Book: Жажда сердца



Жажда сердца

Люси Дейн

Жажда сердца

Глава 1

На этот сайт Лина Хоули вышла случайно.

Произошло это, когда она находилась у себя в отделе и сидела за своим рабочим столом перед компьютером.

Только не надо думать, что Лина использовала служебное время не по назначению — для компьютерных игр, болтовни на чатах, блужданию по Интернету с одной ей известными целями и тому подобных вещей, неизменно приводящих в бешенство начальство, которому выпадет удача застать подчиненного за столь неблаговидным времяпрепровождением.

Да Лина и не стала бы заниматься подобными глупостями. Во-первых, она давно перешагнула рубеж, отделявший период жизни, когда все вышеперечисленное интересно, от следующего, более зрелого, а во-вторых, барахтанье в паутине — так между собой называли эти занятия ее коллеги — не воспринималось ею как развлечение. Она и без того только и делала, что сидела в Интернете — по долгу службы.

Лина Хоули являлась сотрудником особого отдела полиции по борьбе с несанкционированным внедрением в электронные базы данных. Попросту говоря, с так называемыми хакерами — компьютерными хулиганами, специализирующимися на взломе заблокированных для общего доступа хранилищ информации.

По роду деятельности, кроме всего прочего, ей часто приходилось пользоваться виртуальными поисковыми системами, которые, как известно, не всегда выдают желаемое немедленно, и порой приходится убить немало времени, пока отыщешь необходимую информацию. Но на сей раз в задержке виновата была сама Лина. По невнимательности она не правильно обозначила предмет поиска в специальной строке и в результате получила совсем не то, что ей было нужно. Зато наткнулась на нечто такое, что сразу привлекло ее внимание, хотя и не имело значения для работы.

Интрига заключалась в следующем: Лина никогда бы не подумала, что за подобным названием скрывается такой предмет. В самом деле попробуй догадайся, что за буквенно-цифровой аббревиатурой VD-000758 скрывается сайт виртуальных дневников!

Она вообще не понимала, зачем нужно выставлять свою личную жизнь на всеобщее обозрение, и потому опешила, вникнув в суть содержания вновь выявленного сайта. Возможно, именно подобная загадка и помешала ей покинуть ненужную веб-страницу сразу по обнаружении ошибки. Позже к этому присоединилось любопытство. Следуя его зову, Лина принялась просматривать перечень адресов, пока наконец не кликнула по одному наугад.

Это оказался дневник неизвестной девушки, совсем юной, насколько можно было судить по содержанию. Лина без всякого интереса прочла пару страниц, сплошь состоявших из описаний нудных школьных уроков, критических замечаний в адрес бестолковых учителей, а также в значительной степени того, что сказал, как посмотрел на автора дневника, в каком настроении пребывал и как выглядел в тот или иной день некий Стиви, судя по всему ученик того же класса и изрядный лоботряс.

Перескочив в самый конец дневника, Лина обнаружила подпись «Сюзи», скорее всего псевдоним. Впрочем, девушка могла писать и под настоящим именем, если в глубине души питала надежду, что, случайно забредя на этот сайт, Стиви наконец оценит ее по-настоящему и в их отношениях произойдет долгожданный сдвиг в направлении сближения.

Снисходительно улыбнувшись, Лина вернулась к начальной странице сайта. Пора было покинуть его и вновь заняться работой. Однако тут неожиданно выяснилось, что первоначальное любопытство Лины успело пустить более глубокие корни, чем она ожидала.

Удивляясь самой себе, она смотрела на курсор, который сама же и подвела к другому выбранному наугад адресу.

Загляну еще сюда — и все! — промелькнуло в ее голове.

Она нажала на левую кнопку мыши и вскоре погрузилась в новый дневник. На этот раз автором оказалась молодая женщина, судя по всему домохозяйка. Она писала о своей каждодневной жизни, событиях и переживаниях, которые ей представлялись важными, о болезнях детей — мальчика пяти лет и девочки двумя годами младше, — о своих мыслях по тому или иному поводу, о разговорах с мужем, мелким клерком некоего государственного учреждения, о проблемах, порой возникавших у того на службе…

Словом, каждая страница дневника была посвящена рутинным делам, интересным, прежде всего, самой этой женщине, именовавшей себя «К», а у Лины не вызвавшим ничего, кроме скуки.

Спрашивается, зачем трубить об этом на весь мир? — опять промчалось в ее мозгу.

Она снова вернулась к начальной странице сайта с четким намерением выйти из него, снова внедриться в поисковую систему и заняться наконец делом, но…

Что-то вновь помешало осуществиться ее благим намерениям. Она поймала себя на том, что опять скользит взглядом по списку адресов.

Теперь понятно, как владельцы сайта делают деньги! — усмехнулась Лина. Стоит прочесть хоть один дневник, и все — ты на крючке. Хочется заглянуть и в другие. А ведь это не что иное, как желание припасть глазом к замочной скважине. Странно, почему чужая частная жизнь так притягательна?

Пока Лина размышляла, ее рука будто сама собой переместила мышь таким образом, что курсор уперся в какой-то адрес. Осталось лишь кликнуть.

Ну, еще разок — и все…

Но и теперь Лину не ожидало ничего особенного. Какой-то молодой человек из Торонто делился впечатлениями о майской поездке на музыкальный конкурс «Евровидение». Лина допускала, что кому-то интересна подобная информация, однако сама лишь скользнула взглядом по тексту, не найдя в нем для себя ничего занимательного.

Эту страничку она покинула еще поспешнее, чем предыдущие. И вновь перед ее глазами появился перечень адресов. Прокрутив его вверх, Лина наткнулась на нечто необычное: в отличие от многих других одна ссылка содержала имя — Расти. Вернее, это конечно же было прозвище, носить которое обречены почти все, кого природа наградила рыжеватым оттенком волос.

Наверняка какой-нибудь тинейджер, снедаемый возрастными проблемами, подумала Лина.

Или студент, жаждущий заявить о себе миру.

Что интересного могу я почерпнуть из подобного дневника? — спросила она себя. И сама же ответила: ничего. Не стану заглядывать!

Именно в этот момент, непонятно почему — ведь Лина не предпринимала со своей стороны никаких действий, — программа пришла в движение и страничка начала загружаться.

Лина посмотрела на часы. Ладно, несколько дополнительных минут погоды не сделают.

Загрузка завершилась. Ну-ка, что сообщает неизвестный Расти? Наверное, лучше взглянуть на самые свежие записи…

И она начала читать.

«Знаешь, одиночество вещь странная. Многогранная, я бы сказал Играни чередуются. Во всяком случае, так воспринимаю это состояние я.

Одна плоскость светлая, другая темная. Но идут они не подряд, в промежутках между ними множество полутонов. Понимаешь, о чем речь? Уверен, что да, потому что ты не менее одинока, чем я, верно?

Проникнуть в двойственную природу одиночества дано лишь тому, кто познал его в полной мере и в течение достаточно длительного времени. Только при этих условиях приоткрывает оно человеку свои тайны. И тогда становится понятно, что одиночество одновременно является и благом и злом. А индивидууму остается только ждать, какой стороной повернется к нему граненый столб.

Именно так видится мне мое одиночество как уходящая за облака сверкающая гранями медленно вращающаяся вокруг своей оси колонна, сделанная из чего-то наподобие гематита, только местами гораздо более темная, чем этот минерал, или, напротив, более светлая. Какой поверхностью повернется она ко мне, такое настроение у меня и возникает. Хотя не исключено, что все наоборот: цвет грани зависит от моего внутреннего состояния. Случается, я очень рад тому, что рядом со мной никого нет. Это дает возможность быть самим собой. Подобное состояние крайне важно для работы. Но рано или поздно наступает день, когда хочется какого-нибудь разнообразия. Например, не ужинать в одиночку, а разделить с кем-то вечернюю трапезу. Вероятно, это желание праздника. Несмотря ни на что, все-таки оно возникает, хоть и редко. Наверное, мне просто привычнее быть одному, чем в чьем-то обществе.

А как ты воспринимаешь свое одиночество?

Тоже привыкла к нему или не можешь смириться с подобным положением?»

Прочитав последние строки, Лина вздрогнула. Вопросы словно были направлены непосредственно к ней. Это ощущение усиливалось еще и тем, что автор текста явно обращался к женщине. К тому же манера письма интриговала.

Отключившись от Интернета, Лина некоторое время сидела в задумчивости. Последний дневник разительно отличался от тех, в которые ей довелось заглянуть сначала. Его автором определенно был человек взрослый, состоявшийся. Разумеется, это был мужчина, причем, судя по всему, ведущий замкнутый образ жизни. Но самым странным являлось то, что ему каким-то образом удалось проникнуть если не в самую душу Лины, то близко к тому. Подступиться к сокровенным чувствам, которые она по большей части держала на замке даже для себя самой.

И все же… Разве точно так же не размышляла она порой о своей жизни?

Неоднократно.

И разве не хотелось ей обсудить с кем-нибудь свои дела?

Множество раз.

Только не с кем было Лине вести подобные беседы. С матерью она вообще говорить не могла, тем более о своих делах. Потому что в ответ не услышала бы ничего, кроме упреков.

Дело в том, что мать Лины, миссис Хоули, большую часть жизни проработавшая в аптеке провизором, выйдя на пенсию, ударилась в религию и сейчас все на свете рассматривала сквозь призму постулата об изначально греховной природе человека. В речах миссис Хоули явственно сквозили признаки фанатизма, поэтому ожидать от нее понимания или, более того, сочувствия не приходилось. У нее на все был один ответ: сама виновата. И совет тоже был один: покаяться в грехах.

Самое неприятное заключалось в том, что Лина действительно сама была виновата в постигших ее несчастьях. В свое время она вышла замуж за человека, впоследствии превратившего ее жизнь в кошмар.

Бывший супруг Лины работал в порту Галифакса грузчиком. С самого начала все друзья и родственники — мать в том числе — убеждали ее, что они с Фрэнком не пара, что между ними лежит непреодолимая интеллектуальная и социальная пропасть, но она ничего не желала слышать. Любовь затмила все доводы рассудка.

Это Лина тогда думала, что любит Фрэнка.

Позже-то она разобралась что к чему, и результатом ее прозрения стал развод, но, чтобы это произошло, понадобилось долгих три года.

В течение названного периода Лина постепенно, шаг за шагом, приближалась к пониманию того, что грубость и агрессия не являются признаками страсти и не равнозначны мужественности или сексуальности. Данный процесс ускорился, когда Фрэнк начал прибегать к физическим методам воздействия на более умную, высоко организованную и деликатную супругу. Особенно сильно его раздражал первый фактор, то есть интеллектуальное превосходство Дины. Фрэнк неизменно приходил в бешенство, видя, что его жена на лету хватает то, над чем ему самому приходится долго ломать голову.

Держался их брак исключительно на взаимном стремлении к постельным удовольствиям, которое Лина поначалу принимала за любовь.

Впрочем, надо отдать Фрэнку должное, на заре их отношений тот был по-своему ласков с Линой. Это позже он начал требовать от нее в постели услуг, к которым она не была готова. В свою очередь Фрэнк не демонстрировал готовности принять ее отказ. И если приходил домой подшофе, а Лина уклонялась от выполнения обязанностей, которые, с ее точки зрения, к разряду супружеских не относились, между ними вспыхивали ссоры. Впоследствии подобные стычки стали перерастать в драки.

Лина лишь горько усмехалась, вспоминая, как металась в поисках выхода из ситуации, виновницей которой в первую очередь считала себя саму. Она думала, что с ней что-то не так, ведь прежде ей удавалось ладить с мужем и все было прекрасно, а затем семейная жизнь словно дала трещину. Обратилась к психологу, и, выслушав ее, тот попросил на следующий сеанс привести супруга. Однако Фрэнк наотрез отказался идти на прием, заявив, что с мозгами у него все в порядке и вообще он ненавидит все эти «интеллигентские штучки». А когда Лина начала уговаривать его, рассвирепел и… Словом, кроме очередного синяка под глазом, иных результатов разговор не дал. Ночью в постели Лине пришлось несладко, потому что Фрэнк взял реванш за свое, как ему казалось, унижение.

К психологу Лина больше не пошла, хотя, кроме него, обсуждать свою проблему ей было не с кем. После той истории ее брак длился еще около года. Возможно, если бы она могла хотя бы просто поплакаться кому-то на свои невзгоды, ей бы помогли добрым советом или на худой конец открыли бы глаза на то, что ее муж обыкновенный мерзавец. И тогда ее брак прекратил бы существование гораздо раньше. Однако Лине пришлось в одиночку сражаться с собственными страхами, мнительностью и неуверенностью, из-за чего процесс прозрения несколько затянулся…

Теперь ты понимаешь, что заставляет людей прибегать к услугам сайта, где можно вести дневник? — проплыло в ее мозгу, пока она сидела, глядя на экран монитора, на котором сейчас находилась привычная заставка, изображающая пустынную аллею парка.

Понимаю, мысленно ответила себе самой Лина. Невозможность поделиться с кем-то наболевшим. С приятельницами ведь особо не пооткровенничаешь. Да и не принято это. Кому нужны чужие проблемы, если у каждого человека своих хватает? И потом, если жаловаться на жизнь друзьям и знакомым, тогда психотерапевты без работы останутся!

Она вздохнула. Вот видишь, к чему приводит одиночество — пусть даже относительное, — а также ощущение безысходности. Люди заводят дневник, чтобы хоть с его помощью обрести возможность излить душу, подумала она.

С губ Лины вновь слетел вздох. Все верно. Спорить тут бессмысленно. Только прежде человек заводил тетрадку, заносил туда самые сокровенные записи и прятал от всех, чтобы не дай бог не прочли. А сейчас все наоборот: заводит себе страничку на специальном сайте и пишет, что только вздумается, в надежде на то, что кто-то проявит внимание. Владельцы же сайта знай себе подсчитывают прибыль. И им хорошо, и тем, кто ведет дневники, и тем, кто все это читает. В том же, что посетители у сайга есть, можно не сомневаться. Да и счетчик посещений наверняка свидетельствует в пользу данного соображения.

Парадокс притягательности чужой жизни действует на все сто процентов, и даже больше. Лине только что довелось убедиться в этом на собственном опыте. Дневники будто приворожили ее, особенно последний. Его автор, сам того не ведая, затронул такие струны души Лины, которые она считала глубоко спрятанными. Поэтому ей даже трудно было сразу переключиться на работу.

Кто же ты такой, Расти? — вертелось в ее голове, пока она смотрела на экран.

Неожиданно Лина поняла, что хочет больше узнать об этом человеке. Проще всего вернуться на сайт и вновь открыть нужный дневник, но… Она находится на работе, ее ожидает множество дел и вообще непривычно копаться в чужих записях, пусть даже таких, которые выставлены на всеобщее обозрение.

Однако Лина все-таки заглянула в дневник заинтриговавшего ее человека. Произошло это несколько позже, но не далее вечера того же дня. Скажем даже больше — Лина едва дождалась окончания работы, так не терпелось ей осуществить свое желание.

Наскоро перекусив, она сразу уселась за домашний компьютер, подключилась к Интерне ту, и вскоре перед ее глазами оказалась страница дневника, автором которого являлся таинственный Расти.

На этот раз Лина принялась читать с самого начала. По прошествии нескольких минут она поняла, что, оставаясь в режиме он-лайн, поступает неразумно, и скачала дневник на свой жесткий диск. После чего отключилась от Интернета и вновь погрузилась в чтение.

Начиная с этого дня она заходила на сайт VD-000758 регулярно. Расти поймал ее на крючок. Прочтя однажды его дневник, она уже не смогла забыть об этом. Послания неизвестного одинокого человека стали для нее потребностью.

Тем более что он почему-то оформлял их в виде посланий к женщине. И чем дольше Лина читала, тем сильнее одолевало ее ощущение, будто адресатом является она сама. Расти писал так просто и проникновенно, о таких близких и понятных вещах, что у Лины порой складывалось впечатление, будто эти фразы взяты из ее головы.

И все-таки Расти оставался для нее загадкой.

Его характер был неуловим. Лина читала дневники, то есть то, что, как правило, содержит самые сокровенные мысли человека, но все равно не могла постичь сути Расти. Даже относительно рода его занятий она оставалась в неведении. Поняла только, что тот нередко отправляется в какие-то поездки. Собственно, они и служили своеобразным пунктом отсчета или, лучше сказать, мерилом появления в дневнике новых записей. Однако Расти никогда не сообщал, где побывал в тот или иной раз, а лишь делился мыслями, которые посетили его в местах путешествий. Причем не всегда было понятно, связаны ли они с тем, что он повидал, или возникли параллельно с происходящими в его жизни событиями.



Единственной важной информацией, которую Лина почерпнула из дневника, было следующее: Расти живет не так уж далеко от Галифакса, на расстоянии, которое позволяет ездить в город за покупками. Данный факт почему-то взволновал Лину. Ей показалось едва ли не знамением то, что заинтриговавший ее человек живет не только в этой же стране, но даже, можно сказать, в этом городе.

Какое интересное совпадение! — ошеломленно подумала она. Вдруг это не случайно? И то, что мы с Расти живем практически по соседству, и то, что я наткнулась в Интернете на его дневник. Или, наоборот, если соблюдать последовательность… А с другой стороны, ничегошеньки это не означает. По сути, мне ничего не известно о Расти, кроме того факта, что мы с ним родственные души. Я не знаю ни его имени, ни рода занятий, ни… В общем, ничего такого, что может дать зацепку, с помощью которой удалось бы отыскать этого человека.

Отыскать? — эхом прокатилось по отдаленным уголкам ее сознания. Вот это да! Значит, ты не прочь познакомиться с этим парнем?

Давненько не возникало у тебя подобного желания. Пожалуй, после развода это впервые, а?

Поначалу Лина нахмурилась, но затем с ее губ слетел прерывистый вздох.

Ну да, мне действительно любопытно было бы взглянуть на автора такого необычного дневника, подумала она. И потом, в последнее время Расти намекает на какие-то якобы происходящие в его жизни неприятности. Вернее, прямо он ничего не говорит, однако его беспокойство проглядывает между строк. Не исключено, что человек нуждается в утешении… или помощи. И, возможно, в этом смысле я могла бы быть ему полезна.

Как же, как же! — вновь прокатилось в ее мозгу, на сей раз насмешливо. Разумеется, Расти не отказался бы от твоего участия. Мужчины любят, когда с ними нянчатся. Особенно им нравится один способ утешения, такой, знаешь ли, в постели. Конечно, знаешь! Ха-ха-ха…

Лина стиснула зубы. Ее внутренний голос вещал истину. И не случайно в его сентенциях сквозила ирония.

Ладно, ладно, смейся, мысленно ответила Лина неизвестно кому. Все равно я не смогу разыскать Расти, даже если бы очень захотела.

Кроме того, почему сразу в постели? Существуют и другие варианты общения.

Э-хе-хе, плоховато ты усвоила урок! — прозвучало в ответ. А ведь кому, как не тебе, знать мужские повадки? Три года была замужем за Фрэнком! Что говоришь? Не все мужчины такие, как он? Возможно, возможно… Однако проверять не советую. А насчет того, что ты не сможешь отыскать Расти, кто бы говорил! С твоими-то возможностями… Вспомни, где ты работаешь. Я не могу использовать служебное положение в личных целях. Лина нахмурилась. Ох, разумеется! Но можешь сделать, как эта девчонка… э-э… как бишь ее?.. Элли, кажется. Фамилию не подскажешь?

Жарден, подумала Лина. Элли Жарден.

Смышленая девочка. Жаль, что свои незаурядные способности она использовала противозаконным образом: вломилась в одну из баз данных полиции. Теперь ей грозит тюремное заключение. Мне что же, последовать ее примеру?

Тебе никуда внедряться не надо, ты и без того имеешь доступ ко всем электронным полицейским справочникам, напомнил насмешливый голос. И тебе ничего не стоит узнать о ком-то все, что только пожелаешь.

Верно. Но для этого как минимум нужно знать имя. А Расти — это, скорее всего, детская кличка. Их дают кому не лень. Даже в моем классе был мальчик, которого дразнили подобным образом, несмотря на то что волосы у него были не рыжие, а красивого каштанового цвета…

Примерно такие диалоги вела Лина с собой и дома, и на работе, когда выпадала свободная минутка. Попутно она продолжала заглядывать на сайт виртуальных дневников, но в последнее время безрезультатно — новых записей на страничке Расти не появлялось. Возможно, тот в очередной раз укатил куда-то, а может быть, у него и впрямь неприятности.

В любом случае как-либо повлиять на ситуацию Лина не могла, поэтому ей оставалось лишь ждать.

Глава 2

Тот день начался как обычно. С утра Лина пришла в свой кабинет, села за стол и включила компьютер. Потом поблагодарила дежурившего в фойе Уилли Стайера за стаканчик кофе, который тот принес ей прямо на рабочее место — во время его недельных смен это происходило каждый день. Когда Уилли ушел, Лина устроилась поудобнее и, прихлебывая горячий напиток — который был не так уж плох, несмотря на то что его готовил автомат, — погрузилась в текущие дела.

До самого вечера она напряженно работала и, естественно, устала, что не могло не сказаться на ее мыслительных способностях. Впрочем, и Уилли Стайер тоже, наверное, притомился, иначе не допустил бы оплошности, которая случилась, когда Лина уже готовилась отправиться домой. Если бы он пребывал в бодром состоянии, то непременно проверил бы документы у позднего посетителя, добивавшегося встречи с Линой Хоули. А так Уилли просто зашел к ней в кабинет и сказал:

— Тебя хочет видеть мистер Нортон.

Это имя было Лине незнакомо, поэтому она переспросила:

— Кто?

— Мистер Нортон. Он сказал, что представляет интересы некой мисс Жарден.

— А! Дело о взломе полицейской базы данных. — Лина взглянула на Уилли. — Мистер Нортон, говоришь? Не знаю адвоката с таким именем. Наверное, новичок. — Она посмотрела на часы и вздохнула. — Что ж, зови. Формально я еще целых семь минут должна оставаться на рабочем месте.

Уилли пожал плечами.

— Если не хочешь встречаться с мистером Нортоном сейчас, я предложу ему заглянуть к тебе завтра в более подходящее время, скажем утром.

По большому счету он пришел поздновато.

Однако Лина покачала головой.

— Не имеет смысла. И потом, какая разница, когда он станет отнимать у меня время? Зови сейчас.

В глазах Уилли промелькнула тень сомнения.

— Хорошо, только через пять минут все сотрудники разойдутся. Охранник, конечно, останется, но он отправится по этажам с проверкой и ты окажешься со своим посетителем наедине. Хоть он и адвокат, но мало ли что… Ведь лично вы не знакомы. — Чуть помедлив, Уилли добавил:

— Хочешь, я задержусь, пока не закончится ваша беседа?

В этом году Уилли уходил на пенсию и к службе относился хоть и с прежней исполнительностью, но далеко не так рьяно, как прежде. Глядя на него, Лина улыбнулась.

— Не нужно. Я ведь знаю, что тебе не терпится поскорее вернуться домой, к жене. К тому же ты вовсе не обязан задерживаться на работе.

— Уверена? — все еще с нотками сомнения в голосе произнес Уилли.

Лина негромко рассмеялась.

— Что со мной сделается? И потом, я ведь встречаюсь с адвокатом, а не с пациентом психиатрической лечебницы. Так что спокойно поезжай домой, все будет в порядке.

— Ну хорошо, сейчас направлю его к тебе, — сказал Уилли, выходя из кабинета.

Вскоре воцарившаяся было тишина была нарушена звуком шагов. Лина подняла голову в ожидании посетителя, и тот не замедлил появиться. В следующее мгновение она пожалела, что отпустила Уилли.

Перешагнувший порог человек был гораздо выше среднего роста и так широк в плечах, что поневоле возникал вопрос, не приходится ли ему шить костюмы на заказ. У Лины сразу возникло чувство, будто в помещении больше не осталось места, и она даже ощутила некоторую нехватку воздуха.

В общем, ей стало не по себе. Она очень не любила, когда кто-то вваливался в ее кабинет и нависал над рабочим столом, заполняя собой все свободное пространство. Подобной привычкой отличалась Дора Спрингстин, здешний курьер. Заслышав ее тяжелую поступь, Лина заранее готовилась к предстоящему испытанию.

Затем Дора возникала собственной персоной и прямиком направлялась к столу. Упершись в него кулаками, она наклонялась поближе к Лине, словно из опасения, что у той плохо со слухом, и сообщала о цели своего визита. В подобные минуты Лине казалось, что еще немного — и Дора придавит ее своим могучим бюстом.

Нынешний нежданный посетитель ничего подобного не делал, однако впечатление от его появления в кабинете было аналогичным. Казалось, он здесь хозяин, а вовсе не Лина.

На нем был элегантный деловой костюм, но что-то во внешности мистера Нортона подсказывало, что гораздо уютнее он чувствует себя в менее официальном одеянии. Например, в джинсах. Кроме того, окружавшая его аура резко отличалась от скучновато-чопорного духа прочих юристов, с которыми Лине время от времени приходилось общаться по долгу службы.

Отметив про себя эту небольшую странность, она внимательно посмотрела на мистера Нортона. На вид ему было года тридцать три или чуть больше. Светлые, выгоревшие на солнце волосы ниспадали на лоб кудрями и закрывали воротник костюма. Серые глаза в сочетании с бронзового оттенка загаром казались синими.

Прямой нос и резко очерченный подбородок указывали на твердость характера. Взгляд был внимательным, в глубине его словно содержался некий вопрос.

Несколько мгновений хозяйка кабинета и посетитель пристально разглядывали друг друга. Да, более необычного адвоката мне еще не доводилось видеть, подумала Лина.

— Простите, что занимаю ваше личное время. Дежурный сообщил мне, что рабочий день окончен, но… — Мистер Нортон сделал паузу.

Какой красивый голос! — невольно отметила Лина. Его раскатистые бархатистые интонации словно проникали под кожу и вызывали отклик нервных окончаний. Все вместе взятое — и ощущение напора, и необъяснимо завораживающее воздействие его присутствия — создавало странный, двойственный эффект. С одной стороны, Лине хотелось поскорее избавиться от посетителя, с другой — подольше оставаться в пределах досягаемости его приятной ауры.

— ...но дело у меня неотложное, — наконец закончил фразу мистер Нортон. Затем, словно спохватившись, добавил:

— Простите, забыл представиться: Алекс Нортон.

— Лина Хоули. Должна признаться, что не понимаю причин вашего беспокойства. Ведь вы пришли сюда по делу Элли Жарден?

— Совершенно верно, — кивнул Нортон.

— Но следствие по ее делу еще не завершено, и я даже не знаю, когда материалы будут переданы в суд. Поэтому, мне кажется, вы слишком рано обратились ко мне.

Однако Алекс Нортон, похоже, не был склонен взирать на ситуацию с подобным спокойствием.

— Не только не рано, но, напротив, поздно! — горячо произнес он, сверкнув глазами.

Лина недоуменно посмотрела на него.

— Ведь я буду давать показания, только когда девушка предстанет перед судом. А этого еще неизвестно сколько ждать. Насколько я знаю, доказательная база пока не готова.

— И тем не менее мне нужно серьезно побеседовать с вами, — заявил Алекс Нортон.

Она усмехнулась.

— Вижу, вы взялись за дело Элли Жарден с пылкостью стажера. Это делает вам честь, однако я все-таки никак не могу взять в толк, почему понадобилось пороть горячку. Можно подумать, от этого дела зависит вся ваша карьера.

— Больше — вся жизнь! — воскликнул тот.

— Не преувеличивайте. Ваша жизнь не может зависеть от такого несложного судебного дела.

Алекс Нортон нетерпеливо качнул головой.

— Не обо мне речь, об Элли. Подумайте сами, она ведь еще совсем юная. Тюрьма может поставить крест на всем ее дальнейшем существовании!

Лина нахмурилась.

— Интересно, что заставляет вас так говорить?

Профессиональная этика? Или это вы просто так сказали, ради красного словца? В таком случае оглянитесь вокруг, где вы видите здесь присяжных? Кроме нас с вами, тут никого нет, так что приберегите свое красноречие до суда. Меня же убеждать не нужно. Я прекрасно знаю суть дела, потому что лично выследила Элли Жарден. Можно сказать, поймала за руку, когда та в очередной раз пыталась взломать код доступа к полицейской базе данных. — Она сокрушенно покачала головой. — У девчонки определенно талант, только завел он ее в опасную область. Зачем ей понадобилось влезать в полицейские файлы, ума не приложу. Единственное приемлемое объяснение, которое приходит в голову, — что это делалось из чистого хулиганства.

Алекс Нортон хмуро выслушал Лину, потом заметил:

— Я разговаривал с Элли. Она утверждает, что у нее были весомые причины искать доступ к закрытым файлам.

— Вот как? — хмыкнула Лина. — Значит, девчонка призналась в содеянном?

Он мрачно покачал головой.

— Элли не говорит ни «да», ни «нет», после чего сразу замыкается в себе.

Плотно сжав губы, Лина с минуту смотрела на Нортона, прежде чем убежденно произнести:

— И тем не менее это была она. Больше некому. След вывел на телефонный номер в квартире, которую Элли Жарден арендует вместе с другой девушкой… не помню ее имени.

— Синди Бейкер, — произнес Нортон.

— Возможно. Главное не имя, а то, что она студентка колледжа изобразительных искусств и в компьютерной области разбирается приблизительно как я в балете. Зато Элли Жарден чувствует себя в электронной сфере как рыба в воде.

И единственный найденный в квартире компьютер принадлежит ей.

— Знаете, что вы только что сказали? — прищурился Алекс Нортон.

— Что?

— Что у следствия нет ни единого прямого доказательства, только косвенные.

Лина дернула плечом.

— Я ведь упомянула, что доказательная база не готова. Но это дело времени. Рано или поздно Элли Жарден придется сесть на скамью подсудимых и разделить судьбу большинства выявленных хакеров. — Она с усмешкой взглянула на Алекса Нортона. — Вот тогда и наступит момент для нашего с вами общения. Тогда и вызывайте меня в качестве главного свидетеля по делу.

— Непременно, — проворчал он. — Только это сделаю не я, а адвокат Элли. И поверьте, у нее будет хороший защитник!

Повисла пауза. Последние слова Алекса Нортона заставили Лину почувствовать себя еще неуютнее, чем в самом начале разговора.

— Что значит «будет»? — медленно произнесла она. — А вы разве не адвокат?

— Я? — машинально переспросил тот, думая о чем-то своем. — Нет.

По спине Лины побежали мурашки. Она вдруг вспомнила, что, кроме нее и ее собеседника, назвавшегося Алексом Нортоном, на этаже скорее всего уже никого больше нет. Даже дежурный Уилли Стайер отправился домой. Лина сама его отпустила. Разумеется, где-то бродит по зданию охранник, проверяя, все или в порядке, но разве до него докричишься в случае чего?

Прекрати паниковать! — приказала себе Лина, косясь на возвышающегося над ее рабочим столом мужчину. Этот человек не сделает тебе ничего плохого. Лучше спокойно выясни что к чему.

— Но… разве вы не сказали дежурному, что представляете интересы Элли Жарден?

Алекс Нортон — или кто бы он ни был — взглянул на нее, будто пытаясь понять, куда она клонит.

— Именно так я и сказал.

Пальцы Лины непроизвольно сжались в кулаки, и она убрала руки под стол, положив на колени.

— Зачем же вы солгали?

— У меня и в мыслях не было! — возмущенно ответил он. — Я действительно представляю интересы Элли Жарден, потому что она моя дочь!

Лина вздрогнула. Она настолько успела привыкнуть к мысли, что беседует с адвокатом компьютерного взломщика — в роли которого на сей раз выступала девушка, — что его заявление ошеломило ее. Меньше всего на свете ей хотелось встречаться с родственниками выявленных ею хакеров.

— Откуда вы узнали, что Элли выследила я? — тихо спросила она. — Это закрытая информация.

Алекс Нортон невесело усмехнулся.

— Наверное, это у нас фамильная способность. — несмотря ни на что, добывать необходимые сведения.

— А все-таки откуда вы узнали мое имя? — вкрадчиво задала Лина новый вопрос.

— Так я вам и сказал! Чтобы вы еще одного человека упекли за решетку?

Неожиданно Лина рассердилась. Как он смеет так разговаривать с ней!

— Послушайте, не нужно выставлять меня монстром. В отличие от вашей дочери — если только вы действительно являетесь отцом Элли Жарден — я выполняла свою работу. Она же совершила преступление, предусмотренное статьей Уголовного кодекса. Так что не стоит производить в отношении меня психологическую обработку. Я по всем меркам права.

Алекс смерил ее взглядом, и — хотя тот был просто хмурым, и больше ничего, — Лина почему-то почувствовала себя едва ли не голой.

Все-таки этот белокурый красавец способен каким-то образом воздействовать на нее. Причем самыми уязвимыми оказывались те области сознания, которые имели отношение к интимной сфере человеческих взаимоотношений.

— Не сомневайтесь, Элли действительно моя дочь, — сказал он.

Лина в свою очередь окинула его подозрительным взглядом.

— Выходит, вы назвали вымышленную фамилию?

— Ох, ну почему вам непременно хочется представить меня этаким злодеем?! — воскликнул Алекс. — У нас с Элли разные фамилии, ее мать предпочла дать ей свою. Элли плод моей юношеской влюбленности. Я был бы очень рад, если бы девочка жила со мной, но поначалу мать не позволяла этого, а сейчас… Когда Элли исполнилось шестнадцать, она на пару с подружкой, такой же студенткой, как и она сама, только из другого колледжа, сняла квартиру, и уже полгода они живут вдвоем.

— Шестнадцать? И мать не возражала против того, чтобы в таком возрасте девочка ушла из дому?



— Мать Элли в третий раз вышла замуж, так что ей сейчас не до того. Насколько мне известно, она в курсе, что Элли попала в беду, однако по-настоящему помочь девочке способен лишь я один. Потому и пришел к вам.

— Зачем?

— Вы начали это дело, вы же должны его и закончить, — твердо произнес Алекс.

Лине не понравился ни его тон, ни суть сказанного.

— Что значит «должна»? Я ничего не должна вам, мистер Нортон, равно как и Элли Жарден, независимо от того, приходится она вам дочерью или нет. Относительно же того, кто начал это дело, позвольте еще раз напомнить следующее: не мне, а Элли вздумалось взломать систему защиты полицейской базы данных. Я только проследила за вашей шаловливой дочуркой, а затем вывела ее на чистую воду.

Прежде чем что-либо ответить, Алекс уперся в стол загорелыми кулаками и склонился над Линой, точь-в-точь как это делала курьер Дора Спрингстин. Его поза свидетельствовала о том, что он намерен во что бы то ни стало добиться своего.

Однако все эти соображения возникли в голове Лины позже. Сначала ее внимание сосредоточилось на окружавших Алекса запахах. Сейчас, когда он оказался еще ближе к ней, те стали ощутимее. Лина различила аромат дорогого туалетного мыла, лосьона для бритья и запах чего-то, что она назвала бы механическим, потому что это определенно относилось к каким-то металлическим деталям или конструкциям. И лишь через несколько мгновений мозг Лины переключился собственно на действия Алекса Нортона.

— Чего вы добиваетесь? — спросила она, тут же с неудовольствием отметив, что голос ее едва заметно дрогнул. Оставалось лишь надеяться, что Алекс этого не заметил.

— Сейчас объясню, — сказал он, сверкнув глазами. — Не сомневайтесь, я не уйду отсюда, не достигнув желаемого.

Лина откинулась на спинку стула.

— Угрожаете? Я сейчас вызову охранника.

Но Алекс нетерпеливо качнул головой.

— Вы не правильно меня поняли. Мне необходимо только одно: чтобы вы вошли в положение моей дочери и помогли выпутаться из него.

В глазах Лины промелькнуло изумление.

— Выпутаться? Как, по-вашему, я могу это сделать? — Она нахмурилась. — Что-то мне не нравится этот разговор. Прошу вас прекратить его и покинуть мой кабинет.

— Нет, — сказал Алекс.

Лина выпрямилась на стуле.

— Послушайте, — сказала она, массируя кончиками пальцев ноющий висок, — у меня был трудный день, поэтому, умоляю, давайте обойдемся без скандала. Просто выйдите за дверь, и все.

— Нет, — повторил он.

— Нет? — выдохнула Лина. — Хорошо же! — Она потянулась рукой к телефонной трубке, но не успела снять: Алекс накрыл ее пальцы ладонью.

— Неужели вы не понимаете, как это глупо?

Чего вы добьетесь? Лишь того, что я выйду на улицу и подкараулю момент, когда вы покинете здание. И вам все равно придется выслушать меня.

На миг Лина оцепенела. Но не от слов Алекса, а из-за странного ощущения, пронзившего ее в тот момент, когда он дотронулся до нее.

Собственно, странного во всем этом как раз было мало — вполне естественно, что Лину охватил трепет, ведь после ее развода с мужем прошло уже почти два года и все это время она ни единому мужчине не позволяла прикоснуться к себе. И ничего незнакомого в охвативших Лину ощущениях тоже не было. Обыкновенное желание интимной близости. Сколько раз она прежде испытывала его!

Пожалуй, необычным было лишь то, что это желание оказалось направлено на совершенно постороннего человека. Лина впервые в жизни видела Алекса Нортона и тем не менее очень бурно среагировала на его прикосновение. Неудивительно, что это поразило и насторожило ее.

— Видите ли, мистер Нортон, — сказала она, аккуратно извлекая руку из-под его ладони, — не знаю, что вы себе вообразили, но дело в том, что мне незачем вас выслушивать. Я не в состоянии помочь вашей дочери. Она должна была десять раз подумать, прежде чем решиться на подобное дело.

Алекс проследил за ее действием, усмехнулся, но ничего не сказал.

Лина почувствовала, что кончики ее ушей заалели. Изо всех сил пряча смущение, она добавила:

— Как бы то ни было, Элли совершила преступление, и теперь единственное, что вы можете для нее сделать, это нанять хорошего адвоката. Возможно, ему удастся убедить суд назначить вашей дочери минимальный срок.

Алекс встрепенулся. Усмешка сползла с его лица.

— За адвокатом дело не станет, — сумрачно произнес он.

Лина нетерпеливо пошевелилась на стуле.

— Вот и замечательно. И если так, то вообще непонятно, что привело вас в мой кабинет.

— Адвокат не решит всей проблемы. Главное — вы.

— Боже мой, да что же я могу сделать?! — раздраженно воскликнула Лина.

Выпрямившись, Алекс смерил ее взглядом.

— Вы прикидываетесь или в самом деле не понимаете?

Она лишь бровью повела, всем своим видом демонстрируя недовольство по поводу того, что он до сих пор находится в ее кабинете.

— Ведь вы вами не менее двух раз упомянули, что доказательная база по делу Элли не готова. И насколько я могу судить, доказательств-то особых нет. Есть только собранные вами косвенные улики, которые любой уважающий себя судья обязан подвергнуть сомнению.

— Вот пусть этим и займется, — сердито произнесла Лина. — При чем здесь я? Не мне же предстоит исполнять обязанности судьи на предстоящем процессе.

— Нет, но вам придется давать свидетельские показания. — В глазах Алекса промелькнула какая-то мысль. — Боже правый! — вдруг воскликнул он. — Я только сейчас понял. Ведь вы не просто свидетель, а единственный свидетель.

И на ваших показаниях будет строиться и защита, и обвинение.

Лина пожала плечами.

— Разумеется. И, как всегда, я намерена говорить правду, и только правду.

— Я не призываю вас лгать! — с горячностью воскликнул Алекс. — Но, если вы станете давать показания… ну, скажем, неуверенным тоном, это непременно произведет на присяжных именно то впечатление, которое нам нужно!

— Нам? — быстро произнесла Лина.

Алекс прищурился.

— Послушайте, не пытайтесь приуменьшить свою роль в этом деле. Если бы не вы, у моей дочери сейчас не было бы проблем!

— Если бы не я?! — От возмущения у Лины на миг перехватило дыхание. — Если бы не я? — Она медленно поднялась со стула. — Так вы пришли сюда, чтобы растолковать мне, сколь неблаговидно мое участие в судьбе вашей дочери? Ну, знаете! — Взяв сумочку, она обогнула стол с намерением немедленно завершить неприятный для нее разговор. Если Алекс Нортон не желает покидать кабинет, придется это сделать ей! — Благодарю за намерение помочь мне разобраться в ситуации, но пока я сама способна с этим справиться, — холодно добавила она. — Все, мистер Нортон, наша беседа завершена. И вам вовсе незачем подкарауливать меня на улице. Желаю вам всего хорошего, а вашей дочери — удачи.

Лина шагнула вперед, однако уйти из кабинета ей не удалось. Алекс не только не пропустил ее, но, наоборот, решительно преградил дорогу.

Остановившись, Лина окинула взглядом всю его мощную, но на удивление стройную и гибкую фигуру и поняла, что выход заблокирован.

Понадобилось бы, наверное, четверо таких, как она, чтобы сдвинуть его с места.

— Ну и профессию вы себе выбрали, должен заметить! — покачал он головой.

— Ну извините, если не угодила! — ответила Лина в тон.

— Неужели вам доставляет удовольствие мысль, что вы испортите будущее девушки, которая стоит на самом пороге жизни?

Она саркастически усмехнулась.

— Нет. Однако позволю и себе заметить, что девушка сама все сделала для того, чтобы ее будущее оказалось испорченным. Постарайтесь наконец понять, мистер Нортон: мое участие в этом деле вторично, инициатива же принадлежит вашей дочери.

— Отчего же, я все прекрасно понимаю, — язвительно произнес тот. — И ваша позиция мне совершенно ясна. Вы выполняли свой долг, верно? Что ж, подобное уже случалось в истории человечества.

Лина нахмурилась. Намек Алекса Нортона был весьма прозрачен и крайне для нее неприятен. Однако, несмотря на то что ситуация складывалась именно так, как он говорил, Лина не чувствовала за собой вины.

— Я не заставляла вашу дочь становиться хакером, — сдержанно обронила она. — Элли сделала сознательный выбор.

— Ей еще нет и семнадцати, — напомнил Алекс. — Ветер в голове гуляет.

С губ Лины слетел усталый вздох. Она подумала о том, что была бы рада никогда в жизни не знать ни Элли Жарден, ни ее настырного отца.

— Клоните к тому, что девчонка несовершеннолетняя? Что ж, надеюсь, на суде данный факт послужит смягчающим вину обстоятельством. И еще к этому следует добавить, что, несмотря на юный возраст, дочурка у вас довольно смышленая. Впрочем, попадаются и более юные хакеры. И родители тоже стараются их выгородить, точь-в-точь как вы сейчас.

— Моя Элли не такая, как прочие взломщики… — начал было Алекс, однако Лина прервала его.

— Вы необъективны. Элли ваша дочь, поэтому вам кажется, что ее случай особенный.

— Но она говорит, что у нее были очень веские причины добиваться доступа к той информации…

Губы Лины изогнулись в ироничной усмешке.

— Все они так говорят.

— Оставьте этот пренебрежительный тон! — вспылил Алекс. — Так высказываться может только человек, у которого нет собственных детей.

Его слова укололи Лину в сердце. Детей у нее действительно не было, и вряд ли она когда-нибудь сможет стать матерью. Во всяком случае, так сказали ей врачи после выкидыша, который случился у нее после того, как она споткнулась в спальне о ковер и упала, ударившись боком о тумбочку. Такова была официальная версия Лины. В действительности все произошло несколько иначе. Она в самом деле сильно стукнулась о тумбочку, но виной тому был не ковер, а Фрэнк, во время очередного приступа бешенства ударом поваливший ее на пол.

Отвратительная картинка из прошлого промчалась перед поспешно опущенным взором Лины, и она прикусила губу, предупреждая появление слез перед посторонним человеком.

Ей понадобилось некоторое время, чтобы взять себя в руки. Подняв глаза, она увидела, что Алекс Нортон внимательно наблюдает за ней.

— Что? Угадал?

— Есть у меня дети или нет, вас это абсолютно не касается, — сухо произнесла Лина. И на том закончим разговор.

Алекс еще несколько секунд сверлил ее взглядом.

— У вас нет никаких доказательств, что полицейскую базу данных взломала именно моя Элли, — наконец произнес он. — И вы сами не уверены, что вышли на след именно того человека, который вам нужен!

С этими словами Алекс повернулся и покинул кабинет.

Глава 3

Наконец-то! — со вздохом облегчения подумала Лина.

Оставшись в одиночестве, она словно избавилась от тяжкого морального гнета. Прислушиваясь к доносившемуся из коридора звуку удалявшихся шагов, Лина попыталась унять сотрясавшую все ее тело мелкую нервную дрожь.

Та часть разговора, которая касалась детей — вернее, намек на черствость, якобы демонстрируемую Линой из-за отсутствия у нее собственных отпрысков, — очень сильно пошатнула ее душевное равновесие.

Что, если он прав, этот невесть откуда взявшийся Алекс Нортон? — проплыло в ее мозгу, пока она медленно опускалась на стул за своим рабочим местом. Ведь не зря говорят, что со стороны все гораздо виднее… Возможно, я сама не знаю степени своей черствости. Разве человек способен подумать о себе плохо? А если даже и найдет в себе какой-то изъян, тут же изобретет массу извиняющих его оговорок. Как это делает, например, Элли Жарден. Ведь внушила же она отцу, что у нее имелись серьезные причины, чтобы взломать защиту электронной полицейской базы. И тот поверил! Лина иронично усмехнулась. Ей как будто стало легче, во всяком случае руки больше не дрожали и покрывавшая их испарина улетучилась. Так и мне хочется верить, что я хороший человек. Она вздохнула. Жаль только, что нельзя быть одинаково хорошей для всех.

Взгляд Лины устремился на дверь, за которой скрылся Алекс Нортон. В какой-то момент разговора тот очень напомнил ей Фрэнка, которому всегда и во всем необходимо было отстоять свою правоту. А вернее, превосходство, как впоследствии поняла Лина. Их обоих — и Фрэнка и Алекса Нортона — можно назвать сильными, упрямыми, привлекательными внешне.

Правда, Фрэнк был пониже ростом, зато обладал не менее развитой мускулатурой.

Лина усмехнулась подобному сравнению, однако в следующее мгновение улыбка сползла с ее губ.

Ох, не к добру все это! — подумалось ей. Алекс Нортон не оставит меня в покое. Когда начнется суд над его дочерью, он вообще не даст мне проходу.

Взглянув на наручные часы, Лина встала со стула. Сегодня она задержалась на работе, причем без всякой надобности.

Это все Алекс Нортон виноват! — думала она, пока шла по коридору к лестнице. — Вообще-то мне следует держаться от него подальше. Он принадлежит к тому типу мужчин, которые плохо на меня действуют.

Потому что ты питаешь к ним слабость, тут же подсказал ей внутренний голос. Взять хотя бы этого парня. Ты не проговорила с ним и десяти минут, а уже успела отметить его главные качества: силу, упорство, внешнюю привлекательность… Все признаки мужского обаяния налицо. Так что осторожнее, детка! Однажды ты уже попалась на подобный крючок.

Последняя мысль показалась Лине настоль-, ко важной, что она даже замедлила шаг, чтобы обдумать ее детальнее. Однако через минуту сердито тряхнула головой и двинулась дальше.

Кто такой этот Алекс Нортон, чтобы она о нем думала!

Однако не успела Лина покинуть здание и пройти по тротуару несколько ярдов, как заметила того, кого меньше всего хотела видеть.

Вечер выдался душным. Днем прошел дождик, а потом, будто стремясь наверстать упущенное, припекло солнце. Даже сейчас, в половине седьмого, асфальт под ногами все еще плавился. Почти все столики в уличных кафе были заняты. Люди отдыхали под зонтами или навесами, попивая прохладительные напитки.

Вот из-за одного такого столика и поднялся Алекс Нортон. Вероятно, после разговора с Линой он завернул в кафе, решив немного освежиться и заодно обдумать дальнейшие действия.

Остановившись в тени липы, Лина видела, как он расплатился с официанткой и шагнул на тротуар. Отметила она и еще кое-что: сидевшая за соседним столиком молодая женщина в белом хлопковом сарафане и широкополой соломенной шляпке окинула Алекса оценивающим взглядом и мечтательно вздохнула.

Спустя мгновение Лина поймала себя на том, что, враждебно прищурившись, рассматривает незнакомку. А еще через секунду сообразила, что с ней происходит: она ревнует!

Боже правый, что со мной происходит?! — ошеломленно подумала Лина, переводя взгляд на Алекса. Тот хоть и шел не спеша, успел удалиться на значительное расстояние. Одно из двух: или на меня так странно действует жара, или я попросту изголодалась по мужской ласке.

Она огляделась по сторонам, ища способ добраться до автобусной остановки иным путем. Ей не хотелось идти следом за Алексом.

Вернее, в глубине души именно этого она и желала сейчас больше всего не свете: тайком последовать за своим новым знакомым в надежде… На что? Побольше узнать о нем? Но зачем?

Решение пришло быстро. Понимая, что должна как можно скорее вырваться из-под пагубного воздействия притягательной мужской ауры, Лина свернула в переулок, по которому можно было дойти до улицы, параллельной той, по которой двигался Алекс, и таким образом добраться до автобусной остановки.

Оставив уличное кафе за спиной, Лина направилась к перекрестку двух тихих улиц. Там она свернула налево и неспешно пошла вверх.

Теперь они с Алексом двигались параллельными курсами, а может, тот тоже повернул куда-нибудь — ей до этого не было никакого дела.

Однако, если Лина думала, что на этом приключения нынешнего дня закончились, она ошибалась. Ее ожидало еще кое-что интересное.

Вот-вот должна была показаться оживленная Юнити-авеню, как вдруг Лина заметила впереди небольшое сборище ребятни, которая стояла полукругом и глазела на что-то, находящееся на клумбе разноцветных бегоний. Время от времени среди детей пробегал смешок.

Лина намеревалась пройти мимо, однако любопытство пересилило — тем более что за спинами собравшихся было не разглядеть, что происходит, и она приблизилась к группе. Каково же было ее удивление, когда через вихрастую макушку одного из мальчишек она увидела преспокойно разгуливающую среди цветов… свинью.

Вот уж с чем Лина меньше всего ожидала столкнуться нынешним вечером! Хрюшка посреди Галифакса? Невероятно…

Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что это было необычное животное. До сей поры Лине доводилось видеть подобные экземпляры лишь по телевидению, в серии передач «Живая природа». Бродящая меж бегоний свинья была размером с поросенка — или с мопса, если угодно — и отличалась от прочих своих сородичей окрасом редкостного голубовато-серого оттенка. Лина с ходу распознала в ней карликовую тайскую свинку. Кроме небольших размеров к числу прочих ее достоинств относились миленькая мордашка и темные, поблескивающие как маслины, обрамленные длинными кокетливо загнутыми ресницами глаза.

К категории же недостатков можно было причислить довольно замызганный внешний вид и комья засохшей грязи на брюшке. Вероятно, животное набрело на образовавшуюся после дождя лужицу и использовало ее так, как подсказывал инстинкт.

— Святые угодники! Как она сюда попала? — вдруг раздалось сбоку.

Повернув голову, Лина увидела пожилую даму в розовом платье и с выкрашенными в розоватый же цвет седыми кудряшками на голове. Стоя позади ребят, та изумленно взирала на свинку.

— Наверное, сбежала от кого-нибудь, — ответил тот самый вихрастый мальчишка, за спиной которого находилась Лина. — Видите, на ней ошейник…

Только тут Лина обратила внимание, что на шее свинки сияет заклепками коричневый кожаный ошейник. Скорее всего, предположение мальчугана было верным: тайская красотка действительно улизнула от своих хозяев, увлекаемая идеей самостоятельной жизни.

Сейчас ведь многие заводят экзотических животных, промелькнуло в голове Лины. А карликовые свинки в особой чести. Говорят, в общении они очень похожи на собак, такие же ласковые и понятливые. Интересно, почему эта сбежала из дому? Может, с ней плохо обращались? Смотрели, как на живую игрушку? Но, как правило, таких дорогостоящих животных хорошо содержат. И на вид свинка довольно упитанная. Возможно, все произошло случайно и малышка сама не рада обретенной свободе.

— Нужно вызвать полицию, — сказала дама в розовых кудряшках. — Животное должно быть возвращено владельцу. Хозяева, наверное, с ног сбились в поисках беглянки. Ее ведь нужно кормить, поить… И потом, не дело, когда по городу разгуливает такое беззащитное… Ой, куда это она направилась?

Должно быть, свинке надоело всеобщее внимание, а может, она сочла его избыточным, но, как бы то ни было, она покинула клумбу и засеменила по тротуару в сторону Юнити-авеню. Большая часть ребятишек, а также Лина двинулись следом. Дама в розовых кудряшках пошла по своим делам.

Не обратиться ли в самом деле в полицию? — размышляла Лина, продолжая с интересом разглядывать симпатичное животное. Только что это даст? Отправят ее в какой-нибудь приют для бездомных животных, а там чего доброго усыпят, если хозяин не объявится. Что же делать?

Пока она ломала голову над этим вопросом, свинка вышла на Юнити-авеню и прямиком направилась к расположенной напротив автобусной остановки лавке зеленщика, где часть товара была выставлена снаружи, на специальных вертикальных стеллажах.

Охваченная тревожным предчувствием, Лина ускорила шаг…

Слегка остыв после разговора с Линой Хоули, Алекс покинул уличное кафе, куда зашел, чтобы с помощью прохладительного напитка унять жар словесной перепалки. Однако стоило ему ступить на асфальт, как его вновь обдало теплом. Как ни странно, в находящемся в двух шагах от тротуара кафе было прохладнее. Здесь же сразу стало трудно дышать. Но не исключено, что все это являлось лишь психологическим эффектом. Просто окна в окружающих зданиях сверкали, отражая солнечный свет, и казалось, что они пышут жаром.

Вот из-за этого всего Алексу и не нравилось бывать в городе, хотя время от времени он вынужден был приезжать сюда. Как, например, сейчас. В остальном же предпочитал оставаться дома, вдали от модных магазинов, фешенебельных гостиниц и ресторанов, престижных автомобилей и ароматов дорогой парфюмерии, которыми, казалось, были пропитаны городские улицы.

Алекс любил и свой дом, и свой образ жизни. Он всего добился своим трудом и способностями. Его финансовое положение было стабильным, поэтому он вполне мог позволить себе нанять для дочери лучшего адвоката. Алекс считал, что, если бы Элли жила с ним, никаких неприятностей вообще бы не случилось, но тут он ничего не мог поделать. Все попытки убедить Элли поселиться у него результатов не приносили.

Ну бог с ним, у меня сейчас другая задача, думал Алекс, направляясь к оставленному в одном из переулков «бьюику», на котором обычно выезжал в город. Для прочих поездок, в том числе и рабочих, у него был «лендровер».

Мне бы как-нибудь уговорить эту заносчивую Лину Хоули дать свидетельские показания таким образом, чтобы суд вынес по делу Элли максимально мягкий приговор. Как же мне к ней подъехать? Видно, что она не из сговорчивых. Впрочем, неудивительно, все красивые женщины такие. Как говорится, знают себе цену.

Только меня сейчас красотой не проймешь, я должен во что бы то ни стало решить возникшую у Элли проблему.

Он подошел к автомобилю, открыл дверцу, сел за баранку и включил климат-контроль.

Затем немного подождал, пока салон не наполнится благословенной прохладой, и только тогда повел «бьюик» к Юнити-авеню.

На перекрестке Алекс повернул налево. Минуты через две ему пришлось притормозить, потому что впереди от остановки медленно отошел автобус. Глядя на него, Алекс вспомнил, что здесь, за этой самой остановкой, есть хорошая лавка, где продаются фрукты и овощи, а у него дома нет ни того ни другого.

Раз уж я оказался в этом районе, нужно пополнить запасы, решил Алекс. Не ехать же потом в город специально за покупками!

Он направил «бьюик» к бордюру. К счастью, там оказалось достаточно места, чтобы припарковать автомобиль. Через несколько мгновений Алекс ступил на тротуар и, придерживая дверцу, огляделся в поисках овощной лавки.

Собственно, искать ее не пришлось, потому что, во-первых, она находилась всего в нескольких шагах, в здании, расположенном сразу за автобусной остановкой, а во-вторых, возле нее происходил разговор на повышенных тонах, за которым наблюдало несколько досужих зевак, включая троих мальчишек. Хозяин лавки сердито спорил с какой-то дамочкой, которая тоже за словом в карман не лезла.

Приглядевшись, Алекс с удивлением узнал в женщине Лину Хоули.

— Вот это да… — пробормотал он и, позабыв захлопнуть дверцу автомобиля, медленно двинулся к лавке.

Хорошо развитая интуиция подсказывала ему, что эта неожиданная, вторая за нынешний день встреча произошла не случайно.

Может, небеса посылают мне дополнительный шанс помочь Элли? — с надеждой подумал он. Ну-ка, что здесь происходит?

— ...Каждая свинья будет портить мой товар! — услышал он последнюю фразу владельца лавки.

— Зачем вы преувеличиваете? — возмущенно отвечала Лина Хоули. — Всего-то пара помидоров и огурец. Подумаешь, какая потеря! Сколько овощей вы изводите, чтобы разрекламировать свой товар.

— Это мое дело! — кипятился владелец лавки. — А то, что происходит сейчас, просто безобразие.

Кто заплатит мне за это? Вы только посмотрите: все разбросано, вываляно в пыли, а она преспокойно пожирает ананас! Уму непостижимо… Ну скажите на милость, кто кормит свиней ананасами?!

— Таких свиней не нужно кормить, они прекрасно едят сами, — заметил кто-то из зрителей.

Остальные рассмеялись — все, кроме спорщиков, которые набычившись стояли друг против друга.

Что за чушь они несут? — пронеслось в голове Алекса.

В этот момент Лина с вызовом произнесла:

— Ну ананас, и что такого? Вам жалко?

Переведя взгляд куда-то вниз, владелец лавки сокрушенно покачал головой.

— С ума сойти! Чтобы свинья питалась ананасами? Если бы кто рассказал, я бы не поверил!

— Разве вы не видите, что это особенная свинка? — сердито спросила Лина. — Может, ананасы ее обычная еда! Такое милое животное… Другой бы на вашем месте сам ее угостил.

Заинтригованный до крайности, Алекс подступил еще ближе. Проследив за взглядами собравшихся, он изумленно вскинул брови: у ног Лины, среди надкушенных помидоров, разгрызенного пополам огурца и разбросанных листьев салата стояла очень миниатюрная свинка и, смачно чавкая, пожирала ананас!

Пока Алекс изумленно рассматривал диковинное животное, владелец лавки успел осмыслить сказанное Линой и пришел в ярость.

— Ах угостить предлагаете? — гневно воскликнул он, делая шаг к входу в лавку. — Сейчас…

Сейчас я ее угощу!

Через минуту в его руке появилась пластиковая метелка, с помощью которой он, очевидно, убирался возле своего маленького торгового заведения. Держа ее как обыкновенную палку, владелец лавки с угрожающим видом двинулся к свинке, которая, ничего не подозревая, продолжала лакомиться ананасом. Его аромат разливался в разогретом воздухе, к сожалению ничуть не смягчая скандальной атмосферы.

— Что вы! — взвизгнула Лина. — Прекратите сейчас же! — Бросившись вперед, она схватилась за метлу, которую владелец лавки уже занес для удара.

— Не суйся куда не следует! — рявкнул тот. — Я знаю, что делаю! Сейчас покажу этой наглой твари, как портить мой товар!

Он попытался вырвать метлу из руки Лины, но та мужественно и успешно оказывала сопротивление. Присутствующие притихли, напряженно следя за поединком.

— Ах ты дрянь! — взревел владелец лавки, видя, что осуществить задуманное не удается. — Сейчас сама у меня схлопочешь!

В качестве довеска к угрозе с его уст слетело несколько грязных выражений, услышав которые один из присутствующих произнес:

— Ты бы полегче, приятель. Здесь дети… да и даму незачем оскорблять.

— Я их обеих сейчас…

Владелец лавки наконец вырвал орудие возмездия из рук Лины и не долго думая замахнулся на нее.

Это уже чересчур! — подумал Алекс. В два шага сократив расстояние до спорщиков, он с легкостью выдернул у владельца лавки метлу и отшвырнул на несколько ярдов в сторону.

— Женщине угрожаешь? — презрительно процедил Алекс. — В полицию захотел?

— Кого в полицию? Меня? — возмущенно завопил тот. — Я сам здесь пострадавшая сторона. А эта грязная тварь… — Не закончив фразы, он неожиданно бросился вперед и пнул карликовую свинку ногой.

Собравшиеся дружно ахнули, и одновременно с этим улица огласилась пронзительным поросячьим визгом. В следующее мгновение свинка бросилась наутек, к сожалению выбрав крайне неудачное направление, в сторону проезжей части. Завизжали тормоза…

Алекс оглянулся и в эту минуту почувствовал, как кто-то сначала вцепился в его руку, а затем уткнулся в грудь лицом. К своему удивлению, он увидел, что это сделала Лина Хоули.

Машинально обняв ее, он услышал ускоренное сердцебиение и почувствовал, как вздрагивают женские плечи. Затем нос Алекса уловил изысканный аромат волос Лины, что на время отвлекло ею от происходящего.

— Все кончено? — дрогнувшим голосом произнесла она, не поднимая головы.

В первую секунду Алекс не понял вопроса.

Потом сообразил, что речь идет о свинке, и вновь оглянулся. Тут его поджидал очередной сюрприз.

Если судить по сопровождавшим происшествие звукам, следовало ожидать трагической развязки. Алекс внутренне приготовился увидеть страшную картину — изувеченное колесами автомобиля, распростертое на асфальте тельце диковинной свинки, — однако ничего подобного на проезжей части не было. Лишь со смущенным видом стояли на белой разделительной полосе две девчонки, попытавшиеся перейти дорогу в неположенном месте и застигнутые потоком транспорта. Вероятно, визг тормозов относился к их действиям, а вовсе не к свинке. Той же нигде не было видно.

— Похоже, все действительно кончилось, — сказал Алекс. — Но совсем не так трагично, как вы думаете. Так что успокойтесь, опасность миновала.

Лина наконец подняла лицо, и Алекса поразило, какие у нее огромные выразительные глаза. Зеленовато-серые, они очень гармонично сочетались с пепельного оттенка волосами, постриженными в форме каре, длиной чуть ниже мочки уха.

— Правда? — сказала Лина, и голос ее вновь дрогнул, на этот раз от радости.

Не такая уж она и бесчувственная, с оттенком приятного удивления подумал Алекс. За свинку заступилась и вообще… Это надо использовать!

— Не волнуйтесь, все обошлось, — подтвердил он.

— Ох как хорошо! А я так испугалась… Думаю, ну все, пропало животное. Ей, бедняжке, и без того, наверное, порядком досталось, а тут еще этот лавочник с побоями…

Она оглянулась на вход в лавку, но владельца и след простыл. Скорее всего, он тоже решил, что стал виновником дорожно-транспортного происшествия, и поспешил укрыться в подсобке. Зеваки, видя, что больше ничего интересного не ожидается, постепенно стали расходиться.

Тогда, словно опомнившись, Лина отстранилась от Алекса. Тот, разумеется, отпустил ее, правда чуть помедлив. В следующую минуту, по-видимому не отдавая себе отчета в своих действиях, она взглянула на руку, которая только что обнимала ее, потом провела языком по губам и посмотрела по сторонам.

— А куда подевалась свинка?

Алекс пожал плечами.

— Убежала.

— Куда?

— Понятия не имею. Знаю только, что, на ее счастье, под колеса она не попала.

Лина вновь огляделась.

— Странно… Будто сквозь землю провалилась.

А мне так хотелось получше разглядеть ее.

— Думаю, ваша подзащитная побежала домой, — сказал Алекс. — Не все же ей по городу разгуливать.

Лина вздохнула.

— Наверное, вы правы. Что ж, и мне пора, — обронила она, двинувшись в сторону остановки. — Жаль, что я пропустила автобус, теперь придется ждать следующего.

Глава 4

Последняя фраза Лины подсказала Алексу дальнейший план действий. Профессиональная привычка быстро ориентироваться в ситуации и принимать решения на ходу не подвела его и сейчас. Не успела Лина договорить, как у него появилась идея использовать отсутствие автобуса в своих целях. Он мысленно поблагодарил небеса за то, что те предоставили ему дополнительную возможность повлиять на дело Элли, и сказал:

— Зачем ждать? Я могу подбросить вас до дома.

— Нет-нет, благодарю, — быстро произнесла Лина. — Предпочитаю добраться на автобусе.

— Не стесняйтесь, вы меня этим не обремените, — заверил ее Алекс. — Вот мой автомобиль, далеко идти не нужно.

Однако Лина была настроена на решительный отказ. Обогнув Алекса, она направилась к остановке… но дойти до нее ей не было суждено.

Минуя принадлежавший Алексу «бьюик», который так и стоял с распахнутой дверцей, она скользнула по нему взглядом и вдруг застыла.

— Ой, что это у вас там?

— Где? — спросил Алекс, не удосужившись даже повернуть голову. Он лихорадочно придумывал способ заманить Лину в свой автомобиль.

— Да вон же, в салоне вашего «бьюика»!

Только тогда Алекс посмотрел туда, куда она показывала, — под передние сиденья. Сначала он ничего не заметил, но Лина продолжала настаивать на своем, и ему пришлось наклониться.

— А, вот она куда спряталась! — вырвалось у него.

— Кто? — осторожно спросила Лина.

— Ваша красавица. — Алекс снизу вверх взглянул на Лину, упираясь ладонью в сиденье. — Она и не думала перебегать дорогу, а просто шмыгнула в мой автомобиль.

— Красавица? Вы имеете в виду… Ах ты моя прелесть! Ну иди сюда, не бойся…

Пока они разговаривали, свинка высунулась из-под сиденья, настороженно посмотрела на них, потом, будто решив, что эти двое не представляют для нее опасности, тихонько хрюкнула, что и вызвало со стороны Лины восторженное восклицание.

Однако, несмотря на сюсюканье Лины, свинка ближе не подходила, предпочитая сохранять дистанцию. Видно, пинок лавочника изрядно напугал ее. Пришлось Лине самой наклониться к диковинной зверушке. После довольно продолжительных уговоров свинка позволила себя погладить.

— Бедняжка, — сказала Лина, — она до сих пор дрожит. Вот положите руку ей на спинку!

Алекс усмехнулся.

— Нет уж, увольте. Я бы погладил ее, если бы она была чуточку более чистой, но, наверное, не зря возникло выражение «свинья грязи найдет». Посмотрите, она вся в засохших комьях глины.

— Так уж и вся! — немедленно заступилась за свинку Лина. — Только на боку, да еще, кажется, на брюшке. Правда, милая? — Она вновь осторожно погладила животное. — Напугали тебя, лапушку… И еще ударили! Какой все-таки мерзавец этот лавочник! У меня есть большое желание подать на него в суд за жестокое обращение с животными.

При упоминании о суде Алекс помрачнел.

— Да, не помешало бы, — пробормотал он, словно обращаясь к самому себе. — Вот за такие вещи и нужно привлекать к ответственности, а не за какой-то мифический взлом базы данных.

Разумеется, он намекал на дело Элли Жарден, однако увлеченная общением со свинкой Лина не услышала его. Или предпочла сделать вид, что не слышит. Лишь спустя некоторое время до Алекса донеслось:

— Думаю, она не случайно это сделала.

— Элли? — быстро уточнил он, решив, что беседа наконец сворачивает в нужное русло.

— Кто? А, вы о своей дочери! Нет, я про эту вот прелесть. По-моему, она не случайно забилась в ваш «бьюик», сочтя его наиболее безопасным убежищем.

Алекс испытал укол разочарования. Экзотическая хрюшка интересовала Лину гораздо больше, чем судьба его ребенка.

— Да? И как вы это объясняете? — хмуро произнес он.

— У меня напрашивается только один вывод: свинка привыкла ездить на автомобиле.

Хозяева возили ее с собой, как собачку.

Алекс задумчиво посмотрел на животное.

— В таком случае она могла отстать от своих владельцев, которые находились в городе проездом.

— Вы так думаете? — с беспокойством произнесла Лина.

— Могло быть еще хуже, — дернул Алекс плечом.

— Что вы имеете в виду? — еще тревожнее спросила она.

— Я допускаю вероятность, что свинку просто выкинули из автомобиля, и все.

— Как это «выкинули»?

Он мрачно усмехнулся.

— К сожалению, подобные вещи происходят. Люди избавляются от надоевших питомцев.

Да вы и сами прекрасно это знаете.

Лина вздохнула.

— Знаю, к сожалению…

Она вновь принялась ласково гладить свинку. С минуту Алекс наблюдал за этой сценой, потом негромко кашлянул.

— Мисс Хоули?

— Угу… — не оборачиваясь отозвалась она.

— У вас есть какие-нибудь идеи относительно этой свинки? Что вы собираетесь с ней делать?

На этот раз Лина повернулась к нему сразу.

— Я?

— Ну не я же!

Она немного помолчала.

— Но… свинка заскочила в ваш автомобиль.

— О, я с легкостью ее выдворю! — заверил ее Алекс. — У меня никогда не было намерений обзаводиться свиньей. И вообще, из-за своего образа жизни я даже собаку завести не могу. — Он взглянул на свинку, которая стояла понурившись, словно сокрушаясь о своей горькой судьбе. — Надеюсь, кто-нибудь позаботится о ней… если вы сами не готовы это сделать.

Несколько мгновений Лина обдумывала подобную перспективу.

— Признаться, еще сегодня утром я не собиралась заводить домашнего питомца, — наконец неуверенно произнесла она. — Да что там утром! Еще час назад у меня даже в мыслях не было ничего подобного.

— Охотно верю, — хмыкнул Алекс. — Что ж, в таком случае остается лишь одно: пристроить хрюшку в… э-э… заведение для бродячих собак или как там оно называется…

— Приют для бездомных животных. — Лина покачала головой. — Не думаю, что это хорошая идея.

— У вас есть лучше?

— Нет, но… Насколько мне известно, там существует правило: если в течение определенного периода времени не найдется хозяин животного и никто не изъявит желания взять найденыша себе, то… — Голос Лины пресекся от волнения, и она умолкла.

— То животное усыпят, так, что ли? — сморщил Алекс лоб.

Лина кивнула. Затем они оба посмотрели на свинку.

— В таком случае у вас остается только один выход: забрать малышку к себе домой, — констатировал Алекс.

— Я… кхм… да, похоже. Только… — Она взглянула вдоль улицы сначала направо, потом налево. — Придется поймать такси.

Алекс вскинул бровь.

— Зачем?

Лина удивленно посмотрела на него.

— Кто же пустит меня со свиньей в автобус?

Но он нетерпеливо качнул головой.

— Это-то понятно. Я о другом: зачем ловить такси, когда я прекрасно могу доставить вас обеих до места? — А заодно попытаться по дороге внушить тебе мысль, что негоже топить на суде девушку, вина которой практически недоказуема, — добавил Алекс про себя. Затем продолжил вслух:

— Тем более что я еще раньше предлагал вам то же самое.

— Нет, не пойдет, — ответила Лина. — Мне неловко вас утруждать.

— Бросьте! — махнул рукой Алекс. — В такси вас тоже не пустят с такой замарашкой. Вот выкупаете ее, тогда другое дело… Кроме того, она все равно уже сидит в моем автомобиле.

Видно было, что Лина все еще колеблется.

Она с сомнением посмотрела сначала на свинку, потом на Алекса, но в конце концов вздохнула и сказала:

— Хорошо, поеду с вами.

— Замечательно, — кивнул он, довольный тем, что все идет по плану.

Сверкнув белозубой улыбкой, Алекс галантно придержал дверцу, пока Лина устраивалась на переднем сиденье. Загорелый, в элегантном светлом костюме, он был похож на киноактера. Лина мельком успела заметить, как какая-то средних лет дама в шикарном открытом «ягуаре», проезжая мимо, с интересом скользнула взглядом по сильному и стройному телу Алекса, а затем бегло оглядела и ее саму.

Следом прошел автобус, почти все пассажиры которого, будто сговорившись, смотрели из окошек на Алекса и Лину.

На нас обращают внимание, подумала та.

На нас! — тут же язвительно хихикнул кто-то в глубине ее сознания. На Алекса они глазеют, а не на тебя. Кто ты? Серая мышка! Вот Алекс — это да! А тебя даже Фрэнк считал дурнушкой, хотя ты чего только ни делала, чтобы убедить его в обратном…

Углубиться в неприятные размышления Лина не успела: кто-то — известно кто! — ткнулся в ее руку влажным пятачком. Взглянув вниз, она умилилась тому, что свинка, совсем как песик, стоит на задних ножках, передними копытцами упершись в ее бедро. Большие темные глаза животного влажно поблескивали под длинными ресницами.

— Ну что, малыш, поедем ко мне? — сказала Лина, чувствуя, что на душе у нее будто светлеет.

— Если только вы назовете адрес.

Разумеется, эту фразу произнесла не свинка.

Покосившись на успевшего занять водительское место Алекса, Лина с усмешкой заметила:

— Вы не дали моей новой приятельнице ответить.

В этот момент, будто нарочно, свинка нежно хрюкнула. Алекс рассмеялся.

— Считайте, что согласие вы получили! — Он повернул ключ зажигания. — Ну так куда вас везти?

— На Сент-Джон-стрит. Там, в самом конце улицы, есть такой…

— Знаю. Кондоминиум. — Взглянув на Лину, Алекс присвистнул. — Вы там живете? Неплохо устроились.

Она пожала плечами.

— Случай помог. Я приобрела собственное жилье всего два года назад. У меня были кое-какие сбережения, вдобавок я получила большую премию за то, что выследила хакера, проникшего в электронные архивы госдепартамента.

Алекс тронул «бьюик» с места Он заметно помрачнел и некоторое время смотрел только на дорогу, потом, по прошествии нескольких минут, хмуро спросил:

— И сколько ему дали?

Лина в эту минуту пыталась натянуть на колени подол короткого платья, жалея, что утром не выбрала чего-нибудь подлиннее. Вообще-то у сотрудников особого отдела, в котором она работала, как и у прочих полицейских, была униформа, только никто из служащих, за исключением дежурных и охраны, ее не носил за все время работы Лине лишь раз пришлось облачиться в форменные жакет и юбку — когда по случаю внутренней праздничной даты их отдел посетило высокое начальство.

— Вы имеете в виду?… — произнесла она, не завершив фразы Алекс бросил на нее пристальный взгляд и вновь сосредоточился на дороге.

— Хакера. Насколько я понимаю, состоялся суд?

— Да, — кивнула Лина. Чуть наклонившись, она почесывала у свинки за ухом. — Я была на том процессе главным свидетелем.

— О, не сомневаюсь! — хмыкнул Алекс.

Лина удивленно покосилась на него, не прерывая своего занятия.

— Вы думаете, легко вычислить хакера?

Алекс даже чертыхнулся сквозь зубы, услышав подобный вопрос. Как же далеки они друг от друга в своем мировоззрении! Его тревожит судьба дочери, а ее — техническая сторона дела.

— Честно говоря, меня это совершенно не интересует, — признался он. — А вот дальнейшая участь того человека — другое дело!

Лина слегка нахмурилась.

— Ну, он получил немалый срок. Точно не помню, что-то около десяти лет.

«Точно не помню», «что-то около десяти»…

И эта женщина будет давать показания против Элли! — с тоской подумал Алекс.

Вновь наступило молчание. Свинка мирно улеглась у ног Лины, по-видимому сообразив, что теперь та будет ее хозяйкой.

Алекс не продолжал разговора, и Лина использовала это время для того, чтобы исподтишка понаблюдать за ним. Ее приятно удивило, что он не пытается произвести на нее впечатление, гоня автомобиль по городским улицам.

А ведь мог бы! Парни такого типа обычно не прочь продемонстрировать свою лихость.

Может, у него хватило ума понять, что высокая скорость и лавирование среди транспорта испугают свинку? — промелькнуло в голове Лины. Если так, то он довольно деликатный человек, что вообще-то неожиданно. Вероятно, я все-таки поспешила, отождествив его с Фрэнком. У него другой характер. И сила, которая определенно ощущается в этом Алексе Нортоне, скрытая. Фрэнк же всегда выпячивал свою, хвастал ею при каждом удобном случае, что в конце концов начинало раздражать. Нет, все-таки Алекс и Фрэнк разные.

Этот вывод почему-то порадовал Лину. С времени развода она привыкла критически относиться к мужчинам. И одновременно как бы примеривалась к ним, оценивая себя в сочетании с каждым новым знакомым — могла бы у нее получиться с этим человеком совместная жизнь или нет. Сейчас у Лины проскользнула мысль, что, если бы в свое время вместо Фрэнка ей повстречался Алекс Нортон, она, возможно, была бы самой счастливой женщиной на свете.

— Вам что-то не нравится?

Вопрос застал Лину врасплох. Ей, наоборот, все больше и больше нравился Алекс, чего совершенно нельзя было допускать.

— Почему вы так решили? — борясь со смущением, пробормотала она.

— Заметил ваш пристальный взгляд.

— Просто меня порадовало, что вы так осторожно управляете своим «бьюиком». И мне стало интересно: это из-за находящегося в салоне животного или по какой-то иной причине?

Может, вы недавно водите машину?

Алекс рассмеялся.

— Уверяю вас, с этим у меня проблем нет.

Но и свинка ваша здесь ни при чем. Дело в том, что у меня в сумке, — кивнул он на заднее сиденье, — находится очень дорогое съемочное оборудование. Не хотелось бы лишиться его из-за досадной случайности.

— Ах вот оно что…

Съемочное оборудование? — подумала Лина.

Может, он в самом деле имеет какое-то отношение к кинематографии? Правда, с такой внешностью люди бывают скорее актерами, чем кинооператорами. Впрочем, случается ведь, что человек меняет профессию…

— Но у меня есть еще одна причина ехать медленно, — продолжил Алекс.

Лина взглянула на него.

— Да? И какая же?

Прежде чем ответить, он выдержал небольшую паузу.

— Хочу серьезно поговорить с вами.

В его голосе проскользнули бархатистые нотки, показавшиеся Лине очень интимными. Она вскинула на Алекса пристальный взгляд.

— О чем?

— Думаю, вы сами догадываетесь.

Лина отвернулась.

— О вашей дочери?

Все-таки нужно было поймать такси, подумала она.

— Пойми, это единственное, что меня сейчас по-настоящему интересует, — сказал Алекс.

На миг застыв, Лина вновь повернулась к нему.

— Мы перешли на «ты»?

Он провел пальцами по своим слегка вьющимся белокурым волосам.

— По-моему, так проще. А если учесть, что у нас уже появились общие дела, связанные с этой красоткой… — Не договорив, Алекс кивнул на спящую на полу автомобиля свинку.

В каком-то смысле так и есть, подумала Лина.

— А что, ты возражаешь? — спросил он.

Она пожала плечами.

— Мне все равно. Только разговор о твоей дочери никаких результатов не даст. С тем же успехом ты мог оставить меня на автобусной остановке.

— А! Так это еще не поздно. Вон, кстати, впереди показалась одна. — Алекс направил автомобиль к кромке тротуара. — Я ни на чем не настаиваю. Можешь остаток пути преодолеть на автобусе, а можешь — пешком, в обществе свинки. Кажется, у меня даже найдется для нее обрывок веревки. Привяжешь к ошейнику — и вперед! — Он умолк, выжидательно глядя на Лину, потом с усмешкой добавил:

— Думаю, через часок ты добредешь до своего кондоминиума.

В другой раз Лина не раздумывая покинула бы автомобиль Алекса, но перспектива топать по жаре, держа на привязи свинью — пусть даже экзотическую — и тем самым привлекая к себе всеобщее внимание, ее не соблазняла.

— Каково будет решение? — выдержав паузу, спросил Алекс.

— Ну, автобус исключается, это всякому понятно, — хмуро произнесла Лина. — Такси, пожалуй, тоже. А пешком я идти не хочу.

— Из чего следует?

Она со вздохом взглянула на свинку.

— Мы остаемся… хоть это и явный шантаж.

Но об Элли Жарден я разговаривать не буду.

Алекс кивнул, вновь включая зажигание.

— Меня это вполне устраивает. Достаточно и того, что ты просто выслушаешь меня.

Он вклинил «бьюик» в поток автотранспорта, а Лина отвернулась к окошку, всем своим видом демонстрируя безразличие к предстоящему монологу. Алекс заметил ее уловку, но лишь усмехнулся. Они находятся в одном автомобильном салоне, на очень близком расстоянии друг от друга, поэтому, хочет Лина того или нет, ей придется стать пассивным участником беседы.

Снизив скорость, насколько это было возможно, он произнес:

— Все началось с того, что утром я увидел, как к моему дому спускается женщина-полицейский. В тот момент она находилась на середине каменной лестницы — мой участок находится в низине и выходит к морю, — а повыше, за ее спиной, у калитки, виднелся автомобиль с мигалкой. Я очень удивился, так как не припомню случая, чтобы ко мне заглядывали представители власти. «Что-то стряслось», сказал я Элли, которая накануне приехала ко мне повидаться и задержалась на пару дней. Элли кивнула, но как-то очень сдержанно, и это мне тоже показалось странным, потому что она девочка живая и ко всему проявляет интерес. Он вздохнул. — А потом начался кошмар, который продолжается по сей день и неизвестно когда кончится. Женщина-полицейский сообщила мне, что разыскивает мою дочь, которая игнорирует повестки с вызовом ее в полицию на допрос. «Мне велели доставить Элли Жарден к следователю, — сказала она. — Так что, девонька, собирайся и давай по-хорошему, если не хочешь, чтобы тебя взяли под стражу». Разумеется, я спросил, в чем Элли обвиняется, и когда узнал, что моя дочь хакер, то сказать, что я удивился, — значит ничего не сказать. Нет, мне, конечно, известно, что Элли намерена стать программистом, но… Надеюсь, ты меня понимаешь? — Алекс мельком взглянул на Лину.

Однако она даже не пошевелилась, демонстрируя верность изначальным намерениям.

— Впрочем, стоило мне посмотреть на Элли, — продолжил Алекс, — и мне все стало ясно: у нее был вид человека, загнанного в тупик. В глазах такая беспомощность… У меня просто сердце кровью облилось. И вместе с тем я был бессилен чем-либо помочь. Знакомо тебе подобное состояние?

Реакция Лины была такой же, как прежде, то есть никакой. Алекс выждал несколько мгновений, затем негромко произнес:

— Ладно, не хочешь отвечать — не надо. — Он вновь устремил взгляд на дорогу. — И все-таки постарайся вникнуть в мое тогдашнее состояние. А лучше поставь себя на мое место. Только вообрази: твоего ребенка куда-то уводят, а ты ничего не можешь поделать. Только стоишь и смотришь. Интересно, что бы ты сделала на моем месте? Молчишь? Хм… Конечно, я хотел ехать с Элли, но мне было сказано, что у нее только возьмут показания. «Все будет хорошо, пап, не волнуйся», — шепнула мне Элли, но ее глаза… Видела бы ты их выражение! Я проводил дочь до полицейского автомобиля, она поминутно оглядывалась на меня. Потом ее усадили на заднее сиденье и увезли.

— Не нужно выдавливать из меня слезу, — с непонятным для самой себя раздражением произнесла Лина. — Насколько мне известно, твою дочь отпустили, наложив обязательство являться на допрос по первому требованию.

— Вижу, ты неплохо осведомлена, — сердито блеснул взглядом Алекс. Затем воскликнул, стукнув кулаком по баранке:

— Неужели у тебя нет ни капли сочувствия к человеку, судьба которого зависит единственно от тебя?!

Лина вздрогнула и в первую секунду съежилась, однако через мгновение вновь выпрямилась.

— Не стоит на меня кричать, мистер Нортон.

Напротив, в ваших интересах быть со мной поласковей. Ведь вы сами говорите, что мои свидетельские показания окажутся определяющим фактором для будущего вашей дочери.

— Разве это не так? — сухо обронил Алекс. Ты главный свидетель.

— Верно, но я, так сказать, играю на стороне государства, у которого состою на службе и которое платит мне жалованье. Поэтому я считаюсь заинтересованной стороной. Любой адвокат вмиг растолкует это присяжным. Каждое мое слово будет подвергнуто если не сомнению, то тщательному анализу и лишь затем принято или отвергнуто. — Лина покосилась на Алекса. Видишь, все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Наша система правосудия не так уж плоха.

— Возможно — если смотреть на нее глазами свидетеля, а не правонарушителя, — проворчал он.

Лина нетерпеливо пошевелилась на сиденье.

— Я же не виновата, что…

— ...Моя дочь преступила закон. Знаю!

Повисла новая пауза, которая, впрочем, вскоре оказалась нарушенной, на сей раз Линой.

— Между прочим, должна заметить, что ты сам не правильно выбираешь позицию.

Алекс бросил на нее недоуменный взгляд.

— В каком смысле?

— Тебе бы следовало сказать, что твоя дочь не «преступила закон», как ты выразился, а подозревается в совершении правонарушения.

Подозревается! Иными словами, ее вина должна быть доказана.

— Вот ты ее и докажешь, дав показания! — мрачно усмехнулся Алекс.

Лина покачала головой.

— Снова ты не прав. В самом начале доказывать вину приходится следователю. Без этого невозможно передать дело в суд., — Но не он же будет стоять на свидетельском месте.

— Нет. Однако…

— Ты просто хочешь приуменьшить свою значимость на предстоящем процессе, вот в чем все дело, — вздохнул Алекс. — Странно все-таки получается…

— Что? — Не успело это коротенькое слово слететь с уст Лины, как она тут же выругалась про себя. Ведь не собиралась же вступать в разговор!

— То самое, — хмыкнул Алекс. — Животных ты жалеешь — свинку вон вознамерилась приютить, а человека, шестнадцатилетнюю девчонку… — Он оборвал себя на полуслове, скрипнув зубами.

— Это вовсе не одно и то же! — горячо возразила Лина. — Несчастное животное ни в чем не виновато, тогда как людям вечно неймется, они только и делают, что выдумывают себе развлечения. Всюду им нужно сунуть нос — то в архивы госдепартамента, то в полицейские базы данных. Спрашивается — зачем? Впрочем, — махнула она рукой, — ответ всегда находится, равно как и оправдание. Жаль только, что содеянного не воротишь. Хотя некоторые потом искренне раскаиваются и клятвенно заверяют, что больше никогда не совершат ничего подобного. Так что нечего сопоставлять людей и животных, сравнение непременно окажется не в пользу человека. Потому что так называемые братья меньшие гораздо честнее и искреннее нас.

— Возможно, ты права, но… — начал было Алекс, однако договорить не успел.

— Все, — неожиданно прервала его Лина. — Приехали. Пожалуйста, притормози вот у этих ворот.

Глава 5

— И все-таки напоследок замечу, что порой человек совершает нечто, повинуясь импульсу и не задумываясь о том, какие последствия это возымеет для него в будущем, — сказал Алекс.

Лина пожала плечами.

— Так поступают только незрелые или истеричные личности, а люди здравомыслящие ведут себя иначе.

— Согласен, — кивнул он, — но только если речь идет о взрослых. Что же касается подростков…

— То им так или иначе, но придется научиться управлять собой, — закончила Лина фразу вместо него. — Иначе они навсегда сохранят инфантильное отношение к жизни. Ничего хорошего это им не сулит. Ну, благодарю, что подвез… До свидания.

Алекс открыл дверцу со своей стороны и сказал, выходя из «бьюика»:

— Подожди, сейчас найду в багажнике веревку. Не понесешь же ты свою хавронью на руках.

— Э-э… если тебя не затруднит, — с подчеркнутой вежливостью отозвалась Лина.

Алекс с прищуром взглянул на нее, но промолчал. Покопавшись в багажнике, он вернулся и наклонился к все еще лежащей на полу свинке.

— Ну-ка, позволь, девочка… — Привязав один конец веревки к ошейнику, другой он протянул Лине. — Вот, на первое время. Потом тебе придется обзавестись поводком. Говорят, таких свинок выгуливают точно так же, как собак.

Правда, не знаю, где здесь у вас найдется для этого местечко… — Алекс бросил взгляд на обнесенную красивой чугунной решеткой территорию кондоминиума. Тот представлял собой группу отдельных коттеджей, между которыми не было оград, а все свободное пространство занимали будто вымытые с шампунем тротуары, ухоженные деревья и кустарники, а также клумбы и аккуратные, травинка к травинке, газоны. Трудно было представить себе рыскающую посреди всего этого великолепия собаку, а тем более свинью, пусть даже декоративную.

— Ничего, как-нибудь… — неуверенно произнесла Лина. Затем она поправила на плече ремешок сумочки и легонько потянула за веревку. — Идем, малышка!

Алекс невольно залюбовался ее стройными длинными ногами, пока она выбиралась из автомобиля, но, поймав себя на этом, отвел взгляд. Нечего ему засматриваться на женщину, из-за которой Элли попала в беду!

И все же в глубине души Алекс надеялся, что прилежно разбрасываемые им семена сомнения впоследствии дадут всходы и Лина Хоули изменит отношение к делу его дочери.

— Всего хорошего, — еще раз попрощалась она, задержавшись со свинкой перед «бьюиком».

— Желаю твоей подопечной поскорее освоиться на новом месте, — ответил Алекс.

Он захлопнул дверцу и стал неспешно разворачиваться на автомобиле, чтобы отправиться дальше. Он видел, как Лина в сопровождении покорно семенящей следом свинки направилась к въезду в кондоминиум, где какая-то дама — судя по всему, местная жительница беседовала о чем-то с выглядывающим из распахнутого по случаю жары окошка привратником. На глазах Алекса Лина поздоровалась с обоими и собралась было пересечь невидимую черту, отделявшую пределы престижного жилого комплекса от остального мира, как вдруг окружающее пространство огласилось визгливым дамским возгласом:

— Боже милостивый! Это еще что такое?!

Алекс машинально нажал на педаль тормоза.

Его взгляд сам собой устремился в сторону ворот.

— Что же вы так кричите, миссис Пэддлтон, — с укором сказала Лина. — У меня уши заложило.

— Это ничего, — сварливым тоном произнесла собеседница. — Лучше ответьте, что за грязное животное привязано к веревке, которую вы держите в руке?

— Я его выкупаю, и оно станет еще симпатичнее, чем сейчас.

Слова Лины, казалось, огорошили миссис Пэддлтон, толстушку лет пятидесяти, одетую в просторные полотняные брюки и ажурную розовую кофточку. На миг утратив дар речи, она изумленно уставилась сначала на свинку, потом на Лину.

— Сами станете руки марать?

— А что тут особенного… — начала было та, однако миссис Пэддлтон бесцеремонно перебила ее:

— Постойте, где это вы собрались купать своего поросенка?

— У себя дома, разумеется, — с достоинством ответила Лина. Затем добавила:

— К вашему сведению, это не поросенок, а взрослая тайская свинка.

Однако миссис Пэддлтон оставила ее замечание без внимания. Ее волновало другое.

— Дома? — повторила она.

— Где же еще? — с усмешкой вскинула Лина бровь. — Не к вам же мне ее вести.

Миссис Пэддлтон и привратник переглянулись.

— Еще чего недоставало! Боюсь, вам не придется вести ваше животное не только ко мне, но и к себе тоже.

Теперь уже Лина нахмурилась.

— Почему? Именно это я и намереваюсь сделать: отвести ее к себе домой.

— Свинью? — уточнила миссис Пэддлтон, как будто Лину сопровождало целое стадо разных животных.

— Вы так говорите, словно речь идет не о декоративной карликовой свинке, а об огромном борове.

— Будь ваша свинка даже морской, все равно вы не можете взять ее к себе! — воскликнула миссис Пэддлтон, начиная закипать от возмущения.

— Да почему вы так думаете? — сказала Лина, тоже понемногу раздражаясь.

Глаза миссис Пэдллтон победно сверкнули.

— Так и знала, что вы этого не помните!

— Послушайте, перестаньте наконец говорить загадками и поясните свою мысль, — сухо произнесла Лина.

Миссис Пэддлтон вновь взглянула на привратника.

— Видите ли, мэм, — заметил тот, обращаясь к Лине, — вы, можно сказать, здесь новичок и вдобавок до нынешнего дня наверняка не придавали значения некоторым мелочам.

Хотя, на мой взгляд, устав не такая уж мелочь.

И его должны соблюдать все.

— Устав? — медленно повторила Лина.

Привратник вздохнул.

— Помните, как, вселяясь в приобретенный здесь коттедж, вы подписывали бумаги?

— Что-то такое помню…

— Среди тех документов находился и устав кондоминиума, один из пунктов которого запрещает жильцам заводить домашних животных, за исключением аквариумных рыбок и птиц, если те будут содержаться в клетках.

— Бред какой-то… — растерянно пробормотала Лина.

В этот момент, натянув веревку, свинка направилась к ближайшей клумбе. Пришлось Лине шагнуть за ней. Свинка зашла на окружающую цветы полоску травы и принялась принюхиваться к чему-то у себя под ногами.

— Что вы делаете?! — возмущенно взвизгнула миссис Пэддлтон.

— Ох да не кричите вы так! — в свою очередь повысила голос Лина. — Можно подумать, случилось что-то экстраординарное!

— А разве нет?! Вы посмотрите, куда забрела ваша свинья!

Наблюдавшему за этой сценой из-за окошка с опущенным стеклом Алексу показалось, что вмиг ставшая пунцовой миссис Пэддлтон сейчас бросится на Лину с кулаками.

Как бы не пришлось оборонять мисс Хоули еще и от дамы! — усмехнулся он про себя.

— Простите, мэм, но это явное нарушение наших правил, — вновь включился в разговор привратник. — Вынужден призвать вас к порядку.

— Да я ничего не делаю, — буркнула Лина, потихоньку дергая за веревку в надежде, что свинка уйдет с газона.

Та действительно ушла, но вперед, в заросли петунии, и там присела с весьма прозрачными намерениями.

— Ах! — вырвалось у миссис Пэддлтон. — Ну, знаете… это ни в какие ворота… — Она задыхалась от возмущения.

— Простите, — с некоторым смущением произнесла Лина, обращаясь к привратнику. — Свинка съела ананас, и ей нужно… ну, вы понимаете.

Я потом все уберу. Вот отведу ее домой…

— Никуда вы ее не отведете! — крикнула миссис Пэддлтон. — Я… я… вас не пущу! Не позволю превращать наш чистый уютный кондоминиум в помойку! Я собрание жильцов созову… Они осудят ваше поведение, мисс Хоули…

Не удержавшись, Алекс хохотнул. Ему доставляла удовольствие мысль, что Лина очутилась в тупике — точь-в-точь, как его дочь Элли.

Пусть эта гордячка прочувствует, что означает попасть в безвыходное положение! — вспыхнуло в голове Алекса.

Тут он поймал взгляд привратника.

— А, кажется, понимаю, — сказал тот, поворачиваясь к Лине. — Вы приехали с этим джентльменом, мисс Хоули?

— Да-а, — протянула та, пытаясь сообразить, к чему он клонит.

— Получается… э-э… животное принадлежит вашему гостю, верно?

Не успел Алекс опомниться, как Лина выпалила:

— Да!

А затем он увидел умоляющий взгляд ее прекрасных зеленовато-серых глаз.

— Это меняет дело, — с облегчением произнес привратник.

По-видимому, ему вовсе не хотелось затевать скандал — в отличие от воинственно настроенной миссис Пэддлтон, которая смерила Алекса взглядом, в котором помимо надменности содержался еще и оттенок брезгливости и непонимания того, как такой элегантный мужчина может возиться с какой-то замызганной свиньей.

Однако самого Алекса больше интересовало выражение глаз Лины. Неожиданно его растрогал этот кроткий взгляд. Еще минуту назад он готов был умчаться восвояси, предоставив Лине самой расхлебывать кашу, которую она заварила. Однако, увидев, с каким выражением она смотрит на него, Алекс смягчился.

Впрочем, дело было не только в прекрасных глазах Лины. Алексу сегодня везло, и он боялся спугнуть удачу. Ведь судьба вновь предоставляет ему шанс использовать ситуацию в интересах Элли. Только что Лина безмолвно попросила оказать ей услугу. А ведь долг, как известно, платежом красен!

Все-таки придется тебе, голубушка, внять моим увещеваниям и смягчить свидетельские показания, как только возможно! — с триумфом подумал он, открывая дверцу «бьюика» и выходя наружу.

— Не понимаю, почему на пустом месте возникла проблема. — Алекс подошел к Лине, решительно отобрал у нее веревку и заставил повеселевшую свинку следовать за ним. — Случалось мне бывать и в других кондоминиумах, и всюду меня принимали радушно. И меня, и мою… — Он запнулся, сообразив, что понятия не имеет, как зовут его «любимицу».

— Элли, — подсказала Лина, по-видимому, первое, что пришло в голову.

Услышав имя своей дочери, Алекс мрачно взглянул на Лину.

— То есть Нелли! — поправилась Лина. — Извини, я знаю, ты не любишь, когда путают имя твоей малышки.

— Ничего, — буркнул Алекс.

— Вот видите, — обратилась Лина к привратнику, полностью игнорируя не сводившую с Алекса любопытного взгляда миссис Пэддлтон, — в других кондоминиумах не устраивают скандала, если к кому-то прибывает посетитель со своим домашним питомцем! А как вы встретили моего гостя?

— Простите, мисс Хоули… и вы, сэр, тоже, — смущенно произнес привратник. — Я не сразу понял что к чему. Меня сбили с толку, — покосился он на миссис Пэдплтон. — Проезжайте, пожалуйста. Если вы потом заберете свою Элли, это ничего, это разрешается…

— Нелли! — поправила его Лина.

— Ну да, ну да… — Вынув из кармана носовой платок, привратник принялся промокать выступившую на лбу испарину.

Тем временем Алекс привел Лину и свинку к своему «бьюику» и помог вновь занять прежние места. Затем опустился на водительское сиденье и тронул автомобиль с места.

— Прошу налево, на стоянку для гостей! — крикнул привратник.

Алекс кивнул ему из окошка.

— Какие странные капризы теперь в моде у молодых мужчин, — произнесла миссис Пэддлтон, мечтательно глядя вслед удаляющемуся «бьюику». Ее голос окрасился томными грудными нотами. — Подумать только, такой красавец, а завел себе свинью!

— У каждого свои причуды, — философски изрек привратник, пряча носовой платок обратно в карман. — И потом, непростая это свинка.

Небось, немалых денег стоит. Пусть уж побудет немного на территории кондоминиума. Тем более что мисс Хоули обещала убрать за ней…

Миссис Пэддлтон недовольно поджала губы.

— Посмотрим, сдержит ли она свое обещание!

— Буду весьма признателен, если ты все-таки не станешь называть свою питомицу именем моей дочери, — сказал Алекс, лавируя на автомобиле между коттеджами, каждый из которых будто сошел с рекламной картинки.

— Прости, я просто обмолвилась, — ответила Лина. В ее взгляде светилась благодарность. — Просто в течение всего вечера только и слышу:

Элли, Элли… Вот и вырвалось. Налево, пожалуйста. Посетителям положено оставлять автомобили вот на этой площадке.

— Как у вас здесь строго!

Лина пожала плечами.

— Порядок не такая уж плохая вещь. Плохо, когда правила соблюдаются буквально и без исключений… Эй, ты проехал стоянку!

— Где твой коттедж? — невозмутимо спросил Алекс. — Я не собираюсь оставлять «бьюик» где бы то ни было. Довезу вас с… Нелли до места и сразу отправлюсь домой. Я и так порядком задержался в городе.

— Но… — Лина с несчастным видом потерла лоб кончиками пальцев. — Ты ведь слышал, мне нельзя оставить Нелли у себя. Правила запрещают.

Алекс бросил на нее насмешливый взгляд.

— Так ты что же, всерьез вообразила, что я заберу свинку с собой? Ну дела… А я решил, что с твоей стороны это было лишь хитрым маневром, позволяющим провезти животное на территорию кондоминиума.

Лина прикусила губу.

— Ну… пожалуйста! Возьми Нелли хотя бы на время. Потом я что-нибудь придумаю.

Алекс промолчал. Тут свинка пошевелилась у ног Лины, и она наклонилась к ней, чтобы погладить, тем самым предоставив Алексу возможность лучше рассмотреть свои ноги. Они изрядно обнажились, потому что платье Лины с тихим элегантным шуршанием поползло вверх.

Одновременно от нее повеяло едва уловимым, но очень приятным запахом духов. Все вместе сильно поколебало решимость Алекса умыть руки. Настоящему мужчине вообще трудно оставить в беде молодую и к тому же чертовски привлекательную женщину.

С губ Лины слетел прерывистый вздох, и она произнесла с нотками отчаяния в голосе:

— Боже мой, что же мне делать?

Алекс задумался, но ненадолго.

— У меня есть предложение, только не знаю, как ты к нему отнесешься.

Ресницы Лины затрепетали, — Если оно поможет решить судьбу Нелли, обещаю его рассмотреть.

— Поможет, — кивнул Алекс. — Но тебе придется пойти навстречу некоторым моим пожеланиям.

После этих слов Дина заметно насторожилась.

— Наверное, ты сейчас вновь начнешь убеждать меня дать свидетельские показания в пользу Нелли?

— В пользу кого? — прищурился Алекс.

— Нел… то есть Элли! Снова я перепутала.

— Теперь видишь, какое неудачное имя ты придумала для свинки?

— Пожалуй… У тебя есть лучший вариант?

— Сколько угодно! — рассмеялся Алекс. — Главное, чтобы кличка не была созвучна с именем моей дочери.

— Например?

— Да хоть Пигги.

Лина поморщилась.

— Слишком просто. Все равно что собаку назвать Догги, то есть просто собакой. — Она задумчиво взглянула на свинку. — По-моему, гораздо лучше звучит Пикси. А?

Алекс снова хохотнул.

— Хоть Твикси, для меня особой разницы нет.

— Нет, именно Пикси. Смотри, похоже, ей нравится!

— Ну и замечательно. Так где же твой коттедж?

Лина отвлеклась от вновь нареченной Пикси только для того, чтобы бросить мимолетный взгляд сквозь ветровое стекло. В следующую минуту Алекс услышал восклицание:

— Ой, мы его проехали! Вон он, у нас за спиной.

Пришлось Алексу нажать на педаль тормоза, а потом дать задний ход.

— Стоп! — сказала Лина. — Мы на месте. Так в чем я должна пойти тебе навстречу? — добавила она, когда «бьюик» остановился перед стилизованным под старину коттеджем из красного кирпича с белыми ставнями.

— Видишь ли, история с этим милым парнокопытным, — кивнул Алекс на свинку, которая разлеглась на полу «бьюика» с таким видом, будто вовсе не собиралась никуда идти, — несколько затянулась. Не знаю, какой у тебя режим питания, но мое время ужина давно прошло. Намек понятен?

Лина на миг застыла от неожиданности, потом удивленно повернулась к Алексу.

— Ну, он довольно прозрачен, но…

— Тебя что-то смущает? — быстро спросил он.

— Нет. Просто я не планировала устраивать сегодня званый ужин.

Алекс усмехнулся.

— Ах вон оно что! Понятно. Но и я, знаешь ли, не думал возиться с тайской свиньей, не говоря уже обо всем остальном. Хотя бы из чистой вежливости ты могла бы угостить меня чем-нибудь. Я ведь не претендую на что-то особенное. А за ужином мы обсудили бы дальнейшую судьбу твоей Пикси.

— Она не моя, я просто хочу…

— Но и не моя тоже, — нетерпеливо произнес Алекс. — В общем так: если ты не накормишь меня сейчас, я высаживаю вас с Пикси здесь, а сам отправляюсь домой!

Лина вскинула на него испуганный взгляд.

— Ко мне сразу явится Милкер!

— Кто?

— Привратник. А за ним примчится миссис Пэддлтон и устроит скандал.

Алекс лукаво усмехнулся.

— Вот видишь, какие неприятности повлечет за собой твое нежелание сделать элементарную вещь: пригласить меня на ужин!

Нахмурившись, Лина несколько мгновений сверлила его взглядом.

— Знаешь, кто ты?

— Догадываюсь, что ты обо мне думаешь, но предупреждаю оскорблений не потерплю.

— Ты прирожденный шантажист!

Он лишь с обезоруживающей улыбкой развел руками, мол, что тут поделаешь.

Лина сокрушенно вздохнула.

— Делать нечего, угощу тебя ужином. Только разносолов не жди.

— Уж знаю. От современных женщин дождешься! Вот моя бабушка, бывало, готовила — это да! А мои сверстницы… — Алекс махнул рукой. — С тебя тем более спрос невелик, ты младше меня лет на… семь-восемь?

— Не знаю, — качнула Лина головой. — Мне неизвестен твой возраст.

— Тридцать четыре.

— Тогда угадал. А что касается моих кулинарных способностей… Напрасно ты считаешь меня такой бездарной. Лично я о себе иного мнения.

Взгляд Алекса вспыхнул искренним интересом.

— Правда? Что ж, у тебя появляется чудесный повод продемонстрировать свои кулинарные таланты.

Однако Лина вновь покачала головой.

— Не надейся.

— А, понимаю, ты не воспринимаешь меня в качестве достойного объекта, верно?

— Угадал.

— О, как ты не права! — с нарочитым пафосом воскликнул Алекс. — Разве не знаешь, что путь к сердцу мужчины лежит…

— ...Через желудок, — усмехнулась Лина. — Разумеется, мне эта истина известна.

— Так используй ее!

— Непременно. Как только встречу человека, в котором смогу увидеть спутника всей жизни, так сразу начну демонстрировать ему свои, как ты выражаешься, таланты.

— Догадываюсь, что ко мне это не относится, — хмыкнул Алекс.

— Ты удивительно догадлив.

— Боже правый! — вдруг рассмеялся Алекс. — О чем мы говорим? Я ведь не жить с тобой собираюсь, а просто прошу меня элементарно покормить! Или ты вообразила, что я нацелился забраться к тебе в постель?

Несколько мгновений Лина молчала, и за это время ее щеки окрасились румянцем негодования.

— У меня и в мыслях не было ничего подобного! — наконец произнесла она.

— Тогда покорми меня хоть чем-нибудь, и я уеду… вместе с Пикси.

Самообладание у него хоть куда, чуть позже думала Лина, стоя на кухне перед распахнутым холодильником и изучая его содержимое. А нервы крепче стальных тросов. Да и дураком его не назовешь. И красив он, и элегантен, и замашками джентльмена обладает… Но меня не проведешь! Мой бывший муженек тоже поначалу казался мне верхом совершенства. А чем все кончилось? Она открыла дверцу морозильника. О, то, что нужно! Поджарю эти замороженные телячьи отбивные. А в качестве гарнира… Лина вновь пошарила взглядом в нижнем отсеке, пока не наткнулась на вилок цветной капусты. Сойдет и это. Сейчас отварю, и пусть ест.

Поставив кастрюлю с водой на плиту, она подошла к окну, выходящему во внутренний дворик. Там Алекс, сидя в шезлонге, резал дольками яблоко, которое Лина дала ему, чтобы он в ожидании ужина заморил червячка, и по одной скармливал стоящей на траве свинке.

Какая она все-таки симпатичная! — подумала Лина, глядя на миниатюрную хавронью. И такая маленькая, что просто не верится. Алекс по сравнению с ней просто гигант. Впрочем, он и без всяких сравнений немалого роста. Хорошо, что не остался на кухне, а повел Пикси во двор. Он бы занял здесь половину свободного пространства.

Потом Лину отвлекло приготовление нехитрого ужина, а когда с этим было покончено, она с удивлением обнаружила, что сумерки сгустились. Немудрено, что ее гость проголодался. Да и сама она не прочь была перекусить.

Выйдя на заднее крыльцо, Лина застала занятную картину: Алекс учил Пикси приносить палку. Особых результатов это пока не приносило, зато оба весело проводили время.

 — Эй! — крикнула Лина с крыльца. — Ужин готов! Идите в дом.

Глава 6

— А чем ты собираешься кормить Пикси? — спросил Алекс, входя в гостиную из ванной, куда Лина отправила его мыть руки перед едой.

Вопрос поставил ее в тупик. Сосредоточившись на госте, она забыла про нужды животного. А между тем свинку действительно следовало покормить.

— Э-э… сегодня она вынуждена будет питаться тем же, что и мы, — решила Лина.

— Отбивными, что ли? — произнес Алекс, взглянув на красиво сервированный стол, где уже стояли наполненные тарелки.

— Нет, цветной капустой. В сотейнике осталось немного, только нужно найти, куда положить.

— Тебе придется обзавестись собачьими мисками, — заметил Алекс.

Лина озабоченно нахмурилась.

— Честно говоря, я даже не знаю, что делать.

Получается, что, если я оставлю Пикси у себя, мне нужно будет продать коттедж и переехать в другое место.

— Вот так, одномоментно, повинуясь внезапному порыву, человек создает себе проблему, — произнес Алекс, многозначительно глядя на нее. — С тобой произошло то же самое, что с моей Элли. Значит, ты до сих пор не научилась управлять собой. И сохранила инфантильное отношение к жизни. — Поймав мрачный взгляд Лины, он ухмыльнулся. — Я лишь повторяю твои собственные слова, сказанные в адрес моей дочери.

— Понимаю, приятно позлорадствовать. Что ж, пожалуйста. Замечу лишь, что в моих действиях криминала нет.

— А обвинения, выдвинутые против Элли, вообще не доказаны! — парировал Алекс.

Пожав плечами, Лина отправилась на кухню, но вскоре вернулась с одноразовой пластиковой тарелкой, на которой горкой возвышалась отварная цветная капуста.

— Пикси, иди-ка сюда!

Однако свинка и ухом не повела. Она продолжала бродить по комнате, с интересом исследуя каждый уголок.

— Обживается животное, — с усмешкой констатировал Алекс.

Лина поставила тарелку на пол у стены.

— Не знаешь, как подзывают свиней? Не скажешь же ей «кис-кис-кис»!

— А ты попробуй, — посоветовал он.

Лина отнеслась к подобному предложению довольно скептически, но все-таки позвала:

— Кис-кис-кис-кис!

К удивлению обоих, свинка подняла голову, несколько мгновений смотрела на Лину, потом, стуча копытцами по полу, засеменила к тарелке.

— Кто бы мог подумать… — изумленно пробормотала Лина.

— Не исключено, что прежние хозяева именно так ее и звали, — задумчиво произнес Алекс. — Возможно, им тоже было невдомек, как подманивают свиней.

Тем временем Пикси обнюхала угощение, затем принялась с аппетитом уплетать его. Тут Лина спохватилась.

— Пора и нам за стол! Иначе все остынет.

Алекс кивнул.

— Признаться, я только и жду, когда ты это предложишь.

— Но… у меня нет ни вина, ни даже пива, одна минеральная вода.

— В такой жаркий вечер это лучшее, что может быть, — сказал Алекс. — А спиртного я почти не употребляю.

Это известие почему-то понравилось Лине, хотя ей, конечно, совершенно безразлично было отношение Алекса к спиртным напиткам.

Вероятно, над ней до сих пор довлели неприятные воспоминания, связанные с ее бывшим мужем, который, возвращаясь из порта по окончании рабочего дня, частенько заглядывал в бар или пивную.

— В таком случае подожди немного, сейчас принесу.

Лина вновь направилась на кухню, вынула из холодильника бутылку минералки, затем взяла два стакана, повернула со всем этим к выходу… и едва не уткнулась носом в грудь Алекса. Оказывается, тот двинулся следом и сейчас стоял на пороге, наблюдая за ее действиями.

— Осторожнее, — сказал он, поддержав Лину с обеих сторон.

Таким образом, второй раз за нынешний день она очутилась в его объятиях. Данное обстоятельство вмиг нарушило хрупкое душевное равновесие, которое ей удалось обрести, узнав, что проблема со свинкой на некоторое время разрешилась.

Лина с ужасом почувствовала, как в ее теле поднимается жаркая волна смущения. Но хуже всего было то, что к этому ощущению примешивалось откровенно чувственное волнение.

Как же давно я не обнималась с мужчиной! вдруг вспыхнуло в ее мозгу.

Сначала Лина замерла, пораженная и этой мыслью, и тем, что она появилась в такой момент, когда находилась в объятиях человека, о существовании которого до сей поры даже не догадывалась. Потом рассердилась на себя.

В самом деле, что с ней такое? Какие-то странные реакции… Со времени развода ни разу ничего подобного не происходило. А ведь за ней пытались ухаживать, и даже сейчас Ник Эмерсон из соседнего отдела проявляет повышенный интерес.

Подняв взгляд, Лина увидела, что Алекс пристально рассматривает ее, а его карие глаза выглядят совсем темными. Кроме того, ей показалось, что он тоже слегка раскраснелся, и у нее возник вопрос, не носит ли его волнение такого же чувственного характера, как и ее собственное.

От последней мысли Лину бросило в жар.

И словно в насмешку, в мозгу возникла следующая картина: Алекс подхватывает ее на руки, несет в спальню, укладывает на постель и, покрывая поцелуями, принимается раздевать…

Лина попыталась прогнать соблазнительный образ, однако он оказался весьма навязчивым и все не хотел уходить. Борясь с ним, Лина расширенными глазами посмотрела на Алекса. В следующее мгновение она поймала себя на том, что облизывает пересохшие от прилива страсти губы.

Подобной вспышки чувственности ей не доводилось испытывать уже давно. Эротический импульс, пронзивший Лину не далее как сегодня, когда Алекс впервые прикоснулся к ней в ее кабинете, не шел ни в какое сравнение с тем мощным взрывом желания, которое она испытывала сейчас. Единственным, что объединяло эти два события, была их направленность на одну и ту же персону — Алекса Нортона. Лина воспринимала этот факт как очень тревожный.

— Благодарю, что не позволил мне упасть, сердито буркнула она. — А сейчас, может, разрешишь пройти?

— Разумеется.

В ответе Алекса чувствовалась насмешка.

Неужели он понял мое состояние? Если так, то… то…

Не сумев сформулировать мысль до конца, она вздернула подбородок и с независимым видом прошла мимо Алекса. Он последовал за ней.

Когда они уже сидели за столом, он заметил, наполняя стаканы минеральной водой:

— Вижу, ты все-таки держишь живность. — Погруженная в свои мысли Лина не сразу сообразила, что подразумевается под этой фразой, поэтому ему пришлось пояснить:

— Я имею в виду вон тот аквариум. Рыбки твое хобби?

Она пожала плечами.

— Можно и так сказать. Просто однажды я увидела в супермаркете морской аквариум, и мне захотелось завести такой же у себя.

— Тем более что это разрешается, — ввернул Алекс, протягивая Лине стакан.

Та недоуменно взглянула на него.

— Разрешается?

— Ну, помнишь, привратник говорил, что жильцам кондоминиума позволено держать рыбок, а также птиц в клетках?

— А, вон ты о чем! Помню. Но, устанавливая аквариум, я ни у кого не спрашивала разрешения. Кстати, гот же привратник прекрасно был обо всем осведомлен, но ни слова мне не сказал.

Алекс усмехнулся.

— Потому что рыбки не подпадают под запрет. Вот свинья — другое дело. Похоже, здесь все считают, что ей у тебя не место.

— Тебе тоже не место в моем доме, но тем не менее ты здесь находишься! — неожиданно для себя самой выпалила Лина, все еще пребывающая под воздействием пережитых на кухне эмоций.

Улыбка Алекса стала шире.

— Верно. Пикси нас объединила. Из противников сделала почти союзниками. Во всяком случае, в наших отношениях появилось хоть что-то человеческое.

Красиво изогнутые брови Лины хмуро сошлись у переносицы.

— В наших отношениях? Забудь об этом! Между нами нет и не может быть никаких отношений. Заруби это себе на носу. Пикси действительно объединяет нас, но лишь отчасти. И только на тот срок, пока я буду решать связанные с ней проблемы.

— Не возражаю, — насмешливо произнес Алекс. — Что это ты так горячишься? Даже раскраснелась вся.

После этих слов Лина не просто раскраснелась, а вспыхнула.

— Просто мне не нравится вся эта ситуация!

— Так выстави свинку на улицу — и дело с концом. Ведь другие прошли мимо нее, и ничего. А тебе больше всех нужно, что ли? Как-нибудь устроится ее судьба и без твоего участия.

— И без твоего, верно? — Ну да, — кивнул Алекс. — У меня тоже проблем поубавится. — Затем, видя, что Лина мрачнеет с каждой минутой, он решил вернуть разговор к исходной точке. — Наверное, трудно содержать морской аквариум? Ведь в этом деле есть свои особенности?

Лина метнула в него сердитый взгляд.

— Не труднее, чем пытаться вновь и вновь навязать мне мысль, что твоя дочь ни в чем не виновата.

— Да я вовсе не об этом сейчас говорю!

— Знаю, — буркнула она. — Но думаешь только об одном.

Алекс усмехнулся, затем произнес, скользнув взглядом по ее губам, которые она то и дело машинально облизывала:

— Ошибаешься, сейчас я думаю о другом.

— Вот как? О чем же?

— А сама не догадываешься? По-моему, у нас получился весьма романтический вечер. За окном сумерки, мы вдвоем за этим столом, в уютном полумраке, так как роль лампы играет лишь твой освещенный аквариум, и даже Пикси нам не мешает, потому что спит как убитая после сытной еды и бурных впечатлений дня…

Лина нервно пошевелилась на стуле.

— К чему ты клонишь, не понимаю?

— Так уж и не понимаешь? — вкрадчиво произнес Алекс. Его голос окрасился интимными бархатистыми интонациями. — Мы с тобой взрослые люди и прекрасно осведомлены о некоторых вещах…

— Так нечестно! — вдруг возмущенно воскликнула Лина. — Кто говорил, что даже в мыслях не имеет забраться в мою постель?

— Неужели я? — с наигранным удивлением вскинул он бровь — М-да, это было опрометчиво с моей стороны. Впрочем, скорее всего я имел в виду, что некоторые вещи вовсе не обязательно делать в постели. Порой бывает удобнее расположиться прямо на ковре…

— Знаешь что? — воскликнула Лина, вновь заерзав, будто кто-то подложил на сиденье ее стула канцелярские кнопки. — Если ты будешь продолжать в том же духе, я выпровожу тебя прямо сейчас!

— Да? А Пикси оставишь у себя?

Лина прикусила губу. В ее глазах промелькнуло такое отчаяние, что Алекс от души рассмеялся.

— Ох, вижу, ты напрочь лишена чувства юмора! Ладно, хоть у нас в стаканах и не спиртное, давай выпьем за что-нибудь?

— За что? — растерянно спросила Лина. Алекс ежеминутно ставил ее в тупик. Невозможно было понять, когда он серьезен, а когда у него игривое настроение.

Он на миг поднял глаза к потолку, будто размышляя.

— Предлагаю выпить за потерявшихся животных. Идет?

— Да.

— А также за их прекрасных спасительниц.

Согласна?

— Ну… в общем не возражаю.

— Хорошо, — поднял Алекс бокал. — Поехали! — Его губы изогнулись в улыбке, в которой не было ничего интимного.

Глядя на него, Лина даже усомнилась, видела ли она это минуту назад или же ей просто померещилось. Сейчас лицо Алекса озарялось лишь безмерным и обезоруживающим обаянием.

— За тебя! — добавил Алекс. — Надеюсь, все связанные с Пикси проблемы будут решены и дальнейшая ее жизнь сложится счастливо и безоблачно!

— За последнее я выпью с удовольствием, подхватила Лина.

Они отпили по глотку минералки, после чего Алекс произнес, берясь наконец за вилку и нож:

— А теперь, может, расскажешь мне о своих рыбках? Вон о той, например, розовой в полоску. Никогда прежде таких не видел…

Глава 7

На следующий же день, сразу после перерыва на ланч, Лину посетил адвокат Элли Жарден. Его звали Патрик Розман, он имел репутацию дорогого и очень хорошего профессионала, и Лина уже два раза сталкивалась с ним по другим делам.

Когда в ее кабинет заглянул Уилли Стайер — которому предстояло дежурить до конца недели — с известием, что к ней посетитель, она невольно замерла. На одно мгновение ей почему-то показалось, что сейчас она услышит имя Алекса Нортона.

Но ничего подобного не произошло. Следом за Уилли в кабинет вошел Патрик Розман, и Лине осталось лишь подавить разочарованный вздох. Причем она сама удивилась степени своего разочарования А ведь оно не имело под собой никакой основы. Кроме того, у Лины не было ни единой причины ожидать сегодня визита Алекса.

Следующие три четверти часа она беседовала с Патриком Розманом, который был человеком остроумным и веселым, но за шутками не забывал гнуть свою линию.

Лине пришлось детально рассказать о том, как она выслеживала взломщика, проникшего в полицейские хранилища электронной информации, а затем ответить на множество вопросов, касающихся того, почему ей кажется, что именно Элли Жарден является тем самым хакером. Лина упорно отстаивала свою правоту, да и невозможно было иначе, потому что в противном случае ей пришлось бы признать бессмысленность выполненной работы.

Наконец Патрик Розман ушел, напоследок предупредив Лину, что на суде спуску не даст, и посоветовав заранее отказаться от некоторых утверждений, имеющих под собой шаткую основу.

Оставшись в одиночестве, Лина несколько минут сидела с устремленным на экран монитора взглядом, ничего при этом не видя. В ее голове теснились воспоминания о минувшем вечере, остаток которого прошел довольно мирно Они с Алексом больше не касались в беседе острых моментов. По окончании ужина тот еще некоторое время любовался аквариумными рыбками, потом заставил подняться прикорнувшую на ковре Пикси, после чего они все трое снова уселись в «бьюик» и отправились к воротам кондоминиума. Привратник был на посту. Когда Алекс притормозил, чтобы высадить Лину, тот увидел, что свинка уезжает, и расплылся в улыбке Лина на прощание почесала у Пикси за ушком, затем они с Алексом пожелали друг другу всего хорошего. Он укатил, увозя свинку с собой, а Лина подождала, пока «бьюик» скроется из виду, и направилась к ближайшей клумбе — той самой, где накануне Пикси устроила себе туалет. С помощью маленькой садовой лопатки Лина собрала все, что свинка оставила после себя, в целлофановый пакетик и забрала с собой, чтобы дома выбросить в мусорный бак.

Сейчас она думала о том, как Пикси провела ночь. Лине даже неизвестно было, где она находится, потому что впопыхах забыла выяснить, где Алекс живет, и попросить номер телефона.

За этими размышлениями ее застал вновь заглянувший в кабинет Уилли Стайер.

— Иду за кофе, — сообщил он. — Принести тебе?

— Если не трудно, — сказала Лина.

Уилли задержался на пороге.

— Вижу, к тебе зачастили адвокаты девицы, что влезла в полицейскую базу данных… Жертан, кажется, ее фамилия?

— Жарден.

— Вчера один пришел, сегодня другой, — продолжил Уилли. — Я еще такого не встречал.

— У нее один адвокат, Патрик Розман, тот, что только что ушел.

— Вот как? А тогда кто же вчерашний посетитель?

— Отец девушки, Алекс Нортон.

— Что-о? — протянул Уилли. — Выходит, он наврал, что является ее адвокатом? — В его глазах промелькнуло беспокойство. — Постой, значит, я пропустил к тебе человека, которого обязан был задержать?

Лина вздохнула.

— Получается так Но мистер Нортон не считает, что солгал. Ведь он не назвался адвокатом, а сказал, что представляет интересы Элли Жарден. По сути, так и есть: как отец, он заинтересован в том, чтобы проблемы дочери благополучно разрешились. В общем, не переживай, ничего страшного не произошло.

Постепенно успокаиваясь, Уилли поскреб в затылке.

— Что это ты так защищаешь парня? Приглянулся, что ли? Впрочем, этот Алекс Нортон впрямь красавец. Женщинам такие нравятся.

Лина слегка зарделась.

— Не знаю… Что касается меня, то я не заметила в нем ничего особенного. Вполне заурядная внешность. И вообще… — Она неопределенно повела плечом. — Словом, на мой взгляд, Алекс Нортон самый обыкновенный человек.

Правда? — тут же прокатился в ее голове чей-то ехидный смешок. И поэтому ты думаешь о нем вот уже сутки?

Ничего подобного, мысленно возразила Лина, я думаю вовсе не об Алексе, а о Пикси.

По-моему, вполне естественно, что меня беспокоит, как там она, все ли с ней в порядке. А Алекс Нортон интересует меня лишь в одном смысле — сколько времени он сможет держать у себя Пикси? Потому что решения проблемы я пока не вижу. У меня Пикси жить не может, Алекс не считает себя обязанным заботиться о ней, следовательно, нужно искать другой вариант. А точнее, человека, который согласится приютить ее у себя.

— Что ж, тебе виднее, — усмехнулся Уилли.

— Кстати, в связи с этой историей у меня есть к тебе просьба, — сказала Лина.

— Да?

— Мне нужно переговорить с мистером Нортоном, но он не оставил своих координат. Может, у тебя что-нибудь найдется в книге регистрации посетителей?

— Это мы мигом, — усмехнулся Уилли. Через несколько минут он вернулся с листком для записей в одной руке и пластиковым стаканчиком с кофе — в другой. — Все есть! Э-э… то есть не все, а телефонный номер. — Уилли поставил стаканчик перед Линой на стол. — Но для начала этого достаточно А дальше сама выяснишь все, что тебе необходимо.

— Конечно. Спасибо. Мистер Нортон сам дал тебе свой телефон?

— Нет, по моей просьбе. Я ведь думал, что он адвокат, вот и попросил на всякий случай сообщить телефонный номер его офиса. Но теперь сомневаюсь, что это координаты официального учреждения…

— Ладно, проверим.

Подождав, пока Уилли покинет кабинет, Лина набрала номер Причем сделала это быстро, боясь передумать.

Долго не отвечали. У Лины даже возникла мысль, что Алекс дал фальшивый номер, только чтобы не вызывать подозрений у дежурного.

Но она ошиблась. Алекс все-таки взял трубку.

Его голос Лина узнала сразу.

Неожиданным было то, что при первых же знакомых, окрашенных едва заметной хрипотцой звуках ее бросило в дрожь. А впрочем… Если вспомнить, какую бурю эмоций пережила она накануне, когда случайно попала в объятия Алекса на пороге кухни, ничего удивительного. Он обладал поразительной способностью пробуждать в ней чувственность. Ее же задача состояла в противостоянии подобному воздействию.

— Здравствуйте, мистер Нортон. Это… — Представиться она не успела.

— Лина? — прозвучало в трубке. — Ты, что ли? Боже, какой официоз! Я даже не сразу узнал тебя…

В восклицаниях Алекса сквозила такая радость, что Лину охватила новая волна трепета.

Как хорошо, что при нашем общении отсутствует видео! — подумала она. В противном случае я не знала бы, куда деваться от смущения.

— Да… кхм… это я. — Она поймала себя на том, что мертво вцепилась в телефонную трубку, и постаралась ослабить хватку. — Ты не занят, Алекс?

— О, это другое дело! — рассмеялся он. — А то мистер Нортон… После всего, что между нами было, просто уши вянут.

Лина вздрогнула. Алекс говорил так, будто они как минимум провели вместе бурную ночь.

После всего, что между нами было… А что, собственно, было? — едва не спросила она, но вовремя прикусила язык.

— Я… э-э… подумала, что ты не можешь подойти к телефону… — Собственный лепет показался Лине жалким, не говоря уже об интонациях голоса. — Ответа так долго не было…

— Прости, я находился далеко от телефона, — сказал Алекс. — Но очень рад, что ты позвонила… если только это не касается дел Элли. О них я уполномочил говорить с тобой адвоката.

— Да, он был у меня недавно. Вижу, для дочери ты денег не жалеешь. Розман стоит дорого.

Повисла короткая пауза.

— Думаю, — упаси бог, конечно! — что и ты не пожалела бы средств для своего ребенка, если бы тот попал в беду.

— Да, разумеется, — сдержанно произнесла Лина. О чем-то похожем они уже говорили. Ты выбрал лучшего адвоката в Галифаксе.

— Следую твоему совету, — усмехнулся Алекс. — Ты сама подсказываешь, как с тобой бороться.

Лина почувствовала, как эротический трепет постепенно покидает ее, вытесняемый ожесточением.

— Послушать тебя, так можно подумать, что я главный враг твоей дочери.

— Ну, в каком-то смысле так и есть. Пусть не нарочно, а в силу твоего рода занятий, но все-таки… И моя цель — сокрушить тебя. Впрочем, это относится лишь к данному конкретному случаю. А вообще-то я очень сожалею, что мы встретились при таких неблагоприятных обстоятельствах. Мне неприятно, что опосредованно ты являешься моим противником.

Лина скрипнула зубами.

— Я тебя не боюсь.

— Бог с тобой! У меня и в мыслях нет запугать тебя. Вместе с тем я намерен сражаться за свою дочь до конца.

— Хорошо, — вздохнула Лина. — Приветствую твои намерения. Мне лишь хотелось узнать, как дела у Пикси.

Прежде чем ответить, Алекс как-то замялся, потом произнес:

— Сейчас уже неплохо.

— Сейчас? — мгновенно встревожилась Лина. — Что ты хочешь этим сказать? С Пикси что-то случилось? — Беспокойство о свинке сразу оттеснило на второй план все остальные чувства и соображения. Даже самолюбие Лины как будто на время отступило в тень.

— В каком-то смысле, — после новой секундной паузы произнес Алекс.

— Только не говори загадками! — взмолилась Лина. — Случилось или нет?

— Да. Только…

— Что? — выдохнула она, ожидая услышать худшее.

— Да не волнуйся ты так. Просто тебе следует знать, что проблем прибавилось. — Интонации, прозвучавшие в голосе Алекса, показались Лине странными. — Скажу больше: теперь ты по уши в проблемах! Да и я тоже. Мы оба барахтаемся в море проблем. А в остальном все хорошо. Во всяком случае, Пикси чувствует себя превосходно… как мне кажется.

Несколько мгновений Лина молчала, кусая губы, потом вновь умоляюще произнесла:

— Вижу, правды от тебя не добиться, но я об одном прошу: не избавляйся от Пикси, пока у меня не найдется какое-нибудь решение!

— Ладно уж, не плачь. Ничего с твоей Пикси не сделается. На улицу я ее не выгоню. Она такая милая… Кстати, вчера, несмотря на поздний час, я ее выкупал, так что сейчас она еще симпатичнее, чем была. — Немного подумав, Алекс добавил:

— Тебе незачем нервничать.

Поверь, Пикси пребывает в лучшем виде. — Он вдруг хохотнул. — Правда, несколько похудела, но это не страшно. Кстати, можешь сама на нее взглянуть.

— Я бы с радостью, но как это сделать? Разве что ты пришлешь мне на мобильник ее изображение.

— Как сделать? — повторил Алекс, проигнорировав последнюю фразу. — Приезжай ко мне, и сама все увидишь. Так сказать, ощутишь весь массив нового вороха проблем. Приедешь? В этот уик-энд я свободен, смогу тебя принять. Может, вместе мы быстрее найдем выход из ситуации.

Лина взволнованно пошевелилась на своем снабженном колесиками стуле. Мысль о поездке к Алексу домой взбудоражила ее.

— Не знаю… скорее всего, у меня не получится. Я занята, множество дел и вообще…

— Странно, мне казалось, что для Пикси ты выкроишь время.

Так-то оно так, но кроме нее будешь еще и ты. И мы вновь окажемся наедине… если не принимать во внимание свинку, подумала Лина. Она очень сомневалась, что подобное сближение пойдет ей на пользу.

— Ну приезжай хоть ненадолго! — продолжал уговаривать ее Алекс. — Ведь это была твоя идея приютить свинку. И в настоящее время ее хозяйкой являешься ты. Я лишь сделал тебе одолжение, забрав Пикси к себе. Иначе вам с ней пришлось бы ночевать у ворот твоего кондоминиума. Представляешь себе картину? Так что не ищи повода отвертеться от этого визита, дорогая моя, а приезжай и взгляни на свою питомицу. Иначе мне придется вернуть ее тебе.

Лина прикусила губу.

— Снова шантаж?

— Ты ведь назвала меня прирожденным шантажистом, так что поневоле приходится оправдывать определение, — рассудительно заметил Алекс.

— Мне совершенно не нравится подобный способ добиваться желаемого, однако, несмотря на это, я приеду к тебе, — сказала Лина. И тут же поправилась:

— Вернее, к Пикси.

— О, разумеется! — усмехнулся он. — Не волнуйся, я не питаю иллюзий на свой счет.

— Весьма разумно с твоей стороны. Что ж, тебе осталось лишь назвать адрес.

— Хорошо, записывай…

До уик-энда оставалось еще два дня, и Лина чувствовала, что за это время у нее лопнет голова от бесконечных размышлений об Алексе Нортоне, проступке его дочери Элли и истории, связанной с милейшим созданием — карликовой тайской свинкой Пикси.

На следующий день после телефонной беседы с Алексом, желая как-то отвлечься от мыслей об их коротком, но насыщенном эмоциями — во всяком случае, для нее — знакомстве, Лина решила посетить сайт виртуальных дневников по адресу: «www.VD-000758». Она давно не читала словно персонально ей направленных посланий Расти. И хотя в последней записи ощущались какие-то тревожные настроения, Лина надеялась, что теперь все наладилось и она сможет насладиться общением с умным и приятным человеком. Пусть оно и одностороннее. В этом даже есть своя прелесть. Возможно, Расти так привык к одиночеству, что не жаждет общения. В противном случае он поместил бы на своей виртуальной страничке электронный адрес, по которому желающие могли бы отправить ему письмо. Однако, раз не сделал ничего подобного, значит, не нуждается в том, чтобы узнать реакцию посетителей сайта на содержание его дневника.

Произведя привычные нехитрые манипуляции, Лина зашла на сайт но, как оказалось, лишь затем, чтобы испытать прилив разочарования. Продолжения дневника не было.

Словом, вместо того чтобы отвлечься и успокоиться, Лина встревожилась еще больше. Разумеется, глупо было волноваться по такому ничтожному поводу, как отсутствие очередной порции досужих размышлений о том, что принято называть смыслом жизни. Но Лина вовсе не из-за этого обеспокоилась. Совершенно не зная Расти, она тем не менее в последнее время так сблизилась с его виртуальным образом, что ей начало казаться, будто они давние знакомые.

Вместе с тем, будучи человеком здравомыслящим, Лина понимала, что под именем Расти может скрываться кто угодно — старик, из которого, как говорится, песок сыплется, или какой-нибудь интеллектуал, напичканный комплексами по поводу своей внешности, или еще какой-нибудь субъект того же плана, не представляющий особого интереса для молодой женщины.

Более того, за псевдонимом Расти вполне могла скрываться женщина.

Впрочем, последнее представлялось Лине маловероятным. Стиль изложения и образ мышления автора дневника явственно указывали на его принадлежность к сильной половине человечества. Нужно иметь немалый литературный талант, чтобы имитировать перечисленные качества. Допустим, какая-то дама действительно обладает подобным даром и использует его для создания мужского образа. Но тут же возникает вопрос: зачем?

Подумав обо всем этом, Лина вышла из Интернета и выключила компьютер. На душе у нее остался горьковатый осадок одиночества.

В субботу Лина отправилась в путь на своем «саабе». Выехав за ворота кондоминиума, она направилась к автостраде «В-14».

Алекс Нортон жил юго-восточнее города, на мысе Сен-Дени. Лине не доводилось посещать эти места, хотя она была наслышана об их привлекательности. Земля здесь стоила дорого, и факт обитания Алекса в таком районе свидетельствовал о его неплохих финансовых возможностях.

Преодолев часть пути по автостраде, Лина свернула на дорогу, бегущую вдоль поросшего соснами океанского побережья. Здесь почти не было транспорта, тишина нарушалась лишь шумом ветра, звуками морского прибоя и птичьим гомоном.

Порой попадались особняки, но нечасто.

И чем дальше, тем реже. Когда дорога перешла в грунтовую, Лина даже немного забеспокоилась.

В какую глушь заманивает ее Алекс Нортон?

Наконец впереди показалась крыша какого-то строения. Самого его не было видно, потому что оно располагалось ниже уровня дороги. Собственно, дорога на этом участке заканчивалась.

Впереди возвышался холм, где среди покрытых мхом валунов росли сосны.

Первым, что увидела Лина, был знакомый «бьюик». Остановившись, она заметила, что он стоит на металлической платформе, сбоку от которой находился какой-то механизм. Возле него, но уже на земле, стоял маленький белый «фольксваген». Справа зеленели непроходимые кусты живой изгороди. Среди них возвышалась сложенная из желтоватого ракушечника арка с черной, усеянной заклепками металлической калиткой.

Лина посмотрела на нее, потом взглянула на наручные часы и удивленно вскинула бровь.

Они с Алексом договорились о встрече на одиннадцать, а сейчас было десять двадцать пять. Она приехала раньше назначенного времени!

Выйдя из «сааба», Лина шагнула к арке и тронула калитку. Та оказалась незапертой. Открыв ее, Лина очутилась на небольшой площадке, от которой вниз вели ступени все из того же ракушечника. Они переходили в дорожку, пересекавшую небольшой, давно не стриженный газон и упиравшуюся в крыльцо весьма элегантной виллы, построенной в очень современном стиле, отчасти напоминавшем хай-тек из-за обилия стекла и металла.

Во дворе никого не было видно, поэтому, немного помедлив, Лина двинулась к дому. Не успела она подняться по трем широким мраморным ступеням на крыльцо, как половинки стеклянной двери разъехались в стороны, словно приглашая войти.

В первое мгновение Лина вздрогнула от неожиданности, потом, заглянув в пустынный холл, решилась переступить порог. Через мгновение стеклянные двери с тихим шорохом сошлись за ее спиной.

А, попалась! — усмехнулась Лина, оглянувшись на них.

Сразу за холлом находилась гостиная с мягкой кожаной мебелью и расставленными среди диванов и кресел стеклянными столиками, а также на разных уровнях свисающими то тут, то там с потолка светильниками в виде матовых белых шаров. В этом помещении тоже никого не было.

Что же делать? — подумала Лина. Судя по тому, что здесь все нараспашку, а наверху, у калитки, стоит «бьюик», Алекс где-то поблизости. Да и не мог он забыть о нашем уговоре встретиться сегодня.

— Эй, кто-нибудь! — подняв голову, крикнула Лина в пустоту.

Однако ответа не последовало. Когда стихло эхо ее голоса, на вилле вновь воцарилась тишина. Прислушавшись, Лина как будто уловила донесшееся откуда-то снаружи металлическое звяканье, которое прекратилось так быстро, что она поневоле засомневалась, слышала ли вообще что-нибудь.

И пока Лина стояла, размышляя, какие еще действия предпринять, за ее спиной раздалось:

— Ой, привет!

Она едва не подпрыгнула от неожиданности.

Затем, резко обернувшись, увидела тоненькую девушку в коротком цветастом халатике. Ее светлые кудрявые волосы словно создавали ореол вокруг головы. Губы незнакомки имели естественный коралловый оттенок, а глаза были такого редкостного ярко-синего цвета, что Лина засмотрелась. Опомнилась только тогда, когда девушка улыбнулась.

— Ищете Алекса? Он упоминал, что ждет сегодня кого-то.

Только сейчас Лина сообразила, почему не слышала шагов незнакомки — та была босиком.

А в гостиную вошла через другую дверь.

— Алекс в сарае, смазывает мотор катера, — пояснила девушка, кивнув куда-то назад, в сторону берега.

И тут — возможно, благодаря этому движению — Лина уловила в чертах ее лица сходство с Алексом. В следующее мгновение она поняла, что перед ней Элли Жарден.

Все верно, это шестнадцатилетняя дочка Алекса. Как они похожи! Просто удивительно.

Кто бы мог подумать, что у Алекса такая красивая дочка. Впрочем, я не права. Об этом мог бы догадаться всякий, кто видел самого Алекса. У него ведь тоже неотразимая внешность.

Женщинам нравится, как выразился Уилли Стайер. Просто все дело в том, что я никогда не встречала хакера, который напоминает ангела.

— Не волнуйтесь, я не стану вам мешать, — быстро произнесла Элли. — Сейчас уеду в город.

Вот чей «фольксваген» стоит у калитки рядом с принадлежащим Алексу «бьюиком»! — догадалась Лина.

Глава 8

В эту минуту за спиной Элли показался Алекс.

Он был в шортах и обыкновенной белой майке, одной из тех, которые мужчины надевают под рубашку и которая абсолютно не скрывала хорошо развитых, бугрящихся на плечах, руках и груди мышц. Его белокурые волосы были изрядно растрепаны, взгляд направлен на измазанные мазутом руки.

Лина ощутила внезапную сухость во рту. Вид полуобнаженного Алекса подействовал на нее ошеломляюще.

— Ты еще не… — начал было тот, поднимая голову, и вдруг увидел Лину. — А! Ты уже здесь?

Не ждал тебя так рано. — Он слегка развел руками. — Прости, я в таком виде…

— Это ты меня извини, что явилась раньше времени, — поспешно произнесла Лина. — Мы ведь намечали встретиться в одиннадцать, а сейчас…

Алекс состроил гримасу — мол, брось, все нормально. Затем спросил:

— Вы успели познакомиться?

— Нет, мы,

— Это моя дочь, Элли, — с некоторым нажимом произнес он. Затем совсем другим тоном добавил:

— А это Лина. Та самая, что взяла под свою опеку Пикси.

В глазах Элли промелькнуло странное выражение, в котором восторг сочетался с грустью.

— Правда? Ой, а вы знаете, что ваша свинка…

— Элли, ты, кажется, собиралась куда-то ехать, — многозначительно перебил дочку Алекс.

— Конечно, папа, — смутилась та. — Только переоденусь. — Она вновь взглянула на Лину. Наверное, мы уже сегодня не встретимся, так что — до свидания.

— Всего хорошего.

Глядя вслед уходящей Элли, Лина испытала прилив грусти.

Сегодня, может, и нет, а позже непременно встретимся, промелькнуло в ее голове. В суде, на слушании дела о несанкционированном проникновении в электронную базу данных полиции. Ты будешь обвиняемой, а я главным свидетелем.

Ей вдруг показалась дикой мысль, что похожая на белокурого ангела Элли может оказаться за решеткой. В этом образе ощущался чудовищный диссонанс.

Все правильно, вдруг прозвучал в мозгу Лины знакомый голос второго «я». Ты пришла именно к такому выводу, которого Алекс и добивается. Молодец!

На миг застыв, Лина с прищуром взглянула на Алекса.

— Ты нарочно так устроил, чтобы я встретилась здесь с твоей дочерью?

Вопрос явно застал его врасплох. Он даже на секунду отвел взгляд в сторону, но быстро овладел собой и усмехнулся.

— А ты предпочла бы, чтобы это произошло в каком-нибудь другом месте?

Лина сердито засопела.

— Я вообще не понимаю, зачем тебе понадобилось устраивать эту встречу!

Взгляд Алекса стал совершенно серьезным.

— Чтобы ты посмотрела на Элли в нормальной обстановке до того, как ее усадят на скамью подсудимых. И учти, Элли не знает, что ты тот самый человек, на показаниях которого базируются выдвинутые против нее обвинения.

— Нет? — удивленно вскинула брови Лина.

Алекс покачал головой.

— Для нее ты просто спасительница прелестной карликовой свинки Пикси. Пока, — мрачно добавил он. Потом тряхнул головой, словно прогоняя невеселые мысли, и улыбнулся. — Оставим это. Сейчас ты у меня в гостях, а я в таком виде… Знаешь что, побудь в гостиной, пока я приведу себя в порядок, ладно? Вон бар с холодильником, там есть минеральная вода и кока-кола, которую я держу для Элли. Там же найдется мартини и даже виски, если желаешь…

— Спасибо, я за рулем. Колы, пожалуй, выпью.

— Хорошо. А я скоро вернусь.

— Ты так и не сказал, где Пикси и что с ней, — напомнила ему Лина.

Он улыбнулся.

— Наберись терпения и немножко подожди.

Тебя ожидает сюрприз.

В баре действительно нашлось все перечисленное Алексом и даже — более того. Однако Лина осталась верна изначальным намерениям и плеснула себе кока-колы. Затем, вместо того чтобы устроиться со стаканом на диване или в кресле, принялась бродить по гостиной. Ее заинтриговало жилище Алекса.

Одна стена была сплошь увешана снимками. Разных размеров, цветные и черно-белые, матовые и глянцевые, они манили к себе, притягивали внимание. Ноги сами понесли Лину к ним.

Чего здесь только не было! Люди, звери, птицы, автомобили, мотоциклы, подводный мир, звездное небо, образцы архитектуры, пейзажи, цветы, бабочки, древние вазы, украшения из серебра и золота…

У Лины разбежались глаза. А потом она вспомнила, как Алекс обмолвился, что в его автомобиле находится дорогое съемочное оборудование. Тогда у нее еще мелькнула мысль, что Алекс имеет какое-то отношение к кино.

Но, может, он профессионально занимается фотографией?

Лина недолго ломала голову над этим вопросом, потому что ее взгляд упал на противоположную стену. Вернее, сквозь нее, потому что она представляла собой монолитную стеклянную пластину и выходила на море.

Лина подошла к этому огромному окну и остановилась. Открывшийся вид завораживал.

Она подумала, что могла бы часами любоваться расстилающейся за кромкой прибоя океанской гладью и ей не надоело бы. А ведь еще есть небо, солнце, облака…

— Я сам порой не могу оторваться, хотя давно привык к здешним красотам, — неожиданно прозвучал за спиной Лины голос Алекса.

Оказывается, он успел войти в гостиную и теперь наблюдал за Линой.

Интересно, как долго это продолжается? — подумала она, оборачиваясь.

В следующее мгновение Лине захотелось зажмуриться, потому что фигура Алекса показалась ей едва ли не ярче того великолепия, что простиралось за окном. Он переоделся в светлый льняной костюм, из-под которого выглядывала белая рубашка-поло с расстегнутым воротником. Волосы Алекса были влажными после недавно принятого душа, и от них исходил аромат дорогого шампуня. Карие глаза словно приобрели медвяный оттенок.

Лина почувствовала, что задыхается от волнения, и поспешно отхлебнула глоток колы, чтобы перебить совершенно неуместное ощущение.

— Приятно выпить холодненького в такой жаркий день, верно? — улыбнулся Алекс.

Скорее всего, он подразумевал именно то, что сказал, однако Лине показалось, что его слова наполнены неким подспудным смыслом.

Неужели он понимает, как сильно действует на меня? Неужели каждое его движение сознательно направлено на это?

— Что с тобой? — вдруг нахмурился Алекс. — Ты так странно смотришь… и, кажется, побледнела…

У Лины задрожали коленки. Издевается он, что ли?

— Здесь… душновато, — произнесла она первое, что пришло на ум.

— В самом деле? — Он повертел головой, будто надеясь увидеть в воздухе концентрацию влаги. — Ничего не понимаю. Кондиционер включен.

Если он приблизится ко мне, не знаю, что со мной будет! — завертелась в мозгу Лины паническая мысль, и она невольно попятилась.

Зато Алекс обратил внимание на ее машинальное движение. Шагнув вперед, он внимательно вгляделся в лицо Лины, затем негромко произнес:

— Надеюсь, это скоро пройдет, но… бледность тебе к лицу. Ты как будто еще больше похорошела. И вообще, ты сегодня просто красавица. Этот цвет тебе очень идет.

Лина зарделась. Отправляясь на эту встречу, она надела бледно-розовые джинсы и такую же курточку длиной до талии. Губную помаду тоже выбрала в тон.

Собственный внешний вид ей нравился, и тем не менее комплимент Алекса подействовал на нее самым обескураживающим образом. А истоки подобной реакции следовало искать в ее отношениях с мужем.

Лину без преувеличения можно было назвать красивой женщиной, но ее бывший супруг сделал все для того, чтобы она таковой себя не чувствовала. Причем действовал он сознательно. В юности его научил этому отец, точно так же всю жизнь проработавший в порту Галифакса грузчиком и питавший уверенность, что жену с самого начала надо поставить на место — чтобы уважала, много о себе не мнила и знала, кто в доме главный.

Из совместной жизни с Фрэнком Лина вышла, утратив значительную часть уверенности в себе.

К ее работе это отношения не имело, зато к личностной самооценке — самое непосредственное.

Поэтому комплименты Алекса лишь сбивали ее с толку. Она не знала, как на них реагировать: принимать всерьез или искать второй смысл.

Но ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы Алекс говорил искренне — именно он, единственный мужчина из всех живущих на планете!

Вот за кого мне следовало выйти замуж, неожиданно подумала она. А вовсе не за мужлана Фрэнка. Алекс так же силен физически, как и тот, и точно так же поддерживает себя в хорошей форме, но разве можно сравнить его деликатность с грубыми манерами моего бывшего муженька?!

Подавив вздох, она произнесла:

— Бледность у меня из-за того, что в этом сезоне я еще не загорала. — Затем, взглянув на Алекса, добавила:

— А вот ты, по-моему, злоупотребляешь пребыванием на солнце.

— Я не специально. Просто по роду своей деятельности часто бываю на открытых пространствах.

Лина покосилась на стену с фотографиями.

— Не это ли случайно твоя работа?

Алекс проследил за ее взглядом.

— Да, автор этих снимков я. Но они сделаны давно, когда я еще работал фоторепортером.

— А сейчас ты чем занимаешься? — с интересом спросила Лина. — Если не секрет, конечно.

Он качнул головой.

— Никаких секретов. Я занимаюсь съемками специальных фильмов на заказ, делаю так называемые авторские работы, в основном для телевидения.

— Как интересно! Где, в Галифаксе?

— О, в любой части света! — рассмеялся Алекс. — И тружусь тоже практически в любых условиях.

— Понятно… — протянула Лина. — Видно, подобная деятельность приносит неплохой доход, если ты способен содержать такую виллу.

— Не жалуюсь, — повел он бровью. — Надеюсь, тебя привлекает во мне не только мое финансовое благополучие?

Лина вздрогнула. Вот оно! Алекс понял, о чем она думает, и сейчас станет насмехаться.

— Интересно, почему ты решил, что меня в тебе что-то привлекает? — чуть помедлив, сдержанно произнесла она.

— Ну, это не так трудно, — улыбнулся он. — Ты здесь, и этого достаточно. Если бы я был совершенно безразличен тебе, то сейчас продолжал бы возиться с лодочным мотором, а не любовался бы твоей красотой.

Лина вспыхнула.

— Прошу тебя, не преувеличивай. И вообще, ты ошибаешься, я здесь единственно из-за Пикси, о которой, кстати, до сих пор ничего не знаю.

— Только из-за нее? — вкрадчиво произнес Алекс, приближаясь к Лине еще на шаг. — Не думаю. В противном случае ты не трепетала бы как осиновый лист на ветру. Неужели ты так восприимчива к импульсам мужской чувственности?

О чем это он? Попятившись еще немного, она уперлась спиной в стеклянную стену. Дальше отступать было некуда. Оставалось разве что метнуться влево, к выходу из гостиной, и выбежать на берег. О чьей мужской чувственности он говорит?

О своей, дуреха! — хохотнул в ответ голос ее недремлющего второго «я». Кто здесь из вас двоих мужчина, в конце концов? Просто Алекс человек воспитанный и не может сразу в лоб заявить, мол, я тебя желаю!

От этой мысли дрожь Лины лишь усилилась. Она вдруг поняла, что не одна испытывает сейчас страстное волнение, Алекс тоже им охвачен.

Разве может он, такой ослепительно красивый и невероятно притягательный, хотеть меня?

Меня!

Это была последняя мысль, пронесшаяся в мозгу Лины, прежде чем Алекс сделал еще один шаг и медленно провел ладонью по ее руке, от плеча до локтя и обратно.

— Ну вот, дрожь ощущается очень отчетливо, как я и предполагал.

— Не правда! — пискнула Лина, не узнав собственного голоса. — Я не…

— Дрожишь, дрожишь! — Алекс убрал ладонь с ее руки, но лишь для того, чтобы легонько, почти невесомо провести по горлу. — Я же чувствую. У тебя такая нежная кожа… Хм, ты словно охвачена лихорадкой. Странно было бы предположить, что подобная нервозность порождена беспокойством о найденной на улице тайской свинке. Не пытайся убедить меня в этом, я все равно не поверю… Хотя очень признателен Пикси за то, что благодаря ей мы встретились и узнали друг друга.

Пораженная этими словами до глубины души, Лина молча смотрела на Алекса. В ее голове стоял тихий звон.

— Я… не знаю… Не делай этого…

— Чего, солнышко? — прошептал Алекс.

— Пожалуйста, убери руку!

Продолжая нежно поглаживать горло Лины, он несколько мгновений всматривался в ее лицо.

— Кажется, ты не на шутку испугалась, — изумленно слетело с его губ. — Но почему? Не понимаю… Неужели я такой страшный?

— Ты похож на Фрэнка! — с мукой в голосе воскликнула Лина.

Алекс нахмурился.

— На кого?

— На моего бывшего мужа, — буркнула Лина, отведя взгляд в сторону.

Алекс весело рассмеялся.

— Он прикасался к тебе, не спрашивая разрешения?

— Он меня бил, — глухо ответила она.

Смех словно застрял у Алекса в горле.

— Бил? Ты сказала — бил?!

Лина понуро кивнула. Алекс растерянно взглянул на нее, потом произнес:

— Но чем же я похож на него? Ведь я пальцем тебя не тронул, то есть я, конечно, словом, дотронулся до тебя, но не в том смысле!

Она быстро покачала головой.

— Разумеется! Ты не такой. Ты только внешне напоминаешь Фрэнка Во взгляде Алекса промелькнуло странное выражение. В следующее мгновение он скользнул ладонью за шею Лины, обхватил затылок и процедил прямо в лицо:

— Постарайся усвоить следующее: мне глубоко безразлично, кого я напоминаю — Фрэнка или еще какого-нибудь подонка, — так что не нужно меня ни с кем сравнивать! Я — это я, понятно?

Лина отшатнулась от него, но он крепко удерживал ее затылок, так что отстраниться по-настоящему ей не удалось. Возможно, из-за этого перед ее внутренним взором возник образ взбешенного Фрэнка. И пока Алекс цедил фразы, она видела перед собой лицо бывшего мужа — искаженное яростью, с побелевшими глазами, — который, как обычно, осыпал ее грязными эпитетами, прежде чем ударить.

Картина была настолько яркой, что кровь в одно мгновение отлила от лица Лины, и она стала белее мела. Затем перед ее глазами словно замелькали темные мушки, ноги подкосились, и она покачнулась.

К счастью, Алекс вовремя заметил произошедшие с ней перемены и успел поддержать, притянув к себе. Лина сникла в его объятиях, как сорванный лютик, тем самым показав, какое на самом деле она слабое, ранимое и беззащитное существо.

— Что ты, солнышко, что ты, — пробормотал Алекс, поглаживая ее по спине. — Прости меня, я не должен был повышать голос. Может, накапать тебе успокоительного? У меня что-то есть в аптечке…

Лина вяло качнула головой.

— Спасибо, не нужно. Ты тоже извини меня, мне впрямь не следовало сравнивать тебя с… ни с кем.

— Ладно, забудем. Может, воды принести?

— У меня есть кола, — кивнула Лина на стакан, все еще находившийся в ее руке.

— А еще я могу сварить кофе, — растерянно добавил Алекс.

— Нет-нет, благодарю.

— Должен же я что-то сделать! Как-то помочь тебе. Ты на себя не похожа…

В тоне Алекса сквозило такое искреннее беспокойство, что Лина хоть и через силу, но все же улыбнулась.

— Ничего делать не нужно. Лучше идем к Пикси.

Алекс взял ее за плечи, отстранил от себя и внимательно посмотрел в лицо.

— Ты уверена, что… э-э… твой приступ не повторится?

Она покачала головой.

— Говорю тебе, не беспокойся.

— Ну хорошо. К Пикси так к Пикси. Сюда, пожалуйста. — Одной рукой Алекс взял Лину под локоть, а другой указал на выход из гостиной, ведущий в сторону берега. Они неспешно двинулись вперед. Лина на ходу отпила глоток колы, после чего Алекс протянул:

— Да, задала ты мне задачу со своей свинкой!

В ту же минуту Лина ощутимо напряглась.

Затем высвободила локоть и повернулась к Алексу всем корпусом. К своему изумлению, он увидел в ее глазах стальной блеск.

— Обещаю освободить тебя от Пикси при первой же возможности, — сухо произнесла она. — Поверь, я только тем и занимаюсь, что размышляю над решением этой проблемы.

— Рад слышать, — сказал Алекс, с интересом разглядывая ее. — Потому что хлопот у меня с Пикси невпроворот. Тебе хорошо, ты сидишь себе в своем кондоминиуме и горя не знаешь, а мне здесь приходится отдуваться. Вдобавок я еле уговорил тебя приехать взглянуть на свою питомицу.

— Если бы я знала, что меня здесь ожидает, то… — Лина оборвала фразу и произнесла:

— Сейчас я взгляну на Пикси и сразу отправлюсь в обратный путь.

Прекратив рассматривать ее, Алекс сощурился.

— Очень жаль. Я думал, ты задержишься у меня, прельстившись моим обаянием.

Прежде чем ответить, Лина чуть помедлила, потом усмехнулась.

— Возможно, так и было бы, если бы ты не намекал ежеминутно, что я очень тебе обязана.

— Я? — удивился Алекс. — Намекаю?

— Разумеется. За последние пять минут ты сделал это по крайней мере два раза. Однако тебе не стоит так беспокоиться, я не страдаю амнезией. Поэтому не нужно постоянно напоминать об одолжении, которое ты оказал мне, согласившись подержать у себя животное, подобранное мной на улице. Надеюсь, через несколько дней мне удастся освободить тебя от Пикси.

Алекс загадочно улыбнулся.

— Не думаю, что тебе удастся сделать это в столь короткий срок.

— Почему? — нахмурилась Лина.

Взгляд Алекса стал еще более таинственным.

— Тебе еще не все известно!

— И эта ситуация тебя как будто забавляет?

— Напротив, — вздохнул он, — отягощает.

Поверь, я бы с радостью от нее избавился. Идем, сама все увидишь.

Он вывел Лину наружу, потом они двинулись налево, к хозяйственным постройкам, среди которых находились сарай и лодочный ангар, через распахнутые двери которого виднелся катер. Последние несколько ярдов Лина шла, утопая каблуками босоножек в песке.

— Нужно было предложить тебе тапочки, — обронил Алекс, заметив ее неудобство.

— Ничего, я на цыпочках. И потом, мы ведь, кажется, уже пришли?

— Да, нам вот в этот сарай.

— Держишь Пикси в сарае? — хмыкнула Лина.

— А по-твоему, я должен был поселить ее в собственной спальне? — незлобиво огрызнулся он.

— У меня Пикси находилась в гостиной.

— Помню. И ты постаралась поскорее переправить ее в мой «бьюик».

На этом короткая словесная перепалка завершилась. Лина решила переменить тему.

— А это что за строение? Неужели гараж?

— Угадала, — сказал Алекс, мельком взглянув в направлении, в котором смотрела она. — А что?

— Э-э… я не понимаю… Твой «бьюик» стоит на дороге, а гараж находится здесь, внизу.

— И?

— Каким образом автомобиль попадает в гараж?

Алекс снисходительно усмехнулся.

— Видишь асфальтовую дорожку, которая идет от гаража за дом? Она выходит прямо к дороге.

— Но дорога-то наверху!

— Верно. Поэтому я оборудовал там подобие лифта, который опускает или поднимает автомобиль в зависимости от необходимости. Если ты заметила, мой «бьюик» стоит на металлической платформе.

Она кивнула, потом сказала:

— Не проще ли было устроить гараж прямо на дороге? Тем более что на этом участке она заканчивается.

— Проще, — согласился Алекс.

— Так почему же ты выбрал более сложный вариант?

— Там мало места. То есть для гаража, в котором содержится один автомобиль, достаточно. Но у меня их два, еще есть «лендровер». И Элли приезжает на «фольксвагене». Кроме того, — усмехнулся он, — не исключено, что в будущем я захочу пополнить свой автопарк.

— Понятно. — Лина перевела взгляд с гаража на сарай. — Ну так где же все-таки Пикси?

Шагнув вперед, Алекс распахнул дверь добротного каменного строения.

— Прошу.

Глава 9

Войдя, Лина увидела, что при необходимости в этом сарае даже можно жить. Здесь царил порядок и было по-своему уютно, возможно из-за того, что вдоль стен стояли старые, но вполне еще пригодные к использованию диваны и кресла.

Пикси нигде видно не было, однако Лина сразу услышала какие-то негромкие звуки, которые явно издавал кто-то живой.

— Сюда, к окну, — сказал Алекс.

Пройдя несколько шагов, Лина увидела картину, заставившую ее застыть на месте. Под самым залитым солнцем окном, за импровизированной загородкой лежала на боку крошка Пикси.

У Лины упало сердце, а в голове пронеслось: что с ней и почему она лежит? В ту же минуту вновь раздались те самые странные звуки, которые Лина отметила ранее. Затем, словно вторя им, несколько раз нежно хрюкнула Пикси.

И тут Лина заметила нечто такое, от чего ее сердце радостно сжалось: вдоль живота свинки расположились несколько живых комочков.

В первое мгновение Лина приняла их за мышей, но в следующую секунду сообразила, что это поросята.

— Она с самого начала показалась мне излишне упитанной, — заметил приблизившийся сзади Алекс. — Но кто бы мог подумать, что все дело в этом!

Лина ошеломленно оглянулась.

— Пикси готовилась стать мамашей! Боже правый, вот это новость…

— Именно, — пробормотал он.

— С ума сойти! — Лина все никак не могла опомниться. Наклонившись, она долго рассматривала припавших к материнским соскам новорожденных. — Сколько их здесь? Один, два, три… Пятеро! С ума сойти! — Лина выпрямилась и растерянно взглянула на Алекса. — Что же нам с ними делать?

— Нам? — удивленно вскинул он бровь. — Вся эта живность принадлежит тебе, солнышко. Вот поэтому, приглашая тебя приехать, я и говорил о ворохе проблем!

Губы Лины дрогнули. Она посмотрела на Пикси с малышами, потом на Алекса и вновь на Пикси. Затем потерла пальцами лоб.

— Будет грандиозный скандал. Жильцы кондоминиума ни за что на свете не позволят мне держать дома свинку да еще с приплодом. Алекс, может, ты… — робко начала Лина, однако он перебил ее.

— Нет-нет! — помахал он указательным пальцем. — Даже не думай. Я постоянно в разъездах. В частности, на следующей неделе, в среду, мне предстоит отлучиться по делам. Присматривать за Пикси и всей ватагой, — кивнул Алекс на поросят, — в мое отсутствие некому. И вообще, я согласился предоставить свинке прибежище лишь на несколько дней. Так что тебе предстоит решить проблему до среды. Вернее, до вторника, потому что в среду я уезжаю рано утром.

К этому времени всех этих милых созданий уже не должно быть в моем доме.

Лина зажмурилась. Ситуация развивалась чересчур стремительно, а выхода из нее по-прежнему не предвиделось. Он даже не маячил на горизонте.

Теперь я понимаю, как чувствует себя человек, на которого несется сорвавшаяся с горной вершины снежная лавина, со вздохом подумала она.

— Скажи, — осторожно, изо всех сил стараясь скрыть волнение, начала Лина спустя несколько мгновений, — а сам ты не пытался искать решения проблемы?

Глядя на ее влажно заблестевшие глаза, на горестно изогнувшиеся брови, Алекс едва удержался от того, чтобы не прибегнуть к утешениям. Но это означало бы крах его собственного небольшого плана, в котором Лине отводилась главная роль.

— У меня лишь одно решение, и ты прекрасно его знаешь, — сдержанно произнес он.

— К-какое? — с дрожью в голосе спросила Лина, заранее боясь услышать ответ.

Напустив на себя безразличный вид, Алекс пожал плечами.

— Отдать Пикси вместе с отпрысками в приют для животных. Иного выхода я не вижу.

— Нет! — воскликнула Лина. — С поросятами Пикси никто не возьмет, значит, есть очень большая вероятность, что их всех усыпят.

Алекс мог бы выдвинуть против этого утверждения возражение, потому что, по его мнению, такие редкостные животные непременно нашли бы хозяина, но он предпочел промолчать.

Повисла продолжительная пауза, во время которой Лина продолжала напряженно думать в поисках хоть какого-нибудь решения, а Алекс просто стоял рядом и любовался копошащимися между ног Пикси поросятами.

Время от времени Лина выдвигала вариант приемлемого, с ее точки зрения, решения, но Алекс с неизменным успехом доказывал несостоятельность очередной идеи. Наконец Лина вкрадчиво произнесла:

— Может, твоя дочь присмотрит за Пикси?

Алекс все время ждал, когда она это скажет.

— Элли? — с хорошо разыгранным удивлением произнес он. — Странно слышать от тебя подобное предложение.

— Почему же? Ведь она бывает здесь и…

— Только по уик-эндам. В остальное время живет в городе. Ей, видишь ли, очень хочется доказать свою самостоятельность и независимость. Правда, сейчас лето, каникулы и Элли более свободна, чем во время учебы, но я не думал, что ты способна прибегнуть к помощи человека, против которого будешь свидетельствовать в суде.

Лина прикусила губу. Ситуация завязалась в узел, который продолжал затягиваться все туже.

Разумеется, Алекс прав: нельзя обращаться к Элли с просьбами — к кому угодно, но только не к ней!

Вдруг Лине в голову пришла мысль, показавшаяся удачной.

— А что ты скажешь, если я найму человека, который будет ухаживать за животными в твое отсутствие? — выпалила она и, затаив дыхание, стала ждать ответа.

Алекс смерил ее взглядом.

— Нет.

— Э-э… может, объяснишь причину отказа?

— Тут и объяснять нечего! — запальчиво произнес Алекс. На этот раз его эмоции были абсолютно искренними. — Я терпеть не могу, когда на вилле болтаются посторонние. Мой дом — моя крепость. Известна тебе такая поговорка?

То-то! Англичане знают в этом толк, иначе не придумали бы столь удачного выражения…

— Но кто-то же приходит убираться у тебя, — ворчливо обронила Лина, скорее утверждая, чем спрашивая.

— Раз в месяц. И это меня вполне устраивает.

Я не очень-то мусорю. Кроме того, меня часто не бывает дома.

Лина помолчала, кусая губы, потом ее осенило.

— Постой, ведь человеку, о котором идет речь, вовсе не нужно будет заходить в дом! Достаточно дать ему ключи от сарая. В этом случае он мог бы кормить и выгуливать Пикси, а также…

— Нет, — сухо произнес Алекс. — Этот вариант меня не устраивает. И потом, того, что ты предлагаешь, недостаточно. Кто-то должен находиться здесь постоянно. Мало ли что может случиться с поросятами. Да и с самой Пикси тоже. Вдруг понадобится вызвать ветеринара или еще что-нибудь. Хорошо, что Пикси опоросилась без посторонней помощи, но в наше время даже для кошки приглашают акушера. Это тебе не аквариумные рыбки! — с коротким смешком заключил он.

— Ну что же делать? — удрученно пробормотала Лина, на сей раз обращаясь к себе самой.

На Алекса она не смотрела.

Зато он очень внимательно наблюдал за ней.

До сих пор разговор развивался в выгодном для него направлении. Оставалось подвести беседу к логическому завершению.

Выдержав паузу, Алекс обронил, словно невзначай:

— Кстати, ты подала неплохую идею.

Лина встрепенулась.

— Что, ты согласен, чтобы за Пикси кто-то присматривал?

Он неспешно кивнул.

— Да, не возражаю. Но только в том случае, если этим кем-то будешь ты. Остальные меня не устраивают.

Ресницы Лины затрепетали.

— Я? — Было заметно, что предложение Алекса поразило ее своей неожиданностью. Чем же я лучше остальных?

— Гораздо лучше! — с чувством произнес он.

Теперь для Лины настал черед внимательнее взглянуть на него.

— Интересно… — медленно произнесла она. — Еще совсем недавно ты говорил, что мы с тобой противники, чуть ли не враги, а тут вдруг такая перемена в отношении!

— Мне приятно, что ты запомнила тот разговор, — усмехнулся Алекс.

— А все-таки в чем тут секрет? — спросила Лина.

— Ну, во-первых, если помнишь, я еще тогда сказал, что очень сожалею об обстоятельствах нашего знакомства. Гораздо предпочтительнее было бы, если бы мы встретились в иной ситуации, такой, к которой не примешивались бы проблемы моей дочери.

— А еще лучше, если бы Элли их не создавала, — не удержавшись, вставила Лина.

Пропустив ее замечание мимо ушей, Алекс продолжил:

— Кроме того, ты чертовски очаровательный противник.

— Это не ответ на мой вопрос, — отводя взгляд в сторону, сказала Лина.

— Хорошо, отвечаю: во-вторых, я успел немного привыкнуть к тебе и… — Алекс на секунду умолк, продолжая смотреть на нее, потом, слегка вздохнув, продолжил:

— Что тут скрывать, ты заинтересовала меня. И как личность, и как… хм… ну, сама понимаешь, как может женщина заинтересовать мужчину. — Он вновь замолчал, словно ожидая от Лины каких-то слов, а не дождавшись, закончил мысль:

— Но самое главное — именно ты в данный момент являешься хозяйкой Пикси. И ее детенышей, разумеется. И если сумела защитить малышку от разъяренного торговца овощами, то с остальным тоже должна справиться. — Этот аргумент Алекс придумал еще тогда, когда Лина позвонила ему, чтобы узнать, как дела у Пикси. — И, наконец, ты работаешь в особом отделе полиции, так что я смело могу доверить тебе свой дом. А для удобства, — быстро произнес он, видя, что Лина собирается что-то сказать, — разрешаю перевести Пикси и ее малышей туда.

Кивнув в сторону виллы, Алекс стал напряженно ждать ответа. Ему действительно очень нравилось общество Лины — кроме всего прочего, еще и потому, что одно ее присутствие будоражило кровь и пробуждало эротические фантазии. Но руководствовался Алекс иными соображениями: ему нужно было любым способом повлиять на отношение Лины к Элли, а в дальнейшем — на ее свидетельские показания в суде.

Она молчала, по-видимому обдумывая неожиданное предложение. За это время с ее губ слетело несколько прерывистых вздохов. Продолжалось это так долго, что Алекс даже засомневался, не провалился ли его план. Однако беспокойство оказалось напрасным. В конце концов, Лина произнесла:

— Что ж, на данный момент я не вижу лучшего решения. К себе взять всю эту компанию я не могу. — Она с грустной улыбкой взглянула на свинку и ее выводок. — Оставлять ее здесь в одиночестве тоже нельзя…

— Значит, ты принимаешь мое предложение? — не утерпел Алекс.

Лина посмотрел на него.

Как давно мне не доводилось общаться с таким красивым мужчиной! — промчалось в ее мозгу. Но вдобавок он еще и хитер, вон как ловко заманил меня в ловушку. Правда, он не скрывает, что во всей этой истории соблюдает свои интересы, то есть действует в открытую, и это делает его еще более опасным для меня!

— Я бы согласилась с тем, что ты предлагаешь, но некоторые твои фразы настораживают меня.

— Относительно того, что ты мне нравишься? — ничуть не смущаясь, уточнил Алекс. Солнышко, это всего лишь слова. Меня ведь не будет на вилле, я уеду. Так что тебе абсолютно не о чем волноваться: на расстоянии я не представляю угрозы твоему целомудрию! — с усмешкой добавил он.

— Очень смешно, — буркнула Лина. — Если ты уезжаешь в среду утром, значит, вечером я сразу приеду сюда и поселюсь на вилле до твоего возвращения. Правда, мне отсюда дальше добираться на работу, но тут уж ничего не поделаешь.

Глаза Алекса блеснули.

— Думаю, Пикси достойна подобной жертвы!

— Конечно, — сдержанно согласилась Лина, прекрасно понимая, что во всей этой истории речь идет не только о милой карликовой свинке. — Тем более что сейчас у нее появились малыши.

— Вот именно, — многозначительно поддакнул он. — Значит, так: перед отъездом я закрою сарай на ключ, который оставлю в доме, на кухонном столе, а вилла запирается с помощью электронной пластиковой карточки. У тебя будет один экземпляр. А сейчас давай вернемся в дом, я покажу тебе, как пользоваться замком…

До среды, когда надо было ехать на виллу, оставалось три дня. В течение этого времени Лина и Алекс не общались, потому что все было решено и сказано.

Несколько раз она порывалась позвонить и спросить, как дела у Пикси и поросят, но потом отказывалась от этого намерения, опасаясь, что Алекс не правильно истолкует ее звонок.

В понедельник, ближе к вечеру, ей отчего-то взгрустнулось. Особенно это чувство усилилось, когда, вернувшись с работы, Лина вошла в свой пустой коттедж. Здесь ее никто не ждал, кроме комнатных цветов и аквариумных рыбок, да и это ожидание было весьма условным. Полив растения и насыпав корма морской живности, Лина подошла к окну и долго стояла, глядя на соседние коттеджи. Там чувствовалось движение, звучали детские голоса, доносился звук ударов мяча о землю или баскетбольный щит, а возле дома Лины стояла такая тишина, будто здесь вообще никто не жил.

Пожалуй, впервые за весь минувший со времени развода период она пожелала о том, что ведет одинокое существование.

Счастливые, проплыло в ее голове. У них насыщенная жизнь, домашние хлопоты, общение с детьми… А я даже декоративную тайскую свинку не могу завести. Нельзя! Кто только придумал эти дурацкие правила!

Прерывисто вздохнув, Лина отправилась на кухню готовить себе ужин. Но и вкусная еда не улучшила ее душевного состояния.

Позже Лина включила компьютер и без особой надежды заглянула в Интернет, на сайт VD-000758. К ее приятному удивлению, дневник Расти пополнился новой записью. Сразу забыв о своем расположении духа, Лина погрузилась в чтение.

С первых же строк она почувствовала некоторую перемену в настроении автора. Его слог стал более возвышенным, и он больше не писал, будто обращаясь к некой собеседнице, с которой Лина привыкла ассоциировать себя. Это ее заинтриговало и заставило несколько раз внимательно перечитать новую порцию написанного. В результате Лина сделала вывод, что у Расти кто-то появился. Вернее, не кто-то вообще, а женщина. Он переключился на нее, и у него отпала нужда общаться с неким вымышленным женским персонажем.

Как только Лина осознала это, настроение у нее упало до нулевой отметки.

Вот еще у одного человека начала налаживаться личная жизнь, с несвойственной ей завистью подумала она. А я…

Шмыгнув носом, Лина покинула сайт виртуальных дневников, закрыла все программы и выключила компьютер.

Когда в среду вечером Лина подъехала на своем «саабе» к вилле Алекса, ее встретила такая же тишина, какая окружала ее собственный коттедж.

Ключом от калитки Алекс Лину снабдил, так что на территорию участка она попала без проблем. «Сааб» она решила оставить наверху, хотя Алекс и научил ее пользоваться подъемником.

С непривычки подобный способ переправления автомобиля в гараж казался ей слишком громоздким. Кроме того, утром Лине все равно предстояло ехать на работу, поэтому она не видела смысла во всей этой суете.

Спускаясь по ступеням во двор, она испытала прилив волнения, смешанного с любопытством. Алекс Нортон с самого начала заинтриговал ее, а сейчас ей представилась возможность лучше узнать его. Детальнее изучив жилище Алекса, Лина надеялась глубже проникнуть в суть характера этого человека.

Но сначала она, разумеется, навестила пребывающую в сарае Пикси. Приласкав, покормив и напоив свинку, Лина собрала поросят в весьма кстати попавшуюся на глаза плетеную корзину и понесла в дом с намерением устроить для всего семейства место на кухне. Озабоченная ее действиями Пикси сама потрусила следом; Впрочем, очутившись в углу на мягкой подстилке и получив обратно детенышей, свинка быстро успокоилась. Поросята же вновь пристроились к ее соскам.

Лина долго любовалась этой картиной, но потом все-таки отправилась бродить по вилле.

Ей было интересно, кто оформлял интерьер помещений. Придумывал ли решения сам Алекс или этим занимался профессиональный дизайнер? А может, не обошлось без какой-нибудь женщины?

Ответ Лина нашла в предназначенной для гостей спальне, которую Алекс посоветовал ей занять. Здесь ей попалась на глаза чья-то щетка для волос, пилочка для ногтей, а в ванной сухой дамский дезодорант.

Значит, женщина есть, констатировала она.

А может, и не одна.

Ну и что? Тебе-то что за дело до приятельниц Алекса?

Лина вздохнула. Разумеется, никакого дела ей не было, но осознание самого факта столь бурной интимной жизни дополнительно подчеркивало довлеющее над ней в последнее время ощущение одиночества.

Возможно, все было бы гораздо проще, если бы Алекс не будоражил в Лине чувственность, которую она — как ей казалось — научилась в себе подавлять. Началось это в первый же час их знакомства и дальше лишь продолжалось. И именно в этой, вновь пробудившейся после длительного периода покоя чувственности таилась для Лины главная опасность. Потому что однажды подобная пылкость уже сыграла с ней злую шутку, заставив слишком высоко оценить мужчину, который этого не заслуживал. Результатом стал брак с Фрэнком.

В прошлый раз Алекс наскоро показал Лине дом, и в том числе дверь своей спальни. Сейчас она могла бы зайти туда, ей никто не мешал.

Более того, она сгорала от любопытства. И все-таки, сделав над собой определенное усилие, в первый вечер своего пребывания на вилле Лина не заглянула в хозяйскую спальню.

В субботу приехала Элли.

Беседуя с ней о всякой всячине, Лина попутно пыталась решить вопрос: нарочно ли Алекс устроил так, чтобы она почаще встречалась с его дочерью, или все получилось спонтанно? Зато не приходилось сомневаться в неосведомленности Элли относительно того, что Лина именно тот человек, который, образно говоря, поймал ее за руку во время очередной попытки проникнуть в закрытые для общего пользования полицейские файлы. То есть Алекс не кривил душой, утверждая, что Элли не знает о Лине ничего, кроме того, что та является хозяйкой Пикси.

— Я ненадолго, — сказала Элли. — Возьму кое-какие вещи и уеду обратно в город. Сегодня моя смена. — Поймав недоуменный взгляд Лины, она пояснила:

— Я подрабатываю билетером в кинотеатре «Топгэлант».

Лине сразу вспомнилось, как Алекс обронил, подразумевая свою дочь: «Ей очень хочется доказать свою самостоятельность и независимость».

— Понятно, — протянула она.

— А как вы тут? — с милой улыбкой на ангельской красоты лице спросила Элли. — Наверное, ваши питомцы доставляют вам много хлопот?

Лина не могла не улыбнуться в ответ. Если Алекс был обаятельным человеком, то его дочери это качество передалось в стократном размере.

— Пикси со всем справляется сама. Мне остается лишь вывести ее погулять, ну и покормить, конечно. Я поселила все семейство на кухне, чтобы не бегать каждый раз в сарай. Алекс мне разрешил.

Понимающе кивнув, Элли спросила:

— А можно мне взглянуть на Пикси и малышей, после того как я поднимусь в свою комнату? — Разумеется! Присоединяйся ко мне на кухне, я кофе сварю.

Лине показалось, что при последних словах по лицу Элли скользнуло странное выражение.

— Нет-нет, благодарю, не стоит себя утруждать. Я лишь взгляну на ваших питомцев, и все.

Но Лина решила сделать по-своему. Девчонка наверняка стесняется, в действительности же ей не помешает и подкрепиться, а не только выпить чашку кофе. Худенькая она совсем. И бледненькая.

Вот кто бледный, а вовсе не я, как утверждал Алекс! — подумала Лина, ставя на плиту кофейник. Он должен все-таки приглядывать за дочерью. Так ему при встрече и скажу.

Через несколько минут по кухне разлился аромат крепкого кофе. Открыв холодильник, Лина оглядела хранящиеся там продукты, затем взяла ветчину, майонез, огурцы и помидоры и принялась готовить сандвичи.

Она успела сделать два, когда в коридоре зазвучали легкие шаги. В следующее мгновение порог кухни перешагнула Элли.

— А чем вы ее кормите? — спросила она, продолжая разговор и подразумевая конечно же Пикси. — У Алекса с этим были проблемы… — Последнее слово Элли произнесла в два приема, будто споткнувшись посередине.

Лина удивленно подняла голову. И в тот же миг с беспокойством увидела, что лицо Элли не просто еще больше побледнело, а словно посерело. Взгляд ее был устремлен на стоящий на плите кофейник.

— Вы все-таки сварили ко… — Не договорив, Элли вдруг прижала ладонь ко рту и метнулась к раковине, где ее тут же начало тошнить.

— Ох, что с тобой?!.. — начала было Лина, но не успела договорить, как ситуация выкристаллизовалась в ее мозгу с предельной ясностью.

Глава 10

И чрезмерная бледность Элли, и отказ выпить чашечку кофе, и странная реакция на его аромат — все стало понятно Лине. И перед внутренним взором встала картина, не имеющая к дочери Алекса прямого отношения.

Будто со стороны увидела она себя сидящей за обеденным столом с Фрэнком. Оба ели, и ничто не предвещало неприятностей, как вдруг внезапный приступ тошноты заставил ее вскочить со стула и точно так же метнуться к кухонной раковине. И там Лину едва не вывернуло наизнанку. Она уже знала, что с ней, и приступы дурноты мучили ее уже около месяца, но впервые это произошло во время ужина.

И все время, пока, задыхаясь и конвульсивно содрогаясь, Лина пыталась избавиться от того, что организм считал лишним, Фрэнк поносил ее последними словами. В конце концов он вскочил из-за стола — стул с грохотом полетел на пол — и зашагал прочь из кухни, ногой распахнув дверь.

«Весь ужин мне испортила, идиотка!» — произнес он тогда вместо слов утешения.

А ведь Фрэнку тоже была известна причина происходящего. Более того, он был прямо к этому причастен.

На миг зажмурившись, как в тот унизительный момент, она провела рукой по лицу. Затем взяла кофейник, вынесла в коридор и поставила в самом дальнем углу, прямо на пол. Вернувшись на кухню, включила вентилятор и настежь распахнула окно.

К тому времени, когда Элли привела себя в порядок и закрыла кран, на кухне практически не осталось ароматов кофе.

— Держи, — мягко произнесла Лина, протягивая ей полотенце., — Спасибо. Простите меня, я…

— Ладно, ладно. Все нормально. — Тут Лине пришло в голову, что Элли может не знать всей правды о том, что с ней происходит, и осторожно спросила:

— Давно это с тобой?

Элли молча пожала плечами, промокая полотенцем лицо.

Лина с минуту внимательно разглядывала ее, потом сказала:

— Иди-ка сюда, присядь на стул. Давай плесну тебе минералки. — Она направилась сначала к шкафчику за стаканом, потом к холодильнику и, открывая дверцу, обронила через плечо:

— Ты бы обратилась к врачу.

— Обращалась, — сдавленно произнесла Элли.

Чуть помедлив, Лина уточнила:

— Я… кхм… имею в виду гинеколога.

Она нарочно не оборачивалась, ожидая ответа, и ее уловка подействовала — ответ хоть и с некоторой заминкой, но последовал:

— Обращалась.

Выходит, девчонка соображает что к чему, поняла Лина.

— И?

— На тот момент было две недели.

— Так. Понятно. А сейчас?

— Восьмая пошла.

Лина откупорила бутылку, наполовину наполнила стакан пузырящейся водой и спросила:

— Что думаешь делать?

— Не знаю, — прошептала Элли. Затем повторила громко, с надрывом и мукой в голосе:

— Не знаю! — А потом разрыдалась — отчаянно, в голос, взахлеб.

Лина даже растерялась. Однако в этом состоянии пребывала недолго. Подойдя к Элли, которая заливалась слезами, навалившись грудью на стол и закрывшись руками, она принялась гладить ее по спине.

— Ну-ну… Ну-ну… Успокойся, все уладится.

Выпей вот водички. Держи стакан… Так… Еще глоточек. Молодец!

Постепенно успокаиваясь и всхлипывая все реже, Элли утерла слезы полотенцем.

— Извините…

Лина махнула рукой.

— Не стоит. Ты мне лучше вот что скажи:

Алекс знает?

Элли вскинула на нее испуганный взгляд.

— Нет! Что вы… Он не в курсе. И, умоляю, не говорите ему ничего!

Лина вздохнула.

— Но рано или поздно он все равно узнает.

— Я… сама ему скажу. Потом.

— А отец ребенка? — не унималась Лина.

Она искренне сочувствовала Элли, которая, судя по всему, попала в беду, и обвинение в покушении на несанкционированный доступ к электронной базе данных полиции — это лишь видимая часть айсберга.

— Что отец? — хмуро спросила Элли.

— Он в курсе происходящего?

Прежде чем ответить, Элли медленно и аккуратно сложила полотенце.

— Думаю, он догадывается, — наконец произнесла она.

Лина сокрушенно покачала головой.

— «Думаю»! Почему бы тебе прямо не сказать ему? Мой тебе совет: не оттягивай с этим разговором. Иначе потом может быть хуже. Пусть парень привыкает к мысли, что должен заботиться о ребенке.

Элли помрачнела еще больше.

— Не могу.

— Не можешь — что? — удивленно взглянула на нее Лина.

— Сказать.

— Почему, если не секрет? Стесняешься поставить парня в неловкое положение? Лучше подумай о своем собственном. Насколько мне известно, тебе еще нет и семнадцати. Рановато для материнства. Но если уж так получилось, следует подумать и о ребенке. Ему нужны и мать и отец. А ты боишься признаться! Ведь в постель, прости меня за прямоту, ложатся двое и двое же несут ответственность за последствия…

Так почему ты не можешь обо всем рассказать своему… э-э… — Лина замялась, не зная, как назвать приятеля Элли, чтобы ненароком ее не обидеть.

— Я не могу его найти, — тихо произнесла та.

Брови Лины изумленно взлетели.

— Так он что же, бросил тебя? Сбежал?

— Не знаю. Ник просто исчез — и все. Его нигде нет. Во всяком случае, в тех местах, где его всегда можно было застать прежде. Ни в доходном доме, где Ник снимал меблированное жилье, ни на работе, ни в баре, завсегдатаем которого был…

— Тебе известно, где он… э-э… то есть Ник… работает? — быстро спросила Лина.

— Да. Только…

— И где же? — нетерпеливо перебила ее Лина, чуя возможность ухватиться за ниточку, которая способна стать очень важной для дальнейшего развития событий.

— До недавних пор Ник работал грузчиком в порту, — со вздохом сказала Элли.

Лина вздрогнула.

— Что?!

Удивленная столь эмоциональной реакцией на последнюю фразу, Элли прищурилась.

— Ник не успел получить образования, сдержанно пояснила Лина. — В юности у него…

Словом, ему пока приходится зарабатывать на жизнь неквалифицированным трудом.

Несколько мгновений Лина стояла, будто громом пораженная. Ситуация Элли была если и не идентична, то так похожа на ее собственную — оставшуюся в прошлой жизни, — что это обескураживало.

Невероятно! — вертелось в голове Лины. Тоже портовый грузчик? Невероятно!..

Действительно, трудно было представить, что их с Элли судьбы так тесно переплетутся, да еще и окажутся настолько сходными между собой. Лина, программист по образованию, пережила личную трагедию и лишилась возможности материнства из-за того, что связалась с портовым грузчиком, а сейчас Элли, будущий программист, практически повторяет ее судьбу.

И нужно же было такому случиться, что именно Лина выследила Элли при попытке взломать электронные полицейские архивы!

Немного успокоившись, Лина заметила:

— Прости, но, по-моему, это странно, что ты не знаешь координат человека, с которым находишься в очень тесных отношениях.

С губ Элли слетел очередной прерывистый вздох.

— Мы знакомы всего месяца три: К тому же Ник недавно появился в Галифаксе.

— А до этого где он жил? — спросила Лина. — Может, там поискать его следы?

Элли грустно усмехнулась.

— Вы рассуждаете точь-в-точь как я. Но эта логика лишь усугубила мое положение.

— Почему?

— Дело в том, что в наш город Ник прибыл, освободившись из колонии для трудных подростков. Кто-то сказал ему, что здесь легко найти работу человеку с таким прошлым, как у него.

Лина печально покачала головой.

— Ты связалась с бывшим осужденным! — И теперь тебе самой грозит тюремный срок, хотелось добавить ей, но она удержалась от подобного замечания, чтобы не бередить и без того ноющие душевные раны Элли.

— Ах, он был такой… неотразимый! — мечтательно вздохнула та. — Высокий, сильный, широкоплечий… Видели бы вы его мускулы!

Одно и то же, с горечью подумала Лина. Мы, женщины, все одинаковы. И совершаем похожие ошибки: думаем, что мужчины относятся к нам с таким же благоговением, как и мы к ним.

И лишь со временем к нам приходит прозрение.

— Я познакомилась с ним в том самом кинотеатре «Топгэлант», где подрабатываю билетером. Он пришел смотреть фильм и на входе подал мне билетик. Я подняла голову, наши взгляды встретились… — Элли на миг закрыла глаза. — Что я испытала в ту минуту, не передать. Словом, с того дня завертелся наш роман. — Несколько мгновений Элли сидела, глядя сквозь открытое окно невидящим взглядом, потом произнесла:

— Когда Ник исчез, я впервые подумала, что, по сути, мне неизвестно о нем ничего, кроме имени и того, что он отбывал наказание в какой-то колонии. И тогда у меня мелькнула мысль: вот если бы заглянуть в его личное дело! Ведь в полицейских архивах хранится вся информация о лицах, когда-либо проходивших по какому-нибудь процессу. Понимаете? — взглянула она на Лину.

Та, не проронив ни слова, кивнула. Действительно, своеобразная логика здесь есть.

— Но кто же допустит какую-то девчонку копаться в архивах! — вновь вздохнула Элли. Никто, верно?

Лина вновь вынуждена была кивнуть.

— В то же время мне был известен способ добраться до нужных сведений. Я ведь собираюсь стать программистом. И я подумала: почему бы мне не попытаться обойти запреты и не проникнуть туда, где хранится вся информация?

Так вот что заставило ее сделать это! — поняла Лина. Потому-то она и сказала Алексу, что у нее были серьезные причины взломать полицейскую базу данных. Если бы он знал, какие именно!

— И ты сделала это, — медленно произнесла она.

Элли понуро кивнула.

— Жаль только, что моя попытка ничегошеньки мне не дала. Возможно, если бы я еще с месячишко поковырялась в файлах, то нашла бы нужные сведения. Но кто-то вычислил меня.

Можно сказать, поймал на горячем. И теперь… — Она чуть помедлила, потом закончила дрогнувшим голосом:

— Мне придется предстать перед судом.

Да, подобному положению не позавидуешь, подумала Лина. С одной стороны, Элли ждет ребенка, а с другой — саму ее ожидает скамья подсудимых!

— Ой, засиделась я! — воскликнула та, взглянув на настенные часы. — На работу опоздаю. — Она встала и подошла к устроенному в углу из подручных материалов подобию гнезда, где почивала Пикси с поросятами. — Скоро и у меня будет малыш. Даже не верится… — Повернув голову, Элли с надеждой взглянула на Лину. — А может, меня не посадят в тюрьму?

Ее синие глаза, красивей которых Лина не встречала в жизни, казались бездонными возможно, из-за сквозившей в них муки. Не в силах выдержать этот взгляд, Лина опустила голову.

Кажется, мое предстоящее участие в суде будет не таким простым, как прежние, мрачно проплыло в ее мозгу. Представляю, что подумает обо мне Элли, увидев в зале суда дающей свидетельские показания! И узнав, что именно я тот самый человек, который вычислил ее.

От этой мысли Лине стало плохо.

Не посвятить ли Элли во все прямо сейчас? — подумала она.

Но затем она живо представила себе реакцию девушки, которая только что заливалась слезами из-за осознания безысходности своего положения. А тут вдруг на нее свалится еще одна новость!

Пожалуй, у меня не хватит духу, с прискорбием констатировала Лина.

Тем временем Элли продолжила:

— Адвокат, которого нанял отец, говорит, что мои дела не так уж плохи. Не существует ни единого прямого доказательства того, что именно я взломала ту базу данных. То есть улик никаких, все основывается лишь на умозрительных выводах какого-то специалиста по выявлению следов хакерской деятельности. Да, тот человек вышел на телефонный номер, связанный с модемом компьютера, через который предположительно осуществлялось внедрение, но и только. Никто в мире не может с уверенностью сказать, что перед тем компьютером сидела именно я, будь он хоть трижды специалист в этой области. Получается — мое слово против слова главного свидетеля обвинения. То есть, как утверждает все тот же адвокат, пятьдесят на пятьдесят. Остается склонить мнение присяжных в мою сторону. Но удастся ли это, — вздохнула Элли, — трудно сказать.

Лина сидела как на иголках и смотрела в пол.

Знала бы девчонка, перед кем исповедуется!

— Надеюсь, суд вынесет справедливое решение, — наконец выдавила она, осознавая, что дальше молчать невозможно. А что можно еще сказать в подобной ситуации…

— Ох! — невесело рассмеялась Элли. — Тогда меня точно упекут за решетку! Ну все, убегаю.

До свидания.

— Ты лучше себя чувствуешь? — озабоченно спросила Лина. — Не пропустить ли тебе денек, ведь кто-нибудь наверняка способен подменить тебя на работе?

Элли задумалась, но лишь на секунду.

— Да, меня могут подменить. Только я сама этого не желаю. Мне хочется максимально продлить свое обычное существование, вдруг оно скоро кончится…

Лина прикусила губу. Ей вдруг бесконечно жаль стало эту юную красавицу.

Ну почему именно я поймала Элли за хакерскими делишками! — вспыхнуло в ее мозгу.

— Давай я заверну тебе эти сандвичи, позже съешь. И минеральную воду забирай, в дороге может пригодиться.

Элли улыбнулась и в это мгновение, будто забыв о своих тревогах, преобразилась и стала похожа на обыкновенную шестнадцатилетнюю девчонку.

— Спасибо. Вы очень добры ко мне. Я рада, что у отца появилась такая замечательная знакомая.

Что касается Лины, то в эту минуту она предпочла бы провалиться сквозь землю, только бы не выслушивать от Элли слова благодарности.

— Я… э-э… тоже рада познакомиться с тобой… и с Алексом, конечно, тоже. — Если, благодаря моим свидетельским показаниям, тебя упрячут за решетку, мы с твоим папой будем навещать тебя в тюрьме, подсказал ей следующую фразу циничный голос второго «я». Она скрипнула зубами.

К счастью, Элли как будто не заметила ее состояния. Захватив пакет с сандвичами и водой и еще раз попрощавшись — в том числе также с Пикси и поросятами, — она покинула виллу.

Следующие несколько дней Элли не появлялась. Лина была рада этому, потому что совершенно не знала, как ей следует поступить поведать правду о том, кем она является на самом деле, или молчать и дальше. Последнее гораздо больше устраивало ее, однако и ситуация при этом запутывалась сильнее.

В субботу вечером вдруг ожил доселе молчавший телефон. Лина в этот момент находилась на кухне, ворковала с малышами Пикси.

Телефонных аппаратов на вилле было несколько, в том числе один висел в кухне на стене.

Несколько мгновений Лина смотрела на него, раздумывая, следует ли ей брать трубку, потом ее посетила мысль, от которой быстрее забилось сердце: а вдруг это звонит Алекс?

Подбежав к телефону, она схватила трубку.

— Да!

В ответ прозвучал женский голос. Дама попросила пригласить Алекса.

— Он в отъезде, — ответила Лина с плохо скрываемым разочарованием.

— Вот как?.. — произнесла собеседница. — А с кем, извините, я говорю?

— Я… э-э… в отсутствие мистера Нортона присматриваю за… животными.

— Надо же! У Алекса появились какие-то животные?

— Да. — Лина решила ограничиться лаконичным ответом. Не сообщать же незнакомке, что Алекс приютил свиной выводок!

— Хорошо. Когда он вернется домой, передайте, пожалуйста, что Мари просит его перезвонить.

— Подождите, я запишу ваш телефонный номер, — попросила Лина.

— Не трудитесь, Алекс его знает.

На этом разговор завершился.

Конечно, знает! Как и множество других номеров своих приятельниц. Вот заглянуть хотя бы сюда ради интереса…

Она открыла большой блокнот в красной обложке, висевший здесь же на шнуре. С первого взгляда стало ясно, что ее догадка верна: страницы пестрели женскими именами.

Похоже на коллекцию, мрачно подумала Лина, И на душе у нее стало паршиво.

Потом она потратила некоторое время на размышления о своем отношении к Алексу. Он был мужчина, один из многих, кого после неудачного замужества Лина привыкла игнорировать. А тут вдруг размякла. Спрашивается почему? Что такого в этом Алексе Нортоне, кроме, разумеется, очевидной внешней привлекательности? В остальном он такой же человек, как и другие.

Неужели на меня до сих пор действует вся эта чушь — широкие плечи, бугрящиеся мышцы, узкие бедра и общая стройность фигуры?

И брак с человеком, обладающим подобной внешностью, ничему не научил меня? — спрашивала себя Лина. И сама же отвечала: напротив, очень многому научил. И вообще, я, можно сказать, должна быть благодарна Фрэнку за то, что он открыл мне глаза на подлую мужскую природу. Так почему же я постоянно думаю об Алексе?..

Вечером следующего дня, то есть в воскресенье, Лина отправилась погулять по берегу.

Сначала она бродила по отрезку песчаной полосы, входящей в территорию принадлежащей Алексу виллы, потом вышла за калитку другую, являющуюся частью чисто символической ограды из жердей, доходящей до самой воды.

Наслаждаясь тишиной — в которой тем не менее содержалось множество звуков, таких, как плеск волн и крики чаек, — Лина забрела довольно далеко от дома. Потом вспомнила, что все двери, включая входную, оставила открытыми, и поскорей повернула назад. Обратно она шла гораздо быстрее.

К счастью, за время ее отсутствия ничего не произошло. Проверив, как дела у Пикси и малышей, Лина отправилась в гостиную. Там включила проигрыватель, поставив компакт-диск из собрания Алекса. Судя по всему, тот обожал джаз. Лина тоже была неравнодушна к такой музыке, и в этом их с Алексом вкусы совпадали. В другом же расходились, потому что Лину привлекал традиционный джаз, а Алекс, похоже, обожал авангард. К счастью, коллекционировал он и то и другое. Поэтому Лине удалось найти своего любимого Луи Армстронга.

Под веселую песенку про вавилонского правителя она открыла бар и прямо в бокале смешала себе простенький коктейль — одну треть мартини и две трети минеральной воды. Потом вспомнила, что где-то в ее сумке должна находиться захваченная из дому коробка шоколадных конфет. Пришлось идти за ней на второй этаж, в спальню. Бокал Лина взяла с собой и, поднимаясь по ступенькам, то и дело прихлебывала из него.

Наверху путь пролегал мимо персональных апартаментов Алекса. И, как всегда, брошенный на дверь этого помещения взгляд породил желание заглянуть за нее.

Все минувшие дни Лина заставляла себя проходить мимо, а тут остановилась в нерешительности. И чем дольше стояла, тем больше разгоралось ее любопытство.

А если я только одним глазком взгляну? — возникла в мозгу Лины предательская мысль.

Нехорошо, конечно, рассматривать чужие спальни, но я должна удостовериться, что здесь все в порядке. И потом, Алекс не запрещал мне сюда входить.

Таким образом, поддавшись искушению, Лина сначала действительно только заглянула в приоткрытую дверь, а потом переступила порог.

Впрочем, ей иного и не оставалось, потому что с первой попытки она ничего не увидела тяжелые бордовые шторы на окнах были задвинуты, из-за чего царившие в комнате сумерки казались очень густыми.

Лине пришлось подождать, пока глаза привыкнут к скудному освещению. Она стояла у порога, попивая коктейль и поглядывая по сторонам. Наконец сквозь полумрак начали проступать очертания предметов.

Первой Лина различила кровать. И очень удивилась, потому что та оказалась круглой.

Стояло сие необычное ложе едва ли не посреди комнаты, окруженное ковриками, имитирующими шкуру белого медведя.

Надо же! — промелькнуло в голове Лины.

Никогда такого не видела. Может, оно еще и вращается? Этакая спальная карусель… Надо будет спросить его об этом, когда вернется домой. Впрочем, нет, нельзя. Тогда он узнает, что я заходила сюда в его отсутствие. Гм, интересные вкусы у мистера Нортона!

Лина даже не поняла, как очутилась возле кровати. Та манила ее и своей необычностью, и эротическими образами, которые сразу наводнили сознание.

Что за наваждение? — с оттенком досады подумала Лина, в очередной раз усилием воли оттеснив куда-то в глубь сознания окруженное сладострастным маревом видение раскинувшегося на постели обнаженного Алекса. А я-то вообразила, что одержала победу над своей чувственностью!

Эта мысль в последнее время посещала ее едва ли не каждый день.

Кровать была застелена винного оттенка покрывалом, на котором тускло сиял богатый златотканый узор. Эта вещь определенно изготавливалась на заказ, потому что ее круглая форма и размеры не предполагали серийного производства.

Из каких далей, из какого путешествия привез Алекс это покрывало? — пронеслось в мозгу Лины. Почему-то мне кажется, что оно китайского происхождения, причем подлинного, а не просто является имитацией оригинала. И данное соображение наводит на мысль, что эти белые пушистые коврики тоже вовсе не стилизация, а настоящие медвежьи шкуры. Везет Алексу, что на его виллу не могут заглянуть активисты общества защиты животных!

Чем дольше Лина стояла возле обширного ложа, тем сильнее одолевало ее желание хоть ненадолго присесть на него — а может, даже и прилечь — на минутку. Интересно ведь наяву ощутить, каково это — находиться в такой необычной кровати.

В конце концов, не выпуская больше чем наполовину опустевший бокал из рук, Лина осторожно присела на край постели…

Глава 11

— М-да… роскошь имеет свои преимущества! с чувством произнесла она спустя примерно четверть часа, закладывая свободную руку за голову и сладко жмурясь. К этому времени Лина успела сбросить тапочки и вытянуться на кровати во всю длину тела.

— Ты к кому-то обращаешься или просто высказываешь мысли вслух?

Услышав негромкий насмешливый голос, Лина вздрогнула так сильно, что содержимое ее бокала едва не выплеснулось на дорогое покрывало. Осознание того, что она в доме не одна, не просто поразило ее своей неожиданностью, а словно придавило к кровати. Вместо того чтобы встать, Лина продолжала лежать, во все глаза глядя на стоящего на пороге спальни Алекса.

— Ты?! Что ты здесь делаешь?

— Ничего себе! — хохотнул он. — Вижу, ты неплохо здесь освоилась. Ты случайно не забыла, что это мой дом? Я здесь живу!

Разумеется, к тому моменту, когда он закончил говорить, Лина осознала, что брякнула глупость. И вдобавок сообразила, что неплохо бы встать с хозяйской постели. Боже, что он сейчас думает обо мне! — звенело в ее голове.

Тем временем Алекс включил свет и стал с усмешкой наблюдать, как она неуклюже — ведь в руке у нее находился бокал — перемещается к краю кровати. Когда ей наконец удалось опустить ноги на пол — а вернее, на медвежью шкуру или, если угодно, на хорошую имитацию таковой, — он спросил:

— Выходит, ты ночуешь здесь?

— Нет! — воскликнула Лина, выпрямляясь и засовывая ноги в тапочки. Щеки ее залились румянцем смущения.

Усмешка Алекса стала шире.

— А, понимаю, ты просто прилегла отдохнуть.

— Ничего подобного, — поспешно возразила Лина. — Я… как бы это сказать…

— Уж скажи как-нибудь, иначе у меня может сложиться превратное впечатление от увиденного.

— Понимаешь, у тебя такая необычная кровать…

— Понимаю, — кивнул он. — Я специально приобрел ее. Увидел фото в одном рекламном мебельном проспекте и отправил заказ по электронной почте. В итоге сие ложе мне доставили прямо на виллу. И сейчас мне чрезвычайно приятно видеть, что ты облюбовала именно эту постель, хотя здесь есть несколько других.

— Мне всего лишь захотелось попробовать, как лежится на такой кровати, — пояснила Лина, изо всех сил стараясь говорить так, чтобы Алекс не подумал, будто она оправдывается.

— И все? — с наигранным удивлением вскинул он бровь.

Лина взглянула на него.

— А что же еще?

— О, если бы ты знала, как приятно на такой кровати заниматься сексом!

Да он издевается! — пронеслось в мозгу Лины.

Ну нет, этого я ему не позволю.

— А любовью? — прищурившись, произнесла она.

— Любовью еще приятнее, — без запинки ответил Алекс. — Кстати, первое, о чем я подумал, увидев тебя в своей кровати: не устроила ли ты своеобразную репетицию в ожидании моего возвращения?

— Не надейся! — хмыкнула Лина.

К этому моменту она успела немного успокоиться и вновь обрела способность парировать колкости Алекса.

— Жаль, — вздохнул он. — А я было подумал, в кои-то веки вернулся домой по-человечески: в комнатах горит свет, звучит музыка, а в постели лежит прекрасная женщина!

— Я случайно зашла в твою спальню, — сдержанно произнесла Лина.

Что-то в словах Алекса тронуло ее. Разумеется, он говорил с иронией, но ведь, как известно, в каждой шутке есть доля правды. Вероятно, ему действительно приятно было войти не в пустой и темный дом, пусть даже роскошный, но согретый чьим-то присутствием.

— Случайно? — усмехнулся Алекс. — Это как?

Дверью ошиблась?

— Нет. Я шла мимо, в свою спальню, и мне показалось, что в этом помещении что-то потрескивает, — принялась вдохновенно врать Лина. — У меня почему-то промелькнула мысль об электропроводке. Вдруг она горит? Мне рассказывали об одном случае… Впрочем, неважно. Вот из-за этого я и вошла в твою комнату.

— Понятно. Проверка состояния электропроводки утомила тебя, и ты прилегла отдохнуть. А тут нежданно-негаданно явился я!

Лина пропустила очередную издевку мимо ушей и заметила:

— Я тебя и правда не ждала. Мне казалось, что ты приедешь позже.

— Вообще-то я рассчитывал вернуться на той неделе, в среду-четверг. Но мне удалось закончить дела раньше.

— А где ты был? — с любопытством спросила она.

— Далеко. В районе реки Маккензи и Большого Медвежьего озера.

— Понятно… Эта поездка как-то связана с твоей работой?

— Самым непосредственным образом. Я снимаю документальный фильм о жизни медведей в естественных условиях. Уже есть материал о гималайских мишках, о полярных, сейчас на очереди те, что водятся в наших лесах. Мне очень хочется снять их в to! момент, когда они ловят рыбу на мелководье.

Лина с усмешкой взглянула на белый мех у себя под ногами.

— А я все гадаю, настоящие это шкуры или искусственные!

— Понимаю, на что ты намекаешь, но сам я не имею к добыче шкур никакого отношения.

Мне их подарили. Отказаться не было никакой возможности.

— Ну да, а позже ты подумал: не пропадать же добру!

— Какая проницательность! Угадала, именно так я и подумал. — Алекс замолчал, провел по лицу рукой, потом добавил совсем другим тоном:

— Устал я, еле на ногах стою…

— Так что же ты молчишь! — воскликнула Лина, озабоченно нахмурившись. — Давай я сварю тебе кофе… — Последняя фраза напомнила ей недавнюю реакцию Элли на этот напиток, но она поскорее отмахнулась от неуместного воспоминания. — Или, может, чаю. А хочешь, смешаю коктейль. — Лина кивнула на находящийся в ее руке бокал. — Я пью мартини с минералкой.

— Спасибо, чашечка кофе была бы очень кстати, — улыбнулся Алекс. — Но не помешало бы также что-нибудь более существенное.

— Быстрее всего можно соорудить омлет с ветчиной. Сойдет?

— Еще как! Приготовь, пожалуйста, и, если не затруднит, принеси сюда. У меня нет сил спускаться ни в столовую, ни на кухню.

— Хорошо, подожди несколько минут.

Поставив чашку с кофе, тарелку с омлетом, сахарницу и отдельную тарелочку с хлебом на поднос, Лина поднялась в спальню Алекса.

Самого его в комнате не было, зато из-за дверей ванной доносился плеск воды. Лина поставила поднос на находящийся у кровати столик и громко произнесла:

— Готово! Не задерживайся, иначе все остынет!

В ответ не раздалось ни звука. Вероятно, Алекс ничего не услышал. Минутку подумав, Лина подошла к ванной и постучала в дверь.

— Я принесла еду! Поторапливайся, если не хочешь, чтобы все остыло.

— Благодарю! — отозвался Алекс.

— Не за что. Спокойной ночи.

Она двинулась к выходу, когда вдруг услышала за спиной звук открывающейся двери.

— Не уходи, — сказал Алекс. — Пожалуйста.

Лина остановилась в нерешительности. Видя это, Алекс добавил:

— Ведь ты еще ничего не рассказала мне о Пикси и малышах. Я часто думал о них.

Против этого она не смогла устоять. А обернувшись, замерла: Алекс темным силуэтом выделялся на фоне ярко освещенной ванной, на нем было лишь обмотанное вокруг стройных бедер полотенце. От всей его фигуры словно исходило ощущение спокойствия и расслабленности. Вместе с тем полуобнаженного Алекса окружала аура чувственности.

У Лины пересохло во рту.

— Разве… э-э… тебе не хочется поскорее лечь спать? — спросила она. — Ведь ты устал с дороги. А с разговорами можно подождать до завтра.

Однако Алекс покачал головой.

— Душ освежил меня. Я уже почти в норме.

А если ты немного побеседуешь со мной, силы окончательно восстановятся.

— Скорее, на твой жизненный тонус повлияют омлет и кофе, — рассмеялась Лина.

Видя, что она не уходит, Алекс направился к кровати, уселся поудобнее и взял чашку.

— Мм… волшебный аромат! Оказывается, ты мастерица по части кофе.

Лина вновь вспомнила реакцию Элли на кофе и с внутренней усмешкой подумала: твоя дочь придерживается иного мнения на сей счет!

Отпив глоток из чашки, Алекс поставил ее на столик и принялся за омлет. Видимо, он действительно изрядно проголодался, потому что стоявшая перед ним тарелка пустела прямо на глазах. Когда на ней осталась лишь половина омлета, Алекс вдруг спохватился, взглянул на Лину и похлопал по постели.

— Прости, я забыл об элементарных правилах вежливости. Присаживайся, пожалуйста.

Он произнес это так естественно, что у Лины даже не возникло мысли о подвохе.

— Но только на пять минут, — предупредила она.

Устроившись на некотором расстоянии от Алекса, Лина стала рассказывать о том, что произошло на вилле за минувшие дни. Особенно детально описала маленькие события в жизни Пикси и поросят. Хотела было сообщить о визите Элли, но передумала — тогда разговор непременно свернул бы в нежелательном направлении. Ей же не хотелось портить настроение ни Алексу, ни себе.

— А знаешь что? — сказал он, отправив в рот последний ломтик омлета. — Пожалуй, приготовь мне коктейль, о котором ты упомянула.

— Э-э… хорошо, сейчас спущусь в гостиную.

— Не нужно, — улыбнулся он. — Мартини и минералка найдутся и здесь. Видишь вон там, пониже картины, кнопку на стене? Нажми на нее — и откроется встроенный в стену бар.

— Ты обо всем позаботился, верно? — рассмеялась Лина.

Алекс ничего не ответил, но вид у него был такой, будто он любуется ею. Заметив это, Лина в некотором смущении опустила ресницы и молча направилась к бару.

Когда она вернулась с наполненным бокалом — плеснув в коктейль гораздо больше мартини, чем ранее себе, — Алекс полулежал на кровати. Лина сразу поняла, что все время, пока она готовила напиток, он наблюдал за ней, но догадка странным образом не вызвала у нее раздражения.

— Вот, — тихо произнесла она, протягивая Алексу бокал. — Держи.

— Сначала ты отпей.

В глазах Лины отразилось удивление.

— Зачем?

— Пожалуйста, — шепнул Алекс. — Мне так хочется. Считай, что это мой каприз.

— Боишься, что я влила в бокал яд? — Лина намеревалась обронить эту фразу с усмешкой, но ее губы лишь беспомощно дрогнули.

Алекс медленно покачал головой.

— В этом нет необходимости. Ты и так отравила меня своей красотой.

Лину бросило в жар. Никто и никогда не говорил ей таких слов. Однако голос здравого рассудка подсказывал, что она не должна поддаваться эмоциям.

— Послушай, я…

— Не хочу ничего слышать, — вновь мотнул Алекс головой. — Выполни мою просьбу, пожалуйста… Отпей глоток. Или нет, — вдруг произнес он, поднимаясь. — "Лучше я сам… Дай-ка мне бокал!

И она отдала. На ее рассудок словно опустилась пелена — так сильно было воздействие исходящего от Алекса ощущения уверенности в том, будто он знает что делает.

С другой стороны, сухость у нее во рту и в горле настоятельно требовала влаги. Поэтому, если бы Алекс не предложил отхлебнуть из его бокала, Лина вновь отправилась бы к бару, на этот раз чтобы плеснуть чего-нибудь себе.

Как бы то ни было, когда Алекс поднес бокал к ее губам, она послушно раскрыла их…

После первого глотка Алекс заставил ее сделать второй, а потом и третий. В желудке у Лины потеплело, глаза заблестели, пока она со странно возросшим интересом наблюдала, как Алекс пьет коктейль. Он делал это медленно, не сводя с нее глаз.

Когда бокал опустел, Алекс отвел руку назад, чуть наклонился и, не глядя, поставил его на столик. Затем все его внимание обратилось на Лину. Он взял ее лицо в ладони и медленно провел большим пальцем по влажным губам — сначала по верхней, потом по нижней. И то, что он делал, показалось Лине едва ли не самой пронзительной лаской из всего, что ей довелось испытать. Наверное, поэтому она машинально дотронулась языком до его пальца.

Слегка переменившись в лице, Алекс замер, но лишь на мгновение. В следующую секунду он наклонился и припал губами к раскрытому рту Лины.

Что это? Зачем? — вспыхнуло в ее мозгу. Но тут же пьянящая волна чувственного наслаждения накрыла ее с головой. Поток сладострастных ощущений получился настолько плотным, что с ним оказалось трудно справиться. Лина испытывала сразу два взаимоисключающих желания: с одной стороны — прекратить поцелуй немедленно, пока она не сгорела дотла в пламени страсти, а с другой — длить и длить сказочные мгновения так долго, как это только возможно!

Голова ее кружилась, тело наполнялось жаром из неведомого внутреннего источника, каждая его клеточка трепетала. Что-то таинственное и мощное пробудил в Лине этот поцелуй, нечто, дремавшее даже в самые острые моменты интимной близости с бывшим мужем.

Просто с Фрэнком я не могла до конца раскрыться, мелькнула догадка в затуманенном страстью мозгу Лины. А Алекс обладает особым даром делать женщину раскованной и свободной.

Лина чувствовала, что Алекс блуждает ладонями по ее спине, а потом вдруг обнаружила, что и сама положила руку на его обнаженную грудь. Ощутив его ускоренное, взбудораженное сердцебиение, она поняла, что он тоже переживает бурю эмоций. Это показалось ей удивительным и одновременно заставило плотнее прильнуть к его большому сильному телу.

Следующие несколько минут она упивалась блаженством поцелуя. За это время Алекс успел переместить одну руку к ее лицу, потом медленно скользнул кончиками пальцев по горлу вниз, к ключицам, видневшимся в разрезе блузки, верхние пуговицы которой были расстегнуты. Затем он двинулся ниже…

Конечно, Лина знала, что грудь способна наливаться, как зреющий на солнце сладкий плод, что соски могут превратиться в подобие упругих столбиков, но, чтобы это сопровождалось настолько восхитительными ощущениями, даже не догадывалась.

Однако на пике блаженства Лину вдруг охватила паника. Все было слишком хорошо. И это пугало.

Упершись ладонями в грудь Алекса, Лина слегка отстранилась от него и умоляюще произнесла:

— Пожалуйста… не надо!

Но он вновь притянул ее к себе и прижался к губам в еще более обжигающем поцелуе. Затем, будто почувствовав, что под Линой подгибаются колени, подхватил ее на руки и понес к своему необычному ложу.

— Мы не должны… — лепетала Лина, пока Алекс укладывал ее прямо на шелковое покрывало.

Он не обращал внимания на ее слабые попытки сопротивления. Напротив, только усиливал напор, осыпая бесконечными поцелуями и одновременно раздевая.

Когда Лина оказалась полностью обнаженной, ладони Алекса заскользили по всему ее телу — по плечам, груди, животу, бедрам, включая самые интимные участки. Когда его рука скользнула между ног Лины, на нее обрушился новый шквал удовольствия. Спиной она ощущала прохладу шелка, грудью — тепло, исходящее от разгоряченного тела Алекса. И этот контраст словно подчеркивал остроту испытываемых ею ощущений.

А потом Алекс лег на распростертую на постели Лину, и она с готовностью приняла его в себя, не испытывая больше никаких сомнений.

Даже если происходящее и являлось безрассудством, сейчас ей это было безразлично.

Алекс жадно овладевал ею, заставляя вскрикивать от удовольствия. Наконец она протяжно застонала, всем телом содрогаясь от череды несказанно сладостных конвульсий.

Следом и Алекс издал хрипловато-сдавленный звук, на миг напряженно замер, а потом обмяк, всей своей тяжестью навалившись на Лину…

Рано утром она уехала на работу, выгуляв и покормив Пикси, но не попрощавшись со спящим Алексом.

Во-первых, ей не хотелось будить его только ради того, чтобы сказать «до свидания», а во-вторых, она боялась, что утро — как это часто бывает — окажется далеко не таким замечательным, как минувшая ночь. Поэтому Лина, можно сказать, улизнула с виллы.

Однако не успела она прибыть в свой отдел, как зазвонил стоящий на ее рабочем столе телефон. Сняв трубку, Лина услышала знакомый голос. В нем ощущалась улыбка.

— Ах ты негодная девчонка! — сказал Алекс вместо приветствия. — Почему уехала, даже записки не оставив?

— Доброе утро, — с нажимом произнесла она, намекая на то, что правила взаимной вежливости следует соблюдать в любом случае.

— Разумеется, — ответил Алекс. — Но не это главное. Я тут ломаю голову, кормить Пикси или нет?

— Ах вон оно что! — подхватив его веселый тон, с наигранным возмущением воскликнула Лина. — Значит, тебя больше интересует свинья?

В трубке прозвучал смешок.

— Ну почему, ты тоже. По твоей милости я почти не спал этой ночью.

— Что-о?! — изумленно протянула Лина.

— Шучу, солнышко, шучу! — поспешно произнес Алекс.

— Ты со всеми своими женщинами так шутишь?

Повисла небольшая пауза.

— Э-э… нет. А что?

— В твое отсутствие звонила некая Мари, — нехотя обронила Лина.

Не сказать об этом она не могла, однако ей неприятно было сообщать Алексу о звонке другой женщины, тем более после событий минувшей ночи.

— А, вот в чем дело! И что ей понадобилось?

— Не знаю, — сдержанно ответила Лина. Она просила передать тебе, чтобы ты ей перезвонил.

— Спасибо, что сказала, я так и сделаю.

Лина нахмурилась. Разумеется, иного и нельзя было ожидать, ведь не скажет Алекс: «Не стану я звонить никакой Мари, пусть не мечтает!». Но все-таки в глубине души она надеялась на нечто подобное.

— Хорошо еще, что остальные твои приятельницы не трезвонили! — вырвалось у Лины неожиданно для нее самой. Она тут же пожалела о сказанном, но было поздно. Как известно, слово не воробей…

— Это о каких приятельницах ты говоришь? — с интересом спросил Алекс.

Ну почему я не промолчала? — подавив вздох, подумала Лина.

— О тех, чьи имена и номера телефонов значатся в блокноте, который находится на кухне.

— Ты заглядывала в мой блокнот? — вкрадчиво произнес Алекс.

— Случайно.

— Так же случайно, как накануне заглянула в мою спальню?

— Да! — с вызовом ответила она.

— Знаешь, что я на это скажу?

— Знаю, — вздохнула Лина.

— Нет, не знаешь. Я скажу, что ты прелесть!

Я в восторге от всего, что ты делаешь. От всего, понимаешь?

Лина залилась румянцем смущения. Намек был весьма прозрачным. Чего только она не делала минувшей ночью в постели Алекса!

— Гм… ты спрашивал о Пикси… Так вот, кормить ее нужно только вечером, утром она уже ела. Кстати, Пикси очень любит отварной картофель, который, разумеется, нужно остудить.

А еще свежие огурцы и яблоки.

— И ананасы, — усмехнулся Алекс. — На всю жизнь запомню картину, как она грызла ананас возле овощной лавки на Юнити-авеню!

Лина тоже живо вспомнила эту сцену и улыбнулась. Боль от укола ревности прошла.

— Кстати, я тут перекинулся с ней словечком… Она говорит, что надеется вновь увидеть тебя вечером.

— Кто? — удивленно спросила Лина.

— Пикси.

Она рассмеялась.

— Свинка сама тебе сказала?

— Ну да, — ничуть не смущаясь, подтвердил Алекс. — Пикси у нас умница.

— У нас?

— А у кого же еще? — удивился он. — Ведь ее судьбу решаем мы. Только решить никак не можем, потому что свинка оказалась с сюрпризом…

Однако Лина не дала сбить себя с толку.

— Помнится, не так давно ты настаивал на том, что хозяйкой Пикси являюсь я, а сам ты почти ни при чем и вся ответственность за нее и поросят лежит единственно на мне… Скажешь, не было такого?

— Э-э… согласен. Но и ситуация тогда была иная.

— Что же переменилось? — спросила Лина, заранее зная ответ.

— Все, — просто сказал Алекс, и это коротенькое слово по своей емкости превзошло любую фразу, которую он мог бы произнести.

Некоторое время оба молчали. В голове Лины теснилось множество мыслей, частью тревожных, частью радостных. Но первые преобладали. Несмотря на проведенную вместе сказочную ночь, она не готова была к тесным отношениям с Алексом. Все произошло слишком спонтанно, неожиданно. И в этом присутствовали свои плюсы и свои минусы. С точки зрения Лины, минусов было больше.

— Алекс, я…

— Не нужно ничего говорить, — быстро произнес он. — Я все понимаю и не менее взволнован случившимся, чем ты. Но… давай пока оставим все, как есть, ладно? Нам обоим требуется немного времени.

Отсрочка вполне устраивала Лину.

— Хорошо.

— Так ты приедешь ко мне вечером? Не беспокойся, я ни на чем не настаиваю. — Тон Алекса приобрел прежнюю игривость. — Все будет, как ты захочешь. Если пожелаешь, проведем ночь в твоей спальне, а не в моей.

Не удержавшись, Лина вновь рассмеялась.

— Ты невозможен!

— К сожалению, это мне известно, — скромно произнес Алекс.

Через минуту, нежно попрощавшись, они закончили разговор.

Спустя примерно час в кабинет Лины заглянул вновь заступивший с этого понедельника на недельное дежурство Уилли Стайер.

— У тебя сегодня какое-то торжество? — спросил он без всякого вступления.

Лина удивленно повернулась к нему.

— С чего ты взял?

— Может, день рождения или еще что-нибудь в этом роде?

— Нет, ничего такого. А что? Почему ты спрашиваешь?

— Там к тебе пришел посыльный с букетом. Я подумал, что ты что-то празднуешь сегодня.

— Ко мне? Ты уверен?

Уилли пожал плечами.

— Парнишка назвал твое имя.

— Не понимаю, — пробормотала Лина. Наверное, какая-то ошибка.

— Сейчас я пропущу посыльного к тебе — и ты во всем разберешься, — решил Уилли. Впрочем, нет. Я тоже с ним приду, мало ли что.

Ты ведь частенько даешь в суде показания, а опасных свидетелей иногда… того… В общем, сама понимаешь.

Вскоре он вернулся с пареньком лет пятнадцати, который держал в руках букет лилий.

Приказав ему оставаться у порога, Уилли забрал у него цветы и отнес Лине.

— Я проверил, — кивнул он на лилии. — Все чисто.

— А записка? — спросила она. — Или открытка какая-нибудь? Нужно ведь выяснить, кто отправитель…

— Ничего не было. — Уилли повернулся к нетерпеливо переминавшемуся у порога посыльному. — Парень, кто послал цветы?

Тот открыл большой блокнот, который до этого прижимал к боку локтем, и пробежал взглядом по последней странице записей.

— Так, получатель — Лина Хоули, отправитель — Алекс Нортон. — Он шагнул вперед. Распишитесь, пожалуйста! Мне некогда ждать.

— Алекс Нортон… — пробормотал Уилли. — Кажется, я недавно слышал нечто похожее…

— Разумеется, слышал, — сдержанно произнесла Лина, расписываясь в книге посыльного.

Когда паренек ушел, она пояснила:

— Это тот человек, которого ты принял за адвоката Элли Жарден, помнишь? Ты еще потом нашел и дал мне номер его телефона.

— Ах да! Папаша той хакерши. Ох-ох-ох… что-то с памятью моей стало, пошаливать начала. В самый раз на пенсию отправляться. — После некоторой паузы Уилли произнес:

— Так он, значит, цветочки тебе…

— Только не подумай, что это взятка! — беспокойно нахмурившись, перебила его Лина.

Уилли лукаво усмехнулся.

— Брось, я еще не выжил из ума.

С этими словами он покинул кабинет, а Лина, оставшись наедине с лилиями, поднесла их к лицу.

— Алекс! — негромко слетело с ее губ. — Ох мука моя! И откуда ты только взялся… вместе со своей красавицей-дочерью!

Вечером она отправилась на виллу.

Глава 12

И завертелся роман, в который Лина бросилась будто в омут головой. Для себя она решила ни о чем пока не задумываться — как ситуация складывается, так тому и быть. В конце концов, сколько можно чахнуть в одиночестве?!

Ведь и в моей жизни должен быть праздник! — думала порой Лина, играя с белокурыми кудрями лежащего рядом Алекса. Почему я не могу позволить себе такую роскошь, как небольшие эротические каникулы? Главное, не забывать, что все это мираж, который рано или поздно развеется. Ну, изголодалась я по мужским ласкам, что в этом особенного? А Алекс сказочно хорош в постели! Пожалуй, с ним я наконец узнала, что такое настоящий секс. Все последние дни — это какой-то чувственный угар. Я сама себя не узнаю. Будто не со мной все это происходит. Неужели есть такие женщины, у которых нечто подобное тянется годами? Нет, это чересчур. Подобные вещи не могут длиться долго. Наша с Алексом страсть подобна солнечной вспышке. Эмоции выплеснулись, как протуберанец, немного подержатся и погаснут. Вот если бы это была любовь, тогда можно было бы ожидать какой-то протяженности во времени. Хоть на всю жизнь! Лина вздохнула. Только об этом речи нет. Не может любовь сопровождаться такими интенсивными чувственными всплесками. Нет, скорее всего, дело в каких-то глубинных инстинктах, с которыми человеку не дано совладать. Но тогда это тем более не любовь!

Что ты ломаешь голову над подобным вопросом? — спрашивал ее иной раз голос ее второго «я». Любовь, не любовь… Чушь какая-то.

Не замуж ведь тебе идти.

Нет, не замуж, мысленно отвечала Лина.

Подобной ошибки я больше не совершу. Мой бывший муженек до свадьбы тоже был ласковым, а потом я не знала, куда деваться от его кулаков. Кто даст гарантию, что подобная ситуация не повторится в том или ином виде?

Разумеется, Алекс очень нежный и деликатный человек, но дело не в нем. Это я несу в себе исковерканное отношение к браку. И на том точка.

Иногда они ездили в ресторан, но чаще оставались на вилле. Гуляли с Пикси, выводили на пляж поросят, у которых быстро крепли ножки, коротали вечера за прослушиванием музыки из коллекции Алекса. Часто целовались или как-нибудь по-иному выражали испытываемый по отношению друг к другу восторг. Но где-то под спудом у Лины сидело тревожное предчувствие. Ведь, кроме всего прочего, существовала проблема Элли. Дата суда уже была намечена. Здравые соображения подсказывали Лине, что тот день прекратит затянувшуюся эйфорию.

Элли два раза показывалась на вилле. Еще в первый ее приезд, оказавшись с ней наедине, Лина завела короткий, но серьезный разговор.

Суть его сводилась к тому, что Элли не должна утаивать свою беременность.

— Если не хочешь тревожить раньше времени отца, то скажи хотя бы адвокату. Он должен знать всю историю от начала и до конца. Ему необходимо понять, почему ты решилась взломать злосчастную базу данных. Патрик Розман лучший адвокат из всех, кого я знаю. Но для работы ему нужны какие-то материалы. Поэтому, чем больше информации ты ему предоставишь, тем будет лучше для тебя.

Лине показалось, что она убедила Элли. Во всяком случае, виллу девушка покидала в большой задумчивости.

Периодически Лина заезжала к себе домой, чувствуя себя виноватой перед заброшенными аквариумными рыбками и комнатными растениями.

Во время одного такого посещения, повинуясь очередному порыву, она включила компьютер и зашла на сайт VD-000758. Интуиция ее не подвела: дневник Расти пополнился новой записью.

Он практически признавался в любви появившейся в его жизни женщине. Кстати, он больше не скрывал, что, собственно, о женщине и идет речь и что именно она сильно поколебала основы его привычного одинокого существования.


«Она необыкновенная! Каждое ее движение преисполнено грации, голос звучит музыкой, а ласки неописуемо приятны. Она та, в которую можно влюбиться навсегда!»


Прочитав последнюю фразу, Лина грустно усмехнулась и подумала что, очевидно, Расти еще не приходилось достигать самого дна океана разочарования.

Дай бог, чтобы и не пришлось! — подумала она. Ей искренне хотелось, чтобы хоть у какой-нибудь любовной истории оказался счастливый конец.

Разумеется, уединяясь на вилле, Лина и Алекс не только занимались сексом. Вернее, поначалу так и было, но потом, утолив первую страсть, они начали беседовать.

Как-то само собой получилось, что Лина рассказала о своем неудачном замужестве и причинах, по которым распался их с Фрэнком брак.

— Теперь я понимаю, почему поначалу ты так настороженно относилась ко мне, — со вздохом произнес Алекс.

Они стояли на берегу, любуясь ночным океаном, на волнующейся поверхности которого отражались звезды. Стояла летняя звонкая тишина, нарушаемая разве что плеском волн да стрекотанием сверчков.

Я и сейчас к тебе точно так же отношусь, только по другим причинам, подумала Лина, но вслух сказала совсем другое:

— Не только к тебе, к любому мужчине. Ты здесь ни при чем, все дело во мне.

— Но, надеюсь, я больше не вызываю у тебя опасений? — внимательно взглянул на нее Алекс — Только скажи правду, для меня это очень важно.

Лина посмотрела в его полные тревожного ожидания глаза и поняла, что он действительно придает ее ответу большое значение.

— Видишь ли, даже не знаю, как тебе объяснить… Ты вошел в мою жизнь так стремительно, что это ошеломило меня. Кроме того, с тобой я настолько забыла былые страхи, что теперь уже это пугает меня. Вот такой парадокс.

Алекс вздохнул, как ей показалось, с облегчением.

— Ну, это преодолимо.

Она с сомнением покачала головой.

— Не знаю. Возможно, я излишне мнительна, но меня настораживает наша полная гармония.

— Почему? — нахмурился Алекс. — Что в ней плохого?

— Мне до сих пор не верится, что подобное возможно.

Он рассмеялся.

— Умоляю, не создавай проблем на ровном месте!

Лина потерла лоб.

— Допускаю, что со стороны это кажется надуманным, но мне не до смеха, поверь. Я с большим трудом наладила свою жизнь, поселилась в замечательном месте, обрела покой. И тут появляешься ты, врываешься в мое устоявшееся существование, нарушаешь душевное равновесие… Очаровываешь меня! И при всем том ты очень похож на моего бывшего мужа. То есть принадлежишь к типу мужчин, которых я обхожу десятой дорогой.

На лице Алекса вновь появилось пасмурное выражение.

— Неужели сходство так велико?

— Нет-нет, подобное впечатление возникло лишь в самом начале нашего знакомства. А сейчас… — она прерывисто вздохнула от избытка чувств, — я вижу, что вы с Фрэнком как небо и земля. С тобой интересно, в тебе море обаяния, перед которым я не могу устоять. Ты такой нежный, внимательный, заботливый… Правда, очень любишь спонтанность и импровизацию, но это не самое плохое человеческое качество.

И еще… с тобой я впервые в жизни по-настоящему почувствовала себя женщиной. Когда ты рядом, я забываю обо всем на свете и другие мужчины для меня не существуют. Впрочем, они уже давно перестали для меня существовать — с момента развода и даже раньше.

Все время, пока Лина говорила, Алекс медленно качал головой. Потом с сияющим взглядом заключил ее в объятия и крепко прижал к груди.

— Солнышко, ты не объективна! Признаться, я удивлен столь высокой оценкой. Но, как бы то ни было, постараюсь соответствовать ей. — Чуть отстранившись, он взял лицо Лины в ладони.

Она смотрела на Алекса и растворялась в его карих глазах, в лунном свете окрасившихся золотистым оттенком. Ей захотелось зажмуриться — так он был красив.

Но именно эти ощущения порождали в ней панические настроения. Она чувствовала, что готова идти за Алексом хоть на край света, и это угнетало ее. В глубине души она тосковала по тем временам — совсем еще недавним, — когда была способна контролировать себя. Сейчас же, вопреки всем доводам здравого рассудка, она все больше прикипала сердцем к Алексу. А ведь очень скоро их отношениям придет конец.

Но не лучше ли разорвать эти узы самой, не дожидаясь, пока ситуация докатится до края?

Так и сделаю, подумала Лина, постаравшись за нежной улыбкой скрыть свои мрачные мысли. Только не сегодня. Сейчас у меня еще нет для этого сил.

Она вдруг обратила внимание на то, что по телу Алекса пробегает дрожь.

— Тебе холодно?

— Мне? — удивился он. — Нет.

— Но ты дрожишь!

— Глупышка, мужчин иногда бьет озноб совсем по другой причине. Для меня эта причина — ты.

— Тогда вернемся в дом? — предложила Лина, исподволь загораясь его страстью.

Возможно, это последняя наша ночь, вертелось в ее голове. Если завтра я решусь со всем покончить, больше мы с Алексом не встретимся.

Разве что на суде, но там мы будем противниками. Или даже врагами. Однако сегодня пусть он пребывает в блаженном неведении относительно моих планов, так будет лучше для нас обоих…

Они вернулись в дом. Возле ведущей на второй этаж лестницы Алекс неожиданно подхватил Лину на руки и зашагал по ступеням.

Мы будто новобрачные, мелькнуло в ее голове. Ах какая нынче волшебная ночь!

В спальне Лина сказала, что хочет быстро сполоснуться под душем.

— Замечательная идея, — промурлыкал Алекс, щекоча губами ее ухо. — Но тебе не нужно торопиться, мы отправимся туда вдвоем. Не возражаешь?

Она молча кивнула. Тогда Алекс улыбнулся и принялся раздевать ее, поминутно целуя обнажающиеся участки тела. Затем тоже сбросил одежду и вновь взял Лину на руки — на сей раз, чтобы отнести в ванную.

Потом они стояли в обнимку под падающими на их тела теплыми струями, слившись воедино и задыхаясь по двум причинам — из-за заливающей лицо воды и долгих поцелуев.

Время от времени Лине попадалось на глаза их отражение в большом, во всю стену, зеркале. Когда это произошло впервые, она мельком отметила, что они с Алексом представляют собой контраст. Их соединенные тела напоминали восточный символ единства противоположностей, состоящий, как известно, из двух частей — белой и черной. Здесь получалось то же самое: Алекс был рослым, мускулистым и загорелым, Лина — гораздо ниже его, хрупкая, с кожей сливочного цвета.

Но все эти мысли задержались ненадолго.

Вскоре Алекс наклонился и принялся целовать ее отвердевшие соски, беспрерывно скользя ладонями по спине, ягодицам и бедрам. Но и Лина не оставалась безучастной к происходящему. Ее руки тоже сновали по телу Алекса, задерживаясь на самых интимных участках.

Любовью они занимались стоя. Медленно, неспешно, нарочно сдерживая страсть и подводя друг друга к такому состоянию, когда сладостные стоны срываются с губ, тело словно плавится от истомы, а трепет перерастает в крупную дрожь.

Продолжили в постели. Кстати, тут выяснилось, что кровать действительно вращается.

Алекс нажал на какую-то кнопку, и Лина заморгала — ей почудилось, будто стены двинулись по кругу. Но в следующее мгновение она разобралась что к чему.

Эффект вращения подействовал на нее странным образом — словно еще больше распаляя страсть. Возможно, то же самое произошло и с Алексом, потому что их и без того бурное соитие вдруг стало напоминать какую-то дикую скачку. В какой-то момент Лине даже померещилось, что кровать взмыла в воздух, но это уже было явное следствие переизбытка острых ощущений на пике удовольствия. Последнее мгновение было неописуемо прекрасным. В мозгу Лины словно взорвался разноцветными брызгами гейзер. Она услышала собственный беспомощный вскрик, а затем — гортанный возглас Алекса, все тело которого содрогнулось от одной мощной конвульсии.

На этом безумство завершилось. Оба без сил раскинулись на все еще продолжавшей вращаться кровати. Однако теперь ее движение убаюкивало, и она не заметила, как погрузилась в сон…

Утром она проснулась поздно, и первое, что увидела, это лежащий на боку и рассматривающий ее Алекс. У него был очень задумчивый вид, как у человека, в голове которого зреет важное решение.

Видно, не только я задумываюсь о бесперспективности наших отношений, с горечью подумала Лина.

Однако на этот раз интуиция ее подвела.

Не произнося ни слова, Алекс улыбнулся, и она тоже молча улыбнулась ему в ответ. Затем он принялся медленно поглаживать кончиками пальцев ее руку, плечо, грудь. Прошелся кругами вокруг сосков, с явным удовольствием наблюдая, как они на глазах сжимаются и твердеют.

— Алекс… — выдохнула Лина, когда ее сердцебиение участилось.

Он взглянул на нее.

— Ты такая красивая. Мне кажется, что прелестней тебя женщины я никогда не встречал.

— Не преувеличивай, — ворчливо произнесла она. — Мой бывший муж не уставал повторять, что я похожа на…

— К черту твоего бывшего мужа! Не желаю выслушивать всю ту чушь, которую он вдалбливал тебе в голову. Речь сейчас идет о том, какой тебя вижу я. А мне, — сказал Алекс, возобновив нежнейшее поглаживание, — ты видишься очаровательной. Некоторое время после этого оба молчали, потом он продолжил:

— Знаешь, какая мысль пришла мне в голову? Что наше знакомство случилось неспроста. Это проделки судьбы, от которой, как известно, не уйдешь. И вывод этот напрашивается потому, что нам очень хорошо вдвоем.

— Выходит, судьба наконец расщедрилась, — грустно усмехнулась Лина.

Однако Алекс, похоже, принял ее замечание за чистую монету.

— Я тоже так думаю.

— А мое мнение: нельзя безоговорочно подчиняться судьбе. У человека всегда остается выбор.

— Что касается меня, — вновь улыбнулся Алекс, — то мой выбор совпадает с предначертанием свыше. Я рад, что мы встретились.

Ты пробуждаешь во мне такие необычные чувства…

— Ты во мне тоже, — хмуро призналась Лина. — Причем мои чувства так сильны, что уже они управляют мною, а не я ими.

— Замечательно! Это дополнительное доказательство того, что мы созданы друг для друга.

О чем это он? — с беспокойством подумала Лина.

— По-моему, ты ошибаешься. Сейчас между нами все хорошо, поэтому ситуация видится тебе в розовом свете.

— Не то слово, — счастливо вздохнул Алекс. — В малиновом! Но это, разумеется, шутка. В действительности я вот уже несколько дней серьезно размышляю над одним важным вопросом.

— Над каким? — холодея от страха, спросила она.

Алекс нежно провел большим пальцем по ее нижней губе.

— Нам следует сохранить и даже усугубить существующее положение вещей.

— Куда уж больше! — усмехнулась Лина. — Я и так увлеклась тобой, словно несмышленая девчонка.

Глаза Алекса блеснули.

— Значит, я прав.

— В чем?

— Э-э… — Он коротко рассмеялся. — Оказывается, это не так легко произнести. Но отступать некуда. Словом, чтобы закрепить то, чего мы успели достичь, ты… должна стать моей женой! Фу-у… у меня даже испарина выступила, добавил Алекс, демонстративно промокая лоб тыльной стороной ладони.

Лина вздрогнула и испуганно уставилась на него.

— Женой? То есть снова вступить в брак? Ты этого хочешь?

— Разве я недостаточно ясно выразился? — удивился Алекс. — В таком случае повторю: ты должна…

— Нет! — с паническими нотками в голосе воскликнула Лина, вскакивая с постели, которая, к счастью, перестала вертеться. Вероятно, Алекс выключил ее, или она сама остановилась по истечении определенного времени. — Я не собираюсь выходить замуж! Снова добровольно забраться в эту мышеловку? Нет, и еще раз нет!

Правильное решение я вчера приняла, промчалось в ее мозгу. Отношения с Алексом нужно рвать, причем как можно скорее.

Лина принялась поспешно одеваться, не отдавая себе отчета в том, как странно выглядит со стороны. Ослепительно красивый мужчина минуту назад сделал ей предложение, о котором мечтает любая незамужняя женщина, а она…

— Неужели неудачное замужество оставило в твоей душе такой глубокий след? — произнес Алекс, растерянно проведя пятерней по своим светлым кудрям.

Было заметно, что он абсолютно не ожидал от Лины подобной реакции.

— Как гусеничный трактор! — хрипло ответила та.

— Но ты только что сказала, что наши отношения порождают в тебе сильные чувства…

— И одновременно подумала о том, как все это тревожно!

Алекс недоверчиво покачал головой.

— Неужели ты так боишься собственных эмоций?

— Ты даже не представляешь как! Однажды они уже завели меня в тупик. К счастью, выход из него нашелся, но мне пришлось дорого заплатить за свободу. Если хочешь знать, у меня никогда не будет детей. И виноват в этом мой бывший муж, который ударил меня во время беременности.

По лицу Алекса промелькнула тень, и он коротко выругался сквозь зубы.

— Мразь! Откуда только такие берутся! — Немного помолчав, он добавил:

— Да, для женщины трагедия лишиться возможности материнства… Я тебе сочувствую. Но нельзя ведь постоянно жить дурными воспоминаниями. Да и копание в себе порядком изводит тебя, я ведь вижу. И все-таки надеюсь, что когда мы будем вместе…

— Не будем. Ты забыл о готовящемся над твоей дочерью суде. Отказаться давать свидетельские показания я не могу. И, если адвокату ничего не удастся сделать, судебное решение окажется не в пользу Элли. Неужели ты веришь, что это никак не отразится на твоем отношении ко мне?

— Проблема Элли не имеет большого значения для того, что происходит между тобой и мной. В конце концов, ты не заставляла мою дочь взламывать электронные полицейские архивы.

Этого Лина не ожидала. На миг застыв, она подумала, что ей не так-то просто будет избавиться от Алекса — притом, что в действительности подобное желание совершенно у нее отсутствовало. Просто так нужно сделать: наступить на горло собственной песне, чтобы в дальнейшем избежать гораздо более сильной боли.

— Ладно, согласна. Дело Элли не самая большая помеха, — вздохнула Лина. — И даже я сама здесь ни при чем. Основной причиной, которая не позволяет мне стать твоей женой, являешься ты сам.

Повисла напряженная пауза. Алекс пристально смотрел на Лину. Она в свою очередь не сводила глаз с него. Наконец, проведя ладонью по лицу, Алекс произнес:

— Ну да, понимаю. Я доставляю тебе массу неудобств. Из-за меня ты окунулась в жизнь, полную чувств и чувственности. Это обременительно. Твоя пресная, разложенная по полочкам жизнь словно взорвалась. И это тебя бесит.

— Ах вот как? — воскликнула Лина. — Используешь против меня мою же откровенность? — Сам того не ведая, Алекс неосторожно дал ей против себя козырь. Лина не хотела использовать в игре подобную карту. Потому что это был удар ниже пояса, но Алекс сам напросился. — Так я скажу тебе правду: твоя проблема в том, что ты похож на Фрэнка, моего бывшего муженька. Такой же упрямый, бугрящийся мышцами увалень. И я не стану твоей женой по очень простой причине: чтобы ты не мелькал у меня перед глазами!

Алекс переменился в лице.

— Понятно, — процедил он сквозь зубы. — Значит, большое тупое животное, да? Гм… Но при одном взгляде на меня ты сгораешь от желания, верно?

— Все это уже в прошлом.

— Не смеши меня. Ты врешь, и сама прекрасно это понимаешь. Ну-ка подойди сюда.

— И подойду! — сверкнула Лина взглядом.

Она действительно шагнула к кровати. В ту же секунду Алекс сгреб ее в охапку, повалил на простыни и сорвал с нее трусики. Затем припал к губам в поцелуе, больше напоминающем укус. Она же, вместо того чтобы воспротивиться, отвечала с не меньшим буйством. Через минуту Алекс овладел ею, даже не удосужившись раздеть. Просто задрал подол платья и вошел в нее одним яростным движением. Лина хрипло вскрикнула, но осталась последовательной — обхватила Алекса ногами.

Когда закончилось это похожее на борьбу соитие — завершившись небывалой по своей пронзительности кульминацией, — Лина сразу соскочила с постели, хотя собственные ноги плохо повиновались ей, а в интимной глубине тела еще продолжались сладостные спазмы.

— Это лишь доказывает, что мы оба обезумели от страсти, — задыхаясь произнесла она. Нечто подобное у меня было и с Фрэнком, только не так сильно. — Облизнув сухие губы, Лина добавила:

— Я уезжаю. Пикси и поросят беру с собой, хотя пока не знаю куда.

— Нет, это доказывает, что тебя никогда не любили, — тяжеловесно отчеканил Алекс. — Да и сама ты, судя по всему, незнакома с этим чувством. А Пикси и малышей я тебе не отдам.

Завтра сюда приезжает Элли и останется до самого суда. Общение с животными благотворно подействует на ее моральное состояние.

— Не возражаю, — буркнула Лина.

И на том они расстались.

Дальше в течение примерно месяца она жила прежней спокойной и размеренной жизнью в своем уютном коттедже. Вернее, пыталась жить, наперекор навязчивым воспоминаниям об Алексе, которые перебивала как могла. Больше всего помогали отвлечься виртуальные дневники Расти — к сожалению, речь шла о старых записях, новых пока не появилось, из чего Лина сделала неутешительный для себя вывод, что тот поглощен своей любовью и ему нет дела до всего остального.

Кажется, я осталась совсем одна, думала она.

Ну и замечательно! Одной мне лучше всего. Она не уставала повторять эти слова, убеждая себя в пользе одиночества.

Период относительного покоя продолжался недолго. Однажды вечером в ее доме раздался телефонный звонок, вновь перевернувший ее жизнь вверх дном. Взяв трубку, Лина узнала голос Элли.

— Простите, если побеспокоила вас, но у нас кое-что случилось, — сказала та.

— С Пикси? — быстро спросила Лина.

— Нет, с ней все в порядке. Поросята тоже в норме. Тут другое… Вы не возражаете, если через минуту вам перезвонит моя мама? Мы с ней находимся в разных местах, я на вилле, а она в городе, у себя дома. Маме нужно сказать вам несколько слов.

Лина нахмурилась, гадая, что бы это могло значить. Тем не менее она ответила:

— Хорошо, жду.

Вскоре телефон вновь издал трель. Голос звонившей звучал взволнованно:

— Здравствуйте, меня зовут Мари, я мать Элли. Она сказала, что мы можем поговорить.

Мари? Случайно не она в свое время просила передать находящемуся в отъезде Алексу, чтобы по возвращении перезвонил? Выходит, Мари не одна из множества нынешних приятельниц Алекса, а мать Элли? Та самая, что третий раз замужем?

— Да, — осторожно произнесла Лина. — Слушаю вас.

— Видите ли, дело в том, что… словом, вы, наверное, не знаете, что Расти сейчас находится в больнице…

Лина изумленно замерла. Меньше всего она ожидала услышать нечто подобное. В мозгу у нее на миг стало темно и пусто, будто во внутренностях компьютера с зависшей программой. Но затем сознание начало проясняться, и она спросила:

— Как вы сказали? Расти? Вы знакомы с Расти?

— Э-э… простите, когда волнуюсь, называю его этим прозвищем.

У Лины взмокли ладони.

— Кого?

— Алекса. В детстве его называли Расти.

Ведь у Алекса не рыжие, а светлые волосы, хотела было возразить Лина, но Мари уже отвечала на это:

— Они с ребятами играли в индейцев, Алекс намазался красной глиной, а она цвета ржавчины, вот кто-то и назвал его «расти». Словечко прилипло и… Ох, что-то я не о том говорю!

В эту секунду в мозгу Лины будто что-то со щелчком встало на место и она увидела всю картину целиком. В частности, прояснилось следующее: женщина, которая появилась в жизни Расти — неведомого Лине, но такого же одинокого и близкого по духу — и которой он признавался в любви на страницах виртуального дневника, это она сама!

— Что с ним? — слетело с ее побелевших губ.

— Во время съемок документального фильма на него напал медведь. Расти… то есть Алекс находился там один, потому что присутствие посторонних в таких случаях только мешает.

Ему как-то удалось увернуться от зверя и даже вызвать вертолет спасателей, но в клинику его доставили в тяжелом состоянии — с переломом ребра и поврежденной печенью. Когда Алекс вышел из критического состояния, его перевезли сюда, в Галифакс, но… Врачи говорят, что процесс выздоровления идет очень медленно, будто Алексу это безразлично. И вообще, он большей частью пребывает в подавленном состоянии. Лечащий врач сказал, что Алексу нужен какой-то толчок, иначе он может не выкарабкаться. — Мари сделала паузу, затем добавила:

— Я слышала, как во сне Алекс звал Лину. Спросила Элли, и она указала на вас. Вот я и решила рассказать вам обо всем…

— Где? — выдохнула Лина. — В какой он больнице?

Осунувшийся и бледный, он лежал на белых подушках и простынях в стерильной обстановке больничной палаты. К его руке тянулась трубка капельницы, вокруг попискивали медицинские приборы. При виде переступившей порог Лины в его глазах промелькнуло странное выражение — радость, смешанная с мукой.

Потом он отвернулся.

— Здравствуй… Расти, — тихо произнесла Лина.

Он вздрогнул и посмотрел на нее.

— Откуда ты знаешь это прозвище?

Его голос был таким слабым, что у Лины больно сжалось сердце.

— Мари сказала. И… я читала твой виртуальный дневник.

Он плотно сжал губы и вновь перевел взгляд в угол. Тогда Лина приблизилась к постели, взяла его руку, повернула и нежно поцеловала ладонь.

— Прости меня, пожалуйста. Это я во всем виновата. Примешала к нашим отношениям фантомы прошлого… и вот что в итоге получилось. — Ее глаза были полны слез. — Я боялась признаться себе, что люблю тебя, а причиной этого было опасение снова потерять нечто важное и дорогое. — Она всхлипнула. — В результате все почти так и вышло. Ох, Алекс, если бы ты знал, какой беспросветной идиоткой я себя чувствую!

— Повтори это, — вдруг едва слышно прошептал он.

— Хоть тысячу раз! — воскликнула Лина, на миг уткнувшись лицом в его ладонь. — Безнадежная, непроходимая тупица! А еще дура, кретинка и остолопка! Есть такое слово?

Алекс слабо качнул головой и, с усилием глотнув воздух, произнес:

— Не знаю… Я не о том… Скажи, что любишь меня.

Она подняла лицо, и их взгляды встретились. В глазах обоих блестела влага.

— Я безумно, безумно тебя люблю! — со стоном вырвалось у Лины. — Мне без тебя нет жизни. Я стану конченым человеком, если ты прогонишь меня. Алекс, я… — Она задохнулась, не в силах подобрать слова, способные выразить ее душевное состояние.

— Теперь ты понимаешь, что мы должны пожениться? — прошептал Алекс.

Лина вновь всхлипнула, не сводя с него взгляда, а потом на нее вдруг снизошло странное спокойствие. Она ясно осознала, что с этой минуты все будет хорошо: Алекс выздоровеет, они обвенчаются и заживут, как в сказке, долго и счастливо.

Смахнув слезы, Лина улыбнулась.

— Считай, что я уже твоя жена.

На губах Алекса заиграла улыбка.

— А я твой муж? Тогда поцелуй меня, пожалуйста.

Молча наклонившись, Лина прильнула к его приоткрытому рту, и в ее душе словно запели струны.

Эпилог

С того дня Алекс быстро пошел на поправку.

В сентябре они тихо, без всякого шума, обвенчались в маленькой, расположенной в пригороде Галифакса церкви. Позже Лина продала свой коттедж в кондоминиуме, потому что жить они с Алексом решили на вилле.

Пикси с тех пор так никуда и не перемещалась, хотя подросших поросят супруги потом пристроили к друзьям и знакомым.

Что касается Элли, то тут не обошлось без некоторых потерь. Адвокат Патрик Розман сражался за нее в суде как лев. Косвенным образом ему в этом помогла Лина, официально отказавшись давать свидетельские показания против человека, являющегося близким родственником ее мужа. Но, к сожалению, материалы дела не позволили добиться снятия с Элли подозрений. Однако приговор оказался умеренным: учитывая смягчающие вину обстоятельства, Элли присудили восемь месяцев тюрьмы или штраф размером в сорок тысяч долларов. Алекс с чувством облегчения уплатил эти деньги, и в тот же день Элли вернулась на виллу.

С этого момента началось всеобщее ожидание появления на свет маленького члена семьи.


home | my bookshelf | | Жажда сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу