Book: Герои поневоле



Святослав Яковлевич Имприс


Герои поневоле

Часть Первая

Глава вторая, которая по какому-то недоразумению оказалась на месте первой

— Вы уверены, что он прилетит, Ваше Высочество? — в десятый раз спросил придворный советник.

— Да, уверен, — ответил я. — Неделю назад я лично вызвал его на поединок. И он обещал появиться.

В целом всё для встречи дорогого гостя было готово:

И зрители, сидящие на специально сооружённых к этому событию скамейках, и король, мой отец, на своём выездном троне, и я, одетый в начищенные до блеска и тяжёлые до изнеможения, доспехи, стоящий рядом с упакованным в боевую сбрую конём. Место для поединка избрали в пустующей местности в дневном переходе от столицы. Время встречи — утро. Так, чтобы я быстро убил дракона и мы к вечеру вернулись в замок.

Ждали только летучего ящера. И он не подкачал. Буквально сразу же после моего ответа на горизонте возникла маленькая точечка, которая постепенно увеличивалась, приближаясь к нам, превращаясь в большого, злого дракона.

— Не ждали? — громоподобным голосом спросил он. И не дожидаясь ответа: "дескать, ждали, конечно", спикировал на меня.

Но я тоже не терял времени даром. Пока летучий гад долетел до места поединка, я успел, с помощью оруженосца, залезть на лошадь. Я взял у него копьё и поскакал навстречу угрозе с воздуха. Так что дракона я встретил во всеоружии.

Я пустил коня в галоп и тщательно нацелил оружие на слюнявую пасть летящего навстречу монстра.

Попал… В дракона, не в пасть… К сожалению, всего лишь в лапу.

Копьё с противным, наполняющим отчаянием душу звуком, переломилось и я, получив от совершенно не повреждённой драконьей конечности дополнительное ускорение, кубарем свалился с лошади. Щит, принявший на себя основную тяжесть удара, рассыпался в щепки, но нагрудник выдержал.

Покувыркавшись по земле, я кое-как поднялся на ноги, пусть это оказалось и нелегко, учитывая вес доспехов. Хотя жаловаться грех — постоянные тренировки с детства приучили меня не только сражаться в доспехах, но даже танцевать и плавать (пусть и недолго).

"Гад, я же мог себе шею свернуть, — подумал я, провожая злобным взглядом взвившуюся в воздух тушу".

Дракон порхал в небесах, милостиво давая мне время прийти в себя и подняться на ноги, а заодно выбирая, как можно более удачную траекторию нападения. Выбрав, он снова рванул вниз, пофыркивая огнём в мою сторону.

" Что же он делает, мерзавец! Так же и поджарить можно!"

Слава небесам, приблизившись он прекратил поливать огнём окрестности.

Чудовище стремительно летело на меня. Всё что я успел сделать за несколько остававшихся до столкновения секунд это достать меч, приготовиться к обороне и напомнить себе отменить вечернее свидание с леди Роксет.

Он атаковал, зависнув передо мной. Драконьи когти пронеслись в опасной близости от тела. Не думаю, что доспехи сумели бы выдержать удар, попади он в цель. И снова у меня мелькнула мысль о невменяемости дракона. Что он вообще о себе думает, гад бронированный, он же меня чуть пополам не разрезал!

"Похоже, придётся отменить и завтрашнее свидание с леди Милен, — понял я".

Его зубы клацнули там, где мгновение назад находилась моя особа, но за это мгновение я успел переместиться чуть правее и со всей силы опустить двуручный меч, которым пользовался лишь на рыцарских турнирах, на голову чудовища.

Меч с глухим звоном отскочил, а дракон укоризненно, даже, можно сказать, обиженно посмотрел на меня, словно такой подлости не ожидал и прошептал:

— Так сильно бить было совсем не обязательно.

— Извини, увлёкся, — ответил я. — Кстати, ты убит.

— Нет, я всего лишь смертельно ранен, — просипел в ответ он.

Дракон, будто бы с трудом поднялся в воздух и медленно, замысловатыми кривыми полетел прочь. Где-то на самой границе зрения силы оставили его и он упал на землю. Дрожь от падения докатилась до нас через несколько мгновений.

— Слава принцу Мильону! — донеслось со зрительских трибун. — Слава! Слава! Слава!

Отец, плюнув на обязательные для королей правила приличия, спрыгнул с трона и, смешно подёргивая ногами, поспешил ко мне, чтобы первым обнять сына-героя. В смысле меня.

Очень хотелось кланяться, но доспехи не позволяли. Ну и ладно, и без этого бой оказался оценен по достоинству.

Глава первая, самовольно занявшая место второй.

За неделю, до описываемых выше событий

— Мы точно не умрём Ваше Высочество? — робко поинтересовался мой оруженосец.

— Не волнуйся, всё будет в порядке, — соврал я. — Если бы драконы были сильнее людей, то это мы были бы вымирающим видом, а не они.

Конечно, нехорошо обманывать своего соратника, но расскажи я ему сколь рискованное предприятие затеял и мне пришлось бы дальше двигаться одному. А одному встречаться с чудовищем не хотелось.

— Прекрасный день для убийства дракона, милорд, — тонко заметил оруженосец. Поверив, что особой опасности нет, он совсем воспрянул духом.

— Прекрасный. Особенно, если бы дракона пришлось убивать кому-нибудь другому, — ответил я.

— Ваша милость шутит?

— Ага, — мрачно подтвердил я.

Не понимал оруженосец, что у меня не было совершенно никакого желания убивать дракона. Конечно, его задача в этом деле стоять в сторонке и болеть за господина. С чего бы ему волноваться? Хотя, если я проиграю, достанется и ему, но он то ли не осознавал этого, то ли надеялся, что успеет убежать.

Лишать жизни дракона я не сильно хотел. Во-первых, потому, что несчастное животное уже давно не причиняло никому вреда, а во-вторых, из-за того, что исход поединка: принц против дракона, можно было предсказать заранее, причём не в пользу принца…

Но папаша, совершенно съехал на почве подвигов и грозился лишить меня трона, если я не докажу, что являюсь настоящим мужчиной. Для этого он где-то в древних хрониках, откопал старинную традицию, в которой говорилось, что каждый настоящий принц обязан убить хотя бы одного дракона. Конечно, тогда драконов летало столько, что либо ты их, либо они тебя. Но зачем, заниматься этой чушью сейчас, когда во всём королевстве может быть всего два-три дракона и осталось?

Одновременно с этим я провёл собственное расследование, в поисках возможных наследников отца. И очень удивился, таковых не обнаружив.

Если я его единственный сын, то почему он так хочет от меня избавиться? Наверное, и вправду старческий маразм занял прочное место в королевских мозгах.

Я, конечно, долго доказывал, что уничтожать таких редких зверушек, как драконы, преступление, причём опасное для жизни, но не добился ничего, кроме обвинений в трусости. Что уже совершенно не соответствовало действительности. Я не трус, но и не дурак. И умирать в двадцать лет, по прихоти отца совсем не хотелось.

Поостыв, а заодно и поняв, что предка не переубедить я взял с собой одного лишь оруженосца и отправился в Эрийские горы. Там по сведениям одного очень старого и пыльного фолианта, который я читал в детстве, лет триста назад обитал дракон.

Честно говоря, я очень надеялся, что животное уже мирно скончалось от старости. Тем не менее, особых иллюзий у меня по этому поводу не было. Драконы живут очень долго.

День сегодня и вправду выдался прекрасный. Солнце светило ласково и нежно, на небе ни тучки, и даже изредка просыпавшийся ветер не раздражал, а лишь приносил приятную прохладу. В общем, в такой день умирать совершенно не хотелось, но не ждать же, в конце концов, плохой погоды. Поэтому, невзирая на чудесный день, я упорно карабкался наверх.

Не скажу, что лазанье по горам приносило какое-то особое удовольствие, но и тяжёлым это дело не оказалось. Конечно, лошадей, лёгкие дорожные доспехи и практически всё оружие, кроме меча, нам с оруженосцем пришлось оставить внизу. Иначе на эту, относительно невысокую, гору нам забраться бы не удалось.

Благо это место пользовалось дурной славой, из-за летучего гада, и, возвращаясь, у нас был шанс застать свои вещи там, где мы их оставили.

Взобравшись на вершину, я осмотрелся, и к великому своему разочарованию обнаружил заваленный громадным камнем вход в пещеру. Значит, старый ящер никуда не переехал. Плохо…

Подойдя к камню, я тихонечко и, надеюсь, деликатно по нему постучал.

— Никого нет дома, Стиви, — огорчил я слугу и, развернувшись, пошёл обратно.

За моей спиной раздались ужасно громкие удары меча по камню и крики оруженосца:

— Дракон — подлый трус! Выходи! С тобой желает сразиться благородный принц Мильон.

Да, да, меня зовут Мильон. Убил бы папашу за имечко.

— Спасибо, Стиви, — с вымученной улыбкой поблагодарил я.

"Может дракон и не услышал ничего? Знаете, как крепко они спят? А может, его вообще дома нет, — успокаивал я себя".

С холодящим душу звуком камень отъехал в сторону, и на его месте показалась голова дракона.

— Кто там? — спросил он недовольным, полусонным голосом.

— Это мы… простые продавцы… Вам случаем не нужно чего-нибудь? — выдало моё подсознание, пользуясь тем, что сознание от страха валялось в полной прострации.

— Настал твой конец, жалкое чудовище! — торжествующе проорал Стиви, прячась за моей спиной. — За твоей головой пришёл сам благородный принц Мильон!

— Спасибо Стиви, большое, — ответил я, искренне надеясь, что дракон на сегодня не ограничится блюдом в виде принца и не побрезгует одним тупым оруженосцем.

— Попробуй, возьми её, — ответил дракон, вылезая из пещеры.

Ну и чудище! Весь в броне, прочнее оставленных внизу доспехов, размерами превосходящий меня раз в двадцать, и то, если моим размерам откровенно льстить. А клыки, а когти, по слухам он ещё и огнём плюётся!

— Пришла твоя смерть принц, — грозно прорычал ящер.

— Может, поговорим? — взмолился я.

— Ты точно принц? — удивился дракон, но продвижение замедлил. Грех было этим не воспользоваться.

Подзатыльником направив оруженосца по направлению спуска я, первым подавая пример, ринулся вниз.

— Давай поговорим, — согласился, после непродолжительной паузы, дракон и добавил. — Можешь не убегать, летать я ещё не разучился.

Его голос застал меня, и слегка отстающего Стиви, уже почти внизу. Я, откровенно говоря, и не представлял, что умею так быстро лазить по горам. Смысл в словах летучего гада был и я, немного поколебавшись, полез обратно.

Подъём наверх оказался неожиданно более тяжёлым и долгим, чем спуск. Я не то что бы совсем не спешил на встречу с драконом, не дай небеса, он устанет ждать и разозлится, или, что ещё хуже, проголодается, но на спуск я похоже израсходовал слишком много сил.

Оруженосец, первый раз за сегодняшний день, проявив зачатки разума, здраво решил, что дракон хочет побеседовать только со мной. Поэтому он не колеблясь ни мгновения продолжал спускаться, наверное, спешил на поиски нового хозяина. Впрочем, может я и не справедлив к парнишке, он наверняка подождёт меня хотя бы до вечера.

В любом случае я не оказался расстроен его бегством — наоборот, даже рад. Встреча с драконом показала, что дипломат из Стиви, мягко говоря посредственный, да и насытиться ящер им вряд ли сумеет. Слишком он худощавый, даже для своих девятнадцати лет. Ладно, если выберусь живым из этой передряги, буду кормить парня на убой, в смысле, как на убой.

С этими мыслями я поднимался. Чудовище ждало.

Перевалив через последний, отделявший меня от собеседника, уступ, я постарался в первую очередь поглубже спрятать свой страх, а во вторую выглядеть как можно неаппетитней. Правда не зная, что кажется дракону вкусным, а что нет, это сделать было довольно затруднительно, но я старался как мог.

Нарочито медленно поднявшись на ноги, я тщательно отряхнул одежду от пыли, и лишь после этого удостоил взглядом терпеливо ожидавшего дракона.

Не так-то и просто оказалось проделать это всё под прицелом зловеще светящихся зелёных глаз.

— Давай поговорим, — подал голос я.

— Человек, ты разбудил не только меня, но и моё любопытство. Ты стоишь и гадаешь, почему я тебя не съел, а мне просто интересно, зачем ты полез на эту скалу?

— Папаша хотел видеть сына героем.

— А в жареном виде он его видеть не хотел? — усмехнулся, показав неимоверное количество зубов мой собеседник.

Мне почему-то стало очень жарко и неуютно. Ещё немного и я начну потеть, причём, не только благодаря вырывающемуся изо рта дракона раскалённому дыханию.

— Нет, не хотел, — срывающимся голосом, ответил я.

— Ладно, не бойся, не буду я тебя есть. Я в последнее время одними овцами питаюсь, от людей у меня изжога.

— Ну нет, так нет, — почему-то обиделся я, как будто оказался недоволен тем, что дракоша мной побрезговал.

— Дело для тебя есть. Вещь мне одна нужна. Достанешь, устрою тебе отличный бой при свидетелях и тобой в главной роли.

— А какие у меня гарантии, что ты меня не зашибёшь ненароком? — поняв, что дракону от меня кое-что нужно, я осмелел до неприличия.

— Ну, ты и наглец!

— Ага.

— Ладно, что ты предлагаешь?

— Вначале бой, вещи потом.

— Почему бы и нет, — после, по драконьим меркам непродолжительного раздумья, во время которого я чуть было не заснул, согласился на мои требования дракон. — И не пытайся меня обмануть. Я найду тебя везде.

— И в мыслях не было, — сказал я, благодаря небо, за то, что драконы не умеют читать мысли.

— Даю тебе год времени. Драконы живут долго и я готов ждать. Но не испытывай моё терпение понапрасну.

— Ладно, что тебе надо достать?

— Копьё. Копьё легендарного в вашем мире рыцаря, Эллиандра-драконоборца. Если бы ты знал, скольких моих товарищей он отправил к Великому Дракону.

— Не проблема, — обрадовался я. — Его вроде бы похоронили в королевской усыпальнице.

О том, что этот рыцарь был одним из моих предков, я тактично умолчал.

Я пожал дракону лапу, при этом чуть не сломав себе руку, и начал спуск. Дело было сделано…



Глава третья, которая совершенно случайно оказалась на своём месте

Вернее мне казалось, что дело сделано. До тех пор пока я не спустился в дворцовый подвал, где среди плесени с крысами и пауками располагалась королевская библиотека. Не слишком хорошее место, но учитывая склонность к чтению моих предков удивительно, что у нас вообще оказалась библиотека.

Навстречу тут же поднялся хранитель книг. Сколько я себя помнил, он всё время проводил в этом подвале. Даже еду ему вниз приносили служанки. Когда я был совсем маленький, мне казалось, что он вообще питается книжками, как крысы, с которыми безуспешно воевал библиотекарь и на которых он чем-то неуловимо походил.

— Привет Сэдрик. Мне нужна информация о моём предке Эллиандре.

— Не извольте беспокоиться, мигом соберу, — угодливо пролепетал он, поклонился и отправился вглубь библиотеки. Магические лампы горели тускло и не все — отец снова экономил — создавая прекрасную атмосферу для любого приличного призрака. Но тут их не было. Ни одного из моих предков никогда не убивали в библиотеке. На охоте раз десять, на пиру, тоже довольно часто. Подстеречь в тёмных коридорах замка с отравленным кинжалом, пожалуйста. А вот храмом мудрости, если такое определение подходит для нашего подвала, брезговали не только короли, но и их убийцы. Отец даже шутил, что может, стоит перенести его рабочий кабинет сюда и спокойно работать, ничего не опасаясь. При этом он на меня так подозрительно косился, будто я только о том и мечтал, как бы подослать к нему убийц. Признаюсь честно, изредка мечтал. Особенно после того, как папаша потребовал от меня подвигов. Но дальше мыслей дело не шло. Всё таки отец родной.

Порыскав среди полок, смотритель вернулся со стопкой увесистых книг в руках.

Я поблагодарил библиотекаря и устроился с верхней книгой в уголке за столом. Долго искать упоминания о предке не пришлось. Вот только, прочитанное среди пыльных страниц меня не слишком обрадовало. Судя по всему, предок жил в то время когда наше королевство ещё являлось частью империи. И похоронили его в фамильном склепе бывшей столицы.

Благо хоть дорога предстояла короткая. Три дня до границы и ещё пяток после неё. В общем, дней за двадцать должен справиться. Вот только вряд ли мне теперь удастся без проблем получить копьё. В фамильный склеп всех подряд не пускают и даже, если я, ссылаясь на своё родство, попаду туда, забрать оружие не позволят.

Хорошенько подумав, я отменил все свидания на ближайший месяц, предупредил отца, что отправляюсь совершать подвиги и поехал в Калетию, бывшую столицу империи, ныне столицу королевства Рианского.

Веснию, столицу моего королевства я покидал ранним утром до того, как перед моей комнатой соберутся претендентки на свидание с номерками в руках. Номерки довольно выгодно по моему поручению продавал Стиви.

Тяжёлые доспехи на этот раз так и остались в оружейной. В походах я предпочитал путешествовать налегке. Кольчужная рубашка поверх неё куртка, кожаные штаны, меч да пара кинжалов, вот и всё моё боевое снаряжение. И внимания так привлекаешь намного меньше, чем в рыцарском облачении.

В предрассветном тумане я пробирался с конём в поводу по улицам родного города. Когда-то давно мой предок возвёл на крутой и неприступной горе замок. Постепенно этот замок обзавёлся крестьянскими домами вокруг. Потому как в случае опасности крестьяне всегда могли найти спасение в его стенах. И сюзерен не мог отказать им в защите. Позже эти дома, сменили дерево на камень, их обнесли стеной и поселение превратилось в город. Потом к внешним укреплениям снова налипли разные пристройки и спустя сотни лет столица снова расширилась и обзавелась второй стеной.

Широкие улицы с высокими изящными башнями аристократического квартала сменились добротными двух-трёх этажными домами купеческого. Затем я миновал жилой квартал, где наряду с каменными постройками влачили существование деревянные дома, снабжая, постоянной работой городских пожарных и оказался перед южными воротами. Никем не узнанный я покинул город.

* * *

До границы мы со Стиви добрались без приключений. Всё-таки приятно быть наследным принцем и путешествовать по своему королевству. Везде тебя окружает забота и почёт сограждан. Они из кожи вон лезут, чтобы доставить удовольствие будущему монарху и чтобы, не дай Боги, не навлечь на себя его гнев. Правда, при этом желательно избегать политических противников отца — в лучшем случае от них наслушаешься о папаше всего «хорошего», в худшем получишь отраву в бокал. Но такова обратная сторона жизни наследника престола и с этим ничего не поделаешь.

К сожалению, приятная часть путешествия закончилась и я оказался перед воротами, открывающими путь в Риан. Представляли они собой презабавнейшее зрелище. Вернее сами ворота, окованные железом, громадные в три человеческих роста высотой и в несколько десятков шагов шириной забавными не казались. Ирония заключалась в том, что стена от этих ворот тянулась только в одну сторону. Историю о её возведении мне много лет назад поведал один из наставников и я долго не мог прекратить смеяться.

В то время отношения между Рианом и Виконом, нашим королевством складывались не слишком удачно, впрочем, как и сейчас. И тогда рианский правитель предложил построить громадную двойную стену, разделяющую наши королевства, чтобы не допустить войны. Моего деда эта идея в восторг не привела. Он считал, что мы вполне можем справиться со своевольным соседом, а возможность захвата чужих земель преграда осложнит. Да и денег из казны на неё ушло бы немеряно. Но подумав, он всё же согласился. И предложил, чтобы каждый возводил обе стены с одной стороны от ворот. Рианский правитель так обрадовался этому, что по глупости согласился. В результате стены справа от прохода постепенно возводились, опустошая казну противника, а постройку нашей части король оттягивал, как мог, пока откровенно не признался, что строить её не собирается. Что ещё сильнее осложнило наши отношения. Король Риана собирался, объявить нам войну и самому построить оставшуюся часть стены, но пустая казна и очень недовольные завышенными налогами горожане собиравшиеся почти каждую ночь под замком с факелами и вилами переубедили монарха. И он, плюнув на внешнюю политику, занялся внутренней. Мой же предок отложил захват соседей ослабленных междоусобицей по причине внезапной смерти, а его наследник был тогда слишком молод, чтобы воспользоваться удобной возможностью. С тех пор так и стоят оборонительные укрепления недостроенными. Правда и войн между нашими народами уже давно не случалось.

Я неспешно подъехал к караулившим проезд стражам. Всего их было четверо. Трое рианцев и один наш, виконец. Интересно для чего пост, если любой желающий, сделав крюк шагов в сто, спокойно его сможет обойти?

— Имя?

— Авин Латоносный, — всегда нравилось это имя, придуманное мной в детстве. Ехать с официальным визитом я совершенно не собирался. Тем более рассчитывая украсть семейную реликвию. Представляю, какой международный скандал начался бы, если бы общественность узнала, что принц Виконии собирается украсть у соседей легендарное копьё.

— По каким делам в Риан? — поинтересовался один из охранников.

— По личным, — честно ответил я.

— Подвиги совершать, — тут же всунулся вездесущий Стиви.

— Какие такие подвиги? — насупился страж.

— Никаких подвигов. Просто навестить родственников…

— И врезать любому кто совершает плохие поступки, — снова вклинился в разговор Стиви. Эх, надо было всё-таки купить ему кляп, перед тем как в дорогу отправились, да забыл. А старый он в прошлый раз умудрился проглотить.

— Так, понятненько. Значит, покушение на короля организовывать собираетесь, — протянул стражник, недобро поглядывая на нас.

— С чего вы взяли? — изумился я.

— Ну как же. Малец добровольно про желание избивать всех за плохие поступки рассказал. Всех, а значит и нашего короля. Он давно уже никаких других поступков кроме плохих не совершает.

— Мало ли что ребёнок сболтнёт.

— Устами младенца глаголет истина, — наставительно произнёс страж. — Ладно, платите пошлину и поедем.

— Ку-куда?

— В тюрьму, куда же ещё.

— Но почему? — возмутился я. — Ваши обвинения смехотворны!

— Ничего, там разберутся. На суде. Если конечно доживёшь до него и переживёшь.

Я попятился. Четверо против дво… Я посмотрел на Стиви и понял, что, как обычно, четверо против одного. Не то чтобы я не смог бы с ними справиться. Наверное, всё-таки смог бы, но особой уверенности в этом не было. Да и умирать по дурацки, да и по умному, совершенно не хотелось. Поэтому я стремительным движением вскочил в седло и помчался прочь от стражников. Стиви повторил этот манёвр почти одновременно со мной. Расчёт на то, что охранникам не позволено далеко отдаляться от ворот, оказался верным — минут через десять преследователи отстали.

Границу я с оруженосцем пересёк час спустя, сделав небольшой крюк.

И только на привале вечером до меня дошло, что проблему со стражей вполне можно было решить обычной взяткой. А всё королевское воспитание. Не привык я к этому всенародному способу решения любых проблем. Ну, ничего, чувствую, свалившееся на меня приключение научит и не такому.

Наскоро перекусив, я улёгся спать, завтрашний день обещал быть тяжёлым — мне предстояло провести его в седле.

Глава первая совершенно другой истории, которая совершенно случайным образом окажется переплетённой с нашей несколько позже, а может и не окажется…

— Я убью тебя чудовище! — с этим криком в зал ворвался, хотя вернее было бы сказать вковылял, обвешанный железом с ног до головы рыцарь.

— Как же вы мне надоели, — грустно вздохнул одетый в чёрное, сидевший на небольшом троне мужчина. На вид ему можно было дать лет двадцать пят. Молодое открытое лицо, серьёзный взгляд свидетельствовали об уме и честности хозяина замка. Тёмные короткие волосы едва прикрывали голову мужчины, карие глаза, которого с тоской смотрели на незваного гостя. — Тебе-то я, чем насолил?

— Ну, мне лично ничем, — с трудом вытаскивая тяжеленный меч из ножен, задумался гость. Чувствовалось, что мыслительный процесс не самая сильная его сторона, но он старался. — Но кому-то точно насолил. На то ты и Тёмный Властелин.

— Фамилия у меня такая — Тёмный, — чуть не плача простонал хозяин. — А Властелин — имя! Убил бы родителей…

— Да, ну тогда прости, обознался, — расстроился рыцарь. — А ты точно не злодей?

— Нет, — покачал головой Тёмный Властелин, всем своим видом показывая, какой он хороший.

— И ничего злодейского делать не собираешься, — продолжал допытываться рыцарь. — Ты говори, если что, не стесняйся. Я подожду, чтобы мне два раза сюда ездить не пришлось.

— Нет, нет ничего злодейского. Я даже в детстве варенье у бабушки, Тёмной Злодейки, не воровал.

— Ну нет, так нет, извини если что, — засовывая меч обратно в ножны сказал незваный гость. После чего аккуратно вышел через дверь, игнорируя прорубленный в зал широкий проём, сквозь который он и проник в главный зал. По замку этих проёмов он успел прорубить штук пять не меньше, настойчиво игнорируя надписи над дверьми и стрелки, доходчиво объясняющие, как добраться до Тёмного Властелина не разрушая замок.

— Ну что за жизнь, — снова горько вздохнул Властелин прислушиваясь. Похоже к нему уже пробирался очередной борец за справедливость. Уже пятый за эту неделю. Что за манера, только услышат имя Тёмный Властелин и тут же меч наголо! Хотя бы у крестьян поспрашивали, на что ненадёжные люди, да и то, ни один злого поступка от него не припомнит.

— Пришла твоя смерть чудовище!

— Ну вот ещё один на мою голову…

* * *

В эту ночь Властелин не спал. Во-первых, он прислушивался, не крадётся ли очередной герой, во-вторых, размышлял о том, что неплохо было бы сменить профессию. При его имени и фамилии владеть замком и, пусть невеликими, но землями было чересчур рискованно.

* * *

Следующим утром, когда ещё даже петухи не успели рассказать миру, что солнце поднимается из-за горизонта, в дверь гильдии героев постучали. Вначале вежливо, потом нетерпеливо, а потом и ногами. В конце концов, упорство стучавшего и отбитые ступни оказались вознаграждены и дверь приоткрылась:

— Кого ещё нелёгкая принесла!

— Нелёгкая, — пришелец удивлённо обернулся. — Не знаю, кого нелёгкая принесла, а я сам пришёл.

— Пришёл, говори, что тебе надо, — впуская гостя внутрь, посторонился полный, немолодой мужчина.

— Я это, героем стать хочу.

— Героем? — ухмыльнулся он. — Героем? А мечом драться умеешь?

— Не умею, — расстроился пришедший.

— Хотя бы махать? — удивился хозяин.

— А это обязательно?

— Обязательно, — отрезал он.

— Тогда умею.

— Хорошо. Магией, какой владеешь?

— Никакой не владею. Проклятий на мне много, а магии никакой.

— Плохо. А что ты вообще можешь?

— Да, вроде ничего. Замком управлять могу. Землёй.

— М-да, ну хоть бегаешь ты быстро? — с надеждой в голосе спросил мужчина.

— Бегаю, — гость почесал затылок. — Да вроде быстро.

— Хорошо. Значит с тебя сорок золотых и по два каждый месяц. Принят героем пятого ранга.

— Спасибо большое. А что значит пятый ранг?

— Это значит, что доход мы от тебя получать будем, пока ты с чудовищем не встретишься, — ответил вербовщик гильдии и достал учётную книгу. — Зовут то тебя как, герой?

— Тёмный Властелин.

* * *

"Ускоренные курсы для героев или как стать героем за три дня и десять золотых" — гласила вывеска на двери. Немного поколебавшись Тёмный толкнул её и вошёл.

Внутри было темно и душно. На стене, освещаемый редкими, с трудом проникающими сквозь ставни, солнечными лучами, висел плакат, на котором упавшего человека в доспехах доедали чудовища с надписью: "Ты либо герой, либо труп", ещё ниже было написано: " И почему я не заплатил эти жалкие десять золотых?".

Тёмный подошёл к стойке, за которой скучал худой господин лет сорока.

— Здравствуйте, я бы хотел провести ускоренный курс обучения.

— Прекрасно, наш лучший инструктор сейчас свободен, только деньги вперёд, — ответил хозяин заведения. — До первого, и часто последнего подвига, в долг ничего не даю.

* * *

— Главное, когда ты подкрадываешься к зверю, это заранее достать меч. Иногда на это просто не хватает времени, — вещал инструктор.

— Да, но как мне подкрадываться к зверю в этих доспехах? — с трудом переставляя ноги, спросил Властелин. — Я в них и идти то почти не могу.

На самом деле, на Властелине красовались облегчённые доспехи, просто для непривычного с детства к их весу Тёмному они казались непосильным грузом.

— Вопрос стоит так: без этого железа чудище вас в две минуты схарчит.

— А с ним?

— С ним он как минимум минут двадцать на вас потратит. За такое время чудовище вполне может потерять к вам интерес.

— Понятно. А без доспехов я вполне смог бы от него и убежать.

— Убежать? Вы не знаете, насколько быстро бегают чудовища, — усмехнулся инструктор.

— Нет, это вы не знаете, как быстро умею бегать я, когда за мной бежит чудовище, — возразил Тёмный, скидывая непосильный груз.

— Тогда тебе эти железяки точно не нужны, — ухмыльнулся инструктор. — Да и меч вряд ли понадобится.

— Нет, какой же я герой без меча буду. Ничего, убегая, я его всегда выкидываю — так что он не мешает.

— Ладно, будем считать курсы законченными, всему что я умею: подкрадываться, залазить на деревья, притворяться несъедобным и больным я тебя научил. Удачи в подвигах…

* * *

Похрустывая сочным яблоком и любуясь купленным на распродаже мечом, Темный вприпрыжку шагал по городу. Жизнь героя особой сложностью пока не отличалась, и Властелин мог спокойно предаваться праздности и некоторым другим порокам городского жителя. Проблема была только одна: деньги кончались, а ни одного чудовища кроме нищих, калек и уборщиков-гоблинов не наблюдалось. Начинающий герой уже подумывал покинуть славный город Ивельс, располагавшийся в рианском королевстве на юге рядом с речкой Кавинкой. Но чем он будет питаться вдали от трактиров, Темный не представлял. Добывать пищу охотой ему ещё не приходилось, хотя он и читал, несколько научных трактатов об охоте. Но ловить сокола и приручать его или обзаводиться сворой собак для травли не представлялось возможным в ближайшее время. А есть хотелось сейчас.

Именно в этот момент уединение новоявленного героя оказалось прервано тонким женским голоском.

— Слушай, а ты часом не герой?

Тёмный повернулся и увидел юную особу лет двадцати. Тоненькая, точёная талия девушки кончалась в обеих направлениях именно теми выпуклостями и окружностями, которые так ценят мужчины. Правда, прелести красотки не были чересчур большими. Достаточными, для того чтобы парни оборачивались девушке вслед, но не настолько великими, чтобы они впадали в ступор. Лицо незнакомки оказалось тоже весьма привлекательным. Карие глубокие глаза, алые губы и густые ресницы обрамлялись копной черных — словно самая тёмная из ночей — волос, опускавшихся до плечей. Облачена она была в мужскую одежду, гораздо более удобную в дороге, чем женские платья. В правой руке незнакомка держала иглу.



— Герой, а как вы узнали?

— Трудно было не заметить надпись на твоей куртке. "Герой настоящий, одна штука".

Тёмный покраснел. Когда он выбирал бесплатную куртку, по окончанию курсов эта надпись показалась ему достаточно остроумной. Но сейчас, когда её произнесла девушка, фраза показалась ему дурацкой до невозможности. Властелин смутился и решил выбросить глупую вещь при первой возможности.

— Угу, я герой.

— Понятненько. У меня есть для тебя работёнка, — сказала девушка, доставая из-под рубахи какую-то бумагу. — Подпиши здесь, здесь и здесь. Желательно кровью.

— Что?

— Ничего просто шутка, — усмехнулась черноволосая, разочарованно спрятала иглу в карман и протянула герою извлечённое неизвестно откуда гусиное перо с острия которого грозно сверкали чернила.

Ошарашенный такой атакой Тёмный вначале подписал и только потом опомнился и спросил:

— А делать то, что надо?

— В общем-то, ничего. На стрёме немного постоять. Или там отбиться от одного двух, а может и десятка стражников. Но это только если заметут и убежать не успеем.

— А может я того… Здесь останусь…

— Не выйдет, — усмехнулась девушка. — Контракт подписан — придётся выполнять.

Сам договор она уже успела спрятать в одном из многочисленных карманов своей куртки. Бумага исчезла из рук девушки с такой скоростью, что за её путём глаза Властелина проследить не успели.

— Жаль, — вздохнул Тёмный и покорно поплёлся за своей нанимательницей.

Глава из первой истории.

Я выхватил меч и предусмотрительно, держась подальше от середины комнаты с её проваливающимся полом, ринулся на Мага…

Простите не то место, случайно перескочил слишком далеко!

Глава из первой истории (дубль два).

Калетия встретила меня не слишком дружелюбно. Правда и особой враждебности не ощущалось. Говоря проще, большой город моё прибытие попросту проигнорировал. После того, как я заплатил въездную пошлину и оказался за воротами меня окликнул чей-то голос.

— Не проходите мимо, молодой господин, — почему-то потребовал он.

Я повернулся и увидел детину громадного роста, с грудью колесом и мускулами перекормленного медведя. Он стоял прислонившись к стене и задумчиво смотрел куда-то вдаль. Рядом с ним на земле лежала шапка. Вернее нет, Шапка, с большой буквы. Таких громадных головных уборов мне ещё видеть никогда не приходилось. В руках мужчина, держал палицу, лениво перебрасывая её из левой руки в правую и обратно.

— Почему это? — поинтересовался я.

— Помогите сирому да убогому,

— Это ты то сирый и убогий? — не поверил я.

— А вы сомневаетесь господин? — угрожающе нависнув надо мной и держа дубинку перед самым носом поинтересовался детина.

— Не-ет. — Не то чтобы я его испугался, но встревать в неприятности, только приехав в чужой город, да ещё и инкогнито, не хотелось. Особо не хотелось к тому же огрести дубинкой по затылку. Поэтому порывшись в кармане я достал несколько монет и бросил в бездонную, на вид, шляпу.

Под подозрительным взглядом «сирого» и «убогого» мне пришлось ещё раз запустить руку в карман. Слава Богам, после этого он успокоился, иначе мне пришлось бы использовать более острые аргументы. К примеру меч. А потом объясняйся с городской стражей, не говоря уже о том, что не уверен, успею ли первым обрушить оружие на противника.

Получив плату, нищий поклонился, поблагодарил за содействие и потеряв ко мне всякий интерес обратился к ещё одному вошедшему в город мужчине:

— Не проходите мимо, молодой господин…

Я воспользовался, тем что он отвлёкся и поспешил прочь.

В городе я быстро нашёл постоялый двор, по виду довольно приличный. Насекомые по столам и полу не ползали и даже скатерти, пусть и не новые, но сверкающие белизной, присутствовали. Да и народ внутри на грабителей не слишком смахивал. Обычные городские жители, решившие пропустить кружку другую после (перед или вместо) рабочего дня

Я передохнул несколько часов в снятой комнате и спустился вниз к обеду. Заказав жаркое, я принялся претворять в жизнь коварный план по откармливанию Стиви.

— Ну ещё один кусочек, — уговаривал я своего оруженосца, запихивая ему в рот жареное мясо.

Стиви, мычал, рычал, пытался отбиваться, но всё безуспешно. Я был неумолим.

— Ну давай, за маму.

Стиви замотал головой.

— Тогда за папу.

Протестующее мычание.

— Тогда за короля. Батюшку моего, — не видя должного энтузиазма на лице подопечного, я грозно поинтересовался. — Или ты откажешься есть за своего правителя?

Оруженосец обречённо открыл рот, позволяя очередному аппетитно пахнущему кусочку скользнуть внутрь.

— Ну вот видишь и совсем не больно, — похлопал по щеке его я. В ответ он рыгнул.

Оставив за столом таверны смотрящего осоловелым взглядом на мир Стиви, я направился в городское книгохранилище. Именно там я рассчитывал узнать где хранится копьё легендарного драконоборца.

* * *

Улицы древней столицы оказались кривыми и запутанными. Строились они во времена, когда враги могли нагрянуть в любой момент и поэтому архитекторы постарались сделать захват города, как можно более трудным делом. Идя вдоль одной из улиц, пусть даже и широкой, и даже с выложенной камнями мостовой, никогда нельзя было угадать куда именно она тебя выведет: на главную площадь, в узкий переулок или даже тупик. В общем без нанятого за медяк ещё в таверне мальчишки, драившего там полы, я бы ни за что не добрался до центральной площади на которой и располагалось нужное мне строение.

Здание библиотеки стыдливо пряталось позади ратуши, где заседали управители города. Власти у них было, как кот наплакал. Но в случае чего вместо того чтобы с вилами и кольями отправляться к королевскому дворцу жители города шли к ратуше. Иногда вешали главу города и торжественно выбирали нового, чтобы вздёрнуть его, если он не успевал вовремя смыться, после очередного повышения налогов устроенного королём. Отличная между прочим идея. Я предлагал отцу устроить тоже самое в нашем королевстве, но он отказался. Заявил, что король сам должен нести ответственность за свои поступки, иначе он будет слишком беспечен. Особенно, если сможет валить вину за неудачи на других. В общем-то папаша прав, но всё равно идея неплохая.

Неожиданным препятствием на моём пути стала дверь в библиотеку. Я долго и упорно тянул её на себя, но она не подавалась. Тогда я попытался толкнуть её внутрь, с тем же успехом. Вернее с отсутствием такового. Минут пять безуспешных попыток, привели к тому, что я всё-таки заметил прикреплённую сбоку табличку:

"Дверь не работает!!! В связи с ремонтными работами используйте запасной вход."

Помянув безумного дракона и его приятелей я отправился на поиски двери. Три раза обойдя прямоугольное здание библиотеки по кругу я, после некоторых размышлений, нашёл запасной вход. Оказывается нужно было всего лишь представить, что не может быть дверью по определению, и загадка тут же решится. Остановившись перед очередным зеркальным проёмом я толкнул его внутрь. Стекло без сопротивления, обиженно пискнув поддалось, пропуская меня внутрь.

В небольшом холле на стареньком диванчике посапывал ветхий дедок, наверное смотритель библиотеки.

— Простите, библиотека открыта? — почему-то шёпотом поинтересовался я.

— Что-что, — проснулся старичок. — Неужели посетитель?

— А что не похож? — поинтересовался я.

— Да, не очень честно говоря, — придирчиво осматривая моё одеяние и особенно меч, решил смотритель. — Давно уже сюда никто не наведывался.

— Отчего же так?

— Да вот уже несколько лет, после того как новую охранную систему поставили, никто и не приходит.

— Такая опасная система?

— Не опасная, страшная. Так что если тебе не сильно библиотека нужна, то лучше иди отсюда.

— К сожалению, мне очень надо, — делая ударение на «очень», сказал я.

— Хорошо, тогда проходи. Только меч пожалуйста здесь оставь.

— Отчего же с оружием внутрь не пускаете? Боитесь, что книги испорчу?

— Да нет. Просто один посетитель пытался с собой покончить, после встречи с охранником.

— Понятно. Ладно, — с сожалением я передал ножны смотрителю и под траурный вздох старичка, потянул дверь на себя.

Последнее, что я услышал перед тем, как дверь захлопнулась были слова смотрителя:

— Такой молодой…

В библиотеке было пыльно. И душно. И как-то очень не уютно. Нехорошее предчувствие холодком пронеслось по позвоночнику, от копчика до самого затылка.

Повсюду в большом, ярко освещённом магическими светильниками зале, стояли книжные полки. Я двинулся к ближайшей, протянул к ней руку, но вежливое и одновременно настойчивое покашливание откуда-то сбоку остановило меня.

Я повернулся и увидел одетого во всё серое мужчину, в длинной до пят мантии и с препакостным выражением на лице. Как будто он только, что съел десяток лимонов не останавливаясь. Сквозь одеяния мужчины просвечивались книжные полки. Похоже это и был страшный призрак, охранной системы.

— Кто таков? — требовательно спросил он, указывая своим кривым, коротеньким пальцем, с давно не стриженным жёлтым ногтём на меня.

— Ливр, путник, — соврал я.

— Не верю!

"Неужели в него вложили умение определять правду? — задумался я".

Да нет, чепуха. Слишком сложное и дорогое заклинание для обычного библиотечного сторожа.

— Клянусь твоим создателем, — добавил я.

Призрак поджав губы, что-то тихо пробормотал себе под нос, похоже ругательство и продолжил.

— Пол?

Я опустил взгляд вниз и ответил:

— Деревянный.

— Не верю!

— Точно деревянный, сам посмотри.

Охранник посмотрел, снова выругался уже громче и задал следующий вопрос.

— Раса?

— Человек.

— Не верю!

Похоже это была его стандартная реакция на любой ответ.

— Мамой клянусь, человек.

— Вероисповедание:

— Верю во всех Богов достаточно сильных, чтобы дать мне по шее, если я них верить не буду, — скороговоркой проговорил я.

— Не верю!

— Зря. В Богов верить надо. Ибо не верить опасно.

Допрос продолжался минут десять. И в конце я был готов придушить призрака. Останавливала меня только полная бесплотность мерзавца. Но всё когда-нибудь заканчивается. И хорошее, и Слава Богам, плохое. С громким хлопком охранник растворился, оставив после себя клубы пыли и неприятные воспоминания.

Вот только рано я обрадовался. Стоило мне взять книгу-указатель в руки, как призрак появился снова. И допрос пошёл по второму кругу. Похоже у охранной системы оказался сбой в сохранении показаний. А скорее всего и сбой в мозгах у мага настраивавшего всю систему.

Пять часов я потратил на то чтобы найти нужную книгу о захоронении обладателя копья. Всё это время я отвечал на вопросы охранника, посылал его подальше, просил заткнуться и не раз пожалел о том, что оставил меч у смотрителя. Как только я прекращал обращать внимание на призрака, книги в моих руках становились девственно чистыми и снова заполнялись буквами, стоило продолжить бессмысленную игру в вопросы и ответы с ним. Когда я, вне себя от ярости, выбрался обратно, то застал старичка мирно посапывающим на диване.

Громко хлопнув дверью я добился сразу двух вещей. Во первых выместил своё раздражение, на ни в чём не повинном предмете, и мне стало легче, во вторых разбудил смотрителя.

— Уже вернулись?

— А что не похоже?

— Нашли то, что искали?

— Да. Почти всё. Только один вопрос остался. Не подскажешь где маг заколдовывавший охранную систему живёт? Очень его увидеть хочется.

— Зачем?

— Голову открутить за такую работу.

— Уже.

— Что уже, — не понял я.

— Король голову ему уже открутил, после того, как он королевскую библиотеку зачаровал. Только надо было вначале потребовать, чтобы он её расколдовал. Да и нашу тоже. Но у нашего короля дорога до плахи короткая. Вот теперь и мучаемся. Никто из средних магов заклятие проклятое снять не может, а высшие таких деньжищ требуют, что ради их услуг все книги вместе со зданием продать пришлось бы.

В расстроенных чувствах я вернулся в таверну. Хорошо, хоть главное узнать удалось. Славный рыцарь оказался похоронен в королевской усыпальнице вместе с копьём. И, подозреваю, отдавать оружие предка добровольно король не захочет. Поэтому мне следовало хорошенько продумать, что делать дальше. По любому выходило, что придётся пробираться в усыпальницу тайком. Проблема лишь в том, что усыпальница располагалась в северном крыле королевского дворца. И попасть туда дело не самое простое.

Накормив до отвала оруженосца, я наскоро перекусил и улёгся спать.

Глава вторая истории второй

Путешествие проходило весело. Под горестные стенания и жалобы Тёмного Властелина и язвительные шуточки со смешками его работодательницы. Раньше Тёмный никогда надолго не покидал свой замок. И, хоть по натуре он и был довольно молчаливым, но тяготы пути несколько изменили его характер, пока ослабленное долгими полными чтений ночами тело, приспосабливалось к физическим нагрузкам. Властелин вместе с Алексис направлялись в Калетию.

Ехали они в основном окружённые стройными рядами деревьев, что росли по обе стороны дороги и углублялись дальше образуя знаменитый Рианский лес, занимавший большую часть королевства. Изредка деревья сменялись возделанными полями, на которых унылые крестьяне, с помощью не менее унылых лошадок, вспахивали землю.

— А может мы не будем никого грабить? — снова попросил Тёмный.

— Надо, у меня заказ.

— А может ну его?

— Да я бы с удовольствием, — задумчиво протянула девушка, — но не могу… Не могу не воровать.

Тёмный ничего не сказал в ответ, только в очередной раз полез рукой в карман и, ощутив внутри привычную пустоту, обвиняюще уставился на спутницу.

— Прости, привычка, — сконфуженно объяснила она, протягивая ему кошелёк, который за время путешествия уже раз десять перемещался в загребущие руки, Алексис.

— Я понимаю, что мы уже три дня в пути, но зачем нам так спешить?

— Мы совсем не спешим, — отмахнулась девушка. — Просто Тёмненький ты не привык путешествовать верхом.

— Конечно, а почему мы тогда так удирали с постоялого двора?

— Кто-же знал что купец так обидится не найдя свой кошелёк на месте? — пожала плечами девушка. — А вдруг он бы подумал на нас?

— А разве это не ты его… украла? — робко поинтересовался Властелин.

— За кого ты меня принимаешь? — фыркнула Алексис, а потом подумав добавила. — Ну может и я. Разве это повод вызывать стражу? Да ещё и кричать, как будто у него не кошелёк срезали, а сердце. Хотя… у купцов кошелёк поважнее сердца.

— Но зачем он вообще тебе понадобился?

— Сказала уже, не могу не воровать. Душа просит. И вообще, нечего на меня так обвиняюще глядеть. Я ведь не осуждаю тебя потому что ты Тёмный, к тому же Властелин. Небось уйму народа погубил в своём замке. Заживо замуровал, в застенках сгноил, сколько девушек невинных со свету сжил.

— Да не убивал я никого! — Взвился Властелин. — Не убивал, не грабил, не губил! Это меня постоянно все зарубить пытались. А я между прочим в своём замке почти бессмертный. Представляешь, как это надоедает.

— Ладно, ладно, — замахала руками девушка. — Считай, что меня ты убедил. Главное на суде выступи не хуже и все присяжные будут твоими. Только постарайся успеть до того, как они верёвку на дерево закинут.

— На суде? Верёвку? — ошарашенно повторил Тёмный.

— Угу, у нас народ Властелинов разных не любит. Особенно Тёмных. Так что ты старайся особо своё имя не называть. А ещё лучше придумай себе на время путешествия другое.

— Я… Я попробую, — подумав согласился он.

— Да и одежда твоя в глаза бросается. Чёрный плащ, чёрная куртка, чёрные штаны и чёрные сапоги, — усмехнулась девушка.

Властелин не ответил. Пристрастие к тёмной одежде передавалось из поколения в поколение в его семье. И, если имя он мог сменить с лёгкостью, то одеть что-либо другого цвета боялся. Его предки в гробу перевернутся если узнают. Более того, они из своих гробов повылазят (с них станется) и образумят нерадивого потомка. Итак, когда он в фамильном склепе объявил о своём решении податься в герои, тётушка Злобная Упырица, чуть было не вырвалась и это несмотря на то, что он все гробы с покойными родственниками перед этим заковал в кандалы, на всякий случай.

Лошадки неспешно трусили вперёд с каждым ударом подкованного копыта о наезженный тракт приближая парочку к Калетии. Город ещё не знал, что его ожидает…

* * *

До города было ещё далеко, когда из придорожных кустов вышли мужчины с арбалетами и вежливо поинтересовались:

— Кошелёк или жизнь?

— Ну сделай же что-нибудь, — шёпотом потребовала Алексис.

— А что я сделаю? — пожал плечами Тёмный. — Их трое, арбалеты взведены. Лучше отдать по хорошему.

— У, какой ты скучный, — сморщила носик девушка. — Я выбираю кошелёк. Ваши жизни нам ни к чему, так что отдавайте деньги разойдёмся, как культурные люди.

— Чего? — возмутился одетый поприличнее остальных мужчина, наверное предводитель. — А ну быстро гони деньги. Пока одежду снять не заставили.

Бросив взгляд в сторону Алексис Властелин решил, что избавиться от одежды не такая уж плохая мысль, особенно, когда рядом такая красотка. Но следующие слова красавицы тут же настроили его на совершенно другой лад.

— У меня с собой Тёмный Властелин и я не побоюсь его использовать!

— Угу, а у нас Королева Легона, в гостях, — усмехнулся всё тот же грабитель. — Ну что будете отдавать деньги по хорошему?

С этими словами он направил арбалет прямо в грудь девушки.

— Ладно, ладно, не горячись, — Алексис полезла в карман и бросила мужчине кошелёк. Следом за ней кинул всё своё состояние к ногам грабителей и Властелин.

Взвесив, свалившееся на него богатство в руке грабитель обнажил гнилые зубы в довольном оскале и сказал:

— Не густо. А вы точно всё отдали. А ну девка слезай, обыскивать тебя буду.

— Да ты что с ума сошёл, мерзавец! — Возмутилась Алексис. — Меня своими грязными ручищами лапать!

— Не грязными, я их между прочим мыл, перед едой, после еды и вместо еды, — обиделся бандит. — Слезай давай, а то пристрелю.

Девушка укоризненно посмотрела на бездействующего Тёмного и спрыгнула с лошади.

Грабитель долго шарил руками по ладной фигурке красавицы надеясь что-то найти. Но, то ли у неё был всего один кошелёк, то ли остальные она слишком хорошо спрятала. В общем кроме удовольствия от обыска, мерзавец не получил ничего.

— Ладно можете ехать, — наконец заявил он, с сожалением отрываясь от девушки.

— А я, — обиженно заявил Властелин. — Меня обыскивать не будете?

— Да зачем ты нам сдался. Тёмный ещё к тому же, руки об тебя пачкать, — сплюнул мужик. — Езжайте давайте отседова.

Алексис послушно вскочила на коня и они с Тёмным тронулись в путь.

Минут пять путники ехали молча. Потом Властелин не выдержал и сказал:

— Ну и мерзавцы. Мало того, что ограбили, так ещё и обыскивать не захотели.

— Не расстраивайся ты так. Будут ещё грабители по пути. Они обязательно тебя обыщут.

— Да, но кошельки то у нас уже кончились.

— Это как сказать, — довольно улыбнулась девушка. — Смотри.

В левой руке у неё покачивались туго набитые мешочки.

— Это вот мой, это твой, это грабителя. А вот эти два потоньше его приятелей.

— Но как? — раскрыл рот от удивления Тёмный.

— Легко и просто, — усмехнулась красавица. — Не обыскивали бы меня, остались бы при деньгах.

— Понятно, протянул герой пятого ранга, делая заметку на будущее Алексис не обыскивать, даже если она попросит. А то, так и без портков остаться можно.

Ну, очень длинная глава, основной истории, какая именно история нагло умалчивает

Операция была назначена на сегодняшний день. Я подготовился на отлично. Купил в ближайшей лавке книгу: "Как пробраться в Королевский дворец, самоучитель на три часа" и прочитал её от корки до корки. А самые интересные места, даже подчеркнул.

Итак, чтобы попасть во дворец мне в первую очередь нужна серая, неприметная одежда и маска. Её я приобрёл в магазине рядом с постоялым двором. Там было очень заманчивое предложение: "Купи одежду вора и маску ты получишь бесплатно! А также три бесплатных завтрака в городской тюрьме". Следующим пунктом оказалась покупка верёвок, кинжалов, миниатюрного арбалета со стрелами и только после этого шло проникновение в дворец. И, если, насчёт снаряжения особых сомнений не возникало, то способов проникновения в замок насчитывалось целых двадцать два. И каждый был по своему привлекателен. В результате я остановил свой выбор на способе номер семь. Никакой особой подготовки для него не требовалось.

Вечером я оделся в новый костюм и нацепил на себя воровской арсенал. В результате после двух шагов я грохнулся пребольно ударившись коленом.

"Ну нет, так дело не пойдёт, — решил я снимая оружие." Ну я понимаю ещё арбалет и верёвка, но зачем мне десяток кинжалов, если кидаю я их довольно посредственно. Про остроконечные звёздочки, говорить вообще не хочется. Я их прикупил только потому, что в книге они назывались обязательным снаряжением любого вора. Вслед за звёздочками я выбросил и кинжалы, оставив только два, потом дубинку и длинный плащ, с десятком карманов.

Облегчив свою ношу таким образом, и нацепив поверх воровского облачения повседневную одежду, я спустился вниз, где уже поджидал Стиви. Мой оруженосец печально смотрел на тарелку перед собой на которой всё ещё нетронутыми лежали несколько кусков мяса с зеленью.

— Давай быстренько доедай ужин и собирайся, — приказал ему я.

Он горестно вздохнул, но ослушаться не осмелился.

Не дожидаясь оруженосца я покинул постоялый двор и отправился к таверне "На холме", где, если верить книге, часто проводили время замковые стражи.

Я просидел час с небольшим в самом тёмном углу не слишком чистой таверны и решил, что пришло время устраивать засаду. Лучшее место для неё путь из уборной. Минут двадцать я прождал рядом с небольшим домиком во внутреннем дворе, пока не попалась подходящая жертва. Передвигаясь на четвереньках бравый вояка пытался лбом нащупать верную дорогу к заветному строению. Но, несмотря на то, что путь был прямой, его постоянно заносило на край, выложенной жёлтыми кирпичами, дорожки. Несколько раз он даже сползал с неё и оказывался на пыльной обочине. Но потом находил в себе силы вскарабкаться обратно и продолжить путь.

На всякий случай осмотревшись, я покинул свой пост и опустил небольшой, но увесистый мешочек с песком, купленный накануне, на голову стража. После этого отволок несчастного за уборную, раздел и связал. Потом не суетясь нацепил его доспехи и шлем. Всё. Новый стражник королевского дворца готов. Никто в таверне не обратил на меня внимания, пока я пересекал зал. Так что я беспрепятственно покинул сие заведение.

На постоялом дворе я Стиви уже поджидал меня с осёдланными лошадьми. Хоть что-то ему удалось сделать правильно. Вместе мы двинулись к дворцу. Располагался он в самом центре города, как и положено порядочному замку. Окружали его две возвышавшихся над мостовой стены с узкими бойницами. Одна внешняя, отделявшая дворец и прилегавшую к нему территорию от города и одна внутренняя, окружавшая уже сам замок. Перед площадью я спешился и приказал Стиви ждать меня до утра.

Потом отправился к центральной улице и затаился. Где-то через полтора часа мимо прошёл патруль из стражников, направлявшийся к воротам. Я незаметно пристроился к ним.

Вот только, ворота замка без проблем миновать не удалось. Каждый из стражей перед тем, как попасть внутрь останавливался у окошка в стене и что-то говорил. Ну и осёл же я! Неужели я думал, что во дворце не читали этот самоучитель? Небось ещё сами писали его и посмеивались. Наверняка с меня сейчас потребуют пароль, а я его не знаю. И сбежать по тихому уже не удастся. Через всю площадь, мишенью для лучников, особо не побегаешь.

Стражник впереди наклонился и что-то произнёс в окно. Как я ни напрягал слух расслышать ничего не удалось. Следующий был я. Склонившись с обречённым видом к окну я не переставал про себя повторять: "осёл, осёл, осёл."

Кажется я даже сказал это вслух. Во всяком случае служка в окне кивнул в ответ и произнёс:

— Проходи.

Не веря собственной удаче я вошёл внутрь, гадая над тем, сработал ли один из взятых с собой амулетов или начальник стражи до лучшего пароля (чтобы его могли запомнить и подчинённые) додуматься не сумел.

А во внутреннем дворе царила неразбериха. Стояли десятки дорогих карет, среди которых, как угорелая носилась прислуга. Судя по всему, внутри проходил какой-то приём.

Жаль, что я на него не приглашён. Хотя появись я здесь не инкогнито, кто знает… Правда, несколько лет назад я уже был на балу устроенном в мою честь в этом замке. Но ничего мне тогда особо не понравилось, кроме прелестей графинь Белозерских. С которыми я не отказался бы провести несколько ночей кряду в более приватной обстановке. Но помешал отец. Он отругал меня, сказал что я ничего не смыслю в политике и заставил пообещать не заводить никаких романов с подданными потенциального противника. Именно так он тогда выразился. И я, как примерный сын, который очень хочет стать в будущем королём, послушался.

Теперь, если верить книге (а веры в неё у меня, после проблем со входом поубавилось) необходимо найти заложника, который бы и указал путь. Сам я в этом замке смогу ещё долго плутать.

С этим проблем не возникло. Я удачно сумел затеряться в небольшом парке по дороге к самому замку. Там я скинул вконец надоевшие доспехи — пусть и облегчённые, но всё равно достаточно тяжёлые — и городскую одежду, оставшись в сером одеянии грабителя. Оно кстати мне очень шло. После этого я незаметно в ночной мгле просочился к входу и ударом мешочка с песком оглушил одного из слуг. Вообще — отличная вещь, этот мешочек. И изготовить его просто и спрятать за пояс легко. Непонятно почему его используют только воры.

Оттащив добычу в кусты я несколькими оплеухами привёл его в чувство и проникновенно спросил:

— Жить хочешь?

— А можно? — робко поинтересовался он, рассматривая кинжал в моей правой руке, порхавший перед его лицом.

— Можно. Сегодня я добрый. Покажешь мне где королевская усыпальница и всё.

— Как всё? — побледнел слуга.

— Ну в смысле отпущу тебя.

— Угу, к предкам. А у меня жена дети. Пят…Семеро. Все кушать хотят, папку ждут…

— Слушай тебе ведь на вид не больше шестнадцати, — удивился я. — Откуда такое количество детей? Кончай вешать мне лапшу на уши. Доведёшь до усыпальницы, так чтобы нас никто не увидел и ничего с тобой не случится.

— Обещаете? — всё ещё не веря, поинтересовался он.

— Честное воровское, — успокоил его я.

То ли он поверил, то ли не решился спорить дальше, но слуга безропотно повёл меня по коридорам замка, в который мы с ним вошли полу-обнявшись, будто старые приятели, при это мой кинжал находился напротив его сердца, чтобы бедолага не вздумал поднять тревогу.

Минут двадцать блужданий и несколько встретившихся на пути слуг спустя, мы оказались в восточном, если верить провожатому, крыле дворца. Именно нём располагалась усыпальница, вход в которую охранялся двумя сонного вида стражами с алебардами в руках. Хоть они и оказались в доспехах, но забрала шлемов оставались открыты, что существенно облегчало мне задачу.

Перед тем как действовать, я раздел провожатого, связал по рукам и ногам куском верёвки, и запихнул ему в рот кляп. Нацепив его камзол со штанами на себя я бросился к стражникам с криком

— Срочное донесение!

Они ещё не успели опомниться, а я уже преодолел разделявшее нас расстояние и мешочком с песком, прятавшимся до поры до времени, вместе с правой рукой за спиной, оглушил ближнего. Вернее попытался оглушить. Бессильно скользнув по шлему мешок не только не усыпил воина, но, кажется, помог тому окончательно стряхнуть дремоту. Во всяком случае алебарду он мне в живот направил довольно быстро.

— Я это того… Пошутил, — выдавил из себя я, осторожно пятясь назад. Оказавшись вне зоны досягаемости вражеского оружия я тут же развернулся и побежал прочь. Только запоздалое: "Стой!" неслось мне вслед.

К сожалению, стражники криком не ограничились. Один из них побежал за мной. И в первом же коридоре споткнулся о связанного слугу, через которого я попросту перепрыгнул. Обернувшись на грохот я увидел сложившуюся ситуацию и решил ей воспользоваться. Я подбежал, к пытавшемуся подняться стражу, сдёрнул с его головы шлем и с размаху опустил на неё мешок. Страж потерял сознание. А я, убедившись, что его товарищ пост не оставил, оттащил стражника подальше и снова занялся переодеванием. Мне предстояло опять перевоплотиться в замкового охранника.

Свою роль я сыграл на отлично. Второй стражник так и не заметил, что к посту вернулся не его товарищ.

— Догнал? — спросил он меня.

— Угу, — лаконично ответил я, опуская алебарду на его шлем. С громким звоном он грудой железа ссыпался на землю. Я опустился к нему и ощутил зловонное дыхание на своей щеке. Слава Богам! Я совсем не собирался убивать беднягу. Просто удар вышел более сильным, чем я рассчитывал.

Путь в усыпальницу оказался открыт!… Почти открыт. Оставалось только взломать, наотрез отказывавшуюся отворяться, дверь. К тому же в отличие от большинства приличных замковых дверей эта была изготовлена не из дерева, а камня. Как будто живые боялись, что мёртвые попытаются выбраться из усыпальни.

Хорошо, что я перед отъездом побывал у нашего придворного мага и позаимствовал у него (не)большое количество амулетов. Всё, что он не успел припрятать, а я мог легко унести. Несколько из этих амулетов я взял для ограбления. Один из них должен был открывать любые, обычные двери. С заколдованных, прежде чем их открывать, необходимо было снять магию, другим волшебным предметом.

Но эта дверь оказалась обычной, обиженно скрипнув, она поддалась под напором магии и освободила проход. Изнутри на меня дохнуло спёртым воздухом, запахом цветов и благовоний. Почему-то стало очень страшно и вспомнились детские сказки воспитателя. Отец выписал его аж из самой империи Лигн. Забавный был старичок. Утверждал, что страшные сказки укрепляют детское сознание. Моё он так укрепил, что я по ночам носа из под одеяла показать боялся. Но однажды всё-таки решил проверить теорию на воспитателе. Нацепил простыню, намазал её светящимся раствором, честно украденным у мага и пробрался к нему в спальню. Крику было… После того, как придворному лекарю, вместе с магом удалось спасти воспитателя, у которого неожиданно случился сердечный приступ, он, не слушая уговоров отца, спешно вернулся в свою империю.

Отбросив ненужные мысли, вместе с облачением стражника — оно слишком гремело при ходьбе, я прошёл внутрь. Признаться я надеялся, что усыпальня окажется не слишком большой. Надежда эта не оправдалась. Да, помещение насчитывали всего три десятка шагов в длину и два в ширину. Но это только на первом этаже. Мраморная лестница причудливо извиваясь звала за собой на этаж ниже. И ещё на один, и ещё. К тому же, каждый нижний этаж расширялся, увеличиваясь в длину и ширину узкими проходами змеясь под землёй. Не усыпальня, а катакомбы какие-то. В общем путешествие, в поисках копья, представлялось достаточно долгим.

На каждом этаже висели таблички с годами смерти. Судя по ним, мне нужно было спуститься на пять пролётов вниз. Первый и второй я преодолел без приключений. И уже почти миновал третий, когда наверху послышалась ругань и топот железных сапог. Похоже пропажу стражников обнаружили. Я хоть и оттащил их внутрь усыпальни вместе со слугой, но понимал, что при смене караула их исчезновение будет замечено. Правда, до смены караула оставалось ещё достаточно долго, если верить слуге. Но ведь он мог и соврать. Я побежал. Хорошо хоть усыпальница освещалась магическими светильниками. Я мог бежать не боясь подскользнуться и свернуть себе шею. Но и спрятаться при свете представлялось проблематичным.

Наконец, я оказался на нужном этаже. В центральном помещении гробницы Эллиандра-драконоборца нет. Значит надо идти в ответвление. Их ровно четыре. Я нырнул в первое и, как обычно, ошибся. Закончилось оно полукругом из трёх усыпальниц. Но нужного гроба среди них не оказалось. Бегом вернулся в общую комнату и проверил второй коридор — снова неудача. И только на третий раз, хорошо хоть не на четвёртый, я нашёл гробницу предка.

На стене рядом с гробом висели его доспехи и оружие. Меч, булава, топор только вот копья не наблюдалось. Хотя место для него присутствовало. Только оно оказалось пустым. Какая-то зараза украла копьё до меня!

"Спокойно, спокойно, не паниковать, не злиться, — уговаривал я себя. Его наверняка достали, чтобы почистить и скоро вернут назад".

Внезапно я услышал шелест шагов. Именно шелест. Кто-то очень тихо, почти беззвучно пробирался в это ответвление. Не страж. Они то гремели при ходьбе не хуже дракона. Но если не стражник — тогда кто? Мурашки поползли по спине. Меня начало ощутимо трясти. Неужели зомби? Не то чтобы я очень испугался, просто умирать не хотелось. Я взял кинжал в левую руку и верный мешочек с песком в правую. Помолился всем Богам, которые меня услышат и захотят помочь и уставился в проход.

Несмотря на то, что я ожидал нападения, увиденное застало меня врасплох. Выскользнув, одним плавным движением из-за поворота, одетая в чёрный обтягивающий костюм фигура побежала на меня. И со всего разгона врезалась. Остановиться она не успела, а я от неожиданности не додумался отойти в сторону. Немного побарахтавшись мы поднялись на ноги и только я хотел узнать, что собственно говоря вор делает в замке, как с лестницы послышался грохот сапог.

Вор снял маску и оказался изумительной красоты девушкой. С чёрными волнистыми волосами, карими глазами и маленьким симпатичным, немного вздёрнутым к верху носиком.

— Быстрее, снимай маску, — приказала она мне.

— Зачем? — не понял я.

— Надо. Быстрее давай.

Я снял маску, не понимая, чем это поможет, ведь шаги раздавались всё ближе и ближе.

Перед тем, как преследователи нас увидели девушка внезапно прижалась ко мне всем телом, обняла и страстно поцеловала.

"Интересно, она и вдравду рассчитывает такой ерундой избавиться от стражи? — подумал я". Они ведь не полные идиоты, чтобы на такое купиться. Хотя, идея очень даже ничего. И если я чуть-чуть посодействую, всё может получиться. У меня как раз был с собой амулет для отвода глаз. Между прочим заклинание первого уровня. Правда, силу оно расходовало быстро. Но в данной ситуации многого не надо. Всего лишь не сопротивляясь антимагическим амулетам охранников, направить их мысли в другую сторону.

— Ну что там? — услышал я голос стражника.

— Воров нет. Влюблённые какие-то целуются.

— Понятно. Ладно пошли на шестой этаж.

Наконец шаги стихли и девушка меня отпустила. Хотя я признаться был бы не прочь продолжить поцелуй. Но её следующие слова несколько сбили меня с лирического настроения.

— Хам, — сказала и отвесила мне звонкую пощёчину.

— За что, — удивился я, потирая пострадавшее место.

— Мы даже не представлены друг другу, а ты уже целоваться лезешь! — У меня от такого заявление дар связной речи на время пропал.

— Но ведь я… Ты… Сама… Я

— Хоть бы комплимент какой сделал, прежде, чем с поцелуями лез, — похоже девушка была смущена своим поступком и теперь, чтобы скрыть смущение пыталась устроить скандал. Но ведь мы не женаты, а значит я не обязан выслушивать её гневные реплики!

— Стража, — внезапно крикнул я, обнимая девушку и целуя в губы. Она не сопротивлялась. Только ударов через двадцать сердца до неё начало доходить… Она поспешно вырвалась и залепила мне вторую пощёчину уже по другой щеке.

— Отпусти меня. Варвар! Не слышу я никакой стражи. Как вам только не стыдно!

— Стыдно, очень стыдно, — согласился я. Но искушение было слишком велико. — Ладно, давай по делу — это ты охрану всполошила?

— Я, — потупилась она.

— По какому плану в замок пробиралась?

— Да я, — взвилась она, — между прочим профессиональный вор, мне этот самоучитель не нужен совершенно!

Увидев, что я ей не поверил она смутилась и добавила:

— По третьему.

— Это с ложными гостями? И где провалилась.

— Когда из кареты спускалась, платье дверью прищемила, оно порвалось, а под платьем костюм.

— М-да. А зачем в замок проникла, чего тебе здесь надо?

— А тебе? — вопросом на вопрос ответила она.

— Копьё предка, — сказал я, указывая на гробницу.

— И где оно? — поинтересовалась девушка.

— Нет, сначала скажи, что тебе нужно.

Воровка замялась, а потом сказала:

— Копьё. Вернее не само копьё, а камешек в нём.

— Понятно. На камни я не претендент. Мне только копьё нужно.

— Ну и где оно?

— Откуда я знаю. Когда пришёл его уже здесь не было.

— Плохо.

— Слышишь?

— Что?

— Стража возвращается.

— Да ладно, кончай врать. Меня второй раз на одну и ту же уловку не обманешь.

— Точно стража.

Девушка в ответ показала язык. Но потом и до неё донеслись размеренные удары железа о камень.

— Стража, — печально выдохнула она.

— Ну иди ко мне, моя любовь, — протягивая руки к ней, сказал я.

— Мерзавец, — шепнула она мне на ухо прижимаясь всем телом.

— Всё ещё обнимаются, — донёсся до меня голос одного из стражей.

— Влюблённые, что с них взять — понимающе протянул второй. — Ладно пошли. Вора похоже зомбя погрызли. Но караулы Главный всё равно усилил.

— Конечно, Король голову ему снимет, если ещё раз оплошаем.

Когда стражи ушли я, наученный горьким опытом, словил ладонь девушке за мгновение до того, как она опустилась на мою щеку.

— Спасибо не стоит, благодарностей, — сказал я. — Кстати меня зовут Мильон, почему то назвался настоящим именем я.

— Всегда пожалуйста. Я Алексис, — представилась в ответ девушка. — И что нам теперь делать?

— Я предлагаю сматываться. Лучше врозь — так больше шансов. Я остановился в гостинице "Зажаренный свин". Встретимся там завтра пополудни. Мне кажется у нас одна цель и мы можем помочь друг другу.

— Возможно, — покачала головой девушка. — А может и нет. Ладно, бывай.

— Угу, и тебе всего хорошего, — плотоядно глядя на её покачивающиеся при ходьбе бёдра сказал я.

— И не смей пялиться на мои ягодицы, — добавила она не оборачиваясь.

— И не думал, — тут же отводя взгляд, ответил я.

— Зря, там есть на что посмотреть — сочувственно кинула она, перед тем как скрыться за поворотом.

* * *

Выбраться из фамильного склепа оказалось на удивление легко. Стражников охранявших дверь почему-то на месте не было. Наверное, потребовались все замковые стражи, чтобы не допустить грабителей во дворец. Поэтому из самого замка исчезнуть будет не просто. Я пробирался по запутанным коридорам изредка прячась в тени, когда мимо проходили слуги. Идея с переодеванием несколько раз приходила мне в голову, но, думаю, стража уже знает, что я выдавал себя за слугу. К тому же, я не очень любил повторяться, хоть иногда и приходилось.

После некоторых размышлений я решил, что для ухода стоит воспользоваться планом номер двенадцать — отход через крышу. Верёвка у меня была.

Я плутал по коридорам почти час, пока не понял, что без проводника не обойтись. Кажется, я переоценил свои силы, решив что смогу выбраться на крышу сам. Я свернул в хорошо освещённый коридор, так как решил, что здесь обязательно встречу какого-нибудь слугу. Вместо этого, я столкнулся с патрулём из трёх стражей, вышедшем из бокового ответвления. И не слушая их возмущённые крики, бросился со всех ног бежать.

Поворот, ещё поворот, кажется погоня немного отстала! Я всё равно продолжал бежать, не слишком разбирая дорогу. Это меня и подвело. Коридор закончился тупиком. Я чуть не взвыл от досады, развернулся и побежал обратно, надеясь успеть проскочить до того, как стража перекроит пути к отступлению.

Неожиданно, одна из боковых дверей открылась и я, не успев остановиться, врезался в вышедшую в коридор даму. Она была выдающейся во всех смыслах этого слова. Крупная, с талией необъятных размеров, найти которую чрезвычайно сложно даже опытному портному и громадным бюстом. Дама, даже не покачнулась, когда я налетел на неё.

— Ого, какой темперамент, — выдохнула она.

— Это не темперамент, — задыхаясь в складках платья просипел я. — Это кинжал в кармане.

— Ну заходи, совратитель, — не слушая сказала она, втягивая меня за шиворот внутрь. Закрывшаяся за нами дверь и стукнувший засов отрезали путь к отступлению. Хотя именно сейчас я уже ничего не имел против схватки с тремя стражниками. Но выбирать не приходилось.

— Слыхала я, что в вашем королевстве страстные мужчины, но признаться не верила.

Хорошо, хоть я маску держал в кармане, страшно подумать, чтобы со мной стало, если бы она решила, что я грабитель. С трудом отбиваясь от ловких рук женщины, походу успевавшей избавляться от деталей своего туалета, я выпалил:

— Нет, я так не могу, мы даже не знакомы!

— С чего такая робость? — на миг прервавшись, удивлённо спросила она. — Ты так страстно на меня налетел не спрашивая имени.

— Мы жители Риана, все такие, в начале… Но без имени никак. — Свободной левой рукой, правая отгораживала меня от дамы, я пытался нашаривать в одном из бесчисленных карманов амулет. У меня было несколько полезных вещичек: чтобы добиться женской благосклонности (срабатывал к сожалению не часто) и чтобы от этой самой благосклонности избавиться (очень нужная штука). Его я как раз и искал. Также в карманах была вещица чтобы дама не казалась тебе привлекательной. Этот амулет маг изготовил по личному заказу отца, не слушая моих протестов. Он решил, что влюбляться в жену посла враждебной страны, наследник престола права не имеет. Подумаешь. Она ему с каждым придворным изменяла, а я должен королевскую честь блюсти. Высокая политика. А всего в ней высокое, только то, что король с послом любили выпить и в картишки перекинуться. При этом посол был единственным, кто постоянно проигрывал. Ну и конечно ещё амулет, чтобы любая особа женского пола казалась привлекательной, даже без принятия на грудь большого количества выпивки. Сделано уже по моему заказу. Незаменимая в жизни наследника вещь. В данном случае он бы тоже подошёл, но времени выбирать не оставалось. Сказав: "меня зовут Амели", дама вновь перешла к активным действиям.

Поэтому я выхватив первый попавшийся в руку амулет очень обрадовался — он содержал заклятье сна. Правда, я берёг его для стражников. Но в данный момент они представляли собой менее серьёзную угрозу для моей жизни, чести и достоинства, чем темпераментная шатенка, очень крупной комплекции. Прошептав несколько слов я вначале обрадовался, видя, что моя поклонница закрывает глаза и тут же испуганно подался назад, стараясь выскочить из под навалившегося на меня тела. Удалось это не сразу и с большим трудом. Я даже подумывал использовать амулет левитации, но всё-таки бережливость перевесила — не стоит постоянно применять силу магических побрякушек, они почти все у меня одноразовые.

Наконец, я освободился и даже, предприняв героические усилия, перетащил покорённую моим врождённым обаянием женщину, на кровать. А то, как то неловко было оставлять её лежать на полу. Я хотел покинуть своё кратковременное убежище, но, похоже, стражники оставались в коридоре и более того, проверяли комнаты одну за другой. Выхода не оставалось. Представляю, что произойдёт, когда меня найдут и я назову своё имя. Какой межгосударственный скандал начнётся. А не назвать себя и того хуже, вздёрнут на главной площади и все дела.

В панике я решил поступить подобно герою одного из старинных преданий — сменить пол. Не навсегда, лишь на время. Я открыл шкаф, натянул на себя первое попавшееся платье и активизировал амулет удобной одежды — он подгонял любое облачение под нужный размер. Потом я посмотрел в зеркало и понял, что платье мне совершенно не идёт. Синий цвет бархата мне не к лицу. Так что я снова полез в шкаф. Не то, не то, не то, одно за другим одеяния отправлялись на кровать. Наконец я вынырнул с красным, шикарным платьем длинным почти до пят с неглубоким вырезом. Я едва успел натянуть его на себя и использовать амулет — до этого мне приходилось женскую одежду снимать, но не одевать — как в дверь настойчиво постучали.

Последний взгляд в зеркало меня спас. Оказывается я так увлёкся подбором платья, что забыл про волосы! Я подхватил ближайший парик с туалетного столика, натянул его на голову и поспешил к двери.

Припомнив импульсивность хозяйки здешних покоев я рывком отворил дверь и с криком: «мужчины», затащил первого стражника внутрь. Не ожидавший такого страж не сопротивлялся, потерял равновесие и растянулся на пороге. Остальные остановились и изумлённо смотрели на меня.

— Ну что, неужели женщин никогда не видели?

Один из них них покачал головой и честно ответил:

— Таких, никогда.

— Хам, — фыркнул я. — Что стали обыскивайте меня, давайте! Вы же за этим сюда пришли? Звери, чудовища, насильники!

— Не стоит. Мы лучше пойдём отсюда, — ответил тот же страж, бледнея на глазах. Они подхватили всё ещё барахтавшегося на пороге товарища и боком, стараясь не оборачиваться ко мне спиной, двинулись к следующей комнате.

— Трусы, — обиженный таким пренебрежением, кинул вслед им я. А ведь на мне было отличное платье. Только когда добрался до зеркала и внимательно осмотрел себя, я понял отчего доблестные солдаты короля столь быстро покинули моё общество. Одной из моих ошибок оказалось то, что я совершенно забыл о груди. И она оставалась плоской, как у мужчины. Вторая же состояла в том, что для женщины я был несколько небрит. Бороду я не носил, но лёгкая щетина покрывавшая щёки не слишком красила и так несколько резковатые для женщины черты лица. М-да, хорошо, что они так быстро убрались, иначе вскоре бы раскрыли мою маскировку. Хотя и сейчас угроза ещё не прошла. В любой момент к одному из них с визитом может прийти мысль, о том, что я не тот за кого себя выдаю.

Я быстро вытащил из шкафа две ночные сорочки, скатал их в шары и запихнул себе под платье на место груди. Потом схватил пудреницу и замазал щетину. Всё, теперь надо делать ноги отсюда, но только я открыл дверь, как столкнулся нос к носу с молодым пареньком в дворцовой ливрее. Чудом удержав левой рукой парик, правой я схватил его за грудки и приподняв рыкнул:

— Чего?!

— Бал начинается, го-го-гос-спожа, — дрожа всем телом, проблеял он.

— Хорошо, веди, — милостиво разрешил я.

— Слуша-шаюсь госпожа. Только отпустите меня пожалуйста.

— Ах, да, — спохватился я, ставя слугу на пол.

— За-за мной пожалуйста, — сказал он и чуть ли не бегом понёсся по коридору. Я старался не отставать. Как выбраться из главного зала я знал, по прошлому визиту в королевский дворец. Так что с мальчишкой мне повезло. Также, как повезло с платьем. Не будь оно таким длинным пришлось бы менять удобные сапоги на непривычные дамские туфли. В них я бы уж точно не побегал, да и ходил бы с трудом.

Минут десять блужданий и я оказался в заполненном людьми зале. Он, казалось, купался в роскоши. Золотым или позолоченным было всё. Начиная с пола и столовых приборов и кончая придворными туалетами. Честно говоря, не люблю столь нагло бросающуюся в глаза роскошь. Разодетые словно павлины придворные кавалеры, обвешанные украшениями дамы. По мне, так одна изысканная вещь, пусть даже и недорогая, намного сильнее украшает человека, чем десятки дорогих каменьев. Но таковы нравы в Риане. Здесь считается, что чем больше на человеке дорогих вещей, тем он благородней. Как будто золото может быть мерилом чести.

Помещение было ярко освещёно магическими светильниками. Откуда-то сверху лилась медленная музыка, в центре зала кружились танцующие. Ближе к стенам располагались столы с разными яствами. Стараясь не привлекать ненужного внимания я продвигался между неспешно беседовавшими группами людей к выходу. Протяжное урчание в животе напомнило, что я давно ничего не ел. А так как я старался быть подальше от центра, то идти мне пришлось вдоль столов со всяческой снедью. Наконец, я не выдержал и решив, что король не обеднеет, присел на свободный стул и накинулся на еду. Глупо конечно, но безнаказанность с которой мне удавалось до этого воплотить планы в жизнь вместе с пустым желудком, вскружили мне голову.

Я успел расправиться с цыплячьей ножкой и свиным окороком, когда неожиданно музыка смолкла и я осознал, что все присутствующие смотрят только на меня. Неужели я так проголодался что забыл о манерах? Нет, вроде все вилки и ножи строго по этикету. Тогда что же?

Внезапно передо мной возник пухленький, лысый коротышка и жутко волнуясь сообщил:

— Простите, но вы заняли стол Его Величества.

— Ничего, когда он подойдёт я освобожу его, — нагло ответил я, поглядывая по сторонам в поисках пути отступления.

— Он уже подошёл, — услышал я голос из-за спины придворного и на его месте (я даже не заметил, когда коротышка успел испариться) возник Его Величество, Король Риана и прилежащих земель, Родерик Восьмой. На вид ему было лет сорок. Его строгое волевое лицо могло бы показаться красивым, если бы не тонкие губы, заострённый, словно клюв нос и узкие бесцветные глаза. Благородная седина тронула его виски и грозила через год другой перебраться дальше.

Вот это я влип! Если меня в этом костюме схватят, то даже отец не признает. Сделает вид, что такого сына у него нет. И тогда мне точно конец. А если и признает, то в лучшем случае отправит в монастырь, о худшем даже думать не хочется.

— Присаживайтесь, Ваше Величество, — милостиво разрешил я, вскакивая и делая реверанс. Но так как это была первая моя попытка, то получилось не слишком здорово. Левой рукой я умудрился опрокинуть тарелку с соусом прямо под ноги Королю. Зал замер. На помещение опустился полог тишины, будто все звуки в мире внезапно исчезли, раз и навсегда. Всё. Он меня точно убьёт!

Молчание нарушил Повелитель Риана:

— Не могу отказать такой даме, — сказал он, устраиваясь, неожиданно не во главе стола, а рядом со мной.

Ничего себе… Не ожидал, что Король такой галантный кавалер.

Изгнанная словами Правителя тишина обиженно юркнула в дальний уголок замка не прощаясь. В зале снова возникли звуки, прерванные разговоры возобновились, челюсти придворных поглощавших пищу заработали с удвоенной силой.

— Прошу вас, не обращайте на меня внимание, продолжайте трапезу, — предложил Родерик.

— Спасибо, Ваше Величество, но я уже кажется не голодна, — чувствуя, что кусок в горло мне больше не лезет возразил я.

— Вам не по вкусу наша еда? Одно лишь слово и повар лишится головы ещё сегодня.

— Спасибо не стоит, — остановил его я. — Пожалуй я возьму немного того салата.

— Да, вы правы, казнить его я всегда успею.

Ничего себе нравы при королевском дворе. Надо побыстрее уходить отсюда, пока меня тоже головы не лишили.

— Спасибо, за столь лестное внимание к моей особе, но мне, Ваше Величество, право пора домой, — расправляясь с салатом, и спасая тем самым шею повара, робко произнёс я.

— Ну что вы, милая дама, запамятовал ваше имя…

— Баронесса Виктория фон Грюз, — кажется в Империи Лигн было такое баронство. Вроде бы.

— Так вот милая Виктория, неужели моё общество вас так пугает?

— Нет-нет, что вы.

— Тогда в чём же дело? Бал продлится до утра и я желаю видеть вас всё это время рядом с собой.

Мне конец. Тут, как назло снова заиграла музыка.

— Потанцуем? — предложил Родерик. И видя мою нерешительность добавил, — вы ведь не откажете Королю?

Я бледно улыбнулся в ответ и позволил себя покорно отвести в центр зала. Другие пары поспешно расступались, уступая нам, вернее Правителю, дорогу. Мы закружились по залу, причём я постоянно останавливал себя, когда пытался вести. Признаться в роли женщины танцевать мне ещё не приходилось. К тому же, очень мешало платье, путалось по земле норовя спеленать ноги и повалить в самый неудачный момент.

И тут я почувствовал что рука Короля с моей поясницы переместилась ниже. Конечно, я должен был сдержаться. Должен был, но не сумел. Я всё-таки наследник престола и предпочитаю девушек. Ещё никогда меня так не оскорбляли. Моя правая рука, будто сама собой, сжалась в кулак и отправилась в путешествие к лицу Родерика. В последний момент я опомнился и всё-таки разжал кулак. Вместо удара отправившего бы Повелителя Риона в дальний полёт, он получил звонкую пощёчину.

Если мне показалось, что недавно все звуки умерли, то после моего поступка создалось впечатление, что они и не рождались никогда. Будто наш мир всегда оставался беззвучным и недвижимым. Я посмотрел на присутствующих и понял, что меня сейчас будут убивать…

— Прошу прощения… — неожиданно для всех произнёс Король, потирая щёку. Изумлённый вздох пронёсся по залу, вновь заиграла музыка, прогоняя вернувшуюся мгновением назад с триумфом тишину подальше.

— Ничего, — милостиво бросил я, возвращая сердце из левой пятки на его законное место.

— Продолжим.

Мы опять закружились по залу. При этом Родерик прижимался ко мне несколько крепче, чем того требовали приличия, но руки больше не распускал.

— Вы прекрасно танцуете, — сделал король мне комплимент, отчаянно не обращая внимание на то, что я уже несколько раз наступал ему на ноги. Первый раз случайно, из-за платья, остальные уже по расчёту.

— Спасибо, Ваше Величество.

— Я ещё никогда не встречал такую женщину.

— Ну что вы, — сделал вид, что смутился ответил я. Конечно, таких женщин ты точно не встречал.

— Ни одна из них никогда не посмела бы поднять руку на своего короля.

— Я не хотел… ла.

— Вы просто очаровали меня, волшебница.

— Ну что вы…

— Принцесса, королева, богиня. Давайте оставим скот веселиться и пойдём ко мне в опочивальню.

— Куда?!

— В опочивальню. Или вы хотите отказать своему королю?

Честно говоря, очень хочу. И не только отказать, но и набить морду, как минимум. По максимуму я бы не отказался передать корону кому-нибудь из его наследников в связи с внезапной кончиной Родерика. Но на этот раз, похоже, выбора не оставалось. Не думаю, что король стерпит ещё одну пощёчину. Этим я добьюсь, что меня принесут в его покои связанным по рукам и ногам, если не убьют на месте.

— Нет, не хочу.

Интересно, что мне делать в его спальне? Сильно подозреваю, что стоит снять платье и на женщину я походить перестану. И тогда… Лучше об этом не думать… Хотя нет, думать как раз об этом надо. Желательно так, чтобы этой ситуации не допустить. Пока мой разум думал, тело увлекаемое Родериком, целомудренно державшим меня под руку, двигалось по направлению королевских покоев. Причём достаточно быстро двигалось. Во всяком случае, мы успели оказаться перед дверью в спальню, раньше, чем я успел придумать что-либо путное.

Дверь предательски поддалась уступая напору Короля и мы оказались в освещённой пятью магическими светильниками комнате. Обставлена она была довольно скромно, как для покоев Повелителя Риана. Шкаф, стол, полки и расположившаяся в уютном алькове, громадная, человек на пять, кровать.

— Мне сразу раздеваться? — прямо спросил я. По своему я знал, что такая откровенность зачастую может погубить вожделение у мужчин. Но короля, похоже, она не смутила.

— Лучше я первым, — сказал он, скидывая камзол и оставаясь в шёлковой рубашке. Стянув брюки Его Величество лёг на кровать и ожидающе уставился на меня.

— Раздеваться? — с отчаянием в голосе, поинтересовался я.

— Ещё нет. По краям кровати верёвки. Свяжи меня.

Всё более и более странно. Похоже у Правителя не все кошки в подворотне. В смысле, с головой у него явный непорядок. Тем не менее я послушно исполнил его приказание. Шёлковыми шнурками привязал его руки и ноги к кровати.

— Возьми ключ в нижнем ящике стола. И открой ближний к окну шкаф. Выбери себе по руке и приступай.

Что выбрать по руке? Что король извращенец я уже догадался, но насколько ещё не понял. Щёлкнув ключом в замочной скважине я потянул дверцу шкафа на себя и увидел с десяток самых разнообразных хлыстов.

Я замер.

— Ну что ты там долго возишься? — ворчливо поинтересовался Родерик.

— Не могу выбрать.

— Бери любой и иди сюда.

— Да, Ваше Величество. — Я послушно взял первый попавшийся хлыст в руки и подошёл к кровати.

— Как же долго я искал такую женщину как ты, — проговорил Король. — Девушку, которая не побоится поднять руку на короля. Не девушку по вызову, а настоящую леди. Ну ударь, ударь же меня…

— Не буду, — покачал головой я.

— Садистка, — разочарованно протянул он.

— Угу. Я тебя не ударю, пока не признаешься, куда копьё дел.

— Какое копьё?

— Предка своего, лорда Эллиандра-драконоборца.

— Зачем тебе копьё? Ударьте же меня наконец!

— А это мой маленький, девичий каприз. Пока не скажите никаких пыток не будет. И точка.

— Ладно, скажу. Только ударь. Украли его месяцев шесть назад.

— Кто?!

— Они не представились. Вроде секта какая-то.

— И всё? — разочарованно протянул я, убирая хлыст.

— Придворный маг проследил их до границы с Измиром.

— Спасибо за информацию.

— Пожалуйста. Теперь ударь меня наконец.

— Не буду. Ты извращенец, а я садистка.

Король чуть не задохнулся от возмущения. А я в это время оторвал рукав от его рубашки и запихнул Родерику в рот.

— Может ещё встретимся, красавчик, — сказал я, посылая Королю воздушный поцелуй перед тем, как скрыться.

Я вернулся в зал приёмов, не останавливаясь и не отвлекаясь больше на еду, пересёк его. Спустился по ступенькам к ближайшему экипажу, не обращая внимания на кучера, сел в него и приказал:

— Домой!

Что удивительно, кучер послушался. Похоже он настолько увлёкся беседой со своими коллегами, что не заметил, что в карете устроились не его хозяева, а самозваная тётка.

Когда мы выехали из дворца, я скинул с себя женский наряд и, подождав для верности ещё минут десять, незаметно покинул карету.

Я немного простоял на мостовой, решая — идти мне за Стиви сейчас или подождать до утра. В конце концов решил, что всё-таки стоит его забрать. Не то, в следующий раз, он вполне может не дождаться меня. И в некоторых ситуациях (если ревнивый муж вернётся раньше домой), это вполне могло привести к катастрофе.

* * *

Следующий день я провёл в ожидании Алексис. Даже не предполагал, что мне так будет хотеться увидеть её вновь. Надеюсь, она выбралась из дворца живой и невредимой.

Как это свойственно девушкам, Алексис появилась несколько позднее, чем мы договаривались. На два часа позднее, если быть точным. Всё это время я просидел в общем зале за столиком у окна. Она пришла и я, не в силах удержать расплывающиеся в улыбке губы, отвернулся на мгновение, чтобы не выглядеть глупым. Более глупым, чем я есть на самом деле.

— Привет, — сказала она, присаживаясь на свободное место рядом со мной. Столик был на четверых. Стиви находился напротив меня. Вместе с девушкой заявился ещё какой-то тип мрачной наружности с кислым выражением на лице. Он присел рядом с моим оруженосцем.

— Привет.

— Ну что узнал где копьё? — сразу взяла за рог единорога Алексис.

— Узнал. А ты решила присоединиться ко мне?

— Да. Это кстати Тёмный Властелин.

— Где?! - Я вскочил с обнажённым мечом в руке.

— Спокойно. Напротив тебя. Но он хороший.

— Тёмный Властелин и хороший? — удивился я. Но всё же меч спрятал и знаками извинился перед другими посетителями. Дескать, простите ошибочка вышла.

— Да. Он осознал, что идёт по неправильному пути и стал на дорогу перевоспитания. К тому же он герой пятого ранга!

— Тёмный Властелин — герой. Что стало с нашим миром? Вроде, когда засыпал всё в порядке было, а проснулся и такой сюрприз.

— Да ладно тебе ворчать, — пихнула меня в бок девушка. — Возьмёшь нас с собой?

— А куда я денусь? Вместе безопасней.

— И веселей, — усмехнулась Алексис.

— Это точно, — согласился я и, почувствовав руку девушке в своём кармане добавил. — Кстати, если ты пытаешься сделать то, на что я надеюсь, то ищи ближе к центру, если то, что думаю, то не старайся. Кошелёк надёжно пришит к карману.

После того, как я дважды потерял свой кошелёк Стиви решил эту проблему кардинально. Он стал вшивать его прямо в карман. И, как я ни ругался, эту привычку не оставил до сих пор.

Девушка покраснела до корней волос, вытащила руку и бросив: "Хам!" отвернулась.

Я не спорил. Похоже путешествие обещает стать интересней, чем я ожидал вначале.

* * *

Покидая Калетию я наткнулся на довольно неприятное объявление. Висело оно напротив городских ворот и сообщало о том, что разыскивается баронесса Виктория фон Грюз. Награда за её поимку тысяча золотых. Найти её живой или… живой. Надеюсь никто никогда не узнает, кто именно скрывался под этим именем.

Глава первая и единственная история Елисея

Горох, правитель Руссейского Царства сидел за столом со своей женой Горошиной — обедал.

Вдруг раздался громкий стук, двери обеденной распахнулись, левая половина при этом слетела с петель, и в проёме возник добрый молодец с булавой в правой руке. По меткому определению дворцового скомороха добрым считался любой молодец, богатырской стати с оружием в руках. Потому как, если он, не дай родичи, злым окажется… нет, об этом даже думать не хотелось…

— Героя заказывали? — поинтересовался пришелец.

— Лебедя заказывали, — задумался Правитель. — Щуку заливную заказывали, поросёнка в собственном соку с яблоками заказывали. Героя нет, вроде не заказывали.

— Жаль, — расстроился добрый молодец. — Ну, будете заказывать, позовёте.

С этими словами он кое-как прикрыл испорченные двери и отправился восвояси.

— Да, засиделся мальчик во дворце, — задумчиво протянул Царь, обращаясь к супруге. — Подвигов захотел.

— Весь в тебя, — согласилась Горошина.

— В меня — герой! — гордо выпятив цыплячью грудь, сказал Горох. — Может женить его? Пусть геройствует.

Не знал Царь Горох, что сын его в эти мгновения совсем не геройским делом занимался. Сделав вид что уходит, Царевич приложил ухо к стене и подслушивал родительский разговор.

* * *

— Горынычей убил — ноль штук. Чуд-юд разных покалечил — ноль. Лих одноглазых убил — ноль, разбудил — много. Соловья разбойника и то ни одного не поймал, — подсчитывал свои подвиги Царевич Елисей.

"Да, не слишком внушительный список выходит, — подумал он. — Пора в графе вместо нолей палочки вписывать. Уже между прочим двадцать годков стукнуло, а успехов не видно. Да ещё и батя женить решил. Что за жизнь?"

Елисей вспоминал, как он однажды вышел на охоту за Соловьём разбойником, но матушка, волнуясь за его здоровье, послала войска, которые выловили из лесов не только всех соловьёв, но и разбойников, медведей, волков и даже барсучков, что особенно обидело юного наследника престола. Уж с барсучками он бы точно справился.

Про попытку сразиться с Горынычем, даже вспоминать не хотелось. После этого во всём королевстве даже ящериц не осталось — батюшка постарался.

Хорошо хоть с именем ему повезло. Сперва хотели Горошинкой назвать, но отец воспротивился, сказал, что гороха в семье уже предостаточно.

Не долго думая (а что тут думать? — настоящие герои никогда этим не занимаются), Царевич собрал свой нехитрый скарб из десятка сундуков с одеждой, драгоценностями и оружием, позвал дюжину слуг, для переноски всего это и направился к конюшне. Какого же было его удивление, когда тайный побег оказался на грани срыва из-за того, что чуть ли не полдвора придворных сбежалось посмотреть за отбытием Царевича. Хорошо хоть батюшка его пока ещё о новой затее сыновней не проведал. Но за этим дело не станет, чувствовал Елисей.

Тяжело вздохнув, юноша бросил багаж, бегом добрался до конюшни, запрыгнул на своего любимого скакуна по кличке Сонный и отправился на поиски приключений.

* * *

Приключения пришлось искать долго. День прошёл, а ни один злодей на жизнь и кошелёк Елисея ни разу так и не посягнул. Вот к чему привели его прошлые попытки геройствовать. Ну, ничего, на этот раз всё выйдет. Никто не знает, куда именно он направляется, даже он сам. Поэтому всю нечисть в округе выбить не успеют. Скорее всего, не успеют…

Ехал он, долго ли коротко, пока на болото не забрёл. А так как до этого по болотам бродить ему не приходилось, то путешествие чуть не закончилось трагично, когда Елисей попытался набрать воды во флягу. Только благодаря сообразительности своего скакуна, который вытащил ухватившегося за узду хозяина из неприятностей, удалось ему спастись.

Царевич приходил в себя на берегу болота и заодно пытался очистить штаны от тины. Он делал это так старательно, что не заметил покинувшей трясину лягушки, пока она не заговорила с ним:

— Ты это… того… не Принц случаем? — поинтересовалась она.

— Я — Царевич, — удивлённо ответил Елисей. Не то чтобы он не слышал историй про говорящих лягушек, просто с ним они никогда не разговаривали.

— Пойдёт, — махнула лапкой лягушка. И закрыв глаза, вытянула губы.

— Куда пойдёт? — не понял Елисей.

— Никуда не пойдёт, — покачала головой лягушка. — Целуй, давай.

— Це… целовать? Но зачем?

— Как это зачем? Ты меня поцелуешь, я превращаюсь в человека — и под венец.

— А может не надо под венец? — робко поинтересовался юноша.

— Как это не надо? Или ты считаешь, что я буду целоваться с кем-то кроме моего жениха, — возмутилась лягушка.

— У меня появилось не слишком хорошее предчувствие, что ты вообще ни с кем целоваться не будешь, — сказал наследник престола, вскакивая на коня и отправляясь прочь. Он, конечно, мечтал о приключениях, но любвеобильные жабы в них не входили. Тем более жениться он и дома мог.

Нет, не таких подвигов жаждала его душа.

Ехал Елисей ехал, пока не наткнулся на камень, на котором написано было:

Направо пойдёшь — коня потеряешь.

Налево пойдёшь — кошелёк потеряешь.

Прямо пойдёшь — совесть потеряешь.

И снова недолго думая, юноша отправился прямо, не потому что кошелёк пожалел или за коня испугался, просто интересно ему стало, как это он совесть терять будет.

Несколько часов отделяли Царевича от очередного приключения, и он их благополучно преодолел. Каждый нормальный человек, и даже герой, обычно дважды подумает прежде, чем входить в жуткий тёмный проём пещеры, которая оказалась в конце пути, но Елисей так жаждал славы, что, не колеблясь ни мгновения, шагнул внутрь.

Внутри было темно и душно. А самое главное там удобно устроился, свернувшись колечком, самый настоящий змей. Горыныч мирно дремал, не представляя, какое горе обрушилось на него в лице, и всех остальных частях тела, Царевича.

Ошалев от счастья из-за неожиданной находки — а он-то думал, что их всех уже перебили — и не желая убивать спящим такую редкую зверушку, что было бы крайне проблематично, учитывая, что у юноши был только меч, Царевич засучил рукава и схватившись за хвост потянул ящера на выход.

Разбуженный деятельностью Елисея, Горыныч вначале просто изумлённо взирал на него, а потом принялся советовать:

— Ты лучше в камень обеими ногами упрись.

— Да упираюсь я, упираюсь, — кряхтя от натуги, ответил юноша. — Камень крошится.

— Так ты всем туловищем работай, а не только руками тяни. Давай. И раз, и два…

— Нет, не получается, — запыхавшись после десяти минут безуспешных попыток, заявил Елисей.

— Ты просто плохо стараешься.

— Ничего себе плохо, — возмутился царский отпрыск, усаживаясь на камень. — Лучше вместо того, чтобы советовать, помог бы.

— Ну, если ты настаиваешь, — сказал змей, поднимаясь и идя к выходу.

— Ты-ы-ы-ы-ы… — заикаясь, произнёс юноша.

— Я, — согласился Горыныч.

— Так, что же ты молчал?

— Вообще-то я говорил. Даже помогал, — обиделся змей. — И вообще, зачем я тебе понадобился?

— Драться с тобой хочу! Не на смерть, а на жизнь!

— Ну что за богатыри пошли — приходят домой, стаскивают с кровати и тут же убивать. Нет, ты сначала накорми доброго змея, напои, а потом и драться будем.

— Накормить, — почесал затылок герой. — А чем ты питаешься?

— Преимущественно богатырями.

— Тогда тебе не ко мне. Я добрый молодец токмо.

— Даже не богатырь, — в свою очередь почесал затылок когтистой лапой Горыныч. — Значит, есть не буду — всю диету мне испортишь.

Елисей вздохнул с облегчением. Сейчас, перед лицом громадного чудовища, идея убить змея почему-то не казалась ему такой привлекательной, как раньше.

— Я тебя просто убью, — закончил Змей.

— Но как же, как же так! — возмутился Царевич. — На камне написано было, что я только совесть потеряю. А зачем мне совесть, в наше то время? Без неё жить намного лучше.

— Всё правильно: написано, что потеряешь совесть, значит потеряешь. Вместе с жизнью. И вообще меньше читать надо было, что на разных камнях и заборах написано, тогда возможно и прожил бы дольше.

— Ну, держись, — заявил юноша, доставая меч. Пусть он совсем иначе представлял себе карьеру героя, но убегать и прятаться Елисей не собирался. Не для наград и славы людской отправлялся он в путь. Просто хотел испытать, на что его храбрость способна.

— Лучше ты держись, — предупредил его ящер, набирая воздух в лёгкие.

— Не трожь его — он мой, — послышался строгий голос позади Елисея.

Царевич от неожиданности даже подпрыгнул, а Горыныч подавился. Из ушей у змея повалил пар, а сам он склонился в припадке кашля.

— Будем считать ничья, — сказал Елисей, после чего побежал к привязанному неподалёку скакуну вскочил на него и отправился прочь. Не то чтобы он очень боялся, совсем нет, страха юноша почти не испытывал, просто он теперь ясно понимал, что с Горынычем ему в одиночку не справиться.

— Интересно, кто это был? — задумчиво протянул Елисей, останавливаясь, после нескольких часов быстрой скачки.

— Угадай с трёх раз, милый, — донёсся до него голос из заплечного мешка. Юноша повернул голову и увидел давешнюю лягушку.

— Нет, только не ты, уж лучше бы меня Горыныч съел — простонал он

— Неужели я тебе не нравлюсь? — умильно сложив губки для поцелуя, спросила она.

— Нравишься, очень нравишься. А ещё больше ты понравишься моему учителю по землеведенью. Он лягушачьи лапки в жареном виде просто обожает.

— Да конечно, никто меня не любит, — пригорюнилась лягушка. — А я тебе, между прочим, жизнь спасла, противный.

— Ну хорошо, прости, прости меня. Давай я тебя поцелую и будем в расчёте, — предложил Царевич спешиваясь.

— А свадьба?

— Свадьба будет… Потом… И не со мной, — замялся Елисей.

— Ну, я даже не знаю…

— Да или нет?

— Да, соблазнитель.

Понимая, что долги надо платить, юноша закрыл глаза, собрал всё своё мужество и поцеловал скользкие, липкие, противные губы лягушки.

Когда он открыл глаза перед ним стоял накрашенный паренёк лет двадцати в женском платье.

— Спасибо, милый, теперь дело за свадьбой…

— С-с-с-с-свадьбой, — просипел Царевич, — Ты ведь не девушка!

— У каждого есть свои маленькие недостатки, — возразил парень.

Не слушая просьб бывшей лягушки, шокированный Царевич вмексто того, чтобы запрыгнуть на коня, закинул себе его на загривок и припустил к лесу. К сожалению, наездником лошадь Елисея оказалась плохим и увидев, что он мчится не разбирая дороги прямо навстречу гигансткому дубу, сделала единственное возможное, спрыгнула в сторону. Оставив Елисея один на один с деревом. Громкий удар прервал бегство юноши. Дуб покачнулся и с жалобным стоном рухнул на землю. Рядом с ним завалился Царевич.

Глава восьмая… или девятая… но точно не седьмая.

Шёл третий день путешествия. Нещадно палило стоявшее в зените солнце. А изредка подымавшийся ветерок не приносил прохлады, а лишь бросал горсти пыли в лица путников. Ещё два дня и мы достигнем границы.

— Не нравится мне эта дорога, — ныл Стиви, подгоняя свою гнедую лошадку поближе к моей.

— Это самый короткий путь, — отрезал я, не поворачиваясь в его сторону.

— Но почему им тогда почти никто не пользуется? — резонно поинтересовался скакавший сзади, на чёрном жеребце Властелин.

— Да, вопрос конечно интересный. Только почему ты не задал его, когда мы стояли на распутье? — парировал я.

— Ага, задашь его, — возмутился он и понизив голос добавил, — если Алексис себе в голову вбила, что надо идти короткой дорогой, то её не переспоришь.

— Мог хотя бы попытаться, — осуждающе покачал головой я, в душе соглашаясь с Тёмным.

— Мне моя жизнь ещё дорога, с ней спорить, — хмыкнул он.

Какая-то дощечка впереди привлекла моё внимание настолько, что я даже отвлёкся от спора имевшего право на существование только до тех пор, пока Алексис ехала впереди на лошадке белой масти и не слышала, о чём мы, собственно говоря, спорим.

Когда я подъехал поближе, то увидел, что кто-то прибил к стволу дерева грубо сколоченную доску, на которой корявой рукой было выведено: "Осторожно злАя чудовищ!!!!!!!!!"

Проехавшая мимо этого предупреждения девушка остановила лошадь, обернулась и недовольно поинтересовалась у нас:

— Ну чего встали?

— Надпись читаем, — ответил я.

— Нашли где читать. Вдоль дороги ничего умного не напишут, — фыркнула она, подъезжая к нам.

— Не скажи, очень интересная надпись, — не согласился я, спешиваясь. Остальные последовали моему примеру, изучая загадочное предупреждение.

— Нет тут никаких чудовищ, — категорично заявила Алексис. — Просто кто-то развлекается и всё.

— Мы все умрём! — завопил Стиви, когда с трудом сумел прочитать буквы, сложить их в слова и понять, что эти слова означают.

— Вот видишь и Стиви со мной согласен, — произнёс я, ударом локтя утихомиривая оруженосца. При этом я забыл, что этот паникёр в путешествии постоянно носит тяжёлый и очень твёрдый нагрудник. Так что вопль у меня получился не намного хуже, чем у него.

— С кем я связалась, — вздохнула девушка, откидывая непокорную прядь волос с глаз. Делала она это так завораживающе красиво, что я даже на мгновение забыл об ушибленной конечности

Неожиданно, указывая куда-то за нашими спинами, закричал Тёмный Властелин.

— Слушай, твой оруженосец кричал из-за надписи, ты потому что ушиб локоть. А почему тогда кричит Тёмненький? — удивлённо поинтересовалась Алексис.

— Может у него припадок, — с надеждой в голосе предположил я, поворачиваясь в сторону которую указывал герой пятого ранга.

К сожалению, Властелин оказался «неприпадочным». Из чащи леса, на нас пристально смотрели красные глаза. Но испугался я не их, а всего остального, что хоть и не смотрело на нас, но выглядело намного более угрожающе. Ростом зверь был с осла, в ширину не уступая откормленному медведю. Тугой комок мышц с когтями и оскалом на десять тысяч клыков (ну может немного и поменьше, я точно не считал) заметив, что его обнаружили, одним прыжком оказался на тракте, преодолев четверть разделявшего нас расстояния.

Лошади, как самые умные из нас, поняли, что здесь они лишние и, без особых угрызений совести оставили нас одних, причём моя скотина чуть не сломала мне руку, в которой я держал поводья. Вместе с предателями исчезли также наши запасы еды и дополнительное вооружение. Хорошо хоть за спиной у меня висел недавно купленный арбалет, единственное оружие дальнего боя не доверенное седельным сумкам. Одним движением я достал его из-за спины.

— Стреляйте! Ну, стреляйте же! — закричала Алексис, намертво вцепившись в оружие. Не знаю, чего она этим хотела добиться, но прицелиться и даже направить его на монстра в таком положении оказалось невозможным. Оба наших спутника, проявив наличие здравого смысла, уже карабкались на стоящее рядом дерево. Один из них, между прочим, герой, а второй мой оруженосец. Могли бы и помочь. Выпустив бесполезное оружие, я последовал их примеру. Ошарашенная Алексис несколько секунд непонимающе смотрела на него после чего отшвырнула в сторону и, нет, не вскарабкалась — взлетела на дерево, пробираясь всё выше и выше, чуть ли не к самой верхушке.

Монстр, не дотянувшийся до её ноги совсем чуть-чуть, разочарованно рыкнул и улёгся внизу.

— Похоже, мне придётся воспользоваться амулетами, — сказал я, опуская руку в карман. А вот и то, что я искал. Не думаю, что ему понравится маленькое торнадо заключённое внутри огненного камня. Я вытащил его, сжал в руке и прошептал слово активации. Но ничего не произошло.

— Не сработает, — печально произнёс Властелин. — Если амулеты находились рядом со мной на расстоянии десятка шагов, больше часа, и это не амулеты первого или высшего уровня, то они разряжаются. Защитный механизм Тёмных.

Я с трудом поборол в себе желание грязно и громко выругаться. Ничего себе. Высшего уровня! Я с громадным трудом угрозами и шантажом уломал королевского мага выделить мне один такой предмет, но хранил его на крайний случай. Ещё было заклинание отвода глаз первого уровня. Но оно в данном случае не подойдёт.

Понятно теперь почему приворотный амулет не действовал на Алексис. Не то чтобы я его на ней испытывал. Он просто скользнул в мою руку, и я совершенно случайно произнёс кодовое слово.

Прошёл час. Судя по всему, чудовище уходить, не собиралось.

— Нет, я так больше не могу, — пожаловалась девушка. — Уберётся эта тварь отсюда когда-нибудь?

— Думаю, уберётся, — ответил я. — Как только пообедает. Судя по желудку, ему хватит двух из нас, чтобы наесться.

— Надеюсь, ты шутишь? — недоверчиво поинтересовалась она.

— Шучу, — сознался я, прикидывая, наестся ли монстр Стиви или ему нужно будет скормить кого-то ещё.

Прошло ещё три часа. Тварь не уходила.

— Я больше не могу. Вы же мужчины! Сделайте хоть что-нибудь! Неужели вы заставите умирать от голода (всего четыре часа прошло, о каком голоде может идти речь?), холода (жара стояла невыносимая) и жажды, (вот это уже ближе к делу). Слабую, беззащитную женщину.

Я хотел было высказаться насчёт её слабости, но передумал. Кулачёк у Алексис довольно увесистый, за время нашего совместного путешествия я уже успел в этом убедиться.

— Чего вы хотите? — прямо спросил я.

— Моими иглами его не убить. Кто-то из вас должен спуститься, взять арбалет и застрелить гада.

Я чуть было не упал с дерева от такого требования.

— И кто именно, позвольте поинтересоваться? — источающим яд голосом, уточнил я.

— Кто-то из вас. Между прочим,Тёмный Властелин вообще герой и договор, на мою охрану подписывал. Так что спускайся за оружием.

— И не подумаю. В моём договоре ничего о самоубийстве не стояло. Вон Мильон, он же рыцарь. У него даже оруженосец есть. Пусть он спускается, — перевёл огонь прекрасных глаз Алексис, на меня Тёмный. Для девушки и её спутника я оставался всего лишь обычным рыцарем выполняющим обет по доставке копья своему принцу.

"Ну, я тебе это ещё припомню, — делая вид, что я глухой и ничего не слышал, пообещал я".

— Мильон, милый?

— Да?

— Ты не пойдёшь, убьёшь зверушку для меня.

— Кх-кх. Знаешь Алексис, он что-то чересчур мелкий для рыцаря. Стиви, твоя обязанность носить оружие за мной. Пойди, принеси мой арбалет.

С другой ветви Стиви отчаянно замотал головой.

— У меня живот болит. И нога, левая. Не могу я вниз.

— Мерзавец ты Стиви! И трус.

" Впрочем, я тоже хорош, — добавил я уже про себя". Я, конечно, не боялся монстра… ну почти не боялся… вернее боялся но в меру. Но вероятность получить ранение, а то и остаться под этим деревом холодной тушкой, слишком велика.

— Ну вот, кроме вас некому спасти бедную девушку, — снова обратилась ко мне Алексис.

— Я рыцарь. Поэтому не имею права оставить вас наедине с двумя мужчинами с сомнительной репутацией, что, обязательно, произойдёт после того, как монстр мной позавтракает, — выкрутился я. — И вообще не цеплялись бы вы за арбалет, я бы его не выпустил из рук и отсюда застрелил бы гада.

Алексис обиженно надулась.

Прошло ещё пять часов. Лазурное, предзакатное небо сменилось сумерками, а потом и темнотой. Тварь не уходила. Мы готовились ночевать на дереве. Книга, которую я читал "путеводитель по неизвестным и опасным местам, или как не стать обедом в первые пять минут" советовала при ночёвке на деревьях привязываться поясами к веткам. К этому моему предложению все беспрекословно, даже постоянно скандалящая девушка, прислушались.

Я уже почти задремал, когда неподалёку послышался шорох. Кто-то полз по дереву! Я в панике посмотрел наверх, ожидая увидеть крадущегося монстра, хоть они по деревьям вроде не лазят. Правда, такой пакостный зверь, как попался нам, мог об этом попросту не знать. Но увидел лишь Тёмного Властелина, который с ножом в руке целенаправленно полз к Алексис.

— Что вы делаете, — прошептал я.

Тёмный смутился:

— Твари хватит одной добычи. Не умирать же теперь. У неё меньше шансов.

— Как вам не стыдно, — возмутился я. — Она вас нашла, обогрела, обласкала, на работу наняла, поверила в вас, а вы её ножом. Бедную, слабую, беззащитную девушку.

— Не её, ремень, — закрыв лицо руками, Властелин заплакал. Он очень не хотел умирать, но совесть у героя оставалась.

— Какой же я подлец, — причитал он. — Не зря меня рыцари постоянно убить пытались. Я не должен поддаваться тёмной стороне. Не должен. Пусть она и сильнее ночью. Как я вообще о таком подумать мог?

Слёзы катились по лицу Властелина, падая вниз, прямо на дремлющего хищника. Внезапно он поднял голову:

— Куда вы ползёте?

— Я… — Настала моя очередь смущаться. — Да так размяться решил, ножик не одолжишь?

— Вы сами её скинуть хотите! — обвиняюще прошептал он.

— Как ты мог такое подумать! — возмутился я. — Я рыцарь и никогда не подыму руку на женщину, особенно на такую красивую. Другое дело Стиви.

Но подобраться к нему близко не удалось.

— Я всё слышу! — завопил мой оруженосец, отползая подальше. Его крик разбудил не только Алексис, но и прикорнувшего внизу зверя, о чём он нам и сообщил своим недовольным рыком — нельзя, дескать, потише там.

В результате всю ночь мы провели без сна, подозрительно косясь друг на друга и боясь сомкнуть глаза.

Прошло ещё двенадцать часов. Наступил полдень. А зверь всё также лежал внизу. Пить хотелось невыносимо. Есть тоже. Теперь я, поглядывая на девушку, смотрел несколько иным взглядом, в котором восхищение постепенно уступало место голоду. Да и взгляды, бросаемые на нас с Алексис, оруженосцем, с героем пятого ранга не слишком отличались от моих. Говорят, в глухих уголках королевств всё ещё живут людоеды. От этой мысли мне сделалось совсем не по себе.

— Мильон, благородный сэр, — тихо, чтобы не услышали, остальные прошептала девушка.

— Что?

— Женитесь на мне, пожалуйста.

— За-зачем? — изумился я.

— Вы ведь не бросите на растерзание дикому зверю свою жену?

Я не нашёл, что сказать в ответ. Похоже, девушка опасно подошла к последней черте, отделяющей отчаяние от безумия.

— Алексис, милая, успокойтесь. Обещаю, с вами ничего не случится. Если хищник не уйдёт сегодня, я спущусь и убью его. Поверьте, я ни за что не позволю ему причинить вам вред.

"В крайнем случае, он вдоволь поест, — добавил я, про себя сравнивая меч с длинными когтями и острыми клыками зверя. И это сравнение оказалось совсем не в пользу моего оружия".

Кажется, мне удалось ненадолго её успокоить. Во всяком случае, у девушки хватило сил благодарно улыбнуться.

А потом, со стороны дороги послышался шум шагов и на поляне, на радость монстру появился здоровенный детина, в котором я с удивлением узнал нищего, просившего милостыню на входе в столицу Риана. В правой руке он держал дубинку, в левой щит. С голодным рыком тварь помчалась навстречу добыче. Но бывший нищий, нисколько не смутившись, принял его тушу на левую руку и огрел дубиной по голове правой. Обиженно рявкнув, от такого грубого обращения монстр потерял сознание.

Когда мы, спустились вниз и поток благодарностей, полившийся на могучие плечи нашего спасителя, иссяк, он пояснил, что охотился на монстра по просьбе крестьян, которые собрали неплохой выкуп за избавление от этой напасти. И теперь собирается возвращаться в село, с добычей. Жаль, такой попутчик нам не помешал бы.

— Зовут то тебя, как? — поинтересовался я, перед тем как наши пути разошлись. Спаситель свернул в сторону деревни, а мы остались на тракте.

— Елисей… Вроде бы, — отчего-то неуверенно ответил он. Помахал на прощание рукой и ушёл не оборачиваясь.

Мы потратили остаток дня пытаясь найти убежавших лошадей. Слава Богам, в конце концов нам это удалось. Четвероногие предатели спокойно паслись себе в лесу на лужайке, совершенно не задумываясь о судьбе своих хозяев.

* * *

— Я устала и больше не могу ехать, — жаловалась Алексис. Причём повторяла она свои жалобы с завидным постоянством каждые две минуты. Откровенно говоря, я разделял её чувства, но вслух об этом не говорил. В конце концов, мужчинам не пристало сетовать на судьбу, к тому же хватало того, что тоже самое за ней повторял Стиви, а Властелин просто укоризненно смотрел на меня. Как будто это я заставляю всех двигаться без отдыха? Или это моя вина, что деревеньки с постоялыми дворами находятся так далеко друг от друга?

— Мы опять не успеем до сумерек и снова, будем ночевать под открытым небом, — продолжила она. Ещё немного и я сойду с ума. Рука непроизвольно потянулась к арбалету за спиной. Алексис конечно прекрасная девушка, когда молчит, но если она не успокоится, я за себя не отвечаю.

— Господин, смотрите, — отвлёк меня от мыслей о самоубийстве или Алексисубийстве, Стиви.

— Чего тебе?

— Указатель слева.

Я посмотрел налево и увидел вывеску, на которой был нарисован замок и надпись вверху: "Постоялый замок Последний приют. На развилке налево. Не проезжайте мимо, следующий приличный постоялый двор в соседнем королевстве".

Внизу более мелкими буквами красовалось: "Вампирам въезд строго воспрещён!".

— Ну, вот и решение наших проблем, — ответил я, впервые чувствуя благодарность к оруженосцу. Обычно он только и делал, что подставлял мою шею под неприятности. — Переночуем со всеми удобствами.

Никто не спорил.

Минут через двадцать мы достигли замка.

— Не нравится мне это место, — подозрительно протянул Властелин, осматривая мрачное строение в готическом стиле. Острые углы, высившихся над стенами башен, а главное десятки вырезанных из камня стращилиц красовавшиеся в узких бойницах, наводили на печальные мысли. — Похоже на замок вампиров.

— Чепуха, — отозвалась девушка. — На вывеске ведь стояло, что вампиры не принимаются. Так что хватит пялиться, поехали внутрь.

По её сияющим глазам я понял, что от ночлега в этом месте нам не отвертеться. Странно, вроде бы я командую нашим небольшим отрядом. Во всяком случае, перед выездом из города я ясно сообщил об этом Алексис. На что она согласно хмыкнула, хотя теперь мне больше кажется, что это было ироническое хмыканье. Но, почему-то любые прихоти девушки исполняются без замедления, если они, конечно, выполнимы. Поэтому я только вздохнул (про себя) и направил коня вслед за лошадкой Алексис, оставляя заметку в памяти — при возможности раздобыть чеснок. На всякий случай.

Глава рассказывающая очень страшную историю… Ну, может и не очень страшную, но историю — это точно

Когда вечное светило скрылось за горизонтом вся семья, как обычно, собралась за ужином. Папа Ворен, мама Элира, и их дети, старший Ранек, средняя Малли, и младший Лим.

— Пей. Пей! Я тебе приказываю! — горячился отец семейства.

— Не буду, — отказывался младшенький.

— Отличная кровь, двадцатилетней выдержки! Ты представляешь, какая выдержка у твоего отца? Я собрал её в честь твоего рождения. Чтобы выпить, когда тебе исполнится два десятка.

— Я знаю папа. Ты эту историю уже сто раз рассказывал.

— Между прочим, меня чуть было святой водой не облили, когда я против этого рыцаря бился. И всё для тебя. А ты — неблагодарный! Пей, давай.

— Не буду. Вместе с кровью убитых мы получаем и их страдания. На наших душах вместе с их кровью повисают сотни смертей.

— Душах?! - отец схватился за сердце. — Мы вампиры у нас нет душ.

— Душа есть у всех, — так говорил проповедник!

— Опять всяких россказней наслушался? А я ведь говорил не пускать его в город. Тлетворное влияние мира слишком губительно для неокрепшего сознания.

— И вообще я поклоняюсь Богу Вегеру. Я теперь вегетарианец.

— А это что за Бог такой? — поинтересовался Ворк, незаметно левой рукой доставая ремень.

— Это значит, что я больше не ем ни рыбу, ни мясо. Только растения.

Мать Лима, прекрасная Элира не выдержала, потеряла сознание и упала со стула.

— Что!? Посмотри, что ты с мамой сделал, зверь! — оскалился во все свои клыки отец.

— Я не хотел, — потупился сынок. — Но кровь пить больше не буду.

— Ты умрёшь от голода.

— Не думаю. Я буду пить кровь овощей и фруктов. Это полезно и вкусно… наверное.

— Мой сын сошёл с ума, — схватился за голову Ворк. — Мой отец сейчас в гробу безостановочно переворачивается.

— Конечно, переворачивается, — вмешалась в разговор Малли. — Все пошли ужинать, а крышку его гроба забыли поднять. Он старый, крышка тяжёлая, сам не выберется.

— Да, — смущённо заметил глава семейства. — Про дедушку, я как-то забыл. Ранек иди, выпусти его.

— А почему я? — возмутился молодой вампир. — Пусть младшенький идёт.

— Он занят. Я сейчас его воспитывать буду. Ремнём.

— Папа! Я слишком взрослый для этого! — Взвился Лим.

— Если бы ты был взрослым, то понимал бы, что без крови вампирам никак, — ответил отец, выхватывая ремень.

* * *

Лим стоял в своей комнате и пристально разглядывал помидор, примеряясь, как бы половчее его укусить. Из всех доступных ему овощей вампир решил провести первый опыт именно на помидорах. Так как их сок, хотя бы по цвету напоминал кровь. Ягодицы после устроенной экзекуции побаливали, поэтому Лим садиться не рисковал.

— Ну же, давай, давай, — подбадривал он себя. — Не так уж это и страшно. Представь себе, что это курица. Большая аппетитная куриная шейка. Наконец он решился, и впил клыки в тонкую плоть помидора. Сглотнул, закашлялся, мужественно подавив рвотные позывы и глотнул ещё раз. Помидор скукоживался на глазах, теряя всё больше и больше мякоти, а вместе с ней и жизни.

— Вполне съедобного, — больше пытаясь убедить себя, чем вынося вердикт, заявил Лим.

Он взял со стола тетрадь и записал.

Эксперимент номер сто пятый:

"Помидор съеден. Подопытному плохо, помидору ещё хуже. Если к утру подопытный не умрёт, будет произведён повторный опыт".

Лим тяжело вздохнул и, стараясь не потревожить подвергшуюся порке часть тела, лёг на кровать. Пошарив под подушкой, он наткнулся на прочитанную вдоль и поперёк, почти до дыр книжку, с которой убивал время в детстве и продолжал безжалостно уничтожать его и сейчас.

Полустёртая надпись на некогда позолоченной обложке гласила: "Героический поход, героического Героя". История повествовала о Героне, великом герое прошлого, который дважды в день спасал мир и его за это все любили и уважали.

Конечно, иногда в юную душу (если она у вампира была) закрадывались сомнения, насчёт того, что слишком часто мир оказывался на краю гибели. И что будет, если однажды не найдётся такого героя, который бы спас мир в очередной раз и они все погибнут? Но судя по тому, что солнце каждый рассвет поднималось из-за горизонта (если верить Гроку слуге семьи и охраннику по совместительству) то всегда находился смельчак готовый грудью встать на защиту мироздания. Мысль о том, что возможно спасать мир приходится не так уж и часто, а если и приходится, то нередко от таких героев, как Герон, в голову Лиму не приходила.

* * *

Два месяца на овощной диете помогли Лиму скинуть лишний вес, почти до костей и придали его лицу нездоровый розовый цвет. Наконец он решился на самый важный опыт, к которому так долго шёл.

Всеми правдами и неправдами. Шантажом, подкупом и банальными угрозами Лим уговорил давнего слугу семьи принести необходимый для опытов ингредиент.

Эксперимент номер сто сорок три:

"Чеснок лежит на столе, накрытый крышкой. Голова болит. Спать не могу. Читать не хочется".

Эксперимент номер сто сорок четыре:

"Убрал крышку с чеснока. Запах ужасный. Не хочется ни есть, ни спать. Хочется умереть, но опыт должен продолжаться. Узнал в деревне, что крестьяне считают чеснок лечебным средством. Очень удивился. Понял, что единственная болезнь, которую он излечивает — это жизнь".

Эксперимент номер сто сорок пять:

"Попробовал чеснок на вкус. Лучше бы я умер во время предыдущего опыта".

Эксперимент номер сто сорок шесть:

"Эту комнату покину живым либо я, либо чеснок. Третьего не дано".

Запись в личном дневнике неделю спустя:

"А чеснок не такая плохая штука, как я думал раньше. С тех пор, как я его начал есть, отец больше не воспитывает меня с помощью ремня. Да и остальные родственники стараются держаться подальше. Даже на традиционно совместные приёмы пищи не зовут. Чему я очень рад".

Тёмной ночью (А когда же ещё?) юный вампир собрал свои пожитки и выбрался из замка с твёрдым намерением спасти мир. Он ещё не знал от кого и зачем, но чувствовал, что без его вмешательства дело не обойдётся. Первый Герой-Вампир спешит на помощь. Главное успеть, а то мир спасут без него.

Глава истории основной о приключения от которых лучше держаться подальше

Мы остановились перед громадными воротами и зашарили глазами в поисках звонка. Причём мои глаза почему-то постоянно застревали на вырезе блузки Алексис, с трудом скрывавшей роскошную грудь моей попутчицы. Получив вначале подозрительный взгляд, а потом и пощёчину я тут же вернулся к поиску звонка. Но ничего похожего на него не было. В конце концов, я решил постучать. К сожалению, Стиви догадался о моём намерениии до того, как я подобрался к нему достаточно близко, поэтому стучать пришлось кулаком, а не головой оруженосца.

За воротами послышались торопливые шаги, потом звук отворяемых засовов и наконец, деревянные створки с леденящим кровь звуком (такое впечатление, что петли не смазывали лет так пятьсот) понеслись нам навстречу. Я еле успел отскочить от звучного столкновения дерева со лбом. Стиви, к сожалению, тоже. Видимо он пожалел ворота, так как против его головы у них шансов не было.

На пороге возник толстый коротышка со зверским выражением на лице. Я схватился за меч, но не успел вытащить его, так как понял, что страшный оскал, оголивший давно не чищеные клыки, означал улыбку.

— Добро пожаловать в замок "Последний приют".

— Ну и название, — поёжилась Алексис.

— Вы ещё не слышали названия других гостевых замков, успокоил её привратник. От одного "Ожиревший разбойник" или "Отъевшийся монстр" мороз по коже идёт. Кстати, моё имя Грок.

— Алексис, — ответила девушка. — Это Мильон, Стиви и…

— Несветлый Нераб, — поспешил представиться Тёмный Властелин, не слишком удачным очередным своим псевдонимом.

Привратник сделал вид, что совсем не удивился названному имени и предложил:

— Следуйте за мной.

Дождавшись, пока мы заведём лошадей внутрь, он затворил ворота, одну створку за другой. Похоже в его тщедушном на вид теле таилась немалая сила, так как в одиночку справиться с ними для меня было бы весьма затруднительно. А коротышка даже не вспотел. После того, как вход оказался надёжно заперт, привратник засеменил в сторону замка. Мы последовали за ним. Правда, перед тем, как попасть в сам замок пришлось сделать небольшой крюк в сторону конюшни, где мы оставили наших четвероногих спутников. Я хотел оставить и Стиви, но мольба в его глазах, а главное укоризненный взгляд Алексис помешали.

Странно, что в конюшне никого не было. Ни животных, ни конюшего. Я поделился своими сомнениями с нашим проводником и он заверил меня, что мальчик, присматривающий за животными, спит. А хозяева замка выехали на охоту, поэтому внутри пусто. Его слова немного успокоили меня. Но не до конца, так как сопутствующие животным запахи совершенно не ощущались. Поэтому я решил оставаться настороже. Была бы моя воля, я бы уже на полном скаку удалялся от этого странного, если не сказать, зловещего замка. Но Алексис, похоже, тут нравилось. И, судя по восторженному виду девушки, ни малейшей опасности она не чувстовала.

Мы пересекли двор и, переступив через порог замка, оказались в большом холле. Привратник поспешил к располагавшейся в одиночестве в самом конце зала стойке. Зашёл за неё и, порывшись в ящиках, достал пыльную книгу в коричневом переплёте. Мы последовали за ним.

— Итак, сколько комнат вы собираетесь снять, — обратился он к нам.

— А сколько вы беретё за комнату? — поинтересовался я, надеясь, что цена окажется столь высока, что я, не вызывая подозрений и недовольства девушки смогу двигаться дальше, не останавливаясь в замке.

— Одноместная комната, десять медяков. Двухместная двенадцать.

Дешёво. Подозрительно дёшево. Очень подозрительно дёшево. Комната в обычном постоялом дворе средней руки стоила бы приблизительно столько же. А тут комната в замке.

— Какие комнаты предпочитаете?

— Две двухместные. Для Стиви с Тёмн… с Нерабом. И для меня с Алексис.

— Что?!!!! - Возмутилась девушка.

— Кх-кх… Я хотел сказать. Один двухместный и два одноместных, — с разочарованием в голосе поправил я. Пронзающий насквозь взгляд девушки был мне наградой. Я сделал вид, что ничего не заметил.

— Понятно. Тогда я провожу вас, — предложил он и отправился к широкой лестнице ведущей наверх, с резными изящными перилами в виде взявшихся крыло за крыло летучих мышей.

— Ну, вот и ваши комнаты. Хозяева вернутся вечером. Ужин, в восемь часов. В большом зале. Ванные покои дальше по коридору.

— Даже ванные покои? — удивился я. Не каждому богачу по карману такое удовольствие. Нужен как минимум один волшебник приличного уровня и несколько мастеров, чтобы установить их. Зато в доме всегда горячая вода для мытья.

— Ванные покои! — восторженно взвизгнула девушка. — Не советую кому-либо из вас пытаться опередить меня, — предупредила она нас и умчалась в свою комнату. Моя располагалась по соседству. Помещение для Стиви с Тёмным напротив.

Комната оказалась на удивление роскошно обставленной. Дорогие ковры покрывали не только пол, но и одну из стен и даже потолок. Полки, шкаф и сама кровать оказались вырезаны из ценного красного дерева. А в окнах красовались цветные стёкла. Неслыханное расточительство. Похоже здешние хозяева не из бедных. Не думаю, что они смогли поставить такие стёкла, собирая по дюжине медяков за комнату.

Я переоделся и помылся. Хотя попасть в ванную оказалось не легче, чем добраться до дракона. И, как минимум, не намного безопаснее. После этого я лёг спать, резонно предположив, что ночью поспать мне возможно не дадут. Таким образом, я безжалостно, несмотря на яростное сопротивление и мольбы о пощаде, убил время до ужина.

Настойчивый стук в хлипковатую с вида дверь вырвал меня из объятий сна в реальный мир. Грок предупредил, что у нас остался всего час до ужина, который пройдёт в малом зале. Я ответил, что буду вовремя и пожелал, про себя, ему споткнуться на лестнице и ребрами пересчитать все ступеньки трижды. Додумался, разбудить меня на час раньше времени! Правда, когда мы всё же собрались в небольшом уютном зале, освещаемым десятками факелов и согреваемым огнём камина, Алексис пожаловалась, что её разбудили слишком поздно, и она с трудом успела привести себя в приличный вид. К слову, девушка выглядела просто потрясающе. На смену дорожному костюму пришло чёрное, длинное до пят платье с серебреным оттенком. При этом глубокий вырез открывал чудесный вид на спину, плечи и грудь девушки. При взгляде на неё все мысли об осторожности исчезали из моей головы и на смену им приходили менее приличные, зато намного более занятные картины.

— Граф Ракула, с семьёй, — громко выкрикнул встретивший нас днём привратник. Он распахнул дверь и в зал вошли четверо. Первым шествовал сам граф. Высокий, черноволосый мужчина с бледной кожей и аристократически красивым лицом. Он церемонно поклонился нам и по очереди представил своё семейство:

— Графиня Элира Ракула, — очень даже симпатичная особа. Если не сказать красивая. А взгляд, которым она окинула меня, ясно показал, что стоит мне пожелать и в одиночестве ночевать не придётся.

— Ранек Ракула, — невысокий и не слишком приятный на вид парень, лет двадцати трёх. То, как он смотрел на Алексис, мне совсем не понравилось. Если ему холодно по ночам, то пусть отправляется в деревню. Уверен, там он легко найдёт компанию. А на, Алексис пусть не заглядывается.

— Малли Ракула, — хоть она и уступала матери в красоте, но лукавый огонёк в её глазах настойчиво обещал упорному путнику достаточную награду за затраченные усилия. На вид ей было лет двадцать. И меня несколько шокировало (хотя и обрадовало), что смотрела она на меня довольно многообещающе. Правда меня несколько сбило с толку, что такой же взгляд достался и Тёмному и… даже Стиви. Да… Похоже, скучать в замке нам не придётся.

— Мильон де Лавальет, — представился я. И, если первое имя было настоящим, то к де Лавальетам я никакого от ношения не имел. Просто не хотелось раскрывать своё инкогнито.

— Алексис. Просто Алексис, — выделив слово «просто», назвалась девушка.

— Несветлый Нераб, — выступил вперёд Тёмный и, не обращая внимания на полезшие на лоб от удивления брови графа, поклонился.

— Стиви слуга Его Вы… — пискнул мой оруженосец, но я вовремя успел наступить ему на ногу, до того, как он успел выдать мой титул.

— Прошу вас, присаживайтесь. Грок сейчас подаст ужин. Давайте обойдёмся без лишних церемоний, — сказал граф и, подавая пример, опустился на стул во главе небольшого прямоугольного стола. По левую руку от него устроилась Элира, по правую он предложил сесть мне. Так что я оказался напротив графини. Справа от меня пристроилась Малли. Так что я оказался не в самой худшей компании. Правда, раздражало меня то, что Алексис сидела с другой стороны стола, да ещё и по соседству с Ранеком, который даже не пытался скрыть своего восхищения девушкой. Но с этим в данный момент я поделать ничего не мог.

В целом ужин прошёл в непринуждённой обстановке. Беседа кружилась вокруг новостей из столицы, до которых оказалось охоче семейство графа. Да и сам граф с любопытством расспрашивал о том, что происходит во дворце. Особенно ему нравилась история о том, как какие-то сумасшедшие грабители пробрались во дворец, ограбили и осквернили королевскую усыпальницу. Потом перерезали стражу, обесчестили, половину гостей, а самого короля голым привязали к кровати.

Ракул постоянно переводил разговор на эту историю, как я ни пытался увести нить беседы в другое русло. Возможно, его заинтересовали толпы обесчестченных?

Насытившись, мы поблагодарили хозяев и разошлись по своим комнатам. Я, совершенно случайно, ошибся дверью и попытался проникнуть в покои Алексис. Но девушку моя история не убедила и, получив увесистым кулачком в бок, я отправился к себе. Перед сном я решил на всякий случай проверить Тёмного со Стиви. Я постучал. Вначале тихо и вежливо, потом громко и настойчиво. Но никто не открывал. Тогда я потянул дверь на себя, (замков на дверях не было). С противным свистом в меня полетел арбалетный болт. Благо, нечто такое я и ожидал от моего оруженосца, поэтому не сунулся внутрь, а застыл на шаг от порога. В результате болт вместо того, что бы пронзить грудь пролетел над моей головой.

Разъярённый я ворвался внутрь:

— Вы что, с ума посходили тут!?

— Мы думали это вампиры, — виновато потупился скорчившийся в углу Стиви.

— Ну, Стиви меня не удивил, но ты Тёмный? — за время проведённое в пути мы все перешли на "ты".

— Прости, он меня уговорил. Я и, правда, чувствую здесь угрозу. И она становится всё более явной,

— Я тоже её почувствовал. Только что. Вы меня чуть не угробили парни.

— Вампир-р-р, — простонал Стиви.

— Нет. Это я, Стиви.

— Вам-м-мпир, — снова просипел он, указывая на меня или… на кого-то за моей спиной.

Я резко развернулся и отпрянул от фигуры, возникшей на пороге. В следующее мгновение я с облегчением узнал в неизвестном графа.

— Простите, что напугал вас, — поклонился он. — Я хотел убедиться, что с моими гостями всё в порядке. Не нужно ли вам чего-либо?

— Спасибо, у нас всего предостаточно, — ответил я, отталкивая вцепившегося, как клещ, в мою ногу Стиви.

— Тогда не буду вам больше навязывать своё общество.

— Ну что вы, — улыбнулся я, — вы его ни в коем случае не навязываете.

— Спасибо. И всё же я пойду. Нужно ещё отдать кое-какие указания Гроку.

— Как пожелаете, — мне, наконец, удалось отцепить оруженосца и мы с графом церемонно раскланялись на прощание.

Расставшись с Ракулом, я отправился в своё комнату. За окном давно уже поселилась темнота, и лишь зачарованный свет настенных ламп разгонял сумрак в коридорах и комнатах замка.

"Жаль, что нечем прикрыть дверь, — подумал я раздеваясь". Но не успел я погрузиться в пучину сна, как в дверь тихо постучали.

— Кто там? — удивлённо поинтересовался я.

— Это я, Малли, — ответила девушка, открывая дверь и беззвучно проскальзывая внутрь.

— Что?… Что вы здесь делаете?

— Мне было очень одиноко, — ответила она и передёрнула плечами, так что державшееся на честном слове платье скользнуло к её ногам. Под ним оказался прозрачный пеньюар.

Я сглотнул. Конечно, Малли была симпатичной, но… Слишком легко, как то всё происходило. Да и Алексис находилась в соседней комнате… Вот только уж очень хороша Малли. И она, в отличие от Алексис рядом… Я застыл, взвешивая все за и против, когда снова раздался, на этот раз уверенный, стук.

— Это мама! — Взвизгнула Малли. — Она убьёт меня, если увидит здесь.

После чего, не спрашивая моего позволению юркнула под оделяло.

— Кто там? — поинтересовался я, надеясь, что меня навестил Тёмный, или на худой конец Стиви.

— Это я. Элира, — услышал я глубокий голос с хрипотцой. Я и не заметил, как она оказалась внутри.

— Что?… Что вам надо?

— Всё, — ответила она, избавляясь от платья.

— Ну… Это… Того…

— Не волнуйся, тебе понравится, глупышка, — улыбнулась она. Графиня присела на кровать и рывком сбросила с неё одеяло.

"Мне конец, — решил я, когда взгляды двух поколений семейства Ракула встретились".

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула Элира.

— А что ты тут делаешь? — ответом на ответ парировала девушка.

— Одевайся и убирайся отсюда, быстро!

— И не подумаю, — пожала плечами Малли. — Это ты убирайся отсюда, я первая пришла!

"Не слишком похоже, на обычные семейные отношения, — подумал я, отодвигаясь подальше и делая вид, что меня здесь нет и я тут вообще не при чём".

— Что! Ах ты, маленькая дрянь! Вон отсюда!

— И не подумаю. Пусть милый Мильон выбирает.

Прицелы двух пар прекрасных глаз скрестились на мне. Я закрыл глаза. Открыл. Они всё ещё оставались здесь и продолжали требовательно смотреть на меня. Я снова закрыл глаза.

— Итак? — нетерпеливо поинтересовалась графиня.

Опять не исчезли! Придётся выбирать. Лучше было бы, конечно же, прогнать их обоих. Но, чувствую, если я попытаюсь это сделать, то мне, в лучшем случае, выцарапают глаза. Впрочем, чтобы я не сказал, моё здоровье находилось под большой угрозой.

— Дамы, дамы, не ссорьтесь. Я думаю, меня хватит для вас обоих, — на всякий случай, прикрывая глаза рукой, выпалил я.

— Думаешь? — с сомнением в голосе протянула графиня, как-то странно осматривая меня.

— Не уверена, — поделилась своими мыслями Малли. — Их четверо, нас четверо. Каждому по одному. Если разделим этого на двоих, то получим по половине.

"О чём это они? — удивился я".

Мои размышления прервал женский крик, раздавшийся из спальни Алексис. Я вскочил с кровати, подхватил меч и помчался туда. Ударом плеча распахнул дверь и ворвался внутрь. Полуодетая, и слава Богам невредимая, девушка сидела на кровати и смотрела куда-то вверх. Она перевела взгляд на меня и покраснела. Только сейчас я сообразил, что так спешил, что из одежды захватил только меч. Им я и прикрылся.

— Что произошло? — поинтересовался я.

— Мышь!

Я посмотрел на пол.

— Летучая мышь!

Я посмотрел на потолок. Наглая, упитанная мышь, свесившись вниз головой, висела на лампе. Я поднял меч. Алексис вскрикнула. Я снова опустил меч, прикрываясь.

— Куда это ты исчез? — послышалось откуда-то сзади. Я обернулся и обомлел. Одетые в прозрачные одеяния графиня с дочерью стояли на пороге комнаты.

— И как прикажешь это понимать? — не предвещающим мне ничего хорошего голосом поинтересовалась Алексис.

— О, а братец уже тут, — произнесла Малли. — И покушается, между прочим, на добычу отца.

— Весь в тебя, — упрекнула графиня дочь.

Внезапно мышь оторвалась от лампы и спикировала на пол. На секунду она скрылась в клубах дыма и, передо мной возник юноша. Ранек Ракула.

— Что… Что здесь, в конце концов, происходит! — Истерично взвизгнула Алексис.

— Ну, мы вампиры, — объяснила Малли. — А вы еда. И мы успели сильно проголодаться.

— Но ведь на указателе стояло, что вампирам въезд запрещён, — возмутился я.

— Конечно, запрещён. Зачем нам ещё вампиры? У нас их хватает. Нам постояльцы — люди нужны.

Ну, Стиви скотина. Опять у меня из-за тебя неприятности. Если выберусь отсюда живым, то пощады не жди. Своими руками удавлю.

— Последнее желание полагается? — деловито поинтересовался я.

— Смотря какое.

— Я бы хотел попрощаться с друзьями.

— Почему нет, — пожала плечами графиня. — Иди, прощайся.

— Не голым же мне идти?

— Это начинает утомлять, — наморщила свой носик она. — Ладно, зайдём в твою комнату.

Под конвоем из двух прекрасных вампирш я вернулся в свои покои и оделся. Потом вместе с сопровождением и, присоединившихся к нам, Ранеком с Алексисис отправился прощаться.

Я постучал. Как и ожидалось, ответа не последовало. Я постучал ещё раз. С тем же результатом, вернее с отсутствием такового. Потом ещё раз.

— Хватит оттягивать неизбежное, — наконец не выдержал Ранек, оттолкнул меня от двери, рванул её на себя и ринулся внутрь. Как я и рассчитывал, Стиви и не подумал убрать ловушку. Так что молодой вампир схлопотал стрелу прямо в грудь. Со словами: "Ну, вы и козлы!", он опрокинулся на спину и потерял сознание.

— Бежим! — крикнул я Алексис, схватил её за руку и потащил за собой. Следом за нами понеслись разъярённые фурии. Мать и дочь Ракула.

Коридор, ещё один коридор, лестница, коридор, тупик… Плохо.

— Нам конец, — прошептала девушка.

— Ещё нет, — ответил, целуя её в губы и активируя заклинание по отводу глаз. Я очень надеялся, что несмотря на Тёмного в нём останется достаточно силы. Всё-таки заклинание первого уровня.

Из-за поворота показались преследователи.

— Тьфу, опять влюблённые. Спасу от них нет. Даже в замок вампиров пробрались, — в сердцах воскликнула графиня.

— Неужели получше места не нашлось? — возмутилась Малли. — Интересно где наш ужин?

— Наверное, свернули налево на развилке. Можно не спешить. До рассвета они не продержатся.

Они ушли. Я получил свою законную пощёчину и мы, наконец, перешли к более конструктивному диалогу.

— Что нам делать? — спросила девушка.

— Бежать? — предложил я.

— А как же Тёмный и Стиви.

— Они были хорошими товарищами. Мы будем вспоминать о них.

— Но это подло!

— Зато умно. Ладно, ладно я пошутил, — успокоил я её. — Пошли, попробуем их найти.

Коротенькая глава повествующая о тёмной истории… вернее истории Тёмного

Тёмный Властелин ещё не спал, когда в дверь требовательно постучали. Он решил, что открывать не стоит. Если свои, то они могут подождать и до утра, тем более Мильон знал о ловушке, а Алексис наорала бы на них и с той стороны двери. Если чужие, то это их проблемы. Стиви же, забился в угол и делал вид, что его вообще здесь нет. Наконец стучавшему надоело ждать, дверь открылась и сработала ловушка. Когда Властелин услышал крик "Бежим!", он долго не думал. Тем более это умение было единственным, что он вызубрил отлично во время своего обучения на героя пятого ранга. Подхватив оруженосца, он помчался прочь из комнаты, не преминув по пути ударить ногой лежавшего на земле парня со стрелой в груди и очень острыми оскаленными клыками.

Преодолев несколько лестничных пролётов, Властелин понял, что во-первых он заблудился, а во-вторых не знает, что делать дальше. Поэтому он решил перевести дух и провести краткое совещание, насчёт дальнейших планов со Стиви.

— И что нам теперь делать? — задумчиво почесав переносицу, спросил он у оруженосца.

— Мы все умрём, — ответил ему мальчишка.

— А более оптимистично нельзя?

— Мы всё умрём, но нам это понравится? — задумчиво протянул он. — Или мы умрём, но не все. Или все умрут, но не мы.

— Последний вариант мне подходит больше остальных, — заверил его Тёмный. — Давай попробуем пробраться вниз, к выходу. Все вампирские замки построены по общим принципам, так что я должен здесь хорошо ориентироваться.

Проплутав ещё час, Тёмный понял, что без проводника не обойтись. Вот только как его найти, захватить и заставить слушаться? Ещё через час он понял, что он не только не может найти выход из замка, но и проводника, который бы здесь ориентировался. Замок был, как будто заколдованный. Хотя почему как будто? Скорее всего, именно магия, а не плохое знание архитектурных особенностей вампирских зданий, не давало герою пятого ранга найти выход. Во всяком случае, именно этим он себя успокаивал. В конце третьего часа он начал громко звать вампиров, только бы они помогли ему выбраться. Но подлые твари не появлялись. Наконец, ещё час спустя он оказался в долгожданный прихожей. И это было очень хорошо. Плохо же оказалось то, что в этой прихожей кроме него уже были люди и нелюди тоже…

Глава повествующая о новом путешественнике решившим присоединиться к уже имевшимся четырём

Наших спутников мы искали достаточно долго. Вернуться обратно не представляло проблем. Замок оказался на удивление просто построен. Но комната Тёмного с моим оруженосцем оказалась пуста. Ни в моих, ни в покоях Алексис их тоже не было. Девушка предложила пойти вниз к выходу. Скорее всего, наши спутники направились именно туда. Я согласился. Будь Стиви один, я бы отправился искать в самый тёмный угол подземелья поближе к вампирам, если бы вообще отправился… Но с ним Властелин. А у этого мужика вроде мозги имеются.

К сожалению, добраться до прихожей не удалось. По пути нам встретился старик. В принципе ничего особенного, в городе их десятками на улицах встретить можно. Вот только у этого глаза оказались красного цвета и они светились.

— А вот и обед пришёл, — радостно приветствовал он нас. Алексис взвизгнула, я вытащил меч.

— Будем знакомиться? Или мне вас так есть придётся?

— Обойдёмся без знакомства, — покачал головой я, и резко опустил меч на его голову. Вернее на то место где мгновением назад находилась его голова. Меч со свистом рассёк воздух, а я получил очень чувствительный удар в живот и отлетел к стене.

— Ваше дело. Не думаю, что это сильно испортит мне аппетит, — пожал плечами он. — Кстати, я всё же представлюсь Владим Ракул, отец олуха, который устроил из замка вампиров гостиницу.

— Беги, — шепнул я Алексис, пытаясь подняться. — Беги, я его задержу.

Она не уходила. В глубине её глаз собирались слезинки, готовясь обрушиться нежданным дождём на щёки девушки.

— Беги! — Крикнул я, вставая на ноги. Кажется, кости целы. Значит, я могу драться. Драться до конца, как бы он близок не был, выигрывая драгоценные секунды для девушки, которую собирался защищать. Вот только… Эта дура до сих пор не тронулась с места!

— Да беги же! Я сейчас прикончу его по быстрому и догоню тебя, — прокричал ей я. Она посмотрела на меня, сказала: "Только не вздумай здесь умереть!" и побежала прочь. Одной проблемой меньше.

— Некуда ей бежать, обед или… — он достал из кармана часы, — скорее ранний ужин. Не те пошли сейчас обеды. Не те. Раньше как вспомню. Грудь, как три моих кулака, талия такая, что любая оса от зависти жизни лишится. А бёдра, лодыжки… Между прочим, они чуть ли не потолку от счастья бегали, когда я к ним на огонёк по ночам заглядывал. Некоторых и не съедал даже. Не то, что сейчас молодёжь пошла…

Он почесал затылок.

— Так о чём это я?

— Об ужине, — ответил я и тут же закрыл рот рукой. Поздно, дедок опомнился. Выбросил из головы дурь, про старые добрые времена и мечтательная дымка в его глазах превратилась в голодный алый блеск.

— Ужин это хорошо, — согласился он, приближаясь ко мне.

Я ударил мечом, он уклонился. Я ударил ещё раз — снова промах. Третий удар я нанести не успел. Внезапно кулак старшего Ракула оказался перед моим лицом, и я мирно стёк по стенке на пол.

" Ну, вот и всё, — подумал я, закрывая глаза". Не думал, что всё так глупо закончится. Зато жизненно… Это только в книгах главный герой с грехом пополам добирается до финала. А у меня даже греха не было, о каком финале может идти речь? Но старый вампир есть меня, почему то не спешил. Так что я вначале даже обиделся. Я уже, можно сказать, приготовился к смерти, а он отказывается. Я рискнул открыть вначале один глаз, потом второй. Владим стоял на расстоянии вытянутой руки и судорожно шарил у себя по карманам.

— Ну где же… где же она, — бормотал он.

— Ты это, дед, особо не тяни. А то твоему обеду не слишком нравится на холодном полу валяться. Или ты еду с пола не ешь? — мелькнула у меня спасительная догадка.

— Ем, ещё как ем, — ответил он. — Только я кажется, свою челюсть в гробу забыл. Ты подожди меня тут немного. Я только туда и обратно.

— Какие дела, конечно подожду, — энергично закивал я. Не успел вампир скрыться за поворотом, как я уже мчался в другую сторону, на всякий случай, вознося благодарность всем Богам одновременно, за спасение.

Алексис я искал недолго. Конечно, найти девушку не так уж и просто в таком большом замке. Но это обычную девушку, не обладающую голоском моей спутницы. Её крик разнёсся по коридорам замка заставив трепетать стены. Я побежал. Если эти твари зубастые хоть пальцем её тронули, то я бы на их месте поспешил с завещанием. Я пинком распахнул дверь и оказался в прихожей, где девушке нагло скалился глава семейства Ракулов.

Не знаю, что на меня нашло, обычно я очень рассудительный и не спешу бросаться в схватку. Обычно, я просчитываю варианты, как её избежать или закончить с минимальными потерями. Но сейчас я просто ворвался внутрь, смёл с пути Ракула и, оказавшись рядом с девушкой, поинтересовался у неё:

— С тобой всё в порядке?

— Да, он просто испугал меня, — ответила она. — Я так рада, что ты жив.

— Я тоже, — сказал я.

— И я, — добавил вампир, приходя в себя. — Похоже, у меня сегодня будет ужин из двух блюд.

— Не только у тебя, — донеслось до нас, и в прихожей появились Малли с графиней.

Дверь наружу оказалась, как назло заперта. Удар плечом с разгона не принёс ей никаких особых неприятностей. А вот мне пришлось переложить меч в левую руку. Благо, я владел левой не намного хуже, чем правой.

— Что будем делать? — поинтересовалась у меня Алексис. Я уже было хотел пожать плечами, дескать, не имею ни малейшего понятия, когда в прихожей объявились новые действующие лица. Дверь с верхнего этажа открылась, и на лестнице появились Стиви с Тёмным. Увидев нас, Властелин тут же произнёс:

— Видимо мы ошиблись дверью. Продолжайте ваши дела, не обращайте на нас внимания, — и попятился назад.

Но за их спиной внезапно возник Ранек и произнёс:

— Делим на четверых, — похоже стрела в грудь не слишком охладила его пыл и совсем не утолила голод.

Нашим спутникам не оставалось ничего иного, как спуститься к нам.

— Похоже, мы влипли, — произнёс, оглядывая прихожую Тёмный.

— Есть какие-либо умные мысли? — поинтересовался я у него.

— Ничего такого в голову не приходит.

— Это плохо, — вздохнул я.

— Не подходите! — вдруг взвизгнула девушка. Она подскочила к Тёмному схватила его за шею и выпалила. — У нас в руках Тёмный Властелин и мы не побоимся его использовать!

— Не думаю, что их это остановит, — с трудом вырываясь из цепких ручек девушки, произнёс слегка придушенный Властелин. — Конечно, часто в подручных у нас ходят именно вампиры. В первую очередь потому, что наша кровь, если они её выпьют, для них яд.

— Понятно. Значит, бросаем этого Тёмного гадам, они им травятся и все довольны.

— Ну, этот план можно было осуществить до того, как вы сказали, что у вас в руках Тёмный Властелин, — заметил, отбиваясь от попыток вытолкнуть себя навстречу вампирам Тёмный.

— Да? Жалко. — Покачала головой девушка. — Обидно. У кого-нибудь есть запасной план?

Мы по очереди покачали головой, а Стиви добавил своё любимое:

— Мы все умрём.

— Похоже, в этот раз Стиви окажется прав, — подвела итог девушка.

Вдруг дверь за нашей спиной распахнулась от мощного удара, и на пороге показался паренёк лет шестнадцати. На груди его крест-накрест находились головки чеснока.

— О нет! Только не Лим! — с отчаянием в голосе закричал Ранек.

Граф схватился за сердце, а графиня потеряла сознание.

Новоприбывший кинул одну головку чеснока в вампиров, и крикнул:

— Я не позволю вам съесть этих людей! — И обращаясь к нам добавил. — Бегите скорее, я их задержу.

Долго упрашивать нас не пришлось.

Часть вторая

Глава приоткрывающая завесу тайны над новой историей

Эту ночь Джейв провёл в тюрьме. В тесной, ставшей для него привычной, за прожитые пять лет в монастыре, каморке. Койка, дыра в полу и изъеденный жуками стол, боролись за пространство на полу с переменным успехом. Места для всех хватало с трудом. Иногда Джейву приходило в голову, что стоило бы разнообразить интерьер комнаты и потихоньку перенести несколько своих вещей из верхнего зала сюда. Но, во первых этих вещей с тех пор, как его двенадцатилетнего юношу отправили в монастырь, довольно увесистым пинком под зад (отец постарался) у него было совсем немного. Похоже, предка злило отсутствие восторга у Джейва при мысли, что тот попадёт в монастырь Зионов. Ордена боевых искусств известного на весь мир, ну по крайней мере до деревеньки Коровьи Листы. А во вторых, права посещать камеру по своей воле, у него не было. А когда его отправляли в неё против желания, необходимых вещей под рукой, как обычно не находилось.

В тюрьме было по-домашнему спокойно и тихо. От дверей доносилось посапывание стража, да с потолка капала вода.

"Надо бы заделать, эту проклятую щель, — переворачиваясь с бока на бок, подумал Джейв".

Если бы мой папаша, старик Эд знал, насколько тяжела жизнь в монастыре. Постоянные тренировки, укрепляющие тело ещё можно выдержать. В конце концов, Джейв был здоровым юношей и без особого труда втянулся в занятия. Но заучивать наизусть строки священной книги или стоять всю ночь на страже у Великого меча, казалось не просто бессмысленным, но и невероятно тяжёлым занятием.

Кроме того в монастыре царил суровый устав. Несмотря на то, что в нём обучались, как юноши, так и девушки, наставники не только не приветствовали, когда между ними возникали нежные чувства, но и всячески этому препятствовали. Хотя, конечно, абсолютного запрета на более близкие отношения с особами противоположного пола не было. Юноша пусть и не был ослепительно красив, но обладал симпатичным, открытым, немного простодушным лицом, что вместе с его честностью и добротой вполне могло обеспечить ему успех у женщин. Вот только… Джейв не слишком умел обходиться с дамами. Знакомился он обычно единственным подсмотренным в отцовской корчме способом, щипая или хлопая привлекшую его внимание даму немного ниже спины. Но то, что легко выходило в корчме у пьяных мужиков с разносчицами вина, почему то не срабатывало в монастыре. В лучшем случае он отделывался пощёчинами, в худшем отправлялся на пару дней либо к лекарю, либо за решётку. Как сейчас. Правда, в данном конкретном случае юный послушник был даже рад отсидеться в камере. Так как на этот раз жертвой его ухаживаний оказалась жрица — прошедшая полное посвящение, послушница монастыря.

"Ну как со спины разберёшь, жрица она или послушница? — спрашивал себя Джейв, вспоминая тот ужас, который подкатил к горлу, сдавил сердце и чуть-чуть не просочился сквозь штаны, когда фигуристая красавица обернулась, и он увидел знаки посвящения на её лице"

Слава Богу, великому и ужасному Арге, что он успел добежать до наставника, прыткие ноги уже не раз уносили юношу от бездны проблем и покаяться, умоляя отправить в тюрьму. Известная своим вспыльчивым нравом жрица могла если не убить, то, как минимум, надолго отбить у юнца желание прикасаться к не принадлежащим ему частям тела.

Наставник выслушал сбивчивые объяснения послушника и не отказал, пригрозив напоследок, что на этот раз непутёвый послушник так легко не отделается. Но неприятности в будущем Джейва не пугали, ему бы разобраться с неприятностями в настоящем. Так что он с радостью отправился отдыхать в тюрьму.

Не успел юноша заснуть, как снаружи послышался шум, звуки ударов и грохот.

"Интересно, что они там такое затеяли? — недовольно подумал он, вспоминая не слишком добрыми словами наставников, жрицу и весь монастырь в целом. — Вообще-то в такое время обычно наступает полная тишина. Может праздник какой-то? Вряд ли. Я все праздники наперечёт знаю и до следующего ещё не меньше трёх недель. Странно".

Джейв решил на всякий случай уточнить и позвал охранника. Но, о чудо, того не оказалось на посту! Чего на памяти юного отрока не случалось вообще никогда. Между тем шум снаружи и внутри здания продолжал нарастать.

"Уж не явления Арге во плоти там происходит? — испугался послушник. — Да нет вряд ли. Тот появляется не чаще раза в сто лет. Хотя… Его вроде и не было уже лет девяносто".

Доносящийся до ушей юноши шум постепенно превратился в оглушительный грохот. Стены завибрировали, и монастырь затрясся, будто в приступе смеха или страха. Сверху посыпалась пыль и деревянная стружка. Затем внезапно раздался особенно мощный удар и потолок не выдержал — обрушился вниз прямо на голову несчастному пленнику.

* * *

Приходить в себя было мучительно больно. Не приходить — глупо и бессмысленно. Так что, смирившись с неизбежным, вроде головной боли и ломоты во всём теле, Джейв открыл глаза. Конечно, он тут же об этом пожалел и их закрыл. Но от пришедшей вместе с сознанием боли таким способом отделаться не удалось.

Ситуацию осложняло ещё то, что юноша оказался погребён под развалинами того, что раньше было полом первого этажа и крышей его камеры. Скинув с головы, удобно устроившуюся на ней балку, Джейв заработал руками, разгребая завал. Он, словно крот, прорывал себе путь наружу. Несколько минут усилий увенчались успехом и послушник оказался наверху. Отряхнув, изрядно запачкавшуюся мантию, Джейв попытался собраться с мыслями и решить, что же всё-таки произошло. Но в голову как назло ни одна умная мысль не приходила. А глупые он отметал сразу. Вряд ли, во время его заточения наверху происходила такая оргия, что монастырь не выдержал и начал разваливаться. Он провёл пять лет здесь и ни о чём подобном не слышал. Также маловероятно, что у монастыря появились ноги, и он решил прогуляться. Ходячий монастырь — курам насмех. Да и в проснувшегося злого духа, казнённого три тысячи лет назад в этих стенах, и вернувшегося мстить, верилось с трудом.

Так и не придя ни к какому выводу, юноша решил выбраться в общий зал и посмотреть своими глазами, что там происходит. Тем более за то время, что он провёл без сознания, успела наступить полная, абсолютная и в какой-то мере зловещая тишина.

Разбежаться, прыгнуть, схватиться за стену и рывком перебросить всё ещё немного непослушное тело, наверх, не составило для послушника труда. Конечно, он не был лучшим учеником в монастыре, откровенно говоря, считался одним из худших, в основном из-за проблем с дисциплиной и уставом. Но наука владения любым оружием и самым страшным из них, собственным телом, не прошла для него даром. Пусть он и не постиг ещё многие и многие премудрости, до освоения которых Джэйв ещё попросту не дорос.

Юноша, крадучись, пробирался по коридору, стараясь быть готовым к любым неожиданностям. Но то, что он увидел, выглянув из-за поворота, оказалось слишком тяжёлым зрелищем даже для подготовленного разума.

Кровь! Пол, некогда белые стены по левую и правую сторону и даже потолок оказались залиты кровью! А на полу лежали тела двух жриц. И пятерых одетых в чёрное воинов. Джейву стало плохо и он, с трудом, удержал рвущийся наружу обед, порадовавшись тому, что ужин в камере не подавали.

— Что… Что же здесь произошло? — дрожащим голосом произнёс Джейв, до боли сжимая кулаки.

Пусть он и обучался пять лет умению драться, но лишь для укрепления тела. Его не учили убивать и со смертью, тем более такой страшной, он раньше не сталкивался. Обхватив голову руками, Джейв сполз по стенке на пол. В его мозгу не умещалась мысль о том, что можно было вот так вот просто убить человека. Вычеркнуть его со страниц жизни. Тем более, если этот человек женщина. Ударить женщину, пусть даже женщину-воина, казалось чем-то невероятно гнусным юноше. Даже во время тренировок, если его напарником была девушка, то он сдерживал свои удары, из-за чего часто бывал бит.

Джейв просидел несколько минут, приходя в себя, поднялся и пошёл дальше. Он должен был попасть в главный зал и узнать, что случилось с остальными. Дрожащими пальцами он подхватил испачканный в крови клинок одной из жриц, всей душой надеясь, что его не придётся использовать. Собрав все свои силы Джейв обыскал одетые в чёрное трупы. Но не обнаружил ни единой вещи, которая могла указать на принадлежность её владельца какой-либо армии или месту.

Защитницам монастыря перерезали горло. Судя по всему, нападавшие не собирались оставлять свидетелей. Ни одного.

Шаг за шагом приближался он к главному залу, встречая по пути всё большее количество трупов. Перед последним поворотом юноше снова пришлось остановиться, чтобы собраться с силами.

Дверь в зал оказалась сломана, а вход в него буквально завален телами защитников и нападавших. Злая ирония судьбы — они нашли вечный покой в объятиях друг друга. А может быть и по ту сторону вечности продолжается битва, кто знает?

В зале царил жуткий беспорядок. Сломанные столы, мёртвые воины и бездна крови. И ни одного живого человека, ни с той, ни с другой стороны. Джейва всё-таки стошнило. Но он нашёл в себе силы продолжить путь. Он должен был убедиться, что с главной реликвией монастыря всё в порядке. В дальней комнате в конце зала находилось то, что поручил охранять и защищать ордену сам Великий и Могучий Арге. Прикованный четырьмя заколдованными цепями в центре комнаты лежал большой двуручный меч. Вернее он должен был там лежать. Но на самом деле, когда Джейв вошёл внутрь он увидел почти полностью скрытого под горой тел захватчиков настоятеля монастыря, в руке которого покоился меч.

Похоже, последний из остававшихся в живых членов ордена принял здесь неравный бой. Он был великй человек. Не имея возможности победить, настоятель сумел не проиграть. Этот мужчина десятилетиями возглавлял орден и умер, защищая самую главную его ценность. Последний из Зионов. Или нет… Последний из Зионов это он — Джейв. И он не позволит священной реликвии попасть в недостойные руки.

Все… Все его друзья мертвы! Эта мысль сводила Джейва с ума. Пока он сидел в уютной, безопасной камере здесь шёл бой. Пока он спал, они умирали, исполняя свой долг. И даже понимание того, что если бы он не сидел в тюрьме, то уже наверняка был бы мёртв, не слишком успокаивало его.

Юноша подошёл к телу настоятеля, поклонился и попытался разжать державшую меч руку. На удивления пальцы расстались с рукояткой довольно легко, будто препоручая дальнейшую заботу о мече Джейву. Вот только поднять здоровенный двуручник у молодого послушника не получилось. Он оказался невероятно, нереально тяжёлым.

Собрав все свои силы, юноша попытался вновь. На этот раз ему удалось на мгновение оторвать меч от пола, не более. Третья попытка закончилась удачней. Он смог поднять меч достаточно высоко, чтобы опустить его на плечо. Сгибаясь под тяжким грузом, он поднялся и побрёл к выходу. Путь предстоял неблизкий. Но… Джейв был обязан дойти. Пять лет монастырь заботился о нём. Кормил, поил, обучал. Теперь пора отдавать долг. Пусть даже в живых из этого монастыря остался только он один.

Глава преследующая молодого послушника и освещающая его долгий полный приключений путь

Беспрепятственно покинув стены монастыря, располагавшегося на краю Миверского королевства, поблизости от Белых гор, Джейв благоразумно решил продолжать свой путь через росший неподалёку лес, вместо того, чтобы двигаться по проезжему тракту. Вот только намерение передвигаться незаметно, так и осталось только намерением.

— Посмотри, какую борозду мы в земле прочертили, — убивался юноша, по тюремной привычке обращаясь сам к себе. — Любой идиот сможет отследить наше передвижение.

И правда, меч оказался настолько тяжел, что нести его не представлялось возможным. Поэтому послушник тащил его уперев клинком в землю, оставляя за собой явный след, который бы не заметил только слепой.

— Возможно, если бы ты нёс меня на плече, мы бы не оставляли таких отметок, — донёсся до Джейва чей-то голос.

— Кто… Кто, здесь?! - юноша попытался приподнять меч, но сил на это не хватило, более того, скользкая рукоятка выскользнула из уставших рук и коварное оружие пребольно ударило Джейва по ногам.

— Уй-й-й-й, — запрыгал держась за повреждённую стопу юноша.

— Ха-ха-ха, — засмеялся… меч. — Такого остолопа мне ещё видеть не приходилось.

— Ты… Ты говоришь? — от удивления Джейв даже забыл о боли и перестал скакать, как угорелый.

— Либо я говорю, либо ты сошёл с ума и это тебе кажется. Какой вариант тебе больше нравится?

— Тот, в которым ты говоришь.

— Вот видишь, ты сам ответил на свой вопрос.

— Но как же так? За всё время, что ты пролежал на алтаре ты не произнёс ни слова!

— А ты бы охотно разговаривал распятый и прикованный к алтарю? — Джейв подумал над этим и решил, что он в такой ситуации тоже был бы не слишком разговорчив. — К тому же в стенах монастыря я не могу произнести ни слова. Великий и могучий Арге постарался. Ему, видители, не понравилось, то, как я в течении ста лет отзывался о монахах, монастыре и о нём самом, будучи прикованным и беззащитным.

— Да, не очень здорово.

— Ты ещё и половины правды не знаешь. Ничего, я вырвался и теперь мы всем отомстим. Начнём с Агре.

— Может не надо с Арге? — робко поинтересовался парень.

— Не дрейфь, со мной не пропадёшь, — внезапная вспышка молнии в сопровождении удара грома раздалась в десятке шагов от них, заставив юношу похолодеть от ужаса, а меч вздрогнуть. — Ну может и не с Арге. На самом деле наш бог — мировой мужик и отлично понимает шутки.

Следующий удар грома прозвучал довольно далеко.

— Вот видишь, я же говорил. В общем бери меня и пошли быстрее… Пока Арге не передумал, с него станется.

— Ну, в общем, проблема в том, что я не в состоянии вас поднять.

— Сколько ты лет обучаешься?

— Пять.

— Понятно, послушник. Ладно, буду работать с тем что есть. Слеплю героя из того, что имею. А имею я то, что не тонет и немного мышц. Разве тебе не говорили, что перед тем, как коснуться святого меча, надо трижды прочитать очистительную молитву и успокоиться.

— Кажется, говорили.

— Ну так читай. И попробуй мне только не успокоиться, — голову оторву… в смысле отрублю.

Сопровождаемый таким напутствием, Джейв просто не мог ошибиться. Не имел права. В конце концов, голова ему была очень дорога. Так что послушник закрыл глаза и повторив про себя, для верности намертво заученные слова молитвы, произнёс их вслух.

Потом, зажмурил, глаза схватился за рукоять и рывком поднял меч над землёй. Оружие всё ещё оставалось довольно тяжёлым, но теперь его по крайней мере можно было нести.

* * *

Солнце, выполнив свой каждодневный труд, неспешно клонилось к закату, предвкушая возможность хорошенько отдохнуть, пока на небосводе будет царствовать его сводная сестра — луна. Ветерок, столь сильный на открытых пространствах, с трудом пробирался через хитро сплетённые, будто в объятиях, ветви деревьев. Тихий шелест свидетельствовал о том, что ветер не оставляет своих усилий, но несмотря на это, до Джейва доходили лишь слабые воздушные потоки, которые охлаждали вспотевшее от ходьбы тело, но не заставляли его мёрзнуть. Отличный выдался вечерок для прогулки по лесу. И всё было бы просто прекрасно, если бы не…

— Послушайте, Великий Меч, мне кажется, что нас преследуют, — робко подал голос Джейв.

— Это хорошо что тебе кажется.

— Почему? — удивился юноша.

— Потому что, когда кажется есть возможность ошибиться, — пояснил меч. — А вот я, совершенно уверен, что по нашим следам движется одиннадцать человек.

— И ты… Вы молчали?!

— А зачем тебя даром нервировать. Они придут, мы их мелко нарежем и пойдём дальше.

— Просто я… Как бы это сказать… Я не совсем уверен, что сумею их нарезать даже крупно… не говоря уже о мелко…

— По моему ты говорил, что пять лет обучался в монастыре.

— Говорил, — подтвердил Джейв.

— Значит должен справиться.

— Но это явно не новички. А я ведь всего лишь послушник. До жреца или наставника мне ещё лет десять учиться надо.

— Ничего. У тебя есть я, — успокоил его меч. — Так что не пропадёшь. В крайнем случае, мне будет очень печально менять хозяина.

— В крайнем-м с-случае?

— Ну если тебя, к примеру, убьют. Так что постарайся выжить.

— Не нужны мне такие примеры.

— Вот и я о том же. Кстати, хватит твердить Великий меч, то Святой меч сё. Меня зовут Заэра.

— Слушаюсь, Великий… Заэра.

— Вот так то лучше. А то потом времени познакомиться может уже не остаться.

— Потом?

— Угу, минут через пять, когда эти парни нас настигнут.

— Но я совсем не хочу сражаться. Что же мне делать?

— Если ты не хочешь сражаться, то у тебя остаётся только один выход.

— Какой? — с надеждой в голосе спросил юноша.

— Сложить ладони вместе.

— И?…

— Молиться. Иногда помогает. Если ты проведёшь в молитве дня три, то какой-нибудь Бог, когда его достанет слушать твои просьбы, вполне может откликнуться.

— Но у нас нет столько времени.

— Тогда кончай хныкать, идиот, и готовься к поединку.

Ни одна ветка не хрустнула, выдавая приближение противника, просто мгновение назад поляна, на которой готовился к бою Джейв была совершенно пуста, не считая юноши, и вдруг на ней возник воин. Один, второй, третий, преследователи всё прибывали и прибывали. Судя по тому, что приближались они безмолвно, переговоров вести вновь прибывшие не желали. Их интересовал лишь меч и жизнь юноши. И больше ничего.

— Ну что пришла пора показать тебе своё умение, — подбодрил бывшего послушника меч.

— Я бы с радостью. Было бы у меня подходящее оружие…

— Что!!! Ты считаешь меня неподходящим оружием для схватки?! Да я тебе за это сейчас голову отрублю — будешь знать.

— Нет-нет. Что вы. Вы очень подходящее оружие, самое подходящее. Только очень уж тяжёлое…

— Бездарь. Молитвы надо было нормально читать. Ладно, единственный раз, в виде исключения. И только потому что эти придурки в чёрном нравятся мне ещё меньше, чем ты. Хоть в это и верится с трудом.

Оружие в руках у Джейва неожиданно стало терять вес. Оно становилось всё легче и легче, так, что юноше стало казаться, будто он держит не меч, а легчайшее птичье перо. Переложив меч в правую руку он стал в начальную позицию, одну из пяти основных, которые преподавались в монастыре.

Внезапно оружие дёрнулось по своей воле, описало полукруг и вернулось в исходную позицию. Юноша успел услышать три металлических щелчка и увидеть лежавшие у его ног стрелы.

— Лучники, придурок. Не стой здесь изображая мишень. Либо убегай, либо сокращай дистанцию с противником.

Лучники! Как он мог забыть о них? Пока их товарищи с оружием ближнего боя отвлекали его, они спокойно прицелились, оставаясь под прикрытием деревьев и выпустили смертоносные заряды. Джейв похолодел. Если бы не меч, он бы был уже мёртв.

Но даже меч не сможет выполнить за него всю работу. Пора показать, что он не даром потел на тренировках долгие, болезненные часы.

Прыжками, меняя направления бега, юноша помчался на врагов. Несколькими ударами он откинул передних преследователей и, не сбавляя напора, врубился в их подобие строя. Джейв крутился волчком раздавая удары направо и налево, мимолётно удивляясь тому, что ещё жив и той скорости с которой сражался. Конечно, воспитанник боевого монастыря, пусть и не доучившийся, мог в одиночку справиться с десятком необученных мужчин. Или даже с десятком воинов. Но против него сражались профессиональные наёмники. И тем не менее ему удавалось не только отбивать их удары, но и контратаковать, выбивая из рядов нападающих одного противника за другим.

Уклониться от удара, одного, второго, третьего, подпрыгнуть, нанести удар в ответ. Их было девятеро вначале. Потом восемь, семь, шесть, пять. Каждый выпад юноши достигал цели. Он не собирался никого убивать. Правда не собирался. Но в горячке боя придерживать рвущийся навстречу податливой плоти меч, было невозможно. Да и выбирать куда наносить раны, чтобы не убить и не покалечить противников не удавалось.

Впервые в своей недолгой жизни, Джейв убил человека. И не одного. Но угрызения совести, осознание произошедшего и понимание, что у него действительно не оставалось выбора, придут позднее. Сейчас в урагане битвы только две мысли крутились в увенчанной непокорными белыми кудрями голове:

Отбить удар, ответить.

Джейв даже не успел понять когда всё кончилось. Вместо противников перед ним лежали тела. Девять мёртвых тел на поляне и ещё два между деревьев.

— Неплохая работа, — похвалил меч.

Ошеломлённый юноша посмотрел на испачканные в крови руки, перевёл взгляд на поверженных противников, снова на руки и… упал в обморок.

Глава повествующая о брошенной на произвол судьбы основной истории

Ночь приняла нас в свои объятия и мы растворились в ней, постоянно понукая лошадей ускорять ход. «Гостепреимный» замок с вампирами остался далеко позади, но мы не останавливались. Кто их знает этих вампиров, на что они способны. Лично я до рассвета себя в безопасности не почувствую. Думаю, тоже самое касается и моих спутников и этого паренька Лима, который нас всех спас. Нужно иметь недюженную храбрость, чтобы ввалиться в замок вампиров и отобрать добычу у его хозяев, прямо у них из под носа.

Внезапно дорогу нам преградили поваленные на тракт деревья. Если бы едущий впереди Лим не закричал "опасность!" и не придержал коня, я бы это препятствие и не заметил, что в лучшем случае могло окончиться потерей коня, в худшем свёрнутой шеей для всадника.

Я остановился, спрыгнул с лошади, чтобы получше рассмотреть преграду и именно в этот момент из растущих по обеим сторонам дороги кустов стали появляться люди с горящими факелами в руках. Кроме факелов они держали вилы, грабли и дубины.

— Простите господа вампиры, — заявил крупного вида мужик остановившийся передо мной, — но это конец вашего пути.

— Какого демона!? - Возмутился я.

— Мы не позволим обращённым в вампиров топтать землю, — категорично заявил крестьянин. Остальные поддержали его одобрительными отзывами.

— И ты Стиви? — удивился я, услышав вопль своего оруженосца.

— Простите господин, — заявил оруженосец. — Но вампирам не место в нашем мире.

— Идиот, они имеют в виду нас!

Стиви ойкнул, и тут же спрятался за моей спиной.

— И вы собираетесь нас убить, только потому что мы приехали из замка вампиров? — поинтересовался Тёмный Властелин.

— Ну что вы, господа. Не убить, а проверить, не прератились ли вы в вампиров.

— Ну Слава Богам, — вздохнул я. — Давайте бытро проверяйте и мы поедем дальше.

— А как вы собираетесь это делать, — подозрительно поинтересовался Тёмный.

— Просто. Осиновый кол каждому в сердце, кто умрёт — тот вампир.

— Что!? Да вы с ума посходили! — Возмутился я.

— Не волнуйтесь метод верный. Всех гостей замка так проверяли и ещё ни разу не ошиблись.

Бедные, бедные гости замка. Не факт, что все они были вампирами, но то что они, стараниями крестьян, уже по другую сторону жизни не оставляет сомнений.

— Никто не прикоснётся своими грязными руками к груди Алексис! Кроме меня, — увесистая рука девушки отвесила мне подзатыльник, намекая, что бы я не слишком далеко заходил в своих фантазиях.

— Ну есть ещё один способ проверки, — нехотя признался Мужик.

— Какой?

— Можно осмотреть ваши тела. Если следов от зубов вампира не окажется, то можете проезжать. Начнём с девушки, — ответил он, пожирая глазами мою спутницу.

— Ну уж нет, — возразил я. — Никто из вас не увидит обнажённую Алексис. Кроме меня. — Подзатыльник в конце несколько подпортил впечатление от моей пылкой речи, но в целом свою позицию я выразил достаточно ясно.

— Похоже, они не хотят, — почесал затылок, разговаривавший с нами крестьянин и добавил. — Не хотите по хорошему, будет по плохому.

Вилы, грабли и дубины в руках толпы взлетели вверх и я понял, что сейчас самое время что-то предпринять, но в голову ничего не приходило.

— Вы собираетесь нас убить? — поинтересовался Лим.

— Не вас, молодой господин, а их. Вы парнишка правильный, хоть и вампир. Но за своего сынка граф нам всем головы пооткручиваем.

— Вам-м-м-м-мпир? — протянул Стиви отодвигаясь от нашего спасителя подальше.

— Угу, — оскалил клыки Лим. — Только я хороший вампир.

— Слушай, если ты хороший вампир то должен знать способ, как доказать, что мы не вампиры, не раздевая нас при этом и не всаживая кол в сердце, — сказал я, особо выделив слово "хороший".

— Ну, все знают, что для нас губителен солнечный свет. Можно просто подождать до рассвета.

— Да-ну, так не интересно, — раздались несогласные возгласы крестьян. — Кол им в грудь и все дела. Зачем ждать?

— Цыц! Сын господина сказал ждать, значит будем ждать. Или вы хотите, чтобы сам граф в деревню наведался?

Ропот тут же утих. По видимому графа в деревне знали не понаслышке и видеться с ним лишний раз тёмной ночью — а днём тот не появлялся — никто особо не желал.

— Ну вот и решение наших проблем, — во все свои четыре клыка улыбнулся Лим.

— Да, ваша милость. Так точно. Не изволите ли ко мне перебраться на время дня. У меня очень уютный погребок. Вы на нас не серчайте, люди мы тёмные, — зачастил мужик.

— Отчего же не перебраться, — ответил наш спаситель. — Только учтите, это мои друзья, — сказал он указывая на нас. — Если хоть пальцем троните, граф обо всём узнает.

— Только не это ваша милость, — запречетал побледневший крестьянин и показав кулак односельчанам добавил, — никто их не обидит.

Домишко сельского головы, а именно он с нами разговаривал, отличалось размерами по сравнению со своими соседями. Трёхэтажное здание растянулось в длину шагов на пятьдесят и в ширину не меньше ста. Прямо не здание головы, а миниатюрный особняк какого-нибудь барона. И хотя прочие строения выглядели не бедно, дом старосты затмевал их все. Неплохо живут селяне под гнётом вампиров. Интересно, это они от графских щедрот так жируют или от того, что устраивают облавы на потенциальных вампиров? Не верится, что борцы за чистоту человеческой расы отсылают родственникам вещи несчастных. Скорее всего делят на всех. Не сомневаюсь — большая часть достаётся голове. Вон он, как алчно на серьги Алексис поглядывает и на её кулон, уютно висящий в ложбинке образованной упругими грудьми. Так я туда тоже не отказался бы посмотреть и не только посмотреть. Но взгляд, которым меня наградила девушка заметившая куда я пялюсь, начисто отбил желание развивать эту тему дальше.

Мы нырнули в калитку за которой прятался небольшой, ухоженный сад, прошли по тропинке до широкой лестницы и наконец оказались внутри дома.

— Милости просим, — сказал хозяин кланяясь, — в моё скромное жилище.

"Да, для барона точно скромное, — мысленно согласился я, оказавшись внутри".

Длинный коридор и вереница комнат привели нас в гостиную, где как раз суетилась дородного вида женщина, наверное жена хозяина, накрывая на стол. По моему минут десять назад именно её я видел прячущейся за спиной головы со сковородкой в руках. Угу, точно. Вон и сковородка скромно приютилась в углу, готовая в любой момент из безобидной кухонной утвари превратиться в смертельное оружие.

— Обождите немного, сейчас моя Милка, подаст на стол. Мы к гостям не готовились, много еды не будет. И Маришки, горничной нашей нет. С соседнего села она. Вампиров боится до жути, дура. Поэтому ночью в наше село ни ногой.

— А вы вампиров не боитесь? — спросил я.

— А что их бояться? — удивлённо пожал плечами голова. — Свои обижают в меру, а чужие пусть лучше нас боятся.

— Ну когда толпой понятно, а если я вдруг вампиром окажусь и вас сейчас укушу? — поинтересовался я, пристально следя за потянувшейся к сковородке хозяйкой.

— На этот счёт всё продумано, — ответил он и распахнув рубаху, показал металлический ошейник. — С частичками серебра. Ни один вампир не порвёт. Ключи только у графа.

— Интересно. Находчивый у вас граф, — протянула Алексис.

— А то. Давеча такое придумал. Решил на ошейники звёздочки ставить. По качеству крови. Пять звёзд стал быть самая лучшая. Только для него одного. Четыре поплоше для семьи. Три-два тока с голодухи пить можно. А кто единицу получит тот совсем не пригоден, — Голова наклонился поближе ко мне и дыхнув гнилым воздухом доверительно сообщил. — Я, конечно, не знаю точно, но у меня не меньше четырёх звёзд должно быть. Сам граф мною несколько раз столовался и нахваливал.

Я подавил первое желание, как можно скорее отодвинуться и покивал, делая вид, что меня очень заботит сколько звёзд получит на свой ошейник Голова. Скорее бы уже рассвет, терпеть общество приветливого хозяина становилось всё тяжелей и тяжелей. Но уйти пока не взойдёт солнце нам вряд-ли позволят.

— А разве не все укушенные вампиром сами превращаются в вампиров? — поинтересовался я.

— Нет. Вампирами становятся только те, кого граф хочет обратить. Остальные остаются людьми.

За принуждённой беседой и копчёностями из хозяйского погреба прошли три часа. Вечное светило лениво, словно издеваясь показалось из-за горизонта.

— Ну господа, время прощаться — заметил селянин. — Если вы вампиры, то навсегда.

— И если не вампиры тоже, — пробормотал я себе под нос. Я ещё не совсем сошёл с ума, чтобы ещё раз остановиться в этой «дружелюбной» деревне.

Назло Голове и его односельчан, на солнце мы не сгорели. Так что им не достались ни наши верховые животные, ни наши вещи. И хоть они провожали нас горестными вздохами сочувствовать их горю я не собирался.

Глава рассказывающая о большом мире и маленьком послушнике с огромным мечом

Прошло две недели с тех пор как Джейв покинул уютную монастырскую обитель, променяв её на свободу. Правда не по своей воле. Да и обретя нежданно-негаданно этот для кого-то бесценный, а для юноши совершенно ненужный подарок, он растерялся. Слишком давно не сталкивался с внешнм миром.

Если бы не Заэра, Великий меч, юношу несмотря на всё его исскуство по прибытии в небольшой довольно безобидный городок Нид вначале бы обокрали (меч чуть не отсёк руку вору), потом ограбили и возможно бы убили (столкновение в тёмном переулке, куда Джейв свернул совершенно случайно, обернулось исчезновением из списка бандитской гильдии, как минимум трёх имён и возможно ещё двух, хотя на их счёт юноша был не уверен). В общем приключений хватало. А самое страшное, что они только начинались…

Благодаря чуткому руководству меча юноша всё-таки нашёл приличный трактир. Пусть и не с первой попытки. К тому моменту Заэра уже закончил перебирать все известные ему (а знал он немало) ругательства на оркском и перешёл на язык троллей. У тех ругательств было меньше, зато они оказались намного более выразительными. Хорошо хоть делал меч это тихо, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Трактир в который, в буквальном смысле, уткнулся носом юноша назывался "Когда Рак на горе свистнет". На вывеске красовался светящийся от удовольствия рак, причём варёный, что немного не соответствовало его выражению лица, который засунув себе клешни в рот залихватстки свистел с высокой горы.

Протяжно скрипнула дверь и вместе с гомоном оживлённой улицы, трактир находился неподалёку от центра города, внутрь ворвался, споткнувшийся о порог Джейв. Проскакав на одной ноге несколько шагов в тщетной попытке удержать равновесие юноша свалился на одного из посетителей у стойки. Причём очень неудачно свалился, так что поднятая тем кружка с пивом оказалась разлита. Здоровенный детина с тоской посмотрел на пролитое пиво, потом на Джейва, потом снова на пиво и печально заявил:

— Зря.

Посланный крепкой рукой в полёт юноша должен был впечататься в противоположную стену, но ежедневные тренировки в течение пяти лет не прошли даром. Джейву удалось сгрупироваться и впечаться в стену подошвами ног. Правда, после этого он уже совсем не грациозно шлёпнулся вниз. Но не на пол, а на столик у стенки за которым расположилась подвыпившая компания из трёх горожан, лениво перекидывавшаяся картами. Эти самые карты и пострадали в первую очередь. А заодно с ними и стол, ножки которого не выдержали вес молодого, здорового тела.

— Ну и как это понимать? — поинтересовался один из игроков, пристально наблюдая за вылетевшими из рукавов противника картами.

— Слушай, ну кому ты поверишь, лучшему другу или своим глазам? — поинтересовался обманщик, спадая с лица и отодвигаясь подальше.

Вопрос, этот по видимому, оказался риторическим, так как вначале в лицо пройдохе полетели карты, а за ними и кулак лучшего друга. В этот же момент, делая вид, что он тут совершенно не при чём, юный послушник ползком пробирался к выходу. Но спокойно уйти ему не дали. Перед носом Джейва возник сапог. Грязный сапог потрёпанного вида. Затем юношу подняли за шиворот в воздух и обладатель обуви поинтересовался у него:

— И не стыдно тебе беспорядок в моём трактире устраивать?

Стыдно Джейву не было. Ему было страшно, неприятно и обидно. Но совсем не стыдно. Ведь всё, что он сделал — всего лишь вошёл внутрь. Кто же знал, что во внешнем мире посещать трактиры настолько опасно?

Чаша терпения юноши оказалась переполнена, и разбита вдребезги. Ударом кулака в солнечное сплетение он успокоил хозяина заведения, схватил столик неподалёку и тут же опустил его на голову своего первого обидчика. После этого обвёл взглядом посетителей таверны и поинтересовался:

— У кого-нибудь есть ещё ко мне вопросы?

Вопросы нашлись. Всё что успел юноша — это шепнуть мечу: "не убивай" и веселье началось.

Пятнадцать минут спустя боевая пелена спала с глаз Джейва и он с удивлением осознал, что находится один в таверне. Правда, таверной помещение уже назвать было сложно. Во первых сломанными оказали не только все столы, стулья и стойка, но и начисто выбита одна из стен. Также потолок зиял глубокими дырами.

— Да, ну мы с тобой и натворили, — потрясённо покачал головой послушник.

— Мы? — удивился меч. — Извини, но я тут не причём. Это всё твоих рук дело. Не думал, что ты такой зверь.

— Они хоть живы? — неверяще уставившись на собственные руки, спросил он.

— Вроде да. Уползали даже потерявшие сознание. Кстати, думаю ты вряд-ли решишь останавливаться в этой таверне.

— Не решу.

— И денег на её восстановление у тебя тоже нет.

— Нет.

— Тогда нечего стоять на месте. Валим отсюда, пока городская стража не нагрянула!

* * *

В следующем трактире Джейв долго выбирал подходящий момент прежде чем войти внутрь. Посетители удивлённо косились на застывшего рядом с дверью парня, но ничего не говорили. Наконец юноша решился и, зажмурив глаза, рванул вперёд. Это оказалось ошибкой, так как вовремя раскрыть их он не сумел. Джейв подскользнулся сделал несколько шагов вперёд и неудачно свалился на посетителя у стойки, выбив у того из руки пиво.

— Зря, — печально произнёс он, но больше ничего сказать не успел, так как наученный горьким предыдущим опытом юноша, тут же заехал мужчине по шее ребром ладони, отправляя того смотреть радостные и не слишком сны.

— Извините, — пробормотал Джейв.

— Ничего, ничего, — ответил хозяин заведения, ныряя под стойку и появляясь оттуда с увесистой дубинкой в руке. Посетители тоже не остались в стороне В результате, десять минут спустя под стоны боли и восхищённое "Ну ты и зверь!" меча, юноша покинул таверну.

За этот день Джейв по неловкости разрушил до основания ещё пять таверн. И прекратились безобразия только потому, что больше трактиров в городе не оказалось.

Слегка поостыв и выслушав много не слишком лестных замечаний о своей особе от Заэра юноша вернулся в таверну с которой начал свой печальный поход.

Джэйв, по указанию меча, первым пропустил в дверной проём именно Заэру. Затем осторожно заглянул внутрь на посетителей, которые делали вид, что ничего необычного не происходит и старались не смотреть в глаза юноше, потом на хозяина заведения, который равнодушно протирал грязный стакан не менее грязной тряпкой за порушенной стойкой. Поняв, что проблем не предвидится он сказал:

— Мне нужна комната и еда.

— Три серебряка.

— Ты не понял, я не таверну у тебя купить собираюсь, — по совету меча цены на ночлег Джейв распросил у городских стражников у ворот. — А всего лишь хочу провести здесь несколько дней.

Хозяин понял, что провести приезжего не удалось и началась битва. Он жаловался на плохую прибыль от торговли, бедность и болезни, Джейв не оставал, с помощью советов меча он рассказал о своём тяжёлом детстве, худом кошельке и вспышках раздражительности. Последний аргумент, а также громадный меч без ножен, помогли юноше сбить цену до пятнадцати медяков и одного серебряного, добавленного из-за причинённых разрушений. Денег у Джейва было немного — всё что удалось забрать из карманов напавших на него людей в лесу, поэтому приходилось экономить.

* * *

Новый день встретил проснувшегося и позавтракавшего внизу юношу — комнату он снимал на втором этаже — ласковыми лучами и стрелой направленной прямо в сердце. Первое было хорошо, второе не слишком. Если бы не меч, почуявший опасность и отбивший подлый снаряд, то приключения Джейва на этом бы закончились. Но Заэра отразил не только первую, но и посланные вслед за ней стрелы, которые посыпались на бывшего послушника стоило ему покинуть таверну.

— Там впереди, между деревьев! — азартно выкрикнул меч, указывая направление.

Джейв передвигаясь зигзагами — на меч надейся, но и сам не плошай — быстро добрался до десятка сиротливо торчащих посреди переулка деревьев, гордо называемых окрестными жителями аллеей.

Юноша ворвался под сень деревьев и увидел притаившегося в засаде лучника. Удар меча и оружие летит в сторону рассеченное пополам, ещё один удар и под умоляющий крик Заэра: "Оставь хоть что-нибудь для допроса!" всё же сдержался и огрел несостоявшегося убийцу мечом плашмя по голове. Так что тот потерял сознание.

— Профессионал, — со знанием дела заметил меч, осматривая место засады. На зелёном покрове травы удобно развалился дорогущий ковёр, на нём стояло кресло, подле кровать и стол с яствами.

— С такими минимальными удобствами он мог сутками ожидать пока ты не покинешь таверну, — поделился богатым военным опытом меч. — Ладно хватай его за шкирку и потащили.

— Куда? — поинтересовался юноша.

— В таверну, на допрос естественно, — огорчился недогадливости своего спутника меч. — Накрой его своей рубашкой, а я сделаю так, чтобы никто не обратил на него внимания.

— Как? — удивился послушник.

— Похоже, магия постепенно стала ко мне возвращаться, — обнадёжил его меч.

Глава возвращающая нас к истории первой

Мы ехали, день за днём сокращая расстояние между нами и столицей Измира. Три дня назад мы пересекли границу Горейна, небольшого королевства отделявшего Риан от Измира. И здесь мне понадобился весь приобретённый в скитаниях, слава Богам пока ещё не слишком долгим, опыт. Пришлось давать взятку. Конечно, догадайся я заранее закрыть Стиви рот кляпом можно было бы обойтись и без неё. Но я, находясь рядом с такой красивой девушкой, как Алексис, в последнее время начал делать глупости. К сожалению, после честного ответа на вопрос, а собственно зачем мы собираемся проехать на земли Измира, пришлось расстаться с одним из трёх взятых в путешествие кошелей. Причём расставаться пришлось девушке. Так как оба непришитых к карману кошелька уже давно перекочевали в её прекрасные ручки. А вшитый в карман я отдать не мог именно по той причине, что он был намертво к карману пришит.

Преодолев зоркий, но падкий до денег, пограничный дозор мы отправились дальше. Каждую ночь нас догонял невесть где проводивший дни вампир и двигался с нами. Прогнать его, после того, как он дважды спас нам жизнь не поднималась рука. К тому же становилось страшновато — а вдруг он обидится настолько, что следующей ночью прилетит, когда мы все будем спать и плотно поужинает. Пусть он и говорит, что не ест ничего мясного, зов крови страшная по силе штука. А так, у нас есть добровольный дежурный, всю ночь охраняющий сон. Вернее их было даже два. Стиви с появлением вампира перестал спать ночами, предпочитая навёрстывать упущенное днём в седле. От этого польза была для всех.

Правда, перед тем как довериться вампиру, Лиму пришлось при всех сьесть головку чеснока. Только после этого, сомневавшаяся в вегетарианских пристрастиях кровососа Алексис, милостиво позволила мне, разрешить вампиру присоединиться к нам. Странно, вроде бы я главный в нашей небольшой группе, но все решения принимает девушка. А я, почему-то не в состоянии ей ни в чём отказать…

Три дня промелькнули будто во сне. Всё путешествие я изо всех сил старался привлечь к себе внимание Алексис, но она оставалась холодна ко мне. Не то чтобы я ей совсем не нравился, чувствовалось, что ей, как минимум не противно со мной разговаривать. Но любая попытка, даже словесная, перевести отношения на более близкий уровень, натыкалась на стену отчуждения. Девушка либо прерывала разговор вовсе, либо переводила его на другую тему.

В общем наши отношения если и двигались, то только к страшному для меня слову «дружба». И как я ни старался ничего изменить не удавалось. Дело зашло так далеко, что я уже начал сомневаться в своём мужском обаянии.

Многое прояснила вторая ночь, после того, как мы пересекли границу, в придорожной гостинице. Прошла она, к сожалению, не так, как я планировал: "С Алексис в одной комнате и подальше от попутчиков". Но, я хотя бы получил ответы на некоторые мучившие меня вопросы.

Началось всё с того, что на рассвете девушка показалась мне немного странной. Она старалась не смотреть мне в глаза, на все вопросы отвечала невпопад и постоянно повторяла: "Сегодня именно тот день". Конечно, менее искушённый слушатель мог ничего не заметить, но я по выражению её лица, учащённому дыханию, бегающим глазам и тому что она только с пятой попытки умудрилась запрыгнуть на лошадь, причём только после этого осознала, что бедное животное ещё даже не оседлано, понял — что-то с девушкой не то. Но на довольно изящную попытку выяснить, что с ней с ней творится, с помощью вопросов: "Ты в порядке? Что с тобой происходит? Что ты творишь?" я так и не услышал внятного ответа.

Признаюсь честно, когда мы под вечер добрались до трактира, я собирался с помощью вина немного развязать язык девушке. Только язык. Ни о чём другом, вроде того, чтобы напоить Алексис и пробраться в её кровать я не думал. Честно, честно. Но всё произошло совсем иначе…

К ужину Алексис спустилась, когда я с товарищами по путешествию этот самый ужин уже приканчивали. Она села за стол напротив меня и тут же потребовала вина. Потом, как-то сранно, оценивающе посмотрела на меня и спросила:

— Пить будешь?

Я понял — выбора нет. Никогда не думал, что девушки умеют ТАК пить! Пить и не пьянеть. Наши попутчики вот уже два часа, как покинули нас, но мы с Алексис продолжали поглощать спиртное. С трудом сфокусировав взгляд на отчего-то ускользающем от меня лице девушки я сумел не только вспомнить терзавший меня вопрос, но и даже его задать.

— Алексис, почему ты так относишься к мужчинам?

Она усмехнулась.

— А как мне к ним относиться? Вешаться на шею? Визжать от счастья, что ко мне проявили интерес? Благодарить за каждый восхищённый взгляд? Не дождётесь! Любовь это такая вещь, в которой победитель получает…

— Смерть? — почему-то ляпнул.

— Нет, — удивлённо ответила она. — Кучу проблем и иллюзию, только иллюзию, счастья. Я сейчас немного пьяна (ничего себе немного!) поэтому пожалуй расскажу, что произошло с одной подругой, моей подруги…

Глава рассказывающая историю спящей принцессы

Солнце ещё не успело проделать и половины своего привычного, каждодневного пути, а настроение у королевской семьи стремительно падало к отметке: "казню любого, кто под руку подвернётся". И всё из-за этой несносной девчонки, Алексис. Правда эта девчонка по возрасту была старше и королевы и своего младшего брата, короля. Это, если считать годы, проведённые во сне. Но пока принцесса спала, она совершенно не изменялась внешне, выпав из неумолимо бегущего вперёд потока времени.

— Твою подругу звали тоже Алексис? — перебил я.

— Да, Алексис. Или тебе это имя не нравится? — с вызовом в голосе поинтересовалась она.

— Нет, нет всё в порядке, — отозвался я. — Пожалуйста продолжай.

А всё началось с того, что одну ведьму, не пригласили на праздник по поводу рождения девочки. А также посадили на восемь лет в темницу строжайшего режима за неуплату налогов и изъяли всё имущество. В общем, из-за пустяка обиделась женщина.

В отместку она заколдовала веретено, прекрасно понимая, что наследнице престола больше нечего делать, как пряжу прясть. И спустя шестнадцать лет, как раз накануне свадьбы Алексис, коварный план сработал. Веретено свалилось девушке на голову, когда она пыталась найти в чулане подвенечное платье матери. Уколовшись острой, заколдованной иглой Алексис заснула и только поцелуй её любимого жениха, прекрасного, во всех отношениях принца, мог спасти её. Вместе с ней заснули и все другие обитатели замка. А сам замок окутался волшебной травой, не подпускающей никого, кто мог бы нарушить покой обитателей сонного царства и вернуть их к жизни.

Короля же в это время в столице не было. Он ездил с дружеским визитом к своему соседу и брату. Так что он не оказался под заклятием. Владыка погоревал немного посулил за спасение дочери две пятых королевства, а за спасение уснувшей жены, топор палача и перенёс столицу в соседний город. Там спустя несколько лет он женился вновь.

— Ну почему? Почему ты не захотела выходить замуж за принца, который тебя разбудил? Между прочим, он к тому временем королём стал, — ярился брат спящей красавицы.

— Выходить за него замуж! Фи! Я лежала себе никого не трогала, принца моего ждала. А является старый дед, целует меня без просу и просит выйти за него. Это через пятьдесят то лет!!! Где этого гада только носило все эти годы.

— Праздновал, — тихо шепнула своему супругу королева.

— Что?! - взвилась принцесса.

— Изгородь волшебную вырубал с магами. Заклинание оказалось на редкость прочным. А старая ведьма, наложившая его, в тюрьме сошла с ума и не могла помочь со снятием.

— Мог бы и побыстрее рубить, — фыркнула девушка. — Ведь он знал, какое сокровище ждёт его в конце.

— Да уж, — подмигнул король жене, — настоящее сокровище.

Приход принцессы во дворец произвёл настоящий фурор. Об этом событии, происшедшем год назад говорили до сих пор. Постепенно оно стало обрастать легендами, превращаясь в одну из национальных сказок. А дело было так:

Сбив стражу у ворот, во дворец, в день рассмотрения жалоб от жителей королевства ворвалась одетая в грязное, местами рваное подвенечное платье девушка. И тут же, не медля приказала: "Козлу, занявшему её трон, двигать отсюда подальше, пока она добрая".

По всему выходило, что прибыла в новую столицу королевства Алексис не в самом лучшем расположении духа.

После резонного вопроса, с какой стати, король должен уступать ей свой трон, она продемонстрировала собравшейся публике магическую, нестираемую печать с загадочной и наверняка волшебной надписью: "Маде ин королевство Эвон, лично королём Эдуардом третьим", располагавшуюся на её левой пятке.

Король тут же признал свою старшую сестру и заключил в объятия, попутно оправдываясь тем, что он уже коронован и в глазах Бога и народа является правителем этой страны. Поэтому он жутко извиняется, но трон отдать ей никак не может. Но все полагающиеся её положению почести Алексис будут предоставлены. В общем, всё оказалось, словно в сказке и быть девушке отравленной в соответствии с лучшими королевскими традициями, да вот беда… У королевской четы не было детей. И если Королю было сорок пять лет, и он ещё мог рассчитывать обзавестись наследником, то королева старшая его на семь лет с этой мечтой уже рассталась. Конечно, правитель мог развестись и жениться снова, благо в этом вопросе церковь за небольшие уступки готова была ослабить свои позиции, но… Но Король действительно любил свою супругу. Поэтому появление Алексис давало ему возможность удержать свою линию крови на троне. Для этого надо было всего лишь выдать девушку замуж. С этого и начались проблемы Короля Родерика, его жены Элизы и всего королевства Эвонского…

— Все принцы кончились, — со вздохом подвёл итог Родерик, вычёркивая последнее имя из списка. — Ну чем тебе не понравился этот кандидат. Виконг. Мужчина в расцвете сил! С собственным кораблём.

— От него потом воняло так, что я чуть не задохнулась, — сморщила носик девушка.

— Ничего, могла бы потерпеть. Ведь мы с Элизой терпели.

— Всю жизнь прикажете мне его терпеть?

— Ну, со временем привыкла бы к запаху.

— А рога? А его рога? Я понимаю, что среди мужчин козлов хватает, но зачем же это столь открыто демонстрировать. Нет, если вам он так нравится, выходите за него замуж сами, — бросила принцесса и, не прощаясь, покинула зал.

— И что же нам делать? — спросил король у супруги. — Нам нужен наследник, а эта пигалица отказывается выходить замуж. И все принцы кончились.

— Может спросить у придворного волшебника?

— Да. В конце концов, это его обязанность решать неразрешимые ситуации.

Родерик потянул за шнурок и приказал явившемуся слуге, чтобы тот позвал мага. Не прошло и десяти минут, как одетый в длинную до пят мантию, с седой бородой по пояс и давно не чёсанными и никогда похоже не мытыми волосами маг предстал пред светлые очи правителя. Выслушав его проблемы, он начал со своего обычного:

— Я не волшебник, а только учусь…

— Слушай, ты уже сорок лет учишься. Государство в твоё обучение бездну денег вложило, а ты всё никак выучиться не можешь.

— Я не виноват, что обучение волшебству длится так долго, — обиделся маг.

— Виноват, не виноват, меня не интересует. Либо ты находишь способ, как женить принцессу, либо…

— Вы дадите мне премию, — робко поинтересовался маг.

— … либо голова с плеч.

Маг поёжился. Подумал. Снова поёжился. Прочитал длинное заклинание, чтобы успокоиться. Прочитал свои мемуары, чтобы ещё лучше успокоиться, после чего наконец, достал из воздуха книгу и продемонстрировал королю свой план.

— Что это? — подозрительно поинтересовался Родерик.

— Книга народных сказок Эвона. Здесь есть все истории про принцесс и их замужества. Наверняка найдётся и что-нибудь для того, чтобы затащить под венец и нашу принцессу.

— Надеюсь для тебя, что найдётся, — предупредил Король, раскрывая книжку и жестом отсылая волшебника прочь.

После двух часов непрерывного чтения, Повелитель пришёл к выводу:

— Нам нужен идиот!

— Не идиот, а дурак. Именно они обычно, если верить этой книге, женятся на принцессах, — поправила его супруга.

И разнеслась по городу весть о том, что Его Величество ищет дурака, для очень ответственного задания. Пять седьмых королевства, и бесплатный подарок в придачу гарантировались. Опрос явившихся проводили придворные слуги, отбирая, достойных звания дурака, с особой тщательностью. Наконец, после десятка отборочных туров, остались всего два претендента и кто именно из них "достойнейший из достойнейших", то есть "тупейший из тупейших", предстояло определить королевской чете.

— Итак, претенденты оказались равны почти по всем показателям. Внимание последний, дополнительный вопрос, который и решит ваше будущее, — предупредил Правитель.

— Вопрос? Ещё один вопрос? Я уже ответил на целых два… или три…

— Сколько будет два плюс два, — не слушая возражений, спросил Король.

— А что значит плюс? — почесал затылок споривший претендент.

— А что значит два? — поинтересовался второй, тем самым оставив победу за собой.

* * *

— Алексис милая, здесь есть один очень интересный молодой человек, который хотел бы с тобой поговорить, — Король вместе с кандидатом стояли перед опочивальней принцессы.

— Кто? — поинтересовался "интересный молодой человек", оглядываясь.

— Ты, — шикнул Родерик.

— Ага.

Дверь стремительно распахнулась и на пороге возникла девушка.

— Я уже собиралась спать, — недовольно бросила она, держа в руках иголку, номер три. С тех пор, как она впервые уколола палец, заснуть без иголки Алексис уже не удавалось. Потом всё же смилостивилась. — Ладно, пусть заходит.

Король толкнул дурака в спину, перекрестил его, закрыл за ним дверь, на всякий случай перекрестил её тоже и принялся ждать. Вначале не происходило ничего, потом до ушей Его Величества донёсся душераздирающий крик и рядом с дверью возник ещё один проход, пробитый телом убегающего дурака. Вслед за беглецом появилась, державшая в руках набор иголок принцесса и не предвещающим королю ничего хорошего голосом произнесла:

— Родерик!

Позабыв про королевское величие, Родерик убегал по коридору, ведущему в казарму. При людях принцесса вряд ли решится нанести своему брату несовместимые с жизнью увечья. Ввалившись в комнату стражи, он прикрыл за собой дверь и едва успел опустить засов, как с той стороны в неё впечаталось, нечто массивное. От удара, посуда заходила на столе ходуном.

"Кажется, мы немного ошиблись. Надо было искать хитрого дурака, или мудрого. А мы, похоже, нашли полного дебила, — решил Король, когда отдышался и пришёл в себя".

Но ни мудрым дуракам, ни хитрым дуракам, ни пастухам, ни трубочистам, ни солдатам, которые в соответствии со сказаниями без проблем находили себе принцесс, не удавалось растопить ледяное сердце девушки. К тому же, при малейшей возможности она использовала так полюбившиеся ей, после долгого сна, иглы. Дошло до того, что однажды король объявил о наборе невосприимчивых к боли мужчин. Но на этот призыв откликнулось всего несколько странных личностей, увешанных цепями и вдетыми в кожу кольцами. Родерик приказал всыпать им десяток плетей и отпустить. Пришедшие поблагодарили правителя и даже просили добавить, сопротивляясь попыткам стражи вытолкать их взашей. Как бы ни хотел король увидеть внуков, то есть племянников, но такие зятья даже ему были не нужны.

Десять раз принцессу похищали. Подкупленные Королём разбойники, падшие рыцари и даже драконы. В результате и тем, и другим, и третьим надавали по шее, но ни благосклонного взгляда, ни даже простого спасибо, спасители не удостаивались. В лучшем случае принцесса осведомлялась, почему ей пришлось так долго ждать. В худшем, если решала, что к ней относятся без должного почтения, пускала в ход иглы. Дважды девушку возвращали ещё до того, как до неё добирались герои, которых всегда встречали с распростёртыми объятиями, радуясь избавлению от такого "сокровища".

День проходил за днём, королевская чета впадала во всё большее отчаяние, перебрав всех кого можно и кого нельзя, но, так и не убедив принцессу выйти замуж. Тёмные тучи сгущались над королевством Эвон и его возможным наследником.

* * *

Тем временем, вечером в один прекрасный, а может и не слишком прекрасный (свидетели расходятся во мнениях) день принц Диенра писал в своём журнале:

"Попытка номер семнадцать.

Оделся пастухом. Чтобы войти в роль купил одежду у бывалого пастуха и три дня пас с ним овец. Отказала. С чего бы это вдруг?

Побочный эффект: Четыре дня пытался избавиться от вшей. В конце концов, удалось".

Обмакнув перо в чернила, принц продолжил:

"Попытка номер восемнадцать:

Оделся трубочистом. Два дня чистил печные трубы, чтобы войти в роль. Отказала. С чего бы это вдруг?

Побочный эффект: Неделю отмывался от сажи".

Прекрасная принцесса Алексис поразила принца Винсента с их первой встречи. В тот рез он приехал, как отпрыск королевской фамилии, надеясь очаровать девушку и женить на себе. Правда, ехать он не слишком хотел. На портретах все принцессы красавицы, а как встретишь их вживую, так и хочется найти художника и набить ему морду, чтобы впредь неповадно было. К тому же злые языки утверждали, что принцессе семьдесят лет, хоть она и отлично сохранилась. Но отец сказал, все едут жениться и ты отправляйся. Мать сказала, что вместе с рукой принцессы даётся половина королевства (тогда за неё предлагалась всего половина, сейчас приданное возросло до девяти десятых) и такой шанс для третьего сына, ненаследного принца, упускать нельзя.

Но, стоило Винсенту увидеть девушку, и он понял, что сделает всё, чтобы быть рядом с ней. Она своей красотой поразила воображение юноши и воцарилась в его сердце. Тем обиднее оказалась неудача в попытке добиться её расположения. Как и положено начал принц с подарков, а окончил тем, что опустился на колени перед девушкой и попросил её руки и сердца. Это оказалось его ошибкой. С диким визгом Алексис вскочила на трон и потребовала, чтобы стража увела этого маньяка куда-нибудь подальше. Принцесса причитала, что она слишком молода, чтобы умирать. Ни пояснения короля, что это такой обычай в Диенре, ни извинения Винсента не смогли ничего изменить.

С тех пор каждый раз, когда появлялось новое объявление из дворца, принц испытывал удачу. Но проказница пока не показывала ему своего лика ни на мгновение. Хотя, полученная от придворного слуги, подкупленного ещё месяц назад, информация давала повод для оптимизма. Принцесса раз в неделю тайно покидала замок и приходила в одну таверну. И как раз сегодня вечером она собиралась сделать это вновь.

* * *

Три часа прождал принцессу в таверне Винсент. Но она то ли задерживалась, то ли вообще не собиралась приходить. В итоге, когда девушка всё-таки возникла на пороге здания, принц уже был в изрядном подпитии.

Тихо усевшись в уголке, Алексис заказала целых четыре бутылки вина и принялась напиваться в одиночестве. Винсент, увидел своё сокровище, слегка протрезвел и покачиваясь направился, к отчего-то двоившейся у него в глазах принцессе.

— Занято, — буркнула она, останавливая попытки принца устроиться подле неё.

Юноша почесал затылок. Принцесс было две, стульев четыре. Значит, два стула свободны. В итоге, он просто смахнул единственный свободный стул и уселся рядом с принцессой на пол.

— Мне не нужно общество, — кинула она, принимаясь за следующий стакан вина.

— Это хорошо. Мне оно тоже не нужно, — ободрил принц.

— Я думаю, вам стоит удалиться.

— Нет, нам пока ещё рано, — прислушавшись к своим ощущениям, ответил принц. — Думаю где-то минут через десять.

— Если вы будете мешать мне, я позову городскую стражу.

— Я совсем не хочу вам мешать. Только зуб даю, вы здесь не от хорошей жизни одна, — ухватившись правой рукой, он попытался вытащить зуб, но тот не поддавался.

— А вот это уже не твоё дело, — переходя на ты, отрезала Алексис.

— Не моё, — согласился принц, оставляя попытки вытащить зуб. — Просто мне становится очень грустно, когда я на вас смотрю. Давайте сыграем в одну игру. Обещаю, она вам понравится.

— Какую?

— Будем пытаться угадать желания друг друга. Тот, кто угадает, загадывает любое желание.

— И ты уберёшься прочь, если я выиграю?

— Слово прин… приезжего.

— Хорошо, но как я узнаю, что ты не обманываешь?

— Клятва Крови? — предложил принц.

— Хорошо, — согласилась девушка, благо иголки были у неё всегда под рукой. И игра началась.

— Загадывай желание первым, — предложила Алексис.

Юноша посмотрел на девушку и задумался.

— Загадал, — сказал он, всё ещё не отрывая взгляд от неё.

— Хам! — вспыхнула она, отвешивая ему пощёчину. — Да я такие желания, да ещё на первом свидании…

— Какие-такие? — не понял Винсент.

— Моё тело тебе не получить, никогда. Да будь ты хоть последним мужчиной на свете!

— Ну, — замялся он. — Мне стыдно об этом говорить, но я так много выпил вина, что вообще-то хотел в уборную. Кажется, сейчас для меня это самое главное желание.

— Мужчины, что с них взять, — обиженно отвернулась принцесса. Мысль о том, что кто-то может больше хотеть отойти в уборную, чем овладеть её телом показалась ей оскорбительной.

Вернувшись, принц предложил загадывать желание Алексис.

— Готово, — тут же ответила девушка.

— Ты хочешь замуж, — выпалил Винсент и тут же получил за свою догадливость выплеснутое прямо ему в лицо вино.

— Дурак! Болван! Чурбан! Замуж. Когда-то я очень хотела замуж. У меня было всё. Королевство, близкие люди и жених, прекрасный принц, чтоб ему пусто было. Я всего лишь на мгновение закрыла глаза и оказалась в другом мире. Мой возлюбленный пятьдесят лет спасал меня. Так крепка, оказалась его любовь. Мой отец и друзья давно мертвы. Я чужая здесь, у брата, который выглядит старше меня на тридцать лет, хотя родился позже. И меня держат на содержании в королевстве, где я должна была стать королевой. Как какую-то приживалу. Хотят выдать замуж, чтобы получить наследников, как племенную кобылицу. И всё это из-за склочности отца, не понимавшего, что с ведьмами ссориться себе дороже и пламенной любви моего жениха. Странно при этом не относиться с презрением к мужчинам, — закончила свою тираду принцесса. Одинокая слезинка скатиась по её щеке, предвестником целого водопада слёз. Но девушка сдержалась. Она не привыкла показывать слабость перед кем-либо.

— Понятно, прости меня. Я, правда, не хотел. Давай играть дальше. Я загадываю.

— Ты хочешь жениться на мне? Я ведь узнала тебя. Ты уже не раз пытался добиться моего расположения.

— Ну, хочу, конечно. Но сейчас это было другое желание. Я вообще-то опять должен отлучиться. Это вино такая коварная штука.

Взгляд принцессы не предвещал юноше ничего хорошего, левой рукой она полезла в потайной карман за иголками.

— Теперь моя очередь, — прошипела она.

— Но я… Мне надо отойти.

— Стоять! Пока не отгадаешь моё желание никуда не уйдёшь.

— Хорошо. Я попробую. Мне кажется, что ты почему-то рассержена и причиной твоего гнева являюсь я. Поэтому ты хочешь использовать свои знаменитые иголки на мне.

— Мерзавец! Как ты догадался?

— Просто повезло, — ответил он, не уточняя, что постоянно провоцировал принцессу именно для того, чтобы она загадала это желание и внимательно следил за её руками.

— Ладно, загадывай своё желание.

— Выходи за меня замуж.

— И тебе не стыдно загадывать такое желание? Ты принуждаешь меня к браку без любви.

— Я буду любить тебя всегда.

— А я тебя нет. Я тебя ненавижу, и буду ненавидеть всегда.

— Моей любви хватит на двоих, — пожал плечами принц.

Тихо, очень тихо, почти на пределе слышимости принцесса произнесла «нет». Она не отпускала от себя принца, пока он не использовал своё честно заработанное желание для похода в уборную. Потом они долго разговаривали друг с другом, пили, снова разговаривали, но непреклонность девушки Винсенту поколебать не удалось.

Очень, очень короткая глава возвращающая читателя в в трактир

— И что было потом? — поинтересовался я.

— Потом принцесса тайно пошла обучаться в воровскую гильдию. Закончив её она отправилась путешествовать. Потихоньку ей даже удалось избавиться от иглозависимости. Правда, иногда рецидивы всё же случаются, — закончила свою историю она.

"Ага! Теперь понятно, отчего в моём сапоге я уже дважды иголки обнаруживал, — подумал я, но вслух ничего не сказал. И не только потому, что испугался реакции девушки. Просто выпитый алкоголь наконец подействовал во всей своей силе и я перестал понимать, что происходит и что я делаю.

— А что случилось с принцем? — всё же сумел задать мучивший меня вопрос я.

— Он был безутешен. А потом утешился. Вначале со служанками, потом с благородными дамами. А потом женился на одной принцеске. И это всего лишь через четыре месяца после отказа. Все мужчины такие, — ответила она и отвернулась. Возможно…чтобы скрыть слёзы?…

Глава рассказывающая о прогрессивных методах допроса и поиска виновных

Когда неудавшийся убийца пришёл в себя, он тут же об этом пожалел. Вид Джейва сосредоточено полировавшего меч не предвещал ему ничего хорошего.

— Очнулся наконец, — радостно и совершенно не таясь заявил Заэра.

— Зачем ты при нём вслух говоришь? — возмутился бывший послушник.

— А ты что его собираешься оставить в живых? — удивился меч.

Пойманный с ужасом следил за их разговором, пробуя украдкой верёвки на прочность. Они не поддавались.

— Собираюсь, если он всё честно расскажет.

— А если не расскажет? Или, не дай Боги, он ничего не знает?

— Тогда ему не повезло, — пожал плечами Джейв. — В конце концов он хотел меня убить и жалеть я его не собираюсь.

— Ну что будешь говорить, — подползая к убийце, поинтересовался меч. Тот лихорадочно закивал. — Что молчишь? Придётся резать.

— Может быть стоит вынуть у него изо рта кляп? — поинтересовался юноша у Заэры.

— Не стоит, — отмахнулся меч. — Так он всё расскажет, а я его зарезать хочу.

Бандит побледнел.

— Вот видишь с кем работать приходится, — разводя руками посетовал на судьбу Джейв. Потом подошёл к связанному вытащил кляп изо рта и сказал, — на твоём месте я бы рассказал всё.

— Я расскажу всё! Детство у меня было тяжёлое. Мама меня не любила. Отец пил, родственники садисты…

— По делу всё, — придвигаясь прямо под нос по столу к сидящему на стуле преступнику, потребовал меч. — Кто нанял, когда, где, зачем?

— Лица не видел, он подошёл ко мне на улице после того, как я покинул таверну гильдии.

— Как называлась таверна? — поинтересовался Заэра.

— Умирающий лебедь.

— Эту таверну мы вчера громили, — удовлетворённо протянул меч. — Когда говоришь тебя наняли?

— Два дня назад. Сказали следить за воротами в город за парнем, который будет с громадным мечом. Деньги дали вперёд. Только предупредили, что если попытаюсь с ними скрыться не выполнив заказ, то за мной вся гильдия охотится будет.

— Твоё задание было убить меня и забрать меч? — спросил Джейв.

— Нет, только убить. Потом мне надо было сломать специальный амулет, бросить его неподалёку и убираться.

— Плохо. Значит, меня должен был забрать кто-то другой, — задумчиво произнёс меч.

— И этого другого обязательно надо найти, — подхватил юноша.

— Есть интересное предложение, — поманил к себе послушника меч.

* * *

Это утро началось для Джейва с прогулки. Первым делом он решил сменить забранный у одного из наёмников плащ и скрывающееся под ним одеяние послушника, на менее приметную одежду. К тому же неплохо было бы подыскать ножны для меча.

Позаимствовав денег на карманные расходы у пойманного преступника, тот немного сопротивлялся, но меч его уговорил, Джейв отправился в великий поход по магазинам. Наряд долго искать не пришлось, приличные кожаные сапоги уже кем-то заботливо разношенные нашлись в лавке кожевника. В соседней он присмотрел себе рубаху попросторней и кафтан. А вот штаны пришлось искать дольше. Наконец перемеряв десяток он взял широкие, чтобы иметь возможность использовать в схватках ноги. Юношу совсем не смущало, то что за всё пришлось платить из чужого кармана. В конце-концов эти деньги заплатили за то, чтобы лишить его жизни. И только удача и Заэра спасли его от этой участи.

А вот с ножнами не сложилось. У единственного кузнеца в городе не нашлось подходящих по размеру. А на изготовку новых ушло бы несколько дней.

— Ладно, присмотрим, что-нибудь в следующем городе, — оптимистично заверил юношу Заэра.

На том и порешили.

Следующим пунктом в программе значилось претворение в жизнь плана меча. Честно говоря, Джейву он не сильно нравился, так как рисковать в основном приходилось ему. Он даже грешным делом подумал, что меч решился от него избавиться и сменить владельца. Но решил не высказывать свои опасения вслух, на всякий случай, чтобы не нервировать Заэру, которого он уважал и в глубине души побаивался.

Дело решили проводить в сумерках. Наёмного убийцу развязали, отпустили под честное слово и небольшое заклинание смерти, если он вздумает сбежать — оказывается меч умел и такое. Вообще, с тех пор, как он покинул монастырь Заэра всё быстрее набирался сил и обретал новые возможности. Джейв даже прикидывал, что в будущем, возможно, сам захочет избавиться от опасного оружия. Но как мог скрывал эти мысли.

Просидев до самого вечера перед кружкой с пивом юноша наконец дождался сигнала к началу операции.

— Пора, — прошептал меч. Весь расчёт строился на том, что никто за наёмным убийцей не следил. Это подтвердил и меч, утверждавший, что посторонних прошлым днём не видел.

Джейв расплатился с трактирщиком и отправился на улицу. Откровенно говоря, юноша не видел особого смысла в повторном нападении. Но Заэра настаивал, что всё должно выглядеть натурально и послушник подчинился, под честное слово меча, который пообещал отбить все-все стрелы до единой.

Желавший расплатиться за прошедшие унижения убийца стрелял метко и споро. Намного быстрей, чем в прошлый раз, но Заэра не дремал. Первые три арбалетных болта он отбил после чего приказал Джейву падать. Юноша подчинился, воткнул себе в грудь, в небольшой мешок с рисом на груди, болт и разлил свиной крови (и то и другое послушник загодя купил у хозяина таверны), после чего сделал вид, будто потерял сознание.

— Давай, — приказал меч убийце и тот переломил амулет пополам, после чего бросился бежать.

— Теперь остаётся только ждать, — зевая, обнадёжил Джейва меч.

— Ты что хочешь спрать? — изумился юноша.

— Нет, с чего ты взял? — снова зевая, поинтересовалось оружие. — Мечи, знаешь ли не спят.

— Просто показалось, — оправдывался Джейв.

— Мало ли чего тебе кажется, — проворчал Заэра и предупредил. — Ладно, шутки кончились. Больше ни слова.

Не прошло и десяти минут, как до бывшего послушника донеслись чьи-то шаги и посапывание Заэры. Вот тебе и мечи не спят!

— Заэра, — шёпотом, попытался разбудить он его — безуспешно.

Шум от шагов раздавался всё ближе и юноша решился на отчаянное действие — тихонько стукнул Святое оружие об ближайший камень.

— Ась? Я не сплю, не сплю, — вскинулся Заэра. Его задачей было с помощью магии отвести глаза пришельцам, чтобы они поверили в смерть Джейва.

Сквозь не плотно прикрытые веки бывший послушник увидел склонившегося над ним человека. Тот сперва прикоснулся к шее Джейва, удовлетворённо хмыкнул, а затем взял меч и поспешил прочь. Выждав для верности минут пять юноша последовал за похитителем. Ночью Заэра оказал Джейву великую честь, во всяком случае меч утверждал именно так, позволил ему пожертвовать своей кровью. И теперь юноша мог определить, где находится святое оружие. Правда, заклинание действовало недолго, всего несколько часов, но этого должно было хватить.

Тёмные и не очень переулки сменялись хорошо освещёнными улицами и снова переулками. Юный послушник без устали шагал вперёд, не переставая удивляться, как люди могут жить так далеко друг от друга. Раньше весь его мир заключался в монастыре. И чтобы с мужской половины попасть на женскую хватало десяти минут. А если бегом, обратно, спасаясь от разъярённых послушниц, то и трёх. Тут же, чтобы пройти из одного конца города в другой требовалось потратить не менее двух-трёх часов. Это он установил во время поиска подходящего трактира и разрушения неподходящих.

Путешествие закончилось в дорогом, хорошо освещённом квартале перед дверьми шикарного отеля, в который два дня назад Джейв не заходил, по причине скудности наличных средств. На втором этаже в одном из окон горел свет и именно туда указывало шестое, настроенное на меч чувство. Критически осмотрев свой наряд, на который пока он шёл по кварталу не раз подозрительно оглядывались стражи, юноша пришёл к выводу, что внутрь его не пустят. Но Джейв не искал лёгких путей. Вернее искал, но его всегда находили тяжёлые. Переждав в небольшом скверике очередной обход стражи, которая возвещала, что в городе всё спокойно, он вплотную подобрался к стене, оттолкнулся от декоративных перил на первом этаже, прыгнул и схватился за подоконник второго этажа. Рывок и он уже в комнате где его с обнажённым святым мечом поджидал свирепого вида мужчина. Несколько шрамов уродовали его узкое лицо, а повязка прикрывала пустую (скорее всего) глазницу. Для юноши это стало неожиданностью. По плану Заэра уже давно должен был оглушить своего нового владельца и послушнику предстояло лишь связать и допросить обезвреженного бандита. Но меч подвёл. Более того, предательски подрагивая он смотрел в грудь безоружного Джейва.

— Прости, малыш, — всхлипнул Заэра и в стремительном выпаде обрушился на бывшего послушника. Тот с трудом увернулся. Тогда бандит занёс меч над головой и попытался достать его ударом сверху. Но не рассчитал. И без того не маленький меч от его взмаха врезался в потолок и намертво в нём застрял.

Как ни пытался бандит вытащить оружие, у него ничего не получалось.

— Ну что же ты стоишь, — отплёвываясь от побелки, пробурчал Заера. — Я долго не продержусь.

Слова меча вывели юношу из ступора и он ударом ноги откинул всё ещё державшегося за оружие грабителя. Тот врезался в стену и с тихим стоном потерял сознание. Джейв схватился за рукоять меча и без усилий освободил клинок.

— Ну и где твой оглушённый грабитель? — обиженно поинтересовался молодой послушник.

— Проблемка вышла. У этого гада анти-магическая перчатка на руке. Так что колдовать я не мог.

— А просто его по башке хряснуть тяжело было?

— Я тебе не рапира, а меч! Я пополам, без магии, складываться не умею. И вообще, кончай разговоры вести, "наш друг", кажется, приходит в себя.

— Не только он один, — сказал Джейв прислушиваясь к шагам в коридоре. Неожиданно в дверь постучали и услужливый голос поинтересовался:

— Господин, нам послышался какой-то шум. Всё ли в порядке господин?

Джейв горным оленем, хотя меч впоследствии и утверждал, что козлом, прыгнул к собиравшемуся позвать на помощь бандиту и рукавом заткнул ему рот.

— Всё хорошо, — успешно подделывая голос, ответил меч. — Я просто неудачно упал с кровати.

По видимому, Заэра с задачей имитации голоса справился удачно, потому как слуга за дверью произнёс: "простите за беспокойство" и удалился.

Грабитель озадаченно посмотрел на меч, похоже не ожидал от него такого таланта, потом вопросительно на Джейва: "дескать, ты тоже это слышал", а потом обречённо на обоих.

— Если закричишь, я тебя убью, — предупредил бывший послушник. — Понял? Кивни.

Мужчина кивнул и юноша убрал руку ото рта грабителя.

— Кто тебя нанял? — поинтересовался меч. — Признавайся. Ты ведь меня знаешь, я шутить не буду.

Судя по всему, грабитель Заэру знал. Во всяком случае, признавался он охотно и, если верить одобрительным покачиваниям меча, откровенно. Наниматель — мужчина в чёрном плаще, чёрных штанах, чёрных сапогах, чёрных перчатках и чёрной шляпе (с чего бы такое пристрастие к чёрному?) обещал заявиться на исходе ночи и забрать святое оружие. Также, как и в случае с наёмным убийцей личность его оставалась неизвестной. Он сам нашёл Гренля, так звали грабителя, дал ему перчатку и задаток. Пообещал, что плата за работу превысит его в десяток раз и сказал, будто появится в отеле в тот же день (ночь) когда будет сломан талисман.

— Ну и что с ним будем делать? — поинтересовался Джейв у меча.

Меч выразительно указал на горло.

— Я послушник, на худой случай воин, но никак не убийца, — развёл руками юноша.

— Ты меня только держи за рукоять, — посоветовал Заэра. — Я всё сделаю сам.

Слушавший этот диалог грабитель вначале побледнел, а к концу разговора и позеленел. Слепленный на скорую руку кляп из занавески и верёвки, оставшиеся ещё с наёмного убийцы, надёжно лишали его возможности принять участие в дебатах.

— Как-то это не очень благородно, — сомневаясь, протянул Джейв.

— Зато эффективно. Чик — и проблемой меньше.

— А два раза чик — двумя проблемами. Если бы все следовали твоей логике, то мир был бы уже завален трупами.

— А разве он не завален? — невинно поинтересовался Заэра.

— Завален, — печально согласился послушник. — Я, конечно, раньше в большом мире не был, но, если верить наставникам, а им верить надо иначе они очень больно наказывают розгами, то в мире постоянно происходят какие-то войны. Будто людям больше нечем заняться. А ведь кроме войн существуют ещё и девушки.

— Бабник, — фыркнул меч.

— И горжусь этим, — ответил Джейв. — Девушки, знаешь какие они замечательные?

Меч промолчал и юноша истолковал его молчание на свой лад.

— Вот и я не знаю. А очень хотелось бы узнать. Вот у тебя не возникает никаких мыслей, когда ты смотришь на изящные рапиры?

Заэра хмыкнул:

— Возникает. Эти худышки с одного раза перерубить можно.

— Эх, ничего ты в девушках не понимаешь, — вздохнул юноша.

— Это точно, — со смешком согласился с ним меч.

— Я сказал что-то смешное, — удивился бывший послушник.

— И не раз. Но нам желательно решить, что делать с этим, — указывая остриём на грабителя, заметил Заэра. — до того, как сюда придёт наниматель.

После долгих споров Джейву всё же удалось уговорить меч оставить пленнику жизнь. Правда, отступившийся, но не смирившийся Заэра и после того, как согласился с миролюбивой позицией юноши, несколько раз пытался тихо подползти к связанному грабителю. Но Джэйву всякий раз удавалось остановить оружие до свершения убийства. Так они и развлекались до прихода нанимателя. Стук в дверь прервал путешествие меча на середине пути. Юноша тут же подхватил Заэру и кинул взгляд на потерявшего где-то с час назад и всё ещё не нашедшего сознание пленника. Убедившись, что тот всё ещё не пришёл в себя, он глухо сказал: «входите» и спрятался за занавеской.

Дверь открылась и на пороге возник одетый во всё чёрное господин. Выглядел он очень подозрительно и даже немного страшно. То ли из-за тёмной одежды, то ли потому, что держал в правой руке обнажённый клинок, а в левой, переливающийся всеми оттенками красного небольшой магический шар, готовый в любой момент пустить в ход и то, и другое. Пришедший оказался магом, что значительно осложняло дело.

— Вот видишь, он явно не собирался церемониться с наёмником, — шепнул меч Джейву.

— Значит мы лучше его, — криво улыбнулся, внутренне дрожащий от страха юноша. Схватки он не боялся. Всё-таки обучение боевым искусствам именно к сражениям его и готовило. Просто… в последнее время его слишком часто пытались убить. И это ему не нравилось. Потому что хоть он, как и все молодые люди не верил в то, что может умереть, тем не менее понимал — если так будет и дальше продолжаться рано или поздно его всё-таки прикончат.

С трудом сдерживая дрожащий от нетерпения меч, Джейв дождался, когда обладатель чёрного наряда окажется рядом. В тускло освещённой комнате — волшебный огонь почти не светил, а лампу на столе юноша потушил загодя, чтобы гость не сразу разглядел верёвки на руках у пленника. Когда же он их увидел было уже поздно. В то же мгновение Джейв откинул занавеску и обрушил меч на левую руку в которой резвился магический огонь. Заэра на мгновение замешкался, будто встретил сопротивление, но всё же разрубил пламя и оно потухло. Комната погрузилась в темноту, но у Джейва было одно весьма важное преимущество — Заэра прекрасно обходился и без света. Не прошло и минуты, как загадочный наниматель оказался повержен и надёжно связан.

— Чистая работа, — похвалил меч сам себя. — А ты только и можешь, что за рукоять держаться.

— Просто не хотел мешать Великому мечу, — польстил юноша Заэре.

— Учись пока я показываю, — хмыкнул он, чуть не светясь от радости. За время общения со Святым оружием Джейв заметил, что меч очень падок на лесть. Стоило его похвалить и из меча можно было чуть ли не верёвки вить, чем юноша беззастенчиво пользовался.

Оба пленника обменивались злыми взглядами, но молчали — кляпы во рту не особо располагали к разговорам. Поэтому рот ночному гостю освободили и по уже проверенному не раз, а целых два раза, способу провели допрос. В результате которого удалось выяснить, что любитель чёрного цвета работал на Орден Собирателей. Штаб-квартира которого находилась в столице Измира.

* * *

— Ну и что ты теперь будешь делать? — поинтересовался на пути в гостиницу меч у Джейва. — Вряд-ли они оставят тебя в покое.

— А что я могу сделать? — пожал плечами юноша.

— Многое. Можешь попытаться спрятаться, но рано или поздно они тебя найдут, может попытаться избавиться от меня, но я тебе не советую. И можешь пойти к тем, кто заварил всю эту кашу и поотрубать им головы.

Джейв не стал спрашивать у меча, какой вариант тому больше нравится. Всё было и так написано на лице… вернее на клинке. Послушник задумался. Он и до этого, не раз задавал себе это вопрос. Раньше ему не приходилось принимать сложные решения. Для этого существовали наставники. Но… Их всех убили. Его знакомых, друзей, даже ту жрицу, которую он оскорбил. И кто-то… кто-то за это заплатит. Монастырь ведь не уничтожен, пока остался в живых хотя бы один послушник. Все кромен него умерли, а значит он просто обязан отомстить. К тому же, как сказал меч, у него просто нет другого выбора.

— Я хочу отомстить, — твёрдо сказал Джейв.

Меч лишь радостно усмехнулся в ответ.

Глава освещающая путешествие принца Мильона и его спутников

Проснулся я, к сожалению, не в одной кровати с Алексис. Это ж надо было так напиться, чтобы не дойти до кровати девушки. К этому сожалению примешивалось и другое, о том, что я вообще проснулся. Голова раскалывалась. Мир кружился, не собираясь останавливаться. Меня тошнило, но я мужественно сражался с рвотными позывами, понимая, что до уборной сил добраться не хватит.

Кажется, я вчера забыл о том, что почти не пью. Кажется, сегодня я об этом вспомнил. Лучше бы вчера. С трудом, я поднялся с кровати, кое-как оделся и спустился в зал, где завтракали до неприличия бодрые члены нашей компании. Тёмный, Стиви и Алексис. Девушка выглядела на удивление хорошо, учитывая, что вчера она выпила не меньше, а то и больше меня.

— Утро доброе, — поздоровался Тёмный.

— Бывает, — согласился я, с трудом приводя мысли в порядок. — Редко, но утро бывает добрым. Но, явно не сегодня.

— Тяжёлая выдалась ночь? — поинтересовался он.

— Ночь выдалась интересной, а вот утро…

— Рассол, — понимающе, заказал у порхавшей неподалёку служанки Тёмный.

— И топор, — согласился я. — Лучшее средство от головной боли.

Служанка, дородного вида девушка, вытаращилась на меня недоумённо хлопая глазами.

— Господин шутит, — сказала Алексис. Служанка кивнула, обиженно посмотрела на меня и отправилась на кухню выполнять заказ. Надеюсь, топор она всё-таки не притащит. А то, в таком состоянии, как сейчас я вполне могу им воспользоваться.

В путь мы отправились когда солнце уже приближалось к зениту. Алексис была недовольна этим и я её прекрасно понимал — двигаться под палящим светилом удовольствие небольшое, но раньше оставить постоялый двор я не сумел. Сказывалось похмелье. И лишь чудодейственный рассол и равнодушное время смогли привести меня в порядок. Девушка презрительно хмыкала, всем своим видом демонстрируя, что вчерашняя попойка прошла для неё совершенно бесследно, но всё же ждала.

К границе с Измиром мы добрались спустя два часа. Пересечь её не составило проблем. Небольшой налог, монета сверху, для бравых охранников и кляп для Стиви — три составляющих успеха. И вот мы уже в Измире. Про страну я знал немного. Только то, что у них все помешаны на сектах. Люди поклоняются здесь не только признанным богам, но и непризнанным, а также природным явлениям и даже дням года. Не говоря уже о сектах, которые и сами не знают, кому или чему они поклоняются. К тому же, страна располагалась слишком близко к странным землям, откуда по слугам появилось большинство богов. И, хотя, все дороги деревни и города были надёжно защищены амулетами, пополнять их силой вовремя часто забывали. Про измирцев их верования и безопасность в стране ходило много шуток в соседних королевствах и дальше. Хотя наши королевства и не имели общих границ, миссионеры из некоторых, особо влиятельных сект, добирались и до нас. И даже успевали немного проповедовать, пока жрецы единственной, официально признанной веры в королевстве до них не добирались. Законами верить в других Богов не запрещалось (попробуй запрети, тут же Боги заскочат и объяснят про свободу вероисповедания. Если повезёт и после этого останешься жив, навсегда заречёшься сориться с Небожителями). Запрещалось проповедовать отличную от разрешённой, веру.

Вечером на привале к нам на огонёк заскочил Лим. Он как раз успел к ужину, но отказался от предложенного угощения — копчёного окорока — и расположившись немного в отдалении жевал какие-то травки. Я попробовал одну, сделал вид, будто очень вкусно, а сам потом долго отплёвывался. Как такую гадость есть можно?

Всю ночь мы проспали под надёжной охраной вампира и стук зубов Стиви. Честно говоря, я почему-то ни капельки не боялся, что Лим перегрызёт нам ночью горло. Если бы он хотел нас убить, то не спасал бы раньше. Да и возможностей с нами расправиться в той же деревне у него хватало. К тому же, было в нём нечто подкупающее. Может наивный взгляд голубых, постоянно слегка удивлённых глаз, может искренность и восторг которые звучали в его голосе стоило ему завести разговор о подвигах. Не знаю, как у других, но у меня ничего, кроме доверия, вампир не вызывал. И, похоже, Алексис с Тёмным разделяли моё мнение. Во всяком случае, спали они сном праведников.

Утро встретило меня солнечными лучами, будто обещая, что день окажется прекрасным. Обманывало наверняка. Но я, как всегда, купился. Просто очень хотелось верить, что всё будет хорошо, хотя циник во мне шипел, что может всё и будет хорошо, но не у меня. Я его не слушал. Наскоро перекусив остатками вчерашнего ужина мы отправились в путь. Проснулся я последним, остальные уже успели поесть и, когда я открыл глаза, обсуждали каким именно способом меня будить. Слава Богам, я успел до того, как утверждавший, что всех рыцарей будят именно так Стиви, применил на мне латную перчатку, неизвестно как оказавшуюся в его поклаже. К сожалению, догнать мерзавца не удалось, а то бы он на себе узнал, какого это получать пощёчину перчаткой для вызова на поединки. К слову, этот обычай придумал лет пятьсот назад рыцарь продолговатого стола. Он знал, что ему не справиться с сэром Лавелотом в честном поединке. Поэтому и вызвал его на бой ударом латной перчатки. Лавелот лишь улыбнулся в ответ и упал. Ни в каком поединке на следующий день он участвовать не смог и победу в бою за сердце, руку и другие части тела прекрасной Ивет получил подлец. Лавелот же с тех пор получил прозвище Улыбчатый рыцарь, так как улыбаться до конца жизни и изредка пускать пузыри он так и не перестал.

В общем, тронулись в путь мы не сразу. Но всё же тронулись. И каждый прыжок лошадей, каждая канувшая в вечность минута, приближали нас к столице Измира. Погода стояла изумительная. Начало осени, когда ещё хранится летнее тепло, но изредка поднимается ветер-озорник принося долгожданную прохладу. Небо над нами чистое пречистое — ни облачка. По обеим сторонам дороги лес, постепенно сменился засеянными полями. Миновав с десяток деревень я неожиданно остановился, когда увидел по правую руку от меня девушку в болоте. Несчастная увязла по грудь и продолжала тонуть. Я, как рыцарь, просто не мог проехать мимо. А ещё она была очень красива. Это не значит, что я бы не бросился спасать несимпатичную девушку. Просто, спасать красивую, лично мне, намного приятнее.

— Держись, — крикнул я ей, приближаясь. Я остановил коня у кромки воды, спрыгнул с него, достал из седельной сумки верёвку и бросил её утопающей. Вдвоём с Тёмным мы быстро вытащили девушку на твёрдую землю.

— Спасыбо вам господин, — упала в ноги ко мне она. — Вы случаем нэ прынц?

Я сглотнул и соврал:

— Нет.

— Обыдно.

— Как тебя зовут и что ты делала там, красавица? — поинтересовался я, начисто игнорирую недовольный взгляд Алексис.

— Левтина меня зовут. А там я ловыла прынца, — ответила девушка.

Алексис покачала головой. Я уточнил:

— А разве принцы водятся в болотах?

— А где им ыщё водиться? — удивилась Левтина. — Злые колдуньи их в жаб прывращают постоянно. А я ловлю, целую и их обратно в людей перекыдываю.

— Ну и как много прынцев нашла? — передразнивая сельской акцент девушки, поинтересовалась принцесса.

— Ны одного, — откровенно призналась спасённая. — Было правда два барона и одын граф. Замуж звали, но я не пошла. Я прынца ищу.

— А как ты обычных жаб, от заколдованных отличаешь? — заинтересовался Тёмный.

— Это просто, — улыбнулась девушка. — Я как подол выше колена задыру, тут же заколдованные мужыки собыраются.

И она потянула платье наверх, демонстрируя свой способ ловли на живца. Способ мне понравился. Ещё больше понравились загорелые стройные ножки девушки. Я даже слегка пожалел, что не сказал ей, что принц. Не прошло и десятка секунд, как с разных сторон болота к девушке стали сбегаться жабы. И было их на удивление много. Штук тридцать не меньше! Ничего себе, скольких несчастных ведьмы успели заколдовать. Масляными взглядами жабы пялились на ножки девушки, за места перед ней даже возникла небольшая потасовка. Левтина подняла ближайшую жабу и поцеловала. С громким хлопком та превратилась в мужчину:

— Прынц? — спросила девушка.

— Нет, — покачал тот головой.

— Свободен, — сказала она и подняла следующего претендента.

— Ладно не будем мешать, — удивлённо покачал головой я. — Как ты хоть в болото попала?

— Увлыклась. Один жаб в руки не давался. А выглядел, как настоящий прынц. Глаза большие, красывые. Бородавки крупные. Весь изумрудно-зелёный.

— Понятно. Удачной охоты, — сказал я, вскакивая на коня. Пусть она и красавица, но с головой у неё, похоже, не всё в порядке. Так что лучше не связываться.

Мы поехали дальше. Я делал вид, что не замечаю убийственных взглядов, которыми награждала меня Алексис, а девушка делала вид, что моя особа её совершенно не интересует. Через несколько минут я не выдержал и подъехал к принцессе.

— Чего ты так дуешься? Может мне не стоило её спасать?

— Не «ты», а "вы", — поправила она меня.

— Раньше мы были на "ты", — удивился я.

— То было раньше, — возразила девушка.

— Казнить, нельзя помиловать, — опустил голову я. — Или у меня всё же будет возможность оправдаться?

— Вы не должны ни в чём оправдываться. Я видела, как ты смотрел на её ноги!

— Я смотрел на жаб, — нагло соврал я.

— Все вы мужики одинаковые, — хмыкнула девушка и отвернулась.

Я понял, что лучше дать ей время остыть и отъехал подальше. Прошло ещё минут десять и мы увидели длинную, предлинную очередь, начало которой терялось за горизонтом. Причём состояла она из одних мужчин.

— За чем стоим мужики? — поинтересовался я.

— За жабами, — ответили мне.

— А самим наловить слабо? — удивился я.

— Да не за обычными жабами, — пустился в объяснения бородатый мужчина, стоявший последним. — Тут ведьмы мужиков в жаб превращают. А на болоте рядом жутко красивая дура их целует. Ножки показывает и кое-что ещё.

Я усмехнулся. Вот и решение загадки про количество жаб. Интересно посмотреть на Левтину, если она узнает, что жабы в болоте появляются не просто так.

— И стоит так изгаляться ради дуры?

— Красивой дуры, — поправил меня мужик. — Конечно, стоит. Это ж идеальна жынка.

М-да. У меня немного другое представление об идеальной женщине, хотя позицию мужика понять можно.

— Удачи, — искренне пожелал ему я и мы двинулись дальше по дороге доказывая, что мы не "вне очереди лезем", а просто хотим проехать мимо.

Глава приближающая читателя к Измиру

Джейву очень не нравилось путешествовать в одиночку. Но его робкую попытку отправиться вместе с купеческим караваном в качестве охранника или путешественника — всё едино, пресёк на корню Заэра. Дескать, это помешает их тренировкам. Все возражения наталкивались на отлично заточенную сталь (лучший аргумент в любом споре), поэтому юноша сдался и в столицу Измира они отправились вдвоём. Пешком. Потому что путешествие на лошади помешает занятиям, которые заключались в том, что меч становился во много раз тяжелее и заставлял Джейва на ходу размахивать им, выполняя различные упражнения.

Три недели пути отделяли его от цели путешествия. Немалое расстояние, если задуматься. А если добавить к этому, что окрестные леса были битком набиты бандитами. Так, что любому претенденту на разбойничью жизнь приходилось предъявлять серьёзные рекомендации, чтобы прибиться к лесному братству. Поговаривали, что на каждое дерево в лесу насчитывалось целых два грабителя.

Конечно, Заэра уверял, что разбойники не проблема. Ну да, для него точно не проблема. Что ему сделается? Но высказывать всё что он думает по поводу пешего путешествия Джейв опасался. Разбойники далеко, а Заэра рядом. Пристукнет и все дела.

Юношу согревало лишь то, что ему удалось отстоять свою точку зрения и оставить пытавшихся убить его наёмников в живых. Согревало до того момента, как меч откровенно не признался ему, что тайком наложил на каждого заклинание смерти. Теперь никто не отправится по их следу, самодовольно добавил он. К тому же, Заэра заявил, что жалеть пытавшихся убить тебя не только глупо, но и опасно. Джейв лишь вздохнул в ответ, понимая, что меч не переделать и вознёс небольшую молитву за упокой несчастных. Пусть они были грабителями и, скорее всего, убийцами, но всё же они оставались людьми.

Первая ночь пути прошла спокойно. Хоть меч и обещал бдить, но юноша ворочался без сна, подозревая, что его наставник вполне может заснуть в самый неподходящий момент. Пусть он и утверждал, что тогда только притворялся, чтобы разыграть послушника. Джейв ему не верил. Вернее, верил, но не до конца. Но никто не вывалился из лесной чащобы, чтобы пообедать одиноким спутником. Вот только… когда юноша балансировал на грани реальности и мира сновидений, ему вдруг показалось, что свершилась его главная мечта. Он увидел, освещаемую умирающим светом догорающего костра обнажённую девушку, которая рылась в его заплечном мешке. Он закрыл глаза снова их открыл и не нашёл никого.

"Показалось, — решил Джейв, проваливаясь в сон".

* * *

Весь следующий день юноша думал о загадочной незнакомке. Привиделась ли она ему? А может его посетила ночная фея? Правда, если верить книгам феи были проказницами, но не воровками. К тому же, они не питались человеческой пищей. А из седельной сумки определённо исчезло немного провизии. С, подозрительно молчаливым Заэрой, Джейв своими мыслями не делился, решив, что меч просто поднимет его на смех.

А вечером на них напали. С десяток зверского вида личностей, закутанных в плохо выдубленные шкуры зверей, перегородили дорогу и потребовали от путника кошелёк и жизнь.

— Может или жизнь? — опешил юноша.

— Зачем нам твоя жизнь без кошелька? — удивился один из грабителей. — К тому же и то и другое у нас в руках. И то, и другое ты отдашь. Кошелёк мы сразу заберём, а твою жизнь продадим работорговцам и заработаем ещё и на ней.

— Я думал, что в лесу живут честные грабители, а тут собрались какие-то торгаши, — посетовал Джейв, понимая, что со святым мечом в руке без проблем разгонит десяток плохо вооружённых бандитов.

— Деньги правят миром, — пожал плечами грабитель и приказал. — Взять его!

Юноша поднял меч, размахнулся и тут же опустил его. Заэра, неожиданно, оказался невероятно тяжёлым.

— Заэра, что происходит? — прошептал он.

— Ну, понимаешь, — замялся меч. — Они все такие грязные, противные и больные. Не хватало ещё от них какой-то заразы подхватить.

— Ты издеваешься? — ошеломлённо спросил юноша.

— Не совсем.

— Не ты ли оговорил, что разбойники не проблема?

— Но я ведь тогда не знал, что они окажутся такими…

— Ты понимаешь, что они сейчас меня убьют?

— Мне будет очень тебя не хватать, — вздохнул меч.

— И твоим хозяином станет какой-нибудь грязный грабитель.

— Грабитель?

— Угу. И обязательно грязный. Ты ведь знаешь, что у них кто грязней, тот и главный, — соврал юноша. Противники уже вплотную приблизились к нему и через мгновение готовы были обрушить своё оружие: палицы, ржавые мечи и копья на него.

— Тогда ладно. Постараюсь не дышать. Руби их!

Меч снова стал лёгким, как пушинка и Джейв, выкинув из головы мысль о том, чем и как может дышать меч, обрушился на врагов. Схватка продлилась совсем недолго. Меч бабочкой порхал в руке бывшего послушника, отнимая жизни одну за другой. Вскоре грабители дрогнули и побежали. Джейв их не преследовал, несмотря на увещевания и даже угрозы Заэры.

Ночью юноша предусмотрительно не стал разжигать костёр, не без оснований, опасаясь выдать своё местопребывание. Поэтому до утра он успел замёрзнуть не на шутку. И ему опять снилась прекрасная незнакомка. В этот раз она снова рылась в его мешке и уминала его припасы за обе щеки. Девушка всё также оставалась без одежды, что очень радовало юношу. Не радовало его лишь то, что стоило ему открыть глаза, как незнакомки исчезла. На том месте где она мгновение назад находилась остались лишь крошки от хлеба и Заэра.

* * *

Следующие три дня путешествия прошли без происшествий. А вот ночами они присутствовали в изобилие. Каждый раз перед тем, как заснуть юноша устанавливал ловушки на ночную гостью. Но сработали они всего лишь раз, когда ещё не совсем проснувшийся Джейв поскользнулся и угодил в собственный силок. Заэра ржал, как лошадь, пока полз к висевшему вниз головой, беспомощному хозяину, чтобы его освободить.

А запасы в мешке у юноши катастрофически убывали. Он рассчитывал, что их хватит дней на семь, но незнакомка проявила недюжий аппетит, оставив его без единой крошки. Он, конечно, пополнял свои припасы во встречных деревнях, но то, что кто-то без просу ворует еду, Джейва не радовало. Он даже поделился своими сомнениями с Заэрой и меч, как и ожидалось, поднял его на смех. Волшебное оружие предположило, что это именно Джейв ночами грызёт провизию в полусонном состоянии. Послушник ничего не сказал в ответ, делая вид, что насмешки меча его нисколько не обидели.

На четвёртый день, когда солнце едва-едва добралось до зенита, произошла ещё одна встреча с грабителями. На этот раз их оказалось больше, но они по прежнему оставались грязными и страшными. Вернее страшно грязными.

— Не нравятся мне эти разбойники, — хмыкнул Заэра.

— Ты просто их не распробовал с первой попытки, — возразил Джейв и не дожидаясь сакраментальной фразы: "кошелёк и жизнь", поднял меч.

Стрелы с противным свистом устремились к юноше, Заэра с лёгкостью их отбил все до единой. Но, неожиданно юноша почувствовал, что державшая мгновение назад меч, рука пуста.

— Заэра? — удивился он оглядываясь. Взгляду юноши предстала совершенно голая девушка, таинственная незнакомка, навещавшая его по ночам, невинно хлопающая ресницами.

Остановились и грабители. Появление девушки шокировало и их.

— Ты кто? — поинтересовался Джейв, беззастенчиво пялясь на неё. — И где Заэра?

— Дай мне свой плащ, придурок — потребовала девушка. Что-то в её голосе показалось послушнику знакомым. Не дожидаясь пока юноша отдаст ей одежду, девушка грубо стянула с него плащ и закуталась в него.

Два плюс два сложилось в сознании Джейва. Последней недостающей деталью оказалась именно грубость пришелицы.

— Заэра, это ты?

— Дошло, — хмыкнула девушка.

— Но ты ведь…

— Мужчина? Просто ты обращался ко мне, как к мужчине и я решила тебя не разочаровывать. Почему если меч, то обязательно с душой мужчины я не понимаю? Дурацкие предрассудки. Меня превратил в меч Арге, чтобы не оправдываться перед своей жёнушкой за очередную измену. К мечу ведь не приревнуешь, а что я могла превращаться в женщину знали немногие. Но когда его жена всё же прослышала об этом, он чтобы меня спрятать заточил в монастырь на тысячу лет. Коз… — увидев на чистом небе сверкающую молнией тучку стремительно приближавшуюся к нам девушка запнулась и продолжила уже более дипломатично. — Тоесть конечно, он хотел, как лучше, — тучка тут же исчезла. — Но получилось, как всегда.

— М-да, незавидная участь, — посочувствовал юноша.

— Хорошо, что я большую часть времени провела во сне. Но сейчас, вырвавшись из монастыря ко мне возвращаются способности. С каждым днём я всё большее время провожу в человеческом образе. Боюсь, пока не приведу свои магические силы в равновесие, буду спонтанно превращаться в человека и обратно.

— И сколько тебе понадобится на это времени?

— От месяца до десятка лет. Кто знает, — пожала плечами Заэра.

— Да, но почему когда ты меч, то разговариваешь мужским голосом?

— Поверь мне, подделывать голоса простейшее из моих умений.

— Простите, что прерываю, — до юноши донеслось деликатное покашливание одного из разбойников. — Но, если вы уже поговорили, то прошу следовать за мной. В плен.

Оказывается, пока шокированный Джейв общался с мечом, грабители успели прийти в себя и полностью окружить их. Юноша вздохнул и поднял руки, его примеру последовала девушка. При этом от неловкого движения плащ, распахнулся и едва не соскочил с её плеч, вызвав невольный возглас восхищения у всех присутствующих.

* * *

Обращались с пленниками разбойники довольно почтительно. Возможно, благодаря неземной красоте Заэры их не гнали пинками, не выкручивали руки и даже не связали. Было в девушке нечто такое, заставлявшее даже самого чёрствого мужчину пробудить в душе тонкие ростки добра. Джейв же смотрел на неё почти как на богиню.

Минут через десять грабители привели их к своему лагерю. Раскинувшееся на широкой поляне гнездо злодеев было уставлено палатками и, даже деревянными, строениями. Людей в лагере толпилось немало, хотя Джейв догадывался, что большинство сейчас ждёт добычу рядом с дорогой и грабителей на самом деле намного больше. Пленников подвели к самому крупному из деревянных сооружений. Шедший первым постучал по массивной двери, потянул её на себя и юркнул внутрь. Не прошло и минуты, как на пороге возник статный мужчина лет сорока, с чёрными волосами, длинными изящно подстриженными по последней придворной моде усами и коротенькой бородкой.

— Какая гостья, — ухмыльнулся он, разглядывая девушку. — Прошу вас проходите внутрь.

Заэра царственно кивнула и подала руку бандиту, тот поцеловал её и посторонился освобождая проход. Двинувшегося было следом Джейва остановили грабители.

— Тебе лучше обождать здесь, — усмехнулся мерзавец и закрыл дверь, перед юношей. Кровь бросилась в лицо послушнику. Как же он может торчать здесь, когда беззащитная Заэра внутри наедине с главарём.

Он попытался бороться и ему даже удалось откинуть двух державших его за руки разбойников. Неожиданно в избушке раздался отчаянный крик. Голос был мужской. Все замерли. Дверь слетела с петель пропуская белого от ужаса атамана. Джейв ударом в лицо опрокинул ближайшего противника и ринулся внутрь. Ожидая, самое худшее он преодолел коридор и оказался в единственной комнате. Но девушки в ней он не увидел. Комната оказалась пуста. Джейв застыл на пороге.

— Если ты ищешь меня, то посмотри вниз, — произнёс до боли знакомый мужской голос.

Джейв послушался и увидел Заэру принявшую облик меча. Он наклонился, чтобы поднять его, вернее её или всё же его или её?…

— Что здесь произошло? — спросил он.

— Пришлось кое-кому объяснить, что я не такая уж и беззащитная.

— Неужели ты ему отрезала его достоинство? — задохнулся от мужского сочувствия Джейв, хотя ещё мгновение назад переживал за девушку.

— Скорее надрезала. Я ведь не зверь, — хмыкнула Заэра. — Ладно я в форме, так что думаю нам стоит уходить.

— Но их слишком много. Даже для тебя, — возразил Джейв.

— Не волнуйся. Я накину полог невидимости, когда окажемся на улице. Только продержится он очень недолго.

Джейв выскочил на порог, нанёс несколько ударов не решившимся штурмовать избушку без приказа атамана разбойникам, а потом исчез.

— Действует, — слегка удивился непривычный к магии юноша.

— А ты сомневался? Ладно бежим отсюда, надолго меня не хватит.

Под прикрытием невидимости Джейв покинул «гостеприимное» жилище хозяев леса.

Глава рассказывающая о нелёгкой судьбе ведьм и Тёмного Властелина

Лошадки весело трусили по дороге. Оставалось всего два дневных перехода до того момента, как на горизонте возникнут высокие башни столицы Измира. Обязательно возникнут. Какой же город без башен?

Погода, правда, испортилась. Северный ветер гнал тучи нам вслед и они постепенно настигли, а потом и опередили нас. Начал накрапывать дождь. Где-то в отдалении грянул, пугая лошадей, гром, затем сверкнула молния.

— Думаю, нам стоит остановиться и переждать, — предложил Тёмный. Он вообще был умным мужиком, даром что вышел из плохой семьи. Герой из него, конечно, никакой. Зато почти всегда высказывал дельные мысли.

— Согласен, — кивнул я и посмотрел на Алексис. — Что думаешь?

— Переждём.

Стиви по сложившейся в путешествии привычке никто спрашивать не стал. Мы привязали нервничающих животных у могучего дуба, под сенью которого укрылись от дождя.

— Сегодня чётное чисто? — поинтересовался у Алексис Властелин.

— По моему да, — ответила девушка.

— Тогда я ненадолго отойду, — ответил он, покидая защиту деревьев.

"Не лучшее время справлять естественные потребности, — подумал я, но вслух ничего не сказал. Если припекло, то выбирать не приходится".

Но Тёмный двинулся не в глубь леса, а наоборот на дорогу. Странно. Внезапно в одетую в чёрный плащ фигуру, пусть он и герой, но пристрастие к тёмной одежде у него осталось, ударила молния. Алексис вскрикнула. Я закрыл глаза. Когда я их открыл, то увидел, покачивающегося Властелина медленно бредущего к нам. Но не успел он сделать и десятка шагов, как следующая молния прошила его буквально насквозь. Снова закричала девушка. Властелин упал, полежал секунд десять — я ещё успел подумать, что ему точно конец — и поднялся на ноги. Его шатало, но он продолжал идти, пока не получил третий, завершающий удар. Как подкошенный он рухнул на траву и больше признаков жизни не подавал. Заплакала Алексис. Я плюнул на опасность (чем очень её обидел), покинул иллюзорную защиту дерева (так как я читал, что молнии чаще бьют именно по деревьям) и перебежками отправился к Тёмному.

Наконец, я поравнялся с лежащим товарищем, приложил ухо к его груди и с радостью, напополам с удивлением, обнаружил, что сердце бьётся. Подхватив Тёмного на руки я побежал обратно. Сверкнула молния, но, Слава Богам, достаточно далеко от нас. Честно говоря, я и не предполагал, что Властелин окажется таким тяжёлым. По дороге у меня даже возникло искушение бросить тело и дальше катить, но я ему не поддался. Я добрался до дерева и устало опустил Тёмного на землю.

— Он жив? — поинтересовалась принцесса.

— Он мёртв? — спросил Стиви.

— Жив. Правда, не знаю почему. После удара молнии редко выживают. А его приложило трижды.

Тёмный застонал и открыл глаза.

— Ты как, — с заботой в голосе поинтересовалась девушка.

— Могло быть и лучше, — слабо улыбнулся он.

— Что это вообще было? — спросил я.

— Проклятие. Старинное проклятие моего рода. Если в чётный день осенью идёт дождь с громом и молнией и я не в замке, то молния обязательно меня ударит.

— Больно, наверное, — посочувствовала принцесса.

— Ужасно.

— И много у тебя родовых проклятий? — задал вопрос я.

— Уйма. Я даже все и не помню. Правда, должно совпасть много разных факторов, чтобы они сработали. Но, если сработают, мало не покажется.

— Не повезло.

— Угу. Хорошо, хоть они все не смертельные. Но жизнь испортить могут серьёзно.

Ещё час бушевала стихия перед тем, как строй облаков по военному чётко промаршировал дальше на север. А мы отправились в ближайшую деревню искать место для передышки. Тёмный, хоть и храбрился, но держался в седле с трудом; ему необходим был отдых.

* * *

Деревенька встретила нас лаем собак, весело носящейся ребятнёй и «ароматами» отходов жизнедеятельности домашних животных. Три десятка домов, постоялый двор и неизвестно для чего сооружённый помост напротив него, вот и все строения. Постоялый двор находился в самом центре деревни. Когда мы прошли внутрь, достаточно ветхого здания то увидели, что зал оказался заполнен посетителями, но свободные комнаты наверху имелись. Там мы и разместились. Тёмный настолько устал, что лёг спать не обедая. Стиви я приказал оставаться с ним, пообещав, принести еды в комнату и мы с Алексис спустились вниз.

Народу за столиками, как упоминалось ранее, сидело немало. Даже странно, вроде бы не столь крупная деревня, а сесть негде. Правда, серебряная монета может творить чудеса и хозяин с помощником вынесли ещё один столик для нас. Небольшой, но места для двоих хватало.

— Чего изволите? — возник перед нами он, когда мы уселись.

Я покатал серебрянный кругляш между пальцев. Хозяин жадным взглядом следил за перемещениями монеты.

— Всего и побольше.

— И вина?

— Нет! — Воскликнул я, со страхом наблюдая за девушкой. Но она предложение трактирщика вроде бы оставила без внимания. Или сделала вид, что оставила. — Воды, кваса, молока. Чего угодно, только не спиртного.

— А, — понимающе протянул он. — Хотите быть в форме, чтобы ничего не упустить.

— О чём это ты? — поинтересовался я.

— Ну, как же. О сожжении ведьмы, — хмыкнул хозяин. — Прорва народу съехалась посмотреть, как её гадину спалят. Как стемнеет начнётся.

— Понятно. Ладно, неси еду и побыстрее, мы тут с голода помираем.

Он поклонился и отправился на кухню, передавать заказ.

— Ну и что ты об этом думаешь? — поинтересовался я у девушки, когда мы остались наедине.

— Ничего хорошего. Бедную старую женщину сожгут на потеху толпе. Просто потому, что у какой-нибудь коровы молоко пропало или девку какую-нибудь замуж не брали, — возмутилась принцесса. Щёки девушки пылали, глаза горели. — Несправедливо это и нечестно. Почему мужчин, колдунов не сжигают?

— Сжигают, только намного реже, — успокоил я её. — Хотя в моём королевстве уже давно это прекратили.

— Хорошее у тебя королевство.

— Неплохое, — согласился я. Отец правил мудро. И хоть, как человек он мне не очень нравился, но как правитель я им восхищался. Недаром он заработал в народе прозвище "Справедливый".

Обед тянулся медленно. После заявления хозяина и мне и Алексис есть расхотелось, поэтому жевали мы через силу. После поднялись наверх с едой для Стиви. Сидеть в комнатах не хотелось. Смотреть на казнь тоже. Но я всё-таки предложил Алексис прогуляться и она, подумав, согласилась.

На улице постепенно стали собираться люди. Мы успели пройти деревеньку вдоль и поперёк, беседуя обо всём и ни о чём, старательно избегая темы будущего сожжения. Когда мы вернулись к постоялому двору, народу там находилось видимо-невидимо. С десяток одетых в серое людей сдерживали жителей деревни, освобождая дорогу для повозки в которой ехала осужденная. Нам повезло или не повезло, смотря с какой точки зрения взглянуть, мы успели к самой казни. Деревенские старались подобраться поближе, чтобы плюнуть или запустить камнем в несчастную.

— Мерзавцы! Так поступать с пожилой женщиной, — не выдержала Алексис.

Но пожилой ведьма не оказалась. Стоило повозке подъехать поближе и мы увидели, насколько она красива. Несмотря на отрешённое выражение на лице и лишения, которым девушка подвергалась в последнее время. Русые, длинные волосы по пояс, тонкий стан милое лицо и глубокие голубые глаза. Мечта почти любого мужчины.

— А она ничего, довольно красивая, — неосторожно заметил я.

— Так себе, — хмыкнула девушка. — Ну что будешь смотреть на казнь или пойдём в таверну?

— Подожди, — отмахнулся я. — хочу знать в чём её обвиняют.

Я прикинул с кем бы поговорить и задал вопрос мужику средних лет стоявшему неподалёку:

— И что злая ведьма попалась?

— Дуже злая.

— А что творила хоть? Скот травила? Порчу наводила? А может кого со свету сжила?

— Да людей всякими травами своими богомерзкими лечила. Из-за гадины люди помирать перестали.

— Так это же хорошо? — изумился я.

— Чого ж хорошего. Пришли жрецы Лигоса, Бога Сумерек и объяснили, что взамен за здоровье ведьма забирала наши души!

— И вы поверили?

— А чего им не верить? В чём их корысть?

— Понятненько, — пробурчал я себе под нос. Вообще-то душу человека невозможно ни украсть, ни купить, ни забрать. Только после смерти по делам своим отправится он либо в небесные сады, либо в подземные чертоги. Но суеверные крестьяне похоже, об этом не знали.

— Ну что узнал? Пошли отсюда, — потянула меня девушка.

— Ну уж нет. Именно сейчас я никуда отсюда не пойду. Пожалуйста, сделай милость, сходи в таверну, скажи Стиви, чтобы седлал лошадей.

— Может не стоит? — нахмурилась принцесса.

— Скорее всего не стоит. Но… Не знаю, как объяснить… Просто я чувствую, что поступаю правильно.

Девушка хмыкнула, но всё же послушно отправилась на постоялый двор. А я остался думать над тем, что собирался предпринять. Даже мне это казалось безумием. К тому же, я не понимал, зачем мне это надо? Ведьм жгли до меня, будут жечь и после. В конце концов эта девушка не единственная. Всех не спасти. Просто… Когда такое творится на моих глазах я не могу проехать мимо. Пусть я всегда ищу более безопасные пути, но именно сейчас, безопасных способов спасти несчастную не существовало. А значит, предстояло рисковать.

Стоявший на помосте, одетый в серое жрец простёр руку над толпой и начал зачитывать обвинительную речь. Оригинальностью она не отличалась. Ведьму по сути убивали потому, что она ведьма и потому, что Лигос ждал жертву.

Я протолкался поближе к деревянному столбу, дождался, когда девушка взойдёт на помост и, как только обвинитель закончил свою речь оттолкнул служителя в сером и запрыгнул на помост.

— Кто ты такой? — возмутился жрец-обвинитель.

— Нет. Это кто вы такие? Почему позволяете себе творить бесчинства?

— Мы осудили её по воле закона, бога и людей.

— Какого закона? Принесение жертв уже несколько лет, как вне закона. Воля вашего бога распространяется только на вас. А люди… — я обвёл взглядом нахмуренные, злые лица, не желавшие упустить развлечение в виде сожжения ведьмы. — Разве это люди?

Я выхватил меч.

— Последний раз спрашиваю. По какому праву вы чините суд? Если законы королевства этого не дозволяют.

— По закону силы, — тихо ответил он и приказал своим послушникам. — Взять его!

Дело принимало опасный оборот. Я, признаться, не ожидал, что жрец вступит в прямое столкновение. Надеялся, удастся его запугать. Теперь придётся придумывать новый план, причём очень быстро, так как жрецы приближались, да и крестьяне смотрели на мою персону без особого радушия.

— Всем стоять! — выкрикнула из толпы Алексис. — Иначе я использую Тёмного!

Бедный Властелин слабо трепыхался в цепких руках девушки, пытаясь освободить горло и вдохнуть. Она же не замечая этого, продолжала рассекать толпу, пробираясь к помосту.

— Кто эта сумасшедшая? — озадаченно спросил меня главный жрец.

— Лучше тебе не знать, — посоветовал ему я. — А ещё лучше её послушаться.

Про себя я молил всех знакомых и незнакомых Богов о помощи. И, кажется, кто-то из них меня услышал, а может просто совпадение. Во всяком случае, с до этого чистых небес, вдруг начали падать капли воды, предвещая дождь и намекая, что сожжение не получится.

— Лигос гневается на нас! Вы осквернили жертвоприношение! — Возопил жрец и поднял посох.

— Нет. Он показывает, что ему не угодно это жертвоприношение.

— Люди. Чтобы вернуть милость Богов, надо покарать еретиков! — воскликнул он и его посох засветился белым светом.

"Похоже, дела приняли совсем скверный оборот, — решил я, нащупывая в кармане единственный не поддавшийся анти-магическому эффекту Тёмного амулет".

Амулет, как назло не находился, но, Алексис уже достигла помоста, залезла на него и швырнула полностью покорившегося судьбе Властелина в жреца.

— Представляешь, этот трус отказывался сражаться со жрецами, — пожаловалась девушка мне. — А ещё герой.

Я не успел ничего сказать в ответ, как с небес сорвалась ветвистая молния и угодила прямо в Тёмного. А так как он в этот момент держал в объятиях жреца, то досталось обоим.

— Вот и ответ вашего бога! — воскликнул я. — То же случится с любым, кто попытается сжечь несчастную.

Я обвёл взглядом притихших крестьян и замерших с поднятыми посохами жрецов и сказал:

— Мы уходим. Не пытайтесь нас остановить. Если вашему богу это не понравится, пусть он лично об этом скажет, — конечно, я рисковал произнося эту фразу. Не дай Боги, Лигос и вправду спустился бы с небес и объяснил бы нам, что забирать у него жертву нехорошо. Но, то ли он эту жертву не слишком жаждал, то ли, что более вероятно был занят, чем то жутко неотложным — играми в карты с другими богами, к примеру.

Впервые за всё время, что мы знакомы, Стиви появился вовремя, ведя в поводу наших лошадей. Я подсадил Алексис, сгрёб в охапку и усадил уже пришедшего в сознание Властелина (ему не впервой, а вот жрец признаков жизни не подавал), после чего помог взобраться ведьме на свою лошадь, а сам сел сзади. Стиви оказался в седле раньше остальных и мы тронулись в путь.

Крестьяне провожали нас недобрыми взглядами, ещё более недобро смотрели жрецы. Но ни те, ни другие без приказа зачинщика беспорядков, который, надеюсь, придёт в себя нескоро, если вообще придёт, остановить нас не рискнули.

Глава двадцатая (не верите — считайте)

В ближайшем городе Джейв с Заэрой решили ненадолго остановиться. Чтобы передохнуть, хоть меч и утверждал, будто отдых для юноши излишняя роскошь, но главное, чтобы купить женскую одежду для Заэры, а также кое-какие необходимые в пути мелочи. В частности девушка-меч настаивала на покупке оружия. Так как, когда она превращалась в человека, Джейв оставался совершенно беззащитным.

— А разве ты ничего не можешь, когда превращаешься в человека? — поинтересовался юноша, когда они достаточно оторвались от разбойников.

— Могу, конечно, — улыбнулась она. — Я этих бандитов одной левой. Но, если бы я сражалась, то они увидели бы меня голой. А я не люблю, когда столько мужиков на меня пялятся.

— Понятно, — вздохнул Джейв, воскрешая в голове чудесный образ девушки.

— Надеюсь, ты сейчас думаешь не о том, о чём мне кажется, иначе тебе жутко не поздоровится. А то, больно рожа мечтательная.

Юноша уверил её в том, что совсем об этом не думал.

— Совсем? — обиделась Заэра.

И тогда Джейв осознал, что девушек он совершенно не понимает.

Город, в котором остановились путешественники, назывался Крамнив и располагался он в непосредственной близости от границы с Измиром. Приют они нашли в одной из самых дорогих гостиниц города. Благодаря кошельку атамана. Джейв и не ожидал, что в Заэре проснётся вкус к комфорту. Хотя, в свете того, что святой меч оказался девушкой, это можно было понять.

Передохнув целый день на чистых, а главное лишённых клопов, вшей и прочей живности кроватях, на следующее утро юноша отправился за покупками.

Первым делом он заскочил в магазин оружия, путь к которому услужливо указал гостиничный слуга. Правда, пришлось попетлять — улицы города извивались, будто змеи переходя из одной в другую самым неожиданным образом. Город явно создавался, как форпост, с учётом того, чтобы внести, как можно больше путаницы в действия возможных захватчиков. Но с помощью проводника, всего за один медяк их всё-таки довели до цели.

Магазин по продаже оружия располагался на перекрёстке трёх улиц и не привлекал к себе внимания ни размерами, ни давно выцветшей вывеской. Джейв потянул дверь на себя и прошёл внутрь. Неясный свет чадящих лампад с трудом разгонял темноту у прилавка за которым стоял средних лет, абсолютно лысый мужчина и практически не освещал развешанное на стенах оружие.

— Хлам, — озвучила своё мнение Заэра. — И свет специально плохой, чтобы изъяны на оружии не видны были.

— Добро пожаловать, — произнёс продавец.

— Мне нужны мечи, — кивком поприветствовал его Джейв.

— Какие?

— Несите, все которые есть, — отозвался юноша и шепнул обращаясь к мечу, — ты ведь сможешь выбрать оружие получше.

— Из этой рухляди? — с сомнением протянула Заэра, когда продавец вернулся с товаром. — Постараюсь.

Прошло минут десять в течении которых юноша водил мечом над грудой из других мечей.

— Зачарованный меч. Натаскан хорошее оружие находить, — пояснил удивлённому продавцу юноша, не слушая заверения того, дескать в магазине всё оружие хорошее.

— Ну, как? — нетерпеливо осведомился послушник.

— Ударь этот меч. Мерзавец, совершенно не знает, как обращаться к даме, — ответила Заэра, указывая на потёртый полуторник с крестообразной рукоятью.

Глаза продавца полезли на лоб, когда он увидел, как Джейв бьёт кулаком по мечу.

— Он оскорбил мой меч, — пояснил юноша ему. Продавец часто закивал, надеясь, что сумасшедший клиент, как можно скорее уберется отсюда со своим гигантским мечом, желательно не порубав, его перед этим на кусочки.

Наконец девушка сочла наказание достаточным и разрешила юноше прекратить избиение.

— Так будет с каждым, кто меня оскорбит, — сообщила Заэра и вернулась к поиску.

Джейв усиленно делал вид, что всё в порядке, стараясь не обращать внимания на испуганные взгляды продавца. Наконец Заэра выбрала два меча.

— Вот эти вроде бы ничего. Из хорошей стали и ведут себя прилично, — указывая на два длинных меча с короткими рукоятками и почти без украшений, произнесла девушка.

— Полагаюсь на тебя, — уже практически не скрываясь, сказал юноша и обратился к продавцу. — Сколько они стоят?

— Берите бесплатно, — выпалил он.

— С чего бы это? — удивился Джейв.

— Специальная акция. Любому кто зайдёт в наш магазин с громадным двуручником, — и признаками безумия на лице, добавил он про себя, — два меча в подарок.

— Ладно, спасибо, — сказал он, беря покупку. — А ножны к ним есть?

Из под прилавка, как по волшебству, возникли ножны, которые дрожащей рукой продавец протянул юноше. Джейв взял их и спросил:

— А за них сколько.

— Для вас бесплатно.

Юноша снова удивился, но промолчал. В конце-концов деньги атамана не бесконечны и настаивать на оплате вещей он не собирался.

— Так я пойду? — поинтересовался он.

— Идите, идите, — закивал мужчина.

— Ну, спасибо, — поблагодарил Джейв и покинул оружейную, оставив счастливого, тем что сохранил жизнь, продавца в одиночестве.

Следующим пунктом была покупка одежды для девушки, но с этим возникла проблема. Меч наотрез отказывалась покупать их без примерки. Поэтому им пришлось возвращаться обратно в гостиницу. Там Святой меч превратилась в девушку, накинула на себя плащ и отправилась в магазин одежды. Идти туда пришлось двадцать минут. Примерка затянулась ещё на тридцать. Каково же оказалось удивление дородной продавщицы и её молодой помощницы, когда во время примерки девушка исчезла и на её месте оказался меч. Пожилая женщина даже потеряла сознание и помощнице пришлось бегать за нюхательной солью. Только благодаря способности Заэры отводить глаза впоследствии удалось убедить обеих дам, что примерка прошла успешна и без происшествий, а покупательница отправилась домой.

Всё ещё волнующаяся женщина обещала, что платья — а их Заэра успела заказать несколько — будут готово через несколько дней.

Джейв ещё настаивал на покупке коня, но меч осталась холодна к его просьбам. Мотивировав это тем, что ему необходимы физические упражнения и многими другими нехорошими словами. Вернувшись в гостиницу под вечер, полностью опустошённый морально и слегка физически Джейв завалился спать.

Глава совившая главных героев неподалёку от очень недружелюбных, но трусливых крестьян

— Ну и что мы будем с ней делать? — недовольно поинтересовалась Алексис, как только мы отъехали от деревни достаточно далеко, чтобы не опасаться погони.

— Отпустим, — ответил я, осаживая коня. — Предлагаю разбить здесь лагерь.

Остальные не спорили. Стиви, потому, что я показал ему кулак, Тёмный потому, как был согласен, а Алексис из-за того, что мечтала устроить скандал, а на скаку это сделать не получалось.

— Ну, и куда мы её отпустим по твоему? — вернулась к прерванному разговору девушка, как только мы устроились вокруг костра, хворост для которого собрали Тёмный со Стиви.

— Я думаю об этом лучше спросить её саму, — возразил я и обратился к молчавшей до этого "ведьме". — Как тебя зовут?

— Вириана, господин.

— И что ты собираешься делать сейчас?

Странно, но все изменения в её судьбе она восприняла абсолютно спокойно, будто не её час назад пытались сжечь на костре. Девушка подняла на меня свои васильковые глаза, улыбнулась и безмятежно произнесла.

— Спасибо, что спасли меня господин, — и, отвечая на мой вопрос, добавила. — Я собираюсь лечить людей. Отсюда до следующей деревни недалеко.

— Ты собираешься лечить людей?! - изумилась Алексис. — После того, как они пытались тебя сжечь?

— Да, — ответила она.

— Ты ведь понимаешь, что рано или поздно благодарные крестьяне тебя сожгут, и скорее всего рано? — спросил несостоявшуюся жертву я.

— Да. Но это не имеет значения.

— Не имеет значения то, что тебя предадут мучительной смерти? Или ты не боишься умереть.

— Не боюсь, — улыбнулась она. — Я боюсь только того, что человек которого я лечу умрёт. Больше ничего.

— Ты так хочешь помогать людям, несмотря на их отношение? — спросила Алексис.

— Я хочу их лечить. Я не могу иначе. Просто не могу.

— Слушай тебе всё равно где лечить людей? — пришла в голову мне интересная идея.

— Люди болеют везде, — пожала плечами Вириана.

— Тогда, может отправишься в Викон? Там тебя не тронут, обещаю.

— Викон, далеко, — с сомнением протянула девушка.

— У нас есть спутник, который донесёт тебя туда за несколько дней. Если ты не боишься вампиров.

— Не боюсь ничего кроме…

— Того, что тот кого ты лечишь, умрёт. Мы это уже слышали, — закончила за Вириану Алексис.

— Тогда отлично. Скоро он появится и отправитесь. Путешествовать, правда придётся по ночам.

Вскоре к нам присоединился Лим. И я поведал о почётной миссии, которая ему предстоит. Когда Лим узнал о наших приключениях и о том, что пришлось пережить Вириане, он без раздумий согласился проводить девушку. Я в это время написал документ позволяющий Вириане лечить людей на территории моего королевства и предупреждал каждого, что за попытку сжечь девушку или навредить ей каким-либо другим образом, все причастные будут жестоко наказаны.

Вириана всех сердечно поблагодарила и позволила Лиму, превратившемуся в большую летучую мышь, взять себя на руки. Махнув рукой — вампир крылом — они отправились в путь.

— Признайся, ты спас её потому что она хорошенькая? — спросила Алексис, как только они растворились в темноте.

— Нет. Скорее всего нет, — честно ответил я. — Я спас её потому что не мог смотреть, как убивают невиновную.

— Не понимаю, почему она их лечит, просто не понимаю, — покачала головой девушка.

— А я понимаю, — тихо сказал я. — Знаешь, герои это не те кто, напялив доспехи лупят другие такие же горы железа. Не те, кто ради славы и денег убивают дракона, чтобы кинуть его голову под ноги любимой. Нет, настоящие герои такие, как Вириана. Лечить неблагодарных людей, которые так и норовят тебя сжечь, зная, что рано или поздно это произойдёт… И ведь она не воин, которого всю жизнь готовили к тому, чтобы красиво погибнуть, а обычная девушка. Не знаю. По-моему, это и есть настоящий героизм.

— Возможно, — на удивление согласилась со мной Алексис и кинула сухую ветку в огонь.

Мы сидели рядом, смотрели на пламя и доверительно разговаривали. Тёмный и Стив спокойно спали и, поэтому не вмешивались в нашу беседу, и уже за это я был им безумно благодарен.

Глава возвращающая читателя к Джейву и его прекрасной спутнице

Ужин в гостинице прошёл довольно спокойно, правда однажды за стол Джейва подсела симпатичного вида девушка и поинтересовалась не хотел бы он недорого и очень весело провести ночь. Но, ответ «да», умер у послушника на губах, когда он посмотрел на Заэру. Юноша раньше и не подозревал, что меч умеет краснеть. И похоже поменял он цвет совсем не от смущения, а от ярости. В общем Джейв заверил девушку, что предпочитает спать в одиночестве, с трудом удерживая Заэру от кровопролития за раскалённую рукоятку. Девушка хмыкнула и удалилась за следующий столик. Чудо, что происшествие закончилось всего лишь возмущёнными высказываниями меча, продолжавшимися целый вечер и обожжённой рукой послушника.

Отужинав, вернее заставив себя проглотить совершенно безвкусную, после нравоучений, еду, юноша отправился спать. Комнату он снял на третьем этаже, довольно просторную, чистую и обставленную роскошной мебелью. Хоть юноша путешествовал и в одиночестве помимо двух шкафов для одежды, резного столика и мягкого кресла в ней находились целых две кровати. Одна двухместная, вторая для одного человека.

— Сегодня я не желаю спать с тобой в одной кровати, — заявила Заэра, когда Джейв принялся устраиваться на ночь.

— Что? Но ты ведь сейчас меч. А если на меня кто-нибудь нападёт, мне что бежать к соседней кровати? — не согласился юноша.

— Ничего не знаю, — заупрямилась девушка. — А если я ночью вдруг превращусь в человека? И мы окажемся в одной кровати, хотя даже не женаты. А я между прочим честная девушка и после этого обязана буду либо выйти замуж, либо тебя убить.

Джейв сглотнул.

— Но Заэра… Как же я смогу отбиться без тебя от врагов.

— У тебя между прочим кроме меня есть ещё два меча.

— Угу. Только пользы от них. Ни один меч с тобою не сравнится, — перешёл на лесть Джейв. Падкая на неё Заэра смилостивилась и поупрямившись ещё некоторое время согласилась спать вместе.

Ночью юноше приснилось будто Заэра превратилась в девушку и юркнула к нему под одеяло. Ему даже казалось, будто одной рукой он обнимал горячее молодое тело, но когда Джейв проснулся, то увидел святое оружие в образе меча, а не человека.

Так они провели несколько дней, дожидаясь пока заказанная святым оружием одежда будет готова. Заэра каждую ночь превращалась в человека и посапывала под боком послушника. Но замечая это краем глаза юноша всё равно не мог избавиться от оков сна. Наверняка девушка использовала какую-то магию, чтобы не дать Джейву полностью проснуться.

Неплотный завтрак на заре третьего дня, потом визит в магазин одежды и они двинулись в путь. Им оставалось пересечь границу и пройти где-то дня четыре по Измиру. Но там с разбойниками, если верить хозяину гостиницы дело обстояло намного лучше. Основными трактами двигаться было вполне безопасно.

Юноша всё утро оставался молчалив и задумчив, прикидывая снились ему превращение Заэры или это было на самом деле. Вполне вероятно, меч использовала свою магию, чтобы сбить его с толку. Пока он шёл, Заэра дремала.

— Скажи, ты случаем не превращалась ночами в человека? — наконец не выдержал и спросил бывший послушник, когда они остановились на короткий привал.

— С чего ты взял такую глупость? — фыркнула Заэра. — Да, если бы я оказалась голой рядом с тобой в одной кровати, то тут же лишила бы тебя сознания, на всякий случай. И ты бы ни за что не просыпался на заре утром. Я тебя ещё и связала бы, для надёжности.

— Значит, таки превращалась, — подвёл итог Джейв. За время общения с девушкой он всё лучше и лучше узнавал её. Да и с тех пор, как юноша попал в большой мир, он с каждым днём становился более уверенным в общении с другими людьми и… мечами. Порозовевший клинок выдал Заэру с головой, но она, тем не менее, настаивала на своём. Не превращалась и всё. Юноша не допытывался, он уже понял истину.

В конце концов при виде широкой улыбки Джейва девушка вышла из себя и заставила его целый час упражняться с купленным оружием. "Привыкать к работе с недорослем", как назвала это она. Но, так как до этого юноша тренировался с короткими мечами, упражнения ему удалось выполнить намного лучше, чем когда он тренировался с Заэрой.

— Слушай, а почему ты такая сонная? — поинтересовался юноша, когда они отправились дальше.

— Да мечи, придурки.

— Пристают?

— Нет. Вон тот с серой рукояткой каждый день смешные истории рассказывает. А этот с белой, потом каждую ночь смеётся. Вот я и не высыпаюсь.

Юноша не стал говорить, что и сон и еда нужны девушке только когда она в человеческом обличье, а значит, она наверняка ночами превращалась. Ещё одну часовую тренировку он бы не вынес. Он просто улыбнулся и произнёс:

— Понятно.

* * *

Через четыре спокойных на происшествия дня, утром пятого Джейв оказался перед южными воротами в Мизор. Столица Измира поразила юношу. Он никогда ещё не видел столь больших, величественных, красивых городов. Он вообще городов почти не видел. Поэтому, если бы не Заэра, ехидно бросившая "Так и будешь с распахнутым ртом стоять?" он, возможно, не один час пролюбовался бы раскинувшимся за декоративными стенами городом.

Джейв переборол удивление напополам с восторгом и вместе с торговым караваном проник внутрь. Пошлина оказалась очень не маленькой. Медяк за юношу, по серебряному за длинные мечи и целый золотой за Заэру.

Послушник возмущался, меч, кажется, чувствовала себя польщённой. Она даже заявила, что медяк за Джейва слишком много, но от дальнейших комментариев воздержалась.

На паперти перед воротами сидел здоровый детина с булавой в руке и просил подаяние. Джейв взглянул на него и кинул:

— Бог подаст.

Здоровяк внимательно посмотрел на юношу. На два меча за его плечами и внушительного вида двуручник, который Джейв по привычке нёс на плече, потом на свою булаву, потом снова на двуручник.

— Не спорю, — откликнулся детина, решив, что лучше подождёт менее внушительно выглядящих путников — здоровее будет.

Первым делом юноша отправился на поиски постоялого двора, решив, что пойдёт искать орден Собирателей, после того, как найдёт себе крышу над головой и подкрепится чем-нибудь горячим. С помощью всего двух медяков и услужливого лопоухого мальчишки он нашёл его довольно скоро. После короткого разговора с хозяином постоялый двор "Ослиные уши" гостеприимно распахнул комнату на третьем этаже для Джейва.

Глава основной истории, Измир и его столица

К столице мы добрались уже под вечер. Мизор. Город противоречий. Сотни богов запада, востока, юга и севера нашли приют под защитой его стен. Сотни храмов и сотни вер. Здесь можно было встретить любых существ, даже самых редких и загадочных. И здесь, как это ни удивительно, заплатив пошлину за въезд я встретил Елисея. Он сидел на паперти с неизменной булавой в руке и перед ним красовалась, заполненная монетами шапка.

— Подайте на пропитание, — попросил он, увидев меня.

— И тебе здравствуй, — ответил я. — Неужели опять деньги кончились?

— Дуже дорого тут дерут, — ответил он. — Неужели не подадите другу? А то хуже будет.

Я посмотрел на здоровяка, подумал и опустил в шапку золотой. Таким друзьям отказывать не стоит — опасно.

— Слушай, а что бы случилось, если бы я не подал? — не сдержал любопытства я.

— Было бы хуже. Я остался бы без золотого.

— Понятно, — покачал головой я.

— А что ты подумал? — поинтересовался он, перебрасывая булаву из првой руки в левую.

— Ничего. Не забивай голову. Даст бог, свидимся.

— Какой именно?

— Да, любой, — ответил я и направился в глубь города. Друзья последовали за мной.

Постоялый двор мы отыскали быстро. Без лишних проволочек, нам выделили комнаты на втором этаже. Назывался двор престранно: "Ослиные уши", но выглядел довольно прилично. В основном в нём останавливались купцы средней руки. Жаль, что проживание стоило недёшево. Но золота у меня пока, несмотря на попытки Алексис его присвоить, хватало. К тому же, в крайнем случае я всегда мог воспользоваться гномьим банком. В котором, на одном из секретных счетов лежала большая часть моих сбережений. Правда, я не был до конца уверен, имеет ли отец (или его чиновники) к нему доступ, но если всё же имел, то сразу бы узнал, где я нахожусь. А этого никому знать не следовало. Для всех (кроме отца, которому я признался, что поехал совершать подвиги) я сейчас отдыхал в собственном замке. Так что этими деньгами я готов был воспользоваться только в самом крайнем случае.

— Ну и как мы отыщем копьё в этом городе? — поинтересовалась Алексис, после того, как мы отдали должное ужину.

— Здесь нам как раз пригодятся особенности твоей профессии, — успокоил я девушку.

— О чём это ты? — удивилась она.

— О воровстве. Ты ведь наверняка знаешь, как выйти на теневой бизнес в городе.

— Возможно, — протянула она.

— Ну, вот тебе и карты в руки. А мы будем на подстраховке.

— Понятно, значит, вся работа ляжет на мои хрупкие плечи.

— Мы в тебя верим, — польстил я ей.

— Угу, напишите это на моём надгробии, — съязвила она, но всё же в её голосе слышались довольные нотки.

— Ты наша единственная надежда, — продолжал гнуть свою линию я.

— Ну ладно. Так и быть я спасу вас. И что бы вы без меня делали?

Я промолчал, понимая, что если честно отвечу на этот вопрос, то девушка обидится и никуда не пойдёт. А ведь, если бы не она,

то мы бы путешествовали по основному, пусть и более длинному, но главное безопасному, тракту.

Следующий день мы посвятили изучению города. Так как Алексис категорично заявила, что искать нужных людей отправится только с наступлением сумерек, потому что днём их найти практически невозможно. Таким образом у нас появилось свободное время, которым было грех не воспользоваться. А так как грешить — грешно, а ещё и опасно, особенно в городе тысячи религий, то мы и решили прогуляться. Вернее, решил я, а Тёмный с Алексис меня поддержали. Стиви, как всегда, был против, но у него не оставалось выбора. Оруженосец должен выполнять приказы своего господина.

Ровные, широкие улицы приветливо ложились под ноги путникам, разветвляясь только под прямыми углами на крупных перекрёстках. Чувствовалось, что архитектор, проектировавший город, заботился в первую очередь об удобстве жителей и в последнюю, если он вообще об этом думал, об обороноспособности. Повсюду толпились люди. И не-люди тоже. Здесь можно было встретить и низкорослых зелёных гоблинов, и деловито снующих гномов, и беззаботных эльфов и грозно скалящихся орков и даже медлительных троллей. В общем, всех тех существ, которые редкость в моём королевстве. (Папаша драл слишком большие налоги с не принадлежащих к людям рас и они лишь изредка наведывались к нам с торговыми караванами). Кроме того, я несколько раз замечал существ совсем уж экзотических. Даже названий для которых я не знал. Все куда-то спешили подчёркнуто не обращая ни на кого внимания. Я даже слегка испугался того, что если мы вдруг остановимся, то нас попросту затопчут. С другой стороны, Алексис буквально сияла от счастья. Конечно, в такой толпе воровать одно удовольствие. Я на всякий случай взял её за плечо, посмотрел в глаза и предупредил:

— Никаких краж. Мы не должны привлекать к себе внимания.

— Конечно, конечно, — закивала девушка. Но я ей не поверил и решил постоянно держать в поле зрения. К сожалению, воровала Алексис намного виртуозней, чем я думал. Поэтому, когда двое мужчин неожиданно ухватили девушку под локотки и потянули к ближайшему переулку, я на мгновение растерялся. Но лишь на мгновение. Опомнившись, я тут же последовал за похитителями. А они, оттащив Алексис подальше, принялись что-то ей угрожающе втолковывать.

— В чём дело? — прорычал я, доставая меч.

Один из похитителей повернулся ко мне, округлил глаза при виде оружия и выпалил:

— Она ворует, хотя не состоит в городской гильдии воров!

— Алексис?

— Я не виновата! По привычке стащила его кошелёк. Он бы его и сам растяпа потерял.

— Вот видите, — развёл руками начавший разговор мужчина.

— За кошелёк мы дико извиняемся, — протянул я. — Алексис.

— Не отдам.

— Алексис.

— Да подавись, — швырнула она кошелёк мне под ноги. Я не гордый. Вернее гордый, но сейчас был совсем не тот случай, чтобы эту гордость демонстрировать. Поэтому я нагнулся и передал кошелёк вору, стоявшему ближе ко мне.

— Примите это в качестве извинений. Надеюсь, больше претензий нет?

— Нет. Мы ж понимаем. Воровское дело оно не забывается. И когда ротозея видишь грех не обчистить. Только впредь пусть не ворует, пока в гильдии временное разрешение не получит.

— Слушайте, — в моей руке возник золотой, — не подскажете, где можно добыть важную информацию.

— Какую именно?

— Мне нужно знать, кто украл копьё Эллиандра. Плачу сто золотых, — цена была запредельной, но мне позарез нужно было это копьё.

— Приходите сюда послезавтра к десяти часам вечера. К тому времени мы разузнаем всё что сможем.

— Хорошо, приду.

Мы вернулись к вертевшему головой Стиви и совершенно растерявшемуся Тёмному.

— И это герой-телохранитель, — покачал головой я. — У него нанимательницу из под носа украли, а он и не почесался.

И не слушая оправданий, будто он всего на секунду отвернулся мы отправились дальше. Уже в гостинице, куда мы вернулись под вечер Алексис высказала всё, что она думает об идиотах, которые разбрасываются не принадлежащими им кошельками. На что я резонно заметил, что кошелёк совсем не её. Что продлило почти миновавшую бурю ещё на минут тридцать.

— Но ведь Алексис, милая. Я точно знаю, ты успела украсть несколько кошельков. Я ведь тебя уже немного знаю, — выслушав всё что она обо мне думает, вставил я, пользуясь тем, что девушка на мгновение смолкла, чтобы перевести дыхание.

Алексис нахмурилась, потом улыбнулась и с победоносным выражением на лице высыпала из потайных карманов на стол с десяток кожаных мешочков, в которых весело звенели монеты. Где именно она их прятала — загадка. Я опешил. Девушка снова улыбнулась и хмыкнула:

— Вот как работают профессионалы.

Да, зрелище не для слабонервных. Если бы Стиви не вшил мой кошель в карман я бы уже давно остался без денег. И то, однажды девушке удалось стащить оттуда всё золото. Она потом извинялась и говорила, что по привычке, но я ей не верил, хоть она и вернула всё до последней монетки.

* * *

Два дня без забот пролетели, как одна минута. Мы с Алексис изучали город, Тёмный со Стиви — меню на постоялом дворе. Все проводили время с пользой. Девушка с каждым днём занимала всё большее место в моём сердце. И я уже, признаться, с трудом представлял свою жизнь без неё. А ведь после добычи копья мы должны будем расстаться. Я прилагал все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы понравиться Алексис. Иногда мне казалось, будто это удаётся, но один насмешливый взгляд из под тонких ресниц и я понимал — это не так. И пусть я встречался со многими женщинами, именно эту я почему-то разгадать не мог, как ни старался.

Два дня пролетели и я с Алексис, а также Тёмным и Стиви на подстраховке, как и обещали ровно в десять часов, которые нам вежливо отстучали башенные часы, пришли на место встречи. Вначале мне показалось, что мы там одни. Но тут от стены отделились две тени и двинулись к нам.

— Ну, как? — поинтересовался я, когда к своему облегчению признал в них давешних воров.

— Мы разузнали всё, что могли. Копьё похитил орден Собирателей. Они в последнее время ищут все волшебные предметы в которых, хоть капля магии есть. Заказ во все гильдии поступил. И воровскую и наёмных убийц и даже магическую.

— Насколько верная информация? — спросил я.

— Без обмана. Воры своё слово держат, особенно перед коллегами.

Я посмотрел на Алексис, она кивнула. Я передал золото, мы раскланялись и расстались довольные друг другом.

Часть третья

Глава освещающая интересный вечер, весёлую ночь и рассказывающая о том, как две истории сплетаются в одну

Весь день мы провели в поисках всевозможной информации об ордене Собирателей. Узнали не очень много. Только то, что орден этот достаточно молод. Ему всего пять лет. Но в последнее время он начал приобретать всё большее и большее влияние. Одним из основных постулатов веры было собирать волшебные вещи и приносить в орден. В обмен верующие получали благословление (в зависимости от цены принесённого пожертвования), большое человеческое спасибо и продвижение по карьерной лестнице. Главное их здание располагалось на Храмовой улице.

Под вечер уставшие от долгого копания в городской библиотеке и опроса местных жителей, мы расположились в зале на постоялом дворе. Людей внизу было немного, в основном купцы. Но мой взгляд приковал одиноко сидевший за столиком юноша с громадным двуручным мечом. Выглядел он столь внушительно (меч, а не хозяин), что я про себя подумал, что точно не хотел бы встречаться с ним в бою. До нас доносились изумительные ароматы, но хозяин всё не спешил с заказом. Наконец Алексис не выдержала и отправилась на кухню. И надо же такому случиться, что по дороге она столкнулась именно с этим парнем, который отужинав собирался уходить.

— Простите, — сконфуженно произнёс он.

— Хам, — хмыкнула девушка и отправилась дальше. Парень же застыл на месте, будто к чему-то прислушиваясь.

Вскоре Алексис вернулась обратно за стол и я уже было решил, что всё закончится мирно. Но обладатель двуручника наконец пришёл в себя и отправился прямо к нам.

— Простите, — но не могли бы вы вернуть мой кошелёк? — вежливо поинтересовался он, держа меч в правой руке.

Все, даже Стиви, с укором посмотрели на Алексис.

— Неужели такому красавчику жалко несколько медяков для девушки. — фыркнула она, вытаскивая кошелёк из-за пазухи и бросая на стол.

Похоже это была не самая лучшая фраза в данной ситуации, если судить по реакции паренька. Он схватился за меч обеими руками и даже покраснел от натуги. Понимая, что дело идёт совсем не в том направлении, в котором мне бы хотелось, я передал ему кошелёк и сказал:

— Надеюсь это всё?

— Да, пожалуй, — с трудом выговорил он, быстро взял кошелёк левой рукой, бросил его в карман и снова ухватился за меч.

— Тогда не могли бы вы нас оставить? — снова поинтересовался я, очень надеясь, на то, что опасный тип уйдёт и не захочет вызвать стражу.

— Я бы очень хотел, но мой меч против, — ответил он.

М-да, похоже извинения его не удовлетворили. Но и сражаться с ним как-то не хотелось. Опасно. Но я должен был защитить Алексис.

— Вы хотите драки? — спросил я, вставая.

— Я нет. А вот меч хочет, — сказал он, отступая на шаг.

— Господа, не стоит горячиться, — прибежал привлечённый шумом трактирщик.

— Всё в порядке, — произнёс парень, оступая ещё немного назад. — Я уже ухожу.

С трудом, будто преодолевая чьё-то сопротивление он направился к лестнице и поднялся по ней. Я глубоко вздохнул и посмотрел на причину всех этих неприятностей.

— О чём ты только думала?.

— Прости, не удержалась, — опустив глаза ответила она. — Я правда не хотела. Но он на меня налетел, а руки сделали раньше, чем я поняла, что именно делаю.

Я лишь покачал головой. Похоже, Алексис не изменить. Слава Богам, всё закончилось благополучно.

— Странно, — задумчиво протянула девушка. — Как он только узнал, что я его ограбила? Вроде бы работала чисто…

Всё та же глава, но с другой перспективы

Мизор просто поразил Джейва. А количество людей снующих по его улицам просто пугало юношу. В первый день он только и делал, что бродил с открытым ртом и надолго замирал, перед очередным шедевром архитектуры или неизвестным существом. Что, несколько раз едва не приходило к скандалу, так как существа почему то обижались, когда их долго рассматривали в упор. Правда, внушительный меч на плече в таких случаях действовал лучше любых извинений и до драки дело не доходило.

Наконец под вечер уставший, но очень довольный, полученными за день впечатлениями, юноша вернулся на постоялый двор. Спокойно, стараясь не бросаться никому в глаза (что с его оружием было довольно сложно) он поужинал и уже направлялся к себе в комнату, когда на него налетела прелестная незнакомка.

— Простите, — поспешил извиниться он.

— Хам, — бросила она и пошла дальше. Джейв тоже хотел было двинуться дальше, но его остановила Заэра.

— И куда ты собрался? — спросила она.

— В комнату. Спать.

— Возможно ты не заметил, но тебя только что ограбили.

Юноша проверил карман и ощутил непривычную пустоту на том месте где раньше находился мешочек с деньгами.

— И что мне теперь делать, — недоумённо поинтересовался он.

— Пойти и потребовать деньги обратно!

— Но я… Я как-то не очень хорошо умею разговаривать с женщинами.

— Ничего я поговорю за тебя. Ты меня главное поближе к ней держи, чтобы я дотянулась, — успокоила юношу Заэра.

— Лучше вначале я попробую, — ответил он направляясь к столику за которым находилась девушка. Компания там собралась престранная. Кроме воровки за столом сидели одетый во всё чёрное тип, очень напомнивший разбойника с которым недавно встречался Джейв, высокий стройный юноша с чёрными волосами и красивым, аристократически правильным лицом, а также неприметная личность, похоже оруженосец, с открытыми от ужаса глазами пялившийся на его меч.

— Простите, — но не могли бы вы вернуть мой кошелёк? — вежливо поинтересовался Джейв, держа меч в правой руке.

Все посмотрели на воровку.

— Неужели такому красавчику жалко несколько медяков для девушки. — фыркнула она, вытаскивая кошелёк из-за пазухи и бросая на стол.

Похоже это была не самая лучшая фраза в данной ситуации, если судить по реакции Заэры. Джейв схватился за меч обеими руками и даже покраснел от натуги, пытаясь удержать разозлившийся Великий меч…

— Надеюсь это всё? — поинтересовался аристократ.

— Да, пожалуй, — с трудом выговорил юноща, быстро взял кошелёк левой рукой, бросил его в карман и снова ухватился за меч.

— Тогда не могли бы вы нас оставить? — снова поинтересовался он.

— Я бы очень хотел, но мой меч против, — ответил Джейв, очень надеясь на то, что ему хватит сил остановить Заэру, до того, как ещё один постоялый двор окажется разоушен…

— Вы хотите драки? — спросил собеседник, вставая.

— Я нет. А вот меч хочет, — сказал юноша, отступая на шаг.

— Господа, не стоит горячиться, — прибежал привлечённый шумом трактирщик.

— Всё в порядке, — произнёс Джейв, оступая ещё немного назад. — Я уже ухожу.

С трудом, будто преодолевая сопротивление меча он направился к лестнице и поднялся по ней. Только на самом верху юноша глубоко вздохнул и посмотрел на оружие.

— Не понимаю, почему ты так разозлилась, — покачал головой он.

— И не поймёшь. Ладно, раз тебе эта вертихвостка так понравилась пусть живёт, — выпалила Заэра и отвернулась. Юноша лишь тяжело вздохнул в ответ, понимая, что девушку сейчас не переубедить. И лучше всего просто подождать пока она остынет. Во всех смыслах этого слова. Так как раскалённая рукоять довольно сильно жгла его ладонь.

* * *

Обычно в монастыре Джейв спал очень чутко. Но, в последнее время благодаря чарам меча, юношу разбудить становилось довольно тяжело. Вот и в эту ночь, когда отворилось окно в его комнату, бывший послушник ничего не услышал. И даже предательский скрип паркета под ногами у незваного гостя, вернее даже незваных, так как следом за первым в окно проникли ещё двое, не разбудил сладко грезившего юношу. Вот только от Заэры грабители, или что более вероятно убийцы укрыться не сумели. Она толкнула послушника в бок, когда на кровать, на то место где он мгновение назад лежал, обрушился удар меча. Джейв свалился на пол, больно ушиб копчик и проснулся. На выработанном за путешествие рефлексе попытался схватить Заэру и обнаружил вместо холодной стали, теплоту человеческого тела. Святое оружие снова пребывала в образе девушки.

— Извини, — сказала она.

— Ничего, ничего, — замахал руками послушник. — Я, как раз сегодня собирался умиреть.

— Не суетись, — оборвала его девушка. — Счас, я им головы пооткручиваю и ляжем дальше спать.

Заэра поднялась, вытащила из под подушки длинный меч и с тихим хлопком превратилась в оружие. С обиженным стуком она упала и юноша остался безоружным с тремя натренированными убийцами наедине.

Он нырнул под кровать, избегая вражеских клинков, вылез с другой стороны, перекатился по полу и схватил меч. Удары посыпались на юношу со всех сторон, он отбивался, но лишь благодаря Заэре. Сам он не видел в темноте ровным счётом ничего.

— Закапали экстракт ночной кошки в глаза. Скверно, — предупредила Заэра. — Надо выбираться отсюда, я не уверена, что смогу в такой тесноте защитить тебя.

Джейв, которому для раздумий противники ни мгновения не оставляли, воткнул Заэру в пол и провёл круг. Это чуть не стоило ему жизни, так как враги не собирались давать ему передышку, но он всё же, пусть и на расстоянии волоса, но разминулся со смертоносными лезвиями. Пол не выдержал и юноша, не успев испугаться миновавшей его старухи с косой, которая грязно выругалась за ложный вызов, провалился на этаж ниже.

* * *

Мы сняли две комнаты. Одну для меня, Стиви и Тёмного, а также отдельные апартаменты для Алексис. Какого же оказалось моё удивление, когда ночью откуда-то сверху послышался шум и на мою кровать, рядом со мной свалился мужчина! Это оказался давешний паренёк, которого пыталась обократь Алексис. Я бы понял и смирился, если бы это была девушка, особенно, если бы она оказалась привлекательной. Но мужчина, да ещё и с громадным мечом это чересчур.

— Извините, — кинул он мне, спрыгивая на пол и я по вбитому во дворце этикету ответил:

— Ничего, со всяким бывает, — но потом опомнился. — Как это извините?!

— У меня там наёмные убийцы. Так что у меня не было выбора, — сказал пришелец.

— Наёмные убийцы?! - Я окончательно проснулся, слетел с кровати и выхватил меч. Вовремя! Следом за первым гостем в комнату спустился ещё один, и ещё и ещё. Дело принимало опасный оборот. Но положение спас Стиви. Что-то он стал подозрительно полезным в последнее время. Не иначе, как готовит какую-то крупную каверзу. Оруженосец, причитая: "ну теперь то мы уж точно все умрём, вот увидите", дотянулся до кнопки включающей магический светильник, приспособление, которое можно найти лишь в дорогих, качественных гостиницах и включил свет.

Убийцы прикрыли глаза руками, защищаясь от лившегося от стен сияния.

— Экстракт ночной кошки, — констатировал проснувшийся и даже успевший достать меч Тёмный Властелин.

— Бей их! — вдруг приказал меч первого ночного гостя, которому включённый свет ничем не повредил. Одет он в отличие, от наряженных в чёрные облегающие штаны и рубахи убийц, не был вовсе. На нём красовались одни лишь розовые панталоны.

Меч заговорил! Кажется, я всё ещё сплю или сошёл с ума. Хотя слишком реально для сна. Да и магические мечи пусть и редкость, но всё-таки встречаются в реальной жизни. Полуголый гость послушно опустил своё внушительное оружие (я про меч) на головы убийц. Оглушая их одного за другим. Когда наёмники неровной кучкой улеглись на пол, он повернулся ко мне и сказал:

— Ещё раз простите за беспокойство.

— Надеюсь, вы заберёте их с собой? — ворчливо поинтересовался Тёмный.

— Конечно. Не беспокойтесь.

— Тогда ладно, — смилостивился он.

В дверь настойчиво застучали.

— Кто там? — поинтересовался я, догадываясь, что произведённый шум не укрылся от хозяина гостиницы.

— Что у вас там происходит, господин? Мы слышали грохот, будто потолок обвалился.

— Спрячьте этих куда-нибудь, — снова взял слово меч. — С хозяином я как-нибудь управлюсь.

Стараясь не представлять, как именно управится меч с хозяином, когда тот увидит нанесённый гостинице ущерб, я закатил убийц под кровать. Им там было немного тесно, зато поместились все. Правда рука крайнего слева торчала наружу, но это уже детали. Ключ повернулся в замке и на пороге возник тучный мужчина лет сорока с короткой чёрной бородой и щетиной на полных щеках.

— Что здесь произошло? — спросил хозяин. Цвет его лица с белого сменился на красный, как только он увидел громадную дыру в потолке и он проблеял, — Это там нав-в-в-в-в-в…

— Верху? — закончил за него я.

— Угу, — кивнул он.

— Полы у вас плохие. Вы нас убить решили, — вступил в разговор юноша с мечом.

— А вы кт-т-т-т-т-т… — уставившись на розовые панталоны, ошарашено спросил он.

— Кто? — помог хозяину полуголый гость. — Я из комнаты наверху. Когда я встал с кровати, пол подо мной провалился!

— Не может бы-бы-бы-бы…

— Быть, — уже хором протянули мы с ночным гостем.

— Но есть, — продолжил он. — Чудо, что я не свернул себе шею из-за трухлявого пола!

— Никакой не трухлявый. Поставщики гномы клялись, что настоящий столетний дуб, — от возмущения владелец гостиницы перестал заикаться.

— Врали, — уверенно заявил юноша.

Я молчал, предоставив вести разговор ему, надеясь, что хозяин не заметит безжизненно торчавшую из под кровати руку.

— Думаете?

— Знаю. Да вы и сами посмотрите, — он подал ошеломлённому владельцу сломанную доску. — Разве это столетний дуб?

Тот присмотрелся, принюхался и даже попробовал дерево на зуб. Потом схватился за голову.

— Обманули, — запричитал он.

— Не расстраивайтесь вы так, — успокоил его юноша. — Я не держу на вас зла за то, что чуть не разбился. Дайте мне другую комнату этажом ниже и будем в расчёте.

— Другую комнату?

— Да. Только завтра. Сегодня я проведу ночь в старой. Надеюсь, не погибну.

— Проклятые гномы.

— Угу. Полностью согласен. Ладно, идите у вас наверняка полно дел, а я желаю спать.

— Идти?

— Идите.

— Так я пойду? — переминаясь на пороге с доской в руке, хозяин всё не мог покинуть комнату. Он шестым, выработавшимся за годы работы чувством, ощущал, что его обманывают, но не мог точно сформулировать в чём. Так и не определившись он ушёл по-прежнему крепко сжимая доску в руке.

— И в чём подвох? — поинтересовался я, после того, как закрыл дверь.

— Подвох? — переспросил ночной гость.

— Да, как тебе удалось убедить его, что гномы обманщики.

— Немного магии от Заэры и много скупости от гномов. Если бы Заэра не шепнул мне про некачественное дерево пришлось бы намного труднее.

— Заэра?

— Это мой меч.

— Приятно познакомиться, — сказал я.

— Взаимно, — ответило оружие.

— Ловко устроено.

— Мы и не такое умеем, — ответил меч и добавил, — а это мой спутник Джейв.

Я представился, представил остальных и, когда с церемониями было покончено, поинтересовался:

— Так что насчёт наёмных убийц? Что им от вас понадобилось?

— Думаю, Заэра. И моя жизнь заодно. Проклятым Собирателям похоже позарез необходим святой меч.

— Собирателям? — переспросил я.

Но вместо ответа услышал негромкий хлопок и увидел совершенно голую умопомрачительную блондинку напротив. Девушка поспешила спрятаться за спиной у Джейва.

— Вы-вы к-кто? — изумился я.

— Заэра.

— Заколдованный меч? Я думал вы мужчина.

— Потому что я меч, а не рапира к примеру? Что за дурацкие представления.

— Просто я не представлял, что вы окажетесь такой очаровательной красавицей, — сделал комплимент я. Заметив сузившиеся глаза Джейва, решил дальше эту тему не развивать. Неизвестно какие у него отношения с этим мечом. Поэтому я, с громадным трудом выкинул красавицу из головы и вернулся к обсуждаемому до этого вопросу.

— Так вы сказали, что Собирателям нужна ваша жизнь.

— Да. А что?

— Просто у нас к ним тоже есть одно небольшое дело, — начал я.

Найдя общий интерес, мы плодотворно переговорили и решили, что следующей ночью совместно нанесём визит в главный храм Собирателей. Там Джейв объяснит, что пытаться его убить нехорошо, а я, что красть копьё моего предка плохо. Надеюсь, ребята окажутся понятливыми и поймут с первого раза.

Когда мы обо всём договорились, Джейв ушёл к себе и попросил передать ему убийц через потолок по одному. Избавившись от всех незваных гостей, я переставил кровать подальше от отверстия и улёгся спать.

Глава следящая за приключениями Лима или: вампир за работой

Всю ночь вампир бережно нёс доверенную ему девушку. Только один раз они остановились на привал, чтобы передохнуть и поесть. Вириана вежливо предложила уставшему Лиму своё горло, чтобы подкрепить силы. Он столь же вежливо отказался, объяснив это тем, что вегетарианец.

После чего они продолжили путь. И только под утро, когда солнце грозило вынырнуть из-за горизонта освещая мир своими ласковыми (для ведьмы) и смертельными (для вампира) лучами, Лим оставил девушку в поле, рядом с проезжим трактом. А сам зарылся в землю, где собирался переждать день. Без воздуха при необходимости вампир мог обходиться целые сутки. Провизии у девушки, благодаря предусмотрительности Мильона хватало, поэтому Лим за неё не волновался. Он только попросил никуда не уходить, пока он не очнётся, так как до темноты защитить её он не сумеет.

Проснулся вампир, как только солнце оставило небосклон. Как и любой представитель своей расы, он умел безошибочно определять наступлениие сумерек. Но когда Лим отрылся и отплевался — земля в этот день попалась особенно невкусной — оказалось, что Вирианы рядом с местом его сна нет.

Он принюхался. Обаняние у вампиров развито намного острее, чем даже у собак. Запах девушки он запомнил хорошо. Каково же оказалось его удивление, когда вампир уловил его на расстоянии почти дневного перехода. Лиму отчаянно захотелось выругаться, причём обязательно вслух. Но мама всегда говорила, что ругаться плохо, поэтому, подавив недостойное желание, он перекинулся в летучую мышь и отправился за подопечной.

Минут тридцать понадобилось ему, чтобы достичь небольшого городка в котором находилась ведьма. Стараясь не привлекать нежелательного внимания, Лим опустился на одну из улиц поближе к источнику запаха и перекинулся обратно в человека. Ещё две минуты ходьбы и Лим с удивлением остановился перед городской тюрьмой. Именно в ней содержалась девушка. Он снова стал мышью, протиснулся в узкое закрытое решёткой окно, а потом вновь превратился в человека. Вытаращившемуся на него узнику он знаком велел не шуметь и тот, увидев клыки, послушно потерял сознание. Замок в темнице оказалася не рассчитан на силу вампира и Лим продолжил поиск Вирианы уже во внутреннем коридоре.

Двери мелькали с левой и правой стороны от юноши, но он безошибочно двигался к одной в глубине коридора. Перед ней стояло два стража, но слившегося с темнотой вампира они не замечали до того момента, как он не подобрался вплотную. А потом оказалось поздно. Два, почти неразличимых для обычного глаза, удара и они тихо улеглись на пол. В общем то вампир не любил причинять вред живым существам, только для злых он делал исключение (он ведь хотел стать героем, а это их работа), но у него было задание. А пара синяков служивым сильно не повредит.

Лим потянул дверь на себя. Она оказалась не заперта и без скрипа безвольно отворилась. Внутри камеры без окон, освещённой лишь призрачным светом факела, находилась закованная в железо Вириан и немолодой тщедушный мужчина, лет сорока в тёмной рясе до пят.

— Ты кто? — удивился монах.

— Благословите батюшка, — вместо ответа попросил Лим.

Удивлённый служитель Бога (какого именно юноша не рассмотрел, да это его и не интересовало) окропил вампира святой водой, которую мгновение назад брызгал на осуждённую (что не приносило ей никакого вреда, ибо действовало обычно только на балующихся злой силой существ).

— Спасибо, — оскалив клыки, поблагодарил вампир.

— Пожалуйста, сын мой, — испуганно кивнул монах.

— Вы не против, если я заберу её с собой? — вежливо поинтересовался Лим.

— Пожалуйста, сын мой, — ответил монах не двигаясь с места и расширенными от ужаса глазами следя за тем, как вампир без видимого усилия разрывает оковы пленницы.

— Не подскажете где здесь выход? — поинтересовался Лим.

— Пожалуйста, сын мой, — всё также оторопело протянул монах.

Юноша понял, что больше ничего от него не добиться, подхватил Вириан на руки и вышел из камеры. Лим решил не искать выход и пошёл в темницу через которую он проник в тюрьму. Пришедший в себя узник диким взглядом посмотрел на вампира с "добычей".

— Кушать очень хотелось, — пояснил Лим. Заключённый понимающе кивнул и снова рухнул в спасительный обморок. Улететь сквозь решётку с девушкой вампир не мог. Поэтому, он обратившись мышью выбрался наружу и там, уже в образе человека, выдернул прутья решётки и немного расширил окно для Вирианы. Девушка протиснулась через образовавшееся отверстие, прямо в руки спасителю. Он перекинулся, подхватил её и отправился подальше от столь «гостеприимного» места, часто махая крыльями.

Лиму крупно повезло, что ведьму поймали в небольшом городке. Где денег не хватало даже на то, чтобы на совесть зачаровать здание тюрьмы. Нет, лет тридцать назад здесь работал опытный волшебник, но с тех пор заклинания ни разу не обновлялись. А, имевшему, иммунитет ко многим видам магии вампиру эта хлипкая защита вообще не создала ощутимой преграды.

Несколько часов спустя на привале Лим наконец задал мучивший его всю дорогу вопрос о том, как Вириан очутилась в заточении.

— Шёл купеческий караван, — виновато пояснила девушка. — У них там мальчик болел.

Вампир посмотрел на покрытое синяками и ссадинами лицо девушки, платье, что осталось ещё с попытки сожжения её на костре и понял, что не признать в ней ведьму мог только слепой.

— И как?

— Я не успела, — призналась она.

— Скажи, почему ты пытаешься лечить людей, если они относятся к тебе так плохо? Я просто не понимаю. Я хочу быть героем. Если я вижу зло я его уничтожаю. Но они ведь причиняют тебе зло. Постоянно. И ты всё равно всё им прощаешь и пытаешься лечить.

— Я просто не могу иначе. Я бы не хотела говорить о зле и добре, — устало откинула голову Вириана. — Если судить так, то люди должны уничтожить вампиров. Ибо они зло. И их совершенно не интересует, что ты в жизни и мухи не обидел (на прошлом привале юноша поведал нехитрую историю своей жизни девушке). Если судить так как судишь ты, то вампирам не место в этом мире, также, как и многим другим. Но я не сужу. Я не судья. Я просто стараюсь помочь всем тем кому могу помочь, независимо от того злые они или добрые. Вот и всё.

— Не понимаю, — протянул Лим и задумался. Слишком сложно оказалось воспринять всё это прожившему столь малый век на свете и грезившему о героических подвигах юноше. Он просто чувствовал, что девушка во многом права, но не мог понять, как можно так жить.

— Я и не прошу, — мягко улыбнулась она. — Лучше скажи, как тебе удалось избавиться от зависимости крови?

— Это было тяжело. Даже более чем. Я голодал и вплотную подошёл к порогу смерти. Но я был готов умереть ради того во что верю. Ради того, чтобы стать героем. И… наверное не обошлось без вмешательства моего Бога, Вегера. Может ему показалось забавным сделать своим верующим вампира? Не знаю. Мне кажется, если ты веришь во что-то, веришь до конца, то это обязательно сбудется, не может не сбыться. Главное бороться, не жалея сил.

— Не так, — покачала головой Вириана. — Не совсем так. Даже если ты веришь во что-то это не обязательно сбудется. Но… Если не верить, то оно не сбудется никогда.

Передохнув и поев они отправились дальше. Ненадолго остановились рядом со следующим городом, где вампир достал чистую одежду для своей подопечной. Оставил он её лишь утром рядом с постоялым двором. Несколько золотых, отданных трактирщику уверили его в том, что девушку беспокоить не стоит и даже еду необходимо доставлять в её покои.

Ещё два дня путешествия прошли без происшествий и они достигли королевства Викон. В одном из приграничных городов он, после долгих заверений Вирианы, что всё с ней будет в порядке, покинул девушку вместе с кошельком золота и отправился обратно. Приключения ждали его впереди и если он не поторопится они грозили произойти без его непосредственного участия.

Глава забежавшая в гости к Собирателям

Утром я посвятил в подробности происшедшего ночью переполоха Алексис. Девушка, если верить её утверждениям, спала, как убитая и не слышала никакого шума. После этого мы позавтракали и отправились смотреть на храм Собирателей. Он располагался почти в часе ходьбы от гостиницы в храмовом квартале. Мы пошли вчетвером без Джейва и Заэры с которыми условились встретиться вечером в зале гостиницы.

Квадратное каменное, устремившееся башнями расставленными по углам в небо здание, выглядело скорее неприступной крепостью, чем храмом. На эту мысль наводили бойницы наверху, толщина стен и толстые деревянные обитые железом и, наверняка заколдованные на совесть, ворота. В общем проникнуть внутрь ночью будет совсем непросто.

— Ну, как? — поинтересовался я у остальных.

— Будет нелегко, — оценила девушка. — Но вполне по силам.

— Может не стоит лезть туда? — робко заметил Тёмный.

— Нам конец, — заявил Стиви.

— Нет Стиви. Это им конец, — сказал я ему и весело насвистывая пошёл дальше. Настроение было на удивление преотличное. И даже мысль о том, что мы ночью в чужом королевстве собираемся штурмовать хорошо защищённый храм, меня особо не волновала. То ли я окончательно сошёл с ума, то ли стал проще относиться к жизни. Правда, за это легко можно поплатиться. Но в тот момент это меня не заботило. Сегодня утром Алексис была со мной необычайно приветлива, после того, как услышала о ночном нападении. Не знаю почему. Возможно она волновалась за меня? Может быть мне всё же удалось завоевать крохотную частичку её сердца? Кто знает…

По дороге обратно мы зашли в ещё несколько магазинов и закупили всё необходимое для проникновения в храм. Верёвки, крючья, перчатки и всякие мелочи.

* * *

А вечером мы встретились с Джейвом. Юноша сильно нервничал, старался скрыть своё состояние от нас и от этого нервничал ещё сильнее. Мы неплотно поужинали и отправились. По дороге к храму моё радужное настроение постепенно сменилось тоскливым. Я заметил, что стал неосознанно замедлять шаг в попытке оттянуть ночное проникновение. С помощью волевого усилия я каждый раз заставлял ноги двигаться быстрее, но если отвлекался они принимались за старое.

Долго ли коротко, но путешествие подошло к концу. Мы достигли храмового квартала. Вот только, наперекор ожиданиям ночью здесь оказалось ещё больше народу, чем днём. Толпа одетых в жёлтые мантии с красными капюшонами людей брела в одном направлении.

— Это Собиратели, — прошептал Джейв, оказавшийся подле меня.

— Угу. И мы выделяемся, как белые вороны, — проворчал я. — Слушай, надо не поднимая шума, раздобыть пять мантий.

— Понимаю, — ответил он и приобняв за плечи сразу двоих верующих свернул в переулок. По-видимому, не обошлось без магии, так как те не сопротивлялись.

— И я так могу, — ответила Алексис и увлекла за собой одного из Собирателей. Я зарычал, схватил сразу двоих за шиворот и кинулся за ней. Но опоздал. Когда я с моей добычей юркнул в переулок бедняга, последовавший за девушкой, уже лежал без сознания на земле, а Алексис проворно раздевала его. Увидев это, стали вырываться мои жертвы и чтобы успокоить, я столкнул их лбами. Полетели искры и два тела безвольно обмякли, позволяя без проблем забрать их одежду и извиниться за грубость. Я даже несколько золотых им оставил, чтобы не слишком сильно расстраивались из-за потери.

Увидев, такое расточительство уже облачившаяся в мантию девушка фыркнула, но промолчала. Сунувшимся за нами следом Стиви с Тёмным я указал на Собирателей и велел переодеваться. Следом за ними явился с последней мантией для меня Джейв.

Спустя пять минут мы, неотличимые от остальных, влились в общее движение к храму. Ворота его были приветливо распахнуты, позволяя людскому потоку проникнуть внутрь в громадный зал в конце которого располагалась трибуна. Постепенно весь зал оказался заполнен людьми, так что не только яблоку, но и семечку подсолнуха упасть негде было. С десяток Собирателей рангом повыше, чем простые верующие, сидели полукругом за трибуной и, казалось, чего-то ждали. Не представляю, как может оказаться незамеченным громадный двуручник — явно без магии дело не обошлось, но на Заэру никто внимания не обращал. Прошло совсем немного времени и заиграла музыка, со всех сторон полился свет, который потом скрестился на фигуре в центре трибуны. Выглядела эта фигура престранно. Одетый в жёлтую мантию старичок, сгорбленный под грузом лет сам по себе внимания не привлекал. А вот вертикально поставленная на две ножки кровать за его спиной и пятеро персон без мантии с детьми по бокам выглядели действительно не к месту.

— Кто это? — поинтересовался я у стоявшего слева.

— Глава Ордена. Сам Тироний Скромный.

— А кровать зачем? И люди по бокам, они ведь не Собиратели?

— Тироний всю жизнь мечтал умереть в своей кровати в окружении детей и внуков, — пояснил он. — Вот только старый стал, боится, что если придёт пора умирать до кровати добраться не успеет.

— И?

— И теперь он вот уже десять лет никуда без кровати и внуков не выходит. Странно брат, что ты этого не знаешь, — окинул он подозрительным взглядом меня.

— Новенький я.

— Тогда, понятно. Только лучше не спрашивай больше ни о чём. У нас не любят тех, кто задаёт много вопросов.

— Понял, — ответил я и замолчал. Глава Ордена готовился произнести речь.

— Возлюбленные братья мои…, - мужчина сзади потянул его за мантию и прошептал что-то на ухо, — и сёстры. Конечно же я не забыл, что мы уже пять лет, как принимаем девушек в орден. Не думаете же вы, что у меня может быть старческий склероз. Не дождётесь! Я помню. Я всё помню… Так о чём это я?

Тот же мужчина, что-то снова прошептал главе Ордена и тот продолжил:

— Сегодня, мы собрались здесь, чтобы отметить воцарение на небе полной луны. Любимого времени нашего покровителя и повелителя. Богоравного Ириллия! Именно в это время он находится на пике своего могущества. Многие подарки добыли наши адепты в разных странах. Сегодня мы соберём их все, чтобы на исходе недели отправить их к нему в замок. И будут вознаграждены те, кто праведно трудились, и будут покараны нерадивые, и будут мертвы все наши враги. Возрадуемся братья!

Многоголосый крик ликования, подхватил его последние слова. После чего то, по одному то, по несколько человек стали выходить на свободную площадку перед трибуной и оставлять там различные, судя по всему, волшебные предметы.

— Неплохо, поворовали, — присвистнула Алексис.

— И поубивали, к сожалению, — добавил Джейв.

— В средствах они не стеснялись, — согласился я.

— Поэтому и мы не будем, — шепнула Заэра.

Собрание длилось ещё два часа. Раздавались какие-то подарки, с трибуны лились обещания из толпы восторженные вопли. На исходе второго часа люди стали постепенно расходиться. Мы, чтобы не привлекать внимания, тоже потянулись к выходу. Но Джейв, внезапно, поманил нас за собой. У стены за колонной он взмахнул мечом и прорезал приличных размеров проём в который мы по очереди нырнули.

— А почему так со стенами сделать нельзя было? — поинтересовался я, понимая, что рано или поздно (скорее всего рано) дыра привлечёт чьё-либо внимание. Разговор мы вели на ходу, углубляясь в коридор храма.

— Внешние стены зачарованы на совесть, — вздохнула Заэра.

— Может отложим подробности на потом? — возмутилась девушка. — Мы здесь между прочим рискуем. Давайте искать сокровищницу.

— Ты хотела сказать главу Ордена?

— Угу, в сокровищнице.

— Алексис!

— Шучу я, шучу. Уже и помечтать нельзя, — сдалась воровка.

Заэра вела нас вперёд по коридору. Если прохода в нужную сторону не находилось то святое оружие делало его, пронзая перегородки будто разгорячённый нож масло. Благодаря такой помощи мы быстро добрались до центрального пути, ведущего в покои главы. И сам коридор и вход в покои надёжно охранялись. Но с помощью магии меча нам удалось подобраться поближе к стражам, а дальше вступал в бой именно этот самый меч и отправлял их смотреть сладкие сны. Наконец последняя дверь слетела с петель и мы оказались внутри просторного, обставленного дорогими украшениями и мебелью помещении.

Все головы присутствующих, а в комнате находился, лежавший на кровати глава Тироний и, стоявшая вокруг его семья, повернулись к нам.

— Простите, мы всего на минутку, — успокоил их я. — Сейчас открутим голову вашему главе заберём копьё и уйдём отсюда.

— Покровитель предполагал, что когда-нибудь случится подобное, — со злорадством в голосе протянул старик. Дрожащей рукой он сорвал медальон с шеи и бросил его оземь. Сверкнула молния, на мгновение ослепив нас и на месте украшения возникло чудовище. Метра полтора роста оно пугало в первую очередь количеством клыков и длинной когтей. А также твёрдой чешуйчатой бронёй, окрашенной в серый цвет. Из-за спины его выглядывали маленькие кожистые крылья, а глаза горели алым пламенем, не предвещая нам ничего хорошего.

— Демон! — пятясь, воскликнул Тёмный.

— Бежим! — закричал Стиви, но не двинулся с места. Видимо ноги отказались служить ему в этот момент.

Вперёд выступил Джейв. Заэра стремительным вихрем засверкала в его руках. Но даже зачарованное оружие оказалось не в силах нанести серьёзную рану монстру.

— Уходите, — приказала Заэра, в то время, как Джейв постепенно отступал под градом ударов. — Мы его задержим.

— А как же вы? — замешкалась Алексис.

— Вашему оружию всё равно не пробить его шкуру, — ответила меч.

Уходить так уходить. Если соратник желает погибнуть смертью героя, спасая нам жизнь, то я не вправе его от этого отговаривать. К тому же в схватке с демоном я ему и вправду ничем помочь не мог. Я повернулся, не глядя схватил девушку за руку и побежал прочь. Тёмный с оруженосцем быстро отстали. Но они оба парни не промах, сумеют позаботиться о себе. Коридоры наполнились громкими голосами, похоже глава поднял по тревоге весь храм. Я сворачивал из одного проёма в другой и в какой-то момент понял, что заблудился. Но отступать некуда — сзади доносился шум приближающихся шагов. Внезапно дорогу нам преградила стена. Пути дальше не было!

Я повернулся к Алексис и с изумлением осознал, что всё это время волочил за собой Стиви.

— Что ты здесь делаешь? — спросил я.

— Но господин. Ты сам схватил меня за руку и потащил за собой.

За руку, за руку… Да хватал, но это должна была быть рука девушки. Конечно, кисть у оруженосца довольно маленькая, а я схватил не глядя. Стиви тогда стоял рядом с Алексис. Как я мог так ошибиться?!

Преследователи приближались. Я посмотрел на Стиви и решил, что лучше смерть. Достал меч, снова посмотрел на Стиви. Умирать не хотелось. Ещё меньше хотелось кого-либо убивать. Признаюсь честно, лишать жизни человека (или представителя иной разумной расы) мне ещё не приходилось.

Когда в коридор ступил первый из преследователей, я решился. Обнял Стиви, сделал вид, что его целую и активировал заклинание для отвода глаз. Там оставалось совсем немного силы — для одной попытки не больше. Следом за ним показались остальные охранники.

— Срамота какая.

— У-у, развелось охальников, — согласился с ним кто-то.

— Места другого они найти не могли, — кинул третий. — Мы грабителей ловим, а они здесь милуются.

С этими словами они дружно развернулись и пошли прочь. Я отпустил Стиви.

— Господин, я слышал, многие богатые лорды заводят себе красивых оруженосцев. Но не думал, что вы из таких, — протянул он. И мне снова захотелось обнять оруженосца, но уже для того, чтобы придушить.

— Стиви я твой господин?

— Да. И я сделаю всё, что вы прикажете. Пусть это и непотребство.

— Стиви. Я как твой господин приказываю тебе: Ничего не было!

— Но как же…

— Стиви, ничего не было.

— Но я ведь видел…

— Последний раз повторяю, ничего, абсолютно ничего не было, — и не дожидаясь ответа от растерянного оруженосца двинулся обратно. По зрелому размышлению я решил наведаться к главе Ордена. Во-первых потому, что рядом с ним меня вряд ли будут искать, а во-вторых, где-то по пути я потерял Алексис и был твёрдо намерен её отыскать. Фортуна на этот раз ослепительно улыбнулась мне: минут пять ходьбы и я нос к носу столкнулся с Тёмным. Они с девушкой оказывается прятались в нише за статуей, не обращая внимания на пробегавшую мимо охрану. И только когда тревога несколько успокоилась, Алексис отправила Властелина на разведку (выпихнула его из ниши, как выразился сам Тёмный). Забрав девушку из её укрытия, мы отправились дальше.

— А я и не знала, что ты так дорожишь своим оруженосцем, — невинно заметила Алексис. — Значит эти вечные шутки всего лишь броня, под которой скрывалась искренняя мужская дружба.

Я заскрипел зубами от злости, но промолчал. Стиви, после того, как увидел мой кулак перед своим носом, тоже.

Вскоре Тёмный, намного лучше меня ориентировавшийся в коридорах замка, безошибочно привёл нас к комнате Тирония. Рядом с ней стоял, тяжело опираясь на меч, Джейв.

— Ты в порядке? — поинтересовался я, тревожно осматривая осунувшееся от усталости лицо юноши.

— Всё нормально, — ответила Заэра. — Заклинание оказалось недолговечным, но очень сильным. А когда, магия развеялась я прикрыла нас плащом невидимости.

— Понятно. Глава ещё внутри?

— Угу. Он отправил всю стражу на наши поиски, — ответил Джейв.

— Полагаю, тогда сейчас самое время нанести ему визит.

Юноша кивнул, с видимым усилием поднял меч и обрушил его на створки двери. Та в ответ разлетелась чуть ли не на щепки, видимо Заэра не пожалела магии.

— А вот и мы, — сказал я, проскальзывая внутрь. — Теперь тебе Глава точно не поздоровится!

В комнате находились всё те же. Глава и его потомки. Тироний увидев нас завизжал: "Убейте их!", но никто не сдвинулся с места. Наоборот его любимые дети расступились, пропуская нас.

— А вы его точно убьёте, — засомневался один из них.

— Скорее да, чем нет, — ответил я. — Признавайся гад, где копьё святого Эллиандра?

— Да и почему вы разрушили монастырь Святого оружия? — спросил Джейв.

Старичок понял, что помощи ждать не откуда.

— Копьё у Богоравного Ириллия. И, если что-то разрушали, то по его приказу. Он сам договаривался с гильдией убийц. Мы вели дела только с воровской гильдией.

— Значит надо разобраться с этим «Богоравным», тогда заказ на тебя аннулируют, — задумчиво протянула Заэра, обращаясь к Джейву.

— Где расположен замок?

— Не могу сказать. Ириллий меня убьёт.

— Или он, или я. Но я здесь, сейчас и довольно больно. А он далеко и после того, как я с ним поговорю уже никого, никогда не убьёт, — вмешался Джейв.

Тироний задумался и сказал:

— Ладно. Авось не доживу, пока он до меня доберётся. Замок его расположен к югу отсюда неподалёку от странных земель в провинции Зельрни. Рядом с деревней Большие Оселедцы.

— Он сказал правду? — спросил Джейв Заэру.

— Не врал, — подтвердила меч.

— Тогда я думаю, есть смысл отправиться к этому самому Богоравному.

— Угу. Убьём его и пойдём, — ответила она.

— Да он сейчас сам от страха умрёт, — дедушку и правда, трясло словно в лихорадке и он потихоньку менял цвет лица с белого на красный. — Старый человек ведь. Неужели тебе хочется пачкаться его кровью?

Заэра задумалась и ответила:

— Пожалуй, нет.

— Тогда пойдём.

Мы развернулись уходить и тут старший из сыновей главы Ордена не выдержал:

— Так вы его не убьёте? — обиженно спросил он.

— Нет, мы же не звери, — ответил я и отвернулся. Сзади послышалась возня и шум борьбы, так что я не выдержал и перед тем, как покинуть комнату бросил взгляд на кровать. На голове у Тирония красовалась подушка, а дети дружно держали его за руки, мешая вырваться.

— Что это вы творите такое? — рявкнул я.

— А вы как думаете? — вопросом на вопрос ответил самый наглый. — Считаете легко десять лет постоянно шататься за этим старым ослом? Да ещё с кроватью. У нас между прочим тоже жизни есть, были… пока ему не взбрело в голову умереть в собственной кровати. Вот мы и осуществляем его мечту.

— Проблема отцов и детей, — понимающе вздохнул я. — А чего раньше не удавили?

— Свалить не на кого было. А его верующие если узнают, убить могут. Фанатики.

— Понятно, — сказал я, поворачиваясь.

— Неужели ты так и оставишь его умирать, — игнорировать умоляющий взгляд прекрасных глаз Алексис у меня не было сил. И хотя, если спросить меня, старикашка сам виноват в своей участи — нечего издеваться над детьми, — но оставить без внимания её просьбу я не мог.

— Отставить! — Приказал я. — Какой-никакой, но он всё-таки ваш отец. Да и внукам на это смотреть не стоит.

— Да они бы и сами его придушили, только маленькие ещё, — возразил тот же сын.

Я достал меч — против такого острого аргумента не поспоришь — и с его помощью отогнал отцеубийц.

— В общем, судя по всеобщей любви, придётся вам пройти с нами, — обрадовал я, судорожно глотавшему воздух Тирония. Он часто закивал, всем своим видом демонстрируя, что готов следовать за нами куда угодно, лишь бы подальше от любимых чад.

— А вам бы я советовал куда-нибудь переехать, желательно в город подальше. Не уверен, но мне кажется папа у вас злопамятный, — с этими словами мы покинули комнату старика, оставив его потомков собирать вещи и драгоценности.

При виде того, что сотворил Заэра со стенами храма Тироний, попытался возмутиться и Тёмный даже ему посочувствовал, но после моего предложения вернуть главу Ордена обратно в его покои, тут же стих. Он даже почти не вздрагивал, когда мы, возвращаясь делали новые дыры в переходах, так как идти обратно по проторенному пути было глупо, а главное опасно.

Наконец мы достигли главного зала, где легонько оглушили главу, так чтобы не отправить его к предкам и двинулись к воротам. Вот только они уже были закрыты и стража ради нас их открывать не собиралась. Более того, они почему-то приняли нас за грабителей, — хотя мы ни монетки не взяли, несмотря на настойчивые требования Алексис пойти поискать сокровищницу. Пришлось Джейву объяснять шестёрке здоровенных охранников, что нападать на вооружённого огромным мечом парня, прошедшего боевую подготовку в монастыре, как минимум, неумно. Объяснял он недолго. Два удара крест накрест лишили четверых из них оружия. А тех двоих, которые сократили разделявшее их расстояние, думая, что вблизи короткие мечи имеют преимущество, он оглушил ударом локтя в горло и кулаком в глаз соответственно. За эти мгновения я только успел достать меч, а Тёмному не удалось и этого.

— Ну, ты силён, — похвалил его я.

— Да я ничего. Без Заэры я бы так не смог, — смутился юноша.

Ворота со скрипом открылись, хотя Заэра и предлагала, несмотря на магию, порубить их в щепки, но мы поступили проще и забрали ключи у стражи.

На этом наш ночной визит в орден Собирателей закончился. Хоть я и не добыл копьё, но узнал, где оно точно находится. А это уже немало.

Глава в которой главные и второстепенные герои отдыхают и строят планы

На следующий день я прдложил Алексис пройтись по магазинам. Это оказалось роковой ошибкой. На самом деле приглашение подразумевало, что мы пройдёмся до ближайшей книжной лавки и приобретём карту Измира, но девушка истолковала его по-своему. Начали мы путешествие по торговому кварталу с магазина украшений, потом была лавка одежды, потом снова украшений, потом… не помню. Пришёл я в себя часов через шесть, когда мы всё-таки добрались до торговца книгами. Старенькое, одноэтажное здание скромно жалось к более крупным, двух-трёх этажным соседям, вызывая тоску и жалость одновременно, своим потрёпанным видом.

Громко скрипнула дверь, вместо колокольчика подавая знак о приходе посетителей. Дремавший за прилавком сухонький старичок открыл глаза и спросонья чуть не свалился со стула. В последний момент удержался, балансируя на одной ножке, поднялся и засеменил к нам навстречу.

— Чего изволите? — просипел он.

— Карту Измира, пожалуйста, — попросил я.

— Сию секунду, — сгорбился он в поклоне и поспешил прочь в джунгли книжных полок за спиной. Оттуда периодически слышался звук падающих книг и я даже решил, что продавца мы потеряли — завалило фолиантами, — но спустя десять минут, дедушка вернулся, таща перед собой груду свитков. Он вывалил их все на прилавок и поинтересовался:

— Какая именно карта вас интересует?

— Самая точная. Без особых изысканий.

— Извольте, — протянул он мне свиток.

Я развернул карту и посмотрел на неё. Так Измир есть. Зельрнинская провинция присутствует. Вот только ни деревни Большие Оселедцы ни замков «Богоравных» я в этой провинции не обнаружил.

— Есть другая карта Измира? — спросил я.

— Конечно, — он подал мне следующую. Но ни на ней, ни на других свитках — я пересмотрел их все — не обнаружилось даже намёка на деревню Большие Оселедцы. Для очистки совести перед старым человеком я купил одну из карт и вместе с ней отправился обратно в гостиницу. Вернее хотел отправиться. В этот момент голос подала Алексис, заявив, что ей надо в ещё один магазин, буквально на минутку. Так что на постоялый двор мы вернулись уже под вечер. Ужинали мы наедине с Алексис, так как наши попутчики, не дожидаясь пока мы придём, успели набить животы.

Мы сидели и беседовали о разных мелочах и разговор неожиданно перескочил на, не самую приятную для меня тему.

— Вы совершенно не ладите со Стиви. Почему ты его терпишь? — поинтересовалась девушка.

— Ну, есть много разных причин, — ушёл от ответа я.

— Он совсем не похож на жителей материка. Откуда он?

— Неужели тебя так интересует его история? — слегка обиделся я.

— А почему нет? Меня интересует всё, что связано с тобой.

После этого у меня просто не оставалось выбора.

— Хочешь верь, хочешь нет, но я выведал рассказ о его жизни у оруженосца, когда напоил его, — начал я. — История, конечно невероятная, но он божился, что правдивая:

Глава в главе или история одного оруженосца рассказанная им самим в присущей ему манере, а также о том, что некоторые истории бывают порой похожи друг на друга

Вечеринка не задалась с самого начала. Во-первых, половина гостей пришли уже пьяными, во-вторых, вторая половина быстро исправляла сей пробел, накачиваясь с достойной восхищения скоростью. Один только царь богов тихо дремал на своём троне с открытыми глазами — дескать он всё видит, всё слышит и только присел отдохнуть. Этому хитрому трюку он учился пятнадцать лет, но впоследствии ни разу не жалел о потраченном времени.

Никто и не подозревал о том, что ожидает гиков в ближайшие трое суток. Никто, даже особа с которой, собственно говоря, всё и началось. Ну кто виноват, что богине Эхидне наступили на ногу? Никто не виноват, даже совершивший сие постыдное деяние Гераквл. Не виноватый он, она сама пришла и стала между ним и очередной амфорой с нектаром. Никогда, никогда не становитесь между героем и выпивкой, это может иметь катастрофические последствия и для вас, и для всей истории.

Обозлившись на невежливых богов, богиня раздора тут же придумала коварный план, целью которого было испортить остальным вечеринку. Ухватив с золотого подноса сиротливо лежащее яблоко, она вывела на нём гениальную фразу: " Все боги кАзлы!" и бросила его в зал.

Результаты сего деяния первым на своей шкуре ощутил Герпес, так как именно он наступил на это яблоко, пробираясь в очередной раз к столу с различными яствами.

С криком: "чёрт побери!" он опрокинулся на спину. К нему тут же бросился Генфест в надежде узнать, кто такой чёрт и что он должен побрать. Герпес на это ответил кратким и полным эмоций монологом, в котором несколько раз упоминался мерзавец, бросивший яблоко, его мать, и все его родственники. Так что Генфест не стал допытываться, а, подобрав яблоко, забросил его подальше вверх. К слову, это самое яблоко приземлилось значительно позже, пребольно ударив по темечку отдыхавшего под сенью яблони учёного, который так расстроился по этому поводу, что даже не заметил крамольной надписи на древнегирском, а если бы и заметил, то всё равно читать по-гирски не умел.

Но вернёмся к нашим баранам, вернее козлам. Раздосадованная неудачей, точнее частичной неудачей (падение Герпеса она всё же записала себе в актив), Эхидна продумывала следующий ход.

Для того чтобы его осуществить, ей пришлось приложить немалые усилия, в поисках ненадкушеного яблока. Трижды обойдя праздничный стол, Богиня раздора в конце концов просто выхватила нужный ей плод из руки Гераквла, который был уже в том состоянии, что даже, не заметив утраты, продолжал кусать воздух рядом со своей ладонью. Правда, когда его могучие челюсти сомкнулись на запястье, он несколько протрезвел и пошёл искать кому бы набить морду.

Эхидна же в это время снова писала на яблоке. На этот раз фраза у неё получилась оригинальней: "Самой привлекательной и обаятельной".

С трудом она заставила себя выпустить из рук эту мину замедленного действия, так как Эхидна не без оснований (основаниями было её глубочайшее заблуждение) считала самой обаятельной и привлекательной себя.

На яблоко тут же наткнулась богиня красоты Афигита. Но, к сожалению, красота и ум не всегда ходят рука об руку и вместо того, чтобы прочитать надпись или хотя бы не трогать лежавшее на полу яблоко, она в четыре укуса сгрызла убойное оружие Эхидны и полезла целоваться к ошалевшему от такого внимания Гераквлу. Герой не бил женщин, ну почти не бил, ну если и бил, то очень редко и только свою жену, возвращаясь после очередной

двух-трёх-летней командировки на Овимп и обнаруживая пятимесячного сына. Так что, вежливо окунув Афигиту в амфору с нектаром, сын Зевца поплёлся дальше в поисках развлечений.

Сплюнув и помянув всуе тупость богов, Эхидна решила больше не связываться с яблоками. Она просто вышла на середину зала, попутно увернувшись от хватавшего всех девушек подряд за мягкие части тела Эротомана и пнув всё ещё лежавшего на земле и стонавшего Герпеса.

— Минуточку внимания! — не хуже сирены со стажем завизжала она. Конечно, многоопытного Зевца ей разбудить не удалось, но желаемого эффекта богиня добилась. Всё полу-пьяное, пьяное и полу-трезвое (да, там были и такие) общество удивлённо уставилось на неё.

— Сегодня здесь состоится первый в истории конкурс мисс Богиня неизвестно какого года!

— Ур-ра!! - с энтузиазмом поддержали её слова остальные боги.

— А что это значит? — поинтересовался не до конца пьяный Арцес у стоявшего неподалёку Генфеста.

— А кто его знает, но чувствую будет весело, — ответил Бог и, как ни странно, оказался прав.

— Все богини быстренько подходят сюда! Сейчас боги будут выбирать самую красивую.

Какая после этого началась драка даже рассказывать не хочется. Упомянуть можно лишь, что после этого богине Селете пришлось показываться гикам только ночью, так как днём на неё смотреть без страха даже богам удавалось с трудом. В общем, после долгой и жаркой схватки на подиум взобрались три победительницы. Первой, покинувшей место схватки, оказалась прекрасная воительница Ахина, которой не оказалось равной в бою. Второй взобралась Мегера, шипевшая на остальных богинь так энергично, что они боялись к ней подступиться, вдруг да укусит, а яда в жене Зевца было предостаточно. Ну а третьей, к всеобщему удивлению, подоспела Афигита. Вступив в побоище последней, она просто по головам большинства его участниц прошагала к Эхидне, эффектно покачивая бёдрами.

— Итак, — продолжала самозванная ведущая. — Первым выскажет своё мнение Арцес!

Несколько минут бог войны придирчиво оценивал, пытаясь честно определить самую красивую из них, потом до наполненого алкоголем мозга стали доходить катастрофические последствия любого выбора.

Ну допустим он скажет, что Мегера самая красивая. Тогда у него возникнут крупные проблемы с Ахиной, воинственной амазонкой, которую даже он побаивался, и Афигитой, что означало воздержание на ближайшие несколько лет от постельных утех. Нет уж — дудки. Но если он не признает Мегеру самой красивой, на небе в ближайший десяток лет ему вообще появляться не стоит, мстительный характер своей мамочки он знал хорошо.

— А почему я? Почему сразу я? — возмутился Арцес. — Пусть вон Аголлон выбирает — он у нас специалист по красоте.

Но Аголлон в ловушку не попал:

— Какой из меня специалист, вот Эротоман — настоящий профессионал. Пусть он и назовёт самую-самую.

Взгляды всех присутствующих скрестились на низеньком лысоватом Эротомане, пытавшемуся оттащить в угол потемнее пострадавшую в побоище богиню зари Эгос.

Нервно сглотнув, он выдал гениальную по простоте мысль:

— Я только по людям профессионал. Вот у них и спросите.

Предложение было принято на ура и только один Генфест, попытался охладить воодушевление богов:

— А они захотят?

— А куда они денутся, — плотоядно облизываясь, заявила Мегера.

На том и порешили.

* * *

Ничего не подозревающий о происходящих на небесной сходке событиях, Парик спокойно пас овец, наслаждаясь покоем и обдумывая коварные планы по внедрению в кровать Иолы — местной красотки, когда неожиданно перед ним появились три спорящие богини.

Нужно признать — сельское образование не добавило ума и так не блещущему интеллектом юноше. Зато он был высок, строен и мускулист, а этого в деревне где Парик вырос считалось достаточным, чтобы претендовать, если и не на руку и сердце (потому, как юноша был беден) то хотя бы на пару жарких ночей на сеновале с любой красавицей.

— Привет тебе, о смертный, — сказала Мегера и хотела продолжить речь, но Парик не привыкший к такому вниманию небожителей к своей скромной персоне, нагло упал в обморок.

— Ну вот, я тебе говорила — выбирай лучше, — возмутилась Афигита. — Нашла припадочного на нашу голову.

— Откуда я знала, что он такой нервный. Хочешь, другого поищем?

— Надо работать с тем, что есть, — практично заметила Ахина и, присев рядом с лежащим Париком, принялась методично хлестать его по щекам.

Несколько ударов мускулистой ручкой богини вмиг привели юношу в чувства.

— Вы кто? — не совсем понимая, что именно от него хотят и за что на него свалилось такое «счастье», спросил юноша.

— Я — Мегера, это — Ахина и Афигита. Не узнал?

Парик испуганно покачал головой.

— Конечно. Не каждому смертному в своей жизни доводилось- лицезреть трёх великих богинь одновременно, — хмыкнула жена Зевца и продолжила. — Так вот тебе выпала великая честь выбрать среди нас самую красивую.

— Я умер? — поинтересовался Парик.

— Ещё нет, но это можно устроить, — усмехнулась Мегера и богиням снова пришлось ждать, когда юноша придёт в сознание, после второго более продолжительного обморока.

Очнувшись и вспомнив о уготованной ему участи Парик неуверенно промямлил:

— А может не надо?

— Ничего не поделаешь Паря, именно на тебя свалилось такое счастье, — сочувственно промолвила Мегера. — Давай выбирай побыстрее или нам тут до вечера стоять придётся?

— А других, более достойных нет? — всё ещё надеясь отвертеться, спросил Парик.

— Нет, — отрезала Мегера, любуясь своими остро наточенными ногтями. — Выбирай давай.

Прикинув, что выбора нет и ему всё равно конец, Парик решил умирать с музыкой.

— Я должен осмотреть вас полностью, раздевайтесь.

— Да ты что с ума сошёл, смертный! — Возмутилась Ахина. — Да за такое я тебя лично…

Слева и справа от неё Богини спешно сбрасывали с себя одежду. Причём более опытная в этом деле Афигита, уже успела раздеться почти полностью. Не говоря больше ни слова, Ахина тоже принялась избавляться от одежды.

Наблюдавшие за этой сценой с Овимпа небожители веселились вволю. В основном они смотрели на Афигиту, не потому что Мегера с Ахиной были некрасивы, просто за подглядывание за Ахиной можно было здорово от неё схлопотать. А смотреть на голую Мегеру вообще было сопряжено со смертельным риском. Не дай небеса, Зевц, о привычке которого спать с открытыми глазами знали все, проснётся. Он им тогда устроит.

Глотая слюну и захлёбываясь, Парик наблюдал за небывалым действом.

"Эх сюда бы ещё музыку и шест, — подумал он, стараясь не потерять сознание".

— Ну как? — надменно спросила Ахина, гордо выпятив прекрасную грудь.

— Хорошо, — честно признал юноша. — И что мне будет, когда я назову самую красивую?

— Ничего тебе не будет, — угрожающе сказала Ахина. — Живым домой вернёшься.

— Денег хочешь? У меня много денег, — предложила находчивая жена Зевца.

— Да я вообще-то не о деньгах думал, — честно признался Парик, завороженно наблюдая за богиней красоты.

— А ты наглец, — заявила Афигита. — Хочешь самую красивую девушку на свете?

— Хочу, очень хочу, — продолжая сверлить её пристальным взглядом, кивнул юноша.

— Она будет твоей, — сказала богиня. — А то чувствую, ты со своими баранами соскучился по ласковой женской руке.

Парик покраснел, от столь чудовищного заявления и сказал:

— Я выбираю Афигиту!

— Точно дурак, — покачала головой Мегера.

— Эх, надо было другого, не припадочного искать, — вздохнула Ахина.

Через секунду с лёгким хлопком обе богини исчезли, оставив победительницу наедине с юношей.

— Ну что, пошли, — предложил Парик, недвусмысленно намекая на то, что долг платежом красен.

— Не парень, спасибо тебе конечно, но я обещала тебе самую красивую девушку на земле, а не себя.

— Но как… в смысле… а разве ты не самая красивая девушка?

— Я богиня, дурачок. Самая красивая богиня.

— Тогда может ты это… Поможешь мне с Иолой?

— С какой Иолой, дурак? — разозлилась богиня. — Сказала — получишь самую красивую — значит получишь самую красивую.

— А может не надо? — жалобно проскулил юноша, понимая, что его снова обвели вокруг пальца.

— Надо, Паря, надо. — В этих, казалось бы простых словах, молодому человеку послышался приговор.

* * *

На следующий день в дом Парика вломились десяток одетых во всё чёрное неизвестных, схватили его, погрузили на окрашенную в чёрное трирему без опознавательных знаков и привезли в Двою, где перепуганному насмерть юноше сообщили, что он оказывается сын и наследник царя Примата, после чего его тут же втолкнули в широкий большой зал, где на троне и восседал его настоящий отец.

Не совсем понимая, что происходит, юноша сделал несколько неуверенных шагов вперёд и тут же попал в объятия энергичного старичка с короной на голове. Не в силах усидеть, тот покинул трон, побежал к Парику навстречу и крепко стиснул в руках своего давно потерянного и оплаканного сына.

— Сынок, — причитал старик.

— Папа, — умилился Парик.

К сожалению, семейная идиллия была прервана диким визгом:

— Выгоните его, убейте, отравите, скорее!

— Кто это? — невольно отпрянув от яростно размахивающей сорванным откуда-то со стены мечом девушки, спросил Парик.

— Крыссандра. Твоя сестра, — ответил Примат. — Когда-то она наврала всем, что переспала с Аголлоном и ей поверили. Узнав об этом Аголлон очень возмутился, особенно увидев как она выглядит.

"Да зрелище не для слабонервных — согласился про себя Парик". На такую только слепой позарится.

— И проклял несчастную. Наделил её даром видеть будущее, но сделал так, что ей больше никто не верит, — продолжил Царь и обратился к сдерживаемой тремя охранниками девушке. — Да успокойся ты, идиотка. Вечно лезешь со своими дурацкими предсказаниями. Ещё раз скажешь, что-то плохое о моём сыне — выгоню из дворца.

— Строго ты с ней, — то ли осуждающе, то ли ободряюще сказал Парик.

— С ней иначе нельзя, — вздохнул Примат. — Я думаю — ты устал. Слуга проводит тебя в твои покои.

Попрощавшись с отцом, всё ещё не оправившийся от свалившихся на него приключений юноша следовал за слугой пока тот не привёл его в роскошные покои. Не успела закрыться дверь за его спиной, как рядом с ним, буквально из ничего, возникла богиня любви Афригита.

— Ну что не ждал! — воскликнула она, насмерть перепугав юношу.

— Не ждал, — печально согласился Парик.

— А я пришла исполнить твоё желание.

— Неужели? — обнимая богиню и увлекая её к широкой кровати, удивился он.

— Нет, не это желание, — с трудом вырвавшись из рук пылкого гика, вернее, как выяснилось двоянца, сказала богиня. — А твоё, о самой прекрасной девушке. В общем так, завтра же собираешься и едешь в Кварту.

— Что я там забыл?

— Свою красавицу ты там забыл.

— А если я не хочу?

— Неужели ты думаешь, что у тебя есть выбор, дурачок?

— Никуда я не поеду! — истерично взвизгнул парень.

— Не поедешь и не надо, она сама к тебе приедет, — усмехнулась Афигита и перед тем как исчезнуть предупредила. — Да и ещё, не советую тебе спать в этой постели — Крыссандра подложила в неё ядовитых змей.

* * *

В эту же ночь десяток одетых в чёрное неизвестных похитили Пелену Прекрасную загрузили её на чёрную трирему без опозновательных знаков и привезли в Двою.

Каково же было удивление спавшего на диване Парика, когда под утро кто-то открыл двери в его покои и втолкнул в них связанную по рукам и ногам девушку с кляпом во рту.

Парень распутал верёвки пленившие красавицу и избавил её от кляпа, что было очень большой ошибкой, так как прелестный ротик девушки не закрывался в течение следующих десяти минут, высказывая всё, что она думает о похотливых развратниках ворующих чужих жён.

С трудом успокоив прекрасную Пелену, Парик присел на диван и, понимая, что ни о какой близости с ней и речи идти не может, глубоко задумался.

* * *

А в это время, в Кварте, оставшийся без жены Малолай целовался с одной из наложниц и горячо благодарил Богов за свалившееся на него счастье. Если бы они ещё и забрали бы к себе его тёщу, то он бы оказался счастлив полностью. К сожалению, для Двои в целом и Малолая в частности, его молитвы были услышаны. Правда истолкованы они оказались несколько иначе, чем он предполагал.

— Ну что, не ждали!? - с громким хлопком позади целующихся появилась Мегера. — В общем, собирайся, собирай армию, едем возвращать твою супругу.

— Ик, — глубокомысленно заметил потрясённый царь Кварты.

— Учти, я долго ждать не буду.

— А может ну её? — робко предложил Царь.

— Неужели ты не хочешь освободить несчастную? Или ты её не любишь? — спросила богиня семейного счастья, подозрительно смотря на всё ещё обнимавшего девушку Малолая.

— Люблю, — обречённо сказал Царь и пошёл собираться.

* * *

И началась великая Двоянская война!

Много подвигов было совершено на пути к Двое. И самый важный из них состоял в том, что герои, несмотря на посильную помощь Посейдома до Двои добрались.

Ещё одним подвигом оказалось привлечение, пытавшегося косить под сумасшедшего Одессита, к защитникам чести Пелены Прекрасной — людям желающим пограбить зажиточную Двою.

Разоблачить хитроумного царя И-таки-да не представлялось возможным, но Малолай и не собирался этого делать. Он, просто пользуясь мнимой невменяимостью хозяина, разместился со своими солдатами в его замке. Когда герои щупали хорошеньких служанок и поедали недельные запасы пищи — Одессит терпел. Когда, некоторые из них завалились в спальню к его молодой жене — он терпел. Но когда неугомонные гости за один присест опустошили треть его винных погребов, царь И-таки-да не выдержал и доказал свою состоятельность, прогнав мерзавцев прочь. К сожалению, клятвы, даже данные в ранней юности, надо было держать (иначе придут боги и объяснят клятвопреступнику, что так поступать не следует), поэтому Одесситу пришлось присоединиться к походу на Двою.

— Не волнуйся, любимая, я только туда и обратно, — сказал он на прощание жене, перед тем как ступил на борт готовящейся к отплытию триремы.

* * *

На следующую ночь, после прибытия героев на остров, десяток одетых в чёрное неизвестных похитили из придорожного кабака Хомера загрузили его на чёрную без опозновательных знаков трирему и привезли в Двою.

— Зачем вы меня сюда притащили? — спросил, протрезвевший только на берегу Двои, Хомер.

— Ты хвастался, что умеешь писать, — ответил один из одетых в чёрное.

— Умею.

— Поэтому мы привезли тебя описать Великую Двоянскую битву для потомков.

— Но я ведь слепой!

— М-да, проблемка, — неизвестный почесал голову. — Ладно, не паникуй, мы тебе всё в подробностях расскажем.

— Итак, длилась Двоянская война лет пять, нет даже десять. Сотни тысяч воинов с той и другой стороны сошлись в схватке, — рассказывал одетый в чёрное мужчина, наблюдая, за строившими деревянного коня, уже на второй неделе безуспешных попыток уговорить двоянцев сдаться, героями.

Постройка, сопровождавшаяся воплями Парика: "мы все умрём" с крепостной стены. Не обошлась она и без жертв. Наступивший, на один из гвоздей Ахилвлес, настолько удачно притворялся умирающим от потери крови (чтобы не работать в две смены), что Малолай добил его из жалости.

* * *

Трюк с деревянной лошадью оказался удачным. Двоянцы поверили в уход гиков и вкатили врагов на своих плечах в город, где принялись праздновать великую победу.

Долго ждали герои, но дождаться ночи так и не смогли. Вино, распиваемое в немеряных количествах горожанами на улицах, не оставило им выбора и, выбравшись из лошади при свете дня, они присоединились к пирующим.

А в это время Крыссандра, с безумным выражением на лице и факелом в руках, бегала по городу, поджигая, при полном попустительстве пьяных хозяев, дома один за другим и бормоча:

— Сказала, Двоя будет сожжена, значит будет! Карррфаген должен быть разрушен!

* * *

На следующую ночь, десяток одетых в чёрное неизвестных похитили Фектоса загрузили его на чёрную трирему без опозновательных знаков и привезли в Двою. Не потому, что им так приказали, просто им очень понравилось похищать людей и привозить их в Двою.

* * *

Очнулся Парик один, в лодке без вёсел. Тоскливо взглянул на дымящиеся развалины Двои, своего города и откинулся назад, полностью положившись на волю богов. Но богам было не до него. Они выясняли кто развязал всю эту заварушку, вспоминали зачем они после попойки допустили сожжение Двои и решали, что делать с перепившимися героями, которые оставшись без выпивки собирались отправиться дальше осаждать следующий город. Именно поэтому Парик благополучно достиг дальней, неведомой земли, где принял новое имя Стиви и занялся привычным ему пастушьим делом. На его счастье или беду, однажды пировавший в землях его хозяина Король после знатной попойки решил отправиться на охоту. Оленя переполненный вином под горлыщко Правитель так и не догнал, зато умудрился потерять свою свиту и продолжал путешествие в гордом одиночестве пока сон не сморил его.

Проснулся же Его Величество с жуткой головной болью, неподалёку от пастушьего стада. Он так жалобно кричал: "Вино! Вино! Полцарства за вино!", что Парик, вернее Стиви сжалился над ним и поделился своими запасами.

Король, когда ему стало лучше, как хозяин своего слова, тут же забрал это слово назад. Но пообещал пристроить паренька на хорошую работу, оруженосцем к своему сыну, расписывая райскую жизнь и возможности карьерного роста самыми яркими красками. Стиви подумал, подумал (что ему было в общем-то несвойственно) и согласился.

* * *

— Так твой отец король? — вскинулась девушка.

— Нет, что ты, — возразил я, помня нелюбовь Алексис к принцам. — Просто именно от королевского сына мне и достался оруженосец с приказом позаботиться о нём.

— Понятно.

Больше ни о чём серьёзном мы за ужином не говорили, так как еда, а вместе с ней и ужин подошли к концу.

Не знаю, правду ли рассказал Стиви о себе или соврал. Вот только, его история столь невероятна, что вряд-ли мой оруженосец бы до неё додумался. Так что я лично был склонен в неё верить.

Глава описывающая повторный визит к Собирателям, любовь, и отправление к цели

— Ну и как мы найдём этот замок? — поинтересовалась Алексис, когда все собрались в моей комнате для обсуждения дальнейших планов. Джейв после "ночи проваленного потолка" перебрался на второй этаж в комнату напротив.

— Надо снова в храм идти, пусть глава на карте дорогу к замку рисует, — высказал своё мнение юноша.

— Думаешь, он согласится? — засомневался я.

— А куда он денется? — пожал плечами бывший послушник.

Вот так и получилось, что этой ночью мы снова натянули мантии Собирателей — боевые трофеи прошлого похода — и отправились в храм. И в этот раз нас в храмовом квартале подхватила толпа верующих. Конечно, не все здесь были Собирателями, многие сворачивали в другие святилища, но и тех кто продолжал движение оставалось предостаточно. Вместе с ними мы проникли через открытые ворота и прошли в зал, где все терпеливо дожидались появления главы Ордена. Он не появлялся так долго, что я даже решил, будто дети добрались до предка. И всё же, когда я уже потерял надежду увидеть старичка живым, заиграла музыка, засиял свет и на трибуне возник Тироний. За ним (о чудо!), стояла не привычная кровать, а широкое удобное кресло, которое несли двое его сыновей. Остальных отпрысков главы, а также внуков видно не было.

— А где кровать? — удивлённо спросил я соседа.

— Днём Тироний Скромный объявил, что его мечта изменилась. Теперь он хочет умереть в собственном кресле и в окружении всего двоих детей, без внуков.

— И с чего это он так поменял своё мировоззрение?

— Никто не знает. Говорят, будто ему ночью явился сам дух Тёмного Богоравного и о чём-то с ним беседовал.

Я усмехнулся, но промолчал. Знаем мы этот дух. Прошлой ночью этих духов было шестеро, если считать Заэру.

— У меня есть предложение, — прошептала меч, когда пришло время подносить подарки Богоравному покровителю.

— Какое? — заинтересовался я.

— Отдайте меня в подарок их покровителю. Меня повезут к нему в замок, а вы с Джейвом последуете за мной. Моя магия окрепла и он теперь сможет найти меня в любой точке мира.

— Нет! — Тут же отрезал юноша. Хорошо, что вручение подарков сопровождалось громким шумом, и нас практически не было слышно.

— Джейв? — перевёла клинок на послушника меч.

— Тебя могут обидеть.

— Скорее кого-нибудь обижу я.

— А если ты превратишься? Одна, среди врагов, голая и беззащитная.

— Тогда их придётся хоронить в одной большой могиле. Я не оставляю врагов в живых видевших меня без одежды.

— Но Заэра. Я не могу. Я слишком за тебя волнуюсь.

— Это очень мило с твоей стороны, — слегка порозовела меч. — Но твоё мнение меня не интересует. Быстро взял и положил меня перед трибуной!

— Слу-слушаюсь.

— Молодец, — похвалила она и обращаясь к нам кинула. — Жду вас перед замком. Постарайтесь не опаздывать.

— Удачи, — искренне пожелал я.

Из храма на этот раз мы выбрались без лишнего шума вместе с другими верующими.

* * *

Допросив с пристрастием несколько Собирателей по пути домой, мы выяснили, что и завтра будут приноситься дары покровителю, а послезавтра караван со всем собранным отправится в путь.

Поэтому нам достался ещё один день безделья, который я снова провёл с Алексис. День и вечер. Мы любовались закатом с веранды дорогого трактира (очень дорогого, девушке даже пришлось стащить кошелёк, чтобы расплатиться за еду), когда я наконец нашёл в себе силы рассказать о своих чувствах.

— Алексис, я люблю тебя, — неожиданно и для себя и для девушки, посреди обсуждения достоинств здешней пищи, выпалил я. Нет, однозначно, в присутствии Алексис я постепенно превращаюсь в идиота. Обычно, я досконально продумывал свои признания, так чтобы не получить отказ. Никогда не полагался на экспромт. Но… Сейчас всё было иначе. Я просто не мог удержать слова и чувства внутри. — С тех пор, как я тебя увидел, я потерял покой. Когда я закрываю глаза твой образ постоянно у меня в голове. Я не могу, просто не могу представить себе жизни без тебя.

Она долго молчала, а потом посмотрела мне в глаза и тихо произнесла:

— Нет.

Небо посерело, мир разбился на миллионы маленьких кусочков, а на сердце возникла тяжеленная ледяная глыба.

— Почему? — услышал я со стороны свой голос.

— Ты мне не безразличен. Но я не верю, что ты сможешь прожить всю жизнь лишь со мной. Я знаю твой тип мужчин. Как только ты увидишь стройные ножки или смазливое личико я тебя потеряю.

— Но я люблю только тебя.

— Сейчас возможно, — опустила глаза она. — Но кто поручится за завтра. Прости, но я слишком боюсь ошибиться. Боюсь, что мне сделают больно.

— Ты просто боишься жить, — догадался я.

— Возможно. Но это мой выбор.

— Это ошибка.

— Я буду рада, если ты докажешь мне обратное.

На этом разговор утих. В гостиницу я вернулся в самом мрачном из возможных настроений. И Стиви, видевший меня в таком состоянии лишь дважды забился в самый дальний угол комнаты вместе с кроватью, старательно делая вид, что спит.

— И что только женщинам надо? — в сердцах воскликнул я, стягивая сапоги.

— Возможно, надёжность? — неожиданно отозвался Тёмный. Признаться, я думал он спит.

— А разве я ненадёжный?

— Кто знает? — протянул он. — Вы познакомились недавно, хоть и прошли вместе уже немалый путь. Да и приключений хватало. Может быть нужна всего одна последняя мелочь, чтобы убедить её в своей надёжности. А может быть придётся убеждать всю жизнь. Ты ведь мужчина Мильон. Не отступай и не сдавайся и рано или поздно возьмёшь её измором. Пусть на это и понадобится вся жизнь.

Я представил себе картину: я семидесятилетний на коленях перед постаревшей Алексис предлагаю ей стать моей спутницей жизни, и мне стало смешно. Ну уж нет, так долго это всё не продлится. Я добьюсь руки и сердца девушки чего бы это ни стоило. Обещаю. Немного успокоенный этой мыслью я разделся и нырнул под одеяло.

* * *

Из города мы выехали в полдень. Конечно, караван отправился раньше, но преследовать его по пятам необходимости я не видел. Джейв и так чувствовал Заэру, а лишний раз попадаться им на глаза не хотелось. Так что мы следовали за обозом с отставанием в половину дневного перехода. В первый же вечер к нам на привале присоединился Лим. Если верить его словам он без единой царапины доставил ведьму до моего королевства. Тихому шёпоту Стиви, который сообщил Тёмному, что вампир съел бедняжку: "Вон как у него рожа лоснится. На травках так не отъешься" я решил не верить. Не такой человек, вернее вампир Лим, чтобы закусывать беззащитной девушкой. Когда мы рассказали вампиру о произошедших с его ухода событиях, он долго тосковал, что его не было с нами во время штурма храма. Поэтому я ему клятвенно пообещал взять с собой на штурм замка. Такой боец, как вампир нам там наверняка не помешает.

Без приключений минуло два дня. На третий мы оказались в провинции Зельрни. И где-то часа два спустя, после того, как солнце нежилось в зените, перед нами на дороге возникли открытые ворота без стен с табличкой: "Вы въезжаете на земли Тёмного Мага. Последняя возможность написать и заверить завещание для героев".

— Так этот «богоравный» покровитель, на самом деле Тёмный Маг! — протянул я.

— Твой коллега, — поддела, Властелина Алексис. Девушка вообще, после памятного разговора в трактире стала язвительной до невозможности.

— Не думаю. Я бы знал. Скорее всего, кто-то из недавно окончивших училище. У них лет двадцать назад был выпуск. Вряд ли он успел разменять хотя бы первую сотню.

— Понятно. Ну, если это сопляк мы ему быстро начистим рожу. Вот ты и начистишь. Ты ведь у нас герой, страшно сказать, пятого ранга.

— Зачем ты так? — вступился за Тёмного я.

— Просто так, — отвернулась она. И погнала коня вперёд утопив меня в клубах пыли.

— Не женщина — огонь, — заметил Властелин, когда мы с ним прокашлялись.

— Как бы не сгореть, — посетовал я.

Спустя ещё два часа мы оказались на берегу широкой и бурной реки, если верить карте называлась она Иголка. Деревянный мост раскинул свои руки-мостки с одного берега на другой. Но, как только мы подъехали поближе на нём, будто по волшебству, возник человек с мечом в руке. Или не человек? Длинные уши незнакомца, явно указывали на то, что нам повстречался эльф. Только был он какой-то невзрачный.

— Простите. Но вам придётся заплатить пошлину за проезд по моему мосту, — заявил он.

— Ты кто? — удивился Джейв.

— Эльф.

— А почему такой грязный?

— Не грязный, а тёмный, — обиделся эльф.

— А я думал только тролли на мостах пошлину берут, — пожал плечами я, роясь в кошельке. Платить, конечно не хотелось, с другой стороны, не думаю, что он возьмёт много, учитывая, как одет и сколько нас человек. А на что способны эльфы я знал не по наслышке. Меня обучал обращаться с оружием именно представитель их расы, правда светлый.

— Похоже, это особо бедный эльф, — решила Алексис. — Вон одежда у него порванная, сапоги старые. Стыдно такому платить.

— Но Алексис…

— Ничего не знаю. Если ты заплатишь этому ушастому, то очень упадёшь в моих глазах.

"Это конец! — понял я, наблюдая за тем, как из чёрного, цвет лица вымогателя становится серым". Думаю принцесса не знала, что для эльфов нет более страшного оскорбления, чем упоминание об их ушах. Конечно, за глаза их называли ушастыми, но только за глаза.

Я достал меч и сделал шаг вперёд, оставляя девушку за спиной. Надеюсь, он всё же нападёт на Джейва, а не меня. Потому, как не уверен, что справлюсь с разъярённым противником.

Эльф ударил, я блокировал. Он нанёс ещё один удар и ещё. Я отбивался без надежды перейти в контратаку. Наконец, когда я немного приноровился к темпу противника и даже решил, что смогу ударить в ответ, тот рухнул, как подкошенный. Это Джейв опустил на его голову меч плашмя.

— Спасибо, — поблагодарил его я.

— Нечестно, — воскликнула девушка и посмотрела на меня сияющими глазами. — Ты ведь и так справился бы с ним. Правда? Правда?

— Конечно, справился бы, — не краснея, соврал я. А что я ещё мог ответить, глядя в её лучащиеся светом глаза?

— Ну что поехали? — предложил Тёмный Властелин.

— Поехали, — согласился я. В этот момент застонал эльф. Что-то подозрительно быстро пришёл он в себя. Хотя их раса всегда отличалась особой живучестью.

— Ну что понял, как нехорошо вымогать деньги? — поинтересовался я у него. В ответ я ожидал всё что угодно. И брань, и плевок, и даже попытку забрать свой меч, который я временно присвоил, обратно. Но эльф просто разревелся.

Ну и что мне оставалось делать? Конечно, я мог поехать дальше не обращая внимания на его сопли. Но, Алексис снова взглянула на меня ТАК, что я понял — придётся остаться.

В итоге, когда я успокоил эльфа, то услышал полную горестей и страданий историю жизни ушастого. Бедного несчастного мальчика — ему всего навсего исполнилось в этом году сорок лет (это где-то десять по нашему — обижал отчим. Отец его погиб до рождения юноши. А второй муж матери всячески измывался. Так что в один прекрасный день эльф не выдержал, забрал фамильный меч отца и сбежал. Но жизнь в людских землях, куда он подался, оказалась не сахаром. Тёмных эльфов не любили нигде. А маленьких и слабых тёмных ещё и обижали все подряд. У него было всего два стоящих предложения из гильдии наёмных убийц и из воровской гильдии. Но ни то, ни другое его не привлекало. Так он и перебивался, чем Боги пошлют. Пока однажды ему не повезло. Умер от старости тролль следивший за этим мостом. И эльф, слышавший в детстве сказки о сладкой жизни троллей, решил занять его место. За несколько дней он успел немного заработать, но тут появились мы. Мне даже стало стыдно, что мы так обошлись с бедным ребёнком.

— Слушай, — отозвал его в сторону я. — Вот тебе пять золотых и герб (герб был бронзовый, как раз для таких случаев). Иди в виконское королевство. Ко двору короля. Скажешь, что личный слуга принца. Денег думаю хватит, если будешь экономить. Там дождёшься меня.

Он так благодарил меня, что я снова почувствовал стыд. Всё-таки не по доброте душевной, а из чистого расчёта отсылал я его ко двору. Никому не помешает слуга эльф, который тебе будет обязан. А если, он не дойдёт или решит вообще не отправляться в моё королевство, то пять золотых невелика потеря.

— Это был поступок, настоящего героя, — гордо сказала Алексис, когда счастливый грабитель, с возвращённым ему мечом, скрылся за поворотом.

— Не думаю, — себе под нос, чтобы не услышала девушка пробурчал я. Мне была, впервые в жизни, неприятна похвала принцессы, потому как я её не заслуживал.

Глава заставшая героев в пути к цели

Честно говоря, я не собирался останавливаться на этом постоялом дворе, но Алексис настаивала на том, что желает смыть с себя грязь. При чём собиралась она это делать в горячей воде. Так что на предложение искупаться в озере она ответила презрительным взглядом. В результате мы оказались в таверне расположившейся в гордом одиночестве вдоль торгового пути. Странно, обычно постоялые дворы строили в сёлах, где есть хоть какая-то возможность отбиться от разбойников. С другой стороны, может в этих местах разбойники и не водятся? Кто знает.

Передав наших четвероногих друзей мальчишке при конюшне мы зашли внутрь. Десяток грубо сколоченных столов, стулья, а также стойка за которой скучал хозяин заведения, вот и вся обстановка в зале, в котором кроме нас никого не было. Увидев посетителей трактирщик тут же обрадовано засеменил к нам расплываясь в услужливой улыбке.

— Чего изволят сиятельные господа? — поинтересовался он.

— Комнаты на ночь. Еды и…

— Ванную, — перебила меня Алексис.

— Ванной, к сожалению, не имеем. Но служанка может подогреть воды в бочке.

— Ладно грейте, — милостиво согласилась девушка, всем своим видом показывая насколько она недовольна отсутствием ванны.

Я на всякий случай отодвинулся подальше. Разговаривать с Алексис когда она в таком настроении не самое приятное занятие. К тому же, я ощущал лёгкое беспокойство. Не нравились мне эта таверна и её хозяин. Не нравились и всё. Нет, выглядел он очень даже безобидно. Крупный мужчина лет сорока с длинными большими руками, широкими плечами и шрамами уродовавшими его лицо. В общем обычный трактирщик, каких сотни. Но, то ли запах опасности, пополам с потом исходящий от него, то ли татуировка разбойничьего братства наводила на беспокойные мысли. Но сформулировать свои опасения мне никак не удавалось. Я почему-то был твёрдо уверен, что этот человек не причинит нам вреда.

Ужин оказался выше всяких похвал. Хотя вроде бы ничего особенного на столе не было. Обычная похлёбка на первое и запечённая курица на второе. Явно не королевская пища. Тем не менее всем понравилось. После еды, Алексис поднялась к себе в комнату, принимать ванную (бочку) и спать. Стиви с Джейвом тоже отправились спать. Наш новый знакомый переживал из-за Заэры столь явно, что я даже обрадовался его уходу. Лим ещё не прилетел. Так что за столом скучали лишь я с Тёмным.

— Приятно иногда во время путешествия остановиться и отдохнуть, — глубокомысленно заметил он, прогоняя воцарившуюся за столом тишину.

— Это точно, — согласился я. — Только после полных приключений дней начинаешь ценить покой и уют.

— Если ты так любишь покой зачем отправился в путешествие? — поинтересовался он у меня.

— Воля отца, — вздохнул я. — Иначе он обещал лишить меня наследства.

— Не повезло.

— А ты? — спросил я. — Насколько я понял, ты тоже не слишком жалуешь приключения? Зачем тебе Тёмному Властелину понадобилось бросать всё, становиться героем и отправляться неизвестно куда?

— Честно говоря, я и сам это не совсем понимаю. Конечно, происшествий у меня в замке хватало. Каждый день по несколько героев наведывалось. Вот я и подумал, что если их так много, то геройская жизнь наверное не так уж и плоха. К тому же, хотелось хоть раз оказаться на другой стороне. Чтобы люди судили обо мне по моим поступкам, а не по имени и фамилии. Да и в путешествии всё очень интересно, если не считать те моменты, когда нас пытались убить. Вначале всё было просто. Обучение, жизнь в городе среди обычных людей. А потом я подписал контракт с Алексис…

— Это было ошибкой, — понимающе кивнул я.

— Скорее всего. Хотя благодаря этому я увидел другие страны. А также попал в некоторые менее весёлые ситуации… С другой стороны, это было весело. Пусть по моему внешнему виду этого и не скажешь. Я рос один под присмотром заклинаний в замке, поэтому я не привык показывать свои эмоции. Кроме того, по статусу Тёмным Властелинам это не положено.

— Конечно, положение ко многому обязывает, — согласился я. — Знал бы ты, как я это ненавижу. Кстати… Тебе не кажется эта таверна немного подозрительной?

— Нет. Она мне кажется очень подозрительной. Хозяин явно использует какой-то амулет, чтобы располагать посетителей к себе. А это незаконно. Правда, действие заклинания ослаблено моим присутствием. А через несколько часов оно развеется полностью.

— И ты молчал?

— Я думал вы знаете. Нет ничего страшного, в том, что трактирщик хочет понравиться.

— Ничего. Вот только лицо у этого трактирщика больно подозрительное. Да и место безлюдное. Надо убираться отсюда. По тихому. Отправляйся в конюшню, седлай лошадей. А я пойду предупрежу остальных.

— Понятно.

Подождав пока Тёмный скроется за дверью я поблагодарил хозяина за еду и отправился наверх. Первой я решил навестить принцессу. Я постучал и не услышав ответа потянул дверь на себя. Та подалась. То ли Алексис не закрывалась, что сомнительно, то ли на двери отсутствовал замок. Девушка уже спала. Я прислушался к её размеренному дыханию и даже на мгновение пожалел о том, что приходится её будить. Но оставаться здесь опасно.

— Алексис, — позвал её я.

Она не откликнулась. Я подошёл к кровати и потряс её легонько за плечо. Но девушка продолжала спать. Я снова замер очарованный открывшейся картиной. Сбившееся во время сна покрывало почти не прикрывало прелести красавицы. Призрачный свет луны скользил по гладкому плечу Алексис к почти не прикрытой ночной рубашкой груди. Я попытался потрясти её снова, но завороженный видом промахнулся мимо плеча и чуть было не коснулся заветного полушария, но в этот момент девушка повернулась и я почувствовал острые иглы прижатые к моему животу.

— Ещё хотя бы одно движение и я за себя не отвечаю, — предупредила она.

— Алексис я совсем не хотел… — попытался оправдаться я, но девушка не слушала.

— Конечно, не хотел. Зачем же тогда ты здесь руки распускаешь? Развратник.

— Я пришёл разбудить тебя…

— Угу. Я бы удивилась, если бы ты захотел сделать это со спящей. Хотя, может ты и извращенец.

— Нам надо уходить отсюда! — Наконец выпалил я.

— Это тебе надо уходить отсюда, — фыркнула она.

— Но послушай. Пожалуйста. Послушай меня. Трактирщик очень подозрительный. Он использовал амулет, чтобы усыпить нашу бдительность. Наверняка он связан с грабителями. И они скоро здесь появятся.

— Что за ерунда, — хмыкнула девушка, убирая иглы.

— Ерунда или нет, но я не собираюсь тобой рисковать, — отрезал я. — Одевайся, а я пойду предупрежу остальных. Только тихо, — с этими словами я покинул принцессу.

С Джейвом проблем не возникло. Как только он услышал о моих подозрениях, то тут же покинул кровать. Оруженосец тоже долго не сомневался, стоило намекнуть на то, что оставаться здесь опасно. Стиви лежал в кровати одетый и с оружием в руках. Не прошло и двух минут, как мы уже втроём оказались в комнате Алексис. Девушка на удивление оделась очень споро.

— Что будем делать? — поинтересовалась она у меня.

— Спустимся через окно, — ответил я, доставая верёвку. — Думаю это поможет нам выиграть время.

— А если это всё-таки честный постоялый двор? — засомневалась она.

— Оставим немного денег. Я думаю хозяин не будет в обиде.

— Ладно. Хорошо, — уступила она. — Но если разбойники не появятся и окажется, что ты зря не дал мне отдохнуть, то я тебе не завидую.

После такого заявления впору надеяться, что появятся разбойники и спасут меня. Я покачал головой, выбрасывая из неё глупые мысли, закрепил верёвку на ножке кровати и первым спустился вниз. После того как осмотрелся, я подал знак к спуску остальным. Алексис предпочла покинуть постоялый двор последней. Я подхватил девушку за миг до того, как она оказалась на земле и галантно поставил на ноги. Против обыкновения она ничего не заявила о том, что вполне могла бы обойтись без моей помощи, правда, и не поблагодарила.

Крадучись мы отправились к конюшне, дверь в которую оказалась открыта.

Внутри я обнаружил лошадей, Тёмного, а также связанного по рукам и ногам паренька.

— Мы тут немного поговорили, — сообщил нам Властелин, — и он признался, что скоро здесь будут его товарищи из леса.

— Ты его пытал? — возмутилась Алексис.

— Нет. Только связал и представился.

— Понятно. Ладно, не будем терять время, — предложил я, запрыгивая на своего скакуна.

Нам удалось тихо покинуть постоялый двор и, казалось, всё закончится благополучно. Но, минут через тридцать присоединившийся к нашей компании в пути Лим сообщил, что нас преследует отряд всадников. Довольно крупный, человек на пятьдесят. Ещё через тридцать минут стало понятно, что уйти нам не удастся. Кони были уставшие после дневного перехода. Да и, похоже, в конюшне покормить их так и не удосужились.

Постепенно звуки погони стали приближаться. Так что нам пришлось рисковать и мчаться при неверном свете луны Что рано или поздно не могло остаться безнаказанным. Лошадь Алексис споткнулась и упала. Хорошо, что девушка вовремя успела вытащить ногу из стремени, иначе животное могло её раздавить. Я обернулся и… На секунду, на всего одно подлое преподлое мгновение мне захотелось послать своего коня вскачь. Меньше всего на свете я хотел умереть. Но я тут же опомнился, осадил коня, развернулся и посадил девушку позади себя.

С двойным грузом сбежать шансов не оставалось и я свернул в лес, надеясь затеряться в чаще. Удивительно, но остальные из нашего небольшого отряда последовали за мной.

— Зачем, вы ведь могли попытаться уйти? — спросил я, когда мы, ведя лошадей в поводу пробирались между густо растущих деревьев.

— Это было бы подло, — просто ответил Джейв.

— Я всё-таки охранник Алексис, — заявил Тёмный. — Пусть от меня и немного толку в рукопашной схватке.

— Я испугался остаться один на дороге, — протянул Стиви.

— Мы ведь всё-таки герои, — подвёл итог Лим.

К сожалению, местный лес грабители знали намного лучше, чем мы. Поэтому нас вскоре настигли. Благодаря предупреждению Лима, почувствовавшего преследователей, нам удалось занять оборону на небольшом холме (это место мы нашли тоже с его помощью). Так что у нас было небольшое преимущество. Но, силы оставались слишком неравны.

— Дело плохо, — протянул Джейв. — Будь со мной Заэра я бы с ними разобрался. А так, не уверен, что смогу отбить стрелы. Но думаю дюжину врагов я смогу успокоить.

— Лим? — поинтересовался я.

— С десяток я возьму на себя. Даже два десятка. Но, если у них есть заряженные амулеты, то я не справлюсь.

— Тёмный?

— Трудно сказать, что я могу сделать в такой ситуации.

— Может быть есть какое-нибудь проклятие на этот счёт?

— Так с ходу и не вспомню, — он полез в наплечный мешок и достал оттуда книгу "Всё о проклятиях рода фон Ривиз".

— Понятно. Ну Стиви не в счёт. Значит остальные на мне.

Я прикинул, что разобраться мне придётся почти с двадцатью разбойниками и мне стало не по себе. В конце концов, пусть я и обучался воинским премудростям, но двадцать человек это слишком много.

— А я? — недовольно поинтересовалась Алексис.

— Ты стой в стороне. Не хватало ещё, чтобы кто-то из них тебя обидел.

— Ну уж нет, — вспыхнула девушка и в её руках, словно по волшебству возникли иглы. — Я не беспомощная и тоже буду сражаться. Надеюсь возражений нет?

Я посмотрел не девушку, перевёл взгляд на иглы, потом снова на девушку и ответил:

— Никаких.

Грабители не спешили с атакой. Наконец, вперёд вышел один из них и предложил:

— Сдавайтесь. Тогда мы оставим вам жизнь. Возьмём только девушку и все ваши вещи.

— Мы согласны, — пролепетал было Стиви, но посмотрев на моё выражение лица осёкся.

— Врут, — добавил Тёмный перебирая страницы книги. — Мы знаем про постоялый двор. Так что живыми они нас точно не отпустят.

— Не дождётесь, — ответил я, доставая меч.

— Сами напросились, — пожал плечами разбойник и дал сигнал к штурму.

Плохо дело. Я судорожно перебирал в памяти Богов, вспоминая, кто может откликнуться в такой ситуации, а Властелин всё не мог найти нужного места.

— Лес. Лес, лес, лес, лес, — бормотал он. — Ночью, ночью, чётного числа.

Наконец он воскликнул: "Нашёл!". И тут же стянул с себя левый сапог и правую рукавицу.

— И что, — поинтересовался я, посматривая на приближавшихся противников.

— Сейчас на меня повалятся деревья, — ответил он и сделал шаг вперёд. Мы же все сделали шаг, вернее даже скачок назад.

— Поберегись! — Успел прокричать наш товарищ прежде, чем соседнее дерево, могучий дуб с широкой кроной начал падать на него. Вместе с Тёмным под завал попала первая волна атакующих.

— Я займусь лучниками, — кинул Лим и превратившись в летучую мышь понёсся к грабителям.

— Тогда я возьму себе остальных, — усмехнулся Джейв, осматривая поредевшие ряды противников.

— Не возражаю, — согласился я, становясь рядом с ним.

Но пока мы добежали до грабителей, ещё несколько деревьев свалилось на них, так что на долю Джейва пришёлся всего десяток ошеломлённых противников, с которыми он довольно быстро справился. Мне же достались всего трое. Конечно, если бы они пришли в себя, схватка могла бы пройти иначе, но я не оставил им для этого времени. В отличие от меня, старавшегося по возможности не убивать противников, Джейв не церемонился. Хотя и врагов у него было больше. Вскоре мы успокоили их всех и принялись за другое не менее важное дело — откапывание придавленного Тёмного Властелина. Он оказался на редкость прочным мужиком и деревья не раздавили его в лепёшку. Ориентируясь на его стоны и проклятия, вернувшийся Лим быстро освободил несчастного.

Мы немного посовещались и решили, что оставлять грабителей безнаказанными, из тех, что остались живы (а их оказалось около двух десятков) не стоит, связали их верёвками и послали Лима сообщить в ближайший город о происшествии. Честно говоря, не ожидал, что всё закончится настолько для нас благополучно. Мы отделались всего лишь одной неглубокой раной на плече у Джейва и стрелой в ноге Лима Которая его совершенно не беспокоила. На недоумённый взгляд Стиви он пояснил, что вампира, можно серьёзно ранить только серебром или огнём. Оруженосец всё прилежно записал, держу пари, он в это время размышлял где бы достать серебро.

На этом наши приключения с разбойниками закончились.

* * *

Когда мы следующим вечером устраивались на ночлег, всю дорогу не находивший себе места Джейв, вдруг вскочил на ноги и побежал в темноту. Я и сообразить ничего не успел, не то, что его остановить, а послушник уже скрылся из виду. Вернулся он минут через тридцать, бережно поддерживая под локоток кутавшуюся в плащ девушку — Заэру. Как только она утолила первый голод мы накинулись на неё с вопросами и узнали, что замок находится рядом с деревушкой в трёх часах пути отсюда. Весь вечер Джейв носился над девушкой, словно наседка над любимым яйцом, достав этим не только нас, но и вернувшуюся Заэру. В конце концов, она просто приказала ему ложиться спать и сама устроилась подле.

Ночь, под присмотром Лима, которого познакомили с Заэрой и Джейвом накануне, прошла спокойно и уже утром, позавтракав остатками провизии, мы сели обсуждать план проникновения в замок. Спорили до хрипоты целых два часа. После чего Тёмный высказал первую здравую мысль — вначале взглянуть на сам замок, а потом действовать и мы отправились в путь.

В полдень мы достигли привольно раскинувшейся на живописных холмах деревеньки. Миновать её можно было, только проехав насквозь. Перед тем, как ступить на ведущую в деревню дорогу Алексис отозвала меня в сторону и заявила:

— Несчастные крестьяне наверняка мучаются под властью Тёмного Мага.

— Угу. Надеюсь, кто-нибудь его поскорее убьёт и они вздохнут свободно, — не понимая куда она клонит ответил я.

— Надо им помочь, — тряхнула волной волос девушка.

— Хорошо, я дам им денег, — заворожено глядя на Алексис, ответил я.

Она сложила руки на груди, что выглядело довольно комично, учитывая то, что принцесса сидела на лошади.

— Ты не понял. У нас ведь героический поход.

— Ну нечто вроде этого, — ответил я, вспоминая, когда это наше путешествие за копьём успело превратиться в поход, да ещё и героический.

— Тогда мы просто обязаны хотя бы раз за всё путешествие помочь простым людям, — ошарашила она меня.

— Но…

— Или ты не герой? — пристально посмотрела на меня девушка.

На этот вопрос у настоящего мужчины во все века оставался всего лишь один ответ:

— Герой, — обречённо согласился я.

— Тогда вперёд, мой герой.

И мы тронулись вперёд.

Деревня встретила нас настороженной тишиной. Людей видно не было. Все двери во дворы и ставни на домах оказались закрыты. Даже собаки не подняли лай, что весьма и весьма подозрительно.

— А ты уверена, что здесь есть, кого спасать? — поинтересовался я у Алексис.

— Найдём, — отрезала она. И направила лошадку к самому крупному дому в котором, скорее всего, проживал Голова. Она спешилась, достала небольшой кинжал и начала стучать рукояткой в ворота, но ответом ей оставалась тишина. Тогда девушка сложила руки перед ртом и прокричала. — Выходите по одному! Мы герои! Пришли вас спасть от Тёмного Мага!

В воротах отворилась калитка, выглянул представительный мужчина лет сорока пяти и робко поинтересовался:

— А может не надо нас спасать?

— Но мы же герои, — беспомощно развела руками девушка, намекая на то, что по-другому герои просто не могут.

— Нас совершенно не притесняют. Наоборот, родичи ночами могилки покидают, сено покосят, огород прополят и под утро к себе в могилки возвращаются.

— Ничего не знаю. Герои мы или нет? — Алексис была неумолима.

— Оборотни уже с тремя семьями породнились, никого не трогают. Если беда какая, всю деревню защитить смогут.

Оборотни это серьёзно, прикинул я. Лучше не связываться. Только, как бы убедить в этом девушку?

— Лишние шкуры нам понадобятся, — протянула принцесса. Голова побледнел. Постепенно перед его домом стал собираться народ. Хмурое выражение на их лицах ясно свидетельствовало о том, что нам здесь не рады. Но девушка, казалось, этого не замечала.

— Может быть, как-то договоримся? — проскулил один из пришедших. Судя по всему, оборотень.

— Как?

— Мы тут собрали… Чем богаты, так сказать… — на середину улицы вынесли покрывало на котором разместились нехитрые дары крестьян. В основном они собрали овощи, хотя были там и шкуры, и посуда и даже несколько столовых приборов из серебра.

— Мы же не воры какие-то, — возмутилась Алексис (кто бы говорил). - Мы пришли вас спасать. И точка!

— Пощади, красавица, — повалились в ноги жители деревни.

— Нет. Нет. И ещё раз нет!

Выражение глаз крестьян, когда они поднялись, мне не понравилось. Судя по всему, раз не удалось нас купить, то они решили от нас избавиться.

— Ладно не хотите не надо. Мы вас спасать не будем, — вмешался я, помогая девушке взобраться в седло и сам, запрыгивая сзади. — Раз вы такие неблагодарные, мучайтесь дальше.

Я, несмотря на протесты принцессы, погнал лошадь к выходу из деревни. Стиви, как и положено оруженосцу взял под узды, оставшегося без наездника моего скакуна и отправился следом. Остальные тоже решили здесь не задерживаться.

— А как же подарки? — поинтересовался Голова.

— Оставьте их себе, — бросил я. И мы покинули деревню.

Потом мне пришлось выдержать целую бурю, по поводу того, что я оставил несчастную деревню на растерзание Тёмному. В конце концов, благодаря поддержке остальных и личному героизму, удалось убедить девушку, что крестьяне совсем не жаждали быть спасёнными. И что мы помогли им тем, что не стали спасать. Дескать, это и оказалась наша помощь нуждающимся. Хотя Алексис всё равно дулась до самого замка, считая, что я лишил поход обязательного подвига.

Глава затерявшаяся в крепости врага

Наконец мы достигли цитадели Тёмного Мага. Громадное, вздымающие шпили чёрных неприветливых башен к небу здание навевало не самые приятные чувства. Не добавляла оптимизма и двойная стена вокруг него. Если бы не проклятое копьё, то я бы туда ни за что не отправился.

— Ну, есть какие-либо предложения по поводу замка? — спросил я.

— Считаю, нам надо разделиться и штурмовать его с разных сторон, — высказала своё мнение Заэра.

— Интересная идея. А собственно, почему бы и нет, — решил я. — Тёмный?

— Может и не сработает, но наши шансы увеличит.

— Алексис?

— Поступайте, как хотите.

— Стиви?

— Давайте вернёмся домой.

— Джейв?

— Я, как и Заэра.

— Понятно. Значит решено. На сколько назначим нападение?

— Думаю, есть смысл выступить с приходом темноты. Тогда к нам присоединится Лим, — сказал Тёмный и с ним никто не спорил.

На том и порешили.

Перед тем, как окончательно разделиться слово неожиданно взяла Алексис. Похоже, то что мы в «героическом» походе добрались до последней цитадели врага, вдохновило девушку на речь.

— Там за стенами неприступного замка, — начала она, — спрятался злобный Маг! Убийца, Душегуб, Развратник и… Мужчина! Мы, как лучшие представители человечества и дружественных народов, должны проникнуть в его берлогу и уничтожить мерзавца. Убить его или умереть, вот и весь наш выбор. Таков путь истинного героя.

Девушка всё больше и больше распалялась.

— Вот ты, — она обратила свой взгляд на Тёмного Властелина, — убивал кого-нибудь?

— Нет, никогда, — замотал головой Тёмный. — Не убивал и не умирал.

— А придётся. Одно из двух точно. А ты? — теперь она смотрела на меня.

— Нет. Скорее всего нет, — честно ответил я. — Конечно, если придётся я сдерживаться не буду. Но по возможности я бы не хотел никого лишать жизни.

— Сойдёт. А ты? — она повернулась к Стиви. — Хотя, не думаю, что ты способен кого-то убить. Значит придётся тебя списать, как боевые потери.

— Я умру? — испугался оруженосец.

— Надейся на лучшее, — успокоила его девушка. — Но на твоём месте я бы завещание составила. На всякий случай.

Джейв робко поднял руку.

— Что? — спросила она его.

— Мне приходилось убивать. Правда, я не хотел. И я уверен, что в замке моя рука не дрогнет. Особенно, когда в ней Заэра.

— Угу. Всех порежем. И правых и виноватых, — согласилась меч.

— М-да, — задумчиво протянула Алексис. — Боевой дух на уровне только у двоих. Что мне за герои попались?

До самого вечера она сетовала на судьбу, так, что когда солнце скрылось за горизонтом все, включая Стиви, оказались ужасно рады. Лучше идти на штурм, неприступного замка, чем часами выслушивать жалобы девушки.

* * *

В сумерках мы подъехали к железным воротам на которых красовалась надпись:

"Героям, желающим сразиться с Великим Магом налево".

Снизу висело другое объявление:

"Желающие поступить в армию Великого Мага направо".

И ещё ниже совсем мелким почерком:

"Остальным, просьба не беспокоить".

— Ты куда? — спросил я у Стиви.

— Налево, — ответил он, останавливаясь и поворачиваясь.

— Идиот, — подвела итог Алексис и посмотрев на нас спросила, — другие предложения есть?

Я подумал. Мне понравилось думать, глядя на девушку. Правда, думал я немного не о том о чём должен был. Взгляд скользил по её ладной фигурке, опускаясь и поднимаясь вслед за соблазнительными изгибами. Не слишком вежливый и довольно болезненный тычок в бок вывел меня из задумчивости.

— Итак? — грозно поинтересовалась девушка.

— А что тут думать, — отмахнулся я. — Пойдём прямо, через главный ход.

— А я считала, здесь Стиви идиот. А их у нас оказывается двое, — покачала головой девушка.

— Почему, в этом определённо что-то есть, — протянул Тёмный Властелин. — Нагло, значит может сработать.

Только я хотел поблагодарить его за поддержку, как он продолжил:

— Правда, может быть и по другому. Нагло, поэтому мы все погибнем.

Приветливые слова превратились в сдавленный кашель.

— Именно так и поступают настоящие герои, — воодушевлённо произнёс Лим. — Прямо пройдём к гаду и вызовем его на честный поединок.

— Ага, все мы на него одного, — согласился я, прикидывая, что если подобраться к нему из-за спины, то можно будет обезвредить, в идеале убить, не прилагая особых усилий. — Только говорить буду я, а вы молчите. Алексис, милая, может подождёшь нашего возвращения здесь. Мы всего на минутку.

— Ну уж нет, от меня вы не избавитесь. Я хочу присутствовать, когда ты накостыляешь этому ворюге по шее. А ещё лучше в этом поучаствовать.

Похоже девушка твёрдо решилаидти до конца. Вряд ли удастся её отговорить. Ну почему, почему же она такая упёртая? Ладно, ничего не поделаешь, придётся следить, чтобы с ней ничего не случилось. Не дай Боги, хоть один из жутких монстров, которые наверняка обитают в замке, посмеет её обидеть. Не прощу.

Я спешился, прошёл к воротам, постучал. С той стороны долго никто не отзывался. Наконец открылось небольшое окошко на уровне моей головы и недовольный голос поинтересовался:

— Кого это ещё принесло?

— Комиссия по проверке Тёмных Властелинов.

Окно тут же захлопнулось.

Я подождал пять, десять, пятнадцать минут, потом постучал снова.

— Кто там? — снова поинтересовался тот же голос.

— Комиссия по проверке Тёмных Властелинов, — снова представился я. — Почему не открываете?

— А я думал вы уже ушли. А в замке вообще-то никого нет. С вами говорит специальный стражник-дворецкий не обладающий собственным разумом. Подойдите пожалуйста попозже. Завтра, послезавтра, а лучше в следующем месяце. Или оставьте ваше сообщение у меня, а я передам его хозяину, как только он появится.

— Неужели вы считаете, что я поверю в эту ерунду? Отворяйте ворота немедленно! — возмутился я.

— Опять не получилось, — горько вздохнули за дверью. — Хозяин меня точно прибьёт.

Наконец ворота со скрипом, нехотя, подались назад открывая проход к небольшому выложенному из чёрного камня мосту. Стоявший подле них страж махнул рукой, дескать проезжайте, и в сердцах заявил:

— Вы же только в прошлом месяце наведывались, кровопийцы!

В ответ Лим, следовавший за мной не удержался и оскалил клыки. Стражник вначале покраснел, потом побледнел и потерял сознание.

— Так, проводника ты угробил и как мы теперь попадём в замок?

Он лишь виновато пожал плечами в ответ.

Я подхватил лежащего охранника и вскинул себе в седло. Думаю он пригодится на следующих воротах в конце моста. Стучать в них снова пришлось долго. Я даже потерял терпение, но вовремя нашёл его до того, как решил перелезть на ту сторону и открыть ворота собственноручно.

На этот раз открылась небольшая дверь сбоку. Не успел, появившийся оттуда стражник сказать и слова, как я скинул первого охранника с коня и спросил:

— Это не вы случаем потеряли?

— Служба по проверке Тёмных Властелинов? — обречённо поинтересовался он.

— Догадливый, — похвалил я.

— В то, что хозяина дома нет, поверите?

— Нет.

Он развёл руки будто говоря я сделал всё, что мог и отправился открывать ворота.

Небольшой выдержанный в тёмных тонах дворик мы миновали довольно споро. Всё, даже трава в нём оказались окрашены в чёрный цвет разных оттенков. Я склонился к сопровождающему стражу и поинтересовался:

— Магия?

— Если бы, — горько вздохнул служака. — Три дня красили. И постоянно обновлять приходится. А куда денешься? Чуть что и из живого стражника превратишься в стражника-зомби.

— Суров, — посочувствовал я.

— Не без этого, — согласился он.

Мы оставили коней на его попечение и впятером, я, Стиви, Алексис, Тёмный Властелин и Лим поднялись по ступенькам внутрь основного строения. Там нас встретил отряд зомби и уже в его сопровождении мы отправились по дымным, узким коридорам на приём к Магу.

— Дальше мне пути нет, — попрощался с нами страж. — В замке только чудовища и нежить.

Минут через тридцать мы оказались перед громадными резными дверьми. Створки разошлись в стороны, ослепляя ярким светом из под волшебных лампад. Когда глаза привыкли к освещению я разглядел, что мы стоим в длинном, роскошно обставленном зале. Десятки дорогих ковров прикрывали не только стены и пол, но даже потолок помещения. Россыпи брильянтов, сапфиров, рубинов и изумрудов красовались на всех, почти без исключения предметах: столах, стульях и конечно же громадном троне располагавшемся в конце зала, на котором сидел невзрачного вида мужчина, по видимому Тёмный Маг. Драгоценностей, как на троне, так и на занимавшем его, было навешано немеряно.

— Кто такие? — недружелюбно осведомился Маг.

— Комиссия по проверке Тёмных Властелинов, — ответил я.

— Предъявите документы.

— До-документы?

— Да. Грамоты, подтверждающие, что вы действительно из комиссии.

Плохо дело.

— Понимаете, по дороге сюда на нас напали грабители. Нам удалось отбиться, но они украли деньги и документы.

— Каким интересно образом вам удалось отбиться? На вас же ни царапины, — недоверчиво поинтересовался злодей.

— Ну мы бросали им наши кошельки, а они за них между собой дрались. А в кошельках лежали грамоты.

— Вы что меня за идиота держите? — немного удивлённо, с лёгким раздражением в голосе спросил Маг.

— Уже нет, — покачал головой я. — А жаль. Ладно, переходим ко второму плану. Стиви! Бей его!

Понимая, что оруженосец вряд-ли тут же понесётся исполнять мой приказ, если вообще понесётся, я, подавая личный пример, выхватил меч и бросился на Мага. Но за десяток шагов до цели пол под ногами внезапно провалился и я упал.

— Колья? — деловито поинтересовался Тёмный Властелин у коллеги.

— Слишком быстро, — возразил хозяин замка. — Всего лишь вода. Как только вы все окажитесь в камере её откачают и у меня появятся новые пленники. С которыми можно будет много чего сотворить.

От удара о водную гладь я ненадолго потерял сознание, а когда пришёл в себя, рядом увидел остальных товарищей по несчастью.

Гениальная идея проникновения в замок прошла без сучка, без задоринки. А вот убийство Тёмного Мага провалилось полностью. Лучше бы всё произошло наоборот!

Глава затерявшаяся в крепости врага (попытка номер два)

— Заэра, милая ты уверена, что тебе стоит идти со мной?

— Конечно, а в чём проблема?

— Ну, там всё-таки Тёмный Маг. Он может тебе повредить. Поцарапать там, или обозвать.

— Ерунда, — отмахнулась девушка. Сейчас она находилась именно в этом образе. — Ты меня защитишь.

— Да я за тебя весь этот дворец по камешку раскатаю!

— Ну, вот значит волноваться не о чём. План такой: Проникаем с чёрного хода и убиваем всех подряд, пока не доберёмся до Мага.

— Может не стоит убивать всех? — засомневался Джейв.

— Ладно, не всех. Но большинство. И не спорь, — отрезала она.

— Превращения в меч ждать будем? — поинтересовался бывший послушник.

— Не стоит, — отмахнулась Заэра. — Неизвестно, как долго оно продержится. Можем не успеть.

— Понятно, — юноша снова взглянул на неприступную с виду стену и сказал. — Поехали.

Лезть по скользким от частых дождей камням удовольствие ниже среднего. Намного ниже. Честно говоря, это вообще не удовольствие. Но ничего не поделаешь. Другого способа попасть в замок ни юноша, ни меч не придумали.

Замирая каждые две-три минуты, чтобы дать передохнуть усталым мышцам юноша продвигался наверх с упорством достойным восхищения. Заэра, за пять минут осилившая подъём, сидя наверху, подбадривала Джейва. Он скрипел зубами в ответ и продолжал карабкаться. Послушник понимал, что девушка не издевается, а искренне пытается помочь ему. Несколько раз левая рука предательски разжималась и он балансировал на грани катастрофы, но гордость, злость и монастырская выучка помогли преодолеть последний участок пути и он с трудом перевалившись через стену часто-часто задышал, будто выброшенная на берег рыба.

— А ведь я предлагала бросить тебе верёвку, — осуждающе заявила Заэра.

— Да ладно, пустяки, — отмахнулся от неё Джэйв. — Для меня это не проблема.

— Конечно, — со вздохом согласилась она. — Как только перестанешь дышать, как загнанная лошадь, двинемся дальше.

Осторожно стараясь не потревожить зомби-стражей юноша с девушкой двигались по стене к ближайшей двери. Самым сложным в этом было не наступить на этих самых зомби. Они хоть и оказались слепыми и глухими (что неудивительно при отсутствии глаз и ушей), но в бойницах их стояло довольно много и в отличие от всего остального, по словам Заэры, чувствовали они на ощупь очень даже хорошо. Если бы, немагичексое прикрытие со стороны меча, проскользнуть мимо им бы не удалось. Тем не менее, прошло немало времени пока им удалось добраться до двери, с помощью Заэры взломать на ней замок и проникнуть внутрь.

Глава предлагающая третий способ проникновения в замок Тёмного Мага

Елисей стоял на обрыве и склонив голову набок прищурившись смотрел на замок Тёмного Мага. Именно там в его недрах и засела нечисть поганая. Кровопийца питающийся страданиями простых и не очень, людей. И его долг, долг былинного героя, свершить правосудие над мерзавцем.

Красиво взмахнув плащом, который ему презентовали за истребление семьи оборотней-извращенцев (лунными ночами те из волков превращались в людей) он прошёл прямо к воротам. Не обращая внимания на надписи, он вначале постучал по железным створкам, а потом не дожидаясь ответа достал боевую палицу и одним ударом начисто их снёс.

— Опять комиссия по проверке Тёмных Властелинов, — горестно констатировал придавленный створками охранник.

Следующий страж сказать ничего не успел. Пудовый кулак доброго молодца быстро отправил его смотреть сладкие сны.

— Где тут у вас главный злыдень? — поинтересовался он у лишившегося сознания охранника. После, почесал затылок и пришёл к выводу, что спрашивать надо было вначале — бить потом, а не наоборот.

"И у кого теперь спрашивать дорогу? — подумал он, а потом махнул рукой с зажатой в ней булавой, снёс следующие внутренние ворота и решил, что будет идти напролом. Рано или поздно Тёмный Маг ему повстречается.

Зомби-стражи разлетались сухими костями по уголкам пыльных коридоров, монстры покрупнее стекали по стенкам, помельче разбегались в страхе не в состоянии задержать разбушевавшегося героя. Добрые люди, селяне предложили отличные сапоги за убийство супостата и Елисей сметал все преграды на пути к вожделенной цели.

Последняя глава В плену

Камера оказалась небольшой, неуютной и плохо освещённой. А главное, совсем не приспособленной для содержания в ней узников. Нам вчетвером: мне, Алексис, Тёмному и Стиви было в ней довольно тесно. Лим в темницу не угодил. То ли успел превратиться в летучую мышь и удрать, то ли провалился не в ту дыру.

— Кажется, мы влипли, — сказал я, выжимая насквозь промокшую рубашку.

— Между прочим, это был именно твой план, — обвиняющее заметила Алексис, отворачиваясь к стене и стягиваяя с себя одежду.

— И благодаря ему, мы добрались до Мага, — уточнил я.

— Угу, и вот теперь мы здесь, — сморщила носик девушка и перед тем, как полностью снять, для выкручивания свой наряд добавила. — Предупреждаю, если кто-либо, Мильон, посмотрит в мою сторону, то будет нещадно бит.

— Жаль не получилось убить гада, — с сочувствием в голосе, (поддельным или искренним) произнёс Властелин, благоразумно глядящий в стену напротив.

— Мы все умрём, — вступил в беседу, отвернувшийся и даже для надёжности закрывший глаза, Стиви.

— Отставить панику! — прервал его я.

— Мы все умрём из-за тебя! — уточнил оруженосец, получил заслуженный подзатыльник и, наконец, заткнулся.

— Ещё умные мысли будут? — поинтересовался я, косясь левым глазом в сторону девушки.

— Дверь одна. Прочная. Ключа нет. Давайте простучим стены, может найдём потайной ход, — предложил Тёмный.

План приняли к действию минут через двадцать, как только девушка немного высушила одежду и я получил от неё по шее за подглядывание. Мы приступили к поискам. Но ничего похожего на пустоты за стенами обнаружено не было. Я обвёл взглядом приунывшую компанию, особо задержавшись на вырезе платья Алексис и сказал:

— Ещё предложения будут?

Все молчали. Стиви вроде хотел что-то сказать, но под моим строгим взглядом его: "мы все умрём", не покинуло глотку.

— Тогда я хочу вас обрадовать. Немногие знают, а кто знает, не помнит, но у меня ещё остался один амулет высшего уровня. И я думаю сейчас самое время его применить.

Я полез во внутренний карман штанов и ничего там не обнаружил. Поискал в соседнем кармане. Потом во внешнем. Уколол палец, возникшей неизвестно откуда иголкой. После чего перевёл взгляд на Алексис и протянул руку.

— Подумаешь, мне он и не нужен был вовсе, — передёрнула изящными плечиками девушка, нехотя отдавая амулет.

Я взял у неё неестественно яркий жёлтый кругляш, зажал между большим и указательным пальцем и потёр его. Вначале не происходило ничего. Потом амулет стал исчезать, преврашаясь в синий дым. Наконец у меня в руке не осталось ничего, а дым превратился в маленькое существо, ростом мне по колено, с острой лисьей мордочкой и заячьими ушами.

— Ты кто? — удивился я.

— Заклинание, — ответил диковинный зверь.

— А чего такое маленькое?

— Слабенькое, — шмыгнул носом он.

— Как это слабенькое? — возмутился я. — Высшего уровня, между прочим. Королевский Волшебник лично зачаровывал.

— Да, только он болел, когда меня создавал, — вздохнуло существо.

— Ты у меня сейчас и не так заболеешь, — пригрозила, надвигаясь на недоросль Алексис, — если не вытащишь нас отсюда.

— Я попробую, — робко отозвался он.

— И побыстрей, — доставая из рукавов с десяток длинных, острых сапожных игл предупредила она. Заклинание ойкнуло, и начало биться головой об дверь.

— Всё, оно сошло с ума, — подвёл итог я. — Похоже ты его слишком напугала.

Иглы в руках девушки тут же обратились в мою сторону, но… В самый нужный момент вмешался Тёмный:

— А по моему он так работает, — заметил Властелин, указывая на заклинание.

— Стиви тоже так умеет. Надо было его использовать, — категорично заявил я. Оруженосец на всякий случай отодвинулся от меня подальше.

Наконец заклинание прекратило долбить стену, повернулось и произнесло:

— Мощные магические стены. Моих сил не хватит.

— Но ты ведь высшего уровня!

— Высшего. Но вытащить кучку идиотов, умудрившихся попасть в такую ловушку я не могу. Счастливо оставаться, — с этими словами заклинание стало растворяться в воздухе, превращаясь обратно в амулет.

— Сбежал, гад, — подвёл неутешительный итог Тёмный.

— Я ему сбегу, — разъярился я и потёр побрякушку. Ничего не произошло. Тогда я потёр сильнее и снова без видимого эффекта. Но я не отступал, пока на тусклом фоне бронзы не проступили слова: "Заклинание не работает. Подождите двести-триста лет, пока оно не подзарядится".

Я очень, очень, очень редко выхожу из себя. Но подлянка от придворного Мага в виде жалкого заклинания, нежелание того работать и последняя капля — издевательская надпись, меня добили. Я просто озверел. Вначале я бросил амулет в стену а потом, когда тот оказался на полу станцевал на нём победный танец диких варваров, стараясь раздавить мерзкое украшение. Сокамерники удивлённо смотрели на меня, не приближаясь. Наконец, откуда-то снизу я услышал голос:

— Достаточно.

Я остановился и посмотрел на амулет.

— Магической силы достаточно, — сказало заклинание снова превращаясь в дым. — Вам снести дверь или весь замок?

— Замок, — одновременно с Алексис сказал я.

— Злости не хватит, — пожало плечами уже полностью преобразившееся в громадного, под потолок амбала, существо. И тут я понял, что за заклинание мне подсунул придворный Колдун. Очень редкого «эмоционального» типа. Само по себе оно слабое, питается чувствами своего хозяина. Чем чувства сильнее, тем сильнее магия. Причём заколдованы они бывают только на одну эмоцию. Моё реагировало на ярость.

— Значит ты специально меня выводил из себя, — закатывая рукава, поинтересовался я.

— Хозяин, не стоит, — сказал он отступая. — Чтобы снести дверь сил достаточно, а замок мне всё равно не по зубам.

— По зубам, — задумчиво протянул я. — А это идея.

Только совместными усилиями Алексиса с Тёмным Властелином меня удалось уговорить, отложить месть и заняться более насущными проблемами — побегом.

— Драться не будешь? — зыркая из угла, в который он забился, спросил амбал.

— Если справишься с дверью, не буду, — пообещал я. — Твоего создателя бить буду. Или поставок вина лишу, пусть мучается.

— Жестоко, — посочувствовал Тёмный. А заклинание меж тем приступило к работе. Существо из амулета подошло к двери и принялось стучать головой об неё.

— А методы работы не меняются, — нервно хихикнула девушка.

— Без разницы, лишь бы действовали, — отрезал я, наблюдая за тем, как от места ударов трещины струятся к низу, постоянно расширяясь. Наконец конструкция не выдержала и с грохотом рухнула, открывая вид на длинный тускло освещённый призрачным, магическим светом, коридор.

— Путь свободен, — отчиталось заклинание, превращаясь в амулет. — Просьба больше в ближайшее время не беспокоить.

— Пойдём? — со страхом в голосе спросил Стиви.

— Нет, останемся здесь, — с сарказмом в голосе, ответил я.

— Слава Богам, — закивал он. — Там наверняка водятся монсры.

— А сюда рано или поздно придёт Тёмный Маг, — заметила, переступая порог, девушка.

— Поздно лучше, чем рано, — пришёл к выводу оруженосец, устраиваясь поудобней на каменном полу. Для одного человека эта камера представлялась довольно удобной.

— Невелика потеря, — пожал плечами я, в ответ на укоризненный взгляд Алексис.

— А ведь он верой и правдой служил тебе долгие годы, — покачал головой Властелин, когда мы втроём оказались в коридоре.

— Плохо вы знаете Стиви, — вздохнул я. — От него так просто не избавиться.

И оказался прав. Не успели мы сделать и десяток шагов, как оруженосец догнал нас. Видимо, перспектива остаться одному его не сильно вдохновила. Дальше мы шли уже вчетвером.

Мерно капала вода с потолка, падая холодными каплями на головы и спины. К тому же, мокрая одежда не успела высохнуть, причиняя дополнительные неудобства. Но мы, ругаясь сквозь зубы, продолжали бродить по коридорам, которые ветвились, чаще, чем рога столетнего оленя.

К сожалению, не только герои, но и сама история запуталась в нескончаемых поворотах, поэтому она на время оставила их и перенеслась к… ним же, только четыре часа спустя.

* * *

— Нет, так мы никогда не найдём выход, — вздохнула Алексис.

— А кто сказал, что будет легко, — поинтересовался я, на всякий случай держась подальше от девушки. Четыре часа блужданий не улучшили и без того не самый кроткий характер принцессы. — Странно, что нам не попадаются никакие ловушки. Я думал в замке Тёмного Мага их должно быть полно.

— И правильно думал, — сказал Властелин. — Только заклинание чисто сработало. Не только дверь взломало, но и на время вывело из строя все магические системы замка. Ловушек полно, я их ощущаю на каждом шагу, но они пока не работают. Или вы не видите, что все зомби-стражи, скелеты и разного вида монстры не поддающиеся классификации, но стоящие напротив пометки "убегать без оглядки" в любой книге, мирно посапывают в своих нишах вдоль нашего пути.

— И как долго они останутся нерабочими? — поинтересовался я, представляя, что с нами случится, когда магия вернётся.

— Трудно сказать. Думаю, могут включиться в любой момент.

Я нервно сглотнул

— И ты молчал!? - взвизгнула девушка.

— Я думал вы знаете, — пожал плечами Несветлый.

— Нам нужен план, — пришёл к выводу я. — Стиви?

— Мы все умрём.

— Понятно. Впереди развилка. Куда идти направо или налево?

Оруженосец задумался.

— Налево.

— Отлично идём направо, — предложил я.

— Думаешь подействует? — с сомнением в голосе, протянула Алексис.

— Больше вариантов нет, — отрезал я. И оказался прав. И в том, что вариантов нет и в том, что система сработает. Конечно, когда поворотов оказывалось больше, чем два приходилось идти на хитрость и спрашивать у Стиви в какой из них он не пошёл бы ни в коем случае и после его ответа сворачивать именно туда. Таким вот нехитрым образом где-то через час мы оказались перед дверью в главный зал. Похоже ни один, даже самый безумный строитель лабиринтов не принимал в расчёт нечеловеческое чутьё Стиви на опасность и катакомбы в которых можно бродить всю жизнь, печально вздохнув сквозняком нам в лицо оставили нас в покое.

Но двери в зал нагло отказывались открываться. Как будто их заколдовали. Хотя почему, как будто? Их наверняка заколдовали и очень прилично.

— Что будем делать? — снова спросил я, приунывший коллектив, после того, как моё предложение использовать вместо тарана Стиви не набрало должной поддержки. Оруженосец и Алексис были против. Первый потому, что всегда поступает мне наперекор, вторая, потому что, видите ли, не гуманно. Тёмный воздержался, а я был обеими руками за. В общем настало время придумывать другой план. — Я считал, магия пока не работает.

— Скорее всего у личных покоев Мага свои резервы. Они не зависят от общего состояния всей системы, — пояснил Тёмный.

— Ко мне в замок, обычно ломились через стены, — ударился в воспоминания бывший Властелин и с обидой в голосе добавил, — хотя все двери были открыты.

— Понятно, тогда предлагаю…

— Нет, мы не будем использовать Стиви, в качестве тарана для стен, — прервала меня девушка. — Не думала, что ты такой жестокий.

Её длинные тонкие брови удивлённо выгнулись дугой, а чудесные губки надулись.

— Но Алексис, милая…

— Не подходи ко мне зверь! — Взвизгнула она. — Теперь я понимаю зачем тебе нужен был этот поход. Чтобы удовлетворить свои низменные потребности.

Настала моя пора удивляться.

— Ты хотел избавиться от Стиви и поубивать всех кто станет у тебя на пути. Мне уже жалко бедного, доброго и мухи не обидевшего Тёмного Мага, — пояснила Алексис.

— Мух он может и не обижал, — тихо, чтобы не услышала девушка пробормотал Не-Властелин.

Этот разговор мог продолжаться ещё долго. Потому, что когда Алексис в таком состоянии, то успокоить или хотя бы заставить её замолчать, пока девушка не выговорится не представлялось возможным. Но из противоположного коридора до нас донеслись чьи-то шаги.

— Похоже, магия вернулась, — заметил Тёмный.

— Мы все умрём, — кажется, на этот раз сакраментальную фразу произнёс не только Стиви, но и принцесса, почти одновременно.

— Алексис, я буду защищать тебя до последней капли крови, — пафосно заверил девушку я, надеясь, что последняя капля крови будет принадлежать монстру или на худой конец Стиви.

А шум меж тем приближался. В глубине коридора замаячил громадный силуэт постепенно приобретая всё более похожие на человеческие очертания. Я даже не успел удивиться, узнав в новоприбывшем Елисея, как он поравнялся с нами и кратко поинтересовался:

— Тёмный Маг?

Все мы пальцем, Стиви даже двумя, указали на дверь.

— Спасибо, — поблагодарил он, размахиваясь зажатой в правой руке булавой. Удар и оружие с обиженным звоном отскочило обратно.

— Я бы рекомендовал стену, — скромно посоветовал Тёмный.

— Спасибо, — снова поблагодарил добрый молодец и следующий удар нанёс по стене. Та слегка прогнулась и воин с двойным усердием принялся обрушивать на неё булаву. Минут через пять он проделал в ней приличных размеров дыру и проник внутрь. Следом, прикрываясь его спиной в зал вошли и мы.

— Пришёл твой смертный час, вражина, — разбуженным во время зимней спячки медведем взревел Елисей, увидев на троне Мага.

— Козлы, — в сердцах протянул хозяин замка. — Такую стену порушили. Специалистов, чтобы её построить из-за границы выписывал. Конечно, ломать не строить.

— Как я вас понимаю, — сочувственно покивал Властелин.

— Кх-кх, — потянула за рукав его Алексис. — Ты вообще-то этого гада убивать пригшёл. Герой пятого ранга. Тебя ж после него наверняка наградят. Посмертно. Станешь героем четвёртого ранга.

— А может не стоит? — робко поинтересовался бывший злодей, пятясь назад.

— Поздно, контракт уже подписан, — отрезала девица, пинком выталкивая его вперёд.

— Хотя бы скажите, что вам от меня надо, перед тем, как я вас убью? — попросил злодей.

— Сапоги, — тут же ошарашил его Елисей.

— Копьё, — добавил я.

— Брильянты, — сказала девушка.

— Четвёртый ранг героя, — внёс свою лепту Властелин.

— Остаться в живых, — озвучил свою главную и похоже единственную мысль Стиви.

— Мы пришли не дать тебе уничтожить мир. — сорвавшись с потолка, где он пребывал всё это время в образе летучей мыши, заявил, превращаясь в человека Лим.

Минут пять Маг заливисто хохотал. Несколько раз он останавливался и пытался справиться с приступами смеха, но у него ничего не выходило. Наконец он всё-таки успокоился и сказал:

— Вы что идиоты? Если я уничтожу мир, то где по вашему вы прикажете мне жить? То, что я задумал не более, чем небольшая переделка сфер влияний. Тёмные Волшебники постоянно этим занимаются.

— Так что, — почесал затылок Лим, — мир спасать не нужно?

— Может и нужно, но не от меня. Теперь по другим вопросам. Сапоги выдам, копьё тоже, брильянты не проблема, ранг героя после посещения моего замка подымется, живыми отсюда уйдёте. Ещё вопросы есть? — поинтересовался он и с издёвкой добавил. — Честно, я бы с вами не возился, но уж очень вы меня насмешили. Герои…

— Отличное предложение, — восхитился я. — По рукам.

— Говори за себя, — фыркнула девушка. — Мы через столько всего прошли и теперь даже не начистим этому типу морду?

— Да, нехорошо получается, какие мы после этого герои, если нас купит Тёмный Маг? — расстроился Лим.

"И вправду не слишком хорошо, — задумался я". Что петь сказителям о нашем, вернее моём великом походе? Одолел дальнюю дорогу, десятки (сотни) раз избежал смерти, пока добрался до Тёмного Мага, чтобы… поговорить с ним. И ведь будут петь гады, я кому надо в городе деньжат под это дело отсыплю, лишняя слава мне не помешает, особенно в свете, того, что отец желает видеть меня героем. Придётся драться.

— Не договоримся, — с сожалением, покачал головой я.

— Герои все идиоты, даже неправильные — понимающе заметил Маг. — Скажите хоть, что на ваших могилах писать, я ведь не изверг, монстры у меня человечиной не питаются… почти не питаются.

Мы представились, а Елисей спросил:

— А тебя, как вражина зовут? А то всё, Тёмный Маг, да Тёмный Маг.

— Горох.

— Ба-ба-батяня? — как-то неуверенно протянул Елисей.

— С чего ты взял?

— Мой отец Горох. Я наконец вспомнил, — одним прыжком Елисей преодолел разделявшее их расстояние и зарылся в тощую грудь Мага лицом. — Батяня.

— Сынок, — шмыгнул носом хозяин замка. А он и не подозревал, что у него такой взрослый, статный сын. По правде говоря, у Тёмного Мага с девушками не ладилось. Отчасти поэтому он и подался в Тёмные. Но даже с однокурсницами по предмету злых дел у него ничего путного не получалось. Хотя сокурсницы были привычны ко многому. Нет, была одна ведьмочка, которая вскружила ему голову, даже не одна, каждая из учившихся там ведьм вскружила, легко кружащуюся голову Мага. Но дальше головокружения дело не шло. Получив диплом злыдня третей категории и обзаведясь собственным замком Маг решал эту проблему иначе. Заклинание по вызову суккубов он выучил одним из первых, но даже с этим возникли проблемы. Главный суккуб, внезапно обнаружил, что отправлявшиеся на вызов к Тёмному Магу суккубочки, после этого, вместо того, чтобы выпивать соки из обычных людей, исправлялись, выходили замуж и образовывали семьи. По их утверждениям, после ночи с Магом начинаешь ценить настоящих мужчин. В результате после очередного вызова к Тёмному явился сам главный суккуб и объяснил, что девочки с Магом больше не работают, иначе никаких кадров не напасёщься. А воспитание настоящего суккуба требует много времени и сил, не говоря уже о деньгах. И ни слёзные мольбы, ни угрозы, ни попытки подкупа его решение поколебать не смогли. Так Тёмный остался один. А когда человек остаётся совершенно один в голову ему часто приходят странные мысли. К примеру, о переделе сфер влияния или господстве над миром.

Мы в шоке следили за воссоединением семьи, не предпринимая никаких действий.

— Как долго я тебя искал, — протянул молодец.

— Сынок, — уже менее уверенно протянул Тёмный.

— Батя.

— А сколько тебе лет сынок? — поинтересовался Тёмный.

— Много, очень много, восемнадцать, исполнилось два года назад.

— Двадцать, значит, — вроде двадцать один год назад он девушками не интересовался. И не мудрено, ему тогда было всего двенадцать лет. Хозяин замка был невероятно, просто неприлично молод для гордого звания Тёмного Мага и очень этого стыдился, стараясь добавить к своей личине десяток другой лет. Возможно, именно поэтому он не пользовался любовью у противоположного пола. А может потому, что выращенные для дополнительного устрашения клыки безбожно уродовали его лицо и норовили проткнуть толстые, как у хомячка щёки, поражённые безжалостными лучами солнца и оспинками. Белые бесцветные глаза довершали картину, окрашиваясь, то в чёрный, то в красный цвет в зависимости от настроения хозяина.

— Батяня.

— Сынок, — освобождаясь из медвежьего захвата «сына» по привычке добавил он. Пожертвовав десятком украшений и левым рукавом мантии он вырвался из и направил на Елисея резной с навершием в виде смеющегося черепа посох.

— Батя, ты чего? — удивился богатырь.

— Не сын ты мне, — вздохнул Маг.

— Как мне это знакомо, — подхватил я. — Чуть что так я ему не сын. А как дракона завалить или опохмелиться после попойки принести, когда всех слуг намедни разогнал, то сразу сынок, любимый, единственный. Нас-лед-ник.

— Да нет. Не сын он вовсе.

— Так да, или нет? — поинтересовалась вконец запутавшаяся девушка.

— Не было у меня детей и не могло быть.

— Импотент, — сочувственно протянула Алексис.

— Нет, — взъярился Маг. — Просто девушек у меня не было.

Вернее девушки у Тёмного были, ровно три. Он их похищал из деревни. Первая при виде своего поклонника умерла от ужаса, вторая оказалась покрепче и покончила с собой, лишь бы ему не достаться. А третья, сбежала с командиром его зомби-стражей, написав на стене, что лучше будет жить с мертвяком, чем с таким уродом. Собрав в платочек осколки разбитого сердца, Маг больше девушек не воровал.

— Вообще, — ужаснулся я. — Может ты того? Мужчинами интересуешься? У нас есть Стиви…

— Нет. Не мужчинами, — схватившись за голову застонал он и со смущением добавил. — Я тогда ещё слишком маленький был, чтобы детей иметь.

— Из молодых значит, — выдохнул Властелин. — Только Академию закончил и туда же сферы влияния переделывать. Мелочь.

— Я Мелочь!?

— А кто же ещё, — пожал плечами Тёмный Властелин. — Моя семья фон Ривиз поколениями правила своими землями. По сравнению с ними ты однодневка.

— Фон Ривиз, — ужаснулся Маг.

— Значит он слабый, — потирая руки девушка двинулась вперёд, прячась за моей спиной, в результате идти к хозяину пришлось мне. — Теперь мы ему точно морду начистим.

— Кх-кх. Когда я говорил молодой, я не имел в виду слабый, — остановил на пол-пути принцессу, герой пятого ранга. — На самом деле в своём замке он практически неуязвим.

— А вы нет, — хохотнул хозяин. — Готовьтесь к смерти, несчастные.

— Это он вам, — вякнул, из самого тёмного угла зала Стиви и тут же, испугавшись, забился в него ещё глубже.

Я выхватил меч и предусмотрительно, держась подальше от середины комнаты с её проваливающимся полом, ринулся на Мага. Вернее, сделал вид, что ринулся. На самом деле я двигался достаточно медленно, чтобы предоставить сию сомнительную честь Елисею. И тот не подкачал. С девизом "За сапоги", он занёс увесистую булаву над Магом. Но опустить её не успел. Молния из посоха злодея коротко выстрелила и оружие с жалобным треском превратилось в кучу золы, которую, озорник ветер, подхватил и развеял по залу. Я остановился.

— Эффектно, но не очень эффективно, — покачал головой наш Властелин.

— А так? — перед Магом засветились продолговатые острые сосульки, по каждой на человека. — Я избавлюсь от вас всех одним махом.

По мановению руки смертельные снаряды отправились в цель. Так как за моей спиной пряталась Алексис, то пришлось отбиваться сразу от двух сосулек. Первую я отбил мечом. В результате я лишился меча и возможности двигать правой рукой. Это меня разозлило. Ещё меня очень разозлило то, что снаряд пущенный в Стиви благополучно миновал в последний момент, проявившего чудеса ловкости оруженосца. Злость позволила использовать заклинание и следующее ледяное копьё сбило оно. Со словами "Предупреждать надо!". худой коротышка с копьём под мышкой снова растаял густым туманом. Елисей буквально раскрошил на мелкие кусочки по дурости сунувшуюся к нему льдину. Лим же своего противника просто сгрыз. Клыки у него острейшие. Но то, что он ими так здорово орудовать умеет я не знал, иначе не чувствовал бы себя спокойно во время ночёвок под его присмотром. А вот от героя пятого ранга копьё просто отскочило и вернулось к хозяину (видимо действовало семейное проклятие), от него оно отразилось и полетело обратно, снова отскочило. Мы все, включая Мага, наблюдали за метаниями снаряда, который набирал всё большую и большую скорость. Наконец лёд просто не выдержал и тонкими струйками стёк на пол.

— Глупо, — стряхивая капли с мантии, вынес свой суровый вердикт Властелин.

— М-да, ошибочка вышла, — согласился с ним хозяин замка. И поднял посох. Пустые глазницы навершия засияли злым колдовским пламенем, рот раскрылся и оттуда повалил ярко красный дым. — А как вам понравится это?

Это нам совсем не понравилось. Есть у людей такая странная привычка дышать. А если перестать, то умираешь. И не только у людей, но и Властелинов, и вампиров. Получать в лёгкие порцию этой отравы я не собирался.

Глубоко вдохнув, я задержал дыхание и нырнул в пелену, твёрдо намереваясь, сделать это заклинание последним для Мага. В левой руке я держал кинжал и хоть орудовал я ей не столь хорошо, как правой, но выбирать не приходилось. Правая по прежнему не слушалась. Мимо меня пролетел десяток игл (надеюсь отравленных) — Алексис не сидела без дела. Сверху на гада обрушился, превратившийся в летучую мышь-переростка Лим, а где-то сбоку к нему подступали Елисей с Властелином. Последнего туман не трогал, боязливо расступаясь при его приближении. Сзади за ним крался Стиви, безошибочно определивший самое безопасное место в помещении.

Я с трудом передвигал ноги, окрашенный в красное воздух сопротивлялся продвижению как мог. К тому же, я стремительно терял силы. Хотелось всё бросить, остановиться и заснуть. Осознание того, что сон наверняка окажется вечным, ничего не меняло. Я просто безумно, нечеловечески устал. Сил жить и бороться не осталось вовсе, когда позади я услышал звук падающего тела и тихий, полный печали и отчаяния голос:

— Мильон, прости…

Алексис! Повернуться не удалось, но я знал, там умирает девушка. Моя родная, единственная, самая любимая. Та, с которой я хотел бы провести остаток своей жизни, каким бы длинным или коротким он ни был. И я, трусливое ничтожество, вечно прячущееся за красивыми словами об осмотрительности, осторожности и стратегическом отступлении, не в состоянии спасти её. С громким криком и хлопаньем крыльев вампир отлетел к стене и больше не поднимался. Вслед за ним пошатнулся от очередного разряда молнии Елисей. Герой пятого ранга честно зарабатывал на четвёртый. Он уже добрался до колдуна и попытался огреть того мечом. Но упрямый мерзавец умирать не захотел, принял выпад Властелина на посох и ударил того своим оружием в грудь. Скелет успел укусить нашего Тёмного и тот, хоть и был устойчив ко многому, покачнулся и упал. Стиви оказался один на один со злодеем и я впервые в жизни ему посочувствовал. Удивительно, но оруженосец не бросился прочь и не рухнул на колени, вымаливая прощение. Он просто потерял сознание от ужаса и повалился прямо на Мага. Не ожидавший этого хозяин замка на несколько секунд отвлёкся, пытаясь оторвать от себя парня.

В это время я с отчаянным криком на мгновения разорвал опутывающие меня оковы, хотя казалось, что скорее порвутся мои жилы. Но они выдержали. Я сделал шаг, потом ещё один и ещё. Наперекор всему, ради Алексис. Наконец, спустя века (по личным ощущениям) я увидел смутные очертания, нет не Мага, его посоха. И, собрав остатки сил, прыжком преодолел разделяющее нас расстояние. Кинжал с трудом вошёл в пасть навершия. Скелет поперхнулся, попытался разжевать каленную сталь, потерял два зуба и успокоился. Его глаза потухли, а туман потерял свою смертельную силу, превратившись в обычный подкрашенный воздух.

— Придурки, — возмутился Маг. — Такой посох испортили. Между прочим на крови честных девушек заколдовывал. А где их в наше время сыщешь?

— Я тебе не только посох сейчас испорчу, — наконец сумел вздохнуть я. — Я тебя сейчас на лоскутки рвать буду и без всякого оружия.

Похоже даже Тёмного Мага можно испугать. Во всяком случае увидев выражение моего лица он попятился. Я шагнул за ним. Огненный шар сорвавшийся с его ладони прошёл на расстоянии указательного пальца от лица. Каким-то чудом мне удалось увернуться и я бросился на замешкавшегося, не ожидавшего от меня такой прыти злодея. В рукопашной он оказался силён. Но, разъярённый тем, что Алексис возможно уже по ту сторону жизни я сражался отчаянно. Не только бил по нему руками и ногами, не замечая ответных ударов, но, кажется, даже укусил мерзавца. До последнего я старался удержать его в объятиях, надеясь сделать для Мага их смертельными, но ему всё же удалось вывернуться. И мы оказались друг (враг) напротив (напротив, претензий нет) друга (врага). Он поднял посох, я поднял с пола Стиви. Маг торжествующе захохотал, именно так, как и положено главному злодею. Властелин рассказывал, что у них в училище даже экзамен по зловещему смеху существует. А потом запустил в меня чем-то серым большим и очень смертельным. Но, я успел вовремя потереть кольцо. Заклинание появилось в виде кита, с тонкой трубочкой, через неё он выпил всю эту гадость. Со словами "ну и гадость ваша магия" он снова исчез, всем своим видом намекая, что больше его беспокоить не следует. И вот тогда я использовал своё главное оружие — оруженосца. Я запустил им в собиравшегося устроить очередную пакость Мага и побежал следом. Не успел тот исполнить мою заветную мечту — избавиться от Стиви, как рядом с ним возник я и от души заехал с левой в голову.

Маг от такого обращения хрюкнул и потерял сознание. Очень неудачно потерял. Так что скелет с посоха оказался напротив его головы. Маленький мерзавец видимо уже много лет точил зубы на хозяина. Во всяком случае, он вцепился ему в шею намертво. Учитывая, что зубки, хоть и не все у него оказались отравлены, шансов у Мага не оставалось. Но судьба злодея меня не заботила. Тот сам сделал свой выбор, когда вместо общеобразовательной школы или школы добра, отправился в училище злых дел. Больше всего я волновался об Алексис. Я развернулся и покачиваясь направился к ней. Принцесса лежала на полу и, Слава Богам, была в сознании.

— Алексис, милая, ты как? — опустившись, перед ней на колени спросил я?

— Всё в порядке, — улыбнулась она. — Прости, я поскользнулась, упала, сломала ноготь и не смогла участвовать в битве.

— Сломала ноготь? — неверяще повторил я.

— Да. Я ведь уже извинилась.

— Ты… Ты не умирала?

— Ну мне было плохо, но до смерти ещё далеко.

Я отвернулся и истерически захохотал.

— Я думал ты умираешь, — перемежая с нервным смехом слова, проговорил я. — Понимаешь, я правда верил, что ты умираешь. Я готов был на всё, чтобы спасти тебя. Убить Мага, отдать свою жизнь. Всё что угодно. А ты… Ты сломала ноготь!

Я не глядя на Алексис повернулся и нетвёрдой походкой отправился к выходу. В груди росла злость и обида. Найти это проклятое копьё и убираться отсюда, больше мне ничего не хотелось. Но добраться до выхода я не успел. Руки девушки обвились вокруг моей шеи и её горячее дыхание донесло до меня «Прости». Я повернулся, наши глаза встретились, а потом спустя всего мгновение встретились и губы.

Самая, последняя глава Финальная битва (второй раунд)

— Простите, что прерываю вас, — вмешался в наш поцелуй Тёмный Властелин, вызывая во мне не самые добрые чувства по отношению к своей персоне. Жаль, что скелет не успокоил его на более длительное время, — но мне кажется всё ещё не кончено.

— Но ведь Маг мёртв, — с сожалением отрываясь от девушки, возразил я.

— Мёртв, — согласился Тёмный. — Вот только убит он в центре своего могущества, да ещё и перед тем как сломали его посох. Есть очень большая вероятность, что он перевоплотится в нежить.

— Ничего, с зомби мы, как-нибудь управимся, — сказал Елисей.

— Я думаю, это будет нечто более могущественное, чем зомби.

— Скелет? — попытался угадать я. Тёмный покачал головой.

— Вампир? — использовал свою попытку очнувшийся Лим.

— Не совсем. Скорее всего это будет Лич.

— Лич? Что-то я о них слышал, — размыкая объятия, но всё ещё держа Алексис за руку, словно боясь, что она исчезнет, произнёс я.

— Их не берёт холодное оружие и магия низших порядков, а магией высших порядков мы не располагаем.

— Насколько велика вероятность, что он в него превратится? — спросил я.

— Уже, — пискнул Стиви и снова потерял сознание.

— В смысле? — повернулся я к нему, а потом, когда понял, посмотрел на Мага и увиденное мне жутко не понравилось. Над телом поверженного врага сгустилась, тёмная, непроницаемая тень, которая постепенно принимала человеческие очертания. Не прошло и минуты, как она полностью преобразилась в абсолютно чёрного Мага.

— Чёрный Лич, — худший вариант, — безнадёжно констатировал Властелин.

— Бежим? — поинтересовался я.

— Поздно, — покачал он. — С Тёмными всегда так. После смерти они становятся ещё более опасными, так что их стараются либо убивать с положенными ритуалами, либо не убивать вовсе.

— Ну всё, сейчас я вас точно прикончу, — предупредил, простирая руки к нам Лич. Я грудью заслонил собой Алексис. Елисей поднял запасную булаву. Лим постарался изобразить, как можно более героическое выражение на лице, что в сочетании с клыками выглядело довольно комично, но нам было не до смеха. Стиви всё ещё валялся без сознания. Никому не хотелось умирать, но мощь исходящая от фигуры в чёрном была столь велика, что её чувствовали даже напрочь лишённые колдовского таланта люди.

И вот, когда ситуация уже казалась совершенно безвыходной, за спиной Лича возник Джейв с мечом в руке. Он замахнулся на мёртвого злодея и в этот момент меч превратился в девушку. Джейв выругался и не в силах остановить уже пришедшую в движение руку, ударил Лича девушкой. Тот отлетел к трону. В следующее мгновение в противоположную сторону полетел послушник. Заэра поднялась и с выражением произнесла:

— Козёл!

— Прости, я не хотел, — оправдывался бывший послушник. — Ты же сама говорила, что магия нестабильна в замке.

— Приличную девушку своими руками швырнуть в объятия такого урода. Мало того, что он страшный, так он ещё и мёртвый. Ты мне всю репутацию испортил. Теперь, как честная девушка я должна выйти замуж!

— За него? — удивился Джейв.

— За меня? — не поверил своему счастью, которое, хоть и после жизни настигло его, переспросил Лич.

— За одного из вас. Желательно живого, — ответила девушка, превращаясь в меч. — Ну что ты стоишь, хватай меня и бей гада.

Её слова приняли к действия оба. Расстояние от меча их разделяло приблизительно равное, так что и подбежали они к нему одновременно.

— Может быть ему помочь? — тихо поинтересовался я у Властелина.

— Без мощной магии мы бессильны, только под ногами путаться будем, — покачал головой он. — Его единственный шанс Заэра.

А за Заэру развернулось настоящее сражение. Оба и юноша, и забывший на время о своей магии Лич, схватились за рукоять и тянули её каждый в свою сторону.

— Ничего себе у вас и способы добиться благосклонности у девушки, — комментировала происходящее она. — Нет, на свидание сводить, цветочки подарить или одежду какую-нибудь. Платье, сапожки, перчатки, ножны. Эй! Ты куда лезешь, мерзавец! Мы ещё даже не помолвлены! Обратно превращусь — голову откручу.

Наконец Джейв, как более обученный в рукопашных сражениях сумел удачно пнуть Лича и тот отпустил меч. Правда, при этом он вспомнил о том, что он Маг, возможности которого после смерти только возросли. Поэтому, в юношу тут же отправились различные по своему виду и смертоносности заклинания. И, если бы не Заэра, ему бы пришлось совсем худо. Но даже с помощью меча, от большей части магических снарядов приходилось уворачиваться, двигаясь в сумасшедшем темпе и отбивая лишь те чары, уклониться от которых возможности не было. Причём поток заклинаний не иссякал. Долго так продолжаться не могло. Постепенно молодой послушник стал уставать. Смерть мелькала то по левую, то по правую сторону от его головы, примериваясь, откуда бы получше нанести удар. И тут, в самый неподходящий момент Заэра снова превратилась в девушку. Огненный вихрь подхватил её легкое одеяние (с некоторых пор способности меча возросли настолько, что превращаясь она больше не теряла одежду) и не повредив ей (что совсем не удивительно, учитывая магический потенциал Заэры) превратил её облачение в пепел. Девушка оказалась совершенно голой и все, включая Лича, уставились на неё. Я, правда, только одним глазком, вторым осмотрительно косясь на Алексис. Поистине Заэра была прекрасна. Но черты её изумительно красивого лица исказились в таком гневе, что мы тут же все отвернулись и даже закрыли глаза.

— Ну всё, — замогильным голосом произнесла она. — Тебе пришёл конец Тёмный.

Больше описывать по сути и нечего. Только минут через десять нам удалось оттащить девушку от Лича, мотивируя это тем, что стоит оставить хоть что-то для похорон. Джей в накрыл её своим плащом и со страхом решал, всерьёз говорила Заэра про замужество или шутила. Увидев девушку в гневе он уже сомневался, что иметь такую жену хорошая идея. К тому же, дети в виде маленьких кинжальчиков его тоже не сильно прельщали.

— Твои мысли написаны у тебя на лице, крупным почерком и с ошибками, — предупредила его Заэра. — И если они свернут не туда, то живым ты точно из замка не выйдешь.

Джэйв тихонько вздохнул, сетуя на судьбу, и робко обнял девушку. Ради того, чтобы держать её в объятиях он готов был пожертвовать многим.

В это время Стиви с Алексис уже вовсю обыскивали замок в поисках сокровищницы. Со второй смертью Мага все ловушки и стражи в замке рассыпались пеплом. А армия злодея, состоявшая из живых существ, находилась достаточно далеко, чтобы её пока не опасаться. Лим с Елисеем бродили в поисках оружейной. Я же выпытывал у героя четвёртого, пусть и неподтверждённого а может даже и третьего ранга, не встанет ли Маг на ноги ещё раз.

— Абсолютно невозможно, После того, что устроила с ним уважаемая Заэра, — Тёмный робко покосился в её сторону, — уже не встают.

— А это по героически нападать в восьмером на одного? — поинтересовался у меня Лим.

— Не волнуйся, пусть нас было восемь, а он один. Но скажут, об этом я позабочусь, что я был один, а Тёмных Магов восемь.

— Один? — переспросил вампир.

— Один, с друзьями, — поправился я. Ведь все понимают, герой может быть только один, остальные помощники. Но Лиму об этом говорить не обязательно.

Копьё моего предка оказалось в сокровищнице. Я честно отдал все каменья с него Алексис, вернее они исчезли ещё до того, как я это самое копьё нашёл. Я укоризненно посмотрел на воровку, но она ответила мне таким честным, невинным взглядом, что слова застряли у меня в горле и вылились всего лишь во вздох. Некоторых людей не переделаешь. С другой стороны, именно такой я её и люблю, со всеми её достоинствами и недостатками. Так зачем же пытаться слепить из Алексис нечто другое, если полюбил её такой?

Я улыбнулся девушке, привлёк к себе и заявил, что пора двигаться домой. Представляю, как удивится отец, когда увидит, что я вернулся из героического похода не только с победой, толикой славы, но и невестой. И плевать мне на всю политику и то, что принцы, будущие короли женятся только по указке. Он хотел героя, я им буду. А значит никто не посмеет перечить моему слову.

Эпилог (Это ещё не конец)

В деревенском доме собраний уже третий час длилось горячее обсуждение. Селяне никак не могли прийти к единому мнению насчёт пришлой знахарки (или даже ведьмы, как её называли за глаза). Большинство хотело выгнать лечившую их девушку. Кое-кто сжечь. Но бумаги у неё на руках с печатью принца останавливали их. В конце концов, решив, что лучше не связываться и немного обождать, Голова деревни закончил собрание.

Ночью, когда староста спал сном младенца, ему отчего-то отчаянно захотелось покинуть дом. Что он и сделал. Только оказавшись в одних портках на улице и увидев перед собой зловещую фигуру он окончательно очнулся от оков сна.

— Слышь Голова, ты жить хочешь? — равнодушно поинтересовался незнакомец.

Селянин в этот момент осознал, что жить он хочет и даже очень. Вот только он не был уверен, что получится. Он судорожно закивал.

— Тогда учти. Вириану не трогай. Иначе ни от тебя, ни от всей деревни ничего не останется, — предупредил его Лим, превратился в летучую мышь, прямо на глазах у изумлённого мужика и взмыл в небо. Оставалось ещё около сорока деревень где он ещё не побывал с предупреждением. Гипнозом Лим владел слабо и после каждого его применения у вампира жутко болела голова. Но дело того стоило. Пусть Вириана лечит людей, раз она иначе не может, а он позаботится о том, чтобы их благодарность не вылилась в сожжение на костре.

Эпилог (Это всё ещё не конец)

В просторной зале на троне сидел герой первого ранга и задумчиво следил за действиями рабочих. Нанятые в соседних деревнях и даже городах они споро перекрашивали чёрный замок в белый цвет.

В дверь робко постучали и вошёл опрятно одетый в новенькую форму Стиви:

— Прикажете запускать просителей, — поинтересовался он у Светлого Рыцаря, именно такое имечко после долгих метаний взял Тёмный. Дверь распахнулась и на пороге возник первый из сотен обиженных, сирых и убогих, которых теперь должен был защищать новоиспечённый герой.

Тот окинул тоскливым взглядом толпу пришедших за помощью, схватился за голову и принялся рвать волосы на ней.

— Чего это он? — робко поинтересовался один из просителей.

— В бой хочет, подвиги совершать, — со знанием дела ответил оруженосец. После сражения в замке Тёмного Мага я собирался, чтобы избавиться от Стиви, произвести его в рыцари, но он отказался. Сказал, что оруженосцем привычней и безопасней. Тогда у меня возник другой план и я предложил новоиспечённому герою первого уровня, взять Стиви к себе оруженосцем. Дескать, мне он в ближайшее время не понадобится, так как тёмный эльф без происшествий достиг столицы, а ему без «опытного» помощника нельзя. И мне повезло, что перебравший в тот вечер Тёмный согласился.

— Понятно, — протянул мужчина.

Наконец волос не осталось и герой, с выражением полной покорности судьбе, повернулся к толпе:

— Впускай, — обречённо приказал он, занимая трон.

Эпилог (Это всё ещё, ещё не конец)

Свадебная церемония удалась на славу. В смысле была длинной, скучной, с кучей слов на непонятном языке и песнопениями, тоже совершенно непонятными. Все гости с нетерпением ждали последние завершающие слова на общем языке и спустя вечность, до спавших стоя гостей, они долетели.

— Властью данной мне Великими Богами объявляя Джейва и Заэру мужем и мечом…

Вот тут то гости проснулись окончательно. Оказалось, что в самый ответственный момент девушка превратилась в оружие.

— То есть мужем и женой, — откашлялся, проводивший церемонию жрец. — Жених может поцеловать… меч.

Тут уже не выдержал Джейв:

— Может подождём пока она в девушку превратится? — заискивающе поинтересовался он.

— Целуй давай, — потребовал меч. — Если бы этот козёл так не затянул ритуал, то успели бы до превращения.

— Но Заэра.

— Целуй.

Юноша взял меч в руки и поцеловал рукоять.

— Всё? — поинтересовался он.

— Извращенец! — Взвизгнула Заэра. — Клинок целовать надо было. Ты хоть знаешь куда меня поцеловал?!

Джейв покраснел, а жрец спешно сказал:

— В общем теперь вы муж и жена, перед лицом Богов, пусть они с вами и разбираются, а я пошёл, — так закончилась сама церемония. А за ней начались празднования, продлившиеся три дни и три ночи. На большее нервов моего папаши не хватило, он и так со страхом ожидал предстоящей свадьбы с Алексис. Девушка то соглашалась, то снова передумывала, столь часто, что я уже не имел представления, состоится церемония или принцесса сбежит. Я уже не говорю о том скандале, который она устроила, когда узнала, что я принц. В её покоях тогда кроме кровати ничего не уцелело, а я спасся лишь благодаря заклинанию высшего уровня. Заклинанию, о котором я перемолвился парой словечек с придворным Магом, убедив его больше не зачаровывать амулеты на злость. Во всяком случае не для меня.

Эпилог (это ещё совсе не конец, не дождётесь)

Елисей повис на шее Гороха. Наконец-то он его отыскал. Своего старого, родного Горошка. Мать, обливаясь горючими слезами, обнимала могучий бицепс молодца. Немало пришлось ему исколесить стран и сокрушить злодеев, прежде, чем он вернулся домой. Но он всё же вернулся и это главное.

Конец (не ждали? Сам в шоке. Хотя… Может быть это и не конец вовсе, а начало новой истории?)

Не прошло и года, и Слава Богам, что не прошло, иначе я бы опоздал, как я оказался в Эрийских горах, с которых и начались мои приключения. Дракон уже ждал меня, подставив толстые перепончатые крылья навстречу ласковым лучам солнца.

— Принёс? — прорычал он.

Вместо ответа я продемонстрировал прицепленное к спине копьё. Ох и тяжко было с ним карабкаться по горам, но я справился.

— Может хоть, расскажешь, зачем тебе копьё понадобилось? — поинтересовался я, отдавая трофей.

Дракон вздохнул:

— Если бы ты знал, как у меня чешется спина. И ни одной лапой не достанешь. А копьё твоего предка сделано из особой стали — оно столетия прослужит.

— А то что мой придворный маг, мог бы лет на двести, зачаровать любое другое копьё тебе в голову не приходило?

Дракон почесал лапой голову и честно ответил:

— Нет.

Я промолчал. Конечно, я мог сказать очень многое. И о драконе, и о его дурацких просьбах, и о копье. Но я промолчал. В конце-концов, благодаря этому путешествию я встретил Алексис и это самое главное.

— Прощай, — кинул я громадному ящеру.

— Ещё свидимся, — махнул крылом он и я начал спуск. Я стремился вниз, туда, где меня ожидала любимая девушка.

Совсем конец

Всего одна мысль иногда не давала мне заснуть по вечерам. Мысль о том, что, наверное, стоило перед убийством Тёмного Мага немного расспросить его о "переделе сфер влияния", как он выразился. Что-то не верится, что в таком деле участвовал всего один человек, пусть и Тёмный Маг.

"Хотя с другой стороны это уже не мои проблемы, — успокаивал я себя, не зная, при этом насколько глубоко заблуждаюсь".

Спасибо за внимание

© Copyright Имприс Святослав Яковлевич ([email protected])

Notes



home | my bookshelf | | Герои поневоле |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 2.8 из 5



Оцените эту книгу