Book: Булыжник под сердцем



Булыжник под сердцем

Джулз Денби

Булыжник под сердцем

Посвящается Джастину Салливану и Уоррену Хоггу

Благодарности

За помощь и поддержку хочу поблагодарить:

Поэта Стива Поттинджера – за то, что внимательно читал мою рукопись, за доброту и полезные советы. Тессу Грант – за то, что потратила время на исправления. Эндрю Тейлора и Дженет Лоренс из Ассоциации писателей-детективистов и жюри Премии начинающих писателей-детективистов 1998 года – за то, что не побоялись поставить на «темную лошадку». Грегори и Рэдис, моих агентов – они, как водится, стреляют от бедра. Джулию Уиздом и Карен Годфри, моих редакторов из «Харпер Коллинз» – за то, что не сдавались в борьбе с моей рукописью, – а также весь замечательный коллектив издательства. Иэна Риверса и «Брэдфорд Шутинг Сапплайз» за безграничную техническую информацию о пистолете «Дезерт Игл». Инспектора Дэвида Уормолда из полицейского департамента западного Йоркшира – за помощь, любезность и щедрую трату времени. Моего адвоката Николаса Бернетта – за содействие в юридических вопросах и джентльменство. Бена и Вик Стоунов – за столь необходимую моральную поддержку. Джастина, Уоррена, Финна и Скримера – за то, что они всегда рядом. О таких друзьях можно только мечтать. И, как всегда, – мое почтение и благодарность Богине.

Женщина, скончавшаяся в девяносто два года, шестьдесят лет носила мертвый плод – уже давно окаменевшего ребенка. Данный факт был обнаружен, когда она прибыла в венский госпиталь со старческим слабоумием и пневмонией. В области над тазом справа наблюдалось значительное увеличение массы брюшины. На рентгене врачи увидели «литопедион» (окаменелый плод). Женщина скончалась неделю спустя, и вскрытие показало, что развитие зародыша остановилось на тридцать первой неделе. Как рассказал сын женщины, его мать забеременела четвертый раз в тридцать два года. У нее начались боли в области живота, но затем прошли. Вскоре возобновилась менструация. Помимо бесплодия, серьезных последствий не наблюдалось.

Самый первый окаменелый плод был обнаружен в захоронении 1200 года до н.э. на территории США. В наше время подобное осложнение при внематочной беременности крайне редко, так как почти всегда вовремя осуществляется хирургическое вмешательство. Сейчас окаменелые зародыши встречаются один раз на 250 000 беременностей. Материнский организм формирует на мертвой ткани слишком большой кальциевый слой, который тканями не поглощается. Возможно, вышеописанный пример – случай самого длительного пребывания кальцифицированного плода в организме матери.

Доклад докторов Пауля Спейсера и Конрада Брезины Университета Венской медицинской школы, «Ланцет», № 8, март 1995 года.Напечатано с разрешения журнала «Фортеан Таймз»

КНИГА 1

1

Мне плевать, что там говорят. Я-то знаю, чего ей стоило каждый вечер выходить на сцену в этих кошмарных клубах. Я наблюдала за ней, откуда только можно: сзади, зажатая толпой студентов, ужратых настолько, что, расстегнув ширинку, мочились прямо в угол. Или из-за кулис (если они были) – оттуда так интересно разглядывать лица зрителей. Я, наверное, тысячу раз видела ее выступления.

Она всегда спрашивала: «Ну как, Лил?» И я всегда отвечала правду, даже если правда ужасна. Она намного выше и крупнее меня. Лучше бы она была поменьше – особенно когда все летит кувырком и она уходит в себя. Знаете, она не просто юморист. Скорее духовный учитель. Она рассказывала о том, о чем никто не говорит. Нет, не эпатажа ради, как некоторые, – просто о жизни и смерти и о том, каково жить людям. И, черт, это было смешно! Только-только зал начинал разогреваться, и вот она – неслышная, неспешная, точно змея, – заставляла их рыдать над ее правдой. Да, она была гениальна… Впрочем, слишком гениальна для тех, кто способен тебя прославить. Говорила слишком прямо и слишком пылко, а вдобавок была так напряженна, так велика и… понимаете, к чему я? Она выкладывалась на тысячу процентов, неизменно, каждый вечер. Выходила на сцену, в эту яму со львами – во врата Ада, как она выражалась, – и просто говорила с ними. Выпорхни на сцену, детка, и поболтай со зрителями… Но она ничего не записывала заранее, никогда ничего не планировала. Она не импровизировала – мы все знаем, что импровизация – это чистое надувательство. Нет, она трепалась со зрителями, и все.

На сцене она казалась такой беспечной, такой раскованной – будто ничто ее не поколеблет. Даже на выступлении в Мидлсборо, когда позади нее ударила молния, она только улыбнулась и съязвила, что Господь с ней явно не согласен. Звучит глупо, особенно на бумаге, но в тот момент… В общем, как она утверждала, ей плевать, что творится на сцене, – это ведь ее дом, где у нее все под контролем, даже катастрофы. Она нравилась себе там, на сцене.

В тот вечер я была в зале – в тот проклятый кошмарный вечер. Черт, я за всю жизнь его не забуду, клянусь. И не только я. Даже Рики, хотя он ее всегда недолюбливал – нет, пожалуй, это несправедливо. Он никогда не знал, как с ней себя вести; Рики вообще хреново ладит с женщинами. Так вот, даже он побелел от злости и отвращения. Я чувствовала, что сейчас сблюю или грохнусь в обморок, или и то, и другое. Мы с Рики стояли, и – без шуток – он держал меня за руку и только себе под нос бормотал, снова и снова, точно молитву: «Ублюдки!»

О, я умоляла ее забить на этот концерт, он же случился прямо посреди разбирательств. Но она сказала, что договорилась полгода назад и ничего страшного – по программе она не на первом плане, никто не обратит внимания, кроме самых «истовых приверженцев». «Болельщиков», как мы их называли.

– Лили, солнце, они меня простят. Они понимают. И знают… – Она нервно улыбнулась. – Они – мои болельщики…

– Простить? За что им тебя прощать, черт возьми? – возмутилась я, сердито вцепившись в хохолок новой короткой стрижки, к которой никак не могла привыкнуть. – Ты ничего не сделала, и прощать здесь нечего! Нечего.

– Да ладно, – ответила она. – А пресса, а все прочие? То, что я была с ним – ну, ты понимаешь. Но они меня простят, да, черт возьми. Не переживай, все пройдет как по маслу – появлюсь на сцене и уйду, и все. Ладно тебе, дело есть дело. Сама знаешь, контракты и все такое.

Меня это не порадовало, но я позвонила агенту. Он заверил меня – правда, немного раздраженно, – что все путем. И как же это я так лоханулась? Конечно, у него все путем! И неудивительно, что он напрягся, – благодаря скандалу вокруг Джейми он уже дважды окупил затраты. А мы и не знали. Откуда? Мы ведь жили не в Лондоне, а на холодном, забытом богом севере. Да и к тому времени были, мягко выражаясь, порядком задолбаны. Но, черт, мы – нет, я – должны были соображать быстро, как можно быстрее. А мы не сообразили. Ни я, ни Джейми. Господь всемогущий – как так можно, после всего, что случилось? Но нам обеим ужасно хотелось быть нормальными, чтобы все вернулось в норму, это желание было как мания, оно ослепило нас.

И только доехав до проклятого зала, мы обнаружили, что агент заклеил все афиши плакатами: «Так знала она или нет? Это выяснится в клубе „З-Ш-Бис“, эксклюзивно!» Он даже дал интервью «Тайм-ауту»: мол, имеет ли он моральное право выпускать Джейми на сцену в «подобных обстоятельствах». Видите ли, публика имеет право знать и делать выводы, и он считает себя чуть ли не обязанным провести концерт – хотя бы в штыки подходцам Морального Большинства нашего государства-няньки, которые в последнее время навязываются альтернативной комедии, и т.д. и т.п. Вдобавок (об этом он промолчал) сукин сын за немереную сумму разрешил заснять выступление компании «Воксхолл-ТВ» и вел переговоры о продаже сюжета о грядущих событиях тому, кто больше предложит.

Мы ни о чем не догадывались, пока не въехали в Лондон и не увидели плакаты. Я хотела развернуться, но Джейми сказала «нет». Нет, чтобы все вернулось в привычное русло, нужно самим жить как ни в чем не бывало. Она верила: публика на ее стороне. Они понимают, что происходит, – несмотря на ложь прессы, любовь к сенсациям. В душе она всегда оставалась старым панк-рокером. Она считала, что зрители – умные, порядочные люди, и если с ними поговорить по-хорошему – они сделают правильные выводы. Но зрители хотели хлеба и зрелищ. Входи, гладиатор. Оставь надежду всяк сюда входящий. Идущие на смерть приветствуют тебя, мать твою.

В тесноте, на стульях в первых шести рядах (никаких тебе нарядных столиков со свечками) плотно засела «желтая» пресса. Сначала мы даже не поняли – нас не учили распознавать журналиста «Сан» с пятидесяти шагов. Следующие несколько рядов занимали странные шумные люди в дорогой одежде. Вернее, это нам они показались странными. Теперь я знаю – это были газетчики дешевых лондонских «рекламных» журналов, падкие на грязные сенсации. Мужчины пытались выглядеть умудренными и пресыщенными. Женщины – жалкое подобие Умы Турман из «Криминального чтива» [1]. И все уже порядком пьяные. Сзади теснилась горстка настоящих фанатов. Среди них – пара верных «болельщиков», несчастных, как сама жизнь. Как я потом узнала, они попали сюда только потому, что купили места чуть ли не за месяц. У входа спекулянты предлагали билеты по сорок фунтов – и желающих хватало. В клубе жара, как в пекле, спертый воздух пропитан голубым сигаретным дымом, «модной» бранью, запахом пота и склизкой металлической приторностью дорогих духов.

Первым выступал Тот самый Тод. Конечно, он не гений, но свою порцию смеха всегда получает. Милый клоун. Они игнорировали его, как будто его и не было. Даже ни на минуту не притихли. Он вернулся в затхлую каморку гримерной весь в поту и белый как мел. Произнес «господи Иисусе» и «ебать меня в жопу» раз шестнадцать, косясь на Джейми, а та всё губы красила – будто в мире ничего нет важнее ровного контура. Следующим был Кокет Кокто – черный сюрреалист-травести, весьма популярный в эпоху бума травести, и очень хороший парень – не читайте, что пишут в газетах. Нет, он не вынимал свой хуй и не орал: «Отсосите, беложопые». И не совершал «непристойного акта» с одной из зрительниц. Он просто за десять минут отработал свой номер «Мим Марсель выходит на сцену» и в слезах вылетел за кулисы. Плюхнулся возле Тода и, всхлипывая, присоединился к распитию бутылки «Белл», которую тот мрачно опустошал. Теперь все пялились на Джейми так, будто ее отправляют на расстрел. А она улыбнулась – и все. Спокойная, отстраненная, и в сортир заходила лишь раз (обычно – раз десять, не меньше) – дурной знак. Тод и Коки в немой печали встали и ушли. И тут явился гвоздь программы Рики Шарп.

– Ну чё, детка, – как всегда, перебарщивая с кокни, выдал он. – Они тя хотят. Уже небось совсем изо-шлись… Ну чё, ты это сделаешь сегодня или пусть дальше просят, дорогуша? Ну? Эй?

Тогда я его просто ненавидела… А потом… Ну, люди не всегда такие, какими кажутся, верно? Похоже, Рики заметил, как я смотрю: усмехнулся, провел рукой по рыжей шевелюре, повертел галстук и с важным видом удалился в бар за остальными. Казалось, Джейми его не слышала. Она будто вообще ничего не слышала – даже когда в гримерку сунулся парнишка, аж глаза из орбит лезут, так ему охота глянуть на Джейми, – и, запинаясь, объявил, что до выхода пять минут.

Наш агент выступал в роли конферансье (quelle surprise [2]) и уже повторял со сцены перед зрителями и телекамерами свое интервью «Тайм-Ауту».

Джейми поднялась, устало бросила взгляд в грязное зеркало и улыбнулась моему отражению:

– Наш бродячий цирк лучше всех, а, Лил? Пленных не брать. Да здравствует дешевый смех!…

Мы всегда так говорили, но в тот вечер фраза повисла зловещим призраком, будто прах воззвал к живым. Раздался голос агента:

– Дамы и господа. Имею честь представить вам легендарного и гениального юмориста, женщину, которую я окрестил «Ленни Брюс [3]2 в юбке». Она большая, злая и неподражаемая. Самая проти-воре-чивая актриса Великобритании этого и следующего столетия… Меня зовут Ронни Рэйдж, а ее… Джей-ми ДЖИ!!!!!

Запись вы видели. Если не видели, можете себе представить, какое там творилось дерьмо. О чем она говорила, медленно, балансируя на самом краю? Я не помню. Я же говорю – за кулисами стояли только мы с Рики, вдыхали прокуренный спертый клубный воздух и специфический запашок нездорового любопытства. Конца вакханалии. Людской злобы. Мы стояли сбоку, взявшись за руки, словно парочка школьников, блин.

Первые несколько минут они – зрители – просто молчали. И пялились на нее, будто хотели сожрать с потрохами, все лицо ей обглодать. Кажется, она рассказывала об очередном скандале вокруг коррупции в правительстве, и тут посреди зала какая-то женщина взвизгнула – пронзительно, как пила:

– Ну, так да или нет? Эй, ты знала или не знала?

Вопрос подхватил весь зал, повторяя снова и снова, как мантру. Пролетела бутылка и разбилась о край сцены, но Джейми не шелохнулась. Тут репортеры оживились – повскакали, заорали, защелкали фотоаппаратами. На них накинулись другие зрители: мол, мы заплатили сорок фунтов, чтобы увидеть эту ебаную суку – так что сядьте, вашу мать, на места. Джейми подняла руку, и в зале повисла напряженная тишина.

– Люди не умеют читать мысли, ребята, – тихо сказала она, будто сама себе. – Откуда мне было знать? Нет, я не знала. Не знала. Я думала… у него роман на стороне или что-нибудь такое…

Договорить ей не дали.

– Ах ты шлюха лживая! – Женщина с коротко стриженными черными волосами и великосветским прононсом швырнула бокал. Тот отлетел от плеча Джейми. – Ты лжешь, пизда обтерханная!…

Думаете, великосветские так не выражаются? Держи карман. Вот именно: дайте им повод сожрать ближнего, и они вам еще не такое изложат.

Джейми держалась храбро – я никогда не видела такой отваги. Но было ясно – это конец. Джейми ушла со сцены как ни в чем не бывало, расправив плечи, прочь от воя битвы в клубе. Спустилась в облезлую гримерку и, буквально рухнув на грязный пол, бурно разрыдалась, судорожные всхлипы рвали и раздирали ее легкие, сотрясали огромное тело. Я ничем не могла ей помочь – я тоже рыдала. Но тут Рики крикнул, чтобы мы не рыпались, и хлопнул дверью. Я слышала, как он орал на идиота-агента, метавшегося по клубу, как обезглавленная курица: вызови сюда охрану и сию нахуй секунду. А потом стоял в коридоре под напором репортеров, и они уламывали его пропустить их к Джейми. Он даже отказался выступать, пока не придет охрана, – я не лгу. Рики Шарп, которого ненавидеть – самое милое дело, Злобнейший в Мире Юморист и все такое прочее, стоял, как бойцовый петух, и воевал с журналистами, пока не явился вышибала. Мне стало так стыдно, что я недолюбливала Рики. Мне и сейчас стыдно. А потом он сам вышел на сцену, все так же кипя, и узрел там настоящую битву: стулья перевернуты, под женский визг по залу летают бокалы. И, надо отдать Рики должное, он их утихомирил – насколько возможно. Простой силой воли. И теперь пусть кто-нибудь только попробует при мне сказать о Рики плохое слово! Я не забуду.

Ей-богу, мы думали, что не выберемся из этой гнилой дыры. Если бы мне сказали, что люди на такое способны, я бы не поверила. И не потому, что я наивная – хотя это возможно, А потому, что это было… омерзительно. Да, омерзительно. Эти чертовы репортеры, они вели себя как звери, как… бездушные твари. Рожи красные, все визжат, воют, плюются, выкрикивают гадости:

– Эй, Джейми, Джейми, как оно – с маньяком трахаться? Эй, Джейми, он тебя связывал? Эй, Джейми, ты ведь знала, да? Ты тоже руку приложила? Верно? Эй, ты там, крошка, эй, дрянцо, что этот ублюдок ел на завтрак?

И посреди всего этого багрового кипящего хаоса, истерических воплей, стояла эта бедная женщина, которую притащили с собой репортеры. Мать Сары Эванс. И как у них совести хватило? Мать убитой девушки. Мы пытались пробраться к машине, на всех парах продирались сквозь толпу, потому что охранник обозвал Джейми ебаной убийцей и бросил нас на растерзание. Мы плакали, и вдруг появилась она. Лицо как из камня. Ожившее возмездие. Взгляду нее был страшный: глаза – как глубокие темные колодцы, а в них – нечеловеческая ненависть. Она аж светилась – пылала гневом, точно живой факел. И кто посмеет ее осуждать, кто? Не мы. Не тогда и не сейчас. Убитая, несчастная, ожесточившаяся женщина. Мы обе замерли, и она заговорила – очень тихо, но голос холодным пламенем пронесся по царившему вокруг безумию:

– Ты… ты ведь знала? Моя бедная девочка, такая юная… а этот мясник… Ты ведь знала, как ты можешь до сих пор жить, как ты можешь жить, омерзительная… сука. Почему ты не убила себя, почему не сдохла? Почему ты не сдохла? Как ты можешь жить, когда моя дочка мертва? Ты… ты… ты чудовище, вот ты кто, чудовище, чудовище… – Голос взорвался хриплым воем, и она упала, разрыдавшись. И снова разверзся ад.

Джейми не двигалась – монументальная статуя, вырезанная из каменной глыбы. Я схватила ее за руку и потянула к двери, пока бешеные псы пускали пену, радуясь злу, которое сотворили. Кто-то уводил под руку миссис Эванс из-под прицела репортерских камер, похожих на гигантских насекомых. Тело миссис Эванс будто лишилось костей, повисло у мужчины на руке, точно пустое пальто. Джейми тоже провожала ее взглядом – бледное как простыня лицо подергивалось при каждой фотовспышке. Затем Джейми наклонилась и сказала мне – так, словно вокруг не было этой бешеной стаи:



– Лил, я ничего не знала, я не знала… Господи, Лили, он и меня убил.

2

Мне он не нравился. И это я не сейчас говорю, после всего, что произошло. Это правда. Мне он никогда не нравился. Знаю, многие считают, я просто ревную Джейми к ее парням, – дескать, мы с ней лесбиянки. «Девчонки-подружки», как нас окрестили в «Сан». Это не то, что вы думаете, мы не любовницы. Но, видимо, в наше время нельзя просто дружить – нужно обязательно спать. Конечно, газеты расходятся лучше, но это отвратительно.

Мы с Джейми подруги – это примерно как если б у меня была сестра. Правда, те, у кого сестры есть, не очень-то счастливы. Не знаю, я бы радовалась. У меня никогда не было семьи. Меня бросили во младенчестве. (Фотография в газете: я ьа руках сестры-монахини. «Кто мать загадочного ребенка? Крошку Лили нашли в общественной уборной». Видите, я привыкла мелькать в заголовках.) Сестры нарекли меня в честь улицы, где располагался туалет, – Лили-стрит. В Доме так и звали меня – Лили. Хорошо еще, что не Лили Стрит. Мои родственники не объявились, так что Ее – свою, так сказать, мать – я не знаю.

Вскоре меня удочерило семейство Карлсонов. Мне говорили, младенцев забирают быстро – особенно белых. Или почти белых, как в моем случае. Мы с мамой – приемной, а не Той, которая меня родила, – подолгу обсуждали мое происхождение – вот какая она была добрая. Мне очень повезло с мамой и папой – они такие милые. В общем, мы сочиняли истории о том, что я – наследница богатых иностранцев-аристократов, их преследовали из-за политики, и они меня оставили. Или что я – дочь простого цыганского барона, потерялась нечаянно, а предназначалось мне научиться секретам гадания, врачевания лошадей и вырезания деревянных прищепок.

Я так думаю, Она была мулаткой, двойного расового происхождения, как сейчас говорят, а отец белым. Или, может, наоборот, откуда мне знать? Зато я знаю, что волосы у меня вьются – чистая Африка, и узкие зеленые глаза как будто зашиты во внутренних уголках, а нос-кнопка – чуть площе и шире, чем у по-настоящему белых девушек. Кожа – кремовая и вся в веснушках. Если вы думаете, что я похожа на креолку, а это красиво и экзотично, – вы не угадали. Нет, я приземиста и коренаста и вообще похожа, как выразилась Джейми, увидев меня впервые, на Белую Фею с Дредами на спидах. Еще у меня золотой передний зуб и губа с пирсингом. По-вашему, я злобствую? Простите, но я бы вас послушала.

Так вот. Мне он никогда не нравился. Как и большинство парней Джейми, потому что все они – «плохие парни». Как трогательно, «плохие парни». Прямо-таки милые – непослушные, но безобидные мальчишки. Позавчера как раз читала в каком-то дамском журнале, что женщины жаждут запретного секса с «плохими парнями». Брехня! Меня блевать тянуло. Очередная сочная бульварная статейка, как здорово, когда накачанный работяга, настоящий мачо, срывает с девушки трусики и ее имеет. Секс с палачом: «Своими грубыми и сильными руками, словно кровососными банками, он сжимал мои вздымающиеся груди, пока соски не запылали и меня не охватила жажда его жесткой звериной плоти. „Возьми меня, Кевин, – простонала я. – Возьми меня сейчас!!!“» Жуть. А эти псевдо-Меллорсы [4] всегда так благодарны, если им удается отыметь настоящую леди в лифчике от «Палома Пикассо» и трусиках от «Ла Перла», что сразу растворяются в толпе пролетариев, где их подобрали, дабы не испытывать судьбу и окончательно не запутаться. А леди, глупо ухмыляясь, с горящими щеками (а может, и задницами) возвращаются к своей обыденной жизни. Может, их задницы тоже ухмыляются в шелковых панталонах. Дерьмо, полное дерьмо. Но я-то знаю, чем подобные истории заканчиваются, я одиннадцать лет прожила с Джейми, несчастным Зеленым великаном [5]. У нее все закончилось Шоном. А Шон… ну, Шон был кошмарным сном, из которого мы, блядь, ни в жизнь не вырвемся.

3

Ладно, лучше расскажу вам сначала, как мы с Джейми познакомились, а потом уже о нем… о Шоне, Шоне Пау-эрсе, да скажи ты имя, Лили, вот так, молодец. Боже, как тяжело. Словно сочетание букв может его вернуть. «Ночной Душегуб», как его окрестили. Мы с Джейми поражались, какие глупые прозвища дают серийным убийцам: «Йоркширский Потрошитель», «Хиллсайдские Душители», «Убийца Зеленой Реки». А лучше всего «Сын Сэма». Как мы ржали! Почему не «Племянник Артура»? А как бы они обозвали женщину – «Тетушка Брайана»? Нам казалось, это жуть как нелепо, когда взрослые английские полицейские гнусавили о Ночном Душегубе. Мы не сомневались, что с легкостью узнали бы маньяка. Вот она – глупость обывателей и журналистов, до чего они оторвались от реальной жизни. На фотографиях в газетах убийцы всегда выглядели вроде как чокнутые, психи, такие фальшиво нормальные – ну, не перепутаешь, верно? А эти бедные несчастные соседи и тетушки Мэдж всё причитали: «О боже, он был такой милый тихий парень. Кто бы мог подумать, что он такое натворит». Мы, если кого считали тупицей, всегда говорили: о, он такой милый, тихий парень, эдак многозначительно, и клоунски воздевали брови. Я сейчас вспоминаю, и меня аж корежит. Сдери я всю кожу – все равно не соскребу чувство вины. Господи, эти женщины, эти бедные мертвые суки, их лица как будто вытатуированы у меня в памяти.

Мы с Ее Светлостью почти надо всем ржали, у нас был свой особый язык, свои шутки и присказки. «Семейный», как мы его называли. Нет, мы не хотели отгораживаться или выставить окружающих идиотами; впрочем, они все равно чувствовали, что чужие. Так вот, мы ржали надо всем – когда не злились. Наверное, с нами было тяжело – особенно если подолгу. Но мы на это плевали – у нас были мы.

Ладно, так вот… Я познакомилась с Джейми Джи в 1987-м на благотворительном концерте в Виндзор-холле. Ясное дело, неразбериха там царила страшная. Эти рьяные анархические буржуйчики в дырявых рубахах и только что из универа, как водится, хотели как лучше. Впрочем, так оно всегда бывает. И пригласили меня девочкой на побегушках (ну, знаете – беги туда, беги сюда) и замутить сбор средств. Понятно, что не за деньги; стоит потерять бдительность и сказать «да» – и тебя припахали. А потом делаешь и их работу, и свою – сами они поднять зады и что-то решить не способны. В конце концов всё сваливают на тебя, а потом обзывают фашистом и деспотом. Правда, в моем случае – не очень громко: все-таки я номинально черная, да еще и категорически не приемлю идиотов любого размера, формы, национальности, вероисповедания, пола и сексуальной, блин, ориентации. Вообще. Принципиально. Аминь, бля. Терпимости не хватает? Йо, в точку, ты меня раскусил, пацан.

Где-то днем, посреди затянувшихся саундчеков и бардака, ко мне подвалил один из самых грязных, немытых и тупых парней из всего этого сброда; он еще называл себя Либерти (хотя я знаю, его зовут Найджел Боттомли, мы вместе в Олтуэйте учились); и вот он встал, нервно заламывая костлявые руки.

– Э, послушай, Лили…

– Что тебе, Найджел?

– М-м, Либерти, Лили. Теперь меня зовут Либерти – «свобода». Мне кажется, это имя, ну, типа удар по патриархальным деспотичным традициям, из-за которых нам присваивают сексистские имена еще до того, как мы становимся личностями… Мне кажется…

– Найджел, какого хрена тебе надо?

– Господи, ты иногда просто невыносима, знаешь. Я просто хотел передать, что мы, ну, пригласили женщину-юмориста. Ну как бы только что. Она типа, ну, местная, и… Спайк сказал, ты знаешь, что делать… То есть я не хочу пропустить совещание комитета, так что, ну, разберись, посмотри, нельзя ли нам ее как-нибудь вписать…

Я промолчала, что нам еще и так вписывать четыре группы, радикального фокусника и Мэнингемский женский хор а капелла. Впрочем, Найджел – затуманенным от дури взором – похоже, разглядел выражение моего лица и поплелся прочь как побитый, что-то бормоча.

– Найдж, стой! – закричала я ему вслед, перекрикивая саундтрек «Больного щенка». – Эта юмористка, ее как звать-то? Как она хотя бы выглядит?

– А, да, понял. Ну, ее зовут Джейми Джи, и Спайк сказал, она большая и страшная…

Да, блин, зашибись. Большая и страшная местная юмористка, о которой никто слыхом не слыхивал, – небось, на завтрак жрет маленьких, усталых и остроумных девочек на побегушках. Но потом я о ней забыла – назревал другой кошмар. Комитет – по крайней мере его костяк из трех человек, которые пережили утренний раскол и, как следствие, утрату общественного фургончика, поскольку тот принадлежал лидеру бунтарей, – принял важнейшее решение. Под предводительством женского хора мы все должны подняться в конце программы на сцену и спеть «Я сильная, я женщина».

Воцарился хаос. Комитет и хор были непреклонны. В программе явно преобладало мужское население, и они хотели это уравновесить. Музыканты, в том числе и «Больной щенок» – гвоздь программы, потому что недавно выпустили первый сингл, – пришли в бешенство. «Цыплячьи живодеры» – им вломила за название «Свобода зверям», так что они и без того нервничали (хотя, может, просто зря они весь день забивали свои непривлекательные носы всякой дрянью), – отказались наотрез. Воздух сотрясали шовинистические вопли. «Лимонные поросята» согласились, но с условием, что встанут сзади и будут только аккомпанировать. «Больные» в итоге сдались – правда, мне не понравился блеск в их глазах, он сулил неприятности. «Чокнутые ученые» сказали – мол, ладно, с удовольствием, только их солист переоденется и встанет в центре, где лучше освещение. Обсуждению не подлежит. Снова поднялся хаос. Дерганые «Цыплячьи живодеры» бросились яростно паковать шмотки и свалили.

Это вызвало массовую панику среди анархистов и ликование «Свободы зверям», которая праздновала великую победу в войне за спасение кроликов всего мире. В общем, самовлюбленных подростков, с которыми нужно сюсюкаться, стало на одну кучку меньше. Я так обрадовалась, что не сразу заметила, как все полезли на сцену – репетировать эту чертову песню. Со всех своих маленьких ног я бросилась в женский туалет. Запершись в пустой кабинке, я забралась на унитаз – чтобы даже из-под двери не увидели. Сама знаю, что ребячество, но я не приемлю коллективные мероприятия. Меня от одной мысли трясет и лихорадит. Сразу вспоминается школа и колледж – нет, не подумайте, училась я примерно. Куча грамот, отличное поведение. Никогда не хулиганила, не грубила тупым, снисходительным учителям. Мотала свой срок тихо и скромно. Но я ненавидела школу, от каждой, бля, минуты в школе меня выворачивало. Я ничего не говорила маме с папой – они бы расстроились. Но расизм и издевки… И это только от преподавателей. В общем, полное дерьмо. А страшнее всего групповые задания. Маленькие упражнения превращались в настоящий кошмар. Фу. Брр. Любезничать с идиотами типа Найджела, мозги замедлять, чтоб тебя поняли. Видеть, как они все равно не врубаются. Не справляются даже с основным курсом – что говорить про скрытые возможности этой гребаной системы. Господи боже. А потом презентации групповых проектов, такое же дерьмо, как это обсосное хоровое пение. Нет уж, чем так унижаться – лучше как мрачный отщепенец прятаться в сортире.

Я – в свитере и штанах с карманами – подтянула колени к груди и стала ждать. Вскоре я заметила кое-что странное. В соседней кабинке кто-то дышал. Минуту мы посопели вместе. Наконец любопытство восторжествовало, и я – настолько тихо, насколько это можно в «гадах» – сползла со стульчака и, встав на колени, заглянула под перегородку. Там не было ног! Ну точно – еще кто-то прячется от ужасов хорового пения. Я вернулась на свой насест.

– Простите, – тихо спросила я, – вы тут вообще что делаете?

– А? – раздался испуганный голос. – Ох ты черт! Послушай, не знаю, кто ты, но, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не выдавай меня. Не могу я петь эту дурацкую песню, подруга. Нет, песня, конечно, хорошая, но… Я не могу, просто не могу… Я… Постой, а ты что тут делаешь? Тоже прячешься, а?

Ч-черт. Меня раскусили.

Так мы и познакомились – на унитазах «Виндзор-холла» скрываясь от кошмарного и постыдного коллективного пения.

– Слушай, – сказала я. – Меня зовут Лили, я ассистент режиссера и, кажется, режиссер-постановщик тоже, судя по тому, как все идет… Я на эту хуйню тоже не подпишусь, так что не беспокойся, я тебя не выдам. Кстати, ты кто?

– Джейми Джи. Я… э… юморист. Меня сегодня пригласили, в три часа… Не хочу грубить, но организовано здесь все как-то… не очень. Я так и не въехала, что же от меня требуется… Прости, это тебя все так боятся? Ты Лили? Какой-то парень, зовут Либерти, отправил меня к тебе, сказал, пусть я тебе покажусь, а он поедет домой спать. Да, не знаешь, где можно выпить кофе? Хочешь кофе? Давай слиняем в кафе. Нас не сразу хватятся, а потом скажешь, что мы ничего про их спевку не знали. Тогда нам и петь не придется, а?

– Ладно, – ответила я. Голос мой явственно отдавал холодом. – И впрямь. Идут они нахуй.

Уехал спать, да? Склизкий ублюдок. Ладно, я сделала, что могла. Пускай ебутся конем. Я слезла и распахнула кабинку. Буду умирать – не забуду то, что увидела, никогда не забуду.

4

Нет, она оказалась не просто рослая. Видала я женщин и повыше, и не раз. Она была монументальная, как живая статуя. Не то чтобы толстая – просто широкие кости, покрытые мощными мышцами и слоем обивки. Но меня поразил не ее размер, а скорее его сочетание с нарядом.

Она как будто – ну, вышла из Средневековья. Бесчисленные рваные черные слои тонких драпировок – широких, затянутых в талии юбок до щиколотки, надетых одна на другую футболочек в обтяжку, крошечный облезлый кардиган, завязанный узлом под грудью – да на капусте листьев меньше. Все сшито вручную – даже стежки видны. И неудивительно, что она казалась такой высокой – на ней красовались огромные сабо, настоящие йоркширские, с деревянной подошвой в добрые полтора дюйма и кожаным верхом на шнуровке. Ясное дело, черные. Руки сплошь в огромных серебряных перстнях, а волосы… слов нет. Длинные, ядовито-розовые, собраны наверху бешеным переплетением лакированных китайских палочек и черных муслиновых шарфов. Вьющиеся пряди выбивались и падали на лицо. Она пахла сандалом и собой, если вы меня понимаете, – пряно и тепло. Я таращилась – она улыбалась.

– Ты такая крошечная, – заметила она. – Слушай, это настоящий цвет глаз или у тебя линзы?

Я разглядывала нависшее надо мною лицо. Она была ярко накрашена по последней моде – готично, что называется. Большой бескомпромиссный нос украшен пирсингом – толстое золотое колечко в левой ноздре. На каждом ухе висело по шесть крупных серебряных колец, а на них болтается всякая фигня. Я заглянула девушке в глаза. Серые – насыщеннее серебра, ярче молнии. А взгляд – как у ребенка, прямой и искренний. И очень пристальный – я такого никогда не видела. Может, потому, что Джейми близорукая, не знаю, но она смотрит по-настоящему, не как большинство людей – глянут и отведут глаза. Эти глаза не баррикадируются от мира, в них нет барьера между душой и ужасом под названием «человечество». Она беззащитна перед любовью, болью, разрушением. Я тут же поняла, что хочу заботиться о ней… Да знаю, знаю, идиотизм, нелепость, но обнаженность ее взгляда – словно призыв к оружию, и кто о ней позаботится, если не я? Я не знала, замужем ли она, лесбиянка или натуралка, убежденная девственница или секс-бомба; я не знала, много ли у нее друзей или нету вообще; есть ли дети, семья, родственники. Не важно. Всей душой я ощущала: несмотря ни на что, она одинока. И всегда будет одинока, кто бы ни был рядом. И это ножом резануло меня по сердцу.

Мы с ней похожи. Вечные изгои, что подглядывают с улицы в теплые светящиеся окна за чужим Рождеством. Нет, я любила маму и папу, по правде, очень любила, но внутри мне, как и Джейми, было одиноко. Правда, я выстроила стену – чтобы противостоять тем, кто обожает причинять боль таким, как мы. Мы не способны грустно плясать под дудку общества – в ногу с отчаявшимися и запуганными обывателями разных классов. Мы – белые вороны, козлы отпущения, волки, парии. Да уж, на всю голову ебанутые заглюченные психи.

Ну да, вы, небось, решили, что Джейми страшная и странная. Впрочем, многие так и считают, не отрицаю. Но я не испугалась. Это не выпендреж – меня и впрямь словно позвал к ней голос крови, как будто она – кровная родня, которой я не знала и знать не могла. Вот она передо мной, моя сестренка, большая одинокая беспомощная эксцентричная веселая любящая сестренка, и я ее никогда не оставлю, потому что я ей нужна. Ей нужен защитник, тот, кто не убьет ее невинность, не заставит глаза от слез закрыться, не погасит это пламя. Никто не понимает, какая она нервная. Нет, не в плохом смысле – просто она не была, не могла быть, не может быть уравновешенной. И от этого сочетания ужасной силы и пугающей слабости она ранима, она та, кто она есть. Я горжусь Джейми и всегда буду гордиться.

Кстати, это полная чушь, что она лжет. Джейми не умеет лгать, она прозрачна, как стекло. Джейми – Овен, если вы разбираетесь в астрологии. Если она попробует соврать, по ней сразу видно: она каменеет и не может смотреть в глаза – фигово она врет. Так что стоит повторить вопрос – и правда всплывает. Поэтому меня так бесит, когда ее обзывают грязной лгуньей. У нее, конечно, была и есть куча недостатков, но лгать? Нет. Она моя настоящая сестра.



Конечно, я ей ничего такого не сказала, когда она нависала надо мной, трясясь от смеха и мечтая разбавить густую кровь кофеином. Я вообще редко говорю о чувствах, хотя, как вы уже заметили, я по чувствам спец. Как выяснилось, о них проще писать. Я годами вела дневники. Джейми часто смеялась надо мной в дороге, когда мы мерзли в каком-нибудь отвратном полупансионе, а я си-Дела и строчила в желтом свете голой двадцативаттной лампочки. Но что-то подначивало меня: записывай, записывай – сначала на бумаге, потом на диске. Помню, как-то Джейми составила себе гороскоп, где в конце говорилось: «Тяжелый рок довлеет над вашей судьбой». Я тоже это ощущала. Все было слишком хорошо, такое не длится вечно. Ну вот, опять я забегаю вперед.

Мы пошли в город – каких-то пять минут прогулялись, а все роняли челюсти и пялились на Джейми. Или, может, на нас, потому что… господи боже мой, только представьте эту шизанутую парочку… Мы обсуждали, почему не встретились раньше – чистая случайность. Просто разные клубы, разный круг общения, разный стиль жизнь. Отыскав кафешку, мы выпили кофе, и я спросила, с чем она собирается выступать. Одним глазом я смотрела на часы (у меня слишком развито чувство ответственности), так что ее ответ сначала не поняла. Что-то вроде: «Понятия не имею».

Я нажала «паузу». Перемотала. Нажала «играть».

– То есть, – ровно переспросила я, – как это «понятия не имею»? У тебя же должен быть какой-то план номера, анекдоты и все такое. Ну, ты же юморист? Что ты на сцене делать будешь?

Она вздохнула, наклонилась и подтянула чулки, державшиеся, как я заметила, под коленками на красных и черных кружевных подвязках. Пожевала щеку и искоса глянула на меня. И тут ее прорвало:

– Ну, понимаешь, я же выступала всего раз, да и то случайно. Я помогала Грэму в баре, в «Погребке», ну, знаешь, на входе там и по залу, а юморист не явился. Тогда он говорит, Грэм то есть говорит, мол, лезь на сцену, расскажи им историю о знакомой стриптизерше и ее питоне, который страдал недержанием. Понимаешь, я ему вечером эту байку рассказала, и Грэм решил, что это смешно. Попросил меня выступить, сказал, что эти «юмористы», которых он нанимал, и бабу-то не могут завести, не говоря про зал. Ну, в общем, когда этот тип не появился, вышла я. Было здорово, мне понравилось. Как с высокого трамплина в бассейн – только лучше, вода в нос не попадает. И я рассказала про другое – ну, о себе и моих знакомых. В общем, все смеялись, бутылками никто не закидывал, вот я и решила, почему бы нет? Нужно что-то делать с жизнью – этот блядский отдел соцобес-печения у меня уже в печенках, и эти их списки, и правильные работы – может, у меня вот такое получится. А сегодня Грэму позвонил этот тип, Спайк, сказал, что меня тогда видел, и попросил мой телефон – ему, видишь ли, очень грустно, что в программе так мало женщин. Он отчаялся и позвонил мне, а я согласилась. Но я не рассказываю анекдоты, это ничего?

Я обалдела. Но она смотрела так печально, что я только сказала – да, хорошо, но сердце мое ушло в пятки: я представила, как она будет выступать перед толпой злобных ужратых отморозков, я же, блядь, знаю, что вот такие уроды сегодня и будут в зале. Хотя, может, они свалят в бар, рассуждала я, – все-таки Джейми выступает каких-то пятнадцать минут, что может за это время случиться?

5

Хочется сказать, что умиротворение и счастье воцарились в мире, когда мы, загибаясь от смеха, выползли на улицу. Очень хочется, но вы угадали, да – это было бы ложью. Я оставила Джейми в конторе с книжкой, которую она извлекла из своей волшебной сумки, и потащилась в зал.

Там творился сущий кошмар. Все орали друг на друга. «Цыплячьи живодеры» свалили в праведном гневе, прихватив не только свое барахло, но и значительную часть чужого. «Лимонные поросята» пострадали больше всего и едва не рыдали – насколько могут рыдать суперкрутые короли индипопа. Музыканты – господи боже.

Когда я наконец со всем разобралась, до концерта оставалось всего ничего. Публика подтянулась и запаслась алкоголем. Вскоре возникло небольшое затруднение: художник по свету обдолбался в ноль. К счастью, его заменили электриком – гениальный ход, ибо указанный электрик давно порывался и вообще, как выяснилось, талантливый и симпатичный малый… «Лимонные поросята» выступили без особых проблем: вышли, сыграли и ушли со сцены – скукотища – затянув всего на десять минут. Для них неплохо.

Радикальный фокусник Сай оказался и впрямь радикальным – он не умел показывать фокусы. Впрочем, такую некомпетентность и злость одураченная аудитория посчитала частью представления. Большая часть публики все еще торчала в баре, так что остальные, пробившись к самой сцене, посмеялись от души. Особенно когда Сай чуть не вышиб себе мозги дубинкой в жизнерадостную полоску. Сай остался вполне доволен. Заявил, что зрители были в восторге – хотя при таком таланте неудивительно. В общем, вы поняли. Но, по-моему, зря его мамаша кричала, топала и свистела всякий раз, когда он все же умудрялся порадовать публику.

Затем, под вопли четырех своих девчонок и бубнеж шести алкашей, на сцену, тряся дредами, поднялись «Ученые». Что тут сказать? Наверное, я безнадежно отстала от моды, но пели они дерьмово.

Три раза выйдя на бис (о чем никто не просил), «Ученые» наконец свалили, и мы выпустили женский хор. Мы уже кардинально отставали от графика, зато хотя бы зрители приползли из бара, и зал был набит битком, а поклонники и партнеры женского хора – публика весьма пристойная. Я воспользовалась затишьем и слиняла проведать Джейми.

Я тихо открыла дверь – вдруг она отдыхает, – и вошла. Джейми смотрела в окно на городские огни и курила… Я не знала, что она курит, о чем и сообщила. Джейми повернулась ко мне и улыбнулась:

– Да, но только если нервничаю. Могу в любой момент бросить, честно, в отличие от большинства, я без них проживу… Ну как там?

– Нормально. Выступает хор. Слышишь? Надрывают йодлем свои горлышки, храни их господь… Ты следующая. Ровно пятнадцать минут, боюсь, мы и так уже выбились из графика.

– Ничего страшного… я все равно не знаю, о чем говорить. В голове совершенно пусто…

Теперь я знаю: у нее всегда так, будто страх сцены отключает ей мозги начисто. Но потом все нормально – доктор Сцена ее никогда не подводил. А в первый раз я была в шоке. Неужто она из тех, кто искрит шутками в барах, а на сцене теряется намертво? Поверх грима у нее выступила испарина; Джейми столь осязаемо перепугалась, что я сама занервничала. Я тупо уставилась на нее, затем встряхнула головой:

– Не волнуйся, дорогая, все будет… замечательно… Она посмотрела на меня, глаза в глаза.

– Я не знаю, о чем говорить, – в оцепенении повторила она и вновь развернулась к окну, дрожащей рукой сжав сигарету.

Я была в ужасе. Времени собраться и сделать рывок – кот наплакал, а в таком состоянии? Я очень сомневалась, что ей удастся.

Я сказала, что еще за ней вернусь, и понеслась вниз через две ступеньки. Женский хор радостно убивал песню «Уважение» [6] – кстати, одну из моих любимых. Зрители плясали и аплодировали. Я чувствовала себя как угорь на сковородке. Когда они, все четырнадцать человек, сошли со сцены, я кинулась за Джейми. Та выглядела еще хуже. Сцена была готова; зрители в смутном предвкушении толкались ближе к сцене.

– Иди, детка, – кивнула я.

Она посмотрела на меня, как ребенок перед поркой, и вышла.

И случилось чудо. На сцену ступил абсолютно другой человек. Я поняла, почему Джейми говорила о прыжке с трамплина. Казалось, она провела на подмостках всю жизнь, миг – и вот она расслаблена и спокойна. Джейми типа продрейфовала к микрофону – так, будто ничто в мире ее не волнует. И не подумаешь, что у нее вообще нервы есть. Кислотно-розовые губы слегка улыбнулись, Джейми поболтала с занудами в зале, а затем ринулась в байку про стриптизершу – так, будто рассказывала ее с рождения.

Верно, Джейми не рассказывала анекдоты. Она разговаривала, как будто перед ней друзья, как будто все они вместе, они партнеры, не просто зрители и актер. Честно сказать, это было и не актерство. Она была собой, без масок и прикрас. И тривиальная история становилась комичной и трагической, сладостно-горькой, яростной. Джейми как-то заставляла нас понять, каково это – выходить к пьяным, ухмыляющимся, дрочащим мужикам и вечер за вечером перед ними раздеваться. И что мужчины в душе совсем не такие – просто им стыдно показать друзьям свою неловкость и смущение. Что некоторые ненавидят и презирают стриптизерш – из страха, перерастающего в омерзение. Как они хотят выебать стриптизершу, считая тех грязными коровами, которые готовы в постели на любое унижение; не то что их правильные барышни, строящие из себя девственниц, даже если носят «экзотическое» белье и перетрахались с половиной бара. Это же – «порядочные» девушки, те, на которых женятся. А стриптизерши – отбросы, с которыми можно перепихнуться и забыть, похваставшись друзьям, как она дала засадить ей в жопу.

Джейми заставила нас увидеть стриптизерш. Тех, которые искренне презирают мужиков – потому что у мужиков встает на циничный, откровенно коммерческий трюк. Ради денег эти стриптизерши берутся за работу, при одной мысли о которой у меня в венах кровь стынет. И других, которые ловят грустный кайф, дразня мужчин, считая, что это дает власть, не желая понимать, как мужчины относятся к ним на самом деле, не осознавая, что стриптиз – своего рода изнасилование, путь саморазрушения, где детские комплексы звучат скрипучим, болезненным рефреном.

А затем Джейми заставила нас смеяться – почти против воли – над абсурдностью сочетания дешевого шика и реальной жизни. Рассказала, как одна ее лондонская знакомая поехала в стрип-бар на велосипеде, привязав к рулю выстиранный костюм, чтобы высох, – огненно-красные стринги с блестками, лифчик, подвязки и чулки в сетку. Мы до колик хохотали над стриптизершами, которые выдумывали нелепые наряды, чтобы внести хоть какое-то разнообразие. Одна индианка напялила самодельную замшевую микро-мини и купленный в театральной лавочке черный шерстяной парик с косичкой, а к соскам клеем для ресниц прилепила два куска овчины… А еще был несчастный старый питон, страдавший недержанием, уже давно не в расцвете сил, он мечтал лежать весь вечер и тихо переваривать крысу, а не летать над головами зрителей по воле не в меру ретивой танцовщицы. И разве он виноват, что потерял самообладание?

Они ее полюбили? Пали ниц и стали боготворить? Вообще-то нет. Только некоторые – их лица выделялись в толпе; они жаждали единения с тем, кто выглядел сильным. Но остальные наглухо закрылись от этой непонятной сучки с ее грязным языком и пронзительным взглядом. Немало мужчин были чертовски мрачны после этих пятнадцати минут, немало женщин – оскорблены и полны праведного гнева. Но прочие – они аплодировали как сумасшедшие, и Джейми сошла со сцены, сияя.

Я похлопала ее, как хорошую лошадь, только что победившую на скачках. Я тоже сияла. Мне не хватало слов, я так ею гордилась! Я знала: у нее талант, она будет полировать его и оттачивать, пока он не разовьется в нечто исключительное. А еще я знала, что хочу помочь ей, хочу вывести на эту дорогу. У нас все получится. Потому что она не просто забавная – она говорит правду. Будто стоишь на улице под дождем, и надвигается летняя гроза, ослепительная и неистовая. Ей просто нужен тот, кто в нее поверит. Ей нужна я. А мне – она; она умела говорить вслух, громко и бесстрашно, о том, что мое переполненное сердце умело только чувствовать. Она станет моим гласом, а я – ее щитом. Так и было. Пока в один страшный миг все не рухнуло.

6

Не буду останавливаться па взаимных упреках, подколах и свернутых носах – неизбежных последствиях любого концерта в мире. Скажу только, что в три часа ночи мы с Джейми завалились в ресторанчик-карри и принялись набивать желудки куриным шашлыком и пешаварскими хлебцами – до тех пор, пока не лишились способности проглотить хоть каплю роскошного яично-желтого мангового ласси. Когда мы наконец со стоном отвалились от стола посреди ресторанного гама, я зажгла сигарету и предложила другую Джейми. Та отказалась:

– Ну правда, я курю, только сели нервничаю. Л так мне сигареты не правятся.

Я протянула руку, взяла из вазочки горсть анисового драже и стала задумчиво жевать. Джейми наблюдала за тусней, обкусывая с губ остатки помады. Странно, с ней мне не требовалось заполнять паузы болтовней, как с другими, и, естественно, я сказала:

– Забавно, с тобой я не чувствую, что нужно все время о чем-то говорить.

– Э – прости, что?

– Я говорю, с тобой я не должна трепаться, можно просто сидеть и молчать, понимаешь? Просто сидеть.

– Конечно, если хочешь.

– Нет, я не об этом, просто мы не должны говорить, но можем, если охота, а если нет, можем не говорить…

– Лил, ты о чем думаешь?

Она посмотрела па меня, слегка щурясь. Я хотела предложить ей надеть очки, по вместо этого, как выяснилось, произнесла:

– Я знаю, мы только познакомились, и, конечно, вдруг я чистокровный псих или маньяк-убийца, но, собственно, как думаешь – мы не можем вместе жить?

Невероятно. Полная дикость. ДИ-КОСТЬ. Почувствовав, что краснею и покрываюсь испариной, я сглотнула – конфеты попали не в то горло, и я зашлась в приступе кашля. Хотя бы отвлеклась.

Когда я оклемалась, Джейми налила мне воды и сказала:

– Господи, Лил, я испугалась, ты коньки отбросишь. Ты жива? Хотя жаль, я бы прием Хаймлиха [7] попробовала – а то я тренировалась только на плюшевом мишке.

– Какое бессердечие! Я же могла умереть! – пролепетала я.

– Очень просто, годы практики. Ты бы видела мою мать. А на тему переезда – почему нет? – Лицо ее слегка опало, бледные губы сжались, точно роза зимой. – Да, Энди свалил, так что можешь занять чердак. Мы все думали, кто к нам подселится. Только предупреждаю: это трущобы. Вдруг ты там не приживешься? – Она улыбнулась, распахнула глаза. Лицо растянулось в широкой улыбке, и Джейми радостно сощурилась. Я улыбнулась ей. Мы засмеялись.

Я переехала в субботу. Мама устроила настоящие проводы с погребальными обрядами, словно я уезжала в Сибирь, прямо Тайную Вечерю (жареная баранина с двойным овощным гарниром, два сорта картошки, мятное желе и хлебный пудинг со сливками – блюдо для Особых Случаев), и слезы лились у нее из глаз, как из сорванного водопроводного крана, всю дорогу до Рэйвенсбери, где я разделю кров с демонами. Ну, по крайней мере, как считала она, господи боже. Впрочем, она была недалека от истины. Помойка еще та. Мне как воздуха не хватало «Доместоса». Родители пришли в ужас. Я попыталась разрядить обстановку и поиграть в «у молодежи богемный период» на пару с «хорошая уборка, и все поправимо». Хотя, сказать по правде, такое дерьмо не выжечь и напалмом.

Сам дом оказался вполне мил – если забыть о фисташково-мандариновой окраске. Типичное брэдфордское поздневикторианское каменное строение в конце ряда таких же домов – только с открытым задним двором, где кто-то снес стену, чтобы ставить машину. Или, учитывая райончик, снес стену машиной. Зато теперь мою «мини» не нужно оставлять на улице – и то хлеб.

Но каким бы шармом ни обладало это жилище зажиточного мастера в лучшие времена, былое величие давно ушло. Когда-то крайний дом считался ступенькой вверх по социальной лестнице – остальные, «глухие», домики по улице принадлежали простым рабочим. А потом разнообразные хозяева сдавали (ха-ха) остатки его очарования, пока дом не скатился до внешнего круга ада.

Район относился к «смешанным», мягко выражаясь, кварталам, в равной степени населенным студентами, бедными азиатами и безработными. Если в доме не живет семья, то обитает группа «друзей» – и, уж поверьте мне, совсем не такая, как в комедийном сериале янки [8]. Из них один назначается главным (для всех остальных он «Гитлер»). инанег0 возлагается ответственность за сбор жалкой квартплаты и передачу ее владельцу. В этом доме, за неимением вариантов, таким жильцом являлась Джейми, а ее последний парень, Энди, съебал с деньгами за квартиру и всем, что было ценного в доме. И теперь Брунел-стрит, 166, стал моим новым жилищем. Слышали бы вы, как рыдала моя мама. Настоящий Ниагарский водопад.

Пытаясь изобразить бодрость – типа, мне на все плевать, – я выпрыгнула из машины, помахала маме с папой и позвонила в дверь. Тишина. Тогда я постучала. Снова тишина – только глухой стук кулака, который все больше стискивался. Я ударила сильнее. Пауза, потом раздалось подозрительное шарканье. Затем трогательное покашливание. Дверь приоткрылась на цепочку, и в щелке появился осколок бледного лица и большой светло-карий глаз.

– Э, привет! – изображая дружелюбие, пропела я. – Джейми дома? То есть она здесь живет, верно? Это дом 166?

– Да, дорогуша, да, да и еще раз да, – хрипло заверило меня лицо. – Лили, чердак, новая постоялица, добро пожаловать. Сейчас открою дверь, куколка, и впущу тебя… Ой, я Моджо. Тоже тут снимаю.

Дверь распахнулась, задрав заплесневелый коврик, и я впервые увидела Моджо. Я не смела обернуться – выражения лиц родителей вполне могли бы превратить меня в соляной столб. Ко мне протянулась тонкая рука с миндалевидными ногтями, выкрашенными темно-красным лаком. Я сгребла ее своей толстой коричневой лапой – связка длинных палочек, обернутая шелком цвета слоновой кости, – и застыла. Я не столько пожала эту руку, сколько просто ее подержала. Роскошная, но растрепанная грива Моджо спускалась волной, прикрывая один глаз с тяжелым веком, и падала ему на плечи. Да, Мод-жо – парень. Ну, почти. Очень убедительный трансвестит – только вблизи различались слабые намеки на мужественность, еще державшиеся в его длинном худом теле. На нем красовалось древнее атласное кимоно и розовые бархатные тапки. Я помолилась, чтобы мои родители остались при первом впечатлении – пока я мягко не поведаю им правду. Пусть лучше думают, что я живу с проституткой, чем с трансвеститом.

Пыхтя из-под седеющих усов, словно морж, папа вынес из машины коробки и сумки, а я оттащила рюкзак и громадный саквояж в коридор. Мама дрожащими руками разгрузила пакеты с едой и полуфабрикатными замороженными булочками. Я, сказать по правде, сомневалась в наличии кухни – о холодильнике не говоря. Впрочем, родителям хватило впечатлений от коридора. Дом их явно не поразил. Я не стала просить Моджо нам помочь. Это неуместно. Как просить у Папы Римского презерватив. Моджо просто был – в буддистском смысле. Наконец вещи перенесли. Я поцеловала моих дорогих (да, да, понимаю, но что тут говорить?) – «пока-пока», получила огромный фруктовый пирог в фольге, политый мамиными слезами, и храбро помахала им вслед. Они удалились – словно парочка из «Когда дует ветер» Реймонда Бриггса, а я осталась – Фунгус [9] в женском варианте.

Развернувшись к Моджо, вынырнувшему из грязного дверного проема, я поинтересовалась:

– Так Джейми дома?

– Нет, дорогуша, нет. Ускакала по магазинам, но это ненадолго. Давай пока выпьем чаю и поболтаем обо мне.

Мы плюхнулись на необъятный полуразвалившийся диван, подняв тучу пыли, – пружины сказали «блимм». Усевшись в позу а-ля Марлен Дитрих [10] на грязные бледно-желтые подушки, Моджо принялся грузить меня историей своей жизни. В какой-то момент я все-таки приготовила чай в жуткой кухне (к несчастью, она существовала), ибо с Моджо дух бодр, плоти же пофиг. Мы пили черный чай – он внушал больше доверия.

Моджо, урожденный Мухаммед Икбал, двадцати пяти лет, оказался лишенным наследства сыном Джаханзаба Икбала, выдающегося местного адвоката. Я поразилась: семейство Икбалов – столпы нашего почтенного общества. О мистере Икбале-старшем говорил весь Брэдфорд: выбился на самый верх – западных взглядов, современный, большая шишка в местном совете и вечно на страницах «Телеграф энд Аргус» с разнообразными заезжими знаменитостями. Его жену Шахин, само воплощение изысканности, временами видят на приемах в платьях невыразимой элегантности, ее лицо в обрамлении небрежно струящегося шифона дупатты [11] напоминает роскошную орхидею. После ее появлений в свете брэдфордские девицы пулей несутся в магазины «Бомбей» в поисках копии ее преступно дорогого шальвар-камиза [12] новейшего покроя.

Мистер Икбал – низкий и коренастый мужчина, симпатичный, влиятельный и помешанный на себе. Его брак с шикарной, благородной Шахин – вроде бы династический союз. Не угадали. Моджо сказал, родители души друг в друге не чают. И обожали своего драгоценного мальчика, пока однажды не вернулись домой с очередного многонационального местного торжества и не увидели, как Моджо, врубив на всю катушку Нусрата Фатеха Али Хана [13], подпевает его бэквокалисткам – в мамином платье с золотой вышивкой, одном из лучших, в ее детских бронзовых босоножках за девяносто фунтов, раскрашенный как гурия и истекающий драгоценностями. О-о! Жуть.

– Это было ужасно, дорогуша, ужасно. Мать с визгом срывала камиз – прямо с моей живой плоти. О, как я страдал. Я обожал этот наряд! А вышивка! А потом была жуткая сцена – сама понимаешь. Папа вспомнил, что мусульманин, а мама… что она говорила! Я не смею повторять. Я и не догадывался, что она столько пережила. А потом меня вышвырнули – такую-то мерзость. Причитали, что зря потратились на образование; извращение, позор, они не смогут в глаза людям смотреть, если станет известно. Всем сказали, что я отправился к бабушке. Чушь. Да, я поехал в Лондон, пожил у старых школьных приятелей, но пришлось вернуться, понимаешь, здесь есть кое-кто особенный… – Он замолчал, потупившись; блестящие ресницы оттеняли янтарные глаза. Хотя Моджо и манерный гей, ему хватает железной несгибаемой воли в сочетании с эгоизмом мальчишки из частной школы.

Опасливо выловив живность из своей чашки, я снова налила нам чаю, и тут дверь открылась, и вошла Джейми, нагруженная пакетами из универмага «Моррисон». На холоде ее острый нос покраснел, розовые волосы собраны в пучок и заколоты палочкой. На плечах невероятно широкий черный плащ, одна пола перекинута через плечо. Безжалостная валькирия. В стиле диско.

– Прии-вет! О, вы уже познакомились – да, это ходячее извращение живет здесь. А я купила еды, гору отличной еды. Ну ладно – дешевой, зато сколько! Сегодня наедимся от пуза, ребята. Красные спагетти с оранжевым сыром и лучшее албанское красное из магазина, с завинчивающейся пробкой! Зашибись!

– Только не говори «зашибись», дорогуша, это дурной тон. Ну и манеры. Что подумает наша новая девочка? – промурлыкал Моджо.

– Она ничего не подумает – верно? Прости, прости, можешь и подумать. Вля, вот хуйня, черт. Я просто переволновалась – постой, сейчас успокоюсь. «Моррисон» меня всегда добивает. И с каждым разом там хуже! А музыка! Джеймс Ласт [14] покажется классикой панк-рока, я не шучу. А публика, господи, а эти их, блядь, лампочки! Я мельком увидела себя в зеркале над овощами – настоящий псих. Возвращение живых мертвецов. Зомби-королева старого Брэдфорда. Я выглядела как… – она мрачно помолчала, – вареный поросенок!

– Нет, дорогуша, нет-нет, пожалуй, недоваренный… – И бархатные губы Моджо слегка изогнулись – так он улыбался.

Они посмотрели друг на друга – ну, с нежностью, по-другому не описать. А потом так же посмотрели на меня. И тут я сделала то, чего не делала никогда. Я взяла и разрыдалась. Наконец-то я дома.

7

Красные спагетти оказались неаполитанскими, а тертый ядовито-оранжевый сыр создавал любопытный цветовой контраст. Джейми – сторонница той школы спагетти, которая предпочитает кучу трав, чеснока и молотого черного перца, я только «за», так что мы с ней проглотили, наверное, каждая по кастрюле. Моджо ковырялся в мисочке с соусом и налегал на вино. Мы пили и трепались всю ночь, и Моджо, с его любовью к прозвищам, окрестил меня «Тигровой Лилией». Я тихо обрадовалась – теперь я стала одной из них, меня, видимо, приняли. В конце концов, когда забрезжил рассвет и заворковали голуби, я отправилась на боковую с бутылкой горячей воды и продрыхла все утро. Счастье, счастье, счастье.


Так, по большей части, мы и жили. По-настоящему счастливо, пока не объявился Шон. Никаких странностей, никакого оккультизма, как вас заверяли эти уроды в газетах. Уж извините – никаких оргий и нариковских притонов. Мы не откусывали головы живым курам. Мы просто жили. Ели красные и серые спагетти (с молоком, беконом и сыром). Иногда на обед заходили друзья – без формальностей, так, посидеть с подносом перед теликом. Очень часто заглядывал Гейб Смит, лучший старый приятель Джейми. Я знала его в лицо и много о нем слышала, мне он всегда нравился. Впрочем, знаете, как бывает – хочешь с кем-то пообщаться, по не можешь придумать повод. А теперь у нас появился общий друг. Судьбоносное совпадение. Гейб – профессиональный гитарный техник нескольких довольно крутых групп, поэтому часто в разъездах, но в городе то и дело останавливался у нас. Иногда мы заходили к Лопни и Бен, но по большей части предпочитали сидеть дома.

Весь день Джейми и Моджо, как и все безработные, убивали время, занимаясь чем угодно, только не хозяйством, уверяю вас. Джейми считала моральным достижением, если днем не садилась перед теликом. Оба они много читали, поэтому таскались в Большую городскую библиотеку: каждый выход – драма. Примерно тогда Джейми впервые попробовала писать. Моджо большую часть дня дрых. Этот мог бы спать за британскую национальную сборную. По вечерам мы сидели дома – смотрели телевизор или брали кассету из «Ахмеда», читали или шили одежду для Джейми (столько материала – работы с головой хватало на двоих). Иногда из комнаты Моджо доносился запах гашиша, мы стучались, и он угощал нас своей любимой черняшкой. Впрочем, мы только баловались, а париков считали скучными и занудными слабаками, которые не могут справиться с реальной жизнью и заменяют ее дурью. Мы много чего пробовали, но ни на что не подсаживались. Так, поразвлечься – не больше. Мы верили в нашу судьбу: мы совершим великие дела, мы станем знаменитыми, нас заметят. И для этого нам не нужны наркотики – только мозги. Мы с Джейми собирались прославиться в шоу-бизнесе; Моджо мечтал стать известным просто потому, что он Моджо. Что ж, наше желание сбылось. Правда, совсем не так, как хотелось.

График у меня был свободный, и почти каждый день я заводила «мински» и ехала по своим многочисленным работам. Я прирожденный бухгалтер и пользуюсь немалым спросом. Я творила чудеса. Я люблю цифры и обожаю упорядочивать хаос. Еще до колледжа я вела папину бухгалтерию, а потом его приятели из Ассоциации малого бизнеса постепенно сообразили: пусть я странно выгляжу, но в цифрах мне нет равных. В общем, работа, слава богу, сама подваливала. И я даже могла решать, когда мне работать. А если кто-то начинал артачиться – быстро давала от ворот поворот. Я гордилась тем, что мои постоянные клиенты не могут без меня жить. Ха.

Но теперь все изменилось. Убийство – а вдруг оно заразно? Ублюдки. Но ничего, они еще пожалеют, когда увидят состояние своих счетов. Ладно – а чего я ожидала? Не их вина, они всего лишь люди. Верят тому, что видят по телику и читают в газетах: «Кто мог подумать, что милая девушка Лили Карлсон превратится в секс-игрушку садиста-убийцы и лесбиянки? Мне так жаль вас, Кен и Сильвия, ее приемные родители, вы приютили змею на груди, но кровь не водица…» Все, все, хватит… Я не стану желать им зла, не стану. Шон – выиграет, если я сломаюсь, он был бы счастлив, если б я озлобилась и опустилась, осталась без друзей и семьи. Он всегда меня ненавидел. Впрочем, как я его. Так сказать, ненависть с первого взгляда. Чтоб ты горел в аду, сукин сын! Горел и мучился.

Ладно, хватит о Шоне – у меня от него в животе спазмы. Синдром раздраженного кишечника, говорят доктора. Из-за нервов. Точно. А еще меня мучат кошмары – во сне и наяву. Знаете, люди не понимают сущность убийства. Убийца убивает не только жертву – он убивает всех и всё, что с жертвой связано. Как камень, брошенный в пруд. Круги идут один за другим, сметая все на своем пути.

Блядь, у семей жертв Шона больше нет жизни. Убийство связало их по рукам и ногам. Каждый новый день напоминает о Сэлли, Мэнди, Тине, Люси, Саре. Девчачьи имена, девичьи имена, имена его жертв. Вот женится брат Мэнди – а где Мэнди? Рядом с алтарем – окровавленный искромсанный призрак. А вот сестра Люси получает диплом… Люси тоже бы получила, если бы не ушла пешком из клуба… понимаете? Ничто их не радует: на каждом рождении, свадьбе, юбилее, Рождестве, празднике – горестный фантом их мертвой девочки.

Даже друзья спустя долгие годы не могут избавиться от призраков. «Она была такая милая, такая веселая, живая и красивая девушка» – и от идиотских обесчеловеченных клише только хуже. Три девушки были шлюхами. Одна студенткой и одна безработной. Но для грязных шакалов из прессы все они – лишь материал, который можно запихнуть в «Десятичасовые новости», или в «Сан», или в «Обзервер» – один хуже другого. Ах-ах, бедные, блядь, человеческие существа. И этому не будет конца. Шон продолжает убивать, резать и калечить.

По-моему, Он не умер, потому что Он и не жил. Он – жестокая хищная тварь в каждом из нас, обретшая человеческую форму. А Лана Пауэрс всего лишь отточила, отшлифовала его. Из руды выплавила оружие. Она создала Его – Лана, кровь от крови, сестра его отца… Эти девушки превратились в призраков, а она все еще жива.

А мы привели Его в дом. Мы сами пригласили зло, и Он вошел смеясь. Я где-то читала, что дьявол не может переступить порог без разрешения. Господи, что мы наделали? Чем заслужили такое? Мы же, блядь, приглашения на вечеринку напечатали.

8

Простите, простите. Я не нарочно. Просто иногда удержаться невозможно. Буду стараться. Так вот: мы жили счастливо, прекрасно ладили. Деньги и еда у нас были общими, не то что в некоторых домах, где пишут имена на яйцах и каждый день отмечают уровень хлопьев в пачке. Мы жили скромно, потому что по-другому не могли, да и не особо хотели. То была пора «альтернативы» – время отторжения яппи. Мы не желали становиться такими, как они, воздушные (в смысле химического состава тоже) дети поколения Тэтчер. Дорогуша, это дурной тон, как сказал бы Моджо. Мы были андеграундом, сопротивлением, последними воинами Добра. Мы были особенные – ну, так мы считали. А почему нет? Мы юные и крутые. Мир у нас на тарелке и ждет разделочного ножа.

После первого приступа энтузиазма, когда я выскребла весь дом с хлоркой, покрасила кухоньку, выкинула семь мешков мусора и запихала все оставшееся в подвал, жизнь пошла своим чередом.

Как я уже говорила, будни протекали вполне обыденно: ничего выдающегося, уютно и мирно. Зато в пятницу часа в три дня случался всплеск бурной активности. Моджо мыл голову и начинал продолжительную церемонию восхождения к Гламуру. Джейми (и я, если я была дома) залезала в ванну, мыла голову, брила ноги, красила ногти, укладывала прическу, начесывала волосы, выбирала наряд, конструировала лицо – в общем, всячески принаряжалась к выходу в город. Боже, как я радовалась, что у меня дреды! По крайней мере, не нужно возиться с прической, как Джейми. Вот морока. Помыть голову, слегка подкрасить губы и, может, идиотски накрасить ногти – в остальном пускай природа делает свое мрачное дело. Тогда я носила штаны с кучей карманов и короткий топик; я и сейчас так одеваюсь, просто мода меня догнала, и теперь я смотрюсь de rigueur [15]. Тогда я была из отбросов; теперь – toute la rage [16].

Моджо, который редко выбирался с нами (мы с ним отличные друзья, но все же не сиамские близнецы) давал себе волю. По пятницам, хм-м – в чонсам [17] и на шпильках. По субботам – в вареных джинсах, черной шелковой рубахе, завязанной узлом на талии, и в эспадрильях. По воскресеньям – даже не знаю, мы обычно не видели его до понедельника. А Джейми – ну, она выглядела даже поинтереснее, чем голый епископ. Мы ее собирали часами, а когда заканчивали, Джейми напоминала, как она выражалась, ходячий храм, звенящий пожертвованиями.

Во время процедуры Джейми впадала в транс – будто и впрямь конструировала себя, создавала. Все должно быть идеально, и в вопросах макияжа – и естественного, и совершенно фантастичного, – ей не было равных.

Она ничего из себя не строила, но все же превращалась из Джейми Домашней в Джейми На Выход. Я ее вечно подкалывала – мол, она постоянно играет: для нее трое в телефонной будке – уже целое представление. Но по-другому Джейми не могла – чтобы молчать, ей не хватало уверенности в себе. Две рюмки водки, и – фокус-покус! На сцене Джейми! Куда-то с ней ходить – полная умора. Впрочем, не все так страшно. Джейми смешила, была полна огня, она тебя словно тащила за собой. Она сияла и сверкала; она любила находиться в центре внимания, любила быть королевой.

Это в удачные дни. В неудачные огонь выгорал до пепла – чернее угля, полного ярости. Такое бывало нечасто, но бывало, что уж таить. Лишняя рюмка, едкое замечание, луна пошла к чертям на убыль – да что угодно. Джейми вспыхивала, и начинались драки – нуда, по правде, настоящие свалки, все как полагается. А лупила она без разбора, сильно и жестко. Она никогда не трогала тех, кто меньше ее, и никогда никого не задирала. Я ни разу не видела, чтобы она по собственной воле дралась с женщиной. Говорила, дескать, пусть даже баба – последняя сука, она, Джейми, не желает прослыть отморозком, потому что она все равно крупнее. Не хватало ей только, чтоб ее считали задирой. Поэтому она лезла ко всяким хамам и отпетым головорезам (да, они существуют и не превратились поголовно в веганов-защитников бедных кроликов), и начиналось светопреставление, а потом Джейми переживала, что сорвалась, и плакала, как ребенок, над синяками и разбитыми костяшками.

Если мы все-таки влипали, я всегда сражалась рядом с ней – я тоже не святая. «Лили-ногогрыз», дразнила меня Джейми. Так уж у нас заведено. Мы всегда заступаемся за друзей – пусть даже потом и орем наедине, что они идиоты. Верность, гордость, честь – вот что отличает нас от буржуазных подонков. Знаю, многим этого не понять, они не приемлют насилия и считают, что драка – это конец. Нет, не конец. Есть вещи и похуже. Измена, предательство, жестокость – они хуже любой свалки. Но это мое мнение. Знаю, у кое-кого из вас испортилось впечатление о Ее Светлости. Это вы зря – знай вы ее лично, вы бы тоже ее полюбили, что бы вы там ни думали. Она же Джейми. Таких больше нет. Возможно, репутация у нее не фонтан, но в нашем районе ее уважали – а это чертовски круто, особенно для женщины.

9

Как-то вечером недельки через две я поинтересовалась, когда у Джейми следующий концерт. Мы собирались в «Роуд-Хаус», дискобар на Мэнингем-лейн, и она как раз наносила блестки на веки.

– Хм-м, никогда, – ответила она, глядя в зеркало и открыв рот, как золотая рыбка.

– Но почему? Ты ведь собиралась?

– Ну.

– Л почему тогда не пробуешь?

– Что? Ой, Лил, я все испортила! Блин, дай салфетку. Бэээ – как будто у моли крылья осыпались.

– Так что с концертами, Джейми? Концерты, а? Или тебя сцена больше не интересует?

Она прекратила скрести кожу и посмотрела на меня – все лицо в блестках:

– Не знаю. Я пару раз пыталась. В универе и еще потом. Но это ужас – кому-то звонить и доказывать, какая ты замечательная, полный тупизм. Меня, если честно, воротит. Может, Грэм еще пригласит.

– Может. А если нет, ты что собиралась делать?

– Не знаю. Я, наверное, думала, что слухи пойдут, или можно проспекты рассылать. А что?

– Давай я этим займусь. У меня получится, честно. В любом случае, это солиднее будет. Могу представляться, например, твоим агентом. «Карлсон и партнеры», типа того. Буду составлять контракты и письма у папы на компьютере. Что скажешь?

Несколько секунд Джейми пристально смотрела на меня, а я потела, чувствуя себя полной дурой.

– Спасибо, – наконец сказала она и чмокнула меня в лоб, оставив большую розовую кляксу.

Так все и началось. Так Джейми Джи стала британским ответом Ленни Брюсу. А я – ее Макиавелли, только ростом пониже. Конечно, с ролью «серого кардинала» возникли некоторые трудности. Хотя бы потому, что я не знала, что за фигней вообще занимаюсь. Нет, не поймите меня неправильно. Видит бог, я этого хотела. В те времена мы верили, что способны творить чудеса – главное постараться. Долой консерваторов, долой расизм; свобода, равенство, братство и все такое. По сравнению с этим превратить Джейми в знаменитость – раз плюнуть. Только бы механизмы понять…

Я решила пообщаться с Грэмом, позвонила, и мы договорились, что я заскочу на следующий вечер, и мы поболтаем. Так я и сделала. Он жил в Хитоне – от нас это примерно через весь город наискосок. Оставив двух мушкетеров укладывать волосы, я отчалила.

Дверь открыла Мойра, подруга Грэма. Она, как говорится в Библии, имела во чреве своем. И таково было это чрево, что я не по-детски разнервничалась. Я с беременными всегда так: пугаюсь – настолько они зациклены на предстоящем событии.

Мойра встретила меня ненормально спокойным взглядом женщины, у которой вот-вот с хрустом до предела раздвинутся тазобедренные кости, и сомнамбулически махнула рукой. Я последовала за ней – буксир за океанским лайнером.

– Он там. Чаю?

– О, э-э, да, спасибо. Вы уверены – то есть я могу и сама… Может, вам отдохнуть? Я бы не хотела…

– Ничего. Я беременная, а не калека. С молоком и сахаром?

– Э, простите. Нет. Без молока и без сахара. И крепкий.

– Хорошо. Сейчас принесу.

Она уплыла прочь, и я постучала к Грэму.

– Войдите. – Голос простуженный, получилось какое-то «бойдите».

– Здравствуйте, я Лили, подруга Джейми.

Грэм сидел сгорбившись в старом кресле, придвинутом вплотную к газовой горелке с оранжевым пламенем. Жара стояла невыносимая. Я устроилась на стуле напротив, сняла пальто и два свитера и все равно чуть не сварилась.

– Извини за жару, – он закашлялся, – но я чего-то мерзну.

– Я могу в другой раз зайти, если вам нездоровится. Ничего страшного.

– Нет, нет. Все в порядке. – Он глянул на Мойру – та принесла поднос с чаем и печеньем. Она с отчаяньем посмотрела на него:

– Это все нервное. Он больше переживает из-за ребенка, чем я. Мужчины. Легкая простуда – и уже конец света. Держись, бедолага, скоро все закончится.

Я искренне понадеялась, что все закончится после моего ухода. Грэм театрально вздохнул. Пухлый, курчавый, уже лысеющий, лет тридцати с небольшим. Мне казалось, он стар и мудр. Йода [18] Альтернативной Комедии. Грэм слыл крупнейшим в округе продюсером альтернативных концертов – по всей комнате громоздились стопки бумаг, плакатов и кассет.

– Мертвой хваткой меня держит, проказница. Теперь придется жениться. – Он проводил Мойру взглядом, круглые очочки от любви аж затуманились.

Я булькнула чаем.

– Ладно, хватит о делах домашних. Чем могу помочь?

– Я пришла из-за Джейми. Хочу стать ее агентом. Мне кажется – ну, даже не знаю, что мне кажется. В ней что-то есть, что-то особенное. Я хочу спросить – что мне делать? Как ей помочь – с концертами, бумагами и вообще.

– Вы хорошие друзья?

– Ода. Лучшие! То есть нет, мы знаем друг друга недолго, но мы отлично…

Грэм оборвал меня взмахом нескладной руки в полураспустившейся вязаной перчатке без пальцев.

– Правило номер один. Никогда не работай с друзьями. Кочевая жизнь и совместный бизнес убивают дружбу на раз-два-три. Как я понимаю, мой совет опоздал, так что запомни: у всех артистов, – он произнес «аааРРР-тИИ-Истов», как конферансье, – тяжелый характер, какими бы здравыми они ни казались. Критикуй их, критикуй – только думай головой, как, где и когда. На публике – ни в коем случае. Твоей подруге критика понадобится, а к критике она, боюсь, не готова. – Он машинально макнул в чай печенье.

Я пала духом:

– Значит, вы считаете, у нее нет таланта?

Он внимательно посмотрел на меня.

– Таланта? У нее есть талант. Она настоящий самородок. В этом твоя проблема. – У меня, наверное, отвисла челюсть. Тяжело и хрипло вздохнув, Грэм продолжил: – Видишь ли, актеры, в том числе и юмористы, четко подразделяются на две категории. Самородки, как Джейми, и Трудяги – ну, например, Тони Геккон. Сейчас Тони развернулся – ну, сама знаешь. Восходящая звезда. И не делай такое лицо. Тебе он, может, и не нравится, юмор у него не для женщин – хотя в нашем бизнесе это преимущество. Так вот, Тони – Трудяга. Он вкалывает, чтобы смешить. Запоминает план номера, шутки, ответы зрителям – зубрит наизусть. Одна и та же программа каждый вечер. Без вариантов. Настоящий профи. За сценой – скучный человечек с огромным эго, привычкой к кокаину и непомерными амбициями. Родную бабулю пришьет за вечернее выступление по ящику или собственный сериал. И своего добьется. Его агент – организованный, жесткий, с кучей связей, берет огромный процент за хлопоты. Я этого парня терпеть не могу, но он того стоит. Как и Тони. «Альтернативность» Тони – всего лишь в грамотно продуманном пиаре. По сути он всего лишь клубный комик в блестящем костюме и, – он изобразил в воздухе кавычки, – с безумной прической. Короче, убожество.

Грэм еще раз хрипло вздохнул и отхлебнул чая. Я последовала его примеру. Мне отчаянно хотелось все это записать, но я боялась показаться прилипалой, так что просто очень сильно сосредоточилась.

– А вот Самородки – они совсем другие. Именно так, дорогая. Они смешные от природы. Это в них заложено с рождения. Генетически или как там. Они уморительны в баре и неповторимы на сцене. Прирожденные артисты, настоящие исполины и все такое. Вытворяют на сцене что угодно, и люди катаются от смеха. Томми Купер, ЭрикМоркемб, Бетти Марсден, Джойс Гренфелл [19]. У них все выходит легко и непринужденно. Нет, я не говорю, что они не работают – они вкалывают как черти, но этого никогда не видно, никогда. У них все под контролем, сцена – их дом родной. Страх сцены у бедняг кошмарный, прямо трясучка… В них много темного, в Самородках. Оборотная сторона таланта. И в этом твоя проблема. Они ненадежны. И легко перегорают, если за ними плохо присматривать. Зато они гении, сомнений нет. Некоторые даже слишком: легких путей зрителю не дают, в отличие от всяких там Тони. Конечно, многое зависит от человека: одни чувствительные, другие не особо; кто-то учится управлять своей тьмой, кто-то нет. Но все они особенные – очень, очень особенные. Они словно творят волшебство, они исцеляют нас, делают нас человечнее. Ты выходишь от них, переполненный любовью и счастьем, а после Тони, который весь вечер острил, опуская слабых, чувствуешь себя пошлым идиотом. Самородки – они как… добрые друзья.

Я поперхнулась печеньем.

– Да, верно, в Джейми это есть. Жаль, что она женщина. Большой минус в нашем деле. Ну, ничего, ничего, времена меняются. Наверное. Мойра считает, что меняются, а я не уверен. Все уши прожужжали о феминизме и равенстве полов, а на практике – полная чушь. Работа для парней. Впрочем, нужно просто больше работать, ничего страшного. Вижу, ты со мной не согласна – но я говорю как есть. Скоро сама увидишь. Да, у твоей подруги прирожденный талант, не чета какому-то Тони, но он поднимется, а она – нет. Или, скажем, она поднимется не так высоко. Меня это доканывает. Поэтому я и ухожу. Мне нравились эти закулисные игры, но теперь все. Видимо, перегорел. Как только родится малыш, мы уезжаем. Во Францию. Я прикупил там долю в баре на побережье. Славный тихий городок, в самый раз для ребенка, для Мойры и для меня. Хватит. – Он обвел рукой бардак в комнате. – Никаких больше юмористов. – Он задумчиво чесал макушку, пока волосы не встали дыбом, как у Безумного Профессора. – Лили, береги Джейми. Я ее давно и хорошо знаю, то и дело общались. Она как пушка, сорвавшаяся с лафета. Либо прогремит на весь мир, либо взорвется. Разрушит себя. Но ты из тех, кто всегда выживает, о да. Ты ей поможешь. Не дай ей свихнуться, держи ее подальше от всякого дерьма, типа Энди. Она на таких западает. Зависимость бывает разная, а Джейми – наркоманка, закоренелая джанки. Это они, Самородки, так платят за талант – алкоголь, азартные игры, наркотики или… ну, в общем, вот.

Он вопросительно посмотрел на меня. Я хотела сказать, что все поняла, но это была бы неправда. Разговоры о зависимости меня совсем запутали. В смысле, наркотики и алкоголь – само собой, с этим все понятно. Ну да, Джейми не везло с парнями – но, черт возьми, нам всем не везло. Я выбросила это из головы и постаралась сосредоточиться: Грэм рассказывал про заключение договоров и организацию концертов, выудил кипу бумаг с адресами и образцами контрактов, пресс-релизов, рекламных плакатов и брошюр для промоутеров и т.д. и т.п. – мне пригодится, когда Джейми слегка поднимется. Здорово – он мне сильно помог. Наконец я решила, что пора домой – уже поздно, не хотелось досидеться до домашних родов.

Многословно и, должно быть, истерично поблагодарив за все Грэма, я пошла к двери, но хозяин остановил меня и взял за локоть:

– Попрощайся за меня с Джейми. Мы больше не увидимся. Поговори с Джимом из универа – я ему позвоню и все объясню, вас возьмут. Делай, как я сказал, и будешь бизнесмен хоть куда. Но не забудь, что я говорил о Джейми. Ее хочется любить – я сам когда-то думал, что, быть может… – но теперь все в прошлом. У меня Мойра и ребенок. Мне повезло. Но будь осторожна. Не знаю, эта тьма в ней… сильна, очень сильна. Удачи. Ты умная очаровательная девушка, ты справишься. И помни: пленных не брать! – Он похлопал меня по плечу, и я вышла в холодный вечер.

По дороге домой я размышляла над его последними словами. Конечно, Джейми – еще то наказание, и с характером, но что это за разговоры про наркоманию и тьму? Ясно, что когда-то он сам за ней ухлестывал – может, отсюда и «зелен виноград»? Нет, не похоже, Грэм не такой человек. Я решила приглядывать за Джейми и получше разобраться.

Поразительно, какие мы тупицы в молодости, а?

10

Джейми я ничего не сказала – только то, что Грэм уезжает и дал мне пару деловых советов. И заставила ее поклясться всем святым, что она никогда не выкинет ни чека, а будет отдавать их мне. Она спокойно согласилась – кивая своей пушистой розовой гривой и явно не понимая ни слова. Ни в какую не могу понять, как это люди настолько тупят с цифрами и всякими налогами. Это же так просто, если заниматься ими регулярно и систематически, это же… ну да ладно, нельзя ведь быть кругом гениальным, поэтому в деньгах и математике Джейми – полный лох.

Подождав два дня, я звякнула Джиму в универ. Как выяснилось, он «на встрече». Я звонила снова и снова, пока не повезло – между одиннадцатью, когда он приходит в офис, и двенадцатью, когда бары открываются на обед. Я симулировала ненапряжную умудренность, но не продвинулась дальше первой фразы:

– Да, да, Грэ шепнул мне. Давай, например, – э, двадцать третьего. Устраивает? Смешанный концерт – твоя девочка пойдет второй, после Сая – а, ты его знаешь? Отлично. Затем скандальный поэт Краснокожий Джек и гвоздь программы, Билли Псих. Денег немного, уж извини, скажем, двадцать пять фунтов? Двадцать минут? Ладно, ладно, как ее объявлять? Джейми Джи, отлично. Реклама, статьи в прессе есть? Ничего, Грэ сказал, она супер, меня устраивает. Пора лететь – у меня встреча – ну пока.

Из меня словно выпустили воздух. Руки дрожали. И что, это всегда так просто? Черт, я забыла про контракт, дура!

Так просто никогда больше не было, но в конце концов руки перестали дрожать, и я всегда успевала заключить с ублюдками контракт до того, как они, блядь, повесят трубку. Как они меня только не оскорбляли! С ума сойти. Особенно если какой-нибудь крутой лондонский выскочка называет тебя «сукой ебаной». Ага, вот именно.

Джейми поразило до глубины души, с какой вроде бы легкостью я нашла ей работу. А Моджо любезно сообщил, что всегда знал: его Тигровая Лилия – настоящая звездочка. Я звездно помигала ему в ответ и пошла заваривать чай, а Джейми в истерике размышляла, что ей надеть, что ей говорить и что ей делать на сцене – именно в таком порядке. До концерта оставалось три недели, и все это время Джейми перерывала шкаф и периодически будила меня в два часа ночи «послушать вот этот смешной кусок». Моджо она доставала не меньше, пока тот ее не подкупил, одолжив свое расшитое болеро.


И вот наступил день концерта. Бледная как мел Джейми все утро ходила кругами, а потом мы отправились на са-ундчек, точно зомби под снотворным. Моджо сказал: «Добрый день, дорогуша», – и Джейми разревелась. Я бы сорвалась, если б не понимала, что она искренне напугана. Вот что подразумевал Грэм под трясучкой. Половина меня хотела прекратить страдания Джейми и отменить концерт. Но вторая половина сознавала, что такова цена – и, думаю, где-то глубине души Джейми тоже это знала. Как ни странно, тяжелее всего пришлось Моджо. Он говорил, ему нервно даже смотреть на нее. Мне было не лучше, но я держала себя в руках. Кто-то из нас должен оставаться человеком.

На настройке звука и освещения – для такого концерта минимальных – Джейми была бледна, но уже собралась. Она сама понимала, как важно сохранять спокойствие и выглядеть уверенно. К счастью, Джейми хорошая актриса: даже не укусила Сая, когда он бросился к ней и заключил в крепкие страстные объятия. Этот придурок хотел как лучше. Поэт оказался крупным, плотно сбитым парнем, в бешеном темпе стрелял вызывающими остроумными памфлетами – невероятно смешными… если вдвое снизить скорость. Под напускным мачизмом вполне милый и умный; вскоре они с Джейми уже добродушно перешучивались. Всех нас объединяло отвращение к Билли Психу.

Билли приехал поздно – как и подобает звезде из Манчестера. В сопровождении менеджера Слима, своей девушки (трофейной блондинки) и лучшего друга Тихуна. Ясное дело, меня, Сая и Джейми он проигнорировал. Только поздоровался с Краснокожим Джеком за руку – этак по-свойски, тыча кулаком в плечо. Раньше они работали вместе, Билли знал, что Джек намного остроумнее, – и был готов. На сцене Билли пускался в длинные и крепкие (простите за каламбур) рассуждения о пенисах и говне. Зал всякий раз взрывался хохотом в ответ на хохму про «И одну порцию виндалу [20]» и загибался от смеха после любимой присказки Билли «Да, я псих!». Вся его альтернативность заключалась в пространном рассуждении, есть ли у миссис Тэтчер пенис:


Знаете, она не баба, точно вам говорю, не баба, ну да, и, честно говоря, я бы с ней трахаться не стал. А ты? Стал бы?

Стал бы! Стал бы! Ебаный в рот, и кто из нас после этого псих?


Полное дерьмо? О нет. Ирония, видите ли! Пресса в восторге. Какой характерный образ! Как умно. Истинный постмодерн. Понятно, что все это двойной блеф: в реальной жизни Билли взаправду был алкоголиком, женоненавистником и ублюдком.

Небось думаете, что я ему завидую? Да, он многого добился. Особенно когда смягчил свой стиль и ушел на телевидение – выступал ночью по Четвертому каналу в сериале «Секс для вас». Помню его интервью в статье «Мэйл» – про юмористов, которые работали с Джейми. Мол, он с первого взгляда понял, что Джейми странная. Хотел, видите ли, дать ей пару советов, наставить на путь, а она ему чуть голову не откусила – остервенелая феминистка в чистом виде. Жаль, но случившееся его не удивило.

С Джейми он ни единожды не разговаривал. Ой, простите – соврала. Один раз заорал, чтобы съебала с прохода, когда Джейми стояла сбоку за кулисами. Нет, я ему не завидую. Все гораздо хуже.

Нам на него было, в общем, наплевать – по крайней мере, в тот вечер. В конце концов пришлось начать шоу. На сцену вышел Сай, и зрители (за исключением мамочки) встретили его громоподобным равнодушием. Горящие булавы ему не разрешили из-за правил пожарной безопасности, чтобы не сжег здание, и Сай сюрреалистично жонглировал двумя дохлыми рыбинами и капустой. В итоге треска приземлилась в первом ряду – в пивную кружку огромного верзилы в футболке регбиста Брэдфордского университета. Последовала бурная перепалка, и рыбина ее уже не пережила: в результате Сай ушел, а сцена и зал остались – все в ошметках дохлой трески.

Следующей выступала Джейми.

К этому времени я извелась окончательно, а Моджо глушил «черный русский» стакан за стаканом. Через соломинку. Я выволокла Джейми из туалета гримерки и отконвоировала за кулисы, где она стояла как приговоренная, пока со сцены убирали остатки рыбы, а конферансье, студент театрального института, сам надеявшийся когда-нибудь стать юмористом, объявлял следующий номер. Отстраненная, далекая, глаза уставились в никуда, лицо – будто маска в тусклом синеватом свете.

– Удачи, – прошептала я.

– Нет, «ни пуха ни пера». Грэм рассказывал, так говорят в цирке. Если желаешь удачи, искушаешь дьявола, он подстроит неудачу. Скажи «ни пуха», Лили.

– Ладно, ни пуха. Я буду в первом ряду, мы с тобой, ты справишься, правда, ты…

– Тебя уже объявляют, давай! – прошипел кто-то из персонала.

Я бросилась в зал. Джейми поднялась на сцену.

– А теперь – кое-что особенное. Наша брэдфордская звездочка, зажигательная девушка. Итак, встречайте… ДЖЕЙНИ ДЖИ!

Как мне хотелось врезать в эту прыщавую морду – он же имя переврал! Господи, как она это воспримет?

Раздались скудные аплодисменты. Джейми неспешно подошла к микрофону и отрегулировала высоту. Посмотрела в зал и слегка улыбнулась. Зрители к такому явно не привыкли. Внутри у меня все сжалось; рядом Моджо бормотал:

– Ну же, дорогуша, пожалуйста…

Джейми глядела поверх толпы, по-прежнему улыбаясь. Они молча пялились на нее, осознавая, что: а) она женщина; б) она их не боится.

И тут огромный волосатый урод с заднего ряда завопил:

– Эй, покажи нам сиськи!

Зал разразился бурным хохотом и криками: «Да, давай, раздевайся!» В конце концов, тут по большей части студенты. Будущие лидеры нашей страны.

Моджо тихонько застонал.

– Чего это я буду показывать тебе сиськи? – дружелюбно осведомилась Джейми. – Да ты не знаешь, что с ними, нахуй, делать. Посмотри на себя: всего-то пинта пива с лимонадом – и ты уже полный осел. Знаешь, иди домой, мальчик, пускай тебе мамочка на Рождество мозги сошьет. И нечего в него пальцами тыкать – бедняжка, вот они каковы, друзья. Стукачи в натуральную величину. Не попадайся с такими в участок, приятель, – они тебя с потрохами сдадут, их пытать придется, только чтоб заткнулись.

И следующие двадцать минут она держала их за яйца.

Дико записывать то, что Джейми рассказывала – ее истории, ответы залу. Настолько все это было эфемерно, соткано из света и голубого сигаретного дыма, витавшего там, где она в тот момент обитала. Чистый экспромт; она откровенно придумывала на ходу, ловила настроения и желания. Добрые понятные шутки и байки, и публика чувствовала, будто ее куда-то приняли, будто Джейми – их старшая сестра. И никаких едких острот, типа: «Посмотрите на меня, я вас всех умнее». Только тепло, смелость и реальная жизнь. То, чем она жила, то, что видела. Любовь, умирание, исцеление, свидетелем которых она стала. Она подтрунивала над зрителями, грубила, смешила, дерзила и дразнила так, будто они – ее семья.

Я наблюдала за ними – за их внимательными лицами, за их улыбками, – и ощущала неописуемый восторг – почти любовь, только без сантиментов и соплей. Я любила их, потому что они позволяли ей делать дело; держать слово. Они были нужны ей, чтобы стать свободной; она была нужна им, потому что это Джейми, и она принадлежала им полностью и без остатка, пока стояла на этой грязной сцене.

Не то чтобы все влюбились по уши – вовсе нет. Я видела злые лица и скучающие лица, возмущение и недовольство. Но в целом у нее получилось. И я гордилась Джейми и собой, потому что мы это сделали. Тихая гордость, понятная только мне, – мол, «ну что, ублюдки, мы вас сделали». И я освободилась вместе с ней. Теперь я знала, ради чего стараюсь. Я нужна. Сердце мое ликовало.

Я посмотрела на Моджо, он на меня, и мы беззвучно выдохнули:

– Есть!

А потом все кончилось. Ее звали на бис, но Джейми стояла за кулисами и будто не слышала.

Я хотела сказать ей – давай, иди, – но тут мальчик-конферансье объявил антракт. Затем ушел со сцены к нам:

– Это было здорово. Честно. Очень оригинально. Вы сами пишете номера? Если нужна помощь, могу с вами поработать – ну там, отредактировать материал и все такое. Университетский юмористический клуб встречается по четвергам в Ширбридже, приходите… – и запнулся, увидев, как блестят ее глаза. Ему хватило ума покраснеть и пробормотать: – Спасибо, спасибо. Я… это было…

– Это тебе спасибо, милый. Клево получилось, а? – и Джейми улыбнулась.

Парень улыбнулся в ответ – по-детски, как мальчишка, каковым он и был. Я решила не раздирать его на куски за то, что переврал ее имя. Он и так запутался.

Вихрем темно-серого шелка и аромата «Пуазона» налетел Моджо. Положил руки ей на плечи, затем, мягко заключив в объятия, расцеловал в обе щеки. Окинул ее серьезным взглядом и объявил:

– Дорогуши, сегодня родилась звезда!

И мы засмеялись. Наконец, оставив двух ржущих идиотов хохотать, я отправилась к Джиму за деньгами. Он сидел у себя в каморке и мрачно дымил косяком. В воздухе висел плотный запах гашиша – косяк был явно не первый. Я закашлялась.

– Да, вот бабки. Распишись вот здесь, все из меня высоси. Прямо сердце разрывается. – И он тяжело вздохнул.

– Джимми, это какие-то жалкие двадцать пять фунтов! Для такого парня – слезы.

– Ну конечно, давай теперь мне дерзить. Далеко пойдешь, точно. Знаешь, во сколько мне обошелся этот концерт? Особенно этот кретин, господин Билли Псих, и его ебаный эскорт? Я поставил ему в гримерку бутылку «Джека Дэниелса» и бог знает чего еще, а после этого еще тебе платить! Ужасно!

– Ты не заплатил Саю.

– Скажи честно, а ты бы заплатила?

– Я молчу, но Сай хотел как лучше!

– Папа Римский тоже хотел как лучше, и к чему это привело? Ладно, заткнулся. Твоя была хороша, как Грэм и обещал. Слушай, загляни.в четверг в бар, тут внизу, часа в два. Я пообещал Грэ кое с кем тебя связать. Я не собирался, но, черт, она и впрямь супер. Уж точно лучше, чем этот помешанный на хуях эгоманьяк.

Я чмокнула его в небритую щеку.

– Давай, держись, – попрощался он.

Слегка обдолбанная я, покачиваясь, побрела обратно к бару искать Божественных Близнецов. Моджо успел набраться. Ему откровенно заговаривал зубы верзила в усыпанной рыбьей чешуей футболке регбиста. Воняло от парня, как от стелек рыбака. На накрашенных губах Моджо застыла хмельная улыбка, а по нетрезвому взгляду было видно, что он уже достиг стадии «нет, я абсо-лллю-уутно трезв». Верзила пялился на меня, и мне захотелось ему объяснить, что за даму он подцепил. На его счастье, я не кайфолом. Вдобавок Моджо – набрался он или нет – всегда умеет вовремя слинять, оставив одурманенного парня изумляться, куда исчезла экзотическая героиня его поллюций. Сердцеед.

Я поискала Ее Светлость – тщетно. Я уже собиралась прервать сладкий сон бедного регбиста и спросить Моджо, где Джейми, как вдруг заметила ее. Она стояла в углу, а над ней, уперевшись локтем в стену, нависал какой-то парень с двухдневной щетиной и в потрепанной кожаной куртке. У него было хищное ястребиное лицо, тяжелые брови и нос с горбинкой. Склонившись, он что-то шептал Джейми, а та смотрела на него. Ее лицо застыло в странной гримасе. Мне она не понравилась. Как будто Джейми подчинилась. Парень положил грязную лапу ей на талию – жестом, который Многие назвали бы романтичным, хотя мне он показался нелепым и грубым. Что-то странное было в этой сцене. Какие-то игры в подчинение. По-моему, я пе сильно преувеличу, если скажу, что будто стала свидетелем морального изнасилования. Внутри меня корежило; в затылке кололо.

Я развернулась и пошла в бар. Заказала двойной «Джеймсон» и залпом выпила. Я была в бешенстве – о чем, блядь, она думает, цепляя такого ублюдка? Сразу видно – дерьмо, над его грязными патлами с таким же успехом могла болтаться неоновая табличка: «Козел». Такой замечательный вечер – как она могла так подставиться? И подставить меня – смылась, ничего не сказала, да еще с таким уродом. Я взвинчивалась все больше. Алкоголь кислотой бурлил в венах; злость, приправленная виски, накачивала адреналином кровь. Я подозвала бармена:

– Еще один «Джеймсон», дружище. Двойной, пожалуйста…

И тут на мою руку опустилась чья-то лапа.

– Заказ отменяется, приятель, ничего? – пророкотал глубокий мужской голос.

– Что за… Господи, Гейб, что ты тут делаешь? Я думала, ты на гастролях…

– Их отменили. Гитарист сломал запястье – нажрался и довыпендривался. Идиот. Я поездом прямо из Лондона. Видел ее. По-моему, она была просто класс.

– Слушай, что за хуйня творится? Видал, с кем она? Господи боже. Нет, я ей не нянька, но – черт, это не правильно. То есть, с таким уебком… – Я как всегда запиналась – правда, на сей раз от злости. – Гейб, что с ней? Никогда ее такой не видела.

Гейб – Габриель Смит – крупный парень. Сейчас слегка располнел, но тогда еще был стройным – длинные ноги, накачанные мышцы. Кожа – я такую называю «цвета оберточной бумаги», резкие черты лица, карие глаза, черные кудри. Типичный цыган. Глубокий звучный голос, и еще мне нравились его руки – всегда сухие и теплые; большие, квадратные, с длинными пальцами, ногти как лопаточки. Ладно, ладно, я к нему неровно дышала, но это ведь не преступление – ну, с формальной точки зрения…

И в тот вечер я ему ужасно обрадовалась: он был мне нужен, большой, теплый; его добрая мужественность, если угодно. Мне нужна была защита – а на Гейба всегда можно положиться.

– Видел этого парня. Я его знаю – Доджер. И знаю его семью. Да, ничего путного.

– Значит, нужно что-то предпринять – как-то его прогнать. Наверное, Джейми наклюкалась и не понимает, что делает. Прошу тебя, это кошмарно!

– Ничего тут не поделаешь. Она, типа, не наклюкалась, зуб даю. Она всегда так. Всю жизнь. И никаких «но». Я не злобствую, это чистая правда. Пошли, хватай Моджо и поехали домой – к вам.

Он обнял меня одной рукой. Я прижалась к нему, вдохнула запах кожи, и пота, и мужчины – смесь, которая мне так нравится. И вдруг почувствовала, насколько вымоталась. Хотелось чаю и на этот раз, быть может, еще кое-чего.

К нам подплыл Моджо.

– Мои дорогуши. О, как мило, ангел Гавриил, любовь моя. Тигровая Лилия, честно говоря, я не очень трезв. Вдобавок этот потрясающий мужчина ходит за мной, как щенок. Кажется, он какой-то матрос. И весь покрыт рыбой, так странно.

Мы поймали тачку. В Брэдфорде такси стоит всего ничего, не то что в других городах. Мы влезли в машину и после короткого препирательства на языке урду между водилой и Моджо – первый явно расстроился, зато второй самодовольно сиял, – такси понеслось по темным мокрым улицам.

Я ужасно волновалась за Джейми. И зачем мы ее оставили, это так неправильно! Вообще-то непохоже на Гейба с Моджо. Что они знали такого, чего не знала я? Дома я поставила чайник и поджарила тостов. Затем принесла все это в гостиную и плюхнулась на диван рядом с Гейбом. Через минуту явился Моджо. Он смыл всю косметику, натянул пару черных треников и длинный черный кашемировый свитер, а волосы собрал в хвост. Опа – и он вроде как совершенно трезв. На миг он сбил меня с толку. Потом я подумала: боже, как же он красив – как мужчина и как женщина! Они с Гейбом были сама серьезность – явно хотели поговорить.

Я разлила чай:

– Ну выкладывайте, ребята.

11

Рассказ Габриеля

– Так вот, Лили. Я давно знаю Джейми. У моей мамы есть, ну, типа, кусок земли с пони и бунгало, ближе к Ил-кли. Мама – она цыганка, ну, типа, знаешь? Да, но потом, типа, вышла замуж – за приличного парня, и был большой бэнц, потому что она вышла за нецыгана, но у них была любовь, ну, самая настоящая, так что через пару годков все стало, типа, нормально. А потом, когда папаня погиб в аварии, ну, типа, маме достался клочок земли и дом. Там хорошо, мы иногда к ней ездим. Она классная, моя мама. Ну так вот, не знаю, как где, но у нас там, типа, крутой район, так что мы с братьями и сестрами ходили в нормальную школу – мама потому туда и переехала. С Джейми я не учился – она, типа, ходила в девчачью школу на холме. Но все равно с тринадцати лет мы тусили вместе – типа, подростки-хулиганы, нам этот ваш теннисный клуб нахер не нужен. Мы с Джейми любили одни и те же книжки, одну и ту же музыку и все такое. Она была мне как еще одна сестренка. Ну, типа, только еще больше. Сестры у меня бабы крутые, никаких тебе сюсю. Все в маму, честно. Я люблю их больше жизни, но характер у них еще тот.

Гейб замолчал и отпил чаю, взгляд устремлен куда-то вдаль – далеко-далеко… Я содрогнулась. Он вздохнул и продолжил:

– Но Джейми не такая. Она у нас душа тонкая. Все время шумит, из-за всего расстраивается. И вечно лезет в драки. Так мы и познакомились. Я, типа, отодрал от нее паренька, с которым они сцепились. Джейми вся извалялась в грязи, на щеке – огромная царапина, и все равно орет и матерится как сапожник. А потом, типа, заявляет: «Ты тоже можешь проваливать». «Нет. Не дождешься», – отрезаю я и протягиваю ей свою бандану – лицо вытереть. Она говорит, хранит ее до сих пор – сентиментальная как не знаю что. И с тех пор мы стали тусоваться вместе. Она заходила к нам, я ее учил кататься на пони, а мама кормила нас обедом. Мы слушали мафон в хижине, которую я сам построил, менялись книжками. Ну, там, забивали косяк, пили сидр втихаря от мамы – по крайней мере, я думаю, что втихаря. Ясное дело, друзей у меня хватало, но Джейми принадлежала только мне, и я ее за это любил. Может, глупо – не знаю. Ну, типа, щенячья любовь. Правда, я не был в нее втырен, мы даже не обжимались – за мной целая куча девчонок из школы увивалась, можешь мне поверить. Мы с Джейми были, типа, семьей. Да, слухи ходили – они всегда ходят, – но мы не трахались, нет. Она во мне нуждалась – в том, кто станет о ней заботиться. А я хотел о ней заботиться. Она казалась такой… пропащей.

Я подпрыгнула – именно! Я чувствовала то же самое. Она – пропащая. Может, теперь я выясню, отчего так. Вспыхнула и зашипела зажигалка, сигаретный дым поплыл по комнате, ища выход. Я хотела дослушать Гейба, но что-то меня тревожило. А вдруг… вдруг он расскажет что-то такое, отчего я стану иначе относиться к Джейми? Я встряхнулась. Глупо – разве это возможно? Она – мой лучший друг, ничего тут уже не изменить.

Голос Гейба вернул меня к реальности:

– Короче, я заходил к ней всего раз, хотя их дом рядом. Нам было по семнадцать. Она жила в понтовом доме – спереди и сзади сад, типа, как в пригородах. Но сам коттеджик дерьмо – построен хреново, цена – выше крыши. Папаша ее какой-то директор – по крайней мере, так он парил. Мамаша занималась собой и какой-то благотворительностью – типа, леди Баунтифул [21]. Слышала бы ты, что о ней говорила моя мамочка, господи. Да, ее папаша, типа, состоял в той же ложе, что и мой. Так вот, Джейми вся в маму – тоже большая, только не жирная. В отличие от мамаши, у Джейми есть мышцы, я за этим проследил. Еще мамаша кладет вот такой слой штукатурки, носит голубенькие и розовенькие шмотки – все из крутых магазинов. И шляпки, и большие квадратные сумки. Страх и ужас. Папаша – маленький и скользкий тип, худой, плюгавый, на мыло похож. И рукопожатие у него – как мокрый носок, набитый холодной овсянкой. Зато в ложе – типа, большая шишка. В смысле, социально. Так вот, захожу я, значит, а мне заявляют, типа, Джейми не готова. Странно, ну да ладно. И предлагают выпить – чаю или колы? Вроде нормально, я говорю, колы. Ее мамаша носится кругами, как будто конец света настал, и наконец приносит высокий узкий стакан выдохшейся колы со льдом, лимоном и, блин, салфеткой. Тем временем ее папаша устраивает мне допрос с пристрастием – типа, крутой. И при этом даже не может посмотреть мне в глаза. Типа, куда это мы? А когда вернемся? Мне еще нет восемнадцати? Надеюсь, вы не собираетесь пить спиртное? А где живет моя семья?… И все в таком духе. Когда я рассказал о семье, он аж подпрыгнул – типа, он помнит моего отца, тяжелая утрата и все такое. Я говорю, знаю, и упоминаю ложу. Вдруг этот тип становится само дружелюбие и начинает – зарубите себе на носу, молодой человек, еще настанет ваш черед. А я ему – нет, типа, спасибо, в эти игры – как-нибудь без меня. Тут он заводится и принимается толкать фашистские речуги – о Нынешней Молодежи, черных и евреях. Сейчас я бы его в два счета заткнул, но тогда я был слишком молод, а к тому же меня отвлекли. Потому что я слышал, как плачет Джейми. Типа, наверху. Всхлипы и мамашин голос – очень тихий, но как пила по ушам. И обрывки фраз – типа, «грязные цыгане», «соседи», «уличная девка», «позор» и все в таком роде. Меня это взбесило. Тогда я, ну, типа, ставлю колу – слава богу, я к ней не притронулся – на столик и рявкаю: нам пора, или мы опоздаем. Типа, очень грубо. Смотрю этому уроду прямо в глаза, спрашиваю – где Джейми? Он чуть не подавился – ну, типа, все, кого он знал, ползают перед ним на карачках, заискивают и все такое. А Джейми мне рассказывала, что творится в этом доме, так что я просто не мог с этим ублюдком любезничать.

Мы с Моджо переглянулись – невозможно представить, чтобы Гейб любезничал с тем, кто ему не нравится, ни за какие коврижки. Я расцепила сомкнутые руки и попыталась размять затекшую шею, а Гейб ровно продолжал:

– Семейка у них та еще, папаша Джейми и его баба. Крепкая семейка, прямо созданы друг для друга. На хрена им вообще сдался ребенок – загадка, но ребенка они завели – всего одного, Джейми. Джемайму Оливию Джерард. В честь какой-то старой тетушки, хотели ее бабки унаследовать. Но мамаша ненавидит детей, можешь мне поверить, ненавидит. И чужих, и своих. Ей на них наплевать. Джейми сплавили бабке – папашиной матери, которая жила в «бабушкином домике», сзади, во дворе. Вторая бабка и два деда уже померли давно, только Джерри осталась. Для этих выродков, мамаши и папаши, Джейми была просто, ну, типа, обременительным довеском. Они ее даже не замечали. Не играли, никуда не водили, не возили отдыхать, не устраивали пикники на скалах, как каждая, блядь, семья в округе. Не читали книжку про Винни Пуха. Всем этим занималась бабка. А потом, когда Джейми стукнуло девять, бабка умерла. Сердечный приступ. Бум – и крышка. И все. Джейми это тоже чуть не убило. Я так думаю, нервный срыв и все такое. А предкам насрать. Зацени – они свалили на Кипр с бабкиными деньгами, а Джейми оставили дома. С этим уебком, дядюшкой Тедом.

Он замолчал и потер лицо. Моджо наклонился вперед и вытянул руку – словно пытаясь утешить Гейба. Тот не заметил, и Моджо осторожно отодвинулся, а Гейб прокашлялся и продолжил:

– Сука, ненавижу. Убил бы этого ебаного ублюдка, если б он сам с собой не покончил. Урод. Этот Тед – брат ее мамаши. Душа компании. Какой милый, добрый дядька. О да. И так обожает детишек, всегда рад с ними посидеть. Типа там, тренер по плаванию, на рождественских утренниках играет Санту. Вот какой дядюшка. Странно, что так и не женился. Не встретил свою половинку, то-се. Он сидел с Джейми, когда она была еще крошкой. Бабка Джерри уползала играть в бридж или куда там, и дядюшка Тед с радостью прибегал помочь. Обожал свою маленькую принцессу. Ему так жалко, что своих детей не завел, тра-ля-ля… Господи!

Гейб развернулся и посмотрел на меня. Я почему-то вздрогнула. Он сказал:

– Извини, Лили, это неприятно. Типа, неохота тебя расстраивать. Но ты должна знать – иначе не поймешь, что наша бедная детка пережила. Видишь ли, когда они оставались вдвоем, он заставлял ее сосать. А потом стал ее трахать. На полную катушку. И спереди, и сзади. Как угодно. Связывал ее, ссал на нее, кончал на нее, втирал ей молофью в лицо и все такое. Бедная девка. Господи боже, бедная, одинокая беспомощная девка! Что он с ней только не вытворял. А потом показывал книжки с порно, где мучают разных баб, и говорил – с тобой будет то же самое, если проболтаешься. Если кому скажешь – я их убью. А потом тебя и себя. Да и кто поверит такой грязной твари, как ты? Ты дерьмо. Даже твои мама и папа не могут рядом с тобой находиться. Но я – я люблю тебя, моя грязная тайная любовь. Верно, Джейми? Ты мой маленький секрет. Блядь, блядь… Когда мы встретились, все уже закончилось – ей исполнилось одиннадцать. Слишком старая для него. Он заявил, что она грязная и отвратительная, и он ее больше не любит – видишь ли, у нее месячные начались. Дядюшка сказал, это – кара господня за то, что она, типа, его совратила и трахалась с ним. Так-то. Знал, что он в шоколаде. Она ни слова никому сказать не могла. Бабка Джерри бы все равно не поверила, да и Джейми боялась, что дядюшка Тед бабушку убьет. А мамаша с папашей – можно и не думать. У них на дядюшке, типа, свет клином сошелся. Джейми рассказывала, самое отвратительное – это когда предки сажали ее к дядюшке на колени и заставляли поцеловать. А если она, типа, не радовалась, говорили, «какая грубая, неблагодарная девочка». Или «дядюшка Тед любит ее всем сердцем». И Джейми думала, они все знают, но им так противно, что они об этом не говорят. Как про туалет и все такое. Типа, это неприлично.

В глазах у него блестели слезы – и это у мужчины, которого весь городок считал крутым. Он мог плакать – нет, скорбеть – по этому пропащему ребенку. Я глянула на Моджо. Он откинулся в кресле. В одной руке болтается сигарета, огонек пугающе близко к коже, второй рукой прикрыты глаза. Да, мне бы тоже не хотелось такое увидеть. Гейб отхлебнул остывшего чая и вновь заговорил:

– А потом Тед покончил с собой. На ее тринадцатилетие. Повесился в гараже. Она думала, это ее вина – ее близкие умирают, потому что она такая грязная. Думаю, просто кто-то узнал, чем он занимается, и стал угрожать. Конечно, пошли слухи, но их быстро замяли. Типа, Илкли, приличное общество – ну, сама понимаешь. В приличном обществе такого не случается… Я с ней познакомился через полгода. И пару лет спустя она рассказала мне про Теда. Выдала, что нам нельзя встречаться, потому что она проклята. Вот именно так: «Я проклята, Гейб». Я прижал ее к стенке и вытряс из нее правду – она дрожала и плакала, как побитая собака. Я и не представлял, что могу так злиться. Я готов был взорваться. Наверное, тогда я перестал быть ребенком – мне было шестнадцать. Да, я всегда думал, что у Джейми серьезные проблемы – она вела себя как чумовая: пила, кололась, трахалась с кем попало. Пить начала в четырнадцать, потом наркота и парни. Образцовый неблагополучный ребенок. Не помню, сколько раз я ее из передряг вытаскивал. В общем, там явно было что-то наперекосяк. Я думал, это потому, что у нее родители полные отморозки… Им она сначала ничего не рассказывала. Но потом, типа, прочитала статью в женском журнала о насилии над детьми. Поняла, что она не одна такая. Там писали, нужно говорить родителям и, типа, не молчать. Так она, бедолага, и сделала. Они взбеленились, уроды. Начали вопить и орать. Типа, она порочит имя дядюшки Теда, который ее «обожал». Типа, пытается привлечь к себе внимание. Типа, у нее с головой не в порядке. Типа, она испорченная врунья, и шлюха, и потаскуха, и всегда такой была. Позор семьи. Как они ее так воспитали? Ей же оплачивали лучшую школу и то-се. По полной программе. В общем, они ее вышвырнули. О да: «Она написала только „прощай“» [22]. Из своего, блядь, красивого дома, из своей красивой жизни. Уебки.

Злость Гейба казалась почти осязаемой, густой и черной. Кулаки стиснуты, на смуглой коже белели костяшки.

– Она перерезала вены. Я нашел ее на болоте в Хэппи-Вэлли. В пещерке, у нас в детстве там было, типа, убежище… Собачий холод; повсюду кровь. Врачи потом сказали, холод ее и спас – типа, кровь загустела и текла медленно. Не знаю, зачем я туда забрался – я, типа, собирался на свиданку, а потом вдруг ее отменил и пошел в нашу пещерку. И нашел ее. Она лежала белее мела – как привидение. Я разорвал майку, перевязал ей запястья и поднял на руки, и знаешь что? Она, такая огромная, будто ничего не весила – странно… Добежал до бара и вызвал «скорую». Ну и скандал был, господи боже. Джейми какое-то время продержали в больнице, а потом предки решили отправить ее, типа, на принудительное лечение. Но моя мама сказала, нет, привози ее к нам. Так я и сделал, и мама с сестрами стали о ней заботиться. Когда они узнали про дядюшку Теда – господи, я порадовался, что он сдох, – они б его на кусочки порвали. Ее предки заикались о «дурке», но я сказал – нет. И точка. Ее старик пытался нас с мамой доставать, но на самом деле ее предков устраивало. Можно строить из себя мучеников, но, если по правде, они хотели от нее избавиться – и побыстрее. Поэтому в конце концов сказали: «Она сделала свой выбор – и пусть в наш дом больше не возвращается». Думаю, «наш дом» говорит сам за себя. И я ответил: «Отлично». Уроды.

Он снова умолк и зажег очередную сигарету. Пальцы у него слегка дрожали. Я не в состоянии описать то, что чувствовала: как могли родные отец и мать так поступить с ребенком? Это же… В общем, мне не понять. Гейб затянулся и заговорил дальше:

– Так вот, какое-то время она была плоха: лежала в депрессии и рыдала без умолку. Врачи всё пытались всучить ей разные таблетки, но мама сказала – ни за что, ей нужна любовь. Мама – еще тот случай. Я ей говорил: «Слушай, это не очередная лиса-подранок и не брошенный котенок. С этой девчонкой возиться и возиться». Но сестры хором обещали помочь – типа, больше ничего не остается, да и Джейми уже теперь член семьи. Мама, типа, только улыбалась. И оказалась права. Время шло. Были повторные срывы, много хлопот, но Джейми поправлялась – ну, насколько возможно при таких обстоятельствах. Крыша у нее не сразу стала на место – она ошивалась с байкерами и все такое. Но я заставил ее бросить наркоту, сманил ходить со мной вместе на тай-чи и приучил гулять по болотам. Она до сих пор везде пешком ходит, верно? Мы катались на пони, ходили купаться летом на озеро Лидо – в общем, развлекались. И скоро Джейми начала нормально спать – не просыпаясь по ночам с криками. И завязала с пьянством. Я даже начал было думать – все пришло в норму. Но кое-что осталось – парни… Как-то она призналась, что понимает – ее тянет на откровенных козлов, но ничего не может с этим поделать. Это как наркотик – как бы плохо все ни заканчивалось, ей не завязать. Я не знаю, чем ей помочь – поэтому только за ней присматриваю. Сначала пытался вмешиваться – типа там, бил этим уродам морду и все такое. Но толку мало: Джейми все равно приползала к ним обратно, рыдая. Нет смысла отбирать дурь, на которой она сидит. Она из шкуры вон вылезет, чтобы ее вернуть, – ты не видела. Будет кричать, биться головой о стены, резать вены – жуть. После такого самому иногда стыдно, что ты – мужик. И они это чуют, ублюдки. Прямо хищники, акулы сучьи. Как этот вот Доджер. Блин, не знаю. Остается только сидеть дома и ждать. И бояться за нее. Сколько раз я ездил ее искать – и ничего… Господи. Послушай меня, что бы мы ни делали – у нее в сердце огромная черная дыра, нам ее не заполнить. Я это понял. И мне кажется, поэтому она и выходит на сцену и всех смешит. Ну да, вроде как дикость, но так было всегда – она все время нас веселила. Для нее смех – типа, как защита. То, что она сама создала, что не связано с прошлым. И ей это необходимо – ей нужна эта сила. Кто знает, может, если на сцене все сложится, ей больше не понадобятся разные уроды. Хотя бы попробовать можно.

Он умоляюще посмотрел на меня:

– Лили, пойми – Джейми нельзя ненавидеть. Это была не ее вина. И сейчас тоже – не ее. Она ничего не может с собой поделать. А если ты по правде хочешь с ней дружить – присматривай за ней, я не могу быть здесь все время. Мы ей нужны – верно я говорю, Моджо?

12

Рассказ Моджо

Гейб развернулся и с болью посмотрел на Моджо. Тот мягко похлопал его по руке:

– О, архангел Гавриил, какой же ты добрый. Я знаю, знаю, это ужасно тяжело. Нас выбросили в мир – а дальше лети, как хочешь.

Моджо пустил по кругу свои сигареты; мы закурили и с минуту дымили в тишине. Наконец он вздохнул:

– Мы познакомились «У Счастливчика» – может, знаешь. Кошмарное место. Жуткая публика. Джейми было двадцать один, мне… ладно, не важно. Я только вернулся из Лондона и жил у друзей в… скажем так, коттедже, в Бингли. Шикарное местечко, сплошные пироги и кьянти. Друзья – милая семейная пара. Правда, все время пытались меня сосватать: «Мо, дорогуша, познакомься, это Тревор, он преподает английский в университете. Роскошный парень. Только что переехал из Пенджа. Совсем не выпендрежный». Все эти парни из шкафа, с ног до головы в твиде и вельвете, а тут moi [23]– в «Версаче». Нет уж. Я подумывал самому снимать жилье, но все это так сложно. А потом, когда Терри с Тимом уехали в Грецию на пару месяцев, я остался присматривать за домом. Так удобно! Но через неделю возникли затруднения… Я приехал сюда ради кое-кого особенного, вы же понимаете, а у нас не заладилось. Мне стало так грустно, мои дорогуши, так грустно. В общем, я сунул самое необходимое в сумочку, а носик – в кокаин и, так сказать, отправился в свободное плавание. Ходячая катастрофа, господи боже. В конце концов я очутился «У Счастливчика» – в состоянии нестояния. К счастью, там сидела Лонни. Я умудрился добраться до ее столика и плюхнуться на стул. Ну, ты знаешь Лонни, всегда как на приеме при дворе – сплошной драматизм с русским акцентом: «моя торокая», «выпей вотки», «Илонка тепя опошает, посити со мной». Лонни – уроженка Брэдфорда, но разве скучная реальность может помешать красивой сказке? По выходным Лонни – принцесса Анастасия. А в остальные дни недели – просто царица Екатерина. Так о чем это я? Да, точно. Значит, я сел на этот ужасный крошечный стульчик и выпил этой ужасной водки. Заведение напоминало зоопарк – всякие отвратительные алкаши и косящие под богему цивилы. А я, ясное дело, в платье. Да, не путайте: я парень, который любит носить женскую одежду, а не транс – это совсем другое. Так вот, отведав жуткого зелья Лонни, я доковылял до бара – выпить чего попристойнее. Знаю, глупо, но тогда я плохо соображал. Я стоял там – в колготках, на каблуках и костюмчике а-ля «Гуччи», и вдруг меня ударил какой-то мужик. Прямо по щеке. Я рухнул на грязный пол, как срубленный дубок, – даже потерял на пару секунд сознание. А когда очнулся, увидел, что валяюсь на грязном полу, а меня практически оседлала тигрица, мои дорогуши. Джейми. Она возвышалась над моим распростертым телом и кричала на этого громилу. Я попытался встать. Она тут же отошла и, не сводя полыхающего взгляда с этого пьяного животного, помогла мне подняться. Животное было явно озадачено. Оно все еще лепетало что-то об «извращенцах» и «нормальных людях», но Джейми поддерживала полубессознательного меня и буквально разрывала его взглядом. Думаю, она бы и в драку полезла, но мужчина так поразился этой гарпии, что ушел сам, что-то бормоча под нос. А потом, ясное дело, нас выставили. Первым делом она спросила: «Сумочку взяла?» Она дрожала как лист, лицо – белее мела. Думаю, я выглядел не лучше, но оставим это за кадром. Я был – как бы это сказать – тронут ее поступком. Меня редко защищают чужие люди – скорее наоборот. Поэтому я сморозил глупость: «Знаешь, я парень». И о чем я думал? «Знаю, – нетерпеливо перебила она. – Какая разница – ты такой красивый, такой красивый». И эти слова, сказанные от чистого сердца, поразили меня до глубины души. Это был не комплимент – хотя я люблю комплименты. Это было нечто иное. Какой-то подсознательный рефлекс. Будто ребенок рассматривает игрушку, которую родители не в состоянии купить. И еще я понял, что Джейми считает себя невероятно страшной. Я такое уже видел. Я начал было говорить, но тут что-то закололо, и я испугался, что на этот раз меня покалечили сильнее, чем обычно. Я, наверное, застонал… Остаток вечера мы провели в больнице. Медсестры и доктора обращались с нами очень грубо. Мы были характерная пара. Я весь пунцовый – далек от идеала. А Джейми… Господи! Тогда она носила кожаные брюки и футболки в обтяг; «гады» и шипованные напульсники. А на щеке можно было спокойно нацарапать свое имя – столько там было штукатурки, как выражается Колетт. Зато смешная и веселая. И начитанная – явно не по программе. Даже медсестры слегка оттаяли – так что некоторого успеха в обществе мы добились. Я потом долго размышлял, как можно проявлять такую доброту к чужому человеку. Наверное, это твоя семья повлияла, Габриель, дорогуша. Наконец нам выдали таблетки и прочитали нотации. Мы спустились на стоянку, и вдруг я сказал: «Тебе есть где ночевать? Не хочешь поехать со мной в Бингли?» Честно говоря, я просто не хотел оставаться один – особенно в Бингли. Она замялась всего на секунду, а потом кивнула: «Спасибо». Какие манеры! Опять воспитание твоей матушки, Ангел? А потом мы устроили пижамную вечеринку – словно знаем друг друга вечность. Потрясающе. Никогда бы не подумал, что смогу так быстро привыкнуть к человеку, одетому как Джейми. Мы прожили вместе две недели, а потом решили снимать квартиру. Меня устраивало – Джейми согласилась заняться нудными формальностями, а мне в общем-то все равно, где я обитаю – привычка после частной школы-пансионата. Я могу крепко спать где угодно – зачастую я так и делал. Мы сняли квартиру. Сначала в Мэнингеме, затем переехали в Андерклифф, потом сюда. И, к слову, кто у нас только не жил. И милые ребята – я обожаю, когда ты живешь у нас, Габриель, с тобой так спокойно. И жуткие типы. Последние, по большей части – Ошибки Джейми, как я их называю. Этот ужасный Энди – омерзительный человек. Украл мои прекрасные часы от «Картье» и серебряный браслет от «Тиффани». Кое-кто был этим весьма удивлен, можешь мне поверить. Джейми в своем репертуаре – думаю, Ангел, ты со мной согласишься, – жутко убивалась из-за поведения этой твари. Она всегда убивается – правда, уже потом. Причем ей жаль не себя, а тех, кому за нее больно. Да, я очень за нее переживаю. Правда, не так как ты, Габриель. Я не собираюсь ее спасать – вообще никого спасать не собираюсь. Думаете, я бездушный эгоист? Быть может. В отличие от вас, я не из Армии спасения, дорогуши. Мне не нравится, как Джейми над собой издевается, но это ее жизнь, и только Джейми может ее изменить. Я не в праве кого-то осуждать – я сам не идеал. Но я буду присматривать за ней и сделаю все, чтобы она преуспела на сцене – в этом я с вами согласен. Это даст ей в жизни цель и выход творчеству. И, возможно – когда-нибудь – освободит от прошлого… Я не такой впечатлительный, как ты, Ангел: Джейми не мое дело жизни, а мой друг. Вне этих стен у меня своя жизнь, и она касается только меня. Наверное, потому мне и нравится жить с Джейми – терпеть не могу временные пристанища с кучкой шумных, попахивающих кукурузой провинциальных геев, которым всем одновременно потребна ванна. А здесь, может, и трущобы, но меня это устраивает – неким извращенным образом. По крайней мере, здесь мне плевать. Я могу быть собой… Ну все, дорогуши, нашей девочке уже хватило обнажения душ. Я пошел на свою маленькую раскладушку. Я люблю тебя, мой Архангел, люблю до безумия. А ты, Тигровая Лилия, прошу тебя, не волнуйся. Научись принимать то, чего не изменить. Она вернется домой – и ты будешь ей нужна. В отличие от тебя, я не беспокоюсь за жизнь и здоровье Джейми, Габриель. Мне кажется, стать жертвой какого-то маньяка – не ее судьба.

Господи. Никогда не забуду, как просто он это произнес – «жертва какого-то маньяка». Ну да, ведь такие вещи с нами не случаются, верно?

13

Той ночью я спала с Габриелем. Нет, мы не трахались, но, поверьте, отнюдь не потому, что я строила из себя недотрогу. Ох, блин. Просто сначала ушел спать Мод-жо, потом Гейб, который, как всегда, спал в кровати Джейми, а потом я – после того как умылась и почистила зубы.

И не смогла заснуть. В небе гигантским прожектором сияла луна – огромный белый шар. И светила прямо в голое слуховое окно. Я пыталась считать овец, глубоко дышать, неглубоко дышать – без толку. Попробовала читать – тщетно, сна ни в одном глазу. В голове вхолостую прокручивались ужасы, которые я выслушала, – я окончательно запуталась. Я не знала, что думать и что делать. С одной стороны, мне было отчаянно жалко Джейми. С другой – как ни прискорбно, я размышляла: черт, да на хрена мне все это нужно? Знаю, звучит плохо, но это правда. В наши дни мы все слышали столько жутких историй про сексуальное насилие над детьми, что, как ни страшно, нас этим не удивишь. Если женщина ведет себя как чокнутая – видимо, у нее есть жуткая тайна, надругательство в прошлом, предполагаем мы. С парнями то же самое. С другой стороны – нет, не так. Помню, один мальчик в школе хвастался, что трахал свою сестренку. Мы считали, он болван и, думаю, большинство не поверили. И я тоже. Сейчас верю.

Меня корежило от мысли, что пережила маленькая Джейми. А эти уроды, ее родители! Неудивительно, что мы их никогда не видели, а сама Джейми постоянно про них острила. Защитный механизм. Теперь я понимала, что имел в виду Грэм под «тьмой». Вряд ли он знал всю историю – просто подозревал, что с ее прошлым нечисто. Он – умный человек. А я круглая дура. В мире творились такие жуткие вещи – а я размышляла, какую выбрать помаду или куда отправиться поужинать.

Я жаждала справедливости к Джейми и ко всем пропащим детям. Маленьким живым мертвецам; жалким остаткам пира взрослых каннибалов. Мысль неотвязно вертелась в мозгу. И в то же время я жалела, что на меня обрушили эту дикую правду. Мне было стыдно за свою трусость, но я ничего не могла поделать – только еще больше волновалась.

Я встала, натянула длиннющую футболку и поползла в сортир. Пописала и уже было собралась вернуться на чердак, но подумала, что не хочу спать одна. Хочу, чтобы меня обняли. Ладно, каюсь – хочу Гейба.

Нет, я не упертая продвинутая девица, которой на все плевать, – как бы я ни выглядела. Терпеть не могу хищниц а-ля «Космополитен». Конечно, у меня случаются взлеты, но обычно я ни на кого не вешаюсь. В ту ночь все было по-другому – я пыталась выжить.

Я открыла дверь в комнату Джейми и застыла на пороге, прислушиваясь к ровному дыханию Габриеля. Затем вошла, села на краешек кровати и потрясла его за плечо.

– Чё случилось? А, Лил, что тебе?

– Можно я полежу с тобой? Мне так плохо, я не могу заснуть, Гейб, пожалуйста…

– Какие вопросы, детка, запрыгивай. Давай, залазь и полный вперед в страну снов, малыш.

Он сразу отрубился. Мы лежали ложечкой, и в его объятиях я чувствовала себя как ребенок. Я ощущала его силу, рельеф теплых мышц, сладкий запах кожи – чистый успокаивающий запах здорового мужчины. Как замечательно, что он ненавидит все эти кремы и дезодоранты – я так любила аромат самого Гейба. Его дыхание тоже казалось сладким, а от черных вьющихся волос слегка пахло травяным шампунем.

Да, я влюбилась.

И это катастрофа.

Видите ли, иногда химия не срабатывает – и все тут. Или, может, срабатывает для вас, а для Объекта Воздыханий – ни в какую. И вам этого не изменить. Мой возлюбленный Габриель считал, что я «классный ребенок». И радовался, что у Джейми есть напарница, которой он может доверять. Если я попрошу, Гейб ради меня в лепешку разобьется – я же член его большой семьи. Но любил ли он меня так же, как я его? Нет. Какой смысл обманывать себя – так можно совсем сбрендить. Я видела его девушек – тощих истеричных блондинок с огромными глазами и томными ротиками как нарочно для минета. Сучки до мозга костей, но Гейб свято верил, что с ними просто дурно обходились и вообще не понимали. В любви он – по-своему такой же тяжелый случай, как Джейми. А меня он просто не воспринимал потенциальной парой. И не станет. Кчерту всю эту фигню, что любого мужика можно завоевать – нужно только заявиться в чем-нибудь обтягивающем, надуть губки и швырнуть в него своими стрингами. Такое не катит. Да и не стану я так унижаться – нет, ни за что. Пусть лучше Гейб считает меня маленькой сестренкой, чем озабоченной эмансипе.

Лучше сохранить его дружбу и жить с разбитым сердцем. Я лежала в его объятиях и чувствовала, как внутри распускается черный цветок боли. Я смирилась и расслабилась, и наконец ночь закрыла мои глаза. Если я и рыдала, то только во сне – а это не считается.


Наутро я проснулась, как всегда, около семи, и, оставив Гейба дрыхнуть, выскользнула одеваться на работу. И, да, конечно, я его поцеловала, пока он спал. Я вам не святая. Уходить не хотелось – вдруг Джейми вернется. Но нужно было заглянуть к Кэррингтонам, ювелирам, – подогнать баланс. Я рассчитывала управиться до обеда, вдобавок Гейб и Моджо дома, так что все тип-топ.

Я закончила полпервого: сказала старику Кэррингтону, что мне слегка нездоровится – наверное, подхватила грипп. После этой маленькой лжи мне и впрямь поплохело – может, взаправду грипп? Меня потряхивало, все в мире было не на месте; все не так, меня пробивало потом и лихорадило. Мне и в голову не пришло, что это нервы. У меня не бывает нервов. Нервы – это у зажратых яппи. Или у лондонцев. А я – отважная северная девчонка, и в моем крепко сбитом тельце железные нервы. Спокойная, как вода в омуте, непоколебимая, как Вселенная. О да – тогда я действительно в это верила. Вот она, сладкая молодость. Блядь. Я решила заскочить к маме – что-нибудь перекусить. Во-первых, за утро я так нормально и не поела, во-вторых – мне ее не хватало. День выдался погожий, а в хороший день в Брэдфорде не хуже чем на побережье.

Все смеются, когда я говорю, что Брэдфорд – один из самых красивых городков на севере, если не во всей Англии. А как же Йорк, заявляют мне, или Хэррогейт? Чушь. И рядом не стояли. Видите ли, Брэдфорд расположен на дне впадины, а пригороды – вверх по склонам. В Брэдфорде «за город» значит «наверх». И когда едешь по извилистой дороге, например по Лидз-роуд, над тобой распахивается огромное небо с потрясающими киношными облаками. Ощущение – будто одолел перевал и увидел море, только вместо воды – багряные переливы поросшего вереском холма напротив.

А потрясающие сочетания невообразимых цветов овощей и фруктов, выложенных перед городскими лавочками, – манго, фиги, папайи, баклажаны, морковь, сахарный тростник, сливы, гранаты, картофель, пучки кориандра, шпината, горы яблок, груш и капусты. Все что угодно откуда угодно. От магазинов тканей слепнешь – рулоны сапфировой, малиновой, изумрудной, блестящей парчи, шифона, натурального шелка и полиэстера; тысячи оттенков розового, подле которых бледнеют розы, и все это – с вышивкой, с кружевами, с золотыми, серебряными стразами, с зеркальными и голографическими вставками. Мимо прогуливаются с колясками восточные девушки – в блестках и атласе, сверкающие, как богини, толкают коляски с детьми в поисках свежего воздуха и сплетен. Всегда одеты с иголочки, честное слово.

Я обожаю Брэдфорд. Конечно, хотелось бы сказать, что этот идиллический городок-жемчужина населен идеальными людьми – веселыми, честными, добродушными северянами. Нет. Люди здесь обычные. Так что на каждого добропорядочного горожанина приходится штуки четыре отморозков обоих полов с мозгами форели и нравом бешеного питбуля. Может, городок у нас и небольшой, но каждой твари по паре – бандитов, придурков, сутенеров, проституток, барыг, нариков, заезжих гастролеров, жуликов, фундаменталистов, психов, уродов, хулиганов, негодяев, мегер, проказников, головорезов мелкого пошиба и отпетых головорезов, богохульников, прелюбодеев, педофилов, грабителей, вандалов, готов и просто дрочил, как известных, так и анонимных.

Я вела машину, а в голове мантрой крутился список плохого и хорошего. Я пыталась прикинуть, чего больше, – но все сливалось в единую какофонию. Голова раскалывалась, и от яркого солнца, которое пробивалось через старое ветровое стекло с содранным к чертовой матери покрытием, становилось только хуже. Полжизни за чашку чаю и пару таблеток парацетамола.

Я была так счастлива, когда приехала, что припарковалась у маминого дома, как радостная идиотка, едва не вывалилась из машины и поднялась в благословенный полумрак прихожей.

– Мам. Мам, это я, Лили! Ты в кухне?

Конечно, где еще ей быть? Мама обняла меня мучными руками, и я разнылась о своей простуде и мигрени. В результате мне выдали таблетки, чай и пообещали сэндвич с маслом, ветчиной и помидорами, обильно приправленными кетчупом и на свежайшей булочке прямо из пекарни. Как здорово, что папа – пекарь. Обожаю углеводы и жиры.

Я наблюдала, как мама суетится на крошечной кухне, жарит, намазывает маслом бутерброд, предлагает на десерт замороженное желе. И поняла, насколько ее люблю – и закрыла лицо руками, только бы не разныться. Мама была одета как всегда: блузка, юбка, кардиган, передник и мягкие тапки. Все из гипермаркетов «Би-эйч-эс» или «Маркс». Единственный изыск – необычайно длинные волосы, которые мама постоянно заплетает в косу и укладывает в плотный узел на затылке. Если не идет с папой в «Дейлз» или еще куда. Тогда мама надевает старомодные спортивные брюки, ботинки «Брэшер», джемпер и плащ-дождевик, под который прячет косу. Она никогда не меняется. Впрочем, как и папа. Это так успокаивает.

Я жадно проглотила бутерброд, выпила пинту чая и набросилась на ядовито-зеленое желе. Мама вытерла Руки полотенцем и уселась напротив. На пару секунд повисла многозначительная тишина, а затем мама спросила:

– Что с тобой, дорогая? Что случилось?

Ох, черт. Она меня насквозь видит. И я все выложила. С начала до конца. Про Джейми; про то, что я запуталась; что чувствую себя виноватой; про то, что влюбилась в Габриеля. Все это рекой тьмы хлынуло из меня в маленькую теплую кухню, и мама только время от времени повторяла «хм», «ясно», «о боже». Закончив, я ткнулась горячим лбом в руки и выдохнула. Наконец-то я выговорилась.

И тут накатило чувство вины. Зачем я рассказываю все эти кошмары моей ангельской неискушенной маме? Я резко выпрямилась, забормотала извинения и объяснения.

Мама молчала, и вскоре мое бормотание иссякло. Мы посидели в тишине, потом мама вздохнула:

– О, моя дорогая, моя бедная маленькая детка!

Кажется, она опечалилась и растерялась; мне тоже стало грустно. Мама еще раз вздохнула и мягко продолжила:

– Послушай меня, дорогая, ты сама знаешь – молодые люди не любят, когда за ними бегают. И считают таких девушек дешевками. Знаю, сейчас другие времена, но кое-что не меняется. Если он и впрямь такой замечательный, дружи с ним, и вскоре он сам тебя заметит. Знаю, это больно, дорогая, но словами горю не поможешь. Ты, слава богу, умная девочка, ты ничего такого не выкинешь. Дорогая, мне так жаль, что тебе больно, – ты знаешь, как мы с папой тобой гордимся. Но ничего, этот парень сам к тебе прибежит. Подожди – увидишь. А если нет – что ж, на нем свет клином не сошелся. В любом случае, потеряет он, а не ты.

Я наклонилась и поцеловала ее. Она всегда говорит как настоящая мама. Не то что некоторые знакомые родители, которые пытаются быть друзьями своим детям, просят называть их по имени – будто стыдятся, что они матери. Ненавижу. Мать должна гордиться тем, что она – мать, и отец – тем, что он отец, а не на всю жизнь в детстве застревать – это отвратительно.

Я так погрузилась в свои мысли, что чуть всё не пропустила мимо ушей. К счастью, вовремя спохватилась. Мамины слова бурным потоком ворвались в мою внутреннюю проповедь:

– …бедная твоя подруга. Конечно, такое везде бывает. Помнишь малышку Джуди Эстуэйт, дорогая? Вы с ней еще когда-то дружили… – Да, я помню Джуди. Волосы в хвосте, прыщи, вечно сонная, забеременела в пятнадцать. Но при чем тут Джейми? – Да, и только подумать – от родного отца! Наверное, это длилось не один год. И старшая девочка тоже – как там ее звали?

– Карен, ее звали Карен, – оцепенело проронила я. Отец Джуди? Ее розовощекий добродушный папаша, вылитый монах Тук? Инцест? Что за хуйня?

– Верно, Карен. Настоящая трагедия. Расследовали, сказали, что несчастный случай, но, по-моему, все знали, что это самоубийство. Я поддерживала Бетти Эстуэйт как могла, пока шел суд. Здесь многие уже готовы были ее линчевать, но я сказала, мол, мы сами зачастую не знаем, что творится у нас в доме, – «кто из вас без греха, первый брось в нее камень» [24]. И слава богу, когда Джуди родила, этот ребенок, несчастное создание, умер. А Гордону Эстуэйту дали пять лет. Будь моя воля, я б его до конца жизни засадила. А потом, когда узнали об остальных детях, над которыми он надругался, я сказала отцу: слава небесам, что мы не разрешали Лили у них ночевать. Он их снимал на пленку. Чудовище. Я ему никогда не доверяла. Слишком уж он был улыбчивый, если понимаешь, о чем я. Помню, Этта говорила, это глупо – она отпускала к ним в дом Мэй. И что вышло? Ужас. Бедные, бедные крошки. Бетти так после суда и не оправилась. Не знаю, была ли она в курсе, но одни подозрения чего стоят! Теперь они живут в Блэкпуле, Бетти и Джуди. Я тебе говорила?

Говорила, мама? Говорила? О чем? Что двух моих одноклассниц насиловал извращенец, причем одна из них приходилась ему дочерью? Что она сидела в моей спальне и играла в «Монополию», а в животе у нее пряталось дитя инцеста, и я думала, какая же ты добрая – принимаешь девочку, которая завела себе тайком парня и залетела. А я еще так гордилась, что интеллигентно терплю эту отстойщицу. Да, а Мэй Поллитт казалась такой «странной» не из-за матери-алкоголички – а потому, что ее систематически насиловал сосед. И милый веселый мистер Эстуэйт отправился за решетку, а не «на заработки», как думала я? Нет, мама, ты молчала как могила.

– Нет, мама, ты не рассказывала. Я понятия не имела…

– Ну, мы с папой думали, так будет лучше. Ты была еще маленькая, а такое с детьми не обсуждают. Мы хотели защитить тебя, твою невинность. – Она опять вздохнула. – Но дети вырастают, и вот ты перед той же самой дилеммой. Иногда мир слишком жесток. Мне тогда тоже пришлось несладко. Зачем мне все эти ужасы, размышляла я. Но по-другому было нельзя, и мы с папой решили, что не станем закрывать глаза, а попытаемся помочь. Мы сделали все, что могли, и я надеюсь, ты поступишь так же. Пойми, твоя подруга не виновата. Хватает таких, кто станет ее обвинять, – слышала бы ты, какие мерзости говорили про несчастных Джуди, Карен и других; злые, жуткие вещи. Но нет, твоя подруга была невинным ребенком. И ты нужна ей, особенно сейчас. Ну, вот и все.

Да уж, вот и все. Вылетели в грязную трубу все мои представления о детстве – сборник милых идиллических сказочек. Мама и папа оказались не славными розовощекими бестолковщинами, а ярыми защитниками моей невинности. А две девочки, которых я, как и все прочие школьники, считала неудачницами, оказались жертвами отвратительного преступления. Блядь, о чем еще в этом мире я даже не догадывалась? С чего я взяла, что уже взрослая? Господи. Блин. И я еще целый день распускала нюни и жалела себя – видите ли, я была такая слабачка, что не могла даже помочь подруге, и вдобавок, как миллионы других, страдала от безответной любви. Я вас умоляю. Мне стало стыдно. И еще я почувствовала, как что-то изменилось. Будто ватный кокон, в который меня заботливо упаковали, вдруг приоткрылся, и внутрь проник холодный свет дня.

Теперь все будет по-другому, и меня это как-то странно радовало.

– Я люблю тебя, мама.

Ну а что еще говорить? Есть вещи, которых не скажешь. А все остальное было бы не в тему. К тому же я и впрямь любила ее. И еще – уважала за то, что она сделала. Справилась с проблемой, с которой теперь столкнулась я. Я протянула руку через стол, сжала мамину красную теплую ладошку и сказала, что мне пора. Мама кивнула:

– Береги себя, дорогая, и будь умницей.

Пока, мама. Пора мне взрослеть.

14

Домой я вернулась часа в четыре, слегка стыдясь, что так задержалась. Впрочем, здесь же Гейб. И Моджо. Как выяснилось, не тут-то было. Моджо нигде не наблюдалось. Гейб тоже ушел, скотчем приклеив к зеркалу на кухне, как водится, загадочную, почти неразборчивую записку:


Дж. здесь. М. ушел в «Лидз», сказал, будет поздно. Я тоже, только заскочу к ванной. Не парься, ключ есть. Люблю, целую обеих моих девочек, Г.


«Люблю, целую!» Хлюп! Мечты… Сердце болезненно застучало, но я тут же взяла себя в руки и поставила чайник на плиту. Затем поднялась наверх и сунула голову в комнату Джейми.

Выглядела она дерьмово. На голове – воронье гнездо из спутанных розовых волос и лака. Косметику она смыла, но не до конца – в уголках заплывших глаз виднелись ошметки черной туши. Заостренный подбородок красный и весь исцарапанный чьей-то щетиной. На шее два огромных иссиня-черных синяка – такие и засосами не назовешь. Белая как простыня. В комнате висел запах грязного белья, газов, вчерашней косметики и немытой женщины. Рука Джейми, торчавшая из-под цветастого фиолетового одеяла, была сжата в кулак. Бижутерию Ее Светлость так и не сняла.

Решив, что она дремлет, я развернулась, но тут Джейми прошептала:

– Все хорошо, Лил, я не сплю.

Обычно мелодичный голос казался хриплым и сорванным.

– Чай будешь, солнце? – мягко спросила я. – Чайник вскипел.

– Да. Спасибо.

Я принесла чай с пирожными, которые прихватила у мамы, на любимом подносе Джейми – с кошкой, и, незаметно приоткрыв окно, устроилась на краю постели. Джейми уселась, подложив под спину подушки. На меня она старалась не смотреть.

Наконец она тихо заговорила:

– Я знаю – Габриель тебе рассказал. Вот, значит, и все. Не бойся, я понимаю. Ты заплатила за комнату до конца месяца – ничего, я все отдам. Вышлю твоей матери или как-нибудь.

Джейми плакала; по круглым щекам текли слезы. Я налила ей чаю и положила на блюдце кусок фруктового пирожного:

– Возьми, дорогая, выпей, пока не остыло. – Меня пробило: я говорила маминым голосом. Она бы сказала ровно то же самое. Я умолкла, собралась с мыслями и продолжила: – Ничего не изменилось, Джейми. Ты моя лучшая подруга…

– Но ведь он рассказал тебе… рассказал обо мне и моих родителях… о, Лили, ты же не станешь общаться с таким человеком… Верно? Не станешь… Я грязная, я дрянь – не то что ты. Я проклята…

Гейб упоминал, что она считает себя проклятой, но услышать такое от нее самой! Сердце разрывалось. Так нелепо, так старомодно – «проклята». Прямо из фильма студии «Хаммер» [25]. Но я понимала: Джейми чувствовала – что ни делай, ничего путного не выйдет. Ощущала себя чужой, бесполезной.

Я забрала кружку, пока Джейми не расплескала чай, и поставила на пол. Затем взяла Джейми за руку и сжала холодную ладошку:

– Я люблю тебя, глупый цыпленок. Ты не дрянь и не проклята. Ты ни в чем не виновата. И я тебя не брошу – если сама не прогонишь. Мы же друзья навсегда, лучшие подруги. Не разлей вода. Так?

– О, Лили…

– Ну?

– Да, так… ты уверена?

– Ну еще бы, детка. Мы с тобой прославимся. Ты будешь надрывать задницу на сцене. Я стану миллиардером. Мы это сделаем, нас не остановить.

Джейми проревелась и съела все пирожные.


За ужином я узнала детали об этом уроде, Доджере. Рассказ Джейми поверг меня в холодную ярость. Еще хуже стало оттого, что сама Джейми, видимо, считала, что с ней и должны обращаться как с дерьмом. Как я и предполагала, Казанова оказался стопроцентным ублюдком. Но я не ожидала пикантных подробностей. Например, после секса этот мудак помыл руки, чтобы покурить: «Ты ж понимаешь, я не прикоснусь к себе руками, которыми трогал такую шлюху». И это лишь одна из его очаровательных реплик. Днем ему позвонила подружка и сказала, что вечером заглянет. И этот тип выставил Джейми – мол, ему нужно поменять белье и проветрить комнату, а то воняет «этим, блядь, твоим хиппейным говном, оно с тебя аж капает».

Не стану перечислять остальные мерзости, которые он выдавал. Не то чтобы Джейми описала – и вообще описывала грязные подробности своих сексуальных пристрастий. В отличие от большинства женщин, о своих похождениях она не вопила на максимальной громкости в каждом брэдфордском туалете. Нет, в этом Джейми скромница. И пошлые шутки не переваривает. Для нее это странно, скажете вы, но что поделаешь. Люди – противоречивые создания. По правде сказать, я и сама не жаждала детального отчета. Меня смущали даже сцены спаривания в «Дикой природе на Первом канале», которую мы смотрели с родителями. А ночные передачи на Четвертом – нет уж, дудки. Может, мы с Джейми и странные, но, по-моему, нет. Если честно, люди и на четверть столько не трахаются, сколько внушают нам СМИ. Так-то.

У меня в кои-то веки пропал аппетит, у Джейми тоже. Самое вкусное мы отдали парням, когда те пришли, а сами взяли чай и уселись смотреть «Бегущий по лезвию бритвы» [26] по видику. Изредка заговаривали о прошлом Ее Светлости. Или о будущем.

Всего раз Джейми, дрожа от стыда и унижения, попыталась объяснить, зачем встречается со всякими Доджерами. Я спросила ее – очень, очень аккуратно, – не пробовала ли она поговорить с психологом или еще с кем, кто в подобных вопросах разбирается.

Джейми горько рассмеялась:

– Ужасно, а? Вся эта дикая хуйня. Я сама понимаю, что ужасно. Все так говорят. Но я не знаю, как остановиться. Это уже настолько часть меня, я даже не представляю, как мне без этого. Мне кажется, если остановлюсь – превращусь в скучную серую цивилку. Наверное, глупо. Я буду лучше. Блин… Даже не знаю…

Лицо стало непреклонным, вызывающим. Наверное, в детстве вот такой видели ее окружающие. Да, настоящая маленькая леди – если не знать правду. На секунду Джейми опустила взгляд, а потом снова посмотрела на меня: серые глаза – будто грозовые тучи.

– Я, конечно, могу пересказать всю ту фигню, которую мне втирали врачи, но, черт, они тоже в силовые игры играли. Типа, Хорошие Ребята Спасают Плохую Девчонку. Впихивали в меня это, блядь, свое представление, какой девочке полагается быть. Но вот что – скажи мне, что они знали о том, как я чувствую? Как такие люди могут понять, что со мной произошло? А некоторые бесхребетные уебки мне еще и не верили. Вернее, не хотели верить. Грузили про Фрейда – типа, я все это выдумала. Господи боже, как можно такое выдумать? Но для них я была просто трудным подростком, сучкой с дурным послужным списком – повесьте ее, если она не желает делать что велят. И я подумала – да катитесь вы все на хуй. К черту цивилов и порядочное общество. Они ради меня и пальцем не пошевелили, а когда я упала, еще и потоптались. Господи, господи… Не знаю. Наверное, я рождена плохой. Бабушка говорила – «коммунякой». Да. Под несчастливой звездой родилась, типа того.

Вот именно, думала я, она права. Когда она нуждалась в обществе – общество отвернулось от нее, как будто она дерьмо на дороге. Зачем они нам? У нас своя семья. Мы против них. Хорошие Ребята против Плохих. Справедливо.

О своих чувствах к Гейбу я решила промолчать. Сейчас не время, лучше подожду. К тому же, если скажешь, проще потерять самоконтроль – ну, вы понимаете. Зато я распиналась о своем великом плане мирового господства. И, слушая, как я строю воздушные замки, Джейми заулыбалась. После этого она долгие годы называла меня «Фу Манчу» [27]. А я ее – «Цветок лотоса». Окружающие считали нас психами.

Мы и были психи. Молоды, полны огня и хуйни – в равных пропорциях; понимаете, нам было нечего терять.

Господи, нечего терять – это мы так считали. Взаправду верили.

КНИГА 2

15

Однажды препод в школе попросил нас подумать, что такое Время. Вообразите, сказал он, что вы стоите на остановке поддождем, а до автобуса еще пять минут; эти пять минут покажутся вам часом. А если вы на вечеринке, и через пять минут за вами приедет отец, они пролетят за пять секунд. Мы ему: нуда. Хорошо, кивнул он, а что, если время действительно было дольше на остановке и короче на вечеринке? Но Время – это Время, хором возразили мы. Но кто так решил, спросил препод, – может, Время – это то, как мы его воспринимаем, может, оно только у нас в голове, может, мы его сами придумали, чтобы разделять день. И процитировал: «Время – это просто образ мышления».

В классе решили, что он больной. Но я это запомнила. 4не показалось, я поняла, о чем он. Меня это зацепило – и до сих пор цепляет.

Годы пролетели, точно миг. Очень быстро. Нет, я имею в виду не настоящее время – иногда случались неудачи или проблемы с деньгами, и оно тянулось как резина. А когда оглядываешься назад… Да, годы пронеслись и исчезли. Все это время в отношении карьеры Джейми (и своей тоже – я считала это и своей карьерой) я следовала принципу «не попросишь – не получишь».

Я доставала всех, кто имел хоть какое-то отношение к шоу-бизнесу, выпытывала адреса концертных залов, просила журналистов взять у Джейми интервью, договаривалась с радиопрограммами. Распечатала кучу ослепительных проспектов и разослала в каждый богом забытый клуб в этой стране. Признаю, отзывы на них я выдумала сама. Другого выхода не было – тут пан или пропал. «Восходящая звезда новой комедийной школы Великобритании»… «Манчестер Ивнинг Ньюс»; «Необычный и оригинальный юмор… настоящий талант…» «Бристоль Газетт». Впрочем, все так делают. Все равно никто не проверяет – дирекциям клубов и залов на это плевать. Главное, смогут ли они вам поменьше заплатить и будут ли зрители. Зады на стульях.

По началу Джейми очень помогало, что она – женщина. В те дни помешательства на политкорректности (или просто, я считаю, дни вежливости и справедливости) каждый директор жаждал смешанной программы: женщину, мужчину, чернокожего и, если получится, гея. Чернокожих женщин даже не искали; да их и не было – надеюсь, не надо объяснять почему? Как ни странно, в первых строчках все равно шли белые мужчины, но этого никто не замечал. Внутренняя политика индустрии развлечений не выносит остроты взгляда; типа – вообще.

Так что на первых порах, если я совсем отчаивалась, то доставала нам место приемом «как, у вас в программе нет ни одной женщины?» Ясное дело, сначала выходило дерьмово. Но я набиралась опыта, мои иллюзии о «лоске» и «магии» шоу-бизнеса рассеивались, и я начала понимать, что эта работа мало отличается от бухгалтерии. Покупай задешево, продавай втридорога. Вскоре, понятно, я приобрела репутацию безжалостной и знающей тетки, твердой как камень. Меня устраивало. Здесь это значит, что ты никому не лижешь задницу, ни у кого не сосешь и не разрешаешь себя дурить, чтобы им понравиться. Блядь, уроды. Продюсеры, агенты, директора – настоящие гадюки, ради кошелька на все готовы. Конечно, пару раз я лоханулась – это были жестокие, но полезные уроки. Моим девизом стало «вежливо, но твердо»; пожав им руку, не забудьте пересчитать кольца.

И Джейми тоже многому научилась. Не терять самообладание на сцене – как бы злобно ни наезжали зрители и как бы они ни мешали. Не пить перед выходом и, после одного кошмарного случая, не глотать никаких спидов. Господи боже, в тот вечер я думала, у нее сердечный приступ будет. Она как ненормальная носилась по сцене и тараторила как идиотка. Если б я стояла рядом, морду бы ей набила.

– Но я так устала, Лил, так устала… Восемь концертов подряд и ни одной нормальной ночевки! Мне это всучил помощник режиссера; он хотел как лучше, честно…

О да, конечно. Ладно, возможно, он просто не подумал. Все сидят на спидах, а в высших эшелонах – на кокаине. Так что, наверное, он ни в какую не прорубал, что кто-то может не сидеть.

Впрочем, кое в чем Джейми права. В те первые годы мы вкалывали до изнеможения. Пять часов в машине, на обед какая-то фигня навынос, несколько часов ожидания в холодном прокуренном грязном зале, двадцать пять минут на сцене, ночевка на полу в чьей-то сырой вонючей квартире или в сквоте, если не успели доехать до дому.

Правда, была пара исключений, поводы хвастаться перед другими артистами, которые не забирались так далеко на север. В остальном мы мотались по стране грязные, голодные и уставшие как собаки. Я выбивалась из сил – а мне ведь не приходилось нервничать перед выходом на сцену и нечеловечески напрягаться, чтобы выступать ежевечерне, как Джейми. Затем я стала осторожничать, после каждых трех концертов брала выходной. Может, расточительно с точки зрения финансов, но я не хотела, чтобы Джейми перегорела.

На неделю приходился стабильно в среднем один концерт. Если мне удавалось договориться о двух-трех подряд – отлично. Если нет – мы садились в «мини» и ехали в Милтон-Кейнз, Оксфорд, Карлайл или еще куда. Для меня все залы слились в один – но Джейми их не забывала:

– Помнишь клуб, где жирняга сказал, что у них есть гримерка? А оказалось, это подвал с диваном, и посередине железная сетка, а за ней два сторожевых добермана! Ебаный в рот! Помнишь? Господи, мы только туда зашли, а собаки давай кидаться на сетку и выть как волки. А я сижу, глаза крашу! В собачьих слюнях чуть не утопла! Помнишь? А в Борнмуте, бар назывался… «У Минди», точно – как эта, которая с Морком [28]. Боже, какая дыра! Мы там еще с Ченгизом Стансом выступали, поэтом-юмористом, знаешь, и… с кем же еще? С Фрэнсин «Скарлетт» О'Хара, точно. Помнишь ее? Бедолага, ее окурками закидали. Испортили платье. Она еще убежала со сцены вся в слезах – Лил, ты не могла ее забыть, ты еще ее утешала. Ты ей понравилась – помнишь? Впрочем, долго она не протянула. Хотя не удивительно – смешная, но девочка девочкой. Не то что я, старый башмак. Помнишь?…

И так далее, пока мы год за годом наматывали километры по трассе М1. Джейми рано привлекла внимание прессы – в основном своим внешним видом. Ну, знаете – «Готический комик», «Королева готов» или мое любимое – «Веселая Мортиша» [29]. Любимое, но не потому, что очень умное, – вовсе наоборот. Мы всегда морщились, когда заходили в клуб или открывали местный журнал, а там опять язвят насчет прически Джейми или ее роста. Помню, она даже попала на обложку лондонского «Сити Лайф» – после одного особо свихнутого концерта на складе у реки. Концерт задумывался как «хэппенинг», но все свелось к кучке юмористов и голой обдолбанной девице, которую возили на тачке с желе. Кажется, лаймовым.

Но писака из «Сити Лайф» решил, что Джейми клевая. Или крутая. Или еще какая. Он первый назвал ее «Ленни Брюс в юбке», а вовсе не этот недоразвитый хуесос Ронни Рэйдж.

Как же звали этого журналиста – блин, не помню. Джейми бы вам с лёту сказала…

Ну ладно, назовем его Фред. Они с Джейми сразу спелись. Болтали часами. А потом договорились устроить фотосессию у Дэвида Макавоя, той самой восходящей звезды фотографии. Какая тягомотина, все это длилось восемь часов: Джейми не разрешили самой накраситься, но готику изобразить не могли, пытались ее разукрасить гламурно – жемчужный блеск для губ и все такое. Дэвид, лапочка, – на редкость безмозглый позер; в конце концов на самом главном снимке Джейми получилась окаменевшей от скуки. Но Фреду понравилось («Это смело, очень реально») и его боссу тоже, и вот на обложке – сенсация альтернативной комедии, Джейми Джи. Он был хороший, Фред. Интересно, как он сейчас.

Я до сих пор храню эту обложку в рамочке. Джейми на ней такая молодая – блин, такая юная. Сплошь поза и подводка для глаз, господи. Нам это очень помогло – приглашения пошли косяком. Нас впервые позвали на Гластонбери [30]. Мы выступали в большом шатре кабаре – десять минут в первый день, а затем, когда Джейми разглядели, – двадцать минут в субботу и воскресенье, плюс по чуть-чуть конферанса. С тех пор мы ездили туда постоянно, каждый год. Ее Светлости нравилось – все эти лавки с плетеными фенечками, саронги из крашеной ткани. Боди-арт. Хинные татуировки. Цирк. Лечебные камни. Все радости ярмарки. Когда появились танцы, стало немного чересчур, но мы все равно ездили. Даже по грязи. Да ладно, подумаешь. Я брала фургончик напрокат, мы стелили в нем матрас и так спали. Очень уютно. Резиновые сапоги по желанию.

Как раз после первого Гластонбери Джейми поменяла имидж.

Однажды утром просто вышла погулять и вернулась к чаю с каштановыми волосами – по-прежнему длинными, но теперь с ровными, подстриженными концами и очень короткой челкой. Я чуть не уронила чашку. Моджо изумленно открыл рот.

– Просто розовый уже утомил, – с вызовом заявила Джейми. – Копы и работяги вечно распевают «Красотку в розовом» [31]. И эти тряпки я тоже выброшу. Черный мужской костюм из «Оксфэма» [32], под него декольте, плюс «мартинсы». Крупная бижутерия. В общем, все по-другому. Просто готика уже… как там говорят, Моджо?

– Дорогуша, ты имеешь в виду passe [33]!Замечательно выглядишь, та soeui [34], просто великолепно. Я думаю… Да, подвести брови, чуточку пудры и хорошая красная помада, матовая. Подберем тебе maquillage [35], хорошо?

– Ой, отлично. Только насчет помады – ты, наверное, про «Шанель»… как там называется этот их оттенок? «Космос»? Да, мило – но недешево…

На этом я их оставила. Наверное, за такие радикальные перемены можно было и разозлиться, но на самом деле мне полегчало. Джейми как всегда шла в ногу со временем. Готика уже приелась, а Джейми ненавидит зацикливаться. Ой, еще новые фотки делать… Значит, тот студент, фотограф… Да, главное в те дни было от Джейми не отстать.

Вскоре мы стали появляться на радио. И, заметьте, не в юмористическом разделе «Радио Четыре» – это для оксфордских выпускников, спасибо – не надо. Нет, в гостях у разных передач и в радиожурналах. Например, в «Женском часе» Джейми рассказывала о судьбе женщины в альтернативной комедии. Джейми такое умела. Запросто подстраивалась под любую передачу – чтобы никого не напугать. Помню, один ведущий как-то заявил: «Мы сначала вас немного испугались, а вы, оказывается, просто милашка». Тоже мне комплимент, козлы! Ее Светлость – настоящий профессионал. Профессионализм вообще наш конек. Мы доброжелательны, но не унижаемся. Вот наша позиция. Будь вежлив, жми руки. Не опаздывай, не злись, не горячись.

Телесъемок нам тоже перепало. Но, господи, эти телевизионщики – идиоты. Невероятно. Задают вопросы – хоть бы выслушали ответ. У них, видите ли, все заранее распланировано, а если не вписался в их концепт, они злятся – словно это ты виноват. «Мы не сможем вас использовать», – заявляют они, сами не постигая иронии. Джейми появлялась в паре киножурналов и нескольких ночных юмористических программах, но это явно не для нее. Им нужны «яркие», «быстрые», «эксцентричные». Им подавай «Мальчиковый клуб» и «Пшик». Победители конкурсов, которые всегда оказывались в нужных местах, посещали нужные вечеринки, нюхали нужный кокаин и трахались с нужными продюсерами. Честно признаться, мы не поняли правил игры. Мы считали, главное – хорошо выступать, смешить зрителей. В общем, приглашать нас перестали.

Да кому нужна эта фигня, решили мы. Мы считали, когда-нибудь они с нами согласятся – выхода не будет. А пока нам хватало чудесной публики на живых концертах. Зрители обожали Джейми. Письма сыпались пачками – при первой возможности я сняла платный почтовый ящик. Фанаты – это, конечно, здорово, но твоего адреса им лучше не знать. Понимаете, Джейми так вела себя на сцене, что многие зрители считали ее своим закадычным другом. Так что после пары фанатов, зашедших поболтать и выпить чаю, я решила, что хватит, и наскребла денег на ящик. Затем я продала «мински» и купила очаровательный «пежо», ярко-красный, в безукоризненном состоянии. Конечно, на счетчике пробега значилось 125 000 с чем-то миль, зато машина обошлась всего в полторы тысячи фунтов, плюс бедная старая «мини». «Пежо» я берегла. Вообще люблю ухоженные автомобили. Даже Моджо иногда снисходил проехаться в нем – в «мински» его было не заманить.

Нам нравилось так жить. По правде нравилось. Господи, какой мы ловили кайф – ну, почти все время. Мотались взад-вперед по стране, как цыгане; только Джейми и я. Артистическая братия. Тяжелая работа, голод, усталость, – мы их не замечали, потому что были слишком увлечены самой жизнью.

Джейми буквально расцвела. Ужасные депрессии, которые у нее периодически случались, своеобразная психологическая мигрень, сократились до редких припадков. Чего мы только не делали вдвоем: ездили по стране, навещали друзей. На Рождество – к маме и папе, на День подарков – к матери Гейба. На выходные после первых гастролей в Гластонбери – на неделю в Корнуолл – взяли тачку напрокат, затем в круиз – Ползит, Сент-Айвз, Ньюки. Однажды смотались в туристическую поездку на Крит. Недорого, все по минимуму. Джейми продолжала писать, и вскоре ее тексты начали появляться в местном журнале «Что творится?», а один раз – даже в «Сити Лайф». Джейми подумывала написать роман, но все силы уходили на концерты. Ничего, вот ты состаришься, а я уйду на пенсию, мечтала она… Ая вела дневник и все больше работала за компьютером. Даже сверстала для Джейми вебстраницу, вывешивала объявления о концертах, ее рассказы и биографию. И открыла ей ящик на «Зэпмейл» – [email protected] Письма сыпались только так. Джейми обожала общаться с народом. Это как друзья по переписке – только быстрее.

Конечно, Джейми продолжала цеплять «ошибки». Впрочем, была и пара нормальных ребят. Недолго, но уже хорошо для начала. А я… мое сердце принадлежало сами знаете кому, но я гуляла и с другими – если парень нравился. Ничего серьезного, просто по-дружески. Один, Тай Эллис, даже сделал мне предложение, но я отказалась. Хороший парень, семья из Сент-Киттса, сессионный саксофонист. Одним словом, музыкант. В постели бог, полный энтузиазма, но – за музыкантов не выходят, верно? Это катастрофа. Палочка от леденца не с того конца – уж это все знают. К счастью, мы остались друзьями. Может, он не вполне серьезно говорил о свадьбе. Надеюсь.

16

Дома все было здорово. Мы даже слегка подремонтировали дом – ну, такие себе мы. Моджо свалил, пока не выветрилась краска, а вернувшись, постоянно жаловался на запах. Весь его вклад в украшение жилища заключался в том, что он наворачивал круги по дому в черной шелковой с атласом пижаме и в накидке, которая воняла «Обсессией», или «Пуазоном», или еще какой смертельной дрянью. Впрочем, за краску заплатил Моджо. Или его Особенный. Этот Особенный в последнее время стал весьма запаслив, и нам достались кучи белья, полотенец и одеял. Все с инициалами «М. и С». Я как-то даже дерзнула спросить, зовут ли его мистер Маркс или мистер Спенсер, но в ответ получила только Многозначительный Взгляд. Ладно, неисповедимы пути Особенного. Время от времени заходил Гейб, когда бывал в городе, и помогал нам с мужской работой и плотничеством. В одной белой жилетке и армейских брюках. Черные кудри падают на глаза, причудливое сплетение кельтских орнаментов татуировки подчеркивает мышцы… О, как бы я хотела провести пальцем по всем этим узорам, а потом… В общем, в такие дни я уезжала. Женскому терпению тоже есть предел.

Мы даже стали уговаривать хозяина продать нам дом. Наконец он дрогнул, и мы зажили обычной маленькой семьей – два синих чулка, трансвестит и психованная кошка.

Да, мы завели кошку – разумеется, мы задумывались о детях, как и все, гормоны никуда не денешь, и мы пускали слюни над прикольными детскими шмотками в «Асде». В общем, кошка легко нас заполучила. Сегодня мы еще безкошечные, а назавтра – уже с кошкой. Мы ее окрестили Мушкой; мяукающий и ластящийся черный шелковый комочек. В один прекрасный день она просто зашла в кухню, уселась и довольно вежливо попросила завтрак, будто всегда жила здесь. Сказать правду, она была воспитанницей Джейми. Моджо тоже любил ее гладить – шанс продемонстрировать длинные пальцы, – а кошка была только за, пусть такая любовь и неискренна. Но Джейми кошка действительно обожала, та же относилась к ней как к ребенку. Мне разрешили кормить Мушку, и за это меня по утрам изредка вознаграждали урчанием и ласками.

Джейми часто разговаривала с ней. Очень трогательно:

– Моя девочка. Моя принцесса, черная блестящая королева любви, змееголовая малютка, мое чернильное пятнышко. Мама тебя любит, правда? Конечно, любит. Мягкие лапки, шелковый носик. Да, я люблю тебя, гроза мышей, изумрудные глаза, шерстка цвета ночи…

Джейми могла продолжать эту литанию любви до бесконечности, а Мушка тихо мурлыкала на одеяле, черными лапками как можно нежнее разминая хозяйку.

Да, все было превосходно. Очень мило. Разве что я немного тревожилась. Нет, ничего личного, просто беспокоилась о нашей карьере. Наступил 1995-й, и в бизнесе многое изменилось. Новое поколение юмористов выступало в стиле, который я, честно говоря, не назвала бы забавным. Нет, конечно, были исключения: например, Эдди Иззард – просто уморительно. Он тоже не работал на телевидение, но это ему нисколько не мешало. Помните его безумный номер с переодеванием в женское платье? Супер. Но остальные – Рики Шарп, Мона Маклиш, Дер-мотт Джойс… Только для своего круга, жесткие, циничные до бессердечия – и дальше. Они добивались аплодисментов за счет просчитанной коммерческой иронии и красноречивой антиполиткорректности. Наименьший общий знаменатель – грязный юмор в костюме от «Пола Смита». Юмористы с застывшим кокаиновым взглядом, влюбленные в собственное остроумие. Но зрители хавали. Поколение Тэтчер выросло в любителей приторной попсы, признающих только одну религию – «делай что хочешь – вот тебе единственный закон». Они желали шутить аполитично, аморально, элитарно, и чтобы юмор летел в авангарде падения феминизма. Такой юмор они и получали.

Все это меня тревожило. Конечно, Иззард, как и Джейми, рассказывал искрометные истории, но один в поле не воин, а от остальной братии меня пробирало до костей… Становилось сложнее выбивать концерты для Ее Светлости. Ненамного, но все-таки. Запах зимы уже витал в воздухе, и я спрашивала себя, понимает ли это Джейми? Я не хотела, чтобы она изменилась, – я хотела, чтобы изменился мир.

1995 год. Джейми двадцать девять; мне – двадцать восемь. Мы еще не старушки, но уже и не дети. Мы успели пожить – и пусть иногда ошибались, но все-таки не растратили себя на алкоголь и наркоту. Ни детей, ни абортов, ни страшных вирусов. Нам везло; в первую очередь потому, что мы были осторожны – уж как умели. Но мы – нет, не то чтобы нам стало скучно, просто мы никак не могли угомониться; все крутились и крутились на месте – как Мушка, когда ложится спать. Ворочались в нашем мирке, пытаясь устроиться поудобнее. Немного чаще, чем надо, смотрели в зеркала. Смотрели внутрь себя – не отложился ли возраст?

Нам было тревожно – перемены назревали, хотели мы этого или нет. Мы слишком долго выживали, чтобы их не чуять. Особенно Джейми. Время от времени на сцене ее почти лихорадило: она вышагивала взад и вперед, исследовала темы, больше подходившие для документальных очерков, чем для комедийного шоу. Подвергала сомнению все, острейшим скальпелем препарировала труп постмодернизма. Ее фанаты, «болельщики», обожали ее еще больше за то, что она вскрывала изоляцию и отчужденность их поколения. Но были и те, кто боялся этой женщины-воина, что распускала швы их безопасной жизни, – эти люди ее ненавидели. Джейми была умна и начитанна и этого не скрывала. Она призывала публику не отставать от нее и не канала под дурочку, чтобы их не смущать. Она была жесткой, мудрой, она была своей, и ее концерты давали гораздо больше, чем отнимали; ее слова помнились неделями. Но Джейми что-то искала – постоянно искала, только сама еще не знала, что.

В общем, вы понимаете, отчего я волновалась. Я, одна из немногих, знала настоящую Джейми – неуверенную, с заниженной самооценкой. Что, если все это вновь вылезет наружу – и наша работа пойдет коту под хвост? Конечно, я нервничала – еще как.

Ладно. Нужно что-то делать. И каков был наш ответ приближающемуся кризису тридцатилетнего возраста? Мы решили устроить вечеринку. Знаю, офигеть какая идея, но нас она зацепила. Не спрашивайте, почему, мы никогда не устраивали вечеринок – стукнуло в голову, и все. Даже Моджо согласился – почему бы нет? Встряхнемся, развеемся. – устроим настоящую голливудскую вечеринку на Хэллоуин, точно. Повеселимся, украсим дом в стиле детского китча, сыграем семейку Аддамс – все как полагается. Мы отксерили приглашения и закрыли все ценные вещи в моей комнате – все равно компьютеры там и стояли; переселили туда же Мушку со всеми ее причиндалами, договорились с соседями и – вуаля! Чуваки, вечеринка начинается! Класс.

Мы с нетерпением предвкушали праздник, вечеринка выйдет что надо – привидения, глазированные яблоки, свечи, тыквенные фонари; громадные чаши глинтвейна с гвоздикой и корицей, музыка-ретро, упыри, ведьмы и… демоны.

17

В том году Хэллоуин приходился на вторник, и мы решили собраться накануне в субботу, двадцать восьмого. Заставили Моджо – как самого творческого из нас, если нажать, – сделать приглашения, заскочили в центр быстрой печати, и все супер – вечеринка готова. Моджо так и не сказал, кого приглашает. Я пыталась выведать у него, ждать ли нам кое-кого Особенного, но Моджо только поднял свою каллиграфическую бровь и промурлыкал:

– Маловероятно, дорогуша.

И вернулся к чтению Марка Аврелия. В твердом переплете. Не сказать, что я упала духом.

Лонни и Бен предложили встретиться двадцать первого в «О'Рейли», местном псевдоирландском баре – выпьем, заодно отдадим приглашения.

– Лонни, мы тебя и без приглашения пустим, – сказала я по телефону.

– Торокая моя, не отпирай мои прафа, потшему у этого итиота Маркуса есть приклашение, а у меня нет? Я слышала, их телал Модшо. И Бен тоше приклашение хочет. Это наше прафо!

– Ты чокнутая – ты в курсе?

– О, та, но помешательстфо никому не пофредит. Не то что фы, анклитшане, на фсе пуковицы састекнутые.

– Илонка, ты родилась в Брэдфорде. Ты из Йоркшира. У тебя только мать русская, хватит.

– У меня русская туша, моя торокая. Пыть из Йоркшира скутшно. Лучше пуду русской леспиянкой, тшем йоркширской.

Ну что тут скажешь? Пристегните ремни, впереди ухабы.

Может, дико назначать встречу с друзьями на конкретный день, но с нашей работой нормальные жизнь и общение давно вылетели в трубу. Мы отдыхали подряд эти выходные и следующие, и меня грызла тревога, но я подумала: да ладно, забей и расслабься, девочка.

Не знаю, стоит ли упоминать, какие-то полные «Секретные материалы» получаются, но в тот день мне было как-то странно. Знаю, многие скажут, мол, интуиция, но в моем дневнике в тот день написано:

«NB 18:00. Такое ощущение, что будет гроза. Еще и тошнит Не хочу никого видеть, но придется – меня все ждут. Мне странно. Лучше молчи. Дж. так рада. Может, просто ПМС». О да, во всем виновата менструация.

Иногда тело подсказывает то, чего не хочет слышать разум, чего он не в силах переварить.

Ясное дело, я проглотила две таблетки парацетамола и накрасила губы.

18

Когда мы добрались до паба, там уже было не протолкнуться. Бен и Лонни мы искали минут пять. Они сидели в кабинке на возвышении как можно дальше от колонок, из которых громыхала псевдоирландская музыка. Обе надутые; сердце у меня оборвалось. Мы уселись напротив, и я сделала лицо подоброжелательней:

– Привет, – с фальшивой радостью пропела я.

– Угу, привет, – мрачно отозвалась Бен. Ее широкое лицо казалось пунцовым на фоне черной водолазки – экзистенциальный вид. – Простите. Эта забегаловка. Дыра. Одни цивилы. Господи.

Бен всегда говорила короткими предложениями – возможно, потому, что ее считают одним из самых многообещающих молодых британских философов. Не знаю, кто – очевидно, другие философы. Сама Бен философствует, только если в жопу пьяна, и то лишь разносит в пух и прах философское сообщество за интеллектуальное скудоумие, ксенофобию и ярый мужской шовинизм. Впрочем, не мне судить – я же ни фига не знаю. Я бухгалтер. Но Бен мне нравилась: она не считала нужным все время лыбиться – какое счастье.

Лонни болтала в полный голос, налегая сначала на «Гиннесс», а потом опять на водку:

– Коспоти, напиток тля селян и переменных. Это не выпивка, а ета, тшорный суп. Я такое ненавишу, я фос-мустшена! Пен, Пен, моя торокая, налей вотки, прошу тепя… – И все это звучно, размахивая жесткими прядями длинных высветленных волос, как плетьми; темные славянские глаза углями тлеют под накладными ресницами. Лонни прислонилась к деревянной стенке кабинки, прижимая худую дрожащую руку к худосочной груди. Лонни не верила в пищу, в этот «неудобоваримый навоз». Думаете, они спелись с Моджо, нашим вечно голодающим трансвеститом? Отнюдь нет. Они считали друг друга слишком понтовыми и скучными. Зато Моджо обожал Бен и часами трепался с ней на какие-то заумные темы, пока Лонни бросала на них мрачные взгляды и что-то бормотала – она утверждала, что это русский, но, по-моему, просто галиматья. Конечно, Лонни – тот еще геморрой, зато она по-своему очень добрая и любящая. Они с Бен встречались уже целую вечность и были самой женатой парой из всех моих знакомых.

Я вздохнула и попросила Бен сесть, я все принесу. Я знала, кто что пьет, поэтому протолкнулась к бару и попыталась привлечь внимание угрюмой ирландки.

Пятнадцать минут спустя, когда я наконец прихлюпа-ла назад, Джейми и Лонни хихикали как идиотки, и Джей-ми шипела: «Не смотри, не смотри, нет, там, там, у музыкального автомата, ой, Лонни-ии…» – И так далее, словно подростки.

Бен вздыхала и крутила серебряное кольцо с надписью «vous et nul autre» [36]на безымянном пальце.

– Там. Блондинчик. Господи. Скукотища. Кажется, симпатичный. Ну, если в твоем вкусе. Нет, не там. Между окном и игровым автоматом. Да. Белая футболка. Джинсы. Классика. Спорим, ботинки «Тимберленд»? О боже.

Я неохотно попыталась разглядеть объект восхищения Джейми. Наконец кто-то отошел, няв первый раз его увидела. Увидела Шона Пауэрса.

Склонившись над огромным «одноруким бандитом», он потягивал пиво и поверх бокала смотрел на Джейми, а та хихикала с Лон… простите, меня тошнит… нет, это нужно сделать, ради Джейми и ради меня. Да, верно. Да, первым делом я обратила внимание на его глаза – бледные, кристально-голубые, словно подсвеченные изнутри. Будто глаза слепого. Или животного. Лицо тоже чем-то напоминало звериную морду: прямой нос, широкие скулы, квадратный подбородок, губы для мужчины полноваты. Пепельные волосы выстрижены по бокам и сзади, а спереди длинная челка, прикрывавшая эти его дикие бельма. Какой-то он слишком цивильный, подумала я, мы-то ему зачем? Брэд Питт для бедных. Как это потом мусолили в газетах! Словно легкое сходство со знаменитостью – это важно, это шикарно: «Убийца с роскошной внешностью кинозвезды…» Может, Брэд Питт и сыграет Шона в каком-нибудь телефильме – если научится говорить с брэд-фурдским акцентом.

Я посмотрела на Джейми – никакой надежды, цивил цивилом, просто выпендривается. Джейми покраснела от возбуждения – рыбка попалась в сети. О нет, только не это. Но Джейми явно вошла в раж. Закатив глаза, Лонни размахивала пачкой «Собрания». А этот кристальный взгляд не отрывался от моей Джейми. Лонни что-то ей шепнула; Джейми взяла сумку и заявила, что идет в туалет. То есть мимо этого парня. Он не отводил глаз, пока она, подчеркнуто не обращая на него внимания, пробиралась через толпу.

– Илонка, ты что делаешь? – жестко спросила Бен.

– Нитшего, моя торокая, нитшего. Я просто коворю, эй, мошет, прикласишь молотца на ветшеринку, фтрук притёт – весело, та?

Я пришла в бешенство. Чего мне стоило не разорвать на куски Лонни с ее глупыми выходками – впрочем, она все равно бы не поняла, чего так злиться из-за безобидного флирта, и я сдержалась.

Но Бен не порадовалась:

– Господи, Лон. Посмотри. Безнадежный цивил. Ничего хорошего. Думать же надо. Это не твоя вечеринка. Знаешь, что он думает про нас? Догадайся!

Лонни оскорбилась, а Бен принялась извиняться передо мной – фигово, поэтому я сказала, мол, не страшно, все равно парень не придет. Хватит, забудь.

Потом, когда все кончилось и в газетах слащаво распинались о «подругах-лесбиянках, которые познакомили жизнелюбивую артистку Джейми с улыбчивым убийцей», Лонни во всем винила себя. У нее даже случился «нервный срыв», или как там выражаются врачи. Антидепрессанты, психиатры, все такое. Лонни не хотела меня видеть.

Но мы говорили с Бен. Немного, ходя кругами вокруг непроизносимого. Бедная Бен, она так старалась не терять благоразумие, держала себя в руках. Они с Лонни из-за этого расстались; Лонни сочла, что Бен бесчувственна. По-моему, вовсе нет. Если Бен, в отличие от Лонни, не воет и не рыдает, это не значит, что ей не так больно. Господи.

В общем, сидим мы в такой вот атмосфере, и тут Джейми выплывает из туалета, прямо снежная королева. Все всё поняли, не сомневайтесь. И, загадочно скорчив лисью мордочку, эдак беззаботно останавливается возле Шона. И тут я понимаю, что они одного роста; оба широкоплечие, длинноногие; мне это почему-то показалось странным: они выглядели… как пара. Джейми вручила парню приглашение. Хорошо представляю дурацкий диалог, хотя ничего не расслышала, поскольку из колонок орал ирландский фолк, группа «Блэк Велвет»: «Привет,у нас тут вечеринка, ага. Мы с подругами поспорили, придешь ты или нет… о, да, здорово. Ладно, вот приглашение, не забудь его, а то не пустим – ха-ха-ха».

Она умудрилась вернуться к нам шагом и уселась спиной к нему; лицо ее горело от возбуждения:

– Не смотрите, не смотрите так, не смотрите – что он делает? О-о, ну скажите – красавчик, а? Какие глаза! А тело! Черт, я счастлива: он сказал, что придет. Как думаете, придет? Сказал, мы интересно выглядим! Ему нравится богема! Спросил, не учусь ли я на художника! Я не решилась объяснить, сколько мне лет. О господи, аж сердце колотится!

Добрых пять минут Джейми упорно не замечала, как мало энтузиазма вызывает за столом ее последнее увлечение. А когда ей объяснили, надулась, как ребенок, у которого отобрали плюшевого мишку:

– Ладно, тогда пойду, скажу ему, что облом – нет, ну правда, что за фигня, я его не знаю, а вы мои подруги. Только скажите честно. Без проблем.

Ясное дело, никто ей, блядь, ни слова не сказал.

Пока мы судорожно винили себя и доказывали, что все в норме, я бросила взгляд на игровой автомат. Там стояла пивная кружка; парень ушел. Я хотела вякнуть, мол, «твой парень смылся», но почему-то смолчала. Отвалил – и слава богу; при известной удаче мы его больше не увидим. У такого симпатичного парня наверняка есть женщина – он отправится домой к жене или девушке и позабудет об этом припадке богемности.

Остаток вечера мы выслушивали нытье Лонни, которая нажралась и захныкала, что ее никто не любит и все такое, так что Бен увела ее домой. Конечно, зря я так с Лонни, но я по-прежнему ужасно злилась за то, что она вытворила. Вернее, не она, а Джейми. Наконец мы допили и побрели в карри-бар.

На улице нас встретила сырая, пропахшая запахом прелых листьев осенняя ночь. Джейми шла вприпрыжку, мурлыча себе под нос какую-то невнятицу, и вдруг остановилась, схватила меня за руку и развернула к себе. В ее глазах играли лунные блики, а лицо сияло в свете уличного фонаря:

– О, Лил! Ты видела, какой парень! Такой красавец, и я ему понравилась, спорю на что угодно! Он очень искренне сказал, что придет, знаешь. Такой милый! И ужасно вежливый! Я знаю, это глупо, но в последнее время я так переживала, что старею и хуже выгляжу. Теперь девчонки сплошь маленькие и тощие, а мне, ты знаешь, двадцать девять, и… Понимаешь, мне уже казалось, что все кончено, любовь не светит. Ты видела, как он на меня смотрел! Господи! Такой красавец, на него бы любая клюнула, а он смотрел на меня! Ты же видела! О, Лил, чудеса еще случаются, а?

A y меня в голове: черт, черт, черт. Еще одна Грандиозная Ошибка со всеми вытекающими последствиями. Честно говоря, я уже устала. Опять двадцать пять, у меня хватает проблем и без сердечных «американских горок», которые нам устроит этот тип из бара. Только я обрадовалась, что Джейми изменилась, и тут является мистер «Тимберленды» с волчьим взглядом и все портит. И впервые в жизни я на нее разоралась:

– Господи, Джейми, он же очередной кусок дерьма, ты что, не видишь? Почему ты, блядь, слепая? Ты все на свете видишь замечательно, а себя никак. Господи… господи, Джейми, ты же красавица, мы все так считаем, и возраст тут ни при чем. Ты говоришь как старуха, ты… – Но слов не осталось; я стояла напротив нее, кипя от ярости и сжав кулаки.

Джейми в ужасе посмотрела на меня, лицо бледное, в глазах боль:

– Лили, прости, я – э – я не хотела тебя расстраивать. Господи, прости меня, я не знаю, почему ты так, прости. Лили, не надо, ты меня пугаешь. Это – это из-за Гейба? Потому что я и этот парень, а ты и Гейб?… Он же любит тебя, и он однажды это поймет, вот увидишь…

Не может быть! Она знала про Гейба! И ничего не говорила!

Я была в шоке:

– Как ты… о чем ты?

– Дорогая, я знаю, что ты его любишь. Но я никому не говорила и не скажу, честное слово. По тебе все видно, сестренка, даже гадать не надо. По крайней мере мне, я вас обоих знаю. Больше никто не догадывается. О Мо-джо не беспокойся – ему и без того есть о чем думать. Лил, Лил, я люблю тебя и люблю Гейба. Это будет, блин, лучший подарок на свете, если вы сойдетесь, правда! Пожалуйста, не завидуй, прошу тебя, все будет хорошо. А этот парень из бара – да черт с ним вообще! Забудь. Пойдем есть. Ты меня простила – правда? Ну скажи – правда?…

Я была поражена; в шоке. Мало того что Джейми знает о Гейбе – она к тому же считает, что я завидую ее успеху с этим парнем. Матерь божья, просто невероятно! Я пробурчала что-то неразборчивое и как зомби добрела до «Розы Кашмира».

Я ела масалу, не чувствуя вкуса, пока Джейми весело болтала, радуясь, что ее «простили».

Я была так поражена, что совсем забыла о мистере «Тимберленды», мистере Супер-Цивиле. Меня интересовало только одно – что теперь делать с Джейми? Конечно, с утра все наладится, однако, видимо, плохая из меня вышла мисс Сама Секретность. Но пока Гейб ничего не знает – а Джейми уверяла, что он не знает, одно слово – мужчина, – ничего страшного. Я справлюсь, все под контролем. Джейми можно доверять – она не трепло.

В общем, я забыла о Шоне. В дневнике лишь короткая запись: «21.10.95.… Дерьмовая ночь, и очередная Ошибка Дж. на горизонте…» И все.

Я совсем забыла про Шона – черт, как бы ему это не понравилось!

19

На той неделе у нас намечалось всего одно мероприятие – радио-чат и интервью для радио «Кёркстолл» города Лидз в понедельник. Национальное местное радио, если понимаете, о чем я, но от этого не легче. Они выделили Джейми, потому что она участвовала в кампаниях против СПИДа и просто потому, что она не умеет говорить «нет». Лично я послала бы их на хуй: местное радио всем известно своей непроходимой тупостью, отсутствием корректности и наглостью – именно в таком порядке. Радио «Кёркстолл» слушают шесть с половиной человек, а понтов – как у Службы национальной безопасности.

Они оказались в своем репертуаре – сплошь идиотизм и плоские шутки. Джейми они окрестили – я не шучу, – «местной брэдфордской знаменитостью, готической королевой альтернативной комедии, прославившейся своими ядовито-розовыми волосами и ядовито-черным юмором…» И все в таком духе. Розовые волосы, черный юмор… Дебилы. Потом я сгребла администратора и спросила, какого черта они так представили Джейми, они же, типа, видели ее вживую, – ну и где у нее розовые волосы и готический прикид? Девица извивалась и пресмыкалась, но ей определенно было плевать на подобную оплошность и на репутацию Джейми; извинения – не более чем спазматические судороги. Я сидела в коридоре и хваталась за голову: «интервью» напоминало спектакль в детском саду.

– Джейми, ты смеешься надо всем, но есть одна вещь, к которой ты относишься предельно серьезно, верно? Да, это СПИД. Многие наши слушатели прислали нам вопросы о СПИДе, они интересуются, действительно ли СПИД существует? Или уже нет? Можем ли мы забыть об ужасных презервативах? – Здоровый смех. – А если серьезно, Джейми, что вы, как борец со СПИДом, думаете об этом? Вы пытаетесь притормозить сексуальную жизнь в стране? Или СПИД – только проблема геев? Телефонные линии свободны, ребята, так что не забывайте звонить, рады будем услышать ваше мнение…

И так почти десять минут с рекламными дырками. Джейми как-то сумела сохранить спокойствие и не покусать ведущего. Я бы покусала. Затем Джейми вышла, пылая праведным гневом, и редактор программы рассыпалась в извинениях, что ведущий не упомянул о Центре взаимопомощи и консультации по проблемам СПИДа, изза которого, мы, собственно, и пришли.

По дороге домой Джейми вела себя необычайно тихо. Мы решили заглянуть в единственное в Брэдфорде арт-кафе «Эспрессо» и выпить кофе. Подождали, пока официантка прекратит надувать губки и крутить челку и решит нас обслужить (не «Эспрессо», а настоящая «Дохлая улитка»). Джейми сидела и смотрела в окно, подернутое струями дождя.

– Да забей ты на это радио, сестренка, – начала я. – Ты была на высоте, а ведущий выглядел идиотом. И я заставила редактора поклясться, что в конце упомянут о Центре, все будет хорошо.

– Я не об этом. Вернее, не только. Я вообще обо всем. Лили, тебя это все не беспокоит? Новый юмор и все прочее. Везде только деньги, деньги, деньги; забудь о творчестве и росте. Посмотри на афишу концерта в Ноттингеме. Я, блядь, прямо какой-то динозавр! Этот придурок Лайам О'Хара подошел ко мне и сказал, какая я смелая, раз с таким материалом выступаю. Смелая! Он имел в виду, я слишком старомодна; сейчас никому не нужно то, что я говорю. Они все как она! – Джейми ткнула в нашу официантку, местный вариант Лолиты. – Их интересуют только клубы и экстази. Давайте вмажемся геры-чем, это будет клево. И ни слова о политике, нам политика не интересна. Нас все устраивает, потому что у нас все на мази, только у лузеров все плохо, потому что они лузеры. Посмотри на нее – это будущая революционерка? Нет. Блин, да она сблюет, если упомянешь о феминизме. Сблюет. Знаю, кое-кому я нравлюсь. Хотя бы моим «болельщикам», они приводят друзей, и те такие: «Супер, это здорово, почему вы не на телевидении? Почему не знамениты?» Нет, черт возьми, знаменита – как самая большая дура.

Девочка-официантка шлепнула на стол две ультрамодные огромныеколотые чашки с омерзительным ультрамодным кофе и удалилась. Джейми тяжело вздохнула и, поморщившись, отхлебнула горькую жидкость:

– Везде как в этой дыре, – сказала она, поставив салатную чашку на фиолетовую клеенку. – Без портков, но с зонтиком. Жуть как артистично, но кофе воняет и стоит втридорога. Типа для богемы, но видела, как на нас посмотрели? И на сцене то же самое: на словах одна альтернативность, а на деле – только бы ничего не изменилось, только бы все на радость имущим, а неимущие пошли нафиг. Господи, послушай меня, сколько можно оставаться последним динозавром? Эта страна мне сердце разбивает, сестренка, честное слово…

Джейми было плохо, и я не могла ее винить. Я бы подписалась под каждым ее словом, и не только я, но, черт, как нам найти сторонников, если мы не телезвезды? Сейчас телевидение правит бал – «Бельмо», как его называют американцы. А я – наркоманка, и я это знаю. И мой наркотик – наша страна.

Наверняка есть выход, он должен быть. Просто нужно не терять веру, больше работать и не слушать придурков типа О'Хара с его крысиным лицом и «ох ты ж боже мой, какой я умный и прекрасный ирландец». Да, нужно верить – и продвигать Ее Светлость. Может, заказать статью вообще о комедии в воскресном «Обзервере», что-нибудь такое. Впрочем, в те дни я еще считала журналистов приличными людьми – по крайней мере, газетчиков. Фред, скажем, – нормальный парень. Да, местные газеты – дерьмо дерьмом, но чего от них ожидать? Как говорила Джейми, если бы она получила Нобелевскую премию Мира, на второй странице «Телеграф энд Аргус» появился бы заголовок «Местная девушка получает премию» и фотография десятилетней давности.

И все же нужно двигаться дальше. Я так ей и сказала. Джейми не стало легче, но она со мной согласилась. А как иначе? У нас не было выбора. По крайней мере, у Джейми. Я могла хотя бы заниматься бухгалтерией. Хотя нет. Выбора не было у нас обеих.

Весь остаток недели Джейми депрессовала, слегка просветлев только в пятницу, когда Моджо приехал на такси с рулоном черного муслина. Думаю, его спонсировал кое-кто Особенный. Мы сбегали, купили на углу тыквы и сделали из них фонарики. Моя выглядела как неудачный генетический эксперимент, но остальные смотрелись весьма профессионально. Впрочем, мне моя нравилась больше всех. Я назвала бедняжку Фонарь-Брандл [37].

20

В знаменательный день мы встали пораньше и принялись убираться. Мушка долго и громко возмущалась и лезла под ноги всем, кому могла, а потом устроилась в гнездышке из муслина, стуча хвостом и истошно мяукая. Все ценное мы убрали на чердак, оставив мне только узкий проход к кровати. Моджо предусмотрительно запихал туда же свое постельное белье и матрас, заявив, что не желает, чтобы гости предавались на них блуду; ну, что поделаешь. Косметику и прочую ерунду он закрыл у себя в одном из двух шкафов. В общем, если кто-то решит занять его спальню, им придется заниматься сексом на пружинах или на полу. Джейми у себя слегка прибралась и аккуратно накрыла кровать большим старым покрывалом. Да, в душе эта девица – настоящая минималистка.

С муслином пришлось повозиться. Мы повсюду развесили гирлянды, драпировки и голые ветки из парка, расставили фонари и корзины с песком вместо пепельниц. Я придвинула к стенке и накрыла кухонный стол (багеты, булочки и пирожные из папиной пекарни, а еще сыр), а Джейми состряпала смертоносный пунш. Очень даже вкусный – в небольших дозах. Праздничные бумажные чашки и тарелки, россыпи яблок и гранатов для интерьера, несколько элегантно расставленных свечей, et voila [38].Пусть начнется бал!

Слава богу, о соседях можно было не беспокоиться. Ближайший дом опустел, он продавался, а хозяин следующего, мистер Маджид, только и сказал: «Вы еще молодые, вам нужно веселиться». Милейший старик!

Наш коттедж стоял на углу. От следующего ряда домов по нашей стороне его отделяла неасфальтированная, изрытая колеями улочка с тремя домиками. За ними на Брунел-стрит расположилось обветшалое здание фабрики годов шестидесятых и парк. Три домика – Харди-стрит – давно хотели снести, и последние несколько лет они стояли пустые. В дальнем конце улочки находился дворик, который один из прежних жильцов использовал под склад лома. Дворик еще окружали ржавые столбики с крючками для цепи, но ворота давно провисли, а цепь пропала. Фасад нашего дома выходил на пустырь – по крайней мере, второй этаж. Из входной двери открывался вид на шестифутовую стену, расписанную фашистской граффити Национального фронта, которую мы пытались вывести, но безуспешно. Ничего, зато какой пейзаж из окна Джейми! Если вам нравится суровый постиндустриализм.

Теперь понимаете, как тихо мы жили? Рай для проведения мегакрутой вечеринки.

Гости начали подползать в восемь – это вам не «давайте заскочим к ним после бара». «Проследить за порядком» пришли байкеры Пит и Энди, друзья Гейба. Сам Гейб приехать не смог – он был на гастролях в Германии с «Киллзоун», и сегодня они выступали в Мюнхене.

Конечно, я скучала, но все равно не могла не радоваться вечеринке. Даже надела на голову обруч со светящимися рожками. Смотрелось здорово, особенно когда я прикрыла обруч дредами. Как будто родилась с рогами. Джейми выглядела мило, просто очаровательно. Для разнообразия надела платье до щиколотки, затянутое под грудью, бордовый велюр. Джейми раздобыла его в «Долговязой Салли», так что платье и впрямь было ей велико. Наряддополняла пара тапочек «Чипи» – золотой метал-лик. Джейми сделала мелирование – красное, медное и темно-золотое, – распустила волосы, и они падали волной почти до талии. Она сняла почти всю бижутерию – очень странно; оставила только пирсинг. Джейми, как хозяйка, разливала пунш из чаши (ладно, из ведерка), а я не возражала.

Приехали Лонни с Бен. Лон была в белом креповом платье без пояса, расшитом жемчужными бусинками; на шее висели нитки искусственного жемчуга. Огромные серьги спускались почти до плеч. Лонни курила «Собрание Коктейль» через перламутровый мундштук. Даже Бен принарядилась в черную шелковую рубашку и черные кожаные брюки. Смотрелись они с Лон классно.

– Моя торокая, скаши мне, я проштшена? Или мое сертце разольется. – Лонни жалобно смотрела на меня. Бен закатила глаза к небу.

– Не дури, Лон. Господи, вы обе просто великолепны. Не то что я.

– Скасочно фыклятишь, моя торокая, тшестное сло-фо. А эти рошки – просто прелесть! А тпе hochetsya pit'! Skoreye, Пен, моя торокая! – И Лонни умчалась обниматься с Джейми.

– Что это было – неужели правда русский? – спросила я у Бен.

– Не знаю. Возможно. Лонни ездила к матери. После этого она всегда немножко «русеет». Только не спрашивай, что она сказала. Может, «у вашего пуделя коричневая жопа, товарищ»? Ее не поймешь. Совсем безбашенная. Но я ее люблю. Так ты ее простила?

– Ты тоже не дури. Нечего тут прощать, забудь. Лучше иди, попробуй пунша – отличный, Джейми готовила. Прочищает мозги.

И тут, к великому горю Лонни, появился Моджо. Он выглядел – ну, как это описать? Моджо одолжил наряд у Джейми – готического периода, но Джейми это платье не носила. Купила его на рынке в Камдене, без примерки. Продавщица сказала, это чистая лайкра и тянется во все стороны. Так и было, но на Джейми оно не оставляло – то есть совсем не оставляло – простора для воображения. Джейми слишком скромна, чтобы такое надеть. Черное платье со шлейфом, в обтяг даже на Моджо; с вырезом спереди и очень откровенным вырезом сзади. Длинные рукава заканчивались косым срезом. На юбке от колена висели «кусочки» шифона и кружева, расшитые черными блестками – и все это волнами спускалось до туфель-шпилек. Моджо выглядел просто сногсшибательно: блестящий поток вьющихся волос чернее вороньего крыла, на руках красовались большие серебряные перстни с камнями, шею украшала черная кружевная бархотка. Его полные губы были накрашены кровавой помадой. Словами не описать… В общем, Моджо был самой красивой королевой ведьм, какую я когда-либо видала. Все буквально зааплодировали. Моджо элегантно пожал плечами и взмахнул черным шелковым платочком с кружевами.

Господи, как я ему завидовала. Но – ничего не поделаешь. В общем, я решила пойти и подкрасить губы. Хоть что-то. Я забежала к Джейми стащить ее «Шанель». Может, мы и бедные, но на нужном не экономим.

Пока я рылась в ее косметичке, на улице припарковалась машина, и я подошла к окну – посмотреть, кто там. Да, вы угадали – это оказался чертов мистер «Тимберленды». Мое сердце упало. Ох, мать его! При нем была пара сумок – по всей видимости, с бутылками. Ладно, хотя бы выпивку привез, подумала я. Он стоял и разглядывал наш дом. Странно. Может, стесняется? Нет, не то – странной была поза. Будто он прислушивался к тому, что происходит внутри. Или принюхивался. Я спряталась за занавеску – и тут парень поднял свои звериные голубые глаза к окну. А затем поступил непонятно. Перешел на нашу сторону дороги, но не вошел, а свернул за угол на Харди-стрит.

Я вылетела из комнаты Джейми, чуть не зашибив Маркуса, который шел в туалет, и ринулась в спальню Моджо, где одно окно выходило на задний двор, а второе – на Харди-стрит. Мистер «Тимберленды» разглядывал обреченные заброшенные дома. Потом заметил бывшую свалку и, толкнув ворота, зашел внутрь. Я затаила дыхание. Что он там забыл? Хочет отлить перед вечеринкой? Или что? Пока я ломала голову, в комнату зашли Дженни и Магда – бросить куртки в кучу одежды на голой кровати. Затем заглянул Маркус и его очень серьезный друг Салим. Пока они радостно обсуждали, как тут мило и весело, я потеряла след мистера «Тимберленды».

По-прежнему недоумевая, я поплелась вниз. В гостиной под какие-то клевые вопли из старенькой магнитолы вовсю развернулся праздник. В дверь позвонили, и Энди пошел открывать. Я последовала за ним. Конечно, это оказался мистер «Тимберленды» – он протянул руку, улыбнулся, как заблудившийся мальчик, и спросил, туда ли он попал, – словно только что приехал. И Энди пустил его. Через порог.

Он вошел, весь из себя такой неуверенный – чистая показуха, и это я не сейчас говорю, я ему и тогда не поверила, в окно я видела совсем другое. Меня он проигнорировал. Почему? Потому что заметил Джейми, сидевшую на задрапированном муслином диване с Моджо и Бен. На подлокотнике примостилась Лонни. Мистер «Тимберленды» подошел к Джейми, и та просияла.

Мне, сказать по правде, стало не по себе. Господи, он же склизкий подонок. Какой урод. Я подошла, встала у него за спиной. Он опустил сумки и вытащил, ни больше ни меньше, бутылку «Моэт и Шандон»:

– Это тебе, я… я подумал, тебе понравится. Здесь еще пиво, но мне захотелось подарить тебе что-нибудь особенное. Ну, за то, что меня пригласила. – Джейми глядела на него, как Мадонна на младенца, блин, Иисуса. Мы все рты пооткрывали. – Да, прошу прощения, – добавил он, не отводя взгляда от ее лица, – в приглашении написано «Джейми, Моджо и Лили», а в баре я слишком… в общем, я не спросил твое имя. Так глупо. Извини. – И он улыбнулся фальшиво-детской улыбкой, блеснув ровными белыми зубами – «американскими», что называется. А затем, будто между прочим, отбросил челку с глаз. На самом деле – русые, заметила я. Русые, местами высветленные. У меня от напряжения свело шею. Моджо рассматривал его, чуть прикрыв узкие глаза – так Мушка разглядывает воробьев. Бен нахмурилась, а Лонни откровенно хихикала.

– Ничего… страшного. Я Джейми… Э, а это… Моджо, Бен, Лонни… Лили, иди сюда, познакомься с?…

– Шон. Шон Пауэрс. Очень приятно. – И он протянул руку. Джейми тоже. Он подержал ее ладонь чуть дольше положенного, затем потряс и отпустил. Остальные его не интересовали. Ну нет, приятель.

– Привет! – весело вставила я и протянула ладонь. – Лили. А ты… Шон?

Он едва обернулся. Ледяные глаза встретились с моими, и меня окатила волна чистейшей неприязни. Совершенно необъяснимой. Плевать, это правда: меня от него тошнило. И его от меня тоже, и это сразу всем стало ясно – ну, всем, кроме Джейми.

– Да, Шон, верно. Очень приятно. – Он помялся долю секунды, затем коротко встряхнул мою руку. Больше я ни разу добровольно к нему не притронулась. Затем он отвернулся к Джейми, а я незаметно вытерла ладонь о джинсы. Видимо, не так уж незаметно, потому что Моджо наблюдал за процедурой, и мы с ним обменялись взглядами – из тех ничего не выражающих взглядов, которые говорят обо всем.

Я не стала задерживаться. А смысл? Я чувствовала себя третьей лишней. Продрейфовав на кухню, я выудила из холодильника пиво и уселась трепаться с Питом и Энди – преимущественно о Гейбе. Боже, как печально. Вот вам и безответная любовь, предмет поэзии и глупых страданий. И все равно я не могла не радоваться, глядя, как веселится народ. Вскоре мне тоже стало хорошо, особенно когда пиво подсказало, что это была моя блестящая идея – устроить вечеринку. Так что я даже сдержалась, когда Маркус с Салимом пустились со мной в долгий и нудный спор об усыновлении чернокожих детей белыми семьями. Избитые перепевы на тему национальной самобытности. Помнится, я упомянула, что меня, как ребенка-мулата, расовая проблема уже достала, а Салим взбеленился. Только он залопотал какие-то грубости про моих родителей, с которыми, кстати, ни разу не встречался, но тут вмешалась природа, и мой мочевой пузырь спас его физиономию. Я извинилась и полетела наверх – в туалет.

Когда я вышла, в коридоре стоял Шон.

– Сортир здесь, – не особо тактично бросила я.

– Да, спасибо. – И остался стоять. Будто ждал чего-то.

Творится что-то странное – как и его поведение снаружи. Я – или выпитое пиво – решили вывести его на чистую воду:

– Я видела тебя на улице, еще до прихода. Ты смотрел на эти дома, а потом зашел на свалку. Зачем? И зачем делать вид, будто вот только что приехал?

Он посмотрел на меня сверху вниз и слегка улыбнулся – словно впервые про меня подумал. У меня на загривке волосы встали дыбом. Захотелось позвать Энди с Питом – пусть они его вышвырнут. Но потом я вспомнила о Джейми, ее новом платье и открытом лице – и остановилась.

– Все замечаешь, а? – Он продолжал улыбаться. Я чувствовала себя ребенком, который сморозил глупость; весьма неприятно.

– Да. Замечаю. И что?

– Я ничего такого не делал. Просто осматривался. Я раньше тут не бывал, решил проверить, можно ли там в следующий раз припарковать машину. Ну, это безопаснее, а то в фургоне все мои шмотки.

Еще немного, и я рассвирепею.

– Думаешь, будет следующий раз? Ты, блядь, не слишком торопишься?

– Вряд ли. Типа, вовсе нет. Твоя подруга – потрясающая женщина. Думаю, мы сойдемся. Не волнуйся, я о ней позабочусь. Как это мило – верность друзьям. Ценю это в женщинах. Терпеть не могу сучек.

– Да, блядь, ты чертовски прав, чувак. Она – потрясающая. И не одна я так считаю. И у нее отличные друзья, просто замечательные. И на твоем месте я бы об этом не забывала. Я– – Я уже захлебывалась от возмущения, язык заплетался.

Шон прислонился к стене и спокойно поглядел на меня. Он был очень спокоен:

– Знаешь, зря ты столько материшься, правда, зря. Такая милая девочка. Люди могут не то подумать. И принять тебя за жалкую шлюшку или что-то вроде. Но ведь это не так, верно? А?

Теперь я по-настоящему злилась. Я знала, что этого он и добивался, но слов не хватало. Я уже хотела объяснить ему, что к чему, но тут наверх поднялась Джейми. Она явно искала его.

– А вот и наша потрясающая женщина, – объявил Шон, протянул ей руку и нежно притянул мою подругу к себе. – Я тут только что говорил твоей подруге… прости, Милли? Да, Лили, точно, виноват, все время путаюсь с именами. Так вот, мы тут обсуждали, какая ты потрясающая, красивая женщина и сколько у тебя замечательных друзей. И я сказал, что, надеюсь, однажды стану одним из них…

Джейми расцвела. Я как полная дура разинула рот. Я надеялась, Джейми такая слащавость взбесит. Но Джейми только захихикала и покраснела, как четырнадцати-летка на первом свидании. Омерзительно. Я поняла: если я сейчас не расскажу все – о том, как он шнырял снаружи, как оскорбил меня, – Джейми проглотит наживку.

Только я открыла рот, как сверху, с громким смехом обсуждая, что бы сделать с Моджо и Энди, прискакали Лонни, Магда и Дженни и утащили Джейми, оставив меня с Шоном. Все кончено. Я проиграла. Теперь она мне никогда не поверит, я упустила шанс. Хотя, может, есть способ показать ей, какой он ублюдок, пока еще не поздно. Ничего, я еще выиграю эту войну. Я посмотрела на Шона.

Он глядел мне в глаза, все так же слегка улыбаясь этой своей ужасной улыбкой:

– Без обид, верно, дорогая? Все по-честному и все такое. И будем друзьями – хотя бы ради нее, так? Мы же не хотим, чтобы наша потрясающая девочка страдала, верно? – Улыбка стала шире, и этот мудак мне подмигнул.

Я вскипела от негодования. Бог свидетель, до этого я не знала, что такое ненависть. Он играл со мной, как кошка с мышкой, и даже не скрывал, что ему это нравилось. Я развернулась и влетела в ванную, раздраженно хлопнув дверью, – словно боялась, что он пойдет за мной.

Я стояла над раковиной, тяжело дыша. Пытаясь успокоиться, чтобы не наделать глупостей, я сунула руки в холодную воду – лучшее средство от нервов, как всегда говорила мама. Я бросила взгляд в старое красивое зеркало. Мы его откопали на барахолке в Бристоле – позолоченная рама, наверху лепные яркие цветы и ленточки. Стекло чуть потускнело от времени, в уголках виднелись темные пятна. В таком зеркале отражение – будто из восемнадцатого века, считали мы. И сейчас на меня смотрело мое лицо, из-под волос торчали глупые рожки. Я содрала их и бросила в мусорное ведро. И зачем я их надела? Я выглядела глупо, как ребенок. Да и ощущала себя несчастным ребенком. Руки дрожат, плотно сжатые губы побелели. Мне хотелось плакать, но слез не было. Как глупо! Все по-идиотски! Идиотский наряд, идиотская вечеринка, моя жизнь, моя низкая коренастая фигура, чертовы кудряшки. Все не так. Ненавижу!

Я уселась на унитаз и потерла лицо, пытаясь успокоить дыхание. И с чего так расстраиваться из-за этого урода? Кто он такой? Очередной уебок. А Джейми – моя подруга и сестра. Пусть пробует, посмотрим, чего он добьется. Нет, не на этот раз, козел, я больше не позволю всяким уродам опускать мою подругу, а затем ее бросать. На этот раз слишком многое на кону.

Как героично. Но пока я сидела и распевала боевые гимны, начали закрадываться тревоги и сомнения – как всегда, если мне плохо. Типа, мультик: на одном плече ангел, на другом дьявол, оба шепчут тебе в уши. Ангел говорит: встань на защиту, не будь эгоисткой, но дьявол… о, он знает, как тебя достать. Зачем напрягаться, говорит он. Зачем опять выкладываться ради человека, который все равно повторяет те же ошибки? Тебе придется смириться, этот ублюдок станет приходить в дом, на концерты, отвлекать ее, обедать вместе с вами. А тебе придется успокаивать Джейми, когда он будет обижать ее, разбивать ей сердце. Да и с работой не все так гладко. Хватит, пора позаботится о себе. Ты сделала все, что могла, никто тебя не упрекнет. В шоу-бизнесе полно работы, не говоря уже о бухгалтерии – кажется, менеджер «Пенни Кухен» тебе вчера говорила, что устроит к ним на работу когда угодно? Почему нет? Переедешь в Лондон, пусть Джейми одна разбирается со своей судьбой – сама виновата.

О да, дьявол знает свою работу. А я так устала. И мне так не хватало Габриеля. Вот бы спустить его на этого парня и посмотреть, как наш умник мистер Шон будет разбираться с мужчиной типа Гейба. Может, упиться и забыться? – подумала я. А смысл? Два дня похмелья и ничего умного.

Я встала и снова посмотрела в зеркало. Расправила плечи и привела в порядок прическу. Уйди, Сатана! Я могу не хотеть, могу злиться, я расстроена как черт знает что, но у меня есть чувство долга и более того – я знаю, кого люблю. Так что извини, Сатана. Ты сегодня в пролете, дружок.

Когда я вышла из ванной, Шона уже не было – не знаю, почему я ожидала его увидеть. Приехал еще народ, и я спустилась поздороваться и все такое. Лонни расстроилась:

– О, торокая, ты сняла эти милые рошки! Как шаль!

Но наряжаться уже не было смысла. Поэтому я предпочла остаться собой, что бы это ни значило…

Я поставила альбом «Диско Инферно» [39] и в гостиной стало веселее – ну, немодное, знаете, веселье, а просто громко и по-идиотски. Маркус завернулся в кусок черного муслина и принялся «изображать кокон» – ползал, булькал и… в общем, это надо было видеть. Все прошло круто, вечеринка удалась на славу, и к трем утра гости начали расходиться. Бен пришлось буквально уносить Лон-ни на руках – настолько та ужралась. Впрочем, Бен вроде осталась довольна. Даже вызвалась помочь назавтра с уборкой – очень мило с ее стороны.

Появился Моджо, заново накрашенный и в черной пашмине [40] поверх платья. От него исходил аромат святости – или то был «Л'Ёр Бле»? Моджо вызвал такси. Похоже, Особенный хотел полюбоваться на свою прелесть, и к тому же уборка – явно не его конек. Ну, что тут поделаешь. Моджо пообещал купить нам побольше карри, когда вернется домой, и я его отпустила – слегка скривившись и одарив поцелуем.

В общем, остались мы с Джейми. Она сняла туфли и улеглась на диван, мы выпили чаю и доели булки и сыр. Я не хотела говорить о сами знаете ком, но ей не терпелось поделиться:

– Такой милый парень. Честное слово, Лили. Знаешь, что он сделал, когда уходил? Поцеловал мне руку! Клянусь богом! Не лез ко мне, ничего. Такой вежливый. Даже старомодный. Сказал, что зайдет завтра, пригласил прогуляться в Джуди-Вудс. Правда, мило? Просто невероятно. Такой симпатичный. Ему всего двадцать четыре! Не знаю, что он нашел в такой старой кошелке? Но он говорит, ему нравятся зрелые женщины, настоящие – с девочками ему скучно. Я думаю, он то, что мне нужно, Лили. У нас одинаковые вкусы: он любит читать. Правда, ему редко удается – работает как проклятый. Любит ходить в кино, гулять и все такое. Он был профессиональным спортсменом, спринтером, пока не получил травму. Так он и устроился на работу – это компания его тренера. Он говорит, что не стал бы работать на того, кого не уважает, – он слишком гордый. Поэтому так часто менял работу – не мог устроиться, исполнять приказы идиотов. Ну, оно и понятно. Такой-то парень. Его папа – владелец «Пауэрс Моторс», это неподалеку, может, знаешь? И, кажется, еще двух стоянок, почти сеть выходит, я толком не поняла. Но они не ладят, очень грустно. Любой отец гордился бы таким сыном…

И так далее. Ну что я могла ответить? Что он двуличный ублюдок? Честно сказать, у меня уже сил не было. Я устала, а она лежала такая счастливая в свом новом платье, положив длинные белые ступни на подушку – статуя со средневекового надгробия. Ногти на ногах выкрашены золотым лаком – помню, я еще подумала: это она для него сделала, хотела, чтобы все было идеально.

Я сидела и кивала, а в конце концов сказала, что хочу спать. Пока я вставала, потягивалась, чесала голову и зевала, Джейми резко помрачнела и села, глаза ее наполнились слезами:

– Лили, ведь он тебе нравится, правда? Если нет, я этого не переживу. Он сказал, ты ему понравилась, – сказал, что ты с характером. Прошу тебя, Лили, на этот раз все будет по-другому, клянусь. Он не такой как остальные, честное слово. О, Лили, я так его хочу – я бы душу отдала, чтобы с ним быть. Я так хочу, чтобы мы все стали друзьями. Пожалуйста, Лили. Ты моя семья, мой лучший друг, но я… я хочу его, я…

Жалость чуть не сбила меня с ног. Какое же я дерьмо – я еще хотела ее бросить. Бедная большая девочка, ну и каша получилась. И почему жизнь такая сложная штука у тех, кому так нужна простота? Я устала и замерзла, но все равно встала возле нее на колени и взяла за руку:

– Все будет хорошо, малышка, все будет хорошо. Вот увидишь. Ложись в постельку, а завтра все будет здорово, обещаю. Я уверена, он отличный парень, а если нет – на нем свет клином не сошелся, так что все фигня.

Она прижалась горячей щекой к моей руке и улыбнулась. И я почувствовала, что мне миллион лет. Как минимум. Мудрая усталая старуха. Я поднялась к себе, закрыла дверь на чердак и заползла в постель к Мушке.

С улицы ветер швырял капли ледяного дождя в мое окно, но я чувствовала себя в безопасности – в постели с кошкой, под теплым одеялом. В моем безопасном доме. В безопасной жизни.

А снаружи, во тьме, точно заблудившийся мальчик, улыбался сам Сатана.

21

Ясное дело, в воскресенье Шон не заявился. Мы с Бен, зевая, занялись уборкой – учитывая обстоятельства, могло быть хуже, – сложили весь муслин и остальные мелочи, типа наволочек, в мусорные пакеты и отнесли в прачечную. К счастью, никто не наблевал – хуже этого не придумаешь.

Джейми пыталась помочь, но при каждом звонке телефона у нее сносило крышу. В общем, я отправила ее готовить чай с тостами, но и хлеб она сожгла. Мы с Бен театрально вздохнули и закатили глаза. В конце концов Джейми отправилась наверх, а мы плюхнулись на диван.

– Ох уж эта любовь, – мрачно выдала Бен. – Столько страданий. Определенно плохая идея. Сплошной самообман. А с этим парнем, даже не знаю. Он ничего такого не говорил… но, по-моему, при нас с Лонни ему… неуютно. И это ничто по сравнению с его состоянием, когда он понял, что Моджо мужчина. Чуть пиво не разлил, подавился. Звучит смешно, но веселого мало. Не люблю судить, Лили, но…

– Что «но»? Договаривай. Да ладно тебе, никто не услышит. Хватит философию разводить. Что ты думаешь?

Я думала, она скажет грубость – типа, «опять приехали».

Но ее слова повергли меня в шок:

– Он гомофоб. И расист. Я думаю, опасен. Полон ненависти. Больной разум. На твоем месте я была бы поосторожней. И Джейми. Если что, звони мне. Днем или ночью. Не знаю, чем смогу помочь, но все же. Если что-то случится – звони.

– Бен, господи – с чего ты это взяла? Этот ублюдок тебе что-то ляпнул? Обидел тебя?

– Да тут не надо ничего говорить. Я всю жизнь лесбиянка, ты знаешь. Уже такое видела. Манеры, выражение лица, как он с тобой разговаривает. Он пытался скрывать – не получилось. Решил, что Моджо – страх господень, даже смотреть на него толком не мог. Как Салим и Тай. Расист, типа «вы, всякие там» и «я не расист, но». В общем, ничего хорошего.

– Господи, ты сказала Джейми?

– Нет смысла. Он хорошо маскируется. А она втюрилась по уши. Только – пойми меня правильно, я не критикую, – что он в ней нашел? Люблю Джейми, чудесная, умная, веселая женщина. Но он – цивил, моложе ее, красавчик, манипулятор. Зачем она ему? Что-то здесь не так. Ладно, пойду. Хватит сплетничать. Не волнуйся, не всегда такая придирчивая. Прости.

Я проводила ее с тяжелым сердцем. Бен не дура, и если она считает, что пахнет паленым… ну, по крайней мере, у меня не паранойя. Жаль, что нет Гейба, но он до Рождества в Европе.

День плавно перетек в вечер. Темнело, холодная ночь постепенно остудила дом.

Джейми все больше мрачнела. Я засуетилась, включила самую мощную конфорку, врубила телик и попыталась разговорить Ее Светлость. Без результата. Когда Джейми в таком настроении, лучше заткнуться, и мы молча уселись смотреть старый фильм.

Вернулся Моджо с огромным пакетом еды, на который я накинулась, как Бен Ганн на головку сыра [41]. Джейми ковыряла тикку из курицы и смотрела в одну точку, а около одиннадцати отправилась в спальню. Я знала, что она там рыдает, но ничего не могла поделать – только переживать.

Моджо грациозно вытер губы краешком кухонного полотенца и задумался. По телевизору Джон Уэйн [42] кого-то пристрелил. Я подождала. Наконец Моджо открыл рот:

– Дорогуша, этот… парень. Я обеспокоен.

– Не один ты, приятель. Бен тут распиналась, что он гомофоб, расист и все такое. Никогда не видела, чтоб она кого-нибудь так припечатывала – разве что другого философа. Я считаю, этот парень – полный отморозок, хотя он ничего такого не сказал, сплошь намеки, манера речи… Мне он действует на нервы.

– Да, наш новый друг все то, что упомянула наша дорогая, драгоценная умница Бен, и, боюсь, не только.

– Но, послушай, он обещал сегодня заглянуть, но так и не пришел. Может, слинял? Понял, что здесь ловить нечего?…

– Он еще объявится, рыбка, можешь мне поверить. Это меня и беспокоит. Думаю, стоит попросить этого милого Энди поставить мне завтра замок. Такой очаровательный мальчик и всегда рад помочь. На этот раз я присмотрю за своими драгоценностями. Только не волнуйся, дорогуша, – от этого одни морщины. Этот Шон – очередная Ошибка Джейми, и мы это знаем. Возможно, неприятнее, чем обычно – но ничего не поделаешь, остается переждать. Думаю, ты так и поступишь? Верная малышка. А пока разреши мне соблазнить тебя фисташковым калфи [43]. Оно в холодильнике, а зная твой здоровый аппетит…


И он объявился. На следующий день, когда я приехала домой после работы и визита к маме (которая, по-моему, выглядела немного усталой), Джейми радостно ворковала над букетом в упаковке, перевязанной стандартной ленточкой цвета блевотной зелени:

– Посмотри, это от него – правда, прелесть? И записка – он не смог вчера зайти, дома были проблемы – бедняга, уж я-то знаю, каково это! Господи, мне еще никто не присылал цветы! У нас есть какая-нибудь ваза? Где? Нет, я сама принесу.

В ту ночь он ей позвонил. Я засекла – пятьдесят минут. На этой неделе у нас намечалось два концерта – в четверг в Сент-Олбанс и в пятницу в Брайтоне, в клубе «Бух!». Платили хорошо, и я беспокоилась, будет ли Джейми на высоте, – а то у нее совсем крыша съехала из-за всей этой «любови».

Зря я нервничала – она выступила блестяще. Все наперебой галдели, какая она гениальная и неподражаемая актриса. Я впечатлилась, Джейми буквально сияла. Похоже, увлечение Шоном дало ей хороший толчок. Может, мы и впрямь к нему слишком строги? Джейми утверждала, что Шон просто пытается перебороть свое воспитание. Ну, думала я, может, так оно и есть. В нашей компании он пока еще не в своей тарелке – может, он исправится. Хорошо, если я ошиблась на его счет, потому что иначе он – безнадежная сволочь. Потому что иначе наша дружба с Джейми под ударом.

Мы с удовольствием отработали эти концерты. Было здорово, как в добрые старые времена. А в субботу отправились в культовую пирсинг-студию «Перфорация» в Брайтоне, где я проколола губу, а Джейми – козелок. Я сказала, что хочу еще татуировку, и Гейб обещал сводить меня к знакомому мастеру, Вану Бёрджессу. Мы посмеялись, вспомнив его первую записку мне – я тогда еще подумала, что он едет к ванной, потому что почерк у Гейба жуткий. Мы обсудили мою идею сделать наколку в виде племенного браслета, попереживали, больно ли это. Поели блинчиков и с воплями побегали по пляжу. По дороге домой мы болтали и слушали «Радио Четыре» и старые кассеты «Систерз оф Мерси», «Киллинг Джоук» и «Нью Модел Арми» [44], а я заставила Джейми потерпеть Тупака, Кейт Буш, «Сайпресс Хилл» и «Вокруг Хорна» [45]. Ее Светлость стонала, но в глубине души ей они тоже нравились; к тому же нас хлебом не корми – дай поспорить, а тут такой случай. Мили пролетали незаметно, было клёво.

То была одна из наших последних счастливых поездок. Одна мысль о ней – и сердце будто шипы раздирают; мы так дружили, мы были так близки.


Через день после нашего приезда заявился Шон. Я решила, что дам ему шанс, роскошь сомнений и все такое. Без толку. Ни малейшего, блядь, толку. Ничего такого он не говорил – что-то неправильное было в самой манере речи, в том, сколько он рассказывал о себе, о своей тяжелой жизни. Вы уж меня простите, но его семья отнюдь не нищая: учился он в престижных школах, все самое лучшее. Ладно, может, его отец и был жестковат – в принципе, типичный торгаш, – но послушать Шона, так его папаша – Гитлер собственной персоной. Мне бы отец подарил в восемнадцать мотоцикл! А по словам Шона, отец его жалкий скряга, поскольку не раскошелился на последнюю модель. А в спорте… если б только Шону дали шанс, он бы на блюдечке получил олимпийское золото. Но сначала все были против него, а потом – о горе, – случилась травма, разорванное коленное сухожилие. Тоже мне, старые боевые раны. Мы даже узнали, как сильно он хотел служить в армии и стать десантником, или спецназовцем, или как их там, но, ч-черт, его признали негодным – у него приступы астмы, когда он волнуется. Господи, я не верила ни единому слову – от этих историй лажей несло за версту. Он явно рассказывал их не впервые – все отрепетировано. Я порадовалась, что Моджо уехал – он бы не вынес такого цирка, и мы бы не миновали скандала. Но Джейми все проглотила. Хлопотала вокруг Шона за ужином и подливала вина. Тоже мне, гейша хренова. Я удивилась, что она не омыла ему ноги и не вытерла их волосами. Блэээ.

Вечер получился так себе, так что я решила улечься пораньше и почитать американский нуар-триллер, купленный на последних гастролях. Я вылезла из ванны – в жутком розовом махровом халате, мужской пижаме «С. и М.» и тапочках в виде кроликов – и прошлепала на кухню выпить последнюю чашку чаю, и тут у меня за спиной кто-то появился. Я ничего не услышала, просто ощутила присутствие. Я нервно развернулась и увидела Шона, который стоял, прислонившись к косяку.

– Ебаный в рот – господи, ты всегда так подкрадываешься?

– Я тебя напугал? Извини. Просто я двигаюсь почти бесшумно – научился у одного парня из спецназа. – Он сделал ударение на последнем слове, и еще усмехнулся – типа, хотел впечатление произвести. Видя, что я не теряю сознания от восторга, Шон помрачнел и вздохнул. – Послушай, Лили, я хочу с тобой поговорить. Я знаю, у нас как-то не заладилось, возможно, это моя вина. Я– не особо умею общаться. Всегда был одиноким волком. Если я обидел тебя – прости, мне правда жаль. Я хочу с тобой ладить, я вижу, сколько ты значишь для моей потрясающей женщины, и мне бы тоже хотелось с тобой подружиться. Я люблю Джейми. Да, я ее знаю совсем недавно, но с самой первой встречи я понял – она особенная. И я захотел узнать ее лучше. Она оказалась потрясающей. В жизни я часто ошибался – встречался не с теми девушками, но теперь все позади. Я хочу начать новую жизнь, остепениться. Слушай, давай закопаем топор войны? Будем друзьями? А? Дай мне шанс, и я исправлюсь, обещаю. – И все это под обворожительную, как он считал, улыбку.

Он протянул руку, но я его проигнорировала. Поставила кружку на стол – чтобы не выплеснуть в него:

– Избавь меня от этой пурги, Шон. Ты не нравишься мне, а я тебе. Я могу с этим жить. Пускай будет перемирие, раз Джейми это осчастливит. Но если переступишь черту и сделаешь ей больно, за мной не заржавеет. И это не пустая угроза, поверь мне. Ты не первый ублюдок, который пользуется ее добротой, но, клянусь господом, последний. Так что… – Я начала сбиваться и решила, что благоразумие еще ничему не вредило. – Ну ладно, а теперь, если позволишь, мне пора спать. – Я взяла чашку и сердито развернулась к двери.

На лицо Шона будто легла ледяная маска. Он вскипел от ярости; странные глаза гневно вспыхнули, словно огонь подо льдом. Я невольно отшатнулась при виде этой безмолвной жуткой ненависти. Затем столь же внезапно Шон взял себя в руки, и все исчезло.

– Хорошо, – натянуто улыбнулся он, – делай как знаешь. Нет, ничего страшного – я уже говорил, я ценю твою преданность. Это как в армии – боевые друзья. Товарищи. В одной связке. Вы с Джейми через многое прошли вместе, и я это ценю. Жаль, что ты не даешь мне шанс. Но время покажет. Когда-нибудь ты оценишь мои чувства к Джейми, мою заботу о ней. И мы с тобой еще посмеемся над нашими дрязгами. – Он кивнул и грустно посмотрел на меня – типа, непонятый. Поразительно, как легко он делал нужные выражения лица – словно выучил их, долго тренировался перед зеркалом. Жуть.

Я прошла мимо него и поднялась к себе. Я кипела. Господи, поскорее бы это кончилось, хоть бы это было краткое увлечение. Мы тогда вернемся к нормальной жизни.

В ту ночь, впервые после переезда в этот дом, я закрыла дверь спальни на замок.

22

Да, поскорее это не кончилось. Это продолжалось. Вскоре Шон начал приезжать почти каждый вечер. Правда, на ночь он первое время возвращался к родителям. Странно, большинство парней Джейми оставались у нас сразу и без приглашения. Впрочем, вникать было некогда – перед Рождеством концерты так и сыпались. Вскоре я узнала еще одну интересную подробность. Однажды вечером Джейми и Шон закатили чудовищный скандал – мне даже пришлось на полную катушку врубить телик. Слава богу, что у нас нет соседей. Мушка вздрагивала у меня на коленях, так что я с облегчением вздохнула, когда Шон хлопнул дверью и завел свой драндулет. Затем спустилась Джейми и поставила чайник. Она прошла в гостиную и уселась на краешек кресла у камина, белая как мел и с заплаканными глазами. Я нашарила пульт, выключила звук и спросила, как она.

Джейми хлюпнула носом, нижняя губа задрожала: – Ты, наверное, слышала, как мы ругались. Прости, я не хотела всех ставить на уши. Просто у Шона… знаю, ты его недолюбливаешь, но у него проблемы. Я понимаю, иногда он слишком много понтуется – весь этот спецназовский мачизм, но это просто от неуверенности в себе.

Я уже хотела съязвить, но выражение ее лица меня остановило. И я снова удивилась, почему Шон мне настолько не нравится. Да, конечно, мы с Бен, Лонни и Моджо считали его проходимцем, но остальные девчонки вроде Дженни, Магды и других полагали, что он милый и симпатичный парень. Красавчик. Та же Дженни на него определенно запала и все время повторяла Джейми, что заберет его, когда Ее Светлость наиграется. На его манеры всем было плевать. Я окончательно запуталась. Может, мы с Бен драматизируем? Мы это умеем. Я считала, что он Ошибка, но, честно говоря, пока он ничего дурного не сделал. Ничего не стырил, не избил Джейми, никому не нагрубил и… господи, в который раз я жалела, что не умею рассуждать хладнокровно! Джейми продолжала:

– Послушай, это между нами, но он… у него проблемы в постели. Он так переживает, так переживает. Он просто не может – ну, не может, он… импотент. – Джейми покраснела.

Я наклонилась и положила руку ей на коленку. Ноги у нее дрожали.

– Солнышко, ты ничего не обязана мне рассказывать, если не хочешь.

– Нет, что ты – наоборот, так легче. Просто со мной такого никогда не случалось – ну, не со мной, в общем, ты понимаешь… Я думала, у молодых такого не бывает, но он просто не может, хочет – и никак. Его это сводит с ума, он говорит, что не мужчина, что я буду над ним смеяться. Но это не так, Лили, я ему объясняю, что мне не важно, а он только злится. А сегодня вечером мы – ну, снова попробовали, но получилось еще хуже. Чего я только не делала – не помогает. Он просто взорвался, наговорил гадостей – не специально, просто ему тяжело. А теперь я не знаю, куда он ушел. Надеюсь, не к

Лизе.

– К какой еще Лизе?

– Своей бывшей девушке. Она им просто пользовалась, настоящая стерва. Ну, знаешь, вся в золоте и на шпильках. А затем она выгнала его, оставив себе кучу его вещей и деньги. Поэтому он сейчас без гроша. Но, знаешь, он так о ней говорит… будто ненавидит, но все равно не может забыть. Иногда я чувствую себя просто временной заменой – не дотягиваю до Лизы, недостаточно хороша. Но он говорит, что любит меня, а она его хочет вернуть, чтобы доказать, что он в ее власти. Господи, ужасно. А я… я хочу ему помочь, но не знаю как.

Чайник вскипел, и я налила чаю. Мы обсудили проблему импотенции и в конце концов решили, что лучшее лекарство – терпение и любовь. Потом Джейми отправилась спать. Вскоре приехал Моджо, и я пересказала ему наш разговор с Ее Светлостью. Да, знаю, я трепло, но мне хотелось поделиться:

– Короче, у него не только не встает, но он еще срывается из-за этого на Джейми и пугает ее этой Лизой, которая, судя по рассказам, – та еще штучка.

– Хмм… Может, он латентный гей? Он настолько мачо, это очень подозрительно. Признаю, мне все это не нравится. Поскорее бы вернулся наш дорогой Архангел. Может, он образумит Джейми и, так сказать, убедит нашего друга поискать новое пристанище. С другой стороны, он уже это проделывал, и толку чуть. О боже, боже. Никогда не пойму такую любовь. Одни неприятности. Наш гость не нравится даже малютке Мушке – правда, милая? Вот именно, совершенно не нравится. А мне от него, простите мой английский, самому, нахуй, стремно.

Раньше я об этом не задумывалась, но Моджо прав. Мушка Шона не переваривала. Я не особо верю, что у животных есть шестое чувство – Мушка продажная кошка, и ластилась ко всем, даже к предыдущим Ошибкам Джейми. Но точно: в присутствии Шона Мушка нервничала, а он ее просто не замечал. Да и Моджо перешел на разговорный – значит, и впрямь взвинчен. Я еще раз попросила Господа, чтобы все поскорее закончилось. Впрочем, Шона я все равно слегка жалела – наверное, ужасно быть импотентом, особенно когда ты красив и молод и женщины считают тебя настоящим жеребцом. Но я все равно ему не верила: от россказней о бывшей девушке за милю несло манипулированием. Ох ты ж черт, черт, черт!


В тот год Рождество на нас буквально свалилось. В ноябре и декабре мы провели немало отличных концертов – Джейми палила из всех стволов. Нам позвонили с телевидения. Им кто-то сказал, что Джейми – второй Билли Коннолли [46], и они хотели использовать ее в музыкальной телеигре. Мы порадовались – вот и новые возможности. Еще про Джейми написали пару неплохих рецензий в местных газетах Аберистуита и Оксфорда, если правильно помню. Тоже полезно. Но вне сцены Джейми думала только о Шоне, что уже порядком надоело – она все время про него говорила.

Я уже купила всем подарки. Ее Светлости я приобрела пейджер – по-моему, очень умно. И тут Джейми намекнула, что Шон тоже собирается нам что-то дарить. Черт, подумала я. И решила подарить ему купон на покупку книги. Шоновы понты меня бесили до невозможности. Особенно то, что он якобы обожает читать. Галимая чушь. Хватит и пяти минут, чтобы понять – за всю жизнь он не открывал ничего, кроме этой хуйни для спецназовцев («Шесть способов бесшумно убить человека», «Ловушки и их использование», «У меня член больше, чем у тебя» и все в таком роде). Мы все читали запоем, и Шон полагал, что сравняет счет, если будет чесать языком про книги. Очень грустно. Мы с Моджо решили не подкалывать его на эту тему, потому что иначе он злился и срывался на Джейми; ссоры их в последнее время участились.

Ну да, конечно – Шон завалился двадцать первого и вручил нам с Джейми подарки. Моджо он проигнорировал. Джейми презентовал пару больших золотых серег, явно из секонд-хэнда. Она такое не носила, но он уговорил ее надеть их вместо пирсинговых колечек. Серьги смотрелись дерьмово, но Шон пришел в щенячий восторг – ну еще бы, настоял на своем. Также мы получили утепленное шелковое белье: Джейми – черные панталоны и футболку с длинным рукавом, а я – бежевую футболку. В общем, я лучше промолчу. Шон долго распинался, что они из чистого шелка, что это последняя новинка в мире спорта, их даже используют в ВВС Великобритании, его босс Майк привез их прямо из Китая, а вообще в Йоркшире их продает только «Раптор Спорте» и… Значит, он спер их с работы, прижимистый ублюдок, подумала я. Свою футболку я сунула в ящик, даже не вытащив из упаковки. А Джейми так радовалась, будто ей подарили корону с брильянтами, а не треники и дешевые сережки.

Непонятно, почему Шон ничего не подарил Моджо, но Джейми сказала, мол, Шон думал, что Моджо не отмечает Рождество, поскольку азиат. Странно, Брэдфорд – многонациональный город, тут все празднуют всё – Рождество, Дивали, Хануку, Пасху, возможно, даже Бель-тайн [47], если поискать. И вряд ли Шон не знал, что большинство ассимилировавшихся выходцев из Азии тоже отмечают этот праздник. Мог бы подарить хотя бы открытку. Фиг тебе – для Шона Моджо, как и Мушка, не существовал.

Ну да ладно, мы с Джейми поехали на Рождество к маме и папе, а кое-кто Особенный увез Моджо на юг Франции или еще куда, где экзотики не меньше, – они так делали каждый год. Потом Моджо всегда привозил нам подарки из «дьюти-фри» – очень мило, хоть и поздновато. Свое номинальное мусульманство Моджо считал необычайно удобным, чтобы слинять подальше от английской рождественской лихорадки. Да уж, иногда я жалела, что Особенному не нравились низенькие мулатки, – особенно после турецкого кебаба «фламбе».

Ладно, это я привередничаю; вообще-то я люблю пирожки с мясом и рождественские торты – на каждый пирожок можно загадать желание, как говорит мама. Да, я все больше о ней беспокоилась – мама была какая-то измученная, и я гадала, не заболела ли она. Несколько раз я к ней приставала с вопросами, но она ссылалась на возраст. Я спросила отца – тот сказал, что мама долго приходит в себя после декабрьского гриппа.

Джейми немного загрустила – Шон заявил, что на праздники уезжает кататься на лыжах с друзьями в Глен-ко. Весьма подозрительно: никаких «друзей», о которых он все время долдонил, я ни разу не видела. Скорее, умотал к мамочке с папочкой или к этой чертовой Лизе.

Но занудствовать про Шона смысла не имело; я просто радовалась, что он ненадолго свалил и у нас получилось славное семейное Рождество.

На День подарков мы отправились к матери Гейба. Я не видела его несколько месяцев, и чуть не умерла с горя, когда узнала, что он привез из Германии очередное увлечение, Силке. Она оказалась такой же, как все пассии Гейба, – дистрофичной, нервной, с глазами как два закопченных дымохода – типичная клубная девочка. Мы прозвали ее Насекомочка. К счастью, мы с ней почти не пересекались – она либо сидела в ванной, либо спала. Меня устраивало. Ее худосочный шарм утомил меня за пару секунд. Я взглянула на ее плохо проколотый и сочащийся сукровицей пупок над ремнем брюк-стрейч, услышала кукольное нытье: «Я не могу это ест, и это я не могу ест, где здес дер душ, Габри-эл?» – и мне стало плохо. Нет, я не ревновала – я это давно переросла. Правда, честно, переросла. Ну и как хотите. Я знала много немцев (даже целовалась с одним мальчиком, который приезжал по обмену, – его звали Понтер, мне было четырнадцать), и, в отличие от других англичан, не отношусь к ним предвзято. Но такие девицы, как фройляйн Силке, встречаются где угодно – они пиздец как универсальны. Мы их называем «нервные цыпы». У меня от них заметно повышается аппетит. Впрочем, он у меня от чего только не повышается.

Миссис Смит всегда говорит, что стол будет скромный, и каждый год готовит невообразимое количество еды. Свою праздничную порцию получают даже пони, собаки, кошки, хорьки, канарейка, кролики и коза по имени Концепта. Сумасшедший дом.

После очередного монументального обжорства мы вернулись, побежденные, в гостиную с кофе и кучей бутылок бренди, «Джеймсона» и любимого ликера миссис Смит «Бейлис». От камина разливался жар, на полу ковер из шерсти разнообразной живности. Бывшие владельцы указанной шерсти сами разлеглись живым ковром, урча, свистя и посапывая. Мы последовали их примеру. Силке обиженно удалилась в спальню Гейба – увеличивать его счет за мобильный телефон. Миссис Смит повернулась к Джейми, в большой красной руке – стакан приторного густого алкоголя:

– Девочка моя, я слышала, у тебя милый кавалер. Хороший парень? Как зовут?

– Шон Пауэрс, мам. Его отец – владелец автостоянок, «Пауэрс Моторс».

– Да, я знаю Пэдди Пауэрса – вернее, Патрика Пауэрса. Далеко пошел. Шон, кажется, его старшенький. Еще у него вроде две девочки. Да, Кэтрин и… Тереза, точно. Габриель, помнишь девочек Пауэрса? Кэйтлин, налей Лили кофе, а то она от жажды умрет…

– Да, – Гейб задумчиво кивнул. Господи, какой красивый! Я с горя потянулась к шоколадке. – Я больше общался с Терри, типа, с Терезой, чем с Кэтти. Мелкие воображалы, самомнения выше крыши. Вся семейка – полный бардак. Что-то у них там наперекось – мама, помнишь историю про Лану и ее подругу? Что у них случилось? Еще когда…

Заслышав имя своего ненаглядного, Джейми навострила уши, но нам слишком хотелось посплетничать. Вторая сестра Гейба, Розэри, взмахнула рукой, требуя внимания, и выдала голосом телеведущего:

– Подруга Ланы Пауэрс, Симона такая-то, была найдена кошмарно мертвой при компрометирующих обстоятельствах в гостиничном номере в Лидсе. Саму мисс Пауэрс отволокли в полицейский участок…

После чего все три сестры, Кэйтлин, Розэри и Грейс, гукнули в унисон и закатили темные глаза. Гроза божья, а не девчонки.

– Ой, Рози, прекрати ерунду пороть – нет, вообще был настоящий скандал. Эта ее подруга, Симона, вырядилась в какой-то ненормальный костюм и ее задушили или что-то вроде…

Гейб нахмурился:

– Но всё, типа, замяли. Мам, старик Пауэрс в той же ложе, что и папа был, да? Я так и думал. В той же, что и твой отец, Джейми. В общем, все быстренько разрулили. Кажись, Лана с подругой искали себе приключений – не стану уточнять, каких – здесь дамы. Ладно, ладно, жесткое садомазо, бондаж, мальчики по вызову… да, честно. Тусовались в этом отеле в Лидс и, типа, устраивали частные вечеринки, но что-то пошло не так, и вот тебе на, подруга Ланы отбросила копыта. Провели расследование – вердикт «смерть в результате несчастного случая». Спорю на все бабки, следователь пожал кому надо руку, и все. Она еще та штучка, эта Лана Пауэрс. Мне Томми Гаррэт рассказал – да, Кэйт, тощий. Он мыл тачки на первой стоянке старика Пауэрса. Парни называют Лану «Черная вдова». Она вечно в черных кожаных юбках в обтяг, на лице штукатурки тонна, такая, в стиле Джоан Коллинз [48]. Волосы крашеные, черные-черные и завиты. Томми говорит, она все на стоянку захаживает и строит парням глазки – как поживает твой отец и все такое. Въезжаете, да? И подваливает только к молоденьким. Старая развратница. Но Пауэрс ее обожает – не дай бог кто что о ней скажет. Странно, да?

– Ничего удивительного, сынок, она ж его единственная сестра. А вот жена старика, Розали, и впрямь странная. Очень набожная – о, дальше некуда. Важная шишка в обществе Девы Марии, всегда поет в церковном хоре и тому подобное. Поставляет святым отцам пирожные и «Джеймсон». Я ездила с ней в том году в Лурд – тихая такая, почти все время молчала. Перебирала четки и в окно смотрела. Мышка-блондинка, зато Падди – такой видный мужчина… Не груби, Грейс, и откуда ты такого набралась? Я уверена…

Последовали вопли и подушечные войны, а потом сестры пригласили нас прогуляться в бар. О Насекомочке, которая до сих пор сидела у Гейба – наверное, пупок ковыряла, – все благополучно забыли. Мы с Джейми решили остаться дома – переварить съеденное.

Миссис Смит отказалась от нашей помощи – заявила, что Габриель купил ей посудомоечную машину, так что теперь она дама свободная и справится с посудой за минуту. И мы с Джейми и Гейбом развалились в теплой гостиной, как удавы после еды – тут лучше не говорить «как козы на пастбище».

И вскоре Джейми задала вопрос, который мучил ее последние полчаса. Она плюхнулась возле Гейба на колени и серьезно посмотрела на него. Я вздохнула и решила об этом не думать.

– Гейб, солнце, откуда ты знаешь Пауэрсов? То есть – ты знаешь Шона?

– Они тоже брэдфордские ирландцы, как и мы. Правда, смотрят на нас сверху вниз, потому что мама цыганка. Типа, «а, эти бродяги» и все такое. Я вообще люблю всё про всех знать – что-то типа хобби, везде нос сую. Ay Пауэрсов в семье бардак, это каждый знает. Яркий пример, что за деньги счастья не купишь – а они не бедняки, ты уж мне поверь. Так вот, я, типа, знал Терри Пауэрс – она гуляла с Франко из группы «Последний ангел», я тогда с ними мотался. Строила из себя крутую рокершу. Только это она зря – таким, как Франко, рок-н-ролл нужен, только чтоб клеить баб. В лондонском загородном клубе настали кранты. «Ангелы» давали концерт, а Терри кокаина употребила, наверное, тонну, и шаталась по залу на своих шестидюймовых шпильках, строя из себя су-пер-мо-дель. А потом группа отыграла, и в гримерке случился скандал – я так понял, типа, Терри застала Франко с какой-то бабой, которая делала ему минет. Разоралась, умчалась в отель и не хотела пускать Франко в его номер. С утра пораньше на байке примчался Шон и ее забрал. Кажется, папаша послал его за сестренкой. Можешь сама его спросить, рыбка. Еще та была шумиха. Франко на пользу – репутация Казановы и все такое. А вот ей небось было несладко.

– А Шон? Ты с Шоном пересекался?

– Неа. Не моя тусовка – он больше спортом занимается, разным там бегом – ну, так я слышал. Только знаю, что для старика Пауэрса он типа как мальчик на побегушках. Не сын, а чернорабочий. Вряд ли империя Пауэрса к сыну перейдет. Скорее уж к Кэтти. Железная баба. Да, а этот Шон красавчик. И глаза необычные. Как у Ланы и Терри. А у остальных нормальные. Чудная штука генетика. – Гейб улыбнулся и отечески погладил Джейми по голове: – Только ты полегче с этим парнем, зайка. Он, наверное, даже не знает, как себя вести в этом вашем доме – мама говорила, у Пауэрсов дворец, сплошь китайские панно и хрусталь. А не гнездо грязных хиппи, как у вас.

За такое мы его побили. Ему понравилось. Мне тоже – но это личное.

23

Год начался с неприятностей. Заболела мама, и я чуть не сошла с ума. Они с отцом, как всегда, смотались в Новый год на гору Хелвеллин, мама снова подхватила грипп и все никак не выздоравливала. Грипп дал пневмонию. Вы не представляете, каково мне было – я, блядь, ничем не могла помочь! Маму увезли в больницу, она лежала там, как тряпичная кукла, длинная коса свисала с жуткого больничного одеяла.

Мы с папой, невзирая на оппозицию, буквально поселились в палате. Думаю, так нам казалось, будто мы что-то делаем. Господи, сущий кошмар. Больница… пациенты выходят оттуда еще менее здоровыми, чем были. Впрочем, персонал оказался милым – только усталым и заработавшимся.

А мама… боже, я сидела и молила Господа, чтобы она только не умерла. Слушать бульканье и хрипы больных легких было невыносимо. Папа поседел и явно приготовился умереть вместе с ней; он был совсем не в себе.

Меня держали Джейми и Гейб, помогали мне, как могли. Моджо, которого мои родители давным-давно приняли с распростертыми объятиями, таскал кучу бесполезных, но приятных вещей: номера «Boгa», лавандовую воду, – а однажды огромный букет роз от Особенного. Бедный Моджо, больницы явно не для него, но он старался изо всех сил, храни его господь.

Миссис Смит ходила убираться к маме домой и несколько раз даже стирала белье – настоящий ангел. Все наши друзья присылали открытки, а Бен с Лонни преподнесли еще и корзину фруктов. Вот в такие моменты и понимаешь, кто настоящие друзья.

Однажды вечером нам стало по-настоящему страшно. Было ужасно холодно, а в соседней палате лежали умирающие. Джейми ушла, а я осталась с матерью. Папа дремал. Было уже за полночь. От ужаса и тревоги я не находила себе места. Вдруг мне на плечо опустилась ледяная рука. Господи боже! Я подпрыгнула. У меня за спиной Джейми разматывала с головы черный шерстяной шарф, весь заиндевевший.

– Как ты… сюда попала? – выдохнула я.

– Сказала, что я твоя сестра – им все равно, я сказала, типа, нас обеих удочерили. В общем, фиговая тут охрана. Лили, ты и есть моя сестра. Я люблю тебя, люблю маму и папу. Просто захотела посидеть с тобой, ничего?

Я обняла ее. Мы сидели, держась за руки, а мама сражалась за кислород, и в крови у нее кипела лихорадка.

– А что… Шон? Он не против, что ты на ночь?

Она с болью покачала головой:

– Ты всегда ко мне так добра… Нет, я не знаю, где он – наверное, с другой, с Лизой. Он последнее время такой странный, взвинченный. Ладно, это неважно – вот что важно.

Я кивнула – отвечать не было сил. Так мы и сидели, не разнимая рук. Ночь казалась бесконечной. В конце концов наступил рассвет – серый и мягкий, как взмах крыльев.

После той ночи мама медленно пошла на поправку. Мы все вымотались как собаки, но это ничего – главное, маме полегчало, и с моего сердца упал камень. Через некоторое время я уже могла оставить маму с папой одних и поехала в город. Брэдфорд бурлил, и вскоре я узнала, почему – из местной газеты. Заголовок вещал: «Зверское убийство Сары Эванс: никаких следов». Я прилетела домой и, когда перебирала белье, спросила у Джейми, что случилось. Новости безрадостные:

– Ужас какой-то. Бедная девка. Страшно подумать, ее буквально изрезали на куски. Теперь всплыло, что было еще два похожих убийства, но те были проститутки, а это приличная девушка. Зла не хватает. Знаешь, что все думают?

– У нас завелся новый Потрошитель?

– В точку. Три женщины убиты, а полиция в газетах и по телику только и говорит – «Без комментариев». В городе репортеры кишмя кишат – хотя лично я ни одного не видела. Правда, я вряд ли отличу журналиста от человека, если на нем не написано «пресса».

– А еще два убийства – это когда было?

– Не знаю. Одно вроде в прошлом году, а другое в позапрошлом. Похоже, никто их не связывал. Нац из магазина рассказывал, что слышал от друга-копа – полиция многое скрывает, потому что всякие придурки заявляются и говорят, что это они убили. Внимания хотят. Я думала, такое только в фильмах может быть – оказывается, нет. Спустись в любую каталажку и услышишь: «Начальник, это я кокнул блондинку». Поэтому власти помалкивают – чтоб чокнутых проверять. Еще Нац сказал, что этот псих отрезает бедным бабам головы и все такое – даже старых копов тошнило, как детей малых. Господи, ни за что бы не пошла в полицию. Бэээ.

В ту ночь в новостях показывали мать Сары Эванс. Я еще подумала – зачем ей это? Ужасно – ее высушенное, опустошенное лицо, всхлипы, фотография Сары. Я видела не серьезное лицо молоденькой девушки, а кусок кровавого изрубленного мяса. Меня трясло. Мы все решили, что, если с нами такое случится, остальные ни за что не пойдут на телевидение. Миссис Эванс задавали вопросы – идиотские до непристойного. «Что вы думаете об убийце вашей дочери?» Твою мать, что она должна была ответить? «Да, какой-то псих зарезал мою единственную дочурку, но я на него не сержусь?»

И всякая фигня о том, какой бедная девушка была нормальной: она ждала автобуса на остановке (на Мэнингем-лейн, возле Образовательного центра для взрослых) после вечера любителей поэзии. Нет, она не одевалась «вызывающе», и ветреной особой не была, нет-нет, ничего такого. Хорошо училась, самосовершенствовалась, искала работу, и – бум! Старый алкаш нашел все, что от нее осталось, в кустах возле заколоченного дома, где собирался тихо и мирно распить свой самогон или что он там пил. «Зверское убийство» – вот как они это назвали. «Жестокое нападение на невинную девушку». Будто две другие – отбросы, мусор, из-за которого не стоило волноваться. Какое лицемерие – дух захватывает!

Все только об этом и говорили. Конечно, в Брэдфорде такое уже случалось, Черная Пантера и Потрошитель, но мы не «город убийц», как написали в «Сан». Все очень злились, что нам приписывают славу британской столицы психов и шлюх – а как же, например, Манчестер? Вдобавок опубликовали жуткую статью с «гласом народа». Ну, знаете, мини-фото людей, пойманных у универмага «Арндэйл», и их ответы на вопрос «что делать с плохой репутацией Брэдфорда?». Среди опрошенных – сплошь белые и азиаты, с аккуратными стрижками и в галстуках: «Думаю, проституток нужно выгнать из города». Или: «Эти женщины сами себя компрометируют, а страдают нормальные люди». Плюс куча молодых мамаш и бабусь, которые теперь боятся по вечерам выходить из дома. Далее прилагались наставления женщинам: не надевайте открытые наряды, не гуляйте поздно по улице. Особенно мне понравилось про открытые наряды – они вообще на градусник смотрели? Даже ночные бабочки запаковывались в лыжные костюмы и высокие ботинки. Люди по-дурацки шутили, но я не буду повторять.

Впрочем, вскоре все поутихло: разгорелся новый скандал – на сей раз вокруг надоевших уже похождений королевской семьи. Удачи им, сказали мы, – этим клоунским вырожденцам.


Гейб сопроводил Джейми на пару концертов, которые я пропустила из-за мамы, – очень мило с его стороны. Но потом укатил в Америку с «Саламанкой». Сказал, если они его не достанут, вернется только через несколько месяцев; сердце мое было разбито. К счастью, Насекомочка слиняла домой в Кельн, и мы решили закатить Гейбу прощальный ужин со спагетти. Джейми все горевала о Шоне – тот так и не появился. Я надеялась, что этот ублюдок решил свалить. Как характерно – эти отморозки всегда уходят не попрощавшись. В общем, мы решили, что все кончено. Я знала, Джейми больно, но она держалась молодцом – даже иногда отпускала про Шона корявые шутки.

На отвальной Гейба Шон написал Джейми на пейджер. «Я люблю тебя. Шон», – это первое. Я думала, Джейми от счастья лопнет. Мое сердце сжалось. Второе: «Моя потрясающая женщина». А затем: «Увидимся вечером» и «Прости меня, дорогая». Не знаю, что подумали операторы про эти розовые сопли; с другой стороны, им, наверное, не привыкать. Надо было подарить ей кропаль на Рождество.

Шон заявился с извинительной охапкой цветов, купленных на автозаправке, и большим белым плюшевым медведем. Дверь открыла я, и, прежде чем войти, Шон замялся и сказал театральным шепотом:

– Прости меня, Лили. Ты, наверное, злишься, и я тебя не виню. У меня были проблемы дома, а теперь я уже разобрался, честью клянусь! Я просто хочу помириться с Джейми и быть счастливым. Может, все-таки заключим перемирие? А?

Я заворчала. Что я могла сказать – Джейми ведь наверняка все слышала, и Шон это знал. Специально на публику говорил. Зато я с трудом сдержала ухмылку, когда он вошел в гостиную и обнаружил Моджо и Гейба. Похоже, он воображал, что увидит одну Джейми или, на худой конец, Джейми и меня.

Шон нацепил печальную маску и вручил Джейми цветы и игрушку. Та пыталась изобразить злость, но выходило неубедительно. Моджо подхватил букет, пробормотав:

– Поставить в воду?

Странно, обычно ему не приходило в голову заняться хозяйством. Похоже, он просто не хотел находиться рядом с Шоном. Ух ты, они и впрямь друг друга не переваривают!

Моджо сунул полудохлые хризантемы в банку и, перекинув новое черное пальто через плечо, заявил, что совсем вылетело из головы, у него же встреча – простите, надо бежать. Полная лажа.

Гейб встал и обнял его на прощанье, пока Джейми озадаченно вещала, что готовила на четверых.

– Дорогая, теперь здесь наш дорогой Шон, вас и так четверо, а мне пора. Я люблю тебя, Архангел, удачи в Новом Свете, целую…

Я вышла его проводить и удержала возле двери:

– Куда ты собрался? Только врать не надо, никуда тебя не приглашали.

– Дорогуша, – ответил он, – я просто не переживу ночь под одной крышей с нашим обольстителем. Просто… он… ладно, забудь.

Обычно Моджо за словом в карман не лезет. Очень странный момент; жаль, что я так с Моджо и не поговорила, но он умчался в ночь – ловить такси.

В некоторой растерянности я поплелась назад. Шон развалился в кресле у камина и распинался перед Гей-бом – которому явно было неинтересно, – о деле Сары Эванс. У этого парня обо всем имелось свое мнение. Убийца, если послушать Щона, чертовски умный тип:

– Он не сумасшедший. Я думаю, он окажется, ну, из бывших десантников, натренированной машиной для убийств – ушел со службы, сорвался с цепи. Правительство о таких парнях все знает – только ничего не говорит, чтобы не вызвать панику. У обычного человека против такого нет ни шанса. Их тренировали для секретных операций. Двигаются бесшумно, мастера камуфляжа.

– Да, но зачем такому мачо бегать за маленькими девочками? – спокойно возразил Гейб, глотнув пива из бутылки. – То есть на хрена выбирать такую мелкую цель, девочку-студентку, которая домой топает?

Шон молчал, на лице вздулись желваки:

– Ну, наверное, у него были свои причины. То есть, знаешь, с такими парнями вообще не все просто. Что угодно может быть. Мы наверняка так и не выясним, потому что копы его не поймают и гражданские не узнают ничего. Секретная информация, правительственная тайна и все такое.

– Да ерунда, просто очередной псих, мечтающий трахнуть свою мамочку.

Гейб лениво улыбнулся – он явно дразнил Шона, и тот аж побелел от злости:

– Не смей… так говорить, то есть, э, это не так. Парень профи, я же говорю, он умный, это вам не какой-то псих – он как те парни из фильмов про Вьетнам, типа «Взвод» или «Цельнометаллическая оболочка» [49]. Настоящий спец, убойная сила. Господи боже, он не такой, как ты говоришь…

– Может, да, а может, нет. Да ладно тебе – у него же явно с головой не в порядке, раз он баб мочит? Ну ты сам посуди…

Шон безрадостно улыбнулся, сухие губы обнажили идеальные зубы:

– Ладно, ладно. Но, послушай, некоторые девушки – заметь, я сказал некоторые, не все, конечно, о присутствующих ничего такого, – но, знаешь, некоторые ничего хорошего из себя и не представляют, понимаешь меня? Их полно на Лейн и по городу – юбки задниц не прикрывают, почти голые, выставляют себя напоказ, – девушке разве подобает так одеваться? Нельзя же так.

– Это их дело, как одеваться, – ничего плохого они не делают. В наши дни многие девушки носят мини – но это же не повод их убивать?

С Гейба слетела вся дружелюбность, и он начал заводиться. Лично я уже давно кипела. Даже Джейми хватило такта смутиться. Шон вообще кем себя вообразил? Архиепископом, нахуй, Кентерберийским? Защитником общественной морали? Ублюдок.

Шон наклонился вперед, уперся локтями в колени, лицо напряглось:

– Это не убийство, эти… проститутки, эти девки, которые не лучше шлюх, – они как зараза, они рушат жизни людей. Я об этом читал – нет ничего хуже падшей женщины. И этот парень – ну, я слыхал, как люди говорят – дескать, он оказывает нам услугу, очищает улицы от грязи, санитар общества, как Чарльз Бронсон [50] в кино, такой антигерой.

– Чушь! – хором объявили мы.

Затем Гейб поставил пиво и выпрямился, разглядывая Шона. Тот отвел глаза.

– Ну и, типа, кто так говорит? – спросил Гейб тихо, но отчетливо.

– Парни в баре. Да ладно тебе, все парни – если нормальные – все так к шлюхам относятся. От этой грязи тошнит – лучше б они сдохли. Я хотел сказать…

– Вот что я думаю – лучше заткнись, приятель. И перестань читать это дерьмо. И не равняй меня под эту гребенку – я тебе не молокосос из бара. Так что попридержи язык, особенно здесь. Эти девочки – моя семья, парень, так что не забывай…

Шон побледнел; веко задергалось – видно, взаправду разнервничался. На скулах вспыхнули красные пятна. Казалось, он вот-вот взорвется. Ну вот, началось.

Но ничего не началось. Шон откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы:

– Хорошо – только без обид, босс, лады? Не хочу расстраивать наших милых дам своими… идеями. Так что простите – мужские разговоры, сами понимаете. Парни – они вечно такие. Извините, никого не хотел – ну, типа, обидеть. – И он снова безрадостно улыбнулся, а Гейб взял пиво и от души глотнул, не обращая на Шона внимания. И сколько нам мириться с этим козлом, подумала я. Джейми, детка, да выгони его.

Джейми вскочила и засуетилась:

– Ладно вам, хватит. Мальчики, не спорьте. Честно говоря, меня от этого всего в дрожь бросает. Бедные девушки – мне вот кого жаль, господи, какой ужас. Страшно подумать. Ладно, пора ужинать. Лили, поможешь накрыть стол?

Когда мы принесли тарелки, Гейб с Шоном уже обсуждали футбол – не дружелюбно, но хотя бы в глотки друг другу не вцеплялись. Гейб мне даже подмигнул, когда после кофе Джейми и Шон ушли наверх «поговорить».

– Ну, что скажешь? – спросила я, всем сердцем желая, чтобы наверху «разговаривали» мы с Гейбом.

– Да он молокосос – я такое в городе каждый раз слышу. Идиоты. Когда такие понты, сразу видно, что человек слабак, зуб даю. Спецназ, «тайные операции» – видали мы таких. Похоже, у него, бедняги, просто не встает.

Я покраснела. Прямо в точку.

– Строго между нами, у них и впрямь проблемы.

– Неудивительно. Впрочем, это их дело. А этот Шон какой-то, ну, типа, незрелый. Хотя не худший вариант – мы и не такое видали. Помнишь Доджера? Господи. Впрочем, долго они не продержатся – слишком разные, да и Шон не в ее вкусе, не из этих, типа, встал и погнали. Послушай, Лили, может, это хороший знак – Джейми ищет себе парня помягче. Может, она успокаивается?

– Но Бен говорит…

– Я знаю, что говорит Бен. И Моджо. Этот ваш приятель – полное дерьмо, когда дело касается черных, геев и проституток, – тут я ни словом не возражу. Но я же говорю, значит, они долго с Джейми не пробудут. Джейми не позволит ему опускать друзей и нести всякий расистский бред.

– Знаю, но он на самом деле никогда – ну, он как-то выкручивается. Дело же в том, какой он сам, он, ну, он…

– Да ладно тебе, Лили. Нельзя полюбить весь мир. И мы все знаем, ты считаешь, нашей девочки вообще никто недостоин. Шон – смазливый проходимец, всего-то. Плюнь.

В тот вечер перед уходом Гейб на прощанье меня поцеловал. Нет, ничего такого – просто в щеку. Он обнял меня – и мне показалось, что сейчас я грохнусь в обморок. Он меня поцеловал впервые за все эти годы – даже по-дружески. Господи, ребячество, но это дало мне надежду. Вдруг однажды мы с ним, может быть… Ну да ладно.

24

Наутро Джейми сияла, как Мушка с банкой йогурта, и я поняла – они слились в экстазе. Я вопросительно подняла бровь, и Джейми счастливо кивнула.

Медленно, но верно Шон перебирался к нам. Сначала его вещи появились в крохотной ванной – россыпь мужских, смердящих дезинфекцией причиндалов – гель для душа, бритвенный набор, несколько огромных бутылок дезодоранта, вонючий крем после бритья, – которыми он, к счастью, почти не пользовался. Вокруг мусорного ведра обломками кораблекрушения дрейфовали пластиковые коробочки от одноразовых контактных линз, а по углам серыми кучами валялись грязные спортивные носки.

Как-то вечером я вернулась от матери и услышала жуть какой грохот и скрежет из подвала. Я открыла дверь и заорала вниз:

– Эй, кто там? Что происходит?

Шон подошел к подножию лестницы и победно мне ухмыльнулся:

– Да так, ничего, Лили. Навожу тут порядок. Хочу поставить тренажеры и гантели – удобно, а?

– Шон, здесь вещи мистера Сулеймана – их нельзя выкидывать. Не знаю, кто тебе разрешил, но… – Я запнулась – я знала, кто ему разрешил.

– Не беспокойся, я все вещи сложу в угол – здесь куча места. Получится настоящий тренажерный зал, можешь тоже тут заниматься – Джейми сказала, что хочет попробовать.

Я ушла в гостиную и врубила телевизор на максимум, чтобы не слышать грохота. Типично – тренажерный зал. Шон так гордится своим накачанным телом. Уже теплело, и при малейшей возможности он шлялся по дому в серых штанах. Не отрицаю, тело у него было потрясающее – рельефная и гладкая безволосая грудь, накачанные бицепсы и живот. Правда, ноги, к моей радости, уродливые; и еще Шон обгрызал ногти на руках. Фу.

Постепенно Шон вселялся в наш дом, а мы с Моджо выселялись. Я разорилась на мобильник. Я долго сопротивлялась: это недешево, и к тому же мне не хотелось выглядеть как торговка, но я волновалась из-за мамы. В конечном счете, мы не нищие, да и мне спокойнее, если родители всегда могут со мной связаться. Я дала номер Гейбу. На всякий случай, вдруг позвонит из Бостона. Или вдруг ему когда-нибудь понадобится…

Отношения… Нет, не отношения, даже не знаю, как сказать – взаимная неприязнь Моджо и Шона все углублялась. Вы спросите, почему мы не съехали? Просто мы привыкли к таким персонажам, и обычно они задерживались месяца на два, не больше. Стоит подождать, думали мы, и в один прекрасный день – абракадабра! – и Шон исчезнет в облаке дыма.

Но Шон не исчезал. Иногда сваливал на недельку-другую – бесконечные необъяснимые «семейные» проблемы или спортивные мероприятия с невидимыми друзьями. Иногда они ругались с Ее Светлостью, и Шон сматывался – намекая, что ему есть к кому пойти. Конечно же, к Людоедке из Элмсфорда, мисс Лизе Тейлор. Лично я ему не верила. Будь она и впрямь такая жестокая, не пускала бы его в дом без вопросов посреди ночи с «адидасовской» сумкой грязного белья. Нет, я думала, Шон таскается домой к мамочке, mater dolorosa [51], безутешной Розали, страдающей мадонне.

Когда не было концертов, я ехала к маме с папой, а чаще к Бен и Лонии – лишь бы не сидеть весь вечер перед теликом с нашими голубками. Джейми совершенно прекратила читать, потому что Шон от этого нервничал и ревновал. Она бросила писать по той же причине. Так что они сидели и пялились в ящик или ходили в кино посмотреть на очередного перекачанного героя Брюса, Арни или Жан-Клода [52]. Честное слово, я не понимаю, что Джейми нашла в Шоне. За исключением внешности – либо эгоизм, либо занудство. Но Джейми говорила, что нужна ему, что внутри он просто большой ребенок, который пытается найти себя в этом запутанном мире. Нуда, а я тогда – Кейт, нахуй, Мосс [53].

Впрочем, не одна Джейми клюнула на его сомнительное очарование. Если вам показалось, что Шона все ненавидели, спешу вас расстроить – это не так. Гейб и другие парни (минус Моджо) считали его немного размазней – но чего еще ожидать от такого красавчика? Они с удовольствием вели с ним мужские разговоры и не понимали, чем он мне так не нравится.

Наши подруги разделились ровно напополам: Лонни с Беном на одной стороне и натуралки – на другой. Хуже всего вышло с Дженни, чья влюбленность в Шона пугающе развивалась и в конце концов вылилась в неприятный инцидент.

Обычно Шона ни за какие деньги не выгонишь из «его» любимого кресла у камина – если это не нужно ему. Но однажды мы все – даже Ее Светлость – решили для разнообразия сходить в «О'Райли». Сначала Шон отказался, но, когда Джейми нарядилась, вдруг передумал и, прособиравшись целую вечность и нас задержав, потащился с нами.

Мы вошли в зал под металлическое завывание изуродованной «Звезды Нижнего графства» [54] и присоединились к Бен, Лонцу, Магде, Дженни и ее парню Гаю, которого мы окрестили Цезарь (Гай = Гай Юлий Цезарь = Цезарь… правда, смешно?). Цезарь – интересный, невысокий и крепко сбитый парень с мужественным лицом, такого легче всего представить в тренче и фетровой шляпе. Работает на буровой вышке. Нам он нравился, и мы каждый раз с нетерпением ждали, когда его отпустят на берег. Дженни – брэдфордская Грейс Келли [55]: красивая, холеная, белая – клубная красавица в легком платье, мини-кардигане и убранными в узел волосами. Они с Цезарем – классная пара, как в старых голливудских фильмах: ироничный парень и красавица.

Сначала все шло нормально. Цезарь отнесся к Шону, как Гейб, – дескать, ничтожество. Зато Дженни… Я и не въезжала, как сильно она запала на нашего чудо-мальчика. Через пару минут она уже вовсю флиртовала – хи-хи-ха-ха, ресницами хлоп-хлоп, губки бантиком. А Шон повелся. Демонстрировал мускулы, рассказывал о своих «связях», вешал лапшу про тайные операции и серьезно раздвинул границы общения взглядами.

Атмосфера, мягко выражаясь, накалялась. Сначала все оживленно обсуждали всякую ерунду, надеясь, что Шон с Дженни угомонятся, – те не угомонились. Затем в разговоре стали возникать натянутые паузы, а потом все замолкли, хмуро наблюдая, как веселятся эти двое.

Цезарь мрачно глушил кружку за кружкой, как человек в марш-броске к станции «забыться». Джейми вот-вот разревется. Бен выразительно посмотрела на меня, и я чересчур громко заявила, что мне просто необходимо в туалет. Я встала, чуть не опрокинув бокал, и удалилась. Почти сразу ко мне присоединилась Бен, и мы вдвоем уныло глядели в грязное зеркало над умывальником.

– Что за фигня? Сходили пива попить, называется. Бедный Цезарь. Дженни совсем сбрендила. Лучше увезу Илонку, пока она что-нибудь не выдала. Ты с нами? – И Бен тяжело – а может, экзистенциально – вздохнула.

– Господи, Бен, я не могу бросить Джейми и Цезаря и смыться. Так неправильно.

– Понимаю. То есть – понимаю, что ты права, но больше не могу. Сукин сын. Одни неприятности. Пора бежать – извини. Меня от него тошнит. Звони завтра – приходи на ужин.

Я поняла, про какого сукина сына идет речь – когда я вернулась, он и Дженни друг друга едва не слюнявили. Я была в ужасе – как так можно? Бен с Лонни ушли, и Цезарь, пошатываясь, встал. О-о, начинается, начинается, начинается.

– Джен. Джен! Я – я еду домой. Ты со мной? Никакого ответа. Он наклонился и легко постучал ее

по голому плечу.

Дженни подскочила как ужаленная, глаза гневно запылали:

– Спасибо, я все слышала. Ты пьян, Цезарь, иди. Приеду позже. Давай, не выставляй себя идиотом.

Ледяная Королева. Как жестоко. Цезарь замялся на секунду, и ее внимание вернулось к Шону; тот спиной опирался на стенку кабинки, закинув руки за голову и довольно ухмыляясь. Всей своей мысленной силой я понуждала Цезаря вмазать ему. Увы. Цезарь выглядел поверженным – как будто они с Шоном состязались непонятно в чем, и Цезарь проиграл. Ослабевший, какой-то запутавшийся. Пробормотал что-то и побрел к выходу. Я бросилась за ним.

– Не уходи, Цезарь, мы так давно не виделись. Слушай, давай сходим поедим карри? Что скажешь? Ладно тебе, забудь о них, оно того не стоит, завтра с утра все наладится, не переживай, я знаю…

Он посмотрел на меня так, будто я двинутая на всю голову. Затем набросил куртку и вышел из бара. Я печально побрела к столу. Джейми уже стояла в пальто:

– Я тоже пошла, – громко заявила она.

Магда уставилась на стол, будто на карту сокровищ; Дженни даже не обратила на Ее Светлость внимания. Шон улыбнулся:

– Увидимся позже. Я провожу мисс Дженни, раз уж парень ее бросил. Такой красавице сейчас опасно разгуливать по городу – у нас тут одни убийства. Валяй, иди.

Джейми развернулась и вышла – очень быстро, но все равно заметно было, что она плачет. Я развернулась к Шону и Дженни:

– Вы что, блядь, вытворяете?

Дженни смотрела на меня как на незнакомого человека – а ведь мы общаемся много лет:

– Отвали. Не твое дело, Лили. Лучше беги за Джейми. Ей сейчас как раз нужна нянюшка.

– Джен, хватит. – Магда озадаченно терла лоб.

– Заткнись, Магда, – и вообще, вы обе заткнитесь. Что вы ко мне пристали? Я что, не могу поразвлечься? Да вы все просто ревнуете! Эй, Лили, беги за своей девушкой, оставь взрослых в покое.

Она определенно перепила – водка текла рекой, – но это не оправдание. Ярость поднималась во мне черным приливом:

– Не понимаю, на что ты намекаешь?

– Неужели? Да все ты прекрасно понимаешь, Лили.

– Нет. Может, просветишь?

Шон взял Дженни за руку и что-то прошептал на ухо. Дженни рассмеялась. Магда встала и вышла в туалет, ее лицо от унижения закаменело. Я смутно отметила, что весь зал пялился на нашу кабинку. В голубоватом сигаретном дыме бледные лица студентов напоминали огромные нарывы. Из колонок вопила и трещала жуткая джига массового производства, стуча мне по ушам и действуя на нервы. Я сорвалась на Дженни, которая как ни в чем не бывало прикуривала.

– Отлично, – бросила я. – Смейся, ха-ха, блядь, конечно, смешно. Только сначала, мисс Дженни, – я бросила взгляд на Шона, который молча пожал плечами, – давай, договаривай, что ты там надумала, если еще не разучилась думать.

– О, боже, тоже мне, умница нашлась. Меня от тебя тошнит – строишь из себя что-то несусветное лишь потому, что эта сучка устраивает цирк на сцене. Господи, и ты живешь с этой жирной коровой (ладно тебе, Лили, все знают, что ты втырена в эту дуру) и с этим – этим извращенцем! Жалко смотреть. Не понимаю, почему такой порядочный мужчина, как Шон, вас терпит. – И она злобно улыбнулась.

Мне поплохело. Мне нравилась Дженни – ладно, не то чтобы мы были лучшие подруги, но мне нравилось, как она выглядит, нравился ее стиль. И она ради Шона так легко пожертвовала нашей дружбой! Страшно смотреть. Вот тебе и цивильные подруги – им нельзя доверять. И я вдруг ощутила себя такой несчастной, что даже не смогла достойно ответить. В другой раз я бы испортила ее красивое личико, но тогда я слишком устала от игр Шона.

– Заткни свой грязный рот – ты недостойна ей шнурки завязывать, ты… ты… – Язык заплетался, лицо горело.

– Девушки, хватит. Без оскорблений. Дженни, сходи за Магдой, а я вызову такси, хорошо? Давай, топай. Мы же не хотим, чтобы нас отсюда выставили, верно? Иди, попудри носик.

Дженни, пошатываясь, встала; Шон хлопнул ее по заднице, и Дженни отправилась за Магдой.

Я быстро накинула куртку – хотелось как можно скорее свалить из этого дурдома и найти Джейми. Я чувствовала себя грязной и отчего-то – использованной.

– А ты, долбоеб… Я тебе это, блядь, еще припомню. Мы дружили, пока ты не объявился, хуесос, – прошипела я в его ухмыляющуюся рожу и неестественного цвета глаза.

– Я уже говорил – повторю еще раз: зря ты столько материшься, Лили. Бери пример с Дженни – всегда настоящая леди. Думаю, Джейми ждет снаружи. Скажи, пусть не делает из мухи слона – просто невинное развлечение, легкий флирт еще никому не повредил. К тому же все немного перебрали. Я уверен, утром все будет иначе.

Я чуть не рассмеялась – Шон никогда не пил. Он сознавал, что делает, и наслаждался на всю катушку. Больше мы с Дженни не общались. С Магдой и Цезарем встречались несколько раз, но это было уже не то. Так или иначе, они винили Джейми – за то, что притащила к нам Шона. Нет, в лоб не упрекали, но было видно. Когда следующим вечером я поговорила с Бен, та лишь содрогнулась и сказала что-то насчет «глядеть в бездну». Я не поняла – наверное, что-то философское.

Ситуация угнетала. Я надеялась, Джейми теперь с ним расстанется. Ну правда – сколько можно портачить? Ничего не менялось: Шон что-нибудь выкидывал, а Джейми его прощала, потому что он «запутался» и «не хотел ничего плохого». Если они ругались и он проигрывал, то заявлял, что она ему нужна и начинал (влэээ) рыдать. Типа, расчувствовался. Лично я считала, ему терли контактные линзы. Время шло. У нас появились соседи. Мы надеялись, что въедет милая черная пара – они дважды приходили смотреть дом. Но нет – въехали Белые Отбросы. Судя по виду, они бесплатно паслись в универсамах «Нетто». В первый же день муж громко постучался к нам. Ему открыла я – слава богу, не Моджо.

– Привет! – радостно пропела я, стараясь не судить по красной морде, стрижке в духе «мои волосы отгрызла собака», футболке команды «Ливерпуль» и спортивным брюкам с лампасами. Мой девиз – не суди о книге по обложке. Даже если это «Деревенщины тоже люди!» авторов Придуркина и Тупого.

– Теперь слушай. Я сюда только въехал и не собираюсь терпеть всяких извращенцев. Будете шуметь или что – тут же спущу на вас копов. У меня жена и ребенок. Ну, все ясно? – Рябое лицо покраснело от речевого напряжения. Вылитый британский бульдог с татуировки на его мясистом предплечье.

– Хорошо, приятель. Без проблем. Э, с новосельем.

– И не умничай тут со мной. Я знаю свои права – и чуть что, спущу на тебя копов. Не забывай.

– Поняла. Ну ладно, тогда пока.

Захлопнув дверь, я прислонилась к ней и заржала. Наверное, парень хотел меня запугать, но он размечал территорию как настоящий шимпанзе! Вот умора! Ну и дела – извращенцы, не умничай. Ничего, узнает нас получше – его удар хватит.

Я рассказала остальным о соседях. Джейми с Моджо только вздохнули, а Шон заявил, что нужно сходить и «разобраться». Скучно.

Через пару дней я вышла на задний двор и увидела во дворе их дома нашу новую соседку с огромным ребенком – в вязаном пастельном костюмчике и с головой, похожей на репу. Господи, какой страшный!

– Привет! – Я помахала.

Она украдкой оглянулась и подбежала к забору:

– Привет, – выдохнула она. – Э, очень рада. Слышь, я знаю, Гэри вам много чего наболтал. Он ничего такого не хотел. Он у меня лает, но не кусает. Просто защищает меня и Шарлин. Понимаешь, у него своей семьи не было. – Она заговорщически перешла на шепот. – Он из детдома, потому так для нас и старается. Не обращай внимания, он утихомирится. Да, я Рина, а это моя малютка – Шарлин. Рада познакомиться. – И она приятно улыбнулась, покачивая на худых руках дитя, мило пускающее слюни.

– Какая милашка! – солгала я. Рина расцвела. – Я Лили, вторая девушка, высокая такая, – Джейми, и еще Моджо… – Я не знала, как это объяснить.

– Да, восточная барышня, я видала. Такая красаавица. Прямо кинозвезда! Я Гэри сказала – настоящая леди, по ней видать. Не, я не расистка. Мы же все с вами люди, верно? А ваша подруга так одевается – она модель?

Честно говоря, я потеряла дар речи. Я кивнула – а вы бы что сделали? Мы улыбнулись, искренне радуясь знакомству, потом она прислушалась и убежала. А я отправилась домой – посоветовать нашей «модели» звякнуть в «Вог», его время пришло.

25

Жизнь продолжалась – толком никаких перемен; эта пугающая нормальность меня смущала. Пару раз мы с Моджо обсуждали переезд, думали, не снять ли что-то вместе, но, сказать по правде, сердце не лежало. Мы всё мечтали, что после очередной ссоры Шон уйдет и больше не вернется. Он всегда сваливал и не говорил куда – Джейми это сводило с ума. Если он вот так уматывал, Джейми нервничала из-за концертов – наверное, боялась, что он вернется, а ее не будет дома. Я бы хотела вам поведать, какой была заботливой и нежной, как разговаривала с ней, но я бы соврала. Я хотела одного – чтобы все кончилось и мы снова зажили нормально.

Впрочем, иногда она разговаривала со мной. Шон держал ее под башмаком – хищник и его жертва. Он подкармливал все ее страхи – о ее внешности, возрасте, уме, – а потом говорил, мол, для него она всегда будет красивая, юная и любимая. Для него, заметьте, не для остальных. Он намекал (как я поняла – я же, блин, не телепатка), что никто больше не станет ее терпеть, что он один заботится о ней, ничего не требуя взамен. Он, такой молодой и симпатичный, мог бы заполучить кого угодно, но выбрал ее – более того, она ему нужна. Джейми это льстило как черт знает что, она принадлежала ему с потрохами. Ни единого дурного слова о нем слышать не желала.

Недели превращались в месяцы, и вскоре снова пришло время Гластонбери. Шона не радовала идея отпустить Джейми на «фестиваль этих драных хиппи» и остаться одному. Нет, он не хотел ехать с нами – он желал ее стреножить, навязать свою волю. Сам он никогда не ходил на ее концерты. Заглянул один раз и, по-моему, смутился – чувство юмора у него нулевое. Для него, как и для многих «нормальных» людей, Гластонбери – это трехдневная оргия, наркотики, нудизм, секс и разврат. Шон не хотел выпускать свою женщину из виду и на пять минут – не то что на целых три или четыре дня. Он требовал, чтобы она осталась, не бросала его. Чего он только ни делал – дулся, молчал, плакал (я слышала из коридора, как он рыдал – слабак), на несколько дней исчезал. Но в кои-то веки Джейми была неприступна. Это ее маленькая радость, ее побег от реальности, если угодно. Там она общалась с другими артистами, с друзьями по шоу-бизнесу, и ей это нравилось. Джейми пыталась урезонить Шона, говорила, что это всего несколько дней, что он с друзьями пропадает дольше. Чем больше она настаивала, тем больше он был против. А я – за: она должна поехать, мы поедем. На фестивале Джейми всегда принимали на ура, и нам сразу предлагали кучу контрактов – а это важно.

И вот однажды вечером разразилась буря. Было около восьми, и они поднялись к Джейми – «поговорить». Разговор перетек в ругань и оглушительные вопли. Брань сыпалась ужасная. Я как на иголках ждала, что вот-вот в дверь забарабанит наш злобный сосед или заявятся копы. Потом хлопнула дверь, и я выглянула в коридор – Шон как раз грохотал вниз по лестнице, из глаз летели молнии.

Крошка Мушка сидела на третьей ступеньке снизу. Услышав топот Шоновых ботинок, она запаниковала и замерла. Я бросилась к ней, но тут Шон пнул кошку под ребра, и та врезалась в дверь. Отскочила от дерева, как тряпичная кукла, и помчалась прочь, вопя от боли.

Какая жестокость! Обезумев от ярости, я кинулась на Шона. Миг – и он уже сдавил мне горло, прижав к стене, а напротив моего лица – его бледная, искаженная звериной яростью морда… Я ощущала его мускусное дыхание, видела стиснутые безупречные белые зубы, его физиономия надвигалась. Будто зверь, будто животное. Он вонял потом и дешевым дезодорантом.

И тут со мной случилось нечто странное и очень постыдное. Я осознала, что от Шона разит не только невероятной жестокостью – жестокость я видела и прежде, – но и острейшим возбуждением. Не знаю, как я это поняла, – он только сжимал мою шею, – но я поняла. От него словно исходили химические пары, и у меня перехватило дыхание. И, господи боже, мое тело ответило ему.

Будто на секунду разум полностью отделился от тела. Шону противилось сознание, но не тело – соски набухли, руки-ноги задрожали и запылали. Мне хотелось вырваться и одновременно – поцеловать его распухшие идеальные губы.

Он понял:

– О, нет, детка, нет – это не для тебя, не для таких, как ты, – выдохнул Шон мне в лицо.

Затем он меня отшвырнул. Я сползла на пол, а он пнул дверь и с грохотом умчался на своей раздолбанной синей тачке.

Я слышала, как Джейми плачет, но не могла пошевелиться. Я грязна, осквернена. Как я могла почувствовать такое к мужчине, которого презираю? Конечно, он красив, У него фантастическое тело, но, господи, я же его ненавижу. Я была отвратительна самой себе, я запуталась. Может быть, в душе он мне нравится? Как там говорится – от любви до ненависти один шаг и наоборот тоже? Это неправда, я рациональная, умная женщина, а не нимфоманка, одержимая животными инстинктами.

Вот на кого он похож. На животное. Бледные волчьи глаза, жесткие черты лица, мощный горячий запах плоти и мускусно-приторное дыхание. И я ответила ему как самка, жалкая сучка.

Пока все это вертелось у меня в голове, кто-то яростно забарабанил в дверь. Устало взяв себя в руки, я открыла. Я знала, это наш сосед Гэри.

– Ну все. Последний раз, блядь, предупреждаю. Еще, блядь, раз, и я вызову конов. Я не позволю… – Тут он умолк. Наверное, разглядел мое лицо. – Господи, с тобой все нормально? Этот урод тебя ударил? Ну и видок у тебя… Позвать Рину? Слушь, я не хотел тебя обидеть, просто разозлился. Давай Рину позову…

– Нет-нет, ничего страшного. Прости, Гэри. Господи, меня тоже все это достало. Извини, я…

– Да ничего, детка, забудь… А если этот урод к тебе снова полезет – вызывай копов. У тебя есть права, как у всех. И у других девушек тоже. А этот парень просто мудак, точно тебе говорю.

Я истерично захихикала:

– Да уж, полностью согласна. Мне очень стыдно, прости меня. Я постараюсь… не знаю как, но я с этим разберусь.

Захлопнув дверь, я подумала: черт, где Мушка? Побежала на кухню, но нашла только мокрые следы на ее газетке, точно цветы. Взлетела наверх и попросила Джейми мне помочь, не обращая внимания на ее слезы и извинения за Шона. Одно дело причинять боль людям, другое – животным. В этот раз он зашел слишком далеко. Я лихорадочно обыскала дом и окрестности, нарочно сосредоточившись, только бы не думать о том, что произошло между мной и Шоном. Даже заглянула на старую свалку, побродила среди травы и кусков металла. Мне было не по себе – последний раз я думала про свалку, когда тут шатался Шон. Я почти ожидала найти мертвую Мушку среди мусора – здесь все будто пропахло Шоном: где-то побывав, он заражал место своей мерзостью. Меня преследовала грязь, слизь, пакостность того, что случилось между мной и им – я не желала, чтобы существовало какое-то «между». Пусть лучше он исчезнет, подохнет, съебется. Я не желала даже выдумать, что эта кошмарная животная притягательность способна вторгнуться в мою размеренную жизнь.

Когда Джейми похлопала меня по плечу, у меня чуть сердце не остановилось – мне хотелось поскорее выбраться из этого душного крысятника и вдохнуть свежего воздуха. Мне все время казалось, будто Шон наблюдает за нами – как тогда наблюдал за домом. Сама знаю, что невозможно, и тем не менее – Шон впечатался в мой разум, словно пятно или тень.

Мы искали весь вечер и за полночь. Даже Моджо помогал нам, когда пришел домой, – носился в сумерках в своем черном пальто, как манерная летучая мышь.

Мушку мы не нашли, и она так и не вернулась. Я скучала по этой маленькой паршивке. Я понимаю, в сравнении с остальным это мелочь, но он пнул бедное животное, как футбольный мяч, и от этой чистой бездумной жестокости меня передергивает до сих пор.


Шон не появлялся до нашего возвращения из Гластонбери. На корнуэльские каникулы мы в том году не поехали – даже если б Ее Светлость захотела, я была не в настроении. Я не могла рассказать ей о том, что произошло, и между нами возникла стенка. Вместо этого я отправилась с мамой и папой в их ежегодный поход по озерам. Горы и чай со сливками. Я как раз чистила походные ботинки, когда забибикал пейджер Джейми. Будь чертовы ботинки на мне, моя душа ушла бы в них через пятки.

В воскресенье вечером я уехала в Эмблсайд. В понедельник завалился Шон.

Я несколько раз звонила Моджо на мобильник, но он только говорил, что все плохо, а Шон невыносим и зануден как никогда – нервный, дерганый, все время клацает пультом, когда остальные смотрят телик, бродит грязный и небритый по дому и явно их выживает. Моджо всерьез подыскивал другую квартиру. Мне стало очень грустно. Мне казалось, если Моджо съедет, я его больше не увижу. Не знаю, почему. Наверное, потому, что на самом деле мы такие разные. Он останется с Особенным и заживет другой, сказочной жизнью. А я застряну в Брэдфорде с убитой дружбой и неразделенной любовью. О-о. Какое дерьмо.

А еще мне казалось, что Шон так взъелся после того вечера. Из-за того, что случилось между нами. Очень странно – мне казалось, это выбило его из равновесия, какое уж имелось. Я серьезно подумывала собрать шмотки и уйти, пока снова не столкнулась с Шоном. В конце концов я решила подождать, но если Шон что-нибудь снова выкинет – или скажет, – я уеду.


По приезде выяснилось, что Моджо прав. У Шона ехала крыша. Впрочем, о случившемся он не упоминал, и вскоре я решила – он забыл, для него это мелочь, как бедная Мушка. Мне полегчало, и – да, неразумно, – я разъярилась: меня игнорируют, как служанку или призрака.

Шон вел себя как настоящий козел. Джейми намекнула, что у них снова «проблема», и все списала на нее. Когда я напомнила про Мушку, Джейми заявила, что та скоро вернется, а Шон ужасно раскаивается. Да, конечно.

Мы дали несколько прибыльных концертов и с нетерпением ждали осеннего сезона. Газеты пестрели заголовками о новой жертве Потрошителя – на этот раз он напал на проститутку, но та убежала – вся изрезанная и изуродованная. Нац, наш агент в полиции, сообщил, что какая-то парочка – или другая шлюха с клиентом – помешали ублюдку, едва он собрался пришить девушку. Друг Наца намекнул, что та вскоре даст описание маньяка. Мы вздохнули с облегчением, как и все женщины в городе: конечно, девушку жаль, зато теперь копы поймают преступника.

Как мы ошибались.

26

Мы отправились с парой концертов на южное побережье, и морской воздух сотворил чудо – Джейми начала приходить в себя. Мы даже серьезно поговорили после выступления в «Помпее» – намечался определенный прогресс. Джейми признала, что история с Мушкой изменила ее отношение к Шону и что она искренне засомневалась, есть ли у них будущее.

Но она говорила как наркоманка – сплошное «если бы могла, я бы» и «я справлюсь, дай мне время». Впрочем, хотя бы появилась надежда. Джейми впервые подумала его бросить. Уже что-то. Других она даже не пыталась выставить – это они ее кидали.

Я так разволновалась, что позвонила Моджо из ванной, но услышала только «абонент временно недоступен». Я попробовала еще несколько раз – та же фигня. Ну да, небось пьет шампанское или курит опиум в каком-нибудь шикарном отеле, пижон. Счастливый пижон, если учесть, что мы обитаем в «миленькой» третьесортной гостинице.

По дороге домой мы остановились в Лестер-Форест съесть булочку и выпить чаю. Джейми пошла за воскресной газетой и вернулась в кафе бегом, взволнованная:

– Ты только посмотри!

Она размахивала газетой и тыкала пальцем в заголовок.

Он гласил: «Ночной Душегуб – эксклюзивное интервью последней жертвы».

– Это про нашего Потрошителя. Его прозвали «Ночной Душегуб» – представляешь, он подкрадывается к жертвам в темноте! О-о! Девушка продала интервью – наверняка за круглую сумму. Копы теперь в бешенстве! Посмотри на разворот!

– Хватит тебе – лучше дай газету.

На странице напечатали полноцветную фотографию девушки, Тины Феррис. Она сидела на больничной койке, обнимая большого плюшевого мишку; голова и лицо забинтованы и в пластырях. Еще совсем молоденькая, огромные темные глаза, беззащитные и испуганные, в окружении синяков и кровоподтеков.

Текст, как всегда, оказался полным дерьмом. Не знаю, как эти газетчики себя не презирают? Джейми читала мне, пока я вела машину: ничего особенного – для бомбы замедленного действия.

Сначала обычная бодяга:


«Хрупкая девушка Тина сражалась за свою жизнь темной ночью в Брэдфорде. Самый жуткий серийный убийца Великобритании подкрался к ней сзади, когда она ждала автобус на известной улице красных фонарей, Торнтон-роуд… На юную красавицу Тину набросился маньяк, ныне известный как Ночной Душегуб… Обнимая плюшевого мишку и рыдая, Тина хриплым шепотом поведала свою ужасную историю… Наш журналист с трудом сдерживал слезы, слушая, как нож убийцы кромсал тело бедного подростка, на всю жизнь оставляя шрамы…»


А вот и самое главное:


«Вспоминая это ужасное испытание, Тина смогла описать маньяка, чьей четвертой жертвой стала: высокий мускулистый черный мужчина, с сиплым голосом и необычайно сильными руками. Его черные горящие глаза и старая опасная бритва будут всегда преследовать ее в кошмарах. Тина разрыдалась, пересказывая, как он зловещей тенью возник из темноты и утащил в переулок, где яростно набросился на нее с ножом. К счастью, убийца бросил окровавленное тело Тины и скрылся в черном фургоне, поскольку ему помешала искавшая уединения пара. „Если бы не они, я бы сейчас была мертва“, – всхлипывала когда-то веселая красавица Тина».


Чернокожий. Господи, чем обернется эта пикантная подробность в многонациональном Брэдфорде? В принципе, с расизмом здесь спокойно, но везде хватает ублюдков, которые зацепятся за такой повод. Я втайне надеялась, что пресса проявит благоразумие и не станет раздувать сенсацию. Какая наивность – они налетели на бедную изуродованную девочку, как гиены на дохлую зебру. Пресса только подкармливала панику: не прошло и дня, как Тину Феррис «выставили» наркоманкой, несовершеннолетней проституткой и дочерью шлюхи.

Все зависело от газеты, которую читаешь. В «качественной прессе» печатали длинные мрачные постмодернистские статьи с угрюмыми черно-белыми фотографиями разрушенных постиндустриальных районов. Например:


«Тина – словно цветок, раздавленный колесами наступающего безумного тысячелетия, и одновременно – хитрая дочь наших улиц, ради выживания готовая на все. Ее бледное изуродованное лицо – больше не пропуск в мир наркотиков, которых так жаждет ее тело. Архетипический „черный человек“ современных кошмаров выместил свою ярость на ее хрупкой порочной красоте. Так кто же она, эта новая Лолита, лишенная детства мужчинами, что платили ей за украденную невинность? Да, жертва – жертва нашего разлагающегося общества. Ныне ей платить за наши грехи и жить с нашим безразличием и трусостью…»


Желтая пресса, ясное дело, смаковала скандальные подробности. Только первая газета, купившая интервью, еще защищала жертву, невинную маленькую девочку. Печатала «интервью» с ее матерью – та была оскорблена: мол, ее назвали шлюхой и обвинили в том, что она продавала дочь с тех пор, как девочке исполнилось тринадцать, – хотя все это истинная правда. Остальные журналисты зубами вцепились в расовый аспект, почти открыто выступая против иммиграции и интеграции.

Впрочем, я забегаю вперед. Когда мы вернулись домой в воскресенье, нас беспокоили другие проблемы. Во-первых, в субботу Шон с кем-то подрался и ходил с фингалом под глазом, расцарапанной шеей и в синяках. Он был жутко злой и орал о всяких уродах, которых пускают в городские бары, после чего нормальный парень не может выпить пива, непременно уроды прицепятся, и так далее. Пару раз он упрекнул Джейми – мол, ему бы и в голову не пришло отправиться в бар, если б его девушка не уехала мотаться по стране. Ее Светлость носилась с ним как с раненым солдатом, даже не замечая, что в доме он палец о палец не ударил, пока нас не было. Вокруг валялись груды вонючего грязного белья, а по углам – катыши пыли и пуха с песком, которые моя мама называет «шерсть неряхи». Пока я прибиралась, Шон живописал подробности битвы. Только навыки военного помогли ему выжить в смертельной схватке. Размеры и количество нападавших увеличивались по ходу истории, и наконец Шон уложил всех черных уродов одной левой и победил. О как!

Игнорируя Шона и его раны, насколько возможно, я безрезультатно сражалась с издыхающим пылесосом «Гувер», который блевал и падал в обморок, едва я втыкала его в розетку. В этом приборе жила душа чахоточной истерички.

Заманив пылесос наверх, я заметила, что дверь Моджо открыта. Странно. Может быть, Шон там порылся, пока Моджо не было дома? Я подошла закрыть дверь, заглянула и увидела, что комната девственно пуста. Ничего не осталось – ни драгоценного килима, ни сари, которыми Моджо занавешивал окна, ни шарфа, ни нитки бус, ни сломанной сережки. Комната выглядела раздетой. О Моджо напоминал только сильный запах «Пуазона» и следы пудры «Шанель». Моджо явно съехал. Причем капитально.

Я была в шоке. Как он мог уйти, ничего не сказав? Я поискала записку – ничего. Затем спустилась и влетела в гостиную, где Шон и Джейми играли в доктора.

– Шон, где Моджо? – крикнула я.

– А мне откуда знать?

Как-то он неуверенно огрызнулся. Неужели поссорился с Моджо и выжил его из дома? Шон повернул ко мне побелевшее лицо, и я снова различила эту его двуликость. И вздрогнула – словно кто-то прошелся по моей могиле. Сжав зубы, я глядела Шону в глаза, пока он не отвернулся.

– Ты сидел дома все выходные, а Моджо, когда мы уезжали, был здесь – где он?

– Что случилось? – перебила нас Джейми. – Что такое с Моджо?

– Его комната пуста. Похоже, он съехал. Спроси лучше нашего, блядь, сержанта Ярость [56], что случилось. Моджо бы не свалил, ничего не сказав, он бы так не смог.

Челюсть Шона гневно задрожала, и он перевел взгляд на телевизор, который только молча мигал:

– Не понимаю, какого хуя вы ко мне прикопались? Я не виноват, что этот блядский извращенец съебал. Свалил – и хуй с ним, вот что я, блядь, думаю.

Джейми вздрогнула:

– Шон! Не смей… Заткнись, Шон. Не смей так говорить о Моджо, он наш друг. Он бы так не уехал…

– Неужели? Хорош друг – съебывает без единого, блядь, слова, даже не заплатив задом, сука! – И он многозначительно посмотрел на меня. Я смерила его убийственным взглядом. Давай, уебок, продолжай.

Но вместо этого он потупил взгляд и заныл:

– Что вы ко мне пристали? Я не виноват – я ему никогда не нравился, я для него, наверное, слишком натуральный. Ну что я мог сделать? Я нормальный мужчина, я не могу измениться, простите. Послушай, дорогая, наверное, его… друг снял ему где-то крутую квартиру. Ведь там ему будет лучше, правда? Богатенькие всегда бросают нас, бедняков, в решающую минуту, а?

Богатенькие? Забавно. Удивительно – зачем он строит из себя бедняка, если работает представителем «Раптор Спортс» и пользуется служебным фургоном. Да и семья у него не нищая, это все знают. Зачем изображать из себя невесть что? Но он весь такой – зачем говорить правду, когда можно солгать? И он сам в свои сказки верил. По-моему, Шон просто не мог отличать правду от лжи. Не удивлюсь, если он сам поставил себе этот фингал – чтобы давить на жалость. Нет уж. Козел. И еще он явно на что-то злился – возможно, конечно, из-за драки, но, так или иначе, матерился он больше обычного. Как правило, Шон гордился своим «культурным» языком. Поэтому я при нем ругалась как сапожник. Мелкая пакость – зато как приятно!

В общем, Моджо уехал – невероятно, что вот так, молча. То есть он – как, впрочем, и я, – планировал уехать, но свалить без единого слова… это на него не похоже. И квартплата… он легко тратил деньги, он их презирал почти по-королевски. И никогда не подводил нас с оплатой, никогда. О, Моджо, где же ты?

Наверняка позвонит. Я пробовала звонить сама, но трубка молчала. Ничего, он еще появится. Может, отправился в круиз по греческим островам с Особенным или загорает в Акапулько – это же Моджо. Вот вернется и позвонит. И сомневаться нечего.

Но время шло. О Ночном Душегубе всплывало все больше и больше подробностей, а Моджо не появлялся. Тишина. Ладно, человек всегда загадка, в конце концов решила я. Даже соседка Рина про него спрашивала и я, почувствовав себя виноватой, призналась, что Моджо парень. Она была в восторге.

– О-о, я читала про трансвеститов в журнале. Понятно, почему она – ой, то есть он – такая красивая, как кинозвезда. Они за собой следят, они такие, знаешь – гламурные, в журнале писали, с картинками и все такое. – Она понизила голос, как всегда, когда волновалась, и сжала Шарлин так, что ребенок пискнул. – Пластическая хирургия, вот как: искусственные груди и так далее. Больше женщины, чем сами женщины, если ты меня понимаешь. Подумать только – соседи. И такая кра-са-ви-ца! Ой, а может, он вернется, как думаете?

Не знаю, сказала я, размышляя, какая же загадка эта Рина, с ее поразительной терпимостью к людям любой расы и пола и одержимостью блеском и магией жизни «знаменитостей». Я погладила Шарлин по пушистой заостренной головке и вздохнула. Хотя бы Рина не заражена вирусом Ночного Душегуба.

Ситуация в городе выходила из-под контроля. Газетчики подливали масла в огонь, и расизм, которого толком никогда не было в Брэдфорде, градус за градусом накалялся. Каждая хотя бы смутно «черная» этническая группа публиковала опровержения своей причастности одно за другим. К Рождеству обстановка накалилась, и у пьяных белых компаний, шляющихся ночами по городу в «модных» светлых рубашках и джинсах «Армани» появился повод выражать недовольство.

Ясное дело, черные парни и азиаты, взвинченные и злые, тоже собирались в банды. При этом все винили друг друга. Никто не остался в стороне, все потеряли разум. Я мулатка, и меня колбасило: мне не нравились обе стороны, и те и другие жестоки, тупы и попались на удочку Флит-стрит. Я женщина, и я ненавидела всю эту безмозглую мужскую браваду, эскалацию тестостерона. А жертвы Ночного Душегуба – с ними-то как? С этими бедными девками? Все орали, что они шлюхи и втоптали доброе имя Брэдфорда в грязь (я вас умоляю). Семья Сары Эванс раз за разом выступала, умоляя не путать их мертвую девочку с остальными.

Тина Феррис выступила по телевидению. Как выяснилось, у нее имеется агент. Я ее видела – накачанная по уши какой-то дрянью и разодетая как «Спэйс Гёрлз» – розовая мини-юбка и белые туфли не платформе. Даже несмотря на яркий макияж, ее треугольная лисья мордочка выглядела ужасно – сплошные темные швы и пластырь. Всестороннее интервью брал милый сочувствующий азиат – дескать, телевидение ни капли не предвзято, – если закрыть глаза, по голосу не отличишь от любого другого лондонского журналиста из среднего класса. Сама снисходительность. Тина явно не понимала, где находится, и бормотала одни и те же фразы, явно заученные. Отвратительно. Газетчики не могли нарадоваться и опрашивали обе стороны, а город готовился к рождественскому спектаклю «Межрасовые войны».

Нервничал даже Нац из магазина. Когда я зашла за кориандром и пакетом яблок, Нац был на удивление неразговорчив. Мне пришлось опуститься до светской беседы о холодной и сырой погоде. Я все поняла, когда какая-то белая тетка зашла за хлебом. Швырнув деньги на прилавок, она удалилась, бормоча что-то подозрительно напоминавшее «грязные ниггеры». В моих венах забурлил адреналин. Нац уныло смотрел в окно.

– Нац, старик, что происходит? Только не говори, что это из-за дурацкого Душегуба.

Он печально кивнул:

– Ты же знаешь, дорогая, в газетах всякое пишут, и люди думают, что это я, или мой приятель, или еще какой цветной. Нам сейчас несладко. Моего приятеля – ну, того, из полиции – и вовсе обзывают «черножопым колом». Кричат, что он просто не хочет – ну, ловить своих. Ведь эта девушка не сказала, что убийца азиат или индиец, нет, сказала – черный. Может быть кто угодно. Моя жена боится из дома выходить, и мама тоже, и сестры.

– А что твой приятель думает – Душегуба поймают?

– Не знаю. Говорит, в показаниях девушки не все складывается. Говорит, копы ей не доверяют. Ну, из-за наркотиков. Ненадежный свидетель. Мой приятель хочет подать в отставку, когда все это закончится. Говорит, в полиции нет места азиатам. Но я считаю, это и наше дело, раз уж мы здесь живем. Верно? Но он не знает, что делать. – Нац грустно покачал головой и сложил мои покупки в полосатый пакет.

– Послушай, Нац, если что-то… случится, мы с тобой, ты не забывай. Мы тоже считаем, что все это полное дерьмо.

– Спасибо, сестренка. – Он замолчал и серьезно посмотрел на меня, а затем по сторонам – хотя в магазине было пусто. Странно, он вдруг стал намного старше – весельчак-Нац куда-то исчез. Я затаила дыхание. – Сестренка, ты ищешь Мохаммеда?

Сначала я не поняла, о ком это он, потом до меня дошло – Моджо.

– Нац, ты знаешь, где он? С ним все в порядке?…

Нац поднял руку, и я умолкла.

– Я знаю Мохаммеда. Мы все знаем его семью. Дорогая, он говорит – будь осторожней. Он позвонит тебе на мобильник – сегодня или завтра. Скоро. Но он говорит – будь осторожней.

– Что?… Но…

– Просто подожди. Вот, держи конфету. Сладкая и вкусная.

Больше я ничего не смогла от него добиться ни за какие коврижки. Сквозь сгущающийся туман я долетела до дома, на углу чуть не поскользнувшись на ковре полусгнивших листьев. Запыхавшись, точно старуха, я все выложила Джейми.

Мы ничего не понимали. Почему Моджо позвонит мне, а не Джейми? В тот вечер мы ели картошку с карри, и дом пропах густым ароматом гарам-масалы с резким запахом кориандра. Затем (то была благословенная ночь без Шона: он повез заказ фирмы в Манчестер и сказал, что останется на ночь у «приятеля» – ну да, как же) мы обсуждали, что имел в виду Нац и что случилось с Моджо. Джейми явно озадачило и слегка задело, что Моджо свяжется со мной, а не с ней. Я тоже пребывала в недоумении. Впрочем, мобильник есть только у меня – наверное, поэтому.

Джейми была такой милой в тот вечер. Она вообще заботливый и добрый человек – просто в последнее время вся ее доброта растрачивалась на Шона. Оказывается, мне так не хватало Джейми – и разговоров с глазу на глаз, как в старые добрые времена. Когда мы строили планы на будущее под нескончаемые чашки чаю.

И все-таки что-то было иначе – раньше я просто не замечала. Джейми стала какая-то – я не знаю, тихая. Или меланхоличная. Словно часть ее огня потухла. Джейми даже сняла ужасные золотые серьги, подарок Шона, и надела свои старые колечки. И все равно в ней что-то переменилось. И я вспомнила тот дурацкий гороскоп – тяжелый рок и впрямь довлел над ее судьбой. Она была как человек, который смирился. Я тогда подумала – наверное, так выглядят самоубийцы перед последним шагом. Ладно, может, я драматизирую, но тогда я решила за ней присматривать и попросить Бен мне помочь.

Тем не менее мы хорошо посидели. Я даже хотела рассказать, что произошло между мной и Шоном. Но я не смогла. Я сама не хотела об этом вспоминать. Да, ее отношение к Шону изменится – но и отношение ко мне тоже. Я струсила, мне не хватило духу.

Вместо этого мы заговорили о Мушке – ее привычки, ее острая бархатная мордочка, такая милашка. Была. И помечтали, чтобы она вернулась – мы так по ней скучали. Но и эта тема оказалась слишком шаткой – все-таки Мушка ушла из-за Шона, это он ее ударил. Разговор заглох.

Телевизор бессмысленно балаболил. Джейми лежала на старом диване на любимых расшитых подушках – подарок Моджо на какое-то Рождество, – и покачивала в длинных ладонях чашку. В комнате слабо пахло сандалом. На Джейми красовалось огромное старое мешковатое платье, черное такое, мы его когда-то сшили, а теперь она носила дома; ногти выкрашены в бирюзовый; у меня заныло под ложечкой – я вспомнила наше знакомство.

– Лили, – мягко сказала Джейми.

– Да, сестренка. Что?

– Лили, я вляпалась, да? Больше, чем обычно. Я знаю, я сама знаю, правда. Я знаю, он мне все портит. Хуже того – он все портит нам, да? Или это из-за меня? Это я виновата? – Она замолчала, щурясь на меня поверх очков для чтения, серые глаза смотрели открыто и простодушно. – Ты тоже хочешь уехать, а? Как Моджо?

Джейми, как всегда, читала мои мысли. Я почувствовала, что краснею, и опустила взгляд.

– Дорогая, я… просто я… я не знаю, детка. Мне кажется, я больше тебе не нужна, я ничем не могу тебе помочь. О, Джейми, прошу тебя, избавься от него. Мы все этого хотим, по крайней мере, я, Бен и Лонни. Только всякие дуры типа Дженни думают, что он супер, – и посмотри, что получается. Прости, но он всех гонит отсюда, и ты из-за него так несчастна, это невозможно терпеть, я так не могу – и Моджо не смог.

– Прошу тебя, останься еще на чуть-чуть – совсем чуточку. Лили, я попытаюсь – я хочу попытаться. У меня такое странное чувство в эти дни – словно приближается моя зима, а не просто погодная зима… ну, ты понимаешь, да? О, Лили, мне так страшно, только я не понимаю из-за чего. Я не хочу тебя грузить, но Шон такой… жестокий. Каждый день я думаю, зачем мне это, и понимаю, что все, хватит. Нет, он не бьет меня, ничего такого, но… это ужасно, ужасно. Господи, Лили, я думаю, ниже, чем я, уже падать некуда. Но все так сложно – когда я пытаюсь его прогнать, он ломается – плачет, умоляет его не бросать, как все бросили. С ним в детстве что-то случилось. Не знаю что, но я чувствую. И… со мной тоже так было, я понимаю, каково это, – и каждый раз меня цепляет и я сдаюсь. И эта его импотенция, и… еще всякое. У него такой бардак в голове. Господи, в детстве я мечтала быть красавицей – думала, если ты красивая, весь мир для тебя. Но ты посмотри на него: он получил только боль и кучу проблем. Я не могу, мне так его жаль… я не знаю, люблю ли я его, и вообще любила ли. По-моему, я вообще не знаю, что такое любовь – то есть романтическая любовь, вот такая. Но я люблю вас, ребята, я вас очень сильно люблю. И не хочу терять друзей – терять вас, ни за что. Давай отпразднуем Рождество, и я с ним расстанусь, обещаю. Осталось недолго. Всего пара недель. Приедет Гейб, он поможет. Шон не полезет к Гейбу. Если что, мы даже переедем. А Шон вернется к Лизе – он и так к ней все время бегает, он сам проговаривается, только мне почему-то уже плевать. Он это делает, чтоб еще больше мне мозг выебать. Лили, я люблю тебя, ты для меня больше, чем кровная семья. Ни один парень не стоит моих друзей – я такого не допущу.

Я, как всегда, не знала, что сказать. Я поняла, что остаюсь, – я нужна ей, она не забыла про нас, ее друзей. Мы молча обнялись, а затем я приготовила попкорн, и мы ели его с медом и смотрели дерьмовую «непридуманную» историю.

Все наладится. Скоро вернется Гейб, а мы с Ее Светлостью по-прежнему сестры.

Я лежала в кровати, в окне морозно мигали звезды. Туман рассеялся, и небо казалось бархатным и глубоким; только алмазные искры вспыхивают. Я уснула, пока искала Орион. Все будет хорошо. Я знала.

27

Рождество пришло и ушло, как обычно, – словно продолжение предыдущего. Я ждала новостей от Моджо, но телефон молчал. Я расспрашивала Наца, но тщетно: он только повторял, что Моджо выйдет на связь сам. Он даже не сказал, откуда знает Моджо – твердил только, что все знают Икбалов. Мне это все напоминало «Крестного отца», вот только предложений, от которых невозможно отказаться, мне никто не делал… лошадиных голов в кровати я тоже, слава богу, не находила.

Вернулся Гейб, и хотя он устал мотаться по гастролям с этой «кучкой кастрированных долбоебов», как он их окрестил, мы втроем ходили гулять по Бейлдон-Мур и пили чай в Илкли, «У Бетти», в нашем любимом ресторанчике. Шона от нашей радости тошнило – он то дулся, то разражался гневными тирадами, то просто злился. Ладно, я не скрывала, как нам было хорошо без него, – какого черта? Он мне не парень, да и Джейми, если повезет, скоро с ним расстанется. Правда, Шон намеков не понимал. Либо бродил по дому с мрачной рожей, либо занимался в подвале буквально до потери пульса. Он туда фактически переехал. Я стала называть его Приживала из Подвала. Шон поднимался оттуда весь в поту, вены вздуты, как шланги. Я его избегала – от его запаха меня тошнило. Он это знал и, похоже, ловил кайф и старался встать как можно ближе, вторгался в мое личное пространство. Я отодвигалась, а он по-детски хихикал. О том, что произошло, мы не вспоминали, и, думаю, он понял, что это осталось между нами. Для него это ничего не значило, но он радовался власти надо мной.

А на праздник – ха! Шон даже подарков не купил – собрал эту свою спортивную сумку и молча свалил в сочельник. Я думала, Джейми расстроится, но в ней тихо зрела решимость расстаться с ним. В те дни она была ужасно милая. Купила классного большелапого кролика для Шарлин, тем самым обретя нескончаемую любовь Рины и скупую благодарность Гэри. Мы даже посидели со Святой Репкой (как мы прозвали Шарлин), когда Рина и Гэри уехали отмечать Новый год к Гэри на работу. Нам не хотелось никуда переться – только тихо посидеть и за-куклиться. Все было так мило, мы радостно кудахтали над ребенком – пока не понадобилось менять подгузники.

Первого января сообщили, что Ночной Душегуб вновь нанес удар. Хорошенькое начало года! Городок вспыхнул, как сухое дерево. На Лейн-стрит развернулись настоящие бои, полиция проводила срочные заседания с главами этнических объединений и религиозных общин, пытаясь успокоить народ. У главного полицейского управления устроили акцию протеста и пикет со свечками в память последней жертвы, студентки университета Люси Олбрайт.

Пресса буквально взорвалась: все, что было до смерти Люси, – это еще цветочки. Одна газета предложила пятьдесят тысяч фунтов стерлингов за информацию, которая приведет к аресту Душегуба. Остальные мусолили тему городских волнений: «Город в огне – охваченный беспорядками Брэдфорд оплакивает последнюю жертву». Копы надрывались, пытаясь всех утихомирить, и я бы отдала недельную зарплату, чтобы побыть мухой на стене полицейского управления каждое утро, когда выходили газеты.

Люси Олбрайт только исполнилось девятнадцать. Первокурсница, изучала в универе «модульные гуманитарные науки». Известный богемный курс, про который все знали, что получить там степень – раз плюнуть. Люди защищали диссертации по темам вроде «Тендер и детство – образы жертвы в „Волшебной карусели“ [57]». Слышали бы вы, как об этом распиналась Бен! Судя по ее рассказам, это забавно, но, с другой стороны, я не философ.

Так вот, Люси отправилась в местное диско на вечер лондонского ночного клуба «Санктиссима» – модные молодые диджеи, отстойная музыка, вход двадцать пять фунтов. Нынешние студенты – это вам не нищие бунтовщики прошлого. Газеты криком кричали про ее богатую семью с юга Англии и про возможное употребление экстази – можно подумать, весь мир и их тетушка не глотают всякую дрянь. Похоже, бедняжка поссорилась с парнем И, разозлившись, ушла пораньше ловить такси. Машину она так и не поймала. Ее нашли утром, порезанную на куски. Шел снег, а она была одета в серебряное мини-платье и белую пушистую шубку, подарок родных. Заголовки вопили: «Смерть ангела», «Пятая жертва – ангельская блондинка», «Кровь на снегу», «Трагическое убийство ангела» и тому подобное. В общем, все модное смешалось в одном убийстве: клубы, экстази, блондинки, блеск, ангелы и кровь – прямо для коллекции Готье [58].

Цинизм, да? Нуда, цинизм. Не поймите меня неправильно – мне до слез было жалко настоящую маленькую девочку, но от прессы меня тянуло блевать. Люси Олбрайт, обычную милую девушку, превратили в жертвенного агнца, Невинного Снежного Ангела. Только чтобы продать газеты. Ради бабок.

Что до телевидения… Преимущественно крутили «документальные» репортажи. Снимались они так: детям давали пиво и деньги, чтобы они выкрикивали нацистские лозунги и орали «ниггеры». Я уж молчу про интервью с теми, кто особого касательства к делу не имел, – лишь бы растянуть программу. И я не только о британском телевидении – я о мировом.

Такое ощущение, что эти убийства затронули какой-то странный нерв, и он теперь пульсировал и звенел: «белые против черных». Чернокожий мужчина убивает белых девушек. Черный Дьявол и Белый Ангел. В нашем застойном городе возродилось к жизни – или к смерти – последнее табу. Отвратительно. Я все это ненавидела, это личное. Мне было противно наблюдать, как наш нормальный – может, скучноватый, но вполне терпимый – народ, подстегиваемый чужаками, прыгает через кольца прессы, точно дрессированный пудель. Останется ли город таким, как прежде? Я сомневалась. Кое-что изменится навсегда – неуловимо, но все-таки изменится.

Когда я была маленькой, кто-то написал в моем цитатнике: «Слово – не воробей, вылетит – не поймаешь». Хорошо бы это вытатуировать на лбу каждого журналиста.

Город вонял, как сухая сковородка на плите, – жаркий металлический запах злости и ненависти. Хуже того – массовой истерии. Происходили странные вещи – даже со мной. Например, как-то я поехала к клиенту на автобусе, потому что машина осталась в гараже, и рядом со мной уселась с покупками пухлая пожилая дама. Я сначала не обратила внимания, но она повернулась ко мне и абсолютно нормальным тоном сказала:

– По-моему, ему нужно отрезать яйца.

– Простите?

– Этому Душегубу нужно отрезать яйца. Он ведь из ваших, верно? И вам не стыдно?

Я вышла из автобуса. Руки дрожали. Сколько лет я абсолютно не смущалась, что мулатка. А вот теперь оказалась черной. Врагом. Невероятно!

Вскоре – по-моему, не очень скоро, – полиция сделала свой ход. Они сообщили, что, по «заключению судмедэкспертов», убийца Люси Олбрайт – не чернокожий, а светловолосый европеоид. Достоверно известно, что Люси убил он: налицо «характерный почерк» Ночного Душегуба. То есть он оставляет «подпись», как в триллерах, которые мы так жадно читали. Значит, убийства совершал один человек – причем белый. Для меня «заключение судмедэкспертов» обозначало, что жертва выдрала у Душегуба клок волос или что-нибудь такое, и этот клок нашли копы. Во всяком случае, так мы все решили – так показывали по телевизору. От убийцы отщипнули кусок. Ночной Душегуб – белый. Белый. Не черный.

Но этому не придали значения. Все решили, полиция просто пытается заглушить этнический конфликт. Даже я так подумала. Не хотела, но подумала.

А что касается прессы – кто позволит правде испортить красивую историю?

Пресса зажила новой жизнью. То была самая сексуальная история года: расовые предрассудки, убийства, шлюхи и ангелы. Речь о больших деньгах, так? Так.

Теперь Ночного Душегуба знали все. А вот имена его жертв никто не помнил. Постмодернизм в чистом виде.

28

Впрочем, как и остальные, мы тоже обсуждали Душегуба – мы варились в котле странного внимания прессы к нашему городишке. Мы бесконечно дискутировали, почему журналистов так интересует именно этот убийца – он ведь не очень много народу пришил. Если Шон выползал наверх во время этих споров, он тут же заводился и орал, что мы «не знаем, о чем треплемся». С намеком, что сам он, суперкрутой спецназовец, всяко лучше информирован, чем мы, бедные хрупкие девушки. Он намекал, что «кое-кто из знакомых» рассказывал ему «подробности», к которым не имела доступа пресса. Полная чушь: почти каждый парень в городке утверждал, что он «в курсе». Не спросить, который час, не нарвавшись на очередную теорию. Ясное дело, Шон не делился подробностями с такими, как мы – мы слишком ранимы. И приберегал детали для своих невидимых приятелей. Если мы давили, он становился весь из себя загадочный и стучал пальцем по носу – излюбленный жест зануд всех баров мира. А затем мы выслушивали его теорию о шлюхах и девственницах – хороших и плохих девочках. Причем «плохие» девочки на шкале добродетели стояли где-то чуть ниже тараканов. Я всегда удивлялась, где нахожусь я. Наверное, если учесть, что я под крылышком Джейми, я невинная дева по ассоциации. Если мы в один голос напоминали, что не все жертвы Душегуба проститутки, Шон грузил, дескать, в наше время нормальному парню их уже не различить – как с последней жертвой. Может, девушка и была богатая, но шляться по злачному кварталу в таких шмотках и с накрашенными ресницами – тут кто угодно тебя за шлюху примет. Неудивительно, что маньяк ошибся. Да, он настоящий мужик, этот Ночной Душегуб – ну, если забыть, что убийца. О последнем Шон не говорил, но, зуб даю, думал.

Я надеялась, Шон просто нас доводит – после его выступлений у меня случались вспышки ярости и заикания, а Джейми не раз выбегала из комнаты, хлопнув дверью. Тем не менее такие мнения в городе были не редкость. Многие «крутые парни» считали, что женщины слишком распустились – и вот расплата. Пожалуй, Шон восхищался Ночным Душегубом откровеннее, но тема Робин Гуда – герой-одиночка против сил Закона, Порядка и Феминизма, – прослеживалась отчетливо. Уроды психованные.

Как раз за очередным разговором обо всем этом вечером у Бен на моем мобильнике заиграли «Веселые бубенцы», которые так и остались с Рождества. Предположив, что это продюсер из Кентербери с его подозрительным предложением, я извинилась и вышла на кухню.

Звонил Моджо. Сквозь потрескивание в трубке я узнала его дорогой знакомый голос:

– Лили, Лили? Слышишь меня? Это я, Моджо.

– Да, слышу. Моджо, ты где? Что случилось? Все в порядке?

– Мы можем пересечься, дорогуша? Подъедешь завтра в Лидс?

Странный голос – ни следа прежней напыщенности и беззаботности. Я отчаянно перетасовывала встречи с клиентами – слава богу, до выходных не будет концертов. Решила перенести мистера Фаррера на четверг, после обеда – он, конечно, разозлится, но, блин, ему вечно не угодишь. Мне позвонил друг. Причем Моджо.

– Да, да, без проблем. Где? Когда?

– В «Монмартре», в три – подойдет?

– Хорошо, Моджо, только скажи…

Связь оборвалась.


На следующий день погода выдалась ветреная, облака расцветали на свинцовом небе, как чернильные кляксы на мокрой бумаге. Я решила поехать на поезде: припарковаться в Лидсе ужасно сложно, а мне не хотелось опаздывать. Лидс вообще ужасный город – правда, я живу в Брэдфорде. Лидс всего в шести-семи милях от нас, но в Брэдфорде его считают городом Порока, городом из красного кирпича, без портков, но с зонтиком.

Я как раз размышляла о громких названиях нашего возлюбленного города-соседа, когда поезд остановился и все мы высыпали на платформу. Была половина третьего, поэтому я сначала опорожнила свой крошечный мочевой пузырь и уложила дреды, а затем побрела навстречу ледяному порывистому ветру в «Монмартр», темную псевдопарижскую забегаловку возле каменного улья хлебной биржи. Наверное, подразумевалось, что «Монмартр» – точная копия известного французского кафе возле Сак-ре-Кёр, о-ля-ля, «Фоли Бержер» и так далее. Я не понимала, почему Моджо назначил встречу здесь. Единственный раз, когда мы тут были, Моджо критиковал кафе так пламенно, что удивительно, как не включилась противопожарная сигнализация.

Влетев в двери вместе с особо резким порывом ветра, я все поняла. Здесь царил полумрак – наверное, для «атмосферы». Очень интимно. Зал разделен надвое: с одной стороны темные деревянные кабинки, с другой – камин с «настоящим» газовым огнем и шаткие столики. Несколько интеллигентного вида студентов играли в шахматы и читали «Ле Монд», стараясь не шевелить губами. Кафе было до отказа набито разными статуэтками, безделушками и прочими хоть отдаленно «французскими» пустячками – только надписи по-английски. За стойкой вялый парень – француз, а может, не француз, – скучающе тер кофейную чашку. Вокруг, словно ладан, разливался запах сигарет «Житан» – похоже, здесь прыскали дезодорантом вроде «Atmosphere dе France – Une Petete Boite deMonmartre» [59]. Я хихикнула. Вообще вся эта атмосфера секретности и «я скажу об этом только один раз» повергала меня в легкую истерику. Я вытащила бандану, которая заменяла мне носовой платок, и высморкала сопливый нос, надеясь, что мое хихиканье примут за сдавленный чих. И тут я заметила Моджо.

Он сидел в глубине самой дальней кабинки – я его не сразу разглядела. Тоже странно. Почему он не помахал мне изящно, не подозвал? Почему теперь не зовет? Сидит в темноте в черных очках. Я направилась к нему.

Первое, что бросилось в глаза, – он был в мужской одежде. Знаю, звучит странно, но на нем не было ничего явно женского. Красивый черный кашемировый свитер с воротником и черные просторные брюки – дорогие и явно сшитые на заказ. Никаких украшений – только матовые серебряные гвоздики в ушах. Блестящие волосы собраны в хвост, а на идеальном носу – громадные «рэй-баны». Бред.

Он просто сидел и молчал. Я нырнула в кабинку. К нам подошла девочка-официантка – на круглом веснушчатом лице светилось восхищение этим так-им кра-си-вым мальчиком в черном, которому она уже принесла эспрессо. Я заказала капуччино – итальянский кофе в этой Petit France [60]. Моджо ни слова не говорил. Мне принесли кофе. Я тихо офигевала. Попыталась вякнуть «привет!», но он только махнул рукой, призывая меня помолчать. Я уже зверела – блин, да что с ним?

И тут он снял очки. Некогда изящную бровь рассекал ужасный багровый шрам. Еще пара шла от нижнего века к виску, задевая изуродованный глаз. Тонкая кожа оттянулась, и глаз выглядел будто застуженным, кроваво-водянистым.

Я была в абсолютнейшем шоке. Сердце бешено скакало и колотилось в груди – я ахнула. Словно передо мной изуродованное вандалами произведение искусства. Да, я знаю, шрамы никого не красят – но на Моджо они смотрелись и вовсе чудовищно. Быть идеальным и стать таким… уродливым. Нет, я не считала, что он уродлив, – честно говоря, мне шрамы не мешают, – но я понимала, каково ему.

И вдруг весь этот неестественный полумрак кафе рухнул на меня тяжелой глыбой. Мне захотелось света, яркого солнечного света. Руки задрожали, и я разлила кофе. Увидев это, Моджо отвернулся.

– Моджо, господи, что с тобой случилось – что?… – Мой голос звучал тихо и невесомо, слов явно не хватало. Я кляла свою тупость и неумение выразиться.

– Лили, Лили. Моя Тигровая Лилия.

Услышав старое прозвище, я покраснела, протянула руку и сжала его пальцы – такие тонкие и изящные. А сейчас ледяные.

– Видишь, теперь я не такой, каким был. – По его щеке скатилась слеза. Он плакал? Или это разбитый глаз не выносил и малейшего света?

Моджо отнял руку и промокнул каплю шелковым платком.

– Только ничего не говори, Лили, я… – он глубоко вздохнул. – Я не хотел тебе рассказывать, но я должен. Поэтому, прошу тебя, выслушай – только молча.

От волнения он говорил невнятно. Я тупо кивнула, тревога сдавила мне кишки. Я мерзла, нервничала, руки тряслись. Я села на них.

– То, что я тебе расскажу – чистая правда. И я думаю, что вы с Джейми в опасности – в серьезной опасности. Это нельзя рассказать легко, или правильно, или остроумно, но… Лили, это сделал Шон. Он пытался… изнасиловать меня. Он избил меня и порезал битым флаконом. Тише, тише – не нужно. Разреши мне договорить… Это случилось, когда вы уехали выступать. Я вернулся домой, и там сидел он. Я решил не обращать на него внимания, пойти к себе, покурить гашиша, сделать вид, что его нет. Видишь ли, мне казалось, что я ему нравился – о да. Нашему супермачо Шону. Он кое-что… говорил. И еще язык тела. Когда никого из вас не было. Что он говорил? Да ничего особенного – всякие гадости. Но, по моему опыту, для некоторых мужчин оскорбления – это своего рода комплименты. Я встречался с такими – игроки в регби, капитаны команд по крикету, настоящие мужчины. У них всегда все начинается с оскорблений, а потом переходит – о да – к ужасной, постыдной, запретной ебле. Ха! Женщины были бы в шоке, узнай они, сколько из этих крутых жеребцов – геи. А может, и не были бы, не знаю. Все мы не те, кем кажемся… В общем, я подумал – очередной латентный случай. Отсюда и импотенция, и приступы ярости – просто не хочет признавать свою природу. По крайней мере, я так думал. Я так злорадствовал, я гордился тем, что сам признал свою природу. Я считал, Шон жалок. Да, жалок! Знаю, он жесток, он манипулятор – я слышал, чего он требовал от Джейми и что она ему позволяла. Перегородка у нас очень тонкая, ты знаешь. У тебя в том доме лучшая комната для размышлений. В общем, я не мог уважать человека, который настолько… слаб.

Я онемела от ужаса. Сколько всего происходило в доме, а я и не знала! Я чувствовала себя полной дурой. И еще – какой-то чужой. Почему Моджо (нДжейми) ничего мне не рассказывали? Они настолько мне не доверяли? Противоречивые эмоции бурлили во мне, как грозовые облака в небе за окном, – я тонула.

Моджо зажег сигарету, отворачиваясь больным глазом от дыма. Я тоже взяла одну из его пачки и закурила. Мне было дурно и холодно, я бы не смогла заговорить, даже если б Моджо попросил.

– Так вот, когда вы уехали, Шон зашел ко мне и встал в дверях в одних серых шортах, поигрывая мускулами – выпендривался. Ну, подумал я, вот оно и случилось – как скучно. Я размышлял, не сделать ли ему минет, только чтобы он заткнулся, и тут Шон заговорил. Не буду пересказывать. Чистая мерзость. Если мерзость бывает чистой. Смысл сводился к тому, что мне опасно притворяться женщиной. И зачем мне вообще быть женщиной – женщины овцы, шлюхи, выродки, они отвратительны. Куски плоти, полные порока, желания и низменных страстей. Разговор его явно возбуждал – он стянул шорты, вытащил член и начал с ним поигрывать. Помню, я легкомысленно подумал, какой он у него маленький, какое разочарование для девушек: такой красивый парень и такой крошечный пенис. Я не выдержал и улыбнулся. Шон заметил – заметил мое презрение. Господи, я никогда не был особо тактичен с дураками… Ты знаешь, какой он сильный. Я пытался с ним драться – даже вмазал пару раз. Я не такой хрупкий, каким выгляжу. Но это не помогло – он все бил меня и бил, пока я не отключился. А потом… он попытался – прости – меня трахнуть. Но ничего не вышло – он не смог, он полный импотент. Он рассвирепел, шипел, винил меня, что у него не встал. И продолжал меня бить. Я уже не сопротивлялся. Думал, так все быстрее закончится и он уйдет. Что больше он мне ничего не сделает. Помню, подумал, что ужасно сильно пахнет «Пуазоном» – пока мы дрались, Шон разбил большой флакон, тот, который мне подарили на день рождения. Я захлебывался этим запахом – удушающий аромат. Лицо горело – он возил меня лицом по ковру. Мне было больно и тошнило. И тут вдруг – в долю секунды – Шон схватил осколок бутылки, оттянул мою голову – господи, господи – и ткнул мне в лицо. Он смеялся как маньяк – он и был маньяк, что-то бормотал о шлюхах, извращенцах и о том, что больше ни один нормальный парень не купится на мои лживые уловки… А потом Шон затих – я, кажется, рыдал, ты не представляешь, как больно, как будто… В общем, тут он вдруг затих, коснулся пальцем моего окровавленного лица и слизнул кровь. А потом медленно проговорил: если я расскажу вам или еще кому, он найдет меня и убьет. Что он может выследить кого угодно – у него есть связи, кажется, среди военных. Не знаю. Господи, он ненормальный, как бешеная собака. Его кидало из одной крайности в другую. И я никогда не забуду его дыхание, когда он шипел мне в ухо, – горячее и зловонное. Я еще подумал: это ад, я умер и попал в ад, а Шон… он дьявол. Шайтан… Дальше я ничего не помню. Наверное, снова потерял сознание. А когда очнулся – Шон уже ушел. О, Лили, это было так… ужасно. Я… Словами… вообще никак не описать мой ужас, такая жестокость… боль. Я смог добраться до телефона и позвонить… другу… и он отвез меня в частную клинику к знакомым. Они сотворили чудо. Там лучшие хирурги. Еще пару операций и voila [61]! Потом даже не скажешь…

Моджо плакал уже по-настоящему. Не громко, с соплями и всхлипываниями, как рыдаю я. Крупные прозрачные слезы текли по щекам из удлиненных глаз, как вода по мрамору. Издалека даже не поймешь, что он плачет, если бы он не промокал время от времени лицо платком. Он плакал, как полагалось плакать Беренгарии в легендах – самой красивой женщине на свете, невесте Ричарда Львиное Сердце, у нее был сарацинский разрез глаз, и даже слезы не портили ее лицо. Помню, я про это читала в каком-то историческом романе. Пока он приходил в себя, в голове у меня крутилось одно и то же. Моджо. Мой друг. Мой бедный друг. Господи Иисусе, как Ты допустил такое? Как ты допустил такое святотатство?

– В тот вечер друг забрал у меня ключи и увез все мои вещи из дома – все, даже ковер, который испорчен кровью – моей кровью. Сказал, что мне не нужно туда возвращаться, он будет меня защищать. Странно, впервые за всю нашу долгую историю он мне по-настоящему нужен, по правде нужен, и он мне благодарен. А я благодарен ему. Может, это и есть любовь, Тигровая Лилия? Не знаю. Теперь я должен разобраться, кто я, – и начать жить реальной жизнью. Для себя и для него. Лили, я уезжаю за границу – я не знаю, когда вернусь. Сделаю операцию в Америке или Швейцарии – не важно. Но, Лили, прошу тебя, уезжай из этого дома и от Шона. Забирай Джейми и уезжай. Он такой же, как этот Ночной Душегуб, – в нем полно ненависти и злости. Внутри все изуродовано. Прошу тебя, попросите Ангела помочь и уезжайте. Шон может сделать с вами то же, что и со мной. Я понимаю, нужно было обратиться в полицию – но я не смог. Они с такими, как я… такое унижение… невыносимо. Я не выдержу. Я хочу просто уехать. Пожалуйста, пообещай мне, что вы тоже не задержитесь… Я не вернусь, я не смогу посмотреть в глаза Джейми. Я знаю, это не ее вина, но… Господи, это она его привела! Я понимаю, это несправедливо, но я не могу. Может, со временем…

Дьявол на плече ткнул меня вилами. Я понимала Моджо. Да, может, это и несправедливо, но справедливо ли было притаскивать в наши жизни этого урода? А то, что Шон сделал с Моджо, – справедливо! Вульгарная невзрачность сумрачного кафе стала нестерпима. Я взяла холодную ладонь Моджо и поцеловала. Затем в отчаянии извинилась и умчалась в туалет. В кабинке, выложенной желтой плиткой и воняющей хлоркой и нечистотами, яркий свет безжалостно окатил мое изможденное отражение в дешевом зеркале. Я не узнала себя. Я выглядела как тысячелетняя старуха, как труп. Что мне делать? Такие вещи с нами не случаются – это неправильно. Господи, что же мне делать? Что?

Я вернулась в зал, полная решимости хотя бы отвести Моджо к копам – я его поддержу, я объясню, что так правильнее. Но кабинка была пуста. Только в пепельнице остались окурки с золотым фильтром. Я ошалела, я застыла, как идиотка.

Пухленькая официантка махнула мне рукой, и я отупело побрела к ней.

– Ваш друг сказал, его срочно куда-то вызывают, и оплатил весь счет. А он кто, актер? Просто мне показалось, он похож на знаменитость – если понимаете, о чем я… – И она покраснела. На вид ей было лет девятнадцать. Сама невинность. Господи.

Да, знаменитость, кивнула я. Кинозвезда. Фильмы. Телевидение. Все такое. Голливуд. С кратким визитом. Наверное, улетел обратно. Контракты. Ну, сами понимаете. Девушка открыла рот. Я сама почти поверила в свои слова.

Больше я Моджо не видела и не слышала. Но я часто нем вспоминаю, особенно теперь – я скучаю по нему, не так его не хватает.

29

Дорога домой словно длилась целую вечность. В вагоне пахло сигаретами, сыростью и немытыми телами. Все вокруг читали газеты, пестревшие заголовками о Ночном Душегубе.

Теперь в прессе развернули кампанию против колов – мол, тупые некомпетентные идиоты, взяли неверный след, если вообще взяли, и пытаются успокоить этническое противостояние, заявляя, что убийца – белый. Одна «качественная» газета даже заплатила психологам-аналитикам из ФБР, чтобы составить портрет убийцы. Американцы заявили, это белый мужчина в возрасте от двадцати до тридцати. То есть в самом опасном возрасте. Да неужели? Будто любая женщина этого не знает. До двадцати они еще дети, а после тридцати – состоявшиеся мужчины, ездят на рыбалку или пускают бумажных змеев. Думаю, ФБР-овцы за такое откровение содрали целое состояние.

Перед глазами вставали картины насилия и боли. Раньше они меня не трогали. Я, конечно, по молодости лезла в драки, но это так, не всерьез. По крайней мере, для меня – не всерьез, хотя какие-нибудь фифы небось содрогнулись бы. Но сейчас все по-другому. Злоба, жестокость, извращение. Изуродовать человека разбитой бутылкой – господи, каким надо быть психованным. Отвести бы Шона к психиатру – тот бы вывел сукина сына на чистую воду… да, наверное.

Внутри все болело за Моджо; я была такая бесполезная, так истерзана. Ладно, как только приеду, поговорю с Джейми. Нет, лучше позвоню Гейбу и попрошу срочно приехать из Франции, ага. Я понимаю, свалить посреди тура значит предать рок-н-ролл, но придется – Гейб нужен мне, нужен Джейми, это серьезно, он поймет. И на этот раз, черт, я скажу, что его люблю. Если он оценит – хорошо. Нет – хоть буду знать. Пора взрослеть.

Что дальше? Я раскладывала мысли по полочкам, как всегда, когда расстраивалась. Во-первых, нужно увезти Джейми из дома. Сегодня четверг. Ближайшие концерты – в субботу и воскресенье, да и то в Хаддерсфилде и Манчестере. Мистеру Фарреру и другим клиентам придется недельку подождать. Снова грипп – или пищевое отравление. Мне на самом деле чудовищно плохо. Нет, я справлюсь. Если Шон встанет на дыбы – пригрожу полицией. Или попрошу Энди с Питом начистить ему харю. Последнее всяко не помешает. Вдобавок, Энди и Пит мне должны, после того как я поколдовала над балансом этой их фирмы по продаже «запчастей для мотоциклов». Так-то, ублюдок, посмотрим, как тебе понравится изуродованная морда, козел.

Я влетела в дом, готовая к битве.

На каминной полке лежал конверт, на котором крупным почерком Джейми было написано «Лили». Я вскрыла письмо:


Дорогая Лили!

Мы с Шоном уехали во всем разобраться. Не беспокойся, о концертах помню, в пятницу утром точно будем дома. Прости, что не предупредила, – просто мы решили внезапно. Сначала поедем доставить очередной его заказ, потом снимем номер в гостинице и попытаемся поговорить. Не беспокойся – у меня все хорошо.

С любовью (поцелуи прилагаются!!!!!!!!!!!)

Лж ******

P.S. Кажется, сегодня на свалке я видела Мушку – держи пальцы накрест и поставь на всякий случай молока. ******


Я громко закричала – от злости и… страха.

Следующие минут пять я носилась по дому, как безголовая курица, – из комнаты в комнату, спотыкаясь на ступеньках, то и дело падая и кроваво матерясь.

О господи, ох, блядь, блядь, блядь. Что мне делать – что мне – что?… Господи, мудак, уебок. Господи.

Наконец, изрядно вспотев и запыхавшись, я налетела в кухне на свои походные ботинки и рухнула на колени. Боль привела меня в чувство. Дрожа, я уселась за стол и стиснула руки – так, что костяшки побелели. Соберись, девочка, давай, соберись. Я повторяла это, как мантру, пока дыхание не выровнялось. Давай, думай.

Так. Если он – Шон – ничего пока не сделал Джейми, вряд ли он что-то сделает прямо сейчас. Он никогда ее не бил, ничего такого, и сейчас не начнет. Тем более они в гостинице, он не рискнет, это же Англия. Нужно их дождаться, а пока – собрать шмотки, типа для турне, и свалить. Вот. Да. Именно. Без проблем. Круто.

Я расскажу Джейми про Моджо, как только смогу. Господи, ну и задача – мягко не получится. Может, правда, они с Шоном расстанутся, тогда ей будет полегче – если тут может быть легко. Скоро приедет Гейб и нас защитит. Поживем у Бен и Лонни или у миссис Смит, пока не снимем дом. В Брэдфорде это несложно, если ты не слишком придирчив и у тебя счет в банке. Можно найти что угодно, а потом подыскать нормальное жилье. Решено.

Как же, разбежалась. Телефон Габриеля молчал – позже я узнала, что накануне он уронил трубу на пол и разбил, а пока он купил новый…

У Бен и Лонни работал автоответчик, и я оставила довольно истеричное послание, не зная, что они уехали на неделю к матери Лонни…

Миссис Смит слегла с гриппом. Ей и так было плохо, я решила ничего не рассказывать, чтобы ее не беспокоить. Позвонить моим старичкам мне и в голову не пришло. Это моя жизнь и мои проблемы, родителей они не касаются. Я считала себя достаточно взрослой, чтобы ограждать их от своих неприятностей. Пиздец какая взрослая. Будто они дети, а я их мамочка. Они ограждали меня от истории про Джуди и ее семью – теперь моя очередь. Я чувствовала себя мудрой и опытной – я сама справлюсь. Нечего марать семью, Шон к ней не имеет отношения. Ни за что, нет и точка.

Около часа я сидела на кухне, ждала звонка Бен и не переставая названивала Гейбу на трубу. И, естественно, ничего – но откуда мне было знать? Я хотела послать Джейми сообщение на пейджер, но какое? «Приезжай домой – Шон чудовище?» У Шона теперь тоже имелся мобильник, купленный боссом, но я не знала номер. И опять же – что сказать? «Позови Джейми, а потом сию секунду вези ее домой, ты, ебаный извращенец?» Гениально!

Я выпила галлона два чая и дрожала как осиновый лист. Мысли роились в голове; я не могла взять себя в руки. Красивое лицо Моджо, навеки изуродованное, призраком стояло перед глазами. Мне было больно думать о том, что с ним случилось – в этом доме, буквально у меня над головой.

И тут я подумала: конечно, когда я расскажу Джейми про Моджо, она ужаснется. Но она не увидит это сама, а история из вторых рук не произведет убойного эффекта. Что, если этот козел ее разубедит? Что, если, не дай бог, он перевернет все с ног на голову, и Джейми это проглотит? Он ведь может. Вся его жизнь – одна сплошная ложь; господи, он может сказать что угодно. А доказать версию Моджо нечем – ни улик, ни Моджо.

Остается один путь. Я докажу раз и навсегда, какой закоренелый ублюдок этот Шон. Я переверну всю его жизнь, выстрою батарею доказательств, раздену его догола. Что больше всего не понравится Шону? Точно – если всю ложь вместе с жалкой правдой его ничтожного мерзкого говняного существования запихать ему в глотку, чтобы он тут же сдох. Я найду факты, они сметут их отношения раз и навсегда. Ни единого выхода, ни единой зацепки, ни единого пути отступления.

Я чувствовала себя рыцарем, что отправляется в крестовый поход со знаменем правоты, крепко зажатым в стальной рукавице. Жанной д'Арк. Если сомневаешься, иди напрямик, как говорит Гейб. Но как? С чего начать?

Верно – с начала. Я взяла телефонный справочник и стала искать Тейлор – Л. Я найду его драгоценную Лизу и узнаю всю правду о его «отъездах». А потом о родителях и обо всех. Я выебу его жизнь, как он выебал нашу. Сойдет любая месть, даже мелкая. Мне хватает терпения на работе – хватит и здесь. Я была в бешенстве. Ничего, я ему покажу – я отомщу за Моджо, пусть даже так, но Шону это с рук не сойдет.

В книге значилось около девяти миллионов Тейлоров.

Ничего, главное – упорство. Восемь вечера, еще не поздно, можно звонить – и вообще меня это не волновало. Я нашла трех Л. Тейлор с нужным кодом города. Я принялась звонить. Первая оказалась пожилой женщиной, и я сказала, что ошиблась номером. Вторая – тупым придурком, я просто положила трубку.

Третья оказалась молодой женщиной. Мое сердце учащенно забилось. Тихо-тихо, подумала я, тихо-тихо, не спугни обезьянку. Спокойно. Будь милой.

– Ой, здравствуйте. Простите, вы Лиза Тейлор?

– Да, кто это? – Голос измотанный и усталый. На заднем плане вопили дети и телевизор. Что-то не похожа она на молодую роскошную секс-бомбу, которую живописал Шон.

– Э, простите, мисс Тейлор, вы меня не знаете. Меня зовут Лили, Лили Карлсон. Прошу вас, извините за беспокойство, мне очень неловко, но я бы хотела поговорить с вами о Шоне Пауэрсе, я…

В ушах отозвались короткие гудки. Ч-черт.

Я перезвонила и попала на автоответчик:

– Лизы, Сэмми и Джо нет дома, пожалуйста, оставьте сообщение после сигнала, и мы вам перезвоним… – Затем детский смех.

– Э, мисс Тейлор, это Лили Карлсон. Я, э, только что звонила. Пожалуйста, мне, э, нужно поговорить с вами о Шоне. Видите ли, э, с ним… встречается моя подруга, и… я думаю, она в опасности и… э, в беде. Послушайте, перезвоните мне на мобильник, номер, э, 0621 45374, и я вам перезвоню. Прошу вас, мисс Тейлор, пожалуйста, это очень важно. Простите, то есть до свиданья.

Полный бред. Я в своем репертуаре – как бы идеально я ни спланировала, что именно говорить, стоит мне открыть рот – и начинается хаос. Никакой надежды. Наверное, она решила, что я полная идиотка, дура психованная, а не холодный вежливый детектив, о которых я читала. Блин. Как я лоханулась.

Я снова поставила чайник. Я пребывала в полной прострации. Все мои планы рухнули Я позвонила Гейбу – тишина. Я поставила тосты – они сгорели. Я приготовила другие и жевала их с джемом, сидя на диване перед теликом и щелкая пультом. Я избегала новостей; переключила на Четвертый канал, где шла передача о нестандартном сексе. Да, о сексе мне тоже думать не хотелось. Не помню, когда я последний раз… На телеэкране парень и девушка, обмотанные ремнями, втыкали булавки в гениталии и рассказывали, как им здорово. Я переключила на дикую природу. Всегда можно положиться на пингвинов. Пингвины – они себе гениталии не прокалывают.

Похоже, у меня начиналась истерика. Я всякий раз нервничала, когда случалось что-то плохое. Мне однажды сказали, что из-за всего психовать – это как тюрьма, если попал, уже не выбраться. Но мне было так плохо, так одиноко, весь мой мир стал темнее и отвратительнее. И страшно – несмотря на все эти игры в Таинственного Мстителя. Меня выбило из колеи то, что произошло с Моджо – ну, я же говорю, такие вещи с нами ведь не случаются. Они случаются с людьми из газет, с этими бедными жертвами Душегуба. Вот каково, наверное, родственникам убитых, подумала я. Как мне сейчас. Это не взаправду, это невероятно. Разум упрямо отказывался верить – я твердила себе, что все увиденное, все услышанное – реальность. Конечно, это еще не убийство, но того же порядка, если вы меня понимаете. Это серьезно. Дико. Шон чудовище. Ебанутый на голову монстр.

Я включила конфорку на полную и свернулась калачиком на подушках, все еще пахнущих сандалом. «Крэбтри энд Эвелин», «Сандал Майсура» – бутылочка со слоном. Джейми их ужасно любит – я всегда ей дарила на день рождения. Это так живо напомнило мне о Джейми, что на глаза навернулись слезы, и, тяжело сглотнув, я уставилась на подводный балет пингвинов.

Где-то в половине десятого я не выдержала и решила забраться на чердак – записать в дневник события дня и, может, проверить электронную почту. А потом, если не засну, покопаюсь в явно перехваленном Интернете. Под него я отрубаюсь очень быстро.

Я устало побрела вверх по лестнице, отводя взгляд от черной комнаты Моджо. Я вспомнила про деньги. Нам ведь нужно заплатить за себя и за него – плюс новый дом. Я не обижалась на Моджо из-за денег – как я могла? Но проблема оставалась. К тому же грустно будет покидать наше старое уютное гнездышко. Сколько всего испортил и разрушил этот урод? Еще одна причина ненавидеть Шона.

Я включила компьютер и снова задумалась, как отомщу, – я придумаю, как, только сейчас я слишком устала. И еще я скучала по Мушке – с животным в доме вы никогда не одиноки. Кто бы что ни говорил, они так утешают. Бедный бархатный комочек – где ты в эту холодную ночь? Может, ешь чей-то «Вискас», кошка есть кошка.

Я как раз села за дневник, но тут на мобильнике заиграли «Веселые бубенцы».

Я сгребла трубку – пожалуйста, пусть это окажется Гейб!

Это была Лиза Тейлор.

30

– Лили Карлсон? Это Лиза Тейлор. Вы хотели со мной поговорить?

Она была пьяна. Не то чтобы в стельку, но порядочно. В голосе звенела фальшивая уверенность и пьяная агрессия. Я так разволновалась, что только замычала как дура.

– Я не ошиблась? Вы хотели поговорить о нашем дорогом Шоне? Вы меня слышите?

– Э, да, да, простите. Я не… ожидала, что вы перезвоните.

– Значит, вам повезло. Слушайте, я не собираюсь платить за это удовольствие, леди, так что, если вас интересует наш общий друг, перезванивайте.

– Да, да, без проблем. Сейчас. И огромное спасибо… Снова гудки. У этой Лизы просто талант кидать трубку! Я слетела вниз, чуть не сломав шею, включила на кухне конфорку и с городского набрала номер из записной книжки. Лиза подошла тут же.

– Мисс Тейлор?

– О, давай без формальностей. Я Лиза, Лили. Господи, у нас ведь столько общего, а? Например, Шон…

– Не у нас… В смысле, он встречается не со мной, а с моей подругой. Мы все живем в одном доме. Шон… ну, типа, взял и поселился здесь.

– Ладно, если тебе так удобнее – мне-то что…

– Нет, честно. А он не говорил… тебе, что живет у нас?

– С какой стати? Слушай, ты вообще чего от меня хочешь?

– Но… вы ведь с ним недавно виделись. Ну то есть нам он говорит, что часто бывает у тебя, и… и моя подруга очень из-за этого расстраивается и…

– О, Шони, опять за старое! Послушай, Лили, или как там тебя, я не видела этого чертова Шона Пауэрса уже три года, ясно? Три года! И не хочу его видеть, спасибо.

– Но он клялся и божился…

– Конечно, он это обожает. Поклянется, что черное – это белое, если ему так удобнее. Мудак… ой, простите мой французский. – Она замолкла, и мне показалось, что нас разъединили, но вскоре Лиза продолжила – уже спокойнее, уже не злобно: – Послушай, мне после него… пришлось обратиться к психологу. Шон забрал все мои деньги, разрушил мою жизнь, он еще тот проходимец, наш Шон… – Ее голос как-то опал, и я услышала звон бутылки о стакан.

– С вами все в порядке? – Внезапно мне стало стыдно, что я вломилась в жизнь этой женщины. – Послушайте, мисс… Лиза, вы… ты можешь мне это не рассказывать, просто Шон сделал кое-что ужасное, и я боюсь за мою подругу – и за себя тоже. Я понимаю, это не твои проблемы, просто, я не знаю…

– Ты хочешь знать, права ли ты, да? Не выдумала ли ты все это? Может ли такой симпатичный очаровательный парень, как Шони, быть таким уебком? – Матерное слово упало как кирпич. Судя по ее манере речи – брэдфордский полусвет, – она бы скорее умерла, чем произнесла такое. Значит, ей на самом деле больно.

– Ну да. Я хочу сказать…

– Я понимаю, дорогая. Прекрасно понимаю. О Шони можешь мне не рассказывать. Минус четыре года моей жизни, ублюдок. Четыре вонючих года. И что он на этот раз вытворил?

Я снова услышала звон стакана, шипение и вдох – она прикурила. Я сидела как на иголках, боялась, что Лиза в любую минуту бросит трубку.

– Э, видите ли, он… избил одного человека. Очень серьезно. И я испугалась за подругу…

Она рассмеялась. Мне стало жутко.

– Да, узнаю Шона. А потом, конечно, увильнул? Она меня спровоцировала, я не виноват… Ты уже слышала про спецназ? Еще услышишь. Шон воображает себя солдатом. Даже пытался пойти в армию, но его не взяли – психиатра не прошел. А вам он что сказал? – Она опять рассмеялась.

Любопытно, почему Лиза решила, что Шон избил женщину? Я уже хотела поинтересоваться, но тут она шумно затянулась и продолжила:

– Психолог говорит, мне нужно обо всем забыть. Забыть о Шоне. Подумать о детях. Начать жить ради них и ради себя. Она славная тетка, только многого не понимает. Спрашивала меня, почему я его не бросила. Откуда ей знать, каково это, жить с таким мужчиной. Но ты ведь знаешь? Они тебя словно привораживают, да? Как будто чары наводят. Ложь, насилие, не важно – у них всегда найдется объяснение. И виноватой получаешься ты…

Теперь Лиза рыдала, и я чувствовала себя полным дерьмом. Я хотела пробормотать извинение и ретироваться, но перед глазами стояло лицо Моджо. Я сделала глубокий вдох и продолжила:

– Лиза, а зачем ему говорить, что он у тебя – ну то есть, куда же он в таком случае ходит?

– Не знаю, зачем. Он просто лжет не переставая. И не умеет говорить правду. А может, хотел вас сбить со следа. Впрочем, я скажу, куда он ходит, о да. К Лане Пауэрс, а чем там занимается – бог его знает. К Лане – вот он куда ходит. Она держит его на коротком поводке, эта грязная сука. Они вместе уже долгие годы, почти всю его жизнь, он и тетушка Лана. С самого детства. Она с ним сидела и… совратила его. Чуть ли не с года, тварь. Собственного племянника, ей плевать. Шон как-то ночью мне все рассказал. Я и не знала, что такое бывает. Она его заставляла – о господи – давать ей орально, когда ему было пять лет. Шон говорил – она его тренировала. Я даже не знала, что сказать, что сделать. А утром Шон заявил, что все выдумал. Но, по-моему, он не врал – впервые в жизни. Иногда исчезал на несколько дней и возвращался весь в ссадинах. Синяки, ожоги, порезы. И все равно шел к ней снова – как собаки возвращаются собственную блевотину сожрать, так и он. Он пытался и со мной это проделывать – связывал и все в таком роде. Причем не в шутку, нет… Было больно, я это ненавидела. Невыносимо…

Она всхлипывала, она рыдала – ужасно. Я зажмурилась, стараясь не думать, что Лана Пауэрс проделывала со своей плотью и кровью. Я не хотела об этом слушать, но Лиза продолжала как заведенная. Ей нужно было выговориться – так почему бы не безликой незнакомке на другом конце провода? Это называется исповедью, но я не священник. Я этого не хотела – но я сама напросилась.

Голос ее дрожал, речь становилась бессвязнее – алкоголь брал свое:

– С твоей… подругой… он… так же? В этом все дело? Не позволяй ему, дорогая, ни за что. Внутри он… очень плохой человек. И не слушай, что он говорит. Сплошная ложь. Мне пришлось его выгнать, пришлось… у меня дети. Он психанул, просто с катушек слетел. Говорил, что его никто еще не выгонял – это невозможно, так не должно быть. Кучу всего… Перепугал меня до полусмерти… Ну а что мне было делать? Он больной на голову, честное слово. Если не веришь – проверь его спортивную сумку, он всегда ее с собой носит, – порно-журналы, сплошное жесткое порно, и даже хуже. Посмотри, я не вру.

Жесткое порно? Садомазо? Блядь, о чем еще я не догадывалась? Черная волна подозрений захлестнула меня. Джейми… О боже. Так вот о чем она пыталась мне рассказать?

Лиза слегка успокоилась и зажгла очередную сигарету. Я бы тоже не отказалась.

– Послушай, может, конечно… зря я… с тобой говорю, и не стоило мне пить… дешевый портвейн, ну да ладно… Шон никогда не бросит Лану – он ее раб, типа того. Его отец знает, что все как-то не так, но Лана для него просто ангел во плоти, и мать он расстраивать не хочет. Хотя что это за мать – только и делает, что молится, детей защищать ей некогда. Поэтому отец так не любит Шона – винит во всем его. Шон ему противен. Поэтому он нянчится с двумя девочками, а Шона к себе не подпускает.

Теперь она хрипло шептала, я с трудом разбирала слова. Я покрепче сжала трубку – я одна в старом доме, и мне страшно.

– Мне другое любопытно – что произошло в гостинице с Ланой и ее погибшей подругой. Он ведь тоже там был, Шон… Он мне тогда ночью сказал… Потому все и отрицал утром. Он был еще ребенок, но он там был как пить дать. А отец потом все замял. Вот именно…

Вдруг ее голос похолодел – она слишком далеко зашла, слишком много сказала. И вновь со мной заговорила жесткая, агрессивная женщина. Я поняла, что разговор окончен. Она затянулась сигаретой, а потом резко бросила:

– Послушай, я тебе все рассказала. Мой тебе совет: гони его, пока он тебя не покалечил, или не ограбил, или и то и другое. Я… я не хочу больше о нем слышать. Я тут ни при чем… Может, зря я с тобой говорила… Не звони мне больше, ясно? Никогда. Я хочу о нем забыть, понятно? Хватит, меня не касается.

Бип-бип.

У меня подкатило к горлу, и я еле добежала до туалета.

31

В ту ночь, больная и изможденная, я провалилась в сон, точно в колодец, сквозь запекшуюся тьму в бездну кошмаров.

Мне снилось, что я бегу по равнине, покрытой вязкой кровью, я в этой крови по бедра. В свинцовых небесах с пронзительными воплями кружат стервятники, отъевшиеся на мертвенно-бледных трупах детей. Равнину освещает болезненная луна, сея повсюду серебристые всполохи. Я в ужасе, в панике, сердце вырывается из груди, губы растянуты в безмолвном крике. За мной гонится огромный черный ангел, черный – словно обугленный. Его кожа, покрытая сетью кровавых рубцов, потрескалась и обгорела. Я бегу, но ноги вязнут в густой крови, и страшный ангел настигает меня. В изуродованной руке он сжимает нож, нависает надо мной, и я вижу лицо Шона. Он толкает меня в ледяную кровь, я барахтаюсь и кричу, и лицо ангела превращается в лицо Джейми, она блаженно улыбается и вонзает в меня клинок.

Я проснулась, рыдая в подушку. Я не плакала долгие годы – с того дня, когда зарыдала от счастья, приехав в этот дом. Я была больна, выжата как лимон.

Натянув штаны и два свитера, я проглотила миску хлопьев и отменила все встречи на неопределенное время. Наверное, голос у меня звучал жутко, потому что мистер Фаррер промолвил только: «Поправляйся».

До обеда я как ненормальная убиралась в доме. Я поняла, что пора завязывать, когда заметила, что расставляю приправы в алфавитном порядке. Облачившись в новый белый пуховик и запихав дреды под старую шерстяную шапку, я прошла мили две до города. За руль я сесть не решилась – только аварии нам и не хватало. К тому же физическая нагрузка и прогулки помогают мне сосредоточиться. Нужно было привести мысли в порядок, чтобы потом, когда Шон и Джейми вернутся, я была спокойна и готова действовать.

Я спускалась с холма, с неестественным вниманием изучая окружающее. Замедлив шаг, я тащилась мимо гор фруктов и овощей, сложенных на прилавках «угловых» магазинчиков: хурма, баклажаны, странные зеленые шишковатые штуковины – не знаю, как называются; мандарины, яблоки, сливы, шпинат, зелень. От острых, сладких, пряных запахов желудок, и без того больной, переворачивался. Я шла мимо магазинов сантехники с бирюзовыми пластиковыми ваннами и всякими кранами. Мимо лавок с цветными сумочками, рюкзаками и школьными ранцами. Мимо магазинов тканей и сотовых телефонов. Такие знакомые, такие радостные в этом чистом морозном свете бледного солнца, что освещало всех нас, выглядывая из-за неторопливых облаков. Я снова готова была разрыдаться. Люди работали в этих магазинчиках, жили нормальной жизнью – почему я так не могу? Просто жить как все, обыкновенно, тратить жизнь на ерунду?

Я снова набрала скорость, из-за морозного воздуха становилось тяжело дышать. Я прокручивала в голове факты – словно колонки баланса:


1) Шон – лжец, буйный псих и жестоко изуродовал моего друга.

2) Он извращенец и садомазохист, который трахается с собственной тетушкой и, возможно, вовлекает мою лучшую подругу в свои садистские игры.

3) О господи, первых двух пунктов достаточно.


Меня волновал не садомазохизм как таковой. Многие люди играют в «свяжи меня, Брайан» с амуницией из сети порномагазинов «Энн Саммерс» и считают, что это чертовски оригинально. Некоторые заходят дальше. Тем не менее в садомазохизме по взаимному согласию существуют четкие правила: стоп-слова, ролевые игры, ритуалы. Залог безопасности игроков, если угодно. Даже та парочка, которая вчера по телику прокалывала гениталии, – то, чем они занимались, большинству людей неприятно, но они получали удовольствие. Почему или как, я не знаю – я не психиатр. Как бы грубо или отвратительно это ни выглядело, участники были счастливы.

А Шон никого не делал счастливым. Его правила – принуждение, манипулирование и жестокость. Вряд ли в его играх имелись стоп-слова – или, если уж на то пошло, милосердие. В этом вся разница: его сексуальные фантазии вертелись вокруг жестокости и насилия; густым ядовитым зельем бурлили в Шоне, отравляя всех вокруг.

Я почти добралась до центра. Вокруг, будто стрелки крокусов из земли, среди зданий шестидесятых торчали готические башни из песчаника. Пятнадцать минут за город – и я на болотах, свободная как птица.

И вновь мне захотелось убежать. Убежать и все бросить. Я не могу помочь Моджо – у его друга для этого больше времени и, что намного важнее, денег.

Дьявол ухмыльнулся мне в лицо. Давай, сматывайся. Спасай свою шкуру. Джейми – дохлый номер. Шон – венец зависимости всей ее жизни, ее Немезида, возлюбленный палач. Она жаждет этой боли. Она любит эту боль. А ты милая нормальная девушка – беги.

– НЕТ! НЕТ! Она мой друг! – вслух заорала я, напугав секретаршу с пакетом жирных бутербродов.

Сообразив, что почти бегу, и увидев испуганное лицо метнувшейся в здание девушки, я резко затормозила и устало прислонилась к фонарю. Ну вот, наверное, теперь она целый день будет вспоминать, как еле успела скрыться от психа непонятного пола в белой куртке, который летел на нее и спорил сам с собой.

Без толку. Я не могу оставить Джейми в беде. Вдобавок – с точки зрения чистого эгоизма, – что обо мне подумает Габриель? Я слишком долго его любила, я не могла рисковать его мнением на этом этапе. И еще я любила Джейми. На самом деле. Я ей нужна. Ее нужно спасти. Так что седлай коня, дева-рыцарь отправляется в поход против ветряных мельниц.

Завтра все будет кончено, решила я. Как только они вернутся, я им выдам все, что знаю. Открою карты. Хватит ползать по углам – дезинфицируем эту грязь на свету. Я не боялась Шона Пауэрса. Одно неверное движение – и я спущу на него копов. Да, молодец, девочка!

В неукротимом оптимизме я завернула в новый модный книжный магазин в здании бывшей шерстяной биржи и направилась в ультрамодный кофе-бар на балконе пить американо.

В тот вечер, ужасно проголодавшись, я приготовила красные спагетти с чесноком – если Шон меня достанет, я на этого урода просто дыхну. Как-то нервно: настроение скакало от истерики до непонятного спокойствия. Я еще несколько раз звякнула Гейбу и оставила чуть более связное сообщение Лонни и Бен. Потом позвонила родителям. Мы поговорили об их предстоящей поездке в испанскую крепость Альгамбру на мюзикл – мама хотела пересечься со мной в городе в субботу и выбрать какой-нибудь топик на выход, что-нибудь эдакое вечернее. Мы договорились встретиться в книжном кафе – я рассказала, как там мило, и ей захотелось посмотреть.

Выпив чаю, я врубила телик и села вяло смотреть «Криминал», программу, в которую «могут позвонить все ваши друзья». Подразумевается, что это «общественная служба», но на практике очередной толстяк клеймит с экрана преступность. Сплошные сплетни и вуайеризм – в таком качестве шоу мне и нравилось. Особенно занимательно разглядывать на пленках видеонаблюдения расплывчатых серых парней, неумело пытающихся обнести какое-нибудь строительное общество. Большинство из них напоминали нашего соседа Гэри. С другой стороны, Гэри походил на Рядового Гражданина образца двадцатого века.

На этот раз коренастый полицейский с приятным голосом просил позвонить всех, кто видел «темный фургон» Ночного Душегуба. У парня был мягкий акцент жителя средней части Англии, навевавший мысли о вереске и барашках, а не о злобном психе, который режет женщин в тихих подворотнях. Милый был коп. Утешительный. Мне он понравился, но времени ему не дали. Скелетообразная ведущая локтем вытолкала его из кадра и пустилась в пространные рассуждения о том, что «вы должны помочь нам найти убийцу до того, как он совершит очередное зверство». Судя по ее виду, она лишь сегодня научилась изображать «обеспокоенность» и теперь постигала суть концепции. Мне стало неинтересно.

Я переключала каналы, задумчиво грызя губной пирсинг – плохая привычка, у меня из-за нее крошатся передние зубы. Я посмотрела одно, другое, а потом решила вырубить ящик и заняться дневником. Вот почему я столько всего помню. Каждый день я записываю свою жизнь в гудящую коробку компьютера, безжалостно ее препарируя – зачем? Для потомков? Никому не полагается это видеть. Забавно, хотя не смешно: все это время, каждый раз садясь за компьютер, я думала: хватит писать, какой смысл, моя жизнь скучна.

О, Джейми, ты не виновата в том, в чем тебя обвиняют. Мы с тобой были – и остались – последними жертвами Шона, он не прикончил нас, чтобы мы превратились в его живой мемориал. Мы виновны только в том, что верили: в нашей крошечной жизни мы в безопасности. Верили, что мы такие странные и альтернативные, настоящая богема – такие крутые, такие умные и всезнающие. Либеральные, открытые, свободные от предрассудков и неспособные удивляться. Слепые дети в зоне военных действий.

В ту ночь я написала в дневнике: «Я ненавижу Шона Пауэрса. Ненавижу его. Ненавижу. Я ненавижу этого мудака. Я хочу, чтоб он сдох, сдох, сдох».

Ну да.

32

В ту ночь я крепко спала – наверное, слишком вымоталась. Проснулась поздно и долю секунды не соображала, где я. Мне снилось, что я дома и снизу доносятся голоса родителей. Я резко проснулась: снизу и впрямь доносились голоса – Джейми и Шона.

Накинув ночнушку, я спустилась с чердака и услышала, как хлопнула дверь. Не задумываясь, я влетела в старую комнату Моджо и выглянула из бокового окна на Харди-стрит, как в ту ночь на вечеринке. Я шпионила за Шоном тогда и шпионю сейчас.

Он открыл дверь своего побитого синего фургона; высветленные пряди волос сверкали в холодном морозном свете. Чтобы лучше было видно, я наклонилась к стеклу, опершись на подоконник. Шон открыл дверь фургона. Что-то было в этой сцене – что-то неуловимое, оно вертелось в голове. Что-то связанное с… нет, улетело.

Я уже собралась уйти, как вдруг он посмотрел наверх. Прямо на меня. Взгляд его слепых ледяных глаз сомкнулся с моим, и мое сердце бешено заколотилось. Он знал, что за ним наблюдают. Но как? Откуда?

Наверное, он запомнил, как я подглядывала за ним на вечеринке. Нет, странно – такое обычно не запоминают. Да, но это же Шон. Он помешан на всякой военщине – слежка, неизменная готовность, никто не застанет врасплох. Он часами распинался о спецназовцах, проводящих «разведку» в «зоне боевых действий» или «операции под глубоким прикрытием», в ходе которых «оперативники» постоянно должны быть начеку и ни о чем не забывать. Ничего не оставлять на волю случая. Значит, он у нас оперативник. А я тогда кто? Враг?

Все это промелькнуло в голове за долю секунды. Наверное, я выглядела как полная идиотка, а вот Шон показался мне… Невозмутимым. Спокойным. Даже задумчивым. Словно что-то высчитывал по ходу дела. Или взвешивал. В белесом зимнем свете его мрачное лицо было мертвенно-бледным, а прозрачные глаза – холодными и пугающими. Да, я испугалась. Теперь, когда я смотрела на него, и половины моей храбрости не осталось, а ведь он был за окном.

Я отвела взгляд и попятилась – подальше от Шона. Тот развернулся, залез в фургон и уехал. Слава богу, не бросился в ярости обратно в дом. По нему не скажешь, что он злился, – скорее наоборот. Но я знала, что Шон бурлил от ярости, – знала, и все тут. Не знаю почему. Может, потому, что я тоже бурлила. Да уж, два сапога пара.

Но Шона переполняло бешенство, потому что он злобный ублюдок. А я кипела праведным гневом мстителя – да! Конечно, я себя немного успокоила этой мыслью, но, если честно, я разозлилась, потому что этот козел меня напугал.

Внезапно мне стало дурно в темной отвратительной комнате – в комнате, где страдал Моджо. Я взлетела наверх, разделась, залезла в душ, а потом, немного успокоившись, пошла вниз к Джейми – делиться новостями и планом побега.

33

Когда я спустилась в гостиную, Джейми, конечно же, заваривала чай. Я уселась на диван, а она хлопотала вокруг с чашками и тостами. Я ничего не стала говорить до еды – лучше на сытый желудок.

Наконец Джейми стряхнула на пол крошки со своей клетчатой фланелевой рубашки и устроилась в кресле у камина, подсунув голые ноги под себя. Она сияла, она была счастлива. Ох ты черт.

– Послушай, Лил, это так странно. – Джейми покачала головой, потом задумчиво кивнула. – То есть правда странно. Я думала, ну, знаешь… я же говорила, да? Я считала, Шон – напрасная трата времени, я собиралась его бросить, честно. Но, блин, – какой поворот. Невероятно. Совершенно другой человек! Он так и сказал: «Джей, я совершенно другой человек. Ты открыла мне глаза». Он долго говорил, как по-детски себя вел, как глупо убегал к этой Лизе; он хочет, чтобы у нас было будущее. Сказал, что не догадывался, как привязан ко мне, пока не понял, что может меня потерять. Ладно, ладно, я знаю, о чем ты думаешь, – но он совершенно не врал, я же видела – никакой лжи, все открыто и прямо. Он честно изменился. Конечно, у нас бывают разногласия – у кого их нет? Но, знаешь, компромисс, и если ты встанешь на позиции другого человека, – это ключ к зрелым отношениям…

– Он не видел Лизу несколько лет. Он трахается с тетушкой Ланой.

Слова упали из моих уст, словно камень в пруд. Джейми умолкла, не договорив.

– А еще он избил Моджо, Джейми. И изрезал ему лицо осколком от бутылки. Шрамы останутся на всю жизнь. Поэтому Моджо уехал. Господи, господи, Джейми, твой Шон – господи, он же монстр. Он постоянно врет, он постоянно тебе врет. Не… послушай, это правда. Я звонила Лизе. Честно. Это она мне рассказала… И я видела Моджо. Это ужасно. Его лицо… я…

И я все выложила Джейми. День к вечеру окрашивался золотом, приветливо шипела конфорка, но мы не могли согреться. Я рассказывала леденящие, холодные вещи, и Джейми слушала меня, как ребенок, которому объясняют, что такое смерть. Когда я договорила, нас обеих трясло, по щекам текли слезы. Чтобы хоть как-то отвлечься, я поставила чайник.

– Значит, это тоже ложь? – тихо спросила она. – Очередная ложь. О господи, Моджо. Не может быть. Где он, Лили? Почему не хочет меня видеть? Я люблю его – он мой друг… Лили, почему он не захотел встретиться со мной?

Я не могла сказать, что Моджо во всем винит ее. Просто не могла. Может, потом, когда все устаканится. Я принесла чайник, но нам было не до чая. Я пересказала ей разговор с Лизой – о Лане Пауэрс, о насилии, порнографии и садомазо. Джейми отвернулась и прикрыла глаза. Я не могла вычислить, о чем она думает, – ее лицо опало и словно скукожилось. Пару минут мы сидели в тишине.

– Она наверху, – прошептала Джейми.

– Кто?

– Сумка – сумка Шона. Та, которую он всегда носит с собой. Он оставил ее в нашей – в моей комнате. Когда мы вернулись, он куда-то опаздывал и бросил сумку на кровать. Она наверху.

Я встала:

– Пойдем, посмотрим. Проверим, правда ли это. Если Лиза все выдумала, я извинюсь или как-нибудь. Если нет – прости уж. Пойдем.

– Я… я не могу… он взбесится. Если Шон узнает, он взбесится. Я обещала ему не трогать его вещи. У него на эту тему пунктик – я не могу…

В ярости я развернула ее к себе:

– Забей, слышишь? Забей! И на него тоже. И на его ебаные игры. Джейми! Подумай о Моджо! Подумай о своих настоящих друзьях! Шон псих. Джейми, он ебнут на голову. Он опасен! Пойдем наверх и докажем это раз и навсегда!

Я дрожала от злости на нее – и на него. Мы медленно поднялись по ступенькам. Джейми тихо всхлипывала, вытирая слезы рукавом.

Ее двойная кровать стояла за дверью у окна. Занавески были отдернуты, и поднявшийся ветер сотрясал шаткие большие оконные рамы. Я всегда считала, что в комнате невыносимо сквозит.

Кровать у Джейми была дешевая, поставленная еще владельцем, с изголовьем и изножьем под медь – расходящиеся полукругом металлические трубки с большими полированными шарами. Кровать отражалась в единственном дорогом предмете мебели – зеркале в полный рост, купленном несколько лет назад на барахолке.

В комнате царил беспорядок – на полу, на комоде, на каминной полке, везде валялись книги, одежда, косметика, расчески, плюшевые медведи, грязные чашки и тарелки из-под тостов. Я бы здесь не выжила и пары секунд. Вот уж воистину, на вкус и цвет…

Я смотрела куда угодно, только не на чертову сумку, валявшуюся на кровати посреди бардака. Я знала, стоит мне – нам – ее открыть, и все. Все изменится, так или иначе. Переменятся наши жизни и наша дружба – к лучшему или к худшему. Я не знала, куда.

Джейми задумчиво нагнулась и зажгла маленький газовый камин – такие стояли во всех комнатах, кроме чердака. Мы их называли «брэдфордское центральное отопление».

Мы медлили – каждая по своим причинам. Но это нужно сделать. Я сгребла сумку – она оказалась довольно легкой, – и плюхнула на пол. Расстегнула молнию и развернула, чтобы падал свет из окна. Спиной к двери мы уселись на пол, как дети с новой, интересной, но не очень красивой игрушкой.

И что мы увидели? Носки. Грязные спортивные носки. Сердце у меня упало. Да, мне должно было полегчать – но не полегчало. Мы перебирали грязное белье Шона, и я чувствовала, как от Джейми поднимается волна надежды. Было неприятно, что она мне до сих пор не верит, что она хочет верить ему, а не мне.

Я отодвинула грязное белье. Оказалось, его не так и много – всего лишь тонкий слой. А под ним – да, вы угадали – журналы. Новые, старые, по большей части небольшого формата. Да, с жестким порно. Не буду вдаваться в детали – думаю, вы без особого труда представите, что мы увидели, – то, на что я заставила смотреть Джейми. Не знаю, лично я не понимаю радости от пыток. А на этих фото над женщинами жестоко надругались. Жгли. Били. Резали. Издевались. Женщин, похоже, это не особо развлекало. Никакие дурацкие костюмы и модные декорации не скрывали, что женщины искренне страдают, им взаправду больно. Они не выглядели «сексуальными» и «знойными». Они напоминали несчастных наркоманок и жертв, которые вот так зарабатывают. Там нашлось и доминирование: со скучающими лицами и в идиотских костюмах женщины били распростертые куски плоти, которые в реальном мире называли себя мужчинами. Сплошь боль и унижения – люди мочились друг другу в рот и совали разные предметы в зады. Честно признаться, мне стало дурно.

Я кинула журналы на пол, а Джейми подобрала и молча пялилась на них, словно пытаясь их понять – или понять Шона. Я порылась в сумке и извлекла несколько мешочков; один был непромокаемый, и его я открыла первым.

Джейми сидела и рыдала, как скорбящая Мадонна, с грудой вульгарных журналов на коленях.

В мешочке лежали предметы гигиены и раствор для линз – странно, Шон пользовался одноразовыми. Может, раствор от прошлых линз? Нет, бутылочки новые. Я извлекла две коробочки и поднесла к окну. В одной плавала пара зеленых линз. Да уж, мистер Тщеславие. Цветные линзы, ой, ой, ой. Впрочем, с такими глазами, как у Шона, я бы тоже обзавелась. Странно, никогда их на нем не видела… Во второй коробке лежали карие.

– Джейми! Джейми! Шон когда-нибудь носил цветные контактные линзы, зеленые или коричневые?

– Что? Нет. Только обычные. Он близорукий, как я… О, Лили, прости меня, ты была права…

Я не слушала. Что-то тревожило меня, снова не давая покоя – как тогда у окна. Никак не понять что… Я открыла в мешочке внутренний карман и извлекла несколько коробок театрального грима разных оттенков. Один – темно-коричневый. Темно-коричневый?

В голове начала складываться головоломка – точно калейдоскоп из кусочков. На автопилоте я открыла второй мешок.

В нем обнаружился моток проволоки – толстый кабель, скрепленный двумя зажимами. Я недоуменно уставилась на него.

На проволоке висело… я даже не поняла, что… похоже на грибы, на сушеные грибы, только…

Что-то блеснуло. Сережка! Золотое колечко. Это не грибы. Не грибы. Это уши. Блядь, блядь, блядь, уши! Надетые на проволоку человеческие уши!

Закружилась голова, накатила слабость, меня обволокло холодной потной белизной. Все вокруг замедлилось. Рука с проволокой затряслась. Я услышала, как Джейми, словно из-под воды, спрашивает: «Что это?…»

Карие контактные линзы. Грим. Темно-синий фургон. Эта – эта штука в моей руке. Дальше все случилось сразу – я поняла, кто такой Шон, не успела Джейми вытащить опасную бритву, черную шелковую маску и перчатки. Точно, это же все камуфляж! Надень дешевый черный спортивный костюм и маску, из голубых глаз сделай карие, где видно кожу – закрась гримом. Темной ночью в темном переулке обкуренная девушка, перепуганная вусмерть… белый парень превращается в черного, белый…

Лезвие в дрожащей руке Джейми было чем-то испачкано. Кровью. Кровью. О боже, о господи, о господи. Я не свихнулась. Это по правде.

Онемев от ужаса, мы посмотрели друг на друга – и тут я увидела красную светящуюся точку на руке. Я непонимающе пялилась на нее – что за фигня? И тут Джейми ахнула.

Я развернулась к двери. Джейми, белая как простыня, глядела в дверной проем. Там стоял Шон. Он улыбался. Я его не слышала, вообще не слышала, как кто-нибудь поднимался по ступенькам – ни звука. В руке у него поблескивала большая черная пушка с лазерным прицелом. Она была направлена на нас. Я не могла вдохнуть.

– Так-так-так, чем тут занимаются мои девочки? Я предполагал что-то такое, когда увидел в окне эту ниггершу. Но потом отвлекся – какая ошибка, ах, какая ошибка. Но я подумал, моя потрясающая женщина не ослушается меня. Верно? Она не станет копаться в моих вещах, я ведь ее попросил. Но ты непослушная девочка, а, Джей? Ты непослушная плохая девочка, и теперь… – Шон заметил, что у меня в руках. Его улыбка потухла. – Положи на место, ты, черномазая, сука любопытная. Они мои, мои. Это доказательства. Они потребуют предъявить доказательства. Что я убивал. Положи наместо… Господи, вы, суки тупые, посмотрите, что вы наделали, что вы наделали… теперь все всплывет, это вы виноваты, идиотки…

Я бросила эту гадость обратно в спортивную сумку. Мысли скакали, и я за ними не успевала. Я услышала голос Джейми:

– Шон… Шон, прошу тебя… это же не настоящая пушка? Это модель, да? Шон, дорогой, ты меня пугаешь…

Грохот – выстрел нечеловечески грохнул в маленькой комнате. Я мгновенно оглохла. Задохнулась едким дымом, закашлялась, но себя не слышала. Выстрел был как удар, на секунду все чувства отключились. Я увидела медную гильзу, выпавшую из пушки. Она вертелась на линолеуме у двери. И сверкала. Шона отдачей отбросило к дверям. Он бешено махал руками, пытаясь удержаться на ногах. Слух возвращался, и я разобрала дикий крик Джейми. И еще кто-то кричал – я.

В воздухе висело облако пыли – на стене отсутствовал большой кусок штукатурки. Пыль плыла в лучах вечернего солнца. Пушка – черт, пушка настоящая. Я еле соображала. Правда, сообразила, что Шон явно не умеет с ней обращаться. Он не ожидал отдачи. Кретин, дебил, он может выстрелить в любую секунду, он даже не понимает, что делает… Мы все погибнем, этот болван, этот безмозглый ублюдочный мудак убьет нас из пушки, из которой даже толком не умеет стрелять.

На секунду гнев пересилил страхи. Я встала на колени и заорала со всей дури:

– Полиция! Помогите! На помощь! Полиция! Гэри, Гэри, Рина, вызывайте полицию. Это Шон, он…

Тут Шон подошел ко мне и ударил в челюсть. Я рухнула на четвереньки, из разбитой губы полилась кровь. Он ударил меня снова – по голове.

Я отрубилась.

34

Потом это назвали осадой. Не знаю, насколько правильно – продлилось ли оно достаточно для осады. Периодически, когда я была в сознании, мне это больше напоминало пьесу. Неважно.

Когда я очухалась, оказалось, что я на кровати. Полулежу, привязанная к изножью, лицом к изголовью и окну. Каждое запястье крепко обмотано толстым проводом. Еще одним проводом руки связаны вместе за спиной. Какая-то вроде цепь притиснула меня к изножью. Под спину кто-то подложил подушку. Ноги просто связаны вместе – я слишком маленькая, до изголовья не достаю. Так вот чем Шон связывал Джейми, подумала я. Обычным, нахуй, проводом. Ни тебе черных шелковых шарфов, ни кожаных наручников ручной работы. Господи.

Это Джейми подложила подушку – и помогла меня связать. Потом меня спрашивали, не злилась ли я на нее. А что ей было делать? Иначе Шон бы меня убил. Я знаю. Я для него не имела значения. Я была вещью, как многие другие. За всю «осаду» он ни разу не назвал меня по имени – только «эта», или «черномазая», или «сука». Для него я не была даже человеком – так, падалью, как те женщины, которых он убил. И вскоре это стало предельно ясно. Это хуже всего – понимать, что, живая или мертвая, ты ничего не значишь. Все равно что быть невидимкой, беспомощной. Я к этому не привыкла – в отличие от Джейми, которая всегда так жила, пока не вышла на сцену. Джейми пыталась мне объяснять, я кивала, но не понимала. Зато поняла теперь. Худшая разновидность ебли мозга.

Ну, в общем, когда я в первый раз очнулась, я ощущала боль. Голова раскалывалась. Рот и губы распухли. Передний зуб сломался, а гвоздик пирсинга врезался в нижнюю губу, медленно разрывая мягкие ткани тем больше, чем сильнее они опухали. Плечи горели; ноги совершенно онемели. У меня болело все, и я едва сосредоточивалась на происходящем; помню только, что комната провоняла, буквально провоняла Шоном. Кислый животный запах. Я от него задыхалась и давилась.

– Что… Джейми, что… – Я закашлялась, харкая кровью.

Джейми, которая сидела у комода, подогнув под себя ноги, бросилась ко мне. Шон наставил на нее пушку и в ярости заорал:

– Стоять! Не двигайся, блядь, слышишь? Оставь эту суку в покое! Оставь…

Зазвонил телефон у кровати. Я – мы все подпрыгнули, сердце у меня застучало. Господи, так глупо, так банально. Такой приятный домашний звук. Пожалуйста, господи, пусть это не моя мама.

Шон наклонился, не сводя прицела с Джейми, и снял трубку. Я так боялась, как бы этот чертов пистолет не выстрелил, что почти не разбирала слов. Я почти забыла про Джейми, но заметила, что та снова сидит на коленях и умоляюще смотрит на меня огромными глазами. Я незаметно кивнула ей, а потом прислушалась к разговору:

– …Кто? Суперинтендент Оутс? Оу-кто? Оуэн? Суперинтендент Оуэн. Хорошо. А вы знаете, кто я? Да, верно. Ночной Душегуб. Что? Да, мне прекрасно видно из окна – а, блядь, замечательно, я подойду к окну, а ваши ребята мне голову снесут? Вы меня за идиота принимаете? Не шутите со мной, или я пришью этих двух сучек… Да, блядь. Огромная пушка. К вашему сведению, суперинтендент Оуэн, это «Дезерт Игл» 44-й калибр, лазерный прицел… да, высверленные… у меня их кучи. Штука получше, чем игрушки ваших мальчиков, а? Пушка для настоящего мужчины, да… В Манчестере, а где вы думали? Что? Нет уж. Да мне похуй. Ребята из спецназа с вами уже связались? Из СПЕЦНАЗА. Да, да. Значит, свяжутся. И вам с вашими мальчиками придется разойтись по домам. Да. Нет, хватит, все, пошел нахуй – здесь я решаю.

Шон бросил трубку и подошел ко мне. О господи, лишь бы копы не решили поиграть в героев. Господи, пусть они не наделают глупостей, прошу тебя. Шон встал надо мной, сжимая пушку и улыбаясь как маньяк. Вдавил дуло мне в висок и подозвал Джейми:

– На колени, скотина. Ты слышала? Слышала? Это все черномазая сука виновата, эта блядина тут орала во все горло, это она меня заставила… Блядь, тут полно колов! И за это ты сдохнешь. Слышишь? Сдохнешь! – орал Шон, глядя на Джейми и тыча пушкой в меня.

Я чувствовала масляный холод металла и запах – едкий, почти горелый. Джейми зарыдала:

– Нет, Шон, пожалуйста, ты обещал. Не убивай ее. Ты обещал мне.

Он не обращал на нее внимания, он бормотал и вопил:

– Это звонили копы. Су-пер-ин-тен-дент, ебать его, Оуэн. Крутой парень, ихний главный. О да. О да. Ничего, скоро они узнают, кто тут главный. Они все там. Снайперы. Стрелки. Но это я, я решаю, когда стрелять!

– Нет! – закашлялась я.

Шон сунул дуло мне в рот. Металл задел нерв сломанного зуба, и я задохнулась от боли. Из глаз потекли слезы. Мне не хватало воздуха. Я запаниковала.

Странная вещь – страх. Я вдруг почувствовала, насколько хрупко мое тело – органы в костяной клетке, покрытой пленкой, чтобы все это не вытекло. Ее так легко разрезать, так легко сломать. Я впервые в жизни поняла, что смертна, что могу умереть. Перестать существовать, исчезнуть, кануть в забвение. Странная отчужденность охватывала меня – словно разум отдал швартовы и уплыл. Я поняла, что боюсь не того, что Шон выстрелит, а того, что он это сделает случайно. Мое тело вдруг расслабилось – и с ним мочевой пузырь. Я описалась. Я вдыхала запах мочи, ощущала горячую влагу, но меня это не волновало. Я была далеко, так далеко… Я только помнила, что мне нужно встретиться в кафе с мамой… Мои дорогие мама и папа, вы такие хорошие и добрые… Простите меня, я… Я услышала вопль Джейми, и Шон отдернул пушку:

– Господи! Эта грязная сука обоссалась! Ебаная тварь, господи Иисусе!

Он шарахнулся в отвращении.

Джейми не на шутку испугалась – за меня, не за себя. Она шептала, чтобы я не дергалась и не волновалась, изливая на меня поток ласковых имен и эпитетов. Она прикоснулась через перила к моим волосам, а затем поползла вдоль кровати:

– Шон! Шон, прошу тебя, не убивай ее. Пожалуйста… Послушай, я сделаю то, что ты хотел. Помнишь, мы еще спорили? Я не хотела тебя злить, честно. Я сделаю, как ты хочешь, обещаю. Клянусь могилой моей бабушки. Только не трогай ее. Это же Лили, Шон. Лили, Лили… Не трогай ее, я все сделаю, клянусь.

Шон стоял сбоку от окна. Его голова дернулась к Джейми:

– Неужели? – Он облизнул губы. Язык красный и заостренный. Какая мерзость.

– Да, Шон, честно, обещаю. Только…

– Ладно, ладно – черт с ней, с черномазой, черт с ней – давай, доставай. Только аккуратно.

Медленно, на карачках, Джейми поползла к комоду. Шон жадно за ней наблюдал. Джейми открыла маленький верхний ящик и вынула листок бумаги.

Я то теряла сознание, то оклемывалась. Я ощущала только боль и чудовищную усталость. В газетах потом писали: «Испуганные женщины молили о пощаде, пока убийца-психопат Шон Пауэрс выкрикивал из окна верхнего этажа оскорбления в адрес полиции, угрожая незарегистрированным пистолетом…» Он не выкрикивал. Мы не молили.

Мы слушали, как Джейми зачитывает Шону контракт раба.

Она развернула скомканную бумагу и села на корточки, всхлипывая.

Шон рассмеялся и направил на нее пушку:

– Давай, читай.

В голубом свете из окна Шон напоминал проволочный каркас: красивое лицо походило на череп, кожа – на свернувшееся молоко.

Джейми всхлипывала и шмыгала носом, тыльной стороной ладони вытирая лицо. Из окна доносился треск раций, грохот машин, голоса… В комнате было темно – только горел газовый камин, да иногда по потолку проносилась вспышка света. Джейми начала медленно читать вслух:

– Я, Джемайма Оливия Джерард, также известная как Джейми Джи, торжественно клянусь всем, что у меня есть святого, что по своей доброй воле объявляю себя отныне и вовеки веков рабыней и единоличной собственностью… – ее голос дрогнул, и она посмотрела на меня. Я закрыла глаза. -…Шона Пауэрса, отныне моего законного хозяина и единоличного господина. Обязуюсь всегда исполнять его желания, подчиняться ему во всем и разорвать все связи с моей прежней жизнью, семьей и друзьями, если он того пожелает. Вся моя собственность теперь принадлежит ему, он волен поступать с ней как хочет, а у меня будет лишь то, что он мне даст. Мое тело принадлежит ему, он вправе делать с ним что пожелает. У меня нет ни своей души, ни сердца, ни разума, только то, что разрешит мне хозяин, отныне и впредь. Я вырежу знак рабства на своем теле, как символ моего подчинения. Подпись…

– Давай – ты знаешь, что делать, давай. Подписывайся. Кровью – это нужно сделать кровью, я объяснял. – Он говорил настойчиво и невнятно.

Я снова открыла глаза. Джейми расстегнула и сняла рубашку, затем лифчик. Она больше не плакала. Плакала я.

Я смотрела на ее грудь, всю испещренную отметинами: в основном укусами и полузажившими шрамами. Фиолетовые синяки цветами распускались под бледной тонкой кожей.

Шон вручил Джейми кошмарную опасную бритву.

– Давай, – прошипел он.

Она взяла лезвие и, приложив его к груди, начала вырезать. Сначала первую букву, похожую на руну «Р». Я поняла: чтобы спасти меня, Джейми придется написать на своем теле «раб». Я так не могла. Я рванула путы и заорала:

– Нет, Джейми, нет!

Шон плавно, как змея в броске, двинулся ко мне и заехал по лицу. Моя голова запрокинулась, все расплылось. Я пыталась не потерять сознание, пока мир вокруг расцветал болью и белым огнем.

Джейми остановилась. Кровь текла по ее животу, впитываясь в джинсы. Шон безжалостно смеялся:

– Да, да, продолжай, давай, да… – и так до бесконечности.

Он тер себя и смеялся; он так радовался, что его фантазии осуществляются, что даже не заметил, как Джейми перестала вырезать и посмотрела на меня – в глазах печаль и стыд. Я поймала ее взгляд и попыталась безмолвно передать, что все равно люблю ее. Что я ее простила. На какую-то секунду мы остались одни, выкинув Шона нахуй.

И он это почувствовал. Ненависть вспыхнула в нем по-. жаром, скрутила все тело. Он схватил Джейми за руку и потащил к окну, высунулся вместе с ней и стал орать оскорбления полиции.

Пристрелите его, отчаянно умоляла я, прошу вас, пристрелите его, пристрелите… Но они не могли – из-за Джейми. Полуголой, окровавленной, наполовину высунувшейся из окна, в глазах – сама преисподняя.

«Во время вчерашней осады подружка убийцы Джейми высунулась из окна спальни и, смеясь, показывала полицейским обнаженную грудь. Очевидно, падшая знаменитость вырезала на груди инициалы любимого, которые демонстрировала собравшимся внизу офицерам…»

Вы видели это фото? В окне? Его печатали повсюду. Обычно под заголовками вроде: «Драма заложников Душегуба» или «Ужасы осады логова маньяка». Бедная моя девочка. Шон высунул ее в окно ровно на секунду, а потом втянул в комнату. Но эта фотография ее уничтожила.

Снова зазвонил телефон, и Шон снял трубку. Теперь он выглядел изможденным – словно очнулся от кошмара. Кожа казалась восковой, пальцы в крови Джейми. Пушка в руке дрожала. Пистолет был большой, уродливый и угловатый. Наверное, очень тяжелый и неудобный, особенно с этим лазерным прицелом – сколько Шон его продержит? И сколько мы уже тут сидим – несколько часов? Шон начинал уставать. Что касается меня, лишь тогда я по-настоящему поняла, что такое боль. Пока Шон говорил, я попыталась сесть повыше.

– Какого хуя вам опять надо? Да, с ней все в порядке, а что, есть разница? Нет, не можете – о чем вам с ними говорить? Это я тут командую, ясно? Да, послушайте, они уже звонили? Как кто? Спецназ? Вы не в курсе? Мне что, пристрелить этих сучек? Нет? Ладно, ладно, я понял, доказательства – им нужны доказательства, да? Хорошо, вот…

Он положил пушку на пол и полез в сумку. Мое сердце подпрыгнуло. Давай, Джейми, хватай пистолет, давай, давай, ну же… Не обращая внимание на резкую боль, я повернула голову, и наши глаза встретились. Джейми бросила застегивать рубашку и медленно поползла к пушке.

Шон кинул проволоку со страшным грузом в окно, быстро пригнулся и сгреб пушку и телефон. От разочарования я беззвучно разрыдалась.

– …Вот, передайте им… доказательство моих убийств… Как во Вьетнаме с узкоглазыми, как в фильмах про Вьетнам… Они будут меня умолять на них работать, умолять… нет! Нет! Только не семью! Мне не нужна здесь семья, не надо! Нет, никакой семьи – или я избавлюсь от этих сук, клянусь, клянусь, я… – и Шон снова бросил трубку.

Он принялся наворачивать круги по комнате, обсуждая сам с собой, что со всем этим делать. Окно по-прежнему было открыто. Я слышала полицейские сирены и искренне надеялась, что копы ничего такого не сделают, не толкнут его под локоть. Несмотря на камин, было холодно. Я сотрясалась в спазмах. Если я выберусь живой, думала я, – если – я уже никогда не буду прежней. Я слышала, как Шон орет на Джейми, что она его ослушалась и надела рубашку, что она бесполезная безмозглая уродина. Что это все ее вина, и она за все заплатит. Он ходил туда-сюда мимо нее и всякий раз бил ботинком по бокам и бедрам, а Джейми стояла на коленях и дрожала.

И вдруг Шон сломался. Словно кукла, что лишилась кукловода, он вдруг упал в гнутое деревянное кресло возле зеркала, и пушка закачалась в его руке.

Джейми подняла голову и посмотрела на него. Я дернула путы, чтобы видеть обоих.

– Шон, отпусти нас. Отпусти, ничего хорошего не выйдет. Милый, ты ведь не хочешь нам зла. Все и так знают, что ты настоящий мужчина. Докажи, что ты сильный, отпусти нас. Или отпусти хотя бы Лили – я останусь с тобой, я все равно люблю тебя, Шон. Будь сильным, отпусти Лили…

В ответ он наотмашь ударил Джейми по липу. Она упала, из носа потекла кровь.

– Заткнись, дрянь! – брызжа слюной, заорал он. – Я вижу, к чему ты клонишь! Я не идиот! Пытаешься обвести меня вокруг пальца! Все вы, суки, одинаковые! Грязные, грязные – всегда заставляете парня делать, что вам нужно! Ноете, ползаете вокруг меня! Блядь, всю мою жизнь! Как Лана и говорила! А всё потому, что я красивый! Потому что вам хочется трахнуть меня, использовать меня, грязные, мерзкие бляди! Нюхаете меня, будто у вас течка! Жалкие животные!

Джейми приподнялась на локте и попыталась вытереть с лица кровь. Шон подошел и врезал ей по локтю – она жестко ударилась об пол. Я закричала:

– Шон! Прекрати! Послушай, там полицейский вертолет – это спецназ, они пришли!

Джейми посмотрела на меня и затрясла головой, капли крови разлетелись в стороны, точно алые бусины. Я знала – это опасно, даже глупо, – но я должна была как-то его отвлечь. Что-то сделать. Сопротивляться. Не умереть, рыдая. И это был мой последний рывок. Я снова упала, дрожа.

Шон подошел к окну и выглянул наружу, уставив пушку в потолок.

– Это они, Шон, они пришли. – Джейми говорила тихо и уверенно, дожимая, где не дожала я, – словно спецназ и впрямь явился увезти Шона к его загадочному предназначению.

– Заткнись – тссс! – огрызнулся Шон, словно обиженный ребенок. – Не вижу… Похоже, это они, у них было достаточно времени…

– И что будет, если это они, Шон? – спокойно переспросила Джейми. Прекрасная актриса – голос четкий и ровный. Будто внезапно она оказалась на сцене – надела сценическую маску, полный самоконтроль и внимание. Я вглядывалась, старалась ее рассмотреть – мороз по коже, она вдруг стала актрисой Джейми, точно все это напряжение дало тот же эффект, что и страх сцены. В ее вены хлынул адреналин, и она превратилась в другую Джейми – ту, которую зрители считали умной и сильной. Не знаю, почему так произошло; оставалось только молиться, чтобы это не исчезло – ради нас обеих.

– Я уйду с ними. – Он говорил с ней как с идиоткой. – Им нужны такие парни, как я. Куда, думаешь, попадают все великие убийцы? В тюрьму? Ха! Чушь. Только для виду, чтобы народ не волновался. Нет, их обучают, создают из них элитные кадры, специальные войска, наемных убийц. Да, я об этом читал – секретная информация, еле достал, – но я понял, главное показать им себя – и все! И тогда она – они – воспримут меня серьезно. Я потому и выбирал такие цели, которые нужно убирать тихо. Ага. Вручную. Как ниндзя. Им нужны такие люди.

Он уселся и прижал пушку к груди, словно ребенка. Несколько секунд он смотрел в никуда, будто в трансе. У него постоянно менялось настроение – эмоции скользили по лицу, как круги на воде. Я наблюдала за ним, и мне казалось, что он… не знаю, как это сказать, – истончается. Словно поток психической энергии, что хлещет из него, разрушает его изнутри. Жуть. Как в передачах про дикую природу, где насекомое откладывает яйца в чужую личинку, а потом куколка медленно выедает эту личинку – еще живую – изнутри.

Наконец Шон вернулся – словно откуда-то издалека. – Видишь? – он помахал пушкой передДжейми. – Я выложил за нее пятьсот фунтов, и еще пятьдесят патронов за так. Тот парень знал, кому продавать, да уж… Нужно было достать такую раньше, пришить этих сук из него, но… Лане бы не понравилось, она больше любит ножи… Она… она… пусть она теперь меня заметит, я уже не ребенок… Это я убил Симону, знаешь. Мы играли в отеле, мне было шестнадцать… она умоляла нас, толстая шлюха… она любила, чтоб ее душили, когда она кончает… И я… Я не остановился, сделал вид, что не слышу стоп-слова, и она умерла. Но это не я виноват, не я. Симона меня бесила – вечно шныряла вокруг Ланы, гнала меня, пыталась от меня избавиться, словно я мусор. Дрянь. Лана сказала, зря я так, это же она была сверху, а не я. Как она злилась. А на меня ей плевать, знаешь? Она говорит, я теперь для нее слишком взрослый… это нечестно, это… Я все делал для нее, это нечестно…

Шон обмяк, по щекам потекли слезы, а по подбородку – серебряные дорожки слюны. Вся его растоптанная жизнь лежала перед нами и рассыпалась в прах.

Мне его стало жаль – всего на секунду, но стало. А потом жалость сменилась страхом – не таким страхом, как раньше, а холодным парализующим ужасом. Шон принесет нас в жертву Лане. Своей мечте завоевать ее любовь и доказать, что он – взрослый мужчина. Сильный и успешный, как его отец; настоящий солдат, завербованный для проведения тайных операций спецназа. Грустной, больной мечте, вскормленной идиотскими книжками, фильмами и порнографией, на которую он подсел. Это безумие. Это… как… господи, разве Шону объяснишь?

Вряд ли. Потому что в этом идеальном теле убийцы жило ранимое сердце изуродованного пятилетнего ребенка, который застыл во времени из-за извращенных тренировок Ланы. Осада, убийства – все это лишь детские истерики, попытка привлечь внимание. Шон был ребенком.

Джейми подползла к нему и положила окровавленную руку ему на колено. Я невольно напряглась, про себя умоляя ее быть осторожной.

– Я люблю тебя, Шон. Успокойся, я люблю тебя.

Может, она играла, вешала ему лапшу на уши. А может быть – в это мгновение – и нет. Не знаю. Я снова куда-то уплывала в странной непричастности, будто во сне. В голове на секунду всплыл бар, где мы впервые увидели Шона и я еще подумала: они выглядят как пара. Только на этот раз сходство было не внешнее – у них одинаково менялось настроение. У них вообще много общего, только на каком-то этапе Джейми пошла одним путем, а Шон другим. Потом я вспомнила тот гороскоп – тяжелый рок – и снова накатила тошнотворная волна ужаса, которая выдернула меня обратно в реальность. Осторожней, Джейми, не пережми! Она сидела и повторяла снова и снова, что любит его, что все будет хорошо. Ее сорванный голос сквозил нежностью и состраданием, ее серые глаза сияли от жалости, она смотрела в опустошенное лицо этого жуткого обреченного создания.

Лично я была слишком напугана, чтобы сострадать. Забери у него пушку и пристрели его! молча кричала я. Убей этого урода, Джейми, давай!

Шон склонил голову, и длинная мягкая ладонь Джейми гладила его по светлым волосам. За окном царил другой, нормальный мир, где мужчины не убивали девочек, чтобы выпендриться перед старыми развратными бабами. Где люди заводили детей, любили друг друга, беспокоились о счетах и системе образования, а не о том, прострелят ли им от ярости башку всякие психи. Я громко застонала.

Шон поднял голову, его странные слепые глаза невидяще уставились на меня. Джейми замерла.

Он откинул голову, точно волк, и закричал – страшным криком, нечеловеческим. Крик эхом затопил комнату, вонзаясь в мою голову, словно лезвие. Шон все кричал и кричал. Шея раздулась от натуги, вены – точно гигантские черви. Словно разверзлась черная дыра, и этим невыносимым душераздирающим криком нас всех засасывало в ее ледяную пустоту. Я никогда в жизни не слышала ничего жутче и вряд ли его забуду.

Вдруг Шон замолчал, встал и поднял Джейми на ноги. Вот оно, подумала я. Господи боже, вот оно, теперь он нас убьет. Шон развернул окаменевшую Джейми к себе. Я видела ее глаза над его плечом, а в зеркале – его лицо. Я снова дернулась, но пластик только глубже врезался в кожу. Я готова была вырвать себе руки, лишь бы освободиться из этой ловушки; я бы сделала что угодно, что угодно. Паника бурлила в крови, неудержимая, животная.

Свободной рукой Шон взял Джейми за подбородок. Его глаза в зеркале напоминали глаза мертвеца – ледяные, застывшие. Шон поднял пушку, и я начала судорожно молиться, вспоминая детство: «Отче наш иже ecu на небесах… Иисус… Матфей, Марк, Лука и Иоанн… если погибну я… О господи, господи…»

Шон дернул Джейми к себе и сгреб ее за затылок, жадно впившись в губы. Джейми замахала руками, отбиваясь и пытаясь вздохнуть. Затем Шон отпихнул ее и попятился к кровати, не отводя взгляда от Джейми. Она ударилась о зеркало; губы распухли, а лицо напоминало греческую маску из какой-то древней страшной трагедии.

Шон улыбнулся. Красивое лицо снова разгладилось, он выглядел молодым и спокойным.

– Фигня это все, а? – тихо произнес он.

Затем вложил дуло в рот, и Джейми закричала:

– Лили, закрой глаза!

И Шон спустил курок.

35

Грохот показался еще оглушительнее, чем в первый раз, и я почувствовала, как на лицо падает горячий вонючий дождь, и что-то вонзилось под левый глаз. В ушах звенело: я попыталась открыть глаза, но их залепила какая-то вязкая жижа – я знала, это кровь Шона. Я беспомощно блевала, я задыхалась и отплевывалась, стараясь не наглотаться его крови. Потом я почувствовала, как Джейми дергает провода, увидела, как она режет их опасной бритвой. Орудием убийства, как установят позднее. Но нам было безразлично; все было безразлично. Я старалась не смотреть на… Шона. Я закрыла глаза. Реальной оставалась только противная боль в онемевших ногах и руках и нервный колотун. Я почувствовала, как кто-то тащит меня через изножье кровати, но не могла ни пошевелиться, ни помочь.

Это была Джейми. Она отнесла мое тело в ванную, вытерла лицо полотенцем и завернула в него дреды, словно мы просто играли в парикмахерскую. Затем оставила меня и пошла к телефону – звук доносился до меня сквозь звон в ушах. Я рыдала, но беспомощно, не всхлипывая, – но остановиться не могла.

Джейми не плакала. Забавно, она обычно из-за всего льет слезы – из-за рекламы, фильмов, разбитых сердец. Я плакала всего пару раз в жизни – а сейчас не могла остановиться.

Затем дом наполнился копами группы захвата, от которых пахло улицей. Вокруг ходили большие шишки в форме и детективы в штатском, раздавая приказы. По лестнице примчалась бригада «скорой помощи». И все эти ребята смотрели на нас и кричали. Нет, не на нас – просто они всегда кричат, когда устали. С нами поговорила милая женщина-офицер с приятным голосом, но о чем она спрашивала, я так и не поняла. Потом она села с нами в «скорую» и отвезла в больницу. Все это длилось часы, а может, минуты. Как сказал тогда наш препод, время – это просто образ мышления. Все вокруг слилось в сплошную темную пелену с проблесками света, шума, разговоров и каких-то вопросов. Я умоляла: «Не разлучайте нас, не разлучайте нас». Но нас разделили. Я спросила, где мама и папа,и мне сказали – едут. Я спросила, где Джейми, но мне сказали – помолчи.

Я рассердилась. В горле комом поднялась злость, и я, бесформенно, бессмысленно выбравшись из больничной койки, отправилась искать Джейми, мою подругу. Я вышла из палаты, отряхивая медсестер, как собака воду. Я не могла найти… Где она? Мне было так плохо. Яркий белый свет отражался от белых стен и бил в глаза. Меня тошнило от запаха дезинфекции, мешавшейся с испарениями человеческих тел. Я растерялась и вновь запаниковала. Полотенце, заботливо накрученное Джейми, размоталось, и дреды упали на лицо.

Я остановилась, сжала прядь волос и удивленно уставилась на нее. Всё вокруг отодвинулось от меня, точно волна на отливе. В ушах нарастал гул. Медсестра попыталась меня схватить, но я ее отшвырнула. Мои дреды. Я сжала их и посмотрела на руку. Ладонь была покрыта густой и липкой кровью с какими-то частицами поплотнее.

Мои волосы пропитались кровью Шона, осколками его костей, его плотью…

Я кричала и кричала, пока медсестры пытались затолкать меня обратно в палату.

Отрежьте их отрежьте их отрежьте их отрежьте эти блядские волосы отрежьте их о господи отрежьте их Джейми Джейми…

И вдруг появилась она. Ревя, как львица, что защищает детеныша, она заставила их меня побрить. Они сказали, что сначала я должна подписать бланк отказа, а то некоторые потом предъявляют претензии. Да и вообще им за это не платят. И кто такая Джейми, чтобы распоряжаться? Родственница? Простите, но…

– Выдайте, нахуй, бланк сию секунду. – Ее тихий ледяной голос вспорол их оживленную беседу.

Они выдали бланк. Я плакала, пока с меня срезали кровавую кашу. Потом волосы засунули в синий пластиковый мешок – вдруг понадобятся копам.

Нас пытались остановить, но мы доковыляли до туалета, и Джейми несколько раз вымыла мою бритую голову с мылом и вытерла бумажными салфетками, а я рыдала, уцепившись за ее талию. У меня под глазом красовался трехсантиметровый порез от осколка кости Шона, и, несмотря на все протесты персонала, Джейми сидела со мной, пока его обрабатывали. Джейми сидела со мной до приезда мамы и папы, пока не закончились расспросы и болтовня. Она сидела со мной, пока весь этот цирк бурлил и вихрился вокруг, и мы молчали, потому что нам нечего было сказать.

Врачи хотели оставить нас на ночь, особенно меня изза моей головы. Но рентген ничего не показал, поэтому мы подписали еще пачку бумаг, взяли памятку о симптомах сотрясения и выписались домой. Да, да, да. Лишь бы уехать оттуда, от всех этих людей – полицейских, медиков и прессы с их назойливым любопытством. Нам с Джейми хватает нас двоих, нам никто не нужен. Мы ни о чем не хотели говорить. Нам не нужна была их помощь. Мы хотели, чтобы всего этого никогда не случалось, хотели стереть этот кусок нашей жизни – перемотать и стереть. Мы не нуждались в банальных соболезнованиях и прочей фигне. Нам хотелось снова вернуться к нормальной жизни. Нормальной. Как раньше – как до Шона Пауэрса. Нормальной.

Но этого уже никогда не будет – и я это знала. Конечно, мы будем жить дальше – а что еще нам делать? Но мы всегда будем носить этот ком, этот булыжник под сердцем, это бремя вины. Мы не сразу поняли, кто такой Шон, и наша беспечность стоила жизни этим девушкам. И теперь мы словно беременны этой виной, и никогда ею не разродимся – мы будем носить ее вечно.

Голова раскалывалась от вороха недодуманных мыслей, внутри все горело, я ощущала себя полным дерьмом. И Джейми тоже – только она была мертвенно-бледной от истощения и не могла говорить. Мы лежали в старой свободной кровати мамы и папы, и я слышала, как Ее Светлость плачет – она не всхлипывала, ничего такого, но я ее слышала и чувствовала, как каменеет ее тело у меня за спиной.

Я хотела утешить ее – и не могла. Наконец она задремала, и я тоже попыталась заснуть, но сон не шел, и я просто лежала, дыша в такт с моей большой девочкой и повторяя одну и ту же молитву, на которую, я знала, никто не ответит:

Нормально. Я хочу, чтобы все снова было нормально. Господи, господи, господи, пусть все это окажется сном, пусть все опять станет нормально. Пожалуйста, прошу тебя… верни нам наши жизни… верни нам наши жизни… пожалуйста…

Примечания

1

Ума Турман (р. 1970) – американская киноактриса; в фильме режиссера Квентина Тарантино «Криминальное чтиво» (1994) сыграла одну из главных ролей. – Зд. и далее прим, переводчика.

2

Какой сюрприз (фр.).

3

Ленни Брюс (1926-1966) – американский юморист, прославившийся злободневными памфлетами о сексе и расизме, а также крепкими выражениями, из-за чего не раз имел неприятности с полицией.

4

Герой романа Д.Г. Лоуренса «Любовник Леди Чаттерлей».

5

Персонаж комиксов, а также эмблема одноименной продуктовой компании.

6

«Уважение» («Respect») – песня американского певца и композитора Отиса Реддинга (1941 – 1967), в 1967 году спетая американской соул-певицей Аретой Франклин (р. 1942) и с тех пор ставшая неувядающим хитом.

7

Прием Хаймлиха (Геймлиха) – один из компонентов первой помощи при удушье, вызванном попаданием инородного тела и дыхательные пути.

8

Имеется в виду американский комедийный сериал «Друзья» («Friends», 1994 – 2004) – бесконечная история жизни шестерых друзей на Манхэттене.

9

«Когда дует ветер» (1982); «Бука – Фун гус» (1977) – детские книжки, написанные и проиллюстрированные Реймондом Бриггсом.

10

Марлен Дитрих (1901 – 1992) – известная немецкая, а потом американская актриса.

11

Национальный индийский шарф-накидка.

12

Национальная индийская одежда – нижние брюки (шальвары) и платье (камиз).

13

Нусрат Фатех Али Хан (ум. 1997) – известный пакистанский певец-суфий.

14

Джеймс Ласт (р. 1929) – немецкий музыкант и композитор, сочиняет инструментальные и танцевальные композиции.

15

Зд. – сурово (фр.).

16

Зд. – последний писк моды (фр.).

17

Традиционное китайское облегающее платье.

18

Старый и мудрый учитель джедаев, персонаж киносериала американского режиссера Джорджа Лукаса «Звездные войны».

19

Томми Купер (1921 – 1984) – известный британский комик и фокусник. Эрик Mоркемб (наст, имя Джон Эрик Бартоломью, 1926 – 1984) – известный британский комик, выступал в дуэте с Эрни Уайзом. Бетти Марсден (1919 – 1998) – британская комедийная актриса. Джойс Гренфелл (1910 – 1975) – британская комическая театральная и киноактриса.

20

Блюдо, похожее на очень острое и кислое карри со свининой с острова Гоа.

21

Щедрая благотворительница; персонаж пьесы англо-ирландского драматурга Джорджа Фаркера (1677 – 1707) «Хитроумный план щеголей» (1707).

22

Название иронической песни Мики Терри (1998).

23

Я (фр.).

24

Иоанн, 8:7

25

Американская киностудия «Хаммер Фильм Продакшнз» в 1950 – 1960-х гг. снимала фильмы ужасов по известным книгам («Дракула», «Франкенштейн»), захватывающие, но не очень страшные.

26

«Бегущий по лезвию бритвы» (1982) – фантастический американский фильм режиссера Ридли Скотта с Харрисоном Фордом в главной роли.

27

Вымышленный злодей-китаец; впервые появился в книге Сакса Ромера «Коварный доктор Фу Манчу»; также является персонажем нескольких фильмов и сериалов.

28

«Морки Минди» (1978 – 1983) – американский фантастический комедийный телесериал с Робином Уильямсом и Пэм Доубер в главных ролях.

29

Мортиша – персонаж американского телесериала и художественных фильмов «Семейка Аддамс», мать семейства, ведьма.

30

Город на юго-западе Англии, где каждое лето проводится крупный фестиваль современной музыки.

31

«Красотка в розовом» (1981) – песня Ричарда Батлера (р. 1956), впервые спетая «СайкоделикФёрз» (1977 – 1991), британской группой «новой волны».

32

«Оксфэм» – международная благотворительная организация

33

В прошлом (фр.).

34

Сестренка (фр.).

35

Макияж (фр. ).

36

Ты и никто другой (фр).

37

Аллюзия на Муху-Брандла, жуткое существо, в которое превращается профессор Брандл, герой американского фильма ужасов «Муха» (1986).

38

И вот (фр).

39

«Диско Инферно» – американская пост-рок-и панк-группа, пик популярности которой пришелся на конец 1970-х

40

Персидская шерстяная шаль.

41

Бен Ганн – герой книги Р.Л. Стивенсона «Остров Сокровищ», брошенный пиратами на необитаемом острове и 14 лет мечтавший о кусочке сыра.

42

Джон Уэйн (наст, имя Марион Майк Моррисон, 1907 – 1979) – американский киноактер, известен главным образом многочисленными ролями в вестернах.

43

Калфи – индийское мороженое.

44

«Систерз оф Мёрси» (1980 – 1990) – британская готик-рок-группа. «Киплинг Джоук»(с 1978 г.) – британская постпанк-группа. «Нью Модел Армии» (с 1980 г.) – британская пост-панк-группа.

45

Тупак аль-Шакур (1971 – 1996) – американский исполнитель гангста-рэпа. Кейт Буш (р. 1958) – британская певица и композитор. «Сайпресс Хилл» (1988 – 1993) – американо-мексиканская рэп-группа. «Вокруг Хорна» (1965 – 1969) – популярное комедийное шоу британского комика Кеннета Хорна (1907 – 1969) на «Радио Би-би-си».

46

Билли Коннолли (р. 1942) – шотландский юморист, известный своим искрометным грубоватым юмором.

47

Дивали – индуистский праздник огней. Ханука – иудейский религиозный праздник в память о чуде, произошедшем при победе Маккавеев над греками и восстановлении богослужения в Храме. Бельтайн – кельтский праздник костров, отмечается 1 мая в честь пробуждения земли от зимнего сна.

48

Джоан Коллинз (р. 1933) – английская актриса.

49

Американские фильмы о войне во Вьетнаме режиссеров Оливера Стоуна («Взвод», 1986) и Стенли Кубрика («Цельнометаллическая оболочка», 1987).

50

Чарльз Бронсон (наст, имя Чарльз Бучинский, 1921 – 2001) – американский киноактер, снимался преимущественно в вестернах, играл «мстителей» и «крутых парней».

51

Скорбящая мать (лат).

52

Имеются в виду американские киноактеры, играющие супергероев: Брюс Уиллис (р. 1955), Арнольд Шварценеггер (р. 1947) и Жан -Клод Ван Дамм (р. 1960).

53

Кейт Мосс (р. 1974) – британская фотомодель.

54

«Звезда Нижнего графства» – народная ирландская песня.

55

Грейс Келли (1928 – 1982) – американская киноактриса, известная своей красотой.

56

Сержант Ник Ярость – герой комиксов Стэна Ли и Джека Кёрби «Сержант Фьюри и его ужасные коммандос» («Sgt. Fury and His Howling Commandos», 1963).

57

«Волшебная карусель» – британская детская мультипликационная передача, транслируется по Четвертому каналу с 1965 г.

58

Жан-Поль Готье (р. 1952) – французский модельер.

59

Атмосфера Франции – маленький уголок Монмартра (фр).

60

Маленькой Франции (фр.).

61

Вот (фр).


home | my bookshelf | | Булыжник под сердцем |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу