Book: Будь моей, малышка



Будь моей, малышка

Сьюзен АНДЕРСОН

БУДЬ МОЕЙ, МАЛЫШКА

Глава 1

Джульетта Роуз Астор Лоуэлл остановилась в тени мраморной колонны у входа в восьмой полицейский участок и промокнула вспотевший лоб белоснежным батистовым платочком. Потом она набрала в грудь воздуха, чуть задержала его в легких и медленно выдохнула. В оборудованном кондиционером лимузине жара почти не ощущалась, но едва она вышла из машины, как ей сразу же стало трудно дышать.

Настроение Джульетты оставляло желать лучшего. Прошло меньше часа с тех пор, как она сошла с трапа самолета и села в поджидавшую ее машину с твердым желанием как можно скорее очутиться в отеле и наконец-то получить глоток свободы, о котором так долго мечтала, находясь под постоянной опекой своей суровой бабушки. Слава Богу, в Новом Орлеане никому нет дела до того, что она принадлежит к всемогущему роду Астор Лоуэллов. Джульетта вовсе не собиралась становиться завсегдатаем злачных заведений и голой отплясывать на столе, но право на небольшой отдых она, как и всякий нормальный человек, конечно же, имела.

И вот пожалуйста – отец снова все решил за нее. Он поставил ее перед свершившимся фактом, позвонив ей прямо в лимузин. Как выяснилось, корпорация «Отели Краун» только что получила не слишком приятное письмо с недвусмысленными угрозами в свой адрес: кому-то сильно не понравилась идея открыть в Новом Орлеане отель «Гарден Краун». Отец прочитал ей письмо по телефону. Основная мысль, которая содержалась в нем, – нечего было перестраивать старинный особняк, украшавший исторический облик города. В конце разговора Томас Лоуэлл сообщил ей, что уже договорился с местной полицией об охране.

Привыкнув к твердому выговору жителей Новой Англии, Джульетта с трудом понимала речь полицейских, сгрудившихся за стойкой. Спросив, куда ей следует идти, она быстро пошла в указанном направлении, исподволь подмечая все, что творилось вокруг. Прежде ей ни разу не доводилось бывать в полицейском участке, и теперь она с удовольствием убедилась, что здесь царит вполне деловая атмосфера.

Увы, человек, поднявшийся ей навстречу, едва она переступила порог кабинета начальника участка, больше смахивал на состоятельного политика или преуспевающего бизнесмена, чем на бравого стража порядка: темные волосы его были подстрижены у хорошего парикмахера, румяные щеки чисто выбриты, отлично сшитый костюм скрывал намечающийся животик. Похоже, здесь неплохо зарабатывают, подумала Джульетта. Однако она нисколько не была обескуражена: люди такого плана часто встречались ей в окружении отца, и она отлично знала, как вести себя с ними.

– Исполняющий обязанности начальника полиции капитан Пфеффер? Меня зовут…

– …мисс Джульетта Лоуэлл, – закончил за нее капитан, и на пышущем здоровьем лице его тут же расцвела улыбка. Обогнув стол, капитан подошел к ней и протянул руку.

«Астор Лоуэлл», – хотела поправить его Джульетта, но вовремя сдержалась. Привычка всегда упоминать фамилию бабушки рядом с фамилией отца уже давно стала у нее условным рефлексом.

Джульетта вежливо улыбнулась и ответила на рукопожатие.

Капитан провел ее к столу.

– Прошу, присаживайтесь, пожалуйста, – растягивая слова, произнес он. – Мы с вашим батюшкой имели длительную беседу, и он предупредил о вашем визите.

– Значит, объяснять мне ничего не надо. И все-таки я боюсь, что отец несколько преувеличивает опасность; нет никакой нужды отвлекать вашего полицейского, деятельность которого может пригодиться для более важных дел.

– Ну что вы, сержант Дюпре будет в восторге от возможности оказать вам услугу. Так что не волнуйтесь, прелестное дитя, и, гм… – Тут капитан неловко закашлялся, уловив в лице Джульетты нечто такое, отчего решил не вступать на опасную тропу. – И поверьте, что полицейские нашего участка всегда рады помочь такой прелестной девушке, – быстро добавил он. – Мы придерживаемся правила: лучшему – лучшее. Меня, например, сам начальник комиссариата назначил замещать на этой должности капитана Тэйлора, ушедшего в длительный отпуск, а я, в свою очередь, выбрал лучшего детектива, чтобы охранять вас. Признаюсь, мы все безумно счастливы, что такая корпорация, как «Отели Краун», выбрала Новый Орлеан для открытия еще одного из своих чудесных заведений. Наши жители только об этом и толкуют.

Ну, кое-кому эта идея не так уж и нравится, подумала Джульетта, но от слов капитана у нее потеплело на душе. Она гордилась фирмой отца и давно вынашивала мечту получить возможность действовать самостоятельно, избавившись от бдительного надзора со стороны своего сурового родителя. Отель в Новом Орлеане в каком-то смысле должен был стать ее детищем.

– Мы тоже рады возможности кое-что сделать для вашего города, – сказала она.

– Не сомневаюсь! И поверьте, вам не нужно ни о чем волноваться. Мы позаботимся о том, чтобы вы чувствовали себя в полной безопасности. Обещаю: вы ни единой секунды не останетесь в одиночестве.

Этого ей только не хватало!

– Думаю, вы уже запланировали несколько грандиозных мероприятий в честь открытия отеля, – предположил капитан.

– Разумеется. – Джульетта принялась с энтузиазмом рассказывать о предполагаемых праздничных торжествах, а когда закончила, лицо Пфеффера выражало такое умильное ожидание, что ей ничего не оставалось, как только с аристократической учтивостью произнести:

– Возможно, господин Пфеффер, вы с супругой тоже пожелаете присоединиться к нам?

– Благодарю вас, мисс Лоуэлл! Моя жена будет в восторге, она ведь Кольер, знаете, из тех Кольеров, что из Саванны…

– Ах вот как. – Джульетта понятия не имела, кто такие Кольеры из Саванны, но предположила, что люди они, должно быть, состоятельные. Врожденный инстинкт подсказывал ей, что сам Пфеффер не мог быть наследником крупного капитала: он улыбался чересчур елейно, разговаривал с чрезмерным подобострастием – так обычно вели себя отцовские лизоблюды.

– Так вы нас действительно приглашаете?

В такой ситуации хорошие манеры, к которым она была приучена с пеленок, предполагали только один ответ:

– Ваши имена наверняка уже есть в списках, но я все равно попрошу свою помощницу проследить за тем, чтобы вам обязательно послали приглашения.

Джульетта взглянула на свои часики. Конечно, бабушку подобный не слишком тонкий намек поверг бы в ужас, зато на капитана он подействовал безотказно.

– Не хочу вас больше задерживать, мисс Лоуэлл, – по-прежнему любезно проговорил Пфеффер. – Понимаю, вы, должно быть, торопитесь. Сейчас я вызову Дюпре.

Он потянулся к телефонной трубке, но Джульетта протестующе подняла руку:

– Не стоит тревожить вашего сотрудника, капитан.

Хотя отец всегда придерживался убеждения, что интересы семьи Лоуэллов стоят превыше всего, зато бабушка учила ее не доставлять лишних неудобств другим.

– Прошу вас, – настойчиво повторила она.

Однако Пфеффер, не обращая внимания на ее протесты, принялся набирать номер.

– Поверите мне, юная леди, сержанта Дюпре надо держать в ежовых рукавицах. Он, может быть, и лучший детектив во всем Новом Орлеане, но ему нельзя давать никаких поблажек. Поэтому будет лучше, если мы вызовем его сюда.

Кажется, власть, пусть и временная, этому Пфефферу явно по душе! Джульетта гордо распрямила плечи и ледяным голосом произнесла:

– Однако я настаиваю, капитан!

На мгновение в глазах хозяина кабинета промелькнуло раздражение. Он со вздохом положил трубку и встал из-за стола.

– Хорошо, мисс Лоуэлл, как вам будет угодно. – Капитан подошел к двери и, открыв ее, сделал широкий жест рукой:

– Прошу сюда. Лифт в соседнем коридоре.

* * *

– Джози Ли вышла на тропу войны, – мрачно сообщил Люку Гарднеру Бью Дюпре. – Говорит, я оказываю на нее давление: ей, видите ли, надоело мое покровительство. – Бью в упор посмотрел на своего напарника. – Ты тоже считаешь, что я поступаю с ней несправедливо?

– Угу.

– Чушь собачья! Не вляпайся эта девчонка в историю, я бы давным-давно сам сложил ее чемоданы и выставил за дверь, потому что мне до чертиков надоело присматривать за ней. Но при нынешнем положении вещей она покинет дом только через мой труп. – Бью сделал выразительный жест рукой. – Надо же, ей не нравится давление!

– Послушай, ты, похоже, совсем рехнулся, приятель. Сколько можно заниматься самобичеванием? Твоей вины здесь нет, ясно?

– Ну да, как же! – усмехнулся Дюпре. – Тебе легко говорить.

Он до сих пор никак не мог простить себя за то, что позволил младшей сестре явиться в этот мерзкий притон. Когда она, разыскав Бью по сотовому, заявила, что ей срочно требуется его машина и что она приедет за ключами не одна, а с каким-то приятелем, он как дурак купился на ее уговоры, да еще, не разобравшись, дал точный адрес, хотя мог бы сказать, что машина нужна ему самому! Впрочем, сестра знала, что напарники отправились патрулировать на автомобиле Люка, но все же он мог настоять на своем.

Притон они с Люком пасли из-за Охотника за трусами, как они его называли, а точнее – извращенца-фетишиста, возымевшего привычку вламываться в дома к одиноким женщинам. Под дулом револьвера мерзавец заставлял перепуганных женщин раздеваться догола, потом хватал их нижнее белье и, прежде чем раствориться в ночи со своей добычей, угрожал жестокой расправой, если кому-нибудь придет в голову позвонить в полицию.

Две последние жертвы извращенец отследил в том самом притоне, и Бью ни в коем случае нельзя было подпускать к нему Джози Ли ближе чем на километр.

– Ты же знаешь, Люк, я и сам не прочь обрести свободу: жду не дождусь, когда окажусь полным хозяином в доме. Я уже, кажется, начисто забыл, что такое секс.

Это было правдой: вот уже десять лет он отдавал все свободное время воспитанию сестер.

– Ничего, – ухмыльнулся Гарднер, – эти навыки быстро восстанавливаются.

Бью смерил напарника тяжелым взглядом.

– Ишь развеселился! Будь у тебя три младших сестрицы, запел бы по-другому. Ты только представь: мне приходится вести холостяцкий образ жизни с тех самых пор, как умерли наши родители. – Он помолчал и вдруг тоже ухмыльнулся. – Знаешь, что я сделаю, как только дверь за Джози Ли закроется в последний раз? Немедленно начну упражняться, а то совсем потеряю квалификацию. Вот найду хорошенькую блондиночку с огромными…

– Бью!

– …с огромным бюстом… или двух блондиночек… нет, лучше блондинку и рыженькую! Потом напишу рапорт об отпуске, залезу в койку – и недельку прошу меня не беспокоить!

В этом месте сидящий напротив напарник, быстро убрав ноги с нижнего ящика стола, со стуком задвинул его, и ухмылка мигом сползла с лица Бью.

– Эй, какая муха тебя укусила?

– Сержант Дюпре! – раздался за его спиной голос исполняющего обязанности начальника участка. – Постарайтесь вести себя прилично в присутствии дамы.

Бью медленно развернул свой крутящийся стул.

Капитан Питер Пфеффер – этого только ему не хватало! Ба, да он не один! Стоявшая рядом с Пфеффером красивая длинноногая блондинка разглядывала Бью огромными серыми глазами с таким выражением, будто только что увидела перед собой какое-то чрезвычайно редкое животное.

– Познакомьтесь, сержант Дюпре: мисс Джульетта Лоуэлл. – На губах Пфеффера появилась та сладенькая улыбочка коммивояжера, от которой Бью всегда тошнило. – Помните, я упоминал о новом задании?

В огромной комнате воцарилась тишина: все внимание было приковано к Джульетте. Только теперь она поняла, что напрасно не согласилась с Пфеффером, когда тот предлагал вызвать инспектора в кабинет.

* * *

Когда человек, чей монолог они прервали своим появлением, лениво окинул ее оценивающим взглядом темно-карих глаз, Джульетта чуть не ахнула: она-то надеялась, что ее телохранителем станет полицейский с бритой головой и приятным лицом, сидевший напротив.

Не повезло. А может… Сердце Джульетты затрепетало. Красавцем его, конечно, нельзя было назвать, но в нем чувствовалось нечто… Она определила бы это как мужское начало – оно так и выпирало из него. Джульетта припомнила отрывок разговора детектива с бритоголовым. Неужели он действительно намерен провести в постели целую неделю с двумя партнершами? Господь всемогущий! Разве такое возможно?

Дюпре с каменным выражением лица повернулся к капитану Пфефферу, и все полицейские, находившиеся в комнате, затаили дыхание, ожидая, что вот-вот разразится гроза.

– У меня уже есть задание, Пит.

Капитан чуть не лопнул от возмущения.

– Не Пит, а капитан Пфеффер! И я поручаю вам новое задание – охранять мисс Лоуэлл!

Тем временем Джульетта продолжала придирчиво изучать Бью Дюпре. Не слишком высок – не дотягивает до метра восьмидесяти, зато плечи широкие, бедра узкие, фигура поджарая – напоминает профессионального пловца. На щеках детектива красовалась темная щетина, словно он не брился как минимум три дня. На своего начальника он смотрел с таким невозмутимым спокойствием, что тот казался по сравнению с ним настоящим невротиком.

Прервав размышления Джульетты, сержант взглянул на нее и протяжно произнес:

– Что ж, мисс Лоуэлл, знакомьтесь – мой напарник… – Он кивнул на бритоголового.

– На этот раз у вас не будет напарника, Дюпре, – прервал его Пфеффер.

– Нет уж, дудки! Видите ли, мисс Лоуэлл, Люк был моим напарником еще в полицейском управлении Нового Орлеана. Потом, когда управление децентрализовали, мы вместе перешли сюда. Называть его своим бывшим партнером я не собираюсь. Так или иначе, – он ткнул пальцем в сидящего напротив Джульетты полицейского, – представляю вам Люка Гарднера.

– Очень рад, мэм, – улыбнулся Люк.

Джульетта вежливо кивнула. Она по-прежнему не могла оторвать взгляда от сержанта Дюпре. Когда тот, поднявшись, протянул ей руку, она почувствовала, что, несмотря на жару, ладонь его была чуть прохладной. Странно, но это обрадовало ее – возможно, потому, что рукопожатия тех, с кем ей приходилось встречаться до сих пор, почему-то всегда были вялыми и влажными.

Не спуская с Джульетты глаз, Бью сделал шаг вперед и оказался так близко, что она ощутила его дыхание на своих щеках.

– И по какой же такой причине вам понадобилась нянька, дорогая? – насмешливо поинтересовался он.

Джульетта невольно отступила и, вздернув подбородок, уже готова была дать достойный ответ, но Пфеффер ее опередил:

– Мисс Лоуэлл только сегодня прибыла в наш город, чтобы открыть «Гарден Краун», еще одну прекрасную жемчужину в сверкающей тиаре корпорации «Отели Краун», – поспешил сообщить он, явно намереваясь произвести благоприятное впечатление на Джульетту.

– Значит, не успела приехать, как уже вляпалась в дерьмо и теперь нуждается в помощи копа? Если так, милашка, вы обратились точно по адресу.

– Попридержите язык, Дюпре! – Казалось, Пфеффер еле сдерживается. – Мисс Лоуэлл получила письмо с угрозами, поэтому я даю вам задание обеспечить ее безопасность. Надеюсь, я достаточно понятно выражаюсь?

В помещении раздался дружный вздох, будто Бью был тикающим взрывным механизмом и до катастрофы осталась пара секунд. Ничего не понимая, Джульетта оглядела комнату.

Грозно сверкая глазами, Дюпре медленно процедил:

– Хорошенькое задание – роль цепного пса.

– На охране девушки настаивает ее отец, а он, да будет вам известно, не кто-нибудь, а сам Томас Лоуэлл! Вот копия письма, вызвавшего его беспокойство. – Пфеффер протянул лист бумаги сержанту. – Уверен, вы захотите ознакомиться с ним. Кстати, по долгу службы вам придется сопровождать мисс Лоуэлл во время предстоящих мероприятий, – добавил он.

Бью быстро пробежал письмо глазами, потом внимательно посмотрел на Джульетту. Когда он заговорил, в его голосе отчетливо звучало осуждение.

– По всему видать, папаша у вас – человек влиятельный. И хотя вот это, – он постучал пальцами по бумаге, – полная туфта, ему удалось заполучить для своей девочки нового кавалера.

Если при первом взгляде на Бью сердце Джульетты дрогнуло, то от такого наглого заявления оно забилось в бешеном ритме. В душе у нее была полная неразбериха. Что, скажите на милость, она совершила такого, чтобы ее так ненавидеть?

Джульетта вдруг представила себе надменное лицо бабушки. «Никогда не забывай, кто ты такая!» Ее наставления всегда приходили на помощь в нужный момент и помогали собраться.

Решив не отвечать на вызов сержанта, она спокойно улыбнулась.

Дюпре прищурил глаза.

– А вы не очень-то разговорчивы, милочка. Что я всегда любил в женщинах, так это сочетание ангельского личика и умения держать язык за зубами.

Гарднер издал тихий стон и закатил глаза, а капитан Пфеффер рявкнул:

– Довольно, Дюпре! Ведите себя пристойно и обращайтесь к даме как положено.

Бью с деланным недоумением уставился на Пфеффера, своего начальника.

– А если я не подчинюсь? Что вы сделаете тогда, исполняющий обязанности капитан Пфеффер? Бросите меня на другое, менее важное дельце? К примеру, на отлов Охотника за трусами, да?

Сжав челюсти, капитан грохнул кулаком по столу.

– Довольно пререкаться, сержант Дюпре! Забудьте Охотника. Вы получили новое задание и будьте любезны выполнять его, не то я шкуру с вас спущу!



– Я не хочу, чтобы из-за меня возникли неприятности… – попробовала вмешаться Джульетта, но внезапно Бью, рявкнув: «Пошли, мисс Лоуэлл», – крепко схватил ее за локоть и потащил к выходу.

– Дюпре! – раздался позади вопль капитана, но Бью не обратил на него никакого внимания.

Спотыкаясь и едва не падая, Джульетта на ходу обернулась, но успела лишь беспомощно пожать плечами: в следующую секунду сильная рука сержанта выдернула ее из дверей.

Глава 2

«Кретин! Идиот! Выскочка! Черт бы побрал этого недоноска!»

Бью до упора вдавил педаль акселератора и помчался к району Гарден-Дистрикт. При капитане Тейлоре такого никогда бы не произошло. Тейлор – настоящий коп, не то что этот тупица, высокомерный индюк с гипертрофированным самомнением. Он, видите ли, требует!

К Охотнику за трусами Бью, как и остальные в участке, поначалу относился с некоторой долей юмора. Дел у всех хватало и без него, а этот извращенец до поры до времени никому не приносил особого вреда, если, конечно, не принимать в расчет некоторый моральный ущерб особам известного сорта. В самом деле, кого обрадует, когда к нему неожиданно вламывается громила в маске и с ходу приказывает раздеться. Но пока все потерпевшие оставались целы и невредимы, извращенец служил больше предметом шуток; полицейские наперебой давали ему всевозможные прозвища, самым пристойным из которых и было Охотник за трусами.

Безмятежность Бью растаяла в тот самый миг, когда в один злополучный вечер Охотник выбрал своей очередной жертвой Джози Ли. Теперь это дело касалось лично его, и он поклялся во что бы то ни стало засадить проклятого извращенца за решетку. Но скажите на милость, как он сможет его выследить, если болван Пфеффер навесил ему на шею новое задание, и все из-за того, что чуть больше месяца назад Бью арестовал внучку капитана. Просто идиотизм какой-то! Во-первых, Бью, черт побери, не обязан регулировать уличное движение, а во-вторых, в ту ночь он даже не был дежурным по участку. Но не мог же он, проезжая по мосту, не заметить, что машину впереди мотает из стороны в сторону. Пьяный водитель – это уже почти стопроцентная авария: если не врежется в другой автомобиль, так сам вылетит за мостовое ограждение. Разумеется, он ринулся следом, и вскоре ему удалось остановить нарушителя. Каково же было его удивление, когда он увидел за рулем малолетнюю внучку Пфеффера, которая находилась в состоянии сильного подпития и вела себя крайне вызывающе. Бью без колебаний пересадил ее в свою машину и доставил в участок.

И вот теперь Пфеффер решил взять реванш. Разумеется, он отлично знал, что в обязанности детектива высшего класса ни коим образом не входит охрана богатеньких выскочек с Севера – такая работа обычно поручается сотрудникам рангом пониже.

Поворачивая на авеню святого Карла, Бью покосился на сидящую рядом девушку. Огромные глаза с поволокой смотрели куда-то в пространство, в каштановых волосах играли солнечные блики, а под платьем из тончайшей материи угадывалась аппетитная грудь… Только вот почему бы не сделать это платье чуть покороче и менее строгого покроя? Зачем убирать волосы в пучок и напускать на себя столь неприступный вид? Всякий раз, когда он смотрел на свою подопечную, ему хотелось хорошенько ее встряхнуть, а потом…

Стоп, так можно зайти чересчур далеко. Бью вздохнул и сосредоточился на дороге, но уже через минуту снова скосил глаза на Джульетту. Какие у нее губы – полные, сочные, как у звезды стриптиза…

Он усмехнулся. Глядя на нее, даже представить было невозможно, чтобы эта особа вела себя с кем-нибудь фривольно. Бью видел, с каким высокомерием она смотрелала него, пока он препирался с Пфеффером, видел ее маленький аристократический носик, который она вздернула чуть не до потолка, когда он упомянул ее папашу. Ладно, никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. По крайней мере у Бью не было оснований сомневаться, что в ее глазах он всего лишь обыкновенная деревенщина, настоящий крекер <Прозвище белых бедняков в южных штатах США.>, а если она слышала, о чем он трепался с Люком, то еще и записной бабник, помешавшийся на сексе.

И тут все в нем замерло. Вот оно! Как же он не подумал об этом раньше? Пфеффер готов лизать задницу кому угодно, лишь бы хоть на секунду попасть в высшее общество. Как бы он ни стремился унизить Бью, он никогда не пойдет против воли маленькой гордячки из рода Лоуэллов. Отсюда вывод – надо сделать все, чтобы она сама попросила заменить охранника.

Повернув голову к пассажирке, Бью ухмыльнулся:

– Куда едем, милашка?

Девушка непонимающе заморгала глазами.

– То есть?

– Этот ваш отель… «Гарден Краун», если не ошибаюсь. Может, дадите адресок?

– Ах да. – Щеки Джульетты заалели. Опустив длинные ресницы, она назвала адрес.

Обогнув Четвертую улицу, машина выехала на Колизеум-стрит, миновала высокие ворота и резко остановилась у старинного особняка, ставшего теперь отелем «Гарден Краун». Тормоза протестующе взвизгнули, и Джульетта едва не ткнулась лбом в стекло.

Чудненько, все по плану. Она нахмурилась. Своенравной малышке не нравится, что он вторгся в ее владения – вот и отлично. Надо только побольше мозолить ей глаза, а также недурно разок-другой отвезти в какое-нибудь кричаще безвкусное заведение с полуголыми девочками, да еще познакомить кое с кем из ребят. Так он убьет двух зайцев – собьет с нее спесь и избавится от ее общества.

Выпрыгнув из машины, Бью обогнул капот и открыл пассажирке дверцу.

– Вот вы и дома, ангельское личико. Как было велено, доставил вас в целости и сохранности.

Глядя, как она отстегивает ремень безопасности, Бью вдруг почувствовал нечто вроде угрызений совести. Он протянул ей руку, предлагая свою помощь.

– Неплохо бы ознакомиться с расписанием ваших дальнейших передвижений, – сказал он.

Его рука так и осталась в воздухе. Не сделав попытки выйти, девушка продолжала сидеть в машине, будто супруга фараона на царском троне – спина выпрямлена и не касается спинки сиденья, руки лежат на сдвинутых коленях ладонями вниз, прозрачные глаза устремлены прямо на Бью.

– Мое имя Джульетта, – не повышая голоса сообщила она. – Буду крайне признательна, если вы не сочтете за труд называть меня так, а не пользоваться фамильярными обращениями, которые я нахожу вульгарными.

Вот, уже отчитала! Бью подавил улыбку. Сейчас вся ее выспренняя речь обернется против нее. Вульгарные обращения? Что ж, хорошо…

– Слушаюсь и повинуюсь… э… Розовый Бутончик!

С этими словами он обхватил ее за тонкое запястье и бесцеремонно вытащил из машины.

* * *

Роксанна Дэйвис, личная секретарша Джульетты, захлопнула наконец журнал с расписанием ближайших встреч, который Бью до этого внимательно изучал, сидя за стойкой на первом этаже, после чего детектив, коротко кивнув, широкими шагами прошествовал к дверям. Когда его фигура растворилась в толпе, Роксанна негромко присвистнула.

– Великий Боже! Ну и мужик! – Она сделала большие глаза и, повернувшись к Джульетте, принялась обмахиваться журналом как веером. – А ты еще жаловалась, что отец решил приставить к тебе няньку!

Джульетта чуть не прыснула в кулак, однако сдержалась и с равнодушным видом произнесла:

– Я и сейчас не нахожу идею отца удачной.

– Ты что, в самом деле спятила? – Глаза Роксанны чуть не вылезли из орбит. – Да я бы за этим парнем пошла хоть на край света! Эх, мне бы такого охранника!

«Тебе-то проще, а вот как быть мне?» – подумала Джульетта. Неужели бабуля так ничему ее и не научила, кроме умения повторять прописные истины?

– Ты уже встретилась с четой Хэйнесов? – войдя в офис и усевшись за свой письменный стол, спросила она.

Роксанна сразу расцвела:

– Веришь ли, Эдуард просто душка: прелестная коллекция масок на стенах в Синей комнате – дело его рук. В парках вокруг отеля он тоже потрудился на славу.

– Ну а Селеста?

– Она хочет встретиться с тобой, чтобы обсудить круг своих обязанностей в эти последние дни перед открытием. Лично мне кажется, что баба она достаточно мерзкая, но, так или иначе, я обещала ей, что ты примешь ее завтра после полудня, о!кей?

– Спасибо, Роксанна.

Джульетта не раз убеждалась в умении своей помощницы общаться с людьми и сразу выяснять главное. Еще в Бостоне Роксанна предупредила ее, что Хэйнесы, принадлежавшие к обедневшему аристократическому роду, до того как Лоуэллы выкупили здание особняка под отель, присматривали за ним, поддерживая его в отличном состоянии. В планы Джульетты вовсе не входило выкидывать их на улицу: напротив, она всей душой хотела оставить их при отеле.

– Вижу, ты уже успела освоиться с обстановкой. Пожалуй, я бы тоже хотела поскорее все здесь осмотреть…

Странное состояние овладело Джульеттой: апатия, вялость и одновременно волнение, беспокойство. Виной тому могло быть множество причин: непривычная жара, чувство ответственности за ведение дел в отеле, неожиданный звонок отца, посещение полицейского участка, постоянная необходимость иметь при себе личного телохранителя… Да мало ли что еще!

Но только с самим телохранителем это не имело ничего общего. Боже упаси! Она уже и забыла о его существовании.

* * *

Дружеская пирушка в небольшом коттедже Бью в Байуотер-Дистрикт была в самом разгаре, так что стены маленькой кухоньки, казалось, едва выдерживали напор скопившегося там народа. В горшочке на плите аппетитно булькало тушеное мясо с рисом, которое Бью только что заправил свежими помидорами; теперь он сыпал туда все специи, какие только Джози Ли смогла найти в кухонном шкафу. Справа от него его средняя сестра Анабел резала креветки и ветчину, слева Люк увлеченно шинковал сельдерей и репчатый лук, а за крохотным столиком в углу старшая из сестер Камилла и ее муж Нед Фортенс в четыре руки смешивали салат. Словом, каждый был занят своим делом.

Из магнитофона в соседней комнате раздавался голос Баквита Зидеко. «Милая подружка!» – истошно вопил он.

– «Что нальешь мне в кружку?» – на ходу сымпровизировала Анабел и тут же скомандовала:

– Мне нужна конфорка, Люк. И поскорее заканчивай с овощами, они тоже сейчас понадобятся.

– Слушаюсь, мэм.

Анабел поставила тушить ветчину и креветки, потом обратилась к брату:

– Проверишь мою чековую книжку после ужина? Она там, в сумочке.

– Черт побери, Анабел, – беззлобно проворчал Бью, – тебе двадцать четыре года. Неужели так трудно научиться?

– Ты же знаешь, у меня всегда были нелады с математикой.

– Для безнадежных тупиц умные парни придумали калькулятор…

Однако Бью не сомневался, что после ужина он засядет-таки за чековую книжку Анабел. Десять лет он занимался воспитанием сестер, и помогать им давно вошло у него в привычку, от которой уже почти невозможно было избавиться.

И все же Бью попытается. Вот разберется с Охотником, отпустит Джози Ли, и тогда конец ответственности, постоянным тревогам. Пусть она занимается собой, а он займется новоорлеанскими красотками, что, собственно, ему уже давно пора было сделать.

Не прошло и получаса, как все уже сидели за круглым столом в гостиной и наслаждались ужином.

– А у меня новость, – заявила Джози Ли, воспользовавшись небольшой паузой. Она тут же принялась уплетать салат за обе щеки, даже и не думая посвящать остальных в подробности сказанного.

Бью выпрямился на стуле и оглядел свое семейство. Как у всех Дюпре, глаза у сестер были почти черными, но Джози, со смоляными вьющимися волосами, изящными руками и длинными ногами, больше других походила на мать.

– Ну же! – потребовала Анабел, а Камилла жестом показала, что, если младшая сестра немедленно не заговорит, она проткнет ее вилкой.

Довольная столь дружно проявленным интересом к ее персоне, Джози Ли усмехнулась.

– Я получила место младшего ассистента в административно-хозяйственной части… – она выдержала паузу, – в восьмом участке.

– Хорошее начало, сестренка, – одобрила Камилла, но Анабел, казалось, придерживалась иного мнения.

– Даже не знаю, – протянула она. – Ты уверена, что хочешь постоянно видеть перед собой неотесанных чурбанов вроде Люка и твоего братца?

– Самое для нее место, – ничуть не обидевшись, заметил Бью. – По крайней мере будет у меня на глазах.

– Сколько раз повторять, что мне не нужна твоя опека? – Джози всплеснула руками. – Кроме того, ты и за себя-то постоять не можешь. – Она повернулась к Анабел и невинно округлила глаза. – Представляешь, наш братец даже не смог отказаться от непонравившегося ему задания и отныне будет сопровождать повсюду какую-то богачку!

Все дружно отложили вилки и с интересом уставились на Бью. Одарив сестру широкой улыбкой, тот сладким голосом произнес:

– Это так называемое задание оторвет меня от главных дел всего на пару дней, котенок.

Люк сразу же напрягся:

– Эй, парень, что ты там задумал?

– Ничего особенного. Маленькая дружеская игра, необходимая для того, чтобы убедить нашу клиентку сменить телохранителя.

– Что еще за «дружеская игра»? По-моему, нам есть о чем поговорить, ты не находишь?

– Да не о чем нам говорить, Люк, ты и сам все прекрасно понимаешь.

Брови Люка сошлись на переносице.

– Мисс Лоуэлл приехала сюда, чтобы открыть новый отель, а может, и управлять им в дальнейшем: на твоем месте я бы не стал отмахиваться от нее, напарник.

В ответ Бью лишь презрительно фыркнул.

– Черт, я не шучу. Послушай, Бью, ты ее недооцениваешь и можешь горько за это поплатиться. Подумай, зачем тебе лишние неприятности?

– В каком-то смысле ты прав: с ней было бы нелегко, – согласился Бью. – Она явно предпочитает провокационные платья.

Рука Камиллы, тянувшаяся к блюду с креветками, замерла в воздухе.

– Прости, что ты сказал?

– Я сказал, что эта девица носит слишком открытые платья из легкой, полупрозрачной материи. Вот только длина юбки могла бы быть покороче… – Только тут Бью осознал, что на Камилле надето платье, очень похожее на только что описанное им. – Ладно, замнем для ясности. Короче, это отвратительная двуличная особа…

– Интересно, из чего ты сделал подобный вывод, Бьюрегард? – прервала его Анабел. – Только из того, что она не надела короткую юбку с легкомысленным топом и не тыкала тебе в лицо силиконовыми сиськами восьмого размера?

– Какими-какими сиськами? Видишь ли, если у нее и есть грудь, то она ее просто не носит.

– Что, конечно, тоже говорит не в ее пользу, – с притворным осуждением произнесла Джози Ли.

– Боже мой, Люк! Ты-то что в рот воды набрал? Тоже мне, партнер называется!

Однако Гарднер по-прежнему не произносил ни слова. С довольным видом откинувшись на спинку стула, он скрестил руки на груди. Ситуация его явно забавляла.

– Прелестно! Большое тебе спасибо. Всегда приятно знать, что в трудную минуту можно положиться на друга. – Бью с надеждой посмотрел на своего зятя:

– Ну а ты что скажешь, Нед?

– Ко мне даже не обращайся, – живо откликнулся тот. – Я давно знаю, чем грозит вмешательство в ваши семейные разборки. – Нед ласково погладил руку жены. – Единственный мой жизненный принцип – разделяй и властвуй.

– Дьявол! – Стукнув кулаком по столу, Бью по очереди оглядел всех трех сестер. Лица их выражали крайнее осуждение. – Ладно, раз здесь никто меня не понимает, я вовсе не собираюсь разбиваться в лепешку, чтобы объяснять очевидное.

– Вот и правильно, – кивнула Анабел, – не стоит перенапрягать наши куриные мозги.

– Этого я не говорил! О Господи, и почему мой шеф вздумал уехать на Аляску именно сейчас?

– Во-первых, в тех местах отличная рыбалка, Бьюрегард, а во-вторых, он хочет переждать там здешнюю жару и сезон дождей. – Люк принялся беззаботно раскачиваться на стуле.

Бью задумчиво посмотрел на друга. По правде сказать, он считал, что во всем виноват именно его напарник. Почему Люк промолчал там, в участке? Мог бы и сам взять это задание, если оно было ему по душе…

– Смотри не сломай стул, Гарднер, а то придется покупать новый.

– Вот умора! – пробормотала Джози и поднялась из-за стола. – Пойду принесу кофе и печенье: может, десерт приведет вас в лучшее расположение духа.

Проходя мимо брата, она покровительственно потрепала его волосы, и Бью издал протяжный рык. От женщин одна головная боль! О чем он думал, рассчитывая на понимание этих трех легкомысленных созданий? Вместо того чтобы оказать ему поддержку, они дружно встали на сторону особы, которую даже ни разу в жизни не видели. Мало ему сестер, так теперь на его шею уселась еще одна вертихвостка! Ну да ладно. Все равно через пару дней он избавится от этой чопорной мисс Лоуэлл и позабудет о ней навсегда.

* * *

Войдя в свои апартаменты, Джульетта плотно закрыла дверь и через небольшой коридор направилась в гостиную, на ходу вытаскивая из прически высокий гребень. Когда прекрасные каштановые волосы, словно радуясь освобождению из плена, каскадом рассыпались по ее плечам, Джульетта провела по ним пальцами, массируя голову, и ей стало немного легче.

Бросив гребень на расписной ручной работы поднос, она прошла в спальню и, опустившись в обитое цветастым ситцем кресло, принялась снимать тонкие нейлоновые гольфы, а затем швырнула их на пол. Так, хорошо. Теперь отодвинуться на краешек сиденья, откинуть голову, как можно дальше вытянуть ноги, руки поднять до упора и напрячь все тело. Глаза, естественно, закрыть. Подобным образом домашний доктор Лоуэллов советовал ей избавляться от усталости и напряжения. Жаль только, что долго в такой позе не просидишь.



Джульетта выпрямилась, открыла глаза, а затем встала и нащупала застежку молнии. Боже, до чего же хорошо оказаться в одиночестве! С самого утра она все время была на людях и сейчас чувствовала себя так, будто по ней проехал асфальтовый каток. Дело было даже не в посещении полицейского участка и малоприятном общении с неотесанным детективом Дюпре: главное – она оказалась в незнакомом городе, и теперь на ней лежит вся ответственность за открытие и дальнейшее процветание отеля.

Продолжая обдумывать то, что ей предстояло, Джульетта расстегнула платье. Ни она, ни Роксанна ни на минуту не присели с тех пор, как сержант Дюпре покинул их. Они составили и обсудили список новых сотрудников, и в ближайшие дни Джульетте предстояло встретиться с каждым из них. Потом она обошла все подсобные помещения, заглянула в каждую кладовку, чтобы досконально ознакомиться со своим будущим хозяйством. Под конец Джульетта буквально валилась с ног, и тем не менее это была приятная усталость. Сейчас она немного отдохнет, и все снова будет в порядке.

Сняв платье, Джульетта аккуратно повесила его в шкаф, потом подняла с пола гольфы и сунула их в корзину для белья. В одних узеньких трусиках и кружевном бюстгальтере она немного постояла у кровати, еще раз потянулась и, уронив руки вдоль тела, сделала несколько круговых движений головой. Вдох – выдох, вдох – выдох. Отлично. Мышцы ее расслабились, и головная боль начала понемногу отступать. Теперь можно на полчасика лечь в постель.

Джульетта сняла покрывало, взбила подушки, откинула шерстяное одеяло, и…

Огромная черная тварь выскочила из одеяла, пролетела по воздуху возле ее лица и, шлепнувшись у ног, исчезла под кроватью.

Глава 3

Собственного вопля она не слышала и пришла в себя лишь через несколько секунд, когда раздался стук в дверь.

– Джульетта! – В голосе Роксанны звучала тревога. – Ты в порядке? Открывай же!

Ноги Джульетты словно приросли к полу. Сделав над собой неимоверное усилие, она наконец сорвалась с места, стремительно распахнула дверь и едва не столкнулась со своей секретаршей.

Роксанна во все глаза уставилась на нее.

– Господи! – воскликнула она, не дав Джульетте произнести хоть слово. – У тебя потрясающие волосы! Такую красотищу надо не прятать, а выставлять на всеобщее обозрение.

Не получив ответа, Роксанна внимательно вгляделась в лицо хозяйки и даже помахала перед ним ладонью.

– Э, да тут что-то произошло!

Дружески положив руку на голое плечо Джульетты, она повела ее через коридор и гостиную к спальне. Раньше она" не позволяла таких вольностей по отношению к хозяйке, ибо отлично знала, как та ненавидит фамильярные отношения, но сейчас Джульетта даже не сделала попытки высвободиться.

На пороге спальни тело Джульетты напряглось, и Роксанна, остановившись, с тревогой взглянула на нее.

– Да скажи же наконец, что случилось?

Однако Джульетта по-прежнему молчала, она лишь глядела расширившимися глазами куда-то в глубь комнаты и слегка вздрагивала.

– Ладно, постой здесь, я сейчас принесу какой-нибудь халат.

Роксанна храбро вошла в спальню и вскоре появилась, держа в руках шелковое кимоно, расшитое причудливым золотым узором.

– Вот так, вот так, – приговаривала она, накидывая кимоно на плечи Джульетты, – сейчас завяжем поясок, и все будет в порядке. Ты успокоишься и расскажешь о том, что тебя так напугало.

– Прошу прощения, – послышался протяжный мужской голос из коридора. – Я услышал крик… Могу я чем-нибудь помочь?

От неожиданности Джульетта вздрогнула.

– О, это вы, мистер Хэйнес! – с облегчением воскликнула Роксанна.

– Эдуард, дорогая, Эдуард, – поправил ее вошедший. – Помните <^ нашем уговоре?

– Да-да, конечно. Вы как нельзя кстати.

Когда седовласый мужчина лет шестидесяти с небольшим приблизился к ним, Роксанна легонько дотронулась до запястья Джульетты:

– Познакомьтесь: Эдуард Хэйнес. Джульетта Астор Лоуэлл – это она кричала, но я пока так и не поняла, что произошло.

С появлением Хэйнеса Джульетта почувствовала себя более уверенно. Указывая дрожащим пальцем на спальню, она хрипло произнесла:

– Там, в моей кровати… Большое, черное и мерзкое! Оно пряталось в одеяле, а когда я хотела лечь, оно прыгнуло, и… и… – она содрогнулась и сделала в воздухе движение пальцами, – оно пробежало в миллиметре от моей ноги!

– И где же оно сейчас, дорогая?

– Наверное, под кроватью.

– А на что оно похоже? На крысу?

– Вряд ли. Скорее на огромного ужасного жука.

– Подождите меня здесь, – распорядился Эдуард. – Сейчас я посмотрю, что там такое.

Он исчез в спальне, и оттуда сразу послышалась какая-то возня – видимо, Хэйнес полез под кровать.

Постепенно Джульетта начала приходить в себя. Только сейчас она обратила внимание на то, что Роксанна тоже переоделась: ее привычный деловой костюм сменила симпатичная желтая пижама, а вместо гладкого пучка рыжих волос над левым ухом свисал «конский хвост», украшенный огромным бантом. Примерно в таком же экзотическом виде, если, конечно, не считать желтой пижамы, она впервые явилась к Джульетте устраиваться на работу.

– Спасибо, Роксанна. – Джульетта улыбнулась. – Если бы не ты, я, наверное, выскочила бы из дверей в одном белье и свела всех с ума своим криком…

Очевидно, Роксанна тут же представила себе эту картину, потому что губы ее задрожали от едва сдерживаемого смеха. И тут Джульетта впервые увидела себя со стороны: она стояла в одних лишь трусиках и лифчике, просвечивавших сквозь полупрозрачное кимоно; волосы ее были распущены, лицо перекошено от ужаса – отличное зрелище! Бабушка наверняка упала бы в обморок! Джульетта изо всех сил старалась сохранить невозмутимость, но от одного взгляда на Роксанну ее выдержке пришел конец, и она громко расхохоталась.

– Я тебе ужасно благодарна: похоже, ты снова вернула меня к жизни!

– Не могла же я допустить, чтобы ты опозорилась на весь свет из-за какого-то жука! – Перестав смеяться, Роксанна вытерла ладонью глаза. – Это действительно было так страшно?

Джульетта кивнула. Ей хотелось поболтать с Роксанной как с подружкой, рассказать об ужасе, который она пережила, когда эта тварь выскочила из одеяла и насмерть перепугала ее. Бабушка всегда говорила, что представители Астор Лоуэллов должны держаться на определенной дистанции от своих подчиненных, но сейчас Джульетта видела в Роксанне обыкновенную женщину, искренне ей сочувствующую.

Однако исполнить свое намерение она не успела, так как в этот момент из спальни вышел Хэйнес, держа в руках нечто, завернутое в носовой платок.

– Полагаю, здесь лежит то, что вы видели… – Хэйнес отогнул уголок платка с вышитой монограммой, и обе женщины мгновенно отпрянули: в складках материи лежало огромное мертвое насекомое.

– Господи! – Роксанна с омерзением передернула плечами. – В этой дряни сантиметров пять!

– Но это же обыкновенный таракан!

Брезгливо сморщив нос, Роксанна пригляделась к насекомому.

– Да нет, вы шутите. Тараканы не бывают такой величины.

– В наших местах они бывают еще побольше этого. Вообще в Новом Орлеане тараканы – сущее наказание. Они живут везде, даже в самых роскошных отелях.

– О Боже! – вздохнула Джульетта.

– Прежде в нашем поместье тараканов не было никогда. Чтобы вас хоть немного успокоить, спешу добавить: я прополз на коленях по всей спальне и нашел только одно насекомое – видимо, оно заползло сюда случайно. Все же я советую вам завтра же утром вызвать службу борьбы с насекомыми – пусть на всякий случай обработают все здание. И еще я бы перестелил постель.

– Нет уж, я ни за что больше не лягу в эту кровать! – решительно заявила Джульетта. – Я в ней глаз не сомкну.

– Как пожелаете. – Эдуард сочувственно похлопал ее по руке. – Мне ужасно жаль, дорогая. Новый Орлеан встретил вас не лучшим образом, вы уж извините.

– Благодарю, мистер Хэйнес. Я тоже прошу прощения за то, что побеспокоила вас, обычно я куда более сдержанна, чем можно представить по моему сегодняшнему поведению, и мне не хотелось бы, чтобы вы решили, будто я истеричка.

– Глупости, дорогая. Забудьте об этой маленькой неприятности.

– Ладно, Джульетта, пойдем. – Роксанна решительно взяла свою хозяйку за руку. – Я помогу тебе перебраться в другой номер.

Переезд не занял много времени, поскольку Джульетта еще не успела распаковать вещи. Девушки перенесли ее чемоданы в номер-люкс напротив и вместе осмотрели помещение. Когда Роксанна наконец ушла, Джульетта уже не сомневалась, что таракан попал в ее спальню случайно.

* * *

Утром Джульетта отправилась на поиски Хэйнеса и нашла его в Синей комнате: погруженный в чтение какого-то журнала, он сидел в удобном кресле, на широченной ручке которого стояла пустая чашка из-под чая.

Джульетта постучала костяшками пальцев по дверному косяку.

– Доброе утро. К вам можно?

– Разумеется, дорогая! – Хэйнес снял очки в темной оправе, которыми пользовался только для чтения, и, поднявшись с кресла, сунул журнал в ящик стола. – Надеюсь, вы ничего не имеете против того, что я здесь расположился? Видите ли, эта комната долгие годы служила мне убежищем.

– Ну что вы! Конечно, я не против. – Джульетта огляделась по сторонам. Удивительно, до чего Синяя! комната отражала характер своего бывшего хозяина: она была такой же опрятной и уютной. Правда, кожа на креслах уже кое-где потерлась, но от этого комната лишь приобрела еще более благородный вид.

– Наверное, неприятно, когда в твоем доме хозяйничают незнакомцы?

– Ну что вы, напротив, мне нравится вся эта суета. Прежде здесь всегда было слишком тихо. Когда мы уедем, мне будет очень не хватать этой комнаты и моего сада. – Эдуард улыбнулся. – Если повезет, мы с женой подыщем какой-нибудь похожий дом. Кстати, дорогая, можно я оставлю тут кое-что из моих вещей?

Джульетта кивнула:

– Не возражаю. Я не стала бы вам мешать, но мне хотелось еще раз поблагодарить вас за вашу помощь.

Выйдя из Синей комнаты, Джульетта не знала, смеяться ей или плакать. До чего же милый человек! Как там назвала его Роксанна? Душка? Что ж, пожалуй, она права.

* * *

– Добрый день, мисс. Надеюсь, ваша хозяйка уже готова к выходу?

Роксанна оторвалась от своих бумаг и, подняв голову, увидела сержанта Дюпре, развязной походкой приближающегося к ее столу. Сердце девушки учащенно забилось. Потрясающий мужик! Жаль, что с Джульеттой он ведет себя не так, как подобает, хотя, возможно, укрощение этого необъезженного мустанга и пойдет ей на пользу. Кто знает…

– Присаживайтесь, сержант. – Девушка указала рукой на кресло. – Я сейчас доложу мисс Астор Лоуэлл о вашем приходе.

Нажав кнопку вызова, она тут же сообщила о госте Джульетте.

Роксанна боготворила свою новую хозяйку. Ей было прекрасно известно, что отец Джульетты неодобрительно отнесся к решению дочери принять на работу именно ее, а не одну из бесчисленного количества чопорных девиц с поджатыми губами, буквально рвавшихся на это место. Томас Лоуэлл считал ее недостаточно «своей» и не делал из этого большого секрета. Тем не менее Джульетта, всегда угождавшая отцу, на это раз пошла с ним на конфликт и затем всегда вставала на сторону Роксанны, если кто-то придирался к ней по пустякам. Что ж, Джульетта была настоящей леди, и этого нельзя было не признать. Исполняя свои прямые обязанности, Роксанна стремилась во всем подражать ей и уж по крайней мере ни в чем не подводить – ведь ей выпал такой великолепный шанс. Настораживало ее только то, что Джульетта по большей части вела себя очень замкнуто, словно улитка, забравшаяся в свою раковину, – эдакая мисс Холодная неприступность. Если бы нашелся парень, способный разбудить в ней женщину, счастье Роксанны не знало бы границ; пока же Джульетту окружали несгибаемый, скупой на доброе слово отец, чрезмерно правильная бабушка да мягкотелые молодые люди, надеющиеся отхватить солидный кусок от состояния Лоуэллов. Зато этот – Роксанна украдкой бросила взгляд на Бью, который сидел, развалившись, в кресле и нетерпеливо перелистывал страницы журнала, – был настоящим мужиком. Такой, чего доброго, может и силу применить, если захочет добиться своего.

* * *

Подойдя к двери приемной, Джульетта на секунду остановилась, сделала два глубоких вдоха, стряхнула с юбки несуществующую пылинку и провела ладонью по волосам, чтобы убедиться, не растрепалась ли прическа. Только после этого она открыла дверь; но стоило ей войти, как ее сердце сбилось с ритма, а в горле мгновенно пересохло. Она незаметно облизнула губы. Бью отложил журнал и поднялся со стула.

– Привет, мисс.

– Добрый день, сержант Дюпре. – Она произнесла эти слова холодно, стараясь не выдать своего волнения.

Уголок его рта медленно пополз вверх.

– Что за официальный тон, моя милая? Называйте меня просто Бью, нам ведь теперь придется много времени проводить вместе.

– Хорошо, Бью.

На этот раз Джульетта решила пропустить вольность сержанта мимо ушей, однако ей вовсе не нравилось, что он опять отрывает у нее время, когда каждая минута на счету. Надо в конце концов поставить его на место, иначе этот самоуверенный молодчик и в дальнейшем будет проявлять не меньшую навязчивость.

Но ничего подобного она, разумеется, не сделала. Сержанта Дюпре тоже оторвали от дел ради исполнения обязанностей, в которых, как они оба прекрасно знали, не было никакой нужды; так что самым разумным выходом приходилось признать следующий: смириться с положением вещей и вести себя с детективом более покладисто.

– Так мы идем, наконец? – поинтересовался Бью и тут же, не дожидаясь ответа, крепко схватил ее за локоть и потащил к выходу, небрежно бросив через плечо:

– Увидимся позже, мисс Роксанна.

– Не забудьте доставить мою хозяйку обратно к трем часам, сержант. У нее важная встреча, – только и успела произнести озадаченная помощница Джульетты.

– Слушаюсь, мэм.

* * *

Едва они оказались на улице, как Джульетта почувствовала на коже обжигающее дыхание полуденного солнца. Оно давало себя знать даже сильнее, чем пальцы Бью на ее локте.

Джульетта прижала ладони к груди и допыталась глубоко вздохнуть: ощущение было такое, будто дышишь через влажную вату.

Наконец они подошли к машине, и Бью, открыв дверцу, снисходительно посмотрел на свою спутницу из-под полуопущенных ресниц.

– Что, детка, трудно поначалу? – ухмыляясь, спросил он.

– Да, немного жарковато. Интересно, сколько времени требуется, чтобы привыкнуть к вашему климату?

– Понятия не имею. Я родился в Новом Орлеане, но до сих пор не могу приспособиться. Садитесь осторожнее и берегите голову, – предупредил он.

Джульетта послушно кивнула и, устроившись удобнее на мягком кожаном сиденье, аккуратно одернула юбку. Ей всегда хотелось именно такую полугоночную машину, только поновее, но отец, считавший, что солидные люди должны ездить на солидных автомобилях, купил дочери «мерседес».

Теперь она с любопытством рассматривала уютный салон, особой формы руль и плюшевый коврик под ногами. Нигде ни соринки – видимо, хозяин хорошо заботился о своем железном друге…

– Хорошая у вас машина, – произнесла она, прислушиваясь к ровному урчанию мотора.

– Это не машина, Бутончик, а «роял-бобкэт-ГТО» шестьдесят девятого года. – Бью любовно погладил приборную доску. – Классная тачка, самая лучшая из тех, что когда-либо производили в Детройте. Я называю ее Козочкой.

– Вот как? – смущенно произнесла Джульетта и неожиданно для себя добавила:

– У больших мальчиков большие игрушки…

Дюпре, повернув голову, несколько секунд неподвижно смотрел на нее, так что в конце концов Джульетта почувствовала себя неловко, будто сморозила величайшую глупость.

– У меня в запасе есть еще кое-какие игрушки, ягодка, которыми я могу перед вами похвастаться. – Ослепительные зубы детектива блеснули в усмешке.

Джульетта промолчала и, отвернувшись от него, уставилась в окно.

Вдруг, не говоря ни слова, Бью склонился над ней и начал шарить рукой по сиденью около ее бедер. Джульетта чуть не задохнулась от гнева. Его лицо находилось всего в сантиметре от ее лица, грудь почти касалась ее груди. Отпрянув, она негодующе воскликнула:

– Что вы себе позволяете!

– Надо же пристегнуть ремень безопасности, – спокойно ответил сержант, дыша ей прямо в губы. Джульетта нервно облизнулась, в то время как Бью, закрепив ремень с помощью защелки, снова выпрямился.

Некоторое время он сидел молча, потом вопросительно посмотрел на Джульетту и усмехнулся:

* * *

– А вы что подумали, мисс? Мне было бы крайне любопытно это узнать.

Ну что за несносный человек! И почему в его присутствии она все время ставит себя в дурацкое положение, даже когда он не предпринимает для этого никаких видимых усилий?

– Не знаю. – Джульетта нахмурилась.

– Видите ли, я отличный полицейский, Бутончик, и на хорошем счету в управлении. Ремни безопасности предусмотрены правилами. Так неужели вы хотите, чтобы я грубо нарушал их и возил свою пассажирку по городу непристегнутой?

– О нет, сержант, разумеется, подобного допустить нельзя.

Неужели голос, только что произнесший эти слова, принадлежит ей? Похоже, этот Дюпре чересчур умело нажимает такие кнопки в ее душе, о существовании которых она прежде даже и не подозревала.

– Вот, умница. А теперь успокойтесь и наслаждайтесь поездкой по городу.

Бью нажал на газ – машина рванулась с места, и уже через пару секунд они оказались на широкой улице.

Джульетта почувствовала, как ее щек коснулся горячий влажный ветерок, но и он не принес желаемого облегчения. Тем временем Бью нажал кнопку стереомагнитофона, и из динамиков полились звуки джаза.

Решив последовать совету Дюпре, Джульетта откинулась на спинку сиденья и расслабилась. Поправив прическу, из которой выбилась прядь волос, она некоторое время смотрела в открытое окно, а потом обратилась к Бью:

– Скажите, те деревья, которыми обсажена улица, действительно такие ветераны, какими кажутся?

– Перед вами Новый Орлеан, моя милая. – Бью снисходительно улыбнулся, и две морщинки появились в уголках его губ. – Дубы эти не самые старые в городе, но и им уже больше сотни лет.

Один бульвар сменялся другим, и вскоре они свернули на довольно узкую улицу.

– Начало Французского квартала, – бесстрастно сообщил детектив, не отрывая взгляда от дороги. – Сейчас поищу место для парковки.

Район, в котором они очутились, показался Джульетте старым и заброшенным. Здесь нигде не было видно небоскребов, а по сторонам узких аллей стояли невысокие кирпичные строения, надежно укрытые за чугунными решетками. Глядя на них, можно было предположить, что они появились тут не раньше начала девятнадцатого века; атмосферу патриархального уюта нарушали лишь царившее на улицах оживление и музыка, звучавшая из дверей многочисленных баров, секс-шопов, кегельбанов и стриптиз-холлов.

Наконец Бью удалось найти свободное место и припарковаться. Проворно выбравшись из машины и выпустив Джульетту, он быстро повел ее вдоль красочных витрин, от разнообразия которых буквально захватывало дух.

В свои тридцать два Джульетта считала себя достаточно искушенной в житейских делах, но раньше ей ничего подобного видеть не доводилось. Модные галстуки в форме пенисов, игрушечные ослики и ослиц занимающиеся любовью на глазах изумленной публики, и еще масса каких-то предметов, о назначении которых она и понятия не имела, – все это теперь находилось рядом с ней, и, чтобы познакомиться с этими забавными вещицами поближе, ей достаточно было просто протянуть руку. Никто здесь ее не знает и не обращает на нее внимания, а значит, она может сколько угодно рассматривать все, что ей только заблагорассудится.

Джульетта продолжала вглядываться в витрины, оборудованные как миниатюрные будуары с призывно улыбающимися голыми девицами в них, не пропуская также красочные плакаты, извещавшие, что за расположенными тут же дверями можно увидеть сеанс настоящего секса.

Господи, неужели все это существует на самом деле? Но крепкая хватка пальцев Дюпре убедительно подтверждала, что она не грезит.

Наконец они остановились у дверей какого-то заведения, и Бью подтолкнул ее вперед. После яркого солнечного света Джульетта не сразу смогла привыкнуть к сохранявшемуся внутри полумраку. В помещении было так накурено, что она два раза подряд чихнула.

– Простите, сержант. – Она вытащила из сумочки носовой платок и только тут поняла, что Бью все равно не слышит ее из-за чересчур громкой музыки.

Подведя Джульетту к стойке бара, Бью усадил ее на высокий табурет, и она тут же принялась осматривать зал. Прямо перед ней на невысокой эстраде извивалась полуголая девица с неимоверно большой грудью и в крохотных трусиках, выставляющих напоказ литые ягодицы. Изобразив на лице страстное наслаждение, девица томно присела, широко раздвинула колени, и тут Джульетта заметила, что из трусиков у стриптизерши торчат долларовые купюры.

Великий Боже, как же это все было здорово!

Глава 4

Джози Ли вытащила пудреницу и, в сотый раз проверив, не размазалась ли губная помада, тряхнула темными кудрями, а потом, вглядываясь в собственное отражение, повертела головой. Когда лифт остановился на втором этаже, Джози поспешно сунула пудреницу в сумочку и вышла. Не обнаружив никого поблизости, она нервно одернула коротенькую юбочку, провела рукой по волосам и глубоко вздохнула. «Сегодня твой день, – напомнила она себе. – Вперед!»

Сколько Джози себя помнила, она всегда была влюблена в Люка Гарднера, но он никогда не воспринимал ее иначе как младшую сестру своего напарника. Сегодня этому будет положен конец: Джози твердо вознамерилась, пользуясь отсутствием Бью, взять инициативу в свои руки. Раз уж гора не идет к Магомету, то ей просто ничего другого не остается.

От волнения у Джози вспотели ладони, и она вытерла их об край юбки. Хватит дрейфить, скомандовала она себе. Однако стоило ей увидеть знакомую фигуру, как вся ее решительность куда-то улетучилась. Откинувшись в кресле, Люк разговаривал пс телефону с другим полицейским, однако это меньше всего интересовало девушку: все ее внимание сосредоточилось на абрисе крепких мышц под туго натянутой рубашкой. Джози ощутила жар в груди, щеки ее вспыхнули.

Все, хватит. Она храбро расправила плечи и направилась к столу Люка.

Тем временем сам Люк, прижав трубку плечом, лихорадочно шарил рукой по заваленному бумагами столу. Черт! Куда подевался его блокнот? Ах, да вот же он, там, где, собственно, и должен быть. Люк быстро пролистал исписанные страницы и нашел нужную запись, а затем прочитал в трубку информацию, которую за прашивали у него с соседнего полицейского участка. Покончив с этим, он положил трубку на рычаг, и взгляд его неожиданно уперся в округлую попку, туго обтянутую короткой юбочкой.

Ничего себе! Люк откровенно наслаждался открывшимся видом. Столы в комнате стояли почти вплотную друг к другу, поэтому до девушки, разговаривавшей с его коллегой, можно было дотронуться рукой.

Уловив справа от себя какое-то движение, Люк отвернулся. Оказывается, это старина Беттенкорт старательно тянул шею, чтобы обеспечить себе лучший обзор. На мгновение взгляды обоих полицейских встретились, и они дружно ухмыльнулись. Потом Люк чуть слышно присвистнул и поднял вверх большой палец в знак восхищения: попка у незнакомки что надо, да и ножки – высший класс. Интересно бы узнать, кто она такая?

Словно почувствовав его любопытство, девушка повернула голову, и… О Боже! У Люка было такое ощущение, будто кто-то невидимый со всей силы врезал ему в солнечное сплетение. Да это же сестренка Бью!

Ну и ну! Джози Ли еще ребенок… Или не совсем ребенок – ведь она уже окончила колледж… Так сколько же ей? Двадцать два? Вполне взрослая. И все же… Вчера после ужина Бью отвел Люка в сторону и попросил присматривать за сестрой, пока он будет отбывать придуманную для него повинность.

Люк озадаченно потер подбородок. В понятие «приглядывать» Бью мог вкладывать что угодно, но только не восхищение задницей Джози Ли.

Снова зазвонил телефон. Детектив на другом конце провода что-то спросил, потом еще раз…

– Что? – Люк встряхнулся и постарался говорить как можно спокойнее:

– Прости, тут кое-что меня отвлекло. Повтори еще раз.

Заканчивая разговор Люк увидел, как Джози выпрямилась и, махнув рукой детективу Макдоски, сделала пару шагов по направлению к его столу.

– Привет, сколько лет, сколько зим! Давненько не виделись, да?

Тут Люк заметил, что сосед затуманенными глазами разглядывает зад Джози. Почему-то этот факт ему совсем не понравился.

– Привет, малютка. – Он знал, что так иногда называл сестру Бью и это ее очень злило, однако на сей Раз Джаза осталась абсолютно невозмутимой; она лишь как-то загадочно посмотрела на него, а потом вдруг ловко уселась на край его стола и скрестила ноги так, что и без того короткая юбчонка задралась еще выше обнажая стройные бедра. Люк с трудом отвел глаза; сторону. – Сегодня твой первый рабочий день или тебя просто задержали за непотребное поведение на улице? – Он попытался придать лицу равнодушно выражение.

На лице Джози тут же появилась ехидная улыбка.

– Вижу, с чувством юмора у тебя все в порядке. К твоему сведению, я начала работать утром, а сейчас обеденный перерыв, и я зашла перекинуться парой слов с Бью.

– Твой братец на задании, и ты это отлично знаешь.

– Ну да, я вспомнила об этом, когда разговаривала с Макдоски. – Джози принялась покачивать стройной ножкой чуть ли не перед самым его носом.

Люк невольно опустил взгляд. У нее красивые колени, а ногти покрыты красным лаком…

Голос Джози Ли вернул его к действительности:

– Знаешь, Люк, мне здесь так нравится! К тому же племянник подруги Камиллы женат на моей начальнице! Мир тесен, не правда ли?

Тут уже и Люк не мог не улыбнуться. Действительно, жители Нового Орлеана обожали выяснять, кто кому кем приходится, и безумно гордились, обнаружив даже самую отдаленную степень родства

Удивительный город!

– Слушай-ка, – Джози спрыгнула со стола и легонько провела кончиком пальца по руке Люка, – я не собиралась тебя отвлекать, просто хотела поздороваться с тобой, и все. Встретимся позже. Пока!

Не в силах оторвать глаз от ее покачивающихся бедер, Люк машинально погладил то место на своей руке, по которому только что начертил бороздку наманикюренный пальчик. Что, черт побери, происходит? Этого он пока не мог понять.

* * *

– Ну и ну! Бьюрегард Батлер Дюпре собственной персоной. А я-то не поверила, когда Томми сказала, что ты пришел по мою душу. Чем обязана такой чести, сэр? Или ты наконец-то потерял девственность и решил назначить мне свидание, милый? – Грудастая официантка, внезапно материализовавшаяся из пелены сигаретного дыма, подплыла к стойке бара и беззастенчиво уставилась на Джульетту из-под густо накрашенных ресниц. Из одежды на этой девахе были только туфли на высоких каблуках да накрахмаленный передничек. – Но если так, тогда зачем ты привел с собой такую шикарную подружку?

– Подружку? – Бью скосил глаза на Джульетту и постарался как можно естественнее изобразить на лице удивление. – Это не подружка, Дора, это… – Но кто она ему, черт побери? Вот влип! Назвать Джульетту сестрой нельзя, потому что Дора через одну из своих приятельниц знакома с Анабел. – Это моя кузина Джульетта, она приехала к нам с севера. Познакомься с Дорой Векслер, дорогая.

– Здравствуйте, Дора, очень рада встрече.

– Привет, Джульетта.

– Ты же знаешь, милашка, я всю свою любовь приберегаю исключительно для тебя, – заверил Бью расплывшуюся в улыбке официантку. Вообще-то Дора и в самом деле была в его вкусе

– Прежде не знала, но теперь буду знать, мой сладенький. – Дора провела длиннющим ногтем по щетинистой щеке Бью, а потом наклонилась к Джульетте, налегая при этом грудью на плечо ее спутника. – Надеюсь, ты слышала, что Бьюрегард окончил колледж одним из лучших в нашем приходе?

– Нет, я об этом не знала. Но… это потому, что наши семейные ветви не очень близки.

Дора потерлась грудью о плечо детектива.

– А ты первый раз в Новом Орлеане?

– Я приезжала сюда и прежде, но надолго не задерживалась. А вот во Французском квартале я действительно впервые.

– Тогда считай, что тебе повезло. Правда, здесь неплохо?

– По крайней мере интересно – Джульетта улыбнулась. – Я такого никогда раньше не видела. И оркестр у вас хороший.

– Ага, особенно ударник. Просто потрясный, верно? Он подписал с нами контракт еще на три недели…

Бью заерзал на стуле. С одной стороны, ему не хотелось вмешиваться в разговор, но с другой – становилось уже жарковато под тяжелой грудью Доры, а от удушливо-сладкого запаха ее духов даже начало подташнивать Он никак не мог взять в толк, почему Джульетта так спокойно ведет себя: затащив свою клиентку в притон, он был уверен, что та начнет брезгливо морщить нос и в конце концов сбежит. Но к его удивлению, ничего подобного не произошло. Что ж, пора кончать дурацкие игры и переходить к главному делу. Бью отпихнул от себя Дору.

– До меня дошли слухи, что здесь частенько появляется Клайд Лиде. Мне нужно с ним потолковать.

Дора тут же капризно надула губы.

– А я думала, ты действительно приехал, чтобы повидаться со мной…

– Конечно, птенчик, но у меня, помимо развлечений, есть еще работа – я не имею права пренебрегать ею даже при встрече с таким очаровательным созданием, как ты. Вот мне и приходится совмещать приятное с полезным.

Громкая музыка возвестила о начале следующего номера, и Доре пришлось повысить голос, чтобы перекричать «потрясного» ударника.

– А что же ты притащил с собой свою кузину, раз решил… хм… совместить?

– Великолепный вопрос. – Джульетта с любопытством взглянула на Дюпре – В самом деле, зачем вы притащили меня сюда?

– Маленькая хитрая лисичка! Не обращай внимания, Дора, этой крошке всегда нравилось подначивать меня. – Протянув руку к пряди волос, выбившейся из прически Джульетты, Бью хищно ухмыльнулся и намотал мягкий локон на палец. – Моя кузина большая шутница, обожает всякие розыгрыши. А ведь как просилась посмотреть на работу лучших копов города…

– Вообще-то, – холодно проговорила Джульетта, – лучшим копом города вы объявили себя сами, это первое, а второе – оставьте, пожалуйста, в покое мои волосы, сержант Дюпре.

Бью с сожалением отпустил локон, а Дора ехидно заметила:

– По всему видать, вы не очень-то жалуете друг дружку, а?

Черные глаза Дюпре остановились на полных, не тронутых помадой губах Джульетты.

– Ну, я бы этого не сказал, – медленно протянул он.

– А я бы сказала. – Джульетта соскользнула с высокого стула и распрямила плечи. Пушистый локон, ставший причиной размолвки, упал ей на глаза. – Поздравляю, вы очень проницательны, Дора. А теперь извините, мне нужно поправить прическу. Я сейчас вернусь.

– Аккуратистка! Терпеть не может, когда у нее что-то не в порядке, – глядя ей вслед, насмешливо пояснил Бью; но когда изящная фигура скрылась за портьерой, ему вдруг стало грустно. И все же он ни на минуту не забывал о своих профессиональных обязанностях.

– Вот моя визитная карточка, Дора: как только появится Клайд Лиде, немедленно дай знать. Это очень важно, понимаешь?

Обиженное выражение исчезло с накрашенного личика: Дора, взяв визитку, кивнула. Бью заговорщицки подмигнул ей:

– Дай-ка мне свой домашний номер, детка. Позвоню тебе, как только закончу дело. Надеюсь, мы поладим.

Поджидая свою спутницу, Бью время от времени обменивался репликами с Дорой и лениво посматривал на сцену, где теперь извивались сразу три голые девицы. Но едва из-за портьеры появилась Джульетта, как он тут же поднялся и направился к выходу.

* * *

«Это моя кузина Джульетта, Мэри», «Познакомься с моей кузиной Джульеттой, Шарлин». Джульетта с каменным лицом сидела в машине и смотрела прямо перед собой на пробегающие мимо улицы, в то время как Бью на предельной скорости вел свой драгоценный «ГТО». «Привет, Тамми Мэй! Разреши представить тебе мою кузину Джульетту». О Боже! Если бы не бабушкино воспитание, она с огромным удовольствием высказала бы ему все, что о нем думает. Правда, поначалу эта игра ее даже развлекала, но потом очень быстро стала надоедать. А в последнем баре, куда Бью ее затащил, она едва удержалась, чтобы не похлопать себя по одному месту, о котором в ее семье не принято было упоминать вслух, и не сказать: «Поцелуй меня сюда, дорогой кузен Бьюрегард!»

Вообще-то ей надо бы гордиться своей выдержкой. Даже бабушка не смогла бы придраться. Тогда отчего же у нее так муторно на душе?

Остановив машину перед светофором так резко, что покрышки едва не задымились, Бью наконец решил нарушить тягостное молчание:

– Эй, Розовый Бутончик! Что-то вы, милочка, сегодня не очень разговорчивы. – Ответа он, разумеется, не дождался. – Такое впечатление, что сейчас вы где-то очень далеко отсюда. Кстати, у вас…

Бью опустил взгляд, и Джульетта, проследив за ним, к своему ужасу, увидела, что один ее чулок сполз с ноги. Нет, только не это! Опушенные длинными черными ресницами глаза Дюпре тут же скользнули вверх и остановились на ее заалевшем лице.

– Не горюйте, – лениво протянул он. – Вы же видели, как легко прощались со своими интимными шмотками девочки в барах. Вы в Новом Орлеане, милая, учитесь быть собой. Если не знаете, куда девать чулки, суньте их в карман, о!кей?

О Господи, похоже этот тип – ходячая угроза для женщин. Джульетта уже устала наблюдать, как он напропалую флиртует с каждой особой женского пола от пятнадцати до ста пятидесяти, которая попадалась на его пути. Кстати, и визитные карточки Бью раздавал так, будто владел подпольной типографией. А его бедная, внезапно приехавшая с севера кузина если и обладала приятной внешностью, то умом Бог ее явно обидел.

Все, с нее хватит. Хочешь увидеть свой любимый стриптиз – пожалуйста!

Поглубже вдохнув, Джульетта неторопливо подняла ногу, нащупала кружевную резинку и, спустив вместе с чулком, сдернула ее с изящных пальчиков, а затем повторила тот же маневр с другим чулком.

Девушки-стриптизерши, которых она перевидала в избытке, без всякого сомнения, проделали бы такую процедуру более профессионально, но для Джульетты Роуз Астор Лоуэлл это был настоящий подвиг.

Сверкающий взгляд Дюпре с трудом вернул ее к реальности:

– Эй, дорогуша, что вы делаете? Да очнитесь же, Джульетта, придите в себя!

– Прийти в себя? Отличный совет! – Она выглянула в окно. – Между прочим, сержант, зажегся зеленый, если вам это, конечно, интересно.

Бью тут же обругал сквозь зубы всех этих козлов, которые, сгрудившись позади, нетерпеливо жали на клаксоны, и так рванул машину, что его пассажирку вдавило в сиденье.

Через двадцать минут «ГТО» сержанта, вздымая гравиевую пыль, с визгом остановился у дверей нового отеля.

Обойдя машину, Бью подал руку Джульетте.

– Как вам понравилось сегодняшнее шоу, мисс Лоуэлл?

– Я бы сказала… весьма познавательно, – ответила Джульетта, выбираясь из машины и при этом дивясь неожиданной галантности сержанта. – Что ж, до завтра…

И тут неожиданно Бью, вместо того чтобы отступить и дать Джульетте дорогу, положил ладони на крышу машины по обе стороны от нее, так что она оказалась в плену его крепких рук. От неожиданности девушка замерла.

– Дорогая, никакого завтра. До вечера далеко, и у меня еще пять часов дежурства.

– Простите?

– Я сказал, что вам придется терпеть мое общество еще пять часов.

– Но это же полный бред!

– Черт побери, конечно, бред, и вам это известно не хуже, чем мне; но вы же сами слышали, что исполняющий обязанности комиссара, а попросту вонючка Пфеффер, назначил меня вашим телохранителем! Следовательно, теперь я весь день обязан охранять ваше драгоценное тело, а поскольку моя работа мне нравится, то я не намерен ее терять.

Не успела Джульетта возразить, как Бью склонил к ней голову и несколько раз втянул носом воздух у ее виска, словно борзая, обнюхивающая свою добычу; на какое-то мгновение ей даже показалось, что он вот-вот заденет ее волосы. Не смея шевельнуться, она тщетно пыталась унять сердцебиение.

Дюпре медленно выпрямился.

– Так вот как пахнут богатые девочки… – пробормотал он, глядя на нее прищуренными глазами. – M-м, вкусно! Ну что ж, леди, теперь мы можем идти. – Сделав широкий жест рукой, он указал в сторону отеля.

Так и не проронив ни слова, Джульетта пошла вперед. Теперь она окончательно убедилась, что этот тип просто сумасшедший!

Глава 5

«Интересно, о чем ты все время думал? Ты должен был заставить ее обратиться к Пфефферу и потребовать для себя другого телохранителя, а не…» – Бью отчаянно пытался сформулировать конец фразы, но тот, как испуганный мышонок, постоянно ускользал от него. Еще бы – кому приятно видеть себя побежденным: тщательно продуманный план лопнул как мыльный пузырь!

Вытянув нога и скрестив руки на груди, Бью сидел в том же кресле, в котором поджидал Джульетту перед поездкой во Французский квартал, и хмуро смотрел на Роксанну. Сейчас рыжеволосая секретарша Джульетты напоминала ему одну из его сестер – им тоже прекрасно удавалось не замечать его присутствия, когда они в чем-то с ним не соглашались. И все же не упорное молчание Роксанны сердило его – он злился на самого себя.

Как ни стремился Бью отвлечься, мысли его постоянно возвращались к Джульетте. И какой бес в него вселился – ведь эта гордячка была абсолютно не в его вкусе! Ему всегда нравились невысокие, плотненькие и раскованные девочки, с которыми можно весело скоротать вечерок-другой, а что касается сдержанных особ с тонкой фигурой и гладкой прической, то он по возможности старался обходить их стороной. Тогда с какой стати, скажите на милость, он так разволновался при виде ее обнаженных ножек?

Дьявольщина! Это было жалкое зрелище, и тем не менее даже сейчас, вспомнив, как она сняла чулки, Бью. аж весь взмок. Нет, причина тут вовсе не в симпатичной клиентке: просто ему надо почаще бывать на людях, развлекаться, приглашать на свидание девчонок. Уже десять лет прошло с тех пор, как погибли его родители, и за это время у него почти никого не было, а все оттого, что он не мог плюнуть на все и позволить себе расслабиться!

Ну ничего, не так уж долго осталось терпеть. Очень скоро все переменится, так что нечего распускать нюни.

Бью не сомневался, что Джульетта и не думала дразнить его, устраивая стриптиз: с ее стороны это был скорее акт протеста – ведь он таскал ее по низкопробным кабакам и заставлял общаться с женщинами самого низкого пошиба.

И все-таки до чего же у нее стройные, длинные ножки, какие изящные лодыжки, какая потрясающая кожа – гладкая, золотистая, как мед. Ногти тоже поразили его до глубины души – они были покрыты бледно-розовым лаком, а он ожидал, что они так же девственно чисты, как и ногти на руках. И еще этот запах, исходящий от ее волос…

Бью помотал головой и негромко выругался.

– Прекратите, сержант Дюпре! – Роксанна пристукнула ладонью по столу. – Вы уже пятый раз повторяете это недостойное выражение.

Взглянув на нее, Бью растерянно заморгал. Размышляя о Джульетте, он начисто забыл, где находится, и только сейчас до него дошло, что ругается он совершенно непотребными словами.

Жестом, не допускающим возражений, Роксанна указала на дверь.

– Идите на улицу и проверьте, нет ли в парке посторонних, короче, найдите себе какое-нибудь занятие, только подальше отсюда. Мой долг – подчиняться руководству, но я не обязана терпеть общество полицейского, который позволяет себе быть до такой степени бестактным; так что отправляйтесь, и поскорее.

– Ну, мисс Роксанна, я потрясен – вы бьете наповал. Впрочем, должен вам сообщить, что меня выставляли и из более приличных мест. – Поймав на себе негодующий взгляд Роксанны, Бью пожал плечами и примирительно улыбнулся. – Извините, если я не так выразился. Эта лачуга мне по вкусу. Сколько встреч назначено сегодня у Джульетты?

– Только одна.

– Вы серьезно? – Бью приободрился. – Как считаете, к половине четвертого она освободится?

– Возможно. Думаю, к четырем уж точно.

– Отлично. Тогда передайте ей, чтобы к началу пятого она была готова.

Роксанна высокомерно изогнула бровь, и Бью, сунув руки в карманы, нетерпеливо поинтересовался:

– Ну, что на сей раз?

– Я передам мисс Лоуэлл о вашей убедительной просьбе встретиться с ней…

Бью громко хмыкнул.

– …но не уверена, что такая аудиенция состоится, так как у нее могут быть другие планы…

– …и все их ей придется отменить, – безапелляционно заявил Бью. – Послушайте, любезная, я нахожусь здесь по ее просьбе…

– Ну уж нет, любезный, вы находитесь здесь по просьбе ее отца. Вы совсем не знаете мою хозяйку, поэтому вам придется поверить мне на слово: по своей воле она ни за что не обратилась бы за помощью в полицию. И еще она бы предпочла, чтобы ваш капитан поменьше пресмыкался перед ней.

– Неужели? – Бью выпрямился и снова сунул руки в карманы.

– Уверяю вас.

Прелестно! Это еще один повод для Джульетты как можно скорее избавиться от него. Он подавил довольный смешок.

– Ладно, приму к сведению.

– Вы болтун, сержант, – с невозмутимым видом заявила Роксанна. – Общаясь с вами, нелегко ввернуть хотя бы словечко.

– Но и вы тоже та еще штучка, мисс Дэйвис, вам палец в рот не клади. Кто-нибудь уже говорил вам это?

– Постоянно только об этом и слышу, сержант Дюпре.

– Так, в пять минут пятого, – напомнил Бью. – Не забудьте сказать Джульетте.

Если повезет, завтра в это время он уже будет свободен и приступит к своим прямым обязанностям.

* * *

Закончив осмотр новой партии тончайшего полотна, Джульетта вернулась в кабинет и посмотрела на свои часики. Уже почти половина четвертого, а Селеста Хэйнес так и не появилась. Она уже протянула было руку к кнопке переговорного устройства, когда из динамика раздался голос секретарши:

– Пришла миссис Хэйнес, она ждет в приемной.

– Благодарю, Роксанна. Пожалуйста, пригласи ее ко мне.

Не успела Джульетта поправить прическу, как дверь распахнулась, и в кабинет, источая густой запах духов величественно вплыла разряженная дама лет шестидесяти. Несмотря на свой сравнительно небольшой рост она выглядела весьма импозантно.

Джульетта поднялась из-за стола и, обогнув его, протянула даме руку.

– Здравствуйте, Селеста, наконец-то мы с вами встретились. Меня зовут Джульетта Астор Лоуэлл.

Гостья кивнула седой головой.

– Да, дорогая, я знаю. – Царственным жестом Селеста вытянула вперед мягкую белую руку, пальцы которой были все до единого унизаны кольцами, повернула ее ладонью вниз. Джульетта несколько оторопела. Неужели эта женщина ждет, что она станет целовать ей руку? Вот еще тоже, принцесса крови!

Довольно неуклюже пожав окольцованные пальцы и указав на кресло, Джульетта снова вернулась на свое место. Но прежде чем она успела сесть, Селеста, минуя кресло, приблизилась к небольшому диванчику в другом конце комнаты и, удобно устроившись там, похлопала ладонью рядом с собой.

– Сюда, дорогая. Я попросила Лили принести нам чего-нибудь перекусить – это не помешает, пока мы будем разговаривать и знакомиться друг с другом…

Тут же из динамика раздался слегка взволнованный голос Роксанны:

– Извините за беспокойство, мисс Лоуэлл, но тут какая-то женщина с подносом. Она говорит, что… Эй, подождите!

Видимо, Роксанна бросилась на защиту кабинета начальницы, но было уже поздно. Дверь распахнулась, и на пороге возникла весьма преклонного возраста дама в черном форменном платье и белоснежном фартуке, которая с трудом маневрируя между креслами, прошаркала к невысокому сервировочному столику и поставила на него тяжелый поднос. Затем она повернулась к своей хозяйке и чопорно поклонилась:

– Я принесла ваш чай, миссис Селеста.

Селеста сделала царственный жест рукой:

– Поставьте сюда, Лили.

В этот момент в дверь просунулась голова Роксанны; глаза ее были расширены, на лице застыла тревога

– Прости, Джульетта, я старалась, но она такая наглая… Не драться же мне с этой старухой!

– Спасибо, Роксанна, все в порядке. – Джульетта смущенно улыбнулась. – Вы можете идти.

– А вы садитесь, дорогая. Лили принесла нам великолепного охлажденного чаю. – Селеста ободряюще улыбнулась. – С сахаром или без?

Она вопросительно подняла бровь, серебряная ложечка на мгновение застыла над сахарницей севрского фарфора.

– Благодарю, я не пью сладкий чай. – Джульетта осторожно присела на край дивана. Ей было не совсем понятно, с какой стати деловая встреча превратилась я светское чаепитие.

– Вы предпочитаете сандвич с кресс-салатом или с огурцом? – Любезно улыбаясь, Селеста указала на широкую тарелку.

Джульетта взяла крохотный бутербродик и, не попробовав, положила его на стоявшее перед ней блюдце.

– Давайте вернемся к нашим делам, Селеста. Времени остается довольно мало, и поэтому…

– А печеньице?

– Нет, благодарю. Нам надо составить расписание…

– Но сперва вы расскажете мне о вашей семье, дорогая!

Джульетта подавила тяжелый вздох. Господи, эта несносная женщина только отрывает у нее время! Муж такой чудесный, а жена… Как он уживается с ней столько лет?

– Хорошо. Мой отец из самых настоящих бостонских Лоуэллов, мать из Асторов. С самого раннего детства меня воспитывала бабушка, Роуз Элизабет Астор. – Джульетта сделала маленький глоток из своей чашки.

– Судя по всему, моя милая, это бабушка привила вам такие хорошие манеры…

– Возможно. Итак, теперь о расписании…

– Мой Эдуард, естественно, Хэйнес, а вот я – последний представитель рода Батлеров. Это поместье принадлежало Батлерам более двухсот лет. Правда, я отношусь к одной из дальних ветвей рода, поэтому и не наследую дом, но нам с Эдуардом было разрешено присматривать за ним. А потом ваша корпорация предложила выкупить его.

В действительности поверенные Батлеров сами предложили поместье фирме отца, но Джульетта предпочла не спорить.

– Вы с мужем прекрасно справлялись со всеми обязанностями, – вежливо сказала она и тут же перешла на деловой тон:

– Я бы хотела обсудить все по пунктам.

Быстро подойдя к столу, Джульетта нажала кнопку вызова.

– Роксанна, будь добра, принеси мой ежедневник.

Секретарша вошла в кабинет через минуту, и Джульетта сразу провела ее к диванчику.

– Хорошо, что вы уже знакомы, Селеста вам с Роксанной придется работать в тесном контакте.

– Но я думала, что мы все будем делать с вами вместе, дорогая.

– Время от времени мне придется отлучаться, но Роксанне вы можете полностью доверять.

– Она же всего-навсего…

– Моя правая рука – Тон Джульетты не оставлял никаких сомнений в ее решимости настоять на своем.

– Да, конечно – Лицо Селесты скривилось. Однако на Джульетту ее разочарование не произвело ни малейшего впечатления: она уже успела раскусить «добрую старушку». Под безупречными манерами Селесты скрывалось неуемное стремление доказать свою принадлежность к высшему обществу. С такими ей частенько приходитесь встречаться – эти люди судили друг о друге по происхождению, а не по поступкам. С Роксанной они обращались как с прислугой, недостойной их внимания.

– Бери бутерброд, Роксанна – Говоря это, Джульетта мило улыбнулась Селесте – Простите, у вас не найдется еще одного блюдца?

– Боюсь, Лили рассчитывала только на нас двоих.

– С этого момента пусть рассчитывает на троих, и, пожалуйста, не забудьте сказать ей об этом. Ну а пока Роксанна воспользуется моим.

Джульетта аккуратно взяла тонкими изящными пальчиками свой бутерброд и передала опустевшее фарфоровое блюдечко помощнице.

– Рекомендую попробовать все, что принесла Нити.

– Ну, если вы не против, – неуверенно улыбнулась Роксанна. – Пожалуй, я так и поступлю.

– Отлично. – Выражение лица Джульетты мгновенно переменилось. – Итак, расписание. Надеюсь, Селеста, вы захватили с собой список мероприятий, в которых я должна принять участие?

Обычно Джульетта получала огромное удовольствие от деловых встреч, знаменовавших собой успешное окончание задуманного, но сейчас она почему-то испытывала странное чувство обреченности. Такое бывало с ней только в раннем детстве, когда она с завистью смотрела на босоногих детишек садовника, резвившихся в парке. Вступать с ними в игру ей, разумеется, не разрешалось вместо этого нужно было идти в гостиную и чинно пить чай вдвоем с бабушкой, да еще «держать спину» и не ерзать, тогда как ей хотелось делать все прямо наоборот.

Вот и сейчас Джульетта никак не могла заставить себя сконцентрироваться. У нее даже возникла крамольная мысль: а что, если вскочить с дивана и, забыв о приличиях, кружиться на месте до тех пор, пока пол не закачается под ногами?

Когда дверь неожиданно открылась и появившийся Бью прорычал «Эй! Уже четыре тридцать. Надеюсь, вы готовы?» – она с трудом удержалась, чтобы не сорваться с дивана и не закричать во весь голос «Да, да, да! Скорее заберите меня отсюда!»

– Входите, Бьюрегард, – как ни в чем не бывало произнесла Джульетта и, избегая взгляда Роксанны, обратилась к гостье. – Познакомьтесь, пожалуйста с Бьюрегардом Дюпре. Быо это Селеста Хэйнес.

– Рад приветствовать! – Бью подошел к старушке и, секунду поколебавшись чмокнул пальцы протянутой ему руки. Затем он быстро обернулся. – Ну так что, мы идем или как?

Джульетта крепче сжала губы, чтобы не расхохотаться. Ох уж эти отвратительные манеры! Она посмотрела на Селесту и опять чуть не прыснула: почтенная матрона разглядывала Бью с таким выражением, будто тот был гигантским удавом, крайне опасным для окружающих. Впрочем, это было и немудрено от человека с небритым подбородком и рельефной мускулатурой под повлажневшей от жары рубашкой, облепившей тело, исходила мощная энергетика настоящего самца.

В конце концов не это главное – он появился как раз вовремя, и ей ни в коем случае нельзя упустить такую прекрасную возможность удрать отсюда.

– Прошу меня извинить, но, к сожалению, наша встреча вышла за рамки отведенного времени. Так что, Селеста, оставляю вас решать интересующие нас вопросы с Роксанной. Если возникнут какие-либо заминки, приходите в мой номер вечером, и тогда…

Речь Джульетты была прервана самым бесцеремонным образом: Бью попросту схватил ее за руку и пошел к двери. На сей раз она даже не пыталась протестовать, напротив, на душе у нее вдруг стало весело и спокойно, это чувство свободы было сходно с ощущением школьника, прогуливающего контрольную.

* * *

После их ухода в офисе воцарилась напряжения тишина. Не отрывая глаз от дверного проема, Селеста презрительно поджала губы. Вот так они все. Она жертвует своим временем, чтобы помочь мисс Астор Лоуэлл поскорее войти в высшее общество Нового Орлеана – и что же девчонка бросает ее с какой-то никчемном секретаршей!

Селеста гордо распрямила плечи и плотнее сдвинула колени. Когда обсуждение всех необходимых вопросов было закончено, почтенная матрона подхватила свои бумаги и поднялась с дивана.

– Я пришлю Лили за грязной посудой. – С достоинством произнеся эти слова, она выплыла из комнаты.

Ей было ужасно досадно, что ее прелестное поместье превратили в какой-то дурацкий отель, куда перешли все их с Эдуардом отлично вышколенные слуги. И вот теперь она вынуждена была общаться с этой мисс Астор Лоуэлл, которая позволяет себе такие выходки! «Надо же – оставила в обществе секретарши и отправилась развлекаться с бугаем-полицейским», – кипела от негодования Селеста. Дойдя до двери номера, который отвели им с Эдуардом, она вдруг подумала «Надо будет сказать Лили, чтобы подбросила в кровать Джульетты еще дюжину тараканов!»

Глава 6

Бью включил мотор «Козочки» и искоса посмотрел на Джульетту. Черт, все шло совсем не так, как он задумал! Всякий раз, когда ему казалось, что дело сделано и она вот-вот даст ему от ворот поворот, эта странная девица снова обескураживала его. Непредсказуемое создание, ей-богу!

Заметив, что Бью наблюдает за ней, Джульетта положила ногу на ногу и протянула руку к орущей во всю мощь магнитоле.

– Можно? – Не дожидаясь ответа, она уменьшила звук.

– Зачем спрашивать, ангелочек? – осклабился Бью. – Чувствуйте себя как дома.

Джульетта передернула плечами, и Бью приободрился. Сейчас начнутся нравоучения о том, как, по ее мнению, должен вести себя настоящий профессионал, когда имеет дело с высокородной особой, каковой она является, и тогда он положит ее на обе лопатки.

Краем глаза Бью видел, как тонкие пальцы без маникюра гладили обшивку сиденья. Несколько минут прошло в молчании, и вдруг прозвучал вопрос, которого он никак не ожидал:

– Кто такой Клайд Лиде?

– Лиде?

– Ну да. Я спросила…

Бью нетерпеливо махнул рукой.

– Я слышал, Бутончик. Просто не ожидал, странно, что это вас заинтересовало.

Быстро взглянув на нее, он тут же снова переключил внимание на дорогу.

– Клайд Лиде – скупщик краденого оружия. Заметьте, не просто старого, бывшего в употреблении, а старинного. В этом бизнесе он специалист, в масштабе Нового Орлеана, конечно.

– И зачем вы его разыскиваете?

– Потому что подозреваю, что он замешан в деле Охотника за трусами, о котором мы говорили вчера с этим недоноском.

– С кем, с кем?

– С разлюбезным капитаном Пфеффером.

Бью мог поклясться, что уголки пухлых губ девушки чуть приподнялись в улыбке. Что ж, если даже это и так, она очень хорошо владела собой: когда он снова взглянул на нее, лицо ее было непроницаемым, словно маска, и только в глубине серых глазах таилось что-то, чего он не мог до конца понять. Однако Бью не располагал временем для того, чтобы отгадывать загадки.

– Ходят слухи, что Лиде захаживает в бары Французского квартала: именно его розысками я был занят до того, как мне поручили сопровождать вас.

– Но в чем виновен этот… Охотник за трусами? – Джульетта слегка смутилась.

– Он преследует женщин, врывается в их дома и, угрожая револьвером, заставляет раздеваться догола.

– Какой кошмар! – От отвращения у нее по коже побежали мурашки. – И что же, ни одна из пострадавших не может его опознать?

– Он маньяк, а не идиот, крошка, и у него целый склад карнавальных масок. Под ними эта тварь прячет лицо, когда идет на дело.

– О Боже! – Джульетта с неподдельным ужасом уставилась на сержанта. – У Эдуарда Хэйнеса большая коллекция карнавальных масок…

– Ну и что? Здесь у любого можно найти в шкафу парочку таких. Охотник за трусами пользуется самыми дешевыми, а они в Новом Орлеане продаются па каждом углу по дюжине за полтинник.

– Понятно. – Джульетта, кивнув, нахмурилась. – Но какое отношение имеет скупщик краденого оружия к человеку, который силой заставляет женщин раздеваться?

– Напрягите-ка мозги, малышка. Последней жертвой Охотника чуть не стала моя сестра Джози, и…

– Ох, Бью! – прервала его Джульетта. – Простите, я правда не знала. Представляю, как испугалась бедная девочка..

На секунду Бью смешался. Черт! Не хватало еще, чтобы клиентка начала интересоваться делами его семьи. В конце концов он пожал плечами и небрежно произнес:

– В общем, я думаю, что удар был предназначен скорее мне, чем ей. Револьвер, которым Охотник угрожает женщинам, старинный: Джози дала его подробное описание, точно такое же, с каким я встречался раньше. Что-то подсказывает мне, что все они восходят к тому времени, когда я, будучи еще новичком в полиции, арестовывал Лиде.

Во взгляде Джульетты появилось нечто, подозрительно смахивавшее на восхищение.

– У вас страшно интересная работа.

– Вот именно, только когда я занимаюсь настоящим делом, а не обслуживаю тех, кому нужна нянька, – ехидно заметил Бью.

Похоже, Джульетта пропустила его слова мимо ушей. Отвернувшись к окну, она несколько минут молчала, а затем заговорила снова:

– Я стараюсь представить вас с сестрой и не могу…

Бью неестественно громко расхохотался.

– Неужели? А если я скажу вам, что у меня не одна сестра, а целых три? Такое вы можете себе представить?

Теперь он кожей чувствовал ее пристальный взгляд.

– Как это прекрасно, – тихо, словно размышляя вслух, произнесла Джульетта. – А вот я единственный ребенок в семье.

Бью поежился. Какой у нее тоскливый голос… Он резко выпрямился на сиденье. Нет, нет и нет! Ей его не разжалобить. У него достаточно здравого смысла, чтобы не попасться на эту удочку. И потом, с чего это она вдруг разговорилась?

– Бедная несчастная одинокая дочка родителей-миллионеров! Не удивлюсь, если ваш папаша, чтобы искупить свою вину, ежедневно заваливал вас самыми дорогими игрушками…

Джульетта в недоумении посмотрела на него, вид у нее был такой, словно она неожиданно получила удар ниже пояса. Однако Бью не почувствовал при этом никаких угрызений совести.

Наконец девушка взяла себя в руки.

– Я достаточно редко виделась со своим отцом, – со спокойным достоинством произнесла она и отвернулась к окну.

Черт! Нечего было лезть куда не следовало. Какое ему дело до того, как проходило ее детство!

Глядя на проносившиеся мимо дома, Джульетта изо всех сил старалась запрятать обиду в самый дальний уголок души, вроде того, где она еще в детстве хранила мечты о папе, способном уделить хоть немного свободного времени собственной дочери.

В конце концов, должна же и у нее быть хоть какая-то радость в жизни! И какое право имеет детектив Дюпре говорить с ней в таком тоне?

Впрочем, поделом ей. Она с самого начала знала, что хлебнет неприятностей с этим Дюпре, и все же безропотно позволила ему прервать встречу с миссис Хэчнес. И потом – с чего это ее понесло расспрашивать детектива о его делах?

В салоне машины приятно пахло кожей, в открытое окно по-прежнему дул теплый ветерок.

Джульетта рассеянно глядела на приземистые старинные особняки, проплывающие мимо, размышляя о том, что всю жизнь ее учили быть сдержанной, и в результате отец – строгостью, отчужденностью и бабушка – постоянной опекой и наставлениями перегнули палку, добившись обратного: они пробудили в ее душе дух бунтарства. Она столько времени держала срои эмоции в узде, что теперь, оказавшись вдали от родных, ей совсем не хотелось служить примером для общества.

Через несколько минут они с Бью прибыли во Французский квартал И снова их оглушила сладострастная музыка, пропитанная откровенной сексуальностью. На тротуарах толпился разношерстный люд, конные прогулочные экипажи лавировали между легковыми автомобилями.

Наконец Бью нашел свободное местечко для парковки, открыл дверцу для Джульетты и, привычно взяв ее за руку, потянул за собой.

Как и в прошлый раз, почти бегом следуя за сержантом, Джульетта не забывала озираться по сторонам и заглядывать в открытые двери секс-баров и клубов, где в зеркалах отражалась та «запретная» жизнь, о которой раньше она и представления не имела. Она так увлеклась, что, когда Бью внезапно остановился, чуть не налетела на него.

– Я проголодался. Вы сегодня обедали?

– Съела с Селестой Хэйнсс бутерброд с кресс-салатом.

Он презрительно фыркнул.

– Я говорю о еде, Бутончик, о настоящей еде.

При воспоминании о крохотном бутербродике Селесты Джульетта невольно улыбнулась. А ведь и правда, времени нормально поесть у нее сегодня не было.

– Вообще-то я бы перекусила где-нибудь, но только если там установлен кондиционер.

– «Ритц» я не обещаю, но тут неподалеку имеется одно неплохое местечко, скромненькое, зато с фонтаном. Обслуживать вас будут молодые люди. Не пугайтесь – они все одеты.

– Странно! – не удержалась Джульетта. – А я думала, вы предпочитаете заведения, где встречаются экзотические дамы, в основном раздетые…

Она тут же ужаснулась своим словам. Столько лет училась выдержке, и на тебе!

Но не успела Джульетта собраться с мыслями, как Бью прижал ее к витрине с карнавальными масками. Губы его оказались в опасной близости от ее полуоткрытого рта

– Вы единственная экзотическая дама, которую я знаю, Джульетта, – проговорил он низким хриплым голосом и прищурил глаза – Желаете раздеться передо мной?

У Джульетты мгновенно закружилась голова Он нарушил дистанцию, которую она всегда старалась выдерживать. С трудом протиснув руки в крохотное пространство между их телами, девушка уперлась в твердую сталь его груди и попыталась отпихнуть от себя. Бью не шелохнулся.

И все же голос ее прозвучал совершенно спокойно, когда она произнесла

– Нет, Бьюрегард, я этого не желаю. А вам советую попридержать свои гормоны. Для вас это привычный стиль поведения, но для меня он совершенно неприемлем.

Бью, поддразнивая ее, насмешливо покачал головой

– Должен признаться, мисс, я не такой болван, что бы не догадаться, что вы хотите меня оскорбить. Сожалею, но цели своей вы все-таки не достигли. Судите сами женщина: делает определенный намек, и ничего удивительного, если мужчина пытается узнать, не является ли это приглашением к действию. Будь вы мужского пола, вам бы ничего не стоило понять, о чем я толкую.

– А если бы у вас были яичники, вы, возможно, не вели бы себя как идиот!

«Боже, Джульетта, что ты несешь! Замолчи, немедленно замолчи!»

– Ха! Имей я хоть что-нибудь из этих ваших прибамбасов, дорогуша, не спрашивал бы, хотите ли вы оголяться передо мной. С сексуальной ориентацией у меня пока что все в порядке. – Губы детектива скривились в усмешке. – Так вы по-прежнему намерены зайти со мной туда, куда я вас поведу и перекусить?

В этот момент Джульетте удалось наконец вырваться, поднырнув под его руку. Вновь обретенная свобода дала ей возможность перевести дыхание и поправить платье.

– Пожалуй, – угрюмо буркнула она.

– Тогда вперед.

Бью сомкнул пальцы вокруг ее запястья и, не меняя своей привычки, потащил вверх по переулку.

Наконец они добрались до крохотного залитого солнечным светом кафе. Войдя внутрь, Джульетта сразу отметила, что кондиционера, равно как и обещанного фонтана, в помещении не наблюдалось.

– Эй, Лу! – окликнул Бью пожилого негра за стойкой. – Как поживаешь?

– А, сержант Дюпре! Чем могу угостить вас и леди?

Бью повернулся к своей спутнице

– Хотите изучить меню?

– Да, конечно. – Джульетта прочитала названия блюд, написанные светящимися фломастерами на специальном щите над головой бармена. – Номер четыре, двойной сандвич с ветчиной и сыром. – Она потянулась к сумочке за кошельком.

Бью поморщился.

– Перестаньте, уж за сандвич я расплатиться пока еще в состоянии, – процедил он. – Итак, Лу, заказ дамы ты слышал. А мне приготовь жареных устриц, да пожирнее.

– Вот-вот, устрицы – это как раз то, что необходимо для вашего либидо, – вполголоса пробормотала Джульетта.

– Прикажете подать устрицы разделанными и под острым соусом, сержант?

Ослепив Джульетту белозубой улыбкой, Бью кивнул.

– Как всегда, Лу. Ты мои вкусы знаешь.

Они выбрали охлажденные напитки и отправились к столику в углу. Вскоре приветливо улыбающийся молодой помощник бармена поставил перед ними тарелки с заказанной едой. В помещении было до того жарко и влажно, что, едва поднеся сандвич ко рту, Джульетта снова положила его на тарелку, так и не откусив. Есть ей совершенно расхотелось, к горлу подкатывала тошнота.

Некоторое время Бью наблюдал за тем, как она борется с пропавшим аппетитом, потом лениво протянул.

– Ладно уж, пошли.

Через узкую боковую дверь они вышли в крохотный, словно игрушечный, садик, укрывшийся под сенью раскидистого орехового дерева. Небольшая калитка с противоположной стороны была открыта, она выходила на реку, откуда порывами налетал ветерок, несущий благословенную прохладу. В углу тихо журчал фонтан размером с поилку для индюшек.

– Уф! – Джульетта с наслаждением вздохнула. Поставив свою тарелку на маленький столик, она подошла к фонтанчику и по локоть погрузила в него руки. – Какая жалость, что нельзя погрузиться сюда с головой!

– В чем проблема? – Бью смерил ее насмешливым взглядом. –Для вас все что угодно, дорогая. Одежду я, так и быть, подержу.

– Боже мои, Дюпре, вас давно следует кастрировать! – Проведя мокрыми ладонями по кискам, Джульетта вернулась к столику и взяла свой сандвич. – По-моему, вы уже далеко не прыщавый подросток, чтобы все сводить только к сексу.

Бью притворно застонал.

– Какой кошмар! Так на это существует возрастной ценз!

– Ладно, ладно, сдаюсь. – Джульетта покачала головой и быстро засунула в рот чуть не весь сандвич. – О, вкусно! – Она блаженно прикрыла глаза. – Я бы даже сказала, это восхитительно.

Немного не доев, она положила остаток сандвича на тарелку и отодвинулась от стола, в то время как Бью все еще расправлялся с последней устрицей.

– Что-то не так, Бутончик?

– Вовсе нет. Просто я уже сыта.

– Господи, да вы едите, как птичка. – Протянув руку, он сграбастал то, что осталось от сандвича, и, отправив еду себе в рот, как ни в чем не бывало посмотрел в удивленное лицо Джульетты. – Терпеть не могу, когда что-то остается на тарелке.

Допив кока-колу, они вышли на улицу. Бью заглядывал то в одно заведение, то в другое, и каждое было еще более убогим, чем предыдущее.

Джульетта и не подозревала о существовании таких забегаловок Бабушка, доведись ей попасть сюда, наверняка содрогнулась бы от отвращения, а отец… Отец, может быть, и нет, как знать. Он все-таки мужчина, его мало чем можно удивить. Но даже если бы отец все воспринял нормально, то от дочери он непременно ожидал бы возмущения теми грязными сторонами жизни, которые открывал ей сейчас Бью, – и вряд ли бы дождался. Джульетта определенно начала входить во вкус недозволенного.

Солнце уже садилось за горизонт, когда Бью подвел ее к очередному бару, на вывеске которого значилось «Пятьдесят красавиц и еще одна».

– «Чей пол еще под вопросом», – входя в полумрак бара, вслух прочитала Джульетта приписку, выведенную более мелким шрифтом. – Как это понимать?

Ответа она не расслышала из-за оглушительно гремевшей музыки.

С заходом солнца жара почти не спала, и два медленно крутящихся вентилятора под потолком вряд ли могли тут чем-то помочь.

– Бью-ре-гард! – пропел из-за стойки страстный женский голос – У тебя прямо-таки сверхъестественное чутье, миленький. Как раз ты-то мне и нужен.

– Привет, Шелл, как дела? Выглядишь потрясающе.

– Ты тоже! – Барменша улыбнулась и отвела назад плечи, выставляя напоказ внушительных размеров груди, покрытые веснушками. – Дорогуша, на тебя вся надежда – вообще-то дело выеденного яйца не стоит, но я тут на днях нарушила правила, ну, самую чуточку превысила скорость.

– Послушай, Шелл, последний раз, когда я улаживал твои проблемы с дорожной полицией, ты обещала, что это больше не повторится, так или нет? Мои тебе совет поубавь прыти, вот и все. И не строй из себя крутую, детка.

– Пожалуйста, – неожиданно вмешалась Джульетта. – вам же не стоит труда.

Бью больно сжал ей руку, а барменша повернулась к Джульетте с таким видом, словно только что ее заметила.

– Это что за девчонка с тобой? Обзавелся новой подружкой?

Вздохнув, Джульетта приготовилась выслушать ставшую привычной сказку о кузине с севера, однако Дюпре, видимо, надоело повторяться. Вскинув брови, он невозмутимо произнес.

– Ты что, разыгрывать меня вздумала? Неужели не узнаешь – это же знаменитая Роуз-Бутончик Де Ла Туш, она приехала подыскать подходящего парня для своей группы.

– Да ну? – Шелли окинула Джульетту скептическим взглядом. – Может, твое шоу и потрясающее, сестричка, и ножки у тебя длинные, спору нет, а вот сисек ты почему-то не носишь.

– Прошу проще

– Они и не нужны. – Бью повернулся к Джульетте. – Покажи ей своих фанатов, Бутончик.

Джульетта захлопала длинными ресницами.

– Это Бьюрегард так шутит, – с трудом обретя дар речи, сообщила она барменше.

Теперь уже полногрудая красотка растерянно смотрела на нее, и Джульетта небрежно пожала плечами.

– Выражаясь его же языком, этот паренек умишком не вышел. Только и годится, что работать сиделкой экзотических женщин.

– Как знать, как знать, Бутончик, иногда этим женщинам и в самом деле требуется помощь. – Бью явно не ждал такого подвоха и теперь пытался хоть как-то выкрутиться.

За два дня они посетили столько злачных мест, что Джульетта уже привыкла к громкой раздражающей музыке, сопровождавшей выступления стриптизерш, и не особенно обращала на нее внимание И все же она не смогла не вздрогнуть от звука барабанной дроби, многократно усиленного мощной стереосистемой. Возбужденный мужской голос возвестил: «А сейчас, леди и джентльмены, настал момент, которого вы так долго ждали. Мисс Лола Бенуа!»

В луче прожектора появилась высокая, под метр восемьдесят, белокожая блондинка в ярко-синем платье из блестящей материи Соблазнительно покачивая бедрами, она прошла из одного конца помоста в другой, а затем вернулась обратно.

Джульетта встала и подошла поближе.

Стриптизерша, ритмично двигая бедрами, оказалась на самом краю помоста, прямо напротив нее. Только в этот момент Джульетта осознала, что Бью стоит рядом и внимательно следит за происходящим на помосте. Вот оно в чем дело! Оказывается, Лола танцует исключительно для одного человека, и человек этот не кто иной, как Бьюрегард Дюпре!

Движения Лолы стали чаще и резче, так что края синей юбки с прорезями то и дело взлетали в воздух, открывая взору бледную кожу бедер. Раздвинув ноги, женщина чуть присела на манер индийских танцовщиц, призывно улыбнулась Бью и, не спуская с него подведенных глаз, начала медленно стягивать с руки длинную белую перчатку. Она помахала перчаткой над головой, потом снова опустила ее, подмигнула Бью, и вдруг перчатка, словно змея, обвила его шею.

Раздались аплодисменты. Лола тут же подошла к другому мужчине, и все повторилось снова. Оставшись без перчаток, стриптизерша покачалась на каблуках и широким жестом развела руки в стороны блестящее платье разлетелось на две половины и упало к ее ногам Лола, в одних крохотных белых трусиках повертевшись перед публикой, плавно повела плечами, отчего ее полные груди заколыхались, однако аудитория на это никак не отреагировала – видимо, от нее ожидалось нечто большее, нежели обычные ужимки начинающих стриптизерш.

Джульетта во все глаза смотрела на Лолу, мысленно пытаясь повторять ее движения. Да, эта девица свое дело знает. Как мастерски она возбуждает всех, притворяясь, что вот-вот освободится от трусиков и предстанет перед публикой абсолютно обнаженной!

Ритм музыки все убыстрялся, и когда вспыхнул яркий синий свет, Лола наконец сбросила трусики.

– О Боже! – только и смогла выдохнуть Джульетта, не веря собственным глазам. На освободившейся от одежды Лоле осталось некое подобие гульфика! Под восторженные вопли публики Лола танцующей походкой удалилась с помоста.

– Пошли за сцену, ангелочек. – Слова Бью вьшели девушку из транса. – Я вас с ней познакомлю.

Джульетта растерянно уставилась на детектива. Бью понимал, что она только что перенесла потрясение, но почему-то не ощущал той радости, которую ожидал. Взяв девушку за локоть, он повел ее к раздевалке Лолы, напоминая себе, что чем быстрее мисс Джульетта откажется от его услуг, тем будет лучше для них обоих…

Подходя к двери Лолы, Бью заметил, что лицо его спутницы приобрело привычное спокойное выражение; глаза ее смотрели на него отчужденно и чуть надменно. Когда их пригласили войти, на ее губах даже появилась улыбка.

Лола сидела – или все-таки сидел? – у туалетного столика, скрестив длинные ноги. Яркий атласный халат стягивал на талии широкий пояс, темно-рыжий парик валялся в стороне, а собственные волосы танцовщика прятались под нейлоновой шапочкой. Увидев в зеркале гостей, Лола перестал стирать влажным тампоном грим с лица и повернулся к Бью.

– Боже, кого я вижу! Привет-привет.

– Здорово. – Бью вытолкнул свою спутницу вперед. – Это Джульетта Астор Лоуэлл, она хотела познакомиться с тобой.

– Угу, – протянул Лола без малейшего признака заинтересованности.

– Мне очень понравилось ваше выступление, – вежливо проговорила Джульетта. Пару секунд помолчав, она добавила:

– Раньше я и не представляла, что стриптиз может быть таким захватывающим зрелищем.

Лишь после этих слов Лола наконец обратил внимание на гостью.

– Спасибо, подруга. Мне приятен твой отзыв о моем творчестве. – Он, сощурившись, пригляделся к Джульетте. – Л знаешь, крошка, у тебя неплохие данные. Сейчас поговорим, а пока оба садитесь вот тут.

– Джульетта пришла не для того, чтобы обсуждать ее данные… – хмуро изрек Бью.

Отчего-то ему не понравилось, что Джульетта с таким любопытством рассматривает кричащий макияж Лолы.

– Странно… Из зала этот грим выглядел совсем не таким грубым. Должно быть, вы в совершенстве владеете искусством перевоплощения, не так ли?

– Да, это составная часть моего успеха, – небрежно заметил Лола. – Я просто обожаю косметику. – Он посмотрел на Джульетту. – Ты должна чаще пользоваться помадой, подруга. Женщины тратят безумные бабки, чтобы безвкусно размалевывать свои лица, а тебе требуется лишь подчеркнуть линию губ, и все. И потом твои волосы – имей я такие, никогда бы не прятал их и не забирал в дурацкий пучок.

Лола снова повернулся к зеркалу, чтобы удалить остатки грима, а Бью с неожиданным интересом принялся разглядывать волосы Джульетты, и на этот раз они показались ему даже более мягкими и пышными, чем раньше.

Лола пошарил в небольшой шкатулке и достал оттуда тюбик губной помады.

– Вот, попробуй. Это твой цвет.

– Нет! – Бью охватила паника. Ему и так бы о трудно держать себя в руках, а если Джульетта еще и накрасит губы…

К счастью, она протестующе покачала головой:

– Я не могу.

Огонь в глазах Лолы потух. Он небрежным жестом положил помаду обратно в шкатулку.

– Нет так нет. Брезгуешь, не знаешь, с кем я целовался последний раз, и поэтому отказываешься?

– Ну что вы, – смутилась Джульетта. – Я отказываюсь совсем по другой причине! С самого детства бабушка вбила мне в голову, что можно пользоваться только своей одеждой и косметикой. Это у меня в крови, а привычки менять очень сложно.

– Вот как. Мне это нравится. Слушай, Бью, где ты ее откопал? Впрочем, не мое дело. – Лола, покопавшись в шкатулке, опять достал тюбик и серебряный ножичек. – Вот, смотри, сейчас она будет как новенькая.

Он срезал верхний край и протянул помаду Джульетте.

Секунду поколебавшись, она приняла тюбик, наклонилась к зеркалу, округлила губы и, аккуратно нанеся помаду, почмокала губами, а потом откинула голову, любуясь своим отражением. На лице ее появилась довольная улыбка.

– А что, мне нравится.

Бью едва не застонал: ему тоже понравилось. Повертев тюбик в руках, Джульетта нашла этикетку.

– Забавно, она называется «виноград». Знаете, я совсем недавно в вашем городе и еще не изучила здешние магазины. Не подскажете, где я смогу купить такую же?

– В «Диллардс», подруга. Ну, еще, наверное, у «Сакса», но я не уверен, и к тому же там меня не знают. Лучше иди в «Диллардс», скажи, что тебя послал Лола Бенуа.

– Хорошо, я так и сделаю.

Еще немного поболтав с Лолой, Джульетта распрощалась и, грациозно поднявшись, направилась к двери. Бью с мрачным видом последовал за ней; на душе у него было муторно. Кажется, эффект получился совершенно обратный тому, на который он рассчитывал. И какого черта, спрашивается, он потащил ее к Лоле?

Когда дверь гримерной закрылась у них за спиной, Джульетта с улыбкой повернулась к нему.

– Надеюсь, вы больше не станете делать из меня дуру, детектив, – выговаривала она, пока Бью как зачарованный смотрел на ее сочные розовые губы. – Думаете, я совсем не способна соображать? В трех последних барах, или как там называются эти ваши заведения, вы никого не спрашивали о Клайде Лидее, не так ли? Из этого я делаю вывод… Вы меня слушаете? Куда вы так упорно смотрите?

– Никуда, – угрюмо отозвался Бью, нехотя поднимая взгляд. Теперь его глаза остановились на ее волосах. Черт! Кажется, они стали еще роскошнее.

– Итак, я остановилась на том, что из вашего поведения следует одно вы поставили перед собой определенную цель и теперь стараетесь выполнить ее, знакомя меня с самыми непотребными местами Нового Орлеана. Неужели я вам так противна?

– Ну что вы, Бутончик, об этом нет и речи.

– Да? Вот и отлично. Кстати, мы знакомы всею два дня, так почему вы решили, что уже достаточно знаете меня?

Бью почувствовал, как жар охватывает все его тело. Он подошел к Джульетте вплотную и сузившимися глазами посмотрел на нее.

– Я знаю только одно: вы вторглись в мою жизнь и поставили все с ног на голову. Поверьте, мне это сильно не по душе. Отправляйтесь обратно к Пфефферу, мисс Лоуэлл, и потребуйте, чтобы к вам приставили другого полицейского, иначе я сменю тактику, и наши отношения резко изменятся.

Джульетта немного помолчала, а затем спокойно произнесла:

– Хорошо, сержант Дюпре, я подумаю над этим. А пока советую попридержать ваши эмоции.

С этими словами она решительно отстранила Бью и двинулась прочь.

Глава 7

Рабочий день подошел к концу. Выходя из участка, Люк ощущал лишь одну потребность: поскорее оказаться дома и хоть немного расслабиться.

Однако так скоро желания не исполняются – в этом он окончательно убедился, когда, подойдя к служебной стоянке, увидел аппетитную задницу Джози Ли, торчавшую из-под открытого капота автомобиля. Взгляд Люка так и прилип к ней.

Конечно, Люку не стоило большого труда проскользнуть мимо, забраться в свою машину, а там только его и видели: он слишком устал, да и в роли механика выступать не очень-то хотелось.

И все же ему было жаль девушку.

Люк сунул руки в карманы и подошел к машине.

– Помощь требуется?

Джози дернулась, пытаясь выбраться, и больно стукнулась головой о раскрытый капот.

– Господи, Люк! Ты напугал меня до смерти! – Она с трудом распрямилась – Ты сейчас домой?

– Угу.

– Слушай, подвези, а? Понимаешь, Анабел одолжила мне свою тачку, ну, чтобы в первую неделю я не опаздывала на новую работу, а эта тварь не заводится.

Люк вздохнул.

– Может, я посмотрю, что там такое?

– Спасибо, Люк, это ужасно мило с твоей стороны, но твоя помощь здесь просто ни к чему Через пару часов вернется Бью и все починит. – Оттянув тонкие лямочки своего топа, Джози потрясла его, чтобы немного проветрить разгоряченную кожу. – Лучше отвези меня домой: я ужасно устала и просто умираю от жары.

Сержант с трудом оторвал глаза от белоснежной шеи, по которой медленно сползала капелька пота, чуть задержавшись на ключице, капелька продолжила путь к ложбинке груди…

Круто развернувшись на каблуках, Люк зашагал к своей машине, нетерпеливо бросив через плечо:

– Ладно садись, да побыстрее – не век же тут торчать. Я тоже устал, проголодался и хочу домой.

Джози захлопнула крышку капота взяла с переднего сиденья сумочку и поспешила к машине Люка. Не успел он включить зажигание, как она уже забралась на сиденье рядом с ним.

– Спасибо, Люк, считай, что ты меня спас.

Выехав со стоянки, Гарднер включил кондиционер, и Джози облегченно вздохнула.

– Боже! Какое блаженство! – Она опять взялась за лямки топа. – Сколько раз я просила Бью избавиться от этой допотопной развалины и купить такую машину, как у тебя, но ты же его знаешь, он упертый, и его невозможно ни в чем убедить.

– Разреши не согласиться. Машина у него действительно доисторическая, но кондиционер там все-таки есть.

– Ага, есть, – поджав губы, кивнула Джози. – Только вот беда – четыре года назад он сломался, а братишка все никак не может его починить.

Люк бросил на нее суровый взгляд.

– Тебе не приходило в голову, что деньги он тратил на твое обучение в колледже?

Удивленная его резким тоном, Джози состроила недовольную мину.

– Если хочешь знать, Люк, в колледже я неплохо училась и получала полную стипендию.

– Которую целиком тратила на косметику и на модные шмотки. Слушай, малютка, перестань придираться к «Козочке». Она единственная роскошь, которую может позволить себе старина Бью.

– Ты считаешь, я не в состоянии оценить того, что он для меня сделал, а еще для Камиллы и Анабел? Думаешь, мы не понимаем, почему он вечно нуждается в деньгах? Разве у нас не разрывается сердце от того, что ради нас он забыл о личной жизни и сделался отшельником?

Люк чуть усмехнулся.

– Ну-ну, конечно, я все это понимаю, да и сам Бью ни в коем случае не винит вас в том, что его личная жизнь… хм… несколько ограничена.

– Естественно, мы его сестры, и он нас любит. Но ему нужен еще кто-то близкий, с кем бы он смог создать семью. Только вот этого-то он больше всего и боится. Ты вспомни тех девиц, которым он время от времени назначает свидания если бы размер их лифчиков соответствовал размеру головного мозга, каждая давно бы управляла государством! Да что я тебе рассказываю – ты и сам прекрасно знаешь, почему он выбирает именно таких безголовых дурищ. Они ничего не требуют от него, им не нужна семья, а тем более – не дай Господь! – дети Бью в свое время не успел перебеситься и сейчас хочет наверстать упущенное.

– Ну и ну! Как приятно слышать такие разумные речи от девушки!

– Женщины!

– Хорошо, пусть так, от женщины, которая только и ждет, как бы удрать из родного гнезда.

Некоторое время Джози молчала.

– Не понимаю, чем я тебя так раздражаю, Люк? – спросила она наконец – Я чем-нибудь перед тобой провинилась?

«Виновата, раз явилась в участок в таком виде и заставила меня млеть от твоей попки и всего остального», – со злостью подумал Бью, но вслух только коротко сказал:

– Ничем.

– Тогда в чем проблема? Почему мы не можем поговорить спокойно? – Джози хлопнула его по колену. – Пойми, Бью всю жизнь был мне не только братом, но и отцом. И все-таки я уже не ребенок, чтобы уступать воле старшего брата, и не собираюсь торчать взаперти в своей комнате, как нашкодившая школьница, только потому, что случайно – совершенно случайно! – попалась на пути какого-то полового извращенца!

– Не надо мелодрам, ладно? Бью вовсе не собирается запирать тебя в четырех стенах. Просто он заботится о тебе.

– К чертям такую заботу! Теперь, когда я выросла, Бью не всегда в состоянии понять, что для меня лучше. И я уже не та покорная младшая сестричка, готовая повиноваться любому его приказанию.

Тут Люк не выдержал и расхохотался.

– Это ты-то покорная? Вот уж не знал. А что до Бью, так в последние дни он действительно чересчур печется о тебе, но это всего лишь из-за того случая. Он волнуется и во всем винит себя.

– Поверь, мне ужасно жаль, но Бью здесь совершенно ни при чем. – Джози снова дотронулась до колена Люка, словно пытаясь убедить его в своей искренности. – Он зря беспокоится, впредь я не собираюсь совершать ничего безрассудного, по крайней мере до тех пор, пока не закончится глупейшая история с Охотником за трусами. Видишь ли, я просто хочу расставить все по своим местам. Мне действительно жаль, что я доставила брату столько неприятностей, но факт есть факт: я уже взрослый человек и не позволю управлять собой, как несмышленым ребенком. Вот почему я сразу избавлю Бью от своего присутствия, как только вы упрячете Охотника за решетку.

Люка раздирали противоречивые чувства. Разумеется, он восхищался прямотой Джози Ли и понимал, что она права. Но как-никак она младшая сестра Бью, и он не может воспринимать ее как взрослую женщину, а отсюда следует единственный вывод: ему надо немедленно прекратить пялиться на ее голые коленки, иначе напарник в один прекрасный момент просто-напросто свернет ему шею. Уж кто-кто, а Люк отлично знал: Бью всегда превращается в разъяренного зверя, когда речь заходит о его сестрах.

Размышляя обо всем этом, он надолго замолчал, в то время как Джози, напротив, трещала без умолку, рассказывая анекдоты и всевозможные комические истории, приключившиеся с ее сестрами и их общими знакомыми.

Наконец машина затормозила у дома Дюпре. Джози не спеша покопалась в сумочке и вытащила из нее ключи, а потом повернулась к Люку.

– Спасибо, ты очень меня выручил – Она быстро наклонилась к нему и чмокнула в губы, а потом большим пальцем стерла след от помады. – Может, зайдешь? Я наготовила кучу еды и собираюсь поужинать, а ты ведь сам сказал, что проголодался… Не бойся, просто хочу тебя отблагодарить.

Губы Люка все еще горели от ее поцелуя, а в голове уже проносились сладкие видения пустой дом Бью, он, Джози…

Люк встряхнулся и покачал головой:

– Мне нечего бояться, но… В этом нет никакой необходимости. Лучше я поеду к себе.

Черт побери, да что это с ним происходит? Если бы Джози догадалась, о чем он думает, то тут же убежала бы от него как черт от ладана.

– Ты уверен?

– Угу.

– Ладно, увидимся в участке.

Джози открыла дверцу и вылезла из машины. Перед тем как уйти, она наклонилась к окошку и улыбнулась Люку.

– Ты отличный парень! Пока!

Люк проследил за ней взглядом, потом с облегчением перевел дух и включил зажигание.

* * *

Закрыв за собой дверь, Джози швырнула сумку на стоявший в коридоре столик и поднялась к себе наверх. Пока она сбрасывала босоножки и переодевалась в комбинезон, победная улыбка не сходила с ее лица.

Вот так, без сучка, без задоринки! Все прошло замечательно, даже лучше, чем она ожидала. Сейчас в награду за свой подвиг она нальет стаканчик холодного белого вина промочить пересохшее от волнения горло, а потом возьмет такси. Правда, придется поторопиться – до прихода Бью ей еще надо успеть вставить предварительно вынутую из машины Анабел свечу зажигания и вернуть автомобиль сестре.

* * *

Джульетте так и не удалось уйти из клуба в одиночестве. Минуты на две она-таки оторвалась от Бью, но уже в дверях длинноногий сержант нагнал ее. То, что этот тип никак не желал оставить ее в покое, следуя за ней по пятам, еще больше усиливало ее раздражение.

Бью с беззаботным видом всегда довольного собой человека вышагивал рядом с ней по тесной от прохожих улице и что-то тихонько насвистывал. Слава Богу, хоть за руку не хватает, подумала Джульетта и тут же убедилась в своей ошибке: как раз в этот момент Бью привычно сжал пальцами ее запястье. Она попыталась высвободиться, но Бью дернул ее к себе так, что она чуть не свалилась на тротуар.

– Успокойтесь, Бутончик, – пробурчал он. – Без меня вас здесь запросто сметут с ног, так что нечего выдрючиваться, как гимназистка на балу.

– Астор Лоуэллы никогда… как это вы сказали… не выдрючиваются, – с достоинством парировала Джульетта, но все-таки больше не пыталась вырваться. В конце концов, Дюпре был прав: с наступлением ночи во Французском квартале становилось небезопасно – к оглушительной музыке, ставшей для нее уже привычной, добавились вопли пьяных и истошные крики зазывал, на все лады расхваливавших прелести своих заведений.

Оглядываясь по сторонам, Джульетта заметила, что, как только из какого-нибудь заведения выходили девушки без сопровождения, к ним тут же присоединялась группка подвыпивших парней и они уже вместе, весело смеясь и обнимаясь, направлялись в ближайший бар.

Она покосилась на Бью. Ее спутник шел напролом, сквозь толпу, сжав челюсти и не замечая никого вокруг. Глаза его были холодные, как сталь, а на лбу словно светилась надпись: «Не тронь, а то пожалеешь» Его и не трогали, мгновенно понимая, что идет полицейский, и опасаясь задеть даже ненароком, так что с ним Джульетта могла чувствовать себя абсолютно спокойной.

И все же она пробормотала:

– Я бы хотела вернуться домой.

– Как раз туда мы и направляемся, ангелочек. Программа на сегодня исчерпана, и я…

– Да-да, понимаю, вам не терпится…

– Лучше заткнитесь, черт бы вас побрал!

Эта реплика сорвалась с языка Бью как раз вовремя, иначе Джульетта неминуемо посоветовала бы ему «вернуться к своим размалеванным красоткам», а потом долго терзалась бы угрызениями совести.

Неожиданно пальцы на ее запястье сжались, и Бью без всякого предупреждения чуть ли не волоком потащил ее к тому месту, где стояла его машина.

– Черт, я только что видел Клайда Лиде! Вы не могли бы двигаться побыстрее?

Не дожидаясь ее ответа, Бью увеличил скорость, а Джульетта сконцентрировала все свое внимание на том чтобы не выскочить из босоножек, которые явно не были рассчитаны на подобные пробежки.

Наконец они оказались у машины.

– Живее забирайтесь!

Джульетта поспешно нырнула в салон. Мотор взревел, и «Козочка» рванулась с места как раз в тот момент, когда девушка пристегивала ремень безопасности.

Выехав со стоянки, Бью, чертыхаясь, сбавил скорость и принялся лавировать между конными экипажами и туристическими автобусами. Честно сказать, таких крепких выражений, какими он награждал все встававшие на его пути средства передвижения, Джульетте еще не доводилось слышать. Когда в какой-то момент из небольшого переулка выехал длинный фургон, доставляющий на дом пиццу, Бью так резко ударил по тормозам, что она наверняка вылетела бы через переднее стекло, если бы не успела вцепиться обеими руками в сиденье.

Тем временем неуклюжий фургон продолжал не спеша выползать на дорогу.

– Ну давай же, давай, – вполголоса подгонял его Бью, и едва между стеной ближайшего дома и фургоном появился небольшой просвет, как он направил туда свой «ГТО». Фургон остался позади, но они потеряли массу времени. Бью все время осматривался и нервно бормотал:

– Да где же этот сукин сын, куда он подевался?

Все это время от детектива исходила такая мощная волна напряжения, что Джульетта невольно заразилась его азартом. Сердце ее колотилось от возбуждения, ноздри раздувались.

– На какой машине он ехал?

– На «порше» красного цвета. – Бью недобро усмехнулся. – Похоже, скупщики краденого оружия неплохо зарабатывают, уж во всяком случае, несравненно больше, чем обычные полицейские.

Джульетта открыла окно и, высунув голову, стала внимательно вглядываться в то и дело мелькавшие по сторонам узкие переулки, мимо которых они проезжали. Ничего. Тогда она уставилась прямо перед собой.

– Смотрите, смотрите, красный «порше» – он через квартал отсюда и сворачивает направо. Вы его видите, Бью?

– Нет… да! – Бью на секунду убрал руку с руля и сильно сжал пальцами колено Джульетты – Молодчина, беру вас в напарники!

Свернув, он ринулся следом за красным «порше», ориентируясь на свет габаритных огней.

– Черт! Кажется, он направляется к автостраде. Держитесь, ангелочек, нам предстоит небольшое приключение. Нельзя дать ему опомниться: мы должны перехватить этого негодяя, прежде чем он заметит, что мы у него на хвосте. Его машина способна на такую скорость, что нам останется только глотать пыль от ее колес, а я, надо признаться, этого не люблю.

Бью глубже вдавил педаль газа, и Джульетту откинуло назад. Ветер свистел у нее в ушах, кровь билась о висках. Боже, в какое приключение она попала!

Они выехали на автостраду и уже начали нагонять красный «порше», как вдруг машина Лиде проскочила на красный сигнал светофора и пересекла встречную полосу движения. Грубо выругавшись, Бью пошарил рукой под сиденьем, вытащил оттуда синюю полицейскую мигалку и прикрепил се на крышу «ГТО».

Все это время «Козочка» не переставала мчаться за «порше».

Впереди показался въезд в тоннель.

– Ну и везет! Этот тоннель – один из самых длинных в городе, – сквозь зубы пояснил Бью.

В этот момент небеса разверзлись, и на дорогу обрушился ливень. Машина Бью ворвалась в тоннель почти сразу за «порше» Лиде, по через пару секунд габаритные огни, служившие преследователям маяком, стали быстро удаляться. Бью выжимал из «ГТО» все, что мог, но не в его силах было заставить ее соревноваться с последней моделью «порше».

Расстояние между двумя машинами все увеличивалось, и вскоре Бью увидел, как «порше», выехав из тоннеля, затерялся в транспортном потоке. Все кончено. Даже самый лучший гонщик в мире не смог бы теперь догнать Лиде. Кроме того, обзору мешал сильный дождь, и, даже если до зари колесить по городу, при такой погоде толку от этого не будет. Бью оставалось только смириться и признать, что он потерпел поражение.

Из-за сплошной пелены дождя дорога сделалась совсем непроходимой – двигаться дальше было просто опасно. Бью съехал на обочину и, выключив двигатель, снял с крыши мигалку. Потом он закрыл окно и велел Джульетте сделать то же самое.

По правде сказать, он был не слишком удручен. Провал с погоней за Лиде мог сыграть ему на руку – почти наверняка после такой встряски мисс Джульетта Роуз Астор Лоуэлл откажется от его услуг. Придя к такому оптимистическому заключению, Бью посмотрел на свою пассажирку и утонул в огромных серых глазах. На длинных пушистых ресницах блестели капельки дождя, мокрое лицо, облепленное выбившимися прядями волос, освещала мечтательная улыбка. Пожалуй, впервые увидел, какие ровные у нее зубы – как на реклама дорогой зубной пасты.

И еще – в ее взгляде начисто отсутствовало презрение.

Бью как завороженный смотрел на тоненькую жилку, пульсирующую у нее на шее, и на полуоткрытый рот, из которого вырывалось участившееся дыхание.

– Как вижу, вам все это понравилось, я имею в виду погоню?

– Господи, Бьюрегард, я и не думала, что это так… увлекательно! – С лица Джульетты не сходила улыбка. – Наверное, такие погони для вас самое обычное дело? Фантастика! Кстати, вы потрясающе водите машину.

Пока она говорила, взгляд Бью невольно переместился на ее грудь. Тонкая материя намокла и не скрывала напрягшиеся соски. Бью понимал, что такую реакцию вызвал выброс адреналина в кровь, но все равно не мог сдержаться.

Он потянулся к Джульетте, вытащил поддерживающий прическу гребень, его рот торопливо отыскал се губы, мягкие, сочные, только сейчас он осознал, что всегда хотел попробовать их на вкус. Они послушно открылись ему навстречу, и из его груди вырвался глухой стон.

Пальцы Бью погрузились в густые душистые и удивление тяжелые волосы Джульетты, лаская и поглаживая их.

– О-ох! – выдохнула она и подалась вперед.

На мгновение Бью оторвался от нее и тут же снова впился в сладкие губы, а Джульетта, прижав ладонь к его груди, принялась гладить стальные мышцы. Бью едва не задохнулся от страстного желания, которое разжигали в нем ее прикосновения.

Почувствовав, что одного поцелуя ему мало, он одной рукой быстро освободил девушку от ремня безопасности, другой одновременно опуская сиденье. Теперь Джульетта полулежала, обнимая его за шею; Бью склонил к ней голову, и следующий поцелуй оказался еще стаще и нетерпеливее, чем прежний.

Длинные чуткие пальцы Бью нащупали твердый сосок и сомкнулись вокруг него. В порыве возбуждения, силу которого она ощущала впервые в жизни, Джульетта раздвинула колени, но Бью, протянув к ним руку, нащупал лишь тонкую ткань платья. Он неловко завозился, задирая ее, и наконец достиг того, чего желал, – теплой нежной кожи. Ласково, но настойчиво ладонь Бью поползла вверх по колену, по длинному гладкому бедру, и…

В окне со стороны водителя раздался громкий резкий стук. На секунду застыв, Бью рывком выпрямился и поднял сиденье Джульетты, а она тем временем судорожно одергивала задравшееся платье. Тяжело дыша, они несколько мгновений молча смотрели друг на друга, и Бью успел заметить, что испуга в сияющих глазах Джульетты было куда меньше, чем желания. Ее губы, лишенные остатков помады, опухли от поцелуев, ресницы трепетал и, волосы густым рыжеватым покрывалом разметались по плечам. Куда только подевались ее холодность, чопорность, неприступность: сейчас Джульетта скорее походила на монашку, тайком сбежавшую из монастыря на оргию.

Стук в окно повторился, и Бью, оторвав наконец взгляд от Джульетты, опустил стекло

Глава 8

«Как ты могла совершить такую глупость?»

Лучи утреннего солнца, пробиваясь сквозь жалюзи, отражались в отполированном паркете, но Джульетта ничего не замечала вокруг. Стоя у зеркала, она яростно проводила щеткой по волосам. Нет, глупость – слишком мягкое определение для того, чтобы описать ее поведение. Идиотизм, так будет вернее. «Ты идиотка, Джульетта, законченная идиотка!»

Она привычно скрутила волосы и безжалостно собрала их в тугой пучок.

Кто бы мог подумать – Джульетта Астор Лоуэлл связалась с гиперсексуальным полицейским! К тому же он неразборчив в половых связях, да еще совершенно недвусмысленно дал ей понять, что задание охранять ее ему ненавистно. А она настолько потеряла голову, что чуть не отдалась ему, и где – на переднем сиденье машины!

Вдобавок ко всему их чуть было не застукал на месте преступления какой-то мальчишка, начинающий патрульный полицейский, сменившийся с дежурства и ехавший на велосипеде домой. Надо отдать должное Бью, он не стал дергаться и суетиться. На его лице не дрогнул ни один мускул, когда он протянул патрульному свое удостоверение и затем молча кивнул, услышав совет немедленно отправляться домой и не нарушать общественный порядок.

Но как посмотреть ему в глаза после того, что произошло в машине? Джульетта тихонько застонала. Ну почему, почему она позволила себя целовать, а потом целовала сама, прижимаясь к нему, раздвигая колени?

До сих пор немногие мужчины, с которыми ей случалось вступать в недолговременные интимные отношения, не возбуждали в ней и десятой доли той страсти, какую она ощутила вчера: секс с ними всегда был холодным, церемонным и… светским. Но Джульетта обычно обвиняла в этом только себя, свою фригидность. Она и не подозревала, что плотская любовь бывает такой чувственной и от поцелуев может захватывать дух и останавливаться сердце.

Боже! Кажется, вчера она перестала быть собой, превратилась совсем в другого человека, в настоящую женщину.

Сейчас эта женщина смотрела на нее из зеркала.

Опомнившись, Джульетта опустила глаза. Все, кончено. Она действительно отклонилась от правильного пути, но лишь на очень короткое время. Виной всему азарт преследования, сумасшедшая гонка за преступником по скользкой от дождя дороге, нелепая случайность, ошибка, которая ничего серьезного за собой не повлечет.

Такого не случится больше никогда!

Она подошла к платяному шкафу и после недолгих раздумий выбрала золотистого цвета льняную юбку до колен, блузку с круглым вырезом из легкого газа и очень красивый шарф с ручной вышивкой по кромке, а потом обвила шею длинной ниткой жемчуга и вдела в уши маленькие жемчужные сережки.

Достав из сумки для белья чулки с кружевными эластичными резинками сверху, Джульетта долго размышляла, надевать их или нет. Наконец, вспомнив о влажной духоте здешнего климата, она решительно встала – чулки упали на пол. Нет уж, как бы ни стремилась она вновь обрести собственное "я", ничто на свете не заставит ее натянуть их. Сунув ноги в кожаные туфли без каблуков, она спустилась вниз.

Роксанна уже сидела в приемной.

– Прости, дорогая, за то, что бросила тебя вчера. Право, мне очень неловко я отлично представляю, как тебе было нелегко.

В ответ Роксанна, лучезарно улыбнувшись, жизнерадостно поцеловала кончики сложенных вместе пальцев.

– Нет проблем! Если бы такой обалденный мужик, как Дюпре, ворвался ко мне, я бы с ума сошла от счастья.

Неожиданно для себя Джульетта тоже попыталась улыбнуться. Все-таки отличная у нее помощница, с ней так легко! Как было бы хорошо поболтать с Роксанной по душам о мужчинах, женщинах, об отношениях между ними, о сексе, в конце концов. Но Астор Лоуэллы, безусловно, никогда не стали бы обсуждать подобные веши с посторонними.

Ох уж эти Астор Лоуэллы – педанты и формалисты до мозга костей! Неужели настолько жизненно необходимо скрупулезно подчиняться жестким правилам и нелепым ограничениям, принятым в обществе? Может, для нее настал наконец подходящий момент, чтобы вырваться из цепей привычных условностей, в незыблемость которых она привыкла верить с раннего детства? Или права поговорка, гласящая, что горбатого могила исправит?

– Ну и как тебе удалось поладить с Селестой? – уже спокойно спросила Джульетта

– Не могу сказать, чтобы ее осчастливил твой внезапный уход – все оставшееся время она сидела как деревянная и разговаривала сквозь зубы, но в конце концов мы все согласовали.

– Роксанна, ты просто прелесть! Напомни мне, пожалуйста, когда мы вернемся домой, чтобы я прибавила тебе жалованье.

– А может, не стоит с этим тянуть: вдруг ты потом передумаешь? У меня в деловых бумагах – совершенно случайно, разумеется, – как раз затесался необходимый для этого бланк – Роксанна покопалась в объемистой папке и протянула своей хозяйке небольшой листок.

Джульетта рассмеялась.

– Я сейчас же все заполню, а ты пока соедини меня с Брентано. Зеркальные стекла для бара должны были доставить еще два дня назад, но я их что-то до сих пор не вижу. – Она направилась в свой кабинет, но в дверях остановилась. – И не могла бы ты оказать мне еще одно одолжение?

– Конечно

– Позвони, пожалуйста, в магазин «Диллардс» и закажи тюбик губной помады. Кажется, она называется «виноград».

Роксанна в ужасе всплеснула руками.

– Господь всемогущий! Она что, зеленая?

– Конечно, нет. Цвета нежного изюма.

– Ах вот оно что. Тогда понятно. – Девушка пристально посмотрела на Джульетту. – Да, этот оттенок тебе, пожалуй, подойдет. А как ты узнала о существовании такой помады?

– Мне ее порекомендовали. И ты не езди сама. Пошли за ней моего шофера.

Глаза Роксанны округлились. Оно и понятно: раньше ее хозяйка никогда не использовала персонал для выполнения личных поручений. Разумеется, бабушка тоже бы не одобрила подобные действия. Но Джульетта ничего не могла с собой поделать хотя она и приняла решение вести себя как всегда, до конца избавиться от последствий мятежного состояния духа ей так и не удалось.

Часом позже, когда она уже переговорила по телефону с Брентано и начальником группы рабочих, устанавливавших батареи отопления в гостевых номерах и начала обсуждать с Роксанной очередные организационные мелочи, водитель лимузина доставил в ее офис небольшой, красиво упакованный сверток, который был вскрыт сразу после того, как водитель покинул кабинет

– Ну же, дорогая, прямо не терпится посмотреть, как она будет смотреться на твоих губах!

Когда Джульетта, недолго повозившись перед висевшим на стене зеркалом, снова повернулась к Роксанне, та восхищенно воскликнула:

– Пресвятая Богородица! Должна тебе доложить, ты выглядишь просто потрясающе!

Ощущая некоторую неловкость, Джульетта застенчиво улыбнулась.

– Значит, мне не зря понравился этот оттенок.

Она хотела еще что-то сказать, но тут раздался стук в дверь, и сразу вслед за тем на пороге появилась Селеста. Она церемонно склонила аккуратно причесанную голову в знак приветствия, и только получив приглашение войти, сделала несколько шажков и уселась на краешек стула, держа спину неестественно прямо.

– Как вам уже известно, милочка, сегодня Историческое общество устраивает прием, – торжественно изрекла она. – Прием состоится на противоположном берегу реки, но туда ходит паром. Если вы соблаговолите присоединиться к нам, это будет чудесно. Лимузин ждет у входа.

Джульетта быстро встала из-за стола

– Ох, Селеста, простите, ради Бога я должна была предупредить вас заранее. Вы поезжайте, а меня отвезет сержант Дюпре. – «Если только не сдрейфит после вчерашнего», – подумала она.

– Сержант Дюпре? – Селеста чуть не задохнулась от изумления.

– Да, вы его видели вчера.

– Невоспитанный тип, который так бесцеремонно увел вас? Он что, в самом деле работает в полиции?

– Разумеется. И даже является гордостью полицейского управления Нового Орлеана, мэм, – провозгласил с порога Бью.

При появлении сержанта Джульетту словно окатило горячей волной. Она почувствовала, как вспыхнуло ее лицо при одном лишь воспоминании о вчерашнем.

На этот раз щеки Бью были так чисто выбриты, что даже чуточку блестели, да и одет он был поприличнее: теперь на нем были широкие черные брюки, светло-коричневая шелковая рубашка с короткими рукавами, а выступающий кадык подпирал узел черного галстука.

Огибая кресло Селесты, Бью словно специально выставил напоказ висевшую на боку кобуру и зловеще торчащую из нее внушительных размеров рукоятку пистолета.

– Неужели нельзя как-нибудь… без этого? – Джульетта кивнула на кобуру.

– Никоим образом, Бутончик. Меня ведь и приставили охранять вас, верно? Возможно, это не так уж и глупо, если учесть, что какой-то чудак прислал вашему папочке письмо с угрозами: ему, видите ли, не нравится, что вы собираетесь переустраивать под отель чудовищную развалину. – Бью широким жестом обвел помещение кабинета, чем вызвал презрительную гримасу на лице Селесты. – Как знать, что может случиться в Историческом обществе.

Подойдя к Джульетте, детектив остановился.

– И вы, как я вижу, получаете от всего этого удовольствие, не правда ли?

– О, конечно! Особую радость мне доставляет удавка – галстук, по-вашему. – Взгляд Бью переместился на губы Джульетты, и только начавшая появляться улыбка мгновенно сползла с его лица. – Откуда у вас эта помада? Отвечайте! Я ведь велел вам никуда без меня не отлучаться из отеля! Вы можете считать мое задание нелепым фарсом, но лично я вполне ответственно отношусь к своей работе…

Ошеломленная такой реакцией, Джульетта не могла вымолвить ни слова.

– Она не покидала отеля, детектив, – ответила вместо нее Роксанна. – Помаду я заказала в «Диллардсе», а сюда ее доставил шофер.

– Ну, это еще куда ни шло…

– А каким образом вы узнали, что у Джульетты новая помада? Хотя что я задаю глупый вопрос – ведь вам платят деньги именно за проницательность, верно?

Глаза Бью начали медленно наливаться кровью, но тут, к счастью, в дело вмешалась Селеста.

– Если мы не хотим опоздать, нам надо поторопиться, – сухо произнесла она. – Вот список наиболее именитых гостей, на которых стоит обратить внимание: возле каждого имени я написала краткую биографию, чтобы дать пояснения по дороге, но раз вы едете не с нами, – Селеста протянула Джульетте листок бумаги, – то вам придется ознакомиться с этим самой.

– Большое спасибо, Селеста. – Джульетта взяла листок. – И пожалуйста, не думайте, что я не ценю ваше усердие, вы мне очень помогли.

Когда они уже шли через холл, Бью шепнул на ухо Джульетте.

– Можешь называть меня параноиком, Бутончик, но, мне кажется, я так и не сумел понравиться этой дамочке.

* * *

Прием состоялся на одной из местных плантаций. Как объяснили Джульетте, дом, в котором обитал ее владелец, был выстроен еще до Гражданской войны. Селеста вела себя здесь как государственный деятель крупного масштаба на собрании своих почитателем она улыбалась, переходила от одной группы приехавших к другой, поддерживала светские беседы и знакомила Джульетту, когда та оказывалась в пределах досягаемости, с теми гостями, с которыми считала нужным.

Однако на самом деле Селесту душил страх. Да и что еще она могла чувствовать, если этот грубый молодой человек с кошмарными манерами, ни на шаг не отходивший от Джульетты Астор Лоуэлл, оказался полицейским? Катастрофа, полная катастрофа! Нельзя было посылать то письмо в корпорацию «Отели Краун», ох, нельзя! Она совершила ужасную ошибку, когда, узнав, что ее старинное поместье выкуплено какими-то там янки, взялась за перо! Запечатывая конверт, Селеста отлично понимала, что дом ей все равно не вернуть, но она уже просто не могла остановиться. И вот к чему привела ее глупая выдумка.

Обменявшись не очень искренними комплиментами с Мэй Эллен Бьюдри, до сих пор не простившей ей того котильона на балу в пятьдесят шестом, когда она увела у нее из-под носа лихого лейтенанта Грэйсона, Селеста огляделась по сторонам. Ну да, вот он, сержант Дюпре, – ест бутерброд и при этом еще нагло ухмыляется ей в лицо.

Безобразие! Разве можно допускать, чтобы под ногами постоянно вертелся этот неотесанный полицейский, который совершенно не умеет себя вести и не знает, где его место.

Резко отвернувшись, Селеста остановила глаза на муже Эдуард стоял рядом с Маркусом Лэндри, и они о чем-то оживленно беседовали. Она улыбнулась.

Их брак поистине можно было назвать образцовым. В нынешние времена молодежь уже не способна на такие отношения. С первого взгляда Селеста поняла, что этот мужчина создан для нее. Единственная проблема, которая возникла сразу после свадьбы, – так называемый «супружеский долг», исполнение которого она считала не очень приятной обязанностью, своего рода издержкой брака, а Эдуард, напротив, готов был заниматься этим не только ночью, но и днем. Такое вытворял – прямо стыдно вспомнить! Но все давно пришло в норму, и жизнь вошла в нормальное русло. Беспокоило Селесту только одно совсем недавно она обнаружила тайное увлечение супруга, который, как оказалось, собирал и записывал нецензурную брань. Разумеется, Селеста никому ни словом не обмолвилась о своем открытии, в том числе и самому Эдуарду, так что он до сих пор не знал, что уличен.

Она снова перевела взгляд на детектива Дюпре Ей определенно не нравилось его вторжение в их жизнь, если не сказать больше, но только что она могла предпринять теперь, когда последствия их с Эдуардом неосторожного поступка уже нельзя было исправить?

И тут ее плечи распрямились, а в глазах загорелся хищный огонь. Почему бы ей не попробовать ту же уловку, к которой она прибегла, когда ей исполнилось шестнадцать и она безрассудно увлеклась шофером своего отца? Правда, это было очень давно, но Селеста прекрасно все помнила. Она ведь и теперь Батлер, а значит, задуманное непременно должна довести до конца.

Мило улыбнувшись Мэй Эллен, Селеста, извинившись, отошла в сторону, чтобы получше обдумать свой план.

* * *

– Послушайте, Джульетта, неужели здесь нельзя найти чего-нибудь посытнее: мне этой ерунды хватает ровно на один укус, – недовольно проворчал Бью.

– Будете хорошо себя вести, сержант, после окончания приема остановимся возле кафе, и я угощу вас самым большим сандвичем, какой только вы сумеете для себя выбрать.

Бью просунул указательный палец под воротник рубашки, чтобы чуть ослабить узел галстука, и вдруг оскалил зубы в подобии улыбки. Проследив за его взглядом, Джульетта сразу поняла, в чем была причина такой перемены настроения ее спутника – к ним направлялась сама Селеста Хэйнес. К счастью, в последний момент она передумала и свернула к группе нарядно одетых дам, одна из которых перед этим приветливо помахала ей рукой.

Из груди Бью вырвался вздох облегчения, и Джульетта понимающе улыбнулась.

– А чго, если я буду себя хорошо вести, – неожиданно обратился к ней детектив, – а вы в качестве благодарности попросите Пфеффера отстранить меня от охраны вашей персоны. Как вам такое предложение?

Улыбка исчезла с лица Джульетты, и она вежливо кивнула.

– Я подумаю над этим, когда закончится прием, обещаю.

Лицо Бью расцвело.

– Это точно?

– Да. – Холодный тон Джульетты словно прочертил между ними невидимую оборонительную линию – А теперь извините, я не могу надолго покидать остальных гостей.

Когда Джульетта отошла, Бью еще некоторое время задумчиво смотрел ей вслед. Что ж, так будет лучше для них обоих – ей ведь тоже наверняка надоело его постоянное присутствие. Если она не передумает, завтра в это время он уже приступит к своим обычным обязанностям.

Захватив с подноса несколько крохотных бутербродиков, Бью устроился в уголке у облицованного бельгийским мрамором камина. Такие вечеринки всегда действовали ему на нервы – слишком много бессмысленной болтовни и неискренних улыбок. Правда, некоторые из гостей довольно интересно рассказывали о своих старинных поместьях, да и сам дом, в котором проходил прием, тоже выглядел неплохо: его прочные кирпичные стены были совсем недавно оштукатурены, а внутри добротная старинная мебель стояла на натертых до блеска деревянных полах, и на нее живописно падал свет из высоких окон, украшенных вверху красивой мозаикой в виде пальмовых листьев, переплетенных со стеблями сахарного тростника

Интересно, подумал вдруг Бью, наблюдая за Джульеттой, а ведь она достаточно редко улыбается. Наверное, не очень-то весело постоянно держать себя в ежовых рукавицах. Пожалуй только вчера, во время погони за машиной Лиде, он видел по-настоящему счастливую улыбку на ее лице.

Бью нахмурился: отчего-то воспоминание о вчерашнем вечере заставило его почувствовать неловкость. Однако долго переживать ему не пришлось, так как вскоре прием подошел к концу, и гости начали собираться в обратный путь.

Покинув свое место у камина, Бью направился к Джульетте, вниманием которой уже успела завладеть вездесущая Селеста. Подойдя почти вплотную, она что-то говорила ей очень тихо, но Бью был уже достаточно близко, чтобы кое-что разобрать.

– По-моему, вечер удался, и нам с Эдуардом осталось только попрощаться кое с кем, а потом мы поедем домой. Почему бы вам не присоединиться к нам и не отпустить вашего детектива? – Последнее слово Сс леста произнесла почти шепотом.

– Хорошо, только…

Бью ощутил неожиданное раздражение.

– Вы поедете со мной, – коротко приказал он. Но тут Селеста – само воплощение железной воли в напудренной оболочке – быстро повернулась к нему:

– Это лишнее, мистер Дюпре. Мы отправимся прямо в «Гарден Краун» и нигде не будем останавливаться, так что, уверяю вас, с мисс Лоуэлл ровным счетом ничего не случится.

– Лишнее или нет, не вам решать – она едет со мной, и точка. К тому же я не мистер, а сержант Дюпре, и впредь прошу называть меня именно так. – Бью сурово посмотрел на Джульетту. – Я нахожусь при исполнении обязанностей, которых с меня пока что никто не снимал и которые сводятся к тому, чтобы ограждать вверенную мне особу от любых возможных опасностей.

Селеста всплеснула руками.

– Господи, к чему такие предосторожности? В конце концов, она – Астор Лоуэлл. Какая опасность может угрожать столь высокородной…

– Все в порядке, Селеста, – перебила Джульетта. – Меня отвезет Бьюрегард.

– Но…

Девушка мягко дотронулась до рукава не в меру заботливой матроны.

– Благодарю за любезное предложение, и все же детектив совершенно прав. Мы увидимся с вами в отеле

– Вы уверены, дорогая?

– Абсолютно.

– Ну что ж, хорошо, – разочарованно протянула Седеста. Снова взглянув на Бью, она открыла было рот, намереваясь еще что-то сказать, но неожиданно передумала и, не произнеся больше ни слова, пошла прочь.

– Подождите еще минуту сержант, – спокойно обратилась Джульетта к Бью, – я не со всеми успела попрощаться.

Хотя Дюпре и одержал маленькую победу над Селестой Хэйнес, чувство необъяснимой злости по-прежнему не покидало его. Когда Джульетта присоединилась к нему и он открыл для нее дверцу, вид у него был довольно мрачный. Чтобы не дать раздражению вырваться наружу, он быстро включил зажигание и затем полностью сосредоточился на дороге.

Добравшись до парома, они оказались в самом хвосте длиннющей очереди, и даже понимание того, что на следующий паром они наверняка въедут первыми, никак не улучшило настроение Бью. С досадой стукнув кулаком по рулю, он вылез из машины и подошел к невысоким перилам.

Глянув ему вслед, Джульетта с усмешкой покачала головой, потом открыла дверцу и тоже выбралась наружу.

Они молча смотрели, как паром медленно плывет к другому берегу Миссисипи. Сколько же теперь ждать, пока это корыто разгрузится и вернется обратно? Бью и сам толком не понимал, что с ним происходит, но неизвестно как закрепившееся в его сердце тревожное предчувствие никак не давало ему успокоиться, и даже руки его, лежавшие на перилах ограждения, сжались в кулаки. Заметив это, Джульетта недоуменно пожала плечами, но промолчала. Ее ангел-хранитель сегодня был явно не в духе.

Когда паром прибыл и паромщик подал знак, что им можно заезжать, они сели в машину. Бью, так и не сумев успокоиться, рванул с места, но, только нажав на тормоз у дальнего края парома, чтобы развернуть машину, он понял: у них серьезные проблемы.

Педаль тормоза провалилась почти без сопротивления, но «Козочка» продолжила мчаться вперед.

– Дьявольщина! – выругался Дюпре и схватился за ручник.

Никакого эффекта.

Тем временем машина стремительно приближалась к краю ограждения.

– Бью? – Голос Джульетты предательски вздрогнул, пальцы впились в сиденье. – Что-то не так?

Сжав зубы, Дюпре переключил передачу на первую скорость. Паромщик, который только теперь заметил, что происходит, едва успел отскочить в сторону.

– Боже! – в ужасе взвизгнула Джульетта – Мы сейчас рухнем вниз!

– Быстро отстегни ремень и прыгай! – услышала она хриплый голос Бью.

Секундой позже машина пробила металлическое ограждение парома и, лишь каким-то чудом не свалившись за борт, мерно раскачиваясь, повисла над водой.

Джульетта вжалась в сиденье. Лицо ее побелело, как мел.

– Замри и не шевелись, иначе упадем.

Ему нечем было ее успокоить одно неосторожное движение – и машина сползет брюхом с ограждения прямо в мутные воды Миссисипи.

Глава 9

Словно окаменев, Джульетта неподвижным взглядом смотрела прямо перед собой. Их машина по-прежнему продолжала раскачиваться над волнами, которые с отвратительным шумом разбивались о корпус парома. Господи, что теперь будет? Впрочем, она и так знала: под их тяжестью машина непременно начнет двигаться вперед, и тогда – конец.

К счастью, в этот момент кто-то догадался заглушить двигатель парома. Вода внизу, перестав бурлить, постепенно успокоилась.

Как сквозь вату, донеслись до Джульетты возбужденные крики снаружи и топот тяжелых ботинок.

– Эй, ты меня слышишь? Да отвечай же, черт побери! – Бью осторожно протянул руку и дотронулся до ее колена. Девушка дернулась, и успокоившаяся было машина закачалась еще сильнее. Бью громко выругался, а Джульетта, завизжав, уперлась ладонями в щиток управления, будто это могло ее спасти.

Неожиданно что-то тяжелое плюхнулось сзади на багажник машины, заставив «Козочку» вновь обрести равновесие. Джульетта судорожно сглотнула и, обернувшись, широко раскрыла глаза. Будь ситуация иной, она бы, наверное, даже рассмеялась, глядя на открывшуюся перед ней картину: огромного роста детина распростерся на капоте, собственным весом удерживая их машину от падения. Длинные спутанные волосы смельчака прилипли ко лбу, а на загорелых руках его отчетливо выделялась татуировка – две змеи, обвившиеся вокруг грудей голой девицы. Разумеется, зрелище было не из приятных, но сейчас Джульетта обрадовалась этому бугаю как родному.

Увидев, что за ним наблюдают, здоровяк, не двигаясь с места, ухитрился осторожно приподнять выцветшую бейсболку и широко ухмыльнулся:

– Ти-Рэй Бро к вашим услугам, мэм! Не тревожьтесь, вы глазом не успеете моргнуть, как мы вытащим вас из этой передряги. – Он повернул лохматую голову и во всю глотку гаркнул:

– Лерой, гони сюда грузовик и тащи трос! Да пошевеливайся, приятель!

Вскоре незадачливые пассажиры «ГТО» услышали металлический звук: к их машине цепляли трос. Затем где-то позади взревел мотор, и из-под днища раздался скрежещущий звук, вслед за которым последовал сильный рывок. «Козочка» стала медленно подаваться назад.

– Ну вот и все. Теперь мы в безопасности. – Дюпре вытер со лба капельки пота.

Дрожащими пальцами Джульетта отстегнула ремень безопасности.

– Ты в порядке?

Она медленно кивнула.

– Послушай, Бьюрегард, но что все-таки случилось?

– Возможно, треснул тормозной шланг и произошла утечка. Большего я пока сказать не могу, потому что сам не знаю.

Когда грузовик полностью втянул «Козочку» на палубу парома, из кабины выпрыгнул рыжеволосый парень и, отцепив трос, стал быстро сматывать его.

– Молодчина, Ти-Рэй, – не забыл он похвалить приятеля. – Вот и твоя толстая задница на что-то сгодилась. – Окинув «ГТО» оценивающим взглядом, он поцокал языком. – А ничего машинка-то!

– Ага, – согласился верзила. – Обожаю старые модели. Надежная тачка – другая бы от такого удара на части развалилась. Разве я мог допустить, чтобы такая достопримечательность сгинула на дне этой чертовой реки? – Он заразительно рассмеялся.

Словно только сейчас поверив, что опасность миновала, пленники начали выбираться из машины. Однако едва ноги Джульетты коснулись твердой и такой устойчивой палубы, как ее охватила дрожь, и она отвернулась, пытаясь успокоиться. Не хватало ей еще грохнуться в обморок!

Бью мягко взял ее за плечи.

– Не надо стесняться. Разумеется, ты испугалась – это случилось бы с любым, окажись он на твоем месте.

От этих полных сочувствия слов Джульетта задрожала еще сильнее. Тогда Бью обвил рукой ее шею и притянул к себе.

– Ну будет, будет, – успокаивающе шептал он, ласково поглаживая ее по напряженной спине. В этот момент у него появилось такое чувство, будто она одна из его сестер. – Все кончилось, дорогая, все хорошо.

Бью провел рукой по ее волосам и повернулся к своим освободителям.

– Спасибо, парни! Не знаю, откуда вы появились, но готов поставить последний доллар, что без вас нам обоим пришлось бы туго. И моей любимице, – Бью с великой нежностью похлопал «Козочку» по капоту, – тоже бы не поздоровилось.

Лерой усмехнулся и потряс свисающим с его руки тросом.

– Если желаете, я отбуксирую вашу тачку в мастерскую. Это на том берегу.

Пока мужчины договаривались, Джульетта окончательно пришла в себя. Господи, да что же она все жмется к Бью! Осторожно отстранившись, девушка стала приводить в порядок платье.

Бью с тревогой посмотрел на нее.

– Ну как, тебе лучше?

– Все уже в норме. Прости.

– Тебе не нужно извиняться, Бутончик. Вот если бы ты осталась совершенно спокойной, тут бы я точно заволновался.

Машину Бью прицепили к грузовику, а сам он вместе со своей спутницей забрался в кабину, которая, к счастью, была оснащена кондиционером. Джульетта едва могла вздохнуть: из-за огромных габаритов Ти-Рэя она оказалась зажатой между Бью и дверцей; и все же, когда детектив предложил расположиться у него на коленях, ей ничего не оставалось, как только вежливо отказаться.

– Простите, джентльмены, вы случайно не из Нью-Йорка? – Джульетта и сама не знала, почему задала этот вопрос, но, в конце концов, молчать всю дорогу было бы просто невежливо.

– Что вы, мэм! – хохотнул Лерой. – Мы родом из здешних мест, я и малыш Ти-Рэй. Тут и выросли, а в Нью-Йорке ни разу не бывали. А вот вы, мэм, говорите как-то чудно.

– Это потому что она из Бостона, – пояснил Бью. Немного поерзав, устраиваясь поудобнее, он схватил Джульетту в охапку, и усадил к себе на колени. – Ну вот, – на лице его появилась довольная улыбка, – теперь вроде бы стало попросторнее.

Ти-Рэй и Лерой весело рассмеялись, давая этим понять, что по достоинству оценили поступок Бью. Что же касается Джульетты, то она уставилась в окно прямо перед собой. А что ей еще оставалось? Придется потерпеть. Ничего, скоро она уже будет дома!

* * *

На следующее утро по пути в «Гарден Краун» Бью заглянул в родной восьмой участок. Лифта он ждать не стал и, перепрыгивая через две ступеньки, бегом поднялся на второй этаж.

Когда он распахнул дверь и появился на пороге, то первым делом увидел Джози Ли: склонившись над столом Люка, та о чем-то оживленно болтала с его напарником.

Зная, что сестра до смерти боится щекотки, Дюпре на цыпочках подкрался сзади и провел пальцем у нее под мышкой. Девушка взвизгнула и, инстинктивно схватившись за его палец, обернулась.

– Никогда больше так не делай, слышишь? Я хочу, чтобы ко мне относились серьезно, а не как к младшей сестренке Большого Бью. Я хочу вести себя профессионально, а ты…

– Если перестанешь здесь шататься и спустишься к себе, это и будет профессионально. Мой тебе совет: пореже отрывай зад от своего рабочего места.

Джози воинственно прищурилась:

– Ох-ох, какие мы страшные! Прямо коленки трясутся. К твоему сведению, братик, мне положено еще целых десять минут обеденного перерыва, и я просто интересуюсь у Люка, что он знает о той небольшой заварушке, в которую ты вчера угодил.

Бью перевел глаза на напарника: тот глядел на него с откровенным любопытством.

– Говорят, у тебя полетели тормоза?

– Ну да, черт побери! Машина едва не слетела с парома. Если честно, не вмешайся вовремя тот громила, вряд ли я был бы сейчас здесь.

И Бью рассказал о Ти-Рэе и Лерое, появившихся как из-под земли в нужную минуту.

– Честное слово, Люк, я старался не подавать виду, но в глубине души нисколько не сомневался, что «Козочка» не удержится и мы с Джульеттой закончим свои дни на илистом дне Миссисипи.

– Так что же все-таки произошло?

– Пока не знаю. – Бью нахмурился и пожал плечами. – Я попросил отбуксировать машину в полицейский гараж; тамошние ребята обещали связаться со мной, как только разберутся с поломкой. Боюсь, это будет не скоро, ведь у них и так дел по горло…

В этот момент на столе Люка зазвонил телефон, и он, подняв палец, словно предупреждая напарника, взял трубку.

– Гарднер. Что-что? Да, здесь, одну минуту. – Он протянул трубку Бью. – Держи, это Пфеффер. Хочет поговорить с тобой.

Бью устроился на краю стола и поднес трубку к уху.

– Дюпре слушает, – гнусаво протянул он. – Что тебе, Пфеффер?

– Исполняющий обязанности комиссара капитан Пфеффер, – с нажимом произнес голос в трубке. – Спуститесь ко мне, Дюпре.

– Прямо сейчас?

– Да, сейчас, – последовал короткий ответ, и затем в трубке раздались гудки. Бью пожал плечами.

– Зануде не терпится встретиться со мной. Увидимся позже.

– Подожди, я с тобой, – засуетилась Джози. – До встречи, Люк.

– До встречи, малютка. А ты, Бью, как выйдешь от Зануды, не уходи сразу из участка – расскажешь, зачем ему понадобился.

– Действительно, зачем? – задумчиво пробормотала Джози, когда они вышли за дверь.

– Почем мне знать? Может, кто-то настучал, что я здесь, и теперь он жаждет намылить мне шею за то, что я сшиваюсь в участке, вместо того чтобы опекать мисс Лоуэлл…

– Но ведь твоя смена только через пятнадцать минут, верно?

– Видишь ли, детка, поведение Пфеффера всегда выходит за рамки разумного, когда речь заходит обо мне.

Джози ласково похлопала брата по плечу.

– Обещай, что ты не доведешь своего и.о. до сердечного приступа, хорошо?

– Хорошо, обещаю.

Усмехнувшись про себя, Бью направился к кабинету начальника. Вот черт! Этот прохвост Пфеффер уже успел прибить на дверь табличку со своим именем!

Он брезгливо поморщился, но все же, вместо того чтобы открывать дверь ногой, деликатно постучал.

– Вызывали, капитан?

– Заходите, Дюпре, и закройте дверь.

Бью не стал возражать; войдя, он прошел к стулу для посетителей и, развалившись на нем, откинулся на спинку, положив ногу на ногу.

– Я освобождаю вас от обязанностей по охране мисс Лоуэлл, – без всякого вступления объявил Пфеффер.

Детектив со стуком опустил ногу на пол и выпрямился.

– Это еще почему?

– Вы меня слышали, Дюпре. Я тоже не испытываю особой радости по этому поводу, но мисс Лоуэлл была непреклонна.

– Чертова баба! Когда она успела связаться с вами?

– Около получаса назад. Сказала, что не намерена пускать на ветер деньги налогоплательщиков из-за какого-то глупого письма, ну, и прочее в том же духе.

– Что ж, хорошо… Даже отлично! Она совершенно права.

Чувствуя, как в желудке что-то неприятно перевернулось, Бью поднялся. Привычным жестом сунув руки в карманы, он выжидающе уставился на Пфеффера:

– Следовательно, теперь я снова могу заняться делом Охотника за трусами?

– Занимайтесь чем хотите, – пожал плечами капитан и негромко добавил, словно размышляя вслух:

– Представляю, как разозлится Томас Лоуэлл. Но его дочь – вполне взрослый человек, не могу же я силком заставить ее принять нашу помощь… Убирайтесь вон, Дюпре, и приступайте наконец к работе!

– Слушаюсь, капитан! – щелкнув каблуками, Бью, сделал «налево кругом» и, четко печатая шаг, вышел из кабинета.

Как только он вернулся в комнату инспекторов, Люк тут же поднял голову от бумаг и уставился на него.

– Ну что?

– Джульетта пожелала, чтобы ее больше не охраняли. – Бью повторил другу все, что услышал от Пфеффера.

– Отказалась от охраны? Ничего себе! – Люк даже присвистнул. – Прими мои поздравления, напарник… – Он внимательно вгляделся в лицо Бью. – Что-то непохоже, чтобы ты был особенно счастлив…

– Ошибаешься, дружок, я просто на седьмом небе, черт тебя дери! Да я…

Люк вскинул обе руки, словно сдаваясь.

– Все, все! Ишь раскипятился. Я всего лишь хотел, напомнить тебе, что совсем недавно ты и сам мечтал освободиться от этой мисс Лоуэлл, вот и все.

– Ладно, Люк, прости. Это, наверное, из-за вчерашнего, нервы до сих пор на пределе…

– Я понимаю. Поверь, у меня не было желания, наступать тебе на мозоль.

Бью смерил друга бесстрастным взглядом, которому позавидовал бы сам Клинт Иствуд, и не отводил его до тех пор, пока Люк не отвернулся. После этого он уселся за соседний стол и включил компьютер.

– Надо же, не хочет наступать мне на мозоль! – проворчал он, глядя на экран монитора, и, не обращаясь ни к кому персонально, заключил:

– Ну и черт с тобой, зато теперь займусь настоящим делом.

Целый час Дюпре как проклятый работал с файлами и так увлекся, что почти не обратил внимания на звонок телефона. Сняв трубку, он машинально представился.

– Сержант, это Гарри, механик из гаража, – произнес низкий мужской голос, и Бью насторожился. – Простите, что отрываю, но я посмотрел вашу машину и нашел кое-что интересное. Думаю, вам лучше спуститься к нам.

* * *

– Так вы не ошиблись? Говорите, кто-то перерезал тормозные шланги? – в третий раз переспросил Бью.

Он стоял на коленях, силясь разглядеть то место, на которое указывал Гарри. Сделать это было непросто, так как ямы в гараже не было, поэтому для удобства обзора механик приподнял «ГТО» на двух домкратах. Люк Гарднер, тоже бывший здесь, шумно дышал Бью в затылок.

– Ну да. Вот, посмотрите сами. – Механик залез под машину и продемонстрировал два конца поврежденного шланга. – Чистая работа: резали бритвой. Похоже, кто-то вас очень сильно не любит, сержант Дюпре.

– Вполне возможно, – задумчиво согласился Бью, помогая механику выбраться из-под машины. – Я многим в этом городе перебежал дорогу. И все же что-то тут не так, чует мое сердце. Перерезать шланги мог только тот, кто знал наверняка о предстоящей переправе.

Поблагодарив сотрудников гаража, детективы поднялись к себе.

– А что, если ты не прав, Бью? – предположил Люк. – Может, паром – это только чистое совпадение, для того чтобы тебя погубить, кому-то достаточно было всего лишь знать о твоей манере езды… – Он укоризненно покачал головой. – К примеру, мчишься ты по городу, хочешь притормозить на перекрестке – и врубаешься в первый попавшийся столб или летишь с моста…

Бью внимательно посмотрел в глаза напарнику:

– Ты хоть понимаешь, что говоришь?

– Еще как понимаю. Угрозы в письме, которое кто-то прислал папаше этой цыпочки, оказались не такими уж нелепыми…

– …а я, черт побери, проглядел опасность.

– Непростительная халатность, – почесал затылок Гарднер. – Интересно, чем же вы занимались во время этих твоих дежурств? Ладно, не надо испепелять меня взглядом, дружище. Слушай, а ты, случайно, не оставлял где-нибудь мисс Астор Лоуэлл одну?

– Да вроде нет. Но не мог же я целыми сутками торчать рядом с ней, а Пфеффер позабыл назначить пару-тройку ребят мне на смену. С сегодняшнего дня эту красотку придется опекать гораздо плотнее.

Люк насмешливо прищурился.

– Я думал, тебя отстранили от дела…

– Ну да, я и сам так думал, но то было раньше. – Бью помолчал. – Вот что. Я должен немедленно переговорить с и, о. – пусть снова поручит мне охрану Джульетты. Он так боится ее влиятельного папочки, что с радостью согласится.

Люк покачался на каблуках.

– А как же Охотник?

– Разве я от него отказываюсь? – ухмыльнулся Бью. – Просто малышке Джульетте придется снова таскаться со мной по барам до тех пор, пока я его не поймаю.

* * *

– Вот, выпей горячего чайку, Джульетта, – произнесла Роксанна, входя в кабинет и ставя чашку на стол. – Что-то твой очаровашка сержант сегодня задерживается: наверняка попал в пробку на дороге.

– Он не приедет.

Роксанна замерла, словно пытаясь что-то сообразить, а затем недоверчиво уставилась на хозяйку:

– Прости, может быть, я ослышалась?

– Он не приедет, – ровным голосом повторила Джульетта. – Сегодня я позвонила капитану Пфефферу и попросила освободить меня от услуг детектива.

Роксанна как-то странно вздохнула и плюхнулась в кресло.

– Невероятно. Но почему?

– Ну как ты не понимаешь! Мне с самого начала не нужно было идти у отца на поводу! – Джульетта сделала несколько глотков и отставила чашку в сторону. – Мы оба знали, что в том письме нет никаких особенно серьезных угроз, но дорогому папочке захотелось еще раз показать, кто в семье главный.

– А тут еще Дюпре, естественно, взбунтовался, да?

С губ Джульетты сорвался язвительный смешок.

– Дело не в этом. Просто Бьюрегард не так озабочен положением Астор Лоуэллов в подлунном мире, как мой отец. Вчера из-за всей этой истории он мог утонуть, и его машина тоже едва не пошла ко дну. Все, с меня хватит – больше я не подчиняюсь отцовской воле.

– Вот оно что. Ради себя ты не хотела ссориться с отцом, а сейчас пошла на это ради Дюпре?

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Пожалуйста, не принимай меня за круглую идиотку: ты прекрасно все поняла. Он тебе нравится.

Джульетта почувствовала, как кровь волной прилила к лицу. Роксанна права: Бью действительно ей нравится! А еще ей нравились те «жуткие, непристойные заведения», как назвала бы их бабушка, куда он водил ее и где она ощущала себя испорченной, даже немного развратной, но зато такой живой! Бью доверял ей всевозможные роли, и она с готовностью подыгрывала ему.

К сожалению, они с Дюпре принадлежат к разным общественным слоям, и, значит…

Протестующе махнув рукой, Джульетта решительно приказала себе оставить все эти бесполезные мысли.

Роксанна, вздохнув, огорченно посмотрела на свою хозяйку; в глазах ее сквозило разочарование. «Так мне и надо», – подумала Джульетта. Ей стоило немалых усилий не отвести взгляд и не расплакаться.

К счастью, Роксанна тут же профессионально выверенным движением пододвинула к себе большой блокнот, и они занялись текущими делами.

И все же в сознание Джульетты нет-нет да и закрадывалось сомнение. Чертовщина какая-то! Почему она должна постоянно доказывать всем и каждому, что ее следует принимать такой, какая есть. Подделываться под кого-либо она ни за что не станет, а если кому-то это не по душе – пусть пеняет на себя!

Джульетта тряхнула головой, а затем энергично потерла виски пальцами. Все, хватит, иначе так недолго и спятить.

В конце концов она настолько увлеклась работой, что не сразу поняла, кому принадлежит раздавшийся у входа в кабинет низкий голос:

– Привет, мисс Дэйвис, привет, мисс Лоуэлл, надеюсь, вы уже готовы?

Глава 10

– Я никуда с вами не поеду! – Джульетта обернулась так резко, словно ее огрели по спине хлыстом. – И вообще, детектив, я не понимаю, что, собственно, вы тут делаете?

– Ничего себе вопросик! – Бью вытянул руки по швам и по-военному отчеканил:

– Разрешите доложить о готовности приступить к исполнению своих обязанностей. – Снова приняв положение «вольно», Дюпре широко улыбнулся и, перешагнув порог, закрыл за собой дверь. Подойдя к столу, он руками оперся об него, так что Джульетте пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

«Опять эта его улыбка! Надо полагать, она свела с ума не одну хорошенькую головку!» – нахмурившись, подумала Джульетта.

– Вам не следовало сюда приезжать, – бесцветным голосом проговорила она. – Я освободила вас от вашего задания.

– Вот как? А я снова вернул его себе. – Кажется, Бью вовсе и не собирался обращать внимания на ее слова, а его улыбка теперь больше напоминала оскал волка из сказки о Красной Шапочке. – Неужели вы действительно думали, что от меня так легко отделаться, очаровательный Бутончик?

– Отделаться? – Джульетта даже поперхнулась. Бью повернулся к Роксанне и с преувеличенной любезностью произнес:

– Вы свободны, дорогуша. Передохните, пока мы тут перекинемся парой слов.

Прежде чем Джульетта успела что-либо сказать, ее помощница уже выпорхнула за дверь. Она почувствовала, как в ее душе поднимается удушливая волна негодования. Сделав несколько глубоких вздохов, девушка медленно перевела взгляд с захлопнувшейся двери на возвышавшегося над ней сержанта Дюпре и, выдержав многозначительную паузу, отчеканила:

– Единственная причина вашего отстранения – ваше собственное желание. Вы стремились к этому с тех самых пор, как ваш начальник…

– Исполняющий обязанности начальника, – бесстрастно поправил Бью.

– …поручил вам охранять меня. Так откуда же такая внезапная смена настроения?

На лице сержанта не дрогнул ни один мускул.

– Тормозные шланги – в них все дело. Их повредили намеренно.

– Что? – Джульетта всем телом подалась вперед, будто инстинктивно ища защиты у этого сильного, уверенного человека. – Вы это придумали!

– Если бы, ягодка. Кто-то перерезал их, а это означает одно: я ошибся, когда не придал значения письму с угрозами в ваш адрес. Но раз уж теперь я это понял, я должен исправить собственное упущение. С сегодняшнего дня за вами будет установлено круглосуточное наблюдение.

– Нет, – еле слышно попыталась возразить Джульетта.

– Да. – Бью словно подвел окончательную черту. – Возможно, мне бы следовало вообще переселиться сюда…

– Но…

– Никаких «но»! Вот только как быть с моей младшей сестренкой… – Нахмурившись, он поскреб заросший щетиной подбородок. – После того случая с Охотником за трусами мне не хотелось бы оставлять ее одну на ночь.

– Вот и не оставляйте, – обрадовалась Джульетта. – Я согласна, чтобы все оставалось, как прежде. Обещаю без вас и шагу не ступать за порог отеля.

– Что ж, пожалуй! Кроме того, дорогая, ночью здесь будет дежурить человек – это для вашей же безопасности.

– Хорошо, пусть так.

На его губах снова заиграла ослепительная улыбка.

– Ну что за сговорчивая особа! Знаете, а такой вы мне нравитесь еще больше.

От подобной наглости Джульетта едва не задохнулась. Впрочем, давно следовало привыкнуть к его выходкам. Встав со стула, она произнесла тоном, который, по ее мнению, одобрила бы даже бабушка, великая блюстительница фамильной чести и достоинства:

– Очень хорошо, что мы так подробно обсудили столь важные вопросы, но все это касается только меня. Вы по-прежнему остаетесь отстраненным от моего дела, и я намерена попросить капитана прислать другого детектива.

Джульетта с мстительной радостью наблюдала за тем, как меняется лицо Дюпре. Ее удар попал в цель: как ни пытался Бью скрыть замешательство, даже несмотря на всю его хваленую выдержку, ему это так и не удалось.

Бью обошел вокруг стола и остановился прямо напротив нее.

– Боюсь, пока вы еще просто не представляете, насколько велика опасность. В сложившихся обстоятельствах вам потребуется самый лучший детектив, и он уже здесь. Лучше меня вам во всей округе не найти.

– О Господи! Поистине самомнение некоторых детективов не знает границ.

Бью сделал шаг вперед, и Джульетта невольно взглянула ему в глаза. Лучше бы она этого не делала!

– Вы правы, – с какой-то злобной торжественностью процедил он. – Нам с вами пора кое-что прояснить, милая барышня. Слушайте внимательно и вникайте. В свое время у меня возникли серьезные разногласия с капитаном Пфеффером – так, по мелочам, – и он поручил мне охрану вашей драгоценной персоны лишь для того, чтобы отвлечь от более важных, как мне тогда казалось, дел. Но теперь, когда я лично убедился, что вам угрожает опасность, ни один черт меня не остановит. Надеюсь, все ясно? Я тут, и вам придется смириться с этим.

– Не собираюсь я ни с чем мириться! – е ожесточением воскликнула Джульетта. – Убирайтесь вон, сержант, не то пожалеете!

У нее пересохло во рту, и она быстро облизнула губы.

При виде ее аппетитного розового язычка Бью мгновенно перестал хмуриться, злость в его глазах исчезла, а уголки губ поползли вверх.

– Хоть я и тупоголовый коп, но у меня тоже бывают моменты просветления. Весь сыр-бор из-за того, что случилось тогда в машине, верно?

– Наглец! – взвизгнула Джульетта так громко, что все окрестные собаки наверняка насторожили уши. – Вы просто ненормальный, Дюпре, слышите – не-нор-маль-ный! Возьмите себя в руки и постарайтесь хоть на секунду сосредоточиться. Вы же сами попросили меня позвонить Пфефферу и отказаться от ваших услуг!

– Не надо так волноваться, Бутончик.

В голосе Бью прозвучали такие проникновенные нотки, что у Джульетты мурашки побежали по коже, словно она вновь ощутила вкус тех поцелуев после ночной погони.

Бью протянул руку и провел пальцем по ее щеке.

– Вам нечего смущаться и корить себя за то, что мы тогда обнимались, как двое подростков, сбежавших из-под бдительного родительского ока. – Палец медленно спустился к шее Джульетты. – Это простая физиология, дорогая, я могу с ней справиться так же, как и вы. А может, проблема в том, что вы-то как раз и не можете, а? Боитесь утратить контроль над собой? Вас ведь это волнует, солнышко? А раз так, то…

Щеки Джульетты вспыхнули. Резким движением она смахнула палец Бью, блуждавший по ее шее.

– Не будьте смешным и не льстите себе. Не так уж вы неотразимы!

Ей хотелось расхохотаться ему в лицо, хотелось найти убийственные слова, способные навсегда уничтожить фантастическую самоуверенность этого копа, но отчего-то в самый нужный момент она начисто утратила способность соображать.

Лицо Бью было так близко, что Джульетта могла видеть, как солнечные блики играют в глубине темных глаз. Его дыхание обжигало ей губы.

– Стало быть, крошка, теперь у нас нет больше проблем, не правда ли? – вкрадчиво спросил он.

Ничего себе вопрос! Проблемы были, и еще какие, но Джульетта не собиралась делиться ими с Бью. Положив ладонь на грудь детектива, чтобы установить между ними дистанцию, она снова нервно облизнула губы, на которые он сейчас так жадно смотрел.

– Послушайте, Бьюрегард…

Продолжить ей не удалось: от прикосновения ее ладони мышцы на груди Дюпре так напряглись, что она не на шутку испугалась. Дюпре всегда был непредсказуем, от такого можно всего ожидать.

– Так я вас правильно понял насчет проблем? Между нами их больше нет? – настойчиво повторил он свой вопрос.

Завороженная его взглядом, Джульетта покачала головой, так как на ответ у нее просто не было сил.

– Вот и чудненько. – Бью наконец чуть отодвинулся. – В таком случае я вас на время покину и займусь кое-какими неотложными делами. Пожалуйста, не назначайте никаких встреч после полудня: мы с вами должны будем отправиться в участок.

Не давая ей возможности хоть что-то ответить, детектив повернулся и широкими шагами вышел из офиса.

* * *

Как и предполагал Бью, личное присутствие столь важной клиентки помогло ему убедить Пфеффера выделить дополнительную охрану для дочери могущественного Томаса Лоуэлла. Хотя Джульетта сидела молча, она всем своим видом выказывала одобрение его позиции, и это в конце концов вынудило Пфеффера сдаться. Правда, у полицейского, которого он выделил для сменного дежурства, еще молоко на губах не обсохло, но это все же лучше, чем ничего: будет присматривать за мисс Лоуэлл по вечерам, когда сам Бью не сможет обеспечивать ее безопасность.

В общем, детектив был доволен итогами прошедшего дня. Он дважды добился своего и в некотором роде побил рекорд. Вслед за Джульеттой покидая кабинет Пфеффера, он едва сдерживал торжествующую улыбку.

– О, я вижу, у тебя отличное настроение, – раздался позади лукавый голосок Джози Ли. – Что же ты такое натворил, милый братец, – выдавил тюбик суперклея на кресло нашего доблестного шефа или придумал что-нибудь похлеще? – Джози, улыбаясь, появилась на пороге.

Черт, только этого ему не хватало! Бью нетерпеливо передернул плечами.

– Привет, как дела?

– Так вы и есть Джози Ли? – Джульетта остановилась рядом с Бью и, приветливо улыбаясь, протянула девушке руку. – Я Джульетта Астор Лоуэлл. Знаете, почему-то я была абсолютно уверена, что вы намного моложе.

Лицо Джози как-то странно скривилось.

– Ах вот оно что, – сухо произнесла она. – Понятно, почему вы пришли к такому выводу. – Она заговорила почти басом, подражая интонациям Бью:

– «Я еще не рассказывал вам о своей сестренке Джози Ли? Она у нас, знаете ли, младшенькая. Ну так вот, я начал заниматься ее воспитанием еще до того, как она примерила первый лифчик, который, кстати, я сам ей и купил!» Он уже успел показать вам мою фотографию, которую постоянно таскает в бумажнике – ту, где я на пляже в красных трусиках? Ну, так еще покажет.

Джульетта изумленно вскинула брови.

– Значит, сержант Дюпре вас воспитывал?

– Да, и еще кое-кого…

Бью был вне себя. Какого черта Джози Ли вздумалось устраиваться на работу именно сюда, в полицейский участок? Кроме нее, здесь никому и в голову не приходило подтрунивать над ним и подвергать его персону критике, поскольку компетенция детектива Дюпре ни у кого не вызывала сомнений. Не хватало еще, чтобы в участке во всеуслышание обсуждались его педагогические способности.

– Мисс Лоуэлл, нам необходимо… – Не давая себе труда пояснить, что же такое им необходимо сделать, он потащил Джульетту к выходу.

Однако Джози и не думала оставлять его в покое: чуть ли не вприпрыжку следуя за ними, она продолжала без умолку тараторить:

– Он, понимаешь ли, взял нас под свое крыло сразу же после того, как десять лет назад убили наших родителей. Нас – это меня, Анабел и Камиллу. Бью стал для всех нас мамой, папой, няней и, естественно, старшим братом в одном лице.

Бесчувственная девчонка! Издевается она над ним, что ли?

Бью сжал зубы с такой силой, что, казалось, они больше никогда не разожмутся. «Ну погоди, сестренка, еще пару месяцев – и ты поймешь, что никакая я не нянька, а полноценный, стопроцентный мужик. Я еще возьму свое, и все то время, которое потратил на вас, неблагодарных девиц, верну с лихвой. Вот тогда я такие оргии устрою – земля закачается!»

Джульетта ласково притронулась к руке Джози.

– Знаешь, тебе и твоим сестрам очень повезло. – Она с улыбкой кивнула в сторону Бью.

Вот уж такого Дюпре никак не ожидал. Еще несколько минут назад Джульетта всячески старалась выказать ему свое недоверие, и его это вполне устраивало…

– Вообще-то, – Джози игриво ткнула брата под ребра, – у Бьюрегарда совершенно уникальный талант воспитателя.

– В этом я не сомневаюсь! – Джульетта хмыкнула и как-то странно посмотрела на Бью.

Наконец открылись дверцы лифта, около которых они стояли все это время, и Бью втолкнул Джульетту в кабину.

– Эй, погодите, я поеду с вами, – заторопилась Джози. – У меня как раз обеденный перерыв.

Бью раздраженно втянул в себя воздух. Даже не глядя на сестру, он знал, что та с любопытством разглядывает Джульетту.

Но вопреки его ожиданиям Джози спокойно произнесла:

– Мне нравится цвет твоей помады.

– Правда? – Джульетта обрадовалась. – Мне тоже. Бьюрегард познакомил меня с таким знатоком косметики, что…

И тут вдруг в памяти детектива возник вечер, когда они преследовали на «Козочке» Клайда Лиде, разгоряченное лицо девушки, поцелуи… Там, в машине, Джульетта совсем не выглядела невинной девочкой: дыханий страстно срывалось с ее губ, руки трепетно ласкали его тело…

С усилием он отогнал соблазнительные образы, которые так услужливо предоставила фантазия. В конце концов офицер полиции должен при любых обстоятельствах держать себя в руках.

Выйдя из лифта на втором этаже и пройдя через холл, Бью толкнул крутящуюся дверь, а затем пропустил Джульетту вперед. На Джози он даже не оглянулся.

Слава Богу, Люк оказался на месте, а это-то ему и было нужно сейчас больше всего.

– Привет, напарник. Как протекает жизнь в нашем родном ведомстве? Есть хорошие новости?:

– А как же! – хихикнула у него за спиной Джози. – Что здесь творится – просто кошмар. Город погряз в грехе. Сидел бы ты на месте, братик, все было бы в полном ажуре.

– Да все нормально, Бью. – Люк чувствовал, что сейчас как нельзя кстати будет поддержать партнера. – Макдоски занимается убийством на Джексон-сквер, Мэрфи уехал в район Чартрез – там вооруженный грабеж…

– И это у вас называется «нормально»? – В голосе Джульетты прозвучало неподдельное удивление.

Детективы, разом обернувшись, взглянули на нее с одинаково отсутствующим выражением. Вот в чем прелесть работы с хорошим напарником, подумал Бью, – во взаимопонимании и полном взаимодействии.

Несколько секунд Джульетта изумленно смотрела на друзей, потом перевела взгляд на Джози.

Та пренебрежительно повела плечами.

– Меня не спрашивай. Я тут всего лишь мелкая сошка.

– Ладно. – Джульетта снова посмотрела на Дюпре. – Я давно хотела спросить: вы оба действительно хорошие полицейские?

– Очень хорошие, – немедленно откликнулся Бью, а Люк кивнул:

– Лучшие из лучших.

– И самые скромные на свете, как я погляжу, – пробормотала Джульетта, качая головой. – И все-таки, Бью, скажите честно, почему вы снова занялись моим делом?

– Понимаете, мисс Лоуэлл, – начал Люк, – наше полицейское управление было централизовано.

– О, прошу вас, называйте меня просто Джульетта. Что означает «централизовано»?

– А это значит, что с осени девяносто шестого в полиции Нового Орлеана больше нет отделов по расследованию убийств, по борьбе с наркотиками, с бандитизмом или отдела нравов. В нашем участке все двадцать три полицейских, находящихся на штатных должностях, занимаются любыми текущими делами, поступающими к нам. Только с трудными подростками и сексуальными маньяками работают специально подготовленные люди. – Бью повернулся к Люку:

– Кстати, тебе известно что-нибудь о полицейском по имени Бостик?

Люк задумчиво пожевал губами.

– Вроде нет. А в чем дело?

– Пфеффер выделил его для охраны «Гарден Краун» по вечерам. Я нюхом чую, что парень только что из академии. Вероятно, он успел проявить себя с хорошей стороны, раз Пфеффер выбрал его…

– Хорошо, я поспрашиваю о нем.

– Спасибо, дружище, буду очень благодарен. И извини, что оторвал тебя от дел. Ты до сих пор занимаешься тем наркоманом из парка?

– Да. А в три ко мне придет информатор по делу Мидлмайера. – Люк устало вздохнул. – Никак не могу прищучить этого подонка.

– Ладно, не будем тебе мешать. Пока, Джози, увидимся. – Привычным жестом Бью ухватил руку Джульетты и повел ее к двери.

– Эй, подожди! – раздался у него за спиной голос Джози Ли.

Вопросительно подняв бровь, он повернулся к сестре.

– Сегодня вечером в кабаре Максвелла отличный концерт. Я так надеялась, что ты подбросишь меня туда…

– Э… видишь ли, вечером я занят. – Дюпре перевел взгляд на своего партнера. – Может, ты отвезешь ее? – Увидев, как напрягся Люк, Бью тут же пошел на попятную:

– Ну ладно, ладно, прости. Должно быть, у тебя свидание.

Давно пора прекратить рассчитывать на друга. В конце концов, напарник не обязан по первой же его просьбе бросать все дела и исполнять обязанности сиделки Джози Ли.

– Да нет у меня никакого свидания. – Люк немного помешкал, но в конце концов все-таки кивнул. – Так уж и быть, я отвезу тебя в кабаре, малютка Джози.

– Отлично, – удовлетворенно кивнул Дюпре.

Как все здорово уладилось, подумал он. Во-первых, сестра не сможет пожаловаться, что он держит ее взаперти, а во-вторых, не начнет, как всегда, путаться у него под ногами, как только он вернется вечером домой. Значит, у него будет возможность расслабиться и поразмыслить на досуге о делах.

Довольно ухмыльнувшись, Бью помахал всем на прощание и уже хотел было выйти из комнаты, как вдруг почувствовал напрягшуюся под его пальцами руку. Боже, он чуть не забыл, что его клиентка тоже имеет кое-какие права…

– Я была очень рада познакомиться с тобой, Джози Ли, – словно ничего не произошло, мягким голосом проговорила Джульетта. – Надеюсь, мы еще увидимся.

Выйдя на улицу, Джульетта, как и в первый день в Новом Орлеане, остановившись в тени огромных колонн, зажмурилась от яркого солнца.

«Красивая холеная кошечка», – подумал Бью. В этот момент девушка посмотрела на него, и ему вдруг показалось, что в ее зрачках он видит собственное отражение и отражение огромного пространства, простирающегося за ним.

– Боже мой! Какой необычный город! – с улыбкой произнесла Джульетта и легкой походкой направилась к машине.

Глава 11

– Господин Лоуэлл на второй линии.

– Спасибо, Роксанна. – Сдерживая радостное возбуждение, Джульетта переключила кнопку внутренней связи. – Здравствуй, папа. Я так рада, что ты…

Не дав дочери договорить, отец нетерпеливо перебил ее:

– Расскажи, что там было с тормозами, Джульетта! Ты ехала в той машине? Почему я услышал об этом только сейчас, а не сразу после происшествия? Кстати, пришло второе письмо с угрозами…

Джульетта заранее подготовилась к подобной вспышке и уже открыла было рот, чтобы попросить у отца прощения… но вдруг передумала. Сделав глубокий вдох, чтобы обрести желанное спокойствие, которое всегда служило ей защитой, она не спеша произнесла:

– Тебя же все равно здесь нет, папа, и ты ничем не смог бы мне помочь, поэтому я просто не стала беспокоить тебя. Как твои дела и как себя чувствует бабушка?

– Если тебе небезразлично ее здоровье, – язвительно произнес Лоуэлл-старший, – могла бы поднять телефонную трубку и поговорить с ней сама. Твоя бабушка с годами моложе не становится.

– Как я понимаю, после моего отъезда ты так и не удосужился навестить ее? – Джульетта и сама подивилась своей храбрости. Видно, что-то на нее нашло в этот раз.

На другом конце провода наступила тишина. Однако когда Джульетта уже подумала, что разговор окончен, отец сухо отчеканил:

– Я еще не получил от вас отчет о «Гарден Краун», юная леди.

Джульетта резко выпрямилась в кресле, словно Томас Лоуэлл и в самом деле мог сейчас увидеть ее.

– Отчета не будет, – твердо заявила она. – Это мой проект, папа. Тебе самому не понравилось бы, если бы кто-то, кому ты поручил ответственное дело, вместо того чтобы работать день и ночь, бросил все и взялся за писанину. Позволь же и мне поступать так, как подобает Астор Лоуэллам. А теперь извини, я должна вернуться к своим прямым обязанностям. Спасибо за звонок, и передай бабушке, что я ее очень люблю.

Не дожидаясь, пока отец в очередной раз начнет отчитывать ее, Джульетта положила трубку и, закрыв лицо ладонями, с силой потерла веки кончиками пальцев.

Когда же она наконец избавится от желания постоянно быть на виду у отца? Ей уже тридцать два года, а ее все еще преследует дурацкая потребность все время завоевывать его одобрение. Сколько лет должно ей исполниться, чтобы отец начал говорить с ней на равных, как со взрослым человеком? Сорок, пятьдесят? А может, сто?

И все же сегодня Джульетте удалось настоять на своем – это оказалось не столь трудно, как представлялось прежде. Очевидно, в воздухе Нового Орлеана витает нечто такое, что благотворно влияет на ее характер.

Вспомнив о бумагах, от которых ее оторвал звонок отца, Джульетта решительно придвинула их к себе, и тут ее взгляд упал на гладко отполированную серебряную вазочку, стоящую на столе. Удивленно моргая, она инстинктивно подалась вперед. Великий Боже, что это за сексапильная особа: чуть подкрашенные полные губы соблазнительно приоткрыты и словно приглашают к поцелуям, аккуратно уложенные волосы живописно растрепались, а глаза… Эти глаза, казалось, с легкостью могли притянуть любого, словно магнит железо.

Энергично покрутив головой, чтобы стряхнуть наваждение, Джульетта откинулась в кресле и задумалась. Что же это с ней происходит такое? Или она и в самом деле так изменилась? Но тогда… Бог знает, к чему это может привести. Нет уж, лучше ей заняться работой и выбросить из головы подобные глупости.

* * *

Несколько дней, последовавших за разговором с отцом, Джульетта добросовестно старалась вернуть себе прежний благопристойный облик; но если всего неделю назад это не составило бы для нее никакого труда, то теперь ей предстояла долгая, изнурительная работу над собой. Волосы никак не желали укладываться в аккуратный, гладкий пучок и рассыпались, едва она отходила от зеркала, а рука ее все время непроизвольно тянулась к косметичке, где лежал тюбик с помадой.

И как, скажите на милость, она могла напяливать на себя нейлоновые чулки, когда на улице стояла такая жара? Правда, дальнейшим походам по злачным местам, на которых настаивал Бью, Джульетта решительно воспротивилась, но в глубине души она признавала, что жизнь ее утратила многие яркие краски.

* * *

Прошло уже две недели со времени их драматической поездки, но ничего из ряда вон выходящего да сих пор не случилось. Бью с каждым днем становился все беспокойнее. Дав задание охранять Джульетту, Пфеффер лишил его того, к чему он давно привык, – ежедневных погонь за преступниками, стрельбы, общения с другими полицейскими, такими же сорвиголовами, как и он сам, преодоления страха перед грозящей опасностью. Возможно, думал он, что-то случится теперь, когда они по воле непредсказуемой судьбы снова оказались на плантации Ривер-роуд, где неугомонная Селеста организовала очередной прием.

Дюпре настороженно следил за каждым шагом Джульетты, с преувеличенным вниманием оглядывая широкую лужайку. Перед домом собралась внушительная толпа гостей, и, если хоть одному из них вздумается напасть на нее, реакция его последует незамедлительно – чего-чего, а профессионализма ему не занимать.

Едва очередная супружеская пара отошла от Джульетты, как она снова почувствовала на себе взгляд Бью. Через пару секунд он уже был рядом.

– Что если я закажу для нас какую-нибудь легкую закуску, Бутончик? Тогда тебе не придется выдумывать, чем занять свои прелестные пальчики…

Отступив на шаг, чтобы не ощущать на щеке его дыхание, Джульетта менторским тоном изрекла:

– Тот, кто не знает, чем занять руки, находится во власти дьявола.

Она тут же сама ужаснулась собственной бестактности, чуть не застонала. Господи, что она городит?! А все этот несносный тип – ему постоянно удается заставлять ее нести всякую несусветную чушь, так что теперь по сравнению с ней бабушка, вечно изрекающая нравоучительные сентенции, должна выглядеть самой свободолюбивой личностью на свете!

Неожиданно взгляд ее оживился, и вся она подобралась, словно теряющий силы пловец, увидевший спасательный круг.

– О, вот и Эдуард! Извините, сержант, мне нужно с ним поговорить. Впрочем, я не сомневаюсь, что вы тоже пойдете со мной.

Джульетта не ошиблась – Бью, конечно же, направился за ней.

Когда они подошли к трудолюбивому супругу Селесты, тот срезал с куста самшита молодые побеги.

– Добрый день, – приветствовала его Джульетта, остановившись у него за спиной.

Эдуард чуть не подпрыгнул от неожиданности, однако, обернувшись и увидев девушку, он тут же расплылся в добродушной улыбке.

– Приветствую вас, дорогая, и вас тоже, сержант. Боюсь, вы застали меня на месте преступления, но все же, смею надеяться, вы не собираетесь меня арестовывать?

Бью пренебрежительно дернул плечом.

– За то, что вы срезали пару веток с какого-то куста?

– О, это не простой куст! – Эдуард аккуратно вытер платком лезвие ножа, засунул его в чехол и убрал в карман. Потом он достал чистый платок и осторожно завернул в него две срезанные веточки. – Это Hibiscus Rosa Sinensis!

– Простите, как вы сказали?

– Роза Китая, сержант. В 1990 году в Вашингтоне состоялась выставка экзотических растений, на которой несколько таких кустов были подарены послом Китая в Соединенных Штатах Обществу друзей природы, а остальные после закрытия выставки раздали в самые знатные семейства для разведения. – Эдуард торжественным жестом указал на куст, усыпанный нежными бледно-розовыми цветами. – Можете себе представить мой восторг, когда я случайно набрел на это чудо?

– Восторг, говорите? – Бью засунул руки в карманы и принялся покачиваться на каблуках. – Должен признаться, лично меня приводит в восторг роза другой разновидности.

– Конечно, конечно. – Эдуард с серьезным видом посмотрел на Дюпре. – Хотя странно, что вам нравятся цветы. Вы, полицейские, люди действия, а цветы неподвижны на своих клумбах. – Не дождавшись реакции сержанта, он повернулся к Джульетте:

– Ну а каково ваше увлечение, дорогая?

Бью тоже перевел взгляд на свою подопечную, и на его лице появилось выражение преувеличенной заинтересованности.

– Мое? – Джульетта растерялась. – Ну, больше всего меня интересует моя работа, и… Простите, по-моему, это Селеста машет мне рукой: я должна пойти и узнать, в чем дело.

– Как вы себя чувствуете, дорогая? Не устали? – заботливо поинтересовалась Селеста, как только Джульетта подошла к ней.

– Ну что вы! Должна признать, благодаря вашим стараниям прием удался на славу. Отец будет счастлив, когда узнает, сколько деловых контактов мне удалось сегодня завязать.

– Ах, я так рада – ведь здесь собрались сливки нашего общества. Они очень могущественны и, разумеется, поддержат все ваши начинания в «Гарден Краун».

Уж если так случилось, что в ее доме станут жить чужие люди, пусть это будут сильные мира сего, их друзья и знакомые, члены Бостонского клуба – настолько элитного, что даже Эдуарду дорога туда была заказана. Подумав о муже, Селеста взглянула в его сторону, и сердце ее неприятно заныло.

– Я вижу, ваш детектив очень увлечен беседой с Эдуардом. Ума не приложу, что может быть общего между ними.

Губы Джульетты тронула слабая улыбка.

– Когда я их оставила, они обсуждали очень интересную тему: не заведет ли Эдуарда его хобби в тюрьму.

Кровь бросилась в лицо Селесты, и она едва сумела выдавить из себя короткий смешок.

– Ах вот оно что! Уж не стянул ли этот проказник какой-нибудь цветок из розового сада? – Чувствуя, что вот-вот утратит самообладание, Селеста, извинившись перед Джульеттой, направилась к самшитовым зарослям, нервно поглаживая тяжелую сумочку, в которой лежал револьвер модели 1849 года. Довольно неуклюжая штуковина, но Селеста уже несколько дней повсюду носила его с собой, интуитивно чувствуя, что вот-вот наступит момент, когда он может ей понадобиться.

Похоже, она была права. Теперь ей нужно только вспомнить, как правильно вставлять в барабан патроны.

С сержантом Дюпре пора разделаться раз и навсегда, да и забыть о нем.

* * *

Взглянув вверх, Бью присвистнул: с юга в их сторону двигалась огромная туча, которая, судя по всему, вскоре должна была закрыть все небо. Перехватив взгляд Джульетты, он указал глазами на приближающуюся опасность. Девушка тоже посмотрела на тучу, потом, смешно наморщив носик, послушно направилась в сторону детектива.

Бью повел плечами, чтобы снять напряжение, и усмехнулся. В конце концов общение с этой неприступной леди доставляло ему определенное удовольствие…

– Должен вас огорчить, – произнес он, как только Джульетта оказалась рядом, – похоже, гулянка подошла к концу. Мне очень не нравится вон та туча. – Бью ткнул пальцем вверх.

В это время к первой туче присоединилась еще одна, и теперь ветер стремительно гнал их в сторону Ривер-роуд. Толпа начала двигаться туда, где за главным домом располагалась парковка для машин, и теперь несколько наиболее флегматичных гостей продолжали жевать бутерброды, запивая их охлажденным чаем.

– Как я понимаю, этим господам не приходится вкалывать до седьмого пота, чтобы заработать себе на жизнь. – Дюпре поморщился.

– Ну с вами им, конечно, не сравниться, – насмешливо отозвалась Джульетта. – Хотя, если вам так уж интересно их времяпрепровождение, то могу вас порадовать: большинство женщин, с которыми я познакомилась сегодня, не сидят сложа руки, а активно занимаются благотворительностью.

– Это верно. Единственное, в чем сейчас крайне нуждается наш мир, – еще парочка благотворительных балов.

– О, да вы, оказывается, не верите в благотворительность, Бьюрегард Дюпре! – притворно нахмурилась Джульетта.

Подойдя к нему вплотную, она принялась колдовать над узлом галстука, который Бью привел в совершенно неприемлемое состояние, постоянно теребя его.

– Балы, к которым вы относитесь с таким пренебрежением, в действительности приносят обществу огромную пользу. Они дают большие деньги тем, кто не в состоянии заработать их сам, – я имею в виду сиротские приюты, дома престарелых, больницы для бедных и так далее.

Неожиданно Бью отстранился и с таким остервенением рванул галстук вниз, что чуть не оторвал пуговицу рубашки.

– Благодарю за лекцию, мэм! – рявкнул он.

– Кстати, о грядущих мероприятиях, – как ни в чем не бывало продолжила Джульетта. – На подходе званый коктейль в честь открытия отеля. Может, заказать для вас смокинг?

Бью заскрежетал зубами. Она что, решила его, полицейского детектива, тоже сделать предметом своей благотворительной деятельности? Не выйдет!

– Разрешите напомнить, мисс Лоуэлл, что вы находитесь не где-нибудь, а в Новом Орлеане. Здесь смокинг есть у всех. Свой, к примеру, я унаследовал от отца. – Увидев, что она снова подбирается к его галстуку, Бью решительно прикрыл его рукой. – Интересно, с чего это у вас сегодня такое игривое настроение, а?

– А вот и ошибаетесь. Просто вы привыкли видеть меня другой.

– Возможно. И все-таки хочу предупредить: если вы еще раз дотронетесь до моего галстука, я буду вынужден применить физическую силу…

Внезапно неподалеку раздался оглушительный грохот, и со старого дуба, возле которого они стояли, посыпались большие куски коры.

Оглянувшись, Бью вытянул руку, словно пытаясь защитить девушку, и крикнул:

– Ложитесь, быстрее!

Не двигаясь, не понимая, что произошло, Джульетта во все глаза смотрела на него; тогда он схватил ее в охапку, швырнул на землю, а сам бросился сверху; и в эту же секунду грохот повторился. Только тут Джульетта поняла, что это были выстрелы.

Прикинув, откуда стреляли, Бью выхватил пистолет и стал ждать.

Время шло, но стрелявший больше не давал о себе знать, зато вокруг началась такая суматоха, что обнаружить нападавшего казалось ему теперь делом практически невозможным.

– Дьявольщина! – Он скатился с Джульетты и, не спуская глаз с самшитовых зарослей, тоном, не допускающим возражений, произнес:

– Я хочу, чтобы вы очень осторожно отползли с этого места и спрятались за дубом. Там вы будете ждать моего возвращения, но без меня не трогайтесь с места, понятно? – Не услышав ответа, он легонько встряхнул ее. – Вы меня хорошо поняли?

– Да… – Голос ее дрожал.

– Отлично. Действуйте.

Джульетта приподнялась и на четвереньках проползла за дерево. Подождав, пока она скроется из виду, Бью вскочил на ноги и зигзагами помчался к зарослям самшита.

Небеса разверзлись как раз в тот момент, когда он достиг первых кустов. Ругаясь на чем свет стоит, Бью огляделся. Все, кто еще оставался на лужайке, уже стремительно неслись к парковке автомобилей. Чудненько! Дождь смывает все следы преступления, потенциальных свидетелей не остается… Черт знает что!

Внезапно его осенило, что Джульетта ждет за деревом совсем одна. Если какой-то мерзавец решился убить ее, когда рядом находилась толпа в шестьдесят человек, то что остановит его теперь?

Огромными прыжками Дюпре помчался обратно, на ходу набирая по сотовому номер полиции.

Джульетта сидела, скрючившись, прямо на земле, обхватив руками колени, и ждала его; пряди ее волос торчали в разные стороны, а на правой щеке алела большая кровоточащая ссадина.

Она испуганно посмотрела на Бью. Он опустился перед ней на корточки, протянул руку и осторожно вытащил из волос гребень.

– Вы в порядке?

Еще теснее прижав колени к груди, Джульетта взглянула на него так, словно окончательно усомнилась в его умственных способностях.

– В порядке? В меня только что стреляли!

– Я знаю, дорогая.

– Надеюсь, вы также знаете, что если на меня валится сначала какая-то кора, затем огромный полицейский, а потом я, задрав юбку, должна изображать ползучего гада и дрожать здесь, дожидаясь самого великолепного детектива на свете…

– Так, все ясно, – перебил ее Дюпре. – Сейчас вам нужно немного выпить – это очень помогает в подобных ситуациях.

Джульетта со свирепым видом уставилась на него, однако Бью не обращал больше на нее никакого внимания. Он отвернул лацкан пиджака и быстро отцепил свой полицейский значок, а затем прикрепил его снаружи. Пусть кто-нибудь попробует не заметить, что он теперь официальное лицо и находится при исполнении!

– Ну вот, все в порядке! – Бью протянул руку и помог Джульетте подняться с земли. – Я понимаю, вы напуганы, но давайте не будем сейчас спорить, ладно? Мне нужно отыскать того, кто в вас стрелял.

– Главное – понять, зачем кому-то понадобилось убивать меня?

– Правильно, кто и зачем – вот два главных вопроса. Когда подоспеет подкрепление, не отходите от меня ни на шаг: здесь еще слишком много народу, а мы, к сожалению, не знаем наверняка, кому можно доверять, а кому нет…

Едва сержант произнес эти слова, как Джульетта неожиданно бросилась к нему на грудь.

Ну и ну! Несколько секунд Дюпре стоял неподвижно, потом бережно обнял ее и осторожно погладил по голове.

– Детка, не думай, что я пользуюсь моментом. Сейчас я просто исполняю свои прямые обязанности… – Заметив, что, хотя дрожь Джульетты усилилась, она вовсе не думает возражать против столь фамильярного обращения, Бью продолжил:

– Мне необходимо, чтобы ты сейчас была очень сильной. Ты ведь хочешь, чтобы мы нашли тех, кто пытается тебя убить?

Стараясь успокоиться, Джульетта сделала глубокий вдох, затем выпрямилась и расправила плечи.

– Да, – твердо произнесла она.

– Умничка. – Он быстро притянул ее к себе и поцеловал. – В таком случае пойдем посмотрим, сможем ли мы отыскать ответы на кое-какие насущные вопросы.

Глава 12

Дальше Бью действовал почти мгновенно – он успел застать большинство перепуганных гостей на парковке и собрать их в большом зале особняка. При этом Джульетте с огромным трудом удавалось не потеряться в толпе и держаться возле него.

С людьми он говорил подчеркнуто вежливо, но, когда кто-то попытался возразить «полицейскому-недотепе», щеголяя своим высоким социальным положением, в голосе его послышались металлические нотки.

Усадив Джульетту на стул рядом со старинным секретером из вишневого дерева, Бью поманил к себе самого рослого и крепкого на вид мужчину.

– Помогите-ка мне переставить эту штуковину. Тот молча кивнул и подошел к детективу, но тут из толпы раздался чей-то негодующий голос:

– Эй, послушайте! Вы не можете по своей прихоти трогать антикварную мебель!

Детектив отмахнулся от говорившего, как от назойливой мухи, и вместе с крепышом они передвинули тяжеленный секретер так, чтобы полностью отгородить Джульетту от высоких окон. Затем он уселся поблизости и, постучав костяшками пальцев по дверце секретера, обратился к присутствующим:

– Сию великолепную вещицу я обязуюсь вернуть на место, как только закончу допрос. – Никто больше не произнес ни слова, и Бью с довольным видом кивнул:

– Итак, продолжим. Только что кто-то стрелял из кустов вот в эту женщину. – Он кивком указал на Джульетту. – Каждый из вас находится под подозрением. Прошу прощения, если я причиню вам некоторые неудобства, но мне нужно допросить всех, и чем большее содействие вы мне окажете, тем скорее закончится эта малоприятная процедура. Постараюсь быть кратким, а когда приедет подмога, дело пойдет еще быстрее.

В наступившей тишине звук зуммера сотового телефона показался всем настолько громким, что многие вздрогнули. Выслушав то, что ему говорил звонивший и произнеся в ответ несколько коротких реплик, Бью сунул телефон в карман и обвел взглядом собравшихся.

– Я намерен побеседовать с каждым, кто присутствовал сегодня на приеме, по очереди, – не допускающим возражения тоном произнес он, – а остальных прошу пока вспомнить, где находились он сам и его собеседники, начиная с того момента, как прозвучал первый выстрел, и до того, как все мы собрались здесь, в этом уютном зале. – Сержант вытащил из заднего кармана брюк блокнот, положил его перед собой на шаткий антикварный столик и ткнул пальцем в стоявшего поблизости мужчину. – Если не возражаете, сэр, начнем с вас.

* * *

Ожидая своей очереди, Селеста нетерпеливо постукивала по полу носком туфельки. Вокруг приглушенно раздавались голоса встревоженных гостей, но она, казалось, не слышала и не видела абсолютно ничего. Тупица сержант решил, что убийца целился в Джульетту, – и это после всех треволнений, которые ей пришлось пережить, рискуя быть кем-нибудь случайно обнаруженной в засаде, где она ожидала, чтобы очаровательная малютка с севера отошла наконец подальше. Как она и предполагала, детектив оказался идиотом, и, к ее великому сожалению, идиотом опасным. Господи, как же близка она была к достижению цели, как близка! Откуда ей было знать, что мушка чертова револьвера сбита?

Будучи женщиной хорошо воспитанной, Селеста не позволила кипящей злости вылиться наружу. Сохраняя на лице приветливое выражение, она спокойно стояла рядом со своим мужем. Кто бы знал, чего ей стоило это спокойствие! И как жаль было загубленных перчаток, специально купленных для сегодняшнего приема…

* * *

Джульетта сидела в тесном закутке, образованном массивным секретером и стулом Бьюрегарда, и изо всех сил старалась ни о чем не думать, однако это оказалось не так-то просто, поскольку все взгляды были устремлены на нее.

Интересно, кому и зачем понадобилось ее убивать? Эта мысль, не дававшая ей ни минуты покоя, настолько утомила Джульетту, что в конце концов она впала в полную прострацию.

Из задумчивости ее вывел неожиданный шум, пронесшийся по залу, подобно морскому бризу. Вздрогнув, Джульетта увидела быстро шедшего от дверей сержанта Гарднера, а за ним… От неожиданности она даже вскочила со стула.

– Джульетта! – закричала Роксанна и бросилась на шею своей хозяйке.

Неожиданно Джульетта почувствовала смущение: не так ли и она там, под дубом, сама кинулась Бьюрегарду на грудь? Впрочем, не слишком ли она переживает – ведь рядом с ним ей была гарантирована безопасность!

Тем временем Роксанна продолжала пытливо вглядываться в ее лицо.

– Пресвятая Дева Мария! Я чуть не умерла со страху, когда сержант Гарднер связался со мной и сказал, что произошло! Ну ты и даешь, девушка! Благодарение Господу, ты жива. Посмотри на себя! Почему никто не почистил твое платье? – Речь Роксанны напоминала пулеметную очередь – до того она была взволнованна.

Бью повернулся на стуле и в упор посмотрел на вновь пришедшую:

– Мисс, вы мне мешаете, – довольно бесцеремонно прервав щебетание Роксанны, он вернул на место сдвинутый ею стол.

– Но послушайте, не может же она оставаться в таком виде. – Роксанна была не на шутку встревожена.

Против ожидания, Бью не стал спорить – ткнув пальцем в двух мужчин покрепче, он попросил их проводить девушек в дамскую комнату и продолжил допрос.

* * *

Увидев свое отражение в огромном антикварном зеркале, Джульетта ужаснулась: лицо ее украшали глубокие царапины, всклокоченные волосы торчали в разные стороны. Она повернула голову и принялась изучать ободранную щеку.

– И как это меня угораздило? – прошептала она.

– Да уж, хороша, ничего не скажешь. – Роксанна подвела ее к раковине. – Ладно, не горюй: чистая вода и хорошее мыло быстро приведут тебя в норму.

У Джульетты слезы навернулись на глаза.

– Спасибо, что ты приехала! – горячо произнесла она. – Для меня твоя поддержка так много значит. И какой молодец сержант Гарднер, что не забыл позвонить тебе.

– Благодарить надо не Гарднера, золотко, а твоего красавчика. Это он попросил Люка заехать за мной.

Сердце Джульетты на мгновение замерло.

– Так, значит, это Бьюрегард?

Роксанна кивнула:

– Ну конечно, а кто же еще? – Она приподняла подбородок Джульетты и легкими движениями начала протирать ей лицо, старательно обходя самую глубокую царапину, которой решила заняться чуть позже. От жгучей боли Джульетта чуть не расплакалась. Роксанна сочувственно погладила ее по плечу.

– Извини, я знаю, что тебе ужасно больно, но рану нужно очистить от грязи, чтобы не было заражения. Потерпишь немного, ладно? – Спустя минуту она выпрямилась. – Ну, вот и все. Капелька дезинфицирующей жидкости, конечно, не помешала бы, но, думаю, и так сойдет. По крайней мере грязи там больше нет. А теперь покажи-ка мне правую руку. Ну вот, взгляни сама!

Джульетта поднесла к лицу ладонь – она казалась совсем белой, словно из нее вытекла вся кровь, а два пальца – указательный и мизинец – неимоверно распухли. Вероятно, ее шок все еще не прошел, потому что до этой секунды она ничего не ощущала и лишь сейчас почувствовала пульсирующую боль.

Набравшись храбрости, Джульетта ощупала пальцы здоровой рукой.

– Слава Богу, кажется, перелома нет. Наверное, я просто ушиблась, когда упала на землю.

Посильнее открыв холодную воду, она некоторое время держала руку под струей, пока наконец не почувствовала облегчения, однако когда она попыталась причесать волосы, то не смогла даже удержать щетку. От ощущения полной беспомощности на глазах ее выступили слезы, и от этого она почувствовала себя еще большей идиоткой. Мало того, что ей пришлось сидеть перед всей этой шикарной публикой в неподобающем виде, так теперь еще и рука не желала ее слушаться!

– Дай-ка я помогу. – Роксанна взята у нее щетку, аккуратно выбрала из спутанных волос застрявший в них мусор и принялась медленно расчесывать их.

Джульетта с мрачным видом наблюдала, как с каждым движением ее волосы приобретают совершенно несвойственный им вид.

– Послушай, боюсь, я потеряла свои шпильки и гребень. Как же теперь собрать всю эту копну в пучок? – растерянно произнесла она.

– А разве это так уж необходимо? Почему бы не носить их распущенными?

– Потому что тогда я буду выглядеть, как ветреная девчонка…

Щетка в руках Роксанны замерла.

– Погоди-ка, сейчас угадаю. Это твоя бабушка говорила подобную чушь?

Джульетта ничего не ответила и лишь неопределенно пожала плечами.

– Дорогая, а тебе никогда не приходило в голову, что твоя бабушка, мягко говоря, немного старомодна? Да твои волосы – просто фантастика! Сейчас ты похожа на Мадонну работы прерафаэлитов!

– И какой, скажи, мне от этого прок?

– Ах, бедняжечка! – Роксанна мгновение помедлила. – Не знаю, как вбить такую простую мысль в твою хорошенькую головку, но сотни женщин с радостью пошли бы на любое преступление, лишь бы иметь такие шикарные волосы, как у тебя. И потом, объясни мне, глупой, что значит «ветреная девчонка»?

– Ну, это такая легкомысленная девица, которая не ходит как подобает, а все время носится, будто за ней постоянно гонится свора бродячих собак; волосы у нее свисают, как мочало, и к тому же она не умеет тихо разговаривать, а только орет… Она очень любит развлечения, но никогда не может вовремя остановиться, и поэтому несчастья постоянно валятся на ее голову…

Тут Джульетта ненароком взглянула в зеркало и неожиданно для себя поняла: то, что она там видит, ей определенно нравится.

Словно догадавшись о том, что происходит с ее хозяйкой, Роксанна дружески подмигнула отражению в стекле:

– Ура всем ветреным девчонкам мира!

– Ура! – В искреннем порыве воскликнула Джульетта и, спрятав щетку в сумочку, беззаботно улыбнулась. – Дорогая, всю свою жизнь я была безупречной леди, и все равно кому-то понадобилось меня убить. Значит, бабуля ошибалась – добродетель не спасает от бед.

* * *

Когда они вернулись в зал, толпа уже заметно поредела. Девушки уселись рядом, тихонько переговариваясь, в то время как Бью и Люк заканчивали допрос.

Наконец, когда детективы отпустили последнего гостя, Бью бросил ручку на стол, откинулся на спинку стула и устало потер глаза. Потом он со всей силой опустил кулаки на столешницу и воскликнул, обращаясь неизвестно к кому:

– Неужели ни один из шести десятков гостей ничего не заметил? Совсем ничего! – Он посмотрел на Люка:

– Что скажешь, напарник? Есть какие-нибудь светлые идеи?

– Светлые – вряд ли, но у нас еще остается надежда на тех, кого ты не успел допросить прежде, чем они отсюда уехали.

– По-моему, если кто-то что-то видел, он обязательно бы остался, – неожиданно вмешалась Джульетта.

Бью резко повернулся к ней.

– Мы и не предполагаем обвинять в чем-нибудь именитых гостей, и все же кто-то непременно должен был видеть человека, скрывавшегося в самшитовой роще. Если бы нам удалось заполучить хоть одного подозреваемого!

– Сержант! Вам известно, что какие-то люди шляются по парку? – поинтересовалась Роксанна.

– Да, дорогая – это эксперты из судебно-медицинской экспертизы, они только что приехали. – Взгляд Бью задержался на Джульетте. – Слава Богу, сейчас ты выглядишь намного лучше.

– Да, я в полном порядке.

– Слушайте, по-моему, один из этой вашей судебной экспертизы направляется сюда, – сообщила Роксанна, которая все это время не отходила от окна.

Почти сразу же в зал уверенными шагами вошел промокший до нитки полицейский. Оглядевшись, он направился прямиком к Бью.

– Сержант, мне кажется, вам будет интересно взглянуть на это. – Достав из кармана пластиковый мешочек, он вытряхнул на стол небольшую пулю. – Я только что обнаружил ее, она застряла в коре старого дуба.

Бью тут же склонился над находкой, в то время как Люк подошел поближе и присел на край стола. Некоторое время оба детектива внимательно разглядывали кусочек свинца, а затем Люк воскликнул:

– Что за черт! Таких пуль я еще не видывал!

– Да, подобную пулю не купишь в обычном оружейном магазине. Она предназначена для старинного оружия.

Детективы обменялись хмурыми взглядами, и Бью вздохнул:

– Дело дрянь. Для полного счастья нам не хватало только влипнуть в историю с этим доисторическим экземпляром.

* * *

Когда дождь наконец закончился и небо прояснилось, солнце уже клонилось к горизонту, Бью остановил «Козочку» у «Гарден Краун» и покрутил головой, высматривая своего сменщика, но того нигде не было видно. О чем только думает этот кретин Пфеффер? Теперь уже любому дураку ясно, что дело очень серьезное, а он дает ему в помощники какого-то сопляка, который шляется неизвестно где.

Детектив взглянул на Джульетту. Всегда такая подтянутая, уверенная в себе, сейчас она выглядела довольно плачевно: плечи бессильно опущены, лицо исцарапанное и бледное, волосы в беспорядке…

Выход один – надо продолжить дежурство.

– Мы приехали, Бутончик, – окликнул он притихшую на сиденье Джульетту и положил ладонь на ее безжизненную руку. – А как вы, мисс Роксанна? Держитесь молодцом?

– Со мной все в порядке, сержант.

Открыв дверцу, Бью выбрался наружу и помог выйти своим пассажиркам, а потом вытащил из кармана мобильный телефон и быстро сделал несколько звонков.

Первым на его призыв откликнулся верный Люк. Появившись в дверях, он бросил на колени Бью бумажный пакет, источающий аромат сандвичей с поджаренными устрицами, и опустился в кресло рядом с другом.

– Ты уверен, что хочешь остаться здесь, приятель? Видок у тебя еще тот – тебе просто необходимо хорошенько отдохнуть.

– Что делать, я сам взялся обеспечивать ее безопасность. – Бью вонзил зубы в сандвич. Откусив солидный кусок, он благодарно кивнул:

– Спасибо, Люк. Я уж было думал, что придется помирать голодной смертью.

– Черт побери, это ведь отель. Неужели здесь нет ресторана?

– Отель еще не функционирует. Мне сдается, кто-то сильно хочет, чтобы он вообще никогда не открылся, потому я и торчу здесь…

– Знаешь, дружок, твоя подопечная сейчас наверняка сгорает от желания выразить тебе горячую благодарность за свое чудесное спасение. – Заметив, как дернулись уголки губ его друга, Люк усмехнулся и, пожав плечами, добавил:

– Впрочем, нам не дано понять женскую логику.

– Отличные слова, напарник. – Подойдя к окну, Бью наблюдал, как к подъезду выруливает патрульная машина. – А вот и маленький гаденыш. Пойдем-ка поглядим на эту птицу.

Рывком поднявшись из кресла, он быстро вышел на улицу и, открыв дверцу машины, вытащил сидевшего в ней полицейского наружу.

– Где, черт возьми, тебя носило?

Патрульный беспомощно заморгал.

– С пульта поступил срочный вызов, моя машина оказалась ближе всего от места происшествия, и я… – запинаясь, пролепетал он.

– Ближе всего от места?.. – Бью заскрежетал зубами. –А позвольте полюбопытствовать, какое у вас было конкретное задание, офицер?

– Сменить… Прибыть сюда и…

– И?

– Но, сэр, ведь ничего особенного не произошло…

– А тебе хотелось бы, чтобы произошло?

Тут Люк решил, что настала пора ему вмешаться.

– Молодой человек, вы нарушили служебную инструкцию, – сурово произнес он.

– Так точно, виноват. – Патрульный вытянулся и встал по стойке «смирно». – Такого больше не повторится.

– Это уж точно. Потому что ты, щенок, освобожден от…

– Эй, напарник, – спокойно прервал его Люк, – не пора ли остановиться?

Бью с шумом выдохнул.

– Хорошо. Приступайте к своим обязанностям, офицер, но запомните: в следующий раз это вам с рук не сойдет!

– Слушаюсь, сэр! – Новичок, похоже, уже не надеялся на благополучный исход и поэтому не скрывал своей радости.

Направляясь к дверям отеля, Бью неожиданно усмехнулся:

– Господи, Люк, неужели мы с тобой тоже когда-то были такими же идиотами?

– Естественно. И даже совершали куда большие промахи.

– Согласен. Но все же мы не отвлекались на всякие пустяки.

– Разве? А тот случай на Ютерп-стрит?

Бью остановился и пристально посмотрел на друга.

– Ах да! – Он смущенно покачал головой. – Надо же, совсем забыл.

– Ладно, Бог с ним. Думаю, этот бедолага тоже постарается как можно быстрее забыть о своей ошибке. Если от меня больше ничего не нужно, я, пожалуй, пойду.

– Конечно, Люк, и спасибо за помощь, а еще за то, что не дал погибнуть голодной смертью.

– Всегда рад услужить старому другу. До встречи.

Когда Люк ушел, Бью задумчиво потер подбородок; он никак не мог сделать выбор: покинуть ли ему отель с приходом сменщика или все-таки остаться. Наконец, приняв решение, он вошел в здание.

Глава 13

Нервы Джульетты были на пределе. Как ни старалась она не думать о том, что произошло несколько часов назад, память снова и снова возвращала ее к трагическим событиям прошедшего дня. Кто устроил на нее охоту и кому могла понадобиться ее смерть?

Она сама отпустила Роксанну и, видимо, поступила опрометчиво, потому что теперь некому было отвлечь ее от дурных мыслей. Как раненый зверь, металась она по комнатам, то пытаясь разобраться с бумагами, то принимаясь читать начатую накануне книгу – все было напрасно. В конце концов Джульетта отправилась в свою спальню, переоделась и забралась в кресло.

Когда раздался стук в дверь, она воспрянула духом: Роксанна вернулась! Сейчас они усядутся рядышком и просто поболтают, как хорошие подруги…

Потуже затянув пояс кимоно, девушка пошла к двери.

Каково же было ее удивление, когда на пороге она увидела Бью Дюпре! Несколько мгновений она стояла молча, не сводя глаз с детектива, потом медленно покачала головой.

– Я думала, вы уже уехали домой.

– Мне нужно было кое-что уладить. – Бесцеремонно оттеснив Джульетту плечом, детектив вошел в комнату. – С этой минуты ты будешь в полной безопасности, потому что… – Бью выдержал эффектную паузу, – потому что я переезжаю в твой отель.

Джульетта вздрогнула. Хотела ли она этого? Да, хотела, хотела всем сердцем! Желание это настолько переполняло ее, что она даже испугалась.

– Ошибаетесь, любезный, никуда вы не переезжаете.

Слава Богу, она сумела найти правильные слова.

Нельзя позволить Бью постоянно находиться рядом, иначе можно слишком к этому привыкнуть. Расследование покушения когда-нибудь завершится, и тогда красавец полицейский неминуемо исчезнет из ее жизни, но прежде окончательно разобьет ей сердце.

Однако гость как будто даже и не слышал ее. Подойдя к ней вплотную, он провел ладонью по ее волосам.

– Ладно, Бутончик, брось упрямиться. Что за мерзкая привычка постоянно все усложнять? Лучше признайся, что я тебе нужен: без меня тебе не так просто будет выбраться из этой переделки.

Брови Джульетты сошлись на переносице.

– А теперь вы послушайте меня, – проговорила она, с удовлетворением отмечая про себя, что голос ее нисколько не дрожит. – Да будет вам известно: Астор Лоуэллы всегда умели решать свои проблемы.

Улыбка Бью стала еще шире.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Особенно, как мне кажется, в этом преуспел твой отец. А вот тебе, солнышко, придется спрятать свою пресловутую гордость в карман и смириться с моим решением, потому что папаша далеко, а реальность получить пулю достаточно велика. Хочешь ты того или нет, но без моей помощи тебе не обойтись.

– И помощь эта будет выражаться в безумных гонках за Клайдом Лиде…

Джульетта тут же пожалела о сказанном. Идиотка! Сама напомнила ему о том, как они целовались в его «ГТО».

Детектив окинул ее с ног до головы оценивающим взглядом, и Джульетта почувствовала, как напряглись ее соски под тонким кимоно.

Неожиданно лицо Бью стало серьезным. Перемена была столь разительна, что она подумала, не померещился ли ей этот взгляд. Может, она просто засидевшаяся в девках дура, которая только и мечтает поскорее оказаться в объятиях красивого мужчины?

– Итак, мисс Лоуэлл, слушайте меня внимательно. Я знаю, что мое решение неожиданно для вас и, возможно, крайне обременительно, однако припомните испорченные тормозные шланги и сегодняшнее приключение, и тогда вы поймете, почему я так настойчив. Вам грозит опасность, и я не хочу оставлять вас одну в этом шикарном мавзолее. Самым разумным будет постоянно держать вас в поле зрения, а это возможно только при одном условии – я должен постоянно находиться рядом с вами. Надеюсь, мне удалось ясно изложить свою мысль. Мы быстрее схватим преступника, если вы будете на моей стороне.

Он прав, тысячу раз прав: все логично и до смешного просто. И все же из боязни снова подпасть под его обаяние Джульетта пыталась твердо стоять на своем.

– Я все же не совсем понимаю… – начала она.

– О Господи, да что с тобой? Тебе что, не хочется, чтобы тот, кто уже дважды покушался на твою жизнь, оказался за решеткой?

– Конечно, хочется!

«Только я ужасно боюсь окончательно потерять голову от любви!» – тут же добавила она про себя. Бью кивнул и подошел к ней почти вплотную.

– В таком случае тебе не следует так сопротивляться…

– Черт побери, Бьюрегард, перестаньте на меня давить. – Джульетта уперлась в его грудь руками. – И отойдите от меня подальше. Я не скажу ни слова, пока вы не сделаете этого! – Она с такой яростью посмотрела на детектива, что тот, хотя и неохотно, повиновался. – Вот так-то лучше. Ладно уж, переезжайте в отель. Зная вас, я уверена, что вы все равно настоите на своем, соглашусь я или нет. Но жить вы будете в комнате, которая находится в конце коридора и в ней водятся огромные тараканы, – таково мое условие. Итак, или вы соглашаетесь, или немедленно покидаете отель.

С минуту Бью молча смотрел на нее, потом усмехнулся:

– Тараканы, говоришь? Что ж, придется смириться с таким не особо приятным соседством.

* * *

Люк, конечно, понимал, что лучше бы ему прямиком отправиться домой, но отчего-то вместо этого он поехал к Джози Ли, по пути размышляя о том, что в последнее время его слишком часто тянет увидеться с этой девушкой. Она была такой… общительной, такой веселой и такой… хорошенькой, что он просто не мог не уступить своему желанию. И потом, как выяснилось, у них довольно много общего. А если вспомнить, какая у нее фигура…

Нет, вот об этом ему как раз думать не положено.

Остановившись у дома Джози, Люк вышел не сразу, а прежде посидел в машине, выжидая, пока мысли придут в полный порядок. Поскольку прежде Джози была для него просто младшей сестренкой Бью, то и вел он себя с ней соответственно. Теперь он чувствовал, что-то неуловимо изменилось, что-то, с чем он должен и будет бороться.

Приняв такое решение, Люк выбрался из машины и направился к дому.

Когда Джози, открыв дверь, увидела перед собой напарника своего брата, лицо ее удивленно вытянулось, но уже через секунду лицо девушки расплылось в такой радостной улыбке, что у Люка побежали по спине мурашки, а в голове возник странный вопрос: «Какого, собственно, черта я здесь делаю?»

– Люк, как я рада тебя видеть!

– Привет, Джози. Не знаю, в курсе ли ты, но Бью решил…

– …некоторое время пожить в «Гарден-Краун». Да, я уже знаю, потому что пять минут назад говорила с ним по телефону.

– Ну, тогда все в порядке. Я просто заехал спросить, не нужно ли тебе чего.

– И правильно сделал. Давай заходи. – Она посторонилась и пошире распахнула дверь. – Мне ужасно приятно, что ты вспомнил обо мне. Скажи, ты успел сегодня пообедать?

– Кажется, да.

– Тогда, может, выпьешь пивка? – Посмотрев на его растерянную физиономию, Джози прыснула в кулак. – Ясно-ясно, ты за рулем. Налью-ка я тебе лучше кофе, не возражаешь? Только что сварила, он еще горячий.

Господи, как же она хороша, эта плутовка! Люк сунул руки в карманы и отправился следом за Джози на кухню, старательно отводя взгляд от ее стройной фигуры.

– Садись, сейчас достану чашку. – Встав на цыпочки, Джози потянулась к буфету. Через минуту перед Люком уже дымилась чашка ароматнейшего кофе.

Девушка села напротив, подогнув под себя одну ногу и изящно выставив вперед другую. – Надеюсь, ты не слишком торопишься?

– Да нет. К тому же кофе у тебя отменный… – Не зная, что еще сказать, Люк посмотрел на улыбающуюся девушку. – Ты и в самом деле не боишься жить одна?

Джози отрицательно замотала головой.

– И тебе не было страшно, когда за тобой погнался Охотник за трусами?

Господи, что он городит! Неужели нет других тем для разговора?

– Не-а, я девушка храбрая!

– Ну и молодчина.

Не сводя с сержанта глаз, Джози положила локти на стол и уперлась в них подбородком.

– Кроме того, я получила много новых впечатлений. В конце концов, мне не тринадцать лет, и до изнасилования дело не дошло. Конечно, довольно мерзко раздеваться перед незнакомым мужчиной, но, во-первых, я не зря сестра полицейского, а во-вторых, вы с Бью так часто говорили при мне об этом типе еще до того, как он напал на меня, что я великолепно знала, чем все кончится, и это мне очень помогло. Когда я голой стояла перед ним, то чувствовала ярость, а не страх, и думала я только о том, что сделаю с этим подонком, когда у меня будет такая возможность. – Глаза Джози сверкали, щеки раскраснелись.

– Думаю, ты разорвала бы его на мелкие кусочки.

– Вот именно, милый.

Милый! Половина женского населения Нового Орлеана пользовалась этим ласковым словом, общаясь с любым мужчиной, кем бы он ни был – женихом, мужем или просто хорошим знакомым. Конечно, Джози Ли относит его к друзьям… Но почему тогда так забилось у него в груди сердце?

Джози снова поставила кофейник на плиту, а когда кофе был готов, нагнулась над плечом гостя и наполнила его чашку. Люк почувствовал, как ему стало нестерпимо жарко.

– Боже мой, малютка! – еле слышно пролепетал он.

– Знаешь, Люк, – не спеша выпрямившись, невозмутимо заявила Джози Ли, – вот уж кем меня давно нельзя назвать, так это малюткой.

Люк с трудом перевел дыхание, а Джози как ни в чем не бывало поставила кофейник на выключенную плиту и снова повернулась к нему. Лицо ее пылало, глаза стали чернее ночи.

– Довольно играть со мной в эти дурацкие игры, – низким голосом произнесла она. – Мне надоело, что ты относишься ко мне как к маленькой девочке. Я женщина, Люк, и заявляю тебе без обиняков: я тебя хочу. Понимаешь, хочу!

Люк едва нашел в себе силы усидеть на стуле и не броситься сразу к ней. Раз он решил вести себя как обычно, значит, так и будет. Если по-честному, за такую выдержку надо давать медаль, хотя…

С трудом поднявшись, Люк на негнущихся ногах направился к двери.

– Ты сама не соображаешь, что говоришь, – бросил он, не оглядываясь. – Спасибо за прекрасный кофе.

Джози сделала движение в его сторону, словно хотела догнать его.

– Прошу, останься.

Люк замедлил шаги.

– Ты еще слишком молода. – Он криво усмехнулся. – Я, видишь ли, привык иметь дело с женщинами, а не с детьми.

Если ее гордость и была задета, Джози ничем не показала этого. Бросив сперва короткий взгляд на брюки гостя, она затем посмотрела ему прямо в глаза.

– Вот как? А твой парень, кажется, с тобой не согласен.

Встав около двери, Люк прислонился к ней спиной.

– Ну и что? Он всегда живет собственной жизнью. Всякий раз, когда я вхожу в какой-нибудь ресторан, он тут же по очереди отдает салют всем хорошеньким официанткам.

Усмехнувшись, Джози быстро подошла к Люку и положила ладони ему на грудь, обдав его жаром своего горячего юного тела.

– Разрешите вам не поверить, детектив.

– Эй, немедленно прекрати. Я уже не шучу. – Люк почувствовал, как его начинает охватывать паника.

Он схватил девушку за запястья. Только через мгновение до него дошло, какую ошибку он совершил. Лишенная опоры, Джози Ли прижалась к его груди и подставила ему свои губы.

Ему надо было решительно оттолкнуть ее, но вместо этого Люк, не имея возможности противостоять чему-то неведомому, бывшему сильнее его, приоткрыл рот, и язык Джози мгновенно проник внутрь. Окончательно теряя голову, Люк ответил на поцелуй, потом подтащил девушку к кухонному столу и, не глядя, смахнул с него посуду. Чашки полетели на пол, но какое это имело сейчас значение? Уложив Джози на стол, Люк всем телом налег на нее, а она, тихонько засмеявшись, с готовностью раздвинула ноги.

* * *

Бью не сиделось на месте. Пытаясь заглушить чувство голода, он метался по отелю, исследуя те помещения, в которых еще не успел побывать. По пути он наткнулся на какую-то старуху. Запах от подноса, который она несла, притягивал его как магнит, и он нехотя поплелся за ней. В конце концов он все же заставил себя остановиться, тем более что старуха направлялась к покоям Хэйнесов, а приглашения отужинать с ними ему ожидать явно не приходилось.

Сглотнув слюну, он повернулся и направился к лестнице, а затем, перепрыгивая через ступеньки, поднялся на второй этаж и, немного помедлив у номера Джульетты, решительно постучал.

В ответ не раздалось ни звука. Бью постучал снова. Опять молчание. И все же что-то подсказало ему, что Джульетта совсем рядом.

– Что вам надо, Бьюрегард? – раздался наконец ее голос из-за двери.

– Открывай! – потребовал Бью, нетерпеливо барабаня пальцами по дубовой двери.

– Не думаю, что это будет правильным решением.

– Слушай, Бутончик, не заставляй меня применять силу.

Так. Сейчас она позвонит недоноску Пфефферу и заявит, что детектив Дюпре сошел с ума. Тогда ему придется как можно быстрее уносить ноги.

Бью уже начал оглядываться, чтобы наметить пути для отступления, как вдруг ключ в замке повернулся, и через секунду дверь открылась.

Джульетта с бесстрастным видом стояла на пороге: она даже не пригласила его войти. На ней была та же золотисто-коричневая штуковина, что и раньше, и хотя девушка плотно запахнула ее, придерживая рукой у горла, тонкая материя почти не скрывала пленительных изгибов ее тела. Ноги Джульетты были босы. Интересно, подумал Бью, под этим халатом у нее, должно быть, тоже ничего нет?

Неожиданно он поймал себя на страстном желании схватить ее за пышные локоны, оттянуть назад голову и добраться до прелестной тонкой шейки, чтобы потом…

Бью громко закашлялся.

– Накинь на себя что-нибудь, Бутончик, мы идем перекусить.

Сержант мог поклясться, что глаза его подопечной радостно вспыхнули. Она еще выше вздернула свой очаровательный носик.

– В нашем отеле прекрасная кухня.

– Да, вот только я до сих пор не знаю, как ее отыскать. Если там найдется что-нибудь вкусное, вроде кукурузных хлопьев…

– Понятия не имею, есть ли они там…

– Значит, мы отправляемся в город, потому что я намерен позавтракать…

– В одиннадцать вечера?

– …а завтрак немыслим без кукурузных хлопьев и картофельных чипсов. Давай-ка, одевайся поскорее. Даю на сборы десять минут, а не то поведу прямо в этой… хламиде. Я голоден, а это опасно.

– Вы вечно голодны, сержант, – прямо не человек, а какая-то ненасытная утроба!

Бью усмехнулся:

– Если верить моим милым сестрицам, так оно и есть. – Он посмотрел на часы. – У тебя осталось еще девять минут и тридцать секунд…

Не произнося больше ни слова, Джульетта повернулась и быстро прошла в спальню. Только теперь Бью смог войти внутрь. Он принялся расхаживать по гостиной, рассматривая раскиданные тут и там предметы женского туалета: судя по всему, особым пристрастием к порядку хозяйка отеля не страдала, что весьма не вязалось с ее всегда опрятной внешностью и подтянутым видом. Правда, сегодня ему уже несколько раз удалось увидеть ее с распущенными волосами. Что ж, и то повезло…

Бью нетерпеливо взглянул на часы, чертыхнулся и, подойдя к спальне, громко постучал. Не получив ответа, он открыл дверь…

Джульетта сидела на маленьком пуфике, и на ней был все тот же золотистый балахон. Бью открыл было рот, собираясь как можно решительнее заявить свое неудовольствие, и вдруг замер.

Неужели эта гордячка плачет?

Он осторожно подошел ближе. Слез на лице Джульетты ему заметить не удалось, однако девушка дрожала так, будто в спальне была минусовая температура. Аккуратно сдвинув колени, она обхватила себя обеими руками и раскачивалась из стороны в сторону, словно маятник.

– Эй! – Бью опустился перед ней на колени. – В чем дело? Что-то случилось?

– Он еще спрашивает! – дрожащим голосом воскликнула Джульетта. – В меня сегодня стреляли, Бьюрегард. Понимаете: в меня стре-ля-ли!

– Тихо, тихо, милая, успокойся. – Бью взял ее за руку и отвел обратно в гостиную. Устроившись в широком кресле, он посадил Джульетту к себя на колени. – Неужели ты все время думала только об этом?

– Я очень старалась забыть… но не смогла. – Джульетта опустила голову на его плечо. – Почему кто-то хочет меня убить? Я никому не причинила зла.

– Мне кажется, лично против тебя никто ничего не имеет. Возможно, это обыкновенный психопат, который избрал объектом своего внимания «Гарден Кра-ун», поскольку действительно считает, что нельзя использовать памятник старины в качестве современного отеля. В его понимании ты являешься чем-то вроде монстра-разрушителя.

– О Господи, просто ужас какой-то…

Бью ласково погладил ее по колену.

– Так или иначе, я твердо намерен отыскать этого психа. Ты мне веришь?

– Да, – произнесла Джульетта чуть слышно.

– Вот и отлично. Я хочу, чтобы ты ни о чем не волновалась.

– Не знаю, получится ли… – Джульетта обняла его за шею и притянула к себе. – Но если я найду, чем себя отвлечь…

Только не это! Она его подопечная, и…

Джульетта слегка пошевелилась, подняла голову и подставила губы для поцелуя.

– Пожалуйста, прошу тебя, – прошептала она. «Тебя!»

Теперь Бью уже не сомневался, что все его благие намерения полетели в тартарары.

Глава 14

Джульетта чувствовала, что с этой минуты на свет вырвалось нечто, подобное вспышке молнии, и молния эта способна сжечь ее дотла. Только что голова ее спокойно лежала на плече Бью, а его руки блуждали по ее волосам; но когда он поцеловал ее, она внезапно ощутила сильнейшую потребность в чем-то более захватывающем.

Когда его язык властно проник в глубины ее рта, из груди девушки вырвался стон, и Джульетту окатило горячей волной желания. Пальцы ее впились в волосы Бью, она самозабвенно отвечала на его поцелуи, которые становились все настойчивее. Теперь ей уже было наплевать на нравственные принципы семейства Лоуэллов: они остались в каком-то другом, нереальном мире. Там же, где она находилась, не было времени, и поэтому бесполезно было спрашивать, как долго это тянется – минуты, часы, годы?

Наконец Бью поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Дьявольщина! Я люблю тебя всю, но особенно твои губы, – пробормотал он и снова поцеловал ее. – Я видел их в своих снах: ты выделывала ими такое, о чем сейчас наверняка даже слушать бы не стала.

Джульетта была не в силах говорить, мысли ее сбивались. Когда Бью снова опустил голову и приник к ее губам, она поняла, что окончательно пропала.

Тело ее обмякло, голова кружилась, в ушах стоял мелодичный звон.

Почувствовав, что Бью, чуть покусывая, всасывает в рот мочку ее уха, она чуть не задохнулась. Боже, какое блаженство!

До нее не сразу дошло, что в комнате звонит телефон. Подавив истерический смех, она шевельнулась в объятиях Бью, пытаясь высвободиться. Вот и мечтай теперь о романтическом уединении и неприкосновенности жилища!

Зубы Бью сильнее прикусили мочку ее уха.

– Черт с ним, пусть надрывается, не подходи, Бутончик.

– Прошу тебя, Бью! Я через минуту вернусь.

Ей совсем не хотелось разговаривать по телефону, не хотелось, чтобы Бью отпускал ее. Сейчас он прикажет ей никуда не ходить, они снова будут целоваться, и…

Но к удивлению Джульетты, Бью легко приподнял ее и спустил с колен.

– Постарайся побыстрее, – всего лишь коротко попросил он.

Ноги плохо слушались ее, но все же она заставила себя пересечь комнату и добраться до телефона. Как раз в это время он зазвонил снова, и Джульетта схватила трубку.

– Слушаю!

– Привет, дорогая, это Селеста. Вы уже пришли в себя после сегодняшнего происшествия?

– О, все в порядке, рука почти не болит, к тому же я приняла ванну…

Джульетта услышала за спиной какой-то шорох и обернулась. Позади, расстегивая рубашку, стоял Бью. Глаза его горели.

Трубка как-то сама собой выскользнула из задрожавших пальцев Джульетты. Она наклонилась за ней, не отрывая взгляда от обнаженного тела Бью. Плечи, грудь, руки его были покрыты рельефными мускулами, а то, что Джульетта принимала за летний загар, оказалось естественным смуглым цветом кожи. Темные волосы, вьющиеся на груди, суживающейся полоской уходили к пупку и исчезали под ремнем.

Осознав, что слишком откровенно рассматривает его, Джульетта торопливо отвернулась и, выпрямившись, снова поднесла трубку к уху.

– Простите, Селеста, повторите, пожалуйста, о чем вы только что говорили.

– Я сказала, что не так давно Лили видела сержанта Дюпре разгуливающим по коридору.

– Ах вот оно что… Да, действительно, Лили не ошиблась. Сержанту не нравится, что кто-то постоянно совершает покушения на мою жизнь, вот он и решил переехать в отель.

На другом конце провода наступило долгое молчание.

– Вы находите его решение правильным, дорогая? – раздался наконец голос Селесты.

Джульетта не отвечала. Опустив глаза, она с замиранием сердца наблюдала за тем, как длинные сильные пальцы развязывают поясок ее кимоно.

– Простите, что?

– Я спросила, считаете ли вы правильным решение сержанта?

– Я…

– Кто это? Опять Селеста? – Бью потерся шершавым подбородком о висок Джульетты, и от его теплого дыхания по ее телу побежали мурашки.

Сглотнув, Джульетта кивнула.

Поясок кимоно змейкой свернулся на полу. Бью распахнул кимоно и тихо сказал:

– Попрощайся с ней.

Под кимоно на Джульетте не было ничего, кроме черных шелковых кружевных трусиков. Бью начал властно гладить ее плоский живот, а Джульетта, ощущая исходящий от его ладони жар, завороженно следила за движениями большой смугчрй руки, так резко выделявшейся на фоне ее бледно-золотистой кожи.

Селеста все еще что-то бубнила ей в ухо, но с таким же успехом она могла говорить на суахили – Джульетте никак не удавалось сконцентрировать внимание на ее словах.

– Извините, я должна идти, – прохрипела она и положила трубку на рычаг.

Бью одобрительно кивнул и, целуя, сорвал с ее плеч кимоно. Не успело оно соскользнуть к ногам Джульетты, как он подхватил ее на руки и понес на широкую кровать в спальне.

– Мне следовало побриться, – сказал он, ложась рядом, и провел пальцем по ее подбородку.

Джульетта вдруг подумала, что ее лицо скоро будет выглядеть так, словно его натерли наждачной бумагой.

Плевать!

Она положила обе ладони на мускулистую грудь Бью. Его гладкие темные соски напоминали ей маленькие речные камушки, обкатанные водой. Когда она дотронулась до одного соска, то почувствовала, как он сразу же напрягся.

Взгляд Бью опустился к ее груди, и в этот миг Джульетте вдруг захотелось спрятаться под одеялом. Знать бы, что все так получится, надела бы бюстгальтер – в нем по крайней мере ей было бы сейчас более комфортно.

Она быстро прикрыла грудь ладонями.

– Нечего на них смотреть, они у меня слишком маленькие. – Джульетта уже знала, что Бью нравятся груди попышнее.

Бью тут же развел ее руки в стороны.

– Они под стать тебе, именно такие, какими должны быть; и еще они до того красивые, что у меня просто щемит сердце. – Заметив, как от его слов напряглись соски Джульетты, он сглотнул.

Лаская тело Джульетты, покрывая его поцелуями, Бью при этом изо всех сил старался не испугать ее своим натиском. Уже давно он не испытывал подобных ощущений. Его то бросало в жар, то ему казалось, что он замерзает. Сейчас Бью был похож на убийцу-вампира, который когда-то уже познал вкус крови, а теперь наметил новую жертву и с трудом держит себя в руках, чтобы немедленно не броситься на нее и не прокусить ей шею.

Нежные розовые соски манили его, притягивали, звали к поцелуям, и Бью, медленно прикоснувшись губами к одному из них, немного подразнил его языком. Джульетта выгнула спину дугой и тут же снова рухнула на кровать, как будто это был электрический разряд. Тогда Бью, подняв на нее глаза, снова поцеловал сосок, слегка прикусывая его.

– О Бьюрегард!

Из ее груди вырвался странный утробный стон. Джульетта стиснула зубы и прикрыла ладонью рот. И тут Бью, приподнявшись на локтях, лег на нее.

– Нет, Джульетта, нет. Не надо сдерживать себя. Мне приятно слышать тебя, приятно осознавать, что я доставляю тебе удовольствие.

Он поцеловал ее полные губы, и они так и остались немного приоткрытыми. За ними виднелся ряд безупречно ровных влажных зубов.

Не сводя с Бью затуманенных глаз, Джульетта взяла его палец в рот, втянула внутрь и принялась сосать.

Боже! Именно одну из таких фантазий представлял он себе с самого начала, именно это выделывала она своими сексуальными губами в его беспокойных снах!

Глухо застонав, Бью просунул палец глубже, наслаждаясь ласками нежного языка. Так продолжалось несколько долгих мучительно сладостных минут. Потом он осторожно вынул палец из ее рта, а Джульетта подняла длинные стройные ноги и опустила их ему на бедра.

– О Господи, Бью!

Он заглушил ее стон страстным поцелуем.

Джульетту захлестывали эмоции, которых она никогда прежде не испытывала. Руки Бью доставляли ей неописуемое блаженство, губы сводили с ума, лишали всякой возможности соображать; она еле могла дышать и вся была словно сгусток обнаженных нервов, словно некая планета, сошедшая с привычной орбиты и хаотически мечущаяся в пространстве.

Бью немного подался назад и сел на пятки, любуясь прелестной женщиной, лежавшей перед ним.

– Подожди, сладкая, полежи так еще немного, – пробормотал он низким голосом, таким хриплым, будто его горло было забито песком.

Но Джульетте нисколько не хотелось, чтобы он на нее смотрел. Она попыталась представить себя со стороны: ноги чересчур длинные, груди маленькие, как у девчонки, бедра узкие. Совсем не в его вкусе…

Впрочем, если судить по горящим черными углями глазам, которыми Бью оглядывал всю ее, ему вовсе не было противно. Пока Джульетта лихорадочно размышляла об этом, он нежно провел пальцем по ее шее, потом по ложбинке между грудей и, наконец, остановился на животе.

– У тебя кожа самая нежная на свете, – прошептал он, словно читая ее мысли, – а твои ноги – это просто фантастика!

Неужели он на самом деле думает так?

Палец Бью тем временем продолжил путешествие вниз и наконец, оттянув резинку, проник в черные шелковые трусики. Странный трепет пронзил Джульетту, она задохнулась, бедра ее снова поднялись, и она всем телом подалась к Бью.

– О Боже, я должен видеть тебя всю. Всю!

Трусики полетели на пол.

Джульетта вспыхнула до корней волос. Она еще никогда и ни перед кем не лежала так. Она попыталась сдвинуть ноги, но Бью не позволил ей сделать этого.

Джульетта приподнялась на локтях и беспомощно посмотрела на него.

– Послушай, Бью…

В порыве необъяснимой паники она задрала ногу и уперлась пяткой в его плечо, желая отодвинуть его от себя. Куда там! Он даже не шелохнулся и только произнес:

– Вот умница – понимаешь, что я хочу попробовать тебя на вкус и во всех позах.

Не обращая внимания на горящие щеки Джульетты, он взял ее ногу, поднес ко рту маленькую розовую пятку, провел по ней языком, затем по очереди поцеловал пальчики – от большого до мизинца.

– Ты хоть знаешь, какие у тебя восхитительные, сексуальные ноги, Бутончик? Я делаю все, чтобы тебе было хорошо… но и сам получаю безумное удовольствие. Пожалуйста, не сопротивляйся.

Однако ни о каком сопротивлении речь уже не шла. Джульетта даже помыслить не могла, что в жизни бывают столь острые ощущения. Глаза ее закрылись, из горла вылетали бессвязные звуки, ноги сами собой раздвинулись, давая доступ к самым интимным частям тела.

Бью ласкал ее без устали. Господи, какая женщина! А ее божественная фигура! Когда Бью увидел Джульетту впервые, то сразу решил, что ее фотографии вполне могли бы украшать обложки самых модных и дорогих журналов. Но тогда он даже не предполагал, насколько она сексуальна, чувственна, особенно в обнаженном виде.

И все же его удивляла степень собственного возбуждения. Признавать женщину красивой не грех, но Бью Дюпре всегда нравились опытные партнерши, которые уже все познали и сами могли его чему-нибудь научить; а теперь ему безумно захотелось стать учителем этой не искушенной в таинствах любви девушки.

– О, Бью, пожалуйста! – взмолилась Джульетта. Долго упрашивать ей не пришлось: терпение Бью и так было на пределе.

Однако войти в нее оказалось не так-то просто.

– Слушай, Бутончик, тебе уже случалось заниматься этим раньше? – спросил он.

– Да, – задыхающимся голосом ответила Джульетта, – но только не так.

Бью замер.

Неужели она девственница? Нет, только не это! Ему вовсе не улыбалось брать на себя такую ответственность. Помучившись еще немного, он приподнялся и с сожалением посмотрел на девушку.

– Знаешь, что я тебе скажу? Я не какой-нибудь первопроходец, чтобы прокладывать путь другим.

Джульетта расхохоталась. Брови Бью поползли вверх: он слишком редко слышал, как она смеется.

– Ты и не можешь стать первопроходцем, Бьюрегард, даже если бы сильно захотел, – пояснила она. – Другие уже были, правда, не так много. Следовательно, особо мучиться тебе не придется.

Джульетта сделала неуловимое движение бедрами, и Бью неожиданно для себя оказался в ней. Она охнула, глаза ее затуманились. Ей казалось, что с каждым новым толчком она умирает, а потом снова каким-то чудом воскресает. Судя по прерывистому дыханию Бью, он ощущал то же самое.

Через некоторое время в спальне раздался протяжный стон, возвещавший о том, что пика оба достигли одновременно.

Когда они наконец отдышались, Бью перекатился на бок. Никогда в жизни он не чувствовал такого удивительного счастья, такого полного удовлетворения.

И вдруг он понял, что ни разу за последние два часа даже не вспомнил о грозящей Джульетте опасности.

Глава 15

Селеста с безмятежным видом сидела в своем любимом кресле. Лили приготовила чудесный чай и восхитительное печенье, и сейчас Селеста лакомилась тем и другим, мило беседуя с Эдуардом о всяких пустяках. Однако внутри у нее все кипело от ярости.

Итак, Джульетта бросила трубку. Маленькая выскочка пригласила этого змееныша Дюпре в ее дом, а потом посмела выказать ей такое пренебрежение! Ну, это нахалке даром не пройдет, она получит свое, и очень скоро!

Сегодня крошка Астор Лоуэлл Не-клади-мне-палец-в-рот уже чуть не наложила от страха в штанишки. Селеста, можно сказать, проявила материнскую заботу, позвонила, чтобы выяснить, как она чувствует себя после случившегося, и вот какую получила за это благодарность. Правильно говорят люди: не делай добра тому, кто не способен оценить твое благородство. Ну ничего. В следующий раз, когда она будет целиться в сержанта, то не забудет и о мисс Астор Лоуэлл. И тогда уж она, будьте уверены, не промахнется.

Мерзавец Дюпре был сегодня в номере этой дряни – Селесту не проведешь, она ясно слышала, как он спрашивал, кто звонит, а потом приказал положить трубку. Значит, не такая уж мисс Лоуэлл щепетильная дама, какой прикидывается. Впрочем, чего еще ожидать от янки?

Разумеется, почтенная матрона не пропустила мимо ушей и раздраженные нотки в голосе ненавистного сержанта. Сколько раз она слышала подобное в речи мужа, пока не отучила его от этого дурного тона.

Словно догадавшись, что Селеста подумала о нем, Эдуард внезапно отставил свою чашку и поднялся из кресла.

– Я ненадолго выйду, дорогая, но ты можешь не ждать меня и отправляться спать.

«Нет, Останься!» – хотелось крикнуть Селесте, но она быстро взяла себя в руки.

– В такой час? – Она произнесла эти слова величественным тоном, заранее зная, что на мужа он подействует безотказно. – И куда это, разреши поинтересоваться, ты собрался?

«Ты знаешь куда, знаешь!» – упрямо билось в ее голове, но она решительно отмахнулась от гнусной подсказки. Ничего она не знает, абсолютно ничего!

– Да вот хочу заглянуть в клуб. – Со смущенной улыбкой Эдуард посмотрел на супругу. – Понимаешь, мне не терпится увидеть Ива Монтегю: у него есть какая-то потрясающая маска, и он хочет показать ее мне. Говорит, что она может занять почетное место в моей коллекции.

– Эдуард, ты ведешь себя как мальчишка! Неужели вашу встречу нельзя отложить до завтра? Лучше останься дома, сейчас уже поздно.

– Ты права, дорогая, но Ив сказал, что, возможно, завтра его не будет в клубе. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Не волнуйся, любимая, я долго не задержусь.

Застыв в кресле, Селеста проводила мужа недобрым взглядом. Она боялась не то что пошевелиться – даже моргнуть, чтобы не дать взорваться скопившимся эмоциям. Лишь через некоторое время ей удалось подняться, чтобы поставить посуду на поднос.

Думая о своем, она уставилась на тонкое фарфоровое блюдечко, с которого машинально смахивала крошки от печенья, и вдруг, размахнувшись изо всей силы, швырнула его в стену. Осколки, голубые с золотом, полетели на пол. Во всем виновата эта мерзкая Джульетта со своим дорогим папочкой! Сидели бы у себя дома и не лезли в чужую жизнь. С давних пор род Хэйнесов жил в этом доме и прекрасно справлялся с его содержанием, так нет же, Лоуэллам понадобилось не только узурпировать поместье, но еще и устроить здесь отель. Из-за этого положение Селесты и Эдуарда в обществе сильно пошатнулось.

Черт бы побрал эту маленькую пакостницу!

И все же она так просто не сдастся – не такие они, Батлеры. Селеста перевела дыхание и дернула шнурок вызова прислуги, свисающий со стены. Сейчас придет Лили и уберет мусор.

* * *

Бью, подперев ладонью щеку, с изумлением смотрел на лежащую рядом Джульетту. Только что она стонала под ним от наслаждения и вдруг – бац! – отключилась. Обычно такое свойственно мужчинам, но чтобы молодая женщина заснула в момент, когда их страсть достигла наивысшего напряжения…

Впрочем, у его любовницы сегодня выдался тяжелый день. Бью склонился над Джульеттой и осторожно отвел со лба влажную прядь волос. Лицо ее до сих пор пылало. Черт, надо было все-таки побриться, а то вон как натер нежную кожу.

Неожиданно он громко фыркнул. Подумаешь, кожа! Днем ему довелось совершить кое-что похуже – тогда он грубо швырнул ее на землю, а сейчас был так нетерпелив, что забыл о средствах предохранения.

Прежде Бью всегда заботился о своих партнершах. Отец постоянно твердил о необходимости предохраняться, чтобы не думать о возможных последствиях, но на этот раз советы родителя напрочь вылетели у него из головы. И все же ему совсем не хотелось именно сегодня продолжить род Дюпре.

Неужели может случиться такое, что в Джульетте начнет зреть его семя? – размышлял Бью, разглядывая лицо сладко спящей девушки. Ему вообще нельзя было вступать с ней в столь близкие отношения, не будучи в состоянии держать себя в руках. Но Боже, как это было прекрасно!

Бью прошелся взглядом по чудесным волосам, разметавшимся по подушке, по нежному изгибу шеи и груди, по опухшим от поцелуев губам и почувствовал, как где-то в глубинах его подсознания поднимается протест.

Он уже составил для себя планы на ближайшие три-четыре года, и Джульетта Роуз Лоуэлл в них определенно не входила. В городе полным-полно хорошеньких женщин, которые мигом прибегут, стоит ему только свистнуть – так какого же черта он связался с этой гордой северной принцессой? Пусть у нее огромные глаза и длинные стройные ноги, пусть она великолепна в постели, ему следует держаться от нее подальше, а это значит – пора выбраться из кровати и отправиться к себе.

Бью уже собрался, не откладывая, осуществить свое намерение, как вдруг Джульетта, что-то промычав, свернулась калачиком и придвинулась к нему. Голова ее легла ему на грудь, а колени уперлись в предмет его мужской гордости.

Дьявольщина! Он попробовал отодвинуться, но Джульетта лишь теснее прижалась к нему. Теперь она полностью завладела Бью: ее нога находилась на его бедре, а голова уютно устроилась в ложбинке между шеей и плечом. Удовлетворенно вздохнув, она еще немного повозилась и замерла.

Бью с чувством безнадежности посмотрел на нее. Теперь ему уже не уйти – не может он применить силу! Что ж, придется остаться сегодня на ночь, иного выбора нет. Зато, как только наступит утро, он постарается сделать так, чтобы они оба вернулись к прежним отношениям.

* * *

Джульетту разбудили глухие ритмичные удары. Зевнув, она открыла глаза, но сперва совершенно ничего не увидела из-за разметавшихся по лицу волос. Сдунув мешающий смотреть локон, она на секунду зажмурилась, ослепленная ярким лунным светом, который, пробиваясь сквозь жалюзи, рисовал на кровати черно-белые полосы. Но почему ей так жарко? И тут внезапно она все вспомнила.

Он лежал на спине, а она обхватила его так, что их руки и ноги переплелись. Джульетта затаила дыхание, стараясь разобраться в потоке чувств, нахлынувших на нее. Ей было хорошо и… немного стыдно. Хотя чего ей стыдиться? Того, что она оказалась настоящей женщиной, о чем до появления в ее жизни Дюпре даже не подозревала?

Впрочем, если быть до конца честной, всеми восторгами этой ночи она была обязана своему пылкому любовнику, а сама просто наслаждалась и получала удовольствие. Однако, временами приходя в себя, по лицу Бью она видела, что ему тоже хорошо и его отнюдь не раздражает ее неопытность.

С величайшей осторожностью потянув простыню на себя, Джульетта тут же замерла, но, слава Богу, Бью не проснулся. Как же прекрасно он сложен, какие мощные у него мышцы, крепкие бедра, длинные ровные ноги! С замиранием сердца она положила ладонь на его плоский живот, миллиметр за миллиметром продвигаясь к тому месту, которое влекло ее больше всего. Ей надо было немедленно остановиться, но как раз вот этого-то она и не могла сделать.

Бью издал какой-то хриплый звук, и Джульетта немедленно подняла голову. Рука ее непроизвольно сжалась. Приоткрыв глаза, Бью туманным взором посмотрел на нее.

– О Джульетта! – простонал он. – Иди ко мне.

Только этого она и ждала – для нее ничего не могло быть слаще, чем вернуться в его объятия. И то, что произошло дальше, было еще прекраснее, чем накануне.

– Мне очень понравилось, – призналась Джульетта, когда вновь обрела возможность говорить, – очень!

Бью удовлетворенно рассмеялся и посмотрел ей в глаза:

– Поверь, милая, мне тоже. Не знаю, как выразить это словами, поэтому Лучше докажу еще раз.

– О, так скоро?

Но не успел он закрыть поцелуем ее рот, как раздался телефонный звонок.

Оторвавшись от нее, Бью прищурился:

– Подойдешь?

Джульетта резко замотала головой:

– Сейчас ночь, и… – Прикусив губу, она смущенно посмотрела на Бью. – Прости, но моя бабушка с годами приобрела привычку вставать по ночам. Вдруг у нее что-нибудь случилось?

– Понимаю. А у меня есть сестры…

– Не дай Бог, что-то срочное, – со вздохом проговорила Джульетта и приподнялась на подушках.

Бью тоже вздохнул. Туалетный столик, на котором стоял телефон, находился с его стороны. Он взял трубку и протянул ее Джульетте.

– Алло, я слушаю. – Голос ее прозвучал так спокойно, словно она находилась в своем офисе, и в окно светила не луна, а яркое солнце. Неожиданно она нахмурилась. – Да, он здесь, подождите минуту. – Передав трубку Бью, Джульетта обернула вокруг себя простыню и выбралась из кровати.

Бью вопросительно взглянул на нее и поднес трубку к уху.

– Дюпре на проводе. Будет лучше, если новости окажутся хорошими.

– Извини, дружище, – услышал он голос Люка, – я звонил тебе по мобильнику, но там, видно, сели батарейки.

Как же, сели! Мобильный телефон остался в его штанах, которые сейчас валялись в соседней комнате, но об этом Люку знать совсем не обязательно.

– Что-то случилось?

– Я подумал, тебя это заинтересует. Со мной только что связался Беттенкорт; он говорит, что на горизонте снова замаячил Охотник за трусами. Похоже, напарник, у нас появилась очередная жертва.

Глава 16

Роксанну разбудил громкий стук в дверь. С трудом разлепив глаза, она взяла со столика часы и посмотрела на циферблат. Четыре пятнадцать. Однако! Кому она понадобилась в столь ранний час?

Выбравшись из кровати, девушка направилась к двери, откуда уже доносился басовитый голос сержанта Дюпре:

– Пожалуйста, не спорь со мной, Бутончик: либо ты подчинишься, либо тебе придется довольствоваться обществом милейшей Селесты Хэйнес. Иного выбора у тебя нет, ясно?

Ухмыляясь и машинально поправляя волосы, Роксанна наблюдала за тем, как Бью бесцеремонно впихивает Джульетту в комнату.

– Приветствую, мисс Дэйвис. Могу я сразу попросить вас о небольшом одолжении?

– Без проблем.

– Тогда заприте дверь и никого не впускайте. Джульетта побудет тут до моего возвращения. Внизу дежурит офицер, а я постараюсь не задерживаться. – Бросив многозначительный взгляд на свою подопечную, Бью быстро вышел.

Заперев дверь, Роксанна повернулась к хозяйке.

– М-да… – протянула она. – Не мешает посоветовать душке-сержанту почаще бриться.

Джульетта осторожно потрогала щеки.

– Не думаю, что это что-нибудь даст. У него борода растет буквально на глазах. – Она улыбнулась. – Одна женщина в баре сказала мне, что он еще в шестом классе ходил с такой же щетиной.

– Знаешь, тебе нужно всегда иметь под рукой бутылочку со снятым молоком – оно отлично помогает!

– Снятое молоко? – удивилась Джульетта.

– Уж поверь, первейшее средство! – заверила ее Роксанна. – К сожалению, сейчас его у меня нет, но в ванной найдется баночка великолепного крема на кортизоне. Пойдем, попробуем? Ты должна привести себя в божеский вид прежде, чем вернется наш бравый страж порядка.

* * *

Узнав о том, что Охотник за трусами вписал в свой послужной список еще один мерзкий подвиг, Бью разозлился. Пора мерзавцу получить по заслугам, мрачно думал он, сидя за рулем «Козочки». Машина остановилась на светофоре, и, когда зажегся зеленый, Бью с остервенением рванул ее с места.

Очередная жертва Охотника проживала в одном из самых злачных мест Французского квартала, на втором этаже бара для «голубых». Оставив машину на улице, Бью прошел через двор и по узкой лестнице поднялся наверх. Не требовалось особых способностей, чтобы определить, какая именно квартира принадлежит потерпевшей: дверь ее была распахнута настежь и свет, лившийся из помещения, освещал лестничную площадку. Внутри возбужденно разговаривали сразу несколько человек.

Войдя внутрь, детектив обнаружил трудившегося на месте происшествия эксперта-криминалиста – должно быть, из новеньких, раньше Бью его не встречал, – а также инспектора Беттенкорта из их участка, крашеную блондинку в накинутом на голое тело халате и еще седовласую негритянку, которая, сидя на обшарпанной кушетке, успокаивала блондинку, похлопывая ее по руке.

Когда появился Бью, эксперт, снимавший отпечатки пальцев с дверной ручки, поднял голубые глаза и уставился на него с выражением «какого-черта-тут-шля-ются-посторонние». Но увидев полицейский значок, который Бью прицепил еще в машине, он тут же успокоился и снова вернулся к прерванному занятию.

Бью подошел к кушетке.

– Доброе утро, Дюпре, – приветствовал его Беттенкорт.

– Здорово. Не возражаешь, если я поприсутствую?

– Конечно, нет. Знакомься – Ширли Янк, а это ее соседка Эрнестина Бете. Мисс Янк, это сержант Дюпре, ему уже доводилось вести дела о нападении на женщин, и…

Блондинка свирепо уставилась на Бью.

– Так это вы, значит, никак не можете поймать этого гада? Советую поторопиться, иначе я доберусь до него первой, скручу к чертовой матери голову, а задницу натяну на уши. Вам понятно?

– Ладно, Ширли, – вмешалась негритянка, – успокойся. Его непременно схватят и упрячут в кутузку.

– Как же, успокойся! Плевать, что эта вежливая сволочь заставила меня раздеваться перед ним – мне не впервой, но в довершение ко всему подонок спер мои новехонькие трусики! Я их заказала по каталогу и получила только в понедельник, даже толком поносить не успела. – Она повернулась к полицейским:

– Клянусь, я ему пасть порву, дайте мне только до него добраться. Вот что б мне лопнуть, что б провалиться на этом месте, если я вру! А полицию на помощь звать не буду, от вас все равно никакого проку.

Бью присел перед кушеткой на корточки и, не обращая внимания на враждебный тон проститутки, спросил:

– Вы назвали его вежливым. Почему?

– Этот подонок обращался ко мне так, будто мы с ним находимся на какой-нибудь вечеринке: «мисс» да «мисс», и еще «Передайте мне, пожалуйста, свои очаровательные трусики»! – Ширли с отвращением сплюнула. – Он не из нашего района, чем угодно клянусь, и к тому же плюгавый – соплей перешибешь! Если бы он не размахивал своим дурацким револьвером, так бы я и рассталась со своими трусиками – взяла бы за шиворот, да и вышвырнула его в окно!

– А какого цвета у него были волосы?

– Откуда мне знать? На нем была карнавальная маска, а она закрывает всю голову, если вы понимаете, о чем я говорю. Вот нос его я запомнила: огромный и такой крючковатый, на птичий клюв смахивает. О глазах меня тоже не спрашивайте, я их не видела. Чертов паршивец!

Бью потребовалось совсем немного времени, чтобы закончить допрос. В конце концов он понял, что новыми сведениями о преступнике здесь не разживешься: о его росте и карнавальной маске он и так уже давно все знал. Правда, насчет манеры извращенца культурно разговаривать – это уже что-то новенькое. Надо будет порасспросить Джози о том, как он с ней обращался.

Когда Бью вышел на улицу, туман с реки окутал его с ног до головы. Детектив сунул руки в карманы и принялся вспоминать события минувшего дня, размышляя о том, что предпринять дальше. Потом он достал ключи и решительными шагами направился к машине.

* * *

Джози Ли по-кошачьи потянулась и игриво потерлась грудью об обнаженную спину Люка.

– Ну что, – промурлыкала она. – Как ощущения?

Люк оглянулся на нее и довольно ухмыльнулся:

– Отличные, таких у меня давно не было. Только вот поспать нам с тобой, похоже, не удалось, а?

Джози улыбнулась в ответ:

– А ты, конечно, любишь хорошенько поспать, не так ли?

– Естественно, это же самое милое дело для полицейского. – Кивнув, Люк втянул носом воздух и предложил:

– По-моему, неплохо бы позавтракать, как считаешь?

– Я буду только кофе. – Джози встала и поправила халат, а потом поставила на плиту сковородку и кофейник.

– Хорошенькое дело-кофе! Негоже начинать день без плотного завтрака, – проворчал Люк. Однако тон его стал заметно мягче, когда он оглядел ее с ног до головы. – Знаешь, ты выглядишь на тысячу баксов! – Он притянул ее к себе.

Но только Люк успел ткнуться носом в упругую грудь Джози Ли, как на пороге кухни возник Бью.

На секунду все трое замерли на месте, и тут же Бью, опомнившийся первым, зарычал и шагнул к столу. Люк изготовился к обороне.

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, но… – начал он, глядя в глаза напарника.

Тяжелый кулак Дюпре с силой заткнул ему рот.

Джози громко завизжала. Слетев со стола, Люк стукнулся спиной о стену и тыльной стороной ладони стер струйку крови.

– Вот черт! – пробормотал он и шагнул вперед, явно намереваясь дать сдачи.

Однако в эту секунду Джози, успевшая схватить сковородку, изо всех сил ударила ею брата по ягодицам. Бью взвыл и рывком повернулся к девушке:

– Свихнулась, что ли, Джози?

Она снова размахнулась и ткнула его сковородкой в живот.

– Ты ударил его! – завизжала она. – Держи свои руки подальше от Люка, Бьюрегард Батлер Дюпре, иначе пожалеешь, что родился на свет.

Увидев, что Джози снова собирается пустить в ход сковородку, Люк уже не на шутку испугался за своего напарника. Он едва успел обхватить девушку сзади и отвести ее руку в сторону.

– Господи, Джози Ли, да ты совсем обалдела! Сковорода же горячая! – Бью задрал рубашку и уставился на большое, уже начинавшее краснеть, пятно на животе.

– Так тебе больно? Я очень рада. Не смей размахивать здесь кулаками, не смей обращаться со мной, как с двенадцатилетней девчонкой! Неужели ты совсем ничего не понимаешь, Бьюрегард? Неужели ты такой тупой? – Высвободив одну руку, Джози величественным жестом указала на дверь. – Ты здесь лишний, и я требую, чтобы ты немедленно ушел!

Бью, приоткрыв рот, с недоумением разглядывал Люка, словно видел его в первый раз в жизни. Затем глаза детектива угрожающе сузились.

– Не думай, что на этом наш разговор закончен, приятель. Продолжим его, когда девчонка остынет, а заодно и ее сковородка.

Он резко повернулся и вышел из кухни, а Люк, освободив Джози из плена, осторожно вытащил из сжатых пальцев девушки ее оружие и не глядя поставил на стол.

– Спасибо, малютка, ты спасла мне жизнь. – Он погладил Джози по щеке. – И не забудь постоянно напоминать мне, чтобы я впредь не вздумал ругаться с тобой на кухне, хорошо?

* * *

Бью был вне себя от ярости. Он буквально сходил с ума, и от этого даже проскочил несколько перекрестков на красный свет. Дорога до «Гарден Краун» заняла полчаса, но успокоиться ему так и не удалось.

У дверей отеля он выбрался из машины и обошел здание кругом. Молодой полицейский расхаживал у входа и, заметив Бью, отрапортовал, что никто из посторонних в отель не заходил, а все остальные двери надежно заперты.

Бью мрачно кивнул и прошел в отведенную для него комнату. Сейчас ему нужно уладить профессиональные дела, а семейными разборками можно заняться позже.

Он быстро принял освежающий душ, побрился и переоделся. Прежде всего надо обнаружить и схватить покушавшегося на Джульетту, при этом с ней самой он обязан держаться предельно нейтрально. Ну а Джози Ли пока подождет.

Но что бы он ни делал, один вопрос мучил его постоянно: неужели Люк, верный товарищ, которому он всегда привык доверять, завел шашни с его младшей сестрой? Невероятно! Бью просто распирало от злости.

Подойдя к номеру Роксанны, он уже было размахнулся, чтобы открыть дверь кулаком, но вспомнил про Джульетту и аккуратно постучал.

– Кто здесь? – через минуту услышал он голос Роксанны.

– Это Дюпре. Откройте.

Дверь распахнулась. Роксанна стояла перед ним, сонно потирая глаза.

– Доброе утро, сержант. А я тут немного прикорнула…

– Все в порядке, мисс, я только что пришел. Джульетта все еще у вас?

– Конечно. Входите.

Оставив дверь открытой, она провела Бью в гостиную, а сама исчезла в спальне. Бью слышал, как оттуда она прошла в ванную, громко окликая Джульетту, а потом снова направилась в гостиную.

На побледневших щеках Роксанны яркой россыпью проступили веснушки.

– Ее нигде нет!

Бью выругался и выбежал из номера, Роксанна бросилась за ним. Через пару секунд они уже были у апартаментов Джульетты. Забыв о церемониях, Бью изо всех сил забарабанил в дверь.

– У вас есть ключ от этого номера?

– Нет. – Роксанна отрицательно покачала головой.

– Черт! – Бью отошел к противоположной стене, намереваясь высадить дверь плечом, но тут дверь открылась сама. Джульетта стояла на пороге в своем традиционном кимоно, на ее шее блестели капельки воды, ноги были босы, а на мокрых волосах она соорудила нечто вроде тюрбана из белого махрового полотенца. Безмятежно взглянув в лицо детектива, она удивленно вскинула брови.

– Бью? Что-нибудь случилось?

– Случилось? – Он надвинулся на нее грудью и буквально впихнул в номер, не слишком вежливо закрыв дверь перед самым носом Роксанны. – Как ты догадалась?

Джульетта испуганно попятилась.

– Ну, не знаю. У тебя такой вид…

– И что же, все богатенькие девочки такие проницательные? – с плохо скрываемой злостью поинтересовался Бью.

Джульетта выпрямилась, вздернула подбородок и смерила его взглядом, к которому Бью уже успел привыкнуть и который называл «ты-не-стоишь-пыли-под-моими-ногами». Это должно было только подлить масла в огонь, но все же Бью с невероятным усилием сумел обуздать свой гнев.

– Разве я не говорил тебе, чтобы ты сидела у Роксанны и ждала меня? – вкрадчиво спросил он.

Джульета продолжала высокомерно смотреть на него, что окончательно вывело Бью из себя, однако голос его оставался по-прежнему спокойным.

– В чем дело, Бутончик? Неужели ты думаешь, будто я отдаю приказы исключительно ради удовольствия услышать собственный голос? На тебя было совершено два покушения, и, если я прошу тебя оставаться в определенном месте, значит, у меня есть на то достаточно веские основания.

– Я только хотела принять душ…

– А разве у Роксанны душ вышел из строя?

– Я хотела принять душ в своем номере.

– Ну вот теперь все ясно. Если я не ошибаюсь, ты решила рискнуть жизнью, потому что бабушка приучила тебя не пользоваться чужим мылом? Так?

По тому, как порозовело лицо Джульетты, Дюпре понял, что попал в яблочко.

– Ради Бога, прекрати! Я была очень осторожна: выходя от Роксанны, сто раз оглянулась, а войдя к себе, сразу же заперла дверь.

– А если бы кто-нибудь уже успел забраться в твой номер, пока ты отсутствовала, что бы ты тогда сделала? Заставила его замереть на месте при виде твоих безукоризненных манер?

Джульетта сделала шаг в сторону.

– Я умею постоять за себя!

– Конечно, ты же у нас храбрая девочка, с тобой не забалуешь! – Бью снова начал надвигаться на нее, стараясь не прислушиваться к внутреннему голосу, который подсказывал, что степень ее вины не соответствует степени его гнева. – Ну а если бы он был вооружен? Об этом ты не подумала?

Джульетта продолжала пятиться, пока не уперлась в стену, и Бью, положив ладони по обе стороны ее лица, склонился над ней. В глазах ее на какую-то долю секунды промелькнул страх, и почему-то это было ему приятно.

– Давай на минуту представим, что я и есть тот, кто на тебя покушался, – продолжил он. – Как видишь, мне не стоило никакого труда загнать тебя в угол, не так ли, дорогая? – Его палец прошелся по ее шее и проник за ворот кимоно. – А если бы ему, как мне, удалось вот таким манером припереть тебя к стене, и рядом никого не оказалось, он мог бы сотворить такое…

Грудь Джульетты вздымалась под тонкой материей, но глаза ее смотрели твердо.

– Никто ничего со мной не сотворил, Бью. Припереть меня к стене способен только ты, а тебя я не боюсь.

– Напрасно, Бутончик, напрасно. – Он распахнул ее кимоно. – Тебе следует меня опасаться.

Рука Бью сомкнулась вокруг ее груди, а рот впился в полные, зовущие губы, и в тот же миг все обещания, данные накануне, были забыты. Теперь он ощущал жар ее тела, вкус чудесных губ, чувствовал, как нежная, тонкая ладонь вцепилась в его волосы, а потом спустилась вниз, к молнии на брюках.

– Подожди, – выдохнула Джульетта, когда он приподнял ее своими сильными руками. – На этот раз мы должны предохраняться.

Бью замер, дыхание его с хрипом рвалось из груди.

– Но… у меня ничего с собой нет. Пожалуйста, дорогая, я буду очень осторожен, клянусь…

– У тебя нет, зато у меня есть. Да не смотри ты так, этим со мной поделилась Роксанна. Сказала, что мне может понадобиться скорее, чем ей.

– Где это лежит? – Бью сбросил застрявшие на ногах штаны. Когда она ткнула пальцем в сторону туалетного столика, он пулей сорвался с места.

Никогда в жизни Бью не бегал с такой скоростью. Схватив маленький пакетик, он в два прыжка снова оказался возле Джульетты, а потом и в ней самой.

Бью весь горел от нетерпения. Нет, так дело не пойдет, все кончится слишком быстро. Тогда он замедлил темп, наслаждаясь ее податливым телом и одновременно понимая, что опять совершает безумный поступок. Однако сейчас он ни о чем не сожалел.

Тихонько постанывая, Джульетта обеими руками обхватила лицо Бью.

– О Боже, какие у тебя гладкие щеки! Я и не думала, что они могут быть такими приятными на ощупь…

Закончить фразу ей не удалось. Движения Бью стали быстрее, и она затрепетала от чувственного волнения, отдаваясь сумасшедшему ритму, поднимающему ее на вершину блаженства. Уже через несколько минут оба достигли пика, и Бью безвольно опустился на корточки, будто из него внезапно вытащили все косточки, а Джульетта уселась сверху, обнимая его за вспотевшую шею. Полотенце, из которого она сделала тюрбан, давным-давно упало на пол, мокрые волосы беспорядочно разметались по плечам.

– Бью, это было прекрасно! – Джульетта смутилась и опустила глаза. – Неужели это я и вот так просто признаюсь тебе в этом? Даже не верится.

Ему и самому верилось с трудом.

– Тебе нравится заниматься со мной сексом?

Она неопределенно пожала плечами.

– Может, да, может, нет. Я поняла главное: ты гораздо опытнее меня. Да, и вот еще что: учитывая твою склонность забывать о пользе презервативов, я бы хотела посмотреть на справку о состоянии твоего здоровья.

Глава 17

Господи, кто дергал ее за язык?

Вытаращив глаза от изумления, Бью пару секунд смотрел на нее, а потом откинулся назад и разразился неудержимым хохотом. Потом он снова притянул ее к себе.

– Прости… – все еще задыхаясь, проговорил Бью, – ужасно смешно… Справка о состоянии здоровья… Ой, не могу!

– Очень рада, что развеселила тебя, – сухо сказала Джульетта. – Насчет справки, надеюсь, я и сама от души посмеюсь вместе с тобой по пути в клинику. Надеюсь, тебе нечего скрывать.

– Нет, дорогая. – Бью провел пальцами по взъерошенным волосам. – Клянусь, я чист, как новорожденное дитя. Честно говоря, мне неприятно признаваться тебе кое в чем, потому что моя репутация сексуального гиганта – а ты ведь именно так думаешь обо мне – может от этого пострадать. Правда состоит в том, Бутончик, что последние десять лет я был так озабочен воспитанием сестер, что о занятиях любовью мне на время пришлось забыть. – Он погладил ее по обнаженному бедру. – Ну, было, конечно, несколько случаев, но я всегда пользовался презервативами. Ты единственная женщина, с которой я почему-то о них забываю.

Однако подобное объяснение только еще больше разозлило Джульетту. Неужели он считает ее такой легковерной идиоткой?

– У меня что, на лбу написано «мисс Доверчивость»? Я, конечно, не очень опытна в любви, но мне уже довелось видеть тебя в деле. – Она понизила голос, чтобы скопировать Бью, и вкрадчивым тоном произнесла:

– «Ты единственная женщина…» Не дури мне голову, Бьюрегард. Я действительно неопытна, но кретинкой меня еще никто не называл.

– Прелестный Бутончик, все, о чем я сейчас рассказал, истинная правда. Ну хочешь, позвони моим сестрам или Люку… – Тут Бью запнулся, и лицо его омрачилось.

– В чем дело? – подозрительно прищурилась Джульетта.

– Пожалуй, Люку звонить не стоит: в данную минуту он немного занят: трахает мою младшую сестру.

– Прости, что он делает? – Джульетта изумленно взглянула на него.

– Сегодня утром по пути сюда я заглянул домой и нашел Джози и Люка в… скажем так, в достаточно двусмысленной позе.

Джульетта почувствовала, как тело Бью напряглось.

– И что в этом плохого?

– Джози – моя младшая сестра!

– Но она давно не ребенок. Как я понимаю, ей уже больше двадцати, правильно?

– Двадцать два. – Бью пожал плечами. Он начал понемногу успокаиваться, но в глазах его все еще стояла боль.

Так вот оно что! Оказывается, этот мужественный, немного грубоватый полицейский вовсе не неуязвим. Сердце Джульетты сжалось от предчувствия надвигающейся опасности: она все сильнее влюблялась в него.

– Ты подозреваешь, что Люк… принудил Джози Ли?

Ничего не ответив, Бью подхватил Джульетту на руки и быстро поднялся. От неожиданности она издала тоненький писк, как девчонка, испугавшаяся мыши, и крепко уцепилась ногами за его бедра. Подойдя к креслу, Бью опустился в него и, усадив Джульетту к себе на колени, словно она и впрямь была ребенком, невозмутимо начал поглаживать ее груди.

– Нет, – покачал Он головой, – я готов поспорить на месячное жалованье, что он ее не принуждал. Но когда я ему врезал, Джози накинулась на меня как дикая кошка и огрела горячей сковородой.

– Так ты его ударил?

Бью уставился на нее, словно она ляпнула несусветную глупость.

– Естественно, а как же еще я должен был поступить? Ты что, не слушаешь меня? Представь, я вхожу – и какое же зрелище застаю на кухне? Мой напарник, практически голый, целует грудь моей младшей сестры! Что бы сделал на моем месте любой старший брат? Естественно, подрихтовал ему физиономию. – Бью задрал рубашку. – Вот, любуйся: так она отплатила мне за мою заботу!

На гладком животе Бью отчетливо выделялось красное пятно, но не оно привлекло внимание Джульетты. Кроме рубашки, на нем ничего не было, и это снова начало ее заводить. Вспыхнув, она быстро запахнула кимоно на груди и затянула его пояском.

Проследив за ее взглядом, Бью отогнул одну полу ее одеяния и заодно прикрыл свою наготу.

– Так лучше? – спросил он. – Никто не сможет упрекнуть Бью Дюпре в незнании того, как следует вести себя после совокупления. Этикет нам тоже известен.

– О Боже! – воскликнула Джульетта. – Неужели и на это существуют какие-то правила? И как бабушка упустила включить их в список обязательной литературы…

Появившаяся на губах Бью усмешка тут же исчезла.

– Так что все-таки мне делать с Джози? Просто ума не приложу. Может, ты подскажешь, Джульетта? Кажется, я скоро рехнусь от всего этого.

– Прежде всего перестань думать, что для нас с тобой заниматься любовью вполне естественно, а твоя давно уже повзрослевшая сестра, которая сама сделала свой выбор, должна всю жизнь оставаться целомудренной девственницей.

Зная, как Бью относится к сестре, Джульетта заранее приготовилась к отпору. И тут он ее удивил:

– Черт возьми, Джульетта, может, ты и права. Видишь, умом я понимаю это, но как только вспомню всю картину, мне больше всего хочется раскроить Люку его смазливую физиономию, а Джози посадить под замок до того времени, когда ей исполнится тридцать. – Бью сморщился и сжал виски ладонями, словно вдруг ощутил приступ головной боли. – Джози было всего двенадцать, когда погибли мама и отец. Совсем еще малышка. Из нас четверых она тяжелее всего переживала потерю. Ну, ты сама понимаешь, девочки в таком возрасте очень нуждаются в родительской любви. Она могла полагаться только на меня, а мне и самому тогда исполнилось всего лишь двадцать четыре года. С тех пор я постоянно чувствую свою ответственность перед ней и даже какую-то вину. Черт, ведь я даже не смог защитить ее от этого мерзавца – Охотника за трусами! Джози твердит, что встреча с ним не доставила ей хлопот, но я-то знаю, что она просто-напросто старается не падать духом. – Бью нахмурился. – И вот сегодня я застал ее с Люком!

– Не переживай, Бью, все уладится.

Он сжал ладонью ее бедро.

– Так-то оно такого надо же и меня понять. Бог мой, Джульетта, да она выставила меня из моего собственного дома! А почему? Только потому что я ударил Люка – этого предателя.

– Теперь мне все понятно: ты боишься момента расставания.

– Чего я боюсь?

– Твоя малышка подросла и вот-вот выпорхнет из гнезда; тогда она будет целиком и полностью зависеть не от тебя, а от другого мужчины – своего избранника. Вот это-то и угнетает тебя. – Джульетта провела пальцами по его гладко выбритой щеке. – У нее впереди большая жизнь. Расставание действительно неизбежно и в какой-то степени даже прекрасно. В конце концов, не в разных же городах вы будете жить.

– Ну это ты уже не туда заехала, дорогуша. Я жду не дождусь, когда она уберется из моего дома, просто дни считаю. – Бью откинул вторую полу кимоно и долгим взглядом посмотрел на ее обнаженное тело. – Прекрасно, говоришь? Давай сюда подарок Роксанны, и я покажу тебе, что такое «прекрасно»!

* * *

Оставив Джульетту в кровати, Бью по привычке ногой распахнул дверь ванной и уставился на свое отражение в зеркале.

Что же происходит, почему его жизнь катится под откос? Только что он был уверен, будто твердо стоит обеими ногами на земле, и вот опять оказался словно в бассейне с аллигаторами.

Совсем недавно ему казалось, что все проблемы с женщинами остались для него позади, и отныне его единственная трудность состояла в том, как выбрать ту из них, которую он пожелает пригласить для жаркой ночи любви, а теперь вот тебе на! Ему придется разбираться сразу с двумя: с красоткой с севера и с собственной сестрицей, вздумавшей распустить руки и впервые в жизни ударить его.

Дьявольщина!

Бью пустил холодную воду. Выход прост: надо с головой погрузиться в работу. Так поступают все нормальные мужики, когда на них наваливается сразу куча проблем.

Он подставил лицо под струю воды, потом завернул кран и вытерся махровым полотенцем. Честно признаться, в последнюю неделю он совсем забыл о своих непосредственных обязанностях. Этому пора положить конец. Хватит охранять своенравную красотку; он, черт побери, полицейский, вот и должен возвратиться к тому, что предписано ему службой.

Когда Бью вошел в спальню, Джульетта сидела на кровати спиной к нему и, наклонившись, шарила ладонью по полу, словно что-то искала. Затем она поднялась, стянула с кровати простыню и обернула ее вокруг себя. На щеках ее заиграл слабый румянец.

– Зачем прятать от меня то, что я уже не раз видел, ангелочек?

Джульетта поджала губы.

– Дело в том, Бьюрегард, что не все люди, подобно тебе, чувствуют себя комфортно без одежды.

Он посмотрел вниз и понял, что именно, сам того не желая, выставляет напоказ.

– Моя одежда в другой комнате, Бутончик. Хочешь, чтобы я надел ее?

– Только в том случае, если у тебя сегодня какие-нибудь очень неотложные дела в городе.

Не в бровь, а в глаз. Бью пошел в гостиную и отыскал свои штаны. Когда он уже застегивал молнию, в дверях появилась Джульетта.

– Что ты искала там, на полу? – поинтересовался он.

– Мои трусики.

Бью улыбнулся:

– Когда я пришел, на тебе под кимоно ничего не было, ангелок.

– Да, теперь и я припоминаю.

Черт, как же она хороша! Бью захотелось немедленно сорвать с нее простыню, повалить на кровать и целовать, целовать…

Вместо этого он надел ботинки и выпрямился.

– Думаю, тебе тоже не мешает одеться. У меня есть предложение.

Джульетта изогнула изящную бровь, будто говоря: «Могу представить, что это за предложение!» – но спорить все же не стала. Повернувшись, она исчезла в спальне.

Через десять минут в комнату вошла прежняя мисс Астор Лоуэлл – безупречная и неприступная: блестящие волосы ее были собраны в строгий пучок, легкое платье в мелкий цветочек скрывало прелестное тело. Лишь длинные ноги с аккуратными розовыми ноготками, слегка подкрашенные полные чувственные губы да царапина на щеке напоминали Бью о том, что это та самая Джульетта, с которой он только что занимался любовью.

Чтобы снова не поддаться искушению, Бью усадил ее в кресло, а сам устроился рядом на корточках.

– Теперь, Бутончик, выслушай меня. События последних дней доказали, что в твоем присутствии я напрочь теряю разум и перестаю быть профессионалом. Пока все не вышло из-под контроля, наши отношения нужно изменить.

– Бью, ты целыми днями таскал меня по Французскому кварталу, и это вряд ли можно назвать отсутствием профессионализма.

Он покачал головой.

– Все это из-за Охотника за трусами. Тогда я еще не верил, что тебе действительно кто-то угрожает, но дело не в этом. Просто для меня настало время заняться тем, что я умею делать лучше всего.

Джульетта посмотрела на дверь спальни, и Бью рассмеялся:

– Нет-нет, я имею в виду всего лишь расследование преступлений.

– Ах вот что. – Джульетта тоже засмеялась. – Значит, я не правильно тебя поняла.

Бью положил руку на подлокотник ее кресла.

– Черт побери, меня так и тянет унести тебя в спальню и еще раз доказать, что там я тоже не совсем плох. Как видно, это мой второй по значимости талант. – Он встал. – И все-таки не стоит забывать, что я нахожусь на задании, ягодка. Как ты смотришь на то, чтобы на некоторое время побыть копом?

– Я? Копом?

– Ну, не совсем так. Просто ты всегда будешь находиться рядом со мной, чем бы мне ни пришлось заниматься.

– Бью, не забудь, я должна открывать отель, и коктейль по этому поводу состоится всего через несколько дней…

– Знаю, Бутончик, знаю. В этом и заключается мое предложение. Мне очень не нравятся некоторые события, и я просто боюсь оставлять тебя одну до тех пор, пока не найду твоего обидчика. Давай сделаем так: утро мы посвятим твоей работе, днем посидим у компьютера, заглянем в файлы на предмет старинного оружия, а вечером займемся охотой на Лиде: мы сможем одним выстрелом убить двух зайцев.

– А тебе не кажется, что это слишком крутой распорядок дня?

– Зато достаточно продуктивный. Твой ответ?

– Согласна.

– Хорошая девочка, умница. – Бью наклонился и поцеловал Джульетту в губы.

В конце концов, подумал он, пребывание этой красотки в Новом Орлеане ограничено, так какой смысл отказывать себе в удовольствии наслаждаться ею, пока она еще здесь? Когда она уедет в далекий и холодный Бостон, ничто не помешает ему вернуться к прежнему плану. Правда, мысль об отъезде Джульетты на север теперь не доставляла ему особой радости, но он надеялся в скором времени к ней привыкнуть. Что делать, у каждого своя дорога и своя судьба.

* * *

– Ты что, избегаешь меня, малышка?

Подняв глаза от монитора, Джози Ли увидела на пороге кабинета Люка.

– Сержант Гарднер, я сейчас при исполнении…

Войдя внутрь, Люк беспечным тоном обратился к сидевшей за соседним столом женщине:

– Констанс, извини, ты не будешь против, если я на пару минут украду твою помощницу?

Констанс Уорнер улыбнулась:

– Действительно, Джози, почему бы тебе не передохнуть? Ты работаешь не отрываясь с самого ленча.

Джози кивнула:

– Спасибо. Постараюсь долго не задерживаться. – Она позволила Люку вытащить себя из кабинета, но, как только они оказались в прохладном коридоре, вырвала руку и с укором посмотрела на него. – В чем дело, Люк? Неужели так уж необходимо врываться ко мне в присутствии посторонних?

– Ну, видишь ли, – он провел ладонью по гладко обритой голове, – у меня сложилось впечатление, что ты избегаешь моего общества, и это сводит меня с ума.

Вид Люка был настолько жалким, что у Джози защемило сердце.

– Прости меня, но это в самом деле так. Глупо, конечно, но я и сама не знаю, что происходит. – Она провела пальцем по его напрягшейся щеке. – Не сочти меня идиоткой, но… Сегодня утром Бью повел себя не лучшим образом, однако у меня перед глазами все время стоит его лицо. Тогда я огрела его сковородкой, а теперь чувствую, что… – Она беспомощно вздохнула. – Ох, все так запуталось… не знаю даже, как сказать…

– Ты чувствуешь себя виноватой, – пришел на помощь Люк.

– Да! И ты тоже?

– Конечно. – Он посмотрел ей в лицо. – Но не настолько, чтобы отказаться от тебя.

– Вот еще! Я и сама не хочу, чтобы ты от меня отказывался! – горячо воскликнула Джози и рассмеялась. – Я хочу, чтобы все продолжалось, но было… легко, понимаешь? Пока что-то этого не получается. – Она подошла к нему совсем близко. – Если мне придется выбирать между вами двумя, Люк, мой выбор падет на тебя. Правда! А сегодня… сегодня я просто немного не в себе и…

– Тебе не придется между нами выбирать, детка, до этого дело не дойдет. Бью все поймет, обещаю тебе. – Он взял Джози за руку и, отойдя в тень мраморной колонны, притянул ее к себе. – Но и ты должна мне кое-что пообещать: никогда не прячься от меня, если у тебя возникнут проблемы, ладно? – Он крепче сжал ее плечи. – Боже мой, Джози, как это случилось, что ты так быстро стала нужна мне больше всего на свете?

– А мне кажется, будто я ждала тебя всю свою жизнь. – Джози Ли положила голову ему на плечо. – И теперь ты мой, мой! Только что ты дал понять это Констанс, – она посмотрела на него снизу вверх, – и теперь об этом узнает весь участок, не успеешь до десяти сосчитать.

Глава 18

Джульетта еще спала, когда в спальне раздался слабый, но настойчивый писк. Она так устала, что у нее не было даже сил раскрыть глаза. Издав тихий стон, Бью убрал со своей груди ее руку и передвинулся на край кровати. Когда писк прекратился, Джульетта поняла, что это был зуммер пейджера. Она уже начала снова засыпать, когда услышала, как Бью нажимает кнопки телефона. Едва он начал говорить, ее сон как рукой сняло.

– Анабел? Надеюсь, детка, ничего плохого не случилось? Сейчас второй час ночи. – Слушая сестру, Бью некоторое время молчал, потом тон его изменился:

– Что ты обнаружила в комнате? Черт возьми, милая, я нахожусь здесь по долгу службы. Воспользуйся веником! Что?.. Нет, тебе придется самой позаботиться о себе… Нет, не можешь… Тогда закрой дверь и ложись спать на кушетку… Хорошо. Сделай глубокий вздох и постарайся успокоиться. Пусть дверь остается закрытой до моего приезда. Я скоро буду.

Бью уселся на край кровати. Джульетта откинула со лба спутанные волосы и приподнялась на локте. По телефону он говорил так тепло, что в ее сердце закралась страшная догадка.

– Бьюрегард, ты женат? – спросила она и сама удивилась тому, как хрипло прозвучал ее голос. Откашлявшись, Джульетта села в кровати и натянула на себя простыню, прикрыв обнаженную грудь.

Бью издал какой-то хлюпающий звук и повернулся к ней.

– Не только не женат, но в мои ближайшие планы это вообще не входит. С тех пор как мне исполнилось двадцать четыре, я только и делаю, что разбираюсь с женскими проблемами. – Он рывком поднялся и натянул трусы.

– У меня вовсе не было намерения покушаться на твою свободу и холостяцкий образ жизни. То, что мы с тобой несколько раз переспали, ровным счетом ничего не значит. – Она слишком устала и не собиралась сейчас ссориться.

– Прости, я не хотел тебя обидеть. Сам не знаю, что на меня нашло. Мне прекрасно известно, что богатенькие девочки вроде тебя не нуждаются в длительных связях с такими парнями, как я. – Слова давались ему с трудом. – Одевайся, мы едем выгонять из спальни маленького крокодильчика.

Через десять минут они уже садились в машину. Как только Бью завел мотор, Джульетта, подавив зевок, пристегнула ремень безопасности и откинулась на сиденье.

Последние несколько дней они трудились без устали, и Джульетта совсем выбилась из сил. Ей очень хотелось задать Бью пару-тройку вопросов – например, куда, собственно, они направляются в данную минуту? – но она вдруг обнаружила, что ей нестерпимо трудно шевелить губами. Знакомое урчание мотора убаюкивало лучше любой колыбельной, мягкое сиденье уютно грело…

Очнулась Джульетта только тогда, когда Бью, остановив машину на тихой улочке, вышел из салона, открыл дверцу и принялся массировать ей плечи.

– Ну же, Бутончик, давай просыпайся, – приговаривал он. – Мы уже приехали.

– Приехали куда? – спросила Джульетта сонным голосом. Отстегнув ремень, она выбралась из машины и сладко зевнула, даже не потрудившись прикрыть ладонью рот. – У меня есть один маленький вопросик, Бью. Кто тa женщина звонит тебе ночью и почему мы должны выдворять крокодила из ее спальни?

– Представь, это всего лишь моя сестра. – Захлопнув дверцу машины, Бью провел Джульетту во двор. – Анабел твердо вбила себе в голову, что я был рожден на свет Божий исключительно для того, чтобы устранять малейшие неприятности, которые встречаются на ее пути.

– Мне сдается, что крокодил в спальне – не самая мелкая неприятность, – едко заметила Джульетта. Бью пожал плечами:

– Ладно, сейчас разберемся.

Остановившись у широкой, окрашенной в синий цвет двери, он грохнул по ней кулаком.

Дверь немедленно распахнулась, и на пороге возникла тоненькая изящная брюнетка.

– Слава Богу, ты приехал! – воскликнула она, но тут же, заметив Джульетту, смутилась. – О, привет. Не ожидала, что Бью не один.

– А вот и моя сестричка. Знакомься, Анабел, – Джульетта Астор Лоуэлл.

– Ого! – брюнетка удивленно подняла брови, гадая, какими судьбами такая именитая дама оказалась спутницей ее брата. Однако в следующую секунду она понимающе кивнула. – Так вы та самая Джульетта, которую Бью приказано охранять!

Не дав Джульетте ответить, Бью втолкнул ее в дом и закрыл входную дверь.

– Я же сказал тебе, сестренка, что мисс Лоуэлл должна везде находиться вместе со мной. Когда ты разбудила меня, то разбудила и ее. По крайней мере теперь ты сможешь угостить нас своими знаменитыми пирожными.

На мгновение Джульетта представила себе, как ее отец выбирается ночью из кровати и через весь город мчится к ней на помощь… Куда там! Разумеется, это было абсолютно невозможно. Если бы она позвонила ему, он бы просто послал кого-нибудь из своих людей, чтобы тот во всем разобрался, а после доложил ему о результатах.

– Мне потребуется наволочка, – заявил Бью и, как только его распоряжение было исполнено, скомандовал:

– Вы обе марш на кухню, а я разберусь с нарушителем спокойствия. Только объясни сперва, Анабел, каким образом крокодил забрался в твою комнату?

– Проник через водопроводную систему в ванной – другого объяснения мне не приходит в голову. А может, он влез по крыльцу еще днем, когда дверь в дом была открыта? – Анабел вздрогнула от отвращения, а потом, повернувшись к брату, погладила его по небритой щеке. – Спасибо, что приехал, Бью; мне ужасно неприятно, что пришлось разбудить вас обоих, но я чуть не свихнулась, увидев, как эта тварь ползает по полу.

Бью легонько сжал руку Анабел.

– Все в порядке, малышка, успокойся. – Он приоткрыл дверь спальни и быстро проскользнул внутрь. Анабел повернулась к Джульетте:

– Простите, что потревожила вас в такой поздний час. Вы, наверное, считаете меня сумасшедшей…

– Нет, но вам несказанно повезло с братом, к которому можно обратиться за помощью в любое время дня и ночи.

– Вы правы, – согласилась Анабел, и в голосе ее прозвучала нежность.

Сидя на кухне, девушки пили ароматный чай, угощаясь домашними пирожными, разговаривали о разных пустяках под аккомпанемент приглушенных ругательств, раздававшихся из спальни. Бью появился спустя десять минут, держа в руке ходившую ходуном наволочку, в которой что-то барахталось. Сверху наволочка была завязана настоящим морским узлом.

Мастерство и скорость, с которой Бью справился с поимкой детеныша крокодила, заставили Джульетту в очередной раз подивиться его смелости и умению не теряться ни при каких обстоятельствах. С беснующимся в наволочке крокодилом в руках он выглядел таким мужественным, что она почувствовала, как к ее щекам прилила кровь, а по спине побежали мурашки.

Победно вытянув в сторону руку с наволочкой, Бью выпятил грудь и постучал в нее кулаком, явно подражай Кинг-Конгу. В то время как Анабел, расхохотавшись, бросилась поздравлять брата с победой, Джульетта, застыв, не в силах была тронуться с места. Сейчас она как никогда хотела обладать Бью Дюпре, обладать полностью и навсегда. Он был так нежен со своими сестрами, так ответственно подходил к своей работе, так… Господи, пора наконец прекратить притворяться, настало время признаться, что она влюблена в него. Да что там – она его любит!

Оседлав стул, Бью швырнул наволочку на пол возле своих ног, и плененное животное снова начало яростно извиваться. Анабел завизжала и отпрянула, а ее брат, снисходительно указав на наволочку, усмехнулся:

– Не бойся, детка, ему теперь ни за что оттуда не выбраться. – Он положил ладони на стол и с притворным недоумением спросил:

– Ну и где же награда победителю?

Анабел немедленно пододвинула к нему тарелку с пирожными.

– Чай, кофе, молоко?

– Молоко. – Он посмотрел на Джульетту:

– Ну, Бутончик, а что же ты молчишь? Почему не скажешь, какой я герой? Давай, давай, не скупись на похвалу – я весь внимание.

Джульетта смутилась. Инстинктивно проведя рукой по распущенным волосам, она скрутила их в пучок и взглянула на Бью:

– Я в самом деле восхищаюсь тобой! Ты такой сильный, ловкий, и… – Она запнулась.

– Золотые слова, ягодка, и относятся они не только ко мне, но и к этому малышу. – Он ткнул пальцем в наволочку на полу и вдруг уставился на шею Джульетты.

– Что? В чем дело?

Бью скрестил руки на груди и с вызовом посмотрел на сестру, а та, проследив за его взглядом, с хитрым видом погрозила ему пальцем.

Джульетта потянулась за сумочкой, где лежало зеркальце, чтобы посмотреть, что их так заинтересовало.

– Бьюрегард Батлер Дюпре! – Обращение Анабел звучало, как речь прокурора. – Ты сказал, что, разбудив тебя, я разбудила и эту даму. Я-то думала, вы спали в разных комнатах, – она снова потрясла пальцем перед его носом, – и, как оказалось, ошиблась. Признавайся, это ты виноват в появлении на ее шее засосов, а?

Джульетте удалось наконец отыскать зеркальце. Едва глянув на свою шею, она в ужасе прикрыла ее ладонью и потупила глаза.

* * *

Селеста осторожно просунула голову в дверь офиса.

– Здравствуйте, дорогая, – сладким голосом произнесла она, словно не замечая сержанта, сидевшего на стуле в углу. Впрочем, Бью это не особо волновало: едва взглянув на гостью, он снова углубился в изучение распечаток.

То, что волосы Джульетты не были собраны в пучок, крайне удивило Селесту: она привыкла видеть ее совсем с другой прической, придававшей ей величественный и добропорядочный вид; сейчас же локоны Джульетты, свободно спускаясь по плечам, делали ее похожей на самую обыкновенную женщину, каких можно сотнями встретить на улице.

Джульетта подняла глаза от бумаг и вопросительно посмотрела на миссис Хэйнес.

– Я только хотела поговорить о коктейле, – чопорно сообщила та. – Он должен состояться вечером в пятницу, и я решила, что мне не мешает заранее узнать подробности…

Джульетта понимающе улыбнулась и принялась перебирать бумаги.

– Кажется, Роксанна положила это сюда. Сейчас я постараюсь найти.

Селеста подошла к столу.

– Рада сообщить, что на коктейль придут очень влиятельные люди, члены Бостонского клуба. Надо установить очередь, чтобы успеть представить вас каждому из них.

– По-моему, все уже оговорено: начнем сразу после того, как я скажу благодарственную речь. Где же эта бумага? Ах вот, нашла. – Джульетта протянула листок гостье и, обратившись к Бью, указала ему на стул, стоявший с другой стороны ее стола:

– Пожалуйста, поставь его рядом со мной, чтобы нам было удобнее обсуждать предстоящий коктейль.

Бью поднялся, поставил стул и, сделав небрежный знак, по-видимому, означавший приглашение сесть, вернулся на прежнее место.

«Что за грубый, неотесанный болван!» – подумала Селеста, но все же не стала возмущаться вслух и устроилась подле Джульетты. Они уже заканчивали обсуждение, когда ей бросились в глаза отметины на шее Джульетты. Почтенная дама замерла: она отлично знала, что это такое – следы любовных утех, или засосы, как называет их вульгарная молодежь. Подумать только! И эта распущенная девица намерена завладеть ее поместьем! Наверняка ее сбил с пути все тот же ненавистный полицейский, который в данную минуту по-хозяйски развалился у компьютера.

Выйдя из офиса Джульетты, Селеста быстро прошла и свои апартаменты и, сразу направившись к звонку вызова, резко дернула шнурок.

Теперь она знала, что делать, даже знала точное время исполнения задуманного. Джульетта сама составила подробное расписание праздничного коктейля, после чего все должно было пройти как по нотам: ей же осталось только подумать о мелочах.

Да куда же подевалась эта старая карга Лили? В последнее время она что-то стала чересчур медлительной. Времени оставалось в обрез, а Селесте еще нужно было спуститься в сад и отыскать пилу.

* * *

Самым безопасным местом во всем Новом Орлеане Бью считал полицейский участок и поэтому последние несколько дней брал Джульетту с собой. Сегодня она привела сюда Роксанну, и теперь они, склонившись над бумагами, укомплектовывали штат сотрудников отеля. Хотя Роксанна чаще строила глазки Беттенкорту, чем смотрела в бумаги Джульетты, та, казалось, не придавала этому значения: с момента их появления в участке она то разговаривала с кем-то по сотовому телефону, то делала пометки в блокноте. Бью с удовлетворением отметил, что следы засосов на ее шее почти исчезли, так что сегодня Джульетта даже решилась опять закрутить на затылке свой излюбленный пучок. Он вздохнул и, решив не отвлекаться, снова повернулся к монитору.

– Ты что, нарочно избегаешь нашего с Джози общества, Дюпре?

Бью поднял голову. Появившийся возле его стола Люк, судя по всему, был настроен куда как агрессивно. Откинувшись на стуле, детектив спокойно посмотрел на своего напарника.

– А вот и не угадал.

– Как же, не угадал! Ты не появляешься в собственном доме уже четыре дня, а приходя сюда, не разговариваешь ни со мной, ни с сестрой. – Люк сощурил глаза. – Я, разумеется, обойдусь без твоего внимания, а вот она очень по тебе скучает.

– Ты действительно в этом уверен? – Бью понимал, что на его лице сейчас написано «не-лезь-не-в-свое-дело», но ничего не мог с собой поделать. Он тоже безумно скучал по сестре, но едва в памяти всплывала ненавистная картина – Джози, обнимающаяся с его бывшим другом, как желание увидеть ее тут же исчезало. – Думаю, ты не даешь ей скучать.

– Черт побери, Бью, ей давно уже не тринадцать лет!

Не выдержав, Бью вскочил на ноги. Напарники замерли друг против друга, и желваки на их щеках заходили ходуном.

– Сколько ей лет, я и без тебя знаю, – проскрежетал Бью, – но она еще слишком молода, чтобы ее использовал тип вроде тебя.

– Ни черта ты не знаешь о своей сестре. На свете не существует человека, способного использовать ее. – Люк понизил голос:

– Это вовсе не твой вариант, Дюпре. – Он выразительно скосил глаза в сторону Джульетты. – Она уже в курсе, что ты собрался перетрахать половину проституток Нового Орлеана? Почему бы тебе не шепнуть ей об этом, прежде чем оставлять засосы на ее прелестной шейке? Или ты просто хочешь использовать ее в качестве доступной подружки до того момента, как посадишь ее в самолет и помашешь на прощание ручкой? – Люк перевел дыхание и потер затылок. – А, что с тобой говорить! В конце концов, это не мое дело. – Он повернулся и чуть не бегом вышел из комнаты.

Бью снова уселся за компьютер, однако сосредоточиться уже не мог. Значит, Анабел развязала-таки язычок. Бью заскрежетал зубами. Черт, ну почему все кому не лень лезут в его личную жизнь? Даже бывший друг счел своим долгом отчитать его, и это при том, что он и не думал пользоваться Джульеттой. А вот Люк действительно использовал Джози Ли, да еще бессовестно сравнил Джульетту, взрослую женщину, которая может сама принимать решения, с совсем юной девчонкой. Наконец, он вовсе не собирается бросать Джульетту. Она действительно вскоре уедет, но по собственной воле, как только завершит дела в отеле и подберет подходящий персонал. Только после этого Бью приведет в исполнение свой план, а значит, называть его предателем, как делает это Люк, ни в коем случае нельзя!

Глава 19

На первом этаже ярко освещенного здания отеля «Гарден Краун» толпился народ. Селеста, на протяжении всего вечера ни на минуту не отпускавшая Джульетту, по очереди представляла ее почетным гостям. Хотя все члены Бостонского клуба были очаровательными людьми, они практически ничем не отличались от друзей и деловых партнеров отца, в кругу которых Джульетта вращалась с детства, поэтому она не испытывала и сотой доли того возбуждения, каким была охвачена Селеста с самого начала приема.

Наконец у Джульетты выдалась свободная минутка, и она, отойдя в сторону, встала у колонны, почти равнодушно наблюдая за нарядно одетыми гостями, между которыми сновали вышколенные официанты с подносами, уставленными высокими бокалами с золотистым шампанским и блюдами с изысканными закусками.

Боже, как она устала! С самого утра в отеле царила ужасная суматоха: плиточники заканчивали укладывать кафель в дамских комнатах, паркетчики наводили последний лоск там, где в основном должны были располагаться гости. Потом приехали флористы с огромными корзинами живых цветов и специалисты по выбору вин.

Какое счастье, что у нее есть Роксанна! Пока Джульетта под надзором неугомонной Селесты переходила от одной группы гостей к другой, ее секретарша отдавала распоряжения слугам и официантам.

– Прекрасный вечер, мисс Лоуэлл.

Услышав восторженный голос позади себя, она быстро обернулась.

– Капитан Пфеффер! Рада вас видеть. – Джульетта напрочь забыла, что послала приглашение исполняющему обязанности начальника полицейского участка, но врожденное чутье помогло ей быстро сориентироваться, и она, лучезарно улыбаясь, протянула ему руку. – Как мило, что вы сумели выбраться к нам. А это, должно быть, миссис Пфеффер?

– Да, мэм, моя лучшая половина. – Капитан начал представлять дам друг другу. И в этот момент появился Бью.

Джульетта чуть не ахнула – до того потрясающе он выглядел: смокинг сидел на нем как влитой, ослепительная белизна накрахмаленной манишки подчеркивала смуглый цвет кожи. Щеки Бью были выбриты настолько тщательно, что даже слегка поблескивали в свете люстр.

От созерцания Дюпре Джульетту оторвал капитан Пфеффер, который, видимо, уже не в первый раз задавал ей один и тот же вопрос:

– Появится ли ваш батюшка сегодня вечером, мисс Лоуэлл? Мне просто не терпится познакомиться с таким влиятельным человеком.

Вопрос застал Джульетту врасплох, но она быстро взяла себя в руки.

– Я тоже была бы рада, если бы папа был здесь, – улыбнулась она, – но, к сожалению, в данное время у него слишком много работы.

– Не возражаешь, если я приглашу тебя на танец, дорогая? – Бью, положил ей руку на плечо.

– Разумеется, нет. Думаю, я тоже имею право повеселиться. – Улыбнувшись супругам Пфеффер, Джульетта последовала за Дюпре.

– Чертов сукин сын! Из-за таких кретинов, как Пфеффер, репортеры раздувают шумиху насчет коррупции в полиции Нового Орлеана. – Бью помотал головой. – Обидно, честное слово! Ладно, лучше скажи, у твоего отца действительно появился новый проект?

– Да, – кивнула Джульетта.

– А если бы он был свободен, непременно примчался бы на твой праздник?

Нервный смешок сорвался с губ Джульетты прежде, чем он успел закончить вопрос.

Бью крепче прижал ее к себе, и они плавно поплыли по залу, покачиваясь в такт приятной мелодии, которую наигрывал небольшой оркестр из шести человек.

– Как я понял, он бы не приехал вообще?

– Отец не удосужился появиться ни на моем первом исполнении сольного фортепьянного концерта, ни на выпускном вечере в колледже. – Заметив, как внимательно смотрит на нее Бью, Джульетта постаралась сохранить на лице безмятежное выражение. – Вот почему у меня есть все основания полагать, что он не приехал бы и в Новый Орлеан.

– Вот тип! – покачал головой Бью. Казалось, он был даже больше расстроен, чем сама Джульетта, и она неожиданно почувствовала, как от этого у нее потеплело на сердце.

Бью поднес к губам ее руку и поцеловал.

– Я уже говорил тебе, что ты сегодня фантастически красива?

– Спасибо, Бью.

– И твое платье мне тоже очень нравится, наверное, потому, что оно хоть немного открывает твое тело. Джульетта удивленно вскинула на него глаза.

– Ну, ты ведь не станешь спорить – оно намного сексуальнее, чем те скромненькие платьица, которые ты обычно предпочитаешь носить. Теперь общество Нового Орлеана по крайней мере убедится, что у тебя красивые ноги.

– Подожди, а чем тебе не нравятся мои обычные платья? С ними что-нибудь не в порядке?

– Да нет, они нормальные. Просто в них ты делаешься похожей на хорошенькую добропорядочную школьницу.

Джульетта надменно вскинула брови:

– Полагаю, любая одежда соответствует моему содержанию.

– Не смею спорить, мой очаровательный Бутончик, ты действительно хороша в любом платье и даже без такового, – произнес Бью. – И ты мне это уже не раз доказала.

Джульетту бросило в жар. Поразительно, как ему удавалось за одну мимолетную секунду возбудить в ней желание! Она приподнялась на цыпочки и запечатлела на щеке Бью сочный поцелуй, а потом, оторвав руку от его плеча, тщательно стерла следы губной помады.

Бью пристально посмотрел на нее, глаза его горели.

– Черт! Я схожу с ума, когда женщина улыбается мне так, как ты сейчас, потому что это означает, что вскоре я получу невероятное удовольствие.

– Просто у тебя крайне испорченное воображение, Бьюрегард! – рассмеялась Джульетта.

– Испорченное? Черта с два! О чем еще я могу думать, когда ты рядом?

– Не понимаю, что ты имеешь в виду. – Продолжать эту тему становилось опасно, и Джульетта, замолчав, со вздохом опустила глаза.

– Нервничаешь, солнышко?

– С какой стати?

– Ну, тебе же нужно говорить благодарственную речь.

– А, ты об этом. Но тут нет совсем никакой сложности – ведь я подготовлена к этому с детства.

На секунду Бью замер.

– Значит, подготовлена? Каким же образом?

– О Боже, да самым обыкновенным. С тех пор, как я себя помню, и вплоть до окончания колледжа я была обязана ежедневно являться на традиционный чай, где бабушка устраивала мне двухчасовые экзамены по технике речи, манерам, знанию этикета и так далее, и так далее – можно перечислять до бесконечности.

– А сколько тебе тогда было лет?

– Точно не помню, наверное, все началось, едва я стала ходить.

Бью нахмурился:

– И тебе каждый Божий день приходилось по два часа отчитываться в том, что ты оправдываешь репутацию маленькой леди Астор Лоуэлл?

Его удивление было настолько велико, что Джульетта даже улыбнулась про себя.

– Знаешь, мне иногда ужасно хотелось сделать что-нибудь, например, швырнуть чашку о стену или вскочить со стула и кружиться, кружиться до потери сознания. Как я завидовала детишкам нашего садовника: они вольно резвились на траве, им было так весело, а мне… Я смотрела на них из окна и мечтала только об одном – чтобы они приняли меня в игру.

Вечер проходил великолепно. Джульетта чувствовала себя гораздо красивее, легче, умнее и сексуальнее, чем когда-либо прежде. И она любила Бью, любила сильно, беззаветно. Она прекрасно понимала, что сейчас не самый удачный момент для разговора о своих чувствах, и поэтому находила наслаждение в том, чтобы, переходя вместе с Бью от группы к группе, смеяться, флиртовать и танцевать с ним.

Ровно в одиннадцать Джульетта в сопровождении Бью поднялась по широким мраморным ступеням, ведущим на второй этаж, и остановилась на лестничной площадке. Чтобы сразу привлечь к себе внимание, она взяла маленький колокольчик, который Роксанна заранее положила на стоявший перед ней столик, и позвонила.

Публика в холле мгновенно замолкла. В наступившей тишине Джульетта вернула колокольчик на прежнее место и поднесла ко рту микрофон.

– Обещаю не занимать слишком долго ваше внимание, – с улыбкой произнесла она, обводя взглядом гостей, – но с моей стороны было бы большой ошибкой не воспользоваться моментом и не поблагодарить всех вас за то, что вы почтили наш отель своим присутствием. Корпорация «Отели Краун» счастлива открыть новый отель именно в вашем прекрасном городе и поручила мне от лица всех ее сотрудников выразить вам нашу горячую признательность за участие в проекте. «Гарден Краун», в частности, и мое детище, и мне безмерно повезло, что я встретила здесь столько поистине чудесных людей, которые оказали мне неоценимую помощь в столь трудном начинании. Присматривавшие прежде за этим особняком супруги Селеста и Эдуард Хэйнес приложили максимум усилий, чтобы познакомить меня со всеми вами… – Джульетта некоторое время перечисляла фамилии тех, кто помогал ей, и под конец сказала:

– В связи с открытием отеля забот хватало у всех, и теперь с особым удовольствием представляю вам женщину, которая неотступно находилась рядом со мной и в радости, и в горе. Роксанна, будь добра, поднимись сюда.

От неожиданности помощница Джульетты всплеснула руками, а затем улыбнулась и направилась к лестнице. Дожидаясь, пока она поднимется, Джульетта продолжила:

– В делах такого рода всегда возникает масса непредсказуемых мелочей, и так редко можно встретить человека, способного без подсказки все уладить. Мне посчастливилось – у меня есть моя Роксанна. Поприветствуем же отличного специалиста и очаровательную женщину Роксанну Дэйвис! – Джульетта первой захлопала в ладоши. Потом она опустила микрофон и тихонько произнесла:

– Спасибо тебе, Роксанна, от всего сердца спасибо. Ты мне послана Богом. Скажешь несколько слов?

Лицо Роксанны покрылось таким ярким румянцем, что веснушек совсем не стало видно. Наверное, она не готова к публичному выступлению, с беспокойством подумала Джульетта, надо бы ей помочь.

Когда аплодисменты стихли, она выступила вперед.

– Благодарю вас за внимание, друзья. Продолжайте наслаждаться танцами, музыкой, напитками, закусками и, конечно, общением друг с другом! – Она положила на столик микрофон. – Прости, если я что-то не так сделала…

– Никаких извинений! – Роксанна улыбнулась. – Я горжусь, что ты так отозвалась обо мне. Просто удивительно, что я не смогла ничего сказать, но не думай, пожалуйста, я не всегда так косноязычна. – Она повернулась и облокотилась о деревянные перила. – Господи! Да что такое с этой лестницей?

Нахмурившись, Роксанна выпрямилась, потрясла перекладину, за которую держалась, и внезапно охнула: часть секции осталась в ее руках, и в перилах образовалась огромная дыра.

Долгие секунды Джульетта расширившимися от ужаса глазами смотрела, как Роксанна беспомощно качается на самом краю площадки, а когда ее нога соскользнула, едва успела схватить за запястье. И все же помощь опоздала – через мгновение Роксанна повисла в воздухе.

Толпа ахнула.

В это время Бью, подобно тигру, сделал стремительный бросок вперед, и Джульетта почувствовала, как мощные руки сомкнулись вокруг ее талии.

Снизу на Джульетту смотрело белое как полотно лицо Роксанны. Только теперь она осознала, что это ее рука удерживает Роксанну от падения, не давая ей разбиться о выложенный мрамором пол первого этажа.

Не выпуская талию Джульетты, Бью перегнулся через нее и левой рукой перехватил запястье Роксанны чуть выше того места, которое из последних сил сжимала Джульетта.

– Отпусти ее…

– Нет!

– Слушай, что я говорю! – Голос Бью звучал жестко, чуть не угрожающе, и она, вздрогнув, еще крепче сжала руку Роксанны. – Немедленно отпусти ее и отползай в сторону, иначе ты будешь мне мешать. Я справлюсь, не сомневайся. Ну же!

Ничего ужаснее ей еще не доводилось делать за всю ее жизнь. Выпустить руку подруги, висящей над пропастью, – неужели это возможно? Но она бесконечно верила Бью и потому стала осторожно, один за другим, разжимать пальцы. Удостоверившись, что Роксанна по-прежнему висит в воздухе, а не лежит окровавленным месивом на мраморном полу, она откатилась в сторону и, тяжело дыша, стала наблюдать за действиями Бью.

– Мисс Дэйвис, вы меня слышите? – Голос детектива звучал на удивление спокойно. – Смотрите на меня, дорогая, только на меня. Вот так, умница. А теперь я хочу, чтобы вы слушались меня, как не слушались родную маму, хорошо? Протяните мне вторую руку и ни в коем случае не смотрите вниз – только сюда. Дайте мне вторую руку, и я вытащу вас из этой переделки. Ну, поехали?

Роксанна не ответила, зато медленно распрямила пальцы, в которых все еще сжимала оторванную секцию перил. Деревянная конструкция полетела вниз и с грохотом разбилась о мраморные плиты.

– Все хорошо, Роксанна, – мгновенно отреагировал Бью. – А теперь просто дайте мне вторую руку. Ну же, я жду. Вот так, отлично, я вас поймал! Потерпите еще секунду…

Джульетта видела, как напряглась спина Бью. Вот он сделал глубокий вдох, рывок – и Роксанна уже лежит на площадке, а потом начинает медленно двигаться в ее сторону. Стоя на коленях, девушки прильнули друг к другу.

Сквозь шум в ушах Джульетта слышала, как Бью отдает кому-то приказ закрыть дыру в ограждении. Обняв Роксанну за плечи, она оттащила ее подальше, к стене, и стала ласково гладить по волосам.

– Как ты, дорогая? Боже мой, мне так жаль! Пожалуйста, прости меня…

– Но ты… ни в чем… не виновата, – задыхаясь, выговорила Роксанна. Зубы ее стучали.

– Нет, виновата! Все это было подстроено специально – кто-то подпилил перила, думая, что во время речи я обязательно о них облокочусь…

Роксанне наконец удалось отдышаться, и она даже попыталась улыбнуться.

– А все потому, что тем, кто на тебя покушался, ничего не было известно о воспитании, полученном тобой от твоей бабушки. – Губы Роксанны дернулись. – Понимали бы они! Как будто кто-то из Астор Лоуэллов может позволить себе обо что-нибудь облокотиться!

Из груди Джульетты вырвался истерический смешок.

– Это точно. Тут и возразить нечего.

Взгляд Роксанны внезапно стал серьезным.

– Послушай-ка, Джульетта, я знаю, что вы, Астор Лоуэллы, всегда думаете, будто стоите по правую руку от Бога, но поверь мне, подруга, только ему подвластно читать в Книге Судеб, только он один может знать все наперед.

– Ты права. Наверное, мы все слишком самоуверенны. – Джульетта немного отодвинулась и посмотрела на Роксанну. – Как ты себя чувствуешь? Можешь подняться?

Опираясь друг на друга, они с трудом встали с колен и принялись отряхивать друг друга.

– Знаешь, что нам сейчас нужно?

– Конечно! Нам очень не помешал бы бокал шампанского. Большой бокал.

– Или целая бутылка. – Роксанна хихикнула, а потом, немного подумав, добавила:

– В одном я уверена наверняка: у нас большое будущее. После всех этих приключений в отеле от постояльцев отбоя не будет.

Глава 20

Сержант Дюпре был в ярости, кровь стучала у него в висках. Он прекрасно понимал, что преступник заранее все тщательно подготовил: перила обвалились именно в том месте, где должна была стоять выступавшая, а в местах, где произошел разлом, отчетливо виднелись следы пилы. Кто-то очень хотел, чтобы эта благодарственная речь стала для Джульетты последней.

Пока еще Бью не мог понять логику происходящего, зато твердо знал, что непременно найдет эту сволочь и засадит за решетку.

Но среди кого искать, черт побери? Последнюю неделю нельзя было назвать приятной прогулкой в парке – столько знакомых и совершенно незнакомых людей перебывало здесь, что у Бью голова шла кругом. Сегодняшний коктейль широко не рекламировался, однако слишком много посторонних знало о нем. В Новом Орлеане слухи разносятся быстро, так что, если кому-то так уж требовалось убрать Джульетту с дороги, он легко мог собрать необходимые сведения: где, когда и во сколько.

Статистические исследования показывают, что чаще всего преступления совершаются членами семьи или дальними родственниками. Что, если у кого-нибудь из членов ее семьи имеются мотивы для устранения Джульетты? Может, для начала взять под подозрение Лоуэлла-старшего? К примеру, у нее есть трастовый фонд, приносящий баснословные доходы, а Томас Лоуэлл попал в Затруднительную ситуацию и потому нуждался в ее деньгах… К тому же милейший папаша не испытывал к дочери особо горячих отцовских чувств, в чем Бью уже успел достаточно убедиться.

После того, как Бью вытащил Роксанну, он первым делом спустился вниз и, отыскав капитана Пфеффера, не обращая внимания на высокопоставленного промышленника, с которым тот беседовал, грубо схватил его за локоть.

– Я хочу, чтобы ты подключил к делу Гарднера, и еще хочу, чтобы ты сделал это прямо сейчас, ясно?

К его удивлению, Пфеффер не стал спорить. Кивнув, он достал из внутреннего кармана смокинга сотовый телефон и, вытянув мини-антенну, искоса поглядывая на Бью, произнес несколько слов, а затем, сунув телефон обратно, хмуро сказал:

– Детектив Гарднер прибудет через десять минут.

Даже не поблагодарив, Бью развернулся и, подойдя к двум работникам отеля, распорядился перекрыть входы и выходы до приезда полицейских.

Как выяснилось, никто из гостей и не собирался уезжать. Все были чрезвычайно возбуждены и с нетерпением ожидали, чем кончится дело.

Спустя несколько минут появился Люк в сопровождении трех полицейских. Двоих Бью отправил дежурить к дверям, а третьему велел не отходить от Джульетты и ее секретарши. Затем он в двух словах обрисовал Гарднеру ситуацию.

– Черт, дело дрянь, – заключил Люк.

– Да уж, хуже не бывает. Если это действует какой-то псих, который таким образом решил погубить проект «Гарден Краун», то он просчитался: все, что происходит вокруг отеля, только еще больше привлечет к нему внимание. Народ будет валом сюда валить хотя бы для того, чтобы взглянуть на Джульетту и понаблюдать за развитием всей этой истории. А если это не псих, значит… В общем, завтра я начну разбираться с ее семьей.

– Так ты думаешь, что у ее папочки возникли финансовые проблемы?

– Пока не знаю, но, разрази меня гром, я таки разберусь в этом до самого конца. Тот старинный револьвер тоже играет здесь роль, Люк, и я нутром чую, что он ключ ко всему. Поэтому первым делом нужно найти его владельца. Это дело смердит, Люк.

– Да, я тоже чую неприятный запашок, – кивнул Люк. – И я полностью на твоей стороне.

– Спасибо, напарник, только ты можешь помочь мне в этом деле. – Бью помедлил. – Слушай-ка, насчет Джози Ли… Наверное, я несколько переусердствовал тогда…

Люк фыркнул:

– Ты все еще сомневаешься? Переусердствовал – мягко сказано.

– Ну да, тогда я увидел вас – и прямо с катушек слетел. Наверное, я немного ошибся насчет ваших отношений…

– Вот это точно.

Бью взглянул на друга.

– Слушай, парень, я ведь пытаюсь извиниться.

– Ты, называешь это извинением? Все, что я слышу, так это сплошные «наверное» да «может быть». А кто заставил свою сестру реветь, сукин ты сын, да еще не один раз? Или я все это спланировал заранее? Тогда попробуй подумать снова. Нравится тебе это или нет, но правда заключается в том, что я буквально схожу по ней с ума – настолько, что готов для нее достать луну с неба, и мне не нравится, когда Джози плачет из-за кого-то, даже если этот «кто-то» ее брат.

– Плачет, как же! Не держи меня за идиота, Гарднер. Надо же, накинуться на брата с раскаленной сковородкой!

– Послушай, Бью, ты что-то стал слишком обидчив в последнее время. А известно ли тебе, что Джози готова целовать землю, по которой ты ходишь. Но она не влюблена в тебя, понимаешь? Я говорю не о сестринской любви, а о настоящем чувстве. Она больше не ребенок, и тебе придется с этим смириться, хочешь ты того или не хочешь. – Последние слова Гарднер произнес очень отчетливо. – Надеюсь, теперь до тебя хоть что-нибудь дошло?

– Дошло, дошло, – пробормотал Бью.

– И вот еще что: Джози сейчас в ужасном состоянии. С одной стороны, она любит тебя и боится противиться твоей воле, а с другой – ненавидит, потому что ты не желаешь признать в ней женщину. Что же касается меня, то ты должен помнить: я никогда не гонялся за женщинами моложе себя.

Бью пожал плечами.

– Ладно уж, возможно, я загляну завтра домой и поговорю с ней. И еще… – он шумно вдохнул, – передай ей… что я одобряю ваши отношения. – Несколько секунд Бью смотрел на своего напарника, но тот молчал. – Учти, если ты поступишь с ней по-свински, шею сверну, Гарднер.

– Ладно, заметано, – пробурчал Люк.

– Ну, тогда к делу. – Бью быстро оглядел глухо гудящую толпу. На сердце у него было неспокойно: слишком многое вышло из-под его контроля в последние дни. – Я хочу поскорее разобраться со всем этим и вернуться к нормальной жизни.

В ответ Люк только хмыкнул:

– Если бы ты знал, как я понимаю тебя, приятель!

* * *

Селеста с кислым видом смотрела на Джульетту, которая все это время не выпускала руку своей перепуганной помощницы. Похоже, у этой северной красотки и в самом деле десять жизней. Ну кто бы мог подумать, что именно ее секретарша-дворняжка вздумает облокотиться о перила во время благодарственной речи!

Селесте казалось, что оба события вечера – нелепое кувыркание этой троицы в воздухе и то, как неотесанный полицейский вертелся среди изысканной публики подобно слону в фарфоровой лавке, – должны были заставить всех и навсегда отворотить нос от «Гарден Краун», но гости почему-то не торопились расходиться. Возможно, они решили, что это всего лишь шутка, трюк, специально задуманный для их развлечения?

Селеста покачала головой: такого от членов Бостонского клуба она совсем не ожидала. Ее утешало только одно: после речи Джульетты многие из приглашенных стали разговаривать с ней намного любезнее, а кое-кто даже намекнул, что был бы рад видеть ее с супругом у себя в доме. Гости обещали приехать на торжественное открытие отеля, а одна дама намеревалась прислать Селесте приглашение на ежегодный бал, который устраивал Бостонский клуб. О таком они с Эдуардом прежде и мечтать не могли. Определенно, благодаря ее энергичным действиям они с мужем поднялись в представлении окружающих на одну ступеньку выше. Впрочем, так оно и должно быть.

Джульетте казалось, что прием никогда не кончится. Когда наконец за последними гостями закрылась дверь, она без сил рухнула в кресло.

– Слава Богу! – единственное, что она была еще в силах произнести. Подойдя к ней, Роксанна тоже села.

– Ты давно могла бы уйти наверх и предоставить гостям развлекаться самим.

– Скорее я должна была тебя отправить отдыхать! – Джульетта с тревогой посмотрела на свою помощницу. – Мне очень жаль, что из-за меня тебе пришлось пережить такое, и, поверь, Роксанна, я нисколько не обижусь, если ты первым же рейсом вернешься в Бостон.

– Вернуться? Но ведь это значит пропустить самое интересное! – Роксанна порывисто сжала руку Джульетты. – Знаешь, то, что здесь происходит, ужасно смахивает на готическую пьесу: с одной стороны, пугает, а с другой – возбуждает и щекочет нервы. Кроме того, – она хитро прищурилась, – завтра вечером у меня назначено свидание с тем милашкой полицейским из участка, и я не собираюсь упускать свой шанс.

Джульетта улыбнулась:

– Ты чудесный, веселый, добрый человек, Роксанна. Я была бы счастлива, если бы ты согласилась считать меня своей подругой.

Некоторое время Роксанна молчала, и вдруг совершенно неожиданно для своей хозяйки разразилась слезами.

Потрясенная Джульетта наклонилась к ней и обняла ее за плечи.

– Прости, я не хотела расстроить тебя. Это было не совсем тактично с моей стороны. Дружба ни в коем случае не входит в твои обязанности.

Роксанна резко выпрямилась.

– Дело совсем не в этом, Джульетта… – Она достала платок и вытерла слезы. – Я чувствую себя такой идиоткой! Ты же знаешь, в критических ситуациях я могу быть очень сильной, даже жесткой, а вот от задушевных слов таю и становлюсь размазней. – Подняв глаза на Джульетту, Роксанна с нежностью произнесла:

– Ничего на свете я так страстно не хочу, как быть твоей подругой, – она улыбнулась, – но у тебя их, наверное, и без меня больше чем достаточно…

– О Боже, вообще ни одной! Наверное, это трудно представить, да? У меня масса приятельниц, знакомых, и всех их выбирала моя бабушка. Они очаровательные, милые девушки, но я всегда представляла себе своих подруг немного… немного не такими.

Роксанна понимающе кивнула:

– Быть может, это из-за того, что у тебя гораздо более страстная натура, чем у этих выхолощенных курочек из высшего света, только ты это привыкла прятать ото всех и даже от самой себя.

– Возможно, ты права. Как ты сказала? Выхолощенные курочки? – Джульетта рассмеялась, щеки ее раскраснелись, прелестное лицо стало еще привлекательнее. Однако уже через секунду она снова стала серьезной, а рука ее, лежавшая на колене, сжалась в кулак. – Что-то я, кажется, не в меру развеселилась, а ведь кто-то хочет меня убить! Господи, я ничего не понимаю. За что? Кого я так обидела?

Глаза Роксанны округлились.

– Обидела? Нет, тебе определенно пора пройти курс перевоспитания. Знаешь, что будет написано на твоей могильной плите? «Здесь покоится Джульетта Лоуэлл. Она просит у всех прощения за то, что ее убили».

– Вообще-то мне не очень хочется, чтобы такое случилось слишком скоро.

– Вот это уже другой разговор, – заявила Роксанна. – А теперь соберись: к нам идет тот, кто мигом разберется со всеми твоими неприятностями, – наш красавчик сержант.

* * *

Было уже очень поздно, когда Бью решил, что и для него тоже настала пора отдохнуть. Поставив полицейского в коридоре второго этажа, между комнатами Джульетты и Роксанны, он еще раз проверил все двери и вошел в апартаменты хозяйки отеля.

Дюпре думал найти Джульетту спящей, однако, когда он появился на пороге спальни, она все еще ворочалась в кровати. Сняв пиджак, Бью отстегнул бабочку, скинул сверкающие лакированные ботинки и направился к ней.

Едва он подошел, как она тут же встала на колени и принялась быстро расстегивать пуговицы на его рубашке. В мгновение ока Бью оказался раздетым и крепко обхватил ее руками, а Джульетта приникла к его мускулистой груди.

– Обними меня, Бью, пожалуйста, обними покрепче! – Она принялась покрывать его грудь такими страстными поцелуями, что он, не медля ни минуты, повалил ее на кровать и тут же овладел ею.

– Я люблю тебя, Бьюрегард, – без устали шептала Джульетта, – люблю, люблю, люблю!

Глава 21

Поиски в Окружном полицейском управлении прошли безрезультатно. В четверть шестого Бью отодвинулся от компьютера, потер уставшие глаза и занес в блокнот данные из последнего файла.

На обратном пути он решил заехать домой, чтобы выполнить обещание, данное накануне Люку, и помириться с сестрой.

На его звонок никто не откликнулся: по-видимому, Джози еще не вернулась с работы. Открыв дверь своим ключом и войдя внутрь, Бью достал из холодильника одиноко стоявшую там банку пива, поставил на проигрыватель компакт-диск, включил кондиционер, после чего, растянувшись на диване, положил ноги на кофейный столик и принялся изучать почту. Однако ему никак не удавалось сосредоточиться, так как мысли его постоянно возвращались к очаровательной хозяйке отеля.

Бью оторвался от бумаг и огляделся вокруг. Интересно, понравилось бы ей его скромное жилище? Пожалуй, нет – в таких домах Джульетте вряд ли доводилось бывать. Да и какой смысл думать об этом?

Вскоре Бью услышал, как открылась дверь, а еще через минуту в комнату вошла Джози Ли в сопровождении Люка. Бью успел заметить страх в глазах сестры, однако это продолжалось всего лишь мгновение: девушка быстро справилась с собой.

– Вы только посмотрите, кто к нам пожаловал – сержант Дюпре собственной персоной! Решил проверить замок на моем поясе верности, а, братик?

– Ну зачем ты так, Джози… – попытался урезонить ее Люк, однако Бью жестом остановил его. Встав с дивана, он не спеша подошел к сестре.

– Ты находишься довольно близко от кухни, и я был бы слишком глуп, если бы повторил прошлую ошибку, – отшутился он. – По правде сказать, малышка, если бы твоя судьба и дальше зависела от меня, ты бы так и померла девственницей лет этак в девяносто пять. Но к счастью, нашелся человек, которому удалось меня переубедить, и теперь я приехал, чтобы извиниться…

Джози недоверчиво посмотрела на него:

– Погоди-ка, я правильно тебя поняла – ты действительно хочешь попросить прощения?

– Ну да.

– У меня?

– Тебя послушать, так я просто монстр какой-то и не могу признать, что был не прав. – Бью поморщился. Все это начинало его злить. Он уже открыл рот, собираясь прочитать сестре очередную нотацию, но тут Джози весело рассмеялась и бросилась ему на шею. Бью крепко прижал ее к себе и пробормотал:

– Извини, Джози, я тогда и правда немного переборщил.

– Ты вел себя омерзительно.

– Вот и Люк сказал то же самое.

Джози Ли подняла голову, лицо ее стало серьезным.

– Я люблю его, Бью, и всю жизнь буду любить.

– Даже так? Что ж, ты сделала неплохой выбор, сестренка. Люк хороший парень.

– Хороший? Да он самый лучший из всех!

– Эй, послушайте, вы не боитесь, что от ваших похвал я сейчас совсем растаю? – нетерпеливо произнес Люк. – Если у меня так много достоинств, то, может, я заслужил хотя бы банку пива?

– Увы, дружище, пива больше нет, я его выпил.

– Ты выпил мою последнюю банку пива? – Люк, казалось, вот-вот готов был взорваться. Бью прищурился:

– Твою? Ты уверен? Насколько я помню, этот дом до сих пор принадлежит мне. А поскольку Джози Ли предпочитает охлажденный чай, то вполне понятно, что я решил, будто это та самая банка пива, которую я поставил в холодильник накануне отъезда в «Гарден Краун».

– Довольно спорить о какой-то банке. – Джози нетерпеливо дернула Бью за рукав. – Лучше расскажи, как твоя личная жизнь, братик?

– Как-нибудь в другой раз. Кстати, Джульетта хочет, чтобы вы тоже присутствовали на торжественном открытии отеля, которое состоится на будущей неделе.

Джози чуть не подпрыгнула от радости:

– Мы приглашены на банкет? Вот здорово!

– Согласен, это отличная возможность людей посмотреть и себя показать. Не забудь передать эту новость Камилле и Анабел.

– Бегу звонить! – Девушка чмокнула брата в щеку и пулей вылетела из гостиной, Люк ухмыльнулся:

– Отлично сработано. Как тебе это удалось?

– Уметь надо. – Бью подошел к двери. – Попрощайся за меня с Джози. Я еду закончить то, что уже давно должен был сделать. Увидимся позже.

* * *

Как только Джульетта увидела Бью, она сразу же поняла: сейчас ей предстоит услышать нечто для нее не очень приятное.

– Нам нужно поговорить, – были первые его слова.

– Хорошо, входи.

Она открыла дверь и пропустила Бью в комнату, а потом повернулась к нему, сердце ее тревожно билось.

– Что-нибудь случилось? Ты нашел нужную информацию в Главном управлении?

– Пока нет, но я имел в виду не это. Видишь ли, Бутончик, мы с тобой ни разу не обсуждали, во что должны вылиться наши отношения, но сегодня я понял, что этого разговора все равно не избежать. Я только хочу, чтобы ты правильно меня поняла…

Джульетта почувствовала, как холод пробирается у нее между лопаток:

– Что я должна понять, Бьюрегард?

– Ну, просто…

– Что просто? Ты хочешь, чтобы я тебя поняла, и молчишь.

– Извини, я несколько косноязычен и не обучен хорошим манерам…

– Послушай, Бью, почему бы тебе «просто» не рассказать мне все, о чем ты думаешь?

Бью провел ладонью по волосам.

– Подожди, дай мне сосредоточиться. – Подыскивая слова, он некоторое время блуждал глазами по комнате и вдруг, резко выдохнув, посмотрел Джульетте прямо в глаза. – Ладно, слушай. С двадцати четырех лет я жил со своими сестрами. Я желал им добра и поэтому крайне редко развлекался с женщинами – нельзя же приводить в дом любовниц, когда там находятся маленькие девчонки…

– Все это очень мило, Бьюрегард, но я не совсем понимаю, как твои признания связаны с нашими отношениями…

– Сейчас объясню. Сексуальной жизни у меня почти не было, зато имелся план, как жить дальше, когда я освобожусь от ответственности за судьбу сестер и стану свободным человеком. Каждую ночь я мечтал, как, став свободным, буду ежедневно менять партнерш…

– Ты хочешь сказать… – глаза Джульетты расширились от ужасной догадки, – что секс со мной тебе не нравится? Это из-за моей неопытности, да?

– Ну что ты! – Бью шагнул к ней, но тут же снова остановился. – Неужели ты до сих пор не заметила, что мне с тобой очень хорошо?

– Тогда почему ты не хочешь дождаться моего отъезда в Бостон? Мы могли бы расстаться по-хорошему и забыть друг о друге…

– Тысяча чертей, до чего же непонятливы эти женщины! Разве не ты прошлой ночью сказала, что любишь меня?

Джульетта чуть не поперхнулась. Она слишком часто повторяла про себя эти слова, но чтобы произнести их вслух…

– Что? – выдохнула она. – Этого не было!

– Еще как было – вспомни, когда мы занимались с тобой любовью…

– Ерунда, – старалась успокоить отчаянно бьющееся сердце Джульетта. – Впрочем, что только не сорвется с языка в пылу страсти! К тому же день перед этим выдался не из легких.

Бью сделал еще шаг по направлению к ней.

– День был действительно не самым лучшим, но тогда ты говорила искренне и вполне серьезно.

Джульетта прикрыла глаза. Как же она устала! Всю свою жизнь она стремилась добиться чьего-нибудь одобрения – бабушки, отца, наконец, любого из тех, с кем ей приходилось общаться. Приехав в Новый Орлеан, она решила положить этому конец. От Бью ей ничего не было нужно, и она не требовала от него никаких обязательств, но даже такие отношения быстро утомили его.

– Вот что я скажу тебе, дорогой: я никому не собираюсь вешаться на шею, поэтому с данной минуты ты можешь считать себя свободным. – Взяв Бью за руку, она потащила его к выходу. – Благодарю за все, мы прекрасно провели время. – Распахнув дверь, Джульетта вытолкнула его в коридор. – Живи как знаешь и будь счастлив.

И снова она осталась в одиночестве. Скользя спиной по стене, Джульетта медленно опустилась на корточки, уткнулась лицом в колени, и обжигающие слезы заструились по ее щекам.

Глава 22

Третий день подряд Дюпре просматривал микрофильмы в Окружном управлении, изучая старые полицейские рапорты и отчеты, но его поиски так ни к чему и не привели. Возможно, он просто был чересчур рассеян, и все из-за того, что ему никак не удавалось избавиться от мыслей о Джульетте.

Казалось бы, он должен чувствовать огромное облегчение от того, что она так легко, без истерик отпустила его. Впрочем, «отпустила» – не то слово. Мисс Лоуэлл просто-напросто выставила его из номера, да еще с такой силой захлопнула за ним дверь, что он чуть не влетел в противоположную стену. По правде говоря, это было даже слегка обидно. Сперва эта гордячка признается ему в любви, а на следующий день вышвыривает его вон, как надоевшую игрушку.

Бью потер ладонями лицо и вставил в аппарат очередной микрофильм. В конце концов надо просто запретить себе думать о ней! Слава Богу, теперь ему не надо думать о ней, а этого-то он и добивался. Любовной связи с Джульеттой Астор Лоуэлл пришел конец.

И все же он не мог забыть о ней – это было свыше его сил. Устало прокручивая в памяти наиболее запомнившиеся ему моменты их последней встречи, которые он и так уже выучил чуть ли не наизусть, Бью досмотрел микрофильм почти до конца, как вдруг ему показалось, что к его полубреду странным образом примешивается упоминание о двух старинных револьверах. Он быстро вернулся к середине пленки и действительно обнаружил в одном из документов сообщение о краже личного имущества, совершенной несколько лет назад. Среди похищенного оказались два револьвера системы «кольт» 1849 года выпуска, пули от которых вполне могли соответствовать данным баллистической экспертизы, проведенной сразу после происшествия в парке. Одна из пуль, выпущенных там, сейчас лежала в кармане Бью.

Фамилия полицейского, составлявшего рапорт, ему ни о чем не говорила, но, к счастью, парень работал в участке неподалеку. Возможно, он вспомнит какие-нибудь детали. Надежды, конечно, немного, но по крайней мере в поисках преступника обозначилась первая реальная зацепка.

Более надежным источником информации мог бы послужить сам потерпевший. Кража для копа – обычная рутина, а вот владелец похищенного имущества помнит все. Однако, прочитав имя пострадавшего, Бью с досадой выругался: как выяснилось, ограбили того самого Эдуарда Хэйнеса, который проживал по уже слишком хорошо известному Бью адресу.

* * *

Не поднимая головы от бумаг, Джульетта нажала кнопку переговорного устройства.

– На второй линии твой отец, – раздался в динамике голос секретарши.

– Спасибо, Роксанна, соедини меня с ним.

– Ты уверена, что хочешь этого?

– Да. – Джульетта подождала, пока произойдет подключение прямой связи и затем ровным голосом произнесла:

– Здравствуй, папа. Тебе что-то нужно от меня?

– Дорогая, нельзя ли обойтись без дерзостей? – желчно поинтересовался Томас Лоуэлл.

Джульетта невольно выпрямилась в кресле, будто отец сейчас находился в ее офисе. Поразительно, как ему удавалось одной интонацией, одной фразой заставить ее почувствовать себя маленькой девочкой, готовой сделать все, лишь бы ему угодить!

– Нет, папа, но я очень занята – готовлюсь к торжественному открытию. Нельзя ли прямо к делу?

– Передо мной лежит газетная вырезка, Джульетта. Ты, случайно, не знаешь, что в ней написано?

Она нетерпеливо вздохнула:

– Боюсь, у меня нет времени читать «Бостон глоуб».

– Это не «Глоуб», Джульетта. Заметка напечатана в «Таймс», и она о том самом коктейле, что ты устроила.

– Что ж… отлично.

– Согласен, но в ней помещена фотография, которая меня очень огорчила.

– О Боже, только не говори, что это болтающаяся в воздухе Роксанна. В том, что произошло, ее вины нет.

– Снимок не имеет отношения к твоей секретарше. На нем изображена ты, и вид у тебя, я бы сказал, весьма пикантный. Рядом с тобой стоит человек, называющий себя твоим телохранителем.

Последние два дня Джульетта прилагала нечеловеческие усилия, чтобы не думать о Бью. Правда, это ей плохо удавалось…

– Ты имеешь в виду сержанта Дюпре?

– Да, я говорю о нем. То, как запечатлела вас камера, не делает чести нашей семье. Нет нужды напоминать тебе, Джульетта, что мне подобные выходки не нравятся. Капитан Пфеффер кое-что рассказал мне об этом детективе, и я сделал вывод, что он не из нашего круга.

– Так ты обсуждал его с Пфеффером, с этим отвратительным лизоблюдом? А обо мне вы тоже говорили? Полагаю, это Пфеффер прислал тебе газетную вырезку, или у тебя есть другие осведомители, шпионящие за мной?

– Не имеет значения, кто ее прислал. И мне не нравится твой тон, юная леди.

– А мне не нравится, что тебе докладывают о каждом моем шаге. Я не ребенок и не должна отчитываться за свои поступки даже перед тобой.

– Возможно, но ты будешь полной дурой, если вообразишь, что из ваших отношений выйдет что-нибудь путное. Он всего лишь грубый, погрязший в долгах полицейский и наверняка охотится за твоими деньгами.

Она могла бы легко успокоить отца, сказав ему, что отношения с Бью уже ушли в прошлое…

– Благодарю за комплимент, папа, теперь я буду знать, что так интересует во мне мужчин, но все же впредь прошу избавить меня от твоих замечаний. На всякий случай напоминаю: мне тридцать два года, и моя личная жизнь тебя не касается. – Она раздраженно нажала кнопку:

– Роксанна, если отец перезвонит, меня нет.

– Поняла. Ты с ним поцапалась, да?

– Скажем так: просто я стала взрослой.

* * *

– И почему я сразу не проверил то, что лежало под носом? – с досадой произнес Бью, кладя на стол напарнику листок с полицейским рапортом.

Люк мельком взглянул на него, потом показал на кипу бумаг перед собой:

– Послушай, приятель, у меня нет времени читать чужие рапорты, своих хватает. Выкладывай, о ком нужно навести справки.

– Об Эдуарде Хэйнесе.

– Хэйнес… Хэйнес… Так это же…

Бью довольно хмыкнул:

– Вот именно. Я тут кое-что раскопал. Оказывается, сам Хэйнес и его супруга вот уже тридцать лет считают «Гарден Краун» своим поместьем. Возможно, это была часть имущества ее семьи, но у Хэйнесов женщины никогда не наследовали недвижимость. Поэтому ее и мужа сделали смотрителями «Гарден Краун» и освободили от уплаты ренты. А потом корпорация «Отели Краун» выкупила особняк, чтобы сделать из него отель. – Бью с победным видом уставился на друга. – Ты улавливаешь мою мысль?

– А как же. Угрозы в письме и кое-что еще… Кажется, дело начинает проясняться.

– Прибавь к этому, что Хэйнесы присутствовали во всех трех местах, где на Джульетту были совершены покушения.

– А старинные револьверы?

Бью уселся на стул и закинул ногу на ногу.

– Голову даю на отсечение, что они никогда не были украдены. Это своего рода отмазка. Хэйнес просто хотел подстраховаться.

– Пожалуй, ты прав, но на догадках обвинение не построишь.

– Я достану доказательства. То, о чем я тебе рассказал, я нашел всего за пару часов. Значит, нужно копать дальше.

Люк с интересом посмотрел на него:

– А почему бы тебе не поспрашивать Джульетту? Она наверняка может что-то знать.

Бью как-то сразу сник.

– Боюсь, она сейчас не в настроении разговаривать со мной…

– Шутишь? И что же ты такое сделал?

– Что сделал? – неожиданно взорвался Бью. – А с чего ты взял, что во всем нужно винить меня? – Не услышав ответа, он дернул плечом и пробурчал:

– Я не хочу обсуждать это, приятель.

– Сукин ты сын, Дюпре! Так нечестно. Ты о моей личной жизни знаешь все.

Бью укоризненно посмотрел на друга из-под насупленных бровей.

– Лучше не напоминай, – мрачно сказал он. – Я еще только начинаю осваиваться со всем.

– Ничего, привыкнешь. Вчера ты отлично поговорил с Джози Ли. Не успеешь и глазом моргнуть, как поведешь ее к алтарю, а я буду ждать вас там и называть тебя папочкой.

– Только попробуй, Гарднер, и я сделаю ее вдовой.

Люк расплылся в белозубой улыбке:

– Ну ты крутой!

Бью усмехнулся и ткнул пальцем в бумаги на столе Люка:

– Ты так и собираешься протирать здесь задницу или все-таки поможешь своему напарнику?

Закинув руки за голову, Люк покачался на стуле.

– Рассказывай, что мне делать, нетерпеливый ты мой. Я полностью в твоем распоряжении.

* * *

Уже два дня Джульетта избегала общества Бью, поэтому его внезапное появление не слишком обрадовало ее. Она только что закончила обсуждение меню праздничного вечера с главным шеф-поваром отеля и теперь очень спешила.

Увидев ее, Бью оттолкнулся от мраморной колонны, около которой ждал уже полчаса.

– Мне нужно проконсультироваться, – сообщил он официальным тоном.

Первой ее реакцией было под любым предлогом отказаться, но Астор Лоуэллы так не поступали. К тому же он сказал «проконсультироваться», а не «поговорить», и это в корне меняло дело.

– Я собиралась проверить, как идут приготовления в Синей комнате. Если хочешь, можем побеседовать там.

– Вот и отлично. Пошли.

Бью как всегда вел себя легко и непринужденно, будто решил навестить одну из своих сестер. Казалось, что он уже напрочь забыл о прошлом. На самом же деле от легкого аромата ее духов он чуть не лишился рассудка. Бью знал, что информация, за которой он явился, может находиться только в ее офисе, однако почему-то согласился идти в Синюю комнату.

Когда они двигались по коридору, Бью решился украдкой взглянуть на нее. Черт, до чего же спокойна, до чего холодна! А эта ее прямая спина – будто несет на голове кувшин с водой. Бью почувствовал раздражение, ему захотелось встряхнуть ее, вызвать у нее ответную реакцию, которую ни за что в жизни не одобрила бы пресловутая бабушка Астор Лоуэлл… Он сжал губы, чтобы чего доброго не ляпнуть очередную глупость. С каждым их шагом нервы его все больше напрягались. Едва они оказались в Синей комнате, он сразу отошел в сторону – лишь бы не чувствовать аромат ее духов. Остановившись напротив стены, где были развешаны маскарадные маски, Бью сунул руки в карманы и с преувеличенным вниманием принялся разглядывать их. Потом он оглянулся на Джульетту.

– Неплохая коллекция!

– Да. – Девушка расхаживала по комнате и делала пометки в своем блокноте. – Сейчас мы платим за ее аренду, но, когда Хэйнесы уедут, с масками придется расстаться, и тогда мы подберем новые, хотя, возможно, и не такие уникальные, как эти.

– А зачем им уезжать? Я думал, они уже приняты в вашу компанию.

– Только временно. – По-прежнему не глядя на Бью, Джульетта объяснила, каким образом корпорация купила «Гарден Краун». – Так что они скоро покинут отель. Вы это хотели обсудить, сержант?

Вы? Сержант? На мгновение Бью застыл на месте, а потом шагнул к Джульетте.

– Нет. Я хотел узнать, кто был фотографом на вечернем коктейле.

– Все записи находятся в моем офисе. Если вы не против просмотреть их вместе с Роксанной…

– Черт побери, Бутончик!

– Нет! – вскрикнула Джульетта, но, тут же взяв себя в руки, продолжила более спокойно:

– Не надо больше называть меня так.

Кровь бросилась ему в лицо. Он сделал к ней еще один шаг.

– А как мне тебя называть, дорогая? Мисс Астор Лоуэлл?

– Да, это меня вполне устроит.

Еще шаг – теперь они уже совсем близко.

– А ты не находишь такое обращение несколько формальным со стороны мужчины, который неоднократно видел тебя голой?

Джульетта смерила его ледяным взглядом и спокойно ответила:

– Я бы согласилась с вами, сержант, если бы речь шла о человеке, который и впоследствии имел бы такую возможность. Но ведь мы говорим о вас!

Бью в ярости схватил ее за плечи и приподнял так, что их лица почти соприкоснулись.

– Какое фантастическое самообладание! – хрипло прорычал он. – Не для вышколенной мисс Астор Лоуэлл порывы, которые правят всеми нами, обыкновенными людишками! – Он понимал, что несправедлив к ней, но остановиться уже не мог. – Интересно, каково это – жить в твоем мире? Тебе никогда не бывает одиноко, Джульетта Роуз, не надоедает быть послушной, чистой и непорочной папенькиной дочкой?

Да как он смеет! Гнев вспыхнул в ней с неистовой силой, мутная пелена застлала глаза. Она резко оттолкнула его.

– Чистой? Непорочной? – Джульетта чуть не расплакалась. – Мало того что ты предпочел мне занятия любовью со всеми грудастыми девицами Нового Орлеана, так теперь еще хочешь меня убедить, что я для тебя недостаточно грязна? – Она с яростью заколотила по его груди кулаками.

– Но, дорогая, я совсем не то имел в виду…

Бью шаг за шагом отступал от нее, но она не отставала. Наконец он уперся спиной в стену, и Джульетта приставила палец к его солнечному сплетению.

– Позволь спросить, чего ты от меня ожидал? Что я, как собачка, помчусь за тобой? Буду рыдать? Биться в истерике? Умолять вернуться обратно?

Отведя ее руку, Бью обхватил лицо Джульетты обеими ладонями и впился губами в ее губы, а когда снова поднял голову, увидел, что она плачет.

– Прости меня, Бутончик, я был не прав. Я…

– Нет. – Лицо ее вновь стало непроницаемым. Она высвободилась и отступила назад. – Я не собираюсь никому вешаться на шею и не желаю губить свою жизнь, впустив в сердце любовь. Теперь ты понял? Ты волен делать все, о чем так мечтал, только уйди с моей дороги!

– Джульетта, подожди…

– Это ничему не поможет. Стоит мне почувствовать к кому-то привязанность, как я сразу же оказываюсь лишней, и будь я проклята, если позволю тебе снова издеваться надо мной. Делай свою работу, но не лезь в мою жизнь. Своему отцу я посоветовала то же самое, когда он заявил, что ты – не нашего круга. – Она нагнулась, подняла с пола блокнот и удалилась с таким достоинством, что бабушка Астор Лоуэлл, надо полагать, увидев это, разразилась бы аплодисментами.

Если ее сердце и разрывалось от горя, Бью об этом уже не суждено было узнать.

Глава 23

Дюпре с мрачным видом вошел в стриптиз-бар, уселся за ближайший свободный столик и бросил кейс на соседний стул.

Конечно, не самое лучшее место, но ему надо было поскорее прийти в себя, чтобы на досуге немного поразмышлять о деле Хэйнеса. В помещении царил полумрак, грохотала музыка, кругом сидели разгоряченные стриптизершами и спиртным мужики и дурными голосами вопили что-то непристойное в адрес извивающихся голых девиц. Кроме того, именно здесь Охотник за трусами выследил троих женщин, которых выбрал своими жертвами.

Бью уже и так потратил два дня, пытаясь среди найденных им фактов обнаружить что-нибудь существенное, но ему никак не удавалось связать концы с концами. Ну и наплевать. По крайней мере атмосфера этого бара вполне соответствовала его настроению, и он мог здесь хоть немного расслабиться.

Возле его столика остановилась тележка на колесиках, и сладкий голосок пропел:

– Что будем заказывать, милый?

Бью поднял голову. Бог ты мой! Живое воплощение его мечты, того самого плана, который еще совсем недавно он считал чуть не главным делом своей жизни. Полуобнаженная блондинка на высоченных каблуках, с пышными формами и многообещающей улыбкой на смазливом личике. Именно таких Бью видел по ночам в своих эротических снах. Но отчего-то на этот раз сердце его не дрогнуло.

– Принеси мне бутылочку пивка, дорогуша, – только и сказал он.

Официантка разочарованно вздохнула, и неимоверных размеров грудь едва не вывалилась из малюсенького бюстгальтера.

– Сейчас, только стол протру, – уже не так приветливо ответила она.

Наклонившись, девушка принялась за работу, причем с каждым движением грудь ее как бы ненароком касалась щеки Бью. Однако прикосновения эти совсем не возбуждали его, напротив, именно в этот момент ему на ум пришли слова Джульетты: «Стоит мне почувствовать к кому-то привязанность, как я сразу же оказываюсь лишней».

Черт бы ее побрал! Бью тряхнул головой и выпрямился на стуле. Назло непрошеным мыслям он провел ладонью по обнаженным бедрам девицы.

– Бьюсь об заклад, ты тоже танцуешь здесь, а?

– А как же, сладенький. Хочешь, исполню танец специально для тебя прямо здесь, на столе?

Бью вдруг обуяла скука. Отдернув ладонь, он взял свой кейс и вытащил из него желтую папку.

– Может быть, но позже. Сейчас я хочу немного поработать.

Девица одарила Бью таким уничтожающим взглядом, словно навсегда разочаровалась в его мужских способностях.

– Ты все же подумай о моем предложении, милый, а я пока принесу твое пиво.

Бью забыл о существовании пышнотелой девицы в тот же миг, как только она отошла от его столика. Он высыпал из конверта заключения судмедэксперта и баллистической экспертизы, а потом еще и черно-белые снимки, которые ему передал фотограф полчаса назад.

Сперва Дюпре внимательно просмотрел кадры, сделанные на приеме в парке: на каждом стояли дата и время съемки. На двух из них был изображен Эдуард, но он стоял довольно далеко от самшитовых зарослей в те минуты, когда раздались выстрелы.

Тогда Бью перешел к изучению фотографий вечернего коктейля. Он отложил в сторону одну, на которой очень четко были видны Эдуард и Селеста, быстро просмотрел оставшиеся, морщась как от боли при виде изображения собственной персоны под руку с Джульеттой, и сунул все фотографии обратно в папку, оставив на столике всего три – те, на которых был запечатлен муж Селесты.

– А вот и пивко. – Бросив взгляд на снимки, официантка поставила перед ним бутылку. – Так ты уже решил… – Она вдруг наклонилась и внимательно посмотрела на фотографии. – Эй, да это же Щеголь Дэн! – изумленно воскликнула девушка и уставилась на Бью. – Откуда они у тебя?

Детектив резко вскинул голову:

– Ты в самом деле знаешь этого типа?

– Да нет. – Официантка вдруг смутилась. – Он время от времени заглядывает сюда. Короче, с тебя четыре пятьдесят за пиво.

Выудив из заднего кармана бумажник, Бью достал двадцатку и протянул ее девице.

– Говоришь, его зовут Дэн?

– Это мы все его прозвали Щеголь Дэн за то, что он так одевается. – Она ткнула длинным наманикюренным ногтем в снимок, на котором Эдуард был изображен в смокинге. – И манеры у него – о-го-го!

Положив деньги в небольшую коробочку, стоявшую на подносе, полногрудая красотка принялась отсчитывать сдачу, но Бью широким жестом отвел ее руку. Сейчас он был готов расцеловать эту вульгарную девицу. Манеры… одежда… Эврика! Вот она – настоящая удача.

– Возьми все себе, ты это заслужила. А теперь присядь-ка рядышком, я хочу задать тебе пару вопросов.

* * *

Когда через несколько часов он вошел в офис Роксанны, та холодно взглянула на него и тут же снова уткнулась в свои бумаги.

– Что вам нужно, Дюпре? – произнесла она, не поднимая головы. Хороший вопрос…

– Хочу поговорить с Джульеттой. Она у себя?

– Мисс Астор Лоуэлл находится на своем рабочем месте, но вас пускать она не велела.

Бью ткнул пальцем в переговорное устройство:

– Я пришел по делу. Немедленно свяжи меня с ней.

Роксанна презрительно фыркнула, но все же взяла трубку и нажала нужную кнопку:

– Джульетта? Здесь сержант Дюпре. Он настаивает на встрече с тобой, говорит, у него какое-то важное дело. – Несколько секунд она молча слушала, потом сделала неопределенный жест рукой:

– Вы можете войти.

У двери Джульетты он остановился и оглянулся на Роксанну, а затем, пожав плечами, шагнул внутрь.

Джульетта подняла голову, но не стала вставать ему навстречу. Она лишь положила руки поверх разложенных на столе бумаг и посмотрела на Дюпре со спокойным ожиданием, будто он был всего лишь назойливым незнакомцем, который случайно забрел к ней.

Только тут Бью почувствовал, насколько это ему небезразлично. Он и не подозревал, что ее равнодушие так сильно ранит его.

– Отлично выглядишь, – стараясь говорить как можно более равнодушным тоном, произнес он.

На этот раз Джульетта и правда была великолепна. Хотя она по-прежнему оставалась истинной Астор Лоуэлл, в ней появилось нечто новое. Волосы ее были собраны в пучок, но несколько выпущенных и вьющихся по плечам локонов придавали их хозяйке особое очарование. А еще глаза – они, словно магнитом, притягивали к себе, заставляя сердце Бью отчаянно биться.

– Не думаю, что вы приехали сюда специально для того, чтобы сделать мне комплимент. А так как мы оба очень занятые люди…

– Хорошо-хорошо, приступим к делу. Мое расследование несколько продвинулось…

– Примите мои поздравления.

– Спасибо. Но это еще не все. Мне нужна твоя помощь.

Джульетта вопросительно подняла бровь:

– И в чем она будет заключаться?

– В некоторой информации. Например, не могла бы ты сказать, где чаще всего любит бывать Эдуард Хэйнес – я имею в виду твой отель. Или он все время торчит у себя в номере?

На долю секунды непроницаемая маска Джульетты смягчилась.

– Простите?

– Ты отлично слышала меня, Бутончик.

– Не пойму, зачем вам знать, где Эдуард проводит свободное время?

– Извини, но на этот вопрос я пока не имею права ответить.

– Отлично. В таком случае вот вам Бог, а вот порог.

– Тысяча чертей! Джульетта!

– Прекратите ругаться, Бьюрегард Дюпре! – Хозяйка кабинета величественно поднялась из-за стола. – Если вам требуется информация, вы прежде должны мне все объяснить. В противном случае убирайтесь вон и не мешайте работать.

Бью опешил. Он скорее дал бы загнать себе иголки под ногти, чем позволил кому-либо командовать собой. Но сейчас он отчаянно нуждался в ответе Джульетты, иначе ему никогда не добраться до Эдуарда Хэйнеса, и тот будет по-прежнему разгуливать на свободе, выискивая новые жертвы. К тому же он понимал, что Джульетта имеет полное право разговаривать с ним в подобном тоне – ведь он сам выложил ей историю о своем плане будущей жизни. И дернул же тогда, его черт за язык!

Впрочем, бояться ему было нечего – он уже успел понять, что Джульетта осторожна и достаточно благоразумна: болтать лишнего она не станет и тем более не побежит докладывать Хэйнесу о возникших подозрениях. И Бью решил рискнуть.

– Понимаешь, – не спеша проговорил он, – в деле появились кое-какие ниточки, ведущие к Эдуарду. Я думаю, что он не только замешан в покушениях на твою жизнь, но еще и в нападениях на тех девушек, о которых я тебе рассказывал. Иными словами, может оказаться, что Охотник за трусами не кто иной, как Эдуард Хэйнес.

Такой милейший человек – и половой извращенец? Немыслимо! Джульетта протестующе замотала головой:

– Ни за что в это не поверю!

– Верю, не верю! Я же не в бирюльки с тобой играю. Все это очень серьезно, и у меня есть доказательства. В тебя стреляли из старинного оружия, а у Хэйнеса как раз были антикварные револьверы. К тому же моя сестра рассказала, что именно таким револьвером преступник махал у нее перед носом, заставляя раздеться.

– Но при чем здесь Эдуард?

– Ты что, думаешь, каждый бездельник в Новом Орлеане держит подобное оружие в ящике письменного стола? А тут сразу два преступления, и оба крутятся вокруг одного и того же.

– Но он же коллекционер!

– Не перебивай, пожалуйста. Хэйнеса опознала по фотографии барменша того заведения, в котором Охотник выслеживал свои жертвы.

– Ради всего святого! Он просто зашел в бар пропустить стаканчик виски. По-твоему, это запрещено законом?

Глаза Бью угрожающе потемнели. Он подошел вплотную к Джульетте и хриплым голосом проговорил:

– Черт побери, неужели ты думаешь, что я просто так, от нечего делать собираюсь засадить его за решетку? Я не первый год в полиции, так что лучше не спорь со мной. Мой опыт, а еще больше мой инстинкт подсказывают…

Джульетта протестующе подняла руку.

– Извини, но меня не волнуют твои инстинкты. Если ты помнишь, однажды я уже доверилась им.

Бью склонил к ней голову, так что его дыхание обожгло ее лицо.

– Я говорю о профессиональных инстинктах, а не о… – Запнувшись, он провел рукой по ее волосам и тихо продолжил:

– Я показывал фотографию Хэйнеса еще в трех барах, где либо работали, либо просто бывали жертвы Охотника, и там его тоже опознали. Все четыре заведения, Джульетта, – самые низкосортные стриптиз-бары, какие только есть в нашем городе. Неужели ты можешь представить, что Эдуард исключительно из желания поразвлечься постоянно заходил в такие места?

От его близости тело Джульетты буквально таяло. Каким-то по-детски жалобным голосом она спросила, заглядывая ему в глаза:

– Но может, это просто совпадение?

– Чтобы знать наверняка, мне нужно, чтобы ты ответила на несколько вопросов. Где еще, кроме своего номера, любит проводить время Хэйнес? – Бью пристально посмотрел на Джульетту и по выражению ее лица понял, что такое место есть. – Ну же, дорогая, скажи мне. И еще мне потребуется твое разрешение на обыск.

– Все же, Бью, мне кажется, что ты ошибаешься.

– Тогда давай сперва убедимся в этом вместе, и потом я навсегда забуду о существовании Эдуарда Хэйнеса. Насколько я понимаю, ваша корпорация, купив усадьбу, вынудила Хэйнесов убраться из дома, где они прожили больше двадцати пяти лет, и сразу вслед за этим начались угрозы в твой адрес, не так ли?

– По-моему, это просто бред какой-то.

– Я уже сказал: сперва докажи мне обратное.

– Хорошо, докажу. – Она отодвинула его плечом, вышла в приемную и обратилась к секретарше:

– Послушай, у нас есть ключи от Синей комнаты?

Роксанна быстро наклонилась к нижнему ящику своего стола.

– Сейчас посмотрим. На следующий день после нашего приезда Селеста передала мне целую связку. А, вот и они. – Она выпрямилась и, потрясая ключами, отделила два из них, а затем передала Джульетте.

Выйдя в коридор, Джульетта повернулась к Бью:

– Как правило Эдуард все свое время проводит в саду и Синей комнате.

Бью немного помолчал, затем задумчиво произнес:

– Он коллекционер и предпочитает хранить ценные вещи в каком-нибудь потайном месте. Итак, Синяя комната.

Они пошли дальше. Краем глаза Джульетта видела, что Бью напрягся, словно ищейка, взявшая след.

В комнате не было ни души. На пороге Бью остановился и оглядел помещение:

– Ты позволишь мне немного покопаться здесь?

– Разумеется.

– В таком случае давай сперва осмотрим все, что запирается на ключ. В отеле слишком много народу, сюда может заглянуть любой из рабочих или обслуги, а Хэйнес не из тех, кто любит рисковать.

Джульетта молча протянула ему ключи, и вскоре обнаружилось, что один из них подходит к книжному шкафу красного дерева возле антикварного бюро.

Затаив дыхание, девушка наклонилась над присевшим на корточки Бью, а когда он стал открывать инкрустированную дверцу, приглушенно вскрикнула.

– Дьявольщина! – выругался Бью. – В чем дело?

– Это не может быть здесь! – замотала она головой, чувствуя, как к горлу ее подкатывает ком.

Бью что-то проворчал себе под нос и начал методично вынимать книги. Вскоре на полке ничего не осталось. Бью с досадой стукнул кулаком по боковой стенке, и вдруг она стала медленно отходить в сторону.

В полной тишине они смотрели в открывшееся темное отверстие. Внезапно Бью хрипло засмеялся. Он повернулся и, схватив Джульетту за плечи, запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

– Ну, теперь ты наконец поняла, что такое настоящий профессионал! Давай-ка поглядим, дотянется ли сюда вон та настольная лампа.

На счастье, шнур оказался достаточно длинным. Когда Джульетта включила лампу и свет проник внутрь, она вздрогнула от ужаса.

На стопке разноцветного женского белья тускло поблескивал в свете лампы старинный револьвер.

Глава 24

Завершив свой туалет, миссис Хэйнес проверила результат в зеркале и, стараясь не обращать внимания на приглушенные шаги, доносившиеся из холла, надела фамильное жемчужное ожерелье.

Торжественное открытие начиналось через час, но гости уже съезжались. Джульетта говорила, что восемьдесят процентов мест в отеле было забронировано специально ради этого мероприятия. Селеста заглянула в регистрационную книгу: как ни странно, среди постояльцев оказалось даже несколько членов Клуба, а ведь их роскошные особняки находились неподалеку.

В душе почтенной старушки бушевали самые противоречивые чувства, но прежде всего она все еще никак не могла забыть, что это уже не ее дом. Тем не менее настроение ее было приподнятым.

Она взяла с туалетного столика крошечную рюмочку с хересом, сделала маленький глоток и откинулась в кресле.

Джульетта скоро уезжает. Селеста не знала точной даты, но для нее не было секретом, что работа новой хозяйки «Гарден Краун» заканчивается сегодняшним торжеством. Если Господь ее услышит, то Джульетта уберется отсюда не позже завтрашнего дня. Но главной радостью для Селесты было то, что грубиян полицейский последнее время почти не показывался. Как доносила ей Лили со слов прислуги, даже когда он ночевал здесь теперь, то сразу отправлялся в свою комнату. Вот и отлично – а она-то изводила себя по пустякам.

Им с Эдуардом было предписано освободить свой номер до конца этого месяца, и, может быть, уже завтра она начнет присматривать новое жилье – пусть небольшое, но нарядное и уютное, непременно в престижном районе. Кстати, на приеме у нее будет прекрасная возможность порасспросить кое-кого на этот счет. Корпорация «Краун» заплатила им солидную сумму, и, если удастся уговорить Эдуарда расстаться с коллекцией масок или хотя бы продать часть ее, они больше никогда не будут иметь недостатка в деньгах.

Селеста отхлебнула еще глоточек вина, надела жемчужные клипсы и, поглядев в зеркало, удовлетворенно вздохнула. К предстоящему переезду она относилась как к интересному приключению. Конечно, ей было больно терять родовое имение Батлеров, но, в конце концов, жизнь – это всего лишь одна большая торговая сделка. У них никогда не хватало средств на достойное существование в таком шикарном районе, теперь же они смогут наконец позволить себе все те мелочи, которые делают жизнь приятной. К тому же их положение в новоорлеанском обществе с потерей имения нисколько не пошатнулось, а даже, наоборот, укрепилось.

* * *

Джульетта отложила тушь для ресниц, еще разок прошлась щеткой по волосам и проверила, ровно ли накрашены губы, а потом надела чудесное вечернее платье из глянцевитой материи бронзового цвета. Платье держалось на тонких бретельках, которые соединялись на шее узкой лентой. Она посмотрела в ручное зеркальце, желая убедиться, не перепутались ли шесть ниток янтарных бус.

Все оказалось в порядке, вот только времени у нее оставалось в обрез. Прием должен был начинаться меньше чем через час, а ей еще столько предстояло сделать до своего возвращения домой.

По идее, Джульетта могла улететь самым первым рейсом. Тогда ей удалось бы прибыть в Бостон уже завтра утром. Однако ей даже не пришло в голову позвонить и узнать расписание полетов. Похоже, она положительно сошла с ума! Бью ясно дал ей понять, что ему нужны свободные, легкие отношения; ему, но не ей! Тогда зачем же торчать здесь, в Новом Орлеане? Определенно, раньше в ней было куда больше гордости.

С другой стороны, какой смысл удирать, поджавши хвост, когда для них, возможно, все только начинается? Надо признаться, ей даже нравилась эта дразнящая неопределенность, хотя на сердце выло ох как тяжело!

Кроме того, Джульетта даже не догадывалась, что именно Бью намерен предпринять в отношении Эдуарда Хэйнеса, и от этого волнение ее только усиливалось. Не знала она и точное время, когда в отель явятся полицейские с ордером на арест, за которым вчера отправился сержант.

Она не видела Бью с той самой минуты, как он попросил ее показать садовые ножницы, которыми обычно пользовался Эдуард. Бью упаковал ножницы в пластиковый пакет и сказал, что отнесет их эксперту, чтобы снять отпечатки пальцев.

Два раза она звонила ему на работу и просила передать, чтобы он связался с ней, но ответного звонка так и не последовало. Если Бью и вернулся вчера ночевать в отель, то это было очень поздно, когда Джульетта уже легла. Она даже не знала, придет ли он на сегодняшнее торжество.

Отругав себя за мягкотелость, девушка с усилием выпрямилась. Она может кукситься и стонать до скончания веков – и чего этим добьется? Надо взять себя в руки и вечером сделать все как следует, а о любовных неурядицах можно подумать завтра.

* * *

Последовавший за приемом бал был уже в разгаре, а список неотложных дел сократился до одного-двух пунктов, когда Джульетту окликнул сзади задорный девичий голосок:

– Привет, ты меня еще не забыла?

Обернувшись, Джульетта увидела Анабел, сестренку Бью, – та приближалась к ней вместе с Джози Ли, Люком и еще какой-то парой.

– Ну как же, Анабел, конечно, я тебя помню! Как твои дела – надеюсь, крокодилы больше не заползали в твою спальню? – Она приветливо улыбнулась остальным:

– Привет, Джози, привет, Люк!

Джульетта на секунду отвела глаза в сторону, пытаясь высмотреть за их спинами Бью, но тут же одернула себя.

– Ты ведь не знакома с моей сестрой Камиллой, правда? А это ее муж, Нед Фортенс, – с готовностью сообщила Анабел.

Камилла, немного смущаясь, протянула руку:

– Я так рада познакомиться с вами! Спасибо за приглашение. Здесь просто чудесно!

У Джульетты потеплело на душе.

– Благодарю вас, Камилла. Мы с моей помощницей старались на совесть. Знаете, здесь столько всяких мелочей – некогда даже оглядеться и понять, как получилось в результате. Очень приятно слышать, что вроде бы все удалось.

– Ну конечно, все просто отлично! – Джози взяла у проходившего мимо официанта бокал шампанского и подняла его, приветствуя Джульетту. – Роскошный вечер, прекрасная еда, хорошая музыка. А чего стоят все эти потрясающие платья! Такое не каждый день увидишь.

– Кстати, не пойти ли нам потанцевать? – Люк галантно протянул Джульетте руку.

– С удовольствием!

Она извинилась перед новыми гостями и с чувством облегчения зашагала за Люком. Детектив вежливо держался на расстоянии, время от времени пристально посматривая на нее.

– Что-то не так? – наконец спросил он.

– Боже мой, да ты же все знаешь. – Джульетта, уже не скрывая огорчения, посмотрела на него.

– Только в общих чертах. Бью сказал, что ты с ним не разговариваешь.

Она горько рассмеялась:

– Представь себе, почему-то мне не нравится, когда мужчина меня бросает – и все ради того, чтобы тут же переспать со всеми доступными женщинами в городе.

– Это он тебе такое ляпнул?! – Остановившись, Люк недоверчиво уставился на нее. – Вот уж действительно – полный кретин!

Джульетта печально улыбнулась:

– Хороший ты парень, Люк Гарднер, Джози с тобой просто здорово повезло.

Однако Люк уже не слушал, он смотрел куда-то за ее спину. Оглянувшись, Джульетта едва не застыла на месте: быстрой походкой к ним приближался Бью. Злющий, с налитыми кровью глазами, с черной щетиной на подбородке, в потертых джинсах и линялой ковбойке, он смотрелся в бальном зале по меньшей мере странно. Так же странно прозвучали его слова:

– Какого черта ты тут расплясался, а, Гарднер? Ты же вроде по моей сестренке сохнешь! – Бью и сам не ожидал, что его так захлестнет ревность, но, когда он увидел, как Джульетта улыбается его партнеру и лучшему другу, у него потемнело в глазах. На минуту он даже забыл о своем срочном деле, однако быстро взял себя в руки. – Прости, Люк, я не хотел. На самом деле я даже рад, что ты здесь: нам предстоит небольшая заваруха. – Переведя глаза на Джульетту, он сразу отметил, как потрясающе она выглядит в своем платье. – Извини, милая, но, боюсь, мне придется немного испортить твой праздник. Пфеффер пронюхал о моем дельце и собирается устроить в отеле настоящий цирк.

– В чем дело, Дюпре? – поинтересовался Люк, после того как поспешно увел их в укромный уголок у окна.

– Я его опережаю всего на какие-то десять минут. Этот негодяй заграбастал все улики, которые мне удалось раскопать, и собирается прямо сейчас арестовать Хэйнеса и обыскать Синюю комнату на глазах у всего честного народа. Он с радостью испортит нашему Бутончику ее звездный час только ради того, чтобы его показали по ящику в вечерних новостях. – Бью потер щетину на щеках. – Пфеффер только что обзвонил все телестанции. От восьмого канала я его отсоединил, но он опять связался с ними, стоило мне выйти за порог.

– Так что же, Эдуарда арестуют прямо здесь, на балу? – растерянно переспросила Джульетта.

– Вот именно.

– Но зачем?

– Затем, детка, что этот сморчок намеревается всеми правдами и не правдами пролезть в политику.

– Он же так восхищался моим отцом…

– То было раньше, а теперь твой папа больше не голосует в Новом Орлеане. Эдуарда я хотел взять еще вчера вечером, но пока мы сравнили его пальчики с отпечатками с нескольких мест преступлений, прошло слишком много времени, и я уже опоздал к судье за ордером. Слушай, ты случайно не знаешь, где сейчас Хэйнес? Ордер у меня с собой, и я мог бы взять его по-тихому, пока не объявился наш бравый вояка.

На самом деле Бью было наплевать на Пфеффера – он хотел сделать это ради Джульетты, которой основательно подпортил жизнь с тех пор, как она появилась в городе.

Однако осуществить свое намерение Дюпре так и не успел: двери отеля с шумом распахнулись, и целый отряд полицейских с Питером Пфеффером во главе ворвался в зал. Пока стражи порядка занимали позиции на лестнице и у выходов из зала, Пфеффер, стоя на пороге, оценивал ситуацию. Потом он напустил на себя грозный вид и зашагал к Эдуарду Хэйнесу.

– Вот сукин сын! – пробормотал Бью.

Джульетта стояла ни жива ни мертва. Взглянув на нее, Бью вдруг почувствовал, что он готов сделать все, лишь бы спасти ее праздник.

– Попробую ему помешать, Бутончик. Нельзя допустить, чтобы твой праздник испортили. – Он ласково посмотрел ей в глаза. – Только ты не уезжай, ладно?

Ответить она не успела, так как в это время раздался громкий голос Пфеффера:

– Эдуард Хэйнес, вы арестованы по обвинению в предумышленных кражах и сексуальном домогательстве. Вы имеете право не отвечать на вопросы. Вы имеете право…

Бью злобно выругался и, кивнув Джульетте, быстро зашагал к взбудораженной толпе.

Несколько минут Джульетта стояла неподвижно, а потом, пройдя мимо Эдуарда и побелевшей как мел Селесты, направилась к Синей комнате. Оттуда навстречу ей вышел Бью и, не останавливаясь, протолкался через толпу. В руках он держал пластиковый пакет, в котором лежали пистолет и трусики, обнаруженные ими накануне. Репортеры немедленно бросились к нему, но Бью проворно спрятал пакет за пазуху. Пройдя вдоль строя полицейских, он остановился напротив Эдуарда:

– Мистер Хэйнес, я должен проводить вас в участок.

Эдуард хмуро кивнул, и Бью под локоть повел его к двери.

Тем временем Пфеффер расписывал свои подвиги перед представителями прессы:

– Хотя работа у нас не из легких, сейчас благодаря нашим усилиям улицы города стали намного безопаснее, – хвастливо разглагольствовал он. – У меня есть все основания полагать, что Эдуард Хэйнес и есть тот человек, который вот уже несколько месяцев держит в страхе наш город…

Джульетта протиснулась между Пфеффером и репортерскими камерами.

– Простите, сэр, но, насколько я понимаю, на этот раз вас нет в списке приглашенных. Поэтому прошу вас покинуть зал.

– Я провожу здесь расследование и не нуждаюсь в вашем разрешении. Вот так-то, барышня…

– Но обвиняемого уже забрали в участок вместе с вещественными доказательствами, так что здесь расследовать больше нечего. Я настаиваю на том, чтобы вы ушли.

– Насколько я понимаю, любой может войти в ваш отель…

– Верно, но мы оставляем за собой право отказать в обслуживании, если сочтем это нужным. Срок вашего пребывания здесь окончен. – Она повернулась к репортерам:

– Пожалуйста, господа, выключите камеры и покиньте зал.

На этот раз никто не решился возражать. Джульетта стояла у дверей, как часовой на посту, до тех пор, пока не ушел последний репортер. Потом она вернулась к гостям.

Глава 25

Люк нашел Джози Ли в окружении сестер: Анабел прижималась к ней с одной стороны, а с другой ее обнимала за плечи Камилла.

– Ну как вы тут, Джози? – спросил он.

– Порядок, – хихикнула Джози и тут же поинтересовалась:

– Так это и был Охотник за трусами?

– Да. Теперь уже никаких сомнений.

– О Господи! – Она поежилась.

– Извини, малыш, я не знал, что нашему и. о. взбредет в голову арестовывать его прямо здесь, на балу. Крутой сюрприз, а?

– Раньше я думала, что, если увижу когда-нибудь этого типа, всю рожу ему расцарапаю до крови. А преступник, оказывается, просто плюгавый старикашка…

– Да уж, экземпляр еще тот, ничего не скажешь.

– Бедняжка Джульетта! Пфеффер ей весь праздник испортил. Неужели он не мог подождать до завтра?

– Представляю, как злится Бью, – заметила Анабел. – Ведь он ее так любит…

– А этот ваш капитан – как он выпендривался перед журналистами! Можно подумать, это его заслуга, что Хэйнеса поймали, – возмущенно проговорила Камилла. – Вот только не пойму, зачем это ему надо, Люк?

– Бью думает, что, когда в конце месяца вернется капитан Тейлор, Пфеффер уйдет в политику.

– Решил повысить свой рейтинг, – проворчала Джози. – А у нас вечер испорчен… И все-таки я считаю, что мы не должны поддаваться дурному настроению.

Против этого ни у кого не нашлось возражений, и поэтому все дружно направились в сторону танцующих.

* * *

Заперев за собой дверь, Бью подвинул стул к небольшому столу посреди комнаты.

– Прошу садиться.

Арестованный мутным взором огляделся вокруг и медленно опустился на сиденье. Бью снял с него наручники, обошел вокруг стола, поставил второй стул и уселся на него верхом.

– Хотите кофе?

Эдуард уныло посмотрел на него:

– Нет, спасибо.

– Тогда, может быть, объясните, зачем вы вламывались к женщинам домой и под дулом пистолета заставляли их раздеваться?

– Мне просто нравится обнаженное женское тело, – безвольно ответил Хэйнес. – Видите ли, Селеста никогда не разрешала мне смотреть на нее. Девушки все такие хорошенькие, у них такая нежная кожа! А как они восхитительно пахнут!

Боже праведный, что за чушь он несет!

Бью поморщился:

– Неужели вам ни разу не пришло в голову, что любой нормальной женщине противно раздеваться перед чужим человеком?

Эдуард невинно захлопал глазами:

– Да что вы! Они же все работали в ночных клубах или ходили туда. Наверное, им нравилось, когда на них смотрят. Я ведь никого по-настоящему не обидел, сержант. Просто мне хотелось хорошенько разглядеть их не в баре, а в, скажем так, более интимной обстановке. – Он робко улыбнулся. – Я бы не возражал и против более тесных контактов, но это бы уже выходило за рамки приличий.

– Подумать только, какое благородство! Если вы всего лишь собирались полюбоваться женским телом, то могли бы просто покупать соответствующие журналы, – холодно заметил Бью.

Эдуард отрицательно помотал головой.

– Селеста ни за что не разрешила бы держать дома подобные издания, – убежденно произнес он. Услышав стук в дверь, Бью поднялся.

– Мне надо выйти на несколько минут. – Он протянул Эдуарду бумагу и ручку. – Пожалуйста, пока я буду отсутствовать, запишите все, что помните о поведении девушек, которых вы заставляли раздеваться. Укажите, как проникали в дома и что происходило потом. Когда закончите, позовете.

* * *

Помощника прокурора Бью встретил в холле.

– Сидит, кропает признание, возможно, будет косить под невменяемого, – сообщил он. Служитель Фемиды тяжело вздохнул:

– Ладно, назначу ему консультацию у психиатра. – Он покачал головой. – Вы могли бы арестовать его и без того шума, Дюпре.

– Еще как могли, да разве этого Пфеффера урезонишь! Скорее бы возвращался капитан Тейлор! Делать нечего, пойду продолжать допрос. Доказательств того, что Хэйнес замешан в покушениях на мисс Лоуэлл, у нас нет, но он, кажется, становится разговорчивее, и я попробую вытрясти из него еще что-нибудь.

Бью, разумеется, смущала разница между достаточно безобидными подвигами Охотника за трусами и откровенно жестокими покушениями на Джульетту, но очевидно было и то, что старинные револьверы связывали оба преступления.

– Когда закончу допрос, оформлю Хэйнеса на предварительное заключение.

– Хорошо, а я тогда вызову его жену с утра в воскресенье.

– Полагаю, она будет в восторге, – ехидно проговорил Бью, и помощник прокурора расплылся в улыбке.

Немного побродив по коридору, Бью вернулся в комнату для допросов.

– Как дела, мистер Хэйнес?

– Думаю, мне потребуется еще несколько минут.

– Пишите, не торопитесь. Главное – постарайтесь ничего не упустить.

Наконец Эдуард закончил и выпрямился, сгибая и разгибая уставшие пальцы. Бью взглянул на стопку исписанных листков.

– Это все?

Эдуард кивнул.

– Подпишите, пожалуйста.

Когда Хэйнес подписал показания, настала очередь Бью приняться за работу. Дойдя до хвалебных слов в адрес бюста Джози Ли, он набычился, но тут же взял себя в руки и отложил исписанные листы в сторону.

– Теперь, если вы не против, давайте поговорим о Джульетте Астор Лоуэлл.

– Очаровательная девушка! – Эдуард неожиданно заулыбался.

– Не могу не согласиться. Однако вы угрожали ей в письме по поводу «Гарден Краун»…

Хэйнес опустил глаза.

– Мы поступили некрасиво, согласен, но Селеста так ужасно расстроилась, что нас выгоняют из усадьбы… Да и какая это угроза? – Он просительно посмотрел на Бью, словно ища у него поддержки. – Просто мы с женой протестовали против грубого коммерческого духа, когда корпорация Лоуэлла приготовилась сожрать еще один исторический памятник. И не забудьте также, сержант, что мы писали свои письма еще до того, как познакомились с этой славной девушкой.

«Мы». «Нас». Что-то тут было не то.

– Думаю, это не вы вывели из строя тормоза в моей машине и стреляли в Джульетту на приеме в парке. И не вы подпилили перила, когда она говорила приветственную речь на коктейле…

Эдуард выпрямился с видом оскорбленного достоинства.

– Безусловно, нет, – изрек он.

– Тогда кто же, мистер Хэйнес?

* * *

– Роксанна, ты не знаешь, где Селеста? Я была так занята – даже не заметила, как она ушла, и не уверена, что бедняжка благополучно перенесет этот страшный удар.

– А я считаю, что если кого действительно жаль, так это Эдуарда, – отозвалась Роксанна. – Что бы он ни натворил, его довела до этого милая женушка.

Джульетта не стала спорить. Тем не менее ей было ясно, что, хотя характер у Селесты не из легких, она не заслужила того унижения, через которое ей пришлось сегодня пройти.

– Пойду посмотрю в ее номере.

Внезапно вспомнив про обязанности хозяйки праздника, Джульетта оглядела бальный зал: танцы продолжались, кругом звучал непрекращающийся говор, смех, гости пили и веселились – в общем, все шло, как будто ничего и не случилось.

– Господи, как мне нравится этот город! – неожиданно для себя воскликнула она.

– А что, может, тебе и правда здесь остаться? Джульетта закусила губу.

– Интересное предложение, стоит подумать, – наконец произнесла она. – В конце концов можно основать здесь свой бизнес… Потом мы это обговорим поподробнее, а пока мне надо найти Селесту. Надеюсь, с ней таки ничего не стряслось?

Протискиваясь сквозь толпу гостей, Джульетта размышляла над словами Роксанны. А если Бью не одобрит ее решения? Что ж, в Новом Орлеане хватит места для них обоих.

* * *

Это конец. Селеста уныло уставилась в зеркало. После такого удара положение в обществе уже не восстановить. Этот ужасный тип, который говорил с журналистами, подал безобидное увлечение Эдуарда как половое извращение. Теперь весь город хлопнет дверью перед ее носом.

Ничего, они еще пожалеют! Она лихо опрокинула привычную рюмочку хереса, открыла ящик стола, запустила туда руку и достала оттуда револьвер, потом зарядила его и навинтила глушитель. Хотя в барабане было достаточно патронов, ей был нужен только один. Взведя курок, она прижала дуло к виску.

Посидев так с минуту, Селеста вздохнула и опустила пистолет на мраморную крышку туалетного столика, а затем снова наполнила свою рюмку!. Открыв еще один ящик, она достала ручку, стопку бумаги и написала на верхнем листе:

«Всем, кому это интересно».

Никто не повинен в ее нынешней беде, кроме стервы Джульетты. Мало того, что она выгнала их с мужем из родного дома, так еще и натравила этого омерзительного полицейского Дюпре. Селеста попыталась изложить все это в записке, но в конце концов скомкала ее и швырнула на пол. Нытикам никто не сочувствует, а она хотела, чтобы всем достойным людям города стало стыдно, когда она умрет.

Для этого ей нужно было найти такие проникновенные слова, чтобы даже ее злейшие враги и те заплакали.

Она снова взяла ручку и вывела на чистом листе: «Эдуард опозорен, и я не могу больше жить».

Это уже что-то, но пафоса все равно недостаточно… А может, так: «Мой милый, жестокий мир», – написала она вверху страницы, потом добавила еще несколько фраз, и глаза ее увлажнились. Подписав записку, Селеста сложила ее пополам и снова взяла в руки револьвер. Но только она приставила его к виску, как в дверь постучали.

Ну, кого там еще принесло? Селеста со вздохом положила оружие на сиденье своего пуфа и прикрыла складками юбки.

– Что нужно?

– Это Джульетта. Я могу войти?

Тупо уставившись на дверь, Селеста некоторое время молчала. Наконец, видимо, на что-то решившись, она мрачно произнесла:

– Заходите.

Войдя в комнату и осторожно маневрируя между массивной мебелью, которой было буквально набито помещение, Джульетта осторожно приблизилась к Селесте.

– Мне ужасно жаль, что все так получилось с Эдуардом, – пробормотала она.

Хозяйка комнаты с поистине королевской невозмутимостью восседала за туалетным столиком, продолжая хранить молчание. Джульетта смущенно кашлянула.

– Это совершенно непростительно, что его арестовали прямо на глазах у всех. Понимаю, как вам сейчас нелегко, но, может быть, я могу вам чем-нибудь помочь? – Она протянула расстроенной старушке руку.

– Вам не стоило приходить ко мне. – Голос Селесты прозвучал как-то безжизненно. Джульетта резко выпрямилась.

– Извините, но… видит Бог, я не навязываюсь, и если вам надо побыть в одиночестве… Я только хотела сказать, что капитану Пфефферу не стоило так себя вести. Вы уже связались со своим адвокатом?

– М-да, язычком ты трещать умеешь, шлюшка поганая!

– Что-о? – Джульетта даже поперхнулась от неожиданности.

– То, что слышала! Не надо притворяться, дорогуша, – тебе же меня ни капельки не жалко.

– Нет-нет, вы не правы! – От неожиданности Джульетта не сразу смогла сообразить, как ей следует вести себя в данной ситуации.

Селеста презрительно фыркнула:

– Вот что я тебе скажу, милочка: если бы ты не сунулась сюда со своей дурацкой идеей сделать из особняка отель, ничего бы не случилось.

Сочувствие к несчастной страдалице растаяло в сердце Джульетты быстрее, чем предрассветный туман под палящим солнцем Луизианы.

– Ни я, ни корпорация «Краун» не имеем никакого отношения к извращенной привычке вашего мужа заставлять женщин раздеваться перед ним. Подумайте над этим на досуге, а я не буду вам мешать. – Она сделала шаг к двери.

– Сядь!

– Что вы себе позволяете…

Селеста сунула руку под пышные складки платья и, достав оттуда пистолет, прицелилась в Джульетту.

– Я, кажется, сказала. Повторять не буду.

Но в этом уже не было нужды: чувствуя, что ноги ее не держат, девушка медленно опустилась на стул. Продолжая держать ее под прицелом, Селеста медленно приблизилась к двери и повернула ключ в замке…

* * *

– Итак, мистер Хэйнес, если не вы совершали покушения, то кто мог это делать?

– Понятия не имею.

Бью внимательно посмотрел на старика. Что ж, пожалуй, он не врет.

– Хорошо, поставим вопрос по-другому. У кого появился план написать самое первое письмо? У вас?

– Нет, что вы! Это все Селеста. Ее всегда бесило, что у них в семье имущество не передается в качестве наследства по женской линии.

– А где второй револьвер?

Лицо Хэйнеса вытянулось.

– Какой второй?

– Видите ли, тот, что мы нашли у вас в тайнике, должен иметь пару – из этого я заключаю, что где-то существует его двойник…

– Не знаю, – пожал плечами Эдуард, – может, валяется в каком-нибудь углу…

Внезапно Бью вскочил и кинулся к телефону. Один гудок, второй, третий…

– Сержант Дюпре из восьмого участка, – быстро заговорил он, как только на другом конце подняли трубку. – Я по поводу старинного револьвера. Мне надо знать, как давно из него стреляли. Экспертиза уже была? – Бью заскрипел зубами от досады. – Да неужели я не понимаю, что рабочий день окончен? Вот номер, моего сотового. Надеюсь, через полчаса я смогу получить информацию? – Бросив трубку, он повернулся к Эдуарду:

– Теперь пожалуйте в камеру, мистер Хэйнес.

Бью лично проследил за оформлением необходимых документов и через полчаса сам запер за Эдуардом дверь камеры.

– Я вернусь через несколько минут, – пообещал он.

* * *

Дойдя до ближайшего секс-шопа, Бью огляделся по сторонам, желая убедиться, что никто не наблюдает за ним. Затем он быстро вошел внутрь и купил пару порножурналов.

«Похоже, я рехнулся», – думал он, подходя к камере. Тем не менее Бью не колеблясь вручил Эдуарду оба журнала через прутья решетки.

Спускаясь по лестнице, он услышал телефонный звонок.

– Сержант Дюпре.

– Говорит Максвелл из лаборатории. Мы проверили ту пушку. Экспертиза показала, что из нее действительно стреляли, но это было очень давно.

– Черт! – Бью бросился в гараж, на ходу набирая номер напарника.

На другом конце сразу же взяли трубку, и до слуха Дюпре донеслись музыка и смех. Затем раздался бодрый голос Люка:

– Сержант Гарднер слушает!

– Люк, мы, кажется, влипли! – больше не сдерживаясь, выкрикнул Бью. – Я еду в отель. Найди Джульетту и скажи, чтобы близко не подходила к Селесте.

Глава 26

Джульетта сидела неподвижно, словно статуя, и не отрываясь смотрела на дуло револьвера. Во рту у нее пересохло, и она постоянно облизывала губы, в то время как вернувшаяся на свое место Селеста по-прежнему не спускала с нее глаз.

– Я бы угостила тебя вином, красавица, но у меня только одна рюмка, – со зловещей улыбкой произнесла она.

Одна рюмка? Неужели это сейчас так важно? Лучше бы кто-нибудь сказал ей, как выбраться из этой передряги!

– Я могу пить и из бутылки, – неожиданно для себя произнесла девушка.

Брезгливо кривя губы, старуха протянула ей бутылку. Жадно выхватив ее и поднеся ко рту, Джульетта сделала огромный глоток. По телу ее мгновенно разлилось благословенное тепло.

– Пообщаешься со всяким сбродом – вот и наберешься дрянных манер, – проворчала Селеста и затем ядовито добавила:

– Я ведь, знаешь ли, не собиралась тебя убивать. Ты сама довела меня до этого.

Джульетта содрогнулась. Ну и ну! Вот оно что! «Сама виновата – нечего мини-юбки носить».

Отхлебнув еще немного вина, она спросила подчеркнуто миролюбивым тоном:

– И чем же я перед вами провинилась?

– Ты никак не хотела уезжать и превратила мой дом в вульгарный трактир!

Несмотря на всю серьезность ситуации, Джульетта не могла не усмехнуться про себя.

– Дом все равно бы продали: люди из трастового фонда «Батлер» сами вышли на нас. При чем же тут я?

Словно не слыша ее, Селеста невозмутимо продолжила:

– Ты такая храбрая – даже таракан тебя не отпугнул!

– Так это вы подложили мне эту гадость в кровать?

– Ну, не сама, конечно, – я тоже не люблю тараканов. Это сделала Лили. – Старуха посмотрела на Джульетту ненавидящим взглядом. – Я дала тебе шанс убраться подобру-поздорову. Даже письмо написала, чтобы тебя предупредить!

У Джульетты голова пошла кругом. Она осторожно поставила бутылку на пол возле своего стула.

– А ты упрямая – явилась не запылилась! – Голос Селесты начал дрожать, выдавая бушующую в ней ярость. – Ладно бы только приехала, так тебе надо было еще этого хама из полиции притащить!

– Сержанта Дюпре приставили ко мне именно из-за вашего письма, – едко заметила Джульетта. – Как я теперь понимаю, именно вы пытались меня убить: сначала перерезали тормозной шланг, а потом стреляли из кустов. Так что, по-вашему, я должна была делать: изображать беспомощную жертву и ждать, когда вы доведете задуманное до конца?

Лицо Селесты перекосилось от злобы.

– Дура! – прохрипела она. – Я всего лишь хотела избавиться от этого мерзавца, которого дали тебе в охранники, а ты все время путалась под ногами.

– Так вы хотели убить Бью? Но зачем? Постойте, кажется, я догадываюсь… Господи, ну конечно, это все из-за Эдуарда!

– Наконец-то ты поняла, О хобби моего мужа никто не должен был знать, и уж тем более те люди, с которыми считаются в свете.

Громкий стук в деверь, неожиданно прервавший эту странную исповедь, прозвучал для Джульетты, словно выстрел. Однако Селеста и глазом не моргнула.

– Кто там? – недовольно спросила она.

– Сержант Гарднер. Прошу вас, миссис Хэйнес, откройте, мне надо поговорить с Джульеттой Лоуэлл.

Господи, как же ей было плохо! Только сейчас Джульетта поняла это. Слава Богу, ее друзья успели вовремя – теперь ей уже нечего бояться. Однако тут же девушке пришлось убедиться, что злоключения ее на этом не закончились.

– Убирайся, болван! – услышала она злобный хрип Селесты.

– Рад бы, да не могу. Джульетта, ты как там – жива?

– Пока да. Вот только не знаю, сколько мне еще удастся продержаться…

– Не волнуйся, сейчас я все улажу…

Детектив не успел договорить: грохнул выстрел, и вслед за ним раздался торжествующий смех Селесты.

– Господи! – Джульетта вскочила. – Люк, ты не ранен?

Прежде чем получить ответ, ей пришлось выслушать изрядную порцию отборных ругательств, и только потом все еще рассерженный голос Люка произнес:

– Извини, Джульетта, к тебе это не относится. А вам, дамочка, не нужно бы стрелять. Вы меня очень разозлили, а со злым копом опасно иметь дело.

Переведя взгляд на Селесту, Джульетта мгновенно поняла по ее безумному взгляду, что взбешенная преступница на этом не остановится. Поэтому она, стараясь не привлекать к себе внимания, осторожно подняла с пола бутылку с хересом и сделала шаг по направлению к стрелявшей.

Однако старуха успела-таки заметить ее маневр. Внезапно повернувшись, она направила револьвер прямо Джульетте в грудь. Девушка замерла.

– Ну что стоишь как вкопанная – сделай же что-нибудь, а то я так и не смогу выстрелить, – проскрипела Селеста.

– Бутончик, не двигайся! – раздался громоподобный рык из-за двери.

«Бью! Господи, он здесь!»

Селеста с неожиданным для ее возраста проворством повернулась к двери и прицелилась.

– Нет!

Джульетта размахнулась и со всей силы опустила бутылку на безукоризненно уложенные белоснежные локоны, однако безумная старуха все же успела нажать на спусковой крючок. Грянул выстрел, Селеста рухнула на пол, и револьвер со зловещим стуком упал рядом с ней. Джульетта кинулась к двери, по которой с другой стороны Люк и Бью наносили мощные удары.

Быстро повернув ключ, девушка рывком открыла ее и чуть не получила кулаком по лицу: взламывая дверь, Бью вовсе не рассчитывал, что она откроется сама. Лишь в самый последний момент детектив успел изменить направление удара и, пронзив кулаком воздух, по инерции влетел в комнату. Это произошло так быстро, что он слишком поздно заметил распростертое на полу тело Селесты и, споткнувшись об него, едва не упал.

С трудом удержавшись на ногах, он резко обернулся и бросился к Джульетте.

– Слава Богу! – Бью крепко обнял ее, а она уткнулась носом в его плечо, вдыхая знакомый запах одеколона и чувствуя, как его тепло перетекает в ее тело. – Все в порядке, милая, все кончено: ты больше не одна – я тут, и я тебя люблю.

Джульетта отшатнулась. Ее глаза наполнились слезами.

– Не надо меня утешать, Бью: я не щеночек и не жду, чтобы мне бросили косточку. Лучше скажи, как поживает турникет при входе в твою драгоценную спальню, красавчик?

Бью шумно вздохнул. Только теперь он понял, как нелегко будет завоевать ее сердце после всех тех гадостей, что он ей наговорил. Но рано или поздно он все равно своего добьется.

Он обернулся к напарнику, который, склонившись над поверженной Селестой, безуспешно пытался привести ее в чувство.

– Люк, надеюсь, она доживет до суда?

– Я тоже надеюсь, – мрачно отозвался тот, не оставляя своих усилий.

– Что с миссис Хэйнес? – До Джульетты только сейчас начал доходить весь ужас сложившейся ситуации. – Неужели я ее убила?

В этот момент Селеста приподнялась на полу и, с трудом двигая рукой, прижала ладонь к затылку. Девушка облегченно вздохнула.

– Я буду в номере Джульетты, дружище, – обратился Бью к напарнику. – Если что понадобится, зови.

– Не беспокойся, как-нибудь сам справлюсь, – ухмыльнулся Люк.

Пропуская Бью в свою гостиную, Джульетта по-прежнему старалась держаться от него на почтительном расстоянии.

Бью оглядел ее – задиристую, с золотистой кожей, в облегающем платье из глянцевитой материи. Господи, до чего же она хороша!

– Прости, Бутончик, я и правда обидел тебя, – нерешительно произнес он. – Обещаю, теперь я все сделаю, чтобы загладить свою вину.

– Но у тебя, кажется, был грандиозный план будущей жизни? – холодно напомнила Джульетта.

– Знаешь, именно сегодня я понял, что мой план меня уже не заводит.

– Так тебя больше не интересуют здоровенные грудищи?

– Милая моя, груди, грудки и грудищи будут интересовать меня, пока я жив. Это свойство заложено в моих хромосомах. Но Богом клянусь, ни до одной из них, кроме твоих двух, я и пальцем не дотронусь…

Джульетта молчала.

– Ну ты и упрямая! Ладно, тогда я сам скажу. Я люблю тебя. Когда началась эта заваруха с арестом, я вдруг понял, что ты и впрямь можешь уехать, а я так и не успею с тобой поговорить. И тогда я не на шутку испугался,

Джульетта. Ты должна поверить мне еще раз – последний. Скажи, что выйдешь за меня замуж, даже несмотря на то, что я не могу обеспечить тебе роскошного существования, к которому ты привыкла. Скажи «да»…

– Да! – Это был единственно возможный ответ, который она могла ему дать.

– Ну вот и умница. – Голос Бью снова обрел былую уверенность. Решительными шагами приблизившись к Джульетте, он обнял ее и крепко поцеловал в губы.

Эпилог

Небольшой коттедж Бью и Джульетты в прибрежном районе Нового Орлеана был переполнен гостями. Анабел и Роксанна колдовали у плиты, в то время как Джози Ли и Камилла, накрывавшие на стол, азартно спорили, пытаясь на вкус определить, чего именно не хватает в салате из красной фасоли и риса. В конце концов они потребовали от Люка заглянуть в холодильник и поискать необходимые добавки в салат. Джульетта, щедро намазав чесночным маслом хрустящие французские булочки, передавала их Бью, который тут же резал их на ломтики и отодвигал дальше Неду, а тот снова собирал их в булки и укладывал на противень.

Из гостиной доносились негромкие звуки музыки.

Октябрьский ветер завывал за окнами, но в доме было тепло и уютно.

Джульетта тыльной стороной ладони вытерла со лба пот. Ей еще надо было расставить на столе тарелки и разложить вилки.

– Не забудь захватить соус, – скомандовала она Люку, – а ты, Джози, передай-ка мне салфетки.

– Ты уже слышала, Джульетта? – Люк на мгновение прекратил свои поиски в холодильнике. – Сегодня Селесту Хэйнес все же признали вменяемой, и она пойдет под суд!

Подойдя к Джульетте, Бью обнял ее за талию. Кто бы и когда ни заговаривал о Селесте, ему всегда хотелось защитить жену.

– Давно пора, – проворчал он. – Эта мегера хотела нас убить всего лишь ради сохранения своей репутации в высшем свете. Теперь Селесте придется блюсти ее совсем в другом месте, Я считаю, оранжевая тюремная роба будет ей очень к лицу.

– У меня есть отличная новость для всех вас, – объявила Камилла после того, как все уселись за стол и первый голод был утолен. – Надеюсь, она вам понравится. У нас с Недом будет малыш!

Анабел и Джози Ли взвизгнули, а Бью тут же заявил не допускающим возражения тоном:

– Поскольку у нас вечно в роду одни девчонки, вы просто обязаны дать нам на этот раз парня!

Это его безапелляционное заявление тут же стало предметом жаркого спора, в котором приняли участие все, кроме Джульетты.

Едва за последними гостями закрылась дверь, Бью заботливо спросил ее:

– Что с тобой, Бутончик? Надеюсь, я тебя ничем не обидел?

Джульетта ничего не ответила, только отрицательно покачала головой.

– Тогда, может быть, скажешь, в чем дело? – Он привлек жену к себе и поцеловал ее в щеку. – Слушай, девочка, ты меня провоцируешь!

– До чего же ты подозрительный, сразу видно, что работаешь в полиции… – Она крепко прижалась к нему всем телом. – Знаешь, просто я думала насчет детей.

Бью замер, в изумлении уставившись на ее живот.

– Что-о? Ты тоже?

– Нет-нет, – засмеялась Джульетта. – Просто когда Камилла поделилась своей новостью, мне вдруг подумалось: интересно, а какой матерью буду я?

– Ты будешь изумительной мамашей, в этом не может быть никаких сомнений.

– Правда? Тебе-то проще, ты умеешь возиться с малышами, а у меня в этом деле нет никакого опыта.

– Это всего лишь значит, родная, что тебе уже пора его приобретать. – Не дав ей опомниться, Бью мгновенно уложил Джульетту на диван и, устроившись сверху, начал раздевать ее. – Если мы чаще будем тренироваться, ты быстрее созреешь для материнства.

– Это действительно очень важно – не терять квалификацию, – с серьезным видом ответила Джульетта и тут же, рассмеявшись, принялась помогать мужу.





home | my bookshelf | | Будь моей, малышка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу