Book: Извращенец



Ильин Владимир

Извращенец

Владимир Ильин

И З В Р А Щ Е Н Е Ц

Так получилось, что первым его увидел я.

Вообще-то, его трудно было не заметить. И даже не потому, что он вырядился в какие-то немыслимые штаны из плотной ткани, старомодную рубаху и черную курточку странного покроя, по-моему, из натуральной кожи (и где он только откопал такую?!). В конце концов, если парню нравится париться в таком одеянии при плюс тридцати - это его личное дело...

Бросалась в глаза его манера поведения. Парень озирался с таким видом, будто только что очнулся от полувекового летаргического сна. На "семёна" он никак не походил, но и импом его тоже было трудно назвать - уж импа-то я за километр узнаю!..

Сам я в тот момент только-только пришел в себя после десятого "случая", действие "подпитки" закончилось, так что чувствовал я себя, словно выжатая досуха губка. Приходил в себя я на своей любимой скамейке в Центральном Саду. Место здесь было именно такое, какое требуется "семёну" после двух часов непрерывной работы в режиме "свободной охоты". Ветерок веет прохладой. Пташки чирикают. Да и от навязчивых клиенток можно отдохнуть: скамеечка стоит в стороне от аллеи, так что забредают сюда совсем уж праздношатающиеся личности...

Черт его знает, почему я окликнул этого странного парня. Наверное, просто расслабился в тот момент, как самый захудалый имп... Сейчас уже, хоть убей, не помню, что именно я ему тогда сказал. Вполне возможно, что поинтересовался, не на Северный ли полюс он собрался. Или что-нибудь в этом же роде...

Услышав мой голос, он вроде бы даже обрадовался, что наконец-то отыскал живую душу в окрестностях. Прямиком подрулил к моей скамье, плюхнулся рядышком и уставился на меня так пристально, будто я был ожившим покойником. Особо тщательно, надо сказать, он разглядывал мой знак "семёна", и мне это вовсе не понравилось. Но виду не подаю, сижу, проветриваюсь и жду, что он скажет. Какое-то шестое чувство мне подсказывает, что ляпнет он сейчас что-нибудь явно несуразное.

Так оно и случилось.

- Ну, что у нас тут новенького? - этак фамильярно, будто мы с ним каждый день видимся на этом самом месте, спрашивает он.

- В каком смысле? - в свою очередь, осведомляюсь я.

Тип этот несколько смешался, но старается виду не подавать.

- Ну, вообще, - говорит. - Что в мире творится?

- Да ничего особенного, - осторожно говорю я. - Вроде бы всё как надо...

Тут он, наверное, осознал, что меня голыми руками не возьмешь, и с другого бока решил зайти.

- Послушай, дружище, - говорит, - ты извини, что я к тебе на "ты"... Тебя как звать?

- Ну, Берт, - говорю. - А что?

Вопрос мой он, конечно, пропускает мимо ушей.

- А меня - Олег, - говорит. - Будем знакомы...

И пятерню свою мне зачем-то протягивает. Есть от чего остолбенеть: во-первых, имя у него какое-то нелюдское, а во-вторых, рука эта его... Просит он у меня что-то, что ли?

Отодвинулся я на всякий случай от этого типа подальше, а сам спрашиваю:

- Ты что, иностранец?

- Ага, - говорит он, - из одной очень далекой страны я к вам прибыл...

Вижу - темнит чего-то этот самый Олег, и весь наш разговор мне очень не нравится. Из какой страны - говорить явно не хочет... Ну и ладно, думаю вяло про себя. В конце концов, я же - "семён", а не какой-нибудь там инспектор общественной безопасности.

Одним словом, сидим мы так с ним, и разговор у нас ни в какую не клеится. Я уже подумывать стал, что пора мне возвращаться к исполнению своих обязанностей, а то не видать мне выполнения сегодняшней нормы...

И тут Олег вдруг вцепляется в мое плечо с такой силой, словно его вот-вот ураганным ветром сорвет со скамьи, а сам куда-то вдаль уставился, и глаза у него - в два с половиной раза больше моего жетона!..

- Э-это... эт-то еще что такое? - шепчет он, заикаясь.

Я, естественно, смотрю в том же направлении, что и он, но ничего достойного такого повышенного внимания там не обнаруживаю. Бредут по аллее две "телки": ну, разумеется, нашпаклеваны - будь здоров, поэтому сколько каждой из них лет - ни за что не угадаешь... одеты самым обычным образом: на одной прозрачная туника "мини" из тетраканэтилена, на другой - трусики с переливающимися кружевами и с молнией в промежности для удобства... Браслеты у обеих полыхают вовсю зеленым светом - видно, только что "подпитались" девочки...

Силенки свои к тому времени я еще не восстановил, а "подпитываться" не очень-то охота, поэтому украдкой снимаю со лба жетон и прячу его в кулаке, хотя не по себе мне при этом - чувствую, что даже сквозь слой загара морда моя краснеет. Ведь получается, что отлыниваю я от работы, а кому хочется выглядеть в глазах окружающих тунеядцем?..

А у моего соседа по скамейке, видно, окончательно язык отнялся. Уставился он на девиц - и то бледнеет, то в краску его бросает, что-то сказать силится и не может. Нет, все-таки имп он, не иначе, решил я в тот момент. Просто, наверное, недавно его эта печальная участь постигла, вот он никак к этому и не привыкнет...

"Телки" окатили нас мимоходом взглядами, полными неописуемого презрения, и прошествовали дальше.

Тут у моего нового знакомого дар речи, наконец, прорезался.

- Вот это да! - говорит он. - И что - у вас здесь все так ходят?

Непонятен мне его вопрос.

- Да уж не летают, - с усмешкой отвечаю я. - А в ваших краях люди другие, что ли? С двумя головами, с шестью руками?

- Нет, почему же, - говорит он. - Люди-то такие же, только вот одеваются не так, ясно?

Нет, ничего мне не ясно. Роюсь в памяти, чтобы вспомнить такое место на планете, где у нас могли бы одеваться как-то по-другому, и не нахожу подходящего варианта. Потому что любому школьнику известно, что во всех странах без исключения всё давным-давно одинаково, начиная от климата и кончая нарядами.

Тут-то я и беру этого Олега, как говорится, за одно место. Конечно же, он сразу стал отпираться, выкручиваться, врать. По-моему, даже деру собирался дать...

Если бы не произошел "случай" в поле нашего зрения, то, наверное, так и не удалось бы мне из него правду выудить. А тут он совсем от удивления расслабился, будто ему по мозгам дали, ну и выложил мне, кто он и откуда к нам пожаловал...

"Случай"-то, правда, лично для меня не ахти какой интересный оказался. Так, рутина... Шел себе по аллейке коллега-"семён", только, в отличие от меня, еще свеженький и сияющий, как стеклышко - видно, рабочий день у него только начинался - а навстречу ему "телка" двигалась с сумочкой под мышкой, мороженое на ходу лизала. Впрочем, это на расстоянии она была похожа на "телку", а когда поближе подошла, то и мне стало видно, что это самая настоящая "корова" сорокалетняя... "Семёну"-то, благодаря "подпитке", на это, ясное дело, плевать с Антигравитационной башни, главное, что браслет у нее светится под цвет весенней травки, так что он небрежно останавливает ее за руку, разворачивает к себе задом - между прочим, голеньким задом, потому что ничего из предметов туалета у нее под сеточной юбочкой не видно - и наклоняет так, чтобы удобно было ее обработать (а она и глазом не моргнула - как ни в чем не бывало, продолжает свое мороженое лизать)... В общем, двух минут "семёну" с лихвой хватило, чтобы исполнить свои функции, а потом разошлись они с ней, даже парой слов не обмолвившись, только у нее браслет рубиновым цветом заполыхал... И что здесь удивительного мой новый приятель нашел? Дело-то житейское...

Однако, когда Олег пришел в себя, то первым делом выпалил:

- Давай задержим этого сукиного сына, а то уйдет!..

- Кого-кого? - не понял я.

- Ну, этого... который женщину изнасиловал! - И он показывает в спину моему коллеге "семёну". - Ну, и дела у вас творятся!.. Как же вы до такой жизни дошли, что средь бела дня, прямо на улице, на глазах у всех, женщин насилуют?!..

Слово-то какое древнее он, оказывается, знает - "насиловать". Еще бы знать, что оно раньше обозначало... применение силы во время коитуса, что ли? И плохо это или хорошо, если у человека сила имеется?..

Никуда я, естественно, не побежал, как Олег предлагал, а взял его за руку, чтобы он никуда от меня не делся, и, пристально глядя ему в глаза, говорю:

- Ну вот что, дружище... Давай честно выкладывай, откуда ты взялся!

По-моему, даже припугнул я его тогда. Факт тот, что все-таки раскололся он.

Ты только помалкивай, Берт, говорит он мне. А то тебя все за чокнутого будут принимать (подумаешь, испугал: куда неприятнее, если тебя за импа принимают!)... А прибыл я к вам, говорит он, из далекого прошлого. В начале двадцать первого века, оказывается, открыли способ перемещения в будущее и стали тайно забрасывать разведчиков в наше время, чтобы узнать, что тут у нас творится. Олег как раз и был одним из первых таких разведчиков, поэтому и прибыл к нам, абсолютно не ведая ничего о нашем мире...

- Ну и надолго ты к нам пожаловал? - спросил его я.

- Да нет, на несколько дней, - говорит. - Больше нельзя задерживаться: энергии в батареях ... - (тут он какое-то мудреное словечко употребил для обозначения аппарата, с помощью которого сюда прибыл), - не хватит...

И, в свою очередь, спрашивает:

- А что, вы об этом до сих пор не знаете? Ну, о перемещениях во времени..

- Первый раз слышу, - искренне отвечаю я. - Во-первых, это так давно было!.. А во-вторых, видать, не оправдала себя эта затея, раз все дело на корню засохло...

Между прочим, он меня сразу предупредил, что никаких подробностей о своем таинственном агрегате выдавать не собирается, и вообще - чуть ли не расписку с меня потребовал за сохранение тайны.

- Да брось ты, Олег, - сказал я. - Кому ты здесь нужен? У нас и без тебя проблем хватает... Мне вот, например, уже на работу пора.

И тут он пристал ко мне не хуже, чем "подпитанные" "телки": возьми да возьми его с собой... Я так понимаю, что он просто испугался остаться один в не знакомом ему мире и поэтому решил использовать меня в качестве своего гида-экскурсовода. Ну, а мне-то какая разница?..

- Ладно, пошли, - говорю. - Только с одним условием: не таращить глаза слишком сильно, а то они из орбит выпадут, и не мешать мне работать, понятно?

- А где ты работаешь, Берт? - осведомляется он.

- Где-где... Где мне хочется, там и работаю!

- А кем ты работаешь? - не унимается он.

Как бы ему популярнее объяснить, что это за профессия такая - "семён"?

- Времени сейчас нет, - говорю, - слишком долго рассказывать... Только то, что ты на аллее недавно видел, - никакое не сна... силование... Это работа такая... по осеменению... а тех, кто ее исполняет, зовут "семёнами", и я тоже из их числа... вот мой жетон...

Вижу, что до конца он мои несвязные объяснения не понял, но главное - дал он мне торжественное обещание быть тише воды, ниже травы, и двинулись мы с ним к выходу из Сада.

Заглотил я "подпитку" и приступил к работе.

Первую "телку" я обработал прямо на тротуаре. Олега аж перекосило всего, но промолчал он, как и обещал. Второй раз случился я с какой-то "коровой" в кабине видеофонного терминала. Она там как раз с подругой своей о чем-то трепалась... Пока я дело свое делал, они с ней все новости из мира порномоды успели обсудить.

Потом народ повалил с работы, начался "час пик", со всех сторон замелькали обнаженные груди, бедра, зады, и не успел я опомниться, как меня взяли в оборот желающие воспользоваться моими услугами - только выбирай, кто тебе больше нравится. Даже очередь небольшая образовалась ко мне...

Когда действие "подпитки" прошло, я едва ноги с того места унес. Про Олега к тому времени, сами понимаете, я успел напрочь забыть, но он от меня не отстал. Когда я в антиграв запрыгнул в самый последний момент, смотрю - и он следом за мной на подножке повис...

Женского пола в антиграве было полным-полно, но я вовремя жетон со лба отлепил и скромненько опустился на свободное сиденье. Олега к окну пропустил... На мое счастье, "телкам" в антиграве было не до меня: тут уже работал другой "семён", я даже знаю, как его зовут - Крейг... Вот это, я вам скажу, профессионал. Он не как молодые работает, на износ, всех без разбору обслуживая, а в свое удовольствие, тщательно просеивая окружающую толпу и выбирая из нее, как из мусора, самые отборные жемчужины. И главное для него заключается не только в том, чтобы осеменить во что бы то ни стало очередную особь, но и в том, чтобы ей удовольствие этим доставить... Ну, и "телки" от него, естественно, - без ума. Когда мы с Олегом уселись, Крейг занял удобную позицию на переднем сиденье и пальчиком небрежно поманил не ту "коровищу", что голыми грудями об его спину терлась, изнывая до пускания слюней изо рта, а совсем еще молоденькую "телочку". Может быть, даже и необъезженную еще. У Крейга на таких прямо-таки собачий нюх... Села она к нему послушно на колени, краснеет, смущается, а он только пару раз ее, где следует, погладил, и она начала учащенно дышать и вздрагивать. В общем, насадил он ее после тщательной предварительной подготовки на свой рабочий орган, лицом к себе - и пошла она качаться вверх-вниз, как заведенная, а сама Крейга обняла, по спине гладит и стонет на весь салон антиграва. Киберпилот - и тот загляделся, да и пассажиры с бесплатного представления глаз не сводят. "Телки" с зелеными браслетами выделениями исходят от зависти, а "коровы" постарше громко советуют осчастливленной девице, как оргазма достичь... Одни импы только зевают демонстративно, в окно отвернувшись либо комп-очки на лоб напялив.

Я тоже за Крейгом вовсю наблюдаю, опыт и методику, так сказать, перенимаю - пригодится когда-нибудь в работе... А Олег меня в бок локтем толкает и шепчет:

- Да что же такое у вас творится?!

Тут до меня дошло, что просветить пора парня, а то так и будет всю дорогу приставать с вопросами, а может и, чего доброго, фортель какой-нибудь выкинуть - ведь в двадцать первом веке все они еще такие дикие были!..

В общем, пока мы с Олегом в антиграве перемещались, разъяснил я ему вкратце, что еще в прошлом веке - а для него, естественно, в будущем началась на Земле массовая импотенция мужчин, резко снизилась рождаемость и никакие экстренные меры не помогали. Половое бессилие было полным и неизлечимым. Просто-напросто по неизвестной причине мужской организм не вырабатывал семя, и никакими стимуляторами или препаратами решить проблему так и не удавалось. Были ученые, которые считали, что новое заболевание относится к наследственным и передается через женские гены. Не успело человечество оглянуться, как буквально за считанные десять-двадцать лет рождаемость упала почти до нуля, а мужчин, которых следует считать таковыми в полном смысле слова, на планете осталось - раз-два и обчелся...

И тогда для нашей цивилизации возникла серьезная угроза чисто физического вырождения. Люди чувствовали себя обреченными на вымирание, как какие-нибудь динозавры. Что может бысть страшнее такой "естественной" гибели?

Да, предлагались разные пути преодоления "кризиса потенции". Например, массовое клонирование двойников ныне живущих. Или партеногенез, при котором женские клетки облучались бы индуцированным излучением, и мужчины вообще не были бы нужны. Но ни один из них не удовлетворял человечество, поскольку грозил превращением людей в принципиально иные существа. В первом случае - в "цивилизацию человеческих слепков", а во втором - в "женскую цивилизацию"...

Земля пошла по третьему пути, который, как считалось, не затрагивая сущности человека, способен был вывести планету из кризиса. Все мужики, которые еще сохраняли способность к оплодотворению, были взяты на строгий учет как всеобщий золотой генофонд. Отныне их единственной общественной полезной работой должно было стать неустанное осеменение женщин. Любых, в любом месте и в любое время... Только так можно было вернуть человечество в исходное состояние, по мысли авторов идеи. Первоначально они, правда, предложили производить искусственное осеменение, путем "зачатия в пробирке", как это практиковалось начиная еще с двадцатого века. Но очень скоро мужчины, сохранявшие потенцию, запротестовали - и их можно было понять: кому хочется превращаться в ходячую фабрику по производству спермы, когда из тебя выкачивают семя, как молоко из коровы?.. Да и многие женщины, особенно детородных возрастов, выступили в поддержку: ведь, как-никак, а процесс оплодотворения на протяжении многих поколений был связан с наслаждением, и добровольно лишаться этого удовольствия человечество вовсе не желало...

Ярым поборникам морали и строгой нравственности оставалось лишь бурчать возражения себе под нос, их все равно уже никто не слушал.

Постепенно осеменители - "семёны" на профессиональном жаргоне - стали пользоваться разными общественными привилегиями. Их ценили и уважали - и не только женщины. Но и долг свой перед обществом они должны были исполнять безотказно. Для каждого "семёна", в зависимости от его способностей и сил, была установлена ежедневная норма, а для того, чтобы он мог справляться с ней, изобрели специальный стимулятор половой активности - так называемую "подпитку".

В то же время, чтобы акты осеменения производились не впустую, женщин разумеется, кроме тех, что страдали бесплодием или иными болезнями - обязали от совершеннолетия до климакса носить специальные браслеты-индикаторы. Если женщина готова к зачатию, браслет ее зеленым цветом горит. В неблагоприятный для наступления беременности период, а также во время менструального цикла он становится желтым, а уж если его носительница забеременела - огненно-красным полыхает... Как светофор. Их так потом и прозвали, браслеты эти "светофорами"...



Естественно, понятия брака и семейной жизни все больше отходили в прошлое. Единственное, что еще могло объединять людей, - это воспитание детей, но и этот фактор все больше ослабевал с появлением Гнезд, которые занимались ускоренным обучением детей чуть ли не с самого рождения и до половой зрелости.

Конечно, столь резкая смена жизненных устоев не обошлась без всевозможных эксцессов и конфликтов. До сих пор в Городе стоит на центральной площади монумент Трем Неизвестным "Семёнам", принявшим мученическую смерть от разъяренной толпы при попытке исполнить свои обязанности. Первым осеменителям даже по этой причине было разрешено носить и применять оружие для защиты от нападок со стороны консерваторов. Вот уж поистине исключительной стойкостью и силой воли надо было обладать, чтобы делать свое дело, рискуя то и дело получить либо плевок в лицо, либо камнем по голове!.. Не случайно, наверное, первые "семёны" старались больше работать на дому, чем в общественных местах. Возможно, так оно и было бы до сих пор, если бы не та невероятная конкуренция, которая возникла и стала развиваться между женщинами. Слабому полу всегда было присуще стремление к соперничеству ради завоевания мужчин - ведь так распорядилась природа, что в любом обществе женщин всегда было чуть больше, чем мужчин, и именно дамам приходилось всячески обращать на себя наше внимание, пытаясь хоть чем-то превзойти своих конкуренток. Так возникли губные помады, искусственные румянцы, накладные волосы, мини-юбки, и именно этим объясняется извечное женское стремление убить мужчин наповал своим внешним видом... Теперь же, когда с удовлетворением половых и деторождающих потребностей - а они у женщин, в массе своей, сохранялись на прежнем уровне стало туго, за "настоящими мужчинами" началась подлинная охота. Проблема эта обострялась тем, что забеременевшие и родившие детей женщины пользовались различными льготами и привилегиями.... В результате всего этого прекрасная половина человечества постепенно все больше обнажалась, чтобы продемонстрировать свои прелести - или то, что таковыми считается - и в конце концов, стала разгуливать чуть ли не нагишом, благо, погодно-климатические установки позволяли использовать лишь минимум одежды. Дальше - больше... Куда подевалась традиционно воспеваемая поэтами-лириками девичья скромность и стыдливость? Наверное, туда же, куда и мужская сила... Представители разных полов поменялись ролями, и теперь не кавалер обхаживал даму, пытаясь искусить и соблазнить ее, а, наоборот, дама хватала первого попавшегося дееспособного кавалера за его "рабочий орган" и тащила в ближайший укромный уголок, чтобы получить свою долю наслаждения раньше, чем это сделают другие, более наглые, красотки... Так случилось, что половые акты - "случаи" - стали открыто практиковаться в общественных местах, независимо от наличия свидетелей, и "подпитка", изначально предназначавшаяся лишь для "семёнов", стала употребляться и женщинами.

Общественная мораль, как известно, - мягка и податлива, как пластилин, и определяется она внешними условиями бытия.

Изложил я своему спутнику эту лекцию, а он молчит, словно никак в себя прийти не может, и только немного погодя он спросил:

- А как насчет венерических заболеваний у вас обстоит? Ведь от столь беспорядочных связей не только сифилис, но и кое-что похлеще может завестись...

- Ну, на этот счет можешь быть спокоен, - говорю я. - С болезнями у нас вообще давно проблем нет, а с такими, которые половым путем передаются - и подавно!.. Еще в раннем детстве каждому делают специальную универсальную прививку, биоблокада называется, и этой защиты на всю жизнь хватает, причем от любых вирусов и микробов...

Так, за разговорами, мы незаметно сделали круг по центру Города, потом я еще несколько раз свою работу сделал в рамках дневной нормы, и пошли мы с Олегом ко мне домой. Как-то само собой получилось, что стал он у меня жить. А что? Квартира у меня - со всеми удобствами, положенными честно работающему "семёну", места в ней не только для двоих - для десятерых хватит... Правда, я своего нового дружка сразу честно предупредил, что придется ему потерпеть некоторые неудобства, вытекающие из особенностей моего рода занятий... Мало ли что может быть.

Только поужинали мы с ним плотно, со всякими горячительными и деликатесами, как вдруг раздается звонок в дверь. Я сначала подумал, что это ко мне опять какие-нибудь фанатки бешеного секса заявились, но дверь все же открыл.

Это оказалась Рина с пятидесятого этажа. Отношения у меня с ней сложились самые дружеские. Заимев пять лет назад ребенка, она полностью охладела к дальнейшему деторождению и ударилась в воспитание чада. Даже в Гнездо его не захотела отдавать. Есть у нее свой "сдвиг": вкусно готовить и угощать своими лакомствами соседей. Особенно почему-то меня... То пирожки принесет самодельные, то бульон по своему рецепту сварит и прямо в кастрюльке тащит... Сперва я отказывался от ее подношений, думал, что это она меня как "семёна" обхаживает, а потом понял, что Рина просто свой недюжинный материнский инстинкт таким образом удовлетворяет. Матери-то своей, как и многие в наше время, я абсолютно не ведал и не помнил, и почему-то такое отношение ко мне со стороны Рины меня не только не раздражало, а даже наоборот... Вот почему ни при каких обстоятельствах я не способен был воспринимать свою соседку как обыкновенную "телку" - даже будучи "подпитанным"... Хотя внешне она - весьма выдающаяся женщина.

На этот раз Рина принесла еще горячий кекс. Стоим мы с ней в дверях, я принимаю дар и, как всегда, многословно и горячо благодарю ее, а она отнекивается, то да сё... И вдруг за моей спиной раздается голос Олега:

- Девушка, а может быть, вы с нами посидите?

Ну, она, конечно, отказалась, потому что за ее сорванцом глаз да глаз нужен, его вообще нельзя оставлять одного в квартире больше, чем на пять минут. Хотя нет, вру, один раз он всего за две минуты ухитрился домашнему киберу глаз выкрутить...

Но мне, раз такое дело, пришлось их познакомить друг с другом. Правда, про Олега я, естественно, Рине распространяться особо не стал, и вскоре она ушла.

И тут мой новый приятель на меня град вопросов обрушил - и всё о ней. Чувствую, глаз он на нее положил. С одной стороны, я был рад, что он не импом оказался, а с другой...

- Ты вот что, Олег, - так прямо и говорю ему после очередной порции аперитива, - ты эту женщину зря на заметку взял. Не трахается она, понял?

Он даже руками и ногами замахал от возмущения и стал кричать, что я ошибаюсь, что ничего подобного ему от нее не надо, ну и так далее...

- Ладно, - говорю, - только я тебя предупредил...

Что дальше было?

Стал Олег жить в нашем мире. Первое время он за мной по городу таскался, как привязанный, разглядывал всё вокруг. Правда, на людей почему-то больше внимания обращал, чем на здания или, скажем, на какую-нибудь технику. Да и то верно. Что толку, например, ему на тот же антиграв глазеть? Как он функционирует - видно, а как внутри устроен - только специалист знает. Спрашивает у меня Олег, как какая-нибудь штука устроена да кем изобретена - а я откуда знаю? Я же - "семён", а не механик какой-нибудь!.. Или, к примеру, хочет он узнать, как это мы смогли одинаковый климат на всей планете установить, а мне остается ответить ему только в том смысле, что, мол, это еще в конце двадцать первого века было сделано, а меня тогда еще и в проекте не значилось...

В общем, через пару дней вижу: неинтересно ему становится со мной. И решил я постепенно начать эксплуатировать его как помощника в своем деле. Мужик-то он вполне здоровый, способный. А соблазны так и подстерегают его на каждом шагу - бери, не хочу!..

Ну, поначалу отказывался он наотрез. Твердил, что воспитание ему не позволяет удовлетворять свои интимные потребности на глазах у всех. А ты на дому работай, предлагаю я. Мол, я буду своим клиенткам твой адресок давать... Он опять - ни в какую!.. Не могу я, говорит, вот так, с первой встречной... Это же, говорит, получается... И слово опять какое-то древнее употребил, не понял я его и тут же оно из головы моей вылетело. Что-то, связанное вроде как с "прощением"...

Слегка поцапались мы с ним тогда на этой почве. Пришлось воспитательную работу с представителем своих предков проводить. Минут двадцать я ему долдонил про чувство долга и про ответственность, про то, что нельзя свои способности в землю зарывать в такое трудное для планеты время, когда человечество, можно сказать, на глазах гибнет...

Убедил-таки я Олега. Только нервных клеток при этом потратил вдвое больше, чем за десять суток двусменной работы.

Так стал он "семёном". Неофициально, разумеется, но я наладил дело так, чтобы всё было шито-крыто, и, насколько помнится, никаких проблем с этим у нас не возникало. Научил я его, как стимуляторами пользоваться, привил биоблокаду, и стали мы работать на пару.

И оказалось, что как осеменитель он мне - да что мне, даже старине Крейгу - может сто очков форы дать... "Телки" от Олега были без ума. В конце концов, они так его допекли, что пришлось мне несколько квартир в Городе снять и то и дело Олега перебрасывать с одного места на другое. Дошло уже до того, что ко мне женщины стали обращаться не как к "семёну", а чтобы я их на своего дружка вывел... Как вам это нравится?!

Так прошло несколько дней. Про то, что надо возвращаться в свой век, Олег вроде бы уже забыл окончательно. Во всяком случае, даже не заикается об этом. А я и не напоминаю. Честно говоря, привязался я к нему уже как к родному брату - ведь ни братьев, ни друзей у меня раньше никогда не было. Да и пользу обществу он приносит огромную, потому что работает, что называется, без брака. Если у меня из десяти "случаев", в среднем, в двух-трех осечка бывает по каким-то причинам - то после него у "телок" "светофор" неизменно только красным загорается...

Но в один прекрасный день - а вернее, вечер - возвращаясь домой с работы, встречаю я в подъезде мою соседку Рину. В слезах. Сначала я подумал, что с ее сынишкой что-то стряслось, а оказалось - друг мой Олег расстроил ее. Даже можно сказать, смертельно обидел ее. Подкараулил ее на улице, слово за словом, и...

- И что? - допытываюсь я у нее. - Случиться с тобой хотел, что ли?

- Если бы! - всхлипывает она. - Извращенец он, твой Олег!.. Сказал, что жить без меня не может, что никто, кроме меня, ему не нужен, что... что любит он только меня!..

- Не может быть! - еле выдавил я. - Так и сказал?!..

- Ну да, - подтверждает Рина, а сама всё слезы льет. - А потом... потом... нет, я даже это не могу произнести вслух!.. Поцеловал он меня в губы, представляешь? Как я убежала от него - сама не знаю!.. Позор-то какой! На всю жизнь теперь пятно!..

Я еще долго простоял, чтобы прийти в себя. Потом кое-как успокоил несчастную женщину, а сам схватил первый попавшийся скутер - и на всех парах помчался к Олегу...

Он забаррикадировался на очередной "конспиративной" квартире и на звонки не отзывается. У дверей ошивались жаждущие "телки", но я их так шуганул оттуда, что они все свои высокие каблуки о лестницу поломали. Хорошо, у меня свой ключ от той квартиры был, так что удалось мне проникнуть внутрь. А там дым коромыслом, турбозвук орет на полную громкость, пустые бутылки разных размеров на полу валяются, а Олег сидит на полу в ванной, тупо уставившись в одну точку, весь не в себе.

Вижу - не столько пьян он, сколько плохо ему, аж всё нутро у него корежится.

- Олег, - сказал я. - Ты что же делаешь, а? Ты зачем к Рине со всякими непристойностями приставал?

Посмотрел он на меня как бы сквозь туман и продолжает молчать. Как говорится, у нас, "семёнов": ни реакции, ни эрекции...

Выключил я аппаратуру, окна настежь распахнул, чтобы квартира проветривалась, а потом подхожу к своему приятелю, беру его неторопливо за грудки и приподнимаю с пола.

- Послушай, - говорю я. - Ты эти свои штучки... насчет любви и поцелуев брось! Это тебе не в двадцатом веке!.. Да ты знаешь, что у нас это величайшим извращением считается?! Одно только слово это - "любовь" - и то неприлично на людях произносить!.. Ты же сам потом стыда не оберешься, когда все тебя презирать будут!

И тут он тоже не выдержал. Побледнел, как бумага, и кричит:

- Неприлично?! Любить - неприлично?!.. А ...ться, - (тут он снова вставил какое-то давно забытое словцо, видимо, имеющее такое же значение, как и "случаться"), - у всех на виду, по-твоему, прилично?! А превратить самое светлое человеческое чувство в обязанность - прилично? А опуститься до скотского состояния и относиться к женщинам, как к самкам, - это вы считаете приличным?..

- Не кричи, - перебил его я. - Лучше послушай, что я тебе скажу. Ты меряешь нас по своей, давным-давно устаревшей мерке. Потому что вы там, в своем веке, никогда не сталкивались с такой угрозой исчезновения с лица земли!.. Ты что, думаешь, мы по своей развращенности пошли на полигамные сексуальные связи? Мы вынуждены были сделать, пойми, Олег! Иначе мы бы давно уже вымерли, как... какие-нибудь редкие животные, и некому было бы даже занести нас в пресловутую Красную Книгу!.. Ты, наверное, считаешь нас моральными уродами, да? Но ведь мораль определяется самими людьми с учетом условий внешней среды!..

Но он меня почти не слушал и всё кричал, что мы вернулись к первобытному стаду, что в будущем мы все равно выродимся, потому что якобы сама природа не потерпит хаоса в интимных связях и, рано или поздно, нанесет по нашим генам такой удар, от которого мы уже не оправимся...

- Ты посмотри сам, - помнится, говорил он. - У вас же больше нет никаких интересов - только бы ... - Он опять употребил какой-то архаичный глагол. Куда ни взглянешь - всюду сплошной Содом и Гоморра!.. По-моему, вы даже рады, что вас обстоятельства к этому подтолкнули, иначе вам просто нечем было бы заняться!.. Что у вас ни спросишь - всё было сделано до вас! "Это наши предки в двадцать первом веке искусственный белок открыли!"... "Это еще в прошлом веке антигравитацию стали применять!"... "Это давным-давно хороший климат установили"... А вы-то сами - что вы сделали? Пользуясь плодами труда предыдущих поколений, зажрались - вот и решили разврат узаконить!..

Тут я чуть не ударил его. Хорошо, что он вовремя замолчал.

- Ладно, - сквозь зубы процедил я. - Бесполезно тебя переубеждать, наверное. Только вот что... Раз уж мы такие-сякие, нехорошие и гадкие, то что же ты у нас задерживаешься, а? Катись тогда обратно в свой век и не суй больше носа в наши дела!.. Живи прилично, женись, заведи кучу детей... Только при этом ты, как и другие твои современники, все равно будешь лицемерить. Потому что весь ваш век был насквозь пропитан лицемерием!.. И ты будешь похотливо разглядывать порножурналы, украдкой коситься на женские ножки на пляже, покупать тайком видеокассеты с "клубничкой" и, глотая слюнки, слушать рассказы тех, кто осмелился посетить публичный дом или переспать с чужой женой!.. Жить так, по-твоему, прилично?

Тут он совсем взбеленился. Видно, задел я все-таки его гордость за свое время и за свое общество.

Не буду больше вспоминать, что он тогда говорил, что я ему отвечал главное, поссорились мы с ним крепко, и я ушел.

А на следующий день Олег пропал. И даже записки на прощание не оставил. Вот уж действительно - извращенец!..

Кто знает, может быть, он сумел каким-то образом вернуться в прошлое?

Всё бы ничего, только неделя проходит, другая, месяц, а Рина не показывается со своими кулинарными открытиями. Поэтому как-то вечером я сам пошел к ней. Для сынишки гостинцев набрал, как положено, сам зачем-то приоделся, будто в кино сниматься собираюсь...

Открывает она мне дверь, а я стою столбом и на нее пялюсь. И никак не могу узнать ее. Вся она какая-то бледно-зеленая стала, иссохла, щеки ввалились, глаза погасли...

Увидела меня, на грудь кинулась, рыдает.

- Что случилось, Рина? - спрашиваю. - С сынишкой что-нибудь?

А она ни слова не может вымолвить, только трясется как в ознобе да зубами стучит.

Кое-как успокоил я ее, требую, чтобы выкладывала, в чем дело.

Ну, она и призналась.

- Берт, - говорит, - не могу больше!.. Разве это по-человечески?!.. Я же не смогу теперь жить без него!..

Дальше ее речь вообще бессвязной стала, но мне и так всё понятно. Растравил душу бедняжке своим признание в любви пришелец из прошлого. Черт его знает, может быть, в сердце каждой женщины, как заноза, засела с древних времен эта потребность - быть нужной мужчине, одному мужчине?.. Словом, о многом передумала Рина и внутренне совсем было решилась изменить свою жизнь, только... Только поздно уже было. И теперь она мучается, вспоминая Олега с его извращенной любовью к ней...

И всё твердит:

- Послушай, Берт, верни мне его, а?.. Куда он уехал, скажи? Я ведь за ним на край света готова!..

- А где сын твой? - спрашиваю, потому что в квартире как-то пусто и тихо стало.

- Я отдала его... В Гнездо. Понимаешь, я...

А сама опять плачет.

- Это что же, ты из-за Олега сделала? - спрашиваю, а нутро мое так и холодеет от нехорошего предчувствия.

- Да, - говорит она.

И тут меня наполняют сразу два чувства. Во-первых, жалость к этой несчастной дуре, поверившей какому-то проходимцу из прошлого и перечеркнувшей из-за него всю свою жизнь. А во-вторых, злость - и на нее, и на Извращенца одновременно...



Может быть, под влиянием этих чувств, а может быть, потому, что в действительности я сам был неравнодушен к Рине (до этого я уже потом допёр, когда ничего нельзя было исправить), только совершил я тогда такое, за что буду раскаиваться теперь до конца своих дней.

Я просто хотел как-то ее утешить, дать ей то, чего так и не сумел дать Олег... Короче говоря, я обработал ее как "семён". Я так старался при этом быть ласковым и нежным, я... я даже целовал ее!.. Но почему-то ничего хорошего из моей затеи не вышло. Она не сопротивлялась мне, нет, она только съежилась в комочек, глотая слезы, а когда я кончил, попросила бессильно:

- Уходи, Берт.

И голос ее в тот момент был таким, что я не помню, как оказался на улице, как бежал куда-то, то и дело натыкаясь на прохожих и видя перед собой только ее взгляд. Последний, безжизненный взгляд...

Понимаете, когда между нами произошло это, браслета на ней не было, и я даже не знаю, сумел ли я оплодотворить ее... Хотя теперь это не имеет никакого значения.

Потому что на следующий день Рина покончила с собой, бросившись вниз из окна своей квартиры.

Зачем она так поступила, зачем?!..

Она покончила не только с собой, но и со мной.

Я больше не смог быть общественным осеменителем. Не то чтобы я стал импотентом. Гораздо хуже: они с Олегом заразили меня этим непонятным, неприличным желанием любить одну-единственную, пусть самую невзрачную на вид, но мою женщину, и чтобы она тоже любила только меня, и чтобы я ей всегда был нужен - не только для оплодотворения и даже совсем не для этого!.. Любить ее так, чтобы без нее невозможно было жить на свете!

Но ведь я не умею этого. Меня никто не научил любить эту самую единственную и родную... Я же всю жизнь видел в этом только работу, только обязанность, только полезную общественную функцию... Как же мне научиться любить не в интересах всего общества, а лично для себя, как?!.. Не к кому обратиться, чтобы меня поняли. Не с кем посоветоваться - сочтут извращенцем, вот и всё. Вот если бы Олег был со мной рядом!..

И именно поэтому я торчу теперь каждый день на той самой скамье в Центральном Саду, где впервые встретился с ним. С утра и до темноты... А его всё нет и нет. Вполне возможно, что он никогда больше не появится в нашем времени, но у меня теплится в душе слабая надежда: а может, он все еще в нашем мире? Может быть, он решил тогда остаться, чтобы изменить нас? Ведь не может же быть так, чтобы он нас бросил!..

А пока я стараюсь не терять времени напрасно. Я пристально разглядываю тех женщин, которые проходят мимо меня. Я так хочу выбрать из них такую, которую мог бы полюбить! Так, как любили друг друга Олег и Рина...

Но почему-то у меня ничего не получается. И совсем не потому, что вокруг мало красавиц. Что-то, видимо, неправильно во мне самом. Наверное, где-то в моей душе скрывается едва заметная аномалия, которая не дает мне возможности испытать хоть раз в жизни счастье.

Как же мне ее отыскать? Как исправить?

Порой я с ужасом думаю, что задача эта никогда не будет решена. И тогда я начинаю лихорадочно убеждать себя в том, что ошибся в своих рассуждениях, и дело вовсе не во мне; что надо просто ждать - и любовь, рано или поздно, придет ко мне.

Так ошибаюсь я или нет - кто мне может подсказать?..

К о н е ц


home | my bookshelf | | Извращенец |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу