Book: Фейерверк



Джин Рут Дейл

Фейерверк

ПРОЛОГ

Сент-Луис, штат Миссури первая неделя июня

Два старика настороженно смотрели друг на друга, стоя по разные стороны мраморного стола в отдельном кабинете роскошного ресторана. Том Т. Таггарт, восьмидесятичетырехлетний владелец ранчо «Рокинг Т.» в Техасе, и Джон Хейслип Рэндал IV, семидесяти одного года, из банкирского дома Рэндалов в Бостоне, встретились, чтобы обсудить проблему, решение которой никоим образом от них не зависело. Друзьями они никогда не были, но отношения у них были ровные.

Они пожали друг другу руки.

— Как поживает наш знаменитый ДжиДжи? — поинтересовался банкир, чуть скривив в усмешке красиво очерченные губы. Он пододвинул поближе антикварной работы стул, сдул воображаемую пылинку и сел.

Том Ти бросил на стол свой дорогой «стетсон» с необыкновенно широкими полями и взъерошил пятерней копну седых волос. Его черные глаза сверкнули.

— Никак не можете успокоиться? Сколько раз вам уже говорили, что мой внук назван в честь своего дяди Джесса и прапрадедушки Джеймса. — Старый ковбой сердито опустился в кресло. — А по сути вашего вопроса могу сказать, что с моим внуком все в полном порядке. Или могло бы быть в порядке, если бы ваша внучка…

— Я не потерплю никакой критики в адрес моей внучки, — свирепо перебил его Джон. — Мэг делает все, что в ее силах. Это не так-то просто — одной воспитывать ребенка… — Он вдруг замолчал, поняв, что невольно признал наличие каких-то проблем у своей внучки, и закашлялся, хлопая себя по груди, облаченной в темный жилет безупречного костюма-тройки.

— Она воспитывает моего правнука одна изза собственного упрямства, — возразил Том Ти, — и делает это не лучшим образом.

Рэндал густо покраснел.

— Может, мальчик не такой уж… дисциплинированный, но ему всего семь лет.

Том Ти сердито фыркнул.

— Я не о дисциплине. Мне нравится бойцовский дух — постоять за себя неплохо в любом возрасте. Но этот мальчик… — Старик вздохнул и покачал головой. — Мне больно говорить такое о своей плоти и крови, но этот мальчик очень легко может превратиться в неженку, в маменькина сынка.

— Вы заходите слишком далеко, сэр! — Джон так грохнул кулаком по столу, что Том Ти даже вздрогнул. — Рэнди — зеница моего ока. Я не потерплю таких слов, ни от кого!

— А я не кто-то. Стоит только взглянуть на мальчишку — сразу ясно: он больше Таггарт, чем Рэндал. А уж что касается любви, так я люблю его больше, чем… — Том Ти замолк, пытаясь отыскать слова посильнее для выражения своей любви. — Я люблю его больше, чем весь штат Техас!

Джон от удивления открыл рот.

— В таком случае, — начал он, придя в себя, — я полагаю, что вы явились на эту встречу на высшем уровне, учитывая прежде всего интересы ребенка. Так же как и я.

Том Ти энергично кивнул.

— Можете поставить в заклад свои последние ботинки «, Джонни. И еще я бы не возражал, если бы от нашей встречи была какая-то польза и для отца Рэнди. А то он по милости вашей внучки слишком долго простоял между сеном и травой.

— Прошу прощения, это как — между сеном и травой?

Вот пижон! — ясно читалось на лице Тома Ти.

— Это значит — ни то ни се. Он и не женатый, и не холостой. Ваша внучка оставила его сколько — четыре, пять лет назад?

Джон кивнул.

— Вы же знаете, я никогда не одобрял этого брака…

Том Ти только фыркнул, подтверждая, что он — тоже.

Джон поджал губы.

— …но я согласен, место жены — рядом с мужем.

— Справедливости ради должен сказать: как трудно уследить за ковбоем во время родео, так же трудно жить рядом с ним. — Том Ти, видимо, не собирался уступать Джону в великодушии. — Но сейчас Джесси уже тридцать два, и, я думаю, он бросил бы родео, если б его ктото ждал дома.

— Мэгги никогда не нравилось его занятие.

— Не многим женщинам это нравится, я хочу сказать, женам. Одиноким-то нравится, да еще как.

Двое стариков понимающе переглянулись. В комнате воцарилось молчание.

— Наверно, уже слишком поздно спасать их брак, — осторожно начал Джон.

— Наверно, — согласился Том Ти. — Я вообще-то не сторонник разводов, но иногда это единственный выход.

— Развод! — В голосе Джона звучало явное отвращение. — В семье Рэндал много поколений не было ни одного развода, а возможно, и вообще никогда.

— Это точно? А предки ваши приплыли на» Мэйфлауэр» и все такое прочее? — с наигранным простодушием вопросил Том Ти.

Джон свирепо посмотрел на собеседника.

— Для Рэнди развод лучше, чем это… эта полусемья. Его родители ни женаты по-настоящему, ни разведены, и, похоже, обоих устраивает такая ситуация. Но мальчику нужен отец…

— А я что говорю? — вспыхнул Том Ти.

— Отец — это не обязательно тот человек, который произвел тебя на свет. Если Джесси и Мэг не могут создать ребенку нормальные условия, тогда Мэг нужно поискать кого-то, кто сможет это сделать!

Том Ти шумно вздохнул. Казалось, он готов был ответить резкостью, но вдруг лицо его болезненно исказилось.

— Мальчик страдает, — грустно согласился он. — Ему нужны папа и мама, и причем каждый день.

— К сожалению, его родители не могут даже находиться в одной комнате, они сразу начинают гражданскую войну.

Оба старика откинулись на спинки кресел, переживая общую боль. Немного погодя Том Ти первым поднял голову.

— Жаль, что мы не можем просто запереть их вдвоем — и пусть у них искры из глаз летят, пока не разберутся между собой.

Джон медленно выпрямился.

— Возможно, вы случайно наткнулись на верное решение. Конечно, если вы сможете убедить вашего внука пойти на это.

— Ха, убедить! Ведь это шантаж!

— Назовем это лучше давлением. Шантаж — слишком грубое слово.

— Да называйте как хотите. С Джесси-то я справлюсь, а вот вы с вашей внучкой ничего не сможете сделать.

— Смогу, если пригрожу, что перестану выплачивать ей содержание.

— Неужели вы это сделаете?

— И не только это. Но у вас-то нет таких рычагов воздействия на Джесси Джеймса.

Том Ти с уверенным видом перегнулся через стол.

— Действительно, материально он от меня независим. После смерти родителей они с Буном получили вполне достаточно. Конечно, это грязные нефтяные деньги, но тратятся они совсем как настоящие. — Старый ковбой хитро ухмыльнулся. — Но у меня тоже есть туз в рукаве.

— Какой? Ну выкладывайте же!

Том Ти не торопился, явно наслаждаясь нетерпением собеседника.

— Я пригрожу ему продать «Рокинг Ти».

Джон был разочарован.

— Вы считаете, этого будет достаточно?

— Еще бы! Джесси просто с ума сходит по этому ранчо, и он его получит, когда я отдам концы, хотя пока, в обозримом будущем, я этого делать не собираюсь. Во всем семействе ранчо никому, кроме Джесси, больше не нужно, даже его собственному брату.

— А ведь может подействовать, — немного подумав, медленно произнес Джон.

— Представляю, как они сцепятся. — Том Ти покачал головой. — Вот будет фейерверк!

— В отчаянные моменты требуются отчаянные средства, — пожал плечами Джон. — А где?

— Там же, где прошел их медовый месяц, где же еще? Это далеко в горах, и на много миль вокруг нет ничего, кроме этого городишки.

— Насколько я помню, они больше никогда там не бывали.

— Угу. Там для них все битком набито хорошими воспоминаниями. — Том Ти подмигнул. — Жена из вашей внучки не ахти, зато в Техасе есть на что посмотреть!

Джон хотел было ответить, но потом, видимо, передумал.

— Может, закажем обед и поедим, пока обговариваем детали? — предложил он. — Мне бы хотелось сегодня же вечером вернуться в Бостон.

— Неплохая мысль. Позвоните мэтру.

— Здесь подают великолепные бифштексы, — важно объявил Джон, дотягиваясь до телефона.

— А, — небрежно отозвался Том Ти, — бифштексов мне и в Техасе хватает. Я буду есть то, что ем всегда, когда приезжаю в СентЛуис.

— Что же это?

— Гамбургер! — хихикнул скотопромышленник.

Сан-фелипе, Калифорния вторая неделя июня Джесси Джеймс Таггарт крепко держался за верхнюю ступеньку ската и смотрел вниз на бешено брыкающегося жеребца, не без основания получившего кличку Видоумейкер. Столбом стояла пыль, шумели многочисленные зрители родео, но мысли Джесси были далеко.

Да, нервы у этой женщины железные, надо отдать ей должное: обвинить меня в том, что она не справляется с Рэчди! Джесси машинально похлопал рукой по письму, прожигавшему дыру в кармане его клетчатой рубашки. Она нянчится с мальчишкой, как с младенцем, думал он с мрачной убежденностью. А на самом деле ему нужна твердая рука, да еще немного хорошей старомодной дисциплины. Но главное — ребенку нужен отец.

— Удачи, дорогуша!

Джесси рассеянно глянул через плечо. Рыжеволосая девица, неутомимо преследовавшая его последнее время, стояла рядом и улыбалась. Джесси буркнул что-то неопределенное и заставил себя не смотреть на ее пышную грудь, выпиравшую из глубокого выреза.

Она вздохнула, телеса чуть не перекатились через край, и стойкость Джесси была поколеблена.

— Милый, — лениво растягивая слова, замурлыкала рыжая, — от твоих взглядов я таю, как воск. Зачем ты делаешь это со мной прямо здесь, при всех… — Она подмигнула, давая понять, что позволяет растопить ее в другом месте.

Джесси нервно сглотнул и снова переключил внимание на ожидавшую его работу. В этом тоже Мэг виновата! Легче почесать локтем ухо, чем убедить этих хищных баб, что мое обручальное кольцо все еще что-то значит…

— Осторожней, Джи-Джи!

В этот момент Видоумейкер присел на задние ноги и откинул огромную голову. На мгновение его глаза встретились с глазами Джесси. Взгляд коня не предвещал ничего хорошего тому сумасшедшему ковбою, который решится сесть на него.

Джесси крепко ухватился за ручку-петлю на — кожаном ремне и, съехав по наклонной доске, крепко обхватил ногами разъяренное животное. Он глянул на стоящего рядом, для страховки, ковбоя.

— Я становлюсь слишком стар для таких глупостей.

— Нашел время для исповеди, — ухмыльнулся тот.

Это точно, я никогда не умел правильно выбрать время И сейчас чертовски неподходящий момент размышлять о том, почему Мэг не может справиться с нашим сыном. У мальчишки сильный характер. Ему нужна твердая, но любящая рука. А вовсе не какая-то дорогая частная школа, где из него сделают неженку…

— Джи-Джи Таггарт, Сан-Антонио, штат Техас, бывший чемпион мира, выезжает из пятого ската на Видоумейкере. Этот жеребец заслужил свое имя тем, что покалечил уже нескольких наездников и ни одному не покорился!

Да, пора мне вмешаться и дать ей понять, что я — тоже что-то значу. Он и мой сын, и…

Ворота с грохотом распахнулись, и из них вылетел Видоумейкер, едва не изрыгая огонь. Джесси, задумавшийся на спине самого бешеного из жеребцов, продержался лишь два прыжка. Со всего маху ударившись о покрытую пылью арену родео, он лежал не шевелясь. Потом перевел дух и мало-помалу начал ощущать боль, пронизавшую его тридцатидвухлетнее тело.

Черт, я действительно становлюсь стар для такой жизни. Когда туман перед глазами наконец рассеялся, Джесси моргнул, стараясь сконцентрировать взгляд на фигуре человека, усевшегося, словно ястреб, на верхушке ската.

Интересно, что это Том Ти Таггарт, больше известный мне как мой дед, делает в Калифорнии? Старый чудак терпеть не может самолеты и летает только при чрезвычайных обстоятельствах…

Джесси перекатился на живот, встал на колени и потряс головой, пытаясь прийти в себя. Он подозревал, что очень скоро ему понадобятся все его мозги.

К нему подскочил клоун родео и участливо спросил.

— Все в порядке, Джи-Джи?

Джесси, все еще слегка ошарашенный падением, кивнул. Клоун быстро потрепал его по плечу, повернулся и изобразил падение, приведя в восторг зрителей. Джесси снова посмотрел на скаты.

Точно, это был Том Ти, призывно махавший ему рукой. Еще не разглядев сердитого выражения лица деда, Джесси уже понял, что ему грозят неприятности.

В то же самое время, на другом конце

Соединенных Штатов — в Бостоне, штат Массачусетс Маргарет Рэндал Таггарт — Мэг — пыталась заставить себя не отвлекаться и слушать, как Фелисити Холивелл что-то монотонно рассказывает о новом корпусе детской больницы. Мэг предложила провести заседание комитета в бостонском доме своего деда, и теперь здесь собралось полдюжины женщин, склонных к общественной деятельности.

Это был широкий жест, о котором она теперь жалела. Нет, цель собрания была очень достойная. Но в данный момент мысли Мэг были заняты совсем другим.

Например, телефонный звонок Джесси на прошлой неделе. Он меня еще и критикует! Этот человек нахальнее бостонского таксиста!

Фелисити поймала взгляд Мэг, и та машинально улыбнулась, продолжая думать о своем.

Легко сидеть на другом конце страны и критиковать. Да, Рэнди не идеален, а какой ребенок идеален? Но он вовсе не маменькин — сынок, что бы там Джесси ни думал. Вот уж нет!

— Ты согласна, Маргарет?

Слова Фелисити резко вернули, Мэг к действительности. Она понятия не имела, о чем идет речь, но на всякий случай кивнула. В конце концов, Фелисити можно доверять, в отличие от некоторых.

Фелисити просияла.

— Я знала, что ты согласишься возглавить общественный комитет, — одобрительно сказала она. — Джоффри будет очень доволен. Он обещал работать в тесном контакте с тобой.

Джоффри! Мэг едва сдержала стон. С этим человеком, руководившим в больнице отделом по связям с общественностью, она меньше всего хотела бы работать в контакте. Сначала она решила, что это лишь игра ее воображения, но когда на прошлой неделе они оказались одни в бельевой четвертого этажа… Нет, это не было игрой воображения.

Я замужняя женщина! — возмущенно думала Мэг. Интересно, он что, считает, что мое обручальное кольцо — просто украшение?

— А теперь нам нужен доброволец, чтобы возглавить комиссию по украшению здания, — объявила Фелисити. — Мэг в прошлом году так хорошо справилась с этой работой, что «превзойти ее будет нелегко.

В этот момент в комнату ворвался Рэнди и резко затормозил, увидев сидящих здесь женщин. На его личике было так хорошо знакомое Мэг упрямое, недовольное выражение. Она быстро заговорила, пытаясь предотвратить катастрофу:

— Поздоровайся с моими гостями, дорогой, а потом ступай, поиграй еще немножко.

— Здрасьте, — угрюмо пробормотал Рэнди, даже не глядя на тех, к кому обращался. — Мне уже надоело ждать. Я хочу поговорить с тобой сейчас.

— Как только закончится собрание, ладно? Сходи пока на кухню. Скажи Тэсс, что я позволила дать тебе чего-нибудь вкусненького.

И совсем не надо повторять тот скандал, который ты устроил за завтраком, мысленно добавила она. Здесь, на глазах у всех, это было бы слишком унизительно.

Фелисити недовольно покашляла.

— Так вот, я говорила…

— Нет! Не хочу я никакого дурацкого» вкусненького «! Не хочу дурацкой старой Тэсс! Я хочу поговорить с тобой сейчас! — Веснушчатое лицо Рэнди со светлой прямой челкой стало темно-красным. Серые глаза, так похожие на отцовские, сверкали.

Сгорая со стыда, Мэг повернулась к собравшимся. Конфликты с детьми бывают во всех семьях, но чтобы мальчишка устроил сцену при посторонних?.. Этого допускать нелйя.

— Прошу меня извинить, — спокойно произнесла она. — У нас тут небольшой кризис. Пожалуйста, продолжайте пока без меня.

Она подошла к Рэнди и крепко взяла его за плечо.

— Идем к дедушке в кабинет. Там и поговорим.

— Я передумал. Я больше не хочу с тобой говорить. — Рэнди стряхнул ее руку с плеча. — Только скажи, получу я новый велосипед или нет?

Эту тему они обсуждали уже несколько раз, он прекрасно знал, что ответом будет» нет «. Возможно, он полагал, что в присутствии посторонних она согласится, чтобы избежать неловкости. Стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, Мэг шагнула к сыну. Он отступил на шаг.

— Сейчас не время и не место…

— Я ненавижу этот дурацкий велосипед, который мне подарили на день рождения! Он для малышей!

— Так не веди себя как малыш, — резко ответила она.

« Он испорченный „, — сказал Джесси.“ Ты слишком его балуешь «, — сказал Джесси. Ну что же, я докажу этому Джесси!

Прищурясь, она пристально посмотрела на Рэнди.

— Молодой человек, немедленно выйдите отсюда и дожидайтесь меня в кабинете у дедушки.

Мгновение Рэнди колебался, и она подумала, что новый метод сработал.

Но не тут-то было.

— Нет! Я тебя ненавижу! — закричал мальчишка, сжав кулаки. — Ты жадная! Ты меня не любишь!

Мэг отшатнулась, охваченная чувством беспомощности. Вот они — блестящие идеи Джесси о твердой дисциплине. Рэнди никогда так открыто не выражал неповиновения.

Она снова протянула руку к сыну, но тот увернулся, потерял равновесие и налетел на мраморную подставку со стеклянной витриной. Подставка зашаталась, витрина медленно сколь — знула к краю…

Стоявшая в витрине ваза династии Мин, сокровище ее деда, качнулась… зашаталась… и упала. Кошмарный звук бьющегося фарфора и стекла смешался с испуганными возгласами женщин. В это самое мгновение на пороге появился Джон Хейслип Рэндал IV.

Он вежливо поздоровался, потом перевел взгляд на лежащие у его ног осколки, и лицо его заметно помрачнело.



— Дедушка! — Мэг облизнула пересохшие губы. — Я… я, не знала, что ты уже вернулся. У нас тут… маленькое происшествие… Рэнди…

Она смущенно оглянулась. Рэнди исчез — выскользнул в другую дверь.

Старый господин натянуто улыбнулся и незаметно поманил Мэг пальцем.

Поклонившись дамам, он вышел из комнаты. Мэг почувствовала себя очень униженной, но последовала за ним с высоко поднятой головой.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ХЕЛЛС-БЕЛЛС, ТЕХАС, 2506 СИМПАТИЧНЫХ ЛЮДЕЙ И НЕСКОЛЬКО СТАРЫХ ВОРЧУНОВ, — было написано при въезде в город.

Взятая напрокат машина Мэг двигалась со скоростью пешехода. Впервые Мэг увидела эту забавную надпись вскоре после свадьбы — совсем юной новобрачной, очарованной своим мужем и новой жизнью.

Ох, как же давно это было. Она остановилась перед бензозаправкой и магазинчиком в конце главной улицы городка. Немного дальше находились салун «Тихая жизнь» и закусочная «Одинокая звезда», откуда водителям приносили «техасбургеры». Стараясь отогнать воспоминания, Мэг выбралась из машины и быстро зашагала к магазинчику.

Почти добравшись до места, она вдруг почувствовала ужасную жажду. Войдя в магазин, дрожащими руками открыла холодильник, вытащила банку лимонада — даже не посмотрев, какого, — и подошла к прилавку.

Из подсобки к ней вышла веснушчатая женщина лет сорока пяти и, широко и радостно улыбнувшись, поздоровалась.

Но Мэг, отвыкшая от техасского выговора, не сразу поняла ее.

— У вас не найдется каких-нибудь не местных газет? Я хотела купить в аэропорту «Бостон глоб», но…

— Думаю, нет, — ответила женщина с такой радостью, словно сообщала приятную новость. Пробивая чек, она с интересом рассматривал? кремовые брюки и льняной пиджак Мэг. — Прилетели из Сан-Антонио, да?

— Да, — ответила Мэг, отсчитывая мелочь.

— Вы ищете «Пижонский притон»?

Мэг открыла банку лимонада, удивляясь, что ее приняли за пижонку.

— Я и не знала, что здесь есть такое место, — сказала она.

— Ну конечно! Его недавно открыл Джо Боб Брукс. Как я слышала, дела у него идут неплохо. Это на Хэндбаскет-Крик, раньше это ранчо называлось «Бокс Би».

— Я знаю, где ранчо Брукса. — Мэг пожалела, что это прозвучало так натянуто, но упоминание о Джо Бобе еще больше испортило ее и так далеко не радужное настроение. Прощальным жестом она подняла банку.

Женщина слегка нахмурилась и прикусила губу. Мучившее ее любопытство ощущалось почти физически.

— Меня зовут Лорел Андерсон. Если вы приехали в гости… Подождите-ка! Да я же вас знаю! — Она едва не подпрыгивала от радости. — Вы жена Джи-Джи!

Мэг нервно сглотнула. Уже много лет ее имя не связывали с именем Джесси, и теперь это немного пугало.

— Да, но…

— Пару дней назад старый Том Ти открыл дом и набил его едой. Даже привел нескольких лошадей — наверно, иначе Джи-Джи просто не поехал бы сюда. — Лорел засмеялась и следом за Мэг вышла под лучи палящего солнца. — Могу поспорить, что вы с вашим красавчиком мужем хотите устроить второй медовый месяц. — Она подмигнула. — Ох и романтично!

Мэг постаралась улыбнуться как можно естественней, но поняла, что это ей не удалось. Она-то рассчитывала остаться незамеченной, но, похоже, здесь это невозможно.

Лорел вернулась под навес, прячась от жгучего солнца.

— Увидимся на празднике Четвертого июля?

— Может быть. — Мэг неопределенно махнула рукой и натянуто улыбнулась. Она быстро подошла к машине, села и только тогда пере — вела дух.

Ей с самого начала не хотелось ехать сюда, а теперь, когда она уже была совсем рядом, хотелось этого еще меньше. Так что же держало ее здесь? Она могла уехать обратно в Сан-Антонио и успеть на последний самолет домой.

Не перестанет же в самом деле дедушка выплачивать мне содержание… или все-таки перестанет?

Этот вопрос был неясен, зато совершенно очевидно было другое. Например, она уже просто не знала, что делать с Рэнди. Одной ее любни для мальчика явно было недостаточно, и ей срочно требовалась помощь. Постоянная ответственность изматывала ее, но она боялась дать какие-то дополнительные права отцу ребенка.

Джесси… Она сердито сжала губы. Они разговаривали по телефону, но не виделись уже больше двух лет. Интересно, изменился ли он? Сохранил ли свою способность очаровывать? Или теперь он покажется мне не более привлекательным, чем… Джоффри?

Мэг включила зажигание, помедлила и выехала на обсаженную деревьями улицу. Нет, в этот раз она не станет убегать.

Коттедж Таггартов стоял в излучине Хэндбаскет-Крик, в семи милях к юго-западу от городка. Чтобы добраться туда, Мэг пришлось проехать мимо висящей над воротами вывески: РАНЧО «ПРИТОН-НА-ХЭНДБАСКЕТ», ВЛАДЕЛЕЦ ДЖО БОБ БРУКС.

Когда она в последний раз видела Джо Боба, он занимался родео вместе с Джесси и был его лучшим другом. Джесси тратил уйму времени, вытаскивая Джо Боба то из одной переделки, то из другой и стараясь сгладить последствия отвратительных шуток этого человека.

Сначала Мэг не испытывала неприязни к Джо Бобу. Зато испытывал он, и действовал так хитро, что Джесси ничего не замечал. Когда она заговаривала об этом с мужем, тот просто пожимал плечами и отвечал, что ей показалось.

Вспомнив обо всем этом, Мэг снова расстроилась. Ну что же, так даже лучше, когда мы встретимся с Джесси, надо помнить о старых обидах, думала Мэг, подъезжая к лужайке перед домиком Таггартов. Если только он не изменился полностью, устоять перед этим человеком будет непросто. Придется быть все время начеку.

Она сразу же увидела его. Обнаженный по пояс, он ставил в свежевыкопанную яму столб для ограды корраля. Когда Джесси выровнял столб, на гладкой загорелой спине напряглись сильные мускулы. Мэг пробрала дрожь.

Джесси Джеймс Таггарт был шести с лишним футов, а в ковбойских сапогах, даже старых, со стоптанными каблуками, еще выше. Рядом с ним Мэг казалась совсем крошкой.

Вылинявшие от бесконечных стирок джинсы обтекали его узкие бедра и мускулистые ноги, как кленовый сироп — оладьи. Мэг облизнула пересохшие губы и заставила себя отвести глаза. Заглушив мотор, она еще раз напомнила себе, что подобные мысли доставляют девочкам серьезные неприятности, и взрослым девочкам — тоже. Нужно думать только о деле.

Ее дед выразил свое пожелание, точнее, требование, предельно ясно.

«Вы с Джесси слишком упрямы, чтобы снова сойтись, и слишком упрямы, чтобы развестись, — заявил Джон Рэндал с необычной для него прямотой. — Вы устроили войну нервов: кто кого, и от этого страдает ваш сын. Ты и Джесси Таггарт обязаны прийти к какому-то соглашению, прежде чем ты вернешься в Бостон, а это означает, что вы решите раз и навсегда: ваш брак либо продолжается, либо прекращается».

От этого страдает ваш сын. Чувство вины окружало ее, как уродливое облако. Неужели я плохая мать? Сомнение, порожденное угрызениями совести, заставило ее подчиниться шантажу деда. Она не побоялась бы никаких угроз, но ради Рэнди готова была на что угодно.

Все равно ей пришлось бы воевать с Джесси из-за той школы, которую она выбрала. Чтобы заставить его согласиться, могли понадобиться месяцы, но она была уверена: Джесси поймет, что эта школа действительно необходима их сыну. При всех его недостатках Джесси любит своего ребенка и хочет ему только добра.

Это было единственным достоинством, которое она соглашалась признать за мужем. Мэг вздохнула. Если бы только Джесси не был таким волком-одиночкой. Если бы он не заблуждался так сильно!

Если бы Джесси не был так великолепен, мысленно поправила она себя, когда он выпрямилея, отпустил столб и вытер руки о джинсы. Только после этого Джесси, оглянулся, словно не торопясь возобновить старое знакомство.

От первого же взгляда на него у Мэг перехватило дыхание, точно так же, как восемь лет назад. Тогда, на заснеженном склоне в Эспене, он был явно не на месте. Сейчас же он снова оказался в своей стихии, а вот ее ожидали немалые трудности.

Джесси снял со столба свой поношенный «стетсон» и нахлобучил его на голову. Потом сдернул с забора рубашку и двинулся к Мэг так хорошо знакомой ей легкой, быстрой походкой. Он не улыбался, она тоже.

Она просто замерла рядом с машиной, точно мышка, ожидающая решения кота: схватить ее сразу или сначала поиграть с ней.

Джесси остановился футах в десяти от нее, наклонил голову набок и прищурился. Рассеянно приподнял шляпу и заправил под нее влажные пряди темных волос. Потом натянул рубашку. И все это — не сводя с нее глаз.

Жаль прятать под одеждой такое тело, подумала Мэг, наблюдая за ним. Гладкая, покрытая мощными мускулами грудь, подтянутый живот. Она помнила на ощупь его Кожу, упругость его…

— Тебе бы надо было постричься, — вдруг произнесла она и отвернулась, чтобы не видеть его больше. И не вспоминать.

— А вот тебе не надо было.

От его голоса, который она вот уже два года слышала только искаженным телефоном, по спине у нее побежали мурашки. Этот низкий хрипловатый голос всегда казался ей необыкновенно сексуальным.

Немедленно прекрати! — приказала она себе. Не позволяй заманить себя в эту ловушку.

— О чем это ты? — поинтересовалась она вслух.

Он подошел к ее «хонде».

— Ты постриглась. А мне нравились длинные волосы. — Он словно обвинял ее в неверности.

Мэг виновато коснулась светлых кудрей, поймала себя на этом жесте и отдернула руку.

— Я обрезала волосы уже больше года назад. Всем нравится.

Он открыл багажник.

— Раньше было так красиво — длинные, шелковые…

Он умолк, но слишком поздно. Их взгляды встретились, и она поняла, что он тоже помнит, как раскладывал ее волосы по подушке шелковым веером.

— Хорошо хоть ты не перекрасилась.

— А почему это я должна перекрашиваться? — вспыхнула Мэг, доставая из машины маленький кожаный чемодан. — Меня вполне устраивают мои волосы, даже если ты предпочитаешь обесцвеченных блондинок.

— Черт побери, я вовсе не… — Джесеи выпрямился. На щеках играли желваки, глаза были полуприкрыты, а голос стал похож на шипение разъяренного кота. — А может, это блондинки предпочитают меня?

Мэг мысленно сосчитала до пяти.

— Меня это не удивляет, — ласково сообщила она и подняла чемодан. Обогнув машину, она поставила чемодан на землю и глубоко вздохнула: — Домик выглядит совсем как прежде.

— Угу, — согласился Джесси. — Он совсем не изменился. Только мы изменились.

С этим трудно было спорить, и она снова окинула взглядом длинный деревянный дом. Он стоял в окружении дубов, позади него протекала Хэндбаскет-Крик. Кирпичная труба на крыше говорила о том, что в доме есть камин, единственный источник тепла. Боковую сторону и половину фасада занимала открытая веранда.

Мэг знала, что дом построен еще прапрапрадедушкой Джесси в пятидесятые годы — восемьсот пятидесятые. Вскоре после этого Таггарты перебрались на двести миль севернее и построили ранчо «Рокинг Т.». Но сохранили и дом на берегу Хэндбаскет-Крик — как воспоминание о предках.

Сначала в нем была всего одна спальня, и последующие поколения достраивали и расширяли его. Когда Мэг приехала сюда восемь лет назад, чтобы провести медовый месяц, в доме было три спальни, кухня, столовая и гостиная.

Мой медовый месяц!.. Но нет, я не буду думать о нем — ни сейчас, ни потом. Схватив чемодан, она решительно поднялась на крыльцо и толкнула дверь. На пороге она так резко остановилась, что шедший следом Джесси налетел на нее. Не слушая его извинений, Мэг коротко бросила:

— Я займу переднюю спальню.

— Там я. Ты можешь спать в большой.

— В хозяйской? — удивленно подняла она бровь. — Бери ее себе. В конце концов, хозяин здесь ты.

Но он не клюнул на эту удочку.

— Я приехал первым и выбрал переднюю спальню. Ты бери себе большую.

Мэг свернула налево по короткому коридору.

— В таком случае я предпочитаю дальнюю спальню.

— Да она размером со шкаф, — возразил Джесси, следуя за ней с чемоданами. — И кроме того…

— Я же сказала: буду спать в дальней комнате. — Мэг остановилась перед закрытой дверью и вызывающе посмотрела на него.

— Но…

— Я хочу спать здесь, и я буду спать здесь, так что говорить больше не о чем. — На самом же деле ей просто не хотелось спать в хозяйской спальне, там, где она провела свой медовый месяц.

— Не в моих правилах отказывать даме, — чуть насмешливо улыбнулся Джесси.

Он потянулся, чтобы открыть дверь, и слегка задел ее — плечо. Мэг вздрогнула, но тут же взяла себя в руки, надеясь, что он ничего не заметил.

Джесси распахнул дверь и обернулся к жене, расплывшись в улыбке. Той самой заразительной улыбке, которая всегда так привлекала ее…

Он был прав, отговаривая Мэг от этой комнаты.

Кровать исчезла. На ее месте стояла гора банок с красками, рулоны обоев и какие-то строительные материалы.

— Господи!

— Значит, большая спальня? Либо… либо вместе.

Она почувствовала, что краснеет.

— Джесси, ну пожалуйста, поменяйся со мной, — умоляюще попросила она.

— Ни за что.

— Но я не хочу…

Что-то сверкнуло в его ясных серых глазах.

— А ты думаешь, я хочу? Не одна ты сражаешься с воспоминаниями.

Она с достоинством выпрямилась.

— Кто говорит о…

— Пожалуйста, можешь отрицать хоть до посинения, мне-то что? Я тоже не хотел приезжать сюда. — Он покачал головой с явным отвращением. — На этот раз два старых козла превзошли самих себя.

— Не смей называть моего дедушку старым козлом! — Мэг решительно пересекла коридор и вошла в хозяйскую спальню — целых двенадцать на четырнадцать футов. У дальней стены стояла красивая резная кровать. Мэг швырнула чемодан на покрывало.

Джесси с грохотом опустил остальные чемоданы на коврик возле кресла-качалки.

— Я знаю, ты здесь тоже не по своей воле.

— Разумеется! — Чтобы не смотреть на него, она расстегнула чемодан и стала раскладывать косметику. —

— И как же Джон заставил тебя приехать? — Джесси осторожно опустился в старинное кресло, словно боясь, что оно вот-вот развалится.

— Пригрозил, что перестанет выплачивать мне содержание. А что пообещал сделать Том Ти?

— Сказал, что продаст «Рокинг Ти» и купит дом для престарелых где-то во Флориде.

Она расхохоталась, увидев мрачное выражение его лица.

— Неужели ты поверил?

— Не верил, пока не вмешался Бун. Он уже тыщу лет уговаривает Тома Ти продать ранчо. Считает, что дед уже слишком стар, чтобы играть в ковбоя, именно так он и выразился.

— Твой брат не так уж неправ, — заметила Мэг.

Ответом ей был ледяной взгляд.

— Мой брат живет в Лондоне и не имеет представления о том, что происходит здесь. Пусть лучше занимается своим делом, я ему так и сказал.

— До или после того, как сдался ради «Рокинг Ти»?

— После. — Джесси снял шляпу и швырнул ее на кровать. Она зацепилась за резной столбик кровати и закрутилась на нем, как будто…

Как будто он сделал это не в первый раз.

Мэг сжала кулаки.

— Пожалуйста, — с трудом выдавила она, — если это моя комната, мне хотелось бы остаться одной.

На мгновение ей показалось, что он откажется уйти, но Джесси вскочил и в два шага оказался у двери. Немного постояв, он оглянулся и хмуро посмотрел на нее.

— Я обманул тебя, — произнес он ровным голосом. — Я приехал не из-за «Рокинг Ти». Я приехал потому, что люблю Рэнди. Неужели ты думаешь, я сделал бы это ради чего-нибудь, кроме любви?

Он приехал по той же причине, что и я.

Джесси вышел, а она все сидела и смотрела на закрытую дверь, пытаясь подавить в себе чувство пустоты.

А, собственно, чего ты ожидала?

Мэг заставила себя разобрать вещи, отнести косметику в ванную, повесить одежду в небольшой, отделанный кедром шкаф. Каждое движение давалось с трудом, но она справилась.

С мыслями справиться было невозможно. Уже много лет ей удавалось не думать о том, во что они превратили свой брак. Теперь ей стало совершенно ясно, что, пока она здесь, она не сможет думать ни о чем другом.

Правда, которой она так долго избегала, теперь встала перед ней со всей очевидностью: когда они с Джесси поженились, у них не было ничего общего, кроме любви.

Подойдя к кровати, она машинально сняла «стетсон» с резного столбика и прижала к груди белый фетр с пятнами пота. У нее дрогнуло сердце, будто она коснулась не шляпы, а его самого.

Испугавшись, Мэг отшвырнула как можно дальше от себя это осязаемое воспоминание. Шляпа заскользила по стоявшему возле стены небольшому комоду и упала на пол. Раздавшийся звон говорил о том, что она свалила что-то еще.

Мэг наклонилась и подняла шляпу. Под ней лицом вниз лежала фотография в рамке, окруженная осколками стекла. Осторожно стряхнув осколки, она перевернула снимок.

Моя свадебная фотография! Мэг помнила этот день, как будто все было только вчера. Фотограф цоймал момент, когда они смотрели в глаза друг другу словно в немом изумлении.

До свадьбы они были знакомы две недели, и Мэг утещала себя тем, что это и так чудо, что им удалось прожить вместе довольно долго.

Она крепко держалась за восточный стиль жизни, а он продолжал жить так, как принято на Западе, и ни один из них не попытался найти какое-то общее решение.

Она долго не хотела верить, что не нужна ему, но в конце концов все происходившее заставило ее признать это, и она уехала. Он не бросился за ней следом. Все было ясно. И очень больно.



Минута шла за минутой, а Мэг по-прежнему стояла на коленях, пытаясь разобраться в ситуации, в которую попала, и понять, почему Джесси все еще носит обручальное кольцо.

В шесть часов Джесси постучал в дверь ее комнаты.

— Ужин готов.

Она прислушалась к звукам удаляющихся шагов, отложила книгу, которую читала, вернее, которую держала в руках, и неохотно пошла в столовую.

Джесси стоял у стойки бара, отделявшей кухню от столовой, с большим кувшином в руках. Перед ним были два стакана. Мэг подошла к обеденному столу и отодвинула стул.

— И что же у нас сегодня в меню? — поинтересовалась она, усаживаясь. — Заливной фазан? Цыпленок по-королевски? Болонские сэндвичи?

Джесси принес стаканы и поставил один перед ней.

— Ничего похожего. Мы будем есть настоящую еду. — Он повернулся к бару и забрал стоявшие там две глубокие тарелки.

— Страшно даже смотреть. — Мэг подняла стакан и сделала большой глоток. — Это же сладкий чай! — Она скривилась и возмущенно поставила стакан на стол.

— Ну и что? Я такой люблю. — Он поставил перед ней тарелки. — Бобы с копчеными сосисками, — довольно сообщил он. — Налегай.

Этого и следовало ожидать. Джесси никогда не был хорошим поваром. Но будь же справедлива, напомнила она себе. И ты была не лучше. Разница лишь в том, что ты это понимала, а он — нет. Вместо того чтобы готовить то, что любит, он любит то, что готовит.

Открыть, разморозить, сунуть в микроволновую печь. Все, что можно намазать на крекер или засунуть между двух ломтиков хлеба, его устраивало.

Вот и сегодня он открыл банку бобов, разрезал упаковку сосисок и все перемешал. Иногда он подогревал свое любимое блюдо, а порой, как сейчас, и того не делал.

Джесси ел с аппетитом, но, увидев, что она не притрагивается к своей порции, поднял голову и нахмурился.

— Слушай, когда ты будешь готовить, выбирай какое хочешь меню. — Он отложил вилку.

Мэг вдруг почувствовала себя виноватой в том, что испортила ему ужин. Она наколола на вилку два боба и принялась их рассматривать.

— Думаю, так будет по-честному, — согласилась она. — Просто ты застал меня врасплох. Я не пробовала этого с тех пор, как… — Она замолчала и принялась за еду. Оба знали, с каких пор. С тех самых, когда он в последний раз угощал ее. — Неплохо, — заметила она минуту спустя.

— Может, со временем ты их полюбишь?

— Никогда в жизни!

Их взгляды встретились, и оба не смогли сдержать улыбки.

Мэг вылила сладкий чай из своего стакана в раковину и налила воды.

— По крайней мере теперь я спокойнее переношу твои странности — в еде, — заметила она, снова садясь к столу. — И в доказательство своих честных намерений утром приготовлю завтрак.

Джесси откинулся на спинку стула с удивлением, показавшимся ей притворным лишь отчасти.

— Не могу дождаться. Том Ти завез сюда целых три сорта консервированных каш, так что с голоду мы не умрем.

Мэг могла бы рассердиться на эту насмешку, но почему-то не рассердилась. Она лишь презрительно наморщила нос и снова взялась за вилку, почувствовав вдруг волчий аппетит.

— Ну, и чем же мы будем здесь заниматься, чтобы не сойти с ума от скуки? — поинтересовалась она между двумя кусками сосиски.

— Уж наверняка не тем, чем в прошлый раз, — бросил в ответ Джесси.

У Мэг тотчас вспыхнули щеки. Он во всем ищет двойной смысл… Черт бы побрал двух старых заговорщиков! Аппетит снова пропал, и она отодвинула тарелку.

— Мне что, нужно контролировать каждое свое слово? — сердито спросила она.

— Думаешь, получится? — Джесси потянулся за ее тарелкой.

— Я и стараться не хочу, — ответила она, наблюдая, как он ест ее вилкой из ее же тарелки. — Со стороны моего деда и Тома Ти это было просто свинство.

— А с их точки зрения, они поступили правильно.

— Ты их защищаешь?

— Вот уж нет! Но я понимаю, почему они так сделали. Они беспокоятся за Рэнди. Не меньше, чем ты и я. Ребенок превращается в…

— Не смей! Не смей называть его маменькиным сынком!

— Мне и называть не надо, ты сама назвала. А он уже совсем не маленький. Просто его до сих пор водят за ручку.

Мэг привстала, опершись на стол.

— Главное, что мама любит его и никогда не бросит.

Ужасное обвинение повисло между ними в воздухе. Мэг со страхом наблюдала, как Джесси медленно отложил вилку и встал. Его серые глаза потемнели от гнева.

— Эх, зря я передумал, надо было поехать в Бостон и приволочь тебя домой, даже за волосы, если бы другие средства не подействовали, — прорычал он.

Мэг удивленно ахнула.

— Почему же ты этого не сделал?

— Я подумал и решил, что в этом нет никакого смысла. Ты ничегошеньки не поняла ни обо мне, ни о моей жизни. Уж не знаю, за кого ты собиралась выходить замуж, но только не за меня.

— Нет, вы только послушайте! — Ее голос дрожал. — Если тебе нужна была ковбойская девушка, вряд ли стоило искать в Эспене.

— А я и не искал. Ты оказалась для меня полной неожиданностью — словно подарок небес, оставленный под моей личной рождественской елкой.

— Ну да, подарок, который ты развернул, попользовался и бросил!

Джесси поморщился.

— Если ты так на это смотришь, значит, я был прав, что не поехал за тобой.

Он резко отодвинул стул и вышел из комнаты. Потрясенная, Мэг смотрела ему вслед. Потом закрыла лицо руками, едва сдерживаясь, чтобы не разреветься.

Как все это выдержать? Он снова будет причинять мне боль. Я-то знаю. Меня тянет к нему ничуть не меньше, а даже еще больше, чем раньше. Может, сразу же предложить ему развод? Тогда мы разъедемся по домам и оставим эту боль в прошлом.

Нет! Она сжала зубы. Если он хочет свободы, пусть попросит.

Несмотря на их отношения, Мэг по-прежнему верила, что в брак вступают на всю жизнь. Для нее после Джесси не существовало мужчин, и она знала, что не будет существовать.

А если он найдет какую-нибудь другую женщину… Она судорожно сглотнула и заставила себя представить такую возможность. Даже если он и найдет себе другую, я все равно никогда больше не выйду замуж Поэтому говорить о разводе бессмысленно… если, конечно, он не хочет этого. Тогда я буду вынуждена согласиться. Но у нас остается общий ребенок, значит, отношения не могут быть порваны окончательно.

Мэг вымыла посуду и навела порядок на кухне, размышляя о том, что сегодня вечером они с Джесси наверняка больше не увидятся: он не вернется, пока не остынет, а потом откажется обсуждать что-либо. Этот человек упрям как осел. Даже непонятно, как можно быть таким безрассудным!

Ну нет, на этот раз я такого не потерплю. Похоже, он обвиняет во всем случившемся меня, а я тоже имею право знать…

Дверь распахнулась, и Мэг вздрогнула от неожиданности. Стоявший на пороге Джесси раздраженно произнес

— Раз уж нам придется торчать здесь Бог знает сколько времени, нужно сразу кое-что выяснить.

Мэг заколебалась.

— Согласна, — сказала она. И с опаской добавила: — А что именно?

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Прежде всего мы должны помнить, зачем приехали сюда. Мы никогда ни до чего не договоримся, если будем все время цапаться. Едва успели поздороваться — сразу принялись за свое.

— А почему, как ты думаешь? — Она хотела сказать это с иронией, но в голосе отчетливо прозвучала растерянность.

— Кто знает? — Джесси пожал плечами. —

Мы уже стали почти чужими, не виделись больше двух лет.

— Два года, один месяц и семь дней, но кто считает?

— Спасибо за пинок. Он был мне очень необходим.

— А чего ты ожидал? — Она беспомощно всплеснула руками. — Ты все время говоришь, что я плохо воспитываю своего сына…

— Нашего сына! И я не говорил ничего такого.

— …нашего сына, и после этого ждешь, что я…

— Мэг!

— …буду милой, послушной…

— Маргарет!

— …а потом ты разозлился, бросил меня и…

Он быстро пересек комнату, и, прежде чем она успела воспротивиться, его руки, словно стальные клещи, обхватили ее плечи. Джесси поднял ее со стула и встряхнул с такой легкостью, словно она была сделана из сахарной ваты.

Мэг задохнулась и потеряла дар речи. Он свирепо смотрел ей прямо в лицо, а она не могла оторваться от его серых, с длинными ресницами глаз.

— Почему мы здесь? — Он встряхнул ее еще раз. — Отвечай, почему мы здесь?

— Потому, что нас заставили, заставили шантажом! Никаким другим способом меня сюда не загнали бы… Пусти, Джесси!

Он покачал головой и только крепче сжал пальцы.

— Не поэтому. Мы здесь, потому что у Рэнди неприятности, и мы должны решить, что делать.

— Да. — Ее боевой пыл угас. Он был прав, и это почему-то унижало ее. Она так зациклилась на прошлом и настоящем, что совсем забыла о будущем. Но именно оно и было главным.

Джесси снова усадил ее и отпустил. Мэг откинулась на спинку стула и смотрела на него широко открытыми глазами, думая, что лучше бы он не прикасался к ней. Она машинально провела по тем местам, где он касался ее, но, осознав, что делает, поспешно отдернула руки.

Он опустился возле нее на пол, накрыл ладонями ее руки, касаясь ее коленей, словно имел на это полное право. Мэг попыталась придумать какое-нибудь язвительное замечание, но в голову ничего не приходило.

— От всего этого можно спятить, — шумно вздохнул Джесси.

— Спятить?

— У меня такое ощущение, что я наелся ядовитого астрагала. — Он устало покачал головой. — Мэгги, и как мы только дошли до жизни такой?

— Я… я не понимаю, о чем ты.

— Не понимаешь! Послушай, мы не живем вместе уже пять лет. Да, я помню, сколько. Давай дадим друг другу несколько дней, чтобы привыкнуть, хорошо? Тогда, может быть, мы сможем поговорить о том, ради чего приехали сюда.

Он оперся ладонями о ее колени, собираясь встать, и вдруг убрал руки. Она прикусила губу и замерла.

— Мэгги…

— Не смей меня так называть! — взорвалась она.

На мгновение ей показалось, что он сейчас ответит резкостью, но Джесси лишь пожал плечами.

— Как скажешь, Маргарет. Так ты согласна заключить перемирие на день-другой? Нам нужно посоветоваться о многих важных вещах. Нельзя же все время цапаться по пустякам.

— Цапаться по пустякам… — медленно повторила она. — Так вот как ты это воспринимаешь?

— Да. Впрочем, не имеет значения, как это называть. Нам надо принять действительно важные решения, но мы не сможем этого сделать, если не будем честны и открыты друг перед другом.

Обсудить важные вещи… принять решения… честны и открыты… — мысленно передразнила его Мэг.

Как я могу быть честной и открытой с ним? Я и с собой-то не бываю, с грустью вдруг поняла она. Иначе уже давным-давно признала бы, что он разбил ей сердце, когда отпустил ее без единого слова. Вот что потрясло ее больше всего. Слава Богу, эти мучения были уже позади.

Джесси засунул руки глубоко в карманы.

— Не смотри на меня так, будто я пристрелил твою собаку. Я прошу о перемирии, а не о капитуляции. Просто временное прекращение огня, понятно?

Она выпрямилась и кивнула.

— Ты прав. Нам нужно время, чтобы разобраться. Мне кажется, ты не больше готов к этому, чем я.

— Может, даже и меньше, — угрюмо отозвался Джесси.

— Не хитри. — Мэг высоко подняла брови. — Во всяком случае, мы на твоей территории. Согласись, Техас дает тебе дополнительную поддержку.

— Какая разница, в чьем мы штате?

— Спроси Тома Ти и дедушку — они встретились на полпути, в Сент-Луисе.

— Ты хочешь в Сент-Луис? Прекрасно! Завтра же садимся в мою машину и едем в СентЛуис.

— А почему не в мою? Почему мы должны ехать в твоей машине?

— Да потому, черт побери, что твоя машина — не твоя, она взята напрокат! Мы поедем в моей машине, и точка!

— Джесси…

Он обреченно вздохнул:

— Ну что еще?

Она улыбнулась.

— Мне кажется, перемирие — просто чудесная мысль.

Почему в разговоре с ним я стараюсь, чтобы последнее слово всегда оставалось за мной? Я ведь не была такой раньше, удивлялась Мэг, готовясь ко сну.

Выдавливая зубную пасту на щетку, она вспомнила, что Джесси всегда выдавливал пасту из середины тюбика и почти никогда не завинчивал колпачок. Теперь все ее тюбики аккуратно закручены с конца и все колпачки завернуты.

И еще ей больше не надо есть бобы с копчеными сосисками, выливать в раковину сладкий чай… и с нетерпением ждать ночи.

Выйдя из ванной, она остановилась перед двухспальной кроватью, не самой большой из всех, какие она видела, но очень удобной для двоих. Это уж она знала точно.

Мэг с грустью опустилась на кровать и обняла полированный деревянный столбик. Придется спать здесь. Выбора нет. Но при виде того же самого покрывала с узором из обручальных колец ей захотелось плакать.

Нет, наши деды поступили очень жестоко, уже в который раз подумала Мэг. Где угодно — только не здесь. Уж лучше бы на извергающемся вулкане.

Не говори глупости! — остановила она себя.

Вскочила, выключила лампу и нырнула под одеяло.

Сегодня мне не удастся даже глаз сомкнуть.

Ну и вид у меня будет завтра…

Но она уснула. И видела сны.

Вот Джесси переносит ее через порог старого дома… они оба смеются… руки Джесси скользят по ее телу, и он ставит ее на ноги перед ярко горящим камином.

— Я люблю тебя, Мэгги. Никогда не думал, что могу кого-то любить так, как тебя.

— А я люблю тебя, Джесси Джеймс Таггарт.

И буду любить до самой смерти.

С удивленными восклицаниями она рассматривала старый дом, опьянев не от вина, а от возбуждения. Они переходили из комнаты в комнату, пока не подошли к последней двери.

— Ох, Джесси, я никогда не видела такой кровати!

— Это брачное ложе, Мэгги. Кровать сделал мой прапрапрадедушка, а перину сшила и набила моя прапрапрабабушка. Том Ти привез сюда на медовый месяц бабушку Эгги, мой отец — мою мать, а теперь я привез тебя.

«Стетсон» пролетел через всю комнату и точно приземлился на одном из столбиков… Горячие, нетерпеливые пальцы Джесси расстегнули пуговицы ее красного дорожного костюма, а потом запутались в ее густых, до пояса волосах и разложили их по всей подушке, словно шелковый веер.

— У тебя самые красивые на свете волосы, самые красивые глаза, самый…

— Самый чудесный муж. Джесси, пообещай мне, что мы всегда будем так счастливы… как сейчас. Пообещай!

— Обещаю, любовь моя. Все, что хочешь! Да, все, что хочешь!

Мэг резко села на кровати, задыхаясь, с бешено бьющимся сердцем. Несколько мгновений она пыталась сообразить в темноте, где находится, а потом поняла, что это всего лишь сон. Нет, даже не сон, а воспоминание. Она снова упала на подушку и крепко зажмурилась. Боль, которую он причинил ей потом, заглушила радость первых дней.

Прижав к груди подушку, Мэг усилием воли заставила себя успокоиться. Если я не могу контролировать свое подсознание, то уж жизнь-то свою смогу. И сделаю это непременно.

Я буду вежлива, но холодна. Не буду цапаться. Не буду спорить. Не буду обижаться. Я постараюсь вести себя так, как принято в культурном обществе.

С удовольствием обдумывая свой новый сценарий, Мэг решила доказать ему, что перед ним женщина, которая не потерпит никакого вздора. Женщина, умеющая управлять своей жизнью, серьезная и ответственная, которая может принять правильное решение, когда дело касается ее сына. Включая и то, в какую школу ему ходить. Ведь это лишь первый из многих важных вопросов, касающихся Рэнди. Если им с Джесси не удастся договориться сейчас, то впереди у них долгие годы споров и ссор.

А если мы уладим свои отношения, то я не буду тосковать по нему, даже во сне.

А может, и буду…

Маргарет подняла глаза от шипящей на сковородке колбасы и сдержанно улыбнулась Джесси.

— Доброе утро, — произнесла она спокойным, деловитым тоном.

Он выдавил из себя всего одно слово:

— Кофе!

Джесси выглядел ужасно. Так ужасно, что Мэг побоялась, как бы ее сочувствие не испортило хорошо продуманного образа небрежного превосходства.

Он не побрился, и на подбородке торчала щетина. Отросшие, волосы закручивались вокруг ушей и падали на лоб, а глаза потемнели от усталости. Джесси был босой, в потертых джинсах и клетчатой рубашке нараспашку. Она молча смотрела, как он налил себе кофе, сделал большой глоток…

И обжегся.

— А, ч… — Он бросил на нее быстрый взгляд и закончил: — Горячо!

Мэг достала из буфета стакан, налила воды и протянула ему.

— Спасибо! — обрадовался Джесси.

Ну зачем ты это сделала! — мысленно отругала она себя. Если мы начнем оказывать друг другу любезности, то держаться на расстоянии окажется гораздо труднее.

Она с удивлением обнаружила, что взяла в руки банку варенья и теперь тщетно пытается открыть крышку. Когда Джесси встал у нее за спиной, Мэг почувствовала безотчетную дрожь, хотя он даже не коснулся ее.

— Дай мне, — произнес он возле самого ее уха.

В растерянности она позволила ему забрать банку Быстрым движением Джесси открыл ее и с фустной улыбкой протянул жене.

Она взяла банку, чувствуя, как от его близости в ней нарастает напряжение, и, чтобы немного разрядить обстановку, вдруг произнесла:

— Ты похож на… — и умолкла.

— Знаю, — мрачно отозвался Джесси. Он взял кружку и отнес ее на стол. — Я выгляжу так, словно на мне хорошенько поездили, а потом поставили в стойло прямо в мыле.

— Нет-нет, — поспешно возразила она, хотя суть он передал верно. — Я просто хотела сказать, что ты выглядишь… усталым.

— Мой матрас, похоже, набит камнями. — Он внимательно посмотрел на нее. — Зато ты…

Под его взглядом она пожалела, что надела такие узкие джинсы. И хотя бледно-розовая футболка была даже слишком просторна, Мэг почувствовала, как напряглась ее грудь. Пытаясь скрыть свою реакцию, она поспешно отвернулась.

Джесси одобрительно хмыкнул.

— Судя по твоему виду, ты спала как младенец.

— Точно, — солгала она, радуясь, что так удачно наложила косметику. — Ты же знаешь, какая это удобная кровать… — Слишком поздно она поняла, что язык еще раз подвел ее. Мэг почувствовала, как кровь прилила к щекам, и скорчила гримасу.

— Да, — мягко согласился он, — эта кровать всегда была очень удобной. — Он улыбнулся, словно просыпаясь. — Перемирие, не забыла? Я вовсе не хочу смущать тебя, Мэгги.. прости… Мэг. Лучше сменю тему. Чем это так потрясающе пахнет?

Улыбка, которую она сдерживала с самого его появления на кухне, наконец прорвалась наружу.

— Колбаса, соус, бисквиты и яичница, — гордо объявила Мэг. — Ты готовил мне ужин, а я тебе — завтрак.

Он с удивлением посмотрел на нее.

— Но ведь кто готовит, тот и выбирает меню.

— Совершенно верно. — Она открыла дверцу плиты — проверить, зарумянились ли бисквиты, и, прихватив полотенцем, вытащила противень.

— Так это же мой любимый завтрак! Ты, насколько я помню, предпочитаешь что-то вроде сока кумквата и язычков колибри на вафлях.

Это прозвучало скорее ласковой шуткой, чем насмешкой. Мэг наморщила нос.

— А может, я пытаюсь исправить вчерашнее неудачное начало. Такое тебе в голову не пришло?

Джесси задумался.

— Нет, — признался он наконец. — Главным образом потому, что ты никогда в жизни не готовила для меня завтрак.

— Нет, готовила!

— Я говорил о готовке. Высыпать хлопья из коробки — это не считается. Правда, один раз было дело…

— Никак не меньше трех раз. — Мэг сняла с плиты соус. Честно говоря, она выучилась готовить уже после того, как ушла от него. Нужно же было чем-то заняться, дожидаясь, пока он приедет и заберет ее домой. Она любила представлять, как он удивится и обрадуется, узнав, что она не тратила время зря, пока они были в разлуке.

Оказалось, за пять лет можно научиться неплохо готовить.

— Знаешь, это просто чудо, что мы не умерли с голоду, — раздался сзади его голос. — Я не хотел готовить, а ты не умела.

— Да, Джесси. — Она мило улыбнулась и поставила перед ним тарелку. — Я не умела готовить, и знала это. А ты не умел готовить, но этого не знал. Я поняла это гораздо позже. Теперь я умею готовить, а вот ты по-прежнему тешишь себя иллюзией. Признайся в этом, и я дам тебе сладкого.

Шестью бисквитами позже он с удовлетворением вздохнул и отодвинул тарелку.

— Никогда в жизни не ел такого вкусного печева, — признался он, помогая ей убирать со стола. — Даже в Техасе!

Мэг засмеялась от удовольствия и удивления. Он никогда не был щедр на похвалу. Когда она делала что-то хорошо — да, это случалось редко, но все-таки случалось, — он просто не обращал внимания, словно хвалить ее можно было только за какие-то героические усилия.

Он никак не мог понять, что все ее усилия были героическими. Выросшая в доме, полном слуг, воспитанная дедом, который превыше всего ставил благопристойность, она совершенно не владела искусством стирки и уборки. До такой степени, что уже после первого курса университета ей пришлось покинуть студенческое общежитие. Она сняла квартиру с прислугой, которая приходила ежедневно и выполняла всю тяжелую работу, в том числе мыла посуду и вешала в шкаф ее одежду.

Но она учла свои недостатки и старалась доказать, что может измениться. Означала ли его похвала, что и он кое-чему научился, пока они жили врозь?

Позавтракав и вымыв посуду, Джесси вежливо пригласил ее покататься верхом. Мэг так же вежливо отказалась. Пока все идет прекрасно. Не стоит искушать судьбу и проводить вместе слишком много времени.

Она слышала, как он уехал. Когда же он вернулся через несколько часов, Мэг сидела на полу перед остывшим камином, а рядом с ней на коврике стоял маленький потрепанный чемодан. Вокруг на полу лежало множество семейных фотографий.

— Смотри, — приветливо сказала она, — я нашла фамильное сокровище Таггартов!

Джесси мало рассказывал ей о своей семье, но теперь Мэг понимала, что это, скорей всего, из-за того, что она особенно и не интересовалась. Первый год супружеской жизни они были заняты исключительно друг другом; во второй год все их интересы сосредоточились на ребенке.

Весь третий год они выясняли отношения, которые так и не выяснили. А после этого пять лет жили врозь.

Конечно, она знала, что Таггарты были среди первых поселенцев Техаса, но это, пожалуй, и все. Ей даже не приходило в голову, что история их семьи может быть не менее интересной, чем история ее собственных предков, приплывших в Новую Англию на «Мэйфлауэр». Теперь она краснела при одной мысли о своем снобизме.

Джесси с улыбкой оглядел найденные ею сокровища, наклонился и поднял фотографию.

— Это бабушка Тома Ти, Диана, — сказал он, подтверждая то, что Мэг смогла прочесть на обороте снимка. — Она вышла замуж за Джеймса Таггарта, отсюда мое второе имя. Ее семья перебралась на Юг после войны.

— После гражданской войны.

Он ухмыльнулся.

— Войны за права Юга, против агрессии северян.

— А, я поняла, ты имеешь в виду бунт южан, — радостно закивала она.

В ответ он лишь скептически поднял брови, потом опустился на пол рядом с ней.

— Где ты отыскала чемодан? — спросил Джесси, поглаживая старую, облупившуюся кожу.

— На полу в кладовке. Ничего, что я в нем роюсь?

— Ну конечно! Мы же здесь все Таггарты.

Во всяком случае — пока. Мэг взяла в руки следующую фотографию, изображавшую серьезную молодую женщину. Она была одета в простое темное платье с великолепной брошью-камеей, и даже спустя многие десятилетия на снимке было видно, что глаза ее светятся необыкновенной волей и умом.

— А это моя двоюродная прабабушка, Роза, — пояснил Джесси. — Ее имя связывают с тем знаменитым воякой, который похоронен на маленьком кладбище в Шоудауне. Тогда это был тихий городок Джонс, штат Техас, пока его не оживили прабабушка Роза и ее поклонники. Об этом есть целая легенда.

Гладя на женщину с фотографии, вполне можно было поверить, что она способна встряхнуть целый город. Во взгляде, которым она, чуть улыбаясь полными губами, смотрела в объектив, не было ни робости, ни застенчивости.

— Что же с ней случилось? — поинтересовалась Мэг, довольная, что женщины из рода Таггарт могут быть такими же буйными и непокорными, как и мужчины.

— Точно никто не знает, — серьезно ответил Джесси. Ему, похоже, нравился ее интерес. — Говорят, после большой стрельбы она отдала свое сердце победителю, которым оказался шериф. Жители Джонса тут же изменили название городка на Шоудаун, чтобы увековечить память о самом интересном из всех происходивших здесь событий.

Улыбнувшись, Мэг положила фотографию обратно в коробку и стала собирать остальные

— А твоя прапрабабушка Диана? Что стало с ней?

— Она прожила счастливую жизнь, — ответил Джесси. Его голос звучал почти нежно, словно разговор о предках доставлял ему большое удовольствие. — Она любила своего мужа, и они прожили вместе почти пятьдесят лет. У нее было трое сыновей, и один, по имени Бун, стал отцом Тома Ти и моим прадедушкой.

Джесси поднял несколько пачек старых писем, перевязанных выцветшими голубыми ленточками.

— Можешь прочитать их, если хочешь.

— Потом, — с трудом выдавила Мэг. Пятьдесят лет! Наверное, прапрадедушка Джеймс был необыкновенным мужчиной, не то что его независимый и упрямый потомок.

А потомок тем временем вытащил большой конверт, который она спрятала на самое дно чемодана.

— Что это?

— Ничего, — поспешно ответила она, пытаясь забрать конверт.

Он отвел ее руку в сторону.

— Если ничего, то почему я не могу посмотреть?

— Потому что… — Прикусив губу, она наблюдала, как он открыл конверт и вытряхнул на пол содержимое. — Я же тебя предупреждала, — угрюмо сказала Мэг.

Джесси смотрел на россыпь фотографий, сделанных в те счастливые дни: вот Мэг стоит рядом с Джесси на горной лыжне, вот Джесси учит Мэг седлать лошадь, а вот крошечный плачущий Рэнди в тот день, когда его принесли из больницы.

— Ты их смотрела? — пристально глядя на нее, спросил Джесси.

— Нет. То есть я посмотрела, что это такое, и отложила в сторону.

— Почему? Неужели у тебя такие тяжелые воспоминания?

Нет, не тяжелые, просто слишком болезненные. И не надо напоминать мне о том времени, когда я наивно верила, что тебе нужна жена, нужна семья. Зачем жалеть о том, чего не может быть?

Она уже была готова сказать все это вслух, но резко обернулась и оказалась лицом к лицу с Джесси. Совсем рядом! Едва Мэг взглянула на него, как почувствовала, что ее захватывает вихрь эмоций.

Точно так же они встретились впервые: словно искали друг друга всю жизнь. Это была любовь с первого взгляда. Брат Джесси, Бун, тоже был в тот день с ними, но Мэг его почти не заметила.

Но тогда они были молодые, глупые, а теперь стали совсем другими, по крайней мере она. Она не подпадет снова под обаяние его гладкой загорелой кожи, пышных темных волос, сильного чувственного рта и ресниц — таких длинных, что, когда он закрывал глаза, на щеки падала тень…

Губы Джесси растянулись в улыбке.

— Наверно, твои воспоминания хуже моих. — Он повернулся и сунул снимки обратно в конверт. — Что ты еще нашла?

— Ничего, — ответила она. — Больше ничего.

Мэг принялась поспешно складывать все обратно в чемодан: фотографии, старые приглашения, рецепты, бумажный веер, украшенный пухлыми купидонами…

Он молча наблюдал за ней и не сделал попытки остановить, когда она схватила чемодан и унесла его.

Но когда Мэг ушла, Джесси осторожно вытащил конверт с фотографиями из-под коврика, куда его спрятал. Вскочив, он отнес конверт к себе в спальню и высыпал его содержимое на кровать.

Он долго перебирал фотографии, иногда останавливаясь, чтобы рассмотреть какую-то деталь. В конце концов все фотографии были возвращены в конверт — все, кроме одной. Он взял в руки снимок и стал внимательно рассматривать его.

Никогда в жизни Джесси не встречал такой красивой девушки, как Маргарет Рэндал. У него перехватило дыхание, когда он увидел впервые эту длинную гриву медово-золотых волос и бархатно-карие глаза. Однако с ног его сбила не внешность, Джесси видел немало красавиц, но ему и в голову не приходило жениться на одной из них.

Нет, что-то другое влекло его к ней так сильно, что он позабыл обо всем: то, как она склоняла голову набок, когда смеялась, как широко открывались ее глаза, если она бывала смущена и растерянна, как старалась сурово сжать свои нежные губы, когда сердилась…

Все в ней притягивало его с непонятной силой.

И теперь она казалась ему прежней, но другой.

Он уже почти привык к ее новой прическе, и, кажется, она ей даже шла, делая мягче выражение ее лица. Во всяком случае, он предполагал, что это из-за новой прически она теперь выглядит — более мягкой и женственной, чем раньше.

Но она не стала мягче, а стала еще жестче и упрямее, чем была, когда он женился на ней.

А чего он мог ожидать после пяти лет разлуки? Он бросил фотографию на тумбочку и лег на кровать, задрав повыше ноги в сапогах, чтобы не испачкать покрывало ручной вышивки. Заложив руки за голову, Джесси мрачно смотрел в потолок.

Не получается. Я знаю, на что рассчитывали два этих старых дурня. Но в одном они правы: так дальше продолжаться не может. Пора или подсекать, или снимать наживку.

Через три дня за ужином он предложил ей развод.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мэг попер, хнулась красным вином и закашлялась так, что слезы выступили на глазах. Отдышавшись, она нервно скомкала салфетку и возмущенно посмотрела на Джесси.

— Что ты сказал?

— Ты же слышала. — Он нехотя поковырял в тарелке спагетти с фрикадельками. — Если хочешь подать на развод, я не буду возражать.

— Как ты смеешь предлагать мне такое! — Мэг резко отодвинула тарелку и яростно повернулась к нему. — Если тебе нужен развод, подавай сам. Я тебе в этом помогать не собираюсь.

Джесси растерянно смотрел на нее.

— Я думал, ты этого хочешь. Ты же сама сказала, что у тебя остались только тяжелые воспоминания.

— Ничего подобного! Если хочешь знать, у меня есть и очень хорошие воспоминания.

— Например?

— Сам приводи свои примеры. Мои хорошие воспоминания тебя не касаются.

— А почему? В плохих-то уж точно виноват я. — Он выпрямился и пристально посмотрел на нее. — Я просто хочу найти какое-то разумное решение.

— И считаешь, что разумен только развод?

— Я так не говорил. Просто это один из вариантов.

— Непонятно, почему ты заговорил об этом именно сейчас? Если только… — Мэг побледнела, ее била дрожь.

— Если только — что?

— …у тебя не появилась другая женщина.

Он ответил не сразу, но на лице промелькнула целая вереница чувств. Это было чувство вины или удивление, а может быть, и разочарование…

Наконец он заговорил, тихо и ледяным тоном:

— Я не собираюсь отвечать на подобные вопросы.

— Ну что же, этого вполне достаточно. Ты всегда так отвечал на мои вопросы. Даже когда я хотела узнать, как губная помада попала к тебе на воротник.

— Ты не спрашивала, ты обвиняла. Мне не нравится, когда на меня давят.

— А мне не нравится… — Она внезапно остановилась. Ей не хотелось даже думать, что у него может быть другая женщина, но сказать об этом Мэг не могла. — Мне многое не нравится, — не очень убедительно закончила она.

— И поэтому ты подаешь на развод?

— Ни в коем случае. Это значило бы признать свою вину в том, что наш брак оказался неудачным. Я отказываюсь даже обсуждать этот вопрос. Если хочешь развода, сам этим и занимайся.

— Но предоставить право женщине было бы только по-джентльменски.

— Ах, посмотрите! Мы хотим быть джентльменом! — Она встала и схватила полную тарелку, уронив на пол несколько спагетти. В груди стоял такой ком, что она едва могла дышать, но глаза оставались сухими.

Он сидел сгорбившись, пока она убирала со стола. Хотя, за исключением первого вечера, обычно они делали это вдвоем. Когда мы жили вместе, он никогда не помогал мне по дому, думала Мэг, громыхая посудой. Я-то надеялась, что за эти годы мы оба повзрослели, но ничего подобного — он все такой же упрямый, тупоголовый, эгоистичный. Одно слово — мужлан.

Он встал так неожиданно, что Мэг уронила тарелку. Зацепившись за край стола, тарелка упала на деревянный пол, и осколки брызнули во все стороны.

— Мой ответ — нет, — произнес он.

— Ответ на что? — удивленно подняла глаза Мэг.

— На все. — Он повернулся и, не говоря ни слова, вышел из дома.

Ее ярость и разочарование не имели границ. Ей хотелось кричать, плакать. Хотелось… узнать, что он имел в виду. Нет — он не хочет развода? Нет — у него нет другой женщины?

Или же просто нет — он не снизойдет до того, чтобы отвечать на ее вопросы?

Их отношения стали такими натянутыми, что двумя днями позже она почти обрадовалась, увидев, что во двор въехал Джо Боб Брукс. Он погудел и высунулся из окна своего грузовичка.

— Всем привет! — Он открыл дверцу и выбрался из кабины. На боку кузова была надпись: «РАНЧО ДЖО БОБА БРУКСА» ПРИТОН-НА-ХЭНДБАСКЕТ «. А под этим:» Паси коров вместе с Джо Бобом «.

Или подальше от него, подумала Мэг, медленно спускаясь с крыльца. Она заметила промелькнувшее на лице Джо Боба удивление.

— Давненько не виделись, — осторожно начала Мэг.

— Это точно! — Джо Боб затрусил к ней. Он сильно смахивал на огромного щенка. С их последней встречи он набрал фунтов сорок, и его живот нависал над ремнем с вычурной пряжкой. Он снял свой черный» стетсон «, вытер рукой лицо и улыбнулся. — А где Джи-Джи?

— Катается верхом, — Мэг неопределенно махнула рукой.

— Не слишком-то красиво так вести себя во время второго медового месяца. — Он хитро подмигнул. — У вас ведь медовый месяц, правда?

Мэг изобразила на лице улыбку.

— Вроде того.

— Ну что же… — Он вдруг поскучнел и неловко переступил с ноги на ногу. — Можно я войду в дом и подожду его?

Не успев ответить, Мэг услышала стук копыт и увидела въезжающего во двор Джесси. Его норовистый жеребец был в мыле, но Джесси держался в седле с непринужденной грацией, притягивавшей к себе взгляды. О его мастерстве наездника ходили легенды, даже здесь, в Техасе, где дети подчас умеют ездить верхом, еще не научившись ходить.

При виде старого друга лицо Джесси расплылось в улыбке и он замахал рукой. Конь резко попятился, но всадник по-прежнему прочно сидел в седле.

— Привет, старый конокрад! Почему ты не сказал мне, что приедешь?

— А что такое, неужели местная система оповещения не сработала?

Мэг недовольно отвернулась, чувствуя себя лишней. Краем глаза она видела, как Джесси легко соскочил с седла, мужчины пожали друг другу руки и весело хлопнули друг друга по спине.

Это просто нечестно! У Джесси здесь есть друг, а у меня — ни одного. В Массачусетсе было бы совсем наоборот. В своем штате мне бы не пришлось сидеть одной.

Может, он нарушает наш договор? Разве мы не должны быть вместе? Если он уедет с Джо Бобом…

По крыльцу застучали сапоги, и следом за ней в дом вошли мужчины: Джесси впереди, а Джо Боб следом. Гость выглядел расстроенным.

— Не понимаю, почему ты не хочешь поехать? — спросил Джо Боб.

— Я тебе уже объяснил, — терпеливо повторил Джесси, наливая себе стакан воды, — я провожу здесь время со своей женой. — Он бросил на Мэг непроницаемый взгляд.

— Так что же ты катаешься один, а она сидит дома? — поинтересовался Джо Боб, бросив Мэг небрежное» извини «.

Она и не думала обижаться, ей было интересно наблюдать за происходящим.

Джесси насмешливо приподнял бровь.

— И ты не можешь придумать никакого подходящего объяснения?

Джо Боб наморщил пухлое лицо, изображая работу мысли.

— Ты хочешь сказать, что вы, — он ткнул в их сторону пальцем, — немножко поссорились?

— Мы с Джесси не ссоримся, — с милой улыбкой вмешалась Мэг. — Иногда громко спорим, но никогда не ссоримся.

Джесси тоже улыбнулся и помотал головой.

Джо Боб смотрел на них недоверчиво и недовольно, но сделать ничего не мог.

— Ладно, намеки я понимаю не хуже любого другого, — проворчал он. — Если передумаешь, знаешь, где меня найти. — Он повернулся к двери. — Ну что же, оставляю вас, голубки, одних.

— Извини, дружище.

— А Четвертого июля? Ты же будешь, правда? Конечно, у нас здесь празднуют не так пышно, как в Шоудауне, но и Хеллс-Беллс не собирается отставать. Фейерверк, игры, угощение… Хочешь, бери с собой Мэгги.

— Мэг. Ее зовут Мэг.

— Все равно, — небрежно отозвался Джо Боб, и они вместе пошли к дверям. — У нас будет» чили «, мясо на вертеле и мороженое…

— Ты хочешь устроить своим пижонам настоящее празднование Четвертого июля по-техасски?

— Гостям, Джи-Джи, гостям. Им больше не нравится называться пижонами.

Они ушли, а Мэг с мрачным видом села за стол и взялась за книгу. Она прочитала двадцать третью страницу раз пять, но так и не поняла, что там написано. Ей было скучно, она устала от одиночества. Если бы Джо Боб пригласил ее посмотреть, как режут свинью, она и то с радостью бы согласилась, только бы выбраться отсюда хоть ненадолго.

Джесси просунул голову в дверь.

— У тебя пятнадцать минут, — объявил он.

— Для чего?

— Чтобы собраться и ехать со мной в город.

— Зачем?

Он улыбнулся, и от этой улыбки его и без того красивое лицо стало еще красивее.

— А не все ли равно?

— Пожалуй, что так, — согласилась Мэг.

— Вот-вот, и мне так кажется. Сейчас только поставлю коня на место, и можем ехать. Встретимся на крыльце?

— Да, да, да, да, да!

Они выехали в полдень, в самую жару.

— Надо бы заглянуть в овощной магазин, — заметила Мэг, перекрикивая музыку из радиоприемника и шум мотора.

Джесси сосредоточенно вел машину по изрытой глубокими выбоинами проселочной дороге. Но вот он выехал на шоссе, и в машине стало значительно тише. Мэг откинулась на спинку сиденья.

— Хорошая мысль. Мне кажется, мы слишком много времени проводим наедине, хотя последние два дня почти не общались.

— Разве что за едой. Хотя вряд ли можно назвать это общением, когда сидишь за одним столом и не обращаешь друг на друга внимания.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Если мы хотим, чтобы нам смягчили приговор, нужно начать разговаривать. Ты ведь это понимаешь?

— Да. — Она сжала губы и посмотрела на лежащие на коленях руки. — Но это так трудно! — вырвалось у нее. — В этом доме так много воспоминаний, и большинство из них, надо признать, приятные Мне очень трудно забыть… все, что было.

— Мне тоже. — Он внимательно смотрел на дорогу», и Мэг был виден только его мужественный профиль. — Но та вода уже утекла. Теперь нам надо сосредоточиться на том, что делать дальше.

— Я понимаю, ты прав Ради Рэнди…

— Да. Ради Рэнди. Ты, конечно, знаешь, на что они надеются, — добавил он, помолчав, повернулся к Мэг и перехватил устремленный на него пристальный взгляд.

Она виновато отвела глаза.

— Кто?

— Наши деды.

— А! Ну, это же ясно. Они… они надеются, что мы перестанем ссориться из-за нашего сына.

Джесси затормозил перед поворотом. Справа по обе стороны обсаженной деревьями дороги тянулся городок Хеллс-Беллс.

— Вот именно. И они считают, что лучший способ для этого — восстановить наш брак. Снова жить вместе, Мэг.

Его слова глубоко потрясли ее.

— Они сошли с ума!

— Два старых лиса. А иначе зачем они загнали нас в этот дом, где мы провели медовый месяц? Зачем везде оставили напоминания о тех счастливых днях? У тебя в спальне есть одна из наших свадебных фотографий?

Мэг судорожно сглотнула.

— Да. И у тебя тоже?

Джесси возмущенно кивнул.

— Том Ти сказал, что пора наконец во всем разобраться и принять решение: либо мы снова станем семьей, либо нет. Если нет…

— И что же ты ему ответил? — спросила Мэг, чувствуя, как в душе закипает гнев.

— Что это не его дело, а мы можем поступать как нам заблагорассудится.

— Молодец!

Джесси поставил машину на стоянку возле «Одинокой звезды» и выключил мотор.

— Я думал, что ты хочешь развода. Поэтому и завел об этом разговор, на тот случай, если ты… ну… стесняешься заговорить об этом сама.

Мэг не знала, поблагодарить его за заботу или обругать за самонадеянность. Решила выбрать нечто среднее.

— Если бы я хотела развода, то, конечно, сказала бы.

— Привет! — квакнуло переговорное устройство рядом с открытым окошком закусочной. — Эй, там, в машине! Это ты, Джи-Джи Таггарт? Добро пожаловать домой, малыш!

Джесси повернулся к окошку.

— Ида Мэй Татл, столько лет прошло, а ты все еще жаришь здесь гамбургеры?

Микрофон исказил смешок женщины.

— «Техасбургеры», детка, а не те малюсенькие штучки, которые подают в других краях. Слушай, а кто это с тобой в машине? Старшая дочка Картера Доббинса?

Мэг, с улыбкой слушавшая их разговор, почувствовала, как ее хорошее настроение улетучивается. Она понятия не имела, кто такая старшая дочка Картера Доббинса, но Джесси явно был с ней знаком.

Он смущенно покосился на Мэг и вернулся к прерванному разговору с бестелесным голосом Иды Мэй Татл:

— Не говори глупостей, Ида, я с женой.

— Ох! Ну, извини. Я принесу тебе обычную порцию для двоих — «техасбургеры» и жареный картофель. Одну минуту.

Переговорное устройство замолчало.

— Извини, — произнес Джесси с виноватым видом. — Ты и правда немного похожа на старшую дочку Картера, во всяком случае издалека.

— Мне это льстит, — холодно отозвалась Мэг.

— Вполне возможно. Донна Доббинс считалась самой красивой девушкой в городе, пока не появилась ты… — Он остановился и глубоко вздохнул. — Забудь про Донну Доббинс, Мэг. Я не хотел тебя обидеть.

— Вряд ли я могу обидеться на то, что меня перепутали с Донной Доббинс, — поджав губы, ответила Мэг.

— Ты же знаешь, я не об этом. — Он снял шляпу и бросил на сиденье между ними, словно поставил барьер. — Я имел в виду, что никогда не обижал тебя со злости. Может, по незнанию или по глупости… но не со злости

Мэг осторожно провела пальцами по полям шляпы и убрала руку.

— Я тоже никогда не хотела обижать тебя, — тихо сказала она. — То есть я это делала, когда ты обижал меня первый, но для самозащиты. Ты понимаешь?

— Нет, — серьезно ответил он.

— Неужели? Ты не понял и что я чувствовала, когда рассматривала содержимое старого чемодана? — И не понял, почему я тогда забрала ребенка и уехала от тебя, добавила она мысленно, поскольку не была готова говорить об этом.

— А тебе никогда не приходило в голову…

— Эй, приоткройте-ка окно, чтобы прошел поднос!

Они вздрогнули от неожиданности и повернулись к улыбающейся полной пожилой женщине. Джесси открыл окно, и Ида Мэй просунула поднос так ловко, словно делала это миллион первый раз. Впрочем, возможно, так оно и было.

Она посмотрела на Мэг и приветливо поздоровалась.

— Я знала этого парня еще совсем малышом, — добавила она.

Мэг улыбнулась в ответ, тронутая откровенным дружелюбием Иды.

— Рада с вами познакомиться.

— Все в городе знают про красивую женушку Джи-Джи. Я просто пошутила, — прервала ее Ида Мэй. — Вы остановились у себя на ранчо, да?

— Совершенно верно. — Джесси взял картонную коробочку с картофелем фри и положил бы прямо на шляпу, если б Мэг не успела отдернуть ее в сторону. Его мысли явно были заняты чем-то другим.

— Хорошее местечко для второго медового месяца, — подмигнула Ида Мэй. — Увидимся на празднике Четвертого июля. — И она вразвалочку пошла назад.

Мэг вытащила из коробки палочку картофеля, обожгла пальцы и уронила ее назад.

— Что это за второй медовый месяц, о котором все говорят? — сердито поинтересовалась она.

Джесси взял два огромных гамбургера и протянул один ей.

— Видимо, этот слух — дело рук Тома Ти. Наверно, он хотел как лучше.

— В самом деле?

— Ну перестань! А что ему было еще говорить? Что нашел для нас место, где мы можем драться и убивать друг друга? По крайней мере слова «медовый месяц» держат людей на расстоянии.

— Всех, кроме Джо Боба. — Немного успокоившись, Мэг осторожно откусила кусок от своего «техасбургера». В нем оказался майонез, зеленый салат, помидоры и несколько маринованных огурчиков размером с мизинец. Необычно, подумала она, очень необычно. Но совсем неплохо.

Джесси взял с подноса пакетик кетчупа и полил картофель.

— Джо Боб знает нас лучше всех в этом городе. Мне кажется, он не поверил в историю со вторым медовым месяцем.

— А если и поверил, то не обратил внимания.

— Ты к нему несправедлива. Его собственный брак только что распался, и он работает по тридцать шесть часов в день, чтобы его ранчо давало доход. У него свои проблемы.

— Мне очень стыдно, — послушно произнесла Мэг, на самом деле не испытывая ничего подобного. Конечно, жаль, что он теперь одинок, но трудно представить, чтобы какая-то женщина согласилась терпеть его бесконечные идиотские шутки и мужской шовинизм.

Они ели и дружелюбно беседовали о погоде, о городе и его жителях — только не о себе самих. Но вот Джесси вернул поднос Иде Мэй, и они поехали в овощной магазин, который держала пожилая супружеская пара. На ранчо еды было больше чем достаточно, но они купили свежего молока и фруктов.

— Я слышала, у вас второй медовый месяц, — заметила кассирша, пробивая чеки. — Господи, как время летит!

— Это уж точно, — согласился Джесси, и

Мэг заметила, что уголки его рта дрогнули в улыбке.

— Хорошо прогулялись, — сказала Мэг, когда они внесли в дом три пакета с продуктами. — Я чувствую себя гораздо лучше. По правде говоря, мне изрядно надоело сидеть дома.

— Мне очень жаль, — откликнулся он, стоя у кухонного стола и наблюдая, как она убирает продукты.

— Чего жаль?

— Что я оставлял тебя одну последние дни. Я… мне нужно было хорошенько кое о чем подумать.

— И у тебя получилось? — Она не смогла скрыть беспокойства, явственно прозвучавшего в голосе.

— Думаю, да. Я решил: нам надо забыть об обидах, обвинениях, не нянчиться со своими оскорбленными чувствами. Стереть все, как со школьной доски, и начать заново.

Мэг задумалась. Возможно, он в чем-то и прав. Пожалуй, можно игнорировать возникающие между нами разногласия. Но если мы попытаемся все начать заново, создать что-то прочное и долговременное, из этого ничего не получится.

Но ведь он наверняка и не имел этого в виду! Так почему бы не облегчить себе жизнь? Если я спрячу подальше свои настоящие мысли и чувства, то смогу привыкнуть к нему до такой степени, чтобы спокойно обсудить будущее нашего сына.

Правда, начало оказалось неудачным, но мы сумели это преодолеть. Ставки были слишком велики, и ни один из нас не вышел из игры. Что будет с сыном, если родители не научатся находить общий язык?

— Ну хорошо, — согласилась она. — Сотрем. Начнем сначала. — Она нервно хихикнула. — По правде говоря, мне не слишком-то это нравится, но может быть… ради Рэнди…

— Да, Мэгги.

Услышав необычные грустные нотки в его голосе, она резко подняла голову. Джесси шагнул вперед и мягко положил руки ей на плечи. Это легкое прикосновение произвело на нее ошеломляющее впечатление. Время словно остановилось. Она лишь молча смотрела на него, ощущая, как гулко бьется ее сердце, чувствуя обжигающий жар его ладоней.

Улыбка тронула уголки его выразительного рта.

— Мы оба делаем это ради Рэнди. Мы заставим себя вернуться и будем возвращаться до тех пор, пока не решим, что будет для него лучше всего. К этому времени мы можем истечь кровью, можем пожалеть, что вообще встретились. Но мы сделаем то, что должны.

Он обнял ее, и она подчинилась, слишком потрясенная, чтобы возражать. Этого так давно не случалось, так давно! Мэг стояла, ощущая биение его сердца, вдыхая запах его тела. Опьяненная смесью страха и предвкушения, она с трудом сдерживалась, чтобы не обнять его.

Он прижал ее голову к своей груди, и она скорее почувствовала, чем услышала, его вздох — такой горький и одновременно счастливый, что затрепетала.

От его дыхания колыхнулись волосы у нее на виске.

— Ты же знаешь, что мы должны сделать это вместе. Мы вместе сделали ребенка, и эту связь разорвать невозможно.

— Джесси… — Ее голос предательски дрогнул.

— Я знаю, знаю.

Он так неожиданно сжал кольцо своих рук, что она ахнула. Его губы коснулись ее головы — и он вдруг отпустил ее, убрал руки. Она покачнулась, лишившись поддержки.

— Я оказался слишком самонадеян, — криво улыбнулся Джесси. — Как всегда. Но я подумал, что, если коснусь тебя, ты почувствуешь мою искренность. Поверь мне, Мэг. Поверь, прошу. Я ни за что больше не причиню тебе горя.

Рискну ли я поверить? Он стоял перед ней — большой, настоящий и такой притягательный! Она внимательно всматривалась в лицо Джесси, пытаясь найти какие-то признаки лукавства, и не находила.

— Видно, мне действительно надо поверить тебе, — медленно произнесла она. — Если мы хотим найти какой-то выход, другого пути нет.

Но я делаю это только ради Рэнди.

Мэг сидела на берегу Хэндбаскет-Крик, прислонившись спиной к узловатому стволу старого дерева и прислушиваясь к позвякиванию уздечек и поскрипыванию кожаных седел. Наверно, не стоило поддаваться искушению и соглашаться на прогулку верхом вместе с Джесси. Лучше было бы вежливо, но твердо отказаться.

Но она не отказалась.

— Спокойно, спокойно…

Голос Джесси успокаивал лошадей так же легко, как успокаивал и ее. Мэг закинула руки за голову и закрыла глаза. Она наслаждалась теплом, прислушиваясь к жужжанию пчел и пению птиц.

Очнувшись от приятной дремы, она вздохнула. Дни стали лучше, а ночи — еще тяжелее. Она думала, что привыкнет спать в этой комнате и на этой кровати. Но она ошибалась.

Вместо прежнего возникло новое напряжение, оно росло, и справляться с ним было еще труднее. Казалось, все вокруг сговорилось напоминать ей о потерянном счастье.

Это воспоминания, и не более того, убеждала она себя снова и снова. Действительно, Джесси был единственным мужчиной, которого она любила, но все давно кончилось. Они слишком долго жили врозь, и причины, разлучившие их, за это время не исчезли.

Она в который раз мысленно перечислила все его грехи: не умеет жить в семье; никогда ничего не объясняет; не считается с моими чувствами…

Хватит, прекрати! — одернула она себя. Ты никогда по-настоящему не была нужна Джесси, не нужна и сейчас. Вот в чем все дело.

А мне необходимо быть нужной. Вот поэтому-то я и упрекала его, поэтому сердила и мучила. Если бы он хоть раз сказал, что не может жить без меня…

— Тес!

Раздался тихий шорох, и чья-то рука закрыла ей рот. Мэг широко распахнула глаза, сердце испуганно застучало. Рядом на корточках сидел Джесси, его лицо придвинулось совсем близко. Увидев его серые глаза и темные брови, Мэг ощутила какую-то странную истому, удивленно и радостно улыбнулась.

— Тише! Осторожно посмотри на реку.

Джесси ласково повернул ее голову. Она не сопротивлялась, в этот момент она была неспособна ни думать, ни действовать.

Оттого что он дышал ей в ухо, по всему телу прошла дрожь. Она пыталась сосредоточиться, собраться с мыслями, но Джесси был слишком близко, и ей это никак не удавалось. Он наклонился и прижался грудью к ее спине, а рука скользнула вокруг ее талии.

— Ты видишь? — Он медленно поднял другую руку и показал.

Сначала она ничего не заметила. Она увидела лениво текущую речку и деревья, спускающиеся почти к самой кромке берега…

И оленя, склонившего голову к воде. Мэг затаила дыхание и осмелилась бросить взгляд через плечо.

— Бемби! — беззвучно произнесла она, и он кивнул в ответ.

Зрелище завораживало, и во всем было чтото сказочное: лес, изящно склонившийся олень и мужское обаяние, пленившее ее.

Тут олень резко вскинул голову, словно почувствовав напряженность их эмоций. Он стоял так близко, что Мэг рассмотрела падающие с морды капли воды, беспокойно раздувающиеся ноздри. Огромные темно-карие глаза встретились с ее глазами, и в них вспыхнуло беспокойство. Развернувшись, олень прыгнул в гущу деревьев и исчез.

Переведя дыхание, Мэг откинулась на грудь Джесси.

— Это был белохвостый олень, — прошептал Джесси, едва касаясь губами ее уха. — Их много в здешних горах. Дальше, к западу, водится еще чернохвостый олень.

Она уронила голову ему на плечо, потому что не было сил отстраниться. Так он держал ее несколько мгновений, потом осторожно прислонил к стволу дерева. Широко открыв глаза, Мэг ждала, что же будет дальше. Все вокруг казалось нереальным, и поэтому она могла позволить себе плыть на облаке своих фантазий.

— Один раз, — сказал он хрипло. — Только раз. Но я должен знать: я схожу с ума или твои губы действительно такие сладкие, как мне помнится.

— Джесси, не надо… — Он наклонился, и она подняла руки, чтобы оттолкнуть его. Но вместо этого схватила его за рубашку и притянула к себе.

Их губы встретились, и ее ощущения оказались настолько острыми, что она покорилась опьяняющей власти его поцелуя. Все тело налилось истомой и затрепетало от желания.

Джесси отстранился и посмотрел прямо ей в глаза. Похоже, он был ошеломлен не меньше ее. Необычным для него порывистым движением он взъерошил волосы и заговорил каким-то странным, неуверенным голосом:

— Послушай, мы подошли к чему-то серьезному. Нужен тайм-аут, нужно чем-то отвлечься, пока разберемся, что к чему. Хочешь поехать в Хеллс-Беллс на празднование Четвертого июля?

Сегодня же Четвертое июля! — вспомнила Мэг. Потрясающе. Едва не сдалась в День независимости!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

К тому времени, когда Джесси нашел место для их машины, похоже, все жители ХеллсБеллс и его окрестностей вышли на улицы.

— До арены нам придется прогуляться, — сказал Джесси. — Боюсь, что ближе подъехать не удастся.

Это были первые слова с той минуты, как они сели в машину.

— Все в порядке, — немного натянуто отозвалась Мэг. — Я с удовольствием пройдусь пешком.

Джесси открыл дверцу и выскочил из машины. Поняв, что он хочет помочь ей, Мэг поспешила вылезти раньше, чем он успеет подойти.

— А что теперь? — осторожно поинтересовалась она.

— Пойдем следом за всеми.

Это было нетрудно. Весь город и его окрестности двигались в одном направлении. Под ногами сновали дети и собаки, люди махали друг другу руками, окликали знакомых, пытались найти своих детей, всадники осторожно пробирались сквозь это людское море. Однако шум и неразбериха никого не волновали. Наоборот, казалось, всем это очень нравится.

— Сегодня в городе сапог и джинсов не меньше чем на миллион долларов, — заметила Мэг, когда они присоединились к толпе, двигавшейся в сторону небольшой арены для родео на юго-востоке от городка.

Несколько женщин были, как и она, в сарафанах и босоножках, молодые девушки щеголяли в шортах, но большинство и мужчин, и женщин были в джинсах, сапогах, ярких рубашках и ковбойских шляпах.

И никто не выглядел в этом наряде лучше Джесси Украдкой Мэг бросила на него взгляд, и он тоже в этот самый момент поглядел на нее.

— Ну что — друзья? — осторожно спросил он.

— Хотелось бы, — печально отозвалась Мэг. Если бы он был другом, она не чувствовала бы к нему такого сильного физического влечения. Да, здесь, находясь в безопасности среди толпы, она могла в этом признаться физическое влечение. Как можно было отрицать это после поцелуя на берегу реки? Дружба была бы прекрасным выходом из положения, ведь друга можно любить, не подвергая опасности собственное существование.

— Ну, тогда притворимся. — Он взял ее за локоть. — Эй, расслабься! — Джесси слегка тряхнул ее руку. — Мы же приехали сюда отвлечься от своих неприятностей и повеселиться.

— Да уж, это нам не помешает.

— Вот тут ты права.

Она остановилась и, подбоченясь, повернулась к нему.

— Это твоя территория. С чего начнем?

— С этого. — Он подвел ее к киоску, где городские пожарники-добровольцы продавали наполненные водородом воздушные шарики.

— Привет, Джи-Джи, — поздоровался стоявший за прилавком толстяк и улыбнулся Мэг. — Как поживает твой дед?

Джесси сообщил, что дед поживает отлично, и купил Мэг три шарика: красный, белый и синий. Не пройдя и квартала, они заметили мальчугана лет четырех. Он держался за юбку матери и жадно смотрел на разноцветные шары. Это был очаровательный малыш в крошечных джинсах и сапожках, чем-то неуловимо напомнивший Мэг ее собственного сына.

Она улыбнулась, и ребенок тоже застенчиво улыбнулся ей в ответ. Мэг схватила Джесси за руку.

— Давай подарим? — спросила она, показывая на шары и на малыша.

Джесси проследил за ее взглядом и улыбнулся.

— Привет, Донна, — поздоровался он. — Не возражаешь, если мы дадим твоему карапузу шарики?

Мать обернулась и увидела Джесси.

— Джесси Джеймс Таггарт! — воскликнула она, кокетливо открывая ему объятия. — Я слышала, что ты вернулся в город. Обними же меня, чужестранец!

Джесси бросил на Мэг взгляд, говоривший: «Ну что же мне делать?» — и шагнул навстречу бурным приветствиям женщины, которая не могла быть никем иным, кроме как старшей дочкой Картера Доббинса. И совсем мы не похожи! — думала Мэг, наблюдая за игривым поведением Донны. Она такая развязная…

— Вы, наверно, не знакомы с моим другом. Билли Рей Рисли. — Донна представила стоявшего рядом с ней долговязого ковбоя. Тот, хотя и с недовольным видом, протянул руку.

— Билли Рей из Вако.

Джесси пожал ему руку.

— Джесси Таггарт. А это моя жена Мэг. — И обнял ее за талию.

Недовольство Билли Рея тут же исчезло.

— Рад познакомиться, — сказал он Джесси. — Видел вас недавно в Хьюстоне. И как вы только, ребята, такое выдерживаете? — Он в восхищении покачал головой.

— Кто поумнее, те бросают, — ответил Джесси. — Ну, не будем вас задерживать… — Толпа становилась все гуще, кто-то налетел на Мэг, чуть не сбив ее с ног, и Джесси прижал ее к себе. — Надо поторопиться, если хотим что-то увидеть. Мэгги просто хотела отдать мальчугану свои шарики, если ты, конечно, не возражаешь.

Донна улыбнулась Мэг.

— Это очень мило. — Она положила руку на плечо сына. — Шейн, ты хочешь шарики? Скажи: «Пожалуйста, миссис Таггарт».

— Пожалуйста, — пробормотал Шейн и уткнулся носом в ноги матери. Мэг села возле него на корточки, почувствовав, что Джесси встал у нее за спиной, защищая от толпы, и протянула свой подарок.

— У меня тоже есть маленький сын, который любит шарики, — ласково сказала она.

— А где он? — спросил ребенок, протягивая руки к подарку.

— Гостит у дедушки. — Мэг проглотила комок в горле и аккуратно переложила в пухлую ручку нитки от воздушных шаров. — Держи крепче, чтобы не улетели. — Она поцеловала нежную детскую щечку и поспешно встала.

Улыбнувшись на прощанье, они с Джесси снова окунулись в человеческий водоворот и, уже уходя, услышали, как мальчик позвал:

— Эй, леди, спасибо!

— Ее зовут миссис Таггарт, — поправила мать.

Эта встреча заметно подняла настроение Мэг, она впервые с радостью подумала о предстоящем празднике и, теснее прижавшись к Джесси, легко зашагала дальше. Он бросил на нее удивленный взгляд, но ничего не сказал.

Когда они пришли на площадку для пикника, кто-то позвал Мэг. Это оказалась Лорел Андерсон, продавщица из магазина.

— Привет, Джи-Джи! — дружески бросила она и улыбнулась Мэг. — Ну, как дела?

Мэг ответила ей улыбкой. Не улыбнуться Лорел было просто невозможно.

— Спасибо, очень хорошо. Мне совершенно ясно, что праздновать День независимости нужно именно здесь, в Хеллс-Беллс. — Она показала на оживленную толпу и красно-белосиние флаги, украсившие каждое строение, столб или дерево.

— Это, конечно, не то что в Шоудауне, но тоже неплохо. А где вы сидите? Если еще не нашли места, пойдем с нами — мы там все рядом: и деды, и внуки. Наше одеяло вон там, около оркестра. Скоро начнутся речи, не хочется пропустить. — Лорел подмигнула и засмеялась.

Мэг вопросительно посмотрела на мужа.

— Она шутит, — улыбнулся тот. — Местным политикам чуть ли не платить приходится за то, чтобы их слушали. — Он обнял Мэг за плечи и повернулся к Лорел. — Мы подойдем к вам попозже, если ты обещаешь оставить для меня кусок твоего знаменитого орехового пирога.

— Я делаю это каждый год, но ты что-то за ним все не являешься. У меня на кухне скопилось уже три, нет — четыре таких окаменелых куска! — Она со смехом замахала им вслед рукой.

— Она мне нравится, — заметила Мэг, пока Джесси вел ее через толпу. — Славная женщина.

— Техасцы почти все такие, если с ними поближе познакомиться.

Мэг украдкой взглянула на мужа. Выражение его лица было невинным, даже слишком невинным.

— И большинство бостонцев тоже, — небрежно отозвалась она.

Их внимание привлекли звуки музыки, и они остановились послушать. Мэг удивилась, сколько шума могут производить двое пожилых мужчин с гитарами и паренек с банджо. Большинство исполняемых ими мелодий она слышала впервые, хотя несколько народных песен показались знакомыми.

Но почему-то эта музыка проникала прямо в сердце. И очень скоро она, воспитанная на классике, притопывала и хлопала в ладоши вместе с остальными. Энтузиазм толпы в свою очередь подхлестывал исполнителей, и они старались изо всех сил. А закончили свое выступление таким виртуозным пассажем, что слушатели горячо им зааплодировали.

— Просто превосходно! — воскликнула Мэг. Она прислонилась к Джесси и радостно посмотрела на него. Ей почему-то было очень важно поделиться с ним своими впечатлениями.

— Да, неплохо, — согласился он.

— Это профессиональные музыканты? — Ей и в голову не пришло отпустить руку Джесси, когда они пошли к киоскам с едой.

— Нет. Они играют просто потому, что им нравится. Один работает в страховой компании, другой — местный аптекарь, а мальчик собирается учиться в университете.

— Надеюсь, он будет заниматься музыкой.

Джесси помотал головой.

— Он будет инженером. Я слышал, его девушка не хочет, чтобы он стал музыкантом. Ведь тогда придется отгонять поклонниц палкой. А вдруг она сломается?

— Губить такой талант только потому, что… Но это же глупо! — Она заметила смешинки в глазах Джесси и вдруг смущенно умолкла.

— Ковбоев девушки тоже любят.

— Эй, давайте сюда!

Джо Боб стоял возле киоска, на котором было написано: «ЛУЧШЕЕ В МИРЕ» ЧИЛИ «!!!» Его когда-то белый передник выглядел так, словно пережил взрыв в харчевне, но на голове лихо сидел белоснежный поварской колпак.

Джо Боб склонился над огромным котлом, подвешенным над жаровней, и энергично помешивал в нем большой деревянной ложкой. Вокруг собралось больше десятка мужчин и женщин, с интересом наблюдавших за его действиями.

Я не позволю Джо Бобу испортить мне праздник! — думала Мэг, идя к киоску следом за Джесси. Только не сегодня!

— Понюхайте, — предложил Джо Боб, изо всех сил размешивая содержимое котла. — Никто, никогда не готовил «чили» лучше меня.

Мэг и Джесси послушно втянули пряный запах. Втянули — и отшатнулись, во всяком случае — Мэг. Если уж запах настолько острый, что у нее на глазах выступили слезы, то что же будет, если проглотить это варево?

Джесси оказался покрепче.

— Ну, не знаю, — покачал он головой, — нужно еще попробовать.

— Само собой. — Джо Боб повернулся к киоску и позвал: — Сьюзи! Нашелся доброволец. Принеси-ка стаканы, лапочка! Сьюзи мне помогает, — пояснил Джо Боб, подмигнув Джесси. — Она отдыхает у меня на ранчо и любит общество ковбоев.

Увидев Сьюзи, пробирающуюся сквозь толпу со стопкой картонных стаканчиков в одной наманикюренной руке и пластиковыми ложечками в другой, Мэг поняла, почему так любезен Джо Боб. Как и большинство присутствующих, Сьюзи была одета в ковбойскую одежду. Но, в отличие от других, ее костюм был удушающе тесен. Джинсы обтягивали ее, точно колготки, жемчужные пуговки полупрозрачной рубашки были расстегнуты ниже всяких границ приличия.

Сьюзи встряхнула белокурой гривой голливудской старлетки и одарила Джесси страстным взглядом.

— Привет, малыш, — протянула она на техасский манер. — Я готовлюсь к роли в голливудском фильме и практикуюсь здесь в техасском произношении. И как у меня получается?

Джо Боб выхватил у нее стаканчики и ответил за Джесси:

— Не так чтобы уж очень, детка. — Он налил в один из стаканчиков смертельную дозу похлебки и протянул ее Джесси, демонстративно игнорируя присутствие Мэг.

Сьюзи надула губы и топнула ножкой, привлекая внимание к своим длинным ногам, обутым в сапоги на высоких каблуках.

— Вот еще, — сердито заявила она. — Я же тренировалась! Я думала, что у меня уже получается.

— Это труднее, чем кажется, — вежливо заметил Джесси, переводя взгляд со стаканчика в своей руке на ложки, которые все еще держала Сьюзи.

— Конечно! — Сьюзи обрадовалась, что нашла человека, который понимает ее проблемы. — Мужчины здесь такие жесткие. — Она хихикнула, широко раскрыв голубые глаза. — Я хочу сказать, акцент такой жесткий, но ничего, я профессионалка.

— Это точно, — ухмыльнулся Джо Боб, забирая у нее ложки. — А теперь чеши-ка ты обратно за прилавок. «Чили» готово. Что скажешь, Джи-Джи?

Джесси строго поглядел на Джо Боба, потом бросил извиняющийся взгляд на обеих женщин. Зачерпнув ложкой дымящееся варево, он предложил Мэг:

— Хочешь?

Мэг улыбнулась мужу.

— Нет уж, я лучше воздержусь. Честно признаюсь: я трусиха.

Ей показалось, что в толпе послышался одобрительный шепот.

— Ну ладно, тогда вперед.

Джесси поднес ложку к глазам, внимательно изучил ее содержимое и осторожно положил себе в рот. Потом принялся картинно дегустировать — наклонял голову то в одну сторону, то в другую, кивал, хмурился, прищуривал глаза. Мэг едва не расхохоталась, наблюдая, как Джо Боб ожидает приговора, беспокойно переминаясь с ноги на ногу.

— Ну что? — наконец не выдержал толстяк.

Джесси не торопился.

— Знаешь, Джо Боб… Я могу сказать… не боясь возражений, я могу сказать, что это «чили»… самое лучшее из всех, что ты когда-либо делал.

Джо Боб с облегчением перевел дух.

— Слышали? — воскликнул он. — Черт побери!

— Только…

Одно-единственное слово подействовало на Джо Боба как ведро холодной воды.

— Только… — повторил он. — Что ты хочешь этим сказать?

— Джо Боб, ты визжишь, как недорезанная свинья, — невозмутимо произнес Джесси, проглотив еще ложечку «чили». — Самое лучшее из всех, что ты делал, только помидоров многовато.

— Что? — Лицо Джо Боба побагровело, и он замахнулся на Джесси деревянной ложкой.

Джесси легко избежал нападения своего разгневанного друга, схватил Мэг за руку и потащил сквозь толпу прямо туда, где торговали пивом. Он залпом выпил полстакана, прежде чем остановился перевести дух.

— Это «чили» может спалить горло, — отдуваясь, сообщил он. — На сей раз Джо Боб действительно перестарался. Какой-нибудь пижон хватанет порцию, а потом ему придется делать пересадку рта.

Он предложил Мэг хлебнуть из его стаканчика, и, чуть поколебавшись, она согласилась. Она никогда не была любительницей пива и сделала всего один глоток, скорее в знак дружелюбия.

— Почему же ты не сказал ему, что «чили» слишком острое, вместо того чтобы рассказывать о каких-то там помидорах? — спросила она.

Джесси сдвинул шляпу на затылок. Взяв с прилавка бумажную салфетку, вытер вспотевший лоб.

— По двум причинам. Номер один: он хотел, чтобы я это сказал, и тогда он бы заявил, что я слабак.

Мэг покачала головой с притворным неодобрением.

— Ох уж эти мужчины! А другая причина? — Она позволила взять себя за руку и вести к арене.

— Джо Боб много лет рассказывает, что его «чили» получается так замечательно потому, что он кладет туда особые помидоры, которые выписывает из-за границы. Он готов рассказывать об этом любому, кто согласен слушать. А на самом деле он вообще не кладет туда никаких помидоров. И никакой другой дребедени, про которую он рассказывает, вроде мяса гремучей змеи или шеи опоссума…

— Шеи опоссума?,

— Ну, это так, к слову. — Джесси уютно прижал ее к своему боку, пропуская группку хихикающих девочек-подростков. — Настоящий пижон поверит чему угодно. Как, впрочем, и техасец.

Они подошли к высокой проволочной ограде вокруг арены и остановились. Далеко справа виднелись ворота, из которых появлялись ковбои на лошадях. Слева стояли конюшни. Народ крутился возле трибуны для болельщиков, глядя на мужчин и подростков, валявших дурака на арене.

— Родео будет позже? — поинтересовалась Мэг, недоумевая, почему Джесси не подготовился к выступлению.

Джесси покачал головой, внимательно наблюдая за тем, что происходит у ворот.

— В Хеллс-Беллс уже давно не бывает родео. Ребята просто приходят сюда подурачиться.

В этот момент из ворот галопом вылетел гнедой жеребец. Даже мало разбирающейся в таких вещах Мэг показалось, что здесь что-то не так. Всадник, паренек лет пятнадцати, изо всех сил натягивал поводья и лупил коня пятками, пытаясь остановить его. Но тот все быстрее и быстрее мчался к закрытым воротам возле трибуны.

— Сукин сын! — Джесси вскочил и схватился за ограду. — Этот чертов упрямец… — Он бросил взгляд на Мэг. — Он закусил удила. Черт побери!

Все вокруг испуганно вскрикнули, когда в последний момент конь резко свернул влево, только оцарапав ногу всадника об ограду.

Мотнув головой, он развернулся и помчался назад, отказываясь повиноваться человеку. Перед Мэг промелькнуло побелевшее лицо мальчишки, он был смертельно напуган. Но помимо этого, он испытывал еще чувство стыда и унижения. С морды коня летели клочья пены, Мэг видела его обезумевшие глаза.

— Билли Воун сошел с ума! Позволить Малышу Билли садиться на этого необъезженного жеребца! — сердито сказал Джесси. — Этот конь чокнутый, но все равно у него больше ума, чем у Малыша Билли. — Он взял ее за руку. — Идем.

И быстро зашагал к воротам, но тут же перешел на бег. Радуясь, что на ней босоножки без каблуков, Мэг едва поспевала следом. Они обогнули трибуну, и Джесси остановился так неожиданно, что Мэг налетела на него.

Сначала Мэг не поняла, что именно привело сюда Джесси, но тут услышала резкий, как выстрел, звук и увидела Малыша Билли, выезжающего на коне из ворот. Он высоко поднял плетеный кожаный хлыст, пытаясь повернуть назад.

Гнедой яростно заржал и встал на дыбы. Уворачиваясь от взлетевших в воздух копыт, народ разбегался в разные стороны, как опавшие листья в бурю. От неожиданности Малыш Билли свалился на землю, а конь без всадника поскакал прочь — прямо на вывернувшуюся из-за угла стайку ребятишек, которые шли впереди своих матерей.

Мэг вскрикнула и бросилась к детям. Она узнала среди них Шейна Доббинса. Его пухлая мордашка оцепенела от ужаса. Мэг повернулась и закрыла детей спиной, широко раскинув руки, словно могла защитить их.

Тут она увидела, что Джесси уже нет рядом с ней, и ее охватил панический страх. Но вот он — бросился наперерез обезумевшему жеребцу.

Ей показалось, что он попадет под копыта, однако в последний момент Джесси метнулся к голове коня. Одной рукой закрыл ему глаза и пригнул голову к земле, а другой схватил поводья и повис на них, изо всех сил упираясь каблуками в мягкую землю.

Конь по инерции описал круг. Ослепленный рукой Джесси, он споткнулся и упал на колено. В этот момент Джесси ухватился за гриву и вскочил в седло.

Радостные крики толпы вывели Мэг из оцепенения. Она увидела, что дети успели спрятаться за угол, подальше от опасности. Теперь она думала лишь о Джесси — мужчине, которого любила, мужчине, которого любит до сих пор. Она крепко зажала рот рукой, чтобы не расплакаться от страха за него.

Страха за Джесси, прирожденного ковбоя, который чувствует себя в седле как дома! Конь попытался было сбросить нового наездника, но без малейшего шанса на успех.

Кто-то, сумевший сохранить хладнокровие, широко открыл ведущие на арену ворота, и Джесси развернул коня. Еще несколько прыжков и взбрыкиваний, и они оказались внутри.

Все закончилось благополучно. Когда Джесси остановился, толпа приветствовала его радостными криками. Юношеский голос запел:

— Вперед, ковбой!

И остальные дружно подхватили песню.

Джесси вскинул голову и сверкнул белозубой улыбкой. Сдернув с головы шляпу, он замахал ею.

Толпа ответила ревом.

У Мэг так стучало сердце, что трудно было дышать. Она никогда не ощущала такого волнения толпы, даже во время родео. Впервые она поняла, почему многих женщин так притягивают ковбои, и поспешила на трибуну.

Джесси был неотразим. Мэг поняла, что ему было совсем не трудно справиться с этим жеребцом и теперь он решил дать людям то, чего им так хотелось, — зрелище. Когда гнедой перестал взбрыкивать, Джесси послал его в галоп. Проскакав От одного конца арены до другого, он остановил коня, заставив его буквально замереть на месте. И вскоре животное стало послушно выполнять прыжки вправо, влево, чуть ли не назад — словом, все, что вздумается всаднику.

Еще раз взмахнув на прощание шляпой, Джесси удалился под гром аплодисментов. Он остановил гнедого прямо перед Мэг, его серые глаза сияли. От тела исходили возбуждение и сила. Казалось, он, словно средневековый рыцарь, ожидает знака ее благоволения.

Повинуясь внезапно проснувшемуся инстинкту, она развязала ярко-голубую ленту, служившую поясом ее сарафану, и взмахнула ею.

— Ты был великолепен! — воскликнула Мэг, хотя вряд ли он расслышал ее в этом шуме. — Не знаю, что бы случилось, не окажись ты здесь.

Джесси привстал в стременах и взял у нее ленту. Ей показалось, что он ответил:

— Я всегда буду здесь.

Потом пришпорил коня и снова вылетел на середину арены, держа в вытянутой руке развевающуюся ленту.

Шумное одобрение толпы никак не соответствовало ее сравнительно небольшим размерам. И все это в честь Джесси! — с гордостью подумала Мэг.

На этот раз, подъехав к загону, он соскочил и бросил поводья на шею лошади. Животное тяжело дышало, раздувая бока, но белки глаз все еще безумно сверкали. В этот момент к ним подбежал краснолицый человек с усами, похожими на руль велосипеда, и схватил поводья.

Джесси, прищурившись, шагнул к нему.

— Билли Воун, если ты еще раз позволишь своему парню сесть на этого коня прежде, чем его объездят, я начищу тебе физиономию. Могли же люди погибнуть!

— Да, Джи-Джи, — понурился Билли. — Это было просто ужасно. Я продаю этого жеребца, решено. И мальчишку тоже продал бы, если б только нашелся дурак, который его купит.

Джесси тяжело вздохнул.

— Мальчишка мне не нужен, но коня беру. Приведи его завтра ко мне и захвати счет, я выпишу тебе чек.

У Билли загорелись глаза, а усы приподнялись в улыбке.

— Когда дело доходит до покупки лошадей, ты, Таггарт, всем дашь сто очков вперед! — воскликнул он, хлопнув себя по ляжке. — Это отличное животное, просто отличное. Ну, может, немножко норовистое. Но ты же местный парень, справишься! Ты не пожалеешь, Джи-Джи.

— Я уже жалею, но дело сделано.

Мужчины пожали друг другу руки. Еще раз рассыпавшись в благодарностях. Билли увел ставшего теперь послушным жеребца.

— Мэг, — Джесси повернулся и протянул ей руку.

Что-то в отношениях между ними изменилось, и она видела, что он тоже понял это. Страх сорвал защитный панцирь, обнажил истинные чувства, скрытые за искусственно возведенными заслонами. Она вложила руку в его широкую ладонь…

— Вперед, ковбой! — Между ними протиснулось огромное тело Джо Боба, а его похожие на бифштексы ладони дружески-грубовато хлопнули Джесси по плечам.

Бесцеремонно отодвинутая в сторону Мэг смотрела на него с нараставшим возмущением. Она чувствовала себя лишней и ненужной. Джесси с беспокойством глянул на нее, но Мэг лишь пожала плечами, делая вид, что это не имеет никакого значения.

Позади Джо Боба маячила Сьюзи. Когда он отпустил Джесси, та ужом скользнула вперед и бросилась на шею героя.

— Оооооооо! Ты великолепен! Обожаю мужчин, которые умеют подчинять себе! — Она попыталась поцеловать его, но Джесси увернулся, и ее губы, скользнув мимо, оставили яркое пятно на воротнике голубой рубашки.

Сьюзи со смехом отпустила его.

— Хорошо, что твоя жена здесь, — игриво заметила она, бросая взгляд на Мэг. — Иначе пришлось бы объяснять, откуда взялась губная помада на воротнике.

Кто ей рассказал? У Мэг все сжалось внутри. Она посмотрела на Джесси. Он ответил ей таким же ошарашенным взглядом. Не был удивлен лишь Джо Боб — Мэг показалось, что она заметила его хитрую усмешку. Но он поймал ее взгляд и тут же принял самый невинный вид.

Ей захотелось спросить обо всем этом у Джесси, но пришлось стоять в очереди, поскольку его со всех сторон обступили восхищенные поклонники. Нет, она никак не могла в чем-то винить горожан, Джесси принадлежал им еще до того, как стал принадлежать ей. Донна Доббинс обняла Джесси, а маленький Шейн, запинаясь, поблагодарил его.

Наконец заиграл городской оркестр, и народ мало-помалу начал перебираться к эстраде. Неожиданно Джесси и Мэг остались одни.

Он раскрыл объятия, и Мэг, не задумываясь, шагнула к нему. Это казалось самым естественным, потому что было совершенно ясно — именно ее он хотел видеть рядом с собой. Вспыхнув, она прижалась щекой к его груди, а руки с пугающей легкостью обвились вокруг его узкой талии.

— Ты так рисковал, — шепнула она. — Нет, не тогда, когда ехал на этом сумасшедшем жеребце, а когда бросился наперерез.

— Я увидел выходящих из-за угла малышей и подумал о Рэнди, — тихо ответил он. — И увидел тебя. Эта безмозглая скотина летела прямо на тебя. Господи, Мэгги! Если бы с тобой что-нибудь случилось…

Он поцеловал ее в макушку и еще сильнее обнял, прижав к груди. Ее переполнило чувство защищенности, и она услышала собственные слова, удивившие ее саму не меньше, чем Джесси:

— Когда эта белокурая красотка, Сьюзи, попыталась тебя поцеловать и измазала помадой воротник, это… в тот раз тоже так было?

Он глубоко, со стоном вздохнул. Ему не нужно было спрашивать: когда это «в тот раз»?

— Да, — произнес он наконец, — очень похоже.

Мэг вцепилась в его рубашку.

— Так почему же ты ничего не объяснил? Ну почему, Джесси?

— Понимаешь, — он был явно расстроен, — какой смысл объяснять? Ты смотришь на доказательства, обдумываешь и делаешь вывод. Вот если бы ты нашла у меня в кармане женские трусики, это было бы совсем другое дело. Я мог бы понять, почему ты так разозлилась. Но губная помада…

— Джесси, — прошептала она, — если бы ты сразу сказал, эти пять лет могли бы быть совсем другими.

— Мэгги, — его рука крепко обхватила ее, — едем домой.

Нет! Она понимала, что он имеет в виду, но была еще не готова. Ей нужно было привыкнуть к тому, что происходит между ними. Она положила руку ему на грудь.

— Ты слишком спешишь. Вечером будет фейерверк, нельзя же его пропустить.

Джесси схватил ее руки и поднес к губам, не отрывая взгляда от ее глаз.

— Ни в коем случае, — сказал он с уверенностью в голосе.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джесси принес Мэг жаркое — большие куски настоящей-грудинки по-техасски, вместе с молодыми кукурузными початками и спелыми помидорами. Они ели на скамейке трибуны и смотрели вниз, на арену, где ребятишки устраивали веселые соревнования.

Мэг казалось, что она никогда в жизни столько не смеялась. Все барьеры, которые она воздвигла, чтобы защитить себя от своих собственных чувств, рухнули, словно стены Иерихона. У нее кружилась голова от радости… и предчувствия.

— Лимонаду налить? — спросил Джесси.

Она оторвалась от своих мыслей и кивнула. Джесси достал бутылку, наполнил картонный стаканчик, и Мэг с жадностью выпила кисловатый прохладный напиток.

— Ну, и что же дальше? — поинтересовалась она, имея в виду программу праздника.

Улыбка тронула губы Джесси и, постепенно ширясь, преобразила его лицо.

— А чего бы тебе хотелось? — спросил он грубым и одновременно нежным голосом.

Мэг нервно сглотнула, прокашлялась и сумела выдавить лишь одно слово:

— Ф-фейерверк.

— Люблю настойчивых женщин, — засмеялся он. — Леди желает фейерверк, леди его получит.

Но не раньше темноты, а до нее еще часа два. Масса времени, чтобы побродить по городу, держась за руки. Джесси здоровался почти с каждым и не раз останавливался поболтать. Впервые в жизни она почувствовала себя частицей его мира.

В одном из конкурсов Джесси выиграл уродливого плюшевого медведя и широким жестом вручил его Мэг.

— Твоим талантам, похоже, нет конца, — поддразнила она его, прижимая к груди игрушку, словно это было прекраснейшее из творений Господних.

— Нет, — серьезно подтвердил он, и глаза его вызывающе блеснули. — Нет и не будет.

Когда они снова подошли к киоску с «чили», сам шеф-повар призывно замахал руками.

— Скажи им, — потребовал Джо Боб, указывая на стоящую у прилавка пожилую пару. — Это лучшее в мире «чили» или нет?

— Или нет, — быстро ответила Мэг, хотя Джо Боб по-прежнему игнорировал ее и обращался только к Джесси. В ответ она получила лишь неприязненный взгляд.

Джесси немного подумал и сказал:

— За весь мир ручаться не могу, но должен признать, что в Хеллс-Беллс «чили» Джо Боба не имеет равных.

Джо Боб просиял.

— Вот видите, — торжествующе обратился он к пожилой паре, — я же вам говорил! Попробуйте.

Он помешал ложечкой в картонном стакане.

— Только не, я, — ответил мужчина. Акцент явно выдавал в нем северянина. — Ни за что. Идем, Дороти, я хочу пива.

Женщина покачала головой.

— Ты иди, Ларри. А я, пожалуй, рискну попробовать техасское «чили» этого джентльмена.

— Как хочешь, — отозвался Ларри. — Твое дело.

— Это точно, — тихо бросил Джо Боб, повернувшись к Джесси.

Дороти услышала его слова и в свою очередь повернулась к Джо Бобу.

— Простите, это вы мне?

— Я просто пригласил своих друзей посмотреть фейерверк, — солгал Джо Боб. — А что касается «чили»…

Дороти мучили сомнения.

— Никогда не ела гремучих змей, — призналась она, с интересом наблюдая, как Джо Боб размешивает содержимое стаканчика.

— О, это мало кому доводилось. Именно изза них мое «чили» такое необычное. И еще изза особого сорта помидоров.

Дороти по-прежнему сомневалась.

— А оно не слишком обжигает? Мне бы не хотелось потерять вкусовые ощущения.

— Обжигает?! — насмешливо фыркнул Джо Боб. — Да вы хоть кого спросите. — Он повернулся к Джесси: — Скажи этой леди, ДжиДжи.

Мэг смущенно переступила с ноги на ногу, но Джесси крепко сжал ее руку. Лицо его оставалось бесстрастным.

— Оно не горячее, — ответил Джесси. — Это уж точно.

И Джо Боба, и Дороти этот ответ, похоже, удовлетворил. Но только не Мэг. Отвернувшись в сторону, она шепнула на ухо Джесси:

— Помнишь, что ты говорил о трансплантации рта? Что плохого сделала тебе эта женщина?

Он рассмеялся.

— Ничего, решительно ничего. Просто Джо Боб хочет немного развлечься.

— Меня вовсе не забавляют дурацкие шутки, особенно такие. Она запросто может лишиться вкусовых ощущений. Или, по меньшей мере, у нее будет испорчен праздник.

Джесси пожал плечами.

— Это не мое дело. Я не соврал, эта штука не горячая. Естественно, она обжигает, потому что туда всыпали галлон-другой свежего перцачили. Но об этом меня никто не спрашивал.

Он потянул ее за руку.

— Пойдем, поищем место, откуда лучше виден фейерверк.

— Ну, не знаю…

Мэг колебалась. Она кинула взгляд через плечо. Дороти в одной руке держала стаканчик, а в другой — ложку. Не маленькую, пластмассовую, а большую, деревянную, доверху наполненную похлебкой.

— Вот так, — уговаривал ее Джо Боб, словно строптивую кобылу. — Чтобы лучше почувствовать вкус «чили», надо сделать большой глоток.

Словно завороженная, Дороти медленно поднесла ложку ко рту. Мэг затаила дыхание.

Дороти, не делайте этого! — мысленно умоляла она.

Дороти открыла рот, и Мэг испуганно вскрикнула;

— Нет!

Ложка со стуком упала на прилавок, забрызгав его — похлебкой. Женщина испуганно посмотрела на Мэг.

Краска залила лицо Джо Боба.

— Черт побери, Мэгги, вечно ты все испортишь! — И он грохнул кулаком по прилавку.

Мэг ахнула и отступила назад. Она вовсе не хотела ввязываться во все это. Лучший друг ее мужа и так не слишком-то ее жаловал, а теперь, возможно, будет просто ненавидеть. А Джесси? Он тоже рассердился? Она взглянула на него, но, слава Богу, Джесси смеялся. Он обнял ее, как бы взяв под свою защиту, и продолжал хохотать.

— Ну, знаете ли! — Дороти поставила стаканчик на прилавок. — Если уж и ковбою нельзя доверять, так кому же можно?

Она резко повернулась и пошла прочь, но через несколько шагов остановилась и обернулась к Мэг.

— Спасибо, — с достоинством сказала она. — Вы частично восстановили мою веру в порядочность техасцев. — Она свирепо посмотрела на Джо Боба. — Но только частично!

Мэг тоже взглянула на Джо Боба и заметила его злобный взгляд. Ее пробрала дрожь. Она знала, что поступила правильно, но, может, нужно было сделать это как-то по-другому?

Городской оркестр Хеллс-Беллс не был бостонским симфоническим оркестром, да и фейерверк не мог тягаться с тем зрелищем, которое ежегодно устраивалось в бостонской гавани. Но никогда еще Мэг не получала такого удовольствия от празднования Дня независимости.

Сидя на траве, прислонившись спиной к дереву, она смотрела на Джесси. Он положил ей голову на колени, и, когда Мэг запустила руку в его густые волосы, ковбойская шляпа откатилась в сторону. Он выглядел довольным и спокойным, но она-то знала, что это не так: он спокоен ничуть не больше, чем она. Его напряжение передавалось ей с каждым прикосновением.

Один залп за другим разрывал воздух, фонтаны сверкающих искр расцвечивали темное небо.

Восторженные возгласы достигли своего апогея вместе с последним залпом, когда на небе появился национальный флаг Соединенных Штатов в окружении вращающихся колес и фонтанов, а рядом с ним — одинокая звезда Техаса. Зрители разразились аплодисментами.

И вот погасли последние искры. На мгновение воцарилась полная темнота, но потом ктото включил электричество. Свет залил парк и арену. Народ, сидевший на трибунах, толпой повалил к выходу.

— Поехали домой, а, Мэг?

На шее у нее забилась, запульсировала жилка. Наступил момент выбора. Повинуясь безотчетному желанию, она провела рукой по его губам. Джесси замер, но взгляда не отвел.

Она услышала свой голос:

— Да, Джесси, поехали.

Но была ли она готова к тому, что он имел в виду?

Сидя рядом с Джесси в кабине машины, мчавшейся сквозь жаркую техасскую ночь, Мэг задумалась. Да, он самый интересный мужчина из всех, кого я когда-либо встречала, никто и никогда так не привлекал меня. Да, это пытка — жить с ним под одной крышей и не позволять себе любить его.

Но разногласия слишком велики. Джесси — стопроцентный мужчина, живое воплощение ковбойской мечты, одинокий волк, которого преследует множество женщин. Таким он был всегда, и я не верю, что он изменился. Нет, для него никогда одна женщина не станет единственной. А я на это не согласна.

Я — Восток, он — Запад. Он порывист, а я сдержанна. Ему безразлично мнение других, а для меня это очень важно.

Различия слишком велики! Мэг выскочила из машины прежде, чем та окончательно остановилась, и Джесси догнал ее уже на ступеньках крыльца. Он поднял Мэг на руки и, распахнув ногой дверь, внес в дом.

Тяжело дыша, он на мгновение остановился на пороге. Потом решительно шагнул вперед и закрыл за собой дверь еще одним ударом ноги.

— Я соскучился по тебе, — хриплым голосом произнес он.

В доме было темней, чем на улице. В полной темноте все чувства усиливались во сто крат. Она ощущала его руки, с легкостью державшие ее, его грудь, которой касалась ее щека, бешеный стук собственного сердца.

— Джесси… — голос ее звучал испуганно и неуверенно, и она слегка отстранилась, упершись рукой ему в грудь.

В ответ он лишь крепче обнял ее.

— Не надо. Ничего сейчас не говори. Нам придется еще привыкнуть снова быть вместе. Подожди…

Его голос успокаивал, убаюкивал. Джесси поставил ее на ноги, но по-прежнему крепко прижимал к себе. Никогда еще ей не было так хорошо! Мэг тихонько застонала.

— Да, — прошептал он, — да, это так. Мы всегда чувствовали это, даже в самые трудные времена. Ты тоже помнишь. А я думал — забыла. Всякий раз, когда я касаюсь тебя…

Он поцеловал ее шею, висок, ухо. Его дыхание щекотало и возбуждало, и Мэг почувствовала, что все теснее прижимается к нему.

— Джесси, — выдохнула она, откинув назад голову и подставив шею его жадным поцелуям, — я… я не уверена, что нам следует это делать.

Он прижался губами к ее груди в вырезе сарафана и глухо засмеялся.

— Это неизбежно, — пробормотал он. — Ты — моя жена. И как я мог позволить тебе так надолго забыть об этом?!

Он выпрямился, и его губы снова обожгли ее поцелуем, поцелуем, который точно отражал ее чувства: отчаянное желание стереть прошлые обиды и горечь разлуки.

Джесси снова поднял ее на руки и внес в спальню, где ей снились сны, которые сейчас, похоже, становились явью. Он опустил ее на покрывало, украшенное узором из обручальных колец.

Мэг всей душой жаждала его любви, но ее пугала сила собственных чувств. Она знала, что он тоже хочет быть с нею вместе, но надолго ли? Ведь он не сказал ни единого слова о том, как относится к ней.

Джесси смотрел на нее, освещенную струящимся в окно лунным светом.

— Вот настоящий фейерверк! — произнес он хриплым от страсти голосом. — Даже миллион римских свечей не передадут тот восторг, который ты вызываешь во мне.

Как и ты — во мне, подумала Мэг, отбрасывая последние сомнения.

Мэг не знала, сколько прошло времени, знала только одно: стоило ему коснуться ее, как все в ней откликалось на его прикосновение.

— Дорогой, нам нужно поговорить. — Затаив дыхание, она обвила его шею руками.

— После. А сейчас… нам нужно выяснить… что будет, если я…

Позабыв о своих благих намерениях, она тут же отдалась во власть его губ, рук, сильного гибкого тела. Она сдалась, потому что любила его. Теперь наконец у них появился шанс. Он был преисполнен и страстью, и нежностью, а ее отчаявшаяся было душа с готовностью принимала нежность за любовь.

Много позже она сделала еще одну попытку:

— Джесси, давай поговорим…

Он зевнул и еще плотнее прижал ее к себе.

— А нужно?

Она рассмеялась, услышав жалобные нотки в его голосе.

— Да, нужно, — сказала она и, слегка смягчившись, добавила: — Не обязательно сейчас. Поговорим утром, ладно?

— Конечно, — согласился он с облегчением. — Если ты настаиваешь.

— Да, настаиваю. Обещаешь?

Джесси снова зевнул.

— Конечно, обещаю.

— Это очень важно.

Удовлетворенная его покорным бормотаньем, Мэг продолжала:

— Просто я совсем не готова… к тому, что мы вот так… Может, ты знал, что мы так или иначе… будем вместе. А я — нет. Но раз это случилось, то обратного пути уже нет. Теперь нам нужно подумать, как с этим быть. Знаешь, Джесси, у меня нет ни малейшего желания быть для тебя случайным эпизодом Я этого не перенесу!

Она напряженно ждала ответа, но его не последовало

— Джесс.

В ответ раздался тихий вздох. Джесси спал. И непонятно было, слышал ли он хоть что-нибудь из ее слов.

Она открыла глаза в совсем новом мире. Лежа неподвижно, вспомнила события вчерашнего дня и поймала себя на том, что улыбается.

— Джесси… — тихо позвала Мэг.

К ее разочарованию, она была одна. Но Мэг ничуть не удивилась, что он уже поднялся. Он всегда был ранней пташкой, а она никогда не упускала случая поспать подольше. Тут она услышала доносившиеся из кухни какие-то звуки и решила, что Джесси готовит завтрак или, во всяком случае, варит кофе. —

Снова улыбнувшись, она лениво потянулась и накрылась простыней до самого подбородка. Через несколько минут я посмотрю ему в глаза и признаюсь, что люблю его, мечтала она.

Я никогда не переставала любить его и буду любить всегда. Но он должен относиться ко мне с уважением, как и подобает относиться к жене, иначе я уйду от него. Я поступила так пять лет назад и, если понадобится, сделаю то же самое еще раз.

Только теперь это ни к чему. Прошлая ночь тому доказательство. Прошлой ночью… Мэг загадочно улыбнулась. То, что происходит между нами, называется любовью. Просто и ясно.

Что же я ему скажу, когда он придет меня будить? Выпалить все сразу или подождать, что скажет он? Она усмехнулась. Придется прождать целую вечность, пока он что-нибудь скажет. Джесси не любит выражать свои чувства. Может быть, имеет смысл…

Тут к дому подъехала какая-то машина и загудела. Мэг вскочила на колени и выглянула в окно возле кровати.

Джо Боб, черт бы его побрал! Мэг опустила занавеску и, нахмурившись, села на кровать. Время шло, но Мэг так и не услышала, чтобы машина уехала или Джо Боб вошел в дом. Она снова встала на колени и приподняла краешек занавески.

Джесси стоял возле пикапа, у окна водителя, и по его позе было видно, что он внимательно слушает. Джо Боб говорил не переставая, но Мэг ничего не могла разобрать. Что бы там ни случилось, ничего у него на этот раз не выйдет! — довольно подумала она.

Вот Джесси покачал головой и посмотрел в сторону дома. Она представила, как он говорит: «Не сейчас. Нам с Мэг нужно обсудить кое-какие важные вещи. Я обещал».

Мэг решила, что к тому моменту, как Джесси вернется в дом, она должна быть готова к разговору. Поэтому она быстро приняла душ и оделась. Выходя из ванной, она услышала, как Джо Боб заводит мотор, видимо собираясь отъезжать.

Бедняга Джо Боб, подумала Мэг, — стараясь быть снисходительной к потерпевшему поражение.

Она раздвинула занавески и увидела, как пикап разворачивается. Джо Боб посмотрел на окно, и взгляды их встретились. Он сделал непристойный жест, и машина скрылась из виду. Но Мэг успела заметить, что рядом с ним сидел Джесси.

Джесси даже не оглянулся.

Сначала она просто взбесилась.

Будучи практичной, как истинная дочь Новой Англии, она не могла позволить себе сделать то, чего ей хотелось: спалить дотла дом, а вместе с ним и свое унижение. Поэтому она с яростью принялась за уборку. Через каких-то полчаса руки ее стали шершавыми от едкого моющего раствора, разведенного в ведре, а глаза покраснели от копоти, летевшей от плиты. Во всяком случае, ей хотелось так думать.

Она драила ванну до того, что повредила на ней эмаль; она сломала ноготь, отчищая раковину в кухне; она вытряхивала коврики, и пыль летела ей в глаза, в рот и на волосы. А Джесси все не возвращался.

Он вернулся только в полдень.

Мэг сидела за столом, обхватив голову руками, когда услышала, как подъехала машина. Джесси вошел в дом, и она устало взглянула на него. Она хотела сохранять спокойствие и рассудительность. Она пыталась убедить себя в том, что у нее это получится.

Но когда Мэг увидела, что вид у него обеспокоенный, и роняла, что он отлично знал, как сильно она будет расстроена, все ее благие намерения тут же улетучились.

— Ты, жалкий, лживый… ковбой! — выкрикнула она в сердцах.

Он вздрогнул, как от удара.

— Послушай, подожди минуту, не срывайся с цепи…

— Минуту?! Я прождала несколько часов! — Она вскочила, упершись руками в стол. — Ты помнишь, что мы собирались поговорить с самого утра?

— Конечно, помню. — На его лице появилось знакомое непробиваемое выражение.

— Ну и что?

— Что — ну и что?

— Не слышу объяснений! — Она запустила руку в волосы и старалась сдержать дрожь. — Господи, я так и знала! Почему я только позволяю тебе так со мной поступать?

— Да погоди минуту! — Ответная злость исказила его черты. — У меня утро наступило в шесть пятнадцать. И я был здесь. А где была ты?

— Ты прекрасно знаешь — там, где ты меня оставил!

— Ну вот он я. Что так загорелось, я не понимаю?

Оба они стали кричать, и Мэг вдруг осознала, что после этой невероятной ночи они стали еще дальше друг от друга, чем раньше. То, что она ошибочно приняла за любовь, было всего лишь сексом, превосходным сексом, и ничем больше. Но ей этого было мало. Ее била дрожь.

— Сейчас меня интересует только Рэнди, — крикнула она срывающимся голосом. — Кроме него, я ни о чем с тобой говорить не буду, ни сейчас, ни потом!

— Ты это серьезно? — Он надвигался на нее, она отступала. — После этой ночи…

— Эта ночь была ошибкой, самой большой ошибкой в моей жизни! Избавь меня, пожалуйста, от унизительных воспоминаний.

Сердце ее было разбито, и она не замечала, что Джесси стоит как громом пораженный. Мэг рванулась в сторону, но он схватил ее за руку, не давая уйти.

— Теперь уже я хочу поговорить, — мрачно заявил он.

Даже испытав такое разочарование, как сегодня, Мэг не могла спокойно реагировать на его прикосновение. Она пристально посмотрела на удерживавшую ее руку Джесси.

— Да, — глухо сказала она, — нам нужно поговорить о Рэнди. Но сначала убери свою руку и никогда больше ко мне не прикасайся.

Он взглянул на нее так, словно она ударила его по лицу, но руку выпустил.

— Ты именно так ставишь вопрос?

— Да, и только так.

Он пожал плечами и повернулся к ней спиной.

— Ну так как, Джесси?

Он продолжал молчать.

— Я потрачу здесь еще одну неделю ради Рэнди — и уеду. Не хочу тратить попусту время и играть с тобой в глупые игры.

Сначала она даже подумала, что Джесси вообще не собирается отвечать. Но тут он заговорил, и от его голоса по спине у нее побежали мурашки.

— Глупые игры? Вот это ты точно заметила.

— Он не будет ходить в эту школу для маменькиных сынков, и точка!

— Это одна из лучших школ в стране, если не в мире. Он научится…

— Почему ты хочешь от него избавиться? Мне всегда казалось, что ты его любишь, но теперь у меня возникает вопрос…

— Да как ты смеешь! Это дневная школа, в центре Бостона! Он будет дома каждый вечер и все выходные. Он будет…

— Все свое время проводить в автобусах? Не выйдет!

— Его будет отвозить Харрис. И забирать — тоже. Ради Бога, Джесси…

— Что, дедушкин шофер? Понятно. Это школа не только для маменькиных сынков, но еще и для снобов, правильно? Он не будет ходить в такую школу, и покончим с этим!

— Нет, на Рождество он к тебе не поедет.

— Почему же — нет? Много он увидит в Бостоне у разукрашенной елки, распевая песенки за столом? Или чем там еще вы, аристократы, занимаетесь?

— Поосторожнее!

— Ну конечно, ведь мои предки не на «Мэйфлауэр» приплыли, а я — деревенщина. И не важно, что Таггарта дрались при Аламо.

— При Аламо и при падении с головы шляпы — как же, знаем… Все вы, техасцы, одинаковые. Вы считаете, что везде восточное Миссисипи слишком многолюдно и тесно, жить невозможно. Но это только убеждает меня в том, что вы-то и есть настоящие снобы! Во всяком случае, Бостон — цивилизованное место…

— Ты хочешь сказать, что Техас — нет? Осторожнее, Маргарет, ты зарываешься.

Так продолжалось два первых дня этой последней недели. Сорок восемь часов сплошного кошмара. На третий день Мэг была сыта по горло.

Иначе она никогда бы не отправилась в Хеллс-Беллс одна.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Мэг вовсе не собиралась заходить в салун. Просто так получилось. Она шла из «Техасской розы» — лавчонки с лекарствами и всякой всячиной — к своей машине, но, повинуясь внезапному порыву, распахнула створчатые двери салуна и плюхнулась на высокий табурет у стойки аляповатого бара.

Бармен (лицо его показалось знакомым), полноватый мужчина с загнутыми вниз усами, оторвал глаза от стойки, которую он тщательно натирал.

— Розовый вермут, пожалуйста, — объявила Мэг, выложив на стойку пакет, в котором лежали солнцезащитный крем и коробочка с ниткой для чистки зубов. — Я пропустила завтрак. У вас здесь кормят?

Бармен, похоже, растерялся.

— После шести, — сообщил он. — Как насчет шабли? Мы розовое вино не подаем, не больно-то оно надежное.

— Пусть будет шабли.

— У нас есть чипсы, — услужливо предложил бармен, откручивая колпачок бутылки.

Он огляделся в поисках подходящего бокала и извлек один из глубины полки.

— Попозже сюда заявятся пижоны, чтобы расслабиться, вот тогда мы и выставим съестное: вареные яйца, сосиски и еще что-нибудь.

Мэг заметила, что бокал пыльный. Поймав ее взгляд, бармен сполоснул бокал и протер полотенцем, которым только что полировал стойку. Затем налил вина и поставил бокал перед Мэг.

— Вы и впрямь будете пить это на пустой желудок, миссис Таггарт?

— Вы правы, не стоит. — Она вздохнула. — Возьму, пожалуй, чипсы. Вообще-то я зашла не за выпивкой, а просто так, посидеть. — И чтобы не возвращаться домой, добавила она про себя.

— Ну да, — понимающе кивнул бармен. — Нашим пижонам здесь тоже нравится.

Мэг понимала почему. Здесь все было именно так, как и должно быть в салуне на Диком Западе: от вычурного бара в викторианском стиле до картины на стене с пышнотелой обнаженной красоткой. В этот час в салуне было почти пусто. Парочка средних лет, похоже туристы, переговаривалась за столиком в углу, да еще пожилой мужчина, видимо местный завсегдатай, потягивал пиво в дальнем конце зала.

Бармен сорвал с прищепки пакетик с чипсами и послал его Мэг. Пакетик проехал по полированной стойке красного дерева. Мэг ответила улыбкой.

— Мы раньше не встречались? — спросила она. — Вы знаете, как меня зовут, а я что-то не припомню, чтобы…

— А чего вам помнить! Я Билли Воун. А тот оболтус, который чуть было не убился на празднике Четвертого июля, — это мой парнишка, Малыш Билли.

Он сердито нахмурился. Мэг почувствовала, что краснеет.

— Джесс немного хватил через край, — пробормотала она. — Извините, если он вас обидел.

Билли удивленно посмотрел на нее.

— Да какое там обидел! Еще повезло, что Джи-Джи оказался там. Знаете, он ведь вырос на моих глазах. Парень что надо… Только вот думаю, ему не больно-то понравится, что его жена потягивает винцо средь бела дня.

Пока Мэг приходила в себя от изумления, Билли отвернулся.

Пусть думает, что хочет. Один бокал вина — вряд ли это называется «выпивает». Я сказала правду: я пришла из-за атмосферы, а не за выпивкой. В салуне прохладно и тихо, а на улице жарко, как в адском котле. Кроме того, мы с Джессом здесь никогда не были, поэтому и воспоминаний никаких не возникает. Это уже само по себе большой плюс…

— Мэг!

От испуга Мэг расплескала вино. Обернувшись к двери, она увидела, что к ней приближается Лорел Андерсон.

— Привет, Лорел. — Мэг удивилась, но все же обрадовалась знакомому лицу. — Вот уж не думала тебя здесь встретить.

Лорел устроилась на табурете рядом с Мэг. Только с одной стороны длинной стойки бара стояли табуреты, а вдоль второй половины шла лишь подставка для ног, скорее всего как дань прошлому.

— У тебя все в порядке, дорогуша? — спросила Лорел сочувственно.

Мэг пришло в голову, что Лорел появилась здесь не случайно. Она нахмурилась.

— Конечно, в порядке. Ты за этим сюда пришла — меня проверить?

Лорел смутилась.

— Ну, что-то вроде этого, — призналась она. — Когда Донна зашла в магазин и сказала, что ты двинулась сюда…

— Ах, Донна!

— Ты ей нравишься, Мэг. Она рассказала, как ты бросилась защищать Шейна и других детишек, когда лошадь взбесилась. Она таких людей уважает. И я тоже.

Лорел поймала взгляд Билли и заказала себе пиво.

— Раз уж я здесь и у тебя все в порядке, тоже выпью чего-нибудь холодненького, а потом уж вернусь на работу, — радостно пояснила она. — Ну так как дела? Вы с Джи-Джи выглядели такой милой парочкой на празднике.

Мэг не знала, как быть. Ей очень хотелось поделиться, рассказать, что она не может понять собственного мужа. А с кем еще поговорить об этом, как не с Лорел, которая знает Джесси всю жизнь?

— По правде говоря, Лорел…

— Билли, Джо Боб велел передать тебе, что он и еще одиннадцать изнемогающих от жажды ковбоев уже на подходе.

Сьюзи Шерман распахнула створки двери и застыла, как бы давая возможность окружающим по достоинству оценить ее ковбойский наряд. Выглядела она как на картинке. Длинные платиновые волосы струились из-под белой шляпы, обтягивающие джинсы и сапоги тоже были белые. Ансамбль завершала рубашка из черного кружева, под которой, кроме самой Сьюзи, больше ничего не было. Ничем не стесненная пышная грудь была с готовностью выставлена для всеобщего обозрения.

Лорел тихо застонала и сквозь зубы пробормотала:

— Фу-ты ну-ты!

Мэг давилась от смеха.

— Может, она нас не заметит?

Не тут-то было.

— Мэг! Как… мило! — Сьюзи порхнула к стойке. — Билли, мне водки со льдом. Привет, Лорел. Не ожидала увидеть тебя здесь среди дня. А уж тебя-то, Мэг, и подавно. Вот так сюрприз! Джо Боб ничего не сказал о том, что ты с нами встречаешься.

Мэг отодвинула бокал с вином, так к нему и не притронувшись, и взяла со стойки пакет.

— Я ни с кем не встречаюсь. Просто зашла случайно, — (о чем глубоко сожалею), — и уже ухожу.

— Подожди хотя бы, пока я допью пиво! — Лорел подняла кружку и сделала большой глоток.

Сьюзи взяла стакан, поставленный перед ней барменом.

— Раз нужно идти, значит, нужно, — сказала она безразличным тоном.

Мэг соскользнула с табурета. Ей не хотелось, чтобы Джо Боб застал ее здесь. Совсем не хотелось. С каким удовольствием он сообщит Джесси, что его жена пьянствует средь бела дня!

Мэг страшно жалела, что зашла сюда. В этом городе негде скрыться, если ты носишь фамилию Таггарт, слухи здесь распространяются с быстротой лесного пожара. Едва только за ней захлопнулись двери, как уже полгорода знало, что Мэг Таггарт сидит в салуне.

Она старательно убеждала себя, что ее не волнует, узнает об этом Джесси или нет, а то, чем она занимается, его больше не касается, тем более если она не выходит за рамки приличия. Но она решила, что из уважения к его популярности не станет переходить грань, не станет причинять неприятности ни ему, ни себе, тем более по такому поводу. А уж встречи в баре с его лучшим другом, хоть и с таким поганцем, как Джо Боб, надо избежать любой ценой.

Поэтому Мэг схватила свой пакет и сумочку, желая только одного — исчезнуть.

— Рада была вас повидать, — пробормотала она, шаря в кармане в поисках мелочи, чтобы заплатить бармену. — Сколько с меня?

Шум в дверях приковал ее внимание, и она испуганно и смущенно подняла голову, чувствуя, что встречи с Джо Бобом не избежать.

Но она ошибалась. Впереди шумной и веселой компании шел Джесси Джеймс Таггарт.

Он сразу увидел Мэг, и между ними завязался напряженный разговор. Но лишь половина его — произнесенная вслух — была ясна окружающим, остальное же не предназначалось для посторонних.

— Привет, дорогая! Я и не знал, что ты сегодня будешь в городе. — (Какого черта ты сидишь здесь и напиваешься средь бела дня?!)

— Мне понадобилось кое-что купить. Я уехала вскоре после тебя. — (Если бы ты хоть когда-нибудь бывал дома, поблизости, ты был бы в курсе моих планов. Вечно ты шатаешься со своими дружками.)

— Старик Билли хорошо тебя принял? — (Не считая того, что теперь он начнет потчевать своих завсегдатаев байками о женушке ДжиДжи Таггарта.)

— Да, конечно. И Сьюзи с Лорел — тоже. — (Сьюзи-то знала, где ты, а вот я не имела ни малейшего представления. Как по-твоему, мне это приятно?)

— (Точно так же, как и мне, оттого что я встретил тебя здесь.) — Тебе заказать что-нибудь?

— (Ну, уж не надо, я же не пьяная! Всего один бокал вина, и то я к нему не притронулась!) — Я взяла себе пакетик чипсов, но не успела даже попробовать.

— Сейчас Билли выставит угощение для парней Джо Боба. Наверняка для тебя найдется что-нибудь получше, чем чипсы. — (Боюсь, правда, что ни супа из птичьих гнезд, ни фрикасе из комариных ножек не будет.)

— Не стоит беспокоиться. Я уже собиралась уходить. — (Выпусти меня отсюда, иначе я…)

Джесси перегнулся через стол, за который они пересели, чтобы хоть как-то уединиться. Он накрыл ее руку своей и показался ей совершенно беззащитным.

— Подожди. — Казалось, это слово вырвалось у него против воли. — Останься. Я согласился помочь Джо Бобу с его пижонами, поскольку ты не хочешь со мной разговаривать. Сейчас мы по крайней мере хоть как-то разговариваем.

Мэг посмотрела на их руки, лежащие на столе. Она машинально повернула свою руку ладонью вверх, и их пальцы переплелись.

Да, он прав, последние дни были ужасными. Что плохого, если она задержится на несколько минут? Вокруг люди; лучше уж здесь, чем дома одной. Она вздохнула.

— Хорошо, — сказала она сухо. — Останусь ненадолго. Я бы с удовольствием съела что-нибудь. Спасибо, что предложил.

Улыбка осветила его лицо — и все вокруг.

Джесси не отходил от нее ни на шаг, и даже Джо Боб не уговорил его рассказать доверчивой публике парочку небылиц. Лорел допила пиво и вернулась на работу, а Джесси и Мэг остались.

По обоюдному молчаливому согласию они избегали затрагивать взрывоопасные темы. Говорили о погоде, об отсутствии дождей, о салате, который Мэг приготовила вчера на ужин. И не вспоминали ни о сложности их отношений, ни о том, что спят врозь, ни о сыне.

Кто-то опустил монету в музыкальный автомат, и Джесси предложил:

— Пойдем потанцуем.

Мэг протянула ему руку, но тут же отдернула. Она смотрела во все глаза, пытаясь понять, что у него на уме. Тут к ним подлетела Сьюзи и спросила вкрадчиво:

— Ты не против, если я украду твоего красавца мужа всего на один танец?

Мэг была очень даже против.

— Извини, — сказала она и взяла Джесси за руку.

Лицо его расплылось в улыбке, которую она так любила, и он повел ее на маленькую танцевальную площадку в конце зала. На Сьюзи он даже не взглянул.

Ни с кем Мэг не танцевала так, как с Джесси. Это началось с того самого первого их танца в Эспене. Нельзя сказать, что он был блестящим, виртуозным танцором, просто у них было одинаковое чувство ритма и двигались они слаженно. Он с легкостью и природной фацией вел ее в танце, а она следовала за ним. Во время танца между ними возникало взаимопонимание, не требующее слов.

Поддавшись настроению, Мэг почувствовала, что напряжение исчезает, но ему на смену приходит другое, куда более опасное чувство.

— Смена партнеров! Давайте, быстро, меняемся партнерами!

Мэг очнулась. Она и не заметила, что танцевала с закрытыми глазами, прижавшись щекой к плечу Джесси. Хриплый голос Джо Боба ее отрезвил. Она не успела даже возразить, как тот сгреб ее в охапку, а Сьюзи обвила руки вокруг шеи Джесси.

Мэг поймала недовольный взгляд мужа, но тут Джо Боб так сжал ее в своих медвежьих объятиях, что едва не сломал ребра. Он быстро повел ее на другой конец площадки, ни на миг не ослабляя хватки.

— Мне нечем дышать!

В конце концов Мэг удалось протиснуть руки и толкнуть его в грудь. Но Джо Боб не сдавался. Он быстро оглянулся, и Мэг посмотрела туда же.

Сьюзи, с мечтательным выражением на размалеванном лице, буквально повисла на Джесси. А тот, похоже, танцевал с опаской. Но сколько нужно осторожности, когда к тебе липнет полуголая красотка!

— Жаль, что я не знала, — промямлила Мэг.

— Чего не знала, дорогуша? — Джо Боб еще несколько раз крутанул ее в танце.

Какой ты поганец! — подумала Мэг, а ему сказала первое, что пришло в голову:

— Что вы сюда заявитесь.

— Да уж, твой старик был порядком удивлен, увидев тебя здесь, — радостно заметил Джо Боб.

— Мой муж, а не старик. Не называй его так.

— Прости, Мэгги. Как его ни назови, а у вас все-таки занятная семейка. Он глазам своим не поверил, увидев, как ты напиваешься в разгар дня.

— По правде говоря, мне нравится выводить его из себя. — (Нет никакого смысла объясняться с этим шутом.)

— Вот именно, Мэгги, сердце мое, именно этим ты и занимаешься.

Музыка кончилась, но так сразу он ее не отпустил.

— Слышал, ты в скором времени возвращаешься в Бостон.

Мэг остолбенела. Неужели Джесси обсуждал с Джо Бобом их личные дела?

— Возможно, — проговорила она ледяным голосом. — А почему ты спрашиваешь?

Он пожал плечами, но взгляд его стал еще более цепким.

— У меня на ранчо в субботу вечером будет большой пикник. Ты меня очень уважишь, если придешь.

— Да ты шутишь!

— Смотри, как знаешь. Джи-Джи обещал быть.

— Нет!

Как ошпаренная, она вырвалась от Джо Боба. Значит, в их последний день Джесси собирался пойти куда-то один? Из этого можно сделать вывод, как он к ней относится.

Джо Боб бросил многозначительный взгляд в сторону Джесси, с головой ушедшего в беседу с белокурой стервочкой.

— Вот что, мадам! Джи-Джи был моим другом еще тогда, когда о твоем существовании и понятия не имел, он останется моим другом, когда тебя уже… — Он осекся, испугавшись, что зашел слишком далеко. — Ладно, не хочешь — можешь не приходить. Только не говори, что я тебя не приглашал.

Он хотел увести ее с танцевальной площадки, но Мэг осталась стоять на месте.

— К чему это ты клонишь? Я знаю, ты злишься, что я испортила твою шутку с «чили» там, на празднике…

— С чего бы это я стал злиться из-за такой ерунды?

— Действительно, не с чего. А разве не изза этого на следующий день ты заявился с утра пораньше и утащил Джесси?

— Надо же такое придумать!

Джо Боб, казалось, был возмущен таким предположением, но Мэг ему не поверила.

— У меня бы лошадь сдохла, как пить дать, если бы Джесси не помог ее вытянуть…

Он замолк и уставился на Мэг. Она невольно улыбнулась. Так, значит, Джесс помогал Джо Бобу с лошадью? Тогда какого черта он не сказал?

Джо Боб криво усмехнулся:

— А ты и не знала?

— Нет.

— Два — один в мою пользу.

Когда Джо Боб грузил свою ораву в автобус, чтобы возвратиться на ранчо, Джесси отказался ехать с ними.

— Я поеду домой с Мэг, — заявил он, хотя об этом у них и речи не было. — Завтра заеду за лошадью.

Джо Боб был явно разочарован, но не мог ничего возразить, чтобы не выглядеть капризным ребенком. Зато за Сьюзи дело не стало.

— Увидимся в субботу вечером, на пикнике, — промурлыкала она.

Джесси пожал плечами.

— Я не забуду твои слова, — нежно произнесла Сьюзи и так глубоко вздохнула, что ее грудь четко проступила под черным эластичным кружевом.

Мэг с раздражением смотрела, как Сьюзи, покачивая бедрами, направилась к выходу. Джессу пора бы уже знать, что подобные ситуации требуют разъяснений. Вот только снизойдет ли он до этого? А я — стану требовать объяснений? Или ласково его спрошу? Или начну умолять?

Джесси вздохнул:

— Опять у тебя такое выражение лица…

— Какое? — спросила она сквозь зубы.

— Что-то вроде: «ты мне за это заплатишь».

Он отодвинул стул и встал.

— Я готов заплатить, но только за ужин. Пойдем чего-нибудь перехватим в «Аламо».

В противном случае, как она понимала, придется возвращаться домой. А там они или будут ругаться — что неприятно, или не будут ругаться — что небезопасно.

В общем, предложение пойти в «Аламо» показалось ей удачным.

Официантка убрала тарелки и подала кофе.

Мэг вздохнула и виновато улыбнулась Джесси.

— Я объелась, — призналась она. — Но все было так вкусно!

— Да, здесь знают толк в бифштексах.

Джесси бросил в чашку ложку сахара и стал размешивать. На Мэг он не смотрел.

— Я был… немного удивлен, встретив тебя в салуне у Билли.

— О, ради Бога! — Мэг в раздражении откинулась на спинку стула. — Не волнуйся, я отнюдь не злоупотребляла алкоголем. А что касается сюрпризов, так до твоего прихода я и знать не знала, что ты помогаешь Джо Бобу нянчиться с этими пижонами.

Он нахмурился.

— Не заводись. Просто мне самому хотелось сводить тебя к Билли. Как я понял, тебе нравятся такие места, со всякими старинными штучками и атмосферой Дикого Запада. Там, конечно, не все так выдержано в стиле, как в Шоудауне, но все-таки свое очарование есть.

Немного успокоившись, она сидела и вертела на блюдце кофейную чашечку.

— Меня почему-то потянуло туда, наверное, потому… — она искоса взглянула на него, — потому что не хотелось возвращаться домой. Не знаю, как ты, а я уже порядком устала.

— Вот именно! — Он удрученно кивнул. — Мэг, что мы делаем друг с другом? Ты меня довела до того, что я перестаю понимать, что я и где я.

— Вот это новость! Уж ты-то ведешь себя так, как будто всегда знаешь, что делаешь, хотя и не считаешь нужным поделиться этим со мной.

— Надо же! — Он смотрел на нее вызывающе. — Что ж ты тогда за меня пошла, раз мне так не хватает утонченности? Мне иногда кажется, что мой невозмутимый братец-законник тебе подходит больше, чем я!

— Я познакомилась с вами одновременно и выбрала тебя!

— А почему так получилось? — в упор глядя на нее, спросил Джесси.

— Ты и сам знаешь, — глухо отозвалась она.

— Черт побери! Раньше думал, что знаю. Но теперь я ни в чем не уверен. — Он снова плюхнулся на стул и повторил в глубокой задумчивости: — Так почему же ты за меня вышла?

— Потому что, едва тебя увидев, я поняла, что такое любовь с первого взгляда, — выпалила она. — Послушай, Джесси, всего за две недели что мы могли узнать друг о друге? — Руки ее дрожали, и, чтобы как-то унять дрожь, она сжала их в кулаки. — Во всем виноват ты. — В ее голосе зазвучали обвинительные нотки. — Это ты сделал мне предложение. Бун пытался тебя отговорить, но ты, наверное, об этом не любишь вспоминать. Это мне надо спрашивать — почему. Так почему ты это сделал, Джесси? Почему ты на мне женился?

Он тяжело вздохнул и закрыл глаза, словно пытаясь что-то вспомнить.

— Мне казалось, я знал, что такое страсть. А встретив тебя, я понял, что ни черта до этого не знал. Я хотел тебя так сильно, что у менязубы сводило. Мне казалось, что так будет вечно. А ты была слишком молодой, слишком избалованной и упрямой.

— Мне было двадцать лет, и замуж я не собиралась. — Она пристально смотрела на остывающий в чашке кофе. — Допустим, я была немного избалованна, но что касается упрямства, так этому я могла бы поучиться у тебя.

— Возможно, ты так и сделала. Значит, ты чертовски способная ученица.

— Что, плохой кофе, Джи-Джи?

Они ошарашенно уставились на возникшую рядом с Джесси официантку. В руках она держала кофейник.

— Нет, все в порядке. Просто мы разговариваем.

— Можете не торопиться. — Официантка улыбнулась и отошла.

Джесси взял чашку, отхлебнул и продолжил, словно их и не перебивали:

— Я тоже не был образцом зрелости в свои двадцать четыре. Просто я думал, что мы оба повзрослеем и что вместе нам будет легче. А когда ты ушла…

У Мэг перехватило дыхание, и она не сразу смогла ответить. Наконец она прошептала:

— Ты же знаешь, почему я ушла.

— Да, но долгое время мне казалось, что должна быть еще какая-то причина. Это было так глупо.

— Только не для меня.

— Неужели ты думаешь, что я не понял в конце концов? — Казалось, он совершенно вышел из себя. — Но тогда я ждал, что скоро ты одумаешься и вернешься домой.

— А я ждала, что ты одумаешься и приедешь за мной.

— Я ни перед кем ползать не стану, Мэгти. Даже перед тобой.

Его мрачный вид говорил о том, что они снова зашли в тупик.

— Мне не нужно было, чтобы ты унижался, — медленно проговорила она. — Меня огорчило, что ты даже не сделал попытки к примирению.

— А что ты заявила, когда я появился на пороге вашего дома в Бостоне?! — возмутился он.

— Поскольку прошел целый год и ты хотел видеть своего сына, а не жену, я назвала это плевком в лицо.

Он с шумом втянул воздух.

— Ну если так… может быть… Я тебя понимаю. — Он криво усмехнулся. — Но в качестве оправдания должен напомнить, что три месяца — из того года я провалялся в больнице.

Мэг и понятия об этом не имела. И даже теперь, несколько лет спустя, услышав об этом, она похолодела от испуга.

— Я этого не знала. — Она старалась говорить как можно спокойнее. — Что с тобой случилось?

Он как-то неуклюже ссутулился.

— Меня сбросила лошадь.

— Как?

— Через ограду загона.

— Ты мог бы мне сказать. Если бы я знала…

— Ну хватит! — Губы его сердито сжались, глаза горели. — Я не хотел, чтобы ты вернулась только из-за этого. Все дело в том, что после твоего ухода я… ни на чем не мог сосредоточиться. Я был точно контуженный,

— Мне очень жаль.

— Меньше всего я нуждаюсь в сочувствии.

— Тогда — я очень рада! Обидно только, что эта лошадь не смогла тебе вправить мозги!

Они смотрели друг на друга: она — в бешенстве, он-в изумлении. Но туг они, похоже, одновременно осознали глупость всего происходящего, и Джесси расхохотался. После минутного замешательства Мэг рассмеялась вслед за ним. Наконец она откинулась назад и вытерла глаза кончиком салфетки.

— По-моему, мы готовы спорить даже о том, сделана луна из зеленого сыра или нет, — с грустью заметила она.

Он улыбнулся:

— Это уж точно.

— Все, больше не могу.

Она бросила салфетку на стол и только теперь заметила маячившую в стороне официантку.

— Посмотри, все уже ушли. Похоже, они собираются закрываться.

— Ну что, домой? — Джесси с надеждой посмотрел на нее.

Мэг удивилась. Куда же еще им было идти? Но она догадалась, что под словом «домой» он подразумевал нечто большее, чем просто дом.

Мэг была уверена, что Джесси уже спит. Иначе она и шагу бы не сделала из своей комнаты. Но ночь была душной и жаркой, а мысль о стакане сока или содовой — слишком заманчивой.

Она тихонько спустилась вниз. Оборка длинной ночной рубашки путалась у нее в ногах. Полдня и весь вечер она провела в помещении с кондиционером, и после этого духота старого домика казалась еще более невыносимой. Она уже приготовилась к тому, что, когда они приедут домой, Джесси не оставит ее в покое. Но поскольку ничего подобного не произошло, она растерялась, хотя и вздохнула с облегчением. Когда Мэг решительно заявила, что собирается идти спать, он посмотрел на нее долгим испытующим взглядом, а потом сказал, что намерен сделать то же самое. Вот и все.

Мэг на ощупь добралась до холодильника и открыла дверцу. Достав коробку с апельсиновым соком, она толкнула дверцу и повернулась.

За кухонной стойкой кто-то стоял. Мэг испуганно вскрикнула. Коробка сока выпала из онемевших рук.

— Эй, ты что? Это же я! — раздался голос Джесси.

Мэг охнула, прижав руку к груди. У нее бешено колотилось сердце. В тот же миг Джесси оказался рядом и обнял ее.

— Как ты меня напугал! — обиженно сказала она, с невероятной остротой почувствовав прикосновение своих рук к его обнаженной груди. Отчего же у нее так колотилось сердце?

— Прости, малышка.

Его рука скользнула по ее волосам, он смотрел ей прямо в лицо.

— Ты же знала, что я…

Конец фразы утонул в поцелуе. Застонав, Мэг поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. Она почувствовала, что теряет над собой контроль. Ничего больше не существовало, кроме этого мужчины рядом.

Он исступленно целовал ее губы, глаза, лицо. Каждое его прикосновение обещало нечто большее. Постепенно его поцелуи стали более уверенными и нежными. Он взволнованно гладил ее бедра и мял в руках складки ее рубашки.

— Я скучал по тебе, — тяжело дыша, сказал Джесси. — Мне уже показалось, что ты передумала.

— П-передумала?

Опьянев от возбуждения, она была как в тумане. Он обхватил ее за талию и прижал к себе.

— Насчет нас. Насчет сегодня.

— Сегодня… — с трудом успокаивая неровное дыхание, она пыталась сообразить. — Сегодня… может, что-то и было… Но это вовсе не значит, что ты можешь воспользоваться удобным случаем…

Она почувствовала, как он замер и отодвинулся.

— Что ты несешь?

Ей надо было каким-то образом взять себя в руки и оторваться от него, вырваться из его волнующих объятий.

— Я не собираюсь с тобой спать! — завопила она. — То, что случилось четвертого, былобыло ошибкой!

Она оттолкнула его руки и отступила назад. Ей нужно было на что-то опереться, и она вцепилась руками в кухонную стойку.

Джесси чертыхнулся. Отчетливо послышались в темноте шаги. Резкий свет залил комнату. К ней приближался Джесси, в одних джинсах. На его груди перекатывались мускулы, руки были сжаты в кулаки. Он остановился прямо перед ней.

— Хочешь сказать, ты не знала, что я буду тебя здесь ждать?

Она прижимала к жесткой стойке руки, которые еще помнили тепло его упругого тела.

— Откуда мне было знать? Было жарко, и мне захотелось пить…

— Да, тебе жарко, и еще ты возбуждена, милая леди. Почему бы тебе в этом не признаться?

От смущения у нее горели щеки. Она подняла голову и сказала:

— Потому что так нельзя.

— Ведь мы женаты! Почему же нельзя?

Она покачала головой, пытаясь сдержать наворачивавшиеся на глаза слезы.

— Это чистая формальность. Пора это понять. Листок бумаги еще ничего не значит. Семья — это долг и… и любовь.

Он застонал.

— Мэгги, перестань. Ты — моя жена, и я хочу…

— Знаю, чего ты хочешь! — Она отступила на два шага, скрестила руки на груди и продолжила: — Так вот, для этого тебе придется поискать кого-нибудь другого, что, впрочем, не так уж и сложно. Ты ведь знаешь, где искать!

Она рванулась прочь, но его отчаянный крик настиг ее:

— Вот тут ты права! Ты даже себе не представляешь, как права!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Мэг на ощупь пробралась в спальню и в темноте ударилась ногой о край кровати. От боли у нее хлынули слезы, которые она так долго пыталась сдержать. Съежившись, она опустилась в кресло-качалку. Ее охватило чувство полнейшей безнадежности.

Она в прямом смысле слова бросила его в объятия другой женщины. Какой мужчина, доведенный до такого состояния, сможет преодолеть искушение?

Хлопнула входная дверь. Вскочив, Мэг подлетела к окну и отодвинула занавеску. В серебристом свете луны она увидела широко и решительно шагающего Джесси. Не оглядываясь, он вскочил в кабину пикапа, завел машину и уехал.

Мэг тяжело вздохнула и задернула занавеску. Да пропади он пропадом! Если он думает, что я буду сидеть здесь всю ночь и переживать, пусть думает себе на здоровье!

От шума мотора во дворе Мэг резко подскочила. В какой-то момент этой бесконечной ночи она все-таки задремала. Наступило утро, и яркий солнечный свет струился сквозь занавески.

Она поспешила к окну и выглянула наружу. Во дворе рядом с пикапом стоял Джесси. Он зевнул и потянулся. Куртка из грубой ткани стесняла его движения.

Где он пропадал всю ночь?

Мэг резко отвернулась. Злость и обида накатили на нее с новой силой. Совершенно ясно: он был на ранчо у Джо Боба. Вопрос только в том, кто еще там был, кроме самого хозяина?

Мэг пошла в ванную, склонилась над раковиной и ополоснула лицо холодной водой. Спросить его она ни о чем не могла, поскольку сама буквально велела ему поискать утешения где-то в другом месте. Ей так хотелось, чтобы он сам что-то рассказал. Она бы поверила чему угодно, пусть даже это неправда. Но было ясно, что скорее мир перевернется, чем он скажет хоть слово.

У нее остался единственный способ восстановить свою хрупкую оборону — быть сдержанной и вежливой. Никакого проявления эмоций, никакого раздражения. Жесткий самоконтроль.

И это пройдет, уговаривала она себя, вставая под горячий душ. Сегодня среда, а в воскресенье я уеду, несмотря ни на что. Я смогу это сделать! Или не смогу?

Вскоре она убедилась, что и Джесси без чьей-либо помощи пришел к такому же решению.

— Отличный ужин, Мэг. Ты чертовски вкусно готовишь.

— Спасибо, Джесси. Приятно слышать. Возьми, пожалуйста, еще кусочек цыпленка.

— Нет-нет. Я уже съел три, а ты только одно крылышко. Возьми сама.

— Мне хватит. А если ты не доешь, мне придется выбросить.

— В таком случае — с радостью повинуюсь. И еще, Мэг…

— Что?

— Сегодня посуду мою я.

— Это совсем не обязательно.

— Нет, я настаиваю.

— Тогда я с удовольствием уступаю.

Вот только удовольствия никакого не было. Так думала Мэг, укладываясь спать несчастная и голодная. Ей казалось, что она, как выразился бы Том Ти, сама себя наказала.

— А что нужно Рэнди?

Мэг испуганно подняла глаза. Она сидела на берегу ручья с книжкой в руках, смотрела на белочек, сновавших вверх и вниз по стволу ближайшего дерева, и старалась ни о чем не думать. Как подошел Джесси, она даже не услышала.

— Думаю, то же самое, что и любому другому семилетнему ребенку. Последнюю видеоигрушку, шоколадный торт каждый день на обед и…

Джесси присел на корточки рядом с ней

— И маму с папой? — предположил он.

Она молчала, глядя на яркую обложку книги, лежавшей у нее на коленях.

— Н-нет. Многие его приятели живут в неполных семьях.

— Это еще не значит, что так и должно быть.

Пораженная его менторским тоном, Мэг бросила на него косой взгляд. Лицо Джесси выражало спокойствие, но губы сжались.

— Да, — согласилась она, — это не значит, что так должно быть.

— Тогда что ему нужно еще?

— Вот что нужно мне — так это не иметь дела с тобой, — уклонилась она от ответа. — Ты опять будешь говорить, что я тебя упрекаю

— Я задал вопрос.

— Да, задал. — Она тяжело вздохнула. — Думаю, Рэнди хотел бы видеться с отцом почаще, а не только по особым случаям. — Она торопилась высказаться, не давая ему вставить хоть слово — Я все ему объяснила, Джесси. Правда. Я не валила все на тебя.

— И что же ты ему объяснила?

— Что мы разошлись по обоюдному согласию и что…

— Постой, Мэг. Ты говоришь — по обоюдному согласию?

— А разве нет? — Она нахмурилась. — Я ему объяснила, что мы его любим и желаем ему только добра и что мы всегда будем рядом. Только мы не часто будем рядом все вместе Мне кажется… кажется, он все понимает.

— Интересно, как? Мы и сами-то не понимаем. — Джесси тяжело вздохнул и устало покачал головой. — Похоже, то, что лучше для мальчика, хуже для нас.

Мэг с горечью подумала, что о примирении Джесс и не заговаривает, даже не предполагает такой возможности. Но ответила спокойно:

— Он всего лишь ребенок и не сознает, что лучше иметь двух счастливых родителей, живущих врозь, чем одну несчастливую семью.

— Живущих врозь и счастливых? Пра-авильно. — Глаза Джесси сузились. — Похоже, ты это хорошо обдумала.

Да, конечно, она думала. И до, и после приезда в эту камеру пыток на техасских холмах.

— Здесь больше нечего делать, — сказала Мэг с безразличным видом и, отряхнув джинсы, встала. — Пойду, пожалуй, приготовлю лимонада. Ты не хочешь?

— Я бы предпочел прямой разговор. — Джесси тоже поднялся. — Мэг, а сам Рэнди хочет в эту заумную школу?

Мэг уже собралась уходить, но задержалась. Он отец ребенка и имеет право знать.

— Нет, — помедлив, ответила она. — Надо же было что-то попробовать. Я делаю для него все, что могу. Я не устраиваюсь на постоянную работу, чтобы быть посвободнее. У меня для Рэнди всегда находится время, но этого, видимо, недостаточно.

Ее сбивчивые слова шли от самого сердца. Может, надо было сказать ему все это давно, но она боялась. Она и теперь боялась. Чего? Что он сочтет ее плохой матерью и она потеряет свои преимущества в праве на воспитание Рэнди.

У Джесси был хмурый вид, но говорил он спокойно и мягко:

— Почему ты раньше не говорила со мной об этом?

— Не могла.

Мэг медленно направилась в сторону дома, Джесси последовал за ней.

— Я думала, что у него просто переходный период, что пройдет время и все встанет на свои места. — (Я по глупости думала, что и у нас со временем все определится. Как могла я позволить собственному ребенку барахтаться в том же водовороте, который поглотил нашу семейную жизнь?!)

Она резко развернулась и смотрела ему в глаза, надеясь хоть на какое-то понимание с его стороны.

— Я говорю с тобой сейчас. Помоги мне. И Рэнди. Если ты считаешь, что эта школа не годится, найди лучшее решение.

Джесси смотрел на нее ясным взглядом, но было видно, что он обдумывает какой-то вариант. Он хотел было что-то сказать, потом передумал и покачал головой.

Она горько рассмеялась:

— Не так-то просто, да?

— Не так уж и трудно, — парировал он. — У меня есть два предложения, но ни одно из них тебе не понравится.

Холодок страха пробежал у нее по спине, и Мэг поспешно отвернулась от Джесси

— В таком случае я не хочу слушать.

— Мэг, ты должна выслушать.

— Не вижу смысла.

Она открыла дверь черного хода и вошла в кухню.

— Я не хочу с тобой воевать, Джесси. Я изо всех сил стараюсь вести себя разумно. Мне казалось, что и ты тоже.

Он кивнул в знак согласия, сел за стол и стал смотреть, как она готовит лимонад.

— Мэг, Рэнди нужно больше времени проводить с отцом. И я тоже хочу побольше бывать с ним.

— Неужели? — Она вскинула голову и удивленно смотрела на него. — Ты хочешь сказать, что… — она с трудом переводила дыхание, — ты бы хотел чаще приезжать в Бостон?

— Вот уж нет! Первый вариант: Рэнди приезжает ко мне, живет на ранчо в Шоудауне, ходит в школу с нормальными детьми…

— Ходит в школу в Техасе? Никогда!

— Не горячись. Я же сказал, это один вариант.

— Это невозможно, Джесси. — Мэг трясло так, что она выронила из рук лимоны и те покатились на пол. — Я бы этого не вынесла. Он — все, что у меня есть, я его люблю больше…

— Я тоже его люблю. А мальчику нужен отец не меньше, чем мать Рэнди нужен я, а мне… — в этот момент Джесси выглядел совершенно беззащитным, — мне нужен он. Есть еще и другой вариант.

— Хватит, замолчи.

Она взмахнула руками, словно собираясь дать ему отпор, хотя он даже не двинулся с места. Она представила себе этот «другой вариант»: развод, борьба за опекунство, горечь, переходящая в ненависть. Ну уж нет.

— Еще одно слово — и я немедленно уезжаю, — выпалила она в сердцах. — И до конца жизни не скажу тебе больше ни слова. Клянусь!

— Ты этого не сделаешь.

— Хочешь проверить?!

Они уставились друг на друга Казалось, прошла целая вечность. Наконец Джесси поднялся со стула.

— Мы поговорим, когда ты успокоишься.

— Я не собираюсь успокаиваться. И не собираюсь больше думать об этом и тратить зря время.

На самом деле это означало, что ни о чем другом она и думать не может

— Отличный пирог.

— Ничего особенного. Из готового теста.

— И начинка отличная Моя любимая, из тыквы.

— Да? Я думала, ты любишь яблочную.

— Яблоки — на втором месте, а на первом — тыква

— Понятно. Только начинка тоже готовая.

— Неужели? Значит, не ты положила все это на сковородку и поставила в духовку?

— Вот это сделала я.

— У тебя отлично получилось. Можно еще кусочек?

Субботним утром Джесси отправился кататься верхом, а Мэг неприкаянно бродила по дому.

Завтра возвращаюсь домой, напоминала она самой себе. Нужно продержаться.

Пока что им удавалось искусно изображать учтивость по отношению друг к другу. Но прежде чем она уедет, ей придется покончить с учтивостью и поставить на повестку дня вопрос, которого она так долго избегала: о разводе. Едва эта мысль возникала, Мэг тут же отгоняла ее от себя, иначе можно было свихнуться.

Она прочла все книжки, которые взяла с собой, причем любимые — по нескольку раз. Здесь не было ни телевизора; ни телефона. Ей приходилось рассчитывать только на свои силы, и теперь она поняла, насколько они ограниченны.

К счастью, она вспомнила о чемоданчике с письмами, перевязанными поблекшими ленточками. Мэг достала первое письмо и расправила листок на столе, жесткая бумага хрустела в руках. Она принялась читать.

Джонс, Техас, 26 августа 1875

Дорогая моя Диана!

Я взялся за перо, чтобы сообщить Вам, что наша непредвиденная и случайная встреча 2 — го числа несказанно обрадовала Вашего покорного слугу. Я опять появлюсь в Сан-Антонио в следующем месяце по делам ранчо и надеюсь увидеться с Вами без предварительного приглашения.

Ваш новый и верный друг

Джеймс Таггарт

Сан-Антонио, Техас, 2 октября

Уважаемый мистер Таггарт!

Минуло почти две недели с того злополучного эпизода с мистером фредди Темплтоном. За это короткое время Вы засыпали меня письмами (их было одиннадцать) и цветами (пять букетов), не говоря уже о трех коробках конфет, к которым я не притронулась, дабы сохранить здоровье. Прошу Вас, мистер Таггарт, пожалейте меня, мою семью, почтовых рассыльных, а также несчастных торговцев, обиженных моим отказом принять Ваши оскорбительные подношения. Немедленно перестаньте, иначе я буду вынуждена передать это дело в руки моего отца, юриста. Уверена, что в глубине души Вы понимаете: пропасть, разделяющая нас, слишком велика, чтобы искренняя дружба смогла перерасти в нечто большее.

Остаюсь опечаленная мисс Диана Линдсей

11 октября

Драгоценная моя Диана!

Я весьма внимательно прочел Ваше письмо от 2 — го октября и понял, что не могу поверить Вашему напускному равнодушию, памятуя о том, что произошло на веранде в некий день и час. Видимо, моя вина, что я не прояснил серьезность своих намерений. Пусть Вас не пугает перспектива покинуть так называемые удобства цивилизации! Счастье — это нечто большее, нежели унылые будни благовоспитанного общества. Как только я улажу дела на ранчо, тотчас же приеду за Вами, и Вы станете моей женой, поскольку Вы есть и всегда будете моей единственной любовью.

Любящий и преданный Вам

Джеймс

А где же ответ Дианы? Наверняка где-то здесь. Но в следующем конверте оказалась не представляющая интереса светская записка от миссис Джей Смит, датированная ноябрем 1889 года: что-то по поводу неожиданной встречи в опере в Сан-Франциско. Мэг взяла другой конверт и, пробежав глазами первые строчки, вздохнула с облегчением. 25 октября Сэр!

Вы не только не должны писать, но даже говорить и думать о подобных вещах! Я написала Вам два письма, но не смогла их послать, поскольку одно было слишком резким, а другое — слишком мягким и они не выражали в полной мере моих подлинных чувств. Теперь мне необходимо соблюдать осторожность, и я ставлю Вас в известность, что мистер Фредди Темплтон, которого Вы, вероятно, помните, просил моей руки, дабы соединиться священными узами брака. Я обещала дать ему ответ в День Благодарения. Прошу Вас впредь соблюдать приличия и избегать необоснованных намеков на невинные проступки с моей стороны. Я не оставляю за Вами никакого права думать о Вашем возможном будущем со мной, поскольку я не буду играть в Вашей жизни никакой роли. Заклинаю Вас, мистер Таггарт, поступить разумно.

Искренне Ваша мисс Линдсей

10 ноября

Дорогая и любимая Диана!

Ваше письмо от 25 — го числа, полученное мною неделю назад, привело меня в отчаяние, что, возможно, не столь очевидно по причине моего запоздалого ответа. После долгого размышления я пришел к выводу, что Вы испытываете меня. Тем не менее я намерен появиться на пороге Вашего дома накануне Дня Благодарения и добиться благосклонности Вашего отца. Если Вы не доверяете чрезмерной пылкости моих чувств, памятуя о том, что в обществе друг друга мы провели совсем немного времени, то могу Вас заверить, что Вы ошибаетесь. Между нами образовалась некая связь, и только смерть может ее разорвать. Я почувствовал это, едва увидев Вас, и был ошеломлен.

Предупреждаю Вас, моя милая девочка. Вы будете моей. И знайте на будущее, что мужчины в семействе Таггарт хранят верность до самой смерти. Моя любовь к Вам неизменна и неизбывна. Вы станете моей женой.

Остаюсь навечно Ваш

Джеймс

Мэг перевела дыхание, от волнения у нее дрожал подбородок. «Мужчины в семействе Таггарт хранят верность до самой смерти». Это — раньше. А теперь? У Мэг комок стоял в горле. «Связь, существующую между нами, может разорвать только смерть». Это про Джеймса и Диану, которые жили более ста лет назад. А как насчет теперешних Джесси и Мэг?

Для ответа на эти вопросы у них почти не осталось времени.

Мэг понимала, что они с Джесси должны посмотреть правде в глаза и разобраться со своей семейной жизнью уже сегодня, потому что завтра они разойдутся в разные стороны, и, возможно, навсегда.

Потому-то, когда вернулся Джесси и сказал, что собирается идти к Джо Бобу на пикник, ее охватила паника, и Мэг заявила, что пойдет с ним, поскольку ее тоже приглашали.

Мэг здесь раньше не бывала, и с этим местом у нее не было связано никаких воспоминаний. Но то, что она увидела, впечатляло.

Все вокруг было раскрашено в яркие цвета. К жилому дому были сделаны пристройки — видимо, специально для гостей. Надпись над стоявшим рядом длинным приземистым строением гласила: «Ночлежка». Но оно было слишком нарядным для ночлежки и, несомненно, предназначалось для пижонов.

По одну сторону двора росли небольшие деревца, и в их тени была установлена жаровня размером больше, чем двуспальная кровать. Когда Джо Боб, собственной персоной, смачивая длинную кисточку в ковшике, стоявшем на краю жаровни, брызгал соус на ассорти из мяса, оно яростно шипело.

Вокруг шеф-повара толпилась разношерстная публика. Все, от мала до велика, были одеты кто во что: тут тебе и настоящая ковбойская одежда, и типичный наряд пижонов а-ля Дикий Запад, и модные туалеты. Остальные гости расположились под навесом, где музыканты джаз-банда настраивали инструменты.

Джо Боб на мгновение оторвался от своего занятия, приветствуя Джесси улыбкой во весь рот.

— Наше вам.

Он перевел взгляд на Мэг, и улыбка сползла с его лица. Видимо, ее появление обескуражило его.

— Здрасьте, — нерешительно приветствовал он Мэгги. — Сколько живу — не перестаю удивляться.

Мэг ожидала такой реакции и одарила его любезной улыбкой. Похоже, он обалдел, увидев их с Джесси вместе.

— Не могла отказаться от твоего любезного приглашения и упустить такую возможность, — сухо заметила Мэг.

— У меня еще есть болото во Флориде. Не интересуешься? — С этими словами он снова обмакнул кисточку в соус. — Слышал, ты завтра нас покидаешь. Жаль.

Мэг бросила многозначительный взгляд на Джесси.

— Все хорошее когда-то кончается.

— И я так думаю.

Джесси поспешил вмешаться:

— Да перестанете вы или нет? Вы что, собираетесь целый день подкалывать друг друга?

Мэг и Джо Боб переглянулись и в один голос выпалили:

— Целый день!

Прозвучало это так по-детски, что оба они рассмеялись.

— Обещаю вести себя прилично, если и ты пообещаешь, — предложил Джо Боб. — Чего там, всего-то один — день.

Он подтянул живот, вытер руку о передник и протянул ее Мэг. Подумав, Мэг приняла его предложение.

И тут к Джесси подкралась Сьюзи Шерман. Встав на цыпочки, она дружески ущипнула его за ухо. Мэг сразу же забыла о Джо Бобе. Джесси, надо отдать ему должное, отпрянул, как от укуса змеи.

Но не слишком ли быстро он отскочил? Нет, Джесси абсолютно ничего не делал, чтобы привлечь внимание этой женщины. Хотя Сьюзи, похоже, начала строить глазки еще с пеленок. Кокетливо глянув на Джесси, она тут же переключила внимание на Джо Боба — обвила его руками, точно он ее собственность.

Может, так оно и было. Во всяком случае, Мэг на это надеялась.

К ним подошла дама почтенного возраста, облаченная в линялые джинсы и изрядно поношенные ковбойские сапоги. Она несла огромную жестяную миску.

— Как жизнь, дружок? — приветствовала она Джесси. — Теперь, хорошенько разглядев, я вижу, что твоя женушка вовсе не похожа на старшую дочку Картера Доббинса.

Она обернулась к Мэг и по-дружески тепло ей улыбнулась.

— Привет, Ида Мэй. — Джесси забрал у нее бадью с бобами в соусе, которые издавали божественный запах, и повернулся к Мэг. — Это…

— Я помню, — перебила его Мэг. — Ида Мэй Татл, из «Одинокой звезды». Очень рада видеть вас.

Ида Мэй просияла:

— И я тоже, дорогуша. Джесси, поставь-ка бобы на стол.

Она снова повернулась к Мэг, не сомневаясь, что Джесси исполнит просьбу.

— Хотела познакомиться с вами с тех пор, как вы с Джесси поженились.

— Я бывала здесь не часто, — неуверенно заметила Мэг.

— Вот именно! Это вы правильно сказали Нам поначалу казалось, что вы нос задираете, а теперь-то я понимаю, что дело совсем не в этом. Вы же были здесь только во время медового месяца. Разве можно вас винить, ведь тогда вам было не до визитов.

Ида-Мэй бросила вопросительный взгляд на Джо Боба, и вдруг до Мэг дошло: похоже, что все эти годы он распускал про нее сплетни.

— Ну да ладно, — заключила Ида «Мэй. — Джо Боб платит Мне не за то, чтобы я чесала языком. Пора делать картофельный салат — Она скорчила гримасу. — А лучше ешьте бобы Такие получились — пальчики оближешь.

Бобы превзошли все ожидания. И все остальное, включая картофельный салат, было ничуть не хуже. Джо Боб распоряжался своего рода буфетом: нарезал ароматные куски жареного мяса, составлял порции мяса на ребрышках, раскладывал по тарелкам колбаски. Ида Мэй разносила салаты, бобы, кукурузу в початках, сухарики, с сияющей улыбкой наполняя тарелки доверху. Мэг сидела между Джесси и какой-то дамой, занимавшейся продажей недвижимости в Сан-Франциско. Напряжение медленно проходило. Возможно, потому, что она смирилась с неизбежным.

Скоро ее браку должен был прийти конец — и в жизни, и на бумаге. Не было смысла цепляться за прошлое и по заведенной привычке вспоминать обиды. Теперь все это не имело никакого значения. Все равно расставаться.

По дороге домой скажу ему, что в понедельник подам в Бостоне на развод. Он будет свободен и сможет увиваться за Сьюзи или за любой другой, кто ему понравится.

На Мэг снизошло чувство умиротворения, правда, с привкусом горечи. Она понимала, что надо держаться отстранение, тогда ей удастся выстоять.

Вот почему, когда Джо Боб подослал к ней какого-то ни о чем не подозревающего пижона узнать, хорошо ли она знакома с семейством Кеннеди, она даже глазом не моргнула. И когда Сьюзи заявила, что хотела бы» одолжить ее красавца мужа» на танец, Мэг опять и глазом не моргнула. И когда Джесси озабоченно спросил, хорошо ли она себя чувствует.

Но когда он, положив руку на талию Сьюзи, повел ее к танцевальной площадке, Мэг развернулась и пошла к загону.

Поставив ногу на нижнюю перекладину и облокотившись на верхнюю, она смотрела, как по загону кружат лошади. Заходящее солнце светило в глаза, и Мэг прикрыла их, размышляя о Джесси. Он тоже сегодня как-то смягчился и даже не участвовал в розыгрышах Джо Боба. Возможно, он, как это случалось и раньше, пришел к тому же заключению, к которому уже пришла она. Ради него она надеялась, что это так, ради себя надеялась, что ошибается.

Снова они столкнулись намного позже, наливая себе лимонад.

— Ты не пьешь сегодня пива? — удивилась она.

Он сначала наполнил ее стакан, а затем свой.

— Я подумал, что мне надо сохранять здравый смысл, — ответил он сумрачно и, облизнув губы, продолжил: — А у тебя сегодня, похоже, нет аппетита.

— Просто я немного рассеянная. Мне есть о чем подумать. Наверное, и тебе тоже?

— Ты права. — Джесси со стуком поставил пустой стакан. — Скажи, когда соберешься домой.

— Обязательно.

Глядя, как он уходит, петляя между столпившимися гостями, она пожалела, что не сказала: «хоть сейчас». И в то же время ехать ей не хотелось, потому что это был их последний вечер.

Стемнело. Джо Боб разжег костер, и все собрались вокруг костра, распевая под аккомпанемент гитары. Глядя на огонь, Мэг совсем загрустила.

Бревно в костре трещало, искры летели в воздух. Эта картина напомнила Мэг фейерверк на празднике Четвертого июля. Следя за полетом искр, она заметила, что Джесси настороженно наблюдает за ней и в его взгляде ясно читается вопрос.

Затаив дыхание, Мэг посмотрела на Джесси. Отблески огня, игра света и тени делали его похожим на скульптуру. У нее возникло непреодолимое желание подбежать к нему, обнять и сказать: все, что между нами происходит, — это страшная ошибка! Я никогда не собиралась оставлять его навсегда. Я хотела проучить его, вот и все. Если бы у меня был еще хоть один шанс!

Но едва она решила встать, как увидела, что Сьюзи присела рядом с Джесси. Что-то сказала ему, и он резко повернулся к ней. По движению губ Мэг видела, что они о чем-то говорят. Она быстро опустила взгляд и присоединилась к певшим.

Через несколько минут, когда Джесси предложил ехать домой, она спокойно кивнула, покоряясь судьбе.

От красоты ночи, озаренной серебристым светом луны, захватывало дух. Мэг ехала на переднем сиденье рядом с Джесси, высунув локоть в окно и подперев голову рукой.

— Ты сегодня очень тихий, — прозвучал ее голос, разрушая гнетущее обоих молчание.

— Думаю, — односложно ответил он, не чувствуя никакой необходимости вообще говорить о чем-то.

Они молча проехали еще милю, и Мэг сказала:

— Я хорошо провела время. Все были очень милые.

— Кроме Джо Боба, — раздраженно заметил Джесси.

Она взглянула на него.

— А что Джо Боб? Он вел себя вполне прилично, насколько это в его силах.

— Он мой друг. — В голосе Джесси звучал вызов.

— Нет, это ты его друг. — Теперь Мэг могла говорить все, что думает, ведь завтра она уедет — Ты много для него сделал, Джесси. Заступался за него, отвозил домой, когда он напивался, и приглаживал его растрепанные перышки. А что он сделал для тебя?

— Да все, что я просил!

— Вот именно. Ведь тебе от него никогда ничего не было нужно, кроме дружбы. Но если только ваши интересы столкнутся, ты узнаешь, какой он тебе друг.

Джесси повернул на пыльную дорогу, ведущую к дому.

— Весь вечер я думал не о Джо Бобе.

— Знаю.

У Мэг задрожали губы. Она постаралась взять себя в руки. Сейчас начнется. Сейчас он скажет, что ему надоело притворяться перед всеми, будто они женаты, и потребует развода.

— Ты так думаешь? А я сомневаюсь, очень даже сомневаюсь.

Он так резко нажал на тормоз, что Мэг едва успела упереться руками в приборный щиток. Джесси остановил машину, выключил фары и придвинулся к ней. Сделал глубокий вдох — и не сказал ни слова.

Мэг почувствовала, что просто обязана помочь ему, и похлопала его по руке, лежавшей на сиденье.

— Начинай, — мягко предложила она, — скажи то, что должен. Обещаю, что не стану вопить, рыдать и бросаться тяжелыми предметами.

— Неужели? — раздался в темноте его изумленный голос.

— Обещаю. Мы уже причинили друг другу столько боли! Я постараюсь, чтобы все прошло по возможности безболезненно. — (У меня неплохо получается. Надо держаться. Теперь отступать нельзя.) — Говори же, я готова.

Пытаясь собраться с силами, она машинально сжала его руку в своей. В мягкой тишине ночи его голос звучал как будто издалека.

— Я поклялся никогда не делать этого, даже под страхом смерти. — Он опять тяжело вздохнул.

Мэг сидела, не шевелясь. Это была настоящая пытка — тянуть из него слова.

— Просто скажи, что хотел, — не выдержала она. — Если хочешь развода, так и скажи. — Она глубоко вздохнула, стараясь разглядеть в темноте его лицо. — Так я права? Ты хочешь покончить с нашим браком?

— Да нет же! — взорвался он. — Я пытаюсь набраться мужества… Мэгги, я пытаюсь набраться мужества и предложить тебе сделать еще одну попытку.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Ее била дрожь. Наверняка она ослышалась. Не мог же он сказать…

Пальцы Джесси впивались в ее напряженное тело с отчаянной настойчивостью.

— Я так и не смог забыть тебя, Мэгги. — Казалось, он признавался в чем-то постыдном. — Я пытался. Боже, как я хотел тебя забыть!

— Мужчины семейства Таггарт хранят верг ность до самой смерти. Так писал твой прапрадедушка Джеймс твоей прапрабабушке Диане. — (Неужели это я говорю таким спокойным голосом?)

— Он был прав. Как только я тебя увидел, то понял, что ты создана для меня, ты — единственная.

Его рука коснулась ее шеи, большим пальцем он провел по бьющейся жилке.

Мэг вздрогнула. Если я только пошевелюсь, момент будет упущен, и мне придется лететь в Бостон.

— Ты делаешь это ради Рэнди? — предположила она, боясь думать иначе.

— Да нет же! — Джесси провел рукой по ее лицу. — Я делаю это — вернее, стараюсь сделать — ради нас. По-моему, ты меня тоже не забыла. Ты скучала по мне так же, как и я по тебе, только ты слишком упряма и не хочешь признаться в этом.

Он притянул ее к себе. Мэг вздохнула, но сопротивляться не стала.

— Так кто же из нас упрямый? — шепотом спросила она.

Ее захлестнуло волной любви — чувства, которому она так долго сопротивлялась. Она положила ладони ему на скулы, с трудом различая в полумраке его черты.

Но это было не обязательно — она хранила его образ в своем сердце. Худощавое красивое лицо, ясные серые глаза, чувственный рот — вот портрет ее мужа, человека, которого она любила.

— Что до упрямства, так тут мы два сапога пара, — улыбнулся он. — Как я понимаю, ктото должен сделать первый шаг, иначе мы состаримся и поседеем, пока поймем, что предназначены друг для друга.

Он прижался губами к ее мягкой ладони.

— Я хочу, чтобы ты снова стала моей женой, — прозвучало в полной тишине.

Мэг замерла, но сердце ее радостно забилось.

— Я всегда оставалась твоей женой.

Он нетерпеливо тряхнул головой.

— Ты отлично понимаешь, что я имею в виду. Я хочу, чтобы ты вернулась в мой дом и в мою постель. Если между нами что-то произойдет, я не хочу, чтобы ты опять от меня сбежала. Я хочу, чтобы ты была рядом со мной, а я — рядом с тобой. Всегда. Это нужно и тебе, и мне.

— Ты слишком много хочешь, — сказала она просто так, для порядка.

— Для этого я готов много отдать.

Голова у Мэг шла кругом.

— Почему ты на меня так смотришь?

— Жду ответа на свое предложение.

— Ладно.

Они сидели неподвижно, время шло. Он сжал ладонями ее руки, и Мэг чувствовала, как он напряжен.

Наконец он в нетерпении привстал и спросил:

— Что значит «ладно»? Я не шучу, Мэгги. Мне нужен ответ. Ты вернешься ко мне?

— Ох, Джесси! — Мэг рассмеялась и припала к его груди. — Это и был мой ответ! Ладно — значит да. Я сейчас сама не своя, может, потому неясно выражаюсь.

Джесси издал победный клич и сгреб жену в охапку. Запустив руки в ее волосы, он осыпал поцелуями лицо и шею Мэг.

— Так, говоришь, ты не в себе? Значит, зря я боялся, что ты влепишь мне пощечину и пошлешь куда подальше.

— А я думала… — она чувствовала, как сжимаются его объятия, как от его дыхания колышутся ее волосы, — я думала, что твое терпение лопнуло и ты будешь требовать развода.

— Таггарты не разводятся.

Наконец их губы встретились. Как долго пришлось ждать! Ведь она ждала именно такого поцелуя. Один такой поцелуй — и Мэг отдавалась его власти. Так всегда было и, наверное, всегда будет.

Его рука оказалась под ее блузкой и коснулась обнаженного тела. Мэг дернулась, как от ожога, сердце ее забилось.

— Джесс!

Он припал губами к ее шее, пробормотав что-то невнятное. Мэг понадобилось сделать над собой огромное усилие, чтобы что-то сказать, но голос ее звучал неуверенно:

— Почему мы сидим здесь, в машине, посреди дороги, ночью, неизвестно где, когда мы можем быть дома… вместе?

— Ты хочешь сказать — в постели? И заниматься любовью? — Он затрясся от едва сдерживаемого смеха. — Ты всегда так практична? А если я не в силах терпеть до дома?

В подтверждение своих слов он медленно провел рукой по ее спине.

Мэг вся дрожала.

— И я… я тоже. Только в кабине у нас вряд ли получится.

— Что-нибудь придумаем. — Джесси обвил ее талию руками. — Мэгги, я люблю тебя. — Он вдруг заговорил серьезно. — Я был круглым дураком, что отпустил тебя. Больше я такой ошибки не сделаю. Понимаешь?

— Если я скажу «да», значит, соглашусь заняться любовью в машине?

— Нет, это значит, ты согласишься, что мы… — он расхохотался, — что мы друг друга стоим.

— Да, и еще раз да!

Поддавшись чувствам, она соглашалась и с тем, что говорил он сам, и с тем, о чем говорили его руки. Но когда он распахнул дверцу машины, она почувствовала, что совершенно к этому не готова. Щурясь от резкого света вспыхнувшей в кабине лампочки, она видела, как блестят от нестерпимого желания его глаза. Улыбаясь, он протягивал ей руку. Мэг колебалась, она и представить себе не могла, что они станут заниматься любовью где-то еще, кроме как в нормальной постели.

— Идем. — Его голос был теплым и мягким, как растаявшая карамель.

Она в нерешительности посмотрела на Джесси и доверчиво протянула ему руку. Он помог ей вылезти из машины, заглянул в кабину и вытащил оттуда плед. Мэг прислонилась к дверце машины, у нее подкашивались ноги.

— Что мы делаем? Мы сошли с ума! — Она оглядывалась по сторонам, словно ожидая, что на них обрушится шквал упреков.

— Здесь, кроме нас, никого нет. Может, только коровы да зайцы, — успокоил ее Джесси. — Куда девалась твоя смелость и решительность? Спорим, что ты никогда не занималась любовью в другом месте, кроме постели.

Даже в темноте она чувствовала, что краснеет. И не от того, что он сказал, а от того, что он знал это не хуже ее. Она стукнула мужа кулаком по плечу.

— Ты прекрасно знаешь, где я занималась любовью, потому что это было только с тобой.

— Ах да! Ну конечно! — поддразнил он ее.

Отстранив ее от машины, он захлопнул дверцу. Мэг обняла его.

— Ты же знаешь, что… что я тебя люблю, — робко прошептала она.

Джесси стоял не шевелясь.

— Да, знаю. Только я не был уверен.

— Люблю и всегда любила.

— Тогда пойдем, — сказал он многозначительно. — Доверься мне.

Они шли по траве между деревьями к берегу ручья. Там, где в День независимости они видели оленя, Джесси расстелил плед. Свершалось нечто важное, возрождались почти уже похороненные ею надежды. Она страстно желала подчиниться ему целиком и полностью, ей передалась глубина его чувств. Джесси усадил ее и встал перед ней на колени. И тут Мэг заметила в свете луны, как на пальце у него блеснуло кольцо.

— П-подожди! — Она перевела дыхание и схватила его за руку. — Мне нужно кое о чем тебя спросить.

— Потом, — хрипло сказал он.

— Нет, сейчас, Джесси. Пожалуйста! — Она коснулась безымянного пальца на его левой руке. — Скажи, зачем ты носишь обручальное кольцо? Ты надел его, когда Том Ти заставил тебя сюда приехать?

Он вздохнул, но, против ее ожиданий, даже не попытался уйти от ответа.

— Мне бы хотелось сказать, что я носил его, потому что был уверен: со временем у нас все наладится.

Она облизнула пересохшие губы.

— Значит, это не так?

Он покачал головой.

— Через пару лет я пришел к выводу, что у снежинки в аду больше шансов уцелеть, чем у нашего брака.

— И ты снял кольцо?

Он выпустил ее из объятий и покачал головой:

— Я никогда его не снимал. А ты?

— Конечно, нет.

— Думаю, свое кольцо ты носила для Рэнди, — грустно заметил он.

Такая мысль ей в голову не приходила, но теперь, когда он об этом сказал, все показалось ей совершенно очевидным.

— Я…

— Подожди, — поспешил перебить ее Джесси. — Ты спросила первая, и я отвечу. — Он помолчал, а потом торопливо заговорил, будто стесняясь своих слов: — Сначала я ждал, что ты вернешься. Я был совершенно в этом уверен. А когда понял, что все это серьезно, то задумался, не снять ли мне кольцо. Но потом… я решил, что это очень хорошая защита от хищных дамочек.

— И что, действовало?

— Иногда. Во всяком случае, вначале. Потом уже действовало хуже. Похоже, кольцо потеряло свою силу.

— А-а… — Мэг не могла больше выдавить из себя ни слова.

Наступила долгая пауза. И тут он прошептал:

— Я вру. Я не снимал это несчастное кольцо, потому что никогда не терял надежды, что мы снова будем вместе. Как сейчас.

Они лежали рядом, держа друг друга за руки, и смотрели на небо, проглядывавшее сквозь листву деревьев. Учащенное дыхание постепенно успокаивалось, и Мэг услышала журчанье ручья. Она повернула голову и увидела отражение луны в воде.

Джесси повернулся на бок.

— Ты красивая, — сказал он тоном убежденного собственника. — Не перестаю поражаться, какая ты красивая. Ты одеваешься строго, никогда не кокетничаешь, не стараешься привлечь внимание мужчин, но в тебе столько огня, что ты запросто смогла бы спалить весь Чикаго, а то и Даллас!

Мэг томно улыбнулась:

— Спасибо за комплимент, но до Сьюзи Шерман мне далеко.

— Какая там Сьюзи!

Он склонился над ней, и в этом мире, кроме них, больше ничего не имело значения.

— Завтра я лечу в Бостон с тобой. Скажем Рэнди вместе.

— Ох, Джесси, как он будет рад, — Мэг еще плотнее прижалась к нему.

Джесси так крепко обнял ее, словно боялся отпустить.

— И не только он. Подозреваю, что эти два негодяя, наши деды, тоже вздохнут с облегчением.

— Неужели? Никогда не думала, что нравлюсь Тому Ти.

— Он тебя совсем не знал раньше Но он любит нашего сына, поэтому ударится в другую крайность. Когда вы поближе познакомитесь, он будет от тебя без ума. Только не старайся казаться слишком хорошей, иначе он примет это за слабость. Ты понимаешь, к чему я клоню?

Она понимала. Жаль, что он не посоветовал мне этого восемь лет назад.

— Вот твой дед, — в его голосе звучала неуверенность, — другого поля ягода.

— Он просто лапушка!

— Он контролирует политику и финансы, а ты называешь его лапушкой?

— Нет, дорогой, — возразила она шутливым тоном. — Я зову его дедом, и Рэнди тоже. А ты можешь называть его «сэр».

Мэг хихикнула и чмокнула его в щеку.

— Нет, серьезно, кончай шутить.

— Если серьезно, он хочет только одного: чтобы я и Рэнди были, счастливы. Если при этом будешь счастливым еще и ты, возможно, он с этим примирится.

— Хороший дед, ничего не скажешь.

— Сарказм тебе не к лицу… Ах! Подожди…

Они вернулись к машине только на рассвете, который, по мнению Мэг, ознаменовал нечто большее, чем просто начало нового дня. Ей казалось, что для нее началась новая жизнь.

Когда они приехали, Джесси повернулся к ней с улыбкой. Вид у него был вполне свежий, хотя он почти не спал. Мэг тоже улыбнулась. Она спала ничуть не больше, но чувствовала себя просто прекрасно.

Джесси тронул ее спутавшиеся волосы и бросил на нее нежный взгляд из-под длинных ресниц.

— Ты чертовски сексуально выглядишь, — пробормотал он. — Вся такая взъерошенная, заспанная и прекрасная. Так и хочется…

— Побыстрей закрыть дом и полететь к сыну. — Она слегка отстранилась от него. — Если мы поторопимся, то уже сегодня будем в Бостоне.

Она хотела было открыть дверь.

— Подожди!

Мэг в изумлении замерла, а Джесси выпрыгнул из машины, обежал ее вокруг и, рывком открыв дверцу, протянул к ней руки.

Мэг недоверчиво нахмурилась:

— Что это ты придумал?

— Я хочу перенести тебя через порог, чтобы мы могли вступить в наш второй брак, так сказать, с той ноги.

Он взял ее на руки, поднялся по ступеням, пересек веранду и толкнул ногой незапертую дверь. Пройдя через холл, он поднялся в спальню.

Мэг не успела даже возразить — впрочем, у нее не было ни сил, ни желания возражать.

Только к десяти утра они собрались поесть. Оба зверски проголодались, и Мэг поджарила картошку с колбасой, разбила туда несколько яиц, испекла печенье, сварила кофе и оттаяла банку с замороженным апельсиновым соком.

Ели они с большим аппетитом. Мэг смотрела, как Джесси намазывает маслом очередное печенье.

— Итак, — решительно начала она, — что нам нужно сделать, чтобы здесь закруглиться?

Джесси облизнул губы, лоснившиеся от масла.

— В первую очередь мне нужно собрать лошадей. На это уйдет не много времени, если только ограда на восточном пастбище опять не рухнула. Потом надо зайти к Джо Бобу: или сейчас, или по дороге в аэропорт. Я должен предупредить, что меня не будет и я не смогу выгуливать его пижонов.

— Бедняга Джо Боб. Какая жалость!

Но ее сочувственный тон не мог обмануть Джесси.

— А мне что нужно сделать? — спросила Мэг.

— Как обычно: сложить вещи, убрать постели. Том Ти пригласит потом кого-нибудь сделать полную уборку.

— Ладно. — Мэг принялась за посуду. — Думаю, наберется пара сумок белья. Терпеть не могу смешивать грязное с чистым. Не забудь дать мне свои вещи. — Мэг вдруг помрачнела. — А где ты брал чистое белье? Я твои вещи не стирала, а стиральной машиной ты не пользовался.

Джесс смутился:

— Ну, относил приятелю.

— Ах, приятелю! — Перед глазами Мэг тут же возник образ блондинки-искусительницы. — А я его знаю?

Джесси перестал улыбаться.

— Не дави на меня.

Она вздернула подбородок.

— Если б я давила, то спросила бы, где ты был той ночью, когда мы… повздорили. Домой ты вернулся только под утро. И в то же время, что и сегодня.

Ее охватил ужас при мысли, что и причина может быть той же.

— Если бы я хотел наказать тебя, то я бы… — Он осекся. Глаза его горели, было видно, что он с трудом сдерживается. — Сейчас не время вникать, — заключил он. — Но попозже — придется.

— Ты хочешь сказать… — Она растерянно замолчала, пожалев, что вообще открыла рот.

Или той ночью произошло что-то, что повлияет на их отношения, или он хотел сказать, что займется ее дурацкой манерой делать скоропалительные выводы, а потом упрямо отказываться прояснить недоразумение.

Если бы только речь шла о недоразумениях! По спине у нее пробежал холодок. Вряд ли он поехал к Сьюзи той ночью, но теперь Мэг была как-то не совсем в этом уверена. Только сейчас ей не хотелось узнать правду. Какой бы она ни была. Ей хотелось подольше насладиться своим вновь обретенным счастьем и верить в счастливый конец. Ей это было необходимо.

— Да, — быстро согласилась она, — сейчас не время.

Джесси удивленно посмотрел на нее, но его улыбка тут же все исправила. Он подошел и обнял Мэг.

— Так не хочется от тебя уходить, — пробормотал он, зарываясь лицом в ее волосы. — Ты уверена, что у нас совсем нет времени?

Она рассмеялась, хотя в горле стоял комок.

— Я тебя люблю, Джесси Джеймс Таггарт. Ты неисправим, но я тебя люблю.

— Значит, да?

— Никакого «да» и быть не может! — Она ущипнула его и оттолкнула от себя. — Потом у нас для этого будет уйма времени. Нас в Бостоне ждет ребенок. Я просто не могу дождаться, когда обрадую его.

Склонив голову набок, Джесс смотрел на нее сияющим взглядом. Потом прижал к себе и погладил по спине.

— Как говаривал мой дражайший дед, никогда не откладывай на завтра то, что…

— Джесси!

— Ушел!

И после короткого, но горячего поцелуя он выскочил из дома.

Несмотря на желание сделать все побыстрее, Мэг занималась уборкой не спеша. Снимая белье с постели, на которой они спали с Джесси, она поймала себя на том, что стоит, прижав простыню к груди, и глупо улыбается. Рассмеявшись, она бросила простыню на пол и взялась за другую. Потом отнесла белье на кухню, к нише, где стояли стиральная машина и сушилка. Оставив там белье, она пошла в маленькую спальню, где Джесси спал один, еще до того, как они помирились.

Мэг сняла простыни и заметила несколько брюк и рубашек у кровати. Интересно, все мужчины считают пол самым подходящим местом для одежды? Она наклонилась, сгребла все в кучу и понесла к стиральной машине. Безусловно, в первую очередь им нужно обсудить вопросы более важные, чем неопрятность. Мэг стала освобождать карманы и сортировать его одежду на светлую и темную.

Она благодушно размышляла о том, что если любишь и веришь, то нет ничего невозможного. Она верила в это всем сердцем и душой. Любовь и доверие. Именно так! Она радостно рассмеялась и, схватив куртку Джесси, заключила в объятия, предназначавшиеся ее хозяину. Когда мы будем общаться на равных, когда он поймет, как важен для меня открытый и прямой разговор, он станет другим. В этом она была уверена. И если есть какие-то мелочи, которые нам захочется изменить…

Мэг сунула руку в карман куртки и вытащила что-то непонятное. Нечто черное и кружевное. Она смотрела на кружевную ткань, вначале ничего не понимая, потом — с нарастающим ужасом. Ее рука невольно разжалась, выронив это нечто на пол.

Мэг опустилась на колени, заставила себя поднять смятую тряпочку, расправить и… узнать черную кружевную рубашку, которая недавно обтягивала пышные формы мисс Сьюзи Шерман. Как же так? Она стала вспоминать.

Белокурая стервочка была в этой рубашке в салуне в тот самый роковой день. Но ведь Сьюзи ушла оттуда с Джо Бобом, а Мэг с Джесси уехали вместе! Они тогда славно поужинали и вернулись домой, а потом… потом была гадкая ссора. Мэг отчетливо помнила свои собственные слова: «Тебе придется поискать кого-нибудь другого. Ты ведь знаешь, где искать!» И его ответ: «Ты даже не представляешь, как права». Он тогда уехал на машине и вернулся только под утро. Теперь не осталось никаких сомнений, где он пропадал. И еще стало ясно, что за пять лет абсолютно ничего не изменилось.

Мэг съежилась на полу у стиральной машины, в голове у нее пронеслись воспоминания…

Мэг испуганно смотрела на него.

— Джесси! У тебя на воротнике следы от помады!

— Отправь рубашку в стирку. Теперь умеют выводить любые пятна.

— Меня не волнует твоя дурацкая рубашка! Я хочу знать, откуда на ней помада!

Она имела полное право спрашивать. Но Джесси, как обычно, упрямо сжал губы, а глаза его превратились в узкие щелочки на утомленном, покрытом пылью лице.

— Мэг, мне нужно в душ, — подчеркнуто сдержанно ответил он. — Я только что плюхнулся кормой в грязь, меня лягнула лошадь и боднул бык. На кой мне приходить домой к жене, которая…

— Которая — что? Думает, что ты хотя бы ради приличия объяснишь…

— Я никогда ничего не объясняю. Это признак слабости.

— О Господи, он цитирует Джо Боба! Джесси, не уходи, когда я с тобой разговариваю! Джесси…

— Я же сказал — мне нужно в душ.

— А я сказала, что хочу знать, откуда это пятно от помады.

Она пошла за ним в ванную, продолжая браниться. Он молча стащил с себя ковбойское одеяние, служившее ему рабочей одеждой, и включил душ. Даже будучи в состоянии крайнего бешенства, она не могла не оценить привлекательность его худощавого, сильного и мускулистого тела.

— Джесси! Я требую ответа!

— Ты же знаешь, что из-за шума воды ничего не слышно.

— Услышишь, когда я тоже буду в душе!

Кипятясь и дрожа от злости, она распахнула дверцу душа и заскочила внутрь. Ее туфли заскользили на мокром полу, и она непременно упала бы, если бы он не успел ее подхватить. Они смотрели друг на друга, вода лилась им на головы. Ее льняным брюкам пришел конец, шелковая блузка прилипла к телу, но ей было все равно. Она так жаждала объяснения, что готова была вымаливать его у Джесси. Ему достаточно было сжать ее в своих объятиях и сказать, что губная помада — это сущий пустяк, и она бы поверила. Она бы даже постаралась не вспоминать светлые волосы, обнаруженные на куртке пару недель назад, номера телефонов, на которые она натыкалась в его карманах, телефонные звонки, когда кто-то сразу вешал трубку, едва услышав ее голос… И потому она уперлась руками в его гладкую и мускулистую грудь и выпалила:

— Ты обязан мне объяснить!

— Я обязан тебя любить. Что я и делаю. Я обязан тебя уважать. И я тебя уважаю. Я обязан быть верным тебе. И это, черт возьми, есть! — Он уже перешел на крик, его пальцы сквозь прозрачный шелк впивались ей в руку. Он основательно встряхнул ее. — Что молчишь? Ну давай, скажи что-нибудь!

Мэг смотрела на мужа, стараясь сосредоточиться на его лице, на своей руке, но только не думать о его мокром блестящем теле.

— Я и говорю! — завопила она. — Откуда взялась помада на твоей рубашке? Пока ты не ответишь, нам больше не о чем говорить.

Мэг хотела отступить назад, но Джесси прижал ее к себе так, что она смогла только переступать с — ноги на ногу. Вода текла прямо в туфли.

Он улыбнулся той самой улыбкой, от которой у нее внутри все переворачивалось.

— Хорошо, — согласился он. — Только разговаривать я не хочу. Мы будем общаться… на высшем уровне.

Он прижал ее к себе, и его, губы запечатали ей рот обжигающим поцелуем. Обвивая руками его шею и закрывая глаза, Мэг думала, что нельзя ему позволять уйти от ответа. Она еще пыталась сопротивляться, когда он убирал с лица и приглаживал ее длинные волосы и обжигал поцелуями влажную кожу.

Но когда он внес ее в спальню, такого слова — «сопротивление» — в ее словаре больше не существовало.

Она вспомнила его позже, когда позвонили из полиции и сообщили, что подобрали пьяного Джо Боба, а Джесси покорно встал с кровати и отправился выручать своего дружка, и она осталась одна с ребенком, спящим в соседней комнате.

Осталось и пятно от губной помады, и понимание того, что, стоит ему дотронуться до нее, он получит все что угодно и без каких-либо объяснений.

Но больше так не будет, решила она.

К тому времени, когда Джесси забрал Джо Боба из участка и тот протрезвел, она была уже на пути в Бостон.

Если ты не можешь бороться с ним и не хочешь стать тряпкой, лучше вообще его избегать.

Так оправдывала она свой совершенно бессмысленный поступок. Бессмысленный и отчаянный.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Глаза застилала боль. Мэг стояла на коленях у стиральной машины, глядя на черное кружево. От волнения у нее начались спазмы в желудке. Она вспомнила, как Джесс с презрением говаривал: «Типичный пижон способен поверить чему угодно».

Точно про меня! — подумала Мэг. Только такая дура, как я, могла поверить, что он меня любит.

Пять долгих лет она всеми способами скрывалась и от самого Джесси, и от своих чувств к нему. И вот теперь, благодаря вмешательству двух стариков, исполненных самых добрых намерений, ей пришлось осознать неоспоримую истину: она любит Джесси Джеймса Таггарта и всегда будет любить. Только она надеялась, что на этот раз у них все пойдет иначе.

Но если он ее не любит, то почему пытается восстановить их брак? Ответ напрашивался сам собой: из-за сына.

Оба они приехали в это захолустье из-за Рэнди. И никакой шантаж не смог бы подействовать, если бы не эта главная причина. Ради Рэнди Джесси готов пойти на то, чтобы мать мальчика снова вошла в его жизнь.

Но условия, как всегда, диктует он.

Сможет ли она примириться с этим? Даже понимая, как сильно любит его, сознавая, что других мужчин для нее не существует, сможет ли она примириться с этим? Нет!

Обливаясь слезами, Мэг бросила на пол кружевную улику, вскочила на ноги и схватила свою сумку.

Переодеваться и собирать вещи она не стала. Но, уже собираясь сесть в арендованную машину, задумалась. Потом медленно, неуверенным шагом возвратилась в дом и попыталась стащить с безымянного пальца золотое кольцо. За столько лет она ни разу его не снимала. И теперь оно не хотело сниматься. Мэг занервничала: побежала к мойке и налила на руку жидкого мыла. Она крутила, тянула, пыталась сорвать с пальца упорное кольцо, которое теперь жгло ей руку. Наконец оно соскочило и, пролетев, беззвучно упало на кружевную вещицу.

Мэг посмотрела на него сквозь слезы, потом повернулась и вышла из дому, навсегда захлопнув за собой дверь.

Джесси добрался на гнедом жеребце до главной усадьбы на ранчо Джо Боба и соскочил с седла. По традиции Дикого Запада, у дорожки, ведущей к конторе хозяина, стояла коновязь. Джесси перекинул поводья через перекладину, и в это время из приоткрытой двери высунулась голова Джо Боба.

— Как раз к кормежке подоспел, ковбой.

— Премного благодарен, но я уже поел. А вот от чашки кофе не откажусь, если тебя это не слишком затруднит.

Джесси проследовал за хозяином в дом, сняв на пороге шляпу. Не дожидаясь приглашения, он налил себе кофе из стоявшего возле двери кофейника. Джо Боб уселся за свой заваленный бумагами стол, на котором стоял поднос с едой.

Джесси отхлебнул кофе и с ухмылкой оглядел царивший вокруг беспорядок. Бедолаге явно нужна хозяйка. Жаль, что Ванда больше не выдержала. Она была самой большой удачей в жизни Джо Боба, хотя он этого и не понимает.

Порой кажется, что Джо Боб изо всех сил старается уничтожить себя самого. Но он взрослый человек. Почему об этом должна болеть голова у меня?

Джесси терпеть не мог совать нос в чужие дела и не любил, чтобы совали нос в его дела.

— Ну, что уставился? — заворчал Джо Боб, перестав жадно уплетать тушеное мясо. — Никогда раньше не видел, как люди едят?

— Мне случалось видеть, как едят лошади. Очень похоже.

Подвинув кипу бумаг на кожаной кушетке, Джесси освободил себе место, чтобы сесть.

— Ты что, ехал сюда только для того, чтобы цеплять старину Джо Боба?

— Нет, я ехал сообщить старине Джо Бобу, что сегодня, чуть попозже, отчаливаю. И не смогу помочь тебе выгуливать пижонов, как обещал.

Джо Боб отбросил ложку.

— Нет, это уже просто ни на что не похоже! Никудышный ты друг, вот что я тебе скажу.

— Твоя правда, — невозмутимо согласился Джесси.

— Куда это ты собрался как на пожар? — Джо Боб прищурился и мгновенно расплылся в улыбке. — Спорим, я знаю. Ты сыт по горло своей женушкой, этой манерной «мисс Присс». Я знал, приятель, что вся эта затея со вторым медовым месяцем…

— Придержи язык! — выпалил Джесси.

Джо Боб даже вздрогнул от неожиданности. А Джесси смотрел на своего давнего друга, и в нем зашевелилось мрачное подозрение. Когда дело касалось женщин, Джо Боб никогда не соблюдал этикет, но на этот раз он хватил через край.

А что, если Мэг была права на его счет? Что, если он действительно терпеть ее не мог и лез из кожи вон, лишь бы сделать какую-нибудь гадость, лишь бы отравить ей существование? От такого предположения Джесси стало не по себе, и даже очень.

— Джо Боб, — начал он, — ты сейчас такую глупость сморозил, что дальше некуда. В чем дело? Что ты имеешь против Мэг?

— Наверное, то же самое, что и ты, — выпалил тот. — Будь уверен, я на твоей стороне. Тебе, дружище, я последнюю рубашку отдам, ты же знаешь. Ничего не пожалею! Хочешь, отдам свою лучшую кобылу или девчонку? Черт возьми, да сейчас свистну Сьюзи…

— Ну, хватит!

От отвращения у Джесси застучало в висках. Он был не в восторге ни от того, что услышал, ни от того, о чем подумал.

— Выполни только одну просьбу.

— Говори. — Джо Боб сделал щедрый жест рукой.

— Извинись перед моей женой. Тебе есть за что перед ней извиняться.

— Что ты несешь?! — Джо Боб всем телом подался вперед и вытаращил глаза от удивления. — Ты же сказал, что сваливаешь от нее, с чего это я стану…

— Я не говорил, что ухожу от нее. Я сказал, что уезжаю отсюда. Но уезжаю вместе с ней. Мы едем в Бостон забрать сына и будем снова жить одной семьей.

Сказав это, Джесси успокоился, у него отлегло от сердца. Джо Боб — это Джо Боб. Мэг ошибалась: ничего дурного у него на уме не было.

— Знаешь что, я этой дамочке ничего не должен, а тем более — извиняться перед ней! — возмутился Джо Боб.

— Дело твое. Только иначе тебе вряд ли удастся заслужить ее расположение. И мне придется ее поддержать. Да объясни ей просто, что ты шутил, и пообещай быть с ней полегче. Велика важность!

— Я никогда ничего не объясняю! Это признак слабости!

Джесси со стуком поставил чашку на стол и поднялся.

— Глупее этого я ничего никогда… — Джесси замолчал, вспомнив, что то же самое говорил Мэг, да еще удивлялся, что она взбесилась. Резким движением он надел шляпу. — Дело твое, — заключил Джесси и пошел к выходу.

— Подумай сам, Джи-Джи, эта женщина тебя не стоит. Вот в чем дело. Лично против нее я ничего не имею. Но какая женщина станет бегать от своего мужа, как она? Тебе бы жениться на одной из наших техасских девчонок…

— Как Ванда? — осторожно спросил Джееси.

Угрюмое лицо Джо Боба залила краска.

— Удар ниже, пояса, дружище. Не Ванда от меня ушла, а я ее вышвырнул!

Это была такая жалкая ложь, что Джесси почувствовал жалость к своему приятелю.

— Послушай, — заговорил он, — сколько я себя помню, ты всегда был моим другом. Не думал, что нам придется так разговаривать.

— Брось, Джи-Джи. Ты же не позволишь, чтобы два старых приятеля поссорились из-за какой-то женщины.

— Она не какая-то женщина, а моя жена. Я и так все время тебя защищал. И сам верил тебе. Но теперь — хватит. Тебе решать, но я обещаю: если только не извинишься перед Мэг — пеняй на себя. А если соберешься извиняться, советую тебе это делать искренне.

Джесси отвязал коня и вскочил в седло. В этот момент из дома вышла Сьюзи. Она махнула ему рукой и подошла к Джо Бобу. Обняла его и хотела чмокнуть в щеку. Но Джо Боб стоял как вкопанный, не обращая на нее никакого внимания. Похоже, он был немного не в себе.

Джесси тут же забыл про Джо Боба. Его ждала любимая женщина. Любимая женщина, которая любила его и верила ему.

Мэг ехала в Сан-Антонио. Она неслась во взятой напрокат машине, не замечая великолепия летнего дня. Интересно, вернулся он уже домой или нет? Догадался ли, что она уехала? А если догадался, то как это воспринял?

Слезы наворачивались на глаза, и Мэг часто моргала, чтобы не распухли веки. Впрочем, это было уже не важно. Он не бросится ей вдогонку. Горько, но это так. Он никогда ничего не объяснял, не извинялся, и за ней он не поедет. На это не осталось никакой надежды.

Как же я допустила, чтобы это снова случилось?! В прошлый раз я едва выжила. Сколько можно делать одни и те же ошибки? Джесси и не думал изменяться. Пора бы осознать эту непреложную истину.

Джесси пустил гнедого вскачь, пытаясь прикинуть, какие дела надо сделать в первую очередь. Но от волнения никак не мог сосредоточиться. Так не хотелось тратить время на лошадей! Он же говорил Тому Ти, что им хватит двух ездовых, но чудаковатый старик привез восемь. На всякий случай, как он заявил.

На какой такой случай? Размышляя об этом, Джесси направил коня вдоль берега речки. Может, на тот случай, если он соберется давать уроки верховой езды? И вот теперь приходится собирать маленький табун в загон, чтобы люди Тома Ти смогли потом отправить их домой. Жаль, что их нельзя оставить на ранчо. Вот чем бы он действительно хотел заниматься: обзавестись породистыми лошадьми, выращивать их и объезжать. С Мэг и Рэнди здесь был бы настоящий рай. Он не задумываясь бросил бы родео, если бы…

Джесси заметил красно-коричневое пятно среди листвы и направил коня в овраг. Но тут же потерял из виду беглую лошадь. Он придержал коня и привстал в стременах, чтобы оглядеться по сторонам. Сегодня и мыслями, и чувствами он был далеко отсюда.

На этот раз даже не в Бостоне, куда уносились его мысли раньше. Таких упрямцев, как Мэг, больше не найдешь. И все же, против всякой логики и смысла, он оставался верен ей душой и телом даже в те годы, пока она сидела в Массачусетсе.

Когда она уехала от него, первой мыслью было броситься за ней и водворить на место. Второй мыслью, которой он и последовал, было дать ей время понять, насколько она неправа.

Он сам давно разуверился в подобной стратегии, поэтому-то и был так удивлен, что в конце концов она подействовала. Их примирение прошлой ночью было наилучшим доказательством: она поняла, что вела себя неправильно.

Он был прав, а она — нет.

Гнедая лошадь показалась на другом берегу ручья. Джесси издал победный клич и пришпорил коня. Маленький табун показался из-за деревьев, и пони прыгнул ему навстречу.

Надеюсь, к моему возвращению Мэг успеет собраться, думал Джесси, следуя за лошадьми. Вот Рэнди обрадуется!

Чем ближе к городу, тем больше становилось машин. Мэг сбавила скорость, с горечью сознавая, что уже нет возврата. Как только она сядет в самолет, настанет конец ее семейной жизни. Визит завтра к адвокату будет чистой формальностью.

Международный аэропорт Сан-Антонио находился на северной окраине города. Мэг подъехала к стоянке проката автомашин. Поскольку багажа у нее не было, регистрацию она прошла очень быстро. Мэг чувствовала себя немного неловко, отправляясь в дорогу в джинсах, рубашке и кожаных тапочках. Ее дед будет не в восторге, когда она появится в таком виде в аэропорту Логан. Но, стоя в очереди к кассе, она поняла, что нечего стесняться. Никто не обратил на нее ни малейшего внимания.

Она была совершенно одна.

И будет теперь одна до конца своей жизни.

Получив посадочный талон, Мэг стала присматривать место где-нибудь в сторонке, чтобы переждать пару часов до посадки. И нашла: ряд неудобно поставленных сбоку кресел, которые не замечали другие пассажиры. Мэг хотела было купить книжку или газету, но передумала. Ей бы все равно не удалось сосредоточиться ни на чем, кроме собственного несчастья.

Джесси гнал небольшой табун к дому. Он понял, что излишняя спешка его только задерживает. Лошадям передавалось его волнение. Надо было взять себя в руки, хоть это и нелегко. Сделав остановку, чтобы лошади напились из ручья, Джесси с трудом мог усидеть в седле.

Первым делом покончу с родео, пока меня не вынесли оттуда по частям. И мне вовсе не нужно это «Рокинг Ти». У меня и так есть теперь все, чего я хочу. Я назову свое ранчо «Трипл Ти» — в честь трех Таггартов: Мэг, Рэнди и меня.

Понравится ли это Мэг?

Джесси собирал лошадей, чтобы двигаться дальше, и улыбался. Может, Мэг это и понравится, а если и нет, то мы придумаем что-нибудь еще. Пока мы вместе, нет ничего невозможного. Больше она от меня не убежит. Никогда.

Он уже вернулся домой? Заметил, что меня нет? Может быть, в эту самую минуту он мечется по дому и зовет меня?

Мэг могла вообразить, что в голосе его звучат нотки страха, но только вообразить, поскольку в жизни такого не слыхала. Она не помнила, чтобы Джесси хоть раз по какому-то поводу волновался. Но если он любит меня, неужели ничуть не испугается, что снова меня потерял? Она на это надеялась, ведь теперь он терял ее навсегда. Он должен это понять. Но он поведет себя так же, как и раньше. А требовалось так немного! Все, о чем она просила, — это объясниться. Можно было допустить, что губная помада попала к нему на воротник самым невинным образом. Но для кружевной рубашки в кармане могло найтись только одно объяснение. Он же сам говорил: «Если бы ты нашла в моем кармане женские трусики, тогда был бы совсем другой разговор».

Так и случилось.

Но тут у Мэг появилась совершенно неожиданная мысль: если он повторяет свои ошибки, то не повторяю ли их и я сама, опять убегая? Мэг с такой силой уперлась кулаком в подбородок, что едва не вывалилась из кресла.

Правильно ли я поступаю? Может быть, нельзя так себя вести? И самое главное: верю ли я в то, что он способен меня обманывать?

Джесси загнал лошадей и, не слезая с коня, наклонился, чтобы захлопнуть ворота загона. Спешившись, он увидел, что его коняги подняли пыли не меньше, чем тридцать лошадей. Накинув поводья на загородку, он повернул к дому, но остановился. Что-то было не так.

Машина Мэг исчезла! Помрачнев, Джесси размашистым, торопливым шагом пошел к дому, убеждая себя, что причины волноваться нет. Мэг уехала за чем-нибудь в город, вот и все. Он был уверен, что дома найдет записку и еще посмеется над тем, что так перепугался.

Он с силой распахнул незапертую дверь и позвал Мэг на тот случай, если она одолжила кому-то машину, а сама осталась дома. Ответа не было. Окинув взглядом гостиную, Джесси рванулся дальше, заглядывая в каждую комнату и ничего не понимая. Вернувшись снова на кухню, он бросил шляпу на стойку и почесал в затылке. Что за чертовщина?

Его взгляд упал на кучу тряпок на полу перед стиральной машиной. Он нахмурился и осторожно шагнул вперед. Сердце бешено забилось, и он коснулся вдруг похолодевшими пальцами обручального кольца Мэг. Поднял его вместе с черной тряпочкой, в которую оно было завернуто, и даже не сообразил, что это такое: рубашонка, похоже детская. И только увидев, что эта штуковина тянется, он тут же вспомнил о Сьюзи. Совсем недавно он видел на ней нечто подобное.

Как это сюда попало? Ничего не понимая, он наклонился и поднял с пола другую вещь: куртку, которую несколько раз надевал. Что же, черт возьми, произошло?

Машинально он сунул руку в карман куртки и, вынув оттуда губную помаду, сразу понял все. Его подставили, и сделать это мог только один человек. Хуже всего то, что Мэг уехала. Значит, она была по-прежнему убеждена, что он ей изменяет.

Посадка задерживалась еще на пятнадцать минут. Мэг опустилась на свое место рядом с выходом на посадку и уставилась на билет, который держала в руке. Она так долго и крепко сжимала его, что у него был помятый и жалкий вид.

Как и у нее.

Мэг лишилась своего уединения. Пассажиры разного роста, возраста и национальности толпились вокруг нее парами, — семьями.

Мысли ее бегали по кругу и возвращались к одному и тому же: для нас с Джесси это последний шанс. Почему я снова бросаю его, если люблю? Он измениться не может, а смогу ли я?

— Внимание! Пассажиры, вылетающие в Бостон рейсом 333 авиакомпании «Алар»…

Мэг вскочила с места. Настало время решать.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Прошу прощения, разрешите пройти!

Мэг пробивалась сквозь толпу, преодолевая приливы и отливы пассажиров, нетерпеливо толпящихся у выхода на посадку. Большинство из них было, видимо, раздосадовано очередной задержкой вылета.

Выбегая из зала, она поймала несколько брошенных на нее удивленных взглядов. Но первый раз в жизни любопытные взгляды ее не волновали.

У кассы, естественно, стояла длинная очередь. Она в нерешительности остановилась. Все, чего Мэг хотела в эту минуту, — вернуться и бороться за сохранение своей семьи. Но ее американское воспитание в духе бережливости требовало, чтобы она получила назад деньги за неиспользованный билет. Она успокаивала себя, что это займет всего несколько минут. Встав в очередь, она нетерпеливо поджала губы, стараясь не нервничать.

Стоявшая перед ней дама обернулась. На ее круглом лице была сочувствующая улыбка.

— Я вас так понимаю, — сказала она.

Очередь слегка продвинулась, и дама пододвинула ногой свой чемодан.

— Далеко летите, милочка?

— Теперь уже нет.

Неожиданно Мэг почувствовала себя легко. Она помахала билетом, засунула его в задний карман джинсов и вытерла влажные руки о штанины.

— Я сдаю билет на Бостон. В конце концов я передумала лететь.

— Ваш дом в Бостоне?

— Да. Вернее, был там.

— Дом там, где ваше сердце, — мудро заметила дама. — А я лечу в Форт-Ворт навестить сестру.

— Форт-Ворт! — откликнулся мужчина, вставший в очередь за Мэг. — Я жил в ФортВорте. Мне там не понравилось.

Вокруг Мэг завязалась беседа. Очередь двигалась со скоростью улитки. Мэг переступала с ноги на ногу, думая о том, чтобы бросить эту затею с билетом и послушаться своего сердца. Им с Джесси придется уладить множество проблем, и она не позволит ему уйти, пока не выскажет все. Но каждый раз, как она порывалась махнуть рукой на билет, очередь продвигалась, и Мэг оставалась.

— Куда вы — летите?

Мэг не сразу поняла, что молодой человек приятной наружности, тоже стоявший в очереди, обращается к ней.

— В Бостон, — ответила за нее общительная дама. — Домой, в Бостон.

Мэг улыбнулась:

— Нет, на самом деле.»

— Слушаю с нетерпением!

От резкого голоса Джесси по телу Мэг пробежала дрожь. Она не успела ничего ответить, как он схватил ее за плечо и повернул к себе. Она смотрела в его гневное лицо, милее которого для нее в мире ничего не было, несмотря на угрожающе сдвинутые брови и разъяренный вид.

— Джесси! — едва смогла прошептать она.

Он сдавил ее плечо.

— Тебе не нужен билет.

— Но я…

— Замолчи и поцелуй меня.

Он с такой жадностью припал к ее губам, что у Мэг чуть не подкосились ноги. Ослабев, она прильнула к нему, сознавая только одно: он совершил невозможное — приехал за ней.

Джесси глубоко вздохнул и оторвался от ее губ.

— Мне это было необходимо. Пойдем отсюда.

Она помотала головой, будучи не в силах сказать ни слова. Джесси угрожающе подался вперед.

— Даже и не думай об этом, — сказал он тоном, не допускающим возражений. — Если ты поедешь в Бостон, я поеду за тобой. Я тебя найду даже на краю света.

Мэг опять помотала головой, пытаясь сказать, что такие крайние меры не понадобятся, поскольку она никуда не едет. Но она была все еще в шоке и не могла найти слов.

А Джесси истолковал это по-своему.

— Послушай меня! Мне понятно, отчего ты взбесилась, но я не позволю тебе еще раз от меня уехать.

Он говорил так отчаянно, что пораженная публика прекратила всяческие разговоры. Джесси ни на кого не обращал внимания.

Наконец Мэг обрела голос:

— Джесси, я должна…

— Нет, не должна! Я пытаюсь тебе это объяснить. Я ни в чем не виноват. Выслушай только, что скажет тебе мой приятель. Это все, о чем я тебя прошу.

Джесси кивнул на Джо Боба. Мэг даже не заметила, что он тоже здесь, поскольку все ее внимание было поглощено собственным мужем. Джо Боб явно старался держаться незаметно: задача не из легких для такого крупного мужчины, как он. Но теперь он оказался впереди. Едва взглянув на него, Мэг онемела.

Вид у него был такой, словно он наткнулся на электропилу. Один глаз заплыл и почернел, другой налился кровью, на подбородке — ссадина, как от удара кулаком. Его ковбойская рубашка, лишенная нескольких пуговиц, выбилась из джинсов, а шляпа была помята и потеряла форму. К нему вполне подходило выражение» вид как у висельника «.

Мэг, ничего не понимая, переводила взгляд то на Джо Боба, то на Джесси.

— Вы что, попали в аварию? — спросила она наконец, полагая, что в такое состояние Джо Боб мог прийти только в результате несчастного случая.

— Господи, если бьг так! — простонал толстяк. — Джи-Джи так мчался — даже странно, что не попали. Я и подумать не мог, что от Хеллс-Беллс до Сан-Антонио можно доехать меньше чем за час.

Джо Боб стянул шляпу и покачал головой. Он сутулился и неуклюже крутил в руках шляпу.

— Старина Джи-Джи слегка прошелся по мне. Нельзя сказать, что я этого не заслужил, — поспешно добавил он, метнув на своего спутника косой взгляд.

— Ты хочешь сказать… — Мэг, пораженная, обернулась к Джесси: — Вы что, подрались?

— Нет, это была не драка, — поторопился поправить ее Джо Боб. — Дрались мы, когда у нас еще молоко на губах не обсохло. А нынче.. это скорее было справедливое возмездие.

Джесси нетерпеливо взревел:

— Ближе к делу, Джо Боб. Не тяни резину, скажи, что произошло.

— Так я и собираюсь это сделать, — отозвался Джо Боб. Он кисло улыбнулся. — Понимаешь, Мэг, тут вот какое дело… — Он посмотрел на свои остроносые сапоги и тяжело вздохнул. — Я тут чуток пошутил над старым приятелем Джи-Джи. — Он издал жалкий смешок, но его никто не поддержал. Он опять вздохнул и закатил глаза. — Ну… в общем, он приехал той ночью поздно, даже, можно сказать, утром…

— Какой ночью?

За него ответил Джесс:

— Той ночью, когда я взбесился и уехал. Я нашел местечко, где заказал ужин на всю ночь. Сидел там и пытался разобраться в… ну, в общем, во всем. А на обратном пути заглянул к Джо Бобу.

— Это яачинает сильно смахивать на объяснение, — заметила Мэг.

Ее переполняла радость. Неужели он все-таки смог измениться?

— Не можешь не ткнуть меня носом? — сверкнул глазами Джесси, но тут же переключился на Джо Боба. — Давай, рассказывай дальше, ковбой, да побыстрее.

— Ну да, конечно. — Джо Боб совсем сник. — Все, что скажешь, Джи-Джи. Так вот, он заехал, а у меня той ночью были… ну, скажем, гости. Я взял да и положил ему в карман куртки кое-что. Думал, когда он найдет это, будет здорово смеяться. Хе-хе.

Женщина, стоявшая в очереди впереди Мэг, была вся внимание.

— А что вы положили? — спросила она потрясенным шепотом. — Надо же, ничуть не хуже, чем в телешоу» Даллас «.

— А вам-то что? — оборвал ее Джо Боб. —

У нас свой разговор, между друзьями.

Дама фыркнула:

— С такими друзьями, как вы, и враги ни к чему.

— Следующий, — позвал кассир, да таким суровым тоном, словно битый час не мог дозваться следующего.

Бросив на Джо Боба осуждающий взгляд, дама подхватила свой чемодан и проследовала к стойке.

— Расскажи до конца, — приказал Джесси

Джо Бобу, не сводя глаз с Мэг.

— Да, сейчас. — Джо Боб переминался с ноги на ногу и тискал свою шляпу. — Это я стирал ему все это время, Мэг. Ну, не сам, конечно, Джесси привозил свои вещи и складывал вместе с моими.

Он набрал полную грудь воздуха, как для решительного шага.

— Бог мой, Мэг, я точно должен перед тобой извиниться! Не думаю, что ты меня когданибудь простишь. Черт возьми, я бы такого не простил. Я должен признать, что я не кто иной, как с…

— Попрошу не выражаться!

— …скотина! Да, Джи-Джи, ты прав. — Здоровяк сглотнул, лицо его покраснело еще больше. — Прости меня, Мэг. Я извиняюсь… О Господи, я извиняюсь! Я бы хотел тебе объяснить, что все это было просто шуткой, так, для смеха…

Мэг медленно покачала головой. Нет, это была не шутка, ничего подобного. Это была явная и откровенная гадость. Джо Боб не желал делить своего друга детства с его женой, а тем более с высокомерной северянкой.

Эта упрямая жена сама предоставила ему возможность с легкостью ею манипулировать, но все-таки была не настолько глупа, чтобы поверить объяснениям типа» просто шутка «. Как же ей теперь быть с Джо Бобом?

— Следующий! — раздался голос кассира за стойкой.

Мэг, обрадовавшись передышке, шагнула вперед. Джесси схватил ее за руку и попытался вытащить из очереди, но Мэг сопротивлялась.

— Тебе нечего делать в этой очереди, — сердито заявил он, стараясь, похоже, скрыть нарастающую неуверенность.

— Есть что делать, — спокойно ответила она.

Он вздрогнул, лицо его побледнело.

— Ты хочешь сказать, что все еще мне не веришь? — Он был совершенно обескуражен. — Ну хорошо, в таком случае придется рассказать тебе все.

— Господи, сжалься! — взмолился Джо Боб.

Они стояли тесным кружком и говорили приглушенными взволнованными голосами, которые время от времени перекрывали шум толпы. Мэг не замечала ничего, кроме желания любимого мужчины поговорить о том, что приводило его в крайнее смущение.

— Да, черт возьми, тогда вечером у меня на воротнике была помада, — признался Джесси. — Я выхожу с арены после того, как бык Брахма весом в тысячу пятьсот фунтов чуть не вышиб мне мозги, а какая-то девица, помешанная на родео, подбегает и виснет на мне.

Его губы искривились, и он сделал резкий жест рукой.

— Она вешалась на меня с самого начала родео. Черт ее знает, почему. Ума у нее было не больше, чем у майского жука, но она была чертовски назойлива. Ты и не представляешь, как трудно уважительно относиться к женщине, которая так себя ведет.

Джо Боб одобрительно кивнул:

— Да, не говори, они так и липнут. Ни одному ковбою не устоять. — Тут он, похоже, понял, что сказал что-то не то, и поспешно добавил: — Это обыкновенному ковбою, а старина Джи-Джи — особый случай. Он никогда не ухлестывал за этими милашками…

— Заткнись, Джо Боб!

— Конечно, Джи-Джи, конечно.

— Сходи выпей кофе. А еще лучше — бери машину и отправляйся в Хеллс-Беллс. — Джесси достал из кармана ключи и подбросил их в воздух. Джо Боб поймал их на лету.

— А как же ты доберешься до… — Джо Боб бросил взгляд на Джесси и безропотно поднял руки вверх. — Не мое дело. Я исчезаю. — Спохватившись, он добавил: — Приятно было поговорить с тобой, Мэг. — И с надеждой взглянул на нее.

— Джо Боб!

Джо Боб замер, когда Мэг позвала его, и сжался, словно ожидая удара.

— Посмотри мне в глаза, Джо Боб. Тебе не удалось обмануть меня ни на минуту, Джо Боб Брукс. Может, я и не из Техаса, но с головой у меня все в порядке. Я не хочу, чтобы ты думал, будто я хоть на минуту поверила этим россказням насчет шутки.

Джо Боб приуныл, у него дрожали губы от огорчения. Он метнул взгляд на Джесси, но не нашел в нем никакой поддержки.

— Ну что ж, спасибо за откровенность, — сказал он жалобно, без всякой дерзости.

— Так вот, — Мэг тяжело вздохнула, — я сделаю еще одну попытку. Я хочу сказать, что дарую тебе жизнь. Но если ты хоть раз в моем присутствии выкинешь, или попытаешься выкинуть, или упомянешь одну из своих штучек, я… я не отвечаю за последствия. Страшно даже подумать, что будет.

Он смотрел так, словно от радости готов был схватить ее в свои медвежьи объятия. Защищаясь, она выставила вперед руку.

— Ну что, договорились?

— О Господи, конечно. Договорились! — Джо Боб взял ее за руку и принялся энергично трясти. — Мэгги, девочка, ты, может, и не из Техаса, но ты точно самая лучшая маленькая…

— Не испытывай судьбу, — проворчал Джесси.

Джо Боб и не стал этого делать. Он помчался без оглядки, но до них все-таки долетел его радостный клич.

Джесси взглянул на Мэг и облизнул губы.

— Это было чертовски благородно с твоей стороны — дать ему еще один шанс. Я восхищаюсь этим.

Он и понятия не имеет, какой он сам необыкновенный, какой красивый, какой замечательный! — думала Мэг. А если и имеет, то такого чистого и порядочного человека, как он, это не испортит.

Он продолжал говорить:

— Никогда не понимал все эти ковбойские штучки. Чем ковбой отличается от любого другого? Это же просто человек, которому только и хватает ума, что гоняться за быками да объезжать диких лошадей, чтобы заработать себе на жизнь. А все эти женщины… — Он покачал головой, словно никак не мог в это поверить. — Даже мое обручальное кольцо на большинство из них не действовало.

Он вытянул левую руку и покрутил на пальце обручальное кольцо. Мэг машинально дотронулась до своей левой руки и задохнулась. она же в буквальном смысле выбросила свое кольцо! Она испуганно посмотрела на мужа.

Джесси взял ее за руку, порылся в кармане и достал ее обручальное кольцо. Но, прежде чем надеть его на палец, посмотрел ей прямо в глаза — открытым беззащитным взглядом.

— Скажи, что ты мне веришь, — охрипшим вдруг голосом попросил он.

— Я тебе верю.

И Мэг действительно верила. Глядя на мужчину, которого любила, она наконец поняла, что он принадлежит ей, целиком и полностью. Когда он надевал ей на палец кольцо, она думала, что всегда верила в его порядочность, просто пала жертвой того же самого упрямства, что сразило и его.

— Ты знаешь, — сказал он, глядя на ее обручальное кольцо, занявшее свое законное место, — я во многом был не прав. Когда ты в прошлый раз ушла, я знал, что ты вернешься, стоит мне только сказать тебе, что со мной случилось несчастье. Я тебе ничего не сказал, потому что не хотел, чтобы ты вернулась из-за этого.

Она кивнула, не в силах вымолвить ни слова из-за переполнявших ее чувств.

— Я ошибался. — Он резко вскинул голову, и в его глазах она смогла прочитать всю глубину его чувства. — Я хочу, чтобы ты вернулась при любых обстоятельствах.

И наконец он сказал те слова, которые она хотела услышать больше всего:

— Ты нужна мне, Мэгги. Я больше не хочу без тебя жить.

Он обнял ее, прижал к себе и поцеловал.

Мэг обхватила его руками и снова отдалась во власть наслаждения. Именно здесь ее место сто — в объятиях единственного человека в мире, чья любовь для нее как праздничный фейерверк.

Джесси поднял голову, и она смутно почувствовала, что на них с явным одобрением смотрят все вокруг: от сияющих кассиров до спешащих мимо улыбающихся пассажиров. Мэг почувствовала, что краснеет, но на этот раз скорее от гордости, чем от стыда. Она заглянула ему в лицо.

— Я люблю тебя. И теперь наконец уверена, что ты меня тоже любишь.

Он улыбнулся:

— Вот это точно! — и схватил ее за руку. — Пойдем отсюда, дорогая.

— Следующий! — громко выкрикнул кассир.

— Подожди минутку. — Она беспокойно взглянула на очередь, не давая себя увести. — Мне нужно…

Джесси опустил руки и отступил назад. Он был совершенно ошеломлен. Однажды она видела у него такое же выражение лица, когда лошадь ударила его в солнечное сплетение.

— Если ты меня любишь, то почему все еще стоишь в этой очереди? — взревел он.

Те из пассажиров, что старались незаметно за ними наблюдать или, вернее, подслушивать, остались в недоумении. Мэг, не обращая на них никакого внимания, упрямо тряхнула головой.

Джесси застонал. Весь его вид говорил: нет, только не все сначала!

Мэг молча подошла к стойке.

— Я бы хотела получить компенсацию за свой билет в Бостон, — объявила она звенящим голосом.

Она обернулась и поискала взглядом Джесси, а стоявшая позади нее очередь разразилась одобрительными возгласами и аплодисментами. Послав мужу одну из своих самых обольстительных улыбок, Мэг поманила его пальцем.

Джесси подошел к ней, словно во сне. Она ласково коснулась рукой его щеки.

— Я стояла в очереди, чтобы вернуть билет, — мягко сказала она. — Я не лечу в Бостон. Я еду с тобой.

Джесси издал ковбойский клич и, подхватив ее на руки, стал кружить. Она была вне себя от счастья и хохотала, уцепившись за его плечи.

Он поставил ее на землю в тот момент, когда объявили посадку на рейс 333 до Бостона. Улыбающийся кассир выложил на стойку деньги за билет, а Мэг и Джесси так и стояли, глядя в глаза друг другу. Голос кассира вернул их к действительности:

— Счастливый конец — это прекрасно, но мне все же придется сказать:» Следующий «.

— Простите за беспокойство. Мы уже исчезаем.

Джесси схватил Мэг за руку и потянул за собой к выходу. Она еле поспевала за ним, изо всех сил уцепившись за его руку, как за самое дорогое в своей жизни. Да он и был самым дорогим.

— Ты отдал машину Джо Бобу. Как же мы теперь вернемся домой?

— А мы и не будем возвращаться — во всяком случае, до завтра. Подумаем об этом, когда придет время.

— Но…

Мэг резко обогнула какого-то малыша, оказавшегося на ее пути. Она с беспокойством оглянулась, но у нее отлегло от сердца, когда она увидела, что мать увела ребенка в сторону.

Джесси сжал ей руку.

— Не спорь, — велел он, хотя она вовсе и не собиралась спорить. — Мы возьмем такси до» Менгера «.

— А что такое» Менгер «?

Он резко остановился и повернул ее к себе. Держа Мэг за обе руки, он улыбался во весь рот. Она подумала, что никогда не видела Джесси таким счастливым.

— Отель в Сан-Антонио. Это мое представление о рае, — протянул он. — Ночь в отеле с видом на Аламо. За тобой фейерверк.

— Вот тут ты прав, — так же нараспев ответила она.

Они позвонили Рэнди на следующее утро прямо из отеля. Мэг выторговала себе право сообщить сыну хорошую новость, но, когда дошло до дела, она не смогла ничего сказать, так сильно переполняли ее чувства.

— Папа хочет тебе что-то сказать, — выпалила она и передала трубку Джесси.

Подойдя к окну и раздвинув шторы, она смотрела на старинный форт, сияющий белизной под лучами палящего солнца, словно символ неукротимого духа Техаса. Тем же неукротимым духом обладал и Джесси, благодаря ему он стал таким: упрямым, гордым, честным.

— Да, конечно, — услышала она его голос. — Угу, мы тоже по тебе скучаем… Правильно, скоро мы все будем вместе.

Он взглянул на Мэг и улыбнулся своей чарующей улыбкой.

— Через пару дней — точно. Нам с мамой нужно… сделать кое-какие дела.

Он подмигнул Мэг, и она почувствовала, как ее с головы до ног охватывает жар.

— Извини, малыш, но тебе нужно еще немножко потерпеть. Поверь мне, это стоит того, если в конце концов мы будем все вместе.

Он еще какое-то время слушал. Улыбаясь, ответил «да» и повесил трубку.

— Ну, что он сказал?

Мэг подошла к мужу и обняла его. Коснулась щекой его гладкой груди и удовлетворенно вздохнула. Джесси прижал ее к себе.

— Он сказал: «Ты прав, папа».

Мэг засмеялась:

— Мы с ним одного мнения о тебе!

— Приятно слышать. — Он посмотрел ей в глаза. — Мэг, я должен тебе еще кое-что сказать. Я должен быть уверен, что ты меня понимаешь.

Она застонала и закрыла глаза.

— Ну что еще?

— Я позволил Тому Ти вовлечь меня в это дело вовсе не из-за Рэнди. Ты ведь думала, что я приехал только из-за Рэнди?

— В общем… да. — Ей было неприятно это признавать.

Он покачал головой.

— Вовсе нет. Я бы подал на опеку, если б дело было только в Рэнди.

— Ты… ты собирался подать на опеку? — У нее запершило в горле при этой мысли.

— Нет. Я думал об этом, но делать этого не собирался. Знаешь, что я понял?

Она покачала головой.

— Я понял, что приехал сюда из-за тебя, вернее, из-за нас. Я люблю нашего сына, но в первую очередь я люблю тебя. Если б не это, Том Ти мог бы приставить мне дуло к виску, я бы все равно не поехал. Мне кажется, ты тоже из-за этого приехала: ты любишь меня, любила и будешь любить всегда.

Он внимательно посмотрел на нее.

— А что ты думаешь об этом, Маргарет Рэндал Таггарт?

— Что ты, как всегда, прав!

Она встала на цыпочки, обняла его за шею и целовала до тех пор, покуда он не взмолился о пощаде. А длилось это весь день и еще часть следующего.


home | my bookshelf | | Фейерверк |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу