Book: Дочь генерала



Дочь генерала

Нельсон Демилль

Дочь генарала

О чем молчали мертвые,

когда мы шли,

Узнаем лишь,

когда умрем;

Их речи пламенный язык

непостижим живыми...

Т.С. Элиот. Четыре квартета. Легкое головокружение

Предисловие

«Дочь генерала» — книга и кинофильм

КНИГА

Эта книга — о загадочном убийстве, которое произошло в расположении воинской части.

Это рассказ об уникальнейшей субкультуре, которую представляет армия, о воинском распорядке, о женщинах, служащих в армии, и о том, как все эти элементы сходятся в жаркую, душную пору на растревоженной военной базе в штате Джорджия.

Все ветви вооруженных сил США: сухопутные войска, флот, военно-воздушные силы, морская пехота, береговая охрана — действуют на основе Унифицированного военного кодекса, который, в свою очередь, базируется на американской конституции. Однако парадокс в том, что мужчины и женщины, надевшие военную форму и присягнувшие защищать конституцию, не пользуются всеми правами и свободами, которые они призваны защищать. Военное право оперирует такими понятиями, которые почти не встречаются в гражданском праве, — воинский долг, честь, верность присяге. Таким образом, военное право — это больше, чем право. Оно устанавливает такой юридический, социальный, профессиональный и даже психологический порядок, который распространяется на всех служащих вооруженных сил от рядового до генерала.

Роман «Дочь генерала» начинается с убийства и изнасилования, и мы с самого начала видим, что это не только преступление против личности и общества, но и против армии Соединенных Штатов, дисциплины и нормального распорядка, вызов понятиям долга и военному афоризму «Все братишки — молодцы, а сестренки — девушки». Убийство женщины-офицера — как запальный шнур. Взрыв потряс армию до основания.

Я написал этот роман после войны в Персидском заливе в январе — феврале 1991 года. Помимо всего прочего, меня поразила роль, которую сыграли в той войне женщины, и вообще их растущая роль в армии. Меня неприятно поразило, что эта война освещалась средствами массовой информации не так, как та, моя, война. Надо ли говорить, что наши военные выглядели в Персидском заливе лучше, чем во Вьетнаме. Причин тому множество, я не буду в них вдаваться, но одна из них очевидна: наличие женщин в вооруженных силах.

Вольно или невольно военные поставили в тупик журналистов, которым не терпелось показать бестолковщину в правительстве и бездарность военного руководства. Но обстоятельства сложились по-иному. Военные оказались в авангарде прогрессивного по своим целям движения за равноправие женщин.

СМИ персонифицировали войну в Персидском заливе бесконечными интервью с женщинами, выполняющими мужскую работу. Они задали тон позитивному освещению событий вообще.

Разумеется, многие мужчины — пехотинцы, моряки и летчики чувствовали себя обойденными, а ветераны моего поколения ущемленными. Мы обижались на несправедливость, доходящую до презрения.

Как бы то ни было, результатом была «хорошая война» в отличие от той, «грязной войны».

Если говорить о «грязной войне», то я служил в армии Соединенных Штатов с апреля 1966 года по апрель 1969-го. За это время я прошел общий курс боевой подготовки в Форт-Гордоне, штат Джорджия, затем учился на пехотных курсах в Форт-Диксе, штат Нью-Джерси, и в пехотном училище для младшего командного состава в Форт-Беннинге, штат Джорджия. Там я пару месяцев натаскивал новобранцев, после чего был переведен на курсы по боевым действиям в тропиках в Форт-Галика в зоне Панамского канала и, наконец, отправлен во Вьетнам, где командовал пехотным взводом в составе Первой стрелково-моторизованной дивизии.

Можете представить, что за три года службы в армии я накопил немалый опыт мужской агрессивности, выносливости и удальства. В то же время с женским персоналом я почти не общался. Собственно, во времена Вьетнама в вооруженных силах служило меньше женщин, чем во Второй мировой войне.

Строго говоря, в зоне боевых действий вообще не было женщин, кроме медсестер и девчонок-добровольцев из Красного Креста, которые на грубом мужицком языке назывались куклами-давалками. Так или иначе, во Вьетнаме наши женщины выступали в традиционной роли — ходили за больными и ранеными и не представляли особой угрозы для мужчин.

Вернувшись в Штаты в 1969 году, я уже видел женщин-офицеров на штабных должностях, которые прежде занимали только мужчины. Эксперимент дал смешанные результаты. Феминистское движение в Америке только начиналось, и военные почти не испытывали на себе его давления.

И тем не менее армия предвосхитила социально-политические движения, направленные на достижение половой интеграции, точно так же как опередила страну в деле расовой интеграции, когда в 1949 году президентским указом была отменена расовая дискриминация.

Суть вопроса в том, что, несмотря на неудачи, наши вооруженные силы немало способствовали равенству граждан во всех областях жизни. Частично это объясняется самой природой армии. Если требовать от чернокожего, чтобы он сражался за страну и, возможно, умирал за нее, то с ним нельзя обращаться как с гражданином второго сорта. Если вы хотите, чтобы женщины участвовали во вспомогательных операциях, но не в самих боевых действиях, то они должны пользоваться всеми правами и льготами, что и мужчины, и иметь равные возможности.

Иные мужчины скажут: «Зачем нам в армии женщины?» Другие могут согласиться: «Женщины в армии — это неплохо, но только на женской работе».

Сейчас подобное отношение к женщинам — дело прошлого, но остается два важных вопроса. Должны ли женщины непосредственно участвовать в боевых действиях? Должен ли распространяться на женщин закон о призыве в армию?

Это трудные вопросы, и я в «Дочери генерала» не обращаюсь к ним впрямую, хотя в подтексте романа вопрос о полном равенстве полов затронут.

Когда после войны в Персидском заливе я взялся за эту книгу, то сразу же решил для себя, что роман не должен быть полемичным. Нет, я старался быть объективным по отношению к мужчинам и женщинам в наших вооруженных силах. Я хотел быть справедливым к армии и к понятию смешанных соединений. Я не желал, чтобы из-под пера у меня вылилась шаблонная хвалебная песнь о том, какие стервы наши сестрички и какие шовинисты наши братишки.

Осенью 1992 года, примерно в то время, когда был опубликован мой роман, страну потрясло скандальное происшествие в Тейлхуке. Для книги это было хорошо, но плохо для спокойного, взвешенного диалога вокруг сложившейся проблемы об интегрированной по половому признаку армии. Большинство журналистов, которые брали у меня интервью в связи с выходом романа, пытались связать «Дочь генерала» и скандал в Тейлхуке, который незаметно превратился в истеричную охоту на ведьм.

Инцидент, о котором идет речь — вечеринка, едва не вылившаяся в оргию, — стали рассматривать как доказательство того, что вся армия разложилась и погрязла в разврате. Но за поднятым шумом как-то затерялся тот факт, что некоторые мужчины вели себя достойно, а часть женщин показала себя не с лучшей стороны. Те самые военные, на которых СМИ молились во время войны в Персидском заливе, стали объектом нападок.

Происшествие в Тейлхуке было нетипичным явлением. Руководству военно-морского флота следовало бы занять твердую позицию, защитить доброе имя боевых летчиков, оградить воздушные силы флота от грязи, которой мазали их журналисты на основании одной несчастливой ночи с небольшим количеством участников.

Но политический и социальный климат Вашингтона и Америки был таков, что исключал любую мысль о справедливости и разумном расследовании этого печального случая. Вместо этого летели головы, рушились карьеры, а пропасть между мужчинами и женщинами стала на десять миль шире.

Но задолго до Тейлхука я принялся писать роман, затрагивающий проблемы совместной службы мужчин и женщин в новой армии. Мне не хотелось эксплуатировать броские газетные заголовки. Я хотел написать роман, касающийся более широких, можно сказать, вечных проблем в отношениях между полами: секс, ревность, честь и честность, человеческая способность любить и ненавидеть, иногда любить и ненавидеть одновременно. Чтобы усложнить сюжет и сделать его более интересным, я поместил действие моего романа в расположение воинской части.

Подобная история может случиться где и когда угодно. Более того, похожие ситуации описаны даже в греческих трагедиях. Но то, что происходит в «Дочери генерала», не может произойти нигде, кроме как на современной американской военной базе.

КИНОФИЛЬМ

Права на экранизацию «Дочери генерала» компания «Парамаунт» приобрела еще до того, как книга была опубликована в 1992 году. Шерри Лансинг, руководитель студии, прочитал роман, он ему понравился, потому что затрагивал важные вопросы современного американского общества, а цепочка событий, сюжет и персонажи легко переносились на экран.

Сценарий переписывался несколько раз, как повелось в Голливуде, пока наконец не остановились на высокопрофессиональном варианте Кристофера Бертолини, который умело подредактировал Уильям Голдман. Окончательную шлифовку сценария произвел Скотт Розенберг.

Меня часто спрашивают, участвую ли я в создании сценариев по моим романам. Отвечаю: нет, не участвую. Написать сценарий — это не то же, что написать роман, сценаристу приходится иметь дело с текстом, на прочтение которого требуется десять — пятнадцать часов, и сокращать его до двухчасового фильма. При этом неизбежны потери, да и автору трудно самому сделать такие сокращения в своем романе.

Однако я обязательно читаю сценарии по моим романам, причем на всех стадиях их создания, и высказываю свои соображения и замечания. Последний вариант сценария по «Дочери генерала» вполне отвечает существу и духу моего романа.

Первая часть фильма снималась в Саванне, штат Джорджия, которая представляет придуманный мной Мидленд в романе. Вымышленный Форт-Хадли стал Форт-Маккалум, а генеральская дочь Энн Кемпбелл — Элизабет (Лиззи) Кемпбелл. Меня не огорчают эти незначительные изменения, и я благодарен киношникам за то, что фильм не стал мюзиклом под названием «Лиззи».

Когда у экранизации произведения плохое начало, то она, как правило, завершает свою жизнь видеокассетой в бюро проката или подарком активному члену видеоклуба. «Дочь генерала», однако, взяла хороший старт, попав в руки Шерри Лансинга и Карен Розенфелт, исполнительного вице-президента «Парамаунта». Затем был выбран продюсер — Мейс Ньюфелд. Со своим партнером Бобом Реме Мейс работал над экранизациями романов Тома Клэнси. Впрочем, и у самого Мейса неплохой творческий кинобагаж.

Любопытно, что Мейс Ньюфелд прочитал «Дочь генерала», как только она вышла, и хотел приобрести права на роман, но дорогу ему перебежал «Парамаунт». Теперь благодаря «Парамаунту» Мейс и «Дочь генерала» встретились, так сказать, снова.

Следующим шагом был сценарий, о чем я уже писал, затем подбор актеров и, наконец, режиссера. Выбор пал на Саймона Уэста, поставившего несколько удачных фильмов. Некоторые поначалу думали, Уэст неподходящая фигура для такого фильма, но, как всякому творческому человеку, ему хотелось попробовать свои силы в незнакомом жанре. «Я мечтал взяться за что-нибудь более серьезное, — говорил он. — Когда появилась „Дочь генерала“, я прочитал ее, она мне понравилась, и я захотел снять по ней фильм». Саймон разделил общий энтузиазм по поводу проекта, и результаты налицо.

Судьба фильма часто зависит от исполнителя главной роли. Пол Бреннер в романе — самоуверенный ирландец-хохмач, остряк-самоучка из южного Бостона. Я вместе с другими из «Парамаунта» видел в этой роли Брюса Уиллиса, но он был занят на съемках другого фильма. И вот в один прекрасный день мне позвонил мой агент Ник Эллисон и сообщил, что главную роль готов сыграть Джон Траволта. Джон Траволта в роли Пола Бреннера? Конечно, Джон Траволта необыкновенно одаренный человек, но я не представлял его ни в качестве героя моего романа, ни в качестве героя готового сценария. Потом я понял, что имеют в виду, когда говорят о многосторонности актера или актрисы.

Я вспоминаю, как много лет назад, услышав, что Марлона Брандо наметили на заглавную роль в «Крестном отце», подумал, что выбор неудачен. И не один я так думал, а многие, прочитавшие роман. Однако же для всех теперь и на все времена Марлон Брандо был и останется «крестным отцом».

Актер лепит роль, а роль лепит актера. Так оно и произошло с Джоном Траволтой — Полом Бреннером. Траволта — это Бреннер.

Джон Траволта привел в команду своего давнего менеджера Джонатана Кейна, который стал исполнительным продюсером. Оба сразу подключились к работе над сценарием и к подбору актеров.

Были проблемы и с ведущими актрисами. Полному актерскому составу пришлось ждать, пока освободится Меделин Стоу, сыгравшая главную роль в «Последнем из могикан». «Парамаунт» посчастливилось заключить с ней контракт, но, как и в случае с Траволтой, я не видел Стоу в роли Синтии Санхилл. Я опять был приятно удивлен, увидев, как талантливая актриса может так исполнить свою роль, что кажется, будто лучшего выбора нельзя было сделать.

Исполнители вторых ролей тоже были блестящие актеры. Джеймс Вудс был рожден сыграть издерганного психиатра полковника Чарлза Мура. Тимоти Хаттон как нельзя лучше подходил для роли сдержанного и сурового начальника военной полиции полковника Билла Кента. Джеймс Кромвель, который играет генерала, «храбреца Джо» Кемпбелла, рассказывал мне, что во времена Вьетнама был активистом антивоенного движения, но он играет так, будто сам был когда-то генералом, а Кларенс Уильямс-третий был таким убедительным помощником генерала полковником Фаулером, что кажется, будто он и Джеймс Кромвель вместе служили в армии. Любой режиссер может только мечтать, чтобы актеры работали так дружно.

И наконец, последнее по счету, но не по важности. Лесли Стефансон, играющая главную роль — генеральской дочери, — новичок в художественном кинематографе, но, видя ее исполнительское искусство, думаешь, что перед тобой зрелая актриса. У этой молодой женщины большое профессиональное будущее.

Я редко пытаюсь представить того или иного актера или актрису в роли моих романных персонажей, но когда я увидел на экране Вудса, Хаттона, Кромвеля, Уильямса и Стефансон, меня охватило странное чувство. Это были люди, созданные моим воображением, начиная с внешности и кончая характерными черточками поведения. Это не означает, что актеры не углубили свои роли, не сделали их более многогранными, что им вполне удалось. И все-таки у меня было такое ощущение, будто они сошли со страниц моего романа.

Съемки фильма проводились летом и осенью 1998 года. Стояла жара, съемки были трудные, и я не поехал в Саванну, зато посетил съемочную площадку вместе со своим агентом Ником Эллисоном в октябре, когда фильм продолжили снимать в Лос-Анджелесе.

Нужно заметить, что мы решили не прибегать к помощи министерства обороны. У Мейса Ньюфелда были хорошие отношения с Минобороны, сложившиеся, когда он делал прежние ленты, но он подумал, что на этот раз не следует добиваться сотрудничества с правительственным учреждением. Он говорил: «Много лет я работал со многими замечательными людьми из Минобороны, и они сыграли неоценимую роль в определенных проектах. Но я также знаю, когда проект не подходит для сотрудничества, я от него отказываюсь. Наши отношения строятся на взаимном уважении».

Ни моя книга, ни киносценарий не носят антивоенный характер. Но и роман, и фильм поднимают противоречивые, деликатные вопросы, от которых военным делается не по себе. В любом случае съемка фильма о военных без участия самих военных может оказаться предприятием трудным и дорогостоящим. В то же время это дает известную свободу как в творчестве, так и практическом плане.

Я не хочу сказать, что в нашем фильме есть какие-либо видимые ляпы, ведь для того чтобы обеспечить точность деталей, «Парамаунт» пригласил военных консультантов. С некоторыми я встречался на съемочной площадке, и они были довольны тем, что Мейс Ньюфелд и Саймон Уэст учитывают их замечания.

Главным военным консультантом был Джаред Чандлер, офицер-резервист, давний сотрудник Мейса Ньюфелда. Джаред работал над такими фильмами Мейса, как «Побег взломщика» и «Очевидная и близкая опасность». Когда возникали сомнения относительно правдоподобия, он был на съемочной площадке. Ветераны вроде меня всегда готовы раздраконить голливудскую версию армейской жизни, но к работе Джареда над «Дочерью генерала» не придерешься.

Что касается посещения съемочных площадок, то такие поездки могут обернуться несчастьем. Ходит масса легенд о романистах с Восточного побережья, приезжающих в Голливуд; все они, очевидно, берут начало в пору славы Ф. Скотта Фицджеральда в 1920-х годах. Многие, как и сам Фицджеральд, поддались соблазнам и оставались там, пока не выдыхались как писатели. Другие, приехав, понимали, что к чему, и бежали обратно, к относительно нормальному существованию.



Кинопроизводство не похоже ни на какое другое производство на нашей грешной планете, и в Америке нет другого такого города, как Лос-Анджелес. Сказав это, добавлю, что ни одному романисту не следует упускать шанс увидеть фильм по своей книге.

Если рыба и гость в доме начинают попахивать на третий день, то романист на съемочной площадке попахивает уже на второй. Я провел на съемках два полных дня. Меня радушно встретили и так же радушно отправили домой. Незабываемое впечатление!

Однажды Ник Эллисон, Мейс Ньюфелд и я сидели, просматривая на видео отдельные смонтированные сцены из «Дочери генерала». Я ужасно нервничал, когда на экране появились первые кадры, и, как всякий нью-йоркский интеллектуал, пребывал в скептическом настроении. Я был готов бежать или стойко встретить сердечный приступ. Но уже через несколько минут понял, что вижу исключительную работу. Актеры играли потрясающе — и сами, и с партнерами. Это было какое-то чудо. Когда в просмотровой зажегся свет, мы все: Мейс, Ник, техник и я — улыбались. Успех ленте обеспечен!

Кинофильм «Дочь генерала» — это адаптация книги. Романисты иногда бывают недовольны тем, как исказили и испортили их произведения. Во многих случаях недовольство оправданно. Голливудцы — люди самовлюбленные и обожают устраивать пресс-конференции. Руководители студий, продюсеры, режиссеры, сценаристы совместными усилиями делают одно дело, которое непонятно и чуждо автору книги. В результате такого коллективного труда вместо скаковой лошади часто появляется неуклюжий жираф. Это заложено в самой природе кино.

Иногда, правда, звезды, планеты и прочие небесные тела выстраиваются в счастливом порядке, и тогда совершается чудо. Я пока не видел полностью смонтированный и отредактированный фильм, не слышал музыкального и шумового сопровождения, не видел развязки сюжета. Но мне понравилось то, что я видел на съемочной площадке и на экране.

Зрители, которые смотрят фильм по какому-нибудь роману, часто сетуют, что кино хуже, чем книга. Очень редко услышишь, что фильм получился лучше романа, что сюжет и персонажи интереснее, чем в книге. В отношении нашей ленты вы этого тоже не услышите. Но я утверждаю, что великолепная актерская игра, быстрый, остроумный диалог, визуальные эффекты, которые даже опытнейшим романистам трудно передать на бумаге, верно схватили и перенесли на экран смысл и дух моего романа.

Что касается визуальных эффектов, исполнительный продюсер Джонатан Крейн сказал: «Картинки в этом фильме почти сверхъестественные. Более броской, живописной ленты я, кажется, не видел». Конечно, это преувеличение, но суть ясна: визуальные эффекты — лучшее, что умеет делать американский кинематограф. Когда к этому добавляется хорошая игра актеров и прекрасный сценарий, получается настоящее кино.

Важно, когда фильм адекватен книге, и так же важно, чтобы он был занимателен; к сожалению, иногда об этом забывают. Киноверсия «Дочери генерала» по-настоящему интересна. Мне было любопытно смотреть фильм, надеюсь, и другим тоже он понравился.

Возможно, мой голливудский опыт нетипичен и мне не повезет в будущем, но на этот раз звезды мне улыбнулись.

Глава 1

— Это место не занято? — спросил я привлекательную молодую женщину, сидевшую в одиночестве за коктейльным столиком в комнате отдыха.

Она подняла взгляд от газеты, но ничего не ответила. Я сел напротив, поставив на столик свое пиво. Женщина отхлебнула бурбон, разбавленный кока-колой, и снова углубилась в газету.

— Часто бываете здесь?

— Проваливай.

— Назовите пароль.

— "Посторонним вход воспрещен".

— А мы с вами не встречались?

— Нет.

— А по-моему, встречались. В Брюсселе, в штаб-квартире НАТО, на приеме.

— Кажется, встречались, — согласилась она. — Ты перепил, и тебя вырвало.

— До чего тесен мир, — вздохнул я.

Мир действительно тесен. Женщину, сидящую напротив, звали Синтия Санхилл, и она была не просто случайной знакомой. Мы с ней, как сейчас говорят, встречались. Очевидно, ей не хотелось вспоминать о наших встречах. Я сказал:

— Это тебя вырвало. Я говорил, что бурбон с кокой плохо на тебя действует.

— На меня плохо действуешь ты.

По тону Синтии можно было подумать, что это я ее бросил, а не наоборот.

Мы сидели в офицерском клубе в Форт-Хадли, штат Джорджия, и всем было хорошо, кроме нас двоих. Я был в синем гражданском костюме, Синтия — в хорошеньком трикотажном платье розового цвета, которое выгодно подчеркивало ее загар, каштановые с рыжиной волосы, светло-карие глаза и прочие дорогие по воспоминаниям части тела.

— Ты здесь на задании? — спросил я.

— Это не подлежит обсуждению.

— Где остановилась?

Молчание.

— Сколько пробудешь?

Она углубилась в газету.

— Вышла замуж за того парня, к которому бегала на свидания?

Синтия опустила газету и посмотрела мне в глаза:

— На свидания я к тебе бегала, а с тем парнем была помолвлена.

— Это точно. И до сих пор помолвлена?

— Не твое дело.

— Может быть, и мое.

— Нет, — ответила Синтия и снова спряталась за газету.

На пальце Синтии не было ни обручального, ни венчального кольца, правда, в нашей профессии это ничего не значит, о чем я узнал в Брюсселе. Синтии Санхилл, между прочим, под тридцать, а мне за сорок. Наш роман длился год — пока мы оба стояли в Европе, а ее жених, майор спецназа, служил в Панаме. Военная служба плохо влияет на человеческие отношения, а защита западной цивилизации вызывает в людях желание потрахаться.

Мы расстались с Синтией год назад и ни разу не виделись до сегодняшней встречи, происходящей при запутанных и неприглядных обстоятельствах. Ни она, ни я не забыли наших встреч. Я все еще переживал разрыв, а Синтия злилась.

Ее обманутому жениху тоже было не по себе, потому что последний раз я видел его в Брюсселе с пистолетом в руке.

Здание офицерского клуба в Хадли выстроено то ли в испанском, то ли в мавританском стиле, вероятно, поэтому мне вспомнилась «Касабланка», и я процитировал негромко:

— "На свете пропасть злачных мест. Она вошла в мою таверну".

Либо Синтия не поняла, либо была не в духе — так или иначе, она снова уткнулась в нашу армейскую газету «Звезды на погонах», которую никто не читает, тем более на людях. Но Синтия была примерной девочкой и настоящим солдатом — стойким, преданным присяге, полным патриотических чувств и, главное, свободным от цинизма и мировой скорби, которые свойственны мужчинам после нескольких лет службы.

— "В сердцах зажглась и страсть, и ревность", — продолжал я.

— Отвали, Пол, — сказала Синтия.

— Прости, я испортил тебе жизнь, — искренно произнес я.

— Ты даже один-единственный день не можешь мне испортить.

— Ты разбила мне сердце!

— Скажи спасибо, что не голову, — живо отозвалась Синтия.

Я видел, что зажег в ней огонек, но вряд ли это было пламенное чувство.

Мне вдруг вспомнилось стихотворение, которое я нашептывал ей в интимные минуты, и, подавшись вперед, негромко прочитал:

Нет ничего приятнее для глаз моих,

Чем видеть Синтию,

И для ушей моих нет слаще ничего,

Чем слышать Синтию,

И Синтия одна владеет сердцем.

Я все сокровища готов отдать,

Чтоб следовать за ней,

И умереть готов,

Если того захочет Синтия.

— Очень хорошо, умирай, — произнесла она, встала и ушла.

— Надо повторить, — сказал я себе и пошел к стойке.

Я пристроился сбоку к видавшим виды мужикам: грудь увешана наградами, у многих знаки боевой пехоты, ленточки за кампании в Корее, Вьетнаме, Гренаде, Панаме, Персидском заливе. Сидевший справа от меня подвыпивший седой полковник сказал:

— Война — это ад, парень, но и в аду нет такой фурии, как оскорбленная женщина.

— Аминь, — отозвался я.

— Я все видел, в зеркале, — пояснил он.

— Зеркала в барах интересные.

— Угу. — Он и сейчас смотрел на мое отражение в зеркале. Мой гражданский костюм вызвал вопрос: — В отставке?

— Да, — ответил я, хотя до отставки было еще порядочно.

Полковник продолжал распространяться о женщинах — теперь о женщинах в армии:

— Чтобы помочиться, им надо присесть, верно? Попробуй присядь с шестьюдесятью фунтами походной выкладки. — Потом вдруг объявил: — Пора провести дренаж от дракона. — И, пошатываясь, пошел в уборную.

Я вышел из клуба в жаркую августовскую ночь и забрался в свой «блейзер». Я ехал по главной части военного городка, которая напоминает центральные кварталы любого города средней величины, только без отдельных участков. Здесь размещалось почти все, начиная от супермаркета для командного состава и магазина для прочих и кончая неудачно поставленными казармами и брошенной мастерской для ремонта танков и БТРов.

Форт-Хадли — сравнительно небольшая военная база, построенная в 1917 году для подготовки пехоты, отправляемой в мясорубку на европейский фронт. Территория военного городка, однако, огромная, свыше ста тысяч квадратных акров преимущественно лесистой местности, вполне подходящей для маневров, занятий на выживание, подготовки частей для борьбы с партизанскими силами и т.д. и т.п.

Пехотное училище теперь постепенно расформировывается, территория вокруг выглядит заброшенной. Зато действует Учебный центр особых операций, задачи у него весьма туманные или экспериментальные, если быть великодушным. Насколько я понимаю, в нем проходят основы психологической войны, учат поднимать боевой дух войск, сохранять самообладание в условиях изоляции и отсутствия удобств, руководить подразделением в чрезвычайных обстоятельствах, в общем, готовят специалистов, умеющих воевать мозгами. Это звучит довольно зловеще, но если знаешь армию, то можно догадаться, что, каковы бы ни были первоначальные цели этого храма науки, все свелось к муштре, торжественным построениям и начищенным до блеска башмакам.

К северу от Форт-Хадли расположен Мидленд, городок средней величины, присосавшийся к телу армии и населенный отставными военными, людьми, которые продают солдатам всякую всячину, гражданскими лицами, служащими на базе, а также теми, кто не имеет ничего общего с армией.

Мидленд был основан в 1710 году как британская фактория. До того это был дальний форпост испанской колонии Святого Августина во Флориде. Раньше здесь было индейское поселение народа упатуа. Испанцы сожгли индейское поселение, англичане сожгли испанский форпост, французы сожгли британскую факторию, британская королевская армия сожгла и оставила свой форт во времена американской революции, и, наконец, янки сожгли его в 1864 году. Обозревая окрестности, удивляешься, из-за чего разгорался сыр-бор, зато теперь в Мидленде хорошая пожарная дружина из добровольцев.

Я выехал на автомагистраль, огибающую Форт-Хадли и Мидленд, и погнал дальше на север, в пустынную равнину к заброшенному трейлерному парку. Приехав в Джорджию, я временно остановился здесь, так как это удобно для моей работы.

Итак, о моей работе. Я офицер вооруженных сил Соединенных Штатов. Мое воинское звание не имеет никакого значения и по роду работы является военной тайной. Я сотрудник Управления по расследованию преступлений (УРП), а в армии, где соблюдается строжайшая иерархия, самое лучшее звание — это отсутствие всякого звания. Тем не менее у меня, как и у большинства личного состава УРП, есть звание — уорент-офицер; уорент-офицеры — это особая промежуточная категория между младшими командирами и собственно офицерами. Уорент-офицер — хорошее звание, поскольку имеешь все офицерские привилегии, минимум ответственности и не приходится заниматься патриотической болтовней. К уорент-офицеру обращаются «мистер», и следователи УРП часто носят гражданскую одежду, как и я в этот вечер. Временами мне даже казалось, что я на гражданке.

Однако бывают случаи, когда необходимо надеть форму. В этих случаях управление дает задание провести расследование под новым вымышленным именем и в звании, которое зависит от тяжести преступления. Тогда я надеваю соответствующую форму, прибываю к месту назначения — в часть, где служит моя «добыча», — и приступаю к исполнению своих обязанностей — сбору доказательств для Главного военного прокурора.

Когда выступаешь в роли тайного агента, приходится быть мастером на все руки. Кем я только не побывал! Начиная с повара и кончая специалистом по химической войне, хотя в армии между ними нет большой разницы. Трудно влезть в шкуру того или иного профессионала, но мне удается благодаря природному обаянию. Впрочем, удача — это иллюзия, и мое природное обаяние тоже.

Существуют четыре ступени уорент-офицерства, я нахожусь на высшей, четвертой. Вся категория, затаив дыхание, ждет, когда конгресс введет пятую и шестую ступени. Иные уж померли от удушья в ожидании этого благословенного дня.

Надо добавить, что я сотрудник особого подразделения УРП, его называют элитным, но я воздерживаюсь от этого определения. Особое потому, что в нем служат ветераны, имеющие на своем счету массу обоснованных арестов, множество неопровержимых доказательств для обвинения. Особое еще и потому, что мы наделены чрезвычайными полномочиями. Одно из этих полномочий — независимость от армейской бюрократической машины, а это почти то же самое, что получить некий волшебный гриб в компьютерной игре. Другое, еще более важное чрезвычайное полномочие — право подвергать аресту любого, независимо от звания военнослужащего в вооруженных силах США, причем в любой точке земного шара. Я не стал бы распространять это право на членов комитета начальников штабов за превышение скорости, но мне всегда хотелось узнать, до какого предела я могу дойти. Мне предстояло это выяснить.

Место моей постоянной службы — штаб-квартира УРП в Фоллз-Черч, штат Виргиния, но по заданиям таскаюсь по всему миру. Путешествия, приключения, возможность распоряжаться своим временем, загадки, требующие умственных и физических усилий, начальство, не тревожащее по пустякам, — чего еще желать человеку? Ах да, женщины. Женщины тоже были. Брюссель не последнее место, где я имел женщину, но это был последний раз, когда это действительно имело для меня значение.

К сожалению, есть мужчины, которые развлекаются, тратя физические и умственные силы, совсем по-другому. Предпочитают нападение на женщин или убийство. Именно это и случилось в ту августовскую ночь на территории Форт-Хадли, штат Джорджия. Жертвой стала капитан Энн Кемпбелл, дочь генерал-лейтенанта Джозефа — «храбреца Джо» Кемпбелла. Мало того что преступление ужасно само по себе, Энн Кемпбелл — молодая, красивая, умная, талантливая женщина, к тому же выпускница Уэст-Пойнта. Она была гордостью Форт-Хадли, любимицей сотрудников армейских пресс-бюро, девушкой с плаката для вербовщиков, выразителем настроений тех, кто выступает за новую, свободную от половых предрассудков армию, участница войны в Персидском заливе и так далее и тому подобное. В общем, я не был особенно удивлен, когда узнал, что кто-то изнасиловал Энн и убил. Что-то в этом роде должно было случиться, верно? Нет, не верно.

Но ничего этого я еще не знал, пока сидел в офицерском клубе. Когда я разговаривал с Синтией и имел мужской междусобойчик с полковником в баре, капитан Кемпбелл была еще жива и находилась на расстоянии пятидесяти футов в столовой. Она заканчивала ужин: салат, жареный цыпленок, белое вино, кофе. Это я выяснил уже в ходе расследования.

Я доехал до трейлерного парка, разбитого среди сосновой рощи, и оставил машину на некотором расстоянии от моего передвижного дома. В парке было несколько незанятых трейлеров, но большинство участков вообще пустовало — оставались только цементные блоки, на которых некогда стояли десятки домиков на колесах.

Электричество и телефон, слава Богу, еще не были отключены, а из артезианского колодца подавалась проточная вода. Добавляя шотландское виски, я делал ее пригодной для питья.

Я отпер дверь в трейлер, вошел, включил электричество, осветившее комплекс кухня-столовая-гостиная.

Мне подумалось, что трейлер — как консерватор времени, в котором ничего не изменилось с начала 1970-х годов. Мебель была пластиковая, серо-зеленого, как у авокадо, цвета, а кухня, плита и кухонная утварь ласкали глаз светло-горчичной краской, которую называют почему-то урожайно-золотистой. Стены были обшиты прессованной древесиной, пол устилал искусственный ковер с красными и черными квадратами. У чувствительного к цвету человека это славное местечко непременно вызовет приступ глубокой депрессии и может довести до самоубийства.

Я скинул пиджак и галстук, включил радио, достал из холодильника пиво и уселся в привинченное к полу кресло. На стенах висели плохонькие репродукции в рамках: бравый матадор, морской пейзаж и «Аристотель, созерцающий бюст Гомера» Рембрандта. Я отхлебывал пиво и смотрел на Аристотеля, созерцающего бюст Гомера.

У трейлерного парка было поэтичное название — Сосновый Шепот. Его заложили несколько предприимчивых сержантов в конце 60-х годов, когда казалось, что война в Азии будет длиться вечно. Форт-Хадли, в то время пехотный центр, кишел солдатами и членами их семей. В Сосновом Шепоте тоже было полно молодых женатых пехотинцев: им разрешали, даже советовали селиться вне территории военного городка. Неподалеку сделали бассейн, в котором целыми днями бултыхались детишки и молоденькие жены солдат. В парке было много пьяных. Было много скуки, мало денег, а будущее затягивал военный туман.



Это было не похоже на американскую мечту. Когда одни мужчины уходили на войну, другие мужчины слишком часто приходили в их спальни. Я и сам жил тогда здесь, и тоже ушел на войну, и кто-то занял мое место в постели и, увы, увел мою молодую жену. Но это было несколько войн назад, и столько всего произошло с тех пор, что единственная обида, которая еще жила во мне, заключалась в том, что этот подонок прихватил и мою любимую собаку.

Я перелистал несколько журналов, выпил еще несколько банок пива, вспомнил Синтию и решил не думать о ней больше.

В нормальные дни у меня бывает побольше развлечений, но мне предстояло в пять часов утра прибыть на оружейный склад.

Глава 2

Оружейный склад на военной базе — это изобилие всевозможных военных изделий, продуктов американских высоких технологий, которые иногда по ночам взрываются.

Я прибыл на базу с секретным заданием, явился на склад в ту предутреннюю пору, когда была убита Энн Кемпбелл, вот почему...

За пару недель до этого я принял обязанности и обличье не слишком подтянутого сержанта-снабженца по имени Франклин Уайт и вступил в сговор с реальным, не слишком подтянутым сержантом-снабженцем Далбертом Элкинсом. Мы планировали продать несколько автоматических винтовок «М-16», гранатометов и других опасных штуковин группе кубинских борцов за свободу, жаждущих свергнуть мистера Фиделя Кастро — антихриста. На самом деле эти латиноамериканские джентльмены были колумбийскими наркоторговцами, но им не хотелось, чтобы мы чересчур сильно угрызались совестью. Итак, в 6.00 мы сидели со штаб-сержантом Элкинсом в его каптерке и рассуждали о том, кто и как потратит свою половину приличной суммы в двести тысяч долларов. Сержант Элкинс еще не знал, что ему ничего не светит, кроме пожизненного пребывания за решеткой, но людям свойственно мечтать.

Пренеприятнейшее, доложу вам, занятие — превращать самые светлые мечты в чудовищный кошмар.

Зазвонил телефон, я схватил трубку, опередив своего приятеля.

— Дежурный по складу сержант Уайт слушает.

— А-а, это вы, — сказал полковник Уильям Кент, начальник военной полиции части, главный полицейский в Форт-Хадли. — Хорошо, что я вас нашел.

— Я вроде не терялся, — ответил я.

До встречи с Синтией полковник Кент был единственным человеком на базе, который знал, кто я на самом деле. Зачем он звонит, если не предупредить, что меня могут раскрыть? Я не сводил взгляда с сержанта Элкинса и с двери. Но судьба решила, что не так все просто. Полковник сказал:

— У нас тут убийство. Убита женщина-капитан. Может быть, изнасилована. Вам удобно говорить?

— Нет.

— Можете приехать ко мне?

— Пожалуй, смогу. — Кент — хороший мужик, но, как и большинство чинов в ВП, не слишком умен, и общение с УРП не доставляло ему удовольствия. — Но у меня же работа...

— Здесь дело важное, мистер Бреннер.

— Но у меня тоже важное... — Я посмотрел на сержанта Элкинса, который с опаской поглядывал на меня.

— Убита дочь генерала Кемпбелла, — пояснил Кент.

«Господи...» — подумал я. Весь мой опыт и чутье подсказывали держаться подальше от дел, связанных с изнасилованием и убийством генеральских дочерей. Ситуация невыигрышная. Мое чувство долга, справедливости и чести говорило, что за дело должен взяться какой-нибудь другой лопух из особого подразделения УРП. Кто-нибудь, чья карьера все равно пошла насмарку. Несмотря на долг и честь, во мне проснулась природная любознательность. Я спросил:

— Где мы можем встретиться?

— На парковке у помещения военной полиции. Я отвезу вас на место преступления.

Выполняя тайное задание, нельзя даже приближаться к зданию ВП, но Кент был краток и настойчив.

— Нет, только не у тебя, — сказал я.

— А-а... тогда, может быть, у пехотных казарм? Третий штабной батальон. Это как раз по пути.

Элкинс забеспокоился, начал ерзать.

— О'кей, дорогуша, — сказал я Кенту. — Через десять минут. — Повесив трубку, я объяснил Элкинсу: — Моя телка. Соскучилась, хочет того-этого.

Элкинс взглянул на часы:

— Вроде бы поздно... или рано...

— Ей без разницы.

Элкинс ухмыльнулся.

Согласно правилам обращения с личным оружием, у меня был пистолет. Убедившись, что Элкинс успокоился, я отстегнул ремень с кобурой и оставил в каптерке — тоже согласно правилам. Я не предполагал, что позднее мне понадобится оружие.

— Я, может, еще вернусь, — сказал я Элкинсу.

— Ладно. Засади ей за меня разок, слышь?

— Будь уверен.

Свой «блейзер» я оставил в трейлерном парке, и теперь моим замом — частным автомобилем на армейском жаргоне — был фордовский пикап, выделенный мне как сержанту Франклину Уайту. В пикапе была подставка для автоматов, клочья собачьей шерсти на сиденье и пара болотных сапог в кузове.

Я пересек центральную часть базы и через несколько минут был в месте расположения подготовительных пехотных курсов — длинных деревянных казарм времен Второй мировой войны, теперь почти пустых и оттого представляющих мрачное, пугающее зрелище. «Холодная война» кончилась, и армия не то что усыхает, но определенно сокращается. Наибольшие сокращения коснулись боевых сил — пехоты, бронетанковых войск и артиллерии, то есть трех китов, на которых стоит армия. УРП, занятое тем, чем должно заниматься, напротив, постоянно растет.

Много лет назад я, сопляк рядовой, здесь, в Форт-Хадли, окончил пехотное училище, затем был переведен в военно-десантное училище в Форт-Беннинге, расположенном недалеко отсюда. Таким образом, я воздушный десантник, жилистый, жестокий, быстрый на подъем, машина смерти, низвергающаяся с небес, совершенное средство нападения и зачистки. Теперь я малость постарел и потому вполне доволен службой в УРП.

Как ни печально, даже правительственные учреждения и организации вынуждены оправдывать свое существование, и армия в этом смысле успешно осваивает новую роль — наводит порядок в непослушных, стоящих не по ранжиру странах. Правда, я заметил недостаток патриотического духа и стойкости в наших войсках, которые прежде пребывали в твердом убеждении, что они единственные, кто защищает их любимых людей от русской опасности. Они напоминают мне боксера, который много лет готовился к решающему бою и внезапно узнал, что его противник отдал концы. Чувствуешь некоторое облегчение и вместе с тем разочарование и пустоту в том месте, где размещается адреналиновый насос.

Было то время суток, которое в армии называют первым светом. Небо над Джорджией розовело, воздух был густой и влажный. Денек обещал быть сорокаградусным. Я различил запах сырой глины, сосновой хвои и армейского кофе ближайшей столовки, или помещения для приема пищи, как это теперь называется.

Перед старым батальонным штабом я съехал с дороги на травяное поле. Полковник Кент выбрался из служебной машины защитного цвета, я — из своего пикапа.

Кенту около пятидесяти лет, он высок и хорошо сложен, лицо с оспинками, холодные голубые глаза. Держится временами чересчур натянуто, как я уже сказал, не блещет умом, но трудолюбив и неплохо справляется со своими обязанностями. В армии он то же самое, что на гражданке шеф полиции, и ему подчиняется вся военная полиция в Форт-Хадли. В работе Кент строго придерживается уставных требований и правил, и хотя нельзя сказать, что его не любят на базе, но и друзей-приятелей у него нет.

Кент выглядел щегольски в своей форме: белая фуражка, белый ремень с пистолетной кобурой, вычищенные башмаки.

— Я расставил шестерых своих людей на месте преступления. Ничего не тронуто, — сообщил он мне.

— Для начала неплохо.

Мы с Кентом знали друг друга лет десять, и между нами установились добрые деловые отношения, хотя видел я его примерно раз в год, когда профессиональный ветерок заносил меня в Форт-Хадли. Кент старше меня по званию, но я держался с ним запросто и даже давил на него, поскольку руководил следствием. Я видел, как он выступает свидетелем на заседаниях военного трибунала. Кент обладал теми качествами, которых прокурор ожидает от полицейского чина: бесстрастный, организованный, логичный в своих показаниях, и говорил так, что ему верили. И все же было в нем нечто такое, что не укладывалось в привычные рамки, и я не раз чувствовал: обвинение радо поскорее отделаться от него. Может быть, Кент выглядел слишком прямым и бесчувственным формалистом. Когда под трибунал попадает кто-либо из своих, армейских, к обвиняемому всегда испытываешь неизъяснимую симпатию или по крайней мере жалость. А Кент из той породы, которая различает только белое и черное, не признает полутонов, и любой, кто нарушил закон в Форт-Хадли, нанес личное оскорбление полковнику Кенту. Однажды я видел, как он улыбался, когда молодой новобранец, спаливший спьяну заброшенную казарму, получил десять лет за поджог. Но закон есть закон, как ни крути, и такая личность, как Уильям Кент, нашел свою нишу в жизни. Вот почему я был несколько удивлен, когда увидел, что он потрясен происшедшим.

— Вы проинформировали генерала Кемпбелла?

— Нет.

— Пожалуй, вам следует немедленно поехать к нему.

Он неохотно кивнул. Вид у него был расстроенный, из чего я заключил, что он сам побывал на месте преступления.

— Генерал намылит вам шею за то, что не известили его вовремя, — сказал я.

— Я не был убежден, что жертву опознали, пока сам не увидел тело, — объяснил полковник. — Я хочу сказать, что у меня не хватало духу доложить генералу о его дочери...

— Кто первым опознал потерпевшую?

— Сержант Сент-Джон. Он и нашел тело.

— Он знал ее?

— Они оба были на дежурстве.

— Думаю, он не ошибается. А вы знали капитана Кемпбелл, полковник?

— Конечно. Это она.

— Не говоря уже о личных знаках и нашивке с именем на форме.

— Да, но форма, как и все остальное, исчезла.

— Как исчезла?

— Не знаю, кому это понадобилось... форма и...

Ты пытаешься объяснить такие вещи или перебираешь происшествия, запавшие в памяти, и вот, услышав показания и увидев труп, спрашиваешь себя: «Что-то тут не то, но что?» Я спросил Кента:

— А белье?

— Что? А-а... Белье оставлено, — ответил он и добавил: — Обычно убийца берет белье, вы ведь знаете... Странно, очень странно.

— Вы подозреваете сержанта Сент-Джона?

Полковник Кент пожал плечами.

— Это ваша работа — узнать.

— Сент-Джон, святой Джон... Поверим имени и пока не будем вешать собак на сержанта.

Я огляделся: брошенные казармы, штабной дом, столовая, площадки для ротных построений, заросшие сорной травой. И в серовато-розовом свете зари мне вдруг привиделись молодые ребята, выстраивающиеся на перекличку. Как сейчас помню, каким усталым, холодным и голодным чувствовал я себя до утренней жратвы. Помню, как нам было страшно, потому что мы знали, что девяносто процентов стоявших в шеренге отправятся во Вьетнам, и знали, что потери на передовых такие, что ни один спорщик в Мидленде не поставит больше двух к одному, что ты вернешься целым и невредимым.

— Там стояла моя рота, — сказал я полковнику Кенту. — Рота «Дельта».

— Не знал, что вы были в пехоте.

— Сто лет назад. До того, как стал сыщиком. А вы?

— Всю жизнь в военной полиции. Был и во Вьетнаме, повидал всякого. Был в нашем посольстве, когда его штурмовали вьетконговцы. В шестьдесят восьмом это было, в январе... Одного я застрелил, — добавил он.

Я понимающе кивнул.

— Иногда я думаю, что в пехоте все-таки лучше. Там все свои, а свои — все хорошие ребята.

— Но и плохие везде есть! — возразил полковник. — Потому что армия есть армия и приказ есть приказ.

— Да.

В этих словах — самая суть мозгового механизма военных. Не наше собачье дело обсуждать приказ, а за невыполнение его семь шкур спустят. Это годится в бою и в условиях, приближенных к боевым, но не в УРП. Там ты не должен прислушиваться к начальству, дабы не нарушать приказ, ты должен думать сам и, самое главное, добиваться истины. Это не всегда по душе нашим воякам, которые считают армию одной большой семьей, где еще хотят верить, что «все братишки, молодцы, а сестренки — девушки».

Словно читая мои мысли, полковник Кент сказал:

— Трудное и грязное это дело. Впрочем, кто знает. Может быть, это кто-то из гражданских. Тогда сможем быстро его закрыть.

— Уверен, что сможем, Билл. Нам с вами объявят благодарность с занесением в личное дело, а генерал Кемпбелл будет приглашать нас на коктейли.

Полковник был явно обеспокоен.

— Откровенно говоря, мне первому накрутят хвост. Как-никак это моя база и зона ответственности. Вам что, вы можете отказаться, в крайнем случае пришлют другого. Правда, в момент преступления вы оказались здесь, вы из особого подразделения, и мы сколько раз работали вместе, поэтому мне хотелось бы, чтобы на предварительном докладе ваше имя стояло рядом с моим.

— А вы даже не потрудились распорядиться, чтобы мне принесли кружку кофе, полковник.

Он мрачно усмехнулся:

— Какой кофе? Сейчас бы чего покрепче! — Помолчав, Кент добавил: — Глядишь, новое звание получите.

— Если понижение — очень может быть. Если повышение, то повышать некуда. До самого верха добрался.

— Ах да, я забыл. Дурная у вас система.

— А вы надеетесь, что дадут генерала?

— Не исключено. — По его лицу пробежала тень, как будто мерцающая генеральская звезда, которую он видел в своих снах, внезапно погасла.

— Вы уже известили здешних сотрудников УРП?

— Нет.

— Странно. Почему?

— М-м... Все равно не они будут вести дело... Господи, надо же случиться такому с дочерью начальника базы... И командир вашей группы у нас, майор Боуз, он тоже ее знал, ее все знали... Нам нужен лучший сыщик из Фоллз-Черч...

— Козел отпущения вам нужен, вот кто. Хорошо, я доложу боссу в Фоллз-Черч, что расследование предстоит трудное, нужен особый человек. А я и браться не хочу.

— Пойдемте посмотрим тело. Решать потом будем.

Мы пошли к его машине, и в этот момент ухнула гарнизонная пушка — на самом деле записанный на пленку выстрел какого-нибудь артиллерийского орудия, давно отправленного в переплавку. Мы повернулись в направлении звука. Из громкоговорителей, установленных на пустых казармах, донеслась знакомая мелодия: тоже записанный на пленку горн трубил побудку, и мы, двое одиноких мужчин в предутреннем свете, приложили руки к козырькам, отдавая должное многолетней жизненной привычке и многовековой воинской традиции.

Древний трубный звук, уходящий корнями во времена Крестовых походов, эхом раскатился по площадкам и дорожкам между казармами и по окрестным полям. Где-то поднимали флаги.

В гражданской жизни ничего похожего нет, если не считать, что смотреть по телику «Доброе утро, Америка» уже стало доброй традицией. Я работаю на периферии армейской жизни, но не уверен, что готов перейти к гражданке. Впрочем, вполне вероятно, что такое решение уже принимают за меня. Иногда чувствуешь, когда начался последний акт.

Вдали замерли последние звуки горна, и мы с Кентом пошли к машине.

— Ну вот, начинается новый день, — сказал полковник Кент. — Но один из наших солдат его уже не увидит.

Глава 3

Мы ехали к югу, к дальней оконечности военной зоны. Полковник Кент сообщил:

— Капитал Энн Кемпбелл и сержант Харолд Сент-Джон несли дежурство в штабе базы. Она начальник смены, он дежурный сержант.

— Они знали друг друга?

— Может быть, здоровались, — пожал плечами Кент. — Постоянная работа у них в разных местах. Он в машинном парке, а она преподает в Учебном центре особых операций. Оба явились на дежурство по распоряжению командования.

— Что она преподает?

— Основы психологической войны, — сказал Кент и добавил: — У нее... у нее была степень мастера.

— Была и есть, — поправил я. Вечная путаница с глагольными временами, когда заходит речь о недавно скончавшихся. — А преподаватели на ночном дежурстве в штабе — это обычная практика?

— Нет, отнюдь. Но Энн Кемпбелл сама просила внести -ее имя в листы нарядов, которые входят в круг ее прямых обязанностей. Хотела подавать пример. Как же, генеральская дочь...

— Ясно.

Листы нарядов в армии составляются для офицеров, младших командиров и рядовых. Составляются как Бог на душу положит с таким расчетом, чтобы каждый имел возможность посачковать на какой-нибудь легкой работенке.

Помню время, когда женщин в некоторых списках вообще не было, их никогда не назначали в караул, но времена меняются. Не меняется только одно: молодые женщины, разгуливающие по ночам, подвергают себя немалому риску. Сердца плохих парней остались теми же самыми. Желание залезть на доступную мочалку перевешивает армейские правила.

— Она была вооружена?

— Конечно. При ней было личное оружие.

— Пожалуйста, продолжайте, я вас слушаю.

— Значит, так... Приблизительно в час ночи Кемпбелл сказала Сент-Джону, что возьмет джип и проверит караулы...

— Зачем? Разве это не обязанность сержанта или младшего офицера? Старший должен оставаться у телефонов.

— Сент-Джон сообщил, что младшим офицером на дежурстве был молоденький лейтенант, только что из Уэст-Пойнта, еще под себя ходит. А капитан Кемпбелл — особа решительная, сказала, что сама хочет посмотреть. Пароль и отзыв ей были известны, вот она и поехала. — Кент свернул на Райф-Рендж-роуд. — Около трех часов Сент-Джон начал беспокоиться.

— Почему?

— Не знаю, он сам так говорит. Все-таки женщина... А может быть, он подумал, что она заболталась с кем-нибудь... Или в туалет захотел, но телефоны не на кого оставить.

— Сколько лет сержанту?

— Пятьдесят с небольшим. Женат. Хороший послужной список.

— Где он сейчас?

— В помещении военной полиции, отсыпается на нарах. Я приказал ему никуда не отлучаться.

Мы проехали стрельбища — первое, второе, третье, четвертое, огромные пространства плоской открытой местности по правую руку от дороги, позади которых тянулся земляной вал. Я не был здесь лет двадцать, но место помнил хорошо.

Полковник Кент продолжал:

— Тогда Сент-Джон позвонил на главный сторожевой пост и попросил сержанта обзвонить все караульные помещения и узнать, не проезжала ли капитан Кемпбелл. Через некоторое время тот доложил: нет, не проезжала. Тогда Сент-Джон попросил прислать в штаб надежного человека и, когда тот явился, взял свою машину и по очереди объехал караулы — у клуба для младших командиров, у офицерского собрания и так далее, но капитана Кемпбелл никто нигде не видел. Приблизительно в четыре утра он поехал к последнему посту у склада со снаряжением и по пути, у стрельбища номер шесть, увидел ее джип... Да вот он...

Впереди, справа на узкой дороге, стоял «хаммер», который старики по привычке называют джипом. На этой машине Энн Кемпбелл поехала на свидание со смертью. Рядом с ним стоял красный «мустанг». Я спросил Кента:

— Где же пост и постовой?

— Склад подальше за поворотом, а постовой, рядовой первого класса Роббинз, докладывает, что были видны зажженные фары.

— Вы его допросили?

— Не его — ее. Это Мэри Роббинз. — Кент первый раз улыбнулся. — Воинские звания не знают грамматических родов, Пол.

— Спасибо за напоминание, Билл. Где сейчас рядовой первого класса Роббинз?

— На нарах, в моем хозяйстве.

— Похоже, скоро камер не хватит. Это вы правильно придумали.

Кент остановил машину у «хаммера» и красного «мустанга». К этому времени почти рассвело, и я увидел шестерых полицейских Кента — четверых мужчин и двух женщин, расставленных вокруг пятачка, где было совершено убийство. У всех стрельбищ по другую сторону дороги располагались ряды сидений, где солдаты получали наставления перед выходом на линию огня. Неподалеку сидела женщина в джинсах и ветровке и писала что-то в блокноте. Мы с Кентом вышли из машины, и он сказал:

— Эта женщина — мисс Санхилл.

Сам знаю, что женщина.

— Зачем она здесь?

— Я пригласил ее.

— Зачем?

— Она советник по изнасилованиям.

— Потерпевшая не нуждается в советниках. Она мертва.

— Естественно, — согласился Кент, — но мисс Санхилл также расследует дела об изнасиловании.

— Это тоже? И что же она делает в Хадли?

— Разбиралась с медсестрой, лейтенантом Нили. Слышали об этом деле?

— Знаю только то, что печаталось в газетах. Как вы думаете, между этими двумя преступлениями есть связь?

— Никакой. Арест преступника был произведен вчера.

— В какое время?

— Приблизительно в четыре пополудни мисс Санхилл произвела арест, и к пяти часам обвиняемый полностью признался.

Я кивнул. А в шесть пополудни мисс Санхилл выпивала в офицерском клубе по случаю удачного завершения дела, Энн Кемпбелл была еще жива и сидела за ужином, а я толкался в баре, наблюдая за Синтией и стараясь набраться духа, чтобы поздороваться или совершить стратегическое отступление.

— Мисс Санхилл должна была сегодня уехать на другое задание, — добавил Кент, — но сказала, что останется, чтобы развязать этот узелок.

— Нам повезло, верно?

— Верно. В таких делах полезно иметь женщину. И она хороший специалист. Я видел, как она работает.

Я заметил, что у красного «мустанга» виргинский номер, такой же, как у моей машины, и это наводило на мысль, что она приехала из Фоллз-Черч, как и я. Судьбе было угодно, чтобы наши пути пересеклись не там, где мы постоянно служим, а здесь, при малоприятных обстоятельствах. Значит, так тому и быть.

Над стрельбищем нависал утренний туман. Перед земляным валом, на различной дистанции от линии огня, были расставлены стоящие мишени — свирепые картонные парни с автоматами в руках. Эти фигуры заменили старые мишени в виде черных силуэтов. Идея, наверное, состояла в том, что если тебя натаскивают убивать людей, то ты должен приучаться смотреть цели в глаза. Однако из прошлого опыта мне известно: чтобы лучше всего научиться убивать, надо начать убивать. Но на многих свирепых картонных парнях сидели птицы, и это портило эффект — во всяком случае, до того времени, пока на стрельбы не явится первый за сегодняшний день взвод.

Когда я проходил военную подготовку, стрельбища представляли большие участки голой, лишенной растительности земли, которых нигде не встретишь в действительном бою за исключением боя в пустыне. Теперь на стрельбищах специально высаживают всевозможную растительность, чтобы усложнить условия стрельбы. Я стоял на дороге, ярдах в пятидесяти от меня возвышался человек-мишень, частично скрытый за высокой травой и вечнозеленым кустарником. Там же стояли двое полицейских, мужчина и женщина. У ног силуэта я различил что-то такое, что не вписывалось в окружающую обстановку.

— Псих недоношенный! — в сердцах бросил полковник Кент и добавил, словно я не понял его: — Хочу сказать, что он сделал это прямо на стрельбище, как бы на виду у этого парня.

Если бы человек-мишень мог говорить... Я огляделся. За рядами сидений и контрольными вышками протянулась линия деревьев, сквозь листву я увидел туалеты.

— Вы отдали распоряжение обыскать местность? Может, есть еще потерпевшие? — спросил я у полковника.

— Нет. Мы же могли затоптать следы и вообще...

— А если кто-нибудь еще лежит мертвый? Или живой и ждет помощи? Первое — помощь потерпевшим, а уж потом сбор улик — это записано в уставе.

— Да, я знаю, — отмахнулся Кент и подозвал сержанта: — Сделайте звонок, пусть сюда прибудет взвод лейтенанта Фуллхема с собаками.

Прежде чем сержант козырнул, голос с верхнего ряда сидений произнес:

— Я уже сделала это.

Я поднял голову к мисс Санхилл:

— Благодарю.

— Не за что.

Мне хотелось вообще не замечать ее, но это было невозможно. Я повернулся и пошел на стрельбище. Кент шагал медленнее и немного поотстал. Двое полицейских стояли в положении «вольно», не глядя на мертвое тело капитана Энн Кемпбелл.

Я остановился, не доходя нескольких шагов до нее. Она лежала на спине. Как и сказал Кент, на ней ничего не было, кроме спортивных часов на левой руке. В трех-четырех футах от тела валялось то, что в армии зовется «коммерческое белье», — ее лифчик. Формы нигде не было видно. Не было ни ботинок, ни носков, ни фуражки, ни ремня с кобурой и пистолетом. Но самым страшным было, пожалуй, то, что Энн Кемпбелл буквально распяли на земле, привязав запястья и лодыжки к палаточным кольям. Колья были из зеленого пластика, шнур из зеленого нейлона — из армейского снаряжения.

Энн Кемпбелл было около тридцати лет, с хорошей фигурой, какая бывает у женщин — инструкторов по аэробике: стройные, прекрасной формы ноги, упругие мышцы на руках, нигде ни дряблости, ни жирка. Даже в мертвой можно было угадать женщину с вербовочных плакатов. Красивое лицо, в котором все было на месте, и волосы до плеч — может быть, на пару дюймов длиннее, чем положено.

Вокруг шеи Энн обмотан несколько раз тот же нейлоновый шнур, которым были привязаны ее запястья и лодыжки, а под ним ее трусы, которые натянули через голову и подсунули под шнур, чтобы не перерезать горло. Я знал, что это значит, хотя другие, думаю, не знали.

Подошла Синтия и молча встала около меня. Я опустился на колени и увидел, что лицо Энн Кемпбелл сделалось восковым, а кожа так просвечивала, что на щеках выступил мертвенный румянец. Полированные ногти на пальцах рук и ног потеряли розоватый цвет. Лицо было не тронуто: ни ссадин, ни царапин, ни засосов, ни укусов. Другие части тела — тоже, насколько я мог заметить; если не считать непристойной позы, не было и внешних признаков изнасилования: ни спермы в паху, ни следов борьбы, ни крови, ни грязи, ни травы. Даже волосы почти не растрепались.

Я нагнулся и дотронулся до лица и шеи, где прежде всего начинается омертвение мышц, — они были еще мягкие. В подмышках тоже было тепло. Я заметил также изменения цвета кожи: на бедрах и ягодицах она стала фиолетовой, что говорило об удушье, это подтверждалось и наличием шнура вокруг шеи. Я нажал пальцем на то место, где ягодицы почти соприкасались с землей, и оно побелело. Когда я отнял палец, синева снова появилась. С достаточной долей уверенности я заключил, что смерть наступила не более четырех часов назад.

Давным-давно мне пришлось убедиться, что свидетельские показания не следует принимать за истину в последней инстанции, но на данном этапе хронология событий, изложенная сержантом Сент-Джоном, казалась убедительной.

Я нагнулся и заглянул в большие голубые глаза Энн Кемпбелл: они слепо смотрели на солнце, роговая оболочка еще не затуманилась, подтверждая, что смерть наступила недавно. Я осторожно приподнял одно веко и увидел, что некоторые крошечные сосудики лопнули, это тоже свидетельствовало о смерти от удушья. То, о чем рассказал Кент, и само место преступления пока что совпадали с моими наблюдениями и предварительными выводами.

Ослабив шнур вокруг шеи, я внимательно осмотрел трусы. Они не были порваны или испачканы ни кожей тела, ни чем-то посторонним. Под трусами я не обнаружил личных знаков, значит, их тоже взяли. В том месте, где шнур охватывал шею, виднелся тоненький поясок, едва различимый, если не приглядываться. Да, Энн Кемпбелл задушили, а трусы лишь ослабили давление на горло и шею.

Я поднялся и, обойдя тело, увидел, что подошвы Энн испачканы землей и травой. Это означало, что она несколько шагов прошла босой. Я нагнулся, осмотрел ее ступни внимательнее и обнаружил на подушечке под большим пальцем правой ноги смоляное или асфальтовое пятнышко. Очевидно, Энн стояла босиком на дороге. Это могло означать, что у машины она разделась или по крайней мере сняла башмаки и носки, и ее заставили пройти до этого места, около пятидесяти ярдов, босиком, а может быть, и голой, хотя трусы и лифчик находились у тела. Лифчик я тоже осмотрел, застежка спереди цела, не погнута и не сломана, на ткани не видно ни растяжения, ни грязи.

За все это время никто не произнес ни слова, слышно было только, как запели ранние птахи. Над грядой сосен за земляным валом поднялось солнце, и на стрельбище легли длинные тени.

— Кто из ваших людей первым попал на место преступления? — спросил я полковника.

Кент подозвал молоденькую девушку-полицейского, рядового первого класса, и сказал ей:

— Доложите этому человеку, что вы видели.

На бляхе у девушки значилось ее имя — Кейси. Она вытянулась и начала докладывать:

— В четыре часа пятьдесят две минуты мне по радио поступило сообщение о том, что на стрельбище номер шесть, примерно в пятидесяти ярдах западнее поставленной у дороги машины, обнаружено женское тело. Я находилась поблизости и в пять часов одну минуту подъехала к этому месту. Припарковала и заперла свою машину, взяла «М-16» и пошла на стрельбище, где и нашла тело. Пощупала пульс, послушала, есть ли сердцебиение, пыталась определить, дышит ли женщина, наконец, зажгла фонарик перед глазами жертвы, но они не реагировали на свет. Я решила, что жертва мертва.

— Что вы сделали потом? — спросил я.

— Вернулась к машине и вызвала помощь.

— Как вы шли к телу и назад — одной дорогой?

— Да, сэр.

— Видели ли вы еще что-нибудь помимо тела? Например, веревки, палаточные колья, предметы туалета?

— Нет, сэр.

— Вы прикасались к машине жертвы?

— Нет, сэр. Я не прикасалась ни к чему, что могло служить уликой. Только убедилась, что жертва мертва.

— Хотите что-нибудь добавить?

— Нет, сэр.

— Благодарю вас.

Рядовой первого класса Кейси козырнула, развернулась и пошла на свое место.

Кент, Синтия и я переглянулись, словно стараясь угадать, что думают и чувствуют другие. Воистину подобные минуты камнем ложатся на душу и навсегда остаются в памяти. Лично я не забыл эту страшную картину и никогда не забуду.

Минуту я смотрел на лицо Энн Кемпбелл, сознавая, что не увижу ее больше. По-моему, это важно, потому что устанавливается связь между живыми и мертвыми, между следователем и жертвой. Иногда это помогает; нет, не жертве — мне.

Мы вернулись на дорогу и обошли машину, в которой приехала Энн Кемпбелл, заглянули в окно на водительской стороне — оно было открыто. У многих военных машин нет ключей зажигания, только клавиша запуска стартера, и она была отключена. На переднем пассажирском сиденье лежала черная кожаная сумка, не армейская.

— Я хотела посмотреть, что там, но не решилась без твоего разрешения.

— Ну что ж, начало хорошее. Распотроши эту вещицу.

Синтия подошла к передней дверце на стороне пассажира, обернув руку носовым платком, открыла ее, потом, не снимая платка, взяла сумку, уселась на нижнюю скамью смотрового яруса и принялась раскладывать содержимое.

Я опустился и заглянул под машину. На асфальтовом покрытии ничего необычного не было. Потом потрогал выхлопную систему — местами она была еще теплая.

Я встал. Полковник Кент спросил:

— Есть идеи?

— Как вам сказать... Есть несколько версий, но я бы подождал результатов экспертизы. Надеюсь, вы вызвали экспертов?

— Естественно. Они уже в пути, из Гиллема выехали.

— Прекрасно.

Форт-Гиллем находится неподалеку от Атланты, в двухстах милях от Хадли, и там размещается главная лаборатория УРП, лучшее учреждение этого типа, обслуживающее всю континентальную часть Соединенных Штатов. Народ там работает классный и выезжает туда, куда требуется. Крупные или чудовищные преступления сравнительно редки в армии, и когда они случаются, лаборатория высылает лучшие силы. Ради нашего случая прибудет, думаю, целый караван.

— Когда прибудут, — сказал я Кенту, — скажите, чтобы внимательнее осмотрели подошву ее правой ноги. Она испачкана чем-то черным. Мне надо знать, что это такое.

Кент кивнул, но, очевидно, подумал: «Слона из мухи делают, горе-сыщики». Не исключено, что он на сто процентов прав.

— И распорядитесь прочесать всю местность в радиусе двухсот ярдов от тела, исключая непосредственно прилегающие пятьдесят ярдов. — Я знал, что это перепутает все следы, но стрельбище все равно затоптано до предела, а меня интересовали следы только в радиусе пятидесяти ярдов. — Пусть ваши люди соберут все, что не является растительностью: окурки, пуговицы, бумагу, банки, бутылки — и пометят, где что найдено. О'кей?

— Хорошо. Но я думаю, парень смылся, не оставив никаких следов. Вероятно, он был на машине, как и жертва.

— Думаю, вы правы. Но детали нам нужны для истории.

— Избежать нагоняя — вот для чего они нам нужны.

— Точно. Действуем согласно инструкции.

Действовать по инструкции — дело верное и иногда даже полезное. На сей раз, однако, я решил проявить инициативу, поэтому придется игнорировать многих важных шишек. Приятная сторона расследования.

— Распорядитесь запечатать личное дело и медицинские карты капитана Кемпбелл. Пусть их доставят к вам до полудня, — сказал я Кенту.

— Сделаем.

— И мне нужно помещение в вашем здании и секретарь.

— Один стол или два?

Я посмотрел на Синтию:

— Видимо, два. Но я еще не знаю...

— Не морочьте мне голову, Пол. Скажите прямо: беретесь за дело или нет?

— Посмотрим, что скажут в Фоллз-Черч. А пока отложите официальное сообщение до десяти ноль-ноль. Что еще? Да, пошлите пару рукастых ребят в кабинет капитана Кемпбелл. Пусть перетащат в хранилище для улик всю мебель оттуда, прежде всего письменный стол и ее личные вещи. Не выпускайте сержанта Сент-Джона и рядового Роббинз, пока я не повидаюсь с ними, чтобы они ни с кем ни слова. А вам, полковник, предстоит печальная обязанность нанести официальный визит генералу и миссис Кемпбелл. Поезжайте без предупреждения, возьмите капеллана и медика — на тот случай, если кому-нибудь потребуется успокоительное. Сейчас не нужно показывать им тело...

— Господи Иисусе... — кивнув, едва выдохнул полковник.

— Аминь... Прикажите вашим людям не болтать о том, что они здесь видели. Передайте экспертам из Гиллема также отпечатки пальцев рядового Роббинз и всех, кто был на месте преступления, включая, разумеется, ваши.

— Естественно.

— Прикажите опечатать сортиры на стрельбище. Чтобы никто туда ни ногой, включая экспертов. Я должен первым осмотреть их.

Я подошел к Синтии. Она складывала вещи убитой в сумку, все еще не сняв с руки платок.

— Есть что-нибудь интересное?

— Нет. Все как у всех: бумажник, деньги, ключи — и все вроде в целости. Еще чек из ресторана в офицерском клубе. Салат, цыпленок, сухое вино, кофе... Она ужинала примерно в то же время, когда мы выпивали.

Кент, присоединившийся к нам, спросил:

— Вместе выпивали — значит, вы знакомы?

— Выпивали мы по отдельности, — ответил я. — А знакомство у нас шапочное... Адрес капитана Кемпбелл известен? — обратился я к Синтии.

— Она, к сожалению, не на базе жила. Виктори-Гарденс на Виктори-драйв, сорок пятый коттедж. По-моему, я знаю это место: комплекс смежных домов.

— Я позвоню Ярдли — шефу полиции Мидленда. Он раздобудет ордер на обыск и встретит нас там.

— Не пойдет. Это дело семейное, Билл.

— Но мы не имеем права обыскивать дом вне военного городка. Нужен ордер от гражданских властей.

Синтия вынула из сумки Энн Кемпбелл ключи и подала мне, сказав:

— Я поведу машину.

— Вы не имеете права покидать расположение базы без соответствующего разрешения.

Я снял ключ от машины Энн Кемпбелл с цепочки и отдал Кенту вместе с ее сумкой:

— Прикажите разыскать ее машину и выставьте там охрану.

Мы пошли к «мустангу» Синтии.

— Вам лучше остаться здесь, — сказал я Кенту. — Держите все под контролем. А когда надумаете составить отчет, напишите так: «Бреннер сказал, что поедет в полицию Мидленда. Беру ответственность на себя, если не передумаю».

— Ярдли — мужик крутой, — произнес Кент. — Он кому хочешь хвост накрутит.

— Чтобы накрутить мне хвост, ему придется постоять в очереди. — Надо было успокоить Кента, чтобы он не наделал глупостей. — Послушайте, Билл, я должен осмотреть ее квартиру. Надо убрать оттуда все, что может бросить тень на нее, на ее родных, на армию, на коллег и друзей. Логично? Ну, то-то. А после пусть там хозяйничает Ярдли.

По-видимому, он правильно все понял и кивнул.

Синтия села за руль своего «мустанга». Я поместился рядом, бросив напоследок Кенту:

— Я, может быть, звякну оттуда. Не вешайте носа.

Синтия включила первую скорость пятилитрового «мустанга», сделала разворот, и через шесть секунд на пустынном полигонном шоссе она уже выжимала шестьдесят миль в час.

Я прислушивался к рокоту мотора. Мы оба молчали. Потом Синтия сказала:

— Знаешь, мне не по себе.

— Страшная штука, — согласился я.

— Отвратительная! — Она взглянула на меня. — Привык к таким?

— Слава Богу, нет... Да и не часто они случаются, убийства. А уж такое...

Синтия кивнула, потом глубоко вздохнула и произнесла:

— Думаю, я буду тебе полезна. Но не хочу стеснять тебя.

— Не стеснишь. Но у нас всегда остается Брюссель.

— Где?

— В Бельгии. Столица Бельгии.

Ах ты, сучка, подумал я. Мы помолчали, потом она спросила:

— Но почему?

— Почему Брюссель — столица Бельгии, или почему он остается?

— Нет, Пол. Почему ее убили?

— А-а... Вероятными мотивами для убийства, — начал говорить я, — являются корысть, месть, ревность, желание скрыть ранее совершенное преступление или избежать позора и унижения, а также врожденная склонность убивать. Так говорится в наставлении.

— Но сам-то ты что думаешь?

— Как тебе сказать... Если убийству предшествует насилие, то обычно это ревность, месть или же попытка насильника скрыть свою личность. Она, очевидно, знала его или узнала, если он был без маски и не переменил внешность. Однако, — продолжил я, — наш случай похож на убийство из-за полового вожделения, то есть дело рук убийцы-насильника, человека, который получал сексуальное наслаждение от самого убийства, даже не беря ее. Трудно сказать наверняка.

Синтия молча кивнула.

— Ну а ты что думаешь? — спросил я.

Она подумала, прежде чем сказать.

— Ясно, что убийство предумышленное. У преступника был целый набор средств для насилия: палаточные колья, шнур и, очевидно, предмет для забивания кольев в землю. Преступник должен быть вооружен, он знал, что может наткнуться на сопротивление.

— Интересно. Продолжай.

— Преступник неожиданно накинулся на Энн, заставил бросить пистолет, потом вынудил ее раздеться и идти на стрельбище.

— Допустим. Но я стараюсь представить, как ему удалось, не выпуская Энн из рук, вбить колья и привязать ее к ним. Она не из тех, кто легко сдается.

— Ах, это трудно представить, но их могло быть двое. Кроме того, я не спешила бы с выводом, что преступник — или преступники — был «он».

— Да ладно тебе. — В это утро я путался в личных местоимениях. — Почему нет никаких следов борьбы со стороны жертвы и следов жестокости со стороны преступника... или преступницы? Как ты это объяснишь?

Синтия покачала головой:

— Не знаю. Обычно следы жестокости имеются... Но обмотать шею нейлоновым шнуром — это не назовешь дружественным актом, правда?

— Да, но преступник не испытывал к Энн особой ненависти.

— Но и особой любви тоже.

— Как знать... Послушай, Синтия, ты же этим зарабатываешь на жизнь. Тебе приходилось видеть что-нибудь подобное или, может быть, слышать о таком убийстве?

Она задумалась, потом ответила:

— Тут есть признаки того, что у нас называют подготовленным изнасилованием. Нападавший намечал изнасилование. Но мне неясно, знал он Энн или просто проезжал мимо и она оказалась случайной жертвой.

— Нападавший мог быть в форме, вот почему она не приняла мер предосторожности.

— Вероятно.

Я смотрел в открытое окно, вдыхая свежесть росы и тумана, чувствовал, как пригревает мне щеку поднимающееся солнце. Закрыв окно, я откинулся на спинку сиденья, стараясь представить, что предшествовало виденной нами картине, словно пустил кино назад: вот Энн Кемпбелл распростерта на земле и привязана, потом стоит голая, потом идет к джипу и так далее. Многие кадры просто не стыковались. Синтия прервала ход моих мыслей:

— Пол, на форме была нашивка с ее именем, на нательном жетоне значится ее имя. Оно же может быть написано внутри фуражки и ботинок. Возникает вопрос: что общего у пропавших вещей? Ответ: ее имя. Верно я говорю?

— Верно. — Чего только не приносят на вечеринку женщины! И это хорошо. Правда хорошо.

— Выходит, этому мужику нужны были... что? Трофеи? Свидетельства? Сувениры? Во всяком случае, это соответствует психологии подготовившегося насильника.

— Да, но он не взял ни ее белье, ни сумку, — возразил я. — Ты задаешь вопрос: что общего между пропавшими вещами? Отвечаю: все эти вещи — предметы военного обихода, включая кобуру и пистолет. На них, кстати, ее имя не значится. Нет, он не взял предметы гражданского обихода, включая часы и сумку, в которой много вещей с ее именем. Улавливаешь?

— Ты решил устроить состязание?

— Нет, Синтия, это расследование убийства. Нас попеременно осеняет какая-нибудь блестящая идея.

— Ты прав, извини. Наверное, так и должно быть между напарниками.

— Вот именно — между напарниками!

Синтия произнесла после минутного молчания:

— А ты разбираешься в таких делах.

— Надеюсь.

— Хорошо, но зачем он взял только военные вещи?

— В старину воины сдирали с поверженного врага доспехи и брали его оружие. Нижнюю одежду не трогали.

— Поэтому он и взял военные вещи?

— Может быть. Но это только догадка. Не исключаю, что он взял вещи для отвода глаз, чтобы запутать следствие. Не исключено, что он страдает каким-нибудь неизвестным мне психическим расстройством.

Не отрывая глаз от дороги, Синтия искоса взглянула на меня.

— Возможно, он ее и не насиловал, — продолжал я. — Распял и привязал только для того, чтобы подчеркнуть сексуальную природу своего поступка, хотел обесчестить ее тело, выставить наготу напоказ.

— Зачем?

— Пока не знаю.

— Правда не знаешь?

— Надо еще подумать. Я начинаю подозревать, что он знал ее. — Собственно говоря, я был уверен, что он ее знал. Мы проехали еще некоторое расстояние молча. Потом я продолжил: — Не знаю, почему это случилось, но вот моя версия того, как это произошло: Энн Кемпбелл покидает караульное помещение штаба и отправляется на стрельбище, не доехав значительного расстояния до того места, где дежурит рядовой Роббинз. Здесь у нее свидание с возлюбленным. Они часто устраивают такие вылазки. Изображая вооруженного бандита, он как бы нападает на нее, заставляет раздеться, и тут начинаются садомазохистские игры в самых различных положениях. — Я посмотрел на Синтию. — Понимаешь, что я имею в виду?

— Я ничего не знаю о половых извращениях. Это по твоей части.

— Вот это припечатала!

— В твоем сценарии чувствуются мужские эротические фантазии. Я хочу сказать — какое удовольствие женщине от того, что ее распяли на холодной земле и связали?

Впереди у нас был долгий, трудный день, а у меня еще маковой росинки во рту не было.

— Ты знаешь, почему он подсунул под шнур на горле трусы?

— Нет. Почему?

— Читай руководство по раскрытию убийств, раздел «Удушение на сексуальной почве».

— Непременно прочитаю.

— А ты заметила пятно от асфальта на подошве ее правой ноги?

— Нет. Если это пятно от дорожного покрытия, то почему Энн была босиком на дороге?

— Он заставил ее раздеться и разуться в джипе или около него.

— Тогда откуда на стрельбище ее лифчик и трусы?

— Он, видимо, заставил ее раздеться около джипа, а потом кто-то из них — она или преступник — понес их туда, где она лежала.

— Зачем?

— Это просто деталь в общей сволочной задумке. У насильников буйная, изощренная фантазия. Могут придумать, что нормальному человеку в самом страшном сне не приснится. Любая по виду невинная деталь может быть наполнена для него эротическим смыслом. Взбрело в голову заставить женщину раздеться и пройти голой с собственным бельем в руках, а потом изнасиловать.

— Откуда ты все это знаешь? — спросила Синтия.

— Кажется, я не единственный, кто разбирается в половых извращениях.

— Я знакома с патологией половых отношений, с преступными наклонностями в этой сфере. А в части половых извращений на основе обоюдного согласия познания у меня никудышные.

Я решил не возражать, только заметил:

— Временами различие это весьма зыбко.

— Не верю, чтобы Энн Кемпбелл добровольно участвовала в таких вещах. И разумеется, она не хотела, чтобы ее задушили.

— Всякое бывает, — промолвил я. — И не стоит придерживаться какой-либо одной версии.

— Нам нужны результаты анализов, нужно вскрытие, нужно допросить людей.

Опять «нам». Я смотрел на расстилающийся вокруг пейзаж и старался припомнить все, что я знал о Синтии. Она родилась и выросла в сельском захолустье Айовы, окончила университет штата, потом в каком-то другом университете в рамках армейской программы расширения технологических знаний получила степень магистра криминологии. Многим женщинам, равно как и представителям национальных меньшинств, служба в армии давала больше денег, образования, престижа и возможностей сделать карьеру, нежели они могли рассчитывать у себя на ферме, в городском гетто или захудалой провинции. Синтия всегда относилась к армии положительно. Еще бы: переезды с места на место, новизна впечатлений, материальная обеспеченность, общественное признание... Совсем неплохо для девчонки с фермы.

— Я часто вспоминал тебя, — сказал я.

В ответ молчание.

— Как твои родители? — спросил я, хотя не был с ними знаком.

— Нормально. А твои?

— Тоже нормально. Ждут не дождутся, когда я уволюсь, вырасту, клюну на какую-нибудь девушку и нарожаю им внуков.

— Сначала надо вырасти.

— Спасибо за совет.

Синтия временами бывает страшной язвой, но это у нее при нервном напряжении срабатывает защитный механизм. Люди, у которых была любовь, уважают прежние отношения — если они вообще способны чувствовать и даже испытывать некоторую нежность к бывшему партнеру. И вместе с тем есть какая-то неловкость в том, что вот мы сидим рядом, бок о бок, и не находим ни верного тона, ни нужных слов.

— Я сказал, что вспоминал о тебе, — повторил я. — Могла бы и ответить.

— Я тоже вспоминала, — промолвила Синтия, и мы снова замолчали, уставившись на бегущую под колеса машины дорогу.

Два слова о Поле Бреннере, сидящем на пассажирском сиденье. Выходец из рабочей семьи в южном Бостоне, ирландец по происхождению, католик, окончил среднюю школу, но не умею отличить корову от свиньи. Я пошел в армию не для того, чтобы сбежать из замызганных кварталов южного Бостона, — армия сама нашла меня, когда мы ввязались в большую наземную войну в Азии и кто-то сказал, что из сыновей рабочих получаются хорошие пехотинцы.

Видимо, я и впрямь оказался хорошим пехотинцем, потому что провел на фронте целый год и меня не убили. Потом учился в колледже благодаря армейскому пособию и на курсах криминологии. Я сильно изменился и чувствую себя чужаком в южном Бостоне — впрочем, я ощущаю себя чужаком в гостях у какого-нибудь полковника: гляди в оба, чтобы не перебрать, веди пустую болтовню с офицерскими женами, которые так безобразны, что и говорить не хочется, или так хороши, что ограничиться пустой болтовней и жалко, и трудно.

И вот мы, Синтия Санхилл и Пол Бреннер, выходцы из разных краев Америки и из разных миров, пережившие роман в европейском городе Брюсселе, снова встречаемся на Юге. Только что Синтия видела голое тело задушенной генеральской дочери. В таких условиях есть ли место любви и дружбе? Лично я на такую вероятность и цента не поставлю.

— Вчера я растерялась, когда увидела тебя. Прости, если я вела себя по-хамски.

— А без «если»?

— Хорошо, прости меня. Но все равно ты мне не нравишься.

Я усмехнулся и сказал:

— Тем не менее ты захотела участвовать в этом деле.

— Да, захотела. Я буду хорошо себя вести.

— Ты будешь хорошо себя вести в любом случае. Я твой начальник. А если вздумаешь взбрыкнуть, ушлю складывать чемоданы.

— Хватит задаваться, Пол. Никуда ты меня не ушлешь. И никуда я не поеду. Нам надо раскрыть убийство и выяснить отношения.

— Сначала раскрыть, потом выяснить — именно в таком порядке.

— Именно в таком порядке.

Глава 4

Лайн-Холлоу-роуд переименовали в Виктори-драйв во время Второй мировой войны, когда в горячке менялись не только имена. Когда-то это была двусторонняя деревенская дорога, идущая к югу от Мидленда, но когда я первый раз проехал по ней в 1971 году, тихие окраинные дома перемежались здесь торговыми точками и увеселительными заведениями с крикливыми вывесками. Сейчас, почти четверть века спустя, от прежней Лайн-Холлоу-роуд не осталось и следа.

Есть что-то уродливое и угнетающее в коммерческом росте старого Юга, в этих бесчисленных автостоянках, мотелях, забегаловках, магазинах, торгующих по сниженным ценам, и того, что называется здесь ночными клубами. Я еще помнил старый Юг, вероятно, не столь процветающий, зато живописный: крошечные автозаправки с кока-колой в холодильнике, покосившиеся домишки из сосняка, деревенские лавчонки и тюки хлопка под навесами вдоль железнодорожных веток. Это были вещи, органически вырастающие на здешней почве: лес из окрестных лесов, гравий на дорогах из соседнего карьера, сами люди, продукт своего окружения. Новые вещи казались искусственными, пересаженными из чужих краев. Магазины полуфабрикатов и бесконечные торговые центры с огромными вывесками не имели никакого отношения ни к земле, ни к истории, ни к здешним людям и их обычаям.

Естественно, новый Юг принял все это не так быстро, как мы на Севере, но тем не менее принял. И как ни странно, пышные торговые предприятия сейчас больше ассоциируются с Югом, чем с любым другим регионом страны. Северяне одержали наконец полную победу.

Через пятнадцать минут после отбытия с базы мы подъехали к Виктори-Гарденс и поставили «мустанг» около коттеджа номер сорок пять.

Виктори-Гарденс — приятное место: кольцо из полусотни стоящих вплотную друг к другу домов, посредине — сквер, красивый ландшафт, вместительная автостоянка. Надписей «Только для офицеров» я не заметил, но на всем лежала именно такая печать, и цены на жилье соответствовали квартирным, выдаваемым лейтенантам и капитанам, живущим за пределами части. Если не зацикливаться на деньгах, существует целый свод правил относительно того, где разрешается снимать квартиру. Энн Кемпбелл, дочь генерала и сама примерный военнослужащий, не поселилась в старых кварталах города. Не привлекла ее и новая многоквартирная высотка, где по здешним понятиям обитают холостые мужчины и женщины, ведущие свободный образ жизни. Она не осталась жить с родителями в огромном казенном особняке на территории военного городка. Это означало, что у Энн была своя жизнь, и мне предстояло узнать кое-что о ней.

Мы с Синтией осмотрелись. Хотя рабочий день в армии начинается рано, перед некоторыми коттеджами стояли автомобили. У большинства на бампере была синяя наклейка, означавшая, что машина принадлежит офицеру, у других — зеленая, означавшая вольнонаемный состав. Людей не было видно, как в казармах после утреннего сигнала «в столовку».

Я был в боевой форме, в которой явился на оружейный склад, Синтия — в джинсах и ветровке. Мы подошли к парадной двери коттеджа номер сорок пять, не отличимого от таких же фасадов красного кирпича.

— Ты взяла пистолет? — спросил я.

Синтия кивнула.

— Хорошо, стой здесь. Я войду через заднюю дверь. Если я спугну кого-нибудь и он попытается бежать, задержи его.

— О'кей.

Я обошел ряд коттеджей. Задние дворы здесь представляют обычную травяную лужайку, но к каждому дому примыкает небольшой участок, отгороженный деревянным заборчиком от соседей. На этом уединенном пятачке у Энн Кемпбелл стояли стандартный гриль и кое-какая садовая мебель, включая кресло-качалку, на которой лежал крем для загара и туристический журнал.

Входили в дом с заднего двора через раздвижные стеклянные двери. Я подошел к ним, заглянул внутрь и увидел только столовую с кухней за перегородкой и часть гостиной. Очевидно, в доме никого не было. Хозяйки быть не могло, но я не думал, чтобы у генеральской дочери жил любовник или даже подруга — это бросило бы тень на ее репутацию. Однако ни в чем нельзя быть уверенным, и потому действовать надо предельно осторожно, особенно в происшествиях, связанных с убийством.

В нижней части стены у самой земли я увидел оконный проем. Это означало, что у коттеджей есть цокольный этаж, полуподвальное помещение, а также, что туда ведет крутая открытая лестница. Прежде чем спускаться, я, может быть, швырну вниз гранату. Оконный проем был закрыт пузырчатым плексигласом, привинченным к стене. Оттуда никто не сможет выбраться.

Справа от раздвижных дверей была еще одна дверь, в кухню. Я нажал кнопку звонка, подождал, позвонил еще раз. Потом покрутил ручку двери — это удобнее, чем ее взламывать.

Вообще-то говоря, мне следовало бы, как и советовал полковник Кент, отправиться прямиком в полицейскую часть Мидленда. Блюстители закона обязательно запаслись бы ордером на обыск и с удовольствием устроили шмон в доме потерпевшей. Но мне не хотелось беспокоить полицию. Я снял нужный ключ со связки, взятой из сумки Энн Кемпбелл, вошел в кухню и запер за собой дверь.

На противоположной стене выделялась массивная на вид дверь, которая вела, вероятно, вниз, в цокольный этаж. На двери была задвижка. Я запер вход. Если там кто-то есть, то он — или она — в ловушке.

Обеспечив таким образом себе тыл, а скорее, отрезав путь к отступлению, я осторожно прокрался к передней двери и, открыв ее, впустил Синтию. Мы постояли в просторной, снабженной установкой для кондиционирования воздуха прихожей, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Я знаком велел Синтии достать пистолет. Она быстро расстегнула кобуру и вытащила свой «смит-вессон» тридцать восьмого калибра. Потом я крикнул в пустоту:

— Мы из полиции! Не двигаться! Подать голос!

Никто не ответил.

— Стой здесь, будь готова пустить свою игрушку в дело, — сказал я Синтии.

— Зачем я вообще ношу эту долбаную штуку?

— И то верно.

Первым делом я подошел к стенному шкафу-раздевалке и рывком отодвинул створку, но там никто не стоял со шнуром и палаточными кольями в руках. Потом я стал медленно обходить комнату за комнатой. Я на девяносто процентов был уверен, что дом пуст, и потому чувствовал себя немного глупо, но хорошо помнил похожий случай, когда дом не был пуст.

Из прихожей шла лестница на второй этаж, а лестницы, как я уже доложил, опаснейшая штука, особенно скрипучие. Синтия осталась внизу, а я в три прыжка перемахнул через ступени на второй этаж и прижался спиной к стене.

Здесь, в коридоре, было три двери, одна открытая, две закрытые. Я повторил формулу обхода незнакомого помещения, но никто не отозвался. Снизу меня позвала Синтия. Она поднялась на несколько ступенек и кинула мне пистолет. Я поймал его на лету, а ей подал знак оставаться на месте. Резким движением распахнув одну дверь, я изготовился к стрельбе и крикнул: «Стоять». Моя воинственность и на этот раз пропала даром. Я заглянул в полутьму комнаты и увидел, что это была вторая, гостевая, спальня, очень скудно обставленная. Потом я повторил ту же процедуру со второй закрытой дверью — оказалось, что это большой платяной шкаф. Несмотря на все мои акробатические номера, я понимал, что если бы в доме кто-то был и захотел применить оружие, я давно был бы мертв. Я повернулся, снова припал спиной к стене и подвинулся к комнате с открытой дверью и заглянул внутрь. Это была большая, основная, спальня, и в глубине ее — еще одна дверь, в ванную комнату. Я помахал Синтии, чтобы она поднялась, отдал ей «смит-вессон», сказав: «Прикрывай меня». Потом, не сводя взгляд с раздвижной дверцы шкафа и открытой ванной, вошел внутрь. Схватив с туалетного столика флакон с духами, я швырнул его в ванную, где он с грохотом разлетелся на кусочки. У нас, пехотинцев, это называется разведка огнем. И снова — ни души.

Я быстро осмотрел спальню, ванную, туалет и вернулся к Синтии, которая держала на прицеле все двери. Мне почти хотелось, чтобы в доме кто-нибудь был и я смог бы задержать его, поскорее закрыть дело и отвалить в Виргинию. Но человек предполагает...

Синтия огляделась и сказала:

— Постель-то она прибрала.

— Ты «академиков» не знаешь?

— Господи, до чего же все печально. Такая дисциплинированная и опрятная женщина. Но вот умерла, и все пойдет насмарку.

Я посмотрел на Синтию.

— Теперь надо взяться за кухню.

Глава 5

Есть нечто печальное и потустороннее в доме недавно умершего человека. Ты ходишь по комнатам, чьи стены не увидят ее больше, открываешь шкафы и комоды, выдвигаешь ящики, перебираешь вещи, читаешь письма и даже слушаешь сообщения на автоответчике. Платья, книги, видеокассеты, продукты, спиртное, косметика, счета, лекарства... Целая жизнь, внезапно ушедшая из дома, никого нет, остались только вещи, пережившие хозяйку и способные рассказать о ее жизни. Ходишь по комнатам, и некому кивнуть на любимую картину на стене, показать альбом с фотографиями некому предложить тебе выпить и объяснить, почему не политы и засыхают цветы.

На кухне Синтия сразу увидела запертую на задвижку дверь.

— Там ход в цокольный этаж. Оставим напоследок, — сказал я.

Она кивнула.

Осмотр кухни ничего не дал, кроме того, что Энн Кемпбелл была чистюлей и помешана на здоровой пище: йогурт, молодая фасоль, булочки с отрубями и прочее, от чего меня тошнит. Зато в холодильнике и буфете было полно хорошего вина и высококачественного пива. Одна полка была буквально забита крепкими напитками, ликерами и наливками, опять-таки дорогими. По некоторым ярлыкам на бутылках было видно, что куплены они не в военторге.

— Какой смысл покупать втридорога в городе? — спросил я.

У женщины свои резоны.

— Может быть, она не хотела, чтобы ее видели в винном отделе военторга. Как-никак одинокая женщина, генеральская дочь. Мужчинам незачем это видеть.

— Я ее понимаю. Меня один раз застукали с литром молока и тремя пакетами йогурта. Потом несколько недель не мог в клубе носа показать.

Синтия ничего не сказала, только закатила глаза. Ясно: я действую ей на нервы. Ясно и то, что младший напарник-мужчина не посмел бы так себя вести. И новый напарник-женщина тоже не посмела бы. Очевидно, ее фамильярность объясняется тем, что мы с ней когда-то спали вместе. Ничего не попишешь, надо привыкать.

— Давай осмотрим другие комнаты, — предложила она, и мы начали обход.

Туалет в прихожей был безукоризненно чистым, хотя сиденье оказалось поднятым. Поскольку вчера от полковника в баре я узнал кое-какие вещи, то сделал вывод, что в доме недавно был мужчина. Даже Синтия прокомментировала сей факт, добавив:

— По крайней мере у него не капало, как у вас, стариков.

Это было пределом противостояния полов и поколений, и я бы сказал ей пару ласковых, но часы тикали, с минуты на минуту могла прибыть мидлендская полиция, что привело бы к более серьезным разногласиям, чем между мисс Санхилл и мной.

Мы обыскали гостиную и обеденную половину, примыкающую к кухне. Обе блестели чистотой, как будто только что подверглись санитарной обработке перед инспекцией. Обстановка комнаты, ее дизайн были по моде, но, как и у большинства офицеров, служивших за границей, полно сувениров со всех концов земного шара: лаковые миниатюры из Японии, баварские пивные кружки, итальянское стекло. Картины на стенах могли бы служить наглядным пособием на уроках геометрии: квадраты, круги, треугольники, овалы, причем все фигуры спектральных цветов. Они ничего не выражали, затем их, надо полагать, и повесили. Мне пока никак не удавалось подобрать ключик к характеру Энн Кемпбелл. Помню, однажды я обыскивал дом убийцы и через десять минут понял, чем он дышит. О человеке можно судить по любой мелочи: по альбому с пластинками, по изображениям кошек на стенах, по ношеным трусам на полу. Иногда это книги — или отсутствие книг, иногда фотоальбом, иногда — эврика! — дневник. Но сейчас мне казалось, что я нахожусь в образцовом доме, выставленном напоказ агентом по торговле недвижимостью.

Последняя комната на первом этаже — кабинет, уставленный книжными полками. Помимо них, письменный стол, диван, кресло, подставка для телевизора и стереосистемы. На столе — автоответчик с мигающим сигналом, но мы пока к нему не притронулись.

В кабинете мы устроили настоящий шмон: перетряхивали книги, заглядывали в ящики и под ними, перечитывали названия книг и кассет. Интересы Энн не ограничивались изданиями по военному делу и пособиями по физической культуре — было несколько книг о вкусной и здоровой пище. Никакой художественной литературы. Зато стояло Полное собрание сочинений Фридриха Ницше и множество книг по психологии — они еще раз напоминали нам, что мы в доме человека, который был не только дипломированным психологом, но и специалистом, работавшим в такой малодоступной области, как психологическая война. Это обстоятельство могло иметь прямое или косвенное отношение к делу.

Если оставить в покое гормоны сердца, все преступления зарождаются в голове. Она заставляет человека действовать, а после занята сокрытием следов преступления. В итоге нам предстоит как следует покопаться в головах многих людей. Именно там кроется загадка генеральской дочери и ее убийства. В таких делах главное узнать, почему это сделано, а потом уж вычислить, кто это сделал.

Синтия перебирала кассеты.

— Тут все больше забойная музыка. Несколько старых шлягеров, кое-что из «Битлов» и кое-какая классика, в основном венские вальсы.

— Подобно тому, как Фрейд играл на гобое Штрауса?

— Что-то в этом роде.

Я включил телевизор, полагая, что он настроен на «Здоровье» или программу новостей. Оказалось, что к нему подключен видеокассетник. Я перебрал записи: несколько старых черно-белых фильмов, комплекс гимнастических упражнений и несколько кассет, на которых было написано от руки: «Цикл лекций».

Я вставил одну кассету в плейер и включил его.

— Давай посмотрим.

На экране показалось изображение капитана Энн Кемпбелл, стоящей у кафедры в боевой форме. Она действительно была хороша собой, но, кроме того, у нее были умные живые глаза, которые несколько секунд смотрели прямо в камеру. Потом Энн улыбнулась и начала:

— "Добрый день, джентльмены. Сегодня мы поговорим о том, какие способы проведения психологических операций имеются у командира пехотного подразделения в зоне военных действий для подрыва морального духа и боеспособности противника. Конечная цель этих операций — облегчить выполнение вашей задачи, которая состоит в том, чтобы войти в соприкосновение с противником и разгромить его. Задача нелегкая, и здесь вам на помощь приходят разные роды войск — артиллерия, авиация, бронетанковые части, разведка. Однако у вас есть и другое оружие, которое недооценивают и редко применяют, — психологические операции. — Энн перевела дух и продолжила: — Воля противника к победе — наиважнейший элемент, который вы должны учитывать при разработке боевых операций. Вооружение противника, его танки, артиллерийские орудия, снаряжение, его подготовленность и даже численность — все это вторично по отношению к его готовности сражаться до конца".

Она окинула взглядом не попадавшую в объектив аудиторию и выдержала паузу.

— "Никто не хочет умирать. Но многие готовы подвергнуть свою жизнь опасности ради спасения своей страны, своей семьи и даже таких абстракций, как философия и идеология. Защита демократии и религии, национальная гордость, личная честь, верность друзьям и товарищам по оружию, обещание добычи и женщин — да, и женщин — вот что движет солдатом на передовой".

Позади Энн на проекционном экране появились эскизы давних сражений, снятых с репродукций старых картин, гравюр и скульптур. Я узнал «Похищение сабинянок» Джамболоньи — одно из немногих классических произведений, которые я знаю. Сам себе иногда удивляюсь.

Капитан Кемпбелл продолжала:

— "Цель психологической войны — отрицательное воздействие на понятия и представления вражеского солдата, но воздействовать на них мы должны не с наскоку, не в лоб, потому что они часто достаточно укоренены в сознании и плохо поддаются пропаганде и психологическому внушению, а как бы откалывая от них кусок за куском. Самое большее, на что мы можем рассчитывать, — это заронить семена сомнения. Конечно, само по себе это не подрывает боевой дух, не ведет к массовому дезертирству и сдаче позиций. Это только закладывает основу для второй стадии психологических операций, конечная цель которых — посеять страх и панику в рядах противника. Страх смерти, страх увечий, страх страха. И панику, это наименее изученное психологическое состояние, когда человека охватывает глубокое, часто беспричинное и необъяснимое беспокойство. Чтобы вызвать панику во враждебном становище, наши предки били в барабаны, трубили в трубы, колотили себя в грудь, осыпали противника насмешками, издавали кличи, от которых кровь стыла в жилах".

На экране появился рисунок, изображающий римских легионеров, спасающихся бегством от свирепых варваров.

— "В нашем стремлении к высокотехнологичным решениям проблем, возникающих в ходе войны, мы забыли, как звучит боевой клич первобытного человека. — Энн Кемпбелл нажала какую-то кнопку на кафедре, и в помещении раздался оглушительный, душераздирающий, нечеловеческий вопль. Она улыбнулась и сказала: — От такого крика запирательная мышца у кого хочешь ослабнет".

В аудитории послышались смешки, а микрофон уловил мужской голос: «Так моя благоверная кричит, когда доходит!» По рядам прокатился хохот, и капитан Кемпбелл тоже засмеялась грудным бесстыдным смешком, так ей не идущим. Потом она опустила глаза, словно бы на свои записи, а когда подняла голову, на ее лице было прежнее деловое выражение. Смех утих.

У меня складывалось впечатление, что она заигрывает со слушателями, старается заручиться их доверием — так же как это делают мужчины с помощью баек и непристойных шуточек. Было ясно, что она установила контакт с аудиторией, завладела ею и вместе с ней как бы пережила момент интимной близости, обнаружив при этом, что скрывается под безупречной формой. Но только один момент. Я выключил плейер и произнес:

— Любопытная лекция.

— И кому только вздумалось убивать такую женщину? — спросила Синтия. — Ведь она была такая ж-и-в-а-я... сильная, уверенная в себе.

— Может быть, именно поэтому кому-то вздумалось...

Мы постояли с Синтией молча, как бы в знак нашего уважения к убитой. Казалось, будто Энн Кемпбелл находится сейчас в комнате или по крайней мере ее дух. По правде говоря, я был заворожен ею. Энн была из тех женщин, которых замечаешь и, однажды увидев, никогда не забываешь. Приковывала внимание не только ее красота, но и осанка, манеры поведения. И голос такой, к которому прислушиваются, — низкий, властный и в то же время по-женски грудной, с чувственными нотками. Речь отчетливая, произношение — стандартное, армейское, которое вырабатывается, когда прослужишь в десятке мест по всему земному шару; иногда, правда, у Энн неожиданно прорывался южный акцент. Словом, это была женщина, способная завоевать уважение мужчин — или свести их с ума.

Синтия была поражена тем, как хорошо относились к Энн Кемпбелл другие женщины, хотя я подозревал, что некоторые видели в ней угрозу, особенно если их мужья и любовники тесно общались с ней по службе. Как Энн Кемпбелл относилась к другим женщинам, пока оставалось загадкой. Наконец я прервал молчание:

— Давай продолжим.

Мы снова принялись обыскивать кабинет. Нашли на полке альбом с фотографиями и стали их разглядывать. Карточки оказались сплошь семейные: генерал и миссис Кемпбелл, молодой человек, очевидно, сын, папа и дочка в штатском, многочисленные тетушки и дядюшки. Уэст-Пойнт, пикники, Рождество, День благодарения и так далее и тому подобное до отвращения, до тошноты. У меня сложилось впечатление, что этот альбом собрала для дочки любящая матушка. Он должен служить документальным свидетельством, что Кемпбеллы — самая счастливая, самая сплоченная, самая благополучная семья по эту сторону обитания Отца, Сына и Святого Духа, а снимки сделаны самой Богородицей.

— Преснятина, — коротко отозвался я об альбоме. — Но кое о чем он говорит.

— О чем? — спросила Синтия.

— Мне кажется, они ненавидят друг друга.

— Старый циник! К тому же завистливый. У нас нет такой семьи.

Я закрыл альбом.

— Мы скоро узнаем, что скрывается за этими сладенькими улыбками.

Пожалуй, только сейчас до Синтии дошло, в какое омерзительное дело мы вляпались.

— Пол... ведь нам придется допросить генерала Кемпбелла... и миссис Кемпбелл...

— Убийство само по себе штука паршивая. А когда убийство с изнасилованием и даже предумышленное и когда отец потерпевшей — народный герой, тем безумцам, которым предстоит разобраться, чем и как жила жертва, полезно заранее знать, куда они лезут. Понятно излагаю?

Синтия подумала и сказала:

— Знаешь, я действительно хочу участвовать в раскрытии этого убийства. Мне кажется... как бы это выразить... мне кажется, у меня с ней много общего. Я не была с ней знакома, но чувствую, ей нелегко было в армии, где почти одни мужчины...

— Хватит патетики, Синтия!

— Нет, правда...

— Постарайся быть белой женщиной.

— "Брейк!" — так говорят судьи на ринге.

— Теперь я помню, из-за чего мы поссорились.

— По углам!

Мы продолжили обыск — Синтия в одном конце комнаты, я в другом. На стенах в рамках были развешаны: диплом Уэст-Пойнта, бумаги с различных курсов, аттестат о производстве Энн Кемпбелл в офицеры, похвальные грамоты, свидетельства министерства обороны и подчиненного ему министерства сухопутных войск об участии капитана Энн Кемпбелл в кампании «Буря в пустыне», хотя в чем выразилось это участие, не уточнялось.

Я откашлялся и спросил у Синтии:

— Ты слышала об операции «Свихнутые мозги» во время кампании «Буря в пустыне»?

— Что-то не припомню.

— Какой-то умник из спецов по психологической войне придумал разбрасывать порнографические открытки на позиции иракских войск. Большинство этих бедных арабов месяцами не знали женщин. И вот им на голову сыплются кучи картинок с роскошными женскими телесами — есть от чего свихнуться. Идея понравилась, пошла наверх вплоть до комитета начальников штабов. Те дали «добро», но об этом прослышали в Саудовской Аравии и возмутились. Арабы — народ темный, не разбираются в женских прелестях. От порнухи отказались, но знающие люди уверяли, что идея была замечательная и могла сократить операцию с четырех дней до пятнадцати минут. — Я усмехнулся.

— Поганая идея, — ледяным тоном отозвалась Синтия.

— Теоретически я с тобой согласен, но если бы она спасла хоть одну человеческую жизнь, то была бы оправданна.

— Средства не оправдывают цели. Ты к чему завел об этом?

— А если идея порнобомбежки пришла в голову не какому-нибудь жеребцу, а женщине?

— Ты имеешь в виду капитана Кемпбелл?

— Вполне можно предположить, что идея вышла из стен здешнего Учебного центра особых операций. Мы это проверим.

Синтия, по своему обыкновению, задумалась, потом взглянула на меня.

— Ты ее знал? — спросила она.

— Я о ней слышал.

— И что же ты слышал?

— Что всем известно. Образцовая во всех отношениях женщина, «сделана в США», пастеризована и гомогенизирована информационной службой, доставлена к двери вашего дома — свежая и годная к употреблению.

— Ты не веришь, что она такая?

— Не верю. Но если окажется, что я не прав, значит, я занимаюсь не своим делом и мне пора на покой.

— Об этом могут позаботиться без тебя.

— Скорее всего так и будет. Только, пожалуйста, подумай, при каких странных обстоятельствах Энн умерла. И не похоже, чтобы преступник напал на умную, осмотрительную, вооруженную женщину — она ведь и застрелить могла.

Синтия кивнула и промолвила:

— Я обдумала твои предположения. Знаешь, у многих женщин-офицеров две жизни: одна на людях — высоконравственная, другая — личная... м-м... Но я встречала женщин, порядочных в личной жизни — и одиноких, и замужних, — которые случайно оказались жертвой насилия. Бывает, что насилуют даже проституток, и тогда это не связано ни с их профессией, ни с мужиками, которых они содержат. Опять-таки чистая случайность.

— Бывает и так, не спорю.

— И не надо судить людей строго, Пол.

— Я не сужу. Я не святой. А ты?

— Зачем спрашиваешь? Должен вроде бы знать.

Синтия подошла и положила руку на мое плечо. Это меня удивило.

— Ну как, сумеем? Я хочу сказать — вместе раскрутим это дело?

— Нет, мы его раскроем.

Она ткнула пальцем мне в живот, словно точку поставила на моем высказывании, и снова отошла к письменному столу.

Я же продолжил изучение бумаг на стене. Благодарность от американского Красного Креста за активное участие по привлечению доноров, еще одна благодарность от какой-то больницы за помощь в уходе за пострадавшими детьми, учительское удостоверение добровольной организации по ликвидации безграмотности... Где эта женщина выкраивала время для столь обширной деятельности? Ведь у нее была служба, дополнительные дежурства, обязательная общественная жизнь по месту работы да еще и личная жизнь. Может ли такое быть, размышлял я, что у этой прелестной женщины не было никакой личной жизни? Сколько можно блуждать в темноте, тыкаться как слепой котенок?

— Нашла ее записную книжку с телефонами и адресами, — объявила Синтия.

— Кстати, ты получила мою рождественскую открытку? Где ты сейчас обитаешь, интересно знать?

— Брось, Пол. Твои дружки в управлении наверняка перетрясли мое досье, чтобы доложить тебе, чем я занималась последний год.

— Ошибаешься, Синтия. Трясти досье неэтично. Это не занятие для профессионалов.

— Прости.

Она положила записную книжку Энн Кемпбелл в свою сумочку, подошла к автоответчику и нажала кнопку.

Из аппарата донесся голос:

— "Энн, это полковник Фаулер. Вас ожидают сегодня в доме генерала. Приезжайте, как только сдадите дежурство. — Полковник говорил неофициальным тоном, как бы даже по-свойски. — Миссис Кемпбелл приготовила завтрак. Впрочем, вы, наверное, сейчас спите. Будьте добры, позвоните генералу или миссис Кемпбелл, когда встанете".

Щелчок, голос пропал.

— Может, она сама себя убила? — сказал я. — На ее месте я так бы и сделал.

— Ей было бы нелегко это сделать. Как-никак дочь генерала. Кто это — полковник Фаулер?

— Думаю, адъютант начальника базы... Как тебе запись?

— По-моему, сообщение достаточно официально. Слишком, правда, фамильярные нотки, но без особой теплоты.

Просто выполняет поручение, звонит забывчивой дочери своего начальника. Он выше ее по званию, но она все-таки дочка его босса. А тебе?

Я подумал и ответил:

— Похоже, звонок подстроенный...

— Как это? Чтобы запутать следы?

Я снова включил автоответчик, и мы прослушали всю запись заново.

— Мне уже черт-те что мерещится, — сказал я.

— А может, и не мерещится...

Я подошел к телефону, набрал номер канцелярии военной полиции. Полковник Кент был у себя, меня соединили с ним.

— Мы все еще в доме потерпевшей, — проинформировал я. — Вы уже сообщили генералу?

— Пока нет, не сообщил... Жду капеллана.

— Билл, через несколько часов каждая собака будет знать о происшедшем. Пожалуйста, проинформируйте родителей погибшей. Попробуйте обойтись без бумаг с формальным соболезнованием и телеграмм.

— Пол, мне тут дыхнуть некогда... А капеллан едет...

— Хорошо, хорошо. Вещи из ее кабинета перевезли?

— Все сложили в пустом ангаре на Джордан-Филдз.

— И еще вот что. Пришлите сюда несколько грузовиков и взвод своих молодцов, таких, кто умеет работать и держать язык за зубами. Надо очистить ее дом. Вывезти все — мебель, ковры, книги, холодильники, — вплоть до электрических лампочек, сидений в туалете и еды. Предварительно пусть все сфотографируют, а в ангаре вещи расставят примерно так, как здесь.

— Вы с ума сошли, Пол!

— Сам знаю. Скажите своим, чтобы работали в перчатках. А эксперты пусть снимают отпечатки, как положено.

— Зачем вам требуется разорять весь дом?

— Билл, наша юрисдикция здесь не распространяется, а я не доверяю мидлендской полиции. Когда она сюда прибудет, изымать ей будет нечего, кроме как обои со стен. Поверьте, так будет лучше. Преступление совершено на территории закрытой военной базы. Все законно, не сомневайтесь.

— Ничего тут законного нет.

— Мы работаем, как я считаю нужным, полковник, иначе я выхожу из игры.

Последовала продолжительная пауза, потом в трубке раздалось ворчание, отдаленно похожее на «о'кей».

— Кроме того, пошлите в город офицера, пусть он договорится с телефонной компанией, чтобы они отключили ее домашний аппарат и звонки направляли по служебному номеру. Нет, лучше дайте номер ангара. Поставьте там автоответчик с новой лентой. Старую сохраните, там записано сообщение. Сделайте пометку «Улика».

— Кто же будет звонить, если скоро газеты по всему штату растрезвонят?

— Мало ли кто... Эксперты прибыли?

— Да, уже на месте. И тело тоже.

— А сержант Сент-Джон и рядовая Роббинз?

— Отсыпаются. Я поместил их в одиночные камеры, но приказал не запирать. Хотите, чтобы я произвел аресты?

— Нет, они не подозреваемые, но пусть посидят как свидетели, пока я не переговорю с ними.

— У солдат тоже есть права, — буркнул Кент. — Сент-Джона жена ждет. А непосредственный начальник Роббинз думает, что она в самоволке.

— Тогда распорядитесь сделать соответствующие звонки. Сами же они пока лишаются права общения. Как насчет досье и медицинской карты капитана Кемпбелл?

— Все у меня.

— Мы ничего не забыли, Билл?

— Забыли. Кое-какие статьи конституции.

— Не мелочитесь, полковник.

— Вам хорошо: сегодня здесь, завтра там. А мне с Ярдли работать. Мы с ним неплохо ладим, если учесть...

— Я же сказал: беру ответственность на себя. Если что, с меня семь шкур спустят, а не с вас.

— Ну, смотрите... Отыскали что-нибудь интересное в доме?

— Пока нет. А вы?

— Прочесали местность, почти ничего, кое-какой мусор.

— Собаки что-нибудь нашли?

— Больше тел нет... Проводники пустили собак внутрь джипа, и оттуда они прямиком кинулись к телу. Потом собаки вернулись к джипу, пересекли дорогу и рванули мимо трибун к сортирам за деревьями. Там они потеряли след и прибежали назад. — Полковник умолк, словно собираясь с мыслями. — Мы не знаем, чей след взяли собаки — преступника или Энн. Но совершенно ясно, что кто-то из них, а может, и они оба, был в сортире. — Он снова помолчал. — У меня такое ощущение, что убийца прибыл в своей машине, но с дороги не съезжал — следов покрышек нигде нет. Он остановился тут до или после ее приезда. Они выходят из машины, он накидывается на нее, ведет на стрельбище и... Потом возвращается на дорогу...

— С ее исподним в руках.

— Ну да, кладет исподнее в машину, потом...

— Потом идет в сортир, моет руки, причесывается, возвращается к машине и уезжает.

— Именно так и могло происходить, — сказал Кент. — Но это всего лишь версия.

— У меня другая версия: кажется, нам понадобится еще одyо хранилище для складирования версий. Шести грузовиков, пожалуй, хватит. Пошлите какую-нибудь толковую женщину-офицера, чтобы присматривала за вашими костоломами. И отправьте кого-нибудь из службы по связям с общественностью, пусть успокоят соседей, пока будут разгружать дом. Ну, пока. — Я повесил трубку.

— У тебя аналитический ум, Пол, — промолвила Синтия.

— Спасибо и на том.

— Тебе бы еще сердечности, сострадания, был бы вполне хорошим человеком.

— Я не хочу быть вполне хорошим человеком, — сказал я и спохватился: — Стой, разве я в Брюсселе был плохим парнем? Разве не угощал тебя бельгийским шоколадом?

Она помедлила, потом ответила:

— Да, покупал... Может, пойдем на второй этаж, пока не увезли все на Джордан-Филдз?

— Пошли.

Глава 6

В основной спальне царили чистота и порядок — если, конечно, не считать разбившегося флакона на полу в ванной, отчего вся комната провоняла духами. Мебель была современная, сугубо функциональная, скорее всего скандинавская. Отсутствие плавных линий изящества, ничего свидетельствующего о том, что это дамский будуар. Мне почему-то подумалось, что я не хотел бы заниматься любовью в этой обстановке. Даже берберский ковер на полу не подходил к спальне: плотно сотканный, твердый, не оставляющий следов. Зато бросались в глаза два десятка всевозможных флаконов с духами, очень дорогими, по словам Синтии, и много платьев в шкафу, за которые тоже, как она сказала, переплачено. Второй шкаф, меньшего размера, принадлежащий «ему», если бы у Энн был муж или сожитель, набит военным обмундированием на весенне-летне-осенний сезон, включая камуфляжную зеленку, походную форму, ботинки и всякие принадлежности. Но самое интересное находилось в дальнем углу шкафа — «М-16» с полным магазином и патроном в патроннике, поставленный на предохранитель, но готовый к стрельбе.

— Автоматическая винтовка, — сказал я.

— Выносить из расположения части запрещается, — добавила Синтия.

— Ну и ну, — выдохнул я.

Мы продолжали поиски. Я перебирал ящик с бельем.

— Ты там уже смотрел, Пол. Странный интерес у тебя, — заметила Синтия.

— Ищу ее выпускное кольцо из Уэст-Пойнта. Его нет ни у нее на пальце, ни в шкатулке с драгоценностями.

— Кольцо снято. Я заметила светлый ободок на пальце.

Я задвинул ящик.

— Держи меня в курсе.

— Ты тоже, — огрызнулась Синтия.

Белоснежная ванная комната была идеально чистой. Все как положено по инструкции: ни соринки, ни волоска.

Мы открыли аптечку, но ничего необычного там не обнаружили: ни рецептов, ни мужских бритвенных принадлежностей, только одна зубная щетка и самое сильное лекарство — аспирин.

— Какие из этого следуют выводы? — спросил я Синтию.

— Ипохондрией не страдала, не пользовалась кремами, волосы не подкрашивала, противозачаточные средства держит где-то в другом месте.

— Может быть, она велела своим мужчинам пользоваться резинками. Ты, наверное, слышала, что резинки снова входят в моду. Люди боятся заразиться. Теперь полагается прокипятить партнера, прежде чем спать с ним.

Синтия пропустила мимо ушей мое тонкое наблюдение и сказала:

— Может быть, у нее не было мужчины.

— Я не подумал об этом. Неужели такое бывает?

— Бывает, еще как бывает.

— А что, если она была... как сейчас говорят? Голубая? Лесбиянка? Как правильно сказать?

— Тебе-то что?

— Для отчета пригодится. Не хочу связываться с феминистками.

— Тебе не надоело изгаляться?

Мы закончили осмотр ванной комнаты, и Синтия сказала:

— Загляни в гостевую спальню.

Через коридор наверху мы прошли в небольшую комнату. Я не ожидал засады, но Синтия, вытащив пистолет, прикрывала меня, пока я пополз под двуспальную кровать. Помимо кровати в комнате стояли платяной шкаф и тумбочка с лампой. Открытая дверь вела в ванную — она была такая чистая, словно ей никогда не пользовались, В гостевой спальне, похоже, никогда не было гостей.

Синтия откинула покрывало с постели. Под ним был голый матрас.

— Здесь никто не спит.

— Да, не заметно.

Один за другим я выдвигал ящики из шкафа. Ничего.

Вдруг Синтия кивком показала на большие двойные двери на дальней стене комнаты, которые я не заметил. Прыгнув к стене, я толчком ноги распахнул дверь. За дверями вспыхнул свет. Синтия присела, обеими руками направив туда пистолет. Через секунду или две мы приблизились к дверям — это оказалось просторным стенным шкафом из кедрового дерева. В нем пахло дешевым одеколоном, которым когда-то я отпугивал комаров и женщин. На двух длинных перекладинах висела, укутанная в мешки, женская одежда для любого климата на земле и всевозможное военное обмундирование: уэст-пойнтские куртка и юбка, походные комплекты для пустынь и для Арктики, белая парадная форма, синяя — для столовки, вечерняя — для приемов, словом, все то, что надеваешь раз в год по обещанию. Плюс ко всему — уэст-пойнтский кортик. На полке сверху лежали соответствующие головные уборы, на полу — соответствующая обувь.

— Она была примерным солдатом, — сказал я. — Равно готовая к балу и к бою в джунглях.

— А разве у тебя шкаф с обмундированием не так же выглядит?

— Мой шкаф выглядит как на третий день распродажи по сниженным ценам.

В действительности шкаф выглядел еще хуже. У меня упорядоченный ум, но на этом моя аккуратность кончается. У капитана Кемпбелл внешне все было упорядочено, организовано, выстроено и вычищено до блеска. Тогда, может быть, у нее в душе был хаос? Не знаю. Она решительно не давалась в руки.

Мы оставили гостевую спальню. Спускаясь по лестнице, я сказал Синтии:

— До работы в УРП я улик под собственным носом не видел.

— А сейчас?

— А сейчас они мне на каждом шагу чудятся. Даже отсутствие улик — это тоже улика.

— Вот как? Нет, я до этого еще не доросла. Отдает дзен-буддизмом.

— Скорее, Шерлоком Холмсом. Помнишь: собака, которая не лаяла ночью. — Мы вошли в кухню. — Почему она не лаяла?

— Она сдохла.

К новому напарнику притираться трудно. Не люблю молодых подхалимов, которые тебе в рот смотрят. Но и умников не люблю. Я в таком возрасте и звании, когда пользуешься заслуженным уважением, но при всем самомнении иногда смотришь на вещи реально.

Мы с Синтией молча разглядывали запертую дверь, ведущую на цокольный этаж. Но я неожиданно завел речь не о двери, а о жизни.

— Жена у меня по всему дому оставляла улики, — сказал я.

Синтия молчала.

— Но я их не замечал.

— Замечал, замечал.

— М-м... Только потом, задним числом понял, что замечал. Когда человек молод, он тупой и словно запеленутый. Занят только собой, других не понимает или понимает плохо. Тебя еще мало обманывали, тебе еще мало лгали. И нет той дозы цинизма и подозрительности, которые нужны хорошему сыщику.

— Пол, хороший сыщик должен уметь отделять профессиональную работу от личной жизни. Я лично не хотела бы иметь такого мужа, который шпионит за мной.

— Наверное, не хотела бы, если принять во внимание твое прошлое.

— Катись ты...

Один-ноль в пользу Пола. Я откинул запор на двери.

— Твоя очередь.

— Ладно. Жаль, что у тебя нет пистолета. — Синтия подала мне свой «смит-вессон» и отворила дверь.

— Может, взять «М-16» наверху?

— Не полагайтесь на оружие, которое вы не опробовали. Так инструкция говорит. Давай окликни их, а после прикрывай меня.

Я сунулся в дверь и крикнул:

— Эй, мы из полиции! Поднимайтесь по одному, руки за голову!

«Руки за голову!» — это совершенный вариант прежнего оклика «Руки вверх!», и, если вдуматься, в нем больше смысла.

На мой оклик никто не отозвался. Синтии надо было спускаться самой. Она тихо попросила:

— Не зажигай свет. Я засяду справа от лестницы. Выжди пять секунд.

— Даю тебе одну секунду.

Я огляделся, ища что-нибудь такое, что можно кинуть вниз, увидел тостер, но Синтия уже прыжками сбегала по лестнице, ее ноги едва касались ступеней. Вот она повернула вправо и пропала из виду. Я последовал за ней, взял от лестницы влево и присел с пистолетом в руках, вглядываясь в темноту. Мы выждали секунд десять, потом я крикнул:

— Эд, Джон, прикрывайте нас! — Мне до смерти хотелось, чтобы Эд и Джон в самом деле были рядом, но, как сказала бы капитан Кемпбелл, «пусть противник поверит в воображаемые батальоны».

Теперь, рассуждал я, если здесь кто-нибудь есть, то он или они должны уже дрожать от страха.

Нарушая мой приказ соблюдать осторожность, Синтия уже поднялась бочком по лестнице и повернула выключатель. Замигали флуоресцентные лампы на потолке, и все открытое обширное помещение залило холодным белым светом, который ассоциировался у меня со всякими неприятными заведениями.

Синтия спустилась, и мы осмотрелись. Это было обычное подвальное помещение со стандартным набором бытовой техники и приспособлений: стиральная машина, сушка, верстак, отопительная система, устройство для кондиционирования воздуха, разные ящики. Пол и стены были бетонные, и поверху шли бетонные балки, электропровода, водопроводные трубы.

Мы внимательно осмотрели верстак и полутемные углы, но ничего не обнаружили, кроме того, что у Энн Кемпбелл было обилие всевозможного спортивного инвентаря. Стена справа от верстака представляла дырчатую деревянную панель от пола до потолка, из которой торчали привинченные крюки и колья с проволочными подвесками различных размеров и форм. Тут висели лыжи, теннисные ракетки, в растяжках ракетки для сквоша и бадминтона, бейсбольная бита, снаряжение для подводного плавания — всего не перечесть. Все в определенном порядке, как в спортивном клубе. Кроме того, к панели был привинчен большой рекламный щит высотой примерно в шесть футов с увеличенной фотографией Энн Кемпбелл в полный рост, в боевой форме и с полным походным снаряжением, на ремне под правой рукой «М-16», к уху прикреплен радиотелефон. Энн изучает топографическую карту и сверяет время по часам. Лицо ее вымазано маскировочной краской, но только евнух не заметил бы на этой картинке неуловимую печать сексуальности. Надпись в верхней части щита гласила: «Пора распоряжаться собственной жизнью». Внизу другая надпись: «Сегодня же зайди на призывной пункт». А вот то, о чем умолчали надписи: «Обещаем тесное общение с лицами противоположного пола, здоровый совместный сон в лесу, купание в реке и прочие интимные забавы на природе, и все это там, где ни у кого вроде бы нет личной жизни».

Вероятно, я читал на этом фото свои собственные эротические фантазии, но умники из рекламной службы, которые придумали эту картинку, знали, что будет происходить в моем грязном воображении.

Кивнув на щит, я спросил у Синтии:

— Что ты об этом думаешь?

Она пожала плечами:

— Нормальное объявление.

— Не улавливаешь скрытой сексуальной идеи?

— Не улавливаю. В чем это конкретно выражается?

— Конкретно ни в чем. Это действует на подсознание.

— Попробуй описать.

Я чувствовал, что меня вот-вот поймают на крючок.

— Женщина с автоматом. У автомата ствол. Ствол как бы заменяет пенис. Карта и часы указывают на подспудное желание полового акта, но на ее собственных условиях — то есть там и тогда, где и когда ей захочется. По радиотелефону она ведет переговоры с мужчиной, сообщает свои координаты, говорит, что дает ему пятнадцать минут на то, чтобы он отыскал ее.

Синтия посмотрела на свои часы, сказала:

— Я думаю, нам пора двигать.

— Пора.

Мы начали подниматься по лестнице, но тут я непроизвольно оглянулся и сказал:

— Мне кажется, мы что-то пропустили.

Мы не сговариваясь кинулись к панели, единственному месту в подвале, где не виднелась бетонная стена фундамента. Я постучал по ней, нажал плечом, но она не поддавалась, так как была прибита к массивной раме. На верстаке я нашел шило и сунул его в свободное отверстие в панели. Через пару дюймов шило наткнулось на что-то твердое.

Я нажал посильнее, и оно пошло легко, видно, через что-то мягкое.

— Смотри, стена-то ложная. Никакой перегородки нет.

Синтия ничего не ответила. Она стояла перед вербовочным щитом. Потом подсунула под его раму пальцы и рванула на себя. Щит повернулся на невидимых петлях, открыв нам темное помещение. Мы стояли с Синтией рядом, освещаемые сзади мертвенно-белым светом флуоресцентных ламп.

Прошло несколько секунд. Нас не изрешетил град пуль. Мои глаза привыкли к темноте, и я различил в комнате кое-какие предметы, очевидно мебель. Потом увидел светящийся циферблат часов. Я прикинул: комната была футов пятнадцать в ширину и сорок — пятьдесят в длину, то есть тянулась от фасада коттеджа до задней стены.

Я отдал Синтии ее пистолет и стал шарить по стене, пытаясь нащупать выключатель.

— Так вот где Кемпбеллы держат, вероятно, свою свихнувшуюся доченьку, — сказал я.

Щелкнул выключатель, и комнату осветила настольная лампа. Краем глаза я видел, что Синтия изготовилась к стрельбе, и осторожно шагнул вперед. Встав на колени, я заглянул под кровать — ничего. Потом обошел комнату, открыл шкаф, затем небольшую ванную.

Мы с Синтией стояли молча, глядя друг на друга, затем, словно опомнившись, я сказал:

— Ну, вот оно.

В самом деле, это было «оно»: двуспальная кровать, тумбочка с зажженной лампой, комод, длинный стол, на котором стояли стереосистема, телевизор и видеокамера на треножнике для домашнего кино. Пол был устлан белым мягким дорогим ковром, правда, не таким чистым, как наверху. Стены были обшиты светлыми деревянными панелями. По левую руку стояла каталка на колесах, какие бывают в больницах, очевидно, для массажа или еще для чего-нибудь. Над кроватью на потолке было зеркало, а в раскрытом шкафу виднелись прозрачные кружевные предметы женского туалета, от которых бросило бы в краску продавца секс-шопа. Там же висели чистенький, опрятный фартук медсестры, который Энн вряд ли надевала для работы в больнице, черная кожаная юбка и такой же жилет, чересчур броское и бесстыдное платье с багровыми блестками, а также стандартная повседневная форма наподобие той, в которой Кемпбелл была на том дежурстве.

Синтия, мисс Недотрога, огорченно оглядывала комнату, словно Энн Кемпбелл посмертно обманула ее ожидания.

— Господи Иисусе! — воскликнула она.

— Обстоятельства ее смерти, — сказал я, — конечно же, связаны с образом жизни, но не будем делать поспешных выводов.

Ванная комната тоже была не такая чистая, как две другие, и в аптечке лежали презервативы, предохранительные тампоны, противосеменные мази... Такое количество противозачаточных средств могло бы вызвать резкое падение кривой рождаемости на Индийском субконтиненте.

— Разве женщины не пользуются каким-нибудь одним способом? — растерянно спросил я.

— Все зависит от настроения.

— Понятно.

Помимо контрацептивов в аптечном шкафчике были еще полоскания, разноцветные зубные щетки, зубная паста и шесть клизм. Никогда не думал, что у человека, питающегося молодыми побегами фасоли, могут возникать проблемы с пищеварением.

— О Боже, — сказал я, беря большую бутыль со спринцовкой, от которой несло земляникой — не самый любимый мой запах.

Синтия вышла, а я заглянул в ванну. Ее явно не вымыли, махровая мочалка была еще влажная. Интересно. Потом я направился в спальню, где Синтия изучала содержимое ящика ночного столика: мазь, вазелин, руководства по технике секса, обычный вибратор и резиновый муляж полового члена героических размеров.

К ложной стене, разделявшей комнату и собственно подвал, на высоте человеческого роста была прикреплена пара кожаных наручников, а на полу валялись кожаный ремень, березовый прут и страусовое перо, вряд ли попавшее сюда случайно. У меня моментально и непроизвольно разыгралось воображение, и кровь прилила к щекам.

— Любопытно знать, — промычал я, — зачем все это.

Синтия молчала, ее взгляд был устремлен на наручники.

Я откинул одеяло, на кровати простыни были помяты.

Волосков из паховой области и с груди, пятен спермы и других следов человеческой деятельности хватит, чтобы загрузить лабораторию на целую неделю.

Я заметил, что Синтия тоже смотрит на постель, и старался угадать, о чем она думает. Так и подмывало сказать: «Я же тебе говорил...» — но я сдержался: в глубине души надеялся, что мы ничего не найдем, потому, как я уже упомянул, я начал питать слабость к Энн Кемпбелл. Кроме того, я не люблю судить людей за их сексуальные пристрастия и поведение, но на свете немало тех, кто скор на такой суд.

— Знаешь, все-таки хорошо, что она не была бесполым существом, — сказал я. — А то армия сделала из нее вербовочного гермафродита.

Синтия взглянула на меня и слегка кивнула.

— Психиатру пришлось бы поломать голову, чтобы разобраться с ней. У нее явное раздвоение личности... Хотя, если вдуматься, у каждого из нас есть другая жизнь, а то и не одна. Правда, не каждый выделяет отдельную комнату для своего второго "я"... Впрочем, она и сама отчасти психиатр.

На очереди у нас был телевизор. Я вставил в плейер первую попавшуюся кассету. Экран засветился, и на нем появилось изображение Энн Кемпбелл. Она стояла в этой самой комнате в платье с багровыми блестками и в туфлях на высоких каблуках. За кадром послышалась мелодия «Стриптизерша», и Кемпбелл начала медленно раздеваться. «Ты что делаешь на обедах у генерала?» — спросил голос, принадлежащий человеку с камерой.

Энн Кемпбелл обольстительно улыбнулась в объектив и качнула бедрами. Теперь она была только в трусиках и красивом французском лифчике. Энн уже потянулась к застежке, но я нагнулся и выключил плейер, чувствуя, что, как человек целомудренный, поступаю правильно.

Я просмотрел другие кассеты. На каждой была сделанная вручную лаконичная выразительная надпись типа: «Траханье с Дж.», «Стрип для Б.», «Гинеколог, осмотр. Р.», «Анальный секс с Дж. С».

— Хватит, насмотрелись этой мерзости, — сказала Синтия.

— Погоди немного.

Я выдвинул верхний ящик комода и увидел стопку фотографий, сделанных «Поляроидом». Наконец-то увижу ее мужчин, подумал я, и стал перебирать карточки. Но мужчин не было, на фотографиях только Кемпбелл во всевозможных позах — от артистических до гинекологических.

— А где же мужики? — спросила Синтия.

— По эту сторону объектива.

— Но ведь должен же быть...

И тут в другой пачке я наткнулся на снимок хорошо сложенного голого мужчины с ремнем в руке, но на голове у него был надет черный кожаный капюшон с прорезями для глаз. Потом еще снимок — мужчина на Энн, — сделанный с задержкой времени или третьим лицом. На следующем — еще один голый тип, распластанный лицом к стене приделанными к ней наручниками. Все мужчины — а я насчитал дюжину фигур — были сфотографированы либо со спины, либо с капюшонами на голове. Очевидно, им не хотелось оставлять здесь свои физиономии и иметь у себя прелестное личико Энн Кемпбелл. Люди вообще осторожны с фотографиями такого рода, а когда им есть что терять — осторожны вдвойне. Любовь и доверие — замечательные вещи, но у меня складывалось впечатление, что в данном случае ничего, кроме похоти, не было. Просто случайные знакомцы по известной поговорке: «Как, ты говоришь, тебя зовут?» Я хочу сказать, что если у Энн Кемпбелл был настоящий друг, которого она любила, она ни за что не привела бы его сюда.

Синтия тоже перебирала карточки, но брезгливо, как будто они являлись переносчиками венерической болезни. На некоторых были запечатлены половые органы — крупным планом, с разных точек. Они варьировались от «много шума из ничего» через «как вам это нравится» до «укрощения строптивой».

— Все фигуранты — белые, у всех сделано обрезание, большинство шатенов, несколько блондинов. Можно их использовать для опознания, как ты думаешь?

— Интересная была бы процедура. — Синтия кинула фотографии обратно в ящик. — Надо что-нибудь придумать, чтобы военная полиция не попала в эту комнату.

— Надо бы. Надеюсь, они не найдут ее.

— Пошли.

— Подойди.

Я по очереди открыл три нижних ящика и нашел там множество забав для баб, как называют их продавцы секс-шопов, а также дамские трусики и пояса, плетку-девятихвостку, кожаный суспензорий и несколько предметов неизвестного мне назначения. Признаюсь, мне было неловко рыться в этой дряни на глазах у мисс Санхилл, а она, удивляясь моему нездоровому интересу, спросила:

— Чего ты там еще не видел?

— Шнур.

— Шнур? А-а...

Ага, вот и он, нейлоновый шнур, сложенный витком, в самом нижнем ящике. Я вытащил его, принялся рассматривать.

— Тот самый? — спросила Синтия.

— Видимо, да. Похож на тот, который найден на месте преступления, — стандартный шнур. Такой везде можно увидеть, и все-таки это кое-что.

Я опять посмотрел на кровать. Это было старинное массивное ложе со спинками в головах и в изножье. К такой кровати удобно привязать лежащего на ней человека. Я мало знаю о половых извращениях, хотя и вычитал кое-что из нашего служебного руководства, но мне известно, что попытка связать человека — штука опасная. Такая крупная и здоровая женщина, как Энн Кемпбелл, всегда может защититься, оказав сопротивление. Если же вы лежите на кровати или на земле, раскинув руки и ноги, с привязанными запястьями, то, надо думать, хорошо знаете человека, который это сделал. Иначе может произойти что-нибудь непоправимое. Так оно и случилось.

Я выключил свет, и мы вышли из комнаты. Синтия закрыла дверь с рекламным щитом. Я же отыскал на верстаке тюбик с клеем и, приоткрыв щит, промазал его торец. Все-таки попрочнее сядет. Если сообразишь, что где-то должно быть еще одно помещение, пропущенное при осмотре, то остальное — дело техники; если же не сообразишь, то щит — просто щит, накрепко приделанный к капитальной стене.

— Чуть не лопухнулся. Как ты думаешь, военная полиция сообразит? — спросил я.

— Дело не в сообразительности, а в пространственном восприятии. Если военная полиция и не обнаружит дверь, то после еще городская будет орудовать. — Подумав, Синтия добавила: — Кто-нибудь наверняка захочет утащить этот щит на память. Лучше, если гарнизонные фараоны изымут отсюда что нужно и передадут в лабораторию УРП. Или нам придется сотрудничать с местными — иначе они вмиг амбарный замок навесят.

— Попробуем рискнуть, а? Пусть эта дверь останется нашей маленькой тайной. Согласна?

— Согласна, — кивнула Синтия. — У тебя чутье на такие вещи.

Мы поднялись из подвала, погасили свет, закрыли дверь. В передней Синтия сказала:

— В отношении Энн Кемпбелл чутье тебя не подвело.

— Честно говоря, я рассчитывал найти только дневник и пару пылких любовных записок. Никак не ожидал, что наткнемся на потайную комнату, какую для мадам Бовари обставил маркиз де Сад... Знаешь, каждому из нас нужен свой угол. В мире стало бы лучше жить, если бы у каждого была потайная комната, чтобы предаваться любимым фантазиям.

— Все зависит от сценария, Пол.

— И то верно.

Мы вышли из дома через парадную дверь, сели в «мустанг» и помчались по Виктори-драйв. Мы были уже недалеко от базы, когда нам навстречу попалась колонна грузовиков.

Машину вела Синтия, а я рассеянно смотрел в боковое окно. Странно, думал я, очень странно. Странные вещи творились за ярким рекламным щитом, и это станет метафорой всего происшедшего: блестящее офицерство, безукоризненная форма и выправка, строгий порядок и воинская честь, словом, рыцари без страха и упрека, но если копнуть, найти нужную дверь, перед тобой откроется бездна морального разложения и чудовищного разврата — такого же грязного, как и постель Энн Кемпбелл.

Глава 7

Синтия вела машину, но внимание ее раздваивалось между дорогой и записной книжкой Энн Кемпбелл.

— Дай-ка мне, — сказал я.

Она кинула книгу мне на колени. Я стал перелистывать толстую дорогую настольную, но изрядно потрепанную тетрадь в твердом кожаном переплете, исписанную аккуратным почерком. На каждой странице значились имена, телефоны, адреса, многие из них зачеркнуты и заменены новыми: люди меняли места службы и соединения, страны и континенты, жен и мужей, умирали. В двух местах против вычеркнутых имен стояла пометка «пб» — «погиб в бою». Это была типичная телефонно-адресная книга офицера-служаки, охватывающая долгие времена и дальние расстояния, хотя не та дамская записная книжечка, которую я искал, но кое-кто из этой тетради наверняка знает подноготную Энн Кемпбелл. Будь в моем распоряжении два года, я опросил бы всех до единого. Ясно, что я должен передать тетрадь в нашу штаб-квартиру в Фоллз-Черч, где мой непосредственный начальник, полковник Карл Густав Хеллман, откроет ее, распорядится наделать копий и разослать по всему миру. В результате вырастет гора расшифрованных стенографических записей, протоколов, допросов, и она будет выше долговязого немца-зануды. Может быть, ему взбредет в голову прочитать ее, и тогда он надолго оставит меня в покое.

Несколько слов о моем начальнике. Карл Хеллман родился в немецкой семье, проживавшей недалеко от американской военной базы близ Франкфурта. Как многие голодные, обездоленные войной дети, он сделался любимцем полка и в итоге вступил в нашу армию, чтобы помочь родителям сводить концы с концами. В свое время в вооруженных силах США служило немало таких возвращенных к жизни германских янки, многие стали офицерами, иные служат и по сей день. Армии повезло, из них получились отличные офицеры. Но не повезло людям, которые у них под началом. Впрочем, что жаловаться. Карл — расторопный, преданный делу, исполнительный служака, корректный во всех смыслах этого слова. Единственная ошибка, какую я за ним знаю, состоит в том, что он полагает, будто я его люблю. Ошибаетесь, Карл, не люблю. Однако уважаю и могу доверить вам свою жизнь. Собственно, уже доверил.

Срочно требовалась какая-то зацепка, ключик, чтобы раскрыть и закрыть это дело до того, как полетят погоны и головы. Солдаты для того и существуют, чтобы убивать, но делать это они должны в соответствующей обстановке. Убийство же в собственных рядах — это плевок в лицо воинскому порядку и дисциплине. Оно размывает и без того тонкую грань между истошным, душераздирающим боевым кличем: «К чему зовет нас штык? Убей его, убей!» — и несением службы в гарнизонной части в мирное время. Хороший солдат должен уважать звание, пол и возраст — так говорится в «Карманном справочнике солдата».

Самое большее, на что я мог надеяться, что убийство совершено каким-нибудь штатским подонком с десятью годами отсидки за плечами. Самое худшее, что я мог вообразить, — это... м-м... кое-какие обстоятельства указывали на это, хотя не вполне ясно, на что.

Синтия, очевидно, думала об адресной книге Энн Кемпбелл, потому что спросила:

— А у нее было много знакомых и друзей?

— У тебя меньше?

— Не по служебной линии.

— Правильно.

В сущности, мы немного в стороне от армейской жизни, у нас и коллег, и приятелей поменьше. Во всем мире полицейские сбиваются в особые группы, а если ты принадлежишь к военным полицейским и временно находишься на особом задании, то и друзей у тебя мало, а отношения с противоположным полом носят напряженный характер, как и само задание.

Официально считается, что Мидленд находится в шести милях от Форт-Хадли, но, как я уже говорил, город разросся, от его южной окраины потянулись магазины с неоновыми витринами и вывесками, утопающие в зелени особняки и коттеджи, автостоянки и автозаправки. Город подступил к базе, так что ее главный пропускной пункт напоминал Бранденбургские ворота, отделяющие хаос и безвкусицу коммерческих предприятий от спартанского порядка. Дальше гражданские машины не пропускались.

У «мустанга» Синтии была гостевая наклейка на бампере, и военный полицейский, не потребовав документов, взмахом руки открыл нам проезд. Через несколько минут мы были в центре расположения части, где движение и парковка не намного свободнее, чем в деловых и развлекательных кварталах Мидленда.

Мы подъехали к зданию, где размещается военная полиция, старому кирпичному строению, поставленному, когда Форт-Хадли был еще лагерем, в незапамятные времена Первой мировой войны. Военные базы, как и города, закладываются именно как средоточие определенного количества вооруженных людей, и лишь потом возникают казармы, тюрьма, больница, церковь — впрочем, не обязательно в таком порядке.

Мы знали, что нас ждут, и тем не менее прошло немало времени, прежде чем мы — мужчина в форме сержанта и женщина в штатском — были допущены в кабинет «его величества». Я был недоволен нерасторопностью и непредусмотрительностью Кента. Еще на курсах младших командиров нас учили продумывать план действий, иначе плохо выполнишь задание. Теперь выражаются по-научному: надо, мол, не реагировать на события, а самому быть катализатором событий. Я понимаю, о чем речь, сказывается старая школа.

— У вас все под контролем, полковник? — спросил я Кента.

— Честно говоря, нет.

Кент тоже принадлежит к старой школе, за что я его ценю, и тем не менее спросил:

— Почему?

— Потому что вы ведете дело по-своему, а мы на подхвате, осуществляем материально-техническое обеспечение.

— Тогда ведите вы.

— Не пугайте меня, Пол, я не из пугливых.

Слово — за слово, нападение — отражение, минуты две длилась старая как мир перебранка между прямодушным фараоном в полной форме и шпиком-ищейкой.

Синтия, не вытерпев, вмешалась:

— Полковник, мистер Бреннер, на стрельбище обнаружен труп женщины. Она убита и, вероятно, предварительно изнасилована. Убийца на свободе.

Повесив головы, мы с Кентом пожали, фигурально выражаясь, друг другу руки. На самом деле буркнули что-то под нос, тем дело и кончилось.

— Через пять минут я отправляюсь к генералу Кемпбеллу. Беру с собой капеллана и врача. Номер городского телефона потерпевшей переведен на Джордан-Филдз. Эксперты все еще находятся на месте преступления. Вот здесь — досье и медицинская карта капитана Кемпбелл. Ее зубоврачебная карта — у моего следователя. Ему понадобится и общая медицинская. Так что вы мне ее вернете.

— Распорядитесь снять фотокопию, — предложил я. — Я разрешаю.

Мы чуть было не сцепились снова, но опять вмешалась мисс Санхилл, умиротворитель:

— Я сама сделаю фотокопии этой долбаной карты!

После резкой реплики мисс Санхилл препираться уже не было охоты, и мы занялись делом. Кент провел нас в комнату для допросов — теперь ее называют комнатой для собеседований — и спросил:

— С кого хотите начать?

— С сержанта Сент-Джона, — сказал я. — Как со старшего по званию.

Привели сержанта Харолда Сент-Джона. Я показал ему на стул перед столом, за которым расположились мы с Синтией.

— Это мисс Санхилл, а я мистер Бреннер, — начал я.

Он растерянно смотрел на мою нагрудную карточку — на ней стояло имя Уайт, на мои штаб-сержантские нашивки, потом сообразил:

— А-а... УРП.

— Не важно. Итак, вы не являетесь подозреваемым в том деле, которое мы расследуем, поэтому я не буду напоминать вам ваши права, как это предусмотрено статьей тридцать первой Унифицированного военного кодекса. Но я могу приказать вам полно и правдиво отвечать на мои вопросы. Естественно, добровольное сотрудничество со следствием предпочтительнее прямого приказа. Если по ходу собеседования выявятся обстоятельства, которые я или мисс Санхилл сочтем свидетельством вашей причастности к преступлению, мы зачитаем вам ваши права, и с того момента вы можете не отвечать на мои вопросы. Понятно?

— Да, сэр.

— Отлично. Тогда приступим.

Минут пять я расспрашивал сержанта по пустякам и старательно изучал его. Сент-Джон был лысеющий мужчина лет пятидесяти пяти с бурым цветом лица, вызванным, как я догадывался, пристрастием к кофеину, никотину и бурбону. Жизнь и служба в автохозяйстве приучили его смотреть на мир как на вечную проблему ухода за машинами и их ремонта, и ключ к ее решению завалялся где-то между страницами «Справочника автомеханика». Похоже, ему редко приходило в голову, что человеку недостаточно для счастья поменять масло, отрегулировать клапана и подтянуть тормоза.

Мы с Сент-Джоном говорили, Синтия что-то записывала, и вдруг посреди нашего вялотекущего собеседования у сержанта вырвалось:

— Послушайте, сэр, я понимаю, что я был последним, кто видел ее живой, а это кое-что значит, я понимаю; но если бы убил я, на кой хрен мне докладывать, что я нашел ее мертвой? Верно я говорю?

Резонно, но мне не это было нужно.

— Последним, кто видел капитана Кемпбелл живой, был тот, кто убил ее. Человек, который убил ее, был также первым, кто видел ее мертвой. Верно я говорю?

— Ага... да, сэр... Я хотел сказать...

— Сержант, не будете ли вы так любезны не забегать вперед. Я был бы весьма признателен. Договорились?

— Да, сэр.

Вмешалась мисс Сострадание:

— Сержант, я понимаю, вам было нелегко. Увидеть труп — душевная травма даже для старого солдата... Кстати, вы были в действующей армии?

— Да, мэм, во Вьетнаме. Горы трупов видел, но чтобы такое...

— Значит, увидев труп, вы как бы даже своим глазам не поверили. Правильно я вас поняла?

Сержант обрадованно закивал.

— Это тоже, я своим глазам не поверил. Я даже подумать не мог, что это она. Я, натурально, поначалу и не узнал ее, потому что... никогда... никогда не видел ее в таком виде... Господи Иисусе, да я никого в таком виде не видел, понимаете, была полная луна, я, натурально, увидел джип... вылезаю, значит, из своей тачки и вдруг вижу в стороне... лежит кто-то на стрельбище. Я — туда, подхожу поближе... Вижу, это женщина, я еще ближе — посмотреть, живая или мертвая...

— Вы не присели возле тела, не опустились на колени?

— Упаси Боже, мэм! Я бочком-бочком оттуда, влез в свою тачку и рванул к управлению.

— Как же вы убедились, что она мертвая?

— Мертвый он и есть мертвый. Уж отличу от живого.

— Когда вы покинули штаб?

— Примерно в четыре.

— И когда нашли труп?

— М-м... да минут через двадцать — тридцать.

— Вы останавливались у каких-нибудь караульных постов?

— У некоторых останавливался. Никто не видел, чтобы она проезжала. Тогда я подумал, что она первым делом двинула к последнему караулу. Поэтому я не стал все объезжать, а прямым ходом туда.

— Может быть, она притворялась нездоровой?

— Никак нет.

— Постарайтесь припомнить, сержант.

— М-м... Нет, не такой она человек. Может, это мне тоже приходило в голову, не помню. Помню только, что подумал — не заблудилась ли на территории. Ночью у нас заблудиться очень даже просто.

— Вы не думали, что, может быть, у нее поломка?

— Я подумал об этом, мэм.

— Значит, когда вы увидели ее, это не было полной для вас неожиданностью?

— Может, и не было. — Он выудил из кармана пачку сигарет и спросил у меня: — Ничего, если курну?

— Валяйте. Только выдоха не делайте.

Он улыбнулся, прикурил сигарету, жадно затянулся несколько раз, извинившись перед мисс Санхилл за то, что портит воздух. Единственное, о чем я, быть может, не жалею, вспоминая прежнюю армию, — это дешевые, по двадцать пять центов, сигареты и сизоватый дымок, нависавший над любой точкой в расположении воинской части, кроме оружейных складов и хранилищ горючего.

Я подождал, пока Сент-Джон, «Святой Иоанн», примет свою дозу никотина, потом спросил:

— Когда вы объезжали базу, разыскивая ее, вам приходило в голову слово «насилие»?

Он кивнул.

— Я никогда не видел капитана Кемпбелл, — продолжил я. — Она была симпатичная?

Он глянул на Синтию, затем на меня и ответил:

— Очень симпатичная.

— Как говорят, приманка на свиданку?

На мою приманку он не клюнул, только сказал:

— Красивая была, это точно, но держала себя строго. Если бы кто вздумал положить на нее глаз, его бы в два счета вымели отсюда как миленького. Правильная женщина, все так говорили. Генеральская дочка.

Через несколько дней и недель Харолду предстояло переменить свое мнение. Но интересно другое: в глазах местного населения Энн Кемпбелл была настоящей леди.

Сержант добавил:

— Некоторые женщины — как медсестры... должны быть малость того... Как бы это сказать... Ну, вы понимаете...

Я чувствовал, как закипает Синтия. Будь я мужиком, а не слизняком в штанах, я бы сказал, что у нас в УРП бабы еще хуже. Но я был во Вьетнаме и знал, что незачем понапрасну испытывать судьбу.

— Почему вы не поехали на ближайший пост? У рядовой Роббинз был телефон...

— Не подумал об этом.

— И не подумали, что надо поставить охранять тело?

— Не подумал. Не в себе я был, правда.

— Что вообще побудило вас отлучиться из штаба и отправиться на поиски капитана Кемпбелл?

— Она долго не возвращалась, и я не знал, где она.

— Вы всегда следите за поведением старших по званию?

— Что вы, сэр! Но тут я чувствовал что-то неладное.

Ага, вот оно.

— Почему?

— М-м... она... как бы это сказать... вроде бы нервная была в тот вечер.

— Не могли бы вы подробнее описать ее поведение? — спросила Синтия.

— Конечно, мэм... Я и говорю, нервная была. Видать, ей было не по себе. Может, беспокоилась о чем, не знаю.

— Вам приходилось разговаривать с капитаном Кемпбелл до вчерашнего дежурства?

— Никак нет.

— Вы прежде видели ее в расположении части?

— Так точно, сэр. Несколько раз.

— А за пределами части?

— Нет, сэр.

— Тогда как же вы могли сравнить ее обычное поведение с поведением в тот вечер?

— Не мог, сэр. Но когда человек беспокоится, сразу видно, — ответил он и тут же добавил, словно его неожиданно осенило: — Строго себя держала, это точно, и работала вчера дай Бог каждому, но потом вдруг ни с того ни с сего вроде бы притихнет, задумается.

— Вы ей не сказали об этом?

— Я? Она бы мне голову свернула. — Он робко улыбнулся, показав следы двадцатилетних трудов армейских дантистов. — Извиняйте, мэм.

— Не стесняйтесь, сержант, — сказала мисс Санхилл с чарующей улыбкой, свидетельствующей о зубоврачебной гигиене и добросовестной работе частных дантистов.

Синтия верно сказала. Добрая половина этих старых вояк рта раскрыть не может, чтобы не выругаться, не щегольнуть блатным жаргоном и не подпустить какое-нибудь заграничное словечко, услышанное в скитаниях по американским военным базам на любой широте и долготе. В чести у них также соленые южные выражения, хотя родом иной из самой Аляски.

— Скажите, ей в тот вечер звонили? Или, может быть, она звонила? — спросила Синтия.

Молодец Синтия, хотя ответ на ее вопрос я уже знал.

— Сама она при мне не звонила. Может, когда я выходил, не знаю. А вот ей кто-то звякнул, она велела мне выйти.

— В котором часу был звонок?

— Аккурат минут за десять как ей уехать.

— Вы подслушивали разговор? — спросил я.

Он энергично покачал головой.

— Хорошо. Скажите, как близко вы подошли к телу? — спросил я.

— Как близко? М-м... фута три-четыре.

— Не понимаю, как вы определили, что она мертва.

— Э-э... Я просто подумал, что она того... Глаза у ней были открытые... Я позвал ее...

— Вы были вооружены?

— Никак нет.

— Разве по инструкции не положено на дежурстве иметь при себе оружие?

— Забыл, видать, захватить.

— Итак, вы увидели тело, подошли на расстояние трех-четырех футов, решили, что она мертва, и дали деру?

— Угу... Видать, должен был поближе подойти, да?

— Сержант, у ваших ног лежит раздетая женщина, знакомый вам офицер, и вы даже не нагнулись, чтобы узнать, что с ней? Мертвая она или живая.

Синтия толкнула меня под столом ногой.

Плох тот следователь, который становится судьей. Пора было оставить свидетеля с хорошим следователем. Я поднялся:

— Вы тут без меня. Я скоро вернусь.

Я пошел в камеру, где содержалась рядовой первого класса Роббинз, открыл незапертую дверь. Она босая лежала на койке и читала листок, который каждую неделю выпускала служба информации и печати части. Газетчики старательно стряпали хорошие новости, и я подумал, какой санобработке они подвергнут изнасилование и убийство дочери начальника базы.

Когда я вошел, Роббинз посмотрела на меня, отложила газету, села, прислонясь к стене.

— Доброе утро, — сказал я. — Я мистер Бреннер из УРП. Мне бы хотелось задать вам несколько вопросов относительно минувшей ночи.

Она оглядела меня с ног до головы и возвестила:

— На карточке у вас написано «Уайт».

— Это девичья фамилия моей двоюродной тетушки, — пояснил я, усаживаясь на пластиковый стул. — Вы не являетесь подозреваемой...

Я повторил положенную формулу. Она выслушала меня с полнейшим равнодушием.

Задавая для разбега второстепенные, околичные вопросы, я внимательно изучал рядового Роббинз. Было ей лет двадцать, стриженые русые волосы, опрятная на вид, на редкость живые глаза, если учесть, какими были ночь и утро, — в общем, миловидная девчушка. У нее был низкий голос и южный акцент, и корни ее социально-экономического статуса до того, как она приняла присягу, находились там же. Теперь она была равноправный рядовой первого класса, смотрела сверху вниз на новобранцев и, судя по всему, ожидала повышения.

Наконец я подобрался к первому значащему вопросу:

— Вы видели капитана Кемпбелл в тот вечер?

— Она прибыла в наше караульное помещение около двадцати двух часов, разговаривала со старшим офицером.

— И вы узнали ее?

— Кто же не знает капитана Кемпбелл?

— После этого вы ее видели?

— Нет.

— Она не приезжала на ваш пост?

— Нет.

— Когда вы заступили на пост у склада боеприпасов?

— В час ноль-ноль. Смениться должна была в пять тридцать.

— Кто-нибудь еще проезжал ваш пост в промежутке между заступлением на дежурство и тем моментом, когда за вами приехал военный полицейский?

— Нет, не проезжал.

— Не слышали ли вы что-нибудь необычное?

— Да.

— Что именно?

— Филин ухал. Это не к добру. В этих местах они редко попадаются.

— Понятно.

«Эй, Синтия, берегись, нас ждут большие перемены», — сказал я себе.

— И может быть, видели что-нибудь необычное?

— Видела свет от фар.

— Каких фар?

— Думаю, фар джипа, на котором она ехала.

— В котором часу это было?

— В два семнадцать.

— Опишите подробнее, что вы видели.

— Я и говорю, видела свет фар. Машина остановилась в полумиле, потом фары выключили.

— Выключили сразу же после остановки или немного погодя?

— Сразу же после остановки. Свет качался, потом остановился и погас.

— И что вы подумали?

— Подумала, кто-то едет в моем направлении.

— Но свет остановился.

— Ага. Это было непонятно.

— Вы не догадались доложить начальству?

— Еще бы, конечно, догадалась. Позвонила по мобильному.

— Кому позвонили?

— Сержанту Хейзу. В мою смену дежурил.

— И что он сказал?

— Что красть на складе боеприпасов нечего. Можно только обчистить мой пост.

— Что вы ему ответили?

— Сказала, что-то тут не в порядке.

— А он?

— Сказал, в том месте есть сортир. Кому-нибудь понадобилось. Добавил, что какой-нибудь офицер разъезжает, посоветовал смотреть в оба. — Поколебавшись, она добавила: — Сказал, что в летние ночи народ там трахается. Это его слова.

— Само собой разумеется.

— Не люблю, когда ругаются.

— Я тоже.

Я смотрел на молодую женщину. Естественную, прямую, искреннюю — лучшего свидетеля трудно желать. К тому же наделенную даром наблюдательности, врожденным или благоприобретенным. Но очевидно, я не принадлежал к тому типу людей, которых она знала и понимала. Она охотно отвечала на мои вопросы, но от себя ничего не говорила.

— Послушайте, рядовой, вы знаете, что случилось с капитаном Кемпбелл?

Она кивнула.

— Мне дали задание найти убийцу.

— Говорят, что ее вдобавок изнасиловали.

— Вероятно... Поэтому мне нужно, чтобы вы были откровенны со мной. Рассказали бы то, о чем я не спрашиваю... Может, поделитесь своими впечатлениями, чувствами.

На ее лице показались признаки волнения, Роббинз закусила нижнюю губу, из правого глаза выкатилась слезинка.

— Я... Мне надо было пойти посмотреть, что там такое... Я могла предотвратить... Этот глупый сержант Хейз...

Она беззвучно заплакала, а я уставился на свои башмаки, потом сказал:

— Вы были обязаны оставаться на посту, пока не сменят. Вы выполняли приказ.

Роббинз немного успокоилась и сказала:

— Да, но любой хоть с капелькой здравого смысла и с оружием пошел бы посмотреть, что там происходит. И еще: фары выключили, а я стою как дурочка. И второй раз звонить в караулку побоялась. Через некоторое время увидела свет других фар. Машина остановилась, но немного погодя быстро развернулась и помчалась по дороге. Тогда я поняла: что-то случилось.

— Когда это было?

— В четыре двадцать пять.

Это совпадало со временем, когда Сент-Джон, по его словам, обнаружил тело.

— А между двумя семнадцатью и четырьмя двадцатью пятью других фар не видели?

— Не видела. Это уж потом появились другие, примерно в пять часов. Это был военный полицейский, тот, который обнаружил тело. А через пятнадцать минут приехал еще один — он-то и рассказал, что случилось.

— На таком расстоянии машины слышно?

— Нет.

— И стук дверцы тоже?

— Можно услышать, если ветер в мою сторону. Но я была против ветра.

— Вы охотитесь?

— Охочусь.

— Кого стреляете?

— Опоссумов, кроликов, белок.

— И птиц тоже?

— Не-а. Птицы мне нравятся.

Я встал.

— Благодарю, вы мне очень помогли.

— Вот уж не думаю.

— Зато я думаю. — Я пошел к двери, но обернулся. — Если я отпущу вас отсюда, обещаете, что никому ничего не расскажете?

— Я не знаю, кому я должна обещать.

— Офицеру армии Соединенных Штатов Америки.

— У вас сержантские нашивки, и я не знаю вашего настоящего имени.

— Где вы живете?

— Округ Ли, штат Алабама.

— Предоставляю вам недельный административный отпуск. Оставьте у командира свой телефон.

Я вернулся в помещение для допросов. Синтия сидела там одна, опустив голову на руки — то ли думала, то ли читала свои записи.

Мы обменялись мнениями и пришли к выводу, что убийство было совершено между двумя семнадцатью и четырьмя двадцатью пятью. Мы оба сошлись на том, что убийца — или убийцы? — приехал в джипе вместе с Энн Кемпбелл или был уже на месте преступления. Если убийца приехал в собственной машине, то заранее выключил фары или остановился на значительном расстоянии от склада боеприпасов, где стояла на посту рядовой Роббинз. Я склонялся к мысли, что Энн Кемпбелл подобрала его — или их — в условленном месте и привезла туда, где потом произошло убийство, но не исключал вероятности предварительной договоренности встретиться именно там. Случайная, оказавшаяся роковой встреча представлялась менее вероятной: если бы на Энн Кемпбелл неожиданно напали, то между остановкой машины и выключением фар прошло бы хоть несколько минут.

— Если это была условленная встреча, почему она ехала с зажженными фарами? — размышляла вслух Синтия.

— Чтобы не привлекать лишнего внимания. Да, она имела право объехать посты, но могла наткнуться на патрульную полицейскую машину, и ее спросили бы, почему капитан Кемпбелл разъезжает по территории военного городка с погашенными фарами.

— Похоже... Она наверняка знала, что рядовой Роббинз заметила ее машину. Почему бы ей было не подъехать к складу боеприпасов, поговорить с Роббинз, а уж потом ехать на свидание?

— Хороший вопрос.

— И вообще, какой смысл назначать свидание в полумиле от поста? В ее распоряжении было сто тысяч акров запретной зоны.

— Верно. Но там недалеко есть уборные с проточной водой, и Роббинз передала слова своего сержанта, что народ по ночам любит там потрахаться. Предположительно потому, что потом есть где подмыться.

— И все-таки я допускаю, что на нее напал какой-то ненормальный, который не знал, что неподалеку охраняемый объект.

— Пока видимые свидетельства это не подтверждают.

— А зачем затевать что-либо в ту ночь, когда дежуришь?

— Для остроты ощущений. Наша пострадавшая любила откалывать сексуальные номера.

— Но она честно исполняла свой воинский долг. Все остальное — в ее другой жизни.

— Вот именно, в другой... Как ты думаешь, Сент-Джон ничего не скрывает?

— Много, конечно, о постороннем распространялся, но, в сущности, рассказал все, что знает. А как Роббинз?

— От нее я узнал больше, чем она сама знает. Между прочим, недурна собой, свеженькая деревенская девчушка из Алабамы.

— Рядовой первого класса? Она тебе в правнучки годится.

— И наверное, целочка.

— Значит, бегает быстрее парней.

— Что-то мы не в настроении...

Синтия потерла виски.

— Прости, но от твоих шуточек...

— Может, тебе перекусить, а я тем временем позвоню Карлу Густаву? Если узнает о происшествии от кого-то еще, велит меня расстрелять.

— Хорошо. — Синтия поднялась. — Держи меня в курсе, Пол.

— Это зависит от герра Хеллмана.

Она ткнула пальцем мне в живот.

— От тебя зависит, от тебя. Скажи своему герру, что я тебе нужна.

— А если не нужна?

— Нужна, нужна.

Я проводил Синтию до «мустанга». Когда она села за руль, я сказал:

— Знаете, мисс, мне доставило большое удовольствие работать с вами последние шесть часов двадцать две минуты.

— Благодарю. — Она улыбнулась. — Мне и самой из всего срока доставили удовольствие минут четырнадцать... Где и когда мы встретимся?

— Здесь, в четырнадцать ноль-ноль.

Красный «мустанг» рванул со стоянки и пропал в веренице машин.

Я вернулся в здание, отыскал отведенный мне кабинет. Кент посадил меня в комнату без окон, с двумя столами, с двумя стульями, полкой для папок и достаточной площадью, чтобы поставить еще мусорную корзину.

Я сел за стол и перелистал найденную адресную книгу в твердом кожаном переплете. Потом отбросил ее и задумался — не над самим происшествием, а над его внутренней механикой, над отношениями между людьми, с ним связанными, над тем, как мне самому не попасть в сеть интриг вокруг него. И уж потом начал перебирать обстоятельства дела.

Перед тем как звонить Хеллману, надо привести в порядок факты, а версии и собственные мнения держать при себе.

Карл привык иметь дело с фактами и принимает в расчет личные оценки только в том случае, если их можно использовать против подозреваемого. Мой начальник — отнюдь не политическое животное, подспудные проблемы убийства его интересовать не будут. В административной области он исходит из того, что его сотрудники должны работать вместе, если он так прикажет. В прошлом году в Брюсселе я попросил его не посылать меня на то дело или на тот континент, где работает мисс Санхилл. Я мотивировал свою просьбу тем, что у нас не складываются личные отношения. Он не понял, о чем я говорю, но твердо пообещал, что, возможно, выкроит минутку для решения, обдумывать мою просьбу или нет.

Я снял телефонную трубку и набрал номер в Фоллз-Черч, заранее предвкушая удовольствие испортить начальнику день.

Глава 8

«Оберфюрер» оказался на месте, и секретарь-машинистка Дайан соединила меня с ним.

— Привет, Карл!

— Привет, Пол, — ответил он с легким немецким акцентом.

Отбросив любезности, я рванул с места в карьер:

— У нас здесь убийство.

— Та-ак...

— Убита дочь генерала Кемпбелла, капитан Энн Кемпбелл.

Он молчал, переваривая известие.

— Может быть, изнасилована, но наверняка подверглась сексуальным издевательствам, — продолжал я.

— В расположении части?

— Да, на одном из стрельбищ.

— Когда?

— Сегодня ночью, между двумя семнадцатью и четырьмя двадцатью пятью.

На этом информация относительно «кто?», «где?», «когда?» завершилась. Оставался трудный вопрос: «Почему?»

— Мотивы преступления?

— Неизвестны.

— Подозреваемые есть?

— Нет.

— При каких обстоятельствах?

— Потерпевшая была старшим дежурным офицером в штабе. Поехала проверять караулы... — Затем я сообщил ему кое-какие подробности, сказав, что следствие я начал благодаря настоянию полковника Кента, что встретил здесь мисс Санхилл, и мы вместе с ней осмотрели место преступления и городское жилище жертвы. Я не упомянул «комнату отдыха» в цокольном этаже, зная, что разговор могут подслушать и записать на пленку. Строго говоря, мой доклад не содержал секретной информации. А так — зачем ставить старика в неловкое положение.

Выслушав, он помолчал, потом сказал:

— Как только тело уберут, поезжайте туда вместе с мисс Санхилл и привяжите ее к земле в такое же положение и теми же самыми палаточными кольями. Непонятно, почему молодая здоровая женщина не смогла сама выдернуть колья.

— Объясняю. Колья были вбиты с наклоном в противоположную сторону, у потерпевшей не было опоры, и кто-то накинул ей на горло шнур. Я думаю... мне представляется, что все это начиналось как игра...

— Может быть, так, а может быть, иначе. В какой-то момент она должна была понять, что игра кончилась. По опыту прежних лет нам известно, какой сильной становится женщина, когда ей угрожает смертельная опасность. Не исключено, что потерпевшую накачали наркотиками или депрессантами. Проследи, чтобы токсикологи внимательнее все проверили. Тем временем вы с мисс Санхилл попытайтесь воспроизвести ход преступления от начала до конца.

— Ты хочешь, чтобы мы имитировали преступление. Правильно я тебя понял?

— Правильно. В качестве следственного эксперимента не вздумай насиловать и душить нашу подругу.

— Ты делаешься мягкосердечным, Карл... Хорошо, я передам мисс Санхилл твое предложение.

— Какое предложение? Это приказ, ясно? Расскажи-ка поподробнее, что вы нашли в доме капитана Кемпбелл.

Я рассказал. Он никак не реагировал на то, что я не известил местные власти. Потом я спросил:

— Для протокола, Карл. У тебя не будет проблем из-за того, что я вломился в частный дом и изъял часть имущества?

— Отвечаю для протокола. Ты известил ближайших родственников жертвы. Они согласились с такой линией поведения, больше того, сами предложили ее. Пол, когда ты научишься сам прикрывать свою задницу? Меня ведь может не оказаться поблизости. А теперь даю тебе пять секунд пофантазировать, как ты меня приканчиваешь.

Мне представилась восхитительная картина: я хватаю Карла за горло, у него вываливается изо рта язык, глаза вылезают из орбит...

— Готов?

— Еще секундочку. — ...Кожа делается синюшной... — Готов.

— Прекрасно. Тебе нужна помощь со стороны ФБР?

— Обойдусь.

— Тебе нужен еще один следователь? Могу прислать отсюда или назначить кого-нибудь из наших в Хадли.

— Давай лучше переиграем. Может, мне не браться за это дело?

— Почему?

— Я еще другое не закончил.

— Так завершай.

— Карл, ты понимаешь, что это убийство — деликатная штука, очень деликатная?

— Ты был лично связан с потерпевшей?

— Ну нет!

— В таком случае я жду твой предварительный доклад по факсу к семнадцати ноль-ноль. Дайан присвоит делу номер. Что-нибудь еще?

— Да, касательно СМИ... Официальное заявление министерства сухопутных войск, министерства юстиции, службы Главного военного прокурора. Будет также личное заявление генерала Кемпбелла и его супруги...

— Не твоя забота. Занимайся расследованием — и точка.

— Именно это я хотел от тебя услышать.

— Теперь услышал. Что-нибудь еще? — спросил Карл.

— Да. Я не хочу, чтобы мисс Санхилл занималась этим делом.

— Я ее не назначал. Кстати, кто распорядился насчет нее?

— Никто. Просто мы оба оказались на этой базе. Мы здесь ни с кем не связаны, ни с людьми, ни с начальством. Кент попросил нас обоих помочь ему, пока ты не назначил официальную группу.

— Считай, что ты назначен официально. Что ты имеешь против нее?

— Мы не любим друг друга.

— Но вы вместе никогда не работали. На чем основана твоя неприязнь?

— Между нами не сложились личные отношения. И я не знаю ее как специалиста.

— Вполне компетентный специалист.

— Но у нее нет опыта раскрытия убийств! — возразил я.

— А у тебя мало опыта по части изнасилований. Нам предстоит расследовать убийство и изнасилование. Таким образом, вы составите хорошую рабочую пару.

— Карл, мне казалось, что мы уже решили эту проблему. Ты обещал не сводить нас в одном месте и в одно время.

— Я не давал такого обещания. На первом месте должны быть интересы армии.

— Прелестно. В интересах армии дать ей новое задание. Здешнее она выполнила.

— Знаю. У меня на столе ее отчет.

— Вот как?

— Не клади минутку трубку.

Минутка растянулась.

Карл — личность вообще толстокожая, но сегодня он был особенно немногословен: так он показывал, что полностью верит в мою способность выполнить любое задание. А как приятно, когда попадаешь в переделку, услышать пару сочувственных слов: «Да, Пол, дельце трудное, деликатное, тут и погореть недолго. Но ты можешь на меня рассчитывать. Мы своих в обиду не дадим». И еще о погибшей и ее близких: «Да-да, это трагедия, настоящая трагедия. Такая молодая, красивая, умная женщина. Родители, должно быть, убиты горем. Еще бы, потерять дочь...» Я к тому клоню, чтобы ты стал человечным человеком, Карл.

— Пол?

— Да-да, я слушаю.

— Это мисс Санхилл звонила.

Мне приходила в голову такая мысль.

— Как? Через мою голову?..

— Я, конечно, сделал ей выговор.

— Правильно сделал. Теперь ты видишь, почему я не...

— Я сказал, что ты не хочешь работать с ней. Она утверждает, что с твоей стороны это дискриминация по признакам пола, возраста и вероисповедания.

— Что?! Да я понятия не имею, какого она вероисповедания.

— На ее медальоне это указано.

— Ты смеешься, Карл?

— Это серьезное обвинение.

— Карл, повторяю: это у нас на личной почве. Не ладим мы с ней.

— В Брюсселе вы отлично ладили. По крайней мере мне так доносили.

Пошел ты...

— Карл, ты хочешь, чтобы я все тебе объяснил?

— Мне уже объяснял один такой в Брюсселе год назад и мисс Санхилл минуту назад. Мои сотрудники должны вести себя пристойно в личной жизни. Я не требую от них обета безбрачия, но настаиваю, чтобы они сохранили благоразумие и не позорили себя и армию.

— Я никогда не позорил армию!

— Если бы жених мисс Санхилл пустил тебе пулю в лоб, разбираться во всей заварушке пришлось бы мне.

— Последним желанием перед тем, как моим мозгам разлететься на куски, у меня было бы: только не это!

— То-то. Ты на службе, и изволь установить нормальные служебные отношения с мисс Санхилл. Все, дискуссия окончена.

— Слушаюсь, сэр, — отчеканил я и добавил: — А она замужем?

— Тебе-то какая разница?

— Личные соображения, сэр.

— Никакой личной жизни до завершения этого дела. Что-нибудь еще?

— Ты сказал нашей подруге о предполагаемом эксперименте?

— Сам скажешь.

Карл Густав повесил трубку, а я сидел и размышлял над тем, как мне поступить. Вариантов вроде бы множество, но все они сводились к двум: уволиться или продолжать тянуть лямку. Свои двадцать лет я отслужил, могу подать рапорт об отставке, выйти на волю с половинным жалованьем и начать наконец жить.

Существует множество способов завершить армейскую карьеру. Большинство мужчин и женщин добиваются на последний год-полтора спокойного назначения и по истечении срока пропадают в безвестности. Многие, особенно из старшего офицерского состава, ждут очередного звания, пока их не попросят потихоньку выйти на пенсию. Некоторые счастливчики выходят в отставку в сиянии славы. Есть, наконец, кто совершает последний рывок к славе и сгорает в ее пламенных лучах. Главное — выбрать удобный момент.

Я знал, что, если сейчас выйду из игры, сегодняшнее происшествие будет преследовать меня до могилы. Я уже клюнул на это дело и не представляю, что бы я делал и говорил, если бы Карл попытался отстранить меня от него. Но Карл — упрямый сукин сын, у него развит дух противоречия. Когда я говорил, что не хочу заниматься этим делом, я получил его, и когда я говорил, что не хочу работать с Синтией, я получил ее. Не такой уж он, Карл, умный, как воображает.

На столе в моем новом кабинете уже лежали личное дело и медицинская карта капитана Энн Кемпбелл. Личные дела охватывают все годы пребывания военнослужащего в рядах вооруженных сил и бывают содержательны и интересны. Если идти по хронологии, то двенадцать лет назад Энн Кемпбелл поступила в военную академию Уэст-Пойнта, окончила в первой десятке своего курса, использовала традиционный выпускной месячный отпуск и по личной просьбе была направлена в офицерское военно-разведывательное училище в Форт-Уачука, штат Аризона. Потом она поступила в аспирантуру Джорджтаунского университета, где и получила степень магистра психологии. Следующий ее шаг — выбор того, что мы называем специализацией, в данном случае это была психологическая война. Энн прошла соответствующее обучение в Учебном центре войск специального назначения имени Джона Ф. Кеннеди в Форт-Брэгге, затем там же была назначена в четвертую группу по проведению психологических операций. Оттуда ее перевели в Германию, затем снова в Форт-Брэгг. Потом был Персидский залив, Пентагон и, наконец, Форт-Хадли.

Оценки службы капитана Кемпбелл были исключительно высокие, но я и не ожидал ничего другого. Результаты ее армейских тестов выявляли такой коэффициент умственного развития, благодаря которому она попадала в категорию гениев, составляющих два процента от общего населения страны. Но сколько же этих двухпроцентников прошло передо мной в качестве подозреваемых, и в основном по делам об убийстве! Так называемые гении раздражительны, нетерпимы к другим людям, думают, что не обязаны подчиняться общепринятым нормам поведения, как все остальное человечество. Среди них много психопатов и людей, находящихся в непримиримом разладе с обществом и самими собой, и все они глубоко несчастны. Они мнят себя одновременно и прокурором, и судьей, и палачом — именно в этом качестве они и попадают ко мне в руки.

Сегодня передо мной была не подозреваемая, а жертва — из тех самых двухпроцентников, хотя это обстоятельство могло не иметь никакого отношения к делу. Но чутье подсказывало мне, что Энн Кемпбелл сама была в чем-то виновата еше до того, как стала жертвой.

Я раскрыл медицинскую карту Энн Кемпбелл и сразу заглянул в конец, где обычно записывают данные о психологических особенностях пациента. Там я нашел результаты осмотра, которые требовались для поступления в Уэст-Пойнт. Психиатр писал: «Очень целеустремленная, энергичная личность с высокой степенью приспособляемости. После двухчасового собеседования и изучения результатов тестирования я не обнаружил в ее характере никаких авторитарных черточек, отклонений в восприятии окружающего мира, нарушений умственного и душевного состояния, физиологических и сексуальных нарушений».

Далее в заключении медика говорилось, что не существует явных психологических проблем, которые могли бы помешать Энн Кемпбелл пройти курс Военной академии США и выполнять предъявляемые там требования. Энн Кемпбелл была нормальной восемнадцатилетней американской девушкой — что бы это ни значило в последней четверти XX века. Все прекрасно, все замечательно. Листая дальше, я наткнулся на запись, относящуюся, судя по дате, к осеннему семестру третьего года обучения. Кадету Кемпбелл предписывалось явиться к психиатру академии, хотя кто дал предписание и по какому поводу, не указывалось. Некий доктор Уэллс отметил в своем заключении: "Кадету Кемпбелл было рекомендовано пройти полный медицинский осмотр и в случае необходимости соответствующий курс лечения. Кадет Кемпбелл утверждает: «Со мной все в порядке» — и неохотно отвечает на вопросы, хотя у меня нет особых оснований доложить ее командиру о ее непослушании. В ходе четырех собеседований, каждое из которых продолжалось около двух часов, она неоднократно заявляла, что просто устала от физической и академической перегрузки, беспокоится за свои занятия и оценки и вообще переработала. Это обычные жалобы со стороны кадетов — первокурсников и второкурсников, но я редко наблюдал такое умственное и физическое напряжение у учащихся третьего курса. Я осведомился, не существует ли каких-нибудь других причин ее напряженности и чувства беспокойства; может быть, влюбленность или неурядицы дома. Она заверила меня, что дома у нее все в порядке и у нее нет никакого интереса к молодым людям ни в стенах академии, ни вне ее. Приходится констатировать, что пациент — молодая женщина с ослабленным здоровьем, чрезвычайно рассеянная и встревоженная, находящаяся в глубокой депрессии. В ходе собеседований она неоднократно принималась плакать, хотя каждый раз брала себя в руки и просила извинения.

Временами казалось, что она готова сказать нечто большее, выходящее за пределы обычных жалоб со стороны кадетов, но всегда снова замыкалась, уходила в себя. Тем не менее однажды она сказала: «Не имеет значения, посещаю я занятия или нет, вообще не имеет значения, что я здесь делаю, меня все равно выпустят, даже с отличием». Я, естественно, спросил, не потому ли она так думает, что она — дочь генерала Кемпбелла. Она ответила: «Нет, меня в любом случае выпустят из академии, потому что я оказала им услугу». Когда я спросил, что она имеет в виду и кто эти «они», она коротко ответила: «Старики». Дальнейшие расспросы не принесли результатов.

Я считаю, что мы приблизились к верной оценке состояния пациента, однако окончательное освидетельствование, на котором настаивал ее непосредственный начальник, было отменено без объяснения причин высшим руководством, но мне неизвестно, кем именно.

Я считаю, что кадет Кемпбелл остро нуждается в освидетельствовании и курсе терапии — добровольном или принудительном. Если этого окажется недостаточно, рекомендую созвать консилиум для решения вопроса об отчислении кадета Кемпбелл из академии по состоянию психического здоровья".

Я внимательно проштудировал это заключение, удивляясь, каким образом здоровая восемнадцатилетняя девица с высокой степенью приспособляемости превратилась в двадцатилетнюю особу, страдавшую глубокой депрессией. Конечно, строгости Уэст-Пойнта могут кое-что объяснить, но доктор Уэллс не довольствовался этим объяснением. Я тоже.

Я снова стал листать медицинскую карту, чтобы, отталкиваясь от какой-нибудь ранней даты, прочитать насквозь историю болезни Энн Кемпбелл. Вдруг на глаза мне попался посторонний листок, на котором от руки было написано: «Тот, кто сражается с чудовищем, должен остерегаться, как бы в пылу сражений самому не превратиться в чудовище. Когда слишком долго вглядываешься в бездну, бездна тоже посмотрит тебе в глаза. Ницше».

Я не знаю, как цитата из Ницше попала в медицинскую карту офицера — специалиста по психологической войне, но она была там вполне уместна, как и в досье военного следователя.

Глава 9

Теперь у меня не было необходимости и желания оставаться сержантом Франклином Уайтом, тем более что сержант Уайт должен был козырять каждому курносому лейтенанту-молокососу. Поэтому я прошел полмили пешком до подготовительного пехотного отряда, где стоял мой пикап, и поехал в Сосновый Шепот, чтобы переодеться в штатское.

Подъехав к оружейному складу, я заметил, что машины сержанта Элкинса нет на месте. Меня охватило беспокойство. А если сержант Элкинс хочет завершить за моей спиной сделку и раствориться в неведомой голубой дали, предоставив мне приятную возможность объяснять, каким образом несколько сотен «М-16» и гранатометов попали в руки колумбийских бандитов?

Но прежде прочего — главное дело. Я выехал из военного городка на автостраду. Ехать до Соснового Шепота минут двадцать. За это время я восстановил в памяти события прошедшего утра, начиная с того момента, когда в арсенале раздался телефонный звонок. Сделал я это потому, что хозяин, у которого я служу — вооруженные силы США, — до смерти любит хронологию и факты. Но при расследовании убийства не суть важно, что ты увидел и когда, потому что преступление совершено до того. Есть своего рода мир призраков, который сосуществует с миром реальных событий, и нужно войти в сношение с этим миром посредством того, что является сыщицким эквивалентом спиритического сеанса. У сыщиков нет магического кристалла, хотя я лично не возражал бы иметь подобную штуковину, но ты все равно должен, прочистив мозги, вслушиваться в невысказанное и вглядываться в несуществующее.

Однако ближе к делу. Карл потребовал от меня письменный доклад, поэтому я набросал в уме такой вариант: «В дополнение к нашему телефонному разговору сообщаю, что дочь генерала была шлюхой, но какой восхитительной шлюхой! Не могу выкинуть ее из головы. Если бы я был от нее без ума и узнал, что она трахается направо и налево, я бы ее, сучку, сам придушил. Но я найду подонка, который это сделал, и подведу его под расстрельную статью. Благодарю за задание. Бреннер».

Конечно, потрудиться придется, но, по-моему, важно сказать себе, как ты относишься к содеянному. Все остальные будут врать, изворачиваться, вставать в позу, прикидываться овечками.

Потом я начал думать о Синтии. По правде говоря, я не мог выкинуть эту бабу из головы. Постоянно видел ее лицо и слышал ее голос, скучал по ней. Говорят, что это верные признаки сильной привязанности, может быть, сексуального наваждения и даже — Боже упаси! — любви. Все это причиняло лишнее беспокойство — я не был готов к такому обороту и не знал, как Синтия сейчас ко мне относится. Вдобавок это убийство. Когда у тебя на руках такое серьезное дело, приходится отдавать ему все, что у тебя есть, а если у тебя мало что есть, надо собрать всю свою душевную энергию, которую ты приберегал для других дел. В итоге у тебя ничего не останется и такие люди, как Синтия, молодые, полные энтузиазма, готовые исполнить свой долг, считают тебя бесчувственным грубым циником. Я, разумеется, отрицаю это. Я тоже способен чувствовать, тепло относиться к людям и любить. Разве прошлый год в Брюсселе это не доказал? Доказал. Но посмотрите, что со мной сделалось. Так или иначе убийство — как женщина, оно требует от тебя полной отдачи.

Подъезжая к трейлерному парку в Сосновом Шепоте, я увидел впереди слева группу рабочих, ремонтирующих дорожное покрытие, и вспомнил, как двадцать пять лет назад мне довелось в первый раз наблюдать в Джорджии кандальную команду. Теперь уж, наверное, таких не встретишь. Но я как сейчас вижу грязных согнувшихся заключенных, скованных цепями на лодыжках, и охранников в рыжевато-коричневой форме, с винтовками и автоматами в руках. Я не верил своим глазам. Пол Бреннер, недавний обитатель южного Бостона, не мог представить, что в Америке людей можно заковать в кандалы и погонять как скот. Внутри у меня все перевернулось, словно мне двинули под дых.

Но прежнего Пола Бреннера больше нет. Мир помягчел, а я погрубел, и где-то посередине, год или два назад, мир и я пребывали в полной гармонии, но потом наши пути разошлись снова. Быть может, проблема в том, что мой мир слишком быстро меняется: сегодня Джорджия, в прошлом году Брюссель, на следующей неделе тихоокеанский Паго-Паго.

Мне нужно пожить на одном месте подольше и побыть с женщиной не ночь, не неделю и не месяц.

Я проехал между двумя голыми соснами, к которым был прибит раскрашенный лист фанеры с полустершейся надписью «Сосновый Шепот», остановил машину около передвижного дома владельца парка и пошел к своему алюминиевому жилищу. Мне ближе бледное южное захолустье с деревянными хибарами, плетеными креслами-качалками и кувшином кукурузного самогона на крыльце.

Я обошел свой трейлер, посмотрел, нет ли взломанных окон, следов на земле и других примет пребывания здесь незваных гостей. Затем я проверил, на месте ли тонкая клейкая нитка, которую я наклеил поперек входной двери и косяка. Нет, я не насмотрелся фильмов, где детектив входит в свой дом и получает удар дубинки по голове, просто я пять лет прослужил в пехоте, включая год во Вьетнаме, и десять лет гонялся по Европе и Азии за наркокурьерами, контрабандистами оружием и обыкновенными убийцами и знаю, почему я еще живой и как остаться живым. Другими словами, если не шевелить мозгами, органы чувств перестают действовать.

Входя в трейлер, я оставил дверь открытой, чтобы окончательно убедиться, что внутри никого нет. Никого не было, и все было на месте.

Первым делом я пошел во вторую спальню. Эту каморку я использовал как кабинет, где хранились пистолеты, записи, отчеты, шифровальные блокноты и прочие орудия моего ремесла. Дверь была заперта на задвижку с висячим замком, чтобы никто, включая владельца парка, не смог сюда войти. Ходовые бороздки раздвижного окошка были промазаны эпоксидным клеем.

Я снял замок и вошел. Мебель в спаленке идет в комплекте с трейлером, но я дополнительно выписал у хозяйственника с базы походный стол со стулом. На столе мигал глазок автоответчика. Я надавил кнопку «пуск», и записанный на пленку гнусавый голос произнес: «Передавайте свое сообщение». Через две секунды другой голос сказал: «Мистер Бреннер, говорит полковник Фаулер, адъютант начальника базы. Генерал Кемпбелл хочет вас видеть. Он ждет вас у себя дома».

Немногословен он, полковник Фаулер.

Единственное, что я понял из звонка, — полковник Кент наконец-то известил родителей погибшей, сообщив, что следствие ведет этот парень из Фоллз-Черч, Бреннер, и дал Фаулеру номер моего телефона. Премного благодарен, Кент.

Поскольку в настоящий момент я не мог тратить время на генерала и миссис Кемпбелл, то стер сообщение с кассеты и из памяти.

Из платяного шкафчика я достал свой девятимиллиметровый «глок» с кобурой, вышел и навесил замок.

В основной спальне я переоделся, приладил под мышкой кобуру с пистолетом, в кухне хлебнул холодного пива и вышел из трейлера. Пикап я оставил на месте, а сам сел в свой «блейзер». Теперь я был готов заняться расследованием изнасилования и убийства, хотя по ходу дела надо было выкроить часик и соснуть.

По дороге я еще несколько раз хлебнул пива. В штате Джорджия существует закон относительно открытых емкостей для алкогольных напитков. Местные утверждают, что закон этот велит опорожнить банку или бутылку, а уж потом выкидывать в окошко.

Я сделал немалый крюк, чтобы попасть в жалкий, застроенный деревенскими домами пригород Индиана-Спрингс. Индейцев здесь не было, зато полно ковбоев, если судить по многочисленным дорожно-транспортным средствам повышенной мощности. Я подъехал к скромному домику и несколько раз просигналил, вместо того чтобы вылезать из машины и дергать дурацкий колокольчик — здесь так принято. На пороге появилась толстуха, увидев меня, помахала рукой и скрылась в доме. Через несколько минут из дверей вывалился сержант Далберт Элкинс. Ночное дежурство тем хорошо, что весь следующий день ты свободен. Элкинс явно расслаблялся: на нем были шорты, футболка и сандалии, в каждой руке по банке пива.

— Садись в машину, — сказал я. — Надо повидать одного парня на базе.

— О черт...

— Давай-давай, я привезу тебя назад.

— Уеду ненадолго! — крикнул он в раскрытую дверь, забрался на пассажирское место и дал мне одну банку.

Я взял пиво и выехал на дорогу. У сержанта Элкинса было ко мне четыре вопроса: «Где ты раздобыл этот „блейзер“?», «Откуда у тебя этот костюмчик?», «Как твоя телка?», «Кого мы должны повидать?»

Я ответил, что «блейзер» позаимствовал у знакомых, костюмчик — из Гонконга, телка у меня — первый класс, а повидать мы должны одного мужика, он за решеткой.

— За решеткой?!

— Ну да. Фараоны заперли его у себя в камере. Хороший мужик. Надо повидаться, а то отправят его в тюрьму...

— За что же его взяли?

— Самоволка. Я должен перегнать его машину к нему домой. Его старуха на девятом месяце, и ей нужны колеса. Они недалеко от тебя живут. Ты за мной поедешь, в «блейзере».

Сержант Элкинс кивал, как будто ему такие истории не впервой, потом сказал:

— Слушай, расскажи лучше о своей мочалке, а?

Мне хотелось сделать ему приятное. Я пошел травить:

— Прихожу я, значит, к ней, а у самого уже стоит, как бутылка с бурбоном. Взял я ее, дурочку, за уши и на себя насадил. Да еще по темечку шлепнул, чтоб поглубже села. А она, значит, визжит, вертится на моем стебле туда-сюда, туда-сюда, как дверь в сортире хлопает, когда ветер.

Элкинс заревел от восторга. И точно, байка была хороша. Ни за что не подумаешь, что я из южного Бостона. Ей-богу, неплохо.

Так мы и ехали, болтая о том о сем и попивая пиво. На подъезде к базе мы поставили банки с пивом на пол, чтоб фараоны не придрались, а потом и вовсе спрятали их под сиденье. Я лихо подкатил к Управлению военной полиции и потопал внутрь. Постовой встал мне навстречу, но я сунул ему под нос свое удостоверение. Сержант Элкинс либо не заметил, либо ничего не понял. Мы оба прошли длинным коридором к камерам. Я увидел одну, пустую и вполне приличную, и подтолкнул туда сержанта Элкинса. Он вроде бы растерялся, забеспокоился.

— Где же твой приятель?

— Ты и есть мой приятель. — Я закрыл дверь, и замок защелкнулся. Я показал ему удостоверение и продолжал: — Ты арестован. Обвиняешься в преступном сговоре продать военное имущество и нанести ущерб Соединенным Штатам Америки... Кроме того, ты не пристегнул ремень безопасности.

— Господи Иисусе... Как же так?.. О Боже...

Нужно видеть физиономию человека, когда ему объявляют, что он арестован. Она крайне любопытна и о многом говорит. Что сказать потом и как сказать, зависит от первоначальной реакции человека на неприятное известие. У Элкинса был такой вид, как будто он увидел, как сам апостол Петр опустил вниз большой палец правой руки: «Добить гладиатора!»

— Но я предлагаю тебе выбор, Далберт. Ты собственноручно напишешь полное признание и изъявишь готовность сотрудничать со следствием, чтобы прищучить тех, с кем ты вел переговоры о преступной сделке. В этом случае я гарантирую, что тебя не упекут за решетку. Тебя увольняют со службы, лишают звания, жалованья, довольствия, всех видов и пенсии. Либо — пожизненное заключение в Левенуэрте, приятель. Выбирай!

Сержант заплакал. Да, я становлюсь мягкотелым. В прежние времена я не предложил бы подозреваемому великодушный выбор, а если бы он начал плакать, хлестал бы его по морде, пока тот не заткнется. Теперь я пытаюсь быть более отзывчивым к нуждам преступника и не думать о том, сколько полицейских и невинных людей полегло бы от двухсот автоматических винтовок «М-16» и гранатометов. К тому же штаб-сержант Элкинс нарушил священный долг — быть верным воинской присяге.

— Согласен? — спросил я.

Он кивнул.

— Молодец, Далберт. — Я выудил из кармана листок с перечислением прав обвиняемого. — Прочти и распишись.

Он вытер слезы и начал читать.

— Живее, Далберт.

Он подписал и отдал мне листок и ручку. Карла теперь кондрашка хватит. Вся его философия состояла в том, что никто не должен идти на договоренность с обвиняемым — того надо просто сажать. В трибунале не любят такие вещи. Все верно, мне надо было поскорее разделаться с преступным сговором. Карл сам сказал: «Кончай!» Вот я и закончил, чтобы взяться за другое дело, которое могло доставить мне кучу хлопот.

Подошел лейтенант полиции и потребовал объяснить, что я здесь делаю. Я показал ему удостоверение и сказал:

— Дайте этому человеку бумагу и ручку — он должен написать признание. Потом переправьте его в группу УРП для допроса.

У сержанта Элкинса был жалкий вид: на тюремных нарах, в шортах, футболке и сандалиях. Сколько типов за стальной решеткой я перевидал! Интересно, как я смотрюсь оттуда, из камеры?

В отведенном мне крохотном кабинете я еще раз перелистал адресно-телефонную книгу Энн Кемпбелл. Около сотни имен, моего нет. Никаких сердечек, звездочек и других пометок, указывающих на любовный интерес или степень знакомства, но я не мог отделаться от мысли, что существует другой список имен и телефонов, он, может быть, в той самой «комнате отдыха» или в ее личном компьютере.

Я наскоро набросал для Карла коротенький доклад — не тот, который сочинил в уме, но такой, к которому не придрался бы ни Главный военный прокурор, ни адвокат. Теперь у нас в стране ни один документ невозможно сохранить в тайне, и в официальном перечне секретных материалов мой отчет мог бы быть классифицирован так: «Достоин самого широкого распространения».

Покончив с докладом, я по внутреннему телефону попросил прислать мне секретаря.

Армейские секретари не сильно отличаются от секретарей на гражданке — при той только разнице, что среди них много мужчин, хотя последнее время часто стали попадаться и женщины. В любом случае наши секретари, как и их штатские коллеги, способны поставить на ноги и начальника, и дело — или погубить их. Через несколько минут явилась молодая женщина в летней форме, то есть в зеленой юбке и такой же блузке, уместных в душных помещениях. Она лихо козырнула и звучно отрапортовала:

— Специалист Бейкер по вашему приказанию явилась.

Я встал, хотя по уставу это не требовалось, и протянул ей руку.

— Я уорент-офицер Бреннер из УРП. Работаю над делом об убийстве капитана Кемпбелл. Что-нибудь слышали об этом?

— Да, сэр.

Я окинул взглядом специалиста Бейкер. Ей было лет двадцать, может быть, побольше, смышленая на вид, не красавица, зато с живыми глазами и бойкая, даже привлекательная.

— Хотите получить наряд на работу в этом деле?

— Я работаю у капитана Реддинга на регулировке транспортного движения.

— Хотите или нет?

— Хочу, сэр.

— Прекрасно. Подчиняться будете только мне и мисс Санхилл. Никому ни слова о том, что мы делаем. Все, что увидите и услышите, будет засекречено.

— Понимаю, сэр.

— Хорошо. Перепечатайте этот доклад и снимите фотокопию с этой адресной книги. Вот номер факса в Фоллз-Черч, по которому отправите оба документа, по одному экземпляру. Оригиналы оставьте у меня на столе.

— Будет сделано, сэр.

— И повесьте табличку на двери: «Посторонним вход воспрещен». Не посторонние — только мы трое: вы, я и мисс Санхилл.

— Хорошо, сэр.

В армии, где еще уважают дисциплину, профессиональную честь и личную порядочность, замки теоретически не нужны, но последнее время я замечаю, что они пошли в ход. Будучи, однако, учеником старой школы, я не заказал замок на свой кабинет, однако предупредил специалиста Бейкер:

— Содержимое мусорных корзин пропускайте через бумагорезательную машину. Ежедневно.

— Хорошо, сэр.

— Вопросы есть?

— Кто поговорит с капитаном Реддингом?

— Я поговорю с полковником Кентом. Он все уладит. Еще вопросы?

— Вопросов нет, сэр.

— Вы свободны.

Легко быть настырным занудой дома, в привычной обстановке, но попробуйте сунуть свой нос в чужие дела, когда постоянно переезжаешь с места на место и везде свой уклад, свои отношения между людьми, свои характеры. И тем не менее, если не сумеешь в первый же день настоять на своем и других поставить на место, пиши пропало. Тебя обведут вокруг пальца как маленького, и дело будет провалено.

Существует несколько способов законным путем достигнуть власти. Если тебе поручили трудное и опасное задание, но не предоставили свободы действий и полномочий, приходится самому брать власть и ответственность, чтобы это задание выполнить. Как говорят, хочешь жить, умей вертеться. В армии требуют проявлять инициативу, отовсюду только и слышишь призывы проявлять инициативу. Но надо быть начеку, потому что инициатива хороша, когда работа выполнена. Если же работа не выполнена, тебе выдадут по полной программе. Еще хуже, когда работа успешно завершена; тебя потреплют по голове, как выбившуюся из сил упряжную собаку, а потом съедят. Поэтому я никогда не бываю на прощальных коктейлях по завершении дела. Карл говорит, что я прячусь от него под столом, но это неправда. Всем известно, что я беру несколько недель отпуска, чтобы провести его в Швейцарии.

Было уже четырнадцать часов, а уорент-офицер Санхилл не явилась. Я вышел из здания и увидел машину своей напарницы. Сама она спала, уронив голову на руль, из CD-плейера лились голоса «Благодарных мертвецов». Подходящая музыка.

Я сел в машину и громко захлопнул дверцу.

— Спишь?

— Нет, даю отдых глазам.

Она всегда это говорит. Мы обменялись понимающими взглядами.

— На стрельбище номер шесть, — сказал я.

Глава 10

Синтия включила третью скорость, и через несколько минут мы уже ехали по лесистой части территории базы.

— Хороший костюм, — сказала она.

— Спасибо.

«Благодарные мертвецы» исполняли «Седую прядь». Я выключил плейер.

— Ты позавтракал? — спросила Синтия.

— Не успел.

— Значит, сделал что-нибудь полезное?

— Не думаю.

— Ты чем-то расстроен?

— Да.

— Карл кого хочешь расстроит.

— Если ты еще раз позвонишь ему в связи с нашим расследованием, я тебя повешу.

— Так точно, сэр.

Некоторое время мы ехали молча. Потом Синтия сказала:

— Дай мне свой адрес и телефон.

Я исполнил ее просьбу.

— А я остановилась в гостинице для приезжающих офицеров. Почему бы тебе не переехать туда? Тут удобнее.

— Мне нравится Сосновый Шепот и мой трейлерный парк.

— В лесных трейлерных парках по ночам привидения бродят.

— Мужчинам это не страшно.

— Значит, у тебя живет приятель? — Синтия решила, что это остроумно, засмеялась собственной шутке, потом театральным жестом прикрыла ладонью рот. — Ох, прости, я забыла, что должна к тебе подлизываться.

— Потратишь напрасно время.

Синтия по природе не махинатор, хотя известно, что способна на хитрую уловку. Разница небольшая, но существенная. В принципе она прямая и честная женщина; если ей нравится, как выглядит и ведет себя мужчина, она может сказать ему об этом. Я не раз советовал ей поменьше откровенничать, некоторые мужики принимают ее искренность за аванс, но Синтия и слышать ничего не хочет. И эта женщина занимается расследованием дел об изнасиловании!

— У нас появился секретарь-машинистка, специалист Бейкер.

— Он или она?

— Я таких деталей не замечаю... Между прочим, ты какого вероисповедания?

Синтия улыбнулась, вытянула из-за пазухи нательные медальоны и стала перебирать их одной рукой.

— Давай посмотрим... АБ... американский баптист? Нет, это группа крови... Ага, вот. Пресвитерианка.

— Не смешно.

— Извини, я пошутила. Карл так и понял.

— Карл не поймет шутку, даже если окружающие умирают со смеху.

— Брось, Пол. К чему принимать всерьез легкие уколы? Можно дать тебе совет? Будь осторожен. Никто не заставляет тебя изъясняться бюрократическим языком и каяться в предрассудках. Но и смеяться над всем новым не надо. Начнешь, конца не будет.

— Ты комиссар?

— Нет, твой напарник. — Синтия толкнула меня локтем. — Не записывайся в старики.

— Ладно.

С ней либо произошло что-то хорошее за эти два часа, либо она сообразила, что Пол Бреннер не так уж плох. Однако надо было думать о деле, и я спросил:

— Посмотрела раздел «Сексуальная асфиксия»?

— Конечно. Странная это штука.

— Секс вообще странная штука, если вдуматься.

— Может быть, для тебя странная.

— Лучше расскажи, что там написано.

— Попробую. Все сводится к тому, что человеку стягивают горло веревкой для повышения полового возбуждения, хотя в результате может наступить удушье. Обычно это делают себе мужчины во время мастурбации. Так сказать, дополнение к аутогенному сексу, к искусственному семяизвержению. Известны случаи, когда женщины тоже практикуют сексуальную асфиксию. Иногда это делают друг другу гетеросексуальные и гомосексуальные партнеры. Обычно это происходит по взаимному согласию, но не всегда, и нередко приводит к летальному исходу — случайному или намеренному. Тогда это становится криминалом.

— Все правильно. Ты когда-нибудь видела это в жизни?

— Нет, а ты?

— Сама этим тоже не занималась?

— Ну уж нет! А ты?

— Тоже нет, но один раз я видел... Мужик задумал подвесить себя, когда мастурбировал, глядя киношную порнуху. Он вовсе не хотел вешаться, но стул под ним подвернулся, и он повис. Удавился насмерть. Роковая аутосексуальная случайность. Полиция, конечно, решила, что это самоубийство. Но если повесившийся голый, а вокруг разбросаны эротические приспособления, можно определенно сказать, что это случайность. Попробуй объяснить это близким.

— Да... — Синтия покачала головой. — Не представляю, какое в этом удовольствие. В руководстве на этот счет ничего не говорится.

— В другие руководства надо заглядывать, малыш. А что касается удовольствия, объясняю. Когда нарушается кровообращение и в мозг поступает недостаточное количество кислорода, у человека происходит обострение всех чувств, частично в результате ослабления самоконтроля. Недостаток кислорода вызывает головокружение, возбуждение, даже опьянение. Кайф, только без наркотиков и алкоголя. В этом состоянии у многих повышается половое влечение... Говорят, что при легком удушье оргазм достигает редкой интенсивности, не соразмеришь силы, можно не только кончить, но и отдать концы.

— Какое же это удовольствие?

— Это лишь физиологическая часть программы. Другая — ритуалы, которыми сопровождаются большинство актов сексуальной асфиксии: голое тело или необычная одежда, сексуальные принадлежности, эротические фантазии, окружающая обстановка и, разумеется, угроза опасности.

— Кто же это все придумал?

— Думаю, что к таким штучкам пришли опытным путем. Наверное, в египетских пирамидах есть картинки на эту тему. Люди неистощимы на выдумку, когда дело касается удовольствий.

Синтия долго молчала, потом спросила, посмотрев на меня:

— Ты думаешь, нечто похожее произошло с Энн Кемпбелл?

— Как тебе сказать... Трусы, положенные на горло, чтобы не осталось следов от шнура. Это самая существенная особенность акта сексуальной асфиксии, когда нет намерения довести партнера до смерти... Впрочем, это только одно из объяснений того, что мы увидели. Подождем результатов экспертизы.

— А куда делась ее одежда?

— Сбросила где-нибудь.

— Зачем?

— Думаю, что это часть эротической фантазии. Ты справедливо заметила: мы не знаем, что для нее в сексе было главным, какие изощренные, немыслимые сцены рождались в ее воображении. Попробуй представить свой сад радостей земных и подумай, как он будет смотреться со стороны... — Последовала неловкая пауза, поэтому я поспешил добавить: — В конечном счете личности такого типа получают удовольствие только от своих необузданных фантазий — с партнером или без него. Я начинаю склоняться вот к какой мысли: то, что произошло на стрельбище номер шесть, придумано, поставлено и разыграно самой Энн Кемпбелл.

Синтия задумалась. Я продолжал:

— Похоже, что этот акт сексуальной асфиксии разыгрывался с обоюдного согласия, в ходе которого партнер задушил ее случайно или намеренно, в приступе злобы. Незнакомец, напавший с целью изнасилования и убийства, не стал бы подкладывать трусики под шнур, чтобы не повредить мышечную ткань на горле.

— Конечно, не стал бы. Но предположим, что партнер убил ее не в приступе злобы. Допустим, что он собирался убить ее, а она думала, что это игра.

— Это тоже вероятно.

— Я все думаю и думаю об этой комнате... Наверное, были мужчины, которые желали ее смерти из ревности или хотели отомстить за что-либо. Может быть, Кемпбелл кого-нибудь шантажировала?

— Верно. Она жертва убийства, которое должно было совершиться. Она была обречена. Но у нас недостаточно данных для окончательного суждения. Опиши этот случай в своем рабочем дневнике.

Она снова кивнула, но промолчала. Ясно, что Синтия, занимающаяся тепличными, если можно так выразиться, изнасилованиями, которые отнюдь не сопровождаются убийством, была поражена открывающимися перед ней новыми гранями человеческой испорченности и половой извращенности. Конечно, ей доводилось видеть женщин, которые перенесли издевательства со стороны мужчин, но, надо полагать, заносила такие случаи в разряд исключительных или облекала их в приемлемую для себя форму. Синтия не питала ненависти к мужчинам, больше того, они ей нравились, но я-то понимал, что наступит день, когда она возненавидит всех нас.

— В истории с Нили — кто это сделал?

— Один новичок из пехотного училища. Влюбился в медсестру как школьник. Однажды вечером, когда она вышла из госпиталя и села в машину, он на нее и набросился... Он во всем признался. Принес извинения и получит срок — от пяти до десяти лет.

Я понимающе кивнул. Ни в каких воинских уставах не записано, чтобы обвиняемый извинялся перед жертвой или ее близкими, а также перед ее непосредственным начальством. Это скорее в традициях японского, нежели англосаксонского права, но я не против. По иронии судьбы именно генерал Кемпбелл ввел эту практику в Форт-Хадли.

— Не хотел бы я оказаться на месте того, кто должен извиняться перед генералом за изнасилование и убийство его дочери.

— Да, подходящих выражений тут не подберешь, — согласилась Синтия. — Возвращаемся к теме изнасилования и убийства? Не надоело?

— Пожалуй, надоело, только я не исключаю вероятности убийства и последующего изнасилования. Обсудим проблему некрофилии?

— Хватит, сыта по горло.

— Аминь.

Впереди я увидел очертания большого зеленого тента — такие устанавливают во время приемов на открытом воздухе. Но этот тент был поставлен судебно-медицинскими экспертами над тем местом, где находилось тело погибшей. Так удобнее сохранить в целости вещественные доказательства преступления.

— Ты сказал Карлу какие-то добрые слова. Спасибо за доверие.

Не помню, ничего такого я, кажется, не говорил, и потому промолчал.

— Карл хочет, чтобы мы провели следственный эксперимент. Чтобы полностью воспроизвели преступление — с палаточными кольями, шнуром и всем прочим. Ты будешь Энн Кемпбелл.

Синтия подумала пару секунд, потом сказала:

— Ну что ж... Я уже делала это...

— Прекрасно, буду с нетерпением ждать.

Мы приехали на место. Синтия поставила машину возле фургона экспертов.

— Пойдем еще раз осмотрим тело? — спросила она.

— Не хочу.

К этому времени тело уже начало раздуваться и плохо пахнуть. Пусть это прозвучит непрофессионально и неразумно, но мне хотелось запомнить Энн Кемпбелл такой, какой она была при жизни.

Глава 11

На узкой дороге стояла дюжина фургонов и легковушек из лаборатории УРП и военной полиции базы. От дороги к тенту был расстелен брезент.

Стоял типичный для Джорджии августовский полдень. Иногда проносился легкий ветерок, разносящий в нагретом влажном воздухе смолистый запах сосен.

Смерть не нарушает заведенный распорядок жизни в расположении воинской части. Справа и слева от нас шли стрельбы, несмотря на происшествие на стрельбище номер шесть.

Я слышал короткие, отрывистые очереди «М-16». Они навевали неприятные воспоминания, зато расставляли события в верную перспективу. Убийство в мирное время — неприятная штука, но боевые действия в джунглях где-то на краю света еще неприятнее. В общем, могло быть и хуже. Я жив, а женщина в полусотне ярдов от меня мертва.

Около палатки и внутри ее кипела работа. Три десятка экспертов и технических помощников делали свое дело.

Судебная экспертиза зиждется в основном на теории перемещения и обмена. Криминалисты придерживаются теории, суть которой в том, что преступник уносит с собой следы, относящиеся к месту события и к потерпевшему, но оставляет собственные следы на месте преступления или на жертве. Это особенно относится к половым преступлениям, когда преступник и его жертва приходят в непосредственное соприкосновение.

Однако попадаются такие опытные и смекалистые преступники, которые не оставят для лабораторного анализа не то что волокна и пятнышка от капельки спермы или слюны, но даже запаха от крема, каким освежились после бритья. Прежний опыт давал мне основания предполагать, что на этот раз я имею дело именно с таким человеком. Если не будет хотя бы мельчайших вещественных доказательств, то придется прибегнуть к древнейшим способам расследования — к опросам, интуиции и беготне. Но даже если я найду преступника, без вещдоков обвинение может рассыпаться в прах.

Мы остановились около тента. Низкорослый человек отделился от группы экспертов, столпившихся вокруг тела погибшей, и подошел к нам. Это был старший уорент-офицер Кэл Сивер, начальник присланной из Фоллз-Черч бригады. Сивер — работяга, профессионал с безошибочным чутьем на сколько-нибудь значащий обрывок нитки или комок грязи. Однако, как и многие увлеченные техникой дела, он буквально живет мелочами, не видя за деревьями леса. Впрочем, оно и к лучшему, потому что видеть лес — моя забота, так же как его забота — разглядывать деревья. Терпеть не могу лабораторщиков, которые строят из себя сыщиков.

Кэл был бледен, как всегда при виде трупа. Мы пожали руки друг другу, я представил его Синтии, но оказалось, что они знакомы.

— Долболобы всю землю разворотили, Пол, — пожаловался Сивер.

— Человечество еще не научилось летать по воздуху, Кэл. — Мы каждый раз обмениваемся подобными репликами.

— Да уж, вы тут все затоптали.

— Есть какие-нибудь отпечатки невоенной обуви?

— Угу, от кроссовок. — Он бросил взгляд на ноги Синтии.

— Вы не...

— Да, — ответила она. — Я передам вам отпечатки моих кроссовок. Кроме следов от обуви, других отпечатков нет?

— Имеется. След босой ноги, очевидно, потерпевшей, но в остальном ботинки, сапоги, туфли... У каждой подошвы своя конфигурация, понимаете, или еще стоптанный носок, трещина в подошве, разные каблуки...

— По-моему, ты однажды рассказывал мне об этом, — напомнил я Кэлу.

— Угу... Для верности надо бы сделать снимки с обуви у всех, кто тут топтался, но разве успеешь? И без того наследили так, что черт ногу сломит. Вдобавок по всему участку кустарник щетиной, трава...

— Это я и сам вижу, — сказал я.

— Не люблю происшествий на природе. Очень уж хлопотны. — Кэл вытянул платок из кармана, снял бейсбольную кепку и вытер потный лоб.

— О новом разъяснении из Пентагона слышал? — спросил я. — Кэл, ты отныне не лысая коротышка, а поставленная вертикально фигура со скальпом.

— Как вы работаете с этим умником? — обратился он к Синтии.

— Это он меня доводит, а не вас. Я только что прочитала лекцию о правилах хорошего тона.

— Да? Не тратьте время даром.

— Сама вижу, что даром. Уже раскаиваюсь. Вы получили то, что я вам послала в связи с изнасилованием мисс Нили?

— Получили. Мы уже провели сравнительный анализ ДНК семени, взятого у нее из влагалища, и спермы насильника, посланной вчера вами. Абсолютная идентичность, так что признание его правдиво. Поздравляю.

Я присоединился к поздравлениям, потом спросил у Кэла:

— А есть следы спермы на нашей пострадавшей?

— Мы просветили тело ультрафиолетовыми лучами — никаких следов спермы. Мы также взяли мазки из вагины, ануса и ротового отверстия. Результаты будут минут через тридцать — сорок. Специалисты по латентным отпечаткам уже обработали тело, джип, сумочку потерпевшей, палаточные колья и шнуры. Фотографы свое дело сделали. Серологи в фургоне колдуют над пробами крови и слюны. Химики провели вакуумную обработку тела, но должен тебе заметить — ни единого волоска не нашли, а обрывок хлопчатобумажной нитки наверняка от ее собственной одежды. Специальная группа занята палаточными кольями и шнурами, но и то и другое — стандартного изготовления, и к тому же бывшие в употреблении. Я пока не могу ответить на все твои вопросы: недостаточно физических данных.

Кэл всегда говорит «не могу», «нет», «не знаю», а спустя некоторое время объявляет, что после нескольких часов блестящей самоотверженной работы он кое-что раздобыл. Кэл — человек-легенда, его секрет в том, чтобы представить работу тяжелее, чем она есть в действительности. Я сам это иногда делаю. Синтия пока еще не научилась.

— Колья из земли вытащил?

— Только один, у левой лодыжки — чтобы взять мазок из ануса. На нем самом посторонней грязи нет, все здешний красный глинозем.

— Мне нужно, чтобы ты определил вот что: могла ли жертва самостоятельно вытащить колья у рук? Посмотри узлы на запястьях — нет ли скользящего. Кроме того, я хочу знать, был ли у нее в руках конец шнура. Или — мог бы быть?

— Ты хочешь, чтобы я сейчас это сделал?

— Да, если можно.

Кэл ушел.

— Если ответы на твои вопросы будут отрицательные, версия аутосексуальной случайности отпадает, — сказала Синтия.

— Правильно.

— Значит, надо искать преступника.

— Преступника или соучастника. Мне почему-то кажется, что трагедия началась с игры... Огласке не подлежит.

— Мог бы не напоминать... Пожалуй, я еще раз осмотрю тело. Теперь я точно знаю, что надо искать.

Она пошла к тенту и пропала в куче народа, а я вернулся на дорогу и остановился возле джипа. Я посмотрел туда, где стояла на посту в ту ночь рядовой первого класса Роббинз, но на расстоянии полумили от склада боеприпасов не было видно. Потом посмотрел в противоположную сторону, откуда мы с Синтией приехали, и увидел, что дорога в сотне ярдов оттуда делает поворот. Если машину остановили там, напротив пятого стрельбища, никаких фар Роббинз видеть не могла. Отсюда следует, что первые зажженные фары, которые видела Роббинз, могли быть не машиной Энн Кемпбелл: если бы это была ее машина, то что она делала в промежутке между часом ночи, когда уехала из штаба, и двумя семнадцатью, когда Роббинз первый раз увидела зажженные фары?

Подошли Синтия и Кэл. Он сказал:

— Колья вбиты в глинозем прочно. Парень в хирургических перчатках вытаскивал, чуть живот не надсадил. Шнуры завязали «бабьим» узлом, даже если подковырнуть чем-нибудь, развязываются с трудом. Да, концы шнуров доходят до рук, но если хочешь знать мое мнение, самостоятельно вытащить колья она не могла. Ты ищешь подтверждения, что произошел несчастный случай при искусственном самовозбуждении?

— Есть такая мыслишка. Только между нами.

— Само собой. Но я-то думаю, что она была не одна, хотя никаких следов ее компаньона мы пока не обнаружили.

— Где находится отпечаток босой ноги?

— Как раз между шоссе и телом. Вон там. — Кэл показал на своего сотрудника, который снимал гипсовый слепок со следа.

— Как был отрезан шнур?

— Отрублен ударом чем-то острым — топором или большим ножом, может быть, на деревянной поверхности. Очевидно, это было сделано не здесь. Мои люди осмотрели смотровые скамейки — никаких разрезов. Скорее всего шнуры были приготовлены заранее... Как бы набор насильника.

Сивер не поддался искушению сказать «преднамеренное изнасилование» или что-нибудь в этом роде. Люблю людей, которые сосредоточены на своей области. В действительности же то, что казалось «набором насильника», было больше похоже на приспособление для привязывания из собственного снаряжения потерпевшей. Но пусть люди думают, что произошло простое изнасилование, так лучше.

— Ты еще интересовался черным пятном на правой ступне.

— Да, и что?

— Девяносто девять процентов за то, что это от дорожного покрытия. Мы провели сравнительный анализ. Но что не окончательно.

— Меня пока устраивает.

— Как ты попал на это задание?

— Сам напросился.

Кэл засмеялся:

— Не хотел бы оказаться на твоем месте.

— Я тоже, если обнаружатся мои следы в джипе.

Кэл снова улыбнулся. Ему нравилось болтать со мной, поэтому пришлось напомнить:

— Если что-нибудь пропустишь, подумай, как жить на половинное содержание. Многие едут в Мексику.

— Не пропущу, не бойся. А вот если ты пропустишь, с тебя снимут стружку, это точно. Плотником будет полковник Хеллман.

Это была правда, и правда неприятная.

— Служебный кабинет потерпевшей, домашняя обстановка и ее личные вещи — в ангаре на Джордан-Филдз. Закончите здесь, валяйте туда.

— Знаю, — ответил Кэл. — До темноты тут провозимся, а уж склад — в ночную смену.

— Полковник Кент приезжал?

— Заглянул на несколько минут.

— Что он хотел?

— То же, что и ты, правда, обошелся без дурацких шуточек. Интересовался, как у нас движется дело. — Помолчав, Кэл добавил: — Сказал, чтобы ты поехал к генералу. Тебе ведь сообщили?

— Нет, не сообщили. Ну ладно, Кэл. Я буду у себя в Управлении военной полиции. Все новости и вопросы — непосредственно мне или Синтии. И чтобы все было упаковано, запечатано и с надписью «Секретно», понял? Если понадоблюсь, позвони или заскочи. Секретарша у меня — специалист Бейкер. Происшествие не подлежит обсуждению ни с кем, даже с начальником полиции. Если что-нибудь спросит, переправь его ко мне или к Синтии.

Кэл кивнул, но переспросил:

— Даже с полковником Кентом пообщаться нельзя?

— Даже с самим генералом.

Кэл пожал плечами:

— О'кей.

— Пойдем посмотрим сортиры. Потом твои люди прочешут там весь участок.

— О'кей.

— Когда сможете передать тело на вскрытие? — спросила Синтия.

Кэл почесал лысину:

— Часика через три.

— Может быть, стоит вызвать коронера из госпиталя? — продолжала она. — Чтобы он осмотрел тело на месте? И, пожалуйста, передайте, что вскрытие надо произвести срочно, даже если ему придется поработать допоздна. Мы ждем от него предварительные результаты к полуночи. Скажите, что генерал тоже будет признателен. Ему с миссис Кемпбелл предстоит немедленно заняться приготовлениями к похоронам.

— О'кей, — снова кивнул Кэл.

Молодчина Синтия, подумал я, овладевает ремеслом. Правильно, учу примером.

Мы прошли мимо смотровых скамеек, по открытой лужайке, сплошь покрытой густой травой, на которой не остается следов, и углубились в рощицу, где стояли туалеты. Кент уже установил здесь кордон. Мы перешагнули через желтую ленту, какой обычно отделяют место преступления. На одной уборной, старой постройки, висела надпись: «Мужской личный состав», на той, что поновее, другая: «Женский личный состав». Слова «личный состав» были лишние, но армейские правила отличаются обстоятельностью и отсутствием здравого смысла. Все втроем мы вошли в мужскую уборную, и, обмотав руку платком, я повернул электрический выключатель.

Пол в уборной был бетонный, стены деревянные, в том месте, где они сходились с потолком, шел ряд окон, затянутых противомоскитной сеткой. Три раковины, три писсуара, все достаточно чистые. Если вчера какой-нибудь взвод выводили на стрельбы, то занятия к семнадцати часам наверняка были закончены и перед отбытием был выделен наряд на уборку сортира. Мусорные корзины были пусты, в унитазах ничего не плавало, и сиденья были подняты.

Синтия подозвала меня к одному из рукомойников. В раковине были следы воды и волос.

— Синтия кое-что нашла, — сказал я Кэлу.

Он нагнулся над раковиной.

— Человеческий, с белого, с головы. — Приглядевшись, Кэл добавил: — Выпал сам или сострижен, но не выдран — нет корня. Не ах какая улика, но я определю группу крови и, может быть, пол человека, но доминирующий ген без корня не получим.

— Имя потерявшего волос тоже установишь?

Кэл не понял шутки. Он еще раз осмотрел уборную.

— Я пришлю сюда своих людей, как только они там закончат.

— Скажи, чтобы осмотрели сифон.

— Обойдусь без напоминаний.

— Молчу.

Мы перешли в женскую уборную. Она была тоже чистая. Шесть кабин, и во всех сиденья подняты, как это и требуется по наставлениям, несмотря на то что женщинам приходится их опускать.

— Мне нужно знать, — сказал я Кэлу, — пользовалась ли капитан Кемпбелл туалетом.

— Скажу, если найдем на сиденье хоть пятнышко от пота, или жировой след с тела, или даже частицу кожного покрова в унитазе. Постараемся.

— Не забудь отпечатки пальцев на выключателе.

— Ты не забываешь дышать?

— Бывает.

— Ну а я ничего не забываю.

— Рад за тебя.

Мы осмотрелись еще раз. Никаких видимых следов преступления, преступника и потерпевшей не было, но если придерживаться теории переноса и обмена, то здесь должно быть полным-полно улик.

Мы вышли из туалета и направились к машинам.

— Не сердись, — сказал я Кэлу, — но я должен напомнить, чтобы ты обеспечил надлежащий учет и охрану вещественных доказательств. Задокументируй каждую мелочь, составь опись. Представь, что готовишься к жестокому перекрестному допросу адвокатов, которым заплатили за то, чтобы они добились вердикта о невиновности подсудимого.

— Не беспокойся, все сделаем. Ты только добудь нам подозреваемого, а мы уж поскоблим его как следует, и волоски подергаем, и кровушку на анализ пустим. Расколется, будь уверен, как тот молокосос у Синтии.

— Надеюсь, у тебя найдется, чем уличить подозреваемого?

— Всегда что-нибудь находится. Кстати, где ее одежда?

— Пропала. Она была в повседневной форме.

— Тут все в повседневной. Ну, найду, допустим, волоконце от ее рубашки — что толку?

— Вот и я говорю. Трудно работать, когда на всех одинаковая одежда и одинаковая обувь.

— Понятно... Между прочим, твои люди у всех полицейских сняли отпечатки башмаков?

— У всех, кто тут топтался.

— У полковника Кента тоже?

— Угу.

Мы вышли на шоссе. Синтия сказала:

— Кэл, если на вас будут оказывать давление, не поддавайтесь. Никто не в праве что-либо требовать от вас, кроме Пола и меня. Слышите?

— Слышу.

Он посмотрел на место, где лежала потерпевшая.

— Красивая была женщина. У нас в лаборатории висит ее плакат для призывников... — Потом посмотрел на нас с Синтией и сказал: — Ну, удачи вам.

— Вам тоже, — отозвалась Синтия.

Кэл Сивер повернулся и побрел к мертвому телу. Мы с Синтией сели в ее «мустанг».

— Куда? — спросила она.

— На Джордан-Филдз.

Глава 12

Быстрота — залог успеха. Преступление надо раскрывать по горячим следам. Чем дольше затягивается дело, тем холоднее следы. Чем холоднее следы, тем труднее дело.

Передача и обмен. Официально это выражение относится к вещественным доказательствам, к материальным предметам и их частицам. Но для человека, расследующего убийство, передача и обмен приобретают почти метафизический смысл. В ходе следствия припоминаешь биографии правонарушителей и разборы аналогичных преступлений и начинаешь заочно узнавать убийцу. Изучая поведение жертвы, производя, так сказать, психологическое вскрытие, узнаешь о ней больше, чем говорят люди. Постепенно догадываешься, что между убийцей и жертвой существовали какие-то отношения, они знали друг друга, как это чаще всего и бывает. Основываясь на теории эмоционально-психологической передачи и обмена, то есть контакта, общения между потерпевшей и убийцей, можно понемногу сокращать список подозреваемых, однако я был бы не против получить от Кэла Сивера доминирующий ген и отпечатки пальцев.

Мы ехали в северном направлении, где находился центр базы, но у указателя с надписью «Джордан-Филдз» повернули налево.

— Если мы согласны с выводами Кэла насчет кольев и шнуров, — сказал я, — мне не придется связывать тебя.

— Карл — типичный кабинетный следопыт, — промолвила Синтия.

— Это верно.

Среди других привычек Карла особенно раздражала его дурная привычка выдавать гениальные идеи. Сидит в своем кабинете в Фоллз-Черч, читает отчеты следователей, показания свидетелей, разглядывает фотографии. Потом строит версии и дает указания, в каком направлении вести следствие. Народ на местах это любит, и Карл мнит себя этаким мудрецом. Тот факт, что результаты нулевые, его нисколько не волнует.

Зато Карл — хороший распорядитель. Проводит опасные операции, не гнет спину перед начальством и заступается за своих подчиненных. Сейчас полковника Карла Густава Хеллмана наверняка вызовут в Пентагон для доклада. Стоя навытяжку в кабинете начальника штаба перед министром сухопутных войск, руководителем ФБР, Главным военным прокурором и другими меднолобыми лизоблюдами нашего излюбленного президента, он докладывает: «Дело ведет один из моих лучших сотрудников, старший уорент-офицер Пол Бреннер. Он докладывает, что не нуждается в дополнительной помощи, и заверяет, что разрешит дело в течение нескольких дней. Арест неминуем». Все верно, Карл. Не исключено, что под арест пойду я.

Синтия посмотрела на меня.

— Что-то ты бледный, — произнесла она.

— Устал немного.

Мы приближались к Джордан-Филдз, который является частью Форт-Хадли. Большая часть Хадли — открытая зона, военнослужащий может находиться где угодно, но Джордан-Филдз — секретный объект. У въезда нас остановил патруль. Один из полицейских посмотрел у Синтии удостоверение личности и спросил:

— Распутываете убийство, мэм?

— Да, — ответила она. — А это мой папа.

Полицейский ощерился.

— Строение третье, мэм.

Синтия включила сцепление, мы подъехали к третьему строению. Джордан-Филдз был основан в 30-х годах уже не существующим Воздушным корпусом сухопутных войск и выглядит сейчас как декорации к фильму о Второй мировой войне. Поле оказалось мало для послевоенных армейских ВВС, но оно гораздо больше, чем нужно нынешней армии с ее скромной авиационной составляющей, и в силу обширной площади не годится для обучения личного состава. Короче, если бы этот огромный военный комплекс, включающий Хадли и Джордан-Филдз, принадлежал «Дженерал моторс», то половину его перевели бы в Мексику, а другую просто закрыли. Но поскольку в армии не подводят баланса прибылей и убытков, то конечный ее продукт, национальная безопасность — такая же абстракция, как и спокойствие духа, — поистине бесценен. В действительности же Хадли и Джордан-Филдз являются всего лишь правительственными проектами для поддержания экономики штата. Что создано во времена военного бума, дает дивиденды и в мирное время.

Мы проехали мимо бетонированной площадки, на которой стояли два вертолета и три самолета-корректировщика, и приблизились к строению номер три. Перед ним была припаркована штабная машина Кента и сине-белый «форд» с полицейскими эмблемами. На дверце «форда» золотистый щит с надписью: «Шеф полиции Мидленда».

— Это машина шефа Ярдли. Я однажды имела с ним дело. А ты?

— Не имел и не собираюсь иметь.

Мы вошли в просторное, вытянутое в длину помещение ангара. Первое, что мне бросилось в глаза, — «БМВ-325» с откинутым верхом; очевидно, машина Энн Кемпбелл. В дальнем конце склада на ковровом покрытии, содранном из ее коттеджа, была расставлена согласно покомнатному плану мебель. Неподалеку располагалась также обстановка служебного кабинета капитана Кемпбелл. Подойдя поближе, я увидел длинный стол, на котором лежали поляроидные фотографии ее коттеджа и кабинета. Вокруг стояли несколько полицейских, а посредине полковник Кент и человек в ковбойской шляпе — вероятно, шеф городской полиции Ярдли. Это был толстый мужчина в коричневом поплиновом костюме, едва сходившемся на нем. Багровое лицо наводило на мысли о хорошем загаре, повышенном кровяном давлении и крайней степени раздражения.

Ярдли и Кент разговаривали, поглядывая на нас с Синтией. Когда мы подошли поближе, Ярдли шагнул к нам навстречу и приветствовал меня следующими словами:

— Придется тебе покопаться в куче дерьма, парень. Копаться в куче дерьма я, натурально, не собирался и потому сказал:

— Если вы тут что-нибудь трогали или прикасались к чему-либо, мне придется снять отпечатки ваших пальчиков и отдать на анализ лоскуток вашей одежды.

Ярдли застыл от изумления, пристально оглядел меня и хохотнул:

— Ах ты, сукин сын. — Потом обратился к Кенту: — Слышал?

Кент натянуто улыбнулся.

— И, пожалуйста, запомните: вы находитесь на территории военной базы, и я назначен ответственным за проведение следствия.

Кент вмешался, проявив запоздалую учтивость:

— Шеф Ярдли, позвольте представить вам мистера Бреннера и мисс Санхилл.

— Позволяю, — отозвался Ярдли. — Но не скажу, что я от этого в восторге.

Протяжный говор южного захолустья резал бы мне ухо и при более благоприятных обстоятельствах. Могу вообразить, как звучал для него мой бостонский говорок.

Ярдли обернулся к Синтии, притронулся к шляпе — живое воплощение южной учтивости.

— Мы, кажется, встречались, мэм?

Очевидно, он претендует на главную роль, подумал я и спросил:

— Не могли бы вы сказать, какое официальное дело привело вас сюда?

Ярдли снова оскалился: я забавлял его.

— Меня привело официальное дело узнать, как попало сюда все это барахло.

Вспомнив неглупое наставление Карла и желая поскорее избавиться от непрошеного гостя, я сказал:

— Родители погибшей попросили перевезти ее вещи сюда и позаботиться о них.

Он несколько секунд переваривал это известие, потом выдал:

— Неплохо придумал, парень. Уделал меня всухую.

— Спасибо. — Собственно говоря, Ярдли мне даже поправился. Питаю слабость к напыщенным дурням.

— Послушай, парень, что я тебе скажу, — продолжал Ярдли. — Ты даешь мне и экспертам округа доступ к этому барахлу, и мы квиты.

— Подумаю, когда закончат эксперты УРП.

— Ты не очень-то, парень!

— Что вы, я не очень.

— То-то. А может, сделаем так: мы подключимся к этому делу, а я даю тебе доступ в дом погибшей? Он сейчас заперт и под охраной.

— Меня ее дом не интересует. — Кроме цокольного этажа, подумал я. Этот фараон даже не подозревает, что у него на руках козырной туз.

— Ладно. У меня есть некоторые официальные документы...

Ярдли шел на уступки, но я возразил:

— Я их вытребую в законном порядке, если понадобится.

Ярдли обернулся к Кенту:

— Как цыган-лошадник торгуется. — Потом снова обратился ко мне: — У меня вот тут кое-что имеется. — Он постучал по голове, как по пустой бочке. — Никакими законами не вытребуешь.

— Вы знали погибшую?

— Я-то? Как не знать. А ты?

— Не имел удовольствия. — Это прозвучало двусмысленно.

— И старика ее знаю. Я тебе вот что скажу, парень... — Он начал раздражать меня своей фамильярностью. — Приходи в мою каптерку, мы там быстренько все уладим.

Помня, как я обманом затащил беднягу Далберта Элкинса в камеру, я произнес:

— Если мы и будем вести переговоры, то только в кабинете начальника военной полиции базы.

Полное название должности Кента, казалось, приободрило его.

— Документы, улики, анализы — тут надо всем сотрудничать.

Выбрав момент, заговорила Синтия:

— Шеф, я понимаю ваше недовольство нашими действиями, но не считайте это ущемлением ваших полномочий или личным оскорблением. Если бы жертвой оказался любой другой, мы попросили бы вас вместе осмотреть дом и обсудить план дальнейших шагов.

Ярдли надул губы — то ли обдумывая сказанное Синтией, то ли готовясь сказать: «Брехня».

— Мы тоже бываем встревожены, когда в городе задерживают военнослужащего за какую-нибудь небольшую провинность, которая местному подростку сходит с рук.

Если только этот местный подросток не чернокожий, чуть не вырвалось у меня.

— Поэтому я предлагаю, — продолжала Синтия с очаровательной убедительностью, — завтра же в удобное для всех время сесть за стол и выработать пути сотрудничества... — И так далее и тому подобное.

Ярдли кивал, но мысли его блуждали далеко. Наконец он сказал:

— Толковое предложение. — Потом обратился к Кенту: — Спасибо, полковник. Звякни мне домой вечерком. — Напоследок он похлопал меня по плечу: — Обставил меня всухую, парень. С меня причитается.

Он пошел к служебному выходу. У него был вид человека, который скоро вернется.

Когда Ярдли скрылся за дверью, Кент сказал:

— Я предупреждал, что он будет в ярости.

— Кого это волнует?

— Не хочу с ним ссориться. Временами он бывает даже полезен. Половина нашего личного состава живет на его подопечной территории, и девяносто процентов вольнонаемных живут в Мидленде. Ярдли нам все равно понадобится, когда у нас будет список подозреваемых.

— Может быть. Но я думаю, что рано или поздно любой подозреваемый окажется на территории базы. Если нужно, мы его похитим.

Кент покачал головой, словно расшевеливая мозги.

— Кстати, вы уже были у генерала?

— Нет. Разве я должен быть?

— Он хочет срочно видеть вас. Он у себя дома.

У тех, кто потерял близких, много забот, но разговор со следователем среди них не первостепенная. Правда, генералы — это особая порода людей, а Кемпбеллу, вероятно, нужно, чтобы колеса вертелись безостановочно. Генерал должен показать, что он, начальник базы, не потерял самообладания.

— Я только что разговаривал с Кэлом Сивером, начальником бригады из УРП. Вы с ним виделись?

— Конечно, — ответил Кент. — По-моему, он держит ситуацию под контролем. Он что-нибудь раздобыл?

— Нет еще.

— А вы?

— Набросал предварительный список возможных подозреваемых.

Кент даже встрепенулся:

— Уже? И кто же это?

— М-м... Вы в том числе.

— Что?! Что вы несете, Бреннер, черт вас побери?

— Согласно процедуре в число подозреваемых попадают все, кто был на месте преступления или в доме потерпевшей. Эксперты снимут отпечатки обуви и пальцев, проанализируют все следы, оставленные этими людьми. Я не знаю, когда были оставлены эти следы — до, во время или после преступления. Таким образом, в предварительном списке подозреваемых фигурирует сержант Сент-Джон, рядовой первого класса Кейси, вы и ваши люди, побывавшие на месте события, мисс Санхилл и я. Все эти люди вряд ли окажутся подлинными подозреваемыми, но я обязан считаться с показаниями экспертов.

— Тогда надо позаботиться об алиби.

— Вот именно. Кстати, где вы были сегодня ночью?

— Ну, что же... Я был дома, в постели, когда позвонил дежурный сержант.

— Вы живете в расположении части, насколько мне известно.

— Вам правильно известно.

— Когда вы пришли в свою квартиру?

— Около полуночи. Я ужинал в городе, потом вернулся к себе на работу и задержался там.

— Ваша жена может это подтвердить?

— Нет... Она поехала навестить родителей в Огайо.

— Вот оно что...

— Отвяжитесь, Пол... Чего вы прицепились?

— Спокойно, спокойно, полковник.

— Думаете, это смешно? Ошибаетесь. Ничего смешного в шуточках об убийстве и подозреваемых нет.

Я видел, что Кент не на шутку рассердился.

— И без того будет достаточно грязных слухов, досужих сплетен, косых взглядов, подозрительности. Зачем подливать масла в огонь?

— Хорошо, приношу извинения, Билл. Я полагаю, что трое служащих военного правопорядка могут говорить друг с другом открыто. Все, что мы здесь обсуждаем, не выйдет за пределы строения номер три. Версии, нелепости, обиды — все это останется между нами. Идет?

Но Кента нелегко уломать.

— А где минувшей ночью были вы, мистер? — спросил он.

— До четырех тридцати был дома, у себя в трейлере. Около пяти часов прибыл на оружейный склад. Свидетелей нет.

— Похоже, — фыркнул Кент, видимо, довольный, что у меня нет алиби. — А вы, мисс? — обратился он к Синтии.

— Я пришла в гостиницу для приезжих офицеров около девятнадцати часов и до полуночи писала отчет об изнасиловании медсестры Нили. Потом легла спать, одна. Меня разбудил военный полицейский. Он постучал в дверь. Это было приблизительно в пять тридцать.

— Слабенькие у нас, друзья, алиби. Слабее редко встретишь. Но какие есть, такие есть. Суть дела в том, что наша база — как небольшой город. В круге родных, друзей и знакомых погибшей высшие чины. Вы, кажется, хотели привлечь к расследованию человека со стороны?

— Хотел, но не гоните, Пол.

— Зачем вы послали полицейского за мисс Санхилл?

— За тем же, зачем звонил вам. Преклоняюсь перед заезжими талантами.

Я подумал, что преклонение перед заезжими талантами означало: «Пусть те двое новеньких покопаются в дерьме, о котором здесь все всё знают».

— Как близко вы были знакомы с Энн Кемпбелл? — спросил я.

Кент помедлил, словно выбирая слова.

— Достаточно близко.

— Не могли бы поподробнее?

Выше меня по званию и сам полицейский, полковник был явно недоволен. Но именно потому, что сам был профессионалом, он знал, что от него требуется. С деланной улыбкой Кент спросил:

— Напомним друг другу наши права?

Я тоже улыбнулся. Неловкая процедура, что и говорить, но необходимая.

Он кашлянул и начал:

— Капитан Кемпбелл получила назначение в Форт-Хадли два года назад. Я уже был переведен сюда. Генерал и миссис Кемпбелл тоже были здесь. Кемпбеллы пригласили меня в числе нескольких офицеров к себе, чтобы познакомить со своей дочерью. По работе мы соприкасались не часто, но как психолог она изучала поведение преступников. Я тоже интересовался криминальной психологией. Общие интересы у представителя администрации и психолога — обычное дело.

— Так вы стали друзьями?

— Что-то вроде этого.

— Вместе ходили на ленч?

— Иногда.

— Обеды тоже были? Вместе выпивали?

— Не часто.

— Наедине?

— Один или два раза.

— Но вы, кажется, не знали, где она живет?

— Знал, что в городе, но сам у нее не был.

— А она у вас?

— Да, несколько раз была. На вечеринках.

— Ваша жена ей симпатизировала?

— Нет.

— Почему?

— Сообразите сами, Бреннер.

— Хорошо. Уже сообразил.

У Синтии, разумеется, хватило такта не участвовать в допросе высокопоставленного офицера, поэтому я обратился к ней:

— У вас есть вопросы к полковнику Кенту?

— Один-единственный, очевидный, — ответила она и пристально посмотрела на него.

— Нет, между нами не было интимных отношений. Я сразу бы сказал, если бы были.

— Будем надеяться, — буркнул я. — У нее был друг?

— Насколько мне известно — нет.

— А явные враги были?

Он подумал, прежде чем ответить.

— Некоторые дамы ее не любили. Думаю, видели в ней угрозу. И некоторые мужчины тоже не любили. Чувствовали что-то...

— Что пасуют перед ней?

— Да, вроде этого. Может быть, она была чересчур высокомерна с молодыми неженатыми офицерами, которые пытались ухлестывать за ней. Что касается настоящих врагов, я таких не знаю. — Кент поколебался, потом продолжал: — Если учесть, как она погибла, то я думаю, что убийство произошло на почве неутоленной страсти. Понимаете, существуют женщины, в отношении которых рождаются здоровые эротические или романтические фантазии, но Энн Кемпбелл была другая. Она вольно или невольно провоцировала в некоторых мужчинах желание совершить над ней насилие. И кто-то польстился на приманку. Утолив жажду, насильник понял, что попал в беду. Может быть, она стала поддразнивать его, я и это допускаю. Тому не хотелось всю оставшуюся жизнь провести в Левенуэрте, и он задушил ее. — Он посмотрел на нас. — Многие дают волю одноглазому разгоряченному зверю, и он тащит их прямиком в ад. В нашей работе много таких случаев. Да и в вашей тоже.

Еще как много, но сейчас меня больше интересовало то, что искал одноглазый зверь, и я спросил:

— Она назначала мужчинам свидания? Была активна в любовных делах?

— Как мне судить о ее любовных делах? Я знаю только одного неженатого офицера, с кем она иногда встречалась. Это лейтенант Элби, один из помощников генерала. О своей личной жизни она мне не рассказывала. И поведение ее у меня по роду службы интереса не вызывало. Другое дело, мы не знали, как она развлекается.

— И как же, по-вашему, она развлекалась?

— Будь я на ее месте, у меня было бы две жизни — служебная и внеслужебная, и чтобы они не соприкасались.

— Какие у Ярдли бумаги, касающиеся Энн Кемпбелл?

— М-м... Я думаю, он имеет в виду тот случай, когда в городе ее задержала полиция. Это произошло год назад, она еще и в штат не была введена. Ярдли позвонил мне, я приехал и забрал ее.

— Значит, Кемпбелл все-таки попадала в поле вашего профессионального зрения?

— Пустяковая история и негласная. Ярдли сказал, что протокол задержания составлять не будет.

— Очевидно, солгал. За что ее задержали?

— Ярдли сказал, за нарушение общественного порядка.

— И как же Энн Кемпбелл нарушила общественный порядок?

— Вступила на улице в словесную баталию с каким-то парнем.

— Подробности знаете?

— Нет, Ярдли не распространялся. Просто позвонил и сказал, чтобы я отвез ее домой.

— И вы отвезли ее домой.

— Я же сказал, что не знаю, где она живет. Не пытайтесь поймать меня, Бреннер. Я отвез ее на базу. Это было около двадцати трех часов. Кстати, Энн была трезвая как стеклышко. Я привез ее в офицерский клуб выпить. Так, для успокоения. Она не рассказывала, что произошло, а я не расспрашивал. Потом я вызвал такси, и около полуночи она уехала домой.

— Тот человек, с которым Кемпбелл вступила в словесную баталию, — вы не знаете его имени? Или того полицейского, который произвел задержание?

— Нет, но Ярдли, уверен, знает. Спросите у него, — Кент улыбнулся, — поскольку наладили полное деловое сотрудничество. Еще есть вопросы?

— Что вы почувствовали, когда узнали, что она убита? — спросила Синтия.

— Был ошеломлен.

— Вам было жаль ее?

— Конечно. И жаль генерала и миссис Кемпбелл. И еще я разозлился до чертиков. Такое происшествие на моем участке! Я симпатизировал Энн, но ее смерть не стала моим личным горем, не так уж мы были близки, скорее, крупной служебной неприятностью.

— Ценю вашу откровенность, — заключил я.

— Только тогда оцените по-настоящему, когда наслушаетесь всякой чуши.

— Не сомневаюсь... У вас ко мне есть вопросы?

Кент улыбнулся:

— Сколько, вы сказали, времени занимает езда с базы до Соснового Шепота?

— Полчаса. Рано утром — меньше.

Он кивнул, потом окинул взглядом мебель и вещи из квартиры Энн Кемпбелл:

— Как, по-вашему, нормально?

— Нормально. Хорошая работа. Только распорядитесь поставить несколько раздвижных перегородок, повесить картинки и развесить одежду на крючках — в тех местах, где были встроенные шкафы... Скажите, из цокольного этажа все взяли?

Синтия понимающе посмотрела на меня.

— Да, но вещи оттуда пока в ящиках. Должны привезти еще несколько столов и полок. Тогда воспроизведем обстановку подвала. — Он помолчал. — Я думал, кое-что еще обнаружили. Вы, случайно, не заметили, что нет... м-м... интимных предметов?

— Вы хотите сказать, противозачаточных средств, сексуальных стимуляторов и тому подобного? Писем от мужчин, фотографий дружков?

— Не знаю, зачем незамужней женщине стимуляторы, и в бумагах я особенно не рылся... Я имел в виду противозачаточные средства, таблетки...

— Вы к чему-нибудь притрагивались, Билл?

Вместо ответа он вытащил из кармана брюк пару хирургических перчаток и сказал:

— Допускаю, что я мог и голыми руками притронуться, когда руководил разгрузкой вещей. Ярдли тоже раза два случайно прикасался...

— Или намеренно.

Кент кивнул:

— Или намеренно. Занесите еще одного в ваш список подозреваемых.

— Непременно.

Я прошел в тот угол, где была размещена мебель из служебного кабинета Энн Кемпбелл. Предметы обстановки были строгие, спартанские, которые так любят покупать армейские хозяйственники, в то время как их представители в конгрессе выбивают средства на приобретение очередного трехмиллионного танка: металлический стол, вращающееся кресло, два складных стула, книжная полка, две высокие картотеки, компьютер. На книжных полках стояли стандартные тексты по психологии, военные публикации по психологической войне, спецоперациям и прочим смежным предметам.

Я выдвинул один из ящиков и по наклейкам-указателям увидел, что здесь лежат конспекты лекций. Выдвинул другой, с надписью «Конфиденциальное». Папки здесь были без названий, но пронумерованы. Я раскрыл одну, перебрал бумаги, которые оказались записями беседы с человеком, обозначенным инициалами Р. Дж. Высказывания ее собеседника были отмечены буквой "В", то есть «Вопросы» или «Вопрошающий». Все это выглядело как обычные записи психолога или психоаналитика, правда, человек, выбранный для собеседования, был своеобразный. Судя по первой странице, это был обвиняемый в половом преступлении. Вопросы тоже носили любопытный характер: «Как вы выбрали свою жертву?» или «Как она реагировала, когда вы потребовали сделать вам феллацио?» Я захлопнул папку. Обычные бумаги полицейского или тюремного психиатра, но какая связь с психологической войной? Очевидно, тема представляла частный интерес для Энн Кемпбелл.

Я задвинул ящик и подошел к компьютеру. Я даже включать эти штуковины не умею.

— У нас в Фоллз-Черч есть одна особа, — сказал я Кенту, — Грейс Диксон, вот она знает, как управлять электронными мозгами. Позову-ка я ее, чтобы приехала, а до тех пор — чтобы никто даже приблизиться сюда не смел.

Синтия тоже вошла в «кабинет» Энн Кемпбелл.

— Там есть сообщение, — сказала она, посмотрев на автоответчик.

Кент кивнул:

— Да, около полудня был звонок. Через несколько минут после того, как телефонная компания получила заказ на перевод номера сюда.

Синтия нажала кнопку «пуск». Раздался мужской голос:

— "Энн, это Чарлз. Я пытался позвонить тебе раньше, но у тебя, наверное, барахлил телефон. Я знаю, что у тебя сегодня выходной, но в училище побывал полицейский наряд. Они увезли куда-то всю твою мебель и все твои вещи. Без всяких объяснений. Пожалуйста, позвони мне или давай пообедаем в офицерском клубе. Все это очень странно. Я бы позвонил в полицию, да вот беда: люди, разобравшие твою мебель, и есть полиция. — Он фыркнул, но смешок прозвучал искусственно. — Надеюсь, что ничего серьезного не случилось. Звони".

— Кто это? — спросил я Кента.

— Полковник Чарлз Мур. Начальник ее Учебного центра.

— Что вам о нем известно?

— Что можно сказать... Естественно, психиатр, доктор медицины. Странный тип. Не вписывается он здесь, всегда сам по себе. Впрочем, Учебный центр существует как бы сам по себе. Я даже думаю иногда: поставили бы уж стену со сторожевыми вышками.

Синтия спросила:

— Они были друзьями?

— Судя по всему, они были достаточно близки. Он был для нее своего рода наставником — что, между прочим, не говорит о ее хорошем вкусе, извините.

— Когда расследуется дело об убийстве, о мертвых не обязательно говорить хорошо.

— И все-таки это было неуместное замечание. — Кент потер глаза. — Я просто... немного устал.

— Да, у вас напряженный день, — вставила Синтия. — Неприятная роль нести родителям новость о смерти их дочери.

— Да, малоприятная. Я позвонил, к телефону подошла миссис Кемпбелл, сказал, что заеду к ним домой... Она поняла: что-то стряслось. Приехал я с главным капелланом, майором Имзом, и врачом, капитаном Суиком. Кемпбеллы увидели нас... Сколько раз видел, как извещают о смерти, сам участвовал в этой скорбной процедуре... Если человек погиб в бою, находишь какие-то верные слова. Но вот убийство... что тут скажешь?

— Как они приняли известие? — спросила Синтия.

— Мужественно. Как и подобает солдату и его жене. Я пробыл там всего несколько минут, потом уехал, оставив с ними капеллана.

— Надеюсь, вы не вдавались в подробности? — сказал я.

— Нет. Только сказал, что Энн нашли на стрельбище мертвой и, очевидно, это убийство.

— А что сказал генерал?

— Сказал... «Погибла, выполняя свой долг». — Кент помолчал. — Наверное, в этих словах находишь утешение.

— Значит, вы не вдавались в детали... Не сказали о ее позе, о том, что, возможно, она была изнасилована?

— Нет. Он, правда, спросил, как она умерла. Я ответил, что, вероятно, ее задушили.

— И что он сказал?

— Ничего.

— Вы сообщили ему мое имя и дали номер телефона?

— Да, он спросил, подключились ли к расследованию люди из УРП. Я сказал, что воспользовался вашим здесь присутствием и присутствием мисс Санхилл и попросил вас заняться этим делом.

— Что он на это ответил?

— Генерал хочет, чтобы делом занялся майор Боуз, начальник здешнего отделения УРП.

— Что вы ему ответили?

— Я не стал обсуждать с ним эту тему. Он сам понимает, что назначение следователя не входит в его компетенцию.

— Как приняла известие о смерти дочери миссис Кемпбелл?

— Стойко, но по всему было видно, что вот-вот разрыдается. Сохранять невозмутимость в любых обстоятельствах — первое дело для генералов и их жен. Чувствуется старая школа.

— Хорошо, Билл. Бригада экспертов прибудет после заката и, вероятно, проработает всю ночь. Скажите своим людям, чтобы никого из посторонних не допускали.

— Сделаю... Хочу напомнить, Пол: генерал желает вас видеть у себя дома. И как можно скорее.

— Зачем?

— Вероятно, чтобы узнать обстоятельства смерти дочери и попросить ввести в курс дела майора Боуза.

— Отлично. Я это сделаю по телефону.

— Вот еще что. Звонили из Пентагона. Главный военный прокурор согласился с мнением вашего босса, что вы и мисс Санхилл никак не связаны с нашими людьми и способны лучше выполнить задание, чем здешнее отделение УРП. Это решение окончательное. Можете сообщить о нем генералу. Рекомендую сделать это немедленно.

— А я хочу немедленно поговорить с Чарлзом Муром.

— В порядке исключения, Пол, будьте хоть немного политичны.

Я вопросительно взглянул на Синтию. Она кивнула. Я пожал плечами:

— Ну что ж, тогда к генералу и миссис Кемпбелл.

Кент проводил нас до выхода.

— Знаете, — сказал он, — это ирония судьбы... У Энн было любимое выражение, как бы личный девиз... Она вычитана его у какого-то философа, кажется, Ницше... «То, что не убило нас, закаляет...» И вот она убита.

Глава 13

Мы ехали к генералу.

— Знаешь, я, кажется, представляю себе эту измученную, несчастную молодую женщину...

— Поправь зеркало заднего вида.

— Не надо, Пол.

— Прости.

Я, наверное, задремал, потому что почувствовал, как Синтия толкнула меня в бок.

— Ты слышат, что я сказала?

— Да. Ты сказала «не надо».

— Нет, я сказала, что Кент что-то скрывает.

Я выпрямился и зевнул.

— Да, есть такое впечатление... Не могли бы мы где-нибудь остановиться и выпить по чашке кофе?

— Не могли бы. Лучше скажи, ты действительно подозреваешь Кента?

— Как тебе сказать... Подозревать многих можно, теоретически. Мне, например, не нравится одно обстоятельство: у него жена уехала, и некому подтвердить его алиби. Большинство женатых мужчин утром дома, в постели с женами. А когда жена в отъезде и такое происшествие, невольно задумываешься: дикое совпадение или что-нибудь другое?

— Как тебе Ярдли?

— Не так глуп, как кажется.

— Совсем не глуп. Мне приходилось работать с ним год назад, когда я вернулась из Европы. Один солдат изнасиловал мидлендскую девушку, и я имела удовольствие познакомиться с шефом Ярдли.

— Дело знает?

— Еще как! Помню, он говорил: военные прибывают и убывают, а он тридцать годков за порядком наблюдает, его тут знает каждая собака. Вдобавок умеет быть обаятельным, когда нужно, и хитрющий как змей.

— И вдобавок оставляет пальчики — там, где они уже могли быть.

— Кент тоже оставляет. И мы с тобой.

— Верно. Но мне точно известно, что я не убивал. А ты?

— Я спала, — спокойно сказала Синтия.

— Одна? Это плохо. Пригласила бы меня к себе. У нас у обоих было бы алиби.

— Уж лучше быть подозреваемой.

Дорога была длинная, прямая и узкая, как глубокий черный рубец на теле высоченных сосен. От раскаленного асфальта волнами поднимался горячий воздух.

— В Айове так же жарко?

— Да, только воздух суше.

— Никогда не думаешь вернуться туда?

— Иногда думаю. А ты?

— Я частенько бываю в родных местах. Но от моего южного Бостона мало что осталось. Город изменился.

— Айова все та же, зато я изменилась.

— Ты еще молоденькая. Запросто можешь уволиться и начать карьеру на гражданке.

— Я люблю свою работу.

— Такую же работу можно и в Айове найти. Запишись в полицию округа. Возьмут, с твоим-то опытом.

— Последнего уголовника в округе нашли умершим от скуки десять лет назад. В полиции десять дюжих мужиков. Заставили бы меня варить кофе и трахаться с ними.

— Ну что ж, кофе, по крайней мере у тебя получается отличный.

— Пошел ты знаешь куда...

Получил, Бреннер? Так тебе и надо.

Трудно найти верные слова и тон, когда встречаешься с женщиной, которую видел голой, с которой спал или разговаривал ночь напролет. Нельзя быть равнодушным, притворяться, что этого не было, но не следует вести себя развязно только потому, что этого больше нет. Не надо давать волю языку и рукам. Ее не потреплешь по щечке и не похлопаешь по попе — как бы тебе этого ни хотелось. Но не нужно бояться сердечного рукопожатия, опасаться положить руку ей на плечо или ткнуть пальцем в бок, как это делала сейчас Синтия. Должно быть руководство по общению в таких ситуациях, если его нет; еще лучше выпустить закон, запрещающий бывшим возлюбленным приближаться друг к другу ближе, чем на сто ярдов. Все это, естественно, в том случае, если ты не хочешь возобновить отношения.

— У меня всегда было ощущение, что у нас с тобой все осталось в подвешенном состоянии.

— А у меня всегда было ощущение, что ты испугался встречи с... моим женихом и попросту сбежал. — Синтия помолчала, потом добавила: — Наверное, из-за меня не стоило затевать историю.

— Что ты говоришь? Он угрожал убить меня. Осторожность неотделима от храбрости.

— Может быть. Но иногда нужно драться — если действительно хочешь чего-то добиться. У тебя же есть награда за храбрость.

Она ставила под сомнение мою мужественность, и это меня раздражало.

— К вашему сведению, мисс Санхилл, я получил Бронзовую звезду за то, что взял какую-то долбаную высоту, о которой знать не знал и слышать не слышал. Но будь я проклят, если соглашусь играть роль доблестного рыцаря вам на потеху... Кроме того, я что-то не припомню, чтобы ты давала мне надежду.

— Я не знала, кого из вас выбрать, и потому решила, что буду с тем, кто останется в живых.

Синтия посмотрела на меня. Я видел, что она улыбается.

— Неостроумно, — заметил я.

— Извини. — Она похлопала меня по колену. — Люблю, когда ты сердишься.

Я ничего не сказал. Дальше мы продолжили путь молча.

Мы подъезжали к окраине военного городка. Показался ряд старых крупнопанельных строений и большой щит с надписью: «Учебный центр сухопутных войск США по подготовке специалистов для ведения психологической войны. Посторонним вход воспрещен».

— Заедешь сюда после встречи с генералом?

— Постараюсь, — ответил я, поглядев на часы.

Быстрее, быстрее. Вдобавок к проблеме «остывания» следов я чувствовал, что чем больше у людей в Вашингтоне и Форт-Хадли будет времени на размышление, тем вероятнее меня ждет головомойка. Не пройдет и семидесяти двух часов, как база будет кишмя кишеть фэбээровцами и чинушами из УРП, жаждущими набрать очки, не говоря уже о журналистской братии, которая собралась, конечно, в Атланте и ломает голову над тем, как попасть оттуда сюда.

— Как мы поступим с этой дрянью из подвала? — спросила Синтия.

— Не знаю. Хорошо, если бы она нам вообще не понадобилась. Пусть полежит несколько дней.

— А если Ярдли найдет эту комнату?

— Пусть он тогда и думает, что делать с этой дрянью.

— В этой дряни, может быть, и скрыт ключ к преступлению.

Я смотрел в боковое стекло на сооружения базы.

— Нет, в той комнате полно компромата, от которого зависит жизнь и карьера многих людей, судьба ее родителей, посмертная репутация Энн.

— Неужели это говорит Пол Бреннер?

— Это говорит кадровый офицер Пол Бреннер, а не сыщик Пол Бреннер.

— Я понимаю. Это правильно.

— Конечно, правильно. Я бы то же самое для тебя сделал.

— Благодарю, но мне нечего скрывать.

— Ты замужем?

— Тебя это не касается.

— Что верно, то верно.

Мы подъехали к официальной резиденции генерала, именуемой Бомон. Это был большой, сложенный из кирпича дом с множеством белых колонн. Стоял он на засаженном деревьями участке в несколько акров на восточном краю военного городка, этакий оазис с магнолиями, величавыми дубами и клумбами посреди армейской простоты.

Бомон — осколок эпохи, которая предшествовала Гражданской войне, родовое гнездо могущественного клана Бомонов, чьи потомки по сей день обретаются в округе. Дом не был подмят сапогами солдат Шермана, шагающих к морю, так как находился в стороне от главного направления марша, но сильно разграблен и порушен мародерами и дезертирами. Местные жители рассказывают, что всех женщин в роде изнасиловали, путеводитель по округу утверждает, что Бомоны бежали на несколько шагов впереди наступающих янки.

Дом был экспроприирован оккупационными войсками и использовался как штабной пункт, потом на каком-то этапе его возвратили законным владельцам, а затем, в 1916 году, продали вместе с плантациями федеральному правительству, которое назвало это место лагерем Хадли. Так дом снова перешел в собственность армии, ближние хлопковые поля стали военным городком, а остальные сто тысяч акров лесистой местности — территорией для учений и маневров.

Трудно установить, какой отпечаток на местное население наложила история, но было понятно, что влияние истории в здешних краях не поддается разумению парнишки из южного Бостона или девчонки с фермы в глубине Айовы. В результате встреча такого человека, как я, с таким человеком, как Ярдли, не становится встречей умов и сердец.

Мы вылезли из машины.

— У меня колени дрожат, — призналась Синтия.

— Прогуляйся по парку. Я один справлюсь.

— Ничего, постараюсь взять себя в руки.

Мы поднялись по ступеням к портику с колоннами, я нажал кнопку звонка. Дверь открыл красивый молодой лейтенант, на его нагрудной карточке значилось имя — Элби. Я сказал:

— Уорент-офицеры Бреннер и Санхилл прибыли к генералу и миссис Кемпбелл по его просьбе.

— Да-да... — Он быстрым взглядом окинул неформальную одежду Синтии и впустил нас. — Я личный помощник генерала. С вами хочет поговорить адъютант генерала, полковник Фаулер.

— Я должен видеть генерала по его просьбе.

— Я знаю, мистер Бреннер. Но сначала поговорите с полковником Фаулером, прошу вас.

Мы с Синтией прошли за ним в просторный передний зал, убранный в стиле и духе тех времен. Подозреваю, что обстановка и вещи здесь не принадлежали первоначально Бомонам, а прикуплены с бору по сосенке у разорившихся плантаторских потомков. Лейтенант Элби провел нас в приемную, почти полупустую, если не считать множества стульев. Образ жизни плантатора, убежден, сильно отличается от современного генерала, но есть между ними и общее — посетители-просители, много посетителей. Торговцев направляли к заднему входу, плантаторов сразу же провожали в гостиную, а посетители, прибывшие по официальному делу, допускались только до этой приемной комнаты вплоть до выяснения их социального положения.

Элби вышел, а мы стоя ждали полковника Фаулера.

— Это тот молодой человек, который ухаживал, по словам полковника Кента, за Энн Кемпбелл. Симпатично выглядит, — сказала Синтия.

— Он выглядит как щенок, который мочится в постели.

Она переменила тему:

— Тебе никогда не хотелось быть генералом?

— Мне бы в своем уорент-офицерском звании удержаться.

Синтия попыталась улыбнуться, но слишком нервничала. Я тоже был не в своей тарелке. Чтобы разрядить напряженность, я выдал старую армейскую хохму:

— Чтобы надеть штаны, генерал сначала поднимает одну ногу, потом другую — как и прочие смертные.

— А я сажусь на кровати и натягиваю штаны на обе ноги одновременно.

— Ты понимаешь, о чем я.

— Может, мы поговорим с адъютантом и смоемся?

— Нельзя. Он славится учтивостью и может обидеться. Они такие.

— Я больше из-за его жены нервничаю... Мне надо было переодеться.

Зачем я пытаюсь раскусить этих людей?

— Это скажется на его карьере, правда? — сказала Синтия.

— Все зависит от исхода дела. Если мы не найдем преступника и никто не найдет ту комнату и не натащит грязи, для него все обойдется благополучно. Его любят. Но если заварится каша, то придется уйти в отставку.

— Тогда конец его честолюбивым политическим планам...

— А у него есть политические планы?

— Газеты пишут, что есть.

— Пусть пишут. Меня это не касается.

В действительности же это могло коснуться и меня. О генерале Джозефе Лайоне Кемпбелле говорили, что на очередных выборах партия, возможно, выдвинет его кандидатом на пост вице-президента. Его имя упоминалось также в качестве возможного посланца от родного штата в сенат или кандидата в губернаторы Мичигана. Его называли и преемником нынешнего начальника штаба сухопутных сил, что принесло бы ему четвертую звезду, и подходящим человеком на должность главного военного советника самого президента.

Множество перспектив, открывающихся перед генералом Кемпбеллом, имело один источник — его участие в войне в Персидском заливе. До тех событий о нем никто не слышал. Однако по мере того, как тускнела память о войне, из общественного сознания выветривалось имя генерала. Это был либо какой-то хитроумный план самого Джозефа Кемпбелла, либо он действительно не хотел иметь ничего общего с политикой.

Как и почему вояку Джо Кемпбелла назначили в это болото, именуемое Форт-Хадли, — одна из тех тайн, которую могли объяснить только пентагоновские спецы по служебным игрищам и интригам. Но у меня вдруг возникло подозрение, что политические воротилы в Пентагоне осведомлены о том, что у генерала Кемпбелла имеется на крепостном валу лишняя пушечка, и эту пушечку зовут Энн Кемпбелл.

Тем временем в комнату вошел высокий человек в форме защитного цвета, с полковничьими орлами, знаком принадлежности к службе генерального адъютанта, и именной карточкой на груди — Фаулер. Он представился адъютантом генерала Кемпбелла. Вообще-то среди военных достаточно назвать имя и звание, но люди ценят, когда добавляется должность.

Мы обменялись рукопожатиями, и полковник Фаулер сказал:

— Да, генерал желает видеть вас. Но мне бы хотелось сначала поговорить с вами. Может быть, присядем?

Я разглядывал полковника Фаулера. Он был чернокожий, и мне представилось, как жившие здесь бывшие рабовладельцы переворачиваются в гробу. Фаулер был изысканно одет, прекрасно говорил и держался с отличной военной выправкой. По-видимому, он был идеальным адъютантом, то есть человеком, совмещающим обязанности офицера-кадровика, главного советника, передатчика генеральских пожеланий и прочее, и прочее. Адъютант — это не то что заместитель командира, который, как и вице-президент США, конкретно ничем не занят.

Я обратил внимание, что у Фаулера длинные ноги. Казалось бы, какое это имеет отношение к делу? Между тем адъютант обязан совершать бесконечные переходы от генерала к его подчиненным и обратно, дабы передать распоряжения и принести донесения. Бегать при этом не полагается, так что приходится вырабатывать особую адъютантскую походку, которая особенно требуется на парадах, где коротконожка может испортить весь строй. Словом, Фаулер с головы до пят был офицером и джентльменом. В отличие от белых вроде меня, которые допускают некоторую неряшливость, чернокожий офицер, как и женщина-офицер, должен постоянно что-то кому-то доказывать. Любопытно, что чернокожие и женщины по-прежнему придерживаются стандартов и идеалов белого офицерства старой школы, хотя эти идеалы и стандарты не более чем миф. На пятьдесят процентов армия вообще видимость.

Полковник произнес:

— Курите, если желаете. Может быть, выпить?

— Нет, сэр, спасибо.

Фаулер похлопал по ручке кресла и начал:

— Случившееся, конечно, трагедия для генерала и для миссис Кемпбелл. Нам следует позаботиться, чтобы это не стало трагедией всей армии.

— Да, сэр. — Чем меньше слов, тем лучше. Если ему хочется говорить, милости просим.

— Смерть капитана Кемпбелл, которая произошла на базе, где начальник ее отец, и таким образом, как она произошла, определенно вызовет сенсацию.

— Да, сэр.

— Думаю, мне нет необходимости напоминать вам обоим, что никаких разговоров с прессой.

— Разумеется, нет.

Фаулер глянул на Синтию:

— Как я понимаю, вы наложили арест на виновника того изнасилования. Как по-вашему: между двумя происшествиями есть связь? Не было ли двух преступников? Или, может быть, вы задержали не того человека?

— Это исключено, полковник.

— Но это возможно. Не стоит ли вам еще раз продумать и проверить?

— Нет, полковник, это два совершенно различных происшествия, — решительно ответила Синтия.

Было ясно, что ближайшее окружение генерала уже собиралось для выработки линии поведения и какой-то умник выдвинул эту идею как вероятную, желательную или официальную, а именно: жалкая кучка новобранцев на базе гоняется за бедными, ничего не подозревающими женщинами-военнослужащими.

— Все это липа, полковник, — сказал я.

Он пожал плечами и обратился ко мне:

— У вас есть подозреваемые?

— Нет, сэр.

— А какие-нибудь зацепки?

— Пока тоже нет.

— Но у вас должна быть какая-нибудь версия, мистер Бреннер?

— Да, но это только версии. И вы им не поверите.

Очевидно, недовольный моим ответом, Фаулер подался вперед:

— Я не хочу верить, что изнасилована и убита женщина-офицер, а преступник на свободе. Остальное меня не волнует.

Поспорим? Но сказал другое:

— Я слышал, что генерал хочет отстранить меня и мисс Санхилл от расследования этого дела.

— Думаю, что это была его первоначальная реакция. Но он поговорил с некоторыми людьми в Вашингтоне и теперь изменил свое мнение. Поэтому он и хотел встретиться с вами и мисс Санхилл.

— Чтобы дать рекомендации? Понимаю.

— Может быть... Если вы, конечно, не захотите самоустраниться. Если да, то это никак не скажется на вашей карьере. Напротив, вам будет объявлена благодарность за активное начало расследования и обоим предоставлен тридцатидневный административный отпуск, начиная с сегодняшнего дня. В этом случае особой причины для встречи с генералом нет и вы можете быть свободны.

В общем, неплохая предложена сделка, и чтобы не думать о ней, я сказал:

— Мой непосредственный начальник полковник Хеллман поручил мне и мисс Санхилл расследовать это происшествие. Мы приняли задание. Вопрос закрыт, полковник.

Фаулер кивнул. Откровенно говоря, я еще не подобрал к нему ключ. За строгой внешностью адъютанта скрывался, очевидно, ловкий карьерист. Он должен держаться за свою должность, которая по всем воинским стандартам была поганой. Но человеку никогда не стать генералом, если он не пообтерся в ближайшем генеральском окружении. Судя по всему, полковнику Фаулеру оставалось сделать тройной прыжок до первой Серебряной звезды.

Фаулер задумался, в комнате воцарилась тишина. Сказав свое слово, я вынужден был ждать ответа. У старших офицеров есть пренеприятная привычка погружаться в долгое молчание. Неопытный младший офицер решает заполнить паузу каким-нибудь замечанием и получает ледяной взгляд, а то и выговор. Это как обманный маневр в футболе или войне. Я мало знаком с полковником Фаулером, но мне хорошо известен такой тип офицеров. Он явно испытывал мои нервы и решимость — для того, может быть, чтобы понять, с кем имеет дело — с дурачком-энтузиастом или такой же продувной бестией, как и сам. Надо отдать должное Синтии: она тоже благоразумно молчала.

Наконец Фаулер сказал, обращаясь ко мне:

— Мне известно, зачем мисс Санхилл находится здесь, в Форт-Хадли. Но что привело в нашу скромную обитель следователя из особой группы УРП?

— Я прибыл сюда по секретному заданию и под чужим именем. Один из уорент-офицеров на оружейном складе базы решил открыть собственное дельце. Я избавил вас от некоторых неприятностей. Там надо усилить охрану... Уверен, что начальник полиции ввел вас в курс дела.

— Да. Это было несколько недель назад, когда вы прибыли.

— Значит, вы знали, что я здесь?

— Да, но я не знал, зачем вы здесь.

— Как вы думаете, почему полковник Кент попросил меня заняться убийством капитана Кемпбелл? Никто не хотел браться за это дело.

Фаулер подумал секунду-другую.

— Видите ли, полковник Кент недолюбливает начальника нашего отделения УРП майора Боуза. Ваше начальство в Фоллз-Черч все равно поручило бы это расследование вам. Полковник Кент поступил так, как считал удобным для всех.

— Включая полковника Кента. Из-за чего у них нелады?

Он пожал плечами:

— Вероятно, из-за полномочий. Качают права.

— Ничего личного?

— Не знаю. Спросите у них сами.

— Непременно спрошу, — сказал я, а пока спросил полковника Фаулера: — Вы лично знали капитана Кемпбелл?

Он кинул на меня испытующий взгляд:

— Да, знал. Между прочим, генерал попросил меня сказать надгробное слово.

— Понятно. Вы работали с генералом Кемпбеллом до того, как получили назначение сюда?

— Да, я был под началом генерала Кемпбелла еще в то время, когда он командовал бронетанковой дивизией, дислоцированной в Германии. Потом вместе воевали в заливе, и вот теперь служим здесь.

— Он просил о вашем назначении сюда?

— Думаю, это не столь важно.

— Как я понимаю, вы знали Энн Кемпбелл до Форт-Хадли?

— Знал.

— Не могли бы вы сказать о характере ваших отношений? — Вопрос на засыпку.

Фаулер подался вперед, посмотрел мне прямо в глаза:

— Прошу прощения, мистер Бреннер. Это допрос?

— Да, сэр.

— Разрази меня гром!

— Надеюсь, этого не случится.

Он засмеялся и встал.

— Хорошо, приходите оба завтра ко мне. Берите под обстрел. Позвоните, договоримся о времени. А сейчас прошу за мной.

Мы вышли вслед за Фаулером в центральный холл и направились в глубину здания, где остановились перед закрытой дверью. Полковник сказал:

— Приветствовать не обязательно, просто несколько слов соболезнования. Генерал попросит вас присесть. Миссис Кемпбелл не будет. Она только что приняла успокоительное. И, пожалуйста, покороче. Постарайтесь уложиться в пять минут.

Он постучал, открыл и, войдя, объявил, что прибыли уорент-офицеры УРП Бреннер и Санхилл. Церемония была похожа на сцену из телесериала.

Мы с Синтией вошли и очутились в своего рода убежище из полированного дерева, кожи и меди. Шторы были опущены, и темноту разгоняла только настольная лампа, затененная зеленым абажуром. За письменным столом стоял генерал-лейтенант Джозеф Кемпбелл в защитной форме. Его грудь была увешана наградами. Прежде всего бросалось в глаза, что это был крупный мужчина, не только высокий, но широкоплечий и ширококостный, как те вожди старинных шотландских кланов, откуда, очевидно, и шел его род, и в этой связи я уловил в комнате безошибочный запах шотландского виски.

Генерал протянул руку Синтии.

— Мои глубочайшие соболезнования, сэр.

— Благодарю.

Я тоже пожал протянутую мне большую руку, тоже выразил соболезнование и добавил, как будто эта встреча была устроена по моей инициативе:

— Простите, что вынужден беспокоить вас в такое время.

— Ничего. — Он сел. — Присядьте, пожалуйста.

Мы опустились в глубокие кожаные кресла перед столом. При свете настольной лампы я изучал лицо генерала: русые с сединой волосы, ясные голубые глаза, тяжелый раздвоенный подбородок, черты лица крупные, выразительные. Видный мужчина, но, кроме глаз, вся красота Энн Кемпбелл перешла от матери.

В присутствии генерала никто не заговаривает первый, но Джозеф Кемпбелл молчал. Он смотрел между Синтией и мной на какой-то предмет позади нас, потом кивнул, очевидно, Фаулеру, и я услышал, как закрылась дверь. Полковник вышел.

Генерал посмотрел на Синтию, потом на меня и заговорил тихим, как бы даже не своим, не тем, знакомым по радио и телепередачам голосом:

— Как я понимаю, вы не хотите отказываться от этого задания?

— Нет, сэр, — ответили мы хором.

Кемпбелл посмотрел на меня:

— Не знаю, сумею ли я убедить вас, что со всех точек зрения будет полезнее, если вы передадите дело майору Боузу?

— Весьма сожалею, генерал, — ответил я, — это дело выходит за пределы Форт-Хадли и вашего личного горя. Никто не в силах это изменить.

Генерал кивнул.

— В таком случае можете рассчитывать на полное сотрудничество — как мое личное, так и всех моих подчиненных.

— Благодарю вас, сэр.

— Вы не имеете представления, кто мог сделать это?

— Нет, сэр.

— Готовы ли вы обещать, что проведете работу как можно быстрее и в контакте с нами, чтобы свести до минимума сенсационные аспекты этого инцидента и никому не навредить?

— Уверяю вас: наша единственная цель — как можно быстрее выследить преступника.

— Мы с самого начала приняли меры по уменьшению постороннего вмешательства, — добавила Синтия. — Мы перевезли все содержимое дома капитана Кемпбелл сюда, на базу. Шеф полиции Ярдли очень недоволен этим и, вероятно, свяжется с вами по этому вопросу. Мы были бы крайне признательны, если бы вы сказали ему, что дали разрешение на эту акцию. Ваше веское слово сыграет огромную роль в предотвращении чрезмерной огласки и вреда, который может быть нанесен базе и всей армии.

Генерал несколько секунд пристально, словно изучая, смотрел на Синтию. Нет сомнения, что, глядя на молодую привлекательную женщину того же возраста, что и его дочь, он не мог не думать о ней. Что он думал, мне неведомо.

— Считайте, что это уже сделано, — сказал он Синтии.

— Благодарю вас, генерал.

— Насколько мне известно, генерал, вы должны были увидеться с дочерью сегодня утром, после ее дежурства?

— Да... — ответил он. — Мы собирались позавтракать все вместе. Она не приехала вовремя, и я позвонил полковнику Фаулеру в штаб. Он сообщил, что в штабе ее нет. Полагаю, он звонил и к ней домой.

— В какое приблизительно время это было, сэр?

— Я не уверен в точности. Мы ждали ее в семь часов. В штаб я звонил, очевидно, в семь тридцать.

Я не стал добиваться от него большего, только сказал:

— Мы ценим ваше обещание оказывать нам полную поддержку, генерал, и не замедлим воспользоваться вашей помощью. Как только у вас появится возможность, мне хотелось бы более подробно побеседовать с вами и с миссис Кемпбелл. Может быть, завтра?

— Боюсь, что завтра мы будем заняты приготовлениями к похоронам и другими частными делами. На другой день после похорон будет удобнее.

— Большое спасибо, — произнес я и добавил: — Родственники часто располагают информацией, которая может разрешить дело, хотя они этого не сознают.

— Я понимаю. — Генерал на секунду задумался. — Как вы полагаете... это был кто-то, кого она знала?

— Весьма возможно. — Я пристально посмотрел на него. Наши взгляды встретились.

— У меня тоже такое ощущение, — сказал он наконец.

— Скажите, генерал, кто-нибудь еще, помимо полковника Кента, говорил вам об обстоятельствах смерти вашей дочери?

— Нет. Впрочем, меня коротко проинформировал полковник Фаулер.

— О том, что не исключается изнасилование и в каком положении ее нашли?

— Именно.

Наступило молчание. По опыту общения с генералами я понял, что Кемпбелл не ждет, когда я договорю, а дает понять, что аудиенция окончена.

— Не могли бы мы чем-нибудь помочь вам? — спросил я напоследок.

— Нет... Только найдите этого сукина сына. — Он поднялся с кресла, надавил кнопку звонка на столе. — Благодарю за визит.

Мы с Синтией тоже встали.

— Благодарю вас, генерал, — сказал я, пожимая ему руку. — И еще раз примите мои глубочайшие соболезнования.

Он задержал в ладони руку Синтии — или мне показалось?

— Знаю, вы приложите все усилия. Вы понравились бы моей дочери. Она любила уверенных в себе женщин.

— Спасибо, генерал. Обещаю: сделаю все, что могу. Мои соболезнования.

На пороге кабинета возник полковник Фаулер и через передний зал проводил нас до выхода.

— Я знаю, что вы обладаете полномочиями производить аресты. Хочу попросить, чтобы вы извещали меня заранее, если собираетесь кого-то арестовать.

— Зачем?

— Затем, — резко ответил он. — Мы хотим знать, если кто-то из личного состава базы подвергается аресту со стороны.

— Такое случается, — согласился я. — Если вы не знаете, довожу до вашего сведения, что несколько часов назад я бросил за решетку сержанта с оружейного склада. Готов извещать, если настаиваете.

— Буду вам благодарен, мистер Бреннер. Есть три способа работать: по правилам, не по правилам и по-военному. Вы, кажется, стараетесь работать по правилам, а это неправильно.

— Мне это известно, полковник.

— Если передумаете насчет тридцатидневного оплачиваемого отпуска, дайте мне знать, — сказал он Синтии. — Если не передумаете, держите со мной связь. Мистер Бреннер принадлежит к особому типу людей. Они настолько погружены в работу, что забывают о протоколе и привилегиях.

— Хорошо, сэр. А вы постарайтесь поскорее устроить нам свидание с генералом и миссис Кемпбелл. Нам понадобится по меньшей мере час. И, пожалуйста, звоните нам в Управление военной полиции, если узнаете что-нибудь существенное.

Он распахнул перед нами дверь, и мы вышли. Я обернулся и сказал:

— Кстати, мы слышали ваше сообщение капитану Кемпбелл на автоответчике.

— А, да-да... Глупо сейчас звучит, правда?

— В котором часу вы сделали этот звонок, полковник?

— Около восьми утра. Генерал и миссис Кемпбелл ждали дочь к семи часам.

— И откуда вы сделали этот звонок, сэр?

— Я был на рабочем месте, в штабе базы.

— Вы не поискали ее в штабе? Она могла задержаться на дежурстве.

— Нет... Я подумал, что она забыла о завтраке с родителями и поехала домой... Такое уже бывало.

— Понятно. А вы не догадались посмотреть, есть ли ее машина на штабной стоянке?

— Не догадался... Да, надо было это сделать.

— Кто посвятил вас в подробности смерти капитана Кемпбелл?

— Я разговаривал с начальником полиции.

— И он рассказал, как было обнаружено ее тело?

— Совершенно верно.

— Значит, вы и генерал Кемпбелл знали, что она была привязана, задушена и над ней надругались?

— Да. Что еще вам угодно узнать?

— Больше ничего, сэр... Где я могу связаться с вами в нерабочее время?

— Я живу в офицерских квартирах здесь, на базе. На Бетани-Хилл. Знаете, где это?

— Да, к югу отсюда, по пути на стрельбища.

— Верно. Телефон найдете в служебном справочнике.

— Спасибо, полковник.

— Всего доброго, мистер Бреннер и мисс Санхилл.

Он закрыл дверь. Мы с Синтией пошли к машине.

— Что ты о нем думаешь? — спросила она.

— Много о себе мнит.

— Да, он производит впечатление. Отчасти это, конечно, обычная штабная напыщенность. Но выдержки у него хватает, и палец ему в рот не клади.

— Тем хуже для нас. Он душой и телом предан генералу и только генералу. Их судьбы тесно переплетены. Эти люди, можно сказать, повязаны друг с другом. Серебряная звезда светит полковнику, пока генерал в кресле.

— Другими словами, он может ради генерала солгать?

— И глазом не моргнет. В сущности, он уже солгал — насчет своего звонка Энн Кемпбелл. Мы были там до восьми утра, и сообщение уже было на автоответчике.

Синтия кивнула:

— Да, что-то тут не то.

— Запиши еще одного подозреваемого.

Глава 14

— Куда, в Учебный центр к психологам?

Я посмотрел на свои сугубо гражданские часы. Было без десяти шесть вечера. Вот-вот начнется «Добрый час».

— Нет. Подбрось меня в клуб.

Здание офицерского клуба стояло на холме, в стороне от шумного центра базы, но недалеко, рукой подать.

— Ну и как движутся наши дела? — сказала Синтия.

— Ты имеешь в виду личные или служебные?

— И те и другие.

— М-м... если говорить о служебных — дел невпроворот. А у тебя как?

— Я у тебя спрашиваю.

— Пока ничего. Ты, оказывается, знаешь, что к чему. Я восхищен.

— Спасибо. А личные?

— Личные? Приятно быть с тобой.

— А мне с тобой. — После минуты многозначительного молчания Синтия переменила тему: — Как тебе генерал Кемпбелл?

Я задумался. Когда человек умирает, важно уловить первую реакцию его родственников, друзей, сослуживцев. Я раскрыл несколько убийств, просто замечая, что люди ведут себя не так, как подсказывают обстоятельства.

— Я не заметил глубокой скорби и безутешного горя, какие обычно испытывает отец при вести о смерти сына или дочери. Но генерал такой человек.

— Какой же?

— Солдат, герой, вожак, чем выше на лестнице власти, тем меньше у него своего, личного.

— Пожалуй. — Синтия помолчала. — Если учесть обстоятельства смерти Энн Кемпбелл... Я имею в виду ту позу, в какой ее нашли... Не думаю, чтобы это был отец.

— Мы не знаем, где она умерла — на том месте, где найдена, или на другом. Мы не знаем, умерла она одетой или раздетой. То, что мы видим, и есть видимость. Опытный убийца заставляет видеть то, что он хочет.

— И все-таки невозможно поверить, что он задушил собственную дочь.

— Случай действительно редкий, но время от времени все же попадается. Если бы я был отцом Энн и знал о ее сексуальных закидонах, ей бы не поздоровилось.

— Но ты не дошел бы до убийства собственной дочери.

— Да, не дошел бы. Но как знать... Я просто пытаюсь установить мотивы преступления.

Мы подъехали к офицерскому клубу, который, как я уже говорил, размешался в здании испанской архитектуры, с наружной лепниной. Стиль этот был в моде в 20-е годы XX века, когда оно и строилось, а лагерь Хадли стал Форт-Хадли. Победоносно завершилась Первая мировая война, которая должна была покончить со всеми войнами, но где-то в дальнем уголке общественного сознания затаилась мысль, что надо готовить большую регулярную армию для следующей войны, которая должна покончить со всеми войнами. Как ни печально, я полагал, что и нынешнее сокращение вооруженных сил носит временный характер. Я открыл дверцу машины.

— Ты не одета, а то я пригласил бы тебя пообедать.

— Я могу переодеться... если, конечно, не хочешь поесть один.

— Жду тебя в гриль-баре.

Я вошел в клуб в тот момент, когда по местной радиосети прозвучал сигнал окончания дня. Я разыскал администратора, показал свое удостоверение и попросил телефонный указатель по базе. Квартиры полковника Мура в нем не оказалось, и я позвонил в Учебный центр. Был уже седьмой час, но тем и хороша армия, что в любое время суток кто-нибудь и где-нибудь дежурит. Мы никогда не спим, мы бдим. Трубку взял дежурный сержант и соединил меня с приемной полковника Чарлза Мура.

— Учебный центр особых операций. У телефона полковник Мур.

— Полковник Мур, с вами говорит уорент-офицер Бреннер из «Армейских ведомостей».

— М-м...

— Я относительно смерти капитана Кемпбелл...

— Да? Ужасное происшествие... просто трагедия.

— Да, сэр, трагедия. Не могли бы сказать несколько слов?

— Конечно, конечно... М-м... Я был непосредственным начальником капитана Кемпбелл...

— Да, я это знаю, полковник. Может быть, вам удобнее сейчас встретиться со мной в офицерском клубе? Я отниму у вас минут десять, не более.

— М-м...

— Через два часа — последний срок сдачи материала в набор, и нам бы хотелось напечатать хоть несколько слов от ее непосредственного командира.

— Да-да, конечно... Где?

— Жду вас в гриль-баре. Я в синем костюме. Спасибо, полковник.

Большинство американцев знают, что не обязаны отвечать на вопросы полиции, если не хотят, но им кажется, что они в долгу перед прессой. Лучшую часть дня я был Полом Бреннером, представителем УРП, и устал обманывать людей.

Я перелистал телефонный справочник по Мидленду и узнал, что Чарлз Мур жил в том же комплексе, где снимала коттедж Энн Кемпбелл. Ничего необычного тут в общем-то не было, хотя Виктори-Гарденс не то место, где селятся полковники. Но может быть, Чарлз Мур был по уши в долгах и его как медика не смущали встречи со строевыми лейтенантами и капитанами на автостоянке. Возможно, он хотел быть поближе к Энн Кемпбелл.

Я записал его адрес, телефон, потом позвонил в гостиницу для приезжих. Синтия только что вошла в свою комнату.

— Полковник Мур готов сейчас встретиться с нами. Мы из «Армейских ведомостей». Спроси, не найдется ли в гостинице комнаты для меня. Я не могу ехать в Сосновый Шепот, когда кругом рыщут люди шефа Ярдли. Заскочи в магазин, возьми мне зубную щетку, бритву и бритвенные принадлежности. Кроме того, купи трусы на средний рост и пару носков. Да, еще свежую сорочку, размер воротника пятнадцатый. Не забудь кроссовки для себя, понадобятся, когда поедем на стрельбище, и фонарик. О'кей? Синтия, Синтия? Алло?

Барахлит, подумал я, повесил трубку и сошел вниз, в гриль-бар. Обстановка здесь менее формальная, чем в главном зале, и обслуживают быстрее. Я заказал пиво у стойки и, пожевывая хрустящий картофель и орешки, стал прислушиваться к разговорам. Главной темой была, естественно, гибель Энн Кемпбелл, но люди высказывались сдержанно, осторожно. Как-никак офицерский клуб. В забегаловках Мидленда говорили о том же, но наверняка громче и откровеннее.

У входа появился мужчина средних лет в защитной форме с полковничьими орлами. Он обводил взглядом просторное полуподвальное помещение бара. Я выждал минуту, заметив, что никто не помахал ему и не окликнул. Очевидно, полковника Мура не очень хорошо знали и, может быть, не любили.

Я встал, подошел к нему. Он улыбнулся.

— Мистер Бреннер?

— Он самый, сэр. — Мы пожали друг другу руки. Форма на нем была помята и плохо подогнана — верная примета, по которой узнаешь офицера-нестроевика. — Спасибо, что пришли.

Полковнику Муру на вид лет пятьдесят, у него черные вьющиеся волосы, чуть длинноватые для военнослужащего, и вообще он выглядел как медик, только вчера призванный с гражданки в армию. Меня всегда интересовали военные врачи, военные юристы, военные дантисты — никогда не мог определить, то ли они сбежали от преследования за подсудную деятельность, то ли были истыми патриотами. Мы прошли к столу в дальнем углу зала.

— Выпьете что-нибудь? — спросил я.

— Не откажусь.

Я подозвал официантку, и полковник Мур заказал бокал хереса. Разговор с самого начала пошел наперекосяк. Мур уставился на меня, словно пытался определить степень моего душевного расстройства, и чтобы оправдать его профессиональные ожидания, я брякнул:

— Похоже, псих орудовал? Может быть, серийный убийца.

Верный своей профессиональной установке, Мур обратил мое высказывание в вопрос:

— Почему вы так думаете?

— Просто пришло в голову.

— Подобных изнасилований и убийств здесь не было.

— Подобных чему?

— Тому, что случилось с капитаном Кемпбелл.

То, что случилось с капитаном Кемпбелл, не должно было бы стать к данному моменту общеизвестным фактом, но армия слухами полнится. Можно только догадываться, что знали полковник Мур, полковник Фаулер и генерал Кемпбелл.

— И что же с ней случилось?

— Она изнасилована и убита, — ответил полковник Мур. — На стрельбище.

Я вытащил блокнот и хлебнул пива.

— Я только что из округа Колумбия и почти не располагаю информацией. Говорят, ее нашли раздетой и связанной.

Было видно, что полковник продумывает ответ.

— Об этом лучше справьтесь у военной полиции.

— Я так и сделаю. Сколько времени вы являетесь ее непосредственным начальником?

— С того момента, как она прибыла в Форт-Хадли. Около двух лет.

— Значит, вы хорошо ее знали?

— Конечно. У нас здесь на базе небольшой учебный центр — около двадцати сотрудников и тридцать военнослужащих, назначенных к нам для прохождения курса.

— Понимаю... Что вы испытали, когда узнали печальную новость?

— Я был в шоке. Совершенно потрясен. До сих пор не могу поверить, что это произошло...

По его виду, однако, нельзя было заметить, что он потрясен и в шоке. Мне приходилось работать с психологами и психиатрами, и могу засвидетельствовать, что иногда они ведут себя неадекватно, хотя и говорят разумные вещи. Кроме того, я считаю, что некоторые профессии привлекают определенные типы личности. Это особенно верно применительно к военным. Например, некоторые офицеры любят одиночество, они немного высокомерны и самоуверенны. Люди в УРП склонны к обману, они очень сообразительны и саркастичны. Средний психотерапевт, который сознательно избрал своим ремеслом лечение душевнобольных, сам иногда как бы заражается душевной болезнью. Чарлз Мур, специалист по психологической войне, чья задача сделать неприятельских солдат — людей со здоровой психикой — людьми с больной психикой, мог быть уподобен медику, который выращивает тифозные бактерии для ведения биологической войны.

Еще я заметил, что Чарлзу Муру нездоровится. Он то умолкал на несколько секунд и словно бы отключался, то сверлил меня взглядом, точно старался узнать, что у меня на уме. Временами мне становилось не по себе, а добиться этого ох как трудно. Глаза у Мура были страшноватые — темные, запавшие, видящие тебя насквозь. Говорил он медленно, размеренно, низкий голос гудел как труба: не успокаивал, а тревожил.

— Вы были знакомы с капитаном Кемпбелл до ее назначения в Форт-Хадли?

— Да. Я познакомился с ней шесть лет назад. Она училась в специализированном центре в Форт-Брэгге. Я там преподавал.

— Тогда она только что получила степень магистра психологии в Джорджтаунском университете.

Он взглянул на меня так, как смотрят люди, когда слышат от вас то, что, по их мнению, вы не знаете.

— Кажется, да.

— Значит, вы были вместе в Брэгге, когда она получила назначение в четвертую группу психологических операций?

— Я уже сказал: я преподавал в специализированном центре. Она служила в четвертой группе.

— Что было потом?

— Германия. Мы были там приблизительно в одно время. Затем возвратились в Форт-Брэгг, в школу Джона Кеннеди, где оба преподавали. После этого нас одним приказом отправили в Персидский залив, потом ненадолго в Пентагон и два года назад — сюда. Зачем вам все это нужно?

— Чем вы занимаетесь в Форт-Хадли, полковник?

— Мои занятия засекречены.

— Ах вот что, — кивнул я и записал для вида.

Чтобы два офицера, пусть и специализирующихся в одной, сравнительно узкой, области, столько лет получали назначения в одно и то же место — такое бывает не часто среди военнослужащих. У меня много знакомых семейных пар, которым везет меньше. Взять ту же бедняжку Синтию. Хотя она и не была замужем за тем парнем из частей особого назначения, все же считалась помолвленной с ним, и Синтия была в Брюсселе, а он в зоне Панамского канала.

— Вижу, у вас сложились хорошие профессиональные отношения.

— Да, капитан Кемпбелл была блестящим специалистом и четким, исполнительным офицером.

Слова эти прозвучали излишне официально, словно выдержка из ее служебной характеристики, которые Мур регулярно раз в полгода отсылал наверх, по начальству.

— Она была вашей... протеже?

Он пристально посмотрел на меня, как будто одно французское слово могло потянуть за собой другое, например, paramour[1] или вообще какую-нибудь непристойную иностранщину.

— Она была моей подчиненной, — сухо ответил Мур.

— Да-да! — откликнулся я и записал эту свежую информацию под рубрикой «Собачий бред». И тут же поймал себя на мысли, что завидую этому недоумку, который изъездил с Энн Кемпбелл полсвета и так много лет был с ней рядом. Я чуть не сказал: «Послушайте, Мур, вы не заслуживаете даже того, чтобы находиться на одной планете с этой богиней. Я единственный, кто мог бы сделать ее счастливой». Вместо этого я спросил: — Вы знаете ее отца?

— Да, но не очень хорошо.

— До Форт-Хадли вы с ним встречались?

— Время от времени. Мы несколько раз виделись с ним в Персидском заливе.

— Мы?

— Он, Энн и я.

— А-а... — протянул я и сделал соответствующую пометку в блокноте.

Я задал Муру еще несколько вопросов, он отвечал, но беседа становилась скучной. Мне хотелось составить о Муре представление до того, как он узнает, с кем разговаривает. Как только человек узнает, что ты легавый, то начинает ломаться, играть роль. Но репортер «Армейских ведомостей» не может задавать такие вопросы, как, например: «Вы спали с ней?», а следователь может.

— Вы спали с ней? — спросил я.

Мур вскочил с места:

— Какого черта вы задаете такой вопрос? Я буду жаловаться!

Я показал ему значок:

— УРП, полковник. Присядьте.

Он посмотрел на значок, потом на меня. Его глаза метали смертоносные молнии: зиг-заг, зиг-заг, как в плохом фильме ужасов.

— Присядьте, полковник, — повторил я.

Мур быстро оглядел полупустой зал, словно хотел узнать, не окружили ли его, и наконец тяжело опустился на стул.

Полковники... Теоретически звание обычно выше человека, который его носит, и люди отдают дань уважения званию, если не человеку. На практике дело обстоит иначе. У полковника Фаулера, например, были власть и авторитет, с ним приходилось держать ухо востро. Полковник Мур, насколько мне известно, не был связан ни с одной властной структурой.

— Я расследую убийство капитана Кемпбелл, — начал я. — Вы не являетесь подозреваемым, и я не буду напоминать вам ваши права. Надеюсь, вы будете отвечать на мои вопросы правдиво и полно. Договорились?

— Вы не имеете права выдавать себя за...

— Позвольте мне самому побеспокоиться насчет раздвоения собственной личности. Итак, вопрос первый...

— Я отказываюсь разговаривать с вами без моего адвоката.

— Полковник, вы насмотрелись фильмов. У вас нет права прибегнуть к помощи адвоката, и вы обязаны отвечать на вопросы, если не хотите числиться в подозреваемых. Если же вы откажетесь сотрудничать, тогда я сам посчитаю вас подозреваемым, зачитаю ваши права, посажу за решетку и объявлю всему свету, что у меня есть подозреваемый, которому требуется адвокат. Говоря военным языком, вы в мешке. Итак?

Мур выдержал паузу.

— Мне абсолютно нечего скрывать. Меня возмущает ваша манера разговаривать...

— Разговариваю как умею. Итак, первый вопрос: когда вы в последний раз видели капитана Кемпбелл?

Он кашлянул, собрался с духом.

— Я видел ее вчера около шестнадцати тридцати у себя в кабинете. Она сказала, что пойдет в клуб поесть, затем примет дежурство.

— Почему она вызвалась быть дежурным офицером по штабу именно вчера?

— Понятия не имею.

— В тот вечер она звонила вам из штаба? Или, может быть, вы ей звонили?

— М-м... Дайте вспомнить.

— Учтите, все телефонные переговоры в расположении части могут быть прослежены. Кроме того, любой начальник караула ведет дневник дежурства.

На самом же деле телефонные переговоры внутри базы проследить невозможно, а капитан Кемпбелл не стала бы фиксировать в дневнике дежурства ни входящие, ни исходящие звонки личного свойства.

— Да, я звонил ей.

— В котором часу?

— Около двадцати трех.

— Так поздно?

— Нам нужно было обсудить кое-какие дела на следующий день, и я знал, что к этому времени она освободится.

— Откуда вы звонили?

— Из дома.

— Где вы живете?

— Не в расположении части. На Виктори-драйв.

— Это не там, где жила погибшая?

— Да, там.

— Вы бывали у нее дома?

— Конечно, неоднократно.

Я попытался представить его голого, стоящего спиной к камере, или в маске. Интересно, думал я, есть среди экспертов человек, который мог бы взять увеличенную фотографию образцового пениса и сравнить его с пенисом Мура.

— Между вами была какого-либо рода половая связь?

— Нет. Но вам что угодно наговорят. Слухи буквально преследовали нас...

— Вы женаты? — спросил я.

— Был женат. Семь лет назад развелся.

— Встречаетесь с женщинами?

— Иногда.

— Как по-вашему, Энн Кемпбелл привлекательная женщина?

— М-м... Я восхищался ее способностями.

— Вы видели ее раздетой?

— Мне не нравятся такие вопросы.

— Мне тоже. Она была притягательна в сексуальном плане?

— Я был ее командиром. Я старше ее почти на двадцать лет. Она генеральская дочь. Ни словом, ни делом я не обнаружил то, что могло бы быть истолковано как сексуальное домогательство.

— Меня в данном случае не интересуют сексуальные домогательства. Я веду следствие по делу об изнасиловании и убийстве, — уточнил я. — Тогда откуда же слухи?

— У людей грязные мысли. Даже у офицеров — таких, как вы. — Мур усмехнулся.

На этой ноте я заказал еще выпить: ему бокал хереса, чтобы он расслабился, себе — пива, чтобы успокоиться и избежать искушения двинуть ему в морду.

Появилась Синтия в черных брюках и белой блузке. Я представил ее полковнику Муру, потом сказал ей:

— Мы больше не репортеры из «Армейских ведомостей». Мы из УРП. Я только что спросил полковника Мура, была ли между ним и погибшей половая связь, и он уверяет, что не было. В настоящий момент мы пребываем в состоянии конфронтации.

Синтия, улыбнувшись, объяснила Муру:

— У мистера Бреннера был напряженный день. Он совершенно измотан.

Я быстро информировал Синтию о том, что происходило в ее отсутствие. Она заказала себе бурбон с кока-колой, фирменный сандвич для себя и чизбургер для меня. Синтия знает, что я люблю чизбургеры. Полковник Мур отказался закусить вместе с нами, объяснив, что слишком потрясен случившимся.

— Как друг Энн Кемпбелл, не знаете ли кого-нибудь, с кем она была близка?

— Вы имеете в виду интимные отношения?

— По-моему, об этом и идет речь.

— М-м... дайте подумать... Она встречалась с одним молодым человеком... Он из города. Среди военнослужащих у нее близких людей почти не было.

— И кто этот человек из города?

— Его зовут Уэс Ярдли.

— Ярдли? Шеф полиции?!

— Нет. Уэс Ярдли, один из сыновей Берта Ярдли.

Синтия посмотрела на меня.

— И как долго они виделись?

— С тех пор, как Энн прибыла сюда, правда, с перерывами. У них были бурные отношения. Не хочу показывать пальцем, но с этим человеком вам следует поговорить.

— Почему?

— Как — почему? Это же очевидно. У них была связь. Они цапались как кошка с собакой.

— Из-за чего?

— Из-за чего?.. Энн говорила, что он третирует ее.

Я не мог сдержать удивления:

— Он третировал ее?

— Да. Не звонил, бывал на людях с другими женщинами, виделся с ней, когда ему было удобно.

Это не укладывалось в голове. Если бы я был влюблен в Энн Кемпбелл... Да и любой другой разве не таскался бы за ней, как щенок?

— Почему же она с этим мирилась? Такая привлекательная женщина? Безумно красивая, сексуальная, и тело такое, ради которого можно умереть. Или убить.

Мур усмехнулся, мне показалось, понимающе. Этот мужик действовал мне на нервы.

— Есть такой тип личности... — начал он. — Нет. Не буду прибегать к специальной терминологии и скажу просто: Энн Кемпбелл питала слабость к плохим парням. Малейший знак внимания со стороны мужчины — и она считала его слабаком, тряпкой. Таковы в ее глазах большинство мужчин. Ее тянуло к тем, кто третировал ее, даже оскорблял. Уэс Ярдли именно такой мужчина. Он тоже мидлендский полицейский, как и его отец. Он, так сказать, местный плейбой, у него множество знакомых женщин. Наверное, хорош собой, обаятелен, как истый джентльмен-южанин, и здоров как бык. Словом, негодяй и подлец.

Я еще не успел переварить эту новость и спросил:

— И у Энн Кемпбелл два года была связь с этим человеком?

— Два года, с перерывами.

— Она делилась с вами своими переживаниями по этому поводу? — спросила Синтия.

— Да.

— В профессиональном плане?

МУР кивком оценил ее догадливость.

— Да, я был ее психотерапевтом.

Я же оказался не таким догадливым, может быть, потому, что пребывал в расстроенных чувствах. Энн Кемпбелл глубоко меня разочаровала. Ни ее «игровое» убежище, ни фотографии не произвели на меня особого впечатления: я знал, что изображенные на них мужчины — объекты для наблюдений, отсюда и соответствующее отношение к ним. Но наличие «друга», любовника, который оскорблял ее, к тому же сынка шефа Ярдли, возмутило меня до глубины души.

— Вы, очевидно, знаете о ней почти все, что может знать достаточно близкий человек, — сказала Синтия Муру.

— Думаю, да.

— Тогда мы попросим вас помочь нам в проведении психологического вскрытия.

— Какое вскрытие? Вы даже поверхностного надреза на таком человеке не нанесете.

Я едва сдерживался.

— Мне понадобятся все ваши заметки и расшифровки ваших бесед с ней.

— Я не сделал ни одной записи. Так мы с ней договорились.

— Но вы поможете нам? — настаивала Синтия.

— Какой смысл? Энн мертва.

— Психологическое вскрытие потерпевшего дает возможность составить духовный портрет убийцы. Вам это, полагаю, известно.

— Да, я слышал об этом. Но я не занимался криминальной психологией. Все это чепуха, если хотите знать мое мнение. Строго говоря, любой человек является носителем бациллы преступности. Но большинство из нас обладают хорошими защитными механизмами, как внешними, так и внутренними. Стоит разладить эти механизмы, и перед вами предстанет убийца. Я видел, как благополучные и уравновешенные люди убивают во Вьетнаме детей.

Мы долго молчали, каждый был погружен в собственные мысли. Наконец Синтия сказала:

— И все-таки мы рассчитываем на вас как ее конфидента. Надеюсь, вы расскажете нам все, что знаете о ее друзьях, врагах, умонастроении.

— Вряд ли у меня есть выбор.

— Да, у вас нет выбора, — подтвердила Синтия. — И нам бы хотелось, чтобы вы сотрудничали добровольно, пусть без энтузиазма. Вы же хотите, чтобы ее убийца был наказан по справедливости?

— Да, я хочу, чтобы убийцу нашли, потому что мне надо знать, кто поднял на Энн руку. Что до справедливости, я почти уверен: убийца был убежден, что вершит акт справедливости.

— Что вы хотите этим сказать? — спросила Синтия.

— Я хочу сказать, что, когда насилуют и убивают такую женщину, как Энн Кемпбелл, и делают это под носом у ее отца, можете смело считать, что убийца мстил ей, или генералу Кемпбеллу, или им обоим, и, вероятно, имел на то основания. Во всяком случае, так ему казалось. — Мур встал. — Простите, я совершенно подавлен. Слишком велико чувство потери. Мне будет недоставать ее. Поэтому, если вы не возражаете...

Мы с Синтией тоже встали. Все-таки полковник.

— Мне хотелось бы завтра же продолжить наш разговор. Оставьте для меня окно, полковник, у вас много интересных мыслей.

Мур ушел, мы снова сели за стол. Принесли заказ, и я взял свой чизбургер.

— Нормально себя чувствуешь? — спросила Синтия.

— Да, а что?

— А то, я вижу, ты вроде побледнел, когда узнал, каких любовников выбирала Энн Кемпбелл.

— Говорят: смотри на свидетеля, подозреваемого и жертву равнодушно, иначе не будешь беспристрастным. Но сказать легко — сделать трудно.

— Мне всегда жаль изнасилованных женщин. Но они живые, и у них все болит. А Энн Кемпбелл мертва. — Я молчал. — Не хочется это говорить, но мне, кажется, знаком данный тип женщины. Ей, вероятно, доставляло садистское удовольствие мучить мужчин, которые не могли отвести от нее глаз, а потом с мазохистской извращенностью отдаваться скоту, который будет вытирать об нее ноги. Скорее всего Уэс Ярдли смутно догадывался об отведенной ему роли и хорошо ее исполнял. Думаю, она завидовала женщинам, ведущим полноценную половую жизнь, а он оставался глухим к ее угрозам найти себе другого «друга». Отношения ненормальные, но они устраивали их обоих. Считаю, что Уэс Ярдли — наименее вероятный подозреваемый.

— Откуда ты все это знаешь?

— Как тебе сказать... Сама я не была в таком положении, но знаю многих женщин, которые прошли через это.

— В самом деле?

— В самом деле. Ты тоже должен знать таких мужчин.

— Может быть.

— Послушай, у тебя классические симптомы переутомления: безразличие, невосприимчивость и общая тупость. Тебе надо поспать. Я разбужу тебя.

— Нет, я ничего... Ты заказала мне комнату?

— Да. — Синтия открыла сумочку. — Вот ключи. Вещи, которые ты просил, в машине. Она не заперта.

— Спасибо... Сколько я тебе должен?

— Нисколько. Вставлю расходы в финансовый отчет. Мужские трусы — пусть Карл поломает голову... Гостиница тут недалеко, или возьми мою машину.

— Ни то и ни другое. — Я встал. — Поедем в тюрьму.

— Тебе надо бы освежиться, Пол.

— Хочешь сказать, от меня несет.

— Даже такой холодный человек, как ты, потеет в Джорджии в августе.

— Ладно. Пусть все это запишут на мой счет.

— Пусть. Спасибо.

— Разбуди в двадцать один ноль-ноль.

— Обязательно.

Я отошел от стола, потом вернулся.

— Если у Кемпбелл ничего не было со здешними офицерами и она была без ума от этого мидлендского легавого — кто эти люди на фотографиях?

Синтия подняла голову:

— Пойди поспи, Пол.

Глава 15

Ровно в двадцать один ноль-ноль зазвонил телефон, и я очнулся от беспокойного сна.

— Я жду тебя внизу.

— Буду через десять минут.

Я повесил трубку, прошел в ванную комнату и ополоснул холодной водой лицо. Гостиница для приезжих офицеров представляет собой двухэтажное кирпичное строение, напоминающее обычный мотель. Все тут более или менее в порядке, и комнаты чистые, правда, скупо, по-военному обставленные, только кондиционеров нет и санузел встроен между каждыми двумя комнатами, чтобы вы не подумали, будто армия балует младший офицерский состав. Когда пользуешься санузлом, запираешь дверь вручную в соседнюю комнату, а уходя, отпираешь ее, чтобы сосед мог оттуда войти. Тут редко обходится без недоразумений.

Я почистил зубы новой зубной щеткой. В комнате я развернул и стал надевать новую сорочку, размышляя, как бы забрать из Соснового Шепота свои шмотки, не наткнувшись на полицию. Не первый раз я оказываюсь персоной нон грата в той или иной местности, и не последний. Обычно я так рассчитываю время, чтобы укатить сразу же по завершении дела. Но однажды из Форт-Блисса в Техасе меня едва успели вывезти вертолетом. Мне пришлось несколько недель обходиться без собственного автомобиля, пока в Техас не отправили сержанта и тот пригнал машину в Фоллз-Черч. Я подал счет исходя из девятнадцати центов за милю, но Карл придрался к какой-то мелочи и оплатить счет отказался.

Трусы среднего размера оказались маловаты. Женщины иногда бывают удивительно мелочны, но, так или иначе, я оделся, пристегнул сбрую с «глоком» девятого калибра и вышел в коридор. Из соседнего номера выходила Синтия.

— Это твоя комната?

— Нет, чужая. Я там убиралась.

— Не могла взять мне другую комнату, где-нибудь в конце коридора?

— Тут полно резервистов, приехали на двухнедельные сборы. Скажи спасибо, что эту достала. Пришлось использовать служебное положение... Но знаешь, я не против того, что у нас общая ванная.

Мы вышли на улицу и сели в ее «мустанг».

— На стрельбище номер шесть? — уточнила Синтия.

— Туда.

Синтия была в тех же черных брюках и белой блузке, поверх которой натянула белый свитер; туфли она сменила на кроссовки.

— Оружие при себе? — спросил я.

— Да. А ты ожидаешь какую-нибудь передрягу?

— Преступники имеют обыкновение возвращаться на место преступления.

— Чепуха какая-то.

Солнце недавно село, на небо выплывала полная луна. Время, выбранное нами для вылазки, приближалось к тем роковым предутренним часам, и окружающая обстановка могла передать дух происшествия.

Мы проехали военный кинотеатр, откуда вываливал народ, миновали клуб младших командиров, где выпивка лучше, чем в офицерском клубе, жратва дешевле, а женщины дружелюбнее.

— Пока ты отдыхал, я повидалась с полковником Кентом.

— Хвалю за инициативу. Узнала что-нибудь новенькое?

— Кое-что. Прежде всего он хочет, чтобы ты не очень давил на Мура. Тот, наверное, пожаловался на твою агрессивность.

— Интересно, кому жалуется Кент.

— Тебя разыскивал Карл, и я позволила себе позвонить ему домой. Он очень недоволен тем, что явного преступника Далберта Элкинса ты возвел в статус свидетеля с гарантией неприкосновенности.

— Надеюсь, кто-нибудь окажет мне такую же услугу, когда понадобится. Что еще?

— Карл сказал, что завтра он будет докладывать Главному военному прокурору в Вашингтоне. Ему нужно более подробное изложение дела и хода расследования, чем то, что ты уже отправил.

— Перебьется. У меня нет времени заниматься бумажками.

— Я написала отчет и послала ему по факсу.

— Спасибо. И что же говорится в этом отчете?

— Копия у тебя на столе. Я к тому, чтобы твое имя не фигурировало, если дело зайдет в тупик. Я женщина предусмотрительная. Поставила свое имя.

— Что-о?

— Шучу. Сама позабочусь о своей карьере.

— Прекрасно. Что нового у экспертов?

— Начальник полиции получил предварительный протокол. Смерть наступила не раньше полуночи и не позже четырех часов утра.

— Это я и без них знаю.

Заключение патологоанатома о вскрытии, которое почему-то называют протоколом, обычно начинают с того момента, когда заканчивают обследование судебно-медицинские эксперты. В нашем случае обе работы частично совпали, и это хорошо. Чем больше вампиров, тем лучше.

— В заключении также говорится, что смерть наступила в результате удушья. На горле и на шее обнаружили следы внутреннего кровоизлияния. Все подтверждает предположение, что Энн Кемпбелл задушили.

Мне приходилось наблюдать вскрытия — зрелище, доложу вам, не из приятных. То, что человека раздели и убили, — это надругательство, но когда мертвого полосуют надрезами, рассекают на части и выворачивают наизнанку — ни в какие ворота не лезет.

— Что еще?

— Отеки и омертвение мышц согласуется с положением тела. Это свидетельствует о том, что тело не переносили и не перевозили и смерть наступила там, где оно найдено. Других повреждений, кроме тех, что нанесены шнуром на шее, нет нигде — ни в мозге, ни во рту, ни во влагалище, ни в заднем проходе...

— Что еще? — перебил я Синтию.

Она рассказала о состоянии внутренних органов и о том, что найдено в желудке, кишечнике и мочевом пузыре потерпевшей. Хорошо, что я не доел чизбургер: меня буквально выворачивало.

— Обнаружено также чрезмерное расширение шейки матки, — продолжала Синтия, — очевидно, результат какой-нибудь болезни, аборта или введения больших предметов...

— Ладно, ладно... Все?

— Пока все. Да, коронер хочет провести токсикологический анализ тканей и жидкостей в организме — независимо от экспертов... А Кэл тем временем сообщает, что его серологи не нашли в крови ни ядов, ни наркотиков — только небольшое количество алкоголя. В разных частях тела обнаружены следы пота, на краешках рта следы слюны, а у глаз — высохшие слезы. Установлено, что все это ее жидкости и совпадают с положением тела.

— Слезы, говоришь?

— Да, обильное слезотечение. Она плакала.

— Я этого не заметил...

— Они заметили.

— Хорошо... Но откуда слезы, если не было ни побоев, ничего? И при удушении не обязательно плачут.

— Это верно, но поневоле заплачешь, когда тебя связывает псих и объявляет, что сейчас умрешь. Слезы расходятся с твоей догадкой, что она была добровольной участницей какой-то сцены. Боюсь, тебе придется отказаться от этой версии.

— Нет, я буду ее уточнять. — Я помолчал, потом спросил: — Ты женщина. Почему она плакала — как по-твоему?

— Не знаю, Пол. Я там не присутствовала.

— Но мы обязаны как бы присутствовать там. Энн Кемпбелл не из тех, кто ревет по пустякам.

— Согласна. Может, ей была нанесена эмоциональная травма?

— Я тоже так думаю. Кто-то заставил ее плакать, даже не притронувшись к ней.

— Может быть. Но она ведь могла и просто заплакать. Мы ничего не знаем.

Результаты анализов и свидетельства — объективная реальность. Итак, высохшие слезы в большом количестве. Слезы принадлежат жертве. То, что они текли из глаз к ушам, указывает на лежачее положение тела. Точка. Кэл Сивер сыграл свою роль. На сцену выходит Пол Бреннер. Слезы означают, что Энн плакала. Отсюда вопросы. Кто заставил ее плакать? Что заставило ее плакать? Почему она плакала? Когда она плакала? Насколько важно это знать? Думаю, важно.

— Найденные волокна, — продолжала Синтия, — либо от ее собственного белья, либо от казенной формы, может быть, даже чужой. И волос около тела тоже ее собственный.

— А волос в рукомойнике туалета?

— Явно чужой. Волос черный, некрашеный, принадлежит белому, выпал с головы, не сострижен и не выдернут. Поскольку нет корня, невозможно определить доминирующий ген, да и пол человека под сомнением. Правда, Кэл, считает, что, судя по длине, отсутствию красителя и тому, что он не подвергался укладке, волос принадлежит мужчине. Да, и вьющийся, не прямой.

— Я только что видел человека с такими волосами.

— Верно, нам нужно раздобыть прядь волос полковника Мура и сравнить под микроскопом.

— Соображаешь. Что еще?

— На теле не обнаружено засохшей спермы и ни в вагине, ни в анусе нет следов какой-либо мази или крема. Значит, посторонний предмет не вводился.

— Значит, полового сношения не было.

— Могло и быть, если мужчина был одет в такую же форму, как и она, и не снимал ее, так как никаких следов чужого волосяного покрова или пота на ней нет. Если он использовал кондом без мази или вообще обошелся без него. Если он вошел в нее, но эякуляции не произошло.

— Слишком много «если». Нет, совокупления не было. По закону передачи и обмена должен был бы остаться хоть микроскопический след.

— Пожалуй, ты прав. Но мы не можем исключать искусственной стимуляции половых органов. Ты предполагаешь, что шнур на шее должен был вызвать сексуальное удушье. Но если так, то отсюда следует, что имела место и стимуляция.

— Логично. Но боюсь, что логика в этом деле — плохая помощница. Хорошо, как насчет пальчиков?

— На теле никаких отпечатков нет. На шнуре — неотчетливые и неполные. А вот на кольях несколько отпечатков хорошо просматриваются.

— Их можно пропустить через фэбээровские компьютеры?

— Нет, но их можно сравнить с теми, которые мы уже сняли. Некоторые определенно принадлежат Энн Кемпбелл, но остальные чужие.

— Надеюсь. Энн трогала колья, а это означает, что она была вынуждена помогать преступнику или они вместе разыгрывали какую-то эротическую сцену. Я склоняюсь к последнему.

— Но почему она плакала?

— Может быть, от удовольствия, в момент экстаза. Плач — эмпирическое явление, его можно наблюдать. Причина же плача поддается многим истолкованиям. Некоторые плачут после оргазма, — добавил я.

— Да, я слышала об этом. Вроде бы фактов у нас сейчас больше, чем утром, а знаем мы меньше. Кое-что просто не укладывается в нормальный порядок вещей.

— Очень уж осторожно ты выражаешься... На джипе тоже были отпечатки пальцев?

— Множество. Они и сейчас там. Над ними работают, как и над теми, которые нашли в уборных. Сам джип и нижние скамейки Кэл перевез в третий ангар. У него там как будто универсам открылся...

— Это хорошо. У меня было всего два дела об убийстве, которые я распутал, но не добился обвинения. В обоих случаях преступники были умные и хитрые — они не оставили никаких улик. Мне не хочется, чтобы это был третий случай.

— Да, но задолго до того, как выработали научные методы изучения улик, был еще один способ: добивались признания. Преступнику часто просто не терпится признаться, он только и ждет, чтобы его об этом попросили.

— Да, так говорили во времена инквизиции, салемских судилищ и показательных процессов в Москве. Нет, мне подавай улики.

Мы уже выехали за пределы военного городка. Я опустил боковое окно, и повеяло прохладным ночным воздухом.

— Тебе нравится Джорджия?

— Я никогда не бывала здесь подолгу. Приезжала и уезжала. Но мне нравятся эти места. А тебе?

— Мне тут многое кое о чем напоминает.

Синтия выехала на шоссе, ведущее к стрельбищам. Луна еще не поднялась из-за деревьев, и если бы не свет наших фар на дороге, было бы совсем темно. Кругом стрекотали кузнечики, квакали древесные лягушки, какие-то другие живые существа издавали непонятные ночные звуки, от запаха сосен кружилась голова, и мне вспомнился Сосновый Шепот, каким он был много лет назад: вечер, мы сидим в плетеных креслах на лужайке, я и другие ребята и их жены, у кого они есть, похлебываем пивко, слушаем Джими Хендрикса, Дженис Джоплин или еще кого-нибудь и ждем бумаг, которые начинались словами: «Вам надлежит явиться...»

— Что ты думаешь о полковнике Муре? — спросила Синтия.

— Наверное, то же самое, что и ты. Странная птица.

— Очень странная. Думаю, он знает, почему убили Энн Кемпбелл.

— Может быть... Ты считаешь его подозреваемым?

— Формально нет, но нам надо, чтобы он разговорился. В принципе его тоже можно считать подозреваемым.

— Особенно если это его волос был в рукомойнике, — сказал я.

— Да, но что им тогда двигало?

— Во всяком случае, не ревность в обычном смысле слова.

— Ты думаешь, Мур не спал с ней? И даже не добивался этого?

— Наверняка не спал. Это говорит о том, насколько он извращен.

— Любопытно... Чем больше общаешься с мужчинами, тем больше о них узнаешь.

— Ты у меня молодец. Если убил Мур — какой у него был мотив?

— Я согласна с тем, что Мур — существо почти бесполое. Но может быть, Кемпбелл из-за чего-то пригрозила порвать их платонические или терапевтические отношения, и он этого не вынес.

— Но зачем душить?

— Откуда я знаю? Когда имеешь дело с двумя психопатами?

— Верно. Если это не сам Мур, держу пари, что он знает, зачем ее душили, знает, как она попала на стрельбище. Допускаю, что именно он посоветовал ей секс на открытом воздухе с незнакомцем. Сказал, что это полезно для здоровья. Я слышал о таких вещах.

— Похоже, ты близок к истине, — кивнула Синтия.

— На данном этапе это еще одна версия для складирования в строении номер три.

После минутного молчания я спросил Синтию о том, что не имело отношения ни к чему, кроме всей моей жизни:

— Ты вышла замуж за того майора с пушкой — о, забыл, как его звать?

— Вышла, — ответила она неохотно.

— Что ж, поздравляю. Рад за тебя и желаю всех благ.

— Я подала на развод.

— Тоже хорошо.

Мы снова помолчали.

— После Брюсселя я чувствовала себя виноватой, вот и приняла его предложение. Впрочем, для того я, наверное, и обручилась с ним, чтобы выйти за него замуж. Но... он измучил меня: все время напоминал, что больше не доверяет мне. Тебя, между прочим, недобрым словом поминал.

— Я не чувствую себя виноватым.

— И не должен чувствовать. Он оказался просто самолюбивым прохвостом.

— Ты этого раньше не видела?

— Самое лучшее в будущих семейных отношениях, что они в будущем. Это романтично и очень заманчиво. А вот жить вместе — совсем другое дело.

— И ты, конечно, изо всех сил старалась угодить ему?

— Твои саркастические стрелы бьют мимо цели, Пол. Да, старалась, но каждый раз, когда мне надо было уезжать на задание, он становился невыносимым. А когда возвращалась, устраивал мне допросы. Терпеть не могу, когда меня допрашивают.

— Никто не может.

— Я никогда его не обманывала.

— Однажды было.

— Ты понимаешь, о чем я. Вот я и начала подумывать, что военная служба не совместима с семейной жизнью. Он очень хотел, чтобы я уволилась. Я сказала «нет». Он впал в ярость и хотел меня застрелить.

— Ну и ну! Тебе посчастливилось, что под рукой у него не было пистолета, которым он угрожал мне.

— И пистолет у него был, только я ударник оттуда давно вынула. Все было так банально, что и рассказывать противно. Но я рада, что теперь ты знаешь, как я жила последний год после Брюсселя.

— Спасибо за откровенность. Ударник-то он вставил?

Синтия рассмеялась:

— С ним сейчас все в порядке. Он сильно переменился. Наверное, решил, что хватит терзаться ревностью. Добросовестно служит и имеет подружку.

— Где же он сейчас, этот счастливый псих? — спросил я.

— В диверсионно-разведывательном училище в Беннинге.

— Это совсем недалеко отсюда.

— Он даже не знает, что я здесь... Тебя это беспокоит?

— Нет, но мне нужно знать оперативную обстановку. Для этого и собираю разведданные.

— И какова же оперативная обстановка?

— Как всегда: прошлое, настоящее и будущее.

— Разве мы не можем быть просто друзьями? Не любовниками, а друзьями?

— Можем. Тогда я разузнаю у полковника Мура, где его сделали бесполым.

— Ты все упрощаешь... Я не хочу иметь дело еще с одним сумасшедшим ревнивцем.

— Поговорим об этом завтра, а еще лучше — через неделю.

— Согласна.

Не прошло, однако, и двух минут, как я спросил:

— Ты с кем-нибудь встречаешься?

— Разве следующая неделя уже наступила?

— Просто не хочу, чтобы меня застрелили.

— Нет, не встречаюсь.

— Это хорошо.

— Пол, может быть, помолчишь? А то я сама тебя застрелю.

— Пожалуйста, не стреляй.

Синтия рассмеялась.

— Перестань.

Последнюю милю мы проехали молча.

— Остановимся здесь. Гаси фары, глуши мотор.

Небо было залито голубым лунным светом, стало прохладнее, и, несмотря на влажность, дышалось легко.

Такой хороший вечер — лучшая пора для романтических свиданий на природе. Я прислушался к перекличке ночных птах и шуму ветра в соснах.

— Я не только думал о тебе. Я скучал по тебе.

— Знаю. Я тоже.

— Где же мы ошиблись? Почему нас развело в разные стороны?

Синтия пожала плечами:

— Может быть, мы просто не подумали... Я хотела, чтобы ты... Впрочем, все это уже в прошлом.

— Ты хотела, чтобы я — что сделал?

— Я хотела, чтобы ты не принял мое предложение расстаться. Хотела, чтобы ты увез меня от него.

— Это не мой стиль, дорогая. Ты так решила. Я уважаю чужие решения.

— Господи, Пол, ты такой хороший сыщик. Ты за сто ярдов узнаешь убийцу, в один миг перехитришь мошенника. Но ты плохо разбираешься в себе и ни черта не смыслишь в женщинах.

Я чувствовал себя последним идиотом, понимая, что Синтия права. Я знал, что творилось в моем сердце, но не находил слов, чтобы это выразить, или не хотел облекать мои чувства в слова. Мне хотелось сказать: «Синтия, я люблю тебя. Я всегда любил тебя и буду любить. Давай уедем». Но я не мог этого сказать, и потому медленно произнес:

— Я понимаю, что ты говоришь, и полностью согласен. Я постараюсь измениться. Ты поможешь мне в этом.

Она взяла мою руку.

— Бедный Пол. Я тебя расстроила?

— Да.

— Ты ведь не любишь расстраиваться, правда?

— Правда.

Она сжала мою руку.

— Ты стал лучше, чем был в Брюсселе.

— Стараюсь.

— Испытываешь мое терпение?

— У нас все будет хорошо.

— Надеюсь. — Синтия пододвинулась, легко меня поцеловала и отпустила мою руку.

— Что теперь?

— Теперь будем работать. — Я открыл дверцу машины.

— Но это не шестое стрельбище.

— Да, это пятое.

— Зачем же мы выходим?

— Не забудь фонарь.

Глава 16

Мы стояли в нескольких шагах друг от друга, прислушиваясь к тишине и привыкая к полумраку ночи — как нас и учили.

— Меня не оставляет мысль, — наконец произнес я, — что зажженные фары, которые рядовой первого класса Роббинз видела в два семнадцать, не были огнями джипа Энн Кемпбелл. Что к стрельбищу номер шесть она подъехала, как ты заметила, с выключенными фарами. Кемпбелл, разумеется знала, где стоит караульный, и не хотела привлекать к себе внимание. Она выключила фары примерно на этом месте и дальше ехала без света, при такой луне это не проблема. В час ночи она оставила сержанта Сент-Джона в штабе и поехала прямо сюда, поэтому никто из караульных ее не видел. Логично?

— Если ты исходишь из того, что встреча с кем-то была запланирована заранее, тогда да, логично.

— Давай пока исходить из этого предположения. Итак, езды сюда минут пятнадцать, так что Энн могла быть здесь уже в час пятнадцать.

— Возможно.

— Далее, — продолжал я, мучительно выстраивая логическую цепь, — человек, с которым у нее назначена встреча, прибыл сюда первым.

— Почему?

— Так она ему велела, поскольку знала, что ее может что-то задержать в штабе. Итак, Кемпбелл звонит ему оттуда и говорит: «Будь на месте не позднее половины первого. Жди меня там».

— Допустим.

— Человек, с которым должна встретиться Энн Кемпбелл, тоже знает, что дальше по дороге есть караульный пост. Чтобы не привлечь внимание, он доезжает — наверняка на своей машине — до этого места, до пятого стрельбища, и сворачивает с шоссе налево, сюда.

Мы пошли по площадке, усыпанной крупным гравием.

— Эта площадка служит стоянкой для автотранспорта, которым привозят солдат на четвертое, пятое и шестое стрельбища. Транспортеры здесь разворачиваются и уходят в казармы, а подразделения расходятся по своим полигонам. Так здесь было и в мое время.

— С той только разницей, что сейчас мушкеты сняты с вооружения.

— Верно... Так вот, тот, кто должен был встретиться с Энн Кемпбелл, — человек достаточно опытный. Он съезжает на площадку, чтобы не оставить отпечатков своих шин. Пройдем дальше. — Мы шли по площадке, испещренной следами десятков покрышек, но следы были неотчетливые, почти бесформенные — такие не поддаются анализу. Мы зашли за ряды скамеек, куда машины не заезжали и слой гравия был гораздо тоньше. И тут мы заметили следы колес — они шли до рощицы молодых сосенок и там обрывались. — Машина, поставленная здесь, с шоссе не видна, но наследить он все равно наследил.

— Пол, в это трудно поверить. Это могут быть следы преступника.

— Нет, это скорее следы человека, который ждал ее. Он не хотел, чтобы его заметил проезжающий полицейский патруль или разводящий, который должен был появиться около часу ночи, чтобы сменить караул у склада боеприпасов, послав туда рядового Роббинз. Этот человек приехал сюда раньше и дорогой за шестым стрельбищем подошел к уборной. Он, вероятно, использовал ее по назначению, потом сполоснул руки и лицо, оставив в рукомойнике следы от капель воды и свой волос. Логично?

— Пока логично.

— Пошли дальше.

Мы вышли на дальнюю дорогу, вымощенную короткими бревнами — на такой поверхности не остается следов обуви, — и, пройдя около сотни ярдов сквозь кустарник, подошли сзади к уборным стрельбища номер шесть.

— Здесь этот человек и ждет, когда приедет Энн Кемпбелл. Он видит машину, идущую к складу боеприпасов, и видит, как потом она возвращается. Эта машина не сразу едет к казармам, а сворачивает на Джордан-Филдз, где тоже производится смена караула. Таким образом Энн Кемпбелл избегает встречи с караульной машиной и беспрепятственно едет к стрельбищу. В определенный момент она выключает по пути фары и при свете луны добирается до того места, где потом и был обнаружен ее джип. Понятно?

— Пока понятно. Но все это только догадки.

— Верно, догадки. Но любой следственный эксперимент троится на догадках. И вообще я взял тебя с собой не для того, чтобы ты говорила, будто я придумываю. Ты должна находить слабые места в моих рассуждениях.

— Хорошо, продолжай.

— Продолжаю... Человек, ждущий здесь Энн Кемпбелл, видит, что ее джип остановился на шоссе, и идет к ней. — Я направился к шоссе, Синтия шла за мной. — В это время Энн Кемпбелл сидит в джипе или стоит около него. Человек сообщает, что караульная машина уже прошла от склада обратно и им нечего опасаться — разве что патрульных полицейских, которые а это место почти не заглядывают. У десятого стрельбища шоссе упирается в тупик, поэтому здесь никто не ездит. Единственный, кто мог бы появиться, — это кто-нибудь из караульных командиров, но совсем недавно здесь произведена смена караула и вообще причин для беспокойства нет. Сюда мог бы случайно заглянуть дежурный по штабу, но в эту ночь дежурила сама капитан Энн Кемпбелл. Следишь за ходом мысли?

— Слежу. Но одного не могу понять. Зачем она вообще притащилась сюда? Если это любовное свидание, почему не загнала свой джип куда-нибудь подальше, с глаз долой? И какого черта устраивать весь этот спектакль на стрельбище, так близко от шоссе?

— На эти вопросы у меня нет определенных ответов. Но в одном твердо уверен: все происходило так, как она сама задумала. Не вижу ни единой случайной детали. Все распланировано до мелочей, включая добровольное дежурство по штабу в лунную ночь. Очевидно, у Кемпбелл была причина оставить джип именно здесь и выбрать это злополучное место в пятидесяти ярдах от шоссе.

— Хорошо, что дальше?

— Я продолжаю... У меня нет представления о том, что произошло между Энн и человеком, которого она встретила, но на каком-то этапе она сняла пояс с пистолетом и разделась, оставшись в трусах и лифчике. Не случайно у нее асфальтовое пятно на ступне. Они идут по исхоженной дорожке между огневыми зонами, неся палаточные колья, отрезки шнура и небольшой молоток. Ее одежда и пистолет остались, очевидно, в машине. Они останавливаются вот у той стоячей мишени. — Мы оба посмотрели на неубранный тент на стрельбище. Куски брезента тянулись туда, где было найдено тело. — Ну и как тебе мой сценарий? — спросил я.

— В твоих рассуждениях есть своя внутренняя логика, но я не вполне понимаю ее, — ответила Синтия.

— Я тоже. Но это не меняет дела. Примерно так оно и происходило. Пойдем дальше.

Мы шагнули под навес тента. Синтия направила луч света на то место, где лежала Энн Кемпбелл. Меловые линии воспроизводили очертания распростертого на земле тела. В отверстия из-под кольев были вбиты желтые флажки.

— Разве здесь не должна стоять охрана? — удивилась Синтия.

— Должна. Это упущение со стороны Кента. — Я оглядел залитое лунным светом стрельбище. Полсотни мишеней, изображающих человеческие фигуры, напоминали пехотный взвод, идущий из-за кустов в атаку. — Наверное, для Энн Кемпбелл эти фигуры имели символическое значение: кучка солдат, намеревающихся совершить групповое изнасилование и поглазеть на то, как ее, голую, пришпилят к земле. Впрочем, черт ее знает, что она фантазировала.

— Хорошо, — сказала Синтия. — Итак, они оба стоят здесь. Энн в трусах и в лифчике. У него в руках сумка с приспособлениями для насилия — или для эротического сеанса, если она соучастница. Оружия у него нет.

— Верно. Они оба привязывают шнуры к ее запястьям и лодыжкам. Вероятно, в этот момент Кемпбелл скидывает лифчик и трусы и обматывает ими горло, потому что землей они не запачканы.

— Но зачем ей был лифчик?

— Не знаю. Может быть, не сняла по забывчивости, а потом бросила наземь. Там мы его и нашли. Они все-таки немножко нервничают, хотя у них все продумано и предусмотрено.

— Еще бы не нервничать! Меня от одних разговоров нервная дрожь пробирает.

— Затем они выбирают место — у самого основания человека-мишени, — Энн ложится, раскидывает руки и ноги, и он вбивает колья в землю, все четыре штуки.

— Понятно, — продолжила Синтия. — Теперь, когда колья вбиты, он привязывает к ним ее запястья и лодыжки...

— ...потом наматывает ей на шею поверх трусов длинный шнур.

— В таком положении ее и нашли.

— Да, в таком положении ее и нашли — с той только разницей, что в тот момент она была еще жива, — сказал я.

Синтия задумчиво смотрела на круг света от фонаря.

— Потом он присел и стянул у нее на горле шнур, чтобы вызвать возбуждающее удушье, — сказала Синтия. — Пальцами или посторонним предметом он, очевидно, также искусственно возбуждает ее. У нее оргазм... В эти минуты он, может быть, и сам мастурбирует, хотя спермы на ней не обнаружено. Допускаю, что он, кроме того, фотографировал ее — что обычно и делают после таких долгих приготовлений. Я расследовала один случай, когда изнасилование сопровождалось звукозаписью, а другой — видеозаписью. — Она помолчала, затем продолжала: — Хорошо... Кемпбелл получила то, что желала, он тоже, теперь она хочет, чтобы он ее развязал. И тут на него что-то находит, и он ее душит. Или он готовился к этому с самого начала. И, наконец, он мог сделать это нечаянно, в процессе самого акта. Словом, напрашивается один из трех вариантов, как ты думаешь?

— Да, по-видимому, один из трех.

— Но это еще не все, — продолжает Синтия. — Пропала ее одежда, медальоны, уэст-пойнтское кольцо, пистолет...

— Я знаю. Эту задачку тоже нужно решать... По-видимому, мы снова возвращаемся к версии о сувенирах.

— Да, такие люди любят брать вещицы на память. Но знаешь, Пол, если бы я только что убила генеральскую дочь, не важно, умышленно или случайно, я не положила бы вещи моей жертвы в свою машину. Глупо держать у себя такие улики, которые без долгих разговоров ставят тебя перед расстрельной командой.

— Не похоже, что вещи взяты. Вдобавок часы — на ней. Почему?

— Не знаю, — призналась Синтия. — Может быть, это вообще не имеет значения?

— Может быть. Пойдем.

Не сходя с расстеленного на земле брезента, мы вышли на шоссе к тому месту, где вчера ночью был припаркован джип Энн Кемпбелл.

— Идем дальше, — сказал я. — Неизвестный возвращается к машине. Он забирает ее форму, фуражку, сапоги, носки, медальоны, но почему-то оставляет на переднем пассажирском сиденье ее сумочку.

— Он мог забыть про сумочку. Мужчины часто забывают о таких пустяках.

Я повернулся к уборным.

— Так вот, с этими вещами в руках он пересекает лужайку, проходит мимо смотровых скамеек, потом мимо уборных и выходит на бревенчатую дорогу. По асфальтированной он не пойдет.

— Ни за что.

— Так, если они начали примерно в час пятнадцать, плюс минус несколько минут, но не позже, сейчас приблизительно два пятнадцать, потому что в два семнадцать рядовой Роббинз видела зажженные фары.

— Ты абсолютно уверен, что это не фары джипа?

— Я почти уверен, что Кемпбелл прибыла сюда гораздо раньше и последний отрезок пути ехала с погашенными фарами. Итак, появляется машина, чей свет видела Роббинз. Человек за рулем видит припаркованный джип, останавливается, выключает фары, выходит из машины и...

— ...и видит с дороги Энн Кемпбелл, так?

— Сержант Сент-Джон увидел ее. На эти дни как раз приходится полнолуние. Любой начнет оглядываться вокруг, если увидит пустой автомобиль. И вот человек видит, что в пятидесяти ярдах от дороги что-то лежит. Инстинкт помогает ему узнать очертания человеческого тела, тем более раздетого. Мы оба слышали или читали похожие истории: человек идет по лесу, видит, что на земле что-то лежит, ну и так далее.

— Допустим, он видит лежащую человеческую фигуру, и что же, по-твоему, делает?

— Подходит к Энн Кемпбелл и видит, что она мертва. Тогда он спешит к своей машине, круто разворачивается и жмет ко всем чертям подальше от мертвеца.

— С погашенными фарами?

— Очевидно, да. Рядового Роббинз удивило, что свет фар погас, она продолжала наблюдать, но напрасно. Потом она увидела зажженные фары только в четыре двадцать пять. Это приехал сержант Сент-Джон.

— Почему этот человек не включил фары, когда уезжал? И зачем он их вообще выключил? Место здесь пустынное, жутковатое. Я бы не стала гасить свет, если бы вышла из машины. Но главный вопрос — в другом. Кто он, это третье действующее лицо? Почему этот человек не доложил, что видел труп?

— Пока у меня только один ответ: вся эта изощренная подготовительная работа проведена не ради одного свидания. Может быть, Кемпбелл назначила встречу нескольким мужчинам. Очевидно, она мечтала, чтобы ее брали силой не раз, а два, три...

— Неслыханно... но возможно.

— Попробуем проследить дальнейшие действия сообщника Энн Кемпбелл — или преступника?

Мы повернули назад, через кустарник за стрельбищами вышли на бревенчатую дорогу и взяли влево, к стрельбищу номер пять.

— Где-то здесь, в этих кустах валяется пластиковый мешок с ее вещами, — неожиданно для себя сказал я.

— И ты, Брут, тронулся?

— Местность тут прочесали, но безрезультатно. Собаки тоже ничего не нашли. Значит, ее веши находятся в пластиковом воздухонепроницаемом мешке, наверное, мусорном; а сам мешок заброшен подальше, где и не искали. Когда подойдем к нашему стрельбищу, посвети фонариком по кустам. Может быть, нам придется прийти сюда завтра...

Синтия вдруг остановилась:

— Погоди, Пол.

— Что еще?

— Уборные...

— Черт побери!

Мы вернулись к уборным. Между двумя строениями — для мужского личного состава и для женского личного состава — стояли рядком железные корзины для мусора. Я опрокинул одну, вспрыгнул на нее и оттуда вскарабкался на крышу мужской уборной. Крыша была плоской, покатой, и на ней ничего не было, но, поднявшись на ноги, увидел на соседней крыше коричневый пластиковый мешок. Он поблескивал в лунном свете. Я разбежался, перемахнул на другую крышу, сбил мешок вниз и сам последовал за ним. Вспомнив парашютные прыжки, я согнул ноги в коленях, перекувырнулся через плечо и благополучно встал на ноги.

— Ты не ушибся? — спросила Синтия.

— Нормально. Доставай платок.

Синтия достала платок и, присев, размотала проволоку, стягивавшую горловину мешка, затем осторожно открыла его и посветила фонариком внутрь. Мы увидели беспорядочно свернутую одежду, пару сапог и один белый носок. Обернув руку платком, Синтия разгребла вещи. Там оказались пояс с кобурой и в ней пистолет, а также нагрудный медальон. Она вытянула его и при свете фонаря прочитала: «Кемпбелл, Энн-Луиза», потом опустила обратно в мешок и встала.

— Знакомый фокус. В любом пособии описан. Одно непонятно: зачем ему понадобилось прятать ее одежду?

Я подумал и ответил:

— Наверное, ее должны были потом взять.

— Кто? Преступник? Или кто-то еще?

— Не знаю. Но мысль о ком-то еще мне нравится.

Издали на дороге показались автомобильные фары, затем донесся шум мотора, и вскоре перед нами остановилась служебная машина защитного цвета. Мотор продолжал работать, светили передние фары. Я сунул руку к пистолету. Синтия последовала моему примеру.

Дверца со стороны водителя распахнулась, и при свете лампочки в салоне мы увидели полковника Кента. Вытащив пистолет и не отводя глаз от нашего фонаря, он вылез из машины, захлопнул дверцу.

— Кто такие?

— Бреннер и Санхилл, полковник, — отозвался я.

Прозвучало несколько формально, но когда тебя окликает вооруженный человек, шутки неуместны.

Мы не двигались. Он сказал:

— Стоять на месте. Я сам подойду. Он приблизился и вложил пистолет в кобуру. — Опознал.

Глуповатые, немного театральные фразы, если не знать, что иногда человек получает пулю только за то, что валяет дурака вместо того, чтобы отозваться на оклик, назвать пароль и все такое.

— Что вы здесь делаете? — сурово спросил Кент.

— Тут совершено убийство, Билл, — напомнил я. — Сыщики и уголовники всегда приходят на место преступления. А что вы здесь делаете?

— Не умничайте, Пол, ваши намеки оскорбительны. Я здесь за тем же, за чем и вы — хочу проникнуться атмосферой этого места ночью.

— Предоставьте мне быть сыщиком, полковник. Кстати, я рассчитывал видеть здесь ваших людей.

— Да, вероятно, надо было поставить сюда пару ребят. Но у меня тут ходят патрульные машины.

— Ни одной не видел. Так поставите?

— Поставлю, — обещал Кент и обратился к Синтии: — Почему вы так далеко оставили машину?

— Мы решили прогуляться при луне.

Кент хотел спросить — зачем, но увидел мешок.

— А это что у вас?

— Пропавшие веши, — ответила Синтия.

— Какие вещи?

— Ее одежда.

Я следил за тем, как Кент воспримет эту весть. Лицо, кажется, ничего не выражает, подумал я.

— Где вы их нашли?

— На крыше женской уборной. Ваши люди подкачали.

— Видно, да... Почему они там оказались — как вы думаете?

— Неизвестно.

— Вы закончили?

— На сегодня — да.

— Что дальше?

— Рассчитываем через час встретить вас на Джордан-Филдз, — ответил я.

— Буду... Между прочим, полковник Мур недоволен вами.

— Пусть пишет официальную жалобу, а не плачется вам в жилетку. Вы хорошо его знаете?

— Только через Энн.

Мы попрощались. Полковник пошел к своей машине на дороге, а мы продолжили наш путь по бревнышкам. Я нес пластиковый мешок.

— Не очень-то ты ему доверяешь. Или я ошибаюсь? — спросила Синтия.

— Доверял вполне... Как-никак я знаю Билла больше десяти лет. Но сейчас... Не знаю, не знаю... У меня нет оснований его подозревать, но не сомневаюсь, что он что-то скрывает. Впрочем, как почти все.

— У меня такое же впечатление. Мы как будто приехали с тобой в маленький городок, где все знают друг о друге все, и v каждого — свои маленькие и большие тайны, но мы не можем их разгадать.

— Очень похоже.

Я положил мешок в багажник, мы заняли свои места, Синтия включила стартер, потом смахнула что-то со своего плеча.

— Руки-ноги целы, солдатик? Может, в госпиталь, подлечить?

— Нет, но голову мне надо проверить. Давай в Учебный центр.

Глава 17

Мы прибыли в учебный центр около двадцати трех. Синтия припарковала «мустанг» у главного здания.

Учебный центр в Форт-Хадли представлял комплекс из трех десятков панельных зданий убийственного темно-свинцового цвета. Несколько чахлых рощиц, немного травяного покрова и скудное наружное освещение, которого не потерпели бы на гражданке, но в армии мордобития, ограбления и судебные иски не превратились пока в большую проблему.

Большинство зданий было погружено в темноту, кроме двух — вероятно, казарм или общежитий. В главном здании, в одном-единственном окне на первом этаже, горел свет. Мы пошли к парадному входу.

— Что здесь, собственно говоря, делают?

— Формально это филиал Учебного центра войск специального назначения Джона Ф. Кеннеди в Форт-Брэгге. В действительности же это всего лишь крыша.

— Крыша чего?

— Здесь своего рода исследовательский центр. Здесь не учат, а изучают.

— Что изучают?

— Как работает человеческий организм и как прекратить эту работу без применения огнестрельного оружия... Исследования у них в основном экспериментальные.

— Страшные ты вещи говоришь, Пол.

— Смелее, держись за меня. Пули тоже летают, и бомбы взрываются, но это еще не повод для паники.

Из-за угла выехала полицейская машина, ослепив нас светом фар. Из машины вылез капрал Страуд и, козырнув, как положено, произнес:

— Вы здесь по делу?

— Да, мы из УРП, — сказал я и протянул удостоверение.

Светя себе фонариком, он изучил мое удостоверение, потом Синтии и спросил:

— Кого хотите видеть, сэр?

— Дежурного сержанта. Вы нас не проводите, капрал?

— Обязательно, сэр. — Он направился вместе с нами к дверям. — Занимаетесь убийством капитана Кемпбелл?

— Боюсь, что да.

— Позорище, иначе не скажешь.

— Вы знали ее? — спросила Синтия.

— Так точно, мэм. Не то чтобы хорошо, но видел несколько раз вечером здесь. Они все больше по ночам работают. Симпатичная дама. Есть какие-нибудь зацепки?

— Пока нет, — сказал я.

— Вы, я вижу, тоже по ночам вкалываете?

Мы вошли в здание. В комнате справа от небольшого фойе сидел дежурный штаб-сержант. Увидев нас, он встал. Последовал обмен приветствиями и формальностями.

— Сержант, мне хотелось бы заглянуть в кабинет полковника Мура.

Сержант Корман — его имя значилось на нагрудной карточке — почесал в затылке, взглянул на капрала, потом произнес:

— Я не могу показать его вам, сэр.

— Вполне можете. Пойдемте.

Сержант знал свои обязанности.

— Не имею права, сэр. Нужно особое разрешение. У нас секретный объект.

Собственно говоря, в вооруженных силах не требуется ордер на обыск, но даже если он понадобится, ни один судья не выпишет бумагу, потому что его полномочия ограничиваются рамками военного трибунала. Значит, надо идти выше, по начальству.

— Полковник Мур хранит личные веши у себя в кабинете? — спросил я сержанта Кормана.

После некоторого колебания он ответил:

— Да, сэр.

— Отлично. Тогда принесите мне его расческу или щетку для волос.

— Не понял?..

— Он же должен чем-то причесываться. А мы подождем здесь. В случае чего ответим на телефонный звонок.

— Сэр, это секретный объект. Я вынужден просить вас удалиться.

— Могу я позвонить по вашему телефону?

— Разумеется, сэр.

— Я хотел бы один...

— Я не могу уйти...

— Со мной останется капрал Страуд из военной полиции. Буду вам весьма признателен.

Сержант помедлил, потом вышел.

— Все, что вы услышите, носит секретный характер, — предупредил я Страуда.

— Так точно, сэр.

В справочнике по военному городку я нашел номер телефона полковника Фаулера на Бетани-Хилл. Он взял трубку после третьего звонка.

— Полковник, говорит Бреннер. Сожалею, что вынужден побеспокоить вас в такой час. — Естественно, я ни о чем не жалел. — Мне нужно ваше разрешение изъять одну вещь из кабинета полковника Мура.

— Куда вас занесло, Бреннер? — Голос у него был сонный.

— В ваш Учебный центр, полковник.

— Так поздно?

— Я, видимо, потерял счет времени.

— Что вам нужно оттуда изъять?

— Собственно, мне хотелось бы перевезти на Джордан-Филдз все, что находится в кабинете полковника Мура.

— Я не могу дать такого разрешения. Нашим Учебным центром руководят люди из Форт-Брэгга, и он считается запретной зоной. В кабинете полковника множество засекреченных материалов. Но обещаю, что утром позвоню в Брэгг. Посмотрим, что можно будет сделать.

Я, разумеется, умолчал о том, что кабинет Энн Кемпбелл уже переехал на Джордан-Филдз. В армии всегда так, когда спрашиваешь разрешения. Тебе обязательно скажут «нет», после чего следуют длительные, нудные переговоры.

— Тогда дайте разрешение опечатать кабинет.

— Опечатать кабинет?! Что у вас там происходит?

— Расследуется убийство.

— По-моему, вы дерзите, мистер Бреннер.

— Так точно, сэр.

— Утром я звоню в Форт-Брэгг. Все, разговор окончен.

— Мне этого мало, полковник.

— Вот что, мистер Бреннер. Я ценю ваше трудолюбие и инициативу, но не нужно топать как слон в посудной лавке, бить и крушить все подряд. В этом деле один убийца, нельзя оскорблять людей вздорными подозрениями. Кроме того, следует иметь в виду устав, армейские правила и обычаи, уважение к старшим по рангу и элементарную вежливость. Вам понятно, мистер Бреннер?

— Да, сэр, но на данный момент мне нужна всего лишь короткая прядь волос с головы полковника Мура, чтобы сравнить ее с волосом, найденным на месте преступления. Конечно, вы можете позвонить полковнику домой и обязать его явиться к судебно-медицинским экспертам — они выдернут у него пару волосков. Или мы получим образец его волосяного покрова с расчески или щетки, которые возьмем здесь. Лично я предпочитаю второй вариант, поскольку время не ждет. Кроме того, мне бы не хотелось, чтобы полковник Мур сейчас знал, что он тоже подозреваемый. — Я заметил, как у капрала Страуда глаза на лоб полезли.

Наступило долгое молчание. Наконец полковник Фаулер сказал:

— Хорошо, я разрешаю взять расческу или щетку для волос. Но если вы притронетесь к чему-нибудь еще, я предъявлю вам официальное обвинение в превышении полномочий.

— Спасибо, сэр. Вы дадите указания дежурному сержанту?

— Пусть возьмет трубку.

— Хорошо, сэр. — Я подал знак Страуду. Он вышел и привел сержанта Кормана.

— С вами хочет говорить полковник Фаулер, адъютант начальника базы.

Он неохотно взял трубку. Его реплики в диалоге звучали на редкость однообразно: «Так точно, сэр. Так точно, сэр. Так точно, сэр». Повесив трубку, он сказал мне:

— Если вы посидите у телефонов, я попробую разыскать расческу или щетку для волос.

— Прекрасно. Заверните ее в носовой платок.

Он взял связку ключей. Я слышал, как удалялись его шаги в коридоре.

— Мы подождем на свежем воздухе, — сказал я капралу Страуду. — Возьмите у сержанта предмет и принесите мне.

— Хорошо, сэр.

Капрал был рад помочь в таком загадочном деле. Мы с Синтией вышли. Фары у патрульной машины были по-прежнему зажжены.

— Да, порядки тут строгие, — заметила Синтия.

— Когда проводишь эксперименты по технике допросов и промыванию мозгов, по деморализации и устрашению противника, чужие глаза и уши ни к чему.

— Так вот чем она занималась...

— У них есть особые камеры, где содержатся добровольцы для их опытов, и лагерь людей, которые играют роль военнопленных.

— Откуда ты все это знаешь?

— Год назад я работал с одним психиатром, привлекал его к расследованию. Он числился в штате этого учебного центра. Потом не выдержал — подал рапорт о переводе.

— Наверное, эта обстановка плохо на тебя действует.

— Да уж, куда хуже... Знаешь, в медицинской карте Энн Кемпбелл я наткнулся на случайно попавший туда листок с цитатой из Ницше: «Тот, кто сражается с чудовищем, должен остерегаться, как бы в пылу сражений самому не превратиться в чудовище. Когда слишком долго вглядываешься в бездну, бездна тоже посмотрит тебе в глаза».

— Как же этот листок попал туда?

— Не знаю, но мне кажется, я понимаю эту цитату.

— Думаю, мы оба понимаем, — грустно сказала Синтия. — Иногда мне хочется зарабатывать себе на жизнь другим способом. Опротивело заниматься пробами из влагалища и анализами спермы. Опротивело выслушивать насильников и их жертвы.

— Да, этим можно заниматься от силы лет десять. Я уже почти двадцать оттрубил. Хватит, распутываю эту историю и завязываю.

— Каждый раз так говоришь?

— Конечно.

Из здания вышел капрал Страуд. Он нес что-то в руках и улыбался.

— Он нашел это, — сказал капрал и подал мне щетку для волос, обернутую в носовой платок.

— Вы, конечно, знаете порядок. Мне нужно от вас письменное заявление о том, кем, когда, где и как обнаружена изъятая вещь. Понятно? Запечатайте заявление в конверт, подпишите «Бреннер» и доставьте в ваше управление не позднее шести ноль-ноль.

— Будет сделано, сэр.

— Вы, случайно, не знаете, на какой машине ездит полковник Мур?

— Дайте подумать... машина у него старая, побитая вся развалюха... серый седан... да, точно: «форд-ферлейн» восемьдесят пятого или восемьдесят шестого года.

— Спасибо, вы нам очень помогли... Смотрите, это дело засекречено.

Капрал Страуд кивнул.

— Если что еще нужно о полковнике Муре, только свистните. Если сам не знаю, у других разузнаю.

— Да, значит, есть люди, которые с удовольствием увидели бы полковника Мура за решеткой в Левенуэрте, ожидающим исполнения смертного приговора.

Мы козырнули друг другу и разошлись по своим машинам. Синтия включила мотор.

— На Джордан-Филдз.

И вот мы снова за пределами базы, на территории военной зоны. Сто тысяч акров — это около ста пятидесяти квадратных миль государственной, почти не засеянной земли. Сюда, правда, часто забредают охотники, трапперы, браконьеры, вообще обитатели глухих углов. С давних времен, когда еще не было Форт-Хадли, сохранились опустевшие поселки, старые кладбища и церкви, заброшенные каменоломни и становища лесорубов, полуразвалившиеся строения, которые когда-то были плантацией Бомонов. Своеобразнейший, заповедный край, словно застывший во времени, где правительство осуществило свое право на принципиальное отчуждение частной собственности в условиях чрезвычайных обстоятельств приближающейся войны, призванной покончить с войнами на планете Земля.

В этом краю, как уже упоминалось, я и проходил основной и повышенный курсы обучения боевой подготовки пехоты и хорошо его помню: унылый молчаливый ландшафт, холмы, покрытые лесами, бесконечные поля, озера, ручейки, болота и какой-то особый мох, свисающий с деревьев, — ночью он немного светился и мешал ориентироваться.

Цель скучной и изнурительной программы обучения состояла в том, чтобы превратить нормальных, жизнерадостных американских подростков в эффективных, безотказных, верных присяге и долгу солдат, наделенных к тому же здоровым желанием убивать, убивать, убивать. Весь курс обучения занимал четыре месяца, долгих, мучительных четыре месяца. Если учесть увольнительные и короткий отпуск, то получалось так: в июне тебя, допустим, призывают — сразу по окончании средней школы, как это было и со мной, а к Рождеству ты уже в джунглях — так это было со мной, — в камуфляжной форме, с автоматом в руках и с прочищенной головой. Поразительно.

— Решаешь загадки? — спросила Синтия.

— Нет, вспоминаю. Я проходил здесь курс обучения боевой подготовки пехоты.

— Во время Второй мировой или Кореи?

— В вас говорит непростительный возрастной эгоизм, мисс. Будьте так добры, выбирайте выражения.

— Слушаюсь, сэр.

Мы снова помолчали.

— Ты в здешней глуши не бывала? — спросил я.

— Нет, дальше шестого стрельбища не ездила.

— Значит, ты ничего не видела. Вот эта дорога, что слева, — аллея Генерала Першинга. Она ведет к главным учебным районам. Там же расположены артиллерийские и минометные полигоны и участки для специальных занятий типа «Пехотная рота в наступлении», «Совместная операция бронетанковых и пехотных частей», «Засада», «Ночной дозор»...

— А места для отдыха и развлечений?

— Таких не помню. Кроме того, там находятся старый лагерь для подготовки разведчиков-диверсантов, поселок, оборудованный под европейский городок для проведения учебных уличных боев, и вьетнамская деревушка, где меня шесть раз убивали.

— Одним словом, тебе было чему поучиться.

— Да. Помню еще импровизированный лагерь для военнопленных — он-то и отошел к Учебному центру. Этот лагерь по сей день действует, там запретная зона.

— Понятно... — протянула Синтия. — Такие огромные площади, сто тысяч акров, а Энн Кемпбелл выбирает место на действующем стрельбище, в пятидесяти ярдах от дороги, по которой снуют караульные и патрульные машины, и в полумиле от охраняемого объекта.

— Я думал об этом. По-моему, есть три возможных объяснения. Первое, самое очевидное: она едет проверить караулы, и на нее нападают. То есть он, преступник, выбрал место. Это мнение стало здесь расхожим, но нас на него не купишь, правда?

— Ни за что. Место, наверное, выбирала Кемпбелл, причем такое, которое легко найти. Иначе ее партнер мог бы заблудиться в лесу — конечно, если он не разведчик и не диверсант.

— Да, это второе объяснение. Ее хахалю действительно было бы не по себе ночью в лесу... Не проскочи поворот на Джордан-Филдз!

— Знаю. — Синтия повернула вправо, выехав на дорогу, ведущую к аэродрому. — Хорошо, а третье объяснение?

— Третье. Энн Кемпбелл сознательно выбрала место на виду, потому что это вносило элементы риска, опасности. Может быть, это придавало особый привкус удовольствию, или ей просто хотелось сказать: «Эй, глядите, что я могу делать на папочкиной территории».

— Тут что-то есть, — кивнула Синтия. — Заголиться перед носом у папочки.

— Да, но это только в том случае, если они не любят друг друга.

— Ты говорил что-то в этом роде, когда мы обыскивали ее дом.

— Не знаю, как мне пришла эта мысль. Я просто подумал, что это, должно быть, нелегко — быть отпрыском влиятельного человека, постоянно жить в его тени. Это распространенный синдром.

— У меня нет ни малейшего основания утверждать, что это так, но почему я думаю, что ты прав? — как бы спросила Синтия саму себя.

— Потому что недосказанное так же красноречиво, как и высказанное. Больше того, разве кто-нибудь говорил, что отец и дочь близки и неразлучны, они любят и понимают друг друга?

— Генерал сказал, что я бы понравилась его дочери. Это был как бы комплимент нам обеим.

— Оставим в покое генерала. Ни Кент, ни Фаулер, ни Мур этого не говорили. Да и сам генерал не говорил, если хорошенько вдуматься. Теперь нам предстоит выяснить, как генерал Кемпбелл и капитан Кемпбелл относились друг к другу.

— Знаешь, мне кажется, мы все ключи испробовали. Пора выстраивать факты. Иначе нас оттеснит ФБР.

— Ты права. Я даю себе еще два-три дня. После этого мы натолкнемся на глубоко эшелонированную линию обороны. Как говорится в наставлении командиру танка: натиск, быстрота, огневая мощь. Надо как можно сильнее ударить в самое слабое место и действовать быстрее там, где они медлят.

— И прийти к финишу первыми.

— Точно.

Мы подъехали к караульной будке у въезда на Джордан-Филдз, предъявили удостоверения. Синтия припарковалась рядом с транспортом экспертной лаборатории. Я вытащил из багажника мешок с вещами Энн Кемпбелл. У Синтии была щетка для волос Мура.

— Если она раздевалась сама, а он держал мешок, то на вещах не должно быть никаких следов — только на самом мешке.

— Мы это скоро выясним.

Мы подошли к ангару номер три.

— А ты умница, Бреннер. Я уже восхищаюсь тобой.

— Но я тебе нравлюсь?

— Нет.

— Ты любишь меня?

— Не знаю.

— В Брюсселе говорила, что любишь.

— В Брюсселе любила... Поговорим об этом на следующей неделе, ладно? Или попозднее, сегодня ночью.

Глава 18

Главный зал строения № 3 был залит ярким светом, и там вовсю кипела работа. Трудились эксперты-криминалисты из Форт-Гиллема. Их было человек тридцать. Полковник Кент еще не приехал, и на данный момент меня это устраивало.

Я молча передал Кэлу Сиверу пластиковый мешок с вещами Энн Кемпбелл и щетку для волос, изъятую из кабинета полковника Мура. Объяснений ему не требовалось. Он позвал своих людей, велел им снять отпечатки пальцев и передать потом все в секцию, где хранятся вещественные доказательства.

Теперь в строении № 3 содержалось все, что осталось от капитана Энн Кемпбелл, исключая ее останки. Здесь был ее личный автомобиль, вся обстановка кабинета в учебном центре и дома, где она жила. Стоял даже тот самый служебный джип, на котором Энн ездила в роковую ночь. В глубине зала висели увеличенные фотографии места преступления и различные его схемы, там же лежали пачки лабораторных анализов, заключение патологоанатома с цветным снимком трупа, на который мне не захотелось даже взглянуть, гипсовые слепки с отпечатков обуви и всякое лабораторное оборудование.

В одном дальнем углу помещения стояло два десятка походных кроватей, в другом была устроена стойка для варки кофе. Армия, естественно, располагает почти не ограниченными людскими и материальными ресурсами, и финансистам не приходится беспокоиться о выплатах за сверхурочные. Кроме того, в эти дни, как видно, нигде не совершено сколько-нибудь крупное преступление, и все необходимые силы были брошены в Форт-Хадли. Иногда даже я замираю от благоговейного трепета перед той мощью, которую собирают в один кулак и пускают в ход, стоит только кому-нибудь произнести несколько слов наподобие тех, которые Рузвельт сказал Эйзенхауэру: «Соберите силы для вторжения в Европу». Коротко, ясно и по делу. Такова армия с наилучшей стороны. Но когда политики пытаются играть роль бравых вояк, а военные — роль записных политиков, пиши пропало. Это случается и в нашем ремесле, не только на войне, и поэтому я знал, что отпущенное мне время измеряется часами.

Кэл Сивер принес мне «Мидленд диспетч» — местную ежедневную газету. Во всю полосу протянулся заголовок: «В Форт-Хадли найдена мертвой дочь генерала».

Мы с Синтией прочитали репортаж о том, что капитана Энн Кемпбелл нашли раздетой, распростертой на земле, связанной и, очевидно, изнасилованной на учебном стрельбище. Статейка была достоверна наполовину, зато содержала единственное официальное заявление, сделанное капитаном Хиллари Барнс из службы информации и связи с печатью. Она сообщила, что совершено убийство, которое расследуется сотрудниками общеармейского Управления по расследованию преступлений.

Автор материала привел также высказывание шефа мидлендской полиции, который заявил: «Я предложил помощь полковнику Кенту, начальнику военной полиции Форт-Хадли. Мы поддерживаем с ним постоянную связь».

Берт Ярдли не упомянул ни об опустошенном доме потерпевшей, ни о своем желании получить на серебряном подносе мою бедную голову. Еще одна встреча с ним, и он начнет клевать меня в прессе.

— Это те самые кроссовки, в которых вы осматривали место преступления? — спросил Кэл у Синтии.

— Да. Вам нужны одни кроссовки или вместе с ногой?

— Одни кроссовки, будьте добры.

Синтия села на раскладной стул, стянула кроссовки и отдала их Кэлу.

— Где ботинки, в которых ты был там?

— Дома, на свободной территории. Забыл привезти.

— Могу осмотреть их на днях?

— Обязательно. Я сейчас вроде как ограничен в передвижении.

— Опять? Господи, Бреннер, что ты за человек? Каждый раз на ножах с местной полицией.

— Не каждый, а через раз, — уточнил я. — Кэл, пожалуйста, пошли своих на стрельбище номер пять снять отпечатки с полос от покрышек. — Я объяснил, где их найти, и он уже повернулся, чтобы уйти, но я задержал его. — И еще, Кэл: когда они там закончат, пусть проедут по Виктори-Гарденс, на Виктори-драйв, и тоже снимут следы с колес «форда-ферлейна» серого цвета восемьдесят пятого или восемьдесят шестого года выпуска с офицерской наклейкой на бампере. Лицензионного номера у меня нет, пусть поищут у тридцать девятого коттеджа.

Кэл посмотрел на меня, потом сказал:

— Если этот «форд-ферлейн» принадлежит военнослужащему, почему не подождать, пока машина не окажется на территории базы?

— Отпечатки мне нужны сегодня же ночью.

— Брось, Пол. Я не имею права собирать улики на неправительственной территории без разрешения местных властей. Ты и так уже нарушил правила.

— Все верно. Пусть не берут служебную машину. Коттедж сорок пять наверняка охраняется полицией, но легавый вряд ли торчит на улице. Он в доме. Скажи своим, чтобы действовали по-быстрому и осторожно.

— Нет, подождем, пока «форд» не окажется на базе.

— Ну, смотри. — Я положил ему руку на плечо, — я тебя понимаю. Будем надеяться, что к утру с «форда» не снимут резину. Будем надеяться, что и сама машина к утру не исчезнет.

— Ладно. Значит, Виктори-Гарденс. Испытываешь судьбу, горячая ты голова.

Кэл отошел к группе людей, которые метили слепки следов. Он отдал им кроссовки Синтии и, вероятно, стал разъяснять задачу предстоящей ночной вылазки, указывая большим пальцем в мою сторону. Люди удивленно глазели на меня.

У импровизированной стойки я взял две кружки кофе — одну для себя, другую принес Синтии, которая листала предварительные отчеты о результатах анализов.

— Спасибо. Посмотри вот это. — Она подала мне листки о снимках следов обуви. — Нашли отпечаток гладкой подошвы, седьмого размера, вероятно, женская туфля. Что делать даме на стрельбище?

Я перелистал отчет. В нем утверждалось, что след недавний.

— Интересно. Но может быть, он оставлен несколько дней назад? Дождей уж неделю не было.

— Верно, не было, — согласилась Синтия. — Все равно это надо иметь в виду.

Минут пятнадцать мы листали отчеты различных специалистов, потом Кэл подозвал нас к секции, где сидела женщина за микроскопом.

— С той расческой вы в точку попали, — сказал Кэл. — Откуда столько волос?

Я похлопал его по лысине:

— Не отсюда.

Женщина за микроскопом прыснула и снова прильнула к объективу. Кэл надулся и обратился к Синтии:

— Вы одна с мозгами в вашей паре — хотите взглянуть?

Синтия села перед микроскопом. Эксперт, специалист Лаббик, пояснила:

— Волос справа обнаружен в раковине умывальника в мужском туалете на стрельбище номер шесть. Волос слева снят со щетки.

Синтия, собственно, осмотрела двадцать волосков, снятых со щетки, чтобы убедиться, что все они принадлежат одному человеку. Статистика и логика говорят, что чужих волос на щетке быть не должно, но я для заключения проверю все до единого.

Меня подмывало сказать: «Ближе к делу, милая», — но рядовые эксперты обижаются, когда им не дают высказаться.

— Все прошедшие наблюдение волосы, — чеканила специалист Лаббик, — имеют, как мы говорим, классификационные признаки, то есть абсолютно совпадают с данным образцом. В суде они могут служить доказательством невиновности подозреваемого, но не доказательством виновности, поскольку оба образца не имеют корня и мы не можем определить доминирующий ген и пол подозреваемого.

— Я думаю, это им известно.

— Совершенно верно. Итак, образец, обнаруженный в рукомойнике, не имеет корня, но по стержню я установила, что у человека, которому он принадлежит, первая группа крови. Человек, чьи волосы сняты со щетки, также имеет первую группу крови. Кроме того, оба волоса принадлежат индивидууму белой расы, они совпадают по текстуре, цвету, отсутствию признаков искусственной обработки и общему состоянию здоровья.

Синтия подняла голову от микроскопа.

— Да, выглядят они одинаково.

— Я придерживаюсь мнения, — заканчивала доклад специалист Лаббик, — что волосы принадлежат одному и тому же лицу, хотя образец, найденный в рукомойнике, слишком мал и не может быть подвергнут спектральному анализу, который показал бы иные признаки идентичности. Кроме того, дальнейшие наблюдения могут повредить этот образец... Что касается волос, снятых со щетки, у некоторых имеются корни. Через час я доложу вам подробнее — ген и пол человека, которому они принадлежат.

— Понятно, — отозвался я.

Синтия встала и сказала специалисту Лаббик:

— Будьте добры, запечатайте образцы и приложите к заключению.

— Хорошо, мэм.

— Благодарю вас.

— Этого достаточно для ареста? — спросил у меня Кэл.

— Нет, достаточно для того, чтобы присмотреться поближе к этому субъекту.

— Кто он, этот субъект?

Я отвел Кэла в сторону.

— Этого субъекта зовут полковник Чарлз Мур. Ты сличишь следы его колес. Он ведает Учебным центром, непосредственный начальник потерпевшей. Хочу опечатать его кабинет, а потом перевезти его сюда.

— Тем временем, Кэл, — сказала подошедшая Синтия, — распорядитесь, чтобы сличили пальчики на щетке для волос с пальчиками на джипе, на мешке для мусора и на всем его содержимом.

— Понятно. Но даже если пальчики совпадают, то это еще не доказывает его присутствия на месте преступления. Мур и Кемпбелл были хорошо знакомы друг с другом. Он сумеет правдоподобно объяснить, почему его отпечатки есть и на джипе, и, допустим, на кобуре.

— Догадываюсь. Но ему труднее объяснить, почему он лапал мусорный мешок и разъезжал возле пятого стрельбища, — возразил я.

— Да, однако надо еще доказать, что он был там в момент убийства.

— Понимаю, поэтому я хочу, чтобы ты сравнил пальцы на щетке с пальцами на палаточных кольях. Если у нас будут снимки его колес и отпечатки пальцев совпадут, тогда петля на его поганой шее стянется туже.

— Ладно, ты сыщик, тебе и карты в руки. Я бы тоже голосовал за «виновен», но в наши дни все так перепуталось.

Кэл ушел.

— Если допросить Мура и предъявить доказательства, — сказала Синтия, — есть большая вероятность, что он признается в содеянном.

— Такая вероятность есть, но есть и другая: он утверждает, что ничего подобного не совершал. И тогда нас в два счета упекают под трибунал и там — тоже в два счета — определяют, что полковник вооруженных сил США не душил дочь генерала Кемпбелла и что уорент-офицеры Бреннер и Санхилл опорочили честного офицера, упустили время для поимки настоящего преступника, опозорили себя и армию.

Синтия задумалась.

— Хотя все улики против Мура, у тебя еще есть сомнения?

— А у тебя?

— Кое-какие есть. Я просто не представляю, чтобы Энн Кемпбелл проделывала свои штуки с этим типом. Не представляю, чтобы у него хватило духу задушить ее. Он, конечно, психопат, по всему видно, может подсыпать отраву в кофе, но чтобы голыми руками...

— Меня это тоже тревожит, хотя, с другой стороны... Может быть, она сама попросила его, умоляла убить ее. У меня был такой случай. Подозреваю, что он прибегал и к галлюциногенам, этой дряни у них в Учебном центре полно.

— Вполне вероятно.

У входа показалась фигура полковника Кента.

— А вот и наш страж закона, — сказал я.

Мы пошли ему навстречу.

— Есть что-нибудь новенькое? — спросил он.

— Подбираемся к одному человеку, Билл. Жду отпечатков с пальчиков и резины.

Он вытаращил глаза:

— Правда? Кто же это?

— Полковник Мур.

Мне показалось, что он задумался, потом кивнул:

— Возможно.

— Почему «возможно», Билл?

— Как вам сказать... Они были близко знакомы, и он мог воспользоваться случаем. Нет, я бы не отказывался от этой версии. Вот только какие у него были мотивы.

— Этого я не знаю... Билл, расскажите мне о капитане и генерале Кемпбелле.

— Что вы хотите знать?

— У них были хорошие отношения?

Он посмотрел мне прямо в глаза:

— Нет.

— Поподробнее, прошу вас.

— М-м...

— Может, поговорим об этом в Фоллз-Черч?

— Не надо мне угрожать, слышите?

— Полковник, я руковожу расследованием дела об убийстве. Понимаю, вас удерживают обстоятельства служебного и общественного порядка, и тем не менее вы обязаны отвечать на мои вопросы.

Кент явно был растерян и одновременно рад, что в недвусмысленных выражениях ему сказано выложить все начистоту и тем облегчить свою душу.

— Хорошо. Генерал Кемпбелл не одобрял выбор дочерью военной специальности, круг ее знакомых мужчин, решимость жить не на территории военного городка, общение с людьми типа Чарлза Мура и множество других вещей, в которые я не посвящен.

— Разве он не гордился ею? — спросила Синтия.

— Не думаю.

— Но в армии ею гордились, — заметила она.

— У армии тоже не было выбора, как и у генерала. Если говорить напрямик, в одном кулаке она держала отца, в другом — армию.

— Что значит «держала в кулаке»?

— Это значит, что ей как женщине, генеральской дочери, офицеру — питомцу Уэст-Пойнта и общественной фигуре почти все сходило с рук. Она ввязалась в вербовочные дела прежде, чем отец понял, что происходит. Стала выступать в колледжах и женских организациях, потом на радио, замелькала на телевидении. Агитируя женщин за поступление на военную службу, Кемпбелл получила известность, а с ней и влияние. Ее все любили, считали рьяной патриоткой. На самом же деле она плевать хотела на армию. Она обеспечивала себе своего рода неприкосновенность.

— Зачем? — спросила Синтия.

— Если генерал не одобрял ее поведение, то она его просто ненавидела. Чего только не делала, чтобы насолить ему, поставить в неловкое положение. А у него руки были связаны, боялся повредить своей карьере.

— Вот это да, — сказал я, — интересная информация. Вы еще забыли сказать нам о своих терзаниях: как преподнести генералу дурную весть.

Кент оглянулся и тихо произнес:

— Все это между нами. На людях, официально, они любили друг друга. — Поколебавшись, полковник продолжил: — По правде говоря, генерал многое в Энн не одобрял, но ненависти в нем не было... Учтите, почти все, что я говорю, основано на слухах. Но я передаю их конфиденциально, чтобы вы поняли, что здесь происходит. От меня вы ничего не слышали, договорились?

— Спасибо, Билл. Есть что-нибудь еще?

— Нет, пожалуй, все.

Полковник, разумеется, сказал далеко не все.

— Кто те мужчины, которых не одобрял генерал, — помимо полковника Мура?

— Точно не могу сказать.

— Уэс Ярдли — не один из них?

— Может быть.

— Почему она ставила отца в неловкое положение?

— Этого я не знаю.

— Почему она ненавидела его?

— Если узнаете, поделитесь со мной. Но причина была очень серьезная.

— Какие отношения у нее были с матерью?

— Напряженные. Миссис Кемпбелл разрывалась между двумя ролями: супруга генерала и мать независимой женщины.

— Другими словами, миссис Кемпбелл была подстилкой, о которую вытирают ноги. И Энн Кемпбелл пыталась втолковать ей это.

— Можно сказать и так. Но все гораздо сложнее...

— А именно?

— Поговорите с миссис Кемпбелл.

— Так я и сделаю... Скажите еще раз, что вы ни разу не были в доме у Энн Кемпбелл, и я объясню в своем отчете, почему отпечатки ваших пальцев обнаружены на ее бутылке виски.

— Я же говорил вам, Бреннер, я притрагивался к каким-то вещам при разгрузке.

— Бутылка была в ящике, запечатанном вашими же людьми. Ее открыли час назад.

— Не дурите мне голову, Пол. Я сам полицейский. Если у вас имеются против меня улики, пойдемте к Сиверу, пусть он их мне покажет.

— Послушайте, Билл, давайте внесем ясность, чтобы поскорее перейти к более важным вещам вроде полковника Мура. Я хочу задать вам один вопрос. Напоминаю, что вы должны дать правдивый ответ. Если на вас это не подействует, добавлю, что я и сам докопаюсь до истины. Договорились? Вот он, этот серьезный вопрос: вы с ней трахались?

— Да, — твердо произнес Кент.

Несколько долгих секунд протянулось в молчании. Я заметил, что Кент был даже рад признаться в связи с потерпевшей. Я не стал напоминать ему наш прежний разговор, когда он заявил, что сказал бы об этом в первую же минуту. Лучше нам всем сделать вид, что вот она и настала, эта первая минута.

Первой заговорила Синтия:

— Это один из тех способов, которыми Энн Кемпбелл ставила отца в неловкое положение?

— Угу... Я только так и смотрел на наши отношения. Генерал знал обо мне, она сама постаралась. Но жена, кажется, не догадывалась. Поэтому я и скрыл.

Господи, думал я, чего только не наговорят люди ночью, под нажимом, пытаясь упорядочить свою жизнь, нарушенную другим человеком, который только что покончил счеты с жизнью, пытаясь сохранить семью и службу. Да, полковник нуждался в нашей помощи. Я сказал:

— Мы постараемся не включать это в наш отчет.

— Спасибо. Но теперь, когда Энн нет, у генерала развязаны руки и он начнет сводить счеты. Мне предоставят возможность в интересах дела подать в отставку. Может быть, мне удастся сохранить свой брак.

— Мы сделаем что сможем, — заверила его Синтия.

— Буду признателен.

— С кем еще будет сводить счеты генерал? — спросил я.

Кент мрачно усмехнулся:

— Господи Иисусе, да она со всем штабом перетрахалась.

— Что-о?!

— Со всеми мужиками из ближайшего окружения генерала. Во всяком случае, с большинством из них. Начиная с того молокососа лейтенанта Элби и вверх по цепочке, включая военного прокурора и людей на ключевых постах вроде меня.

— О Боже... — едва вымолвила Синтия. — Вы это серьезно?

— Боюсь, что да.

— Зачем ей это было нужно?

— Я же сказал, досадить отцу. Она его терпеть не могла.

— Как же можно до такой степени не уважать себя?

— Она и не уважала. И мужчины, которые спали с ней, тоже теряли самоуважение. Я наглядный пример... Но и порвать с ней не мог. Вообще порвать с женщиной трудно. — Он посмотрел на меня, вымучив улыбку. — Вы согласны со мной, мистер Бреннер?

Мне было не по себе, но я ответил с полной искренностью:

— Да, я понимаю. Но я не женат и не служу под началом генерала Кемпбелла.

Он сказал, не переставая улыбаться:

— Ах, вы не попали бы в число ее хахалей, и вам не пришлось бы держать экзамен.

— М-м...

— Нету власти — нету сласти, — добавил он.

— И она рассказывала вам — и всем другим, — с кем спит? — спросила Синтия.

— Полагаю, да. Думаю, это входило в ее программу — сеять недоверие, страх, разврат. Но она и врала про тех, кого обслуживала.

— Следовательно, вы не можете с уверенностью отрицать, что Кемпбелл спала, допустим, с главным капелланом майором Имзом или с адъютантом начальника базы полковником Фаулером?

— Не могу. Она утверждала, что соблазнила обоих, но за Фаулера могу поручиться. Однажды Фаулер сказал мне, что ему известно о ее любовниках и я тоже представляю проблему. Дал понять, что он вне проблемы. Вероятно, по этой причине Фаулер — единственный человек, которому генерал полностью доверяет.

Мне представилась сценка: Фаулер говорит Энн Кемпбелл: «Не трать силы, милочка. Со мной это не пройдет».

— Чудовищно, — сказала Синтия. — В этом есть какая-то патология.

— Да, Энн однажды обмолвилась, что проводит полевой эксперимент по психологической войне и ее противник — папочка. — Он снова горестно усмехнулся. — Она его жгучей ненавистью ненавидела. Погубить отца Энн не могла, но навредить — сколько угодно.

Мы помолчали, потом Синтия спросила:

— Но почему? Почему она его ненавидела?

— Этого она мне не объясняла, — ответил Кент. — Думаю, никому не говорила. Но Энн отдавала себе в этом отчет, и генерал знал, может быть, и миссис Кемпбелл знала. Несчастливая, словом, семья.

— Может быть, Чарлз Мур тоже знал, — сказал я.

— Никакого сомнения. Но нам этого никогда не узнать. Я вам вот что скажу: за всей этой историей стоит Мур. Именно он научил, как ей расплатиться с отцом за все, что он причинил ей, — не важно, что это было.

Наверное, Кент прав насчет Мура. Но это не могло быть его мотивом совершить убийство. Скорее, наоборот. Кемпбелл была его протеже, защитой от генеральского гнева, самым удачным экспериментом. Этот мерзавец заслуживает смерти, но приговор должен быть вынесен справедливо.

— Где происходили ваши свидания? — спросил я Кента.

— Где придется. Чаще всего в каком-нибудь мотеле на автостраде. Но Энн была не против того, чтобы перепихнуться в своем кабинете или в моем...

— И у нее дома?

— Не часто. Кажется, я сказал вам неправду. Но она любила держать свой дом в неприкосновенности.

Либо Кент ничего не знал о комнате в цокольном этаже, либо не подозревал, что я знаю о ней. Если его изображение было на одной из тех непристойных фотографий, он не спешил поделиться этой информацией.

— Если убийцей окажется Мур, — говорил Кент, — вы завершите дело без особого ущерба для людей в Хадли и вообще для армии. Если же убил не Мур и вы станете искать новых подозреваемых, вам придется допросить множество людей на базе. С меня подозрения сняты, надо снять подозрения и с других, Пол. Как вы говорите, совершено убийство и вам наплевать на карьеры, репутации, порядок и дисциплину. Но подумайте о прессе: во что может вылиться вся эта история. Весь штаб воинской части и большинство старших офицеров развращены и скомпрометированы одной женщиной-офицером. Это отбрасывает армию на несколько десятилетий назад... Будем надеяться, что виноват все-таки Мур, и делу конец.

— Если вы намекаете, что Мур — наилучшая кандидатура на электрический стул, хотя он и не виновен, то я вынужден напомнить вам о вашей клятве, — промолвил я.

— Я просто хочу сказать, что не нужно копать там, где вы не обязаны копать. Если преступник Мур, не давайте ему тащить за собой других. Совершено убийство, а все остальное: измены, легкомысленные связи и другие неподобающие офицеру поступки — не имеет никакого значения. Так будет по закону. Не надо вести под трибунал всех.

Кент оказался не таким туповатым служакой, каким я знал его раньше. Удивительно, сколь находчивым и красноречивым становится человек, когда ему грозит развод, бесчестье, персональное дело. В армии по-прежнему строго смотрят на тех, кто неразборчив в связях и вязнет в них, а полковник Кент увяз глубоко. Иногда я останавливаюсь в священном трепете перед силой полового влечения. Сколько мужчин рискует служебным положением, состоянием, даже жизнью ради того, чтобы провести час между женскими коленями. Но если это колени Энн Кемпбелл... впрочем, вопрос этот спорный, очень спорный.

— Полковник, — обратился я к Кенту, — я действительно признателен вам за откровенность. Когда один человек говорит правду, другие следуют его примеру.

— Может быть, — ответил Кент. — Я буду признателен, если вы обойдетесь без упоминания моего имени.

— Постараюсь обойтись, но в конечном счете это не играет никакой роли.

— Да, не играет. Я человек конченый. — Кент пожал плечами. — Я понял это два года назад, когда спутался с ней, — сказал он и добавил почти весело: — У нее, очевидно, был составлен какой-то график обслуживания. Каждый раз, когда я говорил себе: хватит, сыт по горло, — она останавливалась у управления, предлагала выпить вместе и расслабиться.

— И вам ни разу не пришло в голову сказать «нет»? — спросила Синтия.

Кент в ответ улыбнулся:

— Вы когда-нибудь слышали, чтобы мужчина сказал «нет», если вы попросили его переспать с вами?

Синтия была сбита с толку таким нахальством.

— Я ни о чем не прошу мужчин.

— А вы попробуйте, — напирал Кент. — Выберите любого женатого мужчину и попросите переспать с вами.

— Речь не обо мне, полковник! — холодно парировала Синтия.

— Хорошо, приношу свои извинения. Отвечаю на ваш вопрос: Энн не терпела отказа, кода дело касалось ее капризов. Не скажу, чтобы она прибегала к шантажу, но элемент принуждения в ее поведении присутствовал. Кроме того, она любила, когда ей делали дорогие подарки — хорошие духи, модную одежду, покупали авиабилеты. Сами по себе подарки ее не интересовали, но ей нравилось ставить своих ухажеров в затруднительное положение в смысле денег и времени. Я испытал это на себе, и другие наверняка подтвердят. Один из ее способов держать всех в узде... Энн попросила купить ей флакон каких-то особо изысканных духов, не помню, как они называются, и наколола меня на четыре сотни. Пришлось взять деньги в долг в кредитной кассе и целый месяц обедать в нашей столовке. — Он рассмеялся. — Боже, как я рад, что все кончилось.

— Ну, еще не совсем, — возразил я.

— Для меня кончилось.

— Будем надеяться, Билл... Приходилось ли вам из-за Кемпбелл использовать служебное положение?

— Приходилось, но так, по мелочам. Пропуска для ее знакомых, отмена штрафов, наложенных на нее за превышение скорости.

— Не согласен, полковник, это не мелочи.

— Я не оправдываю свое поведение.

Именно это ему предстояло сказать на заседании комиссии по его персональному делу, и это — лучшее и единственное, что он мог ответить: «Мне нет оправданий». Я гадал, как еще Энн компрометировала своих поклонников помимо связи: небольшая услуга здесь, особое разрешение там — кто узнает теперь, чего она хотела и получала. За двадцать лет службы, включая пятнадцать в Управлении по расследованию преступлений, я не сталкивался с моральным разложением такого масштаба на территории военной базы и не слышал о таком случае.

Синтия спросила Кента:

— Значит, генерал не мог положить конец ее выходкам и дистанцироваться от нее самой?

— Нет, иначе он выставил бы себя неумелым и безответственным начальником. Когда генерал понял, что его образцовая дочь с рекламного плаката переспала со всем его окружением, было уже поздно. Он мог исправить положение единственным способом: доложить в Пентагон обо всем случившемся, просить об отставке всего штабного состава, потом уйти в отставку самому... Кемпбелл не совершил бы крупной ошибки, если бы пустил себе пулю в лоб.

— Или убил бы ее, — добавила Синтия.

Кент пожал плечами:

— Может быть. Только не таким зверским способом.

— Хорошо, — сказал я. — У нас много подозреваемых, и вы будете одним из них.

— Готов. Да, я обжегся, но не так сильно, как некоторые другие. Кое-кто был по уши влюблен в Энн, одержим этой страстью и, естественно, безумно ревновал ее к другим. Так ревновал, что мог пойти на убийство. Взять того же молокососа Элби. Неделями ходил как в воду опущенный, когда она не замечала его. Допросите Мура, у него должен быть свой список подозреваемых — разумеется, если убийца не он сам.

Этот подлец все о ней знает, и если он скажет, что его информация не для всех, я суну ему в пасть пистолет и посоветую унести ее с собой в могилу.

— Я действую не так грубо, — сообщил я. — Пытаюсь всего лишь опечатать его кабинет, а потом добиться разрешения перетащить его сюда.

— Нечего с ним церемониться. Для чего у вас наручники? Ну ладно, теперь вы видите, почему я был против того, чтобы задействовать здешнюю группу УРП.

— Вижу. Кто-нибудь из них тоже повязан?

Кент ответил, немного подумав:

— Начальник группы, майор Боуз.

— Вы в этом уверены?

— Спросите у него сами. Он ведь один из ваших.

— Вы с ним ладите?

— Пытаемся.

— В чем проблема?

— В юрисдикции. Почему вы спрашиваете?

— Юрисдикция связана с уголовной деятельностью. Или вы имеете в виду что-то другое?

Кент поднял на меня глаза:

— М-м... У майора Боуза появились собственные замашки.

— Другими словами, он не хотел делиться.

Кент кивнул.

— Это наблюдалось и у других ее дружков, когда Кемпбелл их бросала... Что ни говори, женатые мужчины — свиньи, настоящие свиньи. Никому не доверяйте здесь, Пол.

— В том числе вам?

— В том числе мне. — Кент посмотрел на часы. — Все? Вы хотели что-то узнать у меня?

— Сейчас это уже не имеет значения.

— В таком случае еду домой. До семи утра я буду там, а потом на работе. Звоните, если что... А где я могу разыскать вас?

— Мы оба остановились в гостинице.

— Поеду, жена, наверное, не может дозвониться из Огайо. Еще подумает, что я у какой-нибудь женщины. Доброй ночи.

Когда Кент шел к выходу, мне подумалось, что походка у него стала не такой уверенной, чем когда он входил сюда.

— Просто не верится, — вздохнула Синтия. — Он на самом деле говорил, что Кемпбелл переспала почти со всеми старшими офицерами на этой базе?

— Говорил. Теперь мы знаем, кто эти люди на фотографиях.

— И знаем, почему в той комнате такая странная начинка.

— Список подозреваемых растет.

Вот оно как, думал я, полковник Кент, мистер Закон и Порядок, нарушил все правила, какие только можно нарушить. Зов пола завлек этого щепетильного чистюлю на оборотную сторону луны.

— Как ты думаешь, — спросил я Синтию, — Билл Кент мог пойти на убийство ради сохранения лица?

— Допускаю. Но, по-моему, он ясно дал понять, что его связь с Энн Кемпбелл не составляла ни для кого секрета и генерал только ждет удобного момента, чтобы разделаться с ним.

— Ну а если это из-за ревности?

— Он ведь намекнул, что связался с Энн Кемпбелл из спортивного интереса. Спать с женщиной, не питая к ней особых чувств, — дело обычное... — Я ждал, что Синтия скажет еще. — Однако не исключаю, что в нем заговорил собственник, следовательно, возникла ревность — одним словом, то, что он приписал Боузу. Как-никак Кент тоже полицейский, он читал те же руководства, что и мы, и понимает ход наших рассуждений.

— Да, и все-таки трудно поверить, что такой человек может испытывать страсть и ревность.

— Как сказать. Именно у холодных с виду людей горячее сердце. Мне знаком такой тип. Властность, консерватизм, неуклонное следование правилам — это защитные механизмы против собственных страстей. У них нет естественных ограничителей. И когда не срабатывают искусственные, они способны на что угодно.

— Кажется, мы слишком углубились в психологию.

— И все-таки не будем спускать глаз с полковника Кента, у него своя программа действий. Отличная от нашей.

Глава 19

Кэл Сивер сказал, что закончена обработка кабинета Энн Кемпбелл, точнее, того, что было ее кабинетом, поэтому я устроился на ее диване и, вставив кассету с видеозаписью одной из ее лекций по психологическим операциям, включил плейер. Вокруг меня тут и там трудились люди, изучающие микроскопические частицы, оставшиеся после смерти человека, то, что обычно называют сором, — волоски, волоконца, пыль, сальные и иные пятна на предметах.

Сами по себе волоски, волоконца и прочее — вещи безобидные, но если, к примеру, в буфете Энн Кемпбелл найдена бутылка виски с отпечатками пальцев, допустим, полковника Фаулера, то существуют два объяснения: либо Фаулер дал ей эту бутылку и она принесла ее домой, либо он был у нее в доме. Но если пальчики полковника обнаружены на водопроводном кране в ее ванной комнате, то это свидетельствует о том, что он действительно был в ее доме. Эксперты сличили новые отпечатки с теми, что у них были, но, кроме моих следов, Синтии, Энн Кемпбелл и полковника Кента, что тоже имеет двоякое объяснение, других совпадений пока не обнаружили. Потом они найдут отпечатки пальцев шефа полиции Ярдли, но опять-таки, поскольку он прикасался к вещам, у него есть объяснение. Они установят, что некоторые отпечатки принадлежат Муру, но это ничего не даст, поскольку он был ее начальником и соседом. Теперь у нас нет доступа в дом Энн Кемпбелл, и красноречивые свидетельства вроде следов на водопроводном кране найдет Ярдли, а не мы. Его люди обработают весь дом, и нежелательные следы, оставленные, например, его сыном, будут стерты.

Зная, кто бывал у нее дома, можно, конечно, дойти и до убийцы, но только путем длительного, изобилующего пробами и ошибками расследования. Выяснив, кто побывал в ее полуподземном будуаре, легко составить список фигурантов, которые вдруг поняли, что они потеряют, если не подчинятся ей. Но сейчас этот будуар для нас недоступен. Вдобавок и этот путь при всей своей живописности мог привести в тупик.

Гораздо важнее знать, кто побывал там, где совершено убийство. Мы практически установили, что там был полковник Чарлз Мур, но в какое именно время он находился и что конкретно делал — нуждается в уточнении.

Теперь полковник Уильям Кент. Человек, у которого возникли проблемы по службе, не говоря уже о том, что ему предстоял малоприятный разговор с миссис Кент. У меня, слава Богу, таких проблем нет.

Собственно говоря, Кент сам признался в половой распущенности, использовании служебного положения и поступках, недостойных офицера, — если назвать только три обвинения, которые может предъявить ему Главная военная прокуратура. В делах об убийстве преступники часто приносят на алтарь Фемиды небольшие жертвы, надеясь, что богиня примет их и станет искать того, кто должен принести в жертву жизнь, где-нибудь в другом месте.

Характеристика, которую Синтия дала Кенту, ценна вдвойне, потому что никто не заподозрил бы в нем страстного ревнивца. Она интуитивно уловила то, чего не понял я. Теперь мы твердо знали, что полковник Уильям Кент состоял в половых отношениях с капитаном Энн Кемпбелл. Не верю, что он трахал ее из спортивного интереса. Следовательно, Кент был влюблен в нее...

Хорошо, когда у следствия полно экспертов, можно приврать и припугнуть подозреваемого, хотя инструкции на этот счет молчат. Нужно только знать, что он был там-то и там-то и делал то-то и то-то. Тогда, бывало, сплетешь словесную удавку, надавишь на подозреваемого, и он готов. Таким манером я и вытянул из Кента самообвинения.

Мои мысли возвратились к экрану. Энн Кемпбелл стояла передо мной и говорила, обращаясь прямо ко мне. Мы словно смотрели в глаза друг другу. На ней была летняя форменная зеленая юбка и рубашка с короткими рукавами. Иногда она отходила от кафедры и становилась у самого края возвышения. Ее движения, жесты, выражение лица были свободны, разнообразны и красноречивы.

Вопреки распространенному мнению о необщительности Энн Кемпбелл, на лекции она выглядела совершенно иной. Улыбалась, смотрела прямо в глаза тому, кто задавал вопрос, смеялась собственной шутке или остроумному замечанию кого-нибудь из сотни слушателей, собравшихся в зале. У нее была соблазнительная привычка откидывать голову, смахивая с лица длинные светлые волосы. Иногда Энн, задумавшись, закусывала губу, с интересом, широко раскрыв глаза, выслушивала какую-нибудь забавную байку, каких полно у бывалых солдат, или сама задавала каверзный вопрос. Словом, на кафедре стоял не запрограммированный манекен, бубнящий заученные фразы — таких лекторов-манекенов хватает и в армии, и на гражданке, — а живая женщина с пытливым умом, тонко чувствующая, когда говорить и когда самой слушать, увлеченная своим несколько необычным предметом. Временами камера проходила по рядам. Мужской аудитории явно нравилось то, что Энн слышит и реагирует на их шутки.

Я наконец врубился в содержание лекции Энн Кемпбелл. Она сейчас говорила о психологическом воздействии на конкретные лица.

— "Мы с вами рассмотрели психологические операции, направленные на солдат, непосредственно участвующих в боевых действиях со стороны противника, на тыловой персонал и гражданское население в целом. Теперь мне хотелось бы остановиться на том, какое психологическое воздействие можно оказать на представителей командного состава и политических лидеров".

Подошла Синтия и села рядом. В руках у нее была кружка со свежим кофе и тарелка с пончиками.

— Интересное кино?

— Да.

— Можно выключить?

— Нет.

— Пол, тебе надо поспать.

— Тише, дай послушать.

Синтия отошла. Я продолжал слушать Энн Кемпбелл.

— "Последний раз мы эффективно использовали это средство против военных и политических вождей Третьего рейха. Нам удавалось узнать кое-что из их служебной деятельности и личной жизни, о предрассудках и половых пристрастиях, вере в оккультные силы и дурные приметы. Мы собирали сведения из различных разведывательных источников. В результате мы располагали биографическими и психологическими портретами нацистских лидеров, могли вести, так сказать, прицельный психологический огонь по ним, играть на их слабостях и ослаблять сильные стороны, вносить ложную информацию в процессе принятия ими важных решений. Короче говоря, нам удавалось поколебать их уверенность в себе, а то и полностью деморализовать в ходе того, что иногда называют траханьем мозгов — извините за выражение. — Кемпбелл подождала, пока стихнут смех и аплодисменты, и продолжила: — Назовем это перетряхиванием мозгов, поскольку нас сегодня записывают. Хорошо, но как перетряхнуть мозги у того, кто находится за тысячу миль от нас, в глубине своей, для нас — вражеской, территории? Примерно так же, как вы проделываете это с женой, подружкой, боссом или надоедливым соседом. Прежде всего надо убедиться, что вы хотите и должны это сделать. Далее нужно знать умонастроение этого человека: чем он дышит, что его волнует или беспокоит, чего он боится. Невозможно управлять механизмом, если не знаешь, как работают рычаги, рубильники, выключатели, кнопки. И наконец, надо находиться в контакте с этим человеком. Контакты устанавливаются на нескольких уровнях: личные опосредованные, с помощью третьего лица, далее, контакты письменные — в виде документов, газет, писем, сбрасываемых с самолета листовок, радиоконтакты в форме пропагандистских передач или дезинформации, рассчитанной на вражеский радиоперехват, и так далее.

Самый надежный и самый древний способ вступить в контакт с высокопоставленным человеком из неприятельского лагеря — личное знакомство или знакомство через третьих лиц. Установить такой контакт трудно, зато и результаты он приносит отличные. Очень эффективен особый вид личного контакта с врачом — половой, вспомним Мату Хари, Делайлу, других знаменитых сирен и соблазнительниц, а также соблазнителей. Официально в нашей армии к такому контакту не прибегают... Если когда-нибудь американская женщина станет командующим, потребуются такие храбрецы, как вы, чтобы ночью забраться в ее палатку".

По рядам прокатился смешок, и кто-то из слушателей сказал, что ради государственного флага он готов поставить пистон почтенной даме-генералу, накинув ей на лицо эту самую «Старую славу».

Потом кто-то спросил:

— "Если уж вошли в непосредственный контакт с вражеским руководителем, почему бы его не прикончить?"

— "В самом деле, почему? — отвечала Энн Кемпбелл. — Оставим в стороне моральные и официальные соображения. Главное в том, что скомпрометированный, напуганный, психически расстроенный вражеский руководитель стоит десяти пехотных дивизий на передовой. Вред, который он нанесет своим войскам, огромный. Мы, военные, должны научиться извлекать уроки из прошлого. Опыт истории показывает, что армия не может сражаться, если солдаты тоскуют по дому, охвачены сомнениями и иррациональными страхами. Так же и в генералах надо сеять семена сомнения и страха!"

Я встал и выключил плейер. Все, что Кемпбелл объясняла, было умно и логично. Свои теоретические посылки она осуществляла на практике. Если верить Кенту, Энн Кемпбелл вела продуманное и подлое психологическое наступление на своего отца. Но может быть, он заслуживает этого? Что говорил Мур о ее неизвестном убийце? Считал, что тот поступает справедливо. Очевидно, и Энн считала, что поступает правильно. Значит, он сделал что-то такое, что заставило ее мстить и в конце концов привело ее к гибели. Что могло заставить дочь так ополчиться на отца? Напрашивался ответ: половое надругательство и кровосмешение.

Именно сексом объясняли психиатры подобные ситуации, с которыми я сталкивался. Но если имело место половое надругательство, единственный надежный свидетель, жертва этого надругательства, был мертв. Конечно, подтвердить или опровергнуть эту версию мог бы генерал Кемпбелл, но даже Пол Бреннер не осмелится коснуться этой темы. Правда, можно провентилировать вопрос окольными путями и, может быть, даже деликатно расспросить миссис Кемпбелл об отношении ее дочери к отцу. Какого черта мне бояться, свои двадцать лет я оттрубил!

Но как говорил Кент, зачем копаться в дерьме, которое не имеет никакого отношения к убийству. Однако кто знает, какое дерьмо имеет к нему отношение, а какое нет?

Итак, действительно ли генерал убил дочь, чтобы прекратить ее безумные выходки или заткнуть ей рот? Или это сделала в силу тех же причин миссис Кемпбелл? И какова в этой грязной истории роль полковника Мура? Чем дольше я копался в дерьме, тем больше учтивых господ и обаятельных дам в Форт-Хадли оказывалось запачканными.

Подошла Синтия и сунула мне в рот кусок пончика. Похоже, мы с ней балансируем на грани чего-то более интимного, нежели общие автомобиль, ванная и пончик. Но если хотите знать правду, в моем возрасте в два часа ночи после напряженного дня мой дружок вряд ли вытянется в струнку.

— Когда закончишь дело, — сказала Синтия, — попроси в прокуратуре, может, тебе отдадут эти видеопленки.

— Лучше попрошу пленки из ее будуара.

— Ты несносен, Пол, это нездоровый интерес.

Я промолчал.

— Знаешь, девчонкой я влюбилась в Джеймса Дина. Допоздна сидела перед теликом, смотрела «Бунт впустую» и «Гиганта», а потом плакала, пока не засыпала.

— Поразительное признание в некрофилии. Ты это к чему?

— Ни к чему, просто так. Послушай последние новости. Полосы от колес на пятом стрельбище оставлены автомобилем Мура. Отпечатки пальцев на его щетке для волос идентичны двум отпечаткам на палаточном коле, шести отпечаткам на джипе и одному отпечатку, обнаруженному в мужской уборной. Там же, в уборной, в рукомойнике на решетке слива, найден еще один волос. Установлено, что он тоже принадлежит Муру. Весь мусорный мешок захватан руками Мура и Энн Кемпбелл, также сапоги, кобура, фуражка. Это значит, что они вместе складывали ее вещи, физические доказательства говорят, что ты верно воспроизвел их действия. Поздравляю.

— Спасибо.

— Его повесят?

— По-моему, офицеров расстреливают. До разговора с Муром я уточню.

— Дело, выходит, закрыто?

— Узнаю у полковника Мура.

— Если он не признается, ты обратишься в прокуратуру с тем, что у нас набралось?

— Не знаю. Стопроцентной уверенности пока нет.

— У меня тоже, — согласилась Синтия. — Прежде всего меня смущает разнобой во времени появления зажженных фар. Ты это правильно подметил. Мур, разумеется, побывал на месте преступления, но у нас нет доказательств, что именно он задушил ее. Кроме того, нам неизвестны его мотивы, если убийца — он.

— Верно, а без серьезного мотива судьи будут тянуть волынку. Вдобавок существует вероятность несчастного случая.

— Естественно, Мур сошлется на непреднамеренность случившегося — если вообще захочет говорить.

— Он еще приведет в трибунал шайку закомплексованных коллег, которые будут объяснять, что такое сексуальная асфиксия и как Мур переоценил физическое состояние Кемпбелл, когда искусственной стимуляцией доводил ее до оргазма. Судьи, естественно, развесят уши, засомневаются и решат, что имеющиеся улики не доказывают изнасилования. Участники события хотели, мол, как лучше, да дело обернулось худо. Я даже подозреваю, что они не признают факта убийства. Два взрослых человека с обоюдного согласия занимаются своеобразным сексом, и один из них неумышленно причиняет другому смерть. Обвинение в лучшем случае сформулируют как преступную неосторожность.

— Да, половые преступления с трудом поддаются расследованию, — заметила Синтия. — В каждом деле масса привходящих обстоятельств.

А мне вспомнился другой случай, которым занимался мой знакомый. Какому-то мужику по причине непроходимости кишок прописали клизмы. Женщина, приставленная к нему, ввела слишком большую дозу, у того произошло прободение. Потеря крови, заражение и в итоге — смерть. Наши ребята, а также люди из прокуратуры тогда достаточно побегали, но в конце концов решили не возбуждать дела. Медичке, молоденькому лейтенанту, предложили уволиться из армии, а беднягу, пожилого главного сержанта, у которого вся грудь была в медалях, похоронили со всеми воинскими почестями, для пользы дела.

Секс. Девяносто процентов полового влечения идет из головы, и если с головой у тебя не в порядке, то и с сексом тоже не в порядке. Но если вы занимаетесь любовью по обоюдному согласию, то нет факта насилия. Если произошел несчастный случай, то нет и факта убийства. Просто человеку надо лечить голову.

— Мы производим арест? — спросила Синтия.

Я отрицательно покачал головой.

— Я тоже думаю, что целесообразнее выждать.

Я взял телефонную трубку и набрал номер полковника Фаулера. Ответил сонный женский голос. Я назвался и услышал полковника:

— Да, мистер Бреннер?

— Полковник, я подумал, что в настоящий момент нет особой необходимости опечатывать кабинет полковника Мура или изымать оттуда вещи. Мне хотелось, чтобы вы это знали.

— Хорошо, теперь я это знаю.

— Вы просили сообщать вам о предполагаемых арестах. Так вот, я не буду брать его под арест.

— Я не знал, что вы собирались арестовать его, мистер Бреннер. Но если вы снова передумаете, будьте добры, разбудите меня попозже, чтобы я мог вести счет.

— Разумеется, полковник. — Люблю ироничных людей. — И еще я хочу попросить вас никому ни о чем не рассказывать. Это может повредить расследованию.

— Понимаю, но генералу я все-таки доложу.

— Думаю, это ваша обязанность.

— Прямая. — Фаулер кашлянул. — У вас еще есть подозреваемые?

— В настоящий момент — нет. Есть, правда, кое-какие соображения.

— Уже хорошо. Что-нибудь еще, мистер Бреннер?

— У меня появились свидетельства, что капитан Кемпбелл... как бы это выразиться... вела активную светскую жизнь.

Гробовое молчание. Я продолжал:

— Это должно было так или иначе вылиться наружу. Не знаю, связано ли это с убийством, но я сделаю все, что в моих силах, чтобы свести до минимума вред Форт-Хадли и армии в целом, если информация дойдет до прессы.

— Может быть, нам стоит обговорить это подробнее за кофе? Скажем, у меня дома часиков в семь?

— М-м... мне не хотелось бы беспокоить вас в такой час.

— Мистер Бреннер, ваше поведение граничит с неподчинением. Кроме того, вы наносите мне личную обиду. Жду вас точно в семь ноль-ноль.

— Слушаюсь, сэр.

Фаулер положил трубку.

— Надо поговорить со связистами, — сказал я Синтии. — Какие-то перебои с телефоном.

— Что он сказал?

— Полковник Фаулер просит пожаловать к нему на чашку кофе. В семь ноль-ноль.

Синтия посмотрела на часы:

— Успеем немного поспать. Готов?

Я оглядел помещение. Большая его часть была погружена в темноту, и многие уже спали на походных кроватях, хотя иные трудоголики еще гнулись над микроскопами, анализными трубками, пишущими машинками.

Мы пошли к выходу. Я спросил:

— В том мешке с одеждой не было ее уэст-пойнтского кольца?

— Нет.

— И в домашних вещах не нашли?

— Нет. Я спрашивала Кэла.

— Странно.

— Может быть, Кемпбелл его потеряла или отдала почистить? — предположила Синтия.

— Все может быть.

— Пол, если бы ее нашли живой и если бы сейчас она была с нами, что бы ты ей сказал?

— А что бы ты сказала? Твоя работа — утешать изнасилованных.

— Я тебя спрашиваю.

— Хорошо, попробую... «Энн, — сказал бы я ей, — я не знаю, что произошло у тебя в прошлом, но постарайся смотреть на вещи спокойнее, не мучая себя воспоминаниями, не доводя до исступления. Тебе нужен добрый совет. Постарайся преодолеть ту боль, которую ты испытала, постарайся найти как бы духовный противовес. Не надо мстить человеку или нескольким людям, которые... которые дурно обошлись с тобой». Я бы напомнил ей, что она полноценная человеческая личность и впереди у нее целая жизнь. У нее появятся хорошие друзья, и они будут заботиться о ней, если она сама не махнет на себя рукой... Вот в этом духе.

— Да, именно это Кемпбелл надо было услышать при жизни. Может быть, кто-нибудь и говорил ей это. С ней случилось что-то очень нехорошее, и она не нашла другого выхода. Такое поведение со стороны умной, образованной, привлекательной, добившейся служебного успеха женщины — это результат тяжелой душевной травмы.

— Какой, например? — спросил я.

Мы вышли из ангара на свежий воздух. Луна зашла, и миллиарды звезд усеяли ясное небо над Джорджией. Я смотрел на раскинувшееся передо мной пространство Джордан-Филдз и вспоминал, как каждую ночь здесь зажигались огни и три раза в неделю после полуночи на аэродром приземлялся следовавший спецрейсом самолет.

— Я разгружал тут мертвых из Вьетнама, — сказал я.

Синтия ничего не ответила.

— Если ее будут хоронить в Мидленде, здесь соберется народ после отпевания. Наверное, завтра или послезавтра.

— Ты тоже будешь?

— Естественно.

Мы подошли к автомобилю. Синтия сказала:

— Ты спрашиваешь, какая травма... Я думаю, ключевая фигура во всей этой истории — ее отец. Властный человек, заставивший дочь поступить на военную службу и, в сущности, распоряжавшийся ее жизнью, слабовольная мать, частые отлучки, мотание по всему свету, полная зависимость от отца. Вот Энн и взбунтовалась. Все это подробно описано в учебниках.

Мы сели в машину.

— Наверное, ты права. Однако есть миллионы дочерей с похожей биографией...

— Понимаю. Но так обстоит дело.

— Я о другом думаю. Не объясняется ли ее ненависть какими-нибудь ненормальными отношениями с отцом?

Мы двинулись к выезду с аэродрома.

— Догадываюсь, что ты имеешь в виду. Но как ни трудно доказать факт изнасилования и убийство, еще труднее доказать кровосмешение. На твоем месте, Пол, я не стала бы касаться этой темы. У тебя могут быть неприятности.

— Могут. Первое дело, которое мне поручили в УРП, была кража в казарме. Видишь, как далеко я пошел. Еще один шаг, и — на краю пропасти.

Глава 20

Мы подъехали к гостинице и по наружной лестнице поднялись в наши номера на втором этаже.

— Ну что ж, — сказала Синтия, — спокойной ночи.

— У меня, похоже, открылось второе дыхание, — сообщил я, — полон энергии и слишком взвинчен, чтобы уснуть. Может быть, выпьем, посмотрим телик?

— Вряд ли.

— Сейчас лучше не спать. Потом будет трудно вставать. Давай примем душ, расслабимся, посидим немного, а там уж — к полковнику Фаулеру.

— М-м... не знаю...

— Пойдем.

Я отпер дверь своей комнаты, вошел, Синтия последовала за мной. Она позвонила дежурному администратору и попросила разбудить в пять тридцать.

— На всякий пожарный. Вдруг задремлем.

— Правильно сделала... Однако... У меня, оказывается, нет выпивки, и телевизора не вижу... Что же делать? Разве в шарады сыграть?

— Пол...

— Да?

— Я не в состоянии...

— Тогда, может быть, фигурок из бумаги наделаем. Не умеешь? Я тебя научу, это легко...

— Я не могу здесь оставаться. После такого дня как-то нехорошо. Да и не будет никакого удовольствия.

— Ясно. Иди правда поспи. Я разбужу, когда мне позвонят.

— Извини... Я не буду запирать дверь из ванной.

— Хорошо. Через несколько часов увидимся.

— Спокойной ночи.

Синтия пошла к двери в ванную комнату, но возвратилась, легко поцеловала меня в губы, потом, заплакав, скрылась за дверью. Я слышал шум воды, потом хлопнула дверь, и наступила тишина.

Я разделся, залез под одеяло и через несколько секунд уже спал. Единственное, что отложилось в памяти, — это телефонный звонок. Я взял трубку. Наверное, администратор, подумал, а может быть, Синтия — зовет к себе? Но нет, в ушах зазвучал бас полковника Фаулера.

— Бреннер?

— Да, сэр.

— Спите?

— Нет, сэр.

— Хорошо. Вы молоко употребляете?

— Простите, не понял?

— У меня не оказалось ни молока, ни сливок.

— Это не имеет...

— Я хотел, чтобы вы знали.

Мне показалось, что в трубке послышался смешок, потом голос замолчал. Часы показывали пять часов утра без нескольких минут. Я поднялся, проковылял в ванную, включил душ. Ну и денек! Большая его часть промелькнула каким-то кошмаром. Я едва тащился на двух цилиндрах, и в баке почти не оставалось бензина. Еще сорок восемь часов такой же езды, а там — поминай как звали, отваливаю в лучах славы или груде дымящихся обломков.

Даже если отвлечься от личных и служебных обстоятельств, было что-то очень и очень нехорошее в Форт-Хадли, назрел какой-то гнойник, который надо было вскрыть, и рану очистить. Я знал, что мне это под силу.

Сквозь дверное дымчатое стекло и капельки осевшего пара на нем я увидел женскую фигуру. На пороге своей комнаты стояла Синтия.

— Ничего, если я войду?

— Конечно, входи.

Она была в чем-то белом, вероятно, ночной рубашке. Синтия скрылась в кабине, через пару минут вышла и, стоя спиной ко мне, стала споласкивать лицо.

— Как ты себя чувствуешь? — расслышал я сквозь шум воды.

— Нормально. А ты?

— Не жалуюсь. Кто-то звонил или мне послышалось?

— Да, полковник Фаулер. На военном языке это называется «беспокоящие действия».

— Ты это заслужил, — засмеялась Синтия и принялась чистить зубы.

Снова зазвонил телефон.

— Это администратор. Послушаешь?

— Конечно, послушаю, — ответила она, прополоскав рот.

Через несколько секунд Синтия снова была в ванной.

— Пять тридцать. Ты скоро?

— Скоро. Но может быть, сэкономим время?

Она молчала. Пожалуй, намек был чересчур тонкий.

— Синтия?

Она повернулась, и я услышал, как она пробормотала:

— А-а, будь что будет. — Синтия сняла рубашку, открыла дверь, вошла и произнесла: — Потри мне спину.

Я потер ей спину, потом грудь. Мы обнялись и поцеловались. Сверху лилась вода, а мы все теснее прижимались друг к другу. Тело помнит старую любовь. На меня нахлынули приятные воспоминания. Мы словно снова оказались в Брюсселе. Мой дружок тоже все вспомнил и поднялся, точно гончая навстречу хозяину, вошедшему в дом после годовой отлучки. Гав, гав!

— Пол... все в порядке... давай...

— Да-да, все в порядке... Господи, как хорошо... Здесь или в постели?

— Здесь и сейчас же.

Не повезло: опять зазвонил телефон.

— Теперь послушай ты.

— Черт всех побери!

Мы отряхнули от воды друг друга. Синтия, смеясь, повесила полотенце на крючок. Я откинул занавеску. Телефон не умолкал.

— Только ты никуда не уходи! — попросил я, вылез из душа и протопал в комнату, захватив свое полотенце.

— Бреннер слушает...

— Где пропадаешь?

— Кто это?

— Не-а, не мамочка.

— А-а...

Это был шеф Ярдли.

— Билл Кент только что сообщил, что ты тут. У тебя же есть трейлер. Валяй домой.

— Что-что?

— Целый день тебя разыскиваю. Ушел, видать, в самоволку? Тебя ждут дома, парень.

— Какого черта? Вы у меня в трейлере?

— Я-то тут, а тебя нет, понял?

— Послушайте, шеф, вы специально малограмотного разыгрываете или как?

— Или как. — Ярдли засмеялся. — Я тут твои апартаменты прибрал, слышь? Сделай им ручкой, понял? И ренту платить не надо.

— Вы не имеете права...

— Насчет прав опосля потолкуем, а сейчас валяй в мою контору за своими вещичками.

— Там у меня казенное имущество, шеф.

— Как же, видел. Пришлось сбить замок. Пушку твою забрал, бумаг целая куча, важные такие бумаги, книжечка записная с каракулями — видать, шифр. Еще имеется пара браслетов, из одежонки кое-что и удостоверение на имя какого-то Уайта... Ты спишь с ним?

Вошла Синтия, завернувшаяся в одеяло, и села на кровать.

— Ладно, сдаюсь, — сказал я Ярдли.

— Посмотрим-посмотрим... Пакет с резинками, трусы вроде как бабьи — твои, что ль, или дружка твоего?

— Шеф...

— Давай кати ко мне, ежели хочешь свои вещички обратно...

— Ладно, хватит... Казенное имущество доставите в военную полицию. Там поговорим, в полдень.

— Это мы еще подумаем.

— Подумайте. И привезите Уэсли. Перекинемся с ним парой слов.

Ярдли умолк, потом сказал:

— Перекинуться у меня в конторе можно.

— Я буду ждать его на траурной церемонии. Он, конечно, будет там?

— Видать, будет, я так соображаю. Но мы на похоронах дел не решаем.

— Ничего, придется. На похоронах весь народ собирается.

— Ладно, так и быть, разрешаю поговорить, и знаешь почему? Чтоб поскорее упечь в тюрягу этого сукина сына, который поднял руку на леди. Но я тебе заранее заявляю: мой парень в ту ночь в отъезде был, напарник подтвердит, да и запись переговоров по рации тоже имеется.

— Уверен, что имеется, а пока можете съездить в ангар, посмотреть. Хочу послать экспертов в дом капитана Кемпбелл.

— На кой хрен? Вы там все подчистую вымели. Моим ребятам бумагу на подтирку, и ту пришлось с собой брать.

— Я жду вас и Уэсли в полдень. Захватите мои веши и казенное имущество.

— Многого не жди, парень, — сказал Ярдли и положил трубку.

Я встал, обмотал вокруг туловища полотенце.

— Берт Ярдли? — спросила Синтия.

— Он самый.

— Чего он хочет?

— Мою голову. Этот сукин сын обчистил мой трейлер. — Я засмеялся. — А знаешь, мне он нравится, этот старый хрен. Посмотришь, кругом слабаки надутые, а в нем есть что-то крепкое, почвенное.

— Через годик-другой ты таким же будешь.

— Надеюсь. — Я посмотрел на часы, лежавшие на тумбочке. — Десять минут седьмого. У нас еще есть время?

Синтия встала.

— Мне надо высушить волосы, одеться, подкраситься...

— Хорошо, встреча переносится из-за плохой погоды?

— Переносится. — Она пошла к двери в ванную комнату, потом обернулась, спросила: — Ты с кем-нибудь встречаешься?

— Да, в семь — с полковником Фаулером, потом, около восьми, — с Муром.

— Забыла, что ты не любишь это выражение. В кого-нибудь влюблен?

— Нет. Пребываю в промежутке между двумя серьезными романами. После тебя никого не было, правда.

— Правильно, зачем усложнять?

— Незачем. Только вот майор — как его... Твой муж...

— Майор в прошлом.

— Это вдохновляет. Не хотелось бы, чтобы повторилась брюссельская сцена.

Синтия рассмеялась:

— Прости. Это было забавно.

— Тебе забавно. Ты под дулом его пистолета не стояла.

— Не стояла. Зато потом ты о нем целый год ничего не слышал. Правда, Пол, я тебе признательна. Постараюсь отблагодарить сегодня ночью, а там посмотрим, что получится.

— Ну что же, буду ждать.

— Я тоже, — сказала Синтия просто и, поколебавшись, добавила: — Ты измучился с... с этим убийством. Тебе нужна разрядка.

Она ушла в ванную, а я натянул вчерашние трусы и вчерашние носки и, одеваясь, думал о том, что жизнь — это цепочка больших и малых забот, малых — например, где найти свежее белье, и больших, вроде той, что только что вышла из комнаты. Как ты распорядишься жизнью, зависит от запасного выхода, если он есть, конечно.

Я проверил свой «глок» и подумал, не пора ли осесть. Мне больше не хотелось трахаться ради спортивного интереса. Все верно. Не знаю, какой получится у нас с Синтией предстоящая ночь, но это будет что-то настоящее. Хоть что-нибудь хорошее должно получиться из этой заварухи с Энн Кемпбелл.

Глава 21

Бетани-Хилл — такой же благословенный уголок в Форт-Хадли, как Шейкер-Хайтс в Огайо, хотя, естественно, он значительно меньше по размерам и не так хорошо ухожен. На площади порядка шестидесяти акров, покрытой дубом, буком, кленом и другим высокопородным деревом (показательно, что отсутствует скромная южная сосна), стоят три десятка внушительных кирпичных особняков в колониальном стиле. Построены они еще в 20-х и 30-х годах, когда офицеры слыли джентльменами, их было не много, и все они жили на территории части.

Времена меняются, офицерские штаты раздуты сверх всякой потребности в них, и возможности правительства обеспечить каждого офицера домом, конем и денщиком ограничены. Но высокие чины при желании по-прежнему получали там дома. Очевидно, полковник Фаулер считал, что солдат — он и есть солдат и должен находиться в расположении своей части. Миссис Фаулер, наверное, тоже предпочитала Форт-Хадли. Не то чтобы Мидленд был бастионом старого Юга с его определенным отношением к черным, нет — на город повлияла давняя близость к базе. Но Бетани-Хилл, который иногда называют полковничьим гетто, вероятно, удобнее в житейском плане, чем в подобных кварталах в городе.

Единственный недостаток Бетани-Хилл в том, что сравнительно недалеко от него располагаются стрельбища. Первое находилось милях в пяти к югу, и я догадывался, что во время ночных огневых занятий на Бетани-Хилл были слышны выстрелы. Но для старых служак пехотинцев стрельба все равно что колыбельная.

Из своей комнаты вышла Синтия. Она была в шелковой зеленой блузке и коричневой юбке.

— Ты хорошо сегодня выглядишь, — заметил я.

— Спасибо. Как долго нам придется лицезреть синюю форму?

— Считай ее обязательной на всю неделю. А все же макияж не скрывает темные круги у тебя под глазами. И глаза тоже покрасневшие.

— Мне бы отоспаться, и все пройдет. Тебе бы тоже попозже родиться.

— Ты, кажется, не в духе?

— Есть немного, прости... Не самые лучшие условия для того, чтобы возобновить нашу дружбу.

— Не самые, и все же мы немного приблизились к этому.

Дом полковника Фаулера представлял внушительное кирпичное строение со стандартными дверями и ставнями. У дома стояли фордовский полуфургон и джип «Чероки». Старшему офицерскому составу не обязательно иметь автомашины отечественного производства, хотя ничего плохого я в этом не вижу.

Мы припарковали «мустанг» на улице и пошли по дорожке к дому. В семь утра здесь, на холме, было прохладно, но косые лучи солнца обещали еще один жаркий день.

— Полковники, у которых достаточно заслуг и времени, чтобы стать генералами, болезненно реагируют на проблемы, мешающие их продвижению. Фаулер и Кент тоже к ним относятся, — сказал я.

— В каждой проблеме есть свои возможности.

— Да, но иногда проблема становится неразрешимой. У Кента, например, карьера кончилась.

Было ровно семь часов утра, я постучал в дом.

Дверь отперла миловидная черная дама в летнем платье цвета морской волны. Она натянуто улыбалась. Я хотел представиться, но она опередила меня:

— Мисс Санхилл и мистер Бреннер, если не ошибаюсь?

— Да, мэм. — Я готов был простить ей, что она первым назвала явно более молодого и стоящего ниже по званию уорент-офицера.

Гражданские, даже полковничьи супруги, вечно путают, да и различие в званиях среди уорент-офицеров все равно что девственность у проституток.

После секундного замешательства миссис Фаулер повела нас по просторному коридору.

— У вас прекрасный дом, — заметила Синтия.

— Благодарю вас.

— Вы хорошо знали капитана Кемпбелл? — не отставала Синтия.

— О нет... не очень...

Странный ответ. Как могла жена адъютанта генерала Кемпбелла не знать его дочь? Миссис Фаулер была растеряна, нервничала, если забыла маленькие светские условности, которые должны быть второй натурой у полковничьих жен.

— Вы видели миссис Кемпбелл после трагедии? — спросил я.

— Миссис Кемпбелл? Нет... Я была... слишком потрясена.

Наверное, все-таки не так потрясена, как ее мать. Странно, что она не нанесла визит с выражением соболезнования.

Я хотел задать еще один вопрос, но мы уже ступили в застекленную веранду на задней стороне дома, где нас ждал полковник Фаулер. Он был одет по форме, пуговица на вороте рубашки застегнута, галстук аккуратно повязан, правда, куртка висела на стуле. Полковник разговаривал по телефону; увидев нас, он сделал знак рукой, и мы сели в плетеные кресла за небольшим столом.

Военные в Штатах являются последним, пожалуй, оплотом определенных обычаев: ответственности, долга и хороших манер. В случае необходимости вы можете обратиться к шестисотстраничному пособию для офицеров, где подробно объясняется, что такое жизнь и как с ней бороться, поэтому малейший непорядок вызывает растерянность.

Миссис Фаулер, извинившись, вышла. Полковник выслушал своего телефонного собеседника, потом сказал:

— Хорошо, сэр. Я им передам. — Положив трубку, он обратился к нам: — Доброе утро.

— Доброе утро, полковник.

— Кофе?

— Если можно.

Он налил две чашки, показал на сахар и без лишних слов начал:

— Я редко сталкивался с дискриминацией в армии. От имени других национальных меньшинств я имею право заявить, что принадлежность к той или иной расе не является препятствием в армии и продвижению по службе. Среди рядового состава иногда возникают проблемы на расовой почве, но систематической расовой дискриминации не существует.

Я пока не улавливал, к чему он клонит, и положил в чашку сахару.

Полковник обратился к Синтии:

— Вам случалось испытывать дискриминацию по признаку пола?

Поколебавшись, Синтия ответила:

— Пожалуй... несколько раз.

— Вам приходилось подвергаться домогательствам?

— Да.

— Вы были когда-нибудь объектом недостойных намеков, слухов, сплетен, клеветы?

— Кажется, была... один раз.

Полковник Фаулер кивнул:

— Ну вот видите. У меня, черного мужчины, меньше проблем, чем у вас, белой женщины.

— Мне известно, что в армии косо глядят на женщин-военнослужащих. В мире вообще женщин ставят ниже мужчин. Но что вы хотите этим сказать, полковник?

— Я хочу сказать, мисс Санхилл, что капитану Энн Кемпбелл здесь, в Хадли, приходилось нелегко. Если бы она была сыном генерала и сражалась в Персидском заливе, Панаме или Гренаде, ее обожали бы в войсках, как это бывало с сыновьями великих военачальников во все времена. Вместо этого кое-кто распускает слухи, что она трахалась направо и налево, извините за выражение.

— Если бы капитан Энн Кемпбелл была сыном боевого генерала, — вступил в беседу я, — вернулась с полей сражений, увенчанная славой и наградами, и перетрахала бы здесь весь женский личный состав, ей никогда не пришлось бы самой платить в офицерском клубе за выпивку.

— Совершенно верно, — согласился Фаулер. — К сожалению, в отношении мужчин и женщин действительно существует двойной стандарт, которого мы никогда не потерпим в межрасовых отношениях. Итак, если вы располагаете неприятной информацией о любовных похождениях капитана Кемпбелл, я готов выслушать вас, хотя мне глубоко безразлично, правдива эта информация или нет.

— В настоящий момент я не имею права разглашать источники имеющейся у меня информации, — сказал я. — Но смею вас заверить, полковник, мой единственный интерес к «любовным похождениям» капитана Кемпбелл заключается в том, связаны ли они с ее убийством, и если да, то каким образом. У меня нет намерения рассматривать ее половую жизнь как пикантный комментарий к изнасилованию и удушению, которые произошли на стрельбище. — На самом деле капитана никто не насиловал, но никто посторонний не видел заключения патологоанатома.

— Я верю в вашу искренность, мистер Бреннер, и не хочу ставить под сомнение вашу профессиональную этику. Но вам следует держать ту связь, о которой вы говорите, при себе и не превращать расследование в охоту на ведьм.

— Полковник, я понимаю вашу озабоченность и горе родителей погибшей, но речь идет не о слухах и сплетнях, как вы считаете, а о неприятных фактах, которыми я располагаю. Энн Кемпбелл вела не просто активную половую жизнь, что при ее положении в армии, состоящей преимущественно из мужчин, отнюдь не является сугубо личным делом, она вела потенциально опасную половую жизнь. Мы можем целое утро дискутировать насчет двойных стандартов, но если я узнаю, что дочь генерала спала с половиной высшего комсостава в части, то начинаю думать о подозреваемых, а не о крикливых заголовках в «желтой прессе». В моей сыщицкой голове не вертятся слова «шлюха» или «потаскуха», а совсем другие, вроде «шантаж» или «мотив». Я достаточно ясно выражаюсь, полковник?

Фаулер, видимо, соглашался, поскольку кивал, пока я держал речь, или же взвешивал что-то в уме.

— Если вы подвергнете кого-нибудь аресту, могу ли я заручиться вашим обещанием, что в отчете будет фигурировать только необходимый минимум такой информации?

Меня подмывало рассказать ему о тайном убежище, где Энн Кемпбелл предавалась сексуальным утехам, но я ограничился лишь следующим:

— Вещественные доказательства, обнаруженные в доме капитана Кемпбелл, могли и должны были бы стать, строго говоря, достоянием шефа Ярдли, но мы с мисс Санхилл решили сделать упреждающий ход. Теперь ни одна вещь в доме незамужней и привлекательной женщины-офицера не будет выставлена на потребу невзыскательной публики и не причинит вреда ее родителям и армии. Поступки говорят громче всяких слов. Это единственное обещание, какое я могу вам дать.

Полковник снова кивнул и вдруг неожиданно сказал:

— Я рад вам. Навел о вас обоих справки — отзывы самые хвалебные. Нам выпала большая честь, что именно вы направлены на это задание.

— Это очень любезно с вашей стороны, — уклончиво произнес я.

Фаулер налил себе еще кофе.

— Итак, у вас есть главный подозреваемый — полковник Мур.

— Совершенно верно.

— Почему вы его подозреваете?

— Есть доказательства, что он был на месте происшествия.

— Понятно... Но прямых улик, что убил именно Мур, нет?

— Нет. Весьма вероятно, что он был там до совершения убийства или после него.

— А у вас нет свидетельств, что там побывал кто-то еще?

— Убедительных — нет.

— Разве это не означает, что он основной подозреваемый?

— Да, означает... на данный момент.

— Если он сам не выступит с признанием, вы выдвинете против него обвинение?

— В таких случаях я могу только рекомендовать. Окончательное решение относительно обвинения будет принимать Вашингтон.

— Мне кажется, ваши отчет и рекомендации станут решающим фактором.

— Это будет единственным фактором, поскольку ни у кого другого нет ключа к случившемуся... Я должен вот что сказать, полковник. Слухи о связях Энн Кемпбелл касаются даже прокурора части и других лиц, которые могут быть недостаточно объективными. Мне ни в коем случае не хочется сеять семена недоверия. Я только передаю то, что слышал.

— От кого?

— Этого я, к сожалению, не могу сказать, но источник надежный, и вы знаете, как широко распространилась эпидемия. Дезинфицировать свой дом, Форт-Хадли, вам самим не удастся. Многим слишком трудно отмыться. Но может быть, нам с мисс Санхилл это под силу.

— Я как раз об этом разговаривал с генералом Кемпбеллом, когда вы приехали. Возник ряд новых обстоятельств.

Не люблю новых обстоятельств, ничего хорошего они не обещают.

— Каких же?

— Министерство юстиции провело совещание, на котором присутствовали Главный военный прокурор, ваш начальник полковник Хеллман и другие заинтересованные лица. Принято решение назначить на это расследование людей из ФБР.

Черт, подумал я и сказал:

— Ну что ж, может, оно и к лучшему, что ликвидировать последствия происшествия придется не мне. Вы и все остальные понимаете, к чему это может привести.

— Это они с перепугу. Никто в Пентагоне понятия не имеет, как важно ликвидировать последствия, и потому там не стали возражать. Правда, в последний момент был достигнут компромисс... — Ни Синтия, ни я не потрудились спросить, какого рода компромисс, поэтому Фаулер продолжат: — Вы оба продолжаете вести расследование до полудня завтрашнего дня. Если к тому времени вы не произведете ареста подозреваемого и не представите соображения относительно обвинения, то передаете свои полномочия людям из ФБР и остаетесь при них консультантами.

— Понятно... — протянул я.

— Следственная бригада собирается сейчас в Атланте. Она состоит из фэбээровцев, нескольких человек из Главной военной прокуратуры, кое-кто из министерства юстиции и ваши коллеги из Фоллз-Черч.

— Десант, конечно, разместится, на базе, в гостинице для приезжих.

Полковник Фаулер натянуто улыбнулся:

— Нам этот десант, естественно, ни к чему, да и вам тоже. Но если вдуматься, такая акция неизбежна.

— Полковник, капитанов в мирное время не каждый день убивают, это понятно, — сказала Синтия, — но такое количество народа — это что-то сверхъестественное, отдает журналистикой, а не следственной наукой.

— Этот вопрос поднимался. Но реальность такова, что это была женщина, ее изнасиловали, и она была дочерью генерала Кемпбелла... Несмотря на принцип равной справедливости, некоторые получают ее побольше, — добавил он.

— Я отдаю себе отчет в том, что решение принято без вашего участия. И все же не могли бы вы поговорить с генералом Кемпбеллом о том, как бы отменить его или по крайней мере изменить?

— Это уже сделано, отсюда и компромисс. Вы были отстранены от дела вчера в двадцать три ноль-ноль. Генерал Кемпбелл и полковник Хеллман добились отсрочки решения. Они аргументировали тем, что вы близки к завершению задания. Поэтому если у вас есть неопровержимые доказательства причастности полковника Мура, арестуйте его, мы возражать не будем.

Я немного подумал. Получается, что Мур — самый популярный кандидат в козлы отпущения. Почему бы и нет? Человек он чокнутый, занимается какими-то странными засекреченными изысканиями, одевается неряшливо, генералу Кемпбеллу, по словам Кента, не нравились отношения между ним и его дочерью, у Мура нет значительных наград, и вообще его не любят. Даже полицейский капрал рад-радехонек затравить его. Словом, Мур сам лезет в петлю, уткнувшись носом в книжку с ницшеанскими бреднями.

— Ну что же, — сказал я, — у меня есть еще тридцать часов. Постараюсь их использовать.

Полковник Фаулер ждал от меня, по-видимому, другого ответа.

— Что вас удерживает? Если есть доказательства — действуйте.

— Маловато их, полковник.

— Судя по всему, вполне достаточно.

— Это вам полковник Кент сказал?

— Да... Кроме того, вы сами утверждаете, что полковник Мур был на месте преступления.

— Но остается несколько вопросов, — объяснил я. — Нестыковка во времени, неясность мотива, характер самого преступления. У меня есть основания полагать, что полковник Мур так или иначе связан с тем, что произошло, но я не могу с уверенностью утверждать, что он действовал один и злонамеренно, не могу обвинить его в убийстве. Арестовать и спихнуть дело в суд — проще простого. Нет, надо еще поработать.

— Понимаю вас. Как вы думаете: он признается?

— Сначала надо допросить.

— Когда собираетесь это сделать?

— Обычно я допрашиваю, когда мы оба — я и подозреваемый — созрели. Не исключаю, что в данном случае я отложу допрос до последней минуты.

— Хорошо. Вам нужна помощь нашего УРП?

— Мне сказали, что майор Боуз тоже был любовником погибшей.

— Это слухи.

— Допустим. Но если я... Нет, полковник, если об этом спросите вы, он, может быть, скажет вам правду. В любом случае нам ничего не известно наверняка, и потому у него нет права участвовать в расследовании. Помощь его людей мне тоже не нужна.

— Понимаю, мистер Бреннер, но малообоснованное обвинение, даже признание в половой связи с жертвой не лишает автоматически майора Боуза такого права.

— По моему мнению, лишает. Более того, он автоматически попадает во вторую или третью очередь подозреваемых — пока не докажет свое алиби... Поскольку мы коснулись этой темы, могу я начать наше официальное собеседование, полковник?

Недрогнувшей рукой Фаулер налил себе еще кофе. Солнце поднялось еще выше, и на веранде сделалось жарче. В животе у меня бурчало от кофе и отсутствия чего-либо более существенного, и голова была не такая ясная, как хотелось бы. Я посмотрел на Синтию — она выглядела лучше, чем мне показалось полтора часа назад. Но поскольку предельный срок — завтрашний полдень, то приходится выбирать между сном, едой, сексом и работой. Вступает в действие второй вариант.

— Позвольте предложить вам завтрак?

— Нет, полковник, спасибо.

— Тогда открывайте огонь.

Я открыл огонь.

— Вы спали с Энн Кемпбелл? — спросил я.

— Нет.

— Знаете ли вы тех, кто спал?

— Полковник Кент сам признался в этом. Других имен называть не буду, чтобы они не попали в ваш список подозреваемых.

— Хорошо, перейдем к этому списку... Знаете ли вы, у кого мог быть мотив для убийства?

— Нет, не знаю.

— Вам было известно, что помощник генерала Кемпбелла, лейтенант Элби, был увлечен Энн?

— Да, известно; внимание к дочери своего начальника — что тут необычного или неприличного? Оба молоды, привлекательны, офицеры. Из таких получаются отличные семейные пары... И я уважаю его за выдержку.

— А Кемпбелл отвечала ему взаимностью?

Полковник Фаулер секунды две подумал, прежде чем ответить.

— Энн не знала, что это такое — отвечать мужчине взаимностью. Она сама начинала знакомства и сама же прекращала их.

— Неожиданное с вашей стороны заявление, полковник.

— Бросьте, мистер Бреннер, вам не хуже меня все известно. Я не собираюсь обелять репутацию Энн Кемпбелл. Она была... не могу подобрать слова... не соблазнительница и не совратительница, нет... И не то чтобы примитивная потаскушка... — Он повернулся к Синтии: — Помогите найти слово.

— Я думаю, что лучше всего определить ее словом «мстительница», — сказала Синтия.

— Мстительница?

— Она вовсе не была жертвой слухов и сплетен, в чем нас пытаются убедить, не предавалась распутству в общепринятом смысле и не страдала нимфоманией. Она использовала свои чары и тело для того, чтобы мстить. И вы это прекрасно знаете, полковник.

Фаулеру не понравилась эта характеристика. Очевидно, Кент передал ему отредактированную версию того, что он поведал нам, умолчав, что половая жизнь Энн Кемпбелл имела определенную цель — выставить папочку последним ничтожеством.

— Да, она ненавидела армию! — вырвалось у Фаулера.

— Она ненавидела своего отца, — поправила его Синтия.

Первый раз на протяжении всего разговора полковник растерялся. Мужик он стойкий, его меч и доспехи были испытаны в сражениях, и вот Синтия сказала, что тыл у него незащищен.

— Генерал всей душой любил дочь, — медленно заговорил он. — Поверьте, это так. Но Энн была одержима какой-то беспричинной ненавистью к отцу. Я консультировался у одного знакомого психиатра, и хотя точно проследить механизм этого явления невозможно, он сказал, что у дочери генерала, вероятно, одна из промежуточных форм расстройства психики.

— Из того, что нам известно, не такая уж промежуточная, — заметила Синтия.

— Разве разберешь, что они говорят, эти медики?

Я не все понял, но смысл сводится к тому, что дети высокопоставленных и влиятельных людей, которые пытаются следовать по стопам отца, часто разочаровываются, потому у них наступает период сомнения в собственной значимости. Затем у них появляется желание доказать себе и другим, что они чего-то стоят. Чтобы не вступать в прямое соперничество с отцом, они берутся за дело, далекое от его профессии, поэтому многие из них, как сказал мой знакомый, становятся социальными работниками, учителями, сиделками, людьми других душеспасительных занятий... включая психологию.

— Ничего себе, душеспасительное занятие — психологическая война, — заметил я.

— Соглашусь с вами, но вот здесь и начинается исключение из правила. Психиатр, с которым я консультировался, утверждает, что если сын или дочь начинает работать в той же области, что и отец, то часто это происходит потому, что они хотят причинить ему вред. Им трудно соперничать с отцом, они не хотят или не могут идти своей дорогой и ведут, образно выражаясь, партизанскую войну — от мелких беспокоящих стычек до крупных диверсионных актов... Для них это единственный способ отомстить, вы верно подметили, мисс Санхилл, за обиды, якобы нанесенные им. В этом смысле капитан Кемпбелл находилась в уникальном положении. Отец не мог уволить ее, она выстроила надежную линию обороны. Многие дети, испытывающие отрицательные чувства в отношении отца, ведут, как сказал мой психиатр, беспорядочную половую жизнь, пьют, играют, совершают всякие антиобщественные действия, чтобы скомпрометировать влиятельного отца. Капитан Кемпбелл, вероятно, пользуясь своими познаниями в психологии, пошла еще дальше — стала совращать мужчин из отцовского окружения. — Фаулер подался вперед. — Надеюсь, вы понимаете, что поступки Энн не поддаются разумному объяснению и не связаны с отношением генерала к ней. У каждого из нас есть воображаемые враги. А когда таким врагом оказывается отец, самая горячая родительская любовь и забота не могут вытравить идею фикс из головы сына или дочери. Энн была нездорова, нуждалась в медицинской помощи, но не получала ее. Мало того, этот сукин сын Мур только раздувал пламя ее неприязни в своих интересах. Думаю, ему хотелось посмотреть, как далеко она зайдет, наблюдать за ней, как за подопытным кроликом, и контролировать события.

Наступило длительное молчание, потом Синтия сказала:

— Неужели генерал не мог принять какие-либо решительные меры? Не похоже на человека, который вывел танковую дивизию к Евфрату.

— Ну, это было нетрудно, обуздать Энн — куда сложнее. Еще год назад генерал подумывал об этом, но наш специалист-консультант рекомендовал воздержаться. Генерал мог добиться перевода Мура в другое место или, например, приказать Энн пройти курс лечения, на что он, как ее командир, имел полное право, но это могло осложнить ситуацию, поэтому он решил положиться на естественный ход вещей.

— Кроме того, бороться с Муром и дочерью, пользуясь своим положением и званием, означало бы признать, что проблема существует. А это могло отразиться на его карьере, — заметил я.

— Ситуация сложилась очень деликатная. Миссис Кемпбелл, мать Энн, считала, что предпринимать ничего не нужно и дочь одумается, но генерал все-таки решил действовать... Это произошло неделю назад. Увы, было поздно.

— И как же он решил действовать? — спросил я.

Полковник Фаулер помедлил.

— Остальное уже не имеет отношения к происшествию.

— Позвольте мне самому это решить.

— Ну хорошо... если вы настаиваете. Несколько дней назад генерал предъявил дочери ультиматум. Точнее, предложил ей на выбор три условия. Первое — уволиться из армии. Второе — оставить Учебный центр и пройти курс лечения по его усмотрению. Если Энн не примет ни одно из этих условий, он поручит прокурору части расследовать ее поведение и передать материалы в трибунал.

Я чувствовал, что ультиматум — если Фаулер говорил правду — ускорил ход событий, которые привели к трагической развязке.

— Как Энн реагировала на этот ультиматум?

— Она сказала отцу, что ответит в течение двух дней, но не успела. Ее убили.

— Может быть, это и был ее ответ.

Фаулер весь встрепенулся:

— Что вы хотите этим сказать?

— Подумайте, полковник.

— Неужели то, что полковник Мур помог ей совершить это дикое самоубийство?

— Может быть... Скажите, не было ли в прошлом какого-либо события, которое объясняло бы ее вражду?

— Например?

— Ну, например... соперничество матери и дочери... что-нибудь в этом роде.

Полковник пристально смотрел на меня, словно я переступил черту между расследованием убийства и недопустимого нарушения профессиональной этики и правил поведения.

— Не знаю, куда вы клоните, мистер Бреннер, — произнес он холодно, — и никаких объяснений я слушать не желаю.

— Хорошо, сэр.

— У вас все?

— Боюсь, что нет. Дело становится еще запутаннее и грязнее. Вы сказали, что не спали с погибшей. Почему?

— Что значит — почему?

— Я хочу спросить, почему Энн не заигрывала с вами? Или вы отвергли ее авансы?

Взгляд полковника скользнул на дверь, как будто он хотел убедиться, что поблизости нет миссис Фаулер.

— Она никогда со мной не заигрывала.

— Потому что вы чернокожий или Кемпбелл знала, что это бесполезно?

— Думаю... думаю, второе... Она встречалась с несколькими чернокожими офицерами... правда, не здесь, в Хадли... Должно быть, Энн знала, что я не люблю разврат, или же... — он первый раз улыбнулся, — или же считала меня уродом.

— Вы далеко не урод, — сказала Синтия, — но внешность не имела для Энн Кемпбелл никакого значения. Я подозреваю, что она все-таки заигрывала с вами, но вы остались верным жене и командиру. Это противоречило вашим моральным принципам. Таким образом, вы стали ее врагом номер два.

— Такого тяжелого разговора у меня в жизни не было, — вздохнул Фаулер.

— Это потому, что вы никогда не были связаны с расследованием убийства.

— Поскорее бы его закончили.

— Оно закончится, когда я передам материалы в трибунал. Я редко делаю ошибки, полковник, а когда все-таки совершаю, стараюсь их исправить.

— Я это ценю, мистер Бреннер, но полковник Мур лучше меня рассеет ваши профессиональные сомнения.

— Он будет пытаться это сделать, но у него может быть иная версия событий. Хорошо, когда у тебя есть несколько версий, легче отсеять словесную шелуху.

— Ну что ж, поступайте, как считаете нужным.

— Полковник, у капитана Кемпбелл есть братья или сестры? — спросила Синтия.

— Есть брат.

— Что вы о нем можете сказать?

— Он живет на Западном побережье в... забыл название городка... что-то испанское.

— Он не военный?

— Нет. Он... он перепробовал много профессий.

— Вы знакомы с ним?

— Да, знаком. На праздники он часто приезжает сюда.

— Как вам показалось — брат не страдает такими же проблемами, как его сестра?

— В известной мере... Но он держится как бы в стороне от отца. Во время кампании в Персидском заливе телевизионщики хотели взять у него интервью, но не сумели его разыскать.

— То есть он отчужден от родителей? — продолжала спрашивать Синтия.

— Отчужден? Нет... я бы сказал — отдален. Но когда он приезжает, ему здесь рады и жалеют, когда он уезжает.

— И какие же были отношения между братом и сестрой?

— Замечательные, насколько я мог понять. Энн была очень терпима к нему.

— Терпима — к чему? К его образу жизни?

— Да. Дело в том, что Джон Кемпбелл — так его зовут — голубой.

— Ясно. И как относился к этому генерал Кемпбелл?

Фаулер немного подумал.

— Он был снисходителен. Джон Кемпбелл — человек деликатный, никогда не приводил домой своих дружков-возлюбленных и одевался как нормальные люди. Если бы у генерала не были заняты руки неблагоразумной дочерью, он, вероятно, был бы недоволен сыном. Но рядом с Энн Джон — образец порядочности и благовоспитанности.

— Это понятно, — прокомментировала Синтия. — Как вы думаете, может быть, генерал заставил дочь заняться традиционно мужским делом — я имею в виду Уэст-Пойнт и армию вообще — именно потому, что по его стопам не захотел пойти сын?

— Многие так думают. Но как это чаще всего бывает в жизни, не так все просто. Энн с удовольствием училась в Уэст-Пойнте и после четырех лет обязательного срока службы осталась в армии. Нет, я не думаю, что отец заставил ее пойти по нашей части или выражал недовольство, если она откажется поступить в академию. Пусть психологи говорят что хотят, но дела обстояли прямо наоборот. Я помню Энн еще в школе. Она всегда была девчонкой-сорванцом и подходила к воинской службе. Ей хотелось продолжить семейную традицию. Ведь ее дед со стороны отца тоже был кадровым офицером.

— Но вы сказали, что Энн ненавидела армию.

— Да, сказал... Но вы верно меня поправили — она ненавидела отца.

— Значит, ошиблись?

— Как вам сказать...

Во время допроса или собеседования всегда полезно подчеркнуть даже обмолвку или небольшую неправду. Это сразу ставит свидетеля или подозреваемого в оборонительную позицию.

Фаулер искал, как лучше согласовать свои противоречивые заявления.

— Сначала Энн любила армию, но что касается последнего времени, не могу сказать с уверенностью. Ее слишком разбирало зло, и у нее были свои причины оставаться в армии.

— С этим пунктом, по-моему, ясно. Полковник, вы не могли бы охарактеризовать взаимоотношения Энн Кемпбелл с матерью?

Фаулер ответил не сразу.

— Взаимоотношения у них были вполне приличные. Миссис Кемпбелл, вопреки мнению некоторых, сильная женщина, но сознательно подчинила свою жизнь интересам мужа. Она ездила с ним по всему свету, включая места, где ей быть не обязательно, и принимала людей, которых лично могла и не любить. У нее старая выучка, как и у самого генерала. Такие женщины, выходя замуж, остаются верны супружескому долгу или же расторгают брак, если передумают. Они не хнычут, не жалуются на судьбу, как многие теперешние жены, которые хотят, чтобы и волки были сыты и овцы целы. Миссис Кемпбелл умеет достойно встретить и радость, и беду, никогда не поставит мужа в неудобное положение, знает себе цену как жене и другу и не начнет, например, заниматься торговлей недвижимостью, чтобы доказать свою независимость. У нее нет генеральских звезд, но она понимает, что без ее поддержки и преданности их не было бы и на погонах мужа. Вы спросили у меня об отношениях Энн с матерью, а я рассказал вам об отношениях миссис Кемпбелл с мужем. Вывод вы можете сделать сами.

— Вполне, — сказал я. — Энн не пыталась повлиять на мать в смысле жизненной философии?

— Поначалу пыталась, но миссис Кемпбелл определенно заявила, чтобы дочь не совала нос куда не положено.

— Хороший совет, но это, наверное, осложнило их отношения?

— Я плохо разбираюсь в вопросе «дочки-матери». Нас в семье было четверо мальчишек, у меня самого растут три сына. Я вообще не понимаю женщин, но знаю, что миссис и мисс Кемпбелл никогда не ходили вместе за покупками, не играли в теннис и не устраивали вечеринок. Правда, иногда обедали вдвоем. Этого вам достаточно?

Синтия кивнула и продолжала:

— Миссис Фаулер хорошо знала Энн Кемпбелл?

— Неплохо. Мы все — одного круга.

— Полагаю, что миссис Фаулер хорошо знает и миссис Кемпбелл. Может быть, я переговорю с вашей супругой по вопросу «дочки-матери»?

Полковник колебался.

— Миссис Фаулер сильно переживает случившееся, вы, вероятно, заметили. Если вы не настаиваете, я бы попросил отложить разговор на несколько дней.

— Но миссис Фаулер никуда не уедет, чтобы прийти в себя?

— Улавливаю подтекст и заявляю: миссис Фаулер — гражданское лицо, имеет право уезжать и приезжать, когда и куда ей заблагорассудится.

— Уловили верно, полковник. Мне не хотелось бы прибегать к повестке о вызове для дачи свидетельских показаний. Я должна поговорить с миссис Фаулер сегодня. У нас нет нескольких дней.

Фаулер вздохнул. У нас на руках было больше козырей, чем он рассчитывал, и вообще полковник не привык к такому нажиму со стороны младших по званию. То обстоятельство, что мы с Синтией были в гражданской одежде, помешало ему выкинуть нас вон, так мне кажется. Идя на грязное дело, как выражаются в определенной социальной прослойке, нам, следователям, сподручнее надеть штатское.

— Я посмотрю, будет ли она в состоянии побеседовать в полдень, — произнес наконец Фаулер.

— Спасибо, — сказала Синтия. — Лучше, если она побеседует с нами, чем с людьми из ФБР.

Полковник понял намек.

— Мне нужно спросить вас для протокола: где вы находились в ту ночь, когда была убита капитан Кемпбелл?

Фаулер улыбнулся.

— Я думал, вы меня об этом первым делом спросите. Где я был? До девятнадцати ноль-ноль работал у себя, потом присутствовал на прощальной вечеринке по случаю отбытия одного офицера, устроенной в гриль-баре офицерского клуба. Я ушел оттуда рано и уже в двадцать два ноль-ноль был дома. Посмотрел кое-какие документы, сделал несколько звонков, и в двадцать три ноль-ноль мы с женой легли спать.

Было бы глупо спрашивать, может ли миссис Фаулер это подтвердить, поэтому я спросил о другом:

— В течение ночи не произошло ничего необычного?

— Нет.

— Когда вы проснулись?

— В шесть часов.

— А потом?

— Принял душ, оделся и приблизительно в семь тридцать прибыл к себе в штаб. Между прочим, я уже должен быть сейчас там.

— И около восьми часов позвонили капитану Кемпбелл и оставили сообщение на автоответчике.

— Совершенно верно. Меня попросил об этом генерал Кемпбелл. Он позвонил мне из дома.

— Почему он не захотел сам сделать этот звонок?

— Миссис Кемпбелл была очень встревожена, генерал ее успокаивал и попросил позвонить меня.

— Понимаю. Однако мы с мисс Санхилл были в ее доме до восьми ноль-ноль, и запись уже была.

В комнате, как пишут в романах, повисло тяжелое молчание. За секунду полковник Фаулер должен был решить, не блефую ли я (в данном случае я не блефовал), или ему надо срочно продумать правдоподобное объяснение.

— Значит, я ошибаюсь. Наверное, я звонил немного раньше. В котором часу вы были в ее доме?

— Надо уточнить по моим записям. Скажите, полковник, могу ли я исходить из посылки, что вы позвонили ей не ранее семи утра, чтобы сказать, что она опаздывает к завтраку, назначенному именно на это время.

— Можете, мистер Бреннер, это совершенно логично, хотя я часто звонил ей заранее, просто чтобы напомнить.

— Но тогда вы сказали: «Энн, вас ожидают сегодня в доме генерала». Потом вы сказали, что приготовлен завтрак, и закончили так: «Впрочем, вы, наверное, сейчас спите». Если она сдала дежурство, скажем, в семь ноль-ноль, а вы позвонили, скажем, в семь тридцать, вряд ли она успела бы добраться за полчаса до дома и лечь спать.

— Да, это верно... Видимо, я тогда что-то напутал. Может быть, забыл, что Энн на дежурстве. Думал, что она еще спит.

— Однако вы упоминали дежурство. Фраза звучала так: «Энн, вас ожидают сегодня в доме генерала, приезжайте, как только сдадите дежурство».

— Я это сказал?

— Да.

— М-м... выходит, я ошибся, сказав, что звонил в восемь ноль-ноль. Наверное, это было около семи тридцати. Помню, что позвонил сразу же после звонка генерала. Очевидно, капитан Кемпбелл обещала приехать к родителям к семи. Смена дежурств производится как раз в это время, но ей ничего не стоило уйти пораньше, оставив за себя сержанта... Это имеет для вас большое значение, мистер Бреннер?

— Нет, не очень. — Для тебя имеет большое значение, подумал я. — Если капитан Кемпбелл не ладила с отцом, почему она захотела приехать на завтрак?

— Я же сказал, что иногда они вместе ели, а с матерью вообще часто встречались.

— Как по-вашему, не собиралась ли Энн Кемпбелл на этом завтраке дать свой ответ на ультиматум генерала?

После секундного размышления Фаулер сказал:

— Очень возможно.

— Не находите ли вы странным, что всего за несколько часов до этого ее находят убитой?

— Нет, это случайное совпадение.

— Не верю в случайные совпадения. Позвольте спросить у вас вот что, полковник, может быть, в ультиматуме генерала содержались еще какие-нибудь требования?

— Например?

— Например, требование назвать имена. Имена тех, с кем она спала.

Фаулер снова подумал.

— Вполне вероятно, но Энн Кемпбелл было безразлично, кто знает о ее связях. Думаю, она была бы даже рада сообщить генералу имена.

— Но те, кто спал с ней, придавали значение такой информации и отнюдь не обрадовались бы, назови она имена.

— Конечно, они испытывали определенную тревогу, но большинство из них — если не все — знали, что рассчитывать на ее скромность нельзя, — возразил Фаулер. — Вы же понимаете, что у многих женатых мужчин двойственное отношение к связям на стороне. — Он посмотрел на Синтию. — С одной стороны, они ужасно боятся, что их любовные похождения станут известны жене, некоторым друзьям и старшим по положению. С другой стороны, гордятся ими и любят похвастаться своими победами. А когда победа одержана над красивой женщиной и к тому же дочерью хозяина, они вообще не могут сдержаться и распускают язык. Мы это все проходили.

Я улыбнулся.

— Это точно, полковник... Однако согласитесь, разговоры — это одно, а фотографии, перечни, письменные свидетельства — совсем другое. Я допускаю, что каким-то образом, может быть, от самой Энн Кемпбелл кое-кто из любовников узнал, что генералу надоели ее закидоны и он требует от нее полного отчета. Этот человек решил, что пора избавиться от свидетеля — от Энн Кемпбелл.

— Это приходило мне в голову, — кивнул Фаулер. — Трудно поверить, что ее убил незнакомый человек, но тогда объясните, почему ему понадобилось убивать таким странным образом и подчеркивать сексуальный характер всего происшествия?

Дельный вопрос.

— Может быть, для того, чтобы скрыть истинную причину покушения и запутать следствие. У меня было два случая, когда мужья расправились со своими женами примерно таким же способом в надежде показать, что это дело рук постороннего человека.

— Вам, конечно, виднее. И тем не менее многие ли решатся пойти на убийство женщины только для того, чтобы заткнуть ей рот? Уж лучше пойти под трибунал за поступки, недостойные офицера, чем за убийство.

— Согласен с вами, полковник, но мы с вами рассуждаем как разумные люди, а для безумца один из главных мотивов убийства — попытка уйти от унижения и позора. Так говорится в руководстве.

— Ну что ж, это ваша сфера, не моя.

— Давайте вместе подумаем, кто из любовников Энн Кемпбелл мог поднять на нее руку, чтобы избежать позора, развода, увольнения и трибунала.

— Мистер Бреннер, о вашем главном подозреваемом, полковнике Муре, не говорили, что он является ее любовником. У него не было резона затыкать ей рот, но он мог иметь другие мотивы. На них-то, по-моему, вам и следует сосредоточиться, чтобы произвести арест.

— Это я не упускаю из виду, полковник. Как полевые командиры в пехотных и танковых частях, во время наступления я движусь по разным направлениям и прибегаю к различным маневрам: разведка, ложная атака, главный удар, прорыв, окружение. Помните, «Окружай и добивай»?

Фаулер иронически усмехнулся:

— Отличный способ распылить ресурсы и потерять инициативу. Все силы в один кулак и — вперед! Все остальное — для классных занятий по тактике.

— Может быть, вы и правы, полковник... Да, чуть не забыл. В то утро вы, случайно, не видели в штабе дежурного сержанта? Его зовут Сент-Джон.

— Нет, не видел. Позднее узнал, что оборону, так сказать, держал дежурный капрал. Первый же прибывший в штаб офицер учинил там разгон. Капрал говорил, что несколько часов назад сержант куда-то уехал и где тот сейчас, он не знает. И где главный по вахте, тоже не знает. Мне ничего не доложили, и я был не в курсе. Майор Сандерз наугад позвонил в военную полицию, и там ему сообщили, что сержант Сент-Джон взят под стражу, но не объяснили, за что. Обо всем этом я узнал около девяти утра и немедленно доложил генералу. Генерал приказал мне следить за развитием событий.

— И никому не пришло в голову задаться вопросом, где капитан Кемпбелл?

— Н-нет... Оглядываясь сейчас назад, понимаешь, что все связано между собой. А тогда я, видимо, подсознательно исходил из того, что капитан Кемпбелл оставила вместо себя сержанта и отлучилась пораньше. Сержант оставил вместо себя капрала и тоже отлучился, может быть, домой, чтобы проверить, как там его жена. Обычное дело: военнослужащему на дежурстве вдруг взбредет в голову, что жена ему изменяет, он оставляет свой пост и мчится домой. К сожалению, это одна из проблем нашей армейской жизни.

— Да, я в свое время столкнулся с двумя убийствами и одним тяжелым увечьем вследствие самовольной отлучки.

— Значит, вы понимаете... Итак, мне было известно, что сержант Сент-Джон попал в руки полиции, но я не стал торопиться с выяснением обстоятельств его задержания. Было ясно, что проступок сержанта вызван отсутствием капитана Кемпбелл, и я надеялся, что все уладится само собой. Никто не мог подумать, что задержание сержанта было, как мы все потом узнали, одним из звеньев в цепочке событий.

Звучало это вроде бы убедительно, хотя если вникнуть, то в рассуждениях были и уязвимые места.

— Вы сказали, что накануне вечером допоздна работали в штабе.

— Да.

— Вы видели капитана Кемпбелл, когда она явилась принять смену?

— Нет, мой кабинет находится на первом этаже, рядом с кабинетом генерала. А дежурные офицер и сержант используют большое помещение канцелярии на втором этаже. Мне нет необходимости видеть офицера, заступающего на дежурство. Вы удовлетворены, мистер Бреннер?

— Все, что вы сейчас сказали, вполне разумно. А удовлетворен я буду лишь тогда, когда перепроверю факты. Таковы мои обязанности, полковник, я не могу поступить иначе.

— Уверен, что вы обладаете определенной степенью свободы, мистер Бреннер.

— Самой минимальной. Шаг вправо, шаг влево. А сделал лишний, жди нахлобучки от полковника Хеллмана. Под орех разделает любого, кто трясется перед старшим по званию и боится провести допрос как положено.

— Такой строгий?

— К сожалению.

— Я передам ему, что вы отлично поработали и не тряслись от страха.

— Благодарю вас, полковник.

— И вам нравится ваша работа?

— Привык. Но вот сегодняшняя не нравится, как, впрочем, и вчерашняя.

— Значит, у нас есть что-то общее.

— Надеюсь.

Мы помолчали с минуту. Кофе давно остыл, но мне было все равно.

— Полковник, не могли бы вы сегодня устроить нам встречу с миссис Кемпбелл?

— Постараюсь.

— Если она настоящая боевая подруга, то поймет, что это необходимо. И сегодня же хотелось бы повидать генерала Кемпбелла.

— Хорошо, устрою. Где вас искать?

— Боюсь, мы весь день будем в разъездах. Просто оставьте сообщение в военной полиции. А где будете вы?

— У себя, в штабе.

— Приготовления к похоронам закончены?

— Да. Гроб с телом покойной после отбоя будет установлен в церкви. Желающие проститься могут сделать это сегодня вечером и завтра утром. В одиннадцать часов в церкви состоится панихида, затем гроб перевезут на Джордан-Филдз для траурной церемонии. После нее гроб с телом самолетом будет доставлен в Мичиган для погребения в семейном склепе Кемпбеллов.

В личных делах кадровых офицеров обычно имеется завещание, часто содержащее пожелания по захоронению, поэтому я спросил:

— Такова воля покойной?

— Этот вопрос имеет отношение к расследованию?

— Думаю, что дата составления завещания и дата написания указаний для похорон имеют значение.

— Завещание и бумага с последним пожеланием составлены за неделю до отбытия капитана Кемпбелл в Персидский залив, что естественно. Для вашего сведения: она пожелала быть похороненной в семейном склепе и своим душеприказчиком назначила брата Джона.

— Благодарим вас, полковник, — сказал я в заключение. — Вы были чрезвычайно любезны и во многом помогли нам. — Хотя и пытался пудрить мозги, добавил я про себя.

Старшие по званию первыми садятся для разговора и первыми встают после него. Я сидел и ждал, когда он поймет, что я закончил, но вместо того чтобы подняться и проститься, полковник Фаулер неожиданно спросил:

— Вы не нашли в ее доме ничего такого, что повредило бы репутации других и ее самой?

Наступил мой черед сыграть в застенчивость и недогадливость.

— Что именно?

— М-м... ну, дневники, фотографии, письма... Вы понимаете, о чем я.

— Если бы моя тетушка, старая дева, одна провела целую неделю в доме капитана Кемпбелл, то и тогда она не нашла бы ничего предосудительного, включая даже музыку.

Это была правда, потому что тетушка Джин при всей своей пронырливости не обладала пространственным воображением.

Полковник поднялся с места, мы тоже.

— Значит, вы недоглядели. У нее была привычка все документировать. Это входило в курс ее обучения как психолога. Она не хотела полагаться на память, когда дело касалось любовных утех в каком-нибудь паршивом мотеле или в служебном кабинете. Копните поглубже.

— Непременно, сэр.

Честно скажу, мне не нравились замечания подобного рода от Кента и Фаулера, Наверное, Энн Кемпбелл стала для меня чем-то большим, нежели очередная потерпевшая. Скорее всего я отыщу ее убийцу, должен найтись человек, который выяснит, почему Энн сделала то, что сделала, и объяснит это Кенту, Фаулеру и всем остальным. Жизнь Энн Кемпбелл не нуждалась в оправдании и сетованиях — она нуждалась в разумном объяснении и, может быть, взывала к возмездию.

Полковник Фаулер проводил нас до двери, очевидно, сожалея, что он разговаривал по телефону и нас встретила миссис Фаулер. Мы обменялись рукопожатиями, и я спросил:

— Кстати, нам не удалось найти уэст-пойнтское кольцо капитана Кемпбелл. Она его носила?

— Не обращал внимания.

— На ее пальце мы заметили светлый ободок.

— Значит, носила.

— Знаете, полковник, если бы я был генералом, мне хотелось бы иметь вас своим адъютантом.

— Если бы вы были генералом, мистер Бреннер, я был бы нужен вам в качестве адъютанта. Всего доброго.

Зеленая дверь затворилась, мы пошли по дорожке к улице.

— Мы, кажется, на пороге открытия какого-то большого секрета Энн и ее папочки, — сказала Синтия. — Но дальше — стена.

— Да, но мы знаем, что секрет существует, и меня не обманет весь этот треп о воображаемой несправедливости и беспричинной ненависти.

— Меня тоже.

Я уселся в машину и сказал:

— У жены Фаулера странный вид. Ты не заметила?

— Заметила.

— И за ним самим надо следить.

— Обязательно.

Глава 22

— Завтрак или психология? — спросила Синтия.

— Психология. Закусим полковником Муром.

Напротив каждого дома на Бетани-Хилл у дороги стоят белые указатели с черными надписями. Ярдах в ста от дома полковника Фаулера мы увидела табличку, на которой было написано «Полковник и миссис Кент».

— Интересно, где будет жить Кент через месяц? — сказал я.

— Надеюсь, не в Левенуэрте, штат Канзас. Мне даже жаль его.

— Люди сами выбирают свою судьбу.

— Имей хоть немножко сострадания, Пол.

— Постараюсь. Судя по масштабам морального разложения, здесь скоро пойдет волна внезапных отставок, увольнений, переводов, может быть, разводов, зато — если повезет — никаких судилищ за поступки, недостойные офицера. В Левенуэрте потребуется целое крыло для возлюбленных Энн Кемпбелл. Представь картину: два десятка бывших военных томятся в своих одиночках...

— Ты, кажется, настроился на обличительную волну. Я тебя умоляю...

— Ты права, извини.

Мы выехали из Бетани-Хилл и влились в вереницу личных автомобилей, грузовиков с людьми и грузами, школьных автобусов, штабных машин. Повсюду виднелись группы марширующих солдат. Тысячи мужчин и женщин напоминали обычное население любого небольшого городка в восемь часов утра и все же неуловимо и глубоко от него отличались. Гарнизонная служба на территории Штатов в мирное время скучна, но когда идет война, то находиться в таком месте, как Форт-Хадли, лучше, чем на передовой, хотя и не намного.

— Некоторые плохо ориентируются во времени, — сказала Синтия. — Я чуть было не поверила в версию полковника Фаулера насчет последовательности событий, хотя в смысле времени он путался.

— Лично я думаю, что он сделал тот звонок гораздо раньше.

— Подумай, о чем ты говоришь, Пол!

— Говорю о том, что он уже знал, что Энн мертва. Он позвонил для того, чтобы создать впечатление, будто она жива и опаздывает к завтраку. Но он не предвидел, что мы попадем к ней в дом до указанного времени.

— Объяснение правдоподобное. Однако откуда Фаулер узнал, что Кемпбелл мертва?

— Тут возможны три версии. Ему кто-то сказал, он каким-то образом обнаружил ее тело и третья: он сам и убил.

— Он не убивал! — убежденно возразила Синтия.

— Тебе он, вижу, понравился.

— Да, понравился. Фаулер не похож на убийцу.

— Все мы убийцы.

— Это неправда!

— Хорошо-хорошо. Но если все-таки допустить это, ты догадываешься о его мотивах?

— Главный мотив — оградить генерала и вырвать с корнем заразу в части.

— Да, альтруистический мотив мог подвигнуть такого человека, как полковник Фаулер, на жуткий поступок. Но у него могли быть и более личные мотивы.

— Возможно. — Синтия свернула на дорогу, ведущую к Учебному центру.

— Если мы не уличим полковника Мура по его вьющимся волосам, Фаулер займет более высокое положение в моем списке подозреваемых. Тот злополучный звонок — достаточное основание. Я уже не говорю о том, какой испуганный вид был у миссис Фаулер.

— Как далеко мы зайдем с Муром?

— До порога.

— Ты думаешь, что еще не время расспросить его о волосах, пальчиках и шинах?

— Пока в этом нет необходимости. Мы хорошо поработали тут, и незачем делиться с ним нашим успехом. Пусть своими разговорами выкопает себе яму поглубже.

Синтия проехала мимо арки с надписью «Посторонним вход воспрещен». Охраны не было, но навстречу нам полз полицейский джип.

Мы остановились перед главным зданием Учебного центра, поблизости от вывески «Служебная парковка». Я заметил серый «форд-ферлейн», очевидно, принадлежавший Муру.

Мы вошли в здание. Из-за конторки поднялся сержант:

— Чем могу служить?

Я показал ему удостоверение.

— Проводите нас, пожалуйста, в кабинет полковника Мура.

— Я позвоню ему, шеф, — ответил сержант.

Не люблю эту неофициальную форму обращения к уорент-офицеру, и потому я слегка повысил голос:

— Вы плохо слышите, сержант? Проводите нас в его кабинет.

— Есть, сэр. Следуйте за мной.

Мы шли длинным гулким коридором вдоль стены цвета плесени. Пол не был даже устлан каменными плитами, а просто залит грязно-серым бетоном. Каждые пять ярдов попадалась распахнутая стальная дверь, ведущая в небольшое помещение, где за металлическими столами трудились лейтенанты и капитаны.

— Это тебе не Ницше, а что-то от Кафки.

Сержант глянул на меня, но промолчал.

— Когда прибыл полковник? — спросил я.

— Минут десять назад.

— Серый «форд-ферлейн» перед зданием — его?

— Так точно, сэр... Это по поводу убийства Кемпбелл?

— Уж конечно, не по поводу нарушения правил парковки.

— Понимаю, сэр.

— Где кабинет капитана Кемпбелл?

— Напротив кабинета полковника Мура. Там сейчас ничего нет.

Дверь с табличкой «Полковник Мур» оказалась в самом конце коридора.

— Доложить о вас? — спросил сержант.

— Не надо. Вы свободны, сержант.

Он неуверенно начал:

— Я...

— Да?

— Надеюсь, вы найдете этого типа, — сказал сержант и зашагал по коридору.

Синтия открыла дверь с табличкой «Капитан Кемпбелл», и мы вошли внутрь. Кабинет был пуст, только на полу лежал букетик цветов, без записки.

Мы осмотрелись и вышли. Я постучал в кабинет Мура.

— Входите, входите, — откликнулся он.

Мы вошли. Полковник Мур сидел, сгорбившись над столом, и не поднял головы. Кабинет был просторный, но такой же мрачный, как и все остальные, мимо которых мы шли. По правую руку у стены стояла картотека, по левую руку — небольшой стол для заседания, в углу — открытый металлический шкаф, где висела куртка полковника. Напольный вентилятор гнал по комнате воздух, шевеля бумаги, приклеенные к стене. Возле письменного стола стоял бумагорезательный аппарат — основной символ положения государственного служащего.

Полковник поднял глаза.

— В чем дело? А-а... — Он огляделся, словно недоумевая, откуда мы взялись.

— Простите, что нагрянули без предупреждения, полковник, но были рядом и вот решили... Позвольте присесть?

— Ничего, садитесь. — Мур жестом указал на два стула перед его столом. — Буду признателен, если в следующий раз вы сообщите заранее, что хотите меня видеть.

— Хорошо, сэр, в следующий раз мы сообщим заранее, когда захотим видеть вас в помещении военной полиции.

— Просто дайте мне знать.

Как и большинство людей академического склада, полковник плохо разбирался в тонкостях заорганизованного мира. Он не понял бы намека, даже если бы я сказал: «В следующий раз поговорим в полиции».

— Чем могу быть полезен?

— Я хотел бы, чтобы вы еще раз подтвердили, что вы были дома в ту ночь, когда произошла трагедия.

— Я приехал домой около девятнадцати часов, а утром, в семь тридцать, отправился на работу.

Приблизительно в семь тридцать мы с Синтией приехали на Виктори-Гарденс.

— Вы живете один?

— Один.

— Кто-нибудь может подтвердить, что вы были дома?

— Нет.

— В двадцать три ноль-ноль вы звонили в штаб и разговаривали с капитаном Кемпбелл. Я не ошибаюсь?

— Не ошибаетесь.

— Разговор имел отношение к работе?

— Совершенно верно.

— Затем около полудня вы позвонили ей вторично и оставили сообщение на автоответчике.

— Да.

— Вы пытались дозвониться и раньше, но ее телефон не работал.

— Правильно.

— Что вы хотели ей сказать?

— То, что записано на автоответчике: что наряд полиции обчистил ее кабинет. Я пытался возражать, у нее хранились секретные материалы, но они не пожелали даже выслушать... Наша армия напоминает мне полицейское государство. Вы понимаете, что это такое — когда полиции не требуется даже ордер на обыск?

— Полковник, то же самое сделали бы в моей крупной частной компании. В армии все и вся принадлежит дяде Сэму. Разумеется, у вас есть определенные конституционные права относительно криминального расследования, но я не советовал бы пытаться воспользоваться сейчас ими. Иначе я надену на ваши права наручники и отправлю вас в тюрьму. Там все, и я в том числе, будут соблюдать ваши права. Итак, в настроении ли сотрудничать со следствием?

— Нет, не в настроении. Но вынужден это сделать под давлением и протестуя против этого давления.

— Отлично.

Я еще раз оглядел кабинет. На верхней полке шкафа лежал несессер с туалетными принадлежностями, откуда, вероятно, и была взята щетка для волос. Интересно, Мур заметил пропажу? Потом я заглянул в ящик аппарата для измельчения бумаги — он был пуст. Нет, Мур не дурак и не рассеянный благожелательный чудак, какими обычно рисуют профессоров. Напротив, он хитроумен и страшен. Как все высокомерные люди, Мур был, однако, беспечен. Я не особенно удивился бы, увидев сейчас на его столе палаточные колья и молоток.

— Мистер Бреннер, у меня сегодня мало времени.

— Вы сказали, что посвятите нас в некоторые особенности психологии капитана Кемпбелл.

— Что вы хотели бы знать?

— Прежде всего — почему она ненавидела отца?

Мур долго смотрел на меня.

— Вижу, вы кое-что разузнали с момента нашего последнего разговора.

— Да, сэр. Мы с мисс Санхилл разговаривали со многими людьми, и каждый сообщил нечто новенькое. Сейчас мы идем по второму кругу и через несколько дней узнаем, кого и о чем спрашивать, отделим хороших людей от плохих и арестуем последних. Проще простого по сравнению с психологической войной.

— Не скромничайте.

— Так почему же Энн ненавидела отца?

Мур глубоко вздохнул и откинулся на спинку кресла.

— Позвольте мне начать с того, что генерал Кемпбелл, по моему мнению, обладает ярко выраженной предрасположенностью к принуждению. Человек он самодостаточный, властный, не терпит критики, педант, не склонный к излияниям. При этом он, безусловно, знает дело и находится на своем месте.

— Такими качествами наделены девять генералов нашей армии из каждых десяти. Что из этого следует?

— Энн Кемпбелл не сильно отличалась от него, что неудивительно, если принять во внимание кровную связь. Итак в одном доме живут два сходных индивидуума, один — пожилой мужчина, отец, другой — молодая женщина, дочь. В самой этой ситуации заложены потенциальные проблемы.

— Они восходят к несчастливому детству?

— Вряд ли. Все начиналось очень хорошо. В отце Энн видела самое себя, свое будущее, а генерал видел в дочери свое продолжение. Оба были счастливы. Энн говорила, что у нее было счастливое детство и она была близка к отцу.

— Потом все переменилось.

— И должно было перемениться. Маленький ребенок ищет расположения отца. Тот замечает угрозу своему доминирующему положению и считает своего отпрыска побегом от ствола. Когда ребенок становится подростком или чуть старше, оба начинают различать друг у друга дурные черточки. Здесь заключена глубокая ирония, ибо это их собственные дурные черты, но люди не могут быть объективны к себе. Мы все склонны обманываться. Кроме того, с годами между родителем и потомком развивается соперничество, появляется взаимная требовательность. Поскольку ни тот ни другой не терпят критики, оба — компетентные люди и достигли известного положения, высекаются первые искры.

— Вы рассуждаете вообще или говорите конкретно о генерале и капитане Кемпбелл?

Мур медлил, словно не желая выдавать государственную тайну.

— Я рассуждаю вообще, но вы можете сделать конкретные выводы.

— Но если мы с мисс Санхилл задаем конкретные вопросы, а вы отвечаете общими рассуждениями, нам легко впасть в ошибку. Мы, видите ли, туповаты.

— Не пытайтесь уверить меня в этом.

— Хорошо, будем ближе к делу. Нам сказали, что Энн, соперничая с отцом, поняла, что не выдержит соперничества, и вместо того чтобы выйти из поединка, начала против генерала кампанию саботажа.

— Кто вам это сказал?

— Один человек, который слышал это от специалиста-психиатра.

— Ваш психиатр не прав. Личности с ярко выраженной склонностью к принуждению считают, что могут соперничать с кем угодно, и готовы сразиться с деспотом.

— Итак, оба были готовы биться лоб в лоб. Значит, истинная причина ненависти Энн Кемпбелл к отцу в другом?

— Совершенно верно. Истинная причина ее глубокой ненависти к отцу заключается в предательстве с его стороны.

— В предательстве?

— Именно. Энн не такой человек, чтобы проникнуться непримиримой ненавистью из-за соперничества, зависти или чувства собственной недостаточности. Несмотря на растущие взаимные претензии, она по-настоящему любила отца, пока он не совершил предательства. И это предательство было чудовищно, глубоко травмировало ее, почти сломало. И это со стороны человека, которого Энн любила, которым восхищалась и доверяла, как никому другому... Такая конкретика вас удовлетворяет?

Несколько секунд все молчали, потом Синтия подалась в своем кресле вперед и спросила:

— Как он ее предал?

Мур не ответил.

— Он изнасиловал ее?

Мур покачал головой.

— Тогда что же?

— В чем конкретно заключалось предательство, не имеет, в сущности, значения. Важно, что оно было непростительное.

— Хватит ходить вокруг да около, полковник, — вмешался я. — Что он ей сделал?

Мура огорчила моя резкость, но он быстро взял себя в руки.

— Мне это неизвестно.

— Но вы знаете, что это не было кровосмешение, — заметила Синтия.

— Да, знаю, потому что Энн сама мне сказала. Когда мы вместе обсуждали ее состояние, она называла то, что произошло, предательством. Больше ни слова.

— Возможно, генерал просто забыл сделать дочери подарок ко дню рождения?

Сарказм показался Муру неуместным и раздражал его, чего я, собственно, и добивался.

— Нет, мистер Бреннер, речь идет не о пустяках. Надеюсь, вы понимаете: когда человек, которого любишь и которому, безусловно, доверяешь, не просто наносит тебе обиду по забывчивости или невнимательности, а совершает в своих интересах низкое, гнусное предательство, — такого человека нельзя простить. Классический пример — жена, обожающая своего мужа, вдруг узнает, что у него давняя связь на стороне.

Мы ненадолго задумались — каждый о своем, затем Мур продолжал:

— Или возьмем другой пример, более близкий. Девочка-подросток или девушка обожает отца. И вот однажды она совершенно случайно слышит, как он говорит кому-то из друзей или коллег: «Странная девочка у меня, Джейн. Сидит вечно дома, липнет ко мне, фантазирует о мальчишках, но сторонится их. Такая неловкая простушка. Хоть бы иногда пробежалась по улице или вообще жила отдельно». Представляете, какое впечатление произвело бы это на любящую дочь? У нее сердце разрывалось бы от разочарования и горя.

Еще бы, у меня у самого сердце разрывалось от этой незатейливой байки, а я вовсе не такой чувствительный.

— Вы считаете, что с Энн Кемпбелл случилось нечто подобное?

— Может быть.

— Но вы, вижу, не уверены в этом. Почему она не делилась с вами?

— Многие люди не могут говорить о своих переживаниях с психотерапевтом, потому что такой разговор неизбежно подразумевает суждение, оценку. Объективный наблюдатель может недооценить степень потрясения человека, даже если оно вызвано таким чудовищным актом, как инцест. Инцеста в данном случае не было, но по любым стандартам произошло нечто страшное.

Я слушал и не слушал: в многословии мало информации, главный вопрос оставался.

— И у вас нет никакого предположения, что это было? — спросил я.

— Никакого. Мне, собственно, и не нужно знать, что отец сделал ей. Мне достаточно знать, что он ей нанес глубокую душевную рану. Генерал умышленно злоупотребил ее доверием, и с того момента их отношения постоянно ухудшались.

Я тщетно попытался совместить в уме мои служебные нормы с позицией Мура. В нашем ремесле ты просто обязан знать: кто? что? где? когда? как? и почему? Может быть, Мур знает по крайней мере когда?..

— Когда это случилось?

— Около десяти лет назад.

— Около десяти лет назад Энн была еще в Уэст-Пойнте.

— Совершенно верно. Она училась тогда на втором курсе.

— А когда у нее возникло желание мстить? — спросила Синтия. — Не сразу же?

— Не сразу. Кемпбелл прошла все стадии: шок, отчуждение, депрессию, гнев — и лишь через шесть лет поняла, что не может нести в себе этот груз, и решила мстить. Ее преследовала навязчивая идея, будто только мщение расставит все по своим местам.

— И кто же подтолкнул Энн Кемпбелл на этот путь — вы или Ницше?

— Мистер Бреннер, я категорически протестую против попыток возложить на меня ответственность за ее враждебное отношение к отцу. Как профессионал, я ограничивался лишь выслушиванием того, что она мне сообщала.

— Получается, что с таким же успехом Кемпбелл могла говорить с попугаем. Неужели вы не указывали на пагубность последствий? — вмешалась Синтия.

— Разумеется. С чисто клинической точки зрения Энн поступала неправильно, и я указывал ей на это. Я отрицаю намек мистера Бреннера, будто толкал ее на этот путь.

— Если бы ее борьба была направлена против вас, — сказал я, — удалось бы вам остаться на позиции клинической беспристрастности?

Мур долго смотрел на меня, прежде чем ответить.

— Поймите же наконец: не всякий пациент хочет пройти курс психотерапии. Иные лелеют нанесенные им обиды и раны и мечтают расквитаться, нередко таким же способом: ты предал меня — я предам тебя. Ты соблазнил мою жену, я соблазню твою. Отомстить за преступление аналогичным образом не всегда представляется возможным, хотя бывает и такое. Традиционная психология учит, что это нездоровое явление, но обычный человек знает, что месть может принести душевную развязку, оказать терапевтическое воздействие. Проблема в том, что расплата требует психической платы — простите невольный каламбур. Мститель часто становится преследователем.

— Понимаю, о чем вы говорите, полковник, — сказал я, — но почему вы рассуждаете вообще или с чисто клинической точки зрения? Хотите дистанцироваться от трагедии? Уйти от малейшей личной ответственности?

Муру это не понравилось.

— Я отвергаю ваши намеки на то, что не смог помочь Кемпбелл и даже одобрял ее поведение.

— Можете отвергать, но кое-кто сильно подозревает вас именно в этом.

— Что вы хотите от... — Он пожал плечами. — Здесь, в Хадли, никогда не понимали и не ценили ни мою работу, ни Учебный центр, ни наши отношения с Энн Кемпбелл.

— Могу вам посочувствовать, полковник... Знаете, я просмотрел видеозаписи некоторых лекций капитана Кемпбелл и считаю, что вы и ваши коллеги исполняете некоторые важные функции. Но иногда вы отклоняетесь в такие области, от которых людям становится не по себе.

— Все, что делаем, санкционировано высшим командованием.

— Рад это слышать, однако мне кажется, что Энн Кемпбелл взяла кое-что из учебного кабинета и испробовала на поле своего сражения.

Мур промолчал.

— Вы не знаете, зачем она хранила материалы своих собеседований с преступниками, с насильниками? — спросил я.

— Первый раз об этом слышу. Видимо, это ее частный интерес, как и у каждого из нас. Кроме того, мы все здесь участвуем в каких-либо проектах вне наших прямых обязанностей. Чаще всего это связано с подготовкой докторской диссертации.

— Разумно.

— Как вы смотрели на ее половые отношения с многочисленными партнерами? — спросила Синтия.

— М-м... я... Откуда вам это известно?

— Об этом все говорят, кроме вас.

— Вы меня не спрашивали.

— Вот сейчас спрашиваю. Как вы лично смотрели на связи Энн с людьми, ей в общем-то безразличными, с которыми она сходилась только для того, чтобы досадить отцу?

Мур кашлянул, прикрыв рот.

— Я считал... считал такое поведение неразумным, особенно если принять во внимание причины этого поведения...

— Вы ревновали ее?

— Ни в коем случае. Я...

Синтия снова прервала его:

— У вас не было чувства, что по отношению к вам совершено предательство?

— Разумеется, нет. У нас были добрые, доверительные, платонические и интеллектуально-духовные отношения.

Меня подмывало спросить, входило ли в спектр таких отношений распятие голой Энн на земле, но мне нужно было знать, почему преступник сделал это. Собственно говоря, я это уже знал. То, что Мур сказал о предательстве, наталкивало на необходимость не только поймать убийцу, но и понять жизнь и судьбу несчастной Энн Кемпбелл. Я сделал выстрел наугад:

— Будучи с капитаном Кемпбелл в Персидском заливе, вы разработали и предложили провести операцию «Мешок помешанных»...

— Я не имею права обсуждать эту тему.

— Капитан Кемпбелл считала, что секс — одно из средств для достижения разнородных целей, я прав?

— Да, считала.

— Я уже упомянул, что посмотрел видеозаписи ее лекций о психологической войне и понимаю, из чего она исходила. Я тоже признаю силу секса, но только как добрую силу, как выражение любви и заботы. Энн Кемпбелл была не права — вы с этим согласны?

— Сам по себе секс — это не добро и не зло. Но я согласен, что некоторые — в основном это женщины — используют его как оружие и инструмент для достижения своих целей.

Я повернулся к Синтии:

— Вы согласны с полковником Муром?

Синтия была явно недовольна — то ли мной, то ли Муром, не знаю.

— Я согласна с тем, что некоторые женщины используют секс как оружие, но с точки зрения этики это неприемлемо. Что касается Энн Кемпбелл, вероятно, она рассматривала секс как единственное оружие против любой несправедливости и собственного бессилия. Полковник, вы были рядом, все видели и должны были Энн остановить. Это был ваш моральный долг и прямая обязанность как ее командира.

Он уставился на Синтию бусинками своих глаз:

— Я не был в состоянии остановить что-либо.

— Почему? — резко возразила Синтия. — Вы офицер или мальчик на побегушках? Были ей другом или нет? Вы же были равнодушны к ней как к женщине, значит, могли убедить ее. Или вы считали, что ее сексуальный опыт интересен с клинической точки зрения? Или вам приятно щекотало нервы сознание, что Кемпбелл меняет любовников как перчатки?

Мур вскипел, даже привстал с кресла:

— Я отказываюсь отвечать на эти вопросы! И вообще отказываюсь разговаривать с этой женщиной!

— Нечего прятаться за пятую поправку до того, как мы напомним вам ваши права как обвиняемого. Мне не хотелось бы сейчас этого делать. Наш разговор не из легких, я понимаю, но оставим в стороне заданные вопросы. Обещаю вам, что мисс Санхилл постарается так формулировать свои вопросы, чтобы вы не сочли их за неуважение к званию.

Полковник Мур понял, что принимать позу оскорбленной невинности бесполезно. Кивнув, он опустился в кресло. Всем своим видом он говорил: считаю ниже своего достоинства с вами спорить. Задавайте свои глупые вопросы.

Синтия взяла себя в руки и спокойно спросила:

— Когда Энн Кемпбелл сочла бы, что свела счеты?

Не глядя на нас, Мур монотонно заговорил:

— Увы, кроме нее, этого никто не знал. Очевидно, все, что она предпринимала, казалось ей недостаточным. Отчасти проблема заключалась в самом генерале Кемпбелле. — Мур ухмыльнулся. — Он не из тех вояк, которые признают потери, не говоря уже о том, чтобы выкинуть белый флаг. Насколько мне известно, генерал не стремился к прекращению огня, если использовать военную лексику, не стремился сесть за стол переговоров. Вероятно, он полагал, что ее вылазки давно перечеркнули сделанное им.

— А обычно вы обращаете внимание на машину Энн?

— Нет.

— То есть вы никогда не знали, дома ваша подчиненная, соседка и друг, или уже уехала в учебный центр.

— Думаю, что в большинстве случаев я знал это.

— Вы когда-нибудь ездили вместе?

— Иногда.

— Вам было известно, что в то утро капитана Кемпбелл ждали к завтраку ее родители?

— Нет... впрочем, погодите... Вы упомянули, и я вспомнил. Она действительно говорила мне об этом.

— С какой целью устраивалась эта встреча?

— Как это — с какой целью?

— Кемпбеллы часто собирались, чтобы провести время в обществе друг друга?

— Не думаю.

— Как я понимаю, полковник, генерал Кемпбелл предъявил дочери ультиматум относительно ее поведения, и Энн должна была за завтраком дать ответ. Это так?

На этот раз Мур немного растерялся, вероятно, пытаясь догадаться, что нам известно и от кого.

— Это так?

— Я... Она, кажется, говорила, что отец хочет уладить существующие между ними проблемы.

Уклончивость нашего собеседника подлила масла в огонь. Синтия снова повысила голос:

— Полковник, скажите прямо: она говорила вам об этом или нет? Энн употребляла слова «ультиматум», «трибунал», «принудительное лечение», «увольнение со службы»? Делилась она с вами или нет? Спрашивала у вас совета или нет?

Мура явно возмутила резкость Синтии, и в то же время ему было не по себе от этого града вопросов, которые, по всей видимости, затрагивали что-то такое, что пугало его. Он, должно быть, решил, что у нас недостает информации и мы не сумеем подловить его.

— Я сообщил вам все, что знаю. Энн не рассказывала о том, что предлагал отец, и не спрашивала у меня совета. Повторяю: как наблюдавший за ней терапевт, я сводил свои вопросы к минимуму, по большей части слушал ее и давал советы, только когда меня об этом просили.

— Никогда не поверю, что мужчина способен на такую сдержанность в отношениях с женщиной, которую он знает шесть лет.

— Тогда вы не понимаете сущности психотерапии, мисс Санхилл. Я, конечно, давал ей советы в плане ее службы, назначений и тому подобного. Что касается ее отношений с родителями, то они обсуждались только на психотерапевтических сеансах и никогда не затрагивались в служебное время или часы досуга. Так мы договорились с Энн Кемпбелл с самого начала и не нарушали этой договоренности. Медики, например, не любят приятелей, которые просят поставить им диагноз на площадке для гольфа. Адвокаты придерживаются такого же правила и не дают юридических советов за стойкой бара.

— Спасибо за сведения, которые вы нам сообщили, полковник, — сказала Синтия. — Вижу, вы глубоко все продумали. Могу ли я сделать вывод, что у потерпевшей не было возможности провести с вами беседу об ультиматуме и сроке его истечения?

— Можете, и это будет правильный вывод.

— Итак, когда все эти годы душевной боли, горя и ненависти должны были прийти к логическому завершению, ни у вас, ни у Кемпбелл не нашлось времени серьезно об этом поговорить?

— Энн сама не пожелала обсуждать эту тему со мной, однако мы условились встретиться после ее разговора с отцом. Мы даже назначили время — вчера, в полдень.

— Я не верю вам, полковник, — решительно заявила Синтия. — Убеждена, что между ультиматумом генерала и тем, что случилось с Энн, существует определенная связь, и вам об этом известно.

Полковник Мур встал:

— Я не потерплю, чтобы меня называли лжецом.

Синтия тоже встала. Они были как два борца, готовые к схватке.

— Нам уже известно, что вы лжете.

Это правда, мы знали, что Мур был вместе с Энн Кемпбелл на стрельбище номер шесть. Думаю, что Мур тоже понял: мы знаем это. Иначе нас обвинили бы в оскорблении полковника. Мы уже переступали порог тайны. Я тоже поднялся.

— Спасибо за внимание, которое вы нам уделили, полковник. Не пытайтесь жаловаться на нас полковнику Кенту. Одной жалобы в неделю за глаза хватит... Я выставляю охрану у вашего кабинета, сэр, и если вы попытаетесь уничтожить какие-либо бумаги или вынести что-либо отсюда, буду вынужден произвести задержание.

Мур весь трясся: то ли от страха, то ли от негодования — не знаю и не хочу знать.

— Я выдвину против вас обоих официальное обвинение, — выдавил он наконец.

— На вашем месте я не стал бы этого делать. Мы с мисс Санхилл — ваша последняя надежда уйти от петли — или пули? Надо справиться. Сейчас так мало смертных приговоров, что люди начинают забывать, как они приводятся в исполнение. В любом случае советую не раздражать меня. Надеюсь, вы понимаете, о чем я. Всего доброго, полковник.

Мы вышли, а Мур так и остался стоять, лихорадочно соображая, что ему предпринять. Раздражать меня в его планы не входило.

Глава 23

Синтия поставила свой «мустанг» на парковке у здания военной полиции в нескольких ярдах от моего «блейзера». Выйдя из машины, мы увидели три редакционных автофургона и группу людей, конечно же, журналистов. Они тоже заметили нас. Вероятно, мы подпадали под описание следователей, ведущих дело Энн Кемпбелл, потому что они двинулись на нас, как стая саранчи. Я уже упоминал, что Форт-Хадли — открытый военный городок, и не пускать сюда законопослушных и исправно платящих налоги граждан невозможно. Иные вообще рады встрече с прессой, но мне она ни к чему.

Первым к нам подбежал хорошо одетый молодой человек с завитыми волосами. В руках у него был микрофон. Его коллеги попроще держали наготове ручки и блокноты — я видел, что на нас нацелено несколько телекамер.

— Вы уорент-офицер Бреннер? — выкрикнул завитой и сунул мне под нос микрофон.

— Нет, сэр, — ответил я, — я обслуживало здесь автоматы с кока-колой.

Мы шли к дверям в саранчовой стае.

Женщина-репортер пытала Синтию:

— Вы уорент-офицер Санхилл?

— Нет, мэм, — ответила наконец Синтия, — я здесь с кока-коловым наладчиком.

Но журналисты — народ ушлый и дошлый, от них просто так не отделаешься. Продолжали сыпаться вопросы. У входа в полицейское управление стояли два дюжих парня с «М-16» в руках. Я поднялся по ступеням и обернулся к толпе, которая не могла двинуться дальше, и сказал:

— Доброе утро.

Толпа мгновенно затихла. Я слышал, как стрекотали телекамеры и щелкали фотоаппараты.

— Расследование по факту убийства капитана Кемпбелл продолжается. Мы располагаем несколькими вещественными доказательствами, но пока нет ни одного подозреваемого. Задействованы все наличные силы Форт-Хадли, общевойскового Управления по расследованию преступлений и местной полиции. Все мы работаем в тесном сотрудничестве. В ближайшие дни будет проведена пресс-конференция.

Обычный треп.

Трах-тах-тах! Разразился гром вопросов. Кое-какие я сумел разобрать: «Разве она не была также изнасилована?», «Говорят, ее нашли голой и распятой на земле — это так?», «Ее задушили?», «Выходит, второе изнасилование за неделю?», «Вы допросили ее бойфренда, сынка шефа полиции?».

— Ответы на все вопросы вы получите на пресс-конференции, — произнес я.

Едва мы вошли в здание, как наткнулись на полковника Кента. Он был раздосадован.

— Никак не могу заставить их уйти, — пробурчал он.

— И не заставите. Вот это мне и нравится в нашей стране.

— Да, но на территории базы находится дом Бомонов, пришлось выставить там охрану. Снуют всюду как ищейки. Правда, на стрельбища и на Джордан-Филдз им не попасть — на дорогах дежурят мои люди.

— Может быть, им повезет больше, чем нам.

— Не нравится мне это... Есть новости?

— Побеседовали с полковником Фаулером и полковником Муром. Пошлите, пожалуйста, двух ребят к полковнику Муру, и поскорее, пусть посидят с ним. Ему запрещено уничтожать бумаги и выносить что-либо из кабинета.

— Хорошо, сделаю... Вы его арестуете?

— Мы все еще пытаемся вытянуть из него психологический портрет погибшей.

— Кому это нужно?

— Мисс Санхилл и мне.

— Зачем? Какое отношение это имеет к Муру?

— Как вам сказать... Чем глубже я копаю, тем меньше нахожу у него оснований убивать свою подчиненную. Зато вижу серьезные мотивы у других людей.

— Пол, я понимаю ваши действия, но только до известной черты, — раздраженно сказал Кент. — Сейчас вы уже переступили эту черту. Если Мур окажется убийцей и его арестуют фэбээровцы, у вас будет бледный вид.

— Знаю, Билл. Но если я арестую невиновного в преступлении человека, вид у меня будет еще бледнее.

— Вы мужик или баба?

— Идите к черту!

— Забываетесь, Бреннер! С вами говорит старший по званию.

— Идите к черту... сэр.

Я повернулся и пошел по коридору к нашему кабинету. Синтия последовала за мной. Кент стоял на месте, разинув рот.

В кабинете нас ожидала стопка телефонных сообщений, пачка заключений от криминалистов и коронера и множество всяких бумаг с пометкой «Прочти и распишись», то есть полусекретной информации, добрая половина которой меня не касалась. В армии могут перепутать ведомости выплаты твоего денежного содержания, отправить жену с детьми в Японию, а домашнюю мебель — на Аляску, забыть, где ты проводишь отпуск. Но как только ты рапортовал о своем прибытии для исполнения временных обязанностей, тебя немедленно включат в список № 1, список № 2 или список № 3 на получение дурацких и памятных записок. Таков порядок, и исключений не делается, даже если ты работаешь в чужом кабинете, под вымышленным именем и выполняешь секретное задание.

— Неумно, — сказала Синтия.

— Неумно то, что он сказал?

— С его стороны тоже неумно. Но я имею в виду тебя. Неумно говорить полковнику — цитирую — «идите к черту...».

— Не вижу проблемы, — возразил я, просматривая телефонные сообщения.

Синтия помолчала.

— Знаешь, а ведь он на самом деле сделал что-то нехорошее, правда?

— Ты права. Главное, он сам это понимает.

— И все же... зачем тыкать его носом? Он нам еще пригодится, хотя товар, конечно, подпорченный.

Я поднял голову.

— Не испытываю особенного сочувствия к офицеру, нарушившему свой долг.

— Разве что офицера зовут Энн Кемпбелл.

Я не стал реагировать на ее колкость.

— Ну ладно, как насчет кофе и пончиков?

— Кофе и пончики — это прекрасно.

Синтия нажала кнопку переговорного устройства и попросила явиться специалиста Бейкер.

Я стал листать историю болезни Энн Кемпбелл, удивительно худосочную, если учесть ее длительную службу, из чего я заключил, что она предпочитала обращаться к докторам на гражданке. В истории, однако, содержалось заключение гинеколога, сделанное во время ее поступления в Уэст-Пойнт. Вот что написал врач: Hymen imperforatus. Я показал запись Синтии.

— Это означает нетронутую девственную плеву?

— Да, но не является абсолютным признаком девственности, а всего лишь говорит о том, что ничего крупное во влагалище не проникало.

— Следовательно, мы можем отбросить предположение, что отец принудил молоденькую дочь к сожительству.

— Видимо, да. Правда, существуют и другие формы полового надругательства... Похоже, в словах Мура есть зерно истины. Нам неизвестно, что генерал сделал с ней, но это произошло на втором курсе. Сомнительно, чтобы отец мог изнасиловать двадцатилетнюю дочь в Уэст-Пойнте... А все-таки любопытно, что Энн была девственницей, когда поступала в академию... Посмотри, может, там есть более поздние заключения гинекологов.

Я посмотрел, но более поздних заключений не нашел.

— Больше ничего нет, — сообщил я.

— Это странно, женщина не может так долго не показываться гинекологу.

— Наверное, показывалась частным врачам.

— И все-таки почему мы считаем, что происшедшее непременно носило сексуальный характер? — спросила Синтия.

— Потому что все совпадает. Как говорится, око за око...

— И связано с отцом... Может быть, он заставил ее сойтись с каким-нибудь старшим офицером или...

— Теплее, теплее... Но не будем пока делать окончательных выводов. — Я отдал Синтии историю болезни: — Там в конце есть заключение психиатра, прочти.

Вошла специалист Бейкер. Я представил ее Синтии, но оказалось, что они уже знакомы.

— Ну, и что вы думаете? — спросил я у Бейкер.

— Простите, сэр?

— Я спрашиваю: кто, по-вашему, это сделал?

Она пожала плечами. Синтия подняла голову.

— Друг или незнакомый?

Бейкер, почти не колеблясь, ответила:

— Друг... Правда, хахалей у нее было навалом.

— Вот как? Скажите, в управлении вас расспрашивали об этом деле? В управлении или где-нибудь еще?

— Да, сэр.

— Кто?

— Вам обоим звонили вчера весь день и сегодня утром, и каждый спрашивал. Какой-то полковник Мур, который представился начальником потерпевшей, потом полковник Фаулер, адъютант генерала, затем руководитель группы из УРП майор Боуз, шеф полиции Ярдли из Мидленда и многие другие. Я все звонки записала.

— И все вас пытали?

— Так точно, сэр. Но я всем отвечала, что лучше поговорить с кем-нибудь из вас.

— Скажите, в управлении говорят о чем-нибудь таком, что полезно знать и нам?

Бейкер поняла мой вопрос и, подумав, ответила:

— Говорят много. Но я не знаю, что правда, а что слухи и сплетни.

— Я так и понял, Бейкер. Все, что вы скажете, не подлежит огласке. Я гарантирую вам не только полную анонимность, но и перевод в любое место Вселенной. Гавайи, Япония, Германия, Калифорния — только назовите. Идет?

— Да, сэр...

— Расскажите прежде всего, что говорят здесь о полковнике Кенте.

Бейкер откашлялась.

— М-м... У нас давно говорили, что полковник Кент и капитан Кемпбелл...

— ...трахаются. Нам это известно. Что еще?

— Да все, пожалуй...

— Как давно вы в Хадли?

— Всего несколько месяцев.

— Как вы думаете — Кент был влюблен в нее?

Бейкер пожала плечами:

— Об этом никто не говорил. Виду они не показывали, но все равно между ними что-то было.

— Кемпбелл приходила к нему сюда, в управление?

— Иногда приходила днем. Вечером он сам ездил к ней в Учебный центр. Патрульные полицейские сколько раз видели это и начинали переговариваться по рации как будто по службе: «Рэнди-шестой прибывает к Хони-первой». Полковник Кент из радиоперехвата усек, что это над ним и капитаном Кемпбелл подшучивают, но ничего сделать не мог. Чтобы не попасться, патрульные говорят не своими голосами. Даже если в мог, сам не стал бы, потому как от этого слухов еще больше... База у нас небольшая, тут все всё видят, особенно полицейские. Но шума они не поднимают, раз ничего нет против закона и устава и в деле замешан старший офицер, тем более их собственный начальник.

Я был рад ее пространному ответу.

— В ту ночь, когда капитана Кемпбелл убили, она была дежурным по базе. Вы это знаете?

— Да, знаю.

— Долго ли засиживался у себя полковник Кент, когда у нее было ночное дежурство?

— Да... так говорили.

— Вы не знаете, был полковник Кент в управлении вечером перед убийством?

— Был. Я сама не видела, но говорят, что в восемнадцать ноль-ноль он уехал, а в двадцать один ноль-ноль приехал и работал до полуночи. Потом опять уехал. Постовые видели, как его служебная машина проезжала мимо штаба и двинулась по направлению к Бетани-Хилл, где он живет.

— Многие ли знали, что миссис Кент в отъезде?

— Все знали.

— На Бетани-Хилл патрульные машины курсируют ночью?

— Да, сэр, каждую ночь хотя бы один экипаж.

— Что же говорили о «Рэнди-шестом» в ту ночь?

Специалист Бейкер едва сдержала улыбку.

— М-м... «Посетителей нет. Служебная машина на месте. Может, уехал незамеченным на собственной».

Или на жениной, подумал я, хотя, проезжая утром мимо его дома, никакой машины не заметил. Да, но в глубине двора есть гараж.

— Бейкер, вы понимаете характер моих вопросов?

— Конечно, сэр.

— Надеюсь, они не станут предметом разговоров в управлении?

— Никак нет, сэр.

— Хорошо, спасибо. Скажите, чтобы нам принесли кофе и пончики или что там у вас.

— Будет сделано, сэр.

Она повернулась и вышла.

— Ты хорошо сделал, что расспросил ее, — после недолгой паузы сказала Синтия.

— Спасибо, хотя я не очень склонен доверять конторским сплетням.

— Это не просто контора, а полицейское управление.

— Теперь видишь, почему меня раздражает Кент. Над этим недоумком собственные подчиненные смеются.

— Понимаю.

— Бог с ней, с моралью. Главное — не заводить шашни на службе.

— Держу пари, в Брюсселе и Фоллз-Черч над нами тоже смеялись.

— Как пить дать.

— Как неудобно...

— Неудобно. Надеюсь, ты извлекла урок.

Синтия улыбнулась.

— Что еще ты хотел узнать от специалиста Бейкер? Ведь не только то, что Кент стал мишенью для насмешек?

Я пожал плечами.

— От Бетани-Хилл до стрельбищ — пять-шесть миль, — сказала Синтия. — Их можно одолеть за десять минут, даже если к концу поездки выключишь фары. Ночь тогда была лунная.

— Я думал об этом. И от дома Бомонов до шестого стрельбища можно добраться минут за десять с небольшим. Если дать газу.

— Да, это факты существенные, их нельзя упустить. — Она кивнула на лежавшую перед ней историю болезни Энн Кемпбелл. — Что ты вычитал в заключении психиатра?

— Что Энн Кемпбелл переживала тяжелую душевную травму и не хотела ни с кем ею делиться. А ты?

— То же самое. Заключение малосодержательное, но можно с уверенностью сказать, что все вытекает не из переутомления или стрессов, а из какого-то события, которое и нанесло Кемпбелл травму. Папочка при нем не присутствовал. Все как будто совпадает.

— Вроде совпадает... Меня не покидает мысль, что событие это сексуального характера и связано с мужчиной, у которого больше звезд на погонах, чем у папочки. Папочка поддался нажиму и заставил уступить дочь.

— Похоже на то.

— Хорошо бы раздобыть ее личное дело по академии, хотя не удивлюсь, если в нем нет ничего того, о чем говорил Мур.

Принесли кофе в какой-то тюремной емкости из нержавейки и пончики на пластиковом подносе — холодные, зачерствевшие, сальные. Я набросился на них как оглашенный.

За дверью постоянно звонил телефон. Трубку брала специалист Бейкер или кто-то еще. Вдруг зажужжал сигнал внутреннего переговорного устройства, и специалист Бейкер объявила:

— Вам звонит полковник Хеллман.

— Бреннер и Санхилл слушают, сэр.

— Мы сегодня только о вас и говорим!

Тон у Карла был какой-то легкомысленный, это сбивало с толку.

— Это действительно так?

— Действительно. Как вам там дышится?

— Чувствуем себя как нельзя лучше, — вклинилась Синтия.

— Это хорошо... Тут на вас жалобы поступают.

— Тогда вы знаете, что мы стараемся.

— Я знаю: если люди раздражаются, значит, вы стараетесь. Вам известно, что вы отстраняетесь от дела?

— Да, известно, сэр.

— Я сделал все, чтобы оно не уплыло от нас, но у ФБР больше веса, чем у меня.

— Думаю, мы быстро закончим дело, — заверил я Карла.

— Вот как? Рассчитываю, что вы закончите его за пятнадцать минут. ФБР поднято как по тревоге. Оперативная группа уже в Хадли.

— Они не должны вмешиваться до двенадцати ноль-ноль завтрашнего дня.

— Мало ли что не должны! Ждите подножек.

— У меня складывается впечатление, что все рады избавиться от этого дела.

— Откуда у вас такое впечатление, мистер Бреннер?

— Сужу по вашему радостному голосу.

Хеллман помолчал.

— Тебе бы тоже следовало радоваться, от такого дела ни нам всем, ни тебе лично никакой пользы.

— Польза не главный аргумент при выборе предлагаемых заданий. Нередко приходится руководствоваться именно пользой, но чаще я берусь за дело из чувства долга, по личной склонности или просто потому, что хочется поймать особо опасного преступника. Я на пороге завершения дела, которое принесет нам всем честь и славу!

— Ценю твое стремление, Пол. Только учти: шансы на провал и бесчестье тоже велики... ФБР попросило нас вон. Эти слабоумные хотят сами закончить расследование.

— Того же хотят двое слабоумных в Форт-Хадли.

— Эксперты докладывают, что у вас есть подозреваемый, — переменил тему Карл. — Полковник Мур.

— Мы установили человека, который был на месте преступления, и мы его подозреваем.

— Но почему-то не арестовали его.

— Да сэр, не арестовали.

— Они настаивают на аресте.

— Кто — «они»?

— Сами знаете. Ладно, поступай, как считаешь нужным. Я никогда не вмешиваюсь.

— Почти никогда.

— Другие подозреваемые есть?

— Нет, сэр.

— Мисс Санхилл, в вашем отчете говорится, что это было не насилие, а акт обоюдного согласия!

— Да, сэр.

— Не указывает ли это на то, что преступник был ее другом?

— Совершенно верно, сэр, указывает.

— Но это не полковник Мур, который, как вы считаете, был на месте происшествия.

Синтия взглянула на меня.

— Тут все довольно сложно, полковник... У капитана Кемпбелл было много... очень много друзей.

— Да, я слышал, — сказал Карл и добавил, словно в озарении: — Паскудная история, верно?

— Так точно, сэр.

— Пол, ты еще не встречался с майором Боузом?

— Нет, не встречался, полковник. Майор Боуз как будто замешан в эту грязную историю. Это только слухи, но, может быть, вам стоит подумать о том, чтобы вызвать его в Фоллз-Черч для задушевной беседы?

— Понятно... УРП лишние неприятности ни к чему.

— И я говорю — ни к чему.

— Хорошо, что ты следишь за тем, чтобы дело кончилось без последствий, Пол.

— Нет, не слежу. У меня другие обязанности, — возразил я и не без удовольствия добавил: — Я, кажется, докладывал, что дельце щекотливое.

— Я забочусь только о репутации моих сотрудников.

— Тогда отзовите майора Боуза.

— Подумаю. Можешь до восемнадцати ноль-ноль передать по факсу отчет?

— Нет, полковник, больше отчетов не будет. Мы целиком заняты поисками убийцы и обо всем доложим вам лично, как только нас выметут отсюда.

— Приятно. Чем еще можем вам помочь?

— Сэр, — сказала Синтия, — мы располагаем информацией, что когда капитан Кемпбелл была еще на втором курсе Уэст-Пойнта, между ней и отцом произошла серьезная ссора. Думаю, что она имеет отношение к делу. То, что тогда случилось, вероятно, получило огласку в академии и у гражданского населения в окрестностях.

— Хорошо, я займусь этим. Поднимем документы в академии, местные газеты, порасспрашиваем людей, и я сделаю запрос в Центральный войсковой архив в Балтиморе — устраивает?

— Важно сделать это как можно скорее, сэр, — добавила Синтия.

— Мы пока кружим вокруг нескольких болезненных точек, но в конце концов нам придется дойти до сердцевины, я имею в виду генерала.

— Действуй по обстоятельствам, Пол. Я — за тобой.

— Может быть, захотите встать впереди?

Он молчал, потом заявил:

— Если нужно, я прилечу.

Мы с Синтией обменялись взглядами.

— Признательны вам, полковник. Вы только не поддавайтесь нажиму из Пентагона, а здесь мы сами управимся.

— Сделаю все, что в моих силах.

— Спасибо.

— Как вам там работается вдвоем?

Мы с Синтией помолчали, потом она ответила:

— Хорошо работается.

— Замечательно. Чем горячее, тем закаленнее команда.

— Скажи ему, что попросила у меня прощения за Брюссель, — сказал я Синтии, но так, чтобы Карл тоже слышал. — Скажи, что во всем виновата ты.

Она улыбнулась в микрофон.

— Это так, полковник.

— Заметано. Я свяжусь с вами, как только получу информацию по Уэст-Пойнту. Если, конечно, нам повезет.

— Будем ждать.

— Вот еще что, Пол. Я недоволен тем, как ты проворачиваешь дело о продаже оружия.

— Тогда передайте его ФБР. Последовало долгое молчание.

— Передо мной лежит твое личное дело, Пол. Двадцать с лишним годков оттрубил.

— Мне моего жалованья не хватает. Как же я буду жить на половину?

— Я о тебе же забочусь. Не люблю терять хороших работников, но чувствую, что ты устал. Хочешь управленческую работу здесь, в Фоллз-Черч?

— В одном помещении с вами?

— Подумай. Я буду на месте, если что.

Хеллман повесил трубку. Я сказал Синтии:

— Почти по-человечески разговаривал.

— Он боится.

— Есть чего.

Глава 24

Следующий час мы с Синтией занимались канцелярщиной: отвечали на звонки и сами звонили, пытаясь, в частности, поймать полковника Фаулера и разузнать насчет встречи с его женой, с миссис Кемпбелл и с генералом.

Позвонил я и Грейс Диксон, специалисту по компьютерам, прилетевшей из Фоллз-Черч. Она была на Джордан-Филдз, билась над персональным компьютером Энн Кемпбелл, стараясь раскрыть файлы.

— Как дела, Грейс?

— Сейчас уже хорошо. Некоторые файлы были закодированы, но мы в конце концов нашли список паролей. И где бы вы думали? В ее поваренной книге. В данный момент я вытягиваю из компьютера разные вещи.

Я кивнул Синтии, чтобы она взяла отводную трубку.

— Что именно?

— Письма, перечни имен и телефонов и, главное, ее дневник. Жареного здесь хоть отбавляй. Где, когда, с кем, как... Вы, наверное, это и ищете, Пол?

— Наверное... Кто там фигурирует? Дайте несколько имен для примера.

— Секундочку... вот... Лейтенант Питер Элби... полковник Уильям Кент... майор Тед Боуз...

Грейс зачитала еще два десятка имен. Некоторые мне были знакомы: полковник Майкл Уимс, главный прокурор части, капитан Фрэнк Суик, врач, и — ни в жизнь не догадаетесь — главный капеллан майор Арнольд Имз. С некоторыми я не был знаком, но все это были люди военные, более или менее близкие к генералу.

— Уэс Ярдли, Берт Ярдли... — зачитывала Грейс.

— Погодите... Вы сказали — Берт?

— Да, Берт. Видно, полюбилась ей семейка.

Мы с Синтией переглянулись.

— Да... Скажите, Грейс, имя Фаулер не попадалось?

— Пока нет.

— А Чарлз Мур?

— Есть такой... Но с этим человеком у нее были только собеседования. Психиатр, как я понимаю. Дневник начат около двух лет назад и начинается со слов: «Прибыла для прохождения службы к отцу. Операция „Троянский конь“ начинается». Прямо сумасшествие какое-то, Пол.

— Примерчик, примерчик сумасшествия!

— Ну, хотя бы этот, последний... Читаю с монитора: «14 августа. Пригласила полковника Сэма Дэвиса, нового папиного помощника по оперативным вопросам, зайти ко мне выпить за знакомство. Сэму около пятидесяти, тяжеловат, конечно, но недурен на вид, женат, двое детей, один из них живет с ним на Бетани-Хилл. Положительный семейный мужчина, и жена его Сара — вполне привлекательная особа. Я познакомилась с ней на приеме в связи с их прибытием. Сэм приехал ко мне в девятнадцать часов. Мы выпили несколько рюмок крепкого вина в гостиной, потом я включила медленную музыку и попросила Сэма помочь мне освоить новые па. Он явно нервничал, но спиртное сделало свое дело. Сэм был в обычной летней форме, а я надела белый хлопчатобумажный сарафан без лифчика и была босиком. Через несколько минут мы уже целовались, и у бедняги... произошла...»

— Грейс, что вы замолчали?

— "...у бедняги произошла эрекция..."

— Еще один попался...

Грейс Диксон — женщина средних лет, хозяйка в большой счастливой семье, не военнослужащая, работает у нас по контракту в отделе компьютерных взломов. Для нее эта «клубничка» в диковинку. А может быть, и нет.

— Продолжайте, Грейс.

— Сейчас... На чем я остановилась?

— На эрекции.

— Ага... «Несколько раз я словно бы ненароком задела пальцами его член. В конце концов Сэм проявил инициативу: спустил у меня с плеч сарафан, я скинула его на пол и осталась в одних трусиках. Мы медленно качались в танце. Забавно было смотреть на Сэма: он весь дрожал от страсти и страха. Я взяла его за руку и повела вниз, в обитель моих радостей земных. Вся процедура совращения, включая выпивку, заняла минут двадцать, не больше. В подвальной комнате я сняла трусики...»

— Грейс, куда вы пропали?

— Я здесь, здесь... О Господи... Неужели это на самом деле было, или она фантазирует?

— Для Сэма Дэвиса это началось как приключение, а кончилось кошмарной фантазией.

— Она водит всех этих мужчин в подвал, у нее там какая-то комната с эротическими приспособлениями!

— Вот как? Пожалуйста, продолжайте.

— О Боже... Дайте найти... «Я включила какую-то музыку и, опустившись на одно колено, расстегнула „молнию“ у него на ширинке. Ого, как гранитный утес. Я боялась даже притронуться к нему — низвергнется водопад. „Делай со мной что хочешь, — сказала я Сэму, — только найди чем“. Но он был так возбужден, что не обратил внимания на мои приспособления и все старался снять штаны. Я сказала, чтобы он не раздевался, что хочу быть его рабыней и исполнять его приказания. Хочу, чтобы он исполосовал меня ремнем. Бедняга первый раз оказался в такой ситуации и не понимал, что мне было нужно. В конце концов он нагнул меня над кроватью, снял штаны, засунул мне сзади, через две секунды все кончилось...» Кто там так тяжело дышит?

— Синтия, — успокоил я ее. — Это конец записи?

— Нет, это еще не все. «Потом я помогла ему раздеться, и мы вместе встали под душ. Бедняга извинялся, что быстро кончил. Ему не терпелось смыться, но я заставила его голым лечь на кровать, надела ему свинячью маску и два раза щелкнула „Поляроидом“. Одну фотографию отдала ему, другую оставила себе, как бы на память, и Сэм постеснялся попросить ее. Я заверила его, что никто не узнает о нашей маленькой тайне, мы увидимся снова и так далее и тому подобное. Потом он оделся, и я проводила его наверх, до дверей, все еще голая. Сэм страшно нервничал, боялся, что его увидят выходящим от меня. У него даже колени дрожали. Он не мог в таком виде показаться дома. Наконец Сэм, набравшись мужества, заявил, что не желает больше меня видеть, и потребовал второе фото. Я, как полагается, ударилась в плач, он стал утешать меня, и потом мне пришлось вытирать краску с его лица. Я видела из окна, как Сэм, оглядываясь по сторонам, трусил по дорожке к своей машине. В следующий раз я попрошу его привезти ящик вина, посмотрим, какая у него будет пробежка». Все это выдумки, такого не бывает!

— Грейс, слушайте меня внимательно. Никому ни слова из того, что вы прочитали, никаких распечаток из этого материала, и отвечаете головой за сохранность кода. Понятно?

— Понятно.

Я подумал немного и добавил:

— Даю поправку: сделайте распечатку свиданий с Бертом Ярдли, размножьте в нескольких экземплярах и немедленно пришлите мне в запечатанном конверте.

— Ясно... Тут за два года набралось более тридцати имен. Неужели незамужние женщины успевают за двадцать четыре месяца переспать с тридцатью различными мужчинами?

— Мне-то откуда знать?

— Страшно подумать, как она описывает эти свидания... Нет, У нее определенно что-то не в порядке... было не в порядке... Она заставляет их издеваться над ней и в то же время манипулирует ими и держит за дураков.

— В чем, в чем, а в этом она права... Поищите еще, что есть на полковника Уимса и майора Боуза. Если опять запахнет жареным, дайте мне знать.

— Хорошо... Постойте-постойте... Как раз наткнулась на Уимса. Вход тридцать первого июля текущего года... Да... Хотите послушать?

— Нет, хватит для одного раза... Может, и Боуза нашли?

— Секундочку... Вот он, четвертое августа... Ну и ну! Тут вообще что-то дикое... Кто это?

— Начальник здешней группы УРП, наш с вами коллега.

— Не может быть!

— Может, только ни слова! Поговорим потом. — Я положил трубку.

Синтия молчала. Я сказал:

— Да... если бы я был женатым полковником, новым помощником генерала по оперативным вопросам, и красивенькая генеральская дочка пригласила бы меня выпить...

— Продолжай-продолжай!

— Я бы со всех ног бросился.

— От нее или к ней?

Я улыбнулся.

— Жалкая личность, едва двадцать минут продержался.

— Знаешь, Пол, мой опыт в делах об изнасиловании подсказывает, что некоторым мужчинам трудно обуздать себя. Вам пора научиться думать головой, а не головкой.

— У разбухшего члена нет мозгов, дорогая Синтия. Что касается Сэма Дэвиса, не будем винить жертву.

— Ты прав, но она и сама была жертвой. Дело ведь не в сексе.

— Конечно, не в нем, а в операции «Троянский конь»... Итак, у нас есть основания полагать, что Берт Ярдли знает, где у Энн в подвале «игровая комната».

— Вероятно, знает, — согласилась Синтия. — Но вот Уэса Ярдли она туда вряд ли водила.

— Еще бы! Он — друг. Вдобавок у него никакого влияния ни в городе, ни на базе. Он не женат, поэтому компромат ему не очень страшен. Любопытно другое: знал ли он, что его старик тоже лазит в горшочек с медом?

— Ты иногда скажешь так скажешь, Пол!

Вошла специалист Бейкер:

— Вас хотят видеть шеф полиции Ярдли и офицер Ярдли.

— Я вам скажу, когда смогу их принять.

— Хорошо, сэр.

— Из нашей бригады на Джордан-Филдз мне должны сейчас прислать конверт. Немедленно несите его сюда.

— Хорошо, сэр, — ответила Бейкер и вышла.

— Пойду-ка я навещу своего приятеля. Скучно ему одному взаперти сидеть.

Лабиринтом коридоров я прошел в крыло здания, где размещались камеры. Далберт Элкинс был в том же углу, где и вчера. Он лежал на койке с охотничье-рыболовным журналом в руках. Форму ему не вернули, он по-прежнему был в шортах, футболке и сандалиях.

— Привет, Далберт.

Он сел на кровати, потом встал.

— А-а... приветик.

— С тобой хорошо обращаются?

— Угу.

— Ты хочешь сказать «да, сэр»?

— Да, сэр.

— Как с чистосердечным признанием? Написано?

Далберт кивнул. Первоначальный испуг прошел, но он помрачнел еще больше. Я давно взял за правило, которого теперь придерживаются большинство наших следователей: навещать людей, которых ты посадил, смотреть, чтобы охрана не измывалась над ними — что, к сожалению, иногда случается, — следить, чтобы с их семьями все было в порядке и сами они были обеспечены деньжатами на всякую мелочь и письменными принадлежностями.

Я расспросил его обо всем и терпеливо выслушал его рассказ о том, что охрана вежливая и у него есть все необходимое.

— Хочешь остаться здесь, в управлении, или перевести тебя в тюрьму?

— Лучше здесь.

— В тюрьме можно поиграть в бейсбол.

— Лучше здесь.

— Как ведешь себя на допросах? На все вопросы отвечаешь?

— Да, сэр.

— Хочешь иметь адвоката?

— М-м...

— У тебя есть право на адвоката, который будет представлять твои интересы. Можешь иметь бесплатного адвоката из Главной военной прокуратуры или нанять с гражданки.

— М-м... А ваше мнение?

— Если пригласишь адвоката, я рассержусь. Вот мое мнение.

— Будет по-вашему, сэр.

— Надеюсь, теперь понимаешь, что такого жалкого и безмозглого болвана, как ты, еще земля не носила?

— Так точно, сэр.

— Между прочим, меня зовут уорент-офицер Бреннер. Я только выдавал себя за сержанта Уайта. Спроси меня, если что понадобится тебе или семье. Будут обижать, скажи, что находишься под специальным наблюдением мистера Бреннера. Понял?

— Так точно, сэр... Спасибочки.

— Сам я долго тут не пробуду, вместо меня другому сотруднику УРП придется с тобой цацкаться. Постараюсь сделать так, чтобы тебя пока перевели в казарму. Но я тебе вот что скажу: если сбежишь, из-под земли достану и пристрелю, понял?

— Да, сэр. Если вызволите отсюда, не сбегу, Богом клянусь!

— А если сбежишь, точно пристрелю. Богом клянусь.

— Да, сэр.

Я отправился к себе в кабинет, где Синтия изучала личное дело Энн Кемпбелл, и позвонил в местную группу УРП. С капитаном Андерсом мы обсудили дело Далберта Элкинса, и я посоветовал перевести его в казарму. Андерс поначалу колебался, но, узнав, что я готов дать письменную рекомендацию о переводе, согласился. Потом я попросил к телефону майора Боуза. Пока его искали, я задавал себе один и тот же вопрос: на хрена мне лезть из кожи ради всяких болванов и проходимцев, которых я упекаю за решетку? Нет, пора искать другую работенку, поспокойнее.

Я успел набросать рекомендацию, прежде чем услышал:

— Боуз слушает.

— Доброе утро, майор.

— Вы по какому вопросу, Бреннер?

Я никогда не работал и не сталкивался с этим субъектом и знал о нем только то, что он командир группы УРП в Форт-Хадли, и в дневнике Энн Кемпбелл о нем есть непристойные записи.

— Бреннер, я вас слушаю.

— Да-да, сэр. Мне просто хотелось перекинуться с вами...

— Мы не на спортивной площадке. Что вам нужно?

— Полагаю, вы рассердились, что я попросил не допускать вас к этому делу?

— Правильно полагаете, мистер.

— Да, сэр. Собственно говоря, это полковник Кент решил направить на это задание следователя, не имеющего отношения к Форт-Хадли. — Мне показалось, что майор уже пожалел о том, что втянулся в разговор на неприятную тему.

— Полковник не принимает решений такого рода. А вам следовало бы просто из вежливости сделать мне по приезде звонок.

— Да, сэр. Я был занят. И телефонная связь — двусторонняя.

— Но-но, держите себя в рамках, уважаемый.

— Как поживает миссис Боуз?

— Что?

— Вы женаты, майор?

После секундной заминки он выпалил:

— Вам-то какое дело?

— Я задаю вам официальный вопрос, касающийся расследования случившегося убийства. Следовательно, это мое дело. Пожалуйста, отвечайте.

Снова заминка.

— Да, женат.

— Миссис Боуз слышала о капитане Кемпбелл?

— Какого дьявола?..

Синтия подняла голову.

— Майор, у меня есть доказательства, что вы посещали дом Энн Кемпбелл и состояли с ней во внебрачных половых сношениях. В подвальном помещении вы совершали половые акты, которые являются нарушением военного кодекса и закона штата Джорджия.

Я, конечно, не знал, что является нарушением закона штата Джорджия и чем именно занимались Боуз и Энн Кемпбелл в подвальном помещении, но какая разница. Кидай в человека побольше грязи, кое-что прилипнет.

Синтия взяла отводную трубку послушать, что скажет Боуз, но тот молчал. Я терпеливо ждал. Наконец он выдавил:

— Думаю, нам надо встретиться.

— На меня много заявок, майор. Вам позвонят из Фоллз-Черч. Собирайте вещи. Желаю успеха.

— Погодите! Надо поговорить. Кто об этом знает? Я объясню...

— Объясните фотографии в ее подземной спаленке?

— Я... меня там не различишь...

— Маска у вас на лице, но зад и перед-то голенькие. Пригласим вашу жену для опознания.

— Не смейте мне угрожать!

— Вы же сами полицейский, черт вас возьми! К тому же офицер, должны понимать. Что толку отпираться?

Прошло секунд пять. Потом я услышал:

— Похоже, я влип.

— Как миленький.

— Можете помочь мне?

— Рекомендую написать чистосердечное признание и положиться на милость наших хозяев в Фоллз-Черч. Поблефуйте немного, пригрозите прессой. Делаете ставку, берете половину жалованья и — на гражданку.

— Придется. Спасибо, хотя и не за что.

— Эй, я генеральскую дочку не трахал!

— Думаю, не отказался бы попользоваться.

— Майор, помните насчет служебных шашней? Не тронь малинку, где добываешь хлеб.

— Это зависит от малинки.

— И как она, хороша?

Он рассмеялся:

— Не то слово! Когда-нибудь расскажу.

— Я лучше в ее дневнике прочитаю. Всего хорошего, майор.

Я повесил трубку.

— Чего ты на него навалился? Эти мужики не совершали преступлений.

— Да, но они тупицы. Они у меня в печенках сидят.

— По-моему, ты просто ревнуешь.

— Держи свое мнение при себе.

— Слушаю, сэр.

Я потер виски.

— Извини, устал немного.

— Поговорим с папашей и сынком Ярдли? — предложила Синтия.

— Ну их... Пусть поостынут. — Я набрал номер Главной военной прокуратуры и попросил к телефону полковника Уимса, ее начальника. Секретарь осведомился, по какому делу.

— По делу об убийстве.

— Хорошо, сэр.

Синтия взяла отводную трубку и попросила:

— Будь, пожалуйста, повежливее.

Полковник Уимс сразу спросил:

— Вы ведете следствие?

— Да, сэр.

— Весьма кстати. Мне поручено составить обвинительное заключение против полковника Мура. Мне нужна информация.

— Довожу до вашего сведения, полковник, первую информацию: пока я не скажу, никакого обвинительного заключения против полковника Мура не будет.

— Простите, мистер Бреннер, но я получил инструкции из Пентагона.

— Хоть от тени самого Дугласа Макартура. — Армейские юристы, врачи и остальная подобная публика не считаются настоящими военными. Звания им присваиваются только ради жалованья, и они знают это. В принципе их всех надо было бы числить уорент-офицерами: и им хорошо, и другим тоже. — Ваше имя выплыло в связи с именем потерпевшей, — продолжил я.

— Простите, не понимаю...

— Вы женаты, полковник?

— Да, но...

— Не собираетесь разводиться?

— О чем вы, черт побери?

— Располагаю информацией, что вы совершили проступки, предусмотренные военно-правовым кодексом, а именно: статья 125 — телесное совокупление, статья 133 — поведение, недостойное офицера и джентльмена, статья 134 — пренебрежение обязанностями в ущерб порядку и дисциплине, поступки, бросающие тень на вооруженные силы страны. Этого достаточно, господин советник?

— Это неправда!

— Как узнать, что юрист лжет? Следите за губами.

Увы, он не оценил шутки.

— Вы обязаны предъявить неопровержимые доказательства при выдвижении такого обвинения.

Голос истинного юриста.

— Вы не знаете, как называют первые три сотни юристов на дне океана, нет? Доброе начало.

— Мистер Бреннер, я попрошу...

— Вас не мучает бессонница из-за проделок известной особы в спальне цокольного этажа? Я нашел эту комнатку, и в ней ваше изображение на видеоленте.

— Я никогда не был...

— Вдобавок фотографии, сделанные «Поляроидом».

— Я... я...

— А также записи в ее дневнике...

— О Боже...

— Послушайте, полковник, мне безразлично, чем вы там занимались с Энн Кемпбелл, но к делу об ее убийстве вас допускать нельзя. Не усложняйте проблему. Позвоните Главному военному прокурору, а еще лучше — летите в Вашингтон и подавайте рапорт об отставке. Сами составьте на себя обвинительное заключение, а дела передайте тому, кто способен держать дружка в штанах. Впрочем, нет — у вас в старшем комсоставе есть женщина?

— Есть... майор Гудвин.

— Вот она и будет следить за делом Энн Кемпбелл.

— Вы не имеете права давать мне приказания.

— Если бы у нас существовала практика разжалования офицеров, вы завтра же были бы рядовым первого класса, полковник. В любом случае через месяц вам придется искать работу в какой-нибудь захудалой конторе или же вас припишут на постоянную адвокатуру в Левенуэрте. Поведите юридически чистую игру, пока есть возможность. Выберите себе роль свидетеля.

— Свидетеля — чего?

— Я подумаю. Всего доброго.

Синтия тоже положила отводную трубку.

— Напился сегодня крови, вампир? — усмехнулась она.

— Я всем пожелал всего доброго.

— По-моему, ты перебарщиваешь, Пол. Конечно, козыри у тебя на руках...

— У меня вся база в кулаке.

— Верно, но ты превышаешь свои полномочия.

— Но не реальную власть.

— Не считай это за личную обиду.

— Ладно, не буду... Я просто вне себя от ярости. Зачем тогда кодекс офицерской чести? Мы присягнули исполнять свой долг, соблюдать высокие принципы честности и морали. Мы связали себя клятвой. И вот видим, как тридцать офицеров отбрасывают эти принципы, — чего ради?

— Ради норки.

Я не мог удержаться от смеха.

— Вот именно, ради норки. Только эта норка — адова дыра.

— Мы тоже не безгрешные...

— Да, но мы не путали личные отношения со служебными.

— Мы ведем дело об убийстве, а не о морально-бытовой распущенности. Всему свое время.

— Хорошо, займемся теперь шутами гороховыми.

Синтия соединилась с Бейкер.

— Пусть войдут... джентльмены из города.

— Слушаю, мэм.

— Только поспокойнее, — предупредила меня Синтия.

— На штатскую шпану я не сержусь.

Дверь отворилась, и специалист Бейкер объявила:

— Шеф Ярдли и полисмен Ярдли.

Вошли Ярдли в светло-коричневой форме. Мы с Синтией встали.

— Не люблю, когда заставляют ждать, но мы народ не обидчивый, — сказал старший Ярдли и, оглядевшись, присвистнул: — Да у меня камеры побольше вашего кабинета!

— У нас тоже, — вежливо ответил я. — Мы вам покажем одну.

Он засмеялся.

— А это мой парень. Уэс, познакомься с мисс Санхилл и мистером Бреннером.

Уэс Ярдли оказался высоким тощим молодым человеком лет двадцати пяти с длинными, зачесанными назад волосами, которые доставили бы ему множество хлопот в любом полицейском участке, кроме его собственного. Рукопожатиями мы не обменивались. Уэс только приложил руку к шляпе и кивнул Синтии.

У мужчин на Юге не принято снимать шляпу, входя в дом, поскольку снять шляпу — значит признать себя ниже по положению. Этот обычай восходит к временам обширных плантаций, джентльменов, издольщиков, черных рабов, белой швали, богатых фамилий и нищих семей. Мне это непонятно, но в армии тоже существуют строгие правила относительно головных уборов, поэтому я уважаю эту традицию.

Стульев не хватало, поэтому мы стояли.

— Твои вещички у меня в конторе, в целости и сохранности, — сказал мне Берт Ярдли. — Можешь забрать в любое время.

— Очень любезно с вашей стороны.

Мне показалось, что Уэс ухмыльнулся, и захотелось двинуть ему в морду. Он был какой-то взвинченный и изломанный, как будто уродился с двумя щитовидками.

— Казенное имущество принесли? — обратился я к Берту.

— А как же? С казенным шутки плохи. Отдал его вашей девчонке у дверей. Считай это мирным приношением, Пол. Не возражаешь, что обращаюсь к тебе по имени?

— Валяй, Берт.

— Это хорошо. Я вот подумываю, не пустить ли тебя в дом к убитой?

— Приятно слышать, Берт.

— Имеешь желание поговорить с моим парнем насчет твоего дельца? — Он повернулся к Уэсу: — Расскажи людям все, что знаешь об этой бабенке.

— Она была не бабенка, а женщина и офицер армии Соединенных Штатов. Специалист Бейкер тоже женщина и военнослужащая, — заметила Синтия.

Берт сделал поклон и дотронулся до полей шляпы:

— Просим прощения, мэм.

Как мне хотелось разрядить свой «глок» в этих типов! Если бы только не крайний срок, отпущенный мне на расследование.

Уэс завел свою шарманку:

— Это точно, я иногда виделся с Энн, но я встречался и с другими девочками, и она тоже с другими мужиками. И мы вроде не обижались друг на друга. В ту ночь, когда ее прикончили, я был с патрульной машиной в северном Мидленде. Смена от двенадцати до восьми. И меня многие видели, человек десять могут показать, в том числе мой напарник и ребята с заправочной станции. Больше вам знать ни к чему.

— Спасибо, полисмен Ярдли.

После некоторого молчания Синтия спросила Уэса:

— Вас расстроила смерть Энн Кемпбелл?

— Ясное дело, — ответил он, подумав.

— Дать вам успокоительное? — вставил я.

Берт хохотнул и бросил сыну:

— Забыл тебе сказать, что этот парень — ба-альшой забавник.

— Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз, — сказал я Берту.

— От сына у меня секретов нету.

— И все же, шеф...

Он посмотрел на меня и протянул:

— Ну раз так... — Потом обратился к сыну: — Оставляю тебя с этой молодой леди, веди себя прилично. — Берт опять хохотнул. — Они не знают, какой ты у нас озорник. Считают, что ты только что со свекольного фургона свалился.

На этой шутливой ноте и закончился общий разговор. Мы со стариком Ярдли вышли из кабинета, нашли пустую комнату и сели за длинный стол друг против друга.

— Проклятые писаки, — сказал Берт, — суют нос, куда им не положено. Все выпытывают насчет слухов о генеральской дочке.

Ни одного такого вопроса от журналистов я не припомнил.

— Тем, кто стоит на страже законов, не следует вдаваться в домыслы.

— Ясное дело! Мы с генералом хорошо ладим. Неприятно слышать, что болтают о его дочери. Особливо после ее смерти.

— Вы к чему клоните, шеф? Выкладывайте.

— Кое-кто, может, думает, что вы, из УРП, проведете меня. Когда бродягу поймают, мои молодцы получат свою долю пирога. Как пить дать!

Речь Ярдли, особенно упоминание «пирога», раздражала меня, но еще больше злил он сам.

— Не волнуйтесь, шеф. Полиция Мидленда получит свое по заслугам.

Ярдли хохотнул:

— Вот этого я и боюсь, парень, нам непременно надо участвовать.

— Разговаривайте с ФБР. С завтрашнего дня дело ведут они.

— Факт?

— Да.

— О'кей! А покамест накатай доклад о том, как помогла тебе полиция Мидленда.

— Зачем?

— Затем, что кричат на целый свет, пришьют, мол, к материалам следствия его, Ярдли, личное дело; затем, что паскудные газетчики успокоиться не могут, что молодой Ярдли был связан с потерпевшей; затем, что я вроде бы ни хрена не секу и из-за тебя в дураках остался; затем, черт побери, что тебе без меня не обойтись! Пора с этим кончать. Будет!

Ярдли не скрывал, что тревожится, и было от чего. Воинская часть и местное население представляют странный симбиоз, особенно на Юге. В худшем случае это отношения между гражданскими и военными далеки от крайностей. Не желая усугублять и без того натянутые отношения, я сказал:

— Я познакомлю вас с людьми из ФБР и дам им самый лестный отзыв о вашей помощи и успехах.

— Это будет порядочно с твоей стороны, Пол. Но ты вдобавок все же черкни. Билл Кент вот тоже обещался. Слушай, может, дать ему звонок? Посидим, потолкуем...

— У меня мало времени, шеф. Не беспокойтесь, вы будете задействованы в расследовании в полной мере.

— Отчего мне кажется, что ты вкручиваешь мне мозги?

— Не знаю отчего.

— Я тебе сам скажу отчего. Оттого, что считаешь, будто у меня пустые руки. А задаром никто никому ничего не дает. Нет, брат, у меня имеется кое-что для тебя полезное.

— Как факт?

— Да. Я нашел в ее доме улики, которых ты не заметил. Но сначала надо обсудить условия.

— Вы имеете в виду вещички из ее спальни в цокольном этаже?

Ярдли вытаращил глаза. Приятно было смотреть.

— Зачем же оставил там все это барахло? — наконец выговорил он.

— Думал, что у вас ума не хватит, чтобы найти.

Он нервно рассмеялся:

— И кому же не хватило ума?

— Но я не все оставил, кое-что взял. Несколько пакетов с фотографиями и видеозаписями мы унесли. — Ничего мы не унесли, хотя следовало бы.

Он пристально смотрел на меня. Вид у него был не самый лучезарный.

— А ты, видать, ловкий...

— Да, я ловкий.

— И где же это барахло?

— В моем трейлере. В тайнике.

— Не втирай мне очки, малый. В трейлере ничего нет.

— Зачем вам знать, где это барахло?

— Затем, что оно мое.

— Ошибаетесь.

Ярдли откашлялся.

— Вот у меня снимут в той комнате отпечатки пальцев и просмотрят фотокарточки и киношные кадры с голыми задницами — многим олухам придется объясняться, очень многим.

— Это точно, включая вас.

Он опять уставился на меня. Я не отводил глаз.

— На понт берешь?

— Шеф, я думаю, что между Уэсом и Энн было кое-что, о чем он умалчивает. Конечно, не самая счастливая пара на земле, но как-никак два года гуляли, и не просто гуляли, но и любовь крутили. У меня вот какой к вам вопрос: ваш сын знал, что вы трахаете его подружку?

Ярдли молчал, раздумывал, как ответить, и, чтобы заполнить паузу, я продолжал:

— А миссис Ярдли знала, что вы трахаете генеральскую дочку? Что же вы молчите, Берт, я ведь не на обед к вам напрашиваюсь?

Ярдли молчал, а я продолжал говорить:

— Вы ведь не случайно обнаружили эту комнату, как сказали Уэсу. Наверное, он знал, что его девушка иногда бегает на сторону, но любовью с ней он занимался в ее спальне наверху. Если бы он увидел ту комнату, он накостылял бы ей по первое число и бросил, как это и водится у джентльменов на Юге. Вы же, напротив, все о ней знали, но сыну не говорили. Это она приказала вам молчать, потому что Уэс ей нравился. А с вами она трахалась, потому что вы имеете влияние на Уэса и можете устраивать дела в городе. Вероятно, вы ей несколько раз чем-то помогли. Словом, для нее вы были как добавочная страховка. Так или иначе, у вас с Уэсом не только одна кровь. Из-за Энн Кемпбелл жизнь у вас стала волнительная и рисковая. Думаю, она предупреждала вас, что хранит копии фотографий и видеозаписей в надежном месте — на тот случай, если бы вам вздумалось выкрасть у нее оригиналы... На тех картинках нетрудно распознать вашу толстую задницу. Поэтому вы начинаете думать о жене и сыновьях, о своем положении в городе, о духовнике и знакомых по церковным делам, о тридцатилетней службе в полиции, и в один прекрасный день вам приходит в голову ликвидировать бомбу замедленного действия. Правильно я рассуждаю?

Ярдли не побледнел, как я ожидал, напротив, побагровел.

— Я не такой олух, чтобы дать себя снимать.

— А вы уверены, что вашего голоса нет на пленке?

— Это не доказательство.

— Может быть, но его достаточно, чтобы замарать ваше имя — как куча дерьма на новом ковре мэра.

Мы сидели друг против друга, как два шахматных игрока, продумывающих на три хода вперед. Потом Ярдли кивнул и промолвил:

— Разок-другой у меня возникала мысль прикончить ее.

— Не шутите?

— Но как можно убить женщину за собственную глупость?

— Не выветрился еще рыцарский дух.

— Угу... Когда это случилось, я был в Атланте. Куча свидетелей.

— Отлично, я поговорю с ними.

— Валяй, дураком себя выставишь.

— Зато без мотивов для убийства.

Собственно говоря, я не считал, что Ярдли — убийца, но когда расспрашиваешь об алиби, люди начинают нервничать. Говорить, где ты был и что делал, всегда неловко, поэтому, если допрашиваемый запирается и качает права, спроси его алиби.

— Можешь сунуть эти мотивы себе в задницу, умник. Мне, может, интересно знать, что тебя есть касательно меня и погибшей.

— Мало ли кому что интересно. Может, у меня еще и фото есть: шеф полиции спит в ее постели.

— А может, и нет никакого такого фото.

— Может, и нет, но как я узнал, что вы были в той комнате?

— Вот и поломай голову, малый. — Ярдли отодвинулся со стулом от стола, словно собираясь встать. — Хватит передо мной выламываться. У меня нет времени.

В дверь постучали. Специалист Бейкер подала мне пакет. Я вскрыл его и вытащил пачку машинописных листов. Взяв один наугад, я стал читать, не стараясь смягчить удар:

— "22 апреля. Около 21.00 заехал Ярдли. Я писала отчет, но он настоял, чтобы мы сошли вниз. Слава Богу, ему достаточно одного раза в месяц. В комнате он приказал мне раздеться, чтобы обыскать меня. Я раздевалась, а он стоял, уперев руки в бока. Потом велел повернуться и нагнуться. Он сунул палец мне в зад, сказав, что ищет наркотики, яд или тайное послание. Затем заставил меня лечь и раскинуть ноги для осмотра влагалища..."

— Ладно, хватит.

— Знакомо, шеф?

— М-м... не совсем... Где ты это раздобыл?

— В ее компьютере.

— Такие свидетельства не принимаются.

— В тяжелых случаях принимаются.

— Может, это бабьи выдумки, и точка.

— Может. Я передам материальчик в Главную военную прокуратуру и Главному прокурору штата Джорджия. Юристы и психиатры проанализируют. Глядишь, подозрения сами собой отпадут.

— Какие подозрения? Даже если тут все правда, законов, черт возьми, я не нарушал.

— Я не силен в законах Джорджии, особенно насчет разврата, но клятва в супружеской верности точно нарушена.

— Кончай трепаться, малый. Мужик ты или кто? Может, голубой? Или женатый?

Я перелистал распечатку.

— Ну и ну, Берт... Ты фонариком производил досмотр ее... потом своим жезлом... даже пистолет использовал... У тебя просто страсть к длинным твердым предметам. Только я не вижу, чтобы твой собственный предмет стал длинным и твердым...

Ярдли встал.

— Ну, берегись, господин хороший... Попробуй только высунуть нос с базы, — прошипел он и пошел к двери.

Я знал, что он не уйдет, и спокойно ждал, что будет дальше. Он вернулся к столу, взял стул, яростно крутанул и сел на него верхом. Я не знаю, что означает, когда переворачивают стул и садятся на него верхом. Может быть, стул, поставленный спинкой вперед, — средство обороны, может быть, защиты. На всякий случай я поднялся с места и присел на краешек стола.

— Берт, мне от тебя одно нужно — чтобы ты отдал мне вещдоки, изъятые в ее доме. Все без исключения. Вплоть до зубной щетки.

— Ты от меня ни хрена не получишь.

— Тогда я разошлю эти страницы из дневника по всем адресам, какие есть в телефонной книге Мидленда.

— Тогда я тебя прикончу.

Угрозы наметили выход из тупика.

— Предлагаю обмен вещдоками, Берт.

— На-кась выкуси. Там компромат на всю генеральскую братию. Хочешь, чтобы все полетели?

— У тебя только фото с масками на морде. У меня дневник.

— У меня, кроме того, пальчики по всему дому. Как сделаем снимки — сразу в ФБР их и в министерство.

— Вещи все еще в комнате?

— Не твое собачье дело.

— Ладно, а что, если нам костерок устроить? Для растопки положим листочки с описанием твоих подвигов. Может, даже спичек не понадобится.

Ярдли подумал.

— А на тебя можно положиться?

— Слово офицера.

— Как факт?

— Как факт. А на тебя?

— Ни в жизнь! Но мне не в жилу, если раззвонишь моей бабе и парню.

Я подошел к окну. Журналисты все еще толпились внизу, но полицейские оттеснили их ярдов на пятьдесят к дороге, чтобы они не мешали входу и выходу. Я размышлял над сделкой, которую предлагал Ярдли. Уничтожение вещественных доказательств грозит несколькими годами в Канзасе, но губить чужие жизни не входит ни в мои обязанности, ни в мои намерения.

Я подошел к Ярдли и сказал:

— Заметано.

Мы обменялись рукопожатиями.

— Вели своим ребятам покидать в грузовик мебель, шторы, ковры, видеопленки, фотографии, цепи, хлысты — словом, все до последней нитки, — и в городской мусоросжигатель.

— Когда?

— Как только я произведу арест.

— Когда это будет?

— Скоро.

— Сообщишь заранее?

— Нет.

— Знаешь, иметь с тобой дело — все равно что дрочить наждачной бумагой.

— Спасибо на добром слове. — Я отдал ему распечатку. — После костерка мы сотрем в компьютере эту дрянь. Можешь лично при том присутствовать.

— Ну вот, полегчало малость. Кажется, тебе можно доверять, парень, сразу видно офицера и джентльмена. Но если вдруг смошенничаешь, прикончу, ей-ей прикончу. Бог мне свидетель.

— Того же и я тебе обещаю. Поспи хоть сегодня спокойно. Конец виден.

Мы вернулись в кабинет.

— Скажи, чтобы мои личные вещи закинули в гостиницу.

— Всенепременно, парень.

При нашем появлении Синтия и Уэс Ярдли, сидевшие за столом, умолкли.

— Кажись, помешали? — хохотнул Берт.

Синтия посмотрела на старшего Ярдли, в ее взгляде ясно читалось: «Ну и свинья же ты!» Уэс встал и поплелся к двери.

— Что это у тебя? — спросил он, увидев в руках отца бумаги.

— Это?.. Новые армейские наставления. Надо прочесть. — Он повернулся к Синтии, приложил палец к шляпе: — Рад был встретиться, мэм. Держи меня в курсе, — бросил он мне на прощание.

Ярдли ушли.

— Бейкер нашла тебя?

— Да.

— Ну и как материал?

— Ярдли заслушался. — Я пересказал ей наш разговор с Бертом. — Компрометирующие фотографии и другие улики будут уничтожены, но чем меньше ты об этом будешь знать, тем лучше.

— Ты за меня не беспокойся. Не люблю.

— Я всегда беспокоюсь за своих сотрудников. Может случиться, что тебя будут допрашивать. Тебе не придется лгать.

— Ладно, поговорим потом... А этот Уэс не такой уж крутой, как делает вид.

— Они все делают вид.

— Страшно переживает, весь Мидленд верх дном переворачивает, чтобы разыскать убийцу.

— Наверное, считал, что Энн Кемпбелл — его личная собственность.

— Вроде того. Я спросила, разрешал ли он ей встречаться с другими мужчинами. Он ответил, что отпускал ее только на обеды, приемы и всякое такое. Сам он никогда не ходил с ней на официальные церемонии, где она общалась с «придурками офицерами». Это его слова.

— Это по мне.

— Догадываюсь. Только человека постоянно под слежкой не удержишь. Было бы желание...

— Следовательно, он понятия не имел, какими... какими нетрадиционными способами Кемпбелл делает себе карьеру.

— Вероятно, так.

— Если бы он узнал, что его папаша тоже пользуется... ему бы не понравилось.

— Мало сказать не понравилось бы...

— Господи, сколько же людей у меня на удочке...

— Не очень-то задавайся.

— И не думаю. Просто выполняю работу.

— Хочешь сандвич?

— Угощаешь?

— Само собой. — Синтия встала. — Хочу проветриться. Сбегать в клуб.

— Чизбургер, хрустящую картошечку и колу.

— Приведи тут все в порядок, — сказала Синтия и ушла.

Я вызвал Бейкер, отдал ей бумагу о переводе Далберта Элкинса и попросил перепечатать.

— Дадите мне рекомендацию в школу УРП? — спросила она.

— Это не так интересно, как кажется, Бейкер.

— Я правда хочу быть следователем по уголовным делам.

— Зачем вам это нужно?

— Очень уж увлекательная работа.

— Может быть, вам стоит поговорить с мисс Санхилл?

— Уже поговорила. Вчера. Она сказала, что скучать не придется. Много ездишь, встречаешься с разными интересными людьми...

— И сажаешь их за решетку...

— И еще сказала, что вы познакомились в Брюсселе. Как романтично!

Я промолчал.

— Мисс Санхилл поделилась, что получила назначение в Панаму на постоянную работу.

— Свеженького кофейку не принесете?

— Обязательно, сэр.

— Тогда все.

Бейкер ушла.

В Панаму...

Глава 25

В шестнадцать сорок пять позвонил полковник Фаулер. Я сказал Синтии, чтобы она подошла к параллельному телефону.

— Можете встретиться с моей женой в семнадцать тридцать у нас дома, с миссис Кемпбелл в восемнадцать ноль-ноль в доме Бомонов. Генерал готов принять вас в восемнадцать тридцать у себя в штабе.

— Напряженное расписание, — заметил я.

— Составлено так, чтобы сделать разговоры покороче.

— Я об этом и говорю.

— У всех трех лиц, с которыми вы желаете побеседовать, мало времени, мистер Бреннер.

— У меня тоже. Но, так или иначе, благодарю вас.

— Мистер Бреннер, вам не приходило в голову, что вы расстраиваете людей?

— Приходило.

— Похороны, как я уже говорил, завтра утром. Полагаю, что вам надо ввести в курс дела сотрудников ФБР. Затем можете присутствовать на траурной церемонии, если пожелаете, после чего вам следует уехать. Расследование будет закончено без вас, и убийца рано или поздно предстанет перед судом. Незачем устраивать состязание на скорость.

— Оно и не было состязанием на скорость, пока не вмешались болваны из Вашингтона.

— Мистер Бреннер, вы с самого начала предпочли действовать нахрапом, как Грант под Ричмондом, не сообразуясь ни с протоколом, ни с чувствами людей.

— Потому Грант и взял Ричмонд, что ни с чем не сообразовывался.

— Потому Гранта и не любят на Юге.

— Полковник, я с самого начала знал, что меня отстранят от дела, и меня, и вообще УРП. Со стороны Пентагона и Белого дома это политически верная акция, и да благословит Бог общественный контроль над военными. Но у меня еще осталось около двадцати часов, и я использую их по-своему.

— Как вам угодно.

— Я завершу расследование, причем таким образом, что армия избежит позора. В этом смысле не доверяйте ФБР и Главной военной прокуратуре.

— Воздержусь от комментариев.

— И правильно сделаете.

— Позвольте о другом, мистер Бреннер. Ваша просьба наложить арест на содержимое кабинета полковника Мура пошла наверх, в Пентагон, и была отклонена по соображениям национальной безопасности.

Лучшего соображения не придумаешь. Только странно, что в Вашингтоне хотят, чтобы я арестовал Мура, и в то же время не дают разрешения изучить его бумаги.

— Так всегда бывает, когда посылаешь запрос. Должны знать.

— Еще бы не знать! Больше я по официальным каналам не действую.

— Но в Пентагоне сказали, что, если вы произведете арест полковника Мура, они немедленно пришлют человека с соответствующими полномочиями, и тот поможет вам выборочно просмотреть бумаги. Но учтите, это не поездка на рыбалку. Вы должны знать, что ищете.

— Ясное дело. Мы это уже проходили. Если бы я знал, что ищу, то, вероятно, оно бы мне не понадобилось.

— Я сделал все, что мог. К какой степени секретности у вас допуск?

— Это секрет.

— Хорошо, я так и передам наверх. Тем временем Учебный центр посылает людей на Джордан-Филдз забрать все, что вы самовольно вывезли из кабинета капитана Кемпбелл. Ни против вас, ни против полковника Кента официальное обвинение не выдвигается. Но письма с рекомендацией вынести вам выговор уже в ваших личных делах... Надо подчиняться правилам, как мы все.

— Я подчиняюсь, когда знаю правила... правила игры.

— Вы не имели права изымать секретные материалы без разрешения.

— Кто-то катит на меня бочку, полковник.

— Не просто катит бочку — вас хотят утопить. Почему?

— Понятия не имею.

— Вы обращались с запросом в Уэст-Пойнт относительно капитана Кемпбелл?

— Обращался. Разве в запросе неуместные вопросы?

— По всей вероятности.

Я глянул на Синтию.

— Вы не могли бы поподробнее, полковник?

— Мне ничего неизвестно, кроме того, что они интересуются, зачем вы спрашиваете.

— Кто это «они»?

— Не знаю. Но вы, видимо, задели чувствительные струны, мистер Бреннер.

— Похоже, вы пытаетесь помочь мне, полковник.

— Если вдуматься, вы и мисс Санхилл — лучшие кандидатуры для такого дела, но вы не сумеете завершить его в отведенный срок, поэтому остерегайтесь. Рекомендую залечь на дно.

— Мы с мисс Санхилл не преступники, а следователи.

— Выговор — это предупредительный выстрел. Второй нацелен в сердце.

— Все верно, только второй выстрел сделаю я.

— Вы просто сумасшедший. Нам бы побольше таких... Надеюсь, ваша напарница сознает, в какую историю влипает?

— Боюсь, я сам этого не сознаю.

— Я тоже, однако, все пошло с вашего запроса в Уэст-Пойнт. Желаю здравствовать.

В трубке послышались короткие гудки.

— Ну и ну... — протянул я, глядя на Синтию.

— Значит, мы правильно сделали, что обратились в Уэст-Пойнт.

Я позвонил в Джордан-Фиддз и попросил к телефону Грейс Диксон.

— Грейс, я только что узнал, что к вам едут люди из Учебного центра забрать вещи капитана Кемпбелл. В том числе, разумеется, и компьютер.

— Знаю, они уже здесь.

— Проклятие!

— Не волнуйтесь. После разговора с вами я все скопировала на дискету... Вот они как раз уносят компьютер... Но до интересующих нас файлов им не добраться — паролей-то они не знают.

— Молодец, Грейс. Назовите мне пароли.

— Их три. Один — для личных писем, другой — для списка имен, телефонов и адресов любовников, третий — для дневника. Пароль для писем называется «Злые заметки», для списка имен — «Папины дружки», для дневника — «Троянский конь».

— Отлично... Берегите эту дискету как зеницу ока.

— Держу ее у сердца.

— Поспите сегодня с ней, ладно? Потом поговорим.

Затем я позвонил в Фоллз-Черч, через несколько секунд меня соединили с Карлом Хеллманом.

— Я слышал, что запрос в Уэст-Пойнт кого-то рассердил, а может, и напугал, — сказал я Карлу.

— Кто вам это сказал?

— Я спрашиваю: что вам удалось узнать?

— Ничего.

— Но это очень важно.

— Я делаю, что в моих силах.

— Что вы предприняли, Карл?

— Мистер Бреннер, я не обязан вам докладывать.

— Правильно, не обязаны. Но я просил вашей помощи, чтобы раздобыть эту информацию.

— Я позвоню, когда у меня что-нибудь будет.

Синтия сунула мне листок бумаги, на котором написала: «Его прослушивают».

Я кивнул ей. Голос Карла и вправду звучал как-то странно.

— Карл, скажите — на вас наседают?

— Наседать не наседают, но все двери захлопываются перед самым моим носом. Действуй без этой информации. Меня заверили, что она тебе не нужна.

— Понятно. Спасибо.

— Завтра или послезавтра увидимся.

— Поскольку моя просьба не обременяет вас, может, устроите административный отпуск мне и мисс Санхилл и зарезервируете авиарейс куда я захочу с открытой датой?

— В Пентагоне будут счастливы.

— И, пожалуйста, выкиньте эту долбаную бумагу насчет выговора. — Я повесил трубку.

— Объясни, пожалуйста, что происходит? — спросила Синтия.

— Похоже, мы открыли ящик Пандоры, вытащили оттуда банку с червями и кинули ее в осиное гнездо.

— Как-как? Повтори.

Повторять я не стал, а сказал:

— От нас все открестились. Ну да ладно, справимся одни.

— Ничего другого нам не остается. Но что все-таки случилось в Уэст-Пойнте?

— Карл уверяет, что это не имеет прямого отношения к убийству.

Синтия помолчала.

— Последнее время я вообще в нем разочаровалась. Никогда бы не подумала, что он даст задний ход.

— Я тоже.

Мы поговорили еще несколько минут, стараясь придумать куда еще сунуться, чтобы получить доступ к архивам Уэст-Пойнта. Потом я бросил взгляд на часы.

— Ого, пора ехать на Бетани-Хилл.

Мы уже собрались идти, как раздался стук в дверь, вошла специалист Бейкер с листом бумаги в руках и села на мое место.

— Присядьте, Бейкер, — сказал я саркастически.

Она глянула на нас и ответила спокойным, уверенным тоном:

— Вообще-то я не Бейкер, а уорент-офицер УРП Кифер. Я нахожусь здесь два месяца по тайному заданию полковника Хеллмана. Разбираю заявления о нарушении правил дорожного движения — мелочевка и не имеет никакого отношения к полковнику Кенту и к убийству. Полковник Хеллман приказал мне поступить в ваше распоряжение в качестве секретаря-машинистки.

— Значит, вы шпионили за нами?! — воскликнула Синтия.

— Не шпионила, а помогала. Так всегда делается.

— Все равно мне это не нравится, — сказал я.

Специалист Бейкер, или уорент-офицер Кифер, сказала:

— Понимаю, но полковник Хеллман весьма озабочен. Дело ведь взрывоопасное.

— Полковник Хеллман повел себя некрасиво по отношению к нам.

Она пропустила мое замечание мимо ушей.

— За два месяца чего только я не наслушалась о полковнике Кенте и капитане Кемпбелл. Я уже рассказывала вам об этом. Но ничего о нем не докладывала — не люблю зря порочить людей. Он всегда выполнял свой долг, да и чем я располагала? Только канцелярскими сплетнями? Теперь я вижу, что они имеют прямое отношение к делу.

— Отношение имеют, но это свидетельствует разве что о непроходимой глупости Кента.

Мисс Кифер пожала плечами и подала мне листок бумаги.

— Несколько минут назад мне позвонили из Фоллз-Черч и приказали открыться перед вами и принять сообщение по факсу. Вот что пришло.

Сообщение было адресовано мне и Санхилл через Кифер, на нем стоял гриф «Только для прочтения».

"Относительно сведений из Уэст-Пойнта. Как сказано по телефону, материалы либо засекречены, либо вообще отсутствуют. Устные расспросы тоже не дали результатов: никто не пожелал говорить на эту тему. Мне удалось, однако, связаться с бывшим сотрудником УРП, который в означенный период работал в Уэст-Пойнте. Тот человек согласился информировать при условии сохранения полной анонимности и сообщил следующее.

Во время летних каникул между первым и вторым курсами кадет Кемпбелл несколько недель проходила лечение в одной из частных клиник. По официальной версии ее госпитализировали после несчастного случая, происшедшего в ходе ночных учений в Форт-Бакнере. Мой источник утверждает, что на другой день из Германии прилетел генерал Кемпбелл.

Из разговоров с разными людьми мой источник составил следующую картину происшедшего.

В августе во время ночных учений кадеты прочесывали лес. Случайно или по чьему-то умыслу Энн Кемпбелл оказалась одна в группе пяти-шести мужчин — кадетов или военнослужащих из Восемьдесят второй воздушно-десантной дивизии, которая участвовала в маневрах. Они раздели кадета Кемпбелл, с помощью кольев от индивидуальных палаток распяли на земле и по очереди изнасиловали. Что случилось потом — неясно, вероятно, ей угрожали расправой, если она донесет о случившемся. Насильники скрылись. Личности их не установлены, поскольку лица у них были выкрашены камуфляжной краской и было темно. На заре она явилась в место расположения вся растерзанная и в истерике. Кемпбелл поместили в госпиталь имени Энн Келлер, где ей была оказана лечебная и психологическая помощь. Медицинские заключения не содержат указаний на сексуальное надругательство. По прибытии генерала Кемпбелла ее перевели в частную клинику. Никакого расследования по поводу происшествия проведено не было, никто не привлечен к ответственности, и, чтобы не бросать тень на академию, дело было замято.

В сентябре кадет Кемпбелл явилась на занятия. Говорят, что генерал Кемпбелл оказал давление на дочь, чтобы она не возбуждала дело. Очевидно, что и на самого генерала было оказано давление сверху.

Уничтожьте сообщение и снимите показатель с факс-машины. Желаю успеха. Хеллман".

Я отдал факс Синтии. Она сказала:

— Довольно правдоподобно.

— И вы знаете, кто ее убил? — спросила Кифер.

— Нет, — ответил я, — но теперь мы знаем, почему она оказалась на стрельбище.

Синтия сунула факс в бумагорезательную машину и спросила Кифер:

— Вы, значит, хотели быть сыщиком?

Кифер немного растерялась, но ответила:

— Сыщиком хотела быть специалист Бейкер.

— Пусть специалист Бейкер останется пока секретарем-машинисткой. Третий сыщик нам не требуется.

— Слушаюсь, мэм, — произнесла Кифер, снова войдя в роль. — Но я буду слушать во все уши и смотреть во все глаза.

— Извольте.

Я обратился к Бейкер:

— Скажите полковнику Кенту: мистер Бреннер хочет, чтобы полковник Мур не отлучался с базы до следующего распоряжения.

— Хорошо, сэр.

Чтобы избежать репортеров, мы с Синтией вышли из здания через запасный выход.

— Теперь моя очередь возить, — произнес я, когда мы дошли до парковки.

Мы сели в мой «блейзер». По дороге на Бетани-Хилл я сказал:

— А Карл ничего мужик, хотя и порядочная шельма.

Синтия улыбнулась.

— Даже если он обвел нас вокруг пальца. Обвел ведь, правда?

— Место повлияло. То-то я смотрю — что-то знакомое. Неестественно она себя вела.

— Брось, Пол. Уж признавайся, раз попался на удочку. Господи, надо все-таки кончать с этой работой.

— В Панаму собираешься?

Наши взгляды встретились.

— Да, подала рапорт, чтобы послали куда-нибудь за пределы континентальных штатов.

— Это ты хорошо придумала, — сказал я и переменил тему: — Да, получается, что уэст-пойнтская история — это бомба замедленного действия.

— Не могу представить, чтобы отец намеренно скрывал... Впрочем, если подумать... В Уэст-Пойнте такое творится после того, как ввели совместное обучение, ты не поверишь. К тому же генералу о собственной карьере надо было думать, и о репутации дочери тоже. Но спуску он ей не давал.

— Что верно, то верно.

— Женщины, скрывающие насилие, или те, которых заставляют его скрыть, потом горько плачут.

— Или плачут другие по их милости.

— Чаще всего и они сами, и другие... Знаешь, то, что произошло на стрельбище, во многом повторяет уэст-пойнтское изнасилование.

— Боюсь, ты права.

— Только с одной существенной разницей: на этот раз ее убили. Но — кто?

— Еще несколько фактов, и у нас будет полная картина преступления, от начала до конца.

— Ты знаешь, кто ее убил?

— Я знаю, кто ее не убивал.

— Не говори загадками, Пол.

— У тебя есть подозреваемые? — спросил я.

— Кое-кто есть.

— Составь обвинительное заключение, а вечером в гостинице устроим судебное заседание.

— Заманчивая перспектива. К утру, глядишь, кого-нибудь вздернем.

Глава 26

Мы приехали в дом Фаулеров на Бетани-Хилл. Нас встретила миссис Фаулер, выглядевшая менее удрученной, чем утром. Она провела нас в гостиную, предложила кофе, но мы отказались. Хозяйка расположилась на диване, мы с Синтией устроились в креслах.

По дороге мы обсудили, как вести разговор, и решили, что начнет его Синтия. Так она и сделала — повела светскую беседу о жизни, армии, Форт-Хадли, потом, когда прошла первая натянутость, Синтия сказала:

— Единственное, чего мы хотим, — чтобы восторжествовала справедливость. У нас нет намерения чернить чьи-либо репутации. Мы обязаны найти убийцу, и сделать это так, чтобы не пострадали невинные люди.

Миссис Фаулер молча кивала. Синтия постепенно подбиралась к сути.

— Вы знаете, что Энн Кемпбелл имела половые сношения со многими мужчинами на базе. Мне хотелось бы сразу же заверить вас, что, судя по имеющимся уликам, имя вашего супруга никоим образом не связано с Энн Кемпбелл.

Миссис Фаулер закивала энергичнее.

— Мы входим в положение полковника Фаулера как адъютанта генерала Кемпбелла и, если не ошибаюсь, его друга. Мы ценим прямоту вашего мужа и благодарны ему за то, что он разрешил нам побеседовать с вами. Я уверена, он посоветовал вам быть такой же откровенной с нами, как он сам. — Выжидательный кивок. — Мы с мистером Бреннером, со своей стороны, обещаем быть вполне откровенными.

Не торопясь задать прямой вопрос, Синтия кружила вокруг да около, не скупясь на слова сочувствия. Если свидетель с гражданки не вызван официально для дачи показаний, то с ним надо поступать именно так, как это делала моя напарница. Мне бы так не удалось.

Наконец настал момент, и Синтия спросила:

— Вы были дома, когда было совершено убийство?

— Да, дома.

— Ваш муж приехал из офицерского собрания около десяти вечера?

— Совершенно верно.

— И около одиннадцати вы легли спать.

— Кажется, да.

— Где-то между двумя сорока пятью и тремя часами ночи вас разбудил звонок в дверь.

Миссис Фаулер молчала.

— Ваш муж сошел вниз, чтобы открыть дверь. Потом он вернулся в спальню, сообщил, что это генерал и что ему надо немедленно уехать по срочному делу. Ваш муж оделся и попросил одеться и вас. Верно?

Миссис Фаулер молчала.

— Итак, вы поехали с ним. На вас были туфли седьмого размера.

— Да, мы оба оделись и уехали.

После недолгого молчания Синтия продолжила:

— Вы оба оделись и уехали. А генерал Кемпбелл остался в вашем доме?

— Да.

— Миссис Кемпбелл была с ним?

— Нет, ее не было.

— Итак, генерал Кемпбелл остался в вашем доме, а вы с мужем поехали на стрельбище номер шесть. Верно?

— Да, муж сказал, что Энн Кемпбелл найдена раздетой и надо взять халат. Кроме того, она связана, поэтому муж взял нож, чтобы разрезать веревки.

— Вы ехали по Райфл-Рендж-роуд и на последней миле выключили фары.

— Да, муж сказал, что не хочет привлекать внимание постового. Дальше по дороге выставлена охрана.

— Понятно. И вы остановились около джипа, как сказал генерал. В котором часу это было?

— Это было... Примерно в половине четвертого.

— В половине четвертого... Вы вышли из машины, и что дальше?

— Я увидела что-то белое. Муж говорит: пойди разрежь веревки, и пусть она оденется, если что — крикни. — Миссис Фаулер помолчала. — Еще сказал — надавай ей пощечин, если заупрямится. Он был очень сердит.

— Еще бы! Итак, вы шли по стрельбищу...

— Муж немного проводил меня. Он опасался, что Энн Кемпбелл что-нибудь выкинет.

— Подходя к Энн Кемпбелл, вы что-нибудь сказали?

— Да, я позвала ее, но она... она ничего не ответила. Я подошла поближе, опустилась на колени. Глаза у Энн были открыты, но... Я закричала... Прибежал муж...

Миссис Фаулер закрыла лицо руками и заплакала. Синтия, видимо, ожидала этого, вскочила с места, села рядом с ней на диван. Одной рукой она обняла ее за талию, другой подала платок.

— Спасибо, — сказала Синтия, когда миссис Фаулер немного успокоилась. — Мы больше не будем ни о чем спрашивать. Не провожайте нас.

Мы вышли и сели в мой «блейзер».

— Иногда выстрел наугад попадает в цель, — сказал я.

— Выстрел был не совсем наугад, — возразила Синтия. — Все становится на свои места, цепочка событий логична, если знать некоторые факты и характеры людей.

— Ты хорошо провела разговор, молодец.

— Спасибо, но придумал-то его ты.

— Да, придумал я.

— Не люблю, когда мужчины излишне скромничают.

— Тогда ты оказалась с нужным мужчиной... Как ты думаешь, она говорила правду или ей так велел полковник?

— Думаю, полковнику известно, что мы знаем об "а", "b", "с", и он велел рассказать обо всем остальном, если мы спросим. Сказано, и с плеч долой.

— Да, и миссис Фаулер засвидетельствовала, что, когда они нашли Энн Кемпбелл, она была мертва. Следовательно, полковник Фаулер не убивал.

— Вот именно, — заключила Синтия. — Я верю ей и никогда не поверю, что полковник Фаулер — убийца.

Оставшуюся часть пути мы ехали, погрузившись в свои мысли.

К дому Бомона мы приехали рановато, но решили, что ради разнообразия протокол можно поставить на второе место после реальности. Мы подошли ко входу, охранник проверил наши документы и надавил кнопку звонка.

Так распорядилась судьба, что дверь нам открыл молодой лейтенант приятной наружности. Звали его Элби.

— Вы прибыли на десять минут раньше, — не преминул заметить он.

На рукаве у лейтенанта Элби был шеврон со знаком различия пехоты — две винтовки вперекрест, хотя никаких указаний на его участие в боевых действиях не было. И все же я привык уважать пехоту и звание офицера.

— Мы готовы уехать и приехать через десять минут. Но может быть, вы соблаговолите поговорить с нами? — сказал я.

Элби оказался человеком дружелюбным. Он провел нас в холл, где мы уже бывали.

— По-моему, ты хотела попудриться, — сказал я Синтии.

— Что? Ах да...

— Дамская комната в холле слева, — объяснил Элби.

Как только Синтия ушла, я спросил:

— Лейтенант, мне известно, что вы встречались с капитаном Кемпбелл.

Он пристально посмотрел на меня и промолвил:

— Встречался.

— Вы знали, что, помимо вас, она встречается с Уэсом Ярдли?

Элби кивнул. По его лицу было видно, что это знание не из приятных. Я понимал его. Каково привлекательному подтянутому молодому офицеру делить дочь начальника с непривлекательной штатской шпаной.

— Вы любили ее?

— Я не стану отвечать на этот вопрос.

— Уже ответили. И у вас были благородные намерения?

— С какой стати вы меня допрашиваете? Вы приехали поговорить с миссис Кемпбелл.

— Мы приехали немного раньше. Значит, вы знали о Уэсе Ярдли. А вы слышали, что Энн Кемпбелл встречается с женатыми офицерами?

— О чем вы говорите, черт побери?!

Нет, видимо, он ничего не слушал и не слышал, и о комнате в цокольном этаже тоже не знал.

— Генерал одобрял ваши отношения с его дочерью?

— Одобрял, но я не обязан отвечать на ваши вопросы.

— Три дня назад вы могли послать меня ко всем чертям. Через несколько дней вы, вероятно, так и сделаете. Но сейчас — да, обязаны. Следующий вопрос: миссис Кемпбелл тоже одобряла?

— Да.

— Вы с Энн Кемпбелл говорили о женитьбе?

— Да.

— Расскажите подробнее, лейтенант.

— ...Я знал, что она встречается с этим Ярдли, и я был... я был очень раздосадован... Но не только из-за него... Энн говорила: ей надо убедиться, что родители одобряют ее выбор и когда генерал даст «добро», мы объявим о нашей помолвке.

— А вы сами с генералом поговорили? Как мужчина с мужчиной?

— Поговорил. Это было несколько недель назад. Он, кажется, был обрадован, но попросил месяц, чтобы обдумать все до конца. Он еще говорил, что его дочь — особа своенравная.

— Понятно. И вскоре вы получили приказ ехать на другой конец света.

Он удивленно посмотрел на меня:

— Да, в Гуам.

Я едва не рассмеялся. Элби старше по званию, но он годится мне в сыновья. Я положил руку на его плечо:

— Лейтенант, вы могли бы стать подарком судьбы для Энн Кемпбелл, но этому не суждено было сбыться. Вас вовлекли в жестокую схватку между генералом и капитаном Кемпбелл. Они двигали вас, как пешку на шахматной доске. Подсознательно вы, конечно, чувствовали это. Живите и служите дальше, лейтенант. И если вам снова придет в голову безумное желание вступить в брак, примите две таблетки аспирина, ложитесь в постель, погасите свет и ждите, когда это желание пройдет.

К сожалению, в эту самую минуту вернулась Синтия и окинула меня недобрым взглядом.

Лейтенант Элби был растерян и раздражен, но не настолько, чтобы забыть о своих обязанностях. Он посмотрел на часы.

— Миссис Кемпбелл сейчас вас примет.

Он провел нас в просторную викторианскую гостиную. Миссис Кемпбелл поднялась с кресла. Она была в простом черном платье. Подойдя ближе, я увидел, как они с дочерью похожи. Ей было шестьдесят лет, другими словами, она находилась в том переходном возрасте, когда о женщине уже говорят «привлекательная», а не «красивая», однако пройдет еще лет десять, прежде чем люди прибегнут к нейтральному, почти бесполому выражению «приятная особа».

Синтия первая пожала протянутую руку и высказала положенные слова соболезнования и сочувствия. Я сделал то же самое.

— Может быть, присядете? — пригласила миссис Кемпбелл, указывая на диван у окна, и сама села в кресло. Рядом стоял столик с графинами и бокалами.

— Хотите херес или портвейн? — предложила она.

Откровенно говоря, мне хотелось выпить, но отнюдь не хереса и не портвейна. Я поблагодарил и отказался, но Синтия изъявила желание попробовать херес, и миссис Кемпбелл налила ей бокал.

К моему удивлению, у нашей хозяйки был ощутимый южный акцент, правда, я тут же вспомнил, что во время кампании в Персидском заливе видел ее выступление по телевидению и подумал тогда, какая отличная пара: закаленный генерал, выходец со Среднего Запада, и утонченная дама-южанка.

Синтия завела легкий разговор, и миссис Кемпбелл поддержала его, несмотря на свое горе. Выяснилось, что она из Южной Каролины и ее отец — кадровый офицер. Мне подумалось, что Джун Кемпбелл — так звали супругу генерала — воплощает все лучшее, чем одарил нас Юг. Она была учтива, очаровательна, изящна, как и говорил полковник Фаулер. От себя я мысленно добавил: верная и женственная, но со внутренним стержнем.

Я почти физически чувствовал, как бегут минуты, но Синтия не торопилась перейти к болезненной теме, то ли сочла это неудобным, то ли у нее не хватало духу. И я не был за это к ней в претензии. И вдруг она сказала:

— Очевидно, миссис Фаулер позвонила вам до нашего прихода. Или, может быть, сам полковник.

Прекрасная пристрелка, дорогая коллега.

Миссис Кемпбелл ответила тем же ровным голосом, каким вела светскую беседу:

— Да, миссис Фаулер звонила. Я рада, что у нее появилась возможность поговорить с вами. Она была чрезвычайно расстроена, но сейчас чувствует себя гораздо лучше.

— Да, так часто бывает. Мне приходится заниматься делами об изнасиловании, и когда начинаешь расспрашивать людей, то чувствуешь, что они как натянутая пружина. Потом кто-нибудь заговорит, и пружина начинает раскручиваться.

Это произошло и с миссис Фаулер.

Своеобразно Синтия разъяснила любопытную закономерность: как только печать молчания нарушена, люди валом валят в добровольные свидетели — лишь бы не быть в числе подозреваемых.

— Из того, что сообщила миссис Фаулер, и из других источников нам с мистером Бреннером известно следующее. Ночью генералу позвонила Энн и попросила его срочно приехать на стрельбище — очевидно, чтобы о чем-то договориться. Это так?

Еще один выстрел наугад, вернее — хорошая догадка, если отдать Синтии должное.

— Звонок по красному телефону у кровати раздался приблизительно в час сорок пять ночи. Генерал тут же снял трубку. Я тоже проснулась. Он выслушал, но сам не произнес ни слова и начал одеваться. Я не спрашиваю его о срочных звонках, муж сам всегда говорит, куда едет и когда вернется. — Она улыбнулась — Здесь, в Форт-Хадли, ночью звонят не часто, но в Европе недели не проходило, чтобы по звонку он не вскакивал с постели, хватал заранее приготовленную сумку и не улетал в Вашингтон, на границу с Восточной Германией, вообще бог знает куда. Но всегда говорил, куда и зачем... В этот раз муж только сообщил, что вернется примерно через час. Он оделся в гражданское и уехал. Я видела, как он сел в мою машину.

— Какая у вас машина, мэм?

— "Бьюик".

— Затем в четыре — четыре тридцать генерал вернулся и рассказал, что произошло...

Миссис Кемпбелл смотрела в сторону с отсутствующим видом. Первый раз я увидел лицо измученной, убитой горем матери и представил, чего ей стоили прошедшие годы. Как жена и мать, она не могла согласиться с тем, что отец и муж сделал дочери во имя высшей пользы, продвижения по службе, соблюдения приличий в глазах окружающих, но, так или иначе, она принимала это.

— Итак, около четырех тридцати утра ваш муж вернулся домой... — подсказала Синтия.

— Да, я ждала его... здесь, в гостиной. Когда он вошел, я поняла, что Энн больше нет... — Миссис Кемпбелл поднялась. — Это все, что я знаю. Теперь, когда карьера мужа кончена, у нас осталась только надежда, что вы найдете того, кто это сделал. Тогда мы примиримся со случившимся и будем доживать наши дни.

Мы тоже встали. Синтия сказала:

— Мы сделаем, что в наших возможностях. Мы благодарны вам за то, что, несмотря на трагедию, уделили нам время.

Я добавил, что провожать нас не нужно, и мы ушли.

— Карьера генерала кончилась десять лет назад в военном госпитале имени Энн Келлер, — проговорил я. — Потребовались годы, чтобы это событие наконец настигло его.

— Да, он предал не только дочь, — отозвалась Синтия. — Он предал жену и самого себя.

Мы сели в «блейзер» и поехали прочь от дома Бомона.

Глава 27

— О чем ты говорил с лейтенантом Элби? — спросила Синтия.

— О любви и браке.

— Да, эту часть нестареющей мудрости я слышала.

— Знаешь, он еще слишком молод, чтобы остепенитьс