Book: Звездная цитадель



Звездная цитадель

Игорь ИСАЕВ

ЗВЕЗДНАЯ ЦИТАДЕЛЬ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «БИ-ДЖЕТ» НЕ ОТВЕЧАЕТ

ГЛАВА 1

Часы медленным тиканьем отсчитывали секунды. Маятник в форме звезды с восемью лучами мерно качался из стороны в сторону. На потемневшем от времени медном циферблате рядом с тонкими римскими цифрами были нанесены знаки Зодиака. «Интересно, сколько им лет», — подумал Грег, с любопытством разглядывая заключенный в деревянный корпус древний механизм. Раньше подобные устройства он видел только в фильмах. Грег сверил показания замысловатой формы стрелок с информацией наручного хронометра. Удивительно, но часы шли точно. Видимо, маятник был скорректирован на меньшую силу искусственного тяготения на станции, чем на далекой Земле.

Грег отошел в сторону и сел в кресло. Вообще, он не очень любил ждать. Но сейчас ничего другого не оставалось. Он побарабанил пальцами по подлокотнику и снова принялся разглядывать кабинет. Благо Грег был здесь впервые и делать это было достаточно интересно.

Итак, Грег Миллер, пилот первого класса службы дальних полетов, сидел в кабинете непосредственного начальника Джона Майлза в одном из секторов пятой платформы большой промежуточной станции «Джемини» на геостационарной орбите Нептуна и ждал, когда заявится еще один начальник, только рангом куда выше, чем Майлз. А так как все высокие чины имеют привычку не слишком бережно относиться ко времени подчиненных, то Грег развлекался разглядыванием интерьера.

Вообще Грег чувствовал, что разговор предстоит серьезный. Особенно, если непосредственный шеф с необычной степенью туманности говорит о прибытии представителя центрального штаба с Земли, который непременно хочет встретиться с тобой. И действительно, прибытие человека из центра на станцию у самого порога глубокого космоса только для одной конфиденциальной беседы — дело достаточно необычное. Вся текущая оперативно-рабочая информация прекрасно обеспечивалась традиционными каналами дальней связи, а тут личная транспортировка уполномоченного лица… Впрочем, об этом Грег узнал только сейчас из краткого пояснения Майлза. Для всех же остальных этот человек был одним из обычных пассажиров вахтового корабля с Земли.

Майлз оторвал взгляд от маленького экрана на столе и со стоическим выражением взглянул на Грега. Он всем видом показывал, что, мол, ничего не поделаешь, надо терпеливо ждать — такие птицы не каждый день залетают к нам.

Словно бы решив больше не испытывать их терпение, створки дверей бесшумно раздвинулись и в кабинет энергичной походкой вошел высокий седой мужчина с открытым жестким лицом. Майлз вскочил и чуть не вытянул руки по швам. Вошедший с легкой тенью иронии взглянул на него и первым протянул руку для приветствия. Потом повернулся к поднявшемуся Грегу.

— Извините, что заставил ждать. Пришлось немного задержаться у начальника станции. От представительской суеты никуда не денешься, — он немного суховато улыбнулся сразу обоим и, опустившись в кресло, предложил собеседникам последовать его примеру.

Миллер с Майлзом сели. Хозяин кабинета плеснул в три бокала из сифона. Гость благодарно кивнул и предложил:

— Итак, господин Миллер и господин Майлз, приступим к делу. Я Габриэль Карпентер, ведущий специалист четвертого отдела центрального штаба единой Всемирной службы космических сообщений. И вы, наверное, немало удивлены моему появлению. Не так ли? — Он снова суховато улыбнулся, внимательно наблюдая за реакцией двоих напротив.

Они молча закивали, так и не притронувшись к бокалам. Карпентер удовлетворенно прикрыл глаза, словно и не ожидал другого ответа, закинул ногу за ногу и снова задал вопрос:

— Что вы мне можете рассказать о случае с Би-Джет-86?

Миллер с Майлзом переглянулись, и, немного помедлив, слово по старшинству взял Майлз.

— Би-Джет-86, пилотируемый грузовой корабль… Больше полутора лет назад стартовал с нашей платформы с грузом редких металлов и другого конструкционного сырья. Направлялся в промышленную зону на орбите Марса, но отклонился от курса и бесследно исчез. Экипаж считается пропавшим без вести. Дело официально отнесено к категории случайных катастроф. — Майлз на секунду замолчал, припоминая детали. — Фирма-фрахтовщик и родственники пилотов получили полную страховую компенсацию… Пожалуй, это все.

Карпентер перевел бесцветно-проницательный взгляд на Миллера. Но Грег только покачал головой:

— Это все, что мы знаем. Об этом же подробно сообщалось по всем телеканалам. Или есть какие-то новые подробности?

Карпентер коротко усмехнулся и ответил вопросом на вопрос:

— А что вы, Миллер, знаете о работе объекта РХ-12 на орбите Тритона?

Грег постарался не высказать своего удивления и, чтобы выиграть время, принялся распечатывать упаковку тонизирующей жевательной резинки. Как же! Ведь это был самый закрытый от посторонних глаз научно-технологический комплекс во всей области больших планет… Он положил в рот приятно распадающуюся ментоловым вкусом пластинку и, поймав не менее удивленный взгляд своего шефа, произнес, чуть растягивая слова:

— Об этом объекте известно немного… Там действует концерн «Джизау». Тридцать процентов его капитала принадлежит государственным органам. Работа ведется в сфере поиска новых сверхмощных источников энергии… — Грег поднял брови и, порывшись в памяти, дополнил: — Транспортные потоки идут только туда. Материалы и оборудование спецрейсами через нашу платформу. А оттуда назад в промышленных масштабах ничего не отгружается. Похоже, что исследования идут пока без больших результатов. Вся служебная информация передается по особому каналу. Вот, пожалуй, и все.

— Ну что ж, неплохая осведомленность. Без особых подробностей, но в первом приближении вполне исчерпывающая. — Карпентер постучал пальцами по столу. — А связи между двумя этими вопросами вы не обнаруживаете?

Майлз с Миллером опять переглянулись и дружно покачали головами.

— Правильно, так оно и должно казаться всем непосвященным, — удовлетворенно заключил человек из центра.

Он встал, задумчиво прошелся по кабинету, еще несколько мгновений разглядывал старинные напольные часы, а потом резко повернулся к сидящим.

— А связь есть. Мало кому известная, но самая прямая. Только давайте договоримся сразу; все, что будет говориться в этих стенах, является информацией строжайшей секретности и не должно просочиться ни в чьи уши. Об ответственности вы знаете. Я здесь действую как уполномоченный своей службой по расследованию дела Би-Джет-86.

Двое с самым серьезным видом согласились.

— Итак, — продолжал Карпентер, — настоящие обстоятельства таковы, что тот злополучный корабль должен был транспортировать первую экспериментально-промышленную партию новейшего энергоносителя повышенного могущества. Его рабочее название «Крокус». Несколько контейнеров с этим веществом были уже доставлены на корабль, когда технологи объекта РХ-12 установили, что вещество недостаточно стабилизировано для такого длительного путешествия. Контейнеры с суперэнергетиком сняли, и корабль ушел в рейс с самым заурядным грузом. — Карпентер сделал паузу и отхлебнул из стакана. — А затем корабль по неизвестным причинам поменял курс и вскоре бесследно пропал. Ну что, — Карпентер, усмехнувшись, поглядел на своих людей, — это уже интереснее, чем официальная версия, которую без устали пересказывали все телекомментаторы? Верно?

Грег перевел взор на Майлза. Выражение лица того было не менее сосредоточенным, чем у самого Грега.

— А сейчас будет еще интереснее. — Карпентер снова встал и опять принялся расхаживать по кабинету, заложив руки за спину. — Через несколько недель после исчезновения корабля к нам поступило сообщение от одного из отделений астрофизической академии. Их телескоп случайно поймал слабый, практически незаметный сигнал бедствия. Такой слабый и искаженный, что его не сразу удалось понять и идентифицировать. Сигнал был подан с корабля, бортовой номер которого не числился ни в одном регистре. Этот корабль не значился приписанным ни к одному стартовому комплексу или технологической площадке. И это уже тем более интересно, господа, не правда ли? — обратился Карпентер к собеседникам, опершись руками на спинку кресла. — А теперь — самое любопытное, Повозившись с расшифровкой и параметрами сигнала, мы установили следующее: координаты, из которых он подан, таковы, что если бы сигнал был стандартной мощности, то его должны принять многие наши станции и корабли. Но мощность оказалась настолько слабой, словно его источник не хотел быть далеко услышанным. И если бы не случайно перешедший на аварийную частоту телескоп астрофизиков, мы бы тоже не узнали об этом SOS. Координаты источника странного сигнала находились как раз недалеко от курса Би-Джет-86, который должен был везти сверхмощный энергоноситель. Логика всех дальнейших событий подводит к тому, что экипаж транспортника принял этот сигнал и, устремившись на помощь, изменил курс и бесследно исчез вместе с кораблем.

Грег откинулся на спинку кресла. Все, что он услышал, связывалось в чью-то крутую авантюру. Такого поворота событий он никак не ожидал.

— Кому же это понадобилось устраивать? — нарушил наступившее молчание Майлз. — Если все действительно так, как вы рассказываете, то это очень серьезно.

— Именно так, — поддержал его Карпентер. — Поэтому мы и не стали корректировать своей более поздней информацией первую официальную версию о несчастном случае. Чтобы не спугнуть настоящих виновников.

— И кто же они? У вас есть предположения на этот счет? — спросил Грег.

— К сожалению, дальше априорных подозрений и зыбких версий дело не идет. Никаких других данных, кроме сигнала SOS, пойманного астрофизиками, у нас нет. Поэтому в число подозреваемых попадают все, кому может понадобиться сверхмощный энергетик. А таких достаточное количество. И вы сами вполне сможете определить их круг.

— Да, — согласился Майлз, потерев подбородок, — это и все независимые консорциумы по разработке полезных ископаемых на десятках планет, и компании дальних грузовых перевозок, и еще черт знает кто, вплоть до каких-нибудь радикальных политических группировок. Тут по принципу «кому это выгодно» многого не накопаешь.

— И что же намерен предпринять четвертый отдел штаба? — прямо спросил Грег Карпентера. Он уже чувствовал, что ему будет отведена какая-то немалая роль во всем этом деле.

— После того, как были безуспешно отработаны несколько возможностей поиска инсценировщиков катастрофы, мы пришли к выводу, что единственно возможный путь выйти на злоумышленников — это вариант, имеющий рабочее название «подсадная утка».

Грег, словно желая лучше услышать все сказанное, подался в кресле вперед и из бокала в его руке жидкость плеснулась на комбинезон. Карпентер бросил молниеносный взгляд на отряхивающего штанину пилота и усмехнулся:

— Вы, наверное, уже догадались, о чем пойдет речь… Итак, обстоятельства и условия успеха нашего варианта таковы. Некто неизвестный нам хочет получить новый энергетик небывалого могущества. Для чего это ему — для решения каких-то технологических вопросов или для создания нового типа оружия — нам сейчас не суть важно. Этот некто пытался получить «Крокус», захватив корабль. Но по случайности энергетика на корабле не оказалось. Совершено преступление, но цель не достигнута. Последствия всего таковы, что Би-Джет-86 официально объявлен пропавшим без вести и все списано на несчастный случай. А значит, и причин для беспокойства у преступников нет. С другой стороны, их цель так и не достигнута. По всей логике вещей, эти ребята снова должны постараться завладеть партией «Крокуса» при новой транспортировке. Тем более, что экспериментальные установки дали его дополнительное количество. Наша служба считает наиболее возможным раскрыть дело, снарядив корабль-ловушку. Его экипаж, попав в условия, приведшие к гибели Би-Джет-86, должен войти в контакт со злоумышленниками и, действуя по обстановке, попытаться их нейтрализовать или хотя бы идентифицировать… Вы понимаете, о чем я говорю?

— Вполне, — отозвался Грег, а Майлз поддержал его энергичным кивком.

Карпентер удовлетворенно повел подбородком и продолжил:

— Так вот, технологи объекта РХ-12 наконец-то стопроцентно стабилизировали энергоноситель для дальнего перелета, и «Крокус» должен быть заявлен на один из ближайших грузовых рейсов.

Те, кто заинтересованы в похищении энергетика, наверняка знают об этом. Вряд ли что-то может их спугнуть. Кстати, мое появление здесь не вызовет подозрений. Во всех документах я обозначен как ординарный специалист по обеспечению безопасности стартовых комплексов промежуточных платформ и совершаю рутинную инспекцию на месте. О моем истинном лице знает только начальник станции и вы двое. Итак, у нас есть следующий план действий, в котором Грегу Миллеру предлагается главная роль. А Джону Майлзу — роль координатора всех действий. Итак, через несколько дней сюда прибывает обычный рейсовый корабль. После четырех дней техобслуживания он должен уйти обратно с грузом «Крокуса» на борту. Этот корабль уже оснащен всем необходимым для выполнения специфической функции на станции у Сатурна. Пригонит его наш экипаж и, как положено по регламенту, останется на отдых здесь. Вы, Миллер, если, конечно, дадите согласие, как раз и отправитесь в обратный путь на этом корабле. По дороге вы должны принять сигнал бедствия и изменить курс. Сблизиться с терпящим бедствие объектом и, используя свое спецоборудование, постараться захватить корабль-приманку и доставить его на нашу базу. Таков вот достаточно простой и ясный план. — Карпентер сделал короткую паузу и, оценив выражение лиц своих слушателей, спросил: — Так как? Вы согласны принять участие в этом деле?

Грег смотрел на холодно-энергичное лицо Карпентера, его резкие отрывистые движения и усиленно соображал: что же ему ответить? С одной стороны, вроде бы дело ясное — тайна пропавшего экипажа, профессиональный долг и положения Устава дальних космических сообщений обязывали не раздумывая дать согласие. Но, с другой стороны, вот так сразу пуститься в такое рискованное путешествие… Ведь абсолютно неизвестно, что его ждет в космосе у корабля-приманки. Очень трудно представить, каким путем эти пираты попытаются захватить их борт. Капитан Миллер имел большой опыт работы в дальнем космосе и поэтому сразу увидел, что в таком деле риск был очень реальным, а шансы на благополучный исход дела — достаточно зыбкими.

Грег усиленно потер ладонью переносицу и посмотрел в глаза представителю центра:

— Мгновенно ответить на такое предложение я не могу. Все надо хорошо взвесить. К тому же мне необходимо посоветоваться со вторым пилотом. Он тоже будет лезть в эту дыру и решать за него…

— То, что дело чрезвычайно серьезное, даже более того — очень опасное, и все надо предварительно обдумать, с этим никто не спорит, Но ставить в известность второго пилота — это излишне. Как решите, так и будет. В случае положительной реакции поставите его в известность уже в космосе. Вы как командир принимаете решение, а члены экипажа только выполняют приказы. Совершенно нет нужды приобщать к факту готовящейся операции дополнительных людей. Каждый новый информированный человек значительно уменьшает шансы на соблюдение режима строжайшей секретности. Так что решать должны вы один, — голос Карпентера немного потеплел и он сел рядом с Грегом на край стола. Положил руку ему на плечо и добавил: — Подумайте хорошенько до завтра, а в восемь утра сообщите о своем решении. Договорились?

Грег согласился и встал из кресла:

— Я могу идти?

— Да, конечно. Но учтите, принять решение надо быстро. У нас не так много времени.

— Утром я сделаю выбор. Где вас найти?

— Сообщите Майлзу, а он передаст мне.

Грег коротко откланялся и вышел из кабинета, оставив двух начальников оговаривать многочисленные детали будущей операции.

Звук удара теннисной ракетки эхом отразился от высокого потолка зала, и мячик молнией мелькнул в воздухе. Грег не успел среагировать, и соперник взял два очка. «Черт!» — ругнулся про себя Грег. Он уже проигрывал третий сет подряд. В голове все время крутился утренний разговор, и ему никак не удавалось сосредоточиться на игре, Грег с досады рассек ракеткой воздух, подошел к сетке и протянул руку партнеру:

— Извини, Иржи. Что-то не ладится у меня игра, пойду лучше отдохну. Хватит на сегодня.

Иржи согласно похлопал Грега по плечу и принялся стучать мячом о стенку. Обычно Грег играл в теннис со своим вторым пилотом Станиславом. Но они слишком хорошо изучили друг друга за четыре с лишним года работы вместе, и тот бы сразу почуял резкую смену в настроении друга. А Грегу не хотелось, чтобы он мог заподозрить что-то неладное. И поэтому выбрал себе в партнеры мало знакомого парня из отдыхающего экипажа.



Грег миновал раздевалку и направился в душ. Долго стоял под упругими нитями воды, чередуя чуть теплую воду с почти ледяной. Еще немного — и привычная бодрость разлилась по всему телу. Через пару минут Грег уже сидел в безлюдном кафетерии спортивного блока и ждал, когда автомат выдаст чай с биотонизаторами. Щелкнуло реле, и на подносике появилась распространяющая пряный аромат сушеных трав чашка и пара пирожных.

Запах принес воспоминания о Земле, которую Грег покинул еще в студенческие годы. Неожиданно ярко увиделись роскошные высокогорные луга в Швейцарских Альпах, где он побывал всего однажды на школьных каникулах. Дурманящий запах живой зелени, пропитанной летним дождем земли, и опьяняющий привкус естественного озона…

Как далеко он теперь от всего этого. Даже от жены с дочкой, ждущих его теперь в крупной орбитальной колонии у Юпитера, отделяют миллионы километров космической пустоты. Уже более трех лет Грег не виделся с ними. Получилось так, что выпали три дальних рейса подряд, и он все никак не мог получить положенный после длительных перегонов отпуск…

Погруженный в глубокие воспоминания о семье и далекой родине, Грег автоматически взял со столика яркий журнал и открыл наугад. На большой, на весь разворот фотографии транспортный корабль причаливал к орбитальной платформе. Судно массовой промышленной серии КЛ-8, такое же, как и то, на котором летал сам Грег. Такое же, как и безвестно канувший в межпланетную пустоту борт Би-Джет-86…

На Грега опять нахлынул девятый вал противоречивых чувств. Очень уж из ряда вон выходящим выглядело все сказанное человеком из четвертого отдела центрального штаба. В это с трудом верилось. Оно не вмещалось в размеренный порядок всего происходящего вокруг. Поэтому после разговора Грег и отправился в спортзал, чтобы хоть как-то отвлечься и унять взбудоражено соображающий мозг, чтобы только потом, восстановив душевное равновесие, приняться хладнокровно и расчетливо решать задачу. И вот такой момент наступил…

Грег отхлебнул из чашки и снова уперся взглядом в космический корабль на развороте журнала. Если версия Карпентера верна, то все это совершили великие негодяи. Использование фальшивого сигнала бедствия — такого подлого приема — история межпланетных сообщений еще не знала. Фальсифицировать общепринятый сигнал о помощи, который уравнивал и примирял экипажи любых национальностей, вероисповеданий, политических убеждений, могли только люди, не признающие никаких человеческих принципов. Грег нисколько не колебался в убеждении, что с такими ребятами надо рассчитаться как можно быстрее, и он сам не прочь был в этом поучаствовать.

Это в принципе… А если более конкретно, то воевать с парнями, готовыми на все и которые давно и тщательно подготовились к нападению — дело чрезвычайно рискованное, а он даже не знает, чем вооружат и как его экипируют. Понятно, что кто-то где-то подготовил корабль, но давать согласие вслепую…

Грег вспомнил Нину с маленькой Кристианой и непроизвольно поежился. Что будет с ними, если он погибнет? Конечно, страховые пенсии за невернувшихся из рейсов пилотов были очень крупными, и все же…

Грег, отвлекаясь от своих невеселых мыслей, вновь отхлебнул из тонкой фарфоровой чашки и принялся за пирожные. Круша зубами пахнущее корицей слоеное тесто, он окинул взглядом морские пейзажи на стенах кафетерия. Вокруг по-прежнему никого не было…

Единолично принимать решение, да еще рисковать, кроме своей жизни, жизнью второго пилота… Идиотское положение! За эти четыре года полетов в одном экипаже Грег привык, что они вместе со Стасом всегда очень удачно выходили из самых затруднительных ситуаций. И сейчас Грег почти физически страдал от того, что не может выложить все второму пилоту и услышать его мнение.

Грег вздохнул, положил руки на стойку бара и уткнулся в них подбородком. Еще во время разговора в кабинете он почувствовал, что примет предложение Карпентера. Но воспоминания о семье и вся эта мирная обстановка вокруг мешали Грегу сделать окончательное решение. Скорей бы выйти в рейс и снова ощутить чуткое подрагивание корпуса корабля от толчков струйных рулей. Там, в космосе, все сразу встанет на свои места…

Утром следующего дня Грег зашел в кабинет к Майлзу. Тот выжидающе посмотрел на него и молча показал рукой на кресло. Грег опустился на сиденье и, хлопнув ладонями по подлокотникам, заявил:

— Шеф, я согласен лететь на этом корабле.

Майлз сдержанно улыбнулся:

— Честно говоря, от тебя я ждал только такого ответа.

— Вы обо мне слишком хорошего мнения. Мне стоило больших усилий решиться на это…

— Ничего, ничего, — перебил Майлз. — Все равно я был уверен.

— Когда можно будет оговорить все детали с представителем центра?

— В этом совсем нет нужды. Я в курсе всех подробностей операции. Корабль со всем необходимым оснащением прибывает через три дня. Два дня уйдет на стандартную предполетную подготовку, потом прием груза, и все — в путь. Второго пилота поставишь в известность после отправления. Все нюансы тактики и особенности поведения изложит бортовой компьютер по дороге. У вас будет достаточно времени все изучить в пути. А пока иди отдыхай. Впереди предстоит сложное дельце.

Грег поднялся и молча вышел.

Вечером в баре Грег сидел в компании пилотов своего отряда и пил пиво. Легкие алкогольные напитки вполне допускались к употреблению для отдыхающих между полетами экипажей. Теперь, сделав выбор, Грег уже приобрел какую-то долю душевного равновесия. Но чувствовать себя веселым и спокойным на пороге тяжелого противоборства с чем-то неведомым и могучим ему не удавалось. Поэтому пилот Миллер решил выпить этим вечером больше обычного. Он пытался как можно шире ухмыляться в ответ на очередную байку о случае в открытом космосе из коллекции знаменитого на все окрестности балагура Педро Чавеса и снова сделал большой глоток.

Вокруг все весело гомонили и размахивали руками. Грег тоже натягивал на лицо живое и беззаботное выражение, но мысли все время возвращались к одному и тому же. Наверное, командиры правильно рассудили о том, что не надо говорить о предстоящем задании Стасу до старта корабля. Пусть хоть он эти дни расслабится по-настоящему.

Днем во время обязательных занятий на спортивных тренажерах Стас, крутивший педали рядом с широко загребающим Грегом, спросил:

— Ну что, кэп, когда летим? Уже есть приказ на рейс?

— Да, — ответил Грег, стараясь не сбить ритм усиленно работающих легких. — Утром получил… Пойдем через пять дней рейсом Би-Джет-90… На Марс с грузом полуфабрикатов из окрестных рудников.

— Все ясно. Одно и то же: нудные грузовые рейсы и никакой романтики… Тоска, — заключил Стас и снова налег на педали.

Грег взглянул на его разукрашенную веснушками и каплями пота физиономию и невесело усмехнулся: «Знал бы ты, парень, что за романтика нас ждет».

И вот теперь, вечером, Стае сидел за столиком напротив Грега и вовсю потешался над россказнями Педро, встряхивая в такт взрывам хохота белобрысой шевелюрой. В баре было уже достаточно душно, несмотря на беспрерывно работающий кондиционер. Автомат еле успевал выстреливать серии банок с пивом.

Грег смотрел на знакомых пилотов и парней из техперсонала и вдруг почувствовал закипающий под горлом приступ злости. Он неожиданно вспомнил Сингха и Апулоса — пропавший экипаж рейса Би-Джет-86. И любой из этих вот беззаботно болтающих и смеющихся, дышащих и полных жизни пилотов может стать жертвой неведомых негодяев. Ведь каждый из них, верный положениям Устава, при первом же звуке сигнала бедствия бросится на зов о помощи.

Что же случилось с Апулосом и Сингхом? Где они сейчас? Если все действительно произошло так, как полагает Карпентер, то их тела летят сейчас в отсеках скованного космическим холодом корабля в свой последний бесконечный путь. И если он, Грег Миллер, один из самых опытных пилотов первого класса, не сумеет остановить безжалостных и расчетливых убийц, то только господь Бог может знать, сколько еще таких молодых и сильных ребят навсегда останутся парить с широко раскинутыми руками над мертвыми пультами в безжизненных, пробитых жалами лучевых пушек командных отсеках.

Грег зло сузил глаза, и тонкий цилиндр пивной банки продавился в побелевших от напряжения пальцах. Теперь Грег окончательно понял, что он обязательно полетит на Би-Джет-90. Хотя бы в пасть к самому дьяволу, но только чтобы взглянул, в глаза этим подонкам.

Двери с мягким шорохом разъехались, и Грег ступил на матовый, покрытый пружинящим полимером пол. Сколько раз проходил он по нему? Теперь уже так сразу и не сосчитаешь. Стартовый коридор, которым проходили командиры экипажей к пусковой платформе, получив окончательную команду в большом операторском зале…

Грег шагал по коридору и все еще видел перед собой лицо Джона Майлза, дающего официальный приказ приступить к полету. Устный приказ… Конечно, это была всего лишь давняя традиция, дань тем временам, когда первые тихоходные корабли с химическими двигателями принялись осваивать неведомый человечеству космос. Но эту традицию неукоснительно соблюдали везде. Ритуал, который должен принести удачу маленькому кораблю в огромном враждебном пространстве. «Желаю счастливого полета, — Майлз пожал руку и легонько ткнул Грега кулаком в плечо. — И успешного возвращения». Грег коротко кивнул в ответ. Поворачиваясь к двери, он заметил несколько в стороне от сосредоточенно следящей за работой пускового комплекса дежурной команды Карпентера. Тот незаметно качнул ладонью, словно бы подавая тайный знак — все будет хорошо.

И вот Грег шел к лифту, который опустит его к поверхности гигантского непрерывно вращающегося тора станции. Через несколько минут он уже был в огромном ангаре стартового модуля, который в этом месте занимал половину поперечного сечения кольцеобразного корпуса их космического дома. Около готового к отправлению корабля стоял Стас и негромко переговаривался с техниками. Грег приблизился к ним. Разговор стих, все взоры обратились к подошедшему капитану. Тот поправил летный комбинезон, взглянул на наручный дисплей и коротко сообщил:

— Все. Приказ получен. Через пятнадцать минут стартуем рейсом Би-Джет-90, — Грег махнул рукой техникам: — Счастливо оставаться!

И он двинулся к висящему в ладонях силовых полей над полом ангара серебристому телу корабля. Поджидая Стаса в капсуле корабельного лифта, Грег окинул взглядом длинные галереи окон, технических служб стартового комплекса, выходящих в пространство ангара. Почти везде в них виднелись силуэты людей, провожающих очередной экипаж в полет.

В середине большой переборки на корабль смотрели огромные стекла операторского зала, и Грегу даже показалось, что он различил силуэты Майлза, а чуть в стороне и Карпентера. В кабину влетел Стас, и лифт, втягиваясь в тело корабля, устремился прямо в командный отсек.

Когда экипаж, еще наслаждаясь силой тяжести, разместился в креслах, корабль уже вошел в шахту катапульты. Пилоты в большой иллюминатор видели тускло освещенные швы кольцеобразных сегментов туннеля, в котором Би-Джет-90 шел к поверхности станции. Чувствовалось, как падает сила тяжести и все увеличивается скорость. Голос бортового компьютера начал обратный отсчет, дублирующийся на главном экране пульта управления. Восемь, семь, шесть, пять… — чередовались яркие цифры.

Грег облизал внезапно пересохшие губы и взглянул на сидящего рядом Стаса. Тот поймал взгляд командира и улыбнулся. Четыре, три, два, один… «Отрыв», — констатировал компьютер. Створки шлюза катапульты открылись, и корабль, выброшенный центробежной силой, стремительно отделился от громадного вращающегося жернова станции. Сквозь стеклянный купол вспыхнул такой знакомый холодный свет мириадов светил открытого космоса. Грег на мгновение зажмурился и задержал дыхание. Ну вот… Теперь только вперед.

На большом экране появилось лицо руководителя службы безопасности полетов Майлза. «С выходом в космос. Удачный старт — уже почти половина дела… — он замялся, явно не зная, что еще сказать. — Грег, помни. Мы все желаем тебе успешного полета и счастливого возвращения». Грег что-то очень стандартно ответил, и изображение Майлза исчезло.

— Что-то старик сегодня не в меру сентиментален, — заметил Стас. — Забавно.

— Похоже, что так. А может, у него есть на это причины, — неопределенно ответил Грег, глядя, как на экране идут расчеты маневров корабля.

Корабль покачнулся и начал разворачиваться. Маленькие маневровые сопла отводили его подальше от станции, чтобы там безопасно запустить маршевый двигатель. Тон освещения в рубке опять изменился. Теперь над кораблем, закрывая все остальное мироздание, зависло огромное зеленовато-голубое брюхо Нептуна.

Прошло несколько часов, и фотонный двигатель корабля начал осваивать штатный режим. Внушительных размеров вращающееся колесо станции «Джемини» превратилось в блестящее блюдце, и на величественном мерцающем фоне поверхности Нептуна можно было уже увидеть несколько соседних технологических платформ орбитальной колонии.

Грег привычно следил за работой компьютера, уводящего корабль все дальше в межпланетное пространство. В общем-то, этого можно было и не делать, но уставы межпланетных сообщений настоятельно рекомендовали пилотам на старте и посадке контролировать работу бортовых комплексов. И наверное, Грег потому и был одним из лучших пилотов перегона Центр системы — Нептун, что его природный дар космонавта и великолепное знание техники сочетались с неукоснительным исполнением всех нормативных документов.

Грег запросил у компьютера данные о работе энергоустановки главного двигателя, и на экране начали распечатываться подробнейшие данные по всем ее уровням и системам. Стас сидел рядом и тоже внимательно следил за действиями машины.

Би-Джет-90 лег на основной курс, и двигатель вышел на рабочие параметры. Над отражателем расцвела ослепительная корона раскаленной до звездных температур плазмы, и корабль продолжал набирать ускорение. Главный двигатель будет работать еще несколько дней, разгоняя межпланетный транспорт до крейсерской скорости в триста тысяч километров в час. Потом двигатель умолкнет, и корабль с постоянной скоростью устремится вперед. А по курсу была только глухая пустота космоса, и теперь можно было со спокойной совестью поручить заботу о корабле электронному мозгу.

Стас зевнул, потянулся, флегматично взглянул на командира и выплыл из кресла:

— Ну что, кэп? Полтора года стерильного покоя нам гарантированы. Чем на этот раз будем заниматься? Писать в четыре руки роман для скучающих дам, до одурения играть в шахматы или займемся изучением мутаций мушек-дрозофил под воздействием фоновой космической радиации? А может, сразу впадем в анабиоз и выспимся на пару лет вперед?

— Не торопись с прогнозами, — чуть усмехнувшись, посоветовал ему Грег. — Самое безнадежное дело в этом мире — предсказание будущего.

— А что, есть основания опасаться метеоритного дождя по нашему курсу или вдруг снова забарахлит система охлаждения?

— Да нет, — чуть помедлив, ответил командир. — На этот раз должно быть кое-что поинтереснее, чем отказ охлаждения. Будет что потом вспомнить и рассказать внукам.

Хотя, конечно, и в тот раз, когда на корабле отказала система охлаждения энергоустановки, они со Стасом оказались на волосок от гибели. Проходя недалеко от крайнего спутника Урана, их корабль неожиданно наскочил на ударную волну, образовавшуюся вследствие столкновения выброса необычного спиралеобразного шлейфа магнитного поля этой планеты-монстра и завихрения солнечного ветра. Гиперзвуковая волна так тряхнула корабль, что временно отказали несколько блоков компьютера, на наружных подвесках покорежило антенны дальней связи и оторвало солнечную батарею. Но хуже всего, что непроизвольно сработал и заклинил клапан на основной магистрали системы охлаждения. Работающий на крейсерской тяге реактор начал быстро перегреваться. Блок компьютера, оперативно управляющий этой системой, был все еще парализован, и у корабля появились все шансы раскалиться до такой температуры, что старый владелец кочегарки в преисподней Вельзевул со своими рогатыми истопниками побелел бы от зависти. Потом Грег, используя вспомогательный контур, все же сумел вручную запустить систему охлаждения на четвертую часть мощности. А вскоре Стас привел в чувство компьютер, и они совместными усилиями разблокировали центральную магистраль. Но теперь…

— Нет уж, приятель, — задумчиво повторил Грег, пустым взглядом уперевшись в бортовой иллюминатор, сквозь который были видны холодные искры дальних звезд. Он выбрался из командирского кресла и замер под потолком. Потом медленно повернулся к недоуменно взирающему на него второму пилоту.



— На этот раз нам с тобой, возможно, удастся даже немного пострелять. А условия нашей игры таковы… Только не перебивай меня, а то сейчас у тебя возникнет много вопросов, их — потом, — Грег поудобнее зацепился локтем за скобу на боковой стенке. — Итак, как ты помнишь, рейс Би-Джет-86 почти два года назад пропал без вести на перегоне того же маршрута, которым сейчас следуем мы…

Через час с небольшим Грег перевел дух и закончил:

— Такие вот дела, пилот второго класса Станислав Парадей. Знаешь, прежде чем извлекать из компьютера подробности операции, хочу спросить тебя, как товарищ. Я прекрасно понимаю, что даже оправдывая все соображениями строжайшей секретности, твое привлечение к акции без предварительного согласия выглядит, мягко говоря, некорректным. И в этом я чувствую вину перед собой.

— Брось, Грег… — Стас серьезно усмехнулся. — Даже если бы мне предложили право выбора там, на станции, я бы без раздумий пошел в этот рейс.

— Ну и отлично, — мягко сказал Грег. — Значит, я не ошибся, давая согласие за нас двоих.

— Конечно… Считай, что все в порядке, — поддержал Стас командира экипажа и перевернулся корпусом в сторону большого экрана. — Что за подробности припасены у здешнего супермозга?

Би-Джет-90 управляла одна из самых совершенных модификаций существующих электронных машин. Кроме того, интеллектуальные возможности этого экземпляра базовой модели ПиэФ-104 были значительно усилены программистами из четвертого отдела центрального штаба. Такой компьютер прекрасно мог справиться с автоматическим пилотированием корабля от начала и до конца полета, и присутствие в командном отсеке экипажа диктовалось только необходимостью принимать оперативные решения в самых неординарных и чрезвычайных ситуациях. В основном же экипажи дальних рейсов выполняли задачи техников-ремонтников. Довольно нередко в многомесячных полетах даже в десятикратно дублированных системах кораблей случались поломки, и тогда человеческие руки и гаечные ключи не могла заменить никакая даже самая тонкая техника.

Обычно для облегчения диалога с машиной в режиме речевого общения каждому компьютеру экипаж давал имя. Машины серии ПиэФ чаще всего нарекались Пифами, а иногда и более уважительно — Пифагорами. И вот теперь Грег вошел в контакт с особым блоком здешнего Пифагора, который хранил всю секретную информацию полета, и друзья погрузились в сложную, несущую ощущение скорого столкновения с реальной опасностью, информацию.

Через несколько часов Грег устало потер глаза и задумчиво запустил пальцы в шевелюру:

— Вооружили они нас основательно. Два отсека забиты доверху… Ладно, систематизируем все, что имеем, — он уставился на экран с маршрутом полета и обозначением орбит больших и малых планет на пути. — А потом посмотрим, какой план разработали нам эти тайные агенты…

— Слушай, — перебил Стас командира, — а может, сами попытаемся вначале сконструировать операцию, а потом сравним, то что выйдет, с их планом. Вдруг что-то удачное получится?

— Давай, — усмехнувшись согласился Грег. — Может, что и получится.

Грегу всегда импонировал бойцовский задор Стаса. Ведь как-никак капитан был много опытнее и почти на десять лет старше второго пилота. А опыт и годы всегда не оставляют места азарту и бесшабашности. Но в открытом космосе малая толика этих качеств порой была очень нужна,

— Командир согласен и начнет первым… — он откинулся в кресле, помедлил пару минут и принялся рассуждать, прикрыв глаза: — Вероятнее всего, сигнал бедствия мы получим вблизи пояса астероидов. Мы там уберем антенны дальней связи и не сможем сообщить на базу об изменении курса. Да и последняя связь с Би-Джет-86 была, когда он собирался именно здесь убрать антенны. Итак, — Грег пощелкал пальцами по пульту управления, и на трассе их маршрута обозначился яркий кружок, — предполагаемая точка приема сигнала у нас есть. Теперь попытаемся определить, откуда он будет исходить и где нас будет ждать ловушка.

— Будь я на их месте, — начал размышлять вслух Стас, — я бы поступил следующим образом: во-первых, сигнал должен быть таким, чтобы его не принял никто другой, кроме нас, значит, он будет слабым и узконаправленным. Мы знаем наше местоположение и сектор безопасного направления сигнала…

На экране вокруг точки появилась полоса в области межпланетной пустоты, лишенной ярких точек искусственных космических объектов.

— Отлично, — констатировал Стас. — Получается, что их корабль будет где-то справа от нас и добираться к нему придется вдоль внутренней кромки метеоритной дуги. То, что им как раз и нужно — дальние антенны мы так и не сможем там выпустить.

— Ну хорошо. Поймали мы сигнал, подошли к терпящим бедствие, а что с ними дальше делать?

— Не торопись, кэп, сейчас высчитаем…

Серебристый цилиндр Би-Джет-90, исторгая из удерживаемого в решетчатых опорах зеркала-блюдца столб света, стремительно уходил из пут тяготения Нептуна. Он уже миновал орбиту первого из шести его малых безымянных спутников. Всем своим телом корабль нацелился на жирную точку невероятно далекого Солнца. За многослойными сверхпрочными стенками корпуса корабля замерла безразлично-хищная, готовая в любой миг поглотить все живое пустота межпланетного пространства.

Но два человека в рубке думали сейчас абсолютно о другом. Они прекрасно знали, что в мире для разумных существ нет ничего опаснее, чем им подобные. Что никакие гигантские силы хаоса Вселенной не будут в себе таить столько смертельной угрозы, сколько ее концентрируется в расчетливом прищуре тусклых глаз безжалостного врага и в его пальце, уже готовом нажать на пуск оружия.

Спустя почти сутки, с покрасневшими от напряжения глазами друзья утомленно сидели у пульта управления, а перед ними на большом экране по часам и в самых подробных деталях был расписан план действий. Он начинался получением сигнала и заканчивался транспортировкой пристыкованного к Би-Джет-90 корабля-приманки на базу. Все выглядело очень убедительно.

— А теперь посмотрим, что нам посоветуют ребята из четвертого отдела, — сказал Грег и затребовал у компьютера штатный план.

Компьютер синтезатором речи подтвердил уяснение команды, и через пару секунд на экране появились колонки текста и многочисленные значки. Нескольких минут хватило экипажу, чтобы убедиться, что оба плана во многом похожи.

— Отлично, — оценил Стас, — по возвращении можно подавать рапорт о переводе в корпус аналитиков центрального штаба.

— Вот именно, — невесело усмехнулся Грег. — По возвращении. Нам с тобой еще надо суметь вернуться. То, что наш план совпал с нарисованным там, наверху, еще ни о чем не говорит. Мы же абсолютно не знаем, что на уме у этих пиратов…

— Да, шеф. Ты прав на все сто, — серьезно ответил второй пилот. — Задумаем одно, может выйти совсем по-иному… А на мои не совсем удачные шутки ты не обращай внимания. Это я так, для поднятия собственного духа.

Грег вывел на дисплей схему грузовых отсеков корабля и заметил, не отрываясь от изображения:

— Наш моральный дух поднимется, когда опробуем все оружие и защитные системы. Если я буду знать, что под рукой найдется дюжина хорошо снаряженных зарядов и лично проведенная плазменная пушка, то мало что сможет вывести меня из равновесия. Так что давай завтра начнем с отсека номер три. Времени у нас для этого будет вполне достаточно. А на сегодня хватит. Сдаю вахту компьютеру и объявляю на корабле отбой, — и он устало подмигнул второму пилоту.

Стас с притворной энергией приложился к воображаемому козырьку и вытянулся по стойке смирно. От такого поспешного движения он потерял опору и вращаясь поплыл к потолку, Грег резко подался вперед, поймал второго пилота за штанину и перевел его полет в сторону люка, в жилое помещение.

Капитан сообщил компьютеру, что экипаж отправляется спать, но еще на несколько минут задержался в командном отсеке. Он окинул взором «сердце» управления кораблем. Все здесь было так знакомо и все равно по-прежнему притягивало взгляд. Сколько лет провел Грег в таких отсеках самых разных кораблей? Он не считал, но, наверное, много. Все основное время полета командир экипажа проводит именно здесь.

Грег еще застал корабли предыдущего поколения, сложные вычисления курса и коррекции стыковочных маневров которых устаревшие компьютеры не всегда могли выполнить без помощи человека, и приходилось долгие часы напряженно проводить у пультов управления, чтобы время от времени подсказывать машине выбор необходимой оперативной программы. Но это было давно. Корабли изменились, стали совершеннее и их интеллектуальные системы. Да и само оформление командных отсеков стало совсем другим.

Грег снова, словно давно не был в рубке управления, огляделся вокруг. Стены напротив занимал громадный экран, разбитый сейчас на несколько мерцающих самыми различными данными и параметрами секторов. Перед ним был главный подковообразный пульт. С его помощью можно было общаться с компьютером или управлять кораблем в ручном режиме. Разноцветные, вспыхивающие яркой подсветкой клавиши, тумблеры и датчики стройными математическими рядами располагались по всей поверхности большой операционной панели. Грег часто видел во сне, как он удивительно четко решает на пульте какую-нибудь навигационную или инженерно-техническую задачу.

А выше, в передней, скругленной части потолка отсека, сквозь прочнейшее многослойное стекло над пультом нависал космос. Черная пропасть, усыпанная разводами мириадов безмерно далеких светил…

Грег оттолкнулся от кресла и подплыл к прозрачному плафону. Синий диск Нептуна теперь уже не заслонял собой все остальное мироздание, но все еще был огромен и величественен. Сколько раз Грег разглядывал эту планету с самых разных расстояний, но каждый раз поражался ее дикому первобытному великолепию. Вот и теперь левая солнечная сторона гиганта четко обозначилась серебристой дугой освещенной поверхности. А правая кромка терялась во мраке, незаметно переходя в пустоту.

Теперь, с расстояния в несколько десятков миллионов километров, было отлично видно большое темное пятно — вращающийся против часовой стрелки атмосферный циклон размером с земной шар и висящий у экватора крупный спутник Нептуна — Тритон. Где-то вокруг него вращалась секретная станция РХ-12, создавшая энергоноситель небывалой мощности, партия которого покоилась в шестом грузовом отсеке их корабля. А кто-то неведомый был готов пойти на любое преступление, нагромоздить горы трупов, лишь бы завладеть этим веществом. И наверное, серебристая точка транспортного рейса Би-Джет-90 уже сейчас ползет но голубоватой плоскости оперативной карты в командной рубке затаившегося у пояса астероидов, готового к атаке корабля. И несколько пар глаз терпеливо ждут, когда он, Грег Миллер, достигнет нужного рубежа…

Грег криво усмехнулся, словно желая сказать неведомым врагам: «Нет уж, ребята, не торопитесь… Мы еще посмотрим, кто на что способен». И он поплыл к люку в свою каюту.

Следующие дни и недели полета Би-Джет-90 по внешним признакам ничем не отличались от других обычных транспортных рейсов. Борт корабля, как и всегда, регулярно выходил на связь с базой и докладывал привычную информацию о подробностях полета, состоянии экипажа и груза. Так же, как и всегда, в строго установленные сроки брал пеленги на сигналы далеких радиомаяков и производил коррекции курса. В общем для внешних наблюдателей все происходило самым обыденным образом.

Но в недрах корабля, скрытых от наблюдения извне, все время шла напряженная работа. Основательно урезав время для сна и отдыха, космонавты расконсервировали и смонтировали на боевых постах дополнительное оборудование, системы глубокой защиты и мощное вооружение. Долгие дни проводили Грег со Стасом в бесконечных диалогах с компьютером, разыгрывая почти фантастические нештатные ситуации и самые невероятные варианты отклонений от детально разработанного плана.

— Итак, — утомленно выдавил Грег, массируя виски, — пробуем найти брешь в этом эпизоде… Хорошо, допустим, удастся произвести такой удар по их кораблю, что космонавты потеряют сознание, а компьютер временно утратит способность управлять периферийными системами. Затем мы проникаем во вражеский корабль, окончательно нейтрализуем космонавтов и электронные системы, способные к самостоятельным действиям… Так, допустим, все это уже благополучно совершено. Что дальше? — и капитан вопросительно взглянул на своего товарища.

— А что дальше? Все до предельного ясно, — ответил Стас. — Мы должны пристыковать к себе этот корабль и — в обратный путь. Предъявить на базе трофей, как вещественное доказательство попытки нападения, а дальше пусть со всем этим разбираются компетентные службы.

— Как у тебя все красиво получается! — заметил Грег. — Раз—два и уже прямо по курсу база и компетентные службы. А каким образом мы будем стыковаться с их кораблем? И вообще, удастся ли нам это сделать? Вдруг этот корабль будет какой-нибудь устаревший или, наоборот, какой-нибудь сверхсовременный, с нестандартными стыковочными узлами? А может, там вообще будет не один корабль, а несколько? Или нас встретят инопланетяне на летающей тарелке… Что тогда? — Грег с едкой иронией взглянул на Стаса.

Но тот абсолютно не смутился и, спокойно выдержав взгляд командира, принялся рассуждать:

— Пожалуй, случай с летающей тарелкой я опущу как слишком невероятный, — он на мгновение задумался. — По поводу нестандартного корабля… Не думаю, что это случится. Корабль-приманка не должен вызвать у нас и малейшего подозрения. Точно так же, как и случай с несколькими кораблями. Маловероятно, чтобы мы поверили, что терпят бедствие сразу несколько кораблей. Они прекрасно знают, что при любом подозрении с расстояния визуального контакта мы успеем развернуть большие антенны и передать сообщение обо всем подозрительном. Поэтому я практически уверен, что нас будет ждать только одно обычное судно со стандартными стыковочными узлами.

— Что ж. Вполне убедительно, — оценил Грег.

— Так вот, дальше мы будем должны пристыковать это судно, и у нас получится обычный тандем «нос к носу». Только хорошенько надо заглушить их компьютер и взять под дублированный контроль блок управления маршевыми двигателями. Вдруг он у них автономно мыслящий и с чего-то решит запустить двигатели?

— Да, — поддержал Грег. — Не дай Бог такому случиться, мы превратимся тогда в эдакого тяни-толкая — какой двигатель пересилит. В любом случае постараемся этого не допустить.

Хронометр корабля бесстрастно отсчитывал секунды, сутки и месяцы полета. Все дальше за кормой оставалась станция «Джемини». Радиосигналы из центра полетов доходили теперь с заметной задержкой. Даже циклопический диск Нептуна приобрел размеры всего лишь футбольного мяча. Наступил момент, когда все приготовления к встрече с неведомым противником были завершены, а впереди оставались еще бесконечно долгие три с половиной триллиона километров пути. Расстояние, сравнимое с вечностью, которое обычный человеческий мозг просто не мог воспринять и соизмерить с чем-либо сопоставимым в окружающей его жизни. И только пилоты дальних, исчисляемых долгими месяцами и годами космических рейсов бросали вызов этой. бездне.

Проведя уже почти три месяца в полете, Би-Джет-90 только отошел от орбиты Нептуна и все еще находился на самой окраине планетарной системы, откуда ее звезда-карлик Солнце казалась лишь не намного ярче других рассеянных по небесной сфере собратьев. Впереди экипажу капитана Миллера предстояло еще больше года пути до встречи с поясом астероидов. Би-Джет-90 готовился совершить затяжной прыжок к центру Солнечной системы и пересечь орбиты трех больших планет. Космонавты начали приготовления к погружению в анабиоз.

ГЛАВА 2

В чудовищном холоде межпланетного пространства неслась маленькая яркая звездочка космического корабля. Медленно тянулись месяцы полета. Позади уже была траектория Урана, который в этот момент располагался на противоположной стороне своей орбиты. Через четыре месяца Би-Джет-90 пересек путь Сатурна, пройдя совсем недалеко от его ало-голубого диска, опоясанного драгоценным поясом радужных колец и орбитами дюжины спутников. Еще несколько мгновений по неспешным часам галактической истории — и корабль миновал трассу светящегося где-то вдалеке крупной золотисто-розовой точкой Юпитера, на котором только в мощный телескоп можно было разглядеть бегущие параллельные полосы облачных поясов.

Но экипаж космического транспортника покоился в анабиотических капсулах и, презирая все грандиозные, потрясающие своим первозданным величием космические красоты, стремился на встречу только с одним событием. На встречу с противником, который затаился где-то впереди и тоже терпеливо ждал этой встречи.

Настал момент, когда компьютер вывел людей из глубокого искусственного сна, и они снова заняли места в центре управления кораблем. Би-Джет-90 должен был скоро пройти у границы пояса астероидов. По Уставу межпланетных сообщений во избежание повреждений на этом участке пути следовало убрать с поверхности корпуса судна все хрупкие элементы и оборудование.

Грег вышел на последний сеанс связи со станцией слежения. На экране возникло изображение Джона Майлза. По его лицу белыми искрами пробегали помехи фонового радиоизлучения космоса.

— «Джемини», я Би-Джет-90. Докладываю: полет проходит в штатном режиме. Экипаж и груз в полном порядке. Приближаемся к поясу астероидов. После окончания разговора уберем с внешней подвески антенны дальней связи и солнечные батареи. Следующее сообщение — после выхода из зоны астероидной опасности.

Грег замолчал. Оставалось ждать, когда сигнал достигнет станции и придет ответ. Через два часа изображение Майлза ожило и послышался его голос:

— Би-Джет-90, я «Джемини». Сообщение принято, полет происходит нормально… У нас нет никаких дополнений. Следующий выход на связь согласно регламенту. — Майлз помолчал и добавил: — Грег, будь внимателен, сам знаешь: астероидный пояс — штука коварная. Смотри в оба. — И Майлз поднял ладонь в старинном, как мир, приветствии пилотов космических кораблей.

— Спасибо, шеф. Заканчиваю сеанс. Нам еще предстоит большая возня с солнечными батареями. Привет всем парням. Передай им, если удастся и по дороге мы выловим какой-нибудь мелкий астероид из чистого золота, то соорудим из него пепельницу для кают-компании «Джемини». — Грег постарался улыбнуться как можно непринужденнее. — А теперь отбой связи.

Скоро крылья солнечных батарей и громадные ячеистые конструкции антенн дальней связи были свернуты и спрятаны в специальные контейнеры, а корабль все несся дальше в черную пустоту космического пространства, пересекаемую предвестниками близкой границы пояса астероидов. Это были то мельчайшие крупинки твердой материи, о существовании которых можно было только догадаться по искрам, пляшущим на стеклах иллюминаторов, то гигантские кувыркающиеся глыбы неправильных форм, от встречи с которыми уводил корабль недремлющий компьютер. Би-Джет-90 шел все дальше и дальше, навстречу неведомому, уже не имея возможности сообщить о своей судьбе станциям слежения и радиомаякам.

Теперь Грег против своей воли все больше времени проводил в зале командного отсека. Он ждал. Вначале еще пытался убедить себя, что чаще стал бывать тут по каким-то самым различным делам и находил правдоподобные объяснения этому. Но скоро признался себе, что с угрюмым нетерпением ждет того момента, и все чаще проводит время в кресле перед пультом, уперевшись взглядом в перемигивающийся безмятежной информацией большой экран или зависая под стеклянным фонарем, словно пытаясь разглядеть в бесчисленных дебрях звездного света ту единственную мерцающую точку, от которой будет исходить угроза.

По мере того, как корабль оставлял за бортом все новые и новые миллионы километров, напряжение в его маленьком экипаже возрастало. Стас тоже пытался не показать своей скрытой тревоги, но все чаще появлялся в командном отсеке и молча замирал, стараясь не тревожить капитана. Ощущение реальной, но еще не материализовавшейся в какой-то конкретной форме угрозы уже стойко витало в воздухе, и оба пилота про себя торопили наступление этого мига. Скорей бы увидеть врага, ибо ожидание неотвратимого столкновения всегда тягостно, особенно если эта встреча с жестоким и смертельно опасным противником…

И наконец, когда оба члена экипажа были на своих пилотских местах, этот миг наступил.

Экран вспыхнул темно-красным светом тревоги второй категории и яркими интенсивно-зелеными буквами высветились громадные буквы SOS. А в нижнем секторе полетели бегущие цифры координат и расчетов пеленга. Синтетический голос компьютера тут же на фоне звука сирены тревоги дублировал пойманную радиограмму: принят сигнал бедствия, принят сигнал бедствия. Борт Си-Ай-12 просит помощи. Борт Си-Ай-12 просит помощи.

Грег включил прослушивание расшифрованного сигнала. Как и ожидали, сигнал был чрезвычайно слабым, иногда совсем затухающим. Выделить можно было только бортовой номер корабля и его координаты. Причины аварии и прочая информация терялись в космических шумах.

Искажение сигнала и его необычно малая мощь, хотя терпящий бедствие объект был относительно недалеко, — все это полностью укладывалось в рабочую гипотезу Карпентера. Версия, что Би-Джет-86 был уничтожен ради захвата груза, начала подтверждаться.

— Итак, — тяжело выговаривая слова, отчеканил Грег, — начинается самое интересное. Мы оказались неплохой наживкой. Теперь остается, чтобы эти акулы нами подавились.

Компьютер рассчитал параметры маневра и новый курс к аварийному объекту. На экране появилась карта с траекторией полета.

— Так… — протянул Стас, сосредоточенно разглядывая маршрут. — Придется нырять в верхний горизонт астероидной мантии.

— Ничего, — заметил Грег. — Пограничная область мантии — это все равно лучше, чем ее средние слои. И тем более лучше, чем сердечник пояса. Для безопасности уменьшим скорость и проскочим потихоньку. — Он усмехнулся и добавил: — Эти ребята хотят подстраховаться и в любом случае заставить нас свернуть большие антенны. Что ж, сделаем все, как они хотят.

Через несколько минут по малой навигационной антенне в сторону корабля-ловушки ушло сообщение, что Би-Джет-90 изменил курс и спешит на помощь. Коррекционные двигатели изменили угол реактивных струй, и корабль по большой пологой дуге отвернул на 90° от прежнего маршрута. Главный двигатель дал короткий импульс, и Би-Джет-90 плавно ушел в сторону от привычных межпланетных трасс. Он углублялся в редко посещаемую и опасную окраинную область метеоритного пояса.

Грег сидел в кресле и о чем-то сосредоточенно думал. Второй пилот наблюдал, как на большом экране проецировалась метеоритная обстановка вокруг, и компьютер, непрерывно маневрируя струйными рулями, прокладывает прихотливый путь между бороздящих пространство громадных кувыркающихся глыб неправильной формы. Стасу было в тягость это молчаливое ожидание, и он решил отвлечь капитана:

— Грег, слушай, а как ты думаешь, кто они такие, и на кого работают? Я несколько раз размышлял об этом, но никак не могу для себя предположить хоть что-то нормальное.

Капитан оторвал взгляд от пульта:

— Знаешь что, давай не будем забивать себе голову… Когда выиграем дело — тогда все и прояснится. А если тебе муторно ждать встречи, пойди лишний раз протестируй имитационные системы шлюпки и вооружения. Сам неплохо отвлечешься, да и технике не повредит.

Стас, пряча легкую досаду, то ли на самого себя, то ли на командира, глубоко вздохнул и выплыл из отсека. Лифт опустил второго пилота в чрево грузовых трюмов. Шесть отсеков из восьми были заполнены самыми обычными грузами, а два других по судовым документам значились под партией транзитного товара, взятого на удаленной промежуточной платформе «Дельта». Они были опломбированы и во время основной погрузки к ним даже никто не приближался. В этих отсеках и находилось все необходимое для операции.

Но сначала Стас опустился на шлюпочную палубу корабля. В большом ангаре стояла стандартная, немного похожая на летающую тарелку, космическая шлюпка. Экипаж потратил много времени, нашпиговывая ее всем необходимым, так что в ней с великим трудом смог бы поместиться экипаж Би-Джет-90, не говоря уже о расчетных восьми пассажирах. Стас сделал несколько кругов вокруг шлюпки, придирчиво осмотрел ее и, оттолкнувшись руками от стены отсека, взлетел к стыковочному узлу. Внутри шлюпки было практически невозможно развернуться, и Стас довольно долго возился, прогоняя на рабочих режимах сначала системы шлюпки по отдельности, а потом запустил бортовой компьютер, в комплексе с полной периферией.

Все тесты прошли нормально, и Стас выбрался наружу. «Посудина», — ругнулся он про себя, больно зацепившись коленом за запор люка. Потом поднялся в первый и второй грузовые отсеки, где сгруппировалась вся ударная мощь их команды. Блики трюмных светильников матово отражались на черных корпусах двух мощных роботов автономно-спасательной серии. На их вытянутых прямоугольных корпусах с двумя манипуляторами в передней части были установлены лучевые пушки, а реактивные двигатели форсированы до предела.

Вдоволь налюбовавшись этими внушительно-угрожающими машинами и для острастки заставив роботов выполнить несколько контрольных команд, Стас через снятый аварийный люк проплыл во второй грузовой трюм.

В середине свободного отсека стояла тяжелая плазменная артиллерийская установка, способная поражать объекты высокой степени защищенности на значительных расстояниях. Но использовать ее предполагалось только в крайнем случае при непосредственной угрозе жизни экипажа. От удара этого мастодонта обычный транспортный корабль в мгновение ока превращался в искореженный раскаленный кусок металла. Поэтому основная роль в предстоящем деле отводилась модернизированной шлюпке. Но и пушку тоже не мешало проверить, хотя это и делалось почти в сотый раз.

Еще более часа возился второй пилот то у самого орудия, то у механизма его выведения на внешнюю поверхность корабля. «Кто знает, — размышлял Стас, привычно давая задания микропроцессорам и оценивая их реакцию, — может случиться, как, в допотопных вестернах — в этой стычке победит тот, кто первым выхватит из кобуры свой кольт».

Потом Стас заставил систему смоделировать приведение в боевое состояние. Он нажал на кнопку, и на контрольном приборе защелкали цифры отсчета промежуточных позиций. Стас стоял и представлял, как повинуясь командам, должны двигаться механизмы, выкатываться наружу платформы с артустановкой. Как ее продолговатый, увенчанный ребрами системы охлаждения корпус в несколько движений фиксируется на спине межпланетного корабля. Внешне все это должно было выглядеть достаточно эффектно.

Наконец со всеми проверками и контрольными командами было покончено. Стас взглянул на часы и присвистнул. Совершенно незаметно для себя он проработал почти шесть часов. «Вот уж действительно, — усмехнулся он, — больше прислушивайся к советам старших и время потечет быстрее».

Спустя почти две недели беспрерывного маневрирования в скоплениях астероидов Би-Джет-90 миновал наиболее опасный участок своего пути.

Когда Грег объявил, что самый тяжелый отрезок пройден, то Стас в ответ только покачал головой и заметил:

— Если с таким трудом мы прошли верхний слой мантии, то что было бы с нами в ее средней части?

Грег лишь, хмыкнул в ответ:

— Насколько я знаю, там удалось побывать только трем кораблям. Первый рад это было очень давно, когда пояс был в новинку и служил объектом изучения. Тогда какой-то сумасшедший исследователь ради своих научных амбиций забрался туда на легком корабле изыскательного класса. Он, вернулся с какими-то ценными сведениями, полуразбитом кораблем и психическим расстройством. Второй раз восемьдесят лет назад во время взрыва при перегоне станции «Суну» было установлено, что ударной волной один из фрагментов жилого сектора занесло в пояс астероидов и два спасателя усиленной конструкции почти месяц шныряли в оболочке пояса и несколько раз забирались в центральный слой мантии. Им тоже хорошенько тогда досталось, но обломок они так и не нашли. Видимо, он ушел дальше к сердцевине пояса… — Грег помолчал и добавил: — Больше туда никто не совался. А в пограничный слой иногда забредают болваны вроде нас. Как видишь, это не так опасно.

По мере того, как межпланетных обломков вперемешку с галактической пылью становилось все меньше и улучшалась видимость, сигнал бедствия становился все четче и понятнее. Но все равно было еще слишком опасно, чтобы поднимать большие антенны. Наконец-то Грег со Стасом сумели выйти на связь с потерпевшим аварию кораблем через навигационную антенну.

На экране возникло нечеткое изображение бородатого лица.

— Я борт Би-Джет-90, я борт Би-Джет-90. Вызываю борт Си-Ай-12. Принял ваше изображение, — монотонно бормотал компьютер, пытаясь улучшить качество связи. — Ответьте, как меня слышите?

Послышался сильный треск эфира и сквозь него пробился человеческий голос:

— Я борт Си-Ай-12, слышу вас удовлетворительно. Говорит капитан Бруно. Нуждаюсь в срочной помощи. Произошла авария двигателя, и корабль потерял маневренность. По инерции прошли верхний слой метеоритного пояса. Потеряли антенны дальней связи и получили многочисленные повреждения. На борту есть раненый.

— Вас понял, — включился в разговор Грег. — Говорит капитан Миллер. Что считаете целесообразным сделать в такой ситуации?

— Считаю необходимым попытаться с помощью вашей энергоустановки восстановить работоспособность моего двигателя. Если это не удастся, то прошу вас пристыковаться и взять меня на буксир. На корабле партия ценного груза.

— Понял, — ответил Грег, — предлагаю следующий план действий: мы на шлюпке пристыковываемся к вам и забираем раненого. Потом помогаем подготовить двигатель к запуску. А дальше по обстановке.

— А может, лучше вашему кораблю сразу пристыковаться ко мне? — заметил капитан Бруно.

— Считаю это достаточно рискованным. Вокруг еще много метеоритов, и если мы долго будем стыкованы с вами, то велика вероятность столкновения. Маневрировать в такой связке сложно.

— Да, тут вы правы, — согласился терпящий бедствие капитан.

— Значит, принимаем мою схему действий, — подтвердил Грег и заключил разговор: — По всем расчетам, мы должны подойти к вашему кораблю через трое суток. Если будут новые сведения — сообщайте нам. Конец связи.

Изображение капитана Бруно мигнуло, выразило надежду на скорейшую встречу и исчезло. Грег многозначительно посмотрел на Стаса.

— Ну, что скажешь?

Тот покачал головой.

— Нда-а… Все идет так, как будто мы исполняем роли в давно разученном спектакле.

— Вот и славно, — прокомментировал капитан. — Значит, у нас есть хороший шанс разыграть финал этой пьески на свой лад.

Корпус корабля слегка покачивался от импульсов маневровых двигателей. Компьютер медленно подводил Би-Джет-90 на расстояние визуального контакта с другим кораблем. Космонавты молча наблюдали, как сквозь стекло иллюминатора вырисовывается Си-Ай-12. На большом экране это изображение дублировалось многократно увеличенным и были отлично видны обломки дальних антенн и вмятины на корпусе от столкновений с мелкими метеоритами.

— Да, — констатировал Стас. — Антураж потерпевшего катастрофу корабля соблюден на все сто. С таким внешним оформлением можно провести кого угодно.

— Это уж точно, — подтвердил командир. — Пора включать наше шпионское оборудование.

— Да, пора, — согласился второй пилот и дал соответствующее поручение компьютеру.

Тут же в нижней части экрана появилось бегущая строка с информацией.

— Ты смотри! — удивился Стас. — А прощупывают они нас уже основательно.

— А ты как хотел? Этот капитан Бруно, или как его там на самом деле, и его парни работают на самом квалифицированном уровне. Иначе бы им не удалось без следов уничтожить Би-Джет-86, Нам с тобой надо держать ухо востро.

Расстояние между кораблями постепенно уменьшалось. Би-Джет-90 медленно подваливал к кораблю-ловушке. Это был транспортный корабль, несколько меньший по размерам серии, чем Би-Джет-90. Грег разглядывал его медленно вращающийся вокруг продольной оси корпус и размышлял, стоит ли выходить первым на связь. Несколько поколебавшись, он все-таки решил, что надо начать самому и еще раз продемонстрировать полную веру в истинность ситуации. Через несколько секунд компьютер уже бормотал позывные, налаживая связь, и на экране появилось бородатое изображение.

— Я борт Си-Ай-12. Приветствую Би-Джет-90. Вы очень вовремя, раненому становится все хуже. Прошу немедленно приготовить медицинский блок.

— У нас уже все готово. Не могли бы вы, коллега, приостановить вращение своего корабля, а то будет чрезвычайно сложно пристыковаться.

Изображение на экране померкло, словно у его источника не оставалось больше возможности поддерживать необходимое напряжение сигнала. Но через мгновение опять приобрело прежнюю интенсивность.

— Постараемся сделать. Правда, на это уйдет весь наш запас энергии. Но, будем надеяться, — бородатое лицо устало улыбнулось, — что нам уже не будет нужды ее экономить.

«А хороший актер этот капитан, черт бы его побрал», — мысленно ругнулся Грег и тут же чуть не заскрипел зубами. Ведь эти же точно слова слышали ребята из экипажа Би-Джет-86. Слышали в последний раз в своей жизни. И они верили каждому звуку, слетающему с этих губ и с каждым шагом неумолимо приближались к гибели. В последний момент Грегу удалось сохранить беспристрастное выражение лица и только зрачки его сузились от обжигающей волны ненависти.

Скоро корпус Си-Ай-12 начал замедлять вращение. Было видно, как все быстрее раскручиваются диски уцелевших динамических стабилизаторов на наружных подвесках. Еще немного — и корабль замер.

Экипаж Би-Джет-90 молча переглянулся. Стас неожиданно почувствовал, что на лбу у него начал проступать пот, и он с усилием вытер его рукой. Все, сейчас должна начаться самая опасная часть операции. Экипаж Би-Джет-90 был один на один с готовым идти на все противником. И никто во всей вселенной по сумел бы прийти к ним на помощь.

Грег, сжав зубы, сделал протяжный вдох и резко выдохнув, ровным голосом произнес:

— Второй пилот Станислав Парадей, начинаем осуществление основного варианта операции.

Стас официально ответил «есть» и дал команду компьютеру начать действовать. Искусственный разум корабля подтвердил команду и информационные табло ожили десятками изменяющихся данных и параметров. На большом экране изображение вражеского корабля сместилось на маленький пятачок в углу, а всю площадь экрана заняло изображение шлюпочной палубы Би-Джет-90, На бортах шлюпки, показывая готовность к старту, уже мерцали габаритные огни. Вот один за одним отсоединились шланги и кабели коммуникаций. Вспыхнули синие тревожные мигалки и тут же распахнулся шлюз в космос. Магнитное поле подхватило дискообразный корпус и на экране высветилось: «Шлюпка в автономном полете».

Грег, сосредоточенно глядя на экран, пробормотал с сумрачным азартом:

— Ну что, поверят они нашему блефу? — и включил тумблер на пульте.

На боковом табло появились колонки цифр. Это были передаваемые с шлюпки характеристики состояния организмов экипажа, который по всем правилам должен был находиться сейчас в шлюпке. Если вдруг что-то случится с космонавтами и это отметят электронные датчики, то компьютер мгновенно начнет действовать самостоятельно и принимать решения сообразно обстановке.

— Грег, — немного сипловатым голосом сказал Стас, — аппаратура показывает, что они усиленно вбирают всю информацию от нашего канала обратной связи.

— Отлично, — пробормотал Грег. — Они готовятся к нападению, и когда убьют экипаж, то вполне смогут обмануть компьютер, смоделировав показания нашей жизнедеятельности.

А в это время по трансляции звучал разговор между имитирующей присутствие в шлюпке экипажа мощной ЭВМ и кораблем-ловушкой:

— Капитан Бруно, я капитан Миллер, — звучал в эфире голос Грега. — Выхожу на прямую касания. До контакта остается триста метров.

— Вас понял, капитан Миллер, — отвечал голос пиратского командира. — Все идет отлично. Надеюсь, что касание будет мягким и мы скоро пожмем друг другу руки.

— Да, конечно, — соглашалась машина, в которую были заложены все богатства слога капитана Миллера. — Только бы не заклинило люк на нашей консервной банке, а то там бывает барахлит компенсатор перепада температур… До касания осталось двести пятьдесят метров.

Грег проглотил подкативший к горлу комок и сказал, обращаясь больше к самому себе, чем ко второму пилоту:

— Только бы они не применили какого-нибудь невероятного способа нападения…

Стас кинул на шефа молниеносный взгляд и снова углубился в показания приборов:

— Шлюпка прощупывается мощными информационными полями. Они считывают все, что можно…

— Правильно. Так и должно быть. После нейтрализации космонавтов они должны обмануть компьютер корабля и от нашего имени начать подавать ему команды. Другим способом они сюда не попадут.

Новая порция переговоров между имитирующей машиной и вражеским капитаном заставила друзей замолчать. До касания оставалось двести метров. На большом сияющем всеми красками экране была хорошо видна картина разворачивающегося в космосе тайного противоборства. К потрепанному сине-серебристому цилиндру Си-Ай-12 все ближе подходил белый диск спасательной шлюпки. Сколько сотен глаз с надеждой на скорое спасение смотрели на эти несущие жизнь диски из разбитых, задыхающихся, лишенных энергии кораблей. Значит, сигнал бедствия достиг цели… Но теперь на этого посланника космического братства смотрели холодные глаза убийц, готовых уничтожить того, кто, рискуя собой, спешил к ним на помощь.

— …осталось сто метров, — и опять эфир заполнился пустой болтовней машины с ничего не подозревающим Бруно.

Грег нервно потер зачесавшуюся ладонь о край пульта. Все ли они проверили? Все ли предусмотрели? Мозг командира экипажа работал сейчас с такой же интенсивностью, как и компьютеры корабля. Грег коротко взглянул на Стаса, который склонился над своим сектором управления. Что им обоим сейчас предстоит? Грег на всякий случай протянул руку к кнопке приведения в боевое состояние плазменной установки. Мягко погладил поверхность красной клавиши. Стоит нажать сильнее и на спине корабля появится такой козырь, который трудно крыть чем-то другим. Стоит только нажать сильнее. А надо быть готовым ко всему…

— До касания осталось двадцать пять метров…

Грег чувствовал, как гулко бьется его сердце.

Белый силуэт шлюпки уже закрывал собой часть корпуса корабля. Ее красные габаритные огни отлично просматривались на фоне черного пространства и бледно-голубого света звезд. Сейчас лазерные дальномеры должны сделать последние коррекции двигателям и стыковочный узел точно нацелиться на боковой причал модуля Си-Ай-12.

— До касания осталось десять метров…

— Капитан Миллер, такого виртуозного захода на стыковку мне еще не приходилось видеть.

— Чепуха, капитан Бруно… Вы бы, как я, поманеврировали с недельку в метеоритной мантии, так подобный вираж провели бы одной левой… Остается два метра… Касание… Есть стыковка!

— Поздравляю, капитан, с бархатным контактом. Начинаю заполнять воздухом стыковочный узел.

Грег до побледнения пальцев вцепился в край операторского пульта. Сейчас… должно произойти… В это время где-то там, в стыковочном узле шлюпки, должен начать открываться переходной люк. И вражеские пилоты так же до судорог сжимать пальцами рычаги управления, ожидая когда откинется крышка шлюза.

— Люк освободился от блокировки. Снимаю последний запор, — великолепно продолжала вести свою роль машина. — Капитан Бруно, я готов пожать вашу руку…

Грег впился взглядом в экран. И тут сотни цифр на многочисленных табло и секторах экрана словно взбесились. Среди всего этого хаоса взвился вверх какой-то новый параметр. «Импульс!» — разом выдохнули вслед голосу компьютера пилоты Би-Джет-90. Это означало, что там внутрь шлюпки сквозь открывшийся люк был направлен сильный удар искаженным биополем. В следующее же мгновение зеркально-отражающая система шлюпки вернула импульс обратно вместе с мощным электромагнитным ударом для контузии электронных систем управления. Цифры на мгновение показали еще больший уровень и тут же засветились нулевыми значениями.

Грег, забыв, что он в невесомости, резко подпрыгнул и саданул рукой в пустоту, словно собрался сломать челюсть неведомому противнику. От таких телодвижений он взлетел под потолок и, вращаясь штопором, завопил:

— Сработало! Стас, оно сработало!!! Все оказалось верным! — он зацепился у прозрачного плафона за скобу и ревел, как мамонт у высохшего водопоя, потрясая кулаком:

— Что, сволочи, получили?!! Они думали, что все будет как по нотам! А мы им дали такой заряд в морду… Ты понял, Стас, мы их с одного удара! — и он снова извивался и колотил воздух под потолком, выплескивая из себя всю ненависть и злобу, которую он молча копил месяцы полета.

Стас, тоже возбужденно размахивая руками, плавал над пультом управления, беспорядочно вклиниваясь в сумбурные восклицания капитана:

— Они ждали, что получат нас тепленькими, как ощипанных цыплят… А мы их бревном по башке, — он ткнул пальцем в сторону многих рядов нулевых значений цифр. — Мы их так треснули, что они теперь еще долго не очухаются.

В это время «Пифагор», пользуясь датчиками шлюпки, обобщил информацию о состоянии вражеского корабля. На всех периферийных системах от удара электромагнитным импульсом сработали аварийные блокировки, и они отключились. Главный компьютер корабля находился в шоке и сам уже не в состоянии включиться вновь. По внешним признакам, экипаж жив, но находится без сознания в отсеке глубокой защиты.

— Отлично! Все просто отлично! — блестя глазами и жестикулируя больше, чем обычно, прокричал Грег.

Упоение торжеством победы светилось в его глазах и проступало в каждом движении.

— Все идет как нельзя лучше. Матерый волк Карпентер оказался прав на все сто. Нюх его не подводит, — Грег поймал такой же возбужденный взгляд Стаса. Оскалив зубы, тряхнул головой и приказал компьютеру: — «Пиф», продолжаем операцию согласно основной диспозиции и идем на стыковку. Потревожим ребят без приглашения в их собственном корыте. Посмотрим, что у них имеется за душой, — и он подмигнул второму пилоту.

В ответ Стас только коротко потряс кулаком на согнутой в локте руке.

ГЛАВА 3

Совершив плавный разворот, громада Би-Джет-90 приблизилась к нейтрализованному противнику. «Пиф» совершил еще несколько маневров, и два корабля стыковались центральными причальными узлами. Получилась связка «нос к носу». Потом экипажу пришлось изрядно попотеть, открывая запертый изнутри люк Си-Ай-12. Но вот взломанный люк распахнулся, и космонавты проникли в пространство чужого космического судна. Люк в следующий отсек был тоже блокирован, помещение освещалось аварийным светильником.

— Да, — оценил Грег, — типичная картина испытавшего глубокое потрясение корабля. Они явно не были готовы к подобному обороту событий.

— С одной стороны, это несомненно здорово, — задумчиво ответил Стас. — Мы одним ударом выиграли бой. Но с другой стороны, нам придется основательно попотеть, чтобы взять под контроль все это хозяйство. И чем дольше мы будем здесь ковыряться, тем больше шансов у нас иметь неприятности. Вдруг оживет какая-то система и начнет работать против нас.

— Полностью согласен, — хмуро заметил капитан. — Может случиться, что основные трудности еще впереди.

— Да нет, вроде бы не должно, — возразил второй пилот, обстоятельно оглядываясь вокруг. — Самое главное дело уже за нами. А то, что придется всякими железками заняться — так все равно дорога дальняя, не будет возможности заскучать.

— Ну, если ты считаешь… — хмыкнул капитан, — что на полгода нам бы неплохо переквалифицироваться в ремонтников…

Грег подплыл к люку, ведущему во внутреннее пространство корабля. Люк автоматически не открылся. Тогда Грег нажал кнопку ручного привода. Люк остался неподвижным. Капитан ввернул крепкое словцо и завершил прерванную фразу:

— Ну что ж… Видать, от этого никуда не денешься. Ляжем на обратный курс и возьмемся за отвертки… Ладно, пошли к себе, а то в этой колымаге я чувствую себя неуютно. Не знаешь, что она может выкинуть.

Космонавты вернулись на свой корабль и задраили переходной люк.

Через несколько часов, работая на полную мощь всеми рулежными соплами, Би-Джет-90 тяжело развернулся и начал разгоняться. Связка из двух смотрящих в противоположные стороны зеркалами двигателей кораблей в управлении была достаточно неуклюжей. Далеко впереди мутной стеной поднималась мантия пояса астероидов.

Поручив компьютеру ведение корабля, экипаж собрался на военный совет. Командир задумчиво сидел на своем месте. Второй пилот прильнул к стеклу под потолком и разглядывал чужой корабль;

— Итак, — начал рассуждать вслух Грег, — какие опасности сейчас могут нам грозить? — он вопросительно посмотрел на второго члена экипажа.

Стас взглянул на него сверху вниз и ответил:

— Опасностей вполне достаточно. Мы состыковались с вражеским кораблем, над которым не имеем контроля. Нет никакой гарантии, что какая-нибудь из отключившихся систем не очнется и не устроит бунт.

— И что из этого следует?

— А то, что надо как можно скорее взять под контроль весь корабль, начиная с самых важных и поэтому наиболее опасных его систем, — менторским тоном сделал вывод Стас.

— Красиво излагаешь, — иронично оценил Грег.

— Не мешай, — отмахнулся от комментария Стас и вполне серьезно продолжил: — Перво-наперво надо попытаться пробиться в командный пункт. Обнаружить космонавтов, перетащить их к себе и, не выводя из бессознательного состояния, засунуть в анабиозные камеры — пусть отдыхают до конца полета. Вторым делом нужно взять под контроль главный компьютер, потом автономный блок управления двигателями. Дальше — системы вооружения, жизнеобеспечения и так далее. Все достаточно несложно.

— Да, несложно нарисовать план… А вот реализовать его, — Грег задрал голову, глядя на Стаса.

Тот спикировал вниз и оказался в кресле.

— Вот сейчас мы как раз и займемся реализацией, — он побарабанил по клавишам пульта и пояснил командиру: — Проверяю контакт в клеммах соединений на входах в систему управления на стыковочном узле.

Через несколько мгновений был получен ответ, что контакты в порядке.

— Отлично, — пробормотал Стас. — Куда попробуем вломиться вначале?

— Чтобы куда-то вламываться, нужно знать, куда вообще можно вломиться, — заметил капитан. — Надо найти план корабля или схему основных сетей и коммуникаций — тогда, сразу многое прояснится.

— Согласен, — Стас снова склонился над пультом. — Введем в бой главный компьютер.

— Нет, постой! — запротестовал Грег. — Так рисковать нельзя. Вдруг он застрянет в какой-то системе? Или вдруг, не дай Бог, оживет их центральный мозг, то «Пифу» придется бороться с ним. Тогда нам в лучшем случае надо будет вести корабль в ручном режиме. Нет, таких опрометчивых поступков делать не будем, — он помолчал и добавил: — У нас полный трюм автономных ЭВМ. Зря мы что ли их возим через всю Вселенную? Подключим к мертвым сетям и будем потихоньку, распутывать. Времени достаточно — и наш «Пиф» будет заниматься своим делом, и мы застрахованы от любых неожиданностей.

— Ладно. С капитаном не спорят, — согласился Стас и принялся запускать малые компьютеры. Благо, предусмотрительные ребята из четвертого отдела забили ими доверху почти весь второй опломбированный отсек.

Скоро все объединенные электронные мозги из трюмов Би-Джет-90 были брошены разыскивать в мертвых, лишенных энергии технологических и управляющих сетях вражеского корабля необходимую информацию. Сигналы на самых разных языках, с использованием самых редких кодов методично чередовали друг друга, слепо блуждая в безжизненных кабелях и логических системах пребывающего в состоянии комы Си-Ай-12. Скоро ко всей интеллектуальной мощи команды капитана Миллера присоединился компьютер шлюпки и проник в нервную систему вражеского корабля через кабельные разъемы бокового стыковочного узла.

Стас внимательно наблюдал за напряженной работой, отражавшейся в сотнях параметров на большом экране. Наконец, там начали появляться проблески какой-то упорядоченности,

— Так-так… Похоже, что начинает просматриваться что-то осмысленное. — Он дал поручение всей системе сконцентрироваться на нащупанном участке и повернулся к Грегу: — Шеф, ну давай хоть на минутку подключим «Пифа». Мы уже начали вычленять из всего этого хаоса какую-то систему. Еще немного усилим натиск, — и она будет нашей… Ну, шеф! — и он почти умоляюще поглядел на Грега.

— Черт с тобой, — махнул рукой Грег. — Но только на минуту. Долго рисковать мы не можем.

Стас еще побегал пальцами по панели управления и пристально всмотрелся в экран. Хаотичное мелькание цифр, символов и букв многократно ускорилось. А буквально через минуту компьютер произнес: «Вышел на логический контакт, идентифицирована и взята под контроль противопожарная система корабля. Что делать дальше?»

— Молодчина, «Пиф»! По возвращении на базу получишь лишний день увольнения, — радостно потер руки Стас, — а теперь возвращайся к прежним делам. Этой системой займутся машины из второго отсека.

— Приказ понял, — ответил компьютер, а на экране уже возникла конфигурация контролируемой сети.

— Слушай! А ведь нам сразу повезло, — обрадовано сказал Грег. — Это одна из немногих систем, пронизывающая весь корабль. А ну-ка, выжмем из нее все, что можно.

Изображение мигнуло и дополнилось многочисленными подробностями. Сбоку по экрану пошли колонки плотного текста.

— Так ведь это подробное описание всех отсеков вместе с характеристиками их оборудования и груза, — возбужденно воскликнул Стас. — Подробнейшая информация, что, где и когда может загореться.

— Которая нас вполне устраивает, — вставил Грег, уже внимательно изучая все появившееся на экране.

После долгой утомительной работы экипаж расположился в маленькой кают-компании, одновременно служащей и столовой, и комнатой отдыха, и спортзалом. Ужин был закончен, и пилоты расправлялись с десертом. Над столом плавал пакет с бананами, которые исправно фабриковала бортовая биогенная установка.

Грег задумчиво снял с тропического фрукта кожуру и принялся жевать традиционное космическое сладкое.

— О чем размышляешь, Грег? — обратился к капитану Стас. После недавней удачи с захватом первой вражеской системы он был в отличном настроении.

— Да все у меня перед глазами стоит план нашего трофея, и, честно говоря, он мне все меньше и меньше нравится.

— Нормальный план, — недоуменно пожал плечами Стас. — Главное, что он у нас уже есть. Мы уже контролируем один рабочий контур, А скоро подчиним и все остальные. Пусть это будет не так быстро, но все равно дело будет за нами. Рано или поздно, мы доберемся до всего, что нам нужно.

— Ну, если долго ковыряться, то, пожалуй, и получится, — ответит Грег, явно не разделяя оптимизма товарища. — К тому же код запуска противопожарной и других вспомогательных систем может совсем не подходить для жизненно важных структур. Но это не главное… Боюсь, что времени не спета разбираться со своей добычей у нас не будет.

— Это почему же? — лицо Стаса выражало самое неподдельное изумление.

В ответ Грег молча засунул банановую кожуру в контейнер для отходов и вызвал на экран занимающий всю стену кают-компании чертеж вражеского корабля.

— Вот смотри… В корабле четыре грузовых трюма. Так?

— Так, — недоуменно согласился Стас.

— Очень хорошо. И что ты мне о них можешь рассказать?

— Что рассказать? Только то, что ты сам уже знаешь…

— Ну, а все-таки.

Стас глубоко откинулся в кресле, вытянул ноги и принялся рассуждать:

— Корабль имеет четыре грузовых отсека. С люками в космос. Внутри обслуживается транспортным лифтом. Объем трюмов стандартный — третьего класса, согласно Всеобщему регистру транспортных средств… — Стас перевел дух и взглянул на командира.

Тот одобрительно кивнул и поддержал второго пилота:

— Все очень правильно. Продолжай дальше.

— Отсеки заполнены воздухом и представляют пожарную опасность. Все четыре отсека заняты грузом. На самой нижней палубе находится спасательная шлюпка. В третьем отсеке расположены четыре робота. По их конфигурации можно предположить, что это модификация, близкая к базовой модели ВК-8. Наверняка они имеют вооружение. Во втором отсеке находится энергетическая машина первой категории пожарной опасности. В спецификации не указана точная характеристика, но я полагаю, что это плазменная артустановка, сходная с нашей. В первом отсеке находится дополнительное электронное оборудование и усиливающие системы информации и связи. Эти ребята, подобно нам, постарались до предела усилить интеллектуальную и навигационную мощь своего корабля. Так что, шеф, ты был прав, когда опасался подключить «Пифа» к этим сетям. А вообще… Вообще можно заключить, что корабль представляет собой достаточно огнеопасный комплекс и в случае возникновения пожара и отказа систем пожаротушения погибнет в течение десяти—пятнадцати минут, — напоследок пошутил Стас, несколько натянуто улыбнувшись.

— Глубокомысленный вывод, — согласился Грег. — По окончании полета рекомендую тебя в противопожарную академию. Или, может, ты предлагаешь отстыковать этот корабль, подпалить и пусть горит синим пламенем?.. Но тогда нам надо открыть хотя бы несколько люков в корабле, а до этого еще очень далеко.

Грег побарабанил пальцами по колену, сосредоточенно разглядывая экран. Стас тоже смотрел на ярко обозначенный переплетением разноцветных линий и россыпью значков контур корабля.

— А тебе не кажется странным, — продолжил все тем же озабоченным голосом Грег, — что все трюмы корабля забиты до отказа очень необходимым экипажу оборудованием?

— Нет, не кажется, — недоумевающе протянул Стас.

— А куда, в таком случае, они собирались принимать партию контейнеров с «Кронусом»? Тех, которые у нас занимают один отсек полностью? Ты мне можешь на это ответить?

Второй пилот непонимающе забегал взглядом по экрану и в ответ только тревожно покачал головой.

— Я и сам себе не могу ответить, — поддержал его Грег. — Есть два возможных решения. Первое — они собирались освободить один из отсеков под наш груз. Но в это слабо верится, их отсеки меньше наших и пришлось бы освобождать сразу два трюма. К тому же оставлять на месте преступления следы из предметов, которые в нормальной обстановке никто не оставляет, — дело маловероятное. Кроме того, все эти боевые машины и системы усиления вполне могли им пригодиться и на обратном пути. Оставаться безоружным после такого разбойного нападения? — Нет, я в это не поверю. Итак, первое решение не выдерживает критики. Второе решение, и я к нему все более склоняюсь, — то, что после захвата нас к этому кораблю должно было подойти еще одно судно, или даже несколько, и принять груз. Это так же должно быть страховкой в случае непредвиденных осложнений. Например, в случае перестрелки и повреждения корабля-ловушки. Эти братья-разбойники не такие уж дураки, чтобы не продублировать действия основной ударной силы, — Грег внимательно посмотрел на Стаса и, непроизвольно нахмурив брови, заключил: — Поэтому я считаю, что где-то неподалеку прячется еще минимум один корабль. И он уже с нетерпением ждет сообщений с этого Си-Ай-12.

— Да, шеф, — разочарованно пробормотал второй пилот, — голова у тебя сработала лучше не придумаешь. Хотя, знаешь… А если они хотели после нейтрализации нашего экипажа пристыковаться и отбуксировать корабль вместе с грузом?

— Отпадает, — покачал головой Грег. — Во-первых, при любой встрече с другим кораблем или радиозасечке с пункта слежения они бы сразу привлекли внимание. Связка — верный признак аварии или катастрофы и о ней должно быть немедленно сообщено в центр безопасности полетов. Нет, такой риск раскрыться этих молодцов явно не устраивал. К тому же мы теперь знаем, что, захватывая корабль, у них было не так уж много шансов сделать все без излишнего шума, если бы мы только сами не стремились к этому. Отправься в шлюпке один из нас, а второй останься на корабле… Окажись в шлюпке более мощная система защиты. Дай сбой система имитации параметров жизнедеятельности… Да мало ли что? Мельчайшая неточность — и без стрельбы не обойтись. И тогда без корабля-дублера мало шансов довести дело до конца.

Стас от возбуждения выскользнул из кресла и начал переплывать от одного поручня на стенке до другого, словно расхаживал по комнате в сильном раздумье.

— Слушай, Грег, — нарушил он напряженное молчание. — Если все так и есть, — то наше дело погано. И мы не знаем, где прячется этот дублер: сзади от нас, сбоку или даже впереди.

— Все верно, — угрюмо согласился капитан Миллер. — Уже прошло более суток, как мы захватили этого пирата… Их напарники наверняка слышали все переговоры, когда шлюпка шла к кораблю. А потом все стихло. Далее к ним должен был поступить сигнал, что все в порядке. Но уже более суток этого сигнала нет. Пожалуй, первые восемь—десять часов они спокойно выжидали, рассчитывая, что их товарищи молчат из соображений безопасности. Но теперь молчание становится слишком подозрительным и, отбросив чрезмерную осторожность, они должны начать действовать сами. — Грег немного помолчал и добавил: — Если наши допуски верны, то вот-вот надо ждать радиозапроса.

— Шеф, — упавшим голосом спросил Стас, — А как ты считаешь, удастся им по радио запустить главный компьютер или двигатели?

На скулах Грега резко обозначились желваки. Он не сразу ответил второму пилоту:

— Не думаю, что удастся. Они не знают, что случилось и в каком состоянии находится корабль. Вначале будут пробовать установить связь на малой мощности сигнала. Если они сразу начнут использовать импульсы дальней связи, то их тут же примут станции слежения и это будет равносильно провалу. Нет, они пока так делать не будут. А на сигналы малой и средней мощности систему этого корабля не сработают. Слишком большое потрясение они испытали, — капитан снова немного помолчал, а потом, энергично тряхнув головой, сказал: — Так, ладно… Что-то мы с тобой не вовремя раскисли. Ничего страшного пока еще не произошло. Их второй номер даже если и появится, то будет от нас далеко и реальной угрозы не представит. А если мы сумеем быстро оккупировать жизненно важные системы этого судна, то нам вообще будет плевать на все вокруг. Так что вперед, время работает на наших противников.

— Согласен, — кивнул с потолка Стас. — С чего начнем?

— Прикинем, за что браться сначала. Первое: нам надо изменить курс. Как бы ни хотелось обойти пояс астероидов, но это слишком долгий путь. Пойдем тем же курсом, что и пришли сюда. В связке тоже возможно маневрировать меж метеоритами. Может, к тому времени мы проникнем к их двигателям, тогда лавировать будет совсем несложно. Во всяком случае, знакомая и предсказуемая угроза от метеоритов лучше, чем непредсказуемая опасность от затаившегося врага.

— Верно, — согласился Стас.

— А второе… Бросим все силы на штурм, а там видно будет…

В это время на экране зажегся значок «Внимание» — три красных восклицательных знака, и голос Пифагора объявил: «На нестандартной частоте связи принят кодированный сигнал к позывному „Зевс“: почему молчишь, что случилось? Прием. Подпись „Кондор“. Сигнал подавался маломощным узконаправленным импульсом».

— Вот все и встало на свои места, — после обмена взглядами констатировал Грег. — Все опасения подтвердились.

Стас озабоченно посмотрел на ручной хронометр и бросил, спускаясь к люку:

— Теперь нельзя терять время. Не получив ответа, они начнут попытки запустить хоть какую-то систему. Надо срочно добраться до экипажа этого «Зевса» и его померкшего мозга.

Грег молча кивнул в знак согласия, и космонавты по очереди выбрались из кают-компании.

Чуть заметно гудя охлажденным почти до абсолютного нуля машинным интеллектом, «Кронус-4» пытался оживить мертвые системы трофейного корабля. «Кронус» был самым мощным из существующих портативных суперкомпьютеров. Сейчас эта машина была основной штурмовой силой для оккупации систем управления оглушенного «Зевса». Космонавты не сводили с него взгляда, кружа по командному отсеку, и только изредка обменивались короткими фразами. Оба они уже потихоньку нервничали, хотя и пытались не показать этого друг другу. Прошло более четырех часов, как «Кронус» принялся за работу, а результатов пока еще не было.

Запросы с «Кондора» шли все чаще и чаще. Чувствовалось, что там серьезно обеспокоены молчанием товарищей. Главный компьютер сообщил, что источник сигнала начал двигаться вслед за ними. Это означало только одно: скоро «Кондор» достигнет точки, где произошла встреча «Зевса» с добычей, ничего там не обнаружит и… «И что же тогда? — угрюмо размышлял Грег, время от времени исподлобья поглядывая на безуспешно трудящегося „Кронуса“. — Что же тогда они предпримут? Когда затевается рискованное дело, обязательно должен быть предусмотрен какой-то спасательный прием. Страховка на случай скверного оборота событий. Но где спрятан этот их тайный козырь?»

Грег стеклянным, погруженным в глубокие раздумья взором окинул помещение и вдруг ощутил себя запертым в тесном, замкнутом пространстве. Только он успел удивиться такому необычному чувству, как еще отчетливее понял, что его угнетает не этот ограниченный титановыми переборками объем, а само их неясное положение, полное неизвестности и скрытой угрозы. И они сами завели себя в эту опасную ситуацию. Сами, как неразумные зверьки, зашли в решетчатую ловушку. Взяли в зубы приманку, а теперь со страхом глядят на падающую дверцу, которая при каждом шаге к выходу может захлопнуться.

Грег помассировал налившиеся тяжестью виски: «Да рано мы радовались, когда пристыковали к себе этот корабль. Неизвестно, удастся ли взять над ним контроль. А на хвосте уже сидит другой враг…»

Грег снова посмотрел на усердно работающий «Кронус». На дублирующий его работу разноцветными переливами большой экран. На замершего у прозрачного плафона Стаса. Он оттолкнулся от кресла и подплыл к другу. В это время «Пифагор» холодно сообщил, что пришел очередной запрос от «Кондора».

— Давай, скотина, поскрипи мозгами над этой загадкой. Приятно сознавать, что головные боли одолевают не тебя одного, — процедил Грег, цепляясь рядом со Стасом за поручень у большого иллюминатора.

Стас повернул к командиру сосредоточенное лицо. В его зрачках отражался далекий звездный свет.

— В интересную ситуацию мы с тобой попали, — невесело сказал Грег.

— Да уж, интереснее некуда, — согласился второй пилот.

— У меня даже иногда мелькает мыслишка: а не отстыковать ли нам этот чертов корабль, прихватив с него в качестве подтверждения какую-нибудь деталь и не рвануть восвояси? Мы же выполнили практически все задание, — подтвердили версию Карпентера о нападении на Би-Джет-86. У нас есть запись всех переговоров и стыковки. И пусть потом по нашим следам посылают крейсерскую группу и разбираются, кто все это устроил. И никто нас особенно не сможет упрекнуть. — Грег немного помолчал, глядя на черную бездну за толстым многослойным стеклом. — А продолжать полет с неконтролируемым кораблем, который завтра может начать бить в нас из всех стволов, и еще одним врагом на хвосте — дело слишком рискованное. Я, как командир экипажа, не могу идти на такой риск без совета с тобой.

Стас ответил не сразу. Он перевел взгляд от дальних светил на просматривающиеся сквозь иллюминатор обводы захваченного корабля. Потом повернулся к Грегу. Лицо его было спокойным и уверенным:

— Знаешь, командир, ты прав, что в целом задание Карпентера мы уже выполнили и можем со спокойной совестью бросить опасную находку, унося поскорее ноги. Но этих мерзавцев подберут сообщники — и ищи их потом. И еще неизвестно, найдет ли кого-нибудь поисковая бригада и как это будет скоро. А тем временем наши лихие ребята могут столько дел наделать… Нет, командир, мы с тобой должны держаться до конца. У нас есть оружие. Пусть это звучит немного высокопарно, но жестокость и нарушение признаваемого всеми закона должно быть непременно наказано, А если возмездие не будет быстрым и неотвратимым, то это только поощрит их к новым преступлениям. Когда все будут трусливо поджимать хвосты и ждать, что придет большой дядя и наведет порядок, то тогда начнется самый великий бардак… — Стас посмотрел прямо в глаза командиру и закончил: — Я считаю, что нам нельзя складывать оружие, даже не вступив в бой. И я бы никогда не бросил этот корабль. Окончательно решать тебе.

Грег опустил взгляд на компьютерное табло и тут же снова посмотрел на Стаса. На его губах играла чуть заметная улыбка:

— Что бы теперь ни случилось, я спокоен. Мы с тобой осознанно идем на это дело… Знаешь, меня все время не покидало чувство вины. Ведь я дал «добро» на этот опасный полет без твоего согласия. Но теперь… Теперь все в порядке.

На большом экране разложился упорядоченный столбик цифр, и голос «Кронуса» пропел: «Пущена система телемониторинга корабля. Контрольный ввод показывает, что все ее элементы в исправности и подчиняются командам».

Космонавты бросились к экрану.

— Отлично, — обрадовался Стас. — Теперь мы сможем наблюдать весь корабль изнутри.

— Да, неплохо. Только уж очень долго он с ней возился. Если так пойдет дальше… — Грег уже вызывал изображение командного отсека «Зевса».

На экране появилась привычная картинка, похожая на многие другие — отсек с пультом управления, перед которым в креслах были пристегнуты два космонавта в защитных скафандрах.

— Ишь ты, — усмехнулся Стас. — Они боялись, что и их зацепит эхо ударного импульса…

— Во всяком случае, эти оболочки наверняка спасли их. А теперь и поддерживают жизнь. Интересно, сколько нужно времени, чтобы они пришли в себя?

— Сами они уже вряд ли очнутся, — Стас увеличил изображение скафандров, и стали хорошо видны наружные датчики показателей жизнедеятельности. — После длительной потери сознания эти скафандры автоматически должны переводить свое содержимое в состояние, близкое к анабиозу. И нас это вполне устраивает.

— Смотри, — Грег толкнул локтем второго пилота, обращая внимание на боковое табло. Информационный хаос там начал заметно упорядочиваться. — «Кронус» нащупал систему кодов на вход в управление.

Через пару минут компьютер доложил, что контролирует еще несколько периферийных систем. В том числе и систему управления механизмами внутренних люков корабля.

Стас от радости чуть не вылетел из своего кресла:

— Что, командир, наша берет?!

На экране появились названия систем, уже управляемых «Кронусом». Это была система управления и контроля газовой средой корабля, система регулирования температурного режима, контроль динамических нагрузок на конструкции корпуса и некоторые другие. Все системы были подключены к аварийным источникам энергии и исправно работали.

— Это уже кое-что, — довольно пробормотал Грег. — Во всяком случае, до космонавтов мы уже точно доберемся.

— Только сначала давай осмотрим их корабль, а потом уж пойдем туда. Все-таки надо хоть в некоторых случаях выполнять требования положения раздела чрезвычайных ситуаций Устава.

— Ладно, — согласился Грег, возбужденно потирая руки. — Соблюдем все и на этот раз. Только давай быстро, а то поджимает время.

Стас в скоростном ритме пролистал виды главных помещений и трюмов пленного корабля. На экране мелькали изображения то машинного зала главного компьютера с безжизненными датчиками и индикаторами, то виды грузовых отсеков, где тусклый свет ламп мерцал на сверхпрочных корпусах многоцелевых роботов с мощными боевыми лазерами на спинах. В одном из трюмов, как и предполагал Стас, оказалась мощная артиллерийская установка.

— Ребята подготовились к делу что надо, — покачал головой Стас, ускоренно сменяя изображения. И когда на экране оказался самый нижний отсек палубы маршевых двигателей, он сделал вывод: — Вот теперь можно смело нырять в нутро этого керогаза.

Грег улыбнулся, собираясь что-то ответить, но в углу экрана появился знак «Внимание», и компьютер сообщил, что корабль приближается к границе метеоритно-пылевого облака и скорость корабля снижается до предела.

— О, господи, — вместо ответа второму пилоту тяжело выдохнул капитан. — Ну, почему же такое на нашу голову? Не успели расхлебать одну неприятность, как перед носом уже другая!

— Не хмурься, шеф, — подбодрил капитана Стас из люка в переходной отсек. — Еще немного усилий и останется нам с тобой до конца полета только резаться с «Пифом» в вист и зевая вспоминать недавние страхи.

— Поворачивайся живей, а то на хвост наступлю, — проворчал Грег, уже берясь за скобу люка и подталкивая рукой в зад Стаса. — Из-за твоего идиотского оптимизма куда-нибудь точно вляпаемся.

Скоро космонавты миновали стыковочные узлы кораблей и были в шлюзовом отсеке Си-Ай-12. На этот раз люк во второе помещение открылся сам.

— Скоро у нас тут все будет действовать как надо, — пробормотал Стас, проплывая в следующий отсек. Космонавты миновали носовую технологическую камеру, где хранилось оборудование для выхода в космос и располагались механизмы управления стыковками. Следующий люк вел в командный отсек. Он автоматически откинулся, и экипаж Би-Джет-90 попал в центр управления пленного корабля.

Грег настороженно повел взглядом вокруг. Погасший большой ситуационный экран. Безжизненный пульт управления. Два пилота в скафандрах перед ним. Все вроде бы как обычно. Но что-то все-таки не так… И тут же Грег понял, что его насторожил непривычный тон аварийного освещения и какой-то особенный запах чужого корабля. Он мысленно обругал себя за излишнюю впечатлительность и отправился к мертвому пульту управления.

Стас первым делом обследовал вражеских пилотов:

— Так и есть — живы. Но без сознания. Видать, им хорошо досталось, когда шлюпка вернула усиленный импульс. Если б не скафандры…

Грег уже бегал пальцами по кнопкам и терминалам пульта управления. Но пульт был мертв. Не подавал признаков жизни и экран перед ним.

— Ладно, кэп. Оставь пока это железо, — поднял голову из-за кресла Стас. Он отсоединял системы жизнеобеспечения скафандра. — Давай сначала определим на долговременное хранение двух этих господ, а потом уж займемся остальным на нашем корсаре. Первым из уважения к званию потащим капитана? — и Стас вопросительно высунулся из-за кресла.

Грег согласно, махнул рукой и поплыл на помощь товарищу. За прозрачным забралом покоилось безмятежное бородатое лицо с прямым носом. С ним Грег общался во время сближения с Си-Ай-12. Это лицо вызвало бурю ассоциаций, и Грег остро вспомнил то напряженное ожидание смертельно опасного столкновения, когда корабли медленно сближались в черном космическом пространстве.

— Сволочь… — непроизвольно выругался Грег. — И откуда только такие берутся?

— Ладно, Грег, не переживай так за него, — успокоил командира Стас. — Скоро все его исходные данные определит верховный суд. А они там свое дело знают… Держи его лучше за ноги, а то растрясем по дороге — придется потом отвечать, что не уберегли во время транспортировки.

И оба друга осторожно отправили бородача в люк. На Би-Джет-90 вражеского капитана освободили от скафандра и заключили в анабиозную камеру. Тут же за своим командиром последовал и второй член неприятельского экипажа. С удовлетворением пронаблюдав, как захлопнулась крышка камеры, Стас заключил:

— Ну, а теперь вперед. Пошли разбираться в командный отсек.

— Не торопись, — остановил его жестом Грег. — Там пока еще нечего делать. Пойдем лучше посмотрим, может «Кронус» за это время смог еще что-то найти?

Но «Кронус» не обрадовал их ничем. Машина все так же безуспешно пыталась найти подходы к ключевым программам основного компьютера, блоков управления двигателями и вооружением.

— Да, — Стас задумчиво поскреб пятерней затылок. — Похоже, коды на вход к периферийным системам и жизненно важным структурам между собой не имеют ничего общего. Что же делать?

— Видимо, так, — подтвердил Грег. — Остается только вывести «Кронуса» на сверхплотный пограничный режим. Да и усилить его возможности, цепляя на узлах цепей блокированных систем микропроцессоры. Если мы удачно подсоединим их, замкнем между собой в логическую систему и запустим параллельно с «Кронусом», то наши шансы должны увеличиться. Я думаю, это единственная возможность.

— Пожалуй, да, — согласился Стас. — Тогда я пошел за процессорами, — и он исчез в люке.

Грег снова склонился над пультом, еще и еще пытаясь соединить в одно целое окраинные узлы и сети. Те, которые вслепую удалось нащупать «Кронусу» в безжизненных, запертых структурах компьютера вражеского корабля.

Когда появился Стас с контейнером микропроцессоров, Грег уже определил несколько точек, где их стоило присоединить.

— Вот, смотри, — показал он обозначенные кружками соединения на схеме. — Здесь мы посадим микропроцессоры и объединим логическим блоком. Если через этот блок процессоры от «Кронуса» получат хорошую накачку, то сети должны возбудиться и начать непроизвольно работать. Может даже получиться цепная реакция, а остальное уже дело техники…

— Все ясно. Пошел выполнять задание, — почти что залихватски козырнул Стас.

— Ну, валяй, валяй, — беззлобно пробурчал Грег. — А я пока с компьютером поколдую. И держись там в поле зрения мониторов. Чтоб не потеряться из виду. Береженого Бог бережет.

Стас ничего не ответил и пропал в отверстии люка.

Еще несколько часов работал экипаж Би-Джет-90, подбираясь к цитадели вражеского компьютера. Были определены линии управления от командного мозга к основным системам. На них посажены микропроцессоры, и «Кронус», прощупывая мертвые сети своими импульсами, уже подбирался к главным операционным блокам чужой машины. Но работа продвигалась крайне медленно, и чувствовать себя хозяевами положения друзья пока не могли.

На исходе были вторые сутки с тех пор, как отраженный импульс оглушил Си-Ай-12 и началась борьба за его подчинение. Грег со Стасом валились с ног от усталости, выкраивая час-другой для короткого сна, и вновь с упорством строящих свою пирамиду египтян брались за дело. А тем временем «Пифагор», беспрерывно работая рулежными соплами Би-Джет-90, медленно вел громоздкую связку в поясе астероидов. Корабль беспрерывно менял курс, совершал развороты и уклоны от бороздящих пространство глыб из камня, замерзшего газа и металла. При резких поворотах космонавты по инерции наскакивали на стенки, и им постоянно приходилось цепляться за поручни и скобы, чтоб избежать сильных ушибов.

— Итак, что мы имеем, — подавляя мучительный зевок, уточнил Грег. — В наших руках примерно половина периферийных обслуживающих и вспомогательных систем. Самое большее — нам удалось нейтрализовать вражеский экипаж. Овладение главным компьютером по-прежнему остается неопределенно далеким результатом. По-прежнему мы не имеем контроля над двигателями, энергоустановкой и системами вооружения. Кстати, — он устало посмотрел на Стаса, — ты не пытался проникнуть в отсеки с роботами и поглядеть, как можно лишить их питания?

— Пытался, — понуро ответил Стас. — Но люки в отсеках и грузовой лифт в кормовое двигательное отделение контролируются особой системой, и она еще заперта. Пока мы можем только наблюдать за трюмами через монитор.

— Ладно, — вяло махнул рукой Грег, — запустим центральное управление и решим все проблемы одним махом. Кстати, что-то давно не слышно запросов от «Кондора». Что это он — то ли отстал, то ли… — В это время корабль сделал крутой маневр и командир ткнулся носом в спинку кресла. — О, дьявол… То ли собирается устроить нам какой-то сюрприз.

Стас затребовал записи прослушивания радиочастот системы непрерывного слежения, и на экране разложились замысловатые данные.

— Похоже, что этот «Кондор» с кем-то постоянно переговаривается, — вчитываясь в информацию, предположил он.

— Не переговаривается, а дает команды, — медленно поправил Грег. — Слушай, не нравится мне все это.

— Что именно?

— Пока не знаю. Но очень не нравится, — покачал головой капитан. — Ну ладно. Надо бы поскорее этот их упрямый арифмометр заставить работать на себя, и тогда нам уже ничего не будет страшно. Значит так, — Грег внимательно посмотрел на второго пилота. Под глазами Стаса отчетливо проступали темные круги, — Объявляю отбой экипажу. Мы пока ничего нового сделать не можем. «Кронус» работает в поте лица. Пусть он воюет, а мы постараемся немного поспать.

Стас не стал возражать, и скоро они уже закрепились прямо в своих креслах у пульта. И только тут Грег почувствовал, какая свинцовая усталость наполняет каждую клеточку его тела. Засыпая, он успел взглянуть в большой иллюминатор, и свет далеких звезд, пробившись сквозь пелену галактической пыли, отразился в его затуманенных сном зрачках.

ГЛАВА 4

В первобытном хаосе метеоритного пояса тяжелая связка из двух кораблей, беспрерывно вспыхивая рулежными соплами и уклоняясь от вращающихся обломков космической материи, упорно пробивалась вперед. В темном, пока неподвластном экипажу Би-Джет-90 корпусе Си-Ай-12, за наглухо захлопнутыми створками люков безмолвствовали еще смертельно опасные силы. А сзади, невидимый за завесой метеоритной мантии, шел другой корабль, и люди в нем готовились к решающему удару.

Где-то в бездне сковавшего мозг сна Грег услышал рев сирены тревоги и необычно громкий голос компьютера: «Принят опасный сигнал. Принят опасный сигнал». И снова пронизывающий всю металлическую утробу громадного корабля вой сирены.

Грег вскочил с кресла и, продирая кулаками глаза, уставился на залитый красными восклицательными знаками большой экран. Спросонья он пока ничего не мог разобрать в мелькающих там цифрах. Тут же полную ясность внес голос «Пифагора». Из неизвестного источника прямо по курсу корабля пришел сильнейший сигнал вызова на связь с «Кондором». Большой компьютер, имея блокированную связь с антеннами, остался нем. Но ожил автономный маяк спасательной шлюпки в четвертом трюме пленного корабля. И тут же послал отзыв на запрос.

— Я же говорил, что мне это не нравится! — прорычал Грег, саданув кулаком по подлокотнику.

Вежливо выслушав извержение человеческих эмоций, «Пиф» завершил сообщение: от работы маяка очнулся компьютер этой шлюпки и сейчас в эфир идет более подробная информация.

— Дьявол! Сотня дьяволов! — ревел Грег. — Срочно расшифровку сигнала, идущего от шлюпки!

На экране мгновенно появилось содержание сообщения.

— Так, — бормотал капитан, пожирая глазами цифры и слова. — Все, что только можно, эта железка уже сообщила… Очень бы я хотел знать, — снова повысил голос капитан, — откуда пришел сигнал такой силы?

Компьютер мгновенно рассчитал направление вызова, координаты источника и изобразил все схемой на экране.

— Понятно, — озабоченно выдохнул Стас. — Впереди нас маяк-ретранслятор, который следил за нами, когда мы шли сюда. А теперь снова засек на обратном пути. Поэтому «Кондор» так быстро прекратил прямые вызовы «Зевса». Он весь сконцентрировался, чтобы вывести на нас этого шпиона. Гады… Все проделали умно. Мощный направленный сигнал ушел в область, где его никто не примет. А мы теперь все время будем у них, как на ладони. Они теперь мгновенно поймут, что произошло. Смотри, здесь изложено все: корабль движется, постоянно маневрируя, но задом наперед. Все основные системы отключены. Связи с центральным компьютером нет. Сведений о гибели космонавтов не поступало… Нас выдали с головой.

Тут на табло появилась новая порция информации.

— Это что еще такое? — раздраженно рявкнул Грег, и компьютер пояснил, что центр управления шлюпки полностью пришел в себя и пытается пробиться на связь с корабельным компьютером. Но эта линия прочно блокирована микропроцессором.

— Выдержит микропроцессор? — спросил Грег.

— Должен, — успокоил его Стас. — Информационная емкость этого канала — средней величины. Так что должен удержаться.

Стас вызвал видеоинформацию из четвертого грузового отсека, и на экране возникло изображение шлюпки. По внешнему виду нельзя было ничего определить. Но внутри этого бело-красного дискообразного корпуса уже билась враждебная машинная мысль.

— Так, — жестко сказало Грег, — что самое дрянное может устроить эта штука?

— В худшем варианте получит команду или додумается сама выйти в космос и передать изображение нашей связки. А потом дать несколько залпов по зеркалу двигателя Би-Джет-90, — хмуро ответил Стас.

— Чем она там вооружена? — Грег включил другую передающую камеру, получил изображение сверху и тут же ответил на свой вопрос: — Так плазменный пульсатор средней мощности. Вполне достаточно, чтобы покалечить нам отражатель и заглушить все струйные рули. Что будем делать? — и Грег в упор посмотрел на второго пилота.

— Есть только одна возможность, — досадливо поморщился Стас. — Проникнуть в отсек мы не можем. Значит, остается вывести на внешнюю поверхность роботов и ударить, когда шлюпка будет выходить из корабля.

— Это шлюпка первого класса защиты. И имеет слишком мощную оболочку, чтобы с ней могли справиться наши MZ. Их лазеры не возьмут противометеоритное покрытие. Разве что с близкого расстояния попытаются повредить поворотную башенку пушки. Конечно, можно воспользоваться артиллерией нашей шлюпки, но в то же время рисковать ею слишком опасно. Сам знаешь, что значит остаться в поясе астероидов без спасательного средства… — Грег помолчал, перебирая в голове всевозможные варианты, и с сожалением добавил: — Наше главное орудие находится на другой стороне корпуса, пока развернем корабль, она уже может таких бед натворить…

— Шеф… У нас есть только один вариант. Вот смотри, — Стас вывел на экран контур корабля. — Мы размещаем у створок люков обоих роботов. Шлюпка будет выходить из отсека ребром. С верхней стороны, где будет ее огневая башня, расположится MZ. Они ударят лазерами и попытаются повредить механизм наведения пульсатора. А чуть в отдалении с другой стороны мы повесим свою шлюпку. Как только цель отвалит от Корабля и захлопнется люк, нашей ударной силе можно открывать огонь на поражение. Если же люк еще не закроется, я боюсь, что при возможном взрыве от попадания в двигательный блок обломки попадут внутрь корабля и смогут пробить переборки в энергоустановке. А если она сдетонирует…

— Да, ситуация, — безрадостно заключил Грег, снова вызывая на экран изображение четвертого отсека. Маленький автономный корабль по-прежнему неподвижно стоял на палубе. Его дискообразный корпус был всего в каких-нибудь девяноста метрах от командного отсека. Но добраться туда космонавтам не было никакой возможности. Это был только первый оживший враг. Кто знает, может быть, за ним последуют и другие. Грег отогнал хмурые мысли и добавил вслух: — Да, наверное, это единственная возможность. «Пифу» надо просчитать возможные варианты и дать свое заключение.

Через две минуты «Пиф» подтвердил этот вариант как наиболее целесообразный к применению и сообщил: компьютер шлюпки прекратил попытки установить контакт с главной машиной корабля, и теперь надо ожидать его автономных действий.

— Главное самостоятельное действие — это выход в космос. Все подтверждается… «Пиф», запускаем в действие наш вариант, — громко обратился капитан к компьютеру и второму пилоту, хотя уши обоих были совсем рядом.

— Как ты думаешь, командир, — глуховатый от недосыпания и чрезмерного напряжения голос Стаса звучал тише, чем обычно. — Она будет ждать команды от «Кондора» или начнет действовать сама?

— Не знаю, — Грег хмуро глядел на неподвижное изображение экрана, — но в обоих случаях у нас не так много времени. Судя по расстоянию, сигнал от шлюпки до «Кондора» дойдет через пару минут. Долго осмысливать они его не будут. На все потратят минут десять и решат запускать системы корабля. Потом минут семь уйдет, чтобы сигнал достиг маяка и от него через две минуты пришел к нам. Вот так, — и капитан невесело улыбнулся Стасу.

В это время «Пифагор» сообщил, что их шлюпка и роботы выходят в открытый космос. Это значило, что где-то в корпусе Би-Джет-90 распахнулись створки грузового трюма № 3 и оттуда медленно выплыли два удлиненных многоцелевых робота MZ. Вот они замерли около распахнутого люка, и на их корпусах вспыхнули факелы реактивных двигателей. А еще дальше из раздвинувшегося проема последнего отсека осторожно выдвигался бело-красный диск шлюпки — основная огневая мощь капитана Миллера в этом бою.

Прошло несколько минут, и ударная группировка заняла огневые рубежи. У самого люка шлюпочной палубы Си-Ай-12 закрепились MZ, присосавшись манипуляторами к обшивке корпуса, Они были готовы в упор бить лазерами и монтажными плазменными резаками-пульсаторами в противника. С другой стороны люка, чуть в стороне от связки, зависла шлюпка. Башня плазменного пульсатора взяла на прицел створки люка. Все было готово к открытию огня.

Экипаж принял доклад «Пифагора» о полной боевой готовности, еще раз оглядел диспозицию огневых средств на внешней поверхности Си-Ай-12 и вновь вернул на экран изображение шлюпочного трюма.

— Что-то очень подозрительные эти амбразуры по периметру корпуса, — недовольно пробормотал Стас, увеличивая на экране изображение одной из них. — На стандартных шлюпках таких проемов нет. Похоже, что их сделали как раз под размещение лазеров солидной мощности…

В это мгновение на шлюпке и стенах трюма вспыхнули мигающие фонари стартовой готовности, и через несколько секунд от шлюпки начали отстреливаться кабели и шланги коммуникаций обеспечения,

— Вот мы и дождались, — ледяным тоном заявил Грег неизвестно кому. Его лицо стало злым и сосредоточенным и он тут же бросил компьютеру: — «Пиф», передать всем боевым машинам: при появлении цели немедленно открывать огонь.

Машина приняла и продублировала команду. А на экране над объемом шлюпочной палубы уже распахнулись створки люка. Шлюпка развернулась вверх плоскостью дискообразного корпуса и пошла в открытый космос.

Оба члена экипажа Би-Джет-90 немигающими взглядами уперлись в экран. Теперь изображение передавалось камерой на внешней обшивке корабля позади роботов. Было отлично видно, как за коробчатыми телами MZ медленно показался и начал расти диск вражеского объекта. В правом верхнем углу экрана хорошо просматривался корпус своей шлюпки. Как только вслед за секторами противометеоритной защиты борта шлюпки появилось центральное кольцо с вращающейся башней плазменного пульсатора, по ней ударили роботы. Из стволов на спинах и груди в цель вонзились четыре энергетических луча — два тонких голубых луча лазеров и две красные пульсирующие струи плазменных пушек. Там, где они уперлись в корпус мишени, возникли фонтанчики огня с ореолами ионизирующего излучения. Через мгновение шлюпка полностью вышла из люка, и заработали все ее системы. Жерло пульсатора резко дернулось в сторону неистово бьющего огнем противника. Но нижний край башни был уже накрепко приварен к неподвижному основанию центрального кольца шлюпки. Ствол пульсатора лишь беспомощно дергался в одной плоскости наведения.

— Есть! Попали! — радостно воскликнул Стас и хлопнул Грега по плечу.

Но в этот момент по периметру вражеского диска вспыхнули четыре слепящих точки и четыре лазерных луча уперлись в темные силуэты MZ. Теперь ионизирующее излучение окутало их. К этому времени вражеская машина отошла от корпуса корабля на десять метров и створки грузового люка захлопнулись. И в следующий миг в днище вражеского объекта ударил плазменный кулак с шлюпки Би-Джет-90. Экран прочертила огненная струя, и белый силуэт противника мгновенно потемнел на фоне окутавшего его контуры ослепительного шарообразного облака.

Удар сбил цель с места, и она, раскачиваясь и кружа, покатилась в сторону. Волоча за собой дымный клубящийся шлейф, пораженная шлюпка вышла из объектива камеры, но тут же ее поймала в поле зрения другая. Экипаж Би-Джет-90 видел, как из разваливающегося огненными клочьями днища шлюпки вырвался всплеск белого сияния. Из всех отверстий и люков корпуса ударили полосы слепящего пламени, и шлюпка разлетелась на десятки обломков. Масса корабля чуть качнулась на взрывной волне и по поверхности застучали осколки.

— Все, конец, — устало сказал Стас и опустил взгляд прямо перед собой.

— Да. Первый выигранный бой, — Грег на секунду замолчал, возвращая изображение прежней видеокамеры. — И похоже, первые потери.

На экран вернулась картинка поля недавнего сражения. Было хорошо видно, как корпус одного робота неестественно наклонился. Он держался только на одном манипуляторе. Рядом плавал обломок другого. Корпус уцелевшего робота развернулся к подбитому собрату, и включилась его камера. Крупным планом появился оплавленный, изъеденный лучами боевых лазеров передний узел многоцелевого автомата. Здесь находились системы наведения, ориентации и управления машиной. Они не защищались мощной броней, как остальной корпус. Именно в это уязвимое место пришелся удар лазеров. Стало ясно, что эту машину восстановить не удастся.

Грег дал команду оставшемуся роботу взять на буксир погибшего товарища и возвращаться в трюм. Скоро за ними последовала на свою палубу и так удачно сработавшая космошлюпка.

— Итак, первый раунд за нами, — Грег коротко взглянул на клубящийся следами взрыва экран и обратился к Стасу: — Что вот только будет дальше?

От необходимости отвечать на такой непростой вопрос второго пилота избавил голос «Пифагора»: «Во время выхода из трюма вражеским объектом было дано сообщение: выхожу в открытое пространство для самостоятельных действий. Атакован огнем из нескольких стволов малой мощности, открываю ответный огонь. Сообщение прервалось вследствие разрушения объекта».

— Так… Теперь они все уже окончательно знают, — тяжело проговорил Грег.

— И теперь основная их ставка, — продолжил Стас мысль командира, — запустить главный компьютер и включить двигатель. Если они сумеют сделать это, то мы просто остановимся и превратимся в неподвижную мишень…

— Так сколько у нас в запасе времени? — с угрюмой решительностью тряхнул головой командир, словно этим движением пытался сбросить с себя все неудачные шаги и непозволительную трату времени.

— Минут пятнадцать. Максимум двадцать, — ответил Стас. — Но еще минуты за четыре мы будем предупреждены, когда поймаем эхо сигнала, идущего к маяку-ретранслятору от «Кондора».

— Хорошо, — качнул головой Грег. — Хотя, конечно, хорошего мало… Нам нужно как можно скорее определить самые большие опасности и в оставшееся время постараться нейтрализовать механизмы их реализации. Итак, время пошло, — и Грег хлопнул ладонью по пульту, с требовательным вниманием уставившись на второго пилота.

Стас, быстро выговаривая слова, начал:

— Главная опасность — запуск компьютера. Дальше — механизмы и системы, через которые он постарается расправиться с нами, — Стас сделал секундную паузу и взглянул на экран, где «Пифагор» старательно запоминал и систематизировал все, что говорили люди. — Первое: он запускает двигатель и наша связка останавливается со всеми вытекающими последствиями. Второе: он запускает в трюмах свои боевые машины, и они через космос и грузовые люки или через шлюзовой отсек проникают в наш корабль. Третья опасность: компьютер сбивает все наши блокировки, овладевает периферийными системами корабля, отстыковывается и берет нас на прицел орудия.

— Ну, тут уже по правилам дуэли, — заметил Грег. — Кто кого — или они нас или мы его.

— Ну и пусть. Их устроит, даже если ценой собственных повреждений Си-Ай-12 удастся лишить нас движения. У нас же на хвосте другие враги. Си-Ай-12 в артиллерийской дуэли калечит нас, пусть и ценой собственной гибели, но даже в таком случае мы достанемся подоспевшей подмоге почти на блюдечке.

Стас немного подумал и продолжил:

— Конечно, остается такой козырь, как их космонавты. Но им можно воспользоваться только в крайнем случае. Тогда мы сможем пойти на компромисс и согласиться отдать экипаж на второй корабль, если он снимет тяжелое вооружение, а потом преследователи останутся на большом расстоянии. Но кто даст гарантию, что впереди у них не спрятан еще один корабль? Или тот же маяк-ретранслятор не окажется усиленно вооруженным судном? Так что эти космонавты не такой уж козырь… Теперь, что можно предпринять нам… Первое — срочно бросить все силы на штурм их компьютера и быстро овладеть им. Но такой вариант практически обречен — мы штурмуем их мозг более трех суток, а результаты крайне малы. Второе — вывести в космос нашего оставшегося робота и постараться срезать или сдвинуть из центра зеркала двигателя фотонный реактор. Вариант требует немного времени и вполне технически осуществим. Третий вариант — мы примерно представляем, где проходят линии управления от компьютера к двигателям. Я нашел это место в главной шахте. И посадил там микропроцессор. Глубже к трюмам мы не проникли. Как не проникли и к машинному залу компьютера. Можно рискнуть перерезать эти линии и изолировать двигатель от команд главного компьютера. Но тогда от резкого вмешательства может очнуться автономный логический блок двигательной установки. Она запустится сама по себе, и мы получим обратный результат, Четвертый вариант — к чертовой бабушке, пока не поздно, отстыковываться и бежать с вражескими космонавтами, изрешетив их корабль из пушки. Но тут возможен другой поворот; пока мы будем отстыковываться и отходить на расстояние безопасной стрельбы, придет команда на включение их компьютера и нам придется устраивать дуэль. Получим повреждение и станем легкой добычей для преследователей. Так что этот ход очень рискован.

Стас еще перечислил несколько вариантов и произнес, взглянув на часы:

— Какие будут мнения, шеф?

— Считаю наиболее реальным шанс с повреждением маршевого двигателя. Но что в этом случае мы будем делать с их боевыми роботами?

— Есть только один способ удержать их подальше от себя. На наружной оболочке их остановят наш вооруженный робот и шлюпка, а внутри корабля, когда у нас не будет больше необходимости контролировать систему управления двигателями, тогда можно все силы компьютеров бросить на удержание системы запирания внутренних люков и шлюзов. Тогда роботы просто не пробьются к нам и останутся внутри корабля до прибытия на базу.

Грег нервно потер лицо ладонью. Помедлил одно мгновение и решительно сказал:

— Рискованно… Но не так, как в других вариантах. Я выбираю этот способ. А что нам скажет «Пиф»?

Компьютер тоже остановился на предложении командира.

Через несколько минут уцелевший в бою робот вышел из корабля и, медленно проплыв над связкой, остановился у первых несущих конструкций отражателя Си-Ай-12. Даже такой крупный агрегат как робот серии MZ, казался игрушечным на фоне циклопического набора ферм и опор, которые соединяли корпус корабля с зеркалом маршевого двигателя.

Стас с Грегом, непроизвольно задерживая дыхание, наблюдали, как наводимый командами «Пифагора» робот добрался до края отражателя и исчез за ним. Тут же система мониторинга включила камеры у края зеркала. Было хорошо видно, как робот, словно муравей в бутоне цветка, ползет по внутренней поверхности гигантской серебристой чаши. Вот он подобрался к отливающей в холодном мертвенном свете галактических светил башне фотонного реактора. В его клешне вспыхнула молния плазменного резака… Вот он открыл технический люк башни и исчез в нем.

Стас облизал высохшие от напряжения губы и встретился взглядом с командиром. Тот судорожно сглотнул и снова повернул лицо к экрану.

Не успел Стас снова увидеть экран, как по его краю и почти на всех табло зала управления понеслись бегущие строки с чрезвычайной информацией. «Пиф» сообщал, что принят отблеск сигнала «Кондора». Сигнал содержал в себе математические коды. Больше всего это было похоже на набор команд на оживление и запуск центрального компьютера.

— Так, — сказал капитан, с каким-то особенно озабоченным лицом обернувшись ко второму пилоту. — Значит, через три—четыре минуты усиленный сигнал вернется сюда. Так, — повторил он, метнув взгляд на мерцающий серебристым светом покрытия зеркала экран. — Стас, я продолжаю контролировать робота, а ты срочно свяжись с «Кронусом», нет ли у него каких-либо новостей в его окопной войне. И подготовь все наши сети и подчиненные системы к возможному удару.

— Понял, — коротко ответил Стас и склонился над пультом управления.

Оказалось, «Кронус» за все это время сумел подчинить только несколько вспомогательных сетей и отвоевать пару терминалов в бесконечной периферии большого компьютера. Стас ввел команду «Кронусу» готовиться к борьбе с ожившим противником. Потом на вспомогательном экране еще раз быстро осмотрел недоступные внутренние помещения. В голубовато-зеленых тонах экрана все выглядело неподвижным к спокойным. Взгляду ничего не говорило об опасности, и только человеческий разум, с его умением предчувствовать, улавливал во всем этом безжизненном скоплении машин и механизмов пока еще безвольного и парализованного вражеского корабля скрытую угрозу.

Завершив приготовления, Стас снова вернулся к изображению чаши двигателя. Робот все еще не появлялся из башни.

— Что он там делает? Почему не включена его камера?

— Работает резаком, — пояснил капитан, не отрываясь от пульта и тут же уточнил: — Все коммуникации спрятаны слишком надежно, чтобы их можно было повредить или испортить. И робот начал срезать болты-фиксаторы крепления башни. Если все получится, то при пуске двигателя башня не выдержит ударной волны и сорвется с основания.

— Ясно, — кивнул головой Стас.

Прошло еще несколько минут томительного ожидания. Космонавты следили за цифрами, которые отражали глубину вгрызания робота в материал громадных болтов. Медленно, но все же MZ удавалось один за другим лишать их восьмигранных головок.

Би-Джет-90 в связке с захваченным кораблем, постоянно маневрируя и уклоняясь от встреч с блуждающими глыбами, шел в верхнем слое мантии пояса. Где-то впереди среди хаоса космических обломков висел вражеский ретранслятор, а сзади с неотступностью гончей мчалась погоня. И со всех сторон на этот маленький эпизод бесконечной, пронизывающей всю вселенную борьбы проявлений жизни и разума с себе подобным, холодно и бесстрастно взирали тысячи голубых звездных глаз великого и беспредельного космоса.

Пилоты даже вздрогнули, когда в напряженной тишине прорезался чеканный голос компьютера: «Принято эхо идущего на нас сигнала. Он будет здесь через сорок-пятьдесят секунд. Ориентировочная мощность около 80 киловатт».

— Таким сигналом можно антенны гнуть. Так… — Грег впился глазами в цифровые показания.

— Что, робота мы уже потеряли? — хоть о чем-то спросил Стас, чтобы не молчать в такую минуту. Ожидание становилось уже совсем невыносимым.

— Да, потеряли, — подтвердил командир. — Только еще неясно, справился ли он с заданием.

Судя по цифрам на табло, машина уже срезала все болты на одной стороне основания башни и сейчас миновала их наполовину на второй.

— Башня уже должна сорваться при пуске, — пробормотал Грег. Его лицо было похоже на каменную маску. — Теперь все зависит от того, быстро ли очнется компьютер и как скоро он пустит двигатель.

— Сейчас должно начаться, — выдохнул Стас, наблюдая за хронометром.

И словно ожидая только этой команды, все, что только могло вспыхнуть тревожным красным цветом, запульсировало алым сиянием. Цифры на всех датчиках напряженно замерли. А на главный экран вышли мысли и команды «Кронуса». Теперь он стал главным бойцом и должен вот-вот сойтись врукопашную с сильным и опасным врагом.

— Вот и дождались привета от наших друзей, — сквозь зубы процедил Стас.

Грег ничего не ответил и только еще напряженнее впился взглядом в панели управления.

Через минуту «Кронус» сообщил, что сеть микропроцессоров зарегистрировала оживление на наблюдаемых линиях. А через минуту — что все контролируемые системы ощущают появление первых сигналов-разведчиков на блокированных входах.

— Так, эта дрянь начинает приходить в себя, — зло проговорил Грег, вытерев со лба рукавом пот. — Еще немного и она постарается поднять нас на рога.

— И тогда мы устроим здесь настоящую корриду, — попытался пошутить Стас.

— Куда же этот бык бросится в первую очередь? Все верно… Он мыслит чрезвычайно рационально, — лицо Грега стало почти серым, когда «Кронус» доложил, что наибольшее напряжение ощущает процессор на линии к двигательному отделению.

— А у MZ осталось еще восемь болтов, — медленно сказал Стас и тут же быстро дополнил; — Пора прятать камеры наблюдения за чашей двигателя. Если робота мы оттуда уже не вытащим, то хоть без зрения не останемся.

— Хорошо, — согласился командир.

Изображение на четверти большого экрана, где только что поблескивала параболическая поверхность зеркала, сменилось. Теперь камера на корпусе корабля передавала изображение тыльной стороны чаши. Решетчатые фермы крепления сумрачно выделялись на мутном фоне пояса астероидов.

— Роботу осталось семь болтов… — Стас осекся, не успев закончить фразу.

Изображение на экране чуть заметно дрогнуло. Темный контур чаши вдруг резко обозначился короной белого сияния. И тут же стены отсека содрогнулись от сильного толчка. Все незакрепленные предметы по инерции поплыли в направлении хода корабля.

— Пуск… — непроизвольно выдохнули оба космонавта.

Но сияние на экране продолжалось не более секунды и тут же погасло.

— Сработало! — дико вытаращив глаза, заорал Стас. — Получилось! Грег, ты понял, все получилось! — и он в порыве радости кинулся тормошить и хлопать командира.

Но тот, зло и замысловато выругавшись, бросился к пульту управления и, лихорадочно пощелкав кнопками, глухо произнес:

— Все… Наш MZ уже не отвечает.

— Скверно, — пробормотал враз посерьезневший Стас. — Лишились последнего робота…

Через несколько минут, когда стало ясно, что повторных пусков не будет, камеры вновь заглянули за край остывающей чаши. Колонна с реактором сильно, почти на 45 градусов, отклонилась от оси параболического зеркала. Она удерживалась на фундаменте только одним краем.

— Отлично, — оценил Стас. — MZ погиб не зря. Двигатель больше не способен работать.

— Ладно, — устало кивнул Грег. — Эту опасность мы ликвидировали. Что дальше?

— Надо сконцентрировать внимание на трюме с роботами. Это последнее, на что они могут рассчитывать.

— И последнее, что легко может свернуть нам шею, — капитан всегда, был готов к самому худшему. Может быть иначе он бы не стал капитаном.

Уже почти полчаса экипаж Би-Джет-90 сосредоточенно наблюдал, как оправляется от продолжительного шока чужой компьютер. Словно приходящий в себя после долгой потери сознания великан, очнувшийся ночью на поле боя: он то принимается ощупывать себя, то начинает шарить вокруг в поисках потерянного оружия, то вглядывается в окружающую темноту. Но все равно должен наступить момент, когда его рука наткнется на меч или на толстую суковатую палку и великан начнет подниматься на ноги. И опять станет грозным противником…

Половину площади большого экрана занимало изображение третьего трюма Си-Ай-12. Четыре неподвижных цилиндрических тулова покоились на транспортных лафетах. Это были машины меньшего и не такого мощного класса, как погибшие MZ. Но если с ними придется воевать внутри корабля, то уменьшенные габариты обратятся в неоспоримое преимущество. Такие роботы свободно проходили в любой корабельный люк и имели свободу действий в самом небольшом кубрике или шлюзе. Лазеры и резаки этих агрегатов не шли ни в какое сравнение со стрелковым оружием космонавтов…

Обо всем этом думал Грег, разглядывая неподвижные контуры автономных механизмов. Рано или поздно компьютер разыграет туза из своей колоды. И, как Наполеон, в самый последний момент бросит в бой старую гвардию.

Забыв об усталости, недосыпании и голоде, оба космонавта уже несколько часов подряд не смыкали глаз у пульта управления и вместе с «Пифагором» реагировали на все действия противника. Они словно вели какую-то безумную и в то же время бесконечно упорядоченную игру на стотысячеклеточном многомерном шахматном поле. И ставкой в этой небывалой и изнурительной игре была их жизнь.

ГЛАВА 5

Почти сутки, как началась невиданная и упорная борьба за управление кораблем. Сначала вражеский машинный мозг попробовал наступать одновременно на многих участках, но упорное сопротивление «Кронуса» свело на нет все атаки неприятеля. Тогда он изменил тактику и сконцентрировал усилия по очереди на нескольких узких участках прорыва. Для отпора «Кронус» не смог быстро мобилизовать свои силы со всей контролируемой периферии и «Быку», как уже окрестили компьютер Си-Ай-12 Стас с Грегом, скоро удалось отбить несколько второстепенных обслуживающих систем. Об успехе тут же ушло сообщение на корабль-преследователь.

— Рано радуетесь, — угрюмо выдавил Грег, получив от «Пифагора» расшифровку радиодонесения.

Теперь уже обороняющаяся сторона изменила тактику. «Кронус» ушел из всех незначительных систем и создал мощные очаги активной обороны на подступах к важнейшим. Это были системы привода механизмов отпирания люков, видеомониторинга, аварийного энергопитания и несколько других. Когда три яростных атаки «Быка» получили не менее решительный отпор, его активность на какое-то время прекратилась. Экипаж капитана Миллера напряженно ждал, что же будет дальше, и с тревогой вглядывался в изображение третьего трюма.

— Чем дольше молчит эта скотина, тем больше меня это настораживает, — пробормотал Стас. Он проглотил бесчетную за последние сутки дозу стимулятора. И искоса поглядел на Грега.

— Да, — поддержал его капитан. — Неспроста он впал в такое, раздумье. Даже перестал обмениваться весточками со своими хозяевами.

Корабль начал маневр, чтобы разойтись с очередным астероидом. От резкого поворота Грег выскользнул из кресла. Стасу пришлось ловить капитана за ботинок и возвращать на боевой пост.

— Проклятье! Все вокруг будто сговорились и теперь отравляют нам жизнь, — ругнулся Грег.

Изображение на большом экране ожило, и голос главного координатора боевых действий «Пифа» поспешно выдал: «Внимание! Резко усилилась активность во вражеских системах третьего грузового отсека. Внимание! Резко усилилась активность…»

Трюм ярко осветился и стало отлично видно, как корпуса роботов освобождаются от транспортных креплений и всплывают над лафетами. Суставчатые манипуляторы уже отсоединяли кабели стационарного обеспечения, и окуляры головок управления судорожно оглядывались по сторонам. Стасу даже показалось, что он слышит, как противно подвывают их сервоприводы и чуть слышно щелкают суставы манипуляторов.

— А вот теперь уже начинается настоящий бой быков, — осипшим, каким-то надтреснутым голосом сказал Грег. — Пора и нам свои «берданки» готовить. Авось сумеем по-геройски попасть кому-то из них в глаз.

— Подожди, капитан, может, еще и обойдемся без этого…

— Без этого мы уже не обойдемся, — тяжело уронил Грег и, обернувшись ко второму пилоту, продолжил: — Что ты будешь делать, если эти механизмы выйдут на внешнюю поверхность и попытаются заклинить наши маневровые сопла? Или начнут срезать конструкции крепления отражателя? Космошлюпка слишком неуклюжа, чтобы взять их на прицел, если они начнут кружиться вокруг корпуса корабля.

— Но ведь наши ручные лазеры недостаточно мощны, чтобы пробить их корпуса, — устало возразил Стас.

— Поэтому я и сказал, что будем целиться в глаз.

А в трюме роботы уже пришли в полную боевую готовность и разделились на пары. Одна пара всплыла вверх к люку в космос, а вторая подрулила к дверям грузового лифта.

— Что это они еще задумали? — непонимающе пробормотал Грег, бегая пальцами по клавиатуре пульта.

Но «Кронус» пока не мог внести никакой ясности в обстановку. Тем временем два робота исчезли в люке лифта, а два других сквозь распахнутый шлюз вышли в открытое пространство. Эту пару тут же поймала в поле зрения камера внешнего наблюдения.

— Похоже, что они сейчас попытаются поставить на место и закрепить реакторную колонну, — вслух догадался Стас и обернулся к Грегу. — Командир, что будем делать?

— Что делать? Любоваться этим грандиозным зрелищем, — хмуро сыронизировал Грег. И приказал компьютеру: — «Пиф», выводи шлюпку. В чаше они от нас никуда не денутся.

— А двое других… Что с ними делать?

— А пока ничего… Когда дадут о себе знать, тогда и видно будет, — капитан Миллер опять пришел в состояние холодного расчетливого азарта, который появлялся у него только в минуты смертельной опасности. — Все равно они у запертых нами отсеков скоро не появятся…

«Пифагор» доложил, что шлюпка начинает выходить в космос. А на экране два неприятельских робота уже спускались к центру чаши отражателя. Вот они замерли у наклоненной башни… Вот ожили снова и медленно исчезли в проеме технического люка у основания.

— Сейчас: они постараются отпустить оставшиеся погнутые крепления, — прокомментировал Грег. — Потом вернут башню в рабочее положение и закрепят на месте… Но ничего, мы вам устроим теплый прием!

В другом секторе большого экрана белый диск шлюпки уже выплыл из створок люка и медленно пробирался вдоль связки к корме Си-Ай-12. Скоро шлюпка остановилась в сотне метров от края отражателя и доложила, что готова к уничтожению неприятеля.

— Отлично, — прокомментировал Стас. — Что, Грег, сделаем пробный выстрел?

Капитан согласился, и через секунду с башни шлюпки сорвалась короткая золотистая молния. Струя плазмы ударила в сверхпрочный материал колонны и, разбившись тысячами бликов, заплясала на поверхности отражателя.

— Отлично, — оценил Грег. — Можно считать, что эти чайники уже никогда не смогут исправить двигатель… Есть сообщение о тех, что ушли внутрь корабля?

Стас покачал головой:

— Нет. «Кронус» их пока не засек.

— Что они там замышляют? — Грег утомленно потер глаза и решил; — Ладно, тогда мы в первую очередь займемся этими, а потом начнем разбираться с теми, что внутри.

Стас согласно кивнул и добавил:

— Даже лучше, чтоб они там застряли подольше и не заставляли нас воевать на два фронта.

В это время прозвучал сигнал «Внимание», и на экране распахнулся технический люк колонны. «Пифагор» доложил: «Шлюпка готова открыть стрельбу на поражение». Но тут ожило одно из табло с информацией «Кронуса». И снова машинный голос сообщил: «Вокруг вражеского корабля установлено силовое поле противометеоритной защиты максимальной мощности».

— Вот, погань!!! — в дикой злобе почти завыл Грег и вцепился пальцами в волосы. — …А мы как мальчишки размечтались, что сейчас…

В это время в проеме люка один за другим показались силуэты роботов. Вот они замерли у основания башни. Где-то вверху мелькнула огненная струя плазмы. Но натолкнулась на невидимое препятствие и, потеряв энергию сконцентрированного удара, обрушилась вниз дождем солнечных брызг и капель. Пучок раздробленной энергии яркой вспышкой отразился от изогнутого зеркала отражателя. Роботы как ни в чем не бывало уже орудовали резаками у основания башни. Шлюпка сделала еще один безуспешный выстрел, и растерявшийся «Пифагор» запросил вводную у людей. Он не мог выполнить поставленную задачу и теперь, как ребенок, просил подсказать решение.

— Ну, что теперь будем делать? — тихим спокойным голосом спросил Грег, даже не глядя в сторону второго пилота. Скорее это был вопрос к самому себе.

Не зная, что ответить товарищу, Стас кивнул на экран:

— Смотри, какие у них резаки… Раза в два мощнее, чем стандартные. Наверное, они готовились в случае осложнения вскрыть ими наш корабль, как консервную банку.

— Да, — все так же негромко заметил Грег. Он сидел неподвижно, устремив взгляд перед собой и уперев руки в пульт управления. — Теперь они вполне пригодятся им внутри корабля разрезать запертые люки.

Стас ощутил, что впервые за все время этого безумного, наполненного изнурительной борьбой с машинами и неведомым противником полета, он готов признаться себе, что положение почти безнадежно.

На экране роботы уже освободили основание колонны от искалеченных поворотом креплений и поднялись к ее вершине. Теперь, пульсируя соплами двигателей, начали совмещать центр реактора с осью зеркала отражателя. Колонна медленно поворачивалась в нужном направлении. Вот она заняла правильное, строго вертикальное положение. Роботы опустились вниз и снова начали сверкать факелами резаков.

— Через полчаса они закрепят реактор и можно будет запускать двигатель, — бесстрастно, словно он сам собирался это сделать, промолвил Грег.

Стас взглянул на датчики «Кронуса». Сила вражеского защитного поля не уменьшилась ни на йоту и расправиться с роботами по-прежнему не было никакой возможности.

«Что же делать? — лихорадочно соображал Стас. — Не может быть, чтобы это был уже окончательный проигрыш… Безвыходных ситуаций ведь не бывает…» Но в голове Стаса царил полный хаос, ему стоило больших усилий сконцентрироваться на нужных мыслях. Вот опять вместо того, чтобы искать спасительный выход, в мозгу мелькали горькие сожаления о том, как непредусмотрительно они потеряли своих роботов. Ну ладно, первый был уничтожен в бою. Но второй… Ведь можно было вовремя хорошенько подумать, все просчитать и отправить робота к колонне отражателя задолго до пуска двигателя…

«Стоп! — поймал себя Стас. — А если… если попытаться запустить двигатель сейчас?»

— Командир! — почти закричал Стас. Сердце у него бешено колотилось и казалось вот-вот подпрыгнет к самому горлу. — Надо срочно запустить двигатель… Стартовый импульс сожжет роботов и окончательно сорвет колонну…

Грег посмотрел на Стаса, как на сумасшедшего:

— Как мы его запустим, когда пусковой линией полностью владеет «Бык»?

В ответ второй пилот только лихорадочно замотал головой, а потом выпалил:

— Ты что, забыл, что я посадил на эту линию микропроцессор? Он же должен запомнить все данные о пуске двигателя… Ты понимаешь, о чем я говорю?

Грег еще не совсем уверенно кивнул, и Стас, торопливо выговаривая слова, закончил мысль:

— Если только с нашим электронным шпионом ничего не случилось, то он уже должен знать команды и коды на пуск маршевого двигателя… Мы собираем в кулак все силы «Кронуса». Через этот процессор блокируем линию в сторону «Быка» и подаем команду на пуск двигателя… Все должно получиться!

Стас еще продолжал говорить, а Грег уже склонился над пультом управления, и его пальцы бегали по клавишам. Через несколько секунд на табло удалось вывести информацию с процессора на двигательной линии. Командир и второй пилот обменялись горящими взглядами. Процессор запомнил все, что нужно.

Грег резко выдохнул носом и тяжело проговорил, зло сузив глаза:

— Ну, теперь держитесь…

Через две минуты вся энергетическая и информационная мощь «Кронуса» была сосредоточена в микропроцессоре на линии от вражеского компьютера к блоку управления главным двигателем. Грег взглянул на экран. Роботы по-прежнему сверкали резаками в проеме люка, приваривая колонну к фундаменту. Командир приказал шлюпке уйти в сторону и убрал с края чаши камеры видеомониторов. Последнее, что он заметил на гаснущем экране, — это резко отваливший вправо диск шлюпки.

Грег на одно мгновение закрыл глаза. Неожиданно громко услышал над самым ухом прерывистое дыхание второго пилота и нажал кнопку пуска. На крайнем табло замелькали цифры исполнения команды. Где-то в недрах чужого корабля маленький приборчик заблокировал важнейшую магистраль управления и в освободившийся канал пошла программа на пуск двигателя. Грег вцепился в подлокотники кресла, и тут же вся громадная связка из двух кораблей судорожно дернулась от мощного толчка. Стас не удержался за спинку командирского кресла и на хорошей скорости врезался в стену отсека.

— Выкусили, жестянки?! — взревел Грег, вскакивая в кресле.

Ему из-под потолка вторил Стас:

— Вот вам! Вот так! — и в исступлении тоже потрясал сжатыми кулаками.

Через несколько секунд камеры вновь передали на экран изображение внутренней поверхности отражателя. Роботов нигде не было видно. А недалеко от центра параболы из вмятины на поверхности зеркала торчало основание колонны. Силой стартового импульса ее сорвало со слабых креплений. Она пробила стену чаши и застряла в пробоине.

— Получайте по всем счетам, — бросил в экран Стас и взобрался на свое кресло.

— Хорошо мы им вставили, — согласился Грег и уже более озабоченно добавил: — А что мы с двумя другими будем делать?

— Что-нибудь да придумаем, — хмуро пообещал Стас, бегло осматривая экраны и табло. — Нам бы их только найти для начала.

По сети камер мониторов «Кронус» наконец обнаружил вражеские машины. На экране возникло изображение небольшого кубрика, люк которого уже контролировался «Кронусом». Изображение было очень плохим — камеру слепили вспышки резаков, но скоро, привыкнув к каскадам искр и плазменного сияния, космонавты различили развороченный, изгрызенный резаками люк позади роботов. Теперь они точно таким же образом трудились над люком в следующий отсек. Экипаж Би-Джет-90 долго в молчаливом сосредоточении наблюдал за этой работой.

Первым нарушил тишину командир;

— Да, видать, от опробования ручных лазеров на этих керогазах никуда нам не деться.

Компьютер сообщил, что «Бык» снова бросился на штурм системы запирания шлюзов в головной части корабля.

— У него осталась одна возможность добраться до нас. И он ею собирается всерьез воспользоваться. — Стас посмотрел на командира и предложил: — Может, пора подключить на помощь «Кронусу» большой компьютер? Если «Бык» овладеет всеми шлюзами, то этим головорезам ничего не будет стоить взять наш Би-Джет на абордаж.

— «Пифа»-то мы подключим, — ответил командир и дал команду компьютеру подсоединиться к обороне Си-Ай-12. — Но это не помешает роботам, поработав несколько дольше, все равно добраться до нас.

Вдруг Стасу показалось, что в его голову пришла хорошая мысль:

— Кэп, а если нам отстыковаться и уйти от этого корабля. Теперь же у него нет двигателя…

— Но по-прежнему остались сопла ориентации и мощная артсистема, — опередил эту мысль Грег. — И он вполне может дать хороший залп нам вдогонку.

— Все верно, — понуро согласился Стас.

Он обхватил голову руками и закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Несколько бессонных суток начинали давать знать о себе. После такого длительного периода без отдыха организм начинал катастрофически накапливать усталость, и никакие стимуляторы уже не помогали восстановить силы. Перед закрытыми глазами в темноте плавали и все быстрее вращались радужные круги. Мозг все больше одолевали приливы какой-то тупости. «Что же делать?» — безнадежно билось в голове Стаса.

— А если, — принялся он рассуждать вслух, — если попытаться усилить зарядное устройство ручных лазеров?

— И чего мы добьемся? — Что их ударная сила возрастет на четверть? Это нам не поможет, — решительно покачал головой Грег. — У нас с тобой есть еще вариант. Мы забыли о корпусе подбитого MZ. Если снять с него плазменный пульсатор без всей громоздкой энергетики, а в отсеке подсоединить к силовой магистрали, то получится компактная и мощная установка…

Стас широко улыбнулся.

Кажется, больше не надо уже было ни о чем мучительно соображать. Капитан нашел выход.

Второй пилот показал командиру большой палец над кулаком и сказал:

— Отлично, Грег… Похоже, что мы все-таки доберемся до базы. — Стас с неприязнью взглянул на экран, где в фонтанах искр и облаках едкого дыма роботы продолжали методично плавить особо прочный материал крышек люков. — Мы с вами еще устроим гладиаторский поединок, — бросил он изображению механических противников и вновь обратился к капитану: — Я пошел снимать пульсатор.

Он оттолкнулся рукой от пульта и поплыл к лифту в грузовые отсеки.

В командном отсеке долго царило молчание. Наконец старший из четверых четким, почти механическим голосом произнес:

— Итак, последние сведения с «Зевса» показывают: наши враги ведут борьбу очень успешно. Им удалось вывести из строя главный двигатель и уничтожить двух роботов. Теперь в нашем распоряжении осталось только два робота. Они пытаются пробиться к командному отсеку сквозь закрытые люки, — говорящий ненадолго умолк. Прищуренным взглядом глубоко посаженных глаз обвел подчиненных и через несколько секунд продолжил: — Но они еще не сталкивались с роботами неприятеля. Поэтому наши шансы не так велики… Теперь я крепко сожалею, что, надеясь на успех операции, мы не установили на корабле самоликвидатор. Осталась только одна возможность остановить этих ребят, пока они не вышли из слоя астероидов и не развернули антенны. Надо на них вывести «Фарос».

— А экипаж «Зевса»? — спросил кто-то.

Старший из четверки, не поднимая глаз от панели управления, ответил все таким же ровным голосом:

— Об экипаже у нас нет никаких сведений. Вероятно, что он уже погиб. Но даже в противном случае им придется пожертвовать. Вы понимаете, что нам грозит, если этот корабль сумеет уйти или хотя бы передать сообщение обо всем?

В отсеке на несколько секунд воцарилось ледяное молчание.

— Горо, — обратился главарь к громадному негру, — проследи, чтобы «Фарос» в кратчайшие сроки вышел на цель. Но огонь открывать только тогда, когда выйдет на дистанцию эффективного поражения. Надеюсь, орудия «Фароса» достаточно сильны, чтобы пробить их силовое поле и защиту корпуса, — говорящий при этом болезненно улыбнулся.

Горо только молча кивнул в ответ.

Через несколько минут от «Кондора» на висящей далеко впереди автоматический корабль ушел сигнал. «Кондор» приказывал «Фаросу» сориентироваться на сигналы компьютера «Зевса». Выйти на связку и уничтожить огнем бортовой артсистемы. Через несколько минут сигнал достиг автоматического корабля. Его бортовые системы сделали нужные вычисления и включили двигатель. «Фарос» взял пеленг на цель и пошел ей навстречу.

Грег сидел в кресле командного отсека и нервно грыз ногти. Полчаса назад роботы пробили крышку второго люка и принялись за люк в отсек управления вражеского корабля. Если так будет и дальше, то через четыре-пять часов непрерывной работы они окажутся у переходного шлюза в Би-Джет-90. Ко всему прочему «Бык» начал особенно бесноваться, и «Кронус» с «Пифагором» с трудом обороняли удерживаемые системы от беспрерывных атак. Грегу еще никогда не приходилось расстреливать что-то или кого-то из плазменного пульсатора, и он чувствовал, что чем ближе момент неотвратимого боя с машинами, тем больше возрастает тревожное напряжение в его и так безмерно усталой психике.

На большом экране было отлично видно, как между вспышками плазменного сияния черные корпуса роботов, словно закованные в броню самураи из исторических фильмов, деловито копошатся у люка. Все остальное — угроза со стороны неотстающих преследователей и затаившегося где-то впереди корабля-ретранслятора, и все другие опасности померкли по сравнению с этими двумя методично работающими машинами, Грег уже несколько часов следил за ними и прекрасно понимал, что с такой же легкостью и безжалостностью гудящие лезвия резаков вонзятся в человеческое тело. Он вспомнил как однажды во время монтажа нового модуля орбитальной станции случилась авария. И ему пришлось видеть, что осталось от рабочего, которого полоснуло технологической горелкой. Грег тряхнул головой, чтобы отогнать это тяжелое видение, и соединился с работающим в трюме Стасом:

— Ну что? Скоро ты там?

Изображение второго пилота в углу экрана подняло голову:

— Немного терпения, шеф, и все будет о’кей… А как там наши навозные жуки?

— С завидным упорством продолжают свое дело. Уже пробили вторую дверь и взялись за люк в командный отсек.

— Вот, паразиты, — Стас ввернул еще крепкое словечко и снова налег на гаечные ключи. — Через пять минут поднимаюсь к тебе.

Действительно, прошло ровно пять минут, и Стас вплыл в командный отсек. Он тащил за собой длинный ствол с коробчатым утолщением преобразователя энергии. Не останавливаясь около пульта, торопливо бросил изображению роботов на экране:

— Ничего, малютки, еще пара минут — и мы посмотрим, какой силы заряд выдержат ваши корпуса.

Грег догнал Стаса уже у самого перехода в переборке и спросил:

— Где ты собираешься ее установить?

— В их головном кубрике, — не оборачиваясь ответил Стас. Он осторожно пропускал в зев люка орудийный ствол. — Мы откроем дверь в командный отсек и как только туда сунутся эти чайники — там мы их и зажарим. Если все получится быстро, то они даже не успеют открыть ответный огонь.

Ноги Стаса уже исчезли в люке, и Грег поспешил нырнуть в его проем сам.

Почти полчаса провозились космонавты, подсоединяя огневую установку к аварийной энергосети. Потом они прицепили к толстому стволу рукояти ручного лазера. Наконец все было готово. Стас положил ствол установки на плечо и оценил:

— Вот теперь то, что надо. С такой пушкой можно и повоевать.

— А плотности энергии в сети хватит? — поинтересовался капитан.

— «Кронус» должен обеспечить ее работу минимум в течение двух минут, — подтвердил Стас, ворочая стволом в проеме люка из стороны в сторону. — А за это время здесь можно устроить море огня.

Грег заглянул в отверстие люка. На противоположной стене командного отсека сразу бросался в глаза раскалившийся добела кружок переходного люка. За ним глухо гудели плазменные горелки… Еще немного и в этом отсеке завяжется бой. И пока нельзя сказать, на чьей стороне окажется удача… Капитан нервно пожевал губами:

— Я возвращаюсь на пункт управления. Буду следить за «Быком» и дам тебе знать, как только роботы начнут пробивать люк.

Стас согласно кивнул и начал устраиваться на огневом рубеже.

Роботы на экране усердно копошились у крышки люка. Сквозь вспышки резаков становилось заметно, что им удалось испарить уже значительную часть его толщины. Еще немного и… Грега отвлекло резкое изменение параметров работы компьютеров. Вообще в последние полчаса его настораживала какая-то непонятная активность «Быка». Все пограничные датчики и процессоры регистрировали во вражеских передовых системах усиленную деятельность. Но это было не давление на оборонительные порядки «Кронуса», а пока еще только бурная подготовительная работа. «Но вот к чему?» — терялся в догадках Грег, и здесь ему не мог помочь никакой компьютер.

Перегруппировав силы, «Бык» ринулся в атаку. Вся энергия удара была сконцентрирована на небольшом участке, который был направлен по специально найденным, незаблокированным «Кронусом», линиям. В атакованный контур с трех разных сторон мощно внедрялись информация и энергия противника. «Кронус» явно был не готов к такому натиску в неожиданном месте и уже с большим трудом контролировал там ситуацию. Грег, скрежеща зубами от ярости и бессилия помочь хоть чем-то, видел, как поспешно «Пифагор» бросает на помощь все свои силы. Но это уже не могло быстро изменить обстановку. К тому же «Бык», чувствуя, что попал в уязвимую точку, до предела усилил натиск, и через несколько секунд весь контур перешел под его контроль.

Грег даже застонал от бешенства, когда на оперативном табло вместо мелькания цифр параметров атакованного блока высветились нули. Это был блок, открывающий доступ к управлению основными системами захваченного корабля. И в этот момент на большом экране заплясали красные знаки особого внимания. В крышке люка уже зияло отверстие величиной в кулак, и один из роботов расширял его по периметру, ловко ворочая резаком.

— Стас, приготовиться! Они уже пробивают люк, — скомандовал Грег.

Изображение Стаса в углу экрана помахало рукой и взяло пульсатор на изготовку.

— Только бей сразу наверняка, — неожиданно хриплым голосом прокричал Грег. — «Бык» отнял у нас контур управления на вход в аварийную энерголинию.

Стас, не отрываясь от люка, в знак согласия качнул рукой и прижался щекой к прицелу пушки. Грег переключил изображение на камеру командного отсека. На экране возник большой зал, было хорошо видно, как из отверстия в люке летят искры и валят клубы испаряемого материала. Вот в сторону уплыл раскаленный обод крышки люка, и тут же в проеме показался черный цилиндр робота. Стас нажал на собачку пульсатора. Раскаленная струя плазмы ударила в спину черного тулова и разбилась на тысячи ослепительных брызг. Прочное покрытие корпуса машины лишилось половины толщины, но все-таки выдержало первое попадание. Энергией удара робота стукнуло брюхом об окантовку люка и по залу эхом отразился металлический звук. Мгновенно оправившись от контузии, робот резко закинул за спину манипуляторы, присосался к переборке и рывком навел на неприятеля мощный лазер.

Но Стас пустил в ход свое оружие немного раньше противника. Плазменная молния попала точно в середину груди, где находилась головка с органами управления и крепились манипуляторы. Корпус робота сбило с места. Медленно вращаясь и оставляя за собой дымный след, он выплыл на середину зала. Включившийся лазер пересекал пространство интенсивно голубым лучом и оставлял на переборках кривые оплавленные линии. Присоска с сегментом обожженного манипулятора так и осталась висеть на стене.

Грег подпрыгнул в кресле и саданул кулаком в выставленную вперед ладонь другой руки… Неожиданно на всех табло вспыхнули знаки тревоги. Это «Бык» снова ринулся на штурм. Сейчас он бросился на завоевание беззащитной системы аварийного энергопитания. И датчики показывали, как катастрофически падает напряжение в раздираемой двумя управляющими силами магистрали.

— Стас! Стас! — заорал Грег. — Отключение энергии! Убирай голову… Я захлопываю люк!

Но Стас вместо исполнения приказа снова нажал пусковой крючок. Он собирался добить врага. Но из жерла орудия вырвалась только слабая золотая ниточка и бессильно разбилась о массивный корпус. В этот миг механизм запирания захлопнул крышку люка. Тяжелая металлическая пластина, словно соломинку, переломила ствол пульсатора и тут же из провала взломанного люка на противоположной стороне зала в упавшую крышку уперся жесткий луч лазера. Все еще недоуменно взирающий на обломок пульсатора в руке, Стас слышал, как шипит и пузырится верхний слой покрытия под огненным лучом.

Когда Грег убедился, что второй пилот остался цел, он сразу как-то обмяк в кресле и упавшим голосом произнес:

— Стас… Поднимайся сюда. Тебе там больше нечего делать… «Бык» захватил энергосистему. И мне не оставалось ничего другого…

— Только сделал ты это крайне неловко, — хрипло ответил Стас, тяжело поднимаясь с колен.

— А что мне оставалось по-твоему? — почти взорвался Грег. — Этот полутруп во все стороны лазером слепит да еще второй из люка в тебя целится. Еще немного — и на твоем месте была бы кучка пепла!

— Ладно, ладно… — примиряющим тоном пробормотал Стас и поднял голову к камере монитора. — Нам еще осталось погрызться… Дальше-то что делать будем?

— Для начала поднимайся сюда…

Стас безразлично махнул рукой и исчез из поля зрения камеры.

Экипаж Би-Джет-90 сидел в креслах и тупо наблюдал, как на экране уцелевший робот через кабель подсоединил подбитого собрата к себе, а потом долго что-то настраивал в обгоревшем корпусе. Вот тандем ожил, описал несколько кругов по отсеку. Потом обе машины замерли, и в крышку люка ударили иглы двух лазеров.

— Тренируются, деляги… — зло прокомментировал Грег и грязно выругался.

Роботы на экране уже прикрепились у запертого люка и вновь засверкали резаками.

— Какие теперь будут предложения? — медленно спросил Грег Стаса.

В ответ тот молча пожал плечами, и командир сам предложил вариант ответа:

— Похоже, остается только одно — брать свои хлопушки и идти врукопашную… Или сесть в шлюпку и дать деру, пока не поздно.

Стас угрюмо потряс головой, словно пытался сбросить с себя всю нечеловеческую усталость последних десятков часов, и через силу проговорил:

— Знаешь что, кэп, давай еще мозгами раскинем. Должен же быть выход… Хоть один, но должен.

Он плотно сжал губы и исподлобья долгим неукротимым взглядом посмотрел на Грега. Капитан молча принял этот клокочущий злой решимостью взгляд и сделал глубокий вдох. Он до боли закрыл глаза, но уже в следующее мгновение вызвал на экран схему вражеского корабля.

— Так… Оружия для боя с этими пронырами у нас не осталось. Под контролем мы держим всего пять систем «Зевса», — и Грег перечислил вслух их названия. — Вот весь наш арсенал и вся наша армия. Что будем делать?

Стас обхватил голову руками и мутным взором уставился на схему корабля. А на фрагменте в углу экрана два спаренных робота упорно и безжалостно прожигали крышку люка. Пройдет еще час или чуть больше, и они пробьют этот барьер, выйдут к люку в шлюзовой отсек. А за ним уже начинается корпус Би-Джет-90…

— А если закачать в отсек какую-нибудь взрывоопасную смесь? Например, кислород с водородом. И когда они войдут, подорвать, — вслепую начал искать выход Стас.

— Не получится, — замотал головой Грег. — Во-первых, смесь сразу взорвется от раскаленной крышки люка. Во-вторых, никакая гремучая смесь не повредит механизмы робота такого класса защиты.

— Ну, тогда… — попытался хоть что-то придумать Стас. — Может, попробуем соорудить из нашего супермощного энергетика мину и бабахнуть, когда они войдут в отсек?

— Опять мимо, — оценил Грег. — Кто знает, может, даже от спичечной головки этого «Крокуса» разнесет оба корабля. А может, просто сдетонирует весь запас в трюме.

Еще несколько минут с упорством обреченного Стас пытался «родить» самые невероятные версии. Но Грег в ответ только качал головой, и второй пилот тут же соглашался с ним.

— Постой, — жестом остановил судорожные попытки капитан. — Давай еще раз посмотрим, на что мы можем рассчитывать, — и он принялся медленно накладывать на контур корабля все сети, оставшиеся под контролем «Кронуса»:

— Система запирания люков, контроля за газовой средой, видеомониторинга, освещения, заполнения герметиком микротравм корпуса, контроля температуры, остатки аварийной энергосистемы… Стоп… — вдруг тихо сказал Грег и в его взгляде появился разгорающийся огонек. — Ведь там же проходит магистраль… — Он резко повернулся к Стасу и повторил уже гораздо громче: — Там же проходит магистраль… Готовим «Кронуса» к атаке! — уже почти кричал капитан, склонившись над клавиатурой пульта.

— Куда? Зачем? — непонимающе ворочал головой Стас, малоосмысленно разглядывая каскады компьютерной информации.

— Куда угодно, — решительно отвечал капитан. Неожиданная находка преобразила его, и в нем уже мало что осталось от того смертельно уставшего, изнуренного борьбой с машинами, человека.

— Куда угодно, лишь бы отвлечь этого «Быка» и не дать ему спокойно думать.

Через десять минут все силы «Кронуса» были брошены на приступ утраченной магистрали аварийного энергопитания, и «Бык» увяз в организации глубокоэшелонированной обороны. Грег оценил оперативную обстановку, удовлетворенно пробормотал что-то под нос и принялся готовить для решающего удара самый мощный блок «Пифагора». Еще немного — и дело останется только за людьми.

Скоро Стас притащил снятый с погибшего робота реактивный двигатель. На его сопла была специально изготовлена насадка-штуцер. Потом оба космонавта пробрались в носовой технологический кубрик вражеского корабля. Здесь было нестерпимо жарко. За раскалившимся до белого свечения люком приглушенно и ненасытно гудели плазменные горелки. Под самым потолком была магистраль… Грег со Стасом молча обменялись взглядами и принялись за дело. Только бы успеть до того, как прогорит крышка люка…

Грег осторожно вскрыл трубу и плотно ввинтил в отверстие штуцер сопла двигателя. Потом на этой же трубе под самым люком сделал длинную прорезь, которая оказалась отделена в трубе заглушкой от отверстия со штуцером. Пот заливал глаза. С каждой минутой становилось все жарче. В непослушных, уставших за все эти дни пальцах инструменты работали медленно.

Грег посмотрел на Стаса. Тот отгибал края у прорези на трубе. От усердия он даже высунул кончик языка. На веснушчатом лице мириадами капелек выступил пот… Командир подсоединил контакты двигателя к кабелю. Все было готово. Теперь следовало как можно скорей уносить отсюда ноги. Грег молча махнул другу, и они поспешно покинули кубрик. В спины им все яростнее шипели и выли плазменные резаки.

В командном отсеке запыхавшийся капитан взглянул на диспозицию компьютерного сражения. «Кронус» добросовестно бился с «Быком» и даже сумел отвоевать несколько разъемов и переключателей в какой-то слепой ветви энергетической магистрали. В ответ недруг собирался повести решительное контрнаступление на зарвавшегося противника.

— Отлично, — процедил Грег. — Пусть эти арифмометры пока лупят друг друга, а мы займемся серьезным делом… «Только бы люк не подвел», — мелькнуло у Грега, когда он вводил в «Пифагора» решающую команду.

Стас повис над плечом командира и сосредоточенно наблюдал за каждым его действием. Экран разделился на две части. На одной стороне были спины роботов в свете звезд плазмы. На другой стороне — технологический отсек, куда так стремились попасть эти машины.

— Ну что, с Богом? — промолвил Грег каким-то иссушенным голосом.

— Давай, Грег, жми, — поддержал Стас, и его ладонь легла на плечо командира.

Палец Грега с силой вдавил кнопку в панель.

Удивительно, но нагретый до громадной температуры механизм исправно сработал, и раскаленная крышка люка легко откинулась. Роботы, абсолютно не задумываясь над причинами такого неожиданного поворота событий, ринулись вперед. Уже через несколько мгновений они сверкали резаками у шлюзового перехода. В этот момент люк за их спинами захлопнулся… Дыхание обоих космонавтов замерло. Сжав зубы, они впились взглядами в экран.

В систему ликвидации микропробоин корпуса пошла команда «повреждение в левом отсеке», и где-то на соответствующей магистрали открылись нужные клапаны. И тут же под потолком взревел реактивный двигатель. В кольцевом трубопроводе системы резко подскочило давление, и весь запас герметика из главной емкости в несколько мгновений был задавлен в магистраль. Теперь он с громадной скоростью несся по трубопроводу. На экране было хорошо видно, как из вскрытой трубы, заполняя весь отсек, обрушился каскад быстро-затвердевающего пенистого материала.

Еще плохо понимающие, что происходит, роботы оторвались от люка. Теперь они обеспокоено ворочались среди летающих в пространстве хлопьев и комьев. Словно ракушки на днищах морских кораблей, на их корпусах нарастал слой отвердевающей пены. В угловатых движениях машин уже просматривалось что-то вроде человеческой паники. Вот один попытался срезать с другого резаком слой коросты. Но системы зрения были уже залеплены пеной, и резак начал кромсать пустоту рядом с корпусом. Пеноматериал все прибывал, и очертания туловищ роботов уже мало напоминали то, чем они были несколько минут назад. Видимость на экране стала гораздо хуже. И скоро исчезла совсем. В окуляр камеры тоже попал шлепок пены.

Грег, судорожно подавшись в кресле, еще долго не мигая смотрел на экран, где исчезли погибающие враги. И только когда пришел сигнал, что система загнала в носовой отсек все, что могла, капитан медленно повернулся в кресле ко второму пилоту. Он ничего не сказал. Просто откинулся на спинку и закрыл глаза.

Стас уронил лицо в пятерню левой руки и долго тер лоб и веки, словно пытался стереть из мозга все безумное напряжение этого полета. Потом дотянулся до клавиатуры и дал отбой «Кронусу», который все еще продолжал сражаться за овладение теперь уже бессмысленной целью.

Потеряв в бою последних солдат, компьютер вражеского корабля передал сообщение об обстановке «Кондору» и ушел в глухую защиту. Теперь, когда «Бык» мог противостоять экипажу Би-Джет-90 только в позиционной борьбе за исполнительные системы и органы Си-Ай-12, космонавты без всякого риска подключили в подмогу «Кронусу» всю мощь своего основного бортового компьютера.

Во время активных действий сеть микропроцессоров-шпионов уяснила все коды и программы команд, и теперь электронные силы Би-Джет-90 вытеснили врага практически из всех систем его корабля. «Бык», как окруженный на последнем рубеже террорист, заперся в своем машинном зале и с упорством смертника оборонял систему энергоснабжения и радионавигационный блок. Лишь время от времени он сообщал «Кондору» координаты и направление движения связки двух кораблей.

ГЛАВА 6

До предела вымотанный экипаж капитана Миллера готовился к последнему победному удару — вскрытию системы внутреннего энергоснабжения и отключению вражеского компьютера. В это время где-то впереди на связку кораблей начал выходить неприятельский автоматический корабль. Через несколько часов он должен был выйти на дистанцию эффективного артиллерийского огня даже в этом засоренном астероидными обломками пространстве. Еще немного — и среди беспорядочно несущихся в пространстве каменных и ледяных глыб разыграется артиллерийская дуэль, еще немного — и какой-то из двух кораблей превратится в такой же обломок холодной безжизненной материи, как и триллионы обломков мироздания вокруг.

Стас уже битый час возился у наглухо задраенной двери в туннель к силовому кабелю. Механизм запирания люка никак не поддавался. В кровь сбитые пальцы пульсировали тупой болью. В неудобной позе ныла спина, а перед глазами от всего перенапряжения порой начинали плавать темные круги. Висящий сзади Грег уже несколько раз предлагал сменить второго пилота, но тот только молча качал головой и еще с большим остервенением налегал на инструмент.

Неожиданно на комбинезонах космонавтов заныли индикаторы тревоги и голос «Пифагора» забубнил, что впереди по курсу обнаружены отблески электромагнитного поля искусственного объекта. Космонавты встревожено переглянулись.

— Этого еще нам не хватало, — озабоченно бросил Грег, уже пробираясь к выходу. — Похоже, это тот маяк, что ретранслировал на нас команды.

— Хорошо, если только маяк. А вдруг антенна окажется установленной на боевом корабле? — мрачно добавил Стас, догоняя командира.

Скоро стало ясно, что неопознанный корабль находится прямо по курсу и не отвечает на запросы. Чтобы определить данные объекта по характеристикам его рабочих излучений, требовалось еще больше сблизиться. Но эта же дистанция являлась и расстоянием эффективного артогня.

— Что будем делать? — нарушил затянувшееся молчание Грег.

— Устанавливать наше орудие, — отозвался Стас. — На аллаха надейся, а верблюда привязывай.

— Тогда последуем восточной мудрости, — буркнул под нос капитан и набрал команду на пульте.

На экранном силуэте корабля возникла надстройка с вытянутой по ходу башенкой. Это значило, что створки третьего грузового трюма распахнулись, и из него выползла на поверхность корабля боевая артсистема. Тупое рыло орудия ожило, и жерло начало шарить по сторонам. На экране забегали цифры ориентации орудия по контрольным отметкам и ходовым пеленгам. Через несколько секунд все замерло, и голос «Пифа» доложил о готовности к стрельбе.

— Цель — не отвечающий на запросы корабль, прямо по курсу, — отрывисто скомандовал Грег. И когда появился ответ о выполнении, оценил. — Ну вот, теперь можно сближаться с любым неопознанным объектом.

И опять в отсеке управления повисло напряженное молчание. Оно только изредка прерывалось дублированием голоса компьютера наиболее важных сообщений. На матовое покрытие главного операционного пульта скачущими бликами ложились отсветы беспрерывно меняющихся цифр показаний курса. Корабль все время лавировал между астероидами.

Грег щелкнул клавишами и до предела усилил защитное поле противометеоритной обороны:

— Ты думаешь, это поможет? — оценил действия командира Стас.

— От прямого попадания не спасет, но при случае может пригодиться.

В этот момент черная пустота в линзе большого иллюминатора вспыхнула темно-золотистым отблеском. Компьютер тут же сообщил, что зафиксирован плазменный удар по кораблю. Однако заряд был рассеян в плотном скоплении метеоритной массы.

— Хороший фейерверк, — недобро прищурив глаза, процедил Грег. — А мы торопиться не будем…

Корабли неумолимо сближались. Но по-прежнему они не видели друг друга, разделенные клубящейся, непрерывно меняющей плотность, материей. Преследователи Би-Джет-90 прекрасно понимали, что это их последний шанс, и поэтому дали приказ автоматическому кораблю уничтожить цель любой ценой. Еще несколько раз космос вокруг Би-Джет-90 вспыхивал солнечным сиянием, пока машинный мозг вражеского автомата не понял, что в поясе астероидов бессмысленно открывать огонь на предельной дистанции. Корабли, выписывая зигзаги и замысловатые фигуры, продолжали сближаться.

На табло отсчитывалось уменьшающееся расстояние до цели. Теперь рядом с цифрами беспрерывно горел ярко-желтый значок дистанции безусловного поражения. Это означало, что если на пути энергоимпульса не окажется помех, то при попадании один из противников будет мгновенно уничтожен.

Перед глазами Грега всплыли кадры из фильма-хроники: обгорелые, исковерканные помещения уничтоженного прямым попаданием корабля… Тогда в одной из резерваций для особо опасных преступников на удаленной орбите Юпитера вспыхнул бунт. Группа заключенных захватила транспортный корабль и попыталась бежать. Во время перехвата они оказали сопротивление, и корабль пришлось сбить, Грег навсегда запомнил оплавленную пробоину в обшивке и искореженные сверхвысокой температурой помещения корабля. Кроме основных несущих конструкций там больше не осталось ничего. Все остальное мгновенно превратилось в пепел. Грег тряхнул головой, чтобы отогнать неприятное видение, и почти приказал, обращаясь к Стасу:

— Пора перебираться в шлюпку. Лучше наблюдать за дуэлью из безопасного места.

Через три минуты космонавты уже закрепились в стартовых креслах спасательной шлюпки.

— К пуску готов, — коротко доложил второй пилот, пробежав глазами доклад бортовой машины.

— Тогда — вперед, — скомандовал Грег и коснулся пальцем кнопки катапультирования. Трюм озарился вспышками сигнальных фонарей, и шлюпка пошла к распахнутым в пространство створкам.

Грег отвел шлюпку на небольшое расстояние, выровнял скорость и завис на небольшой дистанции от кормы Би-Джет-90. В иллюминаторах отлично была видна вся связка. Вытянутый, цилиндрический корпус корабля, оседлавшая его орудийная башня, громадный диск зеркала и непрерывно вспыхивающие факелами рулежные сопла. Впереди связку продолжала слабо серебрящаяся масса захваченного пирата. А дальше вокруг мутно светилась толща мантии пояса астероидов. Она была готова ко всему. Либо стать вечно безмолвной могилой этих двух отважных людей, либо оказаться полем последнего боя на их дороге к победе.

«Пиф» доложил, что через несколько минут между обоими кораблями должна оказаться зона относительно чистого пространства. И возникнут условия для начала огня.

— О чем задумался, командир? — каким-то чужим голосом спросил Стас.

— Думаю, что будем делать, когда лишимся своего корабля, — бесстрастно ответил Грег. Во все предыдущие дни он уже столько раз рисковал жизнью, что перспектива вновь оказаться на волосок от смерти не казалась ему стоящей волнений.

— Прежде всего надо будет удрать от этого старого корыта подальше. Пока нашим доброжелателям не вздумается посмотреть, нет ли поблизости спасательной капсулы.

Компьютер сообщил, что в редеющем скоплении астероидов начинает просматриваться цель и сейчас он откроет огонь.

— Вот и прекрасно. Вот и… — пробормотал было Грег.

Но не успел он закончить, как в иллюминаторы ударила ослепительная вспышка. В большой черный обломок, от которого только сейчас уклонилась связка, вонзилась сиренево-золотая молния. А через секунду астероид уже зиял большой дырой и, окутываясь клубами пара, кувыркался в сторону от прежнего курса.

В этот момент с кургузого рыла орудийной башни Би-Джет сорвался яркий блик и исчез в глубине мутного свечения мантии. Тут же «Пиф» сообщил, что попадания не зафиксировано. С сосредоточенными лицами оба космонавта прильнули к стеклу иллюминатора. Сейчас должно решиться все. Шесть секунд требовалось артсистеме для накопления энергии к новому удару. Но и они сейчас казались безмерно долгим сроком, В любое мгновение в корабль мог ударить убийственный плазменный кулак.

Орудие уже было готово к стрельбе, но цель опять заслонили глыбы астероидов. Секунды тянулись чудовищно медленно, компьютер все выжидал, когда между блуждающих обломков скал и льда появится блестящая точка противника. Грег чувствовал, как глухо и загнанно колотится его сердце. Но он уже не мог унять этого лихорадочного состояния. Его зрачки до боли впились в мерцающую связку кораблей. Рядом с командиром нервно кусал губы Стас.

На какое-то мгновение вражеские корабли увидели друг друга, и оба орудия выстрелили одновременно. Дистанция была верной, линия удара чистой, и оба импульса попали точно в цель. Грег со Стасом успели увидеть, как контуры обоих кораблей исчезли в ярчайшем взрыве. Ослепленное взрывом сверхплотного клубка энергии, человеческое зрение отказало на несколько мгновений.

Оба космонавта скорчились в креслах и даже не пытались вернуть покинувшую их способность видеть. Они не желали смотреть на то, что их ожидает… Но вдруг, подобно какому-то библейскому чуду, голос «Пифа» доложил, что часть органов Би-Джет-90 аварийно отключилась от сильного электромагнитного и механического удара, однако, основные системы действуют, попадание пришлось в кормовую часть пристыкованного Си-Ай-12. И тут же, не переводя дух, «Пифагор» добавил, что зафиксировано уничтожение цели. И у корабля противника исчезло электромагнитное поле, характерное для работающих систем.

Грег медленно отнял ладони от глаз и полудиким взором посмотрел на друга. Потом, все еще не веря сообщению компьютера, перевел взгляд в иллюминатор. Связка была развернута на 60 градусов от прежнего курса и продолжала медленно поворачиваться. В борту Си-Ай-12 стал виден окутанный дымом участок. Вокруг большой, в несколько квадратных метров пробоины были вздыблены и искорежены куски обшивки. От чудовищной температуры крайние листы раскалились до малинового свечения, а вокруг корабля плавали мелкие обломки и сорванные плиты теплоизоляции,

Всплеск дикой безумной радости взорвал Грега. Сквозь судорожный яростный хохот он пытался что-то выкрикнуть Стасу. Но из его оскаленного рта вылетали только нечленораздельные звуки, и он лишь барахтался в невесомости между иллюминатором и креслом, хлопая себя от восторга по рукам и бедрам.

Стас молча смотрел на бьющегося под потолком в истеричном хохоте командира. У него самого уже не осталось сил разразиться этим полусумасшедшим, всеочищающим смехом. Он только с силой закрыл лицо пальцами и, до боли зажмурив глаза, принялся раскачиваться в кресле. Он все еще не в силах был осознать, поверить в то, что теперь они вне опасности. Что на оставшемся пути уже не будет необходимости стрелять, убегать и бороться за жизнь с какой-то неведомой, постоянно принимающей разные обличья чудовищной силой.

Через несколько минут, а может быть и через гораздо более продолжительный срок — мозг уже перестал ориентироваться в искаженных изнурительной борьбой очертаниях пространства и времени — Стас отнял ладони от лица и, чувствуя нечеловеческую усталость в каждой клеточке тела, откинулся в кресле:

— Что дальше, командир?

Грег медленно оторвался от стекла и повернулся к Стасу.

— На базу… Как можно скорее на базу. Вон, из этого астероидного болота… Или я за себя не ручаюсь.

Стас тяжело улыбнулся и дал команду шлюпке на сближение с кораблем. В иллюминатор было видно, как «Пифагор», работая факелами рулежных двигателей, уже стабилизирует связку в прежнем направлении.

Через два дня полета, сделав небольшой зигзаг, Би-Джет-90 прошел недалеко от подбитого противника. На многократно усиленном экраном изображении неуклюже вращался в пространстве средний корабль автоматического класса. Попадание пришлось в головную часть, и пробоина находилась как раз в районе отсеков с элементами управления. Гибель корабля была мгновенной.

Грег одобрительно покачал головой и добавил вслух:

— Во времена королевы Виктории «Пифагору» за такое попадание капитан поставил бы бочонок рома. Ей-богу, он этого заслужил!

— Да… — Стас усмехнулся словам командира. — Интересно, сколько бы дали люди на «Кондоре», чтобы устроить такое попадание в наш Би-Джет.

Друзья только обменялись взглядами, капитан посчитал излишним отвечать на такой вопрос. Они и так догадывались, во что оценивается все это смертельное противостояние.

Постепенно астероидная мантия начала терять свою плотность. Звездный свет уже приобрел естественную голубую прозрачность. Все явственнее проступали туманные очертания скоплений далеких галактик. Корабль уже реже маневрировал между громадных глыб и начал понемногу увеличивать скорость. Где-то далеко позади «Кондор» не подавал никаких признаков жизни. И вот настал момент, когда над кораблем, словно громадный зонт, раскрылись большие антенны дальней связи.

Уже несколько часов назад на далекую базу ушел сигнал, и теперь космонавты сосредоточенно ждали ответа. Наконец на мерцающем помехами экране возникло изображение оперативного дежурного, и динамики сквозь триллионы километров зияющей пустоты донесли его голос: «Борт Би-Джет-90… Борт Би-Джет-90. Принял ваше сообщение. Об аварии с каким кораблем вы сообщаете? Доложите все подробнее, а то мы уже решили организовать ваши поиски. В следующее включение с вами будет говорить Джон Майлз. Ждем развернутых сведений… Прием».

Грег опустил голову и усмехнулся каким-то своим мыслям:

— Все четко действуют по легенде… Режим строжайшей секретности, — и уже гораздо более хмурым тоном завершил: — Интересно, что они скажут, когда узнают, чего нам это стоило.

— Что-нибудь да скажут, — неопределенно пожал плечами Стас.

— Это уж точно.

Через пару часов на экране возникло лицо Джона Майлза. Даже на пересекаемой помехами картинке было заметно, как взволнован начальник службы безопасности полетов перегона Нептун—Марс.

— Капитан Миллер, мы уяснили, что с вами случилось… У вас там на самом деле все в порядке? Самое главное — любой ценой доставьте аварийный корабль. Сейчас это основная задача. Жду ответа.

Изображение мигнуло и замерло на последнем кадре.

Стас устало поглядел на Грега и спросил:

— Командир, что еще будем сообщать на базу?

Капитан Би-Джет-90 задумчиво покачался во вращающемся кресле и ответил:

— Сообщим, что у нас действительно все в полном порядке. И мы действительно полным ходом идем в пункт назначения.

Четыре пары глаз тревожно следили за манипуляциями оператора у пульта. Но по-прежнему на экране высвечивались одни и те же знаки. Человек за пультом сделал еще одну попытку и раздраженно махнул рукой:

— Все, связи нет, это бесполезно. Он не отвечает…

Глаза, как по команде, напряженно повернулись к старшему. Словно он каким-то непостижимым способом мог наладить связь с внезапно замолчавшим объектом. На жестком, как каменная маска, лице не дрогнул ни один мускул. И только с едва шевельнувшихся губ в полную тишину командного отсека упали слова:

— Вы ждете, чтобы вам кто-то сказал, что «Фарос» уничтожен? Тогда считайте, что я это уже сделал.

На хмурых, застывших лицах еще резче обозначились складки в углах ртов. В глазах еще глубже затаился стальной блеск. Главный исполнитель раздраженно повел плечами, и на рукаве черного комбинезона блеснул знак различия. Он тяжело обвел глазами окружающих и продолжил:

— Этот бой мы безвозвратно проиграли… Ложимся на обратный курс и возвращаемся. Теперь у нас в запасе будет около шести месяцев. Будем считать, что за это время на орбите удастся замести следы и разобрать все промышленные установки.

Через несколько минут человек в черном комбинезоне уже сообщал о случившемся па свою далекую базу. А почти через час слабый узконаправленный луч принес ответ: «Информация принята. Принимаем срочные меры по маскировке объектов и демонтажу вооружения кораблей. Надеемся, что неудача вашей операции только на время отдалит проведение главной акции».

Командир корабля прочел сообщение, стер его строчки с экрана и глубоко задумался. Цель, к которой он и его соратники стремились много лет, по-прежнему оставалась недостижимой. Он поднял лицо к иллюминатору, и ледяной свет безумно далеких звезд отразился на белом металле обнажившихся в кривой усмешке зубов.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БРАТСТВО УРАНА

ГЛАВА 1

Среди негромкого бормотания звукового процессора, которым большой компьютер сопровождал коррекции курса, сигнал вызова на связь с центром управления полетами прозвучал необычайно четко. Почти властно. Тут же на большом экране высветился знак штаба службы безопасности полетов перегона Юпитер-Нептун.

Стас с Грегом невольно переглянулись. После того как им удалось оторваться от преследователей, центр управления полетами выходил на связь с Би-Джей-90 строго по графику, словно в полете с кораблем ничего не случилось и это был самый обычный рейс. Даже когда связка кораблей приблизилась к станции назначения и компьютер начал рассчитанное на несколько недель плавное торможение, им поступали только банальные приказы на коррекцию курса, а лица диспетчеров на экране оставались абсолютно бесстрастными.

Да и на самом деле, рядовой персонал диспетчерской службы ничего не мог знать о необычности рейса Би-Джей-90 и Стас с Грегом это отлично понимали. Но вот теперь, когда без особой на то внешней причины их борт вызывал местный центр службы безопасности, Стас с Грегом внутренне напряглись. Наконец-то после длительного вынужденного «безделья» в многомесячном полете должны последовать события логически венчающие их победу над неведомым противником у пояса астероидов.

На экране появилось немного одутловатое, нависающее над мощной шеей борца лицо с крупным носом. После традиционного приветствия человек с экрана сообщил, что переходит на шифрованную систему связи. Затем, удостоверившись, что на корабле адаптировались к его сигналу, первым делом представился:

— Карел Ковач. Заместитель командира службы безопасности этого вектора полетов. Будем швартоваться в автоматическом режиме к платформе 6 в 3 секторе орбитальных станций Дельта. За вами уже послан катер. Передадите ведение корабля диспетчерской службе и я вас жду через два дня у себя. — Офицер безопасности на секунду задумался, словно что-то перебирал в памяти. — Обязательно возьмите с собой бортовой журнал. Пока все. Остальное при встрече.

Лицо на экране суховато улыбнулось и объявило отбой связи.

— Кончается наша спокойная жизнь, — усмехнулся Стас, выплывая из кресла.

— Ничего. Уже пора докопаться — кто это все-таки хотел сожрать нас вместе с потрохами, — не торопясь произнес Грег и добавил: — Интересно, появилась у этих службистов еще хоть какая-то дополнительная информация?

— Трудно сказать… Но, сдается мне, что нового они нам вряд ли добавят.

— Похоже, ты недалек от истины, — согласился Грег со вторым пилотом и медленно подплыл к большому иллюминатору.

В черном пространстве космоса уже во всем величии выступал невероятный край планеты Юпитер. Почти две трети большого курсового иллюминатора закрывал край его диска, светящийся словно огромная драгоценная яшма розово-багряными тонами беспрерывно движущихся облачных поясов. А на фоне этого грандиозного калейдоскопического движения чинно шествовали в пространстве многочисленные спутники гиганта солнечной системы. На ближайшем из них — крупном Ио были хорошо заметны действующие, исторгающие вверх столбы дыма и пепла вулканы.

Оба космонавта опять, уже в который раз в своей жизни завороженно смотрели на величественное действо, которое разыгрывал перед ними большой космос. Центральный экран мигнул и на нем четко замерло изображение идущего на стыковку орбитального катера. Еще немного и экипаж покинет корабль, компьютер по приказам диспетчерской службы уведет связку из двух кораблей в сторону от оживленного космического коридора и скоро ошвартуется у эллинга базы службы безопасности полетов. А уже там, вдали от посторонних глаз специалисты секретной службы начнут тщательную работу в недрах космического пирата.

Космонавты Би-Джей-90 были уже в легких скафандрах и ждали касания стыковочных узлов. В углу экрана мелькающими цифрами отсчитывалось расстояние до стыковки. В последние минуты Грег еще раз осмотрел командный отсек корабля. Ему было жаль, пусть даже на какое-то время покидать сердце управления кораблем где он пережил столько напряженных и яростных мгновений. Где его жизнь и судьба сливались в одно целое с жизнью и судьбой этого судна. Грег с усилием потер пятерней лоб, чтобы отогнать от себя такие мысли, еще раз проверил что дискета бортового журнала лежит в нагрудном кармане и сказал Стасу:

— Как самочувствие, второй пилот Парадей?

— Нормально. Вполне готов после пересадки сразу отправляться куда-нибудь в рейс до Меркурия.

— С тобой все ясно, — усмехнулся Грег.

Передатчики скафандров были еще выключены и поэтому голос друга из-за шлема звучал немного гнусаво. Казалось, что серьезно простуженный и страдающий крепким насморком человек старается уверить, что он абсолютно здоров. Во что, естественно, никак нельзя было поверить. «Да уж, конечно, — усмехнулся про себя Грег. — После полета с таким каскадерскими трюками и стрельбой нужно всем подряд, в том числе и себе, говорить, что ты полон здоровья и энергии, а не то можно лишиться сил где — нибудь в самом неподходящем месте».

Через несколько минут стыковочный узел уже заполнился воздухом и экипаж покинул корабль.

Катер плавно отвалили от Би-Джей-90 и теперь со стороны стала отлично видна вся громоздкая связка из двух космических кораблей. Сопла рулежных двигателей Би-Джей-90 уже вспыхивали маленькими факелами. Это компьютер начал уводить корабль на другой курс и отблески сияния Юпитера серебристыми бликами начали плавно переливаться на мерцающих корпусах и чашах зеркал двух кораблей.

Грег перевел глаза со своего судна на вражеский корабль. Сейчас на светлом металле его корпуса стала отлично видна черная дыра пробоины с неровными оплавленными краями. Грег помимо своей воли вновь почувствовал себя там, у пояса астероидов, на корабле, только что победившем в смертельно опасной дуэли. Грег откинул голову на спинку кресла и постарался расслабиться. Ускорение начало приятно вжимать его в кресло. Катер все быстрее уходил от покинутого экипажем судна.

Даже небольшая сила тяжести на вращающемся торе станции после длительного пребывания в невесомости излишне давила на Грега и он, шагая по коридору старался не слишком напрягать ноги. Впереди бодро двигался младший офицер службы безопасности встретивший экипаж Би-Джей-90 у одного из шлюзов большого стыковочного терминала. Грег украдкой взглянул на Стаса. Тому тоже приходилось не так легко и размашистые движения рук и непроизвольная работа корпусом при ходьбе выдавали в нем только-что вернувшегося из длительного рейса пилота. «Ничего, — решил про себя Грег, — вот доложим всю обстановку отцам-командирам и я, как командир экипажа, вполне вправе потребовать двойной срок отдыха после такого полета. А если еще к этому удастся и присоединить отпуск, то…»

Среди попадавшихся им навстречу людей Грег не видел ни одного знакомого лица. Но это было вполне объяснимо — они двигались в центре управления полетами и этим коридором в основном пользовался персонал станции. Пилотам других экипажей здесь просто нечего делать.

Наконец они поднялись лифтом на несколько этажей и скоро оказались во владениях службы безопасности. В кабинете заместителя командира местной службы навстречу вошедшим поднялся высокий плотно сбитый мужчина лицо которого экипаж уже видел на сеансе связи.

— С благополучным прибытием, — широко улыбнулся он, крепко пожимая руки обоим пилотам. — Приношу извинения, что вот так сразу, без отдыха, я вас вынуждаю заниматься делами. Но, сами понимаете, сколь ценна сейчас ваша информация. И обещаю задержать вас совсем не на долго. Прошу, — и он показал рукой на удобные кресла и диваны в углу просторного кабинета.

На столике была большая ваза со свежими фруктами и несколько бутылок с соком. Грег с удовольствием опустился в кресло. На лице Стаса читались примерно те же чувства, что испытывал и он сам. Сопровождающий сел в крайнее кресло, молча откупорил бутылку и разлил по бокалам пенящийся напиток. Ковач закинул ногу за ногу и, подождав пока космонавты поудобнее устроятся на своих местах, сказал:

— Кстати, центральное командование просило меня передать вам благодарность за проявленное мужество и заверить, что по окончании операции ваша работа будет оценена на самом высоком уровне.

Выговаривая эту фразу Ковач достал из бокового кармана брюк платок и промокнул высокий лоб. Грег в ответ только невнятно пробормотал слова какой-то благодарности. Но Ковач остановил его жестом и продолжил:

— Не будем терять время на взаимные комплименты. Давайте быстро обменяемся основными мыслями по итогам полета и я вас не буду тревожить несколько дней.

«Господи, неужели такое возможно?» — промелькнуло в голове у Грега и он заметил, как от такой перспективы блаженно прикрыл веки Стас.

— Сначала я хочу услышать ваше мнение о произошедшем и все возможные версии — кто за всем этим может стоять? — И взгляды замкомандира службы безопасности и его подчиненного уперлись в лицо Грега.

Командир Би-Джей-90 коротко посмотрел на собеседников, откинул голову на подушку кресла и не торопясь начал:

— Мое мнение, что нас атаковали и пытались захватить отлично оснащенные и организованные силы. Мы даже не предполагали с каким в несколько эшелонов подготовленным отрядом захвата столкнемся. Вместо одного корабля мы напоролись на целых три и я, честно говоря, до сих пор не могу понять, как это нам удалось оттуда унести живыми ноги? То, что наши противники сумели в глубоком космосе развернуть отличное обеспечение нападения, говорит о том, что за этим стоят очень серьезные силы и им зачем-то нужен этот сверхэнергетик. Но кто эти силы — решать уже не нам. С этими словами Грег достал из нагрудного кармана дискету бортового журнала корабля и положил ее на стол ближе к Ковачу. — Здесь во всех подробностях записано все, что только может вас заинтересовать. Во время полета мы вводили в бортовой журнал как можно большее число летных параметров и уровней видеоинформации. Поэтому сообщить что-то новое в дополнение к бортовому журналу просто не можем. А делать выводы… Давайте не будем отбирать хлеб у экспертов и аналитиков. Все — равно у них это получится лучше.

Ковач не торопясь побарабанил пальцами по столу, потом повертел в руке дискету, словно бы собирался увидеть на ее плоскостях что-то необычное и согласился с Грегом:

— Пожалуй, вы правы… Тогда я предлагаю следующий план действий. В ближайшие дни, пока вы будете отдыхать в реабилитационном центре, мы здесь самым тщательным образом изучим данные телеметрии судна и всю остальную имеющуюся информацию. Тем временем оба ваши корабля, — Ковач мимолетно улыбнулся сделав упор на слово «оба», — прибудут к специальной платформе и специалисты займутся вражескими экипажем и кораблем. Я не думаю, что вы при этой работе будете очень нужны, так что, надеюсь, вы скоро переберетесь в курортный комплекс орбитальной колонии «Седьмое небо».

При этих словах Грег со Стасом непроизвольно глубоко вздохнули и Грег промолвил, тряхнув головой:

— Мы тоже на это надеемся.

Наконец-то Ковач позволил себе заметить усталые лица обоих пилотов:

— Пожалуй на сегодня хватит. Не хочу больше вас задерживать. Лейтенант Бенсон проводит вас до главного коридора. В секторе реабилитации номер заказан в лучшем ярусе. Постараемся беспокоить вас как можно меньше, — и он встал, протягивая руку на прощание пилотам. — Приятного отдыха.

Через несколько минут экипаж Би-Джей-90 уже распрощался с сопровождающим лейтенантом и опустился на лифте к большому коридору, служившему главной транспортной артерией станции. Коридор шел в середине сечения громадного кольцеобразного корпуса сквозным каналом, к которому выходили шахты лифтов из верхних и нижних уровней станции. В центре коридора был ствол, в котором через небольшие промежутки времени двигались спаренные вагончики. Они то и дело замедляли ход у частых платформ остановок. За стенами ствола шли несколько параллельных путей сообщения, один из которых был пешеходным и соединялся с «трамвайной линией» площадками маленьких станций.

Близость скорого покоя и долгожданного отдыха придавала обоим космонавтам новые силы и они шагали через зал станции к перрону. Скоро из туннеля появился бело-голубой вагончик и Стас с Грегом вошли в распахнувшиеся двери. В салоне оказалось двое знакомых пилотов вторую неделю отдыхавших на станции и они накинулись на друзей с обычными расспросами о последнем рейсе. Но экипаж Би-Джей-90 старался отделываться от них только односложными фразами.

— Ладно парни, — поднял ладони Грег в знак прекращения расспросов. Мы вымотались как последние ломовые клячи и еле держимся на ногах. Так что выбирайте, или мы потратим последние силы на ответы и вы потащите нас дальше на руках или мы все-таки доберемся до отеля сами, а уж как нибудь вечерком в баре всласть потреплем языками.

И демонстрируя предел усталости Грег тяжело привалился спиной к окантовке диванчика. Коллеги поняли, что дело действительно нешуточно и оставили только что вернувшийся экипаж в покое.

Скоро Стас с Грегом выполнили все необходимости в приемном боксе и смогли попасть в свой номер. Заперев дверь Стас первым делом не раздеваясь плюхнулся на большую пневматическую кровать и задрал ноги на спинку.

— Командир, как ты оцениваешь поведение этих орлов из спецслужбы?

— А что от них еще ждать? Понятно, что тебе и мне хочется побыстрей рвануть отсюда в цивилизованные колонии у Венеры или вообще на земные курорты. Но эти ребята никак не хотят один на один столкнуться с какой-нибудь неожиданностью на захваченном корабле и будут держать нас здесь пока не приведут пиратский экипаж в чувство и не выудят из них все до последнего слова, а потом не обнюхают их корабль до самого отдаленного болта на креплении зеркала и все это время мы должны быть на всякий случай под рукой. Так что, — Грег с хрустом в лопатках потянулся, — настраивайся сидеть здесь минимум еще месяц. И благодари Бога и этого Ковача, что они не додумались использовать нас как гидов для экскурсий по Си-Ай-12.

Стас что-то невнятно буркнул в ответ и потом более четко добавил:

— Ну и черт с ними. Я уже разузнал что тут на соседнем этаже расположен бар и что совсем умереть со скуки здесь не удастся.

Грег только ухмыльнулся в ответ и тоже со всего маху повалился на кровать.

Стас резко выпрямился и широко взмахнув руками мощно оттолкнулся от доски прыжковой вышки. Потерявшее спортивную форму тело сумело совершить только один оборот и Стас неуклюже бухнулся в воду. Но небольшая сила тяжести делала прыжки в бассейн абсолютно безопасным занятием и Стас практически не ощутил удара. Вынырнув он увидел скалящего у бортика зубы Грега.

— Пойди попробуй сам хоть так сделать, — беззлобно крикнул Стас приятелю и поплыл к стенке. Он решил прыгать еще хоть сто раз, но обязательно прокрутить сальто в два оборота. При такой силе тяжести это должно было у него получиться.

Но когда Стас выбрался наверх, то увидел неожиданно взявшегося неизвестно откуда рядом с Грегом лейтенанта Бенсона. По его бесстрастному лицу невозможно было догадаться о целях визита, но второй пилот экипажа капитана Миллера забеспокоился. Чего-чего, а от этого визита ничего хорошего ждать и не приходилось. Стас прошлепал мокрыми ногами по черной зеркальной облицовке бортиков и протянул руку лейтенанту.

— Господа, вам необходимо быть у майора Ковача, — он внимательно взглянул по-очереди на обоих собеседников, словно проверяя, правильно ли они его поняли и добавил: — Немедленно.

— А что произошло?

— Пока я вам не могу ничего сказать. Все объяснит майор Ковач.

Стас с Грегом только озадаченно переглянулись и отправились в раздевалку.

Заместитель начальника службы безопасности резко встал и начал говорить еще до того как успел пожать руки пилотов. На этот раз он обошелся без словесных приветствий. Лицо его выражало серьезную тревогу.

— Ситуация резко изменилась. Мы не сумели предугадать такого хода врагов у нас под носом. — Он сделал паузу испытующе глядя на космонавтов и пояснил: — Ваших кораблей больше не существует. Они взорваны. Оба.

— Как взорваны? — непроизвольно вырвалось у Грега.

— Вот так вот, взорваны и все. Самым неожиданным и дерзким образом. На половине пути до нашей платформы назначения к связке приблизился автоматический вспомогательный корабль. Он подал позывные судна лоцманской службы и поэтому компьютер Би-Джей-90 не заподозрил ничего неладного. А чуть позже этот вспомогательный корабль со всего маху врезался в связку. Внутри него был маленький термоядерный заряд. От взрыва сдетонировал груз энергетика в ваших трюмах и получилось что-то вроде миниатюрной сверхновой. Вот и все. От двух кораблей осталось только облако пара.

У Ковача вдруг непроизвольно начало дергаться веко и он с ругательством прижал его ладонью. Стас с Грегом ошарашенные такой новостью несколько мгновений молча глядели то на злобно шипящего Ковача, то хмурого Бенсона.

Наконец Грег нарушил молчание:

— И что теперь?

— А пес его знает, что теперь, — откровенно ляпнул Ковач. Он сидел за столом обхватив опущенную голову руками и нещадно теребил свою и так не густую шевелюру. В кабинете опять воцарилось гнетущее молчание и только было слышно как нервно барабанит ногтями по пряжке своего ремня Бенсон.

— Все погибло. И корабли, и вражеский экипаж, и все улики, свидетельства, факты и зацепки для поиска их логова. У нас не осталось теперь ничего, — неожиданно севшим голосом выдавил Ковач. Он оторвал пустой взгляд от стола и вперился им в так и оставшихся стоять посреди кабинета пилотов.

— Что теперь делать будем? — как-то слишком простодушно спросил майор службы безопасности лишившийся корабля экипаж. Но его можно было понять: из готового писать обвинительное заключение следователя, держащего в руках схваченных с поличным бандитов вместе со всем их разбойным снаряжением, он превратился в человека, который располагал показаниями всего двух свидетелей, кучей теперь малополезных записей в бортовом журнале и самыми тяжкими подозрениями, которые не опирались ни на одно вещественное доказательство. Ни на одну улику.

— Да. Действительно приплыли, — угрюмо уронил Стас.

Ковач неожиданно резким рывком, вложив в него всю ярость своего раздражения, поднялся из кресла. Его лицо, наконец-то, приобрело подобающее офицеру военизированной службы твердость.

— Я принимаю следующее решение, — он повернулся лицом к пилотам. Пока вы нам не нужны. Поэтому можете отправляться на отдых на станцию «Седьмое небо». Думаю, что где-то через месяц мы все-таки сумеем разобраться с ситуацией и может быть тогда вы нам ненадолго понадобитесь.

Ковач встал из-за стола и проводил космонавтов до двери кабинета. У самого порога он на несколько секунд остановился и произнес, протягивая на прощание руку:

— И, если сумеете, постарайтесь за это время прикинуть — кто же все-таки мог стоять за таким делом. Теперь вы единственные люди, кто обладает хоть какой-то полноценной информацией.

Грег короткой фразой пообещал сделать все от них возможное. Стас коротким кивком поддержал командира.

Друзья не торопясь брели по пешеходной линии большого коридора. К себе в номер идти не хотелось — слишком взбудоражило их последнее сообщение.

— Воевали-воевали… Совали голову в пасть дьявола. А что в итоге? — нервно потирая скулу, Грег говорил больше сам с собой, чем с плетущимся чуть сзади Стасом. — А эти канальи сумели поймать и нас и наших медных лбов из службы на самом последнем повороте.

— Да, — заупокойным голосом согласился Стас. — Кое-кто, наверное, уже воображал, как скоро их увешают наградами за такой успех. А тут им напомнили, что не стоит расслабляться раньше времени.

— Это точно, — хмуро поддержал Грег и бросил даже не глядя на напарника. — Что дальше-то делать будем?

— Отдыхать. Мы этого заслужили больше чем кто-либо. А эти, — Стас сделал красноречивый жест, — которые нашу связку ушами прохлопали, пусть теперь покажут на что способны. А если наши умники не сумеют раскрутить все дело, то я, ей богу, потребую от них компенсации за мои личные вещи погибшие в каюте. В конце-концов, каждый должен отвечать за свои провалы.

Грег ничего не сказал и только шумно вздохнул в ответ. Но молчание всегда было знаком согласия.

ГЛАВА 2

Недели прошедшие в курортной зоне орбитальной колонии «Седьмое небо» оттенили у экипажа рейса «Би-Джей-90» бурные события прежнего года. Острота переживаний недавней борьбы с безвестным и могущественным врагом начала притупляться. Она оттеснялась ежедневными яркими впечатлениями от тропической зелени роскошных искусственных садов и песчаных пляжей огромных бассейнов. От общения со старыми друзьями, тоже отдыхающими здесь и веселыми девушками из персонала курортного комплекса. И только иногда в глазах пилотов погибшего корабля вставали и заслоняли собой все вокруг, мерцающие на фоне черной бездны, мощные силуэты вражеских роботов и их слепящие смертоносные лучи.

Пропитанное страшной опасностью прошлое никогда не даст о себе забыть, тем более, что Грег со Стасом подсознательно ощущали, что все это еще не завершилось и когда-нибудь призраки вновь ринутся в их жизнь, обретут плоть и кровь и снова с оружием в руках придется отстаивать свое право на существование, до тех пор, пока полностью не уничтожат эту зловещую силу в самом зародыше, в самом ее логове.

Официант расставил тарелки приборы и бокалы на столе и попытался открыть шампанское. Но Грег остановил его жестом руки и сам достал бутылку из ведерка со льдом. Официант понял, что ему больше нечего делать у этого столика и, пожелав приятно провести время, удалился. В громадном зале, одну из сторон которого завершала высокая изогнутая полукругом зрительная стена, чуть слышно витал гул нескольких десятков голосов.

За время пребывания на «Седьмом небе» друзья уже удовлетворили всю свою, накопившуюся за долгое время полета страсть к движению, и вот теперь настал черед более размеренного и утонченного отдыха. Их уже не так как в первые дни тянуло в спортзалы и спортивные площадки и сегодня они решили провести время в одном из лучших заведений, сочетающих в себе хороший ресторан и великолепный просмотровый зал. Пусть за это посещение придется заплатить некоторую сумму, но атмосфера уютного зала на дюжину столиков и, приглушенная музыка, изысканная кухня явно стоили того. Первый голографический фильм начинался через полчаса и у товарищей было еще достаточно времени не спеша насладиться покоем и неторопливой беседой. Грег осторожно хлопнул шампанским и разлил радужно пенящееся вино по высоким фужерам.

— Да, — протянул Стас, — сколько мы с тобой шампанское не пили?

— Пожалуй больше двух лет.

— Точно, — согласился второй пилот с командиром. — В последний раз это было перед нашим вторым рейсом в девятой колонии у Юпитера.

— Все помнишь… Ты гляди! — с шутливым удивлением улыбнулся Грег, или хочешь сказать, что такие дела как выпивка долго не забываются?

— Абсолютно верно, — растянулся в широкой улыбке Стас и принялся оживленно вспоминать тот короткий, но казавшийся теперь таким веселым период отдыха между их первым и вторым рейсами.

Время за приятными воспоминаниями летело незаметно и вот уже вспыхнул и начал переливаться радужным сиянием огромный охватывающий пространство половины зала экран. Постепенно из хаоса красок и оттенков возникла величественная яхта летящая по небольшим волнам. Висящее на закате солнце и мириады брызг из-под форштевня придавали картине волшебную, чарующую неповторимость. В зале витала какая-то сказочно-восторженная музыка. И все это вместе создавало неповторимое ощущение радости и покоя. Соленые брызги, полыхающее багряным солнце над бирюзовыми волнами. Каскадами набегающее дыхание музыки.

Грег поднял бокал, коротко взглянул на рой пузырьков сквозь стекло и сказал:

— Давай за нашу победу. За ту, что мы уже отвоевали и ту, что еще будет.

— Давай, — согласился Стас, скосил глаза на летящие сквозь брызги и волны тугие паруса и добавил, — и чтоб ни какие враждебные ветры не сломали наши мачты.

Скоро друзья послали официанта за еще одной бутылкой и в тот вечер засиделись допоздна.

Стас первым вошел в гостиную их номера на шестом ярусе жилого горизонта станции и сразу заметил вспыхнувший при его появлении экран информационного терминала. Экипаж Би-Джей-90 срочно вызывался в центр управления полетами местного вектора космических сообщений. Под вызовом стояла подпись руководителя подразделения инженерной службы. Но Стас с Грегом даже не обмениваясь словами поняли, что за всем этим стоит служба безопасности полетов и майор Ковач.

— Что командир? Закончился наш отдых? — сразу потеряв свой только-что веселый тон буркнул Стас.

— Да. Похоже на то, — согласился Грег и уже склонился над клавиатурой терминала чтобы узнать время ближайшего рейсового корабля.

«Интересно, зачем все-таки мы им понадобились?» — размышлял Грег, разглядывая физиономию Ковача, пока майор усердно пожимал им руки. В кабинете кроме хозяина и лейтенанта Бенсона был еще один незнакомый Грегу человек в комбинезоне с погонами полковника, которого Ковач представил как «господина Ван Дорна, руководителя оперативного соединения, созданного специально для расследования этого дела».

Грег уже после пристыковки пассажирского лайнера к шлюзу станции начало беспокоить какое-то смутное, тревожное предчувствие и теперь он пытался расслабиться, разглядывая безмятежно журчащий на левой стене голографический водопад. Но его взор упорно возвращался к озабоченным лицам офицеров безопасности. Наконец заминка, пока Ковач у своего стола отдавал негромким голосом поручения компьютеру, была исчерпана и слово по старшинству взял Ван Дорн. Он был антиподом крепко сбитому и энергичному Ковачу. Высокий и худой с копной густых седых волос. Говорил он негромким рассудительным голосом, переплетя пальцы у себя пред подбородком:

— Господа пилоты. Я приношу извинения за ваш прерванный отдых, но обстоятельства складываются так, что иначе поступить нельзя, — и он сделал небольшую паузу, словно бы подбирая слова для какой-то важной и неприятной для для окружающих мысли. Его глубоко посаженные холодные глаза кольнули лицо Грега.

— Аналитиками и специалистами из оперативного штаба нашей службы разработана операция в которой вам отведена ключевая роль. Что поделать вы отлично знакомы со всеми тонкостями произошедших событий и значит сумеете лучше чем кто-либо другой справиться с новой задачей. Да и привлекать свежих людей — значит расширять круг посвященных в суть операции. А этого делать без крайней нужды не стоит. Итак, сейчас майор Ковач изложит все главные детали операции, — Ван Дорн еще более замедлил свою речь, переменил позу в кресле, а два его подчиненных еще более внимательно уставились не шефа, — и я думаю, что вы согласитесь занять ключевые роли в этом деле.

Грег неопределенно покачал головой, что можно было принять и за знак согласия и только лишь за признак задумчивого внимания. Мельком заметил сосредоточенное выражение лица Стаса и снова встретился с пронзительным взглядом полковника.

— Я знаю, что вы только что сделали крайне длительный и опасный перелет и не успели отдохнуть. Но успешно провести новую операцию сможете только вы и, к сожалению, времени на это очень не много. Вы меня понимаете?

Глаза всех троих офицеров выжидающе остановились на лице капитана Миллера. Грег чуть прикрыл веки и коротко кивнул:

— Да, конечно, полковник. Я вполне понимаю.

— Итак, если вы изъявите принципиальное согласие по основным деталям плана, то сразу получите все подробнейшие материалы о ее проведении. Время на ознакомление с ними и формулировку дополнительных вопросов — три дня. Далее начнется непосредственная подготовка к проведению акции. Она должна закончится в две недели, — но тут Ван Дорн спохватился, что Ковач еще не изложил сути операции и пилоты пока не дали согласия. Поэтому он сделал в сторону Ковача неторопливый изящный жест и добавил:

— Прошу вас майор.

Ковач энергично откашлялся, коснулся пальцами клавиш компьютера и безмятежный голографический водопад на экране сменился планетарной картой солнечной системы.

— Из всех мощных сил достаточно автономных и стратегически заинтересованных в получении больших энергетических ресурсов и компонентов для оружия не бывалой разрушительной мощи наши эксперты выделили единственный объект способный на такой ход. Это промышленно-политическая группировка утвердившаяся на спутниковой системе Урана. Вы знаете официально она называется Братство свободных планет Урана. Многолетние данные нашей разведки предоставляют косвенные улики для подозрений, что радикальные лидеры этой милитаризованной олигархии весьма не прочь распространить влияние своей официальной идеологии и модели социально-экономического устройства общества на соседние колонии, а в дальнейшем и на всю освоенную Солнечную систему. Группировка создала довольно замкнутое общество, уже давно ввела жесткий таможенный и транспортный режим на ключевых портовых базах и поэтому подробности их политической и экономической жизни нам не ясны. Инспекции центральных служб конфедерации проходят по жесткому, согласованному с местными властями графику и умело обставляются такими ограничениями, что наши инспекторы видят лишь то, что им посчитают нужным показать. С другой стороны, наблюдатели сообщают, что в промышленных и технологических центрах олигархии идет интенсивная работа над созданием новых классов космических аппаратов…

— И заказ на строительство партии средних разведчиков, который разместило центральное правительство на тамошних верфях говорит об их успехах, — дополнил майора Ван Дорн.

— Вот именно, — согласился Ковач и продолжил: — В общем-то, у наших подразделений накопилась целая гамма рапортов и информаций о незаконных действиях, правительства Братства Урана, направленных на необоснованное наращивание военной мощи, в том числе и о грубейших нарушениях оборонительного раздела Конфедеративного договора. Но все эти данные имеют косвенный или опосредованный характер. Подобная работа там хорошо законспирирована и упрятана в недра промышленных платформ в зонах с особым режимом посещения. — Ковач перевел дыхание, промокнул короткую шею носовым платком и снова заговорил: — Последнее происшествие с рейсом Би-Джей-89 и вашим кораблем говорит только об одном — что эти радикалы поверили в свою неуязвимость и вышли на завершающую стадию накачивания военных мускулов. И если не принять срочные меры превентивного характера на потенциального агрессора, то все мы можем оказаться на пороге большого вооруженного конфликта.

Грег перевел взгляд с тяжело опирающегося на локти скрещенных на столе рук Ковача, на командира оперативной группы. Полковник глубоко угнездился в кресле и, казалось, рассеянно покачивал подбородком в такт голосу докладчика. Но только Грег остановил взгляд на его лице, как веки Ван Дорна приоткрылись и капитан Миллер встретился с его холодным взором.

«Черт, — выругался Грег про себя, — надо же вляпаться в такую бесконечную историю. Да еще и в начальники достается какой-то биоробот со стеклянным взглядом.» Но тут же Грег сообразил, что Ковач начинает излагать непосредственно детали операции снова уставился не его физиономию.

— Основной частью планируемой операции будет скрытое проникновение нашей мобильной вооруженной группировки из нескольких кораблей с уполномоченными инспекторами центрального правительства в периметр образуемый сторожевыми станциями и сигнальными маяками внешней охраны олигархии. Миновав их линию, группа воспользуется одним из уже известных нам позывных тамошних сил безопасности, неожиданно подойдет к самому подозрительному каскаду технологических платформ и объявит внезапную инспекцию.

— А согласятся ли тамошние боссы на этот, катастрофический для них досмотр, если они уже и так зашли слишком далеко? — спросил Грег.

— Пока еще будут вынуждены согласиться, — вместо Ковача заметил полковник Ван Дорн. — Они еще зависят от поставок энергоресурсов с орбитальных комплексов других планет. Поэтому то, готовясь к возможности вооруженных конфликтов, они пытались захватить опытную партию суперэнергетика из ваших трюмов. Раскрыв его технологические и структурные секреты они решили бы две задачи — нашли ключ к производству мощнейшего источника энергии и опередили всех в создании нового типа оружия небывалой мощи. Но пока подобное им не удалось, у нас остается хороший шанс взять их за горло… Но это уже будет повод для того, чтобы отличиться экипажам нашего спецназа. А ваша задача куда более тонкая и сложная. Господин майор, давайте по подробнее о начальной фазе операции «Цитадель». Да, именно так мы решили назвать эту акцию.

— Ключевым моментом к успеху всей операции будет скрытое проникновение нашей оперативной группы их трех вооруженных кораблей сквозь периметр пограничного контроля. Эта система наблюдения состоит из многочисленных сторожевых станций и сигнальных маяков. Они полностью охватывают органами наблюдения все дальние подходы к очертанию сферы, внутри которой находятся все искусственные объекты колонии. Мало того, практически все радиусы наблюдения станций и маяков дважды-трижды пересекаются и поэтому при выходе из строя одного из охранных объектов зона его наблюдения перекрывается соседними аппаратами. Но после длительной обработки всех возможных вариантов преодоления пограничной зоны наши компьютеры сумели найти в этой системе слабое звено.

При этих словах Ковач пробежал пальцами по клавишам компьютера и на экране высветилась объемная схема — карта спутниковой системы Урана с обозначениями всех больших и малых искусственных объектов. Голограмма так во всей глубине объемного изображения передавала неспешное вращение орбитального роя планетоидов Урана на разных высотах, с разной скоростью по разным траекториям, что Грег невольно залюбовался величественным кружением разноцветных шаров и точек над массивной поверхностью планеты матки. Тут Ковач еще что-то сделал с клавиатурой компьютера и красные точки в самом верхнем слое обрамления планеты вспыхнули сочным матовым свечением.

— Вот это объекты внешнего наблюдения. Как я уже сказал, они перекрывают зоны наблюдения друг друга. Но, после тщательного изучения параметров их движения — высоты, скорости и частоты вращения — оказалось, что перекрываются не всегда и не везде. Так вот, — Ковач повернулся от голограммы лицом к пилотам, — если нам каким-то образом удастся вывести такой объект из строя в нужном месте и в нужное время, то в образовавшуюся брешь можно будет незаметно ввести отряд кораблей любой численности. Поэтому самой сложной будет первая фаза операции. Ее цель — незаметно подойти к маяку и на месте перестроить режим его работы так, чтобы он «не заметил» проникновение наших кораблей. Но, в тоже время, он не должен менять своих технических параметров на контрольные запросы эксплуатационных служб. Достичь этого планируется следующим путем. Два наших агента внедрения проникнут вместе небольшой партией наемной рабочей силы на пограничную базу Братства. Затем, в зависимости от ситуации, одним из нескольких способов агентам надо будет угнать небольшой корабль и совершить на нем полет к намеченному маяку. Высадиться там и внести нужные коррективы в работу систем наблюдения. А когда дело будет сделано, дать условный сигнал мобильно группе, которая будет уже неподалеку.

На этом Ковач сделал паузу, а его продолжил Ван Дорн:

— Итак, как вы поняли господин Миллер и господин Парадей, роль этих отважных агентов внедрения мы хотим предложить вам. Это те ключевые фигуры, от которых на восемьдесят процентов будет зависеть успех всей операции. Вот здесь, — полковник показал ладонью на небольшой кейс на столе, — на дискетах в подробнейшей разработке записаны все наши несколько вариантов развития первой фазы операции. Думаю, что двух суток вам будет вполне достаточно чтобы определить свое отношение к предлагаемым ролям и дать нам ответ.

Грег со Стасом коротко согласились с полковником и уже через несколько минут двери кабинета майора Ковача с мягким шипением захлопнулись за ними.

Вторые сутки капитан Миллер и его второй пилот безвыходно находились жилом блоке сектора службы безопасности. Вторые сутки они, лишь с короткими периодами отвлечения на сон и еду, сидели впившись взглядами в плоский экран компьютера. Шаг за шагом они читали, анализировали и запоминали детали многоходовой и крайне рискованной операции, которая, как они теперь уже понимали и не мыслилась без их участия.

Стас вытянув далеко вперед ноги и покачиваясь на мягком шарнире кресла из стороны в сторону, безрадостно протянул:

— Сдается мне, что где-то там, в недрах тайной канцелярии этого Ван Дорна, нас с тобой уже давно зачислили в строй действующих агентов, да только самих об этом забыли почему-то предупредить.

Грег ничего не ответил и только раздраженным голосом прокомментировал информацию на экране:

— Все это выглядит таким легко выполнимым только со стороны. А попробуй все провернуть в открытом космосе, да еще с минимумом обеспечения… Не знаю, не знаю… — И он снова напряженно уперся взглядом в экран.

— Честно говоря, — продолжил Стас, — меня все это уже начинает немного привлекать. Что-то вроде азарта перед головоломкой, которую будет очень нелегко разгадать, но от этого только быстрее хочется за нее взяться.

— Только на этой головоломке очень легко и на самом деле голову свернуть, — язвительно заметил Грег.

— В общем-то, да, — пропустив мимо ушей колкость командира согласился Стас. — Но и шансы успешно завершить операцию достаточно весомы. И все во многом будет зависеть от нас.

Грег с несколько преувеличенным изумлением взглянул на второго пилота:

— Я вижу, что ты уже совсем настроился принять предложение?

— Ну, еще нет… Но уже не исключаю этого. Понимаешь… — Стас несколько помедлил, подбирая нужные слова. — Недавно я ощутил, что после того, что произошло с нами у пояса астероидов, я стал уже немного другим человеком. Наши противники, которые так старались уничтожить и тебя и меня, до сих пор живы. Наверняка чувствуют себя в безопасности и еще не известно что замышляют. И я не могу спокойно летать на торговых рейсах, пока до конца не разберусь с этими парнями и не буду знать наверняка, что больше никому не придет в голову устроить мне засаду в каком-то Богом забытом углу.

— В общем, ты за войну до победного конца, чего бы это нам не стоило, — заметил Грег с какой-то озабоченной иронией.

— Вот именно. У нас с тобой появился жестокий враг и надо постараться добить его раньше, чем он сделает тоже самое с нами.

— Понятно, — согласился командир экипажа и снова прильнул взглядом к мерцающему многообразием схем, графиков и столбцов оперативных разработок компьютеру.

Последующие дни и недели скрутились для капитана Миллера и его второго пилота в сплошной клубок тренировок, инструктажей, разыгрывания на тренажерах самых фантастических нештатных ситуаций и прочей подготовительной суеты. После того, как в назначенный день в кабинете майора оба пилота согласились участвовать в операции, от чего у офицеров безопасности непроизвольно вырвался дружный вздох облегчения, у Стаса с Грегом не было даже лишней минуты, чтобы просто поделиться впечатлениями о том, что происходит вокруг. Их сутки были спрессованы до предела. Время поджимало и они старались не отстать.

Наконец пришел день, когда все было готово и Стас с Грегом теперь уже в качестве ударных агентов части специального назначения службы безопасности, должны были покинуть базовую платформу и начать автономные действия.

В одиннадцать часов по местному времени они покинули свой жилой номер и в одиночестве спустились на лифте к станции центрального ствола. В руках у друзей были небольшие чемоданчики, а в нагрудных карманах комбинезонов лежали фальшивые удостоверения личности. Но и эти документы предстояло сменить еще несколько раз, прежде чем Стас с Грегом приобретут те имена и фамилии под которыми будут действовать на территории противника.

Предыдущим вечером служба раскололась на небольшой банкет в недрах строго засекреченных апартаментов. Кроме Грега со Стасом там были лишь трое посвященных в дело офицеров безопасности, поэтому все прошло достаточно безрадостно. Но все-таки по этому случаю агентам внедрения удалось лечь спать гораздо раньше обычного и поэтому сегодня они чувствовали себя вполне выспавшимися, бодрыми и как никогда готовыми к самым активным действиям.

Через несколько часов друзья уже сидели в креслах зала ожидания космического терминала обслуживающего пассажирские лайнеры. А еще чуть позже заняли тесную каюту на двух человек в грузопассажирском корабле отправляющимся к Сатурну.

ГЛАВА 3

Два с половиной месяца перелета не оставили в жизни экипажа капитана Миллера ничего кроме серого однообразия корабельных суток, да постоянного напряжения ума обоих пилотов от непрерывного прокручивания в голове подробностей предстоящей операции.

Точно по расписанию межпланетных рейсов транспорт причалил к технологической станции с условным обозначением DS-18 у спутника Сатурна Титана. Друзья покинули корабль и вместе с разношерстной толпой пассажиров вывалили в приемный зал. После таможенного контроля они быстро сориентировались и по бесконечным переходам, лифтам и эскалаторам добрались до конторы небольшой производственной фирмы. Тут их должен был ждать человек службы безопасности.

Друзья оказались в типичном офисе не слишком преуспевающей компании по производству электронных компонентов и узлов установок связи. В пустой приемной, обставленной безликой металлической мебелью, Грег набрал на клавиатуре терминала секретаря фамилию нужного должностного лица. Машина мигнула, бесцветным голосом подтвердила запрос и предложила пока подождать. Но только гости расположились на стандартных для всех конторских помещений освоенного космического пространства жестких стульях, как в помещение вошел невысокий лысоватый человек с живыми глазками и, пожав руки, пригласил к себе за ближайшую дверь.

В кабинете, обставленном с такой же спартанской простотой, его хозяин — господин Краузе, заместитель исполнительного директора фирмы, первыми дежурными фразами осведомился о том, как прошла дорога, потом достаточно громко включил какую-то музыку по развлекательному каналу видеофона, и только после этого приступил к делу.

— Итак, господа, вот ваши новые личные карточки и профессиональные удостоверения, — и он положил на стол перед ними два конверта. — Документы выписаны на имена Гилберта О’Нила и Фредерико Парка. По легенде вы оба работали недавно в бригаде монтажников нашей фирмы по установке радиооборудования на внешних поверхностях космических объектов. Но в последнее время подобные заказы перестали к нам поступать и это подразделение было ликвидировано. Четверо работавших там монтажников переквалифицировались и теперь работают в другом нашем филиале. Но я сделал так, что монтажников по документам упраздненной бригады было на пару человек больше и теперь господа О’Нил и Парк оказались безработными, которые не сумели трудоустроиться на прежнем месте.

— Отлично, — задумчиво произнес Грег, разглядывая матово переливающиеся гибкие пластины документов и по его тону нельзя было понять к чему относится его похвала. Или к легенде созданной Краузе или к качеству новых удостоверений. А может и ко всему вместе взятому.

— Теперь, — продолжил хозяин кабинета, — ваши данные сообщены в единую службу трудоустройства и после выбора места новой работы вы получите возможность за наш счет перебраться туда, куда захотите. Вот, пожалуй, и все, что я могу сообщить.

— Этого вполне достаточно, — заверил собеседника Грег. — Только, единственно, подскажите нам — как лучше добраться в зал службы трудоустройства?

Просторные помещения приемных залов службы трудоустройства были сконструированы абсолютно одинаково на всех крупных узловых перевалочных станциях от Меркурия до Плутона. Высокие своды почти круглые сутки были наполнены негромким шумом, разговорами, шарканьем подошв и перепалками десятков или даже сотен людей, месяцами пребывающими здесь в вынужденном безделье. Воздух в этих помещениях всегда был пропитан специфической смесью дешевых дезодорантов сильных антисептиков и давно не стиранной одежды.

Это было, в общем-то, дно человеческого общества в больших орбитальных колониях. Основу контингента здесь составляли неквалифицированные, малооплачиваемые рабочие, опустившиеся после случайных фантастических заработков старатели с рудников на спутниках больших планет, да кочующие по всей солнечной системе в поисках удачи и легких денег молодые люди неопределенных родов занятий. Кто-то из посетителей этих залов старался выбраться отсюда как можно быстрее и соглашался на любую работу. А кто-то уже давно привык к этой тупой и однообразной жизни, обеспеченной несколькими мисками бесплатной синтетической баланды и койкой в кубрике ночлежки на десять человек. Половину стены обширного зала занимало гигантское табло, на котором крупными яркими буквами печатались предложения на работу, имеющиеся на сегодняшний день.

Когда новоявленные безработные монтажники О’Нил и Парк вошли в зал, на табло было только несколько строк.

— Да. Не густо, — прокомментировал Грег, мельком взглянув на стену. Все у черта на куличках. Да и непонятно, не лопнут ли все эти новые горнорудные компании до того как ты к ним доберешься.

— Это уж точно, — согласился Стас окидывая взором громадное, словно спортивный зал помещение.

На жестких пластмассовых кресел сидел и полулежал не один десяток людей. Кое-кто из них прохаживался вдоль стен и по проходам среди кресел, кто-то играл в карты, кто-то просто трепался с соседом, но большинство неподвижно сидело, пустым взором упершись в пространство. Ночлежные кубрики днем закрывали и все потерявшие работу люди были вынуждены многие часы напролет бесцельно торчать здесь с короткими отвлечениями на еду в соседней столовой социальной помощи. Дух тоски и разочарования так и витал над головами этих неухоженных и редко выбирающихся из депрессии людей.

У подножия стены зала, противоположной табло, находились большие стеклянные окна кабинетов клерков службы трудоустройства. К ним и направились друзья. Грег наклонился к небольшой амбразуре в стекле, положил туда документы О’Нила и Парка и проговорил, глядя на уткнувшегося в компьютер служащего:

— Здравствуйте. Мы только что уволены из-за ликвидации монтажного подразделения в фирме «Крейм-БС» и пользуемся преимущественным правом при проведении конкурсов вакансий. Фирма согласна полностью оплатить наши билеты в любую точку и первый адаптационный период на новом месте.

— Я это и без вас знаю, — огрызнулся клерк, не отрываясь от маленького дисплея. — Давайте ваши карточки.

Грег сунул документы в руку так и не поднявшего на него глаза чиновника. Тот вставил карточки в приемный узел машины, зарегистрировал их и скоро прочел вслух пришедшую на вызов информацию:

— Кроме общего предложения, что на большом табло, могу дать только направление в промышленные зоны Урана. У них там идет экономический подъем.

— Это что, разрабатывать в карьерах металл для Братства? Спасибо… По-моему эти заявки обозначены на больших табло по всей округе. Только туда что-то мало желающих.

— Это заявка не на разнорабочих рудников, а на вашу специальность монтировать новые заводы.

— В тех же карьерах, — позволил себе уточнить Грег. — Это не намного лучше чем их эксплуатировать.

— Не намного, но лучше, — ледяным тоном парировал клерк. — К тому же в заявке указано, что нужен опыт монтажа космических объектов. Значит будет возможна работа и на орбите. А это уже совсем другая категория оплаты.

— Да, тут вы правы, — сразу решил изменить тон Грег. — Скажите, а как долго мы с моим товарищем можем рассчитывать на право воспользоваться этим предложением?

— Если вы сейчас дадите предварительное согласие, я за вами зарезервирую эти места на пять дней. В их течение вы можете попытаться найти что-то другое. Но это вам вряд-ли удастся, — и клерк наконец-то поднял взгляд на Грега. Видимо, ему надоело препираться с этим не в меру разговорчивым безработным и чиновник решил побыстрее отделаться него и более примирительным тоном добавил, — оглядитесь несколько дней вокруг. Отдохните. А потом, я вам рекомендую — летите на Уран. С вашей квалификацией там за несколько лет можно будет или присмотреть место получше или, если не понравятся местные порядки, на сколоченную сумму перебраться в более цивилизованное место и попытаться начать там новую жизнь уже с некой суммой в кармане. Поверьте, платят они там прилично.

— Это уж точно, — согласился Грег. — Да и законы там, говорят, не такие уж и суровые, как может показаться на первый взгляд.

— Да конечно… Вам выписать направление не ночлег?

— Нет, спасибо. Старые работодатели на неделю оставили за нами прежнее жилье. Так что в этом пока нет нужды.

— Как хотите, — бросил клерк и снова уткнулся носом в дисплей.

Три дня Стас с Грегом долгие часы добросовестно проводили в зале службы трудоустройства. Внешне им отлично удавалось производить впечатление новичков, которым очень не терпелось найти место получше и скорей рвануть отсюда. Их часто вскакивающие и не в меру суетливые фигуры вызывали кривые ухмылки у здешних пропахших дезинфекцией старожилов, которые уже давно махнули рукой на себя и свою судьбу.

Стас, как более молодой и коммуникабельный член экипажа, даже успел познакомиться с несколькими наиболее располагающими обитателями зала. В долгих беспрерывных разговорах с новыми знакомыми он часто упоминал о зарезервированных местах монтажников на системе Урана и в ответ всегда слышал только одно — не будьте дураками и и хватайтесь за эту возможность. Все-равно лучшего здесь ничего не подвернется. И только один раз сосед по пластмассовому креслу пожилой, заросший бородой до самых глаз техник гидравлических систем больших орбитальных станций не торопясь протянул:

— Заработки там, конечно, приличные. Особенно у ребят с хорошим разрядом. Но я там был несколько лет назад и скажу тебе одно — не смог долго вынести ихнее промывание мозгов. Это постоянное утреннее пение гимнов перед флагом и еженедельные собрания по изучению трудов тамошних философов и социальных теоретиков. Не для нормальных людей все это.

— А может к этому легко привыкнуть или просто постараться не замечать, раз они в самом деле платят хорошо.

— И в самом деле к этому легко привыкаешь, — нехорошо в бороду ухмыльнулся собеседник. — И начинаешь себя чувствовать эдаким механизмом, марионеткой под командованием отца нации. А потом и вообще перестаешь хотеть думать. Все вокруг отлажено, упорядочено и на все случаи жизни есть готовые объяснения старшин и официальных цитатников. Нет, это мне совсем не понравилось, хотя находилось и много людей которым подобное пришлось по вкусу. — И он опять надолго замолчал, стеклянными глазами уставившись на носки вытянутых далеко вперед башмаков.

На третий день безработные О’Нил и Парк подошли к окошечку клерка и протянули свои личные карточки:

Здравствуйте, кэп, — уважительно поздоровался Грег. — Мы подходили три дня назад и резервировали два места монтажников на платформах Урана. Теперь мы окончательно согласны отправиться туда.

Клерк бесцветно взглянул на друзей, словно видел их в первый раз. Потом позволил себе что-то вроде пресной улыбки-одолжения и, вставляя удостоверения личности в компьютер, уронил:

— Сразу надо было соглашаться, а не тянуть время… Все. Эти должностные единицы забронированы для вас. Ближайший рейс к системе Урана — через две недели. Вот билеты и направления. И он протянул в окошечко несколько разноцветных пластиковых карточек. И глядите там, на контрольных пунктах очень строгий досмотр. Не попадитесь с какой-нибудь ерундой.

Не успели трудоустроенные рабочие поблагодарить столь предупредительного чиновника, как тот уже снова уткнулся в свои дела.

Оставшиеся до рейсового корабля к Урану две недели прошли самым нудным образом. Часть времени друзья проводили в полусонной атмосфере зала агентства трудоустройства или слонялись по общедоступным местам станции, куда им позволяли проходить удостоверения личности. А по вечерам Стас с Грегом запирались в своей маленькой каюте в секторе занимаемом фирмой «Крейм-БС» и, включив для конспирации громкую музыку, до одурения повторяли и повторяли эпизоды будущей операции.

Наконец наступил день, когда держа в рука маленькие чемоданчики с пожитками капитан Миллер и второй пилот Парадей стояли в очереди из четырехсот пятидесяти человек, ожидающих посадки на пассажирский корабль рейсом до Урана. Вообще-то им еще повезло, так как Братство свободных планет системы Урана старалось меньше всего зависеть от поставок из вне. Поэтому количество пассажирских рейсов к другим планетарным системам и земному центру было сокращено до минимума. И только бурное экономическое развитие колоний Братства постоянно требовало притока свежей рабочей силы. Поэтому на соседние с Ураном базы Сатурна и Нептуна не реже раза в три месяца отправлялись большие космические корабли за новыми партиями рабочих рук от службы всемирного трудоустройства.

Именно посадки на такой корабль и ожидала сейчас вереница работяг вместе с Грегом и Стасом. Корабль находился на внешнем причале и пассажиры толпились в большом зале ожидания к палубам внешних стыковочных узлов. Наконец объявили посадку и быстро минуя посты таможни и службы безопасности полетов люди быстро начали исчезать в шахтах лифтов.

Грег и Стас тоже втиснулись в одну из громадных кабин и скоро оказались у турникетов переходного шлюза «Станция—Корабль». У турникетов рядом с полисменами со станции в серебристо-голубых комбинезонах стояло несколько фигур облаченных в черно-бежевую форму транспортного флота Братства планет Урана. Экипаж капитана Миллера только несколько раз встречал эту форму в своих бесконечных перелетах по всей Солнечной системе, но каждый раз что-то зловещее проглядывало в этих темных тонах рабочих спецовок на коренастых фигурах. Словно многие угрюмые разговоры о порядках и принципах жизни и политики на территории Братства, которые ходили по всему освоенному космосу, накладывали на все, что относилось к этим колониям сумрачный, леденящий отпечаток неволи и рабства.

Увлекаемые толпой, друзья сунули под нос дежурному офицеру проездные документы и тут же оказались внутри корабля. В общей сутолоке сотен мечущихся в поисках номеров нужных палуб и кают людей, Стас с Грегом не сразу нашли свой жилой ярус и только изрядно поплутав перевели дух у двери с нужными цифрами. Каюта оказалась четырехместным кубриком с койками в два яруса. Нижние места уже заняли два каких-то несвежих типа. Один оказался здоровенным дылдой, другой коротышкой — толстяком с потным румянцем на лбу и отвисших щеках. Оба они встретили вновь прибывших безразличными хмурыми взглядами.

— Привет земляки, — попытался сразу установить контакт с соседями Стас, закидывая чемодан в специальную нишу.

В ответ те только что-то пробурчали продолжая копаться в своих пожитках.

— Что-то вы, землячки не слишком разговорчивые, — заметил Стас обследуя свою откидную лежанку.

— Успеем еще за полгода наговориться, — наконец членораздельно ответил рослый детина с перебитым носом и юркими глубоко посаженными глазками завзятого карманника.

— Да. Впереди еще целых полгода, — с готовностью поддержал товарища лупоглазый толстяк.

— Это точно, — согласился Грег, забираясь на полку и жестом давая Стасу знать, что не стоит так сразу пытаться налаживать отношения.

В хлопотах по устройству на новом месте, время прошло совсем незаметно и когда через полтора часа механический голос во всех каютах, кубриках и служебных помещениях объявил десятиминутную готовность к старту корабля, друзьям еще казалось, что они только ступили на этот борт.

Скоро станция DS-18 в обширном иллюминаторе кают-компании превратилась в небольшой шарик, да и сам диск Сатурна в ореоле радужного сияния цветных колец заметно уменьшился, теснимый со всех сторон угольно-черными ладонями большого космоса.

Потянулись однообразные будни перелета. В основном многочисленные обитатели четырех пассажирских палуб проводили время в своих каютах до одурения глядя три десятка каналов корабельной видеотрансляции, бесконечно играя в покер под гарантию будущих заработков или бесцельно слоняясь по многочисленным переходам, коридорам и вестибюлям пассажирской части корабля.

Маленькими событиями в этой до сумасшествия однообразной судовой жизни были приемы пищи в больших, казарменного типа столовых — каждая для своей палубы, да еженедельные спортивные соревнования, устраиваемые группой энтузиастов.

Стас поднялся из-за стола и сунув поднос с грязными тарелками в ближайшее гнездо для использованной посуды обратился к Грегу:

— Боже, как мне опротивела эта синтетическая пища для новоявленных рудокопов.

— Ничего, — усмехнулся в ответ Грег. — Зато теперь будешь совсем по другому относится к нашему прежнему полетному рациону.

— Для того чтобы понять это — вполне хватило бы прошедших сорока дней. А тут впереди еще четыре с половиной месяца в клетке с такими гориллами. — При этих словах Стас покосился на проходящего мимо сутулого обезьяноподобного громилу, руки которого действительно свисали чуть ли не ниже колен.

— Ладно. Не жалуйся на жизнь и принимай все вокруг с любопытством, мудро посоветовал Грег. — Тем более, что теперь самое время основательно поработать на свой будущий образ налетчиков и угонщиков космических кораблей.

— Время, так время, — согласился Стас. — Я уже готов совершить хоть дебош в капитанской рубке, лишь бы чем-то заняться.

Как и в любом обществе, где большое количество страдающих от отчаянной скуки молодых здоровых мужчин вынуждено было жить в условиях тесноты и крайней скученности, в этой среде началось быстрое размежевание на неформальные группировки, соперничающие друг с другом в борьбе за авторитет и сферы влияния в пассажирской зоне корабля. И эта полууголовная, полубандитская среда как нельзя лучше подходила друзьям для выполнения их замысла.

Подготовительный этап операции «Цитадель» вступал в решающую фазу. Ее исполнителям надо было зарекомендовать себя непредсказуемыми правонарушителями и злостными дебоширами. В будущем это должно было создать ложное впечатление о целях и мотивах предстоящих действий агентов. Именно эту патологическую несовместимость с порядком и законом готовились сейчас и обнаружить Стас с Грегом.

Сразу после обеда в столовой были сдвинуты в центр несколько столов и скоро они преобразовались в импровизированный боксерский ринг. После нескольких отборочных встреч сегодня должен был определиться чемпион корабля по боксу.

С одной стороны звание чемпиона оспаривал здоровенный негр Джодо. С другой на этот титул претендовал невысокий коренастый итальянец Марзини. Но это только был внешний уровень соперничества отмеченный в специально отпечатанной к этому событию листовке. Ведь каждый из пассажиров корабля знал, что за Джодо стоит банда Красавчика Купера компания быстро снюхавшихся негодяев, сумевшая взять под свой негласный контроль местный игорный зал и получающая проценты от всех выигранных там денег. А за коренастым итальянцем четко просматривались фигуры людей из группировки Бакси Берковица. А эти ребята как-то сразу и очень прочно сумели внедриться в обслуживающий персонал корабельного пассажирского лазарета и его лаборатории. И совсем скоро на тамошнем химическом оборудовании им удалось наладить производство отличного самогона. Да и кое — какие наркотики, по происхождению явно из шкафов местного лазарета, всем страждущим можно было найти у людей Бакси.

Сначала обе группировки пытались жить мирно и качать деньги каждая из своего источника. Но в тесном, перенаселенном мирке корабля им, как двум медведям жить в одной берлоге и не наступать друг-другу на лапы не удавалось. И группировки начали вести скрытую, порой жесткую борьбу, пытаясь понемногу выдавить соперника из его сферы нелегального бизнеса. Но перейти к решительным мерам воздействия на противника мешали вездесущие окуляры телекамер внутреннего наблюдения и дубинки полисменов охраны корабля. Поэтому соперники ограничивались несерьезным мордобоем в общих туалетах, да скоротечными стычками в периферийных коридорах и дальних галереях. Это соперничество тлело на виду у всех пассажиров и хоть как-то разнообразило скучнейшую жизнь в полете.

Вот и теперь с одной стороны ринга, сгрудившись около своего рыжего и кривоногого предводителя, расселись люди Красавчика Купера, а с другой усиленно жевали резинку и плевали на пол вместе со своим лидером приверженцы самогона и Берковица.

Зал понемногу все наполнялся и наполнялся. Скоро уже все пластмассовые стулья и столы были заняты зрителями, а люди все прибывали и прибывали. «Надо же, — подумал Грег, крутя головой вокруг, — наверное, половина населения пассажирских палуб собралось здесь. Всем интересно, что получиться из бокса между этими двумя выдвиженцами соперничающих кланов».

Внезапно шум под потолком столовой стих, зрители вытянули головы в сторону выхода. От дверей к возвышению ринга пробирался, как и положено весь в белом, рефери. Сзади него топали боксеры в окружении секундантов и массажистов. Тут минутное затишье миновало и болельщики дружно заорали, приветствуя бойцов.

В общей возбужденной сутолоке Стас незаметно продвинулся вперед и занял наиболее выгодное место. Вот рефери пригласил соперников к центру площадки и они даже без тени дружелюбия мрачно пожали друг другу перчатки и мгновенно отпрянули в стороны. Звякнул гонг и судья махнул рукой. Боксеры как дикие бизоны ринулись вперед. Высокий длиннорукий Джодо старался, не подпуская к себе противника, сокрушить его дальними мощными ударами. Но коренастый верткий итальянец ловко уходил от молотообразных кулаков негра и пытался прорвать его оборону подныривая под руки врага.

Публика вокруг понемногу распалялась и люди все и чаще вскакивали с мест, крича и размахивая руками, когда кто-то на ринге проводил удачную серию или получал крепкую зуботычину. Первые два раунда прошли без особого преимущества кого-либо из противников. Зрители вошли уже в достаточный азарт и вопили при любом поводе.

Стас аккуратно озирался по сторонам и отлично видел, как по рукам многих болельщиков ходят бутылки с самогоном и как наливаются кровью глаза и багровеют щеки и шеи. Пара полисменов благоразумно стояла поодаль у входа и не собиралась вмешиваться во все происходящее.

Наступил третий раунд поединка. Джодо как бульдозер пошел на итальянца. Марзини умело защищался и парировал удары. Но все равно было заметно как с трудом ему удается сдерживать такой яростный натиск врага.

Вот сокрушительный удар негра почти достиг цели. Ватага вокруг Красавчика Купера завыла от восторга. Люди Бакси Берковица застыв от напряжения глядели как Марзини запирается в глухую защиту. Но вот ему удалось нырком уйти в сторону и мощным боковым ударом по ребрам сбить дыхание соперника. Джодо явно не ожидал такого оборота и мгновенно утерял тактическую инициативу. По залу прокатился шумный вздох облегчения одних и разочарованные возгласы других. Стас решил, что самая пора и вскочил выбрасывая руку вверх:

— Двадцать кредиток против десяти за Марзини! — И он горящим взором обвел всех вокруг.

А с разных сторон уже неслись отклики на вызов. К потолку взлетали пальцы с указанием соотношения ставок на соперников. И все горланили соседям о том, кто победит в этой схватке. Все происходящее в зрительном зале словно передалось бойцам на ринге и они с каким-то остервенением принялись дубасит друг друга. Вот Марзини волчком вкрутился между рук Джодо и засунул ему хороший апперкот в челюсть. Все вокруг завыли от восторга, а Стас подпрыгнул и заорал что есть мочи:

— Сорок кредиток против десяти за итальяшку!

Часть зрителей заорала еще громче приветствуя этот порыв. Тут Марзини удалось снова отпустить хорошего тумака негру и ставки на него еще взлетели. Но вот Джодо извернулся и достал неприятеля правой прямой. И уже другая часть зрителей зашлась от восторга. Ставки на негра снова пошли вверх.

В это время Стас стоял на ногах и тянул вверх руку с выкинутыми пальцами. И тут кто-то из вскочивших от возбуждения людей Красавчика Купера отпустил в его сторону унизительное ругательство в сопровождении выразительного жеста. Поэтому даже сквозь рев и вой его смысл был предельно понятен.

Смертельно оскорбленный Стас выхватил из рук случайного соседа почти пустую бутылку с самогоном и запустил в обидчика. Но «промахнулся» и бутылка попала в плечо Красавчика Купера. За бутылкой Стаса в сторону неприятеля полетела консервная банка пущенная Грегом. Телохранители Красавчика ринулись сквозь толпу, чтобы добраться до Стаса но тут же увязли в людском скоплении.

А уже через несколько секунд из стороны в сторону по залу мелькали десятки летящих бутылок, башмаков, тарелок и других самых невероятных предметов. Тут кто-то кого-то начал дубасить и скоро весь зрительный зал представлял собой громадный клубок сцепившихся людей. Невозможно было представит кто и за что кого лупит, но остановить это уже не представлялось ни какой возможности. Словно какая-то тупая и дикая сила, накопившаяся за долгие недели полета в смертельно скучающих людях, вдруг освободилась и теперь с наслаждением и первобытной радостью крушила и топтала все вокруг.

Стараясь не получить серьезных ударов Стас с Грегом пробились в угол зала, где схватка была не столь яростной, и изредка отмахиваясь ножками сломанных стульев принялись ждать логического завершения этой потасовки.

Вдруг свет в зале погас и всюду начали рваться гранаты со слабым паралитическим газом. Это сводный отряд полисменов и добровольцев из команды ринулись на успокоение разбушевавшихся пассажиров. Стас с Грегом вовремя забились под крайние столы зала и их миновали первые ряды стражей порядка, разящие налево и направо электрическими дубинками. Воздух вокруг наполнился треском высоковольтных разрядов, воплями и проклятьями. Стас лежал под столом и тихонько улыбался — к какому неожиданному результату может привести одна вовремя пущенная бутылка.

Через двадцать минут все участники потасовки были выстроены здесь же в зале недавнего поединка. Под ногами начальника полицейской службы корабля звякали ложки и вилки из разгромленных посудных шкафов. Путались оторванные рукава комбинезонов и застежки — молнии. Полисмен несколько раз хмуро прошел мимо выстроенной в четыре шеренги сотни провинившихся пассажиров и остановился посередине зала:

— Зачинщики беспорядка — три шага вперед!

Но в шеренгах никто не двинулся. Полицейский офицер медленно заложил руки за спину и зло пролаял в лицо стоящим перед ним:

— Повторяю. Зачинщики — три шага вперед. — Он несколько раз нервно поднялся на носках и добавил: — Пока предлагаю добровольно. Потом мы всех найдем сами, но на снисхождение тогда не рассчитывайте… Последний раз предлагаю — зачинщики вперед!

Толпа даже не шелохнулась и офицер, зло сузив глаза, промаршировал к двери в коридор:

— Ладно. Постойте пока, подумайте.

Стас усмехнулся такому зловещему обещанию и поднял вверх глаза. Под потолком зала непрерывно вращались объективы телекамер и несомненно они зафиксировали в подробностях все элементы стычки. Стас понимал, что его скоро извлекут из толпы как первого виновника потасовки. Но появление образа неисправимого и злостного нарушителя режима сейчас только было на руку. Поэтому он принялся безразлично разглядывать стоящую впереди цепочку полисменов в черно — бежевой форме с парализаторами в руках.

Через час полицейский офицер появился вновь и приказал своим подчиненным перестроить шеренги. Людей сгрудили в одной стороне зала и начали по одному выводить в двери. Прямо на зрачок телекамеры. Это значило, что компьютер успел просмотреть все записи драки и теперь выбирал наиболее отличившихся. Впереди уже отвели в сторону несколько человек из окружения боссов враждующих группировок и Стас знал, что электронный глаз никак не пропустит его мимо себя.

Бесстрастно упершись взором в спину соседа, Стас тяжелой походкой приблизился к стеклянному зрачку телекамеры и тут же офицер у дисплея сделал знак рукой. Полисмены выхватили Стаса из понурой вереницы и оттолкнули к группе штрафников. Скоро туда последовал и Грег. Две дюжины организаторов и самых активных участников дебоша опустив головы стояли в середине зала, а перед маленьким строем, широко расставив ноги в высоких ботинках и играя желваками высился начальник полиции корабля. Он переводил не мигающий, как у удава взгляд с одного лица на другое и тяжело ронял слова:

— Дерьмо. Все дерьмо. Благодарите Бога, что это произошло в полете и вы еще не подписали обязательства соблюдать наши законы и подчиняться властям Братства Урана. Только это спасает вас от карцера и штрафных работ. Но все это еще впереди. На каждого уже заводится досье антиобщественного элемента и в скором времени при малейшем нарушении вам доведется испытать всю тяжесть руки наших законов. Это вам не слащавые либеральные правила на других планетах, когда вы что хотите то и делаете, а в ответ только грозят пальчиком. Только здесь, у нас вам дадут по-настоящему ощутить, что эта ваша индивидуальная свобода на самом деле не совместима с прогрессом в современном государстве с высокоразвитой социально-партийной системой. Мы выбьем это дурацкое ощущение что вы вольные граждане безвольного общества. Скоро все почувствуют настоящий порядок и настоящую силу государства. И если вы пойдете против нас, то каждый, да-да, каждый, — начальнику полиции явно очень нравилось ощущать себя одновременно в роли духовного пастыря, партийного агитатора, прокурора и экзекутора и он со свирепым наслаждением выстреливал сухие фразы в понурый строй переминающихся с ноги на ногу арестантов, — будет раздавлен железной пятой как паршивый слизняк.

Офицер несколько раз молча прошелся вдоль стоя и вдруг резко повернулся к нему:

— Зачинщики беспорядков три шага вперед. Или мне самому вытащить вас за шиворот как паршивых котят?!

Опустив голову Стас сделал несколько заплетающихся шагов вперед. Рядом с ним стал Грег, а потом еще несколько человек. Офицер презрительно оглядел их и довольно скривил губы:

— Отлично… Что? В штаны уже наложили? Герои… И теперь знайте, при каждом шаге по планетам Братства Урана, будете носить клеймо социально опасных элементов. И если попадетесь на любой мелочи, то получите на полную катушку и за этот раз. Я тогда лично позабочусь, чтобы вам приготовили самое теплое место на ртутных рудниках Оберона. А теперь, офицер круто обернулся всем корпусом к полицейскому унтеру, — немедленно снять с каждого отпечатки пальцев, обрить наголо и на сегодня с них хватит.

Пока в зал прикатили автомат — парикмахер и нашли дактилоскопическую машину штрафники угрюмо столбенели, уставившись взглядами в пол. Ртутные рудники планетоидов Урана слыли самым зловещим местом во всей Солнечной системе и любое упоминание о них отмечало лица знающих людей печатью страха и безнадежности.

После ужина Стас забрался на свою верхнюю полку. Неожиданное ощущение соприкосновения кожи обритой головы с подушкой снова вернули его к мысли о сегодняшней потасовке. Он вспомнил с каким выражением глядели на него и иных стриженных «под ноль» окружающие люди. Стас с улыбкой повернулся к Грегу. Соседи по кубрику еще не пришли из столовой и можно было говорить о чем угодно.

— Ты видел с каким уважением и даже с опаской глядели на нас из-за соседних столиков?

— Угу, — отозвался Грег занятый разглядыванием небольшого кровоподтека на скуле.

— Так — еще пара выходок и мы с тобой станем известными людьми в здешней неофициальной иерархии и злейшими врагами полиции всего Братства Урана.

— Я думаю, что это не станет слишком долго осложнять нам жизнь. Грег насмешливо взглянул на товарища.

— Я тоже так считаю, — поддержал Стас и с хрустом, во весь рост потянулся на койке.

Основная задача этого предварительного этапа операции была выполнена и теперь оставалось спокойно дождаться конца полета.

ГЛАВА 4

Миновало несколько однообразных месяцев полета и наступил момент, когда корабль развернулся фотонным зеркалом по ходу движения и опираясь на столб ослепительного света начал торможение. Прямо по курсу медленно рос в размерах грязно — желтый диск Урана в окружении полутора дюжин больших и малых спутников, опоясанный несколькими нечеткими пылевыми кольцами. Еще несколько недель и невооруженным взглядом на орбите крайнего спутника планеты — Оберона — можно будет разглядеть пограничную станцию LK-9. Станцию, дальше которой не пропускался ни один чужой корабль, да и межпланетные рейсы самого Братства с чужаками на борту никогда не забирались глубже и не торопились открывать представителям чужих планет свои внутренние пространства.

Грег полулежал в глубоком кресле в кают-компании корабля. В большой иллюминатор в потолке он уже долго не отрываясь смотрел в мерцающую звездным хаосом космическую бездну. Уран в это время находился с другой стороны корабля и его сияние только оттеняло висящие в кромешной черноте космоса несколько малых спутников. И если хорошо присмотреться, то можно было вполне отличить от свечения звезд четкие голубоватые точки искусственных объектов вокруг спутников. Вот где-то здесь, уже совсем недалеко от тормозящего корабля, проходила воображаемая линия сторожевой охраны неприветливой планетной системы. Призрачная, но строго оберегаемая пограничная черта, за которую невозможно было пробраться незамеченным и неразоблаченным. Грег неожиданно четко представил себе, как с пограничного маяка — наблюдателя идет тревожный сигнал о нарушении границы. Как с эллингов базовых пограничных станций срываются крейсера — перехватчики и, разгоняясь на предельных ускорениях, несутся наперерез нарушителю. Как сверкают, словно полицейские мигалки в старых фильмах, мощные оптические сигнализаторы в носовых частях и орудийные башни судорожно ворочая жерлами ищут в холодных звездных дебрях бегущую искорку неприятельского судна…

Грег зябко поежился, словно бы его самого уже взял на прицел неведомый канонир, и закрыл глаза. Да, теперь уже совсем недалеко пролегала эта, тщательно оберегаемая всей экономической и боевой мощью военно-политической группировки Братства Урана линия, которую ему и его товарищу предстояло прорвать. Вступить в противоборство с этой огромной и малоизученной силой. Грег глубоко вздохнул, резко выпрямившись поднялся из кресла и зашагал к дверям из салона. Ничего, на нашей стороне внезапность и скрытность действий. Мы еще посмотрим кто кого. И Грег переполняемый желанием побыстрей начать работу саданул кулаком по мягкой обшивке двери. Но поблизости была только одна компания карточных игроков и никто не обратил внимания на этот необычный жест.

Трансляционная сеть ожила одновременно во всех кубриках и каютах и, пару раз перелившись сигналом звукового теста, задребезжала металлическим искусственным голосом: «Внимание, двенадцатичасовая готовность к стыковке. Внимание, двенадцатичасовая готовность к стыковке. Наш полет завершается. Корабль подходит к пограничной пересадочной станции LK-9. Всем пассажирам быть в полной готовности по сигналу выстроиться в коридорах и вестибюлях палуб по номерам кубриков, начиная с первых…» И компьютер еще долго и подробно растолковывал порядок и схему высадки.

На всех палубах, во всех каютах люди поспешно принялись складывать вещи в небольшие путевые чемоданчики. Суетливо проверять документы и приводить в порядок одежду. В иллюминаторы было уже отлично видно дискообразное тело станции. Несколько крупных межпланетных кораблей у звездообразного главного причального модуля и дюжина небольших многоцелевых транспортов в радиальных эллингах. Металлическая поверхность станции отливала мутноватыми золотистыми бликами в тусклом свечении уже занимающего почти треть видимого пространства диска Урана.

Но пассажирам было некогда любоваться этой величественной картиной. Они возбужденно готовились к переходу на станцию. Ведь там их ждало очень важное дело — распределение на работу по конкретным должностям и промышленным объектам. А это было очень серьезно. От этого зависел и заработок каждого наемного рабочего и срок его пребывания здесь. Поэтому все старались принять молодцеватый бравый вид и еще и еще раз до блеска начищали итак уже сверкающие башмаки. Снова и снова про себя повторяли слова, которые они скажут клерку в распределительной комиссии. И в сотый раз расправляли перед маленькими настенными зеркальцами плечи, чтобы произвести впечатление крепкого и здорового парня.

Стас уже давно собрал вещи и сидел у себя на второй полке свесив ноги вниз. Сквозь полуопущенные веки он лениво наблюдал, как внизу суетиться и путается в разбросанной по койке одежде толстяк Шульц. Тот до такой степени взбудоражил себя грезами о будущих фантастических заработках, что никак не мог справиться с несколькими рубашками и парой белья. Они никак не умещались в его чемоданчик. От возбуждения на мясистых щеках Шульца проявились багровые пятна, лоб вспотел, а желтоватые навыкате глаза лихорадочно блестели.

— Один мой хороший знакомый сколотил здесь за три года целое состояние. Так вот, он дал мне пару отличных советов. Перво-наперво надо во что бы то ни стало попасть на Миранду. Там работает какая-то промышленная установка, где не обойтись без человеческого труда. И вот туда они постоянно набирают рабочих. Именно там вкалывал мой приятель и он все-все подробно рассказал мне. И главное, что эта работа очень легкая и в основном ногами, а платят за нее — я бы вам сказал, да вы все-равно не поверите, — и лицо толстяка приняло такое блаженное выражение, словно он уже запирал в свой домашний сейф пачки новеньких кредиток.

Стас совсем смежил веки, но через несколько секунд опять открыл глаза и перевел взгляд на Грега. Тот неподвижно сидел на привинченном у стола табурете и с отсутствующим выражением смотрел куда-то в потолок.

— И если у меня все получиться как надо, то я обязательно шепну вам — как попасть туда же, — снова пробился к сознанию Стаса голос толстяка, — как-никак мы были хорошими соседями. Нам и дальше надо держаться друг друга и помогать в любом деле.

Стас нехотя повернул голову в сторону Шульца и ничего не ответив, усмехнулся про себя: «Нет, в нашем деле из тебя помощник явно не выйдет». И снова закрыл глаза. Скоро стыковка, а значит потом уже неизвестно когда придется отдохнуть.

Мягкий толчок по всему корпусу корабля дал понять что произошла стыковка. Тут снова ожил и разразился настойчивыми командами компьютерный голос во всех закоулках громадного корпуса судна. Сотни пассажиров хлынули из кают в вестибюли жилых палуб. Тут их подхватывали транспортеры или эскалаторы и несли по бесконечным коридорам и переходам к стыковочному узлу. Правда там получился небольшой затор и полицейские орали в мегафоны, чтоб задние не напирали на застрявшие в шлюзовой камере передние ряды.

Над всей это волнующейся и галдящей людской массой, как риф в бурном море, возвышался командир отряда корабельно полиции. Он забрался на кожух запорного механизма люка и колючим взглядом ощупывал все вокруг.

Стас неосторожно остановился глазами на лице полисмена и их взгляды встретились. Полицейский начальник криво улыбнулся, словно бы обещая Стасу не забыть исполнить свои прежние угрозы. Стас не стал поспешно отводить взора и, принимая этот немой вызов, недобро усмехнулся.

Тут толпа пошатнулась. Где-то впереди исчез какой-то барьер и людская масса глухо ворча подалась вперед. Стас был подхвачен течением и втиснут в зев большого стыковочного шлюза.

Зал стыковочного модуля станции был залит резким зеленоватым светом. Под высоким сводом висел неравномерный гул сотен голосов. Стас с Грегом быстро и без особых происшествий миновали таможенный и пограничный контроль и направились к распределительному сектору указанному в их направлениях на трудоустройство. Перед информационными стойками скопилось уже немало народа и друзьям пришлось подождать прежде чем вставить свои карточки-документы в прорези машины.

Наконец это было сделано и на дисплее распечатался текст, согласно которому монтажники орбитальных конструкций О’Нил и Парк направлялись работать на возведение корпуса энергопринимающей станции на малый спутник Урана UL-8. Проездные документы на ближайший транспорт, отбывающий к месту новой работы через три дня, прилагались.

— Ты гляди, как нам повезло, — почти искренне удивился такому обороту дел Стас. — Не успели оглянуться как уже получили приличную работу.

— Да, жаль конечно, что не удастся воспользоваться такой возможностью зашибить деньгу, — усмехнулся Грег разглядывая ворох бумаг и магнитных карточек выданных машиной. — Ага. Вот и визитки в здешнюю гостиницу на три дня. Давай побыстрее устроимся — авось дадут двухместный номер. А то мне до смерти надоело это полугодовое общежитие на корабле. Пошли пока все приличные кубрики не заняли.

И Грег со Стасом, ориентируясь по стрелкам ярких указателей, сквозь толчею и давку двинулись на поиски гостиницы.

В пивной был непривычно яркий свет все тех же зеленоватых светильников. Но такой уровень освещенности сразу становился понятен, когда вновь прибывший замечал под потолком непрерывно вращающиеся зрачки телекамер. Всюду витал резкий запах посредственного пива и человеческого пота. Система кондиционирования воздуха явно не справлялась с проветриванием такого громадного количества клиентов заведения. Изголодавшиеся по открытому потреблению спиртного пассажиры рейса «Сатурн—Уран» намертво оккупировали две имевшихся на станции пивных и бар.

В этом зале, где сразу после обеда Стасу с Грегом удалось занять угол длинного столика, теперь, ближе к вечеру, люди заполнили уже все столики, теснились по всей длине стойки, а несколько компаний расположились на корточках прямо у стены. То и дело по помещению нетвердой походкой сновали фигуры с гроздьями кружек и бокалов в руках. Иногда они натыкались друг на друга или на сидящих и тогда пьяный гул пивной перекрывала отчаянная ругань и выкрики угроз. Пару раз даже начиналось пьяное размахивание рукам, но соседи быстро растаскивали буянов. Все помещения для вновь прибывших усиленно патрулировались нарядами полиции и в саму пивную уже несколько раз заглядывали тройки дюжих молодцов в черной униформе и горбатых шлемах. Последний патруль как-то особенно выразительно поигрывая рукоятками электродубинок долго и мрачно разглядывал сразу притихших новичков. Потом самый здоровенный из них с сержантским нашивкам широко растянулся в самодовольной улыбке и гаркнул на всю пивную:

— Все в порядке, господа! Продолжайте отдыхать. Если у нас к вам будут вопросы — вы сами это почувствуете.

Потом вся троица резко развернулась и вышла вон.

— Каковы красавцы? — пробормотал один из соседей по столику, поворачивая голову от двери к бокалу.

— Да, хороши, — согласился другой с уже пунцовыми от пива щеками и носом. — Это они поначалу себя немного сдерживают, когда нас тут много. А как разбредемся маленькими группами по объектам, так от этих гадов житья не будет. Это я точно говорю. Я уже был здесь пять лет назад и все испытал на своей шкуре.

Говоривший не торопясь отхлебнул из бокала, безвольно уронил голову но тут же поднял мутный взгляд близко посаженных глаз на Стаса:

— Это я точно говорю. А особенно тебе… Ты меня не знаешь, но я тебя отлично помню по той драке на боксе. Хм-м… — Он оскалился в пьяной ухмылке: — Веселый был мордобой. Только учти, они выписали тебе волчий билет и где бы ты не находился в Братстве Урана местная лягавка при первом же шухере наступит на твой хвост. Тебе удалось уйти от расправы, а здешняя полиция такого не любит. Тогда ты еще не попал под их законы, а теперь уже все, привет. Вот они и постараются расквитаться с тобой. Так что парень суши сухари. Тю-тю. — И он дурашливо раздвинул ладони и брызгая слюной издал долгий фыркающий звук губами и глупо захихикал. — Все, теперь мы у них под колпаком.

Стас вспомнил как при оформлении на работу он подписывал световым пером на экране условия контракта, одним из первых пунктов которого было безоговорочное подчинение всем законам Братства свободных территорий Урана. Словоохотливый сосед после такой речи поднял кружку, но у самого носа обнаружил, что она пуста и пошатываясь отправился к очереди за новой дозой пива.

Часы под потолком показывали двадцать три часа по местному орбитальному времени и пивная скоро закрывалась на уборку. Грег со Стасом выбрались из-за стола и отправились к себе в номер. Это был наиболее подходящий момент поговорить не опасаясь что их подслушают.

— Кое-что мне уже удалось сегодня выяснить, — сказал Стас густо икнув после непривычного количества дрянного пива. — Тут в левой шахте, куда доступ вполне свободный, на втором пролете вспомогательной лестницы висит план схема стандартной спасательной операции. Это на случай разгерметизации отсека. По схеме на следующем ярусе обозначен аварийный блок с большим количеством легких изолирующих скафандров. Но по всем канонам в этих аварийных блоках кроме изолирующих должны быть хотя бы несколько автономных спасательных скафандров и малый шлюз для экстренного выхода в космос. В план-схеме этого не обозначено, но я считаю, что они там должны обязательно быть. Это обычное дело, что их не высвечивают на всех углах, чтобы какой-нибудь посторонний бездельник не решил со скуки прогуляться вдоль наружной оболочки. Завтра я поднимусь на сам ярус и окончательно все выясню. Сегодня я итак слишком долго задержался для простой вылазки в туалет.

Утро следующего дня отметилось обычным пробуждением на не слишком мягких гостиничных койках. «Доброе утро, господа. Доброе утро…» сварливо бормотал будильник. Умывание холодной водой в санузле с треснувшим по диагонали зеркалом над раковиной. Потом, на удивление приличный после однообразного корабельного рациона, завтрак в кафетерии гостиницы. Впрочем удивляться здесь не стоило, ведь господа О’Нил и Парк считались уже принятыми на работу специалистами в государственный энергостроительный концерн с вытекающим из этого пайковым и денежным довольствием. Поэтому, когда раздаточная линия кафетерия в ответ на предъявленные личные карточки заполнила подносы неожиданным количеством коробочек, тарелок и вазочек, Стас с Грегом приятно удивились. Тем более когда на подносах других посетителей, оформленных к трудоустройству простыми рудничными рабочими, было куда как больше свободного места.

— Да мы тут с тобой выглядим баловнями судьбы, — хмыкнул Грег распечатывая баночку с йогуртом.

— И прекрасно, — ответил Стас отправляя в рот хрустящий тост с сыром, — тем более будет объяснимо исключительно нашими уголовными наклонностями, то что произойдет сегодня.

У Грега в этот момент был занят рот и он только согласно прикрыл веки и принялся деловито стаскивать целлофановую оболочку с упаковки галет. С соседних столиков он чувствовал на себе десятки завистливых взглядов.

Уже больше часа топтался Грег в разношерстной толпе в помещении агентства найма и распределения рабочей силы. Он уже по нескольку раз обошел все основные компьютерные табло, уточняя разнообразные детали своей будущей работы. А это была достаточно объемная информация, так как в нее входили условия труда и отдыха, система социального, пенсионного и медицинского страхования, необходимые условия для продления контракта на новый срок. Грег так увлекся изучением возможности повышения квалификации монтажника орбитальных энергетических объектов, что не заметил как к нему подошел Стас.

— Ну как дела? — он почти с сожалением оторвался от табло.

— Все в порядке и главное, как я и предполагал, аварийный блок находится у малого экстренного шлюза. Это значит, что в блоке обязательно должны быть несколько автономных скафандров.

Грег довольно сложил губы трубочкой и качнув головой ударил пальцами по клавишам, отчего на экране начала распечатываться сетка повременной оплаты орбитальных монтажников экстра класса.

— А где стоят ближайшие орбитальные челноки?

— Недалеко, и я считаю, что мы к ним вполне доберемся без помех, пока нас будут искать по всей поверхности станции.

— Понятно. А кодовый ключ к шлюзам корабля?

— Я уверен, что в аварийном блоке он есть. Но для подстраховки надо будет во время заварухи у кого-то из местной обслуги стянуть набор магнитных ключей от переходных замков.

— Согласен, — кивнул Грег и, заметив что у них за спинами остановился какой-то тип и пожирает глазами цифры денежного содержания на табло, громко добавил: — Я думаю, что годик мы там поработаем со своими разрядами, а потом запросто сдадим на экстра класс.

При этих словах Грег обнял Стаса за плечи, а тот солидно добавил:

— Пошли спрыснем будущие заработки.

И отодвинув со своего пути ротозея друзья отправились в пивную.

Грег боком стоял у стойки и надев маску безразличного ничегонеделания исподтишка наблюдал за шумным залом. Рядом столбенел Стас. На его лице была обозначена полнейшая скука. Время от времени друзья отхлебывали из бокалов. Но глотки их были мелкими и нечастыми. Сейчас при первом же удобном моменте должна была начаться самая сложная и рискованная часть операции «Цитадель». И от умения сориентироваться в труднопрогнозируемой обстановке зависела не только вся операция, но и сама жизнь секретных посланников далекого земного центра.

Капитан Миллер еще раз взглянул на своего второго пилота и отметил что того сегодня отличает какое-то внутреннее напряжение. Что-то похожее на готовность к неожиданному взрыву. «Впрочем, — успокоил себя Грег, — этого почти не было заметно». Просто его натянутые нервы слишком остро и болезненно реагировали на все вокруг.

Автоматические двери пивной широко разъехались и в помещение развязанной походкой ввалились полдюжины парней из группировки Красавчика Купера. Окинув взглядами переполненную пивную они на несколько секунд остановились на пороге, явно не зная, где им разместиться. Вообще, в эти последние дни, перед распадом сообщества пассажиров рейса «Сатурн—Уран», сложившиеся внутри него группировки явно нервничали. Их члены чувствовали, что разъехавшись по разным уголкам планетной системы они уже никогда не будут пользоваться той властью и авторитетом у окружающих, которые им удалось захватить здесь. И эта ближайшая потеря силы и значимости заставляла их пользоваться этими качествами с бессмысленной настойчивостью и энергией. Именно поэтому сейчас кто-то из пассажиров рейса ходил с синяком или разбитыми губами. А в каком-то темном слепом ответвлении коридора, говорят была массовая драка.

Вот и теперь секундная заминка прошла и двое из вошедших приблизились к крайнему столику. За ним, среди прочих сидело трое парней имевших с группировкой Красавчика Купера давние нелады. Но эти ребята не входили в какие-то крупные банды и поэтому им несколько раз крепко доставалось от людей Купера. И видимо теперь, вспомнив прежние счеты, бандиты решили в последний раз показать на чей стороне сила.

Первый из шайки — Длинный Бак — склонился над столом, опираясь рукам о его крышку. Он неприятно улыбнулся:

— Привет работнички… Слушай, Луис, тебя с твоим друзьями что-то хотел видеть староста яруса. Сходи к нему — вдруг что серьезное.

Наморщив лоб Луис поднял глаза к говорившему. По всему его выражению было ясно, что он понимает каким дешевым способом хотят занять их места. Но численное превосходство мешало сразу послать наглецов ко всем чертям. Но встать и покорно подчиниться этим мерзавцам на глазах многих десятков людей тоже было невозможным. Поэтому пуза затянулась и противники пока молча глядели друг на друга.

Наконец Длинный Бак решил, что пора завершать эту немую сцену. Ведь, в конце — концов, на его стороне была сила и он угрожающим тоном процедил:

— Я же тебе сказал, что тебя хотел видеть староста. И я думаю он будет доволен если мои ребята тебя поторопят, — и Бак оглянулся на приспешников. Те уже демонстративно разминали руки и нагло скалились.

Лица Луиса и его друзей окаменели. Было видно, что они в эти минуты еще решали что выбрать — позорно подчиниться или быть избитыми. В пивной уже давно смолк шум и все напряженно глядели на крайний столик.

Стас тихо прочистил неожиданно пересохшее горло и коротко встретился с взглядом Грега. Они поняли друг друга без слов и жестов. Это был тот случай, которого они ждали. Стас промочил пивом горло — у него получился почти театральный жест — и в наэлектризованной тишине его голос прогремел с неожиданным металлическим оттенком:

— Эй Бак. Сдается мне, что всю эту историю со старостой ты придумал чтобы позабавить здешнюю публику. А если тебе очень захотелось пива, то я могу уступить место у стойки. Мне все-равно пора двигать.

Все головы в пивной вместе со зрачками видеокамер синхронно повернулись к Стасу, на которого озадачено уставился Длинный Бак. Он явно потерял инициативу и уверенность в своей силе. Ведь теперь против его семи подонков с двух сторон были трое людей Луиса и Стас с Грегом, да и кто знает теперь сколько могло к ним присоединиться еще.

Но от этой заботы оценивать обстановку Длинного Бака избавил Большой Ури. Это был самый громадный, злобный и тупой любитель подраться в банде Красавчика. Только теперь он сообразил, что его собрата оскорбили самым наглым образом и он всей тушей пошел на обидчика:

— Ты… Гнида! Сейчас ты пожалеешь обо всем, что сказал, — прошипел он, задирая по локоть рукава. В его выпученных белесых глазах светилась одна пещерная злоба.

Весь зал, затаив дыхание, ждал скорой развязки. И тут Стас коротким движением от пояса плеснул добрую половину кружки в лицо наступающего противника. Длинная струя пенящейся жидкости на мгновение ослепила злобного великана и этого времени было достаточно Стасу чтобы из всех сил ударить его тяжелым рабочим башмаком под коленную чашечку.

Большой Ури с утробным воем рухнул на пол и схватившись руками за колено принялся кататься по полу. Болевой шок лишил его возможности что-то соображать и из обезображенного гримасой боли рта рвался звериный рев.

Двое из ближайших к стойке бандитов бросились на Стаса, но остальным это помешали сделать вскочившие на ноги Луис с друзьями. Уже в следующую секунду Стас с Грегом отбивались от двоих членов шайки, а трое с крайнего столика отражали натиск остальной четверки.

Видя что ненавистные бандиты получили крепкий отпор, на выручку смельчакам бросились несколько обиженных бандой человек. Но уже из дальнего угла роняя столы и стулья на помощь Длинному Баку пробирались приспешники шайки Купера. А еще через минуту уже половина пивной дубасила друг-друга поясными ремнями, отломанными ножками пластиковых табуретов или просто кулаками. Всюду трещала одежда и мебель. Бились бокалы. Неслись вопли и вой дерущихся людей. Под потолком судорожно крутились камеры, стараясь зафиксировать как можно большее количество драчунов.

— Держись ближе к выходу, — крикнул Грег Стасу отражая удары куском трубы от пивного автомата.

— Есть, — коротко выдохнул Стас и точно двинул в челюсть набегавшего на него сутулого дылду. И было совершенно непонятно, к чему относиться этот его возглас — к точному удару или согласию с другом.

Медленно отступая под градом ударов друзья пробились к самой двери и вжались спинами в неглубокую нишу. Теперь Грег оттуда лишь изредка отмахивался трубой от слишком назойливых драчунов. Стас на мгновение высунул голову наружу и прокричал на ухо Грегу, перекрывая шум драки:

— Сейчас появится полиция! Я это шкурой чую!

И словно бы только ожидая этих слов, двери пивной поспешно распахнулись и за створками оказался рад фигур в черной униформе. Раздался залп и в глубине зала начали рваться гранаты с парализующим газом. Не дожидаясь полного действия паралитического вещества цепочка из восьми полисменов в противогазах орудуя электроимпульсными дубинками и стреляя из толстоствольных излучателей-парализаторов, двинулась наводить порядок в глубь пивной.

Друзья в своей нише оказались в тылу стражей порядка. Грег выждал момент и когда крайний полисмен повернулся к нему спиной в два прыжка оказался рядом и обрушил трубу на его каску. Первый удар ошеломил стража порядка, а от второго он повалился без сознания. Оказавшийся тут же Стас мгновенно завладел стволом парализатора и сразу свалил выстрелом ближайшего полисмена. И только здесь остальные стражи порядка заметили нападение на фланг и шесть массивных стволов инфразвуковых пистолетов повернулись в сторону дерзких противников.

Но Стас уже успел прыгнуть за стойку, укрылся за металлическим корпусом бокаломоющей машины, и открыл оттуда уничтожающий огонь по расположенному на открытом пространстве врагу. В следующее мгновение еще два полисмена свалились без чувств, а остальные растерявшиеся четверо были были сметены дружным натиском уцелевших от воздействия газа посетителей пивной. И только объективы полицейских телекамер бесстрастно продолжали фиксировать всех участников побоища.

Пока Стас вытаскивал из-под чьих-то тел задетого лучом парализатора Грега, основная масса непострадавших от полицейской атаки любителей пива сообразила, что надо поскорее уносить ноги с места битвы и хлынула к выходу. Тем временем Стас подтащил к дверям лишившегося возможности управлять мускулами левой половины тела Грега, потом он бросился к нагромождению перевернутых столов и разыскал в бесформенной груде тел бесчувственного полисмена с унтерскими нашивками и содрал с него портупею с подсумком и аптечкой. Двух секунд Стасу хватило, чтобы убедиться в том, что там есть все, на что он рассчитывал. Потом метнулся к Грегу, выхватил из аптечки и всадил ему в бедро из шприц-тюбика двойную дозу антипаралитического препарата. А еще через секунду, увешанный стволами трех парализаторов и взвалив на спину Грега Стас выбрался из разгромленной пивной.

Под потолком вестибюля резко мигали синие лампы трюмной тревоги. Еще минут — другая и сюда ворвутся усиленные наряды полиции. Но Стас не стал уносить ноги в сторону жилых ярусов, где все остальные рассчитывали спрятаться от скорых репрессий. Из вестибюля он повернул резко влево и проскочил сквозь двери в промежуточный бокс лифта. Миновал еще одну дверь и оказался у лестницы на другой ярус станции. Тяжело дыша он прошел пару пролетов и опустил друга на пол. Тот уже немного пришел в себя и даже начал слабо шевелить отнявшимися было рукой и ногой. Стас вскрыл еще один тюбик и вогнал новый укол в бедро командира.

— Терпи, капитан, — пробормотал Стас, видя как у его пациента болезненно кривятся губы. — Считай, что мы еще легко отделались. Сейчас пару минут отдыха, чтоб ты смог уже сам немного шкандыбать и вперед, к аварийному блоку. — Стас тяжело перевел дыхание и подмигнул Грегу. — А потом ищи нас — ветра в поле.

С этими словами Стас поспешно опустился на корточки и начал тщательно изучать содержимое подсумка и карманчиков широкой полицейской портупеи. Через две минуты Грег действительно мог опираться на ногу и друзья поспешно начали подниматься на расположенный выше горизонт станции. Они миновали уже несколько шлюзовых пролетов герметическими дверями и поэтому не слышали воя сирен под которые усиленные полицейские группы ринулись в уже опустевшую от всех умеющих двигаться пивную и прочесывать дальше ближайший жилой ярус.

Скоро Стас с Грегом оказались перед дверями в перепускной тамбур нового горизонта. Дверь автоматически распахнулась и друзья быстро пересекли тамбур наискосок. Но они направились не к большой белой двери к технологическим галереям, а к невысокой в ало-желтую полоску двери аварийно — спасательного блока. Сбоку нее из стены выдавались контуры массивных запорных устройств малого экстренного шлюза.

Стас достал из подсумка полицейскую магнитную карточку и вставил в прорезь замка. Зажегся зеленоватый огонек и дверь мягко распахнулась. Агенты прорыва нырнули в проем и поспешно закрыли вход.

Внутри спасательного блока отблески неяркого света играли на ячеистых стеллажах с сотнями скатанных легких изолирующих скафандров. Тут же в специальных обоймах покоилось самое разнообразное снаряжение и ремонтные инструменты. А отдельную стену занимали шкафы с шестью автономными аварийно-спасательными скафандрами открытого космоса. Стас от удовольствия прищелкнул пальцами и ткнул пятерней в их сторону:

— Смотри, что я тебе говорил! Они просто обязаны были здесь быть.

— Ты как всегда прав, — согласился Грег уже всматриваясь в маленький иллюминатор на видимую часть ближайшего эллинга для многоцелевых орбитальных транспортов. — Ладно. Пока все у нас идет по плану, — скорее сам себе, чем товарищу, пробормотал Грег и уже громче добавил: — Ну что? Сплюнем три раза через плечо или там постучим по дереву?

Стас немного нервно улыбнулся командиру, со словами «Деревяннее места по близости нет» постучал костяшками пальцев по лбу и вслед за Грегом поспешил к шкафам со скафандрами. Скоро оба секретных агента в полностью снаряженных скафандрах стояли у люка экстренного шлюза. Грег коротко взглянул сквозь стекла шлемов на Стаса, отметив про себя его необычную сосредоточенность и вставил магнитную карточку полицейского чина в кодовый замок шлюза.

На маленьком табло побежала строка цифр восприятия команды. Тут же включился ревун и замигали красные лампы. Сейчас от микропроцессора шлюза в центральную диспетчерскую станции пойдет сигнал о выходе в пространство. «Ну и черт с ним, — решил про себя Грег, — пока разберутся, мы уже будем далеко».

Мощные суставчатые рычаги легко подняли крышку и друзья вошли в маленькую шлюзовую камеру. Люк за ними захлопнулся, прижался к уплотнению и сигналы опасности стали еще пронзительнее. Стопорное кольцо люка провернулось на сорок пять градусов и раздался резкий свист уходящего воздуха. Люк тут же отвалил в сторону, открывая выход в космос. Грег проверил надежность крепления ствола парализатора к поясному карабину и первым нырнул в забортное пространство.

Космос встретил смельчаков безразличным тысячеоким взглядом холодных созвездий. Друзья на минуту замерли у уже захлопнувшегося люка и постарались сориентироваться и как можно тщательнее оглядеться. Прямо перед ними половину перспективы занимал грязно-желтый мерцающий диск Урана. Под ногами плавно загибаясь влево, уходило идеально правильное громадное кольцо корпуса станции. В середине его, соединяясь толстыми спицами радиальных колон шести транспортных галерей располагался гигантский цилиндр энергетической установки увенчанный с торцов звездообразными терминалами для приема больших межпланетных кораблей.

По всей отливающей серовато-желтым свечением Урана поверхности станции были были расположены различные технологические модули, антенны и элементы систем связи. Эллинги для ремонтных автоматов обслуживания, а через ровные промежутки над кольцеобразным телом станции возвышались крупные конструкции причальных модулей для средних орбитальных кораблей. Эти многоцелевые транспорты в автоматических и пилотируемых режимах выполняли подавляющий объем хозяйственных перевозок между станциями, технологическими платформами заводами и малыми спутниками. Обычно на крупных станциях несколько подобных кораблей всегда стояли готовыми для выполнения различных экстренных задач. Именно такой снаряженный корабль и нужен был сейчас Стасу с Грегом.

Грег взглянул на Стаса и махнул рукой в сторону ближайшего причального модуля. Друзья договорились не пользоваться установками связи, чтобы не дать возможности быстро засечь себя и поэтому объясняться приходилось жестами. Пульсируя ранцевыми двигателями скафандров они плыли над самой поверхностью циклопических кольцевых сегментов оболочки станции. От люка до причального модуля было чуть больше полукилометра пути по-прямой и чуть больше если лететь над дугообразной поверхностью. Но Грег выбрал более длинный путь, считая что лучше быть не замеченными на фоне поверхности и многочисленных конструкций внешней оболочки, чем быть отлично видимым при полете в открытом пространстве.

Лавируя между громадных ячеистых соцветий антенн и опорных конструкций внешних подвесок, беглецы все ближе подбирались к цели. Уже были четко различимы бортовые номера пришвартованных транспортов. Черные кружки их иллюминаторов и красно-желтая дверь в корпусе стыковочного узла. Она предназначалась для выхода ремонтных бригад к внешним системам пристыкованных кораблей. Именно к этой двери и направлялись лазутчики.

Грег сбавил скорость и обернулся к Стасу. Тот тоже притормозил и вплывал вслед за командиром в тень крайнего транспорта. Издали небольшие, вблизи это были внушительные тридцатиметровые суда с мощными широкими корпусами. Грег уцепился рукой за поручень у двери и окончательно сбил скорость. Стаса при торможении немного занесло и он, задрав кверху ноги, проскочил мимо поручня. Грег изловчился, схватил друга за плечо подтянул к себе. Теперь оставалось подобраться к двери и открыть ее.

Толстыми пальцами перчаток Грег достал из нагрудного кармана магнитное удостоверение полисмена и кодовую регистрационную карточку скафандра. О был полностью уверен, сто все делает правильно. Вообще-то в корабли можно было попытаться проникнуть через их внешние экстренные люки. Но капитан Миллер, капитан межпланетных транспортов знал, что в целях безопасности при причаливании судов к большим станциям внешние экстренные люки автоматически блокируются и попасть на корабль во время стоянки можно было только через стыковочный узел. Поэтому Грег сразу решил воспользоваться хоть и более долгим, но верным путем. Только бы люк открылся по требованию снаружи.

Грег вставил в прорезь кодового замка регистрационную карточку скафандра. На табло замка зажглась маленькая зеленая точка. «Отлично, — пробормотал про себя Грег, — один код уже снят. Остается только подтвердить свою личность». Он вынул из замка карточку скафандра и вставил в замок полицейское удостоверение. Но вместо второй зеленой точки на идентификаторе табло запульсировал красный огонек. Ошибка.

«Черт», — вполголоса ругнулся Грег. Он вытащил прямоугольничек удостоверения из скважины замка. Огоньки погасли. Грег озадаченно повертел обе карточки в неловких пальцах и снова склонился над замком. Первая карточка отлично зажгла зеленый огонек частичного отпирания кода. Грег вытащил первую карточку и прицелился полицейским удостоверением в прорезь замка. Затылком, сквозь оболочку скафандра он ощущал как сзади пристально смотрит на его руку Стас. Грег глубоко вздохнул, отчего-то мысленно помянул Бога, и вложил магнитный ключ в прорезь. На тестере опять запульсировала красная точка.

Это было уже совсем плохо. Космонавты озабоченно переглянулись. Стас приблизил шлем к звукопроводящей мембране у уха Грега и прокричал: «Попробуй еще раз, а я пока слетаю — посмотрю, может удастся попасть в корабль через внешние экстренные люки». Грег кивнул и снова углубился в попытки отпереть дверь.

Стас вернулся через семь минут, когда Грег был уже готов от ярости колотить проклятую дверь кулаками. Если б это только помогло. Увидев повернувшийся к нему шлем командира Стас еще на приличном удалении скрестил перед грудью перчатки и безнадежно махнул рукой. Грег спрятал в нагрудный карман скафандра злополучные магнитные ключи и прокричал в слуховую мембрану товарища: «Что, все заперто?» Стас в ответ только удрученно покачал головой за стеклом шлема. «Надо срочно найти выход! — снова прокричал Грег и добавил уже гораздо спокойнее: — Еще немного и отсюда надо будет сматываться». Процессор замка уже наверняка дал знать охранной системе о попытке открыть люк и там скоро сообразят, кто бы это мог быть.

«Что же делать?» — металось в голове Грега, когда он рассеянным взглядом еще и еще раз шарил то по панели замка, то по надписям порядка чередований операций с ключами и цветным индикаторам. Это была почти ловушка. На станцию возвращаться нельзя, а бежать и продолжит операцию не было никакой возможности. «Тупик… Тупик…» — металось в мозгу Грега, пока он беспомощно оглядывал очертания причального модуля, корпусов кораблей и уходящую в перспективу изогнутую линию поверхности станции.

Рядом Стас тоже неподвижно завис у поручня и, похоже, испытывал те же крайне тревожные чувства. Грег снова вытащил из кармана карточки и, надеясь на какое-то чудо, снова попытался открыть замок. Чуда не произошло. После зеленого индикатора вновь запульсировала все та же роковая красная точка. Крышка люка оставалась неподвижной. Грег почти с отчаянием уперся взглядом в яркие пластины ключей-карточек. Почему же у полицейского унтера нет допуска к затвору дверей обычного переходного люка. Почему? Ведь регистрационная карточка простого скафандра отлично снимала первый код в двухуровневой блокировке замка.

Грег подсознательным чутьем понимал, что где-то он недодумал самую малость. Эта загвоздка должна устраняться элементарным логическим ходом. Но вот каким? Каким! Грег зарычав, отчаянно затряс головой внутри шлема, словно пытаясь таким способом навести порядок в бессистемно скачущих мыслях. Потом он резко задрал Голову и сделал глубокий вдох. Отличная перспектива — сорвать важнейшую операцию и провести остаток жизни в заключении на ртутном руднике. И все из — за того, что сам не сумел разгадать небольшой кроссворд.

И тут Грег автоматически зацепился взглядом за громадную, черную с белой окантовкой римскую цифру цифру «пять» на серебристом боку причального модуля. Стоп… Эта цифра уже не раз попадалась ему на глаза. Грег резко повернулся к панели замка. Над ней стояла большая четкая римская «пять». А теперь…

Грег лихорадочно запустил пальцы в карман и вырвал оттуда полицейское удостоверение. Идиот! Безмозглый осел! Вот же оно… На бело-желтой пластиковой пластине стояло жирное римское «четыре». Последний кретин… Ведь они все вместе жили и пили пиво в секторе «четыре» большого диска станции. И полицейские в пивной разбирались из «четвертого» отряда. И допуск, естественно, у них был только к дверям только этого сектора. В других частях станции им просто нечего было делать. А это причальный модуль пятого сектора. В этом все и дело. Регистрационная карточка скафандра снимает сначала первый код, который одинаков на всех люках и шлюзах станции. А второй код свой у замков каждого сектора. И ключ четвертого сектора не подходит к двери пятого сектора. Как все просто! И оба они были отпетыми дураками, когда выбравшись из люка на границе двух секторов, вместо того, чтобы все хорошенько обдумать, просто бросились к причальному модулю, который просто показался ближе всего. В результате они потеряли почти сорок минут времени и половину шансов на успех.

Чертыхаясь самыми последними словами, Грег ринулся к Стасу и прокричал в мембрану шлема: «Это же другой сектор! У нас карточка полисмена четвертого сектора, а это пятый!» — И Грег ткнул пальцами в номер на панели замка. Стас широко раскрыл глаза и, уже широко улыбаясь, радостно затряс головой. Больше ни говоря ни слова Грег мощно оттолкнулся от переборки модуля и вращаясь полетел вперед. Потом выровнял полет и на полную мощность включил ранцевый двигатель. Чуть сзади него вспыхнул соплом Стас.

Грег снова помчался как можно ниже над оболочкой станции, на полном ходу лавируя меж многочисленных препятствий. Неожиданно в наушниках скафандра ожили какие-то звуки. Грег сразу насторожился. До этого включенное только на прием переговорное устройство не фиксировало никаких переговоров и энергетических шумов. Ведь поблизости в открытом пространстве никого не было, а радиоизлучения из глубины станции, сквозь ее многослойную броневую защиту не проникали. Теперь же новые звуки говорили только об одном — недалеко появился противник и вел переговоры с использованием кодировки. Значит неприятель знал, беглецы могут его услышать и превращал свои разговоры в непонятное бульканье и журчание.

«Ничего, сволочи, — мы еще посмотрим кто кого», — пробормотал Грег огибая большую радарную антенну. В самой крутой точке поворота ему удалось в краешек стекла шлема увидеть, как такой же рискованный пируэт совершает Стас. В это время урчание в наушниках стало особенно громким и Грег решил не испытывать судьбу и на полном ходу нырнул под платформу с какой-то малопонятной аппаратурой. Туда же спрятался и Стас.

В следующее мгновение встречным курсом, растянувшись вдоль кривой корпуса пронеслись три малых скутера. Это началось прочесывание. В каждом скутере под прозрачным колпаком сидело по два человека. Их лица и зрачки мощных телекамер напряженно всматривались вниз. Скутеры сзади прикрывались мощными боевыми роботами.

В зазор между металлических балок Грег проводил неприятельскую цепь хмурым взглядом и, чуть помедлив, выбрался на верх. Теперь они со Стасом летели избегая длительных открытых пространств и все время прижимались к возможным укрытиям. Через несколько минут друзья благополучно добрались до причального модуля четвертого сектора. Здесь были пришвартованы три орбитальных транспорта. Поспешно гася скорость полета, Грег довольно чувствительно ударился плечом о окантовку люка, но уже в следующее мгновение, еще морщась от ушиба, вставлял магнитную карточку в скважину замка. Рядом, вцепившись в вертикальный поручень, замер от напряжения Стас.

На этот раз вслед за первым зеленым огоньком на табло благополучно затеплилась вторая зеленая точка и друзья чуть не завопили от радости. В следующее мгновение люк уже открылся и оба космонавта благополучно ввалились в шлюзовую камеру. Через полторы минуты сработал внутренний люк и пилоты шагнули в переходной отсек причального модуля. Здесь они как можно быстрее освободились от громоздких скафандров и Грег тут же бросился по длинной галерее к ближайшему стыковочному узлу.

Стас еще снимал с креплений скафандров парализаторы а Грег уже склонился над панелью замка. На этот раз карточки сработали безотказно. Когда Стас поправляя на плече ремни увесистых парализаторов, подбежал к стыковочному узлу, стопорное кольцо уже провернулось по периметру люка. Механизм отпирания дважды щелкнул и его рычаги не торопясь начали откидывать крышку.

Грег уже собрался нырнуть в открывающийся зев, как неожиданно в помещении задребезжал голос ревуна. Стены галереи запульсировали всполохами мигалок экстренной тревоги. Крышка люка замерла в полуоткрытом положении, а на панели замка в сумасшедшем ритме замигали сразу все огоньки вместе с цифрами маленького табло.

— Ах гады, — завопил Грег хватая крышку люка руками, — отменяют нашу команду… Сейчас закроют! — он всем телом налег на крышку, пытаясь откинуть ее дальше.

Но в этом случае Стас оказался проворнее командира и со всей силы всадил массивный ствол парализатора в зазор между рычагом крепления крышки люка и окантовкой его неподвижного кольца. Теперь люк уже не мог захлопнуться.

— Монтировку! — в следующее мгновение крикнул Стас с искаженным от напряжения лицом.

Стволом парализатора, как рычагом он еле удерживал от обратного движения крепления люка. Но Грег уже вырвал из ближайшего аварийного набора инструментов тяжелую монтировку и окончательно заклинил подвижный сустав в тот момент, когда ствол парализатора начал сминаться под натиском рычагов механизма.

Судорожно глотая ртами воздух и глядя вокруг сумасшедшими глазами друзья еще несколько секунд висели на рычаге из сверхпрочной стали, пока до них окончательно не дошло, что люк уже заклинен наглухо. Тогда Грег тяжело перевел дух.

— Я страхую рычагом, а ты попробуй пролезть в эту щель…

Стас медленно отнял ладони от монтировки и недоверчиво взглянул на неширокий просвет люка. Потом он нервно облизал губы и осторожно начал протискиваться в зазор. Вот он просунул туда левую руку, потом плечо, вот туда пролезла грудь и, наконец, он весь исчез из глаз Грега.

— Давай, командир, — послышался голос Стаса. — Вроде ничего, пролезть можно.

Грег аккуратно снял ладони с монтировки, внимательно осмотрел поворотный узел и распластавшись по стенке начал медленно вжиматься в узкую щель.

Через минуту перед экипажем бывшего рейса Би-Джей-90 уже автоматически откидывались полусферы люков в переборках многоцелевого транспорта. Стас с Грегом спешили как можно быстрее занять пилотские места в командном отсеке. Наконец оба товарища были в креслах экипажа. Грег мгновенно включил упрощенные тесты проверки основных рабочих систем корабля и коротко бросил Стасу:

— Я готовлю корабль к старту на ручном управлении, а ты срочно отключай компьютер, пока он не получил команду воспрепятствовать нам.

— Есть, кэп! — ответил Стас и его пальцы забегали по клавиатуре пульта второго пилота.

Корабль оказался полностью готовым к полету и скоро его ведущие системы доложили девяностосекундную готовность к старту. Пилоты молниеносно фиксировали глазами отсчеты и смену параметров на десятках табло и в различных секторах большого экрана. Их пальцы поспешно летали над клавишами и кнопками. Механизмы стыковочного узла уже начали отключаться от силовых и информационных кабелей станции.

А где-то совсем рядом в шлюзовую галерею ворвалась ударная группа спецназа. Но люк корабля уже был наглухо задраен и боевикам оставалось только скрипеть зубами от злобы и беспомощно наблюдать как на судне вспыхнули маленькие сопла обратного хода и с лязгающим звуком его стыковочные захваты оцепились от швартовых быков причального модуля.

— Отрыв, — констатировал Стас и полуобернулся к Грегу, эх нам бы час форы по времени, чтоб наверняка уйти от преследования!

— Будем надеяться, что эти уроды будут соображать хуже нас и не сразу бросятся в погоню, — ответил Грег не отрываясь от работы на пульте и тут же добавил: — Пристегивайся к креслу. Сейчас закончим маневр и я даю полное ускорение.

Стас поспешно затянул страховочные ремни и краем глаза заметил как силой инерции по радиусу поворота с пульта сбросило небольшой технический журнал. «Видимо причальная служба текущего контроля забыла. Раззявы!» — автоматически заметил про себя Стас.

Тон освещения рубки изменился. Теперь в иллюминатор командного отсека хмуро заглядывала нездоровая, вся в корявых оспинах желтая личина Урана. Корабль завершил маневр и боковая сила инерции уже не прижимала космонавтов к подлокотникам. Корабль на несколько мгновений замер.

— Внимание, — скомандовал Грег, вводя последнюю ручную команду в систему управления двигателем. — Стартовая готовность — пять секунд.

Оба космонавта, повинуясь мощному пилотскому инстинкту плотно вжались в спинки и подголовники кресел. Реактор ядерного двигателя исторг из дюз сноп плазмы и корабль, набирая предельно возможное ускорение рванулся вперед. Где-то в недрах корпуса судна от напряжения скрипели и трещали несущие конструкции и переборки. Многократная перегрузка тысячепалой рукой вдавила экипаж в глубокие анатомические кресла. И люди и корабль напрягли все вилы, чтобы выдержать этот разбег инерционных сил. Грег с трудом двигал глазами, контролируя десятки параметров большого экрана. Старт на ручном режиме с таким чудовищным ускорением был на грани человеческих возможностей. Но иного выбора у капитана Миллера и его товарища не было. Еще немного и со стартовых модулей станции вслед им сорвутся корабли погони. Поэтому каждая отрыва была на вес золота и Грег Миллер пилот первого класса разгонял эту посудину на критических для жизни космонавтов режимах.

ГЛАВА 5

Галереи, залы и тамбуры лифтов второго причального модуля гудели эхом топота десятков бегущих ног, воем моторов грузовых электрокаров, выкриками команд и беспрерывной злой руганью. Сюда со всех палуб, секторов и ярусов станций стекалось, накапливалось и многократно усиливалось то лихорадочное напряжение чрезвычайной ситуации, которое полчаса назад переполошило всю ее военно-административную структуру. Такого еще не было за всю историю пограничных станций Братства Урана — чтобы два отпетых хулигана устроили грандиозный дебош, раскидали полицейский наряд, а потом, самым невероятным образом угнали космический корабль.

Командующий станцией в чине адмирала пограничной охраны сидел в кресле своего громадного кабинета и жег взором собравшихся перед ним старших офицеров станции. Ему хотелось немедленно несколькими словами испепелить это стадо остолопов. Но он не давал воли эмоциям, справедливо считая, что спросить с них будет уместнее когда угонщики будут перехвачены. А сейчас излишнее ощущение собственной вины его подчиненными могло только повредить организации срочного преследования. Тем более, что адмирал пока не посылал сообщения о ЧП командованию. Он очень надеялся задержать беглецов своими силами и избежать широкой огласки такого позорного для гарнизона станции события.

Но дело осложнялось тем, что полностью готовые к полету корабли не имели вооружений, а все четыре боевых перехватчика находились в обычной полуторачасовой предстартовой готовности. Этой скорости оперативного реагирования всегда было достаточно для мгновенного, по отношению к общему времени полета, выходу на перехват объекта в пограничных областях глубокого космоса. Но теперь, когда неприятель уходил из-под самого носа, эти полтора часа становились гарантией почти полного неуспеха погони. Можно, конечно, было воспользоваться плазменными орудиями одной из шести артиллеристских батарей станции. Но их залпы чудовищной мощности тут же бы были замечены со всех соседних станций, а докладывать в штаб войск внешней охраны о том, что он открыл огонь орудиями главного калибра по двум дебоширам, спьяну ухитрившимся угнать орбитальный транспорт, адмиралу совсем не хотелось. Поэтому он принял решение в течение получаса установить на двух готовых к немедленному старту грузовых судах по два средних плазменных пульсатора и послать их вдогонку за этой шпаной.

Бригада техников уже прикрепила к корабельным платформам внешней подвески станины небольших орудий и теперь лихорадочно присоединяла механизмы их наведения к бортовым энергосистемам. Экипажи уже давно заняли места в пилотских креслах нетерпеливо ждали разрешения на старт. Наконец бригадир технарей у одного из кораблей доложил, что все готово. Командир экипажа дал системе наведения команду взять на прицел срез дальнего края станции. Головка с орудийным стволом ловко развернулась в заданном направлении и на экране пилотской кабины перекрестье прицела замерло на указанной точке. «Система действует отлично», — доложил командир ответственному офицеру. Тот дал команду монтажникам покинуть поверхность корабля и запросил у центральной диспетчерской «добро» на старт. Технари в громоздких скафандрах уже разлетелись от поверхности судна, а еще через полминуты оно поспешно отстыковалось от станции.

Офицер взглянул на хронометр. Все приготовления первого корабля заняли тридцать две с половиной минуты. Прошло еще шестьдесят восемь секунд и вслед за первым от причального модуля отвалил второй корабль. А еще через пять минут корабли нацелились на далекую звездочку уносящегося противника и из их дюз вырвалось белое сияние тягового импульса. Погоня ринулась вслед за беглецами.

По мере того, как корабль набирал все большую скорость, перегрузка начала падать. Грег повернул голову и посмотрел на второго пилота. Тот ответил на взгляд и устало улыбнулся:

— Что командир? Пока все идет по-плану?

— Пока идет, — согласился Грег. — Пора подключать бортовой компьютер. На таком расстоянии он вряд-ли сумеют полить на него раньше нас. Да и в ручном режиме долго нельзя — мы много не видим и не знаем, а на хвосте у нас уже наверняка висит погоня.

— Согласен, — кивнул Стас и принялся разблокировать ведущие каналы бортовой машины.

Скоро на центральном экране командного отсека ожила во всех подробностях схема оперативной обстановки в окружающем пространстве. Экипаж пристально всматривался в распечатывающиеся колонки цифр расстояний и угловых координат, в движущиеся значки масштабных схем и графиков ускорений.

— Что ж, все понятно, — прокомментировал Грег обстановку на экране и откинул голову. Все еще значительная перегрузка делала любые движения утомительным делом. Два корабля преследования на дистанции среднего удаления. Интенсивность наращивания скорости близка к нашей. Теперь остается только посмотреть, кто из нас сможет разогнаться быстрей и не откинуть при этом копыта.

— Не забывай, — заметил Стас. — Мы не знаем их систем вооружения и дистанции с которой они могут нас зацепить.

Грег задумчиво повел подбородком и ответил:

— Судя по размерам и ходовым качествам нас преследуют два обычных орбитальных корабля. А на таких просто невозможно поставить крупную орудийную башню. В лучшем случае у них окажутся пульсаторы среднего калибра. Они на нашем расстоянии ничего страшного не сделают. Сгусток плазмы малой концентрации просто остынет пока долетит сюда.

— Ладно, командир, будем считать что ты прав, — легко согласился Стас и предложил: — Давай уточним, как верно мы взяли курс на наш пограничный маяк. А то я рассчитывал вектор почти вручную.

Вскоре на экране оперативная обстановка ближайшей зоны наблюдения корабельных радаров заменилась большой схемой планетно-спутниковой системы Урана. Желтой сферой обозначалась поверхность самой гигантской планеты, зелеными шариками — планетоиды-спутники, красными отметками — крупные искусственные объекты. Вроде той станции откуда бежали друзья. Голубыми точками — небольшие маяки. А серебристой искоркой — сам их корабль. Тут же одна из голубых точек вспыхнула интенсивной пульсацией — это был основной объект операции «Цитадель» — сторожевой маяк Q-18, и к нему от искорки корабля протянулся лучик штурманской прокладки. Сбоку поплыли каскады расчетных данных курса.

— Хм-м, — усмехнулся Грег, оценив точность ручной обработки курса. А тебе можно на спор соревноваться с машиной в штурманских вычислениях.

— Пожалуй, — хмыкнул в ответ Стас и утомленно прикрыв веки, продолжил: — Вот закончу мотаться с тобой по закоулкам космоса и, может, устроюсь с подобным аттракционом в цирке. Только когда эта вся свистопляска закончиться, ты не забудь мне напомнить о таком выгодном деле.

— Ни в коем случае не забуду. Если только все эти гонки когда-нибудь закончатся.

Когда упавшая сила перегрузки позволила экипажу передвигаться по судну, несколько часов ушло на изучение корабля и всех его систем и к десятому часу полета капитан Миллер уже четко знал, как он будет разыгрывать следующее действие этого тяжелого и опасного космического спектакля. По-прежнему их корабль и суда преследователей шли на критических ускорениях. Расстояние между ними практически оставалось неизменным и этот маленький караван уносился все дальше, пересекая пограничные пространства системы Урана.

На командном пункте станции уже давно поняли, что угонщики каким-то малообъяснимым образом оказались хорошими пилотами и уходят от преследования на максимально возможных ускорениях. Поэтому, догнать их на судах подобного же класса было невозможно. Но это положение офицеры на станции осознали только спустя три с лишним часа от начала погони и приказ на старт боевого перехватчика был отдан с большим опозданием.

Компьютер доложил, что радары засекли отделение от станции еще одного преследователя.

— Спохватились, — криво усмехнулся Грег и дал машине задание рассчитать последовательность хода дальнейших действий.

Буквально через несколько секунд компьютер сообщил примерный план исхода космической гонки. Судя по интенсивности ускорения, перехватчик шел в автоматическом режиме, так как сразу взял убийственный для пилотов темп наращивания скорости. В таком ходовом режиме перехватчик через четырнадцать часов приблизиться к их корабля на расстояние эффективного артиллеристского поражения. Значит в их распоряжении экипажа было именно такое время. В общем-то немного, но вполне достаточно. Теперь беглецам оставалось только самым тщательным образом подготовиться к обману преследователей. Грег продолжал следить за кораблями погони, а Стас принялся прозванивать и опробовать системы и механизмы аварийно спасательной шлюпки судна. Этому маленькому автономному кораблику на новой стадии операции «Цитадель» отводилась особая роль.

Скоро, когда корабль практического предела своей скорости, перегрузка уже прекратилась и космонавты уже могли нормально двигаться, Стас выбрался из кресла и отправился в трюмный бокс. Шлюпка была единого унифицированного класса, знакомая по всем руководствам и наставления спасательной службы. Поэтому Стас сразу взялся за дело. За несколько часов ему предстояло до предела увеличить период автономного плавания шлюпки, навесить дополнительные баки с горючим, водой и контейнерами для регенерации воздуха. Нужно было сделать все, чтобы маленькая шлюпка легко смогла перенести двухнедельное автономное плавание.

Через полтора часа к Стасу присоединился и командир. Грег приволок с собой несколько кассет и навесных и тут же принялся крепить их на шарнирах внешней подвески шлюпки.

— Как там оперативная обстановка? — поинтересовался Стас, не отрываясь от очередного штуцера внешнего топливного бака.

— Нормально. Два судна с экипажами сбросили скорость. Видимо им надоело страдать от перегрузки, если нас через десять часов и так достанет перехватчик.

— Это они правильно сделали, — согласился Стас подняв голову. Лоб и левая щека его были перепачканы герметической смазкой для резьбовых стыков.

— Постой-ка, — сказал Грег и вытер темные пятна на лице друга гигиенической салфеткой.

— Ой, да ладно, — слабо запротестовал Грег. — Еще десять раз перепачкаюсь.

— А я б, на твоем месте, постеснялся с такой чумазой рожей быть рядом с командиром.

— Э-э, — немного печально улыбнулся Стас. — Ты еще про парадную форму на церемонии награждения «Большой галактической Звездой» вспомни.

— А что? Вот доберемся до сторожевого маяка и про это уже можно будет подумать, — вполне серьезно ответил Грег.

— Да, капитан, я тебя вполне понимаю. Если всего этого ежедневного кавардака не вспоминать о чем-то другом, то вполне можно и свихнуться. Стас высунулся из-за большого ящики с регенерирующими элементами и улыбнулся. — А ну-ка, давай поговорим об орденах, почетных званиях и долгосрочных отпусках на Землю.

Друзья взглянули друг другу в глаза и рассмеялись.

Через несколько часов шлюпка была полностью снаряжена к длительному космическому полету и покрыта со всех сторон толстым густым слоем черной массы. Стас долго ломал голову как из подручных средств подготовить маскирующий состав и сделать шлюпку невидимой для оптического и отчасти радарного наблюдения. После нескольких неудачных экспериментов он сумел успешно смешать герметизирующий состав для резьбовых соединений трубопроводов, густую смазку для трущихся поверхностей, порошкообразный графит и еще кое-какие из ремонтно-механической кладовой судна. Скоро нанесенная пульверизатором масса застыла на корпусе бугристой черной массой и шлюпка теперь мало напоминала привычные красно-белые диски аварийно-спасательных объектов.

Усталые космонавты поднялись в командный отсек, наспех проглотили по упаковке концентратов и принялись ждать. До выхода перехватчика на дистанцию уверенного артогня оставалось еще почти полтора часа. Уже несколько раз корабль-преследователь, используя сигналы ближней связи, пытался войти в контакт и требовал беглецов остановиться. Но они не отвечали и расстояние между противниками продолжало уменьшаться. В динамиках пилотской кабины опять прозвучал сигнал вызова на связь и снова загудел компьютерный голос: «Гилберт О’Нил и Фредерико Парк! Приказываю вам немедленно сбросить скорость. В противном случае буду вынужден открыть огонь. О’Нил И Парк, немедленно начинайте торможение, или вы будете уничтожены без предупреждения».

— Какой сердитый, — насмешливо прокомментировал требование Стас. Еще немного и он перестанет с нами разговаривать. Надо Же…

Грег ничего не сказал в ответ на это, только устало потер ладонями глаза и уменьшил громкость звука в динамиках. И экипаж опять немногословно принялся ждать сближения кораблей.

Схема на центральном экране показывала, что еще несколько минут и перехватчик сможет надежно достать корабль залпами своих орудий. Требования прекратить бегство и угрозы начать обстрел теперь лились из установки связи беспрерывным потоком. Видимо, командиру станции совсем не хотелось объяснять потерю космического корабля таким невероятным образом, и перехватчику была поставлена задача прежде всего постараться принудить беглецов к сдаче. Но в любом случае вражеский корабль-автомат был уже готов к стрельбе и Грег со Стасом отчетливо представляли как где-то там в космическом мраке вслед за ними несется мощный космический корабль. Как блики свечения желтой личины Урана и мерцание далеких светил открытого космоса играют на матовой поверхности его удлиненного корпуса и жерла орудийных башен — сколько их там: две, четыре или шесть — холодно уставились вслед отчаянно удирающей жертве.

Компьютер сообщил, что преследователь вышел на расстояние эффективного артиллеристского удара.

— Сейчас он нас постарается припугнуть, — прокомментировал Грег слова машины.

— Вполне возможно, — согласился Стас и поднял голову к верхнему иллюминатору.

Противник не заставил себя долго ждать и пространство рядом с кораблем прочертили две жирные золотисто-белые струи плазмы.

— А калибр у него ничего, — оценил Стас залп неприятеля. — Как раз то, что нам нужно.

— Вот именно, — поддержал его Грег. — Ну а теперь пора начать и нам, — и налег на клавиши пульта управления.

В рубке опять ожил голос вражеского компьютера, но пилоты, поглощенные своей работой, не обращали никакого внимания на эти угрозы. Вначале они полностью отключили от управления кораблем главный компьютер. Сейчас он мог только помешать и линии к основным управляющим системам судна были перекрыты в нескольких местах каждая. Затем Грег вручную принялся до предела форсировать тяговый режим двигательной установки. Корабль снова начал заметно набирать скорость и перегрузка средней величины притянула космонавтов в кресла.

Со стороны создавалось впечатление, что корабль беглецов делает последние судорожные попытки оторваться от преследования. Через несколько минут ходовой реактор вышел на критические рабочие параметры и на режимном табло двигательного блока тревожно замигали тревожные красные сигналы опасности. Но, лишенный регулирования от основного судового компьютере, реактор продолжал наращивать мощность. Красные сигналы тревоги мигали все чаще и, наконец, слились в одно алое пульсирующее свечение.

— Лучше не придумаешь, — оценил Грег и принялся давать задание пульту управления через несколько минут ввести в ходовой реактор одну за одной еще несколько команд. Стас с усилием наклонившись вперед, тревожно наблюдал за действиями капитана.

— Кэп, а кэп. Мы раньше времени-то не взорвемся?

— Не должны. Особенно если будем как следует шевелиться, — неожиданно для такого напряженного момента подмигнул ему Грег.

В это время пространство в иллюминаторах прочертили еще две ослепительные молнии. На этот раз плазменные заряды прошли гораздо ближе. И снова в кабине ожили угрозы и требования подчиниться вражеской машины.

— Вот гад, подбирается, — оценил Стас выстрелы противника. Следующий залп будет нам прямо в задницу. Пора сматываться.

— Вот теперь действительно пора, — согласился Грег и преодолевая перегрузку, поднялся из кресла. — Пошли.

Видимо, где-то в глубинах корабельного корпуса ходовой реактор начал серьезно перегреваться и во всех углах корабля уже принялись истошно подвывать сигналы детекторов повышенной радиации.

— Ого, как мы движок раскачали, — кивнув на шкалу, прокомментировал Стас показания счетчиков Гейгера, когда космонавты в лифте спускались к шлюпочному ангару.

— Ничего, все идет как надо. А пойманную дозу излучения мы уж как-нибудь выведем в баре на курорте хорошим вином. Это уже давно проверено, — ответил Грег невозмутимо глядя на растущий на-глазах уровень радиации. Как всегда капитан был невозмутим.

Экипаж давно занял места и космонавты погрузившись в кресла, напряженно ждали решающей минуты. В кормовой части корабля все опаснее разогревался большой реактор и теперь все отсеки и помещения судна пронизывала жесткая радиация. Но укрытые надежной скорлупой шлюпки пилоты были в полной безопасности и только частое мигание синих ламп радиационной опасности на переборках ангара, говорило о нависшей над транспортом смертельной угрозе. Грег сосредоточенно скользил взглядом по пульту управления и информационным экранам, на которых в миниатюрных формах дублировалась вся информация из командного отсека корабля. Теперь надо было угадать наиболее подходящий момент для пуска шлюпки. Указательный палец командира корабля уже несколько раз ложился на на большую красную стартовую кнопку. Но, всякий раз, помедлив, Грег снимал ладонь с пульта и снова впивался глазами в мелькание цифр и символов. Но вот капитан Миллер заметил как величины сразу двух параметров дружно пошли вверх, чуть помедлил и с усилием нажал красную клавишу. В ангаре вспыхнули проблесковые маячки готовности к старту, а у створок большого люка начали отвинчиваться запорные маховики. Минуло еще два десятка секунд и шлюпка поспешно покинула раскаляющийся изнутри корпус корабля.

Пилоты замерли над своими пультами. Они делали сейчас, может быть, самую тонкую и опасную работу в своей жизни. Нужно было, буквально в нескольких метрах от борта судна, развернуть шлюпку походу и, все также прижимаясь к корпусу корабля, попытаться черной тенью уйти вперед. Сделать все так, чтобы компьютер вражеского перехватчика не смог заметить бегство экипажа с обреченного судна.

Закусив нижнюю губу, Грег скупыми, филигранно отточенными движениями пальцев на рычагах рулежных сопел впритирку вел шлюпку вдоль серебристого корпуса корабля. Пилот первого класса Грег Миллер не мог доверить такую ответственную работу малознакомому, а поэтому и непредсказуемому компьютеру шлюпки. Собственные руки и голова были здесь куда предпочтительнее… Иногда космонавты не поднимая лиц обменивались сухими короткими фразами.

Вот пульт управления корабля, согласно оставленным экипажем командам, запустил в работу сопла торможения. Корабль сбавил скорость. Шлюпка быстро миновала его носовую часть и начала все быстрее уходить вперед. Стас на полную мощность включил маршевый двигатель кораблика, а Грег поддаваясь власти перегрузки устало откинулся в кресле. Его работа на этом кончилась.

Капитан Миллер открыл глаза и посмотрел на экран, где проецировалась панорама наблюдения сзади по ходу. Изображение транспорта, даже при усилении, было весьма небольшим. Дальномер показывал расстояние отрыва уже в восемь километров. «Отлично» — Оценил Грег. Откуда-то из глубины экрана вспыхнула и чиркнула мимо них золотистая комета плазменного выстрела. Сразу же за ней промелькнула другая.

— Вот гад косоглазый, — ругнулся рядом Стас. — Еще вместо корабля в нас ненароком попадет.

— А он все надеется стрельбой по курсу остановить нас. Что ж, такой сюжет нас устраивает, — снова прикрывая глаза заметил Грег.

Но это были последние залпы — угрозы от настигающего жертву перехватчика. Что-то переключилось в машинном мозгу вражеского автомата и он отдал команду системе управления огнем перейти к стрельбе на поражение. Первый же сгусток плазмы попал точно в кормовую часть транспортного судна От импульсного удара порции сверхконцентрированной энергии в раскаленном, готовом уже взорваться самом по себе, реакторе орбитального транспорта начался неуправляемый процесс термоядерного синтеза. В мгновение ока судно превратилось в ярчайшую вспышку света.

— Есть, — выдохнул Стас, даже привстав против сил перегрузки в кресле.

— Готов, — согласился Грег, бегая глазами по экранам и датчикам.

На центральном экране, где еще недавно было крошечное изображение носовой части покинутого корабля, стремительно расцветал желто-багровый клубящийся шар плазменного свечения. Через несколько секунд ударная волна взрыва настигла и крепко тряхнула шлюпку. К удовольствию космонавтов маскирующий слой черной коросты прочно спаялся с металлом корпуса и шлюпка с беглецами по-прежнему продолжала абсолютно незамеченной уходить с места гибели корабля.

— По-моему лучшей дымовой завесы мы себе и представить не могли, довольно пробормотал Стас, разглядывая на экране плотное облако пара, раскаленных газов и мельчайших капель расплавленного металла.

— Да, — согласился Грег. — Даже выключать для маскировки двигатель нет необходимости. Сквозь эту туманность нас при своем желании на заметят. Давай еще добавим скорости и постараемся поскорее убраться отсюда подальше. — И Грег опять склонился над пультом управления.

На огромном экране в центральном зале управления станцией, там, где только-что обозначалась точка цели, вспух маленький клубок взрыва и тут же компьютер выдал данные мощного теплового и радиационного излучения. Цель была уничтожена. В зале повисло молчание. Адмирал несколько раз довольно качнулся в кресле и искоса взглянул на вытянувшихся перед ним подчиненных. Командиру станции уже расхотелось распекать их за то, что так далеко упустили беглецов. «Ладно. Пусть живут». — Решил про себя адмирал а вслух добавил:

— Будем считать, что корабль удастся списать как пришедший в негодность по сроку эксплуатации. Но в следующий раз смотрите у меня. Если случиться еще что-то подобное — шкуру спущу. Без всяких скидок.

Вытянувшиеся у пульта офицеры еле сдержали вздох облегчения и как один, с утроенной энергией принялись поедать командира верноподданными глазами.

ГЛАВА 6

Третья фаза операции «Цитадель» достаточно уверено двигалась к завершению. Сумев обмануть автомат — преследователь взрывом покинутого корабля, друзья продолжали нестись на своем миниатюрном суденышке к цели сторожевому маяку Q-18 на самую глухую и неприветливую окраину планетарно-спутниковой системы Урана. Впереди были еще две недели полета и у экипажа шлюпки было достаточно времени для того, чтобы тщательно подготовиться к безболезненному проникновению на сторожевой маяк.

Зажатые все эти дни в единственной тесной кабине аварийно-спасательного кораблика, космонавты занимались только одним — помогали бортовому компьютеру подобрать правильный шифр радиосигнала-пароля. Из всех возможных вариантов безопасного сближения с маяком наиболее предпочтительной была возможность выдать себя за корабль службы технического обеспечения. Ведь даже если шлюпка будет приближаться из внутренних областей планетной системы, но при этом на запрос сторожевой системы маяка она ответит подозрительно или вообще останется неидентифицированной, встревоженный компьютер пошлет сообщение об этом на ближайшую базу и вся операция бесповоротно провалиться. Поэтому многие десятки часов полета на транспорте и все дни на шлюпке системы дальнего прослушивания по командам космонавтов напряженно ловили и записывали голоса всех сотен тысяч переговоров между патрульными кораблями, автоматическими транспортами, большими станциями и радионавигационными сигнальными точками. Потом записи этих бесконечных кодированных переговоров поступали в дешифрующе-анализирующий блок бортовой машины, перед которой была одна задача — обнаружить и суметь воспроизвести ключевой код радиосигнала, по которому автоматические объекты периметра внешней охраны распознают свои корабли технического обеспечения. В этом практически неразрешимом для обычного компьютера деле миниатюрной машине шлюпки помогал набор мощнейших и изощреннейших программ, которыми агентов прорыва снабдили в штабе службы безопасности на Сатурне.

У каждого из космонавтов на шее на цепочке висел небольшой металлический диск с обозначением его знака зодиака. Но кроме красиво выгравированного звездного контура каждый диск нес на себе сжатые до предела сотни тысяч новейших дешифровальных и поисково-ключевых программ. И вот тепрь эти программы в бортовом компьютере сортируя, просеивая и препарируя многодневный улов антенн радиоперехвата.

Последняя коррекция курса шлюпки прошла легко и быстро. Космонавтам уже до смерти надоела тесная, совершенно неприспособленная для долгих путешествий кабина аварийно-спасательного средства и они все чаще вглядывались в маленькие боковые иллюминаторы, надеясь наконец заметить в бесконечных звездных россыпях яркую точку маяка Q-18. Компьютер уже завершил свою изнурительную работу и шифрованный пароль: «Я СВОЙ» теперь был в руках экипажа капитана Миллера. Операция «Цитадель» входила в завершающую и вполне безопасную стадию.

На небольшом экране шлюпки схематично обозначалась астронавигационная обстановка по ходу шлюпки. Несколько удаленных искусственных объектов мерцали в его углах, а в пустой середине одиноко висела белая точка маяка Q-18.

— Ну что? — спросил Стас командира. — Может, уже попробуем связаться с маяком?

— Не надо торопиться. Еще слишком далеко. Да и наша излишняя поспешность может вызвать только никчемную подозрительность, — возразил Грег. — Еще подождем часов двенадцать. В крайнем случай маяк сам выйдет на нас с запросом.

— Согласен. Но в любом случае уже надо готовиться к новой работе. Стасу страшно надоело бесконечное сидение в кресле и он искал хоть какое-то занятие. — Пойду еще раз проверю состояние скафандров.

Второй пилот всплыл под невысокий потолок и начал пробираться к шкафам со скафандрами.

Шлюпка благополучно обменялась опознавательными сигналами с маяком и, уже в качестве транспорта техобеспечения, начала сближение со сторожевым объектом. По сути дела маяки этого класса были большим радарными станциями со спаренным антенным модулем глубокого космического прослушивания. По-совместительству эти устройства выполняли навигационные, сигнальные и множество других функций.

В иллюминатор уже можно было разглядеть внушительный цилиндрический корпус увешанный парусами громадных антенн.

— Если я не ошибаюсь, то на подобных объектах должны быть небольшие жилые помещения для работы ремонтников и наладчиков, — повернув лицо к товарищу, сказал Грег.

— Это было бы подарком судьбы, — ответил Стас, мечтательно прищурившись. — А то провести еще два месяца в этой банке для леденцов выше моих сил.

— Два месяца — это в идеальном случае. А так — еще не известно сколько нам тут придется загорать.

— Ох, помолчал бы ты, командир. А то действительно накаркаешь. Стасу уже начал крепко надоедать этот лишенный самого элементарного комфорта быт.

Аккуратно маневрируя рулежными соплами, космонавты нацеливали шлюпку на единственный стыковочный узел станции. Вблизи маяк-охранник выглядел еще внушительнее. Десятиметровый цилиндр более пяти метров в диаметре между двух ярусов полотнищ громадных антенн имел выступ причального узла. Вот туда сейчас самым малым ходом вплывал черный диск шлюпки. С двух сторон в иллюминаторах искрящиеся разводы звездного неба затенили решетки антенн и тут же легкий толчок обозначил стыковку. На индикаторе причального блока побежали данные о параметрах климата в помещениях станции. Маяк был готов к приему человека и переходить в него можно было в легких комбинезонах.

— Слава Богу, хоть тут жить можно будет по-человечески, — довольно проворчал Стас, подплывая к люку шлюпки.

— А ты считай, что мы на отдых прибыли, — подмигнул ему Грег.

— Ну если там хотя бы в одном кубрике будет стоять пальма в кадке, то я буду согласен называть эту старую бочку берегом Канарских островов или Гавайских.

Помещения станции встретили космонавтов специфическим запахом редко посещаемого человеком жилья и ярким светом хорошо работающего энергореактора. Вообще, предназначенная для проживания обслуживающего персонала часть космического объекта состояла из вполне приличного жилого кубрика, маленькой кухни — санузла и обширного отсека управления, где находился компьютер и пульты управления всей радио-радарной системой космического маяка.

Первым же делом Грег вошел в диалог с компьютером, представившись, как специалист, в задачу которого входит замена нескольких устаревших программ, и потребовал данные о посещении маяка предыдущими транспортами обслуживания. Как показала машина, это происходило достаточно нечасто и ближайший автомат должен был подойти где-то через шесть месяцев. Вполне довольный ответом, Грег принялся выяснять другие оперативные подробности, а тем временем Стас уже вернулся с первой экскурсии по новому дому.

— Ты знаешь, Грег, здесь можно жить вполне сносно. Установка регенерации воздуха еще почти не эксплуатировалась и будет работать без подзарядки несколько лет. С водой тоже самое. Запас продовольствия рассчитан для четверых на два месяца, так что будем считать, что мы неплохо устроились. — И он потянулся во весь рост и впервые за две недели, не задел при этом потолок.

Друзья сидели — если только можно было так сказать в условиях полной невесомости — в маленькой кухне и обедали. Пошли только вторые сутки их пребывания на этой малой сторожевой станции, но они уже вполне могли быть довольными собой. Как и предполагалось на маяке стоял узкоспециализированный, нацеленный только на обработку передаваемой антеннами информации, компьютер. Эта машина не обладала широкими способностями к причинно-следственной логике, которые у больших мощных компьютеров очень часто переходили в чисто человеческую подозрительность. Поэтому космонавты достаточно легко сумели отключить главный блок рабочих процессоров и теперь стали безраздельными хозяевами станции. Теперь оставалось только внедрить в пакет основных программ набор из нескольких команд, которые обеспечат успех всей операции. Это небольшое изменение сработает на слабый позывной с головного корабля бригады рейдеров и позволит ударному отряду всемирной службы безопасности проникнуть незамеченным во внутренние области Братства Урана.

— Иногда мне кажется, что я неизвестно за что приговорен долгие годы питаться этой высокоценной, калорийной, но уже до смерти надоевшей мне пищей, — пожаловался Стас, запихивая использованную тубу от сливок в мусорный контейнер и принимаясь за банан.

— Можно подумать, что это самое большое несчастье, не дающее тебе спокойно жить, — улыбнулся Грег, оторвавшись от большого пакета с чипсами.

— Ну, конечно, не самое большое, но зато самое регулярное, — вполне серьезно ответил второй пилот и мечтательно добавил. — Вот как только окажусь на Земле или хотя бы в каком-нибудь приличном курортном месте, то первым делом закажу себе на весь срок отдыха три столика в трех разных ресторанах и буду в каждом из них только обедать, завтракать или ужинать. И так много дней подряд и чтоб рестораны обязательно резко отличались друг от друга. Например, первый будет китайским, второй итальянским или французским, а третий — русским. И чтоб я лопнул, если не перепробую все напитки, которыми они потчуют клиентов!

— Постой, постой! — уже от души развеселился Грег, глядя какое блаженное выражение появилось на лице друга. — Лопнуть — это дело нехитрое. Вот только карман у тебя от такого гастрономического усердия не прохудится? Особенно, если каждый день баловаться французским коньяком с русской икрой!

В ответ Стас на минутку задумался и заявил без тени смущения:

— А я считаю, что нам с тобой за расхлебывание этой каши и регулярные перестрелки должны кое-что заплатить. Или ты об этом забыл?

— Да нет. Я на это тоже рассчитываю, — даже немного смутился Грег. Так что, если будешь заказывать столики в ресторанах, имей в виду и меня. Будем отъедаться вместе.

— О, вот это уже другой разговор, — вскинул ладони Стас. — Приятно от начальника слышать здравые мысли.

— Спасибо, — ответил на комплимент Грег. — Только вот от итальянской кухни я откажусь. От мучного в таких больших количествах я быстро набираю вес.

— Ничего, — быстро нашелся Стас. — Я тебе вместо двойного спагетти буду заказывать двойной чинзано и все будет нормально.

В ответ Грег только смешливо фыркнул, махнул рукой и налег на банку свежезамороженных ананасов.

Через сутки напряженной работы в электронные системы маяка была внедрена нужная программа, а еще через несколько часов он вновь, как ни в чем не бывало, начал функционировать в автоматическом режиме.

Грег откинулся в кресле, расправил затекшие в неудобной позе плечи и проследил как компьютер деловито начал свою прежнюю работу по обработке шумов, голосов и сигналов дальнего космоса.

— Отлично, — констатировал он. — Как ни удивительно, но мы сумели сделать все, сто от нас требовалось. Да еще остались при этом живы и невредимы.

— Да уж, — поддержал капитана второй пилот. — Честно говоря, пару раз у меня были сомнения по поводу нашего благополучного возвращения. Особенно, когда нам в хвост начал лупить главным калибром этот чертов перехватчик, а мы все еще сидели на готовом взорваться реакторе.

— Да, действительно, веселенький был моментик, — согласно кивнул головой Грег и покинув кресло всплыл под потолок. — Но зато теперь с чувством честно выполненного долга можно только есть, пить и спать. Итак на протяжении двух оставшихся месяцев.

— Ну и жизнь у нас, — вздохнул Стас. — Или недели сплошных драк, погонь и борьбы за жизнь, или месяцы полнейшей скуки. Одни крайности и никакой гармонии.

В ответ Грег только развел руками и повис у иллюминатора, вглядываясь в бесконечное пространство за бортом.

Прошло несколько дней и после первого периода, когда космонавты просто отсыпались и восстанавливали силы после первой крайне тяжелой части операции «Цитадель», друзья начали искать самые различные способы занять уйму свободного времени.

Вначале Грег решил осуществлять тотальное прослушивание внутренних областей планетной системы. Для этого экипаж развернул и смонтировал на выносной консоли запасную антенну среднего размера. Теперь присоединенный к ней компьютер шлюпки внимательно наблюдал за обстановкой внутри охранного периметра Братства Урана. Заодно на внешней поверхности маяка друзья расконсервировали, запустив в работу объектив небольшого телескопа и теперь Стас целыми часами разглядывал глубины звездного неба.

Больше всего ему нравилось отслеживать траектории полета голубоватых крупинок космических кораблей или пытаться в подробностях разглядеть контуры крошечных шариков ближайших базовых станций. Часто он наводил стеклянный зрачок на мерцающие шары многочисленных спутников Урана и долго разглядывал исполинские горные цепи на Миранде или черные язвы кратеров на Обероне или глубокие зияющие трещины на Титании. Скоро Стас уже отлично ориентировался в расположении объектов наблюдения в пространстве и легко отыскивал нужные цели в хаотических разводах звездного сияния.

Но чем лучше Стас узнавал окрестности их нового жилища, тем больше его смущала одна деталь. В первый раз он натолкнулся на этот объект, когда его практически не было видно — вся зона была в тени Урана, и не придал ему значения. Правда, Стас тут же проверил свою память и вызвал на навигационный экран расположение всех объектов этой части планетарно-спутниковой системы. В этой точке карты зияла пустота. Стас подстраховался и прощупал это место ухом развернутой во внутренние области антенны. Антенна ничего не услышала. Ложная тревога — решил про себя Стас и зачислил этот объект в разряд давно брошенных орбитальных транспортных платформ, отработавших свои сроки модулей из огромных емкостей — танкеров и прочего космического хлама в изобилии кочующего на орбитах интенсивной человеческой деятельности.

Но смутное беспокойство о так и не ясной природе этого самого близкого к ним космического объекта не покидало Стаса и он еще несколько раз пытался разглядеть космического соседа. Но сумеречная тень Урана скрадывала все формы и краски на многие миллионы километры вокруг и Стасу ничего не оставалось, как ждать, когда радиальная скорость орбитального вращения вынесет всех их на пронизанное призрачным светом крупной золотой капли далекого Солнца пространство.

Наконец, из-за чудовищной занимавшей половину пространства по правому борту, туши Урана, вначале обозначиваясь только только призрачным ореолом белого сияния по черному краю гигантской планеты, брызнули холодные лучи светила. Солнечные блики зеркальным блеском заплясали на экранах дисплеев, блестящих металлизированных панелях пультов, золотистыми дорожками пересекли пол и стены отсека управления. Стас с нетерпением приложился глазами к мягкой резиновой окантовке окуляра.

Неопознанный объект шел по орбите чуть сзади их и несколько ближе к Урану. Поэтому Стас некоторое время вел взглядом в полумраке чуть заметную точку к близкой границе света и тьмы. Наконец таинственный спутник выбрался из тени планеты и Стас четко смог увидеть его контуры…

Это была станция… Станция гигантских размеров. Стас от неожиданности зажмурил глаза, но через мгновение опять впился взглядом в картинку телескопа. Да, сомнений не было. Это была чрезвычайно крупная станция не обозначенная ни на одной разведывательной или навигационной корте. Даже на таком расстоянии отлично просматривался сплюснутый с торцов кольцеобразный корпус и цилиндр энергостанции в его середине.

Стас в полном смятении откинулся на спинку кресла. Потом он дал задание компьютеру взять из объектива телескопа и спроецировать на большом экране увеличенную копию изображения станции и вычислить ее габариты. Немного помедлив, второй пилот снова прильнул к окуляру. «Что за чертовщина? — озадачено металось в его мозгу. — Откуда здесь не обозначенная нигде базовая станция таких размеров? И на самом деле она бездействует или функционирует в режиме консервации?» Сотни вопросов беспорядочно мелькали в голове пилота и не на один из них Стас не мог найти ответ.

В это время на большом экране уже возникло подробное изображение неожиданного соседа и Стас даже присвистнул, когда в углу экрана распечатались габариты космического гиганта. Диаметр окружности станции составлял три километра восемьсот метров. Сечение окружности ее кольцеобразного корпуса превышало триста пятьдесят метров. Стас знал, что искусственные объекты подобных размеров построены кое-где на хорошо освоенных орбитах, но видеть самому такого исполина ему доводилось впервые.

— Грег, а Грег… Я хочу тебе показать одну очень интересную штучку, — громко позвал Стас командира.

— Что там еще такое? — Капитан Миллер выглянул из люка в жилой кубрик. По его самому обыденному выражению можно было твердо сказать, что он не был сейчас готов к подобным неожиданностям.

— Как ты думаешь, что это такое? — Стас сунул пятерней в изображение на экране.

— Какая-то крупная станция. — Грег на секунду задержался взглядом на столбце с размерами объекта и добавил: — Даже просто очень крупная. Несколько таких монстров используются как узловые космопорты при каскадных стартовых платформах на орбите Юпитера и Луны. А зачем она вдруг тебе понадобилась? — простодушно поинтересовался он.

— Да она мне и в самом деле как-то абсолютно не нужна. Только нам от этого никак не легче. — Стас сделал паузу и выбив пальцами по пульту барабанную дробь, пояснил удивленно поднявшему брови Грегу: — Дело в том, что именно такая станция идет по параллельной орбите в семистах километрах от нас. Вот так.

Лицо Грега вообще потеряло какое-то выражение и он еще долго хлопал глазами, глядя то на Стаса, то на изображение станции… Желая быстрее все расставить на свои места Стас выплыл из-за телескопа и пригласил взглянуть в него капитана. Чем дольше Грег вжимался в резиновую манжету, тем тем сосредоточеннее становилось его лицо и время от времени с губ срывались бессвязные но вполне крепкие выражения. Наконец, когда командир экипажа оторвался от зрачка в космос, его мысли и слова приобрели хоть какую-то упорядоченность.

— Вот это сюрприз, так сюрприз, — процедил он сквозь зубы, нервно потирая шею ладонью. — Просто подлость какая-то…

— Похоже, что время нашего отдыха кончилось, — неуверенно пробормотал под нос Стас.

— Близко к тому, — согласился Грег. Потом он еще несколько минут провел в молчании и вдруг как-то весь подобравшись и окрепнув голосом, взял инициативу в свои руки:

— Так. Вопрос первый — что это за станция?

Стас посмотрел на него из кресла снизу вверх и буркнул:

— Очень большая и мертвая. От нее нет никаких радиоизлучений или других признаков жизни.

— Уже кое-что, — согласился Грег со своей позиции под потолком и предложил: — Вопрос второй — какова вероятность, что эта станция неожиданно оживет и чем это грозит нам и всей операции «Цитадель»?

— Вероятность вообще непредсказуема. Но сорвать всю операцию эта штука может элементарно. Ее антенны глубокого прослушивания и главные радары должны запросто раза в два перекрывать зону наблюдения нашего маяка. И если там аппаратуру потихоньку работает на прием или радарная система неожиданно включиться в момент подхода рейдерской группы — то вся наша секретная операция провалиться в два счета.

— Да, положеньице, — нервно ерзал у потолочного поручня Грег и никак не мог найти удобную позу. — Бегали-бегали, рисковали-рисковали, и в конце пришли к тому, что оказались в абсолютно непонятной ситуации и все надо начинать с начала и без чьей-либо помощи. Вот скотство… Давай-ка еще разок эту груду железа хорошенько прослушаем. А потом уже будем решать, что делать дальше.

Несколько минут антенны и радары маяка Q-18 самым тщательным образом прощупывали таинственного небесного соседа. Результат был тот же, что и в первый раз — станция лишена жизни и признаков действующих агрегатов и систем.

— Чем дальше, тем больше туману, — прокомментировал Стас это сообщение компьютера.

— Видимо у нас есть только один выход чтобы убедиться в том, что станция действительно не представляет собой угрозы для прохождения нашего отряда. Нам надо сесть в шлюпку и сами в этом убедиться на месте… Когда нам надо будет подать отряду первый сигнал, что путь свободен?

— Завтра в шестнадцать часов.

— Завтра. Так, а когда корабли подойдут к границе сторожевого наблюдения и будут ждать от нас окончательного сигнала?

— Через две недели. Точнее, через шестнадцать дней и восемь часов.

— Отлично. Значит вот эти шестнадцать дней и есть в нашем распоряжении, чтобы убедиться, что там не кроется никакой подвох.

— Все-то нам с тобой, командир, выпадают такие беспокойные дела, что порой кажется — это ты уже навечно обречен таскаться по самым гнусным закоулкам Солнечной системы на старых керогазах. И отдых нам с тобой дают только затем, чтобы через два дня срочно погнать в еще худшую дыру.

— Ладно. Не сетуй так горько, а то я расплачусь от всей бесконечности твоей правоты, — мрачно пошутил Грег и отправился в жилой кубрик начинать приготовления к новому повороту событий в этих бесконечных космических приключениях.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗВЕЗДНАЯ ЦИТАДЕЛЬ

ГЛАВА 1

На следующий день, в строго назначенное время, антенны маяка Q-18 послали в одну из частей глубокого космоса узконаправленный шифрованный сигнал: «Путь свободен». И сразу после этого космонавты взялись собираться к полету на неопознанную станцию.

— Да. Давненько мы тут не были, — попытался съязвить Стас, пробираясь в тесную кабину шлюпки. Но командир был слишком поглощен решением вновь возникшей задачи. Поэтому слова Стаса так и остались без ответа висеть под потолком пилотской кабины.

Несколько минут ушло у космонавтов чтобы подготовить шлюпку к старту. Наконец Грег спросил даже не глядя в сторону второго пилота:

— Как у тебя?

— Все в порядке. Мои системы готовы. Готов лететь хоть до Сатурна.

— Да-а… — неопределенно протянул Грег. — Кажется, нам с тобой на этой жестянке еще предстоит погонять по окрестностям… — И нажал кнопку старта.

Шлюпка отстыковалась от корпуса маяка и плавно пошла в сторону неяркой точки орбитальной станции. Стас отвлекся от манипуляций на пульте управления и поднял глаза к ходовому иллюминатору. Освещенная с двух сторон раскаленной горошиной маленького Солнца и бледным мерцанием циклопического диска Урана белесая песчинка далекой станции все четче была видна невооруженным взглядом.

— Я считаю, что подходить к станции надо по инерции на малой скорости. Выключив абсолютно все системы и агрегаты шлюпки. Чтобы рабочие поля энергетических и электронных систем не были засечены с этого раздувшегося бублика. Мертвая то она мертвая, а что там внутри — черт ее разберет. В общем, в самый последний момент включим тормозную тягу, пристыкуемся в ручном режиме. А там дальше видно будет.

— Как всегда согласен с мнением командира, — вздохнул Стас. Если предполагался подлет со всеми выключенными системами жизнеобеспечения, значит придется одевать скафандры. А делать это в тесной кабине было крайне неудобно. Но он не подл виду и только еще раз крепко выругался про себя.

Грег прикоснулся к нескольким кнопкам и в шлюпке замерли все механизмы. Даже погасли лампы в рубке. Теперь кабину заливал призрачный свет открытого космоса и, совсем не к стати, Стасу в голову пришло, что именно в таком освещении командных отсеков проводят последние часы и минуты жизни экипажи аварийных, погибающих от космического холода и задыхающихся от нехватки кислорода кораблей. А может и ему очень даже скоро придется увидеть этот неверный свет на забрале своего шлема, но не по необходимости оперативной маскировки, а во всем зловещем и безысходном понимании смысла этого погребального освещения помещений агонизирующего корабля.

Стас до кругов перед глазами сжал веки, чтобы побыстрее отогнать это мрачное и тягостное ощущение. Сквозь иллюминатор уже можно было вполне четко разглядеть крохотный диск космической станции. Еще несколько часов такого бесшумного, скрытого полета и серый призрак шлюпки окажется в тени гигантского корпуса этого рукотворного колоса, построенного неизвестно кем и с какой целью.

Все несколько часов, пока шлюпка медленно скользила к точке назначения, космонавты не отрывая глаз смотрели на увеличивающийся в размерах корпус станции. Они не рисковали даже пользоваться системой радиосвязи скафандров и поэтому были практически лишены возможности обмениваться своими впечатлениями. Единственное, на что пошел Грег несколько раз он включал принимающий блок установки дальней связи и тщательно пытался засечь радиоизлучения станции. Но приборы лишь регистрировали лишь шорохи и фоновые помехи глубокого космоса и ничего более. Теперь уже глыба станции занимала значительную область в поле зрения ходового иллюминатора и даже невооруженный глаз мог ощутить всю поражающую воображение мощь ее циклопического корпуса. Станция медленно вращалась вокруг оси. Теперь можно было отлично разглядеть крупную осевую надстройку, выступающую из диска наподобие ступицы маховика и какую-то плотную клубящуюся мантию, широкой лентой опоясывающую станцию по экватору.

Стасу вдруг захотелось провести тыльной стороной ладони по лбу. Он уже поднял руку и только тут спохватился — он был в скафандре и шлеме… Это грандиозное, таящее в себе непредсказуемую угрозу сооружение гипнотизировало, притягивало взгляд и заставляло забыть обо всем остальном. Чем ближе подбирались космонавты к станции, тем отчетливее выступали небольшие детали и элементы конструкции в ее центральной части. Но все плотнее и плотнее становилась пелена скрывающая от глаз края большого диска. Теперь уже можно было различить что этот пояс состоял из кружащихся на небольшой высоте над поверхностью неиспользованных крупных строительных элементов, монтажных устройств и лесов. Отработавших свое транспортных платформ и прочего хлама. Обычно от этих неизбежных на монтаже больших объектов отходов технологического процесса строители очищали окрестности возводимых объектов сразу же после окончания основных работ. Но здесь, притягиваемый гравитационным полем многомиллионной массы, неубранный мусорный слой плотно кружился вокруг станции. Это говорило только о том, что строительство станции не завершено и прекратилось оно весьма поспешно. Безусловно мусорный пояс несомненно мешал космонавтам разглядеть в подробностях поверхность станции. Но с другой — пояс неплохо маскировал шлюпку от взгляда возможного наблюдателя со станции.

Желтовато-палевая в свете мерцающего диска Урана станция уже заполнила собой все поле зрения ходового иллюминатора. Часто тон освещенности менялся — это поверхность искусственного объекта закрывали особо плотные облака летающего хлама. Стас приподнялся с кресла и склонился над звуковой мембраной шлема командира:

— Грег, я считаю, что нам надо замаскироваться в одной из этих металлических туч и покружить над поверхностью. А когда мы все хорошенько разглядим и прослушаем, тогда и видно будет что делать дальше.

Грег энергично качнул подбородком за стеклом шлема и Стас снова взгромоздился на свое место. Шлюпка на мгновение вспыхнула рулежными соплами и, чуть по диагонали, самым малым ходом пошла к границе слоя. Грег внимательно разглядывал проплывающую под ними разнородную массу из тысяч больших и малых обломков, элементов крепежа, длинных консолей строительных лесов и крупных решетчатых буксировочных платформ, а так же бесконечного количества не поддающихся распознаванию узлов и агрегатов непонятных механизмов, труб, контейнеров, бочек, кусков изоляции и многослойной обшивки. Все это не торопясь плыло, крутилось, сверкало то гранями, то плоскостями и порой совершенно скрывало под колеблющимся слоем поверхность станции.

Наконец Грег нашел небольшой разрыв в плотной завесе. Шлюпка слова мигнула маневровыми двигателями и зависла над просветом. Экипаж первым делом включил на прием систему радиосвязи. Грег принялся следить за его работой а Стас прильнул к иллюминатору. Внизу медленно проплывали соединения обшивки корпуса станции. Часто просматривались конструкции крепления доя оборудования внешней подвески. Вот проползла батарея из шести плазменных орудий сверхмощного калибра. А чуть погодя открытый эллинг с роботами — ремонтниками.

Но тут Стас с удивлением обнаружил, что разрыв, в который он наблюдал ландшафт внизу, меняет очертания и уменьшается в размерах. Оказалось, что все мириады составляющих орбитального слоя движутся с чуть разной скоростью. Поэтому они медленно догоняли друг друга, сталкивались, расползались и так весь этот слой находился в беспрерывном хаотическом движении, уплотняясь там, где только что были разводы пустоты и разряжаясь на месте недавних скоплений материи. Теперь этот колеблющийся поток сомкнулся и Стас остался без дела. В сердцах ругнувшись, он повернулся к Грегу. Тот склонился над анализирующим модулем установки связи и даже сквозь забрало было видно озабоченное выражение его лица. Однако спросить в чем дело не было никакой возможности и Стас опять вернулся к иллюминатору. Но слабо шевелящаяся масса еще надежнее сгустилась перед глазами второго пилота и он принялся размышлять обо всем, что ему удалось недавно увидеть и узнать.

За пятьдесят минут, в течение которых шлюпка делала полных оборот над станцией, несколько раз перед взором Стаса открывались разрывы и он торопливо заносил угловые величины наблюдений и свои впечатления. Везде было одно и тоже, хотя в нескольких случаях можно было с уверенностью сказать, что поверхность станции всеми вспомогательными устройствами и внешними элементами. В других же местах обшивка была абсолютно гладкой и лишенной всего этого вторичного оборудования. Значит, часть станции была построена только в основных компонентах, в то время как другая часть казалась полностью технологически завершенной. Следующий виток только подтвердил наблюдения Стаса, а концу третьего перед ним лежал листок со схемой поверхности станции. Оболочка титанического диска была разделена швами на шесть громадных радиальных секторов. Поверхность трех из них имела весь комплекс внешней оснастки — эллинги для роботов обслуживания, компенсаторы температурной деформации корпуса и десятки других, плохо различимых с высоты устройств и агрегатов. Два сектора по краям первых трех имели только крупные элементы оформления — батарейные башни плазменной артиллерии, фундаменты для конструкций внешней подвески и массивные корпуса причальных терминалов для средних орбитальных транспортов. А расположенный между этими двумя секторами промежуток поверхности был самым незавершенным. Его устилала совершенно гладкая обшивка с кое-где разбросанными квадратами и отверстиями больших и малых технологических проемов.

В этот момент Стаса отвлек наконец-то зашевелившийся Грег. Он просигнализировал второму пилоту каким-то малопонятным жестом и взялся за ходовые рычаги. Шлюпка изменила угол атаки и малым ходом пошла против направления вращения станции и ее пояса. Стас взобрался вы свое кресло и не торопясь принялся ждать пояснений командира. В иллюминаторе перед его взором в частых разрывах колеблющейся чешуйчато-металлической пелены проплывала обшивка станции. Даже ее поверхность содержала в себе много неясного и настораживающего. А что же таилось под этими многометровыми слоистыми бронированными покровами в недрах ее многочисленных палуб, горизонтов и ярусов? От этой мысли Стас только плотнее сжал губы, словно бы ничего не хотел говорить неведомому но вполне реальному противнику.

Наконец Грег плавно затормозил шлюпку и она принялась вращаться точно со скоростью вращения самой станции. Командир экипажа включил основные системы жизнеобеспечения кораблики и через минуту, барахтаясь под потолком, выбрался из скафандра. Не долго думая, Стас последовал его примеру.

— Фу-у, как же здорово освободиться от этих доспехов, — облегченно вздохнул Грег и утомленно потер лицо ладонями.

— Ты что? Хочешь сказать, — после долгого пребывания в полутьме Стас немного щурился от яркого света в кабине, — что мы зря выключали все системы и маялись в скафандрах?

— Нет. Этого я не говорил и говорить не буду, — покачал головой Грег. — Наше дело складывается очень непросто. Посмотри сюда. — И Грег расправил на пульте листок со своими набросками. — В общем антенны не уловили нигде никаких целенаправленных радиопереговоров или трансляции. Но. Но… — И Грег задумчиво принялся покусывать зубами нижнюю губу и еще несколько секунд молча изучал свой рисунок. — Во время полета над вот этими соседними секторами датчики регистрировали упорядоченное эхо функционирования многих десятков электронных и энергетических сетей и систем. И они действуют достаточно активно, если поле их рабочих излучений проникает сквозь мощную внешнюю оболочку станции. То есть в зоне этих трех секторов, — Грег ткнул пальцем в соответствующее место схемы, наблюдается активная упорядоченная деятельность многих и многих систем. В этих двух секторах наблюдаются только слабые отголоски электромагнитных излучений. А в этом секторе между ними вообще ничего не слышно. Кстати, это самое безопасное место и мы сейчас как раз висим над ним. И последний вывод — станция живет и работает и совершенно неизвестно, что она выкинет завтра. — Грег испытующе поглядел на второго пилота и добавил с хмурым сарказмом: — С чем вас и поздравляю. А что у тебя?

Стас положил на панель блокнот с рисунком и задумчиво сказал:

— Картина в общем схожая. Станция визуально разделена на шесть радиальных сегментов. Поверхность трех из них, которые идут подряд, оформлена в полной технологической подробности. Два других — отделаны только в общих крупных деталях. А один, тот который между двумя последними, вообще имеет только голую обшивку и все. Даже шлюзы и ангары без люков и затворов.

Грег недолго изучал оба рисунка и, наконец, удовлетворенно повел шеей:

— Да, наблюдения совпадают. Отсюда — вывод такой. Станция готова только наполовину. Но в завершенной ее части — это уже вполне ясно кипит жизнь. Может даже и есть люди. И уж в любом случае навигационная и разведывательная аппаратура должна следить за окрестным пространством и элементарно засечь пересекающую границу нашу кавалькаду из межпланетных крейсеров. — Грег нервно побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и повернулся к товарищу. — Что делать будем господин второй пилот?

Стас ответил не сразу. В этот момент он вспомнил громадные, вынесенные на мощных решетчатых конструкциях в сторону от титанической осевой, сферические купола радаров станции. Теперь Стас ясно видел, как под их белой скорлупой беспрерывно вращаются ячеистые параболы антенн, прощупывая на многие сотни тысяч и миллионы километров вокруг пустоту космоса. Вместо ответа Стас спросил командира:

— А как ты думаешь — они нас заметили?

— А черт его знает, — искренне развел рукам Грег. — Может и не заметили. Во-первых, объект такого размера как шлюпка не должен по всем правилам появляться в автономном плавании в таких глухих углах. Но габариты шлюпки у них просто может не сработать идентификатор. Они могли смотреть на нас и не увидеть. К тому же мы покрыты маскировочным слоем. А в третьих, мы прилетели из безопасных внутренних пространств планетной системы. Поэтому машина могла нас видеть, но элементарно принять за какое-то нестандартное, случайное явление, а не шпионский корабль.

— Да. Теперь, когда мы нырнули в этот слой бродячего металлолома, нас уже точно никто не увидит.

— Но и мы не разглядим ничего толком сквозь эту завесу, — парировал Грег.

— А если аккуратно пройти сквозь эту толщу и зависнуть в нижнем слое?

— Думаю, что можно попробовать. Хотя, конечно, рискованно — мы сможем видеть их, а они нас. Но другого пути пока нет.

На несколько минут в шлюпке повисла тишина. Грег сидел пустым взором уставившись на пульт управления, а Стас крутил в руках рисунки, словно бы хотел найти в них ответ на самый главный вопрос. Наконец Грег оторвал взгляд от рядов кнопок и легонько ударив кулаком в ладонь, сказал:

— Сейчас единственный для нас путь — это высадиться на поверхность станции и попытаться определить на месте что делать дальше.

— Можем не только высадиться на поверхности, а прямо войти внутрь станции через большой шлюз в недостроенном секторе.

— А его створки разведены?

— Их вообще нет. Запорное устройство просто еще не смонтировано.

— Отлично, — обрадовано поднял правую руку Грег. — Тогда уже вполне прорисовывается тактика наших действий. Только чтобы сразу не рисковать шлюпкой, кому-то из нас придется в скафандре осмотреть пространство за створками люка.

— Хорошо, — согласился Стас. — Давай я попробую туда добраться. Если все будет нормально, я дам сигнал, а ты уже пригонишь шлюпку.

— Идет. Только давай мы еще немного повисим тут и постараемся поподробнее изучить обстановку внизу.

— Но, может, пройдем хотя бы до середины этого чертового слоя, а то так мы долго ничего не разглядим.

— До середины слоя, пожалуй, можно, — решил Грег и добавил: — Только если мы запутаемся в каких-нибудь ржавых обломках, тебе придется первому лезть за борт и освобождать шлюпку.

— Да в первый раз, что ли? — безразлично махнул ладонью Стас. — За последнее время я уже привык заниматься всем, чем угодно оттаскивание от нашего суперзвездолета старых сортирных труб и мятых мусорных контейнеров не будет для меня чем-то неожиданным.

— Тут ты прав на все сто, — только и нашел что сказать своему второму пилоту командир.

Осторожно пробравшись ближе к нижней кромке орбитального слоя, шлюпка еще несколько часов висела над поверхностью недостроенного сектора. Две пары глаз членов экипажа и системы радиопрослушивания настороженно пытались распознать и заметить какие-нибудь тревожные симптомы. Но все было спокойно. На внешне поверхности не наблюдалось никаких признаков движения. Детекторы приемных антенн тоже не регистрировали под панцирем внешней оболочки никаких сигналов машинной активности. Сектор был мертв и холоден.

— Конечно, кое-что повидать в этом мире мне удалось, но скажи, что мне придется в толще свалки старого металлолома — ни за что бы не поверил, — ворчал Стас, вползая в скафандр.

— Ничего, — утешил его Грег, помогая другу натянуть космические доспехи. — Считай, что для полноты восприятия жизни и это надо пройти.

— Ничего себе, полнота жизни, — обижено хмыкнул Стас. — Все какие-то подозрительные закоулки да отвратительные дыры. Так я однажды вконец одичаю.

— Ничего, ничего, — обнадежил товарища Грег. — Еще немного и ты знаменитым пилотом, победителем всех бандитов и пиратов, вернешься к цивилизации и будешь только пожинать лавры прежних подвигов.

Стас попытался что-то ответить язвительным тоном, но Грег уже нахлобучил ему на голову шлем и второй пилот только коротко пошевелил губами за толстым стеклом. Наверное нехорошо выругался.

Пространство за бортом встретило космонавта мутным рассеянным свечением. Лучи с трудом пробирались сквозь толщу больших и малых металлических предметов, но многократно многократно отражаясь от их матовых граней и плоскостей, создавали какое-то зыбкое, неверное, но и достаточное для четкого восприятия окружающего мира освещение.

Стас оттолкнулся от шлюпки и поплыл в сторону станции. На месте недавнего разрыва уже витала разряженная материальная взвесь и космонавту приходилось раздвигать руками предметы средней величины, а мелкие просто таранить шлемом. Больше всего вокруг было испорченных элементов мелкого крепежа — болтов, заклепок, гаек всех форм и размеров. В значительных количествах летали полуобгоревшие бухты и куски проволоки для автоматов плазменной сварки. Всюду плавали обрубки погнутых труб и скрученных кабелей, обломки транспортных контейнеров и упаковочных ящиков. Когда Стас нарушал своим корпусом движение всего этого хлама, то предметы начинали сталкиваться друг с другом и вслед за космонавтом шел сухой и долгий потревоженный шелест. Словно какая-то слабая, но неотвязная сила хотела выдать чужака хозяевам здешнего мира и помечала его молчаливый полет беспрерывным треском и шорохом.

Наконец, когда Стас миновал скопление из самым невероятным образом сцепившихся многометровых транспортных платформ, впереди образовался устойчивый просвет и космонавт дал самый слабый импульс ранцевым двигателем. Пространство вокруг становилось все чище, а впереди, во всем своем размахе обозначилась поверхность станции. Теперь Стас уже миновал крайние покровы орбитального слоя и маленькой белой точкой плыл от мерцающего пояса к поблескивающей обшивке огромного кольца. Сейчас космонавт был виден как на ладони со всех возможных направлений наблюдения и поэтому Стас дал еще один импульс двигателем, чтобы как можно быстрее преодолеть протяженный открытый участок. Сквозь стекло шлема на него плавно надвигалась испещренная технологическим элементами и отверстиями поверхность. Космонавт перевернулся в пространстве и приготовился к посадке. Процессор на стекле скафандра давал расстояние до оболочки: «45, 40, 35, 30…» — плыли неяркие цифры. «Пора» — решил Стас и дал маленькую вспышку из миниатюрных дюз. Сопло, направленное против движения скафандра, выплюнуло крошечную порцию пламени и скорость полета космонавта резко упала. Еще через несколько секунд он, мягко самортизировав ногами, очутился на ровной поверхности станции. Во время полета Стас не заметил вокруг ничего опасного и поэтому теперь чувствовал себя вполне уверено. Он приземлился на оболочку недалеко от проема большого шлюза и теперь, используя магнитные башмаки, пошел по металлическим листа обшивки к этому провалу. Вначале он хотел сразу влететь в зев шлюза. Но потом, когда разглядел, какая там темнота царит, решил что будет слишком рискованным врываться на большой скорости в незнакомое пространство.

Наконец, он подобрался к краю проема. Громадный тридцатиметровый провал в корпусе станции зиял пустотой и неизвестностью. Включив инфракрасное видение шлема Стас сел на край проема и прикрепился подошвами к вертикальной стене. Встал во весь рост и тут же резко оттолкнулся. Теперь он медленно плыл вниз. Стенки проема уходили в глубину на размер толщины обшивки станции почти на десять метров. Потом пространство вокруг резко раздвинулось и Стас оказался в огромном помещении. Несколько минут он оглядывался в зеленоватых лучах инфравидения, разворачиваясь всем корпусом и делая десятки снимков миниатюрной фотокамерой в шлеме.

Он находился в громадном объеме, простиравшемся вниз и в стороны на многие десятки и даже сотни метров. Похоже, что в этом секторе станции был смонтирован лишь жесткий конструкционный каркас и на него нанесена оболочка. И ничего более — ни переборок и перекрытий ярусов и палуб, ни галерей и шахт лифтов, транспортеров и коммуникационных галерей. Ничего этого не было еще сделано. И только с упорядоченностью кристаллической решетки пустоту пересекали исполинские опорные конструкции несущего скелета станции.

Основательно осмотревшись под потолком, Стас решил исследовать нижнюю часть зала. Ранцевый двигатель коротко мигнул и скафандр понес человека в глубину. Подавленный размерами этого утонувшего во мраке сооружения, Стас казался себе крошечным головастиком, барахтающимся в холодной мрачной глубине чудовищного аквариума. И кто знает, может чей-то жестокий и угрюмый взгляд следил сейчас за ним сквозь толстое стекло и не думал пока обнаруживать себя. До поры до времени…

Стас отогнал от себя эти не очень приятные мысли и, разминувшись с очередной конструкцией каркаса, начал изучать поверхность под собой. Теперь было видно, что нижняя плоскость разбита различными отверстиями и проемами в правильном геометрическом порядке. «Видимо, — решил Стас, — что все-таки весь объем сектора успели разделить на несколько основных палуб и это переборка первой из них».

Космонавт до предела сбил скорость полета, прицелился и вплыл в одно из люковых отверстий. На той стороне он оказался в обширном, но уже отдельном помещении. Похоже, что низлежащие палубы неведомые строители сумели разделить на залы пространства и объемы первого монтажного уровня и им здесь оставалось смонтировать только ярусы кубриков, залов и галерей. Но по неведомой причине работы были остановлены, а на верхней палубе не было сделано даже и этого.

Стас тщательно огляделся и решил больше не углубляться в недра станции. Они уже походили на лабиринт и плутать здесь без страховки было опасно. Напоследок Стас на полную мощность включил радиоприемное устройство скафандра и тщательно прошелся по всем уровням и каналам настройки. Но в наушниках звенела полная тишина. Даже вездесущие фоновые шумы космоса не проникали сюда, сквозь многослойный панцирь оболочки станции. Сектор был мертв и пуст. В этом теперь не было ни капли сомнения.

Стас быстро поднялся и прикрепился у проема в обшивке станции. Затем достал мощный фонарь и принялся ждать, пока в разрыве пелены орбитального хлама можно будет разглядеть контур шлюпки. Прошло почти двадцать минут прежде чем космонавт сумел подать сигнал товарищу. Приняв серию условных вспышек Грег на хорошем ускорении повел шлюпку вниз. Распоров корпусом легионы возмущенно брякающих железок серый диск спасательного кораблика ринулся вниз. Промахнись пилот хоть на небольшую долю угловой величины и шлюпка бы разбилась о край проема. Рассчитать вручную курс корабля на таком ускорении при минимальном расстоянии было делом весьма непростым. Ведь по-прежнему Грег избегал включения на рабочую мощность радиоэлектронных систем корабля. Он хотел до минимума свести шансы быть замеченным возможным противником.

Шлюпка почти идеально влетела в темный провал прямоугольного люка и тут же включились тормозные двигатели. Темноту громадного сводчатого объема озарили вспышки реактивных факелов. Чуть покачиваясь в пространстве, шлюпка замерла в середине высоты помещения. Стас оттолкнулся от стены проема и поплыл к командиру вытягивая вперед перчатку скафандра с вытянутым большим пальцем. Скоро второй пилот был уже в кабине и оба космонавта оживленно обменивались свежими впечатлениями.

Первым делом было решено отогнать шлюпку в сторону и прикрепить недалеко от большого проема за опорой мощной несущей конструкции чтобы она не бросалась в глаза. Теперь стало вполне ясно, что на ближайшие дни тесная шлюпка будет оставаться космонавтам домом и базой для вылазок на неизвестные палубы и горизонты станции. Чтобы только в общих чертах изучить станцию нужно было время. Много времени. Но ведь это было и единственным, чем пока экипаж капитана Миллера располагал почти в неограниченном количестве. Оставшиеся часы этих суток космонавты потратили на тщательное изучение стен и отдаленных уголков «большого купола» — как они окрестили весь гигантский объем под внешней изогнутой оболочкой станции. Хотя, естественно, разделение текущего времени на сутки было крайне условным. Оно существовало в основном для регулярного определения цикличности времени, когда человеческий организм требовал сна или пищи, да необходимости отсчета календарных суток. Хотя течение времени в окрестностях больших планет можно было отлично отмечать по вращению по орбитам многочисленных спутников или обороту вокруг этих малых планет голубых точек искусственных объектов. Но здесь, в сумрачной тишине под толстенным панцирем внешней оболочки станции, понимание о смене времени дня и ночи вообще теряло смысл и становилось чем-то вроде привычного знания о давно уже утраченных сущностях.

Друзья сидели в кабине и наскоро перекусывая перед сном, делились соображениями как прошел день.

— Знаешь, мне кажется — мы скоро будем даже чувствовать себя здесь в безопасности, — оживленно заявил Стас, вскрывая тубу с какой-то питательной жидкостью.

— Это почему же, — даже немного удивился Грег, подняв глаза от баночки с беконом.

— Этот сектор недостроен и поэтому здесь не будет ни космонавтов неприятеля, ни его автономных машин. Это гарантия. Зато мы за какое то время отлично изучим и освоимся в этих лабиринтах и превратим их в свою опорную базу. Попробуй нас отсюда выбей. Мой дом — моя крепость.

— Ты забываешь, — перебил его Грег, — что наша задача — не держать оборону в безжизненных лабиринтах, а установить контроль над всей станцией, в крайнем случае нейтрализовать ее и обеспечить проход рейдерской группы.

— Не торопись командир, всему свое время, — нисколько не обескуражено ответил Стас. — От обороны до наступления — один шаг. Дай Бог, дойдет дело и до этого.

— Ладно, — махнул рукой командир экипажа, явно не желая вступать в полемику с не по обстановке оживленным вторым пилотом. — Давай сначала тщательно осмотрим окрестности, а потом уже будет видно как действовать дальше. То ли обороной, то ли наступлением.

— Согласен, — коротко кивнул Стас и энергично втянул в себя содержимое сразу половины тубы.

На следующий день космонавты отправились изучать конструкцию нижней палубы. Перед выходом они еще раз проанализировали запись суточного прослушивания радиоэфира и решили, что оболочка и переборки станции не пропускают ни туда, ни обратно практически никаких радиоизлучений. Поэтому Грег принял решение безо всякой опаски пользоваться всеми системами шлюпки и радиосвязью между скафандрами.

Грег первым вышел из шлюпки и сразу устремился к проемам в нижней палубе. За ним, сквозь зеленоватый фон, в который окрашивали весь окружающий мир устройства инфракрасного видения, плыл Стас.

В большом помещении, которое вчера видел Стас, космонавты остановились. В его стенах было несколько отверстий под будущие двери и люки и друзья долго не могли решить куда им отправиться в первую очередь. После короткого совещания было определено бегло осмотреть боковые помещения, а затем углубиться в нижние ярусы.

Стас первым пошел в боковой проем, а чуть сзади, страхуя первый номер от возможных неожиданностей, двигался Грег. Глухие переборки с темными зевами дверей и технологических отверстий, грубые, незачищенные швы от сварочных машин. Плавающий везде мелкий производственный мусор — все это производило достаточно гнетущее впечатление. Ощущать себя крохотной частицей жизни в недрах по непонятным причинам покинутого, охваченного космическим холодом мрачного стального лабиринты было крайне неуютно.

«Дьявол! — выругался про себя Стас, чувствуя, что на него наваливается что-то тоскливое и тревожное. — Вроде бы никогда клаустрофобией не страдал». Он подплыл к очередной перегородке и заглянул в новый проем. Там было опять все тоже пустое помещение с провалами дверей и неотделанными стенами. Стас развернулся, оттолкнулся от перегородки и поплыл обратно. В проеме противоположной стены маячил силуэт Грега.

— Давай, командир, обратно. Тут везде все одно и тоже.

Грег жестом выразил полное согласие с другом и они отталкиваясь руками и ногами от краев дверных косяков заскользили обратно. Скоро космонавты убедились, что и по другую сторону зала, откуда они начали разведку, простираются все те же бесконечные ряды пустых, безжизненных помещений. Теперь им предстояло углубиться в нижние ярусы сектора. На этот раз друзья решили поменяться ролями и первым вперед пошел Грег, а Стас страховал его сзади. И снова перед их глазами в зеленоватом зыбком свечении потянулись бессчетные переборки и переходы одинаково громадных залов и боксов. Сначала Грег тщательно обследовал все дверные проемы в каждом зале. Он считал, что надо иметь представление обо всех смежных помещениях. Потом, когда его утомило всеобщее однообразие предстающего перед глазами, он принялся исследовать по очереди в каждом новом зале то левый, то правый проем, а скоро вообще забросил это занятие и двигался только вперед.

Иногда ему представлялось, что в зеленой толще холодной воды он плывет анфиладами и галереями какого-то громадного храма или дворца древнего, давно поглощенного океанскими волнами города. Что еще немного и его взору откроются библейские сокровищницы и погребальные камеры с драгоценными саркофагами. Но вокруг по-прежнему тянулись одни пустые стены.

Грег взглянул на нижнюю часть стекла шлема, куда проецировалась информация маленького навигационного процессора. Судя по схеме уже пройденных ярусов и общим наружным габаритам станции, они углубились внутрь на половину радиуса ее кольца. Скоро должен быть свод несущего перекрытия очередной палубы. Действительно, через пару переборок оказалась мощная гофрированная стена без переходных отверстий. Грег огляделся, махнул Стасу рукой в выбранном направлении и поплыл к боковой двери.

Космонавты миновали несколько помещений и оказались во внушительных размеров зале. Это был, скорее всего переходной тамбур для сквозного радиального подъемника станции, о чем свидетельствовало большое сложной формы отверстие в своде палубы. Через эти отверстия в перекрытиях между палубами радиальная шахта подъемника свяжет все горизонты и палубы станции.

Грег довольный своей интуицией, дал знак Стасу следовать за ним дальше и нырнул в проем шахты. Внизу был такой же большой зал и Грег, сделав круг по его периметру, позаглядывал во все дверные ниши. Ничего интересного. Прошло еще около часа и космонавты убедились, что и эта палуба точно так же пуста и безжизненна, как и две верхние. Только она уже была окончательно на готовые кубрики и поэтому теперь все лабиринты вокруг стали еще запутанней и извилистее. Приемники радиоустановок по-прежнему не фиксировали никаких сигналов или шумов. Друзья устроили небольшой совет и решили прекратить теперь уже малоосмысленное движение в недра станции. Грег предложил, а Стас с ним полностью согласился, что надо добраться до несущей разделительной переборки между секторами станции и попытаться найти и открыть переходной шлюз в соседний сектор. Соседние сегменты станции должны были быть гораздо интереснее и могли дать значительно больше команде капитана Миллера в разрешении главной задачи.

Шел уже шестой час как космонавты покинули шлюпку, а впереди еще было много работы. Поэтому они устроили большом зале краткий отдых и подкрепились высосав прямо в шлемах через трубочки по две порции питательного бульона из походного запаса.

Вытянувшись во весь рост Стас висел у самого пола. Чуть сбоку и выше висел Грег.

— Как ты считаешь, почему они оставили станцию незавершенной? спросил Стас.

— Трудно сказать, — задумчиво ответил Грег, — об этом можно будет судить когда мы узнаем хотя бы в основных чертах о ее назначении. А так гадать вслепую — дело малоперспективное.

— Но ясно уже одно, что от станции ее хозяева полностью не отказались. Раз действуют полностью системы трех из шести секторов. У меня такое впечатление, будто что-то неожиданно помешало ее строителям и они просто на время отложили ее завершение.

— Очень может быть, — согласился Грег и добавил, — и, вообще, сдается мне, что станцию повесили здесь совсем недавно. Во-первых на всех наших разведывательных картах на этом месте ничего нет. Во-вторых, строить такой огромный объект на подобном удалении от всех промышленно-технологических центров — дело крайне затруднительное. Я предполагаю, что этого гиганта сооружали где-то в другом месте, а потом, по какой-то причине работы были свернуты и станция отбуксирована сюда. В самое отдаленное и глухое место в пространствах Братства Урана.

— Хм-м, — протянул Стас, — вполне возможно, что все было именно так. Мне даже кажется, что этой причиной могли быть мы с тобой…

— Как это? — не понял Грег.

— А так, — Стас сменил позу и приблизился к Грегу. — Если верна гипотеза службы безопасности, то на наш Би-Джей-90 напали люди Братства Урана чтобы добраться до суперэнергетика. То есть они пытаются создать мощный военный и энергетический потенциал для пока неясных целей. Но когда попытка захватить корабль полностью провалилась, то они оказались на грани разоблачения. Ведь они же не знают, удалось ли нам в полете допросить захваченный экипаж или выжать все сведения из главного компьютера. И, как умудренные в тайных операциях люди, они готовятся к самому худшему для себя — к к самым тяжким подозрениям со стороны центрального правительства, запросам для инспекций на месте, массированной засылке шпионов и прочим неприятностям. Следовательно им как можно скорее надо было скрыть и замаскировать все свои секретные объекты. Ведь, надо полагать, кроме надежд на возможности похищенного сверхэнергетического вещества, они делали ставку на собственные силы. Наверное у них проектировались заводы вооружений запрещенных всемирными конвенциями, мобильные военные энергоблоки и все такое прочее. Так вот, один из таких объектов и есть наша станция. Ее срочно удалили из оживленной технологической зоны и спрятали на глухой периферии. Здесь выключают все мощные энергосистемы и заводят в радиошлейф безобидного сторожевого маяка и теперь с большого расстояния станцию уже практически невозможно засечь. Но тут появляемся мы и случайно наталкиваемся на эту военную тайну.

— Что ж, звучит вполне убедительно, — протянул Грег, — но если это на самом деле так, то на станции должны быть мощные системы боевого охранения и даже гарнизон. Тогда почему они нас не засели и не обезвредили на подходе?

— Видимо, мы очень предусмотрительно подбирались сюда по инерции, отключив все радиозаметные системы. А от визуального и радарного обнаружения нас спас слой коросты на корпусе и эта замечательная орбитальная свалка. Да и сама миниатюрность шлюпки.

— Да, видимо так оно и есть. Только теперь нам надо быть вдвойне осторожными. — Капитан взглянул на индикацию текущего времени на стекле шлема. — Ладно, пора за дело. Главное теперь — незаметно пробраться в соседний обустроенный сектор. А там мы уж точно найдем что-то интересное. Это я шкурой чувствую.

Космонавты дали короткие вспышки ранцевыми двигателями и вновь поплыли чередой одинаково пустых и угрюмых помещений к границам сектора. Скоро друзья уперлись в глухую, усиленную пересечениями ребер жесткости стену разделения секторов. Но прошло еще более двух часов пока двумя ярусами выше в лабиринтах однообразных помещений удалось обнаружить внушительную конструкцию переходного люка. По сути дела, это был настоящий двухсекционный шлюзовый затвор, обеспечивающий безусловную герметичность перехода при любом состоянии соседних камер — тамбуров. Но при первом же беглом осмотре космонавты поняли, что легко воспользоваться этим устройством не удастся. С этой стороны на массивном корпусе шлюза не было смонтировано никаких систем управления и механизмов. При плотно захлопнутых створках это значило только одно, что открыть и закрыть переход можно было лишь с той стороны.

Космонавты озадачено переглянулись и, обменявшись парой коротких фраз, решили опуститься на другую палубу и попытать счастья там. Теперь на поиски шлюза ушло гораздо меньше времени, так-как друзьям был знаком принцип их расположения относительно других палубных пространств. Но и этот шлюзовый переход оказался точно в таком же состоянии как и первый.

— Да что же это — у всех у них не поставлены механизмы отпирания? — в сердцах посетовал Стас.

— Вполне возможно, — согласился Грег, — по-большому счету отсюда их при строительстве никто открывать и не должен. Только вот что теперь делать?

Космонавты еще несколько минут топтались перед люком, беспомощно разглядывая его массивные створки и станину, пока командир не принял мудрое решение:

— Все. На сегодня хватит. Мы уже почти двенадцать часов как ушли из шлюпки. Пора на отдых. Завтра осмотрим шлюзы на другой стороне нашего сектора, а там дальше видно будет.

Друзья взяли курс к проемам несуществующего ствола большого лифта, а потом, прилично разогнавшись на прямом и широком как проспект коридоре в многочисленных переборках, добрались до «большого купола». Еще несколько минут — и они уже были у люка своей шлюпки.

ГЛАВА 2

Весь следующий день был наполнен такими же однообразными и утомительными в череде пустых и холодных ячеек искусственных металлических сот у противоположной разделительной стены сектора. И с тем же самым результатом, что и накануне. Все четыре переходных шлюза были заперты с другой стороны. Напоследок, пройдясь по исследованной вчера нижней палубе, экипаж даже раньше запланированного вернулся в шлюпку.

Стас с самым удрученным выражением лица повис над пультом у ходового иллюминатора, а капитан расположился в пилотском кресле.

— Итак, что мы имеем за два дня пребывания на станции? — деловито осведомился командир.

— Ни черта мы не имеем, — простодушно ляпнул второй пилот. — Если не считать уйму потраченного времени и горючего в двигателях скафандров. Ну и, конечно, впечатлений от многих километров одних и тех же голых стен.

— Ну зачем так мрачно. Отрицательный результат — тоже результат. Тем более, что он и не совсем такой. Мы теперь отлично знаем конструкцию нашего сектора, а значит и всей станции. Согласись, ведь это кое-что для нас и значит. Вот, смотри.

Грег выплыл из кресла и добрался до скафандра. Вынул из его грудного блока маленький чип микропроцессора и вставил в один из терминалов бортового компьютера. На экране пульта управления начала распечатываться усвоенная навигационно-штурманским устройством информация. Скоро на экран был нанесен подробнейший план сектора.

— По-моему неплохо, а? — не отрываясь от картины спросил капитан Стаса.

— В общем-то… — немного с неохотой ответил тот.

— А вот, теперь гляди дальше. — Грег дал задание компьютеру спроецировать схему сектора на все остальные пять секторов станции.

Экран мигнул и выдал изображение диска испещренное лабиринтами переборок, палуб и ярусов.

— Теперь уже совсем замечательно, — удовлетворенно оценил свою работу Грег.

— И что же из всего этого следует? — с долей иронии спросил сверху Стас.

— А то, — поднял на него глаза Грег, — что внутри сектора нам уже нечего делать. И теперь надо выходить на наружную поверхность.

— А чего еще там мы не видели? — удивился Стас. — Неужели ты считаешь, что внешние шлюзы будут открываться по первому требованию снаружи? Не будет этого. Ты же сам вчера согласился, что на такой засекреченной станции вся поверхность и ближайшее пространство будут находиться под неусыпным наблюдением. А сами люки будут наглухо заперты и тщательно охраняться.

— Ну а что же нам тогда делать внутри этого заброшенного сектора?

— Пока не знаю… — откровенно развел руками Стас. — Но что на поверхности будет гораздо опаснее чем здесь, в этом я нисколько не сомневаюсь.

На какое-то время в пилотской кабине воцарилось молчание. Два человека не знали, как им теперь быть и мучительно соображали каким образом вести дальше борьбу за возможность обладания этой громадной орбитальной крепостью, этой затаившейся в пограничных пространствах Братства Урана космической цитаделью. Светящиеся на небольшом табло цифры текущего бортового времени отсчитывали конец вторых суток с того момента, когда незамеченная никем шлюпка нырнула в мрачный проем в обшивке и прикрепилась к внутреннему своду заброшенного сектора. Ее светящиеся золотистыми точками иллюминаторы были единственным признаком жизни в этом никогда не знавшем тепла и движения угрюмом металлическом склепе. И подчас трудно было поверить, что эти мрачные исполинские лабиринты воздвигли человеческие руки, словно все сооружение было порождением злого гения каких-то враждебных людям существ. Коварных и злобных гигантов с планет далекой жестокой звезды.

— Слушай, командир, а что если попытаться вскрыть люк? — предложил Стас.

— Попытаться то можно, только вот чем? У нас в шлюпке только набор ручного инструмента, а там — ты видел какие мощные крепления. Но даже если мы вскроем один люк, второй, третий, то при этом так изуродуем их, что вряд ли сможем потом закрыть. Тот сектор должен быть заполнен воздухом и он всей массой попрет наружу. Давление упадет, сработают аварийные датчики и мы переполошим всех, кого только можно на этой чертовой этажерке.

— Да, неприятный сценарий, — согласился Стас. — Но сюжет может идти и в несколько ином направлении. Мы взламываем первый люк и оказываемся в переходном тамбуре. А в каждой из двух камер должен быть небольшой кнопочный пост управления механизмами запоров. Это делается всегда, как страховка на случай если аварийно отключится внешняя автоматика. Так вот, мы дальше и воспользуемся этими кнопками и два оставшихся невредимыми люка отлично изолируют сектора друг от друга.

— Ну, вот видишь, ты уже и собрался вскрывать шлюз, — не очень весело усмехнулся Грег, — остается только одна загвоздка — найти чем это сделать.

Но Стас на это не ответил, видимо ему пока было нечего сказать. Он только поудобнее устроился в кресле и подпер голову ладонью.

— Послушай, — неожиданно спохватился Стас. — А там, в орбитальном поясе среди прочего металлолома я видел плавают целые сварочные установки. Наверняка в этом хламе должна отыскаться парочка исправных портативных резаков. — Стаса эта догадка буквально преобразила. Глаза его заблестели, а на щеках проявился румянец. — Эй, командир, если мы там немного пороемся то отыщем все что угодно. Все. Я немедленно отправляюсь туда.

— Подожди, подожди, — остановил жестом руки такой порыв командир экипажа. — Мысль действительно неплохая, но пока не надо так торопиться. Пожалуй если и стоит выбираться в орбитальный слой, то только вдвоем, тем более, что там параллельно найдется еще кое-какая работенка.

— А что именно? — заинтересовано уставился на командира Стас.

— Мы же так толком и не сумели изучить поверхность станции. А она нам может многое прояснить. Так вот, если уж мы выберемся в орбитальный пояс, то заодно придется хорошенько покрутиться над станцией и разглядеть ее во всех подробностях.

— Ничего, нормальная работенка, — согласно кивнул головой Стас. — Тем более, что пояс кружится быстрее станции и один оборот идет менее чем за час. Тогда, я считаю, что надо начать завтра с утра и за полдня мы сумеем и оболочку разглядеть и резак подобрать… Не беспокойся шеф, все будет в норме. — И он шутливо отсалютовал Грегу.

— Вольно. Можно расслабиться, — принял условия игры командир и тоже небрежно взмахнул пальцами у виска.

Прозвучал негромкий, но какой-то чрезвычайно пронзительный сигнал компьютера. Время сна истекло. Стас открыл глаза, зевнул и с хрустом потянулся. Рядом Грег уже протирал лицо влажной гигиенической салфеткой. Стас на несколько мгновений прикрыл веки, потом тряхнул головой и окончательно проснулся. Тесная кабина шлюпки казалось еле вмещала двух человек, особенно когда они одновременно совершали утренний туалет, завтракали и начинали готовиться к новому выходу во внешнее пространство. Но, тем не менее, скоро оба пилота были уже в скафандрах и им оставалось только одеть шлемы.

— Давай еще раз уточним детали. А то переговариваться на внешней поверхности, я думаю, нам не стоит, — деловито произнес Грег.

В ответ Стас согласно кивнул.

— Общаться будем жестами, а при ближнем контакте через мембраны. Терять визуальный контакт нам ни в коем случае нельзя. Пользоваться радиосвязью только в исключительных случаях. — Командир сделал небольшую паузу и закончил: — Я буду висеть на границе нижнего слоя и наблюдать за поверхностью, а ты рядом начнешь поиски резаков или чего-то подобного. Но не при каких обстоятельствах не теряйся из виду. Если что — сигнализируй жестами и я буду перебираться вместе с тобой. Вроде бы все?

— Вроде бы, — подтвердил Стас.

Оба члена экипажа надели шлемы, проверили герметичность скафандров и покинули шлюпку.

На фоне задрапированного мраком свода «большого купола» четырехугольные очертания проема выделялись желтоватым, почти ярким светом. Космонавты сделали плавный изгиб и погасив скорость, вплыли в контур проема. Грег схватился рукой за одну из монтажных скоб на вертикальной стене и осторожно выглянул на поверхность. Он решил не рисковать без необходимости и перед выходом на внешнюю оболочку тщательно оглядеться. Но вокруг все было тихо и пустынно. По обшивке станции лишь медленно скользили блики холодного света Урана, пробивающегося в кочующие разводы орбитального пояса. Внимательно разглядев окрестности Грег поднял голову вверх. Хаотично клубясь над ним плыли металлические облака. Грег сделал Стасу знак рукой, чуть опустился, чтобы вспышки двигателя не было видно за краями проема и резким импульсом послал свое тело вверх. Вслед за командиром устремился и второй пилот.

Орбитальный пояс надвигался на космонавтов, медленно увеличиваясь в размерах составных частей и вскрывая подробности своей анатомии. Вот скафандры на лету развернулись и серия мелких вспышек против движения сбила скорость. Грег первым погрузился в небольшое облачко из скомканных обрывков металлизированной ленты. Проскочив его насквозь и оказавшись в просвете, Грег совсем остановился и заметил вынырнувшего неподалеку Стаса. Командир махнул рукой следовать за ним и отталкиваясь от различных предметов поплыл вперед. Там просматривались Фермы какой-то крупной конструкции и Грег решил, что будет неплохо прикрепиться к ней для наблюдения.

Наконец командир экипажа выбрал место поудобнее, устроился между металлических балок монтажной секции и поманил рукой Стаса. Тот подгреб к Грегу и склонился к его звуковой мембране.

— Я начинаю наблюдение вниз, за станцией. А ты осмотришься вокруг. Только далеко не забредай, а то можем потеряться.

— Понял, — глуховато пробубнил в ответ Стас и он, развернувшись всем корпусом, медленно начал пробираться вглубь мусорного пространства.

Грег чуть изменил позу в узловом соединении из нескольких балок, засек время и принялся изучать проплывающую поверхность. Вместе с взглядом космонавта все подробности сразу в нескольких диапазонах спектра фиксировала маленькая телекамера, но тем не менее, Грег старался быть предельно внимательным. Сейчас перед его взором проплывала однообразная оболочка их недостроенного сектора. Изредка лишь попадались сварные швы и технологические отверстия. Но вот, показался фланцевый стык двух секторов. Сразу за ним вышли очертания каких-то конструкций. Они медленно приближались. Грег определил в них опорные элементы трапеций внешней подвески. Потом были шесть круглых фундаментных плит. Скорее всего, здесь будет установлена батарея плазменных орудий.

Грег так увлекся наблюдением детальной панорамы поверхности станции, что уже не чувствовал ни достаточно неудобной позы ни замечал проплывающие мимо мелкие предметы и обломки… Но на этом, соседнем с ними секторе, были сооружены только фундаменты и несущие элементы будущих систем, а Грег с нетерпением ждал, когда же на его глаза появятся три действующих сектора станции. Включенная на полную мощь на прием радиоустройство скафандра уже улавливало эхообразный шлейф электромагнитного поля многих мощных энергосистем.

Грег впился взглядом в недалекий горизонт, откуда, с границы между космической тьмой и матовостью обшивки станции, должен вынырнуть невысокий буртик разделитель поверхности соседних сегментов. Наконец эта пограничная черта прошла перед глазами космонавта и тут же началось самое интересное, что только могло быть.

Первым дело миновал затаившегося наблюдателя пост-ангар аварийных роботов-ремонтников. Затем проплыла артиллерийская батарея из шести башен. Потом были небольшие маневровые двигатели, различные внешние навигационные системы. Потом опять прошла граница секторов и снова вся обшивка была усеяна несомненно завершенными и действующими системами и устройствами.

Но вот из этого многочисленного разнообразия совершенно неожиданно появилось то, чего Грег долго ждал и в тоже время не хотел встретить больше всего. Из-за горизонта вынырнул и начал быстро расти на глазах звездообразный корпус причального терминала для кораблей среднего класса. У капитана Миллера чаще забилось сердце. К одному из лучей терминала был причален орбитальный транспорт. В наушниках скафандра шумело, урчало и подвывало радиоэхо интенсивно работающих систем станции. Теперь Грег не сомневался, что на станции есть люди. Хотя, конечно, можно было предположить, что корабль прибыл в автоматическом режиме. Но даже если это было и так, то все равно на такой громадной и активно функционирующей космической крепости просто должен быть хоть небольшой гарнизон.

В оставшееся время Грег провел тщательно изучая ландшафт внизу и изредка поглядывая на копошащегося то слева то справа Стаса. Наконец, после третьего витка, Грег понял что, что ничего нового для себя он уже не увидит и начал пробираться к Стасу. Тот уже был довольно далеко от командира и Грегу пришлось не без труда преодолеть несколько сцепившихся, словно семейство противотанковых ежей, клубков покореженной арматуры и гнутых труб. Наконец, перебравшись через извивающуюся словно Гольфстрим широченную и бесконечную пластинчатую транспортерную ленту, Грег добрался до товарища. Тот возился со своими делами, не обращая никакого внимания ни на что вокруг. Сейчас он заталкивал в объемистый пластиковый контейнер очередную свою находку. Контейнер уже был забит до отказа, но Стас упорно пытался туда запихнуть еще какой-то инструмент на длинной ручке. Похлопав друга по плечу командир прокричал ему в мембрану:

— Я гляжу у тебя неплохой улов?

Стас наконец поднял голову от трофеев и откликнулся:

— Да тут настоящий инструментальный Клондайк! Я нашел все — на что даже и не рассчитывал. А как у тебя дела?

Грег подвигал нижней челюстью, словно отбирал во рту нужные слова, и заявил:

— В двух слова — я видел в эллинге орбитальный средний транспорт и теперь не сомневаюсь что здесь есть гарнизон.

Стас покачал головой.

— Что, будем обратно двигать?

— Да. Ты готов?

Стас согласно кивнул и сунул в руки Грегу одну из своих ценных находок. Командир экипажа поудобнее перехватил какой-то небольшой плоский ящичек с двумя патрубками-штуцерами и друзья маневрируя в разводах металлической мелочи начали пробираться к нижней границе слоя.

— Какой номер обеденного набора возьмем сегодня? — задал самому себе вопрос Грег разглядывая коробки с пищевыми концентратами.

— А-а, — разочаровано протянул Стас махнув ладонью, — по-моему все эти пять вариантов отличаются друг от друга только цветами и названиями тюбиков. А содержимое везде одинаково безвкусно.

— Ну конечно! Если здешние спецы по питанию знали, кто будет жевать их стряпню, то они, пожалуй, придумали бы для нас что-то пооригинальнее, усмехнулся Грег.

— Например — клубнику со сливками и с цианидом или телячью вырезку под стрихнином, — развил ироническую нотку командира до размеров черного юмора второй пилот.

— Ладно-ладно, — проворчал Грег на Стаса с треском раздирая упаковку с продуктами. — Смотри не накаркай. А то мы еще совсем не знаем, что можно ожидать от хозяев здешних мест.

Быстро покончив с обедом друзья сели к экрану компьютера и принялись подводить итоги вылазки.

— Итак. Что мы имеем на сегодняшний день? — вопросительно сказал Грег, заведя ладони за голову и откидываясь назад. Он немного помолчал и ответил на свой же вопрос: — Главное, что я на сто процентов уверен, что на станции есть гарнизон. Второе — что все три действующих сектора представляют для нас опасность, так как наверняка обладают всем комплексом дозорно-охранных систем. Третье — это наш план попытаться проникнуть в контролируемую часть станции через два соседних незавершенных сектора… Что еще? — Грег задумчиво поглядел на Стаса.

— Прибавь к этому плану, что в нашем распоряжении есть уже все составляющие части для портативной плазморезной установки, чтобы вскрыть люки к этим секторам.

— Отлично, — одобрил Грег, — передвинем еще одну костяшку на счетах в нашу пользу.

— И мы еще забыли занести себе в заслуги то, что уже третий день работая здесь — все еще никем не замечены. — Стас выразительно взглянул в глаза товарищу. — По-моему это тоже кое-что да значит.

— Ладно-ладно, — махнул на него рукой командир. — Сейчас ты у меня еще медаль «За заслуги» потребуешь.

— У тебя я, наверное, вообще ничего требовать не буду, — невесело усмехнулся Стас. — А в общем, сдается мне, что кто-то нам очень крупно задолжал.

— И я считаю также, но… — усмехнулся Грег и хлопнул ладонью по подлокотнику кресла, чтобы вернуть разговор в прежнее русло. — По-моему мы немного отвлеклись. О чем там говорили? О плазморезной установке и переходных люках? Так вот, этот вариант вполне подходит как рабочий, но что мы будем делать если такой сюжет у нас не получиться? Надо на всякий случай иметь и запасной ход.

— Надо, — согласился Стас.

— Смотри… Что мы будем делать если все-таки не сумеем открыть шлюз в соседний сектор или нам срочно придется уйти оттуда по какой-то другой причине?

— Я считаю, — растягивая слова почти пропел Стас, потом он ненадолго замолчал, перевернулся под потолком и уставился на пластиковую панель перед носом, — я считаю… Что если ничего другого не удастся внутри станции, то придется выйти на поверхность станции и попробовать отыграться там.

— Отыграться — это как? Поподробнее пожалуйста.

— Ну, я думаю… — Внезапно Стаса посетила какая-то идея и он энергично повернулся лицом к командиру. — Я думаю так, что раз на станции есть гарнизон, то самым идеальным решением было бы захватить члена неприятельской команды. Тщательно допросить его и узнать все что нам надо.

— Это каким же образом захватить и допросить? — брови Грега изумленно полезли вверх.

— Ну, надо придумать каким… Самое главное — что появилась нормальная мысль…

— Ну ты даешь. — Грег глубоко выдохнул и покачал головой. Нормальная мысль… Ты бы еще решил сразу взять в плен весь гарнизон вместе с их главным компьютером, а потом на этой станции отправиться воевать со всем флотом Братства Урана.

— Зачем же так сразу преувеличивать. — Стаса даже обидела такая насмешливость командира. — Согласись, что мысль в общем-то неплохая. Если б нам действительно удалось взять «языка», то многие темный стороны нашего положения сразу бы прояснились.

— Согласен, прояснились бы. Но как это сделать? — От невозможности высказать всю степень своего недоумения всплеснул руками. — Ведь мы здесь, а вооруженный гарнизон в надежно запертом и охраняемом объеме действующих секторов. Но даже если нам каким-то невероятным образом удастся похитить одного из них, то остальные сразу заметят его отсутствие. Поднимется переполох, начнутся поиски и в скором времени они обязательно наткнутся на нас со всеми вытекающими отсюда последствиями. А ведь у нас нет даже простейшего стрелкового лазера! Не забывай — мы же совершенно безоружны.

От возбуждения Грег выплыл из кресла и начал переплывать из угла в угол в небольшом пространстве за спинками кресел. Стас озадаченный такой нахрапистой и в тоже время вполне логичной речью командира, шумно поскреб в затылке и заявил:

— Слушай, кэп. Давай не будем себе голову забивать раньше времени. У нас есть сейчас крупная задача? Есть. Пока нам надо постараться вскрыть один из шлюзов в соседний сектор. Вот и все. Сейчас будем заниматься этим но и потихоньку обдумывать предстоящие дела. А ты хочешь, чтоб мы как шахматисты просчитали свою партию на половину вперед. Но ведьмы же не на гроссмейстерском турнире и ничего подобного у нас не получиться.

— Ладно, махнул рукой Грег на всю эту канитель, — по-моему мы с тобой сегодня уже достаточно потрудились. Поэтому объявляю оставшиеся до отбоя четыре часа свободным личным временем.

— Вот это другое дело, — довольно потер руки Стас. — А то, что-то у членов экипажа не было свободного часа чтобы заняться собой. А ведь на кораблях военно-морского флота Ее Величества королевы Виктории ежедневные два часа личного времени оберегались флотскими уставами и законами государства так же, как воскресная чарка.

— Эк, куда тебя занесло, — даже хохотнул Грег. — Ты еще скажи что ты сейчас займешься штопаньем старых носков и сочинением писем невесте.

— Вполне могу заняться и этим, — с достоинством ответил Стас, — если боцман из корабельных запасов выдаст мне чернила, бумагу а так же нитки с иголкой.

— Ох, ну тебя, — окончательно развеселился Грег. — Совсем уморил. Если бы мы не были в этой дыре, то я бы обязательно записал такие речи и отправил на конкурс юмора на Землю. Думаю, ты бы не остался без награды.

— Вот только выберемся отсюда, так немедленно этим и займемся, весело поддакнул командиру второй пилот.

Больше о делах в этот вечер друзья не говорили.

Всю первую половину следующего дня космонавты провозились со сборкой плазменной установки. Комплект частей был в полном наборе, но все-таки не зря каждая из низ оказалось на свалке. Поэтому то у источника энергии барахлили перепускной клапан, то у кабеля оказывалась помятой резьба на концевых гайках, то у горелки рывками регулировался эжектор. В общем, друзья изрядно умаялись, прежде чем удалось заставить все это соединиться друг с другом и совершать рабочие действия пока еще без подачи энергии. Пообедав, друзья облачились в скафандры и вытащили плазморез наружу для больших испытаний.

— Ты бы отошел, на всякий случай в сторону, — посоветовал Стас командиру, выбирая норовящий запутаться кабель.

Грег молча выполнил рекомендацию и уже с приличного расстояния спросил:

— Как долго думаешь испытывать?

— Прогоню на всех режимах — как раз уйдет одна энергокапсула.

— А не слишком расточительно расходовать целый патрон? — с сомнением спросил Грег.

— Зато будет уверенность что не подведет. А насчет патронов — не беспокойся. Я их там полконтейнера насобирал. Часть из них вообще в отличном виде, а остальные только чуть повреждены и если с умом вставлять в приемную батарею, то входят как миленькие.

Стас щелкнул несколькими тумблерами преобразователя энергии и начал фокусировать вспыхнувший на горелке маленький венчик плазмы. Белая ослепительная точка понемногу вытянулась в раскаленный язычок. Стас еще немного поколдовал над различными частями установки и у эжектора горелки сформировалось длинное сияющее плазменное лезвие.

Стас повернул довольное лицо в сторону Грега. Тот в восторге вытянул большой палец над сжатой в кулак правой перчаткой. Плазменный резак вышел на рабочий режим. Теперь можно было разрабатывать планы проникновения в любые точки станции сквозь любые преграды. Золотой ключик ко всем запертым дверям уже был в руках капитана Миллера и его товарища.

Увешанные инструментом и всякими приспособлениями друзья неторопливо пробирались в лабиринте бесчисленных стен, отверстий, перегородок и проемов. Штурманские процессоры скафандров уверено прокладывали путь в бесконечном темном чреве станции. Наконец космонавты оказались пред шлюзом. Стас оценивающе окинул взглядом его корпус и заметил:

— Сейчас здесь будет жарко и очень светло.

— Ничего, ради такого дела — потерпим, — отозвался Грег, освобождаясь от навьюченного на него добра.

Через несколько минут резак был уже собран и Стас с щелчком вогнал несколько зарядных патронов в кассету энергетического разрядника.

— Ну что, Господи благослови, — негромко пробормотал второй пилот и взглянул сквозь стекла шлемов в лицо командиру.

— Поехали. Вскроем как консервную банку, — подбодрил тот Стаса и тряхнул кулаком.

На кончике горелки возникла маленькая точка раскаленного вещества и Стас медленно принялся наращивать мощность установки. Наконец, резак вышел на рабочий режим и издали казалось, что в руке у космонавта на длинной изогнутой ручке сверкает клинок маленькой молнии. Осторожно неся горелку на вытянутой руке, Стас взялся свободной ладонью за выступ корпуса шлюза и и склонился к его нижней части. Там, от утолщенной части по краю люка ответвлялись и уходили в пазы неподвижной станины мощные цапфы. Стас поудобнее перехватил горелку и в следующее мгновение в толстую лапу крепления люка вонзилось плазменное лезвие.

Грег прикрепился подошвами скафандра к полу зала и непрерывно наблюдал как из-за согнутого корпуса товарища снопами летят искры и бьют сполохи ярчайшего света. Несколько раз космонавтам приходилось менять друг друга, так как системы терморегулирования скафандров не выдерживали такого резкого перегрева от близко работающего резака. Дважды Стасу приходилось перезаряжать энергетический разрядник и вокруг шлюза уже плавали с дюжину использованных патронов.

Но вот басовитое гудение горелки смолкло и Стас распрямился с погашенным резаком в руке. Грег поспешил к нему с длинной строительной монтировкой. Отодвинув уже ненужный плазморез друзья принялись подковыривать крышку люка тонким концом монтировки. Но пока им это не удавалось. Лишенный крепления в срезанных шарнирах, люк все еще прочно держался на присоске кольцевого герметического уплотнения.

— Вот же гадина, — ругнулся Грег и отправился к инструментальному арсеналу за кувалдой.

Прошло еще немного времени прежде чем удалось вбить под уплотнение несколько металлических рычагов-клиньев и только потом, с большим трудом, удалось отодрать люк от его основания. Когда, наконец, крышка люка глухо звякнув об выступ запора, отлетела в сторону, друзья еще долго переводили дух, утомленно поворачивая головы то в сторону медленно кружащейся в центре зала крышки, то друг к другу, то глядя в открывшийся круглый провал шлюза.

Грег поднялся первым и не говоря ни слова нырнул в зев перехода. Не успел Стас оторваться от своего места, как шлем командира показался из-под кольцевого свода и он довольно проворчал:

— А кнопочный пост здесь на самом видном месте.

— Здорово, — сразу согласился Стас.

— Так, — продолжил командир, выбираясь из шлюза, — сейчас надо прикинуть — какие инструменты нам могут там пригодится и снарядиться соответствующим образом. Согласен?

Стас утвердительно кивнул головой за стеклом шлема и оба космонавта принялись увешивать себя монтажными молотками, подрывными шашками и прочим, что могло понадобиться в неизвестном соседнем секторе. Наконец все было готово. Друзья забрались в шлюз и Грег нажал несколько кнопок на небольшой панели. В шлюзе вспыхнул свет. Где-то за стеной загудели двигатели и короткие обломки креплений срезанного люка пришли в движение. Несуществующая крышка сейчас должна была захлопнутся. Но почему-то мигающий сигнал датчика открытого шлюза продолжал пульсировать и все попытки Грега отпереть другую створку шлюза не давали результатов.

Друзья молча переглянулись. Тут Стасу в голову пришла какая-то мысль и он поспешно склонился над буртиком наружного люка. Он его внимательно разглядывал и скоро нашел что искал. Это был язычок сигнализатора запирания крышки. Буртик крышки при захлопывании надавливал на него и все другие системы получили сигнал, что внешняя крышка сработала. Стас торопливо выхватил монтажный молоток и длинным выступом головки что есть силы нажал на язычок. Тот щелкнул и утопился. Тревожный огонек сразу исчез.

Грег снова нажал на кнопку привода внутренней перегородки. На этот раз кнопка вспыхнула изнутри теплым зеленым светом и чуть погодя створки шлюза пошли в разные стороны. Грег одобрительно похлопал товарища по плечу и шагнул в следующую камеру. Промежуточный переход закрылся за ними и Грег уже поднял палец чтобы нажать кнопку отпирания последней крышки шлюза, уже ведущей в пространство незнакомого сектора.

— Стоп! — неожиданно скомандовал он сам себе и опустил руку. Потом повернулся к немного опешившему Стасу. — В нашем деле главное — не торопиться. Правильно?

Стас все еще обескураженно кивнул.

— Давай прикинем, что за неожиданности могут подстерегать нас на той стороне? Я чуть не нажал кнопку, когда вдруг подумал — а как мы попадем обратно. Ведь наверняка, чтобы шлюз сработал с той стороны, надо будет воспользоваться кодом или чем-либо похожим. А у нас это может и не получиться.

— Логично, — задумчивым тоном согласился Стас.

— Так что нам надо сейчас предпринять, чтобы не очутиться в мышеловке?

— Может код или ключ где-то здесь записан? — неуверенно предложил Стас шаря взглядом по стенам люка. Но там ничего, кроме нескольких надписей о порядке пользования кнопочным постом не было.

— Так, так. Что же делать? — усиленно работая мозгами, протянул Грег и уже более решительно добавил: — Слушай, давай не будем ломать голову и поступим тут грубо и просто. Заклиним датчик — определитель положения люка и все. В этом случае крышка на самом деле герметично захлопнется, а механизм шлюза будет считать, что она откинута и замок не будет запираться. Поэтому мы всегда сможем открыть этот шлюз без кодов и ключей.

— Да шеф, — облегченно согласился Стас, — похоже это самый лучший выход.

Друзья снова открыли промежуточные створки и вышли обратно в свой сектор. Здесь они резаком по размеру гнезда датчика в неподвижном кольце люка, сделали маленький металлический клин и через две минуты опять стояли во второй камере шлюза. Грег глубоко вздохнул и нажал кнопку отпирания шлюза в сектор. Замигала лампочка исполнения команды. Крышка люка чуть провернулась вокруг своей оси и тут же легко отошла в сторону. В появившемся круге света преобладали бежевый и салатный оттенки. Стас осторожно подплыл к люку и чуть высунул шлем наружу. Быстро огляделся и дал командиру знак — все спокойно. Грег проворно нашел в кольцевом сегменте шлюза паз определителя положения люка и молотком вогнал туда железный клин. Стас уже выбрался из шлюза и теперь оттуда выплыл Грег.

Космонавты настороженно замерли у откинутой крышки. Вот она плавно вернулась в исходное состояние. Но на маленьком пульте продолжала светиться желтая точка открытого положения. Прошло несколько минут, прежде чем стало окончательно ясно, что шлюз не замкнется на кодовый ключ. Друзья наконец облегченно вздохнули и смогли оглядеться. Они находились в достаточно просторной комнате залитой мягким светом. Никакой обстановки или оборудования вокруг не было. Только на корпусе шлюзового затвора была большая панель управления с кодовым замком, да в противоположных стенах помещения находились герметические двери.

Стас показал на индикаторы кодового замка:

— Смотри, командир, ты оказался прав на все сто. Если б эта штука захлопнулась, неизвестно когда бы мы с тобой попали обратно.

Грег ничего не ответил. Он был занят изучением показаний анализаторов скафандра о составе окружающего газового слоя. Датчики показывали нормальный для дыхания воздух. Но Грег хотел быть уверенным до конца и дал задание изучить пробу воздуха в самом жестком режиме. Сектор был еще не до конца обустроен и здесь стоило опасаться примесей микроскопических, но опасных для здоровья доз паров растворителей, токсичных красок, продуктов сгорания, получившихся при сварке или просто летучих технологических жидкостей. Мало опасностей могло подстерегать незнакомцев в поспешно брошенной хозяевами космической крепости. Когда процессор повторно подтвердил, что окружающая среда пригодна для дыхания, Грег освободил крепления шлема и не торопясь снял его. С первым же глотком воздуха космонавт почувствовал явный запах новой пластиковой обшивки и полимерных покрытий — запах еще не обжитой людьми станции. Рядом Стас тоже сунул подмышку шлем и шумно потянул воздух ноздрями.

— Послушай, командир, — сказал он выдохнув всей грудью, — а обстановочка то здесь вполне ничего, жить можно.

— Не торопись, — посоветовал ему Грег. — Еще толком не осмотрелся, так уже прижиться тут хочешь. А что если тут черти водятся?

— Ничего страшного, чертей то и распугать можно.

— Голыми руками?

— Вообще-то, я рассчитываю, — Стас приобрел романтическое выражение, — что в этом секторе есть маленький арсенальчик и нам до него удастся добраться. А там можно будет пугать кого угодно.

— Завидная уверенность, — хмыкнул Грег и сразу добавил более серьезным тоном: — Ладно. Хватит пустых разговоров. Здесь пока еще расслабляться не стоит.

С этими словами Грег снова одел шлем, оставив чуть приоткрытым его прозрачное забрало. Второй пилот молча последовал примеру командира. Грег выплыл на середину комнаты и тщательно разглядел обе двери. На вид они были совершенно одинаковы, без каких-то значков либо других отличительных черт. Командир наугад подплыл к одной из них и, чуть помедлив, нажал на кнопку. Створки бесшумно разъехались и перед двумя космонавтами открылся проход в просторный зал.

Грег решительно оттолкнулся от дверного косяка и поплыл вперед. В зале было темно и поэтому друзьям пришлось включить устройства инфракрасного видения. С первых минут беглого осмотра стало ясно, что это что-то вроде просторного станционного зала при развязке нескольких больших транспортных потоков. Впереди, прямо перед глазами людей, в выступающей большим полукругом стене находилось шесть внушительных ворот в шахты лифтов. Такой же полукруглый выступ стены был и в правом углу зала. Как раз по середине между двумя этими стволами лифтов были устроены внушительных размеров овальные ворота во что-то внешне очень похожее на туннель.

Космонавты выбрались на середину зала и теперь могли разглядеть его получше. Овальные створки закрывали входы еще в два туннеля, расположенных на одной линии по перпендикуляру к направлению, откуда выходил первый туннель. Сзади из стены выпирал прямоугольный выступ — это было помещение у шлюза в другой сектор станции и теперь было ясно, что обе двери из шлюзового тамбура выходили на одну и ту же «привокзальную площадь». Все просторнейшее помещение поражало стерильной, девственной пустотой. Ни одного механизма, устройства или предмета. Голые стены, идеально чистый пол. Ни даже пыли или мусора. Стас еще раз повернулся всем корпусом вокруг оси, недоверчиво оглядывая пределы громадного зала.

— Что, командир, с какого угла начнем исследовательскую работу?

— С крайнего, — вполне логично ответил Грег и легонько оттолкнувшись ногами от пола начал всплывать к средне точке «вокзальной площади». Грег был тоже явно обескуражен размерами транспортных артерий и рассчитывал, что может взгляд с высоты птичьего полета натолкнет его на мысль — как же быть дальше…

Наконец, пораскинув мозгами, капитан Миллер сказал подгребшему к нему Стасу:

— Вот что. Нам каким-то образом надо добраться до здешнего компьютерного зала. Иначе если мы будем наугад блуждать по ярусам этого сектора — то просто заблудимся. Ты видишь — здешние лабиринты куда сложнее наших. Да и непонятно будут ли нас пропускать замки на шлюзах и переходах. А может будут только действовать только в одну сторону.

— Все это верно… Только как его найти?

— Давай для начала попробуем определить, куда и каким образом идут эти туннели и лифты. А потом будет ясно, каким из них лучше воспользоваться.

Еще почти целый час друзья ориентировались в толще станции, продолжая направление транспортных линий, определяя уровень расположения здешних ярусов по отношению к хорошо знакомому положению элементов «своего» сектора. Наконец, было установлено, что уходящий вперед туннель — это путь в самый центр этой палубы, который заканчивался здесь упираясь в разделительную переборку между секторами. А два других, продолжающих друг друга туннеля, — это периферийная линия вдоль этой разделительной переборки. Поэтому, если надо было попасть к компьютерному залу, то несомненно надо было воспользоваться первым туннелем.

Стас с Грегом не спеша спланировали к массивным овальным створкам и принялись подробно изучать их. Вблизи, изготовленные из целых плит какого-то композитного материала, ворота казались еще более могучими и неприступными.

Грег подплыл к боковине ворот, где находился пульт с кнопками отпирания замка. Вначале он несколько минут он внимательно изучал ряд из четырех кнопок и маленькое информационное табло. Рядом с командиром устроился Стас и тоже сопя от усердия долго задумчиво разглядывал блок управления.

— Боюсь, что эту штуку мы не сможем открыть, — наконец нарушил затянувшееся молчание капитан Миллер.

— Похоже, что к ней нужен какой-то ключ, — согласился Стас, задумчиво почесывая переносицу. — Но в любом случае стоит попытаться открыть.

— Сейчас попытаемся. Все-равно делать нечего, — согласился командир и осторожно прикоснулся пальцем к крайней кнопке.

Никакой реакции не последовало. Грег теперь уже смело нажимал по очереди другие клавиши. Но все оставалось неподвижным, даже на табло ничего не появилось. Космонавты удрученно переглянулись и Грег принялся усердно нажимать кнопки в самых различных комбинациях. Но все было тщетно. Минуты через три, исчерпав запас всевозможных вариантов чередования кнопок, Грег махнул рукой на это занятие.

— Бесполезно.

— Ладно. Пошли посмотрим, может сумеем открыть другие выходы из зала, — предложил Стас уже вращая головой в разные стороны.

— Пойти-то можно. Только, боюсь, что от этого большого толку не будет, — лишенным энтузиазма голосом ответил Грег, но все же последовал за Стасом к дверям ближайшего лифта.

Но и на всех других дверях и воротах огромного зала друзей ждал полный неуспех. Замки все как один, ни коим образом не реагировали на настойчивые попытки космонавтов отпереть их. Промаявшись больше часа и облазив почти все пространство огромного зала, друзья вновь оказались у двери в тамбур шлюзового перехода.

— Проклятье, — сокрушенно покачал головой Стас. — Неужели и сюда надо тащить резак…

— Бесполезно. Ну вскроем одну дверь, а дальше? Тут только чтобы продвинуться на сотню метров вперед, надо их не одну и не две. Да и лифты мы без кода все-равно не запустим.

— Это верно, — согласился Стас с командиром. — К тому же здесь уже могут действовать кое-какие наблюдательные или сигнальные системы. Боюсь, что когда мы примемся взламывать двери нас просто засекут.

— Вот поэтому я и предлагаю смыться отсюда пока не поздно. Здесь, конечно, уютно, но в нашем секторе гораздо безопаснее. Кто знает, может эти замки уже дали знать, что их пытались открыть. Тогда наши противники быстро разберутся в чем дело и элементарно захлопнут нас здесь как в мышеловке. — И Грег принялся герметично задраивать свой шлем. Перед тем как наглухо захлопнуть забрало, он бросил Стасу. — Шевелись. А то мы здесь слишком расслабились.

Капитан направился к шлюзу. Стас сокрушенно вздохнул, обвел прощальным взглядом окружающий объем и двинулся вслед за старшим товарищем.

ГЛАВА 3

Крышка шлюпочного люка захлопнулась и шлюзовый переход пропустил космонавтов внутрь пилотской кабины. Уже отвыкнув от тесноты шлюпочных помещений, снимая скафандр Стас зацепился плечом за стену и раздраженно выругался.

— Дьявол! Стоило тратить такое количество времени и сил, чтобы вернутся к тому с чего начали.

— Да, — согласился Грег, недовольно качнув головой. — Все впустую и главное — непонятно, что дальше делать.

Стас повис в своей излюбленной позе под потолком зацепившись рукой за скобу у ходового иллюминатора.

— Так, — продолжил командир, — даю сутки на размышление экипажу. Будем думать до посинения, пока не разрешимся чем-либо стоящим. Поэтому на корабле полная тишина. — Грег коротко взглянул на Стаса и пояснил: — Чтобы не отвлекаться.

— Понял.

Шел уже шестой день, как они высадились на этой станции, но так и не смогли ни на йоту приблизиться к цели. Станция по-прежнему оставалась такой же враждебной и неприступной крепостью. По-прежнему они с Грегом, как два средневековых шпиона-ниндзя, сделав подкоп и бес толку проплутав в бесконечных сырых подземельях замка, наконец выбрались обратно из темного лаза и теперь беспомощно глядели на по-прежнему неприступные стены и величественные башни. Стас закрыл глаза чтобы развить и сделать более отчетливой эту аналогию.

Что же теперь?

Можно было забросить на стену «кошку» с прочной веревкой и таким образом взобраться на стену. Вот две маленькие фигурки как пауки карабкаются вверх на темном фоне кладки из грубого камня. Но часовые на стенах несомненно услышат звяканье «кошек» о булыжники стен и широко взмахивая мечами, перерубят легкие шелковые шнуры. Тогда два лазутчика сорвутся со страшной высоты и разобьются о горб крепостного вала… Можно было дождаться базарного дня, когда у подножья замка раскидывается шумный рынок и дать приказ диверсантам проникнуть за крепостную стену под видом странствующих монахов или бродячих торговцев. Но охрана ворот может заподозрить у посетителей слишком легкие и точные для их мирных занятий движения. Тогда этих двоих задержат и, подвергнув обыску, и сразу обнаружат под одеждами короткие мечи наемных убийц… Также была возможность устроить засаду на самом глухом участке дороги, дождаться и убить спешащего в крепость гонца. Одеть его платье и с важным донесением поскакать в замок. Но дежурные офицеры могут знать в лицо всех княжеских гонцов и сразу разоблачить шпиона.

Рой видений, предположений и догадок кружился в мозгу то сливаясь в один мелькающий поток, то выбрасывая из бурного течения неожиданные версии и самые фантастические варианты.

…Но лучше всего после ярмарочного дня сделать засаду на маленькой тропинке из ближайшего деревенского трактира в крепость и дождаться хорошенько подгулявшего десятника стражников. А когда его скрученного по рукам и ногам хорошенько припугнуть, то он наверняка расскажет, что под обрывистым, заросшим кустарником склоном крепостного вала у самой реки есть решетка потайного хода и как его время от времени используют. Заодно он расскажет о всей системе сторожевых постов замка. Теперь ниндзя устраивают засаду в зарослях у подземного хода. На вторую ночь от реки приближаются две лодки. В них находится тайный посланник со свитой. Лазутчики замирают за зыбкими зелеными преградами. Мимо них, звякая оружием и амуницией, поспешно проходит дюжина закутанных в плащи людей. Шпионы осторожно раздвигают ветки. Проводники вместе с лодками уже исчезли, таинственные визитеры скрылись за поворотом подземного хода, а у дверей возятся с замком трое стражников. Их всего трое! В следующее мгновение два из них с глухими стонами падают утыканные метательными ножами, а третьего настигает черная тень с мечом в руке. Лазутчики прячут убитых в кустах, одевают их доспехи и закрывают двери. Затем осторожно пробираются на крепостной двор. Над колодцем внутренней площади в разрывы облаков видны крупные холодные звезды. Всюду слышен мерный топот и переклички сторожевых постов. Временами в коптящем свете жаровен мелькают громоздкие от боевых лат фигуры караульных. Два чуть заметных силуэта замирают у стены и долго вслушиваются в ночную жизнь крепости. Вглядываются в темные контуры башен и построек, в неровные отблески светильников в узких проемах окон. Проходит еще немного времени. Теперь ночные оборотни знают куда им стремиться. Скоро раздается чуть слышный хрип и часовой у главной башни падает с перерезанным горлом, а через мгновение с пробитым виском валится с ног его напарник. Ворота в подвал башни заперты. Невысоко расположенная небольшая бойница забрана решеткой. По шесту один из лазутчиков подбирается к ней и в считанные минуты перепиливает несколько прутьев. Две тени проникают в узкое стрельчатое оконце. Несколько пролетов вниз и падает сбитый с внутренних дверей замок. Пламя факела освещает большой сводчатый подвал. Все его пространство забито оружием, амуницией и конской сбруей. Штабелями стоят пики, большими пучками увязаны стрелы и дротики, ряды луков и мечей. А где-то недалеко за стеной, охраняемый тройными усиленными нарядами, расположен пороховой погреб крепости. Шпионы достают из-под плащей просмоленную паклю и умело раскладывают под рядами сухих деревянных жердей и кипами хорошо пропитанной жиром кожаной амуниции. Пламя быстро разгорается и лазутчики бросаются к выходу. Они так же бесшумно пробираются в бойницу и снова оказываются в крепостном дворе. Теперь они избрали другой путь и, удачно миновав несколько постов, подбираются к конюшне замка. Где-то тут, под высокой крышей храниться гигантский запас сухого как порох сена. Пожар в подвале башни еще не вырвался наружу и в крепости пока тихо. Один из шпионов забирается под стреху сеновала и оказывается у маленького слухового окна. Еще немного и снизу ему в руки на веревочке подается тлеющий фитиль. А через мгновение в окно сеновала летит пучок горящей пакли. Только две тени успевают отскочить в темноту ближайшего здания, как в щели сеновала пробиваются отблески огня. Едва лазутчики добираются до крепостной стены, как где-то сзади поднимается крик и суматоха. Сразу в двух местах замка яростно взвиваются огненные вихри. Гарнизон будят частые заполошные удары набата и сотни неодетых людей заполняют двор. Все часовые на стенах и башнях встревожено вытягивают шеи на облизываемые языками пламени постройки. Все завороженно глядят на разгорающееся во тьме пламя большого пожара. Поэтому ниндзя удается незамеченными проскользнуть на стену и успешно спуститься наружу по веревке. Когда они входят в кусты на опушке леса, от вслед им уже светит громадное косматое зарево, а еще чуть погодя в темноту ночи, освещая нижний край облачного свода, взлетает белый столб белого свечения. Это взорвался пороховой погреб большой башни. Еще несколько часов неистовой пляски огня и на руинах взрыва — и от былого мощного родового замка осталось только обугленное пепелище.

…Завороженный таким ярким видением Стас невольно прикрыл лицо рукой, словно защищаясь от бьющего в провалы ворот и бойниц пламени. Он поерзал в своем углу и попытался раскрутить логическую цепочку этих событий вспять. С чего же началась такая успешная авантюра? С очень простого — умело захваченный язык выдал скрытый подземный ход и расположение сторожевых постов. Всего-то…

Опять мысль о пленении члена вражеского гарнизона заворочалась в мозгу Стаса. Но он тут же постарался отогнать ее. Нереально. Одно дело картинки из фильмов о войнах средневековья. И совсем другое — сегодняшнее положение, когда возможные несколько человек неприятельского экипажа упрятаны во враждебных глубинах мощной станции, за несколькими уровнями компьютерной охраны.

Тут Стас вспомнил изнурительную борьбу с неприятельской электронной машиной в недавнем космическом полете и слепящие лучи лазеров из черных корпусов боевых роботов. Он невольно поежился. Не дай Бог, чтобы здесь случилось хоть что-то подобное…

Значит так, проникновение внутрь трех функционирующих секторов почти исключено. Ладно… А если наоборот попытаться выманить неприятеля из глубокоэшелонированной укрепленной позиции наверх, где их силы будут примерно равны? Хм-м… А что… Вполне нормальная мысль. Стас неожиданно четко представил себе, как один-единственный вражеский космонавт движется над поверхностью станции, а они с Грегом прячутся совсем неподалеку. Стремительное нападение. Короткая борьба и солдат вражеского гарнизона у них в руках.

Стоп, притормозил свое воображение Стас. Не надо так торопиться. Во-первых, одинокий космонавт не будет так просто без напарника, роботов сопровождения или вне поля зрения систем наблюдения разгуливать по внешней поверхности. Во-вторых, ели у этих ребят на оболочке найдутся какие-то дела, то они, наверняка будут перемещаться на скутерах и просто так их оттуда не снимешь… Но все равно идея с космонавтом неприятельского гарнизона очень даже неплохая. Только как выманить его на поверхность и не вызвать подозрений. В этом, пожалуй главная сложность. И Стас снова погрузился в видение изогнутой поверхности станции, на которую он десятками различных способов — от самых примитивных, до самых изощренных, выманивал вражеских космонавтов и завлечь дальше в ловушку. Но что это должен быть за неожиданный случай? Может — катастрофа? Вполне возможно… Но как могут два человека без соответствующего обеспечения сделать что-то в многометровом панцире обшивки или на его внешних циклопических сооружениях. Да и в любом случае поверхность трех работоспособных секторов находится под беспрерывным теленаблюдением и лазутчиков сразу заметят… Мда-а. Ребус почище любой головоломки из воскресной газеты. Стас еще долго ворочался под потолком, стараясь вновь и вновь найти ключи к решению такой необычайной задачи.

Бортовой хронометр мерно отсчитывал секунды и часы бортового времени. В маленькой шлюпке, приклеившейся под циклопическим сводом поверхности станции, два человека лихорадочно пытались пробиться к бесспорному, единственно правильному тактическому решению военной операции. И хотя, они в своих расчетах старательно пытались избежать крови, убитых и раненных, но подсознательно друзья понимали, что произойти может всякое. Да, операция была именно военной и оба они были агентами прорыва в глубоком вражеском тылу. Боевиками, готовыми на все и знавшими, что в случае неудачи никто не сможет помочь им.

Прошло еще несколько часов и Стасу казалось, что он уже нащупал ту одну из многих сотен других ниточек логического посыла, которая вела к самой верной замочной скважине решения. Но повсюду было еще столько неясных моментов и деталей, что Стас то и дело сбивался с четкого причинно — следственного ритма и все приходилось начинать с начала уже в тысячный раз.

На следующее утро еще во время завтрака Грег вопросительно взглянув на второго пилота, спросил:

— Ну, что у тебя получается?

Командир сам весь прошлый вечер то беспрерывно вертелся в кресле, то как медведь из зоопарка в жару принимался раскачиваться из стороны в сторону за спинками пилотских кресел, или закатив глаза замирал в углу у приборной панели. По всему было видно, что такая методическая осада стратегической проблемы дается ему большой кровью.

— Да так, кое-что пришло в голову, — неопределенно пробормотал Стас, отправляя в рот несколько долек апельсина. — А у тебя как?

— А-а… — неопределенно махнул рукой командир экипажа. — Лучше и не спрашивай. Ничего стоящего.

— Ладно, не унывай, — подбодрил его Стас. — Сейчас подкинем нашим мозгам ударную дозу глюкозы и выродим на пару что-нибудь невероятное.

— Э-э… Если б дело было в глюкозе — я бы давно уже б сожрал ящик цитрусовых. Но, по-моему это бесполезно.

— Ну, может быть, было бесполезно раньше, — неопределенно протянул Стас, — а, глядишь на этот раз и поможет.

— Дай-то Бог, — нехотя согласился Грег и сам протянул руку к контейнеру с фруктами.

Скоро с завтраком было покончено. Космонавты сразу устроились у дисплея и Стас принялся излагать свою идею. Грег часто хмурился, и складки в углах его рта становились все резче и глубже. Но он давно уже усвоил старую истину — что никогда не надо поддаваться импульсам первых впечатлений и всегда стоит выслушать партнера до конца. Вот и теперь, чем дальше излагал второй пилот свою идею, тем больше находил командир ее не такой уж и глупой и, даже, где-то работоспособной. Наконец, Грег начал сыпать вопросами вместе с уточнениями и неожиданно поймал себя на мысли, что уже как-то и не сомневается в возможности этого варианта развития событий. Прошло еще какое-то время, когда друзья то вместе то по очереди прилипали к экрану компьютера, непозволительно много пили кофе нападали друг на друга с восклицаниями типа: «Ты совсем, что ли, не понимаешь, что…» или «Да стоит только так поступить, и вся наша операция накроется как…»

Наконец наступил момент, когда оба друга утомленно откинулись в креслах и в кабине ненадолго воцарилось молчание. После длительной паузы Грег устало помассировал веки пальцами и, даже не глядя на партнера не спеша проговорил:

— А ведь мы, кажется, и в самом деле нашли, хотя и очень сложное, но вполне реальное решение.

Стас всем корпусом вместе с креслом повернулся к командиру и спросил:

— Когда переходим от теории к практике?

— Да, наверное, сегодня и перейдем.

— Отлично. Мы и так потеряли много времени. Пора наверстывать, — и Стас улыбнулся каким-то своим мыслям, упершись взглядом в мерцающий схемой вражеской цитадели экран компьютера.

Стас оттолкнулся от поручня шлюпки и полетел в сторону. Спереди на него медленно наползал мутно светящийся на фоне темного свода обшивки прямоугольник большого проема. Космонавт несколько раз энергично взмахнул руками и ногами, корректируя направление движения и дал импульс двигателем. Где-то чуть сзади тоже самое сделал и Грег и оба космонавта на хорошей скорости выскочили на открытое пространство. Стас повернул голову и взял засечку перекрестьем навигационной шкалы на ориентир — левый край мертвенно бледного лика Урана и запустил в действие штурманскую систему скафандра. Потом он тщательно осмотрелся и не нашел вокруг ничего нового. Поверхность недостроенного сектора была пуста и безжизненна. Только высоко вверху клубилась и дышала разводами мантия орбитального пояса. Именно туда и спешили сейчас космонавты.

Стас развернулся, двигателем погасил свою скорость, и плавно проскочил между двух туманностей из мелкого мусора. А сейчас его несло прямо на замысловатые конструкции какой-то покореженной фермы, наполовину утонувшей в клубах деталей мелкого крепежа. Стас удачно самортизировал ногами о кривую балку и остановился. Недалеко пролетел Грег. Но он не попал на ферму и погрузился в рой крепежных пластин, подняв маленький серебристый фонтан. Однако тут же вынырнул и помахал Стасу в знак возобновления визуального контакта.

Второй пилот ответил командиру таким же жестом и начал тщательно осматриваться. Но поблизости не было ничего интересного и Стас принялся выбирать маршрут дальнейшего пути. Сначала космонавты сумели проскользнуть в почти чистом пространстве между двух кочующих облаков отработанного шлака от больших шлифовальных установок. Одно из ни, к тому же, было щедро нашпиговано маленькими черными шариками какой-то технологической жидкости и у друзей были все шансы превратиться в двух чумазых роботов — наподобие тех мобильных автоматов, что занимаются на промышленно — технологических станциях очисткой трубопроводов. Но космонавты удачно миновали эту шевелящуюся и переливающуюся серебристо-черными отблесками массу и оказались перед целой свалкой монтажных суставчатых штанг самым невероятным образом перепутанных тонкой проволокой.

Держась подальше от изогнутых, словно абордажные крючья, проволочных концов космонавты обогнули этот конгломерат и дальше им пришлось пробираться сквозь тучу шелестящих тонких ленточек алюминиевой фольги. Сразу после этого они оказались в пространстве медленно шевелящихся, словно крылья гигантских флегматичных бабочек, тонких розовых пластин неправильной формы. Это была куча обломков слоистой теплоизоляции.

Если бы у разведчиков было побольше времени, то путешествуя по орбитальному слою можно было запросто собрать образцы всех конструкционных и технологических материалов, из которых собрана станция. Но у капитана Миллера и его товарища была другая куда более конкретная и поспешная задача и космонавты упорно пробивались вперед довольствуясь только самыми общими взглядами вокруг.

Наконец Стас с Грегом миновали хаос испорченных или неиспользованных монтажных компонентов и приблизились к области, которую отметили еще в свой первый выход в орбитальный слой. Это была зона усеянная поврежденными или выработавшими свой срок строительными механизмами, транспортными платформами и монтажными установками. Пространство вокруг громоздилось помятыми цилиндрическими или прямоугольными корпусами, покореженными решетчатыми фермами и замершими в неестественных позициях суставчатыми манипуляторами. Космонавты медленно, только отталкиваясь руками и ногами от окружающих предметов, ползли среди этого гигантского скопления мертвого железа. Среди этих незахороненных и не утилизированных тел невероятного космического кладбища. Кое-где в пространстве кочевали крупные шары и стайки мелких бисеринок просочившихся из разбитых баков горючего или технологических жидкостей.

Вообще-то, по всем правилам неисправные, отработавшие свое машины и автоматы на свалку надо было отправлять полностью разрядив и лишив внутренних агрессивных и взрывоопасных ингредиентов. Но в здешних механизмах такое условие явно не было выполнено и это говорило только об одном — что возведение станции шло весьма поспешно и ни на какие подробные следования инструкциям у строителей просто не было времени.

Грег первым заметил то, что они искали. Это был громадный кожух большой плазмосварочной установки. Две крупные сферические емкости энергоразрядников на массивной платформе. Множество других агрегатов упрятанных под кожух. Выходящие наружу трубопроводы с резьбовыми наконечниками. Командир махнул рукой товарищу и поплыл к сварочной станции. Больше двух часов космонавты обследовали находку и все больше и больше убеждались в удаче. Скоро осмотр был завершен и довольные друзья, похлопывая по предплечьям скафандров, уже улыбались за стеклами шлемов. Теперь по плану у них была другая задача-как можно тщательнее изучить все окрестности и попытаться привязать траекторию полета сварочной установки к рельефу внешней поверхности станции.

Долго еще космонавты рыскали в царстве безжизненных машин, то опускаясь в самый нижний слой и привязывая визирами штурманских систем поверхность станции к наиболее массивным частям хаоса блуждающего металла. То внедряясь в самые глубины свалки механизмов и подолгу изучая все что попадалось на глаза. Наконец Грег махнул второму пилоту рукой и постучав пальцем по запястью, где находились воображаемые часы, дал понять, что пора возвращаться.

Стас взглянул на показания хронометра и удивился. Они находились в пространстве уже более десяти часов, хотя ему казалось, что он вот только проник в сердцевину орбитального пояса. Еще более часа добирались друзья до своей шлюпки и когда они уже забрались в тесную камеру переходного шлюза, оба космонавта чувствовали себя достаточно вымотанными.

— Эх, сейчас бы по стаканчику виски, да по куску бекона и в койку, мечтательно протянул Стас, задвигая свой скафандр в контейнер.

— Размечтался, — усмехнулся Грег. — Ну, кусок бекона, пожалуй, найти еще можно, а вот насчет виски — тут в радиусе нескольких миллионов километров тебе вряд ли что-то светит.

— Слушай, Грег, — неожиданно ухмыльнулся Стас, — а если мы еще пару дней в этом мусорнике порыщем, так может быть и найдем где-нибудь ящик со спиртным?

— Вот ты даешь, — от души развеселился Грег, — или думаешь, что по случаю удачного пуска станции в эксплуатацию тут был грандиозный банкет и по всей округе кружат потерянные стаканы, оторванные галстуки и недопитые бутылки? Нет, парень, в этом ты жестоко ошибаешься.

— Да уж, нехотя согласился Стас, — пуском станции в эксплуатацию здесь и не пахнет. Но после сегодняшнего посещения мусорного ореола я стал понимать, что его возможности совершенно неисчерпаемы. И там модно встретить совершенно невероятные вещи.

— Но, во всяком случае не бочонок рома, — все еще продолжал подтрунивать над такой несбыточной мечтой товарища Грег.

— Ну черт с ним с бочонком, — в показном возбуждении замахал руками Стас, — да хоть что нибудь бы попалось человеческое. Не ящик виски, так хотя бы примитивный набор с видеофильмами. А если не не это, так пусть хотя бы попадется пристрелянный лучемет или турельная плазменная пушка. Пусть хоть что-то как у людей. А то мне, провались оно все к дьяволу, надоело чувствовать себя матросом, который после кораблекрушения успел бросить в спасательную шлюпку только запас воды, галет и солонины. И все… Вокруг твориться черт знает что, а ты сидишь с голыми руками и ничего сделать не можешь.

— Не преувеличивай, — теперь даже с укоризной заметил Грег, — мы со своими голыми руками сумели очень даже многое. Так что не надо преуменьшать свои возможности. А то что мы с тобой изрядно вымотались, Грег понимающе сделал паузу и положил руку на загривок товарища, — так тут пока ничего не поделаешь. Кто же знал, что у этой операции окажется такое долгоиграющее продолжение.

— Мне бы хоть какой-то завалящий стрелковый лазер, — опять сокрушенным тоном отозвался Стас, — сразу бы себе совсем в своей тарелке почувствовал. А то летать вооруженным монтировкой над батареями орудий главного калибра — дело совсем безрадостное.

— Ничего, ничего. Думаю, что еще немного и мы возьмем стратегическую инициативу. Главное — что на нашей стороне будет внезапность.

И космонавты еще долго и подробно обсуждали и вводили в компьютер добытые сегодня сведения и тонкости диспозиции. Схема на экране понемногу усложнялась дополнительными векторами направлений и траекториями взятых сегодня на заметку объектов. Их взаимными перемещениями и положениями относительно внешней оболочки станции. Постепенно план будущего нападения на гарнизон станции прояснился во все более мелких и подробных деталях. Два безоружных космонавта в крохотной шлюпке готовились бросить вызов всей исполинской мощи станции и ее гарнизона. И время работало на них.

Стас выбрался на край большого проема и посмотрел вверх. Уже несколько дней как они с Грегом начали изучение орбитального слоя и теперь космонавты достаточно неплохо ориентировались в его пространствах. Оказалось, что несмотря на постоянное блуждание облаков и скоплений мелких частиц, в поясе есть несколько областей из крупных составляющих, которые не меняют своего положения относительно друг друга. Видимо эти зоны за счет своих мощных гравитационных свойств занимали гораздо более жесткие позиции над станцией. Именно они составляли своеобразный жесткий каркас орбитального слоя.

Пока этих устойчивых зон друзья насчитали пять. Среди них самыми крупными были два скопления поврежденный или бракованных огромных балок несущих конструкций и фрагментов внешней оболочки. Затем по объему достаточно обширным было пространство забитое отжившей свой век техникой и строительными механизмами, где космонавты присмотрели сварочную установку. Еще на всем фоне хаотического движения слоя четко выделялись две области однородных материалов и элементов освободившихся или отбракованных во вторую стадию строительства станции. Это были неиспользованные элементы внутренних переборок, куски громадных труб для коммуникационных шахт, транспортных лент и тросов. Все эти постоянные топографические составляющие слоя были уже занесены в память процессоров скафандров, что позволяло космонавтом уже хорошо ориентироваться в загроможденном пространстве.

Именно по этой причине Стас сегодня рискнул отправиться наверх один. Командир в шлюпке остался разбирать на детали всякий механический улов из последней вылазки. В общем-то приготовления к новому активному этапу этой затянувшейся операции были уже в полном разгаре, но все еще не хватало нескольких мелких частей, чтобы смонтировать все устройства и приспособления инструментального обеспечения. Вот их то и предстояло разыскать сегодня Стасу.

На стекле шлема появилась индикация данных штурманского процессора. Нужная зона пояса уже проплывала над космонавтом. Стас дал импульс и пошел вверх. Через три с лишним минуты он, совершив тормозной пируэт, словно в слой ваты окунулся в косматый клубок перепутавшихся резиновых ленточных уплотнений. Космонавту пришлось изрядно побарахтаться, прежде чем пробиться дальше. Наконец, пробкой вылетев на чистое пространство, Стас сумел хорошенько оглядеться.

Отлично. Он попал куда надо. В глубину призрачного свечения уходил хаос из согнутых переборок, мощных кольцеобразных сегментов, длинных балок с расплющенными краями и прочими элементами внутренних объемов станции. А все пространство между этими громоздкими деталями было наводнено длинными болтами, гайками, гроздьями крепежных стопоров и тысячами других мелких элементов.

Космонавт сразу сбавил темп передвижения и начал внимательно озираться вокруг. Но всюду плавал только малопригодный металлолом и Стас медленно двинулся вглубь пояса. Скоро путь перегородили мощные нагромождения из ячеистых стеновых панелей и Стасу пришлось искать возможность преодолеть эти металлические торосы. Обойти препятствие сбоку не удалось и космонавт с немалым риском пробрался в узкую щель между несколькими плитами. Зато, когда он выкарабкался из тесного лабиринта, то сразу оказался на краю обширного поля, где среди редких конструкций были рассеянны разбитые, так и на вид вполне исправные монтажные механизмы и приспособления.

Это было уже ближе к тому, что искал Стас. Вот чуть поодаль был рассеян рой крупных гаек-гроверов, а совсем близко от Стаса плавала электродрель с обрывком провода. Дальше…

Взгляд Стаса неожиданно уперся в совершенно неожиданный объект. Это был скафандр. Или космонавт в скафандре. Хотя, достаточно неудобная поза свидетельствовала о том, что человека внутри нет, либо он мертв.

Стас больше минуты не предпринимал никаких действий. Он внимательно разглядывал невероятную находку и, хотя по всем законам логики, здесь, на этой свалке, вполне могло быть место для неисправных космических доспехов, но все равно Стас еще долго и подозрительно, словно ожидая какого-то враждебного действия, изучал его.

Туманные блики и полосы неверного света не давали вокруг четких, строгих очертаний. Они колебались на рассеянных всюду мелких объектах и временами космонавту казалось, что руки скафандра начинают слабо шевелиться, словно манят и зовут его к себе.

Стас тряхнул головой, чтобы сбросить это дьявольское наваждение игры зыбкого света и еще раз включил систему инфравидения. Датчик показывал, что температура скафандра равна температуре окружающей среды. Значит не было никакой причины для беспокойства.

Космонавт не спеша приближался к своей находке, то и дело отодвигая с пути встреченные мелкие предметы. Теперь уже было отчетливо видно, что это скафандр открытого пространства монтажной модификации. Именно такой амуницией с небольшим ранцевым двигателем, но зато с сотнями такелажных карабинов и креплений и мощными усилителями кистевых, плечевых и локтевых суставов и шарниров пользовались практически все строители в Солнечной системе.

Стас по небольшой дуге облетел скафандр и заглянул за стекло шлема. Там было пусто. Хоть Стас и знал, что никакой неожиданности быть не должно, но окончательно убедившись в этом он облегченно вздохнул. Теперь было заметно, что у скафандра была прилично помята грудная секция, а также задет плечевой узел. Поэтому он и оказался здесь, на свалке. При надлежащей организации работ такие травмы монтажников должны быть исключены.

Стас в такт своим мыслям задумчиво покачал головой. Опять признак того, что работы велись с большой поспешностью. Он дал еще круг, тщательно оглядев находку и принялся за прерванное дело.

Минут через тридцать Стас неожиданно наткнулся на то, что искал. Вокруг выводка изрядно погнутых кабельных барабанов Стас увидел рассыпанные гильзы от монтажного пистолета. Этим инструментом в металл переборок вгонялись крючья и скобы для крепления труб, кабельных линий, проводов или прочих коммуникационных систем.

Стас еще пристальнее начал озираться вокруг и почти тут же обнаружил несколько потрепанных пистолетов, футляры с запчастями к ним и коробки с патронами. «Отлично», — Стасу сразу захотелось от удовольствия прищелкнуть пальцами, но перчатки скафандра не позволили этого сделать. Космонавт подгреб ближе к цели и вскрыл одну из зарядных коробок. Под крышкой в четыре ряда тускло поблескивали четырнадцатимиллиметровые патроны. Стас достал из кармана-клапана что-то вроде большой авоськи и затолкал туда все находки.

Когда все было уложено, космонавт на несколько минут задумался. Основное дело было сделано достаточно быстро и у него оставалось еще пара часов и теперь надо было распорядиться ими самым оптимальным образом. Стас еще немного поработал мозгами и решил обстоятельно исследовать эту обширную «жесткую» зону, а затем опуститься в самый нижний слой и сделать разведывательный виток над поверхностью станции. Друзья уже более двух суток не наблюдали за внешней обшивкой и оставлять дальше противника без наблюдения явно не стоило. Стас уже принял решение и теперь деловито отправился вглубь слоя исследовать еще неизвестные объемы и пространства.

Не обнаружив ничего особенного кроме хаотических нагромождений массивных конструкций и кочующих стай мелких обломков, Стас засек их основные скопления штурманским процессором и начал спускаться вниз. Скоро в разводы орбитального пояса начала проступать внешняя обшивка станции. Стас затаился в скоплении обломков многослойных плит и принялся наблюдать. Сейчас он находился над поверхностью частично готового сектора и скоро должна была начаться рабочая часть станции. Космонавт разглядывал плывущие ему навстречу устройства внешней подвески и пытался найти в них хоть что-то новое. Но все на мерцающей мертвенно бледным свечением оболочке было по-прежнему. Скоро взор наблюдателя миновал разделяющим сектора пояс жесткости и внизу поплыла контролируемая врагом территория. Стас долго провожал взором купола орудийных башен. Стволы-разрядники были сориентированы в строго одном направлении и это означало только одно орудия готовы к применению. Потом внизу прошли ангары с роботами, шеренги антенн и консоли с двигателями ориентирования. Скоро показался стыковочный узел с пришвартованным кораблем. Стас прильнул глазами к космическому транспорту. Сейчас он мысленно представлял, как должно происходить все, что они замыслили с Грегом. Кораблю во всем этом отводилось главное место.

Еще достаточно долго висел Стас над поверхностью станции. Над ним перетекала и медленно шевелилась бесформенная масса пояса обломков, а внизу неспешно прокручивалась титаническая изогнутая поверхность станции. И если бы это мог видеть кто-то со стороны, то наблюдателю могло вполне показаться — произойди малейший сбой в этом величественном вращении и маленькая человеческая фигурка будет мгновенно раздавлена между этими гигантскими жерновами.

Но проходили секунды и минуту и ничего не нарушало этого размеренного планетарного движения и скоро космонавт отделился от свода пояса. Потом на спине человека вспыхнула яркая точка реактивного выхлопа и он быстро преодолев не малое пространство до оболочки, исчез в темном провале большого люка.

ГЛАВА 4

Еще пара дней ушла у экипажа капитана Миллера на то, чтобы смонтировать все необходимые приспособления, выверить траектории движения и силу зарядных устройств. Теперь оставалось собрать все системы на месте.

Стас с Грегом плавали у края большого проема и ждали, когда над ними окажется зона кладбища машин. Вообще, космонавты теперь очень неплохо ориентировались во всех закоулках орбитального слоя и тратили на передвижение там самый минимум времени. Наконец процессор скафандра сообщил, что нужная зона уже над головой и Грег подал знак рукой. Стас согласно кивнул и поудобнее взялся за контейнер с элементами материального обеспечения. Двигатели дали короткие вспышки и друзья устремились вперед. Пробравшись сквозь скопления мертвого металла, космонавты скоро нашли свою сварочную установку.

— Вот она, родимая, — пробормотал Стас про себя и, приблизившись к слуховой мембране командира, громко произнес: — Знаешь, что она мне напоминает?

Грег отрицательно покачал головой.

— Не знаю почему, но она у меня вызывает ассоциации с кастрюлей скороваркой, которой в свое время любила пользоваться моя бабушка, продолжил Стас. — Так вот, однажды она увлеклась какой-то сентиментальной картиной по телевизору и кастрюля у нее на плите взорвалась. Представляешь! В моем детстве это было такое яркое и необычное впечатление.

Грег только отмахнулся рукой от не в меру развеселившегося напарника и левой рукой самортизировал касание к корпусу сварочной станции. Потом он принял от Стаса контейнер с всевозможными приспособлениями. Еще несколько часов возились космонавты с гаечными ключами монтируя на корпусе машины свои адские устройства. Наконец, когда все было готово, Грег полюбовался со стороны своей работой и сказал:

— Ты проверял плотность в энергоразрядниках?

— Неплохая, но я в последнюю вылазку тут неподалеку заметил еще одну подобную установку. Может, если у той тоже приличный заряд, попытаться подкачать еще в нашу?

В ответ командир одобрительно кивнул и Стас тут же направился на поиски другой установки. Скоро друзья непрерывно пульсируя двигателями и обливаясь потом подогнали найденную станцию к своей основной и поставили две установки рядом. Они тут же соединились шланговым кабелем и в главную установку закачалось еще значительное количество энергии. Стас склонился над индикатором плотности и показал жестом — отлично. Разрядники были уже заполнены на тридцать процентов от максимума и этого было вполне достаточно. Теперь оставалось только отбуксировать снаряженную машину в строго высчитанную точку в нижнем слое.

Грег призывно взглянул на Стаса и махнул рукой в сторону движения. Стас в ответ сделал зверскую гримасу и, притворно поплевав на ладони сквозь стекло шлема, подплыл к установке. Космонавты заняли позиции в углах платформы и согласованно дали импульсы двигателями. Сварочная станция плавно двинулась с места. Около нее, словно водяные завихрения вокруг громадного океанского судна, клубились и сталкивались мелкие частицы мусора. Несколько раз друзьям приходилось поспешно менять позиции на массивной туше установке, чтобы реактивными импульсами с других направлений, уводить свой экипаж от столкновений с массивными препятствиями.

Наконец, словно ледокол в северном океане оставляя за собой дорожку чистого пространства, станция оказалась у края орбитального пояса. Космонавты затормозили ее и устало переглянулись. Все. Наиболее трудоемкая, требующая больших усилий работа, была завершена. Теперь можно и перевести дух. Впереди оставалась самая сложная и опасная часть операции.

Вечером, ужиная в тесной кабинке шлюпки, Грег достал из продовольственного контейнера две банки сока и с необычно серьезным видом распечатал их. Стас, хотя и не подал вида, но немного удивился такому необычному выражению командирского лица. Грег протянул одну жестянку товарищу, другую взял сам.

— Представим, сказал он немного официальным тоном, — что это у нас что-то покрепче… За то, чтоб завтра все прошло как надо. За наш успех.

— Давай. — Стас тоже поднял свою банку и, воспринимая серьезный тон друга, добавил: — Чтоб и техника сработала и мы с тобой не подкачали.

Друзья сосредоточенно высосали сразу по половине банки и серьезно принялись за тюбики с витаминизированным рыбным фаршем.

— Слушай, Грег, — обратился к командиру Стас, пряча в контейнер с отходами уже пустую тубу, — а что будем делать, если что-то сработает не так или сорвется?

— Ну, на первой стадии не будет ничего страшного…

— Да это я и сам понимаю, — поспешил уточнить вопрос Стас. — Я о том — когда мы уже сами пойдем в дело и что-то не сработает. Что тогда? Ведь у нас кроме полицейских парализаторов ничего нет.

— Как ты, однако, однообразен, — покачал головой Грег и губы его скривились в хмурой усмешке. — Ну нет у нас с тобой оружия и пока не будет. К этому надо давно привыкнуть и научиться обходиться без него. А ты все время спохватываешься будто только это обнаружил. — Командир сделал небольшую паузу, словно только-что сформулировал важную и серьезную истину, и добавил: — А если тебе совсем плохо без оружия, то утешься предположением о скором захвате его у противника.

— Остается только на это надеяться, — негромко согласился Стас.

Больше до конца трапезы друзья не говорили ни слова.

Утром следующего дня космонавты быстро позавтракали и облачились в скафандры. Делали они все немногословно и сосредоточенно. Громадная значимость сегодня каждого движения и жеста накладывал особый отпечаток сдержанной решительности на их лица и фразы. Скоро космонавты покинули шлюпку и проникли в орбитальный слой в районе кладбища механизмов. Оказавшийся впереди Стас быстро сориентировался и показал рукой в нужном направлении. Космонавты миновали огромный остров из корпусов разбитых монтажных платформ и оказались перед своей сварочной станцией. Стас принялся убеждаться, что все их приспособления целы и невредимы.

Тем временем Грег уже взял пеленги на ориентиры с поверхности станции и начал вводить в процессор оперативные координаты системы «время—пространство». Наконец, все было сделано достаточно быстро. Оставалось только дождаться выхода сварочной установки в расчетную точку. Грег еще раз внимательно осмотрел взрывной заряд номер один, снова заглянул под кожух, где был спрятан заряд номер два и почти ласково погладил перчаткой по сферической поверхности энергоносителя.

Еще несколько минут висели космонавты у установки ожидая нужного момента. Внизу уже проплывали элементы и внешние конструкции функционирующей части станции. Желтоватые блики ложились на стекла неподвижно глядящих вниз шлемов. Наконец навигационные системы скафандров часто запульсировали сиреневыми значками. Пора. Друзья переглянулись и деловито заняли места в строго рассчитанных местах установки. На стеклах шлемов вспыхнули красные точки и тут же ранцевые двигатели дали короткие, строго дозированные импульсы. Установка медленно пошла вниз. Космонавты тут же отвалили в сторону и постарались углубиться в середину орбитального слоя. А процессоры скафандров уже вели секунды обратного счета пять, четыре, три, два, один… Стас с Грегом с безопасного расстояния впились взглядами в темный силуэт установки. Ноль!

В висящем вокруг полумраке вспышка на корпусе сварочного агрегата чувствительно полоснула по глазам даже сквозь имеющие избирательную оптическую пропускающую способность стекла шлемов. В следующее мгновение взрывная волна ощутимо тряхнула космонавтов и пошла дальше стучать и звякать бесчисленными железками орбитальной свалки. Теперь корпус сварочной установки приобрел значительное ускорение и окутавшись шлейфом взрывных газов она круто ринулась вниз. Замерев от напряжения, друзья смотрели как медленно вращаясь массивная металлическая махина начала падать на поверхность станции. Но уже в следующее мгновение Грег сделал рукой знак Стасу. Пора.

Оба космонавта дали максимальную тягу двигателями и сорвались с места вдогон падающему предмету. Достигнуть его надо было как можно быстрее, чтоб не оказаться в поле зрения камер теленаблюдения внешней оболочки. Падающий вниз агрегат увеличивался на глазах и друзья, рискую промахнуться и проскочить мимо, быстро настигали его. Вот, сильно ударившись туловом скафандра о выступ станины, за станцию зацепился Грег. Вслед за ним последовал Стас. Теперь оба космонавта как наездники оседлавшие невероятное угловатое животное неслись вниз вместе со своим железным скакуном. Пару раз друзьям приходилось импульсами двигателей корректировать падение такого громадного снаряда. Когда уже почти строго под ними была цель — пришвартованный к стыковочному узлу космический транспорт, оставалось сделать только одно — незаметно от взгляда телекамер покинуть свой несущийся вниз метеор и спрятаться на внешней поверхности.

Элементы и мельчайшие подробности оболочки росли на глазах. Теперь, кроме всего прочего, были отлично различимы небольшие башенки с головками телекамер. Грег прикинул последний отрезок их пути до стыковочного модуля и определил, что траектория пройдет как раз над точкой по-середине между ближайшими пунктами наблюдения. Грег сделал жест «Внимание». Оба космонавта до продела напряглись. Установка камнем падала вниз. Внешняя оболочка угрожающе надвигалась на друзей, но Грег до последнего оттягивал момент отрыва. Наконец он резко махнул рукой, сильно оттолкнулся от опоры и сразу же включил двигатель. Затормозив падение с большой перегрузкой оба космонавта на столбах реактивных струй жестко сели на поверхность оболочки. От грубого касания капитана Миллера бросило на спину, но он тут же выровнял корпус и рывком повернулся в сторону причального модуля. Теперь отсюда, с поверхности, до этого казавшаяся сооружением средних размеров, стыковочно-причальная система возвышалась внушительной конструкцией сложных очертаний. Сбоку от нее уходил в сторону массивный силуэт орбитального корабля. Грег поднял глаза чуть выше и во всех мельчайших подробностях увидел как сверху на этот комплекс падает глыба сварочной установки. «Ну же, родимая», — только и успел выдохнуть Грег, как четырехметровая махина всей массой рухнула точно на корабль. Сильно смяв его кормовую часть, сварочная станция отскочила в сторону, погасила удар о стену стыковочного узла и застряла в покореженных решетках несущей фермы. Стас резко повернулся и со злой радостью тряхнул сжатой перчаткой на уровне плеча. Командир ответил ему таким же энергичным жестом.

Приглушенный шумок безмятежно работающего центрального поста вдруг перекрыло тревожное подвывание сигнала тревоги и компьютерный синтезатор озабочено затараторил: «Внимание! Авария на втором стыковочном узле внешнего радиуса. Авария на втором стыковочном узле внешнего радиуса. Предположительно падение постороннего тела средней массы…»

Машинный голос продолжал дальше часто повторять одни и те же слова. Только что сидевший в скучающей позе за столом большого пульта управления человек встрепенулся и настороженно уставился на занимающий всю стену зала экран. Там уже вращалось голографическое изображение поврежденного корабля и всего места аварии. Сбоку шли столбцы информации с характеристиками повреждений.

— Вот черт, — искренне выругался оператор и вызвал на экран увеличенное изображение пострадавшей кормы корабля.

В этот момент в зал, совершая громадные прыжки а слабом гравитационном поле станции, вбежали еще двое.

— Я же говорил, что это когда-то случиться! — со злой досадой бросил экран один из них. Знаки отличия высокого ранга на комбинезоне и сухое, пронзительное лицо привыкшего распоряжаться человека, выдавали в нем командира гарнизона станции. Он затребовал от электронного мозга всю дополнительно поступившую информацию и уже процедил сквозь зубы:

— Так и есть… Взрыв на этой орбите летающего дерьма. В результате мы имеем серьезные повреждения единственного корабля.

Командир резко опустил голову вниз, словно собираясь таким движением развеять все свое раздражение и исподлобья обратился к вошедшему вместе с ним офицеру:

— Ты помнишь, Зейд, когда мы готовились к транспортировке, сколько я требовал у этих кретинов из технологического управления убрать хлам вокруг станции. Да хоть распылить его! — Начальник от злости двинул кулаком по пульту, от чего чуть не потерял равновесие в слабом гравитационном поле.

Зейд криво усмехнулся и ответил:

— А они еще пытались убедить нас, что там нет ничего опасного и что все технологические машины лишены энергоустановок. А я сам видел, что там рое летаю бракованные патроны к монтажным пистолетам.

— Да, ты мне об этом говорил, — угрюмо подтвердил командир. Малейшая механическая деформация и взрыв. А если рядом будет озеро горючего? Ладно, оставим объяснять причины умникам из управления а последствия устранять все-равно нам.

— Бригада ремонтных машин четвертого сектора готова к выходу на поверхность, — доложил дежурный оператор.

— И пусть туда поднимется Борух и хорошенько сам все осмотрит. А то я не могу доверять до конца этим необкатанным игрушкам новой модели, недовольно проворчал командир.

Тревожное мигание сигналов тревоги понемногу затихло и в зале опять повисло обычное чуть слышимое гудение приборов. И только три фигуры в креслах вместо обычной одной говорили, что на станции произошло чрезвычайное происшествие.

Стас с Грегом удачно спрятались за самой дальней из мощных опор стартовых направляющих. Они знали, что ждать осталось недолго, но все-равно каждая минута ожидания длились для них крайне долго. Наконец, со стороны ближайшего ангара появилось три ремонтных автомата и принялись деловито суетиться вокруг покореженной кормы корабля. Затаив дыхание космонавты наблюдали, как автономные машины, то вспыхивая дюзами, то присасываясь манипуляторами к краям громадной вмятины, начинают снимать изуродованные листы теплоизоляции корабля.

И вот тут в нижней части стыковочного модуля откинулась крышка вспомогательного шлюза и на поверхность станции выбрался космонавт в ярко-оранжевом скафандре. Стас с Грегом впились в него глазами. Наконец-то они видели перед собой живого противника! Наконец-то все их логические построения, подозрения и догадки становились на твердый фундамент. Теперь станция уже точно была враждебной, обитаемой и они видели солдата вражеского гарнизона. Видели врага, которого можно было атаковать, взять в плен, в крайнем случае уничтожить. Все становилось на свои места и обретало четкий смысл… Стас с Грегом переглянулись и одновременно, как по команде облизали внезапно ставшие сухими губы.

Теперь друзья с неотвратимостью кобры немигающим взором выслеживающей добычу, следили за действиями вражеского космонавта и его автоматов. Нужно было не упустить тот, может единственный шанс, и одним ударом выиграть этот раунд.

Вот космонавт оставил копошащихся у корпуса корабля роботов и направился к торчащему поодаль в решетках фермы корпусу сварочной установки. Грег сжался в один комок и ему стало казаться, что кровь в висках стучит грохотом механического молота.

Вражеский космонавт не спеша приближался к снаряду поразившему корабль. Было видно как он внимательно изучает его на расстоянии. Тут один из роботов отвлекся от работы и, как положено по технике безопасности, ринулся сопровождать человека.

Грег почувствовал как ему на плечо легла рука второго пилота. Но пока член вражеской команды находился с неудобной стороны. Да еще перед принявшимся почти обнюхивать установку роботом. Но вот, человек решил взглянуть на этого неожиданного небесного гостя с другого бока и переместился в сторону.

Сердце у Грега в груди бешено затарахтело. Он положил перчатку на кнопку маленького пульта, чуть ниже основания плечевого шарнира скафандра. Вот космонавт снова продвинулся в самом удачном направлении. Зеленый сигнал на стекле шлема уже говорил, что враг попал в нужную зону. «Не торопись, — нараспев пробормотал себе под нос Грег. — Еще немножко…» И он с силой вдавил кнопку в скафандр.

Там, где только что был корпус установки, силуэты человека и робота, полоснула ярчайшая вспышка и тут же расцвел алый клубящийся шар взрыва. Затаив дыхание космонавты глядели как кувыркаясь куда-то вдаль отлетает черный цилиндр робота, а прямо на них совершенно неуправляемо раскинув руки и ноги, мчится человек. Друзья уже сдернули с карабинов полицейские парализаторы и приготовились выждать несколько секунд. Как и предполагалось по расчетам, человек летел достаточно низко и лучи парализаторов должны были без труда его достать.

«Только бы ему не удалось стабилизировать полет и включить двигатель», — лихорадочно соображал Стас беря на мушку вращающийся сразу вокруг нескольких осей скафандр. Но, видимо, его обладатель был оглушен взрывом и пока не пытался остановиться. Поэтому он все так же беспорядочно кувыркаясь приближался к затаившимся стрелкам.

Оба космонавта одновременно нажали на гашетки и не опускали стволов, пока солдат вражеского гарнизона не оказался прямо над ними. Тут Стас мощным рывком пошел наперерез цели. Только стартовав он тут же перевернулся против движения соплом ранцевого двигателя и теперь летел ногами вперед. Затаив дыхание Грег смотрел как чуть выше конструкций направляющих его товарищ включил двигатель и, резко сбавив скорость, перехватил вражеского космонавта. И тут же устремился вниз.

Капитан Миллер уже тревожно оглядывался по сторонам. Но вроде бы оставшиеся роботы еще не пришли в себя от взрыва, а головки ближайших телекамер все еще упорно разглядывали изувеченный корабль. Через десяток секунд Стас с захваченным противником уже тяжело коснулся ногами металлической платформы и Грег тут же поспешил к другу.

Пока космонавты занимали удобное для старта положение, Грег нашел кнопку отключения аварийного маяка на вражеском скафандре и успел взглянуть сквозь стекло шлема пленного. Обычное, немного одутловатое лицо мужчины средних лет. Резко обозначены складки в углах рта и синие круги под глазами. Видать работы и других проблем у здешнего гарнизона вполне достаточно. А это уже говорит о его немногочисленности. Но не успел Грег приятно оценить такой вывод неожиданной логической цепочки, как в следующий миг, подхватив под локти трофей, друзья стартовали исторгнув тоненькие лучи раскаленных газов.

Космонавты мчались над самой поверхностью, лавируя среди многочисленных конструкций и устройств внешней поверхности. Навигационные процессоры скафандров отчаянно пищали и лихорадочно мигали красными огоньками, протестуя против таких опасных радиусов расхода с встречными препятствиями и рискованно низкого полета над самой оболочкой на предельной скорости. Но друзьям ничего другого не оставалось, так как все телекамеры внешнего наблюдения уже отчаянно крутили своими головками по сторонам. И все-таки расчет, что улетевшего из поля зрения роботов на средней высоте космонавта будут рассчитывать увидеть ни как не над самой поверхностью, оправдывался. Поэтому окуляры камер шарили все время выше над поверхностью.

Вот друзья на крутом вираже проскочили между исполинских башен плазменных орудий, затем юркнули в скопление платформ с непонятными небольшими антеннами. Дальше пришлось сбавить скорость и пробираться в опорных конструкциях подвески навигационных двигателей. А когда космонавты вынырнули из-под их ячеистых ферм, то впереди уже вырисовывался разделяющий сектора пояс жесткости.

Рядом с космонавтами судорожно шарила где-то вверху своей головой телекамера. Грег перевел выразительный взгляд с нее на Стаса и оба космонавта, не сговариваясь дали предельно мощные импульсы ранцевыми двигателями.

В зале центрального поста царило лихорадочное напряжение. Со всех внешних контрольно-наблюдательных систем и действующих на оболочке роботов сюда ежесекундно поступали и раскладывались на секторах большого экрана каскады информации. Но пока ничего обнадеживающего они не несли. После взрыва, мелькнувший в поле зрения роботов космонавт, словно испарился. Поэтому люди за пультом откровенно нервничали.

Больше всего злился командир гарнизона — капитан первого ранга военного флота Братства Урана Брас Пиньяр. Он уже каким-то пятым чувством начинал понимать, что эта череда неожиданных происшествий никак не может быть объяснена чистой случайностью. Если все это — случайности, то почему замолчал на скафандре попавшего Боруха аварийный маяк.

Но дальше субъективных подозрений дело у Пиньяра не шло и от этого он кипел еще больше. Вот и теперь в десятках мелькающих изображениях с телекамер оболочки на месте катастрофы никак ни мог обнаружиться пропавший космонавт. Компьютер, собирающий информацию со всех других мест наблюдения тоже не сообщал ничего нового. Только изредка на экране мелькали силуэты кружащих в поисковом режиме над аварийной зоной роботов.

— Почему до сих пор не появились дополнительные автоматы? — жестко спросил капитан Пиньяр.

Человек сидевший слева от него оторвал голову от манипуляций с компьютером и ответил:

— Задержка с энергозарядом машин не входящих в аварийную группу. Сейчас идет срочная заправка.

— Вот и попробуй работать быстро, — зло прошипел командир и уже громче добавил: — А что система инфракрасного сканирования еще не запущена?

Командир спросил об этом больше для того чтобы дать выход своему раздражению, чем для сведения. От беглого взгляда на мчащиеся столбцы информации на экране становилось ясно, что эта система все еще бездействует.

— Нет, — ответил оператор и для большей ясности удрученно покачал головой.

Командир крепко выругался и встав с кресла уперся кулаками в пульт. Самое досадное, что во всей этой неразберихе и неисполнительности ни с кого, по большому счету нельзя было спросить. Полгода назад по необъяснимой даже для него причине сверхсовременная, возводимая в обстановке строжайшей секретности станция, была срочно снята с завершающей станции монтажа. Потом на ней несколько суток лихорадочно велись пуско-наладочные работы уже готовых секторов и систем и тут же станция была торопливо отбуксирована в самую глухую точку планетарной системы до особого распоряжения.

Капитан Пиньяр был в течение нескольких часов отозван с прежнего места службы и тут же возглавил маленький наспех сформированный гарнизон станции. Все прошедшее на орбите время капитан Пиньяр со своим экипажем занимались тем, что доводили до степени удовлетворительной работоспособности уже смонтированные сети и машинные каскады станции. Но и готовые системы и устройства космического голиафа не была как следует обкатаны и опробованы поэтому и давали сбои на каждом шагу. Особенно это проявилось сейчас в условиях аварии. Поэтому привыкший к жесткому спросу с виновных за каждую мельчайшую провинность и недочет, Пиньяр сейчас только все больше приходил в ярость от невозможности добиться от экипажа и систем станции четкой и молниеносной работы.

— В общем так, — зло пролаял Пиньяр в пространство над пультом. — Я не могу полагаться на эти недоделанные сети и механизмы. Будем готовиться к поискам силами экипажа. Поднимаем два скутера. На одном пойдут Курман и Багс, на втором — Зейд и Рохас. И пусть с собой возьмут оружие. Так будет спокойней.

— Понял, — коротко ответил человек за пультом и тут же проверил, правильно ли усвоил компьютер команду на выход скутеров с голоса командира.

Стас с Грегом перевалили через разделительный пояс жесткости между секторами и до предела увеличили скорость полета. Теперь можно было чувствовать себя в большей безопасности ибо это уже была поверхность не до конца достроенного сектора и вокруг теперь не было телекамер наблюдения. Друзья просчитали, что глобальный осмотр поверхности станции гарнизон устроит еще не скоро и поэтому у них было некоторое время чтобы добраться до своей базы. Наконец промелькнул следующий разделительный пояс и скоро три скафандра вплыли в темный большой проем.

— Скорей, пока он не очухался! — прокричал Стас в слуховую мембрану Грегу, когда они под мышки затаскивали неподвижного «языка» в шлюпку. В итак тесной кабине теперь стало совсем не повернуться. Первым делом друзья сами освободились от скафандров, а потом поспешно принялись вытряхивать оттуда неподвижное тело пленника.

— Смотри, только осторожно, не включи случаем его аварийный маяк, обеспокоенно посоветовал Грег Стасу, который возился с креплением шлема.

В ответ Стас что-то нечленораздельно промычал и щелкнул застежкой. Скоро извлеченного из доспехов бесчувственного «языка» усадили и крепко пристегнули к креслу. Потом завязали глаза.

— Пусть думает, что находится в кубрике тяжелого крейсера, пробормотал Грег обматывая безжизненно свесившуюся голову эластичным бинтом.

Скоро все было завершено и Стас вопросительно взглянул на командира:

— Что? Можно приступать к оживлению объекта?

— Да, пора, — согласился Грег и из ящичка аптечки достал аэрозольный пузырек. Сорвал с него крышечку и дал длинную струю под нос бессознательному неприятелю. В кабине сразу резко запахло аптекой и лекарствами. Грег выжидающе поглядел на пленника, потом пошлепал его ладонью по щеке. Но тот не подавал признаков жизни. Тогда Грег снова сунул ему под нос баллончик.

— Так мы тут провоняемся, как в заштатном лазарете, — морщась проворчал Стас.

— Терпи, — коротко посоветовал командир и выдул из баллончика целое облачко аэрозоли и теперь уже гораздо энергичнее потрепал «языка» по щекам.

На этот раз безжизненное тело чуть шевельнулось, задумчиво повело опущенным подбородком и тут же все встрепенулось. Видимо пленный очнулся и пытался понять — что с ним произошло и где он находится. Его руки и ноги судорожно напряглись, словно хотели проверить надежность пут. Голова недоверчиво вращалась в разные стороны.

Хозяева с легкими смешками переглянулись и командир экипажа прервал эту затянувшуюся немую сцену.

— С возвращением вас к суровой реальности и с прибытием на наш корабль.

Лицо пленника замерло. Было видно как он напряженно осмысливает такие неожиданные для него слова. Наконец, губы под завязанными глазами дрогнули и он с какой-то опасливой ноткой, словно голос его мог вызвать горный обвал, спросил:

— Где я? Кто вы такие?

Пока все шло отлично и теперь от его умения дипломатично выпотрошить этого парня зависело очень многое. Не торопясь с ответом Грег переменил позу и еще раз смерил взглядом замершего пленника.

— Самое главное, что мы не собираемся причинять вам никакого вреда. Конечно, при условии, что мы найдем с вами общий язык. Это первое. А находимся мы на корабле неподалеку от вашей станции. Какие будут еще вопросы?

Но на перетянутом бинтом лице уже проступала стремительная смена чувств. Видимо, «язык» уже начал догадываться, что захвачен в плен, но пока еще совершенно не представлял какую линию поведения выбрать.

— Вы лжете! Никакой корабль не мог незамеченным приблизиться к станции. С расстояния минимум пятьсот тысяч километров он был бы запеленгован и идентифицирован. Кроме того вокруг находится сторожевая линия охранных маяков. Вокруг все просматривается и прослушивается…

— Это где-то близко к истине, но все-равно не отражает ее многообразия, — философски многозначительно растягивая фразы, словно все еще обдумывая слова собеседника, — промолвил Грег. — И если захотеть и привлечь соответствующие средства, то можно преодолеть незамеченным любую охранную зону. А в средствах и системах оснащения, поверьте, у нас нет ограничений. К тому же мы как раз именно незаметно стремились пробраться к станции и, как видите, у нас это получилось.

— Так кто вы такие? — Теперь в голосе члена вражеской команды звучала неприкрытая тревога.

— В общем-то, мы на это не обязаны отвечать, но коль у нас получается неплохой разговор, то я скажу, что мы те, в чьих руках скоро окажется станция. И вы прекрасно представляете, что за нами стоит вся мощь конфедерации. А от вас зависит то, с какими жертвами среди ваших и наших друзей произойдет этот переход из рук в руки. Ну, что вы на это скажете?

Грег старался говорить как можно бесстрастнее и это ему вполне удавалось. Поэтому не раскрывающий своего присутствия Стас, оценивая работу командира, только показал большой палец над выставленным вперед кулаком.

Пленный угрюмо молчал опустив голову на грудь. Капитан Миллер решил что это как раз нужный момент, чтобы предать ему решимости и продолжил:

— А чтобы вы не чувствовали себя отступником и предателем, мы гарантируем в случае вашего подобающего поведения жизнь и безопасность всему гарнизону станции. В случае, если вы откажетесь помочь, то мы применим инфрачастотные психогенные установки и соответствующие психотропные препараты. И очень узнаем все что нам надо без вашего согласия.

Грег окончательно вошел в азарт и блефовал на всю катушку. Он уже и сам был готов поверить, что сейчас находится не в единственной кабинке крохотной шлюпки, а в сверхоснащенном зале боевого управления могучего межпланетного рейдера. Последняя фраза капитана Миллера нанесла на лицо «языка» еще один выразительный мазок и рот его искривился в гримасе:

— Как же вы сумели проникнуть сквозь зону наблюдения? — И уже гораздо более равнодушным тоном уронил: — Что вам от меня надо?

Грег понял, что у «языка» наступил момент истины и деловитым спокойным голосом, словно боясь неожиданно громкой фразой спугнуть того, начал задавать вопросы.

После того как Грег выяснил имя, фамилию, воинский чин и специальность пленного он сделал маленькую паузу и перешел к самому главному:

— Каково основное назначение станции и что происходит в действующих секторах? Численность гарнизона?

Пленный вскинул голову, словно пытался сквозь повязку на глазах разглядеть потолок, и приглушенным голосом заявил:

— Только учтите, я не командир станции и на старший офицер. Я простой техник и многого не знаю.

— Количество человек в гарнизоне? — напомнил Грег.

— Восемь, включая командира.

Капитан и второй пилот удивленно переглянулись. Вообще-то они ожидали встретить на такой громадной станции куда более многочисленную команду. А тут всего восемь человек, один из которых уже захвачен в плен.

— Назначение станции?

— Точно не могу сказать. Ведь станция недостроена. Но, по всем признакам готовых помещений это залы для размещения технологических установок, лабораторий и иных промышленных целей.

Грег имел полное право усомниться в таком слабом уровне осведомленности техника станции о ее назначении, но он не стал пока тратить силы на напоминание говорить только правду и повел беседу дальше.

— Вооружение экипажа?

— Батареи плазменных орудий главного калибра в трех оборудованных секторах…

— Это мы знаем. Сами видели, — оборвал командир «языка». — Я спрашиваю о вооружении экипажа.

— А-а, это… — Пленник на несколько мгновений задумался. — Есть ручные лазеры. Легкие пульсаторы…

— А чем вооружены роботы и скутеры? — Именно этот вопрос беспокоил Грега больше всего.

— На роботах стоят лазеры средней мощности. А на скутерах — турельные плазменные пульсаторы малого калибра.

— Сколько на станции роботов и патрульных скутеров?

— Сейчас посчитаем, — задумчиво произнес техник, — значит во внешних ангарах каждого сектора находиться по шесть автоматов технического обслуживания и по четыре многоцелевых робота в эллингах под поверхностью. Это все умножить на три сектора — получится восемнадцать технических и двенадцать многоцелевых.

— Понятно. А многоцелевой — это считай боевой робот вооруженный лазером. Так? — уточнил Грег.

— Да, — кивнул головой пленник.

— А патрульные скутеры?

— По два на сектор во внешних ангарах вместе с ремонтными роботами.

— Умножить на три — значит шесть? — захотел опередить «языка» капитан Миллер.

— Нет, — покачал головой тот. — Скутерами, в отличие от роботов успели оснастить и два других частично готовых сектора станции. Значит два на пять — десять.

— Замечательно, — констатировал Грег. — А почему станция отбуксирована сюда в самый глухой угол планетной системы и работы на ней приостановлены так поспешно?

— Об этом я ничего не могу сказать, — отрицательно покачал головой пленник. — Это в лучшем случае знает только капитан.

— Ладно, — согласился Грег.

Еще более получаса допрашивал капитан Миллер захваченного неприятельского космонавта, уточняя подробности и детали относительно станции и ее экипажа. Наконец, когда все было достаточно прояснено, Стас сунул под нос «языку» баллончик с усыпляющим составом и тот выключился.

— Ну, что скажешь? — спросил Стас, глядя на безжизненно повисшую голову пленника.

— Что надо спешить, — не сразу ответил Грег, все еще занятый перевариванием полученной информации.

— Это точно, — согласился Стас. — По-моему, уже сейчас по всей оболочке рыщут люди и роботы в поисках этого типа.

— Как раз этим моментом, я думаю, и надо воспользоваться. Пока гарнизон все еще считает это несчастным случаем и не готов к отпору, мы должны нанести неожиданный удар. Я предлагаю поступить следующим образом…

И командир экипажа короткими фразами обрисовал будущую операцию. Стас внес в план командира несколько дополнений и скоро полностью согласился с Грегом. А уже через несколько минут друзья начали готовиться к выходу из шлюпки. Нужно было торопиться, пока противник не почувствовал неладное. Грег помог второму пилоту облачиться в трофейный скафандр и проверить все его системы. На поясе скафандра висел мощный лазерный пистолет и Стас с удовольствием взвесил его в руке. Проверил плотность в энергоразряднике и умиротворенно пробормотал:

— Будем надеяться, что это не последняя трофейная игрушка в моих руках.

Через несколько минут друзья уже покинули свою маленькую базу и подплывали к большому проему. Сейчас, прежде чем подняться на поверхность, стоило хорошенько оглядеться. Более получаса космонавты всматривались и вслушивались в окружающее пространство. Повышенная зашумленность эфира говорила о необычной активности на поверхности оболочки.

Вслед за нарастающе-громким треском и журчаньем в наушниках, над обшивкой появилось звено из трех растянувшихся цепью роботов. Они несомненно прочесывали внешнюю поверхность. Друзья нырнули вниз и спрятались в одну из боковых ниш для будущих механизмов. Прошла пара минут прежде чем радиоэхо поискового звена ослабло и космонавты вновь отважились выглянуть на поверхность. Скоро, опять заставив наблюдателей спрятаться, над оболочкой пронесся скутер с людьми.

Когда шпионы вновь заняли свои места на краю проема, Стас приложился шлемом к звуковой мембране командира и проговорил:

— Ты гляди! Как мы их взбудоражили!

Грег в ответ понимающе качнул головой и вновь принялся настороженно вглядываться в линию недалекого горизонта.

За это время над наблюдательным пунктом капитана Миллера прошло три звена по три-четыре робота, дважды проносились шлюпки с космонавтами и несколько раз раз друзья замечали на большой высоте маленькие зонды наблюдения. Вот их-то надо было опасаться прежде всего так как они двигались очень быстро, а радиоизлучение их было очень незначительным. Поэтому и заранее услышать их приближение было крайне трудным.

Наконец, напряженно вслушивающийся в эфир Грег махнул рукой и оба космонавта ринулись вперед на предельной скорости над самой обшивкой. Им как можно быстрее надо было добраться до соседнего сектора, где уже гораздо легче удавалось маскироваться среди конструкций и устройств внешней поверхности. Друзья без происшествий сумели добраться до разделяющего сектора пояса и скоро затерялись в переплетениях многочисленных стальных конструкций. Скоро Стас с Грегом остановились у грандиозной фундаментной платформы под орудийную башню. По всему ее периметру в боковой поверхности зияли монтажные отверстия, где можно было легко спрятаться, а основная горизонтальная часть представляла цельную многослойную плиту. Такое исполнение платформы и ее толщина позволяли надеяться, что рабочие излучения скафандров не будут замечены поисковыми группами.

Космонавты осторожно забрались в один из проемов и огляделись. Пространство под платформой вполне соответствовало их желанию — было достаточно обширным и имело много выходов. Теперь космонавтам оставалось только проверить оружие и начать ждать. Стас еще раз попробовал легко ли вытаскивается из кобуры лазерный пистолет, а Грег поправил крепления обоих излучателей. Наконец все приготовления закончились и друзья заняли позиции, чтобы охватывать как можно более широкий сектор наблюдения. Стас еще немного поворочался пока, наконец, удобно не устроился на изгибе отверстия сложной формы. Перед ним, над границей искусственного горизонта, разделившего пространство на две части — желто-матовую твердь станции и черную пустоту космоса, громоздились незавершенные сооружения оболочки. Несколько минут второй пилот экипажа капитана Миллера обшаривал взглядом свой сектор обзора, а потом, повернувшись всем корпусом, взглянул на командира. Силуэт того четко проступал на фоне отверстия в противоположной боковине платформы. Даже сама поза достаточно неуклюжего на вид скафандра говорила о напряженном внимании его обладателя. Это еще раз напомнило Стасу о серьезности и опасности всего сейчас происходящего и он пробормотал себе под нос: «Почти что Зоркий Сокол на тропе войны». И вернулся к своему сектору наблюдения. Неподвижный мертвенный свет сквозь стекла шлемов ложился на лица затаившихся агентов далекого центрального правительства. Ничто пока не двигалось в доступном взору пространстве и только беспрерывный свист и потрескивание в наушниках говорили что силы неприятеля рядом. Что еще немного и космонавты увидят их прямо перед собой.

Первым над горизонтом выплыли три точки вражеских роботов. В наушниках заныл специфический звук их энергоустановок. Заметивший их со своей стороны Грег отодвинулся внутрь, под защиту бортов платформы и стукнул кулаком по железу окантовки. Стас услышал сигнал и повернул голову к командиру. Тот предостерегающе взмахнул рукой. Из глубины своего убежища Грег мог позволить себе только мельком взглянуть на строй вражеских машин. Но Грег успел заметить под брюхом каждого робота, между сложенных в походном положении манипуляторов, длинный ствол мощного лазера. На головке управления крайней к Грегу машины холодно блеснул объектив одного из многочисленных приборов. Капитан Миллер холодно поежился от внезапно появившегося ощущения собственной незащищенности. Это были боевые роботы точно такого же типа, с которыми ему пришлось воевать на борту Си-Ай-12.

На этот раз поисковое звено двигалось медленнее, зигзагами, тщательно осматривая все вокруг. Вот они сверху изучили все закоулки между фундаментами орудийных башен… Грег со Стасом затаив дыхание скорчились под толщей полиметаллического перекрытия. И хотя знали, что обнаружить роботы их не смогут, у обоих сердце ушло в пятки. Грегу даже показалось, что он слышит как повизгивают редукторы механизма наведения, когда на мощном цилиндрическом корпусе маленькая головка судорожно поводит своими объективами.

Еще долго космонавты не рисковали взглянуть наружу, боясь нарваться на холодный взгляд телекамер роботов. Наконец, когда все-таки выждав солидный промежуток времени, Грег вернулся на точку наблюдения горизонт уже был пуст. Несколько раз высоко в пространстве проносились наблюдательные зонды. Грег провожал их долгим молчаливым взглядом и после этого все вокруг опять замирало в напряженном ожидании.

Наконец в наушниках появился характерный звук которого так ждал капитан Миллер. Радиоэхо приближающегося скутера. Грег что есть мочи двинул увесистым плечевым шарниром по железу и сделал условленный жест товарищу. Второй пилот взмахом руки подтвердил — понял, и толчком вывел свое тело из укрытия. Грег видел как балансируя руками друг гасит колебания туловища и сглотнул неожиданно подступивший к горлу липкий комок. Теперь начинался самый решительный момент во всей космической одиссее. От того, чем закончатся эти несколько минут зависело все остальное. Возможно, в то числе, и сама жизнь членов крохотного экипажа капитана Миллера.

Скутер вынырнул над линией горизонта неожиданно резко. Грег знал, что приборы обязательно засекут единственно теплый объект на фоне окружающего космического холода. Но все-равно, где-то в самом отдаленном уголке сознания засело и не замирая шевелилось желание — чтобы скутер проскочил мимо не заметив безжизненно раскинувшего руки космонавта и чтобы все по-прежнему было привычно тихо и спокойно.

Скутер шел курсом почти над самим их укрытием и поэтому Грег был уверен — сейчас начнется заварушка. Только будет ли она на все сто процентов в их пользу? Этот вопрос занимал капитана Миллера и его второго пилота больше всего. Ждать оставалось не более двадцати секунд. Грег осторожно перебрался к отверстию из которого только-сто выбрался Стас и затаился, наблюдая за неподвижно повисшим в пространстве напарником.

Оба пилота в скутере почти все время молчали. События последних часов как-то очень неприятно подействовали на гарнизон. Конечно, это были подряд несколько случайностей. Но, вместе с тем, за этим крылось что-то таинственное и зловещее. Несколько месяцев абсолютного стерильного покоя и вдруг такое, сразу одно за другим. Поэтому командир и приказал вместе с роботами подняться на поиски и беспрерывно обшаривать внешнюю поверхность скутерам с людьми. Хотя, какая от этого польза — ведь маленький кораблик мог вести поиск и в беспилотном режиме. Но приказ, хоть он и абсолютно бессмысленный, остается приказом командира. Особенно когда этот командир только что распек их за излишнюю медлительность. Поэтому оба человека в шлюпке дружно молчали. Их рассеянные взоры скользили то по экранам радаров и датчикам поисковых систем, то проникали сквозь прозрачный фонарь кабины на проплывавшую навстречу поверхность станции.

Неожиданно в кабине запульсировал резкий звук зуммера «Внимание» и тут же инфракрасный монитор выдал на экране увеличенное изображение скафандра в тесном промежутке между опорными лапами фундаментной плиты. Компьютер резко сбросил скорость и по плавной нисходящей дуге повел скутер вниз. «Вот он!», — воскликнул старший пилот, показывая пальцем на уже хорошо различимого визуально космонавта в ярко-оранжевом скафандре.

Люди в кабине возбужденно переглянулись. Наконец-то благополучно завершалось это непонятное происшествие. Тем более хорошо, что пропавшего товарища найдут именно они. Интересно будет услышать, что на это скажет командир после недавнего разноса? И оба пилота стали готовиться к выходу на поверхность.

ГЛАВА 5

Стас лежал на спине, чуть раскинув руки и наблюдал как скутер по изогнутой траектории идет прямо на него. Уже отлично был виден зеркальный колпак кабины, за которым угадывались силуэты пилотов, и угловато очерченные контуры корпуса. Первая нервозность ожидания уже прошла. Стас сейчас был абсолютно спокоен и даже с некоторым любопытством предвосхищал дальнейший ход событий.

Скутер, вспыхнув тормозным выхлопом, завис совсем рядом. Через несколько секунд крышка люка отошла в сторону и наружу выбрались два космонавта. Стасу сразу бросились в глаза их необычные скафандры новой модели. Он чуть прикрыл веки и старался дышать ровнее и не так глубоко. Только бы их не насторожил парализатор у пояса под правой рукой. Ведь у того, исчезнувшего парня такой штуки не было… Вот два неприятеля уже совсем близко. Пора.

Стас осторожно шевельнулся, словно бы раненый или контуженный человек. Осторожно нащупал рукоять парализатора и резко вскинул его ствол. Стас даже мог поклясться, что видел сквозь зазеркаленные стекла как удивленно вылезли из орбит глаза у обоих противников. Он с усилием нажал на гашетку и даже сквозь перчатку почувствовал легкую вибрацию генератора оружия. Первая жертва резко дернулась и инстинктивно схватилась реками за пораженную лучом грудь. Но вместо того чтобы замереть без чувств неожиданно начало судорожно выравнивать потерянное равновесие.

Стас не поверил своим глазам и еще раз дал длинный импульс в цель. Но результат был не лучше первого. Вражеский космонавт дернулся как от удара бичом и неуправляемо вращаясь поплыл в сторону. При этом его рука начала лихорадочно расстегивать кобуру лазерного пистолета. В наушниках наконец раздался задыхающийся проклятьями истошный голос: «Эх-х, сука… Стреляй Багс… Это ловушка!»

«Скафандры… Боевые скафандры усиленного класса защиты», — неожиданно четко сообразил Стас всем корпусом разворачиваясь ко все еще тупо глядящему на него Багсу. Прежде чем отбросить уже практически бесполезный парализатор, Стас полоснул излучением по стеклу его шлема. Багс схватился руками за голову, но тут же, словно нападение явилось необходимым сигналом к самообороне, тоже принялся вытаскивать лазерный пистолет. «Получи, гад!» — взревел его голос в канале радиосвязи.

Но он явно поторопился. Стас уже вытащил свой лазер и нажал на спусковой крючок. Точно посередине груди противника вспыхнула белая звездочка и тут же превратилась в черную дыру с оплавленными краями. В наушниках раздался жуткий вопль и Багс так и остался висеть в пространстве с полуподнятым оружием.

Стас резко повернулся в сторону другого противника. Тот был примерно в трех десятках метров от Стаса у верхнего края фундаментной платформы. Ему уже удалось оправиться от болевого шока, выравнять свой корпус и наконец извлечь из кобуры оружие. Стас первым выстрелил во врага, но промахнулся. Тот проворно бросился под защиту выступа верхнего края платформы, почти наугад дав по неприятелю серию выстрелов. Вокруг Стаса веером пронеслись толстые короткие жала лазерных лучей. Попадая в платформу они поднимали маленькие облачка испаренного металла. Стас нырнул за мощную консоль и дал луч в сторону засевшего врага.

Дело принимало совсем губительный оборот. Если бой, как таковой, друзья рассматривали крайним вариантом развития событий, то длительная позиционная перестрелка на контролируемой врагом территории была равносильна гибели. В любую минуту могли подойти новые скутеры с космонавтами или боевые роботы неприятеля и это был бы конец.

В это время в эфире раздался срывающийся голос засевшего недруга: «Центр я третий! Центр я третий! Попал под обстрел…» Стас заскрежетал зубами от бессильной злобы — сейчас им устоят такой прием. «Багс убит… Срочно нужна подмога…» Тут Стасу на глаза попался наконец-то выглянувший из отверстия Грег. Как раз выше его засевший враг был занят переговорами с уже ответившим центром. Стас сделал предупредительный жест Грегу и резко швырнул ему свое оружие. Через несколько секунд командир поймал лазерный пистолет. Стас осторожно показал в сторону неприятеля и Грег понимающе поднял ладонь.

Теперь оставалось самое главное. Стас сжался наподобие пружины и мощно рванулся к убитому космонавту. Оставшийся противник явно был не самым лучшим стрелком и весь расчет строился на этом. Когда враг заметил его, Стас на лету уже выхватил лазерный пистолет из мертвой руки. Два лазерных импульса прошли совсем неподалеку от Стаса, но через мгновение он уже укрылся за каким-то выступом опорной лапы. Тут же Стас ответил неприятелю серией выстрелов и заставил того залечь. А в следующую секунду резко стартовавший снизу Грег вылетел перед самым носом неприятеля и в упор расстрелял его. В эфире взвился истошный предсмертный крик прожигаемого лучом тела и в наушниках остался только надрывающийся голос центра: «Курман, ответьте. Курман, что с вами? Немедленно отвечайте!» Но эфир уже только хранил молчание на такой встревоженный призыв.

На краю платформы Грег склонился над убитым и выдернул из его руки оружие. Стас торопливо махнул ему рукой и показал в сторону замершего невдалеке скутера. Грег оттолкнулся от края плиты и полетел к другу.

У шлюза скутера Стас уже пробовал заставить открыться люк. Но пока ничего не получалось. Подоспевший Грег попытался чем-то помочь но у него ничего не вышло. У люка была всего одна кнопка и, придумать что-то другое как просто нажать ее, было просто невозможно. Стас опять со всей силы утопил ее и с отчаянием поглядел на шлюз. Еще немного и здесь будет столько боевых единиц врага, что они заранее могут считать себя покойниками.

Грег склонился над слуховой мембраной второго пилота и прокричал: «Надо срочно уходить. Дверь не откроется. Видимо процессоры скафандров сообщили о гибели людей и теперь компьютер скутера откроет люк только по особому коду. Уходим!» И командир увлекая за собой друга положил ему руку на плечо. Стас еще раз со злым отчаянием окинул взглядом скутер и оттолкнулся от его борта. А ведь как он рассчитывал на этот транспорт.

Друзья нырнули в узкий проход между двух фундаментных конструкций и понеслись в сторону своей базы в заброшенном секторе. Скоро на горизонте появилась цепочка из четырех роботов. Они полным ходом спешили навстречу. Стас с Грегом еле успели юркнуть под защиту какого-то скопления металлических балок и настороженно переглянулись.

— Что теперь делать будем? — спросил Стас.

— Я считаю, что нам надо спрятаться в орбитальном слое. Там они нас ни за что не найдут. Сейчас срочно выводим шлюпку из нашего сектора и уходим в этот пояс металлолома.

— Правильно, — согласился Стас. — Теперь сектор может превратиться в ловушку. Рано или поздно они нас там найдут и прикончат.

В этот момент роботы уже скрылись за крайними конструкциями и космонавты продолжили свой торопливый и опасный полет. Скоро они добрались до разделительного пояса жесткости между двумя секторами станции. Впереди оставался самый опасный отрезок пути над лишенной укрытий поверхностью заброшенного сектора. До этого навстречу друзьям попалось еще звено роботов, скутер с людьми и несколько зондов. Все они торопились в направлении места недавнего боя. Но, еще немного, и противники разберутся в ситуации и бросят все силы на поиски и уничтожение врагов.

Стас с Грегом еще несколько секунд выжидательно разглядывали безжизненную черту горизонта и пространство над головой. Пока все было спокойно. Дальше ждать не имело смысла и капитан сделав знак товарищу с максимальным ускорением вылетел на открытую поверхность. В следующее мгновение друзья уже неслись над самой оболочкой. Сердца их учащенно бились, глаза напряженно всматривались вперед, а уши ловили малейшее изменение звукового фона в наушниках.

Но пока все, что они делали никак не приближало к цели. Все их четко выверенные шаги и изощренные логические построения вязли в неожиданных сбоях, непредсказуемых изменениях обстановки и других случайных и не случайных поворотах событий. Но, все-равно, всего два практически безоружных космонавта продолжали противостоять громадной станции с десятками боевых машин и надежно укрытым в ее металлических недрах гарнизоном.

Стремительно несясь над оболочкой, космонавты потихоньку начали набирать высоту, чтобы потом по крутой нисходящей траектории нырнуть в большой проем сектора, а тормозить уже там, под сводами оболочки. Впереди обозначилась черная пасть большого проема. Друзьям уже казалось, что они совершили невозможное и незамеченными добрались до своей базы.

Но тут в наушниках послышался приглушенный шелест приближающегося наблюдательного зонда. Разразившись в пространстве шлема тысячью ругательств, Стас перевернулся на спину, чтобы видеть выше себя. Только он сумел это сделать, как на фоне клубящихся желто-серебристых разводов орбитального слоя появилась и начала быстро расти в размерах крупная точка наблюдательного зонда.

Стасу очень хотелось выхватить лазер и выпустить хороший заряд в сторону этого шпиона. Но он удержал себя, так как понимал, что даже при попадании луч малой мощности не принесет большого вреда подобному устройству. А заряды имело смысл поберечь для более достойных целей. Ведь настоящая война только начиналась и Стас уже очень четко понимал это. Поэтому он выпалил в зонд только длинной серией яростных ругательств.

Вражеский глаз уже завис над бешено удирающими космонавтами и Стас отлично представлял себе, как на главном экране зала управления их разглядывают неприятельские командиры. «Как? — лезут удивленно вверх их брови. — Этих ублюдков всего двое и при них нет тяжелого оружия? Как же они устроили такой переполох и так долго водили нас за нос? Немедленно бросить туда четверку боевых роботов и стереть этих гадов в порошок! Превратить в облачко пепла!»

Процессор скафандра напомнил, что пора начинать вираж в проем. Стас перевернулся на бок и изменил угол атаки. Но перед тем, как нырнуть в зев большого проема, Стас ухитрился искоса взглянуть на зонд. Тот уже заходил на кольцевую траекторию, чтобы начать кружить над входом во вражеское пристанище. Все. Экипаж капитана Миллера выдал свою базу и теперь, с минуты на минуту, надо было ожидать, что вслед за зондом разведчиком здесь появятся ударные силы неприятеля.

Вспыхнув во мраке «большого купола» длинными языками тормозных импульсов, оба космонавта на максимальной скорости подрулили к шлюпке. Двадцать пять секунд, пока срабатывали двусторонние люки шлюза, сейчас казались бесконечностью. Наконец пилоты была внутри кабины и тут же, не снимая скафандров, взгромоздились в кресла. Грег принялся барабанить толстыми пальцами перчаток по кнопкам пульта управления. Шлюпка срочно готовилась к старту. На это уйдет минут тридцать — сорок и еще минуты полторы — две чтобы маневрировать между каркасными конструкциями к большому проему на поверхность. Только бы успеть выскочить в космос, пока не появятся вражеские автоматы… А там — ищи их ветра в поле.

Шлюпка оторвала присоски от поверхности свода и плавно начала отходить во внутреннее пространство. Несмотря на исправно действующую в обоих скафандрах терморегуляцию, на лицах космонавтов выступила испарина. Между тем система радиопоиска и пеленгации шлюпки все больше урчала, скрипела и потрескивала эхом радиошлейфа многочисленных вражеских машин. Они шли сюда на предельной скорости и были все ближе и ближе… Только бы успеть под носом у этих примусов выскочить из западни. Грег до боли в глазах впился взглядом в очертания большого проема, закладывая шлюпку в отчаянный вираж, чтобы через пять секунд чуть снизу, на максимальной скорости бросить ее вертикально вверх…

В это мгновение в мутном прямоугольнике проема мелькнуло несколько силуэтов и напряженный свист в динамиках перешел в протяжный вой и скрежет. Не успел еще Грег закончить маневр, как в сверху во тьму купола ударили четыре жестких лазерных луча. Но, видимо, роботы не успели еще перестроится в атакующий порядок и хорошо прицелиться, поэтому только один из лучей вскользь зацепил край шлюпки и прорезал в нем длинную кривую пробоину. Но и этого было достаточно, чтобы от мощного удара космонавты чуть не повылетали из своих кресел. Раздался резкий свист уходящего в пробоину воздуха и температура почти мгновенно упала до окружающего космического холода. Друзей спасло только то, что они были в задраенных скафандрах. На экране компьютера заплясали предупреждающие знаки критической механической перегрузки.

Грег, прорычав какое-то нечленораздельное ругательство, резко бросил свое судно в сторону от проема и шлюпка, раскачиваясь и кружа вокруг оси, рывком ушла под защиту сумрачных сводов. «Все… Теперь все… — судорожно металось в голове Грега, когда он кидал шлюпку к нижнему уровню „большого купола“. — Ну выиграю еще две минуты, если удастся уйти к стволу „центрального коридора“. Потом нырнуть в него… А что дальше?» Но человек никогда не оставлял надежду до последнего и, пока еще были хоть несколько метров пути вперед, он все еще надеялся на счастливый исход. Поэтому и экипаж капитана Миллера, почти припертый к стене, почти загнанный в мрачный капкан, пока еще не собирался сдаваться.

Грег подлетел к зияющему отверстию «центрального коридора» и с крутого виража на максимальном ускорении влетел в его пасть. Вниз… Как можно быстрее вниз. Впереди были еще безжизненные стальные лабиринты недостроенных палуб. Космонавты как можно дальше проберутся на шлюпке по этому туннелю. А потом уйдут в хаос бесконечных кубриков, залов и переборок. Конечно, воздуха в скафандрах, даже если они заберут все аварийный генераторы в шлюпке, хватит дня на три — на четыре, не больше. Но все-равно, у них есть лазерные пистолеты и когда станет совсем невмоготу, они выйдут на верх и продадут свои жизни как можно дороже. Они не позволят поступить с собой как с глупыми зверьками, которых можно задушить в подземных норах.

Экипажу падающей вниз шлюпки повезло и роботы, меняя в пасти большого проема боевой строй с шеренги на цепочку, замешкались. Поэтому, когда четыре угловатых машины-убийцы ворвались во внутреннее пространство «большого купола», шлюпка капитана Миллера уже незамеченной нырнула в квадратный провал центрального коридора и теперь, рискуя разбить корпус о края ярусных переборок, неслась в холодные недра станции.

— Ну, капитан, что теперь делать будем? — прокричал Стас склоняясь к Грегу. Глаза его лихорадочно блестели, а на лице металась какая-то сумасшедшая смесь бесшабашной веселости и безумное решительности смертника.

— Будем уходить пока возможно на шлюпке. Потом бросим ее и засядем на тех ярусах, куда не смогут пробиться роботы. А там посмотрим, кто лучше стреляет. Пусть сунутся, — мрачным тоном процедил Грег.

— Значит объявляем партизанскую войну? — все так же возбужденно произнес Стас и почему-то лихорадочно потер руки.

Капитан ничего не ответил на такое заявление второго пилота, а только посоветовал тому все тем же угрюмым голосом:

— На твоем месте я бы начал готовить аварийные комплекты, — и тут он хмуро пошутил, — времени на сборы у партизан всегда в обрез.

В ответ Стас нервно хохотнул и тут же бросился в угол кабины, где хранились все блоки НЗ на случай аварийной высадки.

Неожиданно несший какую-то взбудораженную чепуху второй пилот осекся:

— Опа… — непроизвольно вырвалось у него. — А «язык»-то наш, того, копыта откинул…

И тут Грег неожиданно вспомнил, что, в отличие от них пленник находился в кабине без скафандра и при разгерметизации шлюпки почти мгновенно погиб от удушья и перепада давления. Печально. Хоть это был и неприятель.

— Что ж, пусть эта смерть будет на совести его друзей, — пробормотал Грег и, не отвлекаясь от пульта управления, прокричал Стасу: — Видит Бог, мы этого не хотели!

В это время шлюпка ворвалась в широкий объем «привокзальной площади» второй палубы и Грег позволил себе отвлечься от контроля за работой автопилота. Шлюпку слишком сильно тряхнуло при попадании лазерного луча и капитан имел все основания беспокоится, что автоматика оказалась поврежденной.

Капитан мельком взглянул на ворочающийся под потолком труп. Черный провал оскаленного рта и выпученные мерцающие заледеневшим блеском глаза человека, задохнувшегося при резкой разгерметизации. Но уже в следующее мгновение пилот перевел взгляд на поспешно копошащегося в углу товарища. Как бы не была печальна и неожиданна эта смерть, но на войне к этому привыкают быстро и не слишком долго помнят. Кто знает, сколько еще смертей впереди…

— Слушай, кэп, — бросил Стас через плечо, соединяя в батареи упаковки и коробки с НЗ, — а если нам через боковой шлюз уйти в соседний сектор. Там воздух и тепло. А?

— И все системы запирания люков и дверей работают под контролем у этих ребят. Чтобы они нас вычислили и захлопнули как крыс в ловушке? Нет, спасибо. Лучше уж воевать здесь, где мы будем на равных.

За стеклом иллюминатора в видении инфракрасного света мелькали бесконечные ряды переборок и перекрытий. Шлюпка незамеченной уходила все дальше и дальше внутрь корпуса станции, а там, наверху в пространстве «большого купола», словно стая потерявших след гончих, рыскали четыре боевых робота. Но пройдет еще немного времени и они обязательно доберутся до вертикального центрального ствола этого сектора и сообразят — это единственный путь, по которому бежал противник. Остальное уже было делом недолгого времени. Капитан Миллер это прекрасно понимал и пытался стремительным падением вниз выиграть хотя бы еще несколько секунд.

Наконец компьютер сообщил, что приближается конец туннеля и он начинает торможение. Грег выбрался из кресла и принялся помогать Стасу увязывать в большие тюки многочисленные аварийные запасы и снаряжение. Скоро шлюпка прикрепилась к полу самого нижнего яруса сектора. Друзья быстро откинула оба люка переходного шлюза и принялись вышвыривать наружу все, что рассчитывали взять с собой. Через три минуты с этим было покончено и толкая перед собой все свои стратегические ресурсы, космонавты двинулись по боковому ответвлению поперечного туннеля. Скоро они добрались до вертикальной шахты локального лифта и поднялись немного вверх. Потом взяли еще в сторону и оказались в одном из многочисленных просторных залов. Тут движущийся впереди Стас притормозил и, словно призывающий ко вниманию индеец, идущий впереди вереницы воинов по лесной тропе, поднял руку. Стас тоже остановился и Грег жестом показал, что хочет здесь разбить временный опорный пункт. Включать системы радиосвязи скафандров друзья для маскировки не решались поэтому объясняться им приходилось либо жестами, либо склоняясь к слуховым мембранам друг друга. Они прикрепили все свое имущество с помощью присосок в одном из углов и устроили военный совет.

— Надо будет постараться захватить кого-либо из вражеского гарнизона в заложники и потребовать пропустить нашу шлюпку в космос. Или даже лучше — потребовать у них вооруженную транспортную платформу или скутер, прокричал Стас на ухо командиру.

— Лучше потребовать пропустить нашу. В свою они могут любую пакость подложить. — Грег немного подумал и продолжил: — Но я, честно говоря, сомневаюсь, что нам теперь удастся взять заложника. Я бы на их месте не стал соваться в такие дыры, где не будет возможности поддержать людей тяжелым оружием роботов. Они элементарно могут блокировать все входы и выходы и подождать несколько дней пока у нас не кончиться воздух. Вот так, — невесело усмехнулся командир.

— Может все-таки сунутся, — не согласился с капитаном Стас. Вдруг у них не будет времени на осаду и они сразу попытаются взять нас приступом.

— Все возможно, — задумчиво просипел из-под шлема Грег. — Только нам с тобой надо готовиться к самому худшему.

В ответ Стас только хмуро усмехнулся и больше не проронил ни слова. А тем временем Грег уже вызвал на индикаторный сектор шлема схему размещения всех палуб, ярусов, залов, транспортных шахт и туннелей и погрузился в проработку военной тактики будущих действий. Нет, все-таки не зря тогда они со Стасом потратили столько времени и сил на изучение этих мертвых лабиринтов. Сейчас эти подробнейшие сведения представляли ценнейшую информацию, и, кто знает, может у неприятеля и нет таких исчерпывающих схем внутреннего строения этого сектора, этих детальных карт будущего поля боя. Вдруг именно поэтому экипаж капитана Миллера и сумеет оказаться в более в угодной позиции чем его многочисленный враг?

Посовещавшись, космонавты решили разбить свои военные резервы на две части и перенести вторую их половину на другую сторону от шахты «центрального коридора». Было несомненно опасно держать все жизненно важные материалы в одном месте, да еще перед скорой атакой неприятеля. Поэтому, разделив все поровну, друзья с частью снаряжения отправились дальше вглубь станции. Обходя как можно дальше ствол «центрального коридора», они поднялись на несколько ярусов в противоположном конце сектора и устроили там базу «номер два». Когда космонавты разместили все в дальнем углу большого кубрика с несколькими выходами, то вдруг они почти растеряно замерли на месте.

Все. Больше им совершенно нечего было делать. Теперь следующим пунктом в распорядке дел их дня была война, а возможно и смерть. Хотя космонавты давно были готовы к этому, но так вдруг неожиданно четко понять, что все уже сделано и остается только проверить оружие и идти под пули в передовые окопы, всегда в любое время в любой стране крайне неожиданно.

Друзья как-то бессмысленно переглянулись и на несколько секунд неподвижно повисли в холодном пространстве… Мрачный, зеленоватый свет инфравидения, тяжелое ощущение погребенности под многометровой толщей циклопических конструкций, и понимание, что выбраться отсюда живыми уже совсем немного шансов.

Тяжелую, затянувшуюся паузу нарушал Грег. Он подплыл к штабелю упаковок с питанием. Вскрыл одну. Достал оттуда несколько капсул с витаминизированной пастой и вставил одну в приемную кассету скафандра. Другую протянул Стасу. Второй пилот благодарно кивнул капитану, но, прежде чем последовать его примеру, взглянул на многочисленные упаковки с водой, пищей и регенеративными патронами для воздуха. И четко себе представил, что многое из этого они уже вряд ли успеют израсходовать.

Выкинув из приемных кассет уже опустошенные капсулы, друзья высосали еще по паре тюбиков с бульоном. Потом Грег предложил на десерт какую-то фруктовую смесь, но Стас отрицательно замотал головой и жестом у подбородочного выступа шлема показал, что уже сыт по-горло.

— Что делать будем? — спросил Грег, прижимаясь шлемом к переговорной мембране друга. Было отлично видно, как после обеда Стас еще облизывает губы за стеклом скафандра. Да, питание в космосе имело некоторые неудобства. Хотя бы в том, что нельзя было пользоваться салфеткой.

В ответ Стас печально усмехнулся и заметил:

— У нас, вроде бы выбор небольшой. Или самим искать противника, или ждать когда он сам нас найдет.

— Это уж точно, — мрачно согласился Грег. — Так что мы выберем?

— По-моему лучше атаковать первыми. Больше шансов нанести максимальный урон противнику. Да и вообще… Так интереснее, — и второй пилот немного натянуто улыбнулся.

— Вас понял. Видимо так мы и поступим.

Проверив оружие и прочую экипировку друзья через несколько минут покинули территорию своей второй базы и растворились во мраке бесконечных галерей. В кубрике о их пребывании говорили только небольшой штабель ящиков с припасами, да повисшие в пустоте использованный тюбики из-под космической пищи.

Космонавты осторожно плыли в лабиринте бесконечных переборок и перекрытий. Хотя до большого ствола «центрального коридора» было еще не близко, действовать им приходилось с большой долей предусмотрительности. В наушниках радиосвязи беспрерывно пульсировали уже четко распознаваемые фоновые излучения мощных энергоустановок. Это могли быть только роботы, которые начали опускаться вниз по главной шахте этого сектора. Многочисленные стены кубриков, залов и переборки ярусов ослабляли этот шлейф электромагнитного излучения и совершенно нельзя было предугадать, как далеко находятся вражеские машины. В другом крыле сектора или по соседству — через две переборки. Поэтому космонавты крайне настороженно двигались по небольшому коридору, проемы которого, однако, были вполне достаточны, чтоб в них прошел робот. Поэтому люди были готовы в любую секунду броситься в сторону и укрыться в многочисленных небольших отверстиях.

Наконец друзья пробрались к кубрику, который проемами одной из скоро выходил в зал «привокзальной площади» третьей палубы. Здесь в свободном пространстве шум и треск радиопомех был гораздо слышнее. Грег осторожно выглянул за край технологического проема. Огромное помещение было пустынно. Неприятельских автоматов нигде не было видно. Но они были где-то поблизости. В этом не было никакого сомнения. Грег покрутил шлемом и постарался взять пеленг на источник помех. Шум шел четко из верхней части «центрального коридора». Значит роботы еще не успели миновать этот зал и опуститься ниже. Оставалось только ждать когда они появятся здесь. То, что вражеские машины так долго застряли на второй палубе говорило только об одном. Они достаточно тщательно обследуют боковые коридоры и прилегающие к ним помещения. Хорошо это или плохо, Грег еще не решил и факт только оставался фактом. Теперь надо было постараться использовать его в своих целях.

Еще минут десять друзья незаметно наблюдали за неподвижным объемом «привокзальной площади» пока свист и треск набирал предельную громкость в наушниках. Скоро Грег движением руки заставил Стаса вообще спрятаться, а сам до минимума пригнулся к краю проема. Наконец, из затемненного провала «центрального коридора» на хорошей скорости вылетел мощный силуэт вражеской машины. Тут же за первым появился второй. Проскочив примерно до половины зала, роботы вспыхнули рулежными соплами и резко сбавили ход. Потом, после небольшого зигзага, вписались в широкую дугу и принялись огибать периметр зала.

Грег затаив дыхание следил, как роботы тщательно изучают противоположную стену «привокзальной площади», как они снова легли в изгиб траектории и начали поворачивать в их сторону. Но здесь инстинкт самосохранения возобладал в Греге и он спрятался за кромкой отверстия. Капитан Миллер поспешно прислонился спиной к переборке, жестом приказывая второму пилоту сделать тоже самое и отключил все системы жизнеобеспечения скафандра. Ведь даже радиошлейф работы их миниатюрной энергетики мог выдать космонавтов. А в обесточенном скафандре, умерив частоту дыхания можно было продержаться минут пять—шесть. Вот поэтому Грег решил свести до минимума риск. Его сердце глухо и размеренно билось в уже ощущающей недостаток кислорода груди, глаза видели за стеклом шлема только беспредельную черную пустоту, а пальцы рук и ног уже начали чувствовать отключение системы терморегуляции.

Наконец командир маленького партизанского отряда позволил себе включить в работу все системы скафандра и первым делом тревожно вслушался в голос радионаушников. На этот раз фон двигателей роботов был чуть тише. Значит роботы были уже в стороне. Грег снова очень медленно выглянул в объем «привокзальной площади». Там роботы заканчивали круг почета в нижней, дальней от наблюдателей, части зала как раз у входа в продолжение «центрального коридора». «Сейчас нырнут туда», — попытался предугадать их действия Грег.

Но он ошибся. Роботы только заглянули в глубину уходящего вниз ствола и направились к темному провалу левого крыла поперечного туннеля палубы. Вот машины замерли, словно раздумывая — туда ли они решили пойти, а уже в следующее мгновение один за другим исчезли в пасти туннеля. «Вот поэтому-то они так надолго и застряли на второй палубе…» Подтвердил про себя прежнюю догадку капитан Миллер. Видимо, и сейчас где-то наверху другие машины противника все еще шуровали в ярусах второй палубы и вряд ли могли скоро здесь появиться. Силы неприятеля были явно раздроблены.

«А что, если попытаться использовать этот фактор в своих интересах?» — неожиданно пришло в голову капитана Миллера. Идея была, конечно, почти бредовой, но и другого в этих условиях было не возможно придумать.

Грег прикрыл глаза и принялся обстоятельно обдумывать создавшееся положение. Боевой робот такого класса был практически неуязвим для ручных лазеров Грега и Стаса. Мощности их луча хватило бы только повредить маленькую подвижную головку с окулярами систем ориентации и наблюдения робота. Если бы удалось это сделать, то робот терял способность ориентироваться в пространстве и наводить оружие. Но даже со среднего расстояния попасть на открытом пространстве из лазерного пистолета в эту головку было практически невозможно. Но именно сейчас в этих тесных металлических лабиринтах условия были уже совершенно другими.

«И не в пользу этих чертовых перечниц, — уже вслух пробормотал Грег. Он соображал быстро и четко: — Чтобы роботу навести прикрепленный под брюхом лазер, ему надо повернуться всем корпусом. А человеку только слегка согнуть кисть руки. При стрельбе по близко расположенной цели разница в скорости прицеливания будет достаточно большой. А если учесть, что в тесном месте роботу крайне неудобно будет разворачиваться для наведения оружия, то немалое преимущество окажется за нами. Особенно, если мы нападем первыми — внезапно и крайне близкого расстояния. Необходимо только, чтобы навигационная головка находилась прямо перед тобой. Ствол лазера прикреплен под брюхом машины, значит чтобы мгновенно не попасть в сектор его огня, надо атаковать спереди и сильно сверху. Тогда и головка будет как на ладони и лазер не сразу сможет начать стрельбу».

Грег уже во всех деталях четко представлял картину будущего нападения. И теперь, после детального анализа условий и обстоятельств операции, шансы на успех уже не казались такими призрачными и безнадежными как раньше. Главное — выждать момент, когда роботы оторвутся подальше один от другого, и внезапно атаковать с выгодной позиции.

Грег улыбнулся себе самому. «Не скисай раньше времени. Не все уж и так скверно, пока есть возможность хорошенько пораскинуть мозгами». Теперь только оставалось выбрать и занять более удобную позицию. Грег не сомневался, что скоро роботы обследуют противоположную сторону поперечного туннеля и направятся по ветви расположенной как раз под ними. Вот тут-то и нужно было устраивать засаду.

Грег тронул предплечье товарища перчаткой и показал в сторону ближайшего прохода вниз. Второй пилот понимающе кивнул головой и оба космонавта поплыли к выходу. Грег еще раз внимательно изучил схему на визуальном секторе шлема и решил изменить курс чуть в сторону. В этих бесконечных и крайне узких коридорах и галереях можно было безнадежно запутаться и только подсказки навигационного процессора позволяли достаточно уверенно ориентироваться в беспредельной утробе мертвого сектора.

Но вот, миновав несколько малых кубриков, космонавты увидели сквозь ближайший дверной проем уходящее вдаль чистое пространство. Это был поперечный туннель. Космонавты мягко погасили скорость о соседние переборки и первым делом вслушались в эфир. Приемники потрескивали только негромкими разрядами дальних помех. Значит роботы все еще возились в противоположной части сектора. «Отлично», — пробормотал сам себе Грег и жестом приказав другу оставаться на месте, осторожно высунулся в просторный коридор.

В зыбких зеленых красках инфравидения туннель уходил в обе противоположные стороны как бездонное жерло заброшенного колодца. Грег еще раз прислушался к шумам эфира и не спеша выплыл в туннель. В обоих его дальних концах зияла пустота и космонавты прижимаясь к стенкам поплыли вдоль ствола прохода. Теперь надо было быстро найти наилучшую позицию для засады. Место где они дадут бой машинам. Грег время от времени тревожно вглядываясь в темный провал туннеля, тщательно осматривал уходящие в бесконечность стены. Всюду было достаточно много различных отверстий, проемов и окошек, но все они располагались не так как надо и космонавт, медленно поворачиваясь из стороны в сторону всем корпусом, медленно двигался дальше.

Наконец на глаза Грега попалось то что надо. Это было два небольших прямоугольных проема, расположенных достаточно высоко и точно друг против друга. Грег долго и тщательно обследовал найденную позицию, изучал пересечение секторов обстрела, возможность быстрого отхода во внутренние помещения и все в таком духе. Наконец капитан Миллер удовлетворенно прищелкнул языком и представил как луч лазерного пистолета вонзится в головную часть плывущего по средней линии туннеля робота. Пока, в воображении все выходило очень неплохо. Оставалось только состряпать это в реальности.

Грег быстро притащил на найденную позицию Стаса и короткими фразами изложил свой замысел. Второй пилот полностью одобрил план командира, добавил еще несколько мелких уточнений и прокричал в переговорное устройство:

— Я бы хотел сам видеть пути отхода. Главное в таких делах — вовремя смыться, — и он подмигнул командиру.

— Давай, — махнул рукой Грег. — Только не очень долго, а то время поджимает.

Стас кивнул и быстро исчез. Грег достал из кобуры лазерный пистолет и взвесил его в руке. Потом откинул приклад, приложил голову к прицелу и повел стволом из угла проема в разные стороны. Красный светлячок прицельной линии побежал по стенам туннеля. Оружие удобно сидело в руках и хорошо наводилось. В общем, Грег чувствовал себя уже вполне уверенно и спокойно. Капитан Миллер поднял лазер и щелчком отключил алый глазок прицельного луча. Среди всех настоящих стрелков, прожженных космических волков, это устройство считалось чем-то вроде ученической подпорки для необстрелянных новичков. Конечно, на первых порах при обучении стрельбе можно было достичь отличных результатов вначале фиксируя на цели точку наведения, а уже потом посылая боевой импульс. Но в настоящем бою, когда чаще всего приходилось стрелять навскидку подчиняясь только молниеносному рефлексу, эти штучки с прицельной линией никуда не годились.

Вот и теперь Грег отключил это устройство, ведь если б он решил им воспользоваться, то за те доли секунды, пока он бы точно фиксировал светящуюся точку на головке робота и плавно нажимал собачку, такой чуткий и скоростной противник как боевой автомат мог просто дернуться и луч просто бы не попал в цель. Нет, тут надо было бить наверняка. Старым дедовским методом, полагаясь исключительно на свой глазомер и твердость руки.

Еще какое-то время Грег ерзал у своего проема, стараясь найти все более удобную позицию. Наконец он все-таки угнездился и замер в ожидании дальнейшего развития событий. Вот в противоположном отверстии появился Стас и помахал рукой командиру. В ответ Грег поднял оружие и показал пальцем на отключенный излучатель линии прицела. Стас сделал понимающий жест и произвел тоже самое со своим пистолетом.

Все было готово к встрече противника и космонавты неподвижно застыли у амбразур. Иногда они чуть двигали стволами лазеров и разминали застывшие в неудобных позах руки. Время тянулось совершенно однообразно, словно старая хуторская телега запряженная дохлыми клячами. Практически ничего не двигалось на месте скорого боя и только постепенно нарастающий свист и журчание электромагнитных помех свидетельствовали о том, что вражеские автоматы неотвратимо приближаются сюда.

«Теперь самое главное — чтобы они как можно сильнее растянулись по коридору. А остальное — уже дело техники», — чуть более напряженно и сосредоточено чем всегда размышлял Стас. Ощущение недалекого столкновения с вражескими машинами наполняло душу только каким-то особым чутким спокойствием и Стас даже неожиданно начал что-то напевать себе под нос. Такого с ним уже очень давно не было. Неожиданно космонавт увидел себя со стороны и невесело усмехнулся. Хорош, ничего не скажешь. Неизвестно, что от него останется через пять минут в этих мрачных, холодных лабиринтах, а он сидит себе и мурлычет какую-то глупенькую песенку. Вот кретинизм…

Фоновый треск и журчание в наушниках резко усилились. Роботы были уже совсем близко. Стас взглянул на командира. Тот уже принял стойку готовности к стрельбе — весь спрятался в нише и только краешек ствола лежал на нижней поверхности проема. Стас последовал примеру старшего товарища и отодвинулся вглубь укрытия. А в наушниках продолжала нарастать какофония электромагнитного облака вокруг надвигающихся роботов. Вот — вот боевые автоматы должны появиться рядом с затаившимися в засаде людьми и эти самые первые секунды были самыми опасными.

Технологической особенностью робота было то, что головка с его органами чувств великолепно прощупывала переднюю по его ходу полусферу наблюдения. А вся задняя полусфера оставалась для боевой машины мертвой зоной. Именно на этом недостатке, резко усиливавшемся в тесноте внутренних лабиринтов станции, и рассчитывали сыграть космонавты. Только теперь самым главным было — четко определить момент, когда нужно появиться в проеме с изготовленным к стрельбе оружием. В оптимальном варианте, в этот миг робот должен находиться прямо перед стрелками или даже чуть миновать их позицию, чтобы люди уже не попали в зону наблюдения боевой машины, но в тоже время сами отлично видели с боков ее головку наведения. И могли в нее выстрелить.

Именно этого момента и ждали сейчас Стас с Грегом вслушиваясь в завывание и истошное мяуканье радиоизлучения машин. Только бы не упустить нужный момент. По предварительной договоренности первый выстрел должен был делать Грег, а Стас тут же поддержать огнем командира с противоположной стороны. Поэтому Стас чуть ниже края проема, так чтобы видеть когда Грег вынырнет в своем окошке для стрельбы вниз. Пульс гулким эхом отдавался в висках Стаса. От долгого напряженного ожидания у него пересохло в горле и он нащупал губами тонкую трубку питьевой капсулы и с наслаждением потянул в себя тепловатую воду, а потом долго облизывал губы.

В это время в противоположном проеме вынырнул Грег с вскинутым лазером. Стас вцепился в рукояти своего оружия и чуть приподнялся над краем амбразуры. Прямо под ним, на линии соединяющей двух стрелков, находился корпус робота. Все его удлиненное угловатое тело с маленькой головкой и вытянутыми вдоль мощного тулова манипуляторами, чем-то очень напоминало громадное злобное насекомое.

В следующий миг из ствола командирского лазера сорвалась длинная молния и впилась в головную часть машины. А еще через какую-то долю секунды Стас со своей стороны вонзил жало луча в самое уязвимое место боевого автомата. Оба импульса с такого короткого расстояния попали точно в цель и над головкой наведения сияющим ореолом вспыхнуло облачко вторичного ионизирующего излучения. В одну секунду все объективы визуальных и других систем наблюдения вышли из строя. Лишившаяся зрения вражеская машина резко дернулась вперед. Дюзы исторгли мощный выхлоп и она начала поспешно разгоняться.

Стас опустил оружие и крутнул головой в другую сторону туннеля. Где-то там должен быть второй робот. Но космонавтам очень повезло и момент атаки тот замешкался в предыдущем зале и значительно отстал от своего первого номера. И вот теперь Стас увидел как его удлиненный силуэт выныривает из большого квадратного проема в сотне метров сзади, встревоженный эхом выстрелов и сигналом о помощи от собрата. Вражеский автомат выскочил из проема в противоположной от Стаса стороне туннеля и поэтому он сразу оказался в поле зрения машины. Еще несколько градусов доворота и космонавт будет как раз в секторе наведения штурмового лазера.

Но не успел еще робот вывернуть на осевую линию туннеля, как Стас бросился вперед под прикрытие стенки амбразуры. И только он метнулся под ее защиту как пространство располосовал жирный лазерный луч. Прижимаясь к спасительной всем телом Стас ощутил вибрацию и жар с которым струя сверхплотной энергии пожирает материю многослойной переборки. Робот чуть довернул линию прицеливания. Луч ворвался в проем амбразуры и принялся жадно метаться по помещению. На металле переборок вскипали широкие дымящиеся рубцы.

Стас всем корпусом ощутил глухой тяжелый удар о стену и резко метнул взгляд вглубь туннеля из своего укрытия. Это ослепленный робот на полном ходу задел за свод туннеля. От удара его занесло и он снова сильно ударился кормовой частью о противоположную стену. Но машина тут же пришла в себя и резко затормозила и, развернувшись юзом, оказалось в противоположном положении относительно первоначального хода. Носовой частью к засаде. На картинке инфракрасного видения изъеденная лазерными ударами головка управления выделялась радужным пятном в окружении шевелящегося ореола. Вместе с головкой Стасу было отлично видно жерло лазера. А в радионаушниках уже билось эхо интенсивных кодированных переговоров между двумя машинами.

«Сейчас зрячий попытается навести своего ослепшего собрата», — догадался Стас. И словно подтверждая эти мысли лазерный ствол поврежденного автомата начал судорожно шарить вокруг. «Пора исчезать», — решил Стас и отскочив в глубину кубрика дал короткий импульс лазером под потолок бойницы командира.

В следующую в пустоте противоположного проема появился Грег и махнул рукой себе за спину. Пора было уходить. Стас рванулся к внутренней стене комнаты и исчез в соседнем кубрике. И именно в это время, уже оправившиеся от первой неожиданности нападения, боевые машины пошли в атаку. Невредимый робот своими навигационными системами сумел привязать координационный блок ослепшего собрата к амбразуре, где только находился Стас, а сам прицелился в противоположную бойницу.

Роботы бросились на штурм. Жесткие лучи ударных лазеров уперлись в черные проемы бойниц. Только космонавтам удалось нырнуть в кубрики третьего от туннеля яруса, как в амбразуры, откуда они еще недавно так удачно били по врагу, рывками вошли передние сегменты машин убийц и ворочая во все стороны лазерными жерлами в слепой ярости принялись заливать все вокруг огнем. Если бы все это происходило в пространстве заполненном воздухом, то Грег со Стасом сейчас бы слышали за своими спинами как шипит прожигаемый и испаряемый металл и глухо стучат о края узких проемов судорожно орудующие лазерами массивные корпуса автоматов.

Запыхавшиеся от поспешного передвижения в запутанных ярусах космонавты встретились в условленном месте и долго и возбужденно жестикулировали и кричали друг другу, переживая подробности и детали недавнего боя. Наконец, когда они немного успокоились, капитан уже с более серьезным лицом сказал:

— Ладно, то что мы им неплохо всыпали — это факт. Но что это нам принесло в долгосрочном плане?

Стас ничего не ответил и лишь внимательно взглянул на Грега, который все тем же рассудительным тоном продолжал.

— В результате атаки мы серьезно повредили только один вражеский автомат и показали противнику, что можем наносить неожиданные и болезненные удары. В результате неприятель станет действовать гораздо более изощренно и не станет распылять свои силы. А оправдается ли наша главная надежда — что теперь вражеский гарнизон введет сюда своих космонавтов — пока трудно сказать.

— Да, это уж точно.

— Ну, ничего. Теперь посмотрим что эти ребята предпримут в ответ. В любом случае в этих катакомбах мы ориентируемся лучше и вряд ли им удастся быстро нас загнать в угол.

— Будем надеяться, что это им вообще никогда не удастся, прокомментировал слова капитана Стас и принялся, как и положено после каждой интенсивной стрельбы, разбирать лазерный пистолет.

ГЛАВА 6

В центральном зале управления станции наэлектризованным облаком висело нервное возбуждение. Командир гарнизона бегал перед обширным главным пультом, а его офицеры угрюмо ерзали в креслах. Наконец, капитан Пиньяр остановился, смерил всех присутствующих уничтожающим взглядом и его словно прорвало.

— Я не слышу что предлагается делать дальше? Или вы от неожиданности не в состоянии соображать? Так что ли? Кто мне, наконец, объяснит — что происходит на станции? Вначале на наш корабль падает кусок железа. Потом оказывается, что в пятом секторе завелись какие-то призраки и мы теряем трех членов экипажа. А теперь но и напали на наши боевые машины и повредили одну из них… Что дальше прикажете делать? Ждать когда они ввалятся сюда и устроят перестрелку в центральном зале. Так что ли?

По лицам присутствующих было видно, что слушать подобные разгромные слова старшего по званию им было крайне неприятно. Но и возразить на это было нечем. Наконец, старший офицер, скорее по должностной обязанности, чем по поводу какой-то его особой идеи, поднялся из кресла и несколько неуверенным тоном начал с общеизвестного:

— Полагаю, что эти злоумышленники уже у нас в руках. Они сами загнали себя в ловушку, которой является весь лишенный воздуха и тепла пятый сектор. При любых запасах кислорода и энергии они у них когда-либо кончатся и неприятель будет вынужден сделать выбор — либо погибнуть в недрах сектора, либо подняться на поверхность и сдаться. В соседние секторы они проникнуть не сумеют. Переходные шлюзы везде заперты с противоположных сторон. В этих условиях нам остается только организовать патрулирование военными автоматами основных транспортных артерий внутри сектора, чтобы в целом контролировать его объем и обезопасить себя от возможных вылазок этих мерзавцев.

— Очень тонкая тактика, — язвительно усмехнулся командир, — особенно, если учесть, что этим типам уже удалось серьезно повредить одного нашего робота. Тогда где гарантия, что они не подобьют новые патрульные машины? Или еще не предпримут какую-нибудь дьявольскую выходку?

На несколько секунд в зале повисла тишина. Брас Пиньяр ледяным взором сверлил своих помощников, а те, в свою очередь, понуро старались не встретиться глазами с капитаном. Наконец, самый молодой из присутствующих — инженер Габорио поднял руку и встал во весь двухметровый рост. Он немного задумчиво потер подбородок, словно пока еще не зная с чего начать, и произнес негромким рассудительным голосом:

— Господин капитан, я хочу поделиться небольшими соображениями. Этим людям… Будем пока называть их просто неприятелем, удалось успешно действовать так как они пользовались фактором внезапности и тем, что мы пытались бороться с ними оружием не приспособленным к войне в тесных лабиринтах. Я считаю, что первым делом необходимо разработать тактику и выбрать оружие как можно более подходящие к условиям конкретного поля боя.

— А нельзя ли поконкретнее? — хмуро буркнул командир, хотя теперь в его тоне уже было больше скрытой заинтересованности, чем открытого раздражения.

— Сейчас все станет ясно, — спохватился инженер. — Предлагаю массированное использование стационарных парализующих установок в ключевых точках сектора, сетей скрытого наблюдения, а на случай военного столкновения с врагами надо использовать вооруженные ремонтно-технические автоматы. Они меньше по габаритам, чем боевые машины, и проходят практически в любое отверстие или проем, куда может проникнуть человек. Надо поставить на них легкие стрелковые лазеры и усилить защиту корпусов дополнительными листами. Все это займет от силы несколько часов и мы получим практически идеальных бойцов для этих железных лабиринтов.

— Это сколько же датчиков надо поставить в каждом кубрике, чтобы перекрыть хотя бы небольшую часть помещений сектора? — недоверчиво спросил Пиньяр.

— Не так уж и много, — уверенно ответил инженер. — Датчик сможет уловить инфракрасное излучение скафандра через три или даже четыре ряда переборок. Поэтому их понадобиться ставить не так уж и часто.

— А почему тогда датчики роботов не смогли заметить затаившихся врагов? Или они на них не такие чувствительные? — Усомнился командир гарнизона.

— Это датчики той же системы. Но они стояли на машинах имеющих массу собственных сильно нагретых агрегатов. А эти близкие помехи очень сильно снижали избирательные возможности датчиков. Но если они будут устанавливаться отдельно, то окажутся в почти идеальных условиях и их чувствительность резко возрастет.

Капитан все еще недоверчиво наморщил лоб и спросил, обращаясь сразу ко всем присутствующим.

— У кого еще будут предложения?

Но других предложений не было абсолютно и Пиньяр снова повернулся к инженеру Габорио:

— Сколько времени нужно на технические приготовления. Чтобы потом сразу начать патрулирование ярусов этого дрянного пятого сектора?

Инженер на минуту задумался и ответил:

— Семь часов.

— Даю вам четыре с половиной, — капитан взглянул на свой хронометр, в шестнадцать тридцать всем быть готовыми к выходу на поверхность, а оттуда в пятый сектор. Здесь останется только вахтенный оператор. Капитан криво усмехнулся и желчно добавил: — Я надеюсь всем нам не повредит маленькая прогулка. А то мы тут изрядно засиделись.

Уже более восьми часов Стас с Грегом бродили по ярусам нижней палубы пятого сектора. Впрочем они могли и не бродить, но это абсолютно ничего не меняло. После нервного напряжения боя и эйфории удачного нападения, на друзей незаметно, исподволь навалилась какая-то безразличная апатия. И в самом деле — они успешно атаковали вражеские машины, повредили одну из них и благополучно ускользнули от едва опомнившегося противника. Но что дальше? Вся бессмысленность их положения вдруг во весь рост стала перед космонавтами. Конечно, можно бесконечно долго, пока позволяли запасы воздуха и энергии, блуждать по бессчетным мертвым лабиринтам и успешно ускользать от рук неприятеля. Но все равно, выбраться отсюда на поверхность не было уже никакой возможности. Бой с машинами показал, что у экипажа капитана Миллера нет такого оружия, чтобы на равных воевать с неприятелем. Друзья испытали всю сокрушительную боевую мощь врага и не питали больше иллюзий на счет победы в открытом столкновении. Оставалось только дальше и дальше скитаться в мрачном чреве заброшенного сектора и надеяться, что враг не сумеет скоро обнаружить их источники снабжения.

Стас вынул из питьевого гнезда уже пустую капсулу и вставил на ее место полную. Вокруг уже плавал целый рой использованных тюбиков. Грег подлетел к товарищу и прокричал в слуховую мембрану:

— Ну что, пора отправляться на ночлег? Пошли. Я тут одно место поблизости присмотрел.

— А почему не здесь? — недоуменно поднял глаза на командира Стас.

— Здесь не стоит. Место нашего ночлега могут засечь по излишнему тепловыделению. Поэтому лучше спать в стороне от всех наших стратегических запасов.

Стас согласно махнул рукой и друзья неторопливо, словно тяжелые морские суда в бесконечных шлюзах извилистого канала, поплыли в сторону примеченной Грегом «ночлежки». Скоро капитан привел товарища в небольшой кубрик на соседнем ярусе. Невдалеке от одного из малых поперечных туннелей. Удобство его было в том, что четыре двери в каждой из стен небольшого помещения выходили через соседние залы в абсолютно разные стороны.

— Хорошенькое местечко, — оценил Стас, обследовав смежные помещения. — Здесь действительно можно спать спокойно.

— Чем мы сейчас и займемся.

— Да, — согласился Стас, поддерживая подбадривающий тон командира. Приходилось спать по-всякому, но в таких условиях еще никогда.

— Ничего. Для коллекции впечатлений и такое пару раз испытать надо.

— Очень бы мне хотелось, чтобы за пару раз все это закончилось, вдруг сразу теряя ироничный настрой устало проворчал Стас.

И оба космонавта вновь остро ощутили в каком месте и в каких условиях они находятся. Больше они не обменивались словами и скоро забылись коротким тревожным сном в разных углах маленького помещения. Сном воинов и охотников.

Проснулся Грег от какого-то неприятного ощущения и тут же понял что это был усилившийся фон в радионаушниках. Где-то совсем недалеко двигались вражеские машины. Грег поспешно растолкал товарища и еще более минуты оба космонавта тщательно вслушивались в эфир, пытаясь определить куда и в каком направлении идут силы неприятеля. Наконец, Грег решил, что надо выйти к ближайшему малому поперечному туннелю и постараться осмотреться в нем. Может тогда что-то и проясниться.

Космонавты осторожно выбрались к стволу туннеля. По интенсивности звука в шлемах уже не было никакого сомнения, что враг движется по его каналу. Друзей от туннеля отделяло всего одно помещение и в проеме противоположной стены уже было видно пространство его горизонтальной шахты. Космонавты решили не рисковать и устроить наблюдательный пост именно здесь. В наушниках продолжался биться пульс тревожных сигналов и друзья по очереди тревожно вглядывались в зеленоватый прямоугольник проема. Наконец картинка там дрогнула и исказилась колеблющимися волнами теплового излучения от близкого раскаленного агрегата. Робот был совсем рядом. Грег поспешно пригнулся, чтобы через несколько секунд постараться увидеть машину с безопасной задней части.

Пытаясь удерживать ровное дыхание Грег досчитал до десяти и осторожно выглянул из-за края отверстия. По туннелю, боком к нему проплывал небольшой автомат ремонтно-технического класса. А вот на спине у него был прикреплен легкий стрелковый лазер. «Пожалуй, не намного мощнее чем наши лазерные пистолеты, — механически определил про себя Грег и тут же усмехнулся вслед первой мысли: — Но элементарно способный за две секунды разрезать меня пополам. Вполне логичный тактический шаг», — оценил действия противника капитан Миллер, разглядывая как не торопясь исчезает из поля зрения корма машины расцвеченная ореолом теплового излучения. «Мы им показали, что крупногабаритные боевые роботы здесь неповоротливы и уязвимы и ребята поспешили вооружить миниатюрные ремонтно-технические машины. Похвальная расторопность».

Грег медленно поворочал корпусом пытаясь антенной найти новые источники инфра— и электромагнитных излучений. Но датчики процессора и интенсивность кокофонии у наушниках показывали только вслед уходящей машине. Значит этот робот поблизости был один. Тогда стоило рискнуть и посмотреть чем это он здесь занимается.

Грег сделал Стасу жест оставаться на месте и метнулся к отверстию в туннель. Мягко самортизировав удар о переборку, космонавт сначала очень осторожно убедился что в противоположном конце коридора действительно никого нет, а потом выглянул вслед уходящей машине. Сейчас робот висел чуть наклонив корпус к стене и явно собирался нырнуть в один из кубриков. Вот он присосался двумя манипуляторами к стене с двух сторон отверстия и, осторожно пропуская корпус в достаточно узкий проход, исчез в проеме.

«Вот черт, — мысленно ругнулся Грег, — такой влезет практически в любую дыру. Это уже скверно…» И тут же Грег вновь четко увидел картину мелькнувшую перед ним две секунды назад — под брюхом робота был укреплен обычный ремонтный контейнер и, перед тем как исчезнуть в проеме, третий манипулятор автомат засунул туда. Словно явно собирался что-то достать и оставить в комнате.

Самые мрачные подозрения закопошились в мозгу Грега. Сейчас от хозяев станции можно было ждать каких угодно неприятностей. Снова в проеме, куда исчез вражеский автомат, зашевелились блики сгущающихся инфракрасных полей. Значит робот сделал свое дело и приближался к выходу. Капитан Миллер снова отпрянул за край стены, а когда за полминуты опять выглянул из укрытия, машина уже плыла дальше. Еще достаточно долго человек наблюдал как автомат через равные промежутки нырял в комнаты то на одной, то на другой стороне туннеля и каждый раз, перед тем как исчезнуть в проеме, он запускал свой центральный манипулятор в контейнер под брюхом.

Грег дождался когда машина уйдет достаточно далеко и, пробираясь смежными с коридором помещениями, поплыл к ближайшему кубрику куда нырял робот. Вот Грег оказался в просторном зале с двумя дверными отверстиями. Он принялся внимательно осматривать помещение и уже через несколько мгновений наткнулся на небольшой, незаметно прилепившийся в дальнем верхнем углу цилиндрик. Грег поспешно подплыл к нему и принялся изучать самым тщательным образом. Несколько отверстий с заглубленными винтами регулировки. Боковые сектора цилиндрика из явно более тонкого и проницаемого материала. Похоже внутри находился чувствительный элемент. Космонавт осторожно взял находку и с торца открылась маркировка изготовителя. Теперь все уже было ясно. В руках был автономный детектор теплового излучения. Сейчас он еще не действовал, но вот когда робот выполнит свою задачу и унесет раскаленную двигательную установку подальше отсюда, прозвучит радиокоманда на включение чувствительных элементов. Вот и все…

От злости и понимания, что это практически предрешает исход войны, Грегу захотелось с усилием потереть скулу и он, скрежеща зубами, загремел перчаткой по подбородочному выступу шлема. Еще несколько часов подобной работы — противник разбросает этих шпионов по всему объему сектора и элементарно выследит их. А потом с помощью ударной группы из трех — четырех небольших роботов загонят неприятеля в тупик и запросто превратят в куски изрезанного лазерами мяса. Очень мило…

Грег посадил датчик обратно и поспешил поделиться неприятной новостью с товарищем.

— Я, честно говоря, не ожидал от них такой прыти. — Стас говорил на некотором расстоянии от слуховой мембраны Грега, поэтому слова звучали не совсем четко и внятно. Но содержание речи второго пилота итак было понятно капитану.

— Никогда не стоит недооценивать противника, — хмуро поведал древнюю, но никогда не терявшую актуальности истину Грег и после достаточно длительной паузы спросил куда-то в пространство. — Ну что теперь делать будем?

— Сперва надо смыться подальше от этой линии датчиков, — нашелся Стас.

— Очень удачное начало, — невесело пошутил Грег, удрученно качая головой. — Если и дальше будем делать такие тактические находки, то победа будет неизменно за нами.

Скоро космонавты пришли на ближайшую базу и сменили патроны регенерации воздуха. Их пункт снабжения оказался удачно расположен вдали от больших и малых туннелей и шахт. Поэтому друзья не рассчитывали, что сюда, в глубь яруса быстро сунутся роботы с датчиками — шпионами. Это давало людям хоть какую-то возможность осмыслить ситуацию и попытаться найти выход.

Капитан Брас Пиньяр сидел в кабине скутера и наблюдал за картинкой на дисплее. Скутер был прикреплен на нижнем горизонте «большого купола» у зева шахты главного ствола сектора и выполнял роль командного пункта. Прошло уже более четырех часов как двенадцать вооруженных технологических роботов принялись нашпиговывать нутро пятого отсека высокочувствительными датчиками. В больших объемах «привокзальных площадей» всех палуб, где им была возможность развернуться, заняли позиции боевые автоматы, а в ключевых точках, таких как переходы центральной шахты с палубы на палубу и других, роботы-монтажники с помощью людей разбрасывали сети мощных парализующих установок. Эти системы были способны создавать сплошные поля шокирующего излучения и гарнизон станции очень рассчитывал на них.

Пиньяр пробежал глазами информацию со всех постов и от всех машин… Скоро эти мерзавцы будут у него в руках и тогда мы еще посмотрим кто они такие и откуда взялись. Капитан довольно побарабанил пальцами по подлокотнику и тут же обычная солдафонская привычка сдерживать все свои эмоции на службе прервала это выразительное проявление. Но сейчас в кабане он был один и поэтому капитан все же после длительного бдения за пультом позволил себе удовлетворенно потянуться, широко разведя руки в стороны… Ничего, ничего. Скоро все снова станет на свои места.

Наконец пришел сигнал, что последние роботы выполнили свою задачу и вернулись в центральную шахту. Капитан еще раз удостоверился, что вся система полностью готова к включению и коснулся нескольких клавиш. Экран засветился целой сетью цветных точек, наложенной на схему основных конструкций пятого сектора. Цепочки огоньков ровными рядами разбегались от темного канала центральной шахты и часто пересекались вертикальными цепочками боковых стволов.

Все, силки были расставлены, оставалось, чтобы в них попалась дичь. А когда враг будет обнаружен, то какая-нибудь из шести мобильных групп вооруженных юрких роботов расставленных по всему стволу центральной шахты, буквально за две—три минуты достигнет нужного места и организует преследование. А чуть позже туда будут подтянуты все остальные силы. Они блокируют ярус со всех сторон и захлопнут капкан.

Пиньяр довольно откинулся на спинку кресла и с треском распечатал сигаретную пачку. Вообще-то, его же приказом на станции и всех ее службах курить категорически запрещалось. Но сейчас капитан был один и в связи с успешным началом операции можно было позволить себе эту маленькую слабость. Дымящийся кончик сигареты уже выскочил из отверстия электрической зажигалки и сизая струйка дыма неспешно потянулась к потолку.

Несколько часов Стас с Грегом пытались понять, что же им предпринять дальше. Порой на людей нападало гнетущее ощущение безысходности и чтобы окончательно не поддаться этому мрачному предвестнику скорого конца, друзья принимались лихорадочно придумывать любые, даже самые сумасшедшие варианты спасения. Тогда они много и беспорядочно жестикулировали, громко и горячо кричали в мембраны шлемов, пытаясь убедить друг-друга в том, что в его предложении есть хот капля рациональной сути. Но, проходило всего несколько минут, и они вновь недвижно замирали тупо глядя в мутное зеленое пространство вокруг. Ибо оба они не видели выхода.

Стас сменил позу и взглянул на цифры хронометра. Черт! Он все еще не мог привыкнуть, что находится в трофейном скафандре и что место расположения блоков информации здесь не такое как в прежнем его скафандре. «Сколько дней суеты и перестрелок, с тем лишь результатом, что потеряна шлюпка, их окончательно загнали в угол, но зато вот — он облачился в новый, захваченный у врага скафандр, — зло сыронизировал про себя Стас. Да если б еще этот был удобней прежнего, так ведь нет. Кстати, — вспомнил Стас. — Тут на скафандре в пульте на груди несколько незнакомых кнопок. Зачем они?»

Когда он надевал его, то рассчитывал потом, когда появиться время, обязательно удовлетворить свое врожденное техническое любопытство и разобраться — для чего эти кнопки. Да еще и на правой руке, на внешней стороне перчатки была какая-то непонятная пластина из нескольких секторов. Теперь же времени было навалом и оставалось только заняться изучением своих доспехов. Скоро Стас пришел к выводу, что незнакомые кнопки служат лишь для дополнительного регулирования обычно автоматических в любом скафандре функций.

Дальше Стас принялся изучать непонятную пластину на перчатке. Она была из полированного блестящего материала, разделенного бороздками на несколько равных прямоугольных частей. Ближе к запястью располагалась углубленная ниже уровня всей пластины площадочка из нескольких цветных секторов с радужными точками и символами.

«Странно… Что это такое?» — непонимающе пробормотал Стас и покрутил перед стеклом шлема перчаткой. Во всяком случае, сделано так, чтобы было удобно подносить ее к носу или припечатывать к чему либо. Чем дольше разглядывал Стас пластину, тем непонятнее становилось ее предназначение и тем четче ему казалось, что он где-то не так давно видел предметы подобной формы. Но где?

Он поймал себя на мысли, что он, в условиях реал