Book: Я тебя никогда не обижу!



Я тебя никогда не обижу!

Шарон Да Вита

Я тебя никогда не обижу

ПРОЛОГ

Полуостров Дингл. Графство Кэрри, Ирландия

Боже, он вот-вот потеряет ту единственную, которую любил.

В отчаянии стоял он на вершине зубчатых скал, глядя на пенящиеся воды Куменула. Ночь опустилась мгновенно. Будто нетерпеливые руки любовника, стремительной, пылкой лаской темнота окутала бесплодные окрестности. Море не спеша катило свои волны к берегу. Мягкий шлепающий звук отдавался эхом в темноте – словно море наигрывало печальную мелодию, вторя его настроению…

Она никогда не будет ему принадлежать!

Он помотал головой, не в силах поверить. Но это было так – сегодня на Ярмарке Эльфов она обручилась с другим.

Перед глазами стояла потрясшая его картина: Сваха берет руку девушки и отдает ее другому мужчине, раз и навсегда решая их судьбу.

Его сердце разбито…

Он с горечью думал о планах, которые они строили. С детских лет они знали, что созданы друг для друга. Эта девушка стала частью его самого, его душой.

Он понял это в тот момент, когда впервые увидел ее. Огненно-рыжие волосы, искрящиеся зеленые глаза, красиво очерченные губы… Один лишь взгляд – и его трепещущее сердце было отдано ей навеки.

Он знал, что никогда не будет – не сможет! – любить другую.

Его мысли вернулись к планам, которые они строили в ночной тиши на этих зубчатых скалах. Крепко сжимая друг друга в объятиях, шептали о любви, о своем будущем, своих сыновьях. Жизнь, о которой они мечтали, мечты, которые сплетались сами собой, планы, порожденные любовью… планы на будущее, их общее будущее!

Он вспомнил о колыбели, которую так тщательно мастерил. Резная, очень красивая, она должна была стать свадебным подарком – знаком его любви. Он сделал ее для сильных, рослых сыновей, которыми она осчастливит его. Сыновей, которым он даст свое имя и у которых однажды появятся свои сыновья. И у тех будет своя судьба и своя настоящая любовь.

Колыбель должна была стать нитью, связующей поколения. Она переходила бы к тому, кто обретал свою большую любовь. Напоминала бы о предшествующих поколениях, о великой любви, частью которой являются потомки, о памяти и традициях, веками свято хранившихся кланом Салливанов.

Увы… теперь оказалось, что все напрасно!

В отчаянии он сжал кулаки и тяжело вздохнул. Остается лишь швырнуть колыбель в это пенящееся море – пусть прекрасное гладкое дерево вдребезги разобьется о скалы. Так же, как разбилось его сердце!

Молли никогда не будет принадлежать ему.

Нет!

Он тряхнул головой. Невозможно смириться с этой мыслью!

Принялся моросить холодный злой дождь, смешивая свои капли с его слезами. Сердце разрывалось от боли: другой любви ему не суждено пережить. Все кончено…

Для него существует только Молли.

В бессильной ярости он сжал зубы – а как же его самолюбие, гордость?

Ведь он Салливан, один из шести братьев. Гордый, могущественный клан – никто из них не сдавался без боя. Они учились бороться за то, что принадлежало им по праву, ни разу не запятнав ни свое имя, ни честь семьи.

Нельзя спокойно наблюдать за гибелью любви! Без Молли жизнь потеряла бы всякий смысл.

Сдаться?! Ну нет – он не знает такого слова! Не позволит Молли выйти замуж за другого – каково бы ни было решение ее клана.

Полный решимости, он подставил лицо дождю и свежему ветру.

В нем хватало и темперамента, и здравого смысла. Ясно, что теперь понадобится и то, и другое, – необходимо все тщательно обдумать и спланировать. От этого зависит будущее – их будущее. И будущее всего клана Салливанов.

Он вновь подумал о колыбели, и решимость вдруг наполнила его. Кулаки снова сжались.

Еще есть время, еще не все потеряно. Помолвка назначена на утро. В его распоряжении несколько часов, кто знает, возможно…

Улыбнувшись, он отвернулся от пенящегося моря. Он уже знает, что делать.

В его руках жизнь его и Молли. В его руках судьба всего клана.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джоанна Грэйс была определенно, несомненно, явно… беременна. Почти шесть месяцев. Это знали все ее соседи по необычайно дружному району Логэн-Сквер в западной части Чикаго.

С тех пор как четыре месяца назад полицейский Брайан, ее муж, был убит при исполнении служебных обязанностей, за ней взялась присматривать вся округа. Причем никто и не подумал поинтересоваться ее мнением на этот счет. Не то чтобы Джоанна была неблагодарной. Сирота, а теперь еще и вдова, она наслаждалась ощущением принадлежности к некоему кругу. Это было совершенно новое и очень приятное чувство. Но порой чуть-чуть угнетало.

Джоанна очень быстро разобралась, что есть желание помочь, а что – откровенное любопытство. Но этого, к сожалению, вовсе не различала миссис О'Бэньон, хозяйка дома, тоже вдова полицейского. И теперь Джоанна чувствовала, что ее вот-вот поймают на месте преступления.

Перекладывая сумку с продуктами в другую руку, чтобы достать ключи, Джоанна рассеянно помахала хозяйке. Если бы только миссис О'Бэньон знала, до чего похожа на поросенка Хрюшу, когда вот так прижимает нос к оконному стеклу…

– Доброе утро, миссис О'Бэньон, – поздоровалась Джоанна. Пришлось улыбнуться, хотя на самом деле ей хотелось заскрежетать зубами. Разумеется, не пройдет и двадцати секунд, как хозяйка сядет на телефон и примется оповещать всех и каждого, что бедная Джоанна – в ее-то положении! – снова «волокла» сумку с продуктами.

Неудивительно, что уровень преступности в этом районе такой низкий, подумала Джоанна, продолжая копаться в кармане в поисках ключей. Дело не только в том, что 14-й районный полицейский участок находится всего в трех кварталах отсюда. Просто преступники наверняка наслышаны о любопытном пятачке миссис О'Бэньон. Пожилая вдова противостояла преступности гораздо лучше, чем все рыщущие по району полицейские, вместе взятые.

Джоанна наконец нащупала ключи и облегченно вздохнула. Может быть, она еще успеет подняться в дом, пока миссис О'Бэньон не вызвала подкрепление. Неужели же Джоанна стала бы рисковать ребенком. Он значил для нее все на этом свете. В сущности, только он один и был у нее в жизни – единственная ее собственность. Но вряд ли банка сладкой водички, дюжина яиц, кусок сыра и еще пара предметов туалета – такая уж опасная тяжесть. Однако наверяка у миссис О'Бэньон на этот счет особое мнение.

Джоанна бросила озабоченный взгляд на лестницу, вспоминая, как совсем недавно играючи, даже не задумываясь над своими движениями, скакала по ней через две ступеньки. Взглянув на свой живот, она поморщилась. Теперь ступеньки за ним едва видны. И мечтать нечего о чем-то, кроме черепашьих шагов.

Снова переложив сумку в другую руку, Джоанна ухватилась за перила и стала медленно подниматься. Свежий мартовский ветер овевал ее, теребя длинные светлые волосы. Перед выходом она собиралась связать их в конский хвост, чтобы не мешали, но не хватило терпения. Именно сейчас, во время беременности, она стала ужасно нетерпеливой. Любая мелочь мгновенно выводила ее из себя.

У крыльца с визгом затормозила, едва не въехав на тротуар, полицейская машина.

Черт! Опять попалась! Молча проклиная миссис О'Бэньон, Джоанна хотела было скрыться, но вспомнила о своем положении. Пройдет еще не один месяц, пока она снова сможет бегать.

Джоанна вздохнула и, не оборачиваясь, замерла на ступеньках. Оборачиваться было незачем. Она знала только одного человека, который позволял себе такие штуки. Затаив дыхание, она ждала неминуемого взрыва.

– Джоанна Грэйс, ты что это себе позволяешь? – пророкотал низкий мужественный голос лейтенанта Майкла Салливана.

Джоанна не могла удержаться от улыбки. Снова этот «голос для плохих мальчиков». Ну, Джоанну-то им не испугаешь, ее все это лишь забавляло. Впрочем, Майклу это знать не обязательно – мужское самолюбие…

Бедный Майкл! Джоанна раздраженно вздохнула. Даже с закрытыми глазами она могла бы поклясться, что он стоит сейчас посреди тротуара. Учитывая его комплекцию, скорее следовало бы сказать – перекрывает движение на тротуаре. Руки в боки, ноги расставлены. Человек, крепко стоящий на земле. Черная кожаная куртка, без сомнения, расстегнута, черные волосы развеваются по ветру, темные брови грозно сведены над кристально чистыми голубыми глазами, всегда темневшими, если Майкл был обеспокоен или взволнован. Угрожающая мина на красивом лице – лице, которое, по мнению Джоанны, любая здравомыслящая женщина сочтет слишком красивым. Умная женщина мгновенно почувствует, что ей грозит опасность, причем опасность немалая. По собственному опыту Джоанна знала, что мужчины вроде Майкла действительно небезопасны.

– Привет, Майкл, – произнесла она, наконец обернувшись. Ну конечно, все так, как она себе представила. Попробуй какой-нибудь другой мужчина так заговорить с ней, она бы, вне всякого сомнения, нашлась что ответить, но это был Майкл. Последний напарник ее мужа, ее друг и добровольный ангел-хранитель с того самого дня, когда Джоанна стала вдовой. Тот факт, что она вовсе не нуждалась в ангеле-хранителе, вовсе не смущал Майкла. Из-за этого на протяжении последних нескольких месяцев между ними не раз возникали недоразумения.

Длинноногий Майкл в мгновение ока преодолел разделявшие их ступеньки.

– Джоанна! – Он раздраженно вздохнул и потянулся за ее сумкой.

Она заупрямилась и не выпустила сумку из рук. Самостоятельность была ее самым большим сокровищем, и Джоанна цепко за нее держалась. Возможно, потому, что иногда чувствовала – больше у нее нет ничего. В нынешнем своем неустойчивом положении – и физически, и эмоционально, – ей претила сама мысль о том, что она невольно может стать зависимой от кого бы то ни было. Особенно от Майкла. Чего проще – ведь он так благороден! Но этого ни за что нельзя допустить…

– Майкл… – Теперь пришла ее очередь раздраженно вздохнуть. Она и не подумала сдерживаться, благо беременность служила прекрасным оправданием раздражительности. – Я же тебе сказала! Я в состоянии сама добраться до дому! И вообще о себе позаботиться!

Что-то в интонации Джоанны заставило Майкла пристально взглянуть на нее. Последние четыре месяца они часто возвращались к этой теме…

Джоанна не была грубой или неблагодарной. Просто у нее был собственный горький опыт. За исключением короткого замужества, большую часть своей жизни она прожила в одиночестве. И именно одиночество научило ее избегать любой зависимости, а короткий брак лишь укрепил в этом убеждении. Любой шаг в сторону вел к боли и разбитому сердцу. Она достаточно хлебнула горя.

Тихо вздохнув – уже в который раз! – Майкл сделал вид, что не слышит. Ясно, кажется, что она способна сама о себе позаботиться. Женщина без семьи, без мужа… Как ни кинь – одна во всем мире. А тут еще беременность…

Нет, Джоанне необходим ангел-хранитель. Майклу казалось, что она и сама понимала это, но упрямо отказывалась признать. Упорно цеплялась за независимость, будто за спасительную соломинку, наотрез отказываясь попросить кого-то о помощи – особенно его.

В последние месяцы причины такого поведения всерьез заинтересовали Майкла. «Что, – спрашивал он себя, – заставляет Джоанну быть такой настороженной? Почему она так упрямо не хочет ни от кого зависеть – и меньше всего от меня?» Женщины, которых он встречал прежде, реагировали по-другому. Майкл был почти оскорблен в своих лучших чувствах.

– Джоанна, сколько раз тебе говорить, что, если тебе что-то нужно, я к твоим услугам?! – Майкл издал еще один вздох отчаяния, незаметно оглядывая улицу. Посмотрев в одну, потом в другую сторону, он остановил свой внимательный взгляд на Джоанне, а на лице появилось сосредоточенное и встревоженное выражение.

Сноп солнечного света упал на ее волосы, и они засияли, словно позолоченные. Как хотелось Майклу дотронуться до них! Боясь не устоять перед искушением, он на всякий случай сунул руки в карманы.

Странно, он обнаружил, что замечает все связанные с Джоанной мелочи. Как вспыхивают ее голубые глаза, когда Джоанна смеется. Или как на них словно опускается пелена настороженности, когда она бывает встревожена.

Усилием воли Майкл заставил себя вернуться к предмету разговора.

– Ты же знаешь: даже если меня нет поблизости, Дэнни или Патрик примчатся в мгновение ока, – продолжал он. – Кто-то из нас всегда патрулирует окрестности. А если и нет, звони в паб – мама обязательно найдет кого-нибудь. – Майкл обеспокоенно покачал головой. – Если только Папа узнает, что ты снова сама таскала сумки, мне головы не сносить!

Джоанна не удержалась и улыбнулась. Семья Салливан, как и их паб, была легендой этого района. Когда отец Майкла, Джок, был убит при исполнении служебного долга, его место занял старший сын. Он взял на себя ответственность не только за овдовевшую мать, Мэйв, и постаревшего дедушку, нежно называемого Папой, но и за двух младших братьев, Дэнни и Патрика, а также занялся легендарным пабом Салливанов, который насчитывал уже полвека.

Салливаны были большой, дружной и шумной семьей. Они дрались, спорили, ссорились, но стоило кому-нибудь встать между ними, как члены семьи горой поднимались друг за друга. Салливаны были как раз такой семьей, о которой всегда мечтала Джоанна.

И вновь отозвалась в ней старая боль – и Джоанна инстинктивно коснулась рукой живота. Думая о семье Майкла, она порой ощущала болезненное, отчаянное одиночество. Одиночество, которое она, казалось бы, преодолела много лет назад. Неприятно было сознавать, что на самом деле оно так и осталось в ней. Быть может, виной тому беременность и прочие обстоятельства? Во всяком случае, те прежние чувства, та тоска все больше давали о себе знать.

Джоанна рассеянно провела рукой по животу – и сразу ощутила нахлынувшую на нее волну нежности. Ее ребенок обязательно будет чувствовать себя необходимой частью семьи – пусть даже это семья всего из двух человек. Ее ребенок будет знать, что такое принадлежать кому-то, быть любимым! – ожесточенно пообещала себе Джоанна. Она смахнула нежданные слезы – в последние дни глаза у нее бывали на мокром месте довольно часто.

Семья… У малыша будет семья.

– Майкл, – сказала она, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие и удержать сумку.

Только бы он не заметил ее слез… – С тем, что мне понадобилось сегодня, не справился бы ни ты, ни твои братья.

Майкл молча вытаращил глаза. Он так подозрительно взглянул на сумку, будто она могла скрывать в себе контрабанду или, хуже того, что-нибудь такое ужасно женское, что смутит его до смерти. Рука, сжимавшая сумку, разжалась.

– А что, гм… собственно… тебе было нужно, Джоанна? – спросил он наконец. Но, судя по интонации, ему вовсе не хотелось знать ответ.

– Свежий воздух, – ответила Джоанна, усмехнувшись, и направилась вверх по лестнице. Она потянула за собой сумку, но уже в следующее мгновение Майкл догнал ее и без всякого труда отобрал ношу.

– Гм… свежий воздух? – взвешивая на руке сумку, переспросил он. – Что-то он у тебя тяжелее, чем обычно. – Покачав головой, он переложил сумку в другую руку, затем взял Джоанну под локоть и повел по лестнице, словно дряхлую тетушку.

Он продолжал улыбаться – надо признать, улыбка у него чертовски обаятельная. Должно быть, не одну женщину свела с ума.

Эта мысль позабавила Джоанну. К счастью, она-то в состоянии устоять перед этим пресловутым мужским обаянием, от которого многие теряют голову.

– Джоанна, ты уверена, что с тобой… все в порядке? – Майкл остановился, протянул руку к Джоанне и поправил выбившуюся прядку волос, внимательно вглядываясь в ее лицо.

Джоанна порозовела от свежего мартовского ветра, который спутал ее длинные золотистые волосы, так что вид у нее стал немного взъерошенный. В голубых глазах – грустных и недоверчивых, – похоже, блестели слезы. Майкл еще больше встревожился.

Ни разу за все эти месяцы он не видел Джоанну плачущей. Как когда-то его мать, рано овдовев, Джоанна собрала все свои силы и стала просто жить – ради себя и будущего ребенка. Ее сила и мужество не могли не восхищать.

Но Майкл знал Джоанну достаточно, чтобы понимать: если она на грани слез – дело плохо. Она не из тех женщин, у которых глаза вечно на мокром месте. В сознании его прозвучал сигнал тревоги, мгновенно мобилизовавший все инстинкты защитника.

От страстного желания обнять Джоанну, прижать к себе, успокоить у него едва не кружилась голова. Захотелось сделать хоть что-нибудь, чтобы из ее глаз исчезли слезы, а с лица – печаль. Кажется, бесконечно давно он не ощущал в себе этого первобытного, чисто мужского инстинкта – защищать женщину во что бы то ни стало.

Сколько себя помнил, Майкл всегда делал все возможное, чтобы сохранять в отношениях с женщинами дистанцию. О, разумеется, не физическую. Нормальный здоровый мужчина, он наслаждался женским вниманием. Но все же ни разу не позволил женщине по-настоящему затронуть его чувства. Нет, этого Майкл не допускал. Слишком большую ответственность он нес на своих плечах, чтобы позволить себе терять голову из-за женщины. Если хочешь справляться со всеми своими обязанностями, необходим здравый рассудок. Это было одним из первых правил, которым его научил покойный отец.



Лишь однажды он нарушил его. Однажды, но чувства вины, тяготившего его с тех пор, было более чем достаточно, чтобы помнить о том, что может случиться – и неизбежно случится, – если мужчина позволит эмоциям, особенно связанным с женщиной, взять верх над рассудком.

– Все в порядке, Майкл. Все в полном порядке. – Джоанна с досадой взглянула на него и нахмурилась, желая скрыть слезы. Беременность странно действовала на настроение: то кружилась голова, то хотелось плакать. – Тебе что, нечем заняться? Хулиганы перевелись?

Майкл взял у нее ключи и открыл дверь.

– А я их всех уже распугал, – озорно сказал он, помогая Джоанне войти и плотно закрывая за ними дверь.

Все еще держа в руке сумку с покупками, он направился в кухню, выкрашенную в бодрящий желтый цвет, и поставил ее на стол. Джоанна сняла свою весеннюю куртку и, упав на стул, с усталым вздохом вытянула ноги.

– Ладно, теперь посмотрим, за чем это таким ужасно важным ты сегодня помчалась лично. – Он открыл сумку и заглянул внутрь. Уже сунул туда руку, чтобы вытащить покупки, когда Джоанна вдруг вскочила.

– Ничего особенного, Майкл! – Выхватив сумку и прижимая ее к себе, она старалась не смотреть на Майкла. Лицо ее залила краска – и что за дурацкая привычка, из которой она никак не вырастет!..

Майк удивленно приподнял бровь.

– Ничего особенного, говоришь? Ясно-ясно. – (Под его взглядом Джоанна еще больше покраснела и сжала сумку так, что казалось, сейчас раздавит.) – Давай-ка сюда. Что у тебя там?

– Ничего, – соврала она и вызывающе сжала губы. – И вообще, я вполне способна прогуляться пару кварталов до магазина и купить необходимые мелочи. – Она уселась и вновь вытянула ноги. Теннисные туфли становились слишком тесными.

– Пару кварталов? – переспросил Майкл с упреком. – Разреши тебе напомнить, что бакалея Мика находится в пяти кварталах отсюда. – В его голосе звучало такое осуждение, как если бы она призналась, что бежала кросс. Причем босиком.

– Ну и что?! – Джоанна наконец опустила сумку на пол. – Или вы мне здесь лекцию по географии собираетесь читать, лейтенант?

– Пять кварталов туда, пять – обратно. А если бы ты устала? – Скрестив руки на широкой груди, Майкл мрачно вспоминал, какие еще многочисленные опасности могли ее поджидать. – Или голова бы закружилась?

Джоанна закатила глаза.

– Майкл, я никогда в жизни не падала в обморок!

– Все когда-нибудь случается в первый раз, – парировал он, зная, что единственное, в чем можно быть уверенным, когда имеешь дело с беременной женщиной, – это то, что ни в чем нельзя быть уверенным. Сестер у Майкла не было, но он достаточно долго прослужил в полиции, чтобы знать: чего только не случается с женщиной в таком положении.

– И все же… – сказала Джоанна, ухватившись за его руку, чтобы снять теннисные туфли с измученных ног, – раз уж мы заговорили об этом, один парень…

– Что еще за парень?! – переспросил Майкл громоподобным голосом. Глаза его сощурились и угрожающе потемнели. Он весь напрягся, готовый сокрушить каждого, кто посмеет подойти к ней. Джоанне показалось, что еще мгновение – и он схватится за оружие.

– Парень предложил мне нести сумку, Майкл, – сухо объяснила она. При виде того, как Майкл с облегчением вздохнул, она едва не рассмеялась.

– Так почему ты ему не разрешила?

– Отстань, – проворчала Джоанна. Хорошенького понемножку. Заставляя себя рассердиться, она ткнула пальцем ему в грудь. – А теперь послушай меня, Майкл Патрик Салливан. – Ей пришлось откинуть голову, чтобы пронзить его взглядом. – Сколько раз я говорила тебе, что я всего лишь беременная, а вовсе не кретинка. – Джоанна шлепнула его по груди. – Одно из другого вовсе не следует, и, что бы ты ни думал, есть некоторая разница. Каждый год миллионы женщин во всем мире вынашивают детей, причем некоторые делают это с такой же легкостью, как если бы выпили стакан воды. Я большая девочка и прекрасно способна о себе позаботиться. Ясно?

– Ах, большая? – Майкл изобразил на лице усмешку. – Большая, значит? – Он погладил Джоанну по голове. Какая она маленькая по сравнению с ним! Если он небоскреб, она – всего лишь… пожарный кран… – Солнышко, – возразил он, едва сдерживая смех, – тебе еще расти и расти до того дня, когда ты станешь большой девочкой.

– Рост еще ни о чем не говорит, Майкл, – проворчала Джоанна, стараясь, чтобы в голосе звучали суровые нотки. Конечно, Майкл так и не понял, почему для нее настолько важно крепко стоять на ногах. Она должна твердо знать, что сама способна позаботиться о себе и будущем ребенке. Это ее самая главная задача.

С той минуты, как она узнала, что беременна, Джоанна поняла, что ей придется растить своего ребенка одной. Брайан это только подтвердил. Конечно, она вовсе не планировала ничего подобного, когда выходила замуж за Брайана, но жизнь часто ломает все планы, а нам остается лишь стараться получше управиться с тем, что получилось.

Да и стоило ли рассчитывать на понимание Майкла? Ведь он всю свою жизнь был окружен необыкновенной любовью, заботой и большой семьей. Он никогда не знал, что такое быть одиноким или нелюбимым. Ему незнакомо сознание, что ты никому не нужен. За Майклом всегда стояла семья, готовая в любую минуту поддержать его, случись ему споткнуться или упасть.

У Джоанны же никогда не было такой роскоши – любовь и семья, которыми так естественно пользовался Майкл, – никогда, даже во время ее короткого замужества. К сожалению, она так и не разобралась ни в своем браке, ни в муже – а потом уже было поздно.

Глядя на Майкла, Джоанна покачала головой.

Нет, никогда ему не понять, почему это важно для нее.

– Все в порядке, Майкл, – повторила она, слабо улыбнувшись, но все еще сдерживая беспричинные слезы.

– Просто немного устала, я полагаю?

Джоанна сердито взглянула на него.

– Перестань, – отрезала она, увидев на его лице знакомое выражение. – Перестань. Я ходила в магазин, Майкл, а вовсе не на Северный полюс.

Майкл проглотил слова упрека, уже готовые сорваться с языка. Протянув руку, он ласково заправил прядки волос ей за уши. Что-то все-таки ее беспокоит.

– Я заметил банку сладкой водички, – произнес он робко. – Тебя уже больше не тошнит по утрам, да?

Первые месяцы беременности протекали очень тяжело. Джоанна не понимала, – что творится с ее несчастным телом. Но никто не услышал от нее и слова жалобы. Майкл никогда бы не узнал обо всем этом, если бы однажды по дороге на работу не зашел к Джоанне и не нашел ее в ванной – скорчившуюся на полу и совершенно обессиленную.

Первой реакцией Майкла был ужас. Но, поняв, что ей нужна его сила, а вовсе не причитания, он просто отнес ее на кровать, дал несколько крекеров и оставался рядом, пока она не заснула. С тех пор он стал по-новому относиться к тому, через что проходит женщина, чтобы родить ребенка.

– Нет, больше не тошнит. – Джоанна покачала головой, зная: что бы она ни сказала, Майкл не перестанет беспокоиться.

Майкла тревожили тени у нее под глазами и таящаяся в глазах печаль.

– Джоанна, я мог бы отвезти тебя к доктору Саммерсу, пусть он тебя осмотрит.

На мгновение Майкл ощутил угрызения совести. Может, он все-таки перестарался сегодня с этим магазином? Но в округе действительно небезопасно. Преступность может вскоре захлестнуть и их район. Пусть даже полицейский участок в двух шагах, все равно Майкл беспокоился.

Всего неделю назад одна женщина подверглась нападению по дороге из лавочки Мика, местного бакалейщика. Да и самого Мика, старожила с тридцатилетним стажем, за один только прошлый год ограбили целых три раза. Так что опасения Майкла не были совсем уж пустыми.

Джоанна отрицательно замотала головой, вновь закатив глаза.

– Нет, спасибо, Майкл! Мне нужен не врач, а всего лишь сон. – Она рассеянно потерла глаза, действительно почувствовав вдруг усталость. – А кроме того, я записана к врачу на понедельник сразу после работы. – Она погрозила ему пальцем. – Только не начинай опять насчет работы, Майкл. Я тебе уже сказала: пока не начну получать страховку за Брайана, у меня нет выхода.

По каким-то причинам страховка запаздывала. Джоанна надеялась, что ее успеют оформить к этому времени и она будет хоть как-то обеспечена. Но, увы…

Майкл кивнул.

– Знаю, Джоанна. Я не богат, но у меня есть сбережения, и я мог бы…

– Майкл! – Она снова погрозила ему пальцем. Эта тема возникала уже не в первый раз. Конечно, Джоанна предпочла бы посидеть дома, а не ходить на работу. Став грузной и неуклюжей, она слишком быстро уставала. Но не брать же деньги у Майкла! Это была бы своего рода зависимость. Нет, этого она не допустит… – Пожалуйста, не думай, что я неблагодарная или что не оценила твое благородное предложение, Майкл. Это не так. – Джоанна старалась говорить помягче. – Но, пожалуйста, пойми – я просто не могу принять его. – Покачав головой, она тяжело вздохнула. – Сама справлюсь. Осталось уже немного. Я говорила с капитаном на прошлой неделе, и он заверил меня, что все идет как надо.

– Да, но…

– Майкл, ну пожалуйста, уймись! – взмолилась Джоанна.

Хорошо, он не будет настаивать – во всяком случае, сейчас.

– Ладно. Но почему ты не хочешь мне сказать, что тебя тревожит? – Майкл внимательно посмотрел на нее. Надо просто взять и спросить прямо. – Это как-то связано с сегодняшним походом в магазин?

– Майкл, я пошла в магазин, потому что мне кое-что понадобилось для сегодняшнего вечера.

– Сегодняшнего вечера? – Майкл в замешательстве приподнял бровь. – А что у нас сегодня? – Он принялся перебирать даты – что же он упустил? Да нет, сейчас март, а день рождения у нее в июне.

– Ежегодная вечеринка Салливанов в честь Дня святого Патрика!

Эти вечеринки, которые устраивала Мэйв, стали уже местной легендой. На ночь паб закрывался для посетителей, и все соседи, а также все полицейские из 14-го участка собирались там, чтобы полакомиться, повеселиться и посмеяться.

– Ну? – пожал плечами Майкл. – И что же?

– А то, что у меня сегодня вечером… гм… свидание. На этой вечеринке.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джоанна не смогла сдержать улыбку. У ее ангела-хранителя сделалось вдруг такое выражение лица, будто она сообщила, что скрывает под своей кроватью матерого преступника.

– У тебя – что?! – пророкотал Майкл так, что казалось, сейчас обрушится потолок. Изумление усилило его и так мощный от природы голос.

– У меня свидание, – повторила Джоанна.

Это была почти Декларация независимости. Джоанне ужасно хотелось показать Майклу, что она вполне в состоянии позаботиться о себе и ей вовсе не нужен ни он, ни кто бы то ни было еще в качестве дуэньи. Ну что же, вот он – самый быстрый и надежный способ продемонстрировать Майклу свою самостоятельность и умение обходиться без помощи и опеки этого громадного и властного полицейского.

Вытаращив глаза, Майкл пристально смотрел на нее. Джоанна провела пальцами по животу и одарила изумленного полицейского нежной улыбкой. Она еще не знала, какой будет реакция на сногсшибательную новость, но – судя по его тону и выражению лица – было ясно, что Майкла это отнюдь не забавляло.

– У тебя свидание с мужчиной?! – проревел он с таким недоверием в голосе, что Джоанна не удержалась от еще одного удара.

– Ну что ты, Майкл, – выпалила она, – разумеется, с орангутангом! Я встретила его по дороге в магазин. – Джоанна сердито взглянула на него. – А ты как думал? – Она пожала плечами, досадуя на себя из-за того, что пустилась в объяснения. – Столкнулась со старым приятелем по дороге в магазин, он спросил, иду ли я на вечеринку к Мэйви. Я сказала, что нет… – Джоанна слегка нахмурилась. – Похоже, я единственная во всем мире, кто не собирался туда идти. Вот он и предложил пойти вместе.

– И ты согласилась?! – спросил Майкл срывающимся голосом.

– Конечно, а почему бы и нет?

– Но ты ведь… ты…

– И что же я?! – поинтересовалась Джоанна. Глаза ее потемнели. Она подошла вплотную к Майклу, не сводя с него пристального взгляда. – Я понимаю, тебе сложно поверить, Майкл, но некоторые мужчины находят беременных… весьма привлекательными. – Джоанне хотелось, чтобы голос ее звучал сурово, но на самом деле она чувствовала себя не лучше, чем выброшенный на берег кит.

Слава Богу, речь не шла о свидании в подлинном смысле этого слова. Джоанну абсолютно не привлекала перспектива романтических приключений. Но все-таки приятно, что есть мужчина, с которым можно куда-нибудь пойти и который просто составляет тебе компанию.

Конечно, она прекрасно знала, что Майкл взял бы ее куда угодно – стоило только попросить. Но в том-то и дело – ей ужасно не хотелось зависеть от него. В последнее время, когда на нее наваливалось одиночество, она развлекала себя хотя и фантастической, но заманчивой идеей, что можно опереться на Майкла. Расслабиться, положиться на него…

Но одновременно Джоанну страшила мысль об этом искушении. И она все больше укреплялась в своем намерении держать Майкла на некоторой дистанции и сохранять собственную независимость. Однажды она позволила себе расслабиться и поверить мужчине. В результате – предательство, разбитое сердце и чувство опустошенности.

Никогда больше она не будет вести себя так глупо.

Джоанна задумалась и нахмурилась. В последнее время ее волновало еще кое-что. Они с Майклом стали друзьями, но порой в их отношениях ощущались некоторые «подводные течения», вовсе не из области чистой дружбы. И это очень беспокоило ее.

От внимания Джоанны не могло укрыться, какими нежными становились руки Майкла, стоило ему ненароком дотронуться до нее. Или улыбка, с такой готовностью озарявшая его губы. Или как долго после ухода Майкла она хранила в памяти его чистый и мужественный запах.

Это пугало ее куда больше, чем одиночество, наполнявшее сердце, или тоска, разрывавшая душу. Нет, она не имеет права позволить себе влюбиться снова.

А уж тем более в Майкла.

– Красивая женщина – это красивая женщина, независимо от того, беременна она или нет, – проворчал Майкл. Он вдруг осознал, что ему не нравится сама идея свидания Джоанны с другим мужчиной. – Я просто не понимаю, Джоанна. – Взъерошив дрожащей рукой волосы, Майкл уставился на нее. Разговор задел его. С чего бы это?

Впрочем, он прекрасно знал, в чем дело. Джоанна не просто красива, она очаровательна! И все же ему не хотелось признаваться самому себе в своих чувствах. Едва ли нашелся бы нормальный мужчина, не пожелавший появиться в ее обществе или узнать ее поближе. Все равно – беременна она или нет. Так почему же он так потрясен ее словами?

Трудно сказать. В Майкле боролись желание защищать ее и чувство собственности. И вовсе не ревность жжет его, словно раскаленные угли, убеждал он себя. Не может быть, чтобы это была банальная ревность.

Чувства нахлынули так нежданно, что просто ошеломили его. Нет, нельзя позволить им взять верх над разумом. Ему необходима холодная голова, иначе катастрофы не миновать – этот болезненный урок он усвоил много лет назад.

Все еще размышляя и пытаясь сохранять спокойствие, Майкл скрестил руки на своей широкой груди, намереваясь положить конец этому… этому абсурду.

– Ну хорошо, допустим. Конкретно – кто этот человек, с которым у тебя якобы свидание? – Майкл старался говорить тихо и вежливо. Лишь тот, кто хорошо его знал, мог догадаться о неудержимо приближавшемся взрыве.

– Не «якобы», дорогой Майкл, – возразила Джоанна решительно. Ей не понравился его тон. Она никогда не боялась Майкла, несмотря на его устрашающие рост, профессию и оружие. Не боялась, даже когда он ненароком пускал в ход свой «голос для плохих мальчиков». Майкл был самым добрым человеком из всех, кого ей доводилось встречать. – Я иду на свидание.

– Ну-ну, это я уже слышал, – проворчал Майкл, взволнованно взмахнув рукой. – А теперь хочу услышать, кто он. – Ему просто необходимо было узнать это.

– Джонни Бэйли.

Майкл замер.

– Значит, Джонни Бэйли… – повторил он медленно, спрашивая себя, не влияет ли случайно беременность на умственные способности женщины. – Тот чудак из кинотеатра?

– Он вовсе не чудак, Майкл! – воскликнула Джоанна, начиная сердиться. – Просто… немного одинок.

– Ну конечно, – пробормотал Майкл. Мысли его завертелись вихрем в поисках верного решения. – Придется его поколотить, – не нашел он ничего лучшего. Почему-то это показалось ему самым быстрым и логичным выходом. Резко развернувшись, он направился к двери.

Как посмел Джонни воспользоваться состоянием Джоанны! Она так уязвима сейчас… Мысль эта совсем вывела Майкла из себя. Плюс еще ирландский темперамент!.. Ему даже показалось, что поколотить – слишком мало будет для Джонни Бэйли.

– Ты этого не сделаешь, Майкл! – воскликнула Джоанна, схватив его за руку и пытаясь втащить обратно. – Да что с тобой, в конце концов?! – закричала она, все еще пытаясь удержать его.

– Со мной?! – набросился на нее Майкл. Глаза его сверкали. – Что за бес вселился в тебя?! – Он смотрел на нее почти с яростью, хотя и не мог разобраться в причинах своего состояния. – Ты не моргнув глазом заявляешь, что идешь на свидание – да еще с Джонни Бэйли. Человеком… – Он тщетно пытался подобрать подходящее слово, но ничего из того, что приходило в голову, не решился бы произнести при Джоанне.



– Смотри мне! – пригрозила Джоанна. Глаза ее угрожающе потемнели.

Ероша темные волосы, Майкл перевел дыхание. Нужно выиграть время. Он знал, что Джоанна слов на ветер не бросает.

– Послушай, Джоанна, – начал он снова – медленно, стараясь держать себя в руках. – Почему ты согласилась пойти с Джонни Бэйли?

Джоанна пожала плечами.

– Он мне предложил, – ответила она просто. Что, впрочем, было истинной правдой.

– Так ты что – пойдешь с первым, кто тебе предложит?!

Не будь Джоанна так возмущена реакцией Майкла, она бы рассмеялась. Подойдя к нему вплотную, она шлепнула его ладонью по груди, словно подчеркивая свои слова.

– Послушай-ка, Майкл Салливан. К твоему сведению, Джонни Бэйли вовсе не первый, кто мне это предложил.

Гордость не позволила ей добавить, что предыдущим был Мик, восьмидесятилетний бакалейщик с искусственным глазом и вставной челюстью (не говоря уже о семнадцати внуках) – на прошлой неделе он пригласил ее на последний фильм Диснея.

– Так, а кто еще? Кто?! – вревел Майкл. Голос его разбудил бы и мертвого. – И почему, черт возьми, я только сейчас об этом узнаю?! – Он подошел еще ближе.

Из гордости Джоанна не пожелала отступить. Она просто смотрела на него. Глаза ее сверкали.

– Майкл, да что с тобой такое?! С каких это пор тебя касается моя светская жизнь? – Почему он позволяет себе разговаривать с ней в подобном тоне? Майкл никогда не имел обыкновения кричать. Ошеломленная таким необычным поведением, Джоанна встала на цыпочки и приложила ладонь к его щеке. – Ты что, заболел? – Она вдруг испуганно нахмурилась. – Может, это тебе надо к врачу?

– Очень остроумно, – заметил Майкл и взял Джоанну за руку, как будто таким образом можно было прекратить весь этот абсурд. – Если ты хотела пойти на вечеринку, Джоанна, почему не сказала мне? – Совсем смешавшись, он покачал головой. – Ты ведь прекрасно знаешь, что я с радостью взял бы тебя.

– Ну, знаешь… – буркнула Джоанна раздраженно.

Майкл продолжал сжимать ее руку – просто по-дружески, точно так же, как это бывало сотни раз. Но почему-то сейчас от его прикосновения Джоанну вдруг пробрала дрожь.

– Майкл, для мужчины, обладающего некоторым опытом общения с женщинами, ты ведешь себя исключительно глупо!

– Глупо?! – Майкл вытаращил глаза и сердито посмотрел на Джоанну. Ей все-таки удалось задеть его мужское самолюбие. – Что ты имеешь в виду?! – Никто никогда не говорил ему, что он глупо себя ведет, да еще с женщиной!

– Послушай меня очень внимательно. – Джоанна говорила медленно, как с ребенком. – Может, у тебя другое мнение, но не стоит читать нотации беременной, а в данный момент еще и расстроенной женщине, так, как это делаешь ты. Я содрогаюсь при мысли о том, какие усилия тебе пришлось бы приложить, чтобы пойти со мной.

Майкл пожал плечами, не видя здесь ни малейшей проблемы.

– Я бы отменил свое свидание.

– Нет, Майкл, только не это! Я не хочу мешать твоей жизни.

– Но…

– Я сказала – нет, значит – нет. – Их взгляды – вызывающий ее и предвещающий бурю его – встретились, и подбородок Джоанны слегка дрогнул.

Майкл все еще держал ее руку, и Джоанна, как-то удивительно отчетливо сознавая это, ощущала проникавшее в нее тепло. Сердце ее отчаянно забилось, дыхание прервалось. Она почувствовала какое-то трепетание в животе, причем оно явно не было связано с беременностью. Чтобы скрыть волнение, она сунула руку в карман свитера.

«Это все из-за моего состояния, – уверяла она себя. – Конечно же, Майкл тут ни при чем».

– Тебе не о чем беспокоиться, Майкл. Я сто раз говорила, что ты вовсе не обязан за меня отвечать. Я взрослая женщина и вполне способна сама о себе позаботиться.

У Майкла заходили желваки. При чем тут обязанность?! Да, он поклялся ее мужу, когда тот умирал, что позаботится о Джоанне и ребенке, но это обещание не имело ничего общего с тем, что он чувствовал сейчас!

Джоанна, улыбающаяся другому мужчине… Стоило этой картине возникнуть в его воображении, и Майклу захотелось броситься с кулаками… все равно на кого.

– Я никогда не говорил о долге, но ведь ты мой друг, так что я имею право беспокоиться о тебе, разве нет?

Майкл никогда не рассказывал ей о клятве, данной Брайану, и вообще о том дне, когда тот погиб. Слишком сильно жгли еще чувство вины и отчаяние. Он все еще не в силах был объяснить Джоанне, что произошло. Да и зачем? Достаточно того, что она испытала из-за смерти Брайана. Зачем ранить ее дополнительно, зачем омрачать ее память о муже?

– Вот именно, Майкл! – воскликнула Джоанна раздраженно. – Нет никаких причин для беспокойства. – Она пожала плечами. – Ты все преувеличиваешь! Это всего лишь свидание. Не пожизненное заключение. Несколько приятных часов в обществе мужчины…

– Но ты же будешь с ним наедине, – с яростью возразил Майкл.

Усмехнувшись, Джоанна качнулась на пятках.

– Ну, обычно женщина оказывается наедине с мужчиной, если идет на свидание. – Она нахмурилась и, приподнявшись на цыпочки, шепнула: – Впрочем, если так тебе будет легче, на обратном пути я могу зайти в полицейский участок, чтобы ты снял с меня отпечатки пальцев. – Джоанна откинула голову и с интересом взглянула на Майкла. Он был очень сердит.

Их глаза встретились, и у Джоанны перехватило дыхание. С неожиданным волнением она облизнула пересохшие вдруг губы. Майкл пристально смотрел на нее. В ней снова что-то дрогнуло – и дело было вовсе не в беременности. «Просто он мужчина, а я – женщина, и ничего тут не поделаешь…» – с необычайной силой вдруг ощутила Джоанна.

Майкл смотрел на ее мягкие сочные губы. Интересно, каковы они на вкус? Он перевел дыхание, борясь с неодолимым желанием прижать Джоанну к себе и закрыть этот прекрасный рот своими губами.

Потом его охватило чувство вины. Да что же с ним происходит, черт возьми?! Просто мозги набекрень! Это же Джоанна, женщина, о которой он поклялся заботиться и которую должен защищать – защищать, а не обольщать!..

Ошеломленная возникшим вдруг между ними напряжением, Джоанна недвусмысленно взглянула на часы. Впервые Майкл настолько вывел ее из равновесия.

– Теперь, если ты немедленно не уйдешь и не дашь мне собраться, я обязательно опоздаю. – С этими словами она развернула Майкла на сто восемьдесят градусов. Ей хотелось побыть одной и немножко прийти в себя. – Отправляйся-ка ловить плохих мальчиков и перестань за меня беспокоиться.

– Но… – Майкл снова обернулся, и Джоанна решительно подтолкнула его к выходу.

– Никаких «но», Майкл!

– А ты уверена, что не передумаешь и…

– Скорее съем лягушку на завтрак. – Распахнув дверь, она выпроводила Майкла за порог. – Иди-иди. Увидимся вечером. – И, закрыв дверь прямо перед его носом, перевела дух. Прислонившись к стене, она наконец дала волю слезам одиночества, копившимся в ней весь этот день.


– Майки, ты что как грозовая туча? – поинтересовался Шон Патрик Салливан. В свои семьдесят восемь он походил на сказочный персонаж – рослый, грудь колесом, белоснежная седая шевелюра, в глазах озорные искорки. Все ласково называли его Папа.

Только ему одному Майкл разрешал называть себя Майки.

Надраивая исцарапанную деревянную стойку в пабе Салливанов своей неизменной белой тряпкой (лежавшей в те редкие минуты, когда он ею не пользовался, на его левом плече), Шон внимательно поглядывал на внука. Что-то мальчика явно гнетет – нужно быть уж совсем идиотом, чтобы не заметить этого…

Папа ощутил прилив отеческой любви и заботы. Мальчики, как он ласково обращался к внукам, выросли замечательными мужчинами. И к тому же красивыми, подумал он с гордостью, оттирая со стойки старое пятно. Их отец гордился бы ими.

– Что-нибудь в участке? – спросил он наконец. Уйдя в отставку после тридцати лет службы, Папа отличался прежними проницательностью и умением слушать. Особенно когда дело касалось полицейских, и уж тем более если речь шла о любимых внуках.

– Да нет, Папа, – ответил Майкл, потягивая кока-колу и устало потирая лицо. Он тяжело и от души вздохнул. – В участке-то все в порядке. – Чтобы успокоиться после разговора с Джоанной, он зашел в паб.

Продолжая протирать стойку, Папа кивнул в ответ.

– Ну, раз не работа, значит, женщина.

Майкл изумленно взглянул на него.

– А что ты так удивляешься, Майки? – Папа обиженно фыркнул. – Старый-то я старый, но ведь не покойник еще! О, я-то знаю, как можно страдать из-за женщины… – он задумчиво покачал головой. – Помню, и у меня бывало такое… И не один раз. Разумеется, – поспешил он добавить, – пока я не встретил твою замечательную бабушку.

Папа профессиональным глазом оглядел стойку – она была ему знакома, пожалуй, так же, как собственная физиономия. Уже более полувека паб Салливанов находился на этом самом месте – на углу Логэн-Сквер, в нескольких кварталах от 14-го полицейского участка, прямо под эстакадой. Естественно, паб с первого дня стал любимым местом встреч полицейских.

Обычно до отказа заполненный хриплыми офицерами, соседями и, конечно, многочисленными представителями клана Салливанов, сейчас паб был пуст. Через пару часов должна была начаться вечеринка. Мэйв, невестка Папы, как раз заканчивала приготовления, начатые несколько дней назад.

Любитель повеселиться, Папа с нетерпением ждал вечера. Возможно, ему повезет, и, не замеченный Мэйв и мальчиками, он улизнет, чтобы сделать пару запретных затяжек. А может, еще и потанцует с прелестной вдовой О'Бэньон. Эти мысли приятно согревали Папе душу, и он почувствовал, как настроение у него поднимается.

– Ну, Майки, скажи, которая тебя на этот раз надула. – Он усмехнулся и, продолжая отдраивать стойку, шаг за шагом придвигался к Майклу. – Что, досталось от той милой блондинки в мини? Или от той, со странной прической и еще более странным именем?

– Да нет, Папа, это из-за Джоанны, – хмуро ответил Майкл, сделав глоток теплой кока-колы и поморщившись.

– Джоанны? – Папа бросил свою тряпку, и лицо у него стало встревоженным. Он подошел к Майклу. – Что с ней? Девочка заболела?

Услышав отеческие интонации в голосе деда, Майкл не сдержал улыбки. После гибели Брайана, зная, что Джоанна осталась одна и ждет ребенка, и – что еще важнее – зная правду о том дне, когда убили ее мужа, и о чувстве вины, испытываемой Майклом, Салливаны стали заботиться о Джоанне, как будто она была членом семьи. Это было для них так же естественно, как дышать.

Его братья относились к Джоанне как к младшей сестре, которой у них никогда не было. Мать и дед обожали ее – как, впрочем, и все, кто ее знал. Она стала внучкой Папы – единственной среди команды Салливанов-мужчин.

Майкл покачал головой.

– Да нет, Папа, она совершенно здорова.

– Тогда что же, мальчик мой? – Глубокая борозда между белыми бровями Папы стала еще глубже. Он подошел к внуку, закинув тряпку на плечо. – У меня сегодня нет настроения играть в шарады. Говори прямо!

– Да в общем ничего, – нерешительно начал Майкл. – Просто у нее сегодня на вечеринке… свидание…

– Свидание?.. – Папа помолчал. – Понятно. – Интересно, почему это так расстроило внука? – А это самое свидание… оно беспокоит тебя по определенным причинам, да?

– Беспокоит?! – Майкл рассмеялся, но особой радости в его голосе не слышалось. Он не был уверен, что это верное слово. С другой стороны, как же назвать это ощущение? Майкл просто чувствовал себя несчастным – пожалуй, так будет точнее всего. – Джоанна придет на вечеринку с Джонни Бэйли!

– Джонни Бэйли, хм… – повторил Папа, пытаясь вспомнить, о ком идет речь. Наконец он кивнул. – Ах да, парень из кинотеатра?

– Тот самый, – мрачно хмыкнул Майкл.

– Ясно. – Папа снова взялся за тряпку. – А почему, собственно, не с тобой?

Майкл взглянул на деда.

– У меня тоже… гм… свидание.

– А-а, ну тогда ясно. – Папа понимающе кивнул. Он сосредоточенно водил тряпкой по стойке. – Так ты и не предлагал Джоанне пойти вместе?

– Предлагал, но уже когда выяснил, что она договорилась с Джонни. Она отказалась…

– Женщина, которая ждет сына, имеет право быть чуточку колючей, так что я бы постарался быть к ней повнимательнее, мой мальчик. Да, именно повнимательнее.

– И к кому же это Майкл должен быть повнимательнее на этот раз, а, Папа? – Нагруженная тарелками с едой, Мэйв Салливан протиснулась через вращающиеся двери, которые вели из кухни в бар, и улыбнулась сыну.

В свои пятьдесят шесть Мэйв все еще была красива. Пышные рыжеватые волосы, слегка тронутые сединой, обрамляли лик камеи – так любил говорить ее муж. Блестящие синие глаза, точь-в-точь как у сына, смотрели на мир с добротой и юмором.

– Мам, я тебе помогу. – Два гигантских шага – и Майкл уже стоял возле матери. Забрав у нее посуду, он поставил ее на стол за стойкой. Схватив маслину, на ходу сунул ее в рот.

– Майкл, а что ты, собственно говоря, здесь делаешь средь бела дня? – Ростом около пяти футов, Мэйв едва доставала сыну до плеча. Впрочем, это никогда не было помехой ее авторитету. Со дня безвременной кончины супруга она ласково, но твердо главенствовала в семье.

Она полюбила Джока в то самое мгновение, когда впервые увидела его – на Ярмарке Эльфов на полуострове Дингл. Ей тогда едва минуло шестнадцать. Как раз в тот день Джок приехал в Ирландию на каникулы – специально на ежегодную ярмарку. Когда Мэйв обратила на него внимание, тот беседовал с торговцем лошадьми.

Едва их глаза встретились, Мэйв поняла, что это ее судьба. Они действительно были прекрасной парой, хотя понадобилось время, чтобы понять это. В конце концов она бросила родной дом, семью, жениха и предназначенное ей родителями будущее, чтобы последовать за Джоком в Америку и стать его женой. Она никогда не оглядывалась назад и не жалела – ни разу за все эти сорок лет.

Когда Джок умер, умерла часть ее самой. Но остались любимые сыновья, друзья и семья. Мэйв всегда была благодарна судьбе за эту большую любовь – пусть даже она длилась так недолго. Ей повезло – и она желала того же для своих сыновей.

– Майкл! – Приподняв рыжеватую бровь, Мэйв вытерла руки о свой хрустящий белоснежный фартук. Она ждала ответа. – Должно было случиться что-то важное, чтобы ты пришел домой посреди дня!

Из всех своих сыновей она больше всего беспокоилась за Майкла: он тяжелее других перенес смерть отца. Удивительно, как эти сильные, надежные плечи не дрогнули под тяжестью ответственности, которую он сам взвалил на себя.

– Это из-за Джоанны.

– А что с ней? – поинтересовалась Мэйв осторожно, подойдя к нему. – Она заболела? – Материнские инстинкты Мэйв были очень сильны, особенно когда дело касалось ее семьи. А Джоанна, безусловно, была для нее членом семьи.

Майкл покачал головой.

– Нет, мама. По правде говоря, я и сам не понимаю, что с ней такое… – Он взъерошил волосы и покраснел. – Знаешь, она как будто не хочет ни от кого принимать помощь. Особенно от меня. И еще… она придет на вечеринку с Джонни Бэйли!

– Ясно. – Мэйв на секунду задумалась. – Тебе это не нравится, да, сынок?

– Мам, она ведь беременна… – начал он, но замолчал, увидев на губах матери улыбку. – В чем дело?

– Беременна, Майкл, но не умерла же! – Мэйв пожала плечами. – Ты встречаешься на празднике с подружкой, так почему ей нельзя? – Улыбнувшись, она погладила сына по щеке. – Послушай, милый. Я знаю, что она чувствует, потому что прошла через это сама. Но когда умер твой отец, у меня остались Папа и вы. А у нее нет никого. Ей одиноко. Так бывает во время беременности. Если ей хочется пойти куда-нибудь с мужчиной, я не вижу в этом ничего плохого. – Она вздохнула. – В этом мире одинокой женщине и так одиноко, сынок.

– Но у нее есть я! – горячо возразил Майкл. – Если бы она только захотела принять мою помощь! Я предложил пойти на вечеринку вместе, а она отказалась. – Он покачал головой. – Я просто не понимаю, откуда столько упрямства, когда речь заходит о всяком таком.

– Ах, сынок… – Мэйв покачала головой. Она-то гораздо лучше, чем сын, понимала, в чем дело. – Думаю, тебе нужно кое-что понять. Вручая свою судьбу мужчине, женщина учится приспосабливаться к своему избраннику, зависеть от него. Если он вдруг исчезает, она чувствует себя одинокой и покинутой, просто сходит с ума… – Мэйв вздохнула. – Очень нелегко научиться зависеть от кого бы то ни было снова, потому что страшно вновь его потерять. Иногда такой страх слишком силен, чтобы поверить кому-нибудь вновь.

– А тебе… тебе казалось, что папа тебя покинул? – спросил Майкл, внимательно вглядываясь в лицо матери. Никогда раньше она не говорила с ним на эту тему. Он и предположить не мог, что мать чувствовала себя покинутой после смерти отца. Эта мысль поразила его и причинила боль.

– По-своему да, сынок, – тихо произнесла Мэйв. – О, не нарочно, разумеется, не по его вине. Но это не меняет дела. Мы с отцом очень любили друг друга. Когда он умер, я хотела последовать за ним. – Она судорожно сглотнула: рана так и не затянулась за все эти годы. – Но мне нужно было жить – ради тебя и твоих братьев. Да и ради себя самой, в конце концов. – Она улыбнулась и коснулась руки сына. – У меня была семья. А у Джоанны – судя по твоим рассказам – никого нет. Это и само по себе непросто, а уж если ждешь малыша…

– Я постараюсь быть рядом, мам. – Майкл смущенно взъерошил волосы.

– Ах, Майкл, ты не понимаешь: не всегда можно взять на себя ответственность за другого. – Мэйв внимательно посмотрела на сына. – Я знаю о клятве, которую ты дал ее покойному мужу, Майкл. Но подумай – тебе никогда не приходило в голову, что Джоанна может не хотеть чьей-либо помощи? Возможно, ее стремление быть самостоятельной – это ради ребенка, а не ради нее самой?

– Но почему? – Майкл поднял голову. – Какой в этом смысл, мам?! Обязательно нужно, чтобы кто-нибудь был рядом с ней!

– Не тебе решать это, сынок. – Мэйв помолчала. – Я открою тебе один женский секрет, Майкл. И не смотри на меня так. Хочешь – верь, хочешь – нет, но кое-что о женщинах я знаю, – добавила она с улыбкой. – Порой у женщины, которую обидел – и обидел сильно – мужчина, появляется потребность убедиться в собственной самостоятельности. – Мэйв беспокойно повела изящными плечами. – Своего рода гордость, инстинкт самосохранения. Ощущение зависимости от мужчины заставляет женщину чувствовать себя страшно ранимой.

– Мам, ты поэтому больше не вышла замуж? – Майкла всегда это удивляло. Насколько ему было известно, она даже ни разу не назначила никому свидание. Всю свою жизнь посвятила семье. Теперь он впервые задумался об этом серьезно.

– Между прочим, я еще жива, Майкл. – Мэйв весело покачала головой, потом тяжело вздохнула. – А не вышла замуж потому, что все еще люблю твоего отца. И никогда не хотела быть рядом с другим мужчиной. – Она улыбнулась, чтобы скрыть боль, терзавшую сердце. – Мы с твоим отцом… ах, у нас был прекрасный брак, настоящий… Именно память о нем поддерживала меня все эти годы. Но, судя по твоим рассказам, воспоминания Джоанны о ее семейной жизни далеко не так безоблачны… – Голос ее смягчился. – Это совсем другая ситуация, и, возможно, причина ее поведения где-то здесь.

– То есть ты хочешь сказать, что Джоанна, возможно, не хочет принять мою помощь просто потому, что боится… – Майкл задумался, пытаясь осмыслить слова матери. – Боится, что будет зависеть от меня, а я потом ее… брошу? – Эта мысль показалась Майклу такой нелепой, что он едва не рассмеялся. Однако что-то в лице матери остановило его.

– Ну, просто пришло в голову, сынок. – Мэйв снова не спеша провела пальцами по его руке. Боясь задеть самолюбие сына, она тщательно подбирала слова. – Майкл, а может быть, Джоанна встречается с этим парнем, Бэйли, лишь для того, чтобы продемонстрировать тебе свою независимость? В первую очередь – от тебя?

Он нахмурился, пытаясь понять.

– Ты думаешь, она делает это, только чтобы показать, что ей не нужен ни я, ни кто бы то ни было другой?

– Возможно, она хочет доказать это самой себе, Майкл. Но и тебе тоже, – мягко добавила Мэйв.

– Никогда не слышал ничего абсурднее! – Покачав головой, Майкл потер подбородок. – Но что-то в этом есть. – Он пристально посмотрел на мать. – И что же мне делать?!

– А ты не пытался поговорить с ней об этом откровенно, сынок? – улыбнулась Мэйв.

Майкл застенчиво усмехнулся.

– Ну… я… немного, понимаешь… вышел из себя.

– А-а, – кивнула Мэйв и улыбнулась. – Ты точь-в-точь как твой отец. Но грубостью ничего не добьешься, Майкл. Она лишь выдает твои страхи. Понимаешь?

Майкл мрачно кивнул. Ему меньше всего хотелось признаваться матери в том, что он действительно боится.

– Чего ты страшишься, сынок? – Она подняла голову. – Обидеть ее? Разочаровать? Или, может, не выполнить обещания, данного ее мужу?

Расстроенный воспоминаниями, Майкл украдкой вздохнул.

– Все вместе, мама.

– Ясно, – задумчиво протянула Мэйв. – Сынок, у тебя доброе и большое сердце, но когда-нибудь тебе придется понять, что ты всего лишь человек. А человеку свойственно ошибаться. – Она похлопала его по щеке. Ей было больно за своего первенца. – Ты не виноват, Майкл, – мягко продолжала она. Сколько раз в прошлом ей приходилось повторять эту фразу – и все без толку… – Тебе нужно было уехать в колледж, строить собственную жизнь. То, что случилось, произошло не по твоей вине. Ты не можешь нести за это ответственность.

– Он был моим младшим братом, мам, – упрямо сказал Майкл. – Я отвечал за него. – У него на щеках заходили желваки. – Я обязан был поддержать его! Будь я здесь, ничего бы не случилось! – Ероша волосы, Майкл вздохнул, тщетно пытаясь не думать о прошлом.

Он получил тогда стипендию в Маркете. Зная, что семья нуждается в нем, хотел пойти в местный колледж. Но в последнем классе средней школы безумно влюбился в Лайзу Паркер, которая тоже как раз собиралась в Маркет.

Разве мог он с ней расстаться?!

А тем временем Дэнни, потрясенный смертью отца, постоянно попадал в какие-нибудь неприятности – словно хотел таким образом излить свою боль, свой гнев. Братья не раз ссорились из-за этого. Чем больше Майкл пытался сделать для Дэнни, тем более неуправляемым становился брат.

К тому времени, когда Майкл уехал в Маркет, они с Дэнни перестали разговаривать. Майкл был по горло сыт его фокусами. И ответственностью, которую взвалил на свои плечи. Он разрывался между любовью к семье и к Лайзе. Порой эгоистически оправдывал себя и отворачивался от брата и семьи.

Дэнни продолжал катиться вниз. Не прошло и года, как он оказался прочно повязан с одной из местных банд. Поняв, насколько серьезно обстоит дело, Майкл тут же примчался домой. Но было поздно. То, что Лайза за месяц до этого порвала с ним, лишь усугубляло чувство вины. Он должен был остаться с семьей, должен был помочь ей.

Почти год ушел на то, чтобы вытащить Дэнни из банды. Год боли и страданий, не говоря об опасности, которой Майкл подвергался…

– Майкл, – ворвался в его воспоминания голос матери, – каждый должен идти своим путем – это относится и к твоим братьям. Тебе может не нравиться их путь, но придется дать им возможность выбирать самостоятельно. Иначе как они научатся?

Майкл вздохнул, понимая, что она имеет в виду не только братьев.

– Да, мам, я знаю. Знаю. Ты права.

– Но можно быть рядом, – Мэйв ласково улыбнулась, – чтобы помочь им, если они оступятся и упадут. – Она сделала паузу. – Ты ведь заботишься о ней, правда?

– О да! – Майкл тяжело вздохнул. – Забочусь. – Но здесь было что-то еще, кроме чувства долга, и это смущало его и беспокоило.

Майкл сжал челюсти. Он не имеет права ошибиться, не имеет права обидеть Джоанну! Ему необходима ясная голова…

– Мам, как мне быть?

Мэйв вздохнула. Ей так хотелось облегчить сыновьям жизнь…

– Ах, сынок, думаю, надо просто поговорить с Джоанной. Будь с ней откровенен… – Он хотел возразить, но она жестом остановила его. – Я не имею в виду ее мужа. Согласна, не стоит лишний раз ее травмировать, особенно в таком положении. Но будь честен в том, что касается твоих мыслей, твоих чувств, твоего к ней отношения. К честности, во всяком случае, трудно придраться, сынок. Если ты заботишься о ней, естественно, что ты о ней беспокоишься. – Мэйв ласково улыбнулась. – Уверена, она все поймет.

Майкл на мгновение задумался. Потом улыбнулся и, нагнувшись, поцеловал мать в щеку.

– Спасибо, мам. – Ему стало легче, как всегда после разговоров с ней. – Я вернусь, чтобы вам помочь.

– Для вечеринки все готово, Майкл, – замахала она рукой. – Я занималась этим несколько дней. Просто постарайся не опоздать и проследи за братьями, чтобы они были вовремя. Ожидается много народу, и Салливаны должны быть в полном сборе.

– Не беспокойся, мам, мы все прибудем минута в минуту. – Поцеловав ее еще раз, он ушел, размышляя над тем, что она сказала.

Ее слова удивили его и заставили задуматься. Чувствовала ли себя Джоанна покинутой после смерти Брайана? Возможно. Тогда становились понятными ее опасения оказаться зависимой от него, Майкла.

Кто знает… Во всяком случае, поговорить с ней нужно обязательно. И чем быстрее, тем лучше.

Вздохнув, Майкл выскочил из паба. Наверно, Джоанна права. Кажется, в том, что касается женщин, он и вправду идиот.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из паба Салливанов доносились музыка и смех. Парадную дверь открыли, чтобы проветрить: стало слишком жарко и накурено. Сиротливо выглядели опустевшие столы, в начале вечера ломившиеся от яств.

Наконец настоящий ирландский оркестр, который всегда играл в этот вечер у Салливанов, сделал передышку. Полилась уже не зажигательная, а медленная и грустная музыка, характерная для старинных ирландских баллад.

Заняв в свою очередь место за стойкой, Майкл плеснул в кружку пива и понес ее через бар клиенту. Он старался не терять Джоанну из виду. Сейчас она стояла в другом конце зала и беседовала с дедом.

Увидев Папу рядом с Джоанной, Майкл едва сдержал улыбку. Ему казалось, она не совсем понимала, как ей относиться к его деду. Папа же, видя во всех внуков, не забывал одарить каждого порцией советов и критики.

Майкл заметил, как Папа несколько раз почтительно прикоснулся к животу Джоанны и как она в ответ улыбнулась.

– Ты один, братишка?

Усмехнувшись, Майкл взглянул на Дэнни – своего младшего брата. Ниже на два дюйма, Дэнни, как и Патрик, был точной копией Майкла. Только его черные волосы были гораздо длиннее, что придавало парню хулиганский вид. Это, впрочем, вполне подходило к его неофициальной службе в Отделе организованной преступности. Но на лице Дэнни сияли те же синие глаза – «глаза Салливанов», как любила повторять их мать.

Майкл кивнул на танцплощадку, где его спутница лихо отплясывала с огромным, перетянутым портупеей испанцем из Отдела насильственных преступлений. Томас обладал шевелюрой цвета воронова крыла и устрашающим взглядом. Как и подобало выглядеть сотруднику этого отдела. На самом же деле это был один из самых добрых и мягких людей, какие когда-либо встречались Майклу. Популярностью среди дам он пользовался потрясающей.

Дэнни покачал головой и взял протянутую Майклом бутылку с пивом.

– Похоже, еще одна к нему перекочевала, а? – Дэнни усмехнулся. Это была дежурная шутка между Томасом и Майклом – оба слыли известными донжуанами. Дэнни оглядел редеющую толпу в поисках своей подружки.

– Наверное, ей надоело меня ждать. – Майкл пожал плечами.

На лице Дэнни появилось виноватое выражение.

– Эй, Майкл, мог бы попросить меня или Патрика подменить тебя. – Он застенчиво улыбнулся. – Извини. Представь себе, я не подумал.

За стойкой стояли все братья по очереди. Это была единственная работа, от которой мать была избавлена. Мэйв готовила, убирала, приглядывала за клиентами, но за стойкой никогда не стояла – просто потому, что не пила.

– Все в порядке, Дэнни, – пожал плечами Майкл. – Просто у меня сегодня не то настроение.

Дэнни внимательно посмотрел на брата.

– Тебя что-то беспокоит? – спросил он, сделав большой глоток пива и не сводя с Майкла глаз.

– Нет, просто нет настроения веселиться. – Майкл взглянул на брата. Откровенничать ему не хотелось. – А ты как? Один сегодня? – спросил он, хотя ответ был известен заранее.

Улыбнувшись, Дэнни вновь глотнул пива.

– Я? – облокотился он на стойку. – Салливан один в субботний вечер? – Смеясь, Дэнни покачал темной головой. – Это исключено! – Он указал бутылкой на высокую эффектную брюнетку, оживленно беседовавшую с капитаном. – Между прочим, полицейский-стажер. Имеет разрешение на оружие.

– Оружие? – Майкл замолчал и недоуменно уставился на младшего брата. – Дэнни… – начал он осторожно, едва сдерживая усмешку. Налив виски, он пододвинул его официантке. – Тебе не кажется, что встречаться с женщиной, которая носит оружие и умеет им пользоваться, не очень умно?

Ослепительно улыбнувшись, Дэнни снова покачал головой.

– Почему же? – Отхлебнув пива, он пожал плечами. – Не вижу проблемы. По-моему, клевая телка.

– Телка… – Тут уж Майкл не удержался и рассмеялся, покачав головой. – Ладно, братец, дам тебе совет. Если твоя маленькая «телка» пальнет в тебя за то, что ты к ней пристаешь или наоборот, не плачься.

– Ну, это уж исключено, – засмеялся Дэнни.

Глаза его обежали заполненную людьми комнату. – Ты же знаешь, женщины меня любят. – В его голосе не слышалось тщеславия, так что Майкл не стал возражать.

Дэнни любил женщин, и женщины отвечали ему взаимностью. Они были для него чудесной, бесконечной тайной. Тайной, которую он не уставал разгадывать.

Короткий брак Дэнни, когда тому было всего лишь двадцать, распался через пару месяцев. Он сильно переживал и стал избегать постоянства. Связи его никогда не продолжались долго – и это его вполне устраивало.

– А где же Кэтти? – Дэнни нахмурился. Он снова обвел взглядом комнату. – Я ее не видел ни разу за сегодняшний вечер, да и мама интересовалась.

– Думаю, она все еще в детском центре.

– В субботу вечером? – Дэнни покачал головой. – Эта малышка слишком много работает.

– Малышка? – Майкл пристально посмотрел на брата. – К твоему сведению, Кэтти уже не ребенок! Ей двадцать с лишним лет! – Майкл рассмеялся. – Если тебе жизнь дорога, я ей, так и быть, не скажу, что ты считаешь ее ребенком. А то тебе достанется раскаленной сковородкой.

Потягивая пиво, Дэнни засмеялся.

– Пусть сначала догонит. Я брал верх, когда мы были детьми, и сейчас возьму. – И, словно желая доказать это, он поиграл мускулами. Улыбка его постепенно погасла. – Майкл, мне кажется, мама о ней беспокоится.

– Ну, мама всегда беспокоится, – резонно возразил Майкл. Почему у брата такое встревоженное лицо? Ведь младший брат по природе своей удивительно легкомыслен и хладнокровен. Он просто принимает жизнь такой, какая она есть, и никогда не задумывается о завтрашнем дне и прочей философии. Поэтому то, что он сказал о Кэтти, удивило Майкла.

– Да, конечно, но это другое. Ты же знаешь, как мама относится к Кэтти. Она ведь член семьи.

Кэтти Вагнер жила в доме Салливанов с шести лет. Ее родители были лучшими друзьями Мэйв и Джока. Когда они погибли в автокатастрофе, Салливаны взяли маленькую Кэтти и вырастили ее вместе со своими собственными детьми.

С того момента, как эта рыжеволосая девочка с глазами олененка появилась в их доме, Дэнни стал ее защитником. Она заменила ему младшую сестренку.

Воспитанная Салливанами, Кэтти обладала огромным чувством ответственности и теперь руководила местным детским центром, где занималась с малышами.

– А Папа где? – Дэнни снова обвел глазами комнату. – Что-то его тоже не видно.

Майкл усмехнулся и потер бровь.

– Только что болтал с Джоанной. – Он оглядел синеватый от табачного дыма бар. – Подозреваю, что как раз выскользнул вместе с миссис О'Бэньон покурить.

«Тайна» Папы – выкуриваемые время от времени любимые, но запрещенные врачом сигары – была всем известна. Семья делала вид, что ничего не замечает, а Папа – что это он просто по рассеянности. Такой расклад всех устраивал.

– Как дела у Джоанны? – Дэнни искоса взглянул на нее, затем перевел взгляд на брата.

Майкл проследил за его взглядом и улыбнулся, заметив, что Джоанна беседует с капитаном. В воздухе слышались нежные звуки проникновенных ирландских баллад.

– Надеюсь, прекрасно.

– Да-а? – протянул Дэнни задумчиво. – Я немного беспокоился за нее сегодня.

Майкл нахмурился.

– Почему это?

Дэнни кивнул на изрядно поредевшую толпу.

– Здесь полно полицейских… Я боялся, как бы кто-нибудь из них не ляпнул насчет… Брайана…

Майкл тихо ахнул.

– Господи! Как же я не подумал?! – Поглощенный собственными проблемами, он совсем упустил из виду такую возможность.

Кроме полицейских его отряда, капитана и, разумеется, его семьи, правду о том дне, когда погиб Брайан, знали всего несколько человек. Капитан знал, потому что был обязан знать, члены отряда – потому что сами оказались свидетелями тех ужасных событий. Ну а семья – просто потому, что Майклу необходимо было с кем-нибудь поделиться. И теперь еще его порой мучили кошмары и мысли о собственном поведении во всей этой ситуации.

Со смерти Брайана Джоанна избегала полицейского участка. Насколько Майклу было известно, ни с кем из коллег покойного мужа она не встречалась. Вовсе не потому, что у Брайана не было среди них друзей, просто слишком многие знали, каков он на самом деле.

– Боже мой, Дэнни… – Майкл встревожено взъерошил волосы. – Я как-то не сообразил. – Необходимо хоть что-то предпринять, причем не откладывая. Смени меня, ладно? – Майкл стянул с себя белый фартук и быстро вышел из-за стойки.

За весь вечер он не перебросился с Джоанной и парой слов. Она действительно приехала вместе с Джонни Бэйли вскоре после начала праздника. Но теперь он припомнил, что больше Джонни не видел.

Майкл протиснулся сквозь толпу. Томас и подружка Майкла как раз выходили из паба. Ладно, что поделаешь… Он вздохнул с каким-то даже облегчением: все равно собирался порвать с Кристалл, но никак не мог решиться. Да и времени не было, ведь всю вторую половину дня обдумывал разговор с матерью. Так что отменить свидание просто не успел. Теперь о реакции Кристалл можно было особо не беспокоиться.

Медленная проникновенная баллада закончилась. Майкл пробирался дальше, здороваясь по дороге то с одним, то с другим. Когда он подошел к Джоанне, та стояла к нему спиной, разговаривая с Мэйв.

Еще в начале вечера Майкл сразу заметил ее новое – во всяком случае, для него – платье. Кремовое, изящное, с зеленой – без сомнения, в честь праздника – отделкой у воротничка и манжет. Зеленые, в тон, туфли без каблуков, очень элегантные и в то же время удобные. Майкл знал, как тяжело Джоанне сейчас носить высокие каблуки.

Она и причесана по-другому, подумал он и нахмурился. Но сейчас, когда большинство шпилек выскочило, высокая прическа едва держалась.

– Веселишься? – шепнул он ей из-за плеча.

Джоанна испуганно вздрогнула.

– Майкл… – Приложив руку к сердцу, она с радостной улыбкой обернулась. Ее тревожило, не обидела ли она Майкла сегодня днем. Ей казалось, что он весь вечер ее избегал.

Майкл внимательно посмотрел на нее. Щеки разрумянились, глаза лучились от радости. Но он чувствовал, что за этим кроется усталость. Зато не заметно ни потрясения, ни изумления, убедился он с облегчением. Совершенно ясно, что ничего нового о Брайане она не услышала.

Джоанна заулыбалась еще радостнее – наконец-то он ведет себя спокойно и не демонстрирует заботу о ее здоровье. Ей вовсе не хотелось ни расстраивать, ни обижать его.

– Замечательно, я как раз говорила об этом твоей маме.

– Да, – подтвердила Мэйв, многозначительно глядя на сына. – А вот я говорила Джоанне, что она выглядит усталой и ей пора прилечь.

– Согласен, – кивнул Майкл.

Оркестр заиграл новую ирландскую балладу, и ее печальные звуки медленно поплыли по комнате.

Улыбаясь кому-то из гостей, Мэйв вытирала руки о фартук, по-прежнему белоснежный.

– Почему бы вам не потанцевать, пока оркестр не ушел? – Мэйв легко сжала руку Джоанны. – Джонни ушел раньше, а я не хочу, чтобы ты возвращалась домой одна. – Она взглянула на сына. – Ты ведь проследишь, сынок?

Положив руку Джоанне на талию, Майкл улыбнулся:

– Непременно, мам. – И, не дав Джоанне времени возразить, обнял ее и повел на танцевальную площадку.

На мгновение Джоанна похолодела: Майкл никогда не обнимал ее. Она всегда старалась соблюдать дистанцию. В последние несколько месяцев чувствовала себя слишком уязвимой, а он казался таким сильным… Страстное желание положиться на него было просто непреодолимо. А так ведь и до катастрофы недалеко…

Чем больше Джоанна ощущала его заботу и беспокойство, тем большую нежность обнаруживала в своем израненном сердце. Никто никогда не беспокоился о ней и не заботился так, как Майкл. Это было безумно трогательно…

И однако не стоит делать поспешные выводы из его поведения. Да, Майкл внимателен к ней, но только потому, что он друг Брайана. А к ней самой это не имеет никакого отношения.

– Эй, расслабься, – уговаривал Майкл, глядя на нее с высоты своего роста и все крепче прижимая ее к себе. Он услышал вздох и ощутил, что она последовала его совету. – Устала? – нежно шепнул он. От нее пахло чем-то восхитительно сладким. И как это он раньше не замечал? Этот возбуждающий запах сводил его с ума.

– Немножко, – призналась Джоанна тихо. 0на старалась не думать о том, насколько приятно ощущать близкое присутствие Майкла. Как давно мужчина не держал ее в объятиях… Да, она беременна, но не перестала быть женщиной. Ей по-прежнему что-то нужно, она чего-то хочет, о чем-то тоскует.

Несмотря на свою осторожность в отношении мужчин, и особенно Майкла, Джоанна нуждалась в поддержке и утешении, тем более теперь, когда чувствовала себя уязвимой и одинокой. Какое-то мгновение она боролась с собой. Хотелось поддаться эгоизму и позволить себе ни о чем не думать и хоть на краткое мгновение поверить, что она не одна.

Неизвестно почему, но в объятиях Майкла Джоанна чувствовала себя в безопасности. Она так редко в своей жизни испытывала это ощущение, что оно казалось ей драгоценной и непозволительной роскошью. Так отчего бы им сейчас не насладиться? Какой от этого вред, в конце концов?

– Так что, Джонни ушел раньше? – Майкл нагнулся и заглянул ей в глаза. Откуда эта паника во взгляде?! Он сжал ее руки.

Майкл был очень рослым, и Джоанна едва доставала ему до подбородка. Он ощущал запах ее духов, казалось вплетенный в ее волосы. От нее одурманивающе пахло весной и полевыми цветами.

– Да, – осторожно ответила она. Рука Майкла, лежавшая на ее спине, была такой теплой, что Джоанна всей кожей чувствовала ее сквозь тонкую ткань платья, и от этого ее бросало в дрожь. – Джонни… у него… ему… понимаешь, вдруг до смерти захотелось попкорна.

На самом деле Джонни мгновенно увлекся милой курносой рыжеволосой девушкой – и только Джоанна его и видела. Впрочем, она совсем не обиделась. Ведь это всего лишь друг, она и так была ему благодарна, что он вывел ее в свет сегодня вечером. Наконец-то она увидела своими глазами, каковы эти легендарные вечеринки, которые устраивает Мэйв.

Но после того, что она насочиняла Майклу насчет свидания, признаваться было как-то неудобно.

– Так он что, оставил тебя совсем одну?! – Отступив на шаг, Майкл уставился на нее. Глаза его потемнели, тело напряглось.

Джоанна не удержалась и улыбнулась, посмотрев на него снизу вверх.

– Да, Майкл, он оставил меня совсем одну. – Она оглядела зал. – Какой ужас – оставить меня совсем одну в пабе, битком набитом полицейскими! Полицейскими, которые обязаны защищать нас. – Джоанна не могла удержать смех. Она покачала головой в притворной панике. – Оставить меня совсем одну, такую беззащитную… Боже, даже представить себе страшно, что могло случиться! Я ведь могла споткнуться о кого-нибудь из этих огромных копов! Или, например, подавиться чудесными сандвичами, которые приготовила твоя мама. А еще…

– Ладно, я уже понял, – пробормотал Майкл, прижимая ее к себе.

– Да мало ли что может произойти? – не унималась Джоанна. Она облизнула губы и взглянула Майклу прямо в потемневшие глаза. Сердце ее забилось, и она отвела свой взгляд.

Майкл продолжал смотреть на Джоанну, тщетно пытаясь справиться со своими чувствами. Нет, он не будет думать, как соблазнительно выглядят ее губы. Не будет думать, как ей хорошо и удобно в его объятиях…

– Тебе это нравится? – улыбнулся он.

– Что нравится? – Джоанна изобразила недоумение. – Дразнить тебя? Признаюсь, Майкл, да. Я ужасно люблю тебя дразнить!

Он что-то проворчал вполголоса, крепче прижимая ее к себе и наслаждаясь ощущением мягкой, такой женственной округлости ее живота. Он, видел, как менялось ее тело во время беременности, и думал, что это одна из самых прекрасных вещей, которые он видел в своей жизни. Майкл по-новому оценил беременных женщин. Он никогда не понимал раньше, насколько верно наблюдение, что женщина, которая ждет ребенка, излучает особый свет. Джоанна вся светилась.

– Да, кстати, лейтенант, где же ваша девушка?

Джоанна ни за что бы не призналась, что весь вечер наблюдала за Майклом. В основном он стоял за стойкой, так что вычислить его подружку ей не удалось. Наверняка длинноногая блондинка, как всегда.

– Кристалл? – Майкл улыбнулся. – Похоже, у нее срочная встреча. И в другом месте.

– Кристалл? – протянула Джоанна, удивленно приподняв брови. Кристалл? Последних двух звали Янтар и Перл. Майкл явно решил перейти от ювелирной лавки к посудному магазину. Джоанна всегда поражалась, как ему удается не перепутать своих девиц. Уж проще было бы их пронумеровать – во всяком случае, легче, чем держать в памяти бесконечные имена.

– А что? – Майкл нахмурился.

Джоанна рассмеялась, уверяя себя, что ею руководит вовсе не ревность. Конечно же, нет! Майкл имеет полное право встречаться с кем угодно.

– Не обращай внимания, Майкл. Это так… просто.

Расслабившись, Джоанна обняла Майкла за шею и провела пальцами по мягкой ткани его рубашки. Она прикрыла глаза и, двигаясь в такт музыке, вдыхала запах его одеколона – что-то безумно мужественное, сводящее с ума. Часть его обаяния. Да уж, похоже, женщинам тяжко дается разлука с ним. Джоанна знала смертоносное обаяние Майкла в действии, знала, что устоять против него почти невозможно. И все это лишь усиливало ее решимость соблюдать дистанцию.

Но на несколько мгновений ей захотелось притвориться молодой и беззаботной женщиной, позволить себе удовольствие побыть в объятиях Майкла – объятиях благородного, обаятельного мужчины.

Темп музыки изменился. По-прежнему нежная и проникновенная, она стала еще и несколько меланхолической.

– Какая прекрасная музыка, – пробормотала она, положив голову Майклу на плечо. Оно было таким сильным и широким, так хотелось склонить на него усталую голову. Она вздохнула. – Грустная, но чудесная.

– Это старая ирландская баллада о мужчине, влюбленном в девушку, которая никогда не будет ему принадлежать.

– Почему же? – Нахмурившись, Джоанна подняла голову.

– Потому что отдана другому.

– Как это – отдана? – недоумевала Джоанна.

Глядя на нее сверху вниз, Майкл улыбнулся.

– В Ирландии кланы все еще обладают огромной властью, в том числе в отношении браков. Свахи все еще очень популярны в некоторых районах, особенно среди тинкеров.

– Тинкеров?

– Ирландских цыган. Они кочуют в крытых повозках из города в город. Свахи – неотделимая часть их многовековой культуры.

– И какова же их роль? – спросила Джоанна в полной уверенности, что Майкл ее просто дразнит.

– О-о, – улыбнулся Майкл. – Папа объяснил бы тебе лучше, но я все-таки попробую. Это целый обряд. Во время Ярмарки Эльфов, которая проводится раз в год на полуострове Дингл в Ирландии в честь последнего великого ирландского короля, собираются все холостые мужчины и незамужние женщины, желающие вступить в брак (а порой это решает за них клан). Гвоздь программы – как раз церемония сватовства. К ней готовятся и ее ждут весь год.

– Вроде Рождества?

– Именно.

– Рассказывай дальше, – потребовала очарованная необыкновенной историей Джоанна.

– Так вот, в последний день ярмарки проводится церемония сватовства. Все, так сказать, кандидаты образуют огромный круг. Мужчины с внешней стороны, женщины – с внутренней. Когда все готово, в центр круга проходит Сваха. Она звонит в колокольчик, и по ее знаку мужчины начинают двигаться в одну сторону, а женщины – в другую. Сваха медленно ходит внутри круга. В соответствии с традицией, как только она «почувствует» запах свадебного пирога, она останавливает движение. Те, кто стоит напротив друг друга, считаются сосватанными. А уж день свадьбы назначается потом их семьями.

Джоанна взглянула на Майкла скептически.

– Ты это серьезно?

Тот отступил, изобразив обиду.

– Ты считаешь, это лицо способно лгать?

– Не знаю. – Джоанна засмеялась.

– Так вот, это абсолютная правда. – Майкл хотел было приложить руку к сердцу, но тогда пришлось бы выпустить Джоанну из своих объятий. А обнимать ее было еще приятнее, чем он ожидал. – Говорят, если Сваха чувствует запах свадебного пирога, это знак судьбы и благословение небес.

Хотя песня подошла к концу, они продолжали медленно двигаться.

– А кто-нибудь еще может «почувствовать» этот запах? – спросила Джоанна недоверчиво, пытаясь обнаружить в его рассказе хоть какую-нибудь лазейку.

– Нет, – покачал Майкл головой. – Только Сваха. Именно поэтому она так почитаема многими кланами. Считается, что она обладает неким шестым чувством.

– Это самая необыкновенная история из всех, которые я от тебя слышала, Майкл. – Джоанна хотела отстраниться от него, но Майкл еще на мгновение удержал ее, не желая отпускать. Взгляды их встретились.

Джоанна почувствовала, как ее заливает горячая волна, и задрожала – от волнения, а не от холода. Какие прекрасные у Майкла глаза, подумала она. Отчего она не замечала этого раньше? Такие красивые и в то же время такие грустные…

А Майкл смотрел на нее и чувствовал, что сердце у него останавливается. Никогда раньше он не обнимал Джоанну. Но всегда стремился к этому, просто не решался себе признаться. Именно ее образ занимал все его мысли, когда он лежал порой без сна в своей постели.

А иногда и днем он обнаруживал, что грезит о ней наяву. Патрулируя улицы, сидя на собрании…

Майкл знал, что в это мгновение вступает на опасную почву. Ведь он несет ответственность за нее и за будущего ребенка. Обещал и обязан сдержать обещание. Однажды, позволив себе поддаться чувствам, он забыл о своем долге. И слишком многим пришлось дорого за это заплатить.

Нельзя допустить, чтобы что-либо подобное случилось вновь. Особенно с Джоанной. Он не может подвести ее!

– Майкл… – совершенно сбитая с толку захлестнувшими ее чувствами, Джоанна беспомощно взглянула на него. Ее нежный рот был слегка приоткрыт.

Как хотелось Майклу прижаться к губам Джоанны… Обнять ее и защитить. Целовать, прогоняя страхи и тревоги. Чтобы развеять чары, он обнял ее за плечи – дружески, как делал это сотни раз, тщательно соблюдая дистанцию.

– Пойдем, – ласково произнес он, – я провожу тебя домой. – Все еще неуверенно он повел ее через зал. Может, на улице удастся ощутить под ногами устойчивую почву?..

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Обнимая Джоанну, Майкл вышел из паба. Стояла чудесная ночь, и они решили пройтись пешком.

Ветер стих, похолодало, спустилась тьма. Мириады звезд мерцали в небе, ночь была удивительно спокойная и безлюдная. Тишину нарушали лишь гудки редких машин.

Поначалу они шли молча, каждый был занят собственными мыслями. Вдруг Джоанна тяжело и печально вздохнула. Несмотря на некоторые опасения, в последние месяцы только с Майклом она чувствовала себя легко и раскованно.

– Я люблю ночь. Так тихо и спокойно…

– Я тоже, – взглянул на нее Майкл. – Для разнообразия приятно видеть тебя довольной. – Он коснулся ее волос. В ее глазах все еще стояла настороженность. Но в целом она выглядела… счастливой. Эта мысль доставила ему удовольствие.

– Да, Майкл. Я отлично провела время. Но у меня из головы не выходит история, которую ты мне рассказал.

– О Свахе?

– Да. – Рука Майкла вновь коснулась ее волос. Джоанна ощутила сладостную дрожь. Какие теплые у него пальцы… – Невероятно… Чтобы в наше время – и вдруг такое… Но до чего романтично!

– Об этом и говорится в песне. Мужчина любит женщину, которая обручена с другим.

– А дальше что? – взяв Майкла под руку, с любопытством спросила Джоанна.

Они перешли улицу.

– По словам Папы, тот мужчина был так безутешен, что в ночь перед свадьбой похитил возлюбленную. Они бежали через океан в Америку, бросив вызов и своему клану, и Свахе. Только так им удалось навсегда остаться вместе.

Джоанна внимательно посмотрела на Майкла. Сердце у нее колотилось.

– А потом? Они были счастливы? – шепотом спросила она. Откуда это необъяснимое напряжение между ними? Ее пугали собственные чувства.

Майкл взглянул на нее пристально и нежно.

– Пока смерть не разлучила их, – ответил он наконец и мягко и нежно поправил Джоанне локон, позволив пальцам на мгновение задержаться на щеке.

– В жизни не слышала более романтичной истории, – вздохнула Джоанна. – Трудно поверить, что бывает такая любовь – на всю жизнь. Такое постоянство, такие чувства кажутся невероятными.

– Да? – удивился Майкл, взяв ее за руку. – А мои родители, да и их родители? Бабушка и дедушка были вместе более пятидесяти лет, пока не умерла бабушка. Если бы отца не убили, они с мамой тоже были бы вместе.

– Ты скучаешь по нему, Майкл? – ласково спросила Джоанна.

Майкл помолчал.

– Это случилось так давно… Но я все еще тоскую по нему. – Он вздохнул. – Хотя иногда мне трудно представить себе, как он выглядел. – Он смущенно покачал головой.

– Это тебя тревожит?

– Пожалуй, – признался Майкл. Рука Джоанны, которую он держал, была мягкой и теплой. – Его смерть опустошила нас всех. Совершенно опустошила. Братья были такими маленькими, такими потерянными. И мама тоже…

В голосе Майкла слышалась странная боль – никакие слова не могли бы ее скрыть. Как ужасно было для него потерять отца! Зная, какой дружной семьей были Салливаны, можно себе представить, насколько его смерть потрясла каждого, особенно детей: они всегда страдают, теряя родителей.

– А ты, Майкл? – Желая утешить, Джоанна нежно сжала его руку. – Ты ведь тоже был маленьким. Тебе было всего пятнадцать.

– Да, но я был старшим, – Майкл тяжело вздохнул, – а это совсем другое дело.

– Почему же? – Джоанна нахмурилась. – Почему совсем другое, Майкл? Он был и твоим отцом.

– Конечно, – медленно произнес Майкл. – Но как старший, я должен был заменить отца и стать главой семьи. Я боялся, что братья забудут его и то, чему он нас учил. Он столько значил для нас… для всей семьи… – Голос его сорвался.

Никогда и ни с кем Майкл не разговаривал об отце и потрясении, вызванном его смертью. Никогда не упоминал об одиночестве, которое чувствовал все эти годы. О слезах, пролитых в тишине и втайне от всех. О пустоте, которую никто не мог заполнить.

Он не знал, почему стал говорить обо всем этом сейчас. Но почувствовал, что поступает правильно. Настолько правильно, что не стоило и сомневаться.

Джоанна смотрела на него. Голос Майкла был таким печальным, что сердце ее сжалось. Она видела перед собой мужчину, но одновременно и подростка, каким он был когда-то. Потрясенного, растерянного, внезапно осиротевшего подростка.

Майкл покачал головой, крепко сжав ее пальцы.

– Я не мог этого допустить, – тихо сказал он. – Не мог допустить, чтобы братья забыли его.

– И с того момента ты решил нести ответственность за весь мир?

– Пожалуй, да. – В темноте Майкл едва заметно улыбнулся. – Не то чтобы сознательно решил. Просто внезапно повзрослел, стал мужчиной.

– Но ты не мог и не можешь отвечать за все на свете, Майкл. – Голос Джоанны звучал так мягко…

– Могу, – настойчиво возразил он.

– Разве ты не чувствуешь усталости?

– От чего? – Майкл сжал ее руку.

– От этой ответственности. – Джоанна пристально глядела на него. – Никогда не чувствуешь? Я хочу сказать, неужели тебе никогда не хочется пожить беззаботно?

Майкл улыбнулся.

– По-моему, это называется бегством от ответственности. – Он помолчал. – Однажды так и случилось. Но лишь однажды, – подчеркнул Майкл, взглянув на нее. Джоанна заметила, что глаза его потемнели, а рука еще крепче сжала ее пальцы. – Я получил очень важный урок. – Майкл тяжело вздохнул. – Знаю, это звучит глупо, но…

– Вовсе нет, Майкл. – Джоанна сжала его руку. Ей так хотелось обнять его и утешить – так, как это делал он. – Вовсе не глупо! Я прекрасно тебя понимаю.

– Да? – недоверчиво спросил Майкл, пристально глядя на нее. – А я себя не очень понимаю. – Несколько мгновений они шли молча. Когда Майкл наконец заговорил, его голос звучал тихо и напряженно. – Думаю, я как бы похоронил все свои чувства, – признался он самому себе и Джоанне. – Боялся связанных с ними страданий, – добавил он тихо и, взглянув на нее, с удивлением увидел, как внимательно она смотрит на него.

– Я понимаю, Майкл, – шепнула она. – Пожалуй, даже лучше, чем ты можешь себе представить. – Тщательно подбирая слова, Джоанна на мгновение задумалась. – Иногда, когда твои чувства так… болезненны, единственный способ выжить – это похоронить их. Это инстинкт самосохранения. Иначе очень больно. Я понимаю.

Джоанна и в самом деле прекрасно понимала. Она тоже научилась подавлять свои эмоции. А как еще она могла себя защитить?

Майкл взглянул на нее. Ему показалось, что они говорят не только о его отце. Но о чем же еще? Она как будто чуть-чуть приоткрыла ему свое прошлое. И то, что он узнал, лишь разожгло любопытство. Он не хотел, чтобы Джоанна снова спряталась в свою скорлупу. Нужно дождаться подходящего момента.

– Я старался держать в руках все. И несколько лет мне это удавалось, – продолжил Майкл. – Но однажды все рухнуло.

Джоанна нахмурилась:

– Как это? Что же произошло?

– Я влюбился. – Майкл вдруг рассмеялся. – Вернее, мне так казалось – с высоты своих восемнадцати лет. Я был абсолютно уверен, что это как раз то самое, настоящее и единственное чувство. Не прошло и двух месяцев, как все кончилось, – добавил он, смеясь, – но я же не знал, что так будет. – Он покачал головой. – Я был ужасно молод и незрел. – Воспоминания вызвали у него грустную улыбку. – Собственно, повернулся спиной к семье и долгу и сбежал. Бросил маму и всех остальных на произвол судьбы.

Рука Джоанны все еще сжимала его ладонь, и Майкл почувствовал, что ему совершенно необходимо ее прикосновение. О причинах этого он предпочел не задумываться.

– Результат получился не очень веселым, гордиться нечем. Я оказался полным идиотом. Все это плохо кончилось и для меня, и для семьи. Особенно для мамы и Дэнни. Более того, я предал память отца. – Его слова звучали тихо и бесцветно, но за ними чувствовались боль, стыд, страшное отчаяние.

Джоанна вдруг ощутила комок в горле. Оказывается, в Майкле все еще жил тот потрясенный, сбитый с толку паренек, на плечи которого свалилось слишком много ответственности. В ее собственной жизни было достаточно душевной боли, и она сразу распознавала ее у другого. Ей хорошо были известны шрамы, остающиеся на израненном сердце. Это была другая, до сих пор незнакомая сторона души Майкла. И то, что она о нем узнала, заставило ее смягчиться.

Майкл всегда казался таким уверенным, таким… рассудочным. Ей и в голову не приходило, какое одиночество таится в его сердце. Возможно, она недооценивала его? Может быть, в отличие от ее покойного мужа в Майкле есть еще что-то, кроме обаятельного фасада?

Душевность, например. Умение сострадать, характер – то, что Джоанна ценила превыше всего. К сожалению, именно этого не хватало ее мужу. Возможно, ослепленная своим предубеждением, она просто не замечала достоинств Майкла.

Наверное, неправильно было обвинять его в том, что совершил другой мужчина. Джоанну охватил стыд. Возможно, она была несправедлива к Майклу? Впервые с момента их знакомства Джоанна усомнилась в себе.

Она взглянула на Майкла новыми глазами и почувствовала, что ее обычная осторожность немножко ослабла. Может быть, и он привык прятать свою боль и защищаться от возможных разочарований. Как воздвигаются такие стены, она знала.

Джоанна сжала руку Майкла и обернулась к нему. Его глаза были печальны и прекрасны. Сердце ее сжалось. Так захотелось обнять его! Стереть эту грусть, эти терзавшие его воспоминания…

– Ты не должен винить себя, Майкл, – произнесла она ласково. – Я уверена, что отец гордился бы тобой. Он любил тебя, Майкл. И потом, ты был только ребенком, не нужно винить себя…

– Ты ошибаешься. – Они подошли к ее дому. Майкл сел на ступеньку и потянул ее за руку, приглашая сесть рядом. – Это была моя ошибка, моя вина. Но как говорится, не бывает худа без добра… Я получил весьма ценный урок.

– Какой же? – тихо спросила Джоанна. Окутанные темнотой, они сидели, почти касаясь друг друга. Майкл все еще держал ее руку в своей. Между ними возникла какая-то необыкновенная близость.

– Я понял, что если ты заботишься о ком-то, если его любишь, то ответственность – вовсе не обуза. – Майкл с улыбкой повернулся к ней. – Это просто продолжение твоей любви и заботы. – Он пожал плечами. – Непростой урок, но я никогда этого не забуду. – Его голос стал мягким, и Джоанна увидела совсем незнакомого Майкла. Казалось, он совершенно расслабился. Обаятельная улыбка тронула его губы. – Это часть твоей любви.

Его слова эхом отозвались в сознании Джоанны. Ей всегда казалось, что она далеко упрятала все прошлые надежды, но слова Майкла словно прорвали плотину, и все долго сдерживаемые чувства выплеснулись наружу. Глаза наполнились слезами. Тоска и одиночество охватили ее с новой силой.

Она спрашивала себя: как это бывает, когда кто-то относится к тебе так, как сказал Майкл, когда его любовь всеобъемлюща, а твое существование для него подарок, а не обуза? Увы, такого опыта у Джоанны не было. И потом, кто-то должен решиться полюбить первым…

Джоанна давно научилась не тосковать по тому, чего никогда не имела. Зато у ее ребенка будет все, думала она упрямо, ощущая, как захлестывает ее волна материнской любви. Ее ребенок никогда не будет тосковать по любви и дому. Ее ребенок узнает, что такое всеобъемлющая любовь. Ее ребенок будет знать, что его существование, его жизнь – редкий и драгоценный дар, а вовсе не обуза. Она позаботится об этом.

Стараясь справиться с эмоциями, Джоанна коснулась своего большого живота.

– Мне кажется, я понимаю, Майкл. – Из-за подступивших к горлу слез ей трудно было говорить. – Ребенок… некоторые люди считают, что это огромная ответственность, даже обуза, но я – нет. – Она покачала головой. – Я никогда так не думала. С того момента, когда поняла, что беременна, это казалось мне волшебным подарком.

– Ребенок – всегда подарок. – Не удержавшись, Майкл погладил ее по щеке. – Настоящее чудо.

– Не все так к этому относятся, Майкл, – тихо сказала она, смахнув слезы. – Знаешь, я тебе завидую.

– Мне? – Майкл вздрогнул от неожиданности. Что она хочет сказать? И почему вдруг заговорила о ребенке? – Почему?

– У тебя есть семья. – Джоанна вздохнула.

– А твоя семья?

Джоанна ответила не сразу:

– Я ничего о ней не знаю. Меня бросили сразу после рождения. – Под его пораженным взглядом она попыталась выдавить из себя улыбку. Зачем ей его жалость?

Джоанна редко говорила о своем прошлом. Не то чтобы стыдилась его, просто ответом всегда было молчание – никто не знал, что сказать. А жалости ей не хотелось. Другого прошлого у нее не было, а это она приняла много лет назад.

– Я помню только детский дом, а потом – череду временных пристанищ. Одно за другим, пока мне не исполнилось восемнадцать.

Глядя на нее, Майкл почувствовал, как сжалось у него сердце. Голос Джоанны звучал ровно и спокойно, будто эхо отдавалось в пустой могиле. Это больше, чем любые слова, говорило ему, как тяжело ей пришлось.

– Так у тебя никогда не было… дома?

– Настоящего – нет. – Не в силах встретиться с ним глазами, Джоанна вытянула ноги: новые туфли начинали жать. – Меня брали то в один дом, то в другой. Я никогда ни к чему не привыкала и ни к кому не привязывалась. Как дешевая домработница. Или нянька. – Она пожала плечами, как будто эти воспоминания не имели особого значения. – А с восемнадцати я стала жить одна.

Ледяная пустота, звучавшая в ее словах, наполнила Майкла невыносимой печалью. Он не мог даже представить себе такое детство. Семья всегда была основой его жизни. И если бы не любовь и поддержка близких, то неизвестно, каким бы он вырос.

Брошена…

Джоанну бросили сразу после рождения. Он вспомнил сегодняшний разговор с матерью – как она сказала о смерти Брайана, о том, что, возможно, Джоанна чувствует себя брошенной. Сердце его сжалось, стало трудно дышать.

– Мне так жаль… Я не знал. – Ему страстно захотелось прижать ее к себе, поддержать, утешить, как всегда поддерживали и утешали его самого. Но Майкл чувствовал, что она оттолкнет его. Он понимал, что она не хочет жалости.

– Не бери в голову, – сказала Джоанна мягко. – Это было очень давно и теперь не имеет никакого значения.

Майкл не поверил ей. Ведь детство определяет в человеке все. Детский опыт – основа взрослой жизни. Твоих мыслей, чувств, веры, достоинства. Теперь он понимал, почему такое значение для нее имела независимость. Она никогда не знала этой роскоши – роскоши безоговорочной любви родных.

Майкла внезапно пронзила боль за того брошенного маленького ребенка, каким она была, и за одинокую взрослую женщину, какой она стала. Джоанна держалась за свою независимость не из-за упрямства, как он думал раньше. Просто она не в состоянии была поверить никому – ведь никто никогда не предлагал ей поддержку.

Кто водил ее в школу? Кто сидел с ней, если ее мучили кошмары? А если у нее болел живот? Кто бескорыстно любил ее и заботился о ней?

Ответ явственно прозвучал в темноте. Никто.

Сердце его сжалось еще больнее, и Майкл порывисто вздохнул, вспомнив о своем шумном семействе. Они могли спорить и пререкаться, но в их отношениях всегда было столько любви, заботы, готовности утешить… Безоговорочное доверие. Он верил матери, дедушке, братьям, даже Кэтти. Шестое чувство подсказывало ему, что они никогда не предадут его. Это и есть семья: безоговорочная любовь, доверие и надежность. Дом.

У Джоанны никогда не было ничего подобного. Жизнь обманула ее.

В детстве все разочаровывали ее. Единственным прибежищем для нее оказалась независимость. Ведь только так можно было защититься от возможного предательства и боли. Но Майклу так хотелось заботиться о ней…

Теперь все встало на свои места. Пусть Джоанна никогда не узнает, каким был Брайан на самом деле, если еще не поняла этого.

У Майкла сжались кулаки. Он почувствовал сильнейшую злость на инфантильность Брайана, не умевшего позаботиться о другом человеке. А ведь он не мог не знать историю Джоанны. Как позволял он себе быть таким, зная, через что ей пришлось пройти?!

Нет, он не будет спрашивать, почему она не обрела дома и любви с мужем. Но кое-что узнать придется.

Майкл внимательно посмотрел на нее.

– Джоанна… – начал он мягко. – Я хочу тебя спросить… о Брайане. Можно?

– О Брайане? – удивилась она и тотчас встревожилась. Ни разу за все эти месяцы они не говорили о Брайане. Что-то вроде молчаливого соглашения. У нее не было ни малейшего желания знать подробности его гибели. Погиб при исполнении служебных обязанностей – что изменится, если она узнает подробности? И обсуждать свой брак с Майклом Джоанне тоже не хотелось. Никому она не рассказывала о разочаровании, страхе, боли и чувстве стыда, которые пережила с Брайаном. Он обманул ее, и она не могла простить себе собственной наивности.

Теперь его нет и прошлое не изменишь. Так к чему говорить об этом? Майкл был его другом. Зачем омрачать его память о Брайане? Какой в этом смысл? Кроме того, он остается отцом ее ребенка. Джоанна тяжело вздохнула.

– Да, Майкл, – ответила она наконец, надеясь, что не придется жалеть об этом. – Можно.

– Джоанна, когда… когда Брайан погиб, ты чувствовала себя брошенной?

Ей показалось, что земля разверзлась у нее под ногами. Стало трудно дышать, мысли беспорядочно заметались. Она думала, он спросит об их браке. Что же сказать? Глаза ее наполнились горячими слезами, она тщетно пыталась удержать их.

Нужно сказать правду, вдруг поняла она. Просто сказать правду. Пусть это бессмысленно, но, быть может, Майкл тогда поймет, почему она так цепляется за свою независимость.

– Майкл, – голос Джоанны задрожал, – Брайан бросил меня и ребенка задолго до гибели.

ГЛАВА ПЯТАЯ

У Майкла внутри все словно оборвалось. Закружилась голова – как будто ему нанесли неожиданный удар. В темноте он молча глядел на Джоанну.

Серп луны бросал причудливые тени на ее лицо, но Майкл видел, что в ее глазах блестят слезы. Кроме слез, там было что-то еще – кажется, настороженность и беспомощность. В нем с новой силой вспыхнуло стремление защитить Джоанну. Хотелось прижать ее к себе и заслонить от всего, что заставляло ее смотреть на мир с такой болью. Этот взгляд просто разрывал ему сердце.

– Что? – Майкл помотал головой. Да нет, наверное, он просто неправильно ее понял. Это невозможно! – Как ты сказала?

Джоанна попыталась улыбнуться, но тщетно. Уже не в силах сдерживать себя, она вцепилась в его руку. Черт с ними, с гордостью и независимостью! Рука Майкла вдруг показалась единственной надежной опорой в жизни. Ей была совершенно необходима исходящая от Майкла сила.

– Ты уверен, что хочешь это знать? – с трудом произнесла она.

– Да, – твердо ответил Майкл. – Расскажи мне все. – Чувствуя, что Джоанна никак не может решиться, он подвинулся поближе, обнял ее за плечи и притянул к себе.

Джоанна не протестовала – на это у нее просто не было сил. Прикосновение Майкла неожиданно придало ей уверенности, и она начала говорить:

– В тот день, когда ты пришел сюда, чтобы сообщить мне о… гибели Брайана… я услышала о нем впервые за шесть недель.

Майкл был в шоке, сотни вопросов пронеслись в его сознании. Но он промолчал. Время спрашивать еще придет, и тогда он решит эту головоломку. Сейчас ему не хотелось прерывать Джоанну. Вдруг он собьет ее вопросом и она замолчит…

– Продолжай, Джоанна.

Подняв руку, она вытерла слезы.

– Я не видела Брайана с того дня, когда он узнал, что я беременна. – Не в силах взглянуть на Майкла, она уставилась на ступеньки крыльца. – Мы ведь не планировали этого, Майкл, просто так получилось. Когда врач сказал мне, я сначала была ошеломлена, но потом ужасно обрадовалась… Это показалось мне самым волшебным событием в моей жизни. Ребенок… У меня будет ребенок… – Джоанна грустно усмехнулась, вспоминая тот день, испытанные тогда удивление и благоговение. – Мой собственный ребенок. Наконец-то моя мечта исполнится. Впервые за всю жизнь у меня будет семья, настоящая семья. Не могу тебе передать, что я чувствовала в тот момент. – Джоанна перевела дыхание. – Я была так возбуждена… никак не могла дождаться прихода Брайана. Вообще-то у нас были некоторые… проблемы, и я надеялась, что ребенок нам поможет. – Джоанна сделала паузу и вздохнула.

Майкл обнял ее покрепче. Продолжение и страшило его, и возбуждало любопытство.

– В ту ночь, когда я сказала Брайану, что у нас будет ребенок… он… пришел в бешенство. Ты себе не представляешь, в какой он был ярости… – Покачав головой, Джоанна расплакалась, и слезы градом покатились по ее щекам. – Я просто не понимала его реакцию! Потом он заявил, что ребенок свяжет его по рукам и ногам! У него такие планы, и ребенок вовсе в них не вписывается. Это будет для него… обузой. Он обвинил меня… что я сделала это нарочно, желая привязать его к себе!

Джоанна наконец решилась взглянуть на Майкла. Его лицо выражало сосредоточенность, глаза были очень серьезны. Пожалуй, впервые она видела его таким серьезным, даже немного испугалась.

– Но я же не нарочно, Майкл, – прошептала она. – Я бы никогда так не поступила. А Брайан мне не верил… – Слезы помешали Джоанне говорить: в ушах ее все еще звучали слова, которые Брайан бросил ей. Воспоминания о боли и страданиях, которые она испытала, были до сих пор живы. – Он поставил вопрос ребром: или он, или ребенок. Сказал, что я должна решить немедленно. Потом хлопнул дверью… и больше я его не видела.

– Боже мой… – Майкл обнял ее и прижал к себе.

Слова Джоанны повергли его в ужас, смешанный с яростью. Майкл помнил, каким отвратительным мог иногда быть Брайан, но чтобы отказаться от собственного ребенка!..

Он покрепче прижал к себе плачущую Джоанну и принялся гладить ее волосы, ласково шепча что-то на ухо. Старший из братьев, он не в состоянии был понять, что руководило действиями Брайана. Ведь дети – это Божий дар! Чудо, которому нет равных. Как же может мужчина отвернуться от своей крови и плоти?

Он думал и о том, что увидел в глазах Джоанны в тот момент, когда она повторила ему слова Брайана. Господи, что же она должна была чувствовать в тот день! Даже теперь, спустя столько месяцев, рана в ее сердце еще не затянулась. Да что там – такая боль не пройдет никогда. Майкл еще крепче прижал ее к себе, чувствуя, как колотится ее сердце, как от плача вздрагивают плечи. Джоанна пыталась держать себя в руках, упорствуя в своей гордости и независимости, – а впрочем, за что еще было ей цепляться? Это очень тронуло Майкла.

– Джоанна, расслабься, – уговаривал он, гладя ее по волосам. – Не надо меня бояться. Даже мамы порой нуждаются в тепле и поддержке.

Слова Майкла словно отворили невидимую дверь – зарыдав, Джоанна вцепилась в его куртку и спрятала лицо у него на груди. Годы боли, одиночества, отсутствия любви словно воплотились в этом потоке слез.

Майкл был сильным и каким-то очень теплым, от него веяло такой надежностью… Несмотря на страх показать свою уязвимость, с ним, как ни с кем другим, Джоанна чувствовала себя в безопасности. Она знала, что не сможет вечно опираться на него, но пусть хоть на мгновение… Совершенно незнакомое чувство, но такое… такое удивительное!

Никогда раньше Джоанна не испытывала ничего подобного, рядом с ней просто никогда не было никого, кто мог бы разделить ее боль, ее слезы. Но теперь тщательно воздвигавшиеся ею барьеры, казалось, были сметены в один миг. Джоанна ощущала, как стремительно растет ее чувство к Майклу; такое сильное, такое яркое – оно и пугало, и изумляло ее.

Сознавая свою беспомощность, Майкл ошеломленно прижимал к себе Джоанну, гладил ее волосы, спину. Пусть она почувствует тепло его рук, его присутствие. Пусть выплачется в этой тишине и темноте.

Измученная, Джоанна вытерла рукой мокрые щеки, тяжело вздохнула и вновь спрятала лицо на груди Майкла. Тепло его тела словно бы просачивалось в нее, принося утешение. На улице было не холодно, но от пережитого Джоанна вся дрожала. Шмыгая носом, она положила руку Майклу на грудь. Какая мягкая у него рубашка… До сегодняшнего вечера она и не думала, что Майкл тоже умеет страдать. У них обоих оказались свои тайны, своя боль, и это словно бы связало их невидимыми узами.

– Майкл… – Она взглянула на него из-под влажных ресниц.

– Что, солнышко? – прошептал он в темноте, отводя волосы с ее мокрого лица.

Глаза Джоанны припухли, нос покраснел, но она была все так же прекрасна.

– Ты себе не представляешь, какой виноватой я чувствовала себя все эти месяцы.

– Виноватой?! – Майкл в смятении посмотрел на нее. – Да в чем же, черт возьми, ты должна была чувствовать себя виноватой?! – Гнев его вырвался наконец наружу. Не на Джоанну – на Брайана, на то, что он сделал с ней.

– Майкл… у меня не было выхода… просто не было… Я не могла отказаться от этого ребенка! Я полюбила его с того мгновения, когда узнала, что беременна. Даже и подумать не могла о том, что предлагал Брайан! Это было совершенно исключено. – Вновь потоком хлынули слезы. – Пусть даже он не хотел этого ребенка – но я его хотела! Как я его хотела, Майкл!

– Боже мой, – пробормотал Майкл, вытирая ей слезы. Как она жила со всем этим? – спрашивал он себя. Как выдержала отношение Брайана, да еще в ее положении? Уже тогда Джоанна знала, что ей придется растить ребенка одной. Даже если бы Брайан был жив, он бросил бы и ее, и их ребенка.

Что за ублюдок!

Майкл и раньше догадывался, какая Джоанна мужественная. Но теперь, узнав, через что ей пришлось пройти, какую боль пришлось скрывать в себе все это время, просто восхищался ею. В нем вновь вспыхнул гнев к Брайану. Как он мог быть таким слепым?

До сих пор Майкл не понимал, какой Джоанна замечательный человек. Она носила свою боль в сердце столько месяцев и ни разу даже не пожаловалась на Брайана. Ни разу не показала, что сердита на него, оскорблена его бесчестным поведением и грубыми словами.

– Джоанна, ты не должна была ни выбирать, ни оправдывать свои действия и чувства! Ты поступила правильно, и у тебя нет причин испытывать вину. Совершенно нет, – повторил Майкл.

– Брайану, наверно, нужна была другая женщина, не я, – призналась наконец Джоанна. После того как она выразила всю накопившуюся боль словами, ей, кажется, стало немного легче.

– А ты? – воскликнул Майкл. – А ребенок? Это был его ребенок, его долг. – Майкл взял ее за подбородок. – Послушай-ка, Джоанна. Я не Брайан. Он поступил очень гадко. Но я не такой.

– Я знаю, Майкл…

– Ничего ты не знаешь! – Их взгляды встретились. Он все еще держал ее за подбородок, поглаживая пальцем нежную кожу. – Если бы знала, то верила бы, что я твой друг. И позволила бы мне помочь. Ты бы понимала, что я не причиню боли ни тебе, ни ребенку. – Майкл вздохнул глубоко и печально. – Но ты мне не веришь. Или веришь недостаточно.

Лицо Джоанны залила краска стыда – настолько он был прав. Она не верила ему, убежденная, что он такой же, как Брайан. Обаятельный и надежный на первый взгляд Брайан обманул ее. Но это Майкл. Она начинала понимать, что он совсем другой.

– Прости, – шепнула она, опустив глаза.

– Не извиняйся, – запротестовал Майкл, все еще поглаживая ее лицо. – Я понимаю теперь, почему тебе так важно было чувствовать свою независимость. Но ты не должна волноваться, что я брошу или подведу тебя или ребенка. Можешь мне довериться. Уж хотя бы мое отношение к собственной семье показывает, что я за человек.

– Но, Майкл…

Он быстро и легко поцеловал ее, не давая возразить. Оба были ошеломлены.

– Нет, – воскликнул он, – ты послушай! Ты ждешь ребенка, ты сейчас одна. Даже если бы мы были посторонними людьми, мне не было бы все равно. В определенные моменты жизни каждому человеку бывает нужна поддержка. Это вовсе не преступление – такова жизнь! – Рука Майкла нежно коснулась ее щеки. – Не надо меня уверять, что тебе никогда не бывает тяжело одной. Что никогда не хочется опереться на кого-нибудь, довериться кому-то. – Он пристально смотрел на Джоанну. – Я прав?

– Да, – шепнула она, готовая снова заплакать. То, что он предлагал ей, было подарком, драгоценным подарком, каких она не получала никогда в жизни. Но можно ли принять его?

– Тогда расслабься и позволь мне быть рядом, Джоанна. Позволь мне стать твоим другом. Таким, каким я могу быть.

– Хорошим? – поддразнила его Джоанна.

Увидев ее слабую улыбку, Майкл немного успокоился.

– Я позабочусь о тебе и ребенке. Ты должна об этом знать. Ты ведь знаешь? – Он дождался, когда Джоанна с сомнением кивнула. – Я никогда, никогда не обижу ни тебя, ни его. Ты мне веришь?

Джоанна долгим и внимательным взглядом посмотрела на него. Сердце ее бешено колотилось. Так хотелось поверить ему, смягчить наконец тупую боль одиночества и страха… Как быть?

Она машинально коснулась живота и подумала о беспомощном ребенке, который полностью от нее зависит. Ей потребуется немало сил. Как чудесно знать, что в ближайшие месяцы будет с кем поделиться своими тревогами, кому довериться. Кто-то будет с ней рядом.

Какой чудесный подарок преподносит ей Майкл!

– Да, Майкл, я верю тебе: ты никогда не обидишь нас. – Она услышала в ответ вздох облегчения. – Просто всю жизнь я была для кого-нибудь обузой. Все эти временные пристанища… И потом Брайан… – Голос ее сорвался. – Ты тоже для меня много значишь, Майкл, но я бы не хотела стать обузой и для тебя.

– Ты не можешь быть для меня обузой. – Он покачал головой. – Вовсе нет. Обуза – это когда тебя заставляют. Ты помнишь, что я сказал? Когда ты заботишься о ком-нибудь – это просто выражение любви. Я так хочу. Это мое решение.

Слова Майкла не имели никакого отношения к данному им Брайану обещанию. Его чувства к Джоанне были столь сильны, что поражали и сбивали его с толку. Но сейчас не время разбираться во всем этом. Майкл беспокоился за Джоанну.

– Позволь мне быть твоим другом. Просто расслабься и позволь мне быть рядом. – Майкл погладил Джоанну по щеке. – Доверься мне, – шепнул он. – Ну пожалуйста.

Джоанна продолжала смотреть на него. Лицо ее было мокрым от слез. Майкл почувствовал, как сжимается у него сердце. В нем бурлили сотни разных мыслей и чувств, когда он ждал ответа.

Ему так необходимо ее доверие… Больше всего на свете! Нельзя допустить, чтобы наплыв эмоций лишил его способности рассуждать здраво. Слишком много все это для него значило. Слишком много значила для него Джоанна. Майкл очень боялся разочаровать ее.

– Джоанна… – Казалось, сердце сейчас остановится. Что она ответит?

Джоанна вздохнула и наконец кивнула, надеясь, что не придется жалеть о своих словах.

– Да, Майкл, я… постараюсь.

Это, правда, было не совсем то, что он хотел услышать, но уже кое-что. Шаг в верном направлении. Майкл покрепче обнял ее и с облегчением почувствовал, что она отвечает ему тем же.

– Обещаю, что ты никогда не пожалеешь, – шепнул он, целуя ее волосы. – Я никогда не разочарую тебя.

Но в то мгновение, когда Майкл произносил эти слова, сердце подсказывало ему, что он уже нарушил обещание.


Майкл беспокойно мерил шагами приемную врача, заполненную женщинами на разной стадии беременности. Сегодня днем он позвонил Джоанне на работу и спросил, не хочется ли ей, чтобы кто-нибудь проводил ее. Он и раньше иногда подвозил ее, но никогда не оставался с ней до конца: не был уверен, что ей это понравится. Но сегодня Джоанна согласилась, и это вызвало у Майкла восторг.

Он даже пригласил ее на ужин, догадываясь, что после рабочего дня да еще визита к врачу она почувствует себя слишком усталой, чтобы самой позаботиться о еде.

Когда они шли куда-нибудь вместе, он, учитывая состояние Джоанны, обычно предоставлял ей право выбора: знал, что время от времени у нее возникали проблемы с некоторыми продуктами. А иногда у нее вдруг случались и капризы. Майкл улыбнулся своим воспоминаниям. Однажды вечером ей взбрело в голову попробовать спагетти с сыром, причем обязательно без белого соуса. Пришлось объехать весь этот чертов город, пока они не нашли ресторан, где готовили именно то, что она хотела.

С их субботнего разговора Майкл все время думал о ней. Он надеялся, что она сумеет довериться ему. Судя по покладистости Джоанны в том, что касается врача и ужина, так оно и было. Это позволяло надеяться, что она действительно учится доверять ему.

Майкл взглянул на часы. Интересно, что происходит во время этих ежемесячных визитов к врачу? Она сказала лишь, что это займет около часа. Но прошло уже гораздо больше, а ее все нет. Он начинал беспокоиться.

Меря шагами комнату и хмурясь, он выглянул в окошко. Небо затянули мрачные темные облака, полил дождь. В общем, типичный вечер середины марта. Весь день с озера дул холодный ветер, и от этого погода казалась более холодной и влажной, чем на самом деле. Похоже, матушке-природе забыли напомнить, что уже весна.

Майкл потер затылок. Он чувствовал себя неловко. На полу играли несколько малышей. В комнате не было ни одного мужчины. Интересно, где же мужья всех этих женщин?

– Лейтенант Салливан?

Майкл обернулся. В коридоре, ведущем в кабинет, стояла медсестра доктора Саммерса. Она улыбнулась.

– Вы не заглянете на минутку к доктору?

– Я? – Майкл нахмурился и бросился к медсестре. Сердце его отчаянно забилось. – Что-то случилось? – Он заглянул ей через плечо. – Где Джоанна?

– Она еще в кабинете, – ответила женщина и ободряюще похлопала Майкла по руке. – Пойдемте же.

Майкл двинулся следом за ней. В чем дело, черт возьми?! Доктор Саммерс, как когда-то и его отец, доктор Саммерс-старший, был местным гинекологом. Именно Саммерс-старший помог появиться на свет и самому Майклу, и всем его братьям. Да что там говорить, почти каждый ребенок в округе прошел через руки отца и сына Саммерсов. Они были старожилами и знали почти всех.

Доктору Саммерсу были известны перипетии судьбы Джоанны. Знал он и о том, какую роль играет в ее жизни Майкл. Впервые привезя ее к врачу, он отвел Саммерса в сторону и, дав ему свою визитку, попросил в случае чего немедленно звонить в участок.

Медсестра постучала и с улыбкой распахнула дверь. Уже одетая, Джоанна мрачно сидела на краешке стола, болтая ногами. Увидев ее, Майкл сразу почувствовал облегчение.

– Как ты? – спросил он, когда медсестра тихонько выскользнула из комнаты и закрыла за собой дверь. Майкл ласково положил руку ей на плечо. Что означает эта гримаса?

– Ничего хорошего, – проворчала Джоанна, не глядя на него и продолжая болтать ногами.

Майкл приподнял ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

– Так что случилось? – Его вдруг охватила паника. Правда, Джоанна выглядела прекрасно, но мало ли что может произойти с беременной женщиной… Он не мог понять выражение ее глаз. Что это было – паника? Майкл не был уверен, но сердце его сжалось в предчувствии плохих вестей. – Ну, говори же! В чем дело?

Джоанна вздохнула.

– Во-первых, я не могу нагнуться и надеть туфли.

– Это все? – С облегчением рассмеявшись, Майкл поднял ее тенниски, осторожно надел их Джоанне на ноги и аккуратно, на двойной бантик, завязал шнурки. – Проблема решена, – выпрямившись, отрапортовал он. – Что еще?

Джоанна снова опустила глаза. Ей очень не хотелось говорить правду. Каких только сюрпризов не преподносит жизнь! Зачем показывать Майклу, как она напугана…

– О, Майкл… – Дверь открылась, и вошел улыбающийся доктор Саммерс с карточкой в руках. – Рад тебя видеть. Как семейство? – Они обменялись рукопожатием.

– Прекрасно, доктор. Все в порядке.

– Прости, что пропустил вечеринку в субботу, но дочке миссис Фино приспичило появиться на свет чуть-чуть раньше срока. – Он взглянул на карточку, которую держал в руках, затем на Джоанну. – Ты сказала Майклу?

– Нет, – покачала она головой. – Я как раз собиралась, когда вы вошли.

– Что ты должна была сказать? – Майкл обвел обоих взглядом.

Доктор Саммерс медленно закрыл папку.

– Майкл, дело в том, что у Джоанны повышено давление. Причин для паники нет – во всяком случае, пока, но обратить на это внимание необходимо.

Майкл нахмурился: он не совсем понимал, о чем идет речь.

– И что надо делать?

– Мы тут бессильны. – Доктор многозначительно посмотрел на Джоанну, но в конце концов улыбнулся. – Зато Джоанна может принять кое-какие меры. Ее организм удерживает несколько больше жидкости, чем мне бы хотелось. Думаю, что это одна из причин. – Саммерс взглянул на Майкла. – Я посоветовал ей бросить работу и поменьше быть на ногах. – Доктор Саммерс с улыбкой посмотрел на Джоанну. – На постельном режиме я пока не настаиваю… пока… – Он снова нахмурился. – Думаю, если она побудет дома и побольше полежит, а также последит за диетой, и особенно за употреблением соли, мы справимся с этой проблемой без особых усилий. – Доктор вновь заглянул в карточку, куда заносил всю необходимую информацию. – Ей осталось всего одиннадцать недель. Ну, максимум двенадцать. Но это решающие недели. Хотелось бы избежать преждевременных родов. Поэтому, Майкл, честно говоря, меня беспокоит, что Джоанна живет одна. – Доктор слегка нахмурился. – Срок большой, а давление – штука капризная. Сейчас упадет, через минуту поднимется… В случае чего… хотя это вовсе не обязательно, – добавил он, глядя на Майкла, – я бы предпочел, чтобы рядом с ней кто-нибудь был.

Джоанна расстроенно вздохнула.

– Я же сказала, доктор, бросить работу я не могу. Это исключено. И жить мне придется одной. И вообще, я вполне в состоянии… – Но что-то в лице Майкла заставило ее замолчать.

Опять он вмешивается, подумала Джоанна. Ах да, она же обещала…

Майкл ерошил волосы, пытаясь сосредоточиться.

– Значит, если она бросит работу…

– Майкл, – прервала его Джоанна, – это исключено. – Что он – не слышал?! Ведь ее финансовое положение известно ему лучше, чем кому бы то ни было. Пока она не начнет получать пенсию и страховку за Брайана, придется работать. Другого выхода просто нет.

Что же касается второго вопроса… Интересно, ей что – нанять телохранителя?! Джоанна упрямо нахмурилась. Она всегда считала, что нужно исходить из реальной ситуации. Всю жизнь так и поступала. Что-нибудь придумает. Конечно же, не станет рисковать – ни собой, ни ребенком.

Когда доктор сказал Джоанне о повышенном давлении, она испугалась. Так хотелось верить, что беременность пройдет спокойно, как у миллионов других женщин.

– Хорошо. – Майкл глубоко вздохнул, стараясь ничего не упустить. Он был не на шутку встревожен – не только из-за Джоанны, но и из-за ребенка. И решил сделать все необходимое, хочется ей этого или нет. – Значит, если она бросит работу, будет поменьше находиться на ногах и следить за диетой, вы думаете, давление нормализуется?

Доктор улыбнулся и успокаивающе положил руку Майклу на плечо.

– Думаю, это поможет снизить ее давление. Необходимо также исключить стрессы. Именно поэтому я и прошу ее оставить работу. Еще нужно будет чаще приходить ко мне на осмотр: раз в неделю.

– Каждую неделю? – воскликнула Джоанна. – Это еще зачем?

– Затем, – спокойно ответил доктор. – Нужно следить за давлением. Если оно еще поднимется, боюсь, придется положить тебя в больницу. – Саммерс пожал плечами. – Другого выхода нет.

– Мы все поняли, – игнорируя свирепые взгляды, бросаемые на него Джоанной, ответил за обоих Майкл. Уж он с ней справится! Он протянул Саммерсу руку: – Не беспокойтесь, доктор. Я прослежу за ней. – Он многозначительно взглянул на Джоанну. – Что бы она ни говорила.

Врач пожал ему руку.

– Хорошо, Майкл. Это я и хотел услышать. – Он сделал пометку в карточке. – Итак, Джоанна, ты придешь ко мне в следующий понедельник. Время уточним по телефону. Если что, звони домой. У тебя есть мой телефон?

– Да, есть, – кивнула она грустно.

– Вот и хорошо, – с улыбкой заключил доктор. – Тогда до встречи на следующей неделе. – Очень довольный, он захлопнул папку и вышел.

Как только дверь закрылась, Джоанна обернулась к Майклу.

– Ты что, спятил? – тихо спросила она и покачала головой. – Ты ведь прекрасно знаешь, что я не могу бросить работу. И почему – тоже знаешь. На что, интересно, прикажешь мне жить? И еще – мне, может, няньку нанять?

Джоанна была в ярости и одновременно страшно напугана – пожалуй, впервые в жизни. Ребенком рисковать нельзя. Сама эта мысль повергала ее в ужас.

– Если понадобится – наймем, – ответил Майкл. Он протянул ей руку, чтобы помочь сойти со стола. Джоанна нахмурилась, но уступила, зная, что сама не справится. Он осторожно обнял ее за талию и опустил на пол.

– Майкл! – запротестовала она, схватив сумочку и быстро высвобождаясь из его объятий. Уж слишком соблазнительными казались сила и уверенность, исходившие от надежных рук Майкла. Ей нужно подумать. – Будь благоразумным.

– По-моему, я как раз весьма благоразумен. – Майкл скрестил руки на груди. – Доктор сказал, что тебе нужно бросить работу, поэтому ты ее бросишь. Тебе нужно следить за диетой и поменьше стоять на ногах. И, – добавил он, увидев, что она собирается возразить, – жить одна ты не будешь. Это исключено.

Джоанна вспыхнула. В глубине души она знала, что Майкл прав, но как тяжело с этим примириться!

– Ты сам видишь, у меня нет выхода. Я должна работать и должна жить одна. – Джоанна пожала плечами, отчаянно пытаясь скрыть панику. – Все очень просто.

– Ты права, – сказал он, беря ее под руку и выводя из кабинета. – Я уже знаю, как нам поступить.

– «Нам»? – Джоанна остановилась посреди приемной и обернулась к нему, не обращая внимания на любопытные взгляды других пациентов. – Майкл! – Она заговорила тише, а он тихонько подтолкнул ее к выходу. – Что значит «нам»? – Увидев его взгляд, в котором ясно читалось намерение задушить ее на месте, Джоанна двинулась дальше. – Я найду компромиссное решение. Я вовсе не собираюсь рисковать ребенком! Только позволь мне продолжать работать! Обещаю следовать рекомендациям доктора.

Майкл молча открыл машину и помог Джоанне сесть. Он не слушал ее.

– Мы обсудим это за ужином, – решительно сказал он, усаживаясь за руль и заводя мотор.

– Тут и обсуждать нечего…

– Я же сказал – за ужином, – мягко повторил он, приложив палец к ее губам. Теперь остается накормить ее и убедить в правильности принятого им решения…

Легко сказать, подумал он сердито, глядя на ее упрямое лицо. Но если он справляется с вооруженными преступниками, то уж уговорить упрямую и гордую беременную беспризорницу должен суметь.

Во всяком случае, хотелось бы надеяться, что сумеет.


– Майкл, ты в своем уме? – возмутилась Джоанна. Ее мнение на этот счет было совершенно недвусмысленным. – Это же абсурд!

Сделав глоток минеральной воды, она свирепо посмотрела на него. О чем он только думает? Майкл повел ее ужинать в один из ее любимых итальянских ресторанчиков. О рекомендациях доктора не было сказано ни слова. Джоанна даже решила, что Майкл успокоился, но его слова тут же убедили ее в обратном.

– «Не в своем уме» и «спятил» – это одно и то же, Джоанна? – Майкл задумчиво жевал свежий итальянский хлеб.

– Что? – Джоанна нахмурилась и смешалась. Отломив кусочек хлеба, она спросила: – Что ты хочешь этим сказать?

Майкл улыбнулся.

– Ну, просто сначала ты сказала, что я спятил, теперь – что не в своем уме. – Он пожал плечами, наслаждаясь ее замешательством. – Я только хочу знать, это одно и то же или нет.

– Именно! – отрезала она, сделав еще глоток и медленно принимаясь за свой салат. После консультации у доктора аппетит куда-то исчез. – И не надейся, что я передумаю, Майкл.

Пробуя салат, Майкл усмехнулся.

– А я надеялся, что после еды ты станешь сговорчивее.

– Майкл, это ничего не изменит! – Она с раздражением вздохнула. – Я не могу, понимаешь, не могу поселиться с тобой.

Майкл пристально смотрел на нее.

– А почему, собственно говоря? Подумай. Это логичное и практичное решение. Ты ведь знаешь, что Салливаны занимают целый этаж над пабом. Там пять отдельных квартир. Одна мамина, одна папина. Остальные занимаем Дэнни, Патрик и я.

Майкл наклонился к ней через стол. Горела свеча. Ах, каким чудесным золотистым светом озарено лицо Джоанны… Как она красива! Даже при том, что в глазах таится страх. Но ни за что не признается, что напугана. Только усилием воли он удержался от того, чтобы не протянуть руку через стол и не погладить ее по щеке. Вместо этого поднял бокал и сделал глоток, раздумывая, как бы решить все вопросы одним махом.

– Джоанна, это и в самом деле прекрасное и единственное решение. – Поставив бокал, он взял ее за руку. – Ты можешь жить в моей квартире. Там полно места! У тебя даже будет собственная спальня и ванная. Мама и Папа присмотрят за тобой, а ночью я или братья. И Кэтти тоже. Кто-нибудь всегда будет рядом. На всякий случай. Вероятность оказаться одной в доме Салливанов так же мала, как снег на Гавайских островах.

Майкл замолчал. Они доели салат, подождали, пока принесут главное блюдо. В другом конце зала тихо играл проигрыватель.

Догадываясь, что Джоанна вот-вот начнет спорить, Майкл продолжил:

– И потом, эта твоя работа. Я знаю, тебе нужны деньги, ну, так ты просто немножко раньше получишь декретный отпуск. Оплатишь счета и не будешь волноваться. – Майкл на мгновение задумался. – Если не хватит, а страховку еще не выплатят, у меня тоже кое-что отложено.

– Ах, Майкл! – Очень тронутая его щедрым предложением, Джоанна закусила губу, чтобы удержать близкие слезы. Вечно ей хочется плакать в последнее время! Предложение Майкла было таким благородным, таким невероятно благородным! – Ах, Майкл… – Ей хотелось разрыдаться.

Он и не знает, как много для нее значат такие слова – пусть даже она не может принять это предложение. Майкл такой добрый! Уже одно его присутствие – подарок, равного которому Джоанна никогда в жизни не получала и даже не предполагала, что такое возможно.

– Не думай, что я не ценю твое предложение, Майкл. Очень ценю! Это самое прекрасное и доброе, что кто-либо когда-либо для меня сделал! Просто это невозможно.

Тени от свечи играли на лице Майкла.

Пальцы их переплелись. Майкл смотрел на их соединенные руки, вновь удивляясь, до чего Джоанна хрупкая. Как приятно касаться ее…

– Но все равно – спасибо, Майкл, от всего сердца спасибо! – Джоанна пыталась не обращать внимания на тепло, исходившее от Майкла.

Потому-то она и не могла принять его предложение: слишком уж хорошо понимала, что за эмоции вызывает в ней Майкл. Вряд ли она сможет держать их под контролем.

Жить с Майклом… Быть с ним каждый день, спать под одной крышей, делиться каждой мелочью повседневной жизни… Это только все усложнит, а у нее и так достаточно сложностей.

Забыв о еде, Майкл глядел на Джоанну, проклиная ее упрямую логику.

– Джоанна… – шепнул он. Она удивленно взглянула на него. – Разве ты не слышала, что сказал доктор Саммерс? Это ведь не игрушки. Это очень серьезно. Неужели из-за гордости и стремления к независимости ты будешь рисковать жизнью своего ребенка?!

Это был удар ниже пояса. Но что делать: ведь нужно же ее убедить! Он не уйдет из ресторана, пока она не согласится переехать к нему. Не хватало еще каждую минуту трястись от страха и представлять себе, как она там – одна, в пустой квартире. Случись что-нибудь с ней или ребенком, он никогда себе не простит!

Обиженная его упреком, Джоанна сощурила глаза.

– Майкл, мне кажется, это нечестно…

– Ну, знаешь ли, жизнь вообще нечестная штука. Ты всегда говорила, что надо исходить из реальной ситуации. – Он вскинул голову, глядя на нее. – В субботу ты сказала, что ребенок для тебя важнее всего на свете.

– Так и есть, – раздраженно подтвердила Джоанна.

– Тогда я не вижу другого выхода. – Опять удар ниже пояса, ну да ладно. Главное – добиться своего. Он должен быть уверен, что она и ребенок в безопасности. – Осталось всего одиннадцать или двенадцать недель. Это же не навсегда, Джоанна. Пусть только ребенок благополучно появится на свет. Как ты думаешь, что я буду чувствовать, если что-нибудь случится, а я не помогу, хотя имел полную возможность?

– Я… я как-то не подумала, – смущенно призналась Джоанна.

– Ну так подумай! И еще подумай, как будешь себя чувствовать ты сама, если по твоей собственной вине с малышом что-нибудь случится. – Увидев в ее глазах ужас, Майкл ощутил укол совести. Но что оставалось делать? Пусть шантажом, но добиться цели необходимо. – Ты сможешь с этим жить?

Она смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Боже! Нет, ребенком рисковать нельзя! Если она не поселится с Майклом, если будет эгоистически продолжать защищать свое хрупкое эмоциональное равновесие, не заботясь о благополучии ребенка… А если поселится с Майклом… Тогда она защитит интересы ребенка, но как быть с ее чувствами?

И вдруг ей все стало ясно. Выход только один: благополучие ребенка превыше всего. Быть родителем – значит всегда отдавать предпочтение потребностям ребенка. В любой ситуации, в любых обстоятельствах! Джоанна поняла, что у нее нет другого выхода.

С тяжелым вздохом она взглянула на мерцавшую в полутьме свечу. Нужно забыть обо всех чувствах, которые Майкл всколыхнул в ней. Из-за своей неуравновешенности она чуть было не рискнула жизнью ребенка!

– Ну ладно, Майкл. – Джоанна едва заметно пожала плечами и снова тяжело вздохнула. – Пожалуй, ты прав. Ради безопасности малыша я поживу у тебя. Но только до его рождения, – добавила она, увидев широкую улыбку на его лице.

– Прекрасно, Джоанна. – Майкл не мог сдержать радость. – Как захочешь. После ужина едем к тебе, ты собираешься, я все объясняю миссис О'Бэньон, а завтра по дороге заезжаю к твоему шефу и ввожу его в курс дела.

– Подожди, Майкл. – Она махнула рукой. Голова кружилась. Все происходило слишком быстро. – Не суетись. А твоя семья? Тебе не кажется, что нужно сначала спросить их согласия?

Джоанна никогда не жила ни с кем, кроме мужа, хотя что это была за жизнь? Жить не только с Майклом, но и со всем его семейством?..

– Нет, – Майкл не сомневался ни минуты, – нечего тут спрашивать. Они будут просто счастливы, что ты поживешь у нас.

Джоанна скептически взглянула на него.

– Так уж и счастливы? – Рассмеявшись, она покачала головой. – Что-то не верится…

– Можешь не верить, но так оно и есть. Если бы в данной ситуации я не уговорил тебя переехать, семейство растерзало бы меня. Это даже не обсуждается. Так что ни о чем не беспокойся. – Он весь сиял. – О, у меня блестящая идея!

Джоанну встревожили озорные огоньки в его глазах.

– Какая еще идея? – подозрительно поинтересовалась она.

– В течение этих одиннадцати… ну, двенадцати недель почему бы тебе не переложить на меня все свои заботы? Считай это коротенькими каникулами, они тебе не помешают. По-моему, отличная сделка, а?

Это рассмешило и растрогало Джоанну. Очарованная его благородством, она покачала головой.

– У этой твоей идеи есть только один недостаток.

– Какой же? – Майкл сосредоточенно нахмурился. Он был абсолютно уверен, что теперь может решить любую проблему.

– А ты что за это получишь? Я буду отдыхать, ты хлопотать. По-моему, не очень честно.

– А ты умеешь играть в «Монополию»? – спросил вдруг Майкл.

– Во что?!

– В «Монополию». Ну там, недвижимое имущество, аренда, прибыль… – Он нагнулся к ней. – Игра такая, глупышка. Так умеешь играть в «Монополию» или нет?

– Конечно, но при чем тут…

– Тогда вот что я получу взамен. – Майкл сделал глоток вина и с наслаждением вдохнул запах спагетти под морским соусом. Напряжение отступило, и он почувствовал голод.

– Майкл, какое отношение к переезду имеет мое умение играть в «Монополию»?

– Да самое прямое! – Майкл отправил в рот порцию спагетти и принялся задумчиво жевать. Наконец заговорил: – Ни в моей семье, ни в участке никто не хочет со мной играть, потому что я всегда выигрываю. – Промокнув губы салфеткой, он улыбнулся. – А если ты переедешь, мне будет кого обыгрывать. – Очень довольный, он потер руки.

– Обыгрывать? – Джоанна рассмеялась. – Обыгрывать!

– Именно. – Улыбка Майкла была такой самодовольной, что Джоанна не могла удержаться:

– Боюсь, Майкл, ты пожалеешь о своих словах.

– Никогда, – покачал он головой. – Ни за что! – Он отправил в рот еще порцию спагетти. – За последние шесть лет меня еще никто не обыграл.

– Что ж, посмотрим. – Джоанна загадочно усмехнулась. – Посмотрим-посмотрим.

– Все равно проиграешь, – проворчал Майкл ласково. – Впрочем, подозреваю, что мне это понравится.

– Мне тоже, Майкл, мне тоже. – Джоанна задумчиво водила пальцем по кромке стакана, едва сдерживая улыбку.

Пожалуй, пока не стоит сообщать ему, что в студенческие годы она принимала участие в чемпионате юниоров штата. А с тех пор еще больше усовершенствовала мастерство.

Джоанна улыбнулась. Пусть Майкл обнаружит этот сюрприз сам. В свое время.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Джоанна, зачем тебе этот чемодан? – поинтересовался Майкл, прохаживаясь по ее спальне. – Ты ведь можешь позволить себе новый, а если нет, я с радостью куплю.

Чемодан, когда-то бывший коричневым, а теперь совершенно выцветший и изрядно потрепанный, Майкл держал двумя пальцами, словно боялся, что тот его укусит.

Сразу после ужина они вернулись к Джоанне домой. Пока она собирала необходимую одежду и всякие мелочи, Майкл отправился в чулан за чемоданом и к миссис О'Бэньон – объяснить, что происходит.

– Позволить я себе могу даже больше, чем новый чемодан, – возразила Джоанна, забирая злополучный предмет из его рук и открывая его на кровати. – Просто новый мне не нужен. – Она принялась аккуратно укладывать сложенные стопкой вещи. – Ты поговорил с миссис О'Бэньон?

Майкл кивнул.

– Все в порядке. – Он похлопал по крышке чемодана и усмехнулся. – Знаешь, солнышко, даже на свалке можно найти что-нибудь получше! И зачем он тебе?

– Майкл, – возразила Джоанна раздраженно, оттесняя его в сторону. – Ты задаешь слишком много вопросов. – Она взглянула на него и вздохнула. Пожалуй, она слишком резка с ним. Но это не нарочно. – Я просто люблю этот чемодан. О'кей?

– О'кей, – Медленно ответил Майкл. – Сдаюсь. Очень таинственно. А за что ты его любишь? Ведь должна же быть причина? – Он снова взялся за потрепанную крышку.

– Есть причина, – ответила она уклончиво, отворачиваясь от кровати, чтобы взять ночную рубашку и белье.

– Ты не хочешь мне говорить?

– Именно, – усмехнулась она.

– По-моему, мне следует обидеться, – проговорил Майкл, делая вид, что очень оскорблен. – А я-то думал, мы друзья! У меня нет от тебя секретов.

– Неправда, Майкл, – рассмеялась она. Он удивленно приподнял бровь. – Похоже, у тебя провалы в памяти. А… Янтар? Кажется, ее так звали?

– Перл, – возразил он, внезапно покраснев. – Но это вовсе не… провал в памяти… собственно говоря. Так, мимолетное воспоминание.

– Ну, конечно! – Она с улыбкой посмотрела на него. – Мне кажется, ты неплохо провел время, если у тебя остались воспоминания.

– Джоанна, ради Бога, только ни в коем случае не говори о Перл при моих родителях или братьях. – Майкл вдруг заволновался. И так целый месяц пришлось отбиваться от шуточек семейства по поводу «проделок Перл».

– Даже при Папе?

– А как ты думаешь, – улыбнулся Майкл, – кто меня вытаскивал из этой ситуации?

– Догадываюсь. Мужская солидарность…

Джоанна отправилась в чулан и принесла старые удобные туфли и тапочки. Раз работать ей не придется, то это будет в самый раз. Вообще-то неплохо бы дать ногам заслуженный отдых. Она потерла поясницу.

Сегодня она уже не первый раз так делает, заметил Майкл. Это тревожило его.

– С тобой все в порядке? – спросил он и нахмурился, увидев, что она задумалась и снова потерла спину.

– Все прекрасно, Майкл. Чуть-чуть ноет, ничего страшного.

– А часто у тебя так… ноет? – Он выглядел весьма обеспокоенным.

– Только не вздумай поднимать панику, Майкл, – предупредила Джоанна, закатывая глаза. – У беременных женщин часто что-нибудь ноет, ничего в этом страшного нет. Ой! – Машинально схватившись за живот, она выронила туфли и тапочки.

– Боже, Джоанна, что с тобой? – Майкл побледнел и, бросившись к ней, схватил ее за плечи.

Все еще держась за живот, Джоанна медленно перевела дух.

– Майкл, дай-ка руку.

– Что? – Он смотрел на нее в тревоге, опасаясь, как бы что-нибудь не случилось. Что именно, он понятия не имел, но в любом случае это плохо и он к этому не готов. Он только полицейский, а вовсе не акушерка.

– Дай руку. – Джоанна схватила его ладонь и приложила к своему животу. Майкл продолжал недоуменно смотреть на нее. И вдруг почувствовал… Он отдернул руку, словно коснулся оголенного провода.

– Господи, что это было? – нахмурился он.

– Это ребенок, Майкл, – благоговейно прошептала Джоанна. – Он уже толкается. – Ее глаза расширились, и она улыбнулась. – Он меня толкнул! – Джоанна впервые ощутила жизнь внутри себя, впервые убедилась, что ребенок жив и в полном порядке. Сердце ее наполнилось невыразимой радостью и любовью.

– Ребенок? – прошептал Майкл, озадаченно глядя на ее живот, словно ожидая, что ребенок сию секунду волшебным образом появится перед ними. – Толкается?

Он снова нерешительно приложил руку к ее животу. Джоанна переместила его ладонь на несколько дюймов вниз.

– Здесь. Вот в этом месте. – В тишине они выжидательно глядели друг на друга, полностью поглощенные происходящим.

Через несколько секунд Майкл ощутил новую серию легких трепыханий и один сильный толчок, отчего живот Джоанны напрягся. Он снова отдернул руку, словно обжегшись.

– Боже. – Ошеломленный пережитым, Майкл принялся ерошить волосы. – А это… больно?

– Вовсе нет, – мягко произнесла сияющая Джоанна.

Майкл почувствовал, что ему просто необходимо коснуться ее. Он провел рукой по бархатистой щеке, завороженный тем, что они только что испытали вместе.

– Боже, Джоанна, он настоящий… совсем настоящий. Ребенок, я хочу сказать.

Их глаза встретились. Смущенная его взглядом, Джоанна потупилась. Нужно держать себя в руках, особенно сейчас.

– Доктор сказал, что теперь малышка будет толкаться довольно часто.

Джоанна не удержалась и прижалась лицом к его руке, которая продолжала нежно гладить ее щеку. И снова их взгляды встретились. В воздухе чувствовалось напряжение, и Джоанна судорожно сглотнула, пытаясь справиться с обуревавшими ее чувствами.

– Ах, Майкл, мне даже не верится. Я столько ждала этого. – Она вдруг рассмеялась, взяв его за руку. Ей просто необходимо было его прикосновение. То, что Майкл очутился рядом в этот чудесный момент, казалось редким и невероятным даром.

В последние два месяца доктор говорил Джоанне, что движение ребенка можно будет почувствовать в любой момент. Она уже начинала беспокоиться, но он уверял ее, что все в полном порядке. Это подтверждало и ультразвуковое обследование. Наверняка она по рассеянности могла просто не заметить, что ребенок шевелится.

Ошеломленный совершенно неожиданными для него переживаниями, Майкл медленно отвел руку. Он, конечно, знал, что Джоанна носит ребенка, но до сих пор не воспринимал его как живое существо. И теперь, почувствовав внутри ее жизнь, был наполнен благоговением и потрясен тем, что уже успел привязаться к малышке.

Как и к ее матери.

– А почему мы называем ребенка «малышка»? – вдруг нахмурившись, спросил Майкл.

– Потому что это девочка. Я знаю, всегда знала. – Смеясь, Джоанна обняла свой живот. – Не спрашивай откуда, просто материнская интуиция.

– Материнская интуиция… – повторил Майкл машинально. Боже, до сих пор он считал, что справится с этой будущей мамой. Теперь уверенности у него поубавилось. Если малышка собирается толкать Джоанну… Бог знает, что еще ей придет в голову… Мысли Майкла путались, он вдруг осознал, что готов к этой роли значительно меньше, чем ему казалось.

Может, в библиотеке найдутся подходящие книжки? Хорошо бы, иначе он окажется абсолютно бесполезным для Джоанны и ребенка. Майкл считал, что нужно быть готовым к любой ситуации, а к этой ситуации ему еще предстояло хорошенько подготовиться.

– Это опасно? Я имею в виду, для тебя? Эти толкания?.. – спросил он, нахмурясь.

Джоанна снова рассмеялась.

– Вовсе нет. Это совершенно нормально, – ответила она, глядя на его обеспокоенное лицо, и ободряюще коснулась его рукой. До чего же он милый… Безумно, волшебно милый. – Правда, Майкл. Не беспокойся, я прекрасно себя чувствую. Просто ребенок становится активным. – Может, поэтому у нее и болела спина? Может, движения ребенка вызывали эту тупую боль, мучившую ее весь день?

Не вполне убежденный, что это хорошо, Майкл решил все-таки что-нибудь предпринять.

– Лучше бы тебе присесть. Доктор сказал, что тебе нужно поменьше быть на ногах. – Он обнял Джоанну за плечи. – Садись сюда. – Майкл почти силой усадил ее на кровать. – А я сложу вещи.

Не сводя с Джоанны встревоженных глаз, он принялся метаться по комнате, будто свора собак кусала его за ноги. Каждые несколько минут останавливался и спрашивал, как она себя чувствует. На пятый раз Джоанна почувствовала, что сейчас сойдет с ума, и поднялась с твердым намерением прекратить эту суету.

– Майкл! Перестань немедленно! – Она отобрала у него кипу вещей, которые он в спешке смял в бесформенный ком, и положила на кровать. – Я прекрасно себя чувствую. Просто замечательно. Я только что была у врача, так? Ты сам тому свидетель. Если бы что-нибудь было не в порядке, доктор Саммерс заметил бы. Совершенно нормально, что ребенок толкается. Я же не хрустальная ваза. Не разобьюсь.

– Ты уверена? – спросил он, все еще сомневаясь.

Джоанне стало даже смешно. Она никогда не видела его таким взволнованным. Это было трогательно и забавно.

– Абсолютно, – заверила она. – Теперь ты посиди. – Она толкнула его на кровать. – Я сама закончу, а то у тебя будет сердечный приступ, не говоря уже о том, что ты мнешь все мои вещи. Сиди-сиди! – приказала она, увидев, что он собирается встать. – Ты меня нервируешь. Сиди смирно!

Майкл послушался, но не сводил с нее бдительного взора. К тому времени, когда они погрузили чемодан в его машину, ему ужасно захотелось выпить. Вся эта история оказалась куда более сложной, чем он ожидал. С каждой минутой волнение его росло. Он взглянул на Джоанну. Она сидела не шевелясь с тех пор, как он запихнул ее в машину и пристегнул ремень.

– Ты в порядке? – спросил он, беспокойно глядя на нее в темноте.

– Да, да. – Закатив глаза, она вздохнула. – Но если ты будешь вести себя как сумасшедший и двадцать пять раз в день спрашивать меня, как я себя чувствую, я тебя поколочу.

Майкл улыбнулся, сворачивая за угол. Похоже, действительно все в порядке.

– Я хочу заключить с тобой сделку, – произнес он вдруг.

Она подозрительно взглянула на него. Огни встречных автомобилей бросали блики на его лицо.

– Какую еще сделку? – спросила она, пытаясь отвести глаза от его гордого профиля.

Майкл озорно ухмыльнулся: он хотел отвлечь их обоих от мыслей о ребенке. Хотя бы до того времени, пока не расспросит обо всем мать и не прочитает пару книжек, чтобы чувствовать себя увереннее.

– Я расскажу тебе о «проделках Перл», если объяснишь, почему так привязана к этому чертову чемодану. – Он бросил взгляд через плечо на злополучного монстра, стоявшего на полу между сиденьями.

Джоанна на мгновение заколебалась, затем любопытство пересилило, хотя ей никогда прежде не приходилось открывать кому бы то ни было душу. К своему удивлению, она даже почувствовала перед предстоящей исповедью… облегчение. Возможно, потому, что Майкл был прекрасным слушателем.

– Идет. – Она улыбнулась, поудобнее усаживаясь в машине. – Но чур ты первый.

– Ладно. – Прежде чем начать говорить, Майкл взглянул в зеркало заднего обзора. – Но сначала позволь мне сказать в свою защиту, что в этом «деле Перл» я не предпринял ни шага, чтобы увлечь ее.

– Ха-ха, – усмехнулась Джоанна.

Майкл с мрачным видом взглянул на нее.

– Так ты мне не веришь?

– Не верю.

Он явно не понимал, что ему и не надо ничего делать, чтобы увлечь девушку. Достаточно просто быть самим собой. Достаточно его природного обаяния. Более чем достаточно, чтобы свести с ума любую женщину. Похоже, Майкл и не подозревал о своих возможностях.

– Вот и дружи с тобой, – проворчал он. – Во всяком случае, у нас было только одно свидание, – уточнил он, желая сделать свою позицию ясной, а может, и надеясь вызвать симпатию. – Я пригласил ее поужинать, а потом на матч. – Он пожал плечами, следя за дорогой. – В общем, ничего особенного. Когда я проводил ее, она пригласила меня зайти. – Он взглянул на Джоанну как раз вовремя, чтобы заметить, как она закатывает глаза.

– Ну и?..

– Ну и… в общем… скажем так: Всемирная Федерация по вольной борьбе могла бы воспользоваться ее услугами. – Майкл покачал головой, вспоминая тот день.

– Ты хочешь сказать, что она напала на тебя? – Она не могла скрыть улыбку. При его-то росте… Да чтобы его атаковать, понадобилась бы дама масштабов Годзиллы.

– Напала? – Майкл, смеясь, покачал головой. Он завел машину в гараж позади паба, заглушил мотор и обернулся к Джоанне. Их окружала тьма. Дождик прекратился, воздух стал тяжелым и влажным. Тишину нарушали лишь редкие машины. – Скажем так: хорошо, что я с детства умею быстро бегать.

– Расскажи все по порядку! – нетерпеливо потребовала Джоанна, подобрав под себя ноги и вся обратившись в слух. Когда-то ей нравилось слушать о приключениях Майкла с другими женщинами. Сейчас ей было слегка… неприятно. Хотя это неправильно – ведь у нее нет никаких прав на Майкла. Но что тут поделать…

– Мы хорошо провели время, так, ничего особенного. Когда она меня пригласила, я пошел просто потому, что не проводить ее до самой двери показалось мне невежливым.

– Ну конечно, – проворчала Джоанна, едва сдерживая улыбку. – Всем ведь известна твоя галантность.

– Разумеется. – Обернувшись к ней, Майкл положил руку на спинку сиденья. – Я хотел просто поцеловать ее на ночь. Совершенно по-дружески. – Он потер лоб. При воспоминании о Перл у него начинала болеть голова. – Но в следующее мгновение она уже висела у меня на шее, как плохо приклеенная полоска обоев, и умоляла не покидать ее никогда! Я растерялся. Мне понадобилось пятнадцать минут, чтобы выпутаться из ее объятий.

– Ну-ну… – пробормотала Джоанна, пытаясь представить себе эту сцену. Она не удержалась и рассмеялась: бедный Майкл, плененный томящейся от любви женщиной. – Так я полагаю, не ты спровоцировал эту прелестную сцену?

– Спровоцировал?! – Майкл задумчиво пожал плечами. – Разумеется, нет. Я ведь не сумасшедший. Я же сказал: это было всего одно свидание. А вовсе не клятва в вечной любви. – Он смущенно покачал головой. – К тому моменту, когда я вырвался из ее объятий, Перл уже придумывала имена для наших детей. Пришлось уносить ноги. Я не остановился и не перевел дыхания, пока не заперся дома.

– Бедный Майкл. – Джоанна не могла не рассмеяться. – Жертва собственного опасного обаяния. В который уже раз. – Она уселась поудобнее и погрозила ему пальцем. – Я же тебя предупреждала, чтобы ты был поосторожнее с этими своими свиданиями. Когда-нибудь очередное твое сокровище поймает тебя на крючок.

– Никогда! – Майкл упрямо тряхнул головой. – Меня не поймаешь. – Улыбаясь, он смотрел на нее, накручивая на палец кончики ее нежных золотистых волос, совершенно завороженный их мягкостью. – Я слишком увертлив. А кроме того, ни одного мужчину не поймаешь, пока он сам этого не захочет.

Джоанна приподняла бровь.

– Это что – одна из аксиом Салливанов?

Он погладил ее нежную шею. Джоанна вздрогнула, пытаясь не обращать внимания на возбуждение, вызванное его прикосновением.

– Если все так и было, то каким образом твои мать и братья узнали об этом?

Майкл тяжело вздохнул.

– Это и есть самое ужасное во всей истории. На следующий день Перл звонила в паб семнадцать раз.

– Ничего себе! – Джоанна покачала головой. – Не знаю никого, с кем мне бы захотелось разговаривать семнадцать раз в день.

– Ты же нормальная, – парировал Майкл, все еще играя концами ее волос. Он был уверен, что нет на свете ничего более мягкого.

– И что же на это твоя мама?

– Я бы не стал повторять в присутствии ребенка. – Другой рукой он ласково погладил ее по животу, на мгновение задержавшись в надежде снова почувствовать движение малышки. – Когда Перл позвонила в первый раз, она сказала маме, что это крайне срочно. Мама же не знала, что она… гм…

– Спятила от любви? – быстро закончила Джоанна.

– Именно. – Майкл поморщился. – Так вот, когда Перл впервые позвонила, она убедила маму, что меня нужно немедленно позвать к телефону.


Мама решила, что это связано с работой, позвонила Дэнни в участок и велела ему найти меня и передать все лично.

– А на самом деле? – хмыкнула Джоанна. – Это было не так срочно?

Майкл тяжело и протяжно вздохнул, пропуская пряди ее волос сквозь пальцы.

– Разумеется, нет. – Их взгляды встретились. Никому больше на свете он не мог бы рассказать эту историю, чувствуя себя так хорошо. – Знаешь, что она хотела сказать? Что скучает. – Последние слова он почти прорычал.

Джоанна засмеялась.

– Ну и ну. Бедный невинный Майкл. – Ей хотелось, чтобы это звучало сочувственно, но у нее не получилось.

Он улыбнулся, дернув ее за волосы.

– Знаешь, какое-то странное сочувствие…

– А как ты от нее отделался?

– Это оказалось непросто. Мама посоветовала сказать ей, что я встретил другую и между нами очень серьезно.

– И что?

– И ничего. Она сказала, что будет ждать, – признался Майкл, поморщившись.

– Надо же, какая упрямая!

– Да уж, к сожалению. И это еще не все. Дэнни, который умеет справляться с женщинами, предложил сказать, что я… ну, в общем, не интересуюсь женщинами. – Майкл смущенно покачал головой. – Но я еще не настолько отчаялся.

– Так что же ты сделал?

– Тут-то на сцене и появляется Папа. Как-то вечером Перл пришла в паб разыскивать меня. Я прятался наверху у себя в квартире, потому что миссис О'Бэньон сообщила, что какая-то женщина за мной охотится. – Майкл самоуверенно усмехнулся. – Но я, не будь дураком, вовремя притаился. Когда Перл вошла в паб, Папа испугался, что я могу не сдержаться, и вывел ее наружу. Я целый год не мог выяснить, что же он ей такого наговорил, но – подействовало. Перл прекратила охоту, и я смог жить спокойно.

Не то чтобы она не была привлекательной. Была, даже очень. Благородная, умная, чувственная. Но она его не интересовала, и все.

Джоанна с любопытством свела брови.

– Так ты выяснил, что Папа сказал ей?

– Да, – засмеялся Майкл. – Но только четыре месяца назад. Папа в конце концов признался, что я серьезно подумываю стать священником. И семья считает, что ее… внимание окажется для меня чересчур большим искушением и слишком затруднит мое решение.

– Не может быть! – засмеялась Джоанна.

– Может! – возразил Майкл с улыбкой.

– И она попалась на удочку? – Когда он кивнул, Джоанна вздохнула. – Зная твою репутацию, не могу поверить, что она купилась на это.

– Слава Богу, купилась. Папа уж постарался. Ты же знаешь, каким убедительным и серьезным он умеет быть, когда дело касается семьи. Особенно его семьи. Больше я ее не видел.

– Подожди, вот она узнает, что у тебя есть братья… – предупредила Джоанна.

Майкл вздохнул.

– Я как-то не думал о них. Но это уж не моя проблема. Дэнни и Патрик сами справятся. – Он дружески потянул ее за волосы. – Ладно. Теперь твоя очередь. – Майкл взглянул на заднее сиденье. – Так что тебя связывает с этим безобразием?

Джоанна вдруг заволновалась и стала стряхивать невидимые пушинки со своего хлопчатобумажного комбинезона. Майкл чувствовал, как она волнуется, и одной рукой все еще обнимал ее, легонько поглаживая шею и напоминая, что он рядом. Тьма окутала их, соединив тонкой нитью доверия.

– Давай. Не может быть, чтобы это была такая же драматическая история, как моя.

Джоанна попыталась выдавить из себя улыбку.

– Нет, – подтвердила она, покачав головой. – Вовсе не драматическая. – Она взглянула на него и опять отвела глаза – так было легче говорить. – Я храню этот чемодан, Майкл, потому, что он связан с моим детством. Поэтому и не могу с ним расстаться.

– А о чем он тебе напоминает, солнышко? – спросил Майкл шепотом.

– Смешно, – вздохнула она, – но это единственная вещь, которая действительно мне принадлежала. Я имею в виду – принадлежала именно мне, а не была кем-нибудь подарена. – Джоанна заколебалась, и он снова погладил ее шею. Какая нежная у нее кожа…

– И ты хранила его все эти годы? – Теперь Майкл понял, почему она так привязана к этому уродцу. Ну конечно. Ведь в детстве у нее не было ничего своего – ни семьи, ни дома. И она привязалась к тому единственному, что ей принадлежало, пусть даже это была мелочь.

– Да, но не только поэтому, Майкл. – Джоанна взглянула на него и улыбнулась в темноте. – Каждый раз, когда меня отправляли в новое место, я складывала в этот чемодан свои мелочи. Все, что мне дарили в тех домах, где я жила. – Джоанна посмотрела на него, и в глазах ее сверкнула решительность. – Каждый раз, собирая чемодан, я упаковывала в него свою надежду. Надежду, что я наконец найду свой дом. – Джоанна вытянула затекшие ноги. Она попыталась представить все как шутку. – Знаешь, сколько раз я упаковывала, распаковывала и снова упаковывала этот чемодан?! Поэтому он так и выглядит.

Майкл инстинктивно прижал ее к себе. Он снова осознал, какое счастье иметь семью. Теперь ему удалось оценить это по-настоящему. Без семьи он был бы совсем другим человеком.

Майкл молчал. Сейчас ему нужно быть рядом – ради него и ради нее. Вопреки его опасениям она приняла его порыв как должное. Дело явно продвигалось. Майкл помнил времена, когда Джоанна избегала любого физического контакта. Он никогда не понимал до конца почему. Его всегда это интересовало. Он все еще не совсем понимал причин ее поведения, но, похоже, она начинала сдаваться. Наконец-то!..

Джоанна покладисто склонила голову ему на плечо. Но это было все, что она могла себе позволить. Ничего больше.

– Не делай такое печальное лицо, Майкл. Здесь нет ничего грустного, правда. – Она взглянула на него. – Я поклялась себе, что никогда не выброшу этот чемодан. Разве что найду свой дом, настоящий дом, дом навсегда. И тогда распакую его, и больше не надо будет ни собираться, ни уезжать. – Джоанна почувствовала смущение из-за своей откровенности. Но ведь это Майкл, напомнила она себе, и она обещала доверять ему.

В ее голосе Майклу послышалась боль. Старая, так и не прошедшая боль.

Чем больше он узнавал Джоанну, тем больше понимал, какой она необыкновенный человек. После всего, через что ей пришлось пройти, она должна была стать злее, тверже. Но Джоанна выстояла. На всей пережитой боли выстроила свою жизнь – жизнь, которая позволила ей надеяться на любовь и замужество.

Как она вынесла все это? – спрашивал себя Майкл. Во всем мире у нее был только этот потрепанный чемодан. Восхищение его все возрастало. Джоанне пришлось быть сильной и стойкой, чтобы преодолеть нестабильность своего детства, чтобы стать теплой, любящей женщиной – такой, как теперь.

А люди еще думают, что смельчаки встречаются лишь среди полицейских.

Эта женщина обладала незаметной, тихой отвагой, непостижимой для обычного человека.

А теперь она собиралась стать матерью. Самая сложная и наименее эгоистичная роль на свете. Майкл знал, как много этот ребенок значит для Джоанны. Она могла бы отказаться от беременности, но не колебалась ни минуты. Ее решение основывалось на любви.

У маленькой Джоанны не было защищавших ее дома и семьи, но – Майкл это твердо знал – ее собственному ребенку никогда не придется страдать.

Майкл даже вздрогнул – так велико было желание смягчить боль и обиду, испытанные ею. Он всегда дорожил своим умением владеть собой. Ведь он полицейский, это часть его работы, его жизни. Но с Джоанной все было по-другому. Она разрушала все барьеры, которые он выстроил для женщин, и занимала все более важное место в его сердце. Это немного пугало.

Нет, нельзя позволить растущему чувству лишить его способности рассуждать здраво. Они оба – Джоанна и ребенок – зависят от него. Он не должен подвести их. Ни в коем случае. И Майкл поклялся держать себя в руках, пока не убедится, что сможет вести себя правильно.

– Поэтому ты хранишь старый чемодан, да? – Он продолжал гладить волосы Джоанны. – Потому что так и не нашла свой настоящий дом? Правда?

– Да, – вздохнула она. Майкл вдруг увидел на ее лице гордость и решительность. Он слишком хорошо знал ее: ей не нужна была жалость. – Майкл… – В голосе ее послышалось колебание. – Я… я никому этого не рассказывала. Даже Брайану.

Майкл понял подтекст ее слов: она доверила ему то, чего никогда и никому не доверяла. Он коснулся губами ее лба.

– Я рад, что ты мне рассказала. Для меня очень много значит твое доверие.

Джоанна доверяет ему!

Он так настойчиво добивался ее доверия… Может быть, для нее это было нелегко и он заставил ее, но так или иначе, он не может разрушить хрупкие узы доверия, зная теперь о ее прошлом, зная, что никогда ни на кого она не могла положиться.

На мгновение ему стало не по себе: а правильно ли он поступил, не рассказав ей о Брайане и обстоятельствах его гибели? Он руководствовался благородными намерениями, действительно благородными, но… может быть, таким образом хотел защитить, скорее, себя самого?

Или все-таки ее?

Майкл вздохнул. Наверное, давным-давно следовало рассказать Джоанне, что случилось в тот день, – не ради того, чтобы облегчить душу, а просто потому, что она имела право знать. Но он не мог. Особенно теперь, когда он знает о ее прошлом, об их с Брайаном отношениях перед его гибелью. И еще эти медицинские осложнения… Нет, нельзя ее сейчас волновать.

Он поступил правильно! Нужно только придерживаться этого решения. Самое главное – беречь Джоанну и ребенка.

– Пойдем. Тебе надо устроиться. – Он потянулся за ее чемоданом. – Думаю, нам обоим стоит отдохнуть.

Помогая ей выйти из машины, Майкл поклялся, что, защищая Джоанну, не будет ее соблазнять.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Как, опять?! Ты опять выигрываешь?! – возмущенно воскликнул Майкл, ероша волосы. Он уставился на «Монополию» – она была постоянно разложена на игровом столике в его гостиной. На насмешливые взгляды, которые бросала на него Джоанна, он не обращал внимания.

– Да, Майкл, опять. – Джоанна иронично улыбнулась. – И, между прочим, уже в двенадцатый раз за… за две недели, кажется? – Она была очень довольна. С тех пор как Джоанна переехала, Майкл не выиграл ни разу. О, она не позволит ему об этом забыть.


– Да, но у тебя ведь есть преимущество, – простонал он. – Это нечестно!

– И что же, интересно, это за преимущество? – спросила Джоанна с улыбкой, взяв из вазы, стоящей на столе, пригоршню попкорна – низкокалорийного и несоленого.

Она взглянула на попкорн и постаралась не хмуриться. Очередная «идея» Майкла! Сколько их уже было… Квартира просто забита всевозможной здоровой пищей, какую только он ухитрился разыскать, заботясь о ее здоровье.

Их первый поход в бакалею кончился истерикой. Никогда раньше Джоанне не приходилось ходить по магазинам в обществе мужчины. Брайан избегал любого занятия, которое казалось ему «сугубо женским».

В принципе Майкла привлекали чипсы, печенье и пиво. Но ведь Джоанна беременна! Сильно покраснев, он тут же ринулся в противоположном направлении. Выбросив почти все из своей тележки, он по второму разу принялся обходить ряды супермаркета, набивая корзинку всем, что казалось ему «полезным».

Джоанна не могла удержаться от смеха. Кажется, в их тележке были собраны все существующие низкокалорийные и обезжиренные продукты. Вот только, чтобы все это съесть, потребовалась бы, пожалуй, не одна беременность.

– Беременность – это и есть преимущество, – заявил Майкл, все еще разглядывая доску и свою жалкую кучку бумажных денег. – Всем известно, что в беременных женщинах есть нечто особенное. – Он нахмурился. – Ну, особая сила или что-то вроде того. Во всяком случае, когда они играют в настольные игры.

Джоанна рассмеялась: до чего же добродушно он умеет проигрывать! Ее поражало, как быстро они с Майклом притерлись друг к другу и как им вместе весело. Она-то думала, что жить с ним будет тяжело и неудобно, но опасения оказались напрасными.

Только в его доме Джоанна впервые осознала, какой должна быть нормальная жизнь. И вновь ее охватила тоска по тому, чего она всегда была лишена. Раньше она не до конца понимала, чего ей не хватает. Теперь узнала, и это наполнило ее и радостью, и глубокой печалью.

Но она была благодарна Майклу, давшему ей возможность – пусть даже на время – побыть с ним и его семьей. Джоанна постоянно напоминала себе, что все это временно, только до рождения ребенка, пока они оба не окажутся в безопасности. Она просто не могла позволить себе очередное «а если бы…». В детстве она любила мечтать, надеясь и тоскуя по чему-то и кому-то, и всегда это кончалось жестоким разочарованием.

Нет, не стоит мечтать о несбыточном. Это прямая дорога к сердечной боли. Так бывало уже не раз.

Но, Боже мой, почему бы немного не пофантазировать? Порой ночью Джоанна лежала, положив руку на живот, и размышляла о нормальном браке и семье. Ее охватывала тоска – даже не из-за себя, а из-за ребенка. Нелегко примириться, что у малышки не будет настоящей семьи. О, конечно, у нее будет она, Джоанна, но достаточно ли этого?

Салливаны сразу же приняли Джоанну в свой круг, старались, чтобы она чувствовала себя комфортно. Больше всего времени она проводила с Папой, который мог часами развлекать ее своими воспоминаниями об Ирландии.

Когда он бывал занят, компанию ей составляла Мэйв. Каждый день после ленча они отправлялись на прогулку. Что касается Дэнни и Патрика, и даже Кэтти, они относились к Джоанне как… к члену семьи. Ничто не могло сделать ее более счастливой. А возможность каждый вечер выигрывать у Майкла в «Монополию» лишь вносила изюминку в их отношения.

Джоанна, прищурившись, глядела на Майкла. Она едва сдерживала улыбку.

– Майкл, если ты пытаешься сообразить, какими особыми силами обладает женщина, я тебе открою эту тайну. Ничего общего с беременностью она не имеет. – Улыбка озарила ее черты, когда она увидела озадаченное лицо Майкла. – Просто интеллектуально мы выше вас. – Она постучала пальцем по доске. – Особенно если приходится играть с самонадеянной особью мужского пола.

– Удар ниже пояса, – пожаловался Майкл, подсчитывая оставшиеся деньги и обнаруживая, что близок к банкротству. Похоже, Опять проиграл… Майкл вздохнул.

– Так ты покупаешь эту железную дорогу? – поинтересовалась Джоанна, прикладывая руку к спине и разгибаясь. Просто невероятно, как она потолстела за последние две надели! Доктор сказал, что это совершенно нормально, но полнота мешала ходить и спать. – Или будешь продолжать нести чепуху?

– Единственное, что мне остается, – мрачно признался Майкл.

Он взглянул на Джоанну, заметив ее взгляд.

Жизнь с ней за эти две недели научила его обращать внимание на малейшие нюансы. Он чувствовал, когда она устает, испытывает неудобство или просто голодна.

Никогда прежде ему не приходилось жить в одной квартире с женщиной. И поначалу это его немного тревожило, хотя он ни за что бы в этом не признался. Впрочем, волнения оказались напрасны: они с Джоанной прекрасно уживались. В сущности, они идеально подходили друг другу. Во всем, даже тем для разговоров хватало. Забавно, вообще-то он не любил разговаривать с женщинами, разве что с матерью.

Жизнь с Джоанной – он знал, что она здесь по вечерам, когда он возвращается с работы, и по утрам, когда просыпается, – оказалась приятнейшим экспериментом.

– Все в порядке? – спросил Майкл, внимательно глядя на нее: видимо, опять болит поясница или свело мышцу.

– Снова эта спина… И ребенок сегодня очень беспокойный, – ответила она, поморщившись и снова выгнувшись. Малышка была так активна в последние несколько недель, как будто занималась гимнастикой.

Майкл взглянул на часы, затем на кухонное окно. Было темно и мрачно, второй день шел дождь, обволакивая все вокруг унылой влажной паутиной.

– Почти девять. – Он нахмурил брови. – Надо бы выйти прогуляться, но дождь, похоже, зарядил надолго. – Подойдя к окну, Майкл откинул занавеску в сине-белую клетку и покачал головой. – Как ты думаешь, матушке-природе сообщили, что уже апрель и мы ждем весны?

Стоял ранний апрель, но было необычно холодно и мокро. Казалось, все еще тянется зима.

Каждый вечер после ужина они играли в «Монополию» или другую настольную игру. Вдвоем или с кем-нибудь еще. А потом, если позволяла погода, шли гулять. Вернувшись, Майкл разводил в камине огонь и готовил горячий шоколад. Затем они смотрели вечерние «Новости». В общем, ничего особенного, но было здорово. Его удивило собственное открытие: чем бы он ни занимался вместе с Джоанной, все было приятно. Она заполнила пустоту в его жизни – пустоту, о существовании которой он и не подозревал. Майкл обнаружил, что с нетерпением ждет вечернего возвращения домой.

Приходилось, правда, скрывать свои чувства. Только так он мог быть уверен, что все необходимое для Джоанны будет сделано. Когда-нибудь потом, позже, будет время, чтобы разобраться в своих чувствах. Но сейчас у него дело поважнее, и нельзя позволить эмоциям взять верх над разумом. Ради Джоанны и ребенка.

Джоанна взглянула на часы и вздохнула.

– Так почему бы нам не остаться дома? – Она снова потерла спину и вытянула ноги под столом, надеясь, что это поможет. – Я немного устала сегодня.

Бросив доску, Майкл стал помогать Джоанне подняться. Раздался стук в дверь.

– Войдите, – сказал он, нагибаясь, чтобы развязать Джоанне тенниски. Это была одна из тех мелочей, в которых она признавала свою беспомощность.

– Привет, братец. – Патрик, младший брат Майкла, взглянул на них, потом на доску. Широкая улыбка осветила его лицо. – Похоже, она опять тебя побила, а, Майкл? – Способности Джоанны уже стали предметом семейных шуток.

Майкл что-то пробормотал о выскочках и наглых щенках. Джоанна с Патриком расхохотались.

Патрик казался точной копией старших братьев, только в нем было больше юношеского и шаловливого. Он не обладал ни гипертрофированным чувством ответственности, как Майкл, ни бесконечным спокойствием Дэнни.

С симпатичными ямочками на щеках, ростом с Майкла и гораздо более вспыльчивый и импульсивный, чем Дэнни, он был очень привлекательным. Самый младший, Патрик всю жизнь оставался в тени братьев. Он и не пытался их затмить – просто боролся за свое собственное место.

– Привет, Джоанна. Я просто хотел сказать, что свободен в понедельник, так что после врача мы могли бы пойти на ленч. В этот недавно открытый бар…

– Под открытым небом? – Майкл резко вскочил и нахмурился. Его глаза вспыхнули яростью. – Ты что, спятил, Патрик? – Голос его прогремел на всю комнату. – Надеюсь, ты не поведешь Джоанну в бар под открытым небом?

Патрик покачал головой и дружески похлопал брата по плечу.

– Да успокойся ты, тигр. Я же не сказал, что он под открытым небом. – Все еще улыбаясь, Патрик обнял Майкла за шею и проговорил прямо ему в лицо: – Испанский ресторанчик. Маленькие порции, картофельный салат с чесноком, филе, фаршированное сыром, спагетти с испанским рисом и бобами… Представляешь?

– Ну тогда ладно, – согласился Майкл, кинув на Джоанну смущенный взгляд. И снова нахмурился. – Только не думаю, что ей следует есть острое. По-моему, это может повредить ребенку.

– Послушай, папочка, – поддразнила его Джоанна, нахмурившись и скрестив руки на груди, – я достаточно большая девочка и знаю, что мне можно есть и куда можно ходить. – Она улыбнулась Патрику. – И, да будет тебе известно, было бы неплохо сходить в бар под открытым небом. – Ей ужасно хотелось позлить Майкла.

– Прекрати, – буркнул Майкл. – Причин для беспокойства мне вполне хватает и без этого. – Он повернулся к брату: – А ты не смей ей потворствовать!

Патрик только пожал плечами.

– Да я и не собирался. – Он взял горсть попкорна, сунул в рот и поморщился. – Мда-а-а… – Взяв в руки вазочку, он принялся внимательно разглядывать и даже обнюхивать ее содержимое. – Ребята, а вы вообще-то уверены, что это попкорн? По вкусу, скорее, напоминает пластиковый пакет.

Джоанна, смеясь, покачала головой.

– Идея твоего братца. Здоровое питание!

– Обезжиренный и без соли – специально для Джоанны, – пояснил Майкл.

– А, ну тогда конечно, – хмыкнул Патрик, ставя вазочку на место. – Так вы идете гулять? – Он выглянул в окно. – Дождь все моросит. – Патрик посмотрел на Майкла, и глаза его озорно вспыхнули. – Будь осторожен, как бы ветер не унес Джоанну в озеро Мичиган. На твоем месте я бы ее привязал.

Майкл широко улыбнулся, затем вновь нахмурился.

– Патрик, тебе что, некуда пойти? – Он бы дорого дал, чтобы спровадить брата подальше. С того самого момента, как Джоанна появилась в их доме, вся семья просто-таки вырывала ее у него из рук. Дэнни и Патрик относились к ней нежно и шутливо, Кэтти, впрочем, тоже. Майкла порой раздражало поддразнивание брата, хотя он и признавал, что чрезмерно опекает Джоанну. Но в общем он был благодарен семье, что они так по-родственному приняли Джоанну.

Все в семье подшучивали над его заботливым – или, как утверждали мама, Папа и братья, сверхзаботливым – отношением к Джоанне. Но Майкл заявлял, что просто никогда раньше не имел дела с беременными дамами. Он всего лишь… осторожен и ответственен.

Прислонившись к стене, Патрик покачал головой.

– Да нет… Я не на дежурстве. – Он скрестил руки на груди. – Мне и в самом деле больше нечем заняться, кроме как позлить тебя.

– Вот и чудесно, – прорычал Майкл.

– Патрик… – Джоанна решила вмешаться, пока не произошло кровопролития. Она потерла спину и поправила свитер. – Ты уверен, что тебе это удобно? Я имею в виду понедельник и визит к врачу? – Она нахмурилась. – Я не хочу, чтобы у тебя были из-за меня неприятности.

Ей было неловко ощущать себя источником хлопот. Не потому, что Салливаны давали ей это почувствовать, просто ей самой так казалось.

Салливаны относились к ней замечательно. Все вместе и каждый в отдельности. Они приняли ее в свой дом и свое сердце – как члена семьи. Для Джоанны это было сказочное ощущение, и она знала, что будет бережно хранить память о благословенном времени в своей душе. Каждое мгновение из этих месяцев.

Майкл преподнес ей драгоценный дар, некоторое представление о том, чего она никогда не знала. И она всегда будет благодарна ему.

– Не беспокойся, я же сказал. – Патрик протянул руку и взъерошил ей волосы, другой рукой взяв еще порцию попкорна. – На прошлой неделе Дэнни. Теперь моя очередь. И потом, у меня выходной. А после ленча можно сбегать в кино. – Он взглянул на Майкла. – Если твой тюремщик не против, разумеется. – Патрик усмехнулся, увидев выражение его лица.

– Тюремщик? – Майкл оскорбленно кинул на брата такой взгляд, от которого другой упал бы замертво. – И не «сбегать», Патрик. Джоанна не может сейчас бегать.

– Это всего лишь метафора, братец, – возразил Патрик с улыбкой. Они с Джоанной переглянулись. – Так я приглашаю. Я же офицер, ты что, забыл?

– Сам не забудь, пожалуйста, – проворчал Майкл. – А теперь отправляйся злить кого-нибудь еще, братишка. Джоанна устала.

– Если Джоанна идет спать, почему бы тебе не спуститься со мной в паб и не пропустить по кружке пива? Дэнни освободится где-то через час.

Майкл озабоченно покачал головой.

– Нет, я, пожалуй, не смогу.

– Майкл, – улыбнулась Джоанна, – это прекрасная идея. Ты ни разу никуда не ходил с тех пор, как я переехала. Поди выпей пива с братьями. Со мной все будет в порядке, – заверила она, улыбаясь еще шире.

– Ну, не знаю… – Он растерянно посмотрел на нее.

– Майкл, – вздохнула Джоанна, – ты же не можешь дежурить при мне двадцать четыре часа в сутки все эти месяцы. Я устала и собираюсь ложиться. – Она подтолкнула его к двери. – А тебе необходимо развеяться.

– Ты уверена?

– Абсолютно. – Она взглянула на Патрика, надеясь, что он поддержит ее. Забавно, как быстро между нею и Салливанами образовались родственные узы. Они понимали друг друга с полувзгляда, с полуслова.

Патрик кивнул, все еще дожевывая отвратительный попкорн. Обняв брата за плечи, он повел его к двери.

– Пошли-ка, тебе это поможет. – Обернувшись через плечо, он подмигнул Джоанне: – Так не забудь насчет понедельника.

– Конечно.

– Закрой дверь, – предупредил Майкл напоследок. Патрик чуть ли не силой тащил его из комнаты.

– Майкл, но ведь вся семья…

– Дверь, Джоанна. – Он остановился и подождал. Качая головой, она выполнила его просьбу – как следует закрыла дверь и даже громко щелкнула замком. А затем, улыбаясь и зевая, направилась в спальню, прислушиваясь к тихому стуку дождевых капель по крыше.


Что-то разбудило его.

Вскочив, Майкл машинально схватил со стула джинсы. Дождь все еще идет, в доме темно. Натянув джинсы, он прислушался. Слух его улавливал малейший шорох.

Джоанна!

Босиком, в одних джинсах, он ринулся к ней. Дверь в спальню была закрыта, свет горел. Сердце у него бешено колотилось.

– Джоанна? – Он тихонько постучал и понял, что его разбудило – стон. Не дожидаясь ответа, просто открыл дверь и ворвался в комнату.

Джоанна сидела на кровати, поглаживая живот. Ее длинные волосы были растрепаны после сна, а на лице читалось какое-то незнакомое напряжение. Майкл бросился к ней.

– Что с тобой? – воскликнул он. – Ребенок? – Его охватила паника – несмотря на все приготовления и планы.

– Да нет, – ответила она, стараясь не смотреть на его обнаженную грудь. Майкл стоял босиком, в одних джинсах, к тому же натянутых небрежно – молния была застегнута, а пуговица нет. Она постаралась переключиться на другое – сделала медленный глубокий вдох, как велел доктор Саммерс. – Схватки. – Она протянула руку, чтобы остановить его: он уже бросился было звать на помощь. – Успокойся, Майкл. Это еще не настоящие. Это так, вроде… ну, тренировки, что ли… – Она улыбнулась, увидев его лицо. – Считай это репетицией.

– Ясно, – ответил ничего не понимающий Майкл. – Но почему? – Он сел на кровать и взъерошил свои и так растрепанные волосы. – То есть зачем они?

– Чтобы подготовить тело к настоящим родам.

– А это больно? – Он не был уверен, что в состоянии вот так просто сидеть и смотреть, как она морщится.

– Немножко больно, – призналась Джоанна и, часто задышав, снова погладила живот. – Вот здесь. Чувствуешь? – Она взяла его за руку. Майкл нерешительно положил ладонь на живот и подождал. Через несколько мгновений он почувствовал. Почти так же, как когда ребенок впервые зашевелился. Ее живот напрягся на несколько секунд, потом расслабился.

– Ох, – прошептал он. То, через что приходится пройти женщине, чтобы родить ребенка, внушало ему благоговейный ужас. Он покачал головой и отдернул руку. – А долго это уже продолжается?

– Около часа.

– Часа?! – Майкл внимательно посмотрел на нее. Под маской спокойствия он разглядел в ее глазах страх. Сердце его сильно забилось. Он взял руку Джоанны в свою, желая ее успокоить. – Что же ты меня не разбудила?! – Почему она предпочла терпеть боль одна? Ох уж этот ее характер!..

А Джоанне просто не пришло в голову позвать его.

– Зачем? – Она улыбнулась. – Ты все равно ничем не можешь помочь. Доктор Саммерс сказал, что такие схватки будут появляться по мере приближения срока. – Она пожала плечами. – Зачем было тебя беспокоить?

– Не очень-то весело сидеть одной, когда тебе больно. – Майкл пристально смотрел на нее. – Ты ведь не будешь отпираться – страшновато, да?

Все эти месяцы, что бы с ней ни происходило, она ни разу никому не пожаловалась. Майкл не мог не признать: ее поведение было не просто отважным, но достойным прямо-таки восхищения.

– Ну, пожалуй… немножко, – призналась она. Майкл знал, чего стоили Джоанне такие слова. Ей было ужасно трудно в этом признаться.

– Ты должна была меня разбудить, – мягко, но настойчиво повторил Майкл. – Тебя поэтому так беспокоила спина все эти дни?

– Наверное, – кивнула Джоанна. Присутствие полуодетого Майкла очень смущало ее. Она чувствовала себя глупо.

– Тебе что-нибудь принести?

Она облизнула губы и выдавила улыбку.

– Разве что чуть-чуть попить, Майкл.

– Я сейчас. – Он направился в кухню и вернулся с ледяной банкой сладкой воды. Наполнив стакан, протянул его Джоанне и стал смотреть, как она пьет. – Сколько это может продлиться? – Взяв у нее пустой стакан, он поставил его на тумбочку.

– Не знаю, Майкл. – Джоанна пожала плечами. – Может, несколько минут, а может, несколько часов.

– Часов?! – Это ему решительно не понравилось. – Может, помассировать тебе спину?

Она улыбнулась. Чтобы Майкл массировал спину – это уж ни с чем не сравнимая роскошь.

– Давай.

Он откинул одеяло и сел рядом. Взяв ее за плечи, повернул к себе спиной и стал нежно массировать.

– Господи, ты вся натянута, как кожа барабана. Давай попробуем так.

Он прислонился к спинке кровати, вытянул свои длинные ноги и усадил ее между ними. Затем нежно потянул ее назад, пока она не облокотилась на него, а потом стал медленно массировать ей плечи, разминая напряженные мышцы. Вздохнув, Джоанна расслабилась.

– Как чудесно… – пробормотала она, очень благодарная Майклу за то, что он пришел. Ей и в самом деле было страшно. Она не сказала Майклу, но такие схватки повторялись все чаще. Она знала, что они должны быть, но не знала, нормально ли, что так часто. Не забыть бы расспросить в понедельник доктора.

– Расслабься, солнышко, – шепнул Майкл ей на ухо. Джоанна почувствовала его мягкое, теплое дыхание, и ее пронзила дрожь. Тепло мужского тела проникало внутрь, успокаивая и облегчая боль, а обнаженная грудь – широкая и мощная – казалась ей надежной гаванью. – Просто постарайся расслабиться, и все будет в порядке.

Умные, нежные руки Майкла заставили Джоанну почти мурлыкать. Она расслабилась, схватки утихли. Она так устала. Редко когда ей удавалось поспать более двух-трех часов подряд.

– Ах, Майкл, как приятно, – прошептала она, чувствуя, что почти засыпает.

– Тебе лучше? – Его глубокий голос был таким нежным… Майкл вытянулся и накрыл их обоих одеялом. По голосу Джоанны он понял, что она расслабилась и засыпает. – А как схватки?

Она сонно вздохнула.

– По-моему, почти прошло. – Ей хотелось прижаться к нему покрепче.

– Джоанна?

– Мм…

– Может, поспишь? – Как будто прочитав ее мысли, Майкл обнял ее и прижал к себе. – Положи голову на меня. – (Слишком усталая, чтобы протестовать, Джоанна послушалась.) – Вытяни ноги, солнышко, и ляг поудобнее.

– Майкл…

– Шш, я здесь. Я не ухожу. Расслабься и спи. – Он поцеловал ее в щеку, и она сквозь сон улыбнулась. Глаза ее закрылись, и она прильнула к нему. Наслаждение было слишком велико, чтобы противиться ему.

– Майкл…

– Что, милая? – прошептал он, потянувшись, чтобы выключить свет.

Джоанна слегка повернулась и прижалась к нему всем телом.

– Спасибо тебе, – пробормотала она, положив руки на его обнаженную грудь.

Прежде чем Майкл успел ответить, она заснула. Он невольно засмотрелся на нее и вдруг почувствовал внутри себя нечто столь сильное и первобытное, что даже ужаснулся.

Улыбаясь, он продолжал смотреть на Джоанну – такую красивую, умиротворенную. Потом наклонился и запечатлел на ее губах легкий поцелуй. Просто не мог устоять. Как хорошо: она в безопасности, спит, ей уже не больно… Майкл тяжело вздохнул, откинул голову и заснул, впервые испытывая такое удовлетворение.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Папа, бьюсь об заклад, это будет мальчик! Спорим на пятьдесят баксов!

Дэнни заговорщицки подмигнул Джоанне и бросил пятидесятидолларовую купюру на середину огромного обеденного стола, вокруг которого вся семья собиралась на субботний обед.

Это стало семейной традицией: раз в неделю паб закрывался и члены семьи получали возможность побыть вместе.

Зима наконец-то отступила. В конце апреля весна словно бы стала выглядывать из-за угла, а темные и мрачные апрельские дожди уступили место первым теплым солнечным майским дням. Начали распускаться цветы, дети с нетерпением ждали каникул.

– Пятьдесят?! – Папа покачал своей седой головой. – Да что ты понимаешь в детях, малыш Дэнни? Ну, разве что как их делают…

Все добродушно рассмеялись. Папа внимательно оглядел Джоанну.

Салливаны гостеприимно распахнули свой дом и свои сердца не только для нее, но и для ее будущего ребенка. Джоанна уже не могла вспомнить, в какой именно момент он стал собственностью Салливанов. Осознала она это внезапно и даже вздрогнула от облегчения.

Все еще глядя на нее, Папа сосредоточенно сдвинул брови.

– Поднимись-ка, детка, – ласково и с улыбкой попросил он. Протянув руку, помог ей встать, затем принялся поворачивать ее в разные стороны, что-то бормоча под нос. – Пожалуй, тебя стало как-то больше за последние полтора месяца, – признал он с улыбкой, явно очень довольный. – Ну ладно, может, и вправду мальчик, – согласился он в конце концов, взглянув на внука. С обычными искорками в глазах он посмотрел на Джоанну. – Что говорит доктор – когда наступит благословенная минута?

Джоанна не могла удержаться от улыбки. За прошедшие недели она успела привыкнуть к довольно своеобразной Папиной речи. Прожив в этой стране шестьдесят лет, он продолжал цепляться за язык своего детства. Это было обаятельно и порой забавно.

– Доктор сказал – пятнадцатого июня, плюс-минус два дня. – Она положила руку на живот. – Так что осталось всего шесть недель.

– Шесть недель, говоришь? – повторил Папа задумчиво. Все еще хмурясь, он продолжал разглядывать ее. – Повернись чуть-чуть направо, детка.

Она послушно выполнила команду, весело переглянувшись с Майклом, – тот спокойно потягивал свой кофе, не вступая в семейный спор.

Джоанна стояла молча, понимая, что все на нее смотрят. Она обвела глазами стол и вдруг почувствовала необыкновенное счастье. Дэнни, Патрик, Кэтти сидели по одну сторону, она, Майкл и его мама – по другую. Папа восседал во главе стола. К ее удовольствию, он настоял, чтобы она сидела рядом с ним, – якобы ему надоело видеть вокруг себя одни мужские лица. Но Джоанна-то знала, что старик сделал это ради ее удобства. Она очень любила его и за это тоже.

– Теперь в другую сторону, – скомандовал Папа. После некоторого размышления он покачал головой. – Мэйв выносила троих сыновей на моих глазах, моя собственная любимая девочка – пусть земля ей будет пухом – шестерых. Так что голову даю на отсечение: это мальчик, Но – не через шесть недель… – Он посчитал на пальцах, удивленно глядя на Джоанну. – Да нет, и речи быть не может о шести. – Папа снова покачал седой головой. – Исключено. – Он взглянул на Дэнни. – Я принимаю твое пари, сынок. Мальчик. Но – ставлю больше, чем пятьдесят, – родится он раньше.

Улыбнувшись, Папа выпустил руку Джоанны, чтобы из нагрудного кармана достать бумажник. Он аккуратно вынул из него новенькие хрустящие сто долларов и бросил на стол.

– Мальчик, говоришь? – Мэйв вернулась в столовую с новой порцией кофе. Она с улыбкой взглянула на Майкла, зная, что глаза его всегда устремлены на Джоанну. – А ты что скажешь, сынок?

Майкл рассмеялся, протянул руку и помог Джоанне сесть.

– Мне очень жаль, но у меня свой источник информации. – Он подмигнул ей и оглядел присутствующих. – Папа, Дэнни, я ставлю на девочку!

– Девочку? – воскликнул Патрик, покачав головой. – Проиграешь, братец. – Улыбаясь Джоанне, он потягивал кофе. – Видишь ли, Джоанна, гены Салливанов передаются только по мужской линии, – объяснил он. – Ты что, забыл, Майкл: за три поколения Салливанов не было ни одной девочки.

На мгновение над столом повисла тишина, затем раздался громкий смех. Патрик смущенно оглядел семейство.

– Что? Что я такого сказал?

Джоанна взглянула на Майкла: в первый момент ей стало неловко. Но, увидев, что тот смеется, она расслабилась и почувствовала, что сама улыбается. Интересно, Патрик хоть сам понял, что ляпнул?

Накрыв ее руку своей, Майкл покачал головой, протянул другую руку и щелкнул Патрика по лбу.

– Дурачок, это же ребенок не Салливанов!

Патрик смущенно поглядел на него, потом на Джоанну.

– Ох, прости! Представляешь, я и в самом деле забыл.

Глядя на них, Джоанна не могла удержаться от улыбки. Такие шумные, такие любящие друг друга… Горой стоят друг за дружку… Она – завидовала их сплоченности, их обаянию и истории их рода. Да, это была семья – семья в самом настоящем смысле слова.

– А мы можем это законно утвердить, не так ли, Джоанна? – Патрик подмигнул ей.

Джоанна покачнулась, вдруг почувствовав в животе какое-то давление – странное и не очень приятное. Улыбаясь она попыталась найти удобную позу. Очень не хотелось, чтобы кто-нибудь заметил ее состояние. Ей понравилось, что Патрик обращается с ней так же, как с Кэтти или с братьями.

– А можно? – Она приподняла брови, пытаясь справиться с приступом боли. В последние четыре недели схватки повторялись что-то очень уж часто. – Что ты предлагаешь, Патрик? – спросила она, улыбаясь Майклу. Тот ободряюще сжал ее руку под столом. Джоанна пыталась скрыть от него, что с ней что-то происходит: Майкл немедленно впал бы в панику.

Все засмеялись. Патрик метнул взгляд на старшего брата, которому, как и остальным, понравилась шутка.

– Предлагаю? – Патрик четко произнес это слово, смущенно покачав головой. – Джоанна, я тут думаю, не удочерить ли тебя?..

Все с подчеркнутым разочарованием вздохнули.

– Ну конечно, – хмыкнула Кэтти. – Патрик так привык к холостяцкой жизни, что никогда не решится с ней расстаться.

– Вот именно, – согласился тот и рассмеялся. – К чему обременять себя одной женщиной, когда мир ими полон?

– Типичный мужской ответ, – сказала Кэтти, бросая в него салфетку. – Ты точь-в-точь как твой брат.

Спрашивать, при чем тут брат, не было необходимости. Дэнни искоса посмотрел на нее, и на мгновение между ними возникло напряжение. Когда-то лучшие друзья, после одного случая они почти перестали разговаривать. Это злило и беспокоило Мэйв.

– А я утверждаю, что это девочка! – Майкл подмигнул Джоанне – он верил в ее материнскую интуицию, – а затем посмотрел на нее внимательнее. Она побледнела или ему кажется?

– Ну и проиграешь, сынок, – улыбнулся Папа.

– Вот вам моя ставка! – Откинувшись на спинку стула, Майкл сунул руку в карман и бросил смятые купюры в общую кучу. – Сотня долларов. Это будет девочка!

– А как насчет срока, сынок? – поинтересовался Папа, приподняв бровь. – Шесть недель?

– Все равно, – ответил Майкл. Ему не хотелось об этом думать. Как близко подступил этот момент… С тех пор как Джоанна переехала в их дом, ему казалось, что время идет в три раза быстрее.

Майкл понимал, как нелегко будет уговорить Джоанну остаться и после рождения ребенка. Ведь она хотела вернуться к себе, жить самостоятельно.

Он не знал, как с этим справиться. Мысль о том, что они с малышкой будут совсем одни… Нет, об этом нечего и думать. Как всегда, он просто отогнал тревожные мысли и спрятал их поглубже. Придет время, вот и будет думать.

Он улыбнулся деду.

– Срок? Какой бы ни был, я ставлю на девочку! Просто и ясно.

– Проиграешь, братец, – улыбнулся Патрик, отодвигая чашку. – А я ставлю на мальчика и шесть недель. – Он бросил деньги в кучу.

Мэйв укоризненно покачала головой.

– Джоанна вам не скаковая лошадь, – заметила она, ставя на середину стола кофейник. – Как вам не стыдно! – Она оглядела семейство. – Если бы ваш отец был здесь…

– Если бы Джок был здесь, Мэйв, – прервал ее Папа, – он поставил бы первым. Ты что, уже забыла, как ему нравилось делать ставки?

Мэйв рассмеялась.

– Пожалуй, ты прав, Папа. Он и в самом деле обожал биться об заклад. – Она ласково посмотрела на Джоанну. – Он бы полюбил тебя, детка. – Она с упреком взглянула на Папу. – Но Джок бы еще и молился о здоровье ребенка – неважно, какого пола.

– Да, Мэйв. – Папа вздохнул, принимая справедливый упрек. – Ты опять права, как всегда. – Он оглядел присутствующих. – Естественно, мы все хотим, чтобы малыш был здоровым и крепким.

– И неважно когда. – Дэнни протянул руку и сгреб деньги. – Посмотрим-ка, сколько здесь. Давай-ка, крошка, – обратился он к Кэтти, – записывай. – Кэтти принесла блокнот, и Дэнни принялся считать.

– Я определенно сорву большой куш, – шепнул Джоанне Майкл.

Она приподняла бровь, пытаясь не обращать внимания на возобновившиеся схватки.

– Ты имеешь в виду – мы? – Она улыбнулась Мэйв, наблюдавшей за ними. – Раз у тебя свой тайный источник информации, единственное, что ты можешь сделать, – это поделиться. – Она машинально погладила живот, надеясь, что все скоро пройдет. Уж очень утомляла ее не прекращающаяся боль.

Улыбаясь, Мэйв кивнула.

– Вот это мне нравится, только тебе удается держать моего сына в узде.

– Эй, так нечестно, – пожаловался Майкл, усмехнувшись. – Двое на одного!

– А кто тебе сказал, что жизнь – честная игра? – спросил Папа, улыбаясь и подмигивая Джоанне. – Если речь идет о женщинах, никакой справедливости ждать не приходится! Просто добивайся своего! – Качая головой, Папа потягивал свой кофе. – Для меня всегда было загадкой, почему их называют прекрасным полом…

– Ну ладно. – Дэнни разложил деньги на аккуратные кучки по десять, двадцать и пятьдесят. – Триста пятьдесят. Пятьдесят моих. По сто от Папы, Майкла и Патрика. Майкл ставил на девочку. Папа – на мальчика, но при условии, что он родится раньше срока. Патрик поставил на мальчика с условием, что все пойдет по плану. Я решительно ставлю на мальчика, вне зависимости от сроков. – Он взглянул на Кэтти: – Правильно, крошка?

– Все правильно. – Похоже, Кэтти обиделась.

Она протянула ему листок через стол.

Дэнни взял его и деньги и вручил матери:

– Вот, ты беспристрастный свидетель и вообще внушаешь доверие.

– Разумеется, – ответила Мэйв, складывая деньги и записку в карман фартука. Она встала. – Если все поели, я буду убирать.

– Я помогу, – предложила Джоанна, начиная подниматься.

– Нет! – раздался дружный вопль. Майкл положил ей руку на плечо и не дал встать. А она-то надеялась, что от движения схватки пройдут.

– Нечего тебе носить тарелки туда-сюда, – сказала Мэйв, собирая грязную посуду. – Она взглянула на сына: – Майкл, почему бы вам не прогуляться? – Она выглянула в окно. Ярко сияло солнце, дул теплый ветер, так что даже не стали закрывать окно – хотелось проветрить комнаты после зимней духоты. – Прекрасный день. Ей стоит пройтись.

Майкл посмотрел на часы, отодвинул стул и встал.

– Отличная идея, мам. – Он помог Джоанне встать. – Мы вернемся около шести, – добавил он, многозначительно глядя на мать.

Она довольно кивнула.

– Ладно, пусть будет в шесть.

– Ты уверена, что обойдешься без моей помощи? – Джоанна опять погладила живот. Боль вернулась, затем утихла.

– Абсолютно, – улыбнулась Мэйв. – Воспользуйтесь хорошей погодой.

Майкл отправился заводить машину, а Джоанна пошла наверх за свитером. Пусть уже тепло или теплее, чем было до сих пор, но мерзнуть ей вовсе не хотелось.

Помогая Джоанне сойти с крыльца, Майкл на мгновение ощутил запах ее духов. Этот аромат теперь всегда ассоциировался у него с Джоанной. Он очень ей подходил. Майкл и не осознавал, как волновало его само присутствие Джоанны.

С того вечера, когда она переехала к ним, он сознательно контролировал себя. Это было непросто, он даже стал хуже спать. Но раз убедил ее, что ему можно доверять, надо держать слово.

– Едем в какое-нибудь конкретное место? – спросил Майкл, усаживаясь за руль.

Джоанна покачала головой, чувствуя сытость и сонливость, как обычно в последнее время после еды.

– Нет. – Она мечтательно улыбнулась ему и откинула голову на сиденье. Ей так нравились эти совместные поездки! – Пусть будет сюрприз.

Легкий ветерок шевелил ее волосы. Она попыталась расслабиться. Схватки, видимо, еще продлятся некоторое время, придется терпеть, что поделаешь… Джоанна постаралась отвлечься и сосредоточиться на прогулке.

Они с Майклом теперь часто отправлялись в такие маленькие путешествия, особенно вечером, когда ей не спалось. Малышка лежала так, что трудно было найти удобное положение. И была настолько активной, что иногда Джоанне казалось, будто она уже вся в синяках. Она неважно себя чувствовала в последнее время. Каждый день приносил новые недомогания, боль, беспокойство. И как только некоторые женщины выдерживают это по восемь или девять раз? И не впадают при этом в панику?

– Не забудь, на этой неделе начинаются занятия для будущих мам, – напомнила она Майклу. Глядя на его профиль, она снова рассеянно погладила живот.

– Неужели ты думаешь, что я могу забыть?! – возмутился Майкл. Он хотел выбраться на скоростную магистраль и проехаться по пригороду. – Ты уверена, что хочешь ходить со мной, а не с мамой или Кэтти?

Джоанна знала, что Майкл нервничает из-за этих занятий, но, несмотря на это, он сам предложил ей компанию. И она была благодарна ему за это.

– Майкл, – она накрыла его руку своей, – ты был рядом со мной все последнее время. Я не хочу никого другого. – Она ободряюще сжала его руку. – Разве что ты сам не хочешь…

– Нет, нет, – возразил он твердо. – Я хочу, я сам предложил. – Он сглотнул, надеясь, что ему хватит мужества пройти через эти курсы. – Я польщен, просто не уверен…

– Майкл, – засмеялась она, – у тебя прекрасно получится! Это все очень естественно, не беспокойся. – Ее забавляло, что этот высокий, крепкий лейтенант исполнен благоговейного страха из-за предстоящих ей родов.

– И все же… – возразил он, выводя машину на скоростную магистраль. – Просто не хочу разочаровать тебя.

Этого он боялся больше всего. Умом понимал, что происходит, когда рождается ребенок, но сердцем… И он будет стоять там и помогать ей? Он взглянул на нее. Хорошо, что она расслабилась.

– Хочешь итальянского мороженого? – До итальянского кафе было сорок пять минут езды, но ради того, чтобы доставить Джоанне удовольствие, Майкл готов был на все. Итальянское мороженое она могла есть, не беспокоясь о калориях или соли, потому что это, в сущности, был просто ароматный лед. По воскресеньям, после обеда, они часто отправлялись туда.

Джоанна обрадованно рассмеялась.

– Итальянского мороженого – с удовольствием. – Почувствовав, что немного устала, она прикрыла глаза и отдалась убаюкивающим движениям машины.

Майкл наблюдал за ней. С закрытыми глазами и приоткрытыми губами Джоанна выглядела прелестно, как никогда. Она беспокоилась, что прибавила в весе за последние несколько недель. Почти семь фунтов, но доктор Саммерс объяснил, что в конце беременности чем больше веса она набирает, тем сильнее ее организм. Необходимый риск.

Майкл зорко следил, все ли рекомендации врача она выполняет. С той ночи, когда стал свидетелем первых схваток, он ночевал на полу возле ее спальни, чтобы быть наготове в случае, если ей что-нибудь понадобится. Джоанна просыпалась почти каждую ночь, и кончалось тем, что после массажа она засыпала в объятиях Майкла.

Он бы ни за что не признался, что ему это безумно нравится. Джоанна в эти мгновения была так близко, он с таким наслаждением ощущал ее тепло… Кроме того, он считал это признаком доверия. Ничто не могло сделать его более счастливым.

Они уже подъезжали к кафе «Милан», и Майкл коснулся ее плеча, чтобы разбудить.

– Джоанна…

– Майкл? – пробормотала она, полусонная и впервые за последние дни как следует расслабившаяся.

– Да, милая. – Майкл улыбнулся – ему ужасно нравилось, как нежно она произносит его имя. – Мы почти на месте.

Она выпрямилась, протерла глаза, поправила волосы. Майкл припарковал машину. И снова схватки пронзили ее. Пришлось сделать глубокий вдох. Это помогло. Джоанна не решилась погладить живот, зная, что Майкл запаникует, как всегда в таких случаях.

– Я выгляжу просто ужасно, – пожаловалась она, поправляя зеркальце, чтобы привести себя в порядок.

– Ты выглядишь замечательно, – заверил ее Майкл, отодвигая зеркальце на место. Его слова заставили Джоанну рассмеяться.

– Спасибо, Майкл, но это ведь неправда. Толстушка блондинка.

Майкл взял ее за руку, и они отправились в зал с мороженым.

– Может быть, но в таком случае ты самая очаровательная толстушка блондинка, какую я только видел в своей жизни. – Он нагнулся и чмокнул ее в нос.

Джоанна снова рассмеялась.

– И как это я раньше не замечала, какой ты обманщик и подхалим? – спросила она, когда он открывал дверь и вводил ее в зал.

– Разве? – Майкл пожал плечами. – Я когда-нибудь тебе лгал? – Эти слова глухим эхом отозвались в его сознании, пробудив чувство вины. Он и в самом деле лгал ей – все семь месяцев со дня гибели Брайана.

Он надеялся, что найдет подходящий момент и все ей расскажет, объяснит наконец, что же произошло в тот ужасный день. Но удобный момент все не подворачивался, а может, ему просто не хватало мужества. Майкл понимал: если он скажет ей правду, это может разрушить хрупкие нити доверия. Он боялся этого. Нет, только не сейчас.

Джоанна размазывала свои три шарика итальянского мороженого, делая вид, что ест. Схватки продолжались, аппетит пропал. Они с Майклом разговаривали и смеялись – обо всем и ни о чем. Вспомнили и о неугомонной Перл, которая снова вторглась в жизнь Салливанов, но, правда, теперь это было проблемой Дэнни.

Около половины шестого они вышли из зала. Оранжевое предзакатное небо казалось хорошо отполированным. Воздух был ароматным, теплым, каким-то удивительно сладким. Все предвещало пpиближeниe лета. Идя к машине, Майкл взглянул на часы – ведь он обещал привезти Джоанну к шести.

Дорога была свободной, так что они добрались быстрее, чем за сорок пять минут. Вместо того чтобы отвести машину в гараж, Майкл остановился возле паба.

– Майкл, – нахмурилась вдруг Джоанна, – я думала, по воскресеньям паб закрыт.

– Конечно, – подтвердил он, припарковывая машину и глуша мотор.

– А свет почему горит? – Она недоуменно глядела на него.

Майкл вовсе не выглядел взволнованным.

– Сейчас выясним. – Он помог Джоанне выйти из машины и взял свитер, который она сняла: было совсем тепло. Держа Джоанну за руку, Майкл повел ее к главному входу, нащупывая по дороге ключи. Наконец он открыл дверь и ввел ее внутрь.

Увидев толпу знакомых лиц, собравшихся в пабе, Джоанна на мгновение замерла. Взглянув на Майкла, она заметила, что вид у него страшно довольный – точь-в-точь кот, наевшийся сметаны.

– Майкл? – Сжав его руку, Джоанна повернулась к нему. Что происходит? Время словно бы остановилось. В ее голосе и глазах застыл вопрос. И тут комната огласилась возгласами и смехом.

– Сюрприз! – Казалось, все произнесли это хором.

Джоанна зажмурилась.

Мэйв сделала шаг вперед и протянула к ней руки.

– Идем, Джоанна, входи. – Она взглянула на сына. – Я так боялась, что из-за Майкла ты опоздаешь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джоанна была очень тронута, у нее даже слезы навернулись на глаза.

– Я не удивлена, я просто ошеломлена, – проговорила Джоанна, вытирая глаза. – Как? Когда? – Она рассмеялась и покачала головой, взглянув на Майкла. Милый Майкл… – И ты, – воскликнула она, шлепнув его по руке, – ты ничего мне не сказал!

– Чтобы обратить на себя гнев матери? – С довольной улыбкой Майкл покачал головой. Он сам был безмерно рад видеть Джоанну такой счастливой. – Ну уж нет. Спасибо, я не хочу.

– Пойдем, поздоровайся с гостями, – сказала Мэйв, взяв ее за руку. – А ты… иди займись чем-нибудь. Мы тебя позовем, – обратилась она к сыну.

Майкл отправился ставить машину в гараж, довольный, что удалось сохранить все в тайне и устроить Джоанне чудесный сюрприз. «Но, – подумал он тут же с горечью, – опять я что-то от нее скрыл».

Когда у матери впервые возникла эта идея, он обрадовался, понимая, как много это будет значить для Джоанны.

Поставив машину в гараж, он отправился играть с братьями в карты.

– Я просто в шоке, – сказала Джоанна, провожая глазами Майкла. Как жаль, что он не остался. Хотя зачем ему сидеть среди женщин, ахающих и охающих над приданым для малыша? Вытерев глаза, она дала Мэйв провести себя по комнате. Похоже, здесь собралась вся округа. Заметив миссис О'Бэньон, она крепко обняла ее. – Знаете, я по вас скучаю.

– Я тоже. – Миссис О'Бэньон рассмеялась и похлопала Джоанну по животу. – Какой большой, – прокомментировала она, как всегда, тактично. – Уже совсем скоро, да?

– Если бы, – со смехом ответила Джоанна, и Мэйв повела ее дальше. Затем Джоанна смогла наконец оглядеть паб. Это было потрясающе! – Мэйв, ради Бога, когда же вы успели?

Буквально каждый дюйм паба был украшен розовыми и голубыми лентами и шариками. В центре стоял стол, покрытый розовым и голубым, на нем высилась гора подарков.

Мэйв улыбнулась и подвела Джоанну к пустому стулу в центре комнаты.

– Это не я, милая. Это мальчики. Вчера вечером паб был закрыт, ты спала, они пришли и все сделали. – Она пожала плечами, глядя на столы, ломившиеся от угощения. – Ну а я кое-что приготовила. Просто чуть-чуть побольше, чем обычно, вот ты и не заметила.

– Спасибо! – Переполненная нежностью, Джоанна крепко обняла Мэйв. – Огромное спасибо. – Еще один драгоценный подарок свалился на нее с неба. Она всегда будет дорожить им.

– Садись-ка, – приказала Мэйв. – Откроем подарки, а потом будем пировать.

Джоанна с облегчением уселась. Схватки продолжались, и это начинало ее беспокоить. Должны ли они быть такими продолжительными и сильными? Она неважно себя чувствовала, но ни за что не хотела испортить вечеринку и побеспокоить Мэйв или кого бы то ни было.

– Первый подарок, дорогая, от меня. – Мэйв взглянула на Папу, который, стоя за стойкой, наливал безалкогольные коктейли из большого кубка в стаканы – Он с улыбкой выкатил большую старинную колыбель, украшенную розовым и голубым. У Джоанны перехватило дыхание – до того она была красива. – Это колыбель Джока, – с чувством сказала Мэйв, когда колыбель оказалась перед Джоанной.

– Она из крепкого ирландского дерева, – гордо произнес Папа, похлопав по колыбели, словно проверяя ее надежность.

– Она была выточена с любовью, – пояснила Мэйв, и глаза ее затуманились от воспоминаний. Она почтительно положила руку на край колыбели, будто бы благословляя ее. – Переходила из поколения в поколение. Говорят, первый Салливан вырезал ее для своей возлюбленной. Это был свадебный подарок. Но потом он узнал, что его девушка предназначена другому. – Покачав головой, Мэйв вдруг улыбнулась. – Как и подобает настоящему Салливану, он пришел в ярость и даже хотел швырнуть колыбель со скалы в море. Но любовь Салливанов способна на все, и каким-то образом ему удалось добиться своего. Они хорошенько использовали эту колыбель. И с тех пор она оставалась в семье. Что-то вроде фамильной драгоценности. Хранительница воспоминаний. – Мэйв нежно качнула колыбель. – Я качала в ней своих мальчиков, когда они были малышами. – Улыбаясь, Мэйв взглянула на Кэтти, а затем на Джоанну. – Надеялась передать ее дочке. – Она взяла Джоанну за руку и потянулась к Кэтти. Они все обнялись. – И Господь осчастливил меня двумя дочками, – ласково сказала Мэйв. Глаза ее наполнились слезами, когда она посмотрела на двух молодых женщин, нуждавшихся в ее поддержке. – Пусть не по рождению, но по любви. – Она коснулась щеки Джоанны. – Я буду польщена, если ты примешь этот подарок для своей малышки. – Она поцеловала Джоанну. – Правда, детка.

– Ах, Мэйв… – Джоанну переполняли чувства. Ничто в ее жизни не могло иметь большего значения. Ничто не могло больше ее растрогать. Слезы покатились у нее из глаз, и она крепко обняла Мэйв. – У меня никогда не было матери, – шепнула она. – Я никогда не знала материнской любви. А теперь знаю. – Улыбаясь сквозь слезы, она поцеловала Мэйв в щеку и снова крепко обняла. – Спасибо тебе. Спасибо за все.

Мэйв почувствовала, как напряжен живот Джоанны и встревожилась. Внимательно посмотрев на Джоанну, она заметила, как та побледнела. В глазах ее читались боль и паника.

– Что с тобой? – тихонько спросила Мэйв.

– Не знаю, – прошептала Джоанна. Почувствовав, что ноги отказываются держать ее, она опустилась на стул. – Какие-то необычные схватки. Боль стала сильнее, ей было тяжело дышать. – Кажется, и воды отошли… – Только не паниковать! Да нет, конечно же, она ошиблась, это что-то другое, для ребенка еще слишком рано. Слишком рано… Джоанна сделала глубокий вдох. Ах, если бы Майкл был рядом!

– Как часто повторяются схватки? – спросила Мэйв. Лицо ее было спокойно, но очень сосредоточенно.

– Не знаю, – Джоанна снова поморщилась, – я не следила по часам, но они повторялись регулярно с начала обеда.

Мэйв взглянула на часы.

– Значит, около шести часов. – Она нахмурилась и встала. – Папа, – окликнула она. – Иди наверх и позови мальчиков.

– Что случи… – Увидев лица Джоанны и Мэйв, Папа запнулся на полуслове. – Бегу! – Он бросился вверх по лестнице, зовя внуков, сидевших за партией в покер.

– Папа, – Майкл в мгновение ока вскочил на ноги, – что случилось?

– Джоанна. – Папа покачал головой. – Что-тo не так. Тебе лучше спуститься.

Майкл уже летел вниз, перепрыгивая через несколько ступенек. Не обращая внимания на толпу женщин, он бросился к Джоанне и матери. Папа, Патрик и Дэнни бежали следом.

– Что? – Он переводил взгляд с Джоанны на мать. Его охватила паника, ноги подкашивались. Казалось, сердце сейчас остановится.

– Майкл, я думаю, вам с Джоанной следует поехать в больницу. Пусть доктор Саммерс осмотрит ее. – Мэйв потерла ладони, пытаясь успокоиться. – Может, это ложная тревога, но лучше подстраховаться.

Майкла охватил ужас. Сердце его колотилось; казалось, еще мгновение – и оно выпрыгнет из груди.

– Вызвать «скорую»? – спросил Дэнни, просовывая голову через кольцо обступивших Джоанну людей.

– Нет, – покачала головой Мэйв. – Это займет слишком много времени. Майкл отвезет ее.

Джоанну снова пронзила боль, она тяжело задышала и схватила Майкла за руку. Как хорошо, что он здесь, рядом с ней.

– Держись, милая, – сказал он, ободряюще сжимая ее руку. – Я мигом доставлю тебя к врачу. – Он повернулся к Дэнни: – Выведи машину и поставь у крыльца.

– А мне что делать? – спросил Патрик, глядя на Джоанну со смешанным чувством любопытства и беспокойства.

– Позвони доктору Саммерсу, – велела Мэйв.

– Лучше я сам за ним съезжу, – возразил Патрик. – Майкл, увидимся в больнице, – бросил он и ринулся к двери.

– Мэйв, – прошептала Джоанна, кусая губы. Глаза ее были полны слез. – Прости, что я все испортила.

Мэйв и Майкл переглянулись. Только Джоанна могла думать о такой ерунде, когда вот-вот должна была родить.

– Милая, – сказал Майкл, присев перед ней на корточки. – Я подниму тебя и отнесу в машину, ладно? – Он боялся дотронуться до нее и причинить боль.

Все еще кусая губы, Джоанна кивнула. Он поднял ее на руки.

– Подожди, Майкл. А мой чемодан?

– Мы его потом привезем, – ответил он, шагая к двери. Чувствовалось, как Джоанна вздрагивает от боли. На улице уже стояла заведенная машина. Дверь была открыта. Майкл сел сзади с Джоанной на руках. – Вперед, Дэнни, – приказал он, плотно захлопывая дверь.

Полулежа в объятиях Майкла, Джоанна попыталась вытянуть ноги – может, так будет легче. Дрожа от волнения, Майкл держал ее на руках.

Джоанна прикрыла глаза, положила голову ему на плечо и кусала губы. Чувствуя себя беспомощным, он наклонился к ней.

– Только не волнуйся, солнышко, все будет хорошо. – Должно быть хорошо! Обязательно!

– Еще слишком рано, Майкл, – в отчаянии сказала Джоанна, пытаясь сдержать слезы. Она обещала себе быть спокойной, но ничего не получалось. Она была перепугана – не из-за себя, из-за малыша. – Еще слишком рано для ребенка. Чтo-то не так.

– Не волнуйся, – повторил он, касаясь губами ее лба. – Все будет в порядке – и с тобой, и с малышкой. Я тебе обещаю. – Он молился, чтобы ему удалось сдержать слово.

Когда Мэйв и Папа добрались до больницы, Майкл, Дэнни и Патрик мерили шагами приемную.

– Ну как она? – спросила Мэйв, подойдя к Майклу. В глазах сына она увидела тревогу и страх.

– Не знаю, мам. – Проводя трясущейся рукой по волосам, Майкл покачал головой. – Доктор Саммерс все еще там, с ней. – Пытаясь успокоиться, он сунул дрожащие руки в карманы. – Меня к ней не пустили.

Мэйв похлопала сына по руке.

– Не волнуйся. Доктор Саммерс хороший человек и отличный врач. Джоанна в надежных руках. А ты бы только путался под ногами, сынок.

Майкл расстроенно вздохнул и поглядел через плечо матери на дверь.

– Конечно, но почему он ничего не сказал? Уже полчаса прошло.

Мэйв пожала плечами, стараясь, чтобы голос не выдал ее тревогу.

– Когда ему будет что сказать, он скажет. Дети рождаются в свое время, Майкл. – Она улыбнулась, пытаясь успокоить его. – У них нет часов, так что они действуют в своем темпе и вовсе не заботятся о том, что причиняют нам неудобство.

– Все это, конечно, замечательно, – пробормотал он, продолжая шагать по комнате и чувствуя себя словно зверь, запертый в клетке. Миллиарды мыслей и миллионы картин проносились у него в голове.

Джоанна в тот день, когда он сообщил ей о Брайане.

Их первый визит к врачу.

Покупка специальной одежды для нее. Как забавно она объясняла преимущества этих вещичек.

Вечеринка в День святого Патрика. Как она была красива, как сладко от нее пахло… Он бы все отдал, чтобы увидеть ее, услышать ее смех, почувствовать аромат ее духов.

Тишина.

– Майкл…

Он стремительно обернулся. В дверях стоял доктор Саммерс. Майкл кинулся к нему.

– Как она?

Обняв его за плечи, доктор отвел Майкла в угол.

– Майкл, она рожает. У нее отошли воды.

– Что-то не так? – Майкл в отчаянии смотрел на доктора.

– Да, – резко ответил тот. – Мы не знаем, когда это началось. Естественный иммунитет ребенка нарушен. Если туда попала инфекция, а мы об этом не знаем, ребенок может пострадать. Нам приходится действовать вслепую. Это сложно объяснить.

– Боже! – Внутри Майкла все оборвалось. Как это могло случиться? Этого не должно быть! Майкла охватил ужас. Он обещал, что позаботится о ней и ребенке… И опять все сделал не так. Как же это могло произойти?

А ведь доктор Саммерс предупредил его. Он знал, что возможны осложнения. И должен был отнестись к этому серьезнее. Обязан был защитить ее и ребенка. Если бы он вел себя правильно, может, ничего бы и не случилось. От этой мысли ему стало физически плохо.

Он все-таки подвел ее.

– Мы должны принять решение. – Доктор Саммерс нахмурил брови. – Если извлечем ребенка сейчас, при тех осложнениях, которые наблюдаются у Джоанны, он может оказаться слишком слабеньким, чтобы выжить. Джоанна всего на седьмом месяце, и – по нашим сведениям – ребенок очень маленький, около трех с половиной фунтов. Но если попытаемся остановить роды и подождать несколько недель, пока ребенок не окрепнет и не подрастет, то рискуем его инфицировать.

Майкл свирепо взглянул на доктора.

– То есть проиграем в любом случае?!

– Ну, Майкл, все не так уж страшно. У меня бывали случаи и посложнее. Но приукрашивать картину я не собираюсь – ситуация серьезная.

Майкл почувствовал, как у него останавливается сердце. Ему казалось, что доктор чего-то недоговаривает.

– Но все будет хорошо? Почти каждая женщина проходит через это… – Он подошел вплотную, кулаки его сжались. – Скажите, что с Джоанной все будет в порядке!

– Прости, Майкл. – Доктор покачал головой. – Этого гарантировать я не могу. У Джоанны очень подскочило давление. Для беременной женщины это в любом случае представляет огромную опасность. Мы делаем все, чтобы снизить давление, но, поскольку начинаются роды, приходится быть очень осторожными в выборе средств, чтобы не повредить ребенку. А стресс, который она испытывает, положения не улучшает. – Доктор Саммерс сделал паузу и поморщился. – Майкл, мне очень жаль, но есть опасность потерять и Джоанну, и ребенка.

– Господи! – Майкла охватило отчаяние. Он отвернулся, не в силах понять и принять сказанное доктором. Затем, обернувшись, схватил врача за лацканы халата и почти приподнял его. – Она должна справиться, доктор. – Голос его звучал твердо и даже жестко. Майкл так встряхнул доктора, что тот щелкнул зубами. – Должна справиться, вы слышите? – Впервые со времени смерти отца он почувствовал, что сейчас расплачется. – Вы не дадите ей умереть! Это невозможно! Понимаете? Только не Джоанна! Не ее ребенок! Слышите меня? – Он снова встряхнул доктора и закричал: – Обещайте мне, что все будет в порядке!

– Эй, Майки, полегче, – вмешался Папа. Он положил свою большую тяжелую руку внуку на плечо. – Доктор сделает все, что в его силах, сынок. Пусти его, Майкл, – тихо произнес он, накрыв пальцы внука своей изуродованной артритом ладонью и освобождая доктора. Ему пришлось сделать усилие. – Отпусти его, сынок, – Повторил он. Голос его был нежен, словно мягкий туман. – Пусти его, мальчик, ему нужно идти к Джоанне. – Папа знал, что испытывает его мальчик в эту минуту. Когда Молли потеряла ребенка, ему казалось, что он с ума сойдет от горя. Даже теперь, спустя столько лет, ему все еще было больно. – Доктор сделает все возможное, Майки. Все, что в его силах. – Папа взял Майкла за руку.

– Я хочу увидеть ее, – попросил Майкл. Впервые в жизни он почувствовал себя маленьким и беспомощным. – Я должен ее увидеть.

– Обычно в таких случаях я говорю «нет», – ответил доктор Саммерс. – Но она тоже хочет видеть тебя. – Он ободряюще похлопал Майкла по плечу. – В сущности, она только этого и хочет. Думаю, ты один сумеешь ее успокоить, а сейчас это самое важное. Она должна принять решение – как нам быть с ребенком. – Врач внимательно посмотрел на Майкла. – Это должно быть решение, Майкл. Это ее ребенок.

Майкл кивнул и покорно последовал за доктором Саммерсом в родильную палату. Прежде чем пойти, он сделал глубокий вдох и вытер слезы. Джоанна лежала, закрыв глаза. Она выглядела такой маленькой и хрупкой на этой кровати, со зловещими приборами, прикрепленными куда только можно… Майкл тихонько подошел к ней. Ноги отказывались ему служить. Страх, какого он не испытывал никогда в жизни, подтачивал его мужество. Он взглянул на нее и с трудом сглотнул, чувствуя, как сжимается его изболевшее сердце. Он боялся прикоснуться к ней, боялся причинить ей боль. Робко дотронулся до ее руки и наклонился, чтобы она услышала его.

– Джоанна… – он говорил шепотом, но голос, казалось, разнесся по всей палате.

– Майкл… – Открыв глаза, Джоанна схватила его за руку. Она попыталась улыбнуться, но ей не удалось. – Ах, Майкл…

– Шшш… Не плачь, милая. – Он отвел волосы с ее влажного лба, вытер ей слезы. – Не надо, не плачь.

– Майкл, они тебе сказали? – Она шмыгнула носом и еще крепче вцепилась в его руку. – О ребенке?

– Да, я как раз говорил с доктором Саммерсом.

Она смотрела на него, уцепившись за его руку, словно за спасательный круг. Как хорошо, что он здесь!

– Майкл, я не знаю, что делать. Мне так страшно. – Она заплакала. – Я потеряю ребенка.

Майкл обнял ее. Осторожно прижал к себе, тихонько шепнул:

– Ты не потеряешь его, Джоанна. Ну же, родная, не плачь.

– Я боюсь, Майкл, – повторила она снова, еще крепче вцепляясь в него. По щекам катились слезы. – Я так боюсь… Что я буду делать, если потеряю его? – Это невозможно было себе представить.

Она прильнула к Майклу. Именно он – с его силой и уверенностью – был нужен ей, как никто другой. В это мгновение она поняла, насколько Майкл необходим ей.

– Не бойся, солнышко. Я с тобой. Все будет хорошо. – Глаза его снова наполнились слезами. – Ты должна успокоиться. Доктор Саммерс – очень хороший врач, милая, – шепнул он, касаясь губами ее лба и вытирая слезы. Лицо ее горело. – Все будет хорошо. – Он сам чувствовал фальшь в своих словах. – Ты справишься, Джоанна, ты всегда справлялась. Все эти семь месяцев. – Он поцеловал ее в висок и нежно прижал к себе. – Ты сильная – сильнее, чем сама думаешь. Только не сдавайся. – Он дотронулся до ее живота, – Она на тебя рассчитывает.

– Я бы ни за что не справилась, если бы не ты, Майкл. – Хлюпая носом, Джоанна прижалась лицом к его груди. Она цеплялась за него, сознавая, до какой степени это правда. Ведь он все время был рядом с ней.

– Майкл, – в палату вошел доктор Саммерс, – мне нужно осмотреть Джоанну. Боюсь, тебе придется выйти.

Майкл покорно кивнул. Как ему не хотелось оставлять ее! А вдруг он больше ее не увидит?! Может, если он будет рядом, то все обойдется?

– Майкл… – Доктор положил руку ему на плечо.

– Ладно. – Вытерев глаза, тот еще раз взглянул на Джоанну. Их взгляды встретились. Майкл нежно поцеловал ее в губы и в последний раз прижал к себе. – Я буду за дверью. Буду ждать, сколько потребуется. Слышишь?

– Да, Майкл. – Она тоже вытерла глаза. Ей ужасно не хотелось отпускать его, но она знала, что остаться ему нельзя. Доктор уже объяснил, что из-за осложнений Майкл не может присутствовать при родах.

А тот остановился в дверях и бросил на Джоанну последний взгляд. Сердце его разрывалось. В отчаянии они смотрели друг на друга. Какая она маленькая, испуганная. Как ему не хотелось оставлять ее… Сколько раз она оказывалась одна!

– Я буду рядом, Джоанна. В любом случае. Сколько бы это ни продлилось.

Усилием воли вынудив себя сдвинуться с места, Майкл повернулся и направился в приемную. Оставалось только ждать.


Казалось, время остановилось. Уже пять с половиной часов Майкл находился в постоянном напряжении. Он не видел доктора с того момента, когда тот сообщил о решении Джоанны – она отказалась прерывать роды.

По истечении шестого часа Майкл почувствовал, что у него больше нет сил, и упал на стул рядом с матерью. Она похлопала его по руке.

– Всегда тяжело видеть, как кто-то, кого ты любишь, страдает, сынок.

Раздраженно вздохнув, он взял у Дэнни бумажный стаканчик с кофе.

– Я знаю, мам… – Сделав глоток обжигающего напитка, он замолчал и посмотрел на мать. Кофе казался горьким. – Я чувствую себя совершенно беспомощным.

– Ты не виноват, Майкл, – нежно сказала она и накрыла его ладонь своей. – Никто не мог предотвратить это.

– Мама, я должен был что-то предпринять. Ведь доктор Саммерс говорил, что есть опасность. – Он с горечью вздохнул и снова взглянул на часы.

– Ты не можешь нести за это ответственность, Майкл. – Мэйв покачала головой. – За это – не можешь…

Майкл проворчал что-то, потягивая свой кофе. Кажется, ему стало чуть-чуть легче.

– Майкл, – продолжала Мэйв, – нельзя брать на себя ответственность и чувствовать себя виноватым, если от тебя ничего не зависит. Ребенок – это чудо. Он зачат человеком, но все остальное зависит от Господа. Даже ты здесь бессилен, сынок.

– Но, мама, я же обещал…

– Ах, Майкл, опять эти твои обещания, – печально покачала она головой. – Ты не должен обещать то, над чем не властен, сынок. И насколько я понимаю, слово ты сдержал. Заботился о Джоанне и ее будущем ребенке. Сделал все, что должен был. И никто не сделал бы этого лучше. Но теперь… – Она махнула рукой. – Здесь нет твоей вины, сынок. Отнюдь. У детей свое расписание. Этот захотел появиться на свет сейчас.

– Я подвел ее, мама, – повторил Майкл и потер горевшие от усталости глаза.

– Нет, сынок. Это вовсе не так. И Джоанна это знает. Ты был ей прекрасным другом, и можешь этим гордиться.

Гордиться… Вот уж чего он не чувствовал, так это гордости. А вдруг что-нибудь случится с Джоанной или ребенком?..

– Ну… – Доктор Саммерс, стоя в дверях улыбнулся. – Она очень ослабела и потеряла много крови, но – все в порядке.

От облегчения Майкл едва не рухнул.

– А ребенок?

Доктор улыбнулся еще шире.

– Она всех нас провела. Ребенок маленький, четыре фунта и одиннадцать унций, но выглядит хорошо. Немножко не доношен, но все наверстает. Мы переведем ее в отделение интенсивной терапии для новорожденных. Просто на всякий случай. Она останется в больнице еще несколько недель, но я не предвижу никаких осложнений. Вес она наберет, и все будет в порядке.

– Она? – Майкл почувствовал головокружение и глубоко вздохнул. Ему казалось, что из него выкачали всю кровь, а теперь вот вернули обратно. – Она?

– Это девочка, Майкл, – кивнул доктор, – прелестная рыженькая девочка. – Доктор Саммерс улыбнулся и невольно взвизгнул: Майкл чересчур сильно сжал его в объятиях, а потом принялся кружить по комнате.

– Спасибо вам, доктор. – Он наконец опустил его на пол. – Спасибо! А можно увидеть Джоанну?

– Только на секунду – она слишком измучена. Но думаю, такой визит пойдет ей на пользу. – (Майкл опрометью бросился в палату.) – Но только на минутку! – крикнул врач вдогонку.

– Значит, девочка! – воскликнула Мэйв, целуя доктора в щеку и беря его руки в свои. – Ваш отец гордился бы вами. – Она снова поцеловала его.

Мэйв улыбнулась, глядя на Папу, Дэнни и Патрика, с такой гордостью хлопавших друг друга по спине, как будто рождение ребенка было исключительно их заслугой.

– Девочка, говорите? – проговорил Папа, сжимая ладонь доктора. – Хм, рыженькая девочка? – Весь сияя от гордости, он обернулся к внукам. – Девочка, – повторил он еще раз. – Что ж, мальчики, пошли – нам есть что отпраздновать.


– Джоанна…

Майкл открыл дверь и взглянул на нее. Глаза закрыты, волосы влажные. Она выглядела бледной, измученной и какой-то ужасно маленькой. Но никогда в жизни он не видел более прекрасной картины.

– Джоанна, это я, – прошептал Майкл, подойдя к ней и положив ладонь на ее слабую руку. Он испытывал страх и благоговение, зная, через что ей пришлось пройти.

Джоанна распахнула глаза и улыбнулась своей чудесной улыбкой. Она вся излучала сияние, какую-то просто неземную красоту. И выглядела такой счастливой, такой умиротворенной… Но и безумно измученной.

– Майкл… – шепнула она, и глаза ее наполнились слезами счастья. Она протянула к нему руки – ей необходимо было оказаться в его объятиях.

Улыбаясь, Майкл обнял ее и крепко прижал к себе. Он вдыхал ее запах, ощущал ее близость. Слышал, как рядом медленно и мерно бьется ее сердце. Никогда в жизни он не испытывал ничего более чудесного. Он чуть не потерял ее. До этого мгновения он не осознавал, как она нужна ему.

Майкла вновь охватила паника, но он отогнал эти мысли и поцеловал ее в макушку, в висок, в щеку.

Откинув голову, Джоанна взглянула на него.

– Это девочка, Майкл. Замечательная маленькая девочка.

– Знаю, родная, знаю. – Он крепко обнимал ее. – Господи, как я боялся! – Раньше он ни за что бы не признался в этом вслух. Но Джоанне можно. – Я так ужасно, так безумно боялся! – Он инстинктивно еще крепче сжал ее в объятиях, словно бы защищая.

Все эти месяцы, пока они жили в одном доме, ему ни разу не приходило в голову, что он может ее потерять. Когда доктор сказал ему об опасности, он будто окаменел. Джоанна стала частью его жизни – он не мог представить свою жизнь без нее.

Майкл был слишком занят тем, что скрывал' свои чувства, чтобы взглянуть им в лицо. Но теперь они бурлили и рвались наружу. Уже просто невозможно было сдерживаться. Но ведь сейчас не время говорить. Лучше позже – сейчас нужно выспаться, прийти в себя.

– Я так горжусь тобой… – Майкла почему-то распирала гордость. Он отстранился, чтобы взглянуть на Джоанну, и глупо заулыбался. – Ты справилась, Джоанна. Справилась!

Джоанна попыталась поднять голову, но была слишком слаба и лишь изобразила некое подобие улыбки. Она прильнула к нему, ощущая невообразимое счастье и – покой.

– Нет, Майкл, это мы справились. – У нее уже больше не было сил держать себя в руках. Все эти месяцы она пыталась подавить обуревавшие ее эмоции. – Я бы ничего не смогла без тебя. – Па ее щекам снова покатились слезы. – Не знаю, как тебя благодарить, как это выразить… – Голос ее сорвался от нахлынувших внезапно чувств. Какими словами высказать то, что она ощущает? Чтобы он понял, как она ценит его помощь. – Ты и твоя семья… – Она запнулась, хлюпнула носом. Майкл протянул ей бумажный платок, и Джоанна наконец дала волю слезам. Она прильнула к нему, вцепилась в его рубашку и мечтала только об одном – никогда больше не отпускать его.

Она уже была знакома с болью, с тоской… Но что делать с томящимся сердцем? В его объятиях она чувствовала, что ей нужен только он один. Не в качестве друга, не на несколько месяцев, а… навсегда.

– Шшш… не плачь. – Обычно женские слезы вызывали у него лишь чувство неловкости. Но это были слезы радости и счастья. И это была Джоанна. Ее слезы тронули его. – Ты вовсе не должна благодарить меня. – Майкл отвел волосы с ее лица и поцеловал Джоанну в макушку. Он чувствовал, что хочет от нее не благодарности, а чего-то гораздо большего, но не знал, имеет ли право надеяться на это.

Джоанна снова шмыгнула носом и, взяв еще один бумажный платок из лежавшего на тумбочке пакетика, попыталась успокоиться.

– Я хочу назвать ее Эммой. Ты не против?

– Солнышко, после всего случившегося можешь назвать ее хоть Злой Брунгильдой. – Он улыбнулся, увидев, что рассмешил ее, и коснулся ее щеки. – Но Эмма – это замечательно.

В первый раз Джоанна рассмеялась. Ей стало так необъяснимо радостно и весело, она была одновременно счастлива и измучена. Но счастлива безмерно… Наконец-то у нее было то, о чем она мечтала всю жизнь, – семья…

Впрочем, чего-то все-таки не хватало. Она беспокойно закусила губу.

– Майкл, я не знаю, как будет дальше, но хочу тебе сказать: я бы не выдержала все эти месяцы, если бы не ты. – С ней все было в порядке, и с малышкой тоже. Но она не могла даже подумать, что больше не увидит Майкла. Эта мысль причиняла боль. – Спасибо, Майкл. Спасибо за все. – Она облизнула губы – сухие и потрескавшиеся после долгих родов. Ей не разрешили пить, только сосать лед, который почти не утолял жажду. – Я просто не могу выразить, как много для меня значит твоя помощь. Ах, Майкл…

Он ничего не сказал, лишь прижал ее к себе покрепче. Хоть к этому он и был готов: в одной из взятых в библиотеке книг прочитал о том, что после родов женщины часто плачут.

– Не плачь, родная. – Он нежно уложил ее на подушки. – У тебя был тяжелый день. Доктор Саммерс хочет, чтобы ты немного отдохнула.

– Ты домой? – Она улыбнулась, разомлев от избытка чувств.

– Ну да, собираюсь. – Он выглядел так неуверенно, что ей стало смешно. – А может, тебе что-нибудь нужно? Хочешь, я останусь?

– Нет. – Она улыбнулась. – Все в порядке. Ты не мог бы принести мой чемодан завтра утром? Мне кое-что нужно. Малышка останется в больнице на несколько недель, но доктор Саммерс сказал, что я могу отправляться домой уже послезавтра – если, конечно, все будет нормально.

Он торжественно поцеловал ее руку.

– Буду счастлив доставить тебе утром чемодан. Еще что-нибудь?

«Только себя самого, Майкл, – ты так мне необходим!» Она прошептала это про себя, и эта мысль потрясла ее. Бороться с ней у Джоанны не было сил.

– Нет, спасибо. Я думаю… мне надо немного поспать.

Майкл поцеловал ее в лоб.

– Спи, родная. Я вернусь утром. С твоим чемоданом. – Накрыв руку Джоанны одеялом, он подождал мгновение, пока не убедился, что она заснула, потом на цыпочках вышел из комнаты, спрашивая себя, почему при мысли о возвращении домой в квартиру, где нет Джоанны, ему становится так невыразимо… пусто.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Майкл вышел из машины на больничной парковке и вздохнул – в глаза ему ударил яркий солнечный свет, а в голове словно топталось целое стадо слонов. Вчера они с Папой и братьями праздновали рождение ребенка, и, похоже, он перестарался. Об этом недвусмысленно свидетельствовали головная боль и сухость во рту.

Был уже почти полдень. Майкл поздно встал – ведь вчера добрался до кровати лишь на рассвете. Впрочем, может, и не вполне добрался.

Благодаря миссис О'Бэньон, считавшей своим долгом оповещать каждого встречного обо всем, что было ей известно, новость о рождении малышки Эммы распространилась по округе со скоростью лесного пожара. Так что, когда Майкл вошел в палату, оказалось, что у Джоанны уже сидят гости.

Майкл отправился в кафе, надеясь, что свежая газета и горячий кофе приведут его в норму. Чтобы чем-то себя занять, он прямо с бумажным стаканчиком в руке зашел в магазин подарков. Его внимание привлек огромных размеров фиолетовый плюшевый медведь. Майкл почувствовал, что улыбается… Пожалуй, пройдет еще лет десять, пока Эмма дорастет до этого мишки. Но Майкл все же не смог устоять – настолько тот был обаятелен.

С кофе, газетой и фиолетовым спутником Майкл направился в вестибюль.

Увидев выходящих из лифта Томаса с напарником, Майкл ощутил легкую панику. Он всегда нервничал, когда Джоанна сталкивалась с кем-то из полицейских, особенно если они работали в его группе. Боялся, что она узнает обстоятельства, при которых погиб Брайан.

– Лейтенант, – Томас потряс его руку и улыбнулся фиолетовому медведю, которого Майкл сжимал в объятиях, – Джоанна выглядит прекрасно. Ну просто ослепительно. Малышку мы еще, правда, не видели, но у Джоанны есть фотография. Эмма такая же красавица, как ее мама. – Томас сердечно похлопал его по плечу. – Хорошо, что все позади. Ты чудесный человек, поступил очень благородно. Я уверен, Джоанна счастлива, что у нее есть такой друг, как ты. Ты сдержал слово, данное ее покойному мужу. – Двери другого лифта открылись, и толпа разъединила их, так что Майклу не удалось выяснить, что же Томас сказал Джоанне.

Его охватила паника. Швырнув стаканчик в ближайшую урну и проигнорировав лифт, Майкл ринулся вверх по лестнице, прыгая через две ступеньки.

Войдя в палату, он с удивлением обнаружил, что Джоанна сидит на кровати. В ее покрасневших заплаканных глазах таилась боль. В голове Майкла раздался сигнал тревоги.

– Джоанна, – произнес он, охваченный ледяным ужасом, – что случилось?!

Вместо ответа Джоанна продолжала теребить атласную отделку одеяла. Она была не в силах успокоиться. Жестокая боль терзала ее сердце и душу. При виде Майкла она почувствовала себя еще более несчастной.

– Джоанна, – Майкл заглянул ей в глаза, – ну что с тобой? – Он стоял над ней фиолетовым медведем и чувствовал себя идиотом. Наконец догадался присесть на край кровати.

– Ты лгал мне, Майкл, – тихо и с горечью ответила Джоанна. Когда она наконец подняла на него глаза, ее взгляд, полный боли, пронзил его сердце. Майклу показалось, что его нокаутировали.

Он сделал глубокий вдох, пытаясь сохранить самообладание. Он не будет делать вид, что не понимает, о чем речь. Нет, не станет оскорблять ее таким поведением.

– Джоанна, выслушай меня. – Майкл попытался взять ее за руку.

Она отдернула руку. Теперь, когда она узнала правду, его прикосновение казалось ей невыносимым.

– Нет, Майкл. Это ты послушай. – От горя и слез ей трудно было говорить. – Томас сказал, что ты обещал Брайану приглядеть за мной и ребенком. – Она взглянула Майклу в глаза, словно умоляя его возразить, сказать, что это ложь, ошибка, неправда. – Это так?

– Да, – ответил Майкл тихо и напряженно. – Но это вовсе не то, о чем ты подумала.

От этих слов у Джоанны перехватило дыхание, но она поклялась себе не плакать – по крайней мере в присутствии Майкла. Пусть он никогда не узнает, как обидел ее. Она больше не нуждается в его благотворительности.

– Почему ты не сказал мне? Ну почему, Майкл?

– Я боялся сделать тебе больно. – Майкл глубоко вздохнул. – Что случилось, то случилось. Брайана это уже не воскресило бы.

– Да, – повторила она тихо, – Брайана это не воскресило бы. Но мне ты солгал, Майкл. Ты лгал даже после того, как попросил доверять тебе.

Этот упрек заставил его вздрогнуть. Майкл протянул к ней руку, но Джоанна жестом остановила его. Он заметил, что рука ее дрожит.

– Не надо, – шепнула она. Огромные голубые глаза горели на бледном лице. – Умоляю, не приближайся ко мне. – Она смотрела на него, теребя атласное одеяло. – Ты хотел, чтобы я доверяла тебе, Майкл. И я доверяла, – проговорила она тихо, не в силах больше сдерживать слезы. Майкл вспомнил, когда Джоанна в последний раз была в таком состоянии, – и ненавидел себя за то, что так получилось. – Ты сознательно лгал мне, ты обманул меня! А я тебе верила… Ты обещал, что никогда меня не предашь. – Джоанна подняла на Майкла глаза, полные страдания. – Как ты мог, Майкл? – Слезы текли по ее лицу. – Как ты мог?

В отчаянии он помотал головой. Каждое слово вонзалось в его сердце, словно острый кинжал.

– Да нет же, все было не так! Я не хотел, поверь мне.

Джоанна долго молча смотрела на него.

– Поверить? – Ей хотелось кричать на него, но она не могла – была слишком ошеломлена. Джоанна тяжело вздохнула. – Однажды я уже поверила тебе. Ты просил – и я поверила. Ты хотел этого – и я доверяла тебе. Но больше этой ошибки не повторю. – Она проглотила комок в горле и решилась наконец взглянуть на него. Ее мучила еще одна мысль. – А твоя семья… она знала о твоем обещании, Майкл? Знала, что ты согласился присмотреть за тем, что для другого стало обузой?

– Да нет же, Джоанна, ты никогда…

– Значит, знала? – произнесла она с тяжелым вздохом. – Да? – Боль и разочарование звучали в каждом ее слове.

– Да, – признался он тихо. Если бы он мог повернуть время вспять и все изменить…

– Боже мой! – Джоанна прикрыла ладонью рот и откинула голову на подушку. Она даже не пыталась сдержать слезы, и они ручьями лились по лицу. К чувству унижения примешивался еще и стыд.

– Джоанна, все было не так, – повторял Майкл. – Дай мне объяснить.

– Что тут объяснять? – Она подняла голову и взглянула на него. Сердце ее разрывалось. – Эти месяцы, что я жила в твоем доме, все знали правду. Все, кроме меня, Майкл. Ты убеждал меня, что мы друзья, что мы тебе небезразличны – я и ребенок. А теперь выясняется, что все это лишь потому, что ты исполнял последнюю волю коллеги. Я была для тебя обузой. Опять это твое чувство долга… Но на этот раз ты еще и впутал сюда всю семью, – рыдала она от чувства обиды и унижения. – Как ты мог так поступить со мной, Майкл? Как? Зная, насколько я боюсь быть обузой для кого бы то ни было…

– Нет! – выкрикнул он, протянув к ней руку, но Джоанна отмахнулась от него.

– Ради Бога, Майкл. – Вновь опустив голову на подушку, она закрыла глаза. Ей хотелось остаться наедине со своим горем. – Уйди, пожалуйста.

– Я не уйду, пока ты не выслушаешь меня. – Дрожащей рукой Майкл провел по голове. Как он ненавидел себя за то, что воскресил ее тяжелые воспоминания и прежнюю боль! Да еще и добавил… Он ощущал себя последним мерзавцем. – Это не чувство долга. – Голос его прозвучал твердо и в то же время страстно. Он должен заставить ее поверить! – Это никогда не было обязанностью.

Джоанна подняла голову и взглянула на него покрасневшими от слез глазами.

– Тогда почему же ты с самого начала не сказал мне правду, Майкл? Почему?

– Я не хотел тебе врать. Поверь, я думал, что так будет лучше. – Ему было ужасно неловко.

– Лучше? Для кого же? – с упреком переспросила она.

– Для тебя, конечно. Я никогда не хотел ранить тебя. Никогда. – В его глазах светилась мольба: поверь же мне!

– И тем не менее ты сделал это, Майкл… – Джоанна снова расплакалась, продолжая теребить несчастное одеяло. – Ты лгал мне… обманывал… Это… невозможно простить. – Голос ее сорвался. – А я-то думала, ты благородный, честный человек. Похоже, ошиблась.

Эти слова… Ничто не могло ранить его сильнее. Всю свою жизнь он пытался быть честным, ответственным и поступать правильно. И опять ничего не вышло.

– По-моему, ты должна дать мне возможность все объяснить. – У Майкла заходили желваки. – Все не так просто, как тебе кажется. Позволь мне объяснить.

Она сурово взглянула на него, борясь с соблазном заявить, что ничего она ему больше не должна. Нет, она обязана его выслушать.

– Прекрасно, Майкл. Объясняй.

Он тяжело вздохнул.

– Я никогда не рассказывал тебе о том, что случилось в тот день, когда погиб Брайан. Мне кажется, тебе пора узнать об этом. – Майкл замолчал, тщательно взвешивая каждое слово. Он решил ничего не приукрашивать. Она имеет право услышать всю правду – и он ей ее откроет. – Отдел внутренних дел и Федеральная служба проверяли мою группу несколько месяцев. У меня все было в полном порядке, но они узнали, что кто-то из ребят продает информацию одному из крупных наркодилеров. – Майкл тяжело вздохнул. – Кто-то их постоянно предупреждал о наших действиях.

Джоанну охватило отвращение, она почувствовала настоящий ужас.

– Брайан?!

Майкл кивнул.

– Но клянусь, тогда я этого не знал. Может, если бы знал, то повел бы себя иначе. Если в моей группе есть плохой полицейский, его нужно уволить. Мы все зависим друг от друга. Жизнь каждого из нас в руках остальных. Поэтому мы не можем позволить себе иметь плохого товарища – однажды это может стоить кому-то жизни. – Майкл пытался побороть все еще обуревавшие его гнев и горе. – Семь месяцев мы разрабатывали одно дело. Двое наших были засланы туда – мы едва успели их вытащить. Было известно, что из Китая должна прибыть огромная партия героина. Подготовка заняла четверо суток. Днем и ночью, на одном холодном кофе, без сна и отдыха… – Помолчав он продолжал: – Брайана эти четыре дня с нами не было. Он присутствовал на одном из предварительных собраний перед рейдом, а потом исчез. Не явился на дежурство, и никто не знал, куда он подевался. Я был так занят, что не задумывался, где он может быть. Порой случается по нескольку дней не видеть кого-то из своих, особенно если мы работаем над разными делами. – Майкл взглянул на нее. – Я надеялся, что мне не придется рассказывать тебе обо всем этом, Джоанна.

«Скажи мне всю правду, Майкл, – молили ее глаза. – Пожалуйста!»

Майкл вздохнул, зная, что причиняет ей боль. Но что было делать?

– Брайан… гм… спутался с… с…

– Другой женщиной?

Майкл кивнул. Вопреки его опасениям Джоанна не выглядела даже удивленной. Похоже, она знала больше, чем он думал.

– Да. – Он расстроенно вздохнул. – Она была не отсюда. Ты ее не знаешь. Наркоманка, она нуждалась в дорогом героине. Это несколько сотен баксов в день.

– О Боже! – Джоанна в ужасе и шоке прикрыла ладонью рот.

– Думаю, Брайан помогал ей. – Майкл пожал плечами. – У нее была квартира где-то рядом с Пальмер-Курт. – Он упомянул район рядом с Логэн-Сквер. – Думаю, что именно там Брайан и жил после того, как ушел из дома.

Джоанна почувствовала дурноту. Ее муж вел свою, тайную жизнь, а она ничего об этом не знала. Чувство унижения жгло ее. Она догадывалась, что у него были женщины, но чтобы совсем уж своя, не связанная с ней жизнь…

– В день рейда Брайан должен был дежурить, но никто его не видел. – Майкл покачал головой. – Они ждали нас, Джоанна. Кто-то передал им информацию, но слишком поздно, и они не сумели свернуть все. Оставалось нелегальное оружие, наркотики – это спрятать не успели. – Он вздохнул и покачал головой, пытаясь избавиться от болезненных воспоминаний.

– И что дальше, Майкл?

– Нас уже ждали. Трое моих ребят погибли прежде, чем мы пробились внутрь. – Он потер лицо. Воспоминания все еще были живы и причиняли боль. – Мы вызвали подкрепление, но какое-то время пришлось сражаться одним. Была жестокая перестрелка. Мы загнали их в комнату, и краем глаза я увидел одинокую фигуру – кто-то убегал по коридору. И я выстрелил… – Он поднял глаза и посмотрел на нее. – Это был Брайан. – В голосе Майкла слышалась боль. – Это я убил его. – Слова прозвучали в комнате пушечным залпом. – Я убил твоего мужа, Джоанна.

Майкл чувствовал себя бесконечно несчастным.


Три долгие одинокие ночи и три дня он мерил шагами квартиру, почти вытоптав линолеум. Прошли три дня с того момента, как он признался Джоанне во всем. Она попросила его уйти. Не кричала, не плакала – все в ней будто окаменело.

Никогда еще ей не было так больно.

Майкл пытался поговорить с ней, что-то объяснить, но она отворачивалась, закрывала глаза и просила его уйти. Что оставалось делать? Безутешный, он ушел, понимая, что предал ее, как и все остальные. Эта мысль доводила его до безумия.

Шагая по квартире, он подумывал, не напиться ли, чтобы облегчить боль, но оказалось, что у него просто нет сил. Да и что это изменит?

Все эти месяцы он думал, что нужен Джоанне. Но не понимал, как она нужна ему самому. Он не мог представить себе жизнь без нее.

Он любит ее, осознал он с опозданием. Любит Джоанну. И любит маленькую Эмму. Каким же слепым идиотом он был все эти месяцы! Скрывал свои чувства, а теперь они, бурля, выплеснулись наружу. Майкл боялся взглянуть им в лицо. Он любит Джоанну. И не как друга, не из чувства долга, а любит как женщину. Ту единственную женщину, которая создана только для него.

Ну как, черт возьми, он не понял все это раньше?!

Опасался, что чувства помешают ему вести себя правильно. Видел лишь свой страх. Какой идиот!

Джоанна стала его частью, как кровь, как дыхание… Прежде он никогда не ощущал такого одиночества, такой пустоты. Казалось, мир утратил весь свой блеск.

Что же теперь делать?

Услышав стук в дверь, Майкл недовольно заворчал. Он не хотел никого видеть, не хотел ни с кем разговаривать. В последние три дня Дэнни, Патрик, даже Кэтти и мать пытались войти к нему, поговорить, утешить. Но ему не нужны были ни утешения, ни жалость.

Ему нужна была одна лишь Джоанна.

Дверь распахнулась.

– Майки, мальчик, что ты творишь? До чего ты довел мать? – Не обращая внимания на брошенный внуком яростный взгляд, Папа вошел и тихо закрыл за собой дверь.

– Все нормально, Пап.

– Ну да, вижу-вижу, мой мальчик. – Подняв голову, Папа внимательно посмотрел на него своими мудрыми глазами. – Три дня не ел, не мылся, не брился. Рычишь на дверь, как щенок. Все просто замечательно, сынок. – Папа кивнул. – Я же вижу.

– Пап…

– Майки, я хочу тебе кое-что рассказать. – Папа выдержал паузу, старательно подбирая слова. – Иногда очень сложно быть мужчиной. – У него заходили желваки. – Нам кажется, что надо быть сильными, защищать наших женщин, заботиться о них. – Папа улыбнулся. – И это, сынок, порой кончается для нас очень печально. Прежде чем покинуть нас, твоя покойная бабушка научила меня одной очень важной вещи.

При упоминании о бабушке Майкл остановился и с любопытством взглянул на деда. В голосе того слышалась боль.

– Какой же?

– Твоя обожаемая бабушка… она держала меня за руку в последние часы перед смертью. Она поблагодарила меня, сынок. Знаешь за что? Вовсе не за то, что я был сильным, защищал ее и заботился о ней. Она улыбнулась и сказала, что умная женщина может и сама о себе позаботиться. – Папа замолчал. – Майки, перед тем как уйти, она поблагодарила меня за то, что я любил ее. – В его голосе слышалось благоговение.

Удивленный, Майкл смотрел на деда.

– Как ты сказал?

Папа улыбнулся.

– Видишь ли, сынок, мы, мужчины, порой слишком мало внимания уделяем тому, что в жизни женщины играет такую огромную роль. Для нее важно не то, что ты ради нее сделаешь, а то, как ты к ней относишься. – Папа похлопал себя по груди. – То, что у тебя здесь, в твоем сердце. – Он пожал плечами. – А иногда мы вообще оказываемся просто-таки законченными болванами, Майки, причем даже не понимаем этого. Гоним от себя свои чувства, считая их пустяком. Но, Майки, для женщины наши чувства к ней – это самое главное. – Он замолк на мгновение. – Если женщина знает, что любима, ее сердце поет. И если тебе повезет, эта песня окажется длинной и прекрасной. – Папа вздохнул, предавшись воспоминаниям. – Длинной и прекрасной… Вот так-то, сынок. – Прочистив горло, Папа полез за платком и громко высморкался. Засовывая платок обратно в карман, он взглянул на часы. – Твоя мама сказала, что Джоанну сегодня выписывают, сынок. Так что если ты поспешишь, то, пожалуй, ее застанешь.

Майклу не требовалось повторять дважды. Теперь он знал, что делать. Он повернулся и направился к двери, но Папа остановил его.

– Сынок… – улыбнулся он и поморщился. Глаза его озорно блеснули. – После этих трех дней… ты бы принял сначала душ, а?


Выйдя из лифта, Джоанна отправилась в свою палату укладывать вещи. Она только что навестила Эмму в отделении интенсивной терапии для новорожденных и сказала ей «до свидания». Малышка росла и поправлялась с каждым днем, и врачи обещали ее скоро выписать.

Джоанне ужасно не хотелось расставаться с дочкой, да и мысль о новой жизни – жизни без Майкла – не на шутку тревожила ее. И да, это оказалось больнее всего.

Неужели он не придет? – думала она, борясь со слезами. Ведь он все время был рядом.

За те три дня, что она проплакала из-за предательства Майкла, Джоанна поняла нечто куда более важное – сколько он значит в ее жизни. Раньше она не сознавала, насколько он ей необходим. И как сильно она его любит. От этой мысли у нее кружилась голова.

Все эти месяцы она пыталась держать себя в руках. Старалась закрывать глаза на свои чувства, потому что боялась – боялась довериться, боялась вновь полюбить, вновь поверить.

Но эти три дня без Майкла Джоанне было так одиноко, как никогда в жизни. Возможно, потому, что теперь она знала, чего именно ей не хватает.

Мыслями она вновь и вновь возвращалась к тому, что произошло. Потрясение, испытанное после признания Майкла, начинало проходить. Зная Майкла, она понимала, что он по-своему пытался защитить ее. Ему казалось, что он поступает правильно. Намерения его были благородны, лишь средства ошибочны. Не может быть, чтобы Майкл сознательно причинил ей боль.

Если бы он с самого начала сказал ей правду – насколько все было бы проще! Но теперь многое прояснилось. Вот почему задержали страховку Брайана. Вот почему в полицейском участке все словно бы избегали Джоанну. Вот почему Майкл никогда не заговаривал о том дне, когда погиб Брайан.

Джоанна толкнула дверь палаты и вошла.

Сердце ее бешено заколотилось. Надежда, вспыхнув на мгновение, погасла вновь.

– Привет! – Майкл стоял у окна. Он повернулся к Джоанне, буквально поедая ее глазами. – Как малышка?

Она тихо затворила дверь. Чтобы скрыть нервную дрожь, сцепила пальцы. Только бы не заплакать… Какой он красивый… Сердце Джоанны разрывалось от любви к нему.

– Прекрасно, Майкл. – Она сглотнула. – А что ты здесь делаешь? – спросила она тихо.

– Так, одно дело нужно довести до конца. – Он сунул руки в карманы, чтобы скрыть их дрожь.

– Да. – Она оглядела комнату. – Я собираюсь домой. – Вдруг ее охватил гнев. На кровати кучей лежали вещи. Она даже не сразу поняла, что произошло. – Майкл, какого черта ты все вытащил из чемодана? – Рассерженная, Джоанна подошла к кровати и принялась опять укладывать вещи. Опять все сначала. Она оглядела комнату. – И куда ты дел мой чемодан? Как я, по-твоему, повезу вещи? В пакете? – Она в ярости глядела на него. – Знаешь, это не самая удачная шутка.

– Но это вовсе не шутка, – возразил Майкл, скрестив на груди руки.

Она остановилась и взглянула на него.

– Тогда, может, ты соблаговолишь объяснить мне, что происходит? А то я не понимаю.

– Что ж тут понимать, Джоанна? – Он улыбнулся своей озорной улыбкой – одной из тех, от которых ее сердце замирало. – Я подумал, что, когда мы приедем домой, закажем что-нибудь китайское. Или пиццу? Что ты предпочитаешь?

Дом… Когда мы приедем домой…

Его слова эхом отдавались в ее голове. Что он затеял на этот раз?

– Очень мило, – ответила она, все еще складывая вещи и пытаясь не обращать на него внимания. – Звучит мило. Но у меня, знаешь ли, ребенок. Твой долг… выполнен, Майкл. У тебя свои обязанности. Больше тебе не придется утруждать себя. Я уже сказала, что ценю все, что ты сделал для нас. Но теперь все. Я возвращаюсь домой, Майкл, к себе домой.

– Прекрасно, – ответил он, пожав плечами, – к себе так к себе. Какая разница, к кому мы отправимся. – Он снова пожал плечами. – Я не спешу.

Схватив охапку белья, Джоанна взглянула на него.

– Не мы, – осторожно поправила она, едва себя сдерживая. – Не мы, а… я. – Она сглотнула. – Я и Эмма. – Нет, она не станет плакать.

– Ошибаешься. – Майкл покачал головой и взял у нее вещи. – Послушай… – Он рассеянно потер небритый подбородок. Душ он принял, а побриться не успел. – Я очень глупо себя вел… Просто не понимал, что мне нужен дом.

– Ты спятил? – поинтересовалась она подозрительно.

– Отнюдь. – Он рассмеялся.

– О чем ты говоришь, Майкл? У тебя есть дом, есть семья. Большая чудесная семья… – Голос ее сорвался.


– Нет. У меня есть квартира – холодная, пустая и одинокая. А мне нужен дом, – не обращая внимания на ее смущение, твердо сказал Майкл. – Место, которое я люблю, и человек, которого я люблю. – Памятуя слова Папы, он подошел поближе и коснулся ее щеки. – Я люблю тебя, Джоанна. И мой дом там, где ты. Мы принадлежим друг другу. Ты, я и маленькая Эмма. – Сердце ушло у него в пятки, пока он ждал ответа.

– Майкл… – Слезы хлынули у нее из глаз. Джоанна не знала, что сказать, была не в силах поверить, боясь разочароваться и вновь испытать боль.

Майкл стер слезы с ее щеки.

– Знаю, ты, наверное, больше мне не веришь, но это правда. – Он засмеялся. – Я иногда бываю толстокожим, но Папа говорит, это гены. – Он пожал плечами. – Я мужчина, что поделаешь… – Майкл взглянул в ее глаза, полные любви и надежды. – Я не понимал, как сильно ты мне нужна, как я тебя люблю. А потом оказалось слишком поздно. – Он тяжело вздохнул. Джоанна открыла рот, чтобы что-то сказать. – Нет, не говори ничего. – Он нежно прижался губами к ее губам. – Я знаю. Я был не прав, – шепнул он, горестно качая головой, надеясь, моля, чтобы она смогла простить его. – Надо было сказать тебе правду, но я боялся, родная. Боялся, что ты обвинишь меня в гибели Брайана. Возненавидишь меня. Просто боялся потерять тебя. И даже не подозревал, как сильно этого боялся.

– О, Майкл, как я могу возненавидеть тебя? – Джоанна коснулась его щеки. Ее израненное сердце наконец наполнила любовь. – Я поняла, почему ты так поступил. Ты хотел защитить меня.

– Помнишь тот вечер, когда я тебе сказал, что после гибели отца понял: если ты кого-то любишь, он никогда не станет для тебя обузой? – (Джоанна кивнула). – Вот и ты никогда не была для меня обузой или обязанностью, Джоанна, потому что я любил тебя. Если бы я открыл перед тобой свои чувства, вместо того чтобы скрывать их, мы бы не страдали. – Майкл обнял ее. – Ты – дар, драгоценный дар в моей жизни.

Джоанна едва сдержала рыдания, вспомнив тот вечер, когда она задавалась вопросом: как бы чувствовала себя, если бы кто-нибудь так ее любил? Если бы кто-нибудь считал ее даром, а не обузой…

Она взглянула на Майкла, боясь поверить, боясь довериться.

И поняла окончательно, что он ее любит. Это ясно читалось в его глазах, в лице. Тяжесть, которую она испытывала так долго, исчезла, и Джоанна вдруг ощутила себя свободной и счастливой. Никогда в жизни она не была так счастлива.

– Ты сможешь простить меня? – Майклу трудно было говорить. – Сможешь меня полюбить?

– Ах, Майкл! – Джоанна бросилась ему на шею и прижалась к нему. – Я всегда тебя любила. – Не обращая внимания на слезы, катившиеся у нее по щекам, она покрывала поцелуями его лицо. – Я так люблю тебя, Майкл! Просто боялась себе признаться…

Он держал ее лицо в своих ладонях, пожирая ее влюбленными глазами.

– Я хочу, чтобы ты больше никогда ничего не боялась. Никогда. Мы семья – я, ты и Эмма. Мы принадлежим друг другу.

Он понял, что она простила его, и сердце его наполнилось надеждой и любовью.

– Пойдем, родная, посмотрим на нашу дочку – и домой. – Он взял ее за руку и потянул к двери.

У Джоанны от счастья кружилась голова, ей хотелось смеяться и петь.

– Подожди, Майкл, – возразила она. – А мои вещи? – Она все еще не понимала, чего ради он устроил такой кавардак. – Мне же нужно все упаковать.

– Ах, да. – Он махнул рукой. – Я принесу чемодан. – Из маленького чуланчика Майкл извлек обернутый в красивую бумагу предмет.

– Что это, Майкл?

Все еще не выпуская подарок из рук, Майкл шагнул к ней, зная, что это самый важный поступок в его жизни.

– Открой.

– Ладно. – Джоанна в сомнении дотронулась до свертка. – Какая красивая бумага, – шепнула она, – Даже жалко ее рвать.

– Ничего, – ободряюще сказал Майкл, стоя сзади и глядя ей через плечо. Она принялась медленно распаковывать подарок. Вот, наконец… Но что это?!

– Майкл, – покачала она головой. – Я… не понимаю…

– Это просто новый чемодан. – Он поднял подарок и, положив его на кровать, развернул Джоанну лицом к себе и с любовью посмотрел на нее. – А старый я выбросил. Ведь этот момент настал, правда?

Господи, как она его любит! Слезы навернулись Джоанне на глаза. Тот чемодан символизировал тщетные мечты и надежды. И вот теперь все это позади. Навсегда.

Она ласково дотронулась до чемодана. Он был наполнен любовью, мечтами, ярким счастливым будущим.

– Да, Майкл, – шепнула она. Казалось, сердце сейчас разорвется от любви. – Этот момент настал.

– Так давай укладывать вещи, милая. Больше тебе не придется ничего упаковывать. Ты дома, Джоанна, – шепнул Майкл. – Мы оба дома. Наконец-то.

Улыбаясь, Майкл смотрел, как она без разбора швыряет вещи в чемодан. Закончив, Джоанна с улыбкой обернулась к нему.

– Вот я и готова.

Она была готова всю жизнь – всю жизнь ждала его. Его одного.

Майкл поцеловал ее в щеку, взял в одну руку чемодан, в другую – ее ладонь.

– Пойдем же… Пойдем домой.

Джоанна крепко сжала его руку. Неважно, куда они отправятся. Дом там, где Майкл и Эмма, – теперь она это знала.

– Я люблю тебя, Майкл. – Она приподнялась на цыпочки и стала целовать его, пока он не шепнул:

– Пора домой.

ЭПИЛОГ

Их свадьба была настоящим семейным праздником – в лучших традициях Салливанов. Паб был заполнен многочисленными кузинами, кузенами, племянницами и племянниками, тетушками и дядюшками. Папа настоял, что будет нести маленькую Эмму. Мэйв и Кэтти были свидетелями Джоанны, а Дэнни и Патрик – Майкла. Итак, в прекрасное воскресное июньское утро, когда сияло солнце и собрались все члены семьи, соседи и коллеги по полицейскому участку, Джоанна и Майкл произнесли свои обеты.

На Мэйв было шелковое платье со старинными кружевами.

Перед всей семьей, друзьями и дочкой Джоанна и Майкл подарили друг другу свои жизни и свою любовь.

– Какой чудесный день для свадьбы! – Попыхивая большой ароматной сигарой, Папа склонился и поцеловал Джоанну в щеку. Глаза его сияли от гордости. – Теперь ты подлинная Салливан, член клана – все как положено.

Он ласково обнял ее за плечи и бодро выпустил большое облако дыма. Авось Мэйв не заметит. Он и так скрывался от нее весь день. Должен же человек насладиться сигарой хотя бы в день свадьбы первого внука.

– Я очень горд сегодня, девочка, очень горд. – Он взглянул в другой конец зала – туда, где в фамильной колыбельке спала Эмма. – И очень счастлив. – Улыбаясь, Папа похлопал себя по груди. – Ты подарила мне первую правнучку. Такую прелестную рыженькую девочку. – Весь сияя, он опять затянулся. – Сколько же счастья может испытать человек!

– Папа. – Очень тронутая, Джоанна встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. – Мне повезло, я очень люблю вас, – сказала она ласково, глаза ее затуманились. – Всех вместе и каждого в отдельности.

Он отступил на шаг, смущенный.

– Ну конечно, девочка. А как же иначе?

– Любимая… – Майкл подошел к Джоанне и обнял ее. – Эмма проснулась и немножко капризничает. – Он все еще побаивался брать малышку на руки: она была такая крошечная, а его руки – такие большие и неловкие… Но он старался.

– Сейчас.

Джоанна было направилась к дочке, но Папа остановил ее:

– Разреши мне, детка. Пора малышке познакомиться с прадедушкой. – Папа направился к девочке, но Майкл, остановив его, забрал у него сигару.

– Ей еще рано курить, Папа, – заметил он, пытаясь удержаться от смеха. Папа что-то тихонько проворчал насчет неблагодарных детей и отправился к стоявшей в уголке паба колыбельке. При виде Эммы старик разулыбался.

– Вот ты где, девочка. – Он взял ее на руки и нежно прижал к себе. – Что случилось, милая? А, никто не обращает на тебя внимания, да? – Он засмеялся, и, обернувшись, поглядел на внуков. Сердце его наполняла гордость.

Вот Майки – такой сильный и гордый, теперь глава собственной семьи.

Вот Дэнни – упрямый и волевой, так, подумал Папа с улыбкой, похож на меня.

Вот Патрик – малыш, ставший взрослым мужчиной, у которого еще все впереди.

Папа взглянул на Эмму. А вот и новое поколение Салливанов – оно унаследует их имя и традиции. Джок гордился бы своими мальчишками. Конечно, гордился бы.

– Девочка, пора тебе узнать о твоем клане. Ах, братья Салливаны, нас было шестеро, мы были диким и красивым букетом, детка. – Посмеиваясь, Папа глядел на колыбельку. На него вдруг нахлынули воспоминания о собственной молодости.

– Много-много лет назад, детка, один из братьев безумно полюбил одну прекрасную девушку. – Сияющими глазами Папа взглянул на ребенка и на колыбельку, хранившую столько надежд, мечтаний и воспоминаний. – Эту девушку звали Молли, а волосы ее были такими же рыжими, как твои. И улыбка у нее была такая же обаятельная. – Он тяжело вздохнул. – Но увы, Молли была обручена с другим. – Папа вдруг улыбнулся, вспоминая свои проделки и их последствия. – Но, как я уже сказал, детка, мы были Салливанами и не знали, что такое сдаваться, без боя. И один из братьев, как раз тот, который любил Молли, придумал план. Грандиозный план! – усмехнулся Папа. – Он не мог вынести мысль о том, что его любимая будет отдана другому, не мог примириться с жизнью без нее. И накануне решающего дня братья выкрали девушку. – Покачивая головой, Папа рассмеялся гульканью малышки. – Ну да, я знал, что тебе понравится эта история. В ту ночь братья помогли ему похитить возлюбленную из ее родных мест, и в рыбачьей лодке они отправились в путешествие. В новую страну – в Америку. – Глаза его затуманились. – Это было любовное путешествие, начало всех начал. Все их имущество составляла эта колыбелька – та, в которой ты сейчас лежишь. Видишь ли, тот парень всегда знал, что они с Молли предназначены друг для друга. Поэтому в качестве свадебного подарка выточил колыбельку – символ их вечной любви. Она должна была переходить от поколения к поколению, чтобы потомки их помнили о той великой любви. – Голос Папы стал очень мягким. Он погладил нежные рыженькие волосы девочки. – Они прожили чудесную счастливую жизнь вместе – жизнь, полную проказ и любви, пока Молли не покинула этот мир. – Тихонько вздохнув, Папа поцеловал Эмму в щечку. Он почувствовал боль в сердце. – Ах, детка, скажу тебе по секрету, и я скоро отправлюсь вслед за ней. – Папа ласково улыбнулся и погладил волосики Эммы – такие же рыжие, как когда-то кудри Молли. Он еще раз обернулся и обвел взглядом свою семью – семью, созданную им и Молли. – Мне жаль, что сегодня ее нет с нами. И что она не видит сына своего сына и тебя, моя первая правнучка. – Вытащив носовой платок, Папа высморкался. – Ах, как бы она тебя любила, детка! – Он протянул руку и коснулся колыбельки – той самой колыбельки, которую выточил много лет назад с такой любовью. – Я люблю тебя, Молли, – шепнул он, гладя колыбель и вспоминая все те годы. – Ах, Молли, девочка моя, спустя столько лет я все так же тоскую по тебе. – Он взглянул на Эмму и улыбнулся. – О, ты бы гордилась нами…


home | my bookshelf | | Я тебя никогда не обижу! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу