Book: Французский квартал



Французский квартал

Стелла Камерон

Французский квартал

Джерри, моя вечная любовь, — тебе посвящаю

Портрет подлеца:

Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами.

Мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими;

Коварство в сердце его; он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры.

За то внезапно придет погибель его, вдруг будет разбит — без исцеления.

Книга притчей Соломоновых, 6:12 — 15

ГЛАВА 1

Полотенце закрывало лицо, плечи и грудь. «Большое полотенце, — подумал Джек Шарбоннэ, — и как будто влажное». Оно, как папье-маше, как белая посмертная маска, обрисовывало черты лица Эррола Петри, неподвижно застывшего на холодном кафельном полу… Словно служило ему саваном…

Джек увидел все это через полуприкрытую дверь в ванную комнату.

Он сделал несколько шагов по спальне и замер у пустой смятой постели. Услышав стук собственного сердца, он не почувствовал ничего. Абсолютно ничего.

Затем в груди его вдруг что-то заклокотало, и ему захотелось крикнуть. Зажмурить глаза и вновь открыть их… И тогда страшное видение исчезнет… И главное — исчезнет фигурка Селины Пэйн, застывшей над Эрролом…

Под потолком медленно вертелись бамбуковые вентиляторы, лопасти их пьяно и тяжело раскачивались во влажном, спертом воздухе комнаты.

Пару минут назад Джек подошел к дому на Ройал-стрит во Французском квартале Нового Орлеана и пронес с собой в арочные, с резными решетками ворота двора звуки нового дня, теплые ароматы гардений и старого пива… А пять минут назад он шагал сюда по улицам, досадуя в душе на Эррола, который назначил ему встречу около девяти утра. Ведь Эррол прекрасно знал, что в это время Джек каждый Божий день провожает в садик дочь и освобождается гораздо позже.

Но теперь все это уже не имело значения… Эррол позвонил ему слишком поздно. Накануне вечером Джек как раз разговаривал с тещей и объяснял ей, что не привезет Амелию на выходные. Неприятный разговор закончился за полночь. После этого Джек просто отключил звонок, чтобы она его больше не доставала, и лег спать. Тут-то и позвонил Эррол. Джек обнаружил оставленное им сообщение только утром. Если бы Джек услышал его голос, он тотчас перезвонил бы, договорился встретиться попозже. Но теперь все это уже неактуально…

Селина издала какой-то слабый, сдавленный звук, чем вывела оцепеневшего Джека из состояния тяжелой задумчивости. Он окинул ее через проем двери быстрым взглядом. На ней был свободный желтый халатик. Короткие каштановые волосы поблескивали под желтоватым светом горевшей в ванной лампы… На ногах ничего. Много бы Джек отдал за то, чтобы не видеть сейчас этого…

Он вдруг понял, что, если закроет и потом снова откроет глаза, ужасное зрелище никуда не исчезнет.

— Селина!

Его хрипловатый и какой-то чужой голос взорвал тяжелую тишину в комнате, царившую за наглухо запертыми ставнями. Селина вздрогнула и обернулась. Ее вид ужаснул Джека. Смертельная бледность, обтянутые тонкой кожей скулы… Большие, лишенные всякого выражения голубые глаза… Селина, казалось, не узнав его в первую минуту, от неожиданности покачнулась и ухватилась за дверную ручку, словно желая захлопнуть дверь ванной перед самым носом Джека.

— Дьявол, — буркнул тот. Сбросив с себя оцепенение, он в два прыжка оказался у двери и рывком распахнул ее.

— Эррол… — бормотала Селина. — Эррол…

Джек быстро осмотрелся. Большая ванна со ступеньками, неровный кафельный пол, на котором в нескольких местах собрались лужицы воды. Кто здесь так наплескал, черт возьми?

В следующее мгновение его чуткие ноздри уловили запах, которого он в первую минуту не ощутил. Он принес с улицы аромат гардений и пивных паров; к этому подмешался легкий и совершенно неуместный лимонный аромат Селины. Но только теперь ему в нос ударил еще и острый запах виски.

У Джека неприятно засосало под ложечкой, и он перевел взгляд на Селину. Та стояла на прежнем месте и все держала свою тонкую руку на дверной ручке… И как это он только не оторвал ее, когда распахивал дверь? Глаза девушки были зажмурены, из груди вырывались глухие стенания.

Бурбон…

Неужели это Эррол пил виски? Кто-кто, но Эррол…

Джек поймал боковым зрением неловко вытянутую руку с полусогнутыми пальцами и опустил взгляд вниз. Полотенце закрывало Эрролу только лицо и грудь. Он лежал на кафельном полу голый. В глаза бросилось зеленое резиновое кольцо, надетое на его вялый член.

Селина вдруг громко всхлипнула и скороговоркой выпалила:

— Только не Эррол, только не Эррол… Он еще столько мог дать, столько сделать… Мы все пропадем без него…

Джек мельком взглянул на нее, но ничего не сказал. Наклонившись, он двумя пальцами поднял край полотенца и наткнулся на каменное лицо Эррола Петри. Небесно-голубые глаза были широко раскрыты и застыли, как остановившиеся стрелки сломанных часов. Селина с рыданиями бросилась из ванной в спальню и остановилась у постели, вцепившись в высокую спинку.

— Что здесь произошло? — спросил наконец Джек.

Сердце гулко и тяжело колотилось в груди. Влажная от пота рубашка прилипла к спине.

Рот Селины раскрылся и вновь закрылся, как у рыбы, выброшенной на берег. Она хотела что-то сказать, но не могла, тщетно хватая ртом воздух.

— Скажи хоть слово… — Джеку уже приходилось сталкиваться со смертью, даже с насильственной, но никогда еще он не испытывал такого ужаса, как сейчас — Селина, не молчи.

Ему вновь захотелось крикнуть. На этот раз на нее. Отхлестать ее по щекам. Но он сдержался.

— Почему ты здесь? — наконец еле слышно прошептала она.

— Что? Почему я здесь? Да пусть тебя не волнует, черт возьми, почему я здесь! — Он подавил в себе страстное желание выругаться как следует. — Это сейчас не важно. Вчера поздно вечером Эррол позвонил мне и попросил первым делом утром зайти к нему… Но ты лучше скажи, где вызванные тобой врачи? Почему их до сих пор нет, а?

Селина как-то потерянно покачала головой.

— Что? Что ты хочешь этим сказать?

— Уже слишком поздно. Он мертв. Он такой холодный, Джек…

Селина, конечно же, была права, но он все же опустился на одно колено, прижался ухом к груди своего бездыханного друга и прислушался.

— Я знала, что у него больное сердце, — сказала Селина. — Видимо, он принимал ванну, когда почувствовал боль. Но он не должен был умирать! Он слишком молод! Он… «Мечты»…

— Только не приплетай сейчас «Мечты», ради Бога! — рявкнул Джек. — Ничего с ними не случится. Я позабочусь о том, чтобы на благотворительном фонде это не отразилось… Но ты еще ничего мне не рассказала. Как долго он тут лежит? Сколько времени уже, Селина? И что вызвало у него сердечный приступ?

Джек, похоже, уже знал ответ на свой последний вопрос, но хотел, чтобы Селина ему сама сказала.

Черт возьми, как он уговаривал Эррола избавиться от этой его так называемой помощницы! Но тот упрямо отказывался его слушать… И вот, пожалуйста!

Селина ничего не ответила и только отвела глаза в сторону. Джек, проследив за ее взглядом, поднялся с колена. На зелено-голубом коврике около старинного матросского сундучка, находившегося в семье Эррола вот уже более века, лежала кучка какого-то белья. Джек подошел ближе. Селина издала за его спиной очередной сдавленный звук, но он даже не обернулся. Это было дамское белье. Маленькие черные трусики, черный же бюстгальтер, пояс и чулки… Слева, между кроватью и ванной, чернело еще что-то. Черный шелковый шарфик как будто… Второй точно такой же был привязан к спинке в изголовье кровати, а из-под смятой подушки выглядывала маленькая блестящая перчатка.

В душе Джека все так и заклокотало от ярости. Он резко обернулся на Селину Пэйн, бывшую «Мисс Луизиана». Не зря последние месяцы его посещал страх, что они с Эрролом проводят вместе слишком много времени.

— М-да… — пробормотал он глухо. — Я предупреждал его, чтобы он не связывался с тобой. Сколько раз говорил, что ты навлечешь на него беду…

— Неправда! — крикнула она в ответ. — У него было слабое сердце, но я в этом не виновата!

Джек кивнул на дамское белье, лежавшее на коврике.

— Интересно, как будет выглядеть самое популярное в Новом Орлеане благотворительное начинание, если вот это вынесет на свою первую полосу какая-нибудь газетенка, а? Что скажешь?

— Как Эррол проводил свой досуг — это его личное дело.

Джек хмыкнул, с трудом сглотнув застрявший в горле комок.

— Ну конечно. Очень удобная формулировка. Особенно для тебя, не так ли? Только бы удалось все неприглядное понадежнее запихнуть под ковер, я тебя правильно понял? Чтобы остаться в «Мечтах», которые служат кормушкой тебе и твоей семье и которые вы хотите продолжать доить, а? Прикрывая сей весьма неплохой источник доходов фиговым листком помощи неизлечимо больным детям…

Стремительно набросившись с кулаками на Джека, она застала его врасплох. Они едва не покатились по полу. Ему с трудом удалось удержаться на ногах. Перед его лицом замелькали маленькие женские кулачки. Пару раз Джек увернулся, а потом просто перехватил ее руки и хорошенько встряхнул.

Селина вдруг замерла. Ярость потухла в ее глазах, сменившись… решимостью? Да, решимостью и выражением острой неприязни. Но Джек не удивился: они никогда не доверяли друг другу.

— Нужно вызвать полицию, — хрипло проговорил он в тишине.

— Нужно вызвать «Скорую», — отозвалась Селина ровным, мягким голосом. Так говорили только представители новоорлеанского света. Такой выговор за деньги не купишь. — А врачи уже сами вызовут полицию, — добавила она.

Видя, что она не вырывается и успокоилась, он отпустил ее руки и благоразумно отошел в сторону.

— Ты уже все хорошо продумала, как я погляжу.

— Надо же из нас двоих кому-то думать. В глубине души ты согласен со мной.

Джек еще раз оглянулся на Эррола в ванной, затем на кучку дамского белья у себя под ногами.

— Пожалуй, — отозвался он.

— Ты правильно заметил, Джек, что приплетать сюда «Мечты» не стоит. Незачем бросать тень на наш фонд. Лучше поможем друг другу.

ГЛАВА 2

Словно со стороны услышав свой холодный, рассудительный голос, Селина сама себе поразилась и покачала головой. Она всегда гордилась своей способностью сохранять ясную голову в критических ситуациях и рассуждать здраво.

Джек Шарбоннэ смерил ее своим знаменитым обволакивающим взглядом.

— Между прочим, почему ты не позвала Антуана?

Антуан был садовником, но выполнял также обязанности слуги, дворецкого и привратника. Кроме него, в доме на Ройал-стрит другой прислуги не было.

— Но он же здесь не живет. И потом, еще рано.

— Рано? Не сказал бы. Во всяком случае, когда я входил в дом, он возился в саду с банановым деревом. Когда с Эрролом случился удар?

— Я его нашла в семь или около того.

— А теперь уже десятый час. Антуан же приходит на работу к семи?

Что он хочет этим сказать? На что намекает?

— Я не позвала Антуана, потому что мне это просто в голову не пришло. Другого объяснения у меня нет.

— Но он работает на Эррола уже много лет. Он любит его как родного. Ты же знаешь.

— Я не догадалась, — повторила Селина твердо. Джеку Шарбоннэ больше не удастся вывести ее из себя.

Он круто повернулся и вернулся в ванную. А у Селины вдруг подкосились ноги, и она тяжело опустилась по стенке на пол. Эррол основал «Мечты». Фонд был его детищем. Там все вертелось вокруг Эррола и благодаря Эрролу. Все средства, вырученные на аукционных продажах и на других благотворительных мероприятиях, направлялись неизлечимо больным детям и их родителям. И лишь малую толику Эррол тратил на себя и на свой крошечный штат помощников: Селину и Антуана. В частности, он оплачивал Селине жилье — несколько комнат в противоположном крыле дома на Ройал-стрит. На втором этаже. На первом размещался антикварный магазин.

Джек Шарбоннэ не одобрил решение Эррола поселить Селину рядом. Она точно знала, потому что своими ушами слышала их разговор. Минуту назад, перехватив тот оценивающий взгляд, который Джек бросил на ее домашний халатик, Селина вспомнила сказанные им Эрролу слова: «Да уж, конечно, вы живете каждый сам по себе! И тебя вовсе не волнует, что она такая вся из себя сексуальная кошечка! Ты этого, разумеется, не замечаешь! Тебе нужно только, чтобы она вытряхивала деньги из карманов богатых толстяков, у которых на нее встает. А у тебя, конечно, не встает… Слушай Эррол не грузи меня всем этим, будь любезен. Добром это не кончится. Послушай моего совета: избавься от нее».

— Эррол… — прошептала Селина и коснулась кончиками пальцев смятых зеленых простыней и золотисто-зеленого покрывала. Это она заставила его поменять старое выцветшее постельное белье. — Боже мой, Эррол…

Милый друг, самый близкий друг… Человек, на которого она могла опереться, на помощь и просто ободряющую улыбку которого всегда могла рассчитывать… Тогда он сказал Джеку, что не изменит о ней своего мнения, и попросил, чтобы тот больше не говорил на эту тему.

А теперь его нет.

Вчера он сказал ей, что она выглядит усталой, и дал на сегодня выходной. Но утром, когда она еще была в постели, начались бесконечные звонки. Ей говорили, что у Эррола никто не берет трубку, и она пошла узнать, все ли с ним в порядке.

Селина поежилась. Боже, подумать только, сколько времени она простояла над ним в молчаливом оцепенении! Она почему-то отказывалась верить в то, что его больше нет, что он уже никогда не посмотрит на нее, не улыбнется… Ее охватила паника. Селина поняла, что находится на грани обморока.

И только тут она обратила внимание на кислый, неприятный запах, стоявший в комнате. Подняла глаза на вентиляторы, но те еле шевелились. Тогда она бросила взгляд в ванную. Джек вновь склонился над телом. Селине вдруг показалось, что Джек нарочно загородил собой Эррола.

Она услышала, как он шумно вздохнул, затем поднялся и сказал, не оборачиваясь:

— Зачем ты набросила на него это дурацкое полотенце?

— Не знаю… — отозвалась Селина. Впрочем, приступ паники и малодушия отступил, и голос ее прозвучал почти спокойно. — На свете есть много вещей, которые делаются просто так, без какой-то определенной причины или мотивации.

— Причина, как правило, присутствует, — возразил Джек, сняв с Эррола полотенце.

Селина запустила пальцы в волосы.

— Я не каждый день нахожу на полу в ванной мертвое тело лучшего друга в таком виде… то есть… — Она покачала головой, и подбородок у нее задрожал. — Я не могла смотреть в его глаза. В них застыла такая боль.. Я не могла…

— Лучший друг, говоришь? — Джек обернулся и медленно вернулся в спальню с полотенцем в руке. — Любопытно… Насколько мне известно, он был твоим боссом. Так все-таки… что тут произошло?

Он подошел к ней вплотную, и ей пришлось задрать голову, чтобы взглянуть ему прямо в глаза.

— Я нашла его в ванной. Он лежал в той же позе, что и сейчас. Я не знаю, что здесь случилось…

В отличие от Селины у Джека был выговор каджуна[1]. На происхождение указывали также ею густые черные волосы — он предпочитал короткую стрижку — и узкое лицо, которое, казалось, просто невозможно было чисто выбрить. Его карие глаза отдавали зеленым и приковывали к себе немигающим пронизывающим взглядом Под взглядом этих глаз Селине становилось не по себе. Джек был высок, крепок, широк в плечах и строен. Двигался с ленивой грацией хищника, таившей в себе смутную опасность. Битси Пэйн не уставала убеждать свою дочь в том, что Джек опасен. Впрочем, Селина прекрасно знала, что мама, как правило, побаивается всех, кого не причисляет к своему кругу и благородному сословию.

— Ты не ждала меня увидеть сегодня утром, не так ли? — растягивая слова, спросил он.

Речь Джека служила Селине постоянным напоминанием, что Шарбоннэ вышли из совершенно других социальных слоев, нежели ее собственная семья. И еще… Под взглядом его зелено-карих глаз она неизменно чувствовала себя беззащитной. С ним невозможно было разговаривать как с бесполым существом, его взгляд всегда расставлял между ними эти акценты: я мужчина, а ты женщина… Никто на свете не оказывал на Селину столь сильного воздействия своим взглядом, кроме Джека Шарбоннэ.

— Что ты хочешь этим сказать? — слабым голосом спросила она.

— Ты не стала звонить в «Скорую»и не позвала Антуана, потому что прикидывала в голове план дальнейших действий.

Каждое слово звучало как обвинение. Еще одна характерная его черта.

— Я просто пыталась собраться с мыслями… — возразила Селина.

— И потратила на это два часа? Ну конечно, ты не знала, что отец Эррола умер от сердечного приступа в пятьдесят, а дядя в пятьдесят два года! Эррол предпочитал не вспоминать об этом, но врачи говорили ему, что он входит в группу риска… — Джек вновь оглянулся на кучку дамского белья на полу. — Я надеялся, что он будет больше заботиться… А, ладно, уже не важно. Так или иначе его сердце не выдержало. Но чего? Что такое с ним приключилось, что его слабое сердце не выдержало?

Он окинул ее с ног до головы прищуренным взглядом, и по телу Селины разлилась неодолимая слабость. Она поспешно отвела глаза.



— Я знала про его сердце. Но я просто не могла… и не могу поверить, смириться с мыслью, что он умер. Нет, не верю, не верю…

— Теперь это уже не актуально и не очень интересно, во что ты веришь, а во что нет. Давай-ка лучше вернемся к твоему плану.

Селина нахмурилась и снова заставила себя поднять на него глаза.

— К моему плану? О чем ты?

— Я говорю о плане действий, который я помогу тебе претворить в жизнь. О том самом плане, который стал формироваться у тебя в голове, когда Эррол умер и когда ты решила не вызывать врачей.

— Но когда он умер, меня здесь не было.

— Это ты так говоришь.

У нее больно кольнуло сердце.

— Повторяю: в тот момент, когда с ним случился приступ, меня здесь не было. И я искренне жалею об этом, потому что в противном случае, возможно, сумела бы помочь.

Джек поднял с пола дамское белье и принялся преувеличенно внимательно его рассматривать, держа каждый предмет на вытянутых руках. Селина покраснела. Черные трусики были чисто символическими. Так… крошечный треугольничек на двух резинках. Прозрачный черный бюстгальтер с кружевной отделкой вокруг двух дырочек для сосков. Разорванные чулки, тоже с кружевной отделкой наверху, шелковый узкий пояс… Джек швырнул это все на постель.

Селина, не выдержав, поднялась с пола.

— Я не могу здесь оставаться. Не могу. .. Мне лучше уйти.

Джек быстро прошел к выходу из комнаты и запер дверь.

— Я понимаю твои чувства, дорогая. Мне и самому невесело. Но мы с тобой не уйдем отсюда до тех пор, пока не прикинем, что делать дальше. На «Мечтах» слишком много всего завязано, чтобы лишиться их так просто.

У Селины по спине пробежали мурашки.

— Так тебя сейчас заботит только перспектива денежных потерь?

— Деньги-то тут, положим, совсем ни при чем. Дело в людях, которых приманил к фонду Эррол. И вот этим самым людям скандал абсолютно не нужен. Мы должны уважать их интересы и войти в их положение, понимаешь?

Селина скрестила руки на груди.

— Не надо мне рассказывать, на каких принципах основан фонд и за счет кого существует. Я знаю это не хуже тебя. И потом… ты ведь тоже вложил в «Мечты» деньги. Эррол мне говорил. И немалые…

— Немалые, верно. Когда все это начиналось… Впрочем, тебе-то вовсе не обязательно знать подробности, ты и без них спокойно проживешь. Ты всего лишь рабочая лошадка, которую я, кстати, не нанимал и не нанял бы, будь моя воля… Я уж молчу про то, что у Эррола не было никакой необходимости селить тебя у себя под боком.

— Я не под боком…

— Не цепляйся к словам. Под боком, под одной крышей, какая разница? — Он издевательски подмигнул. — Чтобы попасть сюда, тебе всего-то и нужно, что пересечь несколько комнат. И еще знаешь что, дорогая? Я ни за что не сказал бы тебе об этом, но раз уж мы оба оказались здесь в такую трудную минуту… Одним словом, Эррол лечился от алкоголизма.

Селина едва не расхохоталась ему прямо в лицо. Она знала Эррола много лет и проработала с ним рядом два года. Неужели Джек и впрямь считает, что она была не в курсе его проблем?

— Он прошел по длинному, черному туннелю почти до самого конца. Это не мое описание, а его собственное. Впереди уже было показался свет… — Взгляд, от которого становилось не по себе, вновь медленно скользнул по ее телу. — Он почти преодолел весь путь. Почти преодолел, понимаешь?

Селина никогда не сомневалась в том, что Джеку были известны личные секреты Эррола. Но Джек отчего-то не допускал мысли, что они были известны и ей тоже.

— Видимо, он находился в ванне, когда ему стало плохо. — проговорила она. — Попытался выбраться. Отсюда и лужи на полу. Но не сумел выйти. Упал.

— Возможно, — кивнул Джек. — Возможно, все так и было. Но знаешь, мне сейчас пришло на ум другое. Эррол обладал особым обаянием. Женщин буквально тянуло к нему как магнитом. Не исключено, что в итоге именно это и сыграло роковую роль.

— Не смей так говорить о нем! — Селина была не в силах слушать такое; подобные факты принадлежали прошлому, давно похороненному Эрролом. — Он был хорошим человеком, лучшим!

— Он был алкоголиком.

— А кто не пьет? — возразила Селина, вдруг вспомнив своего отчима.

— Спиртное действовало на него пагубнее, чем на многих других. У него даже была аллергия на алкоголь. Он боялся и держался. Очень долго. Но в конце концов… — Джек вздохнул.

Селина вновь ощутила кислый запах.

— Ты хочешь сказать, что это он…

— Пил здесь виски? Скорее он, чем та леди, которая забыла здесь свой наряд. — Джек кивнул на постель. — Ну, хорошо. Допустим, это была не ты. Допустим, это не с тобой он тут развлекался в последние часы своей жизни. В конце концов, на тебе свет клином не сошелся. Возможно, ему хватало, что ты и так почти постоянно вертишься у него под носом, виляешь бедрами…

— Виляю бедрами?! — задохнувшись, воскликнула Селина и даже всплеснула руками. — Ты когда-нибудь видел, чтобы я виляла бедрами?!

Джек смерил ее оценивающим взглядом и усмехнулся. Его красноречивый прищур снова вывел ее из равновесия и отозвался дрожью и жаром во всем теле. Она сама испугалась своей реакции.

— Ты всерьез полагаешь, что можно стать «Мисс Луизиана», не умея вилять бедрами?

Селина на мгновение зажмурилась, как от пощечины.

— Не стоит вспоминать то, что было шесть лет назад. Ты хочешь сказать, что я соблазняла его как мужчину? Ты это хотел сказать, да?

— А ты будешь отрицать? — Джек опустил глаза и посмотрел на свои туфли так, словно видел их впервые в жизни. — Думаешь, ты не привлекаешь к себе внимание, когда разгуливаешь в таких вот халатиках? Или, если уж на то пошло, в любой другой одежде?

— Слушай, почему бы тебе прямо не сказать, куда ты клонишь? Ты меня за кого держишь? За дурочку, которая ничего вокруг не видит и ничего не знает, так что ли? Я в курсе, что Эррол был алкоголиком. А также был одно время сексуально озабоченным и даже лечился у психотерапевтов. Джек вскинул голову:

— Откуда тебе это известно?

— Он сам рассказал. В самом начале, когда только нанял меня на работу. Еще предупредил, что если у меня на этот счет имеются какие-то возражения, он поймет. — Удивление, которое Селина отметила в глазах Джека, принесло ей ощутимое удовлетворение. — Отец Эррола был другом моих родителей, а я знаю его с самого детства. У него на свадьбе я держала цветы. К сожалению, Натали оказалась стервой, ему не надо было с ней связываться.

Джек рассмеялся. Его реакция оказалась настолько неожиданной, что Селина и сама вдруг невольно улыбнулась.

— А он мне никогда не рассказывал, что знал тебя раньше… Я, кстати, тоже был на его свадьбе, но тебя не помню. Вот никогда бы не подумал, что вы так давно знакомы.

— Да ты никогда и не интересовался… Джек провел ладонью по шее.

— Ну ладно, довольно воспоминаний. Нам сейчас нужно быстро соображать и еще быстрее действовать, согласна? Хватит с нас того, что утрата Эррола — это уже само по себе несчастье. Не хватало еще, чтобы теперь стали публично трепать его имя.

Селина согласно кивнула.

— В конце концов ты правильно сказала, что личная жизнь каждого из нас неприкосновенна… Если, конечно, речь не идет о совращении малолетних… А судя по всему, женщина, которая здесь побывала, давно уже выросла из нежного возраста.

Селина снова кивнула. На глазах ее выступили слезы.

— Задача проста. Нужно убрать из комнаты все, что не принадлежит или не могло принадлежать Эрролу, и только потом поднимать шум и звать на помощь. М-м… — Джек поскреб пальцем переносицу, — ну, скажем так… Эррол попросил меня прийти, но я его не застал. Вернее, мне так показалось, так как он не открыл дверь. Потом пришла ты… собиралась приступить к работе. Мы с тобой маленько прогулялись, подышали воздухом, подождали его. Забеспокоившись, опять пришли сюда. А тут — voila… Ну как тебе сценарий? Сойдет за неимением лучшего? Селину вновь охватила дрожь.

— А дальше?

— Дальше? Дальше приедут врачи и полиция. Возьмут все в свои руки и выполнят профессиональный долг.

— Нет, я имею в виду потом… — Что будет потом? «Мечты»… — Все будет продолжаться, — процедил сквозь зубы Джек. Когда Эррол лишился своего мальчишки, он совсем было руки опустил. Но затем ему в голову пришла идея создания фонда. И она здорово помогала ему жить дальше. В сущности, он растворился в «Мечтах». Они стали смыслом его жизни и уже принесли столько пользы людям…

Как же Селине хотелось резко оборвать его и сказать, что, мол, хватит прикидываться благородным радетелем за судьбы несчастных больных детей! Что ей прекрасно известно о том, как Джек в самом начале ссудил Эрролу крупную сумму под большие проценты и тот просто-напросто постепенно возвращал долг. Что Джек отнюдь не из тех, кто ночей не спит, зная, что где-то рядом страдают неизлечимо больные дети. Шарбоннэ всего лишь хочет вернуть свои денежки.

— Я буду в ванной, — проговорил Джек, выводя ее из задумчивости. — А тут ты хозяйничай. От тебя требуется только собрать в кучу все, что не принадлежит или не могло принадлежать Эрролу. Ну, за работу.

— Так точно, сэр! — Брезгливо, одними кончиками пальцев, подняв с кровати черное кружевное белье, она спросила: — А что мне делать с этим?

— Перестань дурачиться, — фыркнул Джек. — Осмотри всю комнату повнимательней. Давай, давай, пошевеливайся.

Он скрылся в ванной, оставив дверь открытой. Селина невольно проследила за ним взглядом. Она увидела, как Джек, собрав полотенце в кулак, швырнул его на пол, затем встал, уперев руки в бока, и внимательно осмотрелся.

— Как ты думаешь… — Голос ее дрогнул, но, кашлянув, она овладела собой и повторила: — Как ты думаешь, давно он уже… мертв?

— По-твоему, я похож на патологоанатома?

Джек склонился над телом Эррола. Увидев, что он делает, Селина тут же отвернулась. Невозможно было смотреть, как он прикасается к мертвому Эрролу.

Подняв с пола узкий шелковый шарфик, она отвязала второй от спинки кровати. Заметив под подушкой черную перчатку, достала из кармана халата носовой платок, обернула им руку и только после этого вытащила перчатку и тут же швырнула ее на кучу белья, брезгливо, словно дохлую мышь.

Из-под кровати выкатилась бутылка бурбона. К счастью, из горлышка торчала пробка. Увидев виски, Селина вновь обратила внимание на затхлый и кислый запах, стоявший в комнате.

— Может, окно открыть? — спросила она.

— Не стоит, — отозвался из-за ее спины Джек. Он подошел к ней настолько тихо, что она даже вздрогнула, едва не выронив бутылку. — Мы и так оставляем повсюду отпечатки пальцев, по поводу которых еще придется объясняться в полиции. Нечего добавлять новые.

— Куда мне все это девать? — спросила Селина, кивнув на лежащие на полу вещи.

— К себе.

Глаза ее округлились.

— С какой стати?! Нет, я не хочу…

— Потом сделаешь с этим барахлом все что угодно. Хоть сожжешь, хоть просто выбросишь. А пока тебе придется перенести все в свою квартиру. — Джек подошел к телефонному аппарату, стоявшему у изголовья постели, и быстро набрал двузначный номер. — «Скорую», — ровным голосом произнес он. — Здравствуйте… Сердечный приступ… Пока не знаю, но похоже… Понимаю… Понимаю… Хорошо, я не кладу трубку. Внизу вас встретят…

Он молча протянул к Селине руку и разжал кулак. На широкой ладони лежало то самое зеленое резиновое кольцо. Она отшатнулась, но Джек сурово нахмурился, и ей пришлось заставить себя взять этот предмет. Она бросила его поверх кучи собранных на постели вещей. А Джек тем временем продиктовал дежурной сестре на том конце провода точный адрес дома.

Повесив трубку, он сказал:

— Ну, ступай. Переоденься и немедленно возвращайся. Они скоро приедут.

— Кажется, мы кое-что упустили, — проговорила Селина. — Кому принадлежат эти вещи? Что, если она захочет сюда вернуться? Тогда мы по крайней мере точно узнаем, что же здесь все-таки произошло…

— Иди. — Джек кивнул на дверь. — Она ничего не скажет.

— Ты уверен?

Он взглянул ей прямо в глаза.

— Абсолютно.

ГЛАВА 3

Джек вынужден был отдать мисс Пэйн должное: она умела быть расторопной. Прошло всего несколько минут, а она уже успела сбегать к себе, переодеться в свободное белое платье и вернуться обратно. Когда за окном раздались гудки сирен и на каменной дорожке, ведущей к дому, застучали каблуки, Селина уже опять была здесь и лихорадочно застегивала свои сандалии.

Джек услышал торопливый и растерянный голос Антуана:

— Сюда, сюда. А что случилось?

Вздохнув, он бросил на Селину мобилизующий взгляд и распахнул дверь спальни. На пороге стояла бригада врачей «Скорой помощи», обогнавших в прихожей Антуана. Миновав кивнувшего в сторону ванной Джека, они устремились туда вместе со своими металлическими чемоданчиками и сложенными носилками.

— Мистер Петри? — пробормотал появившийся следом Антуан. — Что с ним? Он заболел? Мистер Шарбоннэ? Мисс Селина?

Селина приблизилась к Антуану и взяла своими ладошками его мускулистую руку.

— Не уходите, Антуан, — скорбным голосом сказала она. — Сейчас вы нужны здесь. А дела, боюсь, очень плохи. Просто очень плохи…

— Боже, Боже… — пробормотал Антуан, широкой ладонью отирая пот со лба.

Садовник был настоящим великаном с коротко стриженными и уже поседевшими вьющимися волосами. Он то и дело открывал свой рот с белоснежными зубами и золотыми коронками, и в полумраке спальни казалось, что при этом лицо его с правильными чертами словно трескается пополам.

— Мистер Шарбоннэ… — растерянно пролепетал Антуан. — Скажите, что туг происходит?

— Видите ли, Антуан… Вы ведь знаете, что у мистера Петри было больное сердце… — как можно мягче отозвался Джек.

Антуан отшатнулся и дернул головой.

— Он умер… Вы хотите сказать, что он умер, да?!

На улице снова раздался вой сирен, причем звук становился все громче. Джек вновь встретился взглядом с Селиной. В ее голубых глазах застыл немой вопрос, но в ответ он лишь пожал плечами. Оба понимали, что теперь все зависит от ее самообладания.

За спиной Антуана выросли двое полицейских.

— Прошу прощения, — сказал один из них и протиснулся мимо садовника в спальню. Оттуда он быстро прошел в ванную, где врачи колдовали над телом Эррола.

Джек тем временем перевел взгляд на Антуана и увидел, что садовник, сотрясаясь в беззвучных рыданиях, даже не пытается скрыть своих слез. На него было больно смотреть.

В следующую минуту тот полицейский, что ходил в ванную, вернулся к ним и сказал:

— Будет неплохо, если вы все трое назоветесь и подождете пока в другой комнате. — Он кивнул в сторону коридора, который вел в гостиную, затем вынул из нагрудного кармана небольшой блокнот, ручку и взглянул из-под бровей на Антуана. — Начнем с вас.

Пока полицейский записывал их имена, на улице вновь раздался шум мотора, а затем душераздирающий визг тормозов прямо под окнами дома. Вслед за этим внизу послышались мужские голоса, среди которых выделялся один, особенно громкий и возбужденный:

— Я поднимаюсь наверх, черт возьми! А если хотите меня остановить, то придется вам стрелять мне в спину. Точно между лопатками. Только предупредите за минуту, чтобы я успел снять рубашку. Это чистый лен! Клянусь, я выложил за нее столько денег, сколько вам и не снилось!

Джек улыбнулся, узнав в говорившем Дуэйна Ле Ша, и уставился на дверь. В следующую минуту на пороге возник и он сам, подтянутый, с еще влажными после утреннего душа светлыми волосами, в джинсовых шортах и свободной белой рубахе. За спиной у него маячили представители департамента полиции Нового Орлеана. Круглое загорелое лицо Дуэйна заметно побледнело. Он бесцеремонно отодвинул Антуана в сторону, шагнул к ванной комнате, где суетились врачи, и вдруг замер на месте как вкопанный.

— Ну правильно, я так и знал… — пробормотал он и оглянулся на Селину. — Он мертв?

— Не исключено, — быстро ответил за нее Джек. Он не слишком-то верил в самообладание Селины и предпочитал сам контролировать ситуацию. — Почему бы тебе не пройти в комнату, Дуэйн? Эррол обязательно пригласил бы тебя в гостиную. Он чуть ли не сроднился с тобой.

Дуэйн в смятении топтался на одном месте.

— Ты говоришь о нем в прошедшем времени. Значит, ты уверен, что он мертв. О Боже… Как? — Он вновь обернулся к Селине: — Как это случилось, дорогая? О нет, нет… Мне плевать! Я должен видеть Эррола!

— Боюсь, мысль не очень удачная, — мягко возразил полицейский.

Но Дуэйн лишь окинул его снисходительным взглядом и, не говоря ни слова, направился в ванную. Он знал всех полицейских в городе, и все полицейские в городе знали его. Многие называли Дуэйна по имени, ибо не могли поручиться, что Ле Ша — его настоящая фамилия. Джеку он был симпатичен. Конечно, он редко бывал серьезным, но ведь именно из таких ребят выходят самые верные друзья.

Спустя мгновение со стороны ванной донеслись рыдания. Джек удивленно обернулся и увидел пятившегося назад Дуэйна. Тот держался руками за живот, и казалось, вот-вот рухнет на пол.

— Боже, Боже… — драматически всхлипывая, причитал Дуэйн. — Он мертв! Теперь они увезут его к себе, чтобы там вспороть ему живот! Они вывернут его наизнанку, выпотрошат, как лягушку, методично записывая в журнал все свои действия и выводы…



— Присядь куда-нибудь, Дуэйн, — посоветовал полицейский и обернулся к Джеку: — Может быть, уведете его отсюда, сэр? В другую комнату?

Кивнув, Джек взял пошатывающегося Дуэйна под локоть, увел его в гостиную и, усадив в желтое кресло, налил ему коньяку.

Вслед за ними в комнату вошли Селина и Антуан. Селина почему-то остановилась в центре гостиной, а несчастный садовник сразу же забился в угол у самой двери. Джек предложил им обоим выпить, но они только молча покачали головой.

В эту минуту на лестнице снова послышались шаги, но Джеку уже было все равно, кто еще решил взглянуть на мертвого Эррола. Селина шагнула к нему навстречу и положила было ладонь ему на плечо, но тут же отдернула. Джеку захотелось схватить ее руку и прижать к своей щеке, захотелось остаться с ней наедине, приблизиться к ней… Ему часто этого хотелось, но никогда с такой силой!..

Он вздохнул и тряхнул головой, пытаясь отвязаться от наваждения. Ему стало не по себе — желание не ослабевает даже в такую минуту…

Антуан вдруг уронил голову и опять зарыдал. Его крепкое, мускулистое тело содрогалось от душившего его плача. Дуэйн тем временем вскочил с кресла и, забормотав что-то себе под нос, стал взад-вперед расхаживать по комнате. Селина переводила растерянные взгляды с одного на другого, а потом вдруг закрыла уши руками, зажмурилась и прошептала:

— Нет, я не выдержу! Джек, сделай что-нибудь!

— Скоро ты вообще уйдешь отсюда, — не очень уверенно произнес он. — Полицейские зададут тебе парочку вопросов и больше задерживать не станут.

— Мне некуда идти… — тихо сказала Селина и медленно опустилась на краешек желтого дивана.

Она машинально скрестила ноги. Неосознанно, конечно, но Джек и в этом склонен был усматривать уловку искусной соблазнительницы. Он скользнул взглядом по ее ногам… Поговаривали, что именно благодаря этим ножкам она в свое время завоевала титул «Мисс Луизиана». Естественно, это не соответствует действительности: за что-то одно такой приз не дают, пусть это даже будут самые красивые и длинные ножки на свете, или самые очаровательные глаза, или самый чувственный рот… Впрочем, многим рот Селины показался бы слишком большим…

Если рассматривать все черты лица по отдельности, то Селина Пэйн не представляла собой ничего особенного, но в совокупности они делали ее просто неотразимой!

Рыдания Антуана наконец стихли, а Дуэйн плюхнулся обратно в кресло.

Селина же решила пояснить свою последнюю реплику.

— Так ты не против, Джек? — сказала она. — Я останусь пока здесь. Тут полно работы.

Джек еще раз смерил ее оценивающим взглядом. Много работы?.. О чем она? Интересно, что ждет их впереди? Война или мир? И если война, то насколько жестокая, а если мир, то насколько приятный?..

В дверь комнаты постучали, и на пороге появилось официальное лицо в штатском и даже несколько помятом костюме.

— Детектив О'Лири, департамент полиции Нового Орлеана, — представился он. — Попрошу всех задержаться здесь еще на некоторое время. Я поговорю с каждым по отдельности. Да не волнуйтесь вы так, пустая формальность. На настоящий момент по крайней мере. Скажите, мистер Шарбоннэ, это вы переворачивали труп?

— Переворачивал?! А зачем мне было его переворачивать?

— Ладно, пока оставим. Я спросил просто так.

Куда он клонит, черт возьми? Неужели так трудно выражаться яснее?

Джек, покачав головой, подошел к двери.

— Я бы хотел, чтобы меня допросили первого, — сказал он. — Но сначала будьте так любезны, скажите, какие у вас имеются соображения по этому делу?

— Пока еще рано делать какие-либо выводы. Будем ждать результатов вскрытия.

— Вы что… — Дуэйн даже в кресле приподнялся, — сомневаетесь в том, что Эррола хватил сердечный удар?

— Возможно, это был сердечный удар, — сказал детектив О'Лири. — Медицинская экспертиза покажет. И если выяснится, что имел место приступ, то надеемся, что врачи также скажут, когда именно он произошел… Так сказать, до или после…

— До или после… чего? — уточнил Джек.

— До или после возможного убийства.

Дуэйн зло хмыкнул и стремительно подскочил к полицейскому.

— Вы хоть понимаете, что говорите, О'Лири? У человека не может быть сердечного приступа, если его перед этим убили, черт возьми!

О'Лири неторопливо вынул из кармана смятую пачку сигарет, закурил и скользнул прищуренным взглядом по лицам Дуэйна, Селины и Джека. Задержавшись глазами на последнем и выпустив кольцо дыма, он проговорил:

— А что, Дуэйн, кажется, прав?

ГЛАВА 4

Селине не хотелось оставаться наедине с Джеком Шарбоннэ. Он был очень странным человеком. Особенно его взгляд… Он то смотрел на нее как на пустое место, словно ничего не видя перед собой, то прожигал ее насквозь своими глазами. Вот сейчас, например, скользнул взглядом по всей ее фигуре, и она так и затрепетала…

Их уже всех по отдельности допросили и предупредили, что позже могут вызвать в участок. После этого Антуан повел полицейских во двор, к сараю, а комнаты Эррола опечатали. По дому теперь шастал полицейский фотограф.

— Ты думаешь, Эррола убили? — спросила вдруг Селина.

Джек отошел от окна. У него были усталые глаза.

— Я думаю, что этой версии придерживается полиция. Но они ошибаются.

— А если нет? — Она подняла на него несчастные глаза. — Тогда выходит, что мы уничтожили все улики, которые были на месте преступления!

— Именно так.

— Может, нам лучше им рассказать?

— И не думай даже. Слушай… мы ведь уже определились с линией поведения. Вот и придерживайся ее. Сохраняй спокойствие и держи рот на замке — все, что от тебя пока требуется.

Она покраснела от его насмешливого и злого тона. По ступенькам лестницы быстро простучали чьи-то каблучки.

— Селина? — раздался за дверью взволнованный женский голос. — Селина, ты где? Это я, мама…

Джек поморщился и опустился в кресло, где до него сидел Дуэйн.

— Только этого нам не хватало, — пробормотал он. — Второй акт пьесы, занавес поднимается…

— Не смей так говорить про мою мать! — жестко проговорила Селина, но в глубине души тоже посетовала. — Я здесь! В гостиной!

На пороге появилась Битси Пэйн.

— Вот ты где, милая! — воскликнула она. — Кошмар какой-то! Столько шуму и полиции! А внизу еще телевизионщики со своими камерами и такая толпа зевак! Как мы все-таки любим посмотреть на чужую беду! Мне пришлось пробираться сюда через двор, как воровке! Господи, надеюсь, меня никто не заметил и не успел заснять. Представляешь, полицейский на лестнице пытался меня остановить! Мило, не правда ли? Мать не пускают к собственной дочери!

— Доброе утро, миссис Пэйн, — сказал Джек, поднимаясь с кресла. — Скажите, ваш муж тоже решил почтить нас своим визитом?

— Невилу нездоровится, — продолжала Битси, не повернувшись к говорящему. — Твой папа приболел, девочка. Я выключила телевизор из розетки, чтобы он не видел новостей.

— Выходит, ты уже знаешь?..

Селина с облегчением вздохнула. По крайней мере не придется повторяться.

— По всему городу уже разнесся слух.

И тут Битси удостоила Джека взглядом и свела брови.

— Селина, я всегда предупреждала тебя: будь разборчивее в общении Такие люди, — она смотрела Джеку прямо в глаза, нарочно говоря о нем в третьем лице, — тебе не нужны.

— Я то есть? — с ухмылкой уточнил Джек.

— Нам с Невилом многое о вас известно, — сказала Битси. — И всем нашим друзьям. И неудивительно, ведь ваш отец был известным гангстером. Это клеймо на всю жизнь, как бы вы ни старались от него избавиться.

Гангстер?!

Селина пораженно уставилась на Джека. Тот сохранял спокойствие, и только глаза его свирепо блеснули.

— Это правда, что Эррола убили? — понизив голос, спросила Битси. — Прямо здесь? Когда ты находилась в этом доме? Бедный Эррол… Он был настоящим джентльменом и так хорошо к тебе относился, Селина! Непонятно только, почему он всегда так не нравился Уилсону Ламару?

При упоминании этого имени руки Селины сжались в кулачки. Холодные мурашки пробежали по ее телу, на шее нервно дрогнула жилка. Ламар был преуспевающим адвокатом и перспективным претендентом на пост сенатора штата Луизиана на очередных выборах. Он также входил в круг близких людей Пэйнов.

— Я почему-то подумал сейчас о людях, которые мне неприятны. Они похожи на стаю аллигаторов, — хмыкнул Джек.

— О ком вы? — подозрительно прищурившись, спросила Битси.

Джек даже не взглянул на нее.

— Ну, это уже слишком! — воскликнула Битси обиженно и возмущенно. — Я не понимаю, Селина, как ты можешь выносить общество этого человека? Что, если газетчикам вдруг придет в голову поставить ваши имена рядом? Мы вообще не привыкли, чтобы имя Пэйнов полоскали в газетах вместе с…

Она не договорила; впрочем, ее намек был вполне прозрачен. Селине стало нестерпимо стыдно. Интересно, насколько Джек осведомлен?.. Она вдруг вспомнила о негласном договоре, который Эррол от имени своего фонда заключил с ее родителями. Пэйнам платили за аренду их дома для проведения там аукционных торгов, поскольку на такие торги съезжались довольно богатые и влиятельные люди. Родители также получали процент от каждой покупки, совершенной под крышей их дома кем-либо из их знакомых…

Толкнув дверь плечом, в комнату вошел Дуэйн. В руках у него был поднос с дымящимися чашками.

— Кофе от Ле Ша, — провозгласил он, но, увидев Битси, поморщился. — Здрасьте.

Битси хмыкнула и сквозь зубы еле слышно процедила:

— Извращенец.

Селина готова была сквозь землю провалиться.

— Мама… — с мольбой в голосе пролепетала она.

— Я и Эрролу говорила, что он делает ошибку, якшаясь с такими…

— Джек Шарбоннэ — джентльмен, — перебил ее Дуэйн Ле Ша, осторожно ставя поднос на стол. — А вы, моя дорогая, — он обернулся к Селине и виновато улыбнулся, приложив руку к сердцу, — просто старая снобствующая дура!

— Так-так… — задохнувшись от ярости, тихо проговорила Битси. — Как смеешь ты, извращенец, говорить мне такое? Селина, я хочу, чтобы ты сегодня же съехала отсюда. Я не потерплю, чтобы ты продолжала общаться с этими людьми. Ты поняла меня, милая?

— Прошу тебя, мама, успокойся… Нам нельзя сейчас оставлять «Мечты», мы должны продолжать это дело.

Битси фыркнула:

— Эррол никогда не допустил бы, чтобы в его доме мне оказывали такой прием! А ты просто дурочка, если даешь так легко обмануть себя человеку, у которого, кроме смазливой физиономии и языка без костей, больше ничего нет! Каджуны — мусор, отбросы человечества! Они думают, что с помощью денег можно пролезть куда угодно, в какое угодно общество! Но они жестоко ошибаются! Тебе известно, что его мать никогда не была замужем за его отцом и была моложе его вдвое?

Джек сделал шаг в сторону миссис Пэйн, но Дуэйн, положив руку ему на плечо, негромко проговорил:

— Не надо, Джек. Она не стоит твоего гнева.

Джек взглянул в наполненные ненавистью темные глаза Битси и вдруг увидел совсем другие глаза… тоже темные, но с иным выражением, контрастирующие с длинными белокурыми волосами. Эти волосы разметались по воде в бассейне, а глаза, остановившиеся и безжизненные, невидяще уставились в небо. Обнаженное тело матери белело на синем надувном матрасе, который тихонько покачивался на спокойной воде. Кровь, вытекавшая из раны на шее, мутила воду.

Отец — или, вернее, то, что от него осталось, был распят на деревянной цветочной решетке на стене дома у самого крыльца. Залитыми кровью глазами он вынужден был смотреть на то, как люди Вина Джаванелли насилуют и убивают его жену. А потом они расправились и с ним. Но Пьер Шарбоннэ и сам уже не хотел жить после того, что увидел.

— Джек!

… Мать долго уговаривала отца выйти из игры и в конце концов, судя по всему, уговорила. К сожалению, семья Джаванелли не прощала отступников. Тем более тех, кто был близок к боссу и пользовался его особым доверием.

— Джек, очнись!

Он наконец услышал голос звавшей его Селины.

— Да, конечно… — хрипло и невпопад пробормотал он. Картина ужасной смерти родителей, явившаяся ему в возрасте десяти лет, с тех пор преследовала его постоянно. Он невыносимо мучился от этого, пока в юности наконец не принял твердое решение отомстить. И тогда страшная сцена перестала терзать его по ночам, но все же время от времени вставала перед глазами. Она служила ему напоминанием о данном самому себе обещании.

Вин Джаванелли все еще был боссом, и именно он отдал приказ о расправе над родителями. За это он умрет. Не собираясь отправляться в могилу вместе с ним, Джек знал, что главное теперь — набраться терпения…

— Селина, — вновь обратилась Битси к дочери, — тебе известно, что он связан с мафией? Видишь, как он на меня смотрит? Но я не боюсь! Я слышала, что его отца и ту женщину, с которой он жил, убили мафиози. И он, видимо, вполне заслужил такой конец.

— Мама, что ты говоришь?! — в ужасе воскликнула Селина.

— Да, да! Я знаю, что говорю! Он был преступником!

— Вы это о моих родителях, миссис Пэйн? — тихо проговорил Джек. Он с трудом овладел собой. — О Пьере и Мари Шарбоннэ? Да, их убили, когда мне было десять лет.

— О, Джек… — еле слышно прошептала Селина и, по ужасу, застывшему в ее глазах, он понял, что она ничего не знала.

— Впервые слышу, — смущенно кашлянув, буркнул Дуэйн. — Сочувствую, Джек. Не повезло тебе. Хотя если бы у тебя были, скажем, мои родители, то ты не очень переживал бы, честное слово…

— Спасибо за поддержку, Дуэйн, — резко оборвал его Джек.

— Там были замешаны большие деньги, — сказала Битси. Джек вновь метнул на нее красноречивый взгляд. Ему просто было интересно, насколько далеко она решила зайти. — А теперь многие задают себе вопрос, что с ними стало.

Тут уж он знал, что ответить.

— Теперь вы говорите о состоянии моих родителей, миссис Пэйн, я вас правильно понял? — тихо произнес он и при этом так на нее посмотрел, что, если бы у нее хоть немного работала голова, ей стало бы не по себе от этого взгляда. — Потому что если это так, то тут нет никакой загадки. Я являлся их единственным наследником. Деньги перешли ко мне. И я, признаться, не нахожу в этом ничего удивительного.

— Кровавые деньги! — фыркнула она. — Деньги, сделанные на наркотиках. Дань, которую вымогали у людей.

Нет, котелок у нее совсем не варит… Ну что ж, ладно…

— Кровавые, говорите? Не знаю, врать не стану. И по поводу дани тоже. Но вот насчет наркотиков у меня есть одно небольшое возражение, мэм. Дело в том, что разбогатеть на наркотиках порой бывает очень сложно. У «Коза ностры» существует свой весьма строгий кодекс чести. Если брат начинает грести деньги на наркотиках, «семья» от него избавляется. Кстати, за оскорбление имени «семьи» полагается тот же смертный приговор.

Битси Пэйн невольно попятилась к двери.

— Невил будет волноваться, что меня долго нет, — не своим голосом пробормотала она. — Пойдем, Селина, нам с тобой тут делать нечего.

— Я не могу уйти, пока мне не разрешит полиция, мама, — возразила Селина. — Но если хочешь, я вызову тебе такси.

Битси не тронулась с места. Тогда «помочь» ей решил Дуэйн.

— Знаете что? Подождите еще буквально несколько минут, и я почту за честь вывести вас отсюда, — весело проговорил он. — Если на крыльце на нас накинутся газетчики, отвечайте с каменным лицом: «Никаких комментариев!»А я скажу им, что мы с вами старые добрые друзья и пришли сюда вместе, чтобы выразить свои соболезнования близким Эррола. Они спросят: почему же вместе? И я отвечу: потому что нам хорошо друг с другом, миссис Пэйн!

Лицо Битси исказилось от ужаса, и она тотчас выпалила:

— Вызови мне такси, Селина, ради Бога!

ГЛАВА 5

Уилсон Ламар с удовольствием потянулся на скомканной постели, зевнул и, шлепнув ладонью по впалому животу, с улыбкой окинул взглядом единственное тело на свете, которое он боготворил, — свое собственное.

— По-моему, ты слегка возбужден, Уилсон, а? — обернувшись к мужу, спросила Салли Ламар, сидевшая за туалетным столиком.

У Уилсона почти всегда наблюдалась легкая эрекция, и это также было предметом его гордости. В свое время Салли видела в этом источник своего наслаждения. Правда, с некоторых пор Уилсон утратил интерес к жене как к женщине.

Неторопливо расчесывая длинные темно-каштановые волосы, Салли перехватила в зеркале сонный взгляд его голубых глаз и улыбнулась.

— Совсем немного, я права? — лукаво промурлыкала она. — Впереди у нас длинный и нелегкий день. Может быть, развлечемся для разминки? Чтобы поднять настроение перед приходом гостей? А? Как ты считаешь?

— Мы и так проспали. Где пульт? Я пропущу часовой выпуск новостей!

Салли прикусила губу. Улыбка волей-неволей сползла с ее лица.

— На столике рядом с тобой, милый… «Мерзавец! Кем бы ты был, если б не я?

— А, вот он.. Спасибо.

— Уилсон, там внизу сейчас развешивают на деревьях белые электрические гирлянды. Я думаю, балконы стоит украсить такими же, а? Что скажешь, дорогой? О чем задумался?

Уилсон в ту минуту ни о чем не думал, а если бы у него в голове и вертелись какие-нибудь мысли, то, уж конечно, не о дурацких лампочках. Как всякий уважающий себя эгоцентрист, Уилсон Ламар всегда думал только и исключительно о себе. Вся жизнь его была подчинена дальнейшему прославлению собственного имени. Последние же дни, например, его более всего занимали предстоящие выборы в сенат. Поэтому он просто не ответил жене; впрочем, та и не ждала ответа…

На Салли была только полупрозрачная ночная рубашка из белого шелка на тоненьких бретельках, которые нисколько не задерживались на ее плечах и все падали вниз. В результате только грудь препятствовала полному» разоблачению «.

Она поднялась из-за туалетного столика и встала на пороге балкона; двери она распахнула еще до того, как Уилсон соизволил проснуться. Сцепив руки за головой и поднявшись на цыпочки, она выгнула спину и потянулась, наслаждаясь прохладой легкого ветерка, залетавшего в комнату…

— Ну-ка отойди оттуда, Салли… — проворчал Уилсон. — Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не выставляла свои прелести всему миру напоказ, черт возьми!

— Ой, Уилсон, не надо… Можно подумать, тебе есть до моих прелестей хоть какое-то дело, — беззлобно отмахнулась она, но все же захватила халат, перед тем как выйти на балкон.

Тихонько напевая себе под нос, Салли уже прикидывала, с кем из гостей она сегодня порезвится: от желающих у нее никогда отбоя не было.

Накинув на плечи халат, она оперлась руками о перила балкона. Этот красивый и старый особняк с двухъярусными балконами был расположен в южной части района Гарден и принадлежал раньше родителям Салли. Когда мать умерла, отец женился вторично, но после его смерти молодая вдова, к великой радости Салли и своему огромному разочарованию, обнаружила, что по завещанию дом и почти все состояние отошли к дочери покойного Клода Дюфура. Когда же вдова принялась жаловаться на свою судьбу, адвокат Салли весьма резонно заявил, что это было справедливое решение, так как сам Клод, в свою очередь, всегда жил за счет своей первой жены и матери наследницы.

— Доброе утро, миссис Ламар, — поприветствовали ее снизу.

Опустив глаза, она увидела их управляющего Опи, который стоял на ступеньках крыльца и улыбался ей, задрав голову. Вокруг него суетились многочисленные цветочники, электрики и официанты фирмы, специализировавшейся на проведении и обслуживании частных приемов и банкетов. На аллее у дома стояло несколько фургонов той же фирмы с провизией и посудой.

— Доброе утро, — отозвалась Салли. И тут заметила внизу под деревом мальчишку. Она поспешила запахнуть на груди полы халата, но поздно. Он уже успел разглядеть ее всю. И как она сразу не увидела? Прячась за корявым дубом, он словно нарочно ждал ее появления на балконе.

Салли не знала, ни как его зовут, ни какую работу он выполняет в доме. Наняли его недавно. Вчера он прошел мимо нее совсем близко, и она долго не могла оторвать взгляд от его крепкой задницы, скрытой под застиранными джинсами, настолько тонкими, что они, казалось, просвечивали.

Повинуясь необъяснимому чувству, она пошла за парнишкой в сад, догнала и поговорила наедине. Потом увела его в старый бельведер, и там они немного порезвились… Сначала было весело и приятно, но потом он начал слишком много себе позволять, стал грубым, и Салли, испугавшись, прогнала его. А он снова тут как тут. Стоит под деревом, смотрит на нее и улыбается. Каков наглец!..

Вечером на деревьях зажгутся лампы, отовсюду съедутся гости и состоится шикарный прием, основная цель которого — сбор средств на предвыборную кампанию Уилсона. За» скромное» вознаграждение Уилсон согласен был оказывать после своего избрания посильную протекцию своим друзьям. И чем весомее вознаграждение, тем сильнее протекция. Денег было собрано уже немало, но требовалось гораздо больше…

Салли, как всегда, блестяще сыграет роль гостеприимной хозяйки, будет весь вечер мило судачить с дамами, приветливо кивать мужчинам, а под конец, когда все напьются и окончательно раскрепостятся, тайком засунет руку в штаны тому из них, кто ей понравится.

Но все это только вечером. А пока…

Салли вновь глянула в сад. Мальчишка был все еще там и нагло смотрел прямо на нее. Он стоял в тени ближайшего дуба, сунув руки в карманы своих протертых джинсов, и взгляда не спускал с миссис Салли Ламар. Мерзавец, какой мерзавец… Вчера он толкнул ее на пол и стал разрывать на ней белье. Спору нет, он был хорош — настолько хорош, что ей захотелось продолжения. Но в следующую минуту в его глазах сверкнуло что-то такое, что заставило Салли похолодеть и испугаться. И потом, ей уже было тридцать шесть, а этому загорелому жилистому красавчику от силы двадцать или чуть больше. А то и меньше… Высокий, темноволосый, чуть ли не с черными глазами. Очень смазливый бесенок… Может, и опасный. Нет, она не станет обращать на него внимание.

Но он вдруг вынул руку из кармана и указал пальцем на крыльцо… Этот палец буквально загипнотизировал Салли, она глаз от него отвести не могла. А юноша вышел из тени дерева и направился… к дому! Он направился, черт возьми, к дому!

Уже на нижней ступеньке крыльца парнишка опять поднял взгляд на балкон, где замерла в оцепенении Салли, и заговорщицки ей подмигнул. Потом, изобразив на лице вопрос, кивнул на дверь и, не дожидаясь ответа, молча за ней скрылся. Все произошло так быстро…

Салли почувствовала, как участилось у нее сердцебиение. Она вернулась в спальню, стараясь ступать неслышно.

Уилсон все смотрел телевизор, экран которого занимал половину стены. Он даже не оглянулся и только раздраженно что-то промычал, когда жена прошла мимо, на мгновение заслонив своими бедрами лицо телеведущего. Салли тихо вышла из спальни и плотно прикрыла за собой дверь.

С внутренней галереи открывался прекрасный вид на холл. Мозаичный пол из черно-белых мраморных плит, стены, затянутые темно-бордовыми парчовыми портьерами, белые каменные вазы со свежими цветами из оранжереи, небольшой позолоченный подиум, откуда вечером прибывающих гостей будет приветствовать арфистка. Папа был бы доволен.

Салли вознамерилась еще раз все осмотреть, гордясь своим хорошим вкусом, но не успела — в холле появился красавчик. Упругой и одновременно небрежной походкой он приближался к лестнице. Салли подумала, что подобной наглостью обычно славятся либо дураки, либо очень уверенные в себе люди. Народу в холле было полно, но на него никто не обращал внимания. Положив огромную ладонь на позолоченные перила лестницы, он стал медленно подниматься. Его тонкая джинсовая рубашка была расстегнута, из-под нее выглядывала поросшая темными волосами крепкая мужская грудь.

А на то, как топорщились и бугрились у него между ног джинсы, вообще нельзя было смотреть без сладостного содрогания…

Салли бросало то в жар, то в холод. Умом она понимала, что ей нельзя с ним связываться. Он слишком молод, слишком горяч и наверняка неуправляем. А Салли привыкла вертеть мужчинами, как ей хотелось, и иного для себя не мыслила.

Соблазн, однако, был так велик, что она решила пойти на компромисс. Она попробует этого молодого самца, не откажет себе в удовольствии, но подчинит его себе, превратит в послушного щенка, который в следующий раз не посмеет так нахально приблизиться к ней, если на то не будет ее высочайшего позволения.

В столовой заиграла пластинка Джелли Ролла Мортона, и Салли, весело напевая себе под нос, повернулась к мальчишке спиной. Покачивая бедрами в такт музыке, она неторопливо удалилась в одну из гостевых спален. Сбросив у ванной халат и легко пританцовывая, достала из шкафчика два мохнатых мягких полотенца, повесила их на вешалку около душа и включила воду.

Сейчас нахаленок узнает, что берет на себя слишком много. Она сведет его с ума. Желание затмит ему разум и превратит в ее маленького раба, который отныне будет исполнять все ее прихоти и не посмеет и шагу ступить без ее разрешения.

Салли услышала, как открылась и закрылась дверь спальни. Она улыбнулась и стала еще ритмичнее пристукивать голыми пяточками по прохладному кафельному полу цвета морской волны.

В следующую минуту парень показался на пороге ванной, вошел внутрь и запер за собой дверь на защелку. Он не спускал с нее неподвижного взгляда своих темно-синих глаз. Заглянув в них, она решила, что, возможно, немножко ошиблась с его возрастом.

— Сколько тебе лет? — шутливо спросила она.

— Много, миссис… — растягивая слова, как настоящий каджун, ответил он. — А тебе?

— Мне тоже много, — сказала она и рассмеялась. «Как он уверен в себе, Боже… прелесть просто! Ну ничего… сейчас мы собьем с него спесь». — Откуда ты такой выискался, мальчик? Где понабрался этого нахальства, скажи мне? Ну, признайся честно, тебе лет двадцать, да?

Он вздернул подбородок.

— Двадцать три. Это мало? Или много? Я покажу тебе, леди, что это как раз то, что нужно.

Продолжая пританцовывать, Салли подошла к нему и обняла его за шею.

— Ты никуда отсюда не уйдешь, пока я не разрешу, мой мальчик, ты слышишь? А я не разрешу. Здесь я хозяйка. Потанцуй со мной, малыш. Покажи, как ты умеешь двигаться.

Он судорожно сглотнул, на мускулистой шее дрогнула жилка, а по спине прокатилась крупная дрожь. О, какой многообещающий молодой зверь… хотя и немножко нервный! Салли отняла одну руку и стала играть с завитками мягких волос на его груди. Затем, приподнявшись на носочки, пробежала кончиком язычка от его подбородка к уху. Парень глухо застонал.

— Сейчас мы займемся любовью, — горячо прошептала она. — А потом ты отсюда уйдешь и никогда больше не повторишь сегодняшней наглой выходки, слышишь? Сегодня тебя никто не заметил — во всяком случае, я очень надеюсь на это. Но ты так больше делать не будешь, мой дурачок. Не стоит будить подозрения у моего мужа. В следующий раз ты станешь терпеливо ждать, когда я сама тебя приглашу.

Он опять вздрогнул всем телом. Она почувствовала это.

— А теперь прижмись ко мне покрепче, малыш, — улыбнувшись, продолжила Салли. — Тебе сейчас позволено абсолютно все. Я сделаю все, что ты ни попросишь. Но и ты сделаешь все, что захочется мне. Договорились?

— Возможно… Салли замерла.

— Что? Что ты сказал? Возможно?!

— Я знаю, что тебе нужно, леди. Но меня никто не заставит, если я сам не захочу. Я делаю только то, чего мне самому хочется, понимаешь?

Она залепила ему звонкую пощечину и попыталась ударить еще раз, но не успела. Он резко перехватил ее руку и заломил ей за спину. Из груди Салли вырвался было крик, но мальчишка свободной рукой зажал ей рот. Лицо его, отражение которого Салли увидела в зеркале, было спокойным. Он усмехнулся, глядя на нее, глаза его хищно сузились. Наклонив голову, парень лизнул мочку ее левого ушка и шепнул:

— Давай не будем поднимать шум, а? — С этими словами он перестал заламывать ей руку, но не отпустил ее. Вторая ладонь его опустилась с — ее губ, пробежала по груди и легла на мягкий женский животик… На белой коже призывно темнели его сильные загорелые пальцы… — Ты будешь вежлива со мной. И поблагодаришь за то, что я захотел прийти к тебе сегодня. Согласился стать твоим гостем. Проследи за тем, чтобы ему было хорошо. И тогда, возможно, он скажет тебе спасибо.

Красавец стал легкими поцелуями покрывать ее нежную шею, не спуская, однако, бдительного взгляда с отражения ее лица в зеркале.

Салли поняла, что вчера не ошиблась. Он был опасен. От него можно было ждать больших неприятностей. Мальчишку всего трясет от возбуждения и жажды насладиться властью над женщиной, которая стоит несоизмеримо выше его на социальной лестнице.

— Ну, что скажешь, миссис Ламар?

Салли положила свою ладошку поверх его широкой ладони и улыбнулась его отражению в зеркале.

— Скажи сначала, как тебя зовут.

Она чуть наклонила головку и опустила длинные ресницы. Обычно эти маленькие трюки очень хорошо срабатывали с мужчинами.

— Ты любишь секс, — заявил он и, оскалив свои белоснежные зубы, чуть прикусил ее голое плечо. — Бена ты полюбишь так же сильно.

— Бен?

Нет, такого Салли никак не ожидала. Бен… как прозаично. Наверное, ее мысленный шарик все-таки приземлился сегодня в черном квадратике… Зеркало постепенно окутывалось паром, который шел от пущенной в душе горячей воды, но, несмотря на это, Салли охватил легкий озноб.

— Да, леди, меня зовут так.

— Ты не боишься, что тебя хватятся на твоем рабочем месте? Где ты сейчас должен находиться?

— Я работаю сам на себя. — Расставив ноги пошире, он прижался к ее попке. — Я отвечаю за аквариумы. Помнишь, мистер Ламар заказывал новые? Я сегодня их получил. Надо мной нет начальника, и никто за мной не следит. Никто не знает, что я отлучился, понимаешь?

Салли решила было припугнуть его полицией, но прикусила язычок. «Я так и сделаю, но не теперь, когда мы с ним здесь наедине…»У нее пересохло во рту, едва она осознала, что сейчас полностью в его власти.

— Ты смазлив, малыш, — проговорила она с улыбкой. — Впрочем, ты и сам, конечно, знаешь. Прости, если я оскорбила тебя предположением, что ты меня хочешь.

— Хочу. Ты страстная женщина. Вчера я получил большое удовольствие. Таких, как ты, хотят все мужчины, но я не люблю, когда мне приказывают.

— Прости.

— Нет, ты не сожалеешь, а всего лишь боишься меня. Вот и хорошо. Мне это нравится. Страх рождает уважение. Мужчина перестает быть мужчиной, когда его не уважает женщина, которую он трахает.

Салли почувствовала предательскую слабость в ногах, но не подала виду. Будь проклят Уилсон за то, что перестал обращать на нее внимание. Это все его вина… Она вдруг представила, что было бы, узнай он об этом диком звереныше… и покраснела. Муж рассмеялся бы и сказал, что она получила то, чего заслуживала. Ну и пусть, пусть… Все равно он ничего не узнает. И никто не узнает. Дорогому муженьку никогда и в голову не придет искать в доме свою жену. Будь он хоть немного полюбопытнее, давно бы уже накрыл ее с каким-нибудь мужчиной — а их у Салли было немало.

Ей очень хотелось, чтобы он сейчас вошел сюда, но об этом смешно было и мечтать.

— Тебе нравится? — спросил Бен, медленно проведя рукой между ее ног. Шелк ночной рубашки мгновенно там увлажнился. — Скажи, как тебе нравится?

Салли почувствовала, как ее вновь охватывает жар. Черт возьми… Неужели она не сможет справиться с двадцатитрехлетним молокососом?

— Мне так очень нравится, Бен. Но ты скажи, что нравится тебе. Расскажешь?

— Мне нравится здесь, в этом доме. Меня уже тошнит от аквариумов.

Она пришла в ужас от его намека и вновь накрыла своей ладошкой его руку, которая медленно, но верно продолжала ласкать ее между ног.

— Что ты хочешь этим сказать? В доме? Это как?

Он придвинулся к ней ближе, и ее живот вдавился в край зеленого мраморного умывальника. Его член был все еще скрыт джинсами, но ткань была настолько тонкой, что он казался обнаженным. И она явственно почувствовала спиной его размеры, форму и силу… Дыхание ее сбилось и стало шумным, прерывистым.

— А так, — хрипло прошептал он, — что мне нужна работа в доме. Ты дашь Бену эту работу, миссис Ламар? Бассейн, например. Я буду смотреть за бассейном. Или за чем-нибудь еще.

Ей стало по-настоящему страшно.

— Но я не знаю…

— Знаешь… — Он накрыл своими сильными руками ее груди и стал катать между пальцами соски. — Лучше меня ты никого не найдешь. И я весь твой. Тебе не придется долго искать меня, когда захочется секса.

— То есть? — изумилась она. — Ты хочешь… жить здесь?! Но это…

— Нет, — перебил он ее и негромко рассмеялся. — У меня есть свой дом. И он мне нравится. Я покажу тебе дорогу, и ты будешь приходить туда всякий раз, когда тебе захочется меня…

«Тогда зачем ему потребовалась работа в доме?» Словно угадав ее мысли, он добавил:

— А здесь я буду устраивать тебе маленькие сюрпризы, чтобы ты не очень скучала.

Ей захотелось крикнуть: «Нет!» Так, чтобы весь дом переполошился. Но она вовремя сдержалась. Мальчишка был весь как сжатая пружина… как оголенный провод… Она боялась его провоцировать и холодела при одной мысли о том, что с ней может случиться, если ему сейчас что-нибудь не понравится… Бен уже показал, на что он способен.

Он стал ритмично покачивать бедрами, и его напряженный член заскользил у нее по копчику. Затем он сунул язык в ее ухо и обнажил ее груди.

— Какая красота… — прошептал он, легонько проведя по ним ногтями.

По телу Салли прокатилась сладкая судорога. Не сумев сдержаться, она глухо застонала и, зажмурившись, качнула головой. Теплая волна прокатилась от грудей вниз, где между ножек уже давно горел пожар…

— Тебе нравится так, скажи? Я могу нежно и грубо. Могу медленно и быстро. Скажи, как ты хочешь? Бен все может и все умеет.

Салли уже не могла справиться со своим дыханием, а этот сопливый мальчишка по-прежнему был спокоен. И только на лбу его заблестело несколько бисеринок пота.

— Лучше ты скажи, как тебе нравится… — задыхаясь, прошептала она. — Я хочу, чтобы тебе было хорошо…

— О, мне будет очень хорошо, миссис Ламар! И тебе со мной тоже! Я буду преподносить тебе все новые сюрпризы…

Почему, интересно, она обратила вчера на него внимание? Он все время вертелся у нее перед глазами. Куда она ни поворачивала голову, везде видела его упругую задницу. И он, конечно, был красив, этот щенок…

Салли уже почти потеряла голову. Она привыкла иметь легкие и непрочные связи на стороне — запретный плод, и каждый раз новый, когда два человека встречаются, доставляют друг другу удовольствие и тут же забывают друг о друге. Сейчас же к ней пристал дикий молодой зверь, который прекрасно знал, насколько он сексуален, и собирался воспользоваться этим к своей выгоде. Салли сама привыкла пользоваться мужчинами, но этот негодяй решил использовать ее, миссис Ламар!

— Ты скажешь Опи, чтобы он поручил мне присматривать за бассейном, скажешь? Ты скажешь? При этом я могу продолжать заниматься аквариумами мистера Ламара, если нужно.

Он развернул ее к себе лицом и, склонившись, ласкал сначала одну, а затем другую грудь. Он не торопился, совершая своим ртом глубокие и долгие сосущие движения. Одновременно он спустил ее рубашку, и теперь ее удерживали только широкие бедра Салли. Обняв ее попку, обхватив каждой ладонью по половинке этого нежного персика, он наконец придвинул Салли к себе еще плотнее.

Она опустила взгляд на его густые черные волосы и лицо с раскосыми темными бровями. Он не закрывал глаз, пока ласкал ее грудь. Поразительно! Салли впервые в жизни видела мужчину, который не закрывал за этим занятием глаз!

«Бен — это угроза. Он очень опасен, но, черт возьми, как хорош!..»

— Что скажешь? — Он на мгновение поднял на нее глаза. — Мы будем развлекаться у тебя в доме, миссис Ламар, а?

Она едва удержалась от того, чтобы не бросить в его красивое лицо: «А что, если я скажу» нет «?»И, хищно пробежавшись кончиком язычка по своим губам, согласно кивнула. Он оставил на минуту ее груди, но они жаждали продолжения.

— Будем. Бен, — не своим голосом произнесла Салли, задыхаясь от душившей ее похоти. — Я поговорю с Опи.

— Отлично. Ты скажешь ему, что у меня хорошие рекомендации. И что тебя не устраивает состояние твоего бассейна. Скажешь?

— Скажу… Именно это я ему и скажу…

Глаза его еще больше потемнели, и лицо приобрело сосредоточенное выражение.

— Ты не будешь больше скучать, миссис Ламар. Обещаю. С этими словами он опустился на колени, развел ей ноги и проник в ее жаркое и влажное лоно языком. О, какой у него был сильный и умелый язык! Он входил в нее быстро и красиво, как маленький пневматический молоток… Бен не останавливался до тех пор, пока Салли не кончила. Она и сама не поняла, как это случилось… Так быстро, так сладко…

— Тсс! — Он вновь накрыл ей рот рукой, когда она, не сдержавшись, вскрикнула. — Ты теперь никогда не будешь скучать, леди. Такой женщине я доставлю много удовольствия… Очень много удовольствия!

Он поднялся с кафельного пола, сорвал с себя рубаху, расстегнул джинсы и вновь развернул ее лицом к зеркалу.

— Держись, леди, — хохотнул он и прижался к ней сзади.

— О!.. — шумно выдохнула Салли. Между ног у нее до сих пор все горело после его языка. — Боже, Боже…

Двадцать три года?! Слава Богу, что она так хорошо сохранила себя и свое тело, что на нее по-прежнему западают даже такие юнцы.

Бен входил в нее ритмично и мощно, погружаясь глубоко и быстро. При этом он целовал ее сзади в шею. Его спокойствие и хладнокровие изменили ему лишь однажды — во время оргазма. Он глухо застонал, содрогнулся всем телом, замер на несколько мучительных секунд и вслед за этим излился в Салли…

Опытной женщине Бен воистину умел доставить наслаждение.

С пару минут они не двигались, тяжело дыша и приходя в себя. Салли вдруг поняла, что с момента ее появления в этой ванной прошло совсем немного времени. Бен быстро добивался своего и не тратил драгоценных минут попусту. Он поставил свое условие — она, конечно, и не собиралась выполнять его, но мальчишка этого не знал, — а затем показал, на что способен.

Теперь Салли не хотела терять его. Она лишь гадала, как ей испытать удовольствие еще раз, но при этом продолжать командовать парадом.

— Хорошо… — хрипло проговорил он, отрываясь от нее. Чуть помедлив, стянул с себя джинсы, под которыми ничего не было, затем заставил ее снять рубашку. — Когда я приступаю к своей новой работе?

Внутри у Салли все сжалось.

— Я должна сначала поговорить с Опи.

— Здесь не Опи принимает решения. Я думаю, если миссис Ламар скажет ему, что хочет нанять Бена, Опи возражать не будет.

Салли устало улыбнулась:

— Возможно…

Он впился в ее рот поцелуем настолько неожиданно, что у нее перехватило дыхание. Не отрываясь от нее, он приподнял ее за попку, заставив обхватить ногами его бедpa, и встал вместе с ней под душ. На Салли хлынул поток теплой воды, она не могла открыть глаз.

— Возможно? — переспросил он. — Так не пойдет.

— А как пойдет?

— Когда я приду сюда завтра, Опи уже будет ждать меня. Скажешь ему, что меня порекомендовали тебе твои самые близкие друзья.

Боже, неужели он еще не устал…

В следующую же минуту Бен, быстро отыскав членом вход в ее лоно, едва не вошел, но Салли судорожно вцепилась в его плечи.

— Нет, у меня там все болит!

Он и тут не растерялся: не успела Салли перевести дух, как его палец забрался к ней туда, где она его меньше всего ждала, и стал нежно массировать изнутри. В первую минуту эти прикосновения привели Салли в ужас, но затем у нее закружилась голова и она застонала от наслаждения, уткнувшись лицом в его плечо. Бен только усмехнулся, наращивая темп.

— Боже, Боже… — умоляла его Салли, изнемогая от сладострастия. — Не останавливайся, прошу тебя! Только не останавливайся!

Вернувшись к себе, Салли, не поднимая на мужа глаз, молча и быстро удалилась в свою гардеробную.

— Иди сюда! — крикнул он ей вслед. — Скорее! Тут черт знает что творится!

Салли глянула на себя в зеркало. Она приняла душ, вытерлась мохнатым полотенцем и причесалась, но все равно вид ее говорил сам за себя. Свою ночную рубашку она оставила там, в гостевой спальне, и пришла сюда в халате. Теперь, скинув его, она надела мягкий эластичный костюм. Когда ткань коснулась ее там, где все до сих пор горело, по телу Салли прокатилась дрожь. Овладев собой, она собрала волосы в хвост и сунула ослабевшие ноги в золотистые шлепанцы.

— Салли! Ну же, быстро, я сказал!

— Конечно, Уилсон, — отозвалась она, вернулась в спальню, сбросила шлепанцы и вновь прилегла на постель рядом с мужем. — И что же стряслось, дорогой?

— Что?! А вот что! — Он ткнул пультом дистанционного управления в сторону телевизора. — Какого хрена, спрашивается, я им деньги плачу? За что, так их мать?!

Салли перевела взгляд на телеэкран и увидела фасад знакомого здания во Французском квартале.

Так, Ройал-стрит… ну и что там? Ба… да это не просто Ройал-стрит, а дом Эррола Петри. Она подалась вперед, пытаясь хоть что-нибудь расслышать, но Уилсон, как нарочно, вырубил звук, чтобы не мешал ему разговаривать по телефону. Салли вздохнула.

— Хорошо, — говорил Уилсон в трубку. — Тогда, может, мне поболтать с кем-нибудь другим?.. Нет!.. Черт возьми, нет, я сказал!.. Не смеюсь. По-твоему, в этой ситуации много смешного? Кому нужен весь этот шум с Петри? Кто пустил в эфир эту галиматью? Твои обязанности в том и состоят, чтобы не допускать подобных эксцессов!

Салли стало не по себе. Она, затаив дыхание, прислушалась к разговору. Даже если бы она не знала Уилсона почти так же хорошо, как саму себя, она поняла бы по его тону и виду, насколько сильно он разгневан и… испуган. И, пожалуй, он скорее испуган, чем разгневан. Именно от этого Салли стало не по себе. Ведь она знала, что он показывает свои слабые стороны лишь в самых крайних случаях.

— Исправляй положение! — рявкнул Уилсон в трубку. — Если не хочешь лишиться своих бонусов, конечно. Учти, я тебе серьезно говорю!

С этими словами он швырнул трубку, отыскал на коленях пульт и вновь включил звук.

— Уилсон… — осторожно обратилась к нему Салли. — Что случилось? Что-то не то с Петри?

Он смерил жену таким взглядом, словно сочувствовал ей в связи с ее тупостью и недогадливостью.

Тут внимание Салли привлек голос диктора. Она вновь перевела взгляд на экран, глаза ее широко раскрылись, она машинально поднесла руку ко рту и покачала головой. У ворот, что вели во двор дома Эррола Петри на Ройал-стрит, стояла машина «скорой помощи». Салли была так поражена поведением мужа и этим зрелищем, что не сразу поняла, в чем дело. Но вот она вошла в курс происходящего, увидела, как санитары вынесли из дома кого-то на носилках и погрузили в свою машину.

— Петри мертв? — вслух проговорила Салли. — Как печально. Он так много делал для несчастных детей.

— Ага, напомни мне поплакать на его похоронах, — буркнул Уилсон. — И кинуть горсть земли с наилучшими пожеланиями!

Салли боялась оглянуться на мужа. От его слов ей вновь стало не по себе.

— … было обнаружено сегодня рано утром его старым другом Джеком Шарбоннэ. Однако до сих пор не установлено, когда именно и при каких обстоятельствах он умер, — сказал журналист, который вел прямой репортаж с места события.

— Шарбоннэ… — эхом отозвалась Салли. Она несколько раз виделась с этим известным в городе человеком — он ведь был основным совладельцем самого богатого и самого шикарного в Новом Орлеане казино на реке. Салли тут же вспомнила Джека, потому что такого мужчину забыть просто нельзя. — Он приглашен к нам сегодня, Уилсон?

— Шарбоннэ? Да ты что, смеешься? Я не подпущу его к нашему дому даже на пушечный выстрел! — ответил муж, понизив голос. — С ним мне давно все ясно. Он нам не нужен. Шарбоннэ не джентльмен, и деньги его грязные! А с грязными деньгами я, как тебе известно, не связываюсь, дорогая!

Она уловила, как чуть ли не мгновенно сменился тон Уилсона и стал почти заговорщическим. И это насторожило ее еще больше, потому что муж говорил таким голосом лишь тогда, когда чувствовал себя особенно неспокойно.

— Мистер Ле Ша! — крикнул в телевизоре репортер. — Мистер Ле Ша, не согласитесь ли вы высказать свое мнение относительно того, что вы видели и что вам известно?

Человек, которого Салли не узнала, упрямо продирался сквозь толпу репортеров и зевак, но в конце концов был-таки остановлен микрофоном, уткнувшимся ему прямо в лицо.

— Мне нечего вам сказать, невежи! — проворчал он. — Спросите лучше миссис Пэйн, только быстро, она спешит. Не задерживайтесь, миссис Пэйн, ваше такси ждет вас. В двух словах объясните этому джентльмену ситуацию. Ему, судя по всему, требуется аналитический взгляд на происходящее.

— О Господи… — простонал Уилсон и, закрыв лицо рукой, рухнул на подушки.

Салли, правда, не удивилась столь драматической реакции мужа.

— Господи, а Битси то как там оказалась? — воскликнула она. — Уилсон, как это все ужасно! Не понимаю, как она могла ввязаться в такой скандал? Немедленно позвони Невилу.

Голова Уилсона заметалась по подушкам.

— Миссис Пэйн? — радостно закричал репортер. — Миссис Пэйн? Та самая?

Женщина, о которой шла речь, пыталась увернуться от микрофонов, но они настигали ее повсюду. А мистера Ле Ша это зрелище, похоже, сильно забавляло.

— Именно, — подтвердил он в микрофон. — Та самая миссис Пэйн, но, как вы сами видите, она не расположена комментировать происходящее. Как и я, кстати. Мы с ней до сих пор не можем прийти в себя, так как пережили несколько тяжелых минут. Скоропостижная смерть общего друга и просто замечательного человека — это, согласитесь, повод. А теперь прошу прощения, джентльмены, я тороплюсь.

Вокруг дома Эррола шныряли полицейские, а на крыльце появился человек в штатском и отдал какое-то приказание. Между стойками резных ворот мгновенно появилась желтая лента.

Репортер тут же отметил этот факт и сообщил, что, несмотря ни на что, он будет исполнять свой профессиональный долг, поскольку, мол, «телезрители имеют право знать, что происходит в самом центре их родного города и что стряслось с известнейшим меценатом, который пользовался в Новом Орлеане всеобщей любовью и уважением».

— Какая мерзость… — пробормотал Уилсон натужно.

— Печально, печально, — согласилась Салли, усмехнувшись. — У тебя чуткое сердце, дорогой. Ты за всех болеешь, за всех переживаешь…

Она сама удивилась своей дерзости. Видимо, это встреча с Беном так на нее повлияла.

— Черт, я же просил тебя заткнуться! — рявкнул Уилсон.

На экране тем временем продолжалась трансляция происходящего у дома Эррола Петри. Из глубины двора появился человек в штатском, которого репортер представил телезрителям как детектива. Он быстро направился к своей машине, отмахиваясь от микрофонов и бросая одну и ту же скупую фразу:

— Без комментариев.

Тогда оператор навел объектив на женщину с вьющимися темно-каштановыми волосами, которая в следующую минуту вышла из дома под руку с мужчиной. Салли мгновенно опознала в нем Джека Шарбоннэ.

— Мистер Шарбоннэ, мистер Шарбоннэ! — заорал репортер, забыв про детектива и бросившись к воротам дома. — Насколько нам известно, это вы наткнулись на труп.

Джек Шарбоннэ устремил на него ледяной взгляд.

— Прочь с дороги, — мрачно проговорил он, приближаясь к репортеру.

Но тот нимало не смутился и опять загородил путь Джеку.

— Видите, они натянули желтую ленту, как на месте преступления. Так что же это было? Обычная смерть или убийство? Поймите, телезрители имеют право знать истинное положение вещей!

— Дайте пройти, — процедил сквозь зубы Шарбоннэ, пытаясь оттеснить репортера от своей спутницы.

— Значит, все-таки убийство? — завопил тот почти радостно.

— Прекратите! — вдруг раздался взволнованный женский голос. — Эррол был мирным и законопослушным человеком! Зачем устраивать вокруг его смерти такую шумиху? Просто неуважительно по отношению к его памяти!

— М-да… — проговорил репортер, — прошу прощения, мэм. Но телезрители имеют законное право… Возможно, вы прольете свет на происшедшее сегодня утром в этом доме?

— Эррол Петри умер, — сказала женщина, в то время как Шарбоннэ закрывал собой объектив. — Мы считаем, что от сердечного приступа. У него было слабое сердце.

— Все? — раздраженно бросил Шарбоннэ. — А теперь дайте нам пройти.

Обняв свою спутницу за плечи, он повел ее вперед.

— Селина Пэйн?! — вдруг воскликнул репортер и так и засветился от восторга. — Ну точно, как же я сразу не разглядел! Друзья, это же Селина Пэйн, наша бывшая «Мисс Луизиана»!

— Кто-то за это заплатит… — пробормотал глухим голосом Уилсон.

Салли посмотрела на него и медленно поднялась с постели. Смертельная бледность разлилась по лицу мужа, на лбу блестели капельки пота. Он сел на край кровати и, наклонившись вперед, едва не уткнулся носом в телеэкран.

— Сучка… — процедил он сквозь зубы. — Я тебя заставлю делать то, что тебя просят, сучка!

— Но я… — Салли запнулась, внезапно осознав, что Уилсон обращается к Селине Пэйн. — Что ты имеешь в виду?

— Я тебе не позволю… — продолжал тем же тоном Уилсон. — Сама виновата, девочка. Теперь я преподам тебе урок!

— Уилсон… — тихо произнесла Салли. — Перестань, прошу тебя.

Он обернулся к ней, взял за руку и вдруг рывком опрокинул на постель. Оскалил зубы в страшном подобии ухмылки. На висках и шее вздулись вены.

— На этот раз тебе не придется умолять меня, Салли. Просто раздвинь свои ноги, — тихо проговорил он.

Во второй раз за утро ею овладел полубезумный самец. Такого не случалось уже несколько месяцев. В последний раз они с Уилсоном занимались любовью бог знает когда. Сейчас он просто использовал ее, не спуская глаз с телеэкрана. Будь Салли слепой дурочкой, она, возможно, и получила бы удовольствие. Но она знала, что Уилсона возбудила не она, а Селина Пэйн. И занимался он сейчас любовью не с ней, своей женой, а с Селиной Пэйн…

ГЛАВА 6

Джек услышал, как Амелия босыми ножками зашлепала по коридору, и отвлекся. Из кухни доносилось звяканье посуды — там суетилась Тилли.

Сняв очки, он помассировал пальцами переносицу и спустил ноги с мягкой оттоманки. Паршивый выдался денек… А теперь еще и дочка на него злится. И экономка тоже.

Женщины…

Джек, похоже, никогда не сможет их понять.

Амелия открыла дверь кабинета и, повиснув на дверной ручке, остановилась на пороге. К себе она прижимала пухлого Принца Лягушку.

Джек отложил бумаги, над которыми работал.

— Ну а теперь что, букашка?

— Там злое привидение! Оно ест мои игрушки. Громко чавкает и после отрыжки не просит извинения!

Джек с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться.

— Амелия, — строго проговорил Джек. — Я отправил тебя спать, но ты вскочила, и второй раз тебя укладывала уже Тилли. Затем снова я. Сколько ты будешь бегать? Нет у тебя никакого злого привидения.

Девочка стала выписывать ножкой круги и упрямо крутиться перед дверью. Темные кудряшки на ее головке весело запрыгали. В глазках не было и тени раскаяния.

— Сегодня ты не проводил меня в садик!

— Не проводил, но мы ведь уже говорили об этом. Меня неожиданно вызвали по важному делу, и пришлось тебе идти с Тилли.

— Но ведь это наше время! Ты сам так говорил. Твое и мое. Когда ты провожаешь меня в садик. А ты сегодня даже не позавтракал со мной! А завтрак — это тоже наше время.

Джек привык обращаться с дочерью как с равной, вернее, как со взрослым человеком, и настаивал, чтобы ее бабушка и Тилли относились к ней так же.

— Извини, дорогая, я перед тобой виноват.

— Я прощу тебя, если ты расскажешь сказку.

Джек, покачав головой, улыбнулся и протянул руки к дочери. Та мгновенно забралась к отцу на колени, а у себя на коленях устроила свою игрушку. Джек сосредоточенно нахмурил брови, изготовившись продолжать сказку, которую он рассказывал Амелии на протяжении нескольких лет.

— Филимения и принц Дракон спасли еще одного маленького эльфа из плена Ледяного Волшебника, — напомнила дочь окончание последнего эпизода.

— Филомена, — машинально поправил Джек.

И тут в дверь позвонили. Джек насторожился. У них редко бывали гости в столь поздний час.

— Открыть, мистер Шарбоннэ? — крикнула с кухни Тилли. — Или лучше довериться интуиции и не обращать внимания?

Джек осторожно опустил дочь на пол и отозвался:

— Я сам, Тилли, спасибо.

Тилли жила здесь же на третьем этаже: Джек выкупил ей квартиру. Раньше в ней жила прислуга, но Тилли Джек к прислуге не относил. Она была скорее другом Амелии и его личным консультантом по ведению домашнего хозяйства.

— Так-так-так… — протянул Джек, отперев дверь. — Надеюсь, твои телохранители прячутся где-нибудь поблизости?

Селина Пэйн недоуменно огляделась по сторонам — на улице были только редкие пешеходы.

— Шутишь? — отозвалась она. — Я не ребенок и не туристка. Хожу сама по себе.

— Тогда, может быть, ты бессмертна?

При свете лампочки он разглядел ее бледное лицо и испытал легкий — совсем легкий — стыд.

— Что тебе здесь нужно? — довольно грубовато продолжил он.

— Я хотела бы с тобой поговорить.

— Ну, это понятно. Уж наверное, ты пришла не для того только, чтобы лишний раз полюбоваться моим красивым лицом.

Селина подняла-таки на него глаза.

— У тебя действительно красивое лицо, Джек Шарбоннэ. Но глаза твои — как репейник. Закрывай их черными очками, мой тебе совет.

Джек оценил шутку и в ответ улыбнулся.

— Может быть, позволишь войти? Нехорошо разговаривать через порог.

Он никогда не водил женшин на Шартр-стрит. Это была территория Амелии, ее собственное царство, которое она делила с ним, Тилли и Принцем Лягушкой. Джек чувствовал себя не вправе водить сюда кого вздумается.

— А до утра никак нельзя? День сегодня и так выдался длинный и трудный.

— Но не для Эррола, — посерьезнев, проговорила Селина. — Его день оказался очень коротким и последним к тому же…

— Ну входи, — сказал он, втайне надеясь, что Тилли, которая часто говорила ему, что Амелии нужна мать, поверит, что это обычный деловой визит.

Он кивнул на лестницу и провел в свой кабинет. Амелия, сидя в отцовском кожаном кресле и прижимая к себе игрушку, нетерпеливо болтала ногами.

— Так, букашка, сбегай к Тилли и передай ей, что ко мне пришли по делу. Нам нужно кое-что обсудить, отвлекать нас не надо. И отправляйся наконец в постель. Прости, но на сегодня сказка отменяется. Обещаю, что, если ты еще не заснешь до ухода мисс Пэйн, я загляну к тебе, договорились?

— Меня зовут Амелия Шарбоннэ, а это Принц Лягушка, или Эфпи, если сокращенно, — сказала девочка, обращаясь к Селине. — Извините папу за то, что он меня не представил: он иногда совсем забывает о манерах.

Селина в ответ совершенно серьезно произнесла:

— А меня зовут Селина Пэйн. Очень рада познакомиться с тобой и с Эфпи.

Ребенок с явной неохотой слез с кресла и медленно вышел из комнаты, не сводя глазенок с красивой незнакомки.

— Я и не знала, что у тебя есть дочь, — проговорила Селина, когда Амелия скрылась за дверью. — Эррол мне не рассказывал. Да и ты тоже ни словом не обмолвился.

— Мы с тобой не в таких отношениях, чтобы поверять друг другу семейные тайны. Эррол отлично знает… то есть знал, что я стараюсь не распространяться о своей частной жизни.

— Это из-за того, что случилось с твоими родителями? Джек осклабился:

— На этот вопрос я отвечать не стану. Извини, Амелия уже предупреждала насчет моих манер. Выпьешь что-нибудь?

— Спасибо, — отозвалась Селина. — Пожалуй, джин с тоником. Вернее, просто тоник.

— У меня нет дома ни джина, ни тоника, если уж на то пошло. Но у меня есть вино. Кажется… Можно проверить. Бутылка «Мерло».

— Спасибо, в таком случае пусть будет вино.

Он молча покинул кабинет и двинулся на кухню. Когда он вошел, Тилли стояла в тени у подоконника, сложив руки на груди и напряженно глядела на дверь. Это заставило Джека остановиться. Он внутренне усмехнулся: вот откуда у букашки такие манеры…

— Я полностью контролирую ситуацию, — предвосхищая вопросы, сказал он и совершенно искренне добавил: — Не знаю, что бы я без тебя делал.

— Кто это? — не обратив внимания на комплимент, сурово спросила Тилли.

Джек давно привык к ее бесцеремонности.

— Селина Пэйн, она работала у Эррола.

Тилли покачала головой. При этом завивка-перманент на ее голове даже не шелохнулась.

— Мистер Петри… Боже, куда мы все идем? Такой милый, чистый человек… Ушел от нас в расцвете лет… Господь всегда забирает лучших. Но это несправедливо. Мистер Петри нужен здесь, в этом мире грешников…

— Действительно… — пробормотал Джек. — Мне нужна та бутылка, которую мне подарили. Где она?

Тилли поморщилась:

— Она что, пьющая?

Джек сначала растерялся, но тут же покачал головой.

— Нет, я сам предложил. Из вежливости, — добавил он. — Мы с мисс Пэйн встретились утром, когда я… когда я наткнулся на Эррола. Она, так же как и я, пережила сильнейший шок. Я считаю, что ей нужно взбодриться. У нее очень бледное лицо.

Тилли не двинулась с места.

— Вы что-то испытываете к этой мисс Пэйн? Какие у вас на ее счет планы?

— Я планирую кое-что обсудить с ней сейчас. Дела.

— И для этого решили как следует напоить ее? Напоить?! Черт возьми!

— Тилли, где вино?

У маленькой Тилли были большие ноги. Она носила грубоватые кожаные башмаки с тяжелыми каблуками. Подтащив к холодильнику табуретку, Тилли взобралась на нее и вытащила из шкафа единственную бутылку вина.

— Спасибо, — сказал Джек, забирая ее, штопор и два бокала.

— Соблазнить вы ее хотите, а не деловые переговоры вести, — буркнула Тилли. — Но не забывайте, что в доме, кроме нас с вами, еще и впечатлительный пятилетний ребенок.

— Я помню об этом.

— Может, мне забрать Амелию к себе? Я буду играть ей на пианино, заглушая звуки страсти, которые…

— Мы будем говорить исключительно о делах, — перебил Джек. — Пусть Амелия остается у себя. Она уже три раза убегала сегодня из спальни. Мы и так ее слишком балуем.

Тилли сурово поджала губы.

— Так я и знала. Стоит на горизонте появиться какой-нибудь юбке — и вы мгновенно забываете о жизненных приоритетах. Напоминаю, что ваша главная забота — маленькая дочь, лишенная материнской любви.

— Послушай, Тилли, ты ведь сама не раз говорила, что Амелии нужна вторая мама. Но как же я найду ее, если ты не одобряешь даже моих деловых посетительниц? Я, конечно, далек от мысли, что Селина подойдет…

— Не увиливайте от ответа. Деловой визит, для которого требуется бутылка и запертые двери? Вас могут не так понять.

— Кто?

— Вы знаете, о чем я. — Она села за кухонный стол, достала шитье и добавила: — Я останусь здесь. На тот случай, если Амелии что-нибудь потребуется, а вы не услышите… чему я не особенно удивлюсь, кстати.

Джек бессильно развел руками и молча вышел. Вернувшись в кабинет, он застал Селину в той же самой позе, на середине комнаты с сумочкой на плече. Под глазами у нее пролегли темные тени, лицо было бледно, уголки губ скорбно опустились. Но все это не мешало ей оставаться удивительно яркой и красивой женщиной.

Он поставил бокалы на стол у окна, что выходило на маленький балкон, плеснул в каждый вина и передал один Селине.

— Садись сюда. — Джек кивнул на свое кресло, единственное в этой комнате. — А ноги подними на оттоманку, пусть отдохнут. Неважно выглядишь. Так и подмывает утешить и убаюкать тебя, как ребенка.

Селина изумленно подняла на него глаза. Чего-чего, а этих слов от Джека Шарбоннэ она никак не ждала.

— Спасибо, — сказала она, опустилась в кресло и подняла ноги, как он посоветовал. — Эррол тебе верил. Я часто наблюдала, как загорались его глаза, когда ты разговаривал с ним по телефону…

Джек сглотнул подступивший к горлу комок. Часто наблюдала… Он вдруг вспомнил, в каком виде нашел сегодня мертвого Эррола… А Селина тем временем продолжала:

— Ты был очень добр ко мне сегодня. Спасибо тебе. И за обед спасибо… И за предоставленную мне возможность собраться с мыслями. А за мать ты меня прости. Она все это сгоряча наговорила. Не специально. Всю жизнь она была, в сущности, отгорожена от внешнего мира, общалась лишь в кругу своих друзей и порой не думает, что говорит.

И вдруг, ощутив трещину в своей броне, Джек смутился и перевел разговор на ее мать.

— А по поводу твоей матери… Знаешь, лучше бы уж она тебя оградила от внешнего мира, а не таскала в детстве на подиумы.

Селина отвернулась.

— Стало быть, ты знаешь…

— А кто этого не знает? Титул «Мисс Луизиана» предполагает годы соответствующей дрессировки… ты уж извини меня за такое определение. Всему городу известно, что твоя мать начала готовить тебя к этому еще с детства. Я лично, как родитель, не приемлю такого воспитания… если это можно назвать воспитанием.

— Она старалась ради меня.

— Ерунда. — Что?

— Я говорю — ерунда. Твоя мама решила сделать из тебя популярную куклу и на твоем горбу въехать в рай.

— У нее было много своих дел и развлечений, но она посвятила себя мне. Я уважаю ее за это.

Джек только усмехнулся про себя и сел на стул с высокой прямой спинкой напротив Селины.

— Хорошая у тебя комната, — сказала она.

— Кабинет.

— Вот уж никогда бы не подумала, что ты любишь читать. Ты закрыт для всех на свете. Никого к себе не подпускаешь.

— Меня неплохо знал Эррол.

Селина опустила глаза, костяшки пальцев на ее руках побелели.

— А где мама Амелии?

Прошло уже четыре с половиной года, а Джеку до сих пор было больно вспоминать об Элизе.

— Моя жена умерла. Селина покраснела.

— Прости. Я не имела права задавать тебе личные вопросы…

— Зачем ты пришла?

Он заметил, что она старательно избегает его взгляда.

— Вы с Эрролом имели в фонде равные доли… — Селина до сих пор не притронулась к вину. — Но поначалу фонд почти полностью принадлежал тебе одному. У Эррола не было денег, и он, взяв у тебя взаймы, потом по частям выплачивал. Он мне рассказывал… А когда он отдал тебе половину, ты сказал, что хочешь участвовать в деле с ним на равных. Я думаю, ты просто решил избежать уплаты лишних налогов.

— Возможно. — Смотреть на нее было одно удовольствие. И слушать тоже. Селина словно рассуждала вслух, отвечая на свои вопросы и не требуя его ответов. — Скажи, тебе-то что до этого фонда?

— Мне просто нравится. Я хочу помогать детям, насколько это в моих силах. Мне не хочется заниматься ничем другим. Экономическое образование здорово мне пригодилось. И если совсем уж честно, то я благодарна всем тем конкурсам, в которых мне довелось принять участие, уже только потому, что теперь передо мной везде открываются двери. Я интересна людям. — Тут она улыбнулась. — Им хочется познакомиться со мной. А к тому времени, когда в голове у них проясняется, я уже, как правило, успеваю выпросить для фонда круиз, новый «мерседес» или еще что-нибудь…

Джек вдруг с ужасом обнаружил, что возбужден, и тотчас опустил взгляд на свои руки и принялся их внимательно рассматривать.

— Я понял… Просить ты умеешь.

Собравшись с духом, он поднял голову и встретился с ней взглядом. Селина не выдержала и отвернулась первая. Джек заметил, как она покраснела.

— Я считаю, что смогу продолжать это дело. По крайней мере на первых порах. Я знаю, что Эррол расстроился бы, если бы узнал, что «Мечты» прекратили существование. У нас были такие планы… А на носу, кстати, очередной аукцион.

— В доме твоих родителей, конечно?

— Джек, не я придумала проводить там торги.

— А кто?

Селина переменила позу и теперь сидела, скрестив ноги. Сегодня вечером на ней было черное льняное платье, едва доходившее до колен. Короткие волосы мягко обрамляют лицо, непокорная челка. Макияжа почти не было. Она и без него несказанно хороша.

Красивое лицо… Умопомрачительные ноги…

Джек давно заметил, что одевается она излишне скромно. Стесняется, что ли? Правду сказать, он одобрял это целиком и полностью. «Но я старомодный, что с меня возьмешь…»

— У моих родителей хорошие связи. Среди богатых людей, которым настолько скучно жить, что они готовы сорить деньгами направо и налево просто так, ради забавы… И еще многим из них нравится читать свои фамилии в списках пожертвователей. Я не говорю, что все это исключительно замечательные люди, но фонд нуждается в них, а у родителей к ним легкий доступ. Что же до нашего дома, то он просто создан для того, чтобы в нем устраивали разные торжества и приемы. Эрролу там нравилось.

Джек не стал говорить ей, что ее родители из кожи вон лезли, чтобы сделать свой дом именно таким и потом зарабатывать на этом деньги, попутно оплевывая тех, кто им эти деньги дает…

— Ты пришла ко мне затем, чтобы рассказать о фонде то, что я и без тебя знаю?

— Нет, не за этим.

Она поднялась с кресла, подошла к окну и вгляделась в темноту.

— Пожалуйста, отойди от окна. Не стой там, — машинально попросил Джек.

Селина от удивления даже вздрогнула, отошла на несколько шагов и повернулась к нему.

— Почему?

«Потому что не стоит лезть самой в прицел снайперу», — захотелось сказать ему, но он не стал. Поднявшись со своего стула, он пожал плечами.

— Так, у меня застарелая фобия. Не обращай внимания. Просто мне неуютно, когда я не вижу, а меня видят.

— Это из-за того, что случилось, когда ты был ребенком? — вновь спросила она.

— Я думал, ты уже поняла, что мне не хочется говорить на эту тему…

— Прости. Мне сегодня постоянно изменяет чувство такта. Наверное, я просто очень устала.

Ему захотелось дотронуться до нее. Обнять…

Джек тряхнул головой, сбрасывая наваждение. Что за черт! С чего бы это? А… ну правильно. У него давно не было женщины. Последняя слишком быстро решила привязать его к себе, и он поступил с ней так, как привык поступать с другими, — расстался. С тех пор много воды утекло, а ведь он мужчина…

— Ты давно здесь живешь? — тихо спросила Селина.

— Года четыре. А что?

— Мне кажется, такой дом невозможно купить вот так запросто. Нужны…

— Связи, ты хотела сказать? У меня они есть.

Селине мучительно хотелось узнать правду относительно того, что сказала мать о связях его родителей с мафией Джаванелли…

— Но одних связей мало. На уговоры нужны еще деньги, — продолжила она осторожно.

— А без денег, думаешь, я ни на что не способен.

— Когда нет денег, приходится просить. По-моему, ты не такой человек. Или я ошибаюсь?

— Нет, ты абсолютно верно подметила… — усмехнулся Джек. Ему нравилась ее прямота. — Знаешь… мне нужно еще к дочери заглянуть. Поэтому давай сразу к делу, хорошо?

Она едва отпила из бокала. Точнее, лишь пригубила вино, но тут же попросила еще. Джек изобразил на лице удивление, но подлил.

— Я и сама не люблю ходить вокруг да около, — проговорила она. — А еще не люблю неопределенность. Я могу работать и хочу работать в фонде, но поскольку не знаю, что по этому поводу думал Эррол, пребываю в известной растерянности. Мне кажется, что я управлюсь с фондом. Возможно, даже в одиночку. Но хотелось бы точно знать, нужны ли еще мои услуги. А поскольку ты был лучшим другом Эррола и помогал ему с фондом, я думаю, ты знаешь… или, вернее, можешь знать… какие планы он строил на сей счет.

Джек терпеть не мог быть галантным и предупредительным. Со времени смерти Элизы его отношения с женщинами не предполагали таких аргументов, как шампанское и розы… Мать пыталась превратить его в джентльмена, а Элиза — укоренить в нем джентльменство. Сейчас Джек чувствовал, что с Селиной все не так, как с другими. Во всяком случае, она заслуживала того, чтобы к ней относились серьезно.

Он приблизился и взял ее за локоть.

— Эррол всегда подчеркивал, что ты — его правая рука… и если уж на то пошло, левая тоже. Я предлагал ему расширить штат помощников, но он упрямился.

Подбородок у нее задрожал, глаза мгновенно наполнились слезами, и она зарыдала так внезапно, что Джек на мгновение растерялся. Неловко похлопав ее по плечу, он дал ей выплакаться, затем протянул чистый носовой платок. Селина довольно быстро взяла себя в руки и отвернулась, чтобы утереть слезы.

— Возьми несколько выходных, — предложил Джек. — Нельзя после такого потрясения сразу возвращаться к работе.

— Но все уже запущено… — еле слышно отозвалась Селина. — Нам нельзя останавливаться ни на день, времени нет. А самое главное — его нет у больных детей…

— Ты когда-нибудь видела мальчишку Эррола? Джейсон был удивительно похож на своего отца. Эррол боготворил его.

— Как ты боготворишь свою дочь? Глаза его подернулись дымкой.

— Да. У Джейсона обнаружили сильную патологию иммунной системы. Его положили в реанимацию, поместили под специальный стерильный колпак, но там что-то не сработало и мальчишка умер. Эррол жил вместе с ним в больнице, почти ни на шаг не отходил. Он уже тогда не мог равнодушно смотреть на других больных детей, к которым никто не приходил. Не раз говорил мне об этом.

— Понятно.

— Ты хорошо знала Эррола?

— Очень хорошо. Он был первым мужчиной, который не попытался использовать меня.

«Ты только так говоришь!» — чуть не бросил ей в лицо Джек, но сдержался.

— У Эррола были свои недостатки…

— Да, но он посвятил себя помощи безнадежно больным людям… Детям! Они стали его детьми, а работа в фонде стала для него смыслом жизни. Просто святой…

Джеку вновь пришлось прикусить язык.

— Надо нанять помощника. Тебе одной, пожалуй, не справиться. Кстати, теперь ты будешь посредником между больницами и родителями?

Селина на минуту задумалась, а потом сказала:

— Я справлюсь со всем одна.

— Послушай… — Он потер пальцами переносицу. — Ты можешь по-прежнему жить на Ройал-стрит, если хочешь, конечно…

Селина вновь внимательно посмотрела на Джека. Ему всегда нелегко было выдерживать ее взгляд. У Селины было такое лицо и такой чувственный рот с чуть вздернутой верхней губой, что при взгляде на нее мужчина поневоле начинал думать о том, о чем и не помышлял…

— Ты разрешаешь? Но ведь дом на Ройал-стрит, насколько мне известно, принадлежал Эрролу. Он был его владельцем, — уже тихо проговорила она, видимо, почувствовав что-то не то.

На самом деле владельцем дома был Джек. Он купил его у Эррола, когда тот нуждался в деньгах, а потом на протяжении ряда лет Эррол пытался выкупить дом обратно.

— Как бы там ни было, я думаю… пусть штаб-квартира фонда там и остается, — сказал он.

— А как же его родные? — осторожно спросила Селина. — Он не рассказывал о них, но что, если они теперь объявятся и заявят на дом свои права?

Нет, все-таки придется сказать…

— Дом принадлежит мне, — буркнул Джек, не глядя на нее. — И у меня нет желания его продавать. И вообще будет лучше, если все останется по-прежнему… по возможности. Продажа дома неблагоприятно скажется на репутации фонда. Ты ведь знаешь, что люди предпочитают не связываться с организациями, положение которых представляется шатким и ненадежным. А если мы продадим дом, у них создастся именно такое впечатление.

Селина долго молчала.

— Значит, дом принадлежит тебе? — тихо произнесла она наконец.

Известие потрясло ее, и Джек ничуть не удивился этому.

— Несколько лет назад у Эррола возникли определенные проблемы… финансового характера. Болезнь Джейсона вообще едва не разорила его. Он продал дом мне, а потом стал выкупать обратно. Ведь он был собственностью его семьи еще с конца восемнадцатого века. Это не шутка…

— Джек… — дрогнувшим голосом проговорила Селина. — Я не имею никакого отношения к тому, что стряслось с Эрролом. Ты мне веришь?

— Да, — тут же пробормотал он, скорее желая успокоить девушку, чем из искренней уверенности. — И вот что я тебе еще скажу: я буду отныне принимать более активное участие в работе фонда, Селина. Таково было и желание Эррола.

— Более активное участие?

— Да, буду теперь бывать на Ройал-стрит. И, Селина… я бы хотел взять себе квартиру Эррола. Так или иначе обосноваться там. А когда мы наймем тебе помощников, они немного разгрузят тебя, а ты, в свою очередь, — меня. Я не очень люблю показываться на публике, но не стану отказываться, когда ты решишь, что это необходимо.

Селина тут же села. На сей раз на тот стул с прямой спинкой, который он освободил, и обвела внимательным взглядом весь кабинет. Старинный ковер, принадлежавший еще бабке Джека по материнской линии. Деревянный вентилятор под потолком. Книжные шкафы. Стол. Комната была обставлена очень старомодно. Но Джеку так больше нравилось. Изящный, современный облик Селины резко контрастировал с окружающей обстановкой.

— Почему ты молчишь? Надеешься, что я передумаю?

— Нет, пытаюсь собраться с мыслями, но пока не очень удается.

— Что ж… по крайней мере честно. И как долго ты будешь собираться с мыслями?

— Послушай, я же не компьютер… — Она подняла на него строгий взгляд. — Ты выдвинул совершенно новую концепцию, а я привыкла полагаться в основном на собственные силы. Я по природе своей человек самостоятельный и не хочу… Извини, если это прозвучит как ультиматум, я ненавижу ультиматумы, но… Словом, скажи честно: как ты думаешь, мы действительно сможем сработаться?

— Почему бы не попробовать?

— Но зачем?

— Зачем? Странный вопрос. Ты сама убеждала меня в том, что дело Эррола нужно продолжать.

Селина повертела в руках бокал, потом поставила его на стол.

— Сказать по правде, я не представляю, как мы будем работать. Говорю это только потому, что не люблю кривить душой. Но поскольку наши намерения совпадают… Уже хотя бы только поэтому у нас должно все получиться.

— Превосходно. Сигнализация в доме на Ройал-стрит есть?

Селина вздрогнула от неожиданности и подняла на него глаза.

— Нет… Эрролу не приходило в голову ее поставить.

— Я завтра же все устрою. А пока ее будут устанавливать, поживи у родителей.

— Лучше этого не делать. Моя мама… Одним словом, я остаюсь.

— Ну что ж, как угодно. Тебе виднее… — проговорил Джек, хотя в глубине души очень не хотел, чтобы она оставалась в том доме совсем одна. У Антуана была своя квартира во Французском квартале. — Но имей в виду, днем там постоянно будут шнырять полицейские. Они еще не закончили с домом.

— Знаю. Мне они не помешают. Джек решил больше не настаивать.

— Ладно. Но если ты поймешь, что сглупила, не сиди там только из… упрямства.

Она насмешливо фыркнула:

— Слушай, а как Эррол проводил свое свободное время?

— Никак. В церковь ходил.

Джек едва не выронил из руки бокал.

— Что-что?

— В церковь. Он был очень религиозен. Ходил туда несколько раз в неделю и на выходных. Он почти не рассказывал мне об этом, лишь время от времени напоминал, что мне нелишне было бы позаботиться о своей душе… ну и так далее в том же духе.

Если бы она сказала ему, что Эррол в свободное от работы время принимал участие в подпольных борцовских поединках без правил, Джек и то поразился бы меньше.

— Что, неужели ты ничего об этом не знал? — искренне удивилась Селина. — А он никогда не рассказывал?

Джек медленно покачал головой:

— Никогда. Я и не подозревал…

— Ну что ж… каждому свое. Если это помогало ему обрести душевный покой, я рада. Уж что-что, а дефицит такого покоя он испытывал на протяжении целого ряда лет.

Селина расправила на себе юбку.

От внимания Джека не ускользнуло это движение, и он вновь смутился. У нее были прелестные ножки… Ему даже на секунду показалось, что она нарочно качнула своей туфелькой, чтобы подразнить его. Но потом он понял, что ошибся: просто сексуальность и чувственность органично проявлялись в ней помимо ее воли.

Селина перехватила его взгляд, опустила глаза и вновь расправила складки юбки.

— У тебя есть еще что-нибудь ко мне на сегодня? — спросил он сурово.

— Скажи, Эррол платил тебе наличными? За дом? Джек удивился:

— За дом? Нет, с чего ты взяла? Просто деньги автоматически переводились с его счета на мой.

— С его личного счета?

— Разумеется, а в чем дело?

— Да нет… просто… Сегодня мне пришлось оплатить кое-какие счета, — ответила она. — Я просмотрела все и оплатила неотложные.

— Ты сама подписываешь чеки? Она покачала головой.

— Нет, я плачу своими, а потом Эррол возвращает… то есть возвращал мне деньги.

— Теперь я сам буду платить. До тех пор, пока не переведу счет на твое имя. Тогда ты сможешь сама подписывать чеки. Договорились?

— М-м… да, спасибо. — Она раскрыла сумочку и достала оттуда чековую книжку. — Вот взгляни, какая сложилась ситуация. — Она передала ему книжку. — Это счет фонда.

Джек бегло просмотрел, но ничего особенного не заметил.

— Ах да… — Она вновь полезла в сумочку. — Вот еще. Последнее.

Он проглядел несколько листков, заполненных чековыми номерами и суммами, и нахмурился.

— Ничего себе… — пробормотал он.

— Вот именно. Как ты думаешь, что это значит?

— На счет приходят большие деньги, но еще большие с него уходят. Неувязочка…

Селина поднялась со своего места и, подойдя к Джеку, наклонилась.

— Видишь вот эту запись? И вот эту? Это ведь не выплаты за дом?

— Нет, я же сказал, что перевод тех средств происходит не через счет фонда.

— Правильно, а эти деньги пошли на обналичивание. — Она ткнула пальцем в одну из записей. — Я всегда сама смотрю финансовые бумаги и могу утверждать, что раньше ничего подобного не было.

— Это Эррол.

— Да, видимо. И он хотел все вновь привести в соответствие, прежде чем я обнаружу эту нестыковку. Но не успел…

Джек пожал плечами. — Ну…

— Я чего только не передумала, но так и не смогла определить, куда пошли эти деньги. И потом, мы для деловых нужд никогда не обналичиваем средства.

Джек поднял на нее глаза, окинул взглядом все ее лицо, затем наткнулся на линию ее рта… и поспешил отвести взгляд.

— Раньше точно ничего подобного не было?

— Я перепроверила ведомости за несколько последних лет. Ничего подобного, если не считать нескольких сотен обналиченных долларов на мелкие расходы.

— То есть что получается? Эрролу нужны были наличные, на личном счету денег не хватало, поэтому он снял их со счета фирмы. И что ты думаешь? Какие у тебя предположения, догадки? Как это можно объяснить?

— Ему потребовалось что-то выкупить, и он думал покончить с этим и восстановить баланс раньше, чем я что-нибудь заподозрю. Всю черную работу с финансовыми документами вела я, но распорядителем средств, конечно, являлся он. Он, и только он, имел право подписывать чеки… ну, ты еще, правда… — Она сделала паузу, словно собираясь с мыслями, а потом вдруг сказала горячо: — Эррол был честным человеком, ты же его знаешь!

— Да…

В прихожей зазвонил телефон, и по коридору протопала Тилли. Селина удивленно взглянула на Джека.

— Экономка, — объяснил он. — Присматривает за нами с Амелией, утирает нам носы.

Дверь в кабинет приоткрылась, и в щели появилось красноватое лицо Тилли с седыми кудряшками.

— И что за вечер сегодня? Столько шуму! Девочка не может заснуть, мистер Шарбоннэ!

— Да, ты права, Тилли. Это мне звонят?

— А кому же еще? Неужели мне? В такой-то час? Посреди ночи?

— Не преувеличивай, Тилли, еще вечер.

Джек извинился перед Селиной и вышел в коридор к телефону.

— Джек Шарбоннэ слушает.

Звонил детектив О'Лири. Он говорил быстро и лаконично. И Джек даже пропустил момент, когда детектив выговорился и, попрощавшись, положил трубку. С минуту он еще молча прислушивался к гудкам, потом вспомнил о Селине и, положив трубку, вернулся в кабинет.

— Что там? — спросила она, сделав шаг к нему навстречу.

Джек невольно взял ее за руки и привлек к себе. Он зажмурился, но зрелище, открывшееся ему утром в ванной Эррола, не исчезло…

По телу Селины прошла мелкая дрожь. Он обнял ее еще сильнее, и она его не оттолкнула.

— Что? — прошептала она. (

— Обстановка естественной смерти была инсценирована, — негромко проговорил он. — Мертвый человек не способен выбраться из ванны.

— Что ты говоришь, Джек?

— Вскрытие показало, что Эррол утонул.

ГЛАВА 7

Такси отвезло Селину к Ламарам. Когда она расплатилась с шофером, тот дал ей карточку с номером телефона, по которому она могла вызвать его опять, чтобы он отвез ее домой. Ехать к Ламарам ей не хотелось, но она знала, что мама ждет ее там и уже, наверное, беспокоится. Селина чувствовала себя неловко. Еще совсем недавно она состояла в предвыборном штабе Уилсона, а теперь опаздывает на его вечер на несколько часов… Родители будут, конечно, очень недовольны.

Что касается лично Селины, то ей была неприятна сама мысль о том, что она вновь увидится с Уилсоном.

Маленькие лампочки электрических гирлянд покачивались на деревьях подъездной аллеи. Такие же гирлянды украшали двухъярусный балкон, тянувшийся по фасаду дома. Вечер был в самом разгаре. Повсюду слышались смех, шум громких разговоров, музыка… Селине стало немного легче. Все уже прилично выпили, и на нее если и обратят внимание, то лишь мимолетное. Во всяком случае, всем будет плевать, почему она заявилась так поздно. Правда, от внимания матери ее опоздание не укроется. И от внимания Уилсона, который подмечал все до мелочей.

Едва войдя в стильный холл, Селина . услышала, как ее позвали. В первое мгновение ей захотелось повернуться и убежать, но она сдержалась и немного растерянно обвела глазами помещение, заполненное подвыпившими гостями.

— Где ты была, Селина?! — не своим голосом воскликнула Битси. — Мы тебя уже заждались! А телефон твой не отвечал!

На Селину со всех сторон обрушились вопросы. Кто первым увидел Эррола мертвым? Кто последний видел его живым? Каким образом на него наткнулись? В какой он был позе? Какие у него были глаза — открытые или закрытые? Правда ли, что полиция придерживается версии убийства? Правда ли, что Эррол стал участником дикой постельной оргии и скончался… ну сами понимаете от чего? Может быть, он просто поскользнулся и ударился обо что-то головой? Верно ли говорят, что большинство несчастных случаев происходит в домашней обстановке? Но это все же было убийство?

— Оставьте наконец бедную девушку! — вдруг перекрыл общий шум голос Уилсона Ламара. — У нее сегодня был адский день. Спасибо, что выбрала время заглянуть, Селина. Для меня это большой подарок и знак твоей преданности нашему общему делу… я имею в виду предстоящие выборы. Выпьешь что-нибудь?

Селине ничего не хотелось, особенно от Уилсона, но она постаралась улыбнуться.

— Клюквенный сок и тоник, если можно…

Ей было неприятно находиться рядом с этим человеком. И как только родители до сих пор не разглядели в нем мерзавца, который ничего на свете не видит и знать не желает, кроме собственной выгоды?

Уилсон щелкнул пальцами и отдал необходимые распоряжения подскочившему официанту. А в следующую минуту рядом с мужем появилась Салли Ламар. Нежная кожа лица, небольшие щечки, точеный подбородок, полные розовые губы, отливавшие влажным блеском, красивые карие глаза, которые казались одновременно и невинными, и распутными… Красавица Салли являлась настоящим украшением вечера и гармонично смотрелась рядом с высоким и подтянутым мужем-блондином. Самая заметная и яркая супружеская пара во всей округе — так говорили о Ламарах. На Салли сегодня было платье с блестками цвета ирландского кофе, красиво оттенявшее белую кожу рук. Туфли на очень высоких каблуках с такими же блестками подчеркивали красоту ее ног.

Но Селина терпеть не могла обоих.

— А вы умеете обращать на себя внимание, дорогая, — сказала Салли Селине. — Весь день не сходите с телеэкранов.

— Ах, Салли, не придумывайте! Там и лица-то ее не было видно! — воскликнула Битси, старательно пряча глаза от жены Уилсона. — И потом, они весь день повторяли утреннюю съемку. Вы же знаете, как это делается! Дают будто новости, а видеоряд относится совсем к другому времени!

Селина пожалела мать и не стала ставить Салли на место, а между тем ее так и подмывало напомнить той, что она уже не участвует в предвыборной кампании ее мужа. Ладно, она просто сменит тему.

— Красиво у вас сегодня, — сказала она, осматриваясь вокруг. — И огни, и музыка… Потрясающе просто!

Салли улыбнулась, повиснув на руке Уилсона.

— Мой отец славился тем, что всегда давал лучшие приемы и банкеты в округе. А по оценкам многих, так и во всей Луизиане! Полагаю, я унаследовала его талант.

— Вот ты где, малыш! — вдруг раздался веселый полупьяный голос, и Селина увидела отца. Он приблизился нетвердой походкой и прижался к ее щеке теплыми и влажными от алкоголя губами. — Прекрасно выглядишь сегодня! Впрочем, как и всегда. Твой папа тобой гордится, малыш. Знаешь, я сегодня места себе не могу найти, так переживаю за тебя. Какая неприятная история… Я считаю, что тебе хотя бы на время следует вернуться к нам с мамой.

— Здравствуй, папочка… — прошептала она. — Я люблю тебя.

Он чуть отстранился и уставился на нее пьяным и слезливым взглядом, а потом потрепал по щеке. — Селина кивнула и улыбнулась, но в глазах ее была печаль. Когда Невил Пэйн только женился на Битси и усыновил ее детей, все было хорошо. Но затем он относительно быстро промотал ее состояние и так же быстро стал деградировать… Опустил руки, перестал дышать полной грудью и жить в полном смысле этого слова… Сдался…

— Я, пожалуй, украду у вас вашу дочь, Невил, — объявил Уилсон. — Вы по праву можете гордиться такой прелестной девушкой.

Селине вдруг пришло в голову, что Уилсон довольно ловко подделывает южное благородное произношение. В следующее мгновение его сильная мускулистая рука легла ей на плечи, и она с трудом подавила желание стряхнуть ее с себя, как гадкую змею, упавшую с ветки.

— Неужели ты хочешь оставить наших гостей? — захныкала Салли. — Комптон собирался о чем-то с тобой поговорить, дорогой.

Но Уилсон даже не обернулся к жене, быстро увлекая Селину к белой мраморной площадке у овального бассейна. Электрические гирлянды отбрасывали на воду сверкающие блики, и она казалась бирюзовой и блестящей, как ртуть…

— Ну вот, наконец-то ты отдохнешь. У тебя сегодня выдался ужасный день, ничего не скажешь.

— Спасибо за поддержку, Уилсон, — проговорила Селина тихо.

— Да-а, — протянул Ламар, наклоняясь к ней еще ближе, отчего ей стало не по себе, — вы с Эрролом делали в «Мечтах» хорошее, доброе дело, но боюсь, это был проект одного человека. Которого больше с нами нет. Без него дело не пойдет, как ни старайся. Он выстрадал его, выстроил по кирпичику от фундамента до крыши. Без него все встанет или пойдет не так. Он был душой фонда. Конечно, я первый скажу, что это ужасно, ужасно несправедливо! Но что поделаешь? Такова жизнь. Кстати, я намереваюсь дополнить свою программу пунктом об оказании помощи неизлечимо больным детям. А ты, думаю, понимаешь, что я не отношусь к числу тех политиков, которые мгновенно забывают обо всех своих обещаниях, как только достигают заветной цели и пробиваются во власть. Но пока, на данном этапе, ты мне очень нужна, Селина. Мне тебя не хватало все это время… ты даже представить себе не можешь, как сильно! Мы, конечно, не всегда ладили, но если закрыть глаза на мелочи… В общем, я хочу, чтобы ты снова стала помогать мне, снова стала работать на благо наших братьев и сестер луизианцев. Что скажешь?

Селина неподвижно смотрела на бирюзовую воду, боясь не то что вымолвить хоть слово — даже шевельнуться! Она за себя не ручалась… Когда же Уилсон вновь попытался взять ее за руку, она ее резко отдернула. Это что же получается? Он смеется над ее родителями за их спиной, продолжает использовать их с корыстными личными целями… Сам же говорил Селине когда-то, что забудет о них сразу же, как только урвет все, что сможет… Этот негодяй прекрасно знает, что Селина ушла от него потому, что узнала, что он прикарманивает деньги, пожертвованные на предвыборную кампанию… Она рассказала ему об этом, а он рассмеялся ей в лицо и пригрозил выставить ее «жалких стариков» на всеобщее посмешище, если она, Селина, посмеет кому-либо рассказать о своем открытии. А теперь он, видите ли, просит ее вернуться.

— Ты всерьез полагаешь, что я смогу все забыть, Уилсон? — едва владея собой, спросила она.

Он хохотнул и, наклонившись, похлопал ее по бедру. Задержав там руку, он легонько стиснул ей ногу.

— А почему бы и нет, дорогая? Сейчас у тебя наверняка возникнут финансовые трудности. Тебе придется искать новую работу…

Внезапно тишину взорвал треск разбитого стекла, и оба, вздрогнув, вскочили с плетеных стульев. От дома в сторону бассейна метнулась фигурка угловатого подростка в джинсах и полосатом балахоне с капюшоном. За мгновение до этого он налетел на официанта, который держал в руках поднос с пустой посудой, и тот потеряв равновесие, выронил его из рук.

— Вор! — раздался чей-то дикий вопль. — Держи вора! Мальчишка явно намеревался перемахнуть через забор, огибавший здание и тянувшийся вдоль противоположного конца бассейна, но тут он заметил Уилсона и Селину. Уилсон сделал шаг вперед, и воришка растерялся.

В это время из сарая рядом с бассейном, показался крепкий молодой человек, тоже в джинсах, но с обнаженным торсом. Кожа парня отсвечивала загаром под ярким светом электрических лампочек, развешанных на деревьях. Вор, наверное, так и не понял, что с ним произошло в следующую секунду. Он даже пикнуть не успел. Полуобнаженный красавец ударил его сзади по ногам, и мальчишка лицом пропахал мраморный парапет бассейна. Голова его гулко ударилась о камень. Селина закрыла глаза и болезненно поморщилась.

Тем временем из-за дома показались управляющий Опи и Салли Ламар. За ними спешили любопытные гости.

— Кто это? — поинтересовался Уилсон у жены. — Тот человек, который задержал вора? Он вышел из сарая.

— М-м… — Салли явно замешкалась с ответом, и это не укрылось от внимания Селины. Она бросила на жену Ламара быстрый взгляд. — А! Так ты же сам его нанял, чтобы он присматривал за твоими аквариумами, дорогой!

— Я сейчас же вызову полицию, мистер Ламар, — проговорил тем временем Опи.

Уилсон, даже не взглянув на него, подошел к кромке бассейна.

— Ты смотришь за моими аквариумами, да? — спросил он парня с обнаженным торсом.

— Да, сэр. Бен Эйнджел. Уилсон фыркнул.

— Это хорошо, что ты такой здоровый. Как-то не вяжется с фамилией[2]. Что ты там делал, в сарае? Я же всех отпустил.

— Не мог же я просто так уйти, сэр, — отозвался Бен Эйнджел. Селина только сейчас рассмотрела хорошенько его и поняла, что смельчак и сам очень молод, чуть старше двадцати. — У вас такой важный вечер. А вдруг что-нибудь случилось бы с аквариумами, а меня рядом нет?

Уилсон усмехнулся.

— Похвально. — Он опустился на корточки перед вором. Тот как раз слабо застонал и пошевелился. — А этот молокосос надолго избавит родителей от забот о своем воспитании. Последи за ним, Эйнджел, до прибытия полиции.

— Да плюнь ты на него, Уилсон, лапочка, — проговорила Салли. — Пойдем к гостям. И ты тоже, Селина. Неужели тебе мало переживаний за день?

— Идите, мистер Ламар, и ни о чем не беспокойтесь, я его не упущу, — сказал Бен Эйнджел.

— Верю, — отозвался Уилсон и внимательно пригляделся к смельчаку. — Ты решительный малый, не так ли? А возишься с какими-то аквариумами… Загляни ко мне завтра утром. Ровно в десять, понял? Опи, пусть его пропустят.

— Хорошо, сэр, — отозвался управляющий, склонив голову.

Селина глаз не могла оторвать от лица Салли. Та явно была не в своей тарелке, переводя беспокойный взгляд с мужа на молодого слугу и обратно.

Через пару минут за забором завыли сирены, между деревьями засверкали полицейские мигалки. Уилсон вновь вернулся к месту происшествия и там встречал представителей полиции и репортеров, которым стоило большого труда протиснуться сквозь плотную толпу гостей, окруживших бассейн.

Селина тихо хмыкнула, увидев среди журналистов Шерман Бьенвиль. Подгоняя бежавшего следом фотокорреспондента и стуча по мрамору высокими каблучками, она пробралась к эпицентру происшествия. Это была довольно высокая женщина, носившая костюмы от Армани.

— Здравствуйте, Уилсон! — воскликнула она, непринужденно взяв хозяина дома под локоть и тряхнув своими коротко стриженными белокурыми волосами. — Великосветский прием обернулся бытовой пьяной дракой, как я погляжу, а? Шучу, шучу! Ничего не расскажете? Фред, ты знаешь, что нужно делать.

Фред суетился рядом, выбирая ракурс для съемки. Наконец ему удалось поймать в кадре одновременно невозмутимого Уилсона и распростертого на мраморе мальчишку, из носа которого шла кровь. В объектив был также виден колоритный полуголый Бен Эйнджел и несколько полупьяных гостей, которым удалось приблизиться к кромке бассейна.

Полицейский приказал всем сдать назад, но его мало кто послушал.

Остренькие глазки Шерман выхватили из толпы Селину.

— Здравствуйте, моя милая! — протяжно воскликнула она и сердечно обняла ее, хотя до сих пор они даже не были знакомы. — Представляю, каково вам сегодня! Я все никак до вас не могла добраться еще там, на Ройал… Знаете, я очень хочу помочь вам, просто очень! Для вас теперь настают нелегкие времена, что и говорить. По городу расползлось уже бог знает сколько малоприятных сплетен, и еще сколько расползется! Придется все это выслушивать, как-то переступать…

— Рад тебя видеть, Шерман, — вдруг запоздало отозвался на ее приветствие Уилсон. — Как насчет бокала шампанского?

— Благодарю, — бросила та и вновь повернулась к Селине. — Люди порой бывают такими жестокими, моя милая! Вы по-прежнему обретаетесь на Ройал-стрит?

Сбитая с толку этим наскоком, Селина молча кивнула.

— Прекрасно! Здорово! Вот что… я забегу к вам в ближайшее время, мы поболтаем спокойно наедине, и я помогу вам организовать ответный удар.

— Ответный удар? — растерянно проговорила Селина и нахмурилась. — Против кого?

— Ну… а то вы не понимаете! Разумеется, против тех, кто захочет прикрыть «Мечты» из-за этих разговоров про Эррола, которыми уже полнится город. Впрочем, что я говорю… Вы ведь и сами не собираетесь продолжать это дело, не так ли? Конечно, как я не подумала… В конце концов, вы девушка «Мечты», но не сам фонд. Душой начинания являлся Эррол Петри. За это его все и любили. Без него все прахом пойдет. Как жаль, как жаль, у меня слов нет… Но мы все равно должны поговорить!

Вокруг то и дело сверкали фотовспышки, работали видеокамеры, отовсюду слышались торопливые расспросы репортеров.

Мальчишка тем временем очнулся, принял сидячее положение и замотал головой, окончательно приходя в себя. Один из полицейских стал зачитывать ему его права.

Вдруг Шерман неожиданно взяла Селину под руку, отчего та вздрогнула, наклонилась к ней и заговорщически прощебетала:

— А правда, что Джек Шарбоннэ финансировал Эррола?

— Они были близкими друзьями…

Селина не была уполномочена отвечать на такого рода вопросы и предпочитала не болтать попусту.

— Но ведь всем известно, что Эррол испытывал трудности с деньгами. Ладно. А правда, что жена ушла от него во многом из-за, скажем так… их несходства во мнениях относительно его развлечений в свободное от работы время?

Губы Селины побелели от напряжения. Она с трудом удержалась от резкого ответа.

— Сын Эррола Петри умер после тяжелой болезни… у него было серьезное расстройство иммунной системы. Эррол очень страдал в те дни и… — Тут она поняла, что Шерман только и надо было, чтобы у нее развязался язык, и осеклась, выжав из себя подобие улыбки. — Прошу прощения Вы вызвались мне помочь, большое вам спасибо. Но сейчас у меня в голове такая путаница.. трудно говорить и даже думать. Простите меня. Поговорим позже, хорошо?

«Много позже, черт возьми! А лучше — никогда!»

— Вам повезло, что рядом оказался Джек Шарбоннэ и подставил свое плечо, — хитро подмигнув, проговорила как ни в чем не бывало Шерман. — Плечо, да какое! Многие женщины хотели бы оказаться на вашем месте! Мужчина он свободный… с тех самых пор, как не стало его жены. Вы, конечно, слышали ту ужасную историю? Как она заехала в трясину и утонула, а?

«Неужели самоубийство?..»

На лице Селины отразилось смятение, что, видимо, доставило Шерман удовлетворение.

— А вот и ваше шампанское, дорогая! — воскликнул Уилсон, о котором они уже было забыли. Он протиснулся между Селиной и журналисткой. — У меня сегодня очень представительная тусовка, Шерман. Клянусь, здесь абсолютно все, у кого бы тебе хотелось взять интервью.

Шерман внимательно посмотрела на него.

— Как твоя кампания, Уилсон? — спросила она и, не дожидаясь ответа, добавила: — Лучше я побуду пока здесь. Тут интереснее. Просто диву даешься! До чего мы докатились… даже в доме у такого человека, как Уилсон Ламар, нельзя чувствовать себя в полной безопасности…

— Так, этого пацана мы забираем, — громко объявил один из полицейских. — Судя по всему, он даже не успел ничем поживиться. Мы его обыскали. Чисто. Надеюсь, мистер Ламар, вы не станете возражать против необходимых формальностей?

— Разумеется, — хмыкнул Уилсон.

А на Селину тем временем накатила дикая, просто нечеловеческая усталость. Итак, она сделала то, что требовали от нее родители, — появилась в этом доме, — теперь можно и удалиться. Селина торопливо окинула взглядом толпу шумливых гостей, но не увидела ни Битси, ни Невила Ну правильно, они умеют прятаться, когда нужно.

— Я вам звякну, — пообещала Шерман и чмокнула Селину в щеку. — Берегите себя, милая Вы неважно выглядите.

Уилсон взял Селину за плечи, развернул к себе лицом и окинул изучающим взглядом.

— Шерман правду сказала, дорогая, ты неважно выглядишь. Впрочем, это и понятно, учитывая случившееся. Тебе нужно отдохнуть. Но ты подумаешь над моим предложением? Обещаешь?

— Что за предложение? — тут же спросила Шерман тоном человека, который имел право это знать.

— Дело в том, что я снова хотел бы видеть Селину среди своих помощников, — ответил Уилсон. — Она уже помогала мне раньше на общественных началах. Теперь же у нее появится много свободного времени, а она не только красавица, но еще и очень умная женщина. Не хотелось бы, чтобы она осталась невостребованной.

Селина сделала шаг к Уилсону и тихо, только для него, проговорила:

— То мое участие было ошибкой. — С этими словами она улыбнулась и добавила уже громко: — Я, пожалуй, воспользуюсь советом своих доброжелателей и поеду к себе отдыхать. Всем спокойной ночи!

Только бы на родителей сейчас не нарваться! Скрываясь за полицейскими машинами, она быстро прошла к воротам и выскочила на улицу.

У Селины подкашивались ноги. Похоже, это не просто усталость… Голова раскалывалась. Хотелось прислониться к ограде, закрыть глаза и послать весь мир к черту…

— Вы что, спятили?!

Селина вздрогнула от неожиданности и схватилась за сердце. Перед ней, засунув руки в карманы, стоял Джек Шарбоннэ.

— Вы? — пролепетала она растерянно.

— Да, это я, черт возьми! А что вы тут делаете, интересно? Одна! В сумерках! Хотите нарваться на насильника? Или вам хватит и простого ночного грабителя?

— Не надо, прошу вас…

Вдруг его лицо куда-то поплыло и подернулось дымкой. Она стала неловко поворачиваться, и в следующее мгновение ее подхватили сильные мужские руки.

Только сейчас ей пришло в голову, что это она должна была спросить у него, как он тут оказался…

Она зажмурила глаза, но перед ее мысленным взором вдруг всплыло другое лицо. Уилсона Ламара… который улыбался ей…

Она тряхнула головой, пытаясь прогнать наваждение. Глаза мгновенно наполнились слезами. Селина ничего не могла с собой поделать. Силы покидали ее.

— Селина! — раздался очень близко голос Джека Шарбоннэ. — Боже… держись, малышка, все будет хорошо!

Никогда не верь мужчине, который говорит тебе, что все будет хорошо…

… Уилсон приблизил к ней свое покрывшееся испариной лицо и быстро заговорил: «Ты нужна мне, Селина. Верь, верь мне, и все будет хорошо!» Они находились в маленькой гостиной на втором этаже дома ее родителей. «Клянусь, если ты сейчас не поговоришь со мной, я наложу на себя руки! У меня в машине пушка. Я поеду на болото, вставлю дуло в рот и нажму на спусковой крючок. К тому времени, когда труп найдут, его уже нельзя будет опознать. Я исчезну с лица земли, понимаешь?»

— Селина, ты слышишь, что я тебе говорю? — вновь раздался голос Джека. — Я отвезу тебя домой. Сейчас же, немедленно!

Она ударила его. Затем еще раз. И разрыдалась в голос…

… Уилсон закрыл дверь гостиной изнутри и вновь вернулся к ней, умоляя, чтобы она его выслушала.

Она боялась и жалела его одновременно. До того как выяснилось, что он ворует деньги, она верила ему, верила в то, что он сделает жизнь луизианцев спокойнее и светлее.

— Все в порядке, малыш, все в порядке! — Опять Джек. — Хочешь еще разок по мне заехать? Пожалуйста, я не возражаю. Только пойдем. Вот так, держись за меня. Переступай ногами, помоги мне.

«… Помоги мне, Селина, умоляю, помоги! Клянусь, я много хорошего сделаю для Луизианы! Ты же не станешь мешать мне ? Не встанешь у меня на пути ? Пойми, те деньги были мне нужны, необходимы! Но ведь я не ради себя стараюсь, поверь! Не ради себя, ради людей!..»

Как давно это было? Пять месяцев назад? Чуть больше? В голове у Селины все перемешалось… Ей было трудно вспомнить все точно. Тогда она сказала ему, чтобы он отправлялся домой и отдохнул. Они поговорят позже, когда он успокоится.

В ответ Уилсон Ламар положил руки ей на плечи — совсем как сейчас у бассейна, — улыбнулся и сказал, что должен быть в ней уверен. А поэтому ему придется немного подстраховаться. И если она будет упорствовать и расскажет всем о его воровстве, пострадает и она сама, и ее родители. Защищаясь, он распустит слух о том, что их дочь шлюха, которая пыталась соблазнить его, чтобы он бросил законную жену. И добилась своего. Да-да, именно это он расскажет всему миру. Она коварно соблазнила его, и он, дав слабину, уступил. В глазах общества он будет выглядеть пострадавшим, и его простят. Поверят ему, а не ей. В конце концов подобные прецеденты уже имели место… К тому же Селина красивая, сексапильная женщина… Бывшая «Мисс Луизиана», которая наверняка привыкла пробивать себе дорогу в жизни своим роскошным телом…

И Уилсон Ламар подстраховался.

В тот день он ее изнасиловал.

ГЛАВА 8

— Какой приятный сюрприз, Санни!

Вин Джаванелли кивнул, приглашая своего подручного Санни Клита войти в отдельный кабинет «Ла Мурены», маленького дорогого ресторанчика, специализировавшегося на итальянской кухне. Комната была зарезервирована за Вином пожизненно. Собственно, он же являлся и владельцем ресторана.

На лбу Санни поблескивали бисеринки пота. Тревожный знак.

— Проходи, садись, — сказал Вин, раскрыв объятия, но не поднимаясь из-за стола.

Он только что покончил с трапезой. Вин всегда ел в час ночи. Это помогало ему трезво мыслить и принимать взвешенные решения.

Клит еще с минуту постоял на пороге, не решаясь переступить его и дать ручищам Вина смять его дорогой шелковый костюм. До сих пор он не проронил ни слова. Санни был человеком средних лет и среднего роста, с редеющими рыжими волосами и одутловатым лицом. В те времена, когда его только приняли в «семью», он был честолюбивым неоперившимся юнцом. Теперь же Санни отрастил солидное брюшко, а его пухлые руки были унизаны сверкающими перстнями.

— Ну что ты там мнешься? — уже нетерпеливо проговорил босс, сорвав с груди салфетку и швырнув ее на стол. Он таки поднялся, вышел из-за стола и, сделав шаг навстречу Санни, снова раскрыл свои объятия для сердечного приветствия. — Разве так положено здороваться членам одной «семьи»?

Санни наконец вошел в кабинет, обнял Вина и похлопал его по спине. Пистолет, который болтался у гостя под пиджаком, больно ткнулся Вину в грудь.

— Прости, что оторвал тебя от ужина, — пробормотал Санни. — Но я очень встревожен. Иначе не стал бы тебя беспокоить.

— Мой стол — твой стол, — сказал Вин, поведя рукой. Эти слова были сигналом, командой, о чем Санни и не подозревал. Один из людей Вина, прятавшийся за бархатной портьерой у дальней стены, неслышно поднял автомат и направил ствол в грудь Санни.

— Я вижу, тебя что-то заботит, — сказал Вин. — Что бы это ни было, я переживаю вместе с тобой. Плесни себе вина.

Санни тут же налил себе кьянти. Вежливое предложение Вина на самом деле было приказом, отказываться от которого нельзя.

— Я ведь как отец тебе, Санни, правда?

— Больше чем отец, Вин.

— По-моему, отец всегда должен поддержать сына и помочь ему в трудную минуту. И сын должен довериться отцу. Ты как считаешь?

— Абсолютно с этим согласен.

— Тогда скажи, что тебя беспокоит?

— Джек Шарбоннэ.

Вин медленно пригубил вино, пытаясь выиграть время. Затем поставил стакан и спокойно переспросил:

— Джек Шарбоннэ? А что случилось?

— Его родители имели несчастье покинуть этот мир вскоре после того, как я был принят в «семью», не так ли? Джеку Шарбоннэ тогда было десять лет. По-моему, в тот день кем-то было принято решение присмотреть за пацаном. Я понимаю, он остался сиротой и заслуживал жалости. Разве можно остаться равнодушным к детской беде? У тебя доброе сердце, Вин. Ты великодушный человек.

На Вина нахлынули воспоминания о том далеком дне. И все такие яркие, явственные…

— В общем, с родителями все ясно. А вот как быть с самим Джеком?

— Как быть? — Вин изобразил на лице удивление. — Санни, ты о чем? Этот молодой человек сам себе голова. С нами он никаких дел не имел и не имеет.

— Но не все так думают. И я, кажется, тоже.

Вин надеялся, что этот момент никогда не настанет, но он настал, и теперь уже ничего не поделаешь.

— Тогда, может быть, расскажешь мне, что вы думаете по этому поводу?

Санни обильно потел. Пот струился по его толстым щекам, а темно-серый воротничок вмиг потемнел от влаги.

— Шарбоннэ, черт возьми, миллионер!

— Миллионеров сотни, Санни. Ты миллионер. Я миллионер. Почему бы и Джеку Шарбоннэ не быть миллионером?

— Он стал миллионером за счет «семьи». За наш с тобой счет.

— О чем ты?

— О тех деньгах, которые его папаша получил с нашей помощью и которые прикарманил себе, когда вздумал помахать нам ручкой, расстаться с «семьей», со своими лучшими друзьями! Хорошо, можешь не признаваться в том, что лично санкционировал его казнь, но не станешь же ты отрицать, что был в курсе его планов!

Вин чуть было не соврал, но удержался, понимая, что Санни без труда разыщет пару-тройку стариков, которые знали всю правду.

— Я хочу разобраться с казино Шарбоннэ, — продолжил Санни. Толстая физиономия его от волнения пошла пятнами. — Хочу понять: почему он является фактически единоличным владельцем крупного заведения? Почему не оказывает знаки внимания «семье», делясь с нами частью прибыли? И почему так спокоен при этом?

Так-так… Дело принимало нешуточный оборот. Поразмыслив, Вин пришел к выводу, что уместнее всего будет раскрыть карты.

— Я — совладелец казино, — сообщил он. — Все очень просто, Санни. Я должен заботиться о своих детях и об их будущем. Им нужны чистые деньги. Понимаешь? На тот случай, если с «семьей» что-нибудь случится. И потому я купил себе долю в казино Шарбоннэ.

— Очень мило. А ты знаешь, что я еще слышал?

— Я весь внимание.

— Я слышал, что ты питаешь к нему определенную слабость. Ты чувствуешь себя обязанным перед ним, Вин. Ведь ты был боссом, когда он остался сиротой.

Вин внимательно взглянул на Санни и тотчас твердо решил провести собственное расследование. Некоторые члены «семьи», похоже, стали отбиваться от рук, и это его не устраивало. Совсем не устраивало.

— Джек Шарбоннэ не мой сын. У меня есть свои дети, и я выполняю отцовский долг по отношению к ним. И потом… если я не делал ничего плохого его родителям, почему я должен чувствовать себя обязанным перед ним?

Санни криво усмехнулся и пожал плечами.

— Я просто пересказываю тебе дошедшие до меня слухи. А я умею слушать. Ты сам всегда говорил, Вин, что ценишь меня за это.

Босс опустил кулаки на стол так, что задребезжала посуда. Санни вздрогнул, и Вин насладился этим зрелищем.

— Я уважаю тебя, Вин. Но все же выслушай меня до конца.

Джаванелли насторожился еще сильнее.

— Конечно, продолжай.

— Ты рассказал мне о своих делах с Шарбоннэ. Это хорошо. Честно. Я польщен. Но… — Он сделал паузу.

Вин молчал. Он уже принял решение относительно Сан-ни Клита. Есть люди, которые не вызывают вопросов, потому что они знают свое место и никогда не забывают о том, кто хозяин. А есть другие, которые в один прекрасный момент решают изменить устоявшееся положение вещей. Им, видите ли, кажется, что они знают больше хозяина. И еще они почему-то проникаются уверенностью в собственной безнаказанности и начинают открыто диктовать хозяину решения, которые тот должен принимать. Держать возле себя таких людей — непозволительная роскошь. Особенно в последнее время, когда надежность — превыше всего. Вин вовсе не собирался окружать себя нетерпеливыми претендентами на престол.

— Но если бы ты не чувствовал себя чем-то обязанным Шарбоннэ, — продолжил Клит, — то не стал бы вкладывать в его казино свои деньги. Ты думал, никто не заметит, что он живет неприкасаемым? Я провел небольшую проверку. И выяснилось, что с него никто не брал и не берет дани.

— Ты меня проверял? — тихо проговорил Вин, устремив на Санни неподвижный взгляд. — Зачем?

— Я проверял Шарбоннэ, а не тебя. И сделал это, потому что заинтересовался. Я за милю чую большие деньги, Вин. Так вот, Джек живет как Золушка после бала. И этот бал устроил для него ты, Вин.

Вин все прочитал по глазам Санни и понял, что тот всерьез метит на его место. В «семье» слишком долго было тихо. Надо было давно насторожиться. В общем, Санни постигнет печальная участь, и это станет уроком для остальных. Но не здесь, в «Ла Мурене», и не сейчас. Этой ночью у Вина и без того было расстройство пищеварения.

— Я тебе уже объяснил, почему дань с него не берется. Но ты не желаешь верить моему объяснению. Что ж, твое право, Санни. Передавай привет своей очаровательной жене. Надеюсь, ты любишь ее. И своих милых детишек тоже. Семья — это самое главное для человека. Никогда не забывай об этом.

— Я помню, — ответил Санни, и Вин с удовлетворением отметил, что уверенность гостя чуть поколебалась. Но ненадолго: Санни глубоко вздохнул и посмотрел на свои руки. — Я не хотел начинать этот разговор. Ведь ты для меня не просто босс. Ты всегда значил для меня даже больше, чем тот, кто женился на моей матери.

— Чти отца своего, Санни. Никогда не проявляй по отношению к нему неуважения.

— Я чту. Ты что, не понимаешь? Ты стал моим отцом. А теперь до меня дошли слухи, что ты устал от своего сына. Добрые люди посоветовали мне почаще оглядываться, потому что ты не смог найти в своем сердце места для двух сыновей. Ты стареешь и все больше казнишься: Шарбоннэ потерял своих родителей в нежном возрасте, и это не дает тебе покоя. Но если раньше ты переживал молча, то теперь решил загладить свою вину перед ним. Ты хочешь, чтобы он стал твоим наследником и занял впоследствии твое место. Конечно, это все очень мило и благородно, но вместе с тем означает, что ты выбросил меня из своего сердца.

Вин сунул руку в нагрудный карман. Санни судорожно дернулся за своей пушкой. Босс поморщился и покачал головой.

— Не нужно резких движений, Санни, — пробормотал он. — Успокойся, я не за пистолетом полез. Ты же прекрасно знаешь, что я лично никогда приговоры не исполняю.

Санни вздохнул с явным облегчением.

В груди Вина все сдавило от боли. И расстройство пищеварения тут было ни при чем. Он нащупал в нагрудном кармане пузырек, откупорил его и достал маленькую таблетку. Кашлянув в кулак, он незаметно сунул ее в рот и переместил под язык. Санни вовсе не обязательно было знать, что Вин принимает сердечные таблетки. Особенно учитывая его жажду поскорее занять место главы «семьи».

— Ты закончил? — спросил Вин, вздохнув и ощутив некоторое облегчение. Боль постепенно утихала.

— Почти, — отозвался Санни. — У меня есть своя небольшая армия, но ты не очень переживай, Вин: это резервисты, а не регулярные части.

Босс, покачав головой, усмехнулся, наклонился вперед и взял Санни за тонкий шелковый галстук ручной работы.

— Красивая вещица, — проговорил он. — Ты всегда умел одеваться, Санни. Послушай… ты угрожаешь мне бунтом, да?

С этими словами он потрепал Санни по щеке. Сначала легонько, а потом так, что у того побагровело лицо и он лязгнул зубами.

— Я хочу заключить соглашение. Только между нами, девочками… — процедил Санни. — Я многие годы служил тебе верой и правдой. И можешь быть уверен: если ты окончательно заменишь меня на Шарбоннэ — быть войне. Или бунту, как ты говоришь. Пойми, не я один проявляю недовольство. Многим в «семье» не нравится, что ты хочешь, задвинув верных друзей на второй план, пригласить чужака со стороны.

Хорошо бы Вину сейчас прилечь и отдохнуть, но дело есть дело.

— Я огорчен… — опустив глаза, с усилием пробормотал он. — После всего того, что я для тебя сделал, ты позволяешь себе сомневаться во мне и в моих обещаниях…

— Сейчас я пойду домой, — заявил Санни твердо, что огорчило Вина еще сильнее. — Подумай обо всем хорошенько. Если ты проявишь уважение по отношению ко мне, я буду и впредь служить тебе и все останется как было. В противном случае…

— Что «в противном случае»? — Вин вновь поднял на Санни неподвижный взгляд. — Ты угрожаешь мне, мой мальчик?

— Я не люблю угрожать. Просто делаю то, что считаю нужным. И как правило, ничего не откладываю в долгий ящик. Наш случай особый. Мы с тобой — одна семья. Я твой должник и ученик. И потому поступлю, как ты меня учил. Буду терпеливо ждать и наблюдать. Ход за тобой, ответ за мной, Вин.

— Ты хорошо усвоил мои уроки, Санни…

Вин усмехнулся, но внутри у него все похолодело от той уверенности, которая сквозила в словах Санни.

— Наставник был хороший. Очень хочу надеяться, что между нами ничего не изменится. Я буду ждать. И мои верные люди тоже.

Вин мог бы обойтись всего тремя словами, и Санни Клита бы не стало.

— Верные люди?

— Да. Они не станут ничего предпринимать до тех пор, пока я буду жив и здоров. Но если до них дойдет слух, что я занемог и, очевидно, не поправлюсь… они сделают свое дело.

— Неглупые ребята в твоей армии.

— Не в этом дело. Главное — надежные.

— Ты закончил, Санни? Знаешь, ты очень меня огорчил своими словами. Жаль, что между нами возникли разногласия. Думаю, нам стоит обратиться к нашему адвокату, а потом объявить сходку «семьи».

— Не нужны нам ни адвокат, ни сходка. Заключим соглашение только между собой. Ты босс в «семье». Ты настолько силен, что можешь позволить себе думать не только о нас, но даже о чужаках вроде Джека Шарбоннэ. Адвокат тебе не нужен.

Лицо Вина обратилось в камень.

— Чего ты хочешь?

— Все очень просто. Если со мной что-нибудь случится, верные люди, как я уже говорил, исполнят мой приказ. И ты будешь первым, кто узнает об этом.

— О чем, Санни?

— Они уже давно на исходном рубеже, Вин. Их пальцы на спусковых крючках, а у глаз оптические прицелы. Сейчас они спокойны, но если со мной что-нибудь случится…

— На кого будет направлен их гнев, Санни?

— На Джека Шарбоннэ и его очаровательную малышку Амелию.

ГЛАВА 9

Комната была погружена во мрак. Джек не зажигал света по привычке: передвигаться в темноте ему удобнее. Подумав сейчас об этом, он невесело улыбнулся. Любовь к темноте также досталась ему в наследство от отца. Как и боязнь стоять у окна.

Сейчас он пытался разобраться в своих чувствах к Селине. Они были по меньшей мере противоречивы. Он много чего чувствовал к ней, но в первую очередь гнев.

Джек попытался избавиться от него, понимая, что так им трудно будет наладить отношения, хоть деловые, хоть личные. Ну, личных он, положим, и не думал налаживать… Джек вновь усмехнулся.

«Это ясно как день… Ясно как день…»

Минуту назад она ушла в спальню. Сказала, что хочет переодеться. Но Джек обратил внимание на зажегшийся красный огонек на телефонном аппарате в гостиной. Значит, в спальне стоит второй и она кому-то звонит.

Что же там произошло, в доме Уилсона Ламара? Джек готов был поклясться, что Селина чуть не потеряла сознание из-за напряжения, накопившегося за день. Он чуть ли не на руках отнес ее в такси, которое приехало, слава Богу, всего спустя минуту-две. Но в машине Селина пришла в себя и, оттолкнув его, забилась в самый угол. Всю дорогу она просидела там, вся съежившись и глядя на мелькавшие за окном дома. На Ройал-стрит она попыталась было отделаться от Джека, но он проводил ее в дом, не обращая на ее возражения и протесты никакого внимания.

Огонек на телефонном аппарате погас.

Окно вдруг задребезжало от сильного порыва ветра. По стеклу забарабанили крупные капли дождя. Джек даже вздрогнул от неожиданности. Все-таки ливень… Ну и что? От жуткой духоты он, конечно же, не спасет.

За спиной его раздался неясный шорох, и в следующее мгновение в углу комнаты зажегся торшер.

— Что ты делал у дома Ламара? — тихо спросила Селина.

Джек боялся этого вопроса и надеялся, что он не прозвучит, но увы… Впрочем, он не собирался рассказывать ей о том, что пошел за ней следом к Ламарам просто так… потому что его потянуло…

Джек кашлянул в кулак, выигрывая время, потом медленно обернулся.

— То же, что и ты, очевидно, — наконец отозвался он и сам удивился тому, как ловко соврал. — Только в отличие от тебя опоздал еще больше.

Селина вышла на середину комнаты. Вместо черного вечернего платья на ней теперь был свободный тонкий свитер и джинсы.

— Ты хочешь сказать, что тоже шел на благотворительный прием?! — тихо спросила она.

— Да, — отозвался Джек, моля Бога о том, чтобы ей в голову не пришло проверить его слова.

— Но почему ты не сказал мне, когда я заходила к тебе домой? Ведь ты знал, куда я иду?

— Не сообразил. Слишком был занят мыслями об Эрроле… — Он пожал плечами и встретился с ней взглядом. — Мне все еще не верится, что его нет с нами.

Глаза ее мгновенно затуманились, на шее дернулась жилка, и Джек уже пожалел о своих словах.

— Спасибо тебе, — еле слышно проговорила она, — что проводил меня. По правде сказать, я неважно себя чувствую. — Наконец-то на лице у нее мелькнула слабая улыбка, точнее — ее подобие, которая Джека отнюдь не убедила. — Я не заболела, просто ужасно выметалась, наверное… И потом, шок, потрясение… Тебе тоже не сладко сейчас.

«Ты даже не подозреваешь, насколько права…» Джек кивнул. На сей раз уже он отвел глаза.

— Сегодня я потерял своего лучшего друга… — проговорил он и сам удивился своим словам. Мисс Селина Пэйн почти гипнотически действовала на мужчин. В ее присутствии языки развязывались даже у самых неразговорчивых, к числу которых относил себя и Джек. — Мы с ним были во всем не похожи. Почти полные противоположности. Но ты знаешь… я любил его. С ним я всегда чувствовал себя в своей тарелке. Он был… А, черт! Как интервью на кладбище даю…

— Нет. Просто ты сейчас искренен и тебе от этого неловко. Сейчас в тебе заговорило твое настоящее «я», а не тот человек, за которого ты себя выдаешь.

Он устремил на нее пристальный взгляд.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Тебе легче, когда тебя держат за жестокого человека, Джек, — почти прошептала Селина, не глядя на него. — Но ты не жестокий, скорее — ожесточившийся.

— Когда я был ребенком, мать любила говорить, что меня ждет сценическое будущее…

Губы его расползлись было в улыбке, но мгновенно окаменели, будто его всего парализовало. Мать? Он никогда и ни с кем не говорил о родителях, о матери и предпочитал не отвечать на вопросы о них…

— Да матери в основном все так говорят, — пробормотала Селина. — Моя, например… А, ладно, не стоит.

Джек с ней согласился. У него не было никакого желания приплетать сюда еще и Битси Пэйн.

— Ну ладно. Если с тобой все в порядке, тогда я пойду… ловить такси. — Он достал из кармана визитку. — Мой рабочий телефон ты знаешь, но я оставлю тебе на всякий случай и домашний. Звони, если что. Я буду дома через несколько минут.

Джек положил карточку у телефона.

— Спасибо. — Селина стояла перед ним босая, без макияжа и очень бледная. Она выглядела абсолютно беззащитной. — С утра я уже смогу приступить к работе.

Он хмыкнул.

— Я как раз хотел поговорить с тобой об этом. Боюсь, нам еще предстоят визиты представителей департамента полиции Нового Орлеана. Антуан говорит — весь день тут шныряли. Комнаты Эррола опечатаны. Полицейские вроде бы сказали, что уже закончили, но вряд ли так оно и есть на самом деле.

Селина как-то грустно взглянула на него и горестно прошептала:

— Кто мог убить Эррола? Кто?

Джек вздохнул.

— Я не знаю, Селина. Трудно представить, что такой человек вообще мог найтись на белом свете. На протяжении нескольких лет у него были личные и очень серьезные проблемы, но он выкарабкался, справился с ними. И при этом не нажил себе врагов. — Он поднял на нее глаза. — Или… Может, ты знаешь какого-нибудь недоброжелателя Эррола? Вдруг я не в курсе, а?

Селина как будто задумалась на несколько секунд, потом покачала головой:

— Нет. Таких не было.

— Ну, хорошо… — Джек понял, что разговор окончен. — Тогда я пойду.

— Да. Амелия, наверное, тебя заждалась. Ему не хотелось оставлять ее здесь одну.

— Не забудь запереть за мной дверь.

— Не забуду.

— Мне еще надо проверить все счета фонда. Ты не забивай себе этим голову, я все сделаю сам. Позже мы еще раз обо всем поговорим. Хорошо?

Селина коротко кивнула. Во всей ее позе чувствовалось неестественное напряжение. Джек принял это на свой счет. «Все ясно… Мы никогда так и не станем друзьями».

— Спокойной ночи, Селина. Если что, звони. Буду тебе очень признателен, если ты незамедлительно поставишь меня в известность о малейших изменениях в ситуации.

Сняв пиджак и повесив его себе на плечо, Джек направился к двери. Он прекрасно знал, что дышать на улице будет нечем. Дожди здесь были теплые, и после них воздух не становился свежее.

— Я… — раздался за его спиной еле различимый шепот. Джек вернулся и, опустившись перед ней на корточки, заглянул ей в глаза.

— Селина, что ты хотела мне сказать?

«Черт, кто тебя просил оборачиваться? Сейчас бы уже спокойно шел по улице!..»

— Ничего, тебе это незачем знать.

— Так-так… уже интересно. — Он придвинулся к ней ближе и нахмурился. — Тебе что, плохо? Голова опять кружится?

— Нет, нет…

— Тебя всю трясет!

— Это просто… не обращай внимания, это… Спокойной ночи, Джек. Спасибо за все. Я позвоню тебе, если что.

— Ты едва не упала в обморок, когда уходила от Ламаров. И тебе опять плохо. Кого ты хочешь обмануть?

— Я уже говорила, что просто расстроилась из-за того мальчишки… которого арестовали. Он не успел ничего взять. И в любом случае его не обязательно было так избивать. — Она без сил откинулась на спинку дивана. — Джек, мне дурно…

— Дурно?! Тебя тошнит?!

Джек отшвырнул пиджак и взял Селину за плечи. Она оттолкнула его и сама поднялась с дивана.

— Нет, нет, ничего… Спасибо… Все нормально… — Она зажмурилась. — Мне не надо помогать. Я все сделаю сама. Нельзя никому верить. Иначе можешь пострадать.

— Ты бредишь, что ли?! — вскричал Джек. — Как хочешь, а я останусь здесь до тех пор, пока тебе не станет легче.

Селина закрыла рот рукой и, пошатываясь, двинулась в ванную. Джек увидел, что ее вдруг согнуло пополам и она стала давиться…

— Эй! — крикнул он и бегом бросился к ней. — Так, ну-ка, повернись, чтобы потом не пришлось убираться!

Он обнял ее за талию и привлек к себе. Селина упиралась, но слабо, и Джек не обращал на это никакого внимания. Он ногой поднял крышку на унитазе и заставил Селину опуститься перед ним на колени.

— Уходи… — простонала она, но и только.

В следующее же мгновение она забыла о Джеке, судорожно вцепилась в унитаз и ее стало выворачивать наизнанку.

Джек быстро поискал глазами губку и, сорвав ее с крючка, намочил в холодной воде. Ему было не впервой — с Амелией тоже случалось подобное, когда она болела, поэтому он не растерялся.

Потом Селина попыталась было подняться, но ноги не держали ее. Джеку пришлось подхватить девушку и едва ли не на руках отнести в спальню. Он заставил ее прилечь, при этом она открыла глаза, и он, увидев в них испуг, чертыхнулся. Проклятие, он помогает ей, а она смотрит на него как на насильника!

Аккуратно приложив мокрую губку к ее разгоряченному лбу, Джек подождал, пока она закроет глаза.

Едва Джек выпрямился, как услышал стук входной двери и звук шагов на лестнице. Он быстро осмотрелся по сторонам в поисках какого-нибудь предмета, с помощью которого смог бы обороняться.

— Эй, Селина, золотце, где ты? Это я, Дуэйн! Я бы раньше заскочил, но у меня были дела, сама понимаешь, закрутился. — Шаги слышались уже в гостиной. — Я звонил днем, но к телефону никто не подошел. Селина, ты вообще здесь?

— Здесь она, Дуэйн, здесь, — отозвался Джек. — В спальне.

После недолгой паузы Дуэйн отозвался:

— Джек Шарбоннэ? Ты?

— Кто ж еще?

— А ты что тут делаешь, можно поинтересоваться? Селина! Или я чего-то не понимаю? Ты там в порядке, малыш? Просто скажи «да», и я уйду. Раз ты с Джеком, я тут лишний…

— Перестань кривляться и иди сюда! — рявкнул Джек. — Селине плохо. Нужно вызвать врача.

— Нет! — Она села на постели и схватила Джека за руку. — Не надо врача! Мне никто не нужен. Со мной все в порядке…

В следующую секунду в комнате появился Дуэйн в роскошном красном кафтане, расшитом золотой ниткой, и золотистых сандалиях.

— Что с тобой, детка? — воскликнул он, быстро подойдя к постели. Он бросил суровый взгляд на Джека. — Это он тебя так, да?

— Не говори глупостей… — еле слышно отозвалась Селина.

— Послушай, Дуэйн, уговори ее насчет врача. Она не хочет.

— Уговори! — усмехнулся тот, легонько взъерошив Селине волосы. — И уговаривать не стану. Звоню сейчас же, и точка.

Он наконец нашел в книжке нужную запись, подошел к аппарату и быстро набрал номер; что-то коротко сказав, положил трубку. Собеседник, похоже, не возражал против того, что Дуэйн позвонил ему в два часа ночи.

— Когда будет врач?

— Скоро, — отозвался Дуэйн. — Селина, золотце мое, может быть, ты переоденешься во что-нибудь более подходящее? Зачем тебе этот дурацкий свитер? Ты и без того вся вспотела, как загнанная лошадь! — Он усмехнулся и озорно подмигнул Джеку. — Люблю английский язык и выразительные сравнения!

— Эррола больше нет… — тихо прошептала Селина, закрыв рукой глаза. — Не могу поверить. Это не укладывается у меня в голове.

— Скажи, тебе хоть немного лучше? — спросил Джек.

— Перезвоните врачу. Скажите, чтобы не приезжал. Джек встретился глазами с Дуэйном, и оба одновременно покачали головами.

Дуэйн отошел к бельевому шкафу и стал рыться во всех ящиках подряд. Из одного он достал белую хлопчатобумажную ночную рубашку и короткие дамские штанишки.

— Так, мы с Джеком сейчас отвернемся, а ты переоденься, ладно?

— Ладно, только отмените вызов врача.

— Сейчас не время торговаться, солнышко, — мягко возразил Дуэйн. — Переодевайся. Вот увидишь, тебе сразу полегчает. Тут еще нужно будет убраться, между прочим, перед врачом, так что поторапливайся.

— Селина, можно уже? — громко спросил он минут через пять.

Ответа не последовало.

Переглянувшись, они с Дуэйном одновременно повернулись. Селина лежала в постели, натянув одеяло до самого подбородка. Свитер и джинсы кучкой лежали на полу.

— Я думаю, у нее пищевое отравление, — заключил Джек. — Черт возьми, где носит этого Гиппократа?

— Имей терпение.

Джек пригляделся внимательнее. Бледность Селины сливалась с цветом белоснежного постельного белья. Единственное отличие заключалось в том, что последнее было в синий горошек. Селина открыла глаза, которые словно стали больше на ее осунувшемся лице.

— У тебя наверняка пищевое отравление, — сказал Джек. — И не переживай, это не так страшно.

— Вот и перезвоните врачу. Скажите, чтобы он не приезжал.

В следующую секунду по всему дому разнеслось эхо дверного звонка.

— Вот и Ал, — пробормотал Дуэйн, направляясь к двери.

Через минуту он вернулся в комнату вместе с каким-то рано поседевшим щеголем. «Тот держал в руках саквояж.

— Ал Вобан. Доктор Ален Вобан к вашим услугам. Доктор Вобан сразу приблизился к Селине и приветливо ей улыбнулся.

Ален Вобан был невысок ростом, но, черт возьми, красив. Заметив это, Джек поморщился. К несчастью, Дуэйн взял его под локоть и потянул к двери.

— Пойдем, Жако. Не будем мешать.

Они вернулись в гостиную. Дуэйн зашагал взад-вперед по комнате, время от времени качая головой, цокая языком и давая клятвенные заверения в том, что он однажды камня на камне не оставит от этой вульгарной обстановки. Дважды миновав одно и то же место, он наконец нагнулся, поднял с пола металлическую корзину для бумаг и поднес к самому лицу.

— Боже, ну и вонь… — Дуэйн скривился так, словно его заставили съесть целый лимон. — Здесь что-то сожгли. Нет, Джек, говорю тебе: за этой девчонкой нужен глаз да глаз.

Когда-нибудь она точно спалит себя здесь заживо или отравит угарным газом.

Еще вчера Джек заметил бы, что личное благополучие Селины его совершенно не волнует. Он сказал бы это и сейчас, но побоялся, что его выдаст голос.

— Что там? — буркнул он, не глядя на Дуэйна.

— Воняет нейлоном… и, кажется, шелком. На дне что-то оплавилось. Резина какая-то. Боже, ну и запах!

Джек, заинтересовавшись, заглянул в корзину.

— Так, давай сразу договоримся, — вдруг быстро проговорил он. — Ты ничего не видел, ничего не нюхал. Ясно?

— Хорошо, — тут же согласился Дуэйн.

Селина сожгла в корзине черное дамское белье, шелковый пояс и то резиновое кольцо — в общем, все, что они с Джеком нашли в комнате у Эррола. Джек уже пожалел о том, что они избавились от этих вещей. Впрочем, если все это принадлежало Селине…

« Черт, черт, черт! Уж что-что, а это тебя волновать не должно, кретин! «

Дуэйн вдруг взял его за руку.

— Ого… похоже, еще гость.

Звонка не было. Входная дверь открылась и закрылась. На лестнице, которая вела на второй этаж, раздались шаги.

— Селину больше не беспокой, — сказал Джек, решительно направившись в коридор. — Я разберусь сам.

— Так я тебя и пустил туда одного, — проговорил Дуэйн, догоняя его.

Выйдя в коридор, они замерли на месте как вкопанные. Джек никогда не относил себя к числу ценителей мужской красоты, но красивее мужчины в жизни не видел. Дуэйн откашлялся и сдавленным голосом проговорил:

— Э-э… добрый вечер. Давайте первым делом пройдем в гостиную, а уж там вы представитесь. Только не шумите. В доме больная женщина. Высокий незнакомец коротко кивнул и сделал шаг к двери. Дуэйн и Джек тотчас расступились.

— Где Селина? — спросил он, входя в комнату и оборачиваясь. — Ей что, совсем плохо?

— У нее сейчас врач. Селине сегодня пришлось несладко, как, впрочем, и всем нам. Шок, потрясение… ну вы понимаете.

— Да, понимаю. Меня эта смерть тоже потрясла до глубины души. Такой человек, такой человек… — У него были удивительные глаза. Не голубые и не зеленые, а что-то среднее… Цвета морской волны. Редчайший оттенок. Совершенные, точеные черты лица и подтянутая, крепкая фигура атлета. — Селина обо всем рассказала мне по телефону. Поэтому я, собственно, и пришел. Хорошо, что я вчера приехал по делам в Новый Орлеан и оставил ей номер, по которому она меня разыскала…

« Так вот кому она звонила! «— понял Джек. Он готов был поклясться, что видит этого человека впервые в жизни, и тем не менее лицо его казалось очень знакомым.

— Джек Шарбоннэ, — представился он, протянув руку гостю.

— Сайрус Пэйн, — отозвался тот, обменявшись с Джеком рукопожатием. — Простите, не успел сказать… я брат Селины.

Джек улыбнулся, облегченно вздохнув. Тут же поймав себя на этом, он прикусил язык.

— Не знал, что у Селины есть брат.

— А-а, священник? — вдруг воскликнул Дуэйн и, в свою очередь, пожал руку Сайрусу Пэйну. — Ну конечно. И как я сразу не догадался! Вы похожи на Селину. Знаете, меня всегда интересовали священнослужители. В них есть какая-то загадка.

— Вы так считаете? — Сайрус усмехнулся, но тут же вновь посерьезнел. — Как долго уже у нее врач?

— Только-только пришел, прямо перед вами, — ответил Джек. — Ей уже с утра нездоровилось. Похоже на пищевое отравление.

Сайрус снял с себя плащ и поискал глазами вешалку. Дуэйн решительно забрал плащ у него из рук и повесил на стул.

— Вериги… Воистину вериги… Такой плащ никакой дождь уже не. испортит, — не удержался он от своей оценки.

— Меня, как и Селину, никогда не интересовала материальная сторона сущего, — снова усмехнувшись, проговорил Сайрус. — У нас с ней другие принципы в жизни.

И хотя Джек уже знал, что перед ним священник, увидев белый квадратик воротничка, он смешался.

— Именно поэтому она прошла весь путь до участия в конкурсе на звание» Мисс Америка «? — едко заметил он и запоздало прикусил язык.

— Если Селина захочет рассказать вам об этом, она сама расскажет, — довольно сурово отозвался ее брат и так посмотрел на Джека, что того будто шпагой насквозь проткнули.

Через минуту к ним присоединился доктор Вобан. Обменявшись с Сайрусом кратким рукопожатием и представившись ему, он сел на диванчик и стал писать заключение. Потом поднял глаза на присутствующих в комнате мужчин и проговорил:

— Она измотана. Как физически, так и эмоционально. Ей нужен покой и сон. Ей необходимо нормальное питание. И еще… внимание и поддержка.

— Так что это все-таки? Отравление? — нетерпеливо спросил Дуэйн.

— Нет. — Доктор Вобан покачал головой. — Сейчас она отдыхает. Она сказала, что я могу поговорить с вами, отец Пэйн. Я сначала хотел оставить вам мой номер телефона, чтобы вы мне позвонили, но потом подумал — почему бы нам не пообщаться прямо сейчас? Если вы не возражаете, конечно.

— Не возражаю. Но будет правильнее, если вы станете обращаться ко мне» отец Сайрус «.

Доктор Вобан бросил многозначительный взгляд на Дуэйна и Джека, давая понять, что им лучше выйти.

— Да ладно вам! — вдруг рассмеялся Дуэйн. — А то я прямо такой болван и не понимаю, в чем дело! Ну что… мы ждем маленького, да? Ал, признавайся!

Доктор Вобан не сумел скрыть улыбки, но тут же посерьезнел.

— Я не имею права обсуждать это с тобой, — отрезал он. — Пусть Селина и ее брат сами решают.

Отец Сайрус подошел к двери и плотно прикрыл ее. Вернувшись, он заметил:

— Думаю, скрывать тут нечего. От вас. Но речь идет о моей сестре. Она и так уже достаточно пострадала. Я не хочу на ее голову лишних неприятностей. Вы меня понимаете?

Дуэйн кивнул:

— Я буду нем, как рыба.

А Джек едва удержался от того, чтобы не выругаться. Скорее остаться одному, разобраться в своих мыслях…

— Да, Селина беременна, — веско сказал Сайрус Пэйн. — Именно поэтому я сюда и пришел.

ГЛАВА 10

Она воспользовалась тем, что Сайрус ушел стоять вечерню, и потихоньку выбралась из дома. Брат, конечно, очень огорчится, когда обнаружит по возвращении, что она нарушила обещание и сбежала. Он будет ее ждать и волноваться, но не станет сердиться и простит тотчас, как только она придет.

Сайрус, будучи сыном властной матери и слабого духом отца, каким-то чудом сумел стать самостоятельным человеком, для которого главное в жизни заключалось в том, чтобы дарить утешение ближним. О, как Селине недоставало его, когда он покинул родительский дом, чтобы поступить в духовную семинарию. Он бы очень огорчился, узнав, что его отсутствие привело к тому, что родители взяли дочь в двойной оборот…

Избегать Джека Шарбоннэ в последние дни было несложно. И даже если бы он сам порывался увидеться с ней… Впрочем, он этого не делал. Врач прописал ей сон и отдых.

Прикрываясь этим, она всем могла отказывать во встречах. Селине хватало общества брата и Дуэйна. Милый, милый Дуэйн… его любовь была бескорыстна. И если он любил человека, то был ему предан до конца. Все последние дни он крутился возле нее и Сайруса, ей рассказывая о радостях новой жизни, а его доставая вопросами о вечном.

Селина улыбнулась и поправила зонтик…

Дуэйн дал торжественную клятву молчать о ее беременности, и она знала, что он сдержит слово.

А вот Джек Шарбоннэ — другое дело. В ее планы никак не входило ставить его в известность о том, что с ней произошло.

Едва только Сайрус ушел в собор Сен-Луи, что на Джэксон-сквер, она позвонила Джеку домой. Но снявшая трубку Тилли суровым голосом сообщила ей, что мистера Шарбоннэ нет дома. И тогда Селина, поймав такси, попросила отвезти ее к его плавучему казино на реке.

И вот оно… сверкало огнями впереди, ярко выделяясь на фоне ночной реки. Возможно, Джека на месте не окажется. Но если она его все-таки застанет, он, конечно, очень удивится.

Такой вот внезапный визит. Селина очень надеялась, что это ей хоть как-то поможет.

Нужно уговорить его молчать о ее беременности. Как долго? У Селины пока не было ответа на этот вопрос. Потрясенный врач сообщил ей, что она находится на шестом месяце… Несколько оправившись от потрясения, он объяснил, что у некоторых женщин, особенно тех, кто находится в хорошей физической форме, беременность может долго протекать внешне незаметно… При этом он заверил, что плод, похоже, развивается нормально… Селина спросила, как скоро ее беременность станет очевидна для окружающих. На это у врача точного ответа не нашлось, но он допустил, что, возможно, время еще есть.

Селине же необходимо было срочно продумать планы на ближайшее будущее. Уилсон Ламар ни при каких обстоятельствах не должен узнать, что это его ребенок. Ни при каких обстоятельствах. Она обязательно что-нибудь придумает, главное — выиграть время…

От деревянных поручней поднимался пар. Селина ступила на трап и опустила глаза на черную воду, плескавшуюся по борту» Счастливой «. На пирсе в полумраке, словно змеи, шевелились швартовы. В воздухе носился смешанный запах машинного масла и дегтя.

Широкий трап, по которому сновали шумливые, веселые люди, вел к маленькой будке на палубе, в которой Селина заметила двух женщин в коротких юбках с бахромой и крупного лысого мужчину — очевидно, охранника. Селине вспомнилась маленькая Амелия. И она вдруг поймала себя на мысли, что ей сложно представить в этой обстановке ее отца…

Она медленно подошла к будке и сложила зонт. Брюнетка в короткой юбке взяла с нее входную плату, улыбаясь, но не глядя ей в глаза.

Селину пропустили на палубу, и она двинулась вдоль рядов игровых автоматов. На лицо ей упали разноцветные блики от ярких мигающих лампочек. Отовсюду слышались смех, гул возбужденных голосов, звон монет, грохот опускаемых рычагов» одноруких бандитов «… Все это сливалось в сплошную какофонию звуков. Между клиентами, разнося напитки, сновали официантки в коротких юбках.

Впереди показалась широкая лестница, которая вела на другую палубу. Селина поднялась до середины и оглянулась назад. Джека Шарбоннэ нигде не было видно. Она, конечно, могла спросить у какой-нибудь из этих девиц, но тогда пропал бы эффект внезапности, который, похоже, являлся ее единственным козырем.

Селина не увидела Джека, зато заметила Шерман Бьенвиль. Испугавшись, что эта женщина вновь припрет ее к стенке своими расспросами, Селина бросилась на следующую палубу и оказалась в баре, где вместо стен были сплошные зеркала. У дальней стены горело несколько телевизионных экранов. Там собралась целая толпа, люди пили и одновременно играли в кено[3]. В противоположном конце располагался ресторан «Бархатный». Интересно, почему именно «Бархатный»? Неужели Джек дал ему такое название?

На лестнице вдруг раздался голос Шерман.

Выше была только служебная палуба, туда Селине ход был закрыт. Господи, надо же встретить здесь именно того человека, которого меньше всего хочется видеть! Селина решила спрятаться от Шерман в баре, а потом незаметно сбежать на нижнюю палубу и продолжить поиски Джека.

Она приблизилась к стойке и заняла единственную свободную табуретку. Справа и слева от нее сидели мужчины, но они, кажется, были увлечены разговором со своими спутницами. И слава Богу…

Впрочем, Селине и тут не повезло. Едва она села, один из соседей повернулся и окинул ее оценивающим взглядом. Селина, правда, не смутилась: пройдя горнило конкурсов красоты, она привыкла к таким взглядам.

Подруга соседа нервно заерзала на своем табурете, но мужчина не обратил на это внимания. Улыбнувшись Селине, он щелкнул пальцами, подзывая бармена.

— Что будем пить, леди?

Селина молча поднялась бы и ушла, если бы не Шерман Бьенвиль, которая как раз показалась на лестнице. От нее не отставал ее фотограф. Понимая, что выход на нижнюю палубу пока недоступен, Селина взглянула на соседа, затем перевела глаза на его подружку и, к большому удивлению последней, сказала:

— Ну что ж, вы оба очень любезны. Я, пожалуй, буду апельсиновый сок.

Мужчина шлепнул себя ладонью по коленке и, тряхнув головой, расхохотался. Его подруга заказала сок и улыбнулась Селине. Шерман Бьенвиль же все торчала на лестнице.

На небольшой эстраде показались музыканты. Наскоро проверив микрофоны и сыгравшись, они исполнили кантри-песенку, которая показалась Селине незнакомой. И тут прозвучал ненавистный ей голос:

— Боже!» Мисс Луизиана» собственной персоной! Селина, дорогая!

Селина чуть повернула голову и увидела в зеркале восторженную физиономию Шерман. Все разговоры за барной стойкой тут же смолкли.

— Селина Пэйн, подумать только! — Шерман бросилась к ней через весь бар с распростертыми объятиями. На ней было шикарное малиновое платье с блестками. — Вы такая загадка, моя милая! Всегда совершаете сумасбродные поступки вроде сегодняшнего и ничего не можете с собой поделать, так?

В лицо Селине ударил яркий свет фотовспышки, затем еще и еще. Она почувствовала себя беспомощной и разозлилась. А Шерман тем временем схватила ее за руку и чмокнула в щеку.

— Нет, ну надо же… какая встреча! Вчера я весь день звонила вам и мне отвечал приятный мужской голос. — Она кому-то подмигнула. — Он говорил, что вы заняты. Ха! О, я все понимаю, все понимаю, моя милая! Кстати, кто это?

— Мой брат, — лаконично ответила Селина.

— Да что вы говорите! — воскликнула Шерман. — Тогда мне вдвойне повезло! Королева красоты, чей брат уходит из отчего дома, чтобы стать священником! Священник из благородного семейства, кто бы мог подумать?

Если Шерман таким способом старалась выудить Селину из-за барной стойки, она своего добилась. Селина слезла с табурета и решительно направилась к лестнице.

— Вы не думайте, я вижу, что вы не хотите афишировать свое присутствие, — тут же заговорщически зашептала ей Шерман, словно они были близкими подругами. — Это не театр, что там говорить! Здесь крутятся слишком большие деньги. У приличных людей вроде нас с вами такие не водятся.

Селина вежливо улыбнулась.

— Давайте присядем, — предложила Шерман и, не дожидаясь ответа, увлекла Селину к столику. — Почему бы нам не заказать бутылочку шампанского? — Она повернулась к фотографу: — Погуляй пока.

Тот понимающе кивнул и ушел в сторонку.

Шерман заказала бутылку «Дом Периньон», вынула из сумочки маленький блокнот и золотую авторучку в виде ярко-красного яблока с зеленым листочком и не преминула похвастаться:

— Джудит Либер, между прочим. Модная вещичка. Знаете, я бы хотела поболтать с вами о бедняге Эрроле.

— Мне кажется, вы сюда не за этим пришли, а чтобы взять интервью у каких-нибудь известных людей.

Шерман похлопала ее по руке.

— Естественно, моя дорогая, но потом я увидела вас и все остальное отошло на второй план. Так что вы тут делаете, пардон, запамятовала? Вы, кажется, сказали, что…

— Я ничего не говорила.

— Ах да! Вы, конечно, считаете меня чересчур навязчивой. Но это вовсе не так, милая Селина! Вы просто возбуждаете живой интерес! Вы удивительно, необыкновенно притягательный человек! По такой женщине все мужики сохнут… Но дело не только во внешности. Вы спокойны, рассудительны, скромны. Правда, в тихом омуте черти водятся, а?

Селина усмехнулась:

— Возможно…

Она искренне жалела о том, что появилась здесь.

— Так расскажите же о себе! Чем живете? Что вас заводит? Что возбуждает? Вот, скажем, тот же Эррол… он возбуждал вас?

Селина рванулась из-за стола, но Шерман вцепилась ей в руку.

— Простите, простите! Я репортер и слишком долго ею была, только и всего. Вас мои манеры коробят, я вижу. Ну садитесь же, прошу вас!

Селина опять села, но только потому, что на них уже начали оглядываться.

— Что бы вы обо мне ни думали, моя милая, я честна и искренна с вами. И вы будьте со мной такой же. Я напишу про вас и могу гарантировать, что там не будет никакой грязи!

— Не надо… — тихо попросила Селина.

— Послушайте, я не собираюсь пудрить вам мозги и обманывать. У меня исключительно прямые и честные вопросы. Вот скажите, к примеру, почему ваш брат сбежал в свое время в семинарию?

— У моего брата призвание. Он ниоткуда не сбегал.

— Вы спали с Эрролом Петри? — Нет… Нет!

— А до меня доходили другие слухи. В конце концов, почему бы и нет? Красивый мужчина, к тому же с соответствующей репутацией женолюба… — Она предупреждающе подняла руку. — Не спорьте! У меня хорошая память, и если я когда-либо что-то читала или слышала, то уж никогда не забуду. Расскажите про ту ночь, когда он погиб. Что случилось? Пикантные подробности меня не смутят, не бойтесь.

Селина нахмурилась. Кроме них с Джеком, Эррола в ванной никто не видел. В том виде, в котором они его нашли…

— Скажите, он любил, когда его связывали? — Шерман хохотнула. — Боже, какая проза! Вот вам нравится, когда вас связывают? Говорят, такими вещами как раз увлекаются с виду спокойные и невинные люди…

— Я не знаю, откуда вы все это взяли… — пробормотала Селина; сердце ее, казалось, вот-вот выскочит из груди. Только бы не переволноваться… Иначе недалеко и до очередного обморока. — Эррола нашли на полу в ванной комнате. И это общеизвестно.

— Но на его запястьях и лодыжках найдены следы, которые обычно остаются после связывания. Не веревкой, а тканью… Так говорят.

— Кто? Кто говорит?! На кого вы ссылаетесь?

— А вот следы на его пенисе были несколько другого характера.

Селина отшатнулась от Шерман так, словно ее ужалила змея.

— Уходите, — глухо проговорила она.

— Ага, вот видите, задела за живое! — Достав из сумочки золотой портсигар, Шерман прикурила и глубоко затянулась. — Поймите же, нам нужно поговорить. Нет власти более мощной, чем власть прессы. У вас нет выбора. Или вы расскажете мне все сами, по-хорошему, или…

— Уходите, я сказала.

— Вы повторяетесь. Зачем вы сюда пришли? Повидаться с Джеком Шарбоннэ?

Что она могла ответить? В нос Селине ударил дым от сигареты, и внутри у нее все перевернулось.

— Именно, Шерман. Селина пришла, чтобы повидаться со мной. Мы с Эрролом были соучредителями фонда «Мечты». Теперь его с нами нет, и я хотел бы подумать над тем, как продолжить его дело. И в этом мне нужна помощь Селины. Если у тебя еще есть вопросы, позвони мне позже.

Селина взглянула на Джека — никогда еще она не была ему рада так, как в эту минуту.

— Привет, Джек, — пропела Шерман как ни в чем не бывало. — Нет, мне сегодня решительно везет! Присаживайся.

— Уже поздно, — отозвался Джек. — Нам с Селиной еще нужно обсудить немало вещей. — Он повернулся к Селине: — Как дела? Извини, я немного задержался.

— Неплохо. Меня даже угостили апельсиновым соком. — Она улыбнулась. — Знакомство с порочной стороной жизни вызывает во мне почти детский восторг!

— Спасибо, спасибо, — рассмеялся Джек. — Очень мило, что ты нашла здешний апельсиновый сок порочным. Я подготовил тебе ведомость на завтра. Заглянем ко мне в кабинет?

— Какую ведомость? — нахально спросила Шерман, но тут же опять взялась за свое: — Джек, ты мне лучше вот что скажи: откуда у Эррола на члене появились те странные отметины?

Если она хотела смутить Шарбойнэ этим вопросом, то ей это удалось.

— Странные отметины?..

— Ну да. Следствием установлено, что следы на запястьях и лодыжках остались после связывания тканью. А сейчас они возятся с его половым органом…

Джек поморщился и проговорил:

— Я благодарен тебе, Шерман, что ты поделилась со мной этой новостью.

— Всегда пожалуйста, дорогой. А это еще кто? Насколько я понимаю, это Санни Клит, главный подручный Вина Джаванелли.

— Санни… — удивленно проговорил Джек и обратил прищуренный взгляд на рыжего толстяка, который курил у стойки бара, поглядывая в их сторону. — Ну конечно, Санни! Странно, что он здесь: мне всегда казалось, что он меня недолюбливает.

Шерман довольно усмехнулась:

— Между прочим, Джек, ты даже не сделал попытки прикинуться, что не знаешь этого мафиози.

— Мафиози? — Джек фыркнул. — Ему явно не понравится, если он узнает, что ты его так назвала, дорогая. Санни, добро пожаловать на борт моей скромной посудины!

Клит медленно подошел к их столику, с явным интересом глянул на Шерман. Та окинула его в ответ профессиональным репортерским взглядом.

— Присаживайся, Санни, дружище, присаживайся! Эй, Лем! — Джек звонко щелкнул пальцами. — Шампанского сюда моим друзьям!

Бармен коротко кивнул и подхватил поднос с уже приготовленными бокалами и ведерком со льдом, в котором охлаждалась бутылка.

Санни опустился за стол рядом с Шерман, и та явно занервничала.

— А ты куда собрался, Джек? — спросил мафиози, глянув на хозяина казино. — Я думал поболтать с тобой о том о сем.

Джек очень натурально вздохнул.

— Я с удовольствием поболтал бы с тобой, ты знаешь. Давненько мы не виделись, давненько… Но мне нужно обсудить кое-что с моим другом… — он скосил глаза на Селину, — и еще проводить ее домой.

— Но…

— Увы, наш разговор придется отложить, Санни, приятель! А пока предлагаю скрасить вечер в обществе Шерман. Она потрясающий собеседник, могу тебя заверить. Спрашивай ее, о чем хочешь. Она расскажет тебе все, что ты хотел узнать, но до сих пор стеснялся спросить.

Селина прикусила губу, чтобы скрыть улыбку, но в следующее мгновение ей стало не до того: Джек больно стиснул ее руку и увел на нижнюю палубу. Там они прошли на корму и остановились перед маленькой дверкой с занавешенным иллюминатором. Едва они вошли в комнату, как Джек закрыл дверь и все внешние звуки разом смолкли. Но Шарбоннэ провел ее дальше, в просторное помещение, которое, очевидно, служило хозяину казино не только кабинетом, но и местом отдыха. Джек запер еще одну дверь.

Отпустив наконец руку Селины, он натянул на себя темный пиджак и, уперев руки в бока, молча и напряженно заглянул ей в глаза.

— Я звонила тебе домой, — вдруг оробев, начала Селина. — Ты сам мне оставил свою визитку…

Джек молчал.

— Тилли сказала, что тебя нет дома. И мне пришло в голову, что ты можешь оказаться здесь… В общем, я хотела сказать, что ты очень достойно себя повел, когда мне стало плохо. Спасибо тебе за это. Я знаю, ты недолюбливаешь меня, но ты хороший человек… великодушный. А когда меня затошнило, ты и вовсе проявил себя с самой лучшей стороны. Правда. Не каждый на твоем месте стал бы мне помогать…

— Не говори ерунды, и не стоит благодарности. Я сделал бы это для любого.

— Спасибо… Из тебя вышла бы первоклассная нянька. Джек учтиво поклонился, не сводя с нее напряженного взгляда.

— Насколько я понимаю, ты находился в другой комнате вместе с Сайрусом и Дуэйном, когда от меня вышел врач.

— Точно.

— Сайрус сказал мне, что ты в курсе…

— Да, в курсе.

— Но знаешь… еще я не готова обсуждать эту тему. Я пришла, чтобы просить…

Он мягко, но решительно усадил ее на диванчик, которым она про себя восторгалась пару минут назад.

— Я знаю, что ты не любишь терять контроль над собой, — сказал он. — Вот и тогда ты не хотела, но тебе стало плохо и… Боюсь, сейчас похожая ситуация. И советую тебе смириться, а не устраивать истерику. Это ребенок Эррола?

«Боже, когда закончится этот кошмар?..»

— Что ты сказал?

— Ты меня слышала. Ты носишь ребенка от Эррола? Как странно… Казалось бы, его предположение вполне логично, и тем не менее оно смутило Селину.

— А если даже и так? Тебе-то какое дело, прости за грубость?

— Эррол был моим лучшим другом. Теперь его нет. И я не хочу, чтобы его имя лишний раз полоскали в газетах. Я не хочу, чтобы его обвиняли в том, что он сделал беременной женщину, на которой не собирался жениться.

— А с чего ты вдруг взял, что не собирался?

— Перестань! — рявкнул он. — Эррол никогда не женился бы вторично! Он торжественно поклялся в этом во время своего первого венчания!

Селине нечего было ответить.

— У газетчиков и без того уже немало материалов, которые при желании можно обратить против него. Они вспомнят о том, что он был сексуально озабочен, потом перекинут мостик к нашему фонду, по линии которого он тесно общался с больными детьми… и назовут его извращенцем и педофилом! Думаю, ты понимаешь, чем вес это обернется для фонда. Он развалится в одночасье, как карточный домик. Ты же не хочешь этого?

— Не хочу… — Она поднялась. — Я хочу, чтобы фонд продолжал работу. И хочу этого не меньше, а то и больше твоего!

— Правда? Похвально. Но давай-ка вернемся на минутку в день сегодняшний. Ты слышала, что болтала Шерман? Не знаю, откуда она берет свою информацию, но постараюсь выяснить. Может, в департаменте полиции помогут.

— Они не знают, что мы забрали из комнаты Эррола те вещи, — еле слышно проговорила Селина. — Мне страшно. Джек, мне очень страшно. И эта Шерман… Кажется, всех волнует только сексуальная подоплека дела. Но почему-то никто не хочет акцентировать внимание на том, что человека убили! А ведь именно это должно всех занимать, по идее…

— Во всяком случае, меня это заботит всерьез. Знаешь, не исключено, что полиции станет известно, что мы избавились от тех вещичек. На трупе и в самом деле могли обнаружить отметины, происхождение которых будет тщательно выясняться.

— Но я все сожгла.

Джек улыбнулся, но от этой улыбки Селине не стало легче.

— Да, в мусорной корзине. Дуэйн долго водил носом по твоей комнате, как гончая, потом сунул его в корзину и сообщил, что жженый шелк и нейлон пахнут отвратительно, но их запах не идет ни в какое сравнение с вонью горелой резины. Будем надеяться, что полиция не станет интересоваться у него этими подробностями, потому что Дуэйн вряд ли станет лжесвидетельствовать, а значит, от корзины полицейские быстренько обратят взоры на тебя, а потом и на меня.

— Я скажу, что ты не имел к этому никакого отношения.

— Ты настоящий друг, но будь покойна, если в полиции за тебя возьмутся, ты им тут же все выложишь.

Она растерянно оглянулась по сторонам.

— Селина, я не хочу, чтобы вокруг имени Эррола из-за тебя поднялся скандал. Материала для того, чтобы его скомпрометировать, и без твоей беременности хватает. Черт бы побрал эту Шерман…

— Я не хочу поднимать никакого скандала. Более того, я пришла сюда, чтобы просить тебя молчать о моей беременности. Пусть она как можно дольше остается в тайне.

— Насколько я понял, долго хранить этот секрет тебе не удастся. Я не поверил своим ушам, когда врач сказал, что речь идет о пяти месяцах. Но он сообщил, что ошибки быть не может. — Он помолчал, потом хмуро уставился на нее. — Кстати, ты не ответила на мой вопрос. Это ребенок Эррола? «Сказать ему, что это ребенок Эррола?..»

— Почему тебя это так волнует?

— Меня не это волнует, а то, что на память моего покойного друга может быть брошена тень.

— Каким образом я могу бросить тень на его память, интересно?

— Ты можешь сказать… что он соблазнил тебя. Селина только устало вздохнула, а Джек добавил:

— Если бы у вас были нормальные, здоровые отношения, то тогда одно из двух: либо ты радовалась бы этой беременности, либо планировала сделать аборт. Какой-то особой радости у тебя на лице я не вижу; значит, что — аборт?

Глаза Селины мгновенно наполнились слезами.

— Что ты от меня хочешь?

— Я хочу, чтобы ты не эксплуатировала имя Эррола.

— Я и не говорила никогда, что собираюсь эксплуатировать имя Эррола! — Ей стало дурно при одной мысли о том, что Джек мог так о ней подумать. — Слушай, Джек, может, мне вообще не называть отца?

— Но если тебе нечего страшиться, почему ты скрываешь свою беременность?

«А вот это тебя не касается!»

— Это мое дело, Джек.

— Нет, дорогая, теперь это наше общее дело.

— Скажем, так: я пока не готова во всеуслышание объявлять о ней.

— Ты хочешь подготовить почву, дождаться благоприятного момента, когда будет выгоднее всего со слезами на глазах открыть так называемую правду?

Селина вспомнила об Уилсоне. Он всерьез вознамерился вернуть ее. Она прочитала это в его глазах на приеме. Если он узнает о своем отцовстве, то любой ценой потребует избавиться от ребенка, на любой стадии беременности. И в качестве аргументов будет использовать все те же угрозы в отношении ее родителей.

— Я иду домой, — вдруг решительно сказала она. — Прошу тебя, Джек… Ты должен уважать мое право на личную жизнь. Она тебя не касается.

— Думаю, ты ответила на мой вопрос. Я очень надеялся, что ошибаюсь, но все говорит в пользу моих подозрений. Собственно, теперь это уже не подозрения, а твердая уверенность. У тебя есть свой план, но ты не хочешь ставить меня в известность. Что мне делать в этой ситуации, подскажи?

— Помоги мне.

— Интересно, каким образом? — тихо спросил он. Селина уже знала, что такой голос у него бывает лишь тогда, когда его обуревает ярость.

— От тебя я прошу только одного. Мне надо быть уверенной в том, что ты не избавишься от меня из-за моей беременности. Клянусь, она ни в коей мере не помешает мне выполнять свою работу.

— Я уже говорил, что не собираюсь увольнять тебя.

— Ты в любой момент можешь передумать, а мне нужны гарантии.

Джек пожал плечами:

— Тебе остается только надеяться, что я не передумаю. Такой вариант ответа пойдет?

— Нет. — Она покачала головой. — Пообещай мне. И еще… Пожалуйста, молчи о моей беременности. Я сама решу, когда придет время назвать… Эррола отцом моего ребенка.

ГЛАВА 11

Джек знал, что ему делать. За те годы, что прошли со дня гибели родителей, он сформировал для себя собственный кодекс чести и этики и неукоснительно придерживался его во всех своих поступках. Первое правило этого кодекса гласило: полагайся только на самого себя. Джек твердо следовал этому правилу. Даже в отношениях с дедом, отцом своей матери, который, в сущности, и воспитал его. Джек не все ему открывал, кое-что утаивал. Дед не догадывался об этом. По крайней мере Джек так считал. Второе правило: если уж решился на что-нибудь, доводи дело до конца, и остановить тебя сможет только смерть.

Сейчас Джек намеревался сделать то, о чем напряженно думал день и две ночи. Он завез Амелию в садик, вернулся домой, поставил машину в гараж и отправился пешком к Дуэйну, надеясь потом заскочить на Ройал-стрит.

— Доброе утро, красавчик! Эй, Джек Шарбоннэ, я к тебе обращаюсь! — Дуэйн стоял в дверях своего клуба «Кошки», облокотившись о притолоку и улыбаясь. — На жареное потянуло, а? Хочешь как следует развлечься? Но почему так рано? Ах, Джек, ты ненасытен!

— Прибереги свое красноречие для других, — со смехом ответил Шарбоннэ. — Меня так легко смутить не удастся.

Они обменялись рукопожатием. Внимательно взглянув в лицо Дуэйна, Джек уловил таившееся напряжение в его усталых глазах. Дуэйн пытался его скрыть, но безуспешно.

— Послушай, не найдется ли в твоем модном заведении пара чашечек приличного кофе? Мне нужно проснуться, а у тебя такой вид, как будто давно пора спать. Так или иначе кофе нам не помешает.

Дуэйн перестал улыбаться и, понизив голос, сказал:

— Мне страшно, Джек. В этом мире происходят вещи. которые меня пугают.

— Увы, — усмехнулся Джек. — Я пока не понимаю, о чем ты.

— Боже, убили нашего лучшего друга — по-твоему, этого не достаточно? — сделав зверское лицо, прошептал Дуэйн.

Взяв Джека за руку, он быстро увел его в зеркальное и сверкающее чрево своего клуба. Зал уже привели в порядок после вчерашней вечеринки, а электрики проверяли светившиеся изнутри неоном стойки для исполнительниц «экзотических танцев», а попросту стриптиза, для следующего представления.

— Это даже хорошо, что ты испугался, мой юный друг, — пробормотал Дуэйн. — По крайней мере будешь меня внимательно слушать.

Страсть Дуэйна все на свете драматизировать была прекрасно известна Джеку.

— Можешь в этом не сомневаться, — отозвался он. — Но я тебе сначала вот что скажу. Смерть Эррола потрясла меня до глубины души. И было бы странно, если бы этого не произошло. Но знаешь… я до сих пор не уверен, что речь идет об убийстве.

Джек уже построил в голове новый сценарий происшедшего, ключевой фигурой которого являлась дама, побывавшая у Эррола. Почему не предположить, что он захлебнулся сам, а она потом, пытаясь откачать несчастного, вытащила его из ванны? Женщине это нелегко было бы сделать одной, но в критических ситуациях человек может проявлять еще и не такие чудеса.

Дуэйн выжидающе посмотрел на Джека, но тот так ничего и не сказал, и хозяин клуба заговорщически проговорил:

— Не знаю, Джек, куда ты клонишь, но, возможно, ты и ошибаешься. Очень даже возможно.

— Откуда у тебя такая уверенность? Дуэйн дернул плечом.

— Уверенность? Ты смеешься? Я вообще уже ничего не понимаю. Просто хотел тебе сказать, что мы с тобой скорее всего не знаем, что там произошло на самом деле. Я лично жду официального заключения по делу Эррола. Вот ты мне скажи: почему полиция молчит, словно воды в рот набрала?

— Может, оттого что они сами ни черта не понимают? — предположил Джек.

Дуэйн расстроено вздохнул:

— Тут что-то не то… Не может быть, чтобы у них не было совершенно никаких улик.

Стройный и гибкий человек с бокалом в одной руке и сигаретой в другой сел за пианино и, поставив бокал, одной рукой наиграл мелодию «Беззаботней любви».

— Талантлив, как бог. Жан-Клод. Настоящая находка, — шепнул Дуэйн. — Я счастливый человек. Он дарит мне покой и утешение.

Жан-Клод, сунув сигарету в рот, прищурился от дыма и сыграл уже в две руки. При этом он подмигнул Дуэйну и Джеку.

— Слушай, меня волнует вопрос: знаешь ли ты о Селине что-нибудь такое, чего не знаю я?

— Разумеется.

Джек опустил глаза на свои туфли. — Ну?

— Селина Пэйн — необыкновенная женщина. Это удивительно добрый, великодушный и честный человек, а не какая-нибудь там пустоголовая смазливая девчонка. Ты скажешь: а как же все эти идиотские конкурсы красоты? Правильно. Но это была затея ее мамочки. Родители Селины — вообще примечательная парочка. Мать ты знаешь, отец — большой, но беззащитный, как младенец. От них сбежал их единственный сын, после чего они принялись за дочь и едва не угробили ей жизнь, прежде чем она узнала, что это, собственно, такое. Можешь мне поверить, не будь рядом Селины, Битси Пэйн сама полезла бы на подиум. С раннего детства Селина никогда не возражала и молча делала то, что приказывала ее мамаша. Семья — дело такое… Ты-то просто не успел разобраться в этом, Джек, извини. Господь да упокоит душу твоих родителей. Мои старики — вообще отдельный случай. Мы сейчас не будем их вспоминать. А Селина… она уже взрослый человек, но до сих пор не может отцепиться от Битси и ее загребущих рук.

Джек присвистнул:

— Вот так монолог! Браво! Значит, Селина у тебя кругом хорошая получилась? Ну что ж, я не возражаю. Остается только надеяться, что доктор Ал не станет болтать, сам знаешь о чем. Чтобы не портить общей картины.

— Не о докторе речь, а о тебе на самом деле, — проговорил Дуэйн и устремил на Джека серьезный взгляд. — Ал болтать не будет. Его связывает врачебная тайна. Про Сайруса я вообще молчу. Он будет защищать сестру до последнего. Это святой человек. Удивительно только, как это он сумел таким стать в доме Битси, но это отдельный разговор. Что касается меня, то я буду молчать о беременности Селины даже в беседе с архангелом Гавриилом, если только она сама не попросит меня поделиться с ним этой новостью. Я лично приветствую эту беременность. Дети — дар Божий. Невинные создания, которые созданы для любви и ни для чего больше.

— Согласен… — буркнул Джек. Как же ему объяснить, что это невинное создание выбрало очень неудачное время для того, чтобы заявить о себе?.. — Кто отец?

— Тему беременности Селины я ни с кем обсуждать не буду, — проговорил Дуэйн неожиданно твердо. — Так вот зачем ты пришел… Ну что ж, по этому поводу я тебе все сказал.

— Хорошо, хорошо. Но по крайней мере ты допускаешь мысль, что им мог быть Эррол?

Дуэйн открыл и закрыл рот. Затем покачал головой и махнул рукой.

— Невероятно! Это уму непостижимо! Ну ты и нахал!

— Я нахал? — Джек усмехнулся. Дуэйн вновь подступил к нему вплотную.

— Послушай меня, малыш. Ты что, не понимаешь человеческого языка? Селина — мой друг. Я отношусь к ней с уважением. А друзья могут смело и без боязни доверять мне свои самые сокровенные секреты, потому что во мне они умирают. Понял?

— И все-таки Эррол… Дуэйн возопил:

— Жан-Клод! Спаси меня от этого ненормального! — Всплеснув руками, он рухнул в ближайшее кресло. — Проваливай, Джек. Если хочешь, сам расспроси Селину. Она, возможно, отвернет тебе за это голову, но ты все равно сходи, потому что тем самым она только окажет всем нам большую услугу!

— Спасибо за совет… — ответил Джек и улыбнулся. Жан-Клод включил диск Доктора Джона, и Джек в такт музыке, щелкнул пальцами. — Кто знает, может быть, и я расценю это как большую услугу.

Дуэйн пропустил эти слова мимо ушей. Смахнув со своих их выбеленных джинсов невидимую пылинку, он тихо проговорил:

— Джек, слушай меня внимательно, но не показывай виду. Тебе ясно?

— То есть? — удивленно переспросил он, но благоразумно не обернулся на Дуэйна, а продолжал наблюдать за Жан-Клодом, который своей изящной танцующей походкой направился к ним, задерживаясь по пути и перекидываясь словами с каждым официантом и электриком.

— Ко мне тут заходил один посетитель. Он прошел через кухню. Одет обычно, если не считать… нет, ты только представь: ковбойская шляпа на голове! Я сразу понял, что это что-то вроде маскировки. Зрелище было, прямо сказать, довольно устрашающее.

Дуэйн замолчал и стал воровато рыскать глазами по сторонам.

— Понятно, — буркнул Джек. — Не тяни кота за хвост. О ком речь?

— Это был Антуан.

— Чего-чего?!

— Не надо так орать. Еще раз тебе говорю: Антуан.

— Я тебе не верю. Скорее он сдохнет, чем…

— Перестань! — проворчал Дуэйн. — Мне прекрасно известно, что он набожный человек. И хороший человек, заметь! Но он пришел сюда. Пришел, потому что… — Дуэйн приблизил свое. лицо к лицу Джека так близко, что они едва не столкнулись лбами, — потому что кое-что видел.

Джек заглянул в расширенные зрачки владельца клуба.

— Ты хочешь сказать… ты хочешь сказать, что он что-то видел той ночью, когда погиб Эррол?

— Тот человек появился во дворе дома с рассветом. Это Антуан сказал, не я. Он пришел ни свет ни заря с сумкой в руке и вскоре вышел из дома все с той же сумкой. На улице еще стояли сумерки.

— И Антуан затем поднялся к Эрролу? — спросил Джек после долгой паузы. — То есть на момент моего прихода он уже знал, что Эррол мертв? Но почему он ничего не предпринял? И почему ничего мне не сказал прямо тогда?

— Не знаю. Я даже не знаю, поднимался ли он к Эрролу до твоего прихода. Возможно, не поднимался. Решил, что ему во все это лучше вообще не лезть.

— Знаешь, знаешь. Ведь Антуан зачем-то к тебе приходил. Он тебе все рассказал, теперь расскажи мне…

— Я больше ничего не знаю, клянусь. А Антуан, напротив… он сказал мне, что знает слишком много. И еще он сказал, что не хочет на свою голову неприятностей, что он не должен терять бдительности, а должен быть очень осторожным. Все. Это были его последние слова. Больше он мне ничего не сказал.

— А перед этим что сказал?

— Что он боится. Он решил, что за ним следят. Потом он сразу ушел.

Джек сложил руки на груди. Жан-Клод был уже совсем близко.

— Чего он так испугался? Ну? Говори быстрее.

— Все просто, мой дорогой. Он решил, что видел убийцу, который, очевидно, вернулся на место преступления, потому что что-то забыл там. Забрав это «что-то»и сунув в свою сумку, он исчез, надеясь, что остался незамеченным. Но Антуан его видел.

— Значит, не все так уж плохо.

— Не скажи. Антуан предупредил меня, что захлопнется, как улитка, если мы попробуем отвести его в полицию для дачи показаний.

— Почему он не хочет помочь?

— Я уже сказал: он боится. Боится стать следующей жертвой.

Селина стояла у единственного окна своей маленькой гостиной и выглядывала на улицу. Серебристый «мерседес» был припаркован у тротуара, дверца со стороны шофера была распахнута, и рядом, небрежно облокотившись на нее, стоял высокий широкоплечий молодой человек.

— Это ваша машина? — спросила Селина, не оборачиваясь к Салли и Уилсону Ламар. — Тот «мерседес»?

— Красивая, правда? — хвастливо проговорила Салли. — Вообще-то она моя. Уилсон настоял.

— Мы пришли сюда не для того, чтобы обсуждать нашу машину, — довольно резко вмешался тот. — Мы пришли, чтобы поговорить о тебе, Селина. Сказать, что очень за тебя беспокоимся.

Она его ненавидела. Как это страшно, когда ненавидишь отца собственного ребенка… Ребенка, которого любишь…

— Я слышала, с тобой живет твой братец, — проговорила Салли, оглядываясь вокруг, словно пытаясь отыскать Сайруса, прячущегося за шкафом или за креслом. — Между прочим, вместе с нами сюда приехали бы сегодня и твои родители, но их убивает тот факт, что их единственный сын — ха, священник! — предпочел остановиться в городе не у них. А ведь его бог знает как давно не было!

— Сайрус приехал по личному делу, — быстро сказала Селина. «Господи, неужели придется врать?..» — В епархию. Все вышло почти случайно, он не успел даже предупредить о своем приезде. А от меня до канцелярии ближе. чем от родителей.

Сайрус действительно приехал в Новый Орлеан по личному делу, но он не планировал задерживаться и уехал бы уже давно, если бы не беременность Селины.

Салли, казалось, уже утратила интерес к тому, почему Сайрус оказался в городе.

— А где он? — Она сложила ладони вместе. — На мессе? Такой странный человек, твой брат…

— Да, на мессе. Так с чем вы ко мне заглянули?

— Одну минутку, дамы! — вмешался Уилсон, подняв руки, но не встречаясь с Селиной глазами. На нем был светло-серый шелковый костюм и ослепительно белая сорочка с черным галстуком. Выглядел он безупречно. Источал жизненную энергию и здоровье. — Позвольте мне кое о чем сообщить. Я считаю себя должником Битси и Невила… Без их помощи я не поднялся бы так высоко, что там говорить… Поэтому я считаю себя обязанным исполнить их волю и помочь им. Так что теперь буду говорить я, а вы меня спокойно выслушайте и не перебивайте, договорились?

Салли шутливо закатила глаза и плюхнулась на диванчик.

— Твои родители очень обеспокоены, — торжественно проговорил Уилсон, выдержав театральную паузу. — И мы с Салли, кстати, тоже. Селина, ты должна понять, что по улицам Нового Орлеана разгуливает убийца!

Неужели она когда-то считала этого человека порядочным? Неужели? Теперь Селина с трудом выносила само его присутствие.

— Один-единственный убийца на свободе — это хорошая новость для Нового Орлеана.

— Не дурачься, Селина. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Этот человек уже совершил одно преступление в этом доме…

Селина переступила с ноги на ногу.

— Здесь мне ничто не угрожает. И возможно, после гибели Эррола этот дом как раз стал самым безопасным местом во всем Новом Орлеане. Человек, совершивший здесь убийство, уже сюда не вернется.

— Откуда в тебе такая уверенность?

— Но это же логично, разве нет? Он понимает, что за домом теперь установлено наблюдение. И потом, он наверняка знает, что теперь я не одна, а с Сайрусом.

— Ага! Вот видишь! — Салли показала в сторону Селины наманикюренным пальчиком. — Сайрус тоже переживает за тебя. Впрочем, Уилсон, похоже, она права. Не думаю, что преступник осмелится вернуться сюда. Особенно зная, что здесь теперь живет мужчина. И какой! — Она подмигнула Селине.

Той стало не по себе. Хорошо, что брата нет дома. Селина знала, что Сайрус всегда болезненно реагирует, когда кто-либо намекает на его мужскую привлекательность.

— Я вам очень благодарна за то, что вы зашли меня проведать, — проговорила Селина холодно, с каменным лицом. — Но это мой дом. Здесь моя работа. И я не собираюсь никуда бежать.

— А вот Битси и Невил выразили желание, чтобы ты вернулась к ним. И немедленно. — Уилсон не умел уговаривать мягко, приводя разумные доводы. По крайней мере в разговорах с Селиной. Его коронным стилем было подавление слабого. — Мы хотим забрать тебя на обратном пути. Советую тебе пока собирать вещи, а мы подождем возвращения твоего брата. Когда он вернется, ты сообщишь ему, что уезжаешь.

— Мы поможем тебе пережить эти черные дни, — добавила Салли. — Уж кто-кто, а мы с Уилсоном хорошо понимаем, что значили «Мечты» для вас с Эрролом! Сейчас для тебя настали нелегкие времена, но у Уилсона возникла одна замечательная идея. Думаю, тебе понравится.

Селина молчала. Она за себя не ручалась.

— У меня есть для тебя работа, дорогая, — сказал Уилсон. Он картинно стоял посреди комнаты, заложив руки за спину. — Хочу, чтобы ты стала моим пресс-секретарем. Будешь отвечать за связи с общественностью и средствами массовой информации, каково? Я хочу шире рекламировать свою предвыборную кампанию. Нынешнее состояние дел в этой области меня не устраивает. Нужен твой опыт. Ты станешь моей «Девушкой мечты»!

От его самодовольной ухмылочки ей стало дурно.

— Ну как, не слабо, правда? — улыбнулась Салли. А Уилсон продолжил:

— Мы все прекрасно понимаем, что на «Мечтах» можно поставить крест, особенно в свете того, что стало известно про Эррола, но я обещаю не забывать о больных детях и об их нуждах. Я позабочусь о том ..

— Постой, постой! А что стало известно про Эррола? Вы о чем?

Салли вздохнула и вынула из своей большой соломенной сумки газету.

— Шерман, конечно, штучка еще та, но, с другой стороны, это ведь ее работа. И во всяком случае, пишет она интересно. — Салли передала Селине газету, ткнув пальцем в первую полосу. — Я, кстати, не подозревала, что Эррол был повернут на сексе.

— Это было давно! — горячо проговорила Селина, пробежав глазами статью, озаглавленную «Святой или грешник? Местный филантроп страдал от нездорового сексуального влечения!».

— Конечно, это всего лишь газета с заметкой Шерман, — проговорила Салли. — Но есть и другие. Читать не так интересно, но тема та же.

Селина вернулась к окну и резко отдернула занавеску. Подбородок у нее мелко задрожал.

— Ты пока собери вещи. Подготовься к возвращению…

— Я никуда с вами не поеду. А Эррола оклеветали. Он давно разобрался со всеми своими проблемами и в любом случае своей деятельностью искупил все прошлые грехи. Как это несправедливо, как несправедливо…

— Говорят, он снимал женщин прямо на улице и тащил сюда… — деловито проговорила Салли, читая статью по второму разу.

— Прошу вас, уходите. — Селина отошла к двери и открыла ее. — Сейчас же. Я хочу остаться одна. Меня ждет работа. Меня ждет фонд. Если честно, у меня сегодня очень много встреч. Джек Шарбоннэ — вы его, конечно, знаете — был деловым партнером Эррола, хоть и не принимал активного участия в работе фонда. Сейчас он планирует продолжить дело своего компаньона, и я остаюсь при нем в той же должности.

— Шарбоннэ! — Уилсон фыркнул, отчего лицо его сразу стало неприятным. Подобные кривые ухмылочки ему явно не шли. — И ты всерьез думаешь, что фонд получит в городе поддержку, если во главе его встанет этот человек? Господи, Селина, раскрой глаза, оглянись вокруг! Это же сын гангстера! Владелец казино на реке! Я, кстати, позабочусь о том, чтобы этой клоаки не стало, как только меня изберут. Законопослушные граждане не станут связываться с человеком, нажившимся на игорном бизнесе.

Селина глубоко вздохнула, чтобы хоть немного успокоиться.

— Я понимаю, что вы желаете мне добра. Но я не могу бросить работу. Особенно сейчас, когда накопилось столько незавершенных дел.

— Боже, Селина, ты продолжаешь витать в облаках! — поджав губы, проговорила Салли. — Какие там дела! Ведь ничего этого нет! Ничего! Пора взглянуть правде в глаза, Селина. Фонд лишится всех пожертвований. Не будет ни аукционов, ни денег, ни благотворительности. Я же показывала тебе газету! Об Эрроле теперь все знают. Люди отвернутся. А многие еще зададутся вопросом: уж не занимался ли он чем-нибудь… эдаким… с теми больными детьми!

— Замолчите! — крикнула Селина, закрыв уши руками. — Уходите, немедленно! Как вы смеете делать такие отвратительные предположения?! Вот дверь, и она для вас открыта!

— Мы без тебя не уйдем, — нахмурившись, буркнула Салли. — А вот и Сайрус! Сейчас он выбьет из тебя всю дурь!

Но на пороге вместо брата появился Антуан.

— Я ищу вас, мисс Селина. Мне нужно поговорить. Мне нужно кое-что сказать. Я давно должен был, но…

— Конечно, Антуан. Мои гости уходят.

Садовник наконец поднял глаза и попятился обратно в коридор.

— О, у вас гости. Прошу прощения, мисс Селина. Я сразу не заметил. Я потом тогда… позже…

— Нет, Антуан, останьтесь!

Но садовник как будто не расслышал ее — неловко повернувшись, он быстро ушел, и через минуту его шаги затихли на лестнице.

— Селина…

— Прошу тебя, Уилсон… уходите! Как вы могли так, как вы могли? У вас совсем нет такта! Человек погиб, а вы… Если бы не мои родители, я вообще не разговаривала бы с вами!

Селина не хотела иметь с ними ничего общего. Она очень жалела о том, что когда-то связалась с ними.

Салли поднялась, поправила на себе узкое белое платье, подчеркивающее ее красивые формы.

— Селина еще передумает, — бросила она мужу. — Сейчас она не способна трезво мыслить. Дадим ей время.

— Мы еще вернемся, — проговорил Уилсон, уперев в Селину долгий неподвижный взгляд.

Ей стало не по себе. Она вновь увидела перед собой человека, изнасиловавшего ее. Не будь сейчас Салли, кто знает, возможно, он попытался бы повторить тот страшный вечер…

Селина стояла на месте, прислушиваясь к тому, как на лестнице затихают их шаги, дождалась, пока хлопнет дверь, а потом принялась расхаживать по комнате взад-вперед, нервно стиснув зубы и сжав маленькие кулачки. Ламаров нельзя подпускать близко, ни в коем случае нельзя… Они все сломают, жизнь, работу, все…

Она вдруг замерла на месте и медленно провела рукой по животу. Волна непередаваемой нежности накатила на нее, а к горлу подступил комок. Она уже мысленно представляла себе своего ребенка. Такое бывает у всех женщин на этой стадии беременности… Но сейчас перво-наперво нужно разыскать Антуана и узнать, что он хотел ей сказать.

Она направилась к двери, но на пороге едва не налетела на неслышно подошедшего Джека. Он поднял на нее глаза, и она сразу поняла, что тот чем-то всерьез озабочен.

Селина обрадовалась его приходу. В ту минуту она чувствовала себя особенно одинокой и беззащитной, а Джек был сильным мужчиной, который не боялся ни черта, ни дьявола.

— Привет, Джек… — еле слышно проговорила она. — Чувствую, мне сегодня вообще не удастся подобраться к работе.

— Я видел Ламара и его жену. Что им от тебя нужно?

— Они хотели отвезти меня к родителям, а еще Уилсон предложил мне работу.

Селина сама не знала, почему все это рассказывает. Что за дело Джеку до ее личной жизни?

— Кошмар!..

— А ты не очень-то вежлив… Все-таки мои родители…

— Перестань, ты отлично знаешь, что я имею в виду.

— Ладно. Спальня Эррола все еще опечатана, но полицейские сказали, что офис в моем распоряжении. Как раз туда я и собралась. Нужно сделать несколько звонков. Пора… пора приниматься за дела.

Джинсовая рубаха Джека была расстегнута, а рукава засучены. Всем своим видом он давал понять, что не выпустит Селину, пока не узнает того, что хочет.

— Мне действительно нужно идти, Джек. Ты что-то хотел? Я могу поднять любую информацию.

— Ты уже смотрела газеты? — Да…

— Надо что-то делать.

Джек скользнул взглядом по портретам представителей рода Петри, которые висели в коридоре.

— Эррол был последним Петри, — вдруг проговорил он. Потом вновь перевел глаза на Селину. — Я думаю, нам нужно каким-то образом вызвать сочувствие у общественности. Да, у Эррола были проблемы, и довольно серьезные. Но он не бежал от них, не прятался в кусты, а настойчиво искал решения. И в этом смысле стал примером для многих! Он справился со всем, что ему в жизни мешало.

— Правильно… — Селине стало гораздо легче при одной только мысли о том, что Джек пытается выработать разумный план действий. — Я напишу об этом в пресс-релизе.

— Я тебе помогу. Но сначала давай поговорим. О наших последних встречах.

Коридор качнулся у нее перед глазами.

— Не о чем говорить, Джек. Тебе все известно. Но ты не станешь об этом болтать, чтобы не бросать тень на Эррола. И давай оставим эту тему. Забудем.

— Ты все-таки решила оставить ребенка.

— Мы уже говорили на эту тему, Джек. Я на шестом месяце, сам подумай.

— Я просто хотел лишний раз убедиться, что ты не передумала.

— Я хочу этого ребенка, и обсуждать тут больше нечего. Точка.

Он глубоко вздохнул и медленно выдохнул.

— Понятно. Но ты-то сама хорошо подумала? Дети — не игрушки. Если ты думаешь, что они дадут тебе любовь, которой тебя лишил кто-то другой, то ты скорее всего неправильно себе представляешь ситуацию. Ребенок будет прежде всего нуждаться в твоей любви, понимаешь?

— Хорошо, что мы хоть на что-то смотрим одинаково. Во дворе раздались чьи-то голоса.

— Боже, проходной двор какой-то… — прошептана она. — Все идут и идут…

— Может быть, нам перейти в офис?

Не дожидаясь ответа, он крепко взял ее под руку и повел за собой. Селина не упиралась. Они вошли в офис и прикрыли за собой дверь. Голоса стали громче.

Селина раздвинула темные гобеленовые шторы и быстро навела порядок на своем столе. Сдула пыль.

Через минуту в дверь осторожно постучали. Джек открыл. На пороге стояла пожилая пара.

— Джоан и Уолт Рид, — проговорил старик, кашлянув и протянув Селине свою грубую, натруженную руку. — Мы посчитали своим долгом приехать тотчас же, как только смогли. Немного задержались, но от нас это не зависело.

У него было ярко выраженное южное произношение, только Селина все не могла вспомнить, где именно так говорят.

Тем временем в глазах Джоан сверкнули слезы и. она тихонько всхлипнула.

— Эррол рассказывал о вас. Вы Селина, да? — Да.

— Я так и знала! Он рассказывал нам про вас много хорошего! Знаете… мы с Уолтом просто убиты… просто, просто убиты…

Вперед вышел Джек.

— Джек Шарбоннэ к вашим услугам, мистер и миссис Рид. Я компаньон Эррола. А вы его друзья, надо полагать?

Уолт Рид тяжело вздохнул, сминая в больших руках широкополую шляпу. Его седые волосы были тщательно уложены.

— Мальчишка был нам с Джоан как сын родной. Мы знали, что это Бог послал его нам… У Джоан был ребенок от первого мужа, Господь да упокоит его душу, но собственных детей у нас никогда не было. И вот Господь сжалился над нами и послал нам Эррола…

— Мы читали сегодня в газетах… — перебила его Джоан Рид. — Ума не приложу, как можно так писать?! Зачем? Кому это нужно? Ужасно, ужасно… Он был таким милым мальчиком и сам успешно боролся с демонами, которые одолевали его… А теперь злые люди выносят это на всеобщее обозрение… У них совсем нет сердца…

Селина нахмурилась и оглянулась на Джека. Тот пожал плечами, прошел за стол Эррола, сел и выдвинул верхний ящик.

— Мы скромные люди, — пробормотал Уолт. — Но нам нечего стесняться, мы прожили хорошую жизнь. Правда, мать?

Джоан покачнулась и скорбно кивнула. Платье в бело-серую клетку совсем не шло ей. Какие-то простые туфли, никаких чулок, но зато много штукатурки на лице.

— Мы приехали, чтобы помочь… — сказал Уолт, повесив шляпу на угол свободного стула и расстегнув пиджак черного костюма. — Господь с нами, а это главное. С ним нам ничего не страшно. Нужно всегда помнить об этом. Эррол никогда не забывал…

— Но Господь почему-то не захотел оставить его в живых… — пробормотал Джек, вынимая из выдвинутого ящика какие-то бумаги.

— Ты страдаешь, сынок, я понимаю, — сказал Уолт. Он подошел к Джеку и положил свою большую ладонь ему на плечо. — Эррол, наверное, был не только твоим компаньоном, но и другом.

— Лучшим другом.

— И нам тоже, — сказала Джоан и опять расплакалась. Она торопливо нашарила в сумочке гигантский носовой платок и осторожно, чтобы не поползла краска, промокнула уголком глаза. — У нас дом на колесах. Когда он совсем обветшал, Эррол заплатил за ремонт из своего кармана. И еще купил нам новый трейлер. Мы пытались возражать, но он ничего не хотел слышать. Мы в долгу перед ним и теперь хотим помочь.

— А, так вы люди, спасавшие его бессмертную душу… — задумчиво пробормотал Джек. — Да, он говорил о вас. Точнее, о трейлере.

— Пусть земля ему будет пухом… — торжественно проговорил Уолт. — Господь всемогущ и…

— Прошу прощения, собственно, зачем вы приехали? — перебил Джек.

— Помочь! — воскликнула Джоан, словно удивляясь тому, что Джек этого до сих пор не понял. — Мы сделаем все, что в наших силах. Потеря Эррола — страшный удар для нас. Но пути Господни неисповедимы.

— Да? — криво улыбнувшись, пробормотал Джек.

— Господь скорбит вместе с нами, он принимает на себя часть нашей боли, — сложив руки, проговорила Джоан. — Он прощает нам наши грехи. Эррола одолевали демоны, но он обратился к Господу и стал жить во Христе…

Селина смущенно оглянулась на Джека.

— М-да… — проговорил тот, почесав в затылке. — Поверьте, я очень тронут вашим искренним желанием помочь… Заранее прошу прощения, если это прозвучит несколько грубо, но у нас сейчас дел невпроворот… Мы пытаемся спасти благотворительный фонд, спасти дело Эррола, которому он отдал последние годы жизни. Мы пытаемся спасти его репутацию. Сейчас дорога каждая минута, и у нас совсем нет времени…

— Конечно, конечно, сынок… — торопливо проговорил Уолт. — Но не будем забывать о том, что Эррол обратил свои мысли к Господу и миру духовному, когда понял, что его душа находится в опасности. Почему бы нам сейчас не вознести молитву всем вместе за упокой его души?

Селина нахмурилась. Ей было стыдно встречаться с Джеком глазами.

— Вы очень любезны, — произнес Джек. — Но у нас для этого сейчас совершенно нет времени. Оставьте нам свой адрес, и, уверен, у нас еще будет возможность навестить вас и вспомнить о ваших старых добрых временах с Эрролом.

— Он был так добр к нам… — тоненько пропищала Джоан.

— Вы это уже говорили. — В голосе Джека угадывалось раздражение. Но тут ему пришла в голову одна мысль: — Может быть, Эррол обещал вам материальную поддержку? Содержание?

Селине стало совсем не по себе. Она затаила дыхание.

— О, вы не подумайте, что мы пришли клянчить деньги! — смиренно опустив глаза, проговорил Уолт. — Мы хотим помочь, утешить вас, насколько это возможно. Мы с Джоан посвятили свою жизнь Богу, и он позвал нас сюда.

— Спасибо, — быстро сказала Селина, не глядя на стариков.

— Мы остановились сейчас у озера Понтчартрейне. Там тихо, и отсюда не так далеко.

— Хорошее место… — пробормотал Джек. — Когда вы собираетесь уезжать?

— Не скоро еще, — сказала Джоан, оглянувшись на мужа. — Нам еще нужно отдать долг памяти человеку, который был для нас сыном…

Джек едва сдержался, чтобы не чертыхнуться. Казалось, он вот-вот лопнет от злости.

— У нас есть немного своей земли к югу от Батон-Руж, — проговорил Уолт, словно ничего не замечая. — Там мы зимуем, а остальное время разъезжаем в трейлере. Мы никогда не стяжали денег, ибо служим не им, а Господу.

Селина заставила себя улыбнуться и поднялась из-за стола.

— Я загляну к вам, если не возражаете. Спасибо, что зашли.

— Мы просто не могли поступить иначе!.. — воскликнула Джоан.

Селина приблизилась к ней и уловила аромат дорогих духов.

— Всего хорошего, — сказал Джек, не поднимаясь из-за стола. Он даже не пытался изобразить на лице улыбку. — Спасибо за то, что любили Эррола.

Старики не двинулись с места. Уолт кашлянул в кулак, смущенно оглянулся на жену и проговорил:

— А вы сейчас, как я понял, заведуете его делами? Джек нахмурился.

— Ну.

— Мы так и знали. Он говорил нам, что если что…

— А зачем он вам это говорил?

Уолт на время замолчал, и Джоан приняла у него эстафету.

— Ну как… чтобы мы знали, куда обратиться… в случае чего…

— Конкретнее.

Старик Рид вновь смял в руках шляпу.

— Да собственно, ничего такого. Просто… ну, словом, Эррол действительно обещал выделить нам содержание, и мы хотели бы прояснить вопрос с его завещанием.

Селина даже покраснела от негодования. На глаза ей навернулись горькие слезы.

— Что-что? — тихо переспросил Джек.

— Мы хотели бы присутствовать при его оглашении. Я уверен, Эррол предусмотрел это, — промямлил старик Рид.

ГЛАВА 12

Интересно, каково это — быть любимой Джеком Шарбоннэ?..

Селина отвела глаза в сторону и стала усиленно делать вид, что рассматривает витрины закрытых магазинов, мимо которых они проходили. Странная мысль эта явилась как всегда неожиданно и застала ее врасплох. Но хуже другое — то, что эта мысль в последнее время стала являться к ней все чаще и чаще.

— Моцион — хорошее и очень полезное упражнение для беременных женщин, — проговорил Джек. — По крайней мере я так считаю. Разумеется, без перенапряжения. По крайней мере я так считаю. И не в жару. Но нормальные вечерние прогулки вроде этой должны войти в вашу привычку. Конечно, одной гулять вам не стоит. По крайней мере…

— Ты так считаешь?

— Что? А… ну да.

Когда Джек принимался читать лекцию, остановить его, прервать или хотя бы просто вставить слово было нелегко. Поэтому Селина слушала в основном молча.

Проводив утром тех несносных и жадных стариков, он сообщил, что ему нужно отлучиться. Но перед самым уходом пристально взглянул на нее и вполне серьезно предложил заглянуть вечером к нему домой. Он мотивировал это необходимостью спокойно обсудить план действий на ближайшие недели и добавил, что на Шартр-стрит им никто не помешает. Его тихий и уверенный голос подействовал на Селину почти гипнотически, и ей даже в голову не пришло отказаться. Поэтому она просто дважды кивнула. Один раз после его предложения, а второй — после того как он сказал, что вечером за ней зайдет.

— По-моему, тебе уже давно пора браться за ум, Селина.

Она обошла мальчишку в широченных джинсах, который танцевал на тротуаре под ритмичную музыку, лившуюся из пузатого магнитофона. Джек обнял Селину за талию. Она вновь торопливо опустила глаза. Сильный, красивый мужчина оказывал ей знаки внимания, почти ухаживал за ней, и все настолько естественно… Конечно, будь на ее месте любая другая, он сделал бы то же самое, но Селина тем не менее испытывала такие чувства, которые. , казались ей непозволительной роскошью.

Джек был заботлив.

И ей это нравилось.

— Ты меня слушаешь? Улавливаешь, о чем я тут распинаюсь?

— О том, что мне давно пора браться за ум? Это ты насчет витаминов?

— Я о режиме, который ты должна соблюдать, чтобы ребенок родился крепкий и здоровый. Пять с половиной месяцев — это сколько недель?

Господи, хоть бы постеснялся…

— Около двадцати двух.

— Ты должна быть больше. Мне так кажется. Что сказал доктор Ал по этому поводу? Что все в пределах нормы?

— Да.

— Ты слишком активна для такой стадии беременности. Почему тебя тогда стошнило?

— Дурнота — обычное явление у беременных женщин. Некоторые испытывают ее на протяжении всего срока, но в тот вечер мне стало плохо из-за всяческих переживаний. Я до сих пор еще не оправилась. Но не беспокойся, я постараюсь, чтобы этого больше не случилось ни в твоем присутствии, ни вообще на людях.

Они повернули за угол и оказались на Шартр-стрит. Джек достал из кармана ключи, отпер дверь и пропустил Селину в маленькую прихожую. Селина поднялась по лестнице первой и едва не налетела на верхней ступеньке на худую маленькую женщину.

— А вот и Тилли, — проговорил Джек. — Знакомься, моя коллега. Селина Пэйн. Помнишь, она уже к нам приходила. Селина, а это Тилли, моя правая рука в доме и лучшая подруга Амелии.

— Очень приятно, мэм, — сказала Селина. Тилли хмыкнула.

— Как Амелия, в порядке? — спросил Джек.

— В порядке, насколько это можно сказать про забытого отцом, одинокого ребенка!

Селина, неловко улыбнувшись, взглянула на Джека. Тот лишь лукаво усмехнулся.

— Если Амелия Элиза Шарбоннэ является забытым всеми, одиноким ребенком, то, признаюсь, ей весьма ловко удается скрывать это. Я наконец дома, Тилли, спасибо, что подстраховала меня. Не смею больше отнимать у тебя время.

Тилли достала очки из одного кармана своего цветастого платья и карманное Евангелие из другого.

— Я буду на кухне, если что, — проговорила она строго и, скользнув глазами по Селине, веско добавила: — Почитаю!

— Слышать ничего не хочу! — воскликнул Джек весело, подмигнул экономке и добавил: — Ступай домой. А то не выспишься.

Тилли несколько секунд молча рассматривала обоих, а потом повернулась и ушла. Когда звук ее шагов затих, Джек проговорил:

— Без нее я не справился бы. Замечательная женщина. Я часто отсутствую, но за дочь всегда спокоен, потому что она в надежных руках.

— Да, хорошо, когда не надо беспокоиться за ребенка. Но мне показалось, что Тилли без особого восторга отнеслась к моему приходу.

Джек рассмеялся и, пройдя вперед, открыл дверь кабинета.

— Она считает нас с Амелией членами своей семьи. Реализует на моей персоне свой материнский инстинкт. Ну, заходи смелее.

Селина переступила порог комнаты и, увидев Амелию, вздрогнула от неожиданности. Девочка сидела в том же кожаном кресле, как и в прошлый раз, прижимая к груди большую лягушку.

— Так, а вы что тут делаете, юная леди? — раздался за спиной Селины голос вошедшего в комнату Джека. — Насколько я знаю, тебе давно уже пора спать.

— Мне нужно поговорить с тобой, папа. Правда. Джек подхватил дочь с кресла. Ребенок тут же обнял его ручонками за шею и звучно чмокнул. Джек, улыбнувшись, потрепал девочку по черным кудряшкам.

— Спасибо, мисси. Очень мило с твоей стороны, но ты все-таки сейчас пойдешь в постель.

— Знаешь, как мне было трудно сюда пробраться? Тилли все время следила за коридором.

— И правильно делала. Ты помнишь мисс Пэйн? Амелия взглянула на Селину:

— Конечно. Я же не маленькая. У вас свидание? «Господи, Джек, избавь меня от этого!» Селина не знала, куда и деваться от смущения.

— Пятилетним детям не пристало задавать такие вопросы взрослым, это дурные манеры, букашка. А Селина — моя коллега.

— Как это?

— Мы работаем вместе. А теперь спать.

Джек стал выпроваживать Амелию из комнаты, но девочка в последний момент зацепилась ручонкой за дверь и пожаловалась:

— В моей комнате живет злое привидение, Селина. Оно приходит всякий раз, когда чувствует, что папа не думает обо мне. Ест мои игрушки, а после отрыжки не просит прощения. А папа рассказывал вам про Филимению?

— Филомену, — поправил ее Джек и оторвал дочь от двери. — Нет, букашка, не рассказывал.

— У нее тоже неприятности из-за привидений, — продолжила Амелия. — И еще из-за Ледяного Волшебника, который крадет маленьких эльфов. Но некоторые эльфы тоже плохие. Сейчас Филимения едет на Северный полюс, чтобы помочь Санта-Клаусу. — Девочка ткнула маленьким пальчиком в окно. — А через улицу живет еще одно привидение. Я видела, как оно смотрело на меня из-за занавесок.

Джек подхватил девочку на руки, вышел с ней в коридор и прикрыл дверь кабинета. Селина проводила их глазами. Значит, Джек сам сочиняет сказки для своей маленькой дочери…

На нее вновь нахлынули странные чувства, от которых она вся порозовела и смутилась.

Интересно, кто у нее родится, мальчик или девочка? Девочка. И ей будет нужен сильный отец. Такой, как у Амелии Шарбоннэ. А вот матери у Амелии нет. Селина слегка помассировала пальцами виски. Неполные семьи — обычное явление. Одинокие родители из кожи вон лезут, чтобы вырастить, воспитать своих детей, и у многих это здорово получается. Вот и у нее тоже получится… Джек вернулся спустя несколько минут.

— Извини, что так вышло. А вообще она очень милый ребенок.

— Я вижу. Правда. И еще я вижу, что ты ее очень любишь.

— Очень. Хотя у нее и слишком богатая фантазия. Садись. — Он кивнул на удобное старое кресло и дождался, пока она сядет, прежде чем продолжить: — Нам нужно многое обсудить сегодня. Тебе так или иначе лучше подкрепиться. Может быть, сок?

— Нет, ничего не нужно, спасибо. Впрочем, ты, конечно, можешь настоять.

Если он и расслышал последнее, то не подал виду. Зато принялся расхаживать взад-вперед по комнате.

— Я много всего передумал после твоего визита ко мне на «Счастливую».

— Что ж, очевидно, мы оба много всего передумали.

— Ты тогда собиралась сказать, что отцом твоего ребенка является Эррол. Не так ли?

Селина поняла, что теперь она должна думать только о ребенке и соблюдать только его интересы, забыв обо всех угрызениях совести.

— Не представляю, как я буду без него, — проговорила она, сама не зная зачем… — Я могла делиться с ним буквально всем. А если он и считал порой меня глупой, то, во всяком случае, никогда мне этого не говорил.

… Однажды, правда, он рассвирепел, как тигр. Это случилось, когда она проговорилась ему о своей беременности и о том, что Уилсон с ней сотворил. Все произошло всего за несколько дней до его гибели. Эррол был единственным человеком, которому она рискнула довериться. Селина в те дни пребывала в состоянии панического ужаса. Изнасиловав ее, Уилсон не исчез. Очень скоро он вновь напомнил о себе, а как-то, когда она была одна, даже появился на Рой-ал-стрит. Выдумал какой-то смешной предлог… Якобы хотел сделать пожертвование в фонд. А потом подошел к ней и взял за плечи… И глаза его потемнели совсем так же, как в тот раз. Селине стало дурно от этих прикосновений, в ушах зазвенело, она едва не упала в обморок. Хорошо, на пороге появился Антуан. Но тогда же Селина поняла, что без помощи хорошего, верного друга ей не обойтись. И Эррол стал единственным человеком, которому она осмелилась доверить свою тайну.

— Я знаю, ты о нем очень высокого мнения, — проговорил Джек.

Узнав обо всем, Эррол поклялся разорвать Уилсона на части. Селине лишь с большим трудом, со слезами на глазах, удалось удержать его от этого шага, который неминуемо привел бы к нежелательной огласке происшедшего. Никто не должен знать, что Уилсон — отец ее ребенка, и меньше всего сам Уилсон. Только это ее желание удержало Эррола.

Селина подняла на Джека глаза.

— Мне вообще не хотелось бы афишировать личность отца. И если в этом не возникнет острой необходимости, я буду молчать.

— Почему?

— Прошу тебя, Джек, не заставляй меня все объяснять.

— Но может реально возникнуть ситуация, в которой ты назовешь-таки Эррола отцом своего ребенка?

— Господи… я-то думала, что мы будем говорить о делах, — вздохнула Селина. У нее был затравленный, жалкий взгляд. — Сегодняшний день пролетел фактически впустую. Я намерена встретиться с администратором больницы Святого Петра и попросить его выступить с заявлением в защиту честного имени Эррола. Работа не должна стопориться. По всем направлениям деятельности, по всем новым начинаниям нас поджимают сроки. Если мы будем сидеть сложа руки, у нас ничего не выйдет.

— Да, насчет встречи с Гартом Флетчером из больницы Святого Петра — это ты хорошо придумала. Я поговорю с ним.

Его начальственные тон и манеры вызвали в Селине раздражение.

— Но я тоже лично знакома с Гартом!

Джек, продолжая расхаживать по комнате, вновь надолго замолчал.

— Пойми, я должна чем-то заняться! Мне надо быть полезной кому-то. Можешь ты это понять или нет?

— Ты когда-нибудь была помолвлена?

Селина судорожно вцепилась пальцами в подлокотники кресла.

— Нет, я никогда не была помолвлена. Слушай, а что, если мы сходим к Гарту вдвоем?

— Давай. Для меня лично семья очень много значит.

— Потому что в свое время ты лишился своей? — вырвалось у нее. — Ой, прости! Зря я сказала…

— Нет, отчего же? Ты сказала то, что думала. Да, я лишился своих родителей. И своей жены. Но семья для меня действительно очень много значит. Скажи, Селина, я тебе не нравлюсь?

Она рассмеялась было, но тут же закашлялась.

— Воды?

— Нет, спасибо. Ты мне нравишься ровно настолько, насколько сам хочешь мне понравиться. Но ты ведь суровый человек, Джек.

Легкая улыбка несколько оживила его серьезное лицо.

— Почему ты ни разу не была помолвлена? — спросил он. — Ты не хочешь выходить замуж?

— Отнюдь.

Возможно, если отвечать на его вопросы коротко, он отстанет…

— А для меня и брак тоже очень много значит.

— Хорошо, когда семья и брак так высоко ценятся мужчиной.

«Дурочка, кто тебя за язык тянет?»

— Ты иронизируешь? По-твоему, мужчина должен думать иначе, а если думает так, как я, то на самом деле это плохо? Да? — В его зеленые глаза больно было заглядывать, но, раз заглянув, уже невозможно оторваться. — Селина, что скажешь?

«Какая ему разница? Какое ему может быть дело до моего мнения?»

— Я с тобой полностью согласна.

— Я очень любил свою жену. Мы познакомились еще в школе. И никогда никого больше не любили.

«Зачем он все это говорит?»

— Почему ты мне рассказываешь?

— Потому что хочу, чтобы ты меня лучше узнала.

— Надеюсь, ты не обидишься, если я скажу, что меня очень смущает этот разговор. И кроме того, я не понимаю…

Селина не договорила, потому что Джек внезапно остановился, а потом быстро опустился на пол у ее кресла. Селина взглянула на него сверху вниз, на его согнутые длинные ноги, открытое лицо… и он показался ей моложе… не таким уверенным в себе.

— Смерть Элизы явилась для меня страшным потрясением, — сказал он. — Я, по правде сказать, до сих пор не пришел в себя окончательно. Элиза… страдала от депрессии. Мне и в голову не приходило, насколько далеко зашла болезнь. А когда понял, уже было невозможно что-либо поправить. Ко всему добавилось еще и послеродовое характерное состояние. Она убила себя. Элиза убила себя, а моих родителей убили другие. Вот так.

Повинуясь невольному импульсу, Селина коснулась его лица. Все произошло как-то само собой. Сказать ей было нечего, а не отреагировать она не могла. Что ей было говорить? «Прими мои соболезнования»?.. Ничего глупее и придумать нельзя. Или может: «Всем известно, что твоих родителей убили»?.. В общем, она сочувственно улыбнулась, заглянув ему в глаза, и коснулась рукой его лица. А потом рука соскользнула на его плечо.

Он улыбнулся в ответ и вновь положил ее руку на подлокотник кресла, накрыв сверху своей.

— Спасибо. Собственно, я уже почти оправился от тех переживаний…

— Не может быть.

— Может. Я не лгу. Когда хочешь с кем-то сблизиться, не стоит врать. Я за честные отношения между людьми.

Селина соображала с трудом. Его ладонь обжигала, затмевая все остальное.

— Я тоже за честность… И не люблю притворство… За свою жизнь я навидалась притворщиков. Ты другой.

Его улыбка стала шире.

— Ты хочешь сказать, что отыскала во мне что-то достойное? То, что тебе даже может понравиться?

Селина отвела глаза.

— Я хочу, чтобы рядом с Амелией появилась женщина. Тилли — дар Божий, но в матери букашке она не годится,

— Если ты надумал вновь жениться, Джек, вряд ли у тебя возникнут какие-то сложности. Нисколько не сомневаюсь, что у твоего порога выстроится длинная очередь претенденток.

«Ну вот, он расценит эти слова как мое признание его мужской привлекательности…»

— А ты? Ты тоже?

— Я устала, — призналась Селина. — Мы так ничего конкретно и не решили. Но думаю, визит в больницу Святого Петра будет хорошим началом. Я рада, что ты одобрил.

— Да. Сделаем, как ты предложила, пойдем туда вместе. В нем произошла какая-то перемена. Правда, Селина еще не поняла, какая именно.

— В первое время после гибели Элизы я даже не задумывался о повторном браке. Второй брак, особенно после ухода из жизни Элизы, заведомо нес бы в себе большую опасность развода, а я не хотел подвергать Амелию такому испытанию.

«Ну хорошо. Хочешь еще поиграть? Давай поиграем».

— Развод — вещь естественная при определенных обстоятельствах. Жаль, конечно, когда рушится семья, но иногда лучше так, чем оставить все как есть.

— Если проявить разборчивость в выборе невесты, то и разводиться не придется. Эррол женился бы на тебе, если бы ребенок был от него.

— А Эррол и сделал мне предложение, — вдруг призналась Селина. — Я не успела дать ответ. Он погиб. Эррол предложил ей это сразу после того, как она рассказала ему о своей беременности. И Селина уже решила было согласиться, но Эррола не стало.

— А зачем ты взяла время на размышление?

— Не следует связывать себя узами брака только из чувства ответственности.

— Эррол хотел жениться на тебе только из-за ребенка? Селина устало прикрыла глаза. Джек все еще прикрывал ее руку своей.

— Думаю, не только поэтому. — Она не думала, а знала… — Просто сообщение о беременности послужило для него толчком.

Эррол даже хотел купить обручальные кольца.

— Ты не любила его?

— Не в этом смысле.

— Так-так… Давай-ка разберемся. — Его пальцы сомкнулись на ее тонком запястье. — Ты всего лишь хотела Эррола, а беременность была случайной… ну, бывает, недоглядели. И ты решила не выходить за него замуж, потому что считала, что не любишь его, а только хочешь, так?

— Я решила выйти за него замуж, — устало возразила она.

В комнате воцарилась тишина. Глаза Селины были прикрыты. Потом она услышала, как Джек вздохнул. В следующее мгновение он коснулся рукой ее щеки, и она, вздрогнув, открыла глаза. Он взял ее за подбородок, и Селина вновь торопливо зажмурилась.

— Посмотри на меня, прошу. Я хочу видеть твои глаза. Она медленно открыла их.

— Мне жаль Эррола. Жаль, что ты не полюбила его. Селина слабо улыбнулась и почувствовала, как душа ее наполнилась печалью.

— Мне тоже жаль, но сердцу не прикажешь.

Он медленно провел большим пальцем по ее щеке.

— А можно я сейчас что-то сделаю? Только не поднимай крика и постарайся обойтись без пощечины. — Он поднялся с пола и внимательно посмотрел ей в глаза, словно пытаясь заглянуть в душу. — Ну ладно, все-таки рискну…

В следующее же мгновение их губы соединились. Поцелуй Джека Шарбоннэ был нежным и одновременно настойчивым. Он не пытался насильно разомкнуть ее губы, но при этом взял в руки ее лицо, не давая ей оторваться от него.

И Селина, чуть помедлив, стала отвечать. Дрожь прошла по всему ее телу. Дрожь, сильнее и сладостнее которой она никогда прежде не испытывала. Сначала она просто обняла его за шею, а затем запустила пальцы в его мягкие волосы. Казалось, ничего естественнее и быть не может. На нее пахнуло чистым телом и чистой рубашкой. Его губы имели вкус кофе и мяты. Щетина чуть колола ей подбородок, но это лишь прибавляло удовольствия. Все вдруг отошло на второй план, стало каким-то нереальным…

Она притянула его к себе ближе, и он подался ей навстречу. Они целовались и целовались и никак не могли остановиться. Селина ни о чем не думала, и ее ничто не волновало, хотя еще десять минут назад она и представить себе не могла, что когда-нибудь будет целоваться с Джеком Шарбоннэ.

Его пальцы скользнули вниз по ее спине, и волна небывалого наслаждения прокатилась по всему ее телу. Его мощная грудная клетка сдавила ее увеличившуюся за месяцы беременности грудь, и это было так сладко…

Наконец Джек оторвался от нее, по всей видимости, не без труда. Напоследок он медленно провел указательным пальцем по шелковистой коже ее шеи.

— Ты прелестная женщина. Неудивительно, что ты побеждала на конкурсах красоты.

Селина чуть нахмурилась.

— А я пытаюсь забыть, мне неловко вспоминать об этом.

— Знаешь ли ты, Селина, что вся светишься изнутри? Беременность даже заурядных внешне женщин делает красавицами, а ты незаурядная, моя милая…

«Моя милая… Интересно, он просто так это сказал или вложил какой-то смысл?»

— Наверное, мне пора домой.

— Я тебя провожу. Сайрус уже ждет?

— Да. Он выходил, но сказал, что скоро вернется.

— А Антуан? Он рассказал тебе то, что не успел сказать утром?

— Нет. Он был чем-то очень обеспокоен или расстроен. И сразу же после работы поспешил к жене. Они прекрасная пара.

Джек вдруг ни с того ни с сего положил свою огромную ладонь ей на живот.

— Ты не против? — спросил он, когда было уже поздно возражать.

— М-м… нет, наверное.

— Многим нравится прикасаться к чреву беременной женщины. Я думаю, это что-то вроде атавизма, сохранившегося с тех времен, когда ребенок был собственностью племени и каждый мужчина считал себя причастным к его зачатию.

— Возможно… — Она улыбнулась.

Он медленно провел ладонью по ее животу, а потом удивил Селину еще больше, когда вдруг приложился к нему ухом.

— Эй, кто там? Отзовись! Как тебя зовут? Селина рассмеялась:

— Глупый какой…

Она даже не успела сообразить, настолько естественно все вышло. Джек тотчас поднял на нее глаза, ухмыльнулся и подмигнул.

— Вот погоди, когда он топнет ножкой, тогда и поглядим, кто из нас глупее! Ты понимаешь, что сейчас произошло? Что вообще происходит? — вдруг спросил он.

— Нет. Я же говорю: у меня все мысли в голове перемешались.

— Ты католичка…

— Да, и что? Ты опять про аборт? Я в любом случае стала бы рожать. Люди по-разному смотрят на это, но я — именно так.

— Здорово. Скажи, а как ты относишься к брачным контрактам?

Она свела брови.

— Порой такое просто необходимо…

— Ты лично оскорбилась бы, если бы тебе предложили подписать такой контракт?

— Не знаю… — Селина задумалась. — Возможно, я решила бы, что будущий муж мне не доверяет, а это, конечно, сознавать невесело…

— Я тоже так думал раньше. Но с тех пор ситуация изменилась.

Селина бросила на него вопросительный взгляд.

— Эррол никогда не предложил бы тебе подписать брачный договор, — проговорил Джек.

— Может, лучше не будем сейчас об Эрроле? У меня уже щиплет глаза от слез…

— Ладно, извини. Я просто, наверное, стал думать вслух. Но дело не в этом…

— Не в этом?

Селина вообще перестала понимать его.

— Я думаю, ты уже поняла, к чему я клоню… и какой у меня подход. Полагаю, этот шаг будет единственно разумным вариантом. И если мы принципиально договоримся, то уже через неделю сможем пожениться. Я знаю, ты меня не любишь, но зато нуждаешься во мне, а я сделаю все от меня зависящее… понимаешь? Как думаешь, твой брат сможет нас обвенчать? Если для тебя это важно, скажи.

— Обвенчать?! Нас?!

— Может, это запрещено церковью? Я не знаю… Он все-таки родственник…

Селина долго молчала. В голове у нее все смешалось. А Джек, чуть склонив голову набок, внимательно смотрел на нее. Затем он сжал ее ладони в своих.

— Я еще утром решил. Вообрази, никто даже не станет задаваться вопросом относительно отца твоего ребенка. Все подумают, что это моя работа. Позже мы, конечно, обсудим…

— Мы?! — Селина высвободила свои руки. — Ты сказал «мы»?!

— Селина…

— Замолчи! Все, больше ни слова, прошу! Он решил… Такие вещи не решаются одним человеком!

— Повторяю, это единственно разумный выход.

— Что?! Ну ты и наглец, Джек Шарбоннэ! Самодовольный болван!

ГЛАВА 13

Маленькая лесенка от узкой двери в коридоре вела на чердак. Только сначала нужно было прокрасться мимо комнат Тилли. Половицы под ногами то и дело скрипели, но, слава Богу, негромко. Выбравшись на лестницу, Амелия сразу же наглоталась пыли и закашляла. Закрыв рот рукой, она тотчас осторожно затворила за собой дверь, чтобы никто не заметил отсвета ее фонарика.

До сего дня она еще ни разу не попадала на чердак ночью. Папа страшно рассердится, если узнает, но он ушел провожать ту леди Селину и, возможно, вернется еще не скоро. Амелия нисколько не сомневалась, что папа ходит на свидания с Селиной, но пока еще не решила, как к этому относиться. Тилли все время говорила, что папе нужно еще раз жениться, потому что он, во-первых, слишком молод еще, чтобы жить одному, без жены, а во-вторых, потому что Амелии нужна мать. Насчет последнего Амелия была не согласна. Ей нравилось рассматривать фотографии ее настоящей мамы и жить вдвоем с папой. Но если папе так нужна жена, она не станет, наверное, возражать.

Амелия почти не знала Селину и потому решила пока подождать с выводами. Она красивая, тут уж нельзя спорить. Тилли проговорилась уже, что Селина ей вроде бы понравилась. Другое дело — бабушка Саммерс. Она еще не видела папину знакомую, но ей она вряд ли понравится. Мама была единственным ребенком бабушки Саммерс, и бабушка часто говорила Амелии и папе, что они никогда не должны о ней забывать…

Девочка поднялась по пыльной лестнице на чердак и переступила порог.

На полу в углу стоял сундук. Спереди на нем была прибита металлическая табличка, на которой красивыми буквами было выведено «ЭЛИЗА САММЕРС». Это была мама Амелии. Девочка аккуратно подняла крышку, чтобы она не стукнулась об стенку. Внутри была длинная коробка с полиэтиленовым окошком сверху, перевязанная ленточкой. Амелия знала, что в коробке лежит мамино подвенечное платье. Она его видела на фотографиях, где мама была изображена вместе с папой в тот день, когда они поженились. А еще девочка знала, что однажды вынет платье из коробки и сама наденет его. Папа сказал, что это произойдет, когда она выйдет замуж. Правда, он же говорил ей, что с выбором жениха не следует торопиться и нужно выбрать именно такого, которого она будет любить всю жизнь, несмотря ни на что.

А еще в сундуке лежала детская одежда. Амелия не сомневалась, что это ее одежда. Как-то она принесла на чердак свою куклу Фанни, и она теперь жила здесь. Амелия каждый раз одевала ее во все свое из маминого сундука.

Интересно, а Селина тоже будет жить с ними? Что тогда изменится?

Папа пошел провожать Селину и мог теперь вернуться с минуты на минуту.

Переодев Фанни, Амелия закрыла сундук и взглянула вверх, на маленькое окошко, откуда открывался хороший вид на улицу. Девочка решила подняться по лестнице к окошку, дождаться возвращения папы и сразу же вернуться к себе в спальню.

Снаружи было темно. Луна куда-то спряталась. Но это ничего. Она все равно увидит папу под светом уличного фонаря.

Амелия много раз давала себе зарок не смотреть на дом напротив, но редко выполняла его. В том доме жила женщина, которая никогда не выходила гулять, а вместе с ней еще одна, которая ухаживала за первой. Об этом Амелии рассказала Тилли.

Амелии не очень нравился тот дом и его хозяйка. Конечно, она никакое не привидение, это Амелия просто придумала. Но зато вполне может оказаться ведьмой. А что, запросто! Ведьмой, которая похищает маленьких девочек и заставляет их работать на себя.

Вдруг Амелия увидела, как в доме напротив что-то сверкнуло. Красный маленький огонек. Он зажегся в комнате хозяйки.

Амелия выключила свой фонарик и прислонила лицо к стеклу. Носу стало холодно. Но она не отрываясь смотрела на красный огонек, который то загорался, то гас.

У хозяйки того дома на окнах висели кружевные занавески. Вот одна из них качнулась.

Амелия вся задрожала. Наверное, хозяйка того дома любит шпионить за людьми, стоя у своего окна. Амелия была почти уверена в этом, так как занавеска на том окне иногда двигалась и днем.

Вот она вновь качнулась в сторону! Появилось лицо!

Амелия от страха закрыла глаза ручками, но потом осторожно посмотрела сквозь пальцы.

В том окне показалось белое-белое лицо, а потом человек что-то к нему поднес. Черное, на уровень глаз.

Зачем хозяйке дома понадобился бинокль? И почему она смотрит прямо на их с папой дом? Амелии казалось, что окуляры бинокля наведены точно на ее спальню…

ГЛАВА 14

Антуану нужно было облегчиться. Он стал ерзать на жестком металлическом стуле и мычать. Это все, что он мог делать, учитывая, что его рот был заткнут какой-то грязной тряпкой.

— О, сдается мне, мальчик хочет нам что-то сказать! Это ты хорошо придумал, дорогой. Сам видишь, наше терпе-ние уже кончается, а ты еще не познакомился с одним нашим другом, у которого терпелка самая короткая. — Человек, лица которого Антуан не видел, потому что он стоял между ним и лампочкой, свисавшей с потолка и слепившей Антуану глаза, сильно ударил Антуана носком ботинка в голень и тут же второй раз в то же место. — Ты хочешь нам что-то рассказать, приятель? Ну-ка кивни своей тупой башкой, если я не ошибся.

Боль сжала ногу тисками так, что Антуан едва не задохнулся, но все же нашел в себе силы кивнуть. Он понимал, с кем имеет дело, и догадывался, почему эти люди подкараулили его и запихнули в свою машину прямо на улице среди бела дня. Жаль, что у него ничего не получилось, когда он пытался поговорить с мисс Селиной второй раз. Когда ее гости ушли, он к ней вернулся, но у нее уже был мистер Шарбоннэ, а Антуан не знал, посвящать ли его в это дело. Он решил пока не торопиться и ушел с Ройал-стрит. но до дома так и не добрался. Теперь он жалел о том, что ушел.

— Мальчик хочет нам что-то сказать! — крикнул человек, стоявший сзади. — Давай его послушаем, а?

— Давай, — раздался другой, низкий и спокойный, голос. — Будем надеяться, старичок, что у тебя для нас интересные новости. В противном случае ты можешь отправиться на небо раньше, чем планировал.

Лампочка резко качнулась. На кирпичных стенах заплясали дикие блики… Антуану завязали глаза прямо в машине. Поначалу он пытался запоминать повороты, но их было так много, что он скоро сбился со счета. Он потянул носом. Пахло рекой. А минут пять назад ему показалось, что он расслышал гудок парохода.

Изо рта Антуана вынули кляп, и он закашлялся. К горлу подступила тошнота, и он стал давиться.

Тогда на него обрушился еще один удар. На сей раз в коленную чашечку. Антуан охнул и наклонился вперед. Он был почти лишен возможности двигаться, так как его руки крепко привязали к спинке металлического стула, а ноги к ножкам…

— Только попробуй, мальчик! Только попробуй! Я тебя заставлю жрать свою блевотину, ты понял? — предупредил тот, который его бил. — Я не люблю нюхать то, что другие ели на завтрак.

— Ты полегче, — вновь раздался спокойный голос.

— Для тебя же стараюсь, босс. Сам знаешь, что это за тупицы. Им все время приходится напоминать, кто тут главный и что они должны делать. В них кулаками приходится вбивать уважение к тем, кто выше их! А все потому, что их развратили другие тупицы, приучив их к мысли о равенстве между черным дерьмом и белыми людьми.

— Антуан, — сказал второй, голос которого был более спокойным. — Что ты хотел сообщить нам? Мы тебя внимательно слушаем. Пойми, мы хотим поговорить с тобой, как старые добрые друзья.

— Мне… мне нужно в уборную.

В наступившей тишине Антуан отчетливо расслышал, как колотится его сердце.

— Что?! Что ты сказал, урод?! — Над ним наклонился Злой, и Антуан различил тень от его лица. — Тебе захотелось сбегать по-маленькому? Или, может, по-большому? Или и то и другое?

Антуану стало противно. Это были плохие, очень плохие люди. Кто их воспитывал? Неужели у них тоже были родители? Родители Антуана были тихими и работящими людьми. И сам Антуан был такой же. А когда у них с Розой пошли свои дети, они и их воспитывали так же.

— Отвечай, мальчик! — На него обрушился удар тяжелого кулака, пришедшийся в угол глаза. По лицу Антуана, сбоку, поползла струйка крови. — На хрена тебе захотелось в сортир? Ты надумал сбежать от меня? Подставить меня, да? Ты хочешь, чтобы те люди, на которых я работаю, огорчились?

— Мне нужно облегчиться, — тихо сказал Антуан. — Я не сбегу, обещаю. Я держу слово. Я честный человек.

— Ты тупица, который лезет не в свое дело! Твоя уборная у тебя в штанах, так и знай. А если я и провожу тебя когда-нибудь до сортира, то только для того, чтобы утопить в очке, ты понял?!

— Ладно, разбирайся с ним побыстрее, — сказал Спокойный. — Мне все это уже надоело. И не надо мне ничего доказывать. Делай свое дело, за которое тебе платят деньги. Я не знаю, будешь ли провожать его в сортир или принесешь ему горшок прямо сюда, но он должен заговорить. И сказать то, что нам нужно. Ты понял?

— Понял. Итак, Антуан, ты слышал, что от нас с тобой требуется? Внимание, я повторяю свой вопрос: кого ты видел утром того дня, когда загнулся твой господин?

— Мистер Петри не был моим господином. Времена рабства давно прошли.

— О, прошу прощения, сэр! Я вижу, ты сейчас не можешь говорить о деле. Все твои мысли заняты тем, что тебе хочется отлить. Ну ладно, я тебе помогу!

Холодная вода окатила Антуана с головы до ног. Он затряс головой, пытаясь стряхнуть брызги, но в этот момент Злой нанес сокрушающий удар кулаком прямо по его переполненному мочевому пузырю. Раз, другой, третий… Антуан дико вскрикнул и сдался. В следующее мгновение он почувствовал, как теплая моча стала заполнять его трусы и брюки.

На глаза навернулись слезы. Антуан готов был сгореть со стыда.

— Ну? Кого ты видел в то утро около дома?

— Никого.

— Сколько было времени?

— Я никого не видел.

— А вот мне кажется, ты позже кое-кому протрепался о том, что видел в то утро около дома человека. Человек пришел на рассвете и заглянул в дом.

— Нет. Я никого не видел.

Антуану приходилось лгать, потому что он не хотел навлекать опасность на Дуэйна. Он весь содрогался при мысли о том, что эти люди могли сделать с Дуэйном, если бы добрались до него.

— Тогда зачем же ты трепал языком, мальчик? Но знаешь, сдается, ты все же кого-то видел. И думаю, ты скоро его вспомнишь. Что-то подсказывает мне, что ты его вспомнишь. У меня хорошая интуиция. Вспомни. После этого я верну тебя твоей милой женушке, которую ты так сильно любишь, и твоим детям.

Антуан был мокрый с головы до ног. От него пахло мочой. Еще минуту назад он готов был обратиться в камень и ничего не говорить. Но они заикнулись о семье…

— Это был тяжелый день… — глухо проговорил садовник. Он решил показать им, что на него нечего тратить время. — Мистера Петри обнаружили в ванной комнате. Об этом написано в газетах. Правда, те газеты уже все раскупили, но можно заказать их в библиотеке…

— Заткни пасть!

Но Антуан продолжил:

— Вы можете обратиться в библиотеку, и вам дадут подшивку. Я видел мистера Петри своими собственными глазами. Он лежал на полу в ванной. Говорили, что у него случился сердечный приступ, но человек из полиции сказал, что мистер Петри утонул. Как это произошло, никто не знает. Может, он поскользнулся, ударился головой о край ванны и потерял сознание…

— Ты сам сказал, что его нашли лежашим на полу, — проговорил Спокойный. — Я тебя правильно понял?

— Да, я сам видел.

— Тогда как ты мне объяснишь, мальчик… — заорал Злой, — каким образом утонувший мог оказаться на полу, а? Он что, сначала захлебнулся, а потом вылез подыхать на пол, да?

Антуан не успел ничего ответить, потому что Злой вновь ударил его кулаком в висок. Голова загудела от боли. Антуан едва не прикусил язык, но не успел он перевести дух, как его ударили в то же место еще дважды. Левый глаз быстро наливался кровью, Антуан понял, что он скоро закроется.

— Кого ты видел утром около дома, козел?!

Антуан медленно покачал головой из стороны в сторону. Теплая кровь затекла в рот.

— Ты кого-то увидел, а потом пошел к этому опущенному Ле Ша и все ему растрепал! А потом испугался, что за тобой следят, и заткнулся. Ну? Так я рассказываю?

Дуэйн Ле Ша был добрым, сердечным человеком. Антуан не хотел навлекать на него беду.

— Я ничего не говорил Дуэйну.

— Урод вонючий… — презрительно фыркнул Злой и обрушил на Антуана целую серию мощных ударов. По голове, по шее, в грудную клетку и в живот. Задохнувшись, Антуан сломался пополам, насколько позволяли связанные сзади руки, и тихо завыл. А Злой, потирая кулак, проговорил:

— С кем ты еще говорил насчет этого, кроме Ле Ша? Назови, и я лично отведу тебя домой к Розе. Ну?

Антуан уже мало что соображал, но имя жены, произнесенное вслух, заставило его собраться. Откуда они знают, как ее зовут?

Нет, они его не отпустят…

— Кому ты еще болтал о том человеке, кроме Ле Ша?

— Никому…

Антуан зажмурился, готовясь к новому избиению. Но его не последовало в первую минуту, и он, судорожно переведя дух, уже было расслабился, как вдруг его голову потряс прямой удар в челюсть. Голова его резко запрокинулась назад, и он непроизвольно проглотил кусочек отбитого переднего зуба, а второй выплюнул. Рот мгновенно наполнился кровью…

— Мы видели, как этот педик разговаривал потом с Джеком Шарбоннэ. Тебе нравится Джек? Хороший парень, правда?

Антуан кивнул, и это слабое движение отозвалось страшной болью во всей голове.

— Мы думаем, что педик обсуждал с Шарбоннэ твой визит.

Антуан не хотел умирать. Но гораздо сильнее он тревожился за свою семью.

— Он… — Антуан сплюнул кровь себе на колени. Теперь его уже не волновало, как он выглядит, раз уж он перед этим облегчился прямо в штаны. — Дуэйн не мог сказать мистеру Шарбоннэ, потому что я сам не сказал Дуэйну. Я не успел. А он… он ничего не мог сказать.

— Наконец-то! Значит, ты все-таки признаешь, что пошел тогда к Ле Ша и поболтал с ним?

— Я пришел к нему за советом. Он очень умный человек, мистер Ле Ша. Но не все это знают. Я знаю…

— Твой мистер Ле Ша — ходячее дерьмо! — рявкнул Злой. — Таких, как твой мистер Ле Ша, нужно топить в сортирах. Извращенец поганый. Но это к слову. Значит, ты пришел к нему за советом? И что же тебе посоветовал этот умный человек?

— Ничего. Я не успел с ним поговорить. Я испугался. Вернее, когда уже пришел к нему, я засомневался, что вообще что-то видел. Я решил, что это мог быть дух, который явился, чтобы пожелать мне хорошего утра. Но я его не разглядел.

— Мне кажется, старичок пытается увести нас в сторону от темы, — сказал Спокойный. — А между тем его время истекает. Ты как думаешь?

Человек, стоявший за спиной Антуана, был, очевидно, боссом. И Злой явно пытался произвести на него хорошее впечатление. Он сказал:

— Да, ты прав. Ну что ж, мальчик, ты слышал, что сказал босс? Твое время истекает. Я спрошу тебя еще только один раз. Кому еще, помимо Ле Ша, ты рассказывал о человеке, которого видел утром на Роайл-стрит?

— Никому.

— Роза гораздо моложе тебя, мальчик. Гораздо, гораздо моложе. Ей, наверное, скучно с тобой, а?

Кирпичная стенка впереди стала расплываться. Глаза Антуана были наполнены кровью и слезами… Он уже и забыл, когда в последний раз плакал.

— Она молодая, все при ней. Говорят, черные телки очень приятные, на ощупь. Я-то не знаю, но мне говорили те, кто в этом разбирается. Послушай, если твоей бабе одиноко, если ей скучно, может, мне заглянуть к ней как-нибудь, помочь развеяться, а? Ты как на это смотришь, мальчик?

От страха и осознания полной беспомощности к горлу Антуана подступил комок. Он только застонал и замотал головой из стороны в сторону.

— Не переживай так, Антуан, — сказал босс. — Мы не собираемся никому причинять боль, но нам очень нужно узнать, с кем ты еще говорил на эту тему, помимо Ле Ша. И кого ты видел утром того дня, когда погиб Эррол Петри, около его дома по Ройал-стрит.

— Я никого не видел. Поверьте. Я бы давно сказал, если бы кого-то видел…

— Тогда зачем ты ходил к Дуэйну Ле Ша?

У Антуана все плыло в голове, из-за сильных болей во всем теле он никак не мог сосредоточиться.

— Я пошел к мистеру Ле Ша, потому что знал, что он выслушает меня и не станет смеяться, когда я скажу ему о духе, посетившем меня.

От нового удара Антуан вместе со стулом повалился назад. Он дико взвыл, придавив металлом и тяжестью собственного тела свои руки, связанные сзади. И услышал хруст костей. И почувствовал боль, от которой едва не потерял сознание.

— О'кей, босс, я думаю, нам стоит нанести визит его женушке.

— Зачем поднимать шум в их доме? Мы всегда можем привести сюда одного из его мальчишек. Того же Саймона. Хорошее имя, ты сам его придумал, старичок? Сколько ему сейчас, а? Антуан, сколько Саймону?

Антуан знал, что никто не придет к нему на помощь, но его это уже не беспокоило. Он не станет больше говорить с ними. Во рту у него что-то забулькало, к горлу опять подступила тошнота.

— Пятнадцать, я и сам знаю, — сказал босс. — Вспомнил. Я наводил о нем справки. Ему пятнадцать, и он на хорошем счету в школе. Вы с Розой по праву гордитесь пацаном. Он хочет стать врачом, насколько я помню? И ты откладываешь денежки ему на образование, Антуан? Черным, конечно, нечего лезть в такие высокие сферы, но помечтать всегда полезно. Как-то поднимает настроение, правда? Но вернемся к нашим баранам. Итак, ты увидел того человека на Ройал-стрит и увидел, как он вошел в дом. Так?

Саймон был толковым и очень добрым мальчишкой. Такие во всех людях видят только добро. И не умеют отличать его от зла.

Злой пнул носком ботинка Антуана в правую почку.

— Ты слышал вопрос?

Антуан кивнул. Говорить ему уже было трудно. В горле что-то булькало, и хрипело. Босс сказал:

— Ну-ка переверни его на бок. Видишь, задыхается.

Антуана перевернули, и он увидел, как на него надвигается бетонный пол. В следующее мгновение его лицо коснулось холодной плиты. Кровь вновь прилила к связанным рукам, Антуану стало только еще больнее.

— Ты не помчался в полицию, потому что черные боятся полиции, это понятно. Но тебе захотелось похвастаться тем, что ты знаешь. И ты стал трепать о том, что видел, кому ни попадя.

— Я ничего не сказал Дуэйну… — с трудом выдохнул Антуан.

— Как выглядел человек, которого ты видел тогда утром? Антуан сглотнул комок, мешавший ему дышать.

— Я не видел. Он был далеко. Я не знаю, как он выглядел.

— Знаешь, что это такое, мальчик?

Антуан прищурился. Левый глаз и так ничего не видел. Он разглядел одним правым глазом то, что ему показывал Злой.

— Проволока…

Тот вдруг расхохотался, и Антуану опять стало страшно.

— Боже, чем от тебя несет? Дерьмом! Боже, Боже… Ладно, мы перебьем эту вонь другим запахом. Потом еще скажешь мне спасибо. Это проволока, верно. Ты сразу догадался. Молодец. Но в чем хитрость этой проволоки, сказать? — Он опять загоготал. — Понимаешь, через эту проволоку можно провести ток и хорошенько тебя подсушить! А? Что ска-жешь? После этого ты уже не будешь вонять дерьмом, от тебя будет пахнуть, как от жаркого!

— Отпустите меня, пожалуйста… — с трудом, сквозь надсадный кашель проговорил Антуан. — Отпустите меня, и никто ни о чем не узнает. Никто. Я никому не скажу, что видел что-то во дворе.

— Ты мне скажешь, что ты там видел, сука! — заорал Злой и, поставив ногу на связанные руки Антуана, придавил их всей своей тяжестью. — И кому еще успел разболтать об этом! Ты был сегодня утром на Ройал-стрит? Ну, был?!

Почти теряя сознание, Антуан слабо кивнул. Ему ничего не хотелось теперь. Только тьмы и тишины. И покоя. Он стал молиться про себя. «Я дитя Бога, и я радуюсь этому. Они не могут отнять у меня это. Они не могут отыскать во мне дитя Бога и избить его, заставить его сочиться кровью…»

— Ты хотел еще кому-то поведать свой маленький секрет, Антуан? Похвастаться? Кому?

Антуан никак не мог сосредоточиться. В голове у него все смешалось.

— Антуан, сейчас я тебя поджарю.

— Он… он был хорошо одет, — прошептал Антуан. — С черной кожаной сумкой. Очень дорогой. Такие сумки стоят больших де…

— О'кей, я понял уже. Дальше что?

— Ничего. Рыжие волосы, кажется. Он был в шляпе, но свет от фонаря падал на его волосы. Я его не знаю. Нет, я его не знаю, никогда раньше не видел.

— Вот видишь, значит, можешь говорить, когда захочешь. И последний вопрос перед тем, как мы тебя отпустим. Ты рассказывал еще кому-нибудь о том, что ты видел этого человека тогда утром? И кому ты рассказывал?

Как Роза и дети останутся без него? Мистер Петри хорошо платил ему, и он рассчитывал, что мисс Селина или мистер Шарбоннэ тоже будут нормально платить. Они хотели продолжать дело и оставить дом, где он следил за садом…

— Не слышу! — услышал он голос Злого, но как будто издали…

— По-моему, он отрубился.

— Нам нужно знать имя. Чтобы доказать, что мы выполнили свою работу. Если у меня будет имя, я скажу Вину, что проявил инициативу.

Голоса плыли над головой Антуана, который лежал, прижавшись щекой к холодному бетону. Ему хотелось, чтобы пол растворился под ним и чтобы он провалился в эту темную прохладу…

— Хорошо, босс. — Злой наклонился над самым ухом Антуана. — Тебе нужно только кивнуть головой, красавец. Это была Селина Пэйн? Ты ей сказал? Да или нет?

Антуан стал проваливаться. Бетонный пол сжалился над ним и решил принять его в себя. Он слабо кивнул.

ГЛАВА 15

— Работа его, похоже, неплохо оплачивается, — задумчиво проговорил Джек, окинув взглядом роскошную обстановку приемной кабинета Гарта Флетчера в детской больнице Святого Петра.

В ответ на очередную попытку со стороны Джека завести разговор Селина сделала вид, что не расслышала.

— Меня до сих пор судьба ни разу не сталкивала с ним. Скажи, он что, всегда такой необязательный?

— Нет.

Джек облегченно вздохнул. Что ж… по крайней мере это уже что-то. Селина запретила ему заезжать за ней на Ройал-стрит. Отказала без всяких объяснений. «Нет, спасибо. Встретимся на месте». И повесила трубку прежде, чем он успел что-либо сказать. Утром он первым делом позвонил в больницу и договорился о встрече с Гартом. А потом связался с Селиной. Вовсе не потому, что хотел во что бы то ни стало заехать за ней. Просто ему нужен был предлог для разговора после вчерашнего. Но она не захотела говорить… И вообще Джек подозревал, что если бы брат не позвал ее к телефону, она и вовсе сделала бы вид, что ее нет дома.

— Послушай, Селина, я хотел кое-что сказать тебе по поводу вчерашнего…

— Не надо.

— Пойми, в твоем нынешнем положении это лучший выход. Вы с малюткой никогда и ни в чем не будете нуждаться. Тебе больше не придется ломать голову над тем, называть ли Эррола отцом ребенка. И наконец…

— Не надо, я сказала. Я здесь не для того, чтобы обсуждать… это.

— Наш брак, ты хотела сказать. Мой и твой, наш. Мы оба от него только выиграем. У твоего ребенка будет отец. Если я заявлю, что ребенок мой, никто не посмеет возразить, во всяком случае открыто, понимаешь?

Взяв портфель, Селина молча поднялась и отошла к полуоткрытой двери кабинета Гарта. Джек прекрасно видел сквозь щель богатую обстановку комнаты, которая по виду смахивала на хозяйский кабинет в старинном английском особняке. В интерьере преобладала мягкая коричневая кожа.

— По-моему, тебе не надо было скрывать с самого начала, — спокойно проговорил он. — Впрочем, извини… Я не имею права лезть в твою личную жизнь.

— Хорошо хоть понимаешь.

В коридоре раздались тяжелые, быстрые шаги.

— А, вот вы где!

Гарт Флетчер сунул в дверь приемной свою большую голову, посаженную на широкие плечи. Этот человек. буквально излучал энергию. Сонная обстановка приемной мгновенно сменилась живой, вибрирующей, кипучей жизнью…

— А вы все хорошеете, Селина! Ну-с, прошу в мой кабинет.

С этими словами он по-хозяйски положил руку Селине на плечи и увлек ее за собой. Джек вошел в кабинет следом и прикрыл дверь.

— Беспокойный выдался день? — спросил он, раздраженный бесцеремонностью Гарта.

— А здесь каждый Божий день беспокойный! Похоже, старый мерзавец и не собирался извиняться за то, что заставил себя так долго ждать.

— А я уж было подумал, что вы нас избегаете, Гарт. Вчера звонил, позавчера… Мне сказали, что у вас очень плотный график и совсем нет времени для частных встреч. Пришлось записываться на прием, как пациентам. Спасибо и на том, что у вас достаточно быстро движется очередь.

Впрочем, у Гарта все равно не получилось бы избегать их вечно.

— Мне всегда становится неловко за свой кабинет, когда в нем появляетесь вы, Селина. — проговорил Гарт, даже не взглянув на Джека и сделав вид, что не расслышал его слов. — Вот уж воистину ничего не скажешь — писаная красавица!

Не будь Джек сейчас так раздражен, он заметил бы, что это еще слабо сказано. Он вновь принялся любоваться ею. И почему говорят, что рыжим красное не идет? У Селины были удивительные волосы — темно-каштанового оттенка, с отливавшими медью локонами. В красном костюме она смотрелась поистине неотразимо.

Селина присела на стул и поставила портфель на пол рядом. Она улыбнулась Гарту, но Джеку показалось, что эта улыбка далась ей с трудом. К тому же она не поблагодарила старика за комплимент.

Но Гарт как ни в чем не бывало вновь положил ей руку на плечо и даже легонько похлопал по нему. Джек готов был поклясться, что за внешней дружеской манерой скрываются чисто сексуальные притязания, и это его бесило.

— Итак, вы освободились? И согласны уделить нам пару минут? — проговорил Джек.

— Да, я освободился и согласен уделить вам пару минут, — весело отозвался врач. — Чем могу служить? А может, хотите сначала промочить горло? Впрочем, еще рано, не так ли?

Селина впервые отыскала глазами Джека и сухо сказала:

— Нет, мы обойдемся. Как Дерек Колумбье?

— Неплохо, неплохо.

— Отторжения имплантанта не произошло? Сердечная улыбка исчезла с лица Гарта, и он нахмурился.

— Нет пока. Мамаша его, разумеется, ликует. Но я на ее месте не спешил бы с восторгами… Ах, как это все-таки трудно — провести грань между реальностью и надеждой…

— Гарт, — перебил его Джек, — мы с Селиной хотели бы кое о чем вас просить. Об одной услуге. Одолжении, если хотите. Мы, конечно, могли бы послать записку или договориться по телефону, но решили сделать это при личной встрече. У нас сейчас нелегкие времена. Надеюсь, вы понимаете.

— Еще бы! — Гарт прошел за свой письменный стол и устроился поудобнее. — Сегодня вечером я должен присутствовать на внеочередном совещании опекунского совета нашей больницы. Так что и мне не позавидуешь. Поджилки трясутся, поверьте. Вы не знаете этих людей!

— М-м… дело в том, что…

— Мы пришли поговорить об Эрроле, — перебила его Селина. Она положила портфель себе на колени и достала оттуда какую-то бумагу. — У нас еще будет время поговорить о дальнейшем сотрудничестве, о новых проектах, но в настоящий момент самое главное — это имя Эррола.

Гарт отодвинул кресло, водрузил ноги на край стола и, сцепив руки в замок, глубокомысленно изрек:

— Эррол мертв.

В кабинете повисла неловкая пауза, после чего Джека наконец прорвало:

— Да что вы говорите?! Быть не может! Хорошо, что мы все-таки заглянули к вам сегодня! Иначе, боюсь, мы еще не скоро узнали бы эту печальную новость! — Он поднялся со своего места и принялся расхаживать по комнате. — Селина, продолжай лучше ты. А то я за себя не ручаюсь.

— Мы все еще находимся под воздействием перенесенного шока, — сказала Селина. — Но мы хотим сохранить фонд, Гарт, и потому нуждаемся в вашей помощи.

Гарт с минуту молчал, барабаня пальцами по гладкой столешнице.

— Эррол был душой и движущей силой этого благородного начинания, — наконец буркнул он. — Когда происходит такое, лучше всего отойти на запасные рубежи и затаиться на время. Подождать, пока все придет в норму. Поверьте моему опыту, это неплохая идея. Как и вся затея с фондом. Как и ваше желание возродить его. Вы с Эрролом здорово помогали несчастным детям, вселяли надежду на исцеление в родителей, но есть время для скорби, и его никто не вправе отнять. Я считаю, что оно как раз настало. Для вас и для фонда.

— Но почему вы называете фонд «неплохой идеей»? Он есть, он существует! — воскликнула Селина и, словно в поисках поддержки, обернулась к хмурому Джеку. Тот удивленно повел бровью. Он расслышал в голосе Селины гнев и негодование. Это что-то новенькое! — И между прочим, когда мы собрали деньги на больничную библиотеку, на которую не расщедрились ваши опекуны, вы не называли наш фонд «неплохой идеей»! Тогда вы воспринимали нас вполне реально! И даже называли ангелами, если помните. А «неплохая идея» — это то, что еще не обрело заметных очертаний.

— Не цепляйтесь к словам, милая…

— Я имела в виду только то, что не стоит сейчас привлекать к фонду излишнее внимание. Вот и все.

— Но почему? — спросил Джек.

— Это уже другой вопрос, — проговорил Гарт, даже не взглянув на Джека. — По мере сил я пекусь об интересах своих ближних, а потому хочу сделать вам, Селина, конкретное предложение. Я собираюсь учредить небольшой временный благотворительный фонд при больнице: надо собрать средства на строительство дополнительного корпуса для выздоравливающих. И буду очень рад, если вы согласитесь мне помочь.

Лицо Гарта оставалось бесстрастным и спокойным, но в глазах появилась тревога.

— Но мы хотим, чтобы вы помогли отстоять честное имя Эррола. — Селина подалась вперед. — Он любил эту больницу. Во всяком случае, относился к ней по-особому. Вы еще не работали здесь, когда он отдал сюда своего умирающего сына. Для него тут очень много сделали, и Эррол никогда не забывал об этом.

Гарт принялся рассматривать свои короткие ухоженные ногти.

— Если уж говорить начистоту, он далеко не сразу о нас вспомнил. Впрочем, поймите меня правильно, я никого ни в чем не обвиняю. Когда после гибели своего ребенка человек ищет утешение в алкоголе, это вполне понятно… У каждого свои проблемы.

Джеку стало ясно, что пора уходить, но в нем еще теплилась надежда.

Селина вскочила со своего места.

— Проблемы возникли у Эррола отнюдь не в связи с этим!

— Но они все же были… — чуть усмехнувшись, возразил Гарт.

— Да, были, — согласилась Селина. — И именно поэтому мы и пришли. Нашлись люди, которые стали спекулировать его прошлым. Вместо того чтобы оплакать кончину человека, с душой и сердцем святого, они принялись смаковать его слабости, которые он, между прочим, преодолел в себе задолго до смерти!

— Задолго до смерти, говорите? — переспросил Гарт задумчиво. — Но если я не ошибаюсь, он погиб при весьма… э-э… скажем так, пикантных обстоятельствах.

Джек едва удержался от того, чтобы не опрокинуть Гарта на пол, чтобы тот как следует треснулся своей холеной башкой.

— Эррола убили, — тихо произнесла Селина. — Мы решили продолжать его дело, но нам мешают любители копаться в грязном белье. Мы с вами отлично знаем, что последние годы Эррол жил не для себя, а для больных детей. В том числе и для маленьких пациентов вашей больницы. И мы просим вас сделать заявление в поддержку его честного имени. Например, краткое благодарственное слово человеку, который так пекся о благе вашей больницы.

Скажите, что вы восхищены подвижнической деятельностью Эррола. Скажите про него правду. Скажите, что он был рыцарем без страха и упрека. И что глумиться над его памятью никому не позволено!

Гарт как будто удивился. Он с интересом взглянул на Селину.

— Вы были очень близки с ним? — спросил он.

— Да. Я любила его, восхищалась им. «Любила… Не то слово, дорогая!» — подумал Джек.

— Я тоже, между прочим, — торопливо вставил он, предупреждая кривую ухмылочку, которая могла возникнуть на лице Гарта после слов Селины. — И в своих чувствах к Эрролу мы далеко не оригинальны.

— В самом деле? Лично я не могу похвастаться, что был с ним знаком близко.

— Вы?! — Селина, едва не задохнувшись, вцепилась в подлокотники. — Вы отлично его знали, Гарт! Часто бывали у него! Недели не проходило, чтобы вы не позвонили! И мы с Эрролом сколько раз сидели в этом самом кабинете!

— Не хотелось бы… нет, честное слово, не хотелось бы огорчать вас еще больше, но, боюсь, вы преувеличиваете, моя дорогая. Я понимаю, чем это продиктовано. Сейчас, когда Эррола нет, мы невольно стремимся вспоминать о нем только хорошее. — Видя, что Селина хочет что-то возразить, он предупредительно поднял руку. — Постарайтесь выслушать меня, не перебивая. Я знаю, что такое скорбь и что такое печаль. Я каждый день имею с этим дело.

— Вы сделаете заявление об Эрроле или нет? — жестко проговорил Джек. — Публичное заявление, в котором следует, что от нас ушел человек редкой души. Человек, посвятивший пять последних лет своей жизни тяжело больным детям. Человек, который не думал о себе, не знал, что такое личная выгода. Человек, который видел смысл жизни в оказании помощи несчастным. Вы, Гарт Флетчер, стоите во главе детской больницы Святого Петра, и кому как не вам выразить все это словами? Нам троим поверят. Вы скажете свое слово, я, как старый друг Эррола, свое, а Селина выступит как сотрудница фонда Эррола.

Гарт еле заметно улыбнулся.

— Такая вот программа, да? Старый друг и сотрудница фирмы… — Он взглянул на Селину. — Вот что я вам скажу, дорогая. Вы находитесь еще только в начале жизненного пути. Впереди вас ждет блестящее будущее. Но если вы будете упрямо держаться за Эррола, которому это уже ничем не поможет, то в результате окажетесь в одной с ним могиле. Образно выражаясь, разумеется. Я разделяю ваши чувства к нему, но… подумайте о себе. Вы красивы и талантливы. И всегда найдутся люди, которые помогут вам с умом приложить ваши красоту и талант. Помните об этом. Вот что для вас сейчас важно. Такая женщина, как вы, — всегда находка. Но только когда она не создает проблем. Понимаете?

Джеку стало нехорошо. Он понял, отчего именно. Ревность… Но он не хотел сейчас думать об этом. Джек решил «доработать» этого старого негодяя до конца, чтобы уйти потом с чистой совестью.

— Мы очень рады, что вы разделяете наши к Эрролу чувства. Знаете, я бы хотел дать целую полосу в «Тайме», куда будут помещены отзывы всех тех, кто хорошо знал Эррола. Ваше заявление будет помещено в центре и цитироваться в заголовке. Как?

— Я принесла кое-что из того, что нам уже удалось собрать, — добавила Селина и полезла в портфель. Джек заметил, как дрожали у нее руки. Она положила на стол Гарта папку с бумагами. — Посмотрите, пожалуйста.

Гарт не удостоил ее даже взглядом. Сцепив руки в замок на своей бычьей шеей, он откинулся на спинку кресла.

— Так вы всерьез решили попытаться продолжить дело Эррола?

— Что значит «попытаться»? — воскликнул Джек. Он воздел глаза к потолку. Этот старик невыносим. — Мы уже продолжаем его дело! Я что-то не пойму, Гарт, почему вы заняли такую странную позицию? Кого вы боитесь?

Гарт вцепился в подлокотники кресла и, подавшись вперед, прищурился.

— Вы хоть понимаете, что вы говорите? На вашем месте я бы поостерегся беседовать со мной в подобном тоне. Вы думаете, в городе уже забыли о том, кто вы такой и каково ваше происхождение? В таком случае могу заверить: вы ошибаетесь.

— Повторяю, — сквозь зубы процедил Джек, почувствовав, что вскипает. — Кого вы боитесь, Гарт? Кто дает вам инструкции относительно того, как вести себя с нами?

Гарт резко поднялся из-за стола и указал на дверь:

— Уходите.

— Постойте, что здесь происходит? — обеспокоено воскликнула Селина, побелев как мел. — Вы спросили, хотим ли мы продолжать дело Эррола. Джек ответил, что хотим. А теперь вы вдруг начинаете ссориться! Гарт, почему вы оскорбляете Джека и указываете ему на дверь?

Гарт с видимым трудом раздвинул губы в некой подобии улыбки и повернулся к Селине.

— Не забивайте себе этим свою прелестную головку, милая. Вам не о чем беспокоиться. Вы знаете, что я буду счастлив воспользоваться вашей помощью здесь, в больнице Святого Петра.

— Я помогу вам. Я сделаю все от меня зависящее, клянусь, — с готовностью отозвалась Селина. — Но помогите же и вы нам. Неужели мы просим что-то невозможное? Сказать пару добрых слов в память об Эрроле. Подумайте, Гарт, спокойно. Я уверена, мы сможем на вас рассчитывать. Правда?

Гарт всплеснул руками:

— Это вне моей компетенции, голубушка. Нет, Селина, боюсь, я ничем не смогу вам помочь. Особенно учитывая то, что больница уже согласилась провести у себя внутреннее расследование, с тем чтобы успокоить общественное мнение и заявить, что в наших стенах дети не подвергались сексуальному насилию в обмен на лечение или, скажем, на новый трактор для их родителей-фермеров…

— Что вы несете?! — вскричала Селина. Она повернулась к Джеку и устремила на него умоляющий взгляд. — Что тут происходит? Почему он говорит такое об Эрроле?!

— Сдается мне, тут попахивает духом Шерман Бьенвиль, — спокойно и даже с улыбкой ответил Джек, несмотря на то что в висках у него стучало. — И еще большими денежками, которые кто-то отваливает кому-то за то, чтобы по городу ползли дикие слухи. И еще мне кажется, я чувствую в этой комнате запах страха, о котором уже говорил. А, Гарт? Я ведь прав? Выкладывайте. Мне можно. У меня сомнительное происхождение, и вполне возможно, что я лично знаком с теми, кто вас так напугал. Вполне возможно, что они мои друзья. Скажите мне, и кто знает, может, мне удастся сбить псов с вашего следа.

Гарт Флетчер побагровел, быстрыми шагами прошел к дальней стене кабинета и рывком распахнул дверь.

— Ты мне заплатишь за это, Шарбоннэ. Вон!

ГЛАВА 16

В каменном фонтане посреди двора искрилась и журчала вода. Селину словно убаюкали эти звуки. Странное дело, она полюбила это место, этот дом… Но ведь именно здесь погиб Эррол, здесь произошло ужасное убийство… Эти грустные события, казалось, совсем не отразились на атмосфере дома. Тут по-прежнему было очень мило и уютно. А сейчас особенно, потому что рядом стоял Джек. Джек, который почти заставил ее поверить в то, что он к ней неравнодушен. Сказка какая-то. Чудо…

Они встретились глазами.

— Нам нужно серьезно поговорить… — начал он нерешительно. Его голос, как и глаза, действовал на нее почти гипнотически. — Смерть Эррола отчего-то заставила объединиться всех его недоброжелателей. Кто отразит их натиск? Думаю, Эрролу не на кого рассчитывать, кроме как на нас с тобой да еще на Дуэйна. Я считаю, что мы тоже должны объединиться.

— Я тоже так считаю…

Смотреть на его губы, на то, как они едва заметно двигаются, когда он говорит, одно удовольствие. Как странно. И страшно. Говорят, беременные женщины становятся заложницами своих эмоций. Но почему эмоции такие… неподходящие?

— Вот и хорошо, Селина, я очень рад. Неудивительно, что ты стала «Мисс Луизиана», — проговорил он вдруг с легкой улыбкой. — Я не поэт, но будь я поэтом, непременно рассказал бы про солнечные блики на твоем лице. И о том особенном блеске, которым светятся глаза беременной женщины. Я не стану, пожалуй, касаться тебя сейчас, хотя очень хочу… смертельно!

Справившись с дыханием, она отозвалась:

— Я тебя не понимаю, Джек. Иной раз я почти уверена в том, что ты меня терпеть не можешь, ненавидишь, но потом ты говоришь что-нибудь в этом роде и…

— Возможно, я и хотел бы тебя возненавидеть, но мне не удается. Но скажи, разве тебе не нравится, когда мужчина говорит, что ты неотразима?

— Не нравится, когда я не уверена в его искренности. Когда есть подозрение, что мужчина просто играет со мной.

— Я искренно говорю, дорогая. Но я хотел бы поиграть с тобой в самую красивую игру. Когда мы с тобой наедине. Только ты и я. И больше никого вокруг. Во всем мире. Мы одни. И ты лежишь на прохладных простынях… впрочем, это не обязательно. И открываешь мне все тайны своего прелестного тела. И я могу коснуться тебя… везде.

Селина на мгновение лишилась дара речи. Она только прерывисто вздохнула. Боже, да она вся горит. Ничего подобного она прежде не испытывала.

Он поднял руку и осторожно коснулся ее плеча, одними кончиками пальцев, словно прося ее разрешения. Она промолчала, и его ладонь легла ей на плечо. И все тело Селины будто пронзило электрическим током. Другой рукой Джек нежно коснулся ее шеи, одними лишь кончиками пальцев… Затем эта рука скользнула вниз, к ее груди. Сосок мгновенно отвердел.

— Прости, — тихо проговорил он, — но мне этого мало. Слишком мало. Я хочу тебя раздеть. Что у тебя под одеждой?

— Я не могу об этом говорить…

— Можешь. Нас тянет друг другу, неужели ты не видишь? Я очень сдержанный человек, но с тобой… О, с тобой… Что у тебя под жакетом? Кружевной бюстгальтер с дырочками для сосков? Внешне ты робкая, очень робкая. Но где другая Селина Пэйн? Она должна быть. Она есть. Где? Какого цвета бюстгальтер? Красного? — Он опустил глаза на ее грудь. — Мне трудно дышать, Селина. И я уверен, ты тоже испытываешь какие-то чувства. Я знаю. Так что, красный?

— Белый! — почти крикнула она, хотя собиралась молчать. — Мне нужно в дом, посмотреть…

— Что? Я чувствую тебя, Селина, вижу тебя. Без твоего красного костюма. У тебя красивые ноги. Скажи, у тебя все волосы на теле этого каштанового цвета?

Селина едва не задохнулась от возмущения.

— На моем месте любая порядочная женщина отвесила бы тебе пощечину и ушла.

— Мне приготовиться к пощечине?

— Я беременна. Я должна сейчас думать о другом.

— Боже, какая чепуха! Что за книжки ты читала, Селина? Беременные женщины не перестают быть сексуальными и не утрачивают желаний. А мужчины не перестают любоваться ими как женщинами. И желать их. Я хочу тебя. Странно, не правда ли?

— К чему весь этот разговор?

За забором уличный музыкант заиграл на рожке «Какая ночь!».

— «Если этого не сделаю я, сделает кто-то другой», — пропел Джек шепотом.

Нервы у Селины были как натянутые струны. Она боялась вздохнуть.

— «Какая ночь, — опять пропел Джек. Тонкие ноздри его раздувались. — Какой день!»

Легонько обняв ее, он стал покачивать бедрами в такт музыке и заставил ее делать то же самое. Она положила руки ему на плечи, и он сказал:

— Твои прикосновения рождают во мне дрожь. Не убирай своих рук.

— А если нас кто-нибудь увидит, Джек? Что подумает?

— Если это будет мужчина, он позавидует мне черной завистью. Особенно если взглянет на мои штаны.

— Вы говорите неприличные вещи!

Казалось, каждое ее новое слово лишь сильнее веселило его.

— Ты хочешь сказать, что впервые слышишь такое от мужчины?

Селина сделала надменное лицо.

— Все знакомые мне мужчины — джентльмены! «За одним ярким исключением…»

— В таком случае должен заметить, ты многое потеряла. Но ничего, я помогу тебе наверстать упущенное. Тебе нравится заниматься любовью под музыку? Тебе когда-нибудь приходилось испытывать оргазм под звуки такого рожка? Скажи, хоть раз кто-нибудь любил тебя на столе обнаженную, целуя тебя всю с ног до головы? Скажи, тебя когда-нибудь целовали между ног? Уверен, тебе понравилось бы, если бы я это сделал. А потом я переключился бы на твои груди и сосал бы их до тех пор, пока ты не начала бы меня умолять войти в тебя. Честное слово, почему бы нам не зайти сейчас в дом и не попытаться найти хоть один такой стол, залитый солнечным светом? Я доведу тебя своим языком до безумия, красавица! О нет, боюсь, я сразу же тебя съем!

Он говорил вроде спокойно, не повышая голоса… Одновременно раздевая ее глазами и прикасаясь к ней одними кончиками пальцев.

— Знаешь, Селина, я не повеса и не коллекционирую женщин. Я очень разборчив. И выбрал тебя. Как ты думаешь, я смогу доставить тебе удовольствие?

Борясь с ним и с усталостью, она прикрыла глаза. Джек тут же воспользовался этим и обнял ее. В результате она коснулась лбом его груди.

— Скажи все же… — прошептал он. — Тебе не хотелось бы провести со мной несколько часов наедине? Я научу тебя своим правилам и привычкам в любви, а ты меня своим.

Селина отрицательно покачала головой.

— Нет? Хорошо, тогда в этот раз я буду выступать только в роли учителя. А ты поделишься своим опытом как-нибудь позже.

— Ты ненормальный, но ты помог беременной женщине почувствовать себя желанной. Спасибо.

Селина вновь попыталась сбежать, но он поймал ее за руку и развернул к себе, словно заправский партнер. Осознавая всю нелепость происходящего, Селина тем не менее начала танцевать с ним, ступая в такт музыке по неровным камням двора, с трудом переводя дыхание в те мгновения, когда он резко привлекал ее к себе. Когда же Джек запустил руку ей под жакет и обнял за талию, она едва не оступилась. Слишком уж сильные у него пальцы, а у нее чувствительная кожа. Он провел ладонью по ее спине и прижал к себе крепче.

— Нечего попусту тратить время, — проговорил он ей на ухо, почти шепотом. В следующее же мгновение Джек стал ласкать ее языком, а в довершение всего легонько прикусил мочку. Селина едва не задохнулась. — Пойдем в дом. У нас там много разных дел.

Селина с трудом взяла себя в руки и отстранилась от него.

— Ты не в себе. У тебя, наверно, жар. Иди домой и попытайся отдохнуть. Мы обо всем поговорим после.

— Почему не сейчас? Попутно?

— Ты не можешь меня принудить! — Селина резко остановилась и обратила на него ледяной взгляд.

Джек даже присвистнул.

— Ты хочешь мне о чем-то рассказать? О принуждении? Тебя кто-то принуждал к этому, Селина?

— Нет! — Она ни с кем не поделится своей тайной. Потому что в противном случае все это обернется именно тем, чего она так хотела избежать, — о ее беременности узнает Уилсон Ламар. — Тебе напекло голову, Джек. Хорошо, пойдем в дом, я налью тебе чаю со льдом.

— Можно мне поцеловать тебя? — Нет.

— Но в тот раз тебе понравилось.

— Не спорю, но мы больше не будем вспоминать про тот раз.

— Хочешь, я скажу тебе, о чем я мечтаю? Селина осторожно подняла на него глаза.

— Боюсь, твой рассказ явится попранием норм общественной морали, о которой ты так печешься. Так что лучше не надо.

— А я все же скажу. Я мечтаю о том, чтобы снова поцеловать тебя. Твои губы, твои груди, твои нежный животик и твое лоно. Да, Селина, я хочу целовать и ласкать тебя там до тех пор, пока ты не потеряешь голову.

Селина опустила глаза, почувствовав, как жаркая волна прокатилась вниз от груди к животу и еще ниже… Он словно нарочно мучил ее.

— Прекрати, Джек! — прошипела она, не смея поднять на него глаза. — Ты прекрасно знаешь, что любая связь между нами будет ошибкой! Что на тебя нашло?

— Тебе не нравятся мои фантазии?

— Чай со льдом. Это все. И твое обещание больше не затрагивал, эту тему.

— Хорошо, угости меня чаем со льдом, — проговорил он наконец со вздохом и галантно взял Селину под локоть.

Они вместе дошли до крыльца. Поднимаясь по лестнице, Селина взглянула вверх и… остолбенела.

ГЛАВА 17

На верхней ступеньке сидел Сайрус и чистил ножом яблоко. Подняв в знак приветствия руку, он усмехнулся и проговорил:

— Это ведь целая наука — чистить яблоко! Попробуйте-ка очистить кожуру со всего плода так, чтобы она ни разу не оборвалась! Помнишь, Селина, как это здорово получалось у нашего деда?

— Давно ты тут сидишь? — спросила она, проигнорировав его вопрос.

— Давненько. Джек фыркнул:

— Шпионишь, Сайрус! Ты шпионишь за мной!

— Вовсе нет, сестрица. — Он весело подмигнул сестре. У Сайруса были удивительные глаза. Смесь голубого и зеленого оттенков. Взгляд их на многих действовал гипнотически, и в особенности на женщин. Селина нисколько не сомневалась в том, что большинство прихожанок его церкви к западу от Нового Орлеана вспоминают о нем и о его глазах и у себя дома. — Просто я люблю наблюдать за танцующими. Тем более что вы смотрелись неплохо.

— Спасибо, — хмыкнул Джек. — Кожура порвалась. Сайрус опустил глаза на яблоко.

— Ах! Чтоб оно окаменело, это яблоко! Селина прыснула.

— Ну и что ты тут высиживаешь? — овладев собой, спросила она.

— Мне просто хорошо здесь на солнышке. Во всяком случае, лучше, чем внутри… с родителями. Они уже сняли с меня стружку, и боюсь, сестрица, тебя ожидает то же самое.

— Господи, им-то что здесь нужно… — пробормотала Селина упавшим голосом. — Джек, сейчас мне предстоит разговор с родителями. Хочешь, я позвоню тебе позже? И мы поговорим по телефону.

— Я предпочитаю беседовать, глядя друг другу в глаза, поэтому у меня другое предложение. Сейчас я поднимусь в кабинет и займусь бумагами, а когда ты разберешься со своими стариками, мы снова встретимся.

Еще раз окинув взглядом Селину и Джека, Сайрус поднялся, распахнул дверь и пропустил их вперед.

— У полиции есть сегодня какие-нибудь новости? — спросил Джек, оказавшись в полутемной прихожей.

— С утра ничего, — отозвался Сайрус. — Честно говоря, я опасался, что они будут толочься здесь весь день, но что-то они не торопятся.

— Говорят, им еще надо закончить со спальней Эррола и его ванной, — сказала Селина. — Остальные комнаты их уже не интересуют. И все же я почему-то считала, что они нагрянут еще раз и обшарят весь дом.

— Селина, это ты? — раздался из гостиной Эррола пронзительный голос Битси.

— Что они там делают? — удивленно спросила Селина брата. — Мне так до сих пор неприятно заходить в гостиную. Эррол очень полюбил эту комнату после моих перестановок. Говорил, что в ней ему всегда тепло и уютно.

Селина тяжело вздохнула и направилась в гостиную, всю в желто-золотистых тонах, притягивающих к себе солнечный свет.

— Здравствуй, мама. Привет, папа. Рада вас видеть. Но должна сказать, что ваш визит — большой сюрприз.

— Если бы ты о нас не забыла, то наш приход не стал бы для тебя такой неожиданностью, — сказала Битси, поджав губы. — И вообще, не мы должны навещать тебя, а ты нас. Но в последнее время ты ведешь себя недопустимо. Про прием у Уилсона и Салли нам с отцом вообще стыдно вспоминать. Мало того что ты опоздала, так еще и сбежала оттуда, ни с кем не попрощавшись! Как так можно, ума не приложу! А эта журналистка Шерман вдобавок сказала, что ты утаиваешь какие-то секреты. И сделала массу странных намеков в отношении тебя. Ее нужно поставить на место, Селина.

— Мама, — раздался вдруг за спиной Селины спокойный голос Сайруса, который тоже вошел в комнату. Он взял мать за плечи и усадил ее на диван, на котором со стаканом виски в руке уже сидел отец. — Ты напрасно так волнуешься. Подумай сама, с какой стати Селина должна потакать капризам этой парочки? Я имею в виду Ламаров. Насколько мне известно, она ничем им не обязана.

— Мы с матерью участвуем в его предвыборной кампании, сынок, — слегка заплетающимся языком проговорил Невил. — Твоя мать совершенно права. Мы одна семья и должны помогать, поддерживать друг друга. Сейчас настали нелегкие времена, Селина нам очень нужна, и мы вправе рассчитывать на нее.

Селина знала, какая хорошая слышимость в доме, и отдавала себе отчет в том, что Джек, закрывшийся в кабинете, в курсе всего происходящего.

— Я поддерживаю вас с мамой, — возразила она отцу. — Но я не понимаю, почему должна угождать Ламарам. Они вполне способны сами о себе позаботиться.

— Твои слова лишь доказывают твой эгоизм, девочка, — произнесла Битси. — Мы нуждаемся в деньгах от аукционов, Селина. Кстати… ты, надеюсь, позаботишься о том, чтобы нам заплатили за последний? И как нам быть дальше, посоветуй? Скажи, будут ли проводиться новые торги? И кто их будет устраивать? Ты или другие люди? Я лично не думаю, что смерть одного человека может лишить надежды несчастных больных детей, просто не верю!

Селина прикрыла рукой глаза и покачала головой.

— Мама, что ты говоришь, что ты говоришь? Вдумайся хотя бы в смысл! Какие деньги?! Нельзя же думать только о себе…

— Селина! — воскликнула Битси, широко раскрыв глаза и изобразив на лице искреннее негодование. — Как ты посмела говорить с матерью в таком тоне?! Неужели ты не понимаешь, что мы с отцом можем попасть в весьма затруднительное положение? Позаботься о том, чтобы аукционы и впредь проходили у нас дома, — вот о чем мы тебя просим.

— Я не знаю, будут ли они проводиться вообще, — проговорила Селина, решив открыть правду. — У фонда появились серьезные недоброжелатели, которые стали вставлять нам палки в колеса.

— Поговори с ней об Уилсоне, — сказал Невил. Разом осушив стакан, он, чуть пошатываясь, направился через всю комнату к графину. — Он хороший, порядочный человек, Селина! И к тому же высоко ценит тебя. У него есть работа для тебя, за которую он предлагает такие деньги, какие никто и никогда своим помощникам не платил. Подумай об этом.

— Уилсон Ламар хочет сделать меня своим помощником? — переспросила Селина, внутренне содрогнувшись.

В прошлый раз речь шла о пресс-секретаре. Он просто хочет подчинить ее себе и ради этого будет искать любой удобный предлог…

Невил вернулся к дивану и тяжело опустился на него. Виски плеснуло ему на пальцы.

— Ты станешь его правой рукой. Он ценит твой ум, дочка, относится к тебе с уважением. Он хочет, чтобы ты сопровождала его в поездках, когда предвыборная кампания войдет в заключительную, решающую стадию, но важнее то, что он хочет забрать тебя с собой в Вашингтон, когда будет избран.

— Подумай, Селина, какие головокружительные перспективы перед тобой открываются! — воскликнула Битси. — Ты производишь на людей впечатление! У тебя это прекрасно получается. Именно это Уилсону и нужно. Красивая помощница, которая будет производить впечатление на всех полезных ему людей и сбивать с толку всех его противников. Пойми, ты будешь держать в своих руках все нити. Это ты будешь решать, с кем ему встречаться, а с кем нет. О, я так разволновалась, когда он заговорил с нами об этом! Красивая жизнь, шикарные приемы, Вашингтон… Это же Вашингтон, Селина! А со временем, возможно, и Белый дом! Представь себя рядом с президентом, только представь!

— Насколько я понимаю, рядом с президентом обычно стоит первая леди, а отнюдь не помощник, — мягко заметил Сайрус. — Или вы нам еще не все сказали относительно планов Ламара?

— Мне не нравятся твои намеки, — сказала Битси. — Разве так сын, да к тому же священник, должен разговаривать со своей матерью? Церковь ничуть не исправила тебя, как я погляжу. Ты все такой же, все такой же…

На Селину вновь накатила волна усталости. Она уже заметила, что в последнее время примерно к полудню чувствовала дикую слабость. А разговор с родителями отнюдь не способствовал улучшению самочувствия, скорее наоборот.

— Я знаю, что вам с папой очень бы этого хотелось, но я не стану помощником Ламара. Я собираюсь продолжать дела фонда и помогать Джеку Шарбоннэ справляться с возникшими трудностями.

Сзади к сестре подошел Сайрус и положил ей руки на плечи.

— Селина устала. Я предлагаю отложить наш разговор.

— Какие неблагодарные дети у нас выросли, Невил! — запричитала Битси. — Неблагодарные, лишенные всяких представлений об уважении к родителям! Селина, так будут аукционы или нет?

— Я же сказала, что не знаю.

— Значит, возникли сложности? Понимаю… Это из-за того, что открылось недавно в отношении Эррола, да? — пожевав губы, проговорила Битси. — Господи, даже думать жутко! Как ты могла жить под одной крышей с таким человеком?! Совсем одна?!

— Эррол был прекрасным человеком, и его убили, мама, понимаешь? Убили! Так что будь любезна, отнесись с уважением к его памяти.

Битси только махнула рукой.

— Не надо мне указывать, что делать! Этот человек был сексуальным маньяком! Весь город только об этом и говорит. Подумать только, я заходила тогда в его спальню… в то самое место, где устраивались дикие оргии с участием этого извращенца! Я содрогаюсь при одной лишь мысли о том, что переступила тогда порог той комнаты!

— А кроме того, он был алкоголиком, — заморгав, пробормотал Невил. Ему было все труднее сфокусировать свой взгляд на дочери. — Селина, ты жила в этом доме вместе с озабоченным алкашом! Боже мой, и тебе ни разу даже в голову не пришло задуматься о своей репутации! Мы должны быть тысячу раз благодарны Уилсону за то, что он готов закрыть на это глаза и взять тебя к себе на работу!

Сайрус прицокнул языком и легонько сжал плечи сестры.

— Не обращай внимания… — тихо сказал он.

— Что ты там шепчешь ей, Сайрус? — крикнула Битси. — Хочу тебе напомнить, что ты не в курсе событий, потому что в свое время предпочел бросить своих родителей на произвол судьбы и сбежать из дому. Между прочим, Салли Ламар просила передать, что хотела бы встретиться с тобой. Эта очень добрая и милая женщина хочет, чтобы ты помог ей стать настоящей католичкой. Салли стесняется идти в церковь сама, ведь она никого и ничего не знает. Но если вы встретитесь лично, она постарается преодолеть смущение.

Селина не осмеливалась поднять глаза на брата. Только почувствовала, как напряглись его ладони, лежавшие на ее плече. Салли гонялась за Сайрусом, еще когда они учились в школе. Однажды она пригласила его на свидание. У него тогда не хватило характера отказать ей, но в тот вечер он вернулся домой рано и никогда потом ту историю не вспоминал.

— Итак, как я понял, миссис Ламар хочет проконсультироваться у меня по вопросам веры, а Уилсон хочет взять Селину на работу. И если вы добьетесь нашего согласия на то и другое, Ламары выплатят вам определенное вознаграждение. Я правильно тебя понял, мама?

— Нет, ты слышишь, что он говорит, Невил?! Он все представил так, будто мы их с Селиной продаем! Зачем так извращать суть дела? Просто нужно быть попрактичнее и идти на жертвы. В свое время Невил женился на мне, вдове с детьми, и усыновил вас! Много ты знаешь мужчин, способных на такое? Мы не жалели для вас ничего, пока вы росли. Заплатили за твое образование и за образование твоей сестры. Я уж молчу про те деньги, которые были потрачены на конкурсах красоты!

— И теперь, значит, мы должны отработать эти средства? — проговорил Сайрус.

— Мама, папа! — вмешалась Селина. Она знала, что еше немного — и брат обязательно скажет матери, что Селина вовсе не просила таскать ее на конкурсы красоты. — Прошу вас, я должна сначала разобраться с самыми неотложными делами.

— Обязательства перед своей семьей и перед своими родителями — вот самое неотложное для тебя дело! — сказала Битси.

— В первую очередь я должна помочь с фондом Джеку Шарбоннэ. Нам сейчас тяжело. Хорошо, если полиция отыщет убийцу Эррола, но от нас ничего не зависит. Нужно ждать. Как только все прояснится, я подумаю о том, как помочь вам.

— Мама, может быть, твои проблемы связаны с тем, что твой дом очень недешево тебе обходится? Может, есть смысл… — начал было Сайрус, но Битси его тут же перебила:

— Этот дом достался мне в наследство от моего отца. Он должен остаться собственностью нашей семьи, и до тех пор, пока я жива, он не будет продан! — Она вновь обернулась к дочери: — Селина, послушайся наших советов.

— Мама… — вновь подал голос Сайрус.

— И тебя это тоже, кстати, касается! Выпроси у своей епархии годичный отпуск, поухаживай за своими родителями! Тебе дадут отпуск, я уверена! Ты называешь себя истинным христианином, так докажи это на деле! Теперь ты, Селина. Я обещала Уилсону, что сегодня ты увидишься и поговоришь с ним. Он придет сюда. Это очень хороший человек. Он мог бы вызвать тебя, но придет сам. Неужели ты не ценишь такое отношение? Человек, который в один прекрасный день может занять Овальный кабинет Белого дома в Вашингтоне, явится упрашивать тебя прийти к нему на работу. Задумайся, пожалуйста, над этим.

Уилсон придет для того, чтобы попытаться вновь силой овладеть ею. Селине стало совсем плохо. Ноги почти не держали ее.

— Сегодня я не могу. У меня свои планы. Мы с Джеком решили продолжать дело человека, которого убили. Это наш долг перед ним и перед теми детьми, ради которых он жил. Джек…

— Кстати! — быстро проговорила Битси. — Об этом мы тоже хотели с тобой поговорить. Невил! Расскажи ей об этом человеке.

Невил опустил взгляд в стакан, увидел, что тот пуст, и опять направился в дальний конец комнаты к графину.

— Видишь, в каком состоянии отец? Как ты его огорчаешь! — посетовала Битси, качая головой. — Отца Шарбоннэ нашли убитым у дома, которым он владел со своей женой незаконно. Я специально сходила в библиотеку и пролистала старые подшивки. Там все ясно написано, черным по белому! Он оскорбил тех людей, которые платили ему деньги. Это ты ничего не знаешь и не понимаешь, Сайрус! Ты живешь в другом мире. А те люди распяли отца Шарбоннэ на деревянной решетке и изуродовали его всего, но не убивали сразу! Прежде они расправились с его женой. С его беременной женой. Ее нашли в бассейне. Труп плавал в кровавой воде на надувном матрасе. Она тоже была связана с мафией, я нисколько в этом не сомневаюсь, иначе с ней не поступили бы так жестоко.

Селина была близка к обмороку.

— Такая страшная казнь постигает лишь тех, кто действительно сильно провинился перед мафией, Селина! И вот твой Джек — сын этих людей. Теперь ты понимаешь, с кем связалась?

— Бедный Джек… — еле слышно прошептала Селина. —

Бедный, бедный Джек…

— Добрый день всем, — вдруг раздался голос Джека, вошедшего в комнату. Он подошел к Селине и остановился слева от нее. Сайрус стоял справа. Шарбоннэ глянул на Сайруса и коротко бросил: — Спасибо, что не оставил ее одну.

Битси смотрела на Джека, словно он в любую минуту мог достать из чехла для скрипки автомат и полить все вокруг свинцовым дождем…

— Как поживаете, миссис Пэйн? — спокойно спросил Джек. — Я рад нашей новой встрече. Насколько я мог услышать из коридора, вы опять затронули тему гибели моих родителей и моего так и не появившегося на свет брата. Они погибли, когда мне было десять лет.

Внутри у Селины как будто что-то оборвалось. К горлу подкатил неприятный ком, глаза наполнились слезами. Она повернулась к Джеку.

— Извини, — сказал он и обнял ее за талию.

— Убери руки! — буркнул Невил. Он порывисто поднялся с дивана и попытался ткнуть пальцем в сторону Джека, но зашатался и вынужден был опять сесть. — Убери руки от моей дочери!

— Я понимаю ваши чувства, мистер Пэйн, — проговорил Джек на удивление спокойно. — У меня у самого есть дочь, за благополучие которой я искренне переживаю всем сердцем. Но вам нечего волноваться. Я позабочусь о Селине как никто другой.

Она затаила дыхание, уже догадываясь о том, что он сейчас скажет. Решив его предупредить и набравшись мужества, Селина поднялась на цыпочках и шепнула ему на ухо:

— Господь да поможет нам… — Затем повернулась к своим родителям и объявила: — Мы с Джеком решили пожениться.

ГЛАВА 18

Битси и Невил ушли несколько минут назад, но в комнате до сих пор царило тягостное молчание. Узнав о том, что «сын гангстера» может через Селину породниться с ней, Битси Пэйн едва не упала в обморок от ужаса. А Невил Пэйн, маленько протрезвев, в категоричной форме запретил Селине даже думать о возможности такого брака и приказал ей вернуться в лоно «любящей семьи».

— Прошу прощения за родителей, — проговорил наконец Сайрус, и Джек заметил, как Селина вздрогнула от неожиданности. Она сидела на диване, пребывая в глубокой задумчивости. Сайрус похлопал ее по плечу и продолжил: — Они плохо приспособлены к нормальной жизни. Оба из состоятельных семейств, с детства избалованы роскошью и привыкли брать от жизни только материальные блага. Им кажется, что все остальные будут с ними мириться и обслуживать их. Не имея собственных средств для поддержания того уровня жизни, к которому они привыкли, они, совсем как несмышленые дети, хотят заставить других, — главным образом меня и Селину — удовлетворять их запросы. И еще, Джек… Постарайтесь не обижаться на Невила. Он действительно женился на нашей матери, когда она была молодой вдовой с двумя маленькими детьми. Он, в сущности, неплохой человек и всегда хорошо к нам относился.

От этих извинений Джеку стало неудобно. Он махнул рукой.

— Ничего, ничего… Полноценных семей не бывает, как не бывает полноценных людей. У всех свои проблемы. И каждый просто пытается выжить. Каждый ищет для себя мира и покоя.

— Довольно циничная точка зрения, — заметил Сайрус.

— Вовсе нет. Скорее реальный взгляд на вещи. Сайрус только удивленно поднял бровь и повернулся к Селине.

— Что ж, сегодня они ушли. Ты здорово напугала их своим заявлением. Но смотри, какими слухами полнится город: мол, вы с Эрролом были друг для друга больше, чем просто коллеги. Как я понял, эту версию распространяет та злополучная журналистка. Что скажешь?

Джек тоже внимательно взглянул на Селину. Так и не дождавшись от нее никакого ответа, он пришел ей на помощь:

— Да, они были друг для друга больше, чем просто коллеги. Они были друзьями. Мужчина и женщина могут быть друзьями — или у вас иное мнение, святой отец?

Сайрус перевел на него серьезный взгляд.

— Зовите меня просто Сайрусом, Джек. Что ж… я верю в дружбу между мужчиной и женщиной. Но все зависит от самих людей: одни могут быть друзьями, другие нет. Я почти не знал Эррола лично, так что судить не могу.

— У меня ощущение нереальности всего происходящего, — произнесла Селина. — Со времени лаконичной заметки, которая появилась сразу же после убийства, о нем не было ни слова. Ужасные вещи, которые стряпает Шерман, я в расчет, разумеется, не беру. Я ее не понимаю. Наверняка в городе каждый день случается немало событий, достойных ее внимания, но увы…

«Эта маленькая женщина… одинокая и беременная… изменит мою жизнь, — вдруг подумал Джек. — Теперь все будет по-другому. Благодаря Селине Пэйн».

И ему вдруг стало хорошо.

— Согласен, у меня такое же чувство, — проговорил задумчиво Сайрус. — Все нереально, начиная с самого убийства. Но с другой стороны, оно ведь имело место. В этом доме. Однако это, похоже, никому не интересно, кроме одной-единственной вульгарной журналистки. Никто не пытается выяснить, кто убил Эррола, никто толком этим не занимается. Очень странно.

— Точно… — кивнул головой Джек. — Разговоров и разной пустой болтовни хватает. Это мы с Селиной поняли после визита к Флетчеру. Но что мы имеем на официальном уровне? Ничего. Я звонил сегодня О'Лири. Я ему каждое утро звоню, а то и забегаю в сам департамент. Он очень любезен. Вежливо сообщает, что следствие идет полным ходом, но пока нет никаких зацепок. Но Дуэйн говорит, что если бы полиция что-то искала в Квартале, кого-нибудь расспрашивала, он узнал бы об этом немедленно. А он ничего не слышал.

Селина передвинулась на угол дивана и оперлась рукой о подлокотник. Но почти сразу же резко встала и заходила по комнате.

— Атмосфера незаметно нагнетается. Мне уже страшно, — призналась она. — Мы окружены молчанием. Такое впечатление, что за нами следят. Они нас видят, а мы их нет… — Она подошла было к окну, выглянула наружу, но тут же сделала шаг назад. — Многие ведут себя так, словно ничего не произошло. Да и мы тоже порой… А убийство так и остается нераскрытым. Каков был его мотив? Ясно, что не ограбление. Тогда что? У меня такое ощущение, что в этом доме произошло нечто ужасное…

— Я уверен, что в полиции не дремлют, — сказал Сайрус. — Мы не можем объективно судить о ходе следствия по выпускам теленовостей. И потом, не стоит забывать, что у полиции полно и других дел, кроме этого.

— Эррола любили все! — воскликнула Селина. — Может так случиться, что кто-то очень влиятельный свернет настоящее серьезное расследование?

Джек встретился с ней глазами и кивнул:

— Может.

— Да, — со вздохом сказал Сайрус. — Но давай наберемся терпения. У нас ведь тоже забот хватает. Не понятно, почему в нас так вцепились Ламары. И если желание Уилсона привлечь тебя к участию в своей кампании еще можно как-то объяснить, то Салли я, откровенно говоря, просто удивляюсь… Неужели, кроме меня, ей не у кого попросить духовного наставления?

Селина обхватила себя руками и зябко поежилась.

— Какой ты наивный, — проговорила она. — Просто ты до сих пор нравишься Салли. А духовные наставления тут решительно ни при чем.

Сайрус, казалось, этим известием был не столько потрясен, сколько удивлен.

— Но ведь она замужняя женщина. Думаю, ты ошибаешься. Тебе повсюду мерещатся заговоры. Кстати, почему ты сразу не сказала мне, что носишь ребенка от Джека?

Сайрус так резко менял тему разговора, что всегда заставал этим сестру врасплох. Джек скользнул взглядом по лицу Селины и тут же отвел глаза. Он затаил дыхание.

— И почему ты ничего не сказала ему самому? Мы с ним вместе узнали о твоей беременности, — продолжал Сайрус. — Я помню твой голос, когда ты мне позвонила. Ты была сама не своя. Сказала, что беременна, а когда я спросил, кто отец, сказала, что не можешь открыть его имя и хотела бы, чтобы он, отец, никогда сам не узнал о ребенке. Что изменилось за это время, Селина? Что заставило тебя передумать?

«Что заставило тебя передумать, Селина?»У Джека тоже вопросов к ней хватало. Например, он много бы отдал за то, чтобы понять, что заставило ее объявить родителям об их решении пожениться. И относительно беременности… Интересно, что скажет сама Селина?

— Если я тебе делаю больно своими расспросами, скажи, — проговорил Сайрус, сочувственно глядя на сестру. — Но плохо жить во лжи, а мне кажется, что ты так и живешь пока. Мм… Отец ребенка не Джек, так?

Селина подняла глаза на Джека.

— Вопрос был адресован тебе, — хмыкнул он.

— Хорошо. Я и не говорила, что ребенок от Джека. Я только сказала, что мы с Джеком решили пожениться.

— Для чего? Чтобы у ребенка был-таки отец? Но если вы с Джеком не любите друг друга, малыш будет страдать еще больше.

Это были слова священника.

— Мы с Селиной любим детей, Сайрус, — заметил Джек.

— Хорошо, сестра. Можешь не называть мне имя отца ребенка. Я буду просто молиться за вас с Джеком. И за то, чтобы эта рана… ведь в тебе она есть… зажила.

— Она никогда не заживет! — крикнула Селина.

В комнате наступила неловкая пауза. Джек вдруг бессильно опустил руки. Его так и подмывало подойти к Селине и обнять ее, но он чувствовал, что сейчас ей это не нужно.

— В тебе говорит гнев, — мягко заметил Сайрус. — Я знаю, мне уже не раз приходилось наблюдать такое. Тебя изнасиловали?

Джек устремил на Сайруса пораженный взгляд.

Сайрус сложил руки домиком и поднес их к губам. Он печально смотрел на сестру, и в глазах его жила тревога.

И Селина… кивнула. Она не проронила ни слова, просто кивнула головой.

— Понятно. — Сайрус прикрыл глаза, и губы его задвигались в беззвучной молитве.

Когда Селина вновь подняла лицо, глаза ее были полны слез. Она молча рыдала. Слезы катились по ее щекам, как в немом кино…

И Джеку захотелось вцепиться в горло безликого насильника. Джек часто приходил в ярость, но старался скрывать это.

— Селина и ее ребенок будут чувствовать себя со мной в полной безопасности, — каким-то незнакомым голосом проговорил он. — И еще, Сайрус… я мог бы и не предупреждать вас, но все же… Не рассказывайте никому об этом.

— Да, — просто ответил тот. — Хорошо. А сейчас мне, наверное, пора.

— Что? Ты хочешь покинуть Новый Орлеан?! — в панике вскричала Селина. — Ты мне нужен! Нужен нам!

— По крайней мере для того, чтобы совершить обряд венчания, — усмехнувшись, проговорил Джек. Ему захотелось немного разрядить атмосферу.

— Я не говорил, что уезжаю из города. Думаю, просто следует сейчас покинуть этот дом. Загляну к родителям. А вам надо побыть наедине друг с другом. Выговориться до конца и принять необходимые решения.

С этими словами он поцеловал Селину в лоб, кивнул Джеку и вышел.

Джек дождался, пока внизу хлопнет дверь, и тут же повернулся к Селине:

— Кто? Почему ты не сдала его полиции?

Она только покачала головой. Джеку вдруг стало страшно, на лбу выступила испарина.

— Надеюсь, это не… Эррол? — тихо спросил он.

— Как ты можешь такое говорить?! Как ты можешь?! — в ужасе вскричала она. — Ты считаешь его самым близким другом, защищаешь его доброе имя и намерен продолжать его дело… Да как ты мог предположить такое?!

— Ты сама сказала, что он — отец твоего ребенка.

— Я… — Она снова зябко поежилась. — Это вырвалось у меня случайно… да еще перед родителями… прости…

— Не надо просить извинений, я своих планов менять не собираюсь.

— Это из-за того, что мою беременность уже не скроешь? Ты понимаешь, что скоро начнутся расспросы, досужие домыслы… и даже если я буду молчать, обязательно найдутся такие, кто скажет, что мы с Эрролом были любовниками. Поэтому?

— Поначалу это была одна из причин.

Он скользнула взглядом по его лицу и вновь опустила глаза.

— Эррол был очень мягким человеком. Ты сам знаешь. Он никогда не принудил бы меня к этому. — Она нахмурилась. — Так вот чего ты боишься — что я обвиню Эррола в изнасиловании?

— Нет. Я и спрашивал-то просто так… Скорее от противного. Он никогда не насиловал женщин. Он просто не знал, даже представить себе не мог, как это делается. Эррол был сугубо мирный человек.

— Я тоже так думала. До тех самых пор, пока не рассказала ему… — тихо проговорила Селина. — Он так разозлился…

— Что? Ты назвала Эрролу имя насильника? Селина секунду поколебалась с ответом, потом нервно всплеснула руками и прошептала:

— Нет… нет… я просто рассказала о том, что произошло, и он разозлился.

Джек решил не копать глубже, дабы не заставлять ее лгать.

— Не знаю, поймешь ли ты меня правильно… но мне всегда, всегда было очень хорошо и покойно с Эрролом, — проговорила Селина, глядя себе под ноги.

«Да, мне это действительно трудно понять правильно…»

— Очень рад это слышать. Но если тебе было так хорошо, почему же ты сразу не согласилась стать его женой, как только он сделал тебе предложение?

— Ты не понимаешь… — Теперь она отвела глаза в сторону.

— Что я не понимаю?

— Эррол был мне как отец… «Другими словами…»

— Должен ли я воспринимать это как комплимент лично мне, леди? Невольный, разумеется? А? — проговорил он, но тут же испугался ее возможного ответа и торопливо добавил: — Ладно, не будем. Это не важно.

— Нет, важно, очень важно. Но у нас действительно сейчас столько разных забот и волнений. Скажем, мои родители… Через некоторое время я поговорю с Сайрусом насчет того, как быть с ними.

— В следующий раз, беседуя со своими родителями, скажи им, что ты не будешь — ни при каких обстоятельствах не будешь — работать на Уилсона Ламара. Ты меня поняла?

Селина взглянула на него и тут же опустила глаза, но он успел заметить в них удивление.

— Я бы хотел, чтобы ты переехала жить ко мне. Там нас никто не побеспокоит. Я не хочу, чтобы ты чего-то ждала и долго раздумывала, Селина. Нет смысла ждать, нет смысла раздумывать. Мы можем обвенчаться уже через пару-тройку дней.

Она молчала.

— Ты понимаешь, что я имею в виду, — не унимался Джек. — Мы не станем скрывать в день свадьбы твою беременность. У нас просто не получится. Просто чем раньше мы о ней скажем, тем быстрее о ней забудут.

— Ты консерватор и думаешь, что все вокруг консерваторы, — отозвалась Селина. — Но я не против. Скажи… почему ты так решительно настроен против Уилсона?

— Мне не нравится, как Ламар к тебе относится. Он не вправе приказывать тебе, но почему-то это делает. Поэтому мы перекроем ему кислород. После нашей свадьбы он должен будет каждый раз иметь сначала дело со мной, когда вздумает обратиться к тебе со своими идиотскими предложениями.

Селина внимательно взглянула на него.

— У тебя с ним что-то было в прошлом, не так ли? Джек еще не был готов отвечать на такие вопросы.

— Ничего такого, что было бы . достойно твоего внимания, дорогая. Просто небольшое несходство во взглядах на жизнь…

«Небольшое несходство» выражалось в том, что Ламар не хотел отвечать за свои игорные долги и требовал для себя привилегий на том основании, что считал себя общественным деятелем, а не зарвавшимся адвокатом, каковым являлся в действительности.

Селина, помолчав немного, сказала:

— Ладно. А насчет моего немедленного переезда к тебе… вряд ли это хорошо, Джек.

Главное для Джека теперь было добиться своего и при этом не давить на нее слишком сильно.

— Мне делается не по себе при мысли о том, что я оставлю тебя здесь одну.

— Сайрус вернется.

— Тогда так: или ты пойдешь сейчас со мной, или я останусь здесь ждать Сайруса.

— Не говори глупостей. Со мной ничего не случится. Кроме того, мне еще нужно выяснить, что хотел сказать Антуан. Сегодня он, между прочим, вообще не появился. Тогда он явно хотел, чтобы я его выслушала. С тех пор мы не виделись.

— Черт возьми! — буркнул Джек. — Совершенно вылетело из головы! Дуэйн рассказал мне, что Антуан пришел к нему в клуб в ковбойской шляпе, надвинутой на самые глаза. Дуэйн такого же мнения об Антуане, что и ты. Он богобоязнен и боится приближаться к злачным местам слишком близко, дабы не подвергнуть опасности свою бессмертную душу. И тем не менее он пришел в клуб.

— Зачем? О чем они говорили? Джек нахмурился.

— Антуан сказал Дуэйну, что видел кого-то около дома… в то самое утро. Дуэйн стал было его расспрашивать, но Антуан чего-то вдруг испугался и тут же ушел, не проронив больше ни слова.

— Понятно, почему он пошел к Дуэйну, — задумчиво проговорила Селина. — Он считает его хорошим человеком. Доверяет ему. Значит, ему нужен был совет.

— Вот именно, совет. Он считал, что за ним следят. Был очень напуган.

— Но что же он увидел здесь в то утро? Что? И почему не рассказал полиции, когда они приехали?

Джек пожал плечами:

— Понятия не имею. Надо узнать, почему он сегодня не пришел. Как с ним связаться?

— У них дома нет телефона.

— Тогда, может, к нему заглянуть?

— Надо еще найти адрес. Антуан имел дело с Эрролом напрямую. Эррол платил ему жалованье и давал задания. Все это без моего участия. Думаю, они давно уже знали друг друга.

— Нельзя сидеть сложа руки и надеяться на то, что он когда-нибудь все же соизволит объявиться.

В дверь позвонили. Звон колокольчика эхом раскатился по всему дому.

— Я открою, — сказал Джек, выходя вместе с Селиной в коридор. — А ты пока постарайся отыскать адрес Антуана в бумагах Эррола, хорошо?

Он быстро спустился по лестнице и распахнул дверь. На пороге стояла высокая женщина с грубоватым костистым лицом и большими глазами, такими черными, что в них, казалось, отсутствовали зрачки. Волосы ее были собраны сзади в маленький тугой узел. Негритянка, на вид лет сорок. Свободное цветастое платье не скрывало красивого тела. Она замерла на крыльце, как статуя, но даже в этой неподвижности угадывалась природная грация. В руках у нее была большая сумка.

— Добрый день, — сказал Джек, хотя к Новому Орлеану уже почти подобрались ранние сумерки. — Я могу быть чем-нибудь полезен?

— Добрый день, — ответила она, и ее нью-йоркское произношение резануло Джеку слух. — Я жена Антуана. Пришла повидать Селину Пэйн. Она дома?

Женщина с трудом скрывала сильное волнение. Джек улыбнулся и протянул руку:

— Джек Шарбоннэ. Я с большой симпатией отношусь к вашему мужу, миссис…

— Спасибо. — Она не пожелала назвать свою фамилию и только произнесла: — Роза.

Они прошли в кабинет, где Селина возилась с картотекой.

— Это Роза, жена Антуана, — представил незнакомку Джек.

— О! — воскликнула Селина. — Какое совпадение! А я как раз пытаюсь отыскать его домашний адрес. Он не заболел? Насколько я поняла, Антуан вчера хотел со мной поговорить, но у меня были посетители и он ушел. С тех пор мы не виделись. А сегодня он вообще не появился.

Женщина нервно теребила в руках сумку. Она держалась абсолютно прямо и была, оказывается, немногим ниже Джека.

Повисла неловкая пауза.

— Так что все-таки с Антуаном? — спросил Джек.

— Я пришла поговорить с мисс Пэйн, — повторила Роза. В ее голосе угадывалось больше тревоги и волнения, чем просто упрямства. — Наедине.

— Мы с вами одни, Роза, — спокойно проговорила Селина. Впрочем, она и сама уже почувствовала неосознанную тревогу. — Джек ушел к себе домой и будет не раньше чем через час-полтора.

Правду сказать, Селине и самой стало не по себе, когда она поняла, что осталась здесь одна, без Джека.

Роза встала так, чтобы одновременно видеть Селину и дверь.

— Вы должны обещать, что никому не расскажете о нашем разговоре. Никому. Вы понимаете?

— Да.

— Этот человек… Джек. Кто он? Антуан мне про него ничего не рассказывал.

— Джек Шарбоннэ был близким другом Эррола на протяжении многих лет. Джек хороший человек.

Как странно. Еще несколько дней назад Селине и в голову бы не пришло сказать про него такое.

— Я буду говорить только с вами и хочу, чтобы никто об этом не узнал. Никто. Так надо, — повторила Роза.

Роза все время переводила глаза с Селины на дверь и обратно и нервно теребила пуговицу на вороте своего платья. У нее были длинные сильные пальцы с толстыми суставами. Руки женщины, привыкшей к физическому труду.

— Джек — мой друг и босс теперь… и босс Антуана, если уж на то пошло. Так что…

— Нет, нет, нет! Никому ничего не говорите! Иначе… Обещайте, что никому ничего не скажете! Пожалуйста!

«Господи, неужели для нее это так важно?..»

— Хорошо, но скажите же, почему вы от меня этого требуете?

Роза, прижав сумку к груди, подошла к окну и осторожно выглянула на улицу.

— Мне разрешили говорить только с вами. Он сказал, что, если вы меня не поймете, это мои проблемы, — Роза мелко задрожала всем телом, и Селине стало страшно. — Вот… — Роза засучила рукав платья. — Антуана схватили плохие люди. Человек, который приходил ко мне, сделал вот это. Чтобы я поняла, что он не шутит, что он говорит серьезно.

Селина увидела на темной коже две круглые ранки, и ее охватил ужас.

— Какой человек? Это что, ожог? Он прижег вам руку сигаретой?

Роза кивнула.

— Он сказал, что в следующий раз будет хуже. Сказал, что, может, захочет развлечься с кем-нибудь из наших детей. — Она судорожно сглотнула. — Это очень плохой человек, мисс Пэйн, очень плохой. Он ненормальный и такой злой… Я боюсь. А Антуан всегда говорил, что хорошо к вам относится и доверяет вам. Я вам тоже доверяю. Только вам.

Селина прерывисто вздохнула.

— Я уже дала вам слово… — Она пребывала в полной растерянности. — Кто-то похитил Антуана? И они удерживают его у себя?

— Да.

— А о чем я должна молчать?

— О том, что вы узнали от Антуана. Селина отказывалась что-либо понимать.

— Но Антуан мне ничего не рассказывал. Он не успел. — Тут она вспомнила разговор с Джеком. — И Дуэйну он тоже не успел ничего сказать. Он пришел в клуб к Дуэйну и сказал только, что видел кого-то около дома в то утро, когда убили Эррола, но он не договорил. Испугался и ушел. Так что, Роза… Антуан никому и ничего не успел рассказать. Роза поднесла ладонь ко рту и всхлипнула.

— А они думают, что успел… — не своим голосом, заикаясь, проговорила она. — И хотят точно знать, что никто не проговорится. Меня послали сказать вам, чтобы вы молчали…

— Я буду молчать. Но… разве не лучше обратиться в полицию и…

— Нет! — дико вскрикнула Роза, без сил повалилась на колени и уронила голову на грудь. — Нет, нет, нет! Умоляю вас, мисс Пэйн, не делайте этого, иначе Антуан никогда ко мне не вернется!

Селина была потрясена этой сценой и в ужасе опустилась на ближайший стул.

— Полиция может…

— Если вы все расскажете в полиции, Антуана убьют! А потом изнасилуют моих мальчиков! И меня! — Роза умоляюще протянула к Селине руки. — Прошу вас, поверьте мне! Он просил меня убедить вас в том, чтобы вы молчали! Сказал, что если они поймут, что за ними следят, они избавятся от всех тех, кто может указать на них!

— Мы с вами даже не знаем, кто они.

— Но Антуан знает, — простонала Роза. — И они не верят, что он никому не успел рассказать!

— Не мучайтесь так, ради Бога. Все будет хорошо… — проговорила Селина машинально, в глубине души чувствуя, что ничего хорошего, возможно, уже никогда не будет. — Я буду молчать. Передайте им, что вы заручились моим словом.

— Спасибо!

— Он вернется? Тот человек? — спросила Селина и невольно поежилась от страха. — Он говорил, что вернется к вам?

— Он вернется.

— Но ведь… Послушайте, Роза, вы его уже видели, так? Подумайте, вы видели этого человека и теперь можете узнать его. Поставьте себя на его место. Где у него гарантия, что вы не обратитесь к властям и не дадите им его описание? О чем он вообще думает? Или он следит за вами постоянно, не спускает с вас глаз? В том числе и сейчас дежурит около дома? А?

— У него был чулок на голове. Он забрался в дом, когда меня не было. А я… я пыталась найти Антуана… — Роза с трудом переводила дыхание, глотая слезы. — Я искала его везде. Ждала сегодня утром здесь, на улице. Несколько часов. Но он не пришел. Тогда я вернулась домой и увидела там того человека в чулке и шляпе. Я закричала, но он меня ударил и заставил замолчать. А потом сказал мне, что я должна делать. Приказал сходить к вам и предупредить, чтобы вы никому ничего не говорили. Он прижег мне руку и велел показать вам. И добавил, что, если я не выполню его приказания, он в следующий раз покажет мне, моим детям и… вам тоже.

Селину охватило отчаяние. Как же помочь Розе, если та запрещает рассказывать о своей беде?

— А если в следующий раз этому садисту и извращенцу опять что-то не понравится или он вам не поверит? Вы будете молча ждать, пока он не покалечит вас и ваших детей? Вы абсолютно уверены, что данного мной слова о молчании будет для него вполне достаточно? Где гарантии?

— Гарантий нет, но это моя единственная надежда… — еле слышно проговорила Роза. — Он сказал, что, если я не смогу убедить вас молчать, он доберется и до вас, как добрался до Антуана…

Селина пожалела об уходе Джека. Надо же: еще неделю назад она считала его своим врагом, а теперь готова была вверить ему свою жизнь!.. Боже, как он ей сейчас нужен!

За окнами быстро смеркалось. Селине хотелось задернуть шторы, но она боялась подойти к окну. Поймав себя на этой мысли, она невесело усмехнулась. «Я заразилась страхами Джека…»

— Простите меня, если можете, мисс Пэйн, — сказала Роза. Она тяжело поднялась с пола. Высокая, удивительно красивая женщина со следами страданий и нечеловеческой усталости на лице. — Мне очень жаль, что я втянула вас в это дело. Я сначала сказала тому человеку, что не верю ему. И если он не представит мне доказательства, никуда не пойду.

— И что? Он представил вам доказательства?

— Да… — Роза принялась шарить рукой в своей необъятной сумке, достала оттуда смятый бумажный пакет и вынула из него какую-то грязную окровавленную тряпку, которая когда-то, судя по всему, была белой…

Селина непроизвольно вскрикнула и отшатнулась.

Уже не скрывая своих слез и рыдая в голос, Роза расправила тряпку в руках, и та превратилась в смятую футболку, которая была буквально насквозь пропитана кровью. На футболке была надпись: «ПРАВДА ОСВОБОДИТ ТЕБЯ».

— Это Антуана… — прошептала Селина. — Он был в ней в последний раз, когда я его видела.

Роза закивала головой:

— Да, да… Тот человек передал мне футболку в качестве доказательства того, что Антуан находится у них. А еще…

Она достала из того же бумажного пакета какой-то маленький предмет, завернутый в носовой платок, развернула его и протянула на ладони Селине.

Та увидела кусочек переднего зуба с золотой коронкой.

ГЛАВА 19

В тот вечер Салли решила выяснить все раз и навсегда.

Каждое утро Бен, как к себе домой, заходил в их с Уилсоном спальню. Едва он появлялся, как Уилсон отправлял Салли в ванную «чистить перышки», а сам принимался оживленно обсуждать с телохранителем распорядок дня. Полуголая Салли поднималась с постели и бежала в ванную, причем Бен даже не смотрел в ее сторону.

Не понятно, что с ним произошло. Где же его «маленькие сюрпризы», обещанные в тот день, когда он овладел ею в гостевой комнате, добиваясь для себя новой должности. Салли никак не могла-забыть те сладостные минуты, но с тех пор он ни разу до нее не дотронулся.

Сегодня Салли то и дело бросала взгляды на красавца. В доме снова проходил вечер, на котором присутствовало множество восторженных сторонников Уилсона. Пришел и Невил Пэйн, правда, без Битси: та что-то захворала. Уилсону по большому счету было плевать на Битси, но он с трудом подавил ярость, когда Невил также сообщил, что не придет и Селина. В довершение всего не появился и приглашенный Сайрус.

Таким образом, с самого начала приема все пошло вкривь и вкось. В качестве компенсации Салли решила сосредоточиться на Бене. Воспользовавшись тем, что Уилсон увлекся разговором с президентом одного из самых престижных банков на Юге, она грациозной походкой подошла к телохранителю. В вечернем костюме юноша был поистине неотразим. Положив руку ему на плечо, она тихо проговорила:

— Добрый вечер, малыш. Ты до сих пор не отблагодарил меня за новую работу, которую я тебе устроила. Ужасно невежливо!

— Спасибо, что помогли мне оказаться в нужном месте в нужное время. — Бен нехотя посмотрел на нее, и она едва не взорвалась от ярости.

— Что ж, Бен, ты, наверное, решил, что я тебе больше не нужна, да? Ошибаешься, мой мальчик. Сейчас я намерена прогуляться и через пять минут буду в старой беседке, что за домом. Ты знаешь, там, напротив оранжереи. Так вот, если хочешь сохранить за собой свою новую замечательную должность, приходи туда.

С этими словами Салли направилась к двери, на ходу улыбаясь и кивая гостям. На ней сегодня было короткое черное платье с блестками, и выглядела она просто потрясающе. Выйдя из дома через кухню, она направилась по тропинке в сад.

Возбуждение и уверенность в себе росли в ней по мере приближения к беседке. Она научит его уважать себя! Идти в туфлях без задников и на высоких каблуках было неудобно, поэтому Салли сняла их и взяла в руку. Теперь главное — полностью овладеть собой и успокоиться к тому моменту, когда появится Бен.

Беседка издали походила на огромную птичью клетку. Открыв скрипучую дверцу, Салли оказалась внутри. Фигурные решетки вместо стен и такая же остроконечная крыша были увиты лозами ломоноса. В центре стояла круглая каменная скамья с отверстием в середине. Ломонос как раз зацвел, и в воздухе витал сладостный ночной аромат.

Салли отошла к дальней стене, надела туфли, мечтательно прижалась спиной к решетке.

Дверь со скрипом отворилась.

Прижавшись затылком к прохладному металлу решетки, она увидела вошедшего Бена. В беседке было очень темно, различались лишь контуры его молодого крепкого тела, блеск глаз и ослепительно белых зубов. Сейчас Бен почему-то походил на Мефистофеля.

Легкая улыбка тронула чувственные губы Салли.

— Вот ты и пришел, Бен, — проговорила она.

— Да, — ответил он глуховато. — Что вы хотели мне сказать? И почему об этом нельзя было поговорить в доме?

Она была старше, умнее и знала, что без труда переиграет сопляка.

— Присаживайся, Бен. Нам нужно кое-что обсудить. Он не подчинился и, сунув руки в карманы, стал прохаживаться по беседке по другую сторону скамейки.

— Значит, ты все еще ничего не понял? — усмехнулась Салли. — Ты здесь только благодаря мне. Только благодаря тому, что я обратила на тебя внимание в тот первый день. Ты полагаешь, что уже всего добился и неуязвим. Боже, какой же ты еще ребенок. Ведь стоит мне только перекинуться парой слов с Уилсоном — и тебя здесь не будет, ты понимаешь?

Бен сорвал с решетки цветок и поднес его к лицу. У Салли от возмущения даже мурашки по телу побежали. Этот молокосос слишком уверен в себе!

— Так что, Бен? Что ты мне на это скажешь? — вдруг вырвалось у нее.

Голос выдал ее волнение, и она уже жалела о своей несдержанности. А Бен молча скрестил руки на груди и окинул ее ледяным взглядом.

Салли, не выдержав, подскочила к нему и ткнула ему пальцем в грудь.

— Так-так, все ясно. Ты меня просто использовал. Ха! Кто бы мог подумать! Ты все заранее спланировал. Решил подобраться к новой должности через меня! Да тут еще помог случай с тем наколовшимся мальчишкой, который хотел нас ограбить. Но это уже ерунда. Самое главное было уже достигнуто. К тому времени я уже дала тебе толчок! Я все сделала, что ты хотел! Все!

— Если вы закончили, миссис Ламар, — как ни в чем не бывало проговорил Бен, пока она переводила дыхание, — я, пожалуй, пойду. Мистер Ламар может хватиться меня в любую минуту.

У нее даже слезы выступили на глазах от такой наглости. Подбородок Салли задрожал от ярости.

— Я хочу раздеть тебя. Медленно. Ты меня хочешь. Я это чувствую! По глазам вижу, хочешь. Но ты боишься. Ты и тогда боялся, дрожал как осиновый лист. Но сделал. У тебя на это достало мужества в тот раз. Тебе очень хотелось получить работу в доме. Ты даже решил тогда меня немного припугнуть, дурачок. На краткий миг почувствовал себя хозяином положения. Ты решил привязать меня к себе сексом, но очень боялся, что тебя поймают!

— Мне кажется, леди, вы излишне взволнованны, — мягко произнес Бен. — Вам нельзя так много пить. Нет, я просто обязан проводить вас обратно в дом. Мистер Ламар никогда не простит мне, если я брошу вас тут одну.

Салли готова была его задушить. Она даже вспотела от злости. Впрочем, Бен позволил ей развязать на себе галстук и расстегнуть рубашку. Затем небрежно сунул цветок ей в вырез платья, запустил туда руку и стиснул ей грудь. Салли шумно задышала и стала торопливо стягивать с него рубашку, прижимаясь к нему всем телом.

— Миссис Ламар, — совершенно спокойно произнес он, — вам следует взять себя в руки.

Он зажал между пальцев ее сосок и покатал его чуть-чуть, а затем резким движением высвободил ее грудь из-под платья…

— О, Бен, Бен… у тебя скверное чувство юмора, мой мальчик, но ты мне все равно нравишься. Не останавливайся. Прошу, не останавливайся!

— Вы не в себе, мадам.

— Я в себе. И с каждой секундой мне становится все лучше. Помоги мне раздеть тебя. Я хочу увидеть твое тело.

Она ничуть не сомневалась в том, что их желания совпадают: факты говорили сами за себя. Его пенисом сейчас можно было бы пробивать дырки в бетоне. В преддверии предстоящего удовольствия лоно Салли вмиг увлажнилось…

Бен отнял руку от ее груди.

— Я же сказала: не останавливайся! — задыхаясь, воскликнула Салли, поднимая на него глаза. Бен показал ей язык и тут же вновь спрятал его. — Да ты просто дразнишь меня, волчонок!

Смеясь, она наконец сорвала с него рубашку и опустила с плеч свое платье; теперь оно держалось только на бедрах. Чуть отойдя от него, она стала медленно поворачиваться в лунном свете, зная, как соблазнительно гуляют по ее грудям светлые блики…

Бен смотрел на нее во все глаза, и ей это нравилось, но почему-то не шел к ней, застыл на месте.

— Иди ко мне, — смеясь, проговорила Салли и, повернувшись к Бену, медленно приподняла платье, из-под которого показались узенькие черные трусики.

Бен так и ел ее глазами.

— О да, красавчик! Да!

Он быстро подошел к ней и, обняв ее, повалил на скамью. Наклонившись, зарылся лицом в ее труди, вбирая в рот столько, сколько мог. Ей было чуть больно, но очень приятно.

Салли быстро избавилась от трусиков и с восторгом уставилась на его лицо. Он был красив, черт возьми, невероятно красив!

Не теряя больше времени, Бен заставил ее обхватить его ногами и быстро погрузился в нее на всю глубину. Салли застонала. Боже, какой он огромный… Между ног у нее все заныло. Он больно натягивал ее на себя, но это лишь сильнее кружило ей голову.

Уже через пару минут Бен заставил ее кончить, впрочем, не остановился и продолжал входить в нее до тех пор, пока не излился сам… Салли лежала под ним, тяжело дыша и добирая остатки восхитительного по силе оргазма.

— Держись за что-нибудь… — шепнул он.

Салли рассмеялась и интенсивно заработала бедрами, пока не почувствовала, что он снова готов. Бен поднял голову, сорвал с решетки еще два цветка, облизал каждый и поместил их на соски ее волнующихся грудей. Влажные, они тут же прилипли к ним.

Красавец улыбнулся…

В полутьме раздался щелчок, и Салли на мгновение ослепила яркая вспышка.

— Что это? — с ужасом прошептала она, отчаянно моргая.

— Эй! Перестаньте! Уходите! — громко сказал Бен. Когда фотовспышка сверкнула во второй раз, Салли пронзительно закричала…

ГЛАВА 20

Селина никогда еще не испытывала такого волнения, оставаясь наедине с мужчиной, как сейчас, в доме у Джека. И он, конечно, прекрасно понимал, что она пришла потому, что хотела прийти.

Когда он открыл дверь и увидел ее на пороге, на лице его отразилось удивление. Впрочем, Селина прочла в его глазах, что он рад ей. Или ей показалось?.. Люди часто видят то, что хотят увидеть.

Джек снова проводил ее в кабинет. Однако, прежде чем они успели обменяться приветствиями, в коридоре зазвонил телефон и он вышел из комнаты. Селина старалась не прислушиваться, но акустика в доме была очень хорошая и уже через минуту она поняла, что Джек говорит с Тилли об Амелии.

— Дай ей трубку, — сказал он вскоре и после паузы весело проговорил: — Привет, букашка! Как тебе там у бабушки? Нравится?

Селина поднялась с кресла, куда усадил ее Джек, и подошла к его рабочему столу, где стояли несколько фотографий в рамках. Почти на всех снимках была Амелия, запечатленная на пленку в разном возрасте. А с самой большой фотографии на мир смотрела молодая женщина, которая так сильно походила на Амелию, что сразу стало ясно — это ее мать.

— Амелия Элиза Шарбоннэ, в этом доме нет и никогда не было никаких ведьм!.. Я тот дом имею в виду, не беспокойся… Через улицу… Так вот, повторяю — нет и никогда не было!.. И привидений с биноклями тоже там нет! Не пытайся увести разговор в сторону от темы! Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты не лазила на этот дурацкий чердак? Ты могла запросто упасть оттуда и сломать себе что-нибудь!

Селина посмотрела на окна. Снаружи было темно, но луна отбрасывала блики на решетчатые балконы дома напротив. Ей почему-то захотелось подойти ближе.

— Ты не можешь ничего говорить об этих людях, потому что ты их никогда не видела, — терпеливо выговаривал дочери Джек. — Это две пожилые леди, которые совершенно не выходят из дома… Нет, Амелия, они не ведьмы, не надо выдумывать! И все, и хватит, пожалуйста!.. Что? — Джек расхохотался. — Нет, ты не превратишься в ведьму, когда станешь совсем старенькая… И в привидение не превратишься, я тебе гарантирую… Нет, Амелия, они не ходят по магазинам, а еду им, наверное, доставляют прямо на дом. А теперь… Все ты выдумываешь, букашка, не было там никаких красных огоньков… Все, Амелия, все, я тебе говорю! Слушайся Тилли и бабушку. Я люблю тебя. Спокойной ночи.

Амелия вновь передала трубку Тилли. Джек отдал ей соответствующие распоряжения насчет дочери и наконец повесил трубку.

Селина, раздвинув шторы на окне, смотрела на дом через улицу. Окна там были темны, как ночь.

— Почему бы тебе…

— … не отойти от окна подальше и не присесть? — закончила она фразу за него и улыбнулась. — Я понимаю, Джек, что не имею никакого права отнимать твое время, но я не буду ничего придумывать и скажу все как есть. Сайрус решил умилостивить наших родителей и появиться на вечере у Ламаров, а мне одной оставаться на Ройал-стрит не хотелось. Я оставила брату записку, что пошла к тебе. Он должен позвонить, как только вернется. Мне просто хотелось переждать это время.

— Я очень рад твоему приходу. Ты пообщалась с женой Антуана? Как неожиданно она объявилась, а?

Селина вздрогнула.

— Красивая женщина. Я себе ее другой представляла… — почему-то сказала она.

— Так что там с Антуаном? Он заболел? Она знает, что он наведывался к Дуэйну? Может, он ей рассказал о том, что видел тем утром у дома?

Во рту у нее пересохло. Роза так настаивала на ее молчании…

— Мне показалось, что она нервничала. Что ее так напугало, она тебе объяснила?

— Она не хотела ко мне приходить. В общем… она ничего особенного мне не сказала.

Джек мгновенно потерял интерес к Розе, и Селина это сразу почувствовала.

— Ты голодна? — спросил он.

— Я поела. А перед самым выходом выпила немного молока и проглотила витамины.

— Тебе нужны особые витамины, для беременных. Селина вновь улыбнулась:

— Ты мне не отец, Джек.

— И слава Богу. Я твой будущий муж. И будущий отец твоего ребенка. — Он скосил глаза на ее живот. — Это отдельный пункт нашего договора. Не скажу, что это решение далось мне легко, но я не хочу зря тратить время. Я думаю, Амелию нужно уже сейчас готовить к тому, что у нее появится младший брат или сестричка. Пусть рождение ребенка не будет для нее неожиданностью.

— Ты все продумал…

— Я просто давно живу самостоятельно.

Селине вдруг отчего-то стало зябко. Она обхватила себя руками.

Джек вдруг усмехнулся, чем заметно ее смутил.

— Я знаю, что ты сможешь быть мне хорошей женой, — проговорил он. — Я вообще думаю, что вместе нам будет хорошо.

Мужчины порой бывают просто невыносимы!..

— Ты все о том же, Джек! Он пожал плечами:

— Ну и что? Я не прямо, конечно, это имел в виду, но все. равно извини…

Скрывая улыбку, Селина вновь повернулась к окну.

— Селина! Хочешь, я покажу тебе дом? Он довольно просторный, и здесь много свободных комнат. Квартира Тилли наверху, так что она не будет слишком часто попадаться тебе на глаза. Тебе здесь понравится.

Если она нарушит слово, данное Розе, и с несчастной что-нибудь случится… Или с Антуаном… Или с их детьми… Нет-нет, Селина пока не должна никому ничего рассказывать. Пока. Вот разве что Сайрусу. Хранить чужие тайны — его профессия.

Она не услышала, как Джек подошел к ней сзади, и только вздрогнула от неожиданности, когда он положил руки ей на плечи и развернул к себе лицом.

— Хочешь поделиться со мной своими мыслями? — проговорил он негромко.

«Вот сейчас! Сейчас я расскажу ему все!»

— Нет. Просто все так странно… Если мы сделаем так, как задумали, это ведь будет один из модных нынче браков по расчету, да?

— Не совсем. Даже совсем не так. И мы, безусловно, так и поступим. Я сделал тебе предложение — ты его приняла. Надеюсь, уже на следующей неделе ты станешь моей женой. Ты… наверное, ты захочешь сохранить свою фамилию?

— Мне нравится твоя фамилия. Шарбоннэ… Если ты не против, я бы взяла ее. И еще я согласна подписать брачный контракт. Вряд ли при его составлении возникнут какие-нибудь сложности. Я не претендую ни на что из твоего имущества. Ты и так даешь мне очень много.

— Напротив, это я очень много получаю от тебя, — возразил Джек. — Но… спасибо. Я благодарен тебе за твою предупредительность.

Нужно рассказать все Сайрусу. Пора домой. Может, он уже вернулся, но не нашел ее записки… Она ушла глубоко в себя.

— Селина, что с тобой?

— Я просто хотела сказать, что если мы обо всем договорились, то я, наверное, пойду домой.

— Скоро твоим домом станет эта квартира. И потом… ты же ждешь звонка от Сайруса.

Джек вдруг указательным пальцем коснулся кончика ее носа.

— Ты останешься сегодня у меня, Селина? Прошу тебя. Он просто спросил ее напрямую. Так вовремя и одновременно так неожиданно…

— Джек, я…

— Должны же мы хоть немного привыкнуть друг к другу. Эти выходные — наша единственная возможность до возвращения моих домашних и до того, как ты переедешь сюда окончательно.

— Может, отложить это до возвращения Амелии? Пусть сначала привыкнет ко мне, а? — Селина почему-то стала стеснительной, как ребенок.

Джек сунул руки в карманы.

— Селина, что ты говоришь? Зачем? Она потупила взгляд.

— Просто если бы не обстоятельства…

— Селина, я закрываю эту дискуссию, потому что так можно проговорить всю ночь напролет. Послушай, мы одни.

Что скажешь?

Селина растерялась. Ей нужно было собраться с мыслями, принять решение…

— Черт… — пробормотал Джек, отводя глаза. — Я задница… Скажи мне, Селина, что я мерзавец и что ты ни за что не останешься со мной. Прости…

Обычно он никогда не выказывал своего смущения, но сейчас Селина все прочла в его глазах.

— Нет, Джек, не надо. Я позвоню домой и оставлю Сайрусу сообщение. Скажу, что сегодня не приду.

Джек Шарбоннэ в жизни никогда еще не чувствовал себя неуверенно рядом с женщиной. А вот сейчас… Конечно, ситуация необычная, но…

Нет, обманывать себя не стоит. Он чувствовал себя неуверенно. Кошмар…

Квартира его Селине понравилась. Он показал ей ее всю. Экскурсия длилась недолго, хоть Селина и пыталась всячески затянуть ее разными вопросами, а Джек — пространными ответами. Но наконец они оказались в его спальне. Между ней и детской было целых две комнаты. Селина поймала себя на мысли, что подсчитала расстояние самостоятельно. Она стеснялась спать слишком близко от Амелии. Хорошо, что их отделяют целых две комнаты.

Спать здесь… спать с Джеком…

— У меня пропал сон, Селина, — вдруг услышала она. — Это не связано с убийством Эррола. Днем я думаю о нем довольно часто, но ночью… ночью только о тебе.

Он не мог оторваться от ее глаз. Ему казалось, что он смотрит в удивительно прозрачное озеро, где видна каждая песчинка на светлом дне. Если бы выяснилось, что она при этом многое скрывает, он бы очень удивился.

Селина изо всех сил надеялась на то, что вместе они сотворят чудо, что он будет любить ее. Ей и самой хотелось любить его.

Все это отражалось в ее глазах, и Джек не сомневался, что все в них правильно прочитал. При этом сам поймал себя на мысли, что окончательно превратился в романтического идиота. И это в тридцать семь лет! Поразительно!..

А может, все дело в том, что у него просто очень долго не было женщины? Может, он по ошибке принял игру гормонов за романтические переживания? А может, в нем есть и то и другое? М-да… гремучая смесь!

Джек понимал, что отступать уже поздно. А если потом выяснится, что это ошибка… что ж, он переживет.

В душе у Селины все пело. Удивительное ощущение! О таком она только в книжках читала.

— Пусть наш брак будет удачным, Джек. Впрочем, я, похоже, говорю банальности. Но мне действительно очень хочется, и у нас есть основания рассчитывать на это… — Селина смущенно улыбнулась и вдруг тихо ойкнула: — У меня нет с собой ночной рубашки… — Она тут же покраснела. В последнее время ее то и дело бросало в краску. — Может быть, у тебя что-нибудь найдется?

Глаза его сверкнули веселым блеском, и это лишь усилило ее смущение. Он развел руками.

— Все в этом доме отныне твое. Что понравится, то и бери! Но ты не подумай, я ни на что особенно не надеюсь. Мне просто хочется побыть с тобой, обнять тебя, если ты позволишь… почувствовать тебя. Я очень одинок и в полной мере осознал это лишь после того, как сделал тебе предложение.

Или он был самым талантливым в мире соблазнителем, или говорил от чистого сердца и именно те слова, которые ей так сейчас были нужны! Селина заглянула себе в душу и решила, что может и хочет влюбиться…

Она подошла к ванной, дверь в которую была распахнута, и заглянула внутрь. Коричневый мрамор, полотенца шоколадного цвета.

— В верхнем ящике слева ты найдешь новую зубную щетку, — раздался у нее за спиной голос Джека. — Что лучше, футболка или обычная рубашка?

— Я не люблю тесную одежду, когда… то есть всегда.

— Что ж, предложу тебе несколько разных рубашек на выбор.

А ведь он мог иронично заметить, что свободнее всего себя чувствует голый человек. Как же хорошо, что он избавил ее от лишнего смущения.

— Хочешь принять теплый душ? Он поможет тебе расслабиться.

— Я приняла душ, перед тем как ушла из дома.

— Хорошо. Мне тут нужно еще кое-что посмотреть, прежде чем я лягу.

Прежде чем он ляжет…

«Перестань строить из себя невинного младенца!»

— Ты просто хочешь дать мне время раздеться и прыгнуть под одеяло? Тебе вовсе не обязательно для этого уходить.

Старательно избегая его взгляда, она вернулась в спальню. Джек как раз выкладывал на постель рубашки, втайне безумно радуясь тому, что ему позволили остаться. И еще… он чувствовал сейчас сильнейшее возбуждение.

«Странно… Веду себя как подросток, а между тем даже Селина не видит в этом ничего такого».

— Как тебе длинная футболка? Она необъятная, ты будешь чувствовать себя в ней очень свободно.

— Прекрасно. В нашем случае — чем больше, тем лучше. Она рассмеялась.

Джек не издал ни звука.

Он бросил ей футболку, и она ловко ее поймала. Аккуратно положив ее на подлокотник дивана, Селина начала раздеваться.

«Она смелая… Она, конечно, была» Мисс Луизиана «, этого не изменишь, но в ней сохранилась и девическая застенчивость».

И при этом какая-то сволочь изнасиловала ее!

У Селины был красивый округлый живот, длинные стройные ноги. Она сложила свою одежду и аккуратно положила на диван. Сначала брюки, потом свитер. А рядом поставила туфли.

Странно, в ее комнате на Ройал-стрит Джек не заметил какого-то особого порядка.

Селина выпрямилась и повернулась к нему лицом. На ней теперь были только белый бюстгальтер и трусики. У Джека наступила эрекция, и он понял, что сама по себе она не пройдет. А вот и ответ на его давешний вопрос о цвете ее волос: сквозь полупрозрачную ткань нейлоновых трусиков отчетливо проступал темнеющий треугольник.

— Такие женщины, как ты, являются мужчинам в эротических снах, — не своим голосом проговорил Джек и тут же нахмурился. — Черт, опять я… Извини.

Селина снова рассмеялась, и он улыбнулся в ответ.

— Ничего. Не думаю, что мы потратили много времени на репетицию этой сцены. Поэтому сейчас волей-неволей приходится импровизировать.

— Спасибо за эти слова, — сказал он. — Ты меня выручаешь.

Улыбка на ее лице вдруг поблекла, и она опустила глаза.

— Я боялась, я думала… мне будет тяжело после того, что со мной произошло… Но пока все нормально, правда.

Она завела руки за спину и расстегнула бюстгальтер.

— Я никогда не возьму тебя силой, Селина, никогда не сделаю тебе больно.

Она молча кивнула.

Джек глаз не мог отвести от ее грудей. И без того полные, они за последнее время явно набухли. Круглые и большие темные соски, под бледной тонкой кожей видны синие венки…

Джек снял с себя рубашку. Затем подошел к Селине и заглянул ей в самые глаза.

— Не боишься меня? — тихо спросил он. — Я сам боюсь сделать что-нибудь не так.

Старательно сдерживая себя, чтобы действительно не испугать ее, Джек языком раскрыл ей губы и вошел в ее влажный, горячий рот.

Она ответила ему, поднявшись на цыпочки и обхватив его руками за шею, причем целовала его с той же страстью, с тем же желанием, что и он, словно весь вечер только и ждала, когда же вновь насладится вкусом его губ и языка.

Ее полные груди уперлись в его крепкую грудь. Джек чувствовал ее отвердевшие соски и знал уже, что ничего эротичнее в жизни не испытывал. Дыхание его сбилось, стало прерывистым, в голове заклубился сладкий туман. Он коснулся ее талии, и тут же его руки поползли вверх, пока не уперлись в ее грудь. Но этого ему было мало: он двинулся еще выше, чуть отстранившись от Селины.

Она шумно вздохнула, и он тут же спросил:

— Тебе больно? Прости…

— Нет… — прошептала она. — Мне приятно. Я и не думала…

— Не думала, что беременные женщины способны испытывать желание? Слышал, уже слышал. И возражал. И сейчас возражаю. Думаю, теперь ты со мной согласишься.

Она опустила взгляд на его руки, которые лежали на ее груди. Загорелые руки на белой нежной коже. Все еще сдерживаясь, Джек осторожно коснулся кончиками пальцев ее волнующих сосков, и с губ Селины сорвался легкий стон.

— Ты не будешь умываться на ночь? — пытаясь справиться с дыханием, спросил Джек. — Не хочу, чтобы ты принимала меня за животное…

Глаза ее блеснули.

— Пойдем со мной, — шепнула она. — Я хочу, чтобы ты был рядом.

С этими словами она крепко взяла его за руку и увлекла за собой в ванную. Джек старался не думать, что на ней сейчас нет ничего, кроме полупрозрачных трусиков. Но не думать об этом было невозможно.

В ванной он выдвинул верхний ящик, достал новую зубную щетку. Селина же, не теряя времени, одаривала его своими прикосновениями. И везде, где бы она до него ни дотрагивалась, будь то плечо, грудь, сосок, подбородок, губы, он чувствовал огонь.

«О, какая сладчайшая пытка! Пусть она никогда не кончается…»

Джек выдавил из тюбика на щетку немного пасты и передал ей. Селина повернулась лицом к умывальнику, включила воду и взглянула на него в зеркало, чуть наклонившись вперед.

Джек опустил глаза. Тонкие трусики почти не скрывали ее полных ягодиц, от вида которых у него вновь захватило дух. Поспешно подняв глаза на ее отражение в зеркале, он, однако, тут же опустил взгляд на ее груди. Они были удивительно, просто необыкновенно притягательны…

— Возьми их, — тихо сказала Селина. Возбужденный фаллос, казалось, прорвет сейчас ткань брюк. По всему телу Джека пробежали колкие мурашки.

— Джек…

Моля Бога о том, чтобы окончательно не потерять голову, он коснулся кончиками пальцев ее спины. Провел ими между лопатками и стал опускать вниз… Вот широкие ладони его накрыли ее упругие мягкие ягодицы, и он почувствовал, как мышцы Селины напряглись.

— Извини… — проговорил он, не чувствуя никаких угрызений совести.

Она наклонилась вперед и поднесла щетку ко рту. Воспользовавшись этим, он просунул свои ладони между ее рук и накрыл ими груди, как она и просила.

— Боже… — пробормотал он. — Мне кажется, я всю жизнь тебя ждал, дорогая.

Она чистила зубы и не могла ему ответить словами. Но, чуть отодвинувшись назад, она коснулась его выпиравшего возбужденного пениса. Джек непроизвольно стиснул ее груди, и Селина прижалась к нему еще крепче.

— 3 — заканчивай с умыванием… — не своим голосом проговорил он. — Прошу тебя…

Она прополоскала рот и потерлась о Джека своими ягодицами еще сильнее.

Джек снял одну руку с ее груди и переместил на ее мягкий живот. Пальцы его тотчас скользнули под резинку трусиков и быстро отыскали влажный скользкий бугорок, спрятавшийся среди пружинистых волос. Джек начал нежно, но настойчиво массировать там и улыбнулся, когда Селина, издав легкий стон, вцепилась в его сильную руку.

Джек стал целовать ее шею и плечи, не прекращая своей ласки. Груди ее покачивались под его свободной рукой, бедра ритмично двигались в такт его пальцам… Джек сместил их чуть ниже, и они погрузились во влажную горячую пещерку.

— Я… Джек… Господи, я не знаю, что со мной и чего я хочу, но ты… не останавливайся, прошу тебя, не останавливайся!

— И не думал, дорогая. Отдайся мне. Расслабься. Позволь мне подарить тебе наслаждение.

— Да, Джек…

— Сейчас ты кончишь, солнышко. — Джек улыбнулся и провел влажным языком по ее позвоночнику между лопаток. — Ты кончишь, моя милая девочка. Ты хочешь кончить. Ты кончишь.

Селину захлестнули головокружительные ощущения. Он то ритмично погружал в нее свои пальцы, то, нежно массируя, возвращался к ее возбужденному клитору. Внизу ее живота наполнялся чем-то горячим невидимый шар, и она чувствовала, что вот-вот он не выдержит и разорвется внутри, разгоняя дрожь и волны удовольствия по всему телу…

Джек прижался к ней своим возбужденным членом. Ей захотелось снять трусики. Она наклонилась вперед и потянула их вниз, но до конца снять не смогла, а лишь приспустила до колен.

Еще минута, и Селину потряс оргазм. Она изо всех сил зажмурилась и прижалась спиной к Джеку. Все ее тело сотрясала крупная дрожь, и он нежно гасил ее.

А между тем их первая ночь только началась.

Селина медленно развернулась к нему лицом и потерлась грудью о его широкую грудь. Каждое прикосновение его мягкой растительности к ее соскам рождало во всем теле сладкие ощущения. Она опустила руку и поначалу как будто даже опасливо коснулась его брюк. Джек удивился. Но Селина тут же отбросила всю свою стеснительность и прижала обе ладони к его вздыбившемуся бугру, чуть стиснула его и заглянула в лицо Джеку. Тот глухо простонал, и Селина стиснула еще раз. Ей так хотелось доставить ему такое же удовольствие, какое он только что подарил ей…

Она расстегнула ему брюки так ловко, словно всю жизнь только этим и занималась, скользнула руками в его брюки и накрыла ладонями маленькие крепкие ягодицы.

— Теперь твоя очередь, Джек, бороться с головокружением, — прошептала она, опускаясь перед ним на колени.

Селина решительно стянула с него брюки, и его возбужденный член взвился перед ее лицом. Джек попытался было возражать, но она отбросила его руки, и фаллос мгновенно исчез у нее во рту, «Боже… Я хочу его. Это похоть».

Эти невысказанные вслух слова звенели у нее в ушах, пульсировали в висках. Ей никогда не приходило в голову, что она способна испытывать столь сильное желание, столь сильно хотеть мужчину…

— Селина, что ты делаешь!.. О Боже, у меня сейчас крыша съедет… Боже, Боже, не останавливайся.

— И не собиралась…

Селина притянула его к себе за ягодицы, заглатывая его возбужденную плоть и лаская ее ловким язычком. Она сама не ожидала от себя такого, но, однако же, ничуть не стыдилась.

Наконец настал момент, когда Джеку показалось, что сейчас он весь осыплется, как карточный домик. Такого с ним никогда еще не было. От возбуждения в голове его все помутилось, не с чем было даже сравнить его нынешние ощущения.

— А теперь, красавица, — тяжело дыша, проговорил он, — хватит играть. Приступим к делу. Остальную часть сегодняшней программы доверь мне, хорошо?

— Джек… — только и прошептала она, подняв глаза. Он наклонился, поцеловал ее и вдруг неожиданно подхватил на руки.

— О, Джек, что ты делаешь! Я тяжелая! — запротестовала она.

— Как перышко, — нисколько не лукавя, заметил он. — Я предлагаю повторить при свете лампы.

Он вынес ее из спальни и понес по коридору, не обращая внимания на ее слабые попытки протестовать.

— Куда ты меня несешь?

— Хочу найти подходящий стол.

— О нет, Джек!

— О да! — передразнил он ее с ухмылкой и ногой толкнул дверь в кухню. — Скажи мне: «О да, Джек». Ну же!

— Я беременная женщина!

— Ага, Боюсь, мне придется постоянно поддерживать тебя в таком состоянии. Это очень эротично, клянусь Богом!

— А как же ребенок? Это ему не повредит?

— Нисколько. Я уже говорил тебе, что ты читаешь не те книжки. Всегда полезно обращать внимание на год издания. Секс беременным не противопоказан. И даже напротив. Пусть ребенок знает, что мама и папа любят друг друга и очень любят его.

Он посадил ее прямо на стол.

— Подушку принести? Она покачала головой.

— Господи, какая же я распутница. Никогда за собой не замечала…

— Распутница? А что… мне это слово нравится.

Он в мгновение ока заставил ее лечь, наклонился и накрыл ее рот поцелуем. У Селины тотчас закружилась голова, но как же ей было хорошо! Никто и никогда еще не доставлял Селине таких ощущений. Стоило только Джеку захватить своими губами ее мягкие губы или язык, как дрожь пробегала по всему ее телу, груди начинали сладко ныть, а внизу живота все пульсировало без всякой дополнительной стимуляции. Джек покусывал ее губы, сосал их, втягивал в рот, играл ее язычком и время от времени немного отстранялся, чтобы заглянуть в ее глаза, горевшие лихорадочным огнем. Напоследок он нежно чмокнул ее в переносицу.

Селина попыталась подняться, но он удержал ее и принялся энергично катать между пальцами ее набухшие соски. Очень скоро Селина забыла обо всем, вновь откинувшись на прохладную поверхность стола. Джек тем временем взял в рот сначала один сосок, затем другой, обхватил ее руками за бедра и без всяких видимых усилий подвинул к краю стола. Селина сначала почувствовала, как он оказался у нее между ног, а потом ее ноющей влажной пещерки коснулся его возбужденный член.

Глухо застонав, она подтянула колени и развела ноги.

— Хочу тебя… — задыхаясь, прошептала она. — Войди в меня, Джек. Умоляю, войди же!

— Ты в самом деле так этого хочешь? — пробормотал он, продолжая терзать ее груди. — Нет, не верю!

Он продолжал нежно касаться ее там, и по всему телу ее прокатывались волны почти болезненной, неутоленной страсти.

— Джек! Боже, прошу тебя, Джек, не мучь меня, о, Джек…

Он еще раз провел пенисом между ее ног, и Селине показалось, что сейчас она потеряет сознание. Джек на секунду отстранился было от нее, но Селина судорожно обхватила руками его голову и вновь прижала ее к своей груди.

— Ты хочешь меня с ума свести, Джек Шарбоннэ! Как тебе не стыдно! Боже, неужели я сама позволяю тебе все это?! Ты бес, настоящий бес-искуситель!

Джек расхохотался:

— Я думал, тебе нравится. Только скажи — и я тут же перестану…

— Я тебе перестану! — закричала Селина, задыхаясь.

Джек вновь принялся целовать и сосать ее груди. Нежная, но настойчивая стимуляция довела Селину почти до помешательства. Она сделала неудачную попытку захватить его спину ногами и подтолкнуть на себя; впрочем, он и сам уже готов был сжалиться над ней.

— Надеюсь, стол выдержит… — выдохнул он и придвинулся к ней плотнее.

Его член оказался у нее на животе, и Селина тотчас взяла его в руку. Он зажмурился.

— Ладно, ладно, Джек… Ты убедил меня в том, что прекрасно собой владеешь… — задыхаясь, прошептала Селина. — Но знаешь… я, например, совсем собой уже не владею…

Селина потянула его пенис ко входу в свой алчущий любви грот, обхватила Джека за торс ногами и резко прижала к себе. Он вошел в нее легко и сразу на всю глубину. Не успел он еще ничего сделать, как Селина уже ритмично задвигалась, и через полминуты с ее уст сорвался громкий стон… С каждым новым толчком стоны только усиливались.

В какой-то момент она, изогнувшись, взяла в руку его мошонку, и Джек тоже глухо застонал. Селина сжала ее, и Джек, окончательно потеряв над собой контроль, принялся входить в нее сильно и быстро, словно поршень мощного мотора.

— Джек… Джек… — шептала она, уже ничего не видя перед глазами и продолжая ритмично ласкать его.

— Дорогая… — ответил он не своим голосом. — Не отпускай меня! Не отпускай!

В какой-то момент глаза Джека широко раскрылись, и она словно бы увидела в них себя — свои разметавшиеся по столу волосы, набухшие потемневшие губы, влажную кожу и подрагивающие, подпрыгивающие от его толчков полные груди.

Она все-таки отпустила его и, вцепившись в столешницу, стала принимать его удары глубже, подаваясь им навстречу. У нее уже болело между ног, но она не обращала внимания… Только бы продлить эту сладостную пытку.

— Джек! Я кончаю! Джек, я…

А Джек даже ответить не успел. Он открыл было рот, но голос у него сорвался, и в следующее же мгновение он излился в Селину, наполняя ее своим горячим жизненным соком, Спустя несколько секунд, закричав и заметавшись под ним на столе, Селина тоже вознеслась на вершину блаженства.

Но вот дыхание обоих более или менее восстановилось и окружающий мир вновь стал реальностью. Джек осторожно подвинул Селину в сторону и лег рядом. Он обнял ее и повернулся на спину так, что она оказалась на нем. Спрятав свое лицо у него на плече и прижавшись к нему всем телом, она спросила:

— Мы здесь будем спать или пойдем в постель? Джек пробормотал в ответ что-то нечленораздельное.

— Скоро ты пожалеешь о том, что лежал на этом столе и что я лежала на тебе… — шепнула она ему на ухо.

Джек хохотнул и вновь принялся ласкать ее груди. Селина тут же попыталась отстраниться.

— Господи, я же опять сейчас заведусь, ненормальный!

— И прекрасно. Потому что я никогда не стану жалеть о том, что провел время… за этим столом в твоей компании. Скажем так: я просто сделал паузу между… сменой блюд.

ГЛАВА 21

— Обещай мне, Сайрус, — обратилась к нему мать, схватив его за руку, когда он помогал ей выйти из такси. — Обещай, что ты ни словом не обмолвишься про Селину и… того человека!

— Посмотри на меня, мама, — проговорил он. Она подняла на него негодующий нетерпеливый взгляд. — Я приехал сюда только потому, что ты просила меня об этом. Ты хотела, чтобы я тебя проводил? Что ж, я исполнил твою просьбу. Я даже согласился поддакивать по поводу того, что тебе нездоровилось и поэтому ты опоздала. Что еще ты от меня хочешь?

— Но мне действительно нездоровилось! Вы, мои дети, очень меня огорчаете! Вы почему-то не цените тех жертв, на которые мы с отцом пошли ради вас! Но я не могу быть столь же безответственной и прекрасно понимаю, что мой долг сейчас — находиться рядом с мужем. Ведь Невил пытается найти хоть какой-нибудь выход из того затруднительного положения, в котором мы оказались! Раз уж дети махнули на нас рукой…

— Мама, — вежливо перебил ее Сайрус. Он решил не возражать. — Пойдем в дом, нечего тут стоять, раз уж приехали. Тем более тебе нездоровится…

— Битси! — К ним сквозь толпу гостей проталкивалась Салли Ламар. — Вы здесь! Как я счастлива! О, Битси, я так рада, что вы все-таки приехали сегодня!

Разговаривая с миссис Пэйн, Салли, однако, смотрела только на Сайруса. И смотрела во все глаза.

«Она выпила лишнего, — подумал он. — Уже плохо владеет собой… И видимо, ее нисколько не волнует, как она сейчас выглядит».

— И Сайрус здесь! — воскликнула наконец Салли, подмигнув ему. — Темная лошадка!

В следующее мгновение из-за спины жены — словно кролик из цилиндра фокусника — вынырнул Уилсон. Обняв Салли за талию, он проговорил:

— До нас дошли слухи, что вам нездоровится, Битси. — Кивнув Сайрусу, Уилсон спросил: — А где Селина?

Сайрусу никогда не нравились его манеры. Самодовольный пижон!

— Она в расстроенных чувствах, — торопливо запричитала Битси. — Сидит одна в том ужасном доме на Ройал-стрит и никуда не хочет выходить. А у меня случилась небольшая мигрень, но мой милый Сайрус поухаживал за матерью, и все как рукой сняло!

Салли ткнула в Сайруса пальчиком и повела плечами так, что заколыхались полные груди в низком вырезе ее черного платья. Сайрусу стало немного не по себе.

— Вы изгнали злых духов из Битси, святой отец? — пьяно спросила она и засмеялась. — А может, вы все-таки проводите время не в том захолустном приходе, о котором рассказывала Битси, а где-нибудь поближе? Скажем, в Квартале? Практикуя вуду, а?

Она тоненько икнула и навалилась всем телом на руку Уилсона.

Уилсон щелкнул пальцами и поманил к себе красивого молодого брюнета, который тут же подскочил к ним и взял Салли под локоть.

— Отпусти меня! — вдруг почти истерично вскрикнула та и, пошатнувшись, едва не упала на Сайруса. — Как славно, что ты пришел! Я знала, что ты мне поможешь! Знала!

Сайрусу пришлось поддержать ее. Она подняла на него затуманенный взгляд. Взяв жену за руку, Ламар повел ее к закрытой двери, попутно кивнув Сайрусу.

— Иди, — подтолкнула сына Битси. — Помоги ей. Темноволосый красавец не отставал от Уилсона ни на шаг.

— Кто это? — спросил Сайрус.

— Где? — Битси нахмурилась. — А, этот… Телохранитель, разумеется. Ты же знаешь, как опасно в наше время участвовать в большой политике. Уилсон нуждается в защите.

— Ты идешь? — обернулся уже от двери тот.

Первым в комнату вошел телохранитель Уилсона, остановился за диваном, обтянутым зеленой парчой, и замер, скрестив руки на груди.

«Очень молод, а глаза такие, будто он уже всякого в жизни навидался», — подумал Сайрус.

Уилсон плотно притворил за Сайрусом дверь.

— Ну-ка сядь где-нибудь, Салли, — грубовато буркнул он и бесцеремонно подтолкнул жену к стулу. — И по возможности держи свой роток на замочке, договорились? Рад видеть тебя, Сайрус. Как Селина? Битси сказала, что девочка в расстроенных чувствах. Что она имела в виду?

— Селина… — пробормотала Салли, шмыгнув носом. — Он думает, что она может ему здорово пригодиться. Он считает ее воплощением совершенства.

— Заткнись, пожалуйста, — спокойно сказал ей Уилсон. — Бен, налей миссис Ламар еще чего-нибудь выпить.

— Не подходи ко мне! — прошипела Салли, глядя на телохранителя. — Мне нужен только Сайрус!

Она опустила голову и вдруг разрыдалась.

— Оставьте нас, — сказал он вдруг, решив прийти ей на помощь. — Прошу прощения, Уилсон, что вмешиваюсь, но по-моему, ей на сегодня хватит. Итак, Салли, насколько я понимаю, тебя одолевает желание вернуться в лоно нашей церкви? Мне сказали об этом родители.

Салли откинулась на спинку стула и кивнула.

— Именно, одолевает! И я не могу поделиться этим с чужим человеком. — Она скосила злые глаза на Уилсона. — Господи, святой отец, у меня такой груз на душе… Мне хочется избавиться от него.

— Черт возьми, нет, это забавно! — воскликнул Уилсон. Его тонкие ноздри хищно раздувались. — Мне нужно, чтобы рядом со мной стояла сильная женщина, соратница, а эту дуру даже ноги не держат!

— Уилсон, — заметил Сайрус, — ты все-таки…

— Да, да, хорошо, прошу прощения. В качестве компенсации я вознесу молитву Деве Марии тысячу раз… потом… когда будет свободное время. Слушай, я буду тебе чертовски признателен, если ты сумеешь ее наконец успокоить и выбить из нее всю дурь. А мне пора возвращаться к гостям. Ко мне пришли важные люди, в помощи и поддержке которых я так нуждаюсь! — Уилсон открыл дверь и, обернувшись к Бену, сказал: — Смотри, чтобы она не очень-то доставала святого отца.

Салли схватилась руками за голову, а Сайрус произнес:

— Мне не нужна помощь, спасибо. Мы останемся вдвоем. Этот сокровенный разговор происходит только между кающимся и Богом, наместником которого на земле являюсь я. Нам свидетели не нужны.

— Бен останется, — твердо сказал Уилсон,

— Нет, Бен уйдет, — еще тверже возразил Сайрус. — Салли очень расстроена и хочет облегчить душу. Сейчас ей нужен только я. Слушать страждущих — моя профессия, я умею это делать.

— Ха! Помнится, она мне рассказывала об одном знаменитом свидании. И из ее рассказа следует, что только это ты и умеешь, — прокомментировал Уилсон.

Дав Бену знак следовать за собой, он покинул комнату.

— Помнишь? — тихо спросила Салли. Она попыталась скинуть туфли, но у нее ничего не получилось. — Я тогда разделась, а ты даже не стал смотреть. Я уж было решила, что ты голубой, но оказалось, просто Божий человек. Кто бы мог подумать! — У нее слипались глаза, но она боролась с накатывавшей на нее дремотой. — Я еще тогда должна была понять, что ты — лучшее, что было и могло быть у меня в жизни. Если бы я это поняла, то, пожалуй, смогла бы найти способ завоевать тебя…

— Тебе удобно так, Салли? Может, лучше прилечь на диван? Тебе хочется спать. Я думаю, сейчас это лучший для тебя выход.

— Но ты уйдешь!

Она вновь шмыгнула носом.

— Я не уйду. Сяду здесь и буду ждать, когда ты проснешься.

Салли была очень милой девочкой в детстве. Ее испортили Уилсон и его школьная компания, когда она с ними связалась.

Она неуверенно поднялась со стула и наконец сумела освободиться от туфель.

— Не стоило мне, наверное, так напрягать тебя… — пробормотала она, отошла к дивану и тяжело села на него. Потянувшись, как котенок, Салли опустила голову на большую подушку, сунув под нее руку. При этом ее правая грудь сразу обнажилась, короткое платье задралось чуть ли не до талии. Из-под юбки показались колготки с кружевной каймой.

Сайрусу стало не по себе. Такое с ним редко случалось. Раньше, правда, он мучился сильнее, а теперь мог несколько недель и даже месяцев прожить, не поддаваясь искушению. Но сейчас перед ним разлеглась на диване роскошная женщина. Он почувствовал возбуждение и смутился.

— Ты будешь моим доверенным лицом? — сонным голосом пробормотала Салли. — Ну, человеком, которому можно все сказать…

— Но почему я, Салли? Мы с тобой никогда особо не общались, ты меня никогда не понимала. Ты думала, что я другой. Не такой, как ты.

— Ты другой. Милый. Святой. Непорочный. Ты — именно то, что мне нужно. С тобой я могу говорить спокойно. И я прошу тебя, Сайрус: спаси меня. Если ты этого не сделаешь, я, наверное, попаду в ад. Я грешница, Сайрус, страшная грешница. Я обманывала мужа… изменяла ему. Часто, много… И еще я зарилась на чужое. А порой и получала это чужое. Я причиняла людям боль.

Он подошел к ней и присел рядом на краешек дивана. Склонив к ней голову, он тихо спросил:

— Ты хочешь получить отпущение грехов?

— Да. О да! Хочу! И только с тобой я могу говорить об этом, потому что ты не такой, как другие мужики. Ты меня не хочешь. Не думаешь о сексе. И никогда не смотрел на меня как на женщину.

Сайрус закрыл глаза и беззвучно взмолился: «Господи, придай мне сил совладать с искушением!»С этой молитвой он засыпал раньше почти каждую ночь…

— Я сделаю все, что в моих силах, — торопливо проговорил он. — Успокойся. Ты правильно сделала, что обратилась за помощью к церкви.

— Спасибо, спасибо! — исступленно зашептала она и, схватив его руку, поднесла ее к своим горячим губам. — Спасибо, Сайрус!

Она развернула его ладонь и поцеловала ее.

Дверь в гостиную неожиданно распахнулась, и на пороге возник седовласый джентльмен. Он глянул на Сайруса и Салли, сидевших на диване, и покачал головой.

— Прошу прощения, что помешал. Но… мой вам совет: бойтесь плотских искушений. Плоть слаба и…

— Спасибо, — сказал Сайрус. — Я священник, а эта леди — моя духовная воспитанница. Чем могу вам помочь?

Человек приблизился, следом за ним показалась женщина в довольно простеньком платье, но сильно накрашенная.

— Католический священник? — спросил старик. Сайрус кивнул.

— Тебе еще не поздно стать настоящим христианином, сынок, — проговорила женщина. — А это миссис Ламар, если не ошибаюсь? Я видела вашу фотографию в газете.

— Я Салли Ламар.

— Так я и знала! — Женщина радостно улыбнулась. — Я Джоан Рид, а это мой муж Уолт. Мы ищем одного человека и вот забрели на вашу замечательную вечеринку.

Сайрус скосил глаза на Салли и увидел, что та удивлена.

— Очень приятно, — торопливо сказал он. — Кого же вы ищете?

Старики многозначительно переглянулись.

— Да ты все равно его не знаешь, сынок. Мы пришли сюда, потому что нам сказали, что к Ламарам пришел почти весь город. А поскольку этот человек — довольно важная птица в здешних местах, мы решили попытать счастья.

— Ничего себе! Пришли без приглашения, как к себе домой! — воскликнула Салли, тотчас протрезвев. — Знаете что? Или вы сейчас же уйдете, или я вызову телохранителя мужа.

— Вот это да! — воскликнула Джоан Рид. — Нет, Уолт, ты только полюбуйся на нее! Сидит тут, ласкает какого-то язычника вместо мужа и еще поносит двух скромных слуг Господа нашего Иисуса Христа!

— Тихо, Джоан, — сказал Уолт. — Леди немного не в себе, неужели ты не видишь?

— Я разберусь, — шепнул Сайрус Салли и поднялся с дивана. — Скажите, кого вы ищете, и, возможно, я помогу вам.

— Лучше мы обратимся к мистеру Ламару, — хмыкнула Джоан Рид, негодующе взглянула на Салли и покачала головой. — Несчастный человек. Ему нужна верная подруга, а не потаскуха какая-то…

— Вон отсюда! — крикнула Салли. Сайрус взял ее за руку.

— Все в порядке, не волнуйся…

Уолт Рид стал как ни в чем не бывало прохаживаться по комнате.

— Я полагаю, вам и в самом деле лучше обратиться к мистеру Ламару, — обратился к нему Сайрус. — Он только что был здесь, а потом, насколько я понял, присоединился к моим родителям, мистеру и миссис Пэйн.

И тут он краем глаза уловил какое-то движение. Оказалось, Салли откинулась на спинку дивана, положила руки под голову и закинула ногу на ногу Джоан фыркнула и отвела глаза, а Уолт невольно сделал шаг в сторону дивана, затем еще один, и еще… Глаза его при этом чуть не вылезли из орбит.

Джоан тотчас подскочила к мужу и крепко взяла его под руку.

— Пойдем, мистер Рид. Нам нужно добраться до того человека, пока он не промотал наши деньги!

— О ком вы говорите? — лениво спросила Салли. — Какие деньги?

— Мы имеем в виду Джека Шарбоннэ, — ответила Джоан. — Мы больше не позволим ему нас обмануть. Если бы Эррол сейчас был жив, он сказал бы, что мы спасли его душу. Он умел быть благодарным. Он обещал всю жизнь о нас заботиться. Пришло время огласить его завещание. Возможно, в эту самую минуту Шарбоннэ прорабатывает план, как бы заполучить себе все деньги Эррола, лишив содержания законных наследников!

Сайрус слышал про подобных людей, но ни разу в жизни с ними не встречался.

— Мистера Шарбоннэ здесь также нет, — сказал он. — Но я уверен, он в точности исполнит последнюю волю Эррола. Человек он честный, к тому же весьма состоятельный. Ему ваши деньги не нужны.

— Знаем мы, откуда взялось его состояние! Игорный бизнес! — фыркнула Джоан, скривившись. — И прочие темные делишки! Такие не умеют вовремя остановиться, им подавай все больше!

Сайрус не стал спорить, понимая, что это бесполезно.

— Я предлагаю вам обратиться к нему напрямую через его офис на Ройал-стрит. В понедельник. Не стоит беспокоить его в выходные.

— Пойдем, Уолт, — снова повторила Джоан. — Нам нечего здесь делать. Нас гонят, ты же видишь. Господь говорит, что мы должны отрясать прах с наших ног, когда сталкиваемся на жизненном пути с такими людьми. С грешниками, которым никогда не увидеть света.

— Точно! — сказала Салли и, к изумлению Сайруса, нарочно задергалась из стороны в сторону. Полные груди ее заколыхались под тонким платьем, и из-под низкого выреза показались темные соски… — Мы грешники, которым никогда не увидеть света. Так что проваливайте, поищите где-нибудь добрых людей.

Уолт Рид просто ел ее глазами. Не сводя с нее ошалелого взгляда, он стал медленно пятиться к двери, у которой уже стояла его жена. Наконец терпение ее лопнуло, и она просто выдернула его за руку из комнаты.

— Как странно… — проговорила Салли уже совсем другим голосом, когда за проповедниками захлопнулась дверь. — Неужели Эррол платил деньга этим прошелыгам? Кто бы мог подумать! За какие, интересно, заслуги? Нет, тут что-то не то. Ладно… Сегодня нам так и не дали нормально поговорить, Сайрус, но обещай, что мы увидимся завтра.

— Видишь ли…

— Мне нужна твоя помощь! — Слезы вновь навернулись на красивые глаза Салли. — Правда! Сейчас нет времени распространяться об этом, но понимаешь… у меня могут появиться крупные неприятности, и их итогом может стать… Ладно, не буду сейчас. Я свяжусь с тобой завтра, хорошо?

— Салли, честное слово, не знаю, смогу ли я завтра…

— Но разве пастырь не должен оказать помощь заблудшей овечке и наставить ее на путь истинный?

Ему не хотелось сейчас обсуждать притчу о заблудшей овце. Он устал.

— Хорошо, Салли. Хорошо. Свяжись со мной. Только будет лучше, если ты включишь в свои планы Уилсона. Я имею в виду — в свои планы относительно возвращения в лоно церкви. Он твой муж.

Салли надула губки, но потом вдруг улыбнулась и сказала:

— Что ж, пусть, если так нужно. Ладно, возвращайся к Битси. Воображаю, каково ей сейчас. Невил совсем от рук отбился, много пьет, совершенно не владеет собой, в последнее время постоянно со всеми ссорится. Может быть, ему стоит обратиться к врачу? Уилсон даже подумывает о том, чтобы не приглашать его к нам на приемы какое-то время. Хотя ему и тяжело решиться на это, потому что твои родители столько для нас сделали…

Сайрус поднялся.

— Нисколько не сомневаюсь. Хорошо, Салли, сейчас мне пора, но к завтрашнему дню я найду тебе подходящие материалы для чтения.

Она вновь закинула руки за голову и улыбнулась.

— Спасибо, это было бы замечательно. Я все внимательно прочту. — Улыбка сошла с ее лица. — Я сделаю все, что ты попросишь.

Уже от двери Сайрус обернулся и… едва не споткнулся. Открывшееся ему зрелище вызвало мелкую дрожь в ногах и сильный самопроизвольный толчок ниже пояса. Теперь он понял, почему Уолт Рид так странно вел себя. Отсюда было прекрасно видно, что на Салли нет трусиков…

ГЛАВА 22

Джек просто сгорал от нетерпения. Поскорее бы Селина стала его женой. И хорошо бы Амелия полюбила свою новую маму и вместе с ними ожидала появления на свет малыша, после того как о нем ей расскажут. И пусть бы все препоны на пути к их счастью исчезли или были поскорее преодолены.

— О чем задумался? — спросила Селина.

Она только что приняла душ и оделась. В своих белых одеждах она выглядела просто потрясающе: красивая, нежная и какая-то вся обновленная…

— Не важно…

Джек заглянул в ее большие небесно-голубые глаза, и от охватившего его сладостного чувства даже поежился. Сидя за кухонным столом, он сейчас молча наблюдал за тем, как она готовила завтрак.

— Нам предстоит нелегкий путь, Джек. Поэтому, если ты в чем-то сомневаешься, лучше скажи сейчас. Клянусь, я пойму. И ничего со мной не случится, справлюсь и одна. И можешь быть спокоен — никогда не буду эксплуатировать имя Эррола в связи с моим нынешним состоянием.

— Ты это окончательно решила? Насчет Эррола?

— Да, окончательно. Я и сама пришла бы к этому рано или поздно, но ты ускорил процесс. Я никогда не причиню тебе боли, так как знаю, что он был дорог тебе точно так же, как и мне.

— Расскажи, кто тебя изнасиловал. Селина зажмурилась и покачала головой:

— Нет, прошу тебя, не спрашивай…

Он наклонился к ней и взял ее руки в свои.

— Ты позволишь мне быть его отцом? Селина ласково улыбнулась.

— Да, конечно. — Вновь потупившись, она добавила тихо: — Как бы я хотела, чтобы ты был настоящим отцом…

— Я тоже хотел бы этого.

Наступила пауза. Джек держал ее за руки и любовался ею, а она не смела поднять на него глаза.

— Селина, я уже знаю, как легко тебя смутить, но не могу не сказать… Я… словом, я никогда не забуду вчерашнюю ночь. И это утро.

— Пусти меня. Каша уже готова.

— Что? — Джек даже не понял в первую минуту.

— Да. Тебе нравится размазня?

— Не сказал бы… — Похоже, его будущая жена не станет проводить много времени на кухне. — Послушай, почему ты так решительно стараешься… не иметь ничего общего с отцом ребенка? По-моему, ты очень боишься, что он может как-нибудь дознаться, да? Но почему?

Селина поднялась, поставила на стол тарелки с кашей, положила в каждую по несколько кусочков яблока, разлила по стаканам апельсиновый сок.

— Может, я напрасно волнуюсь, но мне кажется, что он способен мою же беременность использовать против меня. Или решит вдруг, что очень любит этого ребенка.

Джек похолодел.

— Так это был не случайный насильник в темном переулке?

— Я и не говорила никогда, что меня изнасиловали в темном переулке.

— Ты вообще ничего не говорила об этом. Скажи… ты с ним хорошо знакома, что ли?

— Я уже ответила на твой вопрос о моих страхах. Давай больше не будем об этом.

— Ладно. — Джек хмыкнул. Как ни хотелось ему сворачивать тему об отце ребенка, но он был согласен подождать. — Что Сайрус? Ты звонила ему утром?

Селина рассеянно ковыряла ложкой в тарелке.

— Он согласился стать духовником Салли Ламар. Джек чуть рот не раскрыл от удивления.

— Сайрус сказал, что у нее сильное эмоциональное расстройство, — продолжала Селина. — Я лично ей не доверяю. Она бегала за братом еще в детстве, когда мы учились в школе. А Сайрус… он просто младенец, когда речь заходит о женщинах. Он всегда теряется, когда они начинают к нему приставать.

— Большой ребенок.

— Страшно даже подумать о том, что с ним станет, если Салли начнет перед ним… ну ты понимаешь. Он сказал, что они будут встречаться наедине. Не у Ламаров и не на Ройал-стрит.

Джек не смог сдержать ухмылки.

— В таком случае, боюсь, ты не зря волнуешься. Остается только надеяться, что Салли и впрямь решила спасти свою бессмертную душу и не попытается искушать твоего брата.

— И ничего смешного.

— Прости…

Джек картинно нахмурился, но, не выдержав, расхохотался. Селина тоже невольно прыснула, но туг же сердито ткнула его маленьким кулачком в плечо.

— А у меня из головы Амелия не выходит, — наконец успокоившись, сказал Джек. — Я хочу рассказать ей о нас сразу же, как только они с Тилли вернутся.

Селина вмиг напряглась и чуть не пронесла ложку мимо рта.

— Может, не стоит так сразу? — испуганно спросила она.

— А когда же? Завтра мы уладим все формальности, а венчание устроим в пятницу или самое позднее в субботу. Возьмем Амелию, Тилли. Надеюсь, что и Сайрус придет. Приглашу и твоих родителей, хотя сомневаюсь, что они покажутся.

Селина только молча посмотрела на него.

— Нет смысла тянуть с этим, Селина. Не сегодня-завтра все увидят, что ты беременна. Кстати… Тебе, наверное, нужно менять свой гардероб. Потом я тебя куда-нибудь увезу, но это потом.

— Ты очень торопишься, Джек…

Он поднялся из-за стола и приблизился к ней вплотную. Она вынуждена была задрать голову, чтобы встретиться с ним глазами. Он медленно провел указательным пальцем по ее мягким губам, затем наклонился и поцеловал. Поначалу поцелуй был легким и нежным, но уже через несколько секунд стал страстным, обжигающим. Джек даже растерялся. Господи, как же они смогут жить вместе, видеться каждый день, если ему достаточно одного только взгляда, чтобы в нем возгорелось дикое, неуемное желание?!

Он оторвался от ее губ и коснулся руками ее груди.

— Мы еще не любили друг друга в ванной. Можно в душе, а можно на коврике на полу. Или на балконе. У меня есть домик на озере Понтчартрейн. Там, на балконе, залитом светом ночных звезд, или в полдень, под яркими лучами солнца… Мой дед по матери оставил мне дом в наследство. Я там вырос. О, Селина, подумай: сегодня будет ясное небо! Будет много звезд! Поедем! Это почти рядом!

— Не знаю, Джек…

— Ладно, тогда можно в лодке на озере. Она будет покачиваться в такт.

— Пока не перевернется, — заметила Селина и улыбнулась. — И нас с тобой сожрут аллигаторы.

— Тогда постель.

— Нет, Джек…

Но он уже не шутил. Вздыбленная плоть, казалось, вот-вот разорвет ему брюки. И он нашел простой выход из затруднительного положения — просто расстегнул молнию и выпустил ее на свет.

— Джек!

— Я расцениваю это восклицание как согласие. Спасибо, мэм. Иди ко мне.

— Ох, Джек… — простонала Селина. — Что ты делаешь. Господи!

— Я хочу тебя. — Он поманил ее. — Иди ко мне. У меня для тебя кое-что есть.

Селина опустила глаза, но встала и приблизилась к нему. Он заставил ее поднять на него взгляд, и она уже не могла отвести глаз. На нежных щеках выступил румянец, полураскрытые влажные губы потемнели, грудь вздымалась…

Джек одной рукой привлек ее к себе и стал покрывать лицо поцелуями, а другую запустил под тонкий свитер и ловко расстегнул на ней бюстгальтер. Селина только приглушенно охнула. Задрав свитер, Джек нашел губами соски. Селина от неожиданности покачнулась и потянулась к нему в поисках какой-нибудь опоры. И ее рука нашла как раз то, что нужно…

Через мгновение Джек в буквальном смысле слова насадил Селину на себя, одновременно лаская ей пальцами промежность и зарываясь лицом в ее манящие груди.

Спустя пару минут все было кончено и Селина, вскрикнув, обмякла, навалилась на него всем телом.

— Не знаю… может, мне и не стоит выходить за тебя… — пробормотала она еле слышно.

— Это еще почему?

Джек заставил ее выпрямиться и только сейчас обнаружил, что на ней нет свитера. Удивительно, он, убей Бог, не помнил, когда именно сорвал его.

— Я просто хотела сказать, что если мы поженимся, то через неделю помрем… от истощения сил или сердце не выдержит. Да ладно, я шучу. — Она подалась вперед и потерлась об него грудью. — Божественно! Надо же, а я и не подозревала раньше…

— И все благодаря мне, не забудь! — самодовольно усмехнулся Джек.

— Когда возвращаются Амелия и Тилли?

— Примерно через час.

— Что! — воскликнула Селина. — Через час?! Что же ты молчал до сих пор?! Ты только посмотри на себя! Надо же приготовиться к их приезду. Тебе особенно. Будь осторожен: Амелия — очень впечатлительная девочка.

— Ее бабушка — мать Элизы — жалуется, что я редко отпускаю к ней внучку на выходные. В ближайшее же время исправлюсь.

Он медленно отстранил ее от себя, при этом оба с сожалением отрывались друг от друга…

Селина крепко поцеловала его. Они стали одеваться. Через минуту в коридоре зазвонил телефон, но Джек и глазом не моргнул. Селина же, напротив, застыла и теперь молча смотрела на него.

— Ты что, не будешь снимать трубку?

— Зачем? Позвонят и перестанут.

— А если это Амелия?

Джек замер с рубашкой в руках.

— Черт! — пробормотал он. — Совсем я что-то распустился! А все ты! Просто голова кругом идет!

Джек бросился в коридор, и Селина услышала, как он, сорвав трубку, крикнул:

— Шарбоннэ!

— Наконец-то соизволил ответить, Джек. Ты уж быстрее сейчас ходи ногами, сынок, а не то что-нибудь произойдет.

Джек прижал трубку к уху.

— Разве так принято здороваться со старыми друзьями, Вин?

— У меня нет времени для любезностей, — ответил на том конце провода Вин Джаванелли. — И поверь, я вообще не стал бы тебе звонить, если бы не хотел спасти твою шкуру и тех… кто тебе близок.

ГЛАВА 23

— Какие новости, сынок? — Вин Джаванелли почему-то старательно отводил взгляд. Повисла неловкая пауза. — Ты стал плохо слышать или я неясно выражаюсь? — нарушил ее Вин спустя минуту, сгребая крошки в центр стола, заляпанного соусом. Жаль, что в «Ла Мурене» сегодня рыбный день.

Джек машинально опустился на стул.

— Нет, Вин, слышу я хорошо, спасибо, что интересуешься. Ты встревожил меня своим звонком. Просил меня прийти — и я пришел.

— А теперь, когда ты пришел, я задал тебе вопрос. Почему тебя совсем не видно в «Ла Мурене»? Какого… Почему не рассказываешь ничего о своей жизни? Разве мы не друзья? Не лучшие на свете друзья? Или я не слежу денно и нощно за тем, чтобы у тебя все было хорошо? Ияи я недостаточно заботился о тебе в те времена, когда ты был еще сопливым мальчишкой? Объясни.

— Ты всегда обо мне заботился, Вин. Особенно в те времена, когда я был сопливым мальчишкой. И я очень благодарен тебе за это.

Джек действительно был благодарен, потому что ни с того ни с сего вдруг проснувшиеся в Вине угрызения совести уберегли его от некоторых подручных босса, которые в противном случае не успокоились бы до тех пор, пока не загнали мальчишку в гроб. Джек знал, что Вин сказал тогда своим ребятам примерно следующее: пацан еще очень молод и опасности не представляет. Ребята прислушались, но не вполне поверили. А это значит, они в любой момент могут открыть пальбу…

— Почему ты больше не заходишь проведать старика Вина? Ты забыл о близких тебе людях, Джек. Или думаешь, что я тебе больше не нужен, сынок? Это очень опасные мысли, Джек. А город опасен для того, у кого в голове опасные мысли. Мы все живем по правилам. Ты не должен их забывать, сынок. Я всегда заботился о тебе. Во-первых, по старой дружбе с твоим отцом, а во-вторых, потому, что ты мне сразу приглянулся. Я всегда смотрел за тем, чтобы тебе жилось спокойно. Или тебе есть на что пожаловаться?

— Нет, Вин, но я взрослый мужчина, — откликнулся Джек, — и теперь способен сам о себе позаботиться.

Вин треснул мясистым кулаком по краю стола.

— Ты это серьезно? Ты и вправду думаешь, что способен сам о себе позаботиться? Твой отец так думал, а смотри, что с ним стало? И с твоей несчастной милой мамой, а? — Он перекрестился, закрыл глаза и быстро одними губами произнес какую-то молитву. — Я всегда буду винить себя в том, что произошло, хоть сам не имел к этому никакого отношения. Но я, наверное, должен был обратить внимание на назревавшие неприятности, когда они еще были в зародыше. К несчастью, мы разжирели и утратили бдительность. Те мерзавцы нанесли удар, когда у нас была сиеста, и мы ничего не успели сделать. Ладно, не будем сейчас о прошлом. Ты достаточно страдал. Мы все достаточно страдали. Но ты не должен забывать, кто помог тебе выжить, кто вытащил тебя за шкирку из воды! Никогда не должен забывать, сынок! Имей в виду, те ребята обязательно вернулись бы за твоим скальпом. Они считали, что ты все видел и слишком много знаешь, но я уберег тебя.

— Я благодарен тебе за это, Вин, и никогда этого не забуду.

Вин неопределенно хмыкнул и глотнул красного вина.

Джек медленно перевел дыхание, пытаясь успокоиться. Вин никогда не обсуждал с ним эту тему. Никогда не говорил, знает ли тех, кто убил родителей Джека, и верит ли, что парнишка все видел своими глазами. Когда его родителей казнили, Джек должен был находиться у деда на озере Поншартрен. Лишь позже выяснилось, что Джек не поехал, — Вин узнал это от деда.

— Я очень огорчился, когда узнал про Эррола Петри, — вдруг произнес Вин.

— Ты уже выражал мне свои соболезнования, спасибо.

— Теперь ты будешь кормить надеждами больных молокососов?

Джек уже привык к тому, что Вин никогда не следит за своей речью, но все же невольно поморщился.

— Да, я собираюсь продолжить дело Эррола.

Вин медленно и многозначительно кивнул тяжелой головой.

— У человека должно быть свое хобби. Я тоже найду себе какое-нибудь, Джек, но сейчас речь не об этом. До меня доходят кое-какие слухи… Ты хвалишься на людях тем, что я отношусь к тебе благосклонно, Джек?

Он не сразу понял старика.

— Я не люблю ничем хвалиться, Вин, но… разве это не так на самом деле? Разве ты не относишься ко мне благосклонно?

Вин, толстый и потный, с реденькими волосами, налипшими на лоб, неторопливо взял из креманки вишню, оторвал черенок и отправил ягоду в рот. Выплюнув косточку, он сначала вытер мокрые пальцы о скатерть, а затем утер рот.

— Пей, — сказал он, кивнув на второй стакан, в котором темнело красное вино. — Мне не хочется учить тебя жизни, на это уйдет слишком много времени, Джек. Ты взрослый мужчина и, конечно, имеешь право делать кое-что самостоятельно. Я не хочу ограничивать тебя узкими рамками. В память о твоей несчастной матери хотя бы. Когда я говорю, что кое-кому кажется, что ты хвалишься моим к тебе отношением, я не просто сотрясаю словами воздух.

Дело в том, что этот «кто-то» делает из своих наблюдений один серьезный вывод… — Какой?

— Что у меня есть планы превратить тебя в своего наследника.

Джек широко улыбнулся:

— Боже, какой бред…

— А сам ты не делал таких предположений? На людях?

— С чего бы это вдруг, Вин? Я не член «семьи». И потом, насколько мне известно, это место уже занято Санни Клитом. Он всегда был твоим фаворитом, Вин. У нас с Санни прекрасные отношения, он время от времени заглядывает ко мне в казино, чтобы освободить свои карманы. Поверь, мне никогда и в голову бы не пришло оспаривать его права.

— Ты в этом уверен? — Вин сверкнул маленькими, почти черными глазами и отправил в рот еще одну ягоду.

— Поговори с Санни, если мне не веришь, — посоветовал Джек. — Он скажет тебе, что у нас с ним полное взаимопонимание.

— Вы настолько близкие друзья, что ты даже не постеснялся сказать ему, что не зависишь от «семьи»?

— Ты имеешь в виду «крышу»? Вин, зачем мне твоя «крыша»? Мы с тобой компаньоны, пятьдесят на пятьдесят. Ты кладешь себе в карман половину с каждой выигранной казино ставки. На что это будет похоже, если я буду просить защиты у своего же компаньона?

— Ну, хорошо. Допустим, тут сплошное недоразумение. Сменим тему. Послушай-ка, сынок, ты хорошо знаешь Дуэйна Ле Ша?

— Да. Все жители Квартала с ним накоротке.

— И он приятельствует с неким Антуаном? Джек насторожился.

— Нет, насколько мне известно. Ну, они, конечно, знают друг друга. Антуан много лет работал у Эррола, а Дуэйн с Эрролом большие друзья. А что?

— Ничего, просто спросил. А как насчет Селины Пэйн? «Так… теперь осторожнее».

— Что? При чем здесь Селина Пэйн?

— Ты ее хорошо знаешь?

— Она моя невеста.

— И давно?! — Вин швырнул на стол салфетку. — Проклятие, ты меня огорчаешь, Джек! Почему я узнаю о том, что у тебя есть невеста, только сейчас? Почему мне приходится вытягивать из тебя такие новости клещами? Разве примерный сын не должен сообщить об этом в первую очередь своему отцу?

— Я закрутился с делами, — ответил Джек, все более и более волнуясь. — После убийства Эррола сразу столько забот!

Вин отер ладонью потное, лоснящееся лицо.

— Антуан рассказывал тебе о чем-нибудь? О том, что он будто бы что-то видел?

Ладони Джека вмиг повлажнели. Он сделал глоток вина из стакана и заставил себя посмотреть Вину прямо в глаза.

— Что именно он мог мне рассказывать?

— Это я у тебя спрашиваю. До меня доходят нехорошие слухи, сынок. Очень нехорошие. Благодари Бога за то. что я пока приглядываю за тобой.

— Я так и делаю, — кивнул Джек.

— И если я задаю тебе вопрос, ты на него отвечаешь, а не уходишь в сторону. Ты понял меня, сынок?

— Понял.

До этой минуты ему и в голову не приходило, что смерть Эррола могла быть как-то связана с деятельностью «семьи»и организованной преступностью в городе, но теперь…

— Так вот Антуан… Он тебе говорил о том, что видел что-то в тот печальный день?

— Нет.

— А этот голубой… Дуэйн… рассказывал что-нибудь об Антуане?

В комнате было очень душно, теперь же Джеку вообще стало нечем дышать.

— Я часто вижусь с Дуэйном. Если бы ему было что рассказать мне об Антуане, он бы давно уже рассказал, — ответил Джек. — Но он не говорил ни слова.

— Как поживает твоя дочурка? — тотчас спросил Вин, изучая ногти на своих толстых пальцах. — Радуется тому, что у нее теперь появится новая мама?

— Просто в восторге, — солгал Джек.

— Ну и хорошо. А Селина Пэйн к тому же красавица писаная, верно?

«Бирюзовая вода и кровь… И мертвые неподвижные глаза, обращенные в небо».

— Джек, я задал тебе вопрос.

— Селина — очень привлекательная женщина, но дело не только во внешности. У нее доброе сердце. Она очень нужна нам с Амелией.

— И это хорошо. Слушай, Джек, я вот что хочу тебе сказать. Там, за этими стенами, происходят кое-какие события. Я не имею к ним непосредственного отношения, но они — моя забота. Ты понимаешь?

— Допустим.

— Ты неглупый человек. Если кто-то из моих людей проявляет ненужную инициативу, мне это не нравится. Но если он потом просит прощения и убеждает меня в своей верности, я его прощу. И всегда помогу ему выбраться из затруднительного положения. Я буду стоять за него горой. Ты понимаешь, Джек?

— О каком затруднительном положении ты говоришь, Вин? Об Антуане? И о том, что он якобы что-то видел? Кого-то из твоих людей?

— Это не важно. Не будем вдаваться в детали. Я не выпускаю тебя из поля зрения, Джек. Вот о чем лучше подумай. Ни тебя, ни Амелию, ни красавицу Селину Пэйн, которая скоро будет второй матерью для твоей дочери.

Джеку стало не по себе. Да, сейчас надо вести себя предельно осторожно.

— Спасибо, Вин, что не выпускаешь нас из поля зрения.

— Да не за что. И я прошу тебя… просто прошу… об одолжении. Не болтай лишнего в разговорах с Санни Клитом. Следи за каждым своим словом, ты меня понял?

— Конечно… — Джек пожал плечами.

— И еще. Поговори со своей красавицей, спроси ее, не беседовал ли с ней часом Антуан? До того как решил немного отдохнуть от работы и взял себе небольшой отпуск.

Джеку стоило больших трудов изобразить на лице удивление.

— Действительно, Антуан в последнее время перестал ходить на работу. Ты-то откуда знаешь? Мне точно известно, что он не собирался ни в какой отпуск и не отпрашивался ни у меня, ни у Селины.

Вин продолжал разглядывать ногти на своих руках.

— Поговори с Селиной, как я тебя просил. И насчет Санни Клита… поаккуратнее с темами для бесед. Я люблю тебя, Джек, как родного, но сам понимаешь: в первую очередь я обязан думать о тех, кто на меня работает, в первую очередь должен блюсти их интересы, а потом уже интересы остальных близких мне людей.

— Понимаю.

— Понимаешь? — Вин наконец поднял на Джека глаза. — Ну, дай Бог, дай Бог… Я не дам тебя в обиду, как всегда это делал. Но если ты совершишь ошибку и свернешь с пути истинного, мне придется забыть о том, что я тебя знаю. Если ты совершишь ошибку… в этом случае, боюсь, тебе придется уже самому приглядывать за Амелией и Селиной Пэйн… и да поможет тебе Бог…

ГЛАВА 24

Селина услышала звук проворачиваемого в замке ключа и поспешила к лестнице. На самом же деле ей очень захотелось куда-нибудь спрятаться. А вдруг это Тилли с Амелией? Джек, правда, сказал, чтобы она сообщила им, что его вызвали звонком по срочному делу и он поручил ей их встретить, но все же ей было как-то неловко одной в этом доме. Вернуться бы сейчас на Ройал-стрит, к Сайрусу. Сегодня он встречается с Салли Ламар, и ей обязательно надо увидеться с ним еще до его ухода…

Первой внизу на лестнице появилась Амелия. Прижав к себе слегка обтрепавшегося Принца Лягушку, девочка стала столь стремительно подниматься, что на середине даже споткнулась. Джек вовремя подхватил ее, и оба весело рассмеялись.

Последней в дом вошла Тилли. Она плотно притворила за собой дверь и заперла ее на замок.

— Смотри, кого я отыскал на улице, — сказал Джек Селине и взгромоздил Амелию вместе с Принцем к себе на плечи.

Селина только улыбнулась, сложив руки на груди. Джек просто сиял от любви к дочери, и ребенок отвечал ему тем же.

— У нее сейчас закружится голова, мистер Шарбоннэ, если ты будешь раскачиваться вместе с ней в разные стороны! — строго заметила Тилли. Поднявшись по лестнице, она поставила на пол брезентовую сумку. На Селину она даже не взглянула.

— Я хочу сообщить вам с Амелией кое-что важное, — сказал Джек. — Но ты лучше сначала разбери сумку. И не спеши. Я позже пришлю за тобой Амелию.

Тилли не сказала ни слова. Просто взяла сумку и ушла к себе.

— Я предлагаю поболтать в твоей спальне, букашка, — проговорил Джек. Он весело подмигнул Селине, но той вовсе не стало легче.

Они прошли в розовую комнату, и Джек посадил Амелию прямо на ее постель. Девочка все еще крепко прижимала к себе Принца Лягушку, но веселая улыбка на ее лице поблекла.

— Джек, может, сейчас не совсем подходящее…

— Самое подходящее, — перебил он Селину. — Новое платье, букашка? Очень красивое. Бабушка тебя балует.

Селина чуть осипшим голосом подхватила:

— Желтый цвет тебе идет, Амелия. Я люблю все желтое.

— Его мне купила бабушка, а мне не нравится. Но папа говорит, что не стоит понапрасну обижать людей, поэтому я сказала бабушке, что оно мне очень понравилось.

— Ладно, Бог с ним, с платьем, — махнул рукой Джек, пододвинул к постели стул и взглядом велел Селине сесть. Сам же примостился рядом с дочерью. — Как думаешь, букашка, какую новость мы хотим тебе сообщить?

Девочка пожала плечами и окончательно посерьезнела.

Селина незаметно перевела дыхание. Казалось, сердце ее вот-вот выпрыгнет из груди.

Джек коснулся маленького круглого подбородка дочери и заглянул ей в глаза.

— Если ты еще не знаешь, о чем мы хотим с тобой поговорить, зачем сразу плакать и дуться?

Амелия зажмурилась.

— Я не плачу и не дуюсь. Ты хочешь, чтобы у меня была новая мама. Я не возражаю. Тилли говорила, что ты все равно скоро приведешь домой новую маму для меня.

— Ты умница, — сказал Джек и чмокнул Амелию в самый кончик носа. Девочка открыла глаза. — И очень похожа на маму…

К горлу Селины подкатил комок. Ей вдруг страшно захотелось поскорее стать неотъемлемой частью этой семьи… И пусть она будет нужна двум этим людям, взрослому мужчине и маленькой девочке, так же, как они ей.

— Мы могли бы поступить по-другому, малыш, и дать тебе возможность постепенно привыкнуть к Селине. Но я не хочу ждать и терять время, поэтому мы решили не откладывать дела в долгий ящик. Мы с Селиной поженимся. Не волнуйся, в твоей жизни ничего не изменится. Я по-прежнему буду проводить с тобой много времени, букашка. А еще с нами теперь будет Селина. Скорее бы вы уж познакомились поближе!

Амелия опустила глазки, поджала губки и прислонилась к Джеку. Он провел рукой по ее мягким темным кудряшкам.

Селине нечего было сказать. Она выпрямившись сидела на стуле и боялась пошевелиться. В тишине слышала лишь свое дыхание. «Мы будем одной семьей… Джек, Амелия, я и…» Вот так все и будет? Уже в конце этой недели?..

Те часы, которые они провели здесь наедине до возвращения его дочери и Тилли, казались теперь каким-то фантастическим сном. Селина закрыла глаза и вспомнила, как все было на кухне…

Джек поцеловал Амелию в лоб и прижал к себе, опять подмигнув Селине.

— А что? Почему бы тебе не переехать сюда прямо сегодня? По соседству с комнатой Амелии пустует роскошная спальня.

Внутри у Селины все оборвалось.

— Ты слышала что-нибудь об Антуане? — вдруг спросил он.

Селина даже вздрогнула от неожиданности.

— Нет. Ты бы узнал об этом первый. Ведь мы… — Она не смогла закончить этой фразы. — Нет, ничего не слышала.

— Точно? И никто не звонил?

Он крепче обнял дочь, и это не укрылось от внимания Селины.

— Что-то случилось? — еле слышно спросила она. — Джек?

— Нет, ровным счетом ничего, — ответил он, но в глазах его отразилась тревога. — Мне нужно отлучиться, — тут же проговорил он. — А ты побудь пока с Амелией и Тилли, ладно?

— Мне надо вернуться к Сайрусу.

— Пусть он сюда придет. Я ему позвоню.

Селина судорожно вцепилась в подлокотники. По всей видимости, случилось что-то очень и очень нехорошее. И это было как-то связано с тем телефонным звонком, после которого Джек спешно ушел. Она помнила его лицо. Хмурое, даже злое. На обратном пути он встретил Амелию и Тилли, и на какое-то время неприятности отступили на задний план. Но теперь Джек вновь был мрачнее тучи.

— Не звони, я сама с ним поговорю, — сказала Селина.

— Прекрасно. А ты пока расскажи Селине о том, как мы тут живем, букашка. Расскажи о садике, о бабушке. О том, что ты делаешь каждый день. Да, и о том, что берешь уроки степа!

Джек поцеловал дочь, поднялся и уже от самой двери протянул к Селине руки. Она на ватных ногах подошла ближе, и стоило ему поцеловать ее в губы, как легкая дрожь прокатилась по всему телу.

— Проведи с Амелией семейную беседу… — тихо сказал он, опустив глаза на ее живот. — Семья — это лучшее, что может быть у человека.

Селине захотелось рассказать ему о Розе и об окровавленной майке Антуана.

— Папа… — тоненьким голоском пропищала Амелия с постели. — А можно я с тобой?

— Нет, букашка. Вам с Селиной нужно о многом поболтать. Увидимся позже, малыш.

Через несколько секунд шаги Джека стихли в коридоре, а потом внизу хлопнула входная дверь. Селина же все еще стояла на месте. Нет уж, она не станет ему слепо подчиняться. И раз уж они решили создать семью, самое время установить некоторые правила. Первым будет такое: никто из них не станет диктовать свою волю другому и требовать неукоснительного подчинения.

Она обернулась.

— Амелия, давай поговорим позже, хорошо? У меня есть брат Сайрус, священник. Мне нужно срочно с ним увидеться.

Амелия поднялась с постели и подбежала к окну. Селина улыбнулась и подошла к ней.

— Смотришь на папу?

— Он уже ушел, — серьезно ответила девочка. — А привидение сейчас снова следило за моей комнатой. Оно исчезло, как только я его заметила.

Селина решила про себя, что Джек сочиняет для своей дочери уж очень мрачные сказки.

ГЛАВА 25

Сайрус договорился встретиться с Салли во внутреннем дворике отеля «Мэзон де Виль»в три часа дня. Мысль о том, что они будут совсем одни, волновала его с самого утра, но он твердо решил забыть о своем личном отношении к Салли и смотреть на нее только глазами священника.

«Мэзон де Виль» была небольшой, но одной из лучших в городе гостиниц. Миновав холл, Сайрус вышел во внутренний дворик, где искрился брызгами многоярусный фонтан, а банановые деревья росли прямо среди цветов, на клумбах.

Он не сразу увидел свою «подопечную». И лишь спустя минуту понял, что одетая в свободное длинное черное платье женщина в солнцезащитных очках, сидящая на одной из скамеек, и есть Салли. Она смотрела прямо на него.

Сайрус приветственно махнул ей рукой, но она не ответила, только поднялась и быстрым шагом направилась к основному корпусу. Он хотел окликнуть ее, но поостерегся. В походке ее чувствовалось неестественное напряжение. Недоуменно оглядевшись по сторонам, Сайрус молча последовал за ней. Что ее испугало? За ними вроде никто не следил…

Салли обернулась лишь однажды, чтобы убедиться, что он идет следом. Войдя в один из номеров, она торопливо пригласила его и закрыла за ним дверь.

Сайрус все не мог побороть волнение. И что он за мужчина, если волнуется, едва оставшись наедине с женщиной?.. Впрочем, он и не мужчина вовсе… хотя и жалеет порой об этом.

Салли заперла дверь на ключ, прижалась к ней ухом и сделала Сайрусу знак замереть.

— Я не должна терять бдительность, — пояснила наконец Салли, отходя от двери и снимая очки. — Садись.

— Я думал, мы поговорим во дворике.

— Там нас могли увидеть и неправильно понять… Могли бы удивиться: что это я делаю одна в обществе мужчины, который не является моим мужем?

— Мы старые друзья, и потом, я же священник. Салли усмехнулась.

Достав из внутреннего кармана своего черного пиджака тоненькую брошюру, Сайрус положил ее перед Салли на стол.

— Вот, это тебе. Ч. С. Льюис. Когда разберешься с ним, я принесу другие. Если хочешь, конечно…

Она не взяла книжку, даже не взглянула на нее, а, опустив глаза, молча теребила подол платья.

— Салли, мы с тобой виделись в последний раз очень давно. Почему ты обратилась за помощью именно ко мне? Я ведь, в сущности, чужой для тебя человек.

— Нет, ты не чужой. Если бы ты был чужой, я не смогла бы говорить с тобой откровенно. А я могу. — Салли медленно, потянув за один конец, сняла с себя тонкий черный шарф и тряхнула головой, позволяя волосам свободно рассыпаться по плечам. — Я всегда выделяла тебя среди других. И думала о тебе… все время.

Что ж, Сайрусу это было знакомо. Некоторые из его прихожанок не раз смотрели на него как на мужчину, а не как на священника.

— Я уже сказал, что буду помогать тебе… до тех пор, пока я в Новом Орлеане.

— Но дело не только в вере и церкви. Есть и другое. У меня большие неприятности, Сайрус, и я ни к кому не могу обратиться за советом, только к тебе.

— Почему ко мне? — спросил он. — Нас даже нельзя назвать близкими знакомыми.

Салли, кусая губы, покачала головой.

— Как ты не понимаешь? А впрочем, конечно… Когда женщина любит тебя так, как только женщина может любить мужчину, ты этого не видишь. А я именно так люблю тебя.

Она сказала это просто и спокойно. Настолько спокойно, что он мог и не постичь смысла ее слов, если бы не прислушивался специально. Но он слушал ее внимательно.

— Не смотри на меня так, — сказала она. — Как будто тебе сообщили какую-то ужасную новость. Я не жду от тебя взаимности. Просто объясняю, почему я искренна с тобой. Я мало с кем в жизни была искренна, но я не хочу, чтобы ты думал обо мне плохо. Любовь не приходит по заказу. Человек не способен управлять этим чувством. И я его к себе не звала. Все произошло само собой, помимо моей воли. У меня еще тогда, в школе, был шанс завоевать тебя, но я упустила его. Вела себя как последняя шлюха…

— Что сейчас вспоминать? Это было давно и утратило актуальность.

— Я прочитаю брошюру. — Салли взяла ее со стола и пролистала. — Хорошо хоть, она тоненькая. Наверное, скучная до ужаса, а?

— Напротив, очень увлекательная и написана с юмором. Заставляет подумать о бренности бытия. Ты прочитаешь ее, узнаешь в приведенных примерах себя и улыбнешься. Салли, ты, наверное, торопишься…

— Уилсон хочет Селину, а она его?

Неужели в этом все дело? Салли увидела в Селине соперницу и собирается через него все выяснить и, может быть, заручиться его поддержкой.

— Нет, Салли, — проговорил он, подняв на нее глаза. — Селину больше не занимает политика. Когда-то она уже работала у Уилсона на общественных началах. Ей хотелось помочь. Она верила в то, что сможет принести людям пользу, но в какой-то момент разочаровалась в своих ожиданиях. И теперь у нее одна задача в жизни — продолжить дело Эррола Петри.

«И еще — родить ребенка и воспитать его».

— И все? Не может быть, — упрямо сказала Салли. Она поднялась со своего места и принялась расхаживать по комнате. Даже свободное платье не могло скрыть ее роскошных форм, Сайрусу стало неловко. Он вдруг подумал, что в этом балахоне Салли выглядит еще обольстительнее, чем вчера.

Он опустил глаза на часы.

— Тебе не терпится сбежать от меня, — сказала Салли, перехватив его взгляд. — Тебе плохо, неуютно со мной. Ты думаешь, что я плохая женщина. Это так. Но я хотела быть хорошей женой и стала бы ею, если бы Уилсон мне позволил. Но он даже не прикасается ко мне теперь. Я знаю, тебе неудобно оттого, что я обсуждаю с тобой такие вещи, но мне больше не с кем. Я доверяю только тебе, Сайрус. Он не занимается со мной любовью. А я чувственная женщина и нуждаюсь в том, чтобы меня любили, ласкали. Я хочу этого. Когда мы только поженились, он не мог насытиться, а теперь даже не замечает. Смотрит как на пустое место. Он слишком любит себя и превыше всего ставит собственные честолюбивые устремления. Он любезен лишь с теми, кто может помочь ему в их реализации.

— Нет, ты не права, — возразил Сайрус. — Политику нужна умная жена, которая всегда поддержит его.

— А если она еще красивая, то это дополнительный плюс.

— Ты красивая.

Салли остановилась и быстро обернулась к нему.

— Правда? Ты действительно так думаешь? — Да.

— Спасибо. А Уилсон… мне иной раз кажется, что он желает моей смерти.

— Мужчины и женщины по-разному смотрят на жизнь, — проговорил он. — Женщины больше ищут гармонии в личных отношениях, мужчины меньше. Мужчинам нужны постоянная борьба, бизнес, политика. Здесь они реализуют свою природную агрессию, стремление победить других, показать свою силу. Они органически нуждаются в этом. Порой это вытесняет естественное стремление к любви. Женщинам же любовь нужна постоянно.

— Да, мне любовь нужна постоянно! — воскликнула Салли. — А Уилсону его избирательная кампания нужна лишь как предлог. Чтобы заполучить ее не как помощницу, а как женщину. Предложение работать у него — это предлог. Он хочет с ней спать.

— Салли! — Сайрус поднялся. — Зачем ты мучаешь себя этими мыслями? Все это неправда.

— Нет, правда. Они с твоим отцом Невилом порой запираются в кабинете Уилсона. Потом Уилсон выходит взбешенный, а Невил испуганный. Я знаю, это нехорошо, но я всегда подслушиваю, когда могу. Они все время говорят о Селине. Судя по тону, Уилсон упрашивает Невила помочь ему заполучить Селину.

— Уилсон — твой муж, — с трудом выдавил Сайрус. Он прекрасно знал, что отчим вполне способен на предательство при определенных обстоятельствах. — А женатому политику адюльтер ни к чему. Представь, как он будет выглядеть в глазах своих избирателей, если выяснится, что он поддерживает отношения с другой женщиной?

Салли устремила на Сайруса такой взгляд, будто видела его впервые, потом не выдержала и рассмеялась. Истерически рассмеялась. В глазах ее блеснули слезы. Наконец успокоившись, она воскликнула:

— Боже мой, просто не верится! Неужели ты и правда такой наивный, Сайрус? Где ты живешь? Оглянись вокруг! Неужели ты всерьез считаешь, что слухи о любовных похождениях могут кого-то смутить? Да никогда в жизни! К тому же если Уилсону удастся сначала избавиться от меня — если он, скажем, обвинит меня в каком-нибудь страшном грехе, — ему и вовсе ничто не помешает добиваться Селины. Тогда у него будут полностью развязаны руки. Он хочет ее, еще раз тебе повторяю! И не первый год!

Рассказывать о намечавшемся браке Селины с Джеком не входило в его планы. И потом… сестра всего лишь провела ночь в доме Джека, а брачным свидетельством пока и не пахло.

— Погоди, погоди… Почему ты мне так упрямо возражаешь? Тебе что-то известно, да? — Лицо Салли вытянулось, а красивые брови сошлись у переносицы. — Ну точно, я как чувствовала! Селина тоже хочет Уилсона, да? Да, Сайрус? Она с Уилсоном и Невилом заодно, так? Битси не посвящена в их планы, потому что слишком глупа и ей нельзя доверять…

— Нет! — Сайрус стремительно приблизился к ней и заглянул в самые глаза. — Твои речи неразумны, Салли. Ты несчастная женщина, ты страдаешь и просто… хочешь свалить на кого-нибудь свою вину, чтобы отвлечься. Ты боишься заглянуть себе в душу, Салли, очень боишься. Она заломила руки.

— Просто я… просто я… Даже не знаю, как и сказать священнику… Просто я хочу секса, Сайрус.

— Это свойственно человеческой природе, ну и что?

— Тебе-то это не свойственно. Он прерывисто вздохнул.

— Откуда ты знаешь? Я в этом смысле такой же человек, как и все остальные. Но я не хотел бы обсуждать с тобой тему моей сексуальности. Просто мой долг потребовал от меня в свое время дать обет безбрачия и непорочности, и мне нелегко, Салли. Порой я не думаю об этом неделями и даже месяцами, когда много разных дел и забот в приходе. Но… иное состояние посещает меня гораздо… гораздо чаще.

— Посмотри на мое платье, — отозвалась Салли, опуская глаза. — Я надела его, рассчитывая, что в нем меня никто не узнает. А еще потому, что мне до сих пор стыдно вспоминать о том нашем свидании, когда я повела себя так глупо… так глупо… И кроме того, мне стыдно за вчерашнее, когда я почти что разделась перед тобой. Говорят, я веду себя возмутительно. Многие считают, что я коварна, расчетлива и бесстыдна. Это не так, Сайрус. На самом деле я другая. И я боюсь… И не хочу терять Уилсона…

— Ты его не потеряешь.

— Тебе я верю и могу высказать свои опасения. Он больше никогда не прикоснется ко мне, понимаешь? Ни-ког-да… — Черты ее красивого лица вдруг исказились от боли. — Порой мне даже кажется, что он вообще предпочитает мужчин.

— Не говори глупостей. Ты просто хочешь обидеть ближнего, чтобы почувствовать себя лучше.

— Нет, Сайрус, не в этом дело. Просто я… А, ладно! Но насчет Селины я не ошибаюсь. Уилсон хочет избавиться от меня и заполучить ее. Он собирает против меня улики, хочет доказать, что я ему неверна. Чтобы люди его пожалели и простили ему связь с другой женщиной.

Сайрус молча ждал продолжения. Салли упрямо вздернула подбородок.

— Да, я была ему неверна! Много раз!

— Ты хочешь, чтобы я попытался примирить вас?

— Нет. Для начала я должна заставить себя измениться, а я пока не готова.

Это был бессмысленный разговор. Правда, она предупредила его насчет опасности, угрожавшей сестре. Он, конечно, обязательно передаст все Селине.

— Если ты не собираешься меняться, зачем же было просить у меня помощи?

— Я очень одинока, Сайрус. Вокруг меня много людей, но я одна, совсем одна. И пытаюсь заглушить боль и тоску одиночества беспорядочными связями. Тащу мужчин в постель или… куда придется. Ты шокирован?

Он пристально взглянул на нее, и Салли виновато потупилась.

— Вряд ли ты можешь сказать мне что-нибудь такое, чего я еще не слышал на исповедях.

Она вдруг обвила руками его талию и уткнулась лицом в его плечо.

От нее исходил аромат женщины. Сайрусу пришлось призвать на помощь всю свою волю…

— Похоже, я угодила в капкан, который Уилсон на меня поставил, — сообщила Салли жалобно. — Он подбросил мне человека, который, как он прекрасно знал, привлечет мое внимание. Уилсон зная, что я захочу сопляка… А я была слепа и ничего не замечала. Мне казалось, что это я сама покорила его. Кто же знал, что он окажется подсадной уткой? Но теперь я все проанализировала и понимаю, что угодила в ловушку.

Сайрус осторожно коснулся рукой ее плеча. Ему нелегко далось это прикосновение, но он обязан был давать утешение страждущим, а Салли Ламар к таковым и относилась.

Она подняла на него глаза.

— Обними меня, Сайрус. Он похлопал ее по плечу.

— У тебя нет доказательств, чтобы обвинить Уилсона в таком коварстве, ведь так? Может быть, никакого капкана и не было? Может быть, ты все придумала, чтобы хотя бы в своих собственных глазах снять с себя самой часть вины за совершенный грех?

— Они хотят разрушить мою семью. Я прикидываюсь холодной и расчетливой, но я не такая. Мне трудно в себе разобраться, но я не хочу… не хочу лишаться мужа. А твой отец и Уилсон делают все, чтобы уничтожить меня.

— С отцом я разберусь, — сурово проговорил Сайрус. Она прижалась к нему теснее.

— Только не говори, что узнал это от меня. Уилсон разозлится.

— Хорошо, я не скажу.

Он вновь подумал о Селине и Джеке. Сайрус был отнюдь не в восторге от их решения пожениться, но понимал, что этот брак по крайней мере сразу снимет множество проблем и вопросов.

— Тот человек… ну, тот, которого Уилсон использовал против меня… у него есть теперь улики.

— Если хочешь, я поговорю с Уилсоном. Обещать ничего не обещаю, но, возможно, мне удастся смягчить его сердце.

В противном случае он повлияет на Ламара другим способом. У Сайруса была прекрасная память, и он мог предать огласке немало фактов из прошлого Уилсона, которые вряд ли понравились бы электорату.

— Ты правда поможешь мне? — спросила Салли. Судя по тону, в душе ее проснулась надежда. Напряжение исчезло.

— Постараюсь.

— И я тоже… — тихо отозвалась она. — Я прочитаю твою книгу. Сегодня же. Чтобы завтра мы уже могли обсудить ее.

Сайрус оторопело уставился на нее.

— Завтра? Не знаю, Салли, смогу ли я…

— Прошу тебя, не отказывайся! Прошу!

— Салли… — Самообладание покидало его. — Мне пора.

— Я понимаю. — Но она его не отпустила. — Я знаю, что веду себя как эгоистка. Скажи… Вот ты говорил, что такой же человек, как и все остальные. Долгие годы ты подавляешь в себе некоторые естественные позывы. Скажи, тебе неловко, что я тебя обнимаю?

— Ты сама знаешь… — ответил он тихо. Салли шумно вздохнула.

— Обними меня тоже, пожалуйста. Только разок, а? Я просто не знаю, что это такое — находиться в объятиях святого человека, Сайрус. Человека, который от тебя ничего не хочет.

Он знал, что должен отказаться и сбросить с себя ее руки. Но ведь она подумает, что он брезгует ею. Значит, очередной отказ, очередное фиаско в ее жизни. Только на сей раз от человека, которого она считает святым…

Сайрус неловко обнял Салли.

— Спасибо… — прошептала она и снова глубоко вздохнула. — Ты самый добрый человек на земле. Приходи завтра. Сюда же. Обещаю, что я прочту книгу и у меня появятся вопросы.

Чуть поколебавшись, он ответил:

— Хорошо.

Салли коснулась лбом его воротничка, сняла свои руки с его талии и повернулась… В следующее же мгновение ее ладонь коснулась его брюк… и восставшей плоти…

Сайрус болезненно поморщился и почувствовал, как заливается краской. Взгляды их встретились, и ему показалось, что в глазах ее мелькнула жалость. Он не хотел, чтобы она его жалела!

— До свидания, Салли, — не своим голосом проговорил он и быстро направился к двери.

— До свидания, милый Сайрус, — отозвалась она за его спиной. — До завтра.

Он не ответил. Он знал, что не придет к ней ни завтра, ни послезавтра… Никогда.


Город плавился под жарким солнцем. Сайрус шел куда глаза глядят. Умом он понимал, что ему нечего стесняться невольного проявления своего естества. Физиология и есть физиология. И все же он чувствовал себя раздавленным. Как он мог допустить, чтобы Салли поняла, что его организм отреагировал на ее объятия, на ее близость?..

На мостовую перед Сайрусом упало несколько тяжелых капель дождя, но духота не отступала.

Сайрус прошел мимо распахнутых настежь дверей клуба, из чрева которого доносились звуки одинокого рожка.

А как приятно было чувствовать под руками ее тело! Какой соблазн!.. Он едва не пал окончательно. Лишь чудо, какое-то чудо спасло его от полного позора.

Краска вновь залила его лицо и шею. Он резко остановился и глянул через узорчатую решетку летнего кафе. Сайрус сделал вид, что изучает вывешенное меню.

Его внимание привлекла троица, сидевшая за столиком справа. Вернее, он повернулся в ту сторону, потому что услышал женский голос, показавшийся ему знакомым. Все трое о чем-то горячо спорили и, естественно, священника не замечали.

— Ты пожалеешь об этом! — сердито заявила женщина.

Один из мужчин взял ее за руку и что-то тихо сказал. Женщина тотчас успокоилась, но лицо ее по-прежнему пылало от возмущения.

Сайрус укрылся за табличкой с меню; впрочем, в его сторону и не смотрели.

Они знали друг друга, эти трое. Возможно, сегодня они встретились случайно, но они знали друг друга. Между ними была какая-то прочная связь, сомневаться в этом не приходилось.

Наконец самый молодой из них поднялся и швырнул на стол деньги. Потом на мгновение задумался и вдруг с бешенством раскрыл свой бумажник и достал оттуда довольно толстую пачку долларов. Он и их швырнул, только не на стол, а в пожилого джентльмена. Тот осклабился, но деньги принял.

… Смерив жену торжествующим взором, Уолт Рид спрятал деньги в карман.

Когда молодой телохранитель Уилсона Ламара выходил из кафе, он был настолько взвинчен, что не видел никого вокруг. И уж конечно, не заметил Сайруса Пэйна.

ГЛАВА 26

До возвращения Амелии в Новый Орлеан Селина успела окончательно поверить в то, что выйдет-таки замуж за Джека Шарбоннэ и это будет правильный шаг.

Она не собиралась задерживаться в доме Джека и, сославшись на встречу с Сайрусом, заторопилась было к себе на Ройал-стрит, но потом передумала и осталась с Тилли и Амелией пить чай с печеньем.

В общем, на крыльцо она вышла, когда сумерки уже сгущались над городом.

Ее так и подмывало сделать небольшой крюк и заглянуть в клуб «Кошки», чтобы увидеться с Дуэйном и поговорить насчет Антуана.

Но Селина поостереглась: а что, если за ними и впрямь следят… Она тотчас испуганно обернулась. К вечеру на улицы высыпало много народу. Торопливо шли по своим делам местные жители, прогуливались туристы.

Селина тоже остановилась на пару минут у какого-то дома и скользнула глазами по ярким витринам, мостовой, смеющимся лицам. В следующую минуту ей вдруг стало очень страшно, сердце сдавило от жуткого предчувствия, но она взяла себя в руки и несколько раз глубоко вздохнула.

Ладно, скоро она выйдет замуж за Джека Шарбоннэ и все будет хорошо. Все формальности они уладят на этой неделе.

Селина двинулась вперед, намеренно не ускоряя шаг и всем своим видом демонстрируя спокойствие. Но серд-це ее бешено колотилось, и живот не отпускали легкие спазмы.

Спустя какое-то время она увидела перед собой пожилую женщину, которая судорожно пыталась отойти в сторону, чтобы не столкнуться с тощей девчонкой в обрезанных джинсах, стремительно летевшей по тротуару на скейтборде, но увы… Они налетели друг на друга прямо перед Селиной. Женщина выронила из рук сумку с продуктами, и все ее содержимое тут же оказалось на земле.

По тротуару и мостовой запрыгали яблоки и апельсины. Из разорванного пакета вывалился виноград. Пузырек с витаминами разбился, и маленькие гранулы брызнули в разные стороны. Не пострадало, кажется, только молоко в твердом пакете.

— Какая жалость, — покачала головой Селина и бросилась помогать старушке, собирая фрукты и складывая их обратно в сумку.

— Яблоки… Боже, яблоки… — запричитала та едва ли не со слезами на глазах, рассматривая побитые плоды. — Ну ничего, я из них сделаю пирог.

— Яблочный пирог… что может быть вкуснее? — улыбнулась Селина и, повертев головой, увидела, что несколько яблок и апельсинов укатились в узкий проулок между домами. Там было темно, но это ее не смутило, и она. заглянув туда, стала собирать плоды.

Краем глаза она уловила какое-то движение слева и сзади, и не успела бедняжка обернуться, как сильный удар между лопаток отбросил ее к стене дома. А через мгновение кто-то обхватил ее сзади руками и заткнул ей рот тряпкой.

Селина попыталась пнуть нападавшего, но промазала. Тогда она подогнула ноги, пытаясь выскользнуть из его объятий, но тот был начеку и так ее тряхнул, что в голове у нее все поплыло. Тряпка забилась в рот очень глубоко, и Селину затошнило…

Она постаралась вытолкнуть тряпку изо рта и закричать, но где там… Правда, ей удалось высвободить одну руку и резко ударить ею своего обидчика. Однако тот без труда заломил ей руку за спину.

Селина бросила отчаянный взгляд в сторону улицы, до которой было всего несколько шагов. Туристы все так же неспешно прогуливались и смеялись. Из открытых настежь дверей кафе лилась музыка. Где та старуха с сумкой? Неужели она не видит?!

Старухи не было.

Человек, напавший на нее, до сих пор не сказал ни слова. Втолкнув тряпку еще глубже в рот Селины, он потащил ее в темноту проулка. Вот они приблизились к темному борту фургона. Мужчина открыл заднюю дверцу и толкнул Селину вперед. Она ничком упала на холодный пол машины. Мужчина присел и быстро связал ей ноги и руки за спиной.

Селина вновь попыталась ударить его, но не попала. Мужчина надел ей на голову мешок, и ее окутала тьма. Беззвучно плача, Селина стала кататься по полу, пытаясь хоть как-нибудь достать своего обидчика, но он, спокойно поставив ей ногу на спину, ощутимо надавил. И Селина замерла. Она должна была думать о ребенке. Прежде всего о нем.

Мужчина ударил кулаком в стенку фургона, и в следующее же мгновение под животом Селины взревел мощный движок.

Джек быстро шагал по улицам, не глядя по сторонам.

Сердце билось как ненормальное, к горлу подкатил комок.

Боже, как же так, почему она ушла с Шартр-стрит, если он просил ее остаться?

Джек покачал головой.

Впрочем, с этим вопросом он уже разобрался. Она решила — и конечно же, абсолютно права, — что он не вправе ей приказывать, потому и ушла. Она вольна поступать так, как ей хочется. Конечно…

Джек перешел с ходьбы на бег.

Для начала он отправился на поиски Санни Клита, но наткнулся лишь на одного из его подручных, шестерку Первоцвета. Первоцвет пообещал Джеку сбегать за хозяином, и тот не сразу понял, что со стороны бычка это была всего лишь попытка выиграть время. О, как теперь Шарбоннэ проклинал себя за эту дурацкую задержку! Нужно было убираться оттуда сразу же, как только он удостоверился в том, что Санни нет на месте.

Джек был убежден в том, что Санни Клит имеет самое непосредственное отношение ко многим событиям, которые разворачивались в империи Вина. Это было видно по тревожным глазам старика, когда Джек приходил к нему в «Ла Мурену».

Впрочем, Джека это устраивало. Он делал все, что было в его силах, чтобы столкнуть Санни и Вина лбами. А еще лучше — развязать настоящую войну между ними. Но чтобы боевые действия затронули его самого, а главное — Амелию и Селину… Нет, этого он никак не предполагал.

Джек вновь перешел на шаг. По словам Тилли, Селина ушла на Ройал-стрит к Сайрусу. Конечно, чтобы посоветоваться с ним насчет их с Джеком планов пожениться.

Подойдя к дому Эррола, он на мгновение остановился у самых ворот и бросил взгляд во двор. Хороший дом, хороший сад… Но Селине незачем тут оставаться даже на день. Утром они уладят все формальности, завтра утром и не позже. Это он берет на себя.

Джек торопливо подскочил к крыльцу и уже ступил на лестницу, как вдруг дверь открылась и на пороге показался Сайрус, а следом за ним Дуэйн. Оба изумленно уставились на Джека.

У Джека мгновенно пересохло во рту. Глянув сначала на Сайруса, а потом на Дуэйна, он прохрипел:

— Ну и где она?

Сайрус закрыл глаза рукой и что-то пробормотал себе под нос.

— Разве она не с тобой? — буркнул Дуэйн.

— Нет, как видишь, — ответил Джек и мгновенно взлетел вверх по лестнице. — Она ушла сюда!

— Я думал, вы ее уже нашли… — сказал Сайрус. — Она звонила от вас перед самым выходом. Но с тех пор прошло уже два часа. Я перезванивал вам домой, но некая Тилли мне сообщила, что я должен ждать, потому что Селина отправилась сюда. Я думал, вы ее уже отыскали…

— Я звоню в полицию, — заявил Джек, бросаясь к телефону. — Неужели со времени того звонка от нее не было ни звука? Ни единого?

— Вот именно! — крикнул ему вдогонку Дуэйн. — Даже если она решила немного прогуляться, то все равно должна была уже давно появиться здесь!

— Понятно, — ответил Джек и, сорвав телефонную трубку с аппарата, набрал 911. — Пропал человек, — бросил он нервно в трубку. — Селина Пэйн… Когда в последний раз?.. Что?.. Два часа назад.

Он повернулся к вошедшим следом Сайрусу и Дуэйну. Те только стыдливо отвели глаза.

— Да мне плевать на ваши инструкции!.. Да, да, вот именно, с меня двух часов вполне достаточно! Вот так!.. Что?.. Нет, я нормально говорю…

Еще через полминуты Джек отстранился от трубки и дикими глазами уставился на нее. До ушей Сайруса и Дуэй-на долетели обрывки очередной лекции о том, что, согласно полицейской инструкции, два часа отсутствия еще нельзя квалифицировать как пропажу без вести…

Джек швырнул трубку обратно на аппарат.

— Они сообщат о ней всем патрульным, но и всего лишь, — буркнул он. — Мне кажется, ее похитили.

— А может, она решила вернуться к вам? — побелев как мел, спросил Сайрус.

— Тилли перезвонила бы.

Тем не менее Джек вновь вернулся к телефону и набрал свой домашний номер. Услышав ответ Тилли, он зло швырнул трубку на рычаг.

Ладони Дуэйна вмиг вспотели.

— С чего ты взял, Джек, что Селину похитили? У тебя есть основания для таких предположений? А может, она просто решила прогуляться по магазинам.

Джек посмотрел на него как на безумного.

— Так, так, погоди… — задумчиво пробормотал Дуэйн. — Антуана нет. Ага. И самое интересное, что мне самому пришлось тащиться сюда, чтобы узнать об этом. Никто меня не поставил в известность.

— Времени не было… — сказал Джек и быстро ушел в кабинет. Открыв картотеку, он начал копаться в папках, пытаясь найти какие-нибудь сведения об Антуане. — Насколько я теперь понимаю, он случайно узнал что-то такое, что здорово напугало нехороших ребят. А эти нехорошие ребята явно имеют какое-то отношение к гибели Эррола. Антуан приходил к тебе, Дуэйн, чтобы поделиться своей информацией.

— Да, но он толком ничего не сказал. Осекся на полуслове и ушел.

— Ясно. И все же кто-то прознал про его визит к тебе, и теперь они не верят, что Антуан ничего не успел тебе рассказать.

— Слушай, Джек, я еще раз повторяю…

— Да не надо мне ничего повторять, я-то тебе верю. Беда в том, что они не верят. Да еще думают, что Антуан успел проболтаться Селине. Он действительно хотел поговорить с ней. В тот же день, когда был у тебя. Одного не пойму: как им все это стало известно?

Дуэйн и Сайрус озабоченно нахмурились.

— Впрочем, это уже не так важно. Важно, что они не верят и злятся из-за этого. А почему злятся? Потому что боятся чего-то. Чего?

— К чему ты клонишь?

— К тому, что либо мы вплотную подошли к разгадке смерти Эррола, либо его убийцы думают, что мы подошли.

— Нам нужно срочно разыскать Селину, — горячо проговорил Сайрус. — Боже мой, страшно даже подумать, что с ней что-нибудь случилось…

— Да… — пробормотал Джек невесело. От нехороших предчувствий у него засосало под ложечкой.

— Погодите, — поднял руку Сайрус. — Давайте сначала Подумаем — какой дорогой она сюда шла?

— Той же самой, что и я, — хмыкнул Джек.

— Если только она не завернула в какую-нибудь лавочку, потом в другую, третью… — подхватил Дуэйн. — В общем, вы как знаете, а я, пожалуй, выпью чего-нибудь.

С этими словами он убежал в гостиную и вытащил из бара бутылку бренди и три рюмки.

Джек кивнул Сайрусу и неохотно последовал за Дуэй-ном. Тот протянул им полные рюмки, они выпили, Дуэйн налил еще, все трое расселись по креслам и задумались.

Через пару минут Джек поднялся и задернул на окнах тяжелые коричневые шторы.

— Нет смысла носиться по всему городу в поисках одного человека, если мы не знаем, где его искать, — проговорил он. — Я лично жду еще полчаса. После этого иду в полицию и сижу там до тех пор, пока ее не заявят в розыск.

— Может, она отправилась к своим родителям, а? — подал идею Дуэйн и тут же поморщился, вспомнив о стариках Пэйнах.

Сайрус молча поднялся и сделал телефонный звонок. Он не спрашивал о Селине в лоб. Поинтересовался, какие у стариков планы на вечер и как они вообще поживают, заметив, что он их любит. И Селина тоже. Правда, она не хочет слепо подчиняться родительской воле и обхаживать ради них Ламаров, которых, откровенно говоря, немного недолюбливает. Битси, очевидно, попросила Сайруса «повлиять» на сестру, но тот отказался, заметив, что Селина давно уже взрослая, самостоятельная женщина. Впрочем, родители сами могут поговорить с ней об этом, когда увидятся в следующий раз. Битси, похоже, согласилась.

Сайрус повесил трубку.

— Ее там нет.

Джек вновь посмотрел на часы. Никто из них уже не улыбался.

Рядом, судя по всему, была река: тянуло прохладой.

Двое мужчин — Селина догадывалась о том, что их двое, — высадили ее из фургона, развязали ноги, подхватили под руки и потащили вперед. Селина то и дело спотыкалась, но они не обращали на это внимания.

Они приехали на место. Селина поняла это по тому, как изменился характер звуков. А когда у машины замолчал мотор, она услышала шелест автоматически открываемых дверей. Ангар какой-то. Или склад.

Склад на берегу реки или где-то поблизости? Пожалуй.

Она в очередной раз больно споткнулась обо что-то металлическое и поморщилась. Ее грубо встряхнули и потащили дальше.

Двери с высоким железным порогом…

Те, кто ее вел, хранили зловещее молчание.

Наконец Селину оставили в покое. Она замерла, прислушиваясь к тому, что творилось вокруг. Селина надеялась вычислить это место позже, когда ее отпустят. Если, конечно, отпустят.

Интересно, Антуан тоже был здесь?

Дрожь прокатилась по всему ее телу.

Почему они молчат, почему?

Вдруг ее вновь схватили чьи-то сильные руки и потащили вперед. Влажный тяжелый воздух проникал под мешок у нее на голове. Не видя дороги, Селина споткнулась еще несколько раз.

Наконец они остановились и отпустили ее. Селина вновь замерла на месте. Она изо всех сил прислушивалась.

Вдруг — о ужас! — она почувствовала, как ей на шею закинули веревку. Она затрепетала всем телом, зубы впились в тряпку, которой ей заткнули рот. К горлу подкатил комок.

В комнате что-то скрипнуло — то ли ступенька лестницы, то ли еще что… Ее вдруг приподняли и на что-то поставили. Она осторожно отвела ногу немного вправо, влево, вперед… Они явно поставили ее на табуретку или на маленькую стремянку.

Селине захотелось крикнуть, что они ненормальные, что она не представляет для них никакой угрозы и не заслуживает такого с собой обращения. Но она не могла произнести ни слова.

Джек ведь предупреждал, что гулять по городу небезопасно. А она не послушалась. Но ведь… до гибели Эррола у нее никогда не было проблем, она никогда ничего не боялась. Повода не было…

Рядом раздался какой-то хлесткий звук, словно кто-то резко опустил плеть. В следующее мгновение ее правого плеча коснулась чья-то рука. Неизвестный, крепко удерживая Селину, заставил ее чуть развести ноги, чтобы было удобнее стоять, легче сохранять равновесие. Надо же, еще и заботится, мерзавец!..

Другая его рука скользнула вниз по ее спине, остановилась на ягодице и стиснула ее.

У Селины ослабели колени. В горле вновь застрял ком. Боже… ведь они могут сотворить с нею что угодно! Она полностью в их власти!

Рука еще какое-то время погуляла по ней, а затем исчезла.

Не успела Селина перевести дыхание, как ее вновь коснулись. Человек, поддерживая ее, что-то делал над ее головой.

Петля!

До Селины только сейчас дошла суть происходящего. Они поставили ее на высокую табуретку и затянули на шее петлю. Руки ее связаны сзади, ноги свободны, но стоит ей сделать малейшее неосторожное движение, как она упадет с табуретки и… повиснет.

Петля затянулась, и стало труднее дышать.

Трусы! Мало им убить слабую женщину, так они решили еще поиздеваться напоследок!

В следующее мгновение кто-то властно провел руками по ее груди и сильно ущипнул за соски. Селина замычала и закачалась, еле удерживая равновесие.

— Ну-ка отпусти ее, — приказал кто-то совсем близко. Селине стало по-настоящему страшно. Ее жизнь теперь находится в руках двух негодяев, один из которых к тому же, похоже, озабоченный извращенец.

— Я буду тебе задавать вопросы, — продолжил тот же голос. — Кивай вместо «да». Ты знаешь человека по имени Антуан?

Селина тут же кивнула. Главное сейчас — убедить в своей искренности.

— Хорошо знаешь?

Она покачала головой.

— Но он работал на твоего босса? Эррола Петри? Селина кивнула.

— Ясно. Ты неплохо начала, красавица.

Мерзкая рука вновь коснулась ее, задержалась на животе и спустилась вниз к лобку. Озабоченный мерзавец стал ласкать ее между ног. У Селины застучало в висках от унижения.

— Отпусти ее, — вновь раздался уже знакомый голос. — Если так не терпится, мы найдем тебе до утра какую-нибудь сочную телочку. Я знаю, где такие водятся. А сейчас не мешай.

Тот второй только хмыкнул в ответ.

— Селина, Антуан рассказывал тебе о том, что он что-то видел рано утром перед домом на Ройал-стрит? В тот день, когда скончался твой босс?

Селина резко мотнула головой.

— Убедительно. Похоже, ты была готова к этому вопросу, дорогая.

Селина пыталась не обращать внимания на грубо ласкавшую ее руку, чтобы сохранить равновесие.

— Так говорил тебе Антуан что-нибудь или нет? Она вновь помотала головой.

— Ладно. Но к тебе приходила его жена Роза?

«А это здесь при чем?..» Селина опять мотнула головой.

— Похвально, похвально. Сам погибай, а товарища выручай, так, что ли? Мне не понравился твой ответ, Селина. Подумай еще раз.

Рука второго негодяя тем временем проникла к ней под блузку и принялась щупать ее груди. Этот гад расстегнул на Селине лифчик и резко стянул его вниз.

— Ответь еще раз, красавица. Итак, приходила к тебе Роза?

Селина будто окаменела. Она стояла не шевелясь и затаив дыхание. А второй мерзавец безнаказанно трогал и ласкал ее, где хотел. Мразь!

— Роза рассказывала тебе о том, что Антуан что-то видел в то утро около дома?

Она покачала головой. На ней расстегнули блузку, и из-под нее показалась обнаженная грудь.

Господи, только бы ее не изнасиловали!

— Ну хватит, в самом деле! Оставь ее наконец! Второй молча повиновался; запахнув на Селине блузку, он отошел.

— Ладно, я верю тебе. Но по крайней мере ты признаешь, что Роза заглянула к тебе? И кое-что показала? Не надо отрицать, Селина. Розе были даны четкие инструкции. Надеюсь, ты никому не рассказывала об этом визите?

Селина опять помотала головой.

— Вот и хорошо. Мы с приятелем сейчас удалимся на совещание, а ты пока подумай. И стой смирно, Селина. Если мы решим отпустить тебя, мы вернемся, но если ты начнешь нервничать в наше отсутствие и сделаешь неосторожное движение… В общем, если ты, не дай Бог, не удержишься на этой высокой табуретке… — Говоривший впервые подошел к ней ближе и вынул изо рта кляп. — А то еще задохнешься. Можешь смело кричать — тебя здесь все равно никто не услышит.

С этими словам они ушли.

Селина сглотнула и облизала пересохшие губы. Ее окружала тьма.

Долгое время до нее не доносилось ни единого звука, . но затем совсем близко раздалось шуршание. Крысы! Ее чуть не вырвало. Они пищали и бегали по комнате в поисках пищи.

Селина еще раз осторожно пощупала носком ноги площадку, на которой стояла. Табуретка совсем маленькая, сантиметров тридцать на пятнадцать. Края закруглены. Наверное, это все-таки лестница-стремянка. Самодельная к тому же. Что, если она не выдержит и развалится?..

Где-то в доме раздался бой часов, но Селина не сумела понять, сколько времени. Ее окружала кромешная тьма, сердце готово было выпрыгнуть из груди от страха. Вниз по спине катились струйки холодного пота.

Скоро в комнате вновь стало тихо. Даже крысы утратили к ней интерес и куда-то исчезли.

И еще здесь было холодно и влажно. Как будто она стояла по колено в воде…

Подумав о воде, она услышала, как поблизости что-то капает. Вокруг Селины не было ничего, кроме тьмы и этого размеренного звука капающей воды.

Она устала. Господи, как она устала…

Может быть, они вообще никогда за ней не вернутся? И она останется здесь навечно? И тогда ноги сами собой подогнутся, она не удержится на табуретке, упадет… и больше никогда не поднимется.

Надо петь. Если она будет петь, то не заснет.

— «Она вышла погулять… — тихим, надтреснутым голосом пропела Селина. — Она вышла погулять, она вышла погулять, она вышла… она вышла…»

Если она поднимет шум, они вернутся за ней. В том числе и тот гад, который трогал ее… Крупная дрожь прокатилась по всему ее телу, и Селина с трудом подавила приступ тошноты. Ей вдруг стало очень холодно.

Она вновь запела себе под нос. Без голоса, без мелодии. В финале конкурса «Мисс Луизиана» ей не довелось петь. Она только танцевала.

Селине захотелось сделать шаг вперед, но она вовремя спохватилась и, переступив с ноги на ногу, замерла.

Где-то в доме хлопнула дверь. И не хлопнула даже, а лязгнула. Железные двери. Впрочем, какая разница…

— «Она вышла погулять, он вышел погулять…»

Ей вдруг захотелось крикнуть изо всех сил, чтобы ее кто-нибудь услышал и пришел сюда.

В следующее же мгновение у нее вдруг свело правую лодыжку. Селина поморщилась, подавив стон, и шевельнула ногой. Эти судороги начались у нее вместе с беременностью. Селина знала, что это от недостатка кальция. Почти весь кальций забирает себе ребенок. У него формируются косточки и зубки. Селина прочитала в одной книжке, что зубки начинают расти у детей в деснах еще до рождения.

— «Десять маленьких пальчиков на руках, десять маленьких пальчиков на ногах…»

Кап, кап, кап…

— Интересно, из чего тут сделаны стены? Кирпичные или металлические? По кирпичной стене вода катится очень причудливо, огибая неровные места.

А если кирпич, то какой? Красный или желтоватый?

Если сюда попадает вода, значит, протекает крыша. Одноэтажное здание с дырявой крышей. Металлические двери. Металлические высокие пороги.

Главное сейчас — думать, анализировать ситуацию, петь, в конце концов… Что угодно, только бы не заснуть.

Где-то, уже гораздо ближе, вновь лязгнула дверь.

— «А потом вернулась к себе домой. В Новый Орлеан. Домой, домой, к себе домой…» — Других слов из песни она не помнила.

Ногу вновь свело судорогой. Селина изо всех сил наступила на пятку, но судорога не прошла, а распространилась выше — на икру, на бедро.

Сила воли все преодолеет. Селина, нахмурившись, выдохнула и стала осторожно двигать ногой, пытаясь избавиться от боли. К горлу вновь подступила тошнота. В ушах зазвенело, в голове помутилось, перед глазами поплыл черный туман.

«Затворись в себе. Там тебя никто не достанет…»

Вдали вновь пробили часы.

Господи, когда же они вернутся?

— «Она вышла погулять…»

Может, они придут только затем, чтобы выбить табуретку у нее из-под ног? Зададут еще пару вопросов — и привет.

Кап, кап, кап…

А вдруг это труба какая-нибудь течет и комната медленно наполняется водой, она же этого просто не видит? Селина покачала головой. Верная смерть: она и повесится, и утонет. Интересно, что сначала? Впрочем, не важно.

Наверное, все-таки она повесится раньше, чем утонет…

Ногу вновь свело судорогой. Селина вскрикнула, приподняла ногу и, резко топнув, перенесла на нее центр тяжести. Не помогло. Она вновь приподняла ногу и вновь топнула, но на этот раз промахнулась.

Веревка резко натянулась, нога не нашла под собой опоры, и Селину повело в сторону. И вниз. Началось падение… которое уже ничем не остановишь.

«Боже… мой ребенок!..»

Селина попыталась вскрикнуть, но не успела.

В следующее же мгновение она растянулась на полу… А затем на нее сверху упала веревка. Как змея, убитая метким охотником уже в момент прыжка.

Повешения не состоялось. Эти двое наверняка разозлятся.

Она медленно проваливалась в звенящую тьму, теряя сознание, но тут вдруг услышала… смех.

— Какая ты неловкая! — Это был голос человека, который вел допрос. — Неуклюжая, ей-богу. Хорошо, что долго падать не пришлось. Ну, поднимайся, поднимайся.

Селина открыла глаза.

— Сядь по крайней мере. Ну, быстро! Селина села.

— Ну как? Забавно получилось, правда?

— О чем вы?

— Каждому нужно пространство и покой. Мы предоставили тебе чуть-чуть пространства и чуть-чуть покоя. Скажи нам спасибо.

— Я устала… — пробормотала Селина.

— В таком случае тебе пора домой. Ты явно загулялась. Селина ушам своим не поверила. Он небось нарочно дразнит ее. Тем мучительнее будет ее смерть.

— Ты слышала, что я сказал? Пора домой.

— Да, пора…

— Как насчет «спасибо»?

— Спасибо, — тут же произнесла Селина. — А я думала, вы…

— Собирались тебя повесить? Нет, мы решили сделать первое предупреждение. Провести репетицию. А вот это возьми в качестве сувенира. Смотри на него всякий раз, как только у тебя появится Желание заговорить на соответствующую тему. Поняла?

С этими словами он что-то всучил ей в руки.

— Чувствуешь?

— Да… — протянула Селина, боясь ощупывать предмет. — Это верхняя ступенька стремянки. Она сломалась, когда я упала.

Человек вновь расхохотался.

— Не ступенька, а целая стремянка! Деревяшка толщиной шесть-семь сантиметров. А веревку мы перекинули через балку и привязали к мешку с картошкой. Неплохая задумка, а? — Он опять рассмеялся. Захохотал и его приятель-извращенец.

Селина отшвырнула от себя деревяшку. Эти мерзавцы наконец устали смеяться, вновь подхватили ее под руки и потащили из комнаты. Она снова спотыкалась на высоких металлических порогах, отбивая ноги, а ее поднимали и грубо волокли дальше.

— Вы больные! — кричала она, вырываясь. — Вы меня до смерти перепугали! Больные! Психи!

Они только хохотали в ответ, но наконец им это надоело, и ей вновь заткнули рот кляпом. Через минуту онаоке лежала на полу фургона. Снова затарахтел движок, и машина тронулась с места.

Когда же они наконец остановились, ее выволокли наружу и вновь развязали ноги.

— Не шуми, облокотись на меня. Мы с тобой влюбленная парочка, гуляем под дождем. Не стоит привлекать к себе внимание. Здесь близко. Пойдем.

Селина кивнула.

Они двинулись вперед.

— Ну вот, — вскоре проговорил он. — Ты почти дома. И вела себя неплохо. Я имею в виду не только сегодняшний вечер. Мы поиграли с тобой немного, правда, не очень вежливо, но что поделать. Главное, чтобы ты поняла — мы шутить не будем. Уразумей сама и объясни тем, кому будет интересно.

Селина едва держалась на ногах. Казалось, она вот-вот потеряет сознание.

Бандит легонько встряхнул ее.

— Не падай, мы почти пришли. Скоро ты выспишься. Но сначала внимательно меня выслушай. До сих пор ты молчала о визите Розы. Это хорошо. Молчи и впредь, тогда с тобой ничего не случится. Мы тоже в этом заинтересованы. Пока ты нужна нам живой.

Пока… Значит, они могут за ней вернуться. Ну конечно…

— Так и передай своему новому другу. Тому, с кем ты так близка теперь. Но про Розу и про Антуана молчи. Ясно?

Она опять кивнула.

— Вот и хорошо. Теперь сюда.

Провожатый заставил ее сначала опуститься на колени, потом взялся рукой за ее шею и заставил лечь. Наклонившись к самому уху Селины, он тихо проговорил:

— Передай Джеку Шарбоннэ, чтобы ничего против нас не затевал, иначе мы убьем тебя и его милую дочурку.

ГЛАВА 27

Салли вернулась домой через черный ход. Вокруг было темно. Она задержалась в отеле до самой ночи и лишь тогда поймала на улице такси и вернулась домой, попросив шофера остановиться в квартале от особняка.

Ей сейчас не хотелось ни с кем говорить.

Когда Сайрус ушел, Салли разрыдалась. Эх, какой шанс она в жизни упустила! Теперь ей было ясно: выйди она в свое время замуж за Сайруса, а не за Уилсона, ее жизнь сложилась бы иначе. Лучше.

Салли быстро миновала вестибюль и поднялась наверх. Ей хотелось спать.

— Хорошо погуляла, дорогая?

— Спокойной ночи, Уилсон. Я иду спать.

— Ты пойдешь, когда я тебя отпущу.

— Я тебе не собачка, — хмыкнула она. — Ясно?

— Что это на тебе сегодня? Прямо как престарелая итальянка в трауре.

Салли улыбнулась:

— Знали бы итальянцы, как ты отзываешься о национальных меньшинствах!..

— Когда меня никто не подслушивает, я волен говорить все, что думаю. Мой девиз, дорогая, таков: знай врагов своих и поноси, когда их нет рядом. Другими словами, я обыкновенный политик, понимаешь? Ведь за это ты меня и любишь, не так ли?

— Я тебя ненавижу.

Салли спохватилась, да поздно. Она часто думала об этом, но еще ни разу не говорила вслух.

Улыбка слетела с лица Уилсона. Зрачки его сузились, и он подступил к ней вплотную.

— Наконец-то ты осмелилась сказать правду. О тебе уже давно говорят, что ты не верная жена, которая любит и поддерживает своего мужа, а гулящая шлюха. Я же, заметь, всегда защищал тебя, становился на твою сторону. Какой я болван! Идем в кабинет.

Она отвернулась.

— Завтра поговорим.

— Нет, сегодня, — возразил он и крепко взял ее за руку. — Сейчас. Пора нам кое-что прояснить, дорогая.

Он втолкнул ее в кабинет и рывком захлопнул дверь.

— Не смей так обращаться со мной, Уилсон! Всегда помни о том, что синяки на лице и руках твоей жены могут быть неправильно истолкованы избирателями.

— Я не бью женщин, — усмехнулся он. — А на крайний случай… под одеждой синяки не видны.

Салли не двигалась и не спускала с него настороженного взгляда.

— Что ты делала в «Мэзон де Виль»?

У нее сбилось дыхание, и она, закашлявшись, отошла к столу, на котором стоял графин с водой.

— Итак? — раздался за спиной спокойный голос Уилсона.

Поставив стакан, она обернулась.

— Не понимаю, о чем ты.

— Хорошо, я задам вопрос по-другому. С какой целью ты встречалась в отеле с Сайрусом Пэйном, с этим святошей?

Салли лишь мотнула головой.

— О чем вы говорили?

— Ни о чем.

Уилсон схватил ее за руку и рывком развернул к себе.

— Священничка захотелось? Ну и как? Понравилось трахаться с ангелом?

— Замолчи! — Салли изо всех сил рванула свою руку, пытаясь освободиться. — Ты и понятия не имеешь о том, что такое доброта и отзывчивость в людях! Ты самый эгоистичный человек из всех, кого я знаю. И не смей так говорить о Сайрусе — слышишь, не смей!

— Ах, ах, ах! Чем он с тобой управился? Уж не римской ли свечкой? Свое-то хозяйство небось отсохло за годы подвижничества на ниве духовного служения?

Уилсон зло расхохотался. Салли отвернулась было от него, но он как следует встряхнул ее за плечи.

— Веди себя на людях прилично, поняла? Или тебе не поздоровится. А теперь рассказывай, о чем вы там болтали.

— Это была личная беседа, — с вызовом в голосе ответила Салли. — Она тебя не касается. Мы обсуждали вопросы духовного очищения, ясно? Я нуждалась в его совете.

— Ах да, как же, как же… — Уилсон театрально закатил глаза. — Духовное очищение! Вот не знал, что так нынче принято называть супружескую измену!

Спорить с ним было бесполезно.

— Что он говорил о Селине?

Салли всю передернуло. Так вот оно что!

— Мы не вспоминали про нее.

— Не лги Хорошо, поставим вопрос по-другому: что ты говорила о Селине? Ты сказала ему, что я связываю с ней надежды? Рассчитываю сделать своим помощником?

— Помощником? — усмехнулась Салли. — Вот не знала, что так нынче принято называть любовниц.

Уилсон отвесил ей сильную пощечину. Лицо Салли словно огнем обожгло. Она закрыла глаза рукой, собрав всю волю в кулак, чтобы не расплакаться.

В дверь тихонько постучали. Уилсон толкнул ее в кресло и крикнул:

— Входите!

Это был Бен. Салли заметила, как он скользнул по ней взглядом и едва заметно ухмыльнулся. Он подошел к Уилсону и что-то шепнул ему.

— Неужели у вас появились какие-то секреты, мальчики? — едко поинтересовалась она.

Уилсон даже не оглянулся. Выслушав Бена, он что-то произнес, и оба вышли из комнаты. Уже на пороге Ламар коротко бросил Салли:

— Сиди здесь!

Подождав с минуту, она поднялась с кресла, на цыпочках подкралась к двери и, приоткрыв ее, выглянула наружу. Уилсон стоял к ней спиной, разведя руки в стороны с видом гостеприимного хозяина. Он сердечно приветствовал двух ненормальных проповедников, которые так достали Салли на прошлой вечеринке.

— Ба, мистер и миссис Рид! — воскликнул Уилсон и расплылся в своей самой елейной улыбке. — Пойдемте в гостиную, пропустим по стаканчику.

Подойдя к гостиной, он распахнул дверь и сделал приглашающий жест. Супруги Рид неохотно переступили порог комнаты. Перед тем как присоединиться к ним, Уилсон оглянулся на Бена, поморщился и сделал какой-то знак глазами. Тот коротко кивнул.

Салли прикрыла дверь и, стараясь не поднимать шума, быстро вернулась на место. Там она просидела в молчании и одиночестве несколько минут. К ней никто не входил. Значит, ее опасения не подтвердились — Уилсон не послал Бена охранять ее. Салли вздохнула свободнее. Завтра она встретится с Сайрусом и спросит его, что ей делать.

На столе Уилсона зазвонил телефон. Раздался всего один звонок, на панели интеркома загорелась лампочка. Салли недоуменно хмыкнула. Неужели Уилсон будет говорить по телефону в присутствии каких-то Ридов? Впрочем, был еще один радиотелефон, в их спальне.

Она вновь поднялась и подкралась к двери.

Поначалу она ничего не увидела в узкую щель, но затем разглядела, как из спальни с аппаратом в руке вышел Опи, подошел к двери гостиной и вежливо постучался. На пороге появился Уилсон и сразу же приказал Опи пройти и прикрыть за собой дверь, что тот и сделал.

— Невил? Надеюсь, у тебя хорошие новости? — тихо проговорил Уилсон в трубку и принялся расхаживать взад-вперед по комнате. — … Жаль, очень жаль. Зачем же ты звонишь, если не можешь сообщить мне ничего нового? Имей в виду: если мне придется все сделать самому, да вдобавок еще и решать твои проблемы, мы пересмотрим нашу договоренность, ты понял?

Салли была настолько заинтригована, что, забыв об осторожности, высунулась в дверь. В следующее же мгновение чья-то сильная рука закрыла ей рот и нос. Ее впихнули обратно в кабинет и аккуратно прикрыли дверь. Салли оттолкнула от себя эту наглую руку и обернулась. Перед ней, ухмыляясь, стоял Бен.

— Я обещал тебе маленькие сюрпризы, — проговорил он, склонив голову. — Но до сих пор не сдержал своего обещания и хочу исправить положение.

— Я закричу, — прошипела Салли. Его улыбка стала еще шире.

— Ты только лишний раз докажешь Уилсону, что, словно уличная кошка, бросаешься на каждого встречного ради удовлетворения своих безумных желаний? Не шуми, дорогая, и позволь Бену подарить тебе маленькую радость, хорошо? Пойдем со мной.

С этими словам он наклонился и ловко подхватил ее на руки.

Уилсон истратил целое состояние на то, чтобы превратить просторную кладовую рядом со столовой в свою личную ванную комнату. Бен быстро прошел вместе с Салли по коридору и занес ее сюда, опустив на черный гранитный пол.

— Это ты подстроил так, что нас тогда сфотографировали? — выдохнула разгневанная Салли.

— О чем ты? Я ничего не подстраивал.

— Там, в беседке! Ты прекрасно знаешь о чем! Собираешься шантажировать меня этими снимками?

— Ты устала… — мягко сказал Бен. — Значит, пора расслабиться, немного отдохнуть. Так, как тебе нравится больше всего. — Он снял пиджак, развязал и стянул галстук.

— Нет… — пролепетала Салли. — Я не хочу.

— Хочешь. Сними с себя это смешное платье, дорогая. Я приготовил тебе очень приятный сюрприз.

Салли попыталась было сбежать из комнаты, но Бен со смехом поймал ее одной рукой, а другой плотно закрыл дверь и провернул ключ. Не отпуская Салли, он подошел к ванне и включил воду.

— Ты любишь, чтобы с паром? Я тоже.

Салли открыла было рот, чтобы позвать на помощь, но Бен закрыл его поцелуем, а когда оторвался, произнес:

— Хочешь кричать — кричи, пожалуйста. Здесь звуконепроницаемые стены. Ты разве не знала? Мистер Ламар сам мне сказал. Популярный политик особенно нуждается в укромном уголке, чтобы иногда спрятаться от толпы.

— Отпусти меня, — прошептала Салли, дико озираясь вокруг.

Бен продолжал раздеваться.

— Я хочу уйти отсюда, хочу спать. Отпусти меня, Бен.

— Ты сама не знаешь, чего хочешь. Но пройдет несколько минут — и ты уже не будешь жалеть о том, что осталась здесь со мной. И во всяком случае, тебе не придет в голову шпионить за своим мужем. У тебя просто не будет сил, дорогая.

Салли хотела было возразить, но осеклась, едва он сбросил с себя одежду.

— А теперь мы примем расслабляющий душ, — проговорил Бен тихо, и по красивому лицу его скользнула мерзкая ухмылка.

ГЛАВА 28

Уходить с Ройал-стрит Джеку не хотелось: он боялся пропустить возвращение Селины. Но и сидеть сложа руки и ждать у моря погоды — тоже не самое лучшее занятие.

Дуэйн рубанул рукой воздух.

— Черт с ними! Если они отказываются искать Селину, мы сами должны ее найти. С чего начнем?

Он подошел к окну, отдернул занавеску и выглянул наружу. Джек тут же оттащил его в глубь комнаты.

— Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не подходил к окнам!

— До меня не сразу доходит, — отозвался Дуэйн смиренно и принялся грызть ногти. — Не могу я здесь сидеть в бездействии!

— Нечего тебе одному шляться по улицам, — заметил Джек.

Дуэйн поднял на него удивленные глаза.

— Спасибо, дорогой, за заботу.

— Не кривляйся. — Джек знал, что у Вина появился по крайней мере один «отступник», который не остановится ни перед чем. А то и сам Вин вдруг решит проучить «сопливого мальчишку». — Антуан говорил с тобой, Дуэйн, и с Селиной. Я думаю, в этом все дело. Ситуация такова, что мы теперь должны тщательно взвешивать каждый свой шаг.

Сайрус положил Дуэйну руку на плечо.

— Джек прав. Хватит с нас того, что Селина пропала.

— Вы оставайтесь здесь, — заявил Джек, приняв решение, — а я сбегаю к себе, проведаю Амелию и Тилли. Если к моменту моего возвращения Селина так и не объявится, подумаем, как ее разыскать.

Дуэйн только махнул рукой.

Моля Бога о том, чтобы Тилли встретила его хорошими новостями, Джек вышел из дома. Остановившись на крыльце, он глубоко вздохнул… и замер, уловив в кустах справа какое-то движение.

— Эй, приятель, ты куда забрался? — крикнул он, думая, что это бродяга. — Если тебе негде спать, иди в ночлежку. Все лучше, чем на земле.

В ответ в кустах кто-то всхлипнул. Сердце у Джека оборвалось. Бросившись к бродяге, он развернул его к себе лицом и едва не задохнулся.

— Селина! Боже мой, Селина! О, слава тебе Господи!

На голове у нее был черный мешок, завязанный на шее тонкой веревкой. Джек попытался развязать узел, но от волнения у него ничего не получалось. Селина толкнула его плечом и повернулась к нему спиной. Он увидел, что руки у нее тоже связаны, и принялся лихорадочно сражаться с узлами. Наконец он освободил руки Селины, снял с нее мешок и вынул кляп изо рта. Селина морщилась и всхлипывала.

— Ты можешь говорить? — тихо спросил Джек. — Кто тебя так?

— Если бы я знала, то я не была бы здесь, наверное…

— Ты их не видела? Можешь описать? Голоса знакомые? Полиции нужно дать хоть какую-нибудь зацепку.

— Никакой полиции!

— Хорошо, дорогая, мы позже все обсудим. Пойдем в дом. Дуэйн и Сайрус уже места себе не находят от волнения.

Он потянул ее за руку, но Селина уперлась.

— Никакой полиции! — дрогнувшим голосом повторила она. — Тут и обсуждать нечего! Обещай мне, Джек!

— Селина, послушай…

— Нет, Джек! Я сейчас плохо соображаю, но мне очень страшно! Мне хочется забиться в темный угол, где меня никто не отыщет. Но я понимаю, что мне от них не спрятаться. Они везде меня найдут, я знаю. Ты должен обещать мне, что не станешь обращаться в полицию!

Он мягко коснулся ее волос. Это было предупреждение лично ему. Вин намекал на что-либо подобное, но также дал понять, что, если Джек будет себя правильно вести, ничего не случится. Почему он передумал? А может, это Санни Клит решил взять инициативу в свои руки?

— Джек… — Селина дрожащими пальцами коснулась его лица. — Пойми, они следят за твоим домом. Они знали, что я там, и подкараулили меня, когда я выходила. О, Джек, это не дилетанты, поверь мне! Они знают, как заманить человека в ловушку! В следующий раз они устроят мне что-нибудь другое, но в итоге я все равно попадусь на их удочку! А я… я не хочу туда больше, Джек!

— И ты всерьез полагаешь, что глухое молчание застрахует тебя от всех неприятностей?

— Это преступники. Люди, которые живут не по нашим законам. Они ни перед чем не остановятся. Твоего отца убили бандиты. Ты должен знать, что я имею в виду.

И с чего это он взял, что она никогда не напомнит ему о его связи с людьми, окружавшими отца?

— Мои родители погибли, когда я был еще мальчишкой. Я не имею отношения к тому, чем занимался мой отец, — отрезал Джек, намереваясь закрыть эту тему раз и навсегда.

— Но может так статься, что эти люди… которых знал твой отец, стали тебя отчего-то бояться?

Джек не сразу нашелся.

— О чем ты меня, собственно, спрашиваешь? Я не понимаю…

Селина положила руки ему на плечи и еле слышно произнесла:

— Они велели тебе кое-что передать.

Мурашки побежали у него по спине, но он промолчал, давая ей возможность договорить.

— Я не хочу, чтобы это знали Дуэйн и Сайрус. Я не хочу их дальше впутывать в эту мерзкую историю, Джек. Они и без того уже рискуют, находясь рядом с нами. — Она вздохнула и вновь подняла на него глаза. — Джек, если ты сделаешь что-нибудь такое, что им не понравится… все что угодно, что они расценят для себя как неприятности… они убьют меня. — Она судорожно схватила его за руку. — И Амелию.

— Амелию?.. — не своим голосом переспросил он. Никто, никто, черт возьми, не посмеет близко подойти к его дочери!

«Санни Клит поверил тебе, Джек». Санни купился на слухи о том, что Вин избрал своим фаворитом Джека, и испугался, что самого его задвинут в сторону. Неудивительно, что Санни решил действовать. Удивительно только, что обрушил удар на него, а не на Вина. Нет, надо все переиграть, пока не поздно…

— Джек?

— Не беспокойся. Я не дам вас с Амелией в обиду. «Еще одна твоя ошибка, приятель, — и тебе незачем будет жить…»

Он наклонился и мягко поцеловал ее в губы. А когда оторвался, чтобы перевести дыхание, увидел стоявшие в ее глазах слезы.

— Поплачь, дорогая. У них появятся большие проблемы, обещаю, но, к сожалению, это делается не сразу. Во всяком случае, пока мы с ними не разобрались, ты не будешь больше разгуливать по городу одна.

Селина молча кивнула.

У Джека стучало в висках. За Амелией теперь нужен глаз да глаз, куда бы она ни пошла и где бы она ни находилась. То же самое и с Селиной.

— Пойдем, дорогая, Дуэйн и Сайрус там тоже с ума сходят.

— Тоже? Я-то еще не сошла с ума, Джек.

— Я этого и не говорил, — торопливо поправился он. — Я просто хотел сказать, что мы все сейчас устали. Что и говорить, ночь выдалась не из легких. Мы звонили в полицию, но там сказали, что несколько часов отсутствия — еще не повод заявлять человека в розыск.

Селина прижалась к его груди.

— Я не оставлю дела так, Джек. Мне это надоело. Я создам общегородской комитет по надзору за деятельностью департамента полиции Нового Орлеана. Не смейся, ты просто не представляешь, как я возмущена! Эти мерзавцы уверены, что напугали меня до смерти, но они ошибаются. Я выйду на тропу войны… сразу же, как только пойму, что надо сделать.

Джек с трудом сдержал улыбку. Селина — просто чудо! Даже хорошо, что она так разозлилась. Это, безусловно, помогало ей черпать в себе силы и волю.

— Пойдем наконец в дом, успокоим Сайруса и беднягу Дуэйна.

— Да, в пятницу у нас свадьба, — проговорил он и тут же добавил: — На Шартр-стрит.

Селина подняла на него глаза.

— Вот так… просто?

— О да, дорогая. В пятницу у нас свадьба.

С этими словами Джек открыл дверь. Дуэйн с Сайрусом тотчас выскочили в прихожую, и Дуэйн, издав радостный вопль, бросился к Селине:

— Что произошло?! Что с тобой сделали? Кто?

— Меня похитили, — устало ответила Селина. — Связали, надели на голову мешок, сверху накинули петлю и, как мне показалось, поставили на высокую табуретку. Меня запугали до полусмерти. Не спрашивай больше. Это все было ужасно.

— Они сами тебя отпустили? — тихо спросил Дуэйн.

— Да. Хорошенько припугнули напоследок и связанную, с кляпом во рту вышвырнули в кусты около дома. Я даже на помощь не могла позвать.

— Так, ну все… — проговорил Дуэйн хрипло. — Им больше не жить на белом свете.

— Их нужно предать правосудию, — заметил Сайрус. Отодвинув Дуэйна, он обнял сестру. — Господи, малыш, как мы тут все перепугались за тебя!

— До тех пор пока не будет поставлена точка в деле Эррола, до тех пор пока его убийцы не окажутся за решеткой, — сказал Джек, — я не отойду от Селины ни на шаг.

— Хорошая мысль, — улыбнулся Сайрус. — Но как это осуществить?

— Очень просто, не беспокойтесь. В пятницу мы поженимся. А до пятницы Селина будет жить у меня. А после пятницы тем более. — Дуэйн и Сайрус посмотрели на него с таким изумлением, что он только хмыкнул и проговорил: — Спасибо за поздравления.

— В пятницу?! — наконец выдохнул Дуэйн. — Ты хочешь сказать — в эту пятницу?!

— Именно.

Сайрус кашлянул в кулак, но так ничего и не сказал.

— Чуть позже мы обратимся к вам за личным благословением, — предупредил Джек. Хорошо, что ему удалось переключить внимание присутствующих. — Просто до пятницы мы не успеем подготовиться к венчанию, а ждать не хочется. Я думаю, вы понимаете, — Сайрус кивнул и нежно поцеловал Селину в голову.

— А сейчас я должен проведать Амелию, — спохватился Джек. — Селина пойдет со мной, но тебя, Дуэйн, я попрошу пока остаться здесь. С Сайрусом. На Ройал-стрит постоянно должны находиться люди. На тот случай, если полиция вдруг решит наконец распутать дело Эррола.

— Как скажешь, Джек, — кивнул Дуэйн. — Позову Жан-Клода, с ним веселее. Между прочим, пусть он отвезет вас с Селиной домой.

И действительно, не прошло и пяти минут, как во дворе весело взревел мотор «моргана». Селина села впереди, а веши передала назад Джеку.

— Сдается мне, у вас выдался нелегкий денек, — заметил Жан-Клод, взглянув на нее.

— Да, — кивнул Джек. — И теперь надо присматривать не только за Селиной, но и за Дуэйном. Я сейчас не буду вдаваться в детали, просто не отпускайте Дуэйна одного.

— Все понял, — бросил Жан-Клод, подруливая к дому на Шартр-стрит. — Буду на связи.

Джек согласно кивнул, и они с Селиной вышли из машины; та тут же развернулась и исчезла из виду. Окинув двор острым взглядом, Джек поднялся на крыльцо и позвонил — Тилли по его приказу заперла дверь на засов.

Вскоре на лестнице раздался звук шагов и голос Тилли:

— Кто там?

— Дух святой, — ответил Джек.

Засов с шумом отодвинулся, и дверь отворилась.

— Я так волновалась за вас обоих! — воскликнула Тилли. — Вы неважно выглядите, мисс Пэйн. Вам Нужно принять душ и в постель. И поесть. У меня хлебный пудинг со сливками еще теплый. Много масла и сливок — вам в вашем состоянии это особенно нужно! Ребенок… Ох! — Тилли запнулась и опустила глаза.

Джек и Селина переглянулись.

— О чем это ты? — весело спросил Джек.

— Да так… заговорилась… — смущенно отозвалась Тилли.

— А я думала, еще не заметно, — покачала головой Селина.

— Я еще в первый раз поняла, — пробормотала Тилли. — Я вообще такие вещи сразу подмечаю. По глазам вижу. Но я не хотела сейчас… извините.

— Не извиняйся, — улыбнулся Джек. — Где Амелия? Тилли удивленно взглянула на него.

— Спит. У себя. Где же еще?

— Мы в пятницу поженимся, Тилли. Ты придешь? Имей в виду, я очень расстроюсь, если тебя не будет.

— Тогда приду.

— Вот и прекрасно. — Джек снова улыбнулся. — Ладно, застоялись мы на пороге. Пойдем в дом. Давай сюда свой пудинг.

Тилли вздохнула и ушла наверх. Джек запер дверь на засов и обнял Селину за талию.

— Мне нужно знать подробности, — тихо проговорил он ей на ухо. — Возможно, ты чему-то не придала значения, а это очень важно.

— Я не хотела бы говорить… детали не так важны на самом деле.

У него засосало под ложечкой от дурных предчувствий.

— Хорошо, извини меня за любопытство. Я сейчас.

Он быстро прошел в сторону спальни дочери и на цыпочках подкрался к ее постели. Густые реснички Амелии во сне слегка трепетали. Рядом на подушке спал Принц Лягушка.

Джек прерывисто вздохнул. За дочь он пока спокоен. Одной тревогой меньше. А Селина… она могла и не предупреждать его насчет полиции. Он разберется с Вином сам. Если, конечно, Вин еще обладает реальной властью…

Выйдя из спальни и тихо прикрыв за собой дверь, Джек вернулся к Селине. Натолкнувшись на ее напряженный взгляд, он улыбнулся.

— Я же говорила, что ребенок спит, — проворчала Тилли, появившись из кухни с чашкой в руках. — Чай на травах. Выпейте, это поможет снять усталость.

Джек передал чашку Селине, а сам направился в свою спальню. У самой двери он обернулся. Селина так и не сдвинулась с места — ею вдруг овладело смущение Она перевела глаза на Тилли. Та благожелательно улыбалась.

Джек поманил Селину пальцем, завел ее в комнату и усадил на диван, правда, дверь нарочно оставил открытой.

Вскоре Тилли принесла ужин. Подвинув к дивану журнальный столик, она поставила на него поднос с пудингом, сливками и горячим молоком.

— Спасибо… — тихо проговорила Селина, с жадностью глядя на еду. — Я действительно проголодалась.

— Надо думать! Малыш забирает себе почти все, уж я-то знаю. — Тилли окинула Джека ласковым взглядом. — А нам нужен здоровый ребенок и здоровая мама, не так ли, мистер Шарбоннэ?

Кашлянув в кулак, он подтвердил:

— Вот именно. Ты права, Тилли.

— Советую вам закрыться, а то наша юная леди может проснуться и заглянуть к вам. А так… если ей что-нибудь будет нужно, я обо всем позабочусь сама. Отдыхайте. Если что потребуется, звоните мне домой, мистер Шарбоннэ.

Улыбнувшись еще раз — теперь уже Селине, — она вышла. Джек не знал, что сказать и куда девать руки.

— А ты что думал? Все правильно… — проговорила Селина, принимаясь за еду. — Она считает ребенка твоим.

— Вот и прекрасно. Пусть все так и считают. — Джек отвернулся. — Тилли абсолютно права. Тебе нужно поспать, отдохнуть. А я займусь кое-какими бумажными делами.

Селина обеими руками взяла чашку с молоком.

— Закрой, пожалуйста, дверь. И не уходи. Джек нахмурился.

— Ты хочешь, чтобы я остался?

— Да, хочу, чтобы ты остался и закрыл дверь. Прошу тебя, Джек. Так я буду чувствовать себя в безопасности.

— Селина…

— Нет, не говори ничего. А вот я хочу извиниться за свой эгоизм. Конечно, ты занятой человек и я не имею права отнимать у тебя время. — Она поставила чашку на стол и поднялась. — Из-за меня у тебя вся жизнь пошла кувырком, прости.

Он осторожно коснулся ее плеча.

— С каждым днем я все больше убеждаюсь в том, что ты очень смелая и сильная женщина. Не буду тебе врать — у нас большие проблемы. Но ты не падаешь духом, это хорошо. — Он запер дверь и вернулся к ней. — Работа потерпит до утра. Я хотел остаться, но думал, тебе больше понравится одной…

Селина улыбнулась, но подбородок у нее вдруг дрогнул, и Джеку показалось, что она сейчас расплачется. Усилием воли сдержав слезы, она тихо произнесла:

— Спасибо, Джек. Мне страшно. Я была бы последней лгуньей, если бы сказала, что ничего не боюсь. Мне так страшно, что я боюсь даже вспоминать об этом… Хорошо, что ты рядом, Джек. Надо же, я втянула тебя во всю эту историю, а ты поддерживаешь меня. Спасибо…

— Мне это в радость, Селина. Не стоит благодарности. Лучше приляг, отдохни.

— Я бы приняла душ…

Джек внимательно взглянул на нее. Она еле держалась на ногах и, казалось, вот-вот лишится чувств.

— Если ты в состоянии — конечно. Только не запирайся в ванне… на всякий случай. Хорошо?

Чуть порозовев, она еле слышно прошептала:

— Хорошо.

Спальни и особенно ванные комнаты — места очень интимные. В фильмах любят показывать главных героев в ванных.

Селина, стоя под струей горячей воды, улыбнулась. Ей нравилось в этой небольшой, просторной комнате. Здесь так приятно пахло. Пахло Джеком.

Она стоит сейчас там, где стоит он, когда принимает душ. И вода льется на нее, как льется на него. Глупо все это, конечно…

Опустив глаза, Селина осторожно провела мыльной рукой по животу. Господи, неужели ей еще удается кого-то обманывать? Наверняка многие уже шепчутся: Давно вы в последний раз видели Селину Пэйн? Ну как же! Беременна! Теперь жди свадьбы! «

Если Джек не передумает, они действительно скоро поженятся.

Тот мерзавец, который дотрагивался до нее… Нет, нет, нет! Селина зажмурилась и замотала головой. Должно быть, тот, кто задавал ей вопросы, догадался, что она беременна, и потому пожалел ее. Он показался ей несколько человечнее своего приятеля.

Хотя нет. И тот и другой — нелюди. И выжила она лишь потому, что в отличие от Антуана ее слишком многие хватились бы. А может, они с самого начала не хотели ее убивать и просто использовали в качестве почтальона для передачи Джеку предупреждения.

Семейные узы не терпят нечестности.

Пытаясь оправдаться перед собой, Селина сказала себе, что в любом случае не могла рассказать Джеку о Розе и Антуане, так как это была не ее тайна. И потом, Роза так умоляла ее!

Впрочем…

« Я поступила неправильно. После того как Роза показала мне вещи Антуана, я обязана была хотя бы посоветоваться с кем-нибудь. С Сайрусом. Или с Дуэйном «.

Закололо в глазах.

Или с Джеком. С ним нужно поговорить. Прямо сейчас. Чем больше она будет оттягивать этот разговор, тем глубже будет пропасть между ними.

В самом деле, почему не сегодня? Почему не сейчас?

Колени ее вдруг подогнулись, и Селина едва успела схватиться за край раковины.

Ребенок… Может, с ним что-нибудь случилось?

« Стоп! Не говори глупостей! Это не ребенок, а ты сама! Ты измучила себя этими мыслями, только и всего. Сказать — не сказать… И еще ты устала. О Господи, как же сильно ты устала! «

Селина опустилась на крышку унитаза, сложила руки на раковине и положила на них голову.

« Оботрись полотенцем и ложись спать «.

Но там Джек.

Едва Селина подумала об этом, как в животе у нее что-то екнуло. Словно маленькая птичка вспорхнула в клетке. Возможно, пудинг оказался для нее сейчас слишком тяжелой пищей. И потом еще все эти переживания…

Селина не хотела открывать глаза.

« Маленькая птичка вспорхнула в клетке… «

— Селина! — раздался за дверью негромкий голос Джека. Птичка? Селина резко выпрямилась и опустила глаза вниз на свой живот. Положила на него чуткие узкие ладони и попыталась сосредоточиться на ощущениях.

Не рано ли?

Это ребенок! Он шевельнулся в ней!

Едва она осознала это, как на глаза навернулись слезы, а к горлу подкатил комок. Боже… как это странно, как прекрасно! Это маленькое, крохотное существо впервые подало о себе знак! Впервые!

В дверь ванной тихо постучали, и она подняла голову. Джек чуть приоткрыл дверь и спросил:

— Ты в порядке, Селина?

Вспомнив о том, что она голая, Селина набросила на себя свежее сухое полотенце и отозвалась:

— Да. — Чуть помолчав, она вдруг почти крикнула: — Джек!

Он влетел в ванную.

— Что? Тебе плохо?!

На нем были белые шорты, а выше и ниже — только крепкие загорелые мускулы. Селина с трудом поднялась на ноги, запахнувшись полотенцем.

— Ребенок шевельнулся во мне, Джек. Я думаю, что еще рано для этого, но я не могла ошибиться! Он сделал это два раза. Второй раз чуть сильнее. Я это почувствовала, Джек, понимаешь?

Обняв ее бедра, Джек поцеловал нежный живот.

— Я не дам тебя в обиду, — прошептал он. — Ни тебя, ни ребенка.

ГЛАВА 29

Он услышал звук приближающихся шагов и отвернулся к плите, делая вид, что целиком поглощен процессом приготовления завтрака. Стал было негромко напевать себе под нос — ему говорили, что у него довольно приятный баритон, — но, перехватив нахмуренный взгляд Амелии, запнулся.

В кухню вошла Селина. На ней была свободная фиолетовая рубаха и джинсы. Выспаться толком так и не удалось, однако она выглядела заметно посвежевшей и отдохнувшей.

— Слышала в коридоре, как ты поешь, — сказала она, обращаясь к Джеку, но улыбаясь при этом его дочери. — У тебя сегодня веселый голос. Правда, Амелия?

« Веселый? Твоими бы устами… А как же бомба с часовым механизмом, которую подложили под меня, под тебя и под Амелию? «

— Правда, правда, — ответил он сам за девочку. — . Она решила меня проэкзаменовать, задать проверку моим кулинарным навыкам. Тилли сегодня не будет. Я дал ей выходной. Она очень устала за последние дни.

— Она не привыкла наблюдать за тем, как на ее глазах двое флиртуют, — без тени улыбки повторила Амелия явно чужую фразу.

— В самом деле? — усмехнулся Джек.

— А тебе сегодня разве не нужно в садик? — спросила Селина. — У тебя тоже выходной?

Джек уже заготовил ответ:

— Пусть посидит сегодня дома, я и так почти не вижу дочь.

Селина не задавала других вопросов, хоть это объяснение и показалось ей не вполне убедительным.

— Вы спали у папы в комнате, — вдруг сказала девочка.

— Селина вчера очень устала, — торопливо проговорил Джек. — И я решил, что ей следует остаться на ночь в моей комнате. Я беспокоился за нее, букашка. Понимаешь?

— Когда мне снятся плохие сны, я прихожу к тебе. Это то же самое?

— Почти, — сказал он. — Пожалуйста, сними Эфпи со стула.

— Ничего, ничего, я сяду с другой стороны, — замахала руками Селина.

Но Амелия уже убрала свою игрушку и похлопала по стулу ладошкой.

— Тилли сказала, что за вами нужно ухаживать. Совсем как за мной, когда я болею. Она сказала, что вам нужен покой и сон. И хорошее питание. Тилли сказала, что скоро вы с папой преподнесете мне большой сюрприз.

— По-моему, нам всем пора смириться с некоторыми переменами в жизни, — вдруг смело сказала Селина. — Надеюсь, Амелия, ты ко мне быстро привыкнешь.

Напряженно ожидая ответа дочери, Джек положил на тарелку два тоста.

— Так что за сюрприз вы мне готовите? — спросила Амелия. — Мы куда-нибудь поедем отдыхать?

Джек встретился глазами с Селиной и неопределенно повел бровью.

— Не знаю, букашка. Возможно.

— А давайте съездим в Диснейленд? Джек шутливо нахмурился.

— Это что, шантаж?

— Джек! — проговорила Селина. — Мне, между прочим, тоже очень хочется побывать в Диснейленде. Может… в следующем году?

Джек развел руками, давая понять, что сдался.

— Долго ждать… — огорченно сказала Амелия, взяв обеими руками стакан с соком. Сделав два глотка, она оторвалась от него и повторила: — Так что за сюрприз?

— Какая вы любопытная, мисс Шарбоннэ! — Порой Джек жалел о том, что она такая смышленая не по годам. — В эту пятницу мы с Селиной поженимся. Свадьба пройдет здесь. Мы устроим небольшую вечеринку. Для узкого круга.

— Я буду смотреться как в фильмах… — приглушенным голосом сказала Амелия. — А можно я буду подружкой невесты? Мне так хочется, но я думала, что у меня уже никогда не будет шанса… Папа не ходит на свадьбы и меня не берет. Он никого не знает.

Селина промокнула носовым платком глаза.

— Да, я очень хочу, чтобы ты была рядом со мной на свадьбе, — сказала она. — Какое платье ты наденешь?

Амелия опустила на себя оценивающий взгляд, потом посадила Эфпи к себе на колени и ответила:

— Желтое! С длинной юбкой, которая будет ползти за мной шлейфом! Вам нужно много юбок иметь на свадьбе… — сказала Амелия и, прежде чем Джек и Селина успели рассмеяться, добавила: — Вчера злое привидение опять приходило. Оно хотело, чтобы я выглянула в окно, но я не стала.

— Правильно.

« Пора бы уж ей отвыкнуть от этих мрачных сказок «, — подумала Селина.

— Тот дядя, которого ты прислал ко мне в садик, сказал, что мне не о чем беспокоиться.

Джек очень осторожно поставил свою тарелку на стол и опустился на ближайший стул.

— Дядя? Какой дядя?

Амелия распустила у себя на голове бантик, повязанный утром Тилли, и обернула ленту вокруг лапки Эфпи.

— Которого ты прислал ко мне в садик. Он иногда приходит ко мне в перерывах между уроками. Он хороший. Стоит у стены под горкой, где мы катаемся, но разговаривает только со мной, больше ни с кем.

Джека прошиб холодный пот.

— Ты заговариваешь с совершенно незнакомым человеком? С проходимцем, который шатается возле твоего садика?

— Ладно тебе, пап, — рассмеялась девочка. — Не притворяйся! Он предупреждал, что ты так и будешь говорить, лишь бы не признаваться в том, что послал его присматривать за мной! Он так и сказал:» Расскажи ему про меня и увидишь, как он станет отнекиваться «. А еще он передает тебе привет и просит сказать, что позаботится обо мне, так что ты можешь не беспокоиться. И если что…

— Что» если что «?

— И если что, он спрячет меня так, что никто не узнает, где я, вот!

Позвонил Дуэйн. Он сообщил, что платья к свадьбе доставят ближе к вечеру. И там будет что выбрать ей, Амелии и Тилли.

Джек хмурый и озабоченный сидел на диване у себя в спальне. Селина, разговаривая по телефону, все время поглядывала на него, а Дуэйн распространялся о том, как будет выглядеть праздничный пирог и кто будет петь» Аве Мария «. Он доверительно сообщил, что всегда плачет, когда слышит эту вещь. А Жан-Клод будет аккомпанировать. С угощением у него тоже все подхвачено. Принимая во внимание состояние невесты, он даже не забыл про шипучий яблочный сидр для нее.

— Я найму домашних воспитателей и учителей, — проговорил Джек, глядя в потолок. — Она больше туда не пойдет. Скоты… За ребенка взялись…

— Дуэйн, — пояснила Селина. — Кто-то следит за Амелией. Мужчина. Он приходит к ней в садик.

— Черт возьми, Селина! — заорал Джек, вскакивая. — Надо все-таки немного соображать! А если телефон прослушивается?!

— Созвонимся позже, — тотчас предложила Селина Дуэйну и повесила трубку. В комнате повисла неловкая пауза, но спустя минуту ее прервал новый телефонный звонок. Джек мигом сорвался с места.

— Шарбоннэ! — Он тут же устало вздохнул и закатил глаза. — Привет, Шерман… Нет, Сайруса Пэйна здесь нет. А что? — Молча выслушав краткий монолог нахальной журналистки, он спросил: — Постой, а откуда ты знаешь, что Селина у меня?

Внизу раздался звонок в дверь. Селина жадно следила за разговором Джека и не обратила внимания на этот звук.

— Я спрошу у нее… Нет, лучше подожди… — Он передал трубку Селине. — Поговоришь с Шерман?

— Селина! Приве-е-ет! — протянула на том конце провода Шерман так, будто они старые подруги. — А тебя нелегко отыскать!

— Отыскали же. Как вам удалось, кстати?

— Наитие. Мы, репортеры, кормимся за счет своей интуиции. В противном случае мне нечего было бы писать в номер. Итак, у тебя уже заготовлено заявление, солнышко?

Селина недоуменно уставилась на трубку.

— Не понимаю, о чем вы. Какое заявление?

Джек протянул руку, намереваясь забрать у нее трубку. Селина тотчас повернулась к нему спиной, решив отучить его от диктаторских замашек.

— О каком заявлении вы говорите, Шерман?

— Ой, только не надо прикидываться глупенькой, подруга! — Шерман заговорщически понизила голос: — Ну и как оно, Селина? Между нами, девочками, а? Любая женщина полжизни отдаст за то, чтобы переспать с Джеком Шарбоннэ.

Селина с трудом сдержала улыбку.

— И что? Я обязана по этому поводу сделать публичное заявление?

— Очень смешно. Другими словами, ты не в курсе, да?

— Я, честное слово, не понимаю…

Шерман задумалась, нервно постукивая карандашом по трубке.

— Ну ладно, — наконец сказала она. — Я не прощаюсь! В трубке раздались короткие гудки,

— Что ей было нужно? — требовательно спросил Джек. — Эх, надо было мне передать трубку!

Селина усмехнулась:

— По всей видимости, ее очень занимает вопрос о том, каков ты в постели.

У Джека глаза на лоб полезли, и он надолго замолчал. На сей раз паузу, воцарившуюся в комнате, прервал стук, в дверь.

— Прошу прощения, — раздался из коридора голос Тилли. — Вас, мисс Пэйн, пришли навестить ваши родители.

— Что?! — Селина даже растерялась.» Боже, когда же мне удастся передохнуть? «— Мм… где они?

— В гостиной. Мы ее редко используем, но я подумала… — Она оглянулась на Джека и, заручившись его одобрительным кивком, продолжила: — Мы там проведем свадьбу. Мистер Ле Ша предложил. Он обещал сегодня еще заехать по этому поводу.

— Не сомневаюсь, он все сделает как надо, — сказала Селина.

Тилли пожала плечами:

— Будем надеяться. Он уже нанял фотографа. А Амелия так просто места себе не находит, все ждет платья, цветов, и вообще…

— Не будем заставлять твоих родителей долго ждать. — Джек взял Селину за руку. — Приглядывай за девочкой, Тилли. Не дай Бог, она выскользнет из дома!

На Битси Пэйн сегодня был бледно-розовый костюм с золотым шитьем, на манер генеральского мундира. В руках она сжимала розовую сумочку. Рядом с ней в кресле из ротанга развалился Невил в клубном пиджаке и темно-синих брюках в кремовую полоску. Розоватый бриллиантовый перстень на руке, синяя бабочка в горошек… Ни дать ни взять великосветский щеголь.

— Здравствуйте, мама и папа, — сказала Селина и так стиснула руку Джека, что у того даже хрустнули пальцы. — Как вы узнали, что я здесь?

— Догадались, — фыркнув, проговорил отец и глянул в сторону столика с бутылками. — Я плесну себе чего-нибудь, а?

— Само собой, — ответил Джек.

Невил тяжело поднялся с кресла и молча двинулся за выпивкой.

— Что здесь происходит? — буркнул он, вернувшись на место с полным стаканом виски. — Я спрашиваю, что тут у вас творится? Имей в виду, Шарбоннэ, мы не для того растили свою дочь, чтобы жертвовать ею ради черт знает кого!

— Папа… — в ужасе прошептала Селина.

— Тс-с… — остановил ее Джек. — Пусть говорит.

— Я-то скажу, не беспокойся! — все повышая голос, продолжал Невил. — Только не думай, что мои слова можно не воспринимать всерьез, ты, выскочка! И кстати, ну-ка отпусти мою дочь!

Битси продолжала молча возиться с замком своей сумочки от» Шанель «.

— Если ты не в состоянии вести себя прилично, папа, вам лучше уйти, — сказала Селина. — Ты в гостях у Джека и не имеешь никакого права говорить с ним в оскорбительном тоне.

— Вы также находитесь и в гостях у Селины, — подхватил Джек. — В пятницу мы поженимся. Будем рады видеть вас, но не обидимся, если вы не сочтете возможным присутствовать.

— Скажи ей, Невил, — простонала Битси. — Скажи, чтобы не губила нас окончательно. Расскажи ей все!

— Ты не можешь выйти за него замуж, — пробормотал Невил, хорошенько глотнув. — Он не нашего круга. Мы, конечно, не снобы. Вовсе нет. Просто…

— Вы как раз снобы, — перебил его Джек. — Но не в этом дело. Что там еще? Просветите.

Невил поперхнулся виски. Утерев рот рукой, он буркнул:

— Я ничего не обязан тебе рассказывать, Шарбоннэ! Твой отец был бандитом, гангстером, подонком… С такими, как ты и твой папаша, я никогда ничего общего не имел и не собираюсь.

— В три часа дня в эту пятницу мы с Джеком поженимся, — спокойно произнесла Селина. — Вы придете?

— Покажи ей, Битси! — уже чуть заплетающимся языком проговорил Невил. — Покажи, до чего они нас уже довели! Пусть посмотрит!

Битси дрожащей рукой достала из сумочки сложенную вчетверо газетную вырезку. Развернув и расправив бумажку, она передала ее дочери.

Джек глянул Селине через плечо и присвистнул.

— Ничего себе… Ну и дела…

— Как они могли напечатать такое? — воскликнула Селина. — Они же не знают Сайруса! Это все вранье!

— Так уж и все! — хмыкнул Невил. — Так уж и все! Селина вздохнула.

— Так вот на что намекала Шерман… Вот какого заявления она от меня ждала… По всей видимости, она пишет эту колонку. Под псевдонимом. Всем в городе известно, что она профессионально распускает слухи.

— Слухи?! — вскричала Битси. — Ничего себе слухи, Селина! Где Сайрус?

— В канцелярии, очевидно, — ответила Селина. — Его очень огорчит эта заметка. Но еще больше, боюсь, ваше отношение к ней.

— Где это видано, чтобы католический священник входил среди бела дня в отель под ручку с женой кандидата в сенаторы? — вскричала Битси. — Кошмар, какой кошмар!

— Глянь на фотку, — сказал Невил. — И скажи, что я ошибся и не мой сын тянет эту шлюху в» Мэзон де Виль «.

— Это Сайрус, — согласился Джек. — Но разве он снят обнаженным? В одной с ней постели? Вам известно, например, что Салли попросила его стать ее духовником?

Селина подняла на него несчастные глаза. Фотография была и вправду нехорошая. Салли Ламар открывала дверь в один из корпусов гостиницы, а стоявший чуть сзади Сайрус как раз оглянулся назад, словно проверяя, не подглядывают ли за ними. Джек встретился с Селиной взглядом, и ему стало ее жалко.

— Я поговорю с Шерман, если хотите, — предложил он не столько ради Пэйнов, сколько ради Селины. — Одно успокаивает: она быстро переключается с одной темы на другую.

— Читайте дальше! — буркнул Невил. — Тут говорится, что из-за нашего сына супругам Ламар, возможно, угрожает развод. Уилсон убит горем, но не собирается сходить с дистанции перед самыми выборами.

— Очень трогательно, — хмыкнул Джек. — А главное, беспроигрышно. Женскую часть электората он этим, конечно, разжалобит.

Селина молчала, поджав губы.

— Что ж… — избегая встречаться глазами с хозяином дома, проговорила Битси. — Вы очень добры к Селине, Джек. Видимо, мы в вас ошибались. Прошу нас простить за это.

Надеюсь, вы позволите нам украсть у вас нашу дочь на пару часиков? Мы хотели бы пообедать в узком семейном кругу, как в старые времена. Боюсь, до свадьбы нам больше не представится возможности вот так запросто встретиться.

Джек уже хотел было сказать, что Селину, слава Богу, не хоронить в пятницу повезут, но сдержался.

— Мама…

— Не расстраивай мать, — буркнул Невил. — Я заказал столик в» Галатуаре «. Ты знаешь, как ей там нравится. Да и вы с Сайрусом любили бывать там, когда были маленькие.

Селина смотрела на Джека. Он же смотрел на свои руки, чувствуя ее взгляд. На этот раз пусть сама все решает.

— Хорошо, — сказала она, — но я ненадолго. У меня еще полно дел.

— Прекрасно! — воскликнула Битси, — Господи, хоть одна радость! Как в старые добрые времена! Пойдем, Невил, а то опоздаем.

Джек смотрел им вслед. Он решил выждать минут пять и пойти за ними, предварительно проинструктировав Тилли, как охранять Амелию в его отсутствие.

« Галатуар» считался элитным и популярным заведением, лучшим морским рестораном в округе. Метрдотель, щеголь в черном вечернем костюме с бабочкой, галантно поклонился новым посетителям и провел Невила и женщин к круглому столику в конце зала.

В центре обеденного стола возвышалась хрустальная ваза с душистыми гардениями.

— Спасибо, папа, — тихо сказала Селина, подходя к столику. — Все очень красиво, но, наверное, дорого. Не стоило так тратиться.

Метрдотель выдвинул для нес стул, родители тоже сели, но одно место осталось незанятым.

— И Сайрус придет? — обрадовалась она.

И не успела Битси вздернуть подбородок, как по залу прокатилась новая волна оживления и Селина, подняв глаза, увидела Уилсона Ламара. Красивый темно-серый костюм, белоснежная сорочка. Все как всегда. Хорош собой, подтянут и невозмутим.

Не глядя по сторонам, он быстро прошел по залу. Подойдя к их столику, Ламар устало улыбнулся Невилу, чем вызвал громкую реплику с его стороны:

— Здравствуй, старина. Ужасный день у тебя выдался, ужасный. Не могу выразить словами, как нам с Битси неловко. Наш сын и… все такое. Присаживайся, будь гостем!

— Вам не в чем себя винить, — покачал головой Уилсон. — Спасибо за приглашение, только сегодня мне что-то невесело.

— Не отказывайся, — сказала Битси. — Настоящие друзья проверяются в трудную минуту. Мы с тобой, Уилсон. Не расстраивай нас, оставайся.

Ламар снова вздохнул, вымучил улыбку и… сел. Виновато посмотрев на Селину, он сказал:

— Прошу прощения, что своим появлением нарушил семейный обед. И спасибо за приглашение.

— Чепуха! — воскликнула Битси. — Ты всегда был самым близким другом нашей семьи, не правда ли, Селина?

Той ничего не оставалось делать, как кивнуть.

В следующую же минуту Невил откупорил шампанское и разлил по бокалам. Селина не притронулась, родители сразу выпили до дна, а Уилсон только пригубил. Он повернул голову и… вдруг, протянув руку через стол, положил ее поверх пальцев Селины.

— Ты полноценный член нашей семьи, — сказал Невил. — Всегда и во всем можешь на нас рассчитывать.

— Спасибо, — проникновенно произнес он. — Я отношусь к тебе как к сестре, которой у меня никогда не было, Селина. У меня нет слов, чтобы отблагодарить тебя и твоих родителей за то, что вы подставили мне плечо в трудную минуту.

Свободной рукой Ламар взялся за салфетку и кинул Невилу, который тотчас уронил ее себе на колени.

Селина удивленно смотрела на отца, который шарил руками под столом, сосредоточенно опустив глаза. Губы его беззвучно шевелились. Он считал. Наконец бросил, зашуршал бумагой и положил объемистый конверт во внутренний карман пиджака.

ГЛАВА 30

Шофер Ламара — Джеку запомнилось, что его зовут Беном, — сложил сотовый телефон и спрятал к себе в карман. Он шатался возле самого входа в «Галатуар», словно чего-то ждал. А когда спустя пару минут из ресторана вышли Невил и Битси Пэйн и торопливо сели в первое же такси, Джек понял, чего именно ждал Бен.

Как только такси отъехало от тротуара, Бен быстро направился к серебристому «мерседесу» Ламара. Джек, следивший за ним, выглядывая из-за газеты, как актер в плохом боевике, направился зайти в ресторан. Он точно знал, что Селина там, а пять минут назад своими глазами видел, как туда прошел и сам Ламар. С одной стороны, Джек не сомневался в том, что она органически не переваривает кандидата в сенаторы, с другой же — догадывался, что в ресторане Уилсон искал именно Пэйнов.

Одно ему было непонятно: куда уехали родители Селины? Да еще в такой явной спешке?

Вдруг к шоферу Ламара подскочила темноволосая пожилая женщина и схватила его за руку, когда тот уже собирался сесть в машину. Лицо молодого человека тотчас окаменело. Он даже попытался стряхнуть с себя ее руку, но та вцепилась в него мертвой хваткой.

— Ты думал, мы уедем только потому, что ты решил не обращать на нас внимания? — истерично проговорила незнакомка. Джек перелистывал газету, прислонившись плечом к стене дома, и внимательно прислушивался. — Ты совсем такой же, как твой чертов папашка!

— Уезжай отсюда. Отправляйся домой! — последовал сухой ответ. — И забери с собой старика. Вы и так уже привлекли к себе много лишнего внимания.

— Да если бы не мы, ты прозябал бы сейчас, прозябал! Мы предоставили тебе хороший шанс!

— Просто я оказался в нужном месте в нужное время. Я сам создал себе шанс и воспользовался им.

— Если бы тот человек не появился у нас и не стал бы вынюхивать про Эррола, ты до сих пор торчал бы в Батон-Руж! — прошипела пожилая дама.

— Не надо так кричать, — сказал Бен, смерив ее ледяным взглядом. — Тут люди.

Джек обратил внимание на то, что у Бена ни с того ни с сего исчезло его характерное произношение каджуна.

— Закрой свой рот, молокосос! — взвизгнула женщина, придвинувшись к Бену еще ближе. — Много ты понимаешь! У нас с Уолтом забрезжила на горизонте удача, и ты сделаешь все, чтобы она от нас не отвернулась!

— А если не сделаю? — спокойно спросил Бен. — Что тогда?

Джек не удержался и выглянул из-за газеты еше раз. Ага, понятно, миссис Рид. Так она, выходит, мать этого молодца? А Бен — шофер Ламара. А супруги Риды упрямо претендуют на звание духовных учителей Эррола. И миссис Рид ждет, судя по всему, не только зачтения завещания Петри, но и каких-то бонусов от Бена. Интересно, кто приезжал в Батон-Руж и расспрашивал там об Эрроле?

— В этом случае Уилсону Ламару не поздоровится, — сказала Джоан Рид. — Как думаешь, что газеты скажут о человеке, который изо всех сил вцепился в паренька, который моложе его в два раза? И прикинувшись, что не знаком с ним, выписал к себе в Новый Орлеан, а?

«Уилсон Ламар… Ага…»

— Мама, закрой рот.

— А ты ударь меня! Что подумают избиратели о своем кандидате, если узнают, что тот пристроил мальчишку у себя в доме и сделал своим телохранителем? Ты что, помогаешь ему забыть о неверной жене, связавшейся со священником? Пойми, нам светят большие деньги и мы не собираемся отказываться от них просто так, за здорово живешь!

— Ты… — От ледяного голоса Бена даже Джеку стало немного не по себе, — и пальцем не шевельнешь без моего разрешения, ясно?!

Бен взял мать за руку и так ее стиснул, что до Джека донесся тихий хруст, а миссис Рид охнула от боли.

— Если мы проиграем, ты проиграешь вместе с нами, Бен, так и знай.

— Если я проиграю, — сказал Бен угрожающе, — на кладбище придется вырыть братскую могилу. Но не для меня.

ГЛАВА 31

— Ешь, — проговорил Уилсон. — Ты очень бледна.

Селина не отрывала глаз от входа в зал, не в силах дождаться, когда вернутся родители. Их позвали к телефону, но уже столько времени прошло…

— Я с тобой разговариваю, Селина, — заметил Уилсон. — Что люди подумают? Не стоит давать им почву для новых слухов. С меня хватит и тех, что есть.

Она подняла глаза.

— Хорошо. О чем ты хочешь со мной поговорить?

— У меня к тебе серьезное предложение. Ты станешь моей опорой в трудную минуту, будешь рядом в качестве помощника. И все это на фоне изменяющей мне жены. Люди увидят разницу между вами и поймут, что я рассчитываю на тебя, несмотря на то что именно твой брат — священник! — наставил мне рога. Все сработает как нельзя лучше, Селина. У меня большое сердце, и я умею прощать. К тому же ты не отвечаешь за дела своего братца. Ты же сильная и достойная женщина. Пойми, Селина, ты нужна мне. Не кто-нибудь, а именно ты. Ты совершенна. Красива, сексуальна, но при этом удивительно целомудренна. Ты должна быть в моей команде, дорогая. И тогда мы будем непобедимы. А ты никогда не пожалеешь о сделанном тобой шаге мне навстречу. Никогда.

Ей стало дурно. Она попыталась подняться из-за стола, но он удержал ее и усадил обратно.

— С Салли я изначально был обречен на неуспех. Она слишком нарочита, слишком развратна. Одного мужчины ей всегда мало. Даже если это мужчина, которому будет рада любая женщина. Тебе же я говорю, Селина: во мне можешь не сомневаться. Я буду верным мужем. Конечно, на первых порах нам придется скрывать свои чувства от окружающих, но очень скоро я обещаю покончить с Салли. А к тому времени люди уже привыкнут постоянно видеть тебя рядом со мной.

— Прошу тебя, дай мне уйти.

— Она бесплодна, как пустыня, — продолжал он, не обратив внимания на мольбу Селины. — За все годы нашей совместной жизни ей так и не удалось ни разу забеременеть, хотя, можешь мне поверить, мы прикладывали к этому максимум усилий.

Он осклабился. Верхняя губа его приподнялась, обнажив белые зубы. Селина не могла на него смотреть.

— Родители вернутся с минуты на минуту. Думаю, нам не стоит продолжать этот разговор. — Она не хотела его злить, опасаясь, что это может закончиться очень плохо для нее. Поэтому постаралась перевести беседу в другое русло. — У тебя широкие связи. Скажи, ты узнал что-нибудь новое об Эрроле?

— Нет. Пусть тебя эта тема не волнует. — Он рассмеялся. — А что касается Битси и Невила, так они не вернутся. Можешь не оглядываться на дверь, Селина. Ты ведь и сама в глубине души это уже поняла, ты неглупая девочка. Я подкинул твоему папаше деньжат на карманные расходы, которых им с Битси хватит как минимум на пару-тройку дней. Так что не беспокойся.

Она знала, что Уилсон дал Невилу деньги.

— Ты с ними за что-то расплатился? — спросила она очень тихо.

Он вновь схватил ее руку, состроил трагическую мину и проговорил:

— Конечно. За то, что они привели тебя ко мне. В этом есть что-то библейское, не правда ли? Впрочем, не будем о грустном. Просто твои старики привыкли зарабатывать на удовлетворении заказов окружающих. При том условии, что окружающие никак не могут обойтись без твоих стариков. Битси и Невил собаку на этом съели. Это их профессия и их хлеб. Сегодня мне нужно было увидеться с тобой, и если бы не твои родители, боюсь, мне это сделать было бы весьма и весьма непросто.

Селина похолодела. Ее собственная мать и отчим взяли деньги за то, чтобы обманом привести ее сюда? Ярость душила ее, но она усилием воли сдерживалась, понимая, что, если потеряет контроль над собой, это может погубить ее.

— Уилсон, во-первых, я хочу, чтобы ты понял… у моего брата нет и не может быть личных интимных отношений с Салли. Она попросила его помочь ей разобраться в себе, только и всего. Ради этого они и встречались в «Мэзон де Виль». Я твердо убеждена в этом, и ничто не заставит меня усомниться в брате. Ты меня понимаешь? Ничто. Никакие слова. И я не позволю тебе марать честное и… чистое имя Сайруса. Это во-первых.

Уилсон поджал губы.

— Во-вторых, дай мне уйти отсюда. Одной. Спокойно. Без лишнего шума. Мне скандалы сейчас нужны не больше, чем тебе. А со своими родителями я потом еще поговорю, расспрошу, что заставило их обманом выманить меня сюда.

— Одна ты отсюда никуда не пойдешь. Только со мной. Я развожусь с Салли и хочу, чтобы ты стала моей женой.

У Селины заболели глаза. В них словно швырнули песком.

— Уилсон…

— Я люблю тебя, Селина. Уже много лет. Еще с тех времен, когда ты выступала на своих конкурсах. О, я помню, как ревновал тебя к другим, к тем, кто разглядывал тебя на подиуме! Но я понимаю, что это все были затеи твоей матери, а не твои. В любом случае с конкурсами покончено. Теперь ты будешь принадлежать только мне одному!

— Уилсон, мне пора.

— Нет, Селина. Сначала мы разработаем генеральный план, который приведет нас обоих к желанной цели.

— Я ухожу.

— Нет, дорогая, ты остаешься. Мы еще должны договориться о нашем следующем свидании. Селина, Селина… не упрямься… весь мир будет у наших ног. Дай мне полгода, и по истечении этого срока мы поженимся. Сразу после выборов. Впрочем, это вовсе не значит, что мы обязаны держать себя до того времени в черном теле, а? — Он подмигнул. — О, как я хочу вновь испытать жар и страсть той нашей ночи! И этого я уж точно полгода ждать не буду!

— Той ночью ты меня изнасиловал! — вырвалось у нее. Вновь сомкнув губы, она сложила руки на груди и откинулась на спинку стула, невидящим взором глядя перед собой.

Он наклонился к ней и покачал головой:

— О нет, дорогая, ты меня теперь не обманешь! Ты получила то, что хотела. Тебе хотелось, чтобы тобой овладели силой, и я просто подчинился твоим желаниям. Тебе понравилось, девочка. Я знаю таких женщин. Снаружи все тихо и безмятежно, но внутри полыхает пожар. Милая, я хочу вновь об тебя обжечься.

— Ты мне противен. — Она поднялась из-за стола. — Не смей больше искать со мной встречи!

Уилсон усмехнулся:

— Сядь на место, малыш. Может, я позволил себе излишне сильные сравнения, но ты действительно для меня как наркотик. И потом, мы так давно не были вместе…

— Прощай.

— Прощай? Сядь на место, я сказал. — Словно позабыв о том, что на них смотрит весь ресторан, он грубо схватил ее за руку и толкнул обратно на стул. — Запомни, дорогая: отныне ты будешь делать только то, что я тебе скажу, ясно? Той ночью я сделал тебя своей женщиной. Я привязал тебя к себе намертво. Если ты не будешь меня слушаться, мне придется рассказать всему миру о том, что сексуальная «Мисс Луизиана» давно уже бегает за кандидатом в сенаторы и даже не постеснялась воспользоваться проблемами в его семейной жизни.

Селина зажмурилась и непроизвольно провела рукой по животу. Ее малыш не имеет ничего общего с этим человеком, который породил его. Ничего общего. Она никогда не скажет ребенку, кто на самом деле его отец. Нет, нет, никогда. И пусть Уилсон Ламар болтает про нее что угодно.

За столом повисла долгая неловкая пауза. Открыв глаза, она плеснула себе в стакан воды и жадно выпила. И только после этого натолкнулась на изумленный и чуть испуганный взгляд Уилсона.

Селина медленно дрожащей рукой поставила стакан обратно.

Он стиснул ее запястье еще сильнее,

— Вот оно что… ты беременна, — тихо проговорил он. Смертельная бледность мгновенно разлилась по ее лицу.

— Черт возьми! Ах ты, маленькая сучка… ты беременна! Ты забеременела от меня и палец о палец не ударила! Чего ты этим хочешь добиться? Ты хочешь погубить меня, дура?

Селина лихорадочно искала путь к спасению.

— Это мой ребенок, Уилсон. Не твой. Это мой ребенок. Ты не имеешь права даже заговаривать о нем!

— Ну конечно, твой. Но он был зачат примерно тогда, когда мы с тобой немного покувыркались у тебя дома, не правда ли? Какое совпадение! О нет, дорогая, теперь ты точно станешь меня слушаться. Я иду на большой риск ради того, чтобы заполучить тебя, и не позволю какому-то там недоноску расстроить все наши планы! Когда придет время, ты родишь мне законного наследника, но это будет потом, потом, Селина. А настоящая беременность ни к чему, поверь мне.

— Перестань, пожалуйста. Ты меня пугаешь.

— Итак, ты сделаешь аборт.

В голове у нее тотчас помутилось.

— Я знаю одну клинику. За пределами штата Там прерывают беременность на любой стации. Сам я с тобой туда поехать не смогу, слишком рискованно, но дам в провожатые своего человека. Бена. Он мой слуга и сделает все, что я ни попрошу.

Селине стало трудно дышать.

— Завтра же утром ты туда отправишься. Вечером я вернусь в офис и все устрою. А ты…

— Наконец я тебя нашел, Селина, — пророкотал над столом спасительный голос. Джек!

— Черт возьми… — пробормотал Уилсон. — Шарбоннэ, это частный разговор; тебя сюда никто не приглашал.

— Джек… — еле слышно прошептала Селина, — я хотела бы уйти отсюда… — Она выразительно посмотрела на Уилсона, который по-прежнему крепко держал ее руку.

Джек проследил за взглядом Селины и проговорил:

— Убери руки от моей невесты. Ламар. Не то я сам их уберу, но в этом случае они тебе никогда уже больше не потребуются.

— Черта с два! — рявкнул Уилсон, позабыв о том, что на него смотрят десятки глаз. — Ты, Шарбоннэ, конечно, хочешь похвастаться, что она носит твоего ребенка? Не торопись, старина. Или твое желание выбиться из черни настолько велико, что тебе плевать, от кого забеременела твоя целомудренная невеста?

Не успел Джек замахнуться, как Селина опрокинула на стол бокал с шампанским и вскочила, воспользовавшись секундным замешательством Ламара.

— О Боже, что я натворила! Я такая неловкая! Не беспокойся, Уилсон, я сейчас позову официанта. Ты ешь, ешь. Рада была с тобой повидаться.

Джек тут же овладел собой и, склонившись над Ламаром, зловещим шепотом произнес:

— Ты заплатишь мне за оскорбление моей будущей жены. Напрасно ты это сделал…

— Ха! — дико вращая глазами, истерично прошипел Уилсон. — Лучше подумай о том, как ловко она окрутила меня в свое время. Селина сама ко мне прицепилась, когда я был пьяный. Подумай, и, может, ты уже не станешь так торопиться со свадьбой. И еще… на тот случай, если ты вдруг не знал… тот ребенок, которого она носит под сердцем, не твой, а мой, приятель. Если только она примерно в то же время не трахнулась с кем-нибудь еще.

Джек грубо схватил Уилсона за воротник и рванул на себя, заставив того подняться.

— Ты? — прошипел он. — Это был ты?!

Уилсон побледнел как смерть. Он обеими руками вцепился в руку Джека, но не смог оторвать ее от себя.

— Не надо… — взмолилась Селина. — Не здесь, пожалуйста. Джек, отпусти его.

Джек хмыкнул и отпустил Ламара.

— Я думал, ты меня поймешь, старичок… — пробормотал Уилсон, поправляя на себе галстук Все разговоры за соседними столиками смолкли. В их сторону, затаив дыхание, смотрел весь ресторан. Кашлянув в кулак, Ламар добавил: — Ты пожалеешь о том, что с ней связался, это тертая сучка.

Джек обернулся и поднял палец.

— Закрой свой рот, Ламар. Селина станет в эту пятницу моей женой.

Уилсон наконец овладел собой и тихо бросил:

— А у меня другие планы насчет нее, Джек. Она не станет ничьей женой, если только я этого не захочу.

ГЛАВА 32

Джек и Селина смотрели сквозь грязную стеклянную перегородку, отделявшую кабинет детектива О'Лири от общей комнаты, где бурлило целое море полицейских, разных клерков и посетителей.

У Джека ныл позвоночник и гудела голова.

… Ничего, не важно, кто отец ребенка. Джек давно перестал спрашивать себя, сможет ли он полюбить малыша. Он уже его любил. Он любит Селину, она носит под сердцем своего ребенка и любит его. Значит, он, Джек, любит и ребенка.

— Селина…

Она слабо улыбнулась, заглянув в его зеленые глаза, и вновь уставилась сквозь стеклянную перегородку.

Он все для нее сделает. В лепешку разобьется, а сделает. Суровый Джек Шарбоннэ влюбился по уши, как мальчишка, и радуется этому!..

Когда они вышли из ресторана, он с трудом сдержался, чтобы не броситься вслед за Ламаром и не прибить его. Правда, потом, несколько успокоившись, он рассказал Селине о подслушанном им разговоре между Беном и матерью. Потом они съездили в Батон-Руж — где. как он понял, жили старики Риды, — навели там справки об Эрроле, а на обратном пути вспомнили Ламара и ту подлость, которую подстроили Селине ее собственные родители, взявшиеся за деньги устроить ему приватную встречу с дочерью. Джек вновь скосил на нее глаза.

— Мы только спросим про Эррола, да, Джек? — проговорила Селина.

Он скрестил руки на груди.

— Посмотрим. Про Уилсона Ламара лучше не заикаться или если уж говорить, то очень осторожно. Ага, вот наконец и О'Лири!

Лысеющий, с серым одутловатым лицом, О'Лири производил впечатление очень усталого человека. Тупо глянув на Селину и Джека, он буркнул:

— Ну?

— Селина Пэйн и Джек Шарбоннэ. Эррол Петри…

— Я отлично знаю, кто такой был Эррол Петри. — Он швырнул на стол пачку сигарет «Кэмел». — И я отлично знаю, кто вы такие. Что вам здесь нужно?

Джек поднялся со стула.

— Мне нужно, чтобы вы наконец взялись за дело. Мне нужно, чтобы вы наконец ответили на наши вопросы, О'Лири, Со времени гибели Эррола прошло уже довольно много времени, а вы до сих пор не соизволили даже сообщить нам об окончательных результатах вскрытия.

О'Лири пожал плечами.

— Петри утонул. Захлебнулся.

— Но мы имеем право знать больше, чем знаем, — возразил Джек. — В тот день вы спросили, не переворачивали ли мы его. К чему был этот вопрос?

Джек почувствовал, что Селина затаила дыхание в ожидании ответа, и упер в О'Лири жесткий, требовательный взгляд.

Тот снова пожал плечами:

— Ну, это я могу сказать… На полу он лежал лицом вверх, а в ванне находился лицом вниз. У него не было шансов выйти сухим из воды… прошу прощения за каламбур. Тот, кто сунул его в ванну, заставил его наглотаться воды, и Петри не смог серьезно побороться за свою жизнь. Сзади на шее и между лопаток у него остались синяки, а ногти были разбиты в кровь. В агонии он бил руками по дну ванны.

— Боже… — прошептала Селина. — Бедный, бедный Эррол…

— Но у нас до сих пор нет ни подозреваемого, — добавил О'Лири, — ни самых вероятных мотивов. У Петри было богатое прошлое. Алкоголик. К тому же сексуально озабоченный. Любить женщин — это не преступление. Но вполне возможно, что какой-нибудь ревнивый муж решил отомстить ему. У вас-то самих какие мысли на этот счет? Может, поделитесь?

— Эррол прожил хорошую жизнь, — нетерпеливо проговорил Джек, не спуская глаз с О'Лири. — Он посвятил всего себя заботе о несчастных детях, страдавших неизлечимыми заболеваниями. А насчет прошлого… Что ж, вы правы. Это не секрет. Но он разобрался со своими проблемами задолго до того, как умер, можете мне поверить. Подозреваемого у вас нет? Прекрасно. Но не думаю, что это был, как вы выражаетесь, «какой-нибудь ревнивый муж». У нас, кажется, появилась одна ниточка, и я хотел бы поговорить с вами об этом.

— Поговорите, я с удовольствием послушаю, — отозвался О'Лири, небрежно закинув ноги в пыльных башмаках на край своего потертого письменного стола. Скрестив руки на груди, он закрыл глаза и откинулся на спинку стула. — А то мы тут все дурачки, ничего не понимаем, нуждаемся в поводырях. Сделайте одолжение, просветите!

— Не нужно острить, О'Лири, — сказал Джек. — Мы с Селиной только что вернулись из Батон-Руж. Эррол там часто бывал. Посещал проповеди, насколько я понимаю. Мы не знали об этом тогда, но, судя по всему, он находил в этом успокоение.

— Проповедников зовут мистер Уолт Рид и миссис Джоан Рид, — подхватила Селина. — Они объявились в Новом Орлеане вскоре после гибели Эррола. Сказали, что он обещал им пожизненное денежное содержание. Причем при жизни брал кое-какие их расходы на себя. Они утверждают, что спасали его бессмертную душу, и требуют от нас зачитать его завещание.

Сделав паузу, она глянула на Джека. О'Лири, воспользовавшись этим, сомкнул глаза.

— Мы наводили сегодня кое-какие справки в Батон-Руж, — заговорил Джек. — Церковь Ридов закрыта. Что неудивительно, ведь они все это время находятся здесь, в Новом Орлеане. Словно два стервятника, которые ждут своей добычи…

— Что вы узнали? — спросил детектив.

— Эррол привязался к сыну миссис Рид от первого брака, Бену Эйнджелу. Сам мистер Эйнджел скрылся за горизонтом несколько лет тому назад, и на его место заступил мистер Рид. Но сейчас не это интересно, а то, что Эррол привязался к смышленому пареньку и уговаривал его вернуться в школу, которую тот бросил.

— Похвально, — буркнул О'Лири.

— Эррол потерял собственного сына, — вступила Селина. — Возможно, это сыграло свою роль. Он хотел помочь Бену. Тот помогал убираться после проповедей в церкви, ходил с подносом для пожертвований. Мы так и не узнали, вернулся ли он в школу, но сейчас он здесь, в Новом Орлеане. До нас в Батон-Руж приезжал другой человек, который тоже расспрашивал там об Эрроле. И как говорят люди, выискивал компрометирующую Эррола информацию.

— Какие люди? Как звали того человека?

— Они не запомнили его имени, но сказали, что ему тоже приглянулся Бен Эйнджел. Однажды вечером мальчишка повздорил с родителями и уехал из Батон-Руж вместе с тем человеком.

— Послушайте, это все, конечно, очень интересно, но… — О'Лири снял ноги на пол и навалился на стол всей своей тяжестью, затем выбил из смятой пачки сигарету и прикурил.

— В настоящий момент Бен Эйнджел находится в Новом Орлеане, — продолжил Джек. — Я его видел только сегодня. Он разговаривал с миссис Рид. У нас к вам вот какая просьба, О'Лири: не могли бы вы поднять кое-какой материал?

Детектив развел руками.

— Мое время — ваше время. Я слуга народа, вы — народ. Пока он говорил, сигаретка прыгала у него во рту, устилая пеплом стол.

Джек даже не улыбнулся.

— Пару недель назад вас вызвали на одну светскую вечеринку, проходившую в доме мистера и миссис Ламар. По поводу попытки кражи. Подозреваемого удалось задержать возле бассейна, когда он попытался сбежать. У вас сохранились какие-нибудь документы по этому происшествию?

Детектив тяжело вздохнул и, поднявшись из-за стола, вышел. Минут через десять он вернулся с компьютерной распечаткой.

— Это, что ли? — Он передал бумагу Джеку. Тот быстро пробежал ее глазами.

— А где остальное? Сами материалы дела?

— Это все. Ламар решил отпустить пацана. Заявил, что, мол, никаких претензий не имеет.

Селина наклонилась вперед.

— Никаких претензий, говорите? То есть…

— Ну да. — О'Лири вновь сел за свой стол и принялся сосредоточенно вычищать грязь из-под ногтей кончиком перочинного ножа. — Пацан, как видно, не успел ничем поживиться, и Ламар его пожалел. Явился в участок и сказал, что не будет писать никакого заявления. Все, точка. А нет заявления — значит, нет и преступления. Пришлось отпустить…

Другими словами, Уилсон устроил целое театрализованное представление, чтобы иметь законный предлог нанять в телохранители Бена Эйнджела, который до того находился при аквариумах.

Вопрос стоял просто: зачем Уилсону понадобилось все это? Чем это объясняется? Нездоровой привязанностью Уилсона к юношам?

— Мы хотели бы заявить вот что, — проговорил Джек. — В Новый Орлеан Бена увез Уилсон Ламар: В настоящее время Бен является его личным телохранителем и шофером. Я ничего против этого не имею, но дело в том, что несколько недель назад Уилсон ездил в Батон-Руж, где расспрашивал про Эррола и искал на него компромат.

О'Лири вновь стал ковыряться в пачке сигарет.

— Все, я надеюсь? — буркнул он.

Селина и Джек переглянулись и одновременно поднялись.

— Все, — сказала Селина. — Мы просто хотели поделиться информацией…

— Прекрасно! Замечательно! Искренне благодарен и признателен вам за это. Если что еще забавное появится, не стесняйтесь, приходите запросто — поболтаем. Заодно поучите меня моему ремеслу.

Джек глубоко вздохнул и… сохранил самообладание.

— Я хотел бы отнять у вас еще минутку вашего драгоценного времени, О'Лири, У Эррола был садовник, работал у него много лет. Его звали Антуан. Фамилии не помню, а вернее, никогда не знал. Так вот, Антуан исчез. Спустя несколько дней после гибели Эррола. Я думаю, он скрылся, потому что боится чего-то или кого-то.

— Вы наконец закончили? — раздраженно буркнул О'Лири.

— Да, сэр, — прошипел Джек, взял Селину под руку и молча вышел с ней из кабинета.

Уже на улице она спросила:

— Почему ты заговорил с ним об Антуане?

— Потому что вспомнил о нем. Я ему всегда искренне симпатизировал и теперь ломаю голову над тем, что с ним могло случиться.

Селина опустила глаза, и Джек с любопытством взглянул на нее. Почувствовав на себе его взгляд, она улыбнулась и прижалась к нему, чем сразу разрядила обстановку.

— Поход к О'Лири оказался пустой тратой времени… — проворчал Джек спустя несколько минут.

— О нет, не согласна. По крайней мере теперь нам известно, что ограбление дома Ламаров было инсценировано самим Уилсоном, с тем чтобы у него появился удобный предлог приблизить к себе Бена.

— Остается выяснить, зачем он его к себе приблизил… — проговорил Джек, свернув к заведению Дуэйна.

— Ты очень умный, — с улыбкой отозвалась Селина. — И я нисколько не сомневаюсь в том, что мы найдем ответы на все вопросы!

Дуэйна в «Кошках» не оказалось. Обеспокоенный Жан-Клод рассказал про какого-то человека, который нанес его другу визит, после чего Дуэйн поспешил на Ройал-стрит к Сайрусу.

… Дуэйн возлежал на ярко-желтом диване в гостиной дома на Ройал-стрит. Увидев вошедших, он прикрыл глаза рукой.

— А где Сайрус? — спросила Селина. — Он говорил, что будет дома.

— Святой отец отправился консультировать свою кающуюся Магдалину, миссис Пейн. Я посоветовал ему не связываться с ней, но он, как вы понимаете, «выполняет свой долг». Твой братец, Селина, воистину святоша, но мне лично он нравится. Порядочный человек по нынешним временам — большая редкость.

— Да, — сказала Селина. — Спасибо.

— Папаша твой звонил… — Дуэйн поморщился. — Наболтал тут черт знает что! Все жаловался, что дети у него, видите ли, от рук отбились. А еще хотел узнать, где тебя носит. Тебя и Сайруса. Я ничем не смог ему помочь, увы, ибо сам ничего не знал.

— Спасибо, Дуэйн. А мы только что разговаривали с Жан-Клодом. Он сказал, что к тебе приходил какой-то человек и сильно тебя расстроил. Может, скажешь чем?

— А тут и рассказывать нечего. Ко мне пришел человек и велел заткнуться, вот и все. Потребовал от меня молчать о том, чего я и так не знаю. Ну не забавно ли?

В следующее же мгновение Джек опустился в кресло и посадил Селину к себе на колени, да так естественно, словно делал это всю жизнь.

— Понятно… Он просил тебя молчать о визите Антуана, так?

— Точно. Чуть руку мне не сломал, между прочим. — Дуэйн засучил рукав и показал Селине и Джеку синяки. — Скотина! Как он посмел наброситься на пацифиста!

Джек только хмыкнул.

— Я сказал ему, что Антуан ничего мне не рассказывал. Пришел почему-то в ковбойской шляпе, попереминался с ноги на ногу, поозирался по сторонам и ушел.

Джек улыбнулся и подтолкнул локтем Селину.

— Где он сейчас? — спросил Дуэйн, глядя в потолок. — Я его давно знаю. Антуан не такой человек, чтобы бросать друзей в беде. Особенно когда дело касается Эррола. Он его любил. Знаете, я вообще не должен был этого говорить, но, принимая во внимание все обстоятельства… Словом, Антуан работал здесь незаконно, без оформления разных бумажек. Эррол отыскал его вместе с женой и детьми — тогда они были совсем малышами — во Флориде и привез сюда. Дал нормальную работу, платил хорошие деньги. Нет. я не верю, что Антуан пустился в бега.

— А может, он испугался, что его депортируют? — спросил Джек.

Дуэйн только покачал головой.

— Детектив, который занимается делом Эррола, узнал об Антуане еще в первый день — ну и что? У нас столько народу здесь работает без документов, что за каждым гоняться бесполезно. Полиция давно махнула на это рукой.

«Может, все же рассказать о той кровавой футболке и переднем зубе?» — подумала Селина и поежилась.

— Эй, есть кто живой? — раздался вдруг снизу голос Жан-Клода. — Сайрус, у тебя проблемы, дорогой!

— Он с Салли. С Салли Ламар, — отозвалась Селина как ни в чем не бывало. — Он договорился с ней о встрече и заявил, что не собирается забиваться в угол только потому, что по городу о нем поползли гнусные сплетни. Он сказал, что человек нуждается в его помощи, а все остальное не важно. Сайрус убежден, что Салли искренне решила примириться с Господом.

— А где у них свидание на сей раз? — спросил Джек. Селина в ответ только пожала плечами. И вообще она полагала, что чем меньше будет вслух рассуждать о пастырском рвении брата в отношении этой «заблудшей овечки», тем ей самой будет спокойнее.

— Послушайте, перестаньте наконец от меня бегать! — вдруг воскликнул Дуэйн. — Или соглашайтесь со всеми моими задумками и предложениями, и вам действительно не придется ни о чем беспокоиться. Я видел пару раз твою гостиную, Джек. Можешь мне поверить — я превращу ее к пятнице в конфетку! С потолка на лентах будут спускаться цветы. Повсюду я расставлю горшки и вазы с цветами. Мне обещали богатый выбор роз. Я думаю остановиться на белых и кремовых. Что скажешь, Селина?

— Очень красиво… — смущенно отозвалась она.

— Послушайте, совсем было забыл… Не хотелось вас огорчать, но… — неожиданно воскликнул Жан-Клод, вытаскивая из внутреннего кармана пиджака сложенный вчетверо газетный лист и передавая его Джеку. — Завтра эта весть разнесется по всему городу. Боюсь, Сайрус попал в непростое положение.

Джек брезгливо развернул самое известное в Новом Орлеане бульварное издание. Селина тоже заглянула в газету.

На одной из полос красовалось пикантное фото женщины, явно охваченной страстью. Спина мужчины закрывала почти все ее тело, кроме одной груди… которую увенчивал цветок. Для того чтобы понять, чем они занимаются, большой фантазии не требовалось.

— Черт возьми… — пробормотал Джек. — Сдается мне, свобода слова зашла слишком далеко…

— Это Салли Ламар, — пояснил Жан-Клод. — Кто-то из прислуги Ламаров разоткровенничался с репортером. Не удивлюсь, если он же и подстроил эту съемку. Смотрите: «Личность мужчины не установлена». Как вам это нравится?

— «Ненасытная жена будущего сенатора», — прочитал Джек заголовок заметки. — «Телохранитель кандидата поведал о том, как систематически подвергался домогательствам со стороны супруги своего босса. Она без обиняков дала ему понять, что рассчитывает на услуги интимного характера, в противном случае грозилась увольнением…» — Джек покачал головой, а потом осклабился: — Видит Бог, я не отношу себя к числу поклонников Салли Ламар, но даже мне ее жалко!

— Так, — нетерпеливо сказал Дуэйн. — Ну а дальше там что?

Джек стал читать вслух:

— «… Миссис Ламар со слезами на глазах созналась в том, что занималась сексом с десятками мужчин, в том числе и с влиятельными, заметными в Новом Орлеане людьми. Заявив, что патологически ненасытна в сексуальном плане, она теперь решила пройти курс обследования и лечения. Вместе с тем миссис Ламар подчеркнула, что ей очень стыдно перед мужем и она не станет обременять его своими личными проблемами в столь ответственные для него дни подготовки к выборам».

Шарбоннэ на мгновение умолк, обвел глазами присутствующих и продолжил чтение:

— «Она не высказала ни малейших сомнений в том, что он найдет себе другую подругу жизни, которая с большей ответственностью подойдет к его положению и репутации. А в довершение всего миссис Ламар заявила, что собирается пойти в полицию, так как считает, что последней видела Эррола Петри живым. Она сообщила, что в ту роковую для него ночь они занимались сексом в его ванной».

ГЛАВА 33

Все кончено.

Салли быстро направилась по узкому проходу погруженной в полумрак церкви. Свернув в придел, она сразу же увидела силуэт высокого мужчины в церковном облачении, сидевшего в первом ряду. На лице его играли блики от подрагивающего огня свечей. Он был удивительно красив…

— Сайрус! — дрогнувшим голосом позвала она. — Спасибо, что пришел.

— Садись. Ты уверена, что никто тебя не видел? Мы должны соблюдать осторожность.

— Я уверена. Я очень осторожна, Сайрус. Сбежала с вечеринки и пришла сюда самым окольным путем.

Он кивнул на соседний стул, и Салли присела на краешек.

— К счастью, мое духовное начальство поверило мне, а не газете. Они понимают, что я всего лишь помогаю страждущим. И нет смысла преследовать меня.

Салли подвинулась к нему ближе. Их колени соприкоснулись.

— А ты видел, что напечатали про меня сегодня? Там говорится, что я согласилась дать Уилсону развод.

— Ты в самом деле согласилась?

Салли поднялась со стула и, присев на корточки, поставила локти Сайрусу на колени.

— Я не признаю разводов. — Осторожно, стараясь не делать резких движений, она погладила его по ноге, потом положила на нее голову. — Прошу тебя, Сайрус, сними с меня эту тяжесть, дай мне утешение. Я так одинока!.. Скажи, как мне спасти брак? Уилсон подставил меня, потому что хочет другую. Но прежде чем избавиться от меня, ему нужно заручиться поддержкой и сочувствием общества. Тогда развод не повлияет на предвыборную кампанию.

— Почему ты мне все это рассказываешь?

— Потому, что ты имеешь косвенное отношение к этой ситуации. Дело в том, что Уилсон добивается твоей сестры. И если ему удастся убедить весь мир в том, что я ужасная женщина, все будут только аплодировать его разводу со мной и женитьбе на твоей хорошенькой, сексуальной сестричке!

— Салли, поверь мне, сестра равнодушна к твоему мужу. Она вздохнула и потерлась щекой о его ногу.

— Ты гораздо мудрее меня. Возможно, ты прав. Сайрус шевельнулся… Просто чтобы дать ей понять, что его смущают ее прикосновения, но Салли только устроилась поудобнее и подняла на него умоляющие глаза.

— Ты мне поможешь?

— Я очень хочу тебе помочь, — искренне ответил он, — но не знаю как.

— Поговори с Уилсоном. Предупреди, чтобы перестал порочить меня на людях. Иначе… Мне известно, как Бен Эйнджел появился у нас в доме. И где были мои глаза раньше?.. Оказалось, Бен никогда не занимался аквариумами, до того как стать телохранителем и шофером Уилсона. Это все подстроил Уилсон, чтобы «легально» провести Бена к нам в дом.

Сайрус удивленно хмыкнул:

— Но зачем такие сложности? Почему нельзя было просто нанять его?

— Дело в том, что ему надо было подтолкнуть мальчишку ко мне. Как подсадную утку. Уилсон знает, что я… развратная. И не сомневался в том, что сразу же западу на этого красавца! И он все подстроил. А потом уже сам Бен — по его заданию, конечно, — сделал так, что нас сфотографировали во время свидания, переговорил с газетчиками, наплел им про меня бог знает чего… Сайрус, повторяю: Уилсон мечтает о Селине.

— Я поговорю с Селиной, — отозвался Сайрус. — Она будет очень удивлена, когда узнает об этом.

— Мне плевать. Пусть спит с ним сколько влезет, — махнула рукой Салли. — Мне он не нужен; главное, чтобы он оставался моим мужем!

Сайрус посмотрел на нее как на умалишенную.

— Ты знаешь, Сайрус, кого я хочу. Тебя. Много лет назад я совершила роковую ошибку и оттолкнула тебя, но теперь я старше и мудрее.

Салли хотела, во-первых, отомстить Уилсону и Селине, совратив ее брата. Во-вторых, она действительно жаждала его объятий. И в-третьих, рассчитывала с помощью Сайруса низвергнуть Уилсона.

— Прошу тебя, будь рядом, когда я стану рассказывать репортерам обо всех делишках Уилсона. Тебе, кстати, известно, что он наркоман? Без кокаина и дня прожить не может.

— Салли… — мягко проговорил Сайрус. — Это его дело.

— Но я говорю тебе это как брату Селины! Неужели ты хочешь, чтобы твоя сестра связалась с наркоманом?

— Селина выходит замуж. В пятницу. За Джека Шарбоннэ.

Салли неожиданно рассмеялась.

— Прекрасные новости! — воскликнула она. — Рада за Селину. А тебе известно, между прочим, что Уилсон дико ревновал к Эрролу? Во-первых, он знал, что мы с Эрролом были любовниками. А во-вторых, просто завидовал ему — ведь Эррола любили все! Он влюблял в себя всех вокруг, практически не прилагая к этому никаких усилий, чего никогда не удавалось Уилсону. И наконец — может быть, самое главное, — он думал, что Эррол спит с Селиной, и любой ценой намеревался положить этому конец! Понимаешь, Сайрус? Любой ценой! Уилсон не пожалел бы денег на то, чтобы разлучить Эррола с Селиной на веки вечные! И он вполне мог «заказать» его! Вполне!

— Нет, Салли, тебе изменяет чувство объективности.

— Мы не на исповеди, и я не прошу у тебя отпущения грехов, а говорю с тобой как со старым другом.

Сайрус отвел глаза.

Салли мягко коснулась рукой его лица и вновь развернула его к себе так, что они встретились взглядами.

— Я занималась любовью с Эрролом в ту ночь, когда он умер. Но когда я уходила, он был еще жив и прекрасно себя чувствовал. Это уже потом с ним как будто случился сердечный приступ и он поскользнулся в ванной или что там говорят…

— Не говори со мной о супружеской измене, Салли. Я не тот слушатель, который способен воспринять это благосклонно.

— Но ты должен понять! Должен понять, что мне все известно про Эррола! Я знаю, почему он погиб!

Она приподнялась на коленях и взяла в руки его лицо, чтобы он больше от нее не отворачивался.

Он не сделал попытки освободиться.

Тогда Салли его поцеловала, но Сайрус словно окаменел.

— Да что с тобой? — взмолилась Салли. — Ты разве уже не мужчина?

Он улыбнулся:

— Мужчина и человек, который серьезно относится к данным им обетам. Я помогу тебе чем смогу, но… только не это.

Салли лихорадочно соображала. Что ж, по крайней мере она уничтожит мужа.

— Уилсон знал, что я сплю с Эрролом, — проговорила она. — А он не любит, когда другие пользуются тем, что, как он считает, принадлежит одному ему. В общем, Эррол был жив-здоров, когда я уходила от него. Мы вместе принимали душ, затем вернулись в постель, и только потом я ушла.

— И что?

— А то, что Эрролу было кое-что известно про Уилсона. Он так мне и сказал. Предупредил, что мне лучше бы дистанцироваться от Уилсона, иначе неприятности заденут и меня.

— Неприятности? Эррол грозил Уилсону неприятностями?!

— Да. У них должна была состояться встреча. Сразу же после нашего свидания. Эррол говорил, что после их разговора Уилсону придется снять свою кандидатуру на выборах. А еще сказал, что боится за свою жизнь, но твердо решил довести дело до конца.

— Салли…

— Сайрус, найди способ передать эти сведения полиции. Честным ее представителям. Пусть допросят Уилсона по поводу той ночи. Я лично думаю, что муж подождал, пока я уйду от Эррола, а потом… убил его.

Салли вышла из церкви и быстро направилась к машине. Уилсон решил ее погубить и, возможно, преуспел в этом. Но одна она на дно не пойдет!

Сквозь рваные облака временами проглядывала луна, то заливая все вокруг мягким светом, то прячась и уступая место кромешной тьме.

Каблучки Салли звонко стучали по мостовой.

Отказ Сайруса в некотором смысле даже утешил ее. Наверное, он последний благородный человек на всем белом свете. Она грамотно выбрала себе союзника. Уж он-то позаботится о том, чтобы Селина не досталась Уилсону!

В доме справа заиграл рожок. Плачущие нежные звуки трепетом отозвались в сердце Салли.

Машину она оставила за следующим поворотом. Ускорив шаг и нашарив в кармане связку ключей, Салли успокоилась.

Когда впереди показался «мерседес», она протянула руку и нажала кнопку на пульте. Дверца щелкнула, и в салоне тотчас зажегся свет. Она улыбнулась: Уилсону вскоре придется отвыкнуть от многого — деньги-то, в конце концов, ее.

Салли взялась за ручку дверцы и уже хотела было открыть, как вдруг чьи-то сильные руки обхватили ее из-под машины за лодыжки и рванули на себя. Салли, не удержавшись, повалилась навзничь и ударилась головой о край тротуара…

Стон ее потонул в звуках рожка.

Блеснуло лезвие ножа, и не успела она закричать, как ее рот зажала та же мускулистая рука.

Мужчина навалился на нее сверху, потное лицо его скривилось в зловещей ухмылке. Боже, как хорошо она знала это лицо!..

Боль молнией ударила от подбородка к низу живота. Салли захрипела. Из раны брызнула кровь. А он бил ее ножом снова и снова…

ГЛАВА 34

«Ла Мурена» никогда не относилась к числу тех заведений, куда по вечерам любили заглядывать супружеские парочки.

Джек, скользнув взглядом по неоновой вывеске на фасаде, решительно вошел внутрь.

Нервы его были натянуты как струна. Что ж, вполне естественно для такого места. Джек пришел сюда не по своей воле — просто не было другого выхода. Он должен добиться от Вина гарантий спокойствия для себя и своих близких. А то, что Вин «заказал»в свое время его родителей, — это сейчас не имеет значения.

Джек хотел попрощаться с этими ребятами раз и навсегда, несмотря на то что они не любят этого. Задача заключалась в том, чтобы «выйти из игры» незаметно, усиленно делая вид, что ни о чем таком и не помышляешь.

— Эй, Джеки!

От стойки бара оторвался Санни Клин и направился к Джеку.

Тот небрежно сунул руки в карманы.

— Вот решил заглянуть на огонек, Санни. Скучно. Некуда податься, нечем заняться. Пойти бы поспать, да не спится.

— А вот я сплю прекрасно. — Санни перекатил зубочистку из одного уголка рта в другой. — Сказать, в чем секрет? Надо знать правила игры. И не лезть на рожон.

Никакого перевода эта нехитрая метафора не требовала.

— Я пришел повидаться с Вином.

— А по мне, так тебе лучше сейчас отправиться домой и лечь спать.

Джек решил поговорить с мерзавцем начистоту.

— Я не ваш человек, Санни, — проговорил он, не сводя с мафиози прямого взгляда. — Факт есть факт — Вин не приглашал меня в «семью». Ты пошел в этой жизни одним путем, я другим. Понимаешь?

— Понимаю. Но тебе хочется, чтобы тебя пригласили, верно? Хочется стать «своим», Джеки, так? Войти в «семью»и заполучить то, на что большинство из нас гробит всю свою жизнь. Хочется всего и сразу. В качестве подарка. Так вот, должен тебя предупредить: даже если ты и получишь этот подарок, то будешь генералом без армии.

— Ты меня не понял, — покачал головой Джек. — У меня своя жизнь, Санни, и меня это устраивает. И запомни хорошенько и прочувствуй: я уважаю твое стремление унаследовать трон Вина. А сейчас мне надо поговорить с боссом.

— О чем? — Санни преградил Джеку путь.

— Я по личному вопросу, — отозвался тот, и улыбка окончательно сошла с его лица. — Ты понимаешь? По сугубо личному вопросу. Если Вин захочет, то потом тебе расскажет. Итак, не прощаюсь.

Подойдя к тяжелой двери из красного дерева, Джек постучал.

— Ты ел? — спросил Вин, когда он вошел и закрыл за собой дверь.

— Да, спасибо. Хочу просить тебя уделить мне несколько минут.

Вин радушно развел мясистыми руками. На пальцах тускло сверкнули дорогие перстни.

— Мое время — твое время. Садись, в ногах правды нет. Джек сел за стол напротив Вина, стараясь не смотреть ему в глаза. Старик этого не любил.

— У меня возникли кое-какие проблемы… — проговорил Джек. — А ты всегда просил обращаться, если что. Сдается мне, у Санни на меня большой зуб. Похоже, он действительно опасается, что я займу его место, и предпринимает шаги, чтобы подстраховаться. Нехорошие шаги.

Не спуская неподвижного взгляда с Джека, Вин залпом осушил стакан красного вина.

— Женщину, на которой я собираюсь жениться, выкрали средь бела дня и чуть не убили. За дочкой в детском саду присматривает какой-то странный дядя. В мой адрес поступают угрозы, Вин. Короче, я решил просить тебя о помощи.

Вин налил себе еще, сделал два больших глотка и отставил стакан в сторону.

— Ты близок ко мне, и неудивительно поэтому, что кое у кого возникают подозрения. Боюсь, тебе придется самому рассеивать их.

— Но как, Вин?

— Очень просто. Я знаю, это уязвит твою гордость, но… Плати небольшой процент Санни. Пусть видит, что ты относишься к нему с уважением.

Джеку это предложение явно не понравилось.

— Неужели нельзя просто попросить его отстать от меня? Неужели ты не можешь на него повлиять?

— Может, и могу, — . качнул головой Вин. — Но лучше последуй моему совету. У меня у самого сейчас кругом одни проблемы. Вокруг уже поползли слухи о том, что я теряю контроль над ситуацией. Ребята начинают делить мое наследство, распределять посты… — Он поманил Джека толстым пальцем. — Я тебе скажу сейчас кое-что… на тот случай, если вдруг больше не придется…

Шарбоннэ стало не по себе. Он наклонился к Вину и лишь с трудом удержался от того, чтобы не вздрогнуть, когда тот взял его за руки.

— У меня есть семья. Настоящая, кровная. Жена и дети. И дети моих детей. У меня пять правнуков, Джеки. Я должен побеспокоиться об их безопасности.

— Я о том же самом тебе говорю…

— Но и ты мне небезразличен. А потому последуй моему совету, и не ради Санни, а ради меня. Сделай в память о своей матери.

Джек все-таки вздрогнул.

— Я никогда не рассказывал тебе всей правды… А теперь, похоже, пришло время. Я любил ее, Джек. И хотел жениться на ней, а она выбрала твоего отца.

Джек не стал напоминать Вину, что на тот момент он был уже женат и имел своих детей.

— Ты мог бы быть моим сыном. — Босс крепче сжал его ладонь. — Я часто думал об этом, потому и заботился, как о родном. Если бы все сложилось, ты был бы моим сыном.

«Незаконнорожденным…»

— Какой прок думать сейчас об этом? — осторожно проговорил Джек.

— Никакого, — буркнул Вин. — Я просто объясняю, почему так заботился о тебе все эти годы. Теперь же у меня полно своих проблем. Санни никак не угомонится. Из-под меня вышибают стул, и мне это не нравится.

— Я…

— Дай мне закончить. Твоя мать не должна была умереть. Просто ребята… скажем так, увлеклись.

Джек был твердо убежден в том, что Вин заранее знал о кровавой расправе в доме Пьера и Мари Шарбоннэ в тот солнечный день. Джек видел, как приехал Вин. Тот ничему не удивлялся. Просто поднял Мари на руки и, положив в шезлонг, прикрыл одеялом. Джек видел все своими глазами. И ненавидел Вина за это.

— Будь с Санни полюбезнее, — продолжил старик. — Может, тебе стоит увязать это как-то с твоим заведением? Скажем, устраивать для него бесплатный вечер раз в месяц? И передай ему, что это была моя идея, Джеки. Тогда все будет в порядке. Я так думаю…

Джеку захотелось треснуть кулаком по столу, но он сдержался. Столько лет все было спокойно. Столько лет он держал ситуацию под контролем и вдруг из охотника в одночасье превратился в жертву.

— Ясно. — Джек поднялся. — Я подумаю над твоими словами, Вин, а потом приму решение.

Ему стало душно. Захотелось поскорее выйти на улицу и глотнуть свежего воздуха. Но в баре он вновь наткнулся на Санни.

— Мне пора, Санни.

— И тебе больше нечего мне сказать?

Джек взглянул на него в упор и окончательно решил обойтись без «подарков»,

— Отчего же? Я надеюсь, ты серьезно воспримешь мои слова. Итак… тебе не стоит меня опасаться, Санни. Я в стороне. Договорились?

Санни побагровел.

— Что?! Ты считаешь, что можешь позволить себе говорить со мной в таком тоне, сучонок?!

— Вовсе нет. Просто ты, судя по всему, обеспокоен тем, что я могу занять твое место. Так вот, повторяю: тебе не о чем беспокоиться. Со мной у тебя проблем не будет.

Санни взял Джека за лацканы пиджака.

— Вот и хорошо. Но имей в виду, дорогой: в случае чего… по городу поползут неприятные слухи. Такие, что тебе впору будет вешаться.

— Какие слухи? — Джек насторожился.

— Пять лет прошло или около того, а? — Санни криво усмехнулся. — Дочь-то ведь у тебя уже смышленая девчонка?

— Ты о чем, Санни?

— Я о человеке, который находился в машине в тот момент, когда его жена утонула в болоте. Но он просто успел выскочить, а она нет.

Джек хрустнул пальцами. Санни довольно ухмыльнулся.

— То-то и оно. Ребенку ведь не объяснишь, правда? Все равно не поймет, как это папа сам выбрался, а маму не вытащил, а?

Джек мотнул головой:

— Я пытался. Не смог.

— Говорят, что ты долго сидел на берегу, прежде чем позвать на помощь. Да и то только после того, как тебя увидел один твой знакомый.

Уилсон Ламар…

Уилсон возвращался из борделя. Респектабельный адвокат, который уже в то время метил в политические деятели, шатался по борделям. Но тем вечером он дал понять Джеку, что ему не удастся ничего доказать про бордель, а против того факта, что Элиза умерла, не поспоришь…

Официально была принята версия самоубийства. Джек действительно не хотел, чтобы Амелия знала правду. Элиза настояла тогда на том, чтобы сесть за руль, и умоляла, чтобы он оставил ее в покое. Джек отказался, и она направила машину в топь…

— Сдается мне, я знаю, о чем ты думаешь, Джеки, — проговорил Санни. — Итак, предупреждаю: встанешь у меня на пути — пеняй на себя.

Джек выпрямился.

— В таком случае, Санни, я тоже хочу тебе кое-что сказать: не вставай у меня на пути, и я не встану на твоем. Не трогай ни меня, ни моих близких. Мы не представляем для тебя угрозы.

ГЛАВА 35

— Сайрус? — Селина вцепилась в подлокотники кресла и вся подалась вперед, напрягая слух. — Сайрус, это ты?

Она вскочила с кресла.

— Я, я… — отозвался брат. — Хочешь чаю со льдом? Нервы у нее были словно натянутые струны. Почему от Джека до сих пор нет никаких вестей? Тилли сказала ей по телефону, что Джек заглядывал к ним несколько часов назад и с тех пор — тишина.

Сайрус появился в комнате с двумя стаканами чая. Он был бледным и усталым, словно не спал несколько дней подряд.

— Интересно, что ты здесь делаешь одна?

— Джеку надо было отлучиться, а Дуэйн и Жан-Клод вернулись к себе в клуб.

— И ты осталась одна. Напрасно. После всего, что с тобой произошло…

Селина приложилась щекой к холодному стеклу стака — , на, потом лбом.

— Сайрус, меня ужасно тяготит то… что я давно должна была сказать и тебе, и Джеку. Но упустила время. А теперь боюсь. Боюсь говорить. Господи, разве так можно?

Она приложила дрожащие пальцы к губам.

— Ты сильный человек, — проговорил наконец брат. — Расскажи сейчас то, что ты не смогла рассказать раньше. Если хочешь, это останется между нами. И я помогу тебе, Селина. Клянусь, помогу, даже если сейчас тебе кажется, что это невозможно.

— Хорошо, я расскажу. Ты, конечно, рассердишься на меня после этого. А Джек… он просто выйдет из себя, я знаю.

Сайрус взял ее под руку, заставил сесть, а сам опустился рядом.

— Я не рассержусь, обещаю. За Джека ручаться не могу, но знаю только, что он хороший человек. Великодушный и благородный.

— Да и я не лгала ему, просто всего не сказала. Наверное, он давно помог бы мне, но я боялась ему довериться… А знаешь, Сайрус, мы тут столкнулись с Уилсоном Ламаром. Это его ребенок. Узнав обо всем, Джек поначалу взбесился, но затем вроде успокоился. Правда, я боюсь, что он может припомнить это Уилсону, когда они останутся наедине. И тогда… Бог знает, что тогда может случиться!

В комнате воцарилась тишина.

— Надо было рассказать Джеку все с самого начала, но я боялась, что Уилсон, узнав, станет меня шантажировать и угрожать неприятностями родителям.

— А вчера? Он вчера угрожал?

— Вчера, в ресторане, он понял, что я беременна, и приказал мне сделать аборт.

— Но ведь ты говорила, тебя изнасиловали? У тебя что, был роман с женатым мужчиной?

— Меня изнасиловали! Сайрус побелел.

— После этого я перестала у него работать. Помнишь, я одно время помогала ему с раскруткой кампании? Вот перестала. А он начал угрожать. Сказал, если, мол, проговорюсь хоть кому-нибудь, он объявит, что это я его затащила в постель, решив его использовать в корыстных целях. И еще позаботится о том, чтобы выставить наших родителей дураками перед всеми их знакомыми и друзьями.

— И ты оставила все как есть?

— А что мне было делать? Мне не к кому было обратиться за помощью. Эррол… Ему я доверяла. А Уилсон… Он не успокоился. Явился сюда, когда я была одна, и я чуть сознание не потеряла от страха. И потом я все рассказала Эрролу.

— А он?

— Он настолько рассвирепел, что хотел тотчас идти разбираться к Уилсону. Я еле остановила его, и тогда он… сделал мне предложение.

— Кто? Эррол?! Несчастный… Ты ему, конечно, отказала.

— Я решила подумать, а потом его… убили.

Внизу хлопнула входная дверь. За стенкой раздались решительные шаги, и на пороге показался усталый Джек.

— Сайрус, как славно, что ты здесь. А где Дуэйн?

— Они с Жан-Клодом вернулись в клуб, — ответила Селина и тотчас выпалила: — Джек, я только что рассказала Сайрусу кое-что… о чем до сих пор молчала. И еще мне нужен совет.

Она набрала в грудь побольше воздуху и выдала Джеку все про Уилсона Ламара. Начиная от изнасилования и заканчивая его угрозами в отношении ее родителей.

Джек пробормотал что-то нечленораздельное и шумно вздохнул. Атмосфера в комнате накалялась. Селине вдруг захотелось расплакаться и забыть обо всем на свете.

— А еще? — наконец проговорил Джек. — Ты говорила, что тебе нужен совет. — Он швырнул пиджак на стул, но промахнулся. — Выкладывай. Пора вылезать из той ямы, в которой мы все оказались! Говори.

По телу Селины прокатилась дрожь. Она впервые видела Джека в такой ярости. Что ж…

— Помнишь, ко мне приходила жена Антуана, Роза? Красивая, сильная женщина. У них двое детей. Родители работают изо всех сил, чтобы добиться для них достойного будущего. Но Роза была очень напугана в тот день. Я ее понимаю. Они ведь нелегально работают в этом штате. Она умоляла меня молчать о том, что мог сказать мне Антуан насчет той ночи, когда погиб Эррол…

Дальше Селина выложила Джеку все, что произошло с Розой.

— И ты молчала? Ни словом не обмолвилась даже после того, как тебя похитили? Неужели ты не понимаешь, что эти два события непосредственно связаны? Но даже если бы это было не так, почему, почему ты мне ничего не сказала?!

Селина попыталась было отойти от Джека, но он крепко держал ее за руку.

— Ответь! — Но прошло какое-то мгновение, и Джек пробормотал: — Черт, как же Антуана угораздило…

— В том-то и дело! — с жаром воскликнула Селина. — Именно поэтому я и боялась говорить. Антуан у них в руках, и неизвестно, жив ли он вообще. И Роза с тех пор больше не объявлялась. А в тот раз она показала мне его футболку, которая вся была залита кровью, и осколок зуба.

Джек побелел и нахмурился. То же самое случилось и с Сайрусом.

— Ты боялась обращаться за помощью… — подытожил Джек, не спуская с нее внимательного взгляда. — Что ж, по крайней мере теперь понятно. Не думай, я тебя не осуждаю. Ты испугалась, это естественно. Но пришло время овладеть ситуацией и не жить под чужую диктовку!

— Прости меня… — тихо произнесла она.

— Боюсь, наши обоюдные расшаркивания мало чем помогут Антуану, — проворчал Джек. — Возможно, ему сейчас уже вообще ничто не поможет. Но будем надеяться, что это не так. Селина, дай слово, что больше никогда ничего не будешь от меня утаивать.

— Прости меня, — только и повторила она, опустив глаза.

— Вы тут поговорите… — неловко пробормотал Сайрус, собираясь выйти из комнаты.

— Не уходи, — поспешно произнес Джек. — Селина, сейчас не очень подходящий момент, но я все-таки скажу тебе в присутствии брата…

— Я все-таки, пожалуй… — проговорил Сайрус.

— Пожалуйста, останься, — попросила его на сей раз сестра.

Джек погладил ее по голове, коснулся щеки и сомкнутых губ.

— Сегодня я понял, что мы еще не так близки, как мне бы того хотелось, Селина. Но я люблю тебя. И наш брак… я очень надеюсь, что мы приняли правильное решение. А теперь, дорогая, пойдем-ка домой.

ГЛАВА 36

Выстрелы раздались прежде, чем Джек увидел мигалки полицейских машин. Он тут же схватил Селину за руку и прикрыл ее собой, а сам осторожно выглянул за угол — туда, где начиналась Шартр-стрит.

С десяток автомобильных фар и специальных прожекторов были обращены на фасад напротив дома Джека. Позади баррикад из полицейских машин собралась довольно приличная толпа зевак.

— Джек?

— Тише, — сказал он, не оборачиваясь. — Похоже, что-то случилось у этих двух старух, которые живут напротив.

Прошло несколько минут. Наконец из дома, где, по словам Амелии, живут привидения, полицейские вывели двух человек в наручниках и запихнули их в свой фургон. Затем какой-то рослый полицейский отнес в ожидавшую тут же машину «Скорой помощи» хрупкую старушку. Опираясь на палку, вышла вторая женщина. Даже отсюда было видно, какой яростью полыхают ее глаза. Понемногу все стали разъезжаться.

На месте происшествия остался только один молоденький полицейский, который усиленно призывал толпу разойтись.

— Нам пора, — проговорил Джек.

— Сюда нельзя, — сказал им полицейский, выставив грудь колесом.

— Мы здесь живем, — спокойно объяснил Джек, кивнув в сторону своего дома. В окне второго этажа за занавесками угадывались две смутные фигурки. Джек хмыкнул. Сколько раз им говорить, чтобы не подходили к окнам!.. — А что стряслось? — Джек рассчитывал разговорить полицейского.

Сняв фуражку и смахнув пот со лба, юноша пробормотал:

— Я не имею права распространяться, сэр. Тут замешана мафия. Очевидно, оттуда они следили за человеком, которого намеревались убрать.

Джек озабоченно покачал головой.

— Обманом проникли в дом к двум пожилым леди. Видимо, прикинулись служащими газовой компании. Ну и взяли их обеих в заложники. Держали в дальней комнате несколько недель. Одна женщина очень ослабла, но другая та еще тетка! Испытания, похоже, только разозлили ее. А сегодня ребята маленько утратили бдительность. Очевидно, в связи с разборкой в штаб-квартире Джаванелли. Там такая каша заварилась!.. Ну и ребята подрастерялись. Сердитой леди удалось завладеть телефоном, и она позвонила нам.

— А вам известно, за кем они следили? — осторожно спросила Селина.

— Да за каким-то пижоном… Шарбоннэ, кажется. Я лично никогда не слыхал про него. Но в любом случае теперь это уже не так важно.

Джек изобразил на лице еще большую озабоченность, собираясь копнуть поглубже.

— Так что там с Джаванелли, говорите? — как бы между прочим спросил он.

— Старика убрал какой-то его ближайший подручный. Потом за Джаванелли попыталась отомстить его охрана. Ну и понеслось, как водится… Когда дым рассеялся, в живых уже почти никого не осталось. Это все в ресторане в каком-то случилось… «Марина»… вроде так называется…

— Может, «Ла Мурена»? — машинально уточнил Джек, чуть утратив бдительность.

— Во-во, точно! Итальянский, рыбный, ну правильно. Теперь запомню.

— Я слышал про него, — торопливо поправился Джек. — А с этим подручным что стало?

— Отвезли в больницу. Он жив, но ему прилично досталось.

«А Вин убит. Почему же я не радуюсь?»

Джек даже пожал плечами от разочарования и тут же посмотрел на женщину рядом с ним.

«Я люблю ее, и теперь никакие мысли не будут отвлекать меня от этого».

Взяв Селину под руку, Джек неторопливо направился вниз по улице, но едва полицейский отвернулся, как он быстро свернул к своему дому. Дверь открылась сразу же, словно Тилли видела сквозь стены.

— Все кончено, Тилли, — кивнул ей Джек. — Вина Джаванелли больше нет.

— Вот и отдохнете теперь, — проворчала Тилли. — И душа вашей несчастной матери наконец упокоится с миром.

Вслед за Селиной и Тилли Джек стал подниматься наверх.

— Я же говорила тебе, папа, что видела там злых духов! — Амелия выбежала к отцу босиком и в розовой ночной рубашечке. И теперь стояла на верхней ступеньке лестницы, прижимая к груди своего Принца Лягушку.

— Ты же должна спать, букашка.

— Как я могла заснуть при таком шуме? — возразила девочка. — Я же говорила тебе, что видела красные огоньки в окнах того дома. Говорила же, что кто-то смотрел на меня оттуда! — Джек виновато опустил глаза. — Вот видишь, папа! И когда я в следующий раз что-нибудь скажу, ты не отмахивайся, а лучше послушай! — строго проговорила Амелия.

Шарбоннэ вновь взглянул на дочь, и его захлестнуло чувство нежной любви. Он подхватил Амелию на руки, прижал к себе и крепко поцеловал.

Пожалуй, еще не все испытания закончились. Но непосредственная угроза жизни его любимой и дочери, похоже, миновала.

— Ты не очень хорошо себя чувствуешь, да? — оценивающе глядя на Селину, спросила девочка.

— Да нет, все в порядке…

— Нет, нет, я вижу. Просто ты не хочешь признаваться. Что ж, когда папа закончит рассказывать сказку, тебе лучше пойти спать к нему. Если что, он может померить температуру или дать таблетку.

Селина, спавшая рядом, дышала глубоко и ровно. Джек лежал с открытыми глазами. Мысли его вертелись вокруг событий последнего дня, и еще он пытался угадать, что готовит день грядущий.

Перед их уходом Сайрус поделился с ними подозрениями Салли Ламар в отношении ее мужа, а также ее планами на будущее и стратегией достижения поставленных перед ней целей. Джек, мягко говоря, не слишком симпатизировал Салли, но все же ему стало ее жалко. «Сердце женщины разбито и, возможно, уже никогда не будет исцелено», — подумал он тогда.

Ночную тишину взорвал резкий телефонный звонок.

Проявив чудеса реакции, Джек мгновенно сорвал с аппарата трубку и опасливо взглянул на Селину. Кажется, не проснулась. Джек улыбнулся и тихо сказал в трубку:

— Да?

— Мистер Шарбоннэ?

Джек нахмурился. Какой-то незнакомый хриплый голос…

— Это мистер Шарбоннэ? Мне нужен он. Джек нахмурился и прижал трубку ближе к уху.

— Да, это Джек Шарбоннэ. С кем я говорю?

— Я в больнице. Здесь никто не знает, кто я такой. Мистер Эррол… он доверял вам. И вы всегда были добры ко мне.

Не может быть… Какое невероятное везение! И именно сейчас, когда не ясно, что делать дальше!

— Антуан?

— Здесь никто не знает этого имени, — ответили на том конце провода. — Я ударился головой. Здесь никто не знает, кто я. Вы понимаете? А значит, никто меня здесь не найдет. Антуан… у него было много неприятностей. Он боится за жену и детей. Но он жив.

— Полиция…

В ответ раздались частые гудки. Антуан бросил трубку.

Ладно, главное — Антуан жив, пока в безопасности и решил пойти на контакт.

Телефон зазвонил вновь. Вздохнув, Джек включил ночник. Селина открыла глаза и растерянно заморгала.

Джек приложил палец к губам.

После второго звонка Джек снял-таки трубку.

— Говорит Шарбоннэ.

— Селина Пэйн у тебя?

Он заскрипел зубами, но тут же овладел собой. Сейчас не время беситься.

— Сначала представься.

— Я звоню по поручению мистера Уилсона Ламара. Дело касается ее родных, которым, очевидно, не избежать неприятностей.

— Выражайся яснее. Даю тебе еще один шанс, дорогой. В противном случае я кладу трубку.

— Мне поручили передать мисс Пейн конфиденциальное сообщение следующего содержания. Накануне вечером супруга мистера Ламара отправилась на встречу со священником Сайрусом Пэйном. Вскоре после этого она была найдена на улице, около своей машины, убитой. Ее зарезали.

ГЛАВА 37

Интересно, как много эта сучка успела разболтать Сайрусу Пэйну?

Уилсон вовсе не был набожным человеком, но сейчас готов был молить Бога о том, чтобы святой отец держал все полученные от Салли новости при себе.

Из ванной вышла обнаженная Шерман. Ламар окинул ее красноречивым взглядом, в котором сквозили одновременно раздражение и похоть. Они спали вот уже несколько лет, но впервые в его доме. Будь его воля, он ни за что не допустил бы этого, но она сама явилась к нему около полуночи. Спустя пять минут после того, как его оставила в покое полиция, сообщившая о смерти Салли. Шерман, как всегда, узнала о происшествии едва ли не раньше всех в городе и поспешила принести Уилсону свои «соболезнования».

— Пойду, — сказала она, надевая на руку часы. — Имей в виду, я всегда в твоем распоряжении. Всегда готова взбодрить тебя.

Она стала медленно — как это действовало Уилсону на нервы! — одеваться. Маленькие крепкие груди увенчивались остренькими сосками. Казалось, Шерман вся сплошь состояла из эрогенных зон. Даже прикосновения собственных рук вызывали в ней возбуждение.

Уилсон поднялся с постели, на которой лежал одетым, подошел к любовнице и поцеловал ее так, как она больше всего любила — жестко, кусая губы. Затем взял с кресла дамскую сумочку и передал ей.

— Спасибо, дорогая. Утешила меня по высшему разряду. Впрочем, как всегда. Сейчас я посмотрю, все ли в порядке. Потом ты выйдешь, спустишься по задней лестнице и окажешься в саду. Там тихо и покойно. Все глаза устремлены на парадный вход. Впервые, пожалуй, я не спешу раскрывать свои объятия представителям прессы.

Шерман сунула руку ему между ног.

— Достаточно того, что ты раскрыл их мне, красавчик. Уилсон убрал ее руку и осторожно приоткрыл дверь.

Тишина. Шерман ущипнула его напоследок за ягодицу и бесшумно выпорхнула в коридор, держа туфли на высоких каблуках в руке.

Не глядя ей вслед, Уилсон тут же закрыл дверь. Ему вдруг пришла в голову мысль, что их с Шерман отношения затянулись… даже слишком.

Подойдя к окну, он убедился, что Шерман покинула особняк незамеченной, и с облегчением вздохнул.

В комнате с кофе и сандвичами на подносе появился Бен. Уилсон попросил его закрыть за собой дверь.

— Долго прятаться от полиции мне не удастся, — проговорил он. — Поэтому к их вопросам лучше подготовиться сразу. Что скажешь по этому поводу?

— Я не имею никакого отношения к смерти вашей жены.

— К убийству. Не к смерти, а к убийству, — поправил его Уилсон. — Ее убили, Бен. Будем называть вещи своими именами.

— Хорошо, я не убивал миссис Ламар, — ответил юноша совершенно спокойно. — Я делал лишь то, что вы мне говорили. Задания убивать ее я не получал.

— Хорошо держишься, мой мальчик, — проговорил Уилсон. — Но признайся, разве ты не занервничал маленько, когда увидел в газете тот прелестный снимочек и прочитал собственные обвинения в адрес Салли, которая, мол, домогалась своей прислуги? Тебе не приходила в голову мысль, что она может отомстить тебе за это, наведя о тебе справки и устроив тебе сладкую жизнь? Итак, вопрос стоит предельно четко: как в газете оказались фотографии? Ведь они делались не для печати, а лишь как инструмент давления на Салли.

Бен опустил глаза.

— Повторяю, я лишь выполнял ваши указания. Я вообще впервые увидел фотографии только в газете.

— Хорошо, Бен. Если это был не ты… то кто же? В газету снимки мог отдать либо ты, либо фотограф, но фотограф этого не делал, я точно знаю, потому что фотографом был я сам. Я просто хотел припугнуть Салли и заиметь на нее документальный компромат, вот и все. А что вышло? Ситуация вышла из-под контроля. И кого винить?

— А где пленка?

Уилсон нахмурился, подошел к бельевому шкафу и раздвинул в стороны висевшие на вешалках костюмы.

Вытащив из шкафа спортивную сумку, он расстегнул молнию и вынул фотоаппарат.

— Ну, так я и знал… — пробормотал он, обнаружив отсутствие кассеты с пленкой. — Откуда? Кто мог узнать о том, что пленка здесь? Так, это кто-то из своих… Они сперли пленку и собираются меня шантажировать. — Он с прищуром взглянул на Бена. — Мерзавец, это ты, признайся! Тебе все мало? Хочется больше?

Темные глаза Бена сверкнули от возмущения.

— Я когда-нибудь просил у вас деньги? — Нет…

— И не собираюсь. Еще раз повторяю: я не имею никакого отношения к тому, что случилось вчера с вашей женой.

— Попробуй-ка убедить в этом полицию… Ты и так у них на подозрении после тех публикаций. Не надо было болтать про нее репортерам.

— А вы? Думаете, я буду молчать? Думаете, я не расскажу про вас, если ко мне прицепится полиция?

Уилсон побледнел. А парнишка, оказывается, не промах…

— Лучше давай подготовимся к возможным вопросам.

— В отношении меня полиции ничего доказать не удастся, — спокойно сказал Бен. — Вы же — другое дело. У каждой фотографии бывает негатив. И тот, кто взял их, конечно, вспомнит, откуда он их взял.

В дверь тихо постучали.

— Это я, сэр… Опи.

— Подождешь, я занят!

Через полминуты Опи постучался вновь.

— Проваливай! — крикнул Уилсон почти истерично, но тут же натолкнулся на снисходительный взгляд Бена Эйнджела и чертыхнулся. Переведя дух, он уже спокойнее сказал: — Входи, Опи. Что там у тебя?

Дверь медленно открылась, и в проеме показалась лысина дворецкого.

— Не понимаю, что происходит, но тебе надо спуститься вниз, Бен Эйнджел. Там полиция. Пришли за тобой.

Уилсон взял Опи за руку и втащил в комнату.

— У тебя есть родители? — спросил Опи у Бена. Самоуверенность мгновенно покинула Бена.

— У каждого человека есть родители, старик.

— Они были здесь, у нас? Мистер и миссис Рид? Пришли без приглашения на вечер и разыскивали мистера Ламара.

— В чем дело? — резко спросил Бен, судорожно сжимая кулаки. — Миссис Рид — моя мать, а мистер Рид — отчим. Что дальше?

— Их забрали в участок для дачи показаний, и они попросили пригласить тебя. Говорят, ты их спасешь.

— Спасу? Ты что, спятил?! — вскричал Бен нервно. Опи взялся за ручку двери.

— Их допрашивали на предмет гибели хозяйки, миссис Ламар. Сдается мне, полиция думает, что это они ее убили.

ГЛАВА 38

— Ты никогда не спрашивала меня, Селина, почему я стал священником.

Она нашла наконец свои туфли в коробке и обернулась к брату.

— Я думала, тебя призвал к этому Господь… Порой я даже завидовала тебе, твоей железной уверенности в правильности принятого решения.

Губы его дрогнули в слабой улыбке.

— Да… Я хотел постичь целостность мира. Мне казалось, что вера — последний необходимый компонент уравнения, что без нее жизни все-таки нет. Но при этом я скоро обнаружил, что вера не избавила меня от вечной муки и борьбы с самим собой.

Селина взглянула на брата с явным любопытством. Сайрус никогда раньше не говорил с ней на такие темы.

— Это все из-за Салли, да? Я понимаю, такой шок… Тут впору и от веры отказаться. Ты слышал, что полиция задержала супругов Рид?

Сайрус вздохнул:

— Да. Их машину обнаружили припаркованной на той улице, где была убита Салли.

— Мало того, Сайрус, кто-то выглянул из окна и увидел человека, склонившегося над телом. Уолт Рид не отрицает, что это был он, но настаивает на том, что они с женой видели только, как Салли упала.

— Несчастная, несчастная Салли. Если бы она вышла замуж за кого-нибудь другого, ее жизнь, возможно, сложилась бы иначе…

Селина внимательно взглянула на брата. Натолкнувшись на этот взгляд, он сделал удивленное лицо и едва заметно покачал головой.

Сегодня должна была состояться ее свадьба. Час был давно определен и приближался с каждой минутой. Селину смущало лишь то, что праздник совпал с гибелью Салли. Они будут пить шампанское, а она в морге… Да и убийство Эррола до сих пор не раскрыто.

Слезы выступили у нее на глазах.

— Сайрус, Сайрус… — Она улыбнулась. — Так почему ты все-таки стал священником?

— С моей стороны это было бегство, — тут же ответил он