Book: Главный приз — любовь



Главный приз — любовь

Ширли ДЖАМП

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ — ЛЮБОВЬ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вишневый автомобиль марки RV от фирмы «Дом на колесах Де Люкс» оказался таким огромным, что на секунду Клер Ричарде почувствовала себя совсем маленькой. Она коснулась блестящего металла и провела ладонью по гладкой поверхности. Да, жаль, что среди людей почти не встречается такого соответствия внешней красоты и внутренней силы. Ее пальцы скользнули вверх по корпусу машины, потом вниз и в сторону, следуя плавным линиям капота. Великолепно, просто само совершенство! Что ж, осталось совсем немного: одержать победу и выиграть это чудо.

Дом на колесах, помимо водительской кабины, состоял из кухни, обеденного отсека, гостиной, спальни и душевой кабинки с туалетом.

Очень удобное средство передвижения из прошлого в будущее, и Клер собиралась совершить это путешествие как можно быстрее. Причин поторопиться было несколько. Во-первых, она дала обещание другому человеку, и времени, чтобы сдержать его, было в обрез. Во-вторых, она покидала Мерси, штат Индиана, чтобы начать жизнь с чистого листа. Для этого Клер со свойственной ей решимостью уволилась из салона красоты, распродала свое небогатое имущество и наскребла немного денег, которых, впрочем, хватит лишь на первое время. Пути к отступлению были отрезаны. RV — ее единственный шанс начать новую жизнь в Калифорнии с последним оставшимся у нее родным человеком.

Она похлопала «Дом на колесах» на прощание и решительно направилась к стойке регистрации.

— Скажите, пожалуйста, это у вас я должна записаться для участия в состязании «Последний оставшийся», чтобы выиграть этот RV?

В ответ сотрудница торгового центра протянула Клер регистрационный лист и ручку.

— Записаться может хоть миллион человек, но внутрь пустят только первых двадцать. — Она жестом указала на стенд с правилами состязания. В глаза Клер бросилась большая жирная цифра 20, напечатанная в верхней строчке. — Все начнется в воскресенье, постарайтесь прийти пораньше, чтобы попасть в число участников, и принесите с собой все необходимые вещи. И будьте добры расписаться здесь.

— Да, да, — Клер торопливо нацарапала свое имя внизу листа и вернула его служащей.

Она еще раз обошла вокруг RV, вырабатывая стратегию борьбы. Внутри будет двадцать участников состязания, желающих победы не меньше ее. Клер предстоит провести долгое время в абсолютно замкнутом пространстве вместе с посторонними людьми — и все для того, чтобы остаться последней в «Доме на колесах» и таким образом выиграть его.

— Я и не предполагал, что буду иметь счастье быть заточенным в RV с такой красавицей, — произнес знакомый мужской голос позади нее.

Это был приятель детских лет Марк Доул собственной персоной, брат Нейта, Джека, Люка и Кэти. Клер знала его очень хорошо, ведь они жили по соседству практически всю жизнь. В детстве они много времени проводили вместе и дружили и ссорились почти как брат с сестрой. Они могли увлеченно строить крепость из песка, но уже в следующее мгновение так же увлеченно швырялись друг в друга грязью. Два очень темпераментных человека, умеющих разбудить один в другом худшие черты.

— Привет, Марк.

У него были те же слегка вьющиеся темно-каштановые волосы, с легким золотистым отливом, и ярко-голубые глаза с такими густыми ресницами, что они казались подкрашенными, как у девушки. Высокой атлетической фигурой он напоминал античного бога.

— Клер?! Я не узнал тебя. Я подумал… — Марк запнулся, и Клер поняла, что поначалу он принял ее за одну из своих подружек. Она никогда не входила в их число, хотя какую-то попытку сблизиться они все же совершили. Давным-давно близкая подруга Клер Дженни встречалась с Нейтом, братом Марка. Со свойственной всем женщинам страстью к сватовству она решила организовать свидание Клер и Марка, но результат оказался плачевным. Мальчишка, который в третьем классе окунул ее волосы в синюю краску, совершенно не годился на роль ухажера. Все не заладилось с самого начала: они поругались, выбирая кинофильм, потом поспорили, покупая попкорн. В конце концов, в кинотеатре они расселись по разные стороны от Дженни и Нейта.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Клер.

— Решил принять участие в испытании. Собираюсь обставить всех этих несчастных сосунков и выиграть эту малышку, — он самоуверенно похлопал RV по корпусу.

Это был просто образец того типа мужчин, который Клер органически не переносила: ласковый голос, обаятельная внешность и полное отсутствие благородства и уважения к людям. Клер знала об этом не понаслышке: ее другая близкая подруга, Ленни Хартфорд, имела несчастье влюбиться в Марка. Она встречалась с ним два месяца, но как только этот красавец понял, что Ленни рассчитывает на нечто большее, чем просто свидания, он бесцеремонно бросил ее, даже не удосужившись объясниться.

— Жалких сосунков?!

— Ну да, тех, кто еще додумался зарегистрироваться. Полагаю, что несколько идиотов все же нашлось.

Клер постаралась как можно точнее передать интонацию служащей, с которой говорила несколько минут назад:— Записаться может хоть миллион, но допущены будут только первые двадцать из тех, кто придет раньше.

Марк недоверчиво прищурился:

— Неужели так много желающих?

— Такие мероприятия — одно из главных событий в Мерси. Это реальный шанс получить приз, да и просто встряхнуться, вырвавшись из скучной жизни провинциального городка. Может быть, ты получишь большее удовольствие, наблюдая все это со стороны?

Для Клер участие в лотерее было гораздо большим, чем шанс просто развлечься, но не говорить же об этом Марку. В течение нескольких секунд он делал вид, что размышляет над ее словами, потом взглянул на нее в упор:

— А что ты здесь делаешь?

Вероятно, эти васильковые глаза заставляли сердца многих женщин биться учащенно, но на Клер они не произвели никакого впечатления.

— Мое имя уже в списке.

— Ого! — Он понимающе кивнул и постучал пальцем по RV. — Может, ты думаешь, что сумеешь продержаться там дольше меня?

— Думаю, смогу.

— Хочешь пари?

— Легко. Двадцать баксов на то, что я выиграю эту штуку.

— Звучит заманчиво, — осклабился Марк. — Ставлю на то, что ты вылетишь в первый же день.

— А ты не продержишься и одной ночи. Я готова сражаться и победить тебя, Марк Доул. А потом я уеду из этого городка, а ты будешь глотать пыль из-под моих колес.

— Скорее это ты будешь давиться дымом моей выхлопной трубы. — Он поднял бровь и одарил ее кривой ухмылкой. — Ты не знаешь, с кем связалась, детка.

— Видно, и ты тоже. Никогда не спеши недооценивать упорство женщины, особенно той, что поставила на карту все. — Она резко развернулась на каблуках, собираясь уйти.

— Клер, ты не подумала об одной важной вещи, — окликнул ее Марк.

— Какой?

В ответ он указал на нее, потом на себя, потом на RV и многозначительно улыбнулся:

— Ты и я, запертые в таком маленьком пространстве. .. Может стать жарко…

— О да, я уже вспотела.

Он подошел ближе. Хвойный запах мужского одеколона окутал ее. Если бы это был кто-то другой, Клер могла бы разволноваться, но Марк…

— Мы уже давно не дети, ты сама понимаешь, — произнес он низким глубоким голосом опытного соблазнителя. — Наши желания выросли вместе с нами. Мы оба очень упрямы, и, возможно, нам придется находиться рядом довольно длительное время. Ты не боишься потерять над собой контроль?

В ответ она приняла вид оскорбленной невинности:

— Безусловно, мистер Доул, вы один из самых соблазнительных мужчин, которых мне когда-либо доводилось встречать. Однако я приложу все усилия, чтобы удержаться от падения.

— Очень смешно, — Марк отступил на шаг, — но мы еще посмотрим, кто посмеется последним.

— Я уже знаю ответ на этот вопрос. — Клер угрожающе надвинулась на него и уперлась пальцем ему в грудь. — Учти, я буду вести игру без правил.

— Я тоже, — он улыбнулся одними глазами. — Похоже, все это обещает быть довольно забавным.

По иронии, явственно прозвучавшей во фразе, Клер поняла, какого рода забавы он имеет в виду. Ее сердце предательски екнуло. Ладно, стакан холодной воды приведет ее в чувство. Ну, в крайнем случае два стакана.

* * *

Громкие раздражающие звуки ворвались в сознание Марка — какой-то скрежет и мычание, повторяющиеся с отвратительным постоянством. Он с трудом разлепил один глаз и взглянул на светящиеся красные цифры. Три утра. Какому идиоту пришла в голову мысль завести будильник на такое время? Он в изнеможении откинулся обратно на подушку и закрыл глаза. И тут же мысленно увидел RV. Он дернулся и сел в постели.

— Этот идиот — я.

Состязание «Последний оставшийся» начинается сегодня, и только двадцать человек, пришедшие первыми, будут к нему допущены. Если он не удосужится немедленно перетащить свое тело из кровати в торговый центр, то рискует потерять этот шанс. Он метнулся к душу и не стал дожидаться горячей воды. Ледяные струи окончательно привели его в чувство. В целях экономии времени из всего набора бреющих средств Марк выбрал электрическую бритву отца. Средством после бритья он пренебрег. Еще через минуту Марк вернулся в свою бывшую детскую, включил свет и быстро облачился в джинсы и футболку.

На мгновение он замер. Комната его детства. За прошедшие годы ничего не изменилось: на стенах развешаны вымпелы состязаний Индианаполиса по стрельбе и верховой езде — напоминание о поездках с отцом на стадион. Целая коллекция спортивных трофеев пылилась на полках: позолоченные фигурки мальчиков, играющих в футбол, хоккей и бейсбол. На самом верху — фотография всей семьи пятилетней давности, сделанная накануне его отъезда в Калифорнию: мать, отец, братья и сестра. Одну вещь он старательно обошел взглядом: в углу висела большая грамота со словами горячей признательности Марку Доулу. Ни одно из этих слов не было правдой.

Он быстро затолкал в спортивную сумку одежду на несколько дней, кинул туда же дезодорант, крем для бритья, бритву и зубную щетку, сверху положил записную книжку, ноутбук и несколько карандашей. Затем резко застегнул молнию, влез в кроссовки, не теряя времени на их расшнуровывание, подошел к комнате Люка и приоткрыл дверь.

Спальня его брата-близнеца была сосем не похожа на детскую. В отличие от Марка, Люк всегда был более организованным и уже успел превратить свое жизненное пространство во что-то более подходящее для взрослого человека. Из своего прежнего дома в Калифорнии он привез несколько самых дорогих ему предметов, как будто хотел сохранить хоть часть того, что так недавно составляло счастливый мир маленькой семьи. Мягкий свет лампы из коридора упал на стеганое самодельное покрывало на кушетке и осветил несколько фотографий на письменном столе. Это был подарок Мэри, жены Люка, к его прошлому дню рождения. Фотографии счастливой поры, сделанные до того, как смерть постучалась к ним в дверь…

Сердце в груди Марка болезненно сжалось. Ему уже двадцать девять, игры его юности остались в прошлом. Он перерос призы, приветственный рев толпы и обожание девушек-болельщиц. Когда Мэри умерла, Марк особым чутьем двойняшки почувствовал всю безмерность горя, обрушившегося на Люка. Но только две недели назад, после возвращения из Калифорнии, когда он вновь ощутил тепло отчего дома и искреннюю поддержку родных, он смог в полной мере осознать ту глубину потери, которую пережил брат. Первый раз в жизни Марк захотел взглянуть на мир глазами Люка.

Свой дом, семья. Он устал от одиночества, которое усиливалось тем сильнее, чем больше женщин непрерывной вереницей проходили через его жизнь, сливаясь в череду не отличимых друг от друга Шерри-Джуди-Милли.

Марк всегда был очень нетерпелив, он хотел всего и сразу. Но теперь, думая о ближайшем будущем, решил проявить выдержку и осторожность. Ответственность — вот главная черта взрослого мужчины. Сейчас главное — удержать их общий с Люком бизнес от окончательного разорения, и хотя Марк уже не был так уверен, что он именно тот человек, которому интересно подводить ежеквартальные балансы и выписывать счета, он готов сделать все, чтобы вернуть Люку потерянные деньги. Или хотя бы их часть. А для этого следовало немедленно отправиться в торговый центр и попасть туда до того, как это сделают другие девятнадцать участников.

Марк наклонился и потряс Люка за плечо. Тот недовольно заворочался:

— Что? Не видишь, я сплю!

— Ты обещал отвезти меня или попозже отогнать оттуда мою машину. Возможно, мероприятие продлится много дней. Я не могу бросить ее там без присмотра так надолго.

Люк нечленораздельно выругался, что означало, что он напрочь забыл о своем обещании.

— Послушай, Марк, это не машина, это колымага. Кому придет в голову красть старье конца семидесятых?

— Попрошу без оскорблений. Не старье, а классика.

Люк отвернулся к стене, накрыл голову одеялом и пробурчал:

— Она станет классикой только, когда стиль диско снова войдет в моду. Ладно, я пригоню ее позже.

— Спасибо.

Люк откинул одеяло.

— Ты действительно всерьез собираешься выиграть эту штуку?

— Угу.

— Зачем, с какой целью?

— Я хочу… — Марк запнулся. — Я хочу иметь этот «Дом на колесах».

Не очень удачное объяснение, если ложь вообще может быть удачной. Но Марк не хотел говорить Люку правду, брату и так пришлось пережить за последнее время столько, сколько другой мог бы не вынести. Кроме того, Марк твердо решил начать принимать самостоятельные решения, и он имел право, в конце концов, сам определять, что ему следовало делать.

— Разбуди меня, когда все это закончится, — Люк поежился и снова натянул одеяло на голову.

* * *

Марк ехал через безлюдный утренний город. За последние несколько лет Мерси очень разросся. Люди переезжали сюда из соседнего промышленного Лауфорда в надежде обрести тишину и покой. Население увеличилось больше, чем на две тысячи. Это побудило мэрию открыть новый большой торговый центр Мерси Хай Молл, состоящий из двенадцати магазинов. Да, теперь городок выглядел очень оживленно, особенно летом, когда наезжали туристы.

Подъехав к Моллу, Марк с удивлением насчитал восемнадцать машин на центральной парковке и пару на стоянке для персонала. Черт! Во сколько же встали все эти люди? Он вошел в центр и остановился, потрясенный. Внутренний двор Молла напоминал бивуак первых переселенцев или лагерь бойскаутов. Вокруг нового, сверкающего девственной чистотой и стерильностью RV на раскладных стульях, полотенцах, одеялах и подушках живописно расположились девятнадцать человек. Не хватало только костра с котелком.

Марк опустился прямо на белую плитку пола, обхватил руками колени и огляделся. Слева от него на дешевом раскладном стульчике сидела пожилая женщина. Она сосредоточенно вязала, и звяканье ее спиц было отчетливо слышно в тишине. Прямо позади нее на покрывале спал лысый морщинистый старик. Его голова откинулась, рот приоткрылся, он громко похрапывал. На обоих были забавные вязаные шапочки, похожие на детские, с большими нитяными помпонами. Не прекращая вязать, женщина коротко взглянула на Марка и произнесла:

— Ну, здравствуй, сынок. Меня зовут Милли Парсонс. Полагаю, ты тоже рассчитываешь выиграть этот автодом?

Марк молча кивнул, а она протянула узловатую руку и с улыбкой похлопала его по плечу:

— Удачи, милый, мы с Лестером тоже примем участие. Нам хочется на зиму уехать во Флориду. Мы не намерены никому уступать.

Марк постарался улыбнуться в ответ:

— Я тоже!

Милли отдернула руку, улыбка сползла с ее лица. Она опять уткнулась в вязание. «Клик-клак», — позвякивали спицы. Петля за петлей из розовой шерсти, по одной на каждого, кто попытается обойти ее и Лестера.

Вдруг за спиной Марка женский голос произнес такое витиеватое ругательство, что он с удивлением обернулся.

— Ну надо же, уже двадцать! — с досадой произнесла Клер, приближаясь к нему.

— Не расстраивайся, детка, это еще не возраст, — в тон ей саркастически произнес Марк.

Клер действительно выглядела молоденькой девушкой. Ее пышные светлые волосы были забраны в высокий хвост. Эта прическа, которая называлась, кажется, «конский хвост», очень удачно открывала гладкую, чистую кожу лба и шеи. У нее были ярко-зеленые, почти изумрудные глаза и прямой рот, изящные линии которого подчеркивала вызывающе алая помада. Она знала, что хороша собой, и не протестовала против мужского внимания. Вот только на Марка ей было совершенно наплевать. Он не входил в число интересующих ее особ сильного пола.

Клер была одна из самых высоких девушек, которых доводилось встречать Марку. Она не постеснялась подчеркнуть достоинства своей стройной фигуры ярко-розовыми обтягивающими джинсами и разноцветным топиком, который еле дотягивал ей до пупка. Заканчивали экипировку великолепные тупоносые ботинки на толстенной подошве. Марк вспомнил, как они называются, но вслух произносить название не стал — постеснялся.

Клер посмотрела на него с раздражением:

— Я говорю не о возрасте, а о моем порядковом номере: я двадцать первая! Неужели меня обошли уже на старте?



Марк сложил пальцы пистолетиком и дал воображаемый стартовый выстрел.

— Что ж, похоже, пари я уже выиграл.

— Еще ничего не закончено, может быть, кто-то из этих людей пришел сюда просто за компанию. — Она бросила свой большой чемодан на пол и плюхнулась рядом.

— Ты кто — улитка, которая везде таскает с собой свой домик? — Марк кивнул на чемодан.

— Я собираюсь провести в машине больше, чем два дня, и одного дезодоранта мне будет мало.

Марк наклонился и доверительно шепнул ей прямо в ухо:

— Если ты собираешься пересидеть Лестера и его подругу, то счет может пойти на недели — у нее большой запас шерсти.

Слабая улыбка осветила лицо Клер:

— Я готова. — Она указала взглядом на его спортивную сумку. — А ты?

— Я птица перелетная и всегда путешествую налегке.

— Тогда, может быть, ты изменишь маршрут и отправишься куда-нибудь еще? Уступи мне свое место, Марк.

— Дорогая Клер, ты всегда мыслила свежо и неординарно. С какой стати?

Что-то похожее на страх или беспокойство промелькнуло в ее взгляде, но через секунду это была прежняя Клер:

— Я всего лишь стараюсь мыслить последовательно.

Она полезла в сумочку, достала пакетик шоколадных конфет и, вытряхнув одну на ладонь, сразу отправила ее в рот, а остальные протянула Марку. Он отрицательно покачал головой:

— Время для сладкого еще не наступило.

— На шоколад у меня всегда есть время. — Клер положила в рот вторую конфетку, пожевала, проглотила. — Марк, отдай мне свою очередь. Мне очень нужен этот RV.

— Мне тоже. Так что, номер двадцать первый, подвинься и уступи дорогу взрослым мальчикам.

— Я этого не сделаю! — Клер обхватила колени руками.

— Придется! — Марк скрестил руки на груди.

Следующий час они просидели молча и неподвижно, как манекены в витринах соседних магазинов. Несколько новых людей прибыли в Молл с сумками и чемоданами, но, посчитав количество пришедших раньше, развернулись и ушли. Все, кроме двух молодых парней, которые уселись прямо за спиной Клер и принялись увлеченно резаться в электронную игру.

В пять часов утра из дверей офиса появилась высокая худая женщина, внешне очень напоминающая вешалку. Она встала перед группой участников и хлопнула в ладоши, привлекая общее внимание:

— Итак, давайте начинать!

Между тем, Лестер продолжал похрапывать. Милли толкнула его в бок. Он резко сел, растерянно мигая и оглядываясь:

— Уже пора, Милли?

— Ш-ш-ш. Тише. — Милли запихнула свое вязание в пакет. — Слушай внимательно эту леди, Лестер.

Меня зовут Нэнси Левис, я ведущий менеджер отдела по связям с общественностью нашего торгового центра. Мы открылись недавно, но намерены активно расти и развиваться на благо жителям города. — Нэнси бодро прошлась вдоль выстроившихся в одну линию участников. — Я рада объявить наше состязание «Последний оставшийся» открытым. Первые двадцать человек получат шанс выиграть этот фантастический «Дом на колесах». — Она с благоговением провела рукой по корпусу машины. — Это очень дорогостоящий приз, его цена — 85 000 долларов. Внутри автомобиля есть кухня, полностью укомплектованная бытовой техникой, включая духовой шкаф; обеденная зона; гостиная с диваном и креслами; спальня с двуспальной кроватью, душевая. Мы сочли необходимым добавить два складных стула для обеспечения дополнительных сидячих мест. Также есть три телевизора, подключенные к спутниковой антенне: один в водительской кабине и по одному в спальне и гостиной. Душевая имеет прозрачный потолок и оборудована специальными насадками для водяного массажа. В окнах установлены стеклопакеты, на дверях — замки повышенной секретности, в салоне — стереосистема последней модели. — Она подняла руку и с пафосом закончила: — Один из вас будет иметь возможность совершить увлекательное путешествие на этом чуде современной техники по бескрайним просторам нашей страны.

Милли пришлось еще раз толкнуть Лестера — он начал дремать стоя. Но Клер была вся внимание. Она пристально смотрела на женщину, будто старалась внушить ей мысль, что участников должно быть на одного больше.

Тем временем Нэнси продолжала:

— Я хотела бы от лица всех участников поблагодарить фирму «Де Люкс Моторс» в лице ее президента, господина Нэша, за предоставление такого великолепного приза. В этом году фирма отмечает 50-летие своей деятельности на территории Мерси, поэтому наш торговый центр Мерси Хай Молл получил в подарок самую новейшую модель «Дома на колесах». Давайте скажем огромное спасибо лично Дону Нэшу.

Перед участниками возник маленький щуплый мужчина в явно сшитом на заказ костюме. Его фирма была одной из крупнейших в городе и вела успешный бизнес, выпуская RV, основными покупателями которых были гастролирующие артисты и отставные военные. Марк полагал, что стоимость этой акции была лишь каплей в их рекламном бюджете, но толпа, подготовленная разглагольствованиями Нэнси, встретила Дона Нэша бурными аплодисментами.

— Итак, — Нэнси еще раз хлопнула в ладоши, и Марк забеспокоился, как бы она их не отбила, — давайте познакомимся прежде, чем подняться в салон.

Она указала на первого в шеренге:

— Почему вы решили принять участие в нашем состязании?

Марк вытянул шею и поверх голов разглядел стройную чернокожую женщину в деловом костюме.

— Меня зовут Адель Вильяме. Я работаю в отделе кредитования Лауфордского Национального банка.

— Наверняка может позволить себе купить свой собственный RV, — пробурчала Милли, вновь доставая свое вязание. Наверное, вязание успокаивало ее нервы.

Нэнси продолжала расспрашивать участников, некоторые из которых были знакомы Марку, некоторых он видел впервые.

Там был Джон Мэддисон, бывший партнер Марка по футбольной команде. Он был женат и имел уже двоих детишек. Факт наличия отпрысков был подтвержден демонстрацией фотографий.

— Они хотят поехать в Диснейленд. Двое малышей, мечтающих о встрече с Микки-Маусом… — Джон бросил взгляд вокруг, но ни на одном лице не увидел сочувствия.

Еще была Рене Анжело, которая училась в школе на класс младше Марка. Она рассказала, что хочет выиграть RV «для своей бабули, чтобы та могла достойно провести старость». Ее рассказ тоже не вызвал оживления.

Кроме того, среди участников оказались две молоденькие продавщицы отдела косметики; охранник магазина, чей возраст слегка не дотягивал до ста; три домохозяйки, которых Марк определил, как «сидели бы вы лучше дома, мама», и молодой человек неопределенной профессии, так и не сумевший вразумительно объяснить, зачем ему RV. На вопрос Нэнси он пожал плечами и буркнул:

— Зачем, зачем… Записался, и все.

Далее шли две пары возраста Милли и Лестера. Все четверо говорили о необходимости уехать во Флориду на зимние месяцы. Милли явно были знакомы эти сказки, потому что она прекратила вязать и шепотом комментировала каждое высказывание.

Номером пятнадцатым был доктор. Ему пришлось дважды за время интервью отвлечься на звонок пейджера, и Марк подумал, что пациенты просто не позволят доктору отлучиться надолго.

Под номерами шестнадцать и семнадцать шли молодожены, поженившиеся накануне. На секунду Клер засомневалась, все ли в порядке у этой парочки, ведь только ненормальный может решиться провести медовый месяц в толпе посторонних. Но они выглядели такими юными и наивными. Видно было, что от жизни они ожидают только приятных сюрпризов. Несколько месяцев назад Клер была такой же. Даже смешно, как быстро все может поменяться.

Восемнадцатым и девятнадцатым номерами были Милли и Лестер. Двадцатым был Марк. Когда Нэнси спросила его, где он работает, он на мгновение заколебался:

— Я… Я менеджер по продаже программного обеспечения. Но сейчас я пишу инструкции для пользователей.

— Как интересно! Вы работаете на «Майкрософт»?

— Не совсем.

— И почему же вы хотите выиграть наш RV? — сверкнула улыбкой Нэнси.

— Я… — Что он мог ответить? Что душа его прострелена навылет и зашита на живую нитку? Что выигрыш — это попытка реабилитироваться и исправить все прежние допущенные ошибки? Что от результата состязания зависит судьба близкого человека?

Марк ляпнул первое, что пришло в голову:

— Я хочу поехать в Диснейленд.

— Как мило. — Нэнси шагнула было к Клер, но повернулась назад и пальцем пересчитала уже опрошенных.

— Прошу прощения, мисс, но вы — двадцать первая. В правилах ясно сказано, что участников ровно двадцать. Очень сожалею, извините. — Она махнула рукой в сторону доски с правилами и быстро прошла в начало шеренги. — Итак, — она дважды хлопнула в ладоши, — начинаем! Давайте подниматься в салон.

Милли в очередной раз пнула Лестера и стояла над ним, пока он складывал стулья и застегивал сумки. Те, кто не попал в двадцатку счастливчиков, побрели домой.

Марк повернулся к Клер. Никогда раньше он не видел таких несчастных женских глаз.

— Мне очень жаль, Клер…

— Уступи мне свое место, — она схватила его за руку пожалуйста, Марк! Я никогда раньше не просила тебя об одолжении. Если ты сделаешь это для меня, то я…

Он видел, с каким трудом она подыскивает слова. Клер не умела просить и делала это очень редко.

— …я буду твоей должницей всю жизнь!

На мгновение Марк задумался. Обычно в подобной ситуации следовало просто назначить дату свидания. После хорошего ужина и бокала вина он легко добился бы награждения за оказанное одолжение и чувствовал бы себя победителем. Но сегодня был особенный случай. Первый раз Марк сам в таком отчаянном положении, что вынужден отказать. Прости, но я не могу.

На ее лице отразилось недоумение:

— Неужели ты действительно собрался в Диснейленд?

Марк ответил вопросом на вопрос:

— А почему ты так хочешь выиграть эту штуку? Для тебя она несколько крупновата, тебе не кажется?

— Мне надо в Калифорнию. — Клер ответила так быстро, что Марк засомневался, не лжет ли она.

— Лети самолетом.

— Самолет не решит моих проблем. Кроме того, до вчерашнего дня я работала в парикмахерской. На краске для волос и мелких чаевых особо не разбогатеешь. У меня просто нет денег на билет. — Она опять с мольбой взглянула на него. — Пожалуйста, Марк. Я знаю, ты никогда особенно не любил меня, но…

— Все на борт! — закричала Нэнси. — Последний звонок на RV, автомобиль, следующий во Флориду или, может быть, в Диснейленд!

Марк не обратил внимания на поторапливания менеджера.

— Почему ты решила, что я никогда не любил тебя? — спросил он.

— Ладно, Марк, мы же всегда ссорились и спорили по каждому поводу. Неужели не помнишь?

Он улыбнулся. В памяти, наряду с жестокими сражениями, постоянно происходящими между ними, всплыла и необъяснимая тяга друг к другу. Почему они прекратили общаться? Он не мог объяснить.

— Я помню, что однажды вечером ты была такой теплой и гладкой на ощупь…

Клер печально вздохнула:

— Это была не я, а твой стакан с попкорном. — Она покачала головой. — Сейчас это уже не важно. Мне очень нужно попасть в RV.

— Извини, но ничем не могу тебе помочь.

Он вскинул сумку на плечо и зашагал к автомобилю. Спиной он буквально ощущал то отчаяние, которое охватило Клер. Но что он мог поделать? Он пришел раньше на несколько минут и успел занять последнее место. Его номер двадцатый. Все справедливо. Но по мере приближения к призу, выигрыша которого Марк так жаждал, он все сильнее чувствовал себя предателем.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В отчаянии сжав ручку чемодана, Клер смотрела, как Марк поднялся на первую ступеньку RV. Эмоции душили ее. Она ненавидела его и завидовала ему. Но все было справедливо. Она пришла сюда двадцать первой. Она прозевала свою удачу, провисев несколько лишних минут на телефоне. Кому интересно, что она разговаривала с сиделкой? Кому объяснять, что рухнула единственная надежда на встречу с человеком, которого она впервые за семнадцать лет могла назвать родным?

«Лети самолетом», — посоветовал Марк. Если бы все было так просто. Она дала обещание, а теперь, будь все проклято, не сможет сдержать его! И ей придется по телефону объяснить это тому, кто находится за тысячи миль отсюда в пропахшей лекарствами комнате.

Чувство тяжелой безысходности навалилось на Клер и заставило ее опуститься на чемодан. Она закрыла лицо ладонями: плакать нельзя, она не будет плакать…

— Нет, нет, я не хочу! Там так мало места! Я не смогу…— одна из продавщиц выскочила из RV, буквально опрокинув Марка в своем стремлении к свободе. — Там тесно, как в гробу, я отказываюсь от участия… — Девушка с наслаждением вдохнула кондиционированный воздух Молла и соскочила с площадки. Так, одна отпала сразу, — сказала Нэнси. — Значит, к старту допускаются девятнадцать.

— Подождите! — Клер вскочила, схватила чемодан и бросилась к Нэнси. — Соревнования еще не начались, ведь последний человек был снаружи. У вас только девятнадцать участников, а в правилах сказано — двадцать!

Нэнси поджала губы, ее глаза сузились:

— Я умею считать: было двадцать — стало девятнадцать.

— Но правила гласят…

Мэм, леди права, — в их спор неожиданно вмешался Марк, все еще стоящий на нижней ступеньке RV. Он одарил Нэнси очаровательной улыбкой и продолжал: — Я вижу, вы прекрасно разбираетесь в людях и у вас доброе сердце. Эта девушка имеет право использовать свой шанс. Будет несправедливо препятствовать этому. Он наклонился еще ближе к Нэнси и тихо сказал: — Между нами, я не думаю, что она продержится больше нескольких часов и, до того как торговый центр откроется, нас опять останется девятнадцать. А вообще-то говоря, — Марк перешел на шепот, — она может подать в суд. Ситуация спорная, ведь я еще не вошел внутрь автомобиля.

Почему вдруг Марк решил помочь ей, особенно после того, как минуту назад так унизил ее? Клер не дала себе труда задуматься, особенно сейчас, когда у нее появилась надежда попасть в RV.

Видимо, перспектива судебного разбирательства поколебала решимость Нэнси.

— Хорошо, поднимайтесь. Но помните, — произнесла она перед тем, как Клер поставила ногу на нижнюю ступеньку, — я сделала вам большое одолжение.

* * *

Уже в салоне Клер поняла, почему острый приступ клаустрофобии заставил молоденькую продавщицу выскочить из RV. Двадцать человек с багажом заполонили весь салон. Это напоминало автобус в час пик. В спертом воздухе висел запах мужского одеколона и приторно-сладких женских духов. Если бы у Клер не было такой жесткой необходимости выиграть RV, она бы тоже сбежала. Люди подавленно молчали.

Последней в салон забралась Нэнси. Она сморщилась и повернула выключатель кондиционера. Струя прохладного воздуха несколько освежила спертую атмосферу.

— Ну, теперь мы все, наконец, собрались, и состязание можно считать открытым. Для начала несколько основных моментов. Сюда будет доставляться ежедневная газета, а телевизионная антенна принимает все местные каналы. Так что от событий в мире вы не отстанете. Вот это кухня с холодильником и полкой для продуктов. Я буду приносить их в нужном количестве. Единственное, что вам нужно будет сделать, — это составить список. Два ресторана, расположенные в торговом центре, любезно согласились кормить вас ужином в течение нескольких ближайших дней. Естественно, в обмен на освещение в средствах массовой информации.

— Освещение в средствах массовой информации? — переспросил кто-то из задних рядов.

— Да, конечно, забыла сказать. Вас будет снимать бригада местного телеканала Лауфорда для ежедневной «Десятки горячих новостей». Что-то вроде реалити-шоу «Последний оставшийся». Это одно из условий, при котором «Де Люкс Моторс» согласилась предоставить такой дорогостоящий приз. Так что время от времени эти ребята будут совать свой нос в вашу жизнь. Сейчас они как раз едут сюда. На шоссе большая авария, поэтому они опоздали к нашему великому переселению. Возможно, нам придется повторить его для них. — Нэнси тряхнула головой. — Вернемся к правилам и распорядку. Вам предстоит провести здесь вместе некоторое время, так что мы убедительно просим вас быть внимательными и снисходительными друг к другу.

Вы обязаны соблюдать простейшие правила общежития. Никаких ссор, ругательств и непристойностей.

Она виновато взглянула на Марка, как будто была заранее уверена, что он-то ничего подобного не позволит.

— Сон — самая важная вещь в жизни человека, продолжала объяснять Нэнси. — Двое могут спать на кровати, расположенной в спальне, два человека — на раскладном диване в гостиной, еще двое — на лежанке в водительской кабине и по одному на раскладывающихся креслах и откидной кушетке. Для остальных — новое ковровое покрытие великолепного качества. — Она с энтузиазмом притопнула ногой по полу.

Далее Нэнси подробно рассказала, что любой, кто покинет салон, будет дисквалифицирован. Шаг из машины автоматически означает проигрыш. Соревнование будет продолжаться до той поры, пока в RV останется один человек. Именно он будет считаться победителем.

— Последний оставшийся получит этот «Дом на колесах», — сказала она, разводя руками. — Вопросы есть?



— Сколько часов, по вашему мнению, все это может продлиться? — спросила Адель, служащая отдела кредитования.

Нэнси пожала плечами:

— Не знаю. В подобном состязании «Молл оф Америка» двое парней продержались три месяца.

По толпе участников пробежал ропот. Адель обвела взглядом забитое людьми помещение, посмотрела на часы и села к кухонному столу:

— Мне надо быть в банке к двенадцати или брать день за свой счет. Я позвоню боссу.

— В RV нет телефона. Вы можете пользоваться мобильниками, если они у вас есть. Если нет, то я — ваш единственный способ поддерживать связь с внешним миром. — Нэнси мило улыбнулась. — Буду рада сообщать вашим родным, как у вас идут дела. Кроме того, они могут общаться с вами через окно, приходя в наш торговый центр за покупками. Кстати, обязательно скажите им, что сейчас идет грандиозная распродажа оборудования для кемпингов, которая так удачно совпала с нашей рекламной акцией.

Вопросов ни у кого больше не было, и Нэнси, помахав на прощание и пожелав всем удачи, покинула RV.

Клер охватила паника. Девятнадцать чужих людей, тесный салон машины, много дней впереди. Хватит ли у нее сил и выдержки? А если нет?

Цепкий взгляд Маркд нашел ее в толпе:

— Все в порядке?

Она взяла себя в руки и глубоко вздохнула:

— Конечно!

— Конечно! — поддразнил он с улыбкой, почувствовав, что она лжет.

В этот момент раздался громкий голос Милли, дамы с вязанием:

— Я думаю, всем лучше сложить багаж в спальне. Лестер, отнеси туда наши вещи.

Мамаша, кто это назначил вас командиром? — раздраженно буркнул Роджер, тот самый, что женился в прошлую пятницу. Ему был двадцать один год. Слишком молод для семейной жизни, подумала Клер. Она стригла его на прошлой неделе: плоская макушка, подбритые височки. Она не могла понять, что заставило его и новобрачную Джессику провести медовый месяц в RV. Сомнительное начало семейной жизни. Клер допускала риск в карьере, в бизнесе, но не в любви. Нельзя уподобляться ослепленному мотыльку, летящему прямо в огонь. Милли сурово поджала губы:

— У тебя есть другие предложения, сынок?

— Ладно, ладно, — под ее напором Роджер стушевался и отступил. — Но я думаю все-таки, что все вопросы мы будем решать сообща.

В течение нескольких последующих минут не было слышно ничего, кроме сопения и восклицаний типа «прошу прощения» и «позвольте».

— Ну, — сказала Милли, после того, как все разместились, — кто-нибудь хочет сыграть в карты?

Тишина, которая последовала за этим вопросом, лучше всяких слов показала, что думают присутствующие по поводу карточных игр.

Несколько человек протиснулись в кухню, чтобы приготовить себе чашечку кофе. Дэнни, так напоминающий безработного, плюхнулся в водительское кресло, включил телевизор и схватил пульт:

— Вот это круто! Здесь есть все спортивные каналы! — Он немедленно начал щелкать кнопками, по полсекунды на канал, нашел футбол, развалился в кресле и закинул ноги на приборную доску.

— Ты по-прежнему счастлива, что попала на этот рейс?

Клер не заметила, как подошел Марк. Она забилась в самый отдаленный уголок гостиной и повернулась к стене в тщетной попытке хоть на несколько минут уйти от людской суеты. Черт! Он был слишком близко. Клер замерла, стараясь занимать как можно меньше места.

— Конечно. Хотя некоторое время здесь явно будет тесновато.

— Думаешь, сможешь это выдержать? — Марк наклонился к ней, она чувствовала его дыхание на своей шее.

— А ты? — Клер начала слегка задыхаться.

— О да, мне нравится теснота.

Клер отшатнулась так далеко, как только было возможно в таком замкнутом пространстве — всего несколько сантиметров. Но этого было достаточно, чтобы прийти в себя.

— Посмотри, кажется, мы здесь не одни, — она указала на Роджера и Джессику.

Юные новобрачные захватили диван и разложили его во всю длину. Они сплелись в тесном объятии и были готовы немедленно начать медовый месяц. Явственно доносились громкие хлюпающие звуки — молодожены целовались.

— Это не любовь, — с пренебрежением сказал Марк, — это какая-то вольная борьба.

Внезапно Клер расхохоталась. Смех ослабил нервное напряжение, в котором она пребывала все последние дни. Риск, на который пришлось пойти, резкий переход от отчаяния к надежде, сомнения в том, сможет ли она справиться — все это страшно измотало ее.

К разложенному дивану с негодующим видом подлетела Милли и с возмущением постучала по спине Роджера своими вязальными спицами. Молодожены разомкнули объятия и сели.

— Немедленно прекратите! — почти прокричала Милли. — Здесь я этого не допущу! Это отвратительно!

— Да ладно, мамаша! Вчера мы поженились. — В доказательство он поднял руку Джессики с обручальным кольцом.

— Тогда снимите комнату в мотеле! Здесь не место для… для этого!

— Мы сняли RV для нашего медового месяца, — парировал Роджер.

Но переспорить Милли было невозможно:

— Начнете медовый месяц здесь, когда выиграете. А пока, я думаю, вы будете спать в передней части салона, а ваша девушка в спальне, на полу. Мы с Лестером спим на кровати и проследим за ней.

— Эй, — встрял в разговор Дэнни, — а кто сказал, что вы спите на кровати?

— Лестер и я — самые старшие из участников, — безапелляционно заявила Милли.

— Ничего подобного! Вовсе не вы. Моя Грейс на шесть месяцев старше! — выкрикнул пожилой мужчина.

Это послужило началом оживленной перепалки, главными аргументами в которой были даты рождения, записи в больничных картах и демонстрация вздувшихся вен на ногах.

Марк пробрался на середину комнаты и, перекрикивая общий шум, громко произнес:

— У меня есть предложение, как поделить спальные места.

Клер с удивлением подняла глаза: с каких пор Марк начал брать на себя труд в решении чужих проблем? В старших классах он никогда не был лидером и всегда уходил от проблем. А сегодня он то уговаривает Нэнси, то готов принять участие в трудных переговорах о распределении кроватей. Просто какой-то положительный герой. Не похож на прежнего Марка. Что-то хорошее произошло с ним после возвращения из Калифорнии?

Все замолчали и уставились на него. Он взял колоду карт с кухонного стола, перемешал ее и поднял над головой.

— У нас есть три двухместные кровати: в спальне, в гостиной на диване и в водительской кабине — и три одноместные: два кресла и откидная кушетка. Итого ночью с комфортом могут выспаться девять человек. Каждый вечер мы будем тянуть по карте и согласно им занимать эти места. Годится?

Кое-кто недовольно заворчал, но в общем все были согласны. Марк обошел всех по кругу и дал возможность каждому вытащить одну карту. Когда подошла очередь Клер, он сказал с улыбкой:

— Может быть, это окажется джокер?

— Спасибо, но один раз сегодня мне уже повезло, — она взяла самую верхнюю карту. Валет крести. Что ж, у нее есть неплохой шанс выспаться. После прошлой бессонной ночи это было бы очень кстати.

— Я вытащила туза! — закричала Милли, когда Марк подошел к ней. — Лестер, что у тебя?

Тот показал двойку бубен, и лицо у Милли вытянулось.

— Я не могу спать с посторонним мужчиной. Это будет…

Вы всегда можете выбрать кресло, — примирительно сказал Марк и вытащил из колоды свою карту. Он смотрел на нее несколько секунд, видимо, что-то обдумывая, потом сунул в задний карман джинсов и положил оставшуюся колоду на стол.

— Сейчас давайте определимся со спальными местами.

Клер очень надеялась, что ей достанется одно из кресел. Ну, раз уж не посчастливилось улечься с Лестером!

У Адель был король червей, но после короткого раздумья она сунула его обратно в колоду.

— Сейчас уже одиннадцать. Из-за этого мероприятия я могу потерять работу. Тем более, что я не уверена в победе. Уж лучше я пойду. — Она взяла свою сумку и, не прощаясь, вышла из салона.

Теперь Клер оставалось переиграть восемнадцать человек. Конечно, уход одного не прибавил в RV свежего воздуха и пространства, но это только начало. Может быть, после ночи, проведенной на полу, другие тоже уйдут? Доктор выглядел очень озабоченным — его уже дважды вызывали по пейджеру, и он явно не предполагал, что условия будут такими трудными, а состязание столь длительным. Три домохозяйки, передавая друг другу мобильник, звонили домой и проверяли детей. Одна была готова уйти прямо сейчас, потому что ее маленький Джимми упал с качелей и разбил коленку. Клер слышала, как она обсуждала это по телефону.

— Клер, что ты вытащила? — голос Марка вернул ее мысли к картам.

— Валет.

— Тогда выбирай: ты можешь лечь с охранником в спальне, с милой продавщицей Тайни на диване или… — он полез в карман и вытащил королеву, — в водительской кабине со мной.

У Клер на мгновение мелькнула мысль, уж не смошенничал ли Марк, чтобы оказаться с ней в одной постели? Нет, это было невозможно. Их отношения всегда были непростыми.

Широким шагом она пересекла комнату и вручила своего валета Лестеру.

— Спасибо, мисс, — он взял карту своей скрюченной морщинистой рукой, — вы очень добры.

— Лестер, занимай кресло рядом со мной! — закричала Милли, но он не обратил на нее внимания.

— Думаю, что мне лучше лечь здесь, — он указал на диван.

— Я не буду спать со стариком! — Тайни вскочила на ноги.

Милли кинулась вперед и вырвала у нее карту до того, как девушка успела запротестовать:

— Тогда, милая, вы будете спать на кресле, а я составлю компанию моему Лестеру.

Тот в ответ только вздохнул.

Пока продолжалась оживленная дележка кроватей, Клер исподтишка наблюдала за Марком. Она заметила, что он не использовал свою даму и просто сунул ее назад в колоду. Почему? Она не могла найти объяснение.

* * *

После обеда Клер уселась на откидную кушетку, открыла свой дневник и начала писать.

«Осталось только пятнадцать человек. Ушел доктор и одна пожилая пара из тех, которые мечтали о поездке во Флориду. И еще мама Джимми уехала делать ему прививку от столбняка. Если все и дальше пойдет такими темпами, то победа не за горами. Дэнни просто прирос к телевизору. Милли, Лестер, Арт и Грейс играют в карты. Тайни получила нагоняй за то, что начала стирать лак с ногтей и отравила ацетоном воздух в салоне. Охранник Мило храпит на кушетке, видимо, привык к ночному образу жизни. Рене и Джон читают, остальные тихо переговариваются. Роджер и Джессика сидят на другом конце кушетки, вид у них не очень счастливый для молодоженов. Марк…»

Клер приостановилась. Марк… Это был не тот человек, которого она помнила в юности. Сейчас он появлялся там, где начинали разгораться страсти, и предлагал разумные решения по урегулированию любых споров: от пользования душем до мытья тарелок. Он был так тактичен и очарователен, что все его слушались. Если бы Клер не знала его репутацию повесы и сердцееда, пожалуй, она могла бы им увлечься… Клер вздрогнула. Что это с ней? В ближайшем будущем подобным праздным мыслям не должно быть места.

В Калифорнии сейчас чуть больше десяти часов. Она достала из чемодана мобильный телефон и прошла в единственное место в RV, где можно побыть в одиночестве — в душевую. Связь была отвратительная, поэтому Клер поднесла аппарат как можно ближе к стеклянному потолку. Треск стал чуть меньше. Один гудок, второй… на четвертом Клер заволновалась. Наконец, после пятого сигнала дребезжащий голос ответил:

— Алло.

— Папа? У тебя все в порядке?

— Да, милая. Просто я боролся с сиделкой.

— Ну и кто же победил? — засмеялась Клер.

— Похоже, что все-таки я, но она требует реванша.

Он закашлялся. Мучительная боль, раздирающая его легкие, тупыми ударами отдалась в груди Клер. Она мысленно воззвала к Богу о милосердии.

— Извини, дорогая.

— Ты выполняешь все указания докторов?

— Ничего не пропускаю. Я очень хочу увидеться с тобой. — Новый приступ кашля начал сотрясать его, но на этот раз, слава богу, он был короче.

— Я тоже, папа, — Клер прислонилась лбом к холодному кафелю стены.

Она знала своего отца Дэвида Свойера только по голосу, потому что ей удалось разыскать его всего лишь четыре месяца назад. Проклятый рак разрушал его, и она могла не успеть увидеться с ним, обнять его, посмотреть, как они похожи, и есть ли у него такой же изгиб на указательном пальце. Семнадцать лет она была сиротой, и вот сейчас…

Он опять раскашлялся, и трубку взяла одна из приходящих сиделок:

— Привет, Клер.

За последние несколько недель эта женщина стала ее большим другом. Она ухаживала за отцом, делая для него то, чего не имела возможности делать дочь. И она была единственным связующим звеном между ними, пока отец приходил в себя после операции.

— Как он?

Лучше, чем можно было ожидать в его положении. Во всяком случае, так говорит доктор. Операция прошла успешно, но теперь ему предстоит курс химиотерапии. Ее предполагают начать через две недели, когда он немного окрепнет. Конечно, пока он прикован к постели, но скоро ему будет полегче. Клер знала, что химия ничего не гарантировала. Что вообще можно гарантировать при раке легких! По тому, как кашлял отец, Клер поняла, что может понадобиться не один курс.

— Скоро я буду у вас.

Скоро… Если она не станет обладательницей RV в ближайшие недели, все ее планы могут рухнуть. Кто знает, как перенесет химиотерапию отец…

— Мы заботимся о нем. И потом, он дома, а не в больнице. Здесь и стены помогают.

— Я знаю. Я очень благодарна вам за все, что вы делаете. — Клер слышала кашель отца.

Когда он снова заговорил с ней, его голос звучал слабее:

— Я хочу сказать тебе «до свидания». Я устал, родная.

Клер обхватила трубку, как будто через пространство хотела сжать руки отца. Если бы она могла быть рядом, чтобы хоть немного облегчить его страдания!

— Я поняла, папа. Пожалуйста, береги себя, я скоро приеду.

— Ты еще не передумала… — он сделал паузу, чтобы перевести дыхание. — Мы поедем в отпуск?

Клер закусила губу:

— Даже не сомневайся.

После того как они попрощались она закрыла глаза и долго стояла с телефонной трубкой в руке. Слеза скатилась по ее щеке, потом еще одна, потом все накопившееся горе хлынуло наружу целым потоком. Клер гордилась своей выдержкой и спокойствием, она могла одним взглядом приструнить разошедшегося пьяницу, могла дать отпор мужчине, нарушившему границы пристойного, она последней покинула салон красоты пять лет назад во время внезапного урагана. И никогда за всю жизнь она не плакала столько, сколько за последние четыре месяца.

— Клер, ты в порядке? — в душевую вошел Марк. Наверное, она забыла закрыть дверь. — Я стучал, но ты не отвечала. Я услышал, что ты…

Клер взяла себя в руки. Нечего распускаться и ждать от кого-либо помощи и защиты. Она быстро вытерла слезы и повернулась к Марку.

— Да, я в порядке. Просто решила посмотреть на окрестности через стеклянный люк душевой.

Она выглянула наружу и увидела белый потолок торгового центра. Яркий свет двух встроенных ламп ударил ей в лицо.

Ты выглядишь расстроенной. Что-то случилось?

— Нет. Ничего. — Она засунула телефон в задний карман джинсов и собралась выйти из кабинки.

— Подожди, не ходи туда, — он коснулся ее руки, пытаясь остановить. Сердце в груди Клер подскочило и ухнуло куда-то вниз. Все это расшалившиеся нервы. Она замерла. — Прибыла телевизионная команда. Прямо перед их приездом ушли еще три человека: две оставшиеся домохозяйки и охранник. Мамаши устали от телефонных переговоров с мужьями и нянями, а секьюрити заявил, что не может выспаться в такой суматохе. Так что нас осталось двенадцать.

Итак, еще одиннадцать человек должны уйти, прежде чем ей достанется RV.

— Постарайся сделать веселое лицо, — посоветовал Марк. — Ребята с телевидения будут брать интервью у каждого. Им интересно, почему мы здесь очутились и как собираемся выживать друг друга.

Он смотрел на нее с легкой улыбкой. Они стояли друг напротив друга в крошечной душевой. От Марка веяло такой спокойной силой, что на секунду Клер захотелось прижаться к его широкой груди и рассказать обо всех своих проблемах и заботах. Слишком долго она была одна. Ореол сильной женщины, окружающий ее на протяжении всей жизни, внезапно превратился в тяжелое ярмо и разом навалился на хрупкие плечи.

— …И предупреждаю тебя, они копаются в грязном белье. Это, знаешь ли, повышает рейтинг.

Клер указала на душ:

— Я только что оттуда, так что грязного белья на мне нет.

Она подняла на него глаза и постаралась улыбнуться, но улыбка замерла у нее на губах. Взгляд Марка потемнел и стал глубоким, хотя голос оставался ласковым и поддразнивающим:

— Разве ты не знаешь, что перед тем, как принять душ, надо раздеться? — Он протянул руку и коснулся маленькой выемки на ее шее, прямо возле ключицы. — А то некоторые части тела могут остаться непромытыми. Его пальцы ласково и дразняще пробежали по ее обнаженному плечу и приспустили бретельку топика.

Понятно. — Клер бросило в жар, дыхание перехватило. — Пожалуй, я пойду, — тихо произнесла она, но не двинулась с места. Палец Марка, скользящий по кромке ее топика, заставил забыть о реальности. Она не отрываясь смотрела в лицо взрослого, совершенно незнакомого ей мужчины. Его черты заострились и приобрели хищное выражение. Щеки и подбородок покрывала легкая щетина.

— Я могу потереть тебе спинку… А потом ты… У меня вот тут есть местечко, куда я никак не могу дотянуться, — он указал себе за спину и начал мягко наступать на нее, увлекая к кабинке душа. — Если ты будешь так добра и поможешь мне… Здесь как раз хватит места для двоих…

Стоп. Это Марк, напомнила себе Клер. За долгие годы, прожитые по соседству, она имела массу возможностей убедиться, что моногамность свойственна ему в той же степени, как и павиану. Ей уже двадцать восемь лет, краткая серия свиданий не представляла для нее интереса. Кроме того, постоянно сталкиваясь на улице с подружками Марка, она изучила его вкусы — это всегда были молоденькие пухлые хохотушки. Она не подходила под этот тип. То, что сейчас Марк проявляет к ней интерес, может означать две вещи: первое — ему просто скучно; второе — это какой-то тактический ход, чтобы побыстрее избавиться от нее в ходе соревнования. Следовательно, ее главная задача — не попасться в сети этого ловеласа с очаровательной улыбкой и нежными пальцами, иначе ее мечтам и надеждам никогда не суждено будет сбыться. Подобное уже однажды произошло в ее жизни с Тревисом. И каков же был результат? Разбитое сердце и куча неоплаченных счетов — вот что осталось ей после того, как он кинулся в следующее любовное приключение. Больше она подобной ошибки не совершит. Никогда.

Опустив глаза, Клер протиснулась мимо Марка. Он негромко окликнул ее, но она не обернулась:

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Марк выждал пару минут и выскользнул из душевой. Похоже, никто не обратил внимания на то, что они с Клер провели некоторое время наедине. Народ увлеченно давал интервью, не желая упустить случай несколько секунд покрасоваться на экране. Все происходящее напоминало съемки мыльной оперы: яркий свет, суета, расплывшийся от жары грим на лицах, назойливый журналист и множество сентиментальных историй. Каждый хотел искупаться в лучах славы и испытать бремя популярности. Марк постарался незаметно пробраться в спальню за своим ноутбуком. Ему уже довелось однажды испробовать вкус славы, и он категорически не желал повторения.

Он уселся у кухонного стола подальше от телевизионных камер и открыл ноутбук. Первым делом он набросал коротенькое электронное письмо:

«Люк, уже осталось двенадцать участников, так что, возможно, я окажусь дома раньше, чем мы рассчитывали. Среди нас несколько пожилых пар (одна дама по имени Милли готова ради победы заколоть всех своими вязальными спицами), парочка молодоженов и несколько наших общих школьных знакомых. Борьба предстоит захватывающая и непредсказуемая. Буду держать тебя в курсе».

Он специально не стал ничего писать про Клер. Во-первых, узнав, что она здесь, Люк примчится, чтобы убедиться в этом своими глазами, а во-вторых, Марк еще не разобрался в тех чувствах, которые вызывало в нем их совместное пребывание в RV.

Вместо этого он задал вопрос о своей машине, щелкнул клавишей «Отправить» и открыл файл с инструкцией пользователей, над которой работал. Если ему удастся в ближайшие два дня закончить ее и переслать по электронной почте, то можно будет считать, что он сделал первый взнос в восстановление их бизнеса. А после того как он выиграет и продаст RV, сможет окончательно расплатиться с Люком. Они вернутся в Калифорнию, опять откроют собственное дело, и Марк, наконец, почувствует себя полноправным партнером.

Его внимание отвлекла банда телевизионщиков. В данный момент они пытали Рене, но та явно получала от этого удовольствие.

— Итак, мисс Анжело, почему вам так необходим RV? — с улыбкой наклонился к ней журналист.

— Я собираюсь подарить его моему дедуле, чтобы, выйдя в отставку, он смог попутешествовать по нашей стране.

Она выглядела искренней, но Марк прекрасно помнил, что для Нэнси был озвучен сюжет про бабулю, которой необходимо достойно провести старость. Журналист задал ей еще несколько вопросов про мнимого деда, и Рене отвечала на них со скорбным выражением лица. Видимо, она давила на жалость зрительской аудитории.

Экзекуция продолжалась, и репортер постепенно обходил всех, выясняя, откуда они родом и почему хотят победить. Каждый в меру скромности и воображения драматизировал свою историю, приукрашивал ее, добавляя детали и подробности.

Клер с отсутствующим видом стояла среди тех, кто уже успел излить душу перед камерой. Было понятно, что она не спешит погреться в лучах славы и популярности. Черты ее лица смягчились, в глазах стояла грусть. Где могут витать ее мысли? Какие печальные события заставили ее так плакать в душевой? Сколько Марк знал Клер, она всегда была настоящим стоиком и оптимистом.

Он все еще смотрел на Клер, когда свет тысячи ламп ударил ему в лицо.

— Джеймс Кент, — журналист сунул Марку потную ладонь. — А кто вы?

— Марк Доул.

Журналист, юркий молодой человек с легким тиком в левом глазу, быстро пролистал несколько страниц в своем ежедневнике, где было краткое досье на каждого.

— Мы получили от Нэнси список участников и теперь вносим некоторые уточнения, — пояснил он с присущим репортерам стремлением все сделать ясным. — Так, вы готовы?

— Нет, я занят, я работаю, — Марк указал на открытый ноутбук.

— Это займет не более пяти минут, обещаю.

Марк кивнул и прикрыл глаза, когда яркий свет прожекторов снова ударил ему в лицо и почти ослепил его.

— Мистер Доул, вы имеете прекрасную репутацию в этом городе. — Джеймс заговорил в микрофон, и его голос зазвучал неожиданно глубоко и сильно. — Двукратный абсолютный чемпион по футболу и бейсболу, победитель трековых гонок штата, на протяжении нескольких лет самый популярный спортсмен года сначала среди юниоров, потом среди взрослых…

— Это было несколько лет назад, — перебил его Марк.

— Когда вам было десять лет, вы спасли мальчика, провалившегося под лед…

— Нечего говорить о событиях двадцатилетней давности.

— Есть о чем говорить, мистер Доул. Вы герой. И не забудьте рассказать про ключи от Лауфорда, которые вам вручил мэр в благодарность за этот поступок, — Джеймс сунул мохнатый микрофон прямо под нос Марка.

Шея Марка покраснела так, будто ему грозило удушье:

— Я не герой, я обычный человек.

— Нет, мой друг, вы легенда! — Джеймс слегка усмехнулся. — А сейчас скажите мне…

— Найдите себе другого рассказчика, — Марк отодвинул микрофон, резко встал и прошел в другой конец салона. Но избавиться от назойливого журналиста было не так-то просто. Он неотступно следовал за Марком.

Вы самая загадочная страница в этой сказочной истории, — произнес он мягким, вкрадчивым голосом. Микрофон был в стороне, так что их разговор не записывался. — Герой маленького городка, суперзвезда атлетики, Золотой Мальчик без права на ошибку отправляется в Калифорнию, чтобы найти свое место в жизни и терпит…

— Как вы об этом узнали?!

Джеймс фыркнул:

— Моя профессия — репортер. Иногда она кажется мне чертовски увлекательной. Вы Ахиллес, и моей задачей было найти вашу пяту.

Марк повернулся к нему спиной:

— Идите пытать кого-нибудь другого, я не буду разговаривать с вами.

Джеймс придвинулся к нему вплотную и перешел на шепот:

— Честно говоря, большинство этих людей интересны так же, как тараканы. А мне нужна наживка, крючок, то, что зацепит зрителей и заставит их каждый вечер включать телевизор. Никакая мыльная опера не может сравниться с реальной жизнью. И чем больше мне удастся из этого выжать, тем выше будет наш рейтинг. — Он взял микрофон и опять придвинул его почти под подбородок Марку: — Ну, а сейчас готовы ли вы рассказать нам вашу версию происшедших событий?

— Нет! — Марк отодвинул микрофон и вытер вспотевший лоб. — И если вы вздумаете использовать хоть что-то из моей истории для вашей мерзкой передачи, то я высеку вас и вышвырну на главную площадку этого торгового центра.

Джеймс коварно улыбнулся и покачал головой:

— Ничего не выйдет. Вспомните анкету, которую вы заполняли при регистрации, и перечитайте внимательно последнюю страницу, приятель. Там сказано, что в обмен на право участвовать в состязании «Последний оставшийся» вы предоставляете торговому центру право в рекламных целях использовать ваш портрет, историю вашей жизни и душу, если потребуется.

Он махнул оператору, и тот опять включил свет. Давайте начнем с того места, где мы остановились.

Марк молча прошел мимо них, почти задев оператора, взял ноутбук и направился назад в единственное уединенное место в этом переполненном железном ящике — в душевую.

* * *

Достаточно было одного взгляда на Марка, чтобы понять, что журналист явно перегнул палку. Во всяком случае, для первого раза. Видимо, Джеймс Кент тоже понял это и прекратил преследование, занявшись следующим участником.

Клер коснулась руки Марка, когда он проходил мимо.

— Ты в порядке?

Это был просто жест участия, продиктованный их прошлой детской дружбой, но ее как будто ударило током. Он остановился и взглянул на нее:

— Нет, я не в порядке. Ты хочешь мне что-то сказать?

— Можно просто поболтать.

Сейчас его глаза цветом напоминали разбушевавшийся океан. Она прошла в кухню и встала у барной стойки на безопасном от этой стихии расстоянии.

— Ну… — неуверенно начала она и замолчала.

— Это все? — Он посмотрел на нее вопросительно.

— Господи, ну хочешь, я подготовлю вопросник на десяти листах?

Марк почувствовал, что внутри него начал закипать смех. Секунду он сдерживался, но потом расхохотался. Черты его лица разгладились, а взгляд стал мягче.

— Большинство женщин не нашлись бы, что ответить. Они бы просто начали донимать меня, пока я все не выложил.

— Разве ты не заметил, что я не похожа на большинство твоих знакомых женщин?

Он опять рассмеялся:

— Ты удивляешь меня.

— Приятно думать, что я не разучилась это делать, — улыбнулась Клер.

— Помнишь, когда мы учились во втором классе, случилась забавная история в столовой. Я нечаянно толкнул четвероклассника, кажется, его звали Томми Андерхилл, и он опрокинул свой поднос с пудингом. Назревала драка, а так как я тогда был тощим коротышкой, то исход был понятен заранее. И тут как фурия влетела ты и в таких выражениях объяснила Томми, куда ему следует идти и что ему следует там делать, что после немой сцены все тихо разошлись.

— Да, я была тогда на две головы выше вас, вы прозвали меня амазонкой.

— Одному богу известно, где ты набралась таких слов в восемь лет, — покачал он головой.

Мой отчим выражался очень колоритно. Он был дальнобойщиком. Когда он в редкие дни находился дома, то обычно лежал на диване и подбадривал меня подобными выражениями, пока я занималась хозяйством.

— Эйб был твоим отчимом? Я думал…

— Все думали, что он мой отец, но это не так.

Между тем, Милли и Лестер продолжали играть в карты и потихонечку подслушивали, Роджер и Джессика расположились на софе и опять пытались заняться лав-реслингом, а Дэнни сменил диспозицию и теперь любезничал с Тайни. Из спальни доносился храп и звуки телевизора: Арт спал, Грейс наслаждалась мыльной оперой. Рене занялась полировкой ногтей, Джон демонстрировал перед камерой фотографии своих детей.

— Я не знал этого, — сказал Марк тихо.

Клер внимательно изучала шашечки на полу. Она чуть-чуть подвинулась к Марку, так, чтобы Милли не могла ее слышать.

— Ничего, все уже закончилось. Эйб умер пару месяцев назад. Его трейлер на полном ходу врезался в дерево. Он был пьян.

— А твоя мать… она умерла, когда тебе было десять, верно?

— Одиннадцать, — произнесла она отрывисто. — Послушай, вообще-то мы собирались говорить о тебе, почему все, в конце концов, съехало на меня?

Клер оттолкнулась от стойки, подошла к раковине, достала с полки пластмассовую чашку и налила воды в чашку.

— Чем этот журналист так рассердил тебя?

— Ничем.

Она круто повернулась.

— Замечательно! Значит, когда речь заходит обо мне, я должна выворачивать душу наизнанку, а как только разговор касается тебя, ты закрываешься, как устрица.

Она отпила немного и поставила чашку на стойку.

— Здесь достаточно длинных ушей. — Клер кивнула на Милли и Лестера.

Марк улыбнулся и жестом поманил ее за собой. Они пересекли холл и нырнули в маленькую нишу, образованную внешней стеной душевой.

Они стояли, почти прижавшись друг к другу в полутемном алькове. Клер увидела, как дружеское сочувствие в глазах Марка меняется на… пожалуй, это выражение можно было бы назвать… страстью? Господи, у кого-нибудь другого, но только не у Марка. А Марк смотрел в обращенное к нему лицо Клер и понимал, что более близкой, понятной и красивой женщины ему еще не приходилось встречать. Он первым пришел в себя:

— Послушай, атмосфера здесь становится все более роковой, я чувствую, что начинаю терять голову. — Его глаза сузились, взгляд стал нежным и растерянным. — Может быть, нам следует рассматривать происходящее как начало серьезных отношений?

— Отношений? — Клер рассмеялась. — Марк, ты не способен к серьезным отношениям. С женщинами ты ведешь себя как курильщик, который знает, что это вредно, но не желает отказаться от своей пачки сигарет в день.

— Ты действительно считаешь, что я не могу серьезно относиться к тебе?

Слушай, ты хоть раз с того момента, как начал бриться, задумывался о семье? Я знаю тебя с детства. Давай посмотрим правде в глаза: ты не тот материал, из которого может получиться приличный муж.

Его лицо окаменело.

— Я полагал, что ты понимаешь меня чуточку лучше. Но ты, видимо, считаешь, что знаешь обо мне все.

Ложе из гвоздей и то было бы удобнее того места, где выпало спать Марку в первую ночь на борту RV. Он засунул даму обратно в колоду, поэтому кровать, которую он так рассчитывал разделить с Клер, заняли Арт и Грейс с их валетом и десяткой.

Ворочаясь на холодном жестком полу, покрытом тонким ковролином, Марк размышлял о том, что помешало ему пригласить в кровать милашку Тайни или даже Рене, которая вечером буквально зажала его в угол и пятнадцать минут рассказывала, как он возмужал и похорошел с возрастом. Вместо этого он лежит между двумя стульями в обеденной зоне, укрытый шерстяным" платком ручной вязки производства Милли.

Торговый центр предусмотрел все, кроме достаточного количества одеял и подушек. Как они могли забыть об этом, ведь предполагалось, что народу будет гораздо больше! Оставшиеся двенадцать человек пока держались неплохо, особенно Клер, это Марк вынужден был признать. Он никак не мог выбросить ее из головы.

Клер всегда отличалась редким умением схватывать суть вещей и давать им четкие определения. И на этот раз она попала в точку. Он был негодяем, для которого главное — количество одержанных побед. Всю жизнь он охотился на женщин и действительно не пропускал ни одной юбки. В ранней юности девчонки соглашались встречаться с ним, потому что он был местной знаменитостью. Его фотографиями пестрели все газеты Лауфорда: вот Марк Доул с мэром, а это он на треке, а это футболист года, а это бейсболист месяца.

Последние несколько месяцев после смерти Мэри Марк начал по-новому смотреть на женщин. Возможно, психология объясняет это как особый феномен близнецов, но, похоже, мысли Люка проникли в его сознание. Все чаще Марк задумывался о семье, детях, собственном доме.

Но ни одна из знакомых Марка не подходила на роль жены. Для всех этих девушек он был только великолепным экземпляром самца, предметом зависти подруг и ничем больше.

Господи, ему нужна женщина, у которой окажется достаточно ума, опыта и такта, чтобы увидеть и понять его душу. Женщина вроде Клер…

Марк сбросил с себя платок, вскочил и подошел к холодильнику. Он достал банку пива и, прежде чем закрыть дверцу, залпом отпил половину. Рассеянный свет упал в гостиную, и Марк увидел его отражение в глазах Клер. Она лежала на разложенном кресле, свернувшись калачиком, положив голову на согнутый локоть, и смотрела на него. Марк был уверен, что минуту назад она спала, значит, он нечаянно разбудил ее.

Клер села, и Марк отвел взгляд, не позволив себе убедиться в том, что ее прозрачная ночная рубашка необычайно сексуальна. Клер накинула короткий халат и вышла в кухню.

— Что ты здесь делаешь?

— Не могу заснуть. В обезьяннике и то, наверное, было бы удобнее.

Клер тихо засмеялась в ответ. В полутьме она казалась другой, более нежной и уязвимой.

— Пиво еще осталось?

Он кивнул и открыл холодильник. Янтарный свет упал на ее лицо, сгладил резкость черт, развеял выражение сарказма и насмешки. Она наклонилась, достала бутылку легкого пива, отвинтила крышечку и бросила ее в мусорное ведро.

— Когда все закончится…

— Когда я выиграю, ты хочешь сказать, — для большей убедительности она выставила вперед бутылку, прежде чем сделать глоток.

— Когда все закончится, согласишься ли ты встретиться? — выпалил он скороговоркой. И добавил медленнее: — Ну, сходить на свидание. Со мной.

От неожиданности Клер подавилась и закашлялась, чуть не забрызгав Марка пивом.

— Что ты сказал?

— Не притворяйся, что не понимаешь. Ну, ты, я, ужин. Может быть, прогулка на машине. Ну, как говорится, первые шаги брачных игр. — Черт, он готов был провалиться сквозь землю. В каком справочнике по зоотехнике он выкопал такое выражение?

Клер вытаращила глаза:

— Это что-то новенькое, такого мне еще не предлагали.

Марк шагнул к ней, взял у нее из рук пиво и поставил обе бутылки на стойку.

— Послушай, я… — он остановился и понял, что волнуется. — Я хочу пригласить тебя на свидание, когда все закончится.

Клер прищурилась и не отвечала несколько секунд. Наконец, она произнесла:

— Много лет назад у нас был не очень удачный опыт, не помнишь? Тогда все закончилось, не успев начаться. Мы не подходим друг другу.

— Не надо так категорично. Нам было по шестнадцать, что мы понимали!

— Не думаю, что многое изменилось.

Клер встала спиной к окну, и слабый свет, проникающий в RV снаружи, создал причудливый ореол вокруг ее волос. От них исходил запах ванили и домашней выпечки. Забыв обо всем, Марк шагнул к ней и взял ее лицо в ладони. Какая мягкая и нежная кожа. Яростное желание неукротимой волной поднялось в нем. Он сглотнул, понимая, что всего несколько сантиметров разделяют их в темноте крошечной кухни.

— Многое изменилось, Клер.

Ее сердце билось так, что она боялась пошевелиться, она даже не могла дышать. Потом Клер отвела его руки, и волшебная связь между ними разрушилась.

— Я многое понял за прошедший год.

— Слушай, Марк, а почему бы тебе сначала не потренироваться на собачке? Заведи себе щенка, заботься о нем, корми его, будь внимателен к нему. Попробуй взять на себя хоть такие обязательства, прежде чем обещать женщине то, чего ты не в состоянии исполнить.

Его лицо окаменело. Он открыл ей душу, хотел убедить в серьезности своих намерений, а она одной насмешливой фразой уничтожила и растоптала его.

— Кто-то не сдержал своих обещаний с тобой?

— Помнишь Ленни Хартфорд?

Он отрицательно покачал головой.

— Не удивительно. Подумаешь, еще одно невыполненное обязательство. Зато я помню. И Ленни будет помнить всю жизнь. Вот почему я не верю тебе. И ни одному другому мужчине. — Она взяла бутылку с пивом со стойки. — Советую тебе хорошо выспаться перед завтрашней дорогой домой.

* * *

«День второй, — написала Клер в своем дневнике. — Оставшиеся двенадцать претендентов всерьез обдумывают способы убийства соперников. Места так мало, что мы буквально сидим друг у друга на голове, и характеры от этого явно не улучшаются. Апофеозом утренних событий стало посещение душевой. Кроме меня на нее претендуют Арт, Грейс, Милли, Лестер, Роджер, Джессика, Рене, Дэнни, Джон, Тайни и Марк. Хотя последний готов уступить каждому, кто его попросит. Но стоит ли доверять его искренности?»

Она захлопнула дневник, потому что не знала ответ на этот вопрос, и глубоко вздохнула. Последние полчаса Клер провела, сидя на чемодане в крошечном закутке перед душевой и все больше раздражаясь на Дэнни. Парень явился в RV с бумажным пакетом, в котором были все его вещи. И вот сейчас он уже тридцать минут сидел в душевой, распевая песни из репертуара Синатры. Сначала он пел, перекрикивая шум воды, потом закрыл кран, немного помолчал, и залился с новой силой. Клер недоумевала, что он там делает так долго.

На кухне Милли готовила какое-то отвратительное месиво, источающее запах рыбьего жира и отрубей. Она тщательно сбивала его миксером до образования однородной массы зеленого цвета.

Клер поднялась с чемодана и забарабанила в дверь душевой:

— Дэнни, что ты там делаешь? Умер ты там, что ли?

— Выхожу через минуту! — То же самое он говорил и десять, и пятнадцать минут назад.

— Пятьдесят девять секунд, — Клер начала обратный отсчет, — пятьдесят восемь, пятьдесят семь…

— И что произойдет? — раздался из-за двери заинтересованный голос Дэнни.

— Я войду внутрь и выволоку тебя силой. — Она опять стукнула в дверь и продолжала считать: — Пятьдесят шесть… пятьдесят пять…

— Хорошо, хорошо, дверь отворилась, и на пороге появился Дэнни, весь в клубах пара. — Душ в твоем полном распоряжении.

— Горячая вода еще осталась?

Он пожал плечами и глупо улыбнулся в ответ:

— Извини.

Клер сдержалась только потому, что рядом была Милли, и втащила чемодан внутрь. Перед тем как захлопнуть дверь, она поймала быстрый взгляд Марка. Он сидел в спальне в конце салона перед ноутбуком и столбиком записывал какие-то цифры в своем ежедневнике. На мгновение она подумала, как он не похож на всех остальных обитателей RV.

Прошлой ночью Клер спала не больше пяти минут. Стоило закрыть глаза, и она опять ощущала его ладони на своих щеках и вспоминала хвойный запах одеколона. Никогда раньше Клер не испытывала к Марку подобных чувств.

У Клер был печальный опыт. Однажды мужчина уже говорил ей красивые слова и предлагал помощь и поддержку. И ушел из ее жизни не попрощавшись, стоило появиться другой женщине, способной платить по его счетам. Романтика исчезла, как только ее перебили трудности будничной жизни.

Она уже шагнула в душевую, когда услышала, как Марк выругался. Он резким движением вырвал лист из ежедневника, скомкал его и швырнул в угол. Вид у него был расстроенный. Оставив чемодан в душевой, Клер решительно вошла в спальню:

— Помощь нужна?

Он вскинул голову резким движением, отчего взъерошенные волосы растрепались еще больше, и взглянул на нее:

— Милли готовит какую-то слабительную смесь в кухне. Она приложила массу усилий, чтобы растереть бобы с нутряным жиром. Ты не замечаешь этот запах? Я хотела предупредить тебя, что нам лучше отказаться от завтрака, — сказала она, пытаясь как-то оправдать свое появление.

— Здравая мысль, — произнес Марк и уткнулся в свой ежедневник.

— Над чем ты работаешь?

Марк, знакомый ей по прошлым годам, никогда не работал над чем-либо, кроме добывания девичьих телефонов.

— Удивительная вещь. — Он фыркнул и отбросил ежедневник в сторону.

— В следующий раз советую воспользоваться королевой.

— Что?

— Я видела, как ты засунул свою карту обратно в колоду. Судя по твоему виду, после ночевки на полу тебе потребуется не меньше недели сна, чтобы восстановиться.

Клер села на кровать и неожиданно поняла, как ей самой хочется растянуться на упругом матрасе. Она подняла голову и несколько раз повела ею из стороны в сторону, стараясь снять напряжение в уставших мышцах.

— Если придется выбирать, то настоятельно рекомендую кровать. Кресла здесь отлиты из бетона.

Марк засмеялся и откинулся навзничь на разбросанных подушках за ее спиной. В следующую секунду его пальцы нежно сжали шею Клер и, прежде чем она успела запротестовать, забрались в волосы и начали осторожно массировать затылок. Все напряжение предыдущей ночи и дискомфорт утра покинули Клер. Она закрыла глаза и расслабилась:

— Как хорошо…

— Ложись рядышком, мы сможем немножко поспать, — голос Марка звучал низко и глубоко.

Клер вздрогнула и повернулась к нему лицом:

— Можешь ты провести хотя бы пять минут радом с женщиной, не стараясь затащить ее в кровать?

— Ты всерьез считаешь, что я рассчитывал переспать с тобой, когда вытащил даму?

— Да, или ты предлагал платонические отношения?

Он покачал головой.

— Клер, ты была самым удачным и единственным моим опытом платонических отношений с женщиной.

Он поднял руку, отвел с ее лица непослушную прядку и аккуратно убрал ее за ухо. Это был абсолютно дружеский, совершенно не сексуальный жест, и все же…

— Ты даже не представляешь, как я хочу обнять тебя, поцеловать и заняться с тобой любовью…

Клер видела сильные руки Марка, его запрокинутое лицо, исполненное тихой нежности и грусти. Всем телом она ощущала упругую постель за спиной и то волшебное чувство искушения, которое создавали его слова. Впервые в жизни она не знала, что сказать.

— Марк… — но ни одно возражение не слетело с ее губ.

— Вчера я предложил тебе разделить со мной постель только из дружеских побуждений.

Клер прикусила губу, кивнула и вышла из спальни.

За секунду до того как она взялась за ручку двери душевой, туда с проворством, удивительным для вечно спящего человека, заскочил Лестер. Он захлопнул дверь и защелкнул замок.

— Эй, там мой чемодан! — громко возмутилась Клер, но ответа не последовало.

Господи, как она устала от этого RV, от этих людей, от Марка.

— Пустите меня!

— Не шумите, милочка. — Милли положила свою ладонь на руку Клер. — Пять минут назад Лестер съел бобы, и теперь он там надолго, очень надолго.

Клер застонала. Чем скорее она выиграет RV и уедет из этого города, тем лучше!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

«Люк, спасибо, что отогнал мою машину. У меня хорошие новости: к концу второго дня нас осталось десять. Тайни сбежала на вечеринку, а Джон Мэдисон (помнишь его по футбольной команде?) ушел после того, как его дети расплакались под окнами RV. Я провел почти всю ночь над справочником для „Компьютер Солюшнс“ и неплохо продвинулся. Пойду приму душ, если сумею в него пробиться».

Марк вздохнул, захлопнул ноутбук и прошел к душевой дожидаться, пока она освободится. Его мысли были поглощены новой идеей, на обдумывание которой ушло несколько последних часов.

Наконец дверь открылась, и на пороге показался Арт:

— Заходи, приятель, и ни в чем себе не отказывай, он прошаркал в кухню.

— Спасибо, — придерживая свисающую с плеча спортивную сумку, Марк боком вошел в душевую.

Он включил воду, бросил сумку на пол, открыл молнию и начал шарить в поисках туалетных принадлежностей. Так, вот футболка, носки, зубная щетка, электробритва и железная коробка с домашним печеньем. Все. Ни мыла, ни шампуня, ни зубной пасты. Он вспомнил, как вчера подшучивал над большим чемоданом Клер, и ему стало не по себе. Он вывалил вещи на пол, еще раз перерыл их и нашел чистые трусы. Его мама могла бы им гордиться.

Вместе с барахлом Марк затолкал обратно в сумку свое самолюбие и отправился на поиски Клер. Она играла в карты за обеденным столом в компании Грейс, Арта и Милли. Недалеко от них на кушетке мирно похрапывал Лестер.

— Клер, не могла бы ты оказать мне любезность?

Не поднимая головы, она сосредоточенно посмотрела в карты, выбрала короля червей и бросила на середину.

— Да?

Он наклонился и зашептал ей в самое ухо:

— Я забыл захватить мыло и шампунь. И еще пасту.

Клер аккуратно собрала карты в стопку и положила их перед собой рубашкой вверх. Потом медленно повернула голову, посмотрела на Марка и не смогла сдержать саркастической улыбки:

— Конечно, ведь ты не улитка, которая повсюду таскает свой домик, ты — птица свободного полета. Правда, слегка грязноватая. — Она взяла карты и развернула их веером. Был ее ход. Клер вытащила крестовую десятку и звонко шлепнула ею по столу: — Козырь.

— Не позволишь ли ты мне воспользоваться твоим шампунем?

— Ты мой враг, Марк. Разве правильно во время военных действий заботиться о телесной чистоте противника?

— Не надо утрировать.

— Может быть, если я заставлю тебя страдать, ты быстрее избавишь нас от своего общества? — Клер усмехнулась, собрала выигранную взятку и положила перед собой.

Что ж, она права. С какой стати кто-то должен помогать ему? Клер хочет выиграть RV так же сильно, как и он. Ну, может быть, не так, но она относится к тому разряду женщин, кто, однажды наметив цель, двигается к ней, сметая препятствия на своем пути. Черт, но как хочется помыться!

Секунду Марк размышлял, потом задумчиво произнес:

— Пожалуй, у меня есть кое-что, что может заинтересовать тебя. Хочешь сделку?

Она выиграла еще одну взятку и повела в счете. С позиции за спиной Клер через глубокий треугольный вырез кофточки он видел ее бюстгальтер. Черный.

— Что ты можешь предложить?

— У меня есть целая коробка домашнего печенья, которое испекла моя мама.

Клер подняла к нему лицо, готовая расхохотаться:

— Твоя мама упаковала тебе с собой печенье?

— Моя мама любит меня. Она боялась, что я буду голодать.

Клер с трудом удержалась, чтобы не облизнуться. Когда они были детьми, миссис Доул частенько угощала соседских детей поджаристыми печеньями в виде зверюшек.

— Это те маленькие сдобные фигурки, которые она обычно делала на Рождество? С ванилином?

— Да. И в моей сумке их около трех дюжин.

— Вместо зубной пасты, мыла и шампуня.

Марк поднял руки в знак капитуляции:

— Я мужчина и в первую очередь думаю о желудке.

— Клер, — раздраженно позвала Грейс, — твой ход.

Клер выбрала одну из двух оставшихся у нее карт и бросила на стол.

— Ну, ладно. Сколько печений ты мне предлагаешь?

— По одному за каждое помывочное средство. Так как я планирую провести здесь длительное время, то получается по три ежедневно.

— Сделка принимается, — она протянула руку.

Огонь пробежал по его жилам, когда он почувствовал ее ладонь в своей руке. Какие длинные пальцы, нежные, но сильные. Он с трудом удержался от искушения прижаться губами к пахнущей ванилью коже. Он не знал названия ее духов, но теперь узнал бы этот аромат из тысяч других. Вместо этого Марк покорно потряс ее руку и отошел в сторону.

Клер выиграла партию, но почти не обратила на это внимания. Арт сгреб карты и начал перемешивать, когда она встала, резко отодвинув стул:

— Извините, я сейчас.

— Ты не можешь уйти в середине игры, — запротестовала Милли.

— Я сейчас вернусь, — повторила она.

Марк прошел за ней в спальню и помог взвалить чемодан на кровать. Он честно собирался отвести глаза, когда Клер откинула крышку, но быстрый взгляд на ее грудь за карточным столом возбудил его любопытство до такой степени, что все благие намерения пошли прахом. Пока он старался разглядеть хоть что-нибудь под чехлом для одежды, Клер вытащила небольшую пластиковую сумочку на молнии и вручила ее Марку.

* * *

Мысли Клер постоянно возвращались к тому, что сейчас происходило в душевой. Она представила себе, как Марк наливает шампунь на ладони и начинает намыливать волосы. Пена стекает по его рукам, по плечам…

Клер резко отошла от холодильника и села за стол. Разбушевавшиеся гормоны надо привести в норму. Она разложила карты и попыталась сосредоточиться на пасьянсе. В этот момент мимо нее, держась за живот и громко икая, проскочил Дэнни. Он кинулся к душевой и начал ломиться в дверь, что-то громко крича Марку.

В заднем кармане Клер требовательно зазвонил мобильник. Она откинула крышку:

— Да, папа?

— Привет, родная. Звоню узнать, как у тебя дела.

Конечно, мобильная связь была дорогим удовольствием для Клер, но она не представляла, как могла бы обойтись без нее. Неизвестность свела бы ее с ума.

— Это я хочу спросить тебя об этом.

— Почти хорошо. Во всяком случае, лучше, чем сегодня утром. Я думаю, я… — он остановился и закашлялся. — Я должен был предупредить, что у меня все в порядке. Не хочу, чтобы ты беспокоилась.

Клер сжала трубку и закрыла глаза:

— Спасибо.

— Ты знаешь, я не мог сказать тебе этого раньше. .. — Его голос задрожал и прервался.

— Что, папа?

— Я страшно рад, что ты разыскала меня. Это было совершенно неожиданно, и мне потребовалось время, чтобы осознать, как я счастлив иметь взрослую дочь. Я прошу за это прощения.

Я тоже рада, что нашла тебя. — Клер плотнее прижала телефон к уху. Отец был единственным родным человеком. Страшно подумать, что она может потерять его, даже ни разу не увидев. Он замолчал и опять закашлялся.

— Понимаешь, я никогда не предполагал, что у меня где-то есть ребенок. Я очень виноват перед тобой. Приезжай скорее.

— Я приеду так быстро, как только смогу, и мы наконец встретимся, — нежно сказала она на прощание.

До того как ей удалось найти отца, Клер считала себя полной сиротой. Мама умерла семнадцать лет назад, через три месяца после смерти бабушки и дедушки, и у нее не осталось никого из близких. Единственной заботой отчима было пропивать небольшое наследство. Мать завещала ему дом, рассчитывая, что в благодарность он будет заботиться о Клер. Но Эйба хватило только на то, чтобы заложить дом и промотать деньги, потратив их на выпивку и футбольный тотализатор. После его смерти несколько месяцев назад Клер собиралась выкупить закладные, но дом оказался перезаложен дважды. Все, что осталось от Эйба — это долги. Клер была вынуждена срочно продать дом, но этого оказалось недостаточно, и, чтобы полностью расплатиться с кредиторами, ей пришлось вложить все свои сбережения. Сейчас ее счет в банке заблокирован, наличных денег почти не осталось. Она не говорила отцу, что RV — единственная оставшаяся у нее возможность пересечь страну и добраться до Калифорнии. Она сможет жить в нем первое время, пока не найдет работу.

Сомнения и тревога охватили Клер. Страшно, когда нет путей к отступлению. Что будет с ней в случае проигрыша?

Клер оглядела сидящих перед телевизором людей. Она заставит их уйти, чего бы ей это ни стоило.

* * *

«Люк, в следующий свой визит захвати, пожалуйста, побольше маминого сдобного печенья. Здесь это валюта, необходимая для посещения душевой. Сегодня пошел пятый день, и время тянется так медленно, что кажется резиновым. Я довольно успешно убиваю его за составлением руководства для пользователей компьютерной программой. Закончил первую часть и приступил ко второй. И хотя это мне порядком надоело, меня греет мысль, что работа неплохо оплачивается. Надеюсь увидеть тебя сегодня. Не забудь печенье».

Сначала Марк хотел попросить брата принести шампунь и мыло, но потом решил, что одалживать их у Клер гораздо интереснее. Он вздохнул, отправил сообщение и опять уткнулся в компьютер. За прошедшие несколько недель ему удалось заработать около двух тысяч долларов, но требовалось гораздо больше. После продажи RV образуется сумма, как раз достаточная для открытия нового дела. Марк рассчитывал, что, вернув Люка к работе, он сумеет вернуть брата к жизни.

Собственный бизнес — это была идея Люка, которую Марк с энтузиазмом поддержал несколько лет назад. Они всегда были неразлучны и всем занимались вместе: школой, колледжом, спортом, девушками. И конечно, когда брат предложил ему участие в деле, Марк, не задумываясь, принял предложение. На тот момент он еще не определился, чем хочет заниматься в жизни, и был рад появлению цели, которая заставляла бы его бодро вскакивать по утрам и с вызовом смотреть в лицо нового дня.

А потом он все потерял. И деньги, и бизнес. Сегодня главной своей задачей он считал исправление прежних ошибок и восстановление бизнеса. А дальше… Кто знает! Перед глазами возник образ Клер.

Тем временем на борту RV разгорался мятеж. Было время показа «Молодых и богатых», или как там назывался этот сериал. Каждый день в одно и то же время дамы давали решающий бой перед телевизором. Сегодня Милли угрожала физической расправой Дэнни, не желающему переключиться со спортивного канала.

Клер подошла и села на кушетку позади Марка:

— Это становится невыносимым, тебе не кажется?

С самого первого дня она стала для него наваждением. Куда бы он ни повернулся, о чем бы ни подумал, его взгляд и мысли неизменно возвращались к Клер. Ее присутствие заставляло еще больше размышлять над собственной жизнью. Что же он собой представляет? В прошлом судьба всегда была к нему благосклонна и баловала его, как ему казалось, совершенно заслуженно. Он был Марк Доул, разве этого не достаточно, чтобы получать все на блюдечке с голубой каемочкой? До сих пор для некоторых его имя являлось синонимом героизма. Но с годами он все больше чувствовал себя обманщиком. Нет, Клер не была для него запретным плодом, до которого он не мог дотянуться. Она была человеком, ради которого он хотел расстаться со своей прежней репутацией.

Если бы Марк и Люк не были похожи друг на друга как две капли воды, никто не догадался бы, что они братья, настолько различались они во всем остальном. Люк всегда являлся образцом надежности и рассудительности: в школе, в бизнесе, в семье. Ему было свойственно обостренное чувство справедливости, и каждый, кто попадал в круг его общения, мог рассчитывать на внимание и поддержку. Марк отличался в спорте: владел особым броском в бейсболе и был лучшим на дистанции в двести метров. Но там, где требовалась выдержка и умение шевелить мозгами, он никогда не был на высоте. Сейчас Марк слишком стар для спортивных подвигов, но есть ли у него другие таланты?

— Может, стоит попросить Нэнси установить еще одну спутниковую антенну? — спросила Клер.

— Это не в наших интересах, — ответил Марк, радуясь возможности отвлечься от своих мыслей. — Не следует слишком заботиться об удобстве людей, которые являются твоими соперниками.

— Я не подумала об этом, но, вообще-то, никто из них не собирается уходить.

Клер повернулась и посмотрела на толпу в гостиной, открыв взору Марка изящную линию шеи и трогательную ложбинку почти у самых волос. Какой царственный поворот головы, какая нежная белая кожа! Если прижаться к ней губами, она наверняка окажется теплой и гладкой…

— Иногда соперники бывают гораздо привлекательнее союзников.

— Да, иногда, — повторила она тихо. Но, словно испугавшись собственной откровенности, тут же добавила с кислым выражением на лице: — Я хочу, чтобы все они ушли. И чем скорее, тем лучше.

— А что потом?

— А потом я отправлюсь в Калифорнию и начну там новую жизнь.

— Ты уедешь?

— Совершенно точно. Я должна была сделать это еще десять лет назад, но позволила одному типу растоптать мои мечты и надежды. И во что я превратилась? Вершиной моей карьеры здесь стало выкрашивание розовых прядей в седых волосах старых дам.

Клер поднялась и прошла к холодильнику. Марку очень хотелось спросить, из-за кого она потеряла голову. Она всегда была спокойной и выдержанной и казалась не способной на безрассудства.

Она протянула ему содовую. Он откупорил банку и сделал глоток, не в силах отвести от нее взгляд. Все ее движения были необыкновенно грациозны.

— За что ты так не любишь мужчин?

— С каких это пор ты начал интересоваться моей жизнью? — ответила она вопросом на вопрос.

— С тех пор, как ты вошла в мою.

Она отрицательно покачала головой:

— Ты путаешь, мы не вошли в жизнь друг друга. Просто мы случайно оказались в одном RV. — Она села к столу и взяла книгу. — Я не ищу отношений. Я к ним не готова. Не сейчас, когда… — она запнулась, — когда мне надо решать другие проблемы. — Она открыла книгу и углубилась в чтение, совершенно исключив его из сферы своего внимания.

Так. Все идет неплохо. Марк взял содовую и направился в гостиную. По дороге через стеклянную дверь он увидел Люка и Эмили и очень обрадовался брату и племяннице. Он открыл дверь и сел в проеме боком, уперевшись в косяк спиной и согнув колени. Не хватает только, чтобы его обвинили в том, что он покинул RV. Тут же вокруг машины образовалась толпа любопытных, вытягивающих шеи в надежде разглядеть что-нибудь внутри. Широкие плечи Марка закрывали обзор, и через пару минут люди разочарованно разошлись.

— Привет, Меньшее Из Двух Зол, ты как?

Соседи прозвали так Люка потому, что он был наиболее спокойный из братьев. Услышав детское прозвище, тот улыбнулся:

— Я в порядке. — Но круги под глазами и болезненная худоба говорили об обратном. Последний год, со дня смерти Мэри, Люк не был в порядке.

К машине со скучающим видом подошла одиннадцатилетняя Эмили. В ее руках болтался пакет из магазина «Товары для подростков».

— Привет, дядя Марк.

— И тебе привет, утенок.

— А теперь признавайся, — Люк кивнул на RV и вытащил коробку с печеньем, — ты организовал там свой фан-клуб?

— Лучше.

Люк подождал, пока Эмили скроется в ближайшем магазине:

— Лучше, чем веселые девчонки в коротких юбочках, обожающие атлетически сложенных мужчин?

— Ну, от атлетического сложения мало что осталось. Сидячая работа в офисе… — Еще до того как Марк закончил фразу, он успел пожалеть, что она вообще сорвалась у него с языка. Офиса больше не существовало, и было жестоко напоминать об этом брату. Марк почувствовал себя ничтожеством. Он и дальше поступил как ничтожество: постарался замять сказанное и сделал вид, что никто ничего не заметил. — Как бы то ни было, здесь есть несколько человек, без общества которых я бы легко обошелся, но кое-кто помогает мне скоротать время.

— В постели или за игрой в шашки?

— Это Клер Ричарде.

— Клер? Амазонка?

— Она стала очень женственной, — с улыбкой произнес Марк.

Люк с удивлением взглянул на него:

— Похоже, ты относишься к ней серьезно. На тебя не похоже.

— Возможно, я наконец повзрослел. — Даже родной брат воспринимает его как плейбоя, чего уж ожидать от остальных?

— Да, тебе нужна женщина, которая смогла бы помочь тебе остепениться. Мэри была… — Люк резко оборвал фразу.

Марк остро почувствовал, как волна горя захлестнула брата. Он так много хотел ему сказать, но не знал, с чего начать. Можно было начать со слова «извини». Извини, что я потерял огромные деньги, извини, что спустил в туалет все наши начинания, извини, что из-за меня тебе и Эмми пришлось почти пешком возвращаться в Мерси. Извини. Просто и коротко.

Марк провел ладонями по лицу и ничего не сказал. Черт, он обязан выиграть этот RV! Они уедут в Калифорнию, продадут его и попытаются начать все заново. Может быть, тогда ему удастся приподняться в своих глазах и в глазах тех, кто перестал в него верить.

— Кстати, о взрослой жизни: сегодня в полночь наша Кэти родила двойню: мальчика и девочку. Поздравляю, количество племянников неуклонно возрастает.

— Родила? Вот это здорово! Да, они с Мэттом времени даром не теряют, меньше года женаты — и такой результат! — Мысль, что его маленькая сестренка выросла и обзавелась собственной семьей, усилила переживания Марка.

— Она сказала, что видела тебя в вечерних новостях и это спровоцировало роды. Никто не ожидал, что о вас будут делать специальную передачу. Станешь звездой экрана.

— Да, здесь крутится один репортер, который сует нос в чужие дела.

— Пожалуй, нам пора идти. К началу учебного года бабушка с дедушкой подарили Эмили чек на приличную сумму. Ей не терпится размотать денежки. — Люк отыскал дочь взглядом, она стояла у примерочной в соседнем магазине. — Боюсь, это не займет много времени.

— Ладно, спасибо, что зашли, — засмеялся Марк.

Люк кивнул на RV:

— Желаю победы. Может, пока ты здесь, поработаешь над обучающей программой, о которой столько говорил? Кстати, мне удалось разработать переводчик с греческого.

Некоторое время назад, перед тем как приступить к очередному руководству, Марк обращался к этой теме, но у него ничего не вышло. Получалась тарабарщина, и он прекратил попытки, сомневаясь, что вообще возможно создать подобную программу.

— Потрясающе, я не знал, что ты этим занимаешься. У меня получалась сплошная ерунда.

— Зато у тебя есть кое-что другое: ты можешь объяснять сложные вещи простыми словами — так, чтобы люди при этом не чувствовали себя идиотами. Я понимаю, что сейчас ты занят руководством, но наша идея с обучением… — Люк поскреб подбородок. — Помнишь, вначале я отнесся к этому скептически, но сейчас, с хорошим учителем…

— И кто же выступит в роли хорошего учителя?

— Ты. — Он усмехнулся. — Да, да, не возражай, желание сделать все понятным всегда раздирало тебя изнутри. Если я напишу программу на сленге компьютерщика, а тебе удастся переделать ее во что-то, понятное обычным людям, удача в наших руках. Подумай об этом.

— Возможно.

— Не возможно, а точно. — Люк опять взглянул на дочь, которая за стеклом ближайшей витрины увлеченно рылась среди развешанной на плечиках одежды. — Если хочешь приодеться, обратись к нашему отцу. — И, не поднимая глаз на Марка, добавил: — Я устроился на сталелитейный завод.

Марк некоторое время внимательно рассматривал ступеньки RV, потом тихо произнес:

— Но мы оба знаем, что ты способен на большее.

— Мне не приходится особенно выбирать — я должен содержать Эмили. А работа на заводе оплачивается лучше, чем сбор кукурузы в Индиане.

Люк произнес это так, словно речь шла о самых обыденных вещах, но Марк прекрасно знал, каким выдающимся, глубоким умом ученого обладал его брат. Умом, достойным Нобелевской премии. И вот теперь, вместо того чтобы водить мышкой по коврику, он будет плавить сталь. И еще Марк знал, что в происходящем виноват он, который подвел брата в самый трудный для него период.

Люк помахал на прощание и присоединился к Эмили, оживленно обсуждающей что-то с продавщицей. Поникшие плечи Люка резко контрастировали с быстрой жестикуляцией дочери. Марк отдал бы все за возможность повернуть время вспять и снять ношу, которую выпало нести его брату.

— У тебя такой вид, будто ты думаешь о слабительном коктейле Милли.

Клер уселась позади него, скрестив ноги, и протянула тарелку с сырными шариками. В другой руке она держала пластиковую упаковку с малиновым соусом.

— Вот, попробуй, собственного приготовления.

— Когда ты успела? Принесла с собой?

— В моем чемодане еще много интересного, кроме шампуня. — Клер засмеялась, макнула сырный шарик в соус и положила в рот. Она распустила свой хвост, и золотистые волосы рассыпались по плечам, шелковой волной обрамляя лицо и прикрывая треугольный вырез белой футболки с забавной надписью «Женщины имеют право». — Я известный любитель всяческой ерунды вроде чипсов и сухариков. Единственное, чего мне недостает — это печений твоей мамы. И раз уж о них зашла речь, позволю себе напомнить, что сегодня ты задолжал мне три штуки.

— Оно будет в твоем распоряжении, как только я покончу с этим, — Марк выбрал самый толстенький шарик, макнул в соус и надкусил, подняв глаза на Клер. Вид ее рассыпавшихся золотых волос поразил его. Он даже забыл прожевать. — Да, ты умеешь найти путь к сердцу мужчины, — наконец проглотив шарик, сказал он.

Клер засмеялась и положила в рот еще один шарик.

— Я помню, когда в первый раз увидел тебя, — сказал Марк. Картинка из прошлого с удивительной ясностью возникла перед его глазами. — Ты сломя голову неслась вниз по нашей улице на велосипеде. Я был ужасно оскорблен, как раз накануне мне исполнилось шесть, и сам я еще не умел так ездить, а тут пятилетняя девчонка, пролетев, как ураган, остановилась в конце нашей дорожки специально, чтобы подразнить меня.

— Я тоже помню. — Клер закивала и прихлопнула в ладоши в радостном удивлении. — Господи, как давно это было. Только разве тогда мы увиделись впервые? Я думала, мы познакомились у Джимми Брауна, когда я столкнула тебя в бассейн.

— Нет, это была вторая стычка. Странно вспоминать об этом сегодня. — Он раскусил очередной шарик, но вкус показался ему горьковатым. — Ты, наверное, не подозревала, как я злился, когда что-то удавалось тебе лучше, чем мне.

Макнув шарик в соус, Клер двумя пальцами поднесла его ко рту. Алая капелька соуса осталась в уголке ее рта. Сладкая, теплая, искушающая. Марк мог, слегка наклонившись вперед, слизнуть ее и, не прилагая никаких усилий, захватить губы Клер своими губами… Но прежде чем он успел сделать то, чего жаждал каждой частицей своего тела, Клер взяла салфетку и вытерла каплю. Черт!

— Потрясающе, — произнес он слегка охрипшим голосом, имея в виду что угодно, но только не сырные шарики. Клер поняла его буквально:

— Спасибо. Я очень люблю готовить. Знаешь, когда я была маленькой, я думала, что вырасту и открою свой ресторанчик. Но не получилось. Зато сейчас кулинария превратилась в настоящее хобби.

— Клер…

— Да? — Что-то в интонации Марка заставило ее покорно замереть. — Что?

— Я хочу… — он прервал сам себя и замолчал, глядя в ее глаза. — Я хочу… принести мамины печенья прямо сейчас, пока я не забыл.

— Конечно, — искра разочарования мелькнула в ее глазах, и взгляд потух. — Что-то я чересчур разговорилась. Тащи свои печенья.

ГЛАВА ПЯТАЯ

«День шестой. Я провела три ночи на кресле и две на полу, потому что мне не повезло в жеребьевке. В результате моя спина и ноги просто отваливаются, и я готова спать с горбуном из Нотр-Дам, при условии что это будет нормальная кровать, а не железобетонное кресло. Я разложила пасьянс не менее тысячи раз, но не могу отвлечься от мыслей об отце и результатах состязания.

Что касается Марка, то он, конечно очень изменился. Он по-прежнему так же привлекателен, но, по-моему, стал более взрослым. Он утверждает, что совершенно распрощался с имиджем плейбоя, но я пока не очень верю…»

— Это на целый день, — услышав голос Марка за спиной, Клер быстро захлопнула дневник. Он вошел в кухню и аккуратно выложил на стол три шоколадных печенья: — Сегодня заходил Люк и пополнил мои запасы.

Клер всегда нравился брат-близнец Марка. В детстве он был вежливым, серьезным мальчиком с неизменной книжкой в руках. В прошлом году она из газет узнала о смерти его жены Мэри. Как же трудно, наверное, ему одному воспитывать дочь! Но Эмили все-таки повезло больше, чем Клер: несмотря на то что девочка потеряла мать, у нее остался любящий отец и бабушка с дедушкой, которые изо всех сил старались заполнить образовавшуюся пустоту в ее жизни.

— Как Люк сейчас живет? Ему, должно быть, нелегко.

— Не живет, выживает. — Марк сел напротив и сложил печенья пирамидкой. — Им было по семнадцать, когда они поженились. Иногда мне кажется, что сейчас он поднимается по утрам только из-за…

— …из-за Эмили, я понимаю.

— Да. Если бы не она, не знаю, что бы с ним было…

Я понимаю, — тихо повторила Клер. — Когда моя мама умерла, мне было одиннадцать", столько же, сколько Эмили. И хотя прошло почти двадцать лет, каждый день мне слышится ее голос и я мысленно разговариваю с ней. — Она потрясла головой, как бы отгоняя наваждение.

Марк наклонился к ней через стол:

— Поэтому ты никого не пускаешь к себе в душу?

— Иногда пускаю.

Марк недоверчиво поднял бровь, указал пальцем в сторону Клер и произнес с интонацией полицейского инспектора:

— Немедленно назовите его имя.

— Дженни. Помнишь ее? В юности она встречалась с твоим братом Нейтом. Мы жили по соседству.

— Помню, конечно, и еще я помню, как сильно мой младший братишка был в нее влюблен. — Он кивнул, и челка упала ему на глаза. Он поднял руку, чтобы убрать ее, и в этот момент Клер неожиданно для самой себя сделала то же. Их руки встретились, и Клер вздрогнула, как от слабого удара током.

Я… извини… — произнесла она, слегка заикаясь, и удивилась самой себе. Никогда раньше она не страдала подобным дефектом речи и не терялась от смущения, случайно коснувшись пальцев приятеля. — Я хотела…

— Подожди, — Марк успел схватить ее ладонь до того, как она ее отдернула. — Давай поговорим, мы же старые друзья.

— Друзья не разговаривают, держась за руки, это выглядит слишком двусмысленно.

Только если ты испытываешь ко мне какие-то другие чувства, кроме дружеских. — Он набрал в грудь побольше воздуха и почувствовал, как от волнения сердце забилось у него где-то в горле. — Это так?

Челка упорно падала ему на глаза.

— Тебе надо постричься, — Клер поднялась на ноги и осторожно высвободила руку. — Предлагаю свои услуги. В моем чемодане есть ножницы, я ведь девушка предусмотрительная. — Она рассмеялась, но смех прозвучал немного неестественно.

Несколько секунд он смотрел на нее снизу вверх, охватив внимательным взглядом всю стройную высокую фигуру. Потом тоже поднялся:

— Ну что ж, рискну довериться твоим умелым рукам.

— Не боишься? Помнится, в старших классах ты переживал только по одному поводу — если с твоей внешностью что-то случалось.

— Я изменился. Вырос. Повзрослел. Или ты все еще этого не заметила?

Не заметить этого было невозможно. Ее ноздрей касался легкий запах его одеколона — запах хвои и лесной свежести. Она видела, как под рубашкой заиграли мускулы, когда Марк встал из-за стола. Идея со стрижкой была явно неудачной. Во время работы в салоне через ее руки прошли сотни мужчин, но никогда она не задумывалась, какой это интимный процесс. Почти как поцелуй.

Марк уселся на высокий барный стул у кухонной стойки, достаточно подходящий под рост Клер. На пол они бросили вчерашнюю газету, а плечи Марка Клер укрыла простыней, закрепив ее вокруг шеи при помощи специального приспособления, которое называлось «клипса». Свои волосы она собрала в хвост и сейчас стояла над ним с ножницами в одной руке и расческой в другой.

— Готов? — спросила Клер.

— Полностью доверяю твоему мастерству.

— А ты уверен, что оно у меня есть? — хмыкнула она.

— Надеюсь, его хватит на нечто большее, чем стрижка «под горшок».

— Заткнись. — Но ее голос прозвучал мягко и почти нежно. Она запустила пальцы в его волосы и слегка взъерошила их.

Марк почувствовал себя на седьмом небе. Кажется, мечты начинают сбываться.

— У тебя хорошие волосы, — сказала Клер чуть хрипло. — А теперь сиди смирно.

Марк покорно опустил голову. Клер провела расческой, отделила прядь и щелкнула ножницами; отстриженные кончики упали на пол. Движение расчески, прядь, тихий лязг ножниц. Она действовала легко и уверенно. Быстрые, профессиональные движения, совершенно лишенные сексуальности. Но, сидя в такой тесной близости к ней, Марк чувствовал, что каждое из ее прикосновений все больше разжигает тлеющее в нем пламя.

— Почему ты не замужем? — неожиданно поинтересовался он.

— Марк, сейчас не время и не место…

— Ты красивая, умная, очаровательная женщина. Почему до сих пор какой-нибудь счастливчик не подцепил тебя?

Еле заметная улыбка пробежала по ее губам, она опять защелкала ножницами, но уже чуть медленнее.

— В Мерси не нашлось кандидатов моложе девяноста лет.

— Быть этого не может. Вот я один из них.

— Наверное, я неточно выразилась: кандидатов, пригодных для семейной жизни или хотя бы к эксперименту в этой области.

— А меня ты, конечно, считаешь пригодным только для экспериментов над животными?

От неожиданности Клер громко расхохоталась.

— Знаешь, твой смех звучит очень выразительно. Я ведь могу и обидеться. Уж не настолько я плох.

Клер закончила затылок, обошла кругом и, встав между его раздвинутых коленей, начала приводить в порядок челку. Для парикмахера она заняла недопустимую к клиенту позицию — стройные ноги Клер находились между его бедрами, и при любом неосторожном движении она могла прижаться к их внутренней стороне. Марк пребывал в полной растерянности. Он то холодел при мысли, что она может отодвинуться и эта сладкая пытка кончится, то его бросало в жар от непреодолимого желания сжать ее ноги своими коленями.

Он слегка кашлянул и спросил:

— Почему все-таки ты не устроила свою жизнь с каким-нибудь парнем?

Клер фыркнула и вернула его голову в прежнее положение:

— Я настоящая простофиля. В юности я просто притягивала неприятности.

— Зато теперь ты притягиваешь мужчин.

Да, особенно тех, кто не собирается задерживаться надолго. — Она приподняла расческой очередную прядь. — Послушай, все-таки я с ножницами. Давай не будем меня обсуждать.

Марк протянул вперед руки, обнял Клер за талию и поднял на нее глаза. Она спрятала расческу и ножницы за спину.

— Это мужчины не собирались задерживаться или ты? Почему ты так стремишься уехать из Мерси?

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, ее губы приоткрылись, как будто она была готова сказать ему что-то важное. В этот момент раздался настойчивый стук в дверь.

— Я открою, — сказала Клер. Она выскользнула из его объятий и прошла к двери, все еще держа расческу и ножницы в руках.

За прозрачной входной дверью стояли две женщины. «Мадамы», как их прозвали в городке. Первая была мисс Маршан, самая упертая учительница биологии из всех, когда-либо преподававших в средней школе Мерси. Вторая — мисс Тэннер, ее соседка и приятельница, известная своим скандальным характером. Обе входили в число постоянных клиенток Клер. Каждую субботу в десять — мытье головы и укладка на неизменные розовые бигуди, затем двадцать минут под сушкой, где они черпали информацию о событиях в мире со страниц свежего журнала «Пипл» и делились друг с другом местными сплетнями.

Их появление позволило Клер вывернуться из сложной ситуации.

— Здравствуйте, мисс Маршан и мисс Тэннер. Что привело вас сюда?

Мисс Тэннер, толстая женщина с серыми волосами и телосложением бегемота, уперла руки в бока и пронзительно заверещала:

— Нет, вы подумайте, она еще спрашивает! Это мы хотим узнать, что тебя сюда привело! Хозяйка салона нам все рассказала. Ты что, забыла, что завтра суббота? И что ты собираешься делать?

— Я…

Но мисс Тэннер не позволила ей продолжить:

— Как ты можешь! От тебя зависят люди! — Тут она заметила ножницы и расческу в руках Клер. — Или ты променяла нас на что-то лучшее? — Она вытянула насколько могла свою коротенькую толстую шею и постаралась заглянуть внутрь RV, явно подозревая, что Клер открыла там подпольную парикмахерскую.

— Ладно, Колин, успокойся, — сказала мисс Маршан. Крупная женщина, облаченная в платье в розовый цветочек, она была наиболее вменяемой из двух. — Я уверена, у Клер были свои причины.

— Дорин сможет ухаживать за вашими волосами ничуть не хуже меня.

— Нет, не сможет! — Мисс Тэннер надулась, как ребенок. — Потому что от нее пахнет чесноком и она не разрешает мне приходить в салон вместе с моей собачкой.

«Собачкой» мисс Тэннер был огромный доберман, терроризирующий половину города. У Клер не хватило духа осудить Дорин, маленькую парикмахершу, которая любила иногда между стрижками перекусить чесночными хлебцами.

— Действительно, Клер, Дорин, конечно, старается, но все-таки она — не ты, — добавила мисс Маршан. — Что ты собираешься предпринять?

— Я собираюсь уехать в Калифорнию.

— Зачем? — разом удивленно выдохнули обе женщины.

— Потому что я всегда об этом мечтала.

В этот момент она неожиданно почувствовала, что Марк сел на пол в маленькой прихожей и почти прижался к ней. Всей спиной она ощущала тепло его тела и слышала каждый вздох.

— Поздравляем тебя, Марк, — мисс Маршан переключила внимание, — детки у Кэти и Мэтта получились прекрасные.

«Мадамы» регулярно посвящали Клер во все подробности романа Мэтта и Кэти, благополучно завершившегося свадьбой.

— Вы заходили к ним? — спросил Марк. Он слегка подвинулся, чтобы лучше видеть мисс Маршан, и положил руку на плечо Клер. Внезапно непреодолимое искушение откинуться назад, прижаться к нему и почувствовать ладони на талии как несколько минут назад, охватило Клер. Пламя желания вспыхнуло в ее крови и пробежало по венам, и она с удивлением поняла, что жаждет его близости. Она повернула к нему лицо и взглянула в его глаза. Он ответил легкой улыбкой. Прошла секунда, прежде чем они сумели расслышать ответ мисс Маршан:

— Я узнала эти новости в госпитале. Хорошо, что Кэти и Мэтт успели пожениться. — Опытным взглядом старой сводницы она окинула Клер и Марка. — Это же вполне естественно, когда молодых людей тянет друг к другу. Вы согласны?

Клер и Марк промолчали в ответ. Но мисс Маршан не унималась:

— А когда же ты, Марк, собираешься остепениться? Пора бы задуматься о наследнике. У Джека уже двое, у Люка — Эмили, теперь вот и у Кэти парочка. Я думаю, ты следующий на очереди.

— Действительно, Марк, — Клер с невинной улыбкой уставилась на его лоб, как будто стараясь разглядеть там порядковый номер, — ты не пропустишь свою очередь?

— Она подойдет, как только я найду женщину, способную испечь сногсшибательный французский пирог из взбитых сливок с лимоном.

— По-моему, тебе не надо далеко ходить, — пробормотала мисс Маршан. — Люди никогда не видят того, что находится у них прямо под носом. — Она взяла мисс Тэннер под локоть. — Нам пора идти. Желаю удачи, Клер.

«Мадамы» ушли, помахав на прощание. Их грузные фигуры, удаляющиеся по просторным коридорам торгового центра, словно выражали глубокое недовольство нехваткой хороших парикмахеров.

— У тебя здесь образовался фан-клуб, — откомментировал Марк.

— Они найдут кого-нибудь еще.

— Это будет непросто. На свете нет никого лучше тебя.

Клер прекрасно отдавала себе отчет в том, что ее возрастающее влечение к Марку — всего лишь результат их постоянного вынужденного пребывания в замкнутом пространстве и ничего больше. Если позволить событиям идти своим чередом, то скоро возникнут сложности с реализацией собственных планов. Инстинкты следует сдерживать, иначе они заведут очень далеко. Она проследовала в кухню и сунула ножницы обратно в сумку.

— Я закончила, — сказала она, когда он появился там вслед за ней.

Марк провел руками по волосам:

— Спасибо.

— Не за что. — Клер намеревалась выйти, но Марк преградил дорогу.

— Но я должен расплатиться и готов сделать это любым известным тебе способом. Хочешь в одежде, хочешь — без.

— Нет, спасибо.

По выражению, которое появилось на лице Клер, он понял, что сказал худшее из того, что она могла ожидать.

— Ну хорошо, тогда какое наказание ты назначишь постриженному идиоту, который постоянно говорит пошлости?

— Никакое.

— Извини, я идиот, я попросил Санта Клауса прислать мне немного мозгов, но посылка еще не пришла. Ты простишь меня за глупости, которые я несу, и за неуместные вопросы о твоей личной жизни?

Клер улыбнулась:

— Парикмахерам запрещено говорить о личных проблемах во время работы. Мы можем выслушивать клиентов, но не загружать их собственными неприятностями.

— Ну хочешь, я опять заберусь на этот стульчик и расскажу тебе пару историй из своей жизни. Или поменяемся местами: я буду тебя стричь, а ты расскажешь о себе?

На лице Клер отразился ужас:

— Я никогда не подпущу тебя к моим волосам с ножницами!

— Разве я претендую на это? — Марк взял ее локон и нежно пропустил между пальцев. Шелк, золотистый шелк. Усилием воли он подавил желание прижать его к губам. Пусть думает, что это лишь дружеское прикосновение. Но никакими силами он не мог заставить себя относиться к Клер как к другу. За прошедшие несколько дней ее присутствие превратилось в постоянную необходимость. Самые простые события, будь то мытье тарелок или новости по телевизору, приобретали особый смысл, если она была рядом. Он хотел, чтобы так было всегда.

— Вы, наконец, закончили? — Милли недовольно протиснулась между ними в кухню. — Я могу налить себе стакан воды, если вы, конечно, не возражаете? И вообще, позволю себе заметить, сейчас время обеда.

— Конечно, конечно, только разрешите мне прибраться. — Клер вытащила веник из-за холодильника и принялась тщательно заметать то, что несколько минут назад было волосами Марка. Он принес совок.

— Будет справедливо, если это ты доверишь мне. Присядь, — он кивнул на кресло, — расслабься, посмотри телевизор.

Клер так удивилась, что покорно отдала веник и, стараясь не смотреть на Марка, проследовала к дивану. Она села в самом конце и сосредоточила свое внимание на экране. В этот момент на нем засияла широчайшая улыбка знакомого репортера Джеймса Кента.

— Сегодня идет уже шестой день увлекательного и драматического состязания «Последний оставшийся», проводимого торговым центром Мерси Хай Молл совместно с компанией «Дома на колесах Де Люкс». Осталось всего десять участников. Кто же выиграет чудесный автодом? Бабуля? — (Фотография Милли появилась на экране, и та издала вопль радости.) — Молодожены? — (Камера показала счастливых Роджера и Джессику, обменивающихся обручальными кольцами.) — Красотка? —(Лицо Клер, запечатленное оператором, полностью соответствовало краткой характеристике.) — Или плейбой?

Фотография Марка, появившаяся на экране, была сделана несколько лет назад в Калифорнии. Он надеялся, что она осталась в прошлом, так же как и его сомнительная репутация. Клер бросила на него короткий взгляд, значения которого он не понял. Что в нем было? Разочарование? Презрение? Ничего хорошего.

Затем последовали фотографии Лестера, Рене, Дэнни, Арта и Грейс, и репортаж закончился. Джеймс Кент исчез с экрана, уступив место рекламе «Дома на колесах Де Люкс».

Марк продолжал неумело подметать кухню, размышляя о Клер. И о Люке.

Люк. Мысль о нем вернула его к тому, о чем они говорили с Люком в прошлую встречу. Идея организовать обучение пользователей компьютерными программами зародилась еще во времена их совместного бизнеса. Что нужно сделать, чтобы люди предпочли занятия на курсах простому приобретению учебного пособия?

Внезапно Марк почувствовал, что близок к ответу на этот вопрос. Человеческие взаимоотношения. Доверие. Стоп. Он понял! Каждый человек нуждается в ком-то, кому мог бы доверять, кто готов поддержать его советом или делом, к кому можно обратиться в трудную минуту. На этом и нужно строить обучение. Это будут не просто краткие курсы, после окончания которых преподаватель норовит сбежать домой быстрее учеников. Это будет служба обучения и поддержки пользователей. Люк напишет программу, Марк же поможет людям освоить ее.

Он поставил веник и совок в угол за холодильник. Ему не терпелось открыть ноутбук и поработать над возникшей идеей.

Проходя мимо дивана, он обратил внимание на Клер, с потерянным видом сидевшей в уголке. Может быть, прежде ему следовало поработать над их отношениями? Марк прошел в спальню и вскоре вернулся, держа коробку домашних печений.

— Вот, — сказал он, протягивая ее Клер, — угощайся.

— Что это? — она посмотрела на него с радостным удивлением, заставившим пожалеть, что печений не было в десять раз больше. Не скрывая радостного удивления, она наклонилась и понюхала содержимое коробки. — Твоя мама — лучший кондитер на свете. С арахисовым маслом?

— Угу.

— Мои самые любимые! — взгляд Клер выражал такое восхищение, что Марк пожалел, что не родился на свет арахисовым печеньем.

— Ты можешь взять, сколько захочешь. — Возьми их все, только продолжай так же улыбаться!

— Сколько захочу? — Она запустила руку в коробку и взяла одну штучку, потом еще одну, потом еще. — А если я захочу все?

— Они твои. Можешь рассматривать это как благодарность за стрижку.

— А как же ты будешь… — голос Клер звучал невнятно, так как рот был набит печеньем, — расплачиваться за мой шампунь?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В тот полдень Марк незаметно наблюдал за Клер, взбивающей шоколадный мусс на кухне. Арт и Грейс дремали после ланча; Роджер и Джессика, усевшись вдвоем в одно кресло, оживленно обсуждали достоинства различных кухонных приборов, Милли трудилась над очередным платком из афганской шерсти, Лестер похрапывал на раскладной кушетке, а Дэнни оккупировал телевизор.

Марк не мог оторвать взгляд от Клер. Она выглядела такой домашней и спокойной. Ее губы тихонько шевелились, подпевая льющейся из радиоприемника мелодии. Какая-то нежная и легкая песенка, такая же воздушная, как тот десерт, который она готовила.

Она продолжала увлеченно возиться с миксером. Это было четвертое или пятое блюдо, состряпанное ею из продуктов, принесенных Нэнси. Все предыдущие были изумительно вкусными, особенно если учесть, что ей пришлось готовить их на кухне величиной с хлебницу.

Он подошел ближе и, воспользовавшись паузой, сунул палец в густую кокосовую смесь.

— Как вкусно! Это даже лучше, чем то, что я пробовал в Лос-Анджелесе. А Калифорния, как ты знаешь, родина кокосов.

— Несколько дней назад ты сказал, что любишь мусс, вот я и решила приготовить.

— Спасибо. У тебя здорово получается. И почему ты не стала поваром?

— А как, по-твоему, я попаду в кулинарную школу?

— Очень просто. Запишись и пойди.

— Обучение стоит денег, которых у меня никогда не было, а Эйб не собирался делиться со мной даже теми грошами, что оставались после посещения пивной. — Она разложила мусс в десять пластиковых мисочек, разобрала миксер и принялась его мыть.

Марк тоже не терял времени даром, он тщательно подобрал пальцем остатки смеси со стенок большой миски и слизал все до капельки:

— Существует специальная программа помощи студентам, можно взять кредит.

— Я попрощалась с мечтой стать поваром десять лет назад, хотя иногда об этом жалею. Вместо этого я стала работать в салоне.

Она подошла к полке, извлекла металлическую посудину, поставила на лед, насыпанный в раковину, и вылила туда сливки. Затем вытерла вымытые венчики, прикрутила их к миксеру и начала взбивать содержимое в легкую пену.

— Лучше бы использовать медную посуду, но за неимением… — она не договорила и опять начала негромко подпевать старой известной песенке, зазвучавшей из радиоприемника. Ее забранные в хвост волосы покачивались в такт движениям. Кокосовый запах смешался с тонким ароматом ванили и, коснувшись ноздрей Марка, создал у него такую яркую иллюзию родного дома, что он на мгновение зажмурился.

Единственной женщиной, когда-либо готовившей для него, была мама. Когда вчера, поедая сомнительный ужин, доставленный из соседнего ресторана, они заговорили о десертах, Марк вспомнил про особый кокосовый мусс, который делают в Лос-Анджелесе. Но ему и в голову не могло прийти, что Клер ради него приготовит это блюдо. Это так по-семейному, как бывало у его родителей и у Люка с Мэри. Исподтишка разглядывая поющую Клер, которая плавно двигалась по кухне, Марк понял, что дело не в кокосах и не в сливках. Он вспомнил Люка, и опять острая боль пронзила его сердце.

Ему необходима Клер. Не в постели, а в жизни. И хотя она много раз повторяла, что он ей не интересен, Марк подозревал, что что-то тут не так.

— Клер, а тебе нравится работать парикмахером? Она пожала плечами:

— Работа как работа.

— Но ты же мечтала стать поваром!

Она вынула миксер из смеси, попробовала капельку, свисающую с венчика, и, решив, что еще не готово, опустила его обратно в миску.

— А ты? Ты занимаешься тем, что любишь?

Ну, не скажу, что я вскакиваю по утрам с единственной мыслью засесть за написание руководства пользователей компьютерной программой, — Марк засмеялся, — но на свете не так уж много профессий, которые показались бы мне интересными. Мне нравится общаться с людьми, объяснять то, что они не понимают, помогать им. — Он опять сунул пальцы в крем.

Клер посмотрела на Марка, который в.этот момент облизывал пальцы. Ее рука дрогнула, и венчики задели металлические края миски. Она выровняла миксер и сказала с улыбкой, заставившей сердце Марка слегка подпрыгнуть:

— Должна заметить, что тебе действительно удается находить общий язык со всеми обитателями нашего RV. Ты умеешь уговаривать и выбираться из любой ситуации. Вспомни хотя бы идею с картами. Я бы никогда до такого не додумалась.

— Это можно считать комплиментом? Вдвойне приятно услышать его от девушки, которая ненавидит меня всеми фибрами своей души.

Клер слегка растерялась:

— Я вовсе не ненавижу тебя, — сказала она с улыбкой.

Мог ли он надеяться, что Клер начинает испытывать к нему какие-то чувства?

— Не надо делать такую густую пену, это будет невкусно.

— Что? — Она растерялась еще больше и выключила миксер.

Я про крем. — Он указал на миску. — Моя мама часто смотрела кулинарные передачи по телевизору, и я выучил пару рецептов. И хотя мужчине многого не положено знать, я догадываюсь, что, если долго взбивать сливки, они превратятся в масло.

— Да, конечно. — Розовые пятна выступили у нее на щеках. Она выложила крем в кондитерский шприц и принялась выдавливать его на мусс. — Я задумалась.

Марк подошел так близко, что его дыхание коснулось щеки Клер. Белокурый локон выбился из ее прически и нежной спиралью закручивался возле уха. Так трогательно, так искушающе…

— Ты задумалась обо мне? — Вопрос прозвучал шутливо, но взгляд Марка оставался серьезным.

— Да, о тебе.

Совершенно неожиданно для себя он наклонился вперед и поцеловал ее в щеку. Его губы коснулись теплой мягкой кожи, и это было восхитительнее любого десерта, который ему доводилось пробовать.

Клер замерла, но не двинулась с места. Марк выждал мгновение и медленно отодвинулся. Он отдал бы все на свете за возможность короткими нежными поцелуями добраться до ее губ и заставить ее принять неизбежное, но с Клер требовалась осторожность. Любое неверное движение или слово — и она скроется от него, как лань от охотника.

— Зачем… зачем ты сделал это?

— Потому что я давно об этом мечтал.

— Как давно? Шесть дней и… — она взглянула на часы, — семь часов?

— Почти тринадцать лет. — Он отошел в сторону, давая ей возможность прийти в себя. — Помнишь двойное свидание с Дженни и Нейтом?

Да, это было ужасно! — Она засмеялась и начала складывать посуду в раковину. Ее руки дрожали, и металлические тарелки позвякивали.

— Только для тебя. Я прекрасно провел время. Ты всегда была такой… сильной, — тихо произнес он, беря ее руку в свою, — такой замкнутой и самодостаточной. Настоящая личность.

Клер коротко усмехнулась:

— Ты слишком хорошо обо мне думаешь.

— Просто ты не желаешь замечать своих достоинств. — Марк погладил ее по щеке. У Клер перехватило дыхание. Они смотрели в глаза друг другу. — Ты гораздо лучше, чем думаешь. Ты просто боишься быть счастливой.

Она спрятала руки за спину и отвела взгляд:

— Я счастлива.

— Тогда почему, черт возьми, ты так стремишься убежать из этого города и пересечь полстраны? Поверь моему опыту, в Калифорнии нет ничего такого, чего нельзя было бы найти здесь.

— Здесь у меня ничего нет. И никогда не было. — Она взяла две мисочки с муссом и сунула в руки Марку. — Пожалуйста, убери десерт в холодильник, — сказала она и, отвернувшись, вышла из кухни.

* * *

«День шестой. После ланча я провела много времени на телефоне, разговаривая с отцом. Его самочувствие не становится лучше, а химиотерапия начнется через восемь дней. Раньше я никогда не представляла, как ужасно одиночество. Как в кошмарном сне я пытаюсь пробиться сквозь ватную стену, пока какая-то злая сила уносит от меня моего отца в другую Вселенную.

Я проклинаю табачные компании, я ненавижу каждую выкуренную им сигарету, но я ничего не могу изменить: время ведет свой отсчет все быстрее и быстрее. Что, если час идет за два? Что, если рак опередит меня? Что, если химия не поможет?

Наверное, мне следует бросить эту затею с RV, купить билет на самолет и немедленно лететь в Калифорнию».

* * *

— Милая, сегодня ужин придется готовить тебе, — прощебетала Милли, появляясь на кухне. — Мы тянули жребий. Перст судьбы указал на вас, — она втащила за собой Марка.

Клер вздохнула и закрыла тетрадь. После последнего разговора с Марком она выбрала привычную тактику поведения: замкнулась и ушла в себя. Не замечать его и не думать над поставленными вопросами было гораздо легче, чем давать ответы. Клер бросилась искать утешения в дневнике, а Марк вернулся к ноутбуку и с головой погрузился в расчеты и таблицы. Но даже после нескольких часов, проведенных за компьютером, он выглядел собранным и энергичным.

— У вас двоих все должно получиться просто замечательно, — затараторила Милли. — Возьмите курицу в холодильнике. Она совершенно свежая. Желаю успеха.

Клер кивнула в знак согласия и повязала фартук, принесенный Милли.

— А разве рестораны больше не предоставляют нам ужины?

— Хорошенького понемножку. Все, кто хотел, уже прорекламировали свою кухню. Теперь мы можем надеяться только на себя. — Милли вручила Марку второй фартук и села в гостиной рядом с сопящим на кушетке Лестером.

В маленькой кухне повисла пауза. В установившейся тишине стал отчетливо слышен шум за окнами RV. Выглянув, Клер увидела толпу, окружившую автомобиль. Люди оживленно переговаривались, делали фотографии, подсаживали детей, чтобы те могли заглянуть в окна. Клер опустила жалюзи.

— Мы становимся достопримечательностью.

— Еще немного, — Марк раздвинул пальцами жалюзи и посмотрел в образовавшуюся щель, — и какой-нибудь парень догадается залезть на крышу, чтобы сквозь стеклянный потолок сфотографировать тех, кто принимает душ.

— Марк!

— А что? Я так делал, когда учился в школе. — Он подошел ближе, и Клер почувствовала, что сейчас он ее поцелует. Она взглянула на него и поймала себя на мысли, как он удивительно красив. Легкий загар, еще сохранившийся после пребывания под солнцем Калифорнии, делал необыкновенные голубые глаза еще ярче. Сейчас он смотрел без обычной поддразнивающей насмешки, с таким выражением, что огонь пробежал по ее жилам. Непреодолимое желание прижаться к нему вновь нахлынуло с такой силой, что Клер испугалась. — Так ты утверждаешь, что я не похож на других? — Марк улыбнулся и начал мыть руки над раковиной.

Я утверждаю, что ты аморален, — Клер заговорила в привычном для нее тоне иронической снисходительности, изо всех сил стараясь не замечать насмешки, опять засветившейся в глазах Марка. Она подождала, пока раковина освободится, и тоже вымыла руки. — Хватит отвлекаться. Мы должны поторапливаться. — Ей необходимо сосредоточиться на поездке в Калифорнию, а не на Марке с его поцелуями. И руками, в кольце которых так хочется очутиться…

— Ах да, ужин. Думаешь, нам удастся удивить их? — Он кивнул в сторону собравшихся в гостиной участников состязания.

— Если мы проявим находчивость, то, возможно, нам удастся ускорить исход из RV хотя бы нескольких членов нашей дружной команды и закончить мероприятие в ближайшие семь дней, — Клер попыталась пошутить, но грустные нотки выдали ее.

— Принимается. — Марк достал курицу из холодильника и положил на стол. — Уверен, что ты сумеешь пересидеть всех. Но подозреваю, что некоторые будут держаться до последнего, и это продлится дольше одной недели.

— Я не могу ждать так долго. Черт, у меня вообще нет времени!

— Тогда почему ты еще здесь? Оставь эту затею и отправляйся туда, где тебе необходимо быть.

— Я дала обещание. Без RV мне его не сдержать. Это очень важно. — Она достала луковицу и начала машинально чистить ее прямо в раковину.

— Клер, если речь идет о срывающемся отпуске…

— Неужели ты думаешь, что я переживаю из-за такой ерунды? Речь идет совсем о другом.

— О чем же?

— Это касается только меня.

— Хорошо, — произнес Марк, но по его тону было ясно, что разговор не окончен.

Клер положила нож на разделочную доску и вздохнула:

— Извини, я не имею ничего против тебя лично. Просто я не хочу говорить об этом сейчас, когда…

— …когда под заинтересованными взглядами наших соплеменников чувствуешь себя объектом изучения Института общественных отношений? — Он начал разделывать курицу. — И когда несколько пар ушей поворачиваются за тобой как локаторы Института космических исследований?

— Вот именно. Иногда мне кажется, что я сойду с ума, если немедленно не уберусь отсюда. Эффект аквариума.

— Прекрасно тебя понимаю. — Он налил масла на сковороду, поставил на огонь и положил в нее кусочки курицы. — Ты знаешь… — Марк включил воду и вымыл руки.

— Что? — Она поперчила курицу.

— Мы умудрились приготовить обед, не сговариваясь. — Он жестом указал на курицу. — Представляешь, каких результатов мы достигнем, если будем действовать по заранее намеченному плану?

— Ты о чем?

Он наклонился и зашептал ей прямо в ухо, обжигая щеку горячим дыханием:

— План, как заставить их всех быстрее покинуть RV, — он еще более понизил голос и взял в руки перечницу, делая вид, что они обсуждают приправы. — Мы с тобой заключим партнерское соглашение и вынудим остальных убраться отсюда в течение недели, а когда нас останется двое, мы сумеем договориться.

Клер заколебалась и в сомнении закусила губу. Можно ли доверять Марку? С другой стороны, он друг детства и единственный, кто помог ей попасть в число участников, когда она оказалась под номером двадцать один. Клер окинула взглядом сидящих в гостиной. Случайные попутчики. У каждого свои причины бороться за победу, но, насколько она могла судить, ни одна не была такой важной, как у нее. Если им с Марком удастся объединить усилия, то, возможно, шансы сдержать данное отцу обещание действительно увеличатся.

Она смотрела, как Марк выливает грибной соус в сковороду с курицей. Они, не сговариваясь, выбрали для ужина одинаковое блюдо. Между ними существует взаимопонимание, граничащее с телепатией. И потом, что она теряет? В случае, если их постигнет неудача и придется задержаться дольше, Клер купит на последние деньги билет и улетит в Калифорнию. Пусть она не сдержит обещание, но ей удастся провести с отцом хотя бы несколько дней, пока он будет проходить химиотерапию. А если ей повезет, они с отцом проживут вместе тот срок, который будет им отпущен, узнают и полюбят друг друга, прежде чем расстаться навсегда.

Она вытерла руки полотенцем и одну протянула Марку:

— Ладно, давай попробуем.

* * *

План А, как его назвал Марк, по своей сути напоминал метод «плохой и хороший следователь». В их случае роль «плохого» выпало исполнять Клер. Ей следовало, используя живость ума и острый язык, которым наградила ее природа, постоянными мелкими придирками, насмешками, подковырками выводить участников из состояния душевного равновесия. Сложность заключалась в том, чтобы делать это тонко, не давая им возможности нажаловаться Нэнси на неспортивное поведение Клер. «Хороший» же Марк должен сочувствовать, утешать и уговаривать обиженных, подспудно внушая, что, покинув RV, они избавятся от необходимости терпеть подобные унижения.

Оба надеялись, что с кем-то из участников это сработает. Пока тушилась курица, а заговорщики занимались картошкой и брокколи, план был обговорен в самых общих чертах. После ужина Клер с Марком добровольно вызвались вымыть посуду и использовали эти несколько минут на уточнение деталей. Шум воды и звук телевизора не позволял окружающим услышать, о чем они переговаривались, стоя голова к голове над раковиной. К моменту, когда последняя тарелка была вымыта и вытерта, они обсудили слабые места каждого из участников, перебрали весь имеющийся у них арсенал боевых средств и выяснили, в чем их преимущество.

Милли рысцой заскочила в кухню, открыла холодильник и, схватив с полки баночку минералки, потрусила назад к дивану. Вопрос Клер заставил ее остановиться на полпути.

— Как дела, Милли?

— Нормально, — Милли слегка удивилась. — Сейчас начинается церемония награждения. Сериал «Богатые и молодые» опять признали самой удачной мыльной оперой года. Хочу убедиться, что роль Марсиа назовут лучшей.

Клер напряглась и мысленно освежила свои скудные знания по этому предмету. Слава богу, клиентки парикмахерской, где она работала, были буквально помешаны на героях сериала. Теперь Клер жалела, что слушала их вполуха.

— А как давно вы его уже смотрите?

— С первого ноября тысяча девятьсот семьдесят пятого года! — с гордостью отрапортовала Милли. — Я с Джейс и Марсиа с самого первого дня.

Клер вспомнила статью, попавшуюся ей на глаза некоторое время назад. Краткий анонс последующих событий сериала.

— В следующей серии появится ребенок Марсиа.

— Да, я знаю, очаровательный карапуз.

— Вы слышали, его играют близнецы?

— Слышала. Ой, начинается! Сейчас увидим, получит ли Марсиа заслуженную награду! — Милли заспешила к дивану и, как завороженная, уставилась в телевизор. Первая попытка вывести ее из себя закончилась неудачей.

Чуть позже Клер применила тактику заговаривания зубов к Арту и Грейс. Когда они расположились за кухонным столом, намереваясь сыграть в карты, Клер уселась напротив и принялась увлеченно комментировать, давая советы, подглядывая в карты и подсказывая попеременно каждому. Потом она переключилась на открытие нового магазина в торговом центре, а оттуда перешла к ценам на кофе, слегка затронув экономическое положение стран Латинской Америки. Каким-то образом опять вернулась к карточным играм и, перечислив самые любимые, вкратце рассказала о правилах. Она делала вид, что не замечает недовольных взглядов Арта и Грейс, игнорировала намеки и не обращала внимания на шиканье Милли, которой происходящее в кухне мешало слушать речь ее любимой Марсиа.

На пятнадцатой минуте, когда Клер уже начала уставать сама от себя, Арт и Грейс поднялись из-за стола и направились искать покоя в спальню. В спальне работал Марк. Он сидел на полу, положив ноутбук на край кровати и засыпав все оставшееся пространство исписанными и исчерченными листами.

— Грейс, детка, я не могу здесь больше оставаться, — печально произнес Арт. Грейс что-то согласно пробормотала в ответ.

— Да, становится все труднее, — вмешался Марк, его голос был исполнен сочувствия. — Поправьте меня, если может быть что-нибудь ужаснее, чем пребывание здесь.

Клер выглянула из своего угла и увидела, что он жестом обвел внутреннее пространство RV.

— Совершенно с вами согласен, — Арт закивал головой. — Грейс, если ты так хочешь эту машину, давай ее купим. Хотя, мне кажется, что для нас двоих она великовата.

— Но, Арт…

— Детка, мы возьмем кредит в банке, и через два дня у нас будет такой же RV!

Грейс собиралась запротестовать, но тут опять вмешался Марк:

— Конечно, и вы успеете уехать во Флориду до наступления холодов. Метеорологи предсказывают необычайно морозную зиму в этом году, говорят, она побьет все рекорды. Обещают снежные заносы, шквальный ветер и оледенение линий электропередач. Представляю, как это будет ужасно. Больше всего я не люблю ледяной ветер, пробирающий тебя до костей. — Он обхватил себя руками за плечи и поежился.

— Наверное, это не такая уж плохая идея, — неуверенно сказала Грейс, повернувшись к Арту. — Только нам обязательно нужен автомобиль со спутниковой тарелкой. Я не могу пропускать сериал во время поездки.

— Все будет, как ты захочешь, солнышко. — Арт, внешне очень напоминающий медведя, нежным жестом обнял хрупкие плечи Грейс. Они были женаты больше сорока лет, но каждый раз, когда он смотрел на жену, в его сердце загоралась такая искренняя любовь и восхищение, что прошедшие годы казались одним днем.

Клер подумала, что настоящая любовь все-таки существует и людям удается пронести ее через всю жизнь. Жаль, у нее это не вышло.

Арт и Грейс вошли на кухню. Клер уткнулась в тарелку с орешками.

— Ну, мисс, похоже, мы не так терпеливы. Наверное, дело в возрасте. Мы решили купить свой RV, a не ждать, пока освободится этот.

Клер крепко пожала протянутую руку Арта, обнялась с Грейс и пожелала им удачи в поездке. Дэнни промычал что-то невразумительное из-за газеты, где он изучал колонку спортивных новостей. Воспитания Роджера и Джессики хватило на то, чтобы сказать Арту: «Пока, мужик», после чего они немедленно вернулись к тому способу проведения медового месяца, который был возможен на глазах толпы посторонних. Рене была так занята складыванием пазла, что едва посмотрела им вслед. Милли не смогла скрыть торжества.

Клер поняла, что с Милли план А работать не будет. В части выпихивания других с насиженного места она даст сто очков вперед любому.

Как только Арт и Грейс покинули салон, на борт поднялась Нэнси Левис, а с ней команда телевизионщиков из «Десятки горячих новостей». Переносные прожектора были включены, Джеймс Кент держал микрофон на изготовку. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Нэнси уперла руки в бока и, глядя на замерших в недоумении участников, жестко произнесла:

— Один из вас обманул устроителей состязания. Он должен собрать свои вещи и покинуть RV. Немедленно.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Марк внутренне помолодел. Сердце ухнуло вниз и остановилось где-то в области солнечного сплетения. Он с каменным выражением лица ждал, когда свет прожектора ударит в глаза и Джеймс Кент сунет микрофон под подбородок. Что ж, момент истины рано или поздно должен был наступить. Сколько можно пребывать в образе благородного рыцаря и со страхом ждать разоблачения? Тяжелый груз лжи упадет наконец с его плеч. Эта мысль неожиданно принесла облегчение.

Марк смотрел, как репортер и оператор пробираются через толпу участников. Они миновали Клер, обошли Милли и Лестера, не обратили внимания на угрюмого Дэнни и слегка потеснили Роджера и Джессику, которые, как и следовало молодоженам, приготовились встретить опасность, крепко сцепив руки.

— Вы ничего не хотите нам рассказать?

В первую секунду Марк от растерянности не понял, к кому был обращен вопрос. Он обернулся. Съемочная группа остановилась перед Рене, и Нэнси развернула какую-то бумагу:

— Вы написали в анкете ложные сведения.

— Я… нет! — Лицо девушки залилось краской.

— Разве у вас есть ныне живущие бабушка и дедушка?

— Нет, но… — Рене нервно дернула головой.

— А вы знаете, что Департамент полиции Лауфорда имеет все основания арестовать вас? — встрял Джеймс Кент, который явно не собирался уступать Нэнси роль разоблачителя. — Арестовать за управление незарегистрированной машиной, за использование просроченных водительских прав, за то, что вы, разбив автомобиль, скрылись с места происшествия. Это не считая… — он пролистал свое досье, — неоплаченных штрафов в несколько сотен долларов за неправильную парковку и превышение скорости. Ваши комментарии? — Он сунул микрофон под подбородок Рене.

По выражению лица Рене стало понятно, что она прекрасно представляет, какой шум теперь поднимут все местные средства массовой информации вокруг ее имени. Она столкнула камеру с плеча оператора, медленно прошла в спальню, взяла свой чемодан и направилась к дверям. Спешить было некуда — снаружи ее поджидали два полицейских из Лауфорда. Они отобрали у Рене вещи и на глазах многочисленной толпы зевак сопроводили к выходу из торгового центра.

Джеймс Кент повернулся к оператору. Его лицо сияло, как будто он только что выиграл миллион.

— Дадим материал в пятичасовых новостях. Публика проглотит это с наслаждением.

— Не превращайте наш торговый центр в балаган, черт возьми, — раздраженно сказала Нэнси. — Мы не собираемся устраивать криминальное шоу, мы хотим объективного освещения состязания.

— О, конечно, конечно, я стремлюсь именно к объективности.

Репортер опять поднял микрофон и, глядя в камеру, сказал:

— Мы снова с вами, дорогие телезрители. Подходит к концу шестой день изматывающего состязания «Последний оставшийся», проводимого торговым центром Мерси Хай Молл. После стремительного ухода Рене Анжело число участников сократилось до семи. Семь человек, подвергшие себя добровольному заточению в надежде на приз стоимостью восемьдесят пять тысяч долларов. Какой же стратегии собирается придерживаться каждый из них? — Он сунул микрофон под нос Милли, прежде чем та успела запротестовать.

— У меня нет никакой стратегии. Я вообще не очень хорошо понимаю, что это такое. Мне просто нравится находиться здесь в компании таких милых людей, — прощебетала она, и Марк с трудом удержался от смеха.

В ту же секунду Джеймс Кент очутился рядом с ним.

— Здравствуйте, мистер Доул, рад приветствовать вас снова. Расскажете о своей стратегии?

— Моя стратегия — время. Я слышал, оно решает все проблемы.

Репортер скривился, он явно ожидал большего.

— Находясь постоянно в замкнутом пространстве с такой красивой женщиной, — Джеймс решил зайти с другой стороны и кивнул в сторону Клер, — не боитесь ли вы поддаться искушению и…

— Вы делаете передачу о состязании или о проблеме взаимоотношения полов? — перебил его Марк.

— Но я слышал, что вас и Клер Ричарде многое связывает: детские игры и все такое.

— Мы были знакомы раньше, — коротко ответил Марк.

— Ну, тогда она наверняка знает о вашем ледовом подвиге. Пойду порасспрошу ее.

— Не смейте вмешивать ее в это дело!

— Почему? Думаю, она сможет рассказать о вас множество интересных историй. — Джеймс усмехнулся. — Знаете, я прочитал все газетные публикации об этом случае и… — он поскреб подбородок пальцем, — кое-что обеспокоило меня.

— Какое отношение событие десятилетней давности имеет к происходящему на RV?

— Я полагаю, самое прямое. Другие участники не захотят с такой легкостью уступить победу герою, если узнают, что он не настоящий.

Марк испытал жгучее желание раздавить Джеймса, как слизняка и, чтобы удержаться, начал мысленно считать до десяти. Когда он дошел до цифры три, к ним подошла Клер. Джеймс поспешил воспользоваться случаем и сунул ей в лицо микрофон:

— Вы знаете Марка всю жизнь. Это усложняет соревнование?

— Нет. Но нам известны слабые стороны друг друга, и это заставляет постоянно держаться настороже. — Она одарила репортера вежливой, но твердой улыбкой и, опережая очередной вопрос, кивнула в сторону Роджера и Джессики: — Наши молодожены выглядят не слишком счастливыми для новобрачных. Не хотите поинтересоваться, как проходит их медовый месяц?

Джеймс бросил последний взгляд на Марка и направился к Роджеру и Джессике, которые о чем-то увлеченно спорили.

— Спасибо, — сказал Марк, — с меня причитается.

— Не стоит, — Клер улыбнулась ему той же холодной улыбкой, что и репортеру секунду назад, — это всего лишь часть нашего плана А.

Она развернулась и отошла. Марк кинулся за ней, но неожиданно наткнулся на Нэнси. Она преградила дорогу, приняв самую кокетливую позу, на которую была способна, и заговорила, многозначительно растягивая слова:

— Привет, ну как ты тут?

— Неплохо, очень неплохо.

— Возможно, я немного опережаю события, — Нэнси положила ладонь на рукав Марка, — но что, если после того, как все это закончится, мы с тобой сходим куда-нибудь поужинать?

Прекрасно отдавая себе отчет в том, что этого делать нельзя, что он скатывается в прошлое, к вульгарным и пошлым отношениям, что этот поступок достоин только дешевого плейбоя, Марк одарил Нэнси самой очаровательной улыбкой, на которую был способен:

— Конечно. Ужин обещает быть запоминающимся.

Он чувствовал себя сволочью.

* * *

Когда наконец Джеймс Кент покинул RV, у Клер вырвался вздох облегчения.

Нэнси Левис. Она тоже ушла, но, прежде чем притворить за собой дверь, кинула на Марка очень красноречивый взгляд. Клер слышала их разговор и теперь была готова рвать и метать. Марк нисколько не изменился. С чего она взяла, что он стал другим? Почему она поверила, что он повзрослел? И как можно быть такой безответственно наивной?

Клер знала причину. Просто некоторые люди, и она относится к их числу, никогда не смогут перерасти собственную глупость. Она осталась такой же идиоткой, как и в восемнадцать лет, когда позволила Тревису уговорить себя остаться в Мерси вместо того, чтобы уехать и поступить в колледж.

Ее размышления были прерваны громким голосом Марка. Он поднял колоду карт высоко над головой и произнес:

— Уже достаточно поздно. Предлагаю приступить к жеребьевке: давайте разберемся со спальными местами. Теперь нас семеро, и сегодня никому не придется спать на полу.

Он обошел комнату и предоставил возможность каждому вытянуть по карте. Милли вытащила туза, а Лестер короля. С триумфальными улыбками они проследовали в спальню. Громко зевнув, Лестер сразу растянулся на кровати, Милли пристроилась рядом.

У Роджера и Джессики оказались следующие по старшинству карты: им досталась кровать в водительской кабине. Клер почти физически ощутила охватившее их нетерпение и поняла, что сегодня ночью они не сомкнут глаз. Молодожены чуть смущенно улыбнулись и задернули занавеску. Клер была уверена, что через секунду они уже сжимали друг друга в объятиях.

Дэнни сунул в руку Марка свою королеву:

— Я выбираю кресло впереди. Оттуда удобней смотреть телевизор. — Он подошел к креслу, закинул ноги на журнальный столик, дотянулся до пульта, нашел любимый спортивный канал и уставился на экран.

Верхний свет погасили, и в гостиной RV наступил приятный сумрак. Клер и Марк оказались в относительном одиночестве. Они молча стояли друг напротив друга. Наконец Клер произнесла:

— У меня валет бубен.

— У меня валет червей.

— Даже при равных возможностях тебе везет чуть больше, — она кивком указала на карту.

Марк улыбнулся, и на секунду комната показалась Клер тихой и уютной. Она слегка кашлянула и протянула своего валета:

— Ладно, я опять лягу на кресле. — Но она не двинулась с места.

Нет, кресло займу я, а ты устраивайся на диване. — Но он тоже не двинулся с места. — Слушай, — произнес Марк после паузы, — мы взрослые люди. Мы вполне можем вдвоем лечь на диване и не мучиться на этой раскладушке для тинейджеров. Хотя бы выспимся.

— Нет, не стоит. Это будет неприлично…

— Неприлично? — Марк в недоумении поднял бровь. — С каких это пор Клер Ричарде стала обращать внимание на приличия?

— Ни с каких. — Она коротко усмехнулась. Диван просто манил ее. Достаточно широкий для двоих. Достаточно комфортный для нормального отдыха, который был ей так нужен.

Через тонкую стенку до них доносились вздохи и легкие постанывания. Ритмичные звуки вечной симфонии любви, исполняемой молодоженами. И Клер опять вспомнила Марка и Нэнси, договаривающихся о свидании за ужином. Острое чувство боли буквально пронзило ее.

— Кресло достаточно удобно, — сказала она, — я выбираю его.

Марк взглянул на нее:

— До чего же ты упряма!

— Нет. Просто я отказываюсь следовать линии поведения, выбранной соблазнителем Марком Доулом. Это Нэнси может упасть в кровать от одной твоей улыбки, но я стою чуточку дороже. — И добавила с сарказмом: — Хотя речь, конечно, шла лишь о платонической ночи под одним одеялом.

— Ты что… — его глаза блеснули в полумраке комнаты, — ревнуешь?

Ты совсем больной?! — Она с негодованием затрясла головой. — Все, я иду мыться на ночь. — Потом осеклась, подумав, что эти слова звучат слишком интимно. — То есть я хочу сказать, умываться, чистить зубы и надеть ночную рубашку. Оставь мне одну подушку, если не жалко. — И она выскочила из комнаты, прежде чем он успел что-нибудь ответить.

Когда несколькими минутами позже она вернулась в гостиную, Марк лежал на кресле, растянувшись во всю длину своего шестифутового тела, натянув одеяло до подбородка и зажмурив глаза. Диван был разложен и застелен. Даже уголок одеяла заботливо отогнут.

Клер неожиданно смягчилась, на душе у нее потеплело.

— Ты не должен делать это только потому, что я женщина, — сказала она. Марк продолжал старательно притворяться спящим. — Я могу спать на кресле.

Не открывая глаз, Марк спокойно произнес:

— Иногда я бываю чуточку лучше, чем ты обо мне думаешь.

Нет, это невозможно, подумала Клер, забираясь в кровать и выключая светильник над головой. Она свернулась клубочком на удобном матрасе, но сон почему-то долго не шел к ней.

* * *

Клер оказалась права — кресло было отлито из бетона. Или из чугуна. Во всяком случае, Марку казалось, что никогда раньше он не испытывал таких мучений. На полу, где он вынужден был провести первую и третью ночь, тоже было не очень комфортно, но мысль, что сейчас он мог бы лежать на диване с Клер, превращала и без того жесткое и бугристое кресло в ложе инквизиции.

Клер разметалась во сне, одеяло сползло, приоткрыв согнутую в колене ногу. Короткая футболка, которую она надела вместо ночной рубашки, доходила до середины бедра, и кремовая нежная кожа слабо светилась в полумраке комнаты. Марк положительно не мог заснуть. Элементарная забота о ближнем требует, чтобы он поправил одеяло. В салоне довольно прохладно, Клер замерзнет.

Пообещав себе не смотреть на ее обнаженные стройные ноги, Марк осторожно поднялся с кресла, взял со стула платок из афганской шерсти и на цыпочках подошел к дивану. Он замер на секунду, не в силах отвести глаза от девушки. Во сне она выглядела как… как ангел. Ангел, превращающий его жизнь в ад. Марк внутренне улыбнулся. Конечно, характер Клер нельзя назвать ангельским, но как все-таки она красива. Сейчас, лежа на животе и по-детски обхватив подушку двумя руками, она казалась такой нежной, такой желанной. Длинные изящные ноги, плавный изгиб бедер, тонкая талия и рассыпавшиеся по плечам золотые волосы. Марк подумал, какой они могли бы быть прекрасной парой: оба высокие, подтянутые, спортивные. И вообще между ними много общего: острый ироничный ум, чувство юмора, упорство.

Какого дьявола он согласился на ужин с Нэнси! Когда он прекратит быть идиотом, старательно разрушающим свою собственную судьбу? Может, он потерял надежду на сближение с Клер? Или просто испугался, что следующий шаг к ней навстречу приведет к необратимым последствиям? Да он просто струсил, потому что развитие отношений с Клер начало требовать ответственности. Ответственности и надежности настоящего мужчины. Он не был настоящим мужчиной в той давней истории на замерзшей реке, он не был им и в момент, когда Люку была необходима его поддержка.

Эта последняя ошибка и послужила сигналом к тому, что следует коренным образом менять свою жизнь. Марк поставил себе цель и начал твердо стремиться к ее достижению: заработать достаточно денег и восстановить их с Люком бизнес. Для этого он ввязался в авантюру с RV, для этого днями и ночами писал компьютерные инструкции и руководства. Это было по-мужски. Задача казалась единственной и важнейшей. Но в глубине души он все-таки не знал, что нужно лично ему. Не знал до того момента, пока снова не встретил Клер…

Марк затряс головой, отгоняя раздумья, нахлынувшие вместе с мыслями о красоте Клер. Он осторожно нашарил краешек одеяла в ногах кровати и бережно натянул его на плечи Клер. В этот момент она открыла глаза и перевернулась на спину.

— Что ты делаешь? — Ее голос звучал чуть хрипло со сна, и все чувства и мысли Марка опять завертелись вокруг постели. Черт, как может простой вопрос звучать так сексуально?

— Ты… ты просто выглядела замерзшей, — в подтверждение своих слов он провел рукой по одеялу и слегка сжал ее плечо.

— Да? — Клер с недоверием приподняла бровь. — Спасибо.

— Не за что. — Он еще раз провел по одеялу, расправляя складки, и вдруг понял, что представляет собой довольно забавное зрелище, склонившись над Клер с разноцветным мохнатым платком в руке. Он выпрямился, встряхнул его и аккуратно прикрыл ноги девушки. — Это для тепла.

— Спасибо. Меня это всегда интересовало.

— На здоровье, — Марк развернулся и направился к креслу, но слова Клер заставили его остановиться. — Что именно?

— Ну… — она замялась и полушепотом пояснила: — Какое нижнее белье ты носишь: плавки или трусы.

— О господи! — Марк улыбнулся и бросил быстрый взгляд на короткие клетчатые шорты, которые надел на ночь. — Ты удовлетворила свое любопытство?

Она еще раз окинула взглядом его фигуру ниже пояса:

— Теперь — да.

Может, это был только отблеск слабого света, льющегося в окно от приглушенного ночного освещения, но Марку показалось, что Клер покраснела.

— Я не видела тебя в трусах много лет, — задумчиво произнесла она и, сообразив, что сказала двусмысленность, улыбнулась и добавила: — Со времени последнего футбольного матча, я имела в виду.

— Ну ладно, спокойной ночи, — он направился к креслу.

— Марк? — Ее голос прозвучал так нежно, что Марк опять остановился.

— Что?

— Все-таки кресло очень неудобно, и если ты пообещаешь быть хорошим мальчиком, — в голосе опять зазвучала свойственная Клер ирония, — я предложу тебе спать здесь. Со мной.

Марк не раздумывал ни секунды. О каком выборе может идти речь! Он моментально растянулся рядом, перевернулся на спину и слегка поерзал, устраиваясь поудобнее.

Клер, ты божественно добра! Она приподнялась, склонилась над его лицом и уперла палец ему в грудь. В темноте ее изумрудные глаза расширились и замерцали, как у кошки. Казалось, она пытается заглянуть ему в душу.

— Никаких объятий. Никаких поцелуев. Никаких забрасываний ног на меня. Даже во сне. Договорились?

— Слушаюсь, мэм. Буду стараться оправдать ваше доверие. — Он приложил руку к воображаемому козырьку. — Только, между прочим, тебя это тоже касается!

— Ты думаешь, я не сумею держать себя в руках?

— Я думаю, что ты сошла с ума от любви ко мне и просто боишься показать это.

— Ну, знаешь, твоя самоуверенность граничит с наглостью, — сказала Клер, отворачиваясь. Но в голосе ее не было раздражения.

— Как же хорошо ты меня знаешь, — прошептал Марк. — А теперь давай спать. И постарайся не мечтать обо мне вслух.

Она засмеялась и отодвинулась к краю. Как бы близко они ни лежали, он никогда не сумеет понять ее, даже если будет очень стараться. Картинка за картинкой начали всплывать в его сознании, как будто кинооператор медленно прокручивал пленку: Клер разметалась на диване, обнаженная нога согнута в колене и слегка прикрыта футболкой, линия бедра, талия, плечи, по которым рассыпались волосы. Сжав зубы, Марк отодвинулся как можно дальше, борясь с непреодолимым желанием положить руки ей на плечи и повернуть к себе. А воображаемый кинооператор упорно сменял кадры: вот ее ноги обвиваются вокруг его, вот она мягко поддается усилию, раскрывается, и его грудь прижимается к ее груди, а жаркие влажные губы Клер целуют его губы и шею. Они переворачиваются, и ее язык ласкает его грудь, поцелуи спускаются все ниже…

Тихий стон донесся из-за занавески, закрывающей вход в водительскую кабину. Марк зарылся головой в подушку. Стоны сделались чаще и громче, к ним добавились прерывающееся: «Еще, пожалуйста, еще, Джессика» и «О, Роджер». Затем к стонам добавился характерный ритмичный скрип матраса, вздохи, шепот — звуки наслаждения. Марк закрыл глаза, но от этого стало только хуже. Перед его мысленным взором появилась Клер, которая была с ним, хотела его, наслаждалась, требовала еще и еще…

— Роджер! — Крик Джессики сделал достоянием всех ту вершину блаженства, к которой сумел подвести ее молодой муж.

Марк стиснул зубы и постарался не думать о том, что происходило в кабине и что он хотел бы делать с Клер. Это надо же быть таким идиотом! Из-за чего он так разозлился и назначил Нэнси свидание? Завтра же он скажет ей, что ужин отменяется. Он обязательно реабилитируется и в своих глазах, и в глазах Клер.

Ритмичное поскрипывание кровати в водительской кабине возобновилось. Роджер молод, это может продолжаться часами. Марк положил подушку на голову, но его мысли неизменно возвращались к Клер, он вспоминал каждое ее слово, каждое движение. Диван, казавшийся пять минут назад королевским ложем, постепенно превращался в камеру пыток.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Клер лежала в темноте и покорно ждала, когда наступит утро. В такой опасной близости к Марку ее сознание отказывалось отключаться. Она различала каждый звук в салоне: от методичного похрапывания Лестера до сонного бормотания Дэнни. Почему-то сейчас они казались особенно громкими и раздражающими. Роджер и Джессика наконец-то взяли тайм-аут в наверстывании упущенного медового месяца. Сейчас они молчали в изнеможении. Слава богу.

Марк, ты спишь? — тихо спросила Клер и повернулась к нему, не дожидаясь ответа. — Я не могу заснуть, — она тяжело вздохнула.

— Попробуй посчитать овец.

— Пробовала, не помогает.

— Вспомни какую-нибудь сказку. Я ни одной не знаю.

— Да ладно, не может быть, — он повернулся на спину, — хоть одну ты должна знать. «Золушку» там или «Белоснежку». Что тебе рассказывала мама, когда ты была маленькая?

— Мама никогда не рассказывала мне сказок. Она всегда была занята. — Клер начала скатывать комочек из афганской шерсти. — Сколько себя помню, я всегда ложилась спать сама.

— Да, а Эйб был, наверное, тот еще сказочник.

— Скорее, он увлекался фольклором. Кое-что ты слышал.

Чувство покоя охватило ее. Постепенно все тревоги и обиды прошедшего дня начали отступать. Казалось, мир замкнулся вокруг них, оберегая возникшую духовную связь. Она перестала думать про Нэнси, забыла обещание держаться от Марка подальше. Сейчас она чувствовала себя маленькой, одинокой девочкой рядом с сильным, спокойным мужчиной, готовым выслушать и утешить ее.

— Могу я кое-что у тебя спросить? — тихо произнесла она.

— Попробуй.

— Почему ты здесь? Я понимаю, что Диснейленд — это только отговорка, ведь у тебя нет детей. Зачем тебе RV?

— Потому что я капитально вляпался и мне надо исправлять совершенные ошибки.

— Да ладно, Марк Доул не из тех, кто может вляпаться или наделать ошибок.

Марк закинул руки за голову.

— Ты плохо меня знаешь, Клер.

— Найди кого-нибудь, кто знает тебя лучше! Ты побеждал во всем, за что бы ни брался. Местный король спорта. А вспомни того парнишку, которого ты спас!

Марк накрыл лицо ладонями, тяжело вздохнул и решился, наконец, признаться в том, что годами мучило его. Слегка запинаясь, он медленно произнес:

— Я не спасал Кении Хиггинса.

— О чем ты говоришь! Тогда об этом писали все газеты: одиннадцатилетний мальчик упал в прорубь, катаясь на санках, а ты вытащил его, хотя был на год моложе и меньше ростом.

Все было совсем не так. — Марк закрыл глаза и мысленно перенесся на два десятилетия назад. Морозный день, покрытые инеем ветви деревьев. Он торопится по лесной тропинке с любимой клюшкой на плече. Это подарок отца к прошедшему Рождеству. За фермой Эмери есть никому не известный маленький прудик, и там он сможет вдоволь потренироваться в одиночестве. Каково же было его разочарование, когда, выйдя на опушку, он заметил на льду Кении Хиггинса, известного на всю школу драчуна и забияку. — Про этот пруд мало кто знал, потому что он находился далеко от дороги. Я приметил его еще летом, когда бродил по лесу в поисках особенно крупной лягушки.

Клер приподнялась на локте и с удивлением взглянула на него:

— Ты охотился за лягушкой?

— Да, чтобы засунуть ее в портфель Кэти. Как подарок к началу нового учебного года. Знаешь, доводить сестру всегда входит в обязанности старшего брата. Когда я увидел на льду Кении, я страшно разозлился. Это было мое место. И потом, мы всегда недолюбливали друг друга, и он был последним человеком, при ком я хотел, бы тренироваться.

Постепенно ему все проще становилось подбирать слова. Помогала темнота и спокойное внимание, с которым его слушала Клер.

— Я сел на поваленное дерево, чтобы надеть коньки, и в этот момент Кении подлетел ко мне и схватил мою клюшку. Я кинулся за ним, повалил, завязалась драка. Я опрокинул его на спину, двумя руками резко толкнул в грудь и… — Марк замолчал.

— …лед под Кении провалился, и он оказался в воде, — закончила Клер предложение.

Да, — Марк вздохнул. — Мороз держался всего несколько дней, и в середине пруд еще не промерз полностью. Я успел отползти в сторону и в ужасе смотрел, как Кении барахтается в ледяной воде, хватаясь руками за обламывающийся лед. Зимняя куртка быстро пропиталась водой и начала тянуть его ко дну. Все происходило как в замедленном фильме. В тот момент я готов был отдать все на свете, лишь бы повернуть время вспять и избежать этого последнего толчка.

— Так ты вытащил его?

Марк отрицательно покачал головой.

— Нет. Как только я попытался подползти к краю проруби, Кении заорал, чтобы я убирался и оставил его в покое. Он боялся, что я утоплю его. Лед подо мной начал трещать, я испугался и… — голос Марка прервался. Трудно подобрать слова, когда пытаешься рассказать о самом ужасном в жизни поступке. Часы в кухне отсчитывали томительные секунды, их звук казался удивительно громким в наступившей напряженной тишине. Казалось, сама сгустившаяся темнота ждала тяжелого признания. — Я убежал.

— Убежал?! — В голосе Клер слышалось неподдельное изумление.

Марк повернул голову и посмотрел на нее.

— Я ведь говорил тебе, что совсем не тот супергерой, которого видят во мне окружающие. Я парень, которому по-настоящему везло-то всего, может быть, пару раз в жизни.

— Но как же тогда Кении удалось выбраться из воды?

Я убежал, но недалеко. На берегу самообладание вернулось ко мне. На середине пруда глубоко и помощи ждать неоткуда. Лед ломался с ужасным звуком, похожим на хлопки попкорна. Голова Кенни то появлялась, то исчезала под водой. Вот она скрылась и не появлялась несколько секунд. Уже не думая об опасности, я кинулся к проруби, упал на живот и пополз к краю. Слава богу, голова Кении опять показалась из воды. Он взглянул на меня и заплакал, как маленький. Я с ужасом понял, что он сейчас утонет. Клюшка валялась рядом, я догадался схватить ее и протянуть один конец Кении. Он был очень тяжелым в промокшей куртке и ботинках, но мне удалось вытащить его на то место, где лед еле-еле, но выдерживал наш вес и не проваливался, а только трескался. Наверное, никогда в жизни мы не бегали так быстро, казалось, трещины преследуют нас как огромные змеи.

— Но почему вы не рассказали правду сразу?

— Это была идея Кении. Он был старше, считал себя взрослым и ужасно боялся, что его репутация будет испорчена, если окружающие узнают, как он расплакался, упав в воду. Я тоже не хотел, чтобы люди знали о моем малодушии. Поэтому мы выдумали свою версию случившегося.

— И вы оба молчали об этом столько лет?

— Как видишь. Но больше я старался никогда не врать. Мне ведь пришлось расплачиваться за ту ложь. Мерси — крошечный городишко, здесь люди никогда ничего не забывают, ни хорошего, ни плохого. На меня повесили ярлык супергероя. Стоило зайти в кафе, как хозяин кидался с мороженым еще до того, как я успевал занять столик. В школе учителя спускали мне с рук такие проделки, за которые других бы исключили. — Марк покачал головой. — Но я-то знал, что никакой я не герой.

Но, с другой стороны, ты никогда впрямую не отказывался ни от славы, ни от ее плодов. — Клер оставалась верна себе в неизменном стремлении к правде. Что ж, она права. Он позволил истории вырасти до героического поступка, и вся его последующая жизнь превратилась в сплошной праздник. Но в глубине души он всегда боялся, что наступит момент, когда он не сумеет соответствовать тому образу, в котором видели его другие.

— Да, я никогда не отказывался. — Марк провел рукой по волосам. Не буду тебе врать. Когда ты подросток, такое внимание очень льстит самолюбию. К старшим классам моя популярность в школе приобрела такие размеры, что я мог бы, наверное, въехать в магазин на машине прямо через витрину, и все сказали бы, что я спасал котенка. Мне никогда не приходилось чего-то добиваться самому. Я получил аттестат, потому что некоторые учителя считали меня гордостью школы. Все в жизни давалось мне легко.

Он не стал говорить о том, что постоянно сравнивает себя с Люком, который добился всего, что имел в этой жизни, своим трудом. Но Кении спас ты!

— Это не было сознательным поступком и не делает мне много чести.

— Ты был ребенком. Невозможно требовать от десятилетнего мальчишки осознанного поведения взрослого человека.

— И все-таки… Все говорили, что я проявил истинный мужской характер, а я… — его Голос слегка дрогнул, — я знал, что я просто лжец.

Клер взяла его за руку. Тепло ее ладони обожгло его, огонь пробежал по венам.

— Я думаю, ты слишком требовательно относишься к себе.

Марк вспомнил, как он подвел Люка.

— Недостаточно требовательно. — Он убрал руку и натянул одеяло повыше. — Давай попробуем хоть немножечко поспать.

— Ты всегда уходишь от ответа на мои вопросы.

— О чем еще ты говоришь? — Он закрыл глаза.

— Почему ты хочешь выиграть RV?

Марк повернулся на бок.

— Потому что в прошлом году я позволил пойти ко дну очень близкому мне человеку, и это мой последний шанс помочь ему выбраться.

— Что ты имеешь в виду?

— Пять лет назад, — начал Марк глухим голосом, — мы с Люком отправились в Калифорнию, чтобы начать там собственное дело. Это была полностью его идея, и он пригласил меня в компаньоны. Он заранее продумал и просчитал все. От меня требовалось одно — продавать программные продукты, которые он разрабатывал. Четыре с половиной года мы работали как проклятые. Люк находился в офисе по шестнадцать часов, чем приводил Мэри в неистовство. Они постоянно ругались, но ты знаешь моего брата — его не переделаешь. Если он поставил себе какую-то цель, то ничто в мире не свернет его с выбранного пути. Кроме написания компьютерных программ, он взвалил на себя всю административную работу.

— А что делал, ты?

— То, что у меня всегда хорошо получалось. Общался с клиентами, продавал. Люк не очень контактный человек.

— В противоположность тебе, — вставила Клер.

— Да. Если судить по характерам, то никто никогда не сказал бы, что мы близнецы. — Марк усмехнулся. — Так вот, я занимался продажами, и четыре с половиной года бизнес шел вполне успешно. Потом наступил спад в экономике, но мы как раз подписали большой контракт и чувствовали себя достаточно уверенно. Сроки поджимали, и мы вложили все накопленные средства в аренду дополнительного оборудования и наняли пару программистов. — Марк почувствовал, что, увлекшись рассказом, Клер придвинулась к нему ближе. Тепло разлилось в его груди. — Новый контракт потребовал у Люка еще больше времени, что, как ты понимаешь, отразилось на отношениях с Мэри. Ссоры начали перерастать в скандалы. Тем временем заказчики начали мямлить что-то о новом сокращении сроков работ. Потом они прекратили выплаты, но мы продолжали работать, так как полагали, что ситуация изменится к лучшему.

— Но этого не случилось, да?

— Потом Мэри погибла по вине пьяного водителя. Люк впал в страшную депрессию. У него ни на что не было сил. Все дела фирмы он поручил вести мне. Он занимался похоронами, на нем осталась Эмили. Ты понимаешь. Он чувствовал себя абсолютно подавленным, замкнулся в себе и почти перестал появляться в офисе.

— То есть тебе пришлось заниматься и административными вопросами, и вопросами программирования помимо твоих прямых обязанностей?

Да. И я был уверен, что справлюсь. Я же закончил экономический колледж. Но… В конце концов бизнес вылетел в трубу. Вместе с большим контрактом, на который мы так рассчитывали. Заказчики обанкротились. Мне нечем было расплатиться с нашими программистами. Если бы я работал больше, если бы приложил все усилия, все могло бы кончиться иначе.

— Марк, но ведь в том году разорились многие мелкие компьютерные фирмы, и ты не должен думать…

— Я должен был все предусмотреть и не допустить провала. Я был обязан. Люк рассчитывал на меня. Но, похоже, он поставил не на ту лошадку. — Марк коротко усмехнулся.

Клер приподнялась на локте и склонилась над ним. Своей рукой она повернула его голову к себе и заглянула в глаза.

— Это не ты разорил компанию, Марк. Это не твоя вина.

Он отвернулся, сел на край кровати и опустил голову.

— Это было так же, как с Кении, только я лично ничем не рисковал. Мы все потеряли. Банк забрал оборудование в счет погашения кредита, офис закрылся. Последние деньги ушли на зарплату программистам. Конечно, нам незачем было больше оставаться в Калифорнии, тем более что никто не хотел брать на работу двух неудачников. Поэтому мы вернулись домой.

Клер обняла его сзади. Он поморгал несколько раз, чтобы избавиться от попавшей в глаз соринки. Клер положила подбородок ему на плечо и легко поцеловала в щеку.

Марк почувствовал, как ощущение необыкновенного покоя и защищенности теплой волной разлилось в его душе. Клер. За что судьба одарила его такой удачей — встречей с ней? В кольце ее нежных объятий все прежние грехи отступали и делались незначительными. Она не осудила его, когда он рассказал про Кении, не обвинила в потере компании. Наоборот, она обнимала его, утешая и сочувствуя. Разве это было не то, о чем он всегда мечтал? Как мог он не заметить ее раньше, пропустить столько лет? Оказывается, счастье — женщина, которую он безуспешно всюду искал, — было рядом с ним, здесь, в маленьком Мерси.

Замерев, Марк сидел на краю кровати и надеялся, что Клер никогда не разомкнет объятий. Чувство нежной благодарности и дружеской привязанности до краев наполнило его сердце, и он боялся пошевелиться, чтобы не расплескать хоть каплю. Это была любовь.

— Ты сделал все, что от тебя зависело, — сказала Клер. — Ты не должен казнить себя.

— Еще не сделал, но сделаю обязательно. — Марк повернулся и бросил на нее взгляд, в котором отразилась вся гамма переживаемых им чувств. — Я уже накопил немного денег, работая над инструкциями для пользователей. Конечно, этого недостаточно, но если я выиграю RV, то смогу продать его и собрать достаточную сумму, чтобы поставить фирму на ноги. Думаю, понадобится около пяти месяцев для оборота капитала, и мы снова будем на коне.

Они легли на подушки, Марк дотянулся до одеяла и накрыл их обоих. Клер инстинктивно придвинулась ближе. Как ему хотелось обнять ее и прижать к себе. Но он удержался. Если поторопиться, то она может опять оттолкнуть его, и необыкновенное взаимопонимание, установившееся между ними за последние часы, разрушится.

— А что будет, если ты не выиграешь RV?

— Ступив на этот путь, я обязан пройти его до конца, — ответил Марк тихо. — Во что бы то ни стало.

* * *

Солнце, море, пляж. Теплый шелковый песок прикасается к коже. Легкий ветер нежно перебирает волосы. Клер слегка вздохнула во сне. Какое блаженство. Только почему песчаный берег равномерно колышется, приподнимая и опуская ее голову? Она медленно возвращалась в реальность, постепенно понимая, что лежит не на солнечном пляже.

RV. Диван. Марк?! Наверное, засыпая, она незаметно для себя положила голову на его плечо. Остатки сна мгновенно улетучились, и она, боясь пошевелиться, сосредоточила взгляд на том, что находилось прямо перед глазами. Плавная линия широкой грудной клетки, мускулистое плечо и сильная рука, обнимающая ее талию. Господи! ее нога закинута поверх ног Марка! Она попыталась осторожно высвободиться из его объятий и слегка отодвинуться, и ее согнутое колено нечаянно скользнуло по бедрам Марка. Она замерла: было совершенно ясно, что ему снилось нечто иное, нежели отдых на морском берегу.

Неужели она? Клер поспешно прогнала опасное предположение. Она быстро натянула одеяло по грудь и, сняв ногу с колен Марка, легла на свою подушку. От этого движения узкое одеяло сползло с Марка, оставив открытым его торс. Клер приподнялась, чтобы укрыть его и замерла, не в силах оторвать взгляд от плоского мускулистого живота.

— Тебе нравится?

Она вздрогнула от неожиданности и отшатнулась.

— Нет, я только… только… — слова не успевали за мыслями.

— Брось, ты же специально стянула с меня одеяло.

— Нет. — Она постаралась произнести это как можно спокойнее.

Марк лег на бок, повернувшись к ней лицом, и положил голову на руку.

— Именно так. Во всяком случае, я так думаю. — Он улыбался, и Клер чувствовала, что он видит ее насквозь, несмотря на полумрак гостиной.

— Я хотела укрыть тебя, чтобы ты не замерз. — Она сама услышала, как ее голос предательски дрогнул.

Марк кивнул с удовлетворенным видом:

— Эту уловку я использовал пару часов назад. Перенимаешь мой опыт?

— Нет. — Клер тоже не смогла сдержать улыбку.

— Послушай, мы два взрослых, вполне здоровых человека, оказавшихся в одной постели. Вполне естественно, что нам может захотеться украдкой бросить взгляд друг на друга. Или позволить себе нечто большее… прикосновение, например.

Я не позволяла себе ничего подобного!

— Так это не твоя нога только что лежала поперек моих коленей?

Нога была моя, но снились мне другие колени. — Она гордо вздернула подбородок и сделала секундную паузу для большего эффекта. — Я грезила о Джордже Клуни.

— Ага, то есть ты хочешь сказать, что совершенно не думаешь обо мне? — И прежде, чем она сумела что-либо ответить, он одним движением повернул ее на спину, сел рядом и наклонился над ней, зажав ее лицо между своих ладоней. Его губы находились в сантиметре над ней. Одно движение — и она сможет поцеловать его. Как она хотела этого! Весь сегодняшний день и всю эту долгую ночь между ними происходит что-то особенное, очень серьезное. Этот тихий доверительный разговор перед сном…

Острое чувство счастья пронзило Клер. Сомнения и нерешительность развеялись — ему действительно нужна только она, Марк больше не воспринимал ее как случайную подружку.

— Знаешь, — сказал Марк, — я не собирался пользоваться ситуацией и заводить с тобой постельную интрижку. Но все изменилось после того, как я заснул. Мне снилось, Клер, что ты готова к большему, к гораздо большему, чем просто дружба. — Он с нежностью смотрел на нее. — Я могу контролировать себя наяву, но я не властен над моими снами или над тем, что ты делаешь в них со мной.

Я тоже, — как эхо повторила Клер. Марк осторожно провел указательным пальцем под ее подбородком, следуя нежному овалу лица. Жар змейкой пробежал сверху вниз по шее, груди, животу Клер, покалывая кожу, заставляя ее напрячься и сжаться. Глаза Марка блестели в темноте. Казалось, сама атмосфера накалилась от желания, охватившего их тела.

— Ты очень выросла, Клер.

— Детям свойственно вырастать.

— Но не каждая девочка с годами превращается в такую красавицу. — Его голос звучал низко и хрипло, возбуждающе сексуально.

— Ты… ты тоже ничего, — на мгновение к Клер вернулся ее сарказм.

— Я не хочу говорить обо мне. Я вообще ни о чем не хочу говорить. Достаточно на сегодня. — Его рука скользнула под ее голову и нежно сжала затылок, второй он долгим медленным движением погладил ее ухо и щеку. — Ты согласна?

В ответ Клер смогла выдохнуть только одно слово: — Да.

— Хорошо, — прошептал Марк. Он наклонился и поцеловал ее. И хотя она ждала этого, поцелуй застал ее врасплох. Эмоции и чувства захватили ее, и Клер почти потеряла сознание. Наконец случилось то, о чем она мечтала с первой минуты пребывания в салоне RV — губы Марка коснулись ее губ.

Он не просто ласкал ее, он подчинял ее, делал покорной и безвольной. От одного почти неуловимого движения все мысли об опасности, которую сулила эта близость, рассыпались в прах. Его язык проникал в нее, дразнил, заставлял тело изгибаться, молить и требовать большего. Она протянула руки, обняла его шею и увлекла вниз, на себя, мечтая ощутить всю тяжесть его большого сильного тела. Он вытянулся во всю длину, широкой грудью прижался к ее груди, шелк его шортов скользнул по бедрам Клер, доводя ее желание до неистовства.

Он целовал жадно, страстно, поглощая ее, как бурная волна океанского шторма. Его губы скользили по ее губам горячо и настойчиво, предлагая всего себя и прося о взаимности. Она отвечала ему искренне и самозабвенно.

Как она могла думать, что он такой же, как другие мужчины, встречавшиеся раньше на ее пути. За последние дни он открыл ей необыкновенную глубину своей личности, доверил заглянуть в тайники души. Она увидела и оценила его внутреннюю красоту, благородство, ранимость. Она увидела настоящего Марка.

Новое открытие, что он такой умелый и страстный любовник, почти свело ее с ума. Она даже не думала, что один поцелуй может открыть такие вершины блаженства. Она крепко обнимала его, как будто хваталась за спасительную соломинку в ночи среди бушующего океана. В ответ на ее жаркие объятия его тело напряглось, глубокий стон сорвался с губ, и Клер ответила ему эхом.

Руки Марка скользнули вниз, на мгновение остановились на талии, почти полностью обхватив ее ладонями, и, сжимая и поглаживая, спустились к бедрам. Она подалась навстречу, желая еще раз испытать то блаженство, которое доставил ей его долгий стон. Клер подняла ноги и обвила ими его поясницу, заставляя еще и еще усиливать охватившую ее страсть. Марк больше не в силах был скрывать, как сильно хочет ее. Дрожь пронзила обоих. Наслаждение волнами накатывало на них и слегка отступало, чтобы затем нахлынуть опять. Возникшая волшебная магнетическая связь напрягала и скручивала их тела подобно водовороту. Марк отпустил ее бедра, приподнялся на локтях и положил ладони на грудь Клер. Сквозь тонкий хлопок футболки он начал массировать отвердевшие соски, слегка сжимая их между указательным и средним пальцами.

В этот момент реальность, словно ледяной водопад, обрушилась на Клер. Она вырвалась из объятий и выскочила из постели, одергивая футболку.

— Мы не должны делать это.

Марк с недоумением смотрел на нее снизу вверх.

— Мы не должны делать что?

— Это… — она жестом указала на него, на себя и на кровать. Сердце колотилось в груди, в ушах стоял звон. — Я не могу вступать с тобой в такие отношения. Так не могу.

— Разве мы что-то делаем неправильно?

— Мы все делаем неправильно.

Марк тоже поднялся на ноги, подошел к Клер и взял ее лицо в ладони. Казалось, он старается заглянуть прямо в ее душу.

— Я хочу тебя. Больше, чем ты можешь представить. Но это не значит, что мне нужен от тебя только секс или я способен на это с какой-нибудь другой женщиной. Ты единственная и неповторимая. — Он с трудом сглотнул и продолжил: — Поверь, я не буду втягивать тебя в авантюру, ты мне слишком дорога. Мы оба знаем, к чему может привести легкомысленность в подобных отношениях.

Эмоции буквально рвали на части сердце Клер. Ни один мужчина прежде не говорил ей таких слов, ни один не сумел открыть, каким источником наслаждения является ее тело. Ни один, кроме Марка.

— Ты последний человек, от которого я ждала услышать что-нибудь подобное.

Нежным бережным движением он пальцами обеих рук погладил ее шею от ушей к ключицам.

— Наверное, ты знаешь меня чуть хуже, чем предполагаешь. — Он наклонился вперед и коснулся ее губ таким чистым и целомудренным поцелуем, каким никто никогда не целовал Клер. — Я не такой, как другие. Мне уже не девятнадцать, и я не собираюсь разбивать женское сердце ради одной ночи любви. Я изменился, почему ты не веришь мне?

Она молчала. Ответ готов был сорваться с кончика ее языка, но по непонятной ей самой причине она молчала.

Каюсь, я был идиотом. — Марк продолжал легко и нежно ласкать шею и лицо Клер. Указательный палец медленно проследил каждую линию ее сомкнутых губ, послав волну возбуждения прямо в сердце Клер. — Мне и в голову не приходило ужинать с Нэнси. Просто я пытался заставить тебя…

— Ревновать? — догадалась Клер.

— Да, — кивнул Марк. — Я повел себя так же, как в детстве, когда на школьном Празднике весны ты меня отвергла.

— Я не помню.

— Зато я помню. Мне было двенадцать. — Он улыбнулся. — В довольно резких выражениях ты велела мне убираться и оставить тебя в покое. С одной стороны, я был взбешен, с другой — впервые испытал жгучее желание поцеловать тебя.

— Поцеловать? — Клер растерялась. Его прикосновения и то, в чем он признавался, открывали ей все новые области взаимоотношений, куда ей еще не доводилось вступать.

— — Все эти дни, оказываясь рядом с тобой, я начинал вести себя как двенадцатилетний мальчишка.

— Я заставляю тебя нервничать? — Клер не смогла сдержать улыбки.

— Нет. Ты заставляешь стараться быть лучше. — Ладонью он продолжал нежно гладить ее по щеке. — Я думаю, что это очень хорошо. А ты?

Прежде чем Клер сумела ответить или хотя бы понять, какой отклик в ее душе вызвали последние слова Марка, из-за занавески, отделяющей от них водительскую кабину, опять раздалось характерное поскрипывание кровати. Клер отшатнулась от Марка, разорвав магическую связь.

— Кажется, мы не единственные, кто весело проводит время, — прошептал Марк.

— Ты назвал это… то, что мы сейчас делаем, — жестами она попыталась заменить недостающие слова, — «весело проводить время»?

— Да, а что? — Он пальцем осторожно убрал упавшую ей на глаза прядь волос и бережно заложил за ее маленькое ухо. Это было такое ласковое, интимное движение, возможное только между очень близкими людьми, что комок подступил к горлу Клер.

Внезапно яркий белый свет залил гостиную. Марк и Клер вздрогнули от неожиданности и разом повернулись, растерянно моргая. В проеме спальни, держа вязальные спицы как готовую к нападению шпагу, стояла Милли.

— Вам должно быть стыдно! — заверещала она, обращаясь к занавеске, и быстро засеменила к водительской кабине. Оттуда показалась взъерошенная голова Роджера.

— Оставьте нас в покое! Мы молодожены!

— Для таких вещей существуют номера в мотелях. — Она наставила на него спицы. — Там вы можете делать это, не привлекая ничьего внимания. Нечего будить порядочных людей своими штучками.

— Вы не имеете никакого права нам указывать, — продолжал спорить Роджер. — Джессика моя жена. И я могу проделывать с ней те, как вы их называете, «штучки», которые захочу.

— Стоит Нэнси Левис узнать об этом, — Милли угрожающе поджала губы, — как вы вылетите отсюда, не успев сказать «мама».

Клер взглянула на Марка, изо всех сил стараясь сдержать подступающий хохот.

Милли проследовала к откидной кушетке и уселась на нее, сложив руки с зажатыми в них вязальными спицами крест накрест, подобно египетскому фараону.

— Я посижу здесь, — пояснила она Клер и Марку, — и присмотрю за этими невоспитанными детьми.

Роджер произнес длинное, витиеватое ругательство, но это только заставило Милли плотнее сжать губы.

— Пойдем, Джессика, мы убираемся отсюда.

Клер слышала, как они натягивали одежду. Потом занавеска отдернулась, и молодожены прошествовали мимо Милли. Джессика плакала и просила Роджера остаться, но его либидо оказалось сильнее желания выиграть RV. Он молча вошел в спальню, забрал сложенные там вещи и, пропустив Джессику вперед, покинул RV, хлопнув на прощание дверью. Милли абсолютно проигнорировала это театрализованное шествие. Она вытащила из пакета свое вязание и принялась за изготовление нового платка из афганской шерсти. Клер и Марк легли обратно на диван, заняв изначальное положение: с самых краев, максимально отодвинувшись друг от друга. Настроение их под недреманным оком Милли испортилось.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

«Люк, провалиться мне на этом месте, но сегодня ночью я не сомкнул глаз, и знаешь, почему? Клер была со мной! Сам понимаешь, сосредоточиться на чем-то другом было невозможно. Правда, бабулька по имени Милли все время не сводила с нас глаз, делая вид, что вяжет. Зато сейчас я работаю с раннего утра, и мне это нравится. Жму лапу Эм.

Марк».

Марк щелкнул клавишей «Отправить» и открыл файл с инструкцией пользователей. Он углубился в нее с радостным чувством, что все идет замечательно. Ему известны имена двух клиентов, которые еще в прошлом году выражали заинтересованность в приобретении подобного программного продукта, но долгое время идея оставалась в стадии проекта. Сегодня ему было, наконец, что им предложить. Он написал сопроводительное письмо и, помолясь про себя, разослал по двум адресам.

Наконец с чувством выполненного долга он откинулся на спинку стула и покрутил головой, стараясь размять шею, затекшую от долгого сидения за компьютером. Его взгляд упал на Милли, которая спала, не выпуская из рук свое вязание, в противоположном конце комнаты. Она похрапывала во сне, издавая те же хрюкающие звуки, что и Лестер.

Марк взглянул на диван. Клер спала на краю, повернувшись к нему спиной. Пушистые волосы золотистым облаком рассыпались по подушке, одеяло опять сползло до талии.

Марк страстно желал не расставаться с Клер ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра. Не расставаться никогда.

Марк Доул, закоренелый холостяк, влюбился.

Словно почувствовав, что он думает о ней, Клер повернулась и посмотрела на Марка.

— Привет, — сказала она чуть хриплым со сна голосом.

— И тебе привет.

Она встала с кровати, одернула футболку уже знакомым жестом и прошла на кухню. Футболка доходила ей до середины бедер, и, к удовольствию Марка, оставляла открытыми стройные ноги. Даже утром, без косметики на лице, Клер выглядела красавицей. Правильные черты лица при мягком внутреннем свете казались еще прекраснее.

— Там есть кофе, — сказал Марк, подходя к стойке и снимая крышку с кофейника. — Садись, я налью тебе чашечку.

— Спасибо, — Клер взобралась на высокий барный табурет, повернулась к нему и подняла два пальца, — мне, пожалуйста…

— Два кусочка сахара и сливки, — продолжил за нее Марк. Заметив недоумение на ее лице, он поинтересовался: — Разве что-нибудь не так?

— Все так, — ответила Клер, — просто я удивлена: никто раньше не мог запомнить, какой кофе я люблю.

— Я уже говорил тебе, что я не такой, как все твои предыдущие приятели.

— Может быть, — согласилась Клер. Она положила ногу на ногу, откинула голову и запустила пальцы в волосы, рассыпая по плечам золотистую волну. Марк поспешил взять себя в руки, иначе кофе грозил оказаться не в чашке, а на его брюках. Он сел напротив.

— Ты знаешь… — он вздохнул поглубже, как будто собирался нырнуть в ледяную воду, — очень жаль, что мы неженаты.

— Неженаты? — Клер сдавленно кашлянула, как будто ее душили.

— Тогда мы оба могли бы выиграть. — Улыбкой он попытался смягчить серьезность своих слов. Что-то, похожее на панику, мелькнуло в глазах Клер. — И, счастливые, уехать в теплые края.

— Замужество не входит в мои планы, — Клер отрицательно покачала головой.

— Почем нет?

— Потому что это вынудило бы меня опять остаться в этом городе. — Она обхватила кружку руками. — Я уже однажды совершила подобную ошибку и не хочу повторения. Я еще не жила своей жизнью, понимаешь? Все, что было до этого — это был чужой выбор.

— Выбор другого мужчины?

Она кивнула и, прежде чем ответить, отпила кофе.

— Самую большую мою ошибку звали Тревис. Мы, знаешь ли, любили друг друга, — последнюю фразу она произнесла с сарказмом. Марк вспомнил, что давным-давно слышал о нем из уст Дженни, которая была очень удивлена выбором Клер. — То есть я была влюблена. Он говорил, что мы обручены, но так и не подарил мне кольца, так что за этими красивыми словами ничего не стояло.

— Но почему ты решила жить с ним?

— Ты даже не можешь себе представить, как ужасно было с Эйбом. — Она коротко вздохнула. — Он не давал ни гроша и вообще не замечал меня. Ну, разве когда нужно было протереть пол или в холодильнике было пусто. — Она тряхнула головой. — Когда мне исполнилось восемнадцать, единственное, о чем я мечтала — это убраться от него подальше. Вот я и влюбилась в первого попавшегося типа в джинсах, поверила каждому его слову и переехала к нему. — Она сделала глубокий вдох, который помог ей успокоиться, и снова отпила из чашки. — Мы жили вместе три года, и все это время он кормил меня обещаниями, и наконец бросил. Тревис работал на сталелитейном заводе, так же, как и его отец, его брат, дядя и так далее… Можешь себе представить.

— А что ты?

Я устроилась в салон красоты помощником парикмахера, потом окончила курсы стильных причесок. Тревис говорил, что пока у нас сложная ситуация и нам следует поднакопить денег. Якобы тогда уж мы не упустим свой поезд и навсегда уедем из этого города. — Она усмехнулась. — Он действительно не упустил его, но забыл прихватить меня. Он отправился в Нэшвилл, вероятно, чтобы поднять там рождаемость, оставив мне записку и кредитную карточку с перерасходом средств. На память. — Ее улыбка стала саркастической.

— Почему ты тогда же не уехала из города?

Взгляд Клер сделался отсутствующим, как будто она пыталась рассмотреть что-то в пространстве позади Марка.

— Я собиралась. Но как раз в это время Эйба сильно избили в пьяной драке, пришлось остаться выхаживать его. Наверное, это звучит глупо, но я чувствовала себя обязанной. Трезвым он был очень веселым, а на человека, который легко может рассмешить тебя, невозможно долго сердиться. — Она прикрыла глаза и отвернулась. — Через некоторое время, когда Эйб поправился, я решила остаться в Мерси: здесь у меня была работа, я снимала квартиру, и мне казалось, что нечего желать большего.

— А сейчас?

— Сейчас я приняла твердое решение, и мне некуда отступать. Прежде чем прийти сюда, я уволилась из салона красоты, и, независимо от исхода состязания, жизнь все равно придется начинать заново.

— А что вынуждает тебя ехать именно в Калифорнию?

— Семья. — Ответ прозвучал так тихо, что Марку пришлось напрячься, чтобы расслышать его.

Он встал, подошел к ней и накрыл ее ладонь своей рукой.

— Ты можешь начать новую жизнь с мужчиной. Если он любит тебя, то захочет разделить с тобой все мечты и планы.

Клер резко отдернула руку.

— Да, а потом он дождется, что я влюблюсь, как идиотка, и снова бросит меня.

— Клер, любить по-настоящему — не значит быть идиоткой. — Он повернул ее лицом к себе. В ее глазах стояли слезы. — Может, то, что ты испытывала к Тревису, нельзя назвать настоящей любовью?

— С каких это пор ты превратился в эксперта в области чувств? — Она с трудом проглотила слезы.

«С тех пор, как встретил тебя», — собирался ответить Марк, но не ответил.

* * *

После того как Марк ушел, Клер выплеснула остатки кофе в раковину. Напиток неожиданно показался ей совершенно безвкусным. Она направилась в душевую, стараясь не думать о том, что только что произошло. Однако произнесенные Марком слова не шли у нее из головы. Снова и снова она пыталась понять, действительно ли он звал ее замуж.

Она закрыла глаза и позволила горячим струйкам стекать по лицу. Выйти замуж за Марка? Безумная затея. Быть всегда вместе, жить одной семьей? В сознании начали возникать картины: вот Марк целует ее перед уходом на работу, вот она счастливо улыбается, встречая его вечером, потом ужин в постели и объятия в кресле. Она затрясла головой, пытаясь отогнать видения. Марк не тот человек, с которым можно жить в браке. Или тот? Может, он действительно любит ее? Она повернулась, подставляя под горячие струи плечи и спину, и открыла глаза. На белом кафеле стены перед ней возник образ Марка. Она вспомнила ласковые руки, нежные пальцы, легкие, ласкающие прикосновения. Он целовал ее так настойчиво и так бережно, как будто она была хрупкой игрушкой в его объятиях. И еще он знал, какой кофе она любит.

Слезы брызнули из глаз Клер, сердце учащенно забилось. Разве кто-нибудь со дня смерти мамы думал о ней, заботился, беспокоился? Кто-нибудь ласкал ее так?

Она вышла из душевой, и первым, на кого упал ее взгляд, был Марк, сидевший с остальными за кухонным столом. Он переоделся в темно-синюю футболку и джинсы. Мягкий хлопок облегал атлетические плечи, синий цвет оттенял необычные глаза. Клер видела его сильную загорелую шею. Она отступила за выступ стены и закрыла глаза, испытывая непреодолимое желание поцеловать его…

Тряхнув головой, Клер шагнула из укрытия и вошла в кухню. Четверо за столом поглощали завтрак в полной и абсолютной тишине. За долгие дни заточения темы для разговоров закончились даже между Милли и Лестером. Накладывая себе порцию утренней каши, Клер подумала, что все они стали похожи на супругов, которые так долго прожили вместе, что им не о чем больше говорить, кроме обсуждения телевизионных новостей.

Дэнни тщательно выскреб ложкой остатки кукурузной каши с бананом, поднялся на ноги и сказал, махнув рукой в сторону входной двери:

— Ну, это… я того.

— Чего «того»? — переспросил Лестер.

— Сматываюсь. Ухожу.

Сидящие за столом смотрели на него в немом изумлении.

— Вот так просто берешь и уходишь? — спросила Милли.

— Ага. Отпуск кончился.

— Ты проводил здесь свой отпуск? — недоуменно спросила Клер.

— В автобусе классный телек, и я запал на эту идею. — Он ухмыльнулся. — Я поймал конец футбольного сезона, посмотрел все матчи и словил кайф. А сейчас пора и на работку.

— Ты работаешь? — Милли вытаращила глаза.

— Что-то вроде того. На заправочной станции. Иногда. Я уборщик. Кто-нибудь напачкает — я уберу.

— Да неужели? — Милли с сомнением взглянула на место за столом, где только что сидел Дэнни. В луже пролитого молока медленно раскисали хлопья кукурузы, комки каши образовали причудливый узор.

— Ага. Работенка паршивая, но на жизнь хватает. И мне, и маме. — Он опять усмехнулся. — Ну ладненько, я потопал. — С этими словами он забрал свой бумажный пакет с пожитками и вышел наружу.

Четыре человека в молчании сидели за столом и смотрели друг на друга.

— И это можно назвать отруском? — только и нашлась что спросить Милли.


«Еще одним стало меньше, — записала Клер в своем дневнике некоторое время спустя после завтрака. — Найти бы способ избавиться от Милли и Лестера… Хотя еще остается Марк. У него достаточно веские причины бороться за выигрыш, но мои гораздо важней. Как я мечтаю закрыть глаза и открыть их уже в Калифорнии».


Клер действительно прикрыла глаза. Слезы, душившие ее все утро, опять прорвались наружу. Она задыхалась от необходимости встретиться с отцом, жить с ним одной семьей. Навсегда. Быть рядом с человеком, который любит ее просто за то, что она есть.

В дверь спальни, где она сидела, постучали. Клер быстро выпрямилась, вытерла слезы и захлопнула тетрадку.

— Ты одета? Можно войти? — раздался голос Марка. Он вошел, прикрыл за собой дверь и с одного взгляда все понял. Через секунду Клер очутилась в его сильных объятиях, и слезы опять потекли по ее щекам. Она уткнулась ему в грудь, не в силах больше скрывать слабости, усталости и отчаяния и полностью доверившись человеку, который был сильнее ее. Первый раз в жизни она чувствовала, что это не выглядит глупо или стыдно.

Отплакавшись, она слегка отстранилась и вытерла лицо руками.

— Извини, я…

— Ш-ш-ш, — он вытащил салфетку из коробки на ночном столике и осторожно промокнул ее лицо, — тебе ничего не надо объяснять.

— Нет уж, позволь мне, если я намочила тебе футболку, объяснить, почему я это сделала. — Клер печально улыбнулась, провела руками вокруг мокрого пятна на груди у Марка и почувствовала, как исходящие от него спокойствие и уверенность наполнили все ее существо. Она принадлежала ему и зависела от него. Как же пусто было в сердце без этих чувств раньше. — Я должна выиграть RV, потому что от этого зависит, увижу ли я своего отца.

— Эйба? Я думал, он умер.

Не Эйба. Моего настоящего отца. Я нашла его несколько недель назад. Он был просто потрясен, когда я позвонила и сказала, что у него есть дочь. Все эти годы он даже не подозревал о моем существовании.

— Как это?

— После смерти Эйба я вынуждена была продать дом. Разбирая вещи на чердаке, я нашла шкатулку с мамиными вещами, которую никогда не видела прежде. В ней был дневник, мое свидетельство о рождении с фамилией отца и несколько писем. Любовных писем. Я обратилась в частное сыскное агентство, передала им всю информацию, которой владела, и через несколько недель они разыскали этого человека. Месяц назад я впервые связалась с ним. Он просто не мог поверить.

— Невероятно! Но почему твоя мама не рассказала ему о тебе?

Клер глубоко вздохнула и поведала историю, которая была тайной на протяжении многих лет.

— Когда маме было семнадцать, она поехала на летние каникулы на ферму к своему дяде. Он держал лошадей, а мама всегда их очень любила и хорошо ездила верхом. Там она и встретилась с моим отцом, сыном фермера, живущего по соседству. Тогда он как раз был призван в армию и дожидался конца лета, чтобы уехать к месту прохождения службы. Между ними была большая любовь и большая разница в возрасте — отец старше. Когда мамины родители узнали, что у нее роман со взрослым человеком, да еще солдатом, они пришли в ярость и заставили ее прервать с ним все отношения. Так что она написала ему прощальное письмо уже в армию, а о том, что ждет ребенка, узнала чуть позже. Чтобы замять скандал, родители отправили ее обратно на ферму, где она и жила до своего совершеннолетия.

— Так ты получилась такой хорошенькой, потому что мама сорвала тебя на грядке? — Марк поддразнил так нежно, что Клер улыбнулась.

— После моего рождения бабушка и дедушка разрешили маме вернуться, но при двух условиях: она должна пообещать никогда больше не встречаться с отцом и окончить школу. Она выполнила оба, но на следующий же день после получения аттестата вышла замуж за Эйба. Так что, как ни старались бабушка с дедушкой, им так и не удалось удержать ее от ошибки в выборе мужа. — Клер вздохнула. — Все в городе считали Эйба моим отцом, потому что он появился в маминой жизни почти одновременно со мной. Мне двадцать восемь, и я ни разу не видела моего настоящего отца.

— А ему уже пятьдесят и он никогда не видел тебя.

— Точно. — Клер вздохнула. — Мне так не терпится узнать, похожи ли мы с ним. Такие же у него глаза, такой же высокий рост? Все-все.

— Почему же он до сих пор не купил билет на самолет и не прилетел сюда? Или ты могла уже уехать к нему.

— Все не так просто. — Клер проглотила опять подступившие слезы. — Он тяжело болен. У него рак. — Каждое слово давалось ей с большим трудом. — Рак легкого, если точнее. Я вижу страшную насмешку судьбы в том, что он умирает от той же болезни, которая семнадцать лет назад убила мою мать. Она ушла такой молодой, я даже не успела понять, как я люблю ее. И сейчас я в ужасе оттого, что могу не успеть увидеть отца, потерять его еще до нашей встречи.

Клер прерывисто вздохнула, изо всех сил стараясь не заплакать. Марк подошел к ней, взял ее ладони в свои и крепко сжал. Слабый намек на улыбку скользнул по лицу Клер. Марк вдруг с каким-то острым чувством вины понял, как же ему повезло: он вырос в полной семье и его родители до сих пор здоровы и живут вместе. Он всегда знал, что Клер живется нелегко, но даже не мог предположить, насколько. Какой силой духа должна обладать эта девушка, чтобы долгие годы носить этот груз в душе, насмешливо улыбаясь и давая понять окружающим, что все у нее прекрасно. Он ласково убрал за ухо выбившуюся прядь и нежно погладил ее по щеке.

— Неужели врачи ничего не могут сделать?

— Они пытаются. Через несколько дней ему предстоит курс химиотерапии, потому что операция и облучение не уничтожили опухоль полностью. Доктор не позволяет ему далеко уезжать. Я хочу выиграть RV, чтобы… — она запнулась, — чтобы совершить маленькое путешествие по Калифорнии вместе с отцом. Мы никогда не встречались, только несколько раз разговаривали по телефону. Мне кажется, что если хотя бы неделю мы проведем вместе, только вдвоем, без посторонних, он и я, — это поможет нам узнать друг друга и хоть как-то компенсирует упущенные годы. И для него будет полезно вырваться из больничных стен, на время забыть о врачах и медсестрах.

Неожиданно состязание «Последний оставшийся» приобрело другой, более глубокий смысл. Клер стремилась к победе не из корыстных причин, как другие участники. Победа давала ей шанс обрести семью.

Марк опять повернул Клер лицом к себе. Сейчас он даже не замечал, как она красива, как доступна в своей слабости. Он не думал ни о чем, кроме боли, прозвучавшей в словах, произнесенных с таким трудом, и о том, как ей нужна помощь и поддержка.

Шесть дней назад ему казалось самым важным одержать победу любой ценой, уехать в Калифорнию, продать автодом и начать новый бизнес с Люком. У него была одна задача — исправить прежние ошибки, и, поднимаясь на борт RV, он был готов поклясться, что ничто в мире не сможет ему помешать. Потом в его жизни появилась Клер. Ее цель была — обрести родного человека, которого она никогда не знала. Да и семьи у нее практически никогда не было, если вспомнить, как рано умерла ее мать. Марку страшно было представить то одиночество, в котором столько лет жила Клер, — без бабушек и дедушек, без родителей, без семейных обычаев и традиций, вроде обязательной сказки на ночь и поцелуя перед сном, без дня рождения и Рождества. Она справлялась с этим с таким достоинством, что никому и в голову не могло прийти, что все эти годы единственным человеком, на кого она могла рассчитывать, была она сама. И разве сейчас он мог оставить ее, отнимая единственную вещь, в которой она так отчаянно нуждалась?

— Ты обязательно выиграешь RV, — сказал он, прекрасно отдавая себе отчет, что все его планы рухнули. Но его почему-то это больше не волновало. Он закрыл глаза и положил подбородок ей на макушку. — Даже не сомневайся.

— Нет, Марк, нет. У тебя свои причины…

— Они не так важны. Твои гораздо важнее.

— Но даже ты не можешь гарантировать моей победы.

— Для тебя, Клер, я способен на все. — Он взял ее лицо в ладони и слегка приподнял, вглядываясь в глаза. — Я ведь герой, разве ты забыла?

* * *

Через полчаса Клер и Марк вышли из спальни. Все это время она рассказывала ему об отце. Сейчас она чувствовала себя так, как будто после долгих дней блуждания в темной пещере вышла наконец к свету. Обещание Марка помочь зажгло лучик надежды в ее сердце.

Она как раз собиралась сказать, как благодарна ему, когда раздался стук в наружную дверь, и, прежде чем кто-либо успел ответить, Джеймс Кент со своим микрофоном ввалился внутрь.

— Доброе утро всем! Мы пришли за очередной порцией жареных новостей из вашей жизни. — Он пропустил вперед операторов. — Огромная просьба ко всем быть максимально естественными. Никакой показухи!

— Подождите, подождите! — Милли засуетилась, вылезая из-за кухонного стола. — Я еще не сделала утренний макияж. Мне надо попудриться! — Она протиснулась за спинами Марка и Клер и захлопнула за собой дверь спальни.

На этот раз было целых три камеры. Операторы разошлись по салону, каждый держал под прицелом определенную часть помещения. Черные молчаливые глазки объективов безучастно следили за каждым движением присутствующих. Все участники замерли, в гостиной установилась напряженная тишина.

— Давайте, давайте, приступайте к вашим обычным занятиям, — подбодрил их Джеймс. — Побольше естественности.

Естественность? Это было совершенно невозможно. Но стоять подобно деревенским дурачкам, нечаянно очутившимся на великосветском рауте, тоже было глупо. Клер взяла себя в руки первой. Она собрала тарелки, сложила их в раковину и включила воду. Тут же рядом оказался Марк с кухонным полотенцем на плече. Приняв из рук Клер первую вымытую тарелку, он наклонился и прошептал:

— У меня есть идея. Мы избавимся от Милли с Лестером, а заодно и от телевидения в самое ближайшее время. — Он бросил полотенце на кухонный стол и направился к Джеймсу Кенту.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Марк решительно уселся в кресло. Говорят, исповедь облегчает душу. Он искренне надеялся на это. После того что произошло за последние дни между ним и Клер, и в надежде на то, что еще может произойти, жить дальше стало возможно, только расставшись с грузом прошлых ошибок и лжи. Накануне отъезда из Калифорнии он окончательно понял, как неприятен ему мужчина, отражающийся в зеркале во время бритья. Сейчас, собираясь рассказать репортеру правду о случившемся много лет назад, Марк готов, наконец, сделать первый шаг к изменению самого себя. Он взглянул на Клер, и последние сомнения развеялись.

— Дорогие телезрители, с вами снова я, Джеймс Кент, с «Десяткой горячих новостей». Рядом со мной находится Марк Доул, человек, которому двадцать лет назад мэр Лауфорда вручил символические ключи от города в знак благодарности за самоотверженное спасение утопающего мальчика. С той поры за мистером Доулом прочно закрепилась репутация героя. — Журналист выдержал короткую драматическую паузу. — Но сегодня, наконец, настало время открыть вам правду. Герой готов поведать нам совершенно неожиданную историю. — Он повернулся к Марку — Что же случилось в тот день, мистер Доул?

Марк крепко сжал ладони и слово в слово повторил то, что слышала Клер прошлой ночью. Не отвлекаясь на детали и опуская подробности, он сухо изложил факты и предоставил слушателям возможность самим делать выводы и заключения.

— Так спустя многие годы тайное стало явным, — слегка замогильным голосом подвел итог Джеймс и сделал знак операторам сворачивать оборудование. Марк вздохнул с облегчением.

— У вас такой вид, — репортер внимательно посмотрел на него, — как будто вы рады, что сделали это.

— Можете мне не верить, но это так. Иметь такое на совести врагу не пожелаю.

— Но все-таки вы спасли мальчика. Он обязан вам жизнью.

— Я бы так не сказал. События легко могли принять трагический оборот. — Марк откинулся в кресле. — И можно только благодарить Бога, что тогда все закончилось благополучно.

— Весьма поучительная история, — произнес Джеймс и сделал совершенно неожиданную вещь — вдруг протянул Марку открытую ладонь. Тот на секунду заколебался, потом мужчины крепко пожали друг другу руки. — Благодарю вас, мистер Доул за то, что вы решились сделать это достоянием гласности. Думаю, для вас это не просто случайный эпизод в жизни. А уж я, — хищная улыбка на миг исказила его черты, — сумею так раскрутить и преподнести событие, что мало не покажется! Еще раз спасибо.

Блаженное чувство свободы до краев наполнило Марка. Ему удалось справиться с одной из мучивших его проблем. Правда о прошлом была наконец открыта людям. Теперь оставался один человек, с которым необходимо объясниться, — Люк. После этого Марк сможет уверенно стоять на ногах и строить свое будущее. Будущее с Клер.

Она сидела на кухне и растерянно смотрела на него. Конский хвост рассыпался, и волосы локонами обрамляли щеки. Она не была красива, она была прекрасна. Его руки жаждали обнять ее, увлечь на диван, вернуть к тому, что так бесцеремонно было прервано прошлой ночью.

В этот момент, глядя на женщину, которую знал практически всю жизнь, Марк со всей остротой понял, что уже не влюблен в нее. Он не влюблен. Он любит. Любит навсегда. И не может представить ни дня, проведенного вдали от нее.

Он пересек гостиную и уселся на один из барных табуретов.

— Зачем ты ему все это рассказал? — спросила Клер.

По двум причинам. Первое: я заключил сделку с нашим другом, мистером Кентом. Я предоставил в его распоряжение жареную историю, которая позволит поднять рейтинг программы. Уж он сумеет выжать из нее все возможное, тут ему нет равных. — Марк улыбнулся. — В обмен он обещал сделать то, что удается ему лучше всего, — кое-кого затравить.

— Только не говори мне, — Клер протестующе подняла руки, — что он теперь будет торчать здесь постоянно.

— Именно это я и имел в виду. Практически, он поселится здесь, но с одним условием: нас не трогать. Его цель…

— Милли? — шепотом закончила Клер, начиная понимать. Она улыбнулась ему, и его сердце запело. — Вы слишком коварны, мистер Доул.

Ни тебе, ни мне не удалось вывести Милли из равновесия. Может, мы и довели бы ее до сумасшествия, предавшись необузданной страсти прямо на кухонном столе, но… — он повернулся и через плечо взглянул в ее направлении, — я побаиваюсь этих спиц. Клер засмеялась.

— Ну, — спросила она, надеясь, что Марк ничего не заметил, — и как же собирается действовать мистер Кент?

— Подкалывать, покусывать, подтрунивать, заставить потерять лицо и испугать тем, что это увидят тысячи телезрителей.

— Вряд ли ему это удастся, Милли не настолько наивна.

Все будет происходить под видом того, что он надеется собрать материал для следующего репортажа. На самом деле, он жаловался на отсутствие событий в городе. Его единственный шанс угостить зрителей горяченьким — наш «Последний оставшийся». Так что раскрутить Милли — в его личных интересах.

— Не человек — змея, — процитировала Клер где-то ранее услышанное.

— Не без этого, — согласился Марк, — но змея, которая поможет, надеюсь, избавиться от Милли и Лестера. И тогда RV — твой.

— Марк, честное слово, ты не должен…

— Позволь мне сделать это для тебя. — Марк со вздохом отвел взгляд.

— Но как же быть с… — Клер оборвала фразу на середине, потому что в этот момент дверь спальни распахнулась и на пороге появилась свежеподкрашенная Милли в сером спортивном костюме и тапочках. Верный своему слову, Джеймс махнул оператору, и тот навел глазок объектива прямо на нее. Милли сделала вид, что не замечает направленную в упор камеру, и принялась за вязание.

Первое время внимание даже льстило Милли, но после получаса, проведенного под неусыпным контролем журналиста, она перестала находить это забавным и, хотя внешне сохраняла полную невозмутимость, начала искоса бросать разъяренные взгляды. Ее спицы издавали те же звуки, что и шпаги вошедших в раж фехтовальщиков.

— Пойду приму душ, пока есть горячая вода, — сказал Марк, поднимаясь на ноги и вопросительно глядя на Клер. — Правда, печенья закончились…

— Мой гель и шампунь на полочке над раковиной, — засмеялась Клер. — Пользуйся на здоровье.

Между тем, Джеймс Кент держал слово и не выпускал Милли из поля зрения ни на секунду. Он буквально ходил за ней хвостом, надеясь добыть хоть что-то, пригодное для телеэкрана. Милли пошла на кухню выпить воды — камера проследила каждый глоток. Милли принялась готовить слабительную смесь для Лестера — Кент подробно расспросил о рецептуре, не упустив ни одного ингредиента, и заставил выложить все о болезнях пожилой четы. Поэтому не было ничего удивительного в том, что, как только Марк освободил душевую, Милли моментально шмыгнула внутрь и заперлась на два оборота. Джеймс не растерялся и принялся за Лестера. Однако этот джентльмен, казалось, обрадовался случаю поговорить о внуках и своем хобби — работе в саду. В течение двадцати минут он выкладывал журналисту забавные, с его точки зрения, истории, приключившиеся с внучатами.

Клер и Марк сидели за обеденным столом и делали вид, что увлеченно играют в карты, но краем глаза внимательно следили за происходящим. Когда Милли пришлось-таки покинуть душевую, Джеймс немедленно вернулся к ее персоне, требуя рассказать что-нибудь интересное о детях и вязании.

Охота продолжалась до самого ланча, и постепенно ввергла Милли в состояние такого напряжения, что Клер на мгновение испытала чувство жалости. Но вспомнив, как день за днем дама с вязанием упорно и неумолимо доводила всех до состояния глубокого дискомфорта, успокоилась — пусть Милли на себе узнает, каково это.

— Молодой человек, может, в городе уже произошло что-нибудь поинтереснее афганского платка ручной вязки? Пожар или ограбление банка? — не выдержала Милли после того, как полчаса камера не отрываясь следила за ее спицами. Она опустила вязание на колени и достала новый клубок зеленой шерсти. Клер заметила, что последние ряды петель были очень неровными. Полдня, проведенные под неусыпным вниманием Джеймса, заставили Милли сбиться с привычного ритма.

— Пока, к сожалению, нет, — ответил тот и вытащил из кармана отчаянно зазвонивший мобильник. По его внезапно заблестевшим глазам стало понятно, что что-то произошло. Он коротко бросил несколько отрывистых фраз и захлопнул крышку телефона. — Вы просто провидица, Милли. В два часа мэр Лауфорда собирается объявить о своей отставке, и мне необходимо немедленно вернуться в город.

Через пять минут журналист и оператор в спешке покинули салон. Клер опустила голову на сложенные руки и безнадежно вздохнула. В RV по-прежнему оставалось четыре человека.

— Не отчаивайся, — сказал Марк, подсаживаясь к ней на диванчик за обеденным столом, — это обязательно сработает.

Он накрыл ее руку своей ладонью. Ласковое пожатие вернуло Клер уверенность и надежду, которые в очередной раз чуть было не покинули ее.

— Ну, — сказала Милли, деликатно покашливая и втискиваясь в кухню, — я рада, что все наконец завершилось. — Она оставалась верной себе и не могла оставить Марка и Клер в покое. Из душевой появился Лестер и тоже вошел в кухню. Он распахнул дверцу холодильника и начал сосредоточенно шарить по полкам. — Лестер, дорогой, в чем дело? Сейчас ты будешь пить свой коктейль.

— Нет. — Он снизу вверх взглянул на жену, скривился и захлопнул дверцу.

— Почему? Уже половина первого, и давай-ка я…

— Я сказал — нет. Я не буду больше пить эту дрянь. Лучше умереть на десять лет раньше, чем взять в рот еще хоть каплю. — Его внезапная ярость заставила Милли отступить на шаг. — И еще одно, Миллисент! — Его указательный палец почти уперся ей в грудь.

— Что? — испуганно спросила та.

— Я не желаю больше участвовать в состязании, мне не нужен этот чертов RV, и мы не едем во Флориду. Слишком жарко, слишком многолюдно. Даже не понимаю, как тебе удалось уговорить меня! — Он затряс головой. — Я устал от безделья. Пенсия оказалась адом. Сколько можно ничего не делать, сплетничать и играть в карты! — Лестер повернулся к Марку. — Вы меня кое-чему научили, молодой человек.

— Я? — удивился Марк.

— Да. День за днем я наблюдал, с каким увлечением вы работаете над вашими инструкциями, и понял, что завидую вам. Мне просто необходимо вернуться к моему бизнесу. — Он положил руку на плечо Марка. — Помните, чем бы вы ни занимались в жизни, у вас должно быть дело, ради которого вы с радостью будете подниматься по утрам. Именно это продлит ваши дни, а не протертые бобы с нутряным жиром. — Он с возмущением посмотрел на Милли.

— Но что же теперь будет с RV? — растерянно спросила она.

Ничего. Мы немедленно покинем этот сухопутный корабль. Хоть я и пенсионер, но не желаю провести остаток жизни прикованным к автомашине, пусть даже такой большой. Сначала мы отправимся на поиски приключений. Сафари или, может быть, путешествие по Европе. А потом вернемся домой, и я займусь чем-нибудь поинтереснее, чем работа в саду. — Он с торжеством посмотрел на жену.

— Сафари? Европа? Боже мой, как чудесно! — Неожиданно для всех Милли бросилась ему на шею. — Ведь если честно, мне тоже не нужен RV, я думала, ты этого хочешь! — Она крепко прижалась к мужу. — Как я счастлива, что ты снова стал самим собой, Лестер!

— Тогда не будем терять ни минуты, дорогая. Собирай наши вещи.

С этими словами супружеская пара покинула кухню, а пятью минутами позже и салон RV. Число участников сократилось до двух.

* * *

Они стояли в гостиной в двух шагах друг от друга, но расстояние казалось Марку таким же непреодолимым, как если бы окончание состязания развело их по разным сторонам пропасти. Клер, в испуге от собственных чувств, опять отталкивала его, не желая открыть свою душу.

— Поздравляю, — произнес он, — вот ты и победила.

— Не могу в это поверить. — Слабая улыбка коснулась ее губ, отразилась в глазах, и в них заблестели слезы счастья.

Пока неофициально. Еще я должен уйти. — Но у него не было сил двинуться с места. Его взгляд жадно скользил по лицу и фигуре Клер, как будто хотел навсегда запечатлеть в памяти все мельчайшие детали. Он хотел лишь одного: сжать Клер в объятьях и целовать до тех пор, пока не сумеет прочитать согласие в ее глазах. Невозможно представить, что они никогда больше не увидятся. Она уедет в Калифорнию, встретится с отцом, а его забудет, ведь он — часть прошлого, с которым она так стремится расстаться. А он… он будет вспоминать ее всю оставшуюся жизнь.

— Клер.

Одного слова оказалось достаточно, чтобы она бросилась в кольцо сильных рук и прижалась губами к его губам. Но даже сквозь пелену нахлынувшего счастья Марк почувствовал, что Клер вновь отстраняется, ускользает, уходит. Он разомкнул объятия. Клер отступила на шаг.

— Это тебе на прощание. — Ее голос звучал чуть хрипло. — Что же ты будешь делать теперь? Где возьмешь деньги?

— Не переживай, что-нибудь придумаю. Главное, ты сможешь встретиться с отцом.

— Спасибо, — сказала она тихо. — Ты даже не представляешь, как это важно для меня.

— Представляю. — Марк взял ее руки в свои. — Но брак, о котором я говорил, тоже ведь важно?

— Да. — Клер вздохнула. — Но я не могу, Марк.

— Неужели после всего пережитого ты так и не научилась мне доверять?

— Не тебе. Я не доверяю себе. Я не представляю, как выглядит счастливая семейная жизнь. Я даже не знаю, что такое нормальные человеческие отношения. Мне нужно время.

Как тебе будет угодно, — сказал он глухо, повернулся на каблуках и вошел в спальню. Клер тихо вошла следом и села на краешек кровати, наблюдая, как Марк кидает в сумку свои вещи.

— Ты была права, — сказал он, резким движением застегивая молнию. — Я взял с собой немного.

— Женщина всегда оказывается права, — ровным голосом ответила Клер, глядя в темный экран телевизора.

Марк забросил сумку на плечо и засунул руки в карманы, как будто хотел удержаться от искушения вновь обнять ее. Что ж, Клер явно ждала, когда он уйдет. С сегодняшнего дня она больше не желала его присутствия в своей жизни. Может, за пределами RV эта мысль перестанет причинять такую острую боль?

— Ну, пользуясь лексиконом Дэнни, я того, сматываюсь. — Широким шагом он пересек гостиную и взялся за ручку двери.

— Марк, подожди.

— Что? — Он выпустил ручку и повернулся к ней.

— Почему ты это делаешь? — Клер вскочила и широким взмахом рук обвела пространство RV. — Почему даришь мне выигрыш?

Он так стремительно шагнул ей навстречу, что у обоих на миг перехватило дыхание. На этот раз он не стал сдерживаться и сжал ее лицо в ладонях.

— Потому что ради такой прекрасной женщины я готов на любые безумства. Я люблю тебя, Клер. Я любил тебя всегда, но только здесь понял это.

— Ты… ты любишь меня?

— Сильнее, чем ты можешь вообразить.

— Марк… Я еду в Калифорнию. Я не могу… не могу связать свою жизнь с тобой.

Единственное, чего ты не можешь — это преодолеть свои прошлые ошибки. Они у тебя здесь. — Он указал на ее сердце. — И останутся с тобой в Калифорнии. И в Индиане. И, черт возьми, во Франции. Я знаю это по собственному опыту. От прошлого нельзя убежать. Его можно только побороть. И пока я не справился с этим, я не мог жить дальше.

— Я справилась со своим прошлым.

— Тогда почему ты так боишься довериться мне? Неужели это такое счастье — быть одной?

Клер покачала головой и отвела взгляд в сторону.

— Марк, ты просишь о том, чего я не в состоянии дать тебе.

— Посмотри сюда, Клер, — Марк указал на входную дверь. — Это дверь, правильно? Сейчас она закрыта, но если распахнуть ее, то за ней окажется новая и неизведанная жизнь. — Уже ставшим привычным жестом он слегка наклонился и завел за ухо непокорный локон Клер. — Закрытая дверь — это твое прошлое. Открой ее — твое будущее ждет.

— Мой отец в Калифорнии. Яне могу.

— Перестань повторять «я не могу» — и ты обязательно сможешь. — Он погладил ее волосы, стараясь справиться с волнением. Как он надеялся, что сумел пробиться к душе Клер, объяснить то, что сам понял совсем недавно. — Позволь мне кое-что сказать. До той поры, пока я не встретил тебя снова, я продолжал оставаться прежним Марком, бессмысленно проживающим жизнь. Но ты заставила понять, что я не хочу больше оставаться таким. — Он коснулся ее губ согнутыми пальцами. Как он хотел поцеловать ее, но боялся, что от этого боль расставания только усилится. — Ты заставила меня измениться к лучшему. Для тебя, для меня, для нас.

— Ты хороший, Марк, очень хороший. Ты красивый, умный… Но что будет со мной, если окажется, что мы ошиблись и эта дорога никуда не ведет? Что, если я опять останусь одна?

— А что, если нет? — Марк повернул ручку и приоткрыл дверь на несколько сантиметров. — А что, если ты внезапно поймешь, что тоже любишь меня, но меня уже здесь не будет?

Клер промолчала в ответ. Марк распахнул дверь и вышел наружу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТЬ

Клер смотрела на Марка, пока он не затерялся в толпе посетителей торгового центра, и только тогда позволила глубокому вздоху вырваться из своей груди. Свинцовая тяжесть обручем сдавила ее сердце.

Она должна испытывать счастье. Она победила, она уже на пути в Калифорнию к отцу, к новой жизни. Но что-то в душе подсказывало, какую серьезную ошибку она совершила несколько минут назад. Надо позвонить отцу, от разговоров с ним Клер всегда становилось легче на душе. Она открыла мобильник и набрала номер. Он поднял трубку уже на второй звонок. Сегодня его голос звучал чуточку бодрее.

— Я еду к тебе, папа, — сказала она. — Я за рулем, так что увидимся через несколько дней.

— Ты уверена, что хочешь насовсем уехать из Мерси, детка? Ведь у тебя там наверняка много друзей. — Он закашлялся. — Ты знаешь, твоя мама всегда любила этот городок. Говорила, там ее корни.

— Мама так говорила?

— Да. Мы мечтали пожениться и купить дом в Мерси, когда я вернусь из армии. Но… впрочем, ты знаешь эту историю. Как бы то ни было, ты там выросла.

— Меня здесь ничего не держит, папа. — Фраза далась с таким трудом, как будто была откровенной ложью. Слезы брызнули из глаз, Клер вытерла их тыльной стороной ладони. — Я позвоню уже с дороги, когда мы сможем приблизительно рассчитать время моего приезда.

— С нетерпением жду встречи с тобой, детка.

— Я тоже. — Клер повесила трубку и сунула телефон в карман. Разговор ничуть не облегчил ту тяжесть, которая сжимала ее сердце после расставания с Марком. Неужели, отказав ему, она действительно совершила грандиозную ошибку?

В дверь RV настойчиво постучали. Сердце Клер подпрыгнуло и отчаянно забилось в горле. Наверное, Марк передумал и вернулся, чтобы еще раз увидеть ее. Она бросилась ко входу и широко распахнула дверь. На пороге стояла мисс Маршан. В одной руке у нее был пакет с эмблемой местного зоомагазина, а в другой — поводок, на противоположном конце которого доброжелательно помахивал хвостом очаровательный щенок ретривера.

— Полагаю, твое намерение уехать не изменилось? — спросила она вместо приветствия.

— Нет.

Пожилая женщина вздохнула и постаралась пригладить руками слишком пышную прическу.

— Мне пока не удалось научить Дорин справляться с ними, — печально произнесла она, имея в виду свои волосы.

— Она обязательно научится, — улыбнулась Клер.

— Пусть только попробует не научиться, — мисс Маршан угрожающе хмыкнула. — Ладно, меня просили отдать тебе это. — Она протянула Клер сумку и поводок.

— Собака? — недоуменно спросила та, принимая поводок.

— Подарок, — коротко пояснила мисс Маршан и, так как ее миссия была выполнена, повернулась, чтобы уйти, но на мгновение задержалась. — Если ты когда-нибудь вернешься в наш город, можешь ты сделать старой леди маленькое одолжение? Обещай, что ты уложишь мои волосы так, как я привыкла.

— Конечно, — ответила Клер с печальной улыбкой.

— Ты всегда была для меня вроде внучки, — сказала мисс Маршан. — Я желаю тебе удачи в новой жизни.

— Спасибо. — У Клер не хватало духа разжать руку. Она внезапно поняла, что все эти годы ее семьей был маленький городок Мерси. Доулы, Дженни, «Мадамы» — все они любили ее, в меру своих сил заботились о ней, готовы были помочь и защитить. Она была одной из них.

Отец прав. Мерси и люди, живущие в нем, — ее корни. Расставание оказалось труднее, чем Клер предполагала.

— Мне надо вернуться в зоомагазин. Я видела там очаровательный свитерок для моего песика. — Мисс Маршан сжала на прощание руку Клер и ушла.

Щенок ретривера коротко тявкнул. Клер опустила взгляд и посмотрела в черные бусинки глаз. Щенок радостно замахал хвостом.

— Что ж, — Клер осторожно потянула за поводок, — заходи.

Щенок вскарабкался по ступенькам внутрь RV и первым делом все обнюхал. Клер опустила пакет в кресло, села перед щенком на пол и почесала у него за ушами. К ошейнику была прикреплена записка, написанная твердым крупным почерком.


«Начни с собаки, Клер. Когда поймешь, что способна на большее, возвращайся ко мне.

С любовью, Марк».

* * *

Клер замерла на секунду. Близкие люди оставались в Мерси, ошибки прошлого не дали построить будущее. Марк видел ее насквозь, он предлагал то, что было ей необходимо. Но она в испуге отвергла его любовь. Настоящую любовь. Не то унижающее чувство, когда мужчина только требовал, а удивительные гармоничные взаимоотношения, рожденные глубокой благодарностью за радость дарить и получать. Их любовь выросла из желания понять друг друга, открыть свою душу и заглянуть в чужую. Из желания слушать и сопереживать, доверять и рассказывать. В основе их любви лежала дружба, и разве можно найти более крепкий фундамент для строительства совместной жизни, близких человеческих отношений, о которых мечтала Клер?

Он действительно любит ее. И если сейчас она упустит шанс, предоставленный судьбой, то никогда уже не преодолеет прошлых ошибок.

Клер вскочила, схватила щенка на руки и распахнула дверь, почти столкнув со ступенек готовых войти Нэнси Левис и команду телевизионщиков из «Десятки горячих новостей Лауфорда». Позади толпились журналисты с фотоаппаратами, блокнотами и камерами, среди них забавно выделялся Дон Нэш с большим поздравительным плакатом от фирмы «Дома на колесах Де Люкс».

— Куда это вы собрались? — спросила Нэнси. — Вы победитель, и прежде, чем вы уйдете, необходимо сделать несколько фотографий для прессы.

— Мне очень нужно уйти, — сказала Клер. Ее глаза лихорадочно шарили в толпе, пытаясь отыскать Марка. Он не мог уйти далеко, если всего минуту назад встретился с мисс Маршан в зоомагазине.

— Стойте, стойте, — Нэнси решительно преградила дорогу, — вы обязаны остаться!

— Моя победа не будет значить ничего, если сейчас я потеряю одного человека. — Клер отстранила Нэнси и бросилась догонять мисс Маршан, чья полная спина медленно удалялась по центральной линии торгового центра.

Заметив бегущую Клер, пожилая женщина понимающе улыбнулась и только махнула рукой в направлении бокового коридора. Клер завернула за угол. Щенок первым увидел Марка и начал тявкать и вырываться из рук. Марк стоял спиной и разговаривал с Люком. Клер перевела дыхание с чувством громадного облегчения. Прижимая к груди щенка, она медленно подошла к братьям, которые в пылу оживленной беседы не замечали ничего вокруг.

— Мои поздравления. Рад за тебя, — произнес Люк.

Поздравления Марку? С чем? Клер была заинтригована.

— Ты уверен, что не захочешь вернуться? — спросил Марк.

Люк отрицательно покачал головой.

— Звучит немножко странно, но, знаешь, потеря фирмы заставила меня обратить внимание на гораздо более важные вещи: на дочь и родителей. Сейчас я счастлив, насколько это возможно в моей ситуации, и во многом благодаря тебе. Да, бизнес лопнул, но, подозреваю, что никто не смог бы удержать его в тот момент. Так что не думай больше об этом и продолжай двигаться вперед. Тебе предстоит… — Он бросил взгляд позади Марка, увидел Клер, улыбнулся и кивнул в знак приветствия.

Марк обернулся, и улыбка медленно сползла с его лица. Щенку удалось, наконец, вывернуться из рук Клер. Он бросился к Марку скуля и повизгивая, закрутился вокруг его ног, окончательно запутался в длинном поводке, плюхнулся на его кроссовки и удовлетворенно затих. Марк медленно наклонился, поднял собачку и прижал к своей груди.

— Привет, — сказала она.

— Привет, — ответил Марк. Кивком головы он указал вслед удаляющемуся Люку. — Брат приходил рассказать, что моя программа обучения и поддержки пользователей заинтересовала крупную компьютерную фирму. А ведь я заимствовал идею у тебя.

— Как это?

Да. В тот день, когда приходили «Мадамы», я заметил, как они нуждаются в тебе. Ты была для них не только парикмахером, но и другом, на которого рассчитывают. Я попытался заложить эти основы в программу. У меня получилось. И теперь на следующей неделе я вылетаю в Лос-Анджелес для заключения контракта.

— Здорово, — сказала она. — Теперь тебе удастся восстановить ваш с Люком бизнес.

— Нет, — Марк отрицательно покачал головой, — на этот раз я еду один. Люк хочет остаться здесь с Эмили. — Марк нежно почесал щенка за ушами, и глаза собачки от удовольствия превратились в щелочки.

Внезапно Клер остро позавидовала щенку. Какое наслаждение прижаться к широкой груди Марка, закрыть глаза и почувствовать себя абсолютно защищенной от остального мира.

— Кажется, моя собака любит тебя больше, — с некоторой обидой произнесла она.

— Просто ему нужно время. — Он продолжал осторожно теребить уши щенка. — Дай ему несколько дней, и он влюбится, как сумасшедший. — Во взгляде Марка Клер увидела подтверждение этим словам. Сердце радостно застучало. Слава богу, еще ничего не потеряно.

— Знаешь, — нерешительно заговорила она, делая почти незаметный шаг навстречу Марку, — мне кажется, с ним будет много проблем. Я ведь буду вести машину и не смогу помешать ему грызть обивку кресла.

— Да, он потребует много внимания. Я как-то не подумал об этом, когда его покупал. Может, мне стоит присмотреть за ним, пока ты не почувствуешь, что справишься?

— Нет, я справлюсь с ним. — Клер покачала головой и улыбнулась. — Я в состоянии справиться с вами обоими.

— Клер? — Рука Марка на мгновение замерла, потом принялась снова поглаживать шелковистую шерстку.

— Во время сегодняшнего разговора с отцом мне стало понятно, как много они с мамой потеряли. Они не смогли использовать выпавший им шанс. А ведь он до сих пор любит ее. Я слышу это в его интонации. Но уже слишком поздно. Маму ничто не вернет. — В ее глазах мелькнули слезы, голос задрожал. — Я не хочу, чтобы у нас получилось так же.

— Ты хочешь сказать… — Марк сделал паузу и перевел дыхание, — что согласна опять встречаться со мной?

— Нет. На это я категорически не согласна. — Клер улыбнулась, заметив, как жестокое разочарование промелькнуло в его взгляде. Ей будет ужасно забавно дразнить Марка все «ближайшие пятьдесят лет совместной жизни. — Нам незачем больше встречаться. Мы знакомы больше двадцати лет. Это достаточно долгий срок, тебе не кажется? Некоторое время назад ты просил меня выйти за тебя замуж. Предложение еще остается в силе?

ЭПИЛОГ

— Ты готова? Клер провела руками по пышной юбке свадебного платья и еще раз поправила фату.

— Да, я абсолютно готова. — Она с улыбкой посмотрела на облаченного в смокинг отца, который, как на троне, торжественно восседал в кресле на колесиках. Спустя пять месяцев после курса химиотерапии он уже достаточно оправился для участия в свадебной церемонии, но был еще слишком слаб, чтобы отправиться в церковь на своих ногах.

Доктора уверяли, что в тяжелой болезни Дэвида Свойера наступила наконец стадия ремиссии. Конечно, никаких гарантий они не давали, но Клер была благодарна судьбе за каждый новый день, который она могла провести рядом с отцом. Им удалось совершить небольшое путешествие по Калифорнии на RV, в то время как Марк дорабатывал свою обучающую программу для компьютерной фирмы в Лос-Анджелесе. Как и предполагала Клер, эта поездка очень сблизила их, и они в самом деле начали чувствовать себя одной семьей. Клер была так счастлива, что иногда боялась сглазить.

— Детка, ты нервничаешь?

— Совсем нет. — Клер отрицательно покачала головой.

— Совсем? — Отец рассмеялся.

— Ну, может быть, немножко, — согласилась Клер. — Все-таки замужество — очень серьезный шаг.

— Серьезнейший. Это шаг в новую жизнь. Но, конечно, не такой серьезный, как поступление на курсы поваров.

События последних месяцев должны были кардинально изменить судьбу Клер, но она действительно без страха смотрела в будущее, потому что рядом с ней был Марк. В конце лета она получит диплом повара и сможет открыть маленький ресторанчик, о котором мечтала всю жизнь.

— С тобой и с Марком я смогу добиться всего, чего захочу.

— Тебе удается воплотить мечты в реальность, детка. Я восхищаюсь тобой, — Отец нежно потрепал ее по руке. — Ты все больше становишься похожа на маму. В ней тоже был особый огонь, наполняющий светом все, к чему она прикасалась. Мама гордилась бы тобой сейчас.

В этот момент раздался стук в дверь и распорядитель свадебной церемонии просунул голову внутрь:

— Пора.

— Да, я готова. — Клер в последний раз поправила платье и фату.

Почти автоматически делая шаг за шагом, она медленно шла рядом с бесшумно катящимся креслом отца. Они покинули комнату невесты, пересекли маленький холл и остановились перед входом в часовню.

Клер и Марк отказались от пышной церемонии и пригласили на свадьбу только» узкий круг друзей и родственников. Никакого торжественного приема и двухметрового торта. Венчание должно было состояться в небольшой церкви рядом с домом отца. Это было желание Клер — тихий семейный праздник.

Она глубоко вздохнула и приготовилась войти в часовню. Шафер шагнул вперед и собрался распахнуть двери.

— Минуточку, — вдруг произнес отец, — не так быстро. — Он на мгновение сжал ее руку, потом тяжело оперся о подлокотники и медленно выпрямился. Секунду он постоял, покачиваясь, потом отстранил бросившуюся к нему Клер и решительным жестом оттолкнул кресло в сторону.

— Папа! Что ты делаешь?!

— Собираюсь проводить к алтарю свою единственную дочь. — Он широко улыбнулся, но в его глазах стояли слезы. — В конце концов, такое случается раз в жизни. — Отец протянул Клер руку, и она оперлась на его локоть. — Ну, теперь моя очередь нервничать.

— Не волнуйся, — сказала Клер, — я рядом и в любой момент поддержу тебя.

Двери распахнулись, и она медленно пошла по проходу в сопровождении высокого элегантного мужчины, чья любовь подарила ей жизнь.

В конце прохода справа от алтаря стоял Люк, слева — лучшая подруга Клер Дженни. Грейс и Джон Доулы, родители Марка, сидели в окружении Мэтта и Кэти с их двойняшками. На скамье за ними сидела Эмили, смешавшись с толпой детишек Джека и Сары. Даже Нейт прилетел в Калифорнию, чтобы в день радостного события быть с ними рядом. На противоположной скамье сидели мисс Маршан и мисс Тэннер.

И наконец, перед алтарем ее ждал Марк, дьявольски красивый в своем смокинге. Он улыбался нежной спокойной улыбкой, обращенной к ней одной.

— Я люблю тебя, — прошептали его губы, когда Клер приблизилась.

Отец легко поцеловал Клер в щеку, и она пошла к алтарю, опираясь уже на руку Марка. Сердце ее было исполнено любви и счастья.


home | my bookshelf | | Главный приз — любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу