Book: Дорога



Гудков Валерий

Дорога

Валерий Гудков

Дорога

Краулер, буксуя и взметая грязь, медленно продвигался по болотистой почве. Буйные заросли древовидного папоротника поднимались высоко над землей, и продираться сквозь них было чрезвычайно трудно. Двое в кабине постоянно чертыхались и переругивались. С первого взгляда могло показаться, что они недовольны друг другом. Но Бен и Алексей были друзьями, и притом - очень близкими. Они постоянно летали вместе, и с таким же постоянством составляли экипаж разведывательного краулера на планетах. Бен обычно занимал место водителя, а Алексей исполнял обязанности штурмана и связиста. В общем, как и на корабле, Бен - второй пилот, Алексей - штурман.

Не поворачивая головы, Бен скосил глаза на Алексея:

- Алек, как ты думаешь, какой сейчас период переживает планета?

- Если проводить аналогию с Землей, наверное, каменноугольный.

- И я так думаю. Вчера у реки крокодилы ползали.

- Тогда уж стегоцефалы.

- Один черт.

- Да нет, стегоцефалы подлиннее и потолще.

- А может, это просто гигантский крокодил обожрался?

- А гигантские пауки и метровые стрекозы? Они что, тоже обожрались?

- Ага.

- Иди ты...

- Далеко.

- Что далеко?

- Идти, куда ты посылаешь.

- Ну, тогда сиди.

- Спасибо... Алек, давай телезонд повыше поднимем.

- Давай.

Кружившийся над ними в нескольких десятках метров телезонд начал плавно набирать высоту. На обзорном экране заскользили верхушки папоротников, сливаясь в один сплошной ковер. На краю экрана появилась полоса, свободная от растительности, как будто кто сделал просеку в зарослях. Ее они заметили еще с орбиты и долго не могли понять, что же это такое. Да и сейчас не знали. Шириною метров в сто пятьдесят и длиною около десяти километров, она была совершенно прямая и по самой середине ее проходила узкая темная полоска. Вот к ней-то и проламывался через дебри краулер.

Прошло с полчаса, и они въехали на просеку. Еще несколько десятков метров - и краулер остановился на полосе, проходящей по ее середине. Ширина метров десять. На поверхности, напоминающей толстое голубое стекло, ни единой царапинки. Будто только что тщательно отполирована. Бен бросил управление и повернулся к Алексею:

- Что скажешь, Алек?

- Похоже на дорогу.

- В каменноугольном периоде? При отсутствии разумной жизнедеятельности?

- А может, здесь все по-другому? Может, мы просто не заметили разумную жизнедеятельность?

- Ну, ты даешь! Дурацкую просеку заметили, а все остальное нет. Так, по-твоему? И потом, почему дорога? Дорога ведь должна куда-то вести, а эта никуда не ведет. Скорее уж взлетная полоса.

- Угу, для твоих объевшихся стрекоз.

- Я серьезно.

- Я тоже. Кому нужна взлетная полоса в каменноугольном? Только стрекозам.

- Да ладно тебе! Может они прилетели с другой планеты?

- Все планеты системы безжизненны, кроме этой.

- Они могли прилететь из другой системы.

- А полоса для чего?

- Для десантных ботов.

- Наши взлетают вертикально или с воды. А они, думаешь, дурнее нас?

- Тоже верно. Что будем делать?

- Давай выйдем.

Проверив герметизацию скафандров, они выбрались наружу. Покрытие полосы приятно спружинило под ногами. От удара двери тамбура о борт с нее слетел ком грязи и, упав на полосу, начал медленно погружаться. Прошло несколько мгновений, и он исчез. Заинтересованно хмыкнув, Бен столкнул на дорогу еще кусок грязи. Повторилось то же самое. Достав нож, он попытался ковырнуть то место, где только что исчезла грязь. Нож скользнул по зеркальной поверхности, не оставив ни малейшей царапинки. Бен нажал посильнее, опять никакого эффекта. Тогда он размахнулся изо всех сил, и неожиданно нож провалился в образовавшееся углубление. Бен отдернул руку. Углубление тут же выровнялось, вытолкнув нож наружу. Бен глянул на Алексея, тот хмуро улыбнулся:

- Может, тебе бластер дать?

- Черт его знает, как оно получилось! Такое мягкое на ощупь и никак. Вот я и... Оно что, живое?

- Кто его знает! Но скорей всего, как и наши дороги, псевдожизнь. Только, пожалуй, на более высоком уровне. Раны наши дороги залечивать могут, а постоять за себя - нет. Пошли в краулер.

Забравшись на свое место, Алексей включил связь и вызвал корабль.

Володька сидел в рубке и скучал. На корабле кроме него и командира оставалось всего несколько человек, остальные были в поиске. Изредка разведчики выходили на связь, и тогда он немного оживал. Обидно торчать на корабле, когда остальные рыщут по планете. Но ничего не поделаешь, кому-то нужно дежурить. Звякнул сигнал вызова. Володька взял микрофон:

- Дежурный по связи. Кто вызывает?

Выслушав, он нажал клавишу корабельной связи и волнуясь, срываясь на крик, позвал:

- Товарищ командир, Рудольф Янович, нашли! Третья группа нашла!

Через минуту в рубке появился командир.

- Чего кричишь? Что нашли?

- Третья группа нашла признаки цивилизации.

Командир склонился над пультом и позвал:

- Бен, Алексей! Что вы там нашли? Переключите зонд на меня.

Засветился обзорный экран, и на нем возник краулер, стоящий на темной полосе. Некоторое время командир сосредоточенно всматривался в экран и слушал, что ему говорили, потом перебил:

- Бен...

- Слушаю.

- Наверно уже пробовал ковырнуть?

Тот буркнул в ответ:

- Угу...

- Ну и что скажешь?

- Псевдо...

- А ты как думаешь, Алексей?

- Похоже на псевдо, но нужно, конечно, более основательное исследование.

- Хорошо, хорошо, этим мы займемся позднее. Что сейчас решили делать?

- Прокатимся по ней. Как вы?

- Ну что же, я, пожалуй, не против. Зонд перевожу в автоматическое сопровождение, и попрошу без экспериментов.

- Будет исполнено, командир.

Алексей бросил микрофон на место и начал устраиваться поудобнее.

- Черт, не могли кабину сделать чуть побольше, ноги деть некуда.

- Так она же рассчитана на нормальный рост, а не на твои два десять.

- Помолчи, у самого не меньше.

Бен вздохнул:

- Ты прав, тоже сиденье отодвигать уже некуда.

Устроившись, Алексей еще раз просмотрел орбитальный снимок:

- Трогай потихоньку, Бен.

Краулер дрогнул и покатился по дороге. Метрах в двадцати над ними парил телезонд. Иногда они останавливались и выходили из краулера. Дорога не менялась. Все такая же голубовато-зеркальная поверхность. Телезонд поднялся выше, и на экране стал виден конец дороги. Алексей прикинул расстояние:

- Осталось километра три, давай с ветерком.

- Какой русский не любит быстрой езды?

Бен усмехнулся и увеличил обороты. Двигатель взвыл, и вдруг что-то изменилось. Бен инстинктивно нажал на тормоза, и краулер встал. Алексей от неожиданности врезался головой в обзорный экран. Потирая ушибленный лоб, на котором вздувалась шишка, он уставился на Бена:

- Ты что, взбесился? Что случилось?

Бен ткнул рукой вперед:

- Посмотри.

Вокруг, насколько было видно, простиралась песчаная равнина. Кое-где громоздились барханы и под ветром курилась над их вершинами песчаная дымка.

Командир вздрогнул, и склонился к экрану:

- Что случилось, куда они пропали?

Зонд неподвижно висел на одном месте. С него отлично просматривалась дорога в обе стороны. И она была пуста. Краулер, а вместе с ним Бен и Алексей, бесследно исчезли. Командир откинулся в кресле и устало потер виски:

- Володя, передай всем, пусть срочно возвращаются на корабль. Быть всем предельно внимательными. Я у себя в каюте. Когда соберутся - позовешь.

- Хорошо, Рудольф Янович, будет исполнено!

- Кажется, влипли. Послушай, Бен! Ты куда меня завез?

- Откуда я знаю? Только что были джунгли, и вдруг - эта равнина.

- А может, заросли кончились?

- Не смеши, карта у тебя на коленях.

- Это я так, для самоуспокоения.

Алексей повернулся к обзорному экрану:

- О черт, не работает. Неужели я его расколотил?

Бен усмехнулся:

- Если ситалл устоял против твоей башки, то и остальное должно было уцелеть.

Алексей начал крутить ручки, потом попробовал стукнуть по экрану кулаком. Бен хихикнул:

- А ты попробуй еще раз - головой.

- Юмор висельника.

Наконец он включил обзорную телекамеру, экран засветился, и по нему поплыл все тот же унылый пейзаж.

- Ага, телезонд потеряли. Интересно, как? Ведь он стоит в автоматическом сопровождении и должен быть над нами.

- Многое, Алек, должно быть, а вот кое-чего быть не должно, это уж точно. Смотри.

Слева от них разгоралась багровая заря, всходило солнце. А справа от них второе солнце готовилось скрыться за горизонтом.

- Но этого не может быть, в этой системе только одно солнце!

- А ты уверен, что мы все еще в той же системе?

- Черт знает, но другая система...

- Опять самоуспокаиваешься?

- Кажется, да.

- Тогда давай помолчим, подумаем, может, что умное в голову придет.

Через час все собрались в кают-компании. Вошел командир.

- Как я понимаю, вы все в курсе происшедшего. Володя, дай запись. Свои соображения выскажете после просмотра.

Засветился экран репитера, и на нем появилось изображение краулера, стоящего на дороге.

Кадр скользил за кадром.

Вот краулер стронулся с места и покатил по дороге. Еще немного, и наступил решающий момент. Изображение качнулось, и краулер исчез. Только что он был - и вот его нет, как при трюковых съемках в кино. Прошло несколько томительных минут. Молчание нарушил инженер корабля:

- Можно повторить еще раз последние кадры?

Командир кивнул. Вновь ожил экран, и вновь исчез краулер.

Так повторялось несколько раз. Наконец командир не выдержал:

- Аркадий Львович, вы что-нибудь заметили?

- Пока ничего определенного сказать не могу, но кое-что это мне напоминает. Я пойду к себе, соберусь с мыслями.

- Хорошо, все свободны. Сбор через два часа.

Бен заерзал, открыл глаза:

- Слушай, Алек, что ты знаешь о теории гиперпространственных скачков?

- Тебе тоже эта мысль пришла в голову?

- А что еще может прийти в голову?

- Ты прав. Но об этом я знаю только из лекций.

- Я тоже из лекций, давай вспоминать. По теории, переход происходит во времени и пространстве одновременно Вернуться в ту же точку пространства-времени невозможно. Почему - не знаю, но невозможно. Вот, пожалуй, и все что я запомнил.

- Ты что, только одну лекцию и прослушал?

- Одну, я как раз познакомился с Роной, и было не до отвлеченных теорий.

- Ну, знаешь, я тогда тоже познакомился с Валентиной, но несмотря на это прослушал весь курс.

- Вот поэтому у тебя Валентину чуть не отбил парень с астрофизического.

- Пусть бы попробовал...

- Ты что, драться полез бы?

- Там было бы видно.

- Зверь! Ну, давай дальше.

- Дальше формула: время равно расстоянию, пройденному от точки или к точке отсчета, помноженному на коэффициент. А он сам меняет значение от плюс единицы, до минус единицы, в зависимости от направления движения. В нашем случае он равен минус единице.

- Значит, по отношению к кораблю мы сейчас провалились в прошлое, а если попытаемся вернуться, то окажемся в будущем.

- Верно. И насколько мы уйдем в будущее, будет зависеть от того, какое расстояние мы пройдем туда и обратно.

- Да, влипли. Интересно, куда нас занесло?

- Дождемся ночи и определимся.

- Думаешь, ночь тут будет?

- Я прикинул, минут сорок темноты обеспечено.

- Тогда я пойду подремлю.

Бен перебрался в бытовой отсек и минут через пять оттуда раздался раскатистый храп. Алексей, обладавший далеко не такой стабильной нервной системой, только пожал плечами.

Командир сидел задумавшись в ходовой рубке, когда к нему заглянул Марков:

- Рудольф, я кажется вспомнил, где видел подобное.

Командир оглянулся:

- Заходите, Аркадий.

Марков протиснулся в рубку и заполнил собою огромное объемистое кресло:

- Это было лет двадцать назад. В то время начались эксперименты с гиперпространственными кораблями-автоматами. В момент перехода изображение на всех контрольных экранах так же покачивалось. Это объяснялось большим напряжением гравитационного поля. Оно искажало световые лучи. Но я о другом. Эксперименты пришлось прекратить. Ни один корабль не вернулся назад. Тогда не знали, в чем дело. Только через десять лет выяснилось, почему они не вернулись. Харламов разработал подробную теорию гиперперехода, из которой, как следствие, вытекало, что переход происходит не только во времени, но и в пространстве. А первые корабли были нацелены на самое большое расстояние, которое мы могли достигнуть в то время: что-то около ста пятидесяти световых лет. Значит, вернуться они должны были только через триста лет. Так далеко ушли они в будущее. Возможно, и эта дорога только в одну сторону, только вперед, в будущее. Обратной дороги нет.

- Да-а-а. Что будем делать, Аркадий?

- Решать вам, Рудольф. Мы ничем им не можем помочь. Если им очень повезет, то они встретятся с создателями этой системы.

- Вы имеете в виду дорогу?

- Да, то что мы называем дорогой.

В продолжение этого разговора, в рубку один за другим заходили члены экипажа, и вскоре все оказались в сборе. Вперед протиснулся Володька:

- Товарищ командир, а кто строил эту дорогу?

- Разум, Володенька, Разум.

Больше никто ничего не спросил. Все застыли в молчании. И непонятно было, то ли экипаж прощается с исчезнувшими в неведомом товарищами, то ли приветствует высокий и непостижимый пока Разум.

Негодование Алексея наконец угасло, и он тоже задремал. Но ненадолго, покоя ему не было и во сне. Он заворочался и проснулся. Посмотрел на заходящее солнце, присвистнул и полез будить Бена. Раздалось недовольное бурчание:

- Ну, что там?

- Солнце заходит.

- Будем определяться?

- Попробуем.

- А я посмотрю краулер, нужно проверить все агрегаты. Помощи-то ждать неоткуда.

- Хорошо.

Бен скрылся в реакторном отсеке.

Алексей занялся киберштурманом.

Кибер был предназначен для планетной навигации, и заставить его служить для других целей было нелегкой задачей.

Предстояло перемонтировать схему.

На это ушло немало времени.

Наконец, Алексей закрыл крышку блока и осмотрелся.

Второе солнце скатилось за горизонт и вокруг, стремительно густея, разливалась тьма.

Появился Бен и устроился на своем месте:

- Ну, что у тебя?

- Все готово.

- У меня тоже.

- Как реактор?

- В полном порядке. Без перезарядки продержит год, а там как получится.

- А остальное?

- Примерно так же.

- Значит, порядок. Если не сдохнем от голода.

- Таблеток и концентратов нам на две жизни хватит.

- Тогда начнем.

Из гнезда выплыл последний из двух телезондов и повис над краулером.

Поворачиваясь, он стал отыскивать на небосводе ориентиры и, наконец, застыл.

В киберштурман начала поступать информация.

Но вот раздался звонок, и на колени Алексею сползла лента с трехмерными координатами.

На экране высветились созвездия с отметкой местонахождения краулера.

Взглянув на ленту и на экран, Алексей присвистнул:

- Ого, десять лет.

- В каком направлении?

- Увы, еще дальше от Земли. Мы продвинулись в направлении ядра галактики.

- Но для чего эта дорога, куда она может вести?

- Скорее всего, к центру галактики и, соответственно, к центру цивилизации.

- Но ведь дороги, обычно, начинаются в центре и ведут к периферии. Цивилизация должна расширяться, осваивать новые пространства.

- А может, она и идет от центра, просто мы движемся в противоположном направлении.

- Может, может. А может, они вообще из соседней галактики? Свою освоили и движутся к центру ближайшей?

- А почему ты думаешь, что они из соседней?

- Подумай сам. Дороги идут от центра, и если они из нашей галактики, то они нас давно бы нашли. Ведь дорога проходит в каких-то пяти световых годах от Солнечной системы, и радиошум от нашей цивилизации давно бы уже засекли.

- Пожалуй, ты прав. Ну а если нет в центре цивилизации, тогда как? Ведь они исчезнут во времени. Обратной дороги в свое время нет.

- Обратной дороги нет и у нас.

- Мы попали случайно.

- Не скажи. Поиск есть поиск, и любая находка для нас не случайность, а закономерность.

- Даже такая?

- Даже такая! Двигаем?

- Постой! Ведь обратной дороги действительно нет. Мы уходим навсегда. И неизвестно, придем ли куда-нибудь...

- Алек, мы оба давно решили свою судьбу...

- Ты прав, Бен. Как всегда прав. Двигаем дальше, к центру цивилизации...

- К Разуму, Алек, к Разуму!

Краулер вздрогнул, покатился, набирая скорость, пс дороге и беззвучно исчез в конце ее.






home | my bookshelf | | Дорога |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу