Book: Кошка, которая умела плакать...



Наталия Аникина

Кошка, которая умела плакать...

Купить книгу "Кошка, которая умела плакать..." Аникина Наталия

Автор благодарит Татьяну Евгеньевну Никольскую и Сергея Викторовича Богачёва.


Вместо предисловия

Двенадцатое Золотолапня 18577 года

Проверочное сочинение № 16 «Путь и Книги Судеб».


(Адаптационный курс для си'алаев).


Впервые слова «Путь» и «Книга Судеб» я услышала, когда была ещё очень маленькой. В Дирхдааре, на родине моих родителей, некоторые люди верят в бога Раана. По преданию, в далёком прошлом он избавил мир от власти злой силы, принявшей облик ужасного дракона Ж'занхаара, и в награду за это деяние получил от Всеобщего Прародителя власть над землями Энхиарга, за исключением его собственных владений – Наэйриана, скрытого за кольцом неприступных гор. А в придачу к власти – волшебную Книгу Судеб, где были прописаны пути всех разумных обитателей нашего мира. Подробно, буквально по дням.

Печальная легенда. Рабская какая-то – не только для подданных, но, по-моему, и для самого бога тоже. Хотя для Дирхдаара, с его жестокими нравами и до сих пор сохранившимся правом на рабовладение – наверное, в самый раз.

Здесь же, в Бриаэлларе, одном из чудеснейших городов Наэйриана, куда посчастливилось перебраться моей семье, на многие вещи – и на Путь, и на Книгу Судеб и, кстати, на нашего легендарного Раана, – смотрят совсем иначе. Сама мысль о том, что жизнь существа может быть от начала и до конца предопределена кем-то извне, претит любому созданию, принадлежащему к Старшим народам. Конечно, и в жизни самих «Старших» очень многое зависит от того, кто из наэй их создал, но это больше похоже на наследование ребенком каких-то черт своего родителя (имея что-то общее во внешности и характере, какую-то внутреннюю связь, они всё равно разные, независимые личности), и с понятием Пути как в Дирхдаарском, так и в местном понимании никак не связано.

У каждого из трёх Старших народов есть нечто, помимо внешних признаков, объединяющее расу. Это можно назвать «духом расы», тем, что делает, например, алая алаем, а не просто красивым человеком с пришитыми кошачьими ушами и хвостом. Это как частица наэй в нашем сердце, то, что делает нас воистину её детьми. Благодаря этому божественному кусочку, мы обладаем большинством из наших способностей, и даже мировоззрение существа Старшей расы зависит оттого, какую из Сил олицетворяет его создатель: Веиндор Милосердный – наэй смерти и нового рождения, повелитель призрачных, или серебряных, драконов, что живут в горах Тир-Веинлон и Элидане; Аласаис – властительница алаев, прекраснейшая повелительница эмоций, или её сестра Тиалианна – Владычица Судеб, Хозяйка Пути и богиня удачи.

Это она, третья из наэй Старших народов, обладает даром видеть предназначение каждого существа и то, какая дорога может сделать его счастливым, а какая – завести в тупик «отчаянья и вечного сожаления». То есть – высшим пониманием Пути, которым она поделилась с сотворенными ею танаями и которое всё ещё остается непостижимым для большинства других созданий.

Даже для многих из тех, кому довелось жить среди народов Старших рас, кто изучал их философию, Путь так и остался «непонятным понятием», странным и размытым. Я думаю, потому, что делая в жизни какой-то шаг, обычное существо задаёт себе вопрос: «Хорошо ли я поступаю? », а создание Старшей расы спрашивает себя ещё и о том, «Путёвый» это поступок или «НеПутёвый». «Старшие» знают, что иногда даже самый правильный на первый взгляд, то есть одобренный местной моралью и религией, поступок может повлечь за собой дурные последствия. И наоборот, то, что кажется кому-то злом, в высшем понимании может быть совершенно необходимо. Умение видеть эту истинную природу событий называют «чувством Пути».

«Где пролегает грань между добром и злом? – По нашим собственным душам», – говорят танайские жрецы.

«Тот, кто идёт против себя, вразрез со своим внутренним „чувством Пути“, подчиняясь чуждым, навязанным ему обществом или религией догмам, – творит зло.

Тот, кто следует своей природе и не мешает другим следовать своей, кто советует, но не навязывает своего мнения, – умножает добро.

Ибо Пути – воля мироздания, стремящегося к гармонии…»

Тиалианна, Аласаис и Веиндор служат этой вселенской гармонии. Но и им не дано изменить чей-то Путь – они могут сделать словно лёгкий набросок карандашом в твоей Книге Судеб, и только ты сам можешь решить: обвести эти карандашные строки чернилами или стереть их. Таким образом, Путь не лишает нас свободы, но знание о нём помогает избежать ошибок и не потратить жизнь зря. Путь – это то-чем-существо-может-стать-и-чем-оно-стать-никогда-не-сможет. То, что в его судьбе предрешено, от чего оно будет счастливо, и от чего – несчастно, а иногда, более того, как ему следует жить, чтобы, стремясь обрести своё счастье, не сделать несчастными других – всё это и записано в Книгах Судеб.

(А сами Книги Судеб всё-таки не вполне книги. Они, мне кажется, скорее, похожи на ученические тетради, например, на такую, в которой я пишу своё сочинение, или на дневники, которые ведут алаи из дома ан Камиан; ведь когда мы рождаемся, почти все их страницы пусты. Но раз уж принято говорить о «Книгах Судеб», я тоже буду их так называть).

Как и обычные книги, эти Книги-дневники очень разные. Одни из них – толстые фолианты, способные вместить колоссальное число слов, другие – тоненькие, словно тетрадки для котят, а есть и такие, в которых, благодаря наложенным на них заклятьям, появляются всё новые и новые страницы – бесконечные книги.

Те существа, чей Путь незначителен, подобны тонким книжицам. Они рано устают от жизни и подсознательно начинают мечтать о смерти как об избавлении. И совсем не важно, смертное или бессмертное тело досталось существу со слабым Путём – эта усталость непременно настигнет его, ничто более не будет приносить ему радости, и часто оно цепляется за жизнь только из страха перед тем неизвестным, что ожидает его после смерти. Но, идя против своего Пути, оно мучает не только самого себя – от отчаянья, оттого, что оно не живёт, а существует, его душа страдает, в сердце забираются самые подлые и отвратительные чувства, и чаще всего – злоба, которую оно изливает на все, что его окружает. Тем самым оно умножает в мире зло.

Даже если такое существо обладает силой духа и любовью к жизни – в тонкую тетрадь, каким бы мелким и аккуратным почерком вы ни писали, может вместиться печально малое количество слов. Можно победить телесную старость – а в Энхиарге, благодаря Веиндору Милосердному, это особенно просто, – но против своего Пути не пойдёшь. Это неизбежно и, наверное, жестоко, но куда более мучительно противиться зову собственной природы, какой бы странной она ни была. Мудрое и верное своему сердцу существо поймёт это и выберет новую жизнь.

Что касается тех существ, кому уготован великий Путь, но которые родились в смертном теле, то их судьба часто бывает так же печальна, как и у вынужденных жить вечно обладателей Пути незначительного. Именно поэтому у обитателей Энхиарга всегда есть возможность обрести бессмертие – Веиндора прозвали Милосердным именно из-за того, что он не может равнодушно смотреть, как существа с великим Путём вынуждены отказываться от своих целей, сгибаясь под гнётом прожитых лет или перед ликом смерти.

Помимо толщины Книги Судеб различаются и тем, есть ли в них заполненные уже при рождении существа страницы. То, что написано на них – это и есть Путь существа, ничто не принесёт ему большей радости, большего удовлетворения, чем выполнить то, что записано в Книге его судьбы. Будь то спасение миров, женитьба на принцессе, лечение больных, изобретение новых заклятий или… стрижка собак.

Но все эти события лишь точки на жизненном пути существа, а уж как идти от одной до другой, насколько длинным окажется это путешествие – вправе решать только оно само. Тот, кому «на роду написано» стать выдающимся кондитером, может, конечно, счесть эту работу недостойной себя и заняться, к примеру, выращиванием ездовых драконов. Но даже если на выпестованном им ящере будет летать сама Тиалианна, это не принесёт ему такого счастья, как вымазанные кремом физиономии детей, лакомящихся его пирожными.

Или вот женщина, вышедшая сначала замуж, а потом встретившая того, кто был предопределён её Путём. У неё есть выбор: оставить супруга (а некоторые религии строго-настрого запрещают это) или, идя против своего Пути и воли своего сердца, подчиниться морали своего окружения, продолжать жить с ним. Обычно такие вещи добром не заканчиваются. Ни для жены, ни для мужа, ни для его соперника, ни для их окружения. (Хотя, может быть, это не самый хороший пример – существа Младших рас частенько путают своё истинное предназначение с сиюминутными порывами души).

Так что Путь – это вроде инструкции «Как стать счастливым и мирозданию полезным».

Способов исполнить своё предназначение – великое множество, и часто существо даже не знает, что именно оно стало причиной свершившихся событий.

К примеру, тот, кому суждено убить жестокого царя-завоевателя, может посвятить свою жизнь совершенствованию своих боевых навыков и победить злодея в поединке. А может случиться так, что он сам окажется не самой добродетельной личностью и, промышляя всю жизнь убийствами по заказу, заключит сделку, по условию которой этого самого тирана должен будет прикончить. А может, прожив самую обыкновенную жизнь и ровным счётом ничего не достигнув, он в один прекрасный день свалится тирану на голову с огромной высоты, где только что… отчищал птичий помёт с украшающих фасад дворца статуй, и таким образом исполнит своё предназначение.

В остальном жизнь существ ничем не предопределена: маг или воин, вор или жрец, певец, художник, учёный, целитель тел или душ, торговец или мудрец, пророк или нищий могут быть как добрыми, так и злыми, прожить жизнь, полную приключений и славы, или умереть в бедности и безвестности, так и не раскрыв в себе уникального дара, не найдя своего места в великом Бесконечном. Эти последние похожи на существа, чьи Книги Судеб при рождении идеально чисты. Казалось бы, они обладают полной свободой и могут развиваться в любом направлении, жить в любом мире. Но на самом деле они чаще всего не способны воспользоваться этой свободой. Эти «беспутные» создания нигде не могут почувствовать себя до конца дома. Найти любимое дело им тоже редко когда удаётся, обычно они слоняются по мирам, не зная, за что им приняться. О таких ещё говорят, что они не отмечены богом (ну, или наэй – я ещё не до конца понимаю разницу между ними).

Существа с сильным Путём, чья судьба чем-то заинтересовала Тиалианну или Аласаис, немедленно берутся ими под опеку. Богини предпочитают воспитать их согласно собственным представлениям и взглядам на мир, пока кто-нибудь другой не помог им написать на страницах своих Книг что-либо неугодное владычицам.

Тиалианне и Аласаис выгоднее также помочь такому существу пораньше найти свой Путь (после чего оно будет почитать и любить их превыше всего и никогда не совершит противного своим благодетельницам деяния), чем позволить ему пройти долгий путь из одной жизни в другую: в конце концов подопечный обретёт достойное его место, но вдруг оно окажется, к примеру, престолом жестокого и всесильного мага-тирана, который заставит страдать тысячи существ?

Есть среди обитателей Бесконечного ещё и такие, в чьих Книгах Судеб записано, что они всю свою жизнь будут следовать Путём, который совпадает с интересами того или иного божества. Но это отнюдь не означает, что тот, кому, например, суждено разделить цели Аласаис, заведомо обладает духом кошки. Хотя существо, в котором живёт тел алаит – дух алайской расы, – конечно же, будет близко нашей наэй. Мои учителя говорят так: если есть в тебе, к какой бы расе ты ни принадлежал, дух кошки, то рано или поздно ты придешь к Аласаис, или она сама отыщет тебя и подарит достойное воплощение – тело, в котором твоя истинная суть сможет проявить себя полностью. Речь здесь о том, что Аласаис при необходимости может даже изменить расу существа. Яркие примеры такого преображения – Канирали ан Фейм, бессмертная человеческая женщина, изгнанная королева Каниралийская, разбившая войска хелротов в битве на Огненной реке; а также Верховная жрица Бриаэллара Гвелиарин, по рождению бывшая тёмной эльфийкой из Внешних земель. (Ну и я тоже… Говорят, что я стала самой юной си'алай за всю историю Бриаэллара.)

Аласаис ставит интересы избранного ею круга существ превыше всего и не останавливается ни перед чем, лишь бы не допустить малейшей перемены к худшему в их судьбах. Счастливы те, кого коснулась Аласаис, будь то люди, эльфы, танаи или иные существа. Мне трудно до конца понять, по каким признакам наэй отбирает тех, кому дарует часть своей благодати, позволяет жить среди своего народа, в её городе, рядом с ней самой.

Все же алаи, танаи и серебряные драконы имеют по воле создавших их богов общий с ними дух, и это связывает творцов и их любимые творения едва ли не крепче общего Пути, определяет большинство способностей существ, принадлежащих к Старшим расам, особенности мышления, мировоззрение и дает необыкновенное чувство родства с другими носителями этого духа, даже если их интересы пересекаются. Они могут ссориться друг с другом, враждовать и плести интриги, но все противоречия сразу же забываются, если это может поставить под угрозу уклад жизни общества в целом. Себе подобным, к какой бы расе они ни принадлежали, и алаи, и танаи помогут всегда – так уж они устроены. Нельзя назвать их добрыми или злыми – они просто другие. Алаи счастливы тем положением вещей, которое имеет место быть в их обществе, и богиню свою любят беззаветно. Это отличает их от всех остальных рас и делает совершенно непонятными не принадлежащим к их сообществу существам. Чужаки видят в этом принуждение и подавление воли, танаи и алаи с улыбкой отвечают – такова наша природа.

Поэтому они считают жестокой бессмыслицей навязывать свой образ жизни иным сообществам, где существа не обладают единым духом (мне кажется, его можно назвать чувством общего Пути), руководствуясь которым можно создавать законы, соблюдение которых не будет противоречить их природе.

Идущие своим Путём, они признают это право за каждым. А способностью чувствовать свой Путь в той или иной степени наделены все существа, надо только не позволять сковывать себя цепями предрассудков, навязанной морали и законов, противоречащих собственной сути, не дать ослепить своё сердце, и оно подскажет верное решение. К несчастью, мало кому, не принадлежащему к Старшим расам, удаётся стать истинно зрячим. Увы, некоторые из тех, кто обращается к танайской вере, используют её во зло и, совершая свои злодеяния, утверждают, что повинуются зову сердца и своему предназначению.

Многие же из танаев, истинных обладателей чувства Пути, следуя своей природе, посвящают свою жизнь тому, что помогают сотням существ найти верный именно для них путь в жизни. Спокойные, величественные и мудрые, они являются также хранителями знаний о многих тайнах бытия. Правда, есть и другие танаи – не наделённые даром видеть души и Пути существ в полной мере, они путешествуют по мирам в поисках приключении и новых ощущении, без страха ввязываясь в самые опасные авантюры, ведь их создательница ещё и богиня удачи и всегда помогает выпутаться из самой безнадёжной ситуации.

С кошками же Аласаис всё обстоит много, много интереснее…


Делия ан Бриаэллар, си'алай



1. «ЛОГОВО ЗМЕЯ»

…И стоит тебе пустить в своё сердце это малое зло, стоит поступить так, как не подобает твоей расе, стоит начать жаловаться на жизнь – они заметят тебя. И придёт к тебе женщина-зверь со светящимися глазами и острыми клыками. Она околдует тебя речами о том, что всё зло в тебе – есть добро, и утащит в своё логово, в обитель порока на проклятую синюю звезду, где нет места теплу и истинному свету, где только ненависть и жажда крови будут согревать тебя. Холодным пламенем они сожгут твою душу, и не останется в ней места для красоты и благородства, сострадания и чести. Ты станешь так ужасен в своей мерзости, что даже твои друзья будут охотиться на тебя, как на зверя, ибо бездушным зверем ты станешь.

Сказка лиддарианских эльфов

Зелёное пламя толстых белых свечей отражалось в отполированной поверхности чёрной столешницы и заставляло десятки расставленных на ней бутылок таинственно мерцать. Казалось, что это вовсе не обыкновенная стойка, а стол в полной страшных секретов лаборатории алхимика, на котором замерли магические сосуды, таящие в себе чудесные и опасные эликсиры и зелья. Впечатление усиливалось пульсирующим голубоватым сиянием, заполняющим проём стены позади стойки. Оно казалось порталом, ведущим в иные волшебные земли, но на самом деле было самым обычным зачарованным занавесом, не позволяющим запахам блюд, готовящихся в расположенной за ним кухне, просачиваться в залу. Такая мера была необходима, потому как некоторые из посетителей таверны предпочитали кушанья, имеющие, мягко говоря, неприятные для других существ ароматы.

Хозяину заведения, именуемого «Логовом Змея», было особенно важно, чтобы никакой неприятный запах не раздражал его чуткое обоняние. Для этого высокого юноши с каштановыми волосами его уникальный нос был куда более важным органом чувств, нежели глаза или уши, и доставлял своему обладателю – танаю, которого, кстати, звали Ирсон Тримм, – множество проблем. Любой резкий запах воспринимался им, как горсть песка, брошенная в глаза, или оглушительный крик в самое ухо. Но у такого острого обоняния были и положительные стороны: пользуясь им, можно было, например, мгновенно определить состав любого зелья, качество продуктов и напитков. А именно напитки, доставляемые в «Логово» из самых разных земель Энхиарга, а также из множества мест за его пределами, были тем, ради чего стекались сюда сотни существ. Выпивка, которой торговал Ирсон Тримм, была особенной и посему очень дорогой. Она действовала на эльфов, танаев и прочих существ, наделённых природным иммунитетом к опьянению, так же хорошо, как обычное вино на людей.

Ирсон Тримм нашёл никем не занятую нишу в торговом деле и зарабатывал на чужих слабостях неплохие деньги. Клиентов у него всегда было в достатке, и обычно это очень радовало хозяина. Но сегодня был необычный день, и Ирсон мечтал поскорее избавиться от посетителей.

Сейчас он медленно прохаживался за стойкой мимо своего разлитого в причудливые бутылки богатства и с раздражением наблюдал за припозднившейся компанией магов – единственных посетителей, оставшихся в огромном зале. Весёлая компания из четырёх молодых волшебников отмечала окончание обучения в Линдоргской Академии. Только вчера они получили вожделенные дипломы и посохи – бесполезные, но красивые символы их нового положения. Двое из них, оживлённо спорящие за столом, были людьми, получившими в придачу к дипломам бессмертие, третий принадлежал племени элаанских эльфов, а ещё один, стоящий поодаль у чёрной, отполированной до блеска колонны, родился от брака налара и человека. Несмотря на свое разное происхождение, маги вели себя как молодые бычки, которых выпустили на первое весеннее солнышко после полуголодной зимовки в темном, душном хлеву. Они опьянели не столько от вина, сколько от сознания того, что весь этот кошмар, именуемый обучением в Линдоргской Академии, наконец-то кончился. Радость распирала их, и, не зная, как еще выразить ее, они то и дело опрокидывали стулья, стучали кружками по столу, требовали все новые и новые блюда, пели дурными голосами и… не оставляли Ирсону никакой надежды на то, что скоро разойдутся.

Не в силах больше смотреть на все это, танай отвернулся и остановил взгляд на более приятных для него предметах. Это были две статуи улыбающихся алайских девушек. Одна была вырезана из редчайшего медового дерева, которое росло только в лесах Элленики, другая – из чёрного ствола каменного дуба. Каждая держала в высоко поднятой руке светильник в виде бокала, который освещал стойку и наполненные бутылками шкафы за ней. Ирсон знал девушек, послуживших моделями для этих статуй, но никогда никому об этом не рассказывал, да и кто бы поверил в то, что у таная-полукровки, ничем особо не выделяющегося хозяина таверны, могут быть такие друзья? Обе они были тал сианай – не просто приближёнными богини Аласаис, а частью её, проводниками её воли.

Единственным, что объединяло Ирсона с этими прекрасными хвостатыми созданиями, было то, что все они принадлежали к Старшим расам Энхиарга – народам, обладающим самыми необычайными способностями, чья жизнь обычно скрыта от посторонних глаз непроницаемой завесой тайны. Многие жители этого мира отдали бы что угодно за возможность заглянуть за неё, испытать на себе, что значит быть танаем или алаем (хм… вряд ли нашёлся бы хоть кто-то, кто всерьёз захотел бы почувствовать себя драконом Веиндора). Ирсон же не видел в своём происхождении никакой романтики и считал, что текущий в его жилах коктейль из крови Старшей расы, смешанной с кровью Младшей, получился, мягко говоря, средненьким.

Особенно его заботили унаследованные от матери чешуйки, которые постоянно появлялись на его лице в самых неподходящих местах. В сочетании с усыпавшими его лицо конопушками они смотрелись до неприличия комично, что, разумеется, раздражало таная. Вот и сейчас хозяин «Логова Змея» непрестанно почёсывал красующуюся под левым глазом жемчужного цвета пластинку. Ещё одна матово поблёскивающая чешуйка пристроилась на подбородке.

Ирсон с тоской посмотрел на не желающих расходиться магов и недовольно пробурчал что-то себе под нос.

Один из них все еще стоял у чёрной колонны и методично плевал на неё. Ирсон усмехнулся – все выпускники Линдорга одинаковы. За неделю до начала выпускных экзаменов этой известной Академии магии он попросил знакомого волшебника наложить на колонну заклятие, позволяющее тому, кто смотрел в её отполированную до зеркального блеска поверхность, видеть в ней лицо самого ненавистного ему существа. В это самое лицо можно было от всей души плюнуть, пока оно не ушло обратно в глубь камня. Если плевок был точным и своевременным, иллюзия обиженно морщилась и делала комичные попытки увернуться. Так вот, это простенькое развлечение, которое любой маг мог устроить себе в собственных покоях, привлекало немалое внимание замученных вечными экзаменами и издевательствами линдоргцев. К ним с неизменной важностью и величественностью выплывала фигура Ректора, редкостного изверга, который в равной степени ненавидел и своих студентов, и коллег. Она немедленно атаковалась смачным плевком прямо в высокомерную морду. То, что это можно было сделать, не прячась в своих покоях, а вроде как публично, приводило высоколобых магов в неописуемый восторг.

Дверь слева от Ирсона распахнулась, и из погреба вышел светловолосый эльф, один из поваров «Логова Змея». За ним по воздуху плыл большущий брусок льда, внутри которого угадывались очертания каких-то чёрных предметов.

– Ого, – удивился Ирсон, – господа маги решили угоститься таргами? Не дороговато ли для вчерашних студентов?

– И не говори, богатая нынче молодёжь пошла, – усмехнулся эльф, сдувая с глаз длинную чёлку, и скрылся в кухне.

Проводив глазами повара, Ирсон снова оглядел залу и с радостью обнаружил, что один из магов, тот, который усердно оплёвывал Ректора Линдорга, видимо, утомился от этого благого занятия и заснул, сидя у колонны и свесив голову на грудь. Но, к сожалению, его друзья выглядели ещё очень бодрыми, а значит – значит ждать придется долго.

Танай снял с пояса тонкий кинжал и извлёк откуда-то из-под стойки зеркальце, бутылочку с обеззараживающей жидкостью и кусочек чистой мягкой тряпочки. Ирсон смочил её голубоватым составом из пузырька и протёр кинжал и пальцы. Он осторожно ощупал чешуйку под глазом и с радостью обнаружил, что она плохо прилегает к коже, прикрепляясь к ней лишь одним из углов. Танай попробовал оторвать её, подцепив ногтем. Как ни странно, это ему удалось. Жемчужная пластинка отделилась от лица Ирсона, не оставив после себя никаких следов. Довольный танай поднял глаза от зеркала и обрадовался ещё больше: наконец-то последний из магов перенёсся в мир грёз, чудом не свалившись со стула. Ирсон, счастливо хмыкнув, отложил кинжал и громко крикнул:

– Эй, Габ! Габтанбирап!

Но никто не отозвался. Даже когда Ирсон в четвёртый раз проорал это странное имя, вдобавок усилив свой голос магией. Танай недовольно фыркнул и закрыл глаза, намереваясь найти своего тугого на ухо работника и послать ему телепатическое приглашение. Мысленный взгляд Ирсона Тримма некоторое время метался по «Логову Змея», пока не наткнулся на слабую искорку несовершенного разума, которая принадлежала Габтанбирапу. Как и все дазты, низшие змеи, Габ обладал огромной силой, но был непроходимо туп, да вдобавок ещё и труслив.

Через несколько минут огромное, в полтора раза больше таная существо с плоской, похожей на змеиную головой и могучими длинными лапами, каждая из которых в обхвате была как Ирсон в талии, протиснулось в дверь в дальнем конце зала и, грузно переваливаясь с ноги на ногу, подошло к стойке.

– Габ, сходи за мастером Этиром, пусть проводит господ выпускников домой, – медленно и чётко выговаривая слова, приказал Ирсон.

Габ постоял некоторое время, тупо глядя на таная, кивнул плоской головой и послушно заковылял в сторону комнаты дежурного мага. Способностей мастера Этира, человеческого волшебника, было достаточно, чтобы отыскать в замутнённом выпивкой сознании существа сведения о местонахождении его дома и перенести его туда. Никакое магическое или иное воздействие не выбило бы хмель из этих умных голов, так мирно покоящихся на крышке стола, поэтому должность, которую занимал Этир, была необходима в «Логове Змея». Вот только исполнителя этой почётной обязанности Ирсон выбрал не самого достойного – маг постоянно где-то пропадал, причём найти его с помощью магии было далеко не так просто, как Габа: Этир имел привычку окружать себя особым полем, которое не позволяло передать мысленный сигнал. Когда танай начинал ругаться, что, мол, его не дозовёшься, – Этир высокопарно отвечал, что «подобное вмешательство в его личную жизнь есть нехорошее и подлое действие, коего никакие причины не оправдывают».

Ирсон прождал ещё добрый десяток минут, пока сонный маг, бурча что-то себе под нос, не изволил явиться пред его серые очи. Человек, не удостоив своего хозяина взглядом, указал Габу на первого из волшебников – тот поднял кажущееся крошечным на фоне его огромной туши тело полуэльфа, и все вместе они направились к выходу.

Ирсон решил было заняться оставшейся чешуйкой и уже полез в карман за зеркальцем, как из кухни послышался душераздирающий вопль. Танай вытащил руку из кармана, схватил со стойки кинжал и одним прыжком оказался в просторном помещении кухни. Не успел Ирсон оглядеться по сторонам, как к его горлу метнулось что-то чёрное. Не думая, танай всадил кинжал в похожую на водяную змею тварь, чьё гибкое тело со свистом рассекало воздух.

Танай, помимо мудрости, славятся своей невероятной удачливостью. Везение сопутствует им постоянно, что бы они ни делали: танайский ребёнок, впервые взявший в руки лук, способен стрелять из него не хуже опытного эльфийского стрелка; не обладая особенной ловкостью или устойчивостью к магии, танай невероятным образом уклоняются от атак волшебников. Именно везение помогло Ирсону мгновенно среагировать на неожиданную атаку плотоядной гадины.

Не отпуская рукояти кинжала, Ирсон резко бросил руку вниз, пригвоздил змею к разделочному столу и огляделся по сторонам: повара нигде не было видно, но откуда-то из глубины кухни доносились его стоны.

Ирсон рванулся на этот звук и увидел тот самый кусок льда, который повар принёс в кухню несколько минут назад. Судя по обильно усыпавшей пол ледяной крошке, глыба упала со стола. Рядом с ней, прижавшись спиной к белой стенке шкафа, на полу сидел эльф с совершенно безумными от боли глазами.

Эластичное тело точно такой же змеи, как та, что напала на Ирсона несколько мгновений назад, натянулось на руку эльфа, как чулок на ножку девушки. Хвост мерзко извивающейся, кровожадной твари застрял в огромном кубе льда. Свободной рукой непрестанно вопящий эльф старался оторвать чёрную гадину от себя, но его пальцы только скользили по её гладкой коже, тщетно пытаясь за что-нибудь ухватиться. Не решившись выдернуть кинжал из тела первой, всё ещё живой змеи, Ирсон схватил подвернувшийся под руку широкий тесак, которым только что разделывали её товарку, и молниеносным движением перерубил пожирающую руку эльфа тварь у самой кромки льда. Хлынула кровь, но змея не перестала извиваться, а кровь так быстро запекалась, что рана затянулась буквально на глазах.

Ирсон отбросил громоздкий нож и схватил другой – маленький, с острым кончиком, которым эльф обычно чистил овощи. Удерживая повара за плечо, Ирсон проткнул мозг твари. Эльф истошно взвыл, и Ирсон знал почему: предсмертная судорога свела мышцы змеи, и острые зубы, покрывающие всю внутреннюю поверхность её тела, ещё сильнее впились ему в руку.

Внезапно в ноздри таная ударил запах Габтанбирапа. Ирсон выглянул из-за шкафа и увидел, что его огромный работник стоит у входа в кухню, тупо разглядывая извивающуюся в агонии, прибитую к столу змею.

– Габ, элэо Тиалианнэ! – воскликнул Ирсон, благодаря богиню за то, что она послала сюда Габа, которому в общем-то нечего было делать на кухне. – Приведи сюда Этира, быстро!

Решив не дожидаться, пока неповоротливый дазт доберётся до мага и со свойственным ему косноязычием объяснит Этиру, зачем это ему надо спешить на кухню, Ирсон попытался помочь эльфу сам.

Как и все танаи, Ирсон был прекрасным целителем. Он произнёс короткое заклятье, и повар перестал чувствовать боль и дёргать рукой. Ирсон осторожно прорезал шкуру змеи, стараясь не поранить эльфа. Брызнула тёмная кровь, края раны неестественно вывернулись наружу, на боку змеи будто бы распахнулась ещё одна пасть, полная окровавленных, загнутых вправо клыков.

Ирсон хорошо знал повадки и особенности всех своих дальних звериных родственников. Эта змея, называвшаяся иктри – крюк, носила такое имя не случайно: когда она заглатывала жертву, тело её скользило по гладкой поверхности загнутых по направлению к хвосту клыков безо всякого сопротивления, но стоило несчастной попытаться вырваться, как зубы змеи стальными крючьями впивались в плоть, нещадно раздирая её.

Пока Ирсон разрезал змею на аккуратные полоски и тянул их в сторону головы твари, чтобы высвободить крючья её зубов из руки эльфа, повар размахивал здоровой рукой и ругал таная.

– Й-й-я ж тебе говорил, змеюка жадная, надо было дать этому охотнику, сколько он просит! Я как знал!

– Разумеется, ты знал, что он заморозит крюков живыми. Знал, но забыл, – спокойно говорил танай, с отвращением отбрасывая последние ошмётки змеиной шкуры на пол.

То, во что превратилась конечность эльфа, мало походило на руку, но Ирсон не сомневался – новую отращивать всё же не придётся, можно будет восстановить и эту. Танай бросил недовольный взгляд на дверь, из которой не спешил показываться Этир, и подумал, что надо начинать самому. Но тут, явно не понимающий, что произошло, из-за шкафа, наконец, появился маг. Взглянув на Ирсона, окровавленного повара и разбросанные по полу куски змеиной шкуры, Этир быстро оценил ситуацию и немедленно приступил к делу. Счастливый представившейся возможностью заняться чем-нибудь более стоящим, чем рассылка по домам упившихся волшебников, напустив на себя вид почетного архимага, которому Ректор Линдорга что пыль под ногами, Этир выгнал Ирсона из кухни и склонился над приподнятым Габом поваром.

Танай вернулся к оставленному зеркалу и, обеззаразив кинжал особым раствором, снова занялся истреблением чешуи. Аккуратно подсунув под неё тонкое лезвие кинжала, он поморщился от боли и резким движением отрезал чешуйку от щеки. Потом быстро залечил ранку и придирчиво, как придворная дама перед балом, оглядел своё лицо. Никаких последствий маленькой операции видно не было. Ирсон отложил зеркальце и с грустью подумал, что не пройдёт и суток, как где-нибудь на его лице снова появится тонкая, совсем незаметная плёночка новой чешуйки.



Пока Ирсон был поглощён своим лицом, маг и Габ успели позаботиться о раненом эльфе и переправить его домой в расположенное неподалёку селение Южный Мост. Теперь они возились с предпоследним из пьяных магов, пытаясь вытащить из его пальцев серебряный бокал, в который юноша вцепился мёртвой хваткой.

Ирсон, у которого уже кончилось терпение, недовольно шлёпнул ладонью по стойке, пожалуй, более раздражённо, чем ему хотелось:

– Да отправляйте его так, с рюмкой. Не обеднеем.

Маг равнодушно пожал плечами, Габ поднял его пьяненького собрата по посоху и потащил к выходу из зала. Этир и его огромный помощник не возвращались обратно странно долго, а когда наконец появились, вместе с ними в залу вошёл ещё один человек. Он шёл, путаясь в длинных полах широкой серой мантии, и словно от сильного волнения постоянно кусал тонкие губы. Его узкое, вытянутое лицо и длинные руки, в одной из которых он сжимал большой бумажный свёрток, покрывали зеленовато-жёлтые пузыри.

– 3-з-здравствуйте, – высоким, сбивающимся голосом сказал человек, подойдя к Ирсону вплотную.

– И вам тоже не болеть, – пробормотал танай, еле сдержавшийся, чтобы не отшатнуться от неприятного гостя: Ирсону показалось, что волдыри на лице его собеседника слегка шевелятся.

– Не бойтесь, – замахал руками осознавший свою ошибку гость, отступая от Ирсона на шаг, – я ничем не болею. Это симбионты – эксперимент. Элмианатриус адил, разумные битакстум симбельтаты… К вам сегодня должна прийти девушка. Это для неё.

– Какая девушка? – деланно удивился Ирсон. – Мы закрываемся, почтенный маг.

– Именно та девушка, из-за которой вы и закрываетесь сегодня так рано, – заговорщически сказал маг и в лучших традициях существ этой профессии истаял в воздухе.


Не обратившие никакого внимания на странного гостя Этир и Габ унесли последнего выпускника. Ирсон тем временем убрал тарелки и кубки, оставшиеся на столике магов, и погасил огни в зале, оставив только те, которые освещали саму стойку. Он раздумывал над тем, кем мог быть этот странный субъект и откуда он знал о том, какие гости иногда посещают хозяина «Логова Змея»?

Девушка действительно должна была прийти. Эта была самая необычная и грустная девушка, которую Ирсону только доводилось видеть. Она была алайкой, представительницей одной из самых таинственных и могущественных рас Энхиарга. Девушка со странным для танайского слуха именем Ани-аллу была приближенной богини Аласаис, создательницы и владычицы всех алаев, прекрасной повелительницы снов, мыслей и чувств. Той, чьими глазами называют луны Энхиарга. Сегодня Аласаис закрыла свои сияющие очи, и мир погрузился в звёздную тьму.

Именно в такие безлунные ночи, словно опасаясь попасть своей владычице на глаза, Аниаллу и приходила в «Логово Змея». Она приходила сюда не ради того, чтобы получить забвение от чудесных напитков Ирсона, нет, это было бы немыслимо для алайки её положения, да и характер этой странной девушки был совсем не таким. Она приходила поговорить. Они с Ирсоном нашли друг в друге удивительно интересных собеседников и могли общаться часами, переходя от философских рассуждений к сплетням об общих знакомых, а от тех – к политике. В жизни Ирсона не было более счастливых минут, чем проведённые в этих разговорах и спорах, и каждый месяц он с нетерпением ждал прихода алайки.

Ирсон знал, что девушка не появится в «Логове Змея» до тех пор, пока его не покинут все, чьи глаза не должны её видеть. Танай уже было решил, что таковых в его заведении наконец-то не осталось, как к его недовольству зачем-то вернулись Этир и Габ. Танай медленно закипал, но маг и не думал этого замечать.

– Вот что я думаю, – сказал Этир, располагаясь на стуле рядом со стойкой, – друг мой танай, почему бы нам не хлопнуть по стаканчику чего-нибудь эдакого, эльфийского за здоровье нашего раненого товарища?

– Будешь много пить, мозги сгниют, – по-танайски наморщив нос, прошипел Ирсон, – и кто ж тогда будет лечить нас, бедных-разнесчастных? Давай лучше иди домой – отдохни после трудов праведных.

– У, змей, – укоризненно прорычал маг, которому вовсе не хотелось идти домой по причине того, что к нему приехал его почтенный отец – один из преподавателей Линдорга, видимо, в очередной раз желая наставить непутёвого сына.

– Ладно, пойду пить к конкурентам, – обречённо пробормотал Этир, наконец спрыгивая со стула и направляясь к выходу. – Смотри, Ире, так всех постоянных клиентов порастеряешь!

– Угу, – согласился танай с ехидной ухмылкой. – Растеряю… Одну из статей расходов.

– Это почему же? – маг остановился и обернулся к Ирсону.

– А ты хоть раз за выпивку платил? – поинтересовался хозяин «Логова».

Ответить Этиру было нечего. Маг с видом оскорблённой невинности гневно фыркнул и, пробормотав что-то насчёт чешуйчатых скупердяев, из-за которых несчастным эльфам откусывают руки, направился к выходу. Габ поспешил за Этиром, неуклюже переваливаясь с ноги на ногу и размахивая толстым хвостом.

Ирсон облегчённо вздохнул и стал ждать…


* * *


Она появилась, как всегда, незаметно. Безо всяких так любимых магами эффектов выступила из тьмы дверного проёма невысокая, хрупкая фигурка. Она откинула со лба легкую прядь черных волос и заправила ее за бархатное кошачье ухо.

По происхождению этой девушке более пристало спускаться с сияющих небес к молящимся ей жрецам, чем ступать по каменным плитам таверны, хотя бы и тщательно выскобленным к её приходу. Короли склоняли перед ней головы, и, имея в личных врагах энхиаргского бога войны, она тем не менее чувствовала себя в полной безопасности. Её загорелое лицо никогда не было ни надменным, ни высокомерным, как часто случается у красивых и облечённых властью женщин. Вот и сейчас она приветствовала замершего за стойкой Ирсона доброй, мягкой улыбкой, смотря на него без тени превосходства, хотя была несравнимо выше его по положению.

Она приближалась к нему той необычайной походкой, которая отличает алаев от всех остальных рас, – летящей, но вместе с тем плавной, грациозной и величественной, но одновременно крадущейся. Алайская девушка ступала с такой лёгкостью, что её стройное тело, обтянутое чёрной замшей, казалось невесомым, но при этом складывалось впечатление, что перед тем как сделать шаг, она ощупывает пол перед собой маленькой ножкой в мягком сером сапоге.

Аниаллу, тал сианай ан Бриаэллар, не была обольстительно красивой, как её соплеменницы из дома ан Камиан, не обладала невероятным, чарующим взглядом огромных глаз женщин ан Элиатан. Всё это не нужно было Аниаллу – в каком бы теле ни находилась эта алайка, она оставалась неизменно очаровательной. Богиня Аласаис поделилась с ней своей волшебной прелестью, наделив её куда более ценными качествами, чем самая совершенная красота.

Аниаллу остановилась в десятке шагов от двери и вдруг резко обернулась к ней, чёрные кошачьи уши некоторое время двигались – девушка прислушивалась к какому-то привлекшему её внимание звуку. Её длинный хвост, продетый в специальное отверстие в брюках, обшитое, как и ворот курточки, узором из серебряных нитей, грациозно изгибался, выражая сомнения своей хозяйки. Наконец Аниаллу отвернулась от двери и, пройдя несколько десятков шагов, отделяющих её от стойки, опустилась на высокий стул напротив Ирсона. От нее пахло фиалками, мандаринами, жареной птицей и еще тем замечательным запахом старой кожи, которым пропитан воздух в хранилищах древних фолиантов.

– Иншетте риссе, Ирсон, – тихим, чарующе мягким голосом промурлыкала она по-танайски.

– Да не померкнут твои глаза, сианай.

– О, ты уже знаешь? – вскинула глаза Аниаллу, она искренне удивилась, как быстро распространилась весть о её небывалом поступке. Впрочем, алайка догадывалась, от кого её друг мог получить подобную информацию.

– Я слышал, ты опять ввязалась в неприятности, и после этого ты… хм… – Ирсон помолчал, подбирая подходящее слово и, так и не найдя ничего достаточно ёмкого, закончил, – уволилась?

– Да, – кивнула Аниаллу, – ты же знаешь, что я дня не могу прожить без того, чтобы не настрадаться всласть, – девушка грустно усмехнулась и некоторое время молчала, задумчиво теребя кулон на витой цепочке из светлого металла – переливающийся розовым и лиловым крупный светящийся камень. Такая подвеска стоила больше, чем все «Логово Змея» (а также соседствующие с ним земли и стоящие на них селения Южный и Северный Мост вместе взятые). И хотя Ирсон Тримм знал это, на камень он не смотрел, а смотрел на девушку, которая собиралась с силами, чтобы начать свой рассказ.


* * *


Неприятности у прекрасной алайки начались четыре месяца назад. Будучи тогда ещё тал сианай, она отправилась с заданием в один из отдалённых миров. Время для его обитателей и для населения Энхиарга текло по-разному – и если дома прошло меньше месяца, то Аниаллу прожила в чужом мире долгие четыре года.

А чуть больше трёх месяцев назад Аниаллу, тал сианай ан Бриаэллар, старшая дочь трёх влиятельнейших домов Бриаэллара, сидела посреди тесной комнатушки, заваленной открытыми книгами, копиями картин и… пустыми бутылками. Миссия её была завершена полностью, и она с победой могла отправляться домой, но несмотря на оба этих приятных факта, настроение у Алу было отвратительное. Она, не переставая тихо ругаться по-алайски, занималась тем, что «паковала чемоданы». Но если для большинства существ это занятие подразумевало упаковку каких бы то ни было материальных предметов, то для алайки, живущей в чужом мире, находящейся в чужом теле и намеревающейся в скором времени отправиться омой, эта фраза принимала совсем иное значение: собираясь обратный путь к Энхиаргу, она укладывала не вещи, а информацию. Стихи, проза, картины, музыка, обычаи и научные открытия – всё это и многое другое, что составляет культуру другого народа, должно было «уложиться» в её памяти и отправиться с ней домой.

Девушка то и дело прихлёбывала какую-то голубоватую жидкость из большой прозрачной бутылки, стоящей с ней рядом на полу. Подмешанные в напиток стимуляторы позволяли ей мгновенно усваивать огромные объёмы информации, намного превышавшие весьма ограниченные возможности тела, в котором она находилась.

– Ну всё, с меня хватит! Это мы ещё посмотрим… – то и дело восклицала Аниаллу, делая очередной глоток и в сотый раз представляя себе, как именно она поступит со своими обидчиками, когда по возвращении в свое настоящее тело она обретет и прежнюю силу. В глубине души Аниаллу твёрдо знала, что не будет никому мстить, несмотря на то что горький осадок от незаслуженной обиды останется надолго. В отличие от большинства алаев, она была удивительно чувствительна к таким вещам – обостренное чувство справедливости не давало ей спокойно жить и постоянно конфликтовало с эгоистичной алайской натурой, которая призывала махнуть рукой на прошлые обиды и не мучиться, раз уж девушка считает, что месть бессмысленна.

Вот и сейчас она пила крепкое вино не для того, чтобы утопить в нём свою печаль. Она знала, что так проблемы не решаются. Дело тут было совсем в другом. Её теперешнее, и вправду сказать, не самое совершенное тело досталось ей вместе с набором отвратительных инстинктов, и они ужасно осложняли жизнь несчастной алайке. Часть из них Аниаллу сумела заставить замолчать, но со страхом смерти так и не смогла справиться. Страх этот она и заливала спиртным, дабы он не мешал ей побыстрее выучить всё, что она считала нужным взять с собой, и наконец-то покинуть этот негостеприимный мир.

Такое количество сильнодействующих веществ несомненно разрушит её мозг за считанные часы, но Аниаллу это нисколько не волновало – мозг этот, равно как и всё её нынешнее тело, был совершенно не нужен алайке. Она провела здесь четыре долгих тяжёлых года, трудилась не покладая рук, пока не выполнила то, зачем прибыла. И ради чего, спросить, трудилась? Ну что ей, если вдуматься, за дело до каких-то двоих тизерийцев, зачем-то понадобившихся Тиалианне?

Она еще раз отхлебнула из бутылки и продолжила изучение пухлого томика стихов. Взлохмаченные волосы падали неряшливыми прядками на её заплаканное лицо, Аниаллу прекрасно представляла, как глупо и некрасиво она сейчас выглядит, но вместо того чтобы злить привыкшую быть неотразимой алайку, этот факт доставлял ей какое-то странное удовольствие. Чем более некрасивой она сейчас была, тем более замечательным ей казалось то, что скоро весь этот кошмар кончится, и она, освободившись от ненавистного тизерийского тела, вернётся в свой мир. Слава богине, так и случилось.


Через пять часов она уже выходила из потайной двери своего дома в Бриаэлларе. Едва отвечая на приветствия друзей и почти не глядя по сторонам, она отправилась в южную часть города. Пустым взглядом скользила она по изумительному творению лучших мастеров Энхиарга, по кажущемуся невесомым каменному кружеву, по знаменитым алайским витражам и горящим сапфирным огнём острым шпилям, пронзающим яркое закатное небо. Не замедляя шага, чтобы полюбоваться захватывающим дух зрелищем, которое представлял собой Дворец Аласаис, Аниаллу пересекла широкую площадь перед замком и вошла в него, миновав знаменитые Сияющие Врата; сплошь покрытые рельефными узорами из дробивших свет мелких драгоценных камней серебряные врата, казалось, сами испускают острые яркие лучи.

Ее сразу приняли. Сама Верховная жрица Гвелиарин поднялась к ней навстречу и указала на место у своего кресла. Аниаллу надо было высказаться, и её выслушали. Она говорила и говорила: о том, что больше не хочет выполнять подобную работу и о том, почему она не хочет ее выполнять. Она не может более делать добро существам, которых не знает, не любит, до которых ей, по большому счету, нет никакого дела, и она не хочет, чтобы кто-то, особенно чужая богиня, вкладывала в её алайскую голову чувства, желания и порывы, противные натуре всякого создания Аласаис. Жрица понимающе кивала, прикрывая глаза в знак своего расположения и доверия к Аниаллу. Когда Алу наконец закончила свою речь, Гвелиарин долго молчала, глядя в грустные глаза своей собеседницы, а затем ласково улыбнулась ей и сказала:

– Если ты не желаешь помогать тем, на кого мы указываем, тогда не делай этого. Ты вольна выбирать собственный путь, и решать, кому ты протянешь руку, может только твоё собственное сердце.

Она сказала всё это без тени гнева, без намёка на то, что осуждает отступившуюся от своего благого служения Аниаллу. Гвелиарин даже не казалась удивлённой словами своей собеседницы.

– Я попрошу тебя лишь об одном: я хочу, чтобы официально ты сохранила за собой титул тал сианай. Но от обязанностей и правил, которые он на тебя налагал, ты теперь свободна.

Удивленная и даже немного обиженная таким легким согласием отпустить ее, Аниаллу поблагодарила Верховную жрицу и, немного грустная, но все же довольная, отправилась прочь из дворца.


Уже на следующий день окрылённая новообретённой свободой Аниаллу покинула Бриаэллар и отправилась в Ар-Диреллейт в Академию магии, которую возглавляла эльфийская волшебница Диреллея – давняя подруга сианай. Для того чтобы начать новую жизнь, не связанную со служением Тиалианне, Аниаллу (как она шутила – для конспирации) был необходим диплом мага. Она рассчитывала получить его, сдав в течение трёх месяцев экзамены за весь почти тридцатилетний курс обучения (было забавно тянуть билеты и получать оценки от своих бывших учениц).

И этих трёх месяцев хватило Аниаллу, чтобы, вступившись за одну девушку из тёмных эльфов, снова ввязаться в большие неприятности.

Выпутавшись же из них, она вдруг осознала, что ей нет никакого дела до этой девушки. Алайка снова и снова привычно спрашивала себя: зачем я все это делала? – и теперь не могла найти уж совсем никакого объяснения.

Задай она этот вопрос Гвелиарин, та рассказала бы Аниаллу, что этой эльфийской девушке суждено сыграть огромную роль в будущем, и она спасёт сотни жизней через сотню лет. Но алайка не пошла к мудрой Верховной жрице, вместо этого опустошённая Аниаллу ан Бриаэллар сидела за стойкой бара и сосредоточенно плавила взглядом кубики льда, оставшиеся в зелёном стеклянном стакане из-под вина. Внимательно выслушавший её рассказ Ирсон тоже молчал, участливо глядя на подругу. И хотя он не был Верховной жрицей Бриаэллара, зато обладал свойственной Высшим танаям особенной мудростью и понимал многое, чего не понимали другие.

– Все твои беды оттого, что ты никого не любишь; Аниаллу, – сочувственно вздохнул Ирсон; алайка подняла на него изумленные глаза, беззвучно требуя разъяснений. – Не любишь ни себя, ни тех, кому ты помогала. Да, да, ты сострадаешь, ты чувствуешь чужие беды, будто они твои собственные. Но стоит объекту твоего внимания перестать страдать – и между вами уже нет ничего общего. Тебя ничего уже с ним не связывает. Тебя сильнее волнуют беды существ, чем они сами. Я понимаю, что будучи тал сианай, ты выполняла работу, к которой твой титул тебя обязывал, и твои страдания были частью этой работы. Но теперь это в прошлом, тебе пора становиться алайкой и начать ценить в окружающих качества, которые обычно ценят кошки, те, что могут быть приятны или полезны лично тебе. И тебе стоит стать более эгоиичной, что ли, ведь алайка, которая не любит себя, – это мёртвая алайка.

– Я понимаю это, Ирсон. Но поверь мне, я не в силах взглянуть на мир другими глазами просто потому, что я не могу поднять их – слишком тяжёлую ношу взвалила на меня твоя богиня. Она легка для твоих соплеменников, но для алайки нет ничего более тяжкого. Я вечно борюсь за чьё-то счастье – счастье того, кто близок и интересен не мне, а той частичке Тиалианны, которая была заложена в меня при создании. Наверное, я обречена на то, чтобы вечно помогать кому-то в достижении его цели, – вздохнула она, – ты прав, чужие беды влекут меня, как огонь – бабочку. Я не святая, и у меня есть множество собственных желаний. Но я всегда занята другими… когда же мне жить для себя? – с горечью воскликнула Аниаллу.

– Так живи, тебе же никто не запрещает, – широко улыбнулся Ирсон, подливая ей ещё вина.

– Я пытаюсь. Но когда я вижу таких, как та девочка, я ничего не могу с собой поделать. Я выслушиваю рассказы об их бедах и помогаю их преодолеть, подчас во вред себе. А они потом не то что не благодарят, а даже часто ненавидят меня!

– Аниаллу, ждать благодарности в подобных случаях… – начал было Ирсон, но алайка резко перебила его.

– Да не нужна мне их благодарность! Меня злит то, что я не могу поступать иначе.

– Просто у тебя доброе сердце и…

– Ты не понимаешь, это всё… такая магия, это сила Тиалианны с попустительства Аласаис сделала меня такой, чтобы я помогала другим выбираться из безвыходных ситуаций, это чуждый дух – дух змеи, который не уживается с моим духом кошки… Нет, ну ты скажи мне, зачем твоей богине понадобилась жрица-алайка, когда у неё своих более чем достаточно?

– Значит, твоя богиня хотела, чтобы у тебя было доброе сердце, – всё так же спокойно и убеждённо сказал Ирсон. – Делать добро без надежды на благодарность нелегко. Но ты особенная, ты тал сианай Аниаллу, и ты справишься.

– Я надеюсь… – кисло сказала Алу.

– Кстати, об эльфах и неприятностях – ко мне тут Энбри заходил, – Ирсон лукаво посмотрел на Аниаллу, зная, что упоминание об их общем знакомом способно увести мысли алайки далеко от ставшего тягостным разговора.

– Да что ты? – спросила Аниаллу, и лицо её удивительным образом преобразилось. Она расплылась в хищной улыбке, от которой поднявшаяся верхняя губа обнажила белоснежные клыки. При этом она чуть опустила подбородок, демонстрируя их длину и остроту. Этот оскал, способный изуродовать любую другую девушку, придал лицу алайки особую дикую прелесть. – И как же он тут оказался? – язвительно промурлыкала она.

– Он лечился в храме Тиалианны в Северном Мосте после, – Ирсон усмехнулся, – очередного своего «подвига».

– Да-а? – протянула Аниаллу, и улыбка её стала ещё более хищной, как у пантеры, готовой зашипеть и, метнувшись чёрной молнией, впиться в горло жертвы. У Ирсона по спине прошёл холодок. Аниаллу тут же поняла, что танаю стало не по себе, и сменила выражение лица на более спокойное и миролюбивое. – И что же он сотворил на этот раз?


* * *


«Подвиги» благородного рыцаря Энбри, которого успели возненавидеть почти все в Наэйриане, объединяло одно – они заканчивались тем, что полуэльфа били.

Начиналось всё тоже весьма похоже. Энбри появлялся в каком-нибудь отдалённом царстве, куда слухи о его деяниях ещё не успели докатиться. Поразительно быстро он становился заметной фигурой в государстве и со всей эльфийской ловкостью начинал взбираться вверх по иерархической лестнице. Он строил грандиозные планы, как под его мудрым руководством можно изменить жизнь в стране к лучшему. Он всех заражал своим энтузиазмом. Все речи полуэльфа были такими правильными, все планы казались просчитанными до мелочей и легко выполнимыми. Некоторое время власти оставались в полной уверенности, что обрели в Энбри неоценимого помощника, проявляющего необычайное рвение действовать во благо всего государства. Но, к сожалению, его проекты лишь казались совершенными – его обаяние, красноречие и искренняя манера излагать, действительно идущие от всей души предложения туманили глаза слушавших полуэльфа чиновников, и они поздно замечали, что идеи Энбри, да и сам он – с гнильцой.

Если к моменту их болезненного прозрения проекты переустройства не успевали еще нанести государству ощутимый вред, Энбри с позором изгоняли за его пределы. Но упорный полуэльф всегда возвращался – теперь он начинал ругать власть и, благодаря всё тому же красноречию и обаянию, быстро находил единомышленников. После чего в королевстве вспыхивала гражданская война. Заканчивалась она так же стремительно, как и начиналась: либо правителю удавалось объяснить людям, что кажущиеся им такими привлекательными идеи Энбри ведут страну к краху, либо он просто убирал всех заговорщиков. Затем Энбри начинали ловить: в первом случае всем скопом, во втором – только силами войск короля.

Энбри пока везло – он ускользал от погони, чудесным образом совершал побег из тюрьмы, спасался чуть не из-под топора палача. Израненный, с разбитым сердцем полуэльф приползал к очередному, ещё не успевшему в нём разочароваться другу. Там «доблестный» рыцарь зализывал раны, потчуя восторженного слушателя сказками о несправедливости и вероломстве.

Был случай, когда один из друзей Энбри, искренне поверивший в его слова, собрал армию и двинул войска на владения нанесшего обиду его другу правителя. Добравшись до места, полные праведного гнева и решимости отомстить за друга своего господина воины услышали подлинную историю произошедшего конфликта. Наивному другу полуэльфа пришлось приносить извинения правителю, на чьи земли он вторгся, а затем, с тем же гневом и решительностью, он повернул своих воинов обратно, дабы покарать теперь уже самого Энбри. Но изворотливый полуэльф узнал об этом весьма неприятном для него намерении и пустился в бега.

Да, Энбри был известен уже во многих странах Энхиарга, и искали его многие… Многие искали его, но пока никто не нашёл.

Произошедшая на этот раз с рыцарем беда ничем не отличалась от предыдущей, да и от десятка предшествующих тоже. Ну, почти ничем. Царь Аншог, который стал очередной жертвой уникального благородства Энбри, узнал о его намерениях и… ну, дальше, конечно, погони, облавы, огромные награды, назначенные за одну небезызвестную длинноухую голову, затем, естественно, тюрьма, суд, ожидание скорой казни… Как Энбри удалось в очередной раз выбраться из застенков и добраться до храма Тиалианны, оставалось загадкой. Равно как и то, почему жрецы согласились его, кого они не раз прилюдно проклинали, лечить и прятать от жаждущих крови преследователей.


* * *


– О да, вот он весь, наш великий паладин, источник вселенского добра и света. Защитник беременных женщин, престарелых детей и умалишённых эльфов! Он даже добро умудряется делать так, что его убить хочется… Медленно и мучительно, – добавила Аниаллу, сверкая зеркальцами острых коготков. По цвету её ногтей, обычно коричневато-перламутровых с розовым оттенком, Ирсон понял, что алайка действительно с радостью провела бы ночку в компании полуэльфа… где-нибудь в пыточных подземельях замка тагарского Ордена. – Везёт же этому к'тшансс, – по-танайски ругнулась Аниаллу. – Ну если бы он попался мне, я бы его из когтей не выпустила и ещё зубами придержала, чтоб не дёргался.

Что уж могли не поделить алайская тал сианай и дурной полуэльф, оставалось для Ирсона загадкой.


* * *


Много лет назад уже хорошо знакомые с Энбри Ирсон и Этир сели и, дурачась, придумали классификацию существ относительно «великого рыцаря», но ни под одну из категорий, на которые они разделили обитателей Энхиарга, Аниаллу не подходила.

Первая категория называлась «счастливые» – в неё входили существа, которые ничего не слышали об Энбри, и те, до кого дошли кое-какие сплетни, но никто из их знакомых не был напрямую знаком с полуэльфом.

Вторыми были «очарованные» – в этой группе никто долго не задерживался. Это были те, кто находились под властью его обаяния и не верили ничему, что говорили про Энбри: опьянённые рассказами о подвигах Энбри восторженные юнцы, неуверенные в себе существа, которым казалось, что рядом с таким могучим и известным рыцарем они приобретут вес среди своих друзей. Здесь же некоторое время присутствовали и короли, предводители восстаний, и множество их подчинённых, а также просто знакомые эльфы, люди и танаи. К этой группе, равно как и к первой, Аниаллу не принадлежала по очевидным соображениям.

Тех, кто прекрасно знал, что всё рассказанное про Энбри – правда, и даже сам пострадал от него, но по тем или иным причинам не прекращал с ним общаться, – также можно было разделить на две группы: «благородные» и «равнодушные».

К «благородным» относились два его брата, сестра, отец и ныне покойный принц Каниралийский, чьей кормилицей была мать Энбри, тоже покинувшая этот мир. Никто из них не мог отвернуться от Энбри: одни были его родственниками, и врождённое эльфье благородство не позволяло им отречься от пусть и позорящего их род отпрыска, а несчастный принц имел по молодости глупость поклясться полуэльфу в вечной дружбе.

«Равнодушными» же были несколько десятков таких же как Энбри шалопаев, прожигающих жизнь почём зря. Им не было никакого дела до способности Энбри втягивать друзей в неприятности – они и сами из них не вылезали. Они не принимали участия в безумных проектах полуэльфа, а если вдруг такое и случалось (с теми же печальными для них последствиями), то смотрели на это, как на заурядное происшествие, и никакого опыта из него не извлекали.

Хотя, пожалуй, и себя Ирсон тоже мог бы причислить именно к этой группе. Он всегда терпеливо и внимательно выслушивал план очередного благодеяния Энбри, которое несомненно должно было осчастливить весь Бесконечный. Полуэльф рассказывал об этом неизменно страстно и, как порой начинало казаться, искренне, но Ирсон никогда не поддавался искушению присоединиться к Энбри в его благородном порыве. Танай знал, что свет новой идеи, которая захватила Энбри, может угаснуть даже прежде, чем он начнёт выполнять задуманное, и если Ирсон впутается в это дело, то последствия в полной мере лягут на его плечи, чего танай, разумеется, не желал. Он не прогонял полуэльфа, но и не считал его своим другом, оставаясь равнодушным к его бедам.

Аниаллу же можно было бы причислить к тем, кто сам лично или чьи друзья уже успели пострадать от полуэльфа и охотились на длинноухого обормота, если бы не тот факт, что для того, чтобы попасть в эту, четвёртую, категорию, которая называлась «прозревшие», надо было побывать во второй. А в то, чтобы сианай поддалась на обман эльфа или, уж тем более, оказалась под властью его речей, танай не мог поверить. Впрочем, Аниаллу притягивали чужие страдания. Она не могла бездействовать, когда видела сокрытые в ком-то способности и таланты, которым мешают развиться. Бед у Энбри было больше, чем у кого другого, а жаловаться на то, что злая судьба мешает ему реализовать огромный потенциал его возможностей, Энбри не переставал ни на секунду. Это и могло когда-то заставить Аниаллу помогать полуэльфу, за что он отплатил в свойственной ему манере. Но по мнению Ирсона, Аниаллу не могла не заметить, что созданный полуэльфом образ мученика за правду был лишь пылью, которой можно запорошить глаза слабым и неразумным существам, не умеющим видеть сердцем.

Он не понимал также, почему, раз полуэльф так мозолит Аниаллу её светлые очи, могущественная тал сианай не прикончит его, чем сделает большое одолжение сотням существ своего мира? Ирсон даже как-то подумал, а не течёт ли в жилах Энбри алайская кровь? Больше того, он осмелился спросить об этом Аниаллу, но она, наморщив нос как от дурного запаха, сразу же отмела это предположение. Впрочем, девушка могла и лгать, что совсем не удивительно: ну кто захочет признать, что в жилах этого героя бесконечных сплетен и полуприличных легенд течёт кровь твоего народа?

В общем, Ирсон никогда больше не расспрашивал Аниаллу об этом, а сама алайка тоже не начинала этот разговор. Если же это делал кто-то другой в её присутствии, она просто тихо негодовала, с какой-то нехорошей заинтересованностью выслушивая все те гадости, которые обрушивали на её бедные уши. Но, несмотря на злость, на этот раз настроение у сианай, несомненно, поднялось.

– Надо мне почаще тебя злить, – усмехнулся танай, магически заделывая глубокие царапины, оставленные на камне стойки когтями Аниаллу.

– Не надо. Ты мой друг, и я не буду на тебя злиться, а стану обижаться и грустить.

– Тогда не буду, – уверил её Ирсон с самым серьёзным видом. – Ты и так слишком много печалишься, Аниаллу, – сказал он и подумал о том, что ведь никто никогда не поверил бы, что Аниаллу может быть недовольна своей жизнью, что она в принципе может грустить. Она была так прекрасна, так высоко вознесена над остальными и не подчинялась никому, кроме своей богини, которая тоже была к ней весьма милостива, – разве это не все, о чём только можно мечтать?

Ирсон и сам поначалу удивлялся постоянной грусти синеглазой алайки, но он был наполовину Высшим танаем и унаследовал от своих предков мудрость и особое виденье мира, открывающее перед ним множество секретов. Он быстро осознал всю глубину проблемы Аниаллу и не переставал размышлять о том, как эту проблему разрешить.

– Как же всё это странно… – пробормотала Алу. – Мне ведомы такие тайны, которые тебе и не снились. Я смотрю на себя в зеркало и вижу совершенное, прекрасное и могущественное создание, равных которому почти нет в Бесконечном. В этот момент, когда я одна, я действительно чувствую в себе неизъяснимую силу… – слова, которые в других устах могли бы сойти за пустое хвастовство, у Аниаллу звучали так буднично, что даже если бы Ирсон не знал, что всё это было чистой правдой, то поверил бы ей на слово.

– Но стоит мне отвернуться от зеркала и вспомнить, – продолжала Аниаллу, – что за пределами моей уютной комнаты есть огромный мир, я уже не чувствую себя тем дивным существом, только что смотревшим на меня. Я перестаю быть уверенной в себе, – призналась она с таким видом, будто бы подписывала себе смертный приговор.

– Сомнения… – недовольно фыркнула девушка, после долгого молчания. – Сомнений в моей жизни было, да и сейчас есть более чем достаточно. Я знаю, что они сжигают меня, сковывают все мои порывы, не дают мне выразить, открыть, расска зать миру всё, что есть в моём сердце, что много лет обдумывал и оттачивал мой разум. Чувства, и те вечно во власти сомнений – я не могу сделать ни шага, чтобы не пожалеть о том, что его сделала. Мне вечно стыдно за каждое сказанное слово, и одновременно каждое слово, что я оставила при себе, жжёт меня изнутри, – голос Аниаллу почти сорвался на крик.

– Ты знаешь, – со спокойной улыбкой сказал ей Ирсон, – одна золотоволосая девушка из Бриаэллара сказала мне в своё время, когда мы рассуждали об особенностях алайской расы, очень умные слова: совсем не обязательно быть идеальной, чтобы быть счастливой, чтобы тебя любили. Ты ведь алайка, забыла? «Быть собой, верить в себя и хранить верность только себе, избранному тобой кругу близких и богине, любить лишь их, верить лишь им, почитать их превыше всего. Более свободная, чем ветер, более прекрасная, чем закат в Бриаэлларе. Живущая не разумом, не чувством, а интуицией – даром, который есть суть нашей расы, доверяя себе…»

– Ах так, значит уже и наши священные тексты стали достоянием общественности? – с наигранным возмущением воскликнула Аниаллу. – Да, сестра моя Эталианна никогда не считается ни со святостью, ни с угрозами и запретами.

– Ты не уходи от темы, Алу, – прервал её Ирсон, желающий раз и навсегда разобраться с вечно терзающими его подругу проблемами. Он и его добровольная и старательная помощница тал сианай ан Бриаэллар Эталианна долго думали, как помочь Аниаллу, потерявшейся на бесконечных просторах жизни.

– Аниаллу, вот ты говоришь, что страдаешь от своего несовершенства и не хочешь верить мне, когда я утверждаю, что тебе и не надо быть лучшей, идеальной во всех отношениях. Взять хотя бы вашу леди ан Камиан, – привёл заранее заготовленный пример Ирсон. – Давай посмотрим на неё не затуманенным очарованием её красоты взглядом. Дерзкая, склочная, распутная женщина, – тоном судебного обвинителя начал разоблачать красавицу алайку Ирсон, – которая замучила своими капризами весь Бриаэллар и многих за его пределами. Предмет постоянных конфликтов, драк и прочих подлостей, предательств и лжи.

Но что скажет о ней тот, кто видел её хотя бы раз? – танай мечтательно улыбнулся, представив полную чувственной прелести Аэллу ан Камиан. – Прекраснейшая, восхитительная владычица грёз, способная вселить любовь в самое грубое и жестокое сердце. Ей не потребуется и пяти минут, чтобы переубедить своего самого заклятого врага, считающего её источником зла, и после одной улыбки, пары взглядов и десятка слов, проникающих в самое сердце, её противник будет искренне верить в то, что всё, что бы ни совершила эта алайка в прошлом и что ни совершит в будущем, несёт в мир лишь благо и красоту. И всё это почему? – задал вопрос Ирсон и тут же сам на него ответил. – Да потому, что она алайка. За это вас всех и ненавидят так много существ – им приходится поддерживать свою репутацию, соблюдать законы, быть верными своему слову и лишать себя многих доступных им радостей ради того, чтобы их уважали, любили, да просто говорили с ними на равных. Вам же всего этого не надо делать. Вы прекрасны, и посему вам прощается практически всё. А ты этим даром твоей богини совсем не пользуешься. Равно как и другим – своей алайской интуицией: то ты во власти чувств совершаешь поступки, которые считаешь неправильными, потом, естественно, о них жалеешь и впадаешь в уныние; то, что кончается обычно ещё хуже, начинаешь рассуждать и делать выводы. Ты можешь быть идеальной только в том случае, если перестанешь к этому стремиться и начнёшь доверять своей природе.

Закончив эту длинную речь, Ирсон надолго замолчал, чтобы дать Аниаллу обдумать его слова. Танай и алайка сидели друг напротив друга, опустив глаза и напряжённо думая каждый о своём.

– Всё почти так, как ты говоришь. Это было бы верным, если бы не одно «но» – внутри меня есть инородный кусочек чужой воли. Я не могу с этим справиться – он подчиняет меня себе время от времени и заставляет делать разные вещи, очень добрые и полезные, я не спорю. И знаешь что, в этот момент, когда я исполняю то, что эта частичка Тиалианны желает, когда продумываю, планирую и осуществляю попытку вызволения того или иного существа из мешающих ему встать на его Путь условий, – я испытываю истинное наслаждение. Но потом, – Аниаллу улыбнулась какой-то странной улыбкой, – потом этот голос Тиалианны в моём сознании замолкает, и я снова начинаю смотреть на мир своими собственными глазами – глазами алайки. Словно прозрев, алайка Аниаллу вспоминает, что она не танайская жрица, которая получает огромное удовольствия от самого факта, что помогла кому-то ступить на его истинный Путь, делающий и его самого, и окружающих счастливыми. О нет, Алу вспоминает, что она эгоистичная, свободолюбивая и самовлюблённая дочь Аласаис. И меня начинает бесить, что я опять потратила время на совершенно не интересные мне вещи и цели, которые силой навязаны мне. Это невыносимо, Ирсон!

– Ну тогда надо найти в жизни что-нибудь настолько интересное тебе самой, что не позволит твоей «тиалианнской» части брать верх. Якорь.

– Ради этого я и закончила диреллейник, – улыбнулась Аниаллу, – я буду очень стараться справиться с этим, Ирсон. Я решила ещё тогда, когда сложила с себя титул тал сианай. Но оказалось, что этого мало – то, что внутри меня, так просто не изживёшь.

– Я не могу понять одного, почему же тогда Эталианна так счастлива?

– Господи, Ирсон, это же так просто! Та часть Тиалианны, что есть в ней – голос богини, звучащий в её сознании, – никогда не замолкает. Эталианна – она, скорее, танайка, чем алайка, дух змеи прижился в её сердце. И именно по-танайски она счастлива. От нашей расы в моей сестре остались лишь внешность, способности, очарование и жизнерадостность – больше ничего. Она беззаботна, и в душе её покой и счастье.

– А я вот получилась неправильной, – мило улыбнулась, пожав плечами, Аниаллу, – двойственной: не алайка и не танайка – вся как поле боя двух личностей, а если ещё учесть особенности моего сианайства, то вообще кошмар получается. Но, во славу Аласаис, Аниаллу-алайка победит… надеюсь.

– Ладно, Ирсон, – внезапно сказала Аниаллу, шлёпнув по столу замшевыми перчатками, словно стряхивая с себя наваждение, и спрыгнула с табурета, – мне надо убегать. Спасибо за добрые слова.

Она сняла с шеи цепочку с драгоценным кулоном и, мимолётно улыбнувшись, бросила её в стакан Ирсона. Ошеломлённый танай молча смотрел, как длинная цепочка медленно оседает на дно бокала сквозь вязкую жидкость напитка. Наконец он поднял изумлённые глаза и, увидев, что Аниаллу уже успела бесшумно дойти до двери, громко крикнул ей: «Почему?»

– Потому что ты единственный, кто понимает, что и мне может быть плохо… Что я кошка, которая умеет плакать… – ответила девушка, словно прочитав его мысли, и скрылась за дверью.

Через мгновение танай вспомнил, что он должен был передать ей всё ещё лежащий под стойкой свёрток, но понял, что алайку ему уже не догнать…


* * *


Оставшись один, Ирсон задумался. Всякий раз, когда Аниаллу приходила навестить его, рассказывала о своих бедах, о мучительных поисках Пути, на него словно снисходило откровение – он говорил ей такие вещи, о которых в обычной жизни даже не задумывался. Ему очень нравилось это состояние, когда правильные и такие нужные его собеседнице слова буквально лились из его уст.

Наверное, именно таким его хотела видеть мать.

Она сама постоянно находилась в том дивном состоянии, в которое Ирсон впадал только рядом с Алу, хотя многие годы своей молодости, подобно подруге сына, провела во мраке непонимания своей сути. Теперь, став старше и мудрее, леди Илшиаррис видела, что Ирсону предназначено идти Путём её предков. Но вместо того чтобы обрести среди своего народа положенное ему достойное место, её сын занимался таверной и, с точки зрения Илшиаррис, бессмысленно тратил целые годы своей жизни.

Быть может, судьба Ирсона сложилась именно таким образом потому, что он был танаем лишь наполовину: его покойный отец был человеком, что, в общем-то, было делом обычным для Энхиарга – танаев с человеческой кровью было немало. Здесь никого не удивил бы и брак между танаем и эльфом – самых разнообразных полукровок в Энхиарге было предостаточно: люди и эльфы, танаи и люди, эльфы различных народов и множество иных союзов проживали на территории Энхиарга.

Но, как известно, не любые две расы могут производить на свет потомство. Например, не существовало полудраконов с отличной от алайской половиной крови или адоро-эльфов. Единственной расой, способной биологически совмещаться со всеми остальными, были алаи, правда, существовало исключение: браков между «змеями» Тиалианны и «кошками» Аласаис не существовало. Но причина этого крылась вовсе не в биологической несовместимости двух рас – она была, скорее, психологической. Дело в том, что танаи, воспринимающие мир преимущественно через запахи, не способны полностью доверять и чувствовать себя спокойно и уверенно рядом с существом, от которого никогда ничем не пахнет. Ведь беседуя с алаем, они должны были испытывать такое же неудобство, какое возникло бы у человека или эльфа, если бы их собеседник был невидимкой. Впрочем, этот досадный незримый барьер, стоящий между «змеями» и «кошками», не мешал этим двум расам идти сквозь тысячелетия бок о бок, практически никогда не расходясь во мнениях и поддерживая друг друга в трудную минуту.

Полукровок в Энхиарге было так много ещё и потому, что в отличие от множества миров, где браки между смертными и бессмертными существами заканчивались трагически – смертью одного из супругов и подчас последующим добровольным уходом другого, – Силы Энхиарга были куда более милосердны к его населению. Каждое существо в Энхиарге, которое жаждало обрести бессмертие, имело большой шанс получить его. Поэтому в этом мире встречались бессмертные люди, эн-вирзы и прочие существа, над которыми в иных реальностях тяготела перспектива старости и смерти.


Но несмотря на все это, история семьи Ирсона была такой печальной именно потому, что его отец был самым обыкновенным человеком, а мать, Илшиаррис – вечно юной дочерью одного из древнейших танайских родов. Много лет назад она, возвращаясь из Аглинора, проезжала через те места, где теперь располагалась таверна Ирсона. В городе Южный Мост она встретила Ирсона Тримма, смертного человека. Он был единственным магом в Мосту и, хотя никогда волшебству не учился, умел многое, что облегчало жизнь горожанам. Его запах вскружил танайской леди голову настолько, что она стала его женой на второй неделе знакомства. Они были странной парой: высокий и немного нескладный человеческий юноша с непослушными рыжими вихрами и благородная танайка, изящная, грациозная и прекрасная, с кожей и волосами изумительного жемчужного оттенка и мягко мерцающей чешуёй на висках, переносице и запястьях.

Через восемь лет родился Ирсон-младший. Для его родителей сам факт появления первенца на свет был приятной неожиданностью – мать таная была совсем ещё девочкой по счёту своего народа, – и первые четырнадцать лет его жизни, безоблачного детства, полного радости и веселья, пролетели в совместных забавах и приключениях. Но это время кончилось, и Ирсон покинул родной дом, чтобы отправиться учиться в Академию магов Линдорга…

Вернувшись, он не узнал родного дома. Не было больше беспечного веселья и ярких красок детства. Его встретили полные боли глаза отца, лицо которого было трудно узнать под сетью морщин. Печальная, тихая мать постоянно говорила шёпотом, так что постороннему могло показаться, что она опасается потревожить кого-то или боится, что её подслушают. Но Ирсон знал, что так танаи пытаются скрыть боль от непонимания своих близких или несправедливо нанесенной обиды. Ему было невыносимо жить в этой обители тихой грусти и медленно угасающей жизни. Он был бессмертным и никак не мог взять в толк, почему отец хочет покинуть этот мир так скоро, тем более, что Илшиаррис была способна спасти мужа от старости и смерти. Но она почему-то не делала этого…

Наконец, не выдержав тягостного молчания, он решился поговорить с отцом. Он нашел Ирсона Тримма в саду, на любимой скамье у заросшего пруда. Отец поднялся ему навстречу, словно давно ожидал его. Они сели, соприкасаясь плечами, как бы желая поддержать друг друга в этом непростом разговоре. Молчание длилось долго – сын никак не мог подобрать слова, чтобы задать отцу терзающий его сердце вопрос.

– Я простой человек, сынок, – отец говорил тихо, но твердо. – С твоей матерью я прожил прекрасную жизнь, но Илшиаррис должна идти дальше. Согласись я принять из её рук бессмертие, и боль моя возрастёт в сотни раз. Я не хочу никаких свершений. Я обычный человек из обычного маленького городка. Всё, на что я был способен, уже сделано. Может быть, сделано так мало, что оно уложилось бы и в половину человеческого века. Но я сделал всё, что мог, и живи я дальше, моя жизнь была бы пустой и бесцельной. Это хуже смерти, сын.

Ты поймёшь. Ты сын своей матери, и рано или поздно ты станешь мудрым, как её предки. И сильным, как она сама.

Больше они никогда не говорили об этом. Ирсон-старший понимал, что его сыну необходимо как-то отвлечься от тяжких мыслей о неминуемой смерти своего отца. Старый мир, в котором сын Илшиаррис жил долгие годы, должен был скоро рухнуть, и отец, прежде чем отправиться в долгий путь к следующей жизни, хотел помочь сыну создать новый.

Ещё в молодости, до того как он встретил свою будущую жену, Ирсону пришла идея открыть особенную таверну. Он знал, что множество существ в Энхиарге обладало иммунитетом к опьянению любого рода, но это вовсе не значило, что если очень постараться и придумать особые хитрые составы, способные побороть эту досадную устойчивость к дурманящим напиткам, они отказались бы от возможности расслабиться таким способом. Идея отца не просто заинтересовала его опечаленного сына, Ирсон-младший вцепился в неё, как в спасительную соломинку. Уже на следующий день, после того как отец поделился с сыном своими мыслями, они вместе принялись за работу.

Ирсон с радостью в сердце наблюдал, как его отец с азартом спорит с поставщиками. Он надеялся, что к Ирсону-старшему вернётся любовь к жизни. Но его надеждам не дано было сбыться. Если любовь к леди Илшиаррис не вернула человека к жизни, то тем более какая-то куча камней и досок, скреплённых заклятиями, не могла стать якорем, вновь привязавшим бы его к этому миру. Ирсон понимал это, но продолжал надеяться.

В скором времени неподалёку от города Южный Мост появилось двухэтажное здание с вывеской «Логово Змея». Ирсону понравилось его новое занятие. Пользуясь обширными знаниями в области составления всевозможных эликсиров и зелий, полученными в Линдорге, танай в скором времени начал изобретать собственные рецепты приготовления напитков. Ему казалось, что жизнь налаживается и постепенно начинает походить на ту, которая была до его отъезда в Линдорг.

Но… через год отца не стало. Он покинул этот мир по доброй воле, не желая обременять свою вечно молодую жену и заставлять страдать так и не понявшего человеческой души сына.

Илшиаррис была безутешна. Она не выходила из опустевшего дома и не впускала никого, кроме сына. Для неё, как и для Ирсона, было шоком то, что муж и отец захотел покинуть свою любящую семью. Они не понимали причины его решения, ибо годы не властны над танаями, они не знают усталости от жизни и не впадают, подобно эльфам, в печаль, пресытившись ею. Это было страшное время, полное боли, слёз и сомнений. Но именно в эти два года мать и сын были близки как никогда. Они говорили о жизни, о судьбах и Путях разных существ. К несчастью, леди была ещё слишком молода и неопытна, чтобы понимать, чем отличается Путь таная от Пути смертного человека, и мало что могла объяснить своему сыну.

Теперь, более двух сотен лет спустя после смерти мужа, утешившейся леди было не до сына. Её брак казался ей маленькой детской проказой. И хотя она продолжала любить Ирсона, Илшиаррис отдалилась от него и занималась устроением собственной жизни. Кажется, сейчас она возглавляла танайскую миссию в каком-то далёком мире. Она больше не плакала и не грустила – теперь, как и всем Высшим танаям, ей дано было видеть причины и последствия всех событий…

«Когда-нибудь Алу станет такой же, – привычно скребя нос, думал Ирсон. – Или не станет – изберёт путь алайки, бросит всё с той же лёгкостью, с какой рассталась с титулом тал сианай… а, быть может, раз она так мучается, её и вовсе ждёт впереди нечто невообразимое. Жаль, что я не моя мать и не могу узнать – что, – он грустно улыбнулся. – Интересно, буду ли я когда-нибудь казаться ей, так же как моей матушке, только забавным эпизодом прошлого? Может быть, леди Илшиаррис права, и я упускаю что-то важное? Может, мне тоже стоит задуматься о своём Пути, о том, кем, где и с кем я мог бы быть?» – спрашивал себя взволнованный танай, вглядываясь в таинственное мерцание подарка Аниаллу, и чувствовал, что каждый заданный вопрос не только не нагоняет на него мрачное настроение, как это бывало раньше, но уже сам по себе приближает его к чему-то… к чему-то совсем новому для него и…

2. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ…

Хелроты любят повторять, что кошки Аласаис – вероломные, самовлюблённые, хитрые и мстительные твари… м-м-да, вот видите, даже они не могут отрицать, что в нашем характере так много замечательных качеств!

Энаор ан Ал Эменаит. «Эти страшные кошки»

После разговора с Ирсоном Аниаллу заметно полегчало – ей всегда достаточно было выговориться, чтобы надолго перестать заниматься самокопанием, которое превращало весёлую и жизнерадостную от природы алайку в печальное и, как ей самой казалось, жалкое существо, способное лишь залечивать раны после битвы с самой собой.

Да, две её сущности – алайская и танайская – постоянно сталкивались. Они воевали уже целую вечность, но ни одна ни другая не могла одержать победу, обе они страдали в этой битве и слабели от неё, а значит – лишалась сил и покоя и сама тал сианай. Это не давало ей возможности остановиться и хорошенько обдумать, как выбраться из сложной ситуации, которая мучила Алу на протяжении десятков веков. Она чувствовала, что ей нужно затаиться, выждать и за это время найти способ побороть навязанное ей второе «я», подойдя на сей раз к решению этой непростой задачи с предельной холодностью, не позволяя эмоциям затуманивать свой разум и лишать себя сил.

Идея насчёт якоря, которую высказал сегодня Ирсон, пришла Аниаллу в голову в тот самый день, когда она перестала быть тал сианай. Но всю важность её девушка осознала лишь после того, как отречения оказалось мало, чтобы стать по-настоящему свободной. Полученный диреллейтский диплом позволял найти работу, никак не связанную с её титулом. Наконец-то у неё будет занятие, думала Аниаллу, которое увлечёт её до такой степени, что она забудет обо всём, кроме поставленной цели, в первую очередь, интересной ей лично, а не кому-то там ещё. А в том, что таковое найдётся, Алу не сомневалась – Ар-Диреллейт вёл работу по нескольким сотням направлений, создавая конкуренцию даже знаменитой на множество миров Линдоргской Академии.

Уверенность Алу оправдалась – первое же задание, предложенное девушке после выпуска, соответствовало её намерениям.

Во-первых, там, где ей предстояло трудиться, чтобы заполнить одно из белых пятен в истории Энхиарга, не должно было быть существ вообще, так что пробуждение второго «я» Алу точно не грозило. А во-вторых, поиски ответа на одну из самых таинственных загадок прошлого не могли не привлекать любопытную, как все кошки, девушку.

Итак, Аниаллу незамедлительно ответила согласием на предложение работы и собиралась еще до света отправиться в путешествие к тайнам истории, но неожиданно случилась неприятность – она глупо разминулась с одним из преподавателей Академии Агадара (одной из четырёх наиболее известных школ магии Энхиарга), который должен был передать ей несколько магических предметов, способных заметно облегчить ее задачу.

Прикинув, что не знающий, куда она направилась, волшебник с места несостоявшейся встречи, скорее всего, вернётся в свои покои в здании Академии Агадара, Аниаллу решила отыскать его там.

Ночь была слишком волшебной, чтобы лишать себя возможности полетать под звёздами, и Алу, пренебрегая телепортацией, отправилась в Академию по воздуху. Алаи никогда не были сильны в левитации, поэтому девушка давно обзавелась летающей доской, одной из тех, на которых ещё в прошлом тысячелетии помешался весь Линдорг. Она называлась «глимлай» и могла развить такую скорость, что иногда приходилось обращаться к магии, чтобы удержаться на ней.

К счастью, сейчас этого не требовалось: расстояние от «Логова» до Академии было не особенно велико, а ночи в Энхиарге – необычайно длинными, несмотря на близость к Элаану, землям народов Света, где местное светило лишь ненадолго исчезало с небосвода, а иногда и вовсе не заходило в течение нескольких суток. Поэтому Аниаллу спокойно летела на северо-восток, наслаждаясь приятной ночной прохладой и красотой простирающихся под ней земель Энхиарга.

Сверкнул огнями Анлимор – город, построенный на берегу озера Упавших звёзд. Воды его то тут, то там прорезали лучи света, идущие откуда-то из глубин, словно там действительно покоились сотни покинувших небеса звёзд. Конечно, это было не так: на самом деле сквозь тёмную поверхность озера сияли огни расположенного на его дне города наларов – водных эльфов.

Вдали на востоке едва виднелись отблески света над Солнечными Холмами – новой столицей королевства Аглинор.

Наконец впереди показались чёрные Мёртвые горы, окружающие Адоранскую пустыню, одно из самых таинственных и смертельно опасных мест Энхиарга, откуда пока не вернулся ни один из дерзнувших исследовать эти страшные земли. Приближаясь к горам, Аниаллу начала забирать чуть правее и, обогнув их с южной стороны, заметила вдалеке стены Академии Агадара.

Это был великолепный замок, который так и лучился магической энергией, хорошо видимой для удивительных глаз Аниаллу. Она подлетела к одной из башен и заглянула в знакомое окно, но, к разочарованию Алу, в освещенной единственной свечой комнате, до неприличия захламлённой всевозможными атрибутами волшебства, не оказалось того, кого она искала. Маг не ждал её у себя дома. Скорее всего, он отправился на поиски алайки. Представив себе перспективу обегать все часто посещаемые ею места, где, впрочем, они опять могли легко разминуться, Алу рассудила, что сможет благополучно обойтись и без помощи тех предметов, которые он должен был ей передать. Она сожалела лишь о том, что осталась без особого приспособления, предназначенного для быстрого перевода текстов с древних языков и их расшифровки. Впрочем, уверенности, что эта штуковина справится с тем, что ей предстояло исследовать, не было, да и найти того, кто в случае её неудачи справится с шифрами, было не так сложно.

Теперь Аниаллу собиралась отправиться в Бриаэллар, где она должна была закончить последние сборы. Лететь от Академии до парящего высоко над Тиалинхеалем – жемчужным замком Тиалианны – города алаев было слишком долго, и на этот раз Алу всё же прибегла к помощи волшебства. Отлетев от стены замка на достаточное расстояние, она сделала несколько пассов руками и через мгновение нырнула в засиявший рядом с ней алый диск портала.


* * *


Не прошло и минуты, как Аниаллу оказалась в Бриаэлларе. Видимо, мощная магия, пронизывающая город, слегка исказила её заклятье, и девушка попала совсем не в ту часть города, куда ей хотелось.

Она летела над главной улицей Гостевого квартала. У ярких витрин толпились самые разные существа. Представители сотен миров – странные и страшные, невероятно прекрасные и совсем незаметные создания, робко озирающиеся по сторонам. Тут останавливались гости города, прибывшие на некоторое время по своим делам. Правда, многие из них «загостились» в Бриаэлларе и жили здесь на протяжении нескольких поколений.

Посольские кварталы начинались много дальше. Они не были отделены от элитной части города, куда обыкновенные гости Бриаэллара не допускались без особого приглашения. Там в умопомрачительной красоты особняках жили представители наиболее влиятельных семейств города, а также располагались четыре Академии Бриаэллара, знаменитая Фонтанная площадь, десяток храмов и множество других великолепных зданий самого различного назначения, каждое из которых было построено в особой манере и являлось истинным шедевром архитектуры. Аниаллу летела именно туда – она была принята в три из Великих домов Бриаэллара в качестве старшей дочери и направлялась сейчас в одно из жилищ своих родственников.

Почти достигнув невидимой магической стены, разделяющей Посольский и Гостевой районы города, алайка внезапно почувствовала сильный страх одной из своих соплеменниц. Она резко развернула свой глимлай и, пригнувшись, со свистом рассекая воздух, помчалась над домами и улицами, внимательно разглядывая город под собой.

Наконец Алу нашла то, что искала. На дереве, росшем посреди небольшого скверика за одним из ресторанчиков, сидела кошка. Младшая сестра была чем-то испугана. Испугана так сильно, что подлетевшей к ней Аниаллу пришлось потрудиться, отцепляя коготки её судорожно вцепившихся в ветку дерева лапок. Девушка мысленно говорила с кошкой, пытаясь успокоить её, объяснить, что она уже в безопасности. Но ужас животного, прижавшегося к её груди и постоянно вздрагивающего всем телом, был так велик, что мысли метались в маленькой кошачьей голове с бешеной скоростью, не позволяя Алу разглядеть образ того, кто его вызвал.

Рядом с деревом стояли двое детей: совсем маленький мальчик и девочка лет десяти, наверное, его сестра. Когда Алу подлетала к дереву, она слышала, как ласково дети уговаривали кошку спуститься, и было не похоже, что они же и загнали туда бедное серое создание. Но Аниаллу должна была узнать, кто сделал это, и кто бы это ни был, ему грозило наказание вплоть до изгнания из города.

– Кто её так напугал? – громче, чем ей хотелось бы, спросила Алу.

– Собака, госпожа, – ответил ей мальчик, одёргивая вышитую жилетку из мягкой кожи.

– Нет, чёрная тварь, похожая на собаку, – поправила брата старшая сестра, приобняв его за щуплые плечи. Она с восхищением смотрела на парящую над землёй алайку и была очень рада тому, что может хоть чем-то ей помочь. Но внезапно улыбка угасла на лице малышки – теперь она казалась испуганной.

– Ты ведь не расскажешь богине, что я сказала «тварь»? – пролепетала девочка. – А то она рассердится на меня, и я… я вырасту некрасивой.

– Кто сказал тебе это? – искренне изумилась Аниаллу.

– Моя мама, – объяснила девочка и указала пальцем в сторону ресторанчика. – Она готовит… вон там.

– Твоя мама не совсем права, – осторожно начала Алу: ей не хотелось ронять авторитет матери в глазах её детей, но и позволить приписывать своей богине не свойственные ей деяния тал сианай не могла, – Аласаис не покарает тебя за такие слова, но ей будет очень неприятно видеть, как такая красивая и нежная девочка портит свой ротик грубыми словами. Богиня не будет наказывать тебя – это ты сама делаешь себя некрасивой, когда говоришь так, а Аласаис только пожалеет тебя и, конечно, расстроится.

– Я поняла, – кивнула девочка. – Я не хочу её расстраивать.

– Вот и умница, – похвалила Аниаллу. – Ты не скажешь мне, куда делось то злое животное, которое напугало кошку?

– Наш дядя прогнал его, – ответил вместо сестры мальчик, которому очень хотелось поучаствовать в разговоре, – оно убежало туда, под тёмную арку. Там плохое место, и нам не велят ходить туда.

– Взрослые тоже туда не ходят, – добавила девочка, поёжившись от одного взгляда в сторону арки.

– Спасибо вам обоим, – сказала Аниаллу и собралась было влететь в чернеющий между стенами дальних домов проход, но внезапно детская рука коснулась ее щиколотки. Алайка обернулась и вопросительно взглянула на девочку.

– Можно, мы возьмём её к себе? – спросила та, глядя на кошку, которую всё ещё держала на руках Алу.

– Ей у нас понравится, – заверил алайку её брат. – Она будет спать у камина.

– И мы будем оставлять ей самые вкусные кусочки! – пообещала девочка, умоляюще глядя на Аниаллу.

– Конечно, можно, – Алу наклонилась и осторожно передала кошку девочке. Она взяла её, как настоящую драгоценность, и бережно прижала к груди.

Аниаллу знала, что из таких детей – добрых, общительных, порой кажущихся наивными, но на самом деле умных и умеющих добиваться своего, – чаще всего вырастают те, кто своими поступками заслуживает право быть не гостем, а своим в Бриаэлларе. Они с детства привыкают любить и ценить волшебный и прекрасный мир города Аласаис, постепенно проникаясь его образом жизни и начиная думать и поступать как его хозяева – алаи.

Пролетев под аркой, которая на самом деле оказалась довольно длинным коридором, Аниаллу поняла, почему дети так боялись этого места, да и взрослые предпочитали обходить его стороной. На саму арку и небольшой дворик за ней было наложено заклятие, призванное внушать страх каждому, кто окажется на определённом расстоянии от них. Это сделал очень искусный волшебник: мало кто смог бы понять, что охвативший его ужас – это следствие воздействия магии, а не просто неожиданно всплывшие из подсознания детские страхи перед темнотой, например. У Аниаллу не было детства, и возможно именно поэтому, а вовсе не из-за её расы и божественного происхождения, она почувствовала чужое волшебство.

Помимо того, воздух здесь был пропитан странноватым запахом – густым и пряным. Он походил на аромат особых благовоний, которые воскуривали перед идолами своего кровожадного божества адепты ордена Тагара.

Алайка приказала глимлаю опуститься и сошла с него на землю. Дворик, посреди которого она очутилась, был похож на тёмный колодец между высокими стенами домов – ни одно из окон сюда не выходило. Видимо, вследствие излучающей страх магии, никто не претендовал на этот пустырь, что для перенаселённого Гостевого квартала было крайне удивительно. Аниаллу пошевелила ушами, но ничего кроме отдалённого шума улицы не услышала, как ни напрягала слух.

Каменная площадка двора была практически пуста – у стены рядом с выходом из арки громоздились пустые ящики, около левой стены лежали какие-то тряпки.

Запах исходил именно оттуда. Но эта кучка тряпок была слишком мала, чтобы животное, которое по словим детей было довольно большим, могло спрятаться в ней. Несмотря на это, Аниаллу осторожно, крадучись приблизилась – то, что она приняла за тряпьё, оказалось куском темной драгоценной ткани.

Такой материал стоил огромных денег и, разумеется, лежал здесь не просто так. Девушка присела рядом с ним на корточки, прижавшись боком к холодной стене дома. Она осторожно потянула за уголок плотной ткани, словно прилипшей к стене. Медленно, стараясь не издавать ни звука, Алу отрывала материю от камня. Из образовавшейся щёлки блеснул луч света, и Аниаллу мгновенно поняла, как такая дорогая ткань оказалась валяющейся на тёмном дворе: она должна была скрыть от посторонних глаз магическую силу, струящуюся из узкого подвального окошка, спрятанного за ней.

Аниаллу продолжала тянуть ткань, и она послушно отрывалась, не издавая ни малейшего треска. Наконец просвет стал достаточно велик, чтобы Аниаллу смогла заглянуть в подвал. Там ярко горели свечи и пылал камин, так что Алу был хорошо виден ряд грубо сколоченных шкафов, заваленных книгами, свитками и какими-то свертками, связками свечей и пучками трав. Были тут и столы, уставленные колбами, пузырьками и какими-то приборами, состоящими их стеклянных трубок, магических линз и кристаллов, укреплённых на причудливых подставках, словом, все те предметы, которыми обычно изобилуют лаборатории алхимиков, да и прочих магов.

У одного из столов спиной к камину и боком к Аниаллу стояли двое стариков – мужчина и женщина, обряженные в черные балахоны. На нем был просторный плащ с вышитым золотым и алым символом (к удивлению Аниаллу не являющимся знаком Тагарского ордена); на ней – причудливая, тускло посверкивающая диадема. У обоих – густые длинные белые волосы. Приглядевшись, Алу заметила, что у каждого одна из прядей была заплетена в сложную косичку, на конце которой блестел идеально черный, оправленный в золото камень, правильной, слегка вытянутой формы.

Аниаллу обожала смотреть на пожилые человеческие пары: прожившие вместе долгую жизнь и сохранившие свою любовь супруги начинали относиться друг к другу с особой нежностью. Алайку приводило в восторг то, как они поддерживают друг друга, буквально сдувают пылинки с любимого существа. Каждый раз, глядя на них, Алу мысленно молилась Веиндору, чтобы он даровал супругам, прошедшим рука об руку через все невзгоды жизни, возможность покинуть этот мир в один день.

Но те старики, которых разглядывала скорчившаяся у подвального окошка Аниаллу, вызывали в ней совсем другие чувства. Было в их лицах нечто такое, что пальцы девушки непроизвольно дёрнулись, словно готовясь плести заклятье. Алу сдержала свой порыв и еще раз внимательно оглядела комнату. Проследив направление их взглядов, тал сианай заметила в дальнем углу комнаты высокую фигуру, едва различимую во тьме.

Этот некто кивнул старикам, взмахнул руками и тут же шагнул в направлении открывшегося по его приказу портала. Он был очень тусклым и уже в шаге от себя почти не освещал пола.

Тёмная фигура скрылась в портале, но прежде чем она успела исчезнуть, белое сияние на мгновение осветило её, и Алу успела разглядеть край богато вышитого плаща. Он мелькнул перед алайкой лишь на долю секунды, и она ни в чем не была уверена, но ей показалось, что рисунок из изумрудных и серебряных нитей, украшающих плащ, сложился в символ дома ан Ал Эменаит, одной из семей, в которую входила Аниаллу.

Алайка собралась было скользнуть в подвал через окошко, чтобы развеять сомнения, но портал закрылся так же внезапно, как и распахнулся. Лица стариков исказили гримасы злобного торжества. В этот момент тьма под столом заколыхалась и обернулась большой чёрной тварью, от угольно-черной шкуры которой не отражалось ни единого отблеска каминного огня.

Костлявая рука старика погладила существо по уродливой голове. Пальцы внезапно сжались, собрав в кулак складки шкуры на загривке. Увидев это животное, которое, разумеется, не было собакой, Алу решила, что именно оно и напугало ее серую сестренку. Значит, его неприятных хозяев ждало наказание. Алу вновь приготовилась впрыгнуть в подвал, но алайское чутьё остановило девушку, схватило её, словно мать-кошка своего котёнка за шкирку, и удержало на месте. Это изумило Аниаллу – ничего особенно необычного или страшного в подвальной комнате не происходило, но она давно привыкла доверять своим чувствам и не стала противоречить внутреннему голосу.

Вскоре Аниаллу показалось, что пламя свечей и огонь, потрескивающий за причудливой каминной решёткой, начали быстро меркнуть. Не угасать – пламя было всё таким же высоким – а именно меркнуть, бледнеть, словно превращаясь в призрак огня. Тьма набирала силу, разливаясь по помещению, заволакивая его чёрной дымкой. Фигуры замерших стариков и их жуткого питомца быстро теряли форму, становились расплывчатыми, словно растворялись в этом тумане. Не прошло и минуты, как странная троица исчезла совсем. Вместе с ними пропали и все волшебные предметы, расставленные на столе и каминной полке.

Аниаллу не стала предпринимать никаких действий. Это было не ее дело: черные маги удручающе часто переселялись в Энхиарг, где тьма не отождествлялась со злом. Правда, в Бриаэлларе таких случаев было ничтожно мало, и все они происходили на территории Гостевого квартала, который не находился под столь пристальным наблюдением властей, как другие районы города. Но вот плащ… мелькнувший на миг край вышитой ткани не давал Аниаллу покоя.

К счастью, обитатели места, куда она сейчас направлялась, были теми самыми, кто лучше других могли развеять или подтвердить её опасения. Аниаллу отодрала скрывающий подвальное окошко кусок ткани и, аккуратно свернув его, засунула в висящий за её спиной мешочек. Бросив последний взгляд на освещенную каминным огнём комнату, свет в которой медленно обретал прежнюю яркость, Алу вернулась к глимлаю.


У дерева её дожидалась девочка. На этот раз она держала в руке ярко горящую свечу. Ещё одна свеча, незажженная, была зажата в другом её кулачке. Спасённая кошка крутилась у ног улыбающейся малышки и, грациозно выгибая спину, тёрлась о них головой, громко и благодарно урча.

– Ты меня ждёшь? – спросила Аниаллу, улыбаясь: она уже разгадала намерения девочки, увидев две свечи в ее руках.

– Да. Сегодня ведь праздник Тысячи Свечей, а у тебя нет ещё ни одной. Можно, я зажгу свечу для тебя?

– Конечно, – растроганно ответила Аниаллу и тут же отругала себя за впервые проснувшуюся в себе сентиментальность.

Но как она могла забыть о Дне Тысячи Свечей?! Ведь этот праздник, перебравшийся в Бриаэллар из Аглинора, справляли уже на протяжении двадцати лет. Он не был привязан ни к какому событию, и поэтому его могли отмечать все вне зависимости от расы, места жительства и вероисповедания. Просто красивый ритуал загадывания желаний. Аниаллу взяла из маленькой руки свечку, и девочка зажгла её, передав пламя своей свечи.

Аниаллу вдруг заметила, что девочка молча протягивает ей и свою горящую свечу.

– Но ведь ещё нет полночи, – возразила Алу, но свечу все же взяла.

– Ты почти богиня, тебе можно, – просительно протянула девочка.

– Как тебя зовут? – спросила Аниаллу.

– Делия, госпожа, – произнесла девочка, и лицо ее стало вдруг таким серьезным и сосредоточенным, словно сейчас решалась ее судьба. – Я хочу… я хочу стать алайкой, как Верховная жрица Гвели! – заявила девочка с пылом, удивительным для столь юного и хрупкого существа. Аниаллу показалось, что на глазах её даже блеснули слёзы. Некоторое время алайка молча разглядывала Делию, которая застыла, отважно глядя ей прямо в глаза.

– Ну что ж, Делия, – сказала Аниаллу, задувая у неё свечу, – пусть будет так. Я желаю тебе стать си'алай.

Сказав это, Алу кивнула на прощанье девочке и полетела прочь. Она не оглядывалась назад, но знала, что ее провожает взгляд полных надежды, больших серых глаз девочки Делии, крепко сжимающей в руке погашенную самой тал сианай свечу.

Посчитав свою ладонь недостаточно надёжной защитой от ветра, Аниаллу окружила огонек свечи магическим полем, не позволяющим ему погаснуть. Тал сианай летела и думала о том, что девочка обязательно станет одной из Обращенных – это было частью её Пути. Было приятно сознавать, что сокровенная мечта этого милого создания осуществится, и Алу улыбнулась мысли о том, что хотя бы одно желание, загаданное по древнему эльфийскому обычаю, сбудется.

Промчавшись над сияющим огнями Бриаэлларом, она снизила свой полёт над широкой аллеей, по обеим сторонам которой возвышались величественные деревья с густой оранжево-золотой листвой и изящно изогнутыми чёрными ветвями.

Улица Старых Клёнов стала называться так с первого дня своего существования. Такое название было тщетной попыткой кошек, переселившихся в Бриаэллар из Великого леса, создать иллюзию того, что они являются не чужеземцами, а неотъемлемой частью города, частью его древней истории. Широкая улица, начинающаяся на пустынной и мрачной, с небольшим фонтаном посередине площади Серых Струй, что за Воинским кварталом, относилась к владениям дома ан Ал Эменаит – могущественного и многочисленного семейства, перебравшегося в Бриаэллар многие годы назад.

По обе стороны дороги, вымощенной чёрным камнем, с непонятными непосвящённым, высеченными в нём светящимися знаками, располагались особняки членов дома и тех, кто нашёл своё место под властной рукой патриарха Селорна. Дома, почти невидимые за огненно-золотой пеленой кленовых листьев, в большинстве своём были обиталищами больших семей, где множество поколений живут под одной крышей. Такие особняки казались частью нетронутой природы Великого леса, воплощением тоски по родине и нежелания расставаться с прошлым. Но попадались и другие дома: небольшие, очень резко отличающиеся от остальных необычной, совершенно не алайской архитектурой, их хозяева не были алаями, но пользовались именем дома ан Ал Эменаит, так как являлись верными помощниками членов этого семейства.

Пролетев над странно пустой улицей, Алу оказалась перед величественным чёрным строением, сияющим сотнями магических огней. Высокая ограда из украшенного изысканной резьбой камня не позволяла разглядеть всего великолепия расположенного за ней замка. Пока Аниаллу летела над улицей Старых Клёнов, огромное строение словно вырастало из земли, являясь девушке во всем своём грозном величии. Сейчас же, подлетев к нему вплотную и заставив свой глимлай держаться как можно ниже от земли, Аниаллу не могла разглядеть ничего, кроме окружающей дом стены и прорезавших её врат.

Высокие створки были сплетены из чёрных ветвей. В просветы между ними вырывалось нежное сияние. С примыкающих к воротам башенок, заканчивающихся на разном уровне площадками, на девушку внимательно и строго взирали глаза совершенно неподвижных пантер.

Аниаллу знала, что это вовсе не изваяния, а обернувшиеся пантерами стражники-алаи. Кошки Аласаис редко несли стражу в своей двуногой форме – алаи не смогли бы, выпрямившись и замерев в неудобной позе, отстоять долгие часы своего дежурства, как это делали, например, люди. Нести службу в виде огромных чёрных кошек, которые в любой позе выглядели неизменно величественными и грозными, было куда приятнее. Впрочем, патриарх Селорн, владыка дома ан Ал Эменаит, мог позволить себе охранников и в их двуногой форме – отдай он такой приказ, его обязательно бы выполнили: Селорна, бывшего властителя залов из Великого леса, слушались беспрекословно все принадлежащие к его дому существа.

Никто не бросился отворять ворота перед Аниаллу – как и все алаи, хозяева этого особняка предпочитали полагаться на магию. Наложенные на них заклятья определили Алу как одного из обитателей замка, и ворота не замедлили гостеприимно распахнуться, впуская девушку во Внешний двор.

Широкое пространство его покрывал изумрудный мох, чуть светящийся во мраке ночи. Справа и слева двор ограничивали трёхэтажные галереи, за которыми виднелись крыши других строений, витражные купола и ветви растущих на террасах деревьев.

Обычно шумный Внешний двор был совершенно пуст. По моховому ковру разливался серебряный свет Глаз. Стояла такая тишина, какой никогда ещё Аниаллу здесь не слышала. Это насторожило алайку. Она остановилась и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, оценивая эмоциональный фон пространства вокруг себя. К счастью, ни ужаса, ни чрезмерного волнения не было в сердцах живущих здесь эалов. Алу открыла глаза и ещё раз окинула взглядом двор.

Галереи с легкими арками, тянущиеся по обе его стороны, казались верхом архитектурного искусства, но на деле были не более чем хозяйственными постройками и помещениями для слуг и низших членов семейства. Они терялись рядом с возвышающимся впереди дворцом – домом глав ан Ал Эменаит, вместилищем тайн, невероятной магии и богатств этой семьи. Он представлял из себя хитросплетение нескольких колоссальных деревьев с высокими воздушными корнями, ажурных галерей, каменных и деревянных построек, казалось, вырастающих из необъятных стволов. Несмотря на обилие резьбы, лестниц, балконов и парапетов, статуй и витражных окон разнообразной и причудливой формы, весь этот древесный мир выглядел гармонично-строгим и даже грозным.

Аниаллу не раз уже случалось наблюдать за реакцией впервые оказавшихся передним существ. Все они замирали: одни – в восхищении, другие – в страхе перед подавляющими их великолепием и размерами замка.

Аниаллу пересекла пустой Внешний двор и влетела под каменный свод опоясывающей его галереи. Строгие взгляды застывших в нишах статуй напомнили ей о том, что летать во владениях дома ан Ал Эменаит не стоит – патриарх Селорн не поощрял этого среди членов своей семьи. Доска послушно опустилась, и Аниаллу ступила на пушистый ковер, устилавший пол галереи, не забыв хорошенько пнуть глимлай пяткой. От этого ветви, из которых он был сплетён, разом пришли в движение. Доска превратилась словно в быстро уменьшающийся клубок золотистых змей, уползающих в какое-то неведомое отверстие. Не прошло и пары секунд, как глимлай обернулся коротким жезлом, мягко опустившимся на толстый ворс ковра.

Аниаллу нагнулась, чтобы поднять его, а распрямившись, увидела, что к ней приближается алай. Он был не особенно высок, но при этом казалось, что его сумрачная фигура заполняет собой всё пространство галереи, неумолимо надвигаясь на Алу, подобно грозовой туче. Как и у всех обитателей Великого леса, кожа патриарха Селорна была идеально-чёрного цвета без какого-либо оттенка. Глядя на него, хотелось юркнуть куда-нибудь в неприметную узкую щёлочку и затаиться там, зажмурившись и стараясь не дышать. Но никаких щёлочек поблизости не оказалось, и Аниаллу оставалось только, замерев, смотреть на эала, гневно прищурившего ярко-изумрудные глаза.

– Я разочарован, – прорычал алай, остановившись в нескольких шагах от Аниаллу, – как ты посмела, недостойная дочь, так опорочить имя своей семьи?! Понимаешь ли ты, что могла тем самым навлечь гнев богини на так благородно принявший тебя дом?

– Прости меня, отец. Я искренне сожалею, что разочаровала тебя и готова понести за это наказание, – Аниаллу опустилась на одно колено и склонила голову. Её пальцы были сцеплены в замок за спиной в знак её искреннего сожаления и стыда за содеянное.

В коридоре повисло тяжкое молчание. Аниаллу и Селорн замерли подобно изваяниям в нишах, прорезающих стену справа от них. Это была бы уникальная статуя кающейся тал сиа'лай и гневно взирающего на неё разъярённого эала, но она вряд ли когда-нибудь украсила бы эту галерею. Селорн не выдержал первым – сурово сжатые губы расплылись в улыбке, а хищное выражение лица смягчилось.

– Я вижу, Ан'си'шиал был не таким уж плохим учителем, как мне казалось, – заявил он, подняв голову Аниаллу за подбородок и заставив девушку посмотреть себе в глаза.

– Ты более не гневаешься, отец? – всё тем же искренне извиняющимся тоном, но уже с шаловливой усмешкой на лице спросила Аниаллу. Эал не стал отвечать – Алу и так было хорошо известно, что он, конечно же, не сердился на неё. Не было ни в Бриаэлларе, ни за его пределами существа, более довольного её поступком, чем патриарх Селорн.

Он протянул Аниаллу руку и помог ей подняться с колен. Ладонь его была такой же чёрной, как и тыльная сторона кисти, а длинные когти редко были втянуты внутрь, как сегодня. Столь же редко он улыбался так искренне: обычно на его губах играла плотоядная улыбка хищника или ехидная и презрительная усмешка, от которой чувствуешь себя таким отвратительным и ничтожным созданием, что хочется немедленно умереть. Именно поэтому мало кому нравилось смотреть в лицо Селорну, хотя, как и все алай, он был очень красив. Но Аниаллу, к счастью, принадлежала как раз к этому узкому кругу избранных.


Патриарх дома ан Ал Эменаит был непредсказуем, как дикий зверь, последствия его гнева давно вошли в легенды, как и то, что он часто пользовался данным всем эалам-мужчинам талантом телепата. Он превращал своих врагов в беспомощных марионеток, лишённых собственной личности и воли. В назидание оставшимся недругам и на благо семьи, разумеется, ведь слуги, беспрекословно выполняющие любой приказ, никогда не будут лишними.

Многие считали Селорна сумасшедшим. Многие боялись его. Многие ненавидели. Но мало кто знал, что всё его поведение, весь его образ жизни – отнюдь не следствие неуравновешенности и злобного характера, а лишь ширма. Его действия, с виду такие необдуманные и спонтанные, каждая вспышка его гнева, которая казалась непроизвольным проявлением эмоций, были хитро спланированным прикрытием для более тонких и менее… законных методов воздействия. Патриарх Селорн, бывший Властитель Великого леса был сильнейшим телепатом. И этот дар наделял его властью над врагами. Но не против каждого противника можно было действовать открыто: завладев чужим разумом, он мог бы тем самым сделать себя уязвимым для более могущественных персон, дав им возможность обвинить его в этом преступлении и, собрав на этой почве единомышленников, отправить Селорна к демонам.

Вот для того, чтобы этого не произошло, Селорн и позволил себе «распуститься» до крайности. Ему надо было скрыть, замаскировать своё влияние. Он был слишком талантлив, чтобы его волшебство могли обнаружить, но вот результаты применения этого волшебства были более чем очевидны и изобличали патриарха куда лучше всевозможных магических экспертиз. Магия Селорна не была сродни мягкому воздействию не-эалийских алаев, которое постепенно и незаметно для самого существа меняет его намерения, заставляя его испытывать такие чувства и привнося в его голову такие мысли, которые были угодны волшебнику. Патриарх ан Ал Эменаит действовал только в тех случаях, когда надо было быстро вмешаться в происходящее и переломить ход событий, когда в кратчайшие сроки надо было заставить то или иное существо кардинально поменять линию поведения.

Такую резкую перемену можно было бы списать на банальный испуг. А пугаться действительно было чего – тут ясно угадывались старания Ан'си'шиала Малаура, второго отца Аниаллу, поистине короля всех актёров. Это ему обязан был патриарх Ал Эменаит столь интересной и полезной ролью. За сотни лет жизни в Бриаэлларе о том, что за порывами Селорна стояли чёткий, холодный расчёт и потрясающий ум сверхосведомлённого эала, догадывались единицы, и все они принадлежали к алайской или танайской расе, то есть были в той или иной степени союзниками патриарха Селорна.

Он был мудрым правителем и, хотя это трудно было заметить со стороны, искренне любил свой народ и верно служил богине и благу Бриаэллара. Он мог бы быть другим – более мягким и покладистым, более спокойным и общительным, – но в той ситуации, которая сложилась в Бриаэлларе на момент его переселения сюда, эта модель поведения была наиболее выгодной, и Селорн успешно играл избранную роль. Она стала частью его жизни, и он ни на секунду не отходил от неё. Так было и сейчас. Но Аниаллу знала, что стоит ситуации измениться, и Селорн также легко изменит себя. Селорн и на самом деле был очень эмоционален, как и все его соплеменники, но эалийское происхождение наделило его умением контролировать свои чувства и заставлять их служить поставленной цели.

Однако великое множество существ ни о чём подобном не догадывалось. Поговаривали, что он на самом деле не сам отрёкся от престола Властителя, а был изгнан за какое-то особенно страшное преступление. Они даже жалели несчастный дом ан Ал Эменаит, по воле судьбы оказавшийся под властью жестокой и кровожадной твари, имя которой Селорн. Трудно чувствовать себя комфортно рядом с существом, способным в любой момент грубо вломиться в твоё сознание или, более того, выхватить свой знаменитый клинок и без видимой причины прикончить собеседника. Невыносимо постоянно находиться рядом с таким существом – так недалеко и до сумасшествия. Это угнетало всех врагов патриарха, но никак не портило его отношений с союзниками и… друзьями, которых, впрочем, по мнению общественности, Селорн не имел вовсе. Члены его дома считали патриарха суровым, но справедливым правителем, истинно мудрым и неоднократно доказавшим свою состоятельность. Они знали, что ни безумным тираном, ни банальным извергом Селорн не был.

Аниаллу тоже знала это. Знала, что клинок Селорна, даже если тому придётся продемонстрировать с его помощью свою власть и силу, остановится в ногте от её шеи. Ей нравилась эта иллюзия опасности, которая никогда не становилась реальной. Правда, она чувствовала какую-то тревогу и нервозность, но это были приятные чувства. Это доставляло ей какое-то странное удовольствие – чувствовать себя в уютной безопасности рядом с существом, при одном упоминании имени которого у большинства кровь леденеет в жилах, губы начинают шептать молитвы, а руки тянутся к оружию. Это было игрой, спектаклем, поставленным патриархом Малауром, где она играла роль любимой кошки тирана, которую он ласково гладит одной рукой в тот момент, когда другая безжалостно разит врагов, о чём, впрочем, кошка не имеет ни малейшего представления – она знает своего хозяина только в одном его проявлении. Вот такое глупое и наивное существо! Алу обожала делать большие глаза и рассказывать окружающим, что «Селорн совсем не такой»…


Аниаллу убрала свернувшийся глимлай в рюкзак и заправила толстую косу обратно за ремень. Приведя себя в надлежащий вид, она подошла к Селорну, и они зашагали вглубь дома по чёрно-изумрудному ковру.

– Тебя можно поздравить с первым заданием? – спросил патриарх, когда они миновали открытую галерею и вошли под своды Внешнего замка.

– Да, – кивнула Аниаллу, но подробностей рассказывать не стала. Молчание было одним из условий её контракта. Селорн не стал расспрашивать её, и некоторое время алаи шли молча. Над ними проплывали чёрные каменные арки, украшенные затейливой резьбой, по-алайски низкие потолки сменялись вдруг иллюзиями ночного неба или уходящих ввысь деревьев. Они проходили через комнаты, освещенные свечами в вырастающих прямо из стен ветвях-подсвечниках или стайками мелких магических огоньков, кружащихся под потолком подобно каким-то светящимся насекомым, или полосками флюоресцирующего мха, имеющего самые разные оттенки: от алого до лилового и оливкового. Эал и Аниаллу шагали мимо статуй знаменитых алаев и устрашающе-реалистичных изваяний готовящихся к прыжку пантер. Глядя на этих могучих грозных кошек, Аниаллу вдруг вспомнила о совсем не похожей на них соплеменнице, у которой не оказалось ни длинных острых зубов и когтей, ни сильных лап, способных сбить с ног любую собаку.

Аниаллу рассказала Селорну о загнанной на дерево кошке и обнаруженном благодаря ей тайном пристанище чёрных магов, но это нисколько не обеспокоило патриарха.

Но стоило алайке поделиться с ним своими опасениями насчёт исчезнувшего в портале незнакомца, эал насторожился, оба его уха повернулись к Аниаллу, и он начал подробно расспрашивать дочь обо всех деталях. Алу повторила свой рассказ, стараясь ничего не упустить.

– Почему ты уверена, что это не тагарцы? – поинтересовался Селорн, когда тал сианай рассказала ему о характерном запахе благовоний, доносящемся из подвала.

– Они вовсе не похожи на Мучителей, – пожала плечами Аниаллу, – символы на одежде другие, да и антураж не тот – ни идола, ни стола для жертвоприношений, ни их излюбленных пыточных штучек. Да и ауры чужих страданий не было, там витало зло, очень могущественное зло, но оно ещё не успело проявить себя. Тем более – они старики, а я никогда не видела тагарца-старика… Быть может, мы зря так заинтересовались ими? Просто чёрные маги.

– Ты не смогла спуститься в подвал – чутьё тебя остановило, – напомнил девушке Селорн. – Такое случайно не происходит. Значит, тебе угрожала реальная опасность. А если это так, если эти старики способны причинить зло тал сианай, значит власть их велика. Может быть, настолько велика, – совсем тихо проговорил эал, – что её хватило, чтобы подкупить или подчинить себе одного из принятых в нашу семью чужаков или даже кого-нибудь из эалов.

Аниаллу знала, что Селорн обеспокоен ещё и тем, что такой поступок одного из его подчинённых укрылся от его глаз. Такое происходило крайне редко – обычно, своеобразная манера правления патриарха работала идеально.

– Шагнувший в портал был очень высок, как эльф или даже дракон, да и глаза его не светились, – постаралась обнадёжить отца Алу. – Это точно не алай.

– Но рисунок его плаща напоминает вышивку на одеянии членов нашего дома, – возразил Селорн, хотя ему очень хотелось поверить в слова Аниаллу.

– Селорн, а ведь твоя соправительница взяла под своё покровительство какого-то тёмного эльфа, – вспомнила вдруг Алу. – Энаор ещё долго упрашивал её сделать это.

– Это точно не он, – ответил Селорн, – они оба со вчерашнего утра заняты изготовлением какого-то магического предмета, над проектом которого работали уже несколько месяцев. Наложили на свой заклинательный покой заклятье, которое не позволяет выбраться оттуда наружу или проникнуть внутрь ничему и никому. Срок его действия закончится меньше чем через час.

– Значит, мне просто показалось, – облегчённо вздохнула Алу, но её спутник почему-то не разделил радости алайки и, мрачно задумавшись, молча шагал рядом с ней.


Эалы, исконные обитатели Великого леса, сделали и своё жилище в Бриаэлларе похожим на привычный им древесный мир Ал Эменаит. Могучие деревья прорастали через этажи замка, становясь частью стен и крыши. Ниши, прорезавшие их местами, походили на дупла, а ковёр под ногами был неотличим от мха, покрывавшего почти все дворики и пол некоторых коридоров. Создавалось впечатление, что каменный дворец – это невесомая кружевная ленточка, обвивающаяся вокруг фантастического букета. Он совсем не походил на эльфийские замки, где живые ветви и цветы подменялись искусной вышивкой и резьбой, а освещение, дарованное самой природой – магическими огнями и прочими искусственными светильниками. Он не был подделкой, суррогатом леса, нет, дом Селорна был частью леса – живущий своей магической жизнью, но полный дыханьем природы, дикой, хищной и прекрасной.

Каждого, кто попадал в замок дома ан Ал Эменаит, да и любой другой влиятельной алайской семьи, поражали его размеры. Сотни комнат, залов и двориков, тенистых садиков, разбитых на крышах, и балконов, куда обитатели дворца иногда не заходили месяцами. Но это не были тусклые и скучные закоулки, какие часто бывают в человеческих замках, с покрытой полотняными чехлами мебелью и тяжёлыми пыльными шторами на окнах. Нет, в алайских жилищах не было места бесполезным вещам. Каждый уголок, каждая деталь обстановки имела свой смысл. Даже маленькие комнатки были отделаны с такой же любовью и навеянным воспоминаниями о родных лесах вдохновением, что и жилые помещения алаев и Семейный Собор. Не было ни двух одинаковых, ни пустых, ни просто обставленных помещений, каждое – особенное, и в каждом – тоска по Великому лесу, память о мире вечной ночи, затерянном среди моря листвы, о таинственных просторах, раскинувшихся под звёздами, которые светят там совершенно по-особому.

Зачем понадобилось горстке алаев такое огромное жилище? Может быть, потому, что, одиночки по природе, кошки предпочитают жить в небольших уютных помещениях и даже если выбираются побродить по замку, то любая встреча нежелательна для них. Алаи считают, что постоянная суматоха, шум и теснота, когда каждую секунду твои мысли или дела могут быть грубо прерваны чьим-то вторжением, приводят к озлоблению и разобщённости.

В той части замка, по которой сейчас шли Селорн и Алу, располагались тренировочные залы, в которых воины и маги постоянно совершенствовали свои навыки, а этажом выше – зал приёмов. Глубоко внизу простирались огромные подвалы дома: сокровищница, где хранились самые невообразимые магические предметы и драгоценности, заклинательные покои волшебников и подземное озеро, в водах которого водилась привезённая сюда из Великого леса особая прозрачная, светящаяся рыба, более не встречающаяся нигде.

Долгое время патриарх и его дочь шагали через покои Внешнего замка, направляясь к его сердцу: в центре просторного Внутреннего двора, разделённого невысокими стенами на четыре части, возвышался меньший по размеру дворец. Эта часть особняка была жилищем элиты дома ан Ал Эменаит.

Наконец они попали в узкий зал с множеством боковых проходов и сводчатым потолком, неожиданно высоким для алайского жилища. На стенах, теряясь в вышине и свисая до самого пола, красовались узкие полоски холста, на которых были изображены наиболее значительные сцены из истории Ал Эменаит. С ярких картин на кажущихся крошечными по сравнению с ними Селорна и Аниаллу взирали лица героев прошлого и настоящего. Среди них был и сам Селорн. Он был изображён сидящим на троне Властителя Великого леса, от которого отрёкся многие годы назад.

Около каждого полотна стояли подсвечники из множества причудливо изогнутых и переплетённых между собой тонких железных прутьев. Они походили на маленькие деревья, у которых вместо листьев трепетали яркие язычки пламени. Вокруг подсвечников, как бы защищая их своими чёрными телами, восседали или лежали по две пантеры, грациозно изогнувшиеся и смотрящие друг на друга слабо светящимися глазами.

Посередине зала между плитами пола, рисунок на которых напоминал переплетение корней, в углублении струился ручеёк. От нежно журчащей, почти по-кошачьи мурлыкающей воды веяло необычайным ароматом – свежим и немного дурманящим.

Ручей брал начало у группы статуй между корнями чёрного дерева, вырастающего из расписанной пейзажами Великого леса стены слева. Пробежав через зал, он раздваивался и исчезал под корнями двух могучих деревьев, что были частью противоположной стены. Несколько их ветвей, переплетённых между собой, образовывали ажурную арку, обрамляющую высокие двери – уменьшенную копию ворот дома, что выходили на улицу Старых Клёнов.

Стоило алаям войти в зал, как Аниаллу почувствовала, что на неё нахлынули волны чужой печали, если не отчаянья. Внезапно одна из створок дверей немного приоткрылась, и в образовавшуюся щель проскользнул какой-то эал. Стремительной тенью он метнулся к ручью и, зачерпнув из него воды золотым кувшином, всё также быстро и бесшумно выскользнул из зала.

Селорн не придал этому происшествию никакого значения и продолжал идти к дверям, а Аниаллу всё же остановилась и окинула зал взглядом, ища причину столь стремительного исчезновения эала с кувшином. Вокруг ничего не двигалось – лишь журчала вода, да полотнища, украшающие стены, слегка колыхались, словно от дыхания изображённых на них алаев.


Но когда Алу перевела взгляд на группу статуй, яркое пятно тепла выдало в одной из них, стоящей прямо в воде, живую эалийскую девушку. Она сидела у ног статуи Аласаис, уронив голову на руку, опиравшуюся о постамент. Волны прозрачного шёлка фиолетовой дымкой расстилались на поверхности воды.

Взглянув на неё, стоящую на коленях в мелкой воде ручейка, Аниаллу поняла, что именно её чувства она разделила, когда вошла в зал. Наверное, эти боль и отчаянье настигли девушку внезапно, и та не нашла в себе сил добраться ни до Семейного Собора, где жрицы помогли бы ей побороть свою боль, ни до одной из раскиданных по всему замку молелен – тихих, укромных уголков, куда никто бы не вторгся, не потревожил её в этот тяжкий момент.

Ни Селорн, ни Аниаллу не видели её лица и не знали имени этой эалийки, но им сразу же стала понятна причина её горя. Это горе было общим для всех алаев, просто кого-то оно затронуло больше, а кто-то предпочёл закрыть глаза на случившееся.

– Ты часто видишь их такими в последние дни? – шёпотом спросила Аниаллу, не в силах оторвать глаз от печальной картины.

– Слишком часто. Мир изменился, – звучный низкий голос Селорна раздался в её сознании, – и изменился к худшему. Это чувствуют все, но не все могут поверить самим себе.

– Селорн, я не сомневаюсь, что это недоразумение уладится, и все вер… – начала было Алу, но грозный мысленный рык патриарха прервал её.

– Вернутся?! Из обители Смерти?! – эал усмехнулся язвительно, но одновременно и грустно.

– Веиндор никогда не причинит вреда невиновным, – куда менее убеждённо, чем ей хотелось бы, сказала алайка. – Он, как и Тиалианна, никогда не допустит такой страшной несправедливости, как то, о чём ты сейчас подумал. Путь…

– Ты мне эти тиалианские штучки брось! – вслух рявкнул на Аниаллу Селорн так грозно, что неробкая девушка невольно отшатнулась. Сдержанностью он никогда не отличался.

– Клянусь Её клыками, я доберусь до этой танайской богини, которая ворует у Аласаис её жриц и превращает их в своих марионеток! – вспомнив о вечной проблеме своей дочери, он, как и много раз до этого, разъярился не на шутку. Лицо его превратилось в грозную маску, а уши плотно прижались к голове. – А вместо ниточек – навязанное им раздутое чувство жалости. Ко всем подряд!

– Отец, не стоит винить её в этом! Дело во мне самой. Вспомни Эталианну – она тоже тал сианай, но это не мешает ей быть счастливой, – наверное, в тысячный раз привела избитый пример Аниаллу. И в тысячный же раз Селорн медленно проговорил, словно выплёвывал каждое слово:

– Твоя Эталианна слишком глупа, чтобы осознать всю плачевность своего положения и противоестественность деяний.

– Селорн, Тиалианна тут совершенно ни при чём, – вновь повторила Аниаллу, чувствовавшая, что за угрозами отца в адрес Тианы стоит решимость воплотить их в реальность, – и мстить ей ты не можешь, без неё мир изменится куда сильнее, и, кто знает, будет ли в этом мире место для Аниаллу, Селорна или Аласаис. Таков порядок вещей. Не забывай, что на юго-востоке нас ждёт куда более страшный враг, именно враг, а не союзник, чьих действий мы иногда не понимаем.

Селорн молчал и Аниаллу продолжила, желая сразу же примирить патриарха с ещё одним новообретённым врагом:

– И с Серебряными скалами, самим Веиндором и его драконами мы тоже не можем позволить себе воевать…

– Они взяли на себя право судить, – грубо перебил девушку Селорн, и в глазах его вспыхнуло дикое пламя, – словно они боги, а мы какие-нибудь люди! Кто они такие, эти серебристые твари, чтобы так смело лезть в наши дела? Никто из нас не подчиняется чужим законам, и если где бы то ни было кого-нибудь из нас осуждают, то город непременно освобождает его от тюрьмы или казни, даже ценой крови осудивших его – Бриаэллар стоял на этом всегда! Если из этого правила сделать исключение, то нашей прежней жизни придёт конец!

Теперь настала очередь замолчать Аниаллу. Она понимала, что доводы патриарха сильны, но одновременно знала, что если к этим доводам прислушаться, то всем им несдобровать.

– Видно, змеиный яд, которым она травит твою душу вот уже двадцать веков, настолько разъел твои глаза, что ты не видишь, что происходит. На нас напали, забрали в плен наших собратьев, а мне не позволено ответить?!

– Это всё так. Но твои братья из Великого леса не совершали никаких преступлений, – Аниаллу посмотрела ему в глаза, словно ища в них подтверждение, что эалы действительно непричастны к тому, в чём их обвинили и за что заточили в Тир-Веинлон. – Веиндор милосерден и справедлив, он никогда не осудит невиновных. Нашим собратьям ничего не угрожает! Никто не покарает их, и нам не от чего их спасать.

– Аниаллу, – Селорн показался ей сейчас таким старым, как человек, проживший сотню лет, – они там уже больше двух месяцев. Вряд ли всё кончится хорошо. Мы должны собрать все силы и отбить пленников.

– Это не только не имеет смысла, но может погубить всех нас. Если Старшие расы перестанут жить в мире, то неизвестно, что ждёт Энхиарг. Мы – третья сила, которая уравновешивает Элаан и всех, кто имел неосторожность быть его противниками – Дарларон и Аглинор. Твой гнев справедлив, но ты алай, а не «какой-нибудь человек», чтобы позволять эмоциям погубить себя и свой народ. Ты же сам знаешь, что мы должны ждать, а не собираться в поход. И давай забудем об этом хотя бы на сегодня, – попросила Аниаллу, которой очень хотелось поскорее увести рассерженного Селорна подальше от этого зала и оставить замершую у статуи девушку наедине с её грустью. – Нам всё равно ничего сейчас не изменить.

Патриарх ничего не ответил. Он только резко мотнул густой смоляной гривой, словно пытаясь вытряхнуть из волос какой-то мусор, нападавший с ветвей, и молча пошёл к выходу. Аниаллу бросила последний взгляд на девушку, сочувственно покачала головой и кинулась догонять Селорна.


Миновав решетчатые двери, алаи вышли на широкую лестницу из подогретого камня. Ступени устилал толстый ковёр голубого мха. На них расположились несколько эалов. Они оживлённо беседовали друг с другом и даже не обратили внимания на Селорна и Аниаллу. Сначала тал сианай изумилась такой беспечности, но не прошло и секунды, как она поняла её причину.

– Не думала, что эта традиция у вас приживётся! – воскликнула Аниаллу, разглядывая освещенный тысячами свечных огоньков огромный внутренний двор. Они были укреплены среди листвы деревьев и плавали, покачиваясь на воде маленьких прудов. Плоская поверхность стриженых живых изгородей образовывала длинные столы, на которых были расставлены кушанья и напитки. Отовсюду доносились пение, музыка и смех. Это могло означать только одно – эалы Ал Эменаит, подобно остальным горожанам Бриаэллара, праздновали День Тысячи Свечей.

– Сейчас всем нам не помешает немного веселья, – объяснил Селорн, а потом чуть слышно и как-то странно горько добавил: – Перед боем.

Аниаллу подумала, что и несколько сбывшихся желаний, а они сейчас у большинства эалов одинаковы, тоже не будут лишними. Решение устроить этот шумный и яркий праздник казалось ей мудрым ещё и потому, что она чувствовала, если замолкнет эта музыка, стихнут пение и смех, то во дворце повиснет душная, тяжёлая тишина. Затишье перед стремительно надвигающейся бурей…

Алу сбросила сапоги у входа – она знала, что невидимый магический слуга отнесет их в её покои, что располагались в одной из самых высоких башен замка, и босиком пошла вслед за патриархом по мерцающей моховой дорожке.

Редко когда ей приходилось видеть столько эалов, собравшихся вместе, сколько сегодня их расположилось на огромной поляне. Многих из них она знала лично, они ведь как-никак приходились друг другу родственниками. Здесь были не только эалы, но и алаи других народов, эльфы, несколько людей, а вдоль дальней левой стены, закрывая своим могучим телом нижний этаж ближайшего здания, вытянулся чёрный дракон. Он был ещё молод (чтобы не сказать – мал), и посему мог с лёгкостью уместиться в этом дворе. Впрочем, даже когда он станет совсем взрослым, его размеры не будут столь велики, как у его собратьев, живущих в Драконьих Клыках или Тир-Веинлон.

Множество светящихся алайских глаз, постоянно жмурящихся, выражая удовольствие, сияли рядом с сотнями свечных огоньков. Их обладатели возлежали и сидели на подушках, раскиданных повсюду во дворе, прохаживались по нему, увлечённо беседуя, танцевали или просто наблюдали за своими соплеменниками, расположившись на ветвях деревьев.

Аниаллу на ходу отвечала на приветствия и улыбки, стараясь не отстать от Селорна. Справа что-то блеснуло. Алу оглянулась – это танцующая в кругу восхищённых зрителей девушка вскинула руки, и ярко сверкнули браслеты на её запястьях. Тал сианай с изумлением узнала в ней одну из преподавательниц Ар-Диреллейт, которой она, Аниаллу, сдавала экзамены меньше месяца назад.

– …а ты как думаешь? – это, друг мой, целая наука. Есть на свете такая замечательная вещь, как кошачесть, – донеслось до нее. Кто-то говорил тоном существа, одаряющего окружающих бесценными крупицами своей мудрости: – И вот этого у неё – в избытке.

Аниаллу отыскала философа глазами – им оказался немного нескладный, как все молодые коты, эал, растянувшийся на живой изгороди. Он поигрывал бокалом с вином и сверху вниз взирал на своего товарища, сидевшего на траве.

– Правда, ушки у неё несколько великоваты, но ей и это идёт! – с видом истинного ценителя женских прелестей закончил свой, видимо, длинный монолог юноша. Он отправил в рот зеленовато-серый листочек аланаи – котовника, единственного растения, которое позволяло алаям ощутить состояние, отдалённо напоминающее опьянение. Это была безопасная травка, не вызывающая привыкания и не действовавшая на котят, которые могли бы к ней пристраститься.

Аниаллу широко улыбнулась, глядя на юного эала. Тот почувствовал её взгляд. Темная кожа не позволяла заметить, как зарделись его щёки, но теплочувствительные глаза девушки увидели это. Юнец поспешно обернулся пантерой, но нос его всё равно горел в ночи ярко-алым треугольником. Это было так забавно, что Алу быстро отвернулась, не в силах сдержать смех. Она наконец ощутила себя дома. Богиня, до чего же она любит их всех! Вот они, сильные и грозные, танцуют под нежную эльфийскую музыку, это выглядит так… трогательно, правду говорят – что бы ни делала кошка, всё у нее выходит красиво и грациозно – глаз не оторвать.

Ещё больше, чем это зрелище, Аниаллу удивил музыкант – серебристые волосы и необычайный голос выдавали в нём жителя Лунного Затмения, города эльфов в глубине Зачарованного леса на берегах озера Зеркало, одного из Звёздных озер.

– Теллириен? Как он здесь оказался? – шёпотом спросила у Селорна Алу. Этого эльфа знали во всем Энхиарге как одного из лучших певцов и сказителей. Он странствовал по мирам, собирая легенды и слагая песни о событиях, свидетелем которых становился, ещё задолго до рождения Аниаллу.

– Скоро минет пятьсот лет со дня победы на Огненной реке, – мысленно ответил на её вопрос сам эльф, подняв на тал сианай глубокие серые глаза. – Я хотел бы сочинить новую песнь о тех великих днях, миледи Аниаллу. И никто лучше тебя не поведает мне о них.

Не решившись сразу ответить отказом, Аниаллу продолжала слушать прекрасную музыку. Как-то бессознательно она взглянула на Путь эльфа и вдруг увидела, что через несколько минут ему суждено совершить что-то очень значительное. Тал сианай заинтересовалась, но как только она попыталась повнимательнее вчитаться в его Книгу Судеб, как на неё нахлынула волна душной, тяжёлой дурноты. Аниаллу невольно пошатнулась, но устояла на ногах и поспешила отвести взгляд. Видимо, она слишком устала сегодня.

Рядом с Теллириеном сидела Ирера, вторая дочь Селорна, и аккомпанировала знаменитому менестрелю на арфе – одном из любимых инструментов алаев. Казалось невозможным связать эту изящную девушку с нежным лицом и длинными пальцами музыкантши с её репутацией грозной и подчас бессердечной воительницы, способной подкараулить и убить любую дичь, будь то животное или разумное существо. Это её, старшую дочь Селорна, Аниаллу оттеснила на позицию второй дочери, признав патриарха своим отцом. Впрочем, это нисколько не расстроило эалийку, хотя она и была честолюбива. Ирера с истинно алайской практичностью понимала, что лучше быть второй дочерью дома, одна из членов которого сианай, чем быть первой дочерью семьи, которая о такой чести и не помышляет.

Эалийка чуть заметно кивнула Аниаллу головой, увенчанной сверкающей диадемой. Её взгляд показался тал сианай каким-то встревоженным.

– Мне необходимо поговорить с ним, – прервал её размышления голос Селорна. Патриарх неопределённо махнул рукой в сторону и решительно направился туда.

Аниаллу пожала плечами и, когда отец скрылся в толпе, оглянулась по сторонам, прикидывая кратчайший путь до своих покоев.

Её взгляд остановился на необычной лестнице, ведущей куда-то в крону раскидистого дерева с золотистой листвой, растущего у стены Внутреннего замка и соединённого с ней крытой деревянной галереей. Решив, что дорога, пролегающая через Семейный Собор, быстрее всего приведёт её домой, Алу направилась к дереву.

Казалось, что несколько пантер прыгнули вниз с его ветки одна за другой и замерли в воздухе, словно время для них остановилось. Кошки повисли в воздухе так, что голова каждой касалась хвоста предыдущей. Первая пантера была уже у самой земли, а последняя ещё только отталкивалась могучими задними лапами от толстой ветви. Так выглядела удивительная лестница, ведущая из Внутреннего двора в покои анеис – Чувствующих, особенных женщин, в число которых входила и Меори, матриарх дома ан Ал Эменаит, – и дальше в Семейный Собор. Ступая по блестящим чёрным шкурам необычных ступенек, Аниаллу взобралась на дерево и, отодвинув одну из ветвей, вошла внутрь спрятанной в пышной кроне беседки. Там расположились несколько женщин в платьях похожего покроя и одинаковых, оправленных в серебро подвесках из янтаря, спускающихся на лоб между бровей. Одни беседовали между собой, другие наблюдали за праздником через золотой занавес листвы. Но несмотря на то что алайки вели себя естественно, смеялись и пили вино, их лица не покидало выражение какой-то особой сосредоточенности. Они казались совершенно потусторонними, нереальными существами, и у всех, кто находился рядом с ними, возникало волнующее чувство приобщения к тайне.

В этих грациозных женщинах была какая-то таинственная сила, она делала их нежные лица пугающе-красивыми и придавала глубоким внимательным глазам почти грозное выражение. Такими были они, анеис – главное сокровище Ал Эменаит, хранительницы мудрости бесчисленных поколений. В них жил уникальный дар, доступный в полной мере лишь эалийским женщинам и сравнимый по ценности с талантом телепатии, дарованным богиней мужчинам этого народа.

Анеис не обратили на Аниаллу практически никакого внимания: общих интересов у них не было, и виделись они редко. Да честно говоря, и алайка не жаждала находиться среди них дольше, чем это было необходимо. Под пристальными взглядами их сумрачных глаз Аниаллу становилось как-то не по себе, и она ничего не могла с этим поделать. Лишь несколько коротких кивков, вежливых, отмечающих, что её заметили, и всё, словно её здесь и не было.

Только одна из женщин поднялась навстречу Алу. Она была высокого роста, длинные чёрные волосы зачёсаны назад, и на них лежал изящный венец тёмного серебра с янтарём – символ её положения матриарха дома и могущества её дара. Она не была ни великим магом, ни могущественным телепатом, как Селорн. Её дар был иным.

Взгляд анеис мог показаться недобрым, но Аниаллу знала, что это впечатление обманчиво. В глазах её не было злобы – в них таилась особая сила, настолько огромная и непонятная, что это могло испугать.

– Ты выбрала верный путь, – прозвучал в сознании Аниаллу тихий, но вместе с тем необычайно сильный голос Чувствующей. Аниаллу показалось, что он разливается по всему её телу, наполняя его странной дрожью. – Следуй ему, с чем бы тебе ни пришлось столкнуться. Помни о том, кто ты есть, и верь в собственную правоту.

Тал сианай изумлённо посмотрела на эалийку, но та уже опустилась на прежнее место и потеряла к Аниаллу всякий интерес, всем своим видом давая понять, что разговор окончен. Тал сианай знала, что пытаться получить от матриарха какие бы то ни было разъяснения уже бесполезно. Она сказала Алу всё, что знала сама, всё то, что подсказала ей её сверхчувствительная интуиция, её дар Чувствующей.

Аниаллу покинула беседку и, задумчиво пройдя по деревянной галерее, очутилась в Семейном Соборе. Она шла по теплым деревянным панелям, которыми были покрыты все полы в личных покоях Чувствующих, и вскоре добралась до центрального зала Собора.

Это было колоссальных размеров помещение, погружённое в полумрак, который слегка рассеивало зеленоватое сияние светящихся грибов и мха, растущих на чёрных стволах деревьев. Стволы образовывали стены, а ветви, сплетаясь в вышине, – сводчатый потолок зала. Между стволами располагались высокие узкие полоски витражных окон: еще больше сужающиеся к верху, они, изгибаясь, немного заходили на крышу. С внешней стороны, снизу они были подсвечены неяркими магическими огнями, чтобы рисунок был виден в ночи.

Напротив проёма, в которой вошла Аниаллу, ветви двух деревьев смыкались, образуя арку. Чёрное кружево обрамляло ещё один витраж, и там среди алого, зелёного, сапфирно-синего и янтарного сияния стояла статуя богини, необычайно маленькая и изящная для такого огромного зала. Она была из серого камня и, несмотря на то что лицо ее было серьёзным, она словно излучала любовь к жизни и была полна обольстительной чувственности, правда несколько хищной и дикой, как у истинно эалийской женщины. Глядя на неё, Аниаллу улыбнулась – как различались изображения Аласаис у разных алайских народов!

Впервые попав сюда, Аниаллу удивилась тому, что Собор был совершенно пуст. Потом много раз она видела, как чудесно преображался зал, в зависимости от случая, собравшего в этих стенах эалов…

Покинув Собор, всё ещё находящаяся под впечатлением Аниаллу сбежала вниз по широкой лестнице и свернула в коридор направо. Дальше был кажущийся бесконечным подъём по множеству лестниц, тихая ругань в адрес создателей столь огромного замка, а потом и в свой адрес (ведь можно было пренебречь запретом Селорна на полёты и, прикрывшись подаренным самой Аласаис плащом-невидимкой, в считанные секунды взлететь на глимлае прямо к собственному балкону. Или просто забраться туда по стенам, что более по-алайски, да и патриарха порадовала бы!).

Но теперь, когда Алу прошла уже большую часть пути, выбираться на стены смысла не имело. Она, не переставая поражаться собственной тупости, шагала по высокой галерее мимо колонн из чёрного камня, как вдруг остановилась. Справа, в боковой стене коридора, показался широкий проход в какое-то помещение – Аниаллу чувствовала там чьё-то присутствие и, судя по эмоциональному фону вокруг неё, там гостей не ждали.

Дорога в обход была долгой, и Алу решила всё-таки идти этим путём. Алайка сняла со спины рюкзачок и вытащила из него какой-то небольшой, размером с полотенце для рук, кусочек чёрной ткани. Она встряхнула его, и он превратился в длинный просторный плащ. Аниаллу накинула его на плечи, подняла капюшон и, осторожно ступая, невидимкой прокралась к комнате. Какой бы тактичной и вежливой Алу ни была, она не смогла удержаться и заглянула туда. Там, в проеме окна, выходящего на залитый серебряным светом Глаз садик, сидел эал. Рядом, положив голову ему на колени, лежала девушка. Она блаженно прикрывала ярко-синие глаза и нежно мурлыкала, громко и счастливо. Пальцы эала ласково поглаживали её ухо, и он что-то говорил ей тихо-тихо.

Улыбнувшись, Аниаллу быстро проскользнула мимо, чтобы не потревожить влюблённых.


Поднявшись по очередной лестнице, тал сианай наконец оказалась на нужном ей этаже замка. Потратив ещё несколько минут на странствия по залам и переходам, девушка вышла в коридор, ведущий к её комнатам. В длинной нише, тянущейся вдоль всего прохода, между резными панелями стояли золотые чаши, из которых лился тёмно-зелёный свет. Аниаллу остановилась перед невысокой, ничем не примечательной дверью из тёмного дерева. Это была дверь её покоев – нескольких комнат, которые по мнению патриарха Селорна никак не подходили его старшей дочери, принцессе дома ан Ал Эмена-ит. Но Аниаллу так не думала – её вполне устраивали эти четыре уютные комнаты, обширная кладовка и, главное, большой балкон, окружённый густой листвой, с которого открывался невероятный вид на город.

Дверь была не заперта, Алу вошла, почувствовав едва ощутимое касание магии, наложенной на вход на случай появления незваных гостей. Она сделала ещё несколько шагов по тёмному коридору и оказалась в тускло освещенной, несмотря на обилие разнообразных светильников, приёмной. Это была небольшая круглая комнатка, в центре которой располагались стол и кресло, а по стенам – низкие скамьи, покрытые золотистыми шкурами. С потолка свисали прозрачно-жёлтыми шляпками вниз несколько грибов, освещающих помещение мягким янтарным светом. Точно такое же сияние испускали полоски мха, покрывающего местами обшитые деревом стены комнаты. На столе – отполированном отпрыске большого пня лежало несколько небрежно брошенных свитков, пачка чистой бумаги и волшебное перо. Рядом стоял подсвечник, сделанный из изогнутого древесного корня.

Когда Аниаллу обставляла эту комнату, она находилась под впечатлением пышного убранства дома ан Камиан и несколько переусердствовала со светильниками. Но всё равно получилась довольно-таки милая комнатка, пусть и не совсем подходящая к остальной обстановке тёмного эалийского замка.

Пройдя через приемную, Алу подошла к маленькой двери, что вела в комнату её единственной служанки, бывшей рабыни, купленной Аниаллу на рынке в Дирхдааре. Темнокожая девушка Шада давно уже получила свободу, но предпочла остаться у алайки. Алу несколько раз стукнула по двери костяшками пальцев. Ей пришлось ждать почти минуту, прежде чем дверь распахнулась, явив алайке комнату, так и пестревшую разноцветными шелками, резной мебелью с яркими инкрустациями и позолотой. Хозяйка этих роскошных покоев была под стать их убранству. Вся какая-то празднично-яркая, искренне улыбающаяся, так и пышущая здоровьем девушка, на полголовы выше своей госпожи, обняла Аниаллу чёрными гибкими руками, украшенными широкими золотыми браслетами (которые, кстати, обошлись куда дороже, чем она сама).

Она была такой и в первый день их с Аниаллу знакомства на раскалённых солнцем плитах рабского рынка, где её, дочь благородной женщины и раба, перепродавали уже в четвёртый раз. Впервые это было сделано по приказу мужа её матери, о которой Шада ничего с тех пор не знала. Аниаллу же хорошо было известно, что эту несчастную женщину постигла та же участь, что и её дочь, вот только она не вынесла позора и убила себя раньше, чем её успели купить. Она была волшебницей, хотя магии никогда не обучалась, и малых сил, доступных ей, хватило только на то, чтобы покинуть этот мир по своей воле.

Шада покончить с собой не смогла, хотя и пыталась. Ей пришлось вынести очень многое, и до сих пор она вздрагивала всем телом, вспоминая те дни. Теперь жизнь рабыни, когда возможность наесться досыта казалась несбыточной мечтой, была далеко позади, и девушка окружала себя такой роскошью, о которой правитель её родины не мог и помыслить. Шада однажды даже наведалась в Дирхдаар и в полной мере насладилась тем, как расстилались перед ней потомки её прежних, давно умерших хозяев. Она была богата, имела влиятельную покровительницу и обладала даром бессмертия. Это делало её счастливейшим существом во Вселенной. Впрочем, даже на этом безоблачном небосводе притаилась крохотная, но очень чёрная тучка, из которой время от времени вылетали молнии, ранящие Шаду в самое сердце…

Но сейчас в душе её ярко светило солнце.

– Ой, как хорошо, что ты вернулась! У нас тут такое творится! – воскликнула Шада, которой не терпелось поведать Аниаллу что-то настолько захватывающее, что оно словно жгло ей нутро, стремясь вырваться наружу.

– Да? И что же? – подняла бровь Алу, заинтересованно повернув к девушке оба уха. Не прошло и нескольких минут, как она прокляла себя за этот вопрос – на неё вылился целый поток сплетен.

– Так. Хватит, – прервала его Аниаллу, – ты хорошая шпионка, Шада, вот только я слишком глупая и легкомысленная кошка, чтобы хоть как-то использовать эту ценную информацию.

Каким бы нелепым это ни казалось, но служанка Алу действительно многое знала о происходящем в городе и была в курсе почти всех интриг Бриаэллара. Основным источником заработка Шады была вовсе не Аниаллу. Она ловко приспособилась продавать информацию о жизни своей госпожи шпионам всех мастей. Шада щедро делилась самыми сокровенными тайнами Аниаллу с многочисленными осведомителями – с разрешения самой алайки, разумеется.

Девушка исправно складывала выручку в резную шкатулку, что стояла на столике посреди той самой комнаты, в которую они с Аниаллу сейчас направлялись. Рядом с ней всегда лежал листок бумаги, на который Шада подробно записывала, от кого и за какую именно информацию были получены деньги, тем самым добывая куда более ценные сведения, чем те, которые продавала. Она делала это с педантичностью старого, жадного дракона, который только что изжарил в своей пещере компанию воров и теперь пересчитывает свои сокровища, опасаясь, не успели ли они все-таки чего вынести. Аниаллу это забавляло до крайности: слишком уж такое поведение не вязалось с беспечно-восторженным состоянием, в котором Шада пребывала большую часть времени.

– Но неужели с ними ничего нельзя поделать? Ведь их вражда рано или поздно повредит всем! Как-то же можно заставить их помириться! – не унималась девушка, взволнованно рассказывая хозяйке о двух влиятельных алаях, враждующих между собой и тщетно пытающихся использовать имя Аниаллу в этой маленькой войне. Причем совершенно не важно, будет ли она знать о том, что уже участвует в конфликте, или нет. Второе, наверное, с учётом её мировоззрения – даже желательнее.

– Можно, – заверила Алу, – привязать их друг к другу хвостами и заколдовать так, чтобы не развязались! – рассмеялась алайка, сходя с последней ступеньки. Они с Шадой спустились в круглое, тускло освещенное помещение. Там стояло множество полок, сундуков и шкатулок, подставок и столов, где хранились сотни всевозможных магических предметов самого разного назначения, оружие, книги и драгоценности.

Аниаллу протянула своей спутнице длинный список, составленный накануне. Собираться в дорогу самой было бы безумной затеей – она не отправилась бы в путь и через неделю. Алайка просто заблудилась бы здесь. Темнокожая человеческая девушка знала эту комнату гораздо лучше Аниаллу. Ловко взобравшись на один из столов, она смогла дотянуться до верхней полки шкафа из чёрного дерева эльфийской работы. Не глядя, она просунула руку между огромной бутылкой с синей жидкостью, в которой угадывались очертания какого-то существа, и шкатулкой, состоящей из множества искусно пригнанных друг к другу костей, которая была обмотана чёрной цепью, и стала нащупывать там что-то.

– Тебе не наскучило здесь жить? – спросила Аниаллу, подумав о том, что Шада уже успела заработать целое состояние и вполне может позволить себе покинуть её и начать собственную жизнь. Купить титул и земли, например.

– Наскучило? – изумилась девушка. – Да меня отсюда десятком лошадей не оттащишь! Я делаю, что хочу, живу в доме, по сравнению с которым дворец нашего дирха что жалкая лачуга. И вонючая вдобавок. Со мной обращаются как с очень важной персоной. Даже порой твои соплеменники. И возможность носить твои платья тоже не лишняя! – девушка озорно глянула на Аниаллу через плечо, одной рукой держась за полку, а другой продолжая отодвигать от её края подпрыгивающую шкатулку.

Наконец Шада спрыгнула со стола и убрала в рюкзак то, что достала. Это был коричневый кожаный тубус, толщиной в мужскую руку. За ним в просторные недра рюкзака отправилась ещё целая куча предметов: какие-то сумочки, флакончики, свёртки и свитки, несколько жезлов, одежда, рулон чёрной кожи, окружённый чуть заметным голубоватым сияньем, и ещё множество всяческой волшебной чепухи, без которой любой алай-путешественник будет чувствовать себя как без хвоста.

– Кажется, всё! – объявила служанка, звонко хлопнув ладонью по коже туго набитого рюкзака. Шада застегнула многочисленные пряжки и на пробу подняла рюкзак. Он оказался очень тяжёлым, и она с осуждением и сожалением посмотрела на свою хрупкую госпожу, которой предстояло носить на себе эту махину. А ведь могла бы и вовсе обойтись без этого.

Действительно, могла бы, если бы она не испытывала стойкую неприязнь к бездонным сумкам, которые изнутри были куда больше, чем снаружи, и позволяли умещать в них огромное количество предметов, при этом делая их практически невесомыми. Впрочем, эти предрассудки хоть и редко, но имели под собой реальную почву.

Существовала некая, очень незначительная вероятность, что от близости сильной магии такие мешки могут начать «барахлить», то есть превращать все свое бесценное содержимое в барахло. Вдобавок, если бездонную сумку уничтожить, то и всё, что в ней лежало, исчезало вместе с ней. Правда, маги, создававшие их, доказывали с пеной у рта, что сумки не могут быть уничтожены благодаря особому волшебству, наложенному на них при изготовлении, равно как не может быть испорчено их содержимое. Но… всяк купец расхваливает свой товар.

Аниаллу же стояла на своём и на все разумные доводы отвечала, что скорее обзаведётся одной из летающих досок, так популярных среди студентов Линдоргской Академии, чтобы она следовала за ней, неся на себе весь багаж, чем будет постоянно думать о том, что один из её драгоценных магических предметов может потерять свои свойства, или окажется заброшенным в какой-нибудь отдалённый мир, или просто прекратит своё существование. И упрямо таскала своё дорожное имущество в огромном рюкзаке, который, впрочем, тоже был зачарован, что делало его более лёгким и прочным. А благодаря тому, что создали его адорские мастера, он мог быть заперт надёжнее, чем сундук с драгоценностями в иной сокровищнице.

Глимлаем Аниаллу действительно обзавелась, вот только чаще не рюкзак путешествовал на летающей доске, а сама доска – в одном из его карманов.

Алу направилась к стоящему у лестницы рюкзаку, намереваясь подняться наверх, но Шада преградила ей дорогу и настойчиво повлекла ее к одному из столиков.

– Госпожа, потрудись хотя бы взглянуть на мои записи! – умоляюще заглянула ей в глаза Шада. – Вдруг там окажется что-нибудь важное.

Аниаллу знала, что девушка делает это вовсе не из корысти, в надежде заработать похвалу или награду. Нет, она искренне опасалась за свою хозяйку, без которой не мыслила своей жизни.

– Шада, то, что ты всё записываешь – это замечательно, – Аниаллу пробежала глазами отчёт о шпионаже, – и я очень тебе благодарна, но деньги… – она бросила взгляд на ларец и умоляюще посмотрела на Шаду. Мне они нужны меньше, чем кому-либо. Я уж не знаю, что с ними делать!

– Ну, не знаю, купишь себе новое платье.

– Шада, да эти платья уже скоро перестанут влезать сюда! – простонала Аниаллу, с тоской глядя на одну из дверей комнаты. За ней располагалась под завязку набитая одеждой, обувью и украшениями гардеробная. А ведь помимо этой кладовки в доме было ещё с полдюжины шкафов с примерно таким же содержимым. И это только один из домов, принадлежащих Аниаллу…

– Тогда тем более есть достойное применение деньгам, – просияла Шада, хитро взглянув на хозяйку, – тебе просто необходимо приобрести новый дом с более просторными гардеробными, кладовками и шкафами!

– Ладно, лиар с тобой, делай как знаешь! – обречённо вздохнула Аниаллу. Она повесила рюкзак на плечо, которое непременно должно было бы с жалобным треском переломиться под его тяжестью, и ободряюще подмигнула Шаде.

Но вопреки впечатлению, Аниаллу легко взобралась вверх по винтовой лестнице. На перила и поддерживающие их столбики была натянута шкура многоногого псевдодракона. Длинные лапы скрывали под собой опоры, а узкая чёрная спина, посередине которой прежде красовался острый гребень, а теперь тянулась гладкая светлая полоска, покрывала перила.

Поднявшись наверх, алайка направилась к письменному столу. На его крышке были аккуратно разложены бумаги, папки и перья, свитки и книги. Алу невольно поморщилась – теперь, после того как Шада на славу потрудилась над её захламлённым до предела столом, там ничего невозможно будет найти. Аниаллу собралась было написать письмо одной из преподавательниц Бриаэлларской Академии магии, но потом решила, что можно обойтись и устным посланием.

– Шада, сходи к Имлае, в… – начала было алайка, но её собеседница прервала её, затянув на одной ноте:

– Миледи, я знаю, где служит волшебница Имлае. Вам вовсе не обязательно напоминать мне о таких простых вещах каждый раз…

– Хорошо, хорошо… Так вот, сходишь к Имлае и скажешь ей, чтобы она обратила пристальное внимание на девочку по имени Делия. Её семья живёт на Солнечной улице в Гостевом квартале.

– А что за девочка? – полюбопытствовала бывшая рабыня.

– У неё великолепные задатки волшебницы… и она вполне сможет стать одной из нас.

– Алайкой? – тихо спросила сразу же погрустневшая Шада.

– Да, Шада. Я встретила её сегодня по дороге домой. Она отдала мне свою свечу и пожелала этого. Сама пожелала, и тогда мне показалось….

– Покажите мне ту, что отказалась бы от такой красоты и силы! – усмехнулась Шада, и Аниаллу с сожалением отметила, что в её голосе послышались нотки горечи и зависти.

– Сила и красота… – грустно повторила Алу слова своей служанки. – Не всем они приносят радость.

– Как это не всем?

– Поверишь ли ты, что можно чувствовать боль и сожаление всякий раз, когда не можешь ответить взаимностью на любовь достойного, что мне больно смотреть в твои глаза и в глаза любой другой женщины, которая мучается от зависти…

– Но не все…

– Разумеется. Я особенно болезненно реагирую на подобные вещи, – тихо, но твёрдо прервала её Алу. – Но все же многие другие, кто до тебя просил о подобном и получал наш дар, испытывали такие же муки, пусть им было от этого не так больно, как мне. Чтобы жить в гармонии с этим даром, надо быть алайкой или иметь душу алайки. Иначе неизвестно куда тебя это заведёт. Не всегда и не везде, где хочется, можно пользоваться нашей силой, и того, кто обретёт её, но не сможет понять, как правильно с ней обращаться, сама жизнь заставит пожалеть о том, что его желание сбылось…

Шада увидела, что на глазах Аниаллу блеснули слёзы. Она сразу же забыла о своей зависти и недовольстве. Девушка шагнула к алайке и, обняв её, прошептала:

– Прости меня, госпожа.

– Это ты прости меня, – тихо проговорила Аниаллу, отстраняя от себя Шаду и заглядывая ей в глаза. – И пусть простят меня и всех моих сестёр и братьев те, кого оскорбляет и ранит наша красота и сила.

Сказав так, она подошла к шкафу и наугад вытащила оттуда одно из платьев. Аниаллу даже не стала разворачивать его. Его просто надо было взять с собой. Это было правило, которому любая алайка следовала неукоснительно. Куда бы ни направлялась дочь Аласаис, она должна была иметь с собой хотя бы один предмет одежды, подобающий алайской деве. Странная это была традиция: то ли платье было своего рода талисманом, напоминанием о доме, то ли чем-то ещё.

Завернув жемчужно поблёскивающий наряд в конверт из зачарованной кожи, который не позволит платью ни помяться, ни промокнуть, девушка упаковала его в рюкзак и в последний раз застегнула серебристые пряжки. Кажется, всё. Ничего она не забыла. Аниаллу удивилась тому, что так серьёзно подошла к сборам, ведь она в любой момент сможет вернуться за тем, что ей понадобится. А она чувствует себя так, словно ей предстоит отправиться в места, откуда она не выберется домой до самого завершения своей миссии, а возможно, ещё дольше. Каждая вещь казалась ей настолько важной, словно оттого, что её вдруг не окажется под рукой, зависела судьба тал сианай. Всё её алайское чутье кричало об этом, хотя подобные чувства были просто нелепы, учитывая характер предстоящего Алу путешествия.

Закончив сборы, Аниаллу не смогла удержаться и вышла на балкон, чтобы полюбоваться панорамой города. Бриаэллар открывал перед ней тысячи возможностей. Не было никаких границ, запретов и законов, в городе всегда оставалось что-то новое, непознанное и безумно интересное, неважно, прожил ты здесь неделю, год или несколько тысячелетий. Каждый самый крошечный кусочек стен, каждый камень мостовой был превращен в произведение искусства. Но, несмотря на то, что Бриаэллар был творением рук самых искусных мастеров и магов Энхиарга, вкладывающих в него всю любовь к богине Аласаис, вдохновившей их на это дело, главным источником его великолепия являлось все же то, что сама богиня жила здесь. Её дивная сила разливалась по городу, преображая все вокруг, отчего он и вызывал восторг и восхищение даже у тех, чье сердце было от природы грубым, а глаза не отличали красоты от уродства.

– Интересно, – подумала Аниаллу, – терзали бы меня сомнения, если бы я не покидала Бриаэллар? Не выходила бы из кошачьего квартала, и мне негде было бы встретить свою очередную «жертву»? – размышляла она, облокотившись обеими руками на ажурный парапет и задумчиво покачивая хвостом. Вопрос остался без ответа, но алайка в глубине души знала, что судьба всё равно поставила бы её на место, избранное Тиалианной. Если подумать, то ведь это уже случилось: живя в Бриаэлларе, она принуждена была бы постоянно ранить одного очень дорогого ей алая, который уже тысячу лет был безнадёжно влюблён в неё. Она тоже любила его, но иначе. Он был ей другом, покровителем, готовым всегда прийти на помощь в трудную минуту. Не одним из тех дерзких, назойливых ухажеров, которые вились вокруг любой алайки (будь это так, Аниаллу не замедлила бы послать его ко всем демонам). Нет, конечно, он всегда был первым гостем по её приезде в Бриаэллар, но несмотря на частые визиты и приглашения провести вместе время, что несказанно раздражало Алу, он не переходил определённой грани, делающей тал сианай вправе в резкой форме поставить его на место, обругать и тем самым, быть может, избавить от болезненной привязанности к себе. Намёков и слов он не понимал полностью. Чтобы не мучить его, Алу была готова пожертвовать их многовековой дружбой и, заставив его разочароваться в себе, навсегда перестать общаться. Но это ей так и не удалось, а поводов для того, чтобы устроить банальный скандал и во время него разругаться на всю жизнь, алай ей тоже не давал. В своё время она пошла на отчаянный шаг, чтобы поставить между собой и ним непреодолимую стену, которая исключит саму возможность каких бы то ни было любовных отношений, но это не только не принесло желаемого результата, но и заставило их видеться ещё чаще. Это мучило их обоих, но ни один, ни другая ничего не могли поделать: алая держало болезненно-сладкое навязчивое чувство, тал сианай – дружеская привязанность, искреннее сочувствие и, вдобавок, необходимость постоянно видеться – её несчастный поклонник был одной из наиболее влиятельных персон в Бриаэлларе.


Аниаллу тряхнула головой, отгоняя тяжкие мысли. Она оторвала взгляд от города, ища избавления от боли в зрелище ночного неба. Обе луны ярко сияли на небосводе. Лёгкий ветерок развевал её волосы, Аниаллу наслаждалась прелестью ночи в Бриаэлларе. До утра было ещё бесконечно далеко. Да и кто знает, наступит оно через несколько часов или дней? Бриаэллар, владение изменчивых и своевольных алаев, полностью подчинялся их воле, и иногда на небе среди ночи вспыхивало солнце, словно кто-то зажигал магический светильник, а бывало, что на протяжении недель оно не появлялось совсем, и город освещали лишь звёзды, луны и мерцающая пелена волшебного тумана, слабо светящегося и переливающегося от густо-фиолетового к оранжево-розоватому. Кошки, несмотря на то что любят понежиться в лучах солнца, всё же ночные создания. «В звёздной тьме, с луной наедине…» – да, именно так. Сотни лёгких ног сейчас бесшумно ступают по крышам, крадутся, танцуют, просто прогуливаются…

– Всё-таки красивый у нас город! – восхищённо вздохнула Аниаллу, любуясь Бриаэлларом так, словно видела эти ночные улицы в первый (или в последний) раз. Дух «кошачести», как назвал его хвастливый юнец в разговоре со своим дружком, был сутью этого города, его изюминкой, без которой он представлял бы куда менее захватывающее и покоряющее сердце зрелище. От присутствия этой странной силы просыпалось неслыханное желание жить, радость и любовь к окружающему миру переполняли сердце. Но одновременно город мог и успокоить – тихих уголков здесь было великое множество: тенистые аллеи, крыши домов иностранцев, которые вели дневной образ жизни, и, наконец, построенные именно для уединения и тихих раздумий здания, беседки и храмы. Город был огромен. В нём могло бы без труда уместиться население, в десять раз превышающее сегодняшнее, но только в Гостевом квартале царили шум и толчея, и то лишь на нескольких главных улицах.

Здесь же, в блистательном кошачьем квартале, каждый дом окружало магическое поле, которое не позволяло ни одному звуку ни пробиться внутрь его, ни вырваться наружу без воли хозяев. В большинстве жилищ таких преград для звуков было две или больше: одна защищала внутренние помещения, другая – периметр особняка. Дом ан Ал Эменаит был как раз таким, но если выйти на балкон, где сейчас стояла Алу, можно было услышать ночной голос города. Самыми громкими были звуки, что доносились спереди справа. Там сияли янтарным светом высокие витражные окна бального зала дома ан Камиан. В них мелькали силуэты танцующих пар, правда, был ли день, когда бы они там не мелькали? Несколько алаев расположились на крыше изящного дворца, где всегда слышалась музыка, звучали самые дивные голоса и смех не смолкал ни на секунду, они предпочитали танцевать и разговаривать при свете звёзд, а не ярких магических светильников.

Аниаллу вспомнила, что в одном из разбитых на крышах садов росло чудесное дерево. Это было знаменитое тиэ, «ушки» в переводе на всеобщий язык. И конечно, такое растение мог выдумать только тот, кто принадлежал к романтичным и обладающим безграничной фантазией алаям дома ан Камиан. Треугольные листья тиэ с чуть загнутыми вверх краями в точности повторяли форму алайских ушей. Нежно-розовые с одной стороны и тёмно-зелёные, почти чёрные – с другой, они были мягкими и пушистыми на ощупь. Но не только этим было необычно тиэ, которое ещё называли «девичьим деревом» или «деревом искренности».

Любая девушка могла прийти к нему и вставить серёжку в одно из его «ушек». Оно запоминало свою хозяйку раз и навсегда, и когда та приходила сюда уже не одна, а со своим избранником, «ушко» поворачивалось к ним и чутко прислушивалось к разговору. Если слова кавалера были неискренни, оно сворачивалось в трубочку, и даже немного увядало, если ложь была совсем грубой.

Аниаллу улыбнулась, рассеянный взгляд её устремился на восток, где сияние широко распахнутых Глаз заставляло высокую и словно сплетённую из множества драконьих тел башню переливаться всеми оттенками серебра. Башня Тысячи Драконов – посольство Драконьих Клыков и дом, где расположились почти все представители этой расы, живущие на территории Бриаэллара, – была одним из высочайших зданий города.

С ней могли поспорить только ослепительно-синие шпили Дворца Аласаис. Они вздымались над городом, мерцая в неярких лучах ночных светил. Почти под крышей самой высокой башни Дворца вырисовывался изящный балкон, за которым виднелась ярко освещенная арка. Иногда на её фоне можно было разглядеть кажущуюся крошечной тёмную фигурку, и тогда взгляды всех, кто находился в Бриаэлларе, неумолимо притягивало туда. К той, что смотрела на свой город с таким же восхищением, как сейчас Аниаллу. В эти недолгие минуты каждый ощущал себя невероятно счастливым, и тоска по этому чувству всегда оставалась в сердце, кому бы оно ни принадлежало.

Вот бы удивился её отец, да и все другие алаи, если бы узнали, как просто было бы для Аниаллу оказаться стоящей на балконе этого дворца в качестве его хозяйки. До смешного просто! Вот только решиться на это было куда труднее, чем может показаться. Тень богини… сианай… мало кто понимает истинное значение этого слова…

От этих мыслей Аниаллу отвлекло ощущение того, что она уже не одна. Это, несомненно, была не Шада – ходить столь бесшумно человеческая девушка никогда бы не научилась. Алу оглянулась и увидела свою сестру Иреру. На ней уже не было диадемы, и мягкие складки длинной юбки не льнули к её ногам. Да и выражение лица эалийки было теперь серьёзным и строгим, под стать её тёмному мужскому наряду. Из-за плеча Иреры выглядывала рукоять клинка. Несмотря на свой нежный облик, Ирера прекрасно владела оружием и делилась своим мастерством с молодыми алаями в Бриаэлларской Академии.

– Аниаллу, – коротко кивнула она, ступая на пол балкона.

– Ирера, – улыбнулась в ответ тал сианай и уже было собралась сказать сестре, насколько замечательной была её сегодняшняя игра на арфе…

– Ты не представляешь, как я рада, что ты приехала домой, – напряжённым шёпотом быстро проговорила Ирера. Уши её постоянно двигались, эалийка внимательно вслушивалась в звуки ночи. – С отцом что-то происходит. Он стал уже открыто заявлять о том, что нашему миру с Тиалианной и Веиндором пришёл конец. Гнев затуманивает ему разум, и он не видит последствий.

– Ты знаешь не хуже меня цену его гнева, – улыбнулась Аниаллу, удивлённая беспокойством сестры. Но через мгновение она вспомнила свой разговор с отцом в том зале, где у статуи богини сидела грустная девушка, и опасения Иреры не показались ей беспочвенными.

– Раньше он просто хорошо играл свою роль, – уже спокойнее сказала Ирера, – вживаясь в неё для правдоподобности, но теперь… теперь он переигрывает. Я боюсь, что он начнёт мстить за тебя Тиалианне и за весь наш народ – Веиндору.

– Он мудр, Ирера. Он никогда не пойдёт против собственного сердца. Он знает в глубине души, какие действия верны, а какие нет. Селорн – эал, он понимает разницу между чувствами и высшей интуицией – алайским виденьем Пути, – как можно более убеждённо сказала Алу.

– Моё сердце тоже говорит мне, что пора начать резать их на части! – огонёк гнева вспыхнул и тут же погас в глазах Иреры. – Рвать когтями и медленно вонзать клыки им в горло, с хрустом проламывая серебряную чешую, – проговорила она со странным спокойствием и сладострастием. – Моё сердце велит мне собрать армию из моих братьев и заставить мозги в их мудрейших головах кипеть, как зелье в котле алхимика, – лицо Иреры исказила злобная гримаса, кажущаяся ещё более ужасной в сочетании с её нежной красотой.

Аниаллу подняла руку:

– Сестра, не уподобляйся людям. Это только они и прочие незрячие путают интуицию и чувство Пути с порывами и… обычными чувствами. Они просто не способны понять, что это такое, и не в наших силах объяснить слепцам, что такое видеть, а прозревать самим всегда трудно… и неприятно. Вот они и пытаются привязать это понятие к привычным вещам. Получается полный бред. Это всё только от их собственного несовершенства… и лени, – с печальной усмешкой пошевелила ушами Алу.

– Ты говоришь, как танайка, – сокрушённо заключила Ирера. – Но мне мало дела до всяких там Путей. Я пытаюсь услышать своё сердце, свою… знаменитую кошачью интуицию и понять, что из моих желаний – порыв, а что – голос тел алаит. Какое решение верное… Мне понятно то, что ты говоришь, но я не могу…

– Это тоже в порядке вещей, сестра. У так нелюбимых тобой в последнее время танаев есть фраза на этот счёт. Она значит примерно следующее: кто понимает – тот соглашается… Прости, но выходит, что ты еще не понимаешь.

– Не понимаю… – глухо повторила вторая дочь, стараясь усмирить гнев в своём сердце. – Наверно, ты права – я не все понимаю, но, на моё счастье, я и не должна этого понимать. Я чувствую, что не должна ничего предпринимать, и буду следовать этому чувству…

– …и именно это делает тебя дочерью Старшей расы, – закончила за нее мысль Аниаллу.

– Также как и тебя? – невесело усмехнувшись, спросила Ирера, приобняв сестру за талию.

– В происходящем со мной тоже есть какой-то смысл… наверняка.

Аниаллу снова почувствовала себя виноватой из-за того, что не может удержать в себе свои грустные мысли и делится ими с окружающими. Это вызвало у Селорна такой гнев и заставило его совершать поступки ни ему самому, ни алаю вообще не свойственные. Уступая своей танайской части, помогая неизвестно кому и неизвестно зачем, она шла против своей алайской натуры, против своего Пути, и это не могло привести ни к чему хорошему. Не могло и не привело. Все три её отца и те, кто просто хорошо знал ее, страдали вместе с ней, и это само по себе было печально, но то, что Селорн, ослепленный злобой, разгневанный тем, как с ней обошлась Тиалианна, уже начал строить планы против самой богини и ее народа, – было ужасно вдвойне и могло привести к катастрофе. Аниаллу охватывала дрожь при одной мысли о том, во что может превратиться Энхиарг, если между Аласаис и Тиалианной начнётся война. Это уже конец всему, а не только дому ан Ал Эменаит…

– Знать бы, зачем ей это, Ирера, – вздохнула Аниаллу.

Она подумала, что вот уже две тысячи лет живёт она в семье Селорна и всё это время её родственники не перестают обсуждать и, чего уж говорить, осуждать её работу и… хм, работодателя. Таковы эалы – добровольные затворники своих лесов, любящие всё созданное «своими руками», будь то вещи или законы, и не терпящие влияния других культур и народов. Да, то что Селорн позволил провести под своей крышей День Тысячи Свечей – поистине великое чудо…

– Нам всё равно этого не понять! – недовольно фыркнула её собеседница, раздражённо дернув хвостом. – Но я тебя предупредила: с отцом что-то не так.

Аниаллу молчала. Она не знала, что сказать и чем помочь Селорну или Ирере.

– Быть может, надо поставить в известность Совет? – на обычно непроницаемом лице Иреры отразилось всё волнение, которое мучило её долгие дни.

– Ты на самом деле считаешь, что все так серьёзно?

– Более чем, – уже совершенно спокойным голосом сказала вторая дочь. – Его гнев был велик, но нам удалось его переубедить. Он ведёт себя как-то не по-алайски… Нет, правы владыки Великого леса и затворники Руала – чужеземцы только вредят нам. Нельзя допускать их в наши города!

– Не стоит сообщать всему Совету, – сказала Аниаллу, пропустив гневную реплику своей собеседницы мимо ушей (стоило тал сианай вступить с ней в диалог на подобную тему, и неизвестно, чем бы это закончилось). – Расскажи всё Кеану или Кеаре, они оба поймут и, я уверена, найдут способ помочь.

Ирера повернулась спиной к парапету, чтобы никто не смог увидеть то, что сказали Аниаллу её руки: «Мне кажется, что с ним происходит то же самое, что с людьми из Канирали».

– Он алай. Такое невозможно, – ответила Аниаллу на языке жестов. Никому не следовало быть свидетелем подобного разговора, а учитывая, что дом ан Ал Эменаит был полон телепатов, спрятать здесь свои руки было куда проще, чем мысли.

– Я надеюсь, что это именно так, – проговорила Ирера, снова положив руки на парапет и невидящим взглядом смотря на город. Её чёрное запястье пересекал тонкий шрам – вечное напоминание о несостоявшемся замужестве. Она уже давно пережила это, и незаживающую отметину больше не скрывал особый широкий браслет – знак того, что сердце её закрыто. Такие же браслеты носили те, кто не хотел принимать никаких ухаживаний по разным причинам – будь то увлечённость работой или, как это обычно случалось у женатых или замужних алаев и алаек, желание продемонстрировать всему миру, что сердце их отдано кому-то одному раз и навсегда. Впрочем, многим это не мешало иметь увлечения и означало только, что все остальные будут значить для обладателя браслета ничтожно мало по сравнению с тем, в честь кого или чего это украшение было надето.

– Это странно, но несмотря на то что разум мой согласен с тем, что произошла беда и за ней, скорее всего, последуют ещё более горькие события, я сердцем чувствую, – девушка растерянно посмотрела на Аниаллу, – полнейшую уверенность в том, что опасность нас минует.

– Во всяком случае, оттого что ты поговоришь с Верховным жрецом, ничего плохого не случится, – качнула головой тал сианай.

– Я так и сделаю. Немедленно, – объявила эалийка и вдруг, не попрощавшись, спрыгнула с балкона. В невероятно мощном прыжке она пантерой пронеслась над виднеющимися далеко внизу постройками замка и приземлилась на одну из верхних веток ярко-оранжевого клёна.

Аниаллу проводила её взглядом. Но ни она сама, ни мчащаяся сейчас к особняку дома ан Темиар Ирера не подозревали, что за доверительной беседой двух сестёр наблюдали ещё одни глаза – ярко-зелёные, презрительно прищуренные глаза патриарха Селорна. Его лицо исказила злорадная гримаса – точь-в-точь как у тех стариков из подвала на Солнечной улице. Сидя в своём заклинательном покое, он слышал каждое слово своих дочерей, но ни то, что они собирались поставить Верховного жреца Кеана в известность о переменах, произошедших с их отцом, ни то, что они вообще заметили это, не смогло стереть ехидную ухмылку с чёрного лица Селорна.

Впрочем, за то время, пока патриарх добрался до комнат Аниаллу и вышел на балкон, где стояла задумавшаяся девушка, лицо его приняло уже совершенно иное выражение.

– Куда ты отправляешься? – раздался за спиной Аниаллу голос Селорна, видимо, уладившего свои семейные дела и решившего уделить дочери ещё несколько минут своего драгоценного времени.

– Продолжать богохульствовать, – улыбнувшись, уклонилась от ответа Аниаллу.

Патриарх осуждающе посмотрел на неё, но расспрашивать снова не стал – упорство Алу было ему слишком хорошо известно: он имел несчастье быть одним из первых её учителей. Несмотря на то что Селорн был родом из Великого леса, представители мужского населения которого были самыми лучшими телепатами в Энхиарге, он не смог бы прочитать мысли Аниаллу – её разум находился под защитой самой Аласаис, что, конечно, мало радовало эала. Самым удивительным и раздражающим было то, что она пугающе часто оказывалась права, и не сумей она отстоять своё мнение, произошли бы непоправимые беды.

– Я не думаю, что сейчас подходящее время для путешествий, Аниаллу, – серьёзно и твёрдо сказал патриарх Селорн, поворачиваясь к своей дочери.

– Селорн, я тал сианай, что может угрожать мне, кроме моего собственного дурного характера? – Аниаллу улыбнулась. Ей было очень приятно, что обычно равнодушный Селорн вдруг решил проявить тёплую отеческую заботу о ней.

– Надеюсь, что ничего, – мрачно ответил Селорн, который искренне сожалел о том, что не обладает достаточной силой, чтобы запереть эту самоуверенную девчонку в её комнате.

– Ситуация в Энхиарге становится всё более странной и опасной, от наших соплеменников, заточённых в Тир-Веинлон, нет никаких вестей, – тяжело проговорил Селорн, и Аниаллу показалось, что огни, расцвечивающие панораму города под ними, померкли. – Наших женщин не покидает чувство надвигающейся беды, а эалийки Великого леса никогда не ошибаются, – Селорн резко повернулся к Аниаллу.

Алайка не поняла от чего именно – его слов или пристального взгляда – по спине её пробежала холодная дрожь. Скорее всего, её вызвало напоминание о судьбе её соплеменников, томящихся сейчас в плену в одном из самых страшных мест Энхиарга. Но Алу постаралась не поддаться чувствам, она всё равно не могла ничего изменить.

– Не беспокойся за меня, отец, – не менее серьёзно обнадёжила Селорна Аниаллу, – я была тебе хорошей ученицей, а ты был прекрасным учителем, – она поклонилась патриарху и, небрежно махнув изящной рукой, открыла портал, заливший балкон пурпурным сиянием.

Аниаллу поправила лямку рюкзака и собралась войти в открывшиеся врата, как вдруг на неё накатилась волна чужих эмоций, такая сильная, что девушка резко обернулась к дверному проему, откуда они исходили. Там никого не оказалось. Но через минуту из арки выступил эал, видимо, и бывший источником волнения.

– Патриарх! Принцесса! – почтительно поприветствовал стоящих на балконе алаев темнокожий пришелец. Он говорил спокойно, и голос его звучал размеренно, но и Аниаллу, и Селорн сразу почувствовали, что он принёс им какое-то важное и неприятное известие. – На сына анеис Меори напали. Прямо в наших стенах. Это сделал эльф Инлир… – он осёкся, не договорив. Лицо Селорна, который не отрываясь глядел ему прямо в глаза, стало страшным, его хвост гневно хлестал по бокам, уши были прижаты к, голове, а в сощуренных глазах горели опасные огоньки. Посланец резко дёрнул головой, словно взгляд владыки обжёг его, а на губах ухмыльнувшейся было Алу застыл возглас: «Что, опять?»

– Что?! – гневно переспросил Селорн, но бедный гонец так и не посмел посмотреть на него. Аниаллу недоуменно переводила взгляд с одного на другого. Энаора, великого мастера пакостить своим ближним, пытались убить регулярно, и никаких эмоций (ну, кроме, разве что, сочувствия к мстителю-неудачнику, у которого, как работавшего вместе с этим поганцем, наверняка, имелись все основания его проучить) очередное покушение на отпрыска Меори не должно было бы вызвать ни у одного, ни у другого… ни у неё самой.

– Энаор сумел отразить атаку, но он тяжело ранен. Сейчас им занимаются целители, – залу было всё ещё не по себе: взгляд Селорна был подобен кислоте (даже когда тот, кто навлёк на себя гнев патриарха, скрывался с глаз долой, долгое время спустя он чувствовал его обжигающее воздействие).

– Расскажи нам всё спокойно, – попросила Аниаллу, понимая, что без волшебства здесь не обойтись – Селорн был слишком несдержан. Но вот с лица посланца исчезли последние следы волнения, словно нежный голос девушки смыл их.

– Мы почти ничего не знаем, – проговорил алай, придерживаясь за дверной косяк. К радости кота, Селорн повернулся к ним спиной, устремив свой взор на город. – Тёмный эльф Инлир напал на Энаора и каким-то странным образом обездвижил его. Мы не имеем представления, почему принц не сумел защититься от какого-то эльфа, который, может быть, и очень умён, но силой особой никогда не отличался. И в тот момент, видимо, мимо проходил сказитель.

– Наверное, меня искал, – мысленно предположила Аниаллу, вспомнив просьбу Теллириена рассказать ему о битве на Огненной реке.

– Он зачем-то заглянул в комнату. И увидев, что там происходит, вонзил кинжал в спину своего тёмного собрата, – сказал эал, и Алу подумала: «Энаору повезло, что он не успел ещё ни разу… подшутить над эльфом – многие на месте сказителя не стали бы вмешиваться». – Он спас Энаору жизнь, заплатив за это своей: его кинжал не убил Инлира сразу, тот ещё успел обернуться и свалить Теллириена. Но исцелить себя он не успел…

– Он мёртв? – спросил Селорн. – Это отродье тьмы спаслось от нас в смерти?!

– Увы да, патриарх, – ответил алай, прищурив глаза в знак недовольства. – Даже от его тела ничего не осталось – оно растаяло на наших глазах, обернувшись чёрным дымом. В это мгновение все почувствовали странный холод… У всех шерсть встала дыбом, – опустив глаза, признался кот. – Это было не простое покушение, патриарх, Инлир хотел сделать с Энаором что-то… особенное, действительно опасное, отчего его не спасло бы запасное тело из подвалов ан Камианов. Возможно, поэтому эльф не пытался убить Энаора на месте – он готовился перенестись куда-то вместе с ним. Но куда именно, всем нашим волшебникам выяснить не удалось. Быть может, знай мы конечную точку этого перемещения, мы смогли бы понять, почему этот случай… так напугал нас, что в нём такого из ряда вон выходящего, – озадаченно потёр переносицу сгибом пальца эал. – Так не послать ли нам за кем-нибудь из Драконьих Клыков, вдруг им удастся её определить?

– Пошли. Только не за Крианом ан Саем, не хватает нам ещё обрадовать Амиалис рассказом, как один тощий эльф перепугал половину моего дома, – проворчал Селорн.

– Скажи-ка, а не было ли на этом Инлире вышитого зелёной ниткой плаща, как тот, в котором Ирера в дождь ходит? – связав странные ощущения эалов с собственными, охватившими её, когда она подглядывала за хозяевами подвальчика, спросила Алу.

– Да, госпожа. Видимо, Энаор отдал ему свой, – ответил посланец…

– Видишь, что творится, Аниаллу? – рявкнул Селорн, когда алай, повинуясь неуловимому движению его хвоста, удалился. – Предчувствия, только предчувствия… но какие, как мог эльф… не понимаю. Так значит, твоя танайская богиня в кои веки раз принесла какую-то пользу – ты оказалась в нужном месте. Вот только Аласаис не даровала мне достаточно мудрости, чтобы прислушаться к твоим словам, – уже совершенно спокойно сказал Селорн. Гнев исчез с его лица, сменившись холодной решимостью добраться до того, кто стоял за всем произошедшим. И зная нрав своего отца, не хотела бы Алу оказаться на месте этого кого-то!


Аниаллу понимала, что если она немедленно не отправится прочь отсюда, то уже не сможет сделать этого. Что-то внутри Алу громко кричало о том, что она ни в коем случае не должна остаться. И, как истинная алайка, она прислушалась к внутреннему голосу. Перед её мысленным взором стояли глаза Чувствующей Меори, и её слова гулко раздавались в голове Аниаллу. Девушка вдруг почувствовала, что всё произошедшее было подстроено: и кошка на дереве, и старики в подвале, и покушение на сына Чувствующей. Всё только для того, чтобы она не покинула города. Вот только на этот раз ею играла не Тиалианна, исподволь наставляя на верный путь, а некто другой и, как чувствовала алайка, куда менее добрый и милосердный. И то, что Селорн тоже хотел, чтобы она осталась, ей ой как не нравилось…

Собравшись с силами, Аниаллу посмотрела прямо в глаза патриарху, что в такой момент было неимоверно тяжело даже для тал сианай, и твёрдо сказала:

– Селорн, матриарх Меори, Верховная Чувствующая, – она сделала ударение на последнем слове, – сегодня говорила со мной. Она велела мне не отступать с избранного пути ни при каких обстоятельствах. Сомневаться в её словах не смею даже я – анеис не лгут и не ошибаются в своих предсказаниях. Я не могу остаться, – сказав это, Аниаллу отвернулась от Селорна и решительно направилась к порталу.

– Инлае мер т'арр, Аниаллу! – прорычал ей вслед одно из ритуальных напутствий своего народа Селорн. Это было единственное, что ему оставалось. Поистине несчастен тот отец, который не властен над своим неразумным ребёнком и вынужден бессильно наблюдать, как тот совершает ошибки.

– Истинно так! – резко обернувшись и гордо вскинув голову, воскликнула Аниаллу. – Да обовьёт тебя Аласаис своим хвостом и не оставит милостью, отец! – нежно добавила она, махнула на прощание рукой и скрылась в сиянии портала.

– Да… вокруг шеи и потуже, дочка… – пробормотал Селорн и, бросив колкий взгляд на башню Аласаис, вернулся в дом.

3. БОГИ И БОГОХУЛЬНИКИ

…и придёт на зов твоих богомерзких деяний Тал Сианай, и падёшь ты в страхе ниц, ибо есть она Коготь Карающий гнева Аласаис. И освободит она милостиво дарованное тебе богиней тело от гнусной души твоей. И отправит душу твою на муки вечные в Элаан – обитель всесжигающего, неугасимого света, где никогда не глядят с небес милостивые Глаза её.

Из проповеди жреца руалского Храма Гнева

Далеко на запад от Зелёной равнины, на землях которой было построено «Логово Змея», за высокими горами, отделяющими от остального мира владения Неллейна, бога вод, за погружёнными в вечную тьму просторами Дарларона, королевства тёмных народов, лежат странные, смертельно опасные даже для самых могущественных магов и обученных самим Хеллином воинов леса. Они занимают огромную площадь вплоть до равнины Жёлтых цветов на западе. С юга ограничивают их горы Наэйриана, а к северу тянутся они до самой великой Змеиной реки.

Леса эти, такие же древние, как и сам Энхиарг, таят в себе множество опасностей: в южной части этих непроходимых для лучших эльфийских следопытов дебрей, между зарослями ядовитых, плотоядных растений рыскают самые хитрые и быстрые из всех хищников, неуязвимые и кровожадные. Твари эти, поражающие многообразием своих видов, подчас покидают свои сумрачные леса и выходят на просторы равнины Желтых цветов, иногда добираясь до далеких Долины Снов и Драконьих Клыков – двух самых высоких гор Энхиарга, где обитают драконы Повелителя Ветров.

Но сколь ни ужасны эти леса, существует народ, зовущий их домом и весьма довольный жизнью в этих смертельных дебрях. Ни один из тех, кто по несчастью вынужден был оказаться в тех местах, не поверил бы, что в сердце чащи возвышаются золотые стены огромного города-государства с полями, водоёмами и безопасными участками леса. Его отделяют от внешнего мира не только стены, но и невероятной мощи магическая завеса – Барьер, воздвигнутый великим царём Агаром Девятым Освободителем. Заключённый в сферу Барьера, город живёт собственной полной тайн и загадок жизнью, отрекшись от всего мира и мир этот презирая. Это Руал.

Жители города отличаются более мощным телосложением, они выше ростом, черты их лиц более грозные, чем у их собратьев из иных земель, хотя при этом они остаются алаями – существами стройными и красивыми. Кожа их имеет медный оттенок, какой редко встретишь у других кошек, а волосы всегда прямые и чёрные. Они самый гордый и властолюбивый из народов, созданных Аласаис, самые сильные, самые лучшие в боевой магии.

Этот город никогда не спит – постоянно совершаются обряды в храмах и сияют огни во дворцах, где, не теряя бдительности ни днём ни ночью, плетут интриги сотни высокородных алаев. В башнях и подземельях трудятся маги, мечтающие превзойти друг друга в искусстве волшебства и заслужить тем самым милость владыки Кора, правителя Руала, и благословение богини Аласаис.

Но северо-западная часть города – особенная. Уже многие сотни лет никто не проводил ритуалов в стенах расположенных там многочисленных храмов, ничьи глаза не любовались творениями искусных скульпторов прошлого, никто не приходил почтить усопших предков. Это огромный и древний, как сам Руал, храмовый комплекс, пропитанный благородной силой владык минувших времен, обретших покой в расположенных на поверхности гробницах и подземных погребальных залах.

Где-то здесь спрятан вход в подземелье – гигантский лабиринт, сокрывший в себе гробницы Руалских царей и залы, стены которых, покрытые священными текстами, хранят в себе всю мудрость алайской расы. Именно там, не тронутые тленом, не утратившие своего величия и после смерти, покоятся тела, которые покинули самые прославленные и святые алаи – Верховные жрецы, могущественные маги, цари и царицы Руала. Среди них и Агир Девятый Освободитель – последний владыка города. Это его дочь, Амиалис, став царицей, наложила запрет на вход в эти подземелья, и с тех пор ни одна нога, будь то стопа члена царской семьи или Верховного жреца, не ступала на Лестницу Тысячи Ступеней. Проклятье жрецов и кара богини грозят тому, кто дерзнёт потревожить этот полный тайн подземный мир.

Так говорят, но правда ли это?

Как изумились бы «всезнающие» жрецы и теперешний царь Руала Кор Второй, брат отрекшейся от трона владычицы Амиалис, если бы узнал, что в одном из залов Запретного Подземелья, не испытывая никакого страха, а наоборот, блаженствуя в тишине и покое древних катакомб, уютно расположился один из рабов самого наследника престола.

Стоял месяц атнис, самая середина лета. В то время как солнце свирепствовало на поверхности, немилосердно опаляя бритые уши руалских жрецов, раб наслаждался прохладой подземелья. Он сидел на каменном полу колоссальной залы, прислонившись спиной к изукрашенной резьбой колонне. По полу струился холодный ветерок, неизвестно как пробравшийся так глубоко под землю. Но раб был далёк от мысли о том, что после жаркой поверхности он рисковал подхватить простуду на этом сквозняке. Он не боялся заболеть – медицина его хозяев достигла таких высот, что даже рабы-люди были не подвержены болезням. Единственным недугом, который они не научились, а может быть, просто не желали лечить, была старость. Но у раба был иммунитет и к этой хвори – в его жилах текло достаточное количество крови эльфов, чтобы обрести бессмертие. Все рабы в Руале имели часть эльфийской крови, но у большинства эта часть была столь незначительна, что старость и смерть неминуемо настигали их, хотя век их был значительно дольше, чем отпущенный людям.

В нескольких шагах от блаженствующего полуэльфа возвышался какой-то предмет, занавешенный грубым холстом. Это была статуя, высеченная из мягкого камня этру, цветом и фактурой так похожего на кожу руалцев. Изваяние, украшенное украденными рабом драгоценными камнями и искусно расписанное яркими красками, казалось живым. Полуэльф, пользуясь особым расположением своего хозяина, нашёл способ проникнуть в библиотеку, где хранились книги и свитки, содержащие всевозможные заклинания. Поэтому глаза статуи светились точь-в-точь как алайские. Если бы его поймали, смерть раба была бы ужасной и неотвратимой, но он мало думал об этом – впервые в своей долгой жизни он был искренне счастлив, ибо нашёл своё призвание, и ему открылась радость творчества. А мысль о том, что если бы владыки Руала узнали, кто позировал ему для этой статуи, то со страха, пожалуй, даже забыли бы убить раба за святотатство, – доставляла ему огромное удовольствие.

Его работа была завершена уже два дня назад, но он не перестал приходить в подземелье. Полуэльфу было несказанно хорошо сидеть здесь, в пропитанном ароматом древности, запретном для остальных месте. Несмотря на то что его хозяин был самым справедливым и менее требовательным из всех руалцев, рабу приходилось много трудиться.

Сейчас он смотрел прямо перед собой на колонну, сплошь покрытую рисунками и письменами, и думал о том, как просто и совершенно устроена жизнь в этом царстве, спрятанном в сердце бескрайних лесов. Разумеется, на этой колонне начертана очень упрощённая схема руалского общества, но и в таком виде можно было понять её совершенство. Правила поведения в любой ситуации, которая могла возникнуть во взаимоотношениях между гражданами, между гражданами и властью, между рабами и гражданами, были четко прописаны ещё далёкими их предками, и нынешним обитателям города не было надобности придумывать что-то новое. Вся их жизнь подчинялась священным, древним, записанным прямо со слов богини законам. Всё, что совершается и говорится в Руале, – делается по воле её; она, словно эта колонна с многоярусной росписью, является основой руалского общества. Служение ей – это то, чем каждый алай дорожит более всего, ибо в этом цель его существования.

Его хозяин читал (элео Аласаис!) запрещенные книги, и однажды рассказал своему рабу о том, что за пределами Руала есть государства, которыми управляют властители, никак не связанные с исповедуемой там религией, а порой и враждующие со жрецами. Это казалось рабу бессмыслицей. Какой нелепо усложнённой и полной ненужных волнений и сомнений должна быть жизнь при таком странном устройстве государства! Сколько сил и времени расходовалось бы впустую на бесконечные споры и столкновения сторон!

Жизнь в Руале рабу нравилась. Кто знает, может быть, та книга не лгала, и мир за золотыми стенами его города погружён в пучину хаоса, где никто не знает своего места. Раб закрыл глаза и втянул прохладный воздух подземелья. Звук его дыхания был единственным шумом, нарушающим вечный покой запретного места. Здесь, отделённый от верхнего мира каменной толщей и, главное, непреодолимой для верующего населения Руала стеной запрета Верховных жрецов, он чувствовал себя необыкновенно спокойно, уютно и уверенно.

Но его спокойствие развеялось как дым, когда…

Угадывающаяся во тьме фигура была выше раба больше чем на голову. Лица не было видно, мерцающий свет, исходящий из глаз пришельца, создавал иллюзию парящей в воздухе призрачной маски, но раб ни секунды не сомневался, что перед ним стоит его хозяин – наследный принц руалский Анар Сай. Фигура была слишком высока для алая, но самое главное – глаза, переливающиеся синим, зелёным, лиловым, – их невозможно было не узнать. Но между тем, какими бы они ни были, ничего хорошего их взгляд не сулил. Впрочем, раб, наверное, был именно тем, кто боялся его меньше, чем любой из руалских аристократов – к слугам принц относился куда лучше, чем к родственникам и прочим обитателям Руала.

И всё же полуэльф съёжился под грозным взглядом своего хозяина, постаравшись вжаться в колонну, у которой сидел. Он помнил, каким бывает Анар Сай, если его сильно разозлить (что, к счастью, случалось крайне редко, но, когда случалось, полуэльф предпочитал забираться куда-нибудь поглубже в дворцовые подвалы).

Раб начал лепетать что-то нечленораздельное: что он здесь случайно, просто шёл и провалился в какую-то дырку в земле и, конечно, сделал это не нарочно и без чьего-либо ведома или приказа…

Но наследника руалского трона было нелегко обмануть – от него не укрылось, что раб говорил как-то слишком спокойно. Странно было и то, что он не мог проникнуть в его мысли – кто-то могущественный защитил разум полуэльфа от постороннего вмешательства. Алай собрался учинить своему рабу допрос с пристрастием, но тут его взгляд привлекло какое-то зеленоватое сияние, мерцающее в глубине зала.

Бесшумно ступая, он быстрыми шагами двинулся на свет. Пройдя через невероятно огромный зал, Анар понял, что зелёный свет лился из высокого прямоугольного проёма в стене, ведущего в следующее помещение. Он остановился и прислушался: было тихо, никакой даже самый слабый звук не выдавал присутствия кого-то другого.

Алай чёрной тенью проскользнул в зал. Он сразу же увидел источник зелёного сияния – магические огни освещали две из множества необъятных колонн, ряды которых уходили вдаль. У ближайшей колонны, прямо на полу валялись исписанные листки бумаги, какие-то книги, ощетинившиеся множеством закладок, свитки, перевязанные разноцветными ленточками, и разложенные на несколько аккуратных кучек светящиеся камни. Чуть дальше был расстелен спальный мешок, такой большой, что в нём могли бы поместиться двое алаев. Хотя нет, алаи никогда не пользовались спальными мешками. Так поступали только некоторые из людей-рабов. Когда-то Анар, как и многие другие в Руале, считал, что делали они это потому, что до того как стать рабами у алаев, жили в норах, как звери. И теперь, приобщившись к культуре высокоразвитого кошачества, они всё равно находили уют только в таких вот рукотворных спальных пещерках. Разумеется, люди в этом не признавались и о позорном прошлом своей расы умалчивали. Алаи, впрочем, это тоже не обсуждали – что бы ни было в минувших веках, оно теперь было под запретом. Как и всё, что касалось мира за пределами руалских стен. Все свои умозаключения Анар мог строить, исходя из случайно услышанных фраз, презрительно брошенных каким-нибудь его соплеменником нерадивому рабу, или в пылу мальчишеской ссоры. Он вспомнил: н'дашш ану – «сын землеройки», вот что означало это ругательство.

Глядя на двухместную постель, алай первым делом подумал о том, не использует ли полуэльф подземелье как место для тайных свиданий? Не с рабыней, нет, конечно, – для этого в его распоряжении вся поверхность, а со знатной алайской дамой… то-то он ведёт себя слишком уж спокойно… Но предположение было отметено сразу же, как слишком нелепое. Это только в его собственную, Анарову, «неправильную», как считает его мать, голову, может прийти такая мысль, а уж благородной алайке, которая могла бы, по его предположению, воспылать грешной страстью к полуэльфу, о подобном осквернении святыни и нарушении религиозных запретов и помыслить было бы страшно. Противно до дрожи в хвосте.

Рядом со спальным мешком, примерно в локте от пола, висел шарик белого магического огня. Анар поднёс к нему руку – огонёк оказался холодным на ощупь, видимо, тот, кому вздумалось проводить ночи в Запретном Подземелье, боялся ненароком обжечься спросонья. На блестящем чёрном меху спального мешка лежал тускло посверкивающий золотой браслет.

Анар поднял его и стал внимательно разглядывать, пытаясь определить, кто же его таинственный хозяин. Браслет был небольшой, рассчитанный на тонкую, совсем детскую ручку, его украшала странная гравировка, изображающая неизвестные алаю растения. Он поднёс украшение к носу, но никакого запаха не ощутил и сделал из этого вывод, что тот, кто носил его, несомненно был алаем. Но где скрывался этот таинственный кто-то?

Анар огляделся: справа тянулась уходящая в тёмную высь, изрезанная письменами стена. Впереди и слева ничего нельзя было различить – всё терялось в пелене мрака. Он решил вернуться и все же допросить раба, но тут откуда-то сверху, со стороны ближайшей стены до него донёсся резкий царапающий звук.

Алай прыгнул к ней и задрал голову. Сначала ничего видно не было, но потом он разглядел крошечную искру зелёного огня. Анар следил за тем, как она медленно росла, словно приближаясь, как вдруг на него свалилось что-то тяжёлое и, несомненно, живое. Не успев разглядеть, что это такое, алай не раздумывая отбросил существо от себя, на всякий случай полоснув по нему выпущенными когтями. Анар не рассчитывал, что ему удастся убить незнакомца этим ударом – важно было просто задеть его, оставить на теле следы, по которым его можно будет потом отыскать: раны от алайских когтей никогда не заживают полностью, оставляя после себя шрамы, которых не скроешь никакой иллюзией. Вокруг Анара замерцало голубоватое поле магической брони: кто бы это ни был – застать наследника руалского трона врасплох ему не удастся. Одной рукой он выхватил из-за спины меч, пальцы другой начали плести наступательное заклятие. Начали… и остановились.


То, что свалилось на него со стены, несомненно, было алаем. Анар и незнакомец или, вернее, незнакомка стояли в нескольких шагах друг от друга, выдерживая паузу мэи[1]. Но на этот раз тел алаит, дух кошки, живущий в каждом алае, ничего не подсказал Анару.

Он не сразу понял, что так поразило его в упавшей ему на голову девушке. Она была невысокого роста с такой же загорелой, как и у него, кожей, черноволосая и синеглазая. Алайка стояла у колонны, о которую она, скорее всего, сильно ударилась, когда Анар отшвырнул её от себя. Удивлённая и немного испуганная девушка осторожно дотрагивалась тонкими пальцами до рваных порезов, оставленных когтями Анара на её лице и шее. Алай как зачарованный глядел на неё. Его охватило какое-то неведомое прежде чувство: не страх, а нечто иное. Она словно притягивала его взгляд, и Анар не мог ничего сделать – только смотреть. В ее красоте было что-то неуловимое, словно она была освещена таинственными лучами Глаз, пробивающимися через колышущуюся листву. В ней было что-то такое, что делало её совершенно непохожей на всех алаек, виденных Анаром раньше, – какая-то иная сила исходила от неё. Сюда же примешивалась горечь от сознания, что ты только что изуродовал такое прелестное существо…

Он еще раз скользнул взглядом по её обезображенному лицу и с изумлением обнаружил, что раны и не думали кровоточить! Они светились изнутри синим и заживали на глазах. Не прошло и минуты, как медная кожа девушки стала такой же гладкой и ровной, как и была.

Здравый смысл громко кричал Анару об опасности, о том, что, если он будет стоять столбом, это существо его прикончит, но изумление заглушало его истошные вопли. Анар стоял как вкопанный – происходили вещи совершенно невероятные! Из того, что он увидел, можно было сделать лишь один вывод: перед ним не простая алайка, а кто-то более могущественный, более близкий к престолу богини. Незнакомка тоже замерла. Она смотрела на него с удивлением и обидой, но и не думала нападать!

Мысли его заметались. Если она не просто алайка, то как могла допустить, чтобы он поранил её, как она вообще могла свалиться со стены? Если нет, то раны от алайских когтей не должны так быстро заживать! Никакая магия не способна на такое! И всё же это происходило прямо у него на глазах!

Взгляд Анара упал на его собственную руку, всё ещё выставленную вперёд с мечом. Ни крови, ни содранной кожи под ногтями не было. Оцепенение сразу же спало с него. Анар мысленно выругал себя за тупость и посмотрел на девушку с новым интересом: чтобы так ловко проделать с ним примитивнейший трюк!!! Теперь Анар понимал, что именно она сделала. Две простенькие иллюзии, не более того. Сначала сделать вид, что когти Анара достали её, а потом вогнать его в столбняк от вида мгновенно заживающих ран. Он даже не задел её на самом деле!

Да, девушка молодец! Вот только почему она не напала на него, когда он поддался на её гениальную в своей простоте уловку?

И кто она? Несомненно, не убийца, подосланная к нему одним из многочисленных недоброжелателей наследника, иначе Анар был бы уже мёртв. Ей ничего бы не стоило в тот момент, когда он так глупо приблизился к стене, перерезать ему горло и сразу же добить его, пока он не успел исцелить себя. Или сделать это в то время, пока он стоял, изумлённо уставившись на быстро заживающие раны.

В ее внешности, не было ничего указывающего на то, кто она такая. На незнакомке был простой обтягивающий тело костюм из чёрной замши без каких бы то ни было знаков или символов. По причёске тоже ничего нельзя было определить – часть её волос была заплетена в две расходящиеся ото лба косички, пропущенные под ушами и сплетённые вместе с остальными, гладко зачёсанными на макушке прядями, в толстую косу. Алайка небрежно заткнула её за широкий пояс, но коса всё равно спускалась до колен, болтаясь сзади как второй хвост. Такую простую причёску могла носить только самая младшая жрица, но по тому, как ярко светились синие глаза незнакомки, она несомненно являлась могущественным существом. Глаза алаев не лгут: сила, которой обладает их владелец, всегда явно видна по тому, насколько ярко они светятся в минуты волнения.

Шпионка? Амбициозная и могущественная жрица, действующая по указанию его дяди и рассчитывающая на один из высочайших постов при дворе? Это тоже невозможно – даже ради этого никто из истово верующих руалцев по доброй воле не полез бы в Запретные Подземелья. Побоялись бы божьей кары. Анар считал себя единственным таким «храбрецом» в Руале, и вдруг оказывается, что есть ещё одна безбожница, пренебрегающая священными запретами жрецов. Даже если бы девушка и была в этом подобна Анару, то она уж точно не служила никому из руалской знати, иначе за проникновение сюда её неминуемо ждала казнь вне зависимости от того, чей приказ она здесь выполняла.

Анар запомнил бы её, если бы встречал прежде. Но он мог поклясться, что никогда не видел такой девушки в Руале. Наверное, решил алай, ей было запрещено покидать пределы какого-нибудь храма по неизвестным ему религиозным соображениям. Может быть, не выдержав смертной скуки бесконечного выполнения обрядов, она отвернула своё лицо от богини и стала искать утешение в опасном развлечении, каким являлось нарушение священных законов?

Получалось довольно складно… Если бы не этот раб! Опять всплыла непристойная догадка, возникшая при виде большого спальника. Хотя нет, до такого эта девушка бы не дошла ни от какой скуки, не такие у неё глаза… хотя с каких это пор Анар начал доверять глазам?

Алай собрался было сказать что-то, но тут из-за его спины выскочил раб и, проскользнув мимо хозяина, распластался на полу перед девушкой, обхватив её лодыжки.

– Госпожа Аниаллу, не убивайте хозяина! – взмолился раб, не поднимая лица.

– Аниаллу… – повторил про себя её имя Анар. Он впервые слышал это имя, оно ничего ему не говорило. Нет, имена рабов тоже были просто наборами звуков, часто даже на родном языке их владельцев не имеющими никакого значения. Но чтобы так назвать алайскую девушку? Нет, тут точно кроется какая-то священная тайна!

– Убивать? – переспросила несколько ошеломлённая его эффектным появлением алайка. Она перевела взгляд с полуэльфа на Анара, словно ожидая от него объяснений происходящему. Но сам алай был удивлён не меньше её: он уже решил для себя, что эта прекрасная незнакомка – весьма могущественная персона; но кого, кроме своего царственного дяди и его святейшей супруги, мог опасаться наследник руалского трона?

– Я не собираюсь никого убивать! – внезапно рассмеялась девушка. Она посмотрела на Анара с извиняющейся улыбкой на лице. Её голос звучал завораживающе, хотя никакой магией она не пользовалась.

– Она же тал сианай! – с придыханием объяснил раб, оторвав, наконец, лицо от сапога девушки и оглядываясь на хозяина. Он тут же снова уткнулся носом в сапог, но Анар успел заметить, что лицо у его слуги не слишком-то испуганное. Сам Анар не был уже ни испуган, ни удивлён, его голову как-то разом покинули все до единой мысли. Только сердце его один раз громко и гулко стукнуло, словно говоря – конец, и стало биться так тихо, точно его и вовсе не было.

– И не заколдовывайте его! – каким-то дерзко-капризным голосом уже не попросил, а потребовал раб.

– Он разве похож на жрицу, а? – почему-то спросила девушка. – Успокойся, будь добр, и отпусти мои ноги, наконец.

Клянусь звёздами в Её глазах, я не трону твоего хозяина! – пообещала она, вновь звонко рассмеявшись.

Раб облегчённо вздохнул и даже разулыбался, отпустив ноги тал сианай и усевшись на пол рядом с девушкой.

Его хозяин, пораженный услышанным, не разделял спокойствия своего слуги, которому не мог найти ни единого объяснения. Анар мог сколь угодно пренебрежительно относиться к религии своего народа, мог не уважать богиню, но теперь он столкнулся с реальным проявлением её власти и прекрасно понимал, что любая оплошность может стоить ему жизни. В том, что она действительно та, за кого её принял раб, Анар не сомневался: сила, исходившая от девушки была совершенно иной, чем у его соплеменников. И раны на её лице, оставленные его когтями, были настоящими, и зажили они чудесным образом.

Что было дальше, Анар помнил плохо: он стоял и молча смотрел в добрые глаза своей чуть изумлённой смерти. Куда делся раб – убежал ли он, или был уничтожен, – Анар не знал, и его это почему-то вовсе не волновало. От ощущения нелепости происходящего он машинально провел рукой между ушами, как бы приглаживая волосы – жест, от которого его не могли отучить самые придирчивые наставники. Капюшон соскользнул за спину, и, взглянув Анару в лицо, тал сианай невольно воскликнула:

– Элео Аласаис! – конечно, она знала этого алая, вот только со времени их последней встречи минуло без малого три сотни лет. – Ты так изменился, я бы никогда не подумала…

– Вы видели меня прежде? – спросил Анар и тут же осознал свою ошибку: конечно, эта девушка, сидящая у подножия трона богини, видела каждого алая.

– Да… Только ты был тогда совсем ребёнком, – она улыбнулась ему радостной дружеской улыбкой, что совершенно не вязалось в представлении Анара с образом приближенной грозной богини Аласаис, которая по руалским понятиям могла оказаться здесь лишь с одной целью – покарать алая, прогневавшего ее владычицу.

Несмотря на смятение, Анар почувствовал, что ему почему-то неприятно оттого, что она видела его ребёнком…

Аниаллу тоже стало грустно – еще одно существо, которому она помогла и которое, вдобавок, считала своим другом, играло с ней в какую-то игру. Конечно, прошло столько лет, но алаи всегда славились хорошей памятью. Впрочем, специфические методы обучения руалцев были ей хорошо известны, и такое странное поведение можно было списать на них.

Вот она сама прекрасно помнила, как несколько сот лет назад жизнь свела ее с наследником руалского престола, когда его мать – бывшая царица Руала Амиалис – примчалась забрать сына из Академии Агадара, где, по её мнению, его приучали к излишней свободе. Тогда Аниаллу отстояла его право продолжить обучение, напомнив разъяренной Амиалис, что сынок-то уже достаточно подрос, чтобы самому выбирать, где жить, чему и у кого учиться, а так же, по бриаэлларскому закону, членом какого дома считаться. Анар мог бы попросить покровительства, например, у недолюбливающего Амиалис Селорна, и тот мог принять его или в качестве простого члена дома, или, что было бы более логичным поступком, усыновить, как было с Ирерой. И тогда Амиалис пришлось бы разбираться уже с жутковатым эалийским патриархом. Намекая на реальную возможность такого исхода, Алу кривила душой: Анар никогда не решился бы на подобное предательство своей пусть не идеальной, но настоящей семьи, да и Селорн вряд ли принял бы к себе «добродея» вроде Анара. Но на Амиалис угроза, к счастью, подействовала…

Аниаллу хорошо знала её, равно как и сестру Анара, по сей день живущую в Бриаэлларе. Они не внушали ей ни приязни, ни доверия. Гордые, властолюбивые, хотя и преданные богине до фанатизма, обе эти могущественные женщины были вдобавок коварны, жестоки и способны пойти на всё, чтобы подняться поближе к престолу Аласаис.

Но сын Амиалис произвёл на Аниаллу совсем другое впечатление. Тогда они встретились не менее забавно, чем сегодня: шестнадцатилетний парнишка, нескладный, как и все алайские подростки, и вдобавок слишком худощавый и высокий, сшиб её с ног, когда она брела по коридору Академии с огромной кипой книг. Драгоценные фолианты, на которые библиотекарь Академии буквально молился, разлетелись по полу, там же оказалась и сама Аниаллу. И даже если бы они больше не встретились, Алу запомнила бы его.

Во-первых, юноша был удивительно талантлив, его живой и острый ум, вместе с природным алайским любопытством позволили бы ему достигнуть немалых высот. Он был типичным алайским ребёнком – весёлым, подвижным и любознательным, но вместе с тем чётко знал, чего хочет, и обладал упорством, чтобы этого достичь. В его странных глазах, вспыхивающих то синим, то зелёным, то лиловым, алайка заметила ту искру, что светится в каждом, кому суждено великое будущее. Еще она увидела чрезмерное благородство, честность и преданность, видимо, унаследованные им от отца.

Во-вторых, был ещё один вечер, воспоминание о котором Аниаллу хранила с бережностью ребёнка, собирающего в потайном месте цветные стёклышки, ракушки, перышки и коготки от первой пойманной птички, и прочие сокровища детства.

То, что предшествовало этому, поначалу было для Аниаллу лишь одним из привычных вмешательств в чужую судьбу, а для Анара – первой пробой сил. Он с лихвой проявил всё то, что увидела в нём Аниаллу, будучи ещё простым студентом Академии магии Агадара, когда его любимый преподаватель попал в беду, и ему грозила если не гибель, то вечное заточение в не очень приятном месте. Тогда, когда даже сам ректор не решился на резкие телодвижения и перебирал свои связи, чтобы попытаться освободить сотрудника, трое мальчишек, пробравшись в его личную библиотеку, сумели незаметно утащить оттуда несколько книг, миновав множество ловушек, поставленных самим волшебником Агадаром – одним из самых знаменитых магов Энхиарга. Затем они каким-то чудом перевели их с древне-харнианского наречия хоа и узнали месторасположение подземного города Ихтерна, который исчез во время Войны Огня, видимо, окончательно поглощённый землёй. Аниаллу не сомневалась, что без благословения Тиалианны здесь не обошлось. Во время каникул троица отправилась туда, чтобы найти древнее Око Огня – опасный артефакт, который призывал из неведомых просторов Бесконечного самое мощное оружие харнианцев – созданное из живого пламени разумное существо ар'шант'тааш. Огненный Демон был столь могуществен, что развязавшим первую сколько-нибудь значительную войну в Наэйриане харнианцам удалось с помощью его собратьев продержаться в осаждённой в скором времени противником столице Хоа почти неделю. Управлять им было можно, лишь обладая огромными познаниями в области огненной магии и очень сильной волей в придачу.

Студенты завладели камнем, и Анар Сай, пятикурсник Академии, сумел подчинить себе рождённую пламенем тварь и направить её на помощь учителю. Демон разнёс в каменную крошку замок, где заточили неудачливого волшебника и, вобрав последнего в себя, в целости и сохранности перенёс в танайский город Змеиный Глаз. После этого демон явился в Академию Агадара, где Анар и его друзья уже успели предстать пред притворно гневными очами ректора, прошествовал ночью через двор, по самому зданию (мимоходом спалив несколько ковров и гобеленов) и вошёл в спальню сына Амиалис. В тот момент Анар пытался оторвать от пола Око Огня, ставшее вдруг невероятно тяжелым. Ар'шант'тааш обернулся струйкой пламени и втёк в камень, который вмиг рассыпался пеплом. Так исчезло Око Огня и благополучно завершилось первое в жизни Анара Приключение. Тогда юный алай превзошёл все ожидания его учителей, справившись с существом, рядом с которым был что пламя свечи рядом с костром.

Но с матерью, приехавшей забрать его из Академии, он справиться не смог – не было более с ним Огненного Демона, а своих сил одолеть могущественную Амиалис у Анара не хватило. А вот Аниаллу, так удачно оказавшаяся рядом в этот день, была вполне способна противостоять бывшей царице. После долгих словесных баталий, сотен угроз и ультиматумов Амиалис, скрипя зубами, удалилась в Бриаэллар, а Аниаллу, Анар и двое его друзей отметили победу дружеской вечеринкой. Эта победа, одна из многих, стала особенной для Алу потому, что Анар был первым существом в её жизни, которому она, алайка, искренне пожелала помочь.

Она не знала, почему по окончании Академии Анар всё же уехал в Руал, видимо, вняв увещеваниям матери, по мнению Аниаллу, способной загубить его талант, а то и саму жизнь. В тот момент тал сианай, к сожалению, не было в Энхиарге.

Потом она слышала разговоры о том, что двое его друзей, вместе с которыми он добыл Око Огня, и какая-то девушка попытались пробраться в Руал, но их попытка не увенчалась успехом, и эта спасательная миссия закончилась их же изгнанием из Энхиарга.

Аниаллу полагала, что раз Анар до сих пор не покинул Руал, хотя, как она считала, мог это сделать, то он полностью принял жизнь своего народа. Это очень удивляло её, потому что впервые встретив этого алая, она увидела, что Путь Анара расходится с Путями его родственников по материнской линии. Их мир не мог быть его миром. За несколько мгновений новой встречи она смогла понять, что его природа скребёт когтями от местных порядков… А это означало, что он теперь – её «клиент»… Эта мрачная мысль испортила Аниаллу настроение окончательно: ей опять грозила опасность, что её второе «я», подвластное Тиалианне, проснётся, и всё начнётся заново – прощай, внутренняя гармония, до свиданья, спокойствие, помаши, киска, лапкой миру в собственной душе… «Я так намучилась, – подумала Алу, – что заслужила хоть немного отдыха, я щас как намагичу на него всяко-разно, чтобы духу его здесь не осталось, чтобы глаз сюда не казал… Вот…»

Нет, не хочется. И в глаза его разноцветные смотреть нравится. И чтобы помнил ее…

Ей было нужно время. Хотя бы несколько часов. Но останавливать время она не умела, и ей пришлось пойти на хитрость.

С той стороны, откуда пришёл Анар, раздался сдавленный крик. Тал сианай сделала движение к выходу, и, словно получив разрешение на то, чтобы посмотреть, что случилось с его рабом, алай бросился вон из зала.

Вбежав в соседнее помещение, он увидел своего нерадивого слугу в весьма комичном положении. Тщедушный полуэльф держал в объятиях прекрасную девушку, однако, его лицо, красное от натуги, отнюдь не выражало блаженства. Несчастный скульптор пытался спасти своё творенье, почему-то опасно накренившееся вместе с постаментом. Прикинув расстояние, Анар решил, что успеет добежать и обойдётся без магии. Несколько прыжков и… и он снова смотрит прямо в глаза тал сианай Аниаллу! Обомлевший Анар даже не заметил, как выскользнул из-под его рук, которыми он упёрся в статую, и умчался прочь раб… Бережно поставив статую на место, окончательно переставший что-либо понимать алай обречённо побрёл назад.

Всё так же сияли зелёные огни, по-прежнему лежали на полу книги, спальный мешок и прочие вещи, принадлежащие тал сианай, вот только хозяйки их не было рядом. Поозиравшись некоторое время, «помилованный» принц двинулся к выходу из подземелья.

Оставшись наконец одна, Аниаллу первым делом обернулась пантерой и тщательно вылизалась. От этого ей заметно полегчало. Она растянулась на спальном мешке – чёрная на чёрном мехе. Её гладкая шкура блестела куда ярче, чем драгоценный мех л'эрры. «Хорошо что ещё никто не догадался начать шить спальные мешки из алаев! Или – шубы мёрзлым эльфкам», – Аниаллу перевернулась на спину и капризно поиграла лапами, словно отмахиваясь от настойчиво лезущих в голову мыслей о недавней встрече. Лучше она будет думать об эльфках. «Эльфки .– это совсем не то, что эльфийки! – лениво мурлыкала она про себя, пытаясь отогнать видение с золотыми ушами. – Эльфки из Элаана и Лиддариана такие высокомерные, преданные служительницы Лайнаэн… Красота их столь идеальна, что… что извилины в мозгу выпрямляются. А магия Света! Она пропитывает их изнутри и сияет на их лицах так ярко, что слепит глаза, – видение украсилось переливающимися тремя цветами глазами, Аниаллу сердито фыркнула, – хоть этих эльфок вместо фонарей на перекрестках расставляй!» – кошка перевернулась на бок и продолжала «думать»:

– Эльфийки же – это нежное очарование, что согревает сердце и дарит покой, который пусть и граничит с тоской и светлой печалью, но всё же не имеет ничего общего с испепеляющим пламенем, волной накатывающим на тебя в присутствии эльфок… Эльфийки Аглинора – золотые, солнечные, лунные, дружащие со звёздами и цветами жительницы страны, которую Аласаис отвоевала, оторвала от владений Лайнаэн. Подняла против Элаана адорскую армию, всполошила обязанный ей своим существованием Анлимор, подговорила Тиалианну, сплела ещё десятки интриг и отстояла полюбившееся ей королевство у ненавистной ей наэй. С тех пор мы и дружим. Они и внешне «обалаились». Ну… немножко.

Поток «отвлекательных» мыслей иссяк. Аниаллу повернулась на другой бок и из великолепной чёрной пантеры вновь превратилась в девушку с кошачьими ушками. «Хватит бездельничать», – сказала себе она и, вскочив на ноги, гибко потянулась всем телом.

Возвращаться к изучению надписей на стене, откуда ее несколько часов назад так грубо стряхнула судьба, Алу была не в состоянии. Думая, чем бы ей заняться, она обводила взглядом свое подземное пристанище. Книги, камни, огни, браслетка, колонны… О, колонны! Аниаллу довольно тряхнула головой. Она немного подумала, затем взмахнула рукой и через мгновение, пройдя сквозь алый диск портала, оказалась в Бриаэлларе…

…и вернулась оттуда с банальным ведром краски, из которого торчала ручка кисти. Она некоторое время побродила по залам и коридорам подземелья, находя на стенах известные ей теперь знаки, и наконец оказалась в огромном круглом помещении.

Поставив ведро в центре зала, девушка босиком, пританцовывая, двигалась вокруг него, наращивая круги. Тепло её ног оставляло на полу чёткие для чувствительных глаз алайки следы, ещё заметные, когда она проходила рядом с ними, описывая новый круг.

Делая следующий шаг, Аниаллу нервно дёрнула бедром. След на полу выбился из ровной цепочки, встав под углом к остальным. Эстетка досадливо махнула хвостом.

– Все в этом мире знают больше, чем я! – поделилась она своим возмущением с пустотой. – Или, по крайней мере, изображают, что знают. Нет, – подняв брови, добавила она после некоторого раздумья, – Анар Сай изображает, что не знает…

…Перед её глазами встал образ взволнованной анеис Меори, явившийся Алу, как только она попала домой. Иллюзия присутствия Чувствующей была так сильна, что тал сианай показалось, что это сама анеис шагнула к ней из-за занавеси в кладовке её дома. Тихим, взволнованным голосом Меори сказала ей всего одну фразу:

– Покинь город, Тень богини, и не возвращайся сюда, пока будет это в твоих силах. Я говорю тебе это как анеис… и как мать, сына которой чуть было не убили. Я знаю, кто за этим стоит. Но буду молчать, потому что, если я открою, кто это, жертв будет куда больше… Но одно я всё-таки скажу тебе – ОН хочет, чтобы ты осталась в городе. Поэтому тебя не должно здесь быть.

Слова были произнесены, и деваться Аниаллу было некуда. Воля анеис была неоспорима. Это был голос собственного сердца, собственной… кошачести, обычно заглушаемый цивилизацией, как теперь было принято называть всю эту безумную суматоху, среди которой протекала жизнь большинства разумных, и ревниво оберегаемый всеми алаями…


…Продолжая двигаться по спирали с вытянутой вперёд рукой, Аниаллу наконец почувствовала, что прикасается к холодной, гладкой поверхности. Она быстро, чтобы не успел остыть след от ее ног, сбегала за ведром, мазнула перед собой кистью, и косой крест повис в воздухе, отмечая местоположение колонны из незримого материала, которую и искала Алу.

Этот камень, называющийся воздушным хрусталём, обладал уникальными свойствами: во-первых, не преломлял лучей света, то есть был попросту невидим; во-вторых, температура его всегда точно совпадала с температурой окружающей среды, поэтому даже чувствительные к теплу глаза не могли его увидеть. Применять магию рядом с предметом, сделанным из такого материала, было нельзя – в лучшем случае он мог разлететься миллиардом острых осколков, а в худшем… в худшем – заклятья выходили из-под контроля, и незадачливому волшебнику приходилось ох как не сладко…

Поэтому искать колонну, которую, по мнению Алу, руалские умельцы смастерили как раз из него, следовало прямо в лоб, то есть методично, шаг за шагом обходить зал, стараясь этим самым лбом в неё не попасть.

– Вот до чего я дошла! – с нескрываемым удовольствием обругала себя Аниаллу. Заниматься таким простым и понятным делом казалось ей сейчас необычайно приятным. Она обмакивала кисть в белую краску, подпрыгивала высоко вверх и проводила кистью по колонне, оставляя на её невидимой поверхности все новые вертикальные полосы.

– Неужели раб ни разу не назвал при мне имени своего хозяина? А я – глупая «шерстноухая вертихвостка», – вспомнила она, как обозвал её некий завсегдатай «Логова Змея», когда она однажды явилась туда в разгар рабочего дня, – раз не додумалась спросить об этом.

Аниаллу постучала острым ноготком по высохшей краске. На поверхности колонны явственно проступила таинственная вязь символов и фигур, которые ей предстояло понять. «Теперь точно не потеряешься. Нашли, закогтили и покрасили», – девушка довольно ухмыльнулась – точь-в-точь кошка, запустившая лапу в крынку со сметаной.

Она вдруг почувствовала, что очень устала и хочет есть. Найдя свой маленький лагерь и приготовив что-то на скорую руку, она сидела под колонной, жевала и снова и снова перебирала воспоминания о тех далеких днях и события дня сегодняшнего. Она прислушивалась к себе, боясь, что её снова накроет волной безрассудного стремления послужить чужому благу, и… не находила в себе этого.

Нет, она с радостью поможет Анару, если она не ошиблась в нём, конечно, и его есть от чего спасать.

Но сейчас ей просто очень, очень хотелось увидеть его вновь…


* * *


Светало, но тени были ещё достаточно густыми для ищущего в них убежища от посторонних глаз алая. Серым призраком он скользил от одной колонны к другой, прятался за статуями и стволами немногих растущих в этой части города деревьев. Анар запретил себе думать о происшедшем: сейчас главным было выбраться с запретной территории незамеченным, а этому могла помешать любая мысль, на секунду ослабившая его бдительность. Поэтому алай крался вперёд, весь обратившись в слух и нюх, прислушиваясь к голосу своих обострившихся чувств и сосредоточив все силы на выборе безопасного пути.

Через несколько минут он успешно покинул пределы храмового комплекса и скрылся в густой зелени леса. Тут он знал каждую тропку, каждое дерево.

Бесцельные ночные прогулки стали для Анара обычным делом, но было бы странно, если бы в Руале его не подозревали в том, что он не просто так бродит среди деревьев. Поговаривали, что он занимается тайным чародейством, с помощью которого намерен осуществить свои скрытые планы, или, запутав следы, выбирается из лесов и там творит что-нибудь совершенно противозаконное или богомерзкое – это уж как у кого хватало фантазии.

Войдя поглубже в лес, Анар остановился и присел на покрытый мхом ствол поваленного дерева, предварительно согнав с него тани – пушистого зверька похожего на куницу. Все звери в Руалских лесах были непугаными и почти ручными. На них никто не охотился в том смысле, в котором это слово воспринимается в большинстве земель: не было ни погони, ни выстрелов. Животных усыпляли магией, а затем спокойно забирали мёртвую тушку. Тем более что и это происходило крайне редко – большую часть рациона руалцев составляло мясо выращиваемых в специальных загонах животных.

Глубоко вдохнув свежий запах лесного утра, Анар несколько нервно провёл пальцами по голове, взъерошив свои густые волосы. Сегодня с ним произошло первое за несколько сотен лет относительно спокойной и однообразной жизни неординарное событие. Анар не был испуган – он давно разучился чего-либо бояться, кроме разве что скуки, да и удивляться он тоже порядком отвык.

Он ругал себя за косноязычие. Что надо делать и говорить в подобной ситуации, он прекрасно знал: жрецы постарались на славу, вколачивая в голову наследника престола параграфы Кодекса Правоверных – жёсткие правила поведения на все случаи жизни. Там говорилось и о том, какими должны были быть его действия в случае явления ему тал сианай. Вариантов поведения предусматривалось только два, и оба безрадостные: или готовиться к смерти, ибо тал сианай считались воплощениями божественного гнева, или внимать (пав ниц, разумеется) предупреждению о скорой каре, которая незамедлительно последует в случае, если тот, к кому она явилась, не прекратит вести себя противно учению богини. Но ни того ни другого – ни карать, ни предупреждать, – это невысокое синеглазое создание явно не собиралось.

Анар наконец понял, что растерялся именно из-за того, что облик и поведение настоящей тал сианай резко отличались от заученного образа, и рассердился на себя за эту растерянность.

Однако какими бы нелепыми ему ни казались его действия – если бы он сделал всё в точном соответствии с Кодексом, ему сейчас было бы еще более неловко.

Разумеется, он никому не расскажет о той, что явилась ему в подземелье, да и кто поверил бы такому рассказу? Ему сейчас и самому не верилось, что он всего несколько десятков минут назад говорил с тал сианай, волшебным и всемогущим существом из священных преданий. Но даже больше самого присутствия тал сианай Анара поразило то, что она оказалась совершенно не похожа на тот образ, который рисовали жреческие книги. Её красота не ослепляла, голос не побуждал немедленно распластаться на земле, а речь вовсе не была высокопарной. А уж в то, что тал сианай может упасть ему на голову и не прикончить на месте, дабы никто не узнал о её позоре, было просто невозможно поверить.

Анар всегда любил загадки. Он обладал ненасытной жаждой знаний и безрассудным любопытством, которое вовсе не подобало наследнику руалского трона. Он давно привык скрывать свои мысли и прятать желания от внимательных взглядов окружающих, которые оценивали слова и даже жесты алая, сопоставляя их со сформировавшимся веками образом наследного принца.

«Наследный принц…» – когда он впервые услышал это проклятое словосочетание в свой адрес, оно прозвучало для него как приговор, хотя тогда Анар и не подозревал, что именно ждёт его на этой «должности». Впрочем, в тот момент, когда он впервые пробудился в своём дворце в Руале, чутьё его не обмануло – быть наследником местного престола оказалось не самым приятным делом…


…Он проснулся в каком-то зале. Открыл глаза и увидел смуглое лицо молодой женщины в роскошных одеждах, которая склонилась над ним, шепча непонятные алаю слова. Её лицо было знакомо Анару, но он никак не мог припомнить, кто же это такая, он вообще ничего не мог вспомнить – было только чувство какой-то беспричинной грусти, если не отчаянья. Её зелёные, как молодая листва, глаза ярко светились от переполняющих эту Женщину магических сил.

Вскоре он с изумлением узнал, что это его мать. Его родная мать, которая, как и все матери, любила его, заботилась о нём, желая для сына всего самого лучшего. Но именно эта грозная женщина держала его здесь по сей день. Амбициозная и властолюбивая Амиалис в прошлом вынуждена была оставить трон, но имела решимость сделать всё возможное, чтобы её сын занял место своей матери. По странному руалскому закону о престолонаследовании, несмотря на то что после отречения Амиалис от трона, на него взошёл её младший брат Кор, наследовать ему должен будет не его старший отпрыск, а дитя Амиалис. Хочет оно того или нет.

Анар быстро вошел в ритм своей новой жизни, и хотя окружающий мир сразу показался ему чужим и бесцветным, как и положено алаю, он легко адаптировался к нему, так и не приняв его сердцем…


…Дни сомнений давно миновали, прошло то время, когда многочисленные учителя Анара, призванные сделать из него достойного наследника престола, могли угрозами, а то и силой заставить его подчиняться себе. Чем больше его наказывали и принуждали, тем более усердным учеником он становился – ему не стоило большого труда понять, каким его хотят видеть жрецы и родственники, и соответствовать этому образу, умело пряча свои «богохульные» мысли. Такая двойная жизнь не тяготила юного алая, наоборот, ему доставляло удовольствие водить своих учителей и старших родственников за нос. Ему было скучно, в этом насквозь фальшивом и зарегламентированном обществе. Его любимой забавой стало ставить их, так кичащихся своей мудростью и величием, в неловкую ситуацию и вдобавок оставаться совершенно не причастным к ней. Но это быстро надоело ему, и уже первые годы своей жизни в Руале Анар посвятил собственному совершенствованию. Пропуская мимо своих неправильно-золотистых ушей все религиозные догмы, которые старательно вдалбливали ему в голову наставники, Анар жадно впитывал знания, касающиеся магии.

Помимо врождённых способностей, которые даровала ему его царская кровь, Анар владел некоторыми умениями, ставившими его учителей в тупик. При желании этот странный юноша мог, не прибегая к магии, неимоверно ускорять свои движения, иногда умудрялся взлететь или прыгнуть на неправдоподобно большое расстояние.

Сам Анар тоже не знал источника этих странных способностей. Но в его жизни всегда было много такого, чего он не мог ни сам объяснить, ни выспросить у несомненно осведомлённых членов королевской семьи. Первой загадкой, которая так и осталась без ответа, был его странный, резко отличающийся от внешности остальных руалцев облик. Он был таким же стройным и гибким, как они, но значительно выше ростом; его глаза светились, как и положено алайским глазам, но меняли свой цвет в зависимости от угла зрения. Вдобавок его уши и хвост были какого-то львиного, золотистого оттенка, а волосы – такие же светлые – ещё и вились.

Несмотря на то что он являлся наследником престола, Анар был здесь чужаком, и ему необходимо было как можно быстрее усвоить все то, чему его могли научить многочисленные преподаватели, чтобы наконец-то выйти из-под их ненавистной опеки. Он делал всё возможное, чтобы обрести право иметь собственное мнение и самостоятельно распоряжаться своей жизнью, и в краткие сроки достиг немалых успехов.

«Успехи» Анара не остались незамеченными – за ним продолжали пристально следить, но уже не затем, чтобы заставить его соблюдать правила приличия, а чтобы помешать ему сделать что-либо опасное в отношении высокопоставленных персон.

Поначалу Анар не знал, как ему вести себя в ситуации, когда столь многие алаи, с которыми, как думал Анар, ему нечего было делить, вдруг начали считать его своим противником; и даже родня, как оказалось, не испытывала к нему тёплых чувств. Но он быстро научился отделываться от шпионов и достойно отвечать на претензии родственников.

Его оставили в покое. Почти все. Тех же, кто не захотел вовремя сделать это, он «успокоил» сам. Анар никогда не задумывался над тем, кого пронзало лезвие его меча, и не интересовался причиной нелюбви к нему тех, кто рассыпался пеплом от его заклятий. Наследник считал, что раз уж эти алаи, движимые собственными амбициями, имели смелость или глупость объявить его своим врагом, то они, разумеется, знали, на что идут.

Анара стали уважать и побаиваться, особенно потому, что планы его и цели оставались неясными для внимательно следящих за ним высокородных алаев. Он обрёл возможность проявлять свою индивидуальность, не опасаясь немедленного наказания. Это оказалось как раз кстати – Анару уже надоело мелко пакостить родственникам, которых он не любил с первого дня, как увидел их полные застывшего, какого-то каменного величия лица. Теперь ему сходили с рук почти все его выходки, вроде совместных трапез со своими рабами, или вмешательства в беседы верховных владык Руала. В те дни Анару впервые пришла в голову мысль, что теперь, обретя «достойную репутацию и влияние», он может повлиять на порядки в Руале. Алай сделал пробную попытку привнести в существующую систему законов несколько новшеств, но быстро и весьма болезненным способом осознал, что все его действия не только бессмысленны для жителей Руала, но и вредоносны для них.

С тех пор Анар успокоился и смирился с установившимся положением вещей. Он редко появлялся при дворе или в храмах: служение богине было ему не интересно ровно настолько же, насколько и дворцовые интриги. Анару было всё равно, какой ранг в сложной иерархии жрецов он занимает, ведь чем выше он поднялся бы, тем в более тесные рамки обрядов и обычаев он был бы заключён. Положение при дворе его тоже мало волновало. Анар был, как он надеялся, единственным, кто нашел способ обойти Правосудие Души, и теперь в его силах было бы тайно расправиться со своим дядей и отстоять у его наследников право занять трон Руала. Но эта возможность, которой любой другой его соплеменник не замедлил бы воспользоваться, не привлекала Анара: даже будучи правителем всей этой страны, он не был бы более свободен, чем сейчас – никто не в силах пойти против воли богини, а значит, и против сотен законов, ею установленных.

Единственным лучом света оставалась надежда на то, что жизнь за стенами Руала не такая уж отвратительная, какой рисуют её жрецы. Поскольку деятельная натура Анара требовала выхода, он придумал себе новое «развлечение» – стал готовиться к побегу. Но так как было совершенно неизвестно, куда бежать, и, напротив, известно очень хорошо, через что, вернее, кого придётся пройти, дело это откладывалось на неопределённый срок. Он ждал – может быть, какого-то знака свыше, может быть, осознания собственной силы…

А пока Анар предпочитал проводить часы в библиотеках Руала, совершенствовать свои воинские и мажеские навыки, или просто бродить по лесам, думая о вещах, которые никто из его родственников-алаев был бы не в состоянии понять.

Он настолько привык к такому положению вещей, что появление в его жизни существа, принадлежащего с ним к одной расе и при этом совершенно не похожего на его соплеменников, мягко говоря, обескуражило Анара. Да если бы сама Аласаис спустилась с небес, он был бы удивлён куда меньше, чем тем, что её приближённая может вести себя неподобающим своему рангу образом и при этом не быть уничтоженной грозной и не терпящей неповиновения владычицей алаев. Причины такого парадокса Анар отправился искать в Царской библиотеке, куда имели доступ только члены семьи правителя Руала и Верховные жрецы храмов.

Он провёл там весь день. Шелестели страницы, потрескивали свечи, роняя огненные слёзы. Библиотеки в Руале по какой-то неведомой Анару причине всегда освещались именно свечами. Зал, в котором расположился алай, был столь огромен, что в центре его, несмотря на прорезавшие стены ряды высоких окон, через которые струился горячий свет летнего солнца, царил полумрак.


Анар сидел на полу – как и большинство его соплеменников, он не любил стульев, да и огромные плиты пола были куда более удобны, чем крышка стола, с которой всё так и норовит свалиться вниз.

Здешний библиотекарь был уже стар, хотя это почти не отразилось на его внешности – он не походил на людей или смертных полуэльфов, чьи тела дряхлели с годами, а лица покрывались морщинами.

Нет, срок его жизни измерялся вовсе не годами, он зависел лишь от того… насколько велика была вверенная ему библиотека. Это были странные для Руала существа, им хотелось бы ни на минуту не покидать стены своей библиотеки (разве что для того, чтобы посетить другую или поприсутствовать на важной религиозной церемонии). Единственной целью этих затворников книгохранилищ были знания, но, добровольные изгои, они были-таки алаями Руала, и когда им становилось не к чему стремиться (а пополнения книжных фондов практически не происходило), жизнь теряла всякий смысл, и они медленно угасали среди своих сокровищ.

По причинам другого свойства, но Анар был таким же изгоем. Их объединяло полное отсутствие жажды власти, которая была основой руалского общества. И ещё – любовь к книгам.

В древних, написанных ещё до рождения его деда свитках и книгах не нашлось ничего, что помогло бы объяснить странное поведение приближенной богини. Те немногие строки, что говорили о тал сианай, описывали её как некое существо, красота которого ослепляет, а мощь сравнима лишь с силой самой Аласаис, Когтем Карающим которой она и являлась.

И всё же Анар упорно перелистывал страницы всё новых книг, разворачивал написанные на сложнейших древних наречиях свитки и вглядывался в сияющие грани кристаллов, хранивших воспоминания. Он искал, но никак не мог обрести ответ на свой вопрос.

Небо уже начало темнеть, и город за высокими окнами библиотеки осветился сотнями магических огней, когда Анар случайно наткнулся на текст древней молитвы, который, судя по пергаменту, был куда старше всех найденных им ранее документов, где упоминались тал сианай.

Буквы были начертаны чернилами, а не нанесены на бумагу магией. Их едва можно было различить.


«Освободительница душ, не заслуживающих окружающего мира» – разобрал он и вдруг понял, что читал этот текст прежде, только тогда он был в переводе неведомого жреца и в его интерпретации имел совершенно другой смысл: в исходном тексте не было ни намёка на то, что тал сианай карали кого-либо за грехи.

Он поднялся и жестом подозвал к себе библиотекаря. Седовласый алай подошёл к принцу, приветливо улыбаясь.

– О тал сианай написано очень мало, принц, и, насколько мне известно, это самое древнее упоминание о них в наших священных текстах. Я склонен считать, что это не только самое первое, но и единственное упоминание. Мне кажется, всё остальное – лишь различные трактовки этих строк.

В стенах своей библиотеки Хранитель был практически всевластен – он мог отказаться помогать в поисках нужной информации сколь угодно высокопоставленному лицу, кроме верховных жрецов и царей, разумеется. В список вольностей, которые давал ему его пост, входило и право говорить, что он пожелает и кому пожелает. Вот и сейчас он смело задал наследнику престола вопрос, за который любого другого гражданина Руала по закону ждала бы смерть.

– Ты думаешь, что тебе следует опасаться её явления, принц? – спросил библиотекарь, и в голосе его прозвучала озабоченность – как и все Хранители Знаний в городе, он испытывал к Анару симпатию. Мало кто ещё умел ценить знания так, как он, но и они разговаривать с библиотекарями, кроме как о собственных делах, не собирались: ну что может быть интересного и, главное, полезного в беседах с затворниками, которые не имеют никакого влияния на мир за стенами книгохранилищ?

– Безусловно, твои дела были не совсем… – алай помедлил, подбирая подходящее слово, – обыкновенными, но это не повод посылать к тебе Карающую.

– Всё может случиться, – уклончиво ответил Анар, задумчиво глядя на трепещущий язычок свечного пламени, и, усмехнувшись своим мыслям, добавил: – Надо быть готовым достойно встретить смерть… Какая бы она ни была…

– Тебя интересует, как именно они приводят приговор богини в исполнение? – высказал догадку библиотекарь. – На этот вопрос могу ответить тебе сразу – ни одного упоминания об этом нет.

– Неужели, жрецы не придумали какой-нибудь страшной картинки в назидание верующим? – с обычным ехидством в разговоре, касающемся священнослужителей, осведомился Анар.

– Разделяю твое удивление, но – нет. Остались лишь легенды, передающиеся из уст в уста и всё сильнее и сильнее искажающие смысл, и вот этот свиток, который ты держишь так бережно, – с явным удовольствием добавил библиотекарь. – Все остальные упоминания о тал сианай – это лишь различные толкования этой короткой строчки, не более того, – повторил он свою догадку.

– Но ведь были случаи, когда они приходили в наш город? – спросил Анар, вновь опускаясь на пол.

– Это произошло за много тысяч лет до того, как ты появился в Руале, – ответил библиотекарь, садясь напротив Анара, – и я не до конца уверен, что произошло на самом деле, – хитро и как-то задорно улыбнулся он.

Потратив все же ещё несколько часов на бесплодные поиски, принц и Хранитель Знаний распрощались. К тому времени воспоминание о случившемся уже не заставляло сердце алая выпрыгивать из груди.


* * *


Руал был, несомненно, красивым городом, но Анару он всегда казался каким-то холодным и неживым, несмотря на расписанные яркими красками и украшенные барельефами стены, внушительные колоннады и исполненные величия статуи, сады, разбитые на крышах зданий и во внутренних дворах. Холодным даже в нестерпимую жару, что обрушивалась на город в летние месяцы. Такие нежные и ласковые в другие времена года солнечные лучи заливали Руал расплавленным золотом, воздух становился густым, а сияние белоснежных камней на маленькой площади, которую сейчас пересекал Анар, слепило глаза.

Но еще жарче солнечных лучей были исполненные злобы взгляды знатных алаев. Впрочем, у некоторых из них были реальные причины не любить его – одно время Анар имел привычку развлекаться тем, что вмешивался в чужие интриги, включая их в собственные комбинации, заканчивающиеся всегда забавно… для него и для стороннего наблюдателя, разумеется.

Анар прошёл мимо группки спорящих аристократов в роскошных одеяниях. Один из них посмотрел на алая с неприкрытой ненавистью. Анар лишь широко улыбнулся в ответ, он высоко ценил искренность – птицу, редко встречавшуюся в Руалских лесах.

Переходя с галереи на галерею, Анар не спеша шел к своему дому. Он думал о своем, не замечая, что одни разбегаются перед ним, как мыши при появлении кота, другие, наоборот, внимательно, а некоторые неприлично изучающе, разглядывают его. Он шёл, не замечая взглядов, таких почтительных и доброжелательных, и вдруг – завистливых и даже свирепых, стоило ему повернуться к смотрящим спиной. Анар давно привык к этому – такова была судьба принца-безбожника в Руале, и иной она быть не могла. Он думал о своем, не замечая… как шагнул с обрушившейся, видимо, совсем недавно лестницы. Он услышал, как из множества ртов одновременно вылетел выдох злобной радости, тут же сменившийся вздохом разочарования – упругие волны воздуха подхватили его и мягко опустили на землю.

Кто дал ему эту способность, кто подарил умение двигаться и творить заклятья с поразительной быстротой, кто заставлял его волосы шевелиться, словно от лёгкого ветерка, хотя он находился в закрытом помещении? Нет ответа. Анар поднял голову, обвел взглядом лица горожан, все еще любопытно приникших к парапету, горько усмехнулся и, не сказав ни слова, продолжил свой путь…

Первым, что он услышал, вернувшись в свой дворец и едва миновав охраняемые четырьмя стражниками ворота, были невнятные объяснения раба. Анар резко пресёк поток извинений, сочтя двор дома недостаточно безопасным для подобных откровений местом, и отволок полуэльфа в свои покои, где учинил ему подробнейший допрос. Сбивчивый рассказ запутал его еще больше и, решив, что хватит на сегодня, Анар отправился спать.

Уснуть он так и не смог. Просто лежал всю ночь на крыше дворца и смотрел на далёкие звёзды, а особенно на одну, самую яркую синюю звёздочку, горящую на юго-востоке. Анар знал, что на самом деле это вовсе не звезда, а парящий над морем мерцающих в огне иного солнца облаков Бриаэллар – дом богини Аласаис, место, куда по их верованию уносятся души праведно проживших свои дни алаев. Принц никогда не почитал божество, которому истово поклонялись его соплеменники. И уж тем более не испытывал к нему любви.

Но город… Он знал, что этот город прекрасен, и его непреодолимо тянуло туда всю его жизнь. Ему почему-то казалось, что там, среди сапфирных башен, он обретёт некое знание, которое сделает его свободным. Правда, прожившего уже немало лет и поднабравшегося руалского жизненного опыта Анара смущало то, что эта свобода будет иллюзорной. Да, он больше не будет заточён в стенах Руала, не будет навязчивых жрецов, постоянно следящих за ним. Но всевозможные шпионы не обладали способностью ни проникнуть в мысли алая, ни уж тем более покарать его за них. А там, в Бриаэлларе, под пристальным взором всевидящих глаз Аласаис он не сможет скрыть своих недостойных мыслей, и наказание за это будет ужасно и неотвратимо… И даже не кара страшила его – куда хуже было бы разочарование в том, что хоть где-то в мире есть место, в котором он сможет жить по законам, которые установит для себя сам, и служить тем богам, которых будет любить и почитать всей душой.

Он давно утратил надежду на то, что мир вокруг него изменится, но сегодняшняя странная встреча вернула её.


Вдалеке, на верху одной из башен царского дворца, погас и снова вспыхнул ярко-зелёный огонь. Это означало, что середина ночи миновала и начался новый день.

Он еще раз пообещал себе, что будет вежливым и почтительным, но не позволит наследнику руалского трона вновь превратиться в существо, не способное верно оценить ситуацию просто потому, что она не укладывается в рамки обычаев.

С привычной осторожностью Анар пробрался ко входу в подземелья и нырнул в проём за упавшей колонной.

За всю его полную священных тайн и неясных обычаев жизнь у него накопилось множество вопросов, и ему казалось, что сейчас самое время рискнуть своей шкурой, чтобы найти ответы, по крайней мере, на некоторые из них.


* * *


Тал сианай Аниаллу обнаружилась у необъятной колонны, исчерченной какими-то сложными, состоящими из множества линий и окружностей фигурами. Анар остановился на почтительном расстоянии от алайки, не решаясь мешать посланнице богини. Он молча наблюдал за тем, как девушка подносит к очередному символу пластинку из прозрачного голубого стекла величиной в две её ладони. Через мгновение на поверхности стекла появлялся точно такой же, как и на колонне, знак, светящийся ярким голубым цветом. Аниаллу некоторое время рассматривала его, а затем по мановению её руки поверхность пластины снова становилась чистой.

Это повторялось много раз, и Анар уже устал ждать, когда Аниаллу закончила своё странное занятие и, сложив пластину пополам, словно та была листком бумаги, засунула её в карман.

– Ну как, ты решил всё-таки вспомнить меня? – поинтересовалась девушка, прислоняясь спиной к колонне и подняв к нему лицо.

– Нет, – покачал головой Анар, глядя в глаза тал сианай. Такие странно знакомые глаза, которые напоминали ему о чём-то очень хорошем. Но вот о чём, Анар никак не мог вспомнить.

– И могу я узнать, что же тому причиной? – подняв брови, ехидно осведомилась Аниаллу.

– Моя мать, – неожиданно для самого себя ответил Анар. Ему только сейчас пришло в голову, что тал сианай могла являться ему до его появления в Руале. Она ведь так и сказала, что видела его ребёнком. А детства своего он не помнил, значит не помнил и её.

– Твоя мать? – недоверчиво переспросила алайка. Она уже начала догадываться, что в действительности произошло с её старым другом. Но это было слишком невероятно, слишком чудовищно.

– Её святейшество Амиалис была на удивление милостива к своему сыну. И сделала всё, чтобы я стал достойным членом руалского общества, – с обычным сарказмом подтвердил предположение Аниаллу Анар, – разум которого не искалечен ужасными призраками прошлого.

– Она сама тебе об этом сказала? – нет, Алу нисколько не удивилась бы, если бы Амиалис даже вовсе лишила рассудка любого из своих многочисленных врагов, но Анар был её сыном… Вот, значит, какой цепью приковала она Анара к своей родине, которую, узнав её поближе, принц, скорее всего, покинул бы, тем самым разрушив все честолюбивые планы своей матушки.

– Она сказала, что моя жизнь за пределами Руала была так отвратительна, что мой собственный разум блокирует все воспоминания об этих годах, – проговорил Анар, выплёвывая каждое слово, будто оно было чем-то невыразимо мерзким. То, что он прочёл на лице тал сианай – изумление, гнев и отвращение, – окончательно расположили его к этой девушке, заставляя забыть её титул и всё, что было принято связывать с ним в Руале. Анар полностью уверился в том, что ей можно доверять и говорить с ней свободно. Теперь не только алайское чутьё, но и разум подсказывал ему это.

– Да, она поступила мудро, что ответила тебе именно так, – холодным тоном рассудила вслух алайка. – Хорошо, даже как-то правдоподобно. Только вот кажется мне, что твоя святейшая мать, желая освободить твою голову от всех воспоминаний о жизни за пределами Руала, милостиво избавила своего сына от ложной и, как бы она выразилась, противоестественной науки иноверцев. Хотя первое само по себе было полезно: пока ты считаешь, что мир за пределами Руала ещё более ужасен для тебя, ты будешь довольствоваться тем, что у тебя есть, не имея причин рассчитывать на нечто лучшее.

– Да, – продолжала рассуждать Аниаллу, – она понимала, что ты достаточно умён и рано или поздно узнаешь всю правду о внешнем мире, а если даже этого не случится, то просто из любопытства пожелаешь покинуть город. Другой вопрос, сможешь ли ты это сделать… – она замолчала. Мысли, которыми сейчас была занята её голова, не предвещали Амиалис ничего хорошего. За подобный поступок бывшую царицу ждала неминуемая кара – изгнание, по меньшей мере.

– Я всегда знала, что она порядочная стерва, – пробормотала девушка, стекая вниз по колонне и усаживаясь у её подножия, – но чтобы настолько. Нет, ну разве можно себе такое представить! А я то, голова с ушами, всё гадала, как же это тебе с твоим-то характером могут нравиться здешние порядки! Первые лет пятьдесят понятно – ты был не в силах отсюда выбраться, но потом Барьер и воля твоей матери должны были перестать быть тебе помехой… – она говорила тихо, словно сама с собой.

– Ты так хорошо меня знала? – с подозрением спросил Анар.

– Мы были друзьями, – пожала плечами Аниаллу, – я помогла тебе остаться в Академии магии, где ты учился, когда твоя мать хотела забрать тебя сюда. В первый раз.

– Друзьями? С тал сианай? – всё ещё недоверчиво переспросил алай, осторожно опускаясь на пол напротив девушки. – Ты, скорее, должна была бы убить меня, чем защищать от Амиалис. Ты тал сианай, Тень богини, Коготь Карающий, «освободительница душ, не заслуживающих этого мира», – уныло, как зазубренный урок, проговорил он, – та, что наказывает алаев-отступников… Я всегда опасался прихода одной из вас. Богине есть за что меня карать…

Аниаллу рассмеялась так заразительно и искренне, что Анар невольно улыбнулся.

– Караю? – переспросила девушка, выкроив мгновение между взрывами смеха. – Я и не мечтала о подобной работе! – и вдруг, копируя Анара, затянула: – Я никого не караю и даже не сужу – наоборот, я призвана именно освободить существо, которое оказалось в неподходящих условиях. Его – от мира, а не мир – от него. Это же про таких, как ты, – снова рассмеялась она и уже совершенно серьёзным тоном спросила: – Или я ошибаюсь?

– Ну, судя по тому, что моя мать всё так же недовольна мной…

– Твоя мать ненавидит вообще всех, кто не копирует её во всем. Незавидная доля быть её сыном.

– Моей сестре повезло ещё меньше. Она живёт вместе с Амиалис. Правда, Накар пошла в мать, так что, может быть, она и довольна такой жизнью.

– Недовольна. Нет, она и сама бы рвалась к власти, но если тебя гонят кнутом, когда ты и так быстро бежишь – это не самая сладкая жизнь, верно? – злорадно ухмыльнулась Аниаллу. Накар она не любила, равно как и её мать, хотя и не могла не признать некоторых её заслуг перед Бриаэлларом.

– Верно… Постой, ты сказала, что освобождаешь таких, как я, а могу я узнать – куда ты их… освобождаешь?

– По-разному, – пожала плечами Алу, – кого-то в другие области Энхиарга, кого-то в иные миры…

В глазах её собеседника блеснул знакомый огонёк любопытства.

– В иные миры? Зачем? Аласаис всегда предпочитала другие методы…

– Аласаис никогда не предпочитала другие методы! Их предпочитали ваши жрецы, – гневно фыркнула Аниаллу, отворачивая от алая оба уха в знак презрения к его словам. – Аласаис давно отвернулась от Руала. Местные жрецы, воспользовавшись этим, исказили её образ до неузнаваемости, создали свою, новую богиню, именем которой правят страной, – она иронично усмехнулась. – И правят, что удивительно, так, что всем, кроме тебя и Аласаис, это нравится.

– Ты хочешь сказать, что всё это ложь?

– От первого слова и до последнего. Ну если и не ложь, то искажённая правда. Как и та фраза про тал сианай, что ты сказал мне.

– Я знал! – Анар от облегчения вдруг резко сложился пополам.

– Ой! Я рада за тебя, – поджала ногу Алу, потирая ушибленную его лбом коленку.

– Так ты здесь по её приказу, чтобы освободить меня?

– Нет. Но я могу это сделать. Твоя мать стёрла тебе память – это не только нарушение закона, но и отличный повод для Великих домов Бриаэллара избавиться от Амиалис. Особенно – для переселенцев из Руала, которым она попортила довольно много крови…


Вдруг её лицо окаменело.

Она сойдёт с ума. Лучше не жить, чем жить в постоянном страхе перед этим. Каким-то чудом она сумела сохранить баланс на тонкой грани между двумя своими «я». Если сейчас она откроет глаза и скажет хоть слово или слово услышит, то – всё. Она потеряет равновесие, и конец. Она провалится в бездну, глухую, где есть только вязкий мрак, только чувство того, что не хватает воздуха, что сердце вот-вот зайдётся, как бывает от непереносимой жары или ужаса, даже чего-то более тяжкого, мучительного, после чего смерть – лишь сладкое избавление от мук. Так бывало с ней прежде, когда в очередной раз возвращаясь из сладкого альтруистического забытья, вызванного пробуждением её подвластной Тиалианне части, она медленно становилась сама собой и с отчаянием от собственного бессилия понимала, что эту «себя» она снова предала.

Аниаллу несколько раз глубоко вздохнула, всё ещё не размыкая век. Надо взять себя в руки и радоваться, что она вовремя заметила – её снова затягивает это. И еще – теперь рядом с ней старый друг, которому, даже спустя века, она может доверять.

– Я хочу попросить тебя об одной вещи, – сказала Аниаллу. – Это очень важно для меня. Если ты вдруг заметишь во мне этакую чрезмерную жертвенность, благородство или ещё что-нибудь в этом духе, сразу же останови меня. Слышишь – сразу! Ущипни, дёрни за хвост, но останови. Иначе я не только не смогу помочь тебе выбраться отсюда, – убедительно соврала она, – но и сама окажусь в большой беде.

– А разве может быть алай «чрезмерно жертвенным и благородным»? – спросил Анар очень тихо и с какой-то затаённой надеждой заглянул ей в глаза. И по тому, как он это спросил и что он спросил именно об этом (а не о том, например, почему она не сможет помочь ему убежать), Аниаллу почувствовала, что затронула очень важную для него струнку, может быть, самую важную. И ей уже не надо было расспрашивать его о том, как ему тут живётся. В одну эту короткую фразу Анар сумел вложить все триста лет сомнений: чужой ли он среди своих и сможет ли быть своим среди алаев там, за пределами руалских стен?

– Я могу. И я – не единственная. Далеко не во всех алайских городах царят такие нравы, как у вас в Руале, не все кошки одинаковы. А я вообще особенная, искусственно выведенная. Служу двум богиням – Аласаис и Тиалианне. Змеекошка в общем, ха-ха-ха, – грустно усмехнулась Алу, – вот ты, чего больше всего не любишь? – вдруг спросила она.

– Брить уши ко Дню Очищения, – быстро ответил алай, состроив брезгливую гримасу.

– А что тебе будет, если ты этого не сделаешь?

– Ну… жрецы, общественное мнение… мама приедет, снова память сотрёт… – невесело пошутил он.

– Так вот. Представь себе, что тебя заставляет делать это нечто внутри тебя самого! Весь ужас в том, что когда я по заветам Тиалианны помогаю кому-то – мне нравится этот кто-то и нравится ему помогать, но потом эйфория проходит, я – снова я, и в сердце – пустота, оттого, что я не понимаю, зачем мне всё это было нужно, для кого я это делала? Вроде – доброе дело, а моя душа не принимает его, потому что я действовала вслепую, по чужой воле – вот как ты исполняешь обряды по воле жрецов. Нас, кошек, недаром называют духами свободы. Я не могу быть рабыней, пленницей. Даже у самой себя! И я устала от разочарований.

– Но тогда зачем ты здесь?

– Я изучаю Барьер. И ещё, – немного виновато сказала она, – я хотела здесь спрятаться ото всех. На время. Думала, что никого тут не встречу.

– Зачем, зачем? – Анар не совсем понимал её. То, что тал сианай может что-то изучать, а значит, не знать – было немыслимо. Если верить жреческим текстам, разумеется. – Неужели это ещё кого-то волнует?

– Это много кого волнует, – пожала плечами Алу, – это старая, даже древняя история, но и по сей день есть те, кого она интересует. И они готовы приложить немалые усилия и вложить приличные деньги в разгадку тайны давно минувших лет.

– Но кто эти «они» и что ими движет? Любопытство? – продолжал допытываться Анар.

– Например, потомки тех, кому пришлось оставить свои дома по вине его святейшества Агира Девятого, – ответила Аниаллу. Она уже предвидела, каким должен был быть следующий вопрос её собеседника, и алай не разочаровал её.

– Да, но если Агир Освободитель и совершил… преступление перед существами окрестных земель, то он сделал это с попустительства богини, а в таком случае, если ты передашь твоим… нанимателям подобную информацию, то предашь богиню, и кары Аласаис тебе не избежать.

– А ты догадлив! Разумеется, никакой правды, – заговорщицки улыбнулась Аниаллу, – если она, конечно, не окажется выгодной нам, они от меня не услышат. Но это расследование так же заказано и домом ан Темиар – домом Верховного жреца Кеана, – пояснила алайка, – он лучше, чем кто-либо другой, сможет распорядиться этими знаниями – его мудрость неоспорима, а я не только сбегу от всего мира, получив при этом солидный куш, но и принесу пользу своему народу.

– Но почему бы ему не расспросить саму богиню, он что – боится её гнева? – расспрашивал Анар.

– Ничего он не боится, – фыркнула Аниаллу, – богохульствует постоянно, ты по сравнению с ним смиренный праведник. Правда, делает это не приалайно, а в личной беседе, так сказать. Аласаис не самая лучшая правительница – дела государственные не для богини, особенно, не для такой… несерьёзной, как она. Я имею в виду налоги всякие и прочую бездушную бумажную канитель. А вот Кеан пребывает в полной уверенности, что если бы наша богиня не брезговала заниматься ещё и государственными делами, то «Бриаэллар вышел бы на качественно новый виток развития», – передразнила она манеру Верховного жреца.

– И что же богиня говорит ему на это? – полюбопытствовал Анар.

– Пытается «оправдаться», что она богиня все-таки, а не просто королева Бриаэллара. Тем более, что у неё есть такие мудрые, осведомлённые и верные жрецы, как члены дома ан Темиар.

Анар немного помолчал, переваривая услышанное, и вдруг заявил:

– А знаешь, я вижу действенное средство решить проблему с твоей второй богиней – Тиалианной.

– Какое же?

– Мы заключим сделку. Ты помогаешь мне выбраться отсюда, я же обязуюсь предоставить тебе всю информацию о Барьере, какую только можно достать в библиотеках Руала. Тогда твоё рвение будет заведомо оправдано, а действия по моему «спасению» будут соответствовать твоей алайской натуре. Вот видишь, Аниаллу – твои проблемы решить так же просто, как и мои. Тебе, главное, вовремя остановиться. Или чтобы тебя кто-то остановил.

– Всё это бесполезно… – как-то потускнела Алу.

– Ну, тогда что? Встряхнуться как-то надо – меч в руки и в пещеру к дракону. Думаю, лекарство в самый раз, или я не прав?

– Да, ты знаешь, из драконов, оказывается, получается отличное лекарство. Даже не из совсем чистокровных! – она с хитринкой покосилась в его сторону, но, увидев, что Анар шутки не понял, быстро сказала:

– Так, это всё замечательно. Вот, как деловые алаи, давай и начнём прямо сейчас, если уж ты сам предложил такую сделку, – она достала пачку листков и приготовилась писать. – Так что слышно про Барьер у вас в благословенном Руале?

– У нас-то? Одни страшные сказки да суеверные россказни жрецов, – фыркнул Анар, – на мой взгляд, по крайней мере. Я знаю лишь то, что при отце Агира Освободителя наш город, тогда ещё не защищенный Барьером, наводнили иноверцы. Я с детства слышу о мерзостях того времени, о том, как был ужасен наш мир. «Ужасен» не в смысле опасен, ведь мы богоизбранная раса и бояться нам нечего, он был богопротивен, отвратителен, грязен. Иноверцы оскверняли своим присутствием наши священные земли, они уже не только смиренно служили, но и осмеливались поклоняться своим богам: ходили слухи, что в некоторых домах есть святилища их идолов, а это грозило навлечь гнев богини на весь Руал. Поговаривали, что даже некоторые алаи посещают эти тайные храмы… Аласаис уже занесла свою наказующую лапу над городом, и неотвратимо близился день, когда кара её пала бы на головы богохульников и тех, кто допустил их творить свои гнусности на наших землях. Жрецы пребывали в великом смятении, они тщетно взывали к царю и согражданам: «Всевидящая и грозная Аласаис разгневана на недостойный свой народ. Как смеете вы почитать других богов, разве не помните, кто даровал вам жизнь, знания и силу, дабы побеждать своих врагов и возноситься над другими народами». Они призывали соотечественников отречься от чуждой им веры и возвратиться к истинному служению Аласаис. В храмах жрецы денно и нощно возносили молитвы и совершали церемонии жертвоприношений, призывая богиню обрушить проклятие на головы неверных, но великая Аласаис отвернула свой лик от руалцев.

– Ещё бы! – недовольно фыркнула Аниаллу. – Ваши жрецы пытались доказать, что в Аласаис уже есть всё то, чем прельщали их чужеземные боги. И то, во что они превратили её образ, мягко говоря, было неприятно моей госпоже.

– В это смутное время, – тоном академического лектора, продолжил свой рассказ Анар, – на руалский престол взошёл один из наиболее заметных в истории правителей этой земли – Агир Девятый. Во всех текстах, начиная со второго года его правления, он упоминается не иначе как Агир Анвиритани, что значит «освободитель».

– На мой взгляд, такую свободу можно сравнить только со свободой узника в камере, пусть и весьма комфортной, – снова перебив Анара, прокомментировала Аниаллу.

– Вместо того, чтобы, как того ожидал от нового правителя Священный Совет Верховных жрецов Руала, смыть сотворенный иноверцами и богохульниками позор их же кровью, Агир просто окружил границы своих владений магической завесой. Он сказал так:

«Те, чьи души и сердца преданы великой богине, могут остаться в этих землях. Отступники же да станут изгнанниками во внешние земли и будут страдать вечно, прозябая во мраке вместе с иноверцами. Для тех не-алаев, кто прежде имел право на равных говорить с благословенным богиней руалским народом, но жил на нашей земле, пренебрегая нашими традициями и законами, я не вижу иной участи, кроме участи рабов. Все иноверцы будут изгнаны из Руала. Если же кто-нибудь из них пожелает остаться, то этим он сам себя обречёт на рабство».

– Да, вот оно – это самое «страдать вечно», меня и настораживает.

– Настораживает? – переспросил Анар.

– Меня интересует, знал ли Агир о последствиях создания Барьера? Я, собственно, здесь именно для того, чтобы разузнать об этом, – ответила Аниаллу и, увидев, что Анар не понял, о чём именно она говорит, пояснила: – Это мощнейшее заклятье имело побочный эффект, оно заставило меняться обитателей ваших лесов: стали всё чаще и чаще появляться твари, способные заставить замереть от страха самые смелые сердца.

Существа эти появлялись только с внешней стороны магической завесы, и оставшимся в Руале алаям не угрожали. Кошки, изолированные от окружающего мира магией Агира, жили в полной безопасности, – она словно читала по невидимой книге.

Анар удивлённо слушал, ему и в голову не приходило, что твари, обитающие за стенами его города, появились по вине Агира Освободителя.

– Чего нельзя сказать, – всё в той же странной манере продолжала Алу, – про обитателей городов, выросших за последние столетия у Руалских границ. Большинство заклятий на тварей не действовало, и пока жителям городов, осаждаемых ордами жаждущих крови чудищ, удавалось найти способ борьбы с одним из их видов, леса рождали на свет совершенно новых. Горожане несли огромные потери. Многие из них – те, кто ранее переселился сюда из северных земель, – вернулись на историческую родину. Но у тех, кто пришёл на плодородную равнину Жёлтых Цветов через Лесные врата на юге, не было иного выхода, кроме как покинуть уже ставшие им домом земли и вернуться в пылающие пески Приинской пустыни. Они не смогли бы прорваться через орды тварей, перекрывших им путь на север к Долине Снов и прилежащим землям. Такая участь казалась им нестерпимо ужасной, и примерно три четверти из них приняли решение просить убежища в Руале, несмотря на опасности, ожидающие их в дороге и рабство в конце пути. Неся огромные потери, около тысячи существ прорвалось к лесам. Стоило им ступить под сень деревьев руалского леса, как их встретили послы Агира. Они защитили беженцев от кишащих в лесах тварей и провели их внутрь стен.

Большая часть тех, кто не пожелал добровольно заточить себя в стенах Руала, нашла свой дом в бескрайних песках пустыни Приина. За прошедшую тысячу лет они почти полностью растворились в коренных народах пустыни. Единственным напоминанием о прошлом, о жизни по соседству с изумрудными руалскими лесами, остались измененные под влиянием культуры пустынников орнаменты на тканях и посуде… Алаи же отправились в Бриаэллар, где и остаются по сей день, основав дом ан Руал, один из Великих домов города.

Алвиан Анлиморский, «Таинственные пределы нашей родины», Линдорг, пятнадцать тысяч какой-то год, – широко улыбнувшись, закончила Аниаллу, ну точь-в-точь хорошая ученица, великолепно ответившая на билет выпускного экзамена.

– Никогда не слышал о том, что звери стали… такими из-за Барьера, – поделился с ней своим удивлением Анар.

– А откуда же таким красавцам тогда взяться? – хмыкнула девушка. – У нас в Бриаэлларе есть такая шутка: Агира прозвали Освободителем за то, что он освободил от населения всю огромную равнину Жёлтых Цветов.

– Так значит у людей и эльфов всё же была причина стать рабами… – едва слышно прошептал алай.

– Причина была, – согласилась девушка, – но несмотря на это, начало добровольного рабства в Руале – самый непонятный для меня момент в вашей истории, – сказала она, подворачивая ноги и поудобнее устраиваясь на спальном мешке. – Нет, я, конечно, вижу целый ряд причин, по которым можно решиться на такое. Во-первых, многие свободные существа за пределами Руала живут гораздо хуже ваших рабов и не имеют полной уверенности, что завтра у них не отберут и эти крохи. Достаток и спокойствие при минимальных затратах труда и должном почтении к хозяевам, которые не тиранят своих рабов попусту, – это не самая плохая из судеб, – разглагольствовала Алу, вспоминая благостные рассказы Анарова раба. – А если прибавить к этому красоту вашего города, пышную прелесть лесов, богатых дичью, чистые озера, в которых не переводится рыба, поля, приносящие не один урожай в год, то получится просто сказка. Да, ведь, кажется, ваши маги лечат рабов, и для них построены отдельные храмы, в которых служат настоящие алайские жрецы?

Но всё-таки, становиться ради этого рабом, да и своих детей и детей их детей обрекать на такую же участь без их на то согласия – для алая это как-то дико, и я не могу до конца понять…

– Вот и я, Аниаллу. Очень долго не мог понять. И даже, более того, придумал закон, позволяющий потомкам рабов выбирать свою судьбу. Положил его к стопам своего дяди…

– И он, конечно, чуть не убил тебя?

– Нет, – горько усмехнулся Анар, – он милостиво согласился принять моё предложение.

– Ты шутишь?

– Кор издал указ, что каждый, кто недоволен своей жизнью, волен беспрепятственно покинуть Руал…

– Но это «беспрепятственно» было не указ для «милых» обитателей окружающих город лесов, – подхватила Аниаллу, за последние дни научившаяся хорошо понимать психологию своих руалских собратьев.

– Именно так, – подтвердил Анар, грустно кивнув. – Пятеро рабов покинули наш город на следующий же день. Все погибли в течение трёх часов ужасной смертью. И я видел это, благодаря магии слуг моего дяди.

– Неужели они не знали о том, что ждёт их за стенами?

– Знали, конечно. Но все они были молоды и амбициозны. Слово «свобода» значило для них вовсе не то, что для нас с тобой. Но я тогда этого не понимал. Хотя должен был понимать. Они видели, что все свободные живут в Руале намного лучше рабов, им казалось, что едва они обретут свободу, как заживут с таким же великолепием, что там, за пределами нашего города, они станут такими же господами, как алаи здесь.

В результате, как и всегда, мои действия только упрочили существующую систему.

– Я мог бы убить Кора, – равнодушно сказал Анар, а Алу подумала: «Как же это он решил справиться с Правосудием Души»?»

– Мог бы расправиться с царицей и её сыном, – всё тем же ровным тоном продолжил алай. – И меня удерживала от этого вовсе не кара богини, которую сулили жрецы за убийство членов царской семьи. Уже много лет назад я мог бы взойти на престол и в корне поменять весь уклад жизни руалцев. Но я вовремя одумался и не сделал этого.

– Ты понял, что поступил бы со своим народом так же, как жрецы поступали с тобой: ты стал бы тираном, клыком и когтем насаждающим новые порядки и законы.

– Да, я бы многое отдал за то, чтобы найти хоть какой-то реальный повод, помимо моего личного недовольства жизнью, чтобы возненавидеть руалскую власть и начать с ней бороться. Но я видел, что мои реформы не нужны никому, кроме меня самого. И, если вдуматься, даже мне по-настоящему не нужны.

Нет, мне очень хотелось переделать этот лесной мирок, подогнать его под мои собственные представления о счастье. Но всё больше убеждался, что многим, если не сказать всем, нравится так жить. Всем: и рабам, и их хозяевам. И если мне наша жизнь казалась неправильной, то остальным такой же показалась бы та жизнь, о которой я всегда мечтал.

Я очень много думал об этом. И, если ты позволишь, вот к чему я пришёл.

Никто и не запрещал уходить из Руала.

Ты удивлена? Те, кто хотел уйти до появления «чудного» Агирова зверинца, – ушли сразу. Те, кто остались, – остались по доброй воле, это была особая порода существ, независимо от их расы, из тех, кто предпочел зарегламентированную, но сытую и спокойную жизнь. Они передавали это свойство по наследству своим детям, внукам и правнукам. А тех, кто все-таки рождался свободолюбивым, никто не держал – пожалуйста, иди. Половину съедят, а тем, кто выживет, никогда уже не придет в голову вернуться обратно, и мутить воду они будут где-нибудь в другом месте, но не в Руале!

Аниаллу долго молчала, задумчиво покалывая щёку острым ноготком, а затем подняла на Анара глаза и сказала:

– Ты поступил мудро, – и чувствуя, что надо переменить тяжелую для него тему, добавила: – Но мы отвлеклись от истории Барьера…

– Эта история уже почти закончилась. Мы закрылись в своём городе, защищенные от окружающего мира. А его святейшество Агир Освободитель, проживя со своим народом еще долгие четыреста лет, покинул нас и вознёсся в Бриаэллар, дабы занять достойное такого великого алая, как он, место у подножия трона богини.

– А как именно он вознёсся? – пряча улыбку, спросила Алу.

– Спустился в это самое подземелье, на нижние его уровни, где располагаются гробницы властителей прошлого, возлёг в свой гроб и оставил этот мир. По собственной воле, как и подобает мудрейшему и достойнейшему из алаев, – ответил Анар с присущим ему грустным сарказмом. – Это всё, что я знаю. Если хочешь услышать более полную версию – лучше спроси у Амиалис, отец призвал её перед смертью, дабы дать ей наставления.

– Наставления? – навострила уши девушка.

– Да. Никто в Руале точно не знает, сколько мудрости он вложил в её голову в тот день, но мать говорила, что самым главным его пожеланием было наложение запрета на это подземелье.

– И больше нет никаких упоминаний? Может быть, какие-то молитвы, тексты или что-нибудь вроде того? Сплетни, наконец.

Анар отрицательно покачал головой. Ему уже самому стало интересно разобраться в этой истории. Но никакого способа сделать это он не видел – жрецы и властители Руала были слишком умны, хитры И предусмотрительны, чтобы оставить хоть какие-то свидетельства своих действий, за которые их можно было бы упрекнуть или осудить.

– Жаль, что я ничем не смог помочь тебе.

– Быть может, тебе удастся найти что-нибудь в библиотеках там, наверху? Ведь ты, как наследник престола, имеешь доступ к любой информации: и к архивам храмов, и к Царской библиотеке?

– Имею, – подтвердил Анар и, хитро улыбнувшись, добавил: – Вот только не всегда потому, что я наследник престола.

– Ну так, может быть, тебе всё-таки удастся обнаружить там хоть что-то ценное.

– Я постараюсь, – ответил Анар без особой надежды в голосе…


…В Царской библиотеке искать не имело смысла. Если какие-то из интересующих его документов и сохранились, то найти их можно было только в библиотеке Храма Спящих – храма памяти о великих свершениях алаев прошлого. Там были собраны книги и свитки, повествующие о жизни древних царей и цариц, святейших жрецов и самых выдающихся деятелей Руала.

Молодой стражник, охраняющий врата храма, не смог скрыть изумления от того, что принц-безбожник, который постоянно выказывал пренебрежение к святыням и непочтительно относился к правящему царю, вдруг появился здесь. Он замешкался и не сразу открыл тяжелую кованую дверь, забыв оказать должные знаки почтения.

Идя по галерее, Анар слышал, как старший стражник тихо выругал своего юного напарника за непростительную дерзость.

И стоило алаю приблизиться к дверям главного книгохранилища, как створки бесшумно распахнулись. Взору Анара предстало высокое полутёмное помещение, круглые стены которого скрывались под массивными книжными полками, особыми шкафами для хранения свитков и изящными подставками, на которых покоились наиболее ценные фолианты. По стенам вилась широкая галерея, спиралью уходящая на огромную высоту, достигая витражного потолка с изображением основателя этого храма и нескольких его святейших сподвижников.

Пока впервые попавший сюда Анар, задрав голову, осматривал грандиозный зал, откуда-то из-за шкафов появился библиотекарь. Он ничем не отличался бы от других представителей этой профессии, если бы не особая вкрадчивость и быстрота движений, выдававшая в нём прирождённого воина.

А еще – он был проницателен. И умён – слишком умён – это, скорее всего, и послужило причиной того, что он оказался здесь. Кто-то из его окружения, кому этот алай мог составить конкуренцию, постарался, чтобы потенциальный противник стал вечным пленником библиотеки. Анар слышал, что иногда в Хранители попадают и таким путем, но, к счастью, библиотек в Руале было гораздо меньше, чем желающих рекомендовать своих знакомых на почётную должность.

Соврав на голубом глазу, что он изучает Барьер, как одно из мощнейших заклятий, Анар получил возможность покопаться в архивах Храма Спящих. Он уныло бродил среди этого необозримого богатства и наконец, так и не придумав, с чего бы тут начать, попросил о помощи у Хранителя библиотеки.

– Я сожалею, принц, но информации сохранилось очень мало – ничтожно мало, если мне позволено сказать так, – ответил тот, сделав ударение на слове «сохранилось».

– Но ведь Барьер был создан не так давно, – деланно удивился Анар. Как он и предполагал, вся сколько-нибудь компрометирующая власть информация была уничтожена. А если это действительно так, то правителям было что прятать.

– И больше нет никаких упоминаний? Может быть, какие-то молитвы, тексты или что-нибудь вроде того? Сплетни наконец.

– Это так, – подтвердил библиотекарь, – но нужные тебе сведения были уничтожены твоей святейшей матерью по приказу её отца. Он предвидел, что дети его дочери будут несколько иными, чем обыкновенные руалцы, что отцом их будет иноверец. В сохранении Барьера он видел гарантию того, что, несмотря на эти прискорбные факты, будущее Руала будет таким же прекрасным и совершенным, как и его прошлое.

– И это не показалось странным?

– Нет. Видишь ли, ходили слухи, что Владыка Кор, да царствует он вечно, – по привычке добавил алай, – не сын супруги Агира Освободителя, а его незаконный отпрыск, рождённый рабыней-эльфийкой.

– Что?!

– То, что я сказал, наследник. И ничего более. Мы предполагали, что опасение, что Кор будет представлять угрозу существующему порядку вещей, и побудило Агира Освободителя уничтожить часть документов, относящихся к этому периоду.

– Есть ли смысл искать в других архивах?

– Нет, – не раздумывая, ответил библиотекарь и вздохнув добавил: – Твоя мать – великая женщина. Она не проглядела бы и одной буквы.

– Благодарю тебя, Хранитель библиотеки Спящих, – Анар почтительно склонил голову.

– Да послужат Руалу и богине обретённые в этих стенах знания, принц, – библиотекарь ответил ритуальной фразой, коротко поклонился и, продолжая смотреть в глаза наследника, отступил назад в темноту архивного зала.

Двери библиотеки сомкнулись, и Анар отправился прочь, раздумывая, не выдал ли он себя уже тем, что посетил библиотеку Спящих? Мало ли какие способы были у его матери, которая, как оказалось, так тщательно охраняла тайну Барьера, чтобы тайна эта тайной и осталась. Не привлекло ли это к нему лишнего внимания?

В том, что в жилах Кора нет ни капли эльфьей крови, Анар не сомневался – дядя был воплощением того, что называют породой. Откуда могли взять начало такие слухи, он тоже догадывался. Их вполне могла распускать его мать, чтобы скрыть истинную причину уничтожения текстов о Барьере.

Но зачем же было их уничтожать?!

Ответа на этот вопрос он пока не знал, но вот причина того, что он вчера свалился со стены на глазах у изумленных зрителей, была ему хорошо известна: он не спал уже долгое время. Решив больше не доставлять им такого удовольствия, он, не теряя бдительности, благополучно дошёл до дворца и завалился спать, приказав рабам разбудить его в полночь.

Ночью Анар вновь отправился к спрятанному среди огромного комплекса заброшенных храмов входу в подземелья. Без особых приключений он добрался до того самого зала, где позавчера нашел своего неблагодарного раба, которого, кстати, алай так и не сподобился отчитать за непослушание и святотатство, ставившее под удар не только самого полуэльфа, но и его хозяина.

Он снова шел на свет зелёных огней, освещающих часть подземелья, облюбованную тал сианай для временного жилья. Едва войдя в зал, Анар заметил какое-то движение – за колонной, у которой были сложены вещи и книги Аниаллу, мелькнула тень. Решив, что это сама Аниаллу трудится над очередным священным текстом, Анар было направился поприветствовать её, но внезапно его остановил какой-то чужой запах. Анар принюхался, пытаясь определить, что так насторожило его. Запах исходил, определённо, от живого существа, которое не было ни алаем, ни человеком, ни эльфом. Это было нечто иное, с чем Анар никогда прежде не сталкивался, а значит, не знал, чего от него можно ожидать.

Алай, опустив капюшон и запахнув полы тёмного плаща, стал бесшумно приближаться к незваному гостю, двигаясь в густой тени, отбрасываемой колонной. Подобравшись на достаточное расстояние, он сделал несколько шагов вбок и, рискуя обнаружить свое присутствие, вышел на свет зелёных огней, чтобы разглядеть неведомую тварь: одетая во что-то серебристо поблёскивающее, она деловито рылась в бумагах Аниаллу. Существо так и не заметило Анара, который, вернувшись в тень колонны, крадучись приближался к нему. Запустив тонкую лапку в рюкзак Аниаллу, оно извлекло на свет какой-то пузырёк и стало обнюхивать его, жадно вдыхая запах большими ноздрями. Эта тщедушная тварь с тонкими лапами, похожими на узловатые тёмные ветви, и длинными, несомненно сильными и ловкими пальцами, более всего походила на гоблинов. О злобном и жестоком характере этих существ Анар узнал из неизвестно как сохранившейся в Руале книги, повествующей о походе отряда искателей приключений по лесам Энхиарга в поисках одной древней реликвии.

Гоблин ещё раз глубоко вдохнул исходящий из пузырька запах и блаженно прикрыл большие глаза. Воспользовавшись моментом, когда тварь отвлеклась и потеряла бдительность, Анар резко оторвался от плит пола и одним стремительным прыжком оказался рядом с ней. Опасаясь забрызгать все вокруг кровью существа, которая, в его представлении, могла оказаться весьма зловонной, алай схватил его обеими руками за тонкое горло, собираясь задушить. Но не успел алай сжать пальцы, как гоблин истошно завопил. Звук был таким резким, что Анар чуть было не выронил проклятую тварь.

Аниаллу, мирно спящая тёплым клубочком в меховых недрах спального мешка, пробудилась от этого душераздирающего крика. Она, сразу осознав, что происходит, и мысленно выругав себя за непредусмотрительность, чёрной молнией выскочила из уютной норки и, на ходу превращаясь из пантеры в девушку, бросилась к Анару.

– Жрецы лишили тебя последнего разума? Отпусти его! – приказала она, оказавшись рядом с оглушённым воплем алаем.

– Но это же гоблин! – возмутился Анар, от удивления забывший, что спорить с тал сианай, пусть и необычайно милостивой, не стоит.

– Сам ты гоблин, – по-кошачьи наморщив нос, фыркнула встрёпанная Аниаллу. Она каким-то неуловимым движением разжала пальцы Анара и выхватила полузадушенное существо из его рук. – Какой же это гоблин, – бормотала себе под нос девушка, укладывая тщедушное создание на край своего спальника. Она быстрыми движениями обследовала шею «гоблина» и, видимо, убедившись, что ничего особенно ужасного с ним не произошло, заметно успокоилась.

– А кто это тогда? – растерянно спросил Анар, разглядывая распластанное на чёрном меху существо. Он рассмотрел необычайное серебряное одеяние «гоблина» – оно состояло из тысяч серебристых рыбёшек, скрепленных между собой каким-то непостижимым способом.

– Это? Это илшааг, Ис-аншу-роимри, – он помогает мне с расшифровкой ваших священных текстов, – пояснила девушка, не отрываясь от осмотра пострадавшего. – Но пока, – Аниаллу широко зевнула, блеснув длинными клыками, – пока мы не нашли там ничего интересного о Барьере. Только сплошные восхваления в адрес Агира Девятого. А одними восхвалениями сыт не будешь, – закончила она, многозначительно взглянув на всё ещё не пришедшего в себя Анара.

– Я отнесу его домой и попытаюсь уладить весь этот… инцидент, – усмехнулась Аниаллу и протянула Анару книгу в переплёте из тёмной кожи с золотым знаком на обложке. – Я принесла тебе книгу про тёмных алаев, как ты просил, – пояснила она, потом взяла существо на руки, бережно прижав его к себе, как ребёнка, и скрылась в сиянии портала.

Анар открыл книгу на заложенной листком бумаги странице и начал читать. Язык, на котором она была написана, походил на руалский.

«…но помимо эльфов, – медленно разбирал Анар, – в Великом лесу обитает ещё один народ, называющий его Ал Эменаит. Это тёмные алай, или эалы. Темнокожие, с длинными чёрными волосами, словно тени они блуждают в вечном сумраке своих лесов, сокрытые от солнца густой листвой могучих деревьев. Лишь изредка поднимаются они на их вершины, чтобы понежиться на солнце, потому что тьма, пронизанная лучами магических огней, милее их сердцам, чем яркое сияние дневного светила…


…бывают ночи, когда ветви древних деревьев Ал Эменаит расступаются, и на мир залов льётся серебристое сияние лун. Закономерности наступления этих ночей никому из чужеземцев эалы не открывают. Говорят, что в это время в части леса, расположенной над подземными озерами, происходят разные чудеса. В момент, когда Глаза Аласаис проходят точку зенита, лунный свет пронизывает поверхность земли, и она становится прозрачной. Все эалы Ал Эменаит от мала до велика собираются посмотреть на это чудо. На дне сверкающей хрустальной чаши кристально чистые воды озера словно бурлят от неимоверного числа прозрачных рыб. Тела их, взлетая над поверхностью и изгибаясь в причудливом танце, сверкают и переливаются в свете лун сотнями нежнейших оттенков. Сидя по берегам и подняв головы к небу, словно глядя в Глаза своей богини, эалы поют шэамиэ – вечную Песнь Жизни. А лунный свет, проходя через прозрачную толщу земли и дробясь в словно ставших стеклянными переплетениях корней и ветвей, радужными переливами играет на их шкурах…


…живут в гармонии с природой. Лес даёт им всё необходимое: грибы, плоды и дичь, они же наполняют его своей магией, от которой деревья вырастают до небес и, говорят, обретают собственную волшебную силу. Но сила эта иная – это вовсе не те деревья, которые охраняют владения эльфов, и Ал Эменаит совершенно не похож на эльфийские леса, его питает не только солнце и живительные соки земли – этот лес живёт благодаря особому волшебству»…

Так…

«…холодная расчётливость мужчин соседствует с эмоциональностью женщин… Сильные телепаты… способны проникнуть в разум любого существа, незаметно сломать все мысленные барьеры и завладев сознанием, подчинить себе свою жертву… Самые быстрые и ловкие из алаев… порой необъяснимо жестоки, способны подраться из-за права спать на той или иной ветке…» – Ха-ха…

«…Местные законы позволяют им безбоязненно высказать своё мнение правителям по поводу того или иного решения, но если те не прислушаются к возражениям своих подданных, то воля владык будет выполнена беспрекословно…

…Женщины… отточенная веками интуиция… Правители, принимая важнейшие решения, опираются на советы Чувствующих…


…На протяжении веков эалами правили двое владык – Селорн и Аринола. Верховную власть всегда представляла пара алаев – мужчина и женщина. Это было священной традицией. Она не просто олицетворяла союз мужского и женского начала, тем более, что правители не могли быть супружеской парой. Эта была наиболее гармоничная модель управления государством, опирающаяся на оба уникальных дара, ниспосланных эалам Аласаис: сверхинтуицию женщин и блестящий ум телепатов-мужчин.

Но более двухсот лет назад Селорн переселился в Бриаэл-лар, дабы стать правителем всех живущих там тёмных алаев, которые любили своего владыку и не желали разлучаться с ним. После того как Селорн покинул Ал Эменаит, королевой стала его сестра Тимела, а её соправителем – Инаан, уже бывший в далёком прошлом первым владыкой алаев Великого леса и добровольно освободивший свой трон, ибо устал от бремени власти. Долгое время Тимела странствовала за пределами родных лесов, а вернувшись домой, явила своим соплеменникам великую мудрость и силу вести их в новый день. Увидев в ней достойную преемницу, владычица Аринола передала ей корону и, как давно желало её сердце, удалилась в неведомые пределы…

Говорят, что где-то там находится Вечное Дерево, священное для всех эалов – сердце Ал Эменаит… …ветви же его являются и корнями, ибо из всего мира собирает оно свою силу…

…Лесные эльфы – соседи эалов, опасаются заходить в их владения. И хотя эалы никогда не проявляли никакой агрессии в отношении своих соседей, эльфы не могли смириться с присутствием поблизости от своих жилищ в корне чуждых им существ. Этот страх сводил эльфов с ума, и однажды они решились напасть на эалов, воспользовавшись каким-то незначительным предлогом, которого история не сохранила.

Отряд вернулся и… атаковал своих.

После этого эалы и эльфы не общаются вовсе…

Тёмных алаев побаиваются и за пределами Великого леса. Покинув Ал Эменаит, они часто состоят при дворах правителей в качестве телепатов…

…В Бриаэлларе существует дом ан Ал Эменаит, основанный переселенцами из Великого леса. Его первый и единственный правитель патриарх Селорн, член Совета Бриаэллара и… »


Буквы поблёкли до такой степени, что строчки казались Анару просто серыми полосками. Они начали извиваться, словно струйки тумана, закручиваясь в спираль, в маленький водоворот, куда медленно, но неумолимо тянуло Анара…


…– Таемасс, – прозвучал в его сознании исполненный силы глубокий, низкий голос. Анар мотнул головой, пытаясь отогнать, развеять захлестнувшее его видение, но это ему не удалось. Он был в плену сна и уже почти не чувствовал своего тела…

…Перед ним на огромном троне восседал властитель. Неизвестно откуда к Анару пришла уверенность, что это король Ал Эменаит. Его лицо не было ни злым, ни высокомерным, оно выражало холодное спокойствие и уверенность в себе. Он был мудрым и древним, как сама вечность.

– Гнев. Ярость, – произнёс он своим странным, рычащим и по-своему мелодичным голосом. – Зло проникает в наш мир, струится сквозь пространство и вливается в живущих, – взгляд эала из отрешённого и устремлённого вглубь себя стал грозным и властным. – Отправляйся к людям в Канирали, – сказал он кому-то невидимому для Анара. – Вы станете щитом на пути зла.

Анар попытался перевести взгляд и рассмотреть собеседника Властителя. Точка обзора тотчас изменилась, и он увидел четырех эалов, стоящих перед троном. Строгое выражение не вязалось с молодыми, живыми чертами их лиц.

– Какое нам дело до людей? – фыркнул один из них, презрительно наморщив нос. – Самоуверенные и гордые до глупости твари, вечно суют свои носы куда не следует, так пусть передерутся и перемрут поскорее!

– Люди слабы, – спокойно ответил король. – Именно тем, что не знают своего места, они и притягивают зло к себе. Но если оно сначала поработит их, заставит напасть на соседей, а потом этих самых соседей, ослабленных войной, тоже подчинит себе, что будешь делать ты, сын мой, против объединённых армий всех окрестных земель?

Юноша промолчал, и правитель, явно довольный его молчанием, продолжил:

– Если не остановить эту болезнь сейчас, когда ей заражены единицы, то потом, когда она превратится в эпидемию, не в наших силах будет с ней совладать. Она поглотит и тех, кто подчинился ей добровольно, и тех, кто проявил равнодушие, и даже тех, кто противостоял ей.

– Твои слова мудры, я не могу заглядывать так далеко. Поэтому я просто сделаю так, как ты приказываешь, – молодой эал поклонился, сделал знак своим спутникам, и все четверо покинули зал.

Стоило им выйти, как из тьмы в дальнем углу зала материализовалась фигура темнокожей женщины. Её губы и ногти казались усыпанными гранатовой крошкой. Платье, разрезанное по бокам от подола до бёдер и спереди от шеи почти до талии, было изумрудно-зелёным, как и её глаза. Стремительная поступь, под лёгкой тканью – рельефные мышцы стройного тела. Властительница Тимела.

Сияющая на её голове диадема, сплетённая из золотых нитей, была не только символом власти – она давала королеве Ал Эменаит защиту от лишающих воли взглядов мужчин её племени. Не обладай она подобным приспособлением, эалами правил бы один король, а королева, полностью подчинённая ему и покорно повторяющая все его слова, была бы лишь иллюзорной фигурой, никак не влияющей на судьбы своих подданных. Анар не представлял себе, откуда пришло к нему знание об этом. Ему казалось, что оно было в его голове всегда.

– Он не стал спорить. Это хороший знак, – проговорила эалийка неожиданно низким, рычащим голосом, который очень походил на голос Инаана. Но если голос властителя выдавал холодный ум, то в ее голосе бурлили эмоции, она вся была в них. Всё, что бы она ни делала, шло от природы, всё было естественно. Ум сочетался в ней с натурой и повадками её младших сестёр пантер. В ней было что-то обольстительно звериное. Она была дикой кошкой, живущей инстинктами, которые подчас оказывались куда лучшими советчиками, чем самый изощрённый разум. Всё это Анар понял, лишь взглянув на неё.

– Он знает своё место, – подтвердил Инаан. – Жаль, что ему пришлось умереть четыре раза, чтобы осознать прописные истины.

– Я не согласна с тем, что нам надо вмешиваться в дела людей. Ты скажешь, что причина этого – моё собственное отвращение к этим существам. Люди… Эльфы… – задумчиво проговорила она. – Твой сын высказал всё, что я чувствую по отношению к ним.

– Быть может, тебе, Властительница, стоит примириться с твоим прошлым? – спросил Инаан, хотя Анар видел, что владыка эалов отлично знает, что его соправительница никогда не согласится с ним, да и сам он полностью разделяет её мнение о людях. – Ты Чувствующая, и твои личные симпатии и антипатии не должны затуманивать твой внутренний взгляд.

– Примириться? – зловеще усмехнулась женщина. От этой улыбки, больше похожей на оскал готовой к прыжку пантеры, Анару, легко выдерживавшему грозный взгляд владыки Кора, стало не по себе.

– Нет, Инаан, – тихо, почти нежно протянула Тимела, склонив голову набок, – пусть эти твари примирятся со мной! И говорю тебе еще раз: ты ошибаешься, посылая телепатов в Канирали. Ты ошибаешься вдвойне, лишая Ал Эменаит королевы – я не намерена более быть пленницей своих сомнений и твоих мудрых речей. Я ухожу к Вечному Дереву, уже сегодня.

Она быстро отвернулась и направилась к выходу, все еще нервно подрагивая хвостом. Анар мысленно следовал за ней узкими извилистыми коридорами, поднимался по винтовым лестницам и наконец оказался на открытой площадке. Открывшийся пейзаж поразил Анара: он, всю свою жизнь проведший в лесах, вдруг увидел, что они могут быть совсем не такими, как в Руале.

Деревянное кружево живых галерей, обвивающих могучие деревья, и змеящиеся сплетения ветвей, образующие открытые платформы, стены беседок и вырастающие из стволов деревьев дома; лианы, цветы и листья. Неохватные стволы уходили далеко вниз, на сколько хватало глаз. Высоко вверху – тёмный полог из крон исполинских деревьев. Весь этот погружённый в полумрак лесной мир сиял неяркими огнями: светился мох, мерцали грибы и цветы, волшебными огоньками мелькали стайки насекомых.

Властительница шла через своё шелестящее, цветущее королевство. Огромный лес вокруг неё жил своей обычной ночной жизнью. Но что-то было неправильно. Непривычно. Тимела никогда не чувствовала себя полностью комфортно, пребывая в своей двуногой форме. Она пожелала измениться, и вот её тело окутало облачко тумана, и через мгновение из него выступили две чёрные, сильные лапы пантеры.

Чувства Тимелы мгновенно обострились до предела. Анар переживал это вместе с ней, хотя и глядел на эалийку со стороны. Теперь она была довольна.

Тимела сосредоточенно точила когти. С наслаждением изогнув спину, она сконцентрировалась на ощущениях в кончиках лап. И тут внезапно почувствовала, что кто-то… недвусмысленно прихватывает её за загривок. Разъярённая кошка развернулась и с размаху огрела незадачливого ухажера тяжёлой лапой по морде. Того буквально сдуло с ветки. Послышался треск ломающихся сучьев и шум листвы, сопровождающие жалобный мяв. Тимела не удосужилась даже проследить взглядом за падением своей жертвы. Благо, жертва была не только четверонога, но и наделена богиней даром всегда падать на эти самые четыре ноги. Властительница раздражённо дёрнула кончиком хвоста и продолжила свой путь.

Чем дальше она шла, тем темнее становилось вокруг. Наконец ноздри Тимелы уловили специфический запах, говорящий, что дальше начинается территория Совета анеис. Никто кроме Чувствующих высшего посвящения не мог пройти дальше.

Ещё несколько минут пути, и вдалеке показалось чуть заметное зелёное сияние. Оно робко пробивалось через чёрную стену стволов, ложась на них полосками мерцающего мха. Сделав ещё несколько шагов, Властительница миновала едва ощутимый магический барьер, и тут же её чуткие уши встрепенулись, улавливая льющуюся со стороны источника света песнь.

Удивительно, что кошачья гортань, не приспособленная даже к речи, способна издавать такие звуки – манящие, таинственные, чарующие, – но между тем это было пением анеис, чёрными пантерами притаившихся в листве. Чем ближе подходила Тимела, тем больше ей хотелось присоединить свой голос к их голосам, почувствовать себя частью восхитительного целого. Это желание охватывало ее всегда, когда анеис исполняли Гимн Единения Чувств, перед тем как разойтись с Совета. Но сегодня она вынуждена была сдержать себя, и, скользнув вперёд, Тимела прижалась к чёрному стволу, слилась с ним, став совершенно незаметной. Она не хотела появляться на Совете.

Её глазам открылась большая глубокая котловина, по периметру которой возвышались деревья с пышными тёмными кронами и почти соприкасающимися стволами. Их воздушные корни, переплетаясь и змеями сползая вниз, образовывали стенки земляной чаши. В центре её несколько мощных корней выныривали из земли и, образуя витую подставку, поддерживали огромный изумруд, освещающий всю котловину.

Десятки более мелких огоньков попарно пылали среди тёмной листвы. Приглядевшись, можно было заметить, что в их сиянии обрисовываются морды пантер – обладательниц этих лучистых глаз.

Огоньки гасли один за другим – анеис расходились по своим делам. Тимела терпеливо ждала, попрежнему не выдавая своего присутствия.

Наконец лишь одна пантера осталась в Льен те анеис. Она лежала на нависающей над котловиной ветви, изящно скрестив передние лапы, и задумчиво смотрела на изумруд, такой же зелёный, как глаза Тимелы. Её звали Ларе. Она была к'элене – учителем, наставником, вырастившим многие поколения Чувствующих. Тимела была в их числе. Теперь же Ларе была ей другом, верной советчицей, поверенной всех её секретов. С ней единственной из всех Чувствующих поделилась Тимела своими опасениями, ей одной поведала о плане Инаана. И вот теперь Властительница, покинув своё убежище за стволом, вновь шла к Ларе с печальным рассказом о своей неудаче. А ещё затем, чтобы попрощаться.

Тимела спустилась на стенку чаши. В то же мгновение Ларе, резко оттолкнувшись лапами, взметнулась со своей ветви, одним прыжком перелетела через котловину, приземлилась на корень рядом с Тимелой и заглянула ей в глаза. Их морды были так близко, что длинные усы соприкасались. Мало кому, кроме Ларе, позволяла Властительница подобную фамильярность. Но та пошла еще дальше:

– Клыки и когти, Тимела! – словно шипение раздалось в сознании королевы. – Сын Инаана и его телепаты все-таки отбыли в Канирали? – сверлил мозг язвительный голос. – Еще вчера вечером ты была вне себя от беспокойства и доказывала, хотя мне и не надо ничего доказывать, что вмешиваться в дела Канирали – подобно самоубийству! Ты обещала еще раз поговорить с Инааном… И что же?

– Он сказал, что это мой гнев ослепляет меня, а ненависть к людям лишает меня права называться Чувствующей… – опустила гордую голову королева.

– Тимела! – Ларе хлестнула хвостом по боку. – Ты ходишь по кругу. Вчера ты полна решимости не допустить трагедии, а сегодня ты напоминаешь домашнюю кошку, которой рачительный хозяин подрезал когти, чтобы любимая Мурка не причиняла хлопот.

– «Обрезая мне когти», он был очень убедителен, Ларе. Он всегда убедителен: он – из Сотворенных Первыми, один из праотцов нашей расы, первый Властитель Ал Эменаит, давший имя нашему лесу, правивший им на протяжении тридцати веков… И заметь! – горестно воскликнула Тимела, поднимая глаза. – Правивший мудро.

– А я… – Властительница вновь принялась разглядывать свои выпущенные когти. – Конечно, Аринола сочла меня достойной преемницей, да и я сама была тогда согласна с этим! Но потом… Нет, Инаан ни разу не подверг сомнению мое право на корону, но вот сейчас, когда принимается такое серьезное решение, мне приходится соглашаться с ним, хотя я вижу – чувствую! – что он не прав… Он бьет в мое больное место, Ларе…

– С каких это пор мужчины взялись спорить с Чувствующими? ! – возмущённо фыркнула Ларе. – Такого не было с начала времен…

– А он и не спорит, – отозвалась опустившая голову Тимела, – он просто делает, как считает нужным, и, согласись, он заслужил это право.

– Что ты говоришь, что! – воскликнула Ларе, ткнувшись мордой в подбородок Тимелы, чтобы заставить ту поднять голову. – Народ эалов тем и силен, – проникновенно сказала она, глядя в глаза Властительницы, – что, следуя мудрости Аласаис, правители его в равной мере опираются на разум и интуицию. Мы знаем тому не один пример. Мы помним также тех, кто по глупой гордости своей не прислушался к совету одной из нас. Вспомни хотя бы историю Ри! Её возлюбленному-человеку стоило жизни его упрямство!

– Инаан не человек… – хмыкнула Тимела.

– Но уже скоро скатится до его уровня! Да… Инаана уже не переубедишь, – покачала головой Ларе. – Плохо, когда мы, кошки, забываем о своей кошачьей сути и пытаемся заменять её чем-то иным. Разумом, например. Разум и логика – удел наших мужчин. Предавать свою родину подло, но ещё хуже предавать саму себя, свою алаит, – пантера оскалилась, но вдруг морда её приобрела задумчивое и даже мечтательное выражение. Тихим, вкрадчивым голосом она заговорила: – Когда мы доверяем своей интуиции, наши глаза становятся подобными Глазам Аласаис, что смотрят на мир с высоты ночных небес. Ничто не может затуманить их взор – они выше личных чувств, выше разума и знаний. Они просто видят. В этом и есть суть нашего «неразумного» дара! – попыталась пошутить Ларе.

– Я во всем с тобой согласна, Ларе, – кивнула Тимела, но подёргивающийся хвост её выдавал, что Властительница не обрела покоя после этого разговора и не изменила своих намерений. – Возможно, я проявила слабость, и если беде суждено произойти, то она произойдет. Но я хочу отсечь все сомнения в том, смогу ли я отпустить свое прошлое, достойна ли я быть вашей королевой, могу ли быть Чувствующей. Потому я и иду к Вечному Дереву в последней надежде вернуть себя…


Дикая кошка Тимела неслась сквозь звенящий птичьими голосами Ал Эменаит. Она прыгала с ветки на ветку, взбираясь всё выше и выше, на верхние этажи леса. Мимо проносились стайки радужных льетри, поспешно упорхнули с её дороги яркие бабочки. Бегущая Тимела приводила мир вокруг себя в такое же смятение, что царило в её душе. Она жаждала успокоения, искала ответов, подтверждений своим чувствам, и инстинкт, более древний, чем Инаан, более мудрый, чем все его слова и увещевания подруг, указывал ей тропу…


Видимо, Анару не положено было узнать путь к сердцу Ал Эменаит – месту, где росло таинственное Вечное Дерево: виденье его поблёкло, образ Тимелы растворился в ставшей единым зелёным пятном листве, а потом картину перед глазами алая сменили бессмысленные переливы красок.

– Если бы Властительница Тимела знала, насколько правильными были её опасения… – внезапно прозвучал в сознании Анара другой, не принадлежащий эалийской властительнице голос.

Анар потряс головой, пытаясь прогнать образы, навеянные, видимо, только что прочитанной книгой и расцвеченные его богатым воображением. Перед глазами всё плыло, в ушах шумело, как в общем-то часто случалось с ним, когда он возвращался из мира своих грёз.

Рядом с ним сидела Аниаллу с расширившимися от изумления глазами.

– Ты часто видишь такое? – спросила девушка.

– Со мной это постоянно происходит, – горестно вздохнул Анар. Его ничуть не удивило и почему-то вовсе не оскорбило, что девушка заглянула в его мысли. – Моя мать и жрецы пытались научить меня…

– Это не твои фантазии, а реальные события, – перебила Аниаллу, – это уникальный дар, который доступен единицам алаев! Сама Тимела, которая славится даром предчувствовать беды, не видит события так ясно, так подробно.

– Видимо, моя фантазия так богата, что делает все происходящее таким реальным… – расплылся в улыбке Анар.

– Вот, ты опять! – фыркнула Алу, хлопнув его по колену. – Да что же я Тимелу и Инаана не узнаю? Хочешь знать, что случилось потом?

– А что случилось потом?

– Им ничего не удалось, – начала свой рассказа Алу, снимая с плеча лямку принесённой сумки. – Люди передрались, более двух сотен погибло. Прежнего короля свергли, что было на руку Бриаэллару, потом прилетели драконы из Тир-Веинлон и обвинили нас, что в угоду Бриаэллару же, у которого действительно в последнее время были напряжённые отношения с королём каниралийским, мы заставили его брата и обоих младших принцев совершить переворот. Нас обвинили в том, что беспорядки в Канирали дело лап магов Ал Эменаит, следы волшебства которых действительно были повсюду в королевстве – сражаясь с таким могущественным врагом, они не могли расходовать силы на то, чтобы ещё и скрывать свои действия. Драконы Веиндора, которые прежде никогда не вмешивались в дела алаев, совершили невиданный для их расы поступок: они силой забрали в свой дом в Тир-Веинлон не успевших покинуть Канирали эалов. По сей день сын Инаана и семеро его соотечественников находятся в Серебряных скалах. Каким образом дети Веиндора собираются расследовать события в Канирали, и собираются ли вообще – мы не знаем.

– Неужели не было никаких вестей? – подозрительно поинтересовался Анар. Умение кошек проникнуть куда угодно было ему известно.

– Нет, – вздохнула Аниаллу, – никаких вестей не было. Ни от них. Ни от послов в Элидане, ни от моей сестры Эталианны. Она прибыла в Серебряные скалы ещё до начала всего этого безумия и остаётся там до сих пор.

– А что это за изумруд? – продолжал спрашивать алай. – Королева Тимела видит в нём будущее?

– Нет, я уже говорила тебе – это не в её власти, – отвечала тал сианай. – И изумруд не одно из тех зеркал или камней, в которых предсказатели видят картины прошлого, настоящего или будущего. Это самый обычный изумруд, просто очень большой. Правда на него наложено одно заклятие – он не позволяет Тимеле думать, когда она смотрит на него. Ты уже наверное прочёл, что женщины тёмных алаев обладают невероятно развитой интуицией. Если они начнут анализировать информацию, пытаясь принять осмысленное решение, то, скорее всего, ошибутся. Но, – она многозначительно подняла бровь, – стоит им отключить свой разум и довериться предчувствию, как они практически всегда видят верный путь.

В общем-то это распространяется на всех алаев вне зависимости от… хм-хм… породы. Мы можем собирать информацию, но не должны делать выводы, оценивая ситуацию и рационально обдумывая все возможные выходы из нее. Наоборот, нам надо очистить свой разум, и тогда наше естество, наша интуиция подскажет самое верное решение. Этот дар – второй из великих подарков Аласаис нашему народу. Это то, что делает алаев алаями.

– Мне не кажется правильным принимать необдуманные решения, – заявил Анар.

– Руалец, – припечатала Аниаллу. – Разумеется, тебе не кажется, и все потому, что вы, алаи Руала, утратили этот дар, сделав выбор в пользу блестящего ума и мощнейших магических способностей. Вы способны достаточно верно оценить ситуацию, пользуясь своим разумом, просчитывая кучу вариантов, не упустив ни малейшего шанса. Но при этом вы уходите от своей природы, становитесь уже не алаями, вернее, не такими алаями, как вас задумывала Аласаис… И кому же я это говорю! – воскликнула Алу, заметив, что взгляд её собеседника стал отстранённым. – Я дума… – начала было она, но заглянув в глаза и помахав ладонью перед лицом Анара, поняла, что тот снова погрузился в мир видений.

– Подожди… подожди… опять… – прошептал Анар, пытаясь сконцентрироваться и сделать расплывчатую картинку видения более чёткой. Ничего не получилось, только в ушах алая зашумело, и на него накатилась волна дурноты. Анар покачнулся и почувствовал, как руки Аниаллу осторожно надавили ему на плечи, он откинулся назад, оперевшись спиной о колонну.

– Не пытайся концентрироваться… – тихо сказала девушка, убирая руки, – это должно идти от души… это вихрь эмоций…

Анар послушно расслабился и ему сразу же стало лучше, тошнота отступила, и боль, острым когтем вонзившаяся в его мозг, постепенно исчезла…


…Снова переплетение листьев, цветов и изогнутых ветвей светлого дерева с невиданным мягким золотистым оттенком. Зал. Со сводчатого потолка свисают длинные восьмиугольные светильники из такого же резного дерева, что и стены. Испускаемый заключёнными в них магическими огнями янтарный свет мерцает на одеяниях собравшихся в зале алаев. Покрои одежды, как и лица её владельцев, не знакомы Анару и кажутся странными, хотя и очень привлекательными.

Совсем рядом – группа алаев, невысокие кошки, в большинстве своём с очень белой кожей. Все золотоволосые, с изумительно прекрасными лицами, спокойные, безгранично довольные жизнью.

– Дом ан Камиан, – пояснил проникший в его видение голос Аниаллу. – Женщина в открытом… – алайка хихикнула, – самом открытом платье – матриарх Аэлла. Лучшие художники, музыканты, сочинители, певцы и танцовщики. Их магия – магия красоты. В отличие от алаев Великого леса, они не воздействуют на разум существа, их сфера – эмоции, чувства, желания… Улавливают мельчайшие изменения настроения, всегда знают, что от них хотят услышать и что надо сказать. Прирождённые актёры – способны изобразить что угодно и заставить других разделить их переживания. Там, где самый сильный мозговой штурм обречён на неудачу, их мягкая магия подчас находит тропинку к сердцу существа. Их сила не в знании и умении, а в интуиции и вдохновении. Видишь, как они держатся?

Только теперь Анар осознал, что именно в облике золотоволосых алаев так притягивало его взгляд. Его поразила их раскованность: одни стояли расслабленно прислонившись к колоннам и стенам, другие вовсе сидели на полу, свободно откинувшись назад.

– Это из-за них нас считают самой ленивой, самовлюблённой и распущенной расой. От общения друг с другом и сознания собственной привлекательности они порой пьянеют без вина. Дети ан Камиан проводят свои дни в увеселениях, пирах и бесконечных романах. В большинстве своём они наивны, по-детски добры и восторженны. Всё, что они делают, идёт от сердца, что вовсе не мешает им время от времени сплести какую-нибудь интригу – это дает им недостающую остроту ощущений.

На троне сидела темнокожая женщина. Анар подумал, что это снова королева Тимела, но, разглядев её повнимательнее, понял, что у них нет ничего общего, кроме цвета кожи. У этой было нежное лицо и ласковые, спокойные глаза, в которых не вспыхивало ни искры раздражения, хотя слова, которые говорил ей пожилой человек в богатых и вместе с тем строгих одеждах, стоящий в нескольких шагах от неё, были дерзкими и грубыми.

– …И от его имени, – видимо, продолжил он свою речь, – мы требуем уравнять в правах алаев и жителей Канирали, проживающих в Бриаэлларе в третьем поколении. Или же прекратить облагать их налогами, – он сурово блеснул серыми глазами, завершив своё обращение.

– Слово «требуем», господин посол, – тихо ответила темнокожая алайка, – подразумевает наличие некоторой причины, по которой вы можете диктовать условия Совету Бриаэллара. От вас мы её не услышали.

– Как пожелаете, – коротко и резко кивнул человек. – Мы намерены поступать с алаями, живущими на территории королевства Канирали, точно так же, как вы поступаете с каниралийцами здесь, в Бриаэлларе. Ни для кого не секрет, что неалайское население подвергается здесь дискриминации по всем позициям, – с этими словами посол передал Верховной жрице Гвелиарин длинный список своих претензий. – Помимо этого, мы желаем получить назад земли, на которых стоит Ар-Диреллейт – школа, уплачивающая налоги Бриаэллару и не подчиняющаяся нашим властям. Во главе школы вместе с Канирали ан Фейм стоит гражданка Бриаэллара Диреллея ил Лейтан. Как гражданка Канирали, леди ан Фейм обязана подчиняться его законам, то есть платить налоги с доходов, получаемых от ее деятельности в школе и не препятствовать властям Канирали производить проверки на предмет благонадежности преподавателей и слушателей. Также наш король не приветствует развитие магического искусства на территории страны и считает наличие большого количества существ со сверхспособностями угрозой неприкосновенности и спокойствию нашего государства. Поэтому деятельность такого «учебного заведения», как школа леди Канирали ан Фейм, должна быть прекращена…

– Для начала, бывшей гражданки Канирали, – промолвила Гвелиарин, задумчиво глядя на посла. – Первый король каниралийский, её супруг, изгнал леди ан Фейм из своей страны, а наэй Аласаис приняла её в свой дом как любимую дочь.

– Что же до вашей земли, – вмешался в разговор стоящий рядом с троном Верховной жрицы алай, – то этот вопрос мог бы стоять лет десять назад. Но сейчас, как вам без сомнения известно, строительство нового здания Ар-Диреллейт на землях, принадлежащих Бриаэллару, закончено, и в течение недели, если вы пожелаете, старое здание будет освобождено и передано властям Канирали. За эти дни мы даже готовы из искреннего уважения и любви к вашему народу выплатить вам арендную плату.

Анар внимательно разглядывал говорившего – эта личность показалась ему даже более интересной, чем члены дома ан Камиан, Он был довольно высоким по алайским меркам, очень стройным. Лицо его с мягкими чертами казалось совсем юным, тогда как в глазах незнакомца читались сила и мудрость.

– Кто это? – мысленно спросил Аниаллу Анар.

– Это мой третий отец, Кеан, он сейчас занимает пост Верховного жреца Бриаэллара, – ровным голосом ответила Алу.

– Это ваш… – изумился Анар. Несмотря на то что этот алай произвёл на него хорошее впечатление, Верховного жреца, самое влиятельное лицо в Бриаэлларе он представлял себе совершенно иначе.

– Именно так, – подтвердила Аниаллу, – и поверь мне, он как никто достоин этого места. В каждой паре правителей Бриаэллара один всегда принадлежал к дому ан Темиар, как и Кеан.

Их дом – это и есть истинные правители Бриаэллара. Они странствуют по мирам, похищая из чужих голов знания, впитывая, вбирая в себя чужой опыт, и обретают мудрость тысяч прожитых жизней, дабы управлять Бриаэлларом. Они координируют действия наших послов и шпионов, занимаются сбором налогов, решают вопросы о финансировании тех или иных проектов и делают многое, многое другое, без чего наша жизнь была бы куда менее прекрасной.

Пока Анар и Аниаллу беседовали, Верховная жрица Гвелиарин поднялась со своего трона и, остановившись на верхней ступени ведущей к нему лестницы, мягко улыбнулась почтительно склонившимся послам.

– Я хочу напомнить вам, что Бриаэллар – это не рядовой город или страна, – прозвучал чарующе-спокойный голос Верховной жрицы. – Это дом Аласаис. И если она впустила вас в своё жилище, то советую вам, непрошеным гостям, не указывать ей, какие порядки надо в нем устанавливать, – в словах алайки не было гнева – в них слышался лёгкий укор, какой бывает у матерей, поучающих своих неразумных чад. – Она позволила вашим соплеменникам жить здесь, приобщаясь к благодати, дарованной ей моему народу. И если вас не устраивает существующее в Бриаэлларе положение вещей, то врата города распахнуты для всякого, кто хочет его покинуть.

По напряжённым лицам послов было видно, что они уже искренне сожалеют о случившемся; казалось, что они вообще не понимают, что здесь делают. Люди выглядели растерянными – мудрый взгляд жрицы синими волнами своего благостного света смыл из их душ весь гнев, усмирил породившую его гордость, а вместе с этим и решимость спорить покинула послов. Все трое каниралийцев неловко поклонились и поспешили к выходу. На этом видение закончилось, яркие краски померкли и растаяли, словно янтарная дымка. Перед Анаром снова было освещенное зелёными огнями подземелье, кажущееся ещё более тёмным после изумительного покоя священного города. Сердце его всё ещё замирало от восторга: он был царским сыном, но такого не видел и при пышном дворе своего дяди.

– Это тоже было? – спросил алай, когда окончательно пришёл в себя.

– Да, но гораздо раньше событий твоего прошлого видения, – ответила Аниаллу. – С этого странного визита и начался наш конфликт с Канирали. Как ты видел, послы уехали от нас ни с чем, им было даже стыдно за то, что они сделали.

Они осознали свою глупость и то, насколько неравны были силы их страны и Бриаэллара.

Но они не исцелились от своего безумия – всё это повторится вновь и вновь. Среди лордов Канирали произойдёт раскол и вспыхнет конфликт. Король будет настаивать на начале репрессий против алаев, живущих в Канирали, если не на начале войны с Бриаэлларом, его брат и двое младших принцев возмутятся. Произойдёт переворот, о котором я тебе говорила. Старший сын короля погибнет, напоровшись на собственный меч: Тиалианна прокляла его и наслала свою излюбленную кару – лишила его удачи, – пояснила Аниаллу, увидев изумление на лице Анара. – Его отца свергнут, после чего на трон взойдёт средний сын короля, который принесёт извинения Бриаэллару. Всё закончится хорошо, – горько усмехнулась Аниаллу, уставившись на подёргивающийся кончик лежащего на бедре хвоста.

– А потом прилетят драконы… – проговорил алай. Теперь у него в голове сложилась полная картина произошедшего. Хотя нет, не совсем так.

– Алу, а вызволить их вы пытались? Неужели эалы Ал Эменаит не попытались отбить своих, неужели… богиня позволила кому-то судить своих детей? – это казалось обитателю Руала невероятным. Его грозная Аласаис вдруг вынуждена склонить гордую голову, увенчанную короной владычицы всего сущего, перед… перед кем? Кто вообще такой этот Веиндор?

– Это бесполезно, – грустно покачала головой Аниаллу, выпустив хвост из игравших им пальцев. – С Веиндором спорить бессмысленно и сражаться с ним невозможно.

Я еле отговорила своего отца Селорна от атаки на Серебряные скалы. Это было бы приговором нам всем.

– Они что, прилетели бы и спалили Великий лес?

– Огнём? – усмехнулась девушка, хотя в голосе её не было ни капли веселья. – Нет, Анар. Веиндор есть Смерть, он решает, кому умереть и кем возродиться, он может убить тебя, не прибегая к оружию. Ему было бы достаточно пролететь на своих призрачных крыльях сквозь лес, сквозь деревья, сквозь птиц, зверей и эалов. Забирая души последних. А лес… лес и его неразумные обитатели ничего бы не заметили. Веиндор не карает невинных, – зло улыбнулась Алу – сейчас она как никогда походила на Селорна, – дело в том, что раньше он не брался быть судьёй в мирских делах, не лез в политику…

– Этого не может быть! – прошептал, почти прошипел Анар, невольно опустив уши. – То есть, если в Энхиарге существует раса, наделённая такой силой, то она должна уже многие тысячелетия диктовать свои правила всем остальным обитателям нашего мира. Или, быть может, так уже и происходит?

– Нет, конечно, нет… – нервно рассмеялась Аниаллу, – у драконов нет иных целей, кроме служения своему владыке. А его самого не интересуют ни власть, ни богатство. Они не способны на подлость, вся их жизнь – это служение добру, хотя и в непонятной большинству существ форме. Ни амбиций, ни страхов, ни привязанностей… в общем – никакой личной жизни.

– Я чего-то не понимаю. Веиндор – бог смерти, так? – переспросил недоумевающий алай. Что-то не увязывался в его сознании образ милосердного бога с его… родом занятий.

– Не совсем так, он наэй Перехода, перерождения, – поправила Аниаллу, но Анар не дал ей договорить.

– Не важно. И эти драконы служат ему, верно? – продолжал он настойчиво допытываться, желая немедленно докопаться до истины.

– Абсолютно, – соглашаясь, кивнула девушка. – Они, можно сказать, состоят из этого служения. Приносят волю Веиндора в миры. К несчастью, вот и мы попали к нему в немилость, хотя мне так и не понятно за что? Не может же он (Анара поразило то почтение, граничащее с восхищением, которое прозвучало в голосе алайки) быть столь слеп…

– Прекрасно, – ехидно улыбнулся Анар, – и после всего этого, ты называешь их доброй и мудрой расой?

– Да, – простодушно пожала плечами алайка, чем ещё больше взбудоражила любопытство своего собеседника. – И не я одна – их боятся и ненавидят только темные… хм …я имею в виду необразованные или совсем уж тупые существа, которые не могут постичь цели Веиндора. В Энхиарге его называют Милосердным и почитают едва ли не больше, чем Аласаис и Тиалианну. Он тратит всю доступную ему мощь на то, чтобы ликвидировать огромное количество несправедливостей, которые связаны с болезнями, старением или, наоборот, вечной жизнью. Он такой же Страж Пути, как и Тиалианна – то, что ей не удаётся исправить в судьбе существа при его жизни, Веиндор способен исправить после его смерти, даровав новое рождение… в подходящих, достойных его условиях, – Аниаллу обхватила колени руками и положила на них подбородок. Удобно откинувшись на колонну, она пристально наблюдала за реакцией Анара. А он смотрел перед собой невидящим взглядом, видимо, осмысливая услышанное.

– А как они выглядят? Ты называешь их то призрачными, то серебряными драконами? Ты сама-то видела их? – спросил он через некоторое время.

– Не видела. И никто этого не знает наверняка. Людям из Элидана, любимой расе Веиндора, они представали в сверкающей серебром чешуе. Но когда Веиндор наслал мор на Лактд в Рапе, он явился как жуткий призрак, серый… чёрный… грозный… страшный в общем, – Аниаллу махнула перед собой рукой, словно отгоняя дурное виденье. – Про Веиндора и его драконов ходят тысячи слухов, легенд и поверий, но я не думаю, что у нас есть хоть клочок от шкуры правды.

Некоторое время алаи молчали. Анар пытался понять, как он, прежде считавший себя практически неуязвимым для всех, кроме богини и матери, будет жить теперь, зная о существовании силы, превосходящей Аласаис. Но вот возникшее в первый момент неприятное чувство незащищённости ушло без следа, и алай поразился уже собственному спокойствию, одновременно с наслаждением представляя себе, какой шок испытал бы его дядя от такой новости.

– Вот такая у нас весёленькая жизнь, – промолвила Аниаллу, вздохнув и вытянув ноги. – Раньше, оказавшись в опасной ситуации, я говорила, что нас вот-вот накроет пёсьим брюхом, а теперь – теперь это брюхо превратилось в драконье. Чести, конечно, больше, но удовольствие то ещё, – девушка состроила тоскливую гримаску, но тут же глаза её задорно блеснули. – Впрочем, насколько я понимаю, в скорости это будут и твои проблемы! Если после моего рассказа ты, конечно, не передумаешь и не предпочтёшь остаться всесильным владыкой в безопасном и неизменном Руале!

– О чём это ты? – выдохнул Анар.

– О том, что я, как хорошая киска, выполнила свою часть нашей сделки, – пропела Аниаллу, любуясь всей гаммой чувств, отразившейся на выразительной Анаровой физиономии. – Ты можешь отправиться в Бриаэллар, когда пожелаешь.

– Когда ты… когда ты успела это сделать?! – воскликнул алай, едва не задохнувшись от радости. В сочетании с суровыми чертами его лица, это выглядело презабавно, и Аниаллу еле сдержала смех.

– Пока ты смотрел свои сны, – улыбнулась она. – И могу сказать, что это было не так сложно, как я ожидала.

– Почему? – проявил всегдашнее любопытство её собеседник.

– Потому что Кеан – мой приёмный отец, равно как Селорн с Малауром. Их соправительницы тоже не будут возражать, а несколько других членов Совета просто получат удовольствие подёргать твою мать за усы.

Переговоры были недолгими, я никого не убеждала и не уговаривала: кто согласился, тот согласился сразу. Но я побоялась обратиться к патриарху дома ан Руал, хотя решение его, скорее всего, было бы положительным. Неизвестно, вдруг это дойдёт до твоей матери, и тогда проблем будет множество.

– Анар, в Энхиарге неспокойно, – уже куда более серьёзным тоном продолжила своё объяснение Аниаллу. – Ситуация давно уже не стабильна, и каждый из домов хочет упрочить своё положение. Им нужны сильные маги. Со мной было точно так же: когда я только появилась в мире, несколько Великих домов сразу же предложили мне стать их дочерью. Я долго мучилась, но между семьями трёх своих учителей выбрать так и не смогла. Вот и сейчас мне стоило только намекнуть, что по приезде в Бриаэллар ты не намерен войти в дом ан Руал, как желающих поучаствовать в твоём освобождении нашлось великое множество. Кто откажется иметь своим родственником наследника руалского престола?

Ты можешь покинуть Руал, когда пожелаешь, я открою портал в Бриаэллар, – она снова произнесла эту магическую фразу, от которой сердце Анара едва не выпрыгнуло наружу. – Разумеется, после того как выполнишь свою часть договора, – выразительно дёрнув ухом, добавила она.

– Я даже не знаю, как тебя благодарить! – взволнованно сказал Анар, невольно крепко сжав ее руки, и тут же отпустил их, виновато вздохнув. – Только я не узнал ровным счётом ничего. Моя мать уничтожила все тексты, где упоминался Барьер как заклятие, и сделала это якобы по завещанию моего деда. Это всё. Ах да, была ещё сплетня – раз уж ты в прошлый раз интересовалась слухами, так, может быть, она покажется тебе любопытной, – библиотекарь обмолвился, что якобы в жилах царя Кора течёт половина эльфьей крови. Это бред, конечно, – на всех рабынь, прислуживающих во дворце, накладывают заклятье, не позволяющее им зачинать от алаев. Да даже если бы это было и так – такого богохульства, как посадить на священный трон Руала отпрыска раба, жрецы никогда бы не допустили. А судя по нраву Агира, он сам бы задушил ребёнка в колыбели, чтобы избежать позора.

– Интересно… но, значит, про Барьер опять ничего? Не нравится мне всё это, – пробормотала Аниаллу, каждой шерстинкой излучая, насколько ей вся эта головоломка на самом деле нравится, – ну что ж, тогда Гробницы – последняя моя надежда.

– Гробницы? – поморщившись, переспросил Анар. – Вряд ли это хорошая идея.

– Почему? Ведь если мне не изменяет память, твой дед провёл в собственной гробнице больше недели, прежде чем призвал Амиалис. И ещё: эти подземелья стали запретными сразу же после его смерти, и в это же самое время Амиалис уничтожила все сведения о Барьере. Мне кажется, эти две вещи были сделаны с одной и той же целью.

– Думаешь, он написал что-то на своей Стене Жизни? Что-то, что не должны были видеть ничьи глаза?

– Думаю, да. Или Амиалис дала народу иное объяснение?

– Нет, – после некоторого раздумья ответил Анар. – Она ничего об этом не говорила – заявила, что такова последняя воля Агира Освободителя, – он посмотрел на Аниаллу с восхищением. – Что ж, быть может, ты и права.

– Даже если это и не так, – пожала плечами девушка, – то что я теряю? Не съедят же меня в этом подземелье?

Пожалуй, в её тоне, когда она задавала этот вопрос, было куда больше заинтересованности, чем ей бы хотелось.

– Съесть не должны, но вряд ли это будет приятной прогулкой – дорога туда неблизкая, на всём пути расставлены ловушки, да и кара богини обрушится на всякого, кто осмелится вторгнуться в Гробницы, – тут Аниаллу состроила такую кислую гримаску, что Анар разом вспомнил, с кем говорит. И удивился, как быстро он забыл о том, что его собеседница не обычная алайка, а тал сианай. – Так что я с удовольствием прогуляюсь туда с тобой, – быстренько исправился он, – проведаю родственников. Если ты, конечно, захочешь взять меня с собой (Алу утвердительно кивнула). Только… Всё решилось так быстро, а у меня есть одно незаконченное дело на поверхности.

– Надеюсь, ты не собираешься убить кого-нибудь… особенно праведного?

– Нет. Это куда более… гуманное дело, – улыбнулся алай, донельзя довольный тем, что Аниаллу согласилась взять его в свою экспедицию. – Я буду здесь меньше чем через час. Если меня не поймают, – пообещал Анар и, кивнув девушке, направился к выходу.

– Тогда – удачи, – пожелала Алу. – Не кажется мне, что идти туда – хорошая мысль… – проговорила она, но алай уже не слышал, в его голове было восхитительно пусто: ветер свободы вымел из нее все мысли.


Дорогу охраняли лежащие по обеим сторонам каменные пантеры. Лунный свет разливался по их спинам, делая из чёрных серебряными. Позади статуй возвышались группы колонн, какие-то строения, алтари…

Анар шёл, вдыхая прохладный чистый воздух. Было тихо, только изредка покой нарушали крики ночных птиц, свивших свои гнёзда под сводами заброшенных храмов… Вдруг он замер, отчетливо ощутив чьё-то присутствие. Ничего не заметив, он снова крадучись двинулся вперёд, прячась в тени статуй, чтобы лунный свет не мог выдать его вездесущим алаям Кора.

Она сидела на постаменте, словно на троне, гордо выпрямившись и не сводя с него ярких зелёных глаз. Она ни от кого не пряталась, да и кто бы посмел приблизиться к владычице Руала царице Аларе? Анар вышел из укрывавшей его тени, понимая, что эта величественная женщина уже обнаружила его.

Даже в простом тёмном платье, без украшений и короны, она оставалась собой – богоподобной женщиной, перед которой хотелось пасть ниц и отдать себя всего на её волю.

– Ты растерял всё своё величие, племянничек, – тихим, глубоким, исполненным силы голосом обратилась она к алаю, когда тот приблизился к ней, – забыл о том, кто ты есть. Гордость стала наглостью и безрассудством. Сила – оправданием для недостойной принца глупости. И это тот, кто сменит на троне моего мужа и лишит моего сына права занять место отца.

– Ты вправе гневаться, царица, – признал свою вину Анар, опускаясь перед ней на одно колено и склоняя голову. Всем своим видом выражая раскаянье, он в то же время готовился ответить на любой выпад Алары, женщины, меньше которой он доверял разве что своей матери.

– Теперь не вправе, – странно спокойно ответила царица. Анара так потрясли эти слова, что он не смог скрыть удивления. Он вскинул голову и взглянул в глаза Алары, ожидая увидеть в них насмешку, но её не было. Зато была скорбь и усталость. Чувства невиданные, невероятные для царицы, да и для любой другой знатной алайки.

– В отличие от тебя, дерзкий глупец, – проговорила супруга Кора, – я всегда знала и знаю своё место – в этом моя мудрость. Тебе покровительствует тал сианай, – наконец разъяснила она причину своего необычного поведения. Анар вздрогнул, – и я не смею противиться её воле. Я не убью тебя и даже не расскажу о твоём святотатстве своему супругу.

– Откуда…

– Как быстро ты забыл всё, чему тебя учили столько лет! – неожиданно рассмеялась Алара, и Анар подумал, что впервые видит эту невозмутимую, словно статуя, женщину смеющейся. – Ты смеешь задавать мне вопросы, даже не испросив на это разрешения?

– Тыне из Руала! – вырвалось вдруг у Анара – он невольно высказал вслух догадку, почему-то вспыхнувшую в его мозгу. Лишь на краткое мгновение на лице его тётки промелькнуло нечто такое, что выдало её тайну – тайну происхождения, которую не смог разгадать ни один алай на протяжении многих веков её правления.

– И бесконечно скорблю об этом, – грустно подтвердила его слова Алара. – И ты, мой наивный племянник, скоро поймёшь, почему, – она сказала это искренне и почти ласково, что было ещё удивительней, чем её смех. – Мне жаль тебя, – бросила царица уже свойственным ей пренебрежительным тоном. – За стенами нашей страны царит хаос. Войны, сомнения и вечная тревога – вот что ждёт тебя там. Ценой свободы будет неуверенность в завтрашнем дне, непочтительное отношение глупцов, которые не следят за своими языками и не знают своего места. Те, кто слабее тебя и ниже по происхождению, не будут отдавать тебе почести и беспрекословно выполнять твои приказы – они будут вести себя с тобой как равные, и ты не сможешь их покарать. Тебе, сын мой, придётся считаться с мнением этих ничтожных тварей. Ты будешь терпеть их, и узнаешь… – Алара посмотрела в глаза Анара долгим взглядом, – что даже богиня Аласаис вынуждена это делать.

А ведь помимо этих презренных существ там есть ещё и иные, те, кто бесконечно сильнее тебя. А ты уже не будешь могущественным наследником трона, которого уважают и побаиваются все… даже правитель, – к изумлению Анара добавила царица.

Он не знал, что ей ответить, да и стоило ли отвечать?

– Я позабочусь о твоём рабе, Анар Сай, – неожиданно сказала она, и Анар снова вздрогнул. – А теперь уходи, и не приведи тебе богиня попасться мне на глаза до твоего отбытия! – в грозном голосе царицы Анару послышались какие-то странные, надрывно-страдальческие нотки, но не найдя этому никаких объяснений, он склонился перед Аларой и поспешил уйти.

А царица ещё долго смотрела ему вслед, радуясь тому, какой неожиданный подарок сделала ей судьба, – она наконец-то избавится от ненавистного племянника. Но улыбка победительницы была лишь в её мыслях, на лице же этой женщины лежала печать глубокой печали и тяжких раздумий: уж как жаль было ей своего неразумного родственника, но пойти вопреки желанию тал сианай было не в её власти.

И из этой же «жалости», чтобы хоть как-то обойти запрет Когтя Наказующего, Алара позволила одному из шпионов Амиалис проследить за собой, когда отправлялась в эти запретные земли, чтобы встретиться с наследником – с бывшим наследником! – и разрешила подслушать их разговор.

Именно этим ушам предназначались все её увещевания. Амиалис должна была поверить, что царица приложила все силы к тому, чтобы наставить её неразумного отпрыска на путь истинный. Поэтому Алара пошла на риск и позволила Анару «догадаться» о страшной тайне своего настоящего происхождения, что, разумеется, было неопровержимым доказательством её добрых намерений. Бывшая царица не сможет ни в чём обвинить супругу брата, а значит, ни о каком вызове на Поединок речи идти не может, и кинжал в спину ей тоже не грозил.

Да, Амиалис должна была всё узнать. Ибо, как бы ни поступила она, узнав это, сестрица Кора потерпела бы поражение перед его супругой. Само появление тал сианай в Руале было началом конца Амиалис: дойди до Аласаис, что бывшая царица Руала сделала с памятью сына, – кары ей не избежать. Это должно было заставить её занервничать, начать делать ошибки, и какая-то из них вполне могла стать роковой.

– Я мудрая царица, – похвалила себя Алара, еще и еще раз мысленным взором окидывая игровое поле и расставленные на нем фигуры. – Если бы Амиалис ничего не узнала, и Анару удалось скрыться, он, скорее всего, заручился бы покровительством какого-нибудь влиятельного дома Бриаэллара, вернул себе память и ту часть силы, которой вместе с ней лишился. Амиалис уже не посмела бы ему ничем угрожать – то, что он сможет уличить её в одном из тягчайших преступлений, было бы веским поводом для перемирия.

Позиция Анара сильна, и если бы мальчишка был истинным руалцем, то он немедленно воспользовался бы случаем и отплатил матери за все её дела. Но он безнадёжно добр и попросту вычеркнет ее из своей памяти. И уговорит сделать то же самое тал сианай.

Тогда, – рассуждала Алара, как опытный полководец, – на передний план выдвигается фигура, до этого момента бывшая в тени: Накар – сестра Анара. Мать немедленно отзовёт ее от служения богине в Бриаэлларе и заменит ею брата. Вместо наследника престола, оттесняющего от этого самого престола детей Алары, она получит наследницу. А та куда больше брата умеет ценить власть и положение в обществе и куда лучше умеет их добиваться.

Поэтому Аларе следовало избавиться не столько от самого Анара, сколько от его матери. Без неё ни сам Анар, ни его сестра, метящая на совсем другой пост в Бриаэлларе, не будут помехой честолюбивым планам царицы. Амиалис должна все узнать. Узнав о готовящемся побеге сына, Амиалис примчится сюда, словно ей хвост подпалили, и приложит все силы, чтобы его остановить. Любым способом. И тал сианай не будет ей помехой – алайское чутьё, которое было присуще царице, в отличие от большинства её подданных, подсказывало ей, что это на первый взгляд нелепое предположение не так уж нелепо. Что послужит причиной такого безумия её предшественницы, Алара не знала, но чутью своему доверяла.

В любом случае Алара будет совершенно ни при чём – она сделала всё возможное, чтобы сын Амиалис остался в Руале. Она чиста и перед богиней, и перед Амиалис, и перед собственной совестью. Ей даже практически не пришлось лгать – единственной неправдой было заявление о том, что она говорила с тал сианай. Нет, этого не случилось.

Просто Алара давно взяла за правило: если у неё нет возможности заглянуть в сознание хозяина, так стоит попытать счастья заглянуть в мысли его слуг. Так она узнала про тал сианай. Нет, конечно, царица не смогла проломить ментальную защиту, которой та оградила разум полуэльфа, но вот природу самого заклятья, а значит, и руку того, кто его наложил, она смогла узнать без труда.

Царица Руала, её святейшество Алара, праздновала самую грандиозную в своей жизни победу. Мир вокруг неё стал идеальным, и она была счастлива. Откуда было знать наивной царице, что Амиалис было уже не впервой расправляться с членами царской семьи, и она нашла способ скрывать свои преступления даже от самой богини.


* * *


А тем временем ничего не подозревающий об истинных мотивах Алары Анар возвращался домой. Вокруг мелькало и уносилось во мрак множество теней – его сородичи обделывали свои делишки, которым не было места при обличающем свете дня. Следя за ними какой-то частью своего сознания, Анар при этом был сосредоточен на одной единственной мысли, одном пьянящем слове – свобода.

«Свободен! Свободен!» – кричало всё у него внутри. Все предупреждения своей царственной тётки он пропустил мимо ушей, ничто в её словах не изменило его решимости как можно скорее покинуть Руал… Ветер ласково шевелил его волосы… Впервые он шел так – открыто, широким шагом, хотя прекрасно знал, что множество глаз, непрестанно наблюдающих за ним, не могут не заметить ни его изменившейся походки, ни того, с какой стороны он приближается к дому.

Он не был более частью Руала. Анар всё ещё дышал воздухом родных лесов, но вместе с тем его не покидало странное чувство, что он находится в совершенно чужом, незнакомом месте. И место это ему нетерпелось покинуть в кратчайший срок.

Лица стражников не выразили ни тени изумления – они были слишком хорошо вышколены, чтобы позволить себе не то что демонстрировать, а даже иметь собственное мнение.

Чувство эйфории сменилось необъяснимой тревогой. Анар чувствовал, что стоит ему промедлить или совершить неверный шаг – и все его надежды рухнут, он не покинет Руала, и все происшедшее с ним за последние три дня превратится лишь в дивный, но несбыточный сон.

Он быстро прошел в свои покои.

Рюкзак был таким же, как и у Аниаллу. Только более потёртым. Анар не представлял, откуда он взялся в Руале, где за ненадобностью никогда не изготовляли подобных вещевых мешков – он мог пригодиться в дальнем путешествии, а в Руале никакие дальние путешествия были невозможны, город был не таким большим…

Сколько Анар себя помнил, рюкзак просто лежал в одном из шкафов. Он был сшит из тёмно-коричневой кожи неизвестного Анару животного, которая не пропускала магию. С внутренней стороны в некоторых местах стенки его были аккуратно разрезаны, видимо, там некогда располагались потайные кармашки, откуда его родня уже извлекла содержимое. Анар часто открывал этот шкаф, чтобы вдохнуть запах старой кожи. Нет, это был совсем иной запах – манящий, запретный. Запах надежды, аромат свободы и перемен. Каждый раз, стоило алаю вдохнуть его, и сердце его начинала грызть странная тоска. Но, видимо, сердце оказалось слишком большим, и по сей день от него ещё много чего осталось.

Еще была книга – тонкая книжица в жёстком коричневом переплёте. На кожаной обложке был выдавлен рисунок дракона. Прежде он, наверное, был покрыт золотой краской, но она успела истереться, и лишь местами время от времени поблёскивали редкие искорки. Её страницы были исписаны от руки, причём некоторые строчки были кривыми, словно их писали в спешке или в неудобном положении. Книга вообще казалась какой-то слишком потёртой, словно ею постоянно пользовались и делали это очень небрежно.

Однажды он застал за ней своего раба.

Анар подошёл к нему сзади так, что тот не слышал его шагов. Полуэльф лихорадочно перебирал страницы книги, проверяя, не измялись ли они. К счастью, ни один не был поврежден, и ругать раба Анару было не за что. Вот только, к изумлению алая, все они оказались пусты: ни буковки, ни единой строчки, и бумага выглядела глянцево новой. Перегнувшись через плечо раба, Анар быстро пролистал книгу – по-прежнему лишь чистые страницы. Он выхватил книгу, захлопнул её, впился взглядом в обложку – она ничуть не изменилась, даже давнишний след от его когтя и вмятина от каблука Амиалис присутствовали, – открыл… и текст снова на месте, и страницы вновь слегка измятые и потемневшие. Анар вдруг понял, почему эту книгу не забрали у него – видимо для всех, кроме него, ее страницы были девственно чисты. Он так и не узнал, почему это происходит, хотя потратил много часов, пытаясь разгадать тайну волшебной книги.

Алай ласково погладил потрепанный переплёт, словно пожал руку старому верному другу, и аккуратно положил книгу в одно из отделений рюкзака.

Как много вещей и как мало времени! И это проклятое чувство тревоги никак не даёт сосредоточиться! Но наконец со сборами было покончено, последний предмет – моток прочнейшей верёвки – занял в нём своё место.


Разумеется, рюкзак отправится в пространственный карман – не таскать же такую тяжесть за спиной! А любая вещь будет сама появляться в руке по первому требованию… Наложив соответствующее заклятие, Анар проверил его на надёжность: по мысленному приказу в руку ему послушно прыгнул один из свитков. Алай облегчённо улыбнулся и вздохнул, оглядывая комнату – не забыл ли он чего важного в спешке?

Вдруг он услышал звук торопливых шагов. Кто-то приближался к его комнате, сбиваясь на бег и тяжело дыша. В покои Анара без стука ворвался раб. Лицо его было бледным, а глаза – почти безумными от отчаянья и ужаса. Алай резко обернулся к нему, опасаясь, что его беспокойство оправдало себя и произошло нечто, что помешает ему покинуть Руал или вообще поставит точку в книге его жизни. Быть может, Алара связалась с его матерью, и теперь… Анар сжал челюсти – он твёрдо решил, что или сможет прорваться ко входу в подземелья, не думая о цене, которую придётся за это заплатить, или погибнет…

– Господин, не прогоняйте меня! – взмолился раб, пав перед ним на колени и крепко охватив его лодыжки.

Анар, едва сумев сдержать вздох облегчения, быстро пришёл в себя, решительно высвободился из цепких пальцев полуэльфа и, подойдя к одному из книжных шкафов, некоторое время водил пальцем по корешкам книг. Наконец, выбрав нужную, раскрыл её и извлёк вложенный в неё листок плотной бумаги.

– Ты больше не раб, – объявил Анар, протягивая застывшему от изумления полуэльфу документ, текст которого делал его верного слугу свободным.

– Это же моя смерть! – не в силах сдержаться, воскликнул раб и резко отшатнулся от бумаги, ярко лучащейся магической защитой, как и все значительные документы в Руале.

– Нет, – усмехнулся Анар, – в тайнике за моей кроватью есть одежда, оружие и магические амулеты, которые защитят тебя от тварей наших лесов. Ты волен решать: уйти или остаться здесь, – он дружески похлопал слугу по плечу, чем привёл его в ещё больший ужас. – Быть может, мы ещё встретимся по ту сторону Барьера, – попытался он успокоить полуэльфа, но на того эта реплика не произвела ожидаемого эффекта. Не успокоился он и тогда, когда по воле Анара в его голове появились сведения о том, как открыть тайник с оружием и воспользоваться его волшебными свойствами.

Всё содержимое этого потайного ящика, искусно скрытого от глаз как магией, так и тяжёлым камнем спальной платформы, Анар готовил для своего собственного побега из Руа-ла, надежда на возможность которого поддерживала его на протяжении сотен лет. Но теперь всё это было ему без надобности, а вот остающемуся в Руале без его покровительства полуэльфу могло оказаться очень кстати. Но вместо того чтобы обрадоваться такому подарку судьбы, раб вновь с воплем упал на колени.

– О, господин, не карайте меня так строго! – завопил он таким визгливым голосом, что Анар невольно поморщился. – Я не могу покинуть Руал.

– Это твоё решение, что ж, оставайся, – пожал плечами Анар, который с удивлением осознал, что ему уже мало дела до того, какую судьбу изберёт себе бывший раб, он сделал всё, чтобы жизнь его была благополучной, и теперь мог с чистой совестью покинуть полуэльфа. – С тобой ничего не случится – сама царица Алара взяла тебя под своё покровительство, а её слово священно и нерушимо. А теперь оставь меня, – строго сказал алай, не в силах подобрать слова прощания, подходящие для подобного случая.

Раб молча поднялся с пола, низко поклонился и, не поднимая глаз, вышел, оставив хозяина собираться в дальнюю дорогу.

Анар взял со стола маленький пузырёк из небьющегося зелёного стекла с чёрной жидкостью внутри. Посмотрев склянку на свет, он увидел, что в ней осталось меньше половины содержимого. Кинув пузырёк в рюкзак, Анар подошёл к шкафу и среди множества всевозможных флаконов, бутылок и банок нашёл ещё один такой же.

В пузырьке находилась хатти – угольно-черная субстанция, которой алаи смазывали внутреннюю поверхность век. Подведенные даже у алаев-мужчин глаза часто вызывали улыбку у несведущих в кошачьей природе существ. У чудесных глаз кошек Аласаис, способных видеть в трёх спектрах одновременно, есть одна крайне неприятная особенность – они светятся. И светятся вовсе не так, как у их четвероногих собратьев – алайские глаза не отражают свет, их радужка обладает собственным сиянием, которое, пробиваясь даже сквозь сомкнутые веки, может выдать их в самый неподходящий момент. Долгие годы бились кошки Аласаис над тем, чтобы победить этот свой недостаток, и чего только ни придумывали: и линзы – тоненькие плёночки, прилипающие к глазному яблоку, и хитрые приспособления из зачарованного стекла, прикрывающие оба глаза, и… в общем, мало приятного было в этих способах, но, главное, что цели они не достигали: от одних зрение теряло свою остроту и особые свойства, другие оказались слишком громоздкими, мешающими… работать. В итоге самым верным, хотя и очень необычным, и, что уж говорить, не очень удобным решением оказалась особая смесь. Она наносилась на обратную сторону век, и если алай закрывал глаза, то их свет не проникал наружу, остановленный чёрной плёнкой хатти. Процесс нанесения её на веки был весьма неприятен, но это не шло ни в какое сравнение с альтернативными методами решения проблемы, даже с учётом того, что алаям иногда приходилось двигаться с закрытыми глазами, ориентируясь по слуху и подключая свое «кошачье чувство», впрочем, с лихвой заменяющее зрение.


Анар окинул прощальным взглядом свою комнату и направился к выходу. Он ни о чём не жалел и искренне верил в то, что не пожалеет никогда. Но предчувствие беды всё нарастало.

Ему вдруг пришло в голову, что царица Алара просто дала ему последний шанс отречься от своих недостойных мыслей и вернуться к праведной жизни. И если он не воспользуется им, то его схватят уже при выходе из дворца… если не в самом дворце. Ощущение опасности было таким сильным, что прозвучало для чуткого к своей интуиции Анара приказом к действию.

И вот он уже бежал по необычному проходу, проложенному внутри толстых стен дворца. Извилистый коридор, защищенный от вражеских глаз слоем камня и могущественным волшебством, был достаточно широким, так что Анар мог свободно идти по нему, а не пробираться бочком. Стены этого потайного коридора изнутри выглядели прозрачными – мимо бегущего алая проносились словно висящие в воздухе светильники, гобелены, статуэтки и вазы, некоторые оставшиеся видимыми гвозди казались застывшими в полёте дротиками, выпущенными неведомым оружием.

В одном месте Анар задержался, чтобы полюбоваться забавным зрелищем. В тянущемся параллельно коридоре сработала ловушка: на рыскавших здесь вынюхивателей Алары в долю секунды обрушился поток вязкой массы, источающей одуряющее зловоние. Оно словно молотком било по голове и на некоторое время лишило магов возможности не то что колдовать, а вообще соображать. Нет, он не обрушился, не стёк с потолка, просто в коридоре неожиданно образовался заполнивший его целиком сгусток странной субстанции, обволакивая незваных гостей, погребая их под своей тушей.

Впрочем, тонуть маги не пожелали. Каким-то чудом они успели почувствовать сработавшую западню и как могли защитились от нее: окружившие их сферы, не пропускающие сотворенную вражеской магией субстанцию, торчали над ней, как верхушки огромных пузырей. Конечно, Анар мог бы обрушить потолок коридора на головы своим преследователям, и тогда они выбирались бы куда дольше, но тратить на это силы было глупо, да и выдавать своё присутствие пока никем не обнаруженный алай не желал.

Мысленно рассмеявшись, Анар проскользнул мимо магов и после нескольких минут бесшумного бега оставил далеко позади последнего из них. Но что-то все сильнее беспокоило его, туманило разум, и вскоре Анар к своему недовольству был вынужден остановиться и опереться на стену – он вновь оказался в плену видения…


Пузыри… незримые сферы над фантастическими домами… дождь, сильный, как стеклянная серая стена, внутри которой они вдруг оказались, словно неудачно телепортированные магом-недоучкой… молнии – сияющие деревья, вырастающие из чёрных туч… ветви как корни… как у Вечного Дерева в Ал Эменаит…

Картинки менялись перед глазами Анара так быстро, что он не успевал рассмотреть одну, как его мысленный взгляд против воли устремлялся к другой. Алай продолжал помнить, где он находится и какой опасности подвергается, застыв на месте. Его ладони, кажущиеся странно горячими, всё так же касались холодного камня стены, но глаза видели не то, что было за её прозрачной поверхностью, а совсем иные, неясные вещи.

Женщина в лиловом, в цвет её глаз, платье стоит у окна, задумчиво смотрит на что-то Анару невидимое… она исчезает… снова раскаты грома… дождь рекой стекает по окну… вот это уже другая алайка – Аэлла… Аэлла ан Камиан… она хочет задёрнуть штору на окне… И тут Анар почувствовал, что если она сделает это, произойдёт что-то ужасное, ему захотелось крикнуть ей об этом, предостеречь, предупредить…

Анар так и не понял, был ли его вопль мысленным… или, быть может, он проорал, как безумный, своё «не делай этого!» – вслух. Страх, что верно второе, что его крик могли услышать соглядатаи Алары, частично вернул Анара к реальности. Картина перед его глазами исчезла, растворилась во мгле…

Пытаясь отогнать видение, Анар выпускал и втягивал когти, даже сделал наугад несколько шагов, но морок не отступал. Он не потерял контроля над собственным телом и мог бы попытаться воспользоваться волшебством, но решил не делать этого: неизвестно, чем это могло закончиться… Темнота перед его глазами сгустилась – не было видно уже ничего, он словно ослеп. Остальные же чувства остались верны Анару. Ладони шарили по шершавой стене, словно искали в ней спасение. Анар чувствовал себя пойманным, приговорённым к чему-то ужасному… он чувствовал, что надо бежать, но не мог сделать ни шагу…

Из мрака вынырнуло бледное лицо Аниаллу… глаза её не светились… она что-то торопливо говорила, опасливо оглядываясь назад, на завесу тьмы, скрывающую от Анара всё, что было у нее за спиной. Внезапно с устрашающей скоростью стена мрака приблизилась, наползла на Аниаллу, поглотила её. И тут, к ужасу своему Анар осознал, что мрак перед ним живой, живой и враждебный. Ему показалось, что он видит не стену, не завесу из тьмы, а чудовищный лик этого врага. В сотни, тысячи раз более сильного, чем он сам. Анар чувствовал, что вот сейчас эта тьма снова прыгнет вперёд, поглотит его, как костёр сухую веточку, а дальше будет… нет, не смерть… хуже смерти…

Анар с трудом сдержал крик. Этот невысказанный вопль заполнил его всего, распирая грудную клетку, сдавливая сердце, вытеснил из сознания все мысли и заодно сорвал с глаз Анара пелену страшного видения. Алай встряхнулся всем телом, сбрасывая остатки оцепенения. Он огляделся по сторонам: всё то же место, всё тот же коридор тянется по левую руку, но после этого кошмарного сна наяву всё вокруг казалось каким-то другим, чужим, пугающим… Взяв себя в руки, Анар пошёл вперёд.

Потайной коридор уводил его всё ниже, петляя по замку, иногда обрываясь узкими вертикальными шахтами, в которые приходилось прыгать. Более алаев-преследователей ему не встретилось. Постепенно приходя в себя от наваждения, Анар ломал голову над тем, что же заставило Алару изменить своё решение? Она, как добропорядочная гражданка Руала, просто не могла сделать этого, не должна была посметь пойти против воли тал сианай! Но всё же посмела… Как такое могло случиться – Анар не представлял… хотя… ведь царица прежде жила за пределами Руала и, следовательно, знала, что тал сианай вовсе не представляют из себя такой страшной угрозы, как можно было судить о них по руалским текстам. Значит, Аниаллу она не боялась, а приплела её так, к слову, чтобы скрыть что-то, наверняка…

Наконец, спустившись на уровень нижних подвалов замка, Анар покинул свой секретный туннель. Перед ним была небольшая комнатушка с двумя (не считая того, откуда он сам только что появился) выходами. Анар направился к тому, за которым не видно было отблесков факелов. Он сбежал вниз по начинавшимся сразу же за углом ступеням, миновал ещё несколько коридоров, спустился по длинной узкой винтовой лестнице, потом ещё по одной, спрятанной за иллюзорной стеной и, пройдя несколько десятков шагов по низкому, тёмному проходу, остановился у ничем не примечательной стены. Пальцы Анара пробежали по ней, прямоугольный кусок стены провалился внутрь, и каменная плита отъехала в сторону. За ней оказалась крохотная комнатка пять шагов на четыре, на полу которой белели несколько скелетов. В давние времена, когда Анара в Руале ещё не было и этим дворцом владел кто-то другой, один из узников потайной темницы нашёл способ выбраться из неё. Портал, созданный им, вёл в лес позади замка и был сотворен с таким мастерством, что даже живущий в замке долгие годы Анар нашёл его совершенно случайно: он с отвращением пнул один из кандальных браслетов, но вместо того, чтобы с лязгом удариться о стену, тот просто исчез. Так наследник трона узнал о существовании потайного выхода из своего жилища, к счастью только выхода, потому как в обратном направлении портал не действовал, и проникнуть через него в замок было невозможно.

Анар усмехнулся мысли о том, что его родственникам придется долго ломать головы над тем, как он смог ускользнуть от них, таких мудрых, осведомлённых и могущественных, и шагнул в невидимое поле портала.


* * *


Оказавшись среди леса, Анар глубоко вдохнул прохладный, полный ароматов цветов и курящихся в соседних храмах благовоний запах Руала так, словно делал это в последний раз: вряд ли ему выпадет другой случай попрощаться с родиной. Новая жизнь ждала его там, в зале, освещенном зелёными огнями…

Но до входа в подземелье ещё надо было добраться. Несмотря на то что все вокруг казалось таким мирным и спокойным, Анар был уверен, что так просто уйти ему не удастся.

Пробежав несколько десятков шагов, он замер, чтобы вновь принять свой звериный облик – путешествуя на двух ногах, он лишался усов и вместе с ними терял огромную часть информации об окружающем мире.

Стремительной тенью мчался он сквозь лес. Ни одна ветка не шелохнулась, задетая им, и шаги его были не слышны даже для чутких звериных ушей. Стоило Анару замереть, чтобы оглядеться по сторонам и прислушаться к звукам леса, как он становился абсолютно невидимым для любого лесного жителя. Никакого запаха от него не исходило: ему даже не нужно было вжимать лапы в почву, ведь потовых желёз на подушках лап, которые могли бы выдать своего обладателя, у алаев не было. Золотистая при дневном свете шкура его в ночи перестала вспыхивать весёлыми искрами и казалась такой же тёмной, как и царящий в лесу мрак. Лес был родной стихией Анара, среди знакомых деревьев и кустарников он чувствовал себя в безопасности… тем неприятнее было сознавать, что, увы, не весь путь до Подземелий он сможет проделать под дружеским прикрытием густых ветвей.

Лес, когда-то тянущийся по всему периметру Руала, теперь разрывали на несколько частей постройки времён Агира. А ту его часть, которая зелёным коридором соединяла дом Анара и земли, прилегающие к Запретному Подземелью, разделило надвое здание младшей жреческой школы.

Этот «дворец знаний» на протяжении веков все разрастался, пока, наконец, не достиг самого Барьера. Поэтому, чтобы попасть к следующему относительно безопасному участку пути, Анару придётся пробираться через город. Кратчайший путь из одной части леса в другую пролегал через огромный овраг, по дну которого тянулась дорога, ведущая к воротам школы.

Дно расселины устилал густой туман. Судя по тому, насколько ярко он светился в магическом спектре, – здесь не обошлось без местных волшебников. Скорее всего, это было следствием неудачной попытки сотворить какое-то другое заклятие. Какое – Анар не знал. Главное, что туман не представлял угрозы. Если и было в нём изначально что-то опасное, то это уже нейтрализовали, оставив лишь безвредную дымку, струящуюся по оврагу, как серебристая река.

Прижимаясь к земле, Анар спускался по склону. Ему пришлось выпустить когти, чтобы лапы не скользили на гладком камне, укреплявшем верхнюю часть стен расселины. Через несколько томительных и опасных минут пребывания на открытом пространстве в ярком свете Глаз, он вошёл под сень деревьев, росших ниже по склону. Анар хорошо знал их: плоды, корни, листья, кора, соки и шипы использовались как компоненты для эликсиров и зелий всеми волшебниками Руала. Не приведи богиня оцарапаться ненароком о какой-нибудь шип! Кто знает, что может с тобой случиться…

Внезапно Анар остановился, замер, затаился, спрятавшись в тени. Впереди, прикрывшись меняющим цвет плащом и слившись благодаря ему с одним из деревьев, стоял некто. Быть может, он просто прогуливался по ночной роще, наслаждаясь пением птиц, которых не услышишь при палящем зное дня? Анар осклабился – это так же невероятно, как и то, что следующим царём Руала будет человек! Решительными, но беззвучными шагами Анар подобрался к шпиону, зайдя с обратной стороны скрывавшего его дерева. Там так же бесшумно он вернул двуногий облик, а с ним – всё свое оружие и набор магических приспособлений.

Свой выбор Анар остановил на крохотном кинжальчике, спрятанном под широкий браслет, который он носил на запястье. Это оружие показалось ему наиболее подходящим для данного момента. Покрывавший узкое лезвие яд обладал парализующим эффектом – Анар не хотел лишних убийств.

Незаметно обогнув необъятный ствол, он скользнул к темной фигуре… Смазанное ядом лезвие пропороло кожу на кулаке шпиона, в котором тот сжимал свой кинжал, одновременно придерживая и полу плаща. Не издав ни единого звука, соглядатай повалился на землю.

Анар огляделся по сторонам, поискав растение, чьи листья пошли на тот самый яд, которым был смазан его кинжал. Он нашел его – дерево с чёрной листвой и устрашающего вида колючками на изогнутых уродливых ветвях, подтащил поверженного врага и прислонил к стволу, предварительно вонзив один из шипов в его раненую руку: сам, мол, напоролся. Шпион был молодым и неопытным, и с ним вполне могла приключиться такая история. Покончив с этим, Анар золотым котом заспешил дальше.

Но далеко уйти незамеченным ему не удалось.

Кто-то спрыгнул на него с дерева, придавив своим весом к земле. Блеснули клыки – челюсти нападавшего метнулись к Анарову горлу. Он увернулся, успев оцарапать врага передней лапой и, перекатившись на спину и подтянув к животу задние, выпустил когти, намереваясь пропороть врагу брюхо. Но тот вовремя разгадал его намерения и отскочил в сторону.

Высвободившись из-под его туши, Анар поднялся на лапы. Хвост его разъярённо хлестал по бокам. Не став дожидаться, пока напавший на него алай сообразит, что дичь ему не по зубам, Анар резко оттолкнулся от земли и сам бросился на него.

Противники покатились по траве. Они кусали и когтили друг друга, производя при этом не больше шума, чем ветер, играющий опавшей листвой. Наконец Анар почувствовал, что силы начали оставлять нападавшего – он потерял много крови от бесчисленных ран. К тому времени его, Анарова, собственная лапа была прокушена, и принц мог только надеяться, что кость цела. Извернувшись змеёй, он сумел сдавить горло врага мощными челюстями, и вскоре тот затих. Собравшись с силами, Анар свалил с себя тяжёлое тело. Алай мешком упал на бок. Он был мёртв.

Анар медленно поднялся на ноги и тщательно осмотрел раненую переднюю лапу. Ему пришлось потратить лишь несколько минут на то, чтобы залечить раны, нанесённые клыками нападавшего, и вскоре исцелённый Анар уже затаскивал его тело на одно из деревьев. Спрятав поверженного врага среди густой листвы, он спрыгнул на землю, отступил на несколько шагов и посмотрел, не просвечивает ли тепло остывающего тела через листья. Но его было совершенно не видно. Анар удовлетворённо тряхнул головой и легко побежал вниз по склону, намереваясь наконец пересечь лощину.

Туман уже полностью скрывал его лапы, когда он, остановленный неведомой силой, замер прямо посреди дороги, бегущей по дну оврага. Анар огляделся по сторонам, ища источник этого леденящего чувства. Взгляд его метнулся туда-сюда, и вот широко распахнувшиеся глаза Анара остановились на одной из башен, возвышающихся над королевским дворцом.

Чернеющая вдали башня, казалось, приблизилась, нависла над Анаром всей своей громадой, угрожающая, неведомым образом подавляющая волю… Алай не мог пошевелиться, он не представлял себе, под чьими чарами оказался и уж, тем более, как разорвать эти страшные, незримые цепи. Взгляд его довольно долго метался по плоской крыше башни, по широкому балкону, её опоясывающему, по выступам багровеющего во мраке парапета, по поддерживающим навес стрелам колонн и застывшим подле них статуям, пока алай не заметил, что у одного из этих изваяний были глаза. Оно… она распахнула их – зелёные, горящие знакомой злобной решимостью, – и гневно взирала на него. В том, что на вершине башни стоит мать, Анар уже не сомневался. Его охватил ужас: Амиалис снова, со всегдашней презрительной небрежностью, одерживала верх над сыном. Эх, если бы он остался в подземелье! Неподвижный, не способный бороться, он мог лишь ждать своей участи, лишь смотреть, как Амиалис готовится пустить в ход очередное заклятье: призываемая ею магическая энергия светящимися призраками носилась вокруг бывшей царицы… ещё мгновение… может быть, Аниаллу сможет что-то сделать… нет… это конец… он вновь потеряет память… или даже жизнь… ведь у матери есть ещё и Накар…

И тут, к удивлению Анара, его мать исчезла. Просто пропала. Мгновенно. Совсем. И вместе с ней исчезли и её чары. Алай, ошеломлённый происшедшим, чувствовал себя в точности как тогда, когда после первой встречи с тал сианай, «помилованный», выбрался на поверхность. И совсем как тогда, он поспешил убраться восвояси…

Анар пересёк расселину и помчался по направлению к школе. Прячась в тени деревьев, он не сводил глаз с ярко освещенных зданий, примостившихся на рассекающей склон платформе. Из их окон и входных проёмов доносились громкие голоса и запахи еды. Избегая запятнанной светом земли, алай проскользнул мимо строений и стал подниматься вверх по стене оврага.

Впереди темнели дома рабов, обслуживающих школу. Редкие огоньки мерцали за стёклами. Пахло хлебом, сеном, в которое солнце превращало не защищенную магией траву, и людьми. Кто-то тихо наигрывал на каком-то струнном инструменте, аккомпанируя высокому женскому голосу. Под легким ветерком шелестели кусты, растущие между домами. На них распустили белые лепестки закрывшиеся от дневной жары цветки. Они казались неестественно яркими в серебристом свете лун, словно сами испускали молочное сияние. Неожиданно прямо перед ним возникла темная фигура. Анар подобрался, готовясь к прыжку, но это была всего лишь рабыня-эльфийка, несущая кувшин с вином. Её поступь, необычайно лёгкая для не-алайки, и смутила Анара. Девушка прошла мимо него, не заметив притаившегося в зарослях кустарника алая. Анар через резную ограду проследил взглядом за тем, как она вошла в один из домов.

Наконец все стихло.

Анар перелетел через стену подстриженного кустарника, неслышно приземлился на лужайку, устланную опавшими от жары листьями, скользнул вперёд, и мрак леса поглотил его.

А тьма вокруг была непроглядная. Ни сиянье звёзд, ни лунные лучи не могли пробиться сквозь плотный полог листвы. В точности так же как и в лесу Ал Эменаит. Вот только поражающих воображение деревьев-исполинов здесь не было. Зато была неслыханная тишина. Она-то, как решил после некоторого раздумья Анар, и насторожила его.

Лес потрескивал, поскрипывал и шумел густой листвой от сильных порывов ветра, но почему-то не было слышно ночных хищников, рыскающих в зарослях. До чутких ушей алая не доносились даже призывные крики шот – небольших существ с перепончатыми крыльями, за милой мордочкой которых скрывается пасть с мелкими острыми клыками, а крылья обладают удивительным качеством: раны на них продолжают заживать даже после смерти хозяина. Но ни самих шот, которым положено бы сейчас носиться над головой Анара в поисках пары, мелькая тенями ещё более чёрными, чем окружающая темнота, ни тех, кто охотился на них, ни тех, кто был их добычей, почему-то не наблюдалось.

Глаза Анара различили пятнышко тепла впереди, на стволе упавшего дерева. Вглядевшись в его очертания, алай узнал в замершем на бревне существе трри – мелкого и осторожного ночного хищника. Приблизившись к зверю, он с изумлением увидел, что тот спит. С чего бы это трри спать среди ночи, да ещё и на открытом месте, где он легко может стать добычей более крупных лесных охотников?

Мысли непривычно тяжело ворочались в голове Анара, хотя он мог бы поклясться собственным хвостом, что не находится под воздействием вражеской магии. Что-то было не так со всем этим… Что-то было не так с этим лесом…

Ветер завывал в верхушках деревьев, но здесь, около ещё не расставшейся с дневным жаром земли, свежего воздуха было мало. Лес словно спал душным сном жаркой середины лета. Спал…

Анар приоткрыл пасть, наморщил нос и втянул воздух. Он привычно потёк по нёбу, чуть щекоча его и попадая в расположенный на нём особый обонятельный орган-анализатор. Через мгновение Анар уже знал о таящейся в воздухе опасности.

Газ. Очередной состав, рождённый в подземных лабораториях алхимиков был выпущен наружу, чтобы послужить своему создателю и тем, кому тот сам служил. Видимо, на Анара он действовал медленнее, чем на животных, поэтому он ещё держался на ногах. Хотя… хотя слабость в мышцах уже ощущалась… Собственные чары Анара и глоток особого эликсира из одного из многочисленных флакончиков – обитателей его рюкзака, быстро прогнали её, но он всё равно старался дышать пореже и как можно более поверхностно.

И вот уже он снова мчался вперёд, прячась за толстыми корнями и могучими стволами деревьев, прижимаясь к земле и вслушиваясь в ночь. Проделав длинный путь вдоль границы города, Анар, наконец, достиг опушки леса, за которой начиналась запретная часть города, отделённая от леса широкой полосой пустой земли, местами поросшей травой и цветущими кустиками тамеи. Кое-где виднелись оплетённые вьюнами заброшенные здания и старинные статуи, некогда бывшие частью каких-то святилищ.

Оглядевшись по сторонам, Анар, пригнувшись к земле, скользнул к ближайшим кустам. К несчастью, их было слишком мало, чтобы незаметно прокрасться к первым из колонн и статуй, да и стоящие неподалёку алаи внимательно наблюдали за окрестностями. Их богатые одеяния выдавали в этой пятёрке могущественных волшебников. Анар не сомневался, что точно такую же картину он мог бы наблюдать по всему периметру храмового комплекса, который был не столь велик, чтобы у его матери или царицы Алары не хватило алаев для оцепления. Вглядевшись в даль, Анар убедился, что его предположение оказалось верным. И справа, и слева виднелись такие же пятёрки, в каждой – по Верховному жрецу или жрице. Здесь же – лучшие маги… все здесь…

Конечно, нетрудно было предположить, что он изберёт путь к спасительному входу в подземелье через лесную полосу, огибающую его с севера и востока. Да и был ли у Анара другой шанс пробраться сюда?

Те, кто стояли ближе всего, были особенными: среди них не было жрецов, одни маги, придворные маги Алары во главе с её главным волшебником Эром. В отличие от остальных, эти не были заняты наблюдением – они колдовали. И ничего доброго от этого чародейства Анару ждать не приходилось.

Увидев их, Анар понял, что надо бежать. Именно сейчас, пока волшебники полностью поглощены сотворением заклятья, пока жрецы то и дело отвлекаются, чтобы с любопытством взглянуть в их сторону, пока Эр, опустив глаза в землю, делает непонятные движения, словно раб, вытаскивающий из воды сеть, полную пойманной рыбы. Но одновременно, интуиция, хитро щуря бесплотные глаза, настойчиво мурлыкала в самое ухо, что надо полежать здесь ещё немного. И Анар слушал её, хотя всё тело его рвалось вперёд, к спасительному тоннелю в подземелье. Маги продолжали читать заклятье рычащими, утробными голосами. Отблески волшебного пламени алыми змейками извивались на золотых украшениях и богатой вышивке их одеяний. Анар как зачарованный следил за этими пламенеющими червячками, не в силах понять, чего именно он ждёт – просто нутром чувствовал, что именно терпение сейчас самое главное.

В центре образованного магами квадрата земля зашевелилась и стала вспучиваться, вздуваться пузырём. Через мгновение он лопнул и превратился в подобие маленького вулкана, изрыгающего клубы алого пламени и мечущего рыжие искры.

Внезапно голос Эра сбился и стал больше похожим на визг. В ответ на этот жалобный звук пламя в жерле вулкана торжествующе взревело и алым столбом взметнулось ввысь. Анар невольно кивнул головой. Видимо, дождался… Алаи, оказавшиеся рядом с взбесившимся заклятьем, едва успели отпрянуть. Некоторые всё же опалили себе лица, волосы и края мантий и теперь сбивали с себя язычки огня.

Пламя ревело. Звук был таким громким, что заставил магов переговариваться языком жестов. Столб клубящегося багрового огня, смешанного с рыжими искрами и неизвестно откуда взявшимся чёрным дымом, поднимался всё выше. Достигнув высоты в два алайских роста, он стал изменять форму и теперь более походил на ярко-красный гриб. Маги суетились вокруг него, размахивали руками, творили какие-то заклятья, но никаких видимых результатов это не дало.

Анар прислушался к своей кошачести. Она ответила все то же – сиди, рано. Алай нервно дёрнул хвостом и стал наблюдать дальше. Между тем, нижняя часть огненного столба, очертания которого теперь отдалённо напоминали алайскую фигуру, начала перемещаться, разворачивая и обугливая землю и камни на своём пути. Жар, исходящий от него, стал таким сильным, что его чувствовал даже Анар, затаившийся в своём отдалённом убежище. Впрочем, его бросило в жар не столько от раскаленного воздуха, сколько оттого, что он понял, кто возник из пламени заклятья.

Это был Огненный Демон из книги! И при виде его Анара охватили точно такие же чувства, что и её главного героя. Вот только в отличие от того юноши, алай не владел древним артефактом, который даровал своему владельцу власть над ар'-шант'таашем.

У магов Ока Огня тоже не было. Но Анар лежал, спрятавшись за кустом, а алайские волшебники стояли в нескольких шагах от чудовища. Принцу казалось, что он уже целую вечность наблюдает за метаморфозами огненной сущности, хотя прошло меньше минуты. Маги все также громко читали заклятья и жестикулировали, пытаясь взять ситуацию под контроль. К ним присоединилось трое жрецов, в мгновение ока примчавшихся из соседних групп, но и совместными усилиями они не смогли усмирить разбушевавшуюся огненную стихию. Тщетность своих попыток алаи осознали лишь тогда, когда один из них вспыхнул, словно был сделан не из плоти, а из сухой травы. Запахло палёной шерстью.

Алаи бросились прочь. Демон окончательно обрёл форму: даже два особенно ярких огня на голове – его глаза – казалось, имели теперь выражение, которое не сулило алаям ничего хорошего. В пылающих очах монстра бушевала ярость. Он резко дёрнул верхней конечностью, и в одного из магов полетел сгусток пламени. Маг увернулся, перекатившись через голову и измарав мантию в покрывавшем землю пепле. Анар рассеянно подумал: почему на одеяние волшебника не было наложено заклятие, не позволяющее ему пачкаться? Между тем огромный живой костёр продолжал плевать жидким огнём, и алаи были вынуждены отступить под защиту ближайшей колоннады.

Вот ещё один шар огня, не долетев до цели, упал рядом с ними. Алый снаряд Демона попал на голую землю, но и не думал гаснуть – он продолжал ярко гореть, освещая колонны и статуи, за которыми можно было разглядеть силуэты спрятавшихся магов и жрецов. Глаза их горели бессильной злобой.

Затаившиеся алаи были вне досягаемости Демона, но он и не думал преследовать их. Монстр стоял неподвижно, словно солдат на посту.

Наблюдающий за всем этим сквозь ветви куста Анар понимал, что не пройдёт и нескольких минут, как маги опомнятся и прикончат Демона. Тогда и ему самому несдобровать. Перед ним встал выбор: или вновь стать коронованным рабом, прикованным к трону, или рискнуть и промчаться мимо Демона ко входу в подземелье. Анар колебался недолго – решение было принято загодя, ещё там, в его дворце. Он подобрался, как гепард, выбравший жертву и готовящийся выложиться целиком на своей короткой дистанции. Его задние лапы переступали с места на место, выбирая положение, удобное для толчка.

Вокруг воцарилась мёртвая тишина. Только яркие костры, вспыхнувшие на тех местах, куда попали огненные снаряды Демона, тихо потрескивали, плюясь искрами. Анару казалось, что он слышит, как поворачиваются его собственные уши.

Он с силой оттолкнулся от земли, пронёсся над кустом и побежал. Ему почудилось, что он оказался под влиянием заклятья Вязкого Воздуха, и между тем, как одна его лапа отрывается от земли, и тем, как другая её касается, проходит целая вечность.

На самом же деле он мчался вперёд с той самой поражающей воображение скоростью, о которой он рассказывал Ани-аллу. Внезапно Огненный Демон ожил, скользнул по направлению к Анару, мгновенно поравнялся с ним и издал громкий звук, потрясший поляну. Это более всего походило на хохот. Он не показался Анару ни злым, ни жестоким – скорее, существо было чем-то очень довольно. И Анар надеялся, что Демон обрадован вовсе не тем, какого странно-светловолосого для руалца алая он сейчас превратит в горстку пепла.

Он резко остановился, так что его задние лапы на миг обогнали передние, и чуть не упал на бок. Яркое пламя, бывшее плотью твари, слепило глаза, но он не мог не то что отвернуться – даже прищуриться. Среди бушующего и ревущего огня Анару вдруг привиделось доброе лицо бородатого старика, лукаво ухмыляющегося и подмигивающего ему. Но через считанные мгновения виденье пропало, и Анар с ужасом, от которого шерсть у него встала дыбом, осознал, что Демон вновь поднял лапы, как бывало прежде, перед тем, как он бросал во врагов свои огненные снаряды.

Анар среагировал мгновенно – вокруг него засиял волшебный щит, но между тем он сомневался, что тот выдержит. Судя по тому, как весело горели маги, защититься от атаки ар'шант-'тааша было не так просто. Каково же было его удивление, когда, ожидая атаки в лицо, он получил её в спину! Удар был такой силы, что Анар резко обернулся и краем глаза успел заметить, как Демон тоже бросил свои огненные шары. Анар коротко, но крепко выругался.

Сгусток отня столкнулся со второй молнией, пущенной в спину Анара каким-то особенно проворным алаем, а следующий шар пламени опалил усы кошачьему волшебнику, успевшему таки юркнуть за колонну. Не став дальше испытывать судьбу и гадать, за какие это подвиги она была к нему столь благосклонна, Анар со всех лап бросился ко входу в подземелье. Без оглядки он домчался до огромного иллюзорного камня.

Но всё же, прежде чем нырнуть в чёрный тоннель, Анар оглянулся. Как он и предполагал, никто из руалцев не посмел ступить на землю запретной части города. За лесом колонн и статуй он едва смог различить так и не уничтоженного его соплеменниками Огненного Демона, спасшего ему жизнь. А над ними, над чёрной кромкой леса сияли круглые Глаза Аласаис, перечёркнутые, словно зрачками, голыми макушками двух особенно высоких деревьев. Это было добрым знаком – одной из примет его суеверного племени. Луны ещё мерцали на небосводе, но восток уже начинал светлеть.

В Руале начинался новый день, для руалского принца – новая жизнь. Он уже полностью забыл о магах, Аларе и своей матери. Пока алай полз по узкому туннелю, уводившему его всё глубже под землю, он думал о том, почему это его соплеменники, которые усыпляют дичь, вместо того чтобы на неё охотиться, с рыбой поступают иначе?


* * *


Аниаллу подошла к одной из колонн и превратила её поверхность в зеркало. Придирчиво оглядев себя с ног до кончиков ушей и не найдя никаких изъянов, она довольно улыбнулась своему отражению, уселась рядом с собранным рюкзаком и, ожидая прихода Анара, открыла книгу…

Как она и предполагала, ждать алая пришлось долго. Она дочитывала уже последние страницы «Музыки листьев», как Анар Сай появился из темноты. Аниаллу не надо было оглядываться, чтобы понять, что с ним что-то не так – он весь лучился эмоциями, как существо, перенесшее большое потрясение.

Аниаллу тут же оказалась на лапах и бросилась к алаю. Увидев бешеный блеск в его глазах, она сначала потёрлась мордой о его щёку, желая успокоить своего друга, и только потом спросила:

– Что случилось? С тобой всё в порядке?

– Да. Я чувствую себя замечательно. Превосходно! Чудесно!! – заявил он, уселся на пол и, неожиданно успокоившись, лизнул лапу. – Она пыталась меня убить!

– Она? Амиалис? – спросила Алу, присаживаясь рядом с ним. – Да что произошло?

– Ничего. Уже все хорошо, – успокоил её Анар, всё ещё тяжело дыша. – Моя мать и тётка очень не хотели отпускать меня, – выдавил он из себя слабую улыбку. – Еще меня пытались остановить… жрецы… маги, но им не удалось одно из заклятий, – усмехнулся принц. – Теперь они – палёные кошки.

– Как это? – понемногу расслабляясь, спросила Алу.

– Там был Демон из книги – существо, про которое я читал там же, где и про гоблина, – ответил Анар и начал свой рассказ, поведав Аниаллу и о разговоре с царицей Аларой, и о рабе, и о побеге из собственного дома, и о явившейся ему на вершине башни разгневанной матери. Потом наступила очередь ар'шант'тааша. Услышав имя Огненного Демона, Аниаллу внезапно расплылась в широкой улыбке и, склонив голову на бок, лукаво спросила:

– Это в какой же такой книге ты про него прочёл? Вместо ответа Анар достал книгу, раскрыл её и протянул алайке. Улыбка девушки стала ещё шире.

– Это не книга, – заключила она.

– А что же это тогда такое? – Анар обошёл её со спины и через плечо Аниаллу взглянул на страницы книги – не стали ли они вновь пустыми? Но строчки оставались на своих местах.

– Это дневник, – ответила девушка, но Анар только вопросительно поднял на нее глаза.

– Ну, это такая тетрадь, куда записывают свои впечатления о прожитом дне, – ничуть не удивившись, пояснила она, – то, что произошло, и то, что ты об этом в тот момент думал.

– Что-то вроде Стен Жизни у наших царей. Но они спрятаны глубоко в подземельях… запретных. А этот твой дневник… Это глупо – доверять свои тайны бумаге… – высказался Анар.

– Поэтому буквы и прячутся внутрь страниц. И никто, кроме хозяина не может заставить их выбраться из своего убежища.

– Но у меня же это получилось, причём без всякого труда, – возразил алай.

– Ещё бы, ведь это твой дневник, – усмехнулась Аниаллу, шлёпнув тетрадью по рукам остолбеневшего Анара. – Но читать мы его сейчас не будем – надо убираться отсюда. Видеть Амиалис мне не особо хочется…

– Тогда вперёд! – бодро заявил Анар.

– Но учти, – мрачноватым и каким-то заговорщицким тоном сказала Аниаллу, хитро заглядывая ему в глаза, – если нам удастся то, зачем мы туда лезем, ты рискуешь совершить самое большое богохульство в истории твоего народа.

– По-моему, моему народу не помешает чуть-чуть богохульства, – немного грустно улыбнулся Анар.

– Ну, тогда пошли мародёрствовать, – улыбнулась ему в ответ Аниаллу, зажгла маленький зелёный огонёк, который повис в локте над её головой, и покинула зал, бывший её домом на протяжении многих недель.

Алаи быстро прошли через знакомые помещения и остановились перед унылой стеной из грубо отесанного серого камня. Аниаллу прислонила руку к шершавой поверхности и громко произнесла несколько ничего не говорящих Анару да и ей самой слов. Словно в ответ на её призыв стена засветилась в магическом спектре, и кусок камня перед алаями растаял без следа, открывая широкий проход…

Аниаллу не раздумывая шагнула в проём, не заметив, что Анар чуть задержался на входе: перед ним раскрывались двери новой жизни, которая, он знал, будет очень отличаться от прежней. Перемены не страшили Анара, а наоборот, наполняли его сердце восторгом. Но всю эту дивную картину портил маячащий на вершине дворцовой башни чёрный силуэт, с горящими зелёным злобным огнём глазами.

Такой Амиалис он ещё не видел.


* * *


Не один Анар был изумлён преображением бывшей царицы Руала. Когда Амиалис, с застывшим как маска лицом и пылающими гневом очами, возникла без всякого предупреждения в покоях царицы Алары, та была вынуждена призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не выгнуть спину и не зашипеть, как затравленный зверь… Стража не посмела препятствовать этой страшной женщине – никому не хотелось расстаться с жизнью, а именно это сулил бешеный взор всякому, кто встанет у неё на пути.

Никто не знал, что сказала Амиалис Аларе или Алара – Амиалис, но именно после этого в Руале началась облава на племянника Кора. Сама же Амиалис исчезла столь же внезапно, как и появилась, и в городе про неё больше ничего не слышали…

Не слышали более ничего и о наследнике престола, Анаре Сае. Поговаривали, что ему явилась тал сианай и принц, наконец, ответил за все свои прегрешения. Впрочем, были и такие, кто утверждал, что за какие-то неведомые заслуги он вознёсся в Бриаэллар при жизни, но эти голоса быстро смолкли, ибо слушать их не было угодно ни царю, ни его святейшей супруге…

4. ОБРЕЧЁННЫЙ НА ЖИЗНЬ

Пошлите все запреты к врагам – пусть они бесславно погибнут под их гнётом, и мир станет лучше!

Алайская поговорка

«…И его закалённый в крови огненной змеи меч рассёк плоть многоглавого монстра. Пасти его распахнулись, источая зловоние, смертоносные клыки, на которых бесславно завершили свои жизни ровно сто рыцарей, кровожадно блеснули, и тварь издала оглушительный крик. Но более походил он не на крик боли, а на злорадный смех, если только зло, пусть и облекшееся плотью, может смеяться. Сразу три головы метнулись к сто первому рыцарю, омерзительно изогнув змеиные шеи и исторгая струи едкого жидкого пламени, он стал поднимать щи…»


На этом неуместно-кулинарном моменте героическому роману и суждено было закончиться. Анар потёр ушибленное место. В последние дни лоб его страдал удручающе часто – даже природная ловкость и способность предчувствовать неприятности не спасала читающего на ходу алая от столкновений со стенами, с внезапно понижающимся сводом подземелья и со всем другим, обо что там можно было спотыкаться, ударяться или обдираться.

Тьму обширного подземелья, раскинувшегося под Руалом, рассеивали лишь дерзкие лучи магического огонька. В его зеленоватом сиянии алай увидел, как идущая впереди Аниаллу обернулась и досадливо покачала головой. Тьма, такая густая, что казалась вязкой осязаемой массой, заполняла коридор позади него, в то время как мрак впереди был вынужден отступать перед вторгшимся в его древние владения сгустком света. Стояла мёртвая тишина – те двое, что проникли в эти подземные тоннели, двигались по ним столь бесшумно, словно были не существами из плоти, а лишь тенями, призраками. Правда, время от времени тишину всё же нарушали звуки ударов, а после них – приглушённая ругань. Это случалось, когда наследный принц Руала Анар Сай в очередной раз настолько углублялся в чтение годами пылившихся на полках у Аниаллу потрёпанных книжек (которые он нёс бережно, словно величайшую драгоценность), что терял всякое представление о том, что делается вокруг, погружаясь в реальность, описанную на их страницах.

Но в первую очередь беглый узник престола перечитал приключения собственного детства, всматриваясь в каждую строчку, сравнивая себя прежнего с собой теперешним. Это было донельзя увлекательное исследование, но вскоре и оно наскучило Анару, и за дневником последовали заботливо заготовленные Аниаллу книжки «для котят», как она ехидно выражалась. Часть их была учебниками, часть живописала красоты наземного мира, рассказывала о приключениях героев настоящего и прошлого… Персонажи, а часто и главные герои повествования, не всегда отличались добротой и благородством характера, а некоторые – злобные, хитрые, безжалостные, – к изумлению Анара, преподносились авторами не-алаями как положительные; вообще, поступки существ неведомых ему рас иногда не поддавались объяснению с точки зрения алайской логики.

О, многообразие обитателей внешнего мира поразило его не меньше, чем удар ногой по носу! А то, насколько большой была разница между их обликом и нравом, просто шокировало. Анар благодарил Аласаис за то, что пошёл с Аниаллу в её экспедицию, а не отправился в манящий его Бриаэллар в одиночку. Ситуация с «гоблином» могла бы повториться неоднократно, и неизвестно, чем бы это всё кончилось…

Впрочем, это была не единственная причина, по которой он радовался тому, что принял приглашение тал сианай отправиться вместе с ней «проведать родственничков». Такого замечательного собеседника и друга, как Аниаллу, у Анара никогда не было. Это было первое существо его расы, рядом с которым он мог вести себя так, как ему хотелось: шутить, читать запрещённые книги, задавать любые вопросы, просто носиться по коридорам с «неподобающей» резвостью… в общем – наслаждаться жизнью.

А вот Аниаллу потихоньку начинала звереть, нет, вовсе не в том смысле, что она теперь больше времени проводила в своей четвероногой форме, просто в последнее время она стала тосковать по тому первому дню их знакомства. Куда девался воспитанный в почтении к богине и иже с ней благородный руалский алай? И где то счастливое время, когда он разговаривал с ней, как с важной госпожой, боясь лишний раз задать ей вопрос?

Хотя эта самая «госпожа» непременно присутствовала во фразах, после которых девушке нестерпимо хотелось ударить своего спутника чем-нибудь потяжелей. Впрочем, у неё была возможность тихо радоваться, когда за неё это делали камни, стены и потолок. Ну а если Аниаллу собиралась обидеться на него всерьез, Анар улыбался ей какой-то особенной улыбкой, и она готова была простить все его выходки.

Алаев ожидала огромная паутина коридоров и переходов, крошечные комнаты и колоссальные залы, хитросплетение узких тоннелей, бездонные колодцы, ловушки, которые срабатывали при применении магии левитации.

Создатели этого лабиринта постарались на славу: каких только западней тут не было! Но надо отдать должное их «гуманности» – большинство из ловушек было призвано не убить, а сбить с пути, запутать, заставить отчаяться и потерять разум. Вот уже двое суток алаи шагали и шагали вперёд. Сначала их поражало количество и длина туннелей, пронизывающих землю под Руалом, но потом они перестали удивляться и равнодушно скользили взглядами по все новым боковым ответвлениям, врезающимся в стены коридора. На серых стенах подземелья в свете магических огней им представали живые картины из рассказов друг друга. Дни грустные и радостные, часы сомнений, минуты счастья и мгновения открытий – обо всём говорили они, уходя всё дальше в глубь огромного лабиринта, раскинувшегося под Руалом. Частенько Аниаллу, увлекшаяся собственным повествованием, не замечала, что её слушатель куда-то пропадал. И ей, ощетинившись и царапая пол когтями от весёлой злости, приходилось отлавливать своего спутника по чем-то заинтересовавшим его темным углам…

Аниаллу поражало то, насколько Анар расслабился – он вёл себя не просто как котёнок, а как котёнок дурной, весенний, очумевший от первого солнышка. К примеру, желая немного снять напряжение, она рассказала ему, что долгое время училась искусству находить и обезвреживать ловушки, но Анар не стал расспрашивать ее обо всех ожидающих их на пути сюрпризах: он проникся к ней бесконечным доверием и полностью на нее положился. А это было, мягко говоря, удивительно для существа, привыкшего к полной опасности жизни в Руале, где нельзя никому доверять… Он не старался запомнить план подземелий, что был высечен на стене зала, оставшегося далеко позади – он свято верил, что даже если на пути им и попадётся не указанная в нем ловушка, то Аниаллу сумеет почувствовать опасность или, может быть, его собственное чутьё не подведет…

Однажды Алу не выдержала:

– А что это ты так расслабился? Мышей не ловишь, то бишь – по сторонам не смотришь, про ловушки не спрашиваешь? Вот заведу тебя подальше, а там в жертву принесу – чтобы дверь какую-нибудь особенную открыть! – пригрозила она, но Анар посмотрел на неё так, словно у неё выросло третье ухо, хмыкнул, пожал плечами и, помахивая хвостом, зашагал дальше. Так ничего и не сказав.

И это был единственный случай, когда он не счел нужным развить тему. Он все также тешил свое любопытство, топя Аниаллу в потоке вопросов. Он уже осторожно выспросил у Алу обо всех особенностях её жизни как тал сианай. Анар никогда не задумывался о подобных вещах и не переживал того, что выпало на долю Аниаллу, но он понимал её.

– Если кто-то обращается к тебе за помощью, – сказал он ей однажды после очередного такого разговора, – ты ведь находишь силы, чтобы помочь ему, хотя тебе кажется, что их уже нет? Так вот, – сказал он так значительно, словно нашел панацею от всех ее бед, – обратись за помощью к самой себе!

Аниаллу фыркнула от смеха, встопорщив усы, и игриво шлёпнула его лапой…

А самое чудесное было то, что и Аниаллу понимала его. И сочувствовала ему. И каждый раз, когда Алу совершала поступок, подтверждающий, что она отличается от руалских алаев, и суждения её схожи с мыслями самого Анара, его охватывала сумасшедшая радость, и какое-то новое теплое чувство наполняло его сердце…

Через некоторое время он поймал себя на том, что уже намеренно задаёт ей самые провокационные вопросы о религии. Она же только улыбалась. Тем шире, чем более дерзким казался вопрос самому Анару. Иногда она отвечала коротко, иногда пускалась в рассуждения. О великих священных тайнах она говорила такими простыми и понятными словами, что Анар не переставал поражаться. Но наравне с этим его удивляло и то, как часто Аниаллу произносила «возможно», «не знаю» или «забыла» – нет, это никак не роняло её в его глазах, – но для высшей руалской жрицы, и уж тем более тал сианай, это, если смотреть глазами его народа, было бы немыслимо – чтобы служительница богини чего-нибудь не знала или сомневалась в чём-то? Она бы растеряла всякое уважение других жрецов, и даже рабы не стали бы кланяться ей. Его просто распирало любопытство спросить её саму об этом. Ему сейчас вообще всё было любопытно и интересно.

В это время они медленно брели по квадратному коридору из желтоватого камня, похожего на прессованный песок. Аниаллу шла согнувшись и следила пальцем по цепочке сложных символов, тянущейся по стене на уровне её бедра.

– А у нас говорят, что истинное величие – это когда тебе стыдно делать только то, что запрещает собственный разум и сердце, – ответила Аниаллу, взглянув на Анара через плечо, и снова вернулась к изучению знаков. – Что же до чужого мнения (Анар мог поклясться, что увидел, как она насмешливо наморщила нос, хотя было темно и Аниаллу шла впереди), то только я сама могу решать, кто является для меня авторитетом, а кто нет. Если обо мне будет плохо отзываться мой друг или тот, кого я уважаю, то я прислушаюсь к его словам. Если враг или просто кто-то чужой – мне не будет никакого дела до его насмешек и оскорблений, – Аниаллу подумала, что совет того же Ирсона Тримма имел бы для неё больший вес, нежели слова всех мудрейших магов Линдорга вместе с их Ректором. Но тут ей пришел в голову более понятный для Анара пример: – И даже если все руалские жрецы будут в один голос кричать, что не достойно тал сианай вести себя подобным образом, что показывая свои сомнения и чувства, я позорю себя и оскорбляю богиню, то я пропущу это мимо ушей. Чего и тебе советую, – закончила алайка, довольно стукнув ногтем по какому-то завитку. Через мгновение раздался странный глухой звук, и пол в шаге от алаев внезапно прорезала сеть трещин.

– И вообще, кому я всё это говорю, а? – притворно гневно фыркнула Аниаллу, присев на корточки и с любопытством наблюдая за разрушающимся полом. – Ты, экспериментатор ушастый, что, дорвался до опытов на кошках и радуешься? Вот дождёшься – взмолюсь богине, она тебя покарает за неуважение ко мне, святейшей!

Тем временем, пока Анар и Аниаллу продолжали шутливо переругиваться, довольно большой квадрат пола рассыпался песком и провалился куда-то вниз.

Анар подошёл к образовавшемуся отверстию и заглянул в него: узкая шахта тянулась настолько, насколько хватало глаз. Оторвавшись от созерцания тёмного туннеля, алай обнаружил, что его спутница достала откуда-то длинную верёвку и, положив один её конец на пол коридора, прижала его к искрящимся в свете магических огней камням пола.

– Опять реагирует на левитацию?

– Как всегда… – разочаровано и как-то виновато вздохнула алайка, подёргала верёвку, проверяя, как прочно она держится, и стала спускаться вниз.

Спуск был долгим и монотонным. Вопросы Анара повернули мысли Аниаллу к дому, она с улыбкой вспомнила, что патриарх Селорн частенько оборачивается чёрным домашним котом и затевает драки с обитателями городских крыш и чердаков. Прибегает потом с ушами, похожими на бахрому, вырванными клоками шерсти и облезлым хвостом, полумёртвый, но счастливый. Аниаллу (из своих источников) также было известно, что Малаур, член Совета Бриаэллара, закатывает кошачьи концерты для той же аудитории, а Тейнлаан, один из старейших, если не сказать древнейших алаев, – большой охотник поймать мышку-другую…

В Бриаэлларе о существе судили не по искусственно созданной репутации, а по его реальной силе и достижениям. Она знала, что даже те, кто занимал высочайшие посты, кого боялись и почитали, – тоже любят пошалить.

– И вообще быть алаем – великое счастье именно потому, что мы можем не подчиняться никаким законам, кроме неписаных законов нашего сердца, нашей кошачьей сути, – продолжила свою лекцию алайка, когда спуск кончился и они с Анаром спрыгнули на пол, – и никто с нами ничего не сделает и не докажет, что мы не правы. Достаточно взять, к примеру, человеческое королевство Канирали и сравнить с Бриаэлларом. У людей с их кодексом чести и сводом законов – междоусобицы, суды, стычки и разбитые судьбы, тюрьмы, полные преступников, – перечисляла она, одновременно сматывая длинную верёвку. – Они постоянно обсуждают, как бы усовершенствовать эти свои законы, изначально не способные улучшить их жизнь, и с каждым разом делают их всё хуже и хуже. У нас – свобода. Да, соперничество и дуэли. Но мы предпочитаем превзойти своего оппонента-соплеменника в уровне знаний и умений, ловкости, красноречии и обаянии, а не банально прикончить его отравленным кинжалом, тем самым ослабив всё общество в целом, – её очень забавляла эта ситуация: рассказывать алаю о том, кто такие алаи, по каким законам они живут и что о своей жизни думают.

– Но у нас в Руале есть жёсткий Кодекс, по которому живёт всё общество, – возразил Анар.

– Есть. Но его статьи не противоречат вашей природе. Вы просто зафиксировали на бумаге, кому что делать в любой ситуации, которая может сложиться в Руале, тем самым упростив себе жизнь. Ведь вы, прости, они почти лишились нашего дара мэи – мгновенно чувствовать свое место. А может быть… – Аниаллу на минуту задумалась. – Может быть, они и не лишились его, просто обмануть закон легче, чем собственную природу. Всегда можно найти лазейку, другое истолкование – и вот ты уже выиграл дело, продвинулся на ступеньку вверх, задавил конкурента… Им там, в Канирали, нравится так жить, ну так и пусть живут, – пожала плечами Аниаллу и, убрав моток верёвки в рюкзак, отправилась вперёд по туннелю, – они плюют на интуицию, которая, пусть и не алайская, но всё же заметно облегчила бы им жизнь, и страдают от собственной глупости…

Песок, лежащий горкой на полу, вдруг зашевелился и начал взлетать вверх – видимо, рассыпавшийся кусок пола должен был восстановиться.

– Мне кажется, Аниаллу, ты ошибаешься. Чтобы жить без законов, нужно иметь общий дух. А у людей его нет. Их общество просто погибнет без правил – наступит хаос, – покачал головой алай. – Что бы там ни говорили, пока не будет совершенен народ, ему нельзя давать полную свободу.

– Ну, значит, не стоит забивать их проблемами себе голову, – беззаботно ответила Аниаллу. – И всё же я считаю, что законы, по крайней мере… ну не знаю, я, наверное, никогда не смогу этого понять, для меня это так же дико, как мышь, охотящаяся на кота! Законы! – фыркнула Алу и зашагала вперёд.

Непонимающе пожав плечами, Анар двинулся за ней. Он вдруг почувствовал себя странно взрослым рядом с этим котёнком, не желающим играть по общим правилам…

Анар шёл и думал о том, насколько разными были эти миры – мир людей и алаев. Он представил, каково это быть человеком, существом, не развивающим, а быть может, и вовсе не имеющим интуиции, по крайней мере в алайском понимании этого слова, – и ужаснулся. Это всё равно что быть слепым и жить среди леса, в котором стволы и ветви деревьев покрыты шипами. Их законы были лишь способом обрезать эти, подчас таящие смертельный яд, колючки, или огородить их, протянуть путеводную нить, указывающую безопасную тропу… и это по-своему мудро… Но деревья – живые, и их оружие отрастёт вновь, колючки пробьют заслоны, как хрупкие стрелки травы пронзают камень мостовой, и покажут свои смертоносные острия в том самом месте, где их уже отвыкли ждать, а… чьи-то злые руки могут сломать заграждения, могут сменить направление нити, привязав её конец к самому ядовитому растению для того, чтобы спровадить на тот свет своего соперника… Да, в мире слепцов, к которому, как ни прискорбно, приближался и родной город Анара, законы могли быть великолепным средством для преступника, желающего остаться безнаказанным… для того, кто хочет подставить своего врага – мечта любого алая Руала!

Анар с ужасом осознал, что его соплеменники-руалцы, по сравнению с Бриаэлларскими алаями, скатились почти до уровня людей, в худшем смысле этого слова.

Аниаллу тоже молчала. Не скоро вернётся к её спутнику лёгкость и свобода. Он, конечно, не испытывал таких душевных мук, как тал сианай, – его природа конфликтовала лишь с окружающим его миром, но к таким условиям алай смог приспособиться и чувствовать себя достаточно комфортно.

Она прекрасно понимала, что душа Анара, столько лет прожившего в строгих рамках светских и религиозных законов, еще долго не осмелится покинуть свою клетку, даже после того как дверца будет распахнута.


* * *


Если отправиться из Руала на юг, преодолеть горы Энайс-кие Наэйриана, а потом, изнывая под палящим солнцем, пересечь Приинскую пустыню, то можно оказаться на вымершей, черно-серой равнине. Редко расходятся над нею тяжёлые, чёрные тучи, а если это и случается, то на потрескавшуюся землю проливается мертвенный свет лун или багровые лучи солнца, что делает картину ещё более мрачной. В той местности, покрытой невысокими, острыми, как драконьи зубы, горами есть огромная, глубокая воронка. Поверхность её сплошь выложена колоссальными черепами – в глазнице каждого могут стоять на плечах друг у друга по двое, а то и по трое человек. Яркое пламя пылает в этих глазницах. Ибо лежит за ними город, вырубленный в скале. Имя ему Лэннэс – Бездна.

Окружённая скалами воронка походит на распахнутую пасть неведомого исполинского зверя, готовую заглотить, засосать в себя само хмурое небо, нависающее над его скрытой во чреве земли головой. Края её и утёсы на них кажутся живыми: тысячи существ покрывают их шевелящимся слоем своих тёмных тел. Голоса их наполняют воздух громким гулом. Они вечно ждут добычи и вечно сражаются за неё. Стоит им заприметить путника, дерзнувшего приблизиться к Воронке, как они срываются со скал и мчатся к нему…

Те из них, что покрупнее, доставляют пассажиров и грузы до ближайших поселений, другие помогают всем желающим спуститься в город.

Город… Он так огромен, что вряд ли найдется существо, которое могло бы с полной уверенностью заявить, что знает все его закоулки, и даже если такое найдётся, то вряд ли уверенность эта будет оправдана. Название его лучше всего говорит о его размерах и о том, насколько он загадочен и опасен. Лэннэс… бездонная, как карманы тех, кто считал себя её хозяевами. Бездонная, как пропасти, куда сбрасывали их останки, когда более расторопные существа занимали их места.

Для тех, кому надо затеряться, скрыться от преследования – это идеальное убежище. Увы, спрятавшись здесь однажды от врагов, они рискуют исчезнуть навсегда… из мира живых. Тысячи существ, вынужденных избегать городов на поверхности и миров, где их дурная репутация хорошо известна, обретали в Лэннэс новую жизнь; тысячи других находили смерть. Были и такие, кто прибывал в город в поисках наемного убийцы, и те, кто желал таковым стать. Да что там, целые армии для разного рода не самых благородных дел можно набрать из неотягощенных моральными принципами жителей этого города, таящего насилие или смерть за каждым поворотом своих туннелей… Никто не считает убитых и не ищет пропавших – уже через считанные дни про них говорят, что они канули в Бездну.

И сама Бездна столь же опасна, как и её обитатели. Есть здесь пещеры, соединённые друг с другом узкими извилистыми проходами, с затхлым воздухом, пропитанным тяжелыми испарениями, поднимающимися через трещины в скалах от подземных болот Бездны – не каждое существо способно выжить, подышав ими сколько-нибудь долго. Коридоры то и дело пересекают глубокие трещины, неразличимые в почти полном мраке и имеющие милое свойство время от времени менять свое местоположение. В редко посещаемых пещерах и переходах своды, не укрепленные магией, казалось, поджидают неудачливого путешественника, чтобы обрушить ему на голову камнепад. Пол под ногами так и норовит треснуть, словно тонкая корочка льда на весенней реке, грозит обрушиться вниз, в одно из лавовых озёр Лэннэс. Это благодаря им Бездна стала столь известна – упав в их огненные воды, существо может отправиться в мир иной, подвергнувшись, так сказать, естественной кремации, а может, и не подпалив шкурки, оказаться в ином мире, в другой точке Бесконечного, посчастливься ему упасть именно в то озеро, над которым завис один из легендарных порталов-медуз. Таких больше нигде не увидишь, благодаря им собственно и живёт Лэннэс, и за право владеть этими «воротами» сражались, сражаются и будут сражаться её обитатели.

Но есть в Бездне и относительно безопасные и даже уютные уголки, где искусственно расширенные коридоры превратились в улицы, освещенные фонарями. Там стоят дома, похожие на жилища обитателей поверхности, а некоторые из них даже построены из дерева – большой редкости в Лэннэс и прилегающих к ней землях – которое доставляют в Бездну только через порталы. В этих районах можно встретить и кое-какую живность, которую в других местах давно отловила и съела городская беднота.

Вот через дорогу скачет на двух лапах нервно озирающийся по сторонам кимм – обитатель городских подвалов и других сырых и тёмных мест. Болезненно-белая кожа, местами словно перечёркнутая оранжевыми полосами, висит складками под подбородком тонкой мордочки, усы постоянно подёргиваются в такт настороженно принюхивающемуся носу, взгляд узких глазок рыскает по сторонам. Кимму осталось сделать пару прыжков и, прошмыгнув мимо серого булыжника, заляпанного зеленоватыми пятнами плесени, юркнуть в подвал, как он внезапно почувствовал какой-то запах, говорящий ему об опасности… Опасность оказалась быстрее. Шероховатая поверхность камня зашевелилась, сморщилась и казавшийся вросшим в землю камнем зверь прыгнул на заверещавшего кимма. Короткие, пенькообразные зубы сомкнулись на его тельце, заглушая пронзительный вопль.

Шампп, жабообразная тварь с коротким хвостом, в считанные мгновения натянулся на свою ещё живую жертву. Его пятнистый живот раздулся почти вдвое, заставив лапки смешно торчать в стороны.

Послышался стук колёс по щербатому камню мостовой. Шампп с трудом поднял голову – к нему приближалась громоздкая телега, запряженная парой ящероподобных тварей. Звери недовольно взревели, когда возница натянул толстые поводья, останавливая их. Спрыгнув с телеги, он, закутанный с ног до головы в какие-то чёрно-коричневые лохмотья, прыгающим шагом направился к двери дома неподалёку. Шампп, медленно волоча шарообразное брюхо, пополз к телеге. Он протащил его мимо переминающихся с ноги на ногу «коней», держась подальше из опасения быть раздавленным их четырёхпалыми широкими лапами, мимо заляпанных чем-то чёрным колёс и наконец оказался под дощатым днищем телеги.

Шампп перевернулся на спину, оттолкнулся тыльными сторонами лап и прилип ко дну повозки. Так он будет висеть неподвижно несколько счастливых часов и переваривать… Если его не заметит кто-нибудь из городских обитателей. Любителей полакомиться свеженькой шамппятиной, да ещё и фаршированной киммятиной, найдётся великое множество.


Едва различимая глазу серая тень метнулась из-под тента, прикрывающего телегу. Она протанцевала по крыше, скрытая от глаз прохожих кованым парапетом, покрытым алыми шипами со шкуры стахха – страшноватым украшением какого-то богатого дома, а затем, перепрыгнув через конёк, устремилась прочь. Серый призрак мелькал то на одной, то на другой крыше, но вот, наконец, спрыгнул вниз на площадку перед дверью трёхэтажного дома и, шарахнувшись от света фонаря у входа в жилище, стёк вниз по лестнице. Перебежав к нагроможденью ящиков, бочек и ещё какого-то хлама, сваленного в углу двора, он затаился там, скрытый более густой тенью, чем та, что была его плотью.

Тянулись минуты, и вот наверху здания напротив стены, около которой располагалась засада, вырисовался округлый силуэт толстого кота. Коротковатый хвост задумчиво изогнулся – его хозяин озирал окрестности, ярко-зелёные глаза исследовали двор, лежащий внизу. Они скользнули по тому месту, где затаилась тень, но явно не заметили её. Серый призрак довольно усмехнулся в усы.

Между тем кот мягко спрыгнул с крыши и стал спускаться по лестнице. Тень пристально следила за тем, как пушистые лапы с неряшливого вида клочками шерсти между пальцами неспешно переступали со ступеньки на ступеньку.

Наконец кот закончил спуск и в нерешительности уселся на нижнюю ступеньку. Втянув носом воздух и, разумеется, не почуяв в нём ничего угрожающего, он начал умывать мордочку. Пару раз лениво мазнув лапой по полосатой физиономии, кот зевнул и направился прямиком к куче мусора. Когда он приблизился к ней на достаточное для прыжка расстояние, серый призрак, затаившийся за трухлявым ящиком, тихо заворчал и бросился на кота.

Опустившись на землю совсем рядом с остолбеневшим толстяком, серая тень обрела очертания стройной кошки, одетой в короткий гладкий мех ровного серого окраса. В прищуренных зелёных глазах читалось недовольство.

– И долго я должна тебя ждать? – прозвучале голове кота холодный голос кошки-тени.

– О, шаами Нела, – замурлыкал обладатель выступающих полосатых боков, пытаясь фамильярно обнюхать нос и шею отстранившейся кошки, – я совсем пор-растерял гор-родские ма-нер-ры, гоняясь здесь за кр-рысами… Моя хозяйка, знаешь ли, не кормит меня даром – вот положи ей каждый день на крыльцо по крысе из её складов, тогда и угощайся сколько влезет.

– Скоро перестанет влезать, Номарр, – грустно сказала кошка, проходя мимо своего собеседника и задевая его хвостом по усам. Кот недовольно фыркнул, напрягся было, готовясь отпрыгнуть в сторону, но потом решил, что ему лень это делать, и остался стоять, где стоял. – А знаешь, мне сказали, что ты должен был охотиться здесь вовсе не на крыс, а на… более крупную дичь.

– О да! – согласился кот и блаженно прикрыл глаза. – Я нашёл полуэльфа, – многозначительно заявил он, всем своим видом выражая удовольствие от реакции кошки на свои слова. А Нела не смогла сдержать радостного мяуканья, хвост её возбуждённо дёрнулся – кошка-тень предвкушала интересную охоту.

– Тогда ты должен проводить меня к его… логову, – не говоря вслух ни слова, сказала она, – и можешь отправляться с донесением о своей находке к Старшим.

– Так я свободен? – кот едва не подпрыгнул от радости. Пушистая кисточка его хвоста взметнулась вверх, он навострил уши, боясь упустить ключик к избавлению от ужасов Бездны, что крылся в её словах.

– Да-а-а, – протянула Нела, – но только если твой полуэльф – это наш полуэльф.

– Это он, – резко тряхнул головой Номарр, а длинная шерсть на его брюхе метлой прошлась по пыльной земле, – и подружка его с ним, как и говорили.

– Хорошо, тогда пошли, покажешь мне его дом и…

Нела не успела договорить. Сверху из неосвещённого окна третьего этажа на кучу мусора, где они с Номарром только что прятались, полетел очередной ящик. Упав на землю чуть в стороне от остального хлама, он разлетелся на куски. Кошки едва успели отпрыгнуть от потока мелких, острых щепок.

– Двуногие… – наморщил нос кот и засеменил прочь. Нела напоследок окинула двор быстрым взглядом и догнала его.

Свернув за угол, Номарр остановился около какой-то двери. Видимо, она вела в дом того, кто только что едва не пришиб кошек ящиком. Кот поднял хвост и от души поставил на двери обидчика свою пахучую метку. Покончив с этим жестом благородной мести, Номарр, полюбовавшись на дело хм… «рук» своих и довольно хмыкнув, вспрыгнул на подоконник, а оттуда перелетел на крышу, едва не поскользнувшись на куче каких-то тряпок, сваленных на нём. Нела взметнулась следом.

Они попали на оживлённую улочку. Внизу тянулась чисто выскобленная мостовая, освещенная неяркими огнями, рассеивающими вечный мрак подземного города. Этот район был не столь богат, чтобы позволить себе спрятать каменные потолки за иллюзией небес. Нелу поразил резкий контраст: на одних улицах так и кишел народ, другие же были пусты. «Как желудок Номарра, если он не принесёт крысу», – мысленно усмехнулась она. Глядя на суетящиеся под её лапами фигурки, кошка подумала, как трудно жителям города избегать особенно опасных мест, если таковыми является большая часть Лэннэс. Бездна вся была сплошным опасным местом – её необъятные недра могли вместить в себя в тысячи раз больше крови, что уже стекло в них через трещины пола её пещер… Но Нела не долго размышляла об этом, она умела отвлекаться от тяжких мыслей и не замечать неприятных вещей, если они напрямую её не касались.

Посему, поспешая за своим косматым проводником по городу, она не содрогалась от жути. Наоборот, она замечала где интересного покроя платье иноземца, где диковинное животное, где скользящую по огненному озеру чудесную лодку из безднианского стекла, её взгляд останавливался и на существах неведомых рас, и на необычном оружии. Она не желала думать ни о том, чей короткий крик боли раздался из вон той тёмной подворотни, ни о том, из чего сделаны дымящиеся пирожки на лотке улыбчивой девицы с зелёными волосами, на всю улицу расхваливающей достоинства своего печева.

Лишь один раз кошка испытала чувство отвращения: несколько девиц лёгкого поведения пёстрой стайкой окружили пышно разодетого человека. Все они принадлежали к разным народам: трое – к людям, одна была эльфкой, ещё одну – илтейку – выделяли на фоне подруг тёмно-коричневая кожа, жёлтые глаза, а главное, трепещущие за спиной перепончатые крылья. Омерзение вызывало у Нелы то, что они изображали из себя её соплеменниц, хотя она и не могла толком определить для себя, почему. Все, кроме илтейки, были одеты в платья, покроем похожие на одеяния Аэллы ан Камиан, а причёски их, с высоко поднятыми, разделёнными надвое волосами, напоминали алайские уши. «Жрицы любви» говорили измененными в подражание алайским голосами, но разве возможно было сымитировать чарующий говор кошек Аласаис?

Нела поморщилась и невольно потрясла лапами, словно стряхивая приставшую грязь. Она недовольно фыркнула и поспешила догнать Номарра. Некоторое время они бежали молча, иногда останавливаясь, чтобы принюхаться к подозрительным запахам, витающим в воздухе Бездны.

– Нела, а могу я узнать, с чего это Старшие послали нас с тобой выслеживать полуэльфа? – прозвучал в сознании Нелы низкий голос Номарра.

– Тебя – не знаю, а у меня приказ патриарха Селорна, а не только Старших, поэтому ты сможешь вернуться уже сейчас, а я останусь здесь, – на бегу ответила Нела.

– Селорна? – Номарр остановился и навострил уши. – Во имя лапок Аласаис! С чего бы это?

– Это не наше дело, с чего, – отрезала Нела, – он нанял меня – это всё, что положено мне знать, – она резко взмахнула хвостом, показывая, что разговор на эту тему закончен. Но Номарр и не думал отставать он неё, не удовлетворив своё кошачье любопытство:

– И позволил тебе распространяться об этом каждому встречному коту?

– Нет, – просто ответила кошка, рассеянно поточив коготки о крышу, – но он не настаивал на особой секретности. Да и Старшие, я думаю, уже в курсе, – добавила она, поднимая на Номарра хитрые зелёные глаза.

– Здесь, – сказал Номарр, когда они, перепрыгнув через улицу и миновав ещё несколько домов, оказались на крыше пристройки ничем не примечательного жилища. В подтверждение своих слов кот шлёпнул лапойпо кровле и уселся на хвост. Его пушистый живот покоился на крыше, белея между толстыми полосатыми лапами.

Нела расположилась рядом на поросшей мхом и фосфорицирующей плесенью кровле. Её морда приобрела хищное выражение – орган-анализатор в нёбе принялся за дело. Затем Нела плавно поднялась, прошлась по крыше и остановилась около маленького окошка.

– Заперто и зачаровано, – ощупав его усами, мысленно отметила кошка и, закрыв глаза, погрузилась в глубокую задумчивость. Ответом на её беззвучное заявление было недовольное ворчание Номарра. Он нехотя оторвал своё толстое тело от крыши и начал ходить по ней, словно ища что-то у себя под ногами. Потом остановился и стал царапать покрытую мхом поверхность. Зеленоватые ошмётки летели во все стороны вместе с кусочками отсыревшей древесины. Наконец кот остановился и, сунув морду в образовавшуюся ямку, извлёк оттуда склянку тёмно-зелёного стекла с большой выступающей пробкой. Взяв флакончик зубами, он положил его около лап Нелы.

Разглядев и как следует обнюхав склянку, кошка с уважением посмотрела на Номарра. Распушившийся от удовольствия кот стал казаться ещё больше. Не говоря ни слова, Нела, зажав флакончик между передними лапами, зубами вытащила из него пробку. Затычка выскочила с лёгким щелчком, и из горлышка склянки повалил зеленоватый дым.

Изогнувшись и помогая себе лапами, Нела поспешно вылакала её содержимое. Потом, широко распахнув рот, резко выдохнула.

Из её пасти вырвалась струя дыма. Он осел на стекле крупными каплями и стал расползаться по нему, пока не затянул его целиком прозрачной зеленоватой плёнкой. Нела не отрываясь наблюдала за этим зрелищем, в то время как Номарр с громким щёлканьем отдирал мох от когтей передних лап.

Наконец, решив, что время пришло, кошка вплотную приблизилась к окну и осторожно вытянула вперёд изящную лапку. Она исчезла за зелёной плёнкой, словно никакого стекла в раме и не было. Довольно хмыкнув, Нела высвободила лапку и повернулась к Номарру:

– Ну всё, старый хитрец, ты честно заработал свою крынку со сметаной! – промурлыкала она. – Дома будут рады услышать о твоей остроухой находке!

– Надеюсь, – кивнул кот. Он вернулся к ямке, из которой только что вытащил флакон, и извлёк оттуда тусклую золотую монетку. Зажав её в пасти, он приблизился к кошке, чтобы попрощаться с ней.

– Быстрых лап тебе, Номарр, – пожелала ему Нела.

– Густых теней тебе, Нела, – отозвался кот, и через несколько мгновений мрак, обитающий на соседней крыше, с явным трудом поглотил меховой шар его тела.


* * *


Кошка прошла сквозь стекло, миновав магическую защиту, на него наложенную, и не потревожив сигнализирующих заклятий. Все осталось целым: и зелёная плёнка, затягивающая окно за её спиной, и стекло.

Притаившись за толстой бархатной портьерой, так удачно скрывшей слабо светящийся в магическом спектре зачарованный ею участок окна, кошка вслушивалась в звуки дома. Разговаривали двое. Близко, возможно, в соседней комнате. Нела серой молнией метнулась с подоконника на шкаф и затаилась наверху.

Внезапно она почувствовала слабый запах, а свесив морду со шкафа, увидела и движение – какую-то тень у ближайшей к выходу из комнаты ножки. Кошка вернулась на подоконник, бесшумно спрыгнула на пол, пробралась под комод и стала приглядываться.

Мышь, нет, существо было крупнее – это была крыса, сытая, довольная, она не таилась, а восседала за ножкой комода. Рядом с ней на полу лежал кусочек чего-то съестного, запылённый до такого состояния, что Нела не смогла определить, чем же готовилась отобедать серая владычица тёмных углов. Кошка пребывала в задумчивости: пройти мимо крысы незамеченной у неё, может быть, и получится, но оставлять глазастую тварь у себя за спиной Неле не хотелось – если та увидит её, а потом умудрится шмыгнуть в свою нору, то Неле придётся тратить время на то, чтобы изловить её.

Одним из правил, которые дочь дома Теней знала с младых когтей, было то, что ни единого свидетеля твоих деяний быть не должно. «Умелый маг даже крысу сможет заставить говорить», – твердили во времена ученичества наставники. И вот она, крыса, как раз и сидит перед изготовившейся к прыжку Нелой, напрягшей мышцы и ставшей от этого как бы короче. Быстрой тенью кошка скользнула вперёд и закогтила свою добычу. Острые клыки сомкнулись на шее жертвы, и через мгновение крыса, не успевшая и пискнуть, испустила дух.

Нела отпустила её загривок. Она понимала, что нельзя оставлять добычу здесь – рано или поздно она начнёт испускать дух совсем иного рода, и у полуэльфа или кого-нибудь из его дружков может возникнуть вопрос: кто же это её так? Следов клыков не скроешь. А других кошек в этом доме, окружённом защитной магией, нет… Размышляя, Нела подняла расслабленную переднюю лапку. Есть крысу она не будет – она в конце концов не Номарр-обжора, да и костей всё равно не утаишь, хотя нет, их можно затолкать в нору. Так съесть? Нела брезгливо передернулась и отпихнула крысу поближе к стене – она вернётся сюда на обратном пути и захватит её с собой, чтобы выбросить где-нибудь по дороге. Конечно, если ей придётся задержаться в этом пыльном доме, то план с заталкиванием костей в норку придётся, хочешь не хочешь, осуществлять…

Кошка наморщила нос и постаралась отвлечься от этих неприятных мыслей, углубившись в анализ увиденного: шторы на окнах собрали пыль всех эпох Энхиарга, а в этом сером ковре под шкафом она утопает по самое брюхо! Значит, они здесь ненадолго, но как же это полуэльф, которого сейчас разыскивают по всему Энхиаргу, сумел добраться сюда? Да и зачем ему покидать так милосердно принявшие его под свою защиту стены храма Тиалианны? Или он и там уже успел нагадить, и танаи наконец потеряли терпение и выгнали его взашей? Кошка терялась в догадках и, чтобы не заблудиться в мыслях окончательно, решила, что проще будет подкрасться к Энбри – быть может, из его слов она узнает ответы на свои вопросы.

Нела проскользнула к дверному косяку и, вплотную прижавшись к нему, осторожно выглянула в коридор. Его слабо освещали свечи, горевшие около проёма, в котором она стояла. Быстро зыркнув по сторонам, Нела, держась стены, помчалась по коридору.

Добравшись до кухни, где расположились хозяева дома, кошка прошмыгнула под диван. Краешком глаза она успела ухватить очертания трёх фигур, тусклые отблески свечей на бокалах и боках тёмной бутылки с золотистым горлышком и захолодившие ее сердце блики света, мечущиеся кровожадными алыми язычками по лезвию длинного клинка, лежащего на одном из диванов. Энбри всегда любил хорошее вино и мог говорить на эту тему часами. Энбри любил так же красивые, редкие вещи, подобные тем подсвечникам, что стояли на столике перед ним, его братом и его очередной дамой… возлюбленной… жертвой – кто разберёт? Неле, во всяком случае, было до этого мало дела. Гораздо сильнее её волновало, как бы не чихнуть от пыли, что скопилась за диваном.

– Посиди, ты и так устала сегодня, – ласково сказал Энбри, видимо, забирая у девушки что-то. Нела с трудом поборола искушение сделать диван прозрачным для своих глаз и понаблюдать за этой трогательной картиной. Но – тайна слежки прежде всего. И кошка-шпионка вся обратилась в слух.

– Энбри, всё это, конечно, хорошо, – кошка узнала голос Орина, брата Энбри, – но ты хотя бы представляешь себе нашу судьбу… да и судьбы многих других, если они среагируют иначе… если что-то пойдёт не так, как мы думаем? – Нела уловила в его голосе нотки тщательно скрываемой подозрительности.

– Не сомневайся, брат, что здесь может пойти не так? Ты ведь не совершаешь ничего дурного! – говорил Энбри, а Нела по звукам пыталась определить, что он в этот момент делает. Через несколько секунд её чуткие ноздри уловили запах блюда, которое, видимо, готовил полуэльф. Это был знаменитый салат Энбри из помидоров и очень кислых плодов яру, щедро посыпанных жгучим перцем и другими пряностями, и заправленный маслом и уксусом. В общем – смерть желудку. Подавать гостям такое блюдо было как раз в духе Энбри: с одной стороны – весьма вкусно, с другой – дёшево, и много такого не съешь…

Орин молчал, и кошка знала – почему. Он сейчас, как зачарованный, наблюдал, как его брат танцует по кухне. Она и сама умела двигаться так же изящно, ловко и мягко. Она знала, какой гипнотической силой обладают эти простые, неторопливые жесты, которые делает сейчас Энбри, выполняя обыкновенную работу по дому, как завораживают они собеседника, внушают ему чувство уверенности и доверия к полу-эльфу – Разве может он лгать, оставаясь таким спокойным? Разве может подставить того, с кем разделил трапезу?

– Энбри, ты ведь сам знаешь, чем обычно заканчиваются твои затеи, – все-таки осторожно продолжил Орин, выходя из оцепенения.

– Это не только моя затея, – ничуть не обиделся Энбри, – её предложила леди Домера, репутация которой безупречна, – Нела услышала звук поцелуя. – Кстати, это от нее я узнало планах алаев, – полуэльф принёс и мягко поставил тарелку перед своей девушкой и братом. – И о вашей с Зиэлой роли в этих планах. Поистине сама Тиалианна послала эти документы вам в руки! Или, как знать, может быть… может быть, тот, кто дал вам их, ожидал, что вы сами догадаетесь, как правильно ими распорядиться – он же телепат как-никак. А самому ему это сделать несподручно. Да, вполне возможно, что именно так всё и было, ведь есть сотня более безопасных способов доставить эти бумаги, чем посылать их с вами да ещё без охраны. Теперь подумай сам, – своим вкрадчивым рассудительным тоном заговорил он, усевшись на диван, – разве не должны все мыслящие существа объединиться перед лицом такой страшной опасности? Разве может Бриаэллар, не обладая ни сильными магами, ни сильной армией, справиться с этим один? К тому же, алаев мало. Мало – понимаешь? Их просто шапками закидают.

– Я понимаю, – отозвался Орин, – Элаан сильное государство с огромной, хорошо организованной армией, а Лайнаэн – могущественная богиня… – он помолчал немного. – Но с тех пор как между Бриаэлларом и Элааном… хм… пробежала кошка… В общем, не хотел бы я попасть между молотом и наковальней. Если сведения о плане просочатся, не трудно будет вычислить виновника утечки. А гнев Селорна – это пострашней всякой войны, где бабушка еще надвое сказала.

– А мы и не будем ничего скрывать, – торжествующе сказал благородный Энбри, как бы ставя последнюю точку на его сомнениях. – Мы делаем благое дело, причем делаем его совершенно бескорыстно. Им нечем будет крыть, братишка, ведь мы спасаем мир, – просто заявил полуэльф, и его знаменитая обаятельнейшая улыбка, наверняка, стала ещё шире.

Орин молчал долго, даже через диван Нела чувствовала, что он всем телом излучает нерешительность, его терзали сомнения… но прошло время, идо этого еще слабо барахтавшийся в океане очарования своего братца, Орин пошел ко дну:

– Хорошо. Я сделаю это… Хотя я ни в чём не уверен, – сказал он, опуская на стол кружку. И вновь, по тому, как громко она стукнула о стол, Нела почувствовала: тяжело далось ему это решение.


* * *


Ехидно ухмыляясь в усы, Нела из дома Теней отправилась назад. Как благосклонна была к ней Аласаис, что позволила ей отослать толстого полосатого Номарра! Кошка просто мурлыкала от удовольствия. Не теряя бдительности при этом. Её хорошо учили, как и всех детей её дома, с самого котячества. По пути Нела заскочила под шкаф, чтобы забрать убитую крысу. Она была тяжёлой и такой большой, что Неле приходилось высоко задирать голову, чтобы хвост её жертвы и то место, где он начинался, не волочились по полу, оставляя следы в пыли. Кошке потребовались немалые силы, чтобы вспрыгнуть со своей ношей на подоконник. Пробравшись через стекло, зелёная плёнка на котором уже начала блекнуть, Нела поудобнее перехватила крысу и двинулась дальше. Через три крыши она выплюнула крысу. Серая тушка глухо шлёпнулась о камень двора далеко внизу. Последняя улика её пребывания в доме полуэльфа была уничтожена.

Лёгкой, почти летящей походкой, едва касаясь крыш своими аристократичными лапками, Нела мчалась по городу. За те сведения, которые она сейчас бережно несла домой в своей ушастой голове, её ещё долго будут гладить по шерсти…

Нела настолько погрузилась в созерцание своего блестящего будущего, сулящего сотни благ и новых возможностей, что не заметила двух существ, притаившихся во тьме подворотни, что чернела в стене дома на другой стороне улицы. Одно из них, едва заприметив Нелу, стало плести заклятье. Кошка не обращала на них внимания до тех пор, пока незримые пальцы не ухватили её за шкирку так пугающе плотно и одновременно осторожно, как это умеют только зубы матери-кошки, несущей своего котёнка.

Нела протестующе взвыла, издав противный, сдавленный звук, и попыталась вывернуться. Она что было сил мотнула головой и краем глаза успела проследить, откуда тянутся к ней незримые ниточки вражеской магии. Кошка извернулась всем гибким, сильным телом. Незримые пальцы выдрали клок шерсти с её загривка, но удержать вёрткую дочь Аласаис не смогли.

Кошка отпрыгнула от края крыши, выгнула спину и зашипела. Она была такой слабенькой, крошечной зверюшкой по сравнению с облачённым в доспехи воином и магом в богатой мантии, с посохом в руках, но сдаваться не собиралась.

Вот они перед ней её враги – двое. Выступили в пятно фонарного света, и кошка смогла их разглядеть, как следует. Один – огромный, в вычурных тяжёлых доспехах, в плаще с капюшоном. Лицо безо всякого выражения. Тупая гора мышц, телохранитель, живой щит от стрел для второго, невысокого, тщедушного существа с лицом, похожим на оплывшую свечу. Оно выглядело ещё более жалко на фоне своей роскошной чёрной мантии, так и переливающейся в скудном свете фонаря. Но… но несмотря на свой нелепый облик, существо внушало ужас.

Бока Нелы тяжело поднимались и опускались от сбивчивого дыхания, потерявшего свою бесшумность. Маг быстро взмахнул какой-то белёсой палочкой, похожей на уродливый корень, и кошка увидела, что оказалась в западне: через магическую сферу, заключившую в себя и Нелу, и её преследователей, и часть пустой улицы, ей было не прорваться.

От ужаса ситуации кошка впала в оцепенение, замерла, словно на неё наложили парализующее заклятье. Она не могла колдовать: тело кошки, отлично выполнившее свою миссию – спрятать сияние глаз и многое другое, способное выдать в ней алайку, – накладывало на неё сотни ограничений. И принять свой настоящий, двуногий или четвероногий, облик Нела была не в состоянии – на перевоплощение из такой формы ушло бы более получаса… Усилием воли Нела содрала с себя плащ отчаянья, чёрный капюшон которого закрывал ей глаза, а полы спелёнывали лапы, лишая возможности пошевелиться. Она уже почувствовала, что убивать её не собираются, и это давало кошке шанс. Она надеялась, что сможет ускользнуть от своих преследователей, бешено мечась по сфере, а потом, глядишь, кто-нибудь из городских наткнётся на неё и… да пошлёт Тиалианна ей горожанина, способного смекнуть выгоду от помощи дочери Аласаис! «Главное продержаться, – думала Нела, – совсем немножко. Во славу Аласаис».

Маг выставил перед собой руки, растопырил пальцы, а потом рванул их к груди, словно схватил, сгрёб, притянул к себе что-то невидимое. Нела увидела – сфера вокруг них стала медленно сжиматься. А волшебник начал творить новое заклятье… В мозгу кошки вспыхнула одна мысль – помешать. Нела подобралась и прыгнула…

– Гадина! – от боли голос волшебника стал похожим на визг. Задние ноги серой охотницы, метнувшейся ему в лицо, оставили на горле глубокие кровоточащие царапины. Плоть была странно мягкой, словно воск. Оттолкнувшись от его лица, удивлённая этим фактом кошка снова взлетела на крышу и зашипела, словно и была змеёй, которой её только что обозвали. Глаза её горели яростным безумием, а хвост серой плетью хлестал по напрягшимся бокам. Она порывисто оглянулась назад: сияющий в магическом спектре край сжимающейся сферы уже касался её хвоста, вот-вот он столкнет Нелу с крыши. Она увидела это, и тут внезапно волшебный шар сжался так резко, что кошка, словно получив хорошего пинка, слетела с кровли.

Испуганно заверещав, Нела попыталась уцепиться за край крыши, но трухлявые доски расщепились под её когтями, и она полетела вниз. Бессильные найти опору, когти мерзко проскребли по стёклам в запертых рамах… тускло блеснул зеленоватый мох, разросшийся под выступающим козырьком… Нела приземлилась на мостовую, как положено – на все четыре лапы, и тут её снова ухватила за шиворот уже живая рука – рука неизвестно как оказавшегося рядом воина, того, показавшегося ей таким неуклюжим!

Она продолжала выдираться, извиваться всем телом, рычать, размахивая в воздухе лапами и хвостом, пока чары волшебника не настигли её и Нела не погрузилась в Сон…


* * *


Бесконечным тусклым рядом тянулись коридоры, изредка выводя алаев в небольшие комнатки или, наоборот, просторные залы с множеством боковых проходов, за которыми вновь начинались коридоры, переходы… В них царили вечная темень и глухая, давящая тишина, от которой более слабый духом искатель приключений давно мог бы потерять рассудок и впасть в панику. Анар и Аниаллу сравнительно легко переносили путешествие по подземному лабиринту, но и им было неуютно здесь, вдали от солнца, мягких трав и свежего ветра, щекочущего распушившуюся от морозного утреннего воздуха шкуру…

Анару стало казаться, что Аласаис успела распахнуть свои сияющие Глаза над Руалом уже тысячу раз, когда череда коридоров внезапно сменилась белизной стен просторного покоя, расписанного золотыми изображениями каких-то диковинных трав. Невольно у обоих путников вырвался вздох облегчения при виде этого напоминания о прелестях наземного мира. Это был первый освещенный зал, который встретился им на протяжении всего пути, и они только сейчас почувствовали, как устали от серого однообразия последних дней.

– Ты понимаешь, где мы? – спросил Анар, оглядываясь по сторонам. Он перебирал в памяти все предания, которые слышал о подземелье, но этой комнаты припомнить не мог.

– Это вход в Залы Правоверных, где хранится Кодекс, – мысленно ответила Аниаллу, кивнув головой в сторону дверей в противоположной стене комнаты. – За ними будет мост, потом… – она сощурила глаза, словно вглядываясь во что-то невидимое Анару, – потом какие-то святилища, а за ними уже наша цель. Не сегодня-завтра мы будем там, – радостно заявила она, направляясь к белеющей впереди лестнице, ведущей к дверям.

На широкой площадке верхней ступени возвышалась огромная золотая чаша, опирающаяся на головы трёх сидящих кошек из темно-красного камня. Аниаллу подошла к ней и поманила Анара пальчиком. Глядя на неё, алай невольно нахмурился – что-то странное было в её лице.

– Я редко лгу, Анар Сай, – печально и серьезно сказала девушка, когда он всё же приблизился к лестнице, – помнишь, я говорила тебе про жертвоприношение перед некоей дверью ? Твой час настал! – вдруг громогласно заявила она, резко повернувшись к Анару всем телом.

Анар обомлел – перед ним стояла грозная тал сианай… настоящая, руалская, с кинжалом в высоко поднятой руке, уже занесённым для удара…


…Две кошки – золотая и чёрная – лежали, свернувшись одним клубком.

– Ну прости, – говорила чёрная в затылок золотой, прилизывая её вздыбившуюся шерсть, – я глупо пошутила. Глупая шерстноухая вертихвостка. Мне и нужна-то была только капелька твоей царственной крови, ну не открывается эта лиарова дверь без неё!

Анар, вывернув голову и скосив глаза, посмотрел на неё долгим обиженным взглядом и, вздохнув, примирительно пробурчал:

– Ладно. Откуда брать будем?


Капли крови упали в жертвенную чашу, и через мгновение двери Залов Правоверных распахнулись. В открывшейся им череде покоев вспыхнул свет.

Они шли через анфиладу комнат, стены каждой из которых были выложены камнем своего цвета и покрыты рисунками, изображающими различные сцены из жизни руалского общества. Под каждым таким рисунком была выбита надпись – одно из положений Кодекса.

Чем дальше, тем богаче становилось убранство залов. Серый камень и черно-белые тона первой комнаты, стены которой были заполнены поучениями для рабов, сменились искусно вырезанными в белоснежном камне письменами в зале, устанавливающем каноны праведной жизни для высшей знати. Изображения на стенах становились всё более живыми и яркими, появились статуи, а в зале, посвященном приближённым царя и Верховным жрецам, обнаружились восемь боковых проёмов, ведущих в какие-то оставшиеся неосвещёнными помещения.

– Да, ваши жрецы постарались, – Аниаллу остановилась, заинтересовавшись тем, какой положено быть Высшей жрице, в сане которой она находилась бы, родись в Руале. – Я не удивлюсь, если в последнем зале подробно расписано, как надо себя вести и что делать Аласаис…


– Подлежу выбраковке, – притворно обречённо заключила Аниаллу, закончив сравнение.

Анар осторожно взял её за плечи, развернул лицом к себе и… прислонил спиной к стене.

– Да… и ростом не вышла… – ехидно протянул он, смерив недоумевающую девушку взглядом, который задержался где-то у неё над головой, – и по ушам тебе сейчас дадут лопатой, – сказал он, разворачивая её обратно лицом к стене.

Никакой лопаты, конечно, не было, зато было опахало, которым два нарисованных раба начали старательно обмахивать нарисованную же жрицу.

Можно было прикоснуться к любой из них, и картинки оживали: рабы тысячью разных способов кланялись своим господам, алаи совершали обряды перед алтарями и приветствовали друг друга, цари восседали на тронах, повелевая стоящими перед ними – каждая на своём месте и в особенной позе – кошками…

Анар и Алу ещё долго бродили из зала в зал, от одной стены к другой, забавляясь как дети в кукольном театре. Временами торжественную тишину нарушал громкий хохот – это смеялась Аниаллу, обнаружив особенно комичную церемонию или фигуру.

Но вскоре залы, а вместе с ними и веселье, закончились на руководстве: как быть «правильным» руалским царём, и алаи растворили створки дверей, ведущих прочь из Залов Правоверных.

Они стояли на вершине крутой лестницы, спускающейся на каменный карниз, за которым разверзлась пропасть. Над ней тянулся мост, кажущийся тоненькой ниточкой по сравнению с колоссальной расщелиной, отвесные стены которой он соединял. В воздухе по обе стороны от него парили, чуть покачиваясь сверху вниз, чёрные изваяния алаев с тускло-алыми глазами.

Вдалеке метались какие-то тени, ещё более густые, чем окружающая тьма. Далеко внизу угадывались почти неразличимые взгляду отблески чего-то красного.

– Что это там? – поинтересовалась Аниаллу, наклоняясь вперёд.

– Это эн'элмер – тени гнева. Того, кто ступит на мост без права сделать это, они выпьют до дна и, говорят, даже душу существа поглотят без остатка, – шёпотом пояснил Анар, которому казалось неуместным говорить громко в этом древнем и священном месте, внушающем его соплеменникам почтение и ужас.

– А на дне? – кощунственно-равнодушным тоном спросила Алу.

– Про дно мне ничего не известно. Видимо, тому, кто описывал в своей книге путь к гробницам, не посчастливилось упасть с этого моста, – от собственной шутки Анару стало как-то не по себе. Видно, слишком глубоко сидел в нём воспитанник руалских жрецов, и если на поверхности земли он легко выказывал пренебрежение к предметам веры, то здесь собственные непочтительные слова были неприятны ему и вызывали необъяснимое чувство стыда.

За их спинами постепенно угас свет. Только алые блики чуть заметно ложились на лица Анара и Аниаллу, опередившей своего спутника и уже ступившей на мост. Дожидаясь его, она постояла некоторое время, опасно нагнувшись и словно опираясь животом о незримые перила, – что-то разглядывала под мостом. Анару ничего не оставалось делать, как последовать за ней. Он был уже в паре шагов от девушки, как она вдруг прыгнула с моста вниз.

Алай бросился за ней. Воздух привычно подхватил его, и Анар стал плавно опускаться на дно пропасти. Если у неё вообще было дно…

Оказалось, что всё-таки было, утыканное множеством острых камней. Некоторые из них походили на крошечные сталагмиты. Закруглённые верхушки покрывало какое-то вещество, которое и испускало красное сияние. Анар, заинтересовавшийся специфической магической аурой, окружавшей эти камни, собрался было подлететь к ним поближе, чтобы получше рассмотреть…

– Не советую, – раздался у него за спиной спокойный, чуть насмешливый голос Аниаллу.

Анар оглянулся и увидел, что сумасшедшая алайка парит над каменными остриями совсем близко от него. Как он умудрился её не заметить? Все еще переживающий ее внезапную выходку Анар от удивления даже забыл заготовленную во время полета нотацию.

Под ногами девушки угадывались очертания какого-то прозрачного предмета, едва заметно преломляющего лучи алого света. Аниаллу топнула ногой по невидимой поверхности, и она обрела зримую форму. Оказалось, что алайка стоит на каком-то странном вытянутом и чуть изогнутом овале, сплетённом из золотистых ветвей или корней.

– Это глимлай, – объяснила она. – Обычное средство передвижения у жителей Линдорга, особенно у учеников Академии, и одно из их любимых развлечений.

В Руале некоторые алаи тоже передвигались на летающих дисках – это добавляло им величественности и позволяло глядеть на остальных кошек сверху вниз. Грузы перевозились также на парящих над землёй платформах. Но вот использовать это для развлечения Анару как-то не приходило в голову. Зато в ней вспыхнул давний вопрос: как он сам-то умудряется летать, не прибегая к волшебству?

– Аниаллу, ты не замечаешь ничего необычного в том, как я летаю? – вкрадчивым тоном спросил Анар, когда они благополучно миновали мост.

– Нет… – с деланным недоумением покосилась на него Алу. – Тебе так и положено. Я так, конечно, не умею, но я -это не ты, – она махнула хвостом и пошла дальше.

– Как я могу уметь что-то, чего не умеет тал сианай? – не отставал Анар.

– Обыкновенно, – с самым невозмутимым видом ответила кошка, – тал сианай Аниаллу – чистокровная алайка, истинная дочь Аласаис. А наследник руалского трона – полукровка, иноверцев сын, – она фыркнула вслух.

– Ты хочешь сказать, что эти странности – наследство моего отца? – голос Анара зазвенел. – Но неужели дар чужого бога может передаваться по наследству? Да и почему – полукровка? – он наморщил нос. – Или мой папаша был эльфом… или человеком? – он даже остановился, дожидаясь ответа.

– Нет. Всё ещё хуже, – состроив скорбную гримасу и опустив голову, проговорила Аниаллу. – Он драко-он… – страшным голосом протянула она и подняла глаза на алая как раз вовремя, чтобы понаблюдать за его реакцией.

– Ты хочешь сказать – моим отцом был один из этих… – Анар оторопело попятился назад и замер, подняв в изумлении переднюю лапу, – которые… в Канирали? – вид у него сейчас был как у котёнка, впервые увидевшего своё отражение в зеркале. В сочетании с грозным обликом, который имел алай, пребывая в своей звериной форме, это выглядело ещё забавнее.

– Нет! – расхохоталась Аниаллу, подпрыгнув от избытка веселья. – Слава богине, драконы Веиндора не размножаются! Я говорю о других драконах, – она уселась и лизнула лапку, – о драконах Воздуха, народе Изменчивого, Повелителя Ветров.

– Но дракон… он же большо-о-ой… – с видом встрёпанного, ошарашенного котёнка, почти робко спросил наследник Руалского трона.

– Да, драконы высокие, но… – конец ответа потонул в новом взрыве смеха, однако Аниаллу быстро взяла себя в лапы и, успокоившись, чинно обернула их хвостом. – У них, как и у нас, есть несколько форм. Мы ведь тоже бегаем на четырёх лапах, когда нам этого хочется. Так и они могут принимать двуногую форму.

– Но такого быть не может! – Анар даже стукнул лапой по полу. – У меня нет чешуи, и крыльев тоже нет… – он непроизвольно заглянул себе за плечо и тут же устыдился этого: нос его вспыхнул так же, как у ценителя женской красоты с живой изгороди, там, на Празднике Тысячи Свечей.

Аниаллу подавила смешок и опустила глаза, делая вид, что ничего не заметила.

– Мы же слишком… разные! Этого не может быть… не может быть… или, – блеснул подозрительно прищуренными глазами алай, – ты смеёшься надо мной? Да?

– Не-е-ет, – не оставила ему надежды Аниаллу. – Богиня милосердная, да неужели ты совсем ничего не знаешь о себе? – она подошла поближе к алаю, пристально вглядываясь в его глаза. – Твоя мать никогда ничего тебе не рассказывала ни о Криане, ни о Драконьих Клыках и Долине Снов?

– Два последних названия мне знакомы – это те места, куда однажды по воле богини отправилась моя мать, – четкими рублеными фразами заговорил Анар. – Там она встретила отца… алая, как я считал, – он снова, скрывая замешательство, опустил взгляд, – страдающего в изоляции от кошачества в гнилом, отвратительном болоте, где клубятся дурманящие туманы, усыпляющие, а затем вытягивающие из существа жизнь, – зловещей Долине Снов, пронзённой острыми горами под названием Драконьи Клыки, – немного сбивчиво и торопливо продолжал он. – Там, среди созданий, прячущихся от «прелестей» своей родины за сотворенными ими иллюзиями, и жил мой отец. Мать, как и повелела ей Аласаис, спасла его… и, к несчастью своему, ещё и полюбила… привезла в Руал… – Анар замолчал, вглядываясь в расширившиеся глаза Аниаллу.

– Ну, а дальше, дальше что было? – нетерпеливо спросила девушка. – Ты говори, говори, – она махнула лапой, – а потом я тебе тоже кое-что расскажу, – лапа легла на землю, за ней последовала другая, и Аниаллу растянулась во всю длину, положив на них голову и навострив уши.

– Но он, мой отец, – несколько раз нервно хлестнув хвостом, вновь заговорил алай, – как оказалось, принёс в наш благословенный город гнилостный дух иной веры, уже отравившей его изнутри, уже неискоренимой… – он помолчал, бессознательно то втягивая, то выпуская когти. – Совет жрецов постановил изгнать его из города, а мать… мать последовала за ним, желая исцелить его от этой чудовищной болезни и вернуть назад истинным служителем Аласаис. Но жрецы посчитали, что и она поддалась искушению чужого, злобного божка, и, когда мать не пожелала по их приказу убить своего мужа и вернуться, заставили её подписать отречение… Это всё… кажется… а первое название мне ничего не говорит, – покачал головой Анар и поднял вопрошающий взор на Аниаллу.

Наступила очередь алайки рассказывать, но вместо того чтобы сделать это, она переспросила:

– Так значит, ни о каком Криане ты не слышал?

– Нет, – уверенно ответил Анар, но… но слово отозвалось непонятной теплотой в его душе, точно так же, как когда он впервые услышал имя Аниаллу.

– А тогда скажи мне, как зовут твоего отца?

– Мать никогда не говорила. Ей были вообще неприятны все разговоры на эту тему.

– Твоего отца, Анар, зовут Криан Сай, – помолчав, медленно заговорила Аниаллу. – Он жил не в самой Долине Снов, а в Драконьих Клыках. Его дом – две высочайшие скалы на западе Наэйриана. Они пронзают острыми пиками туманы Долины Снов – изумительно прекрасного и волшебного места-и возносятся выше облаков, туда, где властвует Изменчивый, в океан воздуха. И никаких мерзостей, ужасов и гнили там не было и нет, – недовольно фыркнула Алу. – В Долине Снов, среди мерцающего и переливающегося дивными красками тумана, – её глаза мечтательно засияли, – он гостил у своей бабки, той самой женщины, от которой ты унаследовал свой дар видений. Там он встретил твою мать. Они полюбили друг друга, поженились, и она попыталась привести его в Руал и посадить на трон рядом с собой. Но это было не под силу даже твоей всесильной мамаше – жрецы ощетинились и заявили, что не потерпят… не-алая над собой. Амиалис вспылила и принародно отреклась от престола. Потом очень об этом жалела, но было поздно. Вот и вся басня – никого она не спасала, да и Аласаис ничего ей не приказывала. В молодости Амиалис была не та, что сейчас: она самовольно, нарушив запреты жрецов, отправилась посмотреть на внешний мир, а что было дальше, я тебе уже рассказала, – договорила Аниаллу, снова опуская голову на лапы. – И летаешь ты, не творя заклятий, – добавила она, – именно потому, что вы с воздухом и ветрами некоторым образом родственники, – пантера зевнула и прикрыла глаза, утомлённая длинным рассказом.

Анар молчал. Рассказанная Аниаллу таким будничным, ленивым тоном история просто потрясла его. Он нервно переминался с лапы на лапу, благо, задремавшая девушка не могла его видеть. Некоторое время он крутился на пятачке свободного пространства так же, как смятенные мысли в его голове, а затем, внезапно почувствовав себя очень усталым, потянулся, улёгся, свернувшись клубком, и уснул.


* * *


Первое, что увидела пробудившаяся Аниаллу, был вопросительный взгляд, который не сводил с неё сидящий неподалёку Анар. Девушка издала неслышный миру стон – поток вопросов у любопытного принца явно и не думал иссякать. «Лучше бы я сказала ему, что его отец был летающим эльфом…» – подумала Алу, поднимаясь на ноги и прилизывая взлохматившуюся шерсть на боку и правой лапе.

– Ну? – насмешливо тряхнула головой она, когда у алая уже кончалось терпение.

– Так значит мой отец был драконом, драконом, который служил богу по имени Повелитель Ветров, – заявил Анар, словно признавая правоту Аниаллу.

– Да, – односложно ответила девушка (если она будет давать пространный ответ на каждый Анаров вопрос, то они просидят тут до следующего года).

– Расскажи мне о нём, – попросил Анар.

– О ком, об отце или о боге? – кошка склонила голову набок. – С отцом ты и так скоро встретишься, и лучше будет, если ты сам составишь своё мнение о нём, давай я лучше расскажу тебе о Повелителе Ветров.

Мы зовём его Изменчивым, – продолжала Алу, снова опускаясь на пол и придирчиво оглядывая себя, – он дует то с севера, то с запада, то с юга, то с востока, он бывает жарким ветром пустыни и лёгким ветерком, сил которого хватает, чтобы лишь потревожить локон волос… – убаюкивающе-музыкально мурлыкала пантера. – Иногда он парит в облаках над Энхиаргом как невообразимо изящный лазурный дракон… иногда появляется и в других обличиях. Он изменяется – чуть заметно, но все время, и нигде не задерживается надолго.

И дети его точно такие же, разве что они более… постоянны. Больше походят на остальных… земных… приземлённых, – она насмешливо фыркнула, – существ. И всё равно они эдакие огромные бабочки в чешуе. Благородство, доброта у них в крови, но при этом они всё-таки довольно равнодушный народ – слишком… ветреные, чтобы вникать в чужие дела и беды.

– Но мы ведь очень разные – алаи и… драконы. Неужели… неужели полукровки бывают у любых рас?

– Нет, не у любых, – отозвалась Алу, вылизывая изящно вытянутую лапку, – но мы, алаи, единственные, кто способен иметь потомство практически от любого разумного существа, подходящего нам… хм… по размерам, что ли… есть алае-эльфы, алае-люди, алае-драконы и алае-адоры – и это только полукровки, рожденные существами из нашего мира.

– Значит, таких, как я, много? – удивился Анар.

– Прилично, – кошка пощёлкала зубами, приводя в порядок коготки и подушечки. – Правда, если ты про полудраконов, то ты пока единственный, а так… – она зевнула и встряхнулась всем телом, прогоняя остатки сна, – десятка два-три наберётся.

– Есть ещё такие существа, как си'алаи, Обращенные, – решила рассказать ещё кое-что Алу, – они не родились алаями, но Аласаис поделилась с ними тел алаит – духом кошки. После этого они либо становятся совсем алаями, либо выглядят полукровками, словно один из их родителей был алаем. То есть они сохраняют особенности и природные умения своей расы, а алайская кровь усиливает их во много раз.

– Как это «усиливает»? Почему? – допытывался Анар, непроизвольно переминаясь с лапы на лапу.

– А-а-а, – протянула Аниаллу, – это такая интересная особенность полукошек. Дети, рождённые от браков алаев с иными народами, необычны – кровь алайского родителя в несколько раз увеличивает природные способности, унаследованные их отпрыском от второго.

Допустим, – она шлёпнула лапой по полу, – отец такого ребёнка был эльфом света, а мать – алайкой. Так вот, у сына молния будет лететь намного дальше, наносить большее повреждение и легче преодолевать всевозможные защитные барьеры, чем у его отца! – радостно закончила кошка. Довольный прищур её глаз показывал, до какой степени ей нравится такая особенность алаев. Но Анар не до конца понимал, что тому причиной, и погрузился в раздумье.

Воспользовавшись моментом, Аниаллу заявила:

– Ну что ж, если вопросов больше нет, то давай отправляться! – и поднялась.

Анар недовольно заворчал и поплёлся следом… Шли молча.

– Интересно, можно ли вообще придумать что-то новое, чего ещё не было создано живущими во всех мирах существами? – пробормотала алайка через некоторое время. Они с Анаром как раз прошли под каменным нёбом огромной головы и оказались в освещенном алыми отблесками пламени коридоре, богато украшенном барельефами, росписями и статуями.

– Память себе что ли стереть? – лениво зевнула Аниаллу. – Сколько удивительного тогда вдруг обнаружится вокруг…

Анар кисло усмехнулся в ответ – уж он-то знал, каково это, когда тебе стирают память!


* * *


Величественной и грозной была красота руалских подземных храмов. Анар и Аниаллу миновали множество святилищ разных ипостасей богини Аласаис. Алайка всю дорогу возмущалась тем, как изображали её богиню руалские мастера, а уж какие деяния ей приписывали жрецы! Она постоянно презрительно фыркала, хмурила брови и как-то нехорошо улыбалась. Однажды она даже заявила, что де вот за эту статую и надпись Аласаис непременно должна была бы прибить автора. Тут Анар не вытерпел и решился задать давно крутящийся у него на языке вопрос:

– Аниаллу, если твоей богине так не нравятся руалские порядки, то почему же она просто не стёрла наш народ с лица земли?

– Именно потому, почему ты не убил Кора, – подняла брови Аниаллу, взглянув на Анара через плечо, – не занял его трон и не начал переделывать местные законы по собственному вкусу – сказала она, а потом, после краткой паузы, обернулась и, уперевшись в стену лопатками, пояснила: – Это не общество вокруг тебя было плохим, а ты сам не соответствовал своему окружению, был просто другим, иначе смотрел на вещи. Аласаис действительно не нравится руалское общество, но только потому, что оно живёт не по её законам, потому, что вы не такие, какими она вас задумывала. Но она не стала вмешиваться в вашу историю – все в Руале довольны установившимся за века порядком, и было бы жестоко и бессмысленно что-либо насильно менять. Разумеется, – кивнула девушка, словно соглашаясь с чем-то, – каждый может быть чем-то не доволен, но ваше недовольство вызвано не тем, что вы постоянно лезете вверх по карьерной лестнице, интригуя и обманывая друг друга. Вы расстраиваетесь только тогда, когда ваши собственные попытки возвыситься не увенчиваются успехом. Недовольные у вас, конечно, тоже есть, но они недовольны не самой системой, а своим местом в ней.

– Но как тогда быть со мной? – с внезапным жаром в голосе, подавшись вперёд, воскликнул Анар. – Я не был доволен именно системой, моё место в ней было более чем завидным!

– Ты не совсем руалский алай, – спокойно ответила Алу. – В тебе течёт часть другой крови, – напомнила она, – более того, твой собственный дух чужд духу этой земли и тех, кто её сделал такой.

– А что до того, почему Аласаис не вмешалась, – сианай потянулась, распластавшись по камню стены, – так мы, алаи, что, котята малые – всех нас за шкирку вытаскивать из неприятностей всякий раз, когда мы в них вляпываемся? – усмехнулась она. – Аласаис уважает наше право на выбор, иногда переступая через собственные чувства, она закрывает глаза на то, что мы делаем. До тех пор, пока это не становится откровенным злом – в её глазах, разумеется, – глаза Аниаллу недобро блеснули. – Не приведи богиня оказаться у неё в немилости…

– Интересно, а остальные боги придерживаются такой же позиции? – побыстрее сменил тему Анар.

– Увы, нет, – качнула головой девушка. – Особенно тут выделяется наэй Света, Лайнаэн. Она требует от своего народа беспрекословного повиновения и полного соответствия установленным ею нормам поведения и даже мышления. Те, кто выпадают из системы, долго не живут… – с отвращением и жалостью пробормотала она. – Пойдём, мы не так далеко от Гробниц, я хочу добраться до них сегодня.

Миновав кажущуюся бесконечной череду святилищ, перебравшись по воздуху через ещё одну пропасть и совершив сложный ритуал, чтобы открыть двери на другой её стороне, алаи, наконец, добрались до святая святых руалских подземелий – Усыпальниц. Здесь почти не было света – только алые языки магического пламени, горящего в золотых чашах на головах коленопреклонённых фигур, немного рассеивали тьму священных подземелий.

Аниаллу и Анар шли по широкому коридору. В свете красных огней из тьмы выступали гордые лики руалских царей и жрецов, обретших последний приют в этих подземельях. По обеим стенам тянулись ряды богато отделанных дверей.

Температура воздуха постоянно резко менялась. Горячие и холодные слои чередовались так, что можно было стоять в горячей полосе и, вытянув вперёд руку, отморозить пальцы. От этого захватывало дух, но смысл волшебства так и не открылся Анару и Аниаллу. Загадочны были тексты и рисунки на стенах. А уж лица, внезапно вырастающие из отполированного пола, словно они выныривали из зеркальной водяной глади, и вовсе приводили в замешательство. Впервые обнаружив, то есть попросту наступив на.одно из них, Аниаллу так и подпрыгнула от неожиданности. Мгновенно придя в себя, она сама не могла понять, почему так испугалась. Гневно взглянув в глаза исполненной каменного спокойствия физиономии, алайка быстро зашагала дальше, мысленно ругая себя за слабонервность и всё же опасливо поглядывая под ноги.

Аниаллу неоднократно приходилось бывать в подобной ситуации – её работа подчас требовала не только вторгаться в священные и запретные земли тех или иных народов, но и сражаться с разгневанными стражами гробниц и святилищ и даже богами, которым то или иное место было посвящено. Для алайки это путешествие в таинственный и опасный мир руалского подземелья было всего лишь одним из сотни таких же походов и не сулило новых впечатлений. По крайней мере, пока ей так казалось, и это донельзя разочаровывало любопытную девушку. Впрочем, чутьё подсказывало тал сианай, что нечто очень волнующее, если не сказать щекочущее нервы, всё же ожидает её впереди. Предвкушение встречи с этим наполняло девушку трепетом куда больше, чем страшноватые статуи, охраняющие покой Гробниц, и гнев богини, о котором, против собственной воли, не переставал думать Анар.

Алу внимательно читала надписи на дверях, ища ту, за которой спал вечным сном Агир Освободитель. Сначала ей приходилось исследовать обе стены, но вскоре девушка поняла, что по левую руку от неё расположены усыпальницы жрецов, магов и прочих великих личностей, вошедших в историю Руала, но не принадлежащих к царской семье. Теперь Аниаллу сосредоточила всё своё внимание на правой стене. Она и представить себе не могла, что на троне Руала успело смениться столько владык! Или, быть может, здесь похоронены и никогда не восседавшие на нём члены царской семьи? Девушка собралась было спросить об этом Анара, но тут взгляд её наткнулся на имя Агира Девятого, выгравированное на одной из дверей. Сразу же потеряв интерес к остальным руалским царям, Аниаллу стала изучать дверь гробницы Освободителя.

– Агир Девятый Освободитель. Творец Барьера, – громко прочла она.

Запечатанные магией створки поддались её волшебству всего через пару минут и послушно распахнулись, открывая сианай путь к одной из самых тщательно скрываемых тайн Руала.

Аниаллу отступила на несколько шагов от дверей, словно любуясь проделанной работой. Она была довольна, что так быстро и ловко справилась с магией, защищавшей вход в гробницу, и счастливо вздохнула, возбужденная предстоящей встречей с неведомым.

А вот Анар предпочёл бы, чтобы невидимая борьба алайки с дверями длилась как можно дольше. Он попал в затруднительное положение: с одной стороны, была Аниаллу, которая говорила о вторжении в гробницу Освободителя со странной небрежностью, словно собиралась зайти на кухню за куском пирога, с другой – запрет богини. Хотя Анар и был первейшим богохульником в Руале, многие вещи он привык считать священными, неоспоримыми и правильными, несмотря на личное к ним отношение. Он со свойственной ему серьёзностью полагал, что не может знать и понимать всего, что открыто высшим жрецам, которые учили руалскии народ правилам праведной жизни. Скорее всего, Аниаллу богиня действительно не тронула бы, но за себя он не был уверен.

Алай вспомнил, как однажды он хотел показать своему рабу рисунки на стене зала Возрождающихся. Сам Анар мог беспрепятственно входить туда, но провести с собой своего слугу он не сумел, несмотря на всё своё влияние. Раба немедленно бы предали смерти, ступи он в этот чертог, пусть и с позволения своего хозяина. И даже если бы его повелителем был не Анар, а сам владыка Кор, ситуация не изменилась бы – против священных законов в Руале не мог пойти никто.

Теперь на месте Анара оказалась Аниаллу, в роли раба выступал он сам, а зал Возрождающихся превратился в гробницу Агира Освободителя.

– Я не буду в этом участвовать, – твердо заявил Анар, остановившись в дверях.

Аниаллу оглянулась, посмотрела на него изумлённым взглядом, а затем, равнодушно пожав плечами, вошла в двери погребального зала.

Чуть взволнованная, она ступила на священные плиты гробницы великого Агира Девятого, защитника веры и освободителя Руала от власти чужеземцев. Признаться, алайка была несколько разочарована – она ожидала, что за дверями гробницы ей предстанет нечто невиданно роскошное и сверхъестественно величественное. Но она ошиблась. Первая комната с довольно низким потолком и восьмиугольными толстыми колоннами, занимавшими большую часть её пространства, была совершенно пустой. В стене напротив входа чернел высокий проём, за которым начинался неосвещённый проход.

Сколько лет ничья нога не ступала на этот мозаичный пол, что холодил ступни даже через зачарованные подошвы сапог? Аниаллу пробиралась вперёд, и с каждым шагом в её душе нарастала тревога…

Наконец давяще узкий коридор закончился. Он привёл смущённую охватившими её странными чувствами девушку в просторное помещение, но по сравнению с колоссальными залами, которые алаи встречали на протяжении всего своего пути, оно казалось небольшим. Потолок его, правда, был очень высок и так же чёрен и гладок, как пол и стены.

Посреди зала, на возвышении, окружённом пологой каменной лестницей, сиял тусклым золотом саркофаг Агира Освободителя. За ним на некотором расстоянии один от другого возвышались два треугольника из прозрачного зелёного камня, прямыми углами обращенные друг к другу. Они испускали мягкое сияние. Аниаллу знала, что это стилизованное изображение кошачьих глаз, символизирующее всезнание богини, её постоянное присутствие среди народа Руала и невозможность совершить что-то без её ведома. А проход между ними служил незримой дверью, через которую душа усопшего праведника возносится в Бриаэллар…

Свет излучали и широкие полоски зелёного зачарованного камня, тянущиеся на уровне двух алайских ростов от пола по всему периметру зала и огибающие двери, скрещиваясь над ними треугольниками, в центре которых сияло по алайскому глазу, уже куда более реалистичному, если не сказать живому. Их каменный взор очень напоминал взгляд бриаэлларских анеис, но причиной страшноватого его выражения вряд ли была неимоверным усилием обузданная звериная эмоциональность, скорее уж, мертвящая холодность равнодушного существа. По спине Алу, как и при встрече с Чувствующими, побежали мурашки, и она постаралась сосредоточить своё внимание на стенах, пустых, гладких, кажущихся мокрыми стенах, из чёрных зеркал которых на сианай смотрело только её собственное растерянное отражение – бледный овал с двумя синими пятнами вместо глаз. Ни рисунков, ни текстов, ни хотя бы потайных дверей, ведущих туда, где они есть, не обнаружилось. Аниаллу остановилась в нерешительности. Этого просто не могло быть! Руалские алаи свято чтут обряды, соблюдая их до последнего слова, и вот перед её глазами предстаёт вопиющее их нарушение! Ни одна из стен гробницы не была Стеной Жизни – высеченным в камне жизнеописанием покоящегося здесь владыки…

Алайка задумчиво постукивала ногтями по гладкому камню, лихорадочно соображая, что ей делать дальше. Если что и было начертано на этих стенах Освободителем, то оно было так умело стёрто с них чьим-то волшебством, что и следов не осталось. А если это не так, если предположить, что Агир не писал ничего на своей Стене Жизни, то чем же он занимался в своей Гробнице десяток дней? Непонятно…

Но не спросить ли ответа на этот вопрос у самого Агира? – Аниаллу подошла к покоящемуся на возвышении в центре зала саркофагу. Иногда мертвые бывают удивительно разговорчивы… хотя это вряд ли применимо к Освободителю, но попытаться всегда можно! Алайка поднялась по ступеням, окинула взором роскошный золотой гроб Агира…

– Прости, но я не могу позволить тебе сделать это, – внезапно прозвучал за её спиной решительный и вместе с тем мягкий голос Анара. Рука его накрыла её пальцы, осторожно, но так, что не вывернешься, прижав к саркофагу и не давая открыть крышку.

– Почему? – Аниаллу обернулась к алаю, не убирая руки. Он стоял позади неё и старательно прятал волнение. Только теперь Алу поняла, что значило для него войти в гробницу. Но ведь он сделал это, потому что волновался за неё. Алу вдруг захотелось бросить всё к демонам.

– Потому что это святотатство.

– Ой, посмотрите на этого праведника! – непонятно почему Аниаллу ужасно развеселили слова алая. – Там у вас, у жрецов, сейчас время вечерней молитвы, может быть, тоже помолишься?

– Можно подумать, что я его собираюсь на куски порезать и по полу разбросать! – совсем разбушевалась она. – И кто это мне говорит – первейший богохульник и нарушитель всех священных законов своего народа!

– Я боюсь не за кости Агира, а за тебя, за твою душу, – всё так же тихо и ласково сказал Анар.

– Я знаю, – уже стыдясь своей вспышки, растроганно сказала Алу. – Но поверь мне, что если бы за каждое богохульство вроде этого Аласаис отщипывала от моей души хотя бы вот та-кусенький кусочек, то от меня уже давно ничего бы не осталось. Я знаю волю и желания богини гораздо лучше руалских и каких бы то ни было её жрецов просто потому, что разговаривала с наэй так же, как сейчас говорю с тобой. Я вообще мастер в искусстве умиротворения разгневанных богов, так что могу сначала насвятотатствоваться вволю, а потом замолить грехи. И свои, и твои тоже, – она подмигнула Анару, все еще изумленному её неожиданным весельем, и направилась к саркофагу.

Хотя Аниаллу говорила чистую правду, и Аласаис никогда не покарала бы её за вторжение в гробницу, девушке тоже было как-то не по себе, она словно чувствовала, что вот-вот перед ней предстанет нечто ужасное. И смех, которым она попыталась заглушить это чувство, не принес облегчения. Но Алу отогнала от себя это леденящее предчувствие и, не позволив улыбке погаснуть на своём лице, решительно толкнула изрезанную ритуальными символами крышку.

Гром не грянул с небес и молнии не испепелили Аниаллу, когда золотистая плита отъехала в сторону, и девушка увидела неподвластное тлену лицо Агира Освободителя. Глаза древнего властителя были открыты. Этот застывший в вечности взор чем-то насторожил Аниаллу. Было в нём нечто странное, неуловимое, но без сомнения важное для алайки.

Тело Освободителя ярко сияло в магическом спектре – погребальные ритуалы руалцев подразумевали наложение на тело множества заклятий, имеющих смысл только для посвященных. Этим занимались жрецы одного из великих храмов – храма Возрождающихся.

Аниаллу положила руки на виски покойника и закрыла глаза. Она стояла неподвижно, яркое сияние просвечивало сквозь её сомкнутые веки. Анар стоял рядом с ней, внимательно вглядываясь в застывшее лицо девушки.

Внезапно Аниаллу распахнула глаза, резко выхватила кинжал и сделала надрез на лбу трупа. Движение её было настолько быстрым, что Анар не успел её остановить.

– Аридолен! – с изумлением и испугом вскричала Алу. Анар видел, что девушке стоило огромных усилий, чтобы не отпрыгнуть от саркофага и не броситься прочь из погребальной камеры Освободителя. Но, как бы сильно ей ни хотелось сделать это, алайка осталась стоять где стояла, и вскоре лицо её стало совершенно спокойным. Руки девушки вновь запорхали над лицом Агира Девятого, но на этот раз движения их были какими-то беспорядочными, ломаными и резкими.

– Посмотри, – шёпотом позвала Алу, подкрепив свои слова недвусмысленным жестом. Анар помедлил, и девушка повернула к нему лицо, чтобы спросить о причине его замешательства. Взглянув ей в глаза, алай поразился – они не светились. Совершенно, как у какой-нибудь эльфки!

Тал сианай Аниаллу видела много крови, убивала и сама была убита. За свою долгую жизнь она поняла, что есть в Бесконечном вещи и похуже смерти. Но всякий раз, когда она сталкивалась с чем-то подобным, пусть даже лично для неё никакой угрозы не представляющим, девушке казалось, что мир рушится, и вся вечность, лежащая перед ней, будет сплошным кошмаром. Она не раз ругала себя за слабонервность, но это было потом, когда ей с огромным трудом удавалось взять себя в лапы. Да, именно в лапы, потому что спасение от сводящего с ума страха она находила, лишь носясь по лесу за дичью в своем зверином обличий.

Но сейчас, к несчастью, рядом не оказалось никакой дичи, зато была так неудачно подвернувшаяся рука подошедшего к гробу Анара. Острые ногти впились в его запястье, и ему оставалось надеяться, что тал сианай умеет залечивать раны от алайских когтей не только на себе. Через мгновение Аниаллу взяла себя в руки и ужаснулась, увидев, что она наделала за время своего замешательства. Но прежде чем девушка успела что-то сказать или сделать, произошло событие, поразившее обоих: глубокие кровоточащие царапины уже начали заживать. Они не светились синим изнутри, как у Аниаллу, а просто затягивались и через минуту исчезли вовсе.

– Вот видишь, я тоже тал сианай, – заключил Анар, потирая исцелённое запястье, которое он осторожно высвободил из пальцев остолбеневшей девушки.

– Ты не тал сианай. Такое случается и с самыми обычными алаями, – с деланным равнодушием пожала плечами Алу, всем своим видом показывая нежелание далее обсуждать эту тему, раз уж досадный инцидент уладился сам собой. – Иногда. Но того, что стало с твоим дедом, с нашими соплеменниками ещё не происходило, – продолжила девушка, вновь нагибаясь к саркофагу, и в голос её вернулись нотки тревоги, – эн элео но Аласаис.

Следуя примеру Аниаллу, Анар склонился над Агиром. В ранке на лбу его деда поблёскивало что-то серебристое. Едва его взгляд наткнулся на это, алай невольно отпрянул и зашипел. Но не прошло и нескольких секунд, как странное чувство тревоги исчезло без следа.

– Что это? Какое-то оружие? – спросил он, ища объяснение произошедшему. – Меня словно кто-то рванул за усы, когда я увидел это.

– Оружие? Нет, скорее, казнь, – проговорила Аниаллу, уши которой так и льнули к голове, выражая сильный страх. – Это аридолен – «пленитель душ». Это металл, который есть только в Тир-Веинлон, во владениях Смерти, и только серебряные драконы, дети и слуги Веиндора, владеют им. Он обладает чудовищными свойствами, – некоторое время Алу молчала, словно собираясь с силами, а когда заговорила снова, голос её был странно холодным и неживым, и слова, казалось, доносились откуда-то издалека: – Душа твоего деда никогда не сможет покинуть этот мир и обрести новое воплощение. Она навеки заключена в костяную тюрьму его черепа. Кто-то сковал Агира магией, волшебством же нанёс тонкий слой аридолена на его череп, а затем заставил его сердце остановиться, – объяснила Алу.

– Душу можно держать в плену? – неожиданно громко для самого себя спросил Анар. О подобной магии в Руале слыхом не слыхивали. Да, насколько длиннее был бы коридор с дверями, ведущими в гробницы руалских владык, если бы его алчные до власти соплеменники прознали о подобном способе заставить души убитых ими царей и цариц молчать!

– Да. Многие маги это умеют, – ответила Алу, а потом, к немалому его удивлению, добавила: – Даже я. Но не так. Не навсегда, – она вздрогнула, – такое умеют только призрачные драконы… или… я даже не знаю… неужто и раньше Веиндор брался судить алаев… нет… Аласаис бы знала… да и я чувствую, что это не он тут командовал… Послушай, ведь ты же мне сам говорил, что сумел бы обойти «правосудие души», разве ты говорил не о подобном способе? – воспользовавшись возможностью ненадолго уйти от неприятной ей темы, спросила Алу.

– Нет, подобное мне и в голову не приходило. Я придумал, как можно скрыться от якобы «всепроникающего взора» души убитого царя… или царицы, чтобы она не смогла узнать своего истинного убийцу и указать на него… В Руале я никогда не слышал о таком волшебстве, да и мои соплеменники никогда не видели драконов, – покачал головой Анар, и на лицо его набежала тень, – но зато я знаю одну женщину, которая наверняка знает об их существовании и их волшебстве… женщину, в сердце которой достаточно злобы и для такого преступления, – заявил он, и от Алу не укрылось, как он резко выпустил и тут же втянул когти. Ещё до того как слова его отзвучали, она поняла, о ком говорил Анар.

– Моя мать больше всего подходит на роль убийцы Освободителя, – с напускным равнодушием озвучил ее мысли Анар, – её властолюбие тебе хорошо известна. Она – жрица Аласаис, но на самом дела она служит только самой себе, своей неуёмной жажде власти. И на алтарь этого идола она вполне могла принести жизнь своего отца, – закончил Анар, Голос его звучал устало, но боли в нём не было. Почти.

– Если убить царя таким способом, – продолжил он, – то можно не опасаться разоблачения – душа не сможет покинуть тело и указать на убийцу. А тело не найдут и не узнают его страшную тайну – ведь подземелья отныне под запретом.

– Если она не пожалела собственного сына, то и отца тоже могла принести в жертву своим амбициям, – кивнула Аниаллу, соглашаясь. Но тем не менее деяние, которое, возможно, совершила Амиалис, казалось ей немыслимым. Ни у одного алая не поднимется рука сделать такое со своим соплеменником.

– Я никогда не думала, – вновь заговорила девушка после недолгого молчания, – что в силах алайки совершить нечто подобное. Но как Амиалис посмела?! Как… как смогла? – хотя Алу стояла, склонив голову, Анар увидел, как расширились её глаза. – Вся мощь твоей матери, пусть и одной из величайших волшебниц нашего народа, ничто перед гневом Веиндора! – заявила девушка, резко вскинув голову. – А он… он был бы стра-а-ашно недоволен простым вторжением в свои земли, не то что кражей металла… или одной из душ, что тоже, кстати, часть его владений.

– Ради власти она способна на всё, Алу, – с мрачной уверенностью заявил Анар.

– Она не могла сделать это сама, – покачала головой девушка. – Кто-то должен был помочь ей сделать это. Кто-то очень сильный. Очень. Как бог. Думать, что она сделала это сама, льстит моему самолюбию, как алайки, но это не может быть правдой, – твёрдо закончила она, садясь на одну из ступенек лестницы, ведущей к саркофагу Освободителя.

Зелёные отблески мерцали на её гладко зачёсанных волосах. Анар стоял, скрестив руки на груди, и смотрел за спину девушки, на гроб Агира, в котором покоился вечно живой… или вечно мёртвый алай. От мысли о подобной судьбе волосы у принца вставали дыбом. Но всё же, даже в такой ситуации, Анар не утратил неуёмного, неприличного своего любопытства:

– Он видит нас сейчас? – шёпотом поинтересовался он.

– Да, – так же тихо ответила Аниаллу, продолжая разглядывать свои сапоги, – но он давно утратил рассудок и не способен понять, что это перед ним такое.

– Мы не настолько слабые существа… – неожиданно для самого себя возмутился Анар.

– Я и не хочу сказать это, – спокойно отозвалась алайка, – но одно уязвимое место у вас есть: когда что-то не укладывается в вашу схему жизни, вы теряетесь, вам становится не по себе, слишком трудно вам свыкнуться с новой реальностью. Подобная смерть не самое обычное дело. Я никогда бы не поверила, что с алаем можно сделать такое, – вновь повторила Алу, – но, – вернулась она к реальности после минуты напряжённого молчания, – я могу сказать тебе определённо – он безумен, я входила в его сознание, и оно было мутным, как воды Огненной реки летом. В его мыслях – один лишь страх. Разум Агира умер, но ужас живёт. И это вовсе не предсмертный страх.

– А что же тогда?

– Я не знаю. Он… он долго блуждал по подземельям – не тем, где были мы, а другим, которые лежат ниже… много ниже… – проговорила Аниаллу, расширив ставшие неподвижными глаза, словно вглядывалась в какие-то невидимые другим картины, – там лабиринт… огромный… царь не знал, что есть ещё туннели под землёй, но когда обнаружил их, решил разобраться, – взгляд девушки метался из стороны в сторону, – но я вижу только какие-то врата… он вошёл в них, а дальше ужас твоего деда был таким, что стёр воспоминания о том, что за ними крылось, – договорила тал сианай. Взор её постепенно обретал осмысленное выражение. Она возвращалась к реальности из неведомых подземных просторов, о существовании которых наследник руалского трона никогда не слышал.

Анар перелистывал в уме страницы всех прочитанных им книг. Ни разу ни в одной из них не упоминалось о каких-то нижних уровнях подземелий. Гробницы располагались наиболее глубоко. Под ними должна была быть только земля и камни. И уж точно, ни коридоров, за которые, кстати, можно принять и естественные трещины, ни уж тем более врат, там быть не могло ни в коем случае. Анар недовольно фыркнул. Бред… вечно живой покойник, да ещё теперь и это.

Но не успело пройти и минуты, как раздражение от собственной неосведомлённости сменилось очередным острым приступом любопытства: если это действительно новые ярусы подземелий, кто построил их, и что спрятал он за вратами, запечатлевшимися в памяти Агира? Первый страх от пугающей находки уступил место радостному, по-котячьи наивному предвкушению новых открытий.


* * *


Тем временем ничего не подозревающий о судьбе своей напарницы Номарр мчался с донесением прочь от дома полуэльфа Энбри. Кот пушистым полосатым шаром прокатился по Бездне, мячиком перелетая с крыши на крышу, и наконец выбрался на открытый воздух через глазницу одного из черепов, заменяющую городские ворота. Стоило его лапам ступить на кость расположенного ярусом ниже черепа, как услужливые лапки одного из крылатых созданий, сидящих неподалёку в ожидании заработка, подхватили кота, и они помчались к чёрным небесам. Достигнув верха воронки, Номарр выплюнул монетку на лапу своему носильщику и перебрался на более крупную летающую тварь, способную доставить его в Дирхдаар.

Мчась сначала над чёрными скалами, а затем над раскалёнными солнцем песками, кот ни разу не вспомнил о Неле, он думал сейчас лишь об одном: как придёт на доклад к своей предводительнице, о её невероятных оранжевых очах, стройных лапах и длинном, гибком хвосте, пепельно-сером, как и у всех Старших дома Теней. Как придет и расскажет ей то, что узнал…


* * *


Мучительно тянулись минуты. Амиалис страдала от тягостного ожидания, словно её тянули за усы, придерживая при этом за хвост. Потрескивал огонь в чёрной чаше жаровни, стоящей перед ней на возвышении, вокруг которого обвивался неведомый каменный зверь. Бывшая царица Руала была одна в просторных тёмных покоях. Она стояла неподвижно, замерев, словно впала в оцепенение, зачарованная игрой огненных язычков. Мысли её метались размытыми тенями, вспыхивая образами, от которых сердце алайки падало вниз, и снова теряли очертания, до того как она успевала на них сконцентрироваться…

Она получила, что хотела… и потеряла так же быстро, как и обрела… но это был её выбор, и от этого на душе скребли крысы… И вот теперь она здесь, здесь, чтобы расплатиться, вернуть долг, выполнить свою часть давнего договора…

Послышались голоса. Они доносились из прохода, чернеющего в дальнем конце стены слева от Амиалис. Она настороженно прислушивалась: от каждой, самой незначительной детали, от каждой мелочи могла зависеть её судьба в этом мрачном месте. Первый голос – звучный, сильный и мягкий одновременно, голос существа, привыкшего повелевать и умеющего это делать, – говорил на непонятном Амиалис языке.

Его собеседник… у него был мерзкий, гнилой голос. Так мог бы говорить могильный червь, которому бы вдруг вздумалось изменить любимому занятию – поеданию мертвецов – и поступить на службу. Обладатель голоса, как раз показавшийся из коридора, впрочем, и внешне походил на червя: его кожа была нездорового бледного цвета, казалось, что её слишком много, отчего она лежала складками, хотя мужчина был совсем не толст.

Несмотря на отменную выдержку, Амиалис не смогла сдержать отвращения к этому тошнотворному существу, а оно, заметив это, казалось, испытывало от этого только удовольствие. Чем раздражило бывшую царицу ещё сильнее.

– Твоя работа закончена. А для остального ещё не время, – отрезал его спутник на этот раз на знакомом алайке языке и жестом отослал чем-то недовольного «червя».

– Итак, царица Амиалис, владычица Руала собственной персоной, – заявил он, приблизившись к алайке, которую, внезапно, сковал ужас – странный, необъяснимый, ведь в подошедшем к ней человеке не было ничего страшного. – Ну что ж, надеюсь, ты тоже не забыла Хозяина Шилора.

Амиалис не забыла. Она кивнула в ответ, так и не найдя, что сказать.

– Тебя, царица, я думаю, интересует вопрос, почему ты здесь? Почему мы оторвали любящую мать от воспитания сына, пошедшего дурным путём? – покачал головой Хозяин, словно осуждая собственное деяние. – Поверь, мне тоже жаль, что пришлось так поступить, но нам не хотелось потерять тебя до того, как ты выполнишь свою часть нашей маленькой сделки. А ведь мы неминуемо лишились бы твоего общества, Амиалис, если бы ты сделала то, что собиралась – тут уж можешь мне поверить. Я понимаю – это слишком… решительный шаг, но иначе было просто нельзя.

– Так значит, чтобы выполнить свою часть нашей сделки? – с напускной холодностью повторила Амиалис его слова. Страх отступал, пусть и мелкими, детскими шагами, и к алайке возвращалась ее всегдашняя самоуверенность.

– Да, именно за этим. Мне нужна твоя тел алаит, – твёрдо заявил Шилор.

– Моя? – в замешательстве спросила бывшая царица. – Ты хочешь мою жизнь – так она и так в твоих руках.

– Нет, жизнь свою оставь себе. Дух кошки – только он мне нужен.

– Зачем?! – не выдержала Амиалис (сказанное Хозяином с таким серьёзным лицом казалось безумством).

– Вот это оставь на моё усмотрение. Мы же не спрашивали тебя, что ты собираешься делать с короной Руала! Но могу заверить тебя, Амиалис, что твоим духом мы распорядимся лучше, чем ты – троном своей страны!

– Что ждёт меня… после? – с трудом сохраняя самообладание, спросила Амиалис.

– Тебе известно о завоеваниях д'ал? – вдруг спросил Хозяин.

– Да, – кивнула недоумевающая алайка, – я читала летопись в их городе и видела портал.

– Верно, кошка, – похвалил Хозяин. Он произнёс последнее слово каким-то особым тоном, и Амиалис невольно вздрогнула. – Я хочу, чтобы ты отправилась к ним. Я не совсем доволен их нынешним наместником, тем более – он не алай, хотя и успешно играет его роль, – Шилор усмехнулся. – Мы подумали, что стоит перенять вашу традицию и поставить у власти в этом мире… двоих – мужчину и женщину.

– Впрочем, – вновь заговорил Хозяин, – впрочем, мы не будем жалеть, если у д'ал вновь будет лишь один властитель… или властительница. Если, конечно, у него достанет сил стать единственным наместником, – многозначительно добавил Шилор.

Амиалис, уловив смысл его слов, не смогла сдержаться и расплылась в острозубой улыбке. Раз Шилор говорил ей всё это, значит, убивать её на самом деле не собирались… и все же, когда Хозяин направился к выходу из зала, жестом пригласив её следовать за собой, Амиалис вздрогнула всем своим сильным телом. Она переступала черту. Последнюю черту, за которой лежали лишь тьма, неизвестность, страх… и власть.

Они вошли в полутёмный коридор, вырубленный в скальной породе – видимо, дворец Хозяев располагался где-то под землёй. Под высоким потолком, в алом свете факелов метались неясные тени. Они вызывали у Амиалис чувство необъяснимой тревоги, ей ужасно хотелось идти пригнувшись, закрыв голову руками, но бывшая царица не поддалась этому постыдному желанию и шеcтвовала вперёд, гордо выпрямив спину.

Из многочисленных ответвлений – не то боковых проходов, не то просто трещин, – тянуло холодом. Из одного из них появилось какое-то огромное человекоподобное существо и что-то сказало Шилору. Тот кивнул ему и ответил на всё том же непонятном наречии, видимо, соглашаясь. В итоге широкие лапы Шога, как называл эту тварь Хозяин, зашаркали вслед за ним и Амиалис, Алайке была неприятна эта свита, глухо сопящая ей в затылок, но она не осмелилась поинтересоваться ни тем, кто это, ни тем, зачем он идёт за ними. Коридор снова пошёл вниз. Стало значительно теплее, но воздух при этом почему-то стал более свежим, хотя и отдавал каким-то странным запахом.

Вскоре Амиалис увидела, что испускало этот аромат – это были белые свечи, стоящие в единственном высоком канделябре, освещающем покой, в который вывел их коридор. Хозяин подошёл к подсвечнику, вернее, к странной подставке с сосудом рядом с ним, и стал дожидаться озирающуюся по сторонам Амиалис.

– А я ведь хорошо помню нашу прошлую встречу, – задумчиво проговорил он, когда алайка наконец приблизилась, – помню, как блестели глаза у юной принцессы Руала… в предвкушении кончины её отца, вот только одно так и осталось для меня секретом – что именно подтолкнуло тебя к такому решению: любовь к своему мужу или желание заполучить власть над страной? – спросил Хозяин, не сводя с алайки взгляда своих странных глаз.

Амиалис с удовольствием вогнала бы в эти глаза свои алайские когти, превратив глазницы в незаживающие раны. Но она стерпела и серьёзно задумалась над ответом, который обязана была дать. Она пыталась вернуться в прошлое, вспомнить, отыскать в нём себя такую, какой она была в те дни.

Конечно, она любила Криана, и любовь эта не была мимолетной прихотью принцессы, сбежавшей из дома в поисках приключений. Она могла остаться с ним в его стране, но не сделала этого.

Любила ли она власть? Получалось, что любила, раз вернулась на царство в Руал. А потом так легко отказалась от нее, отказалась, уже зная, что обрекает себя на муки сожаления и годы новой борьбы. Может, это был юношеский порыв, бунт взбалмошной девчонки, не доросшей до королевского трона? Амиалис горько усмехнулась… Нет. Конечно же нет! Она любила власть, но не столько как возможность стоять во главе всей этой блестящей пирамиды из роскоши, интриг, амбиций, лжи, доносов… Она любила власть как единственное средство быть свободной, любила больше всего на свете, любила так, что жизнь отца не показалась большой ценой… да и собственная жизнь тоже.

И от престола она отказалась потому, что поняла: если сейчас оставит Криана, уступит решению жрецов, если они смогут навязать ей свою волю один раз, то будут навязывать всегда. Не будет никакой свободы, за которую она заплатила уже так много. Не будет и настоящей власти… да, Амиалис была необходима не просто власть, а всевластье, полный контроль… пусть и над замкнутым Руалом!

– Мне была нужна власть, – твёрдо ответила Амиалис, радуясь, что искренний ответ, по её мнению, совпадает с тем, какой хотел от неё услышать Шилор. Хозяин удовлетворённо кивнул.

– Ну что ж, моё любопытство удовлетворено. Теперь мы можем приступать… если ты, Амиалис, конечно, не предпочтёшь умереть и отдать себя на волю милостивой Аласаис… или Веиндора? – он в упор посмотрел на алайку, но та не колебалась и отрицательно покачала головой. И тут, без предупреждения, Хозяин вскинул руки, выставил их вперёд, словно хотел схватить Амиалис. Она с трудом сдержала себя, чтобы не отшатнуться. Шилор сжал пальцы и будто что-то пойманное ими медленно потянул к себе…


…Боли не было. Амиалис чувствовала себя странно, и именно в этой странности таился невероятный ужас, охвативший алайку. Стены комнаты словно раздвинулись, отдалились от неё. Голос Шилора – он говорил что-то, не то читал заклятие, не то обращался к Амиалис, бывшей уже не в состоянии понимать его слова, – доносился словно откуда-то издалека. В глазах у неё потемнело. Она почти не чувствовала своего тела, оно стало чужим… каким-то далёким… зато особенно остро ощущала, что происходит у неё внутри…

Амиалис стоило огромных трудов не дать онемевшим ногам подогнуться, но вскоре она окончательно утратила над ними контроль. Зрение, слух и обоняние тоже угасли… Казалось, что её затягивает в какой-то чёрный водоворот, что она густым синим туманом, дымящейся сапфирной водой утекает вглубь воронки, и лишь малая часть её, подобно ветке, вставшей поперёк стока, остаётся на месте… Амиалис пыталась сконцентрироваться на этом кусочке своего «я», ухватиться за него, как за спасительную соломинку… быть может, это было её тело, не желающее умирать… в то же время она старалась оторвать от себя всё остальное, что пожирал водоворот, то, что тянуло за собой… в его чёрную пасть… её тел алаит. И неимоверным усилием воли она почти сумела удержаться, найти устойчивое положение, но тут сознание покинуло Амиалис, и она почти беззвучно упала на пол, словно не весила совсем ничего…


* * *


Громкий лязг разорвал тишину подземелья, гулким эхом пронесся по сводчатому коридору и, разбившись в конце его о толстую каменную стену, затих. Двери усыпальницы Агира Освободителя, открывшиеся бесшумно несколько минут назад, захлопнулись с ужасающим грохотом, потрясшим стены и способным разбудить даже мертвеца. Но владыки Руала были праведниками, и посему вечный сон их был крепок.

Следуя указаниям Аниаллу, Анар запечатывал двери. Она не могла сделать это сама – тут требовалось волшебство, сотворенное аристократом Руала, иначе вторжение будет замечено теми, кто захочет повторить их путешествие. А никаких следов их пребывания тут не должно было остаться.

– Это всё, – сказала Аниаллу, когда алай закончил свою работу, – теперь мы можем идти.

– Можем, – кивнул Анар, – но мы ещё не решили – куда, – напомнил он, и Алу почувствовала, как он замер в ожидании её слов: любопытному алаю ужасно хотелось заглянуть туда, в неведомые недра земли, где скрывалась страшная тайна его деда.

– Вниз, – выдохнула Аниаллу. В ней любопытство боролось с предчувствием чего-то очень нехорошего, и всё же… всё же кошачья натура взяла своё. Решение было принято, и она, а вслед за ней и донельзя счастливый Анар, зашагали между гробниц прочь от дверей, ведущих к выходу на поверхность. Спустя несколько минут алаи покинули Усыпальницы через тщательно спрятанную за одной из статуй трещину, круто уходящую вниз…


* * *


В конце концов, у кошки всегда найдётся лишняя жизнь!

– Алаи считают, что существо состоит из трёх частей, – словно говоря сам с собой, тихо рассуждал Шилор, задумчиво вглядываясь в застывшие черты Амиалис. – Главной – души, того, что путешествует с ними через все жизни и воплощения; духа – духа кошки, тел алаит; и тела – самой несущественной части, которую всегда можно сменить. Наверное, они знают, что говорят. Про себя, по крайней мере. Первая может существовать без второго и третьего, но вот о том, что у тел алаит может быть своя судьба, что можно дать ему новое тело и новый разум против воли Аласаис – о таком они и не догадываются. Они даже не задумываются об этом: для них такие вопросы святы, они не исследуют их, не думают, как могли бы использовать полученные результаты. Смешно – раса, способная видеть дальше и глубже всех, добровольно завязывает себе глаза. А ещё говорят, что они презирают все условности! Танаи и то пошли дальше – посмотреть хотя бы, что их богиня проделала с нашей синеглазой плаксой… Так что, можно сказать, что оказываем котам услугу, помогаем стать собой. Хотя, кто знает, что есть истинная суть алаев…

Наверное, большинство из них затруднилось бы сказать, где сейчас Амиалис: в этом теле, вместе с её памятью, или, – он постучал ногтем по мерцающему сосуду, – здесь, с её духом кошки, – Хозяин усмехнулся каким-то своим мыслям. – Дух – это такая же субстанция, как и любая магическая энергия, он только подчиняется другим законам, и с ним надо работать иными методами. Всё тоньше, сложнее, ненадёжнее, но мы тем не менее смогли забрать дух у этой прекрасной отцеубийцы. И мы сможем слить, срастить его с частичкой духа нашего повелителя, а потом… – Шилор замолчал, видимо, мысленно проговаривая остаток до нетерпеливой дрожи восхищавшего его плана, и продолжил: – Что же до их будущего, то дух кошки, как и подобает зверю, отправится охотиться, а царица – царица будет править… нужен же мне кто-то, кто сможет держать за хвосты всю эту мяукающую толпу!

Хозяин кивнул слугам, и они втроём, осторожно подняв Амиалис, унесли бесчувственную женщину из лаборатории. Шилор покачал головой, глядя ей вслед. Он словно вспомнил что-то, что причинило ему боль в прошлом, а теперь вернулось, навеянное образом неподвижной алайки, повисшей на руках у слуг. На молодом лице Хозяина внезапно проступили морщины – не легкие следы эмоций, а те глубокие борозды, какие могут оставить только прожитые годы, годы страданий и сомнений. Шог в недоумении смотрел на Шилора. Такого с его волевым и сильным хозяином ещё не происходило.

Но замешательство Хозяина длилось недолго – он чуть заметно тряхнул темноволосой головой и зашагал к стене комнаты, на которой, почти сливаясь с ней, висел тёмный занавес. Сильная рука с тонкими белыми пальцами, такая странная, впрочем, как и сам Шилор, отдёрнула ткань, и Хозяин, а вслед за ним и верный Шог, прошли в смежную комнату. Он склонился над распростёртой на плите серой кошкой.

– Разве это то, что было вам нужно, хозяин? – спросил Шог, разглядывая неподвижного зверька. Бока кошки едва заметно вздымались, и это было единственным признаком того, что она жива. – Я думал, – проговорил он, потирая шершавые пальцы, – что вам нужна двуногая алайка, а не кошка-зверь.

– Видишь, – хозяин указал пальцем на мордочку кошки, – её глаза начинают светиться, она становится самой собой. После нехитрых манипуляций мне удалось заставить её тело начать преобразовываться в алайское. Нам надо лишь немного ей помочь, и будет у нас настоящая, двуногая, голокожая кошка.

Шог криво усмехнулся. Ему было интересно, зачем это Хозяева Шилор и Золин взялись возиться со всем этим зверинцем, но он не спрашивал – слишком уж напряжённой была ситуация вокруг этих кошек, слишком большое значение Хозяева им придавали.

– У нас есть две части ключа к вратам победы, – задумчиво, словно сам с собой, говорил тем временем Шилор, поглаживая короткий серый мех, – недостаёт третьей. Но она скоро будет в наших руках. И быть может, все пройдёт настолько гладко, что первые две нам и вовсе не понадобятся. Я предвижу, что она будет… есть с моих рук в самом недалёком будущем.

5. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

…Последними в мир Энхиарга пришли алаи. Аласаис, по своему обыкновению, сначала внимательно изучила творения своих братьев и сестёр, подмечая их недостатки и учась на ошибках их создателей, а затем, сделав из увиденного выводы, создала собственную расу…

…Аласаис наделила их тремя особенностями, которые и составили естество алайской расы: Интуицией, или Осознанием своего места, Очарованием и Способностью давать потомство с существами практически любой расы. Но она начисто лишила их ложной гордости и…

«Сотворение народов»

Пользуясь долгими часами однообразного путешествия, Аниаллу размышляла обо всём, что произошло с ней, Анаром, его и её роднёй и многими другими, кто окружал их. Она пыталась сложить разрозненные кусочки-факты в единую картину, но, как говаривал маг Тейнлаан, даже если вы собрали в кучку все клочки от шкуры старушки-правды, это ещё не значит, что вы сможете правильно стачать их, чтобы разглядеть прелюбопытный узор на ее шубке.

Алу то погружалась в прошлое, такое древнее, что лежало далеко за датой её сотворения, то возвращалась к недавним событиям…

…Давно миновала начальная эпоха Энхиарга, эпоха Творения, когда все силы были направлены только на созидание просто потому, что еще нечего было разрушать. Менялся мир, менялись те, кто жил в нём, другими становились и отношения между ними. Все, кто были чужими в первые после сотворения дни, с каждым годом всё лучше узнавали друг друга, становясь друзьями, или врагами, или вовсе исчезали с лица мира, как исчезла целая империя харнианцев – народа энхиаргского бога огня, переселившегося в этот мир ещё в первое тысячелетие его существования. Он, чьё имя теперь под запретом, был недолгим гостем в мире Аниаллу, – начал Войну Огня по непонятной причине и… не рассчитал сил. (Спасибо Аласаис за мэи, дарованной алаям! – с ними такого и быть не могло.) Недоумевали кошки, недоумевал весь Бриаэллар… Были в истории и более мелкие конфликты, и все они прошли под пристальным вниманием, а чаще и с участием алаев.

Как могли они, всегда оставаясь в стороне, диктовать свою волю как отдельным существам, так и целым народам? И как кошкам удавалось до сих пор избегать вооружённых конфликтов с двумя своими страшными врагами – Элааном и Хелраадом, которые могли бы смести их с лица мира, как веник – пыль?

На эти вопросы Аниаллу знала ответы. Хорошо, даже слишком хорошо знала. Сколько сил, сколько хитрости и таланта было необходимо, чтобы пройти через тысячелетия! Сколько веков было потрачено на то, чтобы отточить мастерство красивой лжи, ловкого обмана, тайной интриги. Сколько хитроумных планов было составлено алаями и претворено в жизнь с чарующей лёгкостью. А ведь алаи не считались ни самыми сильными магами, ни лучшими воинами, да и было их так мало…

Но те, у кого была хоть капля мудрости, понимали, что ссориться с Аласаис не стоит. Кто знает, кто окажется твоим врагом завтра? Вдруг среди твоих недоброжелателей обнаружится некая могущественная персона? А потом, с не меньшим изумлением, ты обнаружишь самого себя в мрачном застенке, на охапке соломы в компании мышей или кого-то… менее съедобного. А по прошествии некоторого времени выяснится, что этому могущественному незнакомцу указали на тебя… как на вора. Разумеется, он ещё их и отблагодарил… их – это кошек, конечно…

Нет, что бы Веиндор, или кто там за всем этим стоит, ни задумал, а с Аласаис, Малауром, Селорном и Аэллой ан Камиан ему не тягаться. Хеллин с Лайнаэн вон тоже какое тысячелетие скрипят зубами, но, несмотря на своё могущество, признают, что с алаями лучше не связываться. Пока. Благодаря этому благоразумному решению, сохранялся зыбкий, хрупкий мир в Энхиарге. Но детям Аласаис всегда приходилось, как впрочем и было угодно вложенному в них богиней духу, оставаться в курсе всех событий, постоянно, но незаметно вмешиваться в жизнь мира, извлекая пользу из всего, из чего ее можно и нельзя было извлечь… Несмотря на кажущуюся стабильность и процветание, алаи постоянно играли с огнём. Стоило им ошибиться хоть один раз, и весь их сказочный мир рухнул бы. Но кошки не только не страдали от этого, а наоборот, наслаждались щекочущим чувством близкой опасности: вот-вот – и волосок оборвётся! Но он не обрывался. Веками.

Аниаллу любила красться по тоненькой грани. Но когда эта грань превращалась в лезвие, ощущения приобретали такую остроту, в которой было уже мало приятного – от одной мысли о кончине Агира её, неробкую алайку, бросало в дрожь.

«А если это была кара? За Барьер?» – предположил однажды Анар. Она тогда долго не отвечала, а потом всё же сказала: «Нет. Веиндор тут ни при чём… хотя я могу и ошибаться… но преступление не столь велико, чтобы карать за него таким образом. Нашу Серебряную Смерть всегда волновало лишь то, что со смертью и связано, и такое наказание он применял лишь к тем, кто вторгался на его территорию».

Она и сейчас думала так же. Амиалис казалась ей куда более вероятным кандидатом на роль убийцы. Аласаис! – как же всё запутано… где, ну вот где бывшая царица смогла достать «душелов», как, посмеиваясь над своим страхом, называла аридолен Алу? Кто помог ей его достать и использовать? И что волновало девушку, к её стыду, более всего – остался ли у них ещё этот страшный металл и могут ли они применить своё небывалое оружие вновь?

Что если следующими жертвами окажутся они с Анаром, или кто-то ещё, близкий, родной? Аниаллу уже начала серьёзно задумываться о возвращении в Бриаэллар. Правда, для этого ей пришлось бы сначала вернуться к ярусам подземелий, более близким к поверхности, чем уровень Усыпальниц – открыть портал, находясь ниже, мешало какое-то сложное и мощное волшебство.


Весь следующий день, а за ним ещё один, и ещё алаи провели в пути – лабиринт похожих друг на друга серых комнат с грубо обтёсанными каменными стенами уводил их всё глубже под землю. Несколько раз они замечали, что возвращаются в одну и ту же комнату, сделав крут. Возможно, владыка Агир, чьи воспоминания были картой для Анара и Аниаллу, тоже не сразу нашёл дорогу, плутая среди этой подземной паутины переходов.

На четвёртые сутки пути, уже уставшие от монотонности и однообразия холодного серого камня алаи вышли наконец на открытое пространство. Вернее, таковым оно казалось потому, что потолок терялся в вышине. В стенах угрожающе зияли оскалившиеся острыми камнями чёрные пасти пещер. Иногда они видели, как в темноте этих провалов пляшут какие-то тени, но ничего определённого им разглядеть не удалось. Может быть, это был кто-то из обитателей этих подземелий, может быть – их призраки, а возможно – просто игра теней, отбрасываемых каменными выступами в зеленоватом сиянии вкраплений какого-то светящегося камня, испещряющих все стены зала.

В противоположной стене чернели ворота. Чуть приоткрытые створки так и манили войти, спрятаться за ними от призраков пещеры.

За воротами начинался длинный тёмный коридор. Новые двери в его конце – и алаи оказались в освещенной треугольными зелёными светильниками небольшой продолговатой комнате со стенами из искрящегося жёлтого камня, местами облицованными золотыми листами. Вся их поверхность была покрыта вдавленными символами. Ни Анар, ни Аниаллу не знали, что они могут означать и означают ли вообще что-нибудь.

Алу помедлила несколько секунд, вспоминая, что надо делать дальше, а затем, вставив два ногтя в какой-то из знаков, резко повернула кисть. Послышалось тихое шипение, и стена перед алаями бесшумно отошла в сторону…

…Замершая на постаменте статуя изображала невиданное существо – это была огромных размеров кошка, тело которой покрывала золотая чешуя. Зелёные глаза зверя смотрели на алаев без тени гнева – они были спокойными и мудрыми.

– Вот так тебе положено выглядеть в твоей кошачьей форме, – усмехнулась Аниаллу, – кошачье тело от матери, золотая чешуя от отца. Пойду посмотрю, нет ли у нее крыльев, – сказала она через плечо, явно собираясь обойти статую кругом. Анар потоптался на месте, высматривая, когда она появится с другой стороны, но Аниаллу пропала. Решив, что она играет с ним в прятки, он крадучись двинулся вдоль постамента, дойдя до конца, шутливо выпрыгнул из-за него и… оказался на утопающей в зелени плоской крыше высокой башни. Ошеломленный внезапно открывшимся видом прекрасного города, освещенного мягким светом двух лун, он не сразу заметил Аниаллу, кошкой растянувшуюся на небольшом возвышении под укрытием нежных листьев эламе, и вздрогнул от ее голоса:

– Ты хотел увидеть этот город… Может, нам удастся выбраться отсюда, а может, и нет – кто знает? Посмотри же на него моими глазами, и пусть Глаза Аласаис помогут нам выбрать правильный путь… – сианай печально, одними уголками губ усмехнулась своим словам, но Анару они отнюдь не показались высокопарными.

Очарованный, он долго стоял у самого края, не в силах оторваться от иллюзии Бриаэллара, подаренной ему тал сианай. Ему не верилось, что это вправду есть… нет, нет, наоборот, хотя этот бриаэлларский вид был всего лишь отражением чужого сознания, именно сейчас Анар наконец полностью поверил, что и волшебный город, о котором рассказывала Аниаллу, и её прекрасная богиня, да и сама Алу – странная Тень Аласаис, «Коготь не карающий», – существуют в реальности, что они не миражи, не его вымысел. Позволив себе поверить в это, опьянённый ощущением сбывшейся мечты, он решился поверить во многое другое и во многом признаться себе. Иногда он оглядывался на спящую Аниаллу, пытаясь понять, было ли это видение её последним подарком ему на сегодня… Так ничего и не решив, он присел рядом с девушкой, ему хотелось хоть что-то сказать ей, хотя бы поблагодарить за видение. Сначала ему казалось – он не уснёт, не сделай он этого, но стремительно пришедшая на смену восторженному трепету усталость заполнила все его тело, глаза закрывались, он осторожно улегся на пол, стараясь не потревожить Алу.

– Спать, спать, – вдруг прошептала она.

– Богиня… как же она устала, – подумал Анар, – спит и там, во сне, все еще мечтает об отдыхе.

Он с нежностью склонился над ней, словно желая заслонить ее собой от всех предстоящих невзгод. Почувствовав его дыхание на своем лице, сианай улыбнулась какой-то совершенно особенной улыбкой, но прежде чем Анар успел найти ответ на притаившуюся на её губах загадку, девушка распахнула глаза, и они вместе утонули в их магическом свете…


…Аниаллу спала, тихонько мурлыча во сне.

Внезапно мурлыканье оборвалось… Аниаллу не поняла, что её разбудило. Какое-то из чувств послало ей сигнал, что пора вернуться к реальности, но какое? Первым, что она ощутила, была боль в неудачно завернувшемся ухе. В плечо упиралось что-то твёрдое. Она недовольно выдохнула и, вытащив руку из тёплого спальника, засунула её под него. Пошарив по гладкому камню пола, пальцы коснулись холодного металла, ощупали его, и Аниаллу поняла, что это меч. Девушка отпихнула надоедливую железку подальше от себя и, поуютнее закутавшись в толстый мех, попыталась снова уснуть.

Но тревога не покидала её. Аниаллу посмотрела на Анара, но он спокойно спал, закинув одну руку за голову.

Алу ворчливо заурчала, зажмурилась, сжалась в комок, словно пыталась выдавить сон из тела, а затем расслабила мышцы, чувствуя, что окончательно проснулась. Она вылезла из спального мешка и стала искать свою одежду.

Камни холодили босые ступни. Аниаллу, всё так же непрестанно фыркая и жмурясь, натянула на непослушное еще тело штаны и выправила хвост. За ними последовали сапоги и рубашка. Аниаллу ещё раз выгнула спину и, добравшись до постамента статуи, уселась на него, поджав ноги. Она закрыла глаза и погрузилась в созерцание окружающего мира. Почти сразу алайка увидела то, что вынудило её проснуться: в стороне, противоположной направлению, в котором им следовало идти дальше, появился источник мощного магического излучения. Аниаллу, уже переставшая жалеть, что проснулась, попыталась определить его природу. Но это, к изумлению опытной алайской волшебницы, оказалось не так просто.

Раздосадованная, она опять громко фыркнула и всё-таки разбудила Анара. Он сидел в спальном мешке и выглядел так комично, пытаясь разлепить глаза, что Аниаллу подхватила волна нежности, и она в одно мгновение оказалась рядом.

– Что? что? Случилось что-нибудь? – сонно бормотал он.

– Нет, – она ласково потёрлась щекой об его плечо, – у нас зажглась какая-то магическая свечка. Яркая, похоже на портал. Я думаю, стоит сходить… Но не сейчас. Сейчас – спать, спать… Не спать – вредно. И мы никуда не пойдем, пока не выспимся… – говорила она нежно, словно убаюкивая его и себя.

Алу ужасно хотела оказаться сейчас подальше от этих мрачных подземелий, в каком-нибудь спокойном, романтическом месте. Она подумала, что и сама не знает, зачем ей нужны разгадки тайн, не имеющих, казалось, к ней никакого отношения.

И, наверное, она бросила бы всё своё предприятие, уговорила бы Анара сделать то же самое, и лежали бы они сейчас, нежась в лучах солнца, на крыше ее дома в Бриаэлларе, если бы… если бы она была просто алайкой.


* * *


…Они шли долго, пока не оказались у отвесной стены, словно состоящей из цельного, совершенно гладкого камня. Алаям пришлось отступить назад к выходу из туннеля, чтобы разглядеть на самом верху стены очертания площадки.

– Так высоко мне не прыгнуть, – заявил Анар, прикинув расстояние до верха стены.

– Мне тоже, – отозвалась Аниаллу. – Значит придётся попортить им полировку, – она поиграла выпущенными когтями.

– По-моему, проще полететь.

– Ты птичка или кошка ? – хихикнула Алу, картинным жестом изгибая руку.

Острые ногти неожиданно легко входили в камень. Под Аниаллу он даже не трескался. Рядом парил ехидно улыбающийся Анар. Наконец подъём кончился, и алаи вылезли на широкую площадку. В стене напротив виднелся проход. Они приблизились к нему и заглянули внутрь – перед ними был, естественно, длинный туннель, от которых они уже успели озвереть. Низкий потолок, стены и пол из грубо обтёсанного серого камня, холодного и влажного на ощупь. Он не был освещен, никакого тепла или магии впереди видно пока не было, и алаи, осторожно ступая, пошли вперёд.

Через несколько сотен шагов грубые плиты сменились отполированным чёрным камнем, а круглое сечение извилистого прохода создавало ощущение, что они идут внутри гигантской черной змеи, и когда узкий тёмный переход наконец закончился, путники ощутили огромное облегчение.

Анар и Аниаллу оказались в огромной пещере, стены и потолок которой прятались во тьме. Едва разгоняя её, сияли мягким светом могучие колонны из белого камня. Алаи шли, чуть подавленные мрачным величием этого подземного зала, но стоило им выйти из него и повернуть за угол, как в их глаза буквально брызнуло красками, ярко расписанные стены коридора казались радугой после грозы.

Роспись изображала веселящихся, танцующих, пиршествующих алаев. Рисунки, выполненные в обычном для Руала стиле, покрывали даже потолок коридора. Алаи, смотрящие на Анара и Аниаллу сверху, были заняты служением богине: они склонялись перед её статуями, украшали их цветами и совершали прочие обряды, подробно вырисованные на обрамлённых чёрными змеиными телами картинках. Ни один из обрядов не был знаком Анару, что очень его удивил.

Картины радости сменились другими изображениями. Несколько всадников, выставив перед собой копья, гнались за группкой эльфов с гротескно длинными ушами. Растерянные кошки шли дальше, разглядывая сюжеты, которые из просто неприятных становились ужасающими – с каждым шагом расправы, которые алаи совершали над представителями иных народов, становились всё более жестокими.

Аниаллу чувствовала себя подавленной – рождённые мрачной фантазией неведомого мастера изображения удивляли и пугали её. Будь на месте этих алаев представители иной расы, она даже не обратила бы на рисунки внимания, но глядеть на искажённые злобной радостью лица своих соплеменников ей было нестерпимо больно. Алайка шла, смотря себе под ноги, стараясь отвести глаза от неумолимо притягивающих её взгляд картин, сама не понимая, что с ней творится…

Алаи никогда не были особенно доброй и милосердной расой. Со своими врагами они расправлялись без всякой жалости. Пугало не это – глядя на картины, сразу же можно было сказать, что алаи на них карают невиновных. Они измываются над слабыми, ничего не сделавшими им существами просто из жестокости, получая какое-то извращённое удовольствие от этого!

– Анар, ты часто видел такие, – она с трудом поборола дрожь отвращения, – рисунки на стенах ваших храмов?

– Никогда не видел, – покачал головой алай. – Понимаешь, это плохо влияло бы на рабов. Они чувствовали бы себя угнетёнными. Мои сородичи презирают весь мир за их стенами, но не называют его жителей своими врагами. Нас воспитывают в отвращении, но не в ненависти к иноверцам. «Грязь нельзя ненавидеть, её нужно обходить, иногда можно использовать её, например, бросить в своих настоящих врагов… а если она всё же попадёт на тебя, то надо просто смыть её, но никак не тратить на неё свои эмоции», – так говорил мой учитель. Я, помнится, расспрашивал его о том, почему Освободитель сотворил Барьер, а не переубивал всех иноверцев в назидание потомкам. За подобные речи мне тогда хорошо надрали уши! – вспомнил Анар с какой-то меланхоличной улыбкой.

– Что, уже ностальгия по надранным ушам мучает? Могу помочь! – улыбнулась Аниаллу, но и у нее улыбка вышла какой-то вымученной, болезненной. Мелькнув на лице девушки, она словно бритвой резанула по нему и сразу же пропала, неуместная в этом пугающем месте. – Странно всё это… У нас я тоже ничего подобного не видела – это не битва, не победа над могучим врагом, а избиение! Ты тоже это чувствуешь?

– Да, – кивнул Анар, не до конца понимая, что укрепило его в таком мнении.

Аниаллу тоже колебалась… В центре двора Бриаэлларской Академии стоял комплекс статуй, возведенный в честь победы над врагом. Там подсвеченный в ночные часы зловещими алыми огнями лежал знаменитый чёрный дракон Ж'занхаар, который опустошал земли вокруг Дирхдаара и к северу от него. Многие пытались убить его, но чем больше был гнев жителей разорённых деревень и сожжённых городов, чем больше они посылали смельчаков, тем лучше было меню Ж'занхаара… В конце концов одолеть его сумели четверо алаев и руалский парнишка, подбивший их на это дело. Кажется, благодаря этому приключению он прославился у себя на родине.

И вот теперь статуя поверженного дракона с опалёнными крыльями в натуральную величину украшала площадь Академии, недавними выпускниками которой те четверо и являлись. Рычащий воин-руалец пронзал мечом его голову; хитро прищурившийся маг ан Меанор с развевающейся белой гривой волос довольно потирал тонкие ладони – это он сжёг крылья дракона, спустив его с небес на землю; эал-телепат, грозно и пристально смотрящий на Ж'занхаара, нагнулся вперёд, все еще не отпуская из цепких ментальных пальцев разум твари. Поодаль стояла ещё одна статуя закутанной в чёрный плащ тёмной алайки, юной Чувствующей, которая выбрала самый подходящий для атаки момент, так что, собственно говоря, благодаря ей всё и удалось… Но этот поверженный дракон и другие подобные изваяния и картины в Бриаэлларе – всех их объединяло одно: они изображали победу над врагом – врагом сильным и наглым. А здесь алаи сами выступали в роли захватчиков.

Что же было причиной такого впечатления: слишком жалкий вид побеждённых, слишком сладострастное выражение лиц победителей или тот след чувств художника, что остался незримо запечатленным на его произведениях? Быть может, оно было ошибочным, но тем не менее оно было именно таким…

Тем временем впереди показались высокие золотые двери. Створки неожиданно легко распахнулись от прикосновения Аниаллу, и они попали в круглую комнату с белыми стенами, по ним на уровне груди тянулись ряды золотых символов. Вдоль стен, на расстоянии примерно двух шагов от них, возвышался круг колонн из зелёного камня, между ними сверкали золотом подставки на высоких витых ножках, на верху которых пылал холодный огонь. На другом конце комнаты, напротив входа, располагался невысокий помост с пятью ступеньками, по сторонам которых стояли небольшие статуи. С каждой следующей ступенькой они приобретали всё больше кошачьих черт, пока у самого помоста не превращались в величественных чёрных пантер. Но всё это богатое убранство комнаты алаи разглядели уже потом – на возвышении сиял белоснежный диск портала. Анар чуть ли не бегом бросился изучать эту находку. Аниаллу, которую несколько смутили так легко открывшиеся двери, всё же помедлила и перед тем как присоединиться к нему, вогнала в камень пола свой кинжал, чтобы помешать золотым створкам захлопнуться в самый неподходящий момент.

– Портал дисковый, вертикальный, не зеркальный. Вот только для чего здесь портал? Короткий путь на поверхность? Нет. Судя по цвету, он переносит на огромное расстояние – за пределы Энхиарга или, быть может, в очень отдалённые земли нашего мира. Но первое вернее… У воронкообразных совсем иная цветовая дифференциация, у туннельных – тоже, но это самый обычный дисковый портал, – невнятно, словно сама с собой, говорила Алу.

– Он сделан так, – продолжила она после долгого молчания, – что точку выхода невозможно определить, не побывав по ту сторону. Тот, кто делал этот портал, был очень хорошим волшебником… – она стояла, задумчиво теребя пальцами кромку уха.

– Помнишь картины? Те, кого избивали там, вызывали сочувствие, а алаи на них – злость. Быть может, через этот портал этих последних изгоняли из Руала?

– Зачем? Не проще ли было выкинуть их через Барьер?

– Нет, – ответил Анар, – ведь если они были как раз теми фанатиками, кто желал, чтобы кровь иноверцев лилась рекой, они продолжили бы свои игры под стенами города… Я, конечно, тоже не пылаю особой любовью к другим расам, много есть тому причин, да и вообще, – он усмехнулся, – все они отвратительно бесхвосты. Но, – уже серьёзнее продолжил он, – такие кошки могли навлечь на Руал гнев всего Энхиарга, а Барьер… Барьера тогда вообще не было! Вспомни, Алу, когда Агир спускался сюда, все эти залы – комната с кошкой и проход в ней, ведущий сюда – уже были, значит, наверняка, был и портал. Ты сама говорила, что он, скорее всего, ведёт за пределы Энхиарга. Так может, за ним лежит мир, куда и ссылали… неугодных власти кошек?

– Может быть, может быть… – пробормотала Алу, – но не нравится мне всё это, странно как-то! – она наконец-то отпустила истерзанное ухо и шлёпнула ладонью по бедру.

– Сходить бы посмотреть, – в тон ей проговорил Анар, – но если я всё же прав, то вряд ли там находится особо приятное место.

– Да и шли мы не сюда, – напомнила Аниаллу, погрузив кончики пальцев в сияние портала. – Портал этот от нас никуда не денется, а вот мы, пройдя через него, неизвестно куда попадём и сможем ли вернуться оттуда назад – тоже неизвестно.

– Ты же говорила, что сутки назад его не было. Быть может, он исчезнет так же внезапно, как и появился?

– Он работает несколько часов, затем гаснет, а потом зажигается вновь. Почему и, главное, с какой частотой – я не знаю точно. Что-то около сорока часов, мне кажется, но я не уверена…

Уже привыкший во всем соглашаться со своей подругой, Анар тяжело вздохнул, перебарывая свое любопытство, и они покинули комнату, залитую сиянием портала.

Вернувшись знакомым путём в зал со статуей неведомой чешуйчатой кошки, ставшей их талисманом, они не стали задерживаться и, прикоснувшись на счастье к ее передним лапам, выбрали на этот раз правый коридор.

Он оказался довольно коротким и вскоре привёл алаев в обширную пещеру, освещенную синими магическими светильниками, искусно спрятанными за выступами камня. Пол пещеры был, как и все залы подземелья, начисто лишён пыли и каких бы то ни было следов чьего-либо присутствия. А слева в боковой стене тёмным серебром мерцали высокие врата – те самые, что были последним воспоминанием Освободителя, скалой, с которой он прыгнул в океан ужаса.

Алу вздрогнула.

Они только подходили к вратам, а створки их уже бесшумно распахнулись – Анар и Аниаллу перешли ту невидимую черту, за которой лежали совсем уже неведомые подземелья, и память Агира Освободителя перестала быть для них путеводной нитью…


С высокого потолка капала вода. Она скапливалась на полу в маленькие озерца и просачивалась куда-то вниз через тонкие, неизвестно отчего образовавшиеся трещинки – они сеточкой покрывали не только пол, но и стены.

Влажные камешки противно хрустели под подошвами сапог, когда Аниаллу подошла к стене и, сотворив магический огонёк, приказала ему подниматься вдоль неё. В пятне яркого света чётко вырисовывались такие же трещины, как и на полу, и даже более глубокие. Они, ветвясь, тянулись выше и выше и, перебравшись на потолок, расходились по нему куда хватало глаз.

Ничто как будто не угрожало алаям, но почему-то Анару казалось, что с ним и Аниаллу уже происходит что-то нехорошее. Быть может, причиной тому были как раз эти трещины, грозившие обвалом, быть может, что-то куда более опасное и куда лучше скрытое от глаз, оставшееся видимым лишь для всепроникающего взгляда алайской интуиции…

Довольно скоро им стали попадаться короткие боковые ответвления, выводившие их в самые разнообразные помещения: комнаты, обставленные искусной работы мебелью; кладовые, полные не портящейся, благодаря наложенным на неё заклятиям, пищи; прекрасно оборудованные лаборатории магов; колодцы с чистейшей водой. Воздух стал более свежим, в нём даже чувствовались ароматы цветов, трав и прочие «нюхательные прелести» поверхности, хотя никаких растений кошкам пока не встретилось…

– Невероятно! – наконец, не выдержав молчаливого созерцания, воскликнула Аниаллу. – Анар, не быть мне кошкой, это же город! – высказала она общее мнение. – Смотри, это спальные платформы, здесь раньше тоже стояли столы – камень истёрт от ножек, да и магия здесь была… домашняя!

– Город под городом? – до сих пор не веря происходящему, прошептал алай.

– Да! – многозначительно расширила глаза его спутница, поднимая с пола нечто, оказавшееся изящной чашкой. – Вот только где все его жители?


Действительно, город был пуст. Алаи долго бродили по его улицам-коридорам и домам-комнатам, надеясь найти для себя хоть что-то интересное в этих покинутых жилищах, и наконец вернулись в широкий коридор, начинавшийся сразу за вратами города, решив пройти его до конца.

«Главная улица» привела их к точно таким же вратам, они также медленно и бесшумно приоткрылись, и путники с тоской посмотрели друг на друга, представляя новую бесконечную череду серых коридоров, когда в образовавшуюся щель вдруг ворвался яркий луч света.

От открывшегося зрелища у алаев захватило дух. В сиянии тысяч магических огней им предстал действительно подземный город, построенный в гигантской пещере, потолок которой скрывала великолепная иллюзия звёздного неба. Все, что располагалось в этой пещере, можно было описать одним словом – грандиозное. Взмывающие ввысь шпили величественных зданий, совершенные линии и искуснейшая резьба по камню – всё это поразило даже Аниаллу, а ведь ее глаза видели Дворец Аласаис в Бриаэлларе!

Но красота этого подземного мира была совершенно иной и, как казалось Аниаллу, совсем не алайской: краски здесь были хоть и насыщенными, но всё же несколько мрачноватыми. Если красота города Аласаис была мягкой, линии плавными и изящными, то местная архитектура изобиловала резкими гранями и контрастами: каменные листья в растительных орнаментах, покрывающих стены домов, казались острыми лезвиями; ветви, часто покрытые шипами, резко и неестественно изгибались, а цветов не было вообще. Аниаллу, сначала искренне восхитившаяся этой красотой, всё больше чувствовала, что она была какой-то чуждой, холодной и угрожающей. Как сверкающая на солнце великолепной чешуёй змея, которая в любой момент готова молнией метнуться вперёд и вонзить ядовитые клыки в твоё тело.

Анар же с самого начала не разделял её восторга. Хотя и его поразил этот внезапно открывшийся город, но всё же чувство тревоги не покидало алая, мешая любоваться окружающими видами. Ему казалось, что всё вокруг не более, чем иллюзия, причём этот дивный морок призван скрыть от глаз нечто ужасающее и отвратительное.

Здания, мимо которых они проходили, были, несмотря на свои огромные размеры, слишком лёгкими, слишком ажурными. Они в корне отличались от руалской архитектуры: обитатели поверхности предпочитали строгие, величественные здания, а все рисунки и барельефы, хоть и выполненные настоящими мастерами, призваны были скорее потешить чьё-то самолюбие, увековечить какого-то героя или событие, чем порадовать взгляд.

Там, в привычном Анару мире, властвовали симметрия и четкие линии, прямые углы и круги, здесь же всё было так изогнуто и переплетено между собой, что глазу не за что было зацепиться – взгляд скользил от одной архитектурной детали к другой: улица плавно переходила в невесомый мостик, который вдруг превращался в лестницу, спиралью взбирающуюся чуть ли не на крышу здания, а там вдруг открывалась подвесная дорога с замершими, может быть, навсегда платформами… За долгие годы жизни в Руале, когда любая, самая незначительная деталь, самое слабое предчувствие подчас спасало ему жизнь, Анар научился доверять себе и поэтому усилил бдительность и внимательно следил за окрестностями.

– Недоброе это место, – наконец поделился он с Аниаллу, и ему почему-то показалось, что город услышал эти слова и теперь, затаив злобу, будет ожидать случая подтвердить его опасения.

– Мне тоже как-то не по себе, – прозвучала в его мозгу мысль сианай, – это странное, острое и хищное место.

– Быть может, будет лучше, если мы обойдём его по краю пещеры? – предложил алай.

– Да, думаю, так будет лучше, – согласилась Аниаллу, и они зашагали вдоль стены пещеры, стараясь держаться подальше от искрящегося великолепия подземных зданий.

– Это не слишком похоже на постройки моих соплеменников, – сказал Анар после нескольких минут пути. Затем, видимо желая отвлечься от мрачных мыслей, он начал так скрупулезно излагать своей спутнице принципиальные различия в стилях, что Алу едва сдерживалась от смеха.

Вскоре Анар замолчал. Он попытался представить, каким был мир, в котором жила Аниаллу, какими были её дом, её покои, вещи, её окружавшие, обо что она точила с утра когти, за каким столом завтракала, чем любила полакомиться, на чём любила подремать на крыше после обеда…

Он очнулся, когда легкая рука нежно похлопала его по плечу.

После часа блужданий, путники достигли противоположной стены пещеры. Она оказалась зеркальной, и на этой отражающей сияние города поверхности с изумительным мастерством были изображены лица сотен алаев. Анар и Аниаллу спустились с галереи, откуда любовались этим зрелищем, по подсвеченной алыми огнями лестнице и вошли в высокую арку, ведущую куда-то за зеркальную стену.

Они оказались в чёрном зале, который, несмотря на довольно большие размеры, казался тесным после пещеры, которую они только что покинули. Справа темнел проем, слева виднелся ещё один, более высокий, а впереди алаи увидели закрытые двери, над которыми было выбито несколько слов. Мерцающая надпись гласила: «Только во тьме можно постигнуть свет истины». Анар и Аниаллу не стали задерживаться, раздумывая о её смысле, и распахнули двери.

Перед ними погруженная во тьму раскинулась огромная библиотека. Ряды шкафов, угадывающиеся только по светящимся надписям на корешках книг, уходили далеко в глубь просторной залы. Напротив двери, в центре большого круга, свободного от полок, возвышался постамент со скульптурным изображением Анаит – руалского символа мудрости, женщины с телом пантеры и торсом алайки. Её склонённую над книгой голову венчала полоска ярко-голубого металла с вкраплениями плоских разноцветных камней.

– Знаешь, почему она символизирует мудрость и знание? – отчего-то шёпотом спросила Аниаллу.

– Нет, – следуя примеру алайки, тихо ответил Анар, разглядывая статую.

– Она заведует Большой Библиотекой в Бриаэлларе. Аласаис сотворила её специально для этого – бесконечно ценящей знания и всегда готовой ими поделиться. Это она с котячества приучала меня говорить в библиотеках шёпотом и «уважать право других на уединённое общение с мудростью книжных страниц».

Анар уже не удивлялся. Ему просто стало смешно – очередная священная легенда превратилась в обыденную реальность. Анар новым взглядом окинул статую Анаит, ещё раз усмехнулся и пошёл догонять Аниаллу.

Они уходили всё дальше и дальше от входа, а ряды шкафов и не думали кончаться. Они были такими высокими, что верхние полки уже не было видно и, казалось, что они смыкаются там, над головами алаев, образуя арки. Иногда они брали наугад какую-нибудь книгу и некоторое время листали ее, больше рассматривая иллюстрации. Буквы либо вся страница целиком испускали мягкое сияние, позволяющее читать в абсолютной темноте. Анар и Аниаллу с улыбками переглянулись, оценив, как буквально обитатели подземелья воплотили в жизнь надпись над дверью библиотеки.


Внезапно где-то справа блеснул яркий свет. Алаи ускорили шаг и через минуту увидели проход между шкафами, из которого и вырывались белые лучи.

В обширной нише в стене, на резном постаменте из чёрного камня покоилась раскрытая книга. Её страницы мягко сияли в потоке льющегося с потолка ниши света. Анар и Аниаллу переглянулись: книга, хранимая с таким почётом на особом месте, несомненно была крайне важна для прежних обитателей этих мест. Они медленно, крадучись приближались к постаменту, осторожно ступая по покрывавшему пол ковру. Никаких враждебных заклинаний на нишу наложено не было, магия лишь защищала книгу от времени, но никак не от рук тех, кто захочет её прочитать.

Увидев, что им ничего не угрожает, алаи склонились над книгой.

Аниаллу протянула руку, коснулась одной из страниц, желая перевернуть её, и внезапно широко улыбнулась – то, что она почувствовала, дотронувшись до древнего фолианта, было на удивление приятным. Тот, кто с великим старанием выводил ряды аккуратных букв, видимо, был неизмеримо счастлив делать это. Он искренне радовался за себя и за своих соплеменников, с которыми разделил жизнь в этом подземном городе.

Анар и Аниаллу стащили тяжеленный том с подставки и только тут заметили, что листы его, равно как и буквы на них, не светились, как в остальных книгах библиотеки. Они уселись на пол рядом с освещенной нишей и стали читать. Шелестели страницы древней книги, и перед алаями вставали картины прошлого. Благодаря мастерству неизвестного летописца, они живо, словно собственными глазами, увидели, как дядя Освободителя со своими последователями и верными ему членами царской семьи спускается в эти мрачные глубины. Как магия древних руалских волшебников преображает мрачные лабиринты, превращая их в прекрасные дворцы, храмы и улицы нового города, как призванные чарами подземные реки меняют русла и наполняют бассейны и колодцы чистой водой. Анар и Аниаллу разделили радость новоявленных обитателей подземелья, стосковавшихся по солнечному свету, когда улицы и жилища засияли от магических огней, разогнавших вечную ночь, прежде безраздельно властвовавшую здесь, а потолки некоторых залов заменили иллюзорные картины неба…

Одна из страниц оказалась пустой, а на следующей… Это было так непохоже на все то, о чем они уже прочли, словно кто-то жестоко рассмеялся им в лицо: что, поверили?!

Новый летописец сухо уведомлял о том, что его предшественник лишился рассудка по причине неведомой болезни и, «отправив в Бриаэллар» трех алаев, скрылся где-то в городе. В последующие дни безумец появлялся в разных его частях и совершал бессмысленные убийства. На его счету было уже восемь смертей, когда стараниями лучших магов его сумели поймать живьём.

Он был заточён в темницу, его соплеменники не смогли убить несчастного безумца, который не отвечал за свои поступки, ибо находился под действием неведомого и страшного недуга.

Несколько следующих страниц было аккуратно вырезано из книги, не выдрано, а именно со всей тщательностью вырезано.

А дальше… вот дальше начинался чистый кошмар. На смену картинам жизни в подземельях пришли картины смерти… Покинув свой город, алаи, которые теперь именовали себя д'ал, отправились покорять «земли иноверцев», пошли на священную войну… во славу Аласаис! Обо всём этом, изложенном с подробностями, от которых шерсть вставала дыбом, узнали Анар и Алу из священной книги…

…В завоёванных землях была налажена сложная, но вместе с тем, как выяснилось, действенная система управления странами и даже целыми мирами, сбор дани, набор в армию, распределение работ, названия многих из них ничего Анару и Алу не говорили. Зато приведённые ниже цифры не просто говорили – кричали о бесчисленных жертвах безумства горстки алаев, возомнивших себя хозяевами Вселенной, сверх-расой, о том, как стремительно набирали силу они, предавшие дух Аласаис и самих себя, как росли их армии, как совершенствовались навыки их магов.

Стоило этим алаям установить господство в одном мире, как затевалась новая война. Анар с Аниаллу читали весёлое, бодрое повествование о смертях, о бессмысленном героизме сопротивления, о слезах и мольбах о пощаде.

Такого отвращения, как эта книга в роскошном, вычурном переплёте, у Аниаллу ещё ничто не вызывало за всю её многовековую жизнь. Девушке хотелось закрыть глаза, не читать больше, не видеть этих слов, не знать этого позора. Ей не верилось. Но ужас постепенно сменялся удивлением, а за ним уже маячил серый призрак холодной ярости.

Тем временем Анар перелистывал страницу за страницей этой Летописи Позора, как назовёт её потом Аниаллу. И вот наконец последний из заполненных листов предстал перед алаями:

«Но владыка мой не остановился на этом, – прочитали они, – он, истинный алай, повёл своих воинов дальше. И новые миры склонились перед ним. Порядок воцарился на бескрайних просторах оказавшихся под его могучей лапой земель. Покидая прародину, благословенный подземный город, где мы впервые осознали себя д'ал, наш народ поклялся, что не вернётся сюда до тех пор, пока мощь наша не достигнет таких вершин, что мы будем в силах одолеть всех иноверцев и богохульников за пределами Руала».

Дочитав текст и убедившись, что Аниаллу тоже покончила с этим пренеприятнейшим занятием, Анар с шумом захлопнул фолиант.

– Это ужасно. Невероятно и ужасно, – глухо проговорила алайка, после долгого молчания.

– Это может быть и неправдой, – предположил Анар, хотя в глубине души был полностью уверен в том, что страницы этой книги хранят описание реальных событий. – Руалские жрецы коварны – Агир мог прознать о предательстве своего дяди, убить его и всех его приспешников, а затем написать эту книгу, чтобы оправдать свои деяния.

– Анар, – вздохнула Аниаллу, – тот, кто писал эти страницы, свято верил в то, что он пишет правду.

– Магией можно… – попробовал было снова возразить Анар, но взглянув на Аниаллу, понял, что приятной ложью её не утешить.

– Спасибо, но не стоит меня так успокаивать, – она накрыла его руку своей узкой, похолодевшей вдруг ладонью. – Закрыть глаза и не видеть правды я не могу. Даже когда искренне хочу этого.

На лице Аниаллу застыла напряжённая улыбка. Она сидела, обхватив колени, и не отрываясь смотрела на сцепленные пальцы рук. Анар не стал ничего говорить ей, он знал, что не пройдёт и часа, как она свыкнется с этой мыслью, и происшедшее перестанет казаться ей чем-то из ряда вон выходящим. Это была одна из черт, которые так восхитили его в Аниаллу – почти мгновенно адаптироваться к любой ситуации, какой бы ужасной и противоестественной она ни казалась. Так, как она взяла себя в лапы там, в гробнице Освободителя… Сам же он был совершенно спокоен – в отличие от Аниаллу, Алу-идеалистки, он привык ждать от своих соплеменников всего чего угодно.

Но Аниаллу не привыкла! Ей претила сама мысль о рабстве… Девушке казалось, что она чувствовала бы себя куда лучше, если бы узнала, что это её алайский мир порабощен, чем то, что кошки выступили в роли завоевателей.

Мерзких тюремщиков! Руал не так ужасал её – те, кто были в нём рабами, сами избрали свою участь, и кошкам не пришлось принуждать их, кнутом и палкой вколачивая в головы законы их новой жизни. Рабы Руала иной жизни не ведали, они не страдали, не чувствовали себя угнетенными, и, главное, сами кошки этой земли не испытывали бы ни гордости, ни наслаждения от сознания того, что другая раса поставлена ими на колени…

Окружающая реальность снова разочаровала Аниаллу. Но через несколько минут детскую обиду на весь мир сменила холодная злость – алайка просчитывала, как ей добраться до этих чудовищ, которые своими делами порочили всю её расу. Алу подозревала, что уходили они через тот самый портал, который они с Анаром обнаружили несколько часов назад. Броситься бы туда и разорвать в клочки всю эту компанию… или нет, всполошить Совет Бриаэллара – пусть лучше они разделываются со всем этим кошмаром… Но здравый смысл подсказывал Аниаллу, что ей стоит задержаться в подземном городе на некоторое время, чтобы разобраться во всём более тщательно.

Аниаллу открыла глаза. В нескольких шагах от неё, прислонившись спиной к книжному шкафу, сидел Анар. Погружённый в чтение какой-то книги, он был настолько увлечён своим занятием, что, как показалось Алу, не заметил, даже если бы потолок библиотеки обрушился ему на голову.

Сияние страниц окрашивало лицо алая в серебристо-синий цвет, делая его до смешного похожим на налара, водного эльфа, которые как раз и отличались от своих наземных собратьев голубой кожей. Аниаллу невольно улыбнулась: на неё нахлынули воспоминания о днях, проведённых в Нель-Илейне, стране детей Вод. Да, странное это было время, забавное и грустное одновременно. Но Аниаллу не хотелось сейчас думать о прошлом.

Анар поднял на неё глаза, молча и как-то рассеянно кивнул головой и вновь погрузился в чтение, от которого через несколько минут был жестоко оторван окончательно проснувшейся и всё ещё пребывающей в растрёпанных чувствах алайкой – ей нетерпелось продолжить осмотр города, причём непременно в его, Анара, компании.


Несколько следующих часов они посвятили исследованию довольно большого комплекса комнат, залов и коридоров, который располагался за ближайшей к библиотеке дверью. По стенам помещений, примерно на уровне алайского роста, снова побежала вереница каких-то сложных символов, причудливо переплетённых между собой и таинственно мерцающих в темноте.

Алаев провожали застывшие в недобром внимании глаза вмурованных в стены светильников-драконов. Тянулись пустые стеллажи, громоздились причудливые подставки, похожие на ветвистые рога каких-то сказочных животных, а так же множество мелких полочек, емкостей самых разных форм и размеров и зажимов, видимо, удерживавших прежде магические предметы. Свет глаз каменных чудовищ тревожно мерцал на брошенных прежними хозяевами на столах и полках бутылей, в лужицах воды, стоящих местами на голом, что было совсем не свойственно для кошачьих домов, полу. Он отражался в крупных обломках развороченного металла со страшными рваными краями, через которые им пришлось перелезть, чтобы войти в следующее помещение. Всё вокруг них было буквально пропитано магической энергией. Когда-то в прошлом здесь творились мощнейшие заклятья.

– Лаборатории магов… – тихо проговорила Аниаллу, осторожно касаясь кончиками пальцев стены. – Да, хорошие у них были волшебники, если здесь до сих пор всё так и лучится от… – девушка внезапно замолчала, насторожившись, краем глаза она увидела, как сзади в тёмном проёме, через который они только что вошли, что-то блеснуло. Анар не успел и мяукнуть, как она, мгновенно перелетев обратно через ужасную преграду, уже выглядывала в коридор.

В конце его белела какая-то фигура. Она была полупрозрачной – зеленоватое сияние, исходящее от цепочки символов на стене, просвечивало сквозь неё. Призрак не шевелился и не собирался исчезать. Он стоял у стены, словно ожидая чего-то. На то, чтобы разобраться в чём тут дело, у Аниаллу ушли доли секунды. И слава богине, что она справилась так быстро. Анар, застрявший у выхода и потерявший ее из вида, окликнул Алу, опасаясь, что она в одиночку бросится в погоню за призраком.

– Анар, я здесь, – отозвалась Аниаллу. – Это алай. Он хочет, чтобы мы следовали за ним.

– Ты слышишь его? :

– Нет. Чувствую.


Они неслышно скользили вслед за призраком и казались такими же бесплотными виденьями, как и он. Дух метался из стороны в сторону, словно в каком-то безумном танце то замирал, то взлетал под потолок или повисал на стене, картинно раскинув руки, и звал, звал за собой каждым движеньем прозрачного тела, каждой эмоцией, которую улавливали алаи. И они следовали за ним, доверившись предчувствию и не ожидая зла от этого страдальца.

Промелькнув по комнатам бывших лабораторий, он вылетел в огромный зал, тот самый, куда выходили двери библиотеки и врата города. Метнувшись серебристой тенью к противоположной стене, дух нырнул в украшающий её гобелен, как в тёмное озеро, и… исчез.

Алаи уткнулись в выполненное в мрачных красках полотно. Аниаллу взялась за край и отогнула его. В зал тут же хлынул поток магической энергии, излучаемой стеной за гобеленом.

– Сзади пришили кусок кожи, не пропускающей волшебство, – прокомментировала алайка, задумчиво проводя когтем по чёрной, глянцево поблёскивающей поверхности обратной стороны гобелена.

Взломать магическую дверь, спрятанную за ним, оказалось довольно просто… с учётом мастерства и опыта Анара, разумеется. Открылся узенький проход. Через сотню шагов, торопливо, но осторожно пройденных алаями, он расходился надвое, но ни в одном из ответвлений призрака уже не было видно.

– Мы потеряем его, беги по правому коридору! – крикнула Алу, устремляясь налево…


…Коридорчик упирался в дверь, за которой с небольшой площадки начиналась круто забирающая вправо и вниз лестница. Аниаллу мчалась по узким ступенькам, перепрыгивая через несколько сразу. Откуда-то впереди послышался звук открывающейся двери. Алайка остановилась и прислушалась, но больше никакого шума слышно не было, и она продолжила спуск. Пройдя чуть больше сотни ступенек, Аниаллу оказалась перед открытой дверью, за которой было какое-то погруженное во тьму помещение.

Вскоре алайка поняла, что находится в тюрьме. По обе стороны длинного тёмного коридора, заливая его холодным зелёным светом, мерцали проемы, ведущие в камеры, перекрытые магическими полями. Аниаллу осторожно поднесла руку с выпущенными ногтями к одному из полей. Оно оказалось безвредным и упругим на ощупь. Но, к сожалению, за этим зеленым мерцанием было невозможно ничего разглядеть. Аниаллу принялась искать источник энергии, питавшей магические двери. Наконец в маленькой нише на противоположном конце коридора она обнаружила утопленную в стену пластину из красного кристаллического вещества.

Не долго думая, она выдрала кристалл из каменного гнезда. Поля мигнули и постепенно погасли, открывая Алу путь в камеры. Эти вырубленные в чёрном камне комнатушки были пусты, только в одной из них, как бы забившись в угол, сидел скелет, облачённый в типичную для руалских жрецов длинную мантию. Девушка нагнулась, чтобы рассмотреть орнамент у горловины мантии; полы её собственного плаща скользнули по полу, взметнулась пыль… и Алу потеряла всякий интерес к вышивке.

На плитах пола, под слоями потревоженной Аниаллу пыли скрывалась процарапанная острыми ногтями покойного алая надпись. Почему-то она была начертана на танайском языке, и при виде её девушку охватило необъяснимое чувство, схожее с благоговейным ужасом. Алайка смахнула с букв остатки пыли и начала читать.

«Они не были более алаями, – гласили неровные строки. – Тьма заполнила их разум. Я убил столько, сколько смог, но мой век не долог, ибо сила Камня, пропитавшая воздух этого проклятого богиней места, отравляет всякого, кто не служит породившей его нам на погибель Тьме».

– Тьма? – мысленно спросила себя Аниаллу. – Разве темная магия может подчинить себе разум алая? Если подобное вообще возможно, то уж точно ни для одного из тёмных народов – они не сильны в магии разума и чувства. И всё же… Аниаллу так и не сумела развить дальше эту мысль – её погасило ярко вспыхнувшее воспоминание о лишившемся разума летописце, про которого они с Анаром читали. Уж не его ли останки лежат сейчас перед ней? Интуиция подсказывала ей, что так оно и есть. Рядом с надписью был выцарапан сложный символ, значение которого было Алу непонятно, но стоило ей взглянуть на него, как на девушку накатила волна страха. Она быстро срисовала его и поспешила покинуть камеру.


* * *


Аниаллу так сильно хотелось поверить в то, что кто-то извне, очень жестокий и могущественный, насильно исказил разум её соплеменников, коварством заставив их служить своим захватническим целям, что она всеми двадцатью когтями вцепилась в эту догадку. Поднимаясь по бесконечной лестнице и словно решая в уме сложный шахматный этюд, Алу пыталась оценить политические и личные интересы богов и владык.

Если этот кто-то – из Энхиарга, то, чтобы обладать достаточной силой, он должен быть выходцем из Дарларона. Но дарларонцы, да и вообще все тёмные, начиная смертными и эльфами и заканчивая Высшими, – существа пусть и чрезмерно гордые, но благородные, они не были заинтересованы в том, чтобы вредить алаям, одним из немногих своих союзников. Над тёмными Энхиарга вечно тяготела угроза вторжения из Элаана, и если они предадут Бриаэллар, то одновременно лишатся защиты Тиалианны и Нель-Илейна, что грозит им неминуемой гибелью.

Если же этот гад обитал за пределами Энхиарга, то ему неоткуда было взять такую силу – Аниаллу никогда не слышала, чтобы обитатели иных миров обладали мощью, достаточной, чтобы противостоять Силам Энхиарга. Происходи вся эта подземная история в другом мире и не с двумя из не самых слабых алаев, она назвала бы её делом обычным. За пределами Энхиарга Тьма с удручающей частотой становилась синонимом Зла и действовала очень похожими методами, порабощая подчас целые миры. Но в родном мире Аниаллу такой номер не прошёл бы…

Лайнаэн, наэй Света, владычица Элаана, была страшно могущественным существом, силы которого хватало на то, чтобы поделиться ей с каждым «светлым» созданием в великом множестве миров. Но у тёмных не было никого подобного Лайнаэн – и это делало их куда более слабыми… Дисбаланс сил наблюдался повсеместно, именно поэтому Свет практически всегда побеждал Тьму, и, как считалось, Добро в его лице одерживало верх над Злом.

Одних тёмных страдания научили ценить жизнь – свою и чужую, они не хотели уподобляться Свету и посему проявляли чудеса терпимости и благородства. Другие же, возненавидев всех и вся, выступая против всех без разбору и не щадя даже своих собственных соплеменников, превращались в империи Зла. В Энхиарге все хоть сколько-нибудь могущественные «дети Мрака» принадлежали к первым. Аниаллу была полностью уверена, что это так…

Тогда оставалось только одно: кто-то маскировался, пытался заставить поверить, что это Тьма отравляет умы алаев, кто-то, скрывающий свою истинную природу, и Аниаллу догадывалась, кто это мог быть. Он, вернее, она, была единственной на весь Энхиарг.

Лайнаэн всегда недолюбливала алаев, а с тех пор, как Аласаис взяла под свое покровительство Аглинор – часть земель Элаана – эта нелюбовь переросла в ненависть. Аглинор, расположенный на севере страны между лесами Ши и Зелёной равниной, принял это решение добровольно. Хозяйка Бриаэллара была в нём частым гостем, и взгляды его владыки и населения так изменились, что стали уже слишком отличаться от мировоззрения всех остальных почитающих Свет народов. Но на пути Лайнаэн, желающей вернуть свою законную территорию, внезапно встали ещё Тиалианна, Адорнатан Градор и владыки Эллири и Шейлвеллы. И правители Элаана предпочли признать суверенитет Аглинора, чем воевать за земли, народ которых был им чужд уже настолько, что вряд ли смог бы вновь влиться в их сообщество…

Аниаллу спохватилась, что опять думает вовсе не о том, о чём надо бы. Девушка мотнула головой, словно пыталась вытряхнуть из неё все ненужные мысли. Итак, Лайнаэн есть за что ненавидеть Аласаис и весь её народ вместе с ней. Но никаких доказательств причастности её к этим событиям не было. Правда, это вовсе не значило, что если Аниаллу хорошенько поищет, их не найдётся. Но где именно их искать и с чего начинать поиски? Алайка решила, что сперва стоит узнать, что за странный символ выцарапал на полу камеры сумасшедший летописец – в том, что именно его скелет она нашла в камере, Алу уже не сомневалась.

«А что если это сила наэй Тьмы, уравновешивающего Лайнаэн?» – от этой догадки уши Аниаллу непроизвольно прижались к голове. Тогда… тогда всё складывалось в единую пугающую картину: и беспорядки в Канирали, и чрезмерный гнев Селорна, и многое, многое другое, что подтверждало наличие силы, побуждающей существ разных рас и народов творить странные и жестокие дела.

«Нет… конечно, нет…» – бормотала она про себя, хотя в душе уже была уверена, что да – это самое простое, но одновременно и самое невероятное объяснение происходящему, – возможно… да что уж там, наверняка было правильным. Но Аниаллу всё же не позволила себе думать об этом, как о свершившемся факте: пока доказательств нет, нечего ужасаться и волноваться заранее.

Тем временем лестница кончилась, и вскоре, откинув гобелен, Аниаллу увидела поджидающего её в полутемном зале Анара. Он обрадовался ей так, как будто не видел много дней, и ее первым желанием было спрятаться в его объятиях и забыть, забыть о своей страшной догадке… Но вдруг она представила, как сползает с его лица эта замечательная мальчишеская улыбка, которую она так любила, как в его сердце заползает тот же ужас, что охватывает сейчас и ее… Нет, она ничего не скажет ему… пока. Пока не будет уверена.

«Надо бы отправить его куда-нибудь на время», – лихорадочно соображала она, обнимая Анара с самым беззаботным видом.


В итоге, спустя несколько минут Аниаллу, убедив Анара в необходимости вернуться в библиотеку и как можно скорее отыскать значение начертанного покойным алаем символа, отправилась на поиски достойного бывшего руалского принца и бывшей тал сианай жилища. Она решила, что после многих дней, проведённых в унылых и холодных подземельях, им с Анаром не помешает немного уюта и комфорта. Тем более от той части города, где располагались дома местных владык, обнаруженные пару часов назад, до библиотеки было идти намного ближе, чем от вырубленных в скалах более бедных жилищ.

Вернее, самих домов алаи еще не видели: примыкающий к скале полукруг высоких стен, прорезанный узкими воротами – вот и всё, что можно было разглядеть с улицы. Таких жилищ она насчитала восемь. То из них, что располагалось у дальней стены гигантской пещеры, было особенно большим и богато украшенным.

Аниаллу равнодушно скользнула взглядом по изумительной работы воротам. Входить во дворец, по её мнению принадлежащий местному владыке, где скрывалось что-то, излучающее мощную магию, ей почему-то не хотелось, и Аниаллу остановила свой выбор на менее роскошных чёрных воротах, сплетённых из неведомых ей растений, между которыми извивались гибкие тела оскаливших зубы пантер. Створки ворот легко разошлись, и сианай беспрепятственно проникла во двор подземного жилища.

В дальнем конце двора из скалы вырастал фасад величественного замка. Аниаллу шла к нему по аллее из черных каменных деревьев, любуясь игрой разноцветных магических огней, спрятанных в их ветвях. Как и ворота, дверь дворца оказалась не запертой, и Аниаллу вошла внутрь.

Прямо перед ней в водопаде света стояла статуя нагой женщины из чёрного камня. Обращенные вверх ладони её раскинутых рук находились уже вне потока света и испускали собственное более яркое сияние. Аниаллу прошла через круглый холл и продолжила осмотр дворца. Он уходил далеко в глубь скалы. Большинство помещений были пусты, предназначения некоторых Аниаллу не могла угадать: за искусно выкованными дверями обнаруживались крошечные комнаты с неровными стенами, словно прихожие, которые, однако, никуда не вели, если не считать трещин, таких узких, что было трудно протиснуться. Там были помещения с полом в виде узкой воронки, и особенно поразившие алайку – из пола, потолка и даже стен которых вырастали острые каменные сосульки, чуть загнутые, похожие на чудовищные клыки. Этих последних помещений было целых три, и из центра каждого бил фонтанчик со странной маслянистой жидкостью, а на потолке, словно отражение, журчал точно такой же фонтан. Чёрная густая жидкость из него не падала на пол, а растекалась по плитам потолка, покрывая его гладкой тёмной плёнкой, тускло поблёскивающей в лучах магического огонька, вплывшего в комнату вслед за Аниаллу. Некоторые коридоры заканчивались круглыми комнатками, посредине которых чернели колодцы, и Аниаллу, способной видеть в магическом спектре, казалось, что от них поднимаются клубы светящегося тумана – излучения, испускаемого чем-то волшебным, таившимся на их дне…

Стоит ли говорить, что девушку сразу же потянуло разведать, свойственным ей способом, что же там внизу, но алайское чутьё вовремя схватило любопытную кошку за хвост и оттащило от чёрного провала. Раздраженно пробормотав нечто в адрес здравомыслия, которое вечно портит всё удовольствие, Аниаллу с сожалением оглянулась и отправилась осматривать дом дальше.

Помимо странных и опасных помещений в доме нашлись и самые обыкновенные, свойственные каждому жилищу. Там были шесть спален, две из которых, отличающиеся особой роскошью убранства и, видимо, принадлежащие хозяевам, оказались смежными. Они, убранные с той же грозной, острой красотой, что была присуща всем постройкам и интерьерам подземного города, показались алайке самым удачным местом, чтобы обосноваться. Она пометила избранную территорию, сбросив рюкзак прямо на ковёр посреди великолепного покоя.


Как и любая кошка, Аниаллу сразу же начала обживать своё новое, пусть и временное жилище. Первым делом она разбудила слуг. Эти существа, сотворенные прежними обитателями занятых ею покоев, умели только одно: угождать своим хозяевам. Они не обладали собственной волей и беспрекословно подчинялись приказам того, кто их разбудил. Простое заклятие Аниаллу заставило волшебных существ поверить в то, что она их новая хозяйка.

Она приказала привести в рабочее состояние магические устройства дворца, ещё раз прошлась по нему и поняла, что весь он до последнего закоулочка буквально пропитан магией – любое, даже самое абсурдное желание её мгновенно выполнялось. Это было так по-домашнему приятно, что Алу была готова замурлыкать от удовольствия. Она немного поразвлеклась, придумывая все новые задания и наблюдая, как дом пробуждается ото сна, приводя себя в достойное его новых хозяев состояние, и отправилась за Анаром…


* * *


Тем временем наследник руалского трона открывал для себя необычную магию своих спустившихся под землю соплеменников. Начав с поиска начертанного безумным летописцем символа, он как-то незаметно переключился на свое любимое занятие: в библиотеке нашлось немало книг, посвященных волшебству. Читать светящиеся строки было непривычно, глаза быстро уставали, и Анар недовольно морщился, закрывая их – резь сначала усиливалась, но потом медленно отступала, и он продолжал своё увлекательное занятие. Примерно через час, открыв очередной фолиант, Анар наткнулся на совсем уж необычное заклятье, заинтересовавшее его не только своей нестандартностью, но и показавшееся очень полезным в сложившейся ситуации. Алай решил немедленно перейти от теории к практике…

Когда двери библиотеки растворились и в них вошла Аниаллу, Анар был уже настолько поглощён колдовством, что и не заметил её. А она, остановившись в проходе, с ехидной усмешкой глядела на него и то, чем он тут занимался.

Недалеко от двери, прямо на плитах пола была начерчена сложнейшая фигура, состоящая из множества линий, причудливых завитков, спиралей и окружностей. Рядом с ней, едва различимый в слабом мерцании книжных переплётов, стоял Анар. Держа обеими руками неподъёмный фолиант в кованой обложке, алай нараспев читал какое-то заклинание.

Вот он остановился, досадливо поморщившись, стал было переворачивать страницу книги, едва не уронил её, еле успев вцепиться когтями в обложку, перелистнул-таки, перехватив поудобнее фолиант, и не заправил, а именно раздражённо заткнул за ухо упавшую на глаза прядь. Выглядел он сейчас ещё комичнее, чем когда приходил в себя после очередного предательского удара потолка в первые дни их путешествия в глубь земли… Аниаллу улыбнулась, тихонько притворила за собой дверь и стала наблюдать.

Анар склонился над своим рисунком, подправляя какую-то линию. Тут Аниаллу заметила, что тёмный символ на полу не нарисован, а выложен из крупного чёрного песка. Она задумалась, припоминая, что же это за заклятие собирается творить алай, но вспомнить так и не успела: наконец заметив её, Анар рассеянно кивнул, словно отмечая её присутствие, но затем все же подошёл к девушке и молча сунул ей в руки кусочки кожи и иглу. Сам же, бормоча что-то себе под нос, снова направился к тускло поблёскивающей на полу магической фигуре.

В то время как ловкие пальцы Аниаллу сшивали вместе кусочки чёрной, покрытой тонкими плёночками чешуек кожи, она, не задумываясь о действиях рук, следила за чародейством Анара. Он же, дожидаясь пока Алу покончит с шитьём, листал свою книгу, шёпотом иногда читая что-то и делая пальцами странные жесты, – явно заучивал новое заклятье и готовился применить его.

Дошив мешочек, сианай помахала им в воздухе, чтобы привлечь внимание Анара – вставать и подходить к нему она не пожелала, а то, что алай буквально глохнет, общаясь с книгами, она уже хорошо знала. Наконец он соизволил обратить на неё внимание, забралу Алу сумочку, ещё раз кивнул и вернулся к своему знаку. Придирчиво оглядев его, Анар в последний раз подправил что-то на нём, отряхнул чёрные песчинки с пальцев и, встав рядом с символом, простёр над ним руки. Алай затянул низким голосом песнь-заклинание, с каждым словом усиливая звук… Очертания знака подёрнулись угольным дымком, он становился всё гуще и гуще, пока перед Анаром не образовался круг клубящегося мрака. Алай перестал петь и сделал рукой жест, словно сметая что-то в сторону – чёрный туман стал быстро таять.

Когда дымок развеялся, Алу увидела, что песок, из которого состоял символ, остался всё таким же чёрным, но гладкие грани крошечных кристалликов время от времени ярко посверкивали… Повинуясь велению руки Анара, песчинки поднялись в воздух и, собравшись вместе блестящей змейкой, нырнули в кожаный мешочек. Аниаллу терпеливо ждала, пока он закончит заниматься этим мало понятным ей делом.

– Песок распада, – мысленно объяснил Анар, заметив вопросительный взгляд Алу, – разъедает любую… практически любую поверхность… – алай бормотал про себя ещё что-то, но сианай не смогла больше ничего разобрать.

– Ну и как наши успехи? – осведомилась Аниаллу, когда он, завязав шнурком мешочек с чёрным песком, подошёл к ней поближе. Хотя нет – не к ней, алай только взял с полки над головой Алу серенький том, обложка которого казалась заплесневелой.

– Никак, – равнодушно ответил Анар, уткнувшись носом в очередную книгу. Он водил пальцем по исписанной мелким почерком светло-лиловой странице, жадно вчитываясь в описание какого-то нового для него заклятья. Лицо у него было напряжённое и вместе с тем по-детски счастливое.

– Ты не нашёл знак? – притворно надула губы девушка. – А мы с Аласаис так на тебя рассчитывали…

– Нет, не нашёл, – пробормотал алай.

– А ты вообще искал? – подозрительно сощурившись, спросила Аниаллу. – Хвост даю на отсечение, что нет.

– Да, – буркнул Анар.

– Пять минут, до того как наткнулся на это заклинание? – усмехнулась Аниаллу, но алай и не думал отвечать на её язвительную реплику… если он вообще её слышал!

Решив оставить свои бесплодные попытки оторвать его от книг, Алу вздохнула, осторожно запихала ему в голову дорогу до избранного ею жилища и отправилась ужинать.


* * *


В одиночестве вернувшись в облюбованный ей дом, Аниаллу огляделась. За время её отсутствия магия древнего жилища, видимо, окончательно пробудилась, и чёрные врата распахнулись перед алайкой, словно она действительно была хозяйкой этого мрачного подземного дворца. Это оказалось для Аниаллу странно приятным. Она пересекла небольшой двор и ступила под своды спрятанного в скалу дома.

Его мрачноватая красота начинала нравиться ей. Всё вокруг, такое величественное и устрашающе красивое, вызывало желание соответствовать обстановке. Аниаллу оглядела свой простой чёрный костюм и решила, что хорошо бы найди что-нибудь более подходящее к окружающему великолепию. По первому требованию незримые слуги принесли ей платье. Аниаллу облачилась в шелестящие шелка и приказала заплести ей волосы так, как делала это прежняя хозяйка дома. Проворные магические руки замелькали вокруг неё, заплетая, зачёсывая и перевивая её смоляные пряди расшитыми мелкими камнями лентами. Через считанные минуты из зеркала на Алу взглянула совсем иная алайка – могущественная, грозная, хищно-красивая.

Окружённая услужливым и безликим сонмом слуг девушка направилась в обеденную залу. Как и любая алайка, тал сианай Аниаллу была прирожденной актрисой, способной не только играть роль, которую диктуют обстоятельства, но и извлекать неимоверное удовольствие, перевоплощаясь в новое существо, вживаясь в необычный образ, когда и зрители были не нужны. А сейчас она не сожалела даже о том, что Анар остался в библиотеке. Как казалось теперь Аниаллу, он только помешал бы её общению с этим таинственным домом.

Высокие двери резного тёмного дерева распахнулись, и Аниаллу вошла в столовую. Это оказался великолепный зал овальной формы, освещенный множеством свечей в тяжелых кованых канделябрах и магических огней, пылающих в вытянутых вверх руках статуй. Алайка прошествовала к столу и опустилась на стул, заботливо придвинутый магическим слугой. Сверкнули в свете свеч серебряные ножи и вилки, и девушка приступила к трапезе. Блюд было подано великое множество, откуда все эти деликатесы, Аниаллу не имела ни малейшего представления.

Вкус их показался самым изысканным из всего, что ей доводилось пробовать. Она брала понемногу каждого кушанья, желая отведать как можно больше из них. Алу ела не торопясь, как истинная алайка, часто вытирая и без того чистые пальцы салфеткой.

Насытившись, девушка не спешила выйти из-за стола. Она чувствовала себя бодрой и сильной как никогда. Губы Аниаллу сами собой расплылись в гордой самодовольной улыбке. Она сидела, покусывая среднюю фалангу указательного пальца, и прислушивалась к необычным чувствам, охватившим ее. Алайка разглядывала свои длинные, тонкие, но такие сильные пальцы, лезвия ногтей, и, прищуривая глаза от удовольствия, представляла, с какой лёгкостью эти изящные руки могут разорвать в клочья плоть её врагов.

Аниаллу медленно проводила языком по клыкам, наслаждаясь их смертоносной остротой. Она окидывала взглядом богато убранную залу и с каким-то сладострастием думала о том, что стоит ей пожелать, и эти статуи из прочнейшего камня, стоящие здесь веками, разлетятся в пыль, а стены станут жалкой грудой камней.

Как восхитительно было чувствовать свое могущество, возможность выполнить любое самое мимолётное и бессмысленное желание! Аниаллу даже не задумывалась над тем, насколько эти желания были несвойственны ей. Единственным, что имело для нее сейчас значение, была грозная, необузданная сила, неожиданно пробудившаяся в ней. И желала она лишь одного: найти способ – любой способ – проявить свою мощь. Девушка ласкала пальцами оскаленные пасти на подлокотниках кресла и разглядывала удивительный потолок залы. На нём, изваянные из чёрного и серого камня, сплетались тела множества существ. Они внимательно, изучающее смотрели на Аниаллу рубиновыми глазами.

А её взгляд сразу приковала одна из статуй, словно выныривающая из вершины резной арки, обрамляющей балконную дверь. Волосы каменной девы, будто разлетевшиеся от порыва ветра, развевались по обе стороны от прекрасного и грозного лика, как два могучих чёрных крыла. Её руки с невероятной живостью и изяществом были раскинуты, кисти их застыли в жестах, одновременно хищных и изысканных.

Внезапно внимание Аниаллу привлёк тихий звук, раздавшийся откуда-то сзади и справа. Она медленно и величественно, как и подобает тал сианай, повернула гордо поднятую голову и сверху вниз глянула на стоящего в дверях мужчину. Она не знала его, но по его простой одежде поняла, что он занимает низкое положение. Перед ней, приближённой богини, стоял какой-то дерзкий глупец, посмевший потревожить её во время трапезы. Аниаллу поднялась с кресла. На лице её играла презрительная улыбка, пальцы, державшие драгоценный бокал, сжались, скомкали тончайшее золотое кружево металлических нитей, унизанных черными камнями.

Вместо того чтобы упасть ниц или броситься бежать, этот презренный червь осмелился стоять и даже говорил что-то. Аниаллу не вникала в смысл слов, она уловила только неподобающий тон, оскорбивший слух Тени Богини. Гнев ослепил и оглушил алайку, она, не желая разбираться, кто этот глупец, кем и зачем он послан, просто решила прибить жалкую тварь на месте.

Направив против незваного гостя атакующее заклятье, от которого его со страшной силой ударило о стену, тал сианай устремилась к нему. Девушка победно усмехнулась, сверкнув острыми клыками, и выпустила когти. Она уже занесла руку, готовясь добить свою жертву, как вдруг в глазах её потемнело, Аниаллу утратила власть над своим телом и, лишившись сознания, упала на пол…


Когда Анар Сай вошёл в полутёмную столовую, он сразу почувствовал недоброе, а стоило Аниаллу повернуть к нему ставшее чужим лицо, как он увидел, что с девушкой произошло что-то ужасное. Он медлил и, не решаясь приблизиться к ней, пытался найти нужные слова, уже понимая, что не найдет – не успеет…

И вот она лежала распростёртая на полу, её лицо и руки казались совсем белыми на фоне чёрных шелков. Анар опустился рядом с ней на колени и, не зная, что ему делать, напряжённо вглядывался в её побледневшее лицо. Наконец она вздрогнула, открыла остановившиеся, словно незрячие глаза, пробормотала какие-то извинения, как показалось Анару, не совсем понимая, за что просит прощения, резко вскочила на непослушные ноги и, то и дело припадая к стене, тяжело побежала прочь.

Анар хотел было броситься вслед за ней, но остановился, побоявшись, что сделает ей только хуже. Для Аниаллу было бы гораздо большим утешением, если бы Анар нашёл в пище, напитках или где-то ещё источник вражеской магии, которая, в чём он не сомневался, и затуманила её разум, превратив в бездушное чудовище. Его уверенность в том, что Аниаллу действовала под чьим-то влиянием, не убавилась даже тогда, когда он по второму разу обследовал обеденный зал. Анар подумал, что он просто чего-то не заметил… или это что-то было унесено и надёжно спрятано магическими слугами, следующими приказам своих прежних хозяев. Раздумывая обо всём этом, алай добрался до своей спальни и, перед тем как лечь, заглянул в покои Аниаллу. Девушка лежала на своей спальной платформе, свернувшись клубком под ворохом одеял и покрывал. Анар сочувственно покачал головой и отправился спать.


* * *


Голова у Аниаллу раскалывалась. Девушка лежала, сжав ладонями виски. Она не могла заснуть, хотя и очен