Book: Иск из мезозоя



Зеленский Борис

Иск из мезозоя

Борис Зеленский

Иск из мезозоя

"Так как люди относятся к высшим приматам, им несвойственно использовать направленную телепатию для разговоров на расстоянии. Для этой цели человечество изобрело телефон, устройство, которое преобразует звуки в электромагнитные колебания и обратно. Когда человек разговаривает по телефону, поневоле вместо диалога получается монолог, время от времени разбавляемый паузами.

- Нет, это невозможно! Не уговаривай! Я не могу допустить, чтобы ты присутствовала на эксперименте!

(Пауза).

- Да, Джой, повторяю еще раз, никто не может поручиться за безопасность. Теория пока не отработана на практике...

(Пауза).

- Буду осторожен, обещаю. Очень осторожен...

(Пауза).

- Ну как же ты не понимаешь?! Я обязан испытать свое изобретение. Сам. Да, да, сам, иначе я перестану себя уважать!

(Пауза).

- Нет, судьба Кристофера не повлияла на мое решение...

(Пауза).

- Нет!

(Пауза).

- Да!

(Пауза).

- Слушай внимательно, сейчас самое главное. Если со мной что-нибудь произойдет непредвиденное и я не позвоню тебе до завтрашнего утра, запомни, все бумаги, связанные с изобретением, - в сейфе нашего банка. Доверенность на твое имя. Шифр "Эврика-62". Завтра же заберешь бумаги и передашь чертежи профессору Найкриджу. Длинный, унылый такой, похож на дядю Эванса из Соммерсетшира. Ты видела нас вместе на ипподроме в воскресенье.

(Пауза).

- Да, да, когда Принцесса умудрилась проиграть заезд! Повторяю, передай чертежи Найкриджу! Это очень важно. Он сумеет построить дубликат. И, пожалуйста, не рыдай раньше времени, я пока жив и здоров. Целую, дорогая. До утра!

Ральф Уолдсмит положил трубку на рычаг. Связь с внешним миром оборвалась. По крайней мере, до тех пор, пока не завершатся испытания. Причиной, по которой он не хотел присутствия любимой в своем ломе, была теория равномерности удачи. Ральф Уолдсмит, высший примат, верил в эту теорию. Если человеку положительно во всем везет, то это кому-то там, наверху, не нравится. Нет, Уолдсмит, физик по образованию, не верил во Всевышнего. Но что-то над людьми, безусловно, есть. Рок, судьба или межгалактический компьютер. Не в названии дело. И когда лимит везения, отпущенный тому или иному живому существу, превышался, удача превращалась в свою противоположность, обрушиваясь всеми мыслимыми и немыслимыми бедами на просроченного счастливчика. Следуя одному из основных постулатов теории, необходимо себе самому сделать какую-нибудь неприятность, иначе неприятность произойдет все равно, и последствия ее трудно представить. А что может быть более неприятным, нежели разлука с любимой накануне основополагающего эксперимента!

Решающее подтверждение своей теории Ральф получил в прошедший понедельник, когда на охоте в результате несчастного случая трагически погиб его двоюродный брат Кристофер. Кристоферу везло всегда. Как говорится, он родился с серебряной ложечкой во рту. Он выигрывал любое пари, даже самое абсурдное. Он был везуч в любви и в картах. Если кому-нибудь из партнеров по игре в покер приходило на руки четыре короля, можно было с уверенностью утверждать - у Кристофера наготове четыре туза. Друзья прозвали его Крис-Джокер. Всем был наделен кузен: и обаятельной внешностью, и спортивной фигурой, и приятным характером, и даже неизлечимой болезнью ближайшего родственника, чьим наследником являлся, но после того, как чудесный малый отбил самую очаровательную девушку на Британских островах у заезжего арабского шейха, да еще играючи при этом, Ральф почувствовал, что развязка близка. На следующий после церемонии венчания день Крис в компании ближайших друзей отправился на скачки по совету Ральфа, чтобы отвести от себя немилость судьбы, поставил в последнем заезде крупную сумму на Аутсайдера, а не на Принцессу, которая не без оснований считалась фаворитом. Принцесса, которая весь заезд лидировала, споткнулась перед самым финишем, остальные лошади на мгновение замедлили бег, и Аутсайдер пришел первым. "Крис - конченый человек!" подумал тогда Уолдсмит, глядя, как безоблачно радуется успеху своего супруга самая очаровательная леди на Британских островах. А еще через день Кристофера не стало. Видимо, сработал механизм всемирной компенсации, и бедняге пришлось уплатить по последнему счету. Надо сказать, Ральфу тоже везло. Конечно, не так, как Кристоферу. Вместо четырех тузов он набирал в лучшем случае четыре двойки, но все же! И талантом его Господь не обидел. В двадцать пять лет иметь докторский диплом в кармане, шестнадцать опубликованных работ в специальных журналах и сердечную привязанность Джой - это чего-нибудь стоило! Кроме того, даже смерть двоюродного брата, которого Ральф искренне любил, не в состоянии была омрачить приподнятое настроение физика. Как-никак, а Машина сделана и теперь ждет не дождется своего творца.

Ральф вышел из комнаты и через люк в прихожей спустился по винтовой лестнице в подземный гараж. С тех пор, как физик обосновался в Стаффхаузе, в его бетонном чреве ни разу не заурчал двигатель внутреннего сгорания автомобилям вход был заказан! В гараже рождалось иное средство передвижения. Передвижения по времени.

Одинокая электрическая лампочка, свисавшая на витом шнуре с потолка, освещала непривычные контуры воплощенной фантазии Уэллса - человека, который первым рассказал о возможности путешествовать во временном континууме. Сверкали пучки световодов, причудливо изогнутых над раструбом стабилизатора, тускло блестела сфера хронопреобразователя, мигали разноцветные панели управления в тесной кабине. Все это веретенообразное сооружение было окружено жгутами силовых кабелей, которые покрывал густой слой пыли. По каким-то, пока неустановленным, причинам Машина вбирала в себя пыль, казалось, со всего помещения. Ровно два часа назад Ральф закончил паять последнюю монтажную плату и, как полагается аккуратному экспериментатору, протер влажной тряпкой все поверхности. И вот, пожалуйста! Впечатление складывалось такое, что к Машине три года никто не подходил для уборки. "Что ж, - подумал изобретатель, - если она не сможет переместить меня в прошлое, запатентую ее в качестве новой модели пылесоса!"

Великий миг настал. Изобретатель включил рубильник. Машина низко загудела. Следовало подождать еще с полчаса, чтобы зарядились аккумуляторные батареи. Энергию для путешествий во времени Машина потребляла непосредственно из сети, а вот для возврата в настоящее ей требовался запас. До печального происшествия с двоюродным братом Ральф избрал первым конечным пунктом переноса начало шестидесятых годов, когда на ливерпульской сцене только-только появилась четверка "Битлз". Уолдсмит не разделял приверженности нынешней молодежи к "тяжелому металлу", оставаясь верным поклонником старомодных и чуточку наивных "жуков-ударников". Музыка занимала в душе Ральфа третье место после хронофизики и Джой. Вы скажете, тоже мне мечта?! Но что из того, что в спальной комнате над гаражом почетное место занимает квадрофоническая аппаратура и коллекция самых последних шлягеров современной рок-музыки? Ведь побывать на первом публичном концерте своих кумиров за год до собственного рождения! Ради такого события стоило заниматься хронофизикой!

Но реализацию великой мечты придется отложить для более лучших времен теперь целью хронофизика-меломана становился вечер прошедшего воскресенья, сразу же после сенсационного заезда, в котором победил Аутсайдер. Ральф твердо решил посрамить собственную теорию равномерности удачи! Надо было лишь уговорить Кристофера не ходить на злополучную охоту! Глядишь, после этого Крис или проспорит пари, или разведется на худой конец. А вдруг, может быть, доктора ошиблись и ему ой как долго придется ждать наследства!

Да, участь кузена в руках Ральфа, и он сделает все, чтобы везение отвернулось от Кристофера, а для этого нужно сделать всего один малюсенький шажок назад, к прошлое. Как сказал Армстронг двадцать лет назад, высадившись на лунную твердь: "Один маленький шаг - и громадный прыжок человечества!" Приятно, черт побери, чувствовать себя первооткрывателем!

Задумавшись о собственной роли в истории человечества, Уолдсмит не сразу обратил внимание, что в углу, у верстака, на котором он держал разный столярный и слесарный инструментарий, сгустилась темнота. Когда физик заметил это странное явление, темнота уже приобрела устойчивые очертания. Она переливалась, словно состояла из чернильной жидкости, из одной формы в другую, и все это сопровождалось отблескиванием мельчайших искорок, вспыхивающих по их контурам то тут, то там. Изобретатель поневоле попятился, вспомнив, что в мыслях помянул дьявола. Конечно, Ральф был ученым и оставался им, но в глубине души признавал, что не все было подвластно научным методам и что-то такое ирреальное вполне могло иметь место даже в центре Британских островов! С другой стороны, занимаясь столько лет хронофизикой, он отдавал себе отчет, что при опытах со временем возможны всякие флуктуации временных потоков и наблюдаемое явление - из их числа. На всякий случай он поднял увесистый гаечный ключ из комплекта, который собирался взять с собой в путешествие, и почувствовал себя значительно уверенней.

Между тем движение чернильного пятна замедлилось и через несколько секунд прекратилось вовсе, открыв взору хронофизика предмет, более всего похожий на мусорный ящик с прозрачными стенками. Монотонное жужжание зарядки на мгновение заглушил ошеломительный треск. Мусорный ящик лопнул по стыкам и раскрылся, как цветочный бутон под лучами солнца. Наружу выбралось существо необычного вида.

Двуногое, двурукое, прямоходящее, но сразу становилось ясно, что предками его не могли быть приматы. Голова морщинистая, как у черепахи, без единого волоска на черепе, без носа, без ресниц и без бровей. Рот, правда, наличествовал и, судя по обилию в нем зубов, существо явно не довольствовалось одной вегетарианской пищей. Глаза, лупатые и немигающие, в упор уставились на человека. "Жукоглазый монстр!" - подумал Уолдсмит и похолодел. В юности он отдал должное чтению третьесортной фантастики, где подобные твари гуляли чуть ли не на каждой странице.

В трехпалой руке тварь сжимала что-то похожее на узкий граненый карандаш. Чуть позднее физик разглядел, несмотря на то, что свет резал глаза, ибо лампа оказалась между ним и таинственным посетителем, что монстр одет в нечто вроде передника с оттопыренными карманами.

- Чем обязан? - спросил Уолдсмит с самообладанием настоящего джентльмена. Прежде, чем пустить в ход гаечный ключ, по правилам хорошего тона следовало узнать о цели визита.

- Кххх... Хрррр! - произнес гость не очень понятно и наставил торец "карандаша" на хозяина Стаффхауза. - Джаглей не опоздал, признайся?

- Мне не в чем признаваться, - ответил Уолдсмит со всей холодностью, на которую был способен. Ему очень не нравился "карандаш", особенно потому, что был нацелен прямо в лоб.

- Человек еще не летал? - с надеждой в голосе полюбопытствовало чудовище и показало свободной рукой в сторону Машины.

- Собираюсь, - простодушно признался хронофизик. - Сегодня пробное путешествие!

Чудовище явно позволило себе расслабиться. Оно погладило себя по голове, раз или два хлопнуло мигательными перепонками, но "карандаш" продолжало твердо нацеливать на человека.

- Джаглей - молодец! - заявило оно после этого. - Джаглей всегда поспевает вовремя! Джаглей спасет двоюродный народ!

- Простите, сэр, - примиряюще сказал Ральф. - При первом испытании моей Машины возможны непредвиденные искажения пространства-времени. Это чрезвычайно опасно, и потому прошу вас покинуть помещение. Скорее всего, вы не существуете, ибо являетесь плодом моего возбужденного перед экспериментом воображения, однако... настоятельно рекомендую удалиться...

- Это я не существую?! - монстр издал оглушительный скрежет при помощи своих челюстей. Будто провели шестидюймовым гвоздем по ветровому стеклу джипа. И до человека дошло, что так выглядит хохот незваного визитера. А монстр радовался от всей души, даже одной нижней конечностью пристукивал об пол. - Хррр! Джаглей-то существует! Джаглей очень сильно существует! Это человек скоро не будет существовать! И опасная игрушка человека не будет существовать! Тррр...

- Моя Машина не игрушка и работает прекрасно! - отчеканил хронофизик. У меня нет причин сомневаться в благополучном исходе опыта...

- Никакого опыта не будет! - перебила Ральфа агрессивная тварь. - Я, Джаглей из параллельного потока реальности, не допущу! Проклятый убийца!

- Видимо, сэр, вы не отдаете отчета своим словам! Ральф Уолдсмит никогда никого не убивал! - заявил изобретатель и повернулся к существу спиной, тем самым давая понять, что разговор окончен.

Но существо не было джентльменом. Затылок физика ожег мимолетный жар, а в бетонной стене за Машиной появилась дыра с детский кулачок - Джаглей шарахнул из своего "карандаша".

- Стой! - завизжал монстр. - Джаглей не все успел высказать человеку! Ты слушай и не пытайся улизнуть! Иначе "огненная трубка" сделает из человека пусто!

Внутри Ральфа все кипело. Мало того, что незваный гость откровенно угрожает диковинным оружием в его собственном доме, так еще и испытание Машины откладывается на неопределенный срок. Похоже на то, что Джаглей способен пустить в дело свою "огненную трубку", если не выслушать его претензий.

- Я вас слушаю, сэр, - с язвительностью настоящего выпускника Тринити-колледжа произнес Ральф, вновь поворачиваясь лицом к опасности.

- Я все-таки скажу человеку! Но не пытайся перебивать Джаглея! Джаглей долго ждал этого часа. Как ни обидны эти сравнения, Джаглей и человек коллеги, хотя средство передвижения Джаглея не похоже на Машину человека. Но Джаглей прибыл сюда не из "КОГДА", а из "ГДЕ". Мир устроен гораздо сложнее, нежели представляет себе человек. И планета наша одна и та же, но со сдвигом во времени. Между секундами бытия умещаются совсем другие отрезки времени, в которых существуют иные реальности. На наших, как и на твоей Машине, можно путешествовать не только в своем времени, но и перескакивать на параллельные витки. Джаглей построил свою Машину раньше человека и успел побывать на множестве чужих миров, и в каждом из них одна и та же Земля. Но, странное дело, в каждом из них главенствующая раса - потомки мерзких млекопитающих. Люди. Только в одной реальности, моей, реальности Джаглея, планета в распоряжении разумных динозавров. Никто из наших ученых не мог понять, почему мерзкие теплокровные повсюду вытеснили братских Джаглею рептилий. Джаглей долго выяснял причины и наконец обнаружил, что все произошло из-за человека по фамилии Уолдсмит в вашей реальности. Из-за твоего дьявольского изобретения, Ральф Уолдсмит, во всех параллельных витках мироздания погибли мои двоюродные родственники, так и не достигнув стадии разума!

- Помилуйте, - нервически хохотнул физик. - Какое отношение к эволюции могу иметь я и моя Машина?

- Джаглей не волен миловать! - отрезало существо из параллельного мира, и человек понял, что время шуток прошло. - Проанализировав тенденции развития цивилизаций, Джаглей обнаружил, что расцвет теплокровных приходится на период непонятного вымирания предков моих двоюродных родичей. Но непонятным это явление было для Джаглея недолго: машины времени - вот где таилась разгадка! Успешно уничтожив естественную среду обитания в каждом из параллельных миров, люди встанут перед призраком чудовищного голода. Перенаселенность городов, усиливающееся загрязнение атмосферы и Мирового океана, постоянная нехватка сырьевых ресурсов и энергии приведут к тому, что предприимчивые наследники млекопитающих ринутся на изобретенных тобою машинах в прошлое, чтобы воспользоваться чужими плодами с мирных пастбищ мезозоя! Джаглей так и видит жуткие картины, встающие перед глазами в параллельных мирах: колоссальные гекатомбы из останков диплодоков и бронтозавров, освежеванных на автоматических бойнях, уничтожение флоры и закладка плантаций под ваши так называемые "культурные растения", избиение хищных тиранозавров, которые могут помешать человечеству развиться в далеком прошлом, пиршество на костях разной рептильей мелочи, которая и жить-то осталась потому, что не удостоилась человеческого взгляда! Конечно, проще завалить из гранатомета сразу сто тонн динозаврового мяса, чем совершенствовать технологию в собственном времени! А в вашем времени в каждом ресторане, в каждой закусочной, в каждой забегаловке станут подавать на стол фрикасе из мезозоя!

- Не может быть! - Картина, нарисованная Джаглеем, была похожа на правду, но Ральф Уолдсмит, человек XX века, не мог принять такой правды. И Ральф, и Джой были исправно платящими членские взносы в Обществе Экологического Спасения. Хоть газеты постоянно писали и о нарушении естественной среды обитания, и о том, что на Земле голодает половина населения, но все это было где-то далеко, там, в экзотических странах третьего мира...



- Может! - Джаглей вывернул карманы и вытащил несколько консервных банок с красочными этикетками. Уолдсмит наклонился и прочел надписи: "Трицератопс в собственном соку", "Аллозавр в ломтиках", "Филе игуанодона в винном уксусе"... На каждой этикетке щерился во весь рот белозубый малый в стетсоне, держа в отставленной руке многозарядную винтовку на крупную дичь - фирменный знак корпорации "Аппетит вне времени"!

- Если бы Машина не была изобретена, никто не посягнул бы на безмятежную жизнь динозавров в прошлом и они, постепенно прогрессируя, как предки Джаглея, стали бы разумными! Машину изобрел Ральф Уолдсмит либо его параллельные аналоги, следовательно, Ральф Уолдсмит должен исчезнуть! Но сперва должно исчезнуть его дьявольское изобретение!

Джаглей провел "огненной трубкой" крест-накрест, словно навсегда зачеркивал самое идею путешествия по времени. Машина беззвучно принялась таять в ярком сиянии, словно была сделана не из металла, стекла и пластмассы, а из пчелиного воска.

Физик зачарованно наблюдал, как его мечта дематериализуется, превращаясь в лужицу расплавленного вещества.

- А сейчас за Машиной отправится человек, а вместе с ним и эти консервированные останки! - хрипло рявкнул Джаглей, бросая банки на пол. Неужели Джаглей дождался торжественного момента и последствия несуществующего отныне изобретения сгинут без следа?! Джаглей привез их из вашего будущего, которого теперь нет! Исчезнет Ральф Уолдсмит, исчезнут и консервные банки! Все исчезнет, ибо будущее всех миров и вашего, в том числе, - за разумными рептилиями!

Уолдсмит бросился врукопашную на мстителя из параллельного мира, но излучение "огненной трубки" без видимых усилий со стороны Джаглея перечеркнуло его жизнь и превратило в ничто. Несколько мгновений - и все было кончено. От двух лужиц дематериализованного субстрата поднимался пар.

Джаглей опустил оружие и позволил себе расслабиться. Столько усилий затрачено на это деяние, столько средств пришлось вложить в хроноход! Но все оправдано высшей целью, ради которой не жалко и целой жизни... Но что это?!

На полу сиротливо сгрудились консервные банки. Они и не думали исчезать!!! С глянцевых этикеток продолжал утверждающе улыбаться молодец в стетсоне.

- Нет! - выдохнул Джаглей с трудом. Ему не хватало воздуха. - Этого не может быть, я все просчитал, все возможные варианты последствий!

"Огненная трубка" развеяла в пепел улыбку джентльмена с многозарядной винтовкой.

- Нет! Нет! - Джаглей направил "карандаш" на себя и чиркнул энерголучом по животу.

Покончив с хозяином, "огненная трубка" упала на пол и растворилась в собственном пламени...

Несчастный спасатель разумных динозавров не знал и даже не догадывался, что на следующее утро заплаканная, но верная слову Джой Макфарленд отнесет чертежи Машины профессору Найкриджу, который по достоинству оценит вклад ее жениха в хронофизику и приложит максимум усилий, чтобы погрузиться в пучины пространственно-временного континуума. А еще через несколько лет благодарное и сытое человечество поставит на Трафальгарской площади памятник Ральфу Уолдсмиту как первопроходцу, так и не вернувшемуся из первого путешествия по времени..."

- Отец! Взгляни, какую гадость читает наш младший! Фантастика самого низшего пошиба, да еще с разными заумностями! - Мать протянула главе семейства книжку из пальмовых листьев, прошитых по корешку тонкой лиановой нитью. На титульном листе были изображены прогулочный двор с араукариями на переднем плане и фабрикой принудительного потепления на горизонте. Все было изображено, как в реальной жизни, за исключением одной-единственной детали - за стволом араукарии то ли прячется, то ли подглядывает за детишками на лужайке омерзительное существо в странном одеянии. Существо было без хвоста!

Отец рассеянно полистал трехпалой лапой книжонку, постучал хвостом об пол, что выдавало крайнюю степень раздражения, и наконец изрек:

- Похоже, Мать, малышу не дотянуть до очередной линьки, я собственноручно спущу с него шкуру, когда он вернется с Полуденной отмели! Подобная дребедень, - книжонка полетела в угол, - не способствует нормальному восприятию реальности. Теперь мне становится понятно, зачем он завел в доме клетку с такой дрянью, - и он немигающими глазами с вертикальным зрачком неприязненно посмотрел в сторону детской пещеры, где у самого порога, отгороженное примитивными прутьями, на подстилке из прелых листьев, часто дыша, дремала теплокровная дрянь, покрытая густой шерстью... Если бы дрянь была способна принимать направленную телепатию отца, на ней бы давно вся шерсть стала дыбом.




home | my bookshelf | | Иск из мезозоя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу