Book: Два героя



Э. Гранстрем

Два героя

В Новом Свете

В монастыре Ла-Рабида

Близ знаменитого порта Палос на голом утесе стоит францисканский монастырь Ла-Рабида. В настоящее время дорога к нему извивается среди развалин и тернового кустарника. Но сердце путника, который впервые проходит по этой дороге, невольно забьется сильнее, и он, глубоко взволнованный, остановится перед воздвигнутым здесь каменным крестом. В то же время он мысленно перенесется на несколько столетий назад, и взор его устремится в необъятную равнину океана, скрывавшую от него Новый Свет, который связан с этим местом великими воспоминаниями.

В 1491 г. по этой дороге шел рыжеволосый путник со своим маленьким сыном. Он был глубоко удручен, потому что в течение всей своей жизни испытывал только одни разочарования. В голове его роились смелые гордые замыслы, обещавшие властителями мира несметные сокровища, а ему – бессмертную славу. Он был убежден, что не ошибается в своих предположениях. Но напрасно обращался он к королям и владетельным князьям, – их придворные отстраняли его. Они надменно смеялись над его планами, считая их пустым несбыточным бредом. Как мог разубедить этих аристократов простой итальянский моряк, Христофор Колумб из Генуи! Кому был он известен в 1491 году? Потеряв всякую надежду, он покинул Испанию, чтобы попытать счастья в другой стране и без средств шел пешком из Рио-Тинто в Гуэльву, с целью сесть там на корабль.

Его сопровождал его маленький сын Диего, только увеличивая заботы отца, потому что путник был беден, а гордость не позволяла ему просить милостыню.

Случайно взгляд его остановился на монастыре, монахи которого славились своей благотворительностью. И вот, в том самом месте, где теперь находится каменный крест, Колумб, преодолев свою гордость, решился протянуть руку и просить кусок хлеба для себя и своего сына, и здесь ему не было отказано в помощи. Настоятель монастыря патер Хуан Перец де-Маркена оценил планы человека, которому суждено было открыть Новый Свет. В этом-то монастыре 15 марта 1493 гола и начинается наш рассказ.

Патер Хуан стоял у окна своей высокой кельи и задумчиво смотрел в бесконечную даль синего моря; в душе его происходила тяжелая борьба.

Молодой Яго, чернокудрый юноша, единственный сын его покойного брата, сильно озабочивал его. Впечатлительный юноша был одарен прекрасными способностями и занимался прилежно, но вместе с тем жаждал славы и подвигов. До сих пор он жил в соседнем монастыре, занимаясь науками под руководством настоятеля; не стены монастыря сделались для него тесны, его тянуло на волю, к студентам города Саламанки. Патер Хуан хорошо знал тот город с его узкими мрачными улицами. Знал также университет, основанный еще в 1222 году и в то время лучший из всех других учебных заведений; в стенах его тысячи студентов черпали познания. Но ему были также хорошо известны соблазны и искушения, ожидавшие там молодого неопытного юношу. Взгляд патера блуждал по необъятному морю… Как спокойно оно сегодня! Какое множество кораблей бороздит его тихие воды, но пройдет несколько часов – и картина может быстро измениться!.. Ураган бешено взроет океан, поднимутся гигантские волны и гордые корабли, подобно ореховым скорлупам; сделаются игрушкой разнузданной стихии… В этой неравной борьбе человеку остается только возложить все упование на Бога. Вот и жизнь человека то же, что и море! Сегодня она спокойна и манит вдаль, а завтра полна бурь и опасностей…

Так размышлял патер Хуан. Он хотел предостеречь юного Яго и если бы тот стал настаивать на своем намерении, по крайней мере, дать ему несколько полезных советов, которые пригодились бы ему при его вступлении в свет.

Стук в дверь прервал его размышления. В комнату вошел человек лет тридцати, сильно взволнованный.

– А, это вы, Гарция Гернандес? Что с вами? Вы так взволнованы? Что вас привело ко мне?

Гарция Гернандес, живший в Палосе, был ученый: медик, физик, космограф. Его необыкновенная энергия и глубокие познания были всецело направлены на изучение природы; но особенно интересовали его те отдаленные страны, о которых существовали одни лишь смутные сведения.

Обыкновенно сдержанный и спокойный, он был сильно взволнован и едва переведя дух от скорой ходьбы, наконец проговорил:

– Отец Хуан, помните ли вы того человека, который два года назад приходил в монастырь, того рыжеволосого, которого мы еще рекомендовали королеве Изабелле?

– Христофор Колумб! – как бы что-то припоминая, медленно произнес патер. – Разве его можно забыть? Это необыкновенный человек, в глазах его светится гений! Счастлив тот, кому раз пришлось встретить такого человека. Блажен, кого Господь, сподобит быть полезным избраннику человечества! Волей Божьей мы были призваны доставить Христофору Колумбу средства для его путешествия. У него была великая благочестивая цель: он обещал добыть средства для нового крестового похода для освобождения Святой земли и гроба Спасителя Нашего от владычества сарацин. Как часто, стоя у этого окна, я мысленно уносился далеко за пределы горизонта! Я был душой с ним, на его корабле! Как часто сердце мое дрожало за него, когда поднимались буря и туманы!.. Да, Колумб решился на отважное дело! Что значат в сравнении с ним предприятия португальцев, которые медленно шаг за шагом пробираются по берегам Африки? Колумб предпринял поистине геройское путешествие! Но нередко находили на меня и сомнения… Однако лицо ваше сияет радостью… Нет ли о нем известий? Не воротился ли он?

– Удивительные вести привезли нам купцы из Севильи, отец Хуан! Один из капитанов Колумба, Алонзо Пинсон, вы его знаете, уже высадился в Галиции, на северо-западе Испании и послал королю донесения о новооткрытых странах. Самого Колумба противные ветры вынудили пристать к Лиссабону. Завистливые португальцы хотели было взять его в плен, но охранная грамота нашего короля Кастилии и Леона внушила им должное уважение к нему. Каждую минуту нужно ожидать Колумба в Палосе. И сколько чудес он везет с собой!.. Краснокожих людей, разноцветных птиц, ценные пряности, плоды, каких мы никогда не видели, и золото, отец Хуан, массу чистого самородного золота!

– Слава Царю Небесному! – воскликнул приор, творя крестное знамение. – Значит, смелое предприятие удалось и морской путь в богатую Индию найден!

– Теперь вы все знаете, отец Хуан! – торопливо проговорил Гарция Гернандес. – А я спешу. Я сяду на берегу морском и уйду оттуда только тогда, когда пожму руку Колумбу. Весь народ в волнении! И я должен приветствовать его и провести в Божий храм, – возблагодарить за покровительство Всемогущего Бога, без которого никакие охранные грамоты государей и никакие пушки в мире не в состоянии защитить нас.

С немым удивлением слушал молодой Яго этот разговор. Что привело двух ученых в такой восторг?… Красные люди?… Да разве существуют такие люди?… Разноцветные птицы?… Золото, чистое золото и пряности из сказочной Индии!.. Они задумывают новый крестовый поход: отец Хуан несомненно говорил об этом. Все это было неразрешимой загадкой для юноши. Машинально пошел он за патером и Гарцией Гернандесом, которые шли рядом, оживленно разговаривая. Странно и непонятно было все, что удалось ему услышать из их разговора. Это были отрывки из какой-то совершенно ему незнакомой истории, о которой ему ничего не рассказывали его монастырские наставники. Но все эти чудеса: красных людей и пестрых птиц он увидит собственными глазами, потому что из Палоса уже доносился теперь звон колоколов. То были радостные звуки: на дальнем горизонте показался белый парус, а вскоре и судно, и в нем узнали «Нину», вышедшую из Палосской гавани 3 августа 1492 года вместе с двумя другими – «Санта Мария» и «Пинта». Почему же возвращалось теперь только одно судно? Где же адмиральский корабль «Санта Мария»?… Скоро ему предстояло узнать, что обломки его преданы тлению на берегах новооткрытых островов.

Мореплаватель

Несколько часов спустя молодой Яго стоял рядом со своим дядей и смотрел на знаменитого человека, которого торжественно встречали все жители города. В нем не было ничего южного и уже этим одним он резко выделялся среди своих спутников. Долгое морское странствование не могло согнуть его высокий сильный стан; сознание выигранной трудной победы заставляло его держаться гордо и прямо, оно ясно светилось в его светло-голубых глазах и на его загорелом, покрытом веснушками лице. Знаменитый мореплаватель казался старше своих лет; тяжкие заботы вплели в его рыжеватые волосы многочисленные белые пряди.

Яго де-Маркена не мог оторвать глаз от героя, к которому все окружающие относились с благоговением. Какая-то непреодолимая сила влекла его к этому человеку и он шел за ним в торжественной процессии с опущенной головой, шел как слуга за своим господином, не отдавая себе отчета, почему он внезапно всем своим сердцем привязался к чужестранцу. Его привлекало могущество гения, и к своему удивлению, он едва взглянул на медно-красных индейцев в их национальных украшениях. Он не обращал внимания ни на редких попугаев, сидевших на длинных тростниках, ни на пряности, которые несли в открытых ящиках. Золото не возбуждало в нем изумления. Велик и достоин удивления казался ему в это мгновение только человек, совершивший дело, казавшееся невозможным для всех его предшественников.

Юноша не посмел вмешаться в разговор адмирала с патером Хуаном и Гарцией Гернандесом. Он терпеливо ждал перед дверями, пока Колумб не появился снова, и был счастлив уже тем, что по крайней мере еще раз увидел его.

Колумб недолго оставался в Палосе. Он спешил в Барселону, где тогда находился королевский двор. С триумфом ехал он по всей Испании и с триумфом, при колокольном звоне, вступил в Барселону. Когда он в сопровождении многочисленных рыцарей появился в зале королевского дворца, король и королева «приняли его со всевозможными знаками внимания, воздали ему величайшие почести и позволили ему публично сидеть перед собой, что считалось первейшею и величайшею милостью», – так рассказывает об этом один из писателей того времени. Молва о великом открытии и путешествии Колумба пронеслась по всей Испании и по всему христианскому миру. В это время адмирал снаряжал уже новый флот.

Яго оставался все это время в Палосе. Он полюбил уединение, сделался чрезвычайно тих и все думал о том, что он слышал и чего не мог хорошенько объяснить себе. Прежде он любил в свободные часы ходить в дом физика и космографа Гарции Гернандеса, но не для того, чтобы поучиться у него. Там жила с матерью младшая сестра ученого, Мерседес, которая ему очень нравилась; по возвращении из Саламанки он намерен был жениться на ней, но пока молодые люди хранили это в тайне.

Теперь Яго посещал дом Гернандеса еще чаще, но выбирал те часы, когда наверное мог застать самого Гарция. Он почти все время находился при нем, сопровождал его на прогулках и расспрашивал его обо всем, что касалось Колумба. Гернандесу нравилась любознательность юноши и он познакомил его со всеми географическими знаниями того времени.

Знания эти были ничтожны в сравнении с современными. Но они также весьма отличались от тех, которые Яго усвоил в монастыре у своих старых учителей. В исходе XV века в науке сделаны были новые открытия, появились новые идеи; но они были известны немногим, потому что несколько столетий назад книги распространялись не так легко и скоро, как теперь. А Яго учили по-старому: Европа, Азия и Африка были для него единственными населенными странами; на крайнем севере земля была необитаема по причине сильной стужи, точно так же и юг был необитаем вследствие сильного зноя. Ему говорили, правда, что, по мнению некоторых ученых, земля – шар, но тут же прибавляли, что это еще не доказано. Каким образом люди, подобно мухам на потолке, могли бы ходить на противоположной половине земли головами вниз и ногами вверх!

Рассказы Гернандеса значительно расширили умственный кругозор Яго. Он узнал, что земля несомненно шарообразна. Гарция рассказал ему о далеких странах, открытых знаменитыми путешественниками. Мир не оканчивался за Турцией; следуя далее на восток, можно было достигнуть страны чудес – Индии, откуда через Турцию привозят в Европу драгоценные пряности; за Индией, на восточной оконечности Азии, лежит царство Китай, а далее на острове Чипанго, оба эти государства, по словам Марко Поло, посетившего их в XIII веке, населены необыкновенно густо и изобилуют превосходными и дорогими произведениями. Если бы найти путь туда не через враждебные христианам страны, произведения эти стали бы доступнее и дешевле. Португальцы первые напали на эту мысль; они старались обогнуть Африку и этим путем достигнуть Индийского океана.

– Мы находимся здесь, на западной окраине обитаемого мира, – говорил Гернандес, – а те богатые страны лежат на восточной. Можно попасть туда, объехав Африку, но есть еще и другой путь. Представь себе, что яблоко это – земной шар. Наметим на нем ножом наши берега, а здесь – восточные страны, Китай и Чипанго. Ты теперь сейчас же видишь, что от того места, где лежит наша гавань Палос, есть еще другая дорога в эти страны. Не правда ли – прямая дорога? Потому что, если мы из Палоса поплывем все прямо на запад, то будем мало-помалу огибать земной шар и должны в конце концов приехать к восточному берегу материка Азии. И дорога эта не так длинна; она короче, чем кругом Африки.

Так говорил Гарция Гернандес своему любознательному ученику, хотя и сам учитель не был свободен от заблуждений, считая земной шар гораздо меньшим, чем он есть на самом деле. На этой земле, которую считали на целую треть меньше, не было места для новой части света; Азия и Европа казались не так далеки друг от друга в западном направлении и опасность подобного путешествия представлялась значительно меньшей.

– Вот этот-то план, – прибавил Гарция Гернандес, – и выполнил Колумб. Но не один он придумал его. Я видел в его руках письмо от флорентийского ученого, физика Тосканелли, в котором план этот подробно разработан и точно рассчитано, даже в милях, расстояние западного берега Европы от восточного берега Азии. Тем не менее нашему Колумбу принадлежит бессмертная слава, потому что составить такой план на бумаге далеко не то, что привести его в исполнение. Не так-то легко выйти в необозримый океан и целых три недели не видеть ничего, кроме неба и воды. Принадлежат ли открытые адмиралом прекрасные острова действительно к Китаю и Чипанго, – продолжал задумчиво Гарция, – решить теперь наверное еще нельзя. Древние географы, как, например, грек Эратосфен из Афин, первый измеривший земной шар, и римлянин Страбон, думали, что в океане могут быть еще другие обитатели, части света и острова. Видишь ли, мой юный друг, великое путешествие Колумба есть только начало целого ряда других славных путешествий. Острова богаты золотом и это привлечет туда многих; но настоящий исследователь не заботится о золоте, он стремится раскрыть тайны земного шара, он желает знать, что за этими островами, – действительно ли царства Китай и Чипанго или же новые страны, о которых мы до настоящего времени ничего не знаем? Все это покажет будущее. Если ты так интересуешься всем этим, то охотно прочтешь письмо, которое написал Колумб королю о своем путешествии. Я могу тебе дать его. Читай и удивляйся.

Яго расположился в беседке сада, развернул письмо, представлявшее собой нечто вроде дневника и перед ним впервые развернулась во всей своей целости история первого плавания Колумба.

Великий мореплаватель рассказывал сначала о своем намерении отмечать все происшествия, начертить новую морскую карту и приучить себя к лишению сна, чтобы зорко следить за направлением судна. Далее Яго читал о плавании к Канарским островам и выход в неизвестный океан. Далеко на западе географы того времени предполагали существование острова Антилии, куда будто бы испанские христиане в 734 году бежали от преследований мавров. Колумб тоже верил в это; но главной целью его была Индия и он не позволял себе увлекаться второстепенными планами. В течение 34 дней он видел перед собой только небо и воду. Сколько испытаний, сколько борьбы со своим экипажем должен был он вынести за это время! Нередко его тревожили обманчивые крики: «земля, земля!», пока наконец флотилия не достигла Гванагани, небольшого острова, которому Колумб дал название «Сан-Сальвадор». Да, Яго читал и изумлялся. Адмирал говорил о людях не белых и не черных, о собаках, не умеющих лаять; потом о плавании с одного острова на другой, пока наконец, как думал Колумб, он не достиг на острове Куба материка Азии, а в Эспаньоле или Гаити – Чипанго или Японии! Заблуждения, которые должны были обнаружиться лишь много позже.

Яго был очарован этим донесением. Ему казалось, что он вместе с Колумбом на Кубе. «Запах цветов и деревьев, читал он, прекрасен. Всю ночь слышно пение птиц, щебетание ласточек и трескотня насекомых. Воздух ночью ни холоден, ни душен и полон благоуханий». Со страстным увлечением следил Яго за двумя испанцами, отважившимися проникнуть вглубь Кубы. Они встречали множество мужчин и женщин, которые несли в руках тлевшие с одного конца сухие благоухающие листья, свернутые в маленькие трубочки, другой конец которых брали в рот и вдыхали в себя дым. «Это их усыпляет и опьяняет, – писал Колумб, – и, очевидно, они таким образом предохраняют себя от утомления. Они называют эти маленькие трубочки «табакос».



Далее рассказывалось о золотых украшениях туземцев, зародивших в Колумбе желание отыскать золотоносные рудники; о дне Рождества Христова, впервые отпразднованном христианами в Новом Свете; о страшной буре и крушении «Санта-Марии»; об основании на Эспаньоле первой колонии «Навидад», т.е. «Рождества Христова» и, наконец, о возвращении на родину по бурному океану».

С возрастающим любопытством прочитал Яго письмо. Он был так очарован, что им овладело непреодолимое желание ехать в Навидад. Он был сын своего времени, он не стремился «в Америку», потому что человечество не знало этой части света, хотя она и была уже открыта; он рвался в Китай и Японию, за которые Колумб принял острова Кубу и Гаити.

И вот, в нем созрело решение. Вмиг забыты были Саламанка и университет. Когда в беседке появилась черноволосая головка Мерседес, он тотчас рассказал ей о своем намерении. Напрасно она отговаривала его, жалела, что он, такой молодой, идет на верную гибель, плакала даже. Но могли ли слезы тронуть страстного поклонника великого Колумба. Он остался непреклонен в своем намерении; он говорил: «я должен». Исполнение плана зависело, однако, не от него одного. Опекун его, патер Хуан, имел право сказать и свое слово. Это отлично знал юный мечтатель и потому решил обратиться за помощью к Гарции Гернандесу. В Палосе с гордостью ожидали предстоящего путешествия Колумба. Друзья великого мореплавателя считали великое открытие его также и своим делом, потому что они рекомендовали Колумба королеве Изабелле, и тем доставили ему средства для его первого путешествия. Осуществление мечтаний Яго де-Маркена не встретило поэтому никаких особенных затруднений. Ему было уже восемнадцать лет, а в Испании люди мужают быстрее, чем на севере; он был здоров и силен и приор дал свое согласие. Колумб, конечно, не откажется оказать услугу племяннику за услугу дяди, – приор был в этом уверен и Яго оставалось только с радостным сердцем собраться в путь и лететь в Кадикс, чтобы присоединиться к большому флоту.

Колумб располагал теперь большим флотом. Четырнадцать каравелл и три больших корабля с 1200 пешими и конными воинами были отданы в его распоряжение.

Теперь дело шло о покорении новооткрытых земель. Первые колонисты были уже в Навидаде; но теперь организовывалось первое правильное переселение. Донесение Колумба было так увлекательно, что в плавании этом приняли участие не одни искатели приключений, но и представители испанского дворянства. На кораблях везли в новые земли европейских домашних животных, семена полевых растений и овощей, виноградные лозы и прочее.

«Вице-король» намеревался основать колонию на Эспаньоле и затем продолжить плавание. Им овладела гордая мысль: он хотел посетить не только Китай и Японию, но, плывя все на запад, первым совершить кругосветное плавание.

В успехе своего предприятия, Колумб не сомневался. Ведь как близко лежит Япония от Испании! Он доказал это своим плаванием и тогда он сможет открыто сказать, что земной шар далеко не так велик, как утверждали астрономы и космографы! Но он был в заблуждении; он совершил нечто более великое – увеличил землю в знании человечества на целую часть света. Но он не подозревал этого, когда 25 сентября 1493 г. флот его в Кадикской бухте снялся с якоря и он вступил в свое второе знаменитое плавание.

Рождество Христово за океаном

Медленно пробиралась флотилия Колумба в лабиринте Малых Антильских островов к Эспаньоле. Наконец 22-го ноября моряки достигли этого острова и с кораблей раздались восторженные крики. Радостью заблестели глаза адмирала: с этим роскошным островом соединял он большие надежды.

«Поселенцы в Навидаде, – думал Колумб, конечно, не сидели сложа руки; вероятно, они уже завязали сношения с туземцами и променяли оставленные им безделушки на золото. В этой своеобразной стране должны скрываться и другие ценные произведения, о которых колонисты, конечно, узнали». Всеми этими сокровищами Колумб хотел нагрузить часть своих кораблей и отослать в Испанию королю. Тогда он мог бы рассчитывать на новую помощь, а вместе с тем и на быстрое процветание своего вице-королевства.

Но до Навидадской гавани было еще далеко и потому флотилия стала на якорь в гавани Монте-Кристо. По обыкновению несколько человек отправилась за водой; в числе их был и Яго де-Маркена. Все, что он увидел здесь, было для него ново: деревья, цветы, птицы, – все резко отличалось от того, что он видел на родине. Он сидел на берегу ручья, который вытекал из небольшого леса и с шумом катился в море. Перед ним расстилался зеленый луг, простиравшийся до самого морского берега. Но это не была обыкновенная трава: она была выше и прямее.

Над ней порхали пестрые бабочки, с жужжанием летали жуки и все они как будто торопились, потому что солнце касалось уже края горизонта, а на востоке поднималась луна. Приближалась ночь, призывая одни существа к покою, другие к жизни. Товарищи Яго собирались уже к боту, чтобы вернуться на корабль. В чужой стране не мешало быть осторожнее, так как на других островах были найдены на берегах несомненные следы людоедства. Поднялся со своего места и Яго, чтобы присоединиться к товарищам. Когда они были уже недалеко от бота и солнце уже скрылось, перед Яго пролетел светящийся жук и опустился на высокий стебель травы. Как зеленоватые фонари, на груди его ярко светились два пятна. Свет этот невозможно и сравнивать со светом нашего Иванова червячка; он был во сто раз сильнее и необыкновенно красив. Яго де-Маркена захотелось овладеть этим живым драгоценным светильником и он осторожно направился к нему. Но жук улетел дальше и Яго последовал за ним. Вдруг он остановился, пораженный острым трупным запахом, и пока он старался понять, с какой стороны идет этот запах, слева от него, из высокой травы, поднялась хищная птица. Яго сделал в этом направлении несколько шагов и отпрянул назад: перед ним в траве лежал труп человека. Преодолев страх, он ближе взглянул на него и крик ужаса вырвался из его груди: ему показалось, что был труп белого человека. Спутники его, встревоженные его криком, подошли к нему. Но никто из них наверное не мог сказать, был ли то труп белого или индейца, – так сильно уже он разложился. Но причина смерти была очевидна: человек был удивлен и веревка обвивала его шею. Все еще стояли в раздумье над загадочным трупом, как вдруг ушедший вперед матрос вскрикнул от изумления: он наткнулся на второй, такой же разложившийся труп человека со связанными ногами.

Между тем темнота усиливалась и оставаться на морском берегу было невозможно. Наши путники поспешили к боту и поплыли к кораблям. Никто не решился высказать своих мыслей, но в глубине души каждый боялся, что то были трупы испанцев и что в Навидаде, находившемся всего в 12-ти милях от гавани Монте-Кристо, случилось несчастье.

Печальная весть быстро разнеслась на адмиральском корабле, вызывая такие же печальные предположения.

– Разве нельзя было узнать, – индейцы ли это или нет? – спрашивали воротившихся.

– Нет! – был короткий ответ.

Сам адмирал был смущен; он отдал приказание, чтобы на следующее утро сильно вооруженный отряд осмотрел берег.

На палубе рядом с Маркеной сидел молодой Алонзо де-Хойеда.

– А ведь дело-то неладно, – сказал он.

– Почему? – спросил Маркена.

– Вы видели, что у одного из трупов ноги были связаны; это доказывает, что наших поселенцев победили и взяли в плен.

– Поселенцев? – спросил Маркена. – Но, может, то были трупы индейцев?

– Может быть, если бы они находились подальше от Навидада, – возразил Хойеда, – и если бы прибрежье не было так безлюдно! Отчего индейцы не показываются? Отчего они, по обыкновению, не выплыли на берег? Они нас, конечно, видели. У них совесть не чиста, они боятся нас и потому скрываются.

– Ты прав, Алонзо, – сказал Маркена.

– В самом деле, почему убийцы избегают нас? Только потому, что боятся нашей мести!

– Вы что тут раскаркались? – раздался вдруг около них резкий голос Маргарита, начальника войска. – Я вам запрещаю вести подобные разговоры и смущать людей. Мужества, а не робости ожидал я от дворян Кастилии.

– Позвольте мне сказать одно слово, – воскликнул Хойеда. – Истинное мужество выказывается не в дружеском разговоре, а на поле битвы. Но, если вы приказываете, я должен, конечно, молчать.

– Тише, ради Бога, без ссоры! – вмешался Маркена.

– Как без ссоры! – крикнул Маргарит. – Ты забываешь, что перед тобой начальник. Ты не только трус, ты еще дерзок!.. Ссора… О ней не может быть речи! Кто осмелится мне возражать, тот мятежник!

– Маргарит! – раздался вдруг тихий голос адмирала, – мне нужно с вами поговорить.

Два героя

Маргарит должен был повиноваться. Адмирал спокойно стал говорить с ним о предстоящей высадке и о различных планах на будущее. Он услышал спор и поспешил примирить своих подчиненных.

– Напыщенный дурак! – говорил между тем Хойеда.

– Но он наш начальник, – заметил Маркена.

– Черт возьми! – возразил Хойеда. – Я не для его удовольствия приехал на этот остров. Один король мне судья!

– Король далеко от нас, – напомнил Маркена своему другу.

– Ты прав, Маркена! Но все-таки я не позволю себя оскорблять!

Он ушел, а Маркена скоро заснул крепким сном. В продолжение долгого путешествия он успел привыкнуть к подобным сценам.

Тем временем к Хойеду подошел другой кастилец, Франциск Ролдан.

– Не доверяй этому молокососу, – сказал он Алонзо, – ведь он любимец генуэзца, родственника его друга. Сознайся, не лучше ли было бы, если бы король, назначил адмиралом и вице-королем испанца, а Колумб мог бы ехать в качестве штурмана. А теперь он, итальянец, наш повелитель, да еще захватил с собой своего брата Диего, который охраняет его, как собака.

Хойеда молчал. Ролдан до некоторой степени был прав. Гордость испанцев страдала от того, что им приходилось подчиняться чужестранцу. Но они забывали, что этому генуэзцу принадлежало открытие стран, в которых теперь они основывали Новую Испанию.

На рассвете следующего дня несколько ботов отчалили от корабля, чтобы осмотреть берег. На одном из них находился сам Колумб в сопровождении Маркены, Хойеды, Маргарита и Ролдана.

Берег был безлюден. Ни один туземец не показывался, Нигде, насколько хватал глаз, не было никаких признаков жилья. Крутом царила зловещая тишина, не нарушаемая даже пением птиц.

Испанцы сошли на берег и направились к найденным накануне трупам; но и теперь, при солнечном свете, узнать их было невозможно. Затем, вытянувшись длинной цепью, отряд начал осмотр берега. Шлемы кастильцев сверкали над травой и долгое время никто из них не подавал никакого знака.

Адмирал сел под деревом и слушал чарующее пение птички, скрытой от его взоров густой листвой. Еще при первом посещении острова его очаровало пение этой птички, которую он принимал за соловья.

Он так увлекся красотами природы, что на мгновенье забыл даже об участи Навидада. Вдруг громкий крик Хойеды: «Сюда, кастильцы!» – прервал его мечтания. Он вскочил и в сопровождении Маркены направился к тому месту, где стоял Хойеда, окруженный остальными испанцами. Когда они подходили к толпе, Маркена услышал, как Хойеда говорил Маргариту:

– Я не каркаю, капитан! Но скажите, пожалуйста, разве у здешних туземцев бывают такие густые бороды? Это, к несчастью, европейская борода: готов держать пари!

– Бывают исключения, – возражал Маргарит.

Колумб и Маркена были уже около трупа, о котором также нельзя было сказать ничего определенного, но Хойеда был прав: у индейцев не бывают густые бороды.

– Но он голый, – заметил один из испанцев.

– Одежда, без сомнения, украшает кого-нибудь из краснокожих! – возразил с иронией Хойеда. – Поверь, мой друг, никого из нас здешние дикари не предадут матери-земле в полном наряде. Нагими, как являемся мы на свет Божий, нас, христиан, всегда здесь бросят после смерти на съедение зверям и птицам.

Среди стоявших вокруг солдат послышался ропот. Казалось, и Колумб разделял мнение Хойеды. Он не стал терять времени на дальнейшие поиски, приказал вернуться к кораблям и снявшись с якоря, направился к Навидаду.

Уже наступала ночь с 27-го на 28-го ноября, когда флот приближался к Навидаду. Адмирал знал, что вход в бухту наполнен подводными камнями и потому предпочел провести ночь в открытом море, приказав только сделать два пушечных выстрела, с целью известить колонию о своем прибытии. Но на берегу все было тихо. Не видно было и сигнальных огней.

Прошли часы томительных ожиданий. Начальники и солдаты смотрели на море, не покажется ли какое-нибудь судно; но надежды их были напрасны. Немногие в эту ночь могли сомкнуть глаз; все с нетерпением ждали наступления дня.

Около Маркены стояли два индейца, которых Колумб возил с собой в Испанию и которые теперь сопровождали его в качестве переводчиков. Их взоры тоже старались проникнуть в темноту ночи; там, на берегу, находились их хижины, там лежала их деревня, в которой властвовал их повелитель Гвакамари. Скоро они увидятся со своими друзьями и родственниками и сколько новостей, чудес и диковин им порасскажут! Чудеса Старого Света несравненно более поражали детей Нового Света, чем испанцев величавая красота американской природы. Города с каменными зданиями, великолепными церквами и высокими башнями, странные животные, лошади, ослы, быки, козы – ничего этого не было на Антильских островах. А люди!.. Всадники, закованные в блестящие латы, производящие гром и молнию!.. Да, этим детям природы было что порассказать своим соплеменникам.

Было еще совсем темно, когда один из индейцев вдруг радостно вскрикнул и указал рукой на море. Маркена невольно взглянул в ту сторону и увидел на зеркальной поверхности океана, отражавшего в себе слабое сияние звезд быстро приближавшуюся к адмиральскому кораблю индейскую пирогу; в ней ясно можно было различить трех голых людей с пучками перьев на головах.

Все столпились около прибывшей лодки и матросы бросились помогать индейцам взойти на палубу. Колумб стоял около мачты, совершенно спокойный на вид, хотя сердце его предчувствовало беду. Через несколько минут он узнает об участи колонии! Но почему же только три индейца приехали приветствовать его? Отчего испанцы не поспешили на своих лодках на корабль, чтобы скорее обнять своих братьев и получить известия о далекой дорогой родине? Мысли эти тревожили адмирала, но он старался успокоить себя надеждой, что все обстоит благополучно.

Индейцы поднялись на палубу. Они боязливо взглянули на незнакомых испанцев и обменялись с краснокожими толмачами несколькими словами.

– Что они говорят? Что им нужно? – раздалось из толпы.

– Они желают видеть адмирала! – ответили толмачи.

– Хорошо, поведем их к нему!

И вот три дикаря очутились перед великим мореплавателем. Глаза их пристально смотрели на него, но тщетно – в темноте они не могли разглядеть его лица и потому снова обратились к переводчикам.

– Они просят огня, чтобы видеть, действительно ли это адмирал.

Принесли восковую свечу и при свете ее индейцы узнали необыкновенного белого со светло-голубыми глазами. Да, это был он, и они приветствовали его. Один из них представился ему, назвавшись двоюродным братом Гвакамари.

– Что белые? – спросили их.

– Им хорошо, – перевел переводчик, – но не всем: одних сразили болезни; другие убиты своими братьями в ссоре или пали в битве против наших врагов. Знаешь, мы очень рады твоему приезду, потому что нам пришлось пережить тяжелые времена. Наши враги Каонабо и Майрени вторглись в нашу страну со своими войсками: наша деревня разрушена, наш повелитель Гвакамари ранен. Он желал лично приветствовать тебя, но не мог идти и должен был остаться дома.

Нерадостны были эти вести; не таких ожидали испанцы; но все-таки не все было потеряно. Навидад еще существует и колонисты, конечно, познакомились со страной. Теперь колония быстро заселится, имея в своем распоряжении лошадей и рогатый скот, хлеб и овощи всякого рода.

Между тем наступило утро. Из морских волн поднялось солнце. Лучи его разлились по берегу, но он был по-прежнему безлюден.

Военный отряд испанцев высадился на берег, предводимый Маргаритом; в нем находились и наши знакомцы, Маркена и Хойеда. Испанцы направились к деревне Гвакамари, близ которой лежала колония.

Но какое мрачное зрелище представилось их глазам! Одни только кучи пепла указывали место, где стояли жалкие хижины туземцев. А Навидад? На его месте виднелись одни голые развалины, пустынное, черное пожарище. Укрепление испанцев было частью разрушено, частью сожжено. Но где же оставшиеся в живых? Индейцы одни могли бы поведать эту тайну, но они держались вдали, сторонились испанцев и, казалось, скрывали злое дело, лежавшее у них на совести.

Маргариту разными безделушками, колокольчиками и стеклянными бусами удалось привлечь к себе детей природы. Они подошли к нему и согласились даже отправиться на корабль к адмиралу.



Хорошее обращение с ними развязало им язык.

– Испанцы все умерли! – гласил их ответ. – Каонабо и Майрени всех уничтожили. Гвакамари лежит дома, раненый копьем в ногу.

– Где живет этот Каонабо? – вскричал Хойеда, топнув ногой и хватаясь за рукоятку меча: – мы отомстим за кровь испанцев!

Колумб спокойно взглянул на пылкого юношу.

– Не судите так скоро, – заметил он, обращаясь ко всем. – Разве вы убеждены в вине тех кациков? Дайте нам предварительно расспросить и расследовать дело и не пугайте нагих детей этой великолепной страны воинственными выходками. Попытаемся расположить их к себе. Не правда ли, Ролдан, – продолжал он, – ты назначен судьей новой колонии, ты умеешь судить спокойно и беспристрастно. Скажи же, не лучше ли побеждать мирным путем, чем шагать через трупы?

– Слушайтесь адмирала, – сказал Ролдан, низко кланяясь Колумбу. – Он перевез нас невредимыми через бесконечный океан, – мы должны ввериться его мудрости.

Но отойдя, он стал позади Хойеды и шепнул тому на ухо: «Он лигуриец! что значит для него пролитая кровь испанцев!»

Колумб сам вышел на берег, чтобы посетить кацика Гвакамари. Его сопровождал врач Канса, а в отряде находился и Маркена.

– Каонабо, Майрени, – бормотал Хойеда, ступая по высокой траве, – все равно, как бы ни назывались все эти негодяи кацики! Все они хищные собаки, шайки убийц, не лучше нечестивых людоедов-караибов на других островах!

– Ты прав, Хойеда, – заметил маленький коренастый испанец, по имени Кастанеда, покинувший Испанию вследствие частых столкновений с испанскими законами. – Все они заслуживают смерти. Золотые пластинки слишком драгоценны, чтобы висеть в носах и ушах этих дьяволов. Им место в наших мешках! Следует рвать им уши и отрезать носы!

– Стыдись, Кастанеда, – заметил Маркена: – они такие же люди, как мы.

– Ха, ха, ха! – смеялся Кастанеда. – Какая нежная девица! Стоит ли церемониться с этими дикарями!

Маркена покраснел. «Девица!» Как он осмелился позорить его? Он хотел было ответить, но в это время в передних рядах послышались тревожные крики.

Испанцы очутились перед индейской деревней. Шесть-семь жалких лачуг, построенных из жердей, составляли все поселение. Кругом царила тишина, не видно было ни одного индейца, они убежали при приближении испанцев.

– Обыщем-ка эти свиные хлевы! – сказал Кастанеда. – Они такие же люди, как мы, а не смыслят даже выстроить себе порядочного дома.

Испанцы разбрелись по темным хижинам.

– Негодяи! – раздался внезапно голос Кастанеды. – Вот и улики! Разве это не настоящий мавританский плащ? Смотрите, он даже свернут так, как будто он только что привезен из Кастилии. Украсть-то его они украли, а воспользоваться им не сумели! А вот и чулки! Но они предпочитают бегать босиком… Но что значит этот корабельный якорь? Уж не хотели ли они ставить на нем свои узкие неповоротливые лодки!

– Это береговая находка, – заметил Хойеда, – якорь с первого адмиральского судна «Санта-Мария», погибшего близ этих берегов.

– Стойте! – воскликнул Маркена, – здесь что-то висит в циновке. Товарищи, это никак окорок!

Он вынул нож и распорол циновку, но тотчас с ужасом отшатнулся назад.

– Что, малютка, испугался! – насмешливо произнес Кастанеда, быстро подходя к нему. – Дайте-ка нам взглянуть, что тут такое. Э!.. человеческая голова!.. Но она снята не с испанских плеч – это безбородая голова индейца. Должно быть в этой чудесной лачужке, в этом грандиозном храме был повешен кацик, король этой деревни. Ну, пусть его висит! Ну что, Маркена, нравятся тебе такие похороны?

Захватив с собой найденные вещи убитых в Навидаде колонистов, испанцы вышли. В других хижинах были сделаны такие же находки, а затем отряд двинулся к резиденции Гвакамари.

Такие же бедные лачужки представились и здесь глазам испанцев.

– Нечего сказать, в чудесную страну привел адмирал дворян Кастилии! – сказал Кастанеда, подходя к Хойеде.

– Тише, он ведь вице-король, – иронически заметил Ролдан. – Впрочем, не следует судить раньше времени!.. Может быть, этот король Гвакамари восседает на золотом троне или лежит на кровати из чистого золота.

Колумб вошел в хижину, где находился больной; за ним последовали Ролдан, Хойеда, Маркена и врач Канса.

Хотя кровать индейца и не была из чистого золота, тем не менее она изумила испанцев. Такой висячей кровати они еще не видели. Это была большая сетка из крепко скрученных бумажных веревок, прикрепленная концами к косякам хижины.

– Это любопытно, – заметил Кастанеда, – я с удовольствием сбросил бы оттуда этого молодца, чтобы попробовать, как там спится.

Изумление испанцев было весьма понятно: они здесь впервые видели гамак.

С помощью толмачей адмирал стал расспрашивать Гвакамари об участи переселенцев. Тот сваливал всю вину на Каонабо и Майрени; он сам при этом был ранен камнем в ногу.

– Он обманывает нас, – заметил Хойеда. – Двоюродный брат его рассказывал, что его ранили копьем, а он говорит, что камнем.

– Доктор, – сказал Кастанеда, – вы бы осмотрели рану.

Канса предложил вылечить индейского вождя. В хижине было, однако, слишком темно, чтобы осмотреть поврежденную ногу и Гвакамари вышел из хижины, опираясь на Колумба.

Нога была перевязана, Канса снял повязку, но тщетно искал он следов какой-нибудь раны, между тем как Гвакамари продолжал жаловаться на нестерпимую боль.

– Он лжет! – вскричал Кастанеда.

– Он виновник гибели Навидада! – воскликнул Хойеда.

– Да что, друзья, – заметил шепотом Ролдан, – ведь то были испанцы, а не лигурийцы.

– Адмирал, – сказал Хойеда, выступая вперед, – доказательство виновности кацика налицо. Его нужно задержать. Кровь наших братьев взывает о мести! Нужно проучить их. Эти дикари должны узнать, что нельзя безнаказанно убивать испанца.

Колумб отрицательно покачал головой.

– Разве деревня его не сожжена и сам он не вынужден скрываться в этой пустыне? Многое говорит против него, но многое и за него. Надо быть справедливым. Когда я в первый раз посетил эту страну и Господь ниспослал мне тяжелые испытания, Гвакамари был мне другом; этого я никогда не забуду. К тому же вы не поняли, о чем я с ним говорил: он жаловался на обиды, причиненные его людям испанцами.

Адмирал замолчал и задумался. Перед его умственным взором развертывалась ясная картина гибели Навидада, его первой колонии. Вместо того, чтобы завести с туземцами дружелюбные сношения, испанцы стали обходиться с ними жестоко. Первой жертвой был, несомненно, Гвакамари, которого они вместе с его подданными покорили себе, отняли у них все золото и сделали своими рабами. Он, Гвакамари, вынужден был терпеливо переносить обиды и жестокости испанцев. Они же, ограбив владения его, распространили дальше свои хищнические набеги и напали на владения соседних сильных кациков, но при этом плохо рассчитали свои силы. В Навидаде осталось всего 39 человек испанцев, тогда как отдельные племена кациков могли выставить против них сотни воинов. Понятно, что испанцы в столкновениях с туземцами понесли потери: трупы на берегах Монте-Карло доказывают это. Ободренные успехами, индейцы задумали наконец совершенно освободиться от притеснителей, заключили между собой союз и ночью напали на Навидад. Во время битвы погибло и селение Гвакамари вместе с поселением испанцев. Истребив неприятелей, притесненные вздохнули свободно. Гвакамари, вероятно, благоразумно оставался лишь безучастным свидетелем этой борьбы. Так думал Колумб и в душе оправдывал поведение Гвакамари.

В то время, как сердце Колумба обливалось кровью и он восстанавливал в своем уме короткую, но богатую событиями историю своей первой колонии, Ролдан зло нашептывал своим товарищам:

– Заметьте, друзья: испанцы первые начали раздоры, испанцы виноваты в том, что их убили…

– Подожди, Ролдан, – тихо возразил Кастанеда, – нас скоро командируют в лакеи к господину Гвакамари. Однако, он, кажется, не очень-то богат; перья на его голове едва ли что-либо стоят, а за золотые пластинки в ушах не дадут и больше дуката. Да, нечего сказать, хороша страна, куда привел нас генуэзец!

Гвакамари последовал за Колумбом на корабль. Там находилось несколько индеанок, захваченных на Караибских островах. Кацик поговорил с ними на непонятном для испанцев языке, а затем осмотрел лошадей и рогатый скот, привезенный Колумбом из Испании. Эти животные были для него новостью, так как на Антильских островах, кроме собак, крыс и т.п., не водилось никаких млекопитающих. Сто лет спустя Эспаньола сделалась настоящим эльдорадо для охотников на буйволов и эти стада рогатого скота происходили от животных, убежавших от испанских поселенцев и одичавших в саваннах Эспаньолы. Сто лет спустя на том же острове ходили табуны одичавших лошадей и стада вепрей. Это были, так сказать, подарки Старого Света Антильским островам.

Вечером того же дня Гвакамари возвратился в свою деревню, а ночью бежали с корабля индеанки, с которыми он говорил. Когда на другой день испанцы высадились на берег, чтобы вытребовать своих пленниц, то не нашли уже никаких следов ни Гвакамари, ни его подданных.

После тщетных поисков, усталые испанцы вернулись на свои корабли.

– Как хорошо знает наш адмирал этих дикарей! – говорил язвительно Ролдан. – Еще вчера он намеревался на месте разрушенного Навидада основать город. Я боюсь, как бы нам не умереть здесь с голоду. Запасы наши приходят к концу, а здесь я что-то не видел ни ржи, ни пшеницы. Индейцы приготовляют себе муку из каких-то корней, едят крыс и рыбу; но ведь такой пищи не переварит кастильский желудок.

Так росло недовольство испанцев уже с первого вступления на благодатный остров Эспаньолу. Большинство их оставило Испанию в полной уверенности набрать здесь без всякого труда побольше золота, с тем, чтобы с первым же идущим в Старый Свет кораблем вернуться восвояси. А теперь эта страна, несмотря на всю красоту природы, казалась им бедной с ее пустынными полями и безлюдными, жалкими деревнями.

– Он немножко приврал, – язвил Кастанеда, – нам следовало раньше вспомнить, что хвастовство – ремесло в Генуе.

– И ни разу-то не дошло дело до честной битвы, – жаловался Хойеда. – Эти разбойники, кажется, только и умеют делать ночные набеги.

Все эти речи поражали Маркену в самое сердце. Он знал от Гарции Гернандеса, что далекие путешествия приносят другую пользу, кроме обманчивого золота, – ими обогащается сокровищница нашего знания. Другие люди, новые виды птиц, неизвестные цветы и деревья разных видов, совершенно отличные от тех, которые растут в Испании! На каждом шагу новые зрелища приковывали взор, везде уму представлялся неиссякаемый источник для размышления. В сердце Маркены звучали слова Эратосфена, переданные ему Гарцией, что под этими широтами земли должна находиться новая часть света и что на ней, как утверждал еще Страбон, должны быть другие животные и растения.

Как часто во время этого путешествия видел он Колумба, стоящим в размышлении перед каким-нибудь деревом или кустом: он срывал различные корни и пробовал их на вкус. Колумб искал не одно золото, он старался открыть и другие сокровища природы. Для этого, конечно, нужно было трудиться в поте лица, а в толпе сопровождавших его кастильских искателей приключений было мало людей, желавших работать.

Отряд, посланный искать Гвакамари, возвратился на корабль. Колумб и сам должен был теперь отказаться от своего плана восстановить Навидад. Местность здесь была сырая и болотистая и потому нездоровая. Не теряя времени, он приказал сняться с якорей и направился дальше вдоль берегов искать более удобного места для новой колонии.

Это короткое плавание было гораздо труднее, чем длинный переезд через океан. Почти каждый день поднимались бури или противные ветры, не позволявшие кораблям идти вперед или пристать к берегу. Три долгих месяца пришлось флоту бороться со стихиями, прежде чем найдено было удобное место для новой колонии, в десяти милях от гавани Монте-Карло.

С горячими благодарственными молитвами вышли испанцы на берег. Чтобы сберечь съестные припасы, им приходилось все время жить впроголодь; многие из них заболели, большинство ослабело. Теперь они жаждали хотя бы индейской пищи, тех свеклообразных корней, которые индейские женщины предлагали для покупки в своих высоких корзинах. Индейцы называли их «агесь» – это были американские бататы. Теперь кастильцы не стремились уже к золоту, а выменивали привезенные с собой вещи исключительно на съестные припасы, – и как они были рады, что дикари обменивались на разные безделушки, даже обломки стекла и фарфора.

Маркена сидел у наскоро разведенного костра, он был голоден и его трясла лихорадка. К нему подошел Кастанеда, сумевший принять меры, чтобы легче перенести бедствия плавания. Он взглянул на молодого человека и сказал с насмешкой:

– Ну, что, красная девица, мы с тобой что-то давно не виделись! Ты был все время на адмиральском корабле… Однако, что с тобой, голубчик? Ведь на тебе лица нет! Уж не лучше ли было бы тебе остаться в Кастилии…

Он ушел. Ему нужно было заняться своими делами и в то время, как другие хлопотали о съестных припасах, Кастанеда выменивал у индейцев золото.

На золотых приисках

С высоких гор, вершины которых виднелись издали, изливался в море поток с чистой, прозрачной водой. При устье его находился город Изабелла. С одной стороны море, а с другой – неприступные горы служили ему такой сильной защитой, что не было необходимости в искусственных укреплениях. С двух других сторон город был окружен таким густым лесом, что даже белка не могла бы пробраться через него, и деревья в нем были так свежи и зелены, что никакой огонь не мог бы воспламенить их. В лесу кипела лихорадочная деятельность, стучали топоры, валились громадные деревья, переносились бревна для постройки крепких блокгаузов. Предполагалось отвести один из рукавов реки и направить его через город, чтобы можно было устроить на нем мельницы, лесопильные заводы и другие сооружения. Приходили индейцы и дивились всему этому. Их поражал темный блестящий металл, раскалывавший самое твердое дерево. Железо, о котором они не имели понятия, казалось им драгоценнее золота; они умели делать орудия только из камня. В то время, как одни из поселенцев строили город другие устраивали первый в Новом Свете огород и засевали его всевозможными овощами. Испанцы не могли надивиться поразительной плодородности почвы и мягкости климата: здесь в восемь дней растения поднимались выше, чем в Европе в двадцать. Кое в чем пришлось и разочароваться: главная пища европейцев – хлебные растения – здесь не принимались.

Но ничто не делает человека таким довольным, как упорный труд. Испанцам необходимо работать, это они знали; прежде всего нужно было подумать о том, чтобы было где укрыться, и более тысячи людей деятельно занялись постройкой жилищ.

К несчастью, многие были больны. Вечная весна, царившая на Антильских островах, вредно действовала на нервы. В сырых низинах и болотах развивались лихорадки, повергшие европейцев одного за другим в тяжкую болезнь. Сам адмирал захворал и был так слаб, что в течение трех месяцев не мог взяться за свой дневник.

Юный Маркена ухаживал за ним, насколько хватало сил и следил за тем, чтобы точно исполнялись все предписания врача. Сам слабый и больной, он не отходил от кровати адмирала, в котором видел не чужестранца, ненавистного лигурийца, а великого мореплавателя.

Между тем управление новой колонией перешло в руки брата Колумба, Диего Колона, и ропот испанцев усилился.

– Я думал, что ты заместишь больного, – говорил Ролдан Маргариту.

– Предпочтение следовало бы отдать главному судье Ролдану, – ответил тот, – но приходится молчать. Вице-королями и властителями здесь могут быть только чужестранцы; для испанцев хорошо и то, если они умрут во славу генуэзцев.

Когда Маркена появлялся среди товарищей, на него смотрели косо.

– Наша неженка не так глуп, как кажется, – говорил Кастанеда, когда они опять оставались наедине. – Малый хитер, он все более и более втирается в доверие адмирала. В один прекрасный день мы, чего доброго, увидим его штатгальтером. Доживем, Бог весть, и до этого!

Но наступили лучшие времена. Несмотря на лишения и болезни, город был вскоре построен. Привезенный из Старого Света скот пасся на соседних лугах. Испанцы постепенно привыкали к пище, которую давала им почва островов, а время от времени получали съестные припасы и из запасов, привозимых на кораблях. Соседнее племя индейцев обязано было доставлять белым дань произведениями страны. И дикари охотно повиновались необыкновенным существам, ездившим на столь удивительных больших животных как лошади. Они удивлялись испанцам и боялись их. Что значили их копья против этих страшных труб, извергавших гром и молнию, против острых клинков из толедской стали! Испанцы привезли с собой и еще кое-что, от чего краснокожие сторонились со страхом, именно, собак, – не тех маленьких, немых животных, которые водились на острове, а страшных собак, выдрессированных для преследования людей. Впоследствии в войсках испанских искателей приключений появились такие знаменитые кровяные собаки, которые иногда успевали растерзать больше индейцев, чем все войско испанцев и которые при разделе получали больше добычи, чем самый храбрый солдат. Уже тогда испанцы привезли в Новый Свет этих соратников и некоторые непокорные индейцы уже успели испытать силу их острых зубов. На Эспаньоле не водилось хищных животных и тем ужаснее казались индейцам эти новые противники.

Мало-помалу испанцы освоились с языком дикарей и патер Бойль мог наконец приступить к трудному делу обращения язычников в христианство. К сожалению, сами завоеватели на деле совсем не исполняли заповедей Христа. В них самих было еще много древнего варварства. Они не освободились еще от влияния мавров и в Андалузии существовала торговля рабами. И на индейцев испанцы смотрели как на низшие существа, считали себя их неограниченными господами и обращали их в рабов. Это было в обычае того времени и сам Колумб без колебаний и сомнений отправлял в Испанию живой товар.

Между тем поселенцы собрали сведения, где в окрестностях можно найти золото. Отважный Хойеда предпринял поход во владения Каонабо и вернулся оттуда со слитком золота в палец толщиной, – ясным доказательством изобилия этого металла в стране.

Тем временем адмирал получил известие о другой, более богатой золотом стране, которая лежала всего в 20-ти испанских милях от города Изабеллы и называлась Чибао.

Чибао! Какие воспоминания и предчувствия разбудил звук этого имени в Колумбе! Еще в первое свое путешествие он был твердо убежден, что на Кубе он достиг восточного берега Азии, государства великого хана и вот теперь он узнал, что богатейшая страна на этом острове называется Чибао. Название это так похоже на Чипанго, тот богатый золотом остров, который лежит против восточных берегов Азии! Для Колумба не оставалось больше никаких сомнений в том, что он находится на этом острове и он решил сам идти в Чибао. Он выбрал для похода лучших людей и с развевающимися знаменами при звуках труб направился внутрь страны.

Они пришли в роскошную страну. Горные местности чередовались с зелеными равнинами. С гор струились быстрые потоки, а вдоль берегов виднелись многочисленные хижины туземцев, вокруг которых цвели роскошные поля, засеянные бататами.

Со страхом и смирением встретили индейцы испанцев и когда их спросили о золоте, они указали на пески по берегам потоков.

По разным направлениям высланы были отряды и солдаты начали с лихорадочной поспешностью рыть и промывать песок. Везде раздавались радостные крики; каждый из промывщиков имел в своих руках маленькие пластинки и зернышки благородного металла. Ободренные первым успехом, испанцы работали в следующие дни с раннего утра и до поздней ночи, а затем заставили работать индейцев.

Стали попадаться даже кусочки, величиной с орех, а несколько дней спустя адмирал держал в руке блестящий слиток величиной с гусиной яйцо.

Итак, он не ошибся. Господь действительно привел его на золотоносный остров Чипанго и в его уме блеснула другая мысль: не открыл ли он загадочную Соломонову страну Офир?

Теперь он мог спокойно вернуться в Изабеллу, отослать в Испанию лишние корабли с образчиками открытых им сокровищ и просить короля о новой помощи, в которой еще очень нуждалась юная колония. Одежду, инструменты, лекарства, – все это должно было доставить ей на первых порах старое отечество, даже муку и мясо, так как поселенцы не могли существовать одной пищей туземцев.

Колумб смотрел на свой роскошный Офир и в гордом волнении назвал его Вега-Реаль, т.е. Королевской областью. Здесь должен быть основан первый передовой пост испанцев, и в наскоро построенном блокгаузе поселился Маргарит с 60-ю солдатами для охраны богатых золотых приисков.

Золото здесь до сего времени было всеобщим достоянием, а теперь, по мнению Колумба, оно принадлежало королю Испании и ему, открывшему эту страну. Он издал закон, по которому каждая треть найденного золота должна была отдаваться в казну Изабеллы. Наблюдать за исполнением этого закона было поручено Маргариту и испанцы, ослепленные невиданным богатством, исполняли это требование без всякого ропота.

Колумб не был искателем приключений и не гнался за одним только золотом. Его честолюбие шло дальше. Он не хотел лишь для вида носить титул вице-короля, а намеревался обеспечить будущность колонии. В окрестностях Изабеллы уже сделаны были попытки земледелия. В Королевской области почва казалась ему еще плодороднее, а обширные саванны были как бы созданы для скотоводства. Рядом с золотыми приисками он стремился создать здесь сельскохозяйственную станцию.

Колумб перебирал в уме всех своих спутников, переплывших с ним через океан. Кто из них пригоден для выполнения этого плана? Он остановился было на наиболее знатных, но тотчас же оставил эту мысль. Эти люди прибыли в Новый Свет совсем с другими целями – их привлекали несметные богатства. Все они думали только о золоте, о собственном удовольствии и боялись труда. Садоводами и земледельцами они могли бы сделаться и в Испании.

– Смотрите-ка, – говорили они, – лигуриец хочет сделать нас своими слугами.

И вот мысль его остановилась на юном Яго де-Маркена. В монастыре, где он воспитывался, его учили также садоводству. Он силен и умеет копать и сажать растения, как никто другой. В огороде, который разводили около Изабеллы, он был самым энергичным работником. Кроме того Маркена имел еще одно преимущество. Из всех искателей приключений, прибывших с Колумбом в Новый Свет, он чуть ли не один сочувственно относился к индейцам. Когда они работали на полях Изабеллы, он не поднимал на них палки, если работа подвигалась тихо, а только учил их и поощрял за хорошую работу. При этом он ревностно занялся изучением языка туземцев и старался понять их быт и нравы. Он понял глубокую пропасть, разделявшую индейцев от европейцев и в его глазах индейцы были лишь испорченные дети, которых только воспитанием можно было вывести на настоящую дорогу.

Этот молодой человек казался Колумбу способным извлечь из недр земли другие, более существенные сокровища, чем обманчивый металл. Его даже редко можно было встретить между промывающими золото. Чаще его видели где-нибудь на опушке леса, где он собирал растения, выкапывал коренья и расспрашивал индейцев о свойствах своих находок.

Колумб приказал позвать его и поручил ему исполнение задуманного им плана.

Маркена просиял; доверие адмирала осчастливило его и он почтительно поцеловал руку Колумба.

Таким образом Маркена сделался первым землевладельцем и королевским арендатором в роскошной местности, лежавшей в Королевской области между двумя горными хребтами. Его владение было подчинено непосредственно наместнику адмирала, брату его Диего.

Маркену предоставлено было выбирать себе землю, где он хочет. Его наделили рогатым скотом, земледельческими орудиями, разными семенами, сахарным тростником и виноградом, но рабочих ему не дали. Да и кто из испанцев захотел бы подчиниться молодому человеку! Он сам должен был выбрать себе работников среди индейцев, Скоро он нашел в Королевской области удобное для поселения место у подошвы горы, покрытой густым лесом. Поблизости находилась индейская деревня, поступившая в его владение, Когда из Изабеллы гнали в Королевскую область скот, королевский арендатор Маркена гордо шествовал рядом с ним, мимо приисков и форта Маргарита. Он намеренно удалялся от золотоискателей и поселился в нескольких милях от них. Маркена отказался от охраны солдат, он желал не войну вести с индейцами, а жить с ними в мире.

Золотоискатели не завидовали ему. Отважный Хойеда презрительно усмехнулся ему вслед, а Кастанеда раскланялся с ним, говоря:

– Желаю вам счастья, господин помещик! Но для этого не стоило переплывать океан. Пастухом вы могли бы сделаться и в Испании!

Маркена не обращал внимания на такие речи и подумал: «Когда им, при всем их золоте, придется голодать, они ко мне же придут».

Арендатор

Прошло несколько месяцев. На одном пригорке Королевской области возникла маленькая усадьба с красивым домиком с верандой. На этой веранде однажды вечером сидел Маркена и смотрел на свое небольшое королевство. С северной стороны дома, на которую выходила веранда, росли разноцветные тропические лианы, в то время как на противоположной разрослись и цвели уже первые на Эспаньоле виноградные лозы. Перед верандой виднелись грядки со всевозможными овощами: здесь росла редиска, там зеленела петрушка, а там лепились по частым колышкам, усаженным в землю, огурцы и дыни – дети Европы, чувствовавшие себя прекрасно под тропиками.

Глядя на них, Маркена радовался, но понимал, что одними овощами не накормишь голодного человека. Главные поля его лежали в другом месте, у подножия холма. Там небольшие полоски засеяны рожью, пшеницей и овсом, но принимались плохо. Он не знал еще здешнего климата, ему нужно было сначала ознакомиться здесь с временами года и соображаясь с ними, делать посевы. Он был убежден, что со временем его попытки увенчаются успехом, а пока приходилось не рассчитывать на ржаной и пшеничный хлеб.

Он не желал, конечно, голодать во время этих опытов и потому рядом с полями для опытов у него были настоящие хозяйственные поля. На них у него росло то, что здешняя земля производила: бататы и бобы, более вкусные, чем те, которые знала Европа. Маркена имел их большие запасы и гордился тем, что уже теперь мог посылать их испанцам на золотые прииски. По другую сторону холма, на берегу светлой речки, стояли хижины его рабочих, поселившихся тут с женами и детьми. Он переселил их сюда из ближайшей индейской деревни, выбрав лучших и более надежных людей. Сначала они переселялись неохотно, но скоро между ними и их господином отношения наладились. Неподалеку от деревни находилось большое огороженное поле, на котором пасся скот, причинявший Маркену много забот: животные быстро дичали и стремились уйти в широкие степи. Индейцы же, несмотря на все наставления, не умели с ним обращаться. Свиньи, однако, очень радовали его: разведение и откармливание их удавалось как нельзя лучше.

Так или иначе, но наш арендатор был доволен делами рук своих. И вот теперь под вечер он спокойно сидел за стаканом лимонада из лесных фруктов и курил сигару. Да, он курил. Живя на своем передовом посту среди, индейцев, он привык курить.

Вдруг хорошо знакомые, но давно уже не слышанные им звуки прервали его мечтания. Кто-то скакал на лошади. Он всмотрелся: из высокой травы саванны показались два всадника, ехавшие со стороны золотых приисков.

Он узнал ехавшего впереди и обрадовавшись крикнул:

– Здравствуй, Хойеда!

Но лицо его тотчас омрачилось, когда в другом всаднике он узнал Кастанеду:

– Редкие гости, – говорил он, в то время как прибывшие слезали с лошадей и привязывали их к столбам веранды. – Чем обязан я твоему посещению, Хойеда?

– А ведь ты отлично устроился, Маркена, – сказал он. – Даже цветы есть на веранде. Эти чистые дорожки, прекрасный огород с овощами, а там обширные поля бататов и бобов! Друг мой, с твоим поместьем ты мог прокормить целый полк. Нехорошо только, что ты поселился так далеко от нашего форта. Но шутки в сторону! Мы очень голодны и не дурно бы подкрепиться чем-нибудь.

– Чем могу служить вам? – улыбаясь спросил Маркена.

– Чем можешь служить! Какой гордый вопрос! Из Изабеллы шлют нам все меньше и меньше и мы живем только бататами. Адмирал отправился на дальнейшие открытия, а его братец Диего экономничает еще более. Мы голодны и будем довольны даже индейским хлебом.

– Как, хлебом индейским! – вмешался Кастанеда: – это слишком скромно; у него найдется что-нибудь и получше. Разве он не владеет целыми стадами! Для нас можно заколоть и быка.

– Ну, этого я не имею права сделать, – возразил Маркена.

– Тебе известно, Кастанеда, что адмирал запретил лов на Эспаньоле. Но подождите, я велю сейчас своей кухарке зажарить утку.

– Жареная утка! – вскричал Хойеда. – Да это роскошь!

– А если вы останетесь у меня и завтра, то в честь вашего приезда мы изжарим молочного поросенка!

Он ушел, гости переглянулись с изумлением.

– Да он тут живет по-княжески! – сказал Хойеда, – чего доброго, у него найдутся и масло, и молоко.

– Он и табак курит, как индейцы, – заговорил Кастанеда, – и держит кухарок, умеющих жарить уток. О, да это открытие стоит золотоносной мины на Эспаньоле! Нам надо почаще сюда заглядывать, чтобы поесть как следует. Только не нужно говорить ничего о нашем открытии в Чибао, иначе сюда явится все полчище. Ты ведь знаешь, что они и без того хотели идти сюда и забрать скот.

Между тем Маркена вернулся. На деревянной тарелке он принес несколько блинов и предложил их гостям в качестве закуски.

– Это что за штука? – спросил Хойеда. – А, очень вкусно!

– Это хлеб из кассавы, – объяснил Маркена, – моя главная пища наряду с бататами. Хотите видеть растение, из которого он приготовляется?

Он провел гостей через весь огород к ряду высоких кустов, листья которых походили на кисти рук. Один куст был наполовину вытащен из земли. Маркена отрезал ножом кусок корня и показал его гостям.

– Смотрите, – говорил он, – сколько молочного соку в этом корне. Не пробуйте его, он ядовит! Но в этом корне есть мука, которую нужно сначала растереть, несколько раз промыть и выжать, а потом, что останется, высушить на огне; получается прекрасная мука, из которой пекут тот хлеб, что вы ели.

– Великолепно! – воскликнул Кастанеда.

– Да, в этом Новом Свете, больше богатств, чем мы думаем, – восторженно сказал Маркена. – Какие деревья я нашел в лесу! Надо будет попросить дона Диего прислать ко мне столяра.

– Вот выдумал! Да ты, брат, тут живешь, как отшельник в пустыне и не знаешь; что делается на свете, – сказал Хойеда. – В колонии, брат, теперь не до того. Среди индейцев зреет бунт. Они не прочь с Изабеллой распорядиться так же, как с Навидадом. В приисковых округах доходило уже до стычек и один испанец убит. Нам необходимо предупредить дикарей.

– Как, вы хотите начать войну с ними? – спросил Маркена с беспокойством.

– Этот сброд бунтует, – продолжал Хойеда. – И больше всех собака Каонабо, не получивший еще возмездия за убийство в Навидаде. Скажи кстати, нет ли тут через Черные горы, за твоим поместьем, дороги к Каонабо, по которой можно было бы проехать верхом.

– Дорога есть, но только на вершине горы она так крута, что о проезде верхом не может быть и речи.

– Мой конь надежный, – самоуверенно сказал Хойеда. – Можешь ты указать мне эту дорогу?

– Охотно. Ты можешь проследить ее по моей карте, а завтра я тебя сведу туда. Только я тебе повторяю, что дорога годится разве для какого-нибудь легендарного скакуна.

– По карте? – спросил Кастанеда: – разве ты и карты составляешь здесь?

– Да, я намечаю для себя дороги, чтобы не заблудиться в лесу во время своих экскурсий.

– Должно быть, ты ищешь золото? – насмешливо спросил Кастанеда.

Маркена смутился, но тотчас же спокойно ответил:

– Нет, это не цель моих скитаний. Я ищу пряностей и благоухающих деревьев, потому что, если мы находимся на границе Индии, то здесь должны расти гвоздика, корица, мускатный орех и сандаловое дерево. Произведения эти могли бы быть не менее золота полезны для Испании.

– Хотел бы я видеть твою карту, – сказал Хойеда: – но теперь стемнело и ты наверное скуп насчет света, – продолжал он шутя. – Есть ли у тебя свечи? У нас в форте они все уже вышли.

– У меня есть лампа, которая мне ничего не стоит, – отвечал Маркена.

– Как, лампа? Должно быть, опять что-нибудь чудесное?

– Взгляни на саванны, Хойеда! Видишь ли миллионы искр, светящихся в траве? Это светящиеся жуки. Собери дюжину их и будут тебе светить всю ночь.

– Оригинальная мысль! Ты, Маркена, решительно мастер на все руки!

– Ошибаешься, мой друг, я только учусь у дикарей. Это они придумали собирать жуков, класть их в тыкву и таким образом делать себе ночники.

Испанцы вернулись в дом и сели на веранде. Маркена принес тыквенную лампу и свою карту. И в самом деле, при зеленоватом свете жуков можно было рассмотреть карту.

– Я знаю местность, – сказал Хойеда. – Это вот горная цепь, отделяющая нас от Каонабо, вот тут лес, здесь текут ручьи. А что значит крест на этом месте?

– Это, – ответил Маркена медленно, как бы что-то обдумывая, – это место, на котором я однажды отдыхал на скале; оттуда прекрасный вид на долину. Этот знак я поставил для себя; он собственно ничего не значит.

Кастанеда взглянул на него подозрительно. Тон, которым говорил Маркена казался ему странным. «Ничего не значит!» – думал он. «Разве ставят кресты на карте там, где ничего нет особенного?»

Он взял карту из рук Хойеды с намерением запомнить место, отмеченное крестом. Но Маркена тотчас толкнул, как бы нечаянно, лампу; она упала с веранды и жуки рассыпались по земле.

– Не порти себе глаза, Кастанеда, – заметил Маркена, беря карту и кладя ее в карман. – Я покажу вам завтра утром дорогу, так будет лучше. Карта спутает вас.

Вечер прошел за жарким из утки, которое хотя и было довольно жестко, но голодным золотоискателям казалось великолепным. Гости говорили о событиях и настроении в Изабелле и в форте.

– Со стороны лигурийца бессовестно требовать от нас третью часть добычи, – говорил Хойеда. – Даже церкви отдают только десятую часть, а король довольствуется одиннадцатой.

– Да, но король богат, а вице-король только еще хочет разбогатеть, – заметил насмешливо Кастанеда. – Только его корыстолюбие не принесет ему пользы. Маргарит не очень-то следит за этим. Он сам собирает, что может; то же делают и другие, а когда с них будет довольно, тогда… тогда они найдут единомышленников, которые, как и они, пожелают вернуться в Испанию. И никто не сможет помешать им! В один прекрасный день они взбунтуются, завладеют кораблем и уедут.

– Это была бы ужасная низость! – вскричал возмущенный Маркена, – черная неблагодарность перед человеком, который привел нас в эту чудесную страну!

– В Изабелле, где господствуют лихорадки и где разные болезни погубили многих из нас, эта страна не слывет чудесной, – возразил язвительно Кастанеда. – Если хочешь, так иди в Чибао и Изабеллу проповедовать верность и покорность вице-королю и адмиралу. Мне все равно, сам я ничего не коплю и не думаю провиниться в неблагодарности даже против лигурийца.

– Чего тут спорить, друзья! – вмешался Хойеда. – Уже поздно, а завтра нам предстоит исследовать местность. Пора спать!

Любопытный гость

Утром на следующий день Хойеда и Маркена верхом поехали в горы. Маркена ехал на лошади Кастанеды, потому что у него не было своей. Да и в войске в лошадях чувствовался большой недостаток.

Кастанеда остался в усадьбе. Он долго смотрел вслед всадникам, а когда они скрылись из вида, он вошел в дом и, выслав слугу-индейца, внимательно осмотрел.

Жилище Маркены состояло из двух комнат. В первой из них стоял грубо сделанный шкаф. Кастанеда открыл его. В нем были полки и ящики. «Зачем ему нужен столяр из Изабеллы? Он сам отличный столяр», – подумал Кастанеда. В шкафу были сложены всевозможные вещи: коренья, листья, сушеные плоды. «Аптека», – пробормотал с презрением Кастанеда и направился дальше.

В спальне Маркены стояло нечто, на что он обратил больше внимания. Это был простой деревянный сундук с простым замком, похожий на все сундуки, в которых первые испанцы-поселенцы везли из Испании свои малоценные пожитки. Сундук был теперь заперт на замок. Это, впрочем, не огорчило, но даже обрадовало Кастанеду. Значит в сундуке было что-нибудь такое, что не все должны были видеть. Такие секреты имели в глазах Кастанеды особую привлекательность и он очень заинтересовался сундуком.

В окне комнаты стекол не было, их привезли в Америку значительно позже. Окна были закрыты массивными ставнями и в комнате царил сумрак, так как свет проникал в нее только через полуоткрытую дверь соседней комнаты. Кастанеду нравилась эта темнота и он с довольной усмешкой сел на сундук. Но он встал, вышел в соседнюю комнату и, затворив входную дверь, посмотрел в окно. Около дома никого не было, несколько индейцев и индеанок работали вдали в поле, а слуга Маркены направлялся к индейской деревне. Кастанеда с довольным видом воротился в спальню. Он сел на пол перед сундуком и обнял его, как будто перед ним было дорогое ему существо. Потом он нагнулся и осмотрел замок. Усмехнувшись от удовольствия, он вытащил из-под складок платья на груди кожаный мешок. Мешок этот был у Кастанеды еще в Испании, но не с золотом, а с более ценным на Эспаньоле металлом – с железом. Он раскрыл мешок и вынул большую связку ключей, которыми можно было отпереть любой замок, особенно на Антильских островах, где у испанских переселенцев были только самые простые замки. Кастанеда давно заметил это.

Он еще раз взглянул на замочную скважину, выбрал ключ и вставил его в отверстие. Ключ был точно отлит к этому замку! И как легко открылся замок! Кастанеда осторожно приподнял крышку и пытливо заглянул в сундук. Наверху лежал плащ. Кастанеда тщательно осмотрел на нем каждую складку, каждую пуговицу, потом медленно поднял и осторожно положил на пол. Затем он заглянул поглубже. Там не было уже порядка; разные вещи: пара сапог, пара чулок, шерстяное полотенце лежали вразброс. Кастанеда не хотел увеличивать беспорядка и запустил свои длинные пальцы, как щупальца, вглубь сундука.

И минуты через две на лице его отразилась внутренняя тревога. Еще раз пальцы его нащупали что-то в глубине и желтое лицо кастильца просияло. «Нашел!» – говорили его глаза. Со всеми предосторожностями вытащил он снизу кожаный мешок, открыл его и заглянул внутрь. На лице его появилось необычайное удивление.

Золото! Он держал в руках настоящее золото! Но это было не такое золото, какое добывалось в Чибао промывкой речного песка; это было рудное самородное золото, в палец толщиной. Маркена, очевидно, открыл богатые золотые рудники.

Кастанеда дрожал от волнения. Он положил мешочек на пол и опять принялся искать в сундуке, но больше он ничего не нашел.

Дрожащими руками положил он мешочек на прежнее место, разложил поверх всего плащ и, заперев сундук, вышел на веранду.

«А какой он с виду тихоня! – думал Кастанеда. – Он хитрее, чем мы думаем и у него хорошее чутье. Он нашел золотые руды и молчит. Впрочем, кто знает, какой секретный договор заключен между патером Хуаном де-Маркена и Колумбом! Кто знает, какую награду получит этот мальчишка от адмирала. Нам он ничего не говорит, он знает, что мы не дадим адмиралу даже миллионной части нашего золота; так вот этот мальчишка хочет приберечь рудники для лигурийца, а как только тот воротится в Изабеллу, он сообщит ему свою тайну и начнет разрабатывать рудники руками индейцев.

Черт возьми, но где же эти рудники? Господин арендатор шляется всюду в горах, за ним не уследить! Ба! Я знаю. Он сам себя выдал. Крест, крест на карте, вот место приисков! Я должен добыть карту!»

Он сел на веранде и долго думал. Затем, оставшись, по-видимому, доволен своими планами, отправился к индейской деревне и воротился в усадьбу только к обеду, когда оба всадника уже вернулись.

Кастанеда не расспрашивал о карте и едва-едва осведомился о результатах поездки, по-прежнему принявшись за свои обычные шутки над Маркеной; но насмешки его были направлены только на хозяйство Маркены, да на отыскивание им кореньев; о золоте он не проронил ни слова.

К вечеру гости стали собираться в обратный путь.

– Ты живешь здесь по-княжески, Маркена, – сказал Кастанеда при прощании. – Не раз вспомню я о твоих мясных блюдах, в особенности, когда у меня будет пусто в желудке. Да! быть помещиком не то, что промывателем золота!

– Не мешало бы, Кастанеда, чтобы нашлось побольше охотников для этого дела. В Королевской области найдется место для многих тысяч арендаторов.

– Ты прав, – сказал Кастанеда, вскакивая на коня. – Я подумаю о твоем предложении.

– Прощай, Хойеда! – говорил Маркена храброму рыцарю. – Да хранит тебя Бог! Задуманное тобой дело очень опасно.

– Да, – сказал Хойеда. – Но вспомни, разве адмирал не рисковал жизнью, когда в первый раз переплывал океан?… Я одним ударом восстановлю спокойствие и порядок. Однако, нам нужно спешить. Спасибо за гостеприимство, Маркена… Вперед, Кастанеда!

Он дал шпоры своему скакуну и с военным кликом испанцев: «Сан-Яго!» понесся по саванне.

– Сан-Яго! – промолвил Маркена. – Да защитит тебя Святой Иаков, покровитель Испании!

Он стоял, погруженный в размышления. Завтра по ту сторону гор должны совершиться важные события. Быть может, последствием их будет всеобщая война. Но ближайшее будущее его усадьбы пока обеспечено. Хойеда сам признал дорогу непроезжей. Но полученные Маркеной вести были невеселы. «Зачем притесняют бедных людей» – думал он: «как привольно и мирно жилось бы здесь всем. Наше корыстолюбие все портит. Как счастлива была бы эта страна, если бы ее реки и горы не скрывали в себе проклятого золота. Нет, здесь не откроется ни одного золотого прииска, пока не вернется адмирал!»

Время шло. По вечерам Маркена сидел обыкновенно перед своим домом и смотрел на саванну. Птица пересмешник начала свои трели. Какое чудесное пение! Конечно, соловьиная песня лучше и сильнее врезывается в сердце; но пересмешник – лучший артист среди всех пернатых певцов. Он перенимает напевы всех птиц и из этих песен составляет одно гармоническое целое. Но в эти дни он не очаровал Маркену, мысли которого были заняты его другом, Хойедой. Что с ним? Где он?

Маркена не мог победить своего беспокойства и в сопровождении двух индейцев отправился в Чибао.

Действительно, дело, предпринятое Алонзо Хойедой, было очень опасно и могло прийти в голову только отважному завоевателю Нового Света. И оно удалось. В Чибао Маркена узнал все, что случилось.

Индейцы замышляли поголовное истребление христиан, и во главе заговорщиков находился вождь Каонабо. Алонзо де-Хойеда сумел устранить этого опасного врага. С несколькими неустрашимыми товарищами отыскал он кацика, пришел к нему, как друг и сказал, что хочет оказать ему высшие почести. Он привез ему и видимые знаки этого отличия: блестящие браслеты, к которым были приделаны маленькие колокольчики, особенно нравившиеся индейцам. Уже наполовину плененный этим, вождь согласился сесть на лошадь Хойеды, чтобы с новыми знаками своего высокого сана явиться среди своего народа. Но вместо того, чтобы ехать в деревню, Хойеда со своим пленником помчался к морскому берегу. Индейцы же были так испуганы смелым поступком испанского рыцаря и невиданной им лошади, что спохватились слишком поздно освобождать своего повелителя. Благополучно, но полумертвый от голода и усталости, приехал Хойеда в Изабеллу; там кацик был посажен в тюрьму и должен был навеки отказаться от мысли увидеть когда-нибудь свою родину. Вождь индейцев умер на пути в Испанию, куда хотел перевезти его Колумб.

Хойеда не вернулся еще из Изабеллы, когда Маркена был в Чибао. Между тем Маргарит со своими товарищами вел беспутную жизнь. Теперь, когда кацик находился в Изабелле заложником, испанцы стали еще больше притеснять напуганных туземцев. С тяжелым сердцем оставил Маркена форт Маргарита, превратившийся в невольничий рынок. Испанцы продавали друг другу жен и детей индейцев. Но особенно опечалило его то, что некоторые невольники были оставлены для Колумба, который тоже намеревался отправить их в Испанию для продажи, чтобы на вырученные за них деньги построить новый флот. Печальный вернулся Маркена к себе в усадьбу.

Между тем известия обо всем этом дошли до его индейцев; они встретили его боязливо и сдержанно, а некоторые даже побросали свои хижины и бежали в леса. Но Маркена не успокоился до тех пор, пока снова не приобрел доверия индейцев и, казалось, в Королевской области снова настали хорошие дни. Вдруг в один прекрасный день приехали к нему Хойеда и Кастанеда; последний объявил, что ему надоела беспутная жизнь на золотых приисках, что он намерен, подобно Маркену, сделаться плантатором и говорил уже об этом с самим Колумбом, перед отъездом адмирала в Испанию и в скором времени сделается соседом Маркены в Королевской области. Маркена вздрогнул. Он чувствовал, что все с таким трудом сооруженное им здание шатается и рушится. Вторым зловещим известием был для него отъезд адмирала.

– Разве Колумб уже уехал? – спросил он тревожно.

– Да, жаль, что он у тебя не спросил позволения, – ответил насмешливо Кастанеда. – Он очень спешил, ему необходимо было почистить колонию, и он увез с собой в Испанию две сотни беспомощных и больных. Наверно, они порасскажут там много назидательного об этой превосходной стране!

Маркена был очень огорчен. Он хотел говорить с адмиралом, чтобы сообщить ему очень радостную весть, а тот вдруг уехал.

Из-под густых бровей Кастанеды сверкал между тем острый, проницательный взгляд. Он наслаждался смущением Маркены, зная причину этого смущения.

Бегство невольницы

Несколько недель спустя, на расстоянии каких-нибудь десяти минут ходьбы от усадьбы Маркены, возникла новая плантация, устроенная Кастанедой. До тех пор поселение Маркены называлось просто усадьбой, потому что в Королевской области другой плантации не было. Теперь явилась необходимость в особых названиях.

Маргарит мало беспокоился о предписаниях адмирала. Плантации, по его мнению, лежали в пределах его военной власти, он был начальник форта и губернатор Королевской области. Плантаторы должны были повиноваться ему так же, как солдаты и золотоискатели.

По его предписанию плантаторы должны были доставлять в форт известную часть произведений своих полей. Он наложил на них подати и дал имена обоим имениям. Во внимание к той верности, которую Маркена выказывал по отношению к адмиралу, он назвал его усадьбу Лигурией, а новое имение Кастанеды – Королевский двор.

В эти названия начальник войск вложил злостную мысль. Для большинства испанцев имя лигурийца было ненавистно и потому они косо смотрели и на плантацию, названную Лигурией, тогда как имя Королевский двор возбуждало в них симпатию. Правда, мысль эта не принадлежала Маргариту, названия плантаций подсказал ему все тот же Кастанеда. Он исподтишка посмеивался над смущением Маркены, которому при сообщении ему названия его имения, стало ясно, что соотечественники его относятся к нему с ненавистью. Но плантатор Кастанеда знал, что делал. Плантации не должны были процветать; Лигурия должна погибнуть, а у ее устроителя Маркены надо отбить охоту ходить за скотом и рыть коренья. Что касается до Королевского двора, то он был не так поставлен, чтобы процветать. Сам Кастанеда мало заботился о хозяйстве.

Он не собирался устраивать опытные поля; туземцы должны были обрабатывать поля, как умеют и отсылать добытые произведения в форт. Но для того, чтобы индейцы-рабочие держали себя в порядке, Кастанеда назначил особых надзирателей.

К тому времени, когда испанцы явились на Антильские острова, там среди индейских племен происходило большое движение. С американского материка на маленькие острова нахлынул разбойничий народ, дикие караибы-людоеды. Их военные лодки, или пироги, были очень узки, но зато длина их была в 13-14 метров, так что в них легко помещалось до пятидесяти человек. При благоприятном ветре караибы плавали на хлопчатобумажных парусах, а в противном случае, на веслах, опуская их в такт движениям одного танцующего дикаря. Коренные обитатели Антильских островов, которых испанцы называли париями, были мирные люди; людоедство им было неизвестно; оружием их в борьбе было только копье и они питались не столько охотой, сколько скудными произведениями своих полей и рыбной ловлей. Напротив, караибы употребляли луки и стрелы, жили на материке почти исключительно охотой и отличались диким, свирепым нравом. Когда караибы явились на маленькие острова, они отнеслись без всякого сострадания к добродушным туземцам; пользуясь превосходством своих сил, они убивали мужчин, съедали детей, а женщин уводили в неволю. Эти свирепые людоеды внушали к себе повсюду страх. Когда Колумб открыл Новый Свет, они населяли только часть Эспаньолы.

В Изабелле было несколько караибских невольников. Кастанеда взял их с собой в свою усадьбу и сделал надзирателями над возделывавшими поля индейцами; в то же время караибы составили его лейб-гвардию и сделались притеснителями индейцев. Вождем этого отряда караибов был Каллинаго, ловкий негодяй, втершийся в доверие к своему белому господину.

Он составлял полную противоположность краснокожему управителю Лигурии, молодому Энрико, как называл его Маркена. В сердце юного Энрико пустила крепкие корни любовь к господину, вызванная его добротой.

Разница в обращении с индейцами в Лигурии и на Королевском дворе бросалась в глаза. В первой царствовали спокойствие и порядок; во второй – побои и пытки; тут рабочее население оставалось верным своему господину; там ежеминутно редели ряды рабочих от побегов.

Однажды вечером Энрико стоял у живой изгороди кустов кассавы и выбирал коренья для приготовления муки. Он покончил со своей работой, когда уже наступили сумерки и пошел по саванне, чтобы на досуге взглянуть на скот.

Вдруг что-то зашуршало в траве. Ему показалось, что то были осторожные шаги человека. Энрико остановился. Из высокой травы вышла индеанка, робко осматриваясь по сторонам. Энрико вздрогнул.

– Что тебе здесь нужно, Ара? – спросил он, узнав в девушке одну из недавно приведенных с гор работниц.

– Спаси меня! – умоляющим голосом сказала она, падая перед ним на колени.

– Что тебе угрожает? – спросил он, глядя на тихую саванну.

– Каллинаго мучает меня! Я ненавижу его; он хочет погубить меня.

Энрико покачал головой.

– Я не могу тебе помочь! – печально ответил он. – Ты должна бежать в горы. Здесь тебя найдут и угонят дальше. Пойдем, сядем на траву и подождем, пока наступит ночь, а потом я тебе покажу дорогу.

– Куда? – с горечью спросила девушка. – Разве ты не знаешь, что наша деревня выжжена. О, эти караибы, которых привел сюда белый, распорядились по-своему, они жгли и убивали! У меня нет более родины! Только ты можешь спасти меня! – вскричала она и крепко прижалась к молодому человеку.

– Я? – медленно произнес он с горьким смехом. – Как могу я избавить тебя от Каллинаго и Кастанеды!.. Впрочем, погоди! – вскричал он радостно.

И взяв девушку за руку, он направился к дому Маркены.

Взошла луна, бросая серебристый свет на широкую, как море, саванну, на горы, вырисовывающиеся во мраке своими темными очертаниями, и на бедных индейцев, которые с бьющимся сердцем шли к веранде.

Маркена сидел погруженный в свои мысли. Он был один; Кастанеды в этот день не было у него; он ушел в форт. В душе Маркены происходила борьба. Он тяготился этим соседством караибов и их хозяином, мнимым любителем полевого хозяйства!

Кроме того, это соседство деморализовало его слуг и грозило уничтожить все плоды его тяжелого труда. По ту сторону невысокого гребня гор Маркена отыскал прекрасную плодородную долину. Доступ в нее был немножко труден; но зато там, вдали от злых людей, он мог жить, как в раю, тихо и спокойно.

Что, если он теперь скажет, что земля саванны недостаточно плодородна и он хочет ее оставить? Что было бы, если бы он разрушил хижины и переселился из Королевской области. Правда, он должен будет там начинать все сызнова; но туда, в отдаленную долину, за ним последовали бы только одни верные рабочие. И чем больше он думал об этом, тем более увлекался этой мыслью.

Но может ли он быть уверен, что за ним не последует никто. Ведь сосед его Кастанеда последовал же за ним и поселился в этом уголке Королевской области, хотя не имел ни малейшей склонности к жизни плантатора. Уж не узнал ли Кастанеда его тайну? О кресте на карте был уже раз между ними разговор; но ведь о золотых рудниках не было сказано ни слова.

Тайна его была спрятана в сундуке. Положим, Кастанеда оставался здесь несколько часов один, когда приехал с Хойедой, но сундук был заперт и Маркена нашел в нем все в порядке, когда после отъезда гостей осмотрел свое помещение.

Но теперь он уже не мог избежать того, чтобы какой-нибудь сосед не зашел к нему в его отсутствие и не стал бы рыться в его вещах. Хорошо, что он переставил крест на карте и спрятал собранное золото в другое место. Оно хранилось в лесу в дупле до поры до времени в ожидании того, для кого предназначено.

Маркена не ошибался, заподозрив, что Кастанеда поселился здесь только затем, чтобы наблюдать за ним. Он действительно следил за каждым его шагом; во время его прогулок в горах, перед Маркеной нередко неожиданно вырастала фигура Кастанеды или его доверенного караиба Каллинаго. Встречи эти были всегда случайны, как они говорили, но Маркена думал иначе. Перестанет ли Кастанеда следить за ним, если он переменит местожительство или он будет следовать за ним как тень?

Эти мысли волновали Маркену, когда при свете луны он увидел идущих к дому Энрико и Ару.

Приблизившись, девушка бросилась перед ним на колени и подняла руки, как бы умоляя о помощи.

– Энрико, что это значит? – спросил он с изумлением. – Кто эта девушка? Откуда пришла она?

– О, господин, она бежала от Каллинаго и просит тебя защитить и спасти ее!

Маркена нахмурил брови. Значит, это невольница Кастанеды, бежавшая в Лигурию искать защиты. Энрико и девушка преувеличивали его власть. Скорее его невольник мог искать защиты в Королевском дворе, потому что, в случае спора, Маргарит всегда стал бы на сторону Кастанеды. Но Маркена не хотел лишать их всякой надежды, не узнав причины бегства Ары.

То была длинная и печальная история: нападение, пожар, похищение людей и ужасные притеснения. Маркена был тронут и с участием смотрел на своего слугу, который горячо просил за девушку. Печальное лицо его осветилось улыбкой.

– Ты, Энрико, слишком горячо просишь за чужую рабыню, – сказал он. – Я знаю только одно средство для ее спасения. Хочешь взять ее себе в жены?

Краснокожий слуга оставался безмолвным. При слабом свете месяца нельзя было узнать, выражало ли лицо его радость или удивление, но Ара бросилась к ногам Маркены и, обняв его колени, горячо благодарила его.

– Если ты согласен, Энрико, – сказал Маркена, – то веди Ару в одну из хижин и пусть она останется там до тех пор, пока я не позову ее. Завтра я поговорю с ее господином.

Энрико и Ара ушли. Они были счастливы. Как будто с неба упало на них это счастье; но тот, который дал им его, печально ушел в свою спальню. Он еще не знал, удастся ли ему умилостивить Кастанеду. Правда, он надеялся ценой золота купить свободу бедной Аре, но ему предстояло торговаться, потому что Кастанеда был жаден от природы и становился еще жаднее при виде блестящего металла.

На следующее утро Маркена собрался в неприятный путь в соседнюю усадьбу, но не успел он дойти до своей изгороди, как услышал лай собаки. Маркена знал, что это означало, – то был лай испанской кровяной собаки, выслеживавшей на охоте свою жертву.

– Значит мне не надо идти к нему, – пробормотал он. – У этого Бецерилло отличное чутье. Кастанеда скоро сам будет здесь.

Он взглянул на саванну, откуда доносился лай. В высокой траве, среди цветов, по временам мелькали человеческие головы; по соломенной шляпе Маркена тотчас узнал Кастанеду; перед ним бежал Каллинаго и два других караиба с луками и стрелами в руках. Кастанеда тотчас заметил соседа. Оставив собаку своим караибам, он сам подошел к кустарнику, у которого стоял Маркена.

– Здравствуй, Кастанеда, – приветствовал его Маркена. – Так рано уже за работой?

– Да что! от нас сбежала дикая серна, полюбившаяся моему Каллинаго. Я же только что вернулся с собакой из форта.

– А что нового? – спросил Маркена, как бы вовсе не интересуясь этой охотой за невольницей.

– Что там нового? – повторил Кастанеда. – Да ничего хорошего, любезный сосед. Здесь в Чибао золото только на поверхности. Промывка дает все меньше и меньше золотого песку, а больших пластинок и совсем уже не встречается. Теперь там работают уже около тысячи индейцев, а золота добывается вчетверо меньше прежнего.

– В таком случае форт, вероятно, скоро покинут? – спросил Маркена.

– Нет, Маргарит намерен увеличить число рабочих-индейцев. С тех пор, как схватили Каонабо, они смирились. Маргарит говорит, что не покинет Чибао до тех пор, пока не добудет из него последнего зернышка золота!

Он взглянул на саванну.

– Однако, эта Ара, как бешеная, кружилась тут! Посмотри, какие повороты делает собака. Но вот теперь она бежит прямо к нам.

– Ара, говоришь ты? – спросил с притворным изумлением Маркена. – Ты ищешь свою невольницу, Кастанеда? Прекрати охоту. Я хотел идти к тебе, чтобы поговорить об Аре. Она, так сказать, из любви дала тягу. Между Лигурией и Королевским двором разыгрывается романтическая история с похищением и мы можем ее уладить.

Кастанеда взглянул на Маркену.

– Э! значит ты знаешь, где она?

– Да, она у меня.

В эту минуту из травы выскочил Бецерилло и, пробежав по краю саванны до того места, где стояли соседи, остановился, сбитый с пути множеством других следов.

– Браво, Бецерилло! – воскликнул Кастанеда. – Ты и на этот раз прекрасно исполнил свое дело. Но в Лигурии не гоняются за индейским отродьем и потому довольно, Бецерилло. Не ищи донну Ару.

Он засмеялся своей шутке и сказал подбежавшим караибам:

– Ступай домой, Каллинаго. Я нашел Ару, она находится у моего друга. Возьми с собой собаку.

Каллинаго продолжал стоять.

– Взгляни на этого людоеда, – засмеялся Кастанеда, – он не хочет уйти без рабыни. Иди же, – приказал он: – она здесь, ты оглох, что ли?

Кастанеда поднял палку. Только тогда караиб взял за ошейник собаку и, бросая кругом яростные взгляды, направился в Королевский двор.

– Ну-с, Маркена, – начал Кастанеда, – мы теперь одни. Я сгораю от нетерпения услышать роман, разыгравшийся в Лигурии.

Маркена дружески взял Кастанеду под руку и пошел с ним к дому. По пути он рассказал ему, как при лунном свете Энрико и Ара упали перед ним на колени. При этом он старался придать всей этой истории комическую окраску. Кастанеда шел молча, по временам бросая на него пытливые взгляды.

– Надеюсь, ты даешь свое согласие? – спросил Маркена.

Они были уже на веранде и через открытое окно спальни взгляд Кастанеды случайно упал на знакомый ему сундук. Он молча сел на скамью и в воображении его развернулась карта, которую ему не удалось рассмотреть подробнее. Перед глазами его все еще сверкали золотые штуфы в палец толщиной, которые он дрожащими руками должен был тогда снова положить на место.

Кастанеда посмотрел на саванну и взгляд его остановился на Черных горах. Ему казалось, что теперь именно настала удобная минута приподнять завесу, скрывавшую тайну. У Маркены мягкое сердце и, может быть, теперь именно ему удастся выпытать что-нибудь у этого скрытного юноши.

– Ты не отвечаешь, Кастанеда? – снова спросил Маркена. – Неужели тебе так тяжело сделать мне это маленькое одолжение?

– Разве я сделаю тебе этим одолжение? – возразил Кастанеда. – Собственно говоря, ведь этим исполнится только желание твоего Энрико, а мой Каллинаго останется ни при чем. Ты тут около себя будешь видеть веселые лица, а мой старший караиб будет ворчать. Заметь, ведь он людоед!

– Можно примирить его чем-нибудь, – заметил Маркена.

– О, вероятно! Быть может, тебе удастся укротить его какими-нибудь старыми черепицами; но не забудь, что Ара моя невольница.

– Разве у тебя мало невольниц?

– Ты не хочешь меня понять, Маркена. Тебе ведь известно положение дел на Эспаньоле. С древнейших времен мужчины проводили здесь жизнь в бездействии, сваливая все тяжелые работы на женщин. Здешние мужчины неспособны ни рыть песок, ни промывать золото, тогда как женщины работают за десятерых. Это хорошо знают на россыпях. К сожалению, женщины в этой теплой сырой стране скоро стареют и потому молодые сильные работницы очень ценятся. Подумай же: такая здоровая девушка, как Ара, представляет целый капитал. Она понятлива, ловка, проворна. Поставь ее промывать золото и она каждый день будет приносить тебе кучу золота, потому что у нее сильные руки, гибкие пальцы и зоркие глаза. Таких работниц ценят в Чибао. Я говорил уже о ней с Маргаритом. У Маргарита много золота и он с радостью купит не только Ару, но двадцать таких работниц.

Маркена опустил глаза; легкая краска покрыла его лицо, но он старался овладеть собою. «И это говорит испанец, христианин!» – думал он, подавляя в себе чувство негодования.

– Видишь, любезный друг и сосед, – продолжал Кастанеда, – ты должен посмотреть на это дело с другой стороны. Ты не сердись на меня, но я думаю, что ты заботишься не об одних только интересах Энрико. Будем откровенны. Земледелие у меня ведется по индейскому способу; у тебя же устроено образцовое сельское хозяйство и твой Энрико превосходный управляющий; недостает только ключницы для двора. Ну-с, жена Энрико как нельзя лучше для этого будет пригодна. Значит, любезный друг, эта женитьба для тебя выгодна. На наше дело нужно смотреть, как на торговую сделку.

Маркена закусил губы. Он не предполагал, что ему придется барышничать людьми. Кастанеда, однако, высказался совершенно определенно; тут обнаружились вся грубость и низость его характера. Маркена преодолел свое отвращение и решился торговаться. Он не хотел покупать Ару, как невольницу, а только выкупить несчастную.

– Ты хочешь продать Ару, Кастанеда? – сказал он.

– На выгодных условиях, да!

– Сколько же ты просишь за нее?

– Гм, надо сообразоваться с ценами в Чибао.

– Хорошо. Ты знаешь мой дом, Кастанеда, знаешь не хуже меня, что у меня есть: одежда, обувь, кастильские инструменты. Выбирай, что хочешь.

– Ты неподражаем, Маркена! Ты предлагаешь мне величайшие сокровища на Эспаньоле, с которыми кастилец решается расстаться только в виду голодной смерти. Но я не хочу, чтобы говорили, что я пустил тебя по миру из-за какой-нибудь индеанки, нет! Возврати ее мне. Я сегодня же пришлю за ней Каллинаго.

– Ведь ты только что говорил, что намерен продать Ару Маргариту? Не все ли равно, ему ли ты продаешь ее или мне?

– Ба! Конечно, не все равно. Ты мне предлагаешь за нее кафтаны и сапоги, а Маргарит отвесит за нее кучку золота!

– О, если только в этом состоит затруднение!.. – сказал Маркена.

Кастанеда вскочил и схватил Маркена за руку.

– Да, друг мой! Только в этом. Тебе Ара – мне золото. В противном случае я пришлю за ней Каллинаго.

Он крепче стиснул руку Маркены и, наклоняясь к его уху, шепотом спросил:

– Маркена, значит у тебя есть золото?

Шепот Кастанеды мучил Маркену, как шипение ядовитой змеи. Он высвободился из рук жадного соседа.

– Ты слишком крепко жмешь мне руку, Кастанеда, – сказал он в виде извинения и отбросив волосы со лба, на котором выступили крупные капли пота, спросил: – Сколько же ты хочешь за нее?

Кастанеда приложил палец ко лбу.

– Дай мне подумать! – сказал он.

И он задумался. Сколько же ему потребовать? Надо получить большую золотую штуфу, чтобы принудить Маркена сознаться, что он нашел золотые рудники. В голове его блеснула счастливая мысль.

– Я только что воротился с золотых россыпей, – сказал он, – у меня с собой весы и мы тотчас можем покончить нашу сделку? – С этими словами он вынул из кармана небольшой кошелек, наполненный золотом. – Вот, – продолжал он, – видишь это? Столько платят в Чибао за такую невольницу, как Ара! Взвесь кошелек в руке. Можешь ли ты заплатить столько?

Маркена взял кошелек; он был легок.

– Я думаю, что могу, Кастанеда.

– В таком случае неси золото, Маркена. Вот и весы. Мы взвесим золото и если его будет достаточно, – Ара твоя!

Маркена вошел в дом. С любопытством стал заглядывать Кастанеда в спальню, ожидая, что там появится Маркена, откроет заветный сундук и вынет из него свои сокровища. Наконец-то этот скрытный юноша попался и вынужден будет выдать свою тайну!

Но проходили минуты, а Маркена в спальне не появлялся.

«Он не хочет выдать себя! – пробормотал Кастанеда. – Он обдумывает; но поздно, мой птенчик, ты уже не вывернешься из моих рук».

Между тем Маркена вернулся с кожаным кошельком в руках.

«Ого, – подумал Кастанеда, – у него значит есть где-то и другой тайник».

Его глаза жадно впились в кошелек и он не замечал, что Маркена пристально наблюдает за ним.

– Вот золото, – сказал Маркена, подавая кошель. – Думаю, что его будет достаточно!

С лихорадочной поспешностью протянул Кастанеда руку и схватил кошелек. Пальцы его впились в кошелек и стали сильно сдавливать его. Он ожидал найти твердые куски, а содержимое везде уступало давлению. На лице его изобразилось удивление.

Маркена смотрел на него с отвращением. Этот черноволосый человек, маленького роста, напоминал ему хищную птицу, набросившуюся на добычу.

Тем временем Кастанеда открыл мешочек и заглянул в него. На лице его выразилось безграничное разочарование; он рылся пальцами в золоте и как будто искал в нем чего-то. С губ его сорвалось едва слышное проклятие. В кошельке не было горной золотой руды. В нем лежал такой же золотой песок, какой он добывал на россыпях.

– Это золото, Кастанеда, чистое золото! – заговорил Маркена и в голосе его зазвенели резкие ноты. – Неужели ты проклинаешь тот металл, из-за которого прибыл на Эспаньолу?

Кастанеда овладел собой.

– Ха, ха, ха! – засмеялся он. – Хорошее золото, Маркена. Но ты меня перехитрил. Я не считал тебя таким богатым. Тебя почти никогда не было видно на россыпях в Чибао.

– Мне посчастливилось, Кастанеда, – я нашел богатую золотоносную жилу. Впрочем, ты можешь справиться у Маргарита, представил ли я свою законную третью долю. Но чем же я перехитрил тебя, сосед?

– Я не хотел продавать тебе Ару и назначил цену, которой, как мне казалось, ты не сможешь заплатить. А ты между тем богат, ты настоящий Крез.

– Ты только взвесь песок, Кастанеда и увидишь, что мне немного останется.

Кастанеда взвесил золото; пересыпал его в свой кошелек и сказал:

– Итак, Ара твоя. Счастливец, Маркена!

Он ушел.

– Этот юноша хитрый малый! – пробормотал он, остановившись в саванне. – Но теперь Лигурия нажила себе смертельного врага в лице Каллинаго. Я заставлю его ходить по твоим пятам, Маркена, и мы посмотрим, не откроет ли он твоей тайны!

Кастанеда двинулся дальше и вскоре дошел до своей запущенной усадьбы.

– Где Ара? – спросил его караиб.

– Ара? – повторил Кастанеда. – Она у моего друга и будет женой Энрико.

Караиб вскочил как ужаленный.

– Успокойся, – заметил Кастанеда, – я дам тебе возможность вернуть ее. – Он вынул из кармана кошелек. – Видишь ты это золото? Когда ты достанешь мне вдвое больше, Маркена должен будет возвратить мне Ару. У него много золота, найденного, должно быть, в этих горах. Энрико и Маркена знают, где оно находится. И вот, если тебе так люба Ара, то иди в горы и ищи там золотые рудники. Энрико знает их, он может себе купить даже такую жену, как Ара!

И не обращая больше на караиба внимания, он вошел в дом и высыпал золото к прежним сокровищам.

«Как оно медленно прибавляется, – думал он, роясь в сундуке. – Если все это сплавить, то получится небольшой кусок. Из-за этого не стоило отваживаться на такое далекое путешествие. Маркена счастливец! Он здесь нашел золотую руду! И молчит как могила. Ни малейшего намека, а золото и карта между тем исчезли из сундука… У него значит есть другие потаенные места, где он прячет свои сокровища; в сундуке я не видел этого мешочка с золотом!

Стыдись, Кастанеда, говорил он сам самому себе, в Испании ты справлялся с любым замком и в самых обширных палатах умел найти потайные ящики, а здесь не можешь отыскать тайников в жалкой усадьбе.

«Правда, – размышлял он дальше, – он постоянно мешает мне; я не могу, не смею оставить нигде малейшего следа своих розысков. А сколько кусков золота он уже, вероятно, прибавил к первым трем? Можно бы обвинить его, что он не отдает третьей части в казну, но какая мне от того будет польза? Вся ватага из Чибао нагрянет сюда… и разделит между собой добычу. А для чего делить? Я не люблю таких дележей. Вот если бы мне можно было без помехи, как следует перерыть, перешарить весь дом: найти карту и найти место того загадочного крестика! Гм… тогда, тогда, конечно, я скоро бы достиг цели. Но тогда Маркена должен будет внезапно исчезнуть… в какой-нибудь пропасти! Это не трудно, но возбудит подозрение в Маргарите и, хотя он также ненавидит этого мальчишку, но золото он очень любит и наверное станет разведывать о золоте. Нет, этого делать не следует».

Тем временем, пока Кастанеда составлял свои низкие планы, слуга его Каллинаго, сидел перед домом и также размышлял о чем-то. Глаза его с ненавистью обращались в сторону Лигурии. Там теперь находилась Ара – будущая жена ненавистного Энрико. Но разве она не его рабыня? Разве не он ее добыл?

Караиб размышлял недолго, он быстро решился на что-то, дьявольская улыбка скользнула по его губам и, взяв лук и стрелы, он скоро исчез в темном лесу.

В это время Маркена оставил свою усадьбу и направился в горы; за ним следовал счастливый Энрико. Им предстоял долгий и тяжелый путь. Маркена намеревался посетить прекрасную долину, чтобы в ней приискать удобное для поселения место. Мысль о выселении из Королевской области занимала его сегодня еще более, чем вчера.

Маркена предполагал купить всю долину. Правительство в Изабелле продавало земли за бесценок и настолько-то Кастанеда еще оставил ему золотого песку. Там, в этой мирной долине, он хотел ожидать возвращения Колумба и затем указать ему богатые золотые рудники для эксплуатации в пользу его и короля. Он не хотел допустить к расхищению сокровищ жадных золотоискателей Чибао и Изабеллы. Но отчего он не открыл своей тайны брату адмирала, наместнику Диего Колону? О, Маркена знал, что последний только слабой рукой удерживал бразды правления.

Реквизиция

Недели через две Маркена собирался в долгое путешествие в Изабеллу. Кастанеде он пока еще ничего не говорил о своем плане. Однако поездка откладывалась со дня на день. Приближалась первая жатва пшеницы и Маркене хотелось свезти в Изабеллу первый уродившийся на Эспаньоле хлеб. Этому, однако, не суждено было сбыться. Маркена счастливо сжал свою пшеницу, но в Лигурии не было тока и потому ее не молотили, а индеанки вынимали драгоценный плод из колосьев по зернышку. И теперь три корзины средней величины стояли готовые для отправки в Изабеллу.

Между тем в один прекрасный день ранним утром в саванне послышался конский топот и лай собак, прерываемый дребезжащими звуками боевой трубы. Изумленный Маркена выбежал на веранду посмотреть, какие гости жалуют к нему? Уж не вернулся ли адмирал?

Толпа всадников быстро приближалась, они остановились против его огорода и Маркена узнал в предводителе Маргарита. Маркена не ожидал от этого посещения ничего хорошего, потому что Маргарит никогда не благоволил к нему и полушутя, полунасмешливо называл его «маленьким бунтовщиком».

– С добрым утром, любезный арендатор, – ответил он на приветствие Маркены. – Вот, я лично явился освидетельствовать состояние Королевской области. Нам доставляют только индейские бураки да корни кассавы, с промывкой которых нам же еще приходится возиться. Мы голодаем, потому что в Изабелле нет более мяса. Не есть же нам змей да ящериц, а лесная дичь дается с трудом. Вот мы и вспомнили о быках в Лигурии и хотим убедиться, стали ли они жирнее. Веди нас на скотный двор, Маркена?

Маркена должен был повиноваться. Маргарит привел с собой солдат, лица которых слишком ясно говорили, что они не расположены уйти с пустыми руками.

– Добро пожаловать, Маргарит! – сказал подходя Кастанеда. – Вы кстати явились в Лигурию!

– Как так? – спросил Маргарит.

– Ну, что вы все ослепли что ли там в Чибао? Посмотрите на то поле у опушки леса: это ведь сжатое поле; Маркена нажал пшеницы.

Маргарит усмехнулся, сказав:

– И об этом мы слышали и снабдим транспорт пшеницы надежным конвоем. Если я не ошибаюсь, здесь предстоит даже маленький сбор винограда? Бочек у нас в Чибао много, но они все пусты.

– Виноград еще не созрел, Маргарит, – возразил Маркена.

Начальник не удостоил его ответа и, взяв Кастанеду под руку, сказал:

– Веди нас к стадам вице-короля… Мне кажется, кислое вино способствует пищеварению и будет кстати к жирному жаркому!

Маркена отстал от них; он был лишний. Маргарит отвел Кастанеду в сторону, чтобы передать ему новость.

– Мы пришли сюда, – говорил Маргарит, – за скотом, чтобы подкрепиться перед далеким переездом.

– Разве вы уже собираетесь в Испанию? – спросил пораженный Кастанеда. – Так скоро?

– Как только добудем корабль, так и отправимся. Нам придется подождать немного, быть может, недели две, три. Из Испании ведь прибыл другой брат лигурийца, Варфоломей. Он намерен ввести разные строгости, а в Изабелле не очень-то довольны этим. Варфоломей основывает новый город и хочет назвать его Сан-Доминго.

– Тут в самом деле одичаешь, – сказал Кастанеда. Важнейшие происшествия в колонии здесь неизвестны.

– А ты с нами? – спросил его Маргарит.

– Так скоро! Боюсь, что мне еще нельзя будет.

– Еще нельзя! – смеясь сказал Маргарит. – Ведь ты богаче всех поселенцев!

– Ты шутишь, Маргарит. Насколько я слышал, у тебя и у Ролдана больше всего золота!

– Ну, как знаешь, Кастанеда. Я обещал заблаговременно предупредить тебя о нашем отъезде. Может статься, ты еще передумаешь; но помни, что ты должен присоединиться к нам не позже, как через две недели.

– Благодарю тебя, Маргарит! В самом деле, кажется, здесь искать больше нечего.

– Гм! а я думал, что ты открыл здесь богатые руды!

– Нет, Маргарит. Здесь я не нашел ни одной крупинки золота. Я только продал в Лигурию одну невольницу и сомневаюсь, чтобы Маркена мог купить другую.

Маргарит недоверчиво покосился на своего приятеля.

– Меня, впрочем, это больше не касается, Кастанеда. С меня достаточно и я не останусь здесь дольше.

Они приблизились теперь к загону, за которым паслись три коровы с быком.

– Родоначальники будущих стад Эспаньолы! – заметил насмешливо Кастанеда.

– Мы сейчас пристроим их! – сказал Маргарит и приказал своим солдатам переловить животных.

Вернувшись в усадьбу, солдаты переловили и зарубили всех кур и уток, перевязали свиней, число которых достигло двенадцати и заставили индеанок принести пшеницу и другие запасы, найденные у Маркены.

Потом Маргарит махнул шляпой и отряд тронулся в путь. Сердце Маркены обливалось кровью. Ограбили лишь Лигурию, а на Королевском дворе ничего не тронули. Там, впрочем, и взять нечего было.

С насмешкой смотрел Кастанеда на Маркену.

– Эх, сосед! – сказал он: – на Эспаньоле не настало еще время для рациональных хозяйств. Здесь каждый год будет повторяться то же самое. Ты работаешь для разбойников. Не хочешь ли ехать в Испанию и жаловаться королю? Но, чтобы тебя выслушали, ты должен явиться не с горсточкой пшеницы, а с мешком золота. Вот, если ты скажешь: «Это я один собрал, я открыл золотые руды», тогда будут тебя чествовать в Испании и снабдят охранной грамотой на Эспаньоле.

Маркена не мог теперь и думать о поездке в Изабеллу. Ограбленному имению грозил голод и хозяин его должен был напрячь все свои силы, чтобы предотвратить его. Все рабочие руки были заняты посадкой новой американской свеклы; деятельно готовили также новую муку из корней кассавы. Кроме того хозяину и его управляющему Энрико пришлось теперь чаще прежнего ходить на охоту, чтобы снабжать рабочих мясной пищей, в которой они очень нуждались.

Среди индейцев скоро разнесся слух, что испанцы готовятся покинуть Чибао. Кастанеда побывал там и узнал, что Маргарит намерен идти сначала в Изабеллу, а оттуда отплыть в Испанию.

Но эти вести не опечалили Маркену. Он надеялся, что уедет и сосед его, но ошибся. Кастанеда не делал никаких приготовлений к отъезду.

Тайна караиба

Кастанеда видел, что караиб Каллинаго питал непримиримую ненависть ко всему населению Лигурии и особенно к мужу Ары, управителю Энрико. Это его радовало и он старался разжигать эту ненависть хорошо рассчитанными насмешками. Он внимательно следил за жизнью в Лигурии и заметил, что когда Энрико уходил в лес на охоту, его караиб Каллинаго исчезал вслед за ним. Наблюдая за ним, он заметил, что уходя в лес, дикарь всякий раз прятал под поясом небольшой мешочек. Кастанеда был уверен, что караиб нашел золотую руду Маркены и тайно собирает золото для выкупа Ары.

Однажды утром Каллинаго по обыкновению ушел со своим загадочным мешочком в лес. Кастанеда сделал вид, что не смотрит на него и пошел в дом. Припав к щели в стене, он стал внимательно смотреть на опушку леса. Скоро он заметил караиба и видел, как тот исчез в лесной чаще. Он заметил место и, свистнув собаку, вышел из дому.

– Ну, Бецерилло, – сказал он, гладя собаку, – сегодня ты должен показать свое искусство и тихо, без лая, шаг за шагом идти по следу.

Вынув из кармана шнурок и привязав к ошейнику собаки, он заткнул за пояс кинжал и сел на веранду. Его сердце тревожно билось. Наступил долгожданный час, когда он, быть может, откроет богатые руды Маркены.

На песчаной площадке перед домом был вбит кол: то были солнечные часы. Кастанеда следил за тенью от кола и мысленно видел перед собой груды золота, сверкавшие из расселин скал. Наконец прошел час. Кастанеда встал и пошел через саванну в лес, ведя собаку на веревке.

Солнце жгло невыносимо; в тропическом лесу веяло удушливой сыростью. Идти по такому лесу было очень утомительно. На лбу Кастанеды выступал пот и рубашка его прилипала к телу. Собака скоро нашла след караиба. Кастанеде пришлось пробираться через нескончаемый, едва проходимый, колючий кустарник и нередко ползти, и он постоянно должен был сдерживать рвавшуюся вперед собаку. След вел в гору, а колючий кустарник не прекращался и Кастанеда принужден был останавливаться для отдыха. Наконец он дошел до более крутой каменистой местности и осмотрелся. Бецерилло обнюхивал это место и, казалось, терял след; однако, он шел вперед от одной каменистой площадки к другой и наконец остановился перед огромной скалистой глыбой.

Кастанеда пристально следил за собакой; здесь след, видимо, исчезал. Бецерилло обнюхивал следы, но возвращался все к одному месту, а затем побежал назад по старому следу.

– Тсс, Бецерилло, ляг! – приказал Кастанеда собаке, привязывая ее к кусту. – Понимаем, что это значит: караиб влез на скалу. Придется и нам последовать его примеру.

Он внимательно осмотрел скалу и нашел два выступа, на которые можно было свободно поставить ногу. Ему удалось без особенного труда подняться на скалу. Кастанеда стоял теперь на небольшой плоской возвышенности, края которой были покрыты густым кустарником, свешивавшимся над каменистой пропастью. Согнувшись из опасения быть замеченным кем-нибудь, он тихо подполз к кустам и раздвинул ветви. Внизу расстилалась небольшая долина, а далее за ней поднимались Черные горы; с высот их серебристой лентой спадал шумным водопадом горный ручей, исчезавший внизу. Теперь Кастанеда ясно услышал шум воды, который он принял было в лесу за шум древесных вершин, качаемых ветром. На склоне долины расстилались местами зеленые луга; то были, без сомнения, места, где прежде находились деревни туземцев и их поля. Долина эта, казалось, была теперь покинута, нигде не видно было ни дыма, ни хижины; над ней царила полная тишина, нарушаемая иногда лишь криком хищной птицы.

Долина эта представляла восхитительное зрелище. Внизу зеленели величественные леса вперемежку с ярко зелеными коврами лугов; за ними тянулись мрачные, подернутые легким туманом высокие горы, среди которых шумел серебристый водопад, а сверху синело голубое небо, не омраченное ни одним облачком! Чарующая красота этой картины поразила даже грубую натуру Кастанеды. Но в то же время он вспомнил о вечере, когда рассматривал у Маркены карту и спрашивал о значении креста на ней. И вот перед ним лежит теперь та самая прекрасная долина. Очевидно, он нашел загадочное место, которое хотел скрыть от него Маркена.

Кастанеда внимательно осмотрелся: глаза его останавливались на каждом лужке, проследили очертания обрывов у водопада; но он нигде не видел ни караиба, ни Энрико.

Спустившись со своей высокой обсерватории, Кастанеда не без труда поднял на скалу Бецерилло, который тотчас снова напал на след. Дорога становилась труднее и он вынужден был карабкаться по краям высоких скал над зиявшими под ним пропастями.

Уже около четверти часа шел Кастанеда. Кустарник становился гуще и скоро он снова очутился среди однообразного зеленого моря пустыни. Высокие лиственные растения, папоротники и густой колючий кустарник уничтожали следы человека; как волны морские смыкаются за кормой корабля, так эти вечно зеленеющие растения, вновь поднимаясь, скрывали все следы. Самый зоркий глаз не в состоянии был бы открыть здесь чей-либо след. Но Бецерилло продолжал идти вперед по свежему следу.

Наконец Кастанеда остановился и стал прислушиваться. По ту сторону пропасти снова резко закричала хищная птица; потом опять все стихло. Но не успел он сделать нескольких шагов, как остановился как вкопанный. Собака залаяла; но испанец сильно ударил ее ногой и она тотчас умолкла. До него издали, из зеленой пустыни, доносилась монотонная индейская песня. Кастанеда знал, что караиб не умел петь; значит пел Энрико. Вдруг песня затихла. В то же время Кастанеда заметил, что лес стал редеть и мельчать; высокие деревья остались позади. Кастанеда пробирался теперь ползком и вскоре очутился на краю обрыва, покрытого густым кустарником. Снизу слышался шум горного ручья; перед ним расстилалась обширная долина. Но внимание его было поглощено тем, что он увидел с правой стороны. Здесь гора заканчивалась зеленым лужком. Лужок этот, окруженный лесом, находился против выступа, на котором стоял Кастанеда и был отделен от него глубоким оврагом.

Там он увидал Энрико, расставлявшего сети для птиц. Рядом, под деревом, лежало несколько диких голубей. Энрико набросал в сети лесных ягод в виде приманки и отошел к опушке леса. Над долиной стоял жгучий полуденный зной, по-видимому, очень утомивший птицелова; он лег под дерево и скоро заснул.

Кастанеда остался на своем наблюдательном посту. Он смотрел то на овраг, то на Энрико; потом его внимание заняли дикие голуби, прилетевшие есть ягоды. Птицелов продолжал спать.

Кастанеда снова взглянул. Ему показалось, что из густой зелени близ спавшего Энрико смотрело дикое сатанинское лицо Каллинаго. И Кастанеда не ошибался. Но что хотел делать караиб? Не намеревался ли он убить спящего?

Как дикая кошка подкрадывался караиб к своей жертве; но в руках его не было оружия; его намерения были загадочны и возбудили любопытство Кастанеды.

Но вот Каллинаго подполз к своей жертве, привстал на колени и впился глазами в молодого индейца; вытащив из-за пояса мешочек, он опустил в него свои длинные пальцы, достал оттуда что-то, а затем завязал его снова и бросил в находившуюся в нескольких шагах пропасть. С напряженным любопытством следил за дикарем Кастанеда. Но вот караиб с быстротой молнии вскочил на ноги, наклонился к лицу спящего и, высыпав что-то на губы и под нос Энрико, в два быстрых бесшумных прыжка исчез в лесной чаще.

Два героя

Энрико тотчас проснулся и, вскочив на ноги, стал кашлять, чихать, плевать и тереть себе рот и нос. Все это показалось Кастанеде очень забавным. Уж не подсыпал ли караиб своему смертельному врагу под нос перцу или чего-нибудь в этом роде, чтобы подшутить над ним? О, это было бы ребячеством и ради этого не стоило так долго следить за врагом. Между тем Энрико чувствовал себя, по-видимому, очень нехорошо; он обтирал себе рот травой и громко стонал; потом схватил своих голубей и, перекинув их на спину, быстро пошел в лес. Там пел пересмешник, подражая крику хищной птицы.

Кастанеда спокойно продолжал стоять на том же месте. Чем больше он думал, тем яснее ему становилось, что дело здесь шло совсем не о глупой шутке. Очевидно, в мешочке было не золото, а яд. Кастанеда задумался и снова взглянул на долину. Весь ландшафт произвел на него теперь угрюмое впечатление. Он взглянул на небо и увидел, что из-за горных вершин поднималась черная грозовая туча. Увидев, что ему не добраться домой до наступления грозы, Кастанеда поспешил в лес; вскоре он нашел большое дупло, где мог спокойно укрыться от непогоды. Поднялся ветер и ураган разразился со страшной силой; подобно морскому бурану, шумел и клокотал дождь в высокой лиственной крыше, заглушая даже непрерывные и стройные раскаты грома. Вокруг царила темнота безлунной ночи, освещаемая лишь частыми молниями.

Кастанеда был спокоен; он привык к таким бурям и знал, что они не бывают продолжительны. Действительно, через час он мог уже пуститься в путь, но, к несчастью, потерял дорогу. До сих пор он вверялся собаке, шедшей по свежему следу, а теперь проливной дождь смыл все следы и собака не могла вновь найти их.

После долгих часов блуждания по девственному лесу Кастанеда добрался наконец до Королевского двора. Он промок насквозь, зубы его стучали от холода и он едва добрался до своей постели.

На следующий день Кастанеда проснулся, когда солнце стояло уже высоко. Несмотря на сильную слабость, он встал и стал припоминать события минувшего дня, казавшиеся ему теперь сном; но один взгляд на караиба сразу заставил его все вспомнить.

Молча съел он свой завтрак, свистнул Бецерилло и отправился в Лигурию. Он сгорал от нетерпения узнать, что сталось с Энрико и был ли он свидетелем простой шутки или кровожадной мести дикаря.

Маркены дома не было. Обе комнаты его были пусты и ни одного человека не было видно вблизи. В другое время Кастанеда был бы рад этому и воспользовался бы отсутствием хозяина, но на этот раз все мысли его были заняты ядом и Энрико.

Он направился в индейскую деревню Лигурии, где жил Энрико и застал там Маркену, приготовлявшего холодные компрессы молодому индейцу.

Стало быть, Энрико захворал и, должно быть, захворал сильно. Жена его, Ара, ломала руки. Кастанеда притворился изумленным и спросил, что случилось.

Маркена рассказал ему, что тотчас после грозы индеец воротился из леса в ужасном состоянии, извиваясь от болей. Вскоре он потерял сознание и теперь бредит, как в горячке, хотя тело его совершенно холодно.

– Последние дни он не был уж так весел, как обыкновенно, – говорил Маркена. – Он, вероятно, уже был болен, а после застигшей его грозы болезнь обострилась.

– Эта гроза и этот ураган, – сказал Кастанеда, – и меня вчера застали в лесу; несмотря на мои железные нервы, я пришел домой в таком состоянии, что зуб на зуб не попадал; сначала меня трясла лихорадка, потом бросило в пот и сегодня я еще чувствую себя совсем разбитым.

Он посмотрел при этом на больного, который содрогался от боли и бредил.

– Что у него?

Маркена пожал плечами.

– Ничего не понимаю, – сказал он. – К сожалению, здесь нет доктора Канса! Ара утверждает, что он, должно быть, съел какой-нибудь ядовитый корень и, действительно, рот его воспален; но ведь Энрико знает лесные плоды и корни лучше, чем кто-либо из нас. Должно быть, он схватил ту страшную лихорадку, от которой умерло столько испанцев.

Кастанеда не возражал: он знал причину болезни.

«Вероятно, индейцы Эспаньолы не знакомы с этим ядом! – думал он, возвращаясь домой. – Энрико умрет и все будут уверены, что он умер естественной смертью. Вот как Каллинаго устранил своего врага! Но какой это яд? Неужели маленькая щепотка порошка производит такое страшное действие? Впрочем, я теперь не нуждаюсь в этом. Я уже нашел ту прекрасную долину, где золото прямо смотрит из недр земли и из расселин, размываемых водой в течение многих столетий! Нет, я не нуждаюсь теперь в таких средствах!.. Но… ведь он тоже знает, где искать эти сокровища… он тоже будет пользоваться ими… Нет, нет, к чему тут дележ, когда я один могу владеть всем! Надо поспешить спасти тот драгоценный мешочек, пока его не смочило дождем. Золото и яд теперь одинаково драгоценны».

Эти мысли были прерваны громкими звуками труб. Кастанеда выбежал из дома и увидел Хойеду. Оказалось, что он явился вступить во владение Королевскою областью от имени испанцев, восставших против господства «генуэзцев».

Эти вести обрадовали Кастанеду, но Маркену они причинили глубокую скорбь. Хойеда прочитал прокламацию и уехал. Он намеревался при первой же возможности уехать в Испанию и подать королю жалобу от имени обманутых Колумбом кастильских дворян.

Подобно черной туче, явилась эта мятежная толпа в Королевскую область с тем, чтобы тотчас же скрыться. Но из среды своей испанцы оставили двух поселенцев, прибывших из Испании с последним кораблем. Колумб желал как можно скорее заселить Новый Свет и просил короля ссылать на Эспаньолу помилованных преступников и король последовал его совету.

Эти новые арендаторы оказались хуже Кастанеды. Поселившись в двух более отдаленных деревнях, они как истые сатрапы, стали притеснять индейцев. Маркену было достаточно нескольких дней, чтобы окончательно потерять всякую надежду на восстановление в Королевской области более человеческих отношений. Рядом с этим судьба нанесла ему тяжелый удар: его верный слуга Энрико умер спустя восемь дней в страшных мучениях.

Маркена чувствовал себя теперь совсем одиноким и им овладела тоска по родине. Он узнал от своих новых соседей, что Колумб находится к югу от Эспаньолы в плавании для новых открытий и Маркена решил отправиться во вновь основанный Колумбом город Сан-Доминго, чтобы там дождаться адмирала и затем принять участие в его дальнейших плаваниях.

Канаима

В течение всего этого времени Кастанеда неутомимо трудился в горах. Он воспользовался временем, когда внимание Маркены было отвлечено болезнью Энрико и новыми событиями в Изабелле и Сан-Доминго.

Но золотоискатель был недоволен результатами своих поисков. Он постоянно возвращался с пустыми руками. В долине он нигде не нашел золотоносных руд и тайна Маркены оставалась для него непроницаемой.

И вот в один из таких дней он узнал, что Энрико умер. Известие это произвело на него сильное впечатление и мысли его приняли иное направление. «Чего я ищу так долго, думал он, ведь клад лежит передо мной!» Он взглянул на караиба. Людоед не ходил более в лес; он был спокоен, доволен и не чувствовал никаких угрызений совести: с помощью яда в мешочке он достиг своей цели! Кастанеда боролся несколько времени с самим собой, но скоро злые чувства взяли верх над таившимися еще в нем хорошими, после того, как он увидел во сне золотые самородки, – и на следующий день он собрался в лес, в сопровождении нескольких индейцев, но без Каллинаго.

Караиб загородил ему дорогу.

– Господин, – сказал он, – не доверяйся этим людям: они замышляют недоброе; я их подслушал; они хотят убить нас обоих и убежать в леса!

Кастанеда остановился. В таких случаях он не давал пощады и решил дать индейцам хороший урок. Он вернулся и совершил один из самых бесчеловечных судов, употреблявшихся испанцами; на этом суде караиб был обвинителем и указал на двух индейцев; Кастанеда приказал отрубить им руки. Другие индейцы стояли безмолвно кругом; но глаза многих из них сверкали жаждой мести. Они увели изувеченных, чтобы если возможно, спасти им жизнь. Весть о жестоких поступках испанцев мгновенно разнеслась по всему округу и во всех индейских деревнях началось брожение.

В этот день Кастанеда остался дома, но в душе не отказался от своего предприятия. «Это волнение среди дикарей является кстати, – думал он. – Они хотят истребить христиан и, вероятно, возьмутся за яд. В таком случае нетрудно будет свалить подозрение на краснокожих!»

На следующее утро он поручил Каллинаго зорко смотрел за непокорными и вышел из усадьбы с легким мешочком за спиной. В последнем находились инструменты: стамеска, молоток и веревка длиной футов в пятьдесят.

Сопровождаемый своей собакой, Кастанеда шел по знакомому нам уже пути к таинственной долине. Часа через три он достиг той самой лужайки, где неделю тому назад разыгралась страшная трагедия. Он заглянул в пропасть, в которую Каллинаго бросил свой мешочек. Скалы падали здесь отвесно, футов на сорок, затем образовывали небольшой выступ, а далее опять круто обрывались в зияющую пропасть. На выступе скалы лежал мешочек с ядом.

Кастанеда достал веревку, привязал ее к стоявшему около пропасти дереву и с бьющимся сердцем стал спускаться. Вот он почувствовал твердую почву под ногами, в нескольких шагах от него лежал драгоценный мешочек. Но вдруг он как вкопанный остановился на месте, затем быстро перешагнул через мешочек и поднял у противоположного края выступа камень. Желтая жила сверкала из этого камня и из груди Кастанеды вырвался дикий крик радости: перед ним сверкала ослепительным блеском золотая руда.

Он крепко сжимал в своих руках камень, целовал его и наконец, спрятав его в карман, подошел к скале и стал осматривать трещину за трещиной. Он не ошибся: всюду сверкали золотые жилы. С лихорадочной поспешностью бросился он отламывать их от скалы, пока пальцы его наконец не покрылись кровью.

Боль принудила его прекратить работу.

«О, я глупец, ведь со мной стамеска и молоток!» – вскричал он.

В один миг взобрался он наверх, взял инструменты и снова спустился.

Теперь работа пошла легче и скоро куча золота лежала перед Кастанедой. Он перебирал его своими израненными пальцами и пот выступал у него на лбу. «Довольно на сегодня, – подумал он, – надо принести сюда сумку с хлебом».

Он поднялся наверх и снова спустившись вниз, вынул из сумки индейский хлеб. «Сегодня я заслужил свой обед», – думал он. При этом взгляд его случайно упал на забытый мешочек с ядом.

«Яд и золото! – пробормотал он. – Одно другому не мешает… Но нужен ли он мне теперь?..»

Он задумался.

«Зачем бросать редкую находку? Кто знает, она может пригодиться… Ведь и кто-нибудь другой тоже может узнать о золотых рудах!..»

Пообедав, он собрал золото в сумку, поднял мешочек с ядом и осторожно, затаив дыхание, открыл его. В нем находился белый порошок. Он крепко завязал его снова и, положив в сумку, поднялся по веревке наверх. Бецерилло лежал под деревом настороже, и Кастанеда сел около него. Внизу он находился под знойными лучами солнца и хотел теперь отдохнуть в тени.

«Только не спать, – подумал он, но тотчас же прибавил: – да ведь у меня есть сторож: пока мой Бецерилло со мной, никакой караиб не застанет меня врасплох».

И он заснул. Но не прошло нескольких минут, как его разбудила собака. Она дергала его за рукав и, оскалив зубы, смотрела через пропасть.

– Ты чуешь, Бецерилло? – спросил Кастанеда.

Но увидев, что хозяин его бодрствует, собака успокоилась и легла у его ног.

«Да, да мне нельзя спать. Ты прав, старый товарищ, – думал Кастанеда. – Нужно поднять веревку и нести клад домой. Правду сказать, эта Эспаньола сказочная страна и Колумб великий человек!»

Вечером того же дня Каллинаго донес своему хозяину, что белый хозяин Лигурии собирается в путь в Сан-Доминго, куда ожидают адмирала. Кастанеда вскочил при этом известии.

«Маркена хочет видеть генуэзца? Зачем? Конечно, для того, чтобы сообщить ему о золотых рудах! Потом придут сюда братья Колумба с друзьями…», и Кастанеда мысленно видел уже, как третья часть его золота перешла в карманы адмирала. Он стиснул зубы и топнув ногой, чуть не крикнул:

– Ну, нет, голубчик, ты не лишишь меня плодов тяжелой двухлетней работы! Я не выпущу тебя живым отсюда! Мой план давно готов и я сегодня же исполню его!

Он вошел в свою комнату, вынул из сундука мешочек с ядом и, положив его в карман, отправился в Лигурию.

Солнце уже склонялось к горизонту. Взглянув на саванну, Кастанеда увидел Маркену, который шел к дальним бататовым плантациям. Это ему было кстати; он прибавил шагу и вскоре был в Лигурии.

Ара стояла у дверей.

– Где твой господин? – спросил он.

– На поле, – ответила она.

– Позови его скорее, мне нужно поговорить с ним.

Ара медлила.

– Ты слышала? Беги скорей! Я должен сейчас его видеть.

Ара бросила на испанца вопросительный взгляд, потом медленно удалилась. Но едва она скрылась за углом дома, как Кастанеда бросился в спальню Маркены, отвернул одеяло и осторожно высыпал ядовитый порошок на постель. Положив пустой мешочек в карман, он затворил за собой дверь и быстро вышел на веранду.

Прошло много времени, пока пришел Маркена.

– Ты отправляешься в Сан-Доминго? – спросил Кастанеда. – Разве адмирал опять на Эспаньоле? Я слышал это от Каллинаго.

– Адмирала ждут, – ответил Маркена: – на этот раз я надеюсь повидать его.

– Откуда ты это знаешь?

– Один из наших новых соседей привез сегодня из Изабеллы нескольких невольников и рассказал мне это.

– А они, по моему примеру, привозят с собой караибов! Но надо быть осторожным с этими скотами: они коварны и злы от природы.

– Мне кажется, ты прав. Я тоже думаю, что мой бедный Энрико пал жертвой коварства караибов.

– Ого! это для меня новость и пахнет жалобой на моих караибов.

– Да, Кастанеда, но ты в этом так же мало виноват, как я. Это эпилог романа, разыгравшегося между Лигурией и Королевским двором.

– Расскажи, пожалуйста, это очень любопытно!

– Изволь. Ты знаешь, что я интересуюсь караибским языком.

– Да, да. Странный язык, не правда ли? Мужчины говорят на одном языке, а женщины – на другом.

– Ну, да. Новый арендатор привел нескольких караибов, с которыми я разговорился. Не знаю, как это случилось, но я расспросил одну из женщин о ядовитых лесных плодах и описал ей болезнь Энрико, потому что все думали, что он отравился. По крайней мере Ара убеждена в этом.

Маркена замолчал.

– Дальше, дальше, сосед! – воскликнул с нетерпением Кастанеда.

– Караибка подтвердила предположение Ары и описала мне яд, от которого умер Энрико… Он добывается из корней ядовитой змеи-травы.

– Ты хочешь сказать, что Энрико ее ел?

Маркена отрицательно покачал головой.

– Нет, я узнал из уст караибки ужасный способ мести у индейцев.

– Ты говоришь загадками, Маркена. При чем тут месть? Ведь тут дело идет о случайном самоотравлении.

– Не прерывай меня, Кастанеда. Под конец тебе станет все так же ясно, как мне… По словам этой женщины, индейцы чрезвычайно мстительны. Если оскорблена его честь или его жена, то жажда мести доводит его до безумия и он утоляет ее не иначе, как смертью обидчика, а иногда даже истреблением всего его рода. Месть принимает у индейцев самые свирепые и отвратительные формы. При этом мститель, «канаима», никогда не нападет на свою жертву открыто, а всегда из-за угла, с расчетом на верный успех и на полную безопасность для себя. Чаще всего он пользуется для своих темных целей многочисленными известными ему ядами. К самым ужасным по своему действию принадлежит яд «маски», приготовляемый из луковиц ядовитой змеи-травы.

Индейцы разрезают луковицы этого растения на тонкие кусочки, сушат их на солнце и затем с величайшей осторожностью растирают в мельчайший порошок. Корень этот так ядовит, что одно прикосновение его к телу производит сильный ожог и затем накожную сыпь. Если мстительное чувство понуждает индейца сделаться «канаимой», он преследует свою жертву как змея и ни на мгновение не выпускает ее из виду, пока наконец ему не удастся настигнуть ее спящею. Тогда он бросает ей на губы и под нос небольшую щепотку ядовитого порошка, чтобы спящий вдохнул его. Сильное жжение внутренностей, ужасная, ничем неутолимая жажда и бред суть симптомы этого отравления, влекущего всегда за собой смерть.

– И ты веришь этому, Маркена? А что думает об этом этот новый переселенец?

– Я с ним не говорил об этом. Но ты меня отвлекаешь в сторону: знаешь ли, кто в этом случае был канаимой?

– Нет, – ответил Кастанеда хриплым голосом.

– Ты сейчас узнаешь это! – воскликнул Маркена. – Кто подкрадывался как змея в траве к моему Энрико? Чьи следы скрещивались так часто с нашими? Кто поклялся мстить мужу Ары?.. Канаима здесь не кто иной, как твой Каллинаго!

Было уже темно и Маркена не мог видеть, как лицо Кастанеды страшно изменилось и побледнело. В это мгновение их внимание было привлечено другим обстоятельством.

Из спальни послышался громкий отчаянный визг и через открытое окно выпрыгнул на веранду Бецерилло; он с визгом и воем стал валяться по полу и тереть свою морду о стену.

Маркена с изумлением смотрел на собаку. У Кастанеды сквозь зубы вырвалось проклятие. Ему тотчас все стало ясно. Он не заметил в темноте собаки и запер ее в спальне, а глупое животное вздумало отдохнуть на постели Маркены и нанюхалось ядовитого порошка.

Но Кастанеда скоро опомнился.

– Собака взбесилась, надо убить ее! – вскричал он и, выхватив кинжал, бросился к веранде. Бецерилло перескочил через перила и с жалобным воем помчался домой, преследуемый своим хозяином.

Маркена стоял в оцепенении. К нему подошла Ара.

– Видишь, он тоже канаима, ведь я говорила тебе, что он насыпал яд на подушки, а ты мне не поверил, вот теперь собака его отравилась. Берегись его, он друг караиба.

Маркена молча пожал руку своей спасительнице.

– Еще несколько дней, – проговорил он тихо, – и мы уйдем отсюда.

Тем временем Кастанеда бежал за собакой и догнал ее лишь близ своего дома.

– Глупое животное, чуть не выдало меня! – крикнул он в гневе, ударив собаку в грудь кинжалом. – Теперь поверят, что ты взбесилась! – пробормотал он, глядя на убитую собаку. – Никто не подумает, что тебя тоже отравил канаима!

И он взглянул в сторону Лигурии, которая резко выделялась при лунном свете от саванны. «Нет, – прошептал он, – туда я сегодня не пойду. Пусть судьба свершится!»

С поникшей головой медленно подошел он к своему дому. Там было все тихо, только караиб сидел перед дверью, поджидая своего господина. Кастанеда молча прошел в свою спальню… Но в эту ночь не мог сомкнуть глаз.

В золотоносном ущелье

Весть о гибели собаки быстро разнеслась по Королевскому двору и глаза индейцев заблестели радостью.

– Господин сам убил ее! – говорил стройный юноша, многозначительно кивая другому. – Теперь наши следы исчезнут в траве. Кто будет стеречь его, когда он заснет или станет искать золото? Теперь он не опасен, а в лесу будет беспомощен как ребенок. Настает час мести!

Так шептал стройный юноша, идя с другим очищать под пашню часть леса на опушке саванны.

Кастанеда также вышел из дома рано утром, он направился в Лигурию, но шел так медленно, как будто ноги его были налиты свинцом. Время от времени он посматривал на усадьбу. Там было все еще тихо и ставни были закрыты, хотя Маркена вставал обыкновенно до восхода солнца.

Кастанеда не мог в эту ночь спать на своей постели, ему казалось, что ядовитая пыль поднималась с подушек и душила его. Спал ли Маркена на своей постели? О, то была адская постель, какую только дьяволы готовят грешникам! Кастанеда задрожал всем телом.

«Но кто думает о смерти и аде, когда солнце смотрит так ласково? Думай лучше о золотых рудах, Кастанеда, – говорил он сам себе. – Все эти сокровища принадлежат тебе одному! Думай о радостях, ожидающих тебя в Кастилии!»

Но мысли его невольно стремились в Лигурию. Он снова взглянул в сторону усадьбы, до которой было уже недалеко. Ара стояла на веранде.

«Неужели он уже умер? Нет, так быстро этот яд, кажется, не действует?»

Еще сотня тяжелых шагов и Кастанеда стоял перед ступеньками веранды. В присутствии Ары он опять вполне овладел собой и беспечно спросил:

– Где твой господин, Ара? Он еще спит?

– Да, спит, – тихо ответила индеанка, – и я не хочу будить его; он провел скверную ночь и сильно страдал, но теперь он утих… Приходи позже.

Кастанеда потупил глаза и не видел, с каким презрением, с какой язвительной насмешкой и ненавистью индеанка смотрела на него.

«Он утих… он умрет!» – отозвалось мрачно в его душе и он не захотел входить.

– Хорошо, Ара. Я зайду потом, желаю ему поправится, – сказал он и пошел домой.

«Он умирает. Яд канаимы действует наверняка и в таком количестве должен устроить смерть». Но Кастанеда не хотел видеть его умирающим.

Что ему сегодня делать? Оставаться в своей усадьбе? Но Маркена может позвать его к себе! Нет, этого он не хотел! К чему? Пусть он один умирает! Итак, прочь из Королевского двора, подальше от людей, в дикий лес, в прелестную долину, к блестящему золоту!

И снарядившись так же, как накануне, Кастанеда скрылся в густом тропическом лесу. Индейцы, занятые невдалеке распашкой земли, поклонились ему, но он не удостоил их ответом. Только войдя в лес, он машинально оглянулся: глаза его искали верного спутника Бецерилло.

Он вздохнул и пошел дальше. Теперь он хорошо знал дорогу и не нуждался в проводнике. Вчера Каллинаго предостерег его от индейцев, но он вчера же в зародыше задушил возмущение.

Но как медленно шел сегодня Кастанеда! Время от времени он должен был сам себя ободрять и торопить.

Но вот он наконец у обрыва золотоносного ущелья. Машинально привязал он веревку к дереву, надел на себя суму с хлебом и спустился в ущелье. Так же машинально взял он долото и молоток и подошел к каменной стене, но, почувствовав усталость, присел отдохнуть. Солнце проникало в ущелье только после полудня и пока еще в нем не было особенно жарко.

Губы Кастанеды были сухи. Он взял фляжку с водой, висевшую у него сбоку и выпил глоток. Затем он стал есть хлеб из кассавы и вспомнил о вечере, когда Маркена впервые подал ему этот хлеб на тарелке.

Опять этот Маркена! Кончились ли его страдания? Конечно! Но ведь Кастанеда сделал все это из-за золота, которое лежало теперь перед ним. «Будем же работать!» – говорил он себе. «Работа! Работа! – раздавались у него в ушах слова его отца: – это величайшее благо для человека. Работая, будешь весел, работая, будешь счастлив». Кастанеда схватил стамеску и молоток и принялся за работу. Куски камня трескались и крошились под его ударами. Там и сям блистала золотая руда. О, эти золотые куски были больше тех, которые он видел у Маркены; но сегодня они не радовали его. Напротив, он поднимал вверх молоток, но не ударял им и стоял точно окаменелый в каком-то раздумье.

Мысли его были далеки от золота. «Жизнь человека! – раздавалось в его душе, – жизнь человека! Это совсем другое! Он приказал отрубить индейцам руки! Но то были дикари, замышлявшие убить его! Но добродушный Маркена! Этот молодой человек с золотым сердцем, пожертвовавший свое золото за Ару, с целью избавить ее от мучений караиба, – да, это был человек, то был христианин, испанец, то был брат его!»

«Глупости, Кастанеда, – говорил ему другой голос. – Там, в Испании, смеются над бедными людьми. Несчастным беднякам там наступают ногой на горло. Сделайся богатым и мир преклонится перед тобой!»

Он снова застучал молотком по скале и удары эти отозвались в его сердце, которое забилось тревожно. «Ах, поскорей бы конец всему этому!» – вздохнул он.

Он сильнее застучал молотком и не замечал, как золото падало к его ногам; он работал как слепой, без мысли и цели. Скала прыгала и тряслась перед его глазами, голова кружилась и сердце, казалось, хотело вырваться из груди.

Он не слыхал певшего над ним пересмешника.

«Гу, гу, гу, гу!» – раздались вдруг над ним дикие злорадные крики.

«Гу, гу, гу, гу!» – повторился над пропастью вой множества голосов.

Он опустил руку с молотком, не понимая, что творится там наверху. Но крики росли и наконец разбудили его от тяжелого кошмара. То был воинственный крик индейцев!

Кастанеда взглянул вверх. Там, над самой пропастью, плясала толпа дикарей-индейцев в их воинственном наряде. Но что они бросили ему? Что-то тяжелое и холодное ударило его по лицу и упало к его ногам. Он посмотрел и задрожал… То были четыре окровавленные руки – те самые, которые он приказал вчера отрубить! Он побледнел как мертвец и вся кровь отхлынула у него от сердца. Он бросил отчаянный взгляд на дерево, к которому была привязана веревка… Ее не было, ею злорадно махал наверху один из индейцев.

Крик безнадежного отчаяния вырвался из его груди. Он поднял руки вверх! И что же?.. Индеец бросил ему веревку и над ним снова раздался громкий, дикий, злобный смех.

Кастанеда задрожал всем телом и, прислонившись к скалистой стене, закрыл лицо руками. Сверху на него летели камни.

«Готовься к смерти! – кричал ему внутренний голос. – Они забьют тебя камнями!»

Новый град камней полетел вниз и он почувствовал страшную боль в ноге.

– Господи! Прости мне прегрешения мои, я сознаю их, я каюсь! – громко кричал Кастанеда в смертельном ужасе.

Наверху поднялись крики заспоривших о чем-то между собой индейцев. Он понял только слова: «Оставим его, пусть умрет голодной смертью!»

Еще раз раздался воинственный крик и язвительный смех индейцев, и над пропастью воцарилась опять мертвая тишина. Кастанеда не смел поднять головы. А время шло… Вот опять пересмешник завел свою песню, в которой мягкие звуки диких голубей перемешивались с криками хищных птиц.

Наконец Кастанеда поднял голову. Он посмотрел наверх, но фигуры краснокожих исчезли. То были не привидения: ужасные улики его собственной жестокости – окровавленные руки индейцев – валялись перед ним на выступе скалы и у ног его лежала веревка, а нога страшно болела. Да, все это было ужасной действительностью. Палачи его удалились и золотой рудник стал его могилой, в которой он был заживо похоронен.

Заживо похоронен! Кастанеда в отчаянии рвал на себе волосы. Но он скоро поднялся и хромая пошел вперед. В нем пробудилось чувство самосохранения и все его думы и стремления сосредоточились на одной мысли – вырваться из этой могилы.

Он подошел к краю выступа скалы. Ведь индейцы бросили ему веревку, может быть, она была достаточно длинна, чтобы по ней спуститься вниз. Быть может, пропасть не так глубока, как это казалось сверху. Кастанеда лег на землю и подполз к краю выступа, но один взгляд вниз сразу уничтожил все его надежды. Веревка была длиной футов в 50, а пропасть вчетверо больше; круто и гладко шла каменная стена вниз, туда, где шумел горный поток.

По этой дороге спасение было невозможно! Он отошел и осмотрел свою темницу; она состояла всего из сотни квадратных футов скалистой почвы, окруженной крутыми каменистыми стенами. Взгляд его упал на лежавшие на земле четыре руки. Ему невыносимо было видеть их, и он с ужасом поднял их и бросил в пропасть.

– Теперь моя могила чиста, – прошептал он садясь.

Собравшись несколько с духом, он стал ободрять себя. Ведь бывал же он в самых ужасных положениях и никогда не терял головы. Стены и скалы не Бог весть, как высоки, всего сорок футов! Надо попытаться выбраться отсюда. К тому же у него есть инструмент: стамеска и молоток, с помощью которых можно вырубить в скале ступени.

Он вскочил и выбрал для этой цели косо выдававшийся край утеса, широкий внизу и сужавшийся кверху; небольшая покатость в стене составляла для Кастанеды громадную выгоду и облегчала устройство ступенек.

Он тотчас же принялся за работу; но раненая камнем нога болела так сильно, что он вынужден был снять сапог. «Ах, если бы только у меня была вода!» – говорил он. То немногое, что оставалось у него в фляге, нужно было беречь. «Скорей за работу! Надо кончить ее, пока еще не наступил голод и жажда».

Кастанеда начал высекать первую ступень на высоте груди. Куски камня летели по сторонам, и, несмотря на палящее солнце, первая ступень была окончена в какой-нибудь час.

Он страшно устал, но с радостью смотрел на дело рук своих. Через двадцать четыре часа он надеялся быть наверху, а двадцать четыре часа он, конечно, свободно выдержит. С радостью смотрел он теперь на небо, видя, что солнце прячется за черное облако. Солнечные лучи не беспокоили его больше, он мог продолжать работать. Он влез на первую ступень, сел на нее верхом и начал высекать вторую. Неловкое положение затрудняло работу; но Кастанеда не унывал и работал до тех пор, пока ураган не заставил его на время приостановиться.

Ветер свистел вверху; но к счастью буря шла не с той стороны, с которой площадка была открыта; гора защищала Кастанеду, и в ущелье было сравнительно тихо. Поэтому Кастанеда обрадовался грозе, – она несла ему воду, и поспешно принялся высекать цистерну около самой стены. Во время дождя, длившегося всего полчаса, Кастанеда собрал в ямке до двух футов воды, сам напился досыта и наполнил свою фляжку.

Затем он снова принялся за работу и до наступления темноты окончил уже третью ступеньку; еще шесть-семь ступеней – и он спасен! Но он сильно устал и должен был лечь отдохнуть.

Незадолго до рассвета выглянула луна и застала его вновь за работой. Но как медленно продвигалось теперь дело: стамеска искривилась, и силы Кастанеды убывали.

Наконец четвертая ступень была окончена, и неутомимый работник спустился вниз отдохнуть, напиться и поесть. В сумке лежал последний кусок хлеба, а ему оставалось еще много работы. При этом он заметил, что его запас воды, испаряясь, сильно уменьшился, и в довершение всего его угнетала новая забота. Ушибленная камнем нога сильно распухла и болела, мешая ему работать; он должен был употребить страшные усилия, чтобы окончить пятую ступень. Стамеска совсем искривилась и оказалась никуда негодной. Он хотел было выправить ее молотком, но она переломилась; древко молотка тоже расшаталось.

Уже наступил полдень, когда он принялся за шестую ступень. Но силы его ослабели; такого напряжения не могло выдержать даже железное здоровье Кастанеды. Голова его кружилась.

Язык его прилипал к небу, в висках стучало, а в глазах сверкали искры.

С трудом дополз он до ямки с водой; но запас ее исчез. Дрожащими руками брал он оставшийся тут сырой ил; но жгучая жажда не утолялась этим. Пришлось начать запас из фляжки и съесть последний кусок хлеба.

Он взглянул наверх на ступени. Ему предстояла еще гигантская работа, а силы его иссякли; нога пухла все более, и Кастанеда потерял почти всякую надежду.

Между тем над вершинами гор медленно поднимался огромный огненный шар солнца. Лучи его касались уже края площадки, на которой находился Кастанеда, и все меньше и меньше становилась тень, бросаемая на нее скалами.

Прошел еще час, и палящие лучи солнца превратили ущелье в пылающую печь!

Страх смерти заставил Кастанеду снова взяться за работу. Но тщетно: он был слишком слаб и со стоном упал на землю. Солнце касалось уже его ног; он прижался к стене и несколько времени еще оставался в тени.

Мысленно перенесся он в свою усадьбу. Быть может, там уже заметили его отсутствие; вероятно, поселенцы приходили и спрашивали о нем; быть может, его искали уже в лесу; но Бецерилло, который один мог найти его след, погиб.

Может быть, они открыли его сундуки и нашли в них самородки золота; но знали ли они, где находятся золотые руды? Ах, только один человек знал это и при виде золота тотчас догадался бы, где искать Кастанеду. Но этого человека, который мог бы спасти его, он сам же отравил. Маркена лежит теперь, как и он, на смертном одре, если милосердный Бог не освободил его раньше от страданий. Милосердный Бог! Мысли Кастанеды приняли другое направление. Он стал вспоминать свое прошлое. Жизнь его была полна неправды и грехов, – и им овладели угрызения совести и страх перед смертью и страшным судом. Он стал искать спасения в молитве, каялся в грехах своих, молил Пресвятую Богоматерь спасти его и давал обет оставить нечестивую жизнь, Поступить в монастырь Ла-Рабида и посвятить остаток своих дней добрым делам. Он давал обет вернуться на Эспаньолу для проповеди слова Божия и обращения индейцев в христианскую веру, хотел делать добро тем, которых до сих пор преследовал, и любить врагов своих.

Но мысли его стали путаться. Солнце клонилось к западу, и палящие лучи его падали прямо на голову Кастанеды. Его томила смертельная жажда, и он выпил всю оставшуюся воду. Эти последние капли могли только на одно мгновение смягчить влияние зноя.

Кастанеда громко читал молитву. Голос его хрипел, слова замирали на губах, а глаза ничего не видели. Душа его погружалась в страшный глубокий мрак; он слышал еще над своей головой пение пересмешника, громкие сладкие звуки которого напоминали пение соловья в рощах Испании.

Затем он потерял сознание.

Месть индейцев

Тотчас по уходу Кастанеды из дверей вышел Маркена. Он был здоров и весел, потому что не коснулся отравленной постели.

– Он приходил и справлялся о твоем здоровье! – сказала Ара.

Горькая улыбка показалась на губах Маркены.

– Пойдем Ара, – ответил он, – будем собираться в дорогу.

В этих приготовлениях прошел день. На следующее утро Маркена намеревался отправиться в путь в Сан-Доминго. После полудня он принес скрытые в лесу образцы золота и мысленно простился с местами, на которые некогда возлагал столько радужных надежд. Королевская область! Какая прекрасная страна, и как опозорила ее алчность испанцев!

Он решил взять с собой самых преданных слуг своих, пожелавших остаться при нем, и основать близ Сан-Доминго новую колонию под покровительством адмирала.

Последний вечер в Лигурии прошел тихо, и еще до рассвета Маркена был уже на ногах.

Он привел в порядок кладь и стал распределять ее между своими людьми, посматривая время от времени на Королевский двор.

Неужели Кастанеда не видел его приготовлений к отъезду? Разве ему не дали знать об этом его шпионы? Странно, что он, хотя бы из любопытства, не идет сюда!

Но, может быть, он понял, что его уличили, и стыдится? Вероятно, у него не хватает смелости смотреть в лицо тому, кого он хотел отравить по способу людоедов-караибов.

Но Маркена не хотел так оставить Королевскую область. Он надел широкополую соломенную шляпу, взял палку и пошел прощаться с соседом.

К его немалому изумлению на Королевском дворе была мертвая тишина. Ни один дымок не поднимался к небу; на полях не видно ни одного человека. В саванне царила безмолвная тишина, нарушаемая только трескотней сверчков в высокой траве и кваканьем лягушек в бурливых ручейках.

«Они расчищают лес под пашню», – думал Маркена, стараясь объяснить себе эту необыкновенную тишину.

Перед самым Королевским двором на дороге лежал труп Бецерилло, и вокруг него жужжали стаи мух и жуков.

На дворе царствовала та же тишина; дверь дома была настежь отворена. Маркена поднялся по ступеням лестницы, заглянул в отворенную дверь и в ужасе отскочил. Прямо за дверью лежал караиб Каллинаго с зияющими ранами на груди и на голове.

Стало быть, вот причина этой гробовой тишины! Индейцы отомстили за притеснения. О, да! Маркена тотчас понял это, потому что караибу были отрублены обе руки. То был ответ на ужасную казнь.

Но где же был сам Кастанеда? С трепещущим сердцем перешагнул Маркена через труп караиба и вошел в комнату; в ней никого не было. Он прошел во вторую, и эта была пуста; но в ней царили следы опустошения. Одеяла с постели исчезли; сундуки были взломаны, и все, что было в них, расхищено; даже железные замки и гвозди были унесены. Оставлено было только… золото, которое валялось разбросанным на полу. Маркена с пренебрежением посмотрел на эти сокровища Кастанеды. Он хотел было уже выйти из комнаты, как вдруг наступил на какой-то камень, заскрипевший под его ногой; он невольно посмотрел и остановился в изумлении: то была золотая руда… та самая, которую он нашел и хотел передать в руки адмирала! Маркена внимательно осмотрел разбросанное на полу золото, оно состояло из таких же самородков.

Блестящий металл объяснил Маркене происшествия последних дней. Без сомнения, Кастанеда нашел золотые руды и разрабатывал их втайне; вероятно, он подозревал, что и Маркене известны эти руды. Узнав, что он отправился в Сан-Доминго к адмиралу, Кастанеда вероятно опасался, что тайна будет передана законному владельцу всех золотоносных рудников на Эспаньоле, Колумбу, и чтобы помешать этому, он прибегнул к яду. И если бы Ара не подсмотрела в щель стены, что делал золотоискатель в его спальне, он, Маркена, наверное умирал бы теперь в тех же мучениях, в каких скончался бедный Энрико.

Маркена пошел в хижины индейцев; там лежали трупы прочих караибов. Очевидно, на них напали во время сна; у всех у них также были отрублены руки.

Но где Кастанеда? Ни в доме, ни в окрестностях не было видно его следа.

У Маркены явилось недоброе предчувствие. Вероятно, индейцы утащили Кастанеду в лес, чтобы предать там мучительной смерти. Но, может быть, он еще жив! Его нужно спасти во что бы ни стало! В эту минуту Маркена забыл все зло и все преступления Кастанеды; он видел в нем только своего ближнего, христианина и испанца, который имел право на его помощь. Но куда направились с ним индейцы?

У Маркены не было собаки, которая могла бы отыскать следы… Но поселившиеся в соседстве испанцы имели собак; селения их лежали только в получасовом расстоянии, и Маркена тотчас направился к ним.

Поднявшись на холм, с которого виднелись новые поселения, он вдруг невольно вздрогнул: здесь также не было никакого признака жизни, ни в хижинах, ни на полях!

Маркена ускорил шаги; он хотел знать, что случилось, и приготовился к самому худшему.

Предчувствия не обманули его, – здесь также царила смерть. Караибы лежали с раскроенными черепами в своих хижинах, вместе с убитыми собаками, и у всех были отрублены руки. Оба испанца были также убиты. Маркена ходил из одной хижины в другую, отыскивая труп Кастанеды, но нигде не нашел его.

Он сел на крыльцо веранды одного из новых домов, чтобы собраться с мыслями. Ясно, что предшествовавшая ночь была в Королевской области ночью мести индейцев, заранее условившихся убить всех христиан! Всех? А сам он разве не христианин, не «бледнолицый», как другие? Отчего же в Лигурии было все так глубоко мирно?

Его люди также, без сомнения, знали о заговоре, но не коснулись даже волоска на нем. Значит, чувство благодарности живет и в сердцах дикарей. Он не был их жестоким притеснителем. У него не было ни оружия, ни собаки, он не приводил с собой караибов для своей защиты и надеялся только на защиту Всевышнего. Обороной его были справедливость и любовь к ближнему! И вот он единственный испанец, оставшийся в живых в Королевской области! Он упал на колени и горячо благодарил Бога.

Единственный? Но разве Кастанеда действительно умер? И вот ему пришла мысль искать Кастанеду в рудниках. Если индейцы застали его врасплох в одной из ложбин, он, конечно, безвозвратно погиб. Маркена задумался, в которой именно ложбине искал Кастанеда золото, он знал, где бедный Энрико расставлял свои сети и где Каллинаго отравил его. «И если я, – думал Маркена, – найду только труп его, то исполню свой долг».

Между тем было уже далеко за полдень. Маркена нашел кусок хлеба, напился из ключа воды и поспешил в Лигурию.

Перед домом его ожидали работники-индейцы, которые должны были отправиться с ним, остальных не было видно.

Маркена понял по выражению лица индейцев, что им все известно, и что ничего нового он им не скажет.

– Мы готовы, господин! – сказала Ара.

Маркена отрицательно покачал головой.

– Нет еще, Ара! – сказал он.

– Почему? – спросила она с изумлением. – Ведь в Королевской области не осталось ни одной души. Мы здесь только для того, чтобы проводить тебя в Чибао, потом мы тоже возвратимся в леса. Тебе здесь нечего больше делать, Маркена.

Маркена спокойно взглянул на индеанку: в глазах ее светилось упорство.

– Тебе здесь нечего делать, – повторила она ему.

Так, значит, и он как испанец, был им до того ненавистен, что они не хотели более видеть его в своей среде и только желали безопасно провести до границы Королевской области.

– Нет, Ара, – возразил он спокойно. – Я еще не уйду, я должен остаться здесь, пока не найду того, кого ищу.

– Кого же ты ищешь?

– Кастанеду!

– Канаиму!? – вскричала индеанка с изумлением.

– Да. Он испанец, и я не могу бросить его на произвол судьбы.

– Канаиму? – повторила Ара, и глаза ее сверкнули недобрым блеском. – Понимаю, ты хочешь отомстить ему.

Маркена взглянул на нее с укором.

– Разве ты забыла, Ара, что я рассказывал тебе о нашем Боге? – сказал он. – Он заповедал нам забывать сделанное зло. «Любите врагов ваших!» – вот что говорил Он нам.

– А что ты сделаешь, если найдешь его?

– Я хочу спасти его, Ара!

– О, никогда! – воскликнула Ара, и в глазах ее сверкнула ненависть.

– Никогда?.. – повторил Маркена, подходя к ней. – Помнишь ли тот час, Ара, когда ты и Энрико стояли передо мной на коленях? Кто тебя вырвал тогда из рук жестокого караиба? Наш Бог велел мне защитить тебя, но Он же велит мне спасти Кастанеду!

– Не говори так громко, – прошептала смягчаясь Ара, – иначе ты умрешь! Индейцы ненавидят испанцев!

– Значит, он жив, Ара? Ты знаешь, где он?

Она потупила глаза; в душе ее происходила борьба.

– Ара, – продолжал тихо Маркена, – будь милосердна, как я к тебе был милостив. Ты отомщена, Каллинаго убит, а я хочу спасти моего канаиму. Скажи мне, где он?

– Я не могу отказать тебе, – ответила наконец индеанка. – Но только прикажи людям идти вперед в Чибао; мы погибли, если они узнают, что мы хотим сделать.

Маркена отдал нужные приказания. Ара поговорила тихо со своим земляком и, носильщики двинулись в путь.

– Ара, о чем вы разговаривали? – спросил Маркена, когда индейцы удалились.

– Они донесут твою кладь до горы в Чибао и потом уйдут в леса, где мы нашли новую родину, далеко от испанцев.

Носильщики исчезли в высокой траве.

– Ара, – спросил опять Маркена, – скажи мне, где Кастанеда? Жив ли он еще?

– Жив! – ответила индеанка.

– Ты меня мучаешь! Скажи мне всю правду, Ара!

– Он должен быть теперь очень счастлив; при нем долото и молоток, и он может собирать золото, чистое золото, до которого он так жаден. – И она описала ему ужасные муки голода и жажды Кастанеды под палящими лучами солнца. – Он заживо похоронен, – заключила она, – и, может быть, уже умер, потому что солнце сегодня знойно!

– Ара! И мы медлим? – вскричал Маркена. – Идем, идем скорее!

– И ты хочешь так идти Маркена? – сказала насмешливо Ара. – Где твой ум? Путь далек. Нам нужно взять с собой хлеба. А затем, разве у тебя есть крылья, чтобы спуститься к нему вниз? Нам нужна веревка, твои же веревки все увязаны, и придется в деревне искать индейскую веревку. Готовь хлеб, а я добуду веревку.

Было уже далеко за полдень, когда они добыли хлеба и веревку. Маркена спешил в путь, но Ара противилась.

– Теперь нельзя, – говорила она, – подождем, когда стемнеет. Если тебя увидит кто-нибудь из наших на пути к лесу, он угадает твое намерение и помешает тебе. Ты должен вооружиться, взять с собой меч, потому что теперь война между нами и бледнолицыми, и ты можешь встретиться с индейцами, которые не знают тебя.

Маркена молча взял меч.

– Ара! – воскликнул он, – я не хочу подкрадываться в ночной темноте. Пойдем, или я уйду один!

Он взялся за веревку, которую та держала в руках.

– Ты не боишься? – удивилась она. – Хорошо, я тебя предостерегала. Иди! Иди один! Я не хочу подвергаться гневу своих земляков из-за канаимы!

Он ушел, не оглядываясь, и быстро направился к лесу.

– О, я должна защитить его, если он встретится с нашими! – вскричала Ара и бросилась вслед за ним.

Наступили уже сумерки, когда Маркена вышел из лесу на небольшой лужок перед пропастью и изо всех сил крикнул: «Кастанеда! Кастанеда!»

Он стал прислушиваться. Ответа не было.

С трепетом подошел он к краю обрыва и, крикнув еще раз: «Кастанеда!», стал всматриваться вглубь.

Овраг оставался немым. Но в сумерках он рассмотрел на выступе скалы человеческую фигуру.

– Кастанеда! – крикнул он. – Ты жив? Отвечай же, это я, Маркена; я пришел тебя спасти!

Но кругом продолжала царить глубокая тишина. Ара быстро выбежала к нему из леса и тихо сказала:

– Тише, ты выдаешь себя! Они могут быть вблизи! Скорей за дело! Посмотри, жив ли он.

Веревку быстро привязали к дереву, и Маркена спустился вниз, между тем как Ара осталась наверху настороже.

Маркена нагнулся над Кастанедой и стал трясти его, но тот не шевелился. При тусклом свете сумерек он взглянул в лицо испанцу: глаза Кастанеды были закрыты, пена покрывала его рот, но он еще хрипел.

Маркена поспешно взял свою фляжку и влил умирающему в рот живительную влагу; затем, вспрыснув ему грудь и лицо, он крикнул Аре, чтобы она спустила ему вторую флягу.

Луна поднялась над горой и осветила площадку. Маркена вымыл ему лицо, вновь налил в рот воды и заметил, что дыхание Кастанеды становится ровнее; но он все еще не приходил в сознание.

– Маркена! – шептала между тем Ара сверху, – нельзя же нам оставаться здесь вечно. Вытащим его наверх! Маркена, слышишь ли ты, они могут придти, и тогда вы оба погибнете, ты и он!

Маркена обвязал веревку вокруг груди Кастанеды, и Ара вытащила своего смертельного врага из ужасной пропасти. Еще раз спустилась веревка, и Маркена очутился наверху подле Ары.

– Мы должны унести его, Маркена, но куда?

– Я знаю надежное убежище. Около водопада есть пещера, прикрытая густым кустарником; там нас никто не найдет. Это недалеко. Помоги мне нести его, Ара!

Путь, действительно, был недальний, но очень трудный; среди темной, слабо освещенной луной ночи приходилось пробираться с тяжелой ношей через дикие заросли и по краям крутых обрывов. Они шли долго и наконец остановились перед какими-то колючими кустами.

– Мы пришли! – сказал Маркена. – За этим кустарником пещера.

Он пошел вперед, показывая Аре дорогу. Затем они вернулись и снова исчезли в кустах со своей ношей.

Утром они услышали со стороны ущелья пронзительные, бешеные крики: то были индейцы, увидевшие, что жертва их мести вырвана из их рук.

* * *

Кастанеда лежал в мрачной, прохладной пещере, по одну сторону которой струился небольшой источник, исчезавший под густой зеленью кустов. Он был жив, но у него было воспаление мозга вследствие солнечного удара, и он находился то в тупом сне, то в беспамятстве или бреду. Около него сидела сестра милосердия, охлаждавшая ему голову и лоб холодными компрессами и смачивавшая по временам свежей водой его сухие горячие губы. Это сестра милосердия была Ара. Она сама удивлялась тому, что ухаживала за Кастанедой, которого вчера еще ненавидела всем сердцем.

Но Маркена показал ей, что можно любить врагов, платить им добром за зло, и дикарка Ара бессознательно, не давая себе ясного отчета, почувствовала, что подобные деяния возвышают человека и делают его счастливее.

Ее глаза не светились теперь прежним диким блеском. В чертах лица ее появилось более благородное выражение; это была женщина кроткая и добрая, какими мы вообще знаем женщин.

Но где же тот, кто своим примером возвысил Ару? Он находился далеко от пещеры. Ара одна ходила за канаимой; но Маркена мог быть спокоен: пока она была жива, никто не посмел бы коснуться волоса бедного опасно больного человека.

Сан-Доминго

К вечеру того же дня, усталый, изнуренный Маркена пришел в Чибао. Там царило неописуемое волнение.

В Сан-Доминго прибыл адмирал; но в жилах Христофора Колумба не текла кровь Кортеса или Писарро, и он не взялся за меч, чтобы наказать возмутившихся солдат, а вступил с ними в переговоры!

Он знал, что многие из них, действительно, страдали. В Испании не считали нужным высылать войску жалованье, и некоторые испанцы, работая в рудниках, сумели припрятать себе золото; но другие, прибывшие в эту страну с радужными надеждами, находились в бедственном положении; к тому же многие были изнурены болезнями, и мечта о возвращении в Кастилию овладела всеми.

Колумб решил избавиться от недовольных и предложил в любезном письме к главе возмутившихся, судье Ролдану, корабли для переезда в Испанию. Это-то предложение и обсуждалось теперь в Чибао.

Маркена был известен как верный сторонник генуэзца, а потому на него смотрели косо. Он рассказал о восстании индейцев и просил дать ему людей, под защитой которых он мог бы перенести Кастанеду в Чибао.

Но какое им было дело до него, когда они должны были хлопотать о себе. «Зачем вы ушли от других и поселились одни в пустыне?» – говорили некоторые. «Только не сегодня», – отвечали другие.

– Да ты нам заплатишь наше жалованье, что ли? – спросил кто-то насмешливо.

В голове Маркены, как молния блеснула мысль.

– Да! – воскликнул он, – я укажу вам золотые руды, которые превзойдут все ваши ожидания!

– Слушайте, слушайте! Он нашел золотые руды! – раздалось со всех сторон, и множество солдат собралось вокруг Маркены.

– Покажи образцы золота!

– Не верьте ему на слово!

– Он приверженец генуэзца.

– Пусть покажет золото!

Так кричали все в один голос, и толпа любопытных все росла.

Явился и Ролдан, старший судья колоний и предводитель мятежников. Перед ним расступились, и он подошел к Маркене.

– Что тебе надо от нас? – мрачно спросил он.

– Помощи несчастному испанцу, – ответил Маркена.

– Одному из приверженцев адмирала? – переспросил Ролдан. – Напрасно ты не обратишься в Изабеллу или в Сан-Доминго! Хороши бы мы были, если бы стали спасать вас от опасности, чтобы потом вы же помогали генуэзцу притеснять нас! Нет, этого я не сделаю!

– Ролдан! – сказал спокойно Маркена, – в помощи нуждается твой друг Кастанеда!

– Кастанеда! – воскликнул Ролдан. – О, это другое дело! Но скажи мне, неужели ты, действительно, нашел золотую руду?

Вместо ответа Маркена вынул из кармана мешочек, тот самый который некогда Кастанеда нашел в его сундуке, и молча подал Ролдану.

Тот раскрыл его, долго смотрел на золото, затем взял золотой самородок, поднял его кверху и воскликнул:

– Кастильцы, мы получим неуплаченное нам жалованье! Кастанеда и Маркена заплатят нам его! Последуем за храбрым!

Кусок золота переходил из рук в руки. Восторг рос. Письмо адмирала было забыто.

Несколько часов спустя стройная колонна уже выступала в путь, и в Чибао остался только маленький гарнизон.

Маркена сделался героем дня; он должен был ехать рядом с Ролданом, которые теперь с участием осведомлялся о судьбе Кастанеды.

* * *

Солдаты Ролдана расположились по-домашнему в «Золотой долине».

Золотые руды были богаты; кроме открытой Кастанедой, были найдены и другие. Теперь никто не думал уже о возвращении на родину и о кораблях, предложенных Колумбом для переезда в Испанию.

На одном из зеленых лужков, на склоне долины, в наскоро сколоченной хижине, Маркена с Арой ухаживали за несчастным Кастанедой, все еще не совсем пришедшим в сознание.

Ара осталась у Маркены, она боялась возвратиться к своему племени. Там знали уже, что она участвовала в спасении Кастанеды, и ей никогда не простили бы этого предательства. Она была удручена этим и как-то однажды, когда Маркена хотел ее утешить, печально сказала ему:

– Мои дни сочтены, для меня нет более счастья на земле. Месть не дремлет, меня скоро поразит отравленное копье мстителя.

Маркена успокаивал ее, но в душе разделял ее опасения. Он взял с нее обещание не отходить от лагеря испанцев и обещал взять ее с собой в Сан-Доминго, где она будет в полной безопасности. Все это, однако, мало утешало ее.

Маркена рассказал ей о Боге христиан, но она не понимала, почему другие белые не делают добра, как им велит Бог? «Нет, твой Бог не их Бог!» – говорила она ему.

Спустя две недели после ужасных происшествий в ущелье, Кастанеда в первый раз пришел в себя. Когда взгляд его остановился на Маркене, он вздрогнул и с выражением страха и ужаса сказал:

– Кто ты? Разве Маркена не умер?

Маркена старался успокоить его.

С этих пор состояние Кастанеды стало быстро улучшаться, он стал вспоминать о происшествиях в ложбине, но скоро совсем перестал говорить о них.

– Когда я буду здоров, – сказал он как-то Маркене, – я уеду с Эспаньолы и поступлю в монастырь Ла-Рабида. Бог даст, отец Хуан примет меня.

Наконец наступил давно желанный для Маркены день, когда можно было отправиться в Чибао и затем в Сан-Доминго. Шесть индейцев-носильщиков унесли Кастанеду из Золотой долины, еще недавно составлявшей цель всех его стремлений. Он не имел при себе ни одного золотого зернышка и не ощущал ни малейшего желания иметь его. Маркена и Ара шли рядом с носилками.

– Вам не нужно конвоя, – сказал им Ролдан при прощании, – ведь с индейцами заключен мир.

Золотопромышленники устроили прекрасную дорогу через первобытный лес, но маленький караван продвигался медленно, потому что приходилось очень осторожно нести носилки.

– У нас много времени! – говорил Маркена.

Но Ара качала головой и говорила:

– Нет, нам нужно спешить, пока не выйдем из леса. Эти тропинки опасны, и где-нибудь в ущелье нас ждет засада.

– Индейцы живут с нами в мире, – говорил ей Маркена. Но она шла рядом с ним и зорко вглядывалась направо и налево в лесную чащу. Очевидно, она помнила, что «индейская месть не дремлет». Но вот лес кончался, а в саванне уже нечего было опасаться засады.

Вдруг Ара с диким криком бросилась в сторону, а мимо нее прожужжало копье, к счастью, вонзившееся в дерево. Маркена схватился за меч, но врага не было видно, и только в одном месте чуть-чуть колыхнулись ветви куста.

Когда караван вступил в саванну, Маркена задумался над участью Ары. Он предчувствовал, что его мечты о новой колонии близ Сан-Доминго не сбудутся, и что ему придется воротится на родину. Что же тогда будет с Арой?

Он подошел к ней и стал говорить о своей родине. Индеанка слушала его с поникшей головой, затем взглянув на него, спросила дрожащим голосом:

– Ты хочешь вернуться в страну белых людей?

– Может быть, Ара!

– А меня ты хочешь оставить здесь?

– Это от тебя зависит, – сказал он медленно. – Подумай, ведь этот остров – твоя родина. Там, за морем, тебе будет все чуждо.

Она не ответила ему, но из ее глаз полились слезы.

* * *

Пробираясь вдоль морского берега, караван Маркены приблизился к Сан-Доминго. С небольшого пригорка путники наши вдруг увидели большое поселение с церковью и с несколькими каменными домами, а у берега стояли шесть горделивых кораблей. Увидев кругом города обработанные поля и плантации сахарного тростника, Маркена подумал, что нравственная обязанность его содействовать процветанию этой колонии, а не бежать малодушно в Испанию. С уст Кастанеды вырвалось только одно восклицание: «Слава Богу! Тут есть корабли! Я могу вернуться в Испанию!»

Ара была поражена и подавлена. Правда, Маркена рассказывал ей о городах Испании, но она представляла их себе в виде больших индейских деревень с большими хижинами. И вдруг перед ней невиданные здания и чудовищные, исполинские лодки, каких индеанка не могла себе представить.

По мере того, как путники подходили к городу, очарование Маркены уступало более горьким чувствам. И здесь, среди этого большого населения, не было мира и справедливости. В стороне от дороги Маркена увидел семь виселиц, на которых качались семь трупов испанцев!

«Вот до чего дошло, думал он; адмирал должен прибегать к таким многочисленным казням».

Ара подошла к нему и спросила:

– Что значат эти висящие тела испанцев? Разве христиане так хоронят своих покойников?

Эти невинные слова мучительно отозвались в душе Маркены.

Но вот и город. Он встретил наших путников ласково. Они пришли с золотых приисков, и гостиница у гавани приняла их с почестями.

– О, вы будете жить в веселье, у вас есть золото! – говорили им.

В первом городе Нового Света уже царило в малом размере то же самое, что в старых городах Европы. Благодаря неслыханно высоким ценам, существовавшим в Сан-Доминго, у Маркены через две недели исчезли не только ничтожные остатки золотого песка, но и руда, которую он хотел показать Колумбу.

– Гм, я думал, что вы были прилежнее в рудниках, – говорил трактирщик и предложил продать Ару.

Маркена с негодованием отверг это предложение, но должен был с больным Кастанедой перейти за город в одну из пустых индейских хижин, в которых ютились нищие города Сан-Доминго.

Все эти разочарования были началом больших бедствий. Маркена ждал адмирала, совершавшего тогда свое третье плавание с целью новых открытий и дошедшего на этот раз до материка Америки у устьев реки Ориноко. На него он возлагал свои надежды. Но судьба готовила такие события, которым Маркена не поверил бы, если бы сам не стал их очевидцем.

Как-то раз в гавани раздался пушечный выстрел, и по городу разнеслась весть: «Флот из Испании»! Два корабля остановились на рейде.

Прибыл королевский судья Франциско де-Бобадилла с чрезвычайными полномочиями от короля.

С прибытием его Колумб терял всю власть на открытом им острове. Всем состоявшим на королевской службе было немедленно выдано неуплаченное жалованье. Разработка золотых рудников, составлявших до того времени семейную монополию вице-короля, объявлялась свободной, и сбор в казну с добытого золота уменьшился до одиннадцатой части. Эти меры привлекли народ на сторону Бобадиллы, и ликованию не было конца. И скоро город Сан-Доминго увидел вице-короля Колумба, только что вернувшегося из своего путешествия, в цепях.

Маркена был страшно поражен этими событиями. Он вспомнил час, когда в Палосе встречали Колумба с колокольным звоном, вспомнил, с каким удивлением народ смотрел на адмирала, когда он вступал в королевский дворец в Барселоне. А теперь? Какая трагическая судьба! Какая неблагодарность людей! Того, кто подарил Кастилии и Леону Новый Свет, того в этом самом Новом Свете заковали в цепи!

– Не тужи! – утешал Маркену Кастанеда, когда адмирал был взят под стражу. – Колумбу здесь никакого зла не сделают. Его отошлют обратно в Испанию, а король будет для него милостивым судьей. Ты можешь ехать с ним; никто тебе не воспретит; я говорил об этом с Хойедой. Ты можешь спокойно проводить его, – добавил, улыбаясь, Кастанеда, знавший, как заботился Маркена о судьбе Ары, – я снял с твоей души одну заботу. Видишь, Ара спасла мне жизнь, и я обязан ей, а потому я около Сан-Доминго приобрел за бесценок дом и хочу здесь поселиться. Ара может остаться у меня. Я ей сказал, что ты вернешься, и она согласилась остаться пока у меня.

Маркена вздохнул с облегчением и пожал Кастанеде руку.

Наступил день отплытия Колумба в Испанию. Гидальго Алонзо де-Виллехо явился со стражей за адмиралом. Колумб был убит горем: он опасался за свою жизнь и думал, что настал час его смерти.

– Виллехо, куда вы меня ведете? – спросил он дрожащим голосом.

– На корабль, я отвезу вас в Испанию, – ответил Гидальго.

Адмирал посмотрел недоверчиво на Виллехо и последовал за ним в цепях по улицам Сан-Доминго.

Народ собравшийся посмотреть на отплытие Колумба, стоял безмолвно; даже смертельные враги его не смели в эти минуты открыто высказывать своего злорадства, а многие из них были тронуты несчастьем великого человека.

Глубоко тронуты были также матросы. Когда подняли якоря, капитан корабля, Андрей Мартин, подошел почтительно к пленнику, желая снять с него цепи. Чувство радости охватило стоявшего вблизи Маркену. Но Колумб отклонил это снисхождение.

– Нет, – сказал он, – пусть Испания увидит позор, нанесенный мне в награду за мои заслуги.

Маркена отвернулся со слезами на глазах. Некогда он преклонялся перед открывшим Новый Свет человеком, как перед героем, теперь он казался ему еще величественнее, как мученик.

Еще на корабле Колумб написал письмо к кормилице принца, имевшей большое влияние при дворе, и этим путем король и королева получили донесение раньше враждебного для него письма Бобадиллы.

Колумб в цепях! Подобное обхождение с великим мореплавателем король и королева нашли недостойным. По приказанию короля, Колумб немедленно был освобожден от цепей, и ему стали воздавать подобающие ему почести. Король послал ему 2000 дукатов, чтобы он мог явиться ко двору. Когда он, 17 декабря 1500 года, преклонил колени пред их величеством, то был так взволнован, что не мог выговорить ни слова. Его осыпали почестями; но звезда его угасла навсегда. Он все еще носил титул вице-короля, но управлять своей землей, ему не было дозволено. Король был уверен, что великому мореплавателю недоставало организаторского таланта администратора, и чтобы обеспечить своей колонии лучшую будущность, король с этого времени назначал губернаторами испанцев. Лигуриец не должен был более господствовать на Эспаньоле.

Матрос Колумба

Прошло четыре года. Маркена, уже давно счастливый супруг Мерседес и образцовый землевладелец, сидел на веранде своего дома близ города Палоса и смотрел на море.

Он медленно перебирал свое тревожное прошлое в саванне и в городах Эспаньолы.

Что делали теперь его старые знакомые, Ара и Кастанеда? О них он не имел никаких вестей. Затем мысли его остановились на великом Колумбе, который три года тому назад уехал в свое четвертое плавание. Годы эти были богаты событиями. Еще в 1499 году португальцы доплыли до настоящей Индии, и блеск открытий Колумба потускнел. Золото скудно прибывало из его колоний, а пряности, которых ожидали оттуда, не доставлялись вовсе, между тем как корабли португальцев возвращались полные дорогих грузов. Колумб стремился теперь достигнуть португальской Индии через пролив, который, по его расчету, должен был находиться между островами Куба и Пария; но в Испании уже сомневались в дальнейших успехах отважного мореплавателя.

Занятый такими мыслями, Маркена вдруг увидел у калитки сада человека в матросском костюме. Незнакомец поклонился и протянул к нему руки.

– Кастанеда! – вскричал Маркена.

Да, то был Кастанеда; но время и горе наложили на него неизгладимые следы.

Прошли первые минуты свидания.

– Жива ли Ара? – был один из первых вопросов Маркены.

– О, она жива и счастлива! – ответил Кастанеда. – Когда ты уехал от нас, многие надеялись, что под управлением Франциско де-Бобадилла на Эспаньоле наступит новая эра. И она действительно наступила. Беспорядки усилились, притеснения тоже, на золотых рудниках происходили частые убийства, и Бобадилла едва справлялся с враждебными партиями в городе. Все это время я спокойно жил в своей усадебке и занимался воспитанием моих больших краснокожих детей. И Ара помогала мне, как настоящая испанка.

Когда прибыл новый губернатор, дон Николас де-Овандо, обращение дикарей в христианство пошло успешнее. Неподалеку от Сан-Доминго было основано первое христианское селение для индейцев, в котором они могли жить спокойно, нетревожимые испанцами. Мои люди нередко ходили туда, и вот в один прекрасный день Ара встала передо мною на колени вместе с одним молодым индейцем, как помнишь, некогда стояла перед тобой при лунном свете, – и я благословил их.

С интересом слушал Маркена рассказ Кастанеды, который приехал в Испанию с Колумбом, совершив с ним большую часть его четвертого плавания. Губернатор Овандо не позволил Колумбу выйти на берег в Сан-Доминго, а оскорбленный адмирал отплатил тем, что, предвидя бурю, советовал подождать с отправкой флота в Испанию, на котором находились его злейшие враги, Бобадилла и Ролддн. Колумба не послушали, и весь флот погиб. В это-то время Колумб искал себе матросов, и единственный из всей колонии явился к нему Кастанеда.

– Какие далекие земли посетили мы с ним! – рассказывал Кастанеда. – Флот Колумба плыл к западу, в надежде отыскать пролив, и наткнулся на новый большой остров Гуанасса, который назвали Сосновым островом. Здесь мы встретились с купцами, прибывшими с севера. То были не дикари, как караибы или индейцы на Эспаньоле, они привезли с собой бубенчики из меди, изящные ножи из светлого прозрачного камня, прекрасной резной работы, деревянные и мраморные сосуды и разноцветные хлопчатобумажные одеяла.

«Адмирал не хотел, однако, ехать в их страну; он спешил достичь португальской Индии, и корабли направились к югу. Страшные бури встретили здесь наши суда. Тем не менее открытия следовали одно за другим. Мы достигли стран, в которых золота было гораздо больше, чем в Эспаньоле. Самая богатая из них, Верагуа, находилась, по мнению Колумба, на полуострове, подобно Испании или Италии (то была центральная Америка, как оказалось позже). Здесь Колумб услышал о могущественном народе, который носил латы и владел большими кораблями. Испанцы хотели основать в Верагуа колонию, но индейцы отнеслись к ним слишком враждебно.

Дурное состояние кораблей, расшатанных бурями, вынудило Колумба вернуться к Атлантическим островам. Все же пришлось бросить два корабля, а с остальными адмирал направился к Эспаньоле. Но бури преследовали Колумба и окончательно расстроили флот. Расшатанные и полуразбитые корабли остановились у острова Ямайки в самом жалком состоянии.

Целый год простоял тут Колумб со своими спутниками, тщетно прося помощи из Сан-Доминго. Наместник Овандо, думая, что Колумб хочет высадиться на Эспаньоле с целью вызвать там мятеж, наотрез отказался оказать ему помощи. Между тем индейцы, с трудом кормившие пришельцев, отказались доставлять им провизию. Мы все умерли бы с голоду, – продолжал Кастанеда, – если бы нас не спасла мудрость адмирала. Зная, что 29 февраля должно произойти лунное затмение, он пригрозил индейцам гневом небесного божества, которое отвергнет от них свой сияющий лик, если они откажутся приносить белым детям солнца должную дань. И когда затмение началось, индейцы пришли просить прощения у могущественного волшебника.

Между тем испанцы взбунтовались, и пришлось оружием усмирять мятежников. К счастью, из Сан-Доминго пришла наконец помощь, и больной, обессиленный Колумб мог проехать на Эспаньолу, а затем и в Испанию.

Время летело быстро. Наступил уже вечер.

– Я должен идти, – сказал Кастанеда вставая. – Господь привел меня в Испанию, и я обязан исполнить священный обет, данный мною в ужасном ущелье. Иду просить патера Хуана принять меня в монастырь.

Несколько минут спустя Кастанеда уже направлялся к холму, на вершине которого стоял монастырь.

Настоятель долго отговаривал пришельца; но так как Кастанеда оставался при своем решении, приор Хуан встал и, обнимая будущего брата, испросил на него благословение Господне.

Осенью 1509 года к Маркене явился францисканский монах. То был наш старый знакомый Кастанеда, теперь брат Антонио. Он пришел проститься с Маркеной, проститься навсегда, так как отправлялся в Новый Свет, чтобы там посвятить остаток жизни благим деяниям.

Кастанеда счел своим долгом заехать также в Севилью, чтобы еще раз повидать находившегося там Колумба. Но настоятель тамошнего францисканского монастыря, к которому он обратился с вопросом об адмирале, сложил на груди руки и торжественно произнес:

– Помолимся за него, брат Антонио…

Кастанеда закрыл руками лицо.

– Колумб умер! – воскликнул он, – и никто на свете не говорил о том; даже в Палосе, где его когда-то встречали с колокольным звоном, не служат панихиды о вечном упокоении души его! Вероятно, он умер недавно?

Настоятель покачал головой.

– Нет, – ответил он, – прошло много месяцев. То было 21 мая 1506 года, в день Вознесения. Он много выстрадал в жизни, но потомство воздаст ему должную дань вечной памяти.

Кастанеда пошел в монастырь, где покоился прах великого адмирала, и помолился у его гроба, на котором не было даже мраморной плиты с именем великого мореплавателя, открывшего Новый Свет. Затем Кастанеда посетил низкую комнату маленького дома, в котором Христофор Колумб провел последние минуты.

Брат Антонио оставил монастырь, пораженный трагической судьбой великого Колумба. «Нужно отказаться от пустых мечтаний этого мира и работать на земле не ради награды, – думал он. – Только добро, сделанное ради самого добра, не боится разочарований».

Мир позабыл Колумба! Когда, года два спустя, Рухгаммер кончал свое сочинение «Неизвестные страны», он ничего еще не знал о смерти Колумба и писал, что Колумб живет «в настоящее время» в большом почете при испанском дворе.

Между тем скоро стало известным, что открытые Колумбом страны составляют не берег Азии, а новую, до того времени неизвестную, часть света. В высшей степени интересные описания этих стран доставил флорентинец Америго Веспуччи, и потому новая часть света названа по его имени Америкой.

Но беспристрастная история воздала Колумбу бессмертную славу. Уже сын его был признан вице-королем Индии. Прах Колумба был перевезен в Севилью, и на гробнице его начертаны слова, которые и остались в гербе его рода:

«Кастилии и Леону подарил Новый Свет Колон».

По прошествии нескольких десятилетий вспомнили желание Колумба почивать вечным сном на Эспаньоле и прах его перевезли на этот остров в склеп соборной церкви в Сан-Доминго. В 1795 году Испания вынуждена была уступить Сан-Доминго Франции; но испанский адмирал дон Габриэль д'Артицабель не хотел оставить французам останки гениального мореплавателя. Склеп был открыт, и корабль «Сан-Лоренцо» перевез останки Колумба в Гавану, где 19 января 1796 года они были торжественно погребены в склеп собора.

Как бы в отмщение за несправедливость к великому мореплавателю, остров Эспаньола или Гаити, как его называют теперь по первоначальному индейскому имени, сделался ареной кровавых восстаний и убийств. Индейцы, число которых при прибытии Колумба доходило до миллиона, были большей частью истреблены. Негры, которых туда привозили, бежали в горы и сделались там независимыми.

Когда явились туда французы, между ними и испанцами возникли споры, а затем истребительная война, в которой пролиты были потоки крови.

Едва кончились эти войны, Гаити сделался добычей опасных морских разбойников. Когда же, по прошествии ста лет, пираты были истреблены, то начались столкновения между неграми и белыми. Последние были побеждены, и кровь их опять полилась потоками.

В первом году прошлого столетия первый консул Бонапарт, впоследствии император Наполеон, послал на Гаити двадцать пять тысяч человек для укрощения негров. Но лихорадка и другие болезни произвели в рядах французских войск ужасные опустошения, и победители принуждены были покинуть остров.

Затем последние попытки испанцев удержать за собой острова потерпели полную неудачу. Островом Гаити завладело цветное население, но возникавшие там республики не могли мирно развиваться. Там продолжали царить насилия и убийства. Черные президенты провозглашали себя императорами, но их скоро свергали и расстреливали.

Европейцы избегают этот остров. Какое-то проклятие лежит на этой стране, в которой некогда заковали в цепи великого Колумба.

Завоевание Мексики

В Мексику

В 1519 году вдоль южного берега острова Кубы плыл тяжело нагруженный корабль, направлявшийся – к порту Тринидаду. После завоевания испанцами Эспаньолы или Гаити, внимание их было обращено на соседний остров Кубу или Фернандину. Покорив индейцев, заселявших этот остров, испанцы развели на нем плантации и открыли новые золотые россыпи. Новая колония быстро расцвела. Наместник ее Веласкес решился продолжать дело своих предшественников и отправил на запад Мексиканского залива корабли для открытия новых земель.

Но корабль, приближавшийся к гавани Тринидада, был снаряжен не для открытий. Владелец его, зажиточный купец Седено, уже успел завести на Кубе выгодную торговлю и вез теперь на своем корабле разные съестные припасы для сбыта поселенцам этого острова, которые большей частью занимались разработкой рудников, залегавших близ города. Седено был в отличном расположении духа, потому что погода была прекрасная, и Тринидад был уже в виду. Стоя на палубе, он самодовольно улыбался и, глядя на отдаленный берег острова, высчитывал в уме барыши, которые он выручит на своем грузе.

Невдалеке от него стоял молодой красивый испанец с черными вьющимися волосами; он был погружен в глубокие думы; тихое, серьезное и почти унылое выражение его лица составляло резкий контраст с веселой толпой матросов и пассажиров.

Взгляд Седено остановился на молодом человеке; он улыбнулся своей обычной самодовольной улыбкой и подошел к нему.

– Ну, господин Рамузио, теперь мы скоро будем на Кубе. Этому острову предстоит великая будущность; он быстро расцветает, и города вырастают на нем точно грибы из-под земли. Там нужны люди: земледельцы, ремесленники, солдаты, а в особенности люди образованные, в которых чувствуется большой недостаток. Ведь вы, господин Рамузио, кончили университет в Саламанке, и потому вам легко будет найти подходящее дело. Я знаком с плацкомендантом Тринидад: он отличный рубака, но не умеет владеть пером, и я уверен, что он с удовольствием примет к себе в секретари такого талантливого молодого человека, как вы. Положитесь на меня. Правда, сначала жалованье будет небольшое, но при такой должности вы будете иметь немалое влияние, например, при поставках и подрядах… Вы меня понимаете, господин Рамузио. Ведь я делаю большие обороты в Тринидаде и умею быть благодарным, когда кто замолвит доброе словечко о моем товаре.

Эта длинная речь была прервана восклицанием матроса: «Парус в виду!»

– А, судно, – сказал Седено, – это не торговое судно, а крейсер, вероятно, он принадлежит к флоту, который Веласкес сооружает для торговых сношений с дальней золотоносной страной на западе, открытой Грихальвой.

– Оно несется прямо на нас! – заметил штурман.

– Прекрасно! Нам не мешает по пути устроить лишнее делишко. Может быть, им нужны какие-нибудь съестные припасы. Мы можем предложить им испанское вино и тому подобные товары, до которых господа военные большие охотники.

Судно быстро приближалось.

– На мачте развевается кастильское знамя, – продолжал Седено, – вероятно, эти господа с избытком запаслись золотом и хорошими векселями!

– Смотрите, кажется, они гонятся за нами! – воскликнул штурман. – Неужели в этих водах завелись пираты?

– Глупости! – заметил Седено собравшимся вокруг него матросам. – Это кастильский корабль!

В это мгновение на борту приближавшегося корабля сверкнул огонь, и одно ядро со свистом пронеслось над мачтой. Этот выстрел поразил всех, подобно молнии среди ясного безоблачного неба. Матросы в страхе столпились вокруг судохозяина, – они были совсем не подготовлены к защите, и не успели еще они придти в себя, как враги очутились на палубе среди них.

Впереди всех находился предводитель, молодой человек с благородной осанкой. Он просил указать ему владельца корабля.

Ему указали на Седено, который с опущенной саблей стоял у мачты.

– Вы не узнаете меня, господин Седено? – спросил мнимый атаман разбойников, подходя к нему. – Я Сандоваль, из войска Кортеса, и должен просить вас отправиться со мной в Тринидад, где вы от самого Фернандеса Кортеса узнаете причину этой остановки.

– Меня очень удивляет такое приглашение, милостивый государь, я и без того направляюсь в Тринидад!

– В таком случае вам еще легче исполнить мою просьбу! Будьте так любезны, вложите свой меч в ножны и передайте его мне до прибытия в Тринидад. Ваши храбрые матросы, без сомнения, последуют вашему примеру.

– Милостивый государь, по какому праву вы делаете нас своими пленниками? Не забывайте, что я так же, как и вы, нахожусь под защитой короля Испании!

– Мой начальник, Фернандес Кортес, объяснит вам это. Я исполняю лишь его приказания и могу уверить вас, что вы обделаете с ним хорошее дело. Но подробности, повторяю вам, вы узнаете от него самого. Позвольте мне еще раз просить вас передать мне ваш меч. Надеюсь, что вы не заставите меня прибегнуть к насилию!

– О, капитан Сандоваль, ваш поступок сам по себе уже насилие, Я против воли подчиняюсь вам, но помните, что король строго наказывает за морской разбой! – сказал Седено с негодованием и, отдавая Сандовалю свою шпагу, обратился к своим матросам: – На нас напали врасплох. Сопротивление бесполезно. Прошу вас быть свидетелями насилия!

– Кортес, Кортес! – повторяли матросы. – О, он недурно начинает дело, нападая на мирные испанские суда! Не может быть, чтобы это делалось с согласия Веласкеса!

Поселенцы на Эспаньоле и Кубе хорошо знали Кортеса. Родом из Меделлины, в Испании, он еще юношей приехал в эти колонии. Вследствие слабого телосложения его родители предназначали его к адвокатуре, но мальчик недолюбливал книг и имел сильную склонность к военному делу. Когда же он с годами вырос и возмужал, родители согласились отпустить его на чужбину, и девятнадцатилетний Фернандес Кортес простился с родиной.

Имея хорошие рекомендации, он сначала отправился на Эспаньолу, где был определен доверенным писцом города Асуа. Когда Веласкес семь лет спустя приступил к покорению Кубы, Кортес отказался от своего места и примкнул к его войску.

Во время этого похода он высказал такую храбрость и энергию, что обратил на себя внимание главнокомандующего, и вскоре, благодаря своему открытому и сердечному характеру, веселому нраву и остроумным выходкам, сделался любимцем всего войска.

Сделавшись любимцем наместника, он занял видное положение и наконец был назначен начальником экспедиции, отправленной Веласкесом для исследования только что открытых берегов Мексики.

С величайшим рвением принялся Кортес за это дело; чтобы ускорить снаряжение этой экспедиции, он заложил свои имения и сумел добиться кредита у своих друзей, а затем, перед самым отплытием, стал даже перехватывать испанские торговые суда, с целью увеличить свои силы.

В Тринидаде Седено узнал подробности этих странных действий молодого начальника. Он охотно простил Кортесу совершенное над ним насилие, потому что знал, что Кортес не простой морской разбойник. За отнятое судно и груз Седено получил от него надежные векселя, а когда узнал, какие огромные выгоды обещает это предприятие, решился даже участвовать в нем большой суммой денег. Матросы его охотно поступили на службу к Кортесу, и многие из пассажиров завербовались к нему в войско.

Молодому испанцу Педро Рамузио, которому Седено хотел доставить место писца, также предложили переменить перо на меч. Он стоял в раздумье перед главной квартирой начальника, у которой развевалось знамя. На черном бархатном фоне с золотым шитьем красовался, вместо герба, красный крест с синими и белыми полосами с латинской надписью: «Друзья! Последуем за Крестом! Кто верует, тот победит!» Рамузио вспомнил, что эта же надпись украшала святое знамя императора Константина, и мысленно перенесся в далекое прошлое. Но вдруг кто-то хлопнул его по плечу. Оглянувшись, он увидел пред собой старого воина.

– Не правда ли, это знамя внушает уважение, молодой человек? – обратился к нему воин. – Взгляни-ка, какая истина на нем написана. Наш военноначальник прав. Мы отправляемся в неведомую даль покорять могущественное языческое царство не ради одного золота; у нас великая цель – распространить по всему Новому Свету веру Христову. Мы предпринимаем священный крестовый поход, в котором обязан участвовать каждый добрый христианин.

Рамузио кивнул головой.

– Согласен, молодой друг? – спросил старый воин. – Зачем ты приехал на Кубу? У тебя есть здесь друзья или родственники?

– Нет, я здесь совсем одинок и не знаю, что делать!

– Значит, ты покинул родину без цели, без плана и ищешь приключений? В таком случае Небо смилостивилось над тобой. Кортесу нужны солдаты, а при тебе есть меч. Поедем с нами, и ты не раскаешься. Положись на слово старого Жуана де-Торреса.

Рамузио молчал.

– Я долго наблюдал за тобой, – продолжал старый воин. – У тебя на сердце какое-то горе. Поверь мне, походная жизнь разгонит всякую тоску! Я не знаю, почему ты покинул Кастилию; но в Новом Свете ты можешь начать новую жизнь. На острие своего меча ты можешь создать себе новую будущность! Неужели ты хочешь остаться здесь разводить сахарный тростник, потеть в канцелярии или работать в рудниках? Не лучше ли отправиться с нами в поход и, достигнув высоких почестей и чинов, вернуться в Испанию доблестным воином, увенчанным лаврами?

Эта речь старого воина не воодушевила молодого человека, и когда тот наконец протянул ему руку со словами: «Ну, товарищ, так по рукам! Пойдем в лагерь!» – он медленно подал руку де-Торресу и сказал:

– Жизнь не имеет для меня никакой цены, мне все равно, где расстаться с ней. Вы хотите распространять Евангелие – это высокая цель. Я следую за вами, ведите меня в лагерь.

– Не унывай! – воскликнул старый воин, взяв под руки рекрута, – я готов держать пари, сын мой, что наше общество скоро оживит тебя!

* * *

Но наместнику показалось подозрительным усердие, с которым Кортес вел вооружение, равно как и образ действий его, благодаря которому он сделался любимцем офицеров и солдат. Поэтому он решил поставить во главе экспедиции другого человека. Проведав об этом, Кортес быстро собрался в путь, поднял паруса и уехал со всем своим войском. Только по прошествии многих месяцев в колонии были получены известия о первых успехах этой экспедиции.

Обогнув Юкатан, он направился к большому городу Табаско, где после победоносного сражения собрал более подробные сведения о могущественном царстве мексиканцев.

21 апреля 1519 года он высадился с своим войском на том месте, где ныне находится город Веракруц, и здесь впервые встретился с ацтеками, индейскими племенами, поработившими в то время все мексиканские народы.

Прибрежные жители приняли Кортеса дружелюбно; от них он получил первое известие о могущественном повелителе мексиканцев Монтезуме, резиденция которого находилась на плоскогорье внутри страны; прибрежная же область управлялась наместником. Вместе с тем он узнал, что страна изобилует золотом.

Выразив желание повидаться с наместником, он устроил на берегу укрепленный лагерь, расположил на ближней возвышенности пушки и стал спокойно ожидать прибытия наместника. Тем временем туземцы густыми толпами спешили к лагерю, чтобы взглянуть на чудесных иноземцев. Они явились с фруктами, овощами, цветами, дичью и разными съестными припасами, приготовленными по способу туземцев, а также с золотыми вещами и другими украшениями. Некоторые из них они дарили, а другие обменивали на товары испанцев. Сам лагерь имел вид оживленной ярмарки, среди которой кипела пестрая толпа туземцев всех возрастов.

На третий день явился наместник с подарками для испанцев. Они состояли из десяти тюков самого тонкого хлопка, разных плащей и мантий из перьев чудесной работы и ивовой корзины, наполненной золотыми изделиями; все это было сделано с расчетом поразить испанцев богатством и искусством мексиканцев.

Кортес, с своей стороны, также вручил наместнику подарки для передачи Монтезуме, состоявшие из красивого креста с богатой резьбой, ярко-алой суконной шапки с золотой медалью, изображавшей св. Георгия с драконом, и множество стеклянных ожерельев и браслетов, которые ценились индейцами, не знавшими стекла, наравне с настоящими драгоценными камнями. Затем Кортес объявил, что имеет от своего короля поручение к Монтезуме, и просил осведомиться, когда его величеству благоугодно будет его принять.

Обе стороны наблюдали друг за другом с большим интересом и любопытством.

Кортес заметил, что один из индейцев срисовывал на холсте одежду и вооружение испанцев. То были известные гиероглифы ацтеков.

Когда Кортесу сообщили, что эти замысловатые знаки и фигуры являются донесением Монтезуме, он решил показать индейцам свое войско в особенно выгодном свете. Кортес приказал своей коннице выстроиться на берегу, и лошади испанцев вызвали необычайное изумление индейцев, впервые увидевших таких больших домашних животных. С изумлением следили мексиканцы за смелыми и быстрыми движениями маленького отряда конницы, состоявшего всего из семнадцати всадников; они были поражены блеском мечей и резкими звуками сигнальных рожков. В то же время Кортес приказал стрелять из орудий.

Когда индейцы увидели дым и изрыгаемые этими ужасными орудиями массы огня, сопровождаемые свистом ядер, превращавших могучие деревья в щепы, их охватил ужас. Старое народное предание гласило, что с восточного моря прибудут к ним на волшебных судах бледнолицые боги ацтеков, а эти чужестранцы были бледнолицы и обладали, подобно богам, снарядами, производившими гром и молнию!

На счастье Кортеса и его спутников, ацтеки верили в осуществление этого пророчества, и это обстоятельство очень облегчило Кортесу его задачу. Князья ацтеков были до того потрясены этим событием, что не знали, как отнестись к пришельцам.

Испанцы понимали, что имеют здесь дело с опасным врагом. Перед ними находились уже не нестройные толпы дикарей Антильских островов, а правильно организованное войско. Одежда солдат состояла из плотной бумажной ткани, непроницаемой для легких стрел. Кроме того вожди носили деревянные шлемы, обложенные серебром и разукрашенные перьями, наручники и набедренники, а грудь была покрыта золотыми или серебряными дощечками. Войско делилось на корпуса в восемь тысяч человек, а корпус на роты в триста или четыреста человек. Оружие состояло из меча, копья, булавы, лука, стрел и метательных снарядов, которыми мексиканцы владели в совершенстве.

Силы Кортеса состояли всего из четырехсот солдат, семнадцати человек конницы, десяти тяжелых и четырех легких орудий; с такими ничтожными силами он не решался выступить против могучего властелина ацтеков, в расположении которого находились сотни тысяч человек. Но Кортес скоро проведал, что в государстве Монтезумы не все обстоит благополучно; многие побежденные племена готовы были воспользоваться первым случаем, чтобы избавиться от ига ацтеков, а другие находились с ацтеками в открытой вражде. Кортес решил воспользоваться этим обстоятельством; он очень нуждался в союзниках и мало-помалу приобрел их.

Первыми к нему примкнули тотонаки, прибрежное племя. Здесь близ Семпоалла он основал город и, провозгласив себя главным начальником войск и судьей этой новой колонии, послал посольство к королю в Испанию с просьбой утвердить его в этом звании. Оставив в городе гарнизон, Кортес с войском направился в Мексику.

На пути в Мексику его враждебно встретили тласкаланцы – храброе, независимое племя. Завязалась ожесточенная битва, длившаяся несколько дней, в которой Кортес потерял две лошади; но 5 сентября 1519 года он одержал над ними решительную победу благодаря своим пушкам. Когда же дружественные Кортесу индейцы сообщили тласкаланцам, что испанцы враги Монтезумы, те заключили с ним союз в течение всего похода.

Затем Кортес отправился дальше, продолжая притворятся другом Монтезумы. Вступив в сопровождении шести тысяч союзных тласкаланцев в большой город Холулу, славившийся своими исполинскими храмами, он узнал, что Монтезума устроил ему западню. Сначала предполагалось принять испанцев ласково, а затем, когда они оставят город, напасть на них врасплох. Но Кортес предупредил ацтеков. Когда вожди и знатные сановники города собрались перед квартирой Кортеса, испанцы внезапно встретили их ружейными выстрелами, а затем бросились на них и перебили всех. В то же время тласкаланцы рассыпались по городу и занялись грабежом, пока Кортес наконец не остановил их. Здесь испанцы впервые познакомились с ужасным обычаем ацтеков приносить в жертву людей. В Холуле находилось около четырехсот огромных жертвенных башен, кругом них построены были крепкие клетки, в которых откармливались для жертвоприношения мужчины и мальчики. Возмущенные испанцы сожгли все эти храмы, разрушили эти человеческие стойла и освободили несчастных жертв.

Кортес отправился дальше и, перейдя горный хребет, спустился в мексиканскую долину, среди которой находилась столица Теночтитлон, окруженная водой, подобно Венеции. Испанцы не ожидали встретить здесь такого могущества и такой высокой культуры и с изумлением вступили в Мексику 9 ноября 1519 г.

Сам Монтезума вышел им навстречу и торжественно приветствовал их. По его приказанию испанцам отвели большой дворец покойного царя Ахаякатля, и первой заботой Кортеса было укрепиться в этом замке.

В течение восьми дней Кортес вел переговоры с Монтезумой, с целью заставить его признать себя вассалом испанского короля. Заметив, каким высоким почетом Монтезума пользовался среди своего народа, оказывавшего ему почти божеские почести, Кортес решил захватить его в плен и держать у себя в качестве заложника. Предлогом к этому насилию послужило изменческое нападение на испанцев одного наместника, совершенное вскоре после высадки их на берег. Кортес отправился в царский дворец в сопровождении надежных воинов и принудил мексиканского императора переселиться во дворец испанцев. Монтезуме оказывали здесь царские почести и дозволили находиться в постоянных сношениях с народом, полновластным повелителем которого он продолжал оставаться.

Кортес приказал произвести судебное расследование по поводу упомянутого предательского нападения на испанцев. Виновный в этом деле наместник был приговорен к смерти и казнен во дворце испанцев. А на Монтезуму, как зачинщика заговора, в наказание надели цепи на время. После этого унижения Кортес предоставил повелителю ацтеков снова вернуться в свой дворец, но униженный властелин предпочел остаться у испанцев и вместе со своими вельможами принял присягу на верность испанцам. Затем Монтезума объявил, что народные пророчества сбылись и закончил речь словами: «Поэтому повинуйтесь отныне великому королю Карлу, как вашему государю, и его генералу, посланному им взамен себя. Платите ему подати так же, как вы платили мне, и служите ему, как служили мне».

Таким образом, испанцы достигли цели: они сделались господами страны и, объезжая царство с туземными чиновниками, собирали дань, нигде не встречая сопротивления, и вернулись в столицу нагруженные золотом и серебром. К этой дани Монтезума прибавил много драгоценностей из собственных сокровищ.

«Эти сокровища, – писал Кортес королю испанскому Карлу, – помимо стоимости самого золота, неоценимы как произведения искусства. Ни у одного государя в мире нет подобных вещей. Все, что Монтезуме приходилось видеть на земле или добыть из глубины морской, художественно воспроизводилось по его приказанию из золота, серебра, драгоценных каменьев и дорогих разноцветных перьев. Многие вещи выполнены по его приказанию по моим рисункам и в европейском вкусе, например: распятие, медальоны и ожерелья. Кроме того, Монтезума подарил мне множество бумажных тканей и необыкновенной красоты, великолепные обои для церквей и жилых домов, одеяла из нежной кроликовой шерсти и двенадцати прекрасных сарабаканов, метательных трубок».

Испанцы утопали в роскоши. Для довершения победы недоставало только одного – обращения индейцев в христианство. Но христианство нельзя было вводить насильно: испанцы старались убедить Монтезуму и знатных вельмож в жестокости языческой веры ацтеков. Но в то время, как Кортесу, по-видимому, не грозила никакая опасность со стороны покоренных индейцев, ему пришлось вдруг защищаться против испанцев.

Лже-Авила

В 1520 году, в один из прекрасных весенних дней, Нарваес расположил свою главную квартиру в индейском городе Семпоалла, на восточном берегу Мексики. Он был послан наместником острова Кубы, с целью заставить подчиниться вероломного Фернандеса Кортеса, этого отважного искателя приключений, который на собственный страх и риск покорял чудесную страну ацтеков и не желал делиться прибылью с наместником Веласкесом, снарядившим всю экспедицию.

Нарваес находился еще далеко от Кортеса, который в это время был уже в столице Мексики, в старом Теночтитлоне ацтеков, и держал в плену Монтезуму. Близ Семпоаллы находился основанный испанцами город Вилла-Рика-де-Веракруц – «Город истинного Креста», состоявший в то время всего из нескольких укрепленных домов. Рыцарь Сандоваль, назначенный Кортесом начальником этого города, не подчинился Нарвоесу и отправил его посланных связанными на спинах индейских носильщиков в Теночтитлон, чтобы они сами передали свое послание победителю страны. Тем временем Нарваес расположился в городе лагерем на отдых и стал наводить справки о стране.

В большом зале одного общественного здания собралась к обеду часть его воинов, которых щедро угощали тотонаки, окрестные жители города. Они обедали по старому мексиканскому обычаю. Подаваемые прислужницами кушанья украшались цветами и были для испанцев новостью. Познакомившись перед тем с бедным и диким населением Больших и Малых Антильских островов, они не могли надивиться высокой культурой и богатству мексиканцев и, испытав немало лишений во время дальнего морского пути, теперь с большим наслаждением пировали в этой стране.

Разумеется, жаркого из мяса и телятины тут не было, потому что в Мексике не знали еще о существовании этих домашних животных, но взамен этого стол изобиловал всевозможной дичью и сладким печеньем из маисовой муки. В заключение индейцы поднесли белым чужестранцам, этим детям солнца, прекрасные напитки в изящных сосудах. Здесь испанцы впервые познакомились с какао, мексиканским шоколадом, приготовленным с душистой ванилью, который подавался холодным и был покрыт необыкновенно вкусной пеной.

– Мы едим как князья! – воскликнул один старый воин. – Немудрено, что Фернандес не хочет оставить этой блаженной страны. Эту пену следует пить с чувством и дать ей распуститься во рту, а затем уже не торопясь пропускать в желудок. И какой это сытный напиток, – одной чашки достаточно, чтобы поддержать силы человека в течение целого дня!

– Стоит ли толковать о сладкой пене! – воскликнул другой воин, по имени Виллафана, – отведай-ка лучше этого мексиканского вина. Оно подобно нашему виноградному соку горячит кровь. Эй, черноволосая красавица, налей мне еще пульке! Налей, налей побольше! – и он большими глотками стал пить перебродивший сок агавы.

После обеда поданы были табак и трубки.

– Надо также выучиться пить дым! – заметил Виллафана, принимаясь за курение.

Тем временем в конце залы молодые тотонаки готовились к танцам; вдруг заиграла музыка, совсем непохожая на испанскую.

– Это чудесная картина!

– Жаль только, что мы не понимаем разговора этих краснокожих!

– Смотри-ка, как грациозно они танцуют!

– Красивый народ, но все они смотрят как-то невесело!

Испанцы были правы, на лицах мексиканских женщин и до сих пор можно заметить меланхоличное, грустное выражение.

После окончания обеда мексиканцы, по обычаю страны, поднесли всем гостям подарки, состоявшие из одежды и разных украшений.

– Что мне делать с этой мантией? – воскликнул вахмистр, которому достался роскошный плащ. – Смотри-ка, птичьи перья наклеены на тончайшую бумажную ткань! И как искусно это сделано! Какие нежные и вместе с тем яркие цвета! Можно подумать, что это нарисовано! Но это совсем не идет к кирасе и в непогоду превратится в тряпку. Эй красавица! – обратился он к одной из танцовщиц, – возьми-ка это на память от старого рубаки! – и с этими словами он набросил ей на плечи плащ. Он не сумел оценить прекрасной и искусной работы плаща, который был покрыт самыми нежными перьями всевозможных птиц Мексики, вызывавших удивление Европы. Эти художественные произведения из птичьих перьев составляли верх искусства индейцев и носились только знатнейшими лицами или употреблялись в виде драпировок во дворцах и храмах.

– Нас одаряют здесь перьями и черепашьими безделушками, – сказал другой воин, – а где же золото? Кажется, Кортес успел забрать все в Семпоалле!

– Правда, – заметил Виллафана, – мы все время слышали сказку о золотых горах, а когда приехали чуть не на край света, то и делить нечего!

– Что ты болтаешь, Виллафана, – вмешался в разговор вахмистр. – В Испании ты был нищим, а здесь живешь как князь, и тебе оказывают чуть ли не царские почести. Неужели ты думаешь, что мы ради одного золота переплыли через океан? Здесь, в Новой Индии, нам предстоит более высокая награда – победа и слава. Здесь можно быстро дойти до чина капитана, кавалера и даже губернатора.

– Тише, тише, господин вахмистр, – возразил Виллафана, – точно так же проповедовали и генуэзец Колумб; собранная им безделица золота быстро растаяла в Испании, и увлекавшиеся его речами дворяне Кастилии вынуждены были скоро просить милостыню у короля!

– Перестань каркать, ворона! С твоим малодушием тебе следовало оставаться в Испании. Дозволь, однако же, наставить тебя на путь истины. Фома неверующий! Сходи здесь в нашу первую церковь и попроси старого служителя Жуана рассказать тебе о Монтезуме и тех сокровищах, которые видел этот город. Мы, испанцы, все страдаем опасной болезнью; Кортес хорошо понял эту болезнь и сообщил Монтезуме, что для излечения ее существует только одно средство – золото. И Монтезума прекрасно лечит эту болезнь у Кортеса, а мы все тоже страдаем ею и хотим вылечиться.

– Браво, браво, вахмистр! – кричали солдаты, выходя из дома.

Виллафана медленно вышел за ними, и презрительная улыбка не сходила с его губ. Но он не последовал за товарищами, а медленно пошел к старому языческому храму, в котором теперь возвышался украшенный цветами алтарь с изображением Святой Богоматери. Но разве он шел туда не затем, чтобы помолиться? Он прибыл в Новый Свет с целью обогатиться, но не так, как другие.

В его родном городе искали наследника богатого наследства. Во время эпидемии там скончался богатый дворянин Авила со своими двумя сыновьями, и его громадное состояние должно было перейти теперь к Педро Авиле, который много лет тому назад уехал с Колумбом в Новую Индию. Но с тех пор о нем и маленьком сыне его, которого он взял с собой, не было никаких известий.

– Оба умерли! – говорили другие наследники, но королевский суд взял все имущество под свою опеку и потребовал от мнимых наследников, предоставить свидетельства о смерти Педро Авилы и его сына Алонзо. Виллафане предложили отправиться в Новый Свет и навести справки об этих наследниках, а на случай смерти их добыть свидетельства; за этот труд ему обещали тысячу дукатов. Но если бы ему это дело не удалось, то наследники все-таки вознаградили бы его за добрую весть. Не имея ничего, ему нечего было терять.

Он сел на один из отправлявшихся в Новый Свет кораблей и прибыл на Эспаньолу. Там он узнал, что Педро Авила с сыном переселился на Кубу. Отец скончался, а сын его, Алонзо, отправился с войском Кортеса на материк. Это известие обрадовало Виллафану; он добыл свидетельство о смерти Педро Авилы и решил отправиться по следам Алонзо.

Не имея средства на переезд на материк, он вынужден был завербоваться в войско, отправляемое туда Веласкесом под командой Нарваеса.

Но едва высадился Нарваес со своим войском, как встретил здесь врагов в лице своих же соотечественников. Сандоваль закрыл ему доступ в город Веракруц. Виллафана часто всматривался в находившееся перед ними укрепление, за стенами которого, вероятно, находился также Алонзо. Но он не решался войти в город из опасения, что его связанным отправят на спине индейца к Кортесу, и потому вооружился терпением.

Но когда Нарваес занял Семпоаллу, в Виллафане воскресла надежда на успех. Он узнал, что в бывшем языческом храме тотонаков сторожем был старый воин из войска Кортеса. К этому-то старому воину и сторожу храма шел теперь Виллафана, с целью собрать какие-нибудь сведенья об Алонзо Авиле.

Скоро испанец увидел перед собой теокалли, т.е. храм, к которому вели крутые каменные ступени. Недавно еще стены его были вымазаны кровью человеческих жертв, по лестницам ходили язычники-жрецы в странных одеяниях, с распущенными, вымазанными кровью волосами, а в храме возвышались исполинские безобразные идолы. Но все это изменилось с прибытием Кортеса. Возмущенные ужасными человеческими жертвоприношениями, испанцы ринулись вверх по лестницам, сбросили идолов с крутых стен и предали их огню у подножья храма. С ужасом смотрели язычники на бессилие своих богов и с трепетом преклонились перед этими белыми людьми, оказавшимися могущественнее их богов. Испанцы выкрасили заново стены храма, уничтожили следы ужасных жертвоприношений и внесли по крутым лестницам увенчанное цветами изображение Святой Богородицы, которое торжественно поставили в алтарь вновь отделанного христианского храма.

Отслужив торжественно первую обедню в новом храме, Кортес отправился в свой знаменитый поход, оставив Жуана де-Торреса хранителем святыни и распространителем христианской веры в Семпоалле.

Жуан стоял прислонясь к стене теокалли и внимательно следил за испанцем, медленно поднимавшимся по лестнице.

– Это, кажется, опять шпион Нарваесы, – проворчал он сквозь зубы. – Иди, иди сюда, любезный, уж я тебе услужу!

Тем временем Виллафана поднялся на площадку храма и вежливо поклонился старому воину.

– Кажется, я имею честь говорить с благородным кавалером Жуаном де-Торресом?

– Вы не ошиблись. Позвольте спросить, кому я обязан этим посещением?

– Виллафана.

– Откуда вы? Вы кастильянец?

– Я родом из Аранды, кастильянец с головы до ног. Мне очень грустно видеть, что испанцы в Новом Свете враждуют между собой, вместо того, чтобы протянуть друг другу руки, общими силами покорить страну нашему королю и привести этот дикий народ в лоно святой церкви!

– Вы правы, Виллафана, – ответил с саркастической улыбкой Жуан де-Торрес. – Но Нарваес немного поздно явился покорять страну; Фернандес Кортес уже завладел Мексикой. Власть его так велика, что испанцы без опасения разъезжают по всему государству, повелитель которого, Монтезума, находится в плену у Кортеса.

– Честь и слава ему, – сказал Виллафана. – Кортес великий полководец, и его солдаты обладают львиным мужеством, в этом никто не сомневается! Наш город Аранда также может гордиться тем, что среди этих героев имеет своего представителя. В дружине Кортеса находится Алонзо Авила из Аренды, которому я имею передать поклон с родины. Не можете ли вы сказать мне, где я могу его найти?

– Алонзо Авила находится теперь в Мексике вместе с Кортесом, – сказал Жуан де-Торрес, – и вам, мой друг, придется совершить туда далекий путь!

– Я слышал, что он слаб и с трудом выносит тяжести похода?

– Вы заботитесь о нем, точно отец родной, – заметил старый воин. – Но будьте спокойны, он окреп и прославился своим мужеством. Туземцы прозвали его «Утренней звездой», потому что он всегда сражается рядом с Альварадо, своим начальником. Вы, вероятно, уже слышали об Альварадо, герое с золотистыми кудрями? Туземцы называют его Тонатиух, т.е. солнце. Он теперь зять князя тласкаланского, и его жена в святом крещении получила имя донны Луизы.

– Благодарю вас за эти сведенья, – сказал Виллафана, – вы успокоили меня. Если вам случится встретить Алонзо или писать к нему, то сообщите ему, что Виллафана из Аранды желает его обнять.

– Свое желание вы можете удовлетворить очень скоро. Вам стоит только отправиться в Вилла-Рика-де-Веракруц; там находится второй Авила под начальством Сандоваля.

– Разве у него есть брат? – спросил с изумлением Виллафана.

Жуан де-Торрес засмеялся.

– Нет, нет, другой, Лже-Авила, двойник молодого Алонзо; он так похож на него, что мы часто принимали одного за другого. Но во время боя они совсем не похожи друг на друга. Например, если приходится взять штурмом неприятельскую позицию, то с первого взгляда можно узнать, кто из них Алонзо Авила, и кто Педро Рамузио. Алонзо стоит всегда в первом ряду с высоко поднятой головой и сверкающими отвагой глазами, между тем как Педро прячется в задних рядах. Но когда они сидят за столом, то нельзя отличить одного от другого. Даже голос у них одинаков. Поистине, удивительная игра природы создать двух таких схожих людей!

Громкие голоса у подножья теокалли прервали речь Жуана де-Торреса. Он взглянул вниз и увидел толпу испанских солдат, взбиравшихся наверх по ступеням храма.

Без сомнения, этих солдат Нарваеса также подстрекало любопытство повидаться со старым сторожем в Семпоалле и узнать от него подробности о победах соотечественников, сражавшихся под знаменами Кортеса. Жуан де-Торрес с улыбкой приготовился к встрече.

Виллафана не обратил внимания на вновь прибывших товарищей; он прислонился к стене теокалли и задумался над странной игрой природы. Алонзо Авила был жив, и потому он не мог доставить на родину свидетельство о его смерти, за которое ему обещано было хорошее вознаграждение. Оставалось пристроиться к наследнику. Но ему совсем не нравилось, что Алонзо Авила был молодой отважный воин. «Он искатель приключений, – думал Виллафана, – и навряд ли согласится бросить победоносное поприще, на котором подвизается Кортес со своими смельчаками!»

Виллафана успел уже достаточно ознакомиться с образом мыслей этих отважных завоевателей. Если бы природа наделила Алонзо нравом Рамузио, ему было бы легко уговорить счастливого наследника вернуться на родину.

Мысли Виллафана перенеслись на далекую родину, в Аранду. Он вспомнил, как его схватили, как повели к Мартину Авиле, опекуну мнимых наследников, и как он, чтобы избегнуть правосудия, дал клятву исполнить все, что от него потребуют. Его отпустили на свободу и обязали привести из Нового Света свидетельство о смерти наследников. И он ясно припомнил весь свой разговор с Мартином Авилой.

– Может быть, оба Авилы находятся в вожделенном здравии, господин Мартин Авила, и живут себе плантаторами на Эспаньоле? Какие же свидетельства могу я вам привезти в таком случае?

– Нет, нет, – ответил Мартин, нахмурив лоб, – их нет в живых, и мне нужны только свидетельства об их смерти. Если бы они были живы, то дали бы о себе весть. Нет, Виллафана, я знаю, ты вернешься не иначе, как со свидетельством об их смерти.

– Я не сильнее судьбы, – возразил Виллафана.

При этих словах Мартин Авила рассмеялся.

– Не болтай глупостей, Виллафана. Наше условие касается свидетельства их смерти, потому что только с этими документами я могу сделаться наследником, и только за них ты получишь тысячу червонцев. К моему денежному шкафу ты впотьмах нашел дорогу! Теперь твое дело добыть необходимые мне свидетельства. Привези мне документы, и я тебе заплачу тысячу червонцев. Такой суммы тебе нигде не удастся украсть. Ну, пойдем к нотариусу составлять условие.

– А если я встречу Педро и Алонзо в живых?

– Это меня не касается! Конечно, они также могут вознаградить тебя за твой труд; но помни, что у меня припасено для тебя словечко судье в Аранде.

Виллафана прекрасно понял Мартина, этого с виду благочестивого купца.

«Ну, что он мне может сделать, – думал Виллафана, – если я вернусь с богатым наследником? Разве у него есть свидетели? Только он и его жена знают о моем покушении на кражу. Кто им поверит, если я вернусь на родину с Алонзо Авилой? Я скажу судье, что он меня чернит из мести, и мне поверят! Но… Мартин, согласно условию, платит тысячу червонцев. А что мне заплатит Алонзо? Это надо прежде узнать. Правда, мексиканское золото очень ценно… но император получает львиную часть его, а Кортес и Нарваес также не забывают себя; потом все эти начальники: солнцеподобный Альварадо, отважный Сандоваль, смелый Олид, и как их всех там зовут, тоже не станут спокойно смотреть, как другие греют себе руки. А простой солдат? Он будет доволен, если получит столько, чтобы хватило на одну неделю кутежа на Эспаньоле. Ну, а владения Авилы в Аранде? На высоком холме расположен прекрасный замок; кругом, насколько глаз хватает, простираются владения Авилы: мельница в долине, виноградники на высотах, рогатый скот на лугах, золотистая пшеница на полях! Это все имеет свою ценность и не требует перевозки через океан. Дурак тот, кто откажется от всего этого и станет добиваться короны Монтезумы!.. Впрочем, есть и дураки на свете!» – прибавил он задумчиво.

В эту минуту он был отвратителен. Голова его наклонилась и ястребиный нос сделался как будто еще длиннее: его длинные пальцы машинально играли рукояткой кинжала, висевшего у него на поясе, а левой рукой он гладил свою черную взъерошенную бороду, а рот его кривился в омерзительную улыбку.

Никто не обращал на него внимания. Воины Нарваеса обступили старого бойца Жуана де-Торреса и закидывали его вопросами о Кортесе. Сначала со всех сторон слышались шумные возгласы, вперемежку с язвительными замечаниями.

– Он приехал сюда на деньги Веласкеса, он вор!

– У кого он украл мужество и талант полководца?

– Он изменил наместнику Кубы!

– Полно, он торжественно сложил с себя это звание и затем был выбран жителями Вилла-Рика-де-Веракруц начальником и главным судьей новой колонии. Об этом он писал королю Карлу, и тот, без сомнения, его утвердит.

– Его отвезут в цепях!

– Кортеса в цепях? Ха, ха, ха! Он не Колумб! Испанцы! В жилах Кортеса течет испанская кровь. Если вы хотите взять его в плен, то убедитесь прежде, насколько остры ваши мечи, а затем, раньше чем подступиться к нему, удостоверьтесь, крепко ли сидят ваши головы на плечах! Поняли?

Подобные возгласы и вопросы сыпались со всех сторон на Жуана де-Торреса, который не оставался в долгу и метко возражал всем.

– Рассказывай, рассказывай! – закричали наконец солдаты.

И Жуан начал красноречиво и увлекательно описывать подвиги Кортеса в Мексике.

Виллафана не слышал рассказа о высадке на берег и о первой встрече с ацтеками. Он очнулся от своих грез в то время, когда старый Жуан описывал въезд Кортеса в Семпоаллу.

– Скоро мы оставили за собой пустынный песчанистый берег, на котором высадились, и вступили в благодатную страну. Вероятно, вы также поражены были красотой этих зеленеющих лугов, стройных пальм, кокосовых рощ и с наслаждением упивались нежным ароматом ванили! Вероятно, вы также охотились за прекрасными ланями и дивились красоте фазана. Страна эта показалась нам земным раем, в который мы вступали как боги. Наш путь пролегал по цветникам и фруктовым садам; навстречу нам выходили индейцы всех возрастов – мужчины, женщины, юноши, девы и дети; все они были украшены цветами и усеяли ими наш путь; девушки надели на боевого коня Кортеса венок и украсили золотой шлем полководца венком из роз. Но мы были настороже и подвигались вперед в боевом порядке, а вступив в город, расположились в нем лагерем на военном положении. На следующее утро Кортес поехал с визитом к князю тотонаков, в сопровождении своей переводчицы, индейской прекрасной принцессы, донны Марины. Там он узнал, что город Семпоалла находится под властью Монтезумы, и что народ тотонаков с неудовольствием терпит иго победителей. Кортес объявил князю, что король послал нас сюда для защиты угнетенных. Но князь продолжал жаловаться на свою судьбу и говорил о могуществе владыки ацтеков, столица которого находилась в горах внутри страны, среди большого озера; он говорил, что Монтезума может выставить несметное число воинов, и что все народы дрожат перед ним. На это Кортес с достоинством ответил, что боязнь чужда испанцам, и что они явились сюда как судьи, наказывать виновных и награждать правых…

– Молчи, молчи, рыцарь Жуан! – крикнул вдруг вахмистр, перебивая речь оратора. – Мы знаем, какими путями вы добились помощи тотонаков. Вы их обманули и сыграли с ними и Монтезумой двуличную игру!

– Разве вы можете назвать обманом военную хитрость? – возразил насмешливо старый воин. – Разве вы были здесь, что смеете осуждать действия Кортеса? Слушайте, товарищи! Однажды в город явились какие-то чужеземцы с горделивой осанкой; видно было, что они принадлежали к другому племени; они шли с цветами в руках в сопровождении множества слуг, из которых одни несли палки с веревками, а другие веера, отгоняя ими от своих господ мух и других насекомых. Проходя через город, эти люди едва удостаивали ответить на наш поклон. Вожди тотонаков в большом смущении последовали за ними и всеми силами старались оказать им всякое внимание. Когда же наш полководец спросил, кто эти чужеземцы, ему ответили, что то знатные ацтеки, сановники владыки Монтезумы, явившиеся требовать двадцать молодых мужчин и женщин для жертвоприношений на алтарь столицы. Но Кортес тотчас объявил, что он отныне защитник тотонаков, и приказал вождям арестовать этих ацтеков. Он поступил как христианин! Не так ли, друзья?

– Не совсем так! – возразил вахмистр, – он приказал отправить этих дворян на свои корабли, а потом тотчас тайно отпустил их к Монтезуме, чтобы уверить того в своей дружбе. Он сыграл двуличную игру, выдавая себя то другом Монтезумы, то подстрекая его подданных к восстанию. Вот какими путями он добился союза с тотонаками и в то же время сделался другом Монтезумы. Сначала этот ваш герой изменил Веласкесу, затем обманул тотонаков и наконец захватил в плен самого Монтезуму!

– Тише, тише, не горячитесь! – вмешался, подходя офицер. – Полководец должен служить не только примером храбрости в бою, но в случае нужды прибегать к военной хитрости, и я должен сказать вам, что это уменье Кортеса приобрести союзников во вражеской стране достойно удивления и не имеет себе примера! Не забывайте, что только благодаря благоразумию Кортеса, мы вошли в этот город без кровопролития и были радушно приняты индейцами. Нам надо у него многому поучиться!

– Вот это речь, достойная воина! – вскричал Жуан де-Торрес. – Благодарю вас, капитан, от имени Кортеса; я думаю, что наш король так же взглянет на это дело.

– Вы оба правы, – сказал вахмистр. – Так уж водится на свете: победителя не судят, а богача не спрашивают, откуда у него взялись деньги. Но это несправедливо, я уверен, что такие поступки не останутся безнаказанными.

– Наказание за завоевание целого государства! – возразил Жуан де-Торрес со смехом. – Э, полноте, господин вахмистр, вы проповедуете перед глухими!

Виллафана не слышал продолжения разговора. Он оставил храм и пошел искать уединения за городскими воротами. «Свет не спрашивает, как мы разбогатели. Он прав: цель оправдывает средства. Хотя этот Кортес и совершил неблаговидный поступок, все уверены, что король утвердит его в присвоенном им себе сане и кроме того еще наградят его». Виллафана забыл, что великий завоеватель преследовал не корыстные цели и хотел воздвигнуть Крест на окровавленных алтарях язычников. И в поступках полководца он находил оправдание своим преступным и грязным замыслам. «Мартин Авила – это мои тотонаки, – размышлял он, – Алонзо Авила – мой Монтезума; посмотрим, кого из них мне удастся обмануть. Но лучше всего было бы последовать примеру Кортеса и забрать в свои руки все наследство. Что, если я воспользуюсь необычайным сходством и привезу в Испанию Лже-Авилу, трусливого Рамузио, вместо настоящего Алонзо Авилы? Тогда наследник сделался бы моим орудием и подставным владельцем имущества, а я остался бы действительным хозяином всего! Да, этот Кортес мастер, и мы должны у него многому поучиться! Но к чему все эти планы! Может быть, этот Алонзо Авила добродушный малый и заплатит мне за хорошую весть больше, чем Мартин Авила за свидетельство о смерти. Посмотрим! Подождем немного, а потом возьмемся осторожно за дело. Ведь тысячи червонцев слишком мало за целое путешествие через океан и поход в Мексику!»

«Однако, зачем мне сидеть здесь сложа руки? Надо, по крайней мере, познакомиться с этим Рамузио, чтобы знать, можно ли рассчитывать на него, а потом уж обратиться к настоящему Алонзо Авиле. Но сначала надо проникнуть в Вилла-Рика-де-Веракруц, в котором засел Сандоваль… Эх! По примеру Кортеса я сумею забраться туда!» И хитро засмеявшись, он отправился в город в главную квартиру Нарваеса.

Чудеса Теночтитлона

– Ты хитрый малый, Виллафана, – сказал Нарваес спустя час после того. – Твой план недурен. Ступай к отряду Сандоваля и постарайся уговорить отряд, чтобы он подчинился мне, своему прямому начальнику. Я тебе даю на это только три дня, потому что после этого срока я с оружием в руках заставлю сдаться Сандоваля. Выбери ночь для своего дела и будь впредь уверен в моей благосклонности.

В это время на дворе раздался лошадиный топот, и вслед затем к Нарваесу вбежал ординарец.

Донесение было кратко и привело Нарваеса в ярость: «Сандоваль выступил ночью из города и направился со своим войском в горы!»

В то же время у ворот Семпоаллы происходила сильная давка. Солдаты Нарваеса приветствовали товарищей, возвращавшихся от Кортеса. Как мы уже знаем, Сандоваль приказал привязать их к спинам индейцев-носильщиков и отправил к Кортесу. Вернулись ли они теперь с чувством мести? Нисколько. Кортес принял их ласково, и если Сандоваль дал им почувствовать власть Кортеса, то последний постарался показать им, чего они могут ожидать от него благосклонности. Он устроил им торжественный въезд в Мексику, щедро одарил золотом и отпустил обратно с письмом к Нарваесу, в котором предлагал последнему соединиться с ним.

Вернувшиеся послы были тотчас окружены своими товарищами. Их повели в квартиры и там, за шоколадом и пульке, заставили рассказать о виденных ими чудесах.

– Позвольте вам рассказать по порядку! – воскликнул один из них. – Первое чудо, которое мы увидели, была долина Мексики. Спустившись с крутых гор, мы вступили на широкую военную дорогу к Ицталапалана; это город, построенный царем ацтеков лично для себя. Здесь мы были поражены множеством улиц, дорог и деревень, расположенных на островках среди озера, и прекрасной, совершенно прямой дорогой, которая вела в Мексику. Таких дорог в Испании немного. Все, что мы видели, поражало нас. Нам казалось, что все эти величественные храмы, башни, здания, высоко и гордо поднимавшиеся среди озера, принадлежат какому-то волшебному царству. Многие из нас не верили своим глазам и думали, что все это сон. Кортес приказал отвязать нас со спин индейцев и отвел нам помещение в настоящих дворцах с обширными дворами, вымощенными прекрасно вытесанными квадратными камнями или деревянными плитками из кедровых и других благовонных дерев. Стены покоев были обтянуты дорогими бумажными тканями.

– На следующее утро мы торжественно вступили верхом на лошадях в главный город Мексику или Теночтитлон, построенный среди озера, подобно Венеции. Дорога в этот город идет через три дамбовых улицы, по которым восемь всадников могут ехать рядом. Дамбы пересекаются небольшими каналами, через которые наведены мосты; под ними могут проходить лодки из одной части озера в другую. Когда же мосты разведены, вся дамбовая улица превращается в несколько островков, окруженных водой, и тогда нет никакой возможности попасть в город.

– Спасибо! – перебил Виллафана речь воина, – в таком случае невозможно и выйти из города, если бы ацтекам вздумалось восстать против Кортеса!

– Насчет этого Кортес уже позаботился и построил бригантины; они находятся при его квартире. Но в них не окажется надобности: все испанцы чувствуют себя там очень хорошо.

– Но позвольте же рассказать, что мы видели с дамбы: на озере качалось множество лодочек, в которых окрестные жители привозили в город съестные припасы.

– Погоди, товарищ! – вмешался один из очевидцев, – ты позабыл рассказать о прекрасных садах в Ицталапалане. Они занимают огромную площадь и разделены на правильные четырехугольники, дороги между ними огорожены решетками, служащими подпорами для вьющихся растений и благоухающих кустов. В садах цветут различные фруктовые деревья, привезенные из дальних мест, цветы и всевозможные растения, рассаженные по видам. Среди них находится множество целительных трав… В другом отделении находится птичий дом; обитатели его поражают зрителя невиданной красотой своих перьев и своим чудесным пением… Там же находится огромный каменный водоем, около шестисот футов в окружности, в котором мы видели всевозможных рыб Нового Света. Он также обведен каменной широкой галереей.

– Но чудеснее всего, – перебил первый рассказчик, – плавающие сады, виденные нами с дамбы. Знаете ли, как их сооружают? Индейцы делают плоты из тростника и других волокнистых растений и настилают их добываемой со дна озера плодородной грязью. Таким образом возникает плавающий остров, от двух– до трехсот футов длины и трех-четырех футов глубины, с хорошо удобренной землей, на которой эти трудолюбивые люди и сеют свои овощи и цветы для рынков Теночтитлона. Вообразите себе, в некоторых плавающих садах разводят даже небольшие деревья и строят жилища для работников, И они с помощью длинных шестов плавают на своих волшебных островах вокруг города…

– Что вы все толкуете о садах! – перебил рассказчика вахмистр. – Расскажите о самом городе.

– Да, да, – подхватили другие, – правда ли, что он так велик, как нам говорили?

Гораздо больше Севильи. Там нет таких убогих хижин, как на Антильских островах. Даже дома бедняков построены из легких кирпичей, а дворцы вельмож из камня, с колоннадами, отделанными порфиром и ясписом. В городе есть как широкие, так и узкие улицы, как и у нас, но содержатся они гораздо чище. Но особенным великолепием отличаются королевские дворцы! У Монтезумы в городе есть свои птичьи дома; там множество попугаев, преимущественно зеленых. Там вы можете видеть всех птиц Нового Света, начиная с ярко-красного зяблика до крошечного колибри, порхающего близ любимой жимолости. За этими птицами наблюдают триста слуг; они тщательно собирают все перья, из которых затем выделываются прекрасные плащи. Вам нет надобности идти в лес, чтобы познакомиться с животным царством Нового Света. Сходите только в сады Монтезумы, и вы увидите там даже самых редких птиц и животных. Для хищных птиц имеется особое помещение. С недосягаемых гор там собраны коршуны и орлы необыкновенной величины, которым ежедневно дают до пятисот индюков, – это самое дешевое мясо в Мексике. Хищные звери содержатся в особых домах, а также и разные пресмыкающиеся, среди которых можно встретить самых ядовитых змей.

– Мы побывали и на рынках. Вокруг площади тянутся крытые колоннады. Товары расставлены и разложены на определенных местах по отделениям. Там можно было видеть кипы хлопчатой бумаги в сыром, а также обработанном виде для одежды и прочих вещей. В другом отделении находились образцы гончарной работы и украшенные резьбой и позолотой деревянные сосуды редкой и красивой формы. Видели мы там и медные топоры, но они далеко уступают железу, а также всевозможное оружие – шлемы с головами диких зверей и открытой пастью, выкрашенные ярким кармином, панцири на вате, копья, стрелы с медными наконечниками и широкие индейские мечи. Там находились также цирюльни, аптеки с разными целительными травами и даже книжные лавки, в которых продавались книги с замысловатыми знаками, называемые гиероглифами. Кроме того там продавались невольники с ошейниками на шее. Одним словом, нельзя передать всего, что мы видели. Всевозможные сорта битых домашних птиц, дичи с соседних гор, рыб из озер и рек, фруктов, овощей и груды маису! Были там и готовые кушанья, привлекавшие наше внимание своим приятным запахом: печенье, хлеб из индийского зерна и разные варенья. Рядом с этим продавались прохладительные и опьяняющие напитки. Эх! Да вы их знаете! – шоколад и пульке. Притом все жители по обычаю украшали себя цветами…

– Это все прекрасно, – прервал рассказчика один из слушателей. – Цветы, дичь, рыба, горшки… но ты ни слова не сказал о золоте, ради которого мы ведь и прибыли сюда. Или все, что мы слышали, одни только сказки!

– Погоди, товарищ, – возразил рассказчик, – самое лучшее всегда приберегают к концу. На рынке находилось также особое отделение, в котором золотых дел мастера продавали разные изделия из золота и серебра. Там были даже золотые и серебряные игрушки, изображавшие птиц и рыб, с чешуей, с подвижной головой и туловищем. Но самое драгоценное украшение находится у Кортеса. Это чудесное ожерелье, которое состоит из прекрасно выточенных смарагдов, причем один камень имеет форму розы, другой форму рога, третий изображает рыбку с золотыми глазками, четвертый – маленький колокольчик с язычком, оканчивающимся прекрасной жемчужиной; на колокольчике сделана надпись на испанском языке: «Слава Создателю Твоему»; пятый камень, самый драгоценный, изображает маленькую чашу на золотой ножке и с четырьмя золотыми цепочками, приделанными к большой жемчужине в середине чаши, а самый золотой ободок украшен латинской надписью.

– Латинской надписью? – воскликнул вахмистр. – Эй, товарищ, ты кажется рассказываешь нам латинские сказки! Разве ацтеки знают по-латыни?

– Это, друг мой, все работы, исполнены для Кортеса мастерами и резчиками Монтезумы. Такому убору позавидовали бы все королевы Европы. Смотрите, сколько прекрасных золотых вещей он подарил нам!.. О, Кортес любезный, щедрый начальник! Он никого не отпустит от себя с пустыми руками, и потому невольно пожалеешь, что Нарваес враждует с ним. Нам следовало бы сообща поделить богатства прекрасной Мексики!

– А велики ли эти богатства? – спросили все в один голос.

– Да что тут говорить! В руках Кортеса находятся не только изображения солнца из чистого золота, величиной с каретное колесо, но он даже нашел в своем дворце бесценный замурованный клад. Ни один государь в Европе и даже во всем христианском мире не имеет столько золота в своей казне, сколько Кортес в Мексике. Золотые сосуды и чаши художественной работы переплавляются теперь в слитки, чтобы легче было уложить и перевезти их. А посмотрите-ка, какими господами живут солдаты Кортеса! У них есть слуги и прислужницы, и они играют по большому. Вообразите, десять, двадцать червонцев или такой же вес золота составляет у них обыкновенную ставку! Кортес не корыстолюбив: живи и не мешай другим жить, – вот его благородное правило.

Эти речи вскружили голову солдатам Нарваеса. Кортес представлялся им кумиром, который дозволяет все своим солдатам и делит с ними всю добычу. Это подтвердил и патер Ольмедо, раздававший солдатам богатые подарки и явившийся в лагерь Нарваеса послом от Кортеса с предложением дружбы.

Но высокомерный Нарваес отверг эти дружелюбные предложения; он хотел принудить Кортеса сдаться и наказать его, но этим только ускорил собственную гибель. В бурную ночь Св. Троицы, пока он еще находился в Семпоалле, неожиданно на улицах города появился Кортес с небольшим отрядом в двести шестьдесят человек и после короткой битвы взял в плен Нарваеса со всем его войском, втрое превосходившим его отряд.

Солдаты Нарваеса охотно подчинились своей участи. Они прибыли не за тем, чтобы сражаться за Веласкеса, а с целью разбогатеть. Кортес же открыл им источник золота и потому сделался с этих пор всеобщим кумиром. Когда они на следующее утро увидели, что побеждены таким небольшим отрядом, то устыдились своего поражения, но Кортес сумел своей щедростью и лаской не только успокоить их, но и приобрести их доверие.

Странный друг

Более всего радовался Виллафана этой перемене обстоятельств. Теперь оба войска соединились, и он мог без опасения наводить свои справки. Он обратился к первому встречному солдату Кортеса и спросил его:

– Товарищ, ты не знаешь Алонзо Авилу?

– Если бы ты находился в сражениях при Табаско и Холула, то не обратился бы ко мне с таким вопросом, – ответил со смехом солдат. – Ты спроси лучше, кто из нас не знает капитана Авилу, который в настоящее время вместе с Альварадо охраняет столицу Теночтитлон и состоит при почетном карауле Монтезумы!

Эта весть заставила Виллафану задуматься; ему не верилось, что он так далеко от своей цели, и потому он с тем же вопросом обратился к другим воинам. От всех он получил тот же ответ, все восхищались храбростью молодого Авилы и говорили, что теперь он в Теночтитлоне. Приходилось вооружиться терпением, но, не желая терять времени, он стал наводить справки о Рамузио. Этого найти было труднее.

– Рамузио, Рамузио… Нет, я не знаю такого! – был общий ответ.

– Он был в отряде Сандоваля, – пояснял Виллафана.

– Ах, так… Сандоваль занимает теокалли. Ступай туда, товарищ, может быть, ты его там найдешь.

Виллафана пошел по знакомой ему дороге и спустя полчаса стоял перед молодым воином, которого звали Рамузио.

Он небрежно сидел на скамье и с видимым неудовольствием смотрел на толпившихся на площадке храма солдат; он принадлежал к той партии воинов Кортеса, которые были недовольны тем, что полководец оставил побежденным их лошадей и вооружение и сверх того одаривал их золотом.

Виллафана заметил это и, садясь рядом с ним, сказал:

– Здравствуй приятель. Я прибыл из Испании и наконец-то нашел тебя!

Рамузио медленно поднял голову и взглянул на говорившего.

– Меня? – спросил он равнодушным голосом. – Я тебя не знаю.

– Но я тебя тотчас узнал, хотя ты давно покинул родину. Я привез тебе хорошие вести.

– От кого? От моего брата? Других родственников у меня нет, а друзей у меня также не было! – произнес он, и в голосе его послышалась горечь, приятно поразившая Виллафану.

– Да ведь ты и брат твой расстались друзьями?

– Хороши друзья! Он украл у меня сердце моего отца. Ведь ты знаешь, что отец лишил меня наследства, и я приехал в Мексику искать золото!

– Гм, в наследстве ему повезло! – продолжал Виллафана. – Ваш старый родственник, выселившийся некогда в Италию, о котором все забыли, завещал ему свое состояние в двадцать тысяч пиастров.

– Ему одному? – с живостью спросил Рамузио.

– Конечно. Старик вернулся на родину и заболел, а твой брат ухаживал за ним. Ну, старик сделал духовную… из благодарности… понимаешь!

– И это ты называешь хорошей вестью? Молчи лучше! – вскричал Рамузио, гневно топнув ногой.

Виллафана взглянул не без удовольствия на гневное, но красивое лицо молодого воина.

– На родине еще не забыли красивого молодого Педро, – продолжал он. – У меня есть поклон к тебе. Отгадай, товарищ, от кого?

Рамузио покраснел.

– Не правда ли, Рамузио, сердце твое забилось сильнее! Не все еще потеряно, ты можешь вернуться на родину. Но, может быть, я ошибаюсь! Ну, отгадывай же! … Донна…

– Глупости! – вскричал Рамузио, – говори без обиняков, от кого поклон?

– Нет, так нельзя. Я могу говорить только тогда, когда ты назовешь ее, потому что, если ты думаешь о другой, то я о своей донне ничего сказать не смею!

– Брось свои шутки и говори прямо; я думаю только об одной.

– Какой хитрец! – засмеялся Виллафана. – Но меня не проведешь!

– Но кто ты? – спросил Рамузио, внимательно всматриваясь в незнакомца.

– Ну, вот неужели ты не узнаешь Виллафану? – возразил незнакомец с притворным изумлением.

– Нет, – ответил Рамузио, немного подумав.

– Правда, ты не можешь помнить меня; ты был слишком мал, когда я уехал, а когда я вернулся, то уже не застал тебя. Но я хорошо знал твоего отца. Товарищ, – сказал Виллафана вставая, – там, в городе, бывшие воины Нарваеса дружатся с героями Кортеса за стаканом шоколада и пульке. Пойдем со мной, на мою квартиру; пульке такой же хороший напиток, как и вино, в особенности, когда нельзя достать вина. Пойдем, промочим горло, легче будет разговаривать.

Он взял его под руку, и Рамузио без сопротивления последовал за ним, несмотря на то, что был сильно утомлен быстрым переходом и жарким боем предыдущей ночи. Между тем и солнце уже скрылось за цепью Андов, над которыми царила снежная вершина Оризаба.

* * *

Поданное индейцами-слугами Виллафаны пульке отличалось необыкновенной крепостью и скоро подействовало на усталого воина. Виллафана тотчас заметил это, но еще избегал возобновлять прежний разговор и продолжал рассказывать о своем переезде через океан и своих приключениях на Эспаньоле и Кубе. Но наконец он решил приступить к делу.

– За твое здоровье, товарищ! – воскликнул он, поднимая кубок, – выговаривай же лозунг, чтобы мы могли говорить откровенно о дорогой донне.

– Итак… донна Луиза! – начал Рамузио нерешительно.

– Браво! Но этого мало. На свете есть много Луиз! Луизой зовут также смуглую принцессу, супругу Альварадо. Дальше, дальше… скажи фамилию?

– Донна Луиза – первая красавица во всей Севилье! Дочь врача Кастанеды! – воскликнул с живостью Рамузио.

– Верно! Не слаб ли этот пульке? – заметил Виллафана.

Рамузио выпил полную чашу и спросил:

– Любит ли она еще меня?

Виллафана хитро усмехнулся и, постукивая своими тонкими пальцами по столу, сказал:

– Теперь отец согласен на ваш брак. Горе дочери тронуло наконец его сердце. За здоровье будущей супруги Рамузио! – воскликнул он, чокаясь с молодым воином.

– Правда ли это? – спросил Рамузио, осушая чашу.

– Отец ее не без основания переменил свое мнение, – пояснил Виллафана. – Педро Рамузио разбогател в одну ночь. Но к этой радостной вести я должен прибавить и печальную. Твой брат умер, и ты теперь единственный наследник всего его имущества и двадцати тысяч пиастров.

Рамузио остолбенел от изумления, и его мутный взгляд оживился мгновенно.

– Бедный брат! Он теперь находится перед престолом Всевышнего! – произнес он наконец, склонив голову на руку.

– Ну, за твое здоровье, товарищ! – воскликнул Виллафана, заставляя Рамузио снова осушить чашу. – Гм, что же мы теперь будем делать? Останемся ли здесь или поедем на родину, где нас ждет счастье и довольство?

– О, если бы у меня были крылья, чтобы перелететь через океан! – воскликнул Рамузио. – Испания в тысячу раз прекраснее Нового Света!

– В особенности, когда там есть деньги! – прибавил Виллафана. – За твое здоровье, товарищ!

Но Рамузио не мог уже больше пить. В последние дни ему пришлось совершить с Сандовалем утомительные переходы по горам для спешного присоединения к Кортесу, а затем в бурную ночь участвовать в приступе на теокалли. Он был сильно изнурен и под влиянием радостных вестей и крепкой пульке, которым его усердно угощал Виллафана, стал бормотать несвязные слова, а затем склонив голову на стол, заснул крепким сном.

Виллафана продолжал сидеть против него, не спуская с него глаз.

У дверей стояли двое слуг-индейцев и с пренебрежением смотрели на пьяного победителя и Виллафану, выражение лица которого напоминало хищную птицу. Хотя индейцы не поняли ни слова из всего разговора, но по выражению лица ясно видели, что сердце белого человека было исполнено лжи и обмана.

* * *

На другое утро Рамузио проснулся с тяжелой головой. Сначала он не мог сообразить, где он находится. Но мало-помалу он стал припоминать события вчерашнего дня. Донна Луиза… его брат умер… он наследник двадцати тысяч пиастров и отцовского имения… Не сон ли это? Нет… то была действительность. Но от кого узнал он это? Как звали того человека с ястребиным носом?.. Виллафана! Но он никогда не слышал этого имени в Севилье. Может быть, это было бесовское наваждение? Но ведь Севилья велика.

Он осмотрел. Виллафаны не было. Он вышел из дома. Слуги индейцы указали ему, что Виллафана пошел в теокалли. Он направился туда и пришел как раз в то время, когда трубач трубил сбор – Кортес хотел сделать смотр войск.

Вскоре Рамузио стоял в строю на дворе храма; он не слышал воодушевленной речи, с которой полководец обратился к войску. Слава, победа, покорение целого царства, золото… Ах, все эти слова, приводившие других в восторг, были для Рамузио пустым звуком. Его взор блуждал в синеве далекого горизонта, у моря, за которым находилась Испания; мысли его перенеслись в отцовский дом, откуда его незаслуженно изгнали; ему слышалось пение соловья, он видел себя подле нее в усеянных розами садах Севильи. Чудный сон юности вновь проносился перед его глазами, а счастье, которое, казалось, навсегда оставило его, снова ожидало его там, в Испании. Теперь ему уже не нужно вести жизнь странствующего рыцаря.

Смотр кончился и солдаты стали расходиться.

В это время Рамузио услышал, как один из них говорил другому: «Кортесу следовало бы оставить один корабль и отправить на нем в Испанию всех трусов и недовольных; они только лишний балласт в войске!»

– Что ты говоришь? – спросил Рамузио в смущении, – куда же девались все корабли?

– Что ты спал в строю, что ли? – спросил его солдат. – Все корабли до последнего будут разоружены.

– Тиран! – процедил сквозь зубы Рамузио и бросился вон из двора храма.

– Тиран! – повторил его товарищ Ларенцано. – Ого, Рамузио, это сильно сказано! Ты, кажется, тоже принадлежишь к той язве, которую так охотно хотят сбыть из лагеря. Хорошо! Я буду следить за тобой! Тиран!.. Так нельзя говорить о Кортесе. Ведь это пахнет мятежом!

Виллафана сидел у себя дома; он был уверен, что Рамузио после смотра придет к нему, и не ошибся. Рамузио вбежал к нему в комнату в сильном волнении.

– Это подло! – вскричал он, бросая на стол свой шлем и отирая, пот с лица. – Он разоружает все корабли! Товарищ, меня заставляют остаться здесь, а сердце мое всецело в Севилье!

Виллафана затаил свою радость и окинул его ледяным, презрительным взглядом.

– Севилье? – произнес он протяжно. – Товарищ, мы должны вывести все на чистую воду. Ты вчера слишком много выпил. Знаешь ли ты, о чем мы вчера говорили?

– О, да! – с живостью возразил Рамузио. – Ты привез мне весть с родины: мой брат умер, и я наследник; донна Луиза моя! Повтори все и скажи, что все это правда?

– Совершенная правда. Я прибыл сюда отыскивать наследника одного состояния, которое равняется по меньшей мере двадцати тысячам червонцев!

– О, Господи! Ты говоришь червонцев, а не пиастров! – воскликнул Рамузио, всплеснув руками.

– Я могу дать клятву, – сказал Виллафана спокойным голосом. – Но что ты все там говоришь о своем брате, о Севилье… я тебя не понимаю, ведь наш родной город Аранда!

– Наш родной город? – спросил Рамузио, отступая в изумлении.

– Ну, да, ведь ты родился в Аранде?

Рамузио побледнел.

– Ты ошибаешься, я родом из Севильи, – произнес он упавшим голосом.

– Потому-то я вчера и не мог тебя понять, – продолжал Виллафана. – Все, что ты рассказывал мне, совсем не подходило к тому наследнику, которого я разыскиваю. Еще один вопрос: одни называют тебя здесь Рамузио, другие – Авила. Как же тебя зовут?

– Педро Рамузио!

– Не Авила? – произнес Виллафана с притворным изумлением. – Это странно, товарищ. Какое обманчивое сходство!

– Ты, значит, ищешь Авилу? – спросил Рамузио дрожащим голосом.

– Прости, товарищ; то была ошибка, недоразумение; но если бы я тебя привел в Аранду, как настоящего наследника, весь свет поверил бы мне, что я нашел настоящего Авилу!

– Вечно этот Авила! – вскричал с сердцем Рамузио. – Из-за него мне всегда приходится выносить насмешки. Но скажи мне, кто позволил себе такую шутку и назвал меня Авилой? Я потребую к ответу того человека!

– Любезный товарищ, – сказал Виллафана, пожимая плечами, – где мне знать по имени всех воинов Кортеса? Да и какая польза тебе узнать имя этого зубоскала? Тебя все осмеют! Лучше молчать. Ведь никто не слышал нашего разговора.

Рамузио быстро зашагал по комнате, но затем вдруг остановился перед Виллафаной и сказал:

– Но ты вчера называл меня Рамузио, вот здесь у этого стола; я это хорошо помню. Скажи, что это значит? – и он гневно взглянул на Виллафану.

Виллафана оставался спокойным.

– Вчера? Тебе это приснилось товарищ. Ты вчера выпил слишком много, и с тобой нельзя было сказать разумного слова. Теперь же я прошу тебя оставить меня в покое и не выставлять себя на посмешище.

Рамузио остолбенел от удивления. Эта наглая уверенность, с которой Виллафана отрекался от своих слов, сбила его совсем с толку. К этому присоединилось жестокое разочарование и чувство стыда. Несколько времени он молча смотрел на мрачное лицо Виллафана: действительно, этот человек не походил на шута; но затем топнув ногой, со сжатыми кулаками выбежал из комнаты.

Виллафана язвительно усмехнулся ему вслед.

– Ты свалился с небес, благородный Рамузио, – пробормотал он. – Пожалуй, ты бы и пригодился мне, если бы у тебя было другое сердце. Но твоя донна Луиза мне не нравится. Она запутывает все дело: ты не остался бы в Аранде, а полетел бы в Севилью, – и это погубило бы нас. Во всяком случае, я буду иметь тебя в виду. Может быть, тебя можно будет уговорить.

Он встал и, надев шлем, вышел на улицу.

* * *

После короткого отдыха Кортес принялся за реорганизацию своего войска. Прибывших воинов Нарваеса он распределил по своим отрядам и таким образом сравнял права всех. Этим распоряжением он в зародыше уничтожил всякую попытку к восстанию со стороны побежденных воинов Нарваеса.

Виллафана немало обрадовался, что его причислили к войску Сандоваля, под начальством которого находился Рамузио. Последний избегал встречи с ним, но Виллафана, подойдя к нему, подал ему руку со словами:

– Товарищ, мы все-таки должны быть друзьями. Ты можешь быть спокоен насчет того недоразумения. Оно возникло вследствие твоей усталости, опьянения и глупой шутки товарищей. Обещаю тебе молчать обо всем. Никто не поднимет тебя на смех. Даю тебе слово.

Опасаясь насмешек, Рамузио принял предложение дружбы со стороны Виллафаны, но весьма неохотно. Он не мог уяснить себе этого недоразумения. Правда, он был тогда очень утомлен и под конец пил много, но все-таки он ясно помнил, что Виллафана во время разговора называл его Рамузио; поэтому он не доверял этому незнакомцу с выражением лица хищной птицы.

Между тем пребывание войск в Семпоалле стало невозможным: прибывший с Нарваесом араб занес с собой оспу и заразил туземцев, среди которых болезнь эта стала распространяться с ужасающей быстротой.

Кортес поспешно составил план дальнейших действий и отдал соответствующие приказания начальникам всех отрядов войск: он решил завоевать всю Мексику и занять своими войсками главные провинции.

Но не успел еще первый отряд выступить из Семпоаллы, как из столицы были получены тревожные вести, заставившие полководца поспешно направить туда все свои силы. Альварадо прислал курьера с известием, что вся столица восстала; мексиканцы вооружились и напали на квартиры испанцев. Часть гарнизона пала в бою; многие ранены, и всем угрожает неминуемая гибель, если не подоспеет скорая помощь.

Тут нельзя было мешкать; все войско немедленно выступило в поход, чтобы вовремя достигнуть Теночтитлона, и теперь воинам Нарваеса пришлось самим познакомиться со страной и ее изменчивым климатом.

Они находились в tierra caliente, жаркой полосе, которая, шириной в пятнадцать миль, тянется вдоль морского берега. Здесь роскошная растительность чередуется с бесплодными песчаными полосами.

В настоящее время путешественники опасаются посещать эту tierra caliente, среди которой свирепствуют малярия и опасные желтые лихорадки. Но во время завоевания Мексики эти лихорадки были мало известны. Они господствовали вдоль всего побережья в течение лета и прекращались с наступлением холодных северных ветров, почти прерывающих во время зимы всякое сообщение с берегом.

Но, миновав tierra caliente, путешественник вступает в более благоприятный климат. Перед ним простирается низменность с ее удушливым жарким климатом и одуряющими благоуханиями. Но затем мало-помалу исчезают ваниль, индиго и цветущие кокосовые рощи, и только сахарный тростник и золотистые бананы встречаются еще кое-где. Но стоит подняться на тысячу метров, – и тут совсем уже иной мир – это tierra templada, или влажный умеренный пояс, где сгущаются туманы, наносимые Атлантическим океаном. Здесь растут вечно зеленые стираксовые деревья с их густой листвой, и весь ландшафт принимает вид поражающей величественной картины. Путник находится у подножья полуугасших вулканов, разрушительное действие которых оставило повсюду ясные следы. Окутанные в снежные мантии, вершины гор поднимаются высоко к небесам, а в глубоких оврагах расстилается тропическая растительность во всей ее чарующей красоте.

Если путник поднимается еще выше, то он вступит в tria, или холодный пояс, тут рядом с алоэ растут темные сосновые леса, могучие дубы, пшеница и другие европейские хлеба.

Но в те времена там еще не было пшеницы, первые зерна были посеяны негром, прибывшим с Кортесом. Но леса занимали тогда огромные пространства. Впоследствии испанцы вырубили их и этим придали стране пустынный вид, преобладающий в ней в настоящее время.

Здесь хребет Кордильерских гор представляет плоскую горную возвышенность, среди которой лежит знаменитая долина Мексики. Перед взорами путника лежали пять озер, а на берегу самого широкого из них находилась столица Теночтитлон, или Мексика.

Вот сюда-то и спешило теперь войско Кортеса, в числе которого находились и Виллафана, и Рамузио.

Переход через tierra caliente оказался очень тяжелым. Войско, достигнув песчаной области, страдало от жажды. В воздухе царила удушливая жара, и многие тяжеловооруженные воины, упав от изнеможения, отставали от отряда. На счастье, союзный Кортесу индейский город Тласкала находился в недалеком расстоянии, и Сандоваль тотчас послал туда нескольких всадников с поручением добыть для войска освежительные напитки и съестные припасы.

Среди отставших находился и Рамузио, товарищи бросили его на произвол судьбы, при нем остался лишь один Виллафана.

«Этот человек может мне пригодиться, – думал он, – я не дам ему погибнуть. Посланные за напитками должны вернуться сюда к ночи, а в ожидании их мы можем укрыться под сенью какого-нибудь холма».

Он поднял Рамузио, взвалил себе на спину и понес в тенистое место. Расстегнув ему одежду, он влил ему в рот несколько капель пульке из имевшейся при нем фляжки. Рамузио открыл на мгновенье глаза, но скоро крепко заснул. Виллафана не стал более беспокоить его. «Лучше обождать до заката солнца, – думал он, глядя вслед удаляющемуся отряду, – ночью мы как-нибудь доберемся до Тласкалы».

Едва успело скрыться солнце, как он разбудил своего товарища и, разделив с ним остаток своего пульке, заставил его подняться и идти дальше.

Рамузио не знал, как благодарить его.

– Ты спас мне жизнь, – говорил он, – я никогда не забуду этого.

– Перестань! – возразил Виллафана, – ведь мы друзья и к тому же находимся в походе. Сегодня ты, завтра я! Правда, – прибавил он, – никто из твоих старых товарищей не позаботился о тебе. Ты, кажется у них не на хорошем счету. Ну, меня они тоже, кажется, терпеть не могут, а потому я дорожу твоей дружбой.

Да, Виллафана теперь очень дорожил дружбой Рамузио, потому что не знал, какой оборот примет его дело с Авилой.

Авила находился вместе с Альварадо в Теночтитлоне. По полученным Кортесом известиям в бою погибло уже много испанцев, и положение остальных было опасно. Кто мог предвидеть, чем кончится этот поход? Может быть, помощь прибудет поздно? Может быть, весь испанский гарнизон уже перерезан? В таком случае Алонзо Авила также погибнет или погиб уже, и Виллафана легко добудет от Кортеса свидетельство о смерти, по которому получит свою тысячу червонцев.

Так размышлял Виллафана, ведя слабого Рамузио, опиравшегося на его плечи.

«Он тронут моей услугой, думал он, кажется его можно будет уговорить… Что, если я выдам его в Аранде за Алонзо Авилу?.. Ведь он заплатит мне больше тысячи червонцев и должен будет подарить мельницу с виноградниками, а документы здесь добыть будет нетрудно… Мексика и Испания! Кто тут может навести справки в случае подозрения? С добрым утром, сеньор Мартин Авила, я привел к вам наследника Алонзо!»

И он самодовольно усмехнулся.

Из всех испанцев в эту минуту он один желал победы восставшим ацтекам.

Поднявшись на холм, они увидели перед собой обширную равнину, освещенную лунным светом, на которой заметили нескольких всадников, подбиравших лежавших на дороге товарищей.

– Мужайся, Педро! – вскричал Виллафана, – спасение близко, нам везут напитки!

– Возблагодарим Бога! – воскликнул Рамузио, падая на колени и начиная горячо молиться.

Виллафана сердито взглянул на него.

– Набожный! – пробормотал он. – Этого я не ожидал! Но погоди, приятель, война не смягчает людей, и уж я наведу тебя на путь истины.

* * *

В Тласкале Кортес собрал свои войска; у него было тысяча человек испанской пехоты и около ста человек конницы. К этой силе примкнули его тласкаланские союзники. Бывшие солдаты Нарваеса скоро поняли, в каком положении находятся дела, сначала казавшиеся им не столь запутанными. Но отступать было поздно, и войско быстро двинулось вперед через хребет Кордильеров, положившись на своего вождя.

В то время Фернандесу Кортесу было около тридцати лет. Это был человек среднего роста, с бледным лицом и большими черными глазами, придававшими ему серьезное выражение, противоречившее его веселому нраву. Он был строен, с широкой грудью и плечами и мускулист. Это был рыцарь в полном смысле слова, ловкий и сильный, отличный фехтовальщик и наездник. Он пил и ел умеренно, одевался изысканно, но без всякой пышности, и всегда казался веселым и обходительным; но под этой внешностью скрывался холодный, расчетливый ум, благодаря которому он умел добиться слепого повиновения себе войска.

В свите Кортеса находилась еще замечательная личность, это была донна Марина, подруга военачальника, служившая ему переводчицей при переговорах с мексиканцами. Вожди племени Табаско подарили ее Кортесу в числе прочих невольников. Но она была урожденная принцесса и единственная дочь могущественного, богатого кацика, владения которого находились на южной границе Мексики. После смерти отца, мать ее вышла снова замуж и решила передать родившемуся сыну принадлежавшее Марине наследство. С этой целью она распространила слух о смерти дочери и воспользовалась умершим ребенком своей рабыни, труп которого выставила вместо своей дочери, а дочь тайно передала кочующим купцам. Индейцы назвали покинутую принцессу Малинче, а испанцы дали ей имя донны Марины. Купцы продали ее в Табаско, откуда уже она попала в руки Кортеса. В то время Марина была уже во цвете лет. «Она прекрасна как богиня!» – говорит о ней один современник. Она всегда оставалась предана испанцам, и благодаря ее знанию языка, нравов и обычаев мексиканцев, ей нередко удавалась выводить испанцев из самых запутанных и опасных положений.

Так как при переговорах с ацтеками Кортес всегда являлся в сопровождении своей прекрасной переводчицы, то мексиканцы и его также прозвали Малинче.

Наконец испанцы перебрались через ущелья Кордильеров. Перед ними расстилалась, подобно прекрасной панораме, долина Мексики с ее живописными озерами и берегами, зелеными рощами, заселенными богатыми городами. Вдали виднелись роскошные дубовые, шелковичные и кедровые леса, а еще далее за ними – золотистые поля маиса и алоэ, чередующиеся с огородами и цветущими садами. Среди обширной долины сверкали спокойные воды нескольких озер, берега которых были усеяны городами и деревушками; а среди них, подобно индейской царице в жемчужном уборе, возвышался прекрасный город Мексика, эта знаменитая «Венеция ацтеков», с его белыми башнями и величественными храмами. Высоко над всем городом царила королевская гора Чаполтепек, дворец мексиканских государей, окруженный огромной кипарисовой рощей, и поныне еще существующей. Вдали, по другую сторону синих вод озера и цветущих рощ, виднелась соперница столицы, Тецкуко, а за ней – темный порфировый пояс гор, облегавший долину в виде богатой оправы, созданной самой природой для этого драгоценного алмаза.

Сначала Кортес направился в Тецкуко; жители этого города сторонились от испанцев, и Кортес с трудом добывал съестные припасы.

Разрешив воинам отдохнуть, Кортес приготовился вступить в город Мексику, где испанцы находились в осаде во дворце Ахаякатль. Недавно еще на этой дороге его приветствовали несметные толпы народа, а сегодня вся долина, казалась, вымерла.

На гладкой зеркальной поверхности озера не видно было лодок с любопытными туземцами, и только вдали показалась одна лодка, как бы следившая за врагами.

Кругом царила зловещая гробовая тишина.

В мрачном раздумье ехал Кортес впереди своего войска. Как бы желая рассеять свои тревожные думы, он приказал трубачам трубить, и вот резкие звуки сигнальных рожков понеслись по зеркальному озеру и проникли в осажденный дворец; на сигналы трубачей осажденные испанцы ответили пушечными выстрелами.

Войско Кортеса переправилось по подъемным мостам в столицу. Никто не препятствовал ему, никто не встречал его. Улицы были пусты и будто вымерли. Конский топот испанской конницы резко раздавался по пустынным улицам и тяжело отзывался в сердцах испанцев. Наконец они достигли ворот дворца Ахаякатль, тотчас отворившихся перед ними.

Итак, Кортес снова соединился со своим осажденным войском; но испанцы не могли отделаться от тревожного чувства, что находятся в осадном положении.

Город Мексика находился тогда на том же месте, где и теперь, но самое озеро было больше и омывало его со всех сторон. Построенная на островах и лагунах столица Мексики походила на Венецию. В настоящее время озеро отодвинулось далеко на запад, и сам город находится на суше в одной миле от берега.

Население Теночтитлона состояло из трехсот тысяч жителей; главными достопримечательностями его считались богатые ярмарки, царские дворцы и храмы ацтеков. Но всего этого величия не могли видеть вновь прибывшие солдаты: они не смели уйти из своей крепости, в которую превратился теперь царский дворец.

Наследник

Виллафана тотчас навел справку об Алонзо Авиле.

– Он находится в отряде Альварадо, – ответили ему.

Виллафана вмешался в толпу воинов, собравшихся у дверей дома, в котором скрылся Кортес со своими офицерами. Все воины с нетерпением ожидали, как взглянет Кортес на донесение Альварадо о восстании и принятых к подавлению его мерах.

– Его накажут! – заметил один из воинов.

– А Авилу? – спросил Виллафана.

– Его постигнет та же участь!

Виллафана вздохнул с облегчением. Он ожидал найти в отыскиваемом наследнике простого солдата, который с радостью примет известие о богатом наследстве, а нашел высокопоставленного офицера, который, вероятно, встретит его гордо и назначит ему обычное вознаграждение. Не лучше ли умолчать о наследстве и выждать конца войны? Если же Кортес оскорбит его, тогда Авила иначе примет известие о наследстве в Аранде.

Наконец на пороге показался Кортес. Лицо его было мрачно, и глаза сверкали гневом.

– Он недоволен действиями Альварадо, – шептали солдаты. – Авила также не показывается. Вот увидите, он отрешит их от должности.

В это время к Кортесу подошли другие офицеры.

– Где эта собака Монтезума? – вскричал гневно полководец. – Какую пользу приносит он нам, если не может добыть даже съестных припасов. Приведите его ко мне!

С этими словами он направился к своей квартире.

Виллафана протискался вперед, чтобы взглянуть на знаменитого царя ацтеков Монтезуму, который присягнул испанцам в верности и находился пленником в своей собственной столице.

Послышались тяжелые шаги испанских телохранителей, возвещавшие о приближении Монтезумы. За солдатами следовали пажи и придворные, расстилавшие на пути повелителя ацтеков белые ковры, чтобы владыка их не осквернил своих ног прикосновением к земле.

Затем показался сам Монтезума; он был высокого роста и казался на вид старше сорока лет. Цвет его тела был несколько светлее, чем у его темных краснокожих подданных. Черты лица были серьезны, он шел с достоинством и отвечал с величием, но вместе с тем и благосклонно, на поклоны испанских солдат. В глазах его были заметны грусть и уныние. Это можно заметить и на позднейших портретах этого несчастного царя.

Монтезума был одет в широкую четырехугольную мантию, называемую тильматли; она состояла из прекрасной бумажной ткани и укреплялась у шеи узлом вышитыми концами. Ноги были обуты в полубашмаки с золотыми подошвами, привязанными ремнями, осыпанными золотыми украшениями. Сверх того, вся мантия и обувь сверкали драгоценными камнями, а голова украшалась лишь одним пучком зеленых перьев – цвета царского достоинства.

Кортес требовал, чтобы все испанцы оказывали Монтезуме царские почести, и только когда безмолвная процессия скрылась в покоях Кортеса, испанские солдаты осмелились высказать несколько насмешливых замечаний о владыке ацтеков. Хотя Монтезума был в руках Кортеса куклой, с помощью которой он хотел править Мексикой, Кортес только сегодня впервые выразился с презрением о пленном царе, назвав его собакой.

– Посылают ли ему подданные его все еще всякие лакомства? – спросил один из вновь прибывших воинов своего соседа.

– Вот уже две недели, как он должен довольствоваться солдатским столом, – ответил воин. – Может быть, он будет жаловаться Кортесу. Да, если бы вы только видели, – продолжал он, обращаясь к толпе воинов, служивших раньше в отряде Нарваеса, – как благодушествовал этот Монтезума! Повара его – настоящие артисты, но, к сожалению, не обладают искусством приготовлять из ничего что-либо съедобное. Если бы вы только видели эту массу блюд из дичи, живностей и овощей!

А печения из маисовой муки, яиц и мельчайшего сахара из алоэ! Рядом с его столовой всегда находились две темнокожие девицы; они обязаны были печь свежие, сдобные булки и вафли. Шоколадную пену с ванилью носили к нему в больших кувшинах, и в те славные времена он выпивал этого напитка неимоверное количество. Для него лично приготовляли ежедневно пятьдесят кувшинов, а для придворных – две тысячи. На его столе ежедневно появлялись все лакомства Нового Света. Скороходы доставляли ему дичь с гор, свежие, только что собранные плоды из tierra caliente и свежую морскую рыбу! Главный повар командовал целой армией скороходов.

– А верховный жрец тоже не отставал от него! – перебил другой воин. – Да будет проклята эта королевская трапеза, на которую подавалось мясо принесенных в жертву людей!

– Правда ли это? Неужели ацтеки людоеды? – раздалось несколько голосов среди бывших солдат Нарваеса.

– Разумеется! – возразил один бывший воин. – Как они ни культурны, как ни искусны, но все-таки они настоящие людоеды, хотя и не съедают людей таким диким образом, как караибы на Антильских островах. Жрец убивает жертву, вырывает из груди сердце, а мясо раздает вельможам при торжественных случаях. Чем знатнее ацтек, тем жесточе. Вы не верите? Спросите товарищей! Я нисколько не преувеличиваю. Взгляните-ка туда через двор. Видите тот большой храм над нашей крепостью? Это храм бога войны. Там находится отвратительный идол, вымазанный кровью несчастных жертв. Там же стоит и дракон с окровавленной мордой, внутри которого сохраняются всякого рода гнусные орудия пытки. Это ад, а не храм. Однажды, когда мы были там наверху, я не поленился сосчитать черепа, украшающие стены и крыши этого храма… Да, эти изверги язычники любят такие украшения! И как вы думаете, сколько черепов я насчитал? Меня даже теперь пробирает холодная дрожь… Сто тридцать шесть тысяч! Да оно и неудивительно! Я слышал от одного знатного вельможи, что в этой стране ежегодно приносят в жертву проклятым идолам сорок тысяч человек.

Среди толпы раздались крики негодования, и прибывшие воины окинули мрачным взглядом теокалли, возвышавшийся над замком Ахаякатль. В теокалли находились жертвенники бога войны Мекситли, в честь которого и самый город назывался Мексикой.

– Правда ли, что вы уже поделили между собой сокровища Монтезумы? – спросил один воин из отряда Нарваеса.

– Конечно! Видишь там маленький дом, где стоит караул? Там хранится доля короля.

– Значит, мы опоздали!

– Ну, вам нечего еще унывать. Взгляните на этот обширный город, на эти дворцы, храмы! Тут найдутся еще целые груды золота. Правда, сначала надо взять город!

Но бывшие солдаты Нарваеса приуныли, они не ожидали такого положения дел. Им казалось, что их, как мышей, заманили в западню, в которой золото служило одной приманкой.

Виллафана оставил своих товарищей. Он хотел видеть Авилу. «Мне надо сейчас поговорить с ним! – думал он. – Может быть, он теперь будет восприимчивее к хорошей вести с родины».

Перед домом Альварадо стояла стража. Виллафана знал, что Авила находится там, и просил доложить о себе.

– Подожди там, в портике. Тебя позовут!

Он вошел туда. От Альварадо и Авилы его отделяла только тонкая ковровая стена; пол портика был устлан коврами, и Виллафана подкрался к стене и стал подслушивать.

Раздался сильный голос Альварадо:

– Нет, Авила, этого я не перенесу! Мне и теперь еще слышатся гневные слова Кортеса: «Вы плохо исполнили свою обязанность. Вы не оправдали моего доверия. Вы поступили как сумасшедший!» А в чем состоит моя вина? Ацтеки составили заговор, чтобы перерезать всех нас и освободить Монтезуму, а я предупредил их, приказав перерезать самых знатных из них в то время, когда они собрались на свой священный праздник и предались религиозной пляске. Ведь я повторил только то, что Кортес сделал в Холуле. Разве он там пролил меньше крови? Разница только в том, что успех был на его стороне!

– Успокойся, Альварадо, – говорил Авила. – Кортес был взволнован. Он простит тебя…

– Простит?! – вспылил Альварадо. – Разве я провинился?

– Нет, но надо же поставить себя в положение Кортеса… Но подожди, кто-то спрашивал меня. Я посмотрю, там ли он. Ему незачем слышать, что говорят начальники.

Виллафана поспешно отошел к противоположной стороне портика.

– Подойди ближе, – сказал ему Авила, показываясь у входа.

Виллафана повиновался. Увидев перед собой солдата, Авила обратился к нему, как к подчиненному, он принадлежал к тем военачальникам, которые намеревались ввести в войска более строгую дисциплину.

Виллафана очутился перед двумя главными военачальниками Кортеса. «О, это гордые господа!» – подумал он, когда Альварадо, не ответив на его поклон, испытующим взглядом смерил его с ног до головы, а Авила как бы хотел прочесть на лице Виллафана его мысли.

– Ты из какого отряда? – спросил его Авила.

– Из отряда Сандоваля.

– И прибыл с Нарваесом?

– Да.

– Родом из Аранды?

– Точно так, полковник!

– Я мало помню свой родной город, – продолжал Авила, – и даже не знаю, есть ли у меня там родственники. Но это не беда! У тебя есть письмо ко мне? Говори коротко, чего ты хочешь; но помни прежде всего, что единственной рекомендацией в Новом Свете служат мужество, ум и воинская доблесть!

– Я приехал в Новый Свет не по своему делу, а с целью отыскать вас.

– В самом деле? – воскликнул изумленный Авила. – Это странно. Должно быть, дело очень важное, если ты из-за него приехал даже в Мексику.

– Пути судьбы неисповедимы, – возразил Виллафана. – Господу Богу угодно было призвать к себе рыцаря Авилу и его двух сыновей!

– Рыцаря Авилу говоришь ты? – спросил полковник, и продолжал, обращаясь к Альварадо. – Как странно, друг, получать с родины вести о смерти родственников, существование которых до сих пор мне было неизвестно. Продолжай! – обратился он снова к Виллафане.

– Вместе с владельцем замка в Аранде и его сыновьями пресеклась старшая линия этого знаменитого рода, – пояснил Виллафана. – Отец ваш, вероятно, рассказывал вам о блеске, славе и богатстве старшей линии вашего рода, проживавшей в замке Аранда на высокой горе. Внизу лежит наш город, владения его невелики, потому что за городскими стенами почти все принадлежит роду Авилы: на окружающих высотах – виноградники, в долинах – засеянные пшеницей поля, в оврагах – мельницы. Теперь замок осиротел и чужие люди управляют имением, пока не отыщется законный наследник.

Виллафана пытливо взглянул на Авилу, который глубоко задумался. Казалось, он хотел воскресить и оживить в своей памяти старые воспоминания.

– Кажется, у замка были две маленькие башни? – спросил он.

– Точно так, – ответил Виллафана.

– Вот все, что я могу припомнить. Продолжай!

– Я кончил, полковник. Честь имею приветствовать в лице вашем наследника, которого ждут в Аранде.

– Поздравляю тебя, Авила, – сказал Альварадо. – Такое известие хоть кого порадует в такое печальное время. Теперь ты можешь оседлать коня и отправиться вместе с этим вестником в Аранду.

Авила громко рассмеялся.

– Ты прав, друг мой! – воскликнул он. – Ничего лучшего нельзя и придумать! Неужели мы для этого совершили поход в Теночтитлон, сражались и страдали, чтобы теперь сидеть сложа руки в старом замке и ждать известий из Нового Света! О, нет! Сначала мы должны загладить здесь, в Теночтитлоне, свою ошибку! Да, земляк, – обратился он к Виллафане, – у меня тут большой долг; хватит ли этого наследства для уплаты его?

– Замок оценен в пять тысяч червонцев, – возразил Виллафана, – земли и виноградники в десять тысяч, а мельницы еще дороже.

– О, да ты говоришь об очень крупных суммах, – возразил Авила. – Навряд ли на каждого из нас достанется столько же, когда мы овладеем Теночтитлоном. И все-таки тот замок, земли, виноградники и мельницы не помогут мне. Я не могу уплатить ими своего долга. Видишь ли, до сегодняшнего дня мне и другу моему Альварадо не везло, и мы вынуждены были обратиться за помощью к Кортесу, он тотчас явился к нам, и потому я не могу покинуть Новый Свет раньше, пока не уплачу своего долга, и пока сам полководец не скажет мне, что я расквитался с ним. Но как тебя зовут?

– Виллафана.

– Ну, Виллафана, – продолжал Авила, – здесь, в Теночтитлоне, я могу тебя благодарить только на словах за хорошую весть. Теперь ты также служишь под знаменами Кортеса; главная обязанность наша – строго исполнять приказания полководца и мужественно сражаться в предстоящих боях. Мы должны презирать смерть, чтобы быть достойными жить. Будь храбрым солдатом, а когда наступит время для нашей победоносной армии вернуться на родину, тогда и для тебя, старого служаки, найдется местечко кастеляна в замке Аранда. Я буду иметь тебя в виду и наведу у Сандоваля справки о твоем поведении. Можешь идти!

Виллафана вышел. Он был поражен этим приемом, но вскоре это чувство перешло в негодование, а затем в бешенство. Так вот награда за далекий морской путь и за все перенесенные опасности и лишения! Кастелян замка Аранда! Этот Алонзо Авила жаднее даже Мартина Авилы в Аранде!

Виллафана надеялся, что полковник окажет ему хотя бы покровительство, а он обещал только справиться о его поведении и обращался с ним, как с простым солдатом. «Нет, нет, господин Алонзо Авила, – пробормотал он злобно сквозь зубы, – я не такой награды ожидал от тебя. Ты меня оскорбил, и я клянусь отомстить тебе!»

Но испанцам в замке Ахаякатль не было времени заниматься личными делами. Положение их было отчаянное, и они должны были позаботиться о своей безопасности.

Кроме испанцев в этом обширном здании, состоявшем из целого ряда домов, находилось несколько тысяч союзных тласкаланцев. Все дворы были переполнены воинами.

Кортес начал с того, что отвел отрядам точно определенные места.

Виллафане и Рамузио пришлось расстаться. Виллафана должен был последовать за отрядом Сандоваля к стенам, расположенным против теокалли.

– Меня приносят в жертву, – сказал он тихо Рамузио, заскрежетав зубами. – Мне придется стоять против самого жертвенника. Да будет проклят день, когда я приехал сюда.

Рамузио был отряжен в число телохранителей Монтезумы. Эта служба была также не из легких, потому что приходилось неусыпно следить за Монтезумой, пленными принцами и их краснокожими придворными. Телохранители отвечали своей головой за побег каждого пленника.

Царившее в городе мертвое спокойствие при вступлении войска Кортеса походило на затишье перед бурей. И действительно, немного спустя послышались какие-то неясные, глухие звуки, напоминавшие шум далекого водопада. Постепенно шум все усиливался, и скоро испанцы увидели с бруствера, окружавшего замок Ахаякатль, как все улицы и проходы запружены были несметным числом краснокожих воинов, беспорядочным потоком стремившихся к крепости. Вместе с тем, земляные ступени и плоские крыши соседних зданий, точно по волшебству, тоже внезапно покрылись воинами, потрясавшими своими грозными метательными копьями.

Теночтитлон восстал как один человек, угрожая гибелью испанцам и их союзникам-индейцам.

Началась ожесточенная кровопролитная борьба, продолжавшаяся в течение нескольких дней. Кортес и его полководцы – Альварадо, Сандоваль, Олид, Артас и Авила – старались превзойти друг друга в храбрости и отваге, но ярость неприятеля не уменьшалась. Несмотря на то, что грозные смертоносные орудия испанцев – пушки и ружья – косили плотные ряды неприятеля, и что их немало гибло под ударами острого толедского клинка и под натиском грозных всадников, на следующий день такие же несметные толпы индейцев снова подступали к крепости.

На почетном карауле

Война портит людей! Вот на что рассчитывал Виллафана, когда вздумал сделать Рамузио орудием своих гнусных целей. Но война ожесточает не всех, – в храбром она пробуждает добродетели и вызывает к жизни добрые начала.

Молодой Рамузио находился в разладе со светом и покинул отечество потому, что с ним поступили несправедливо, его несчастье казалось ему великим. Но теперь, находясь в числе стражи Монтезумы, ему суждено было познакомиться с более великим горем.

За стенами дворца происходила ожесточенная битва, дикие крики сражающихся проникали в покои пленного владыки и его придворных; по временам раздавался оглушительный грохот орудий, потрясавший стены дворца. Рамузио стоял у дверей в покои Монтезумы и, согласно предписанию, не спускал глаз с пленного монарха, прислушивавшегося к словам Марины, подруги Кортеса. Она и теперь исполняла лишь роль переводчицы. Но сегодня речь ее дышала миром. Марина была христианка и знакомила теперь несчастного государя ацтеков с христианской верой и любовью к ближнему; она переводила ему то, что говорил ей францисканец, патер Ольмедо.

Но вот Монтезума гордо поднял голову, отрицательно махнул рукой, и донна Марина с грустью обратилась к патеру Ольмедо.

– Преподобный отец, – сказала она по-испански своим благозвучным голосом, – час выбран неудачно. Мысли его витают там, среди пыла сражения.

– Помолимся за него, – сказал монах, опускаясь на колени вместе с Мариной.

Рамузио последовал их примеру. Сердце его дрогнуло от боли. Он почувствовал сострадание к несчастному Монтезуме. Там, за стенами дворца, кипел кровопролитный бой; его подданные жизнью своей защищают своих богов, свои алтари, а он, властелин их, должен здесь отрекаться от своей веры, из-за которой кровь его народа льется потоками!

Патер Ольмедо поднялся и направился к выходу, а Марина осталась у Монтезумы. Взгляд монаха остановился на молившемся солдате.

– Ты молился с нами о спасении его души? – спросил монах.

– Да, преподобный отец, – ответил Рамузио, – да ниспошлет ему Господь силы вынести это тяжелое испытание.

Патер Ольмедо с изумлением взглянул на Рамузио; такие кроткие речи редко раздавались среди разнузданных воинов Кортеса. Монах опустился на ступени лестницы, подпер голову рукой и пытливо посмотрел на молодого солдата.

– Что тебя привело в Новый Свет? – спросил он внезапно.

Рамузио молчал.

– Золото или слава?

– Нет, – ответил Рамузио, опуская глаза перед, пытливым взглядом патера, проникавшим, казалось, в его душу.

– Или какой-нибудь легкомысленный поступок заставил тебя покинуть родину?

– Преподобный отец, – ответил Рамузио, поднимая голову. – Мой брат отвратил от меня сердце моего отца.

– А ты почувствовал себя безвинно оскорбленным и возненавидя весь свет решился заглушить свою обиду в вихре приключений?

– Вы верно отгадали мои чувства, преподобный отец.

– Удалось ли тебе это? Понравилось ли тебе военное ремесло, удовлетворяет ли тебя беспокойная жизнь военного лагеря, манит ли тебя слава?

Рамузио молчал.

– Ты чужой среди своих товарищей по оружию?

– Да, преподобный отец!

– Я знал это, – продолжал Ольмедо. – Сын мой, ты выбрал плохое лекарство для исцеления души. Ты забыл, что мы должны любить своих врагов и платить им добром на зло. Твоя душа и здесь не нашла покоя, ты и здесь чувствуешь себя оскорбленным. Не так ли?

Рамузио наклонил голову.

– Сын мой, – продолжал Ольмедо, – ты выбрал ложный путь. Твоя душа жаждет истинного счастья, а оно заключается лишь в добрых делах, в христианской любви.

– Вы правы, – возразил Рамузио, – но для меня возврата нет. Я связал свою судьбу со знаменем Кортеса, и с этой поры наш лозунг: война или гибель.

Глаза патера Ольмедо заблестели.

– О, близорукий! – воскликнул он. – Никогда, никогда, говорю я тебе, не поздно вернуться к добру! Ты ошибаешься, если думаешь, что испанские знамена приносят в Новый Свет лишь войну и гибель! Господь призвал отважных сынов Испании к великим делам, и многие из них не подозревают, что служат только орудием Его неисповедимой воли!

После минутного молчания он снова заговорил, сначала тихо, а затем с воодушевлением:

– Помнишь, как ты с товарищами своими остановился в Кордильерских высотах, когда перед вашими взорами впервые предстала чудесная мексиканская долина? Она казалась вам настоящим раем, а когда вы познакомились с ее населением и его намазанными кровью идолами, вы назвали ее адом. С трепетом в сердце спустилось с гор испанское войско в этот город, и мир до скончания веков будет удивляться безумной отваге и мужеству той горсти испанцев. Мы находимся под сенью Божьей и потому до сих пор оставались победителями, и я твердо уповаю, что Господь не оставит нас и Своей всемогущей десницей спасет нас от угрожающей нам гибели.

В душе этих дикарей таилось предчувствие лучших времен, смутное представление истинного Бога, который должен явиться и вывести их из мрака суеверия и заблуждения. Вот эта надежда и облегчила нам дело.

Эти обширные горы и долины, по которым пролегал наш путь, были когда-то заселены культурными племенами; жители мирно обрабатывали землю, занимались промыслами и воздвигали с большим искусством великолепные здания. Нынешнее население страны явилось в эти области только лет двести тому назад, придя с севера. То были дикие воинственные орды ацтеков. Здесь, на этом месте, где раскинулся город со своими бесчисленными домами, в то время были одни болота, окруженные скалистыми горами. У подножья их расположились на отдых эти дикие орды.

В то время они увидели огромного орла необычайной красоты, который, держа в клюве змею, с распущенными могучими крыльями поднимался навстречу восходящему солнцу.

При виде этого по всему лагерю пронеслись дикие крики радости и восторга: древнее предание гласило, что ацтеки построят могущественный город на том месте, где они увидят это знамение.

Ободряемые надеждой на великое будущее, они тотчас приступили к делу и сначала построили на лагунах село, продолжая в то же время с переменным успехом воевать со своими соседями. В победах окрепла их сила, город разросся, они покорили эту обширную долину, а отсюда проникли через горы до самого морского берега. Таким образом ацтеки овладели всей страной.

Но они принесли с собой отвратительные обычаи и глубокое суеверие. Главное божество их – бог войны Мекситли, которому они приносят в жертву несметное число людей. Побежденные народы стонали под их жестоким игом. Но среди этого мрака у них оставался луч надежды.

Все эти племена, с которыми мы здесь повстречались, а также и ацтеки, продолжают веровать в доброе божество. Слушай, что мне поведали жрецы.

Религия этого народа гласит, что однажды к ним спустилось божество, которое они назвали Кветцалькоатль, или божество воздушной стихии. При нем земля процветала без всяких трудов со стороны человека и изобиловала плодами и цветами, хлебные колосья были так велики, что один человек не мог поднять больше одного колоса. Хлопок сам собою во время роста принимал чудесные оттенки цветов, недоступные человеческому искусству. Воздух был наполнен упоительным благоуханием и чудесным пением птиц. То была золотая эпоха, когда Кветцалькоатль учил народ употреблять металлы при земледелии и других промыслах и искусствах. Но вот, против этого небесного царя мира поднялся грозный бог войны и заставил его покинуть страну. Кветцалькоатль удалился к побережью Мексиканского залива, соорудил там из змеиных шкур волшебный корабль и удалился через великий океан в сказочное царство Тлапалан. Расставаясь со своими приверженцами, он утешил их обещанием вернуться к ним со своими потомками.

То было странное божество, но самое удивительное в этом сказании то, что бог тот высокого роста, с белым лицом, длинными, темными волосами и большой бородой. И народы эти до сей поры жили надеждой, что спаситель явится к ним с востока, из-за океана, в образе белых людей.

И что же! В Мексике стали появляться чудеса и знамения, предвещавшие народу о наступлении конца мира. Без всякой видимой причины в озере поднялась вода и затопила город; на небе стали появляться кометы; над вершинами отдаленных гор пылало по ночам чудесное яркое пламя, а в воздухе слышались таинственные вздохи, стоны и вопли. Даже могилы вскрывались. На четвертый день после смерти, из могилы поднялась сестра Монтезумы, чтобы предостеречь короля о близком падении его царства. Народ пытался умилостивить богов; кровавый обычай требовал человеческих жертв, и сердца многих тысяч несчастных задымились перед идолами, храм которого возвышается против нашей крепости.

Но эти жрецы, эти слуги дьявола, напрасно резали людей! С моря пронесся смутный слух о белых людях с черными волосами и волнистыми бородами, которые прибыли на волшебных кораблях к отдаленным островам и владели оружием воздушного божества – громом и молнией. «Явился Кветцалькоатль, наш спаситель!» – отозвалось в сердцах народа.

И что же! Белые люди, действительно, высадились на берегах Мексики. Но были ли они боги или смертные чужеземцы? Пророки язычников тщетно старались разгадать эту тайну. Оракулы их противоречили друг другу, и пока они находились под страхом и сомнением, мы с Кортесом уже вступили в столицу.

До сего дня Монтезуму продолжают терзать эти сомнения; у него есть предчувствие, что мы несем его народу какую-то великую истину, но душа его парит еще во мраке, и он пока не может постичь истины христианства и величия Создателя вселенной.

Людская злоба осквернила этот земной рай. Люди эти, призванные к лучшей жизни, режут друг друга и справляют каннибальские празднества! Нам суждено внести мир под сенью креста среди этих миллионов порабощенных. Мы явились сюда, чтобы низвергнуть язычество и посеять семена любви к ближнему там, где прежде царила кровная ненависть. Испанским воинам предназначено свергнуть идолов и сравнять храмы язычников с лицом земли. Нам же, служителям церкви, вменена трудная задача изгнать из сердца народа царящих в нем идолов и вывести его из мрака ночи к свету истины.

Патер Ольмедо поднялся.

– Сын мой, – продолжал он, положив руку на шлем воина, – здесь есть более достойное дело, чем сгребать золото. Не забывай, что ты в этой стране – поборник Христа! Поступай согласно этому, и ты найдешь истинное счастье!

Патер Ольмедо удалился.

Рамузио был глубоко поражен. Только теперь он понял, почему Кортес мог держать в плену государя такого могущественного царства, государя, который преклонился перед горстью белых завоевателей. Монтезума был побежден до прибытия Кортеса, побежден предчувствиями и сомнениями, терзавшими его душу. Он и теперь еще был в разладе с собой, между тем как народ его мнил в оружии найти верный путь к спасению.

Настал вечер. В покоях Монтезумы зажгли благовонные свечи, распространившие свой аромат даже до часовых, находившихся за ковровой дверью. Придворные наперерыв старались облегчить страдания пленного царя. Еще вчера, находясь в плену, он управлял царством своих предков, и ацтеки повиновались приказаниям, исходившим из замка Ахаякатль. Но после резни знатных ацтеков утратил свое влияние. Казалось, подданные его сохранили к нему только любовь и сострадание, в чем Рамузио вскоре лично убедился.

Караул сменили после полуночи.

Рамузио отправился в ближайший двор дворца Ахаякатль. Здесь в полном вооружении лежали солдаты Кортеса, отдыхая после кровопролитного боя, между тем как другие находились на валах и на стенах.

К счастью, ацтеки не имели обыкновения сражаться ночью. Только тут и там показывались иногда толпы врагов, с целью потревожить язвительными насмешками и вызовами ночной покой осажденных.

Рамузио отыскал свободное место у костра. При свете вспыхнувшего пламени он узнал своего соседа.

– Виллафана! – воскликнул он обрадовавшись.

– Да, Рамузио, я жив еще, – возразил тот. – Сегодня я спас свою жизнь смертью по меньшей мере десяти ацтеков. Не знаю, хватит ли у меня завтра сил для такой борьбы. Если бы я знал, какой прием нам готовили в этом золотом городе, то остерегся бы примкнуть к знаменам Кортеса. Тише! Вот опять один из этих проклятых ацтеков язвит нас. Это наша колыбельная песня. Послушай, как приятно она звучит!

Действительно, на плоской крыше соседнего дома стоял высокий ацтек, потрясавший копьем, и громко посылал угрозы испанцам.

– Переведи нам его речь, – грубо приказал Виллафана стоявшему вблизи тласкаланскому воину.

– Ведь он шутит, – ответил последний. – Я тебе передам его речь в кратких словах: «Наконец-то боги предали вас в наши руки. Бог войны давно ждет жертв; жертвенник готов; ножи наточены; дикие звери рычат во дворце, требуя своей доли, а неверных сынов Тласкалы ждут клетки, в которых их откормят к празднику!»

Союзник умолк, а Виллафана, дико захохотал.

– Чего хочет этот Кортес? – воскликнул он. – Долго ли нам оставаться в этой мышеловке? Не можем же мы перерезать весь город! Эта резня кончится только тогда, когда мы перебьем всех. Итак, вперед, прочь отсюда!

Стоявшие поблизости солдаты единогласно примкнули к мнению Виллафаны.

В эту минуту мимо них проходил полковник Сандоваль, направляясь на валы для проверки часовых.

Солдаты окружили его с громкими криками: «Полковник! Скажите главнокомандующему, чтобы он вывел нас из этого очага смерти! Мы ослабели и голодаем! Мы должны пробиться! Да падет наша кровь на его голову! Мы хотим выйти из этого города! Вон, вон отсюда!»

Сандоваль ответил на эти крики суровыми словами и протискался через взволнованную толпу.

Не только здесь, но и среди других испанских отрядов царило такое отчаянное настроение, и все требовали немедленного выступления из города.

Между тем Кортес также был занят планом отступления. Но как вывести войско из города? Единственный оставшийся ему путь пролегал по городским дамбам, а на них все мосты были сломаны. Тут пришлось бы в одно и то же время отбиваться от врагов и наводить мосты.

И он чувствовал, что солдаты его не выдержат таких страшных усилий; он сам также ослабел от раны в левой руке, полученной в последнем бою, и не мог владеть щитом.

Несколько недель тому назад, когда испанцы под начальством Альварадо находились в осаде во дворце Ахаякатль, положение их было безвыходнее. Но тогда их спас Монтезума; ему удалось успокоить народ.

Теперь Кортес был снова вынужден прибегнуть к этому средству, хотя его гордость сильно противилась этому.

На другой день враги произвели яростный приступ, и Кортес поспешил прибегнуть к помощи Монтезумы.

На следующее утро Рамузио опять стоял на часах перед покоями Монтезумы. У последнего находились патер Ольмедо, Олид и переводчица Марина; они пытались склонить его вступиться за испанцев. Но Монтезума чувствовал себя оскорбленным недавним поведением Кортеса и холодно ответил: «У меня нет никаких дел с Малинче! Я не хочу слышать о нем, я хочу умереть! Чем он ответил мне на мою готовность служить ему!»

Напрасно патер Ольмедо и Олид уговаривали его.

– Все это напрасно! – говорил он. – Они поверят мне столько же, сколько верят лживым словам и обращениям Малинче. Из этих стен вы не выйдете живыми!

Патер Ольмедо продолжал уговаривать его.

– Устрой нам только свободный выход из города, и мы охотно удалимся. Подумай, ведь этим ты также спасешь жизнь многим тысячам своих подданных!

Марина, со своей стороны, также умоляла положить конец этому бесполезному кровопролитию.

Наконец Монтезума уступил и обещал явиться перед своим народом.

Чтобы придать этому выходу более торжественности, он облачился в царское одеяние. Его белая с синим мантия, тильматли, спадала с плеч широкими складками, придерживаемая великолепной пряжкой. Драгоценные каменья и необыкновенной величины изумруды в золотой оправе украшали его одежду. Ноги его были обуты в золотые башмаки, а чело украшено мексиканской короной «капилли», напоминавшей папскую тиару. В таком облачении властелин индейцев поднялся на среднюю башню дворца в сопровождении испанского конвоя и нескольких знатных ацтеков, из которых один нес впереди золотой посох – знак царского достоинства.

Рамузио стоял рядом с Монтезумой со щитом и мечом в руках. С крыши дворца он мог хорошо видеть соседние улицы города.

Повсюду собирались несметные толпы ацтеков, готовившихся к приступу. Их дикие крики заглушались грохотом барабанов и резкими звуками сигнальных рожков.

Вид этого грозного зрелища смутил даже самых храбрых испанцев.

Индейцы скоро заметили появление своего повелителя на башне, и грозная картина перед дворцом мгновенно изменилась. Все смолкло, на улицах и на плоских крышах соседних домов наступила мертвая тишина.

Испанцы вздохнули свободнее, когда заметили, что Монтезума не совсем утратил значения в глазах своего народа, потому что при появлении его часть народа распростерлась на земле, а другая – преклонила колени.

При виде этого Монтезума с большой самоуверенностью поднял свой золотой посох и произнес громким внятным голосом следующую речь: «Зачем я вижу народ мой с оружием в руках перед дворцом моих предков? Или вы собрались для того, чтобы освободить своего царя из плена? Если так, то вы поступили хорошо. Но вы ошибаетесь. Я не в плену. Чужестранцы – мои гости. Я остаюсь с ними по доброй воле и могу уйти, когда мне вздумается. Или вы явились затем, чтобы изгнать их из города? Это излишне: они уйдут по своей воле, если вы очистите им дорогу. Итак, разойдитесь по домам, сложите ваше оружие, окажите мне должное повиновение. Эти белые люди вернутся на свою родину, и в стенах Теночтитлона снова настанет старое хорошее время!»

Но испанцы ошиблись в своих надеждах. Уже тогда, когда Монтезума объявил себя другом ненавистных чужеземцев, в народе раздался глухой ропот. Ацтеки не ожидали, что их владыка окажется таким малодушным в то время, когда его подданные восстали поголовно. Когда ж в довершение всего он потребовал, чтобы они разошлись и сложили оружие, давно сдерживаемый взрыв негодования народа наконец прорвался и обратился на малодушного правителя, который своей нерешительностью дал чужеземцам возможность укрепиться в Мексике. Из толпы выскочил один из вождей и закричал: «Недостойный ацтек, трус! Бледнолицые сделали из тебя женщину, способную только прясть да ткать!» Слова эти послужили сигналом: со всех сторон посыпались проклятия и брань, воины стали грозно потрясать оружием, натягивать свои тетивы и готовились пустить в ход опасные тяжелые пращи.

Монтезума снова поднял посох с целью успокоить народ, но все его обаяние исчезло. Его подданные видели в нем только раба бледнолицых и предателя родины.

С изумлением смотрел Рамузио на эти рассвирепевшие толпы народа, окружавшие, подобно зловещей туче, обширный дворец. Случайно взгляд его остановился на выступе теокалли, на котором стоял высокий воин, целясь в Монтезуму.

– Спасайте царя! – крикнул он своим товарищам, прикрывая монарха щитом с той стороны, откуда грозила опасность.

Но было поздно. В то же мгновение над головой Рамузио пронеслась со свистом целая туча стрел и камней, и пораженный камнем в висок Монтезума упал без чувств.

В одно мгновение среди мексиканцев наступила гробовая тишина. Затем из толпы раздался с укоризной чей-то голос: «Государь убит! Вы убили его!»

Казалось, освирепевший народ сразу опомнился и ужаснулся при виде совершенного им злодеяния, среди него раздались неистовые вопли и крики, и все в ужасе бросились бежать от места, где совершилось цареубийство. В несколько минут обширная площадь, перед дворцом опустела, и на ней не осталось живой души.

Тем временем слуги Монтезумы подняли несчастного царя и со слезами на глазах перенесли в покои дворца.

Кортес и его офицеры последовали за ними и окружили лежавшего без чувств повелителя ацтеков.

Монтезума открыл глаза.

Кортес старался с помощью Марины утешить его, но он был безутешен.

Чем более он приходил в себя, тем яснее сознавал, что испил самую горькую чашу своих страданий. Он, могучий повелитель Теночтитлона, опозорен своим же народом! Народ уже не признавал в нем своего владыку, а следовал за другим, более отважным вождем, восставшим с оружием в руках против врагов отечества. Его побили каменьями, и он уже был недостоин носить корону Мексики. Жизнь утратила для него всю свою цену, он пережил свою честь и отвечал молчанием на утешения окружающих.

Кортес и его приближенные удалились из покоев царя.

Крепости грозила новая опасность.

Как мы уже знаем, вблизи дворца возвышался главный храм бога войны. Это пирамидальное здание достигало почти 150 футов высоты и господствовало над крепостью испанцев. В нем-то теперь и укрепились ацтеки.

Уже три раза испанцы ходили на приступ теокалли и каждый раз были отбиты.

Несмотря на рану в руке, Кортес решился наконец лично атаковать теокалли и очистить от врагов этот опасный пункт.

Благодаря безумной отваге своих воинов, Кортес овладел наконец храмом. С восторженными криками, при гробовом молчании ацтеков, сбросили испанцы с лестницы безобразного идола и подожгли храм. Пламя быстро охватило стройное здание, и вскоре зловещее зарево озарило город, озеро и отдаленные вершины гор.

Но этим мало облегчилось положение осажденных. Тщетно обращался Кортес к ацтекам с требованием сложить оружие после победы, даже над их богом.

– Смотрите, – отвечали они испанцам со своих плоских крыш, – сколько у нас на улицах и террасах толпится войска! Наши потери едва заметны, а ваши ряды редеют с каждым часом. Вас мучают голод и жажда, и вы скоро должны сдаться. Мосты сломаны, и вы не уйдете от нас! К сожалению, вас останется слишком мало для мести наших богов.

Действительно, страдания осажденных были ужасны; особенно громкие проклятия раздавались среди бывших воинов Нарваеса, проклинавших тот час, когда они согласились променять золотистые нивы Кубы на эту золотую страну людоедов. Теперь Кортес казался им коварным соблазнителем, который заманил их в Теночтитлон, как овец на бойню. Где эти обещанные сокровища Мексики, эти богатые рынки, и привольная жизнь в роскошных дворцах? Вместо всего этого им пришлось быть свидетелями мерзких, ужасных зрелищ и испытывать страшную нужду и лишения.

Действительно, нужда и страдания осажденных росли с каждым днем. Съестные припасы до того истощились, что на каждого солдата приходилось лишь по маленькому куску хлеба в день.

Это безвыходное положение заставило Кортеса поспешить выступить из города. Избранный им путь пролегал через дамбу в Такубу и был длиной в две испанские мили, прерываясь тремя мостами. Правда, мосты эти были сломаны, но испанское войско смело приступило к постройке новых.

С великими усилиями отбивали испанцы у врагов каждую пядь земли.

В то время, как за стенами крепости кипела отчаянная битва, в покоях Монтезумы царила полная тишина, прерываемая изредка шагами часовых, в числе которых находился также Рамузио.

Полученная в голову рана Монтезумы была неопасна, и при правильном уходе нетрудно было бы спасти ему жизнь. Но гордый повелитель ацтеков уже покончил свои счеты с жизнью. Он упорно срывал все повязки и желал смерти из опасения пережить свои позор.

Рамузио часто был свидетелем немой внутренней борьбы, происходившей в душе сверженного монарха. В памяти Рамузио глубоко врезалось полное скорби лицо государя, когда он узнал, что храм войны охвачен пламенем, а изображение его сброшено испанцами с лестницы. Бледные губы его побледнели еще больше, но не произнесли ни одного звука.

Он слабел с каждым часом и отказывался от пищи и питья; трудно было сказать, страдал ли он от телесных или душевных ран.

Через несколько дней взор его засветился особенным блеском. Он позвал к своей постели Кортеса и дрожащим голосом поручил своих дочерей великодушию и состраданию испанского короля. Кортес старался утешить его.

– Он умирает, – обратился Кортес к патеру, уходя из покоя, – и сам умолял о милости к своим потомкам. Устами этого умирающего государя Господь возвещает нам победу над Теночтитлоном. Не так ли, патер Ольмедо? Возвести это войску. Такая весть воодушевит солдат.

Патер Ольмедо кивнул головой.

– Только малодушные могут сомневаться в конечном торжестве Кортеса! – возразил он. – Я возвещу нашему воинству эту знаменательную весть, но сначала исполню долг свой, помирю короля с Небом и спасу его душу от вечных мук.

Скоро после того Марина и патер Ольмедо с распятием в руках стояли на коленях у одра умирающего; но напрасно умоляли они Монтезуму обнять этот символ искупления грехов человечества. Монтезума оттолкнул священника и воскликнул: «Мне недолго остается жить, и в последний час мой я не изменю вере моих отцов!»

Несколько часов спустя Рамузио сидел задумавшись на ступенях, ведущих в покои Монтезумы. Он думал о бренности земного величия.

Вдруг до него донеслись раздирающие душу вопли. Он встал, осторожно раздвинул ковровую дверь и убедился, что Монтезума скончался на руках своих верных царедворцев. Рамузио подошел ближе и взглянул на померкший взор монарха… «Ты избавился наконец от своих страданий, – прошептал он. – Господь умилосердится над тобой; своими страданиями ты искупил свои заблуждения, коренившиеся во мраке язычества».

Надев каску, Рамузио пошел известить главнокомандующего о смерти владыки ацтеков.

Кортес приказал облечь в царские одежды бренные останки Монтезумы; затем его придворные, остававшиеся ему верными до последнего вздоха, положили его на носилки и вынесли из ворот дворца Ахаякатль к народу.

После смерти Монтезумы Рамузио снова поступил в полк Сандоваля, и там он встретил Виллафану.

– Ну что, товарищ, – приветствовал его тот, – хорошо ли тебя кормили на карауле у язычника-царя? Я голодал все эти дни и строил мосты под стрелами и камнями ацтеков! Но ты явился вовремя. Кортес раздает золото своим воинам-рабам. Всякий может брать, сколько вздумает. Ночью мы выступаем из города.

Он взял Рамузио под руку и направился с ним к часовне, в стенах которой были замурованы сокровища, предназначавшиеся на долю короля Испании. Но теперь стена была пробита. За недостатком перевозочных средств для короля отобрали лучшие драгоценности и навьючили на лошадей. Но большую часть пришлось оставить. В часовне валялись груды золота.

Солдаты таскали из темного подвала тяжелые сундуки, разбивали топорами крышки и, высыпав золотые изделия на землю, жадно рылись в золотых грудах, отыскивая среди них цепи и другие вещи более удобные для переноски.

Виллафана небрежно толкнул ногой редкую золотую чашу, и она со звоном покатилась по полу.

– Смотрите, какие тут сокровища! – заметил он с иронией Рамузио. – Какую громадную ценность имели бы они в Испании! Но путь туда далек, а здесь, друг мой, они послужат лишь опасным балластом. Советую тебе не обременять себя этими тяжелыми сокровищами. Я знаю, какой нам предстоит путь. Нам понадобятся для бегства быстрые ноги оленя, а для обороны – сильные руки Голиафа, чтобы успешно владеть щитом и мечом. Сознаюсь, я очень жаден до золота, но сегодня спасение наше заключается в нашем толедском мече.

Тем не менее Виллафана стал рыться в грудах золота, и вдруг глаза его загорелись.

– Наконец-то я нашел! – воскликнул он. – Послушайся моего совета, Рамузио. Видишь эти зеленые камни? Ацтеки называют их хальхавитль. В Европе они неизвестны, но здесь имеют такую же ценность, как наши алмазы. Возьми с собой на дорогу несколько штук. Они тебе пригодятся.

С этими словами он принялся вынимать кинжалом драгоценные камни из большой золотой чаши редкой работы. С дюжину таких камней он положил себе в карман, а остальные валялись на земле.

– Подбери их, товарищ, – говорил он Рамузио. – Это благоприобретенное добро, – можешь спросить у Кортеса, – он подтвердит мои слова.

Рамузио последовал совету и поднял четыре камня. В это время нахлынули новые толпы солдат, чтобы также поживиться золотом.

– Очистим им место, – заметил Виллафана. – Пусть навьючат себя золотом; они далеко не уйдут с ним.

Отступление

Наступила ночь. Войско горячо помолилось и приготовилось выступить из города. Авангард состоял из двухсот пеших испанцев под начальством Сандоваля. Арьергард с главными силами пехоты и большей частью артиллерии был под начальством Альварадо, а самым центром командовал Кортес; при нем находился транспорт, несколько тяжелых орудий, пленные дети Монтезумы и другие знатные ацтеки, которых Кортес удерживал, как ценных заложников, на случай будущих переговоров с врагами. Тласкаланцев распределили поровну по всем отрядам. При войске находился переносный мост для наведения через каналы!

Ночь была темная, и большая площадь перед дворцом была совершенно пуста. Испанцы подвигались вперед без шума среди безмолвной тишины и незамеченные никем выбрались из темных рядов зданий дворца.

Но едва подошли они к дамбе, как стоявшие тут на страже ацтеки подняли тревогу, а сторожившие на вершинах теокалли жрецы затрубили в сигнальные рожки. Вслед за этим в храме бога войны загудел огромный барабан, призывавший индейцев к бою.

Испанцы поспешно навели мост. Первым перешел Сандоваль со своим отрядом, а вслед за ним Кортес со своим эскадроном, транспортом и частью артиллерии.

Но не успели еще испанцы совершить через первый канал переправу, как послышался отдаленный шум, напоминавший собой шум деревьев в дремучем лесу, колеблемых ветром, и скоро на темной поверхности озера раздались всплески множества весел. Несколько минут спустя на испанцев посыпался со всех сторон целый град стрел и копий, и воздух огласился диким ревом несметного числа ацтеков.

Прикрываясь щитами от вражеских стрел и камней, испанцы должны были в то же время отбиваться от врагов, которые с остервенением со всех сторон бросились на дамбу.

Но для переправы нескольких тысяч людей по узкой дамбе требовалось немало времени, и передовой отряд достиг второго канала раньше, чем арьергард успел перейти через первый. Авангард остановился в ожидании моста, с трудом отражая натиск врагов. Наконец все испанцы перешли первый канал; оставалось пройти еще два – и войско достигло бы берега.

Но испанцам суждено было испытать страшное бедствие в эту злосчастную ночь: оказалось, что мост не снимается. Тяжесть людей, лошадей и артиллерии так глубоко вдавила устои моста между камнями, что все усилия вытащить его оказывались тщетными.

Весть об этом несчастье вызвала крик ужаса среди испанцев, и этот крик на время заглушил шум самой битвы.

В одно мгновение исчезли порядок и дисциплина: атакуемые со всех сторон последние ряды теснились вперед, давили слабых и раненых и, не разбирая ни врагов, ни друзей, напирали на авангард, столпившийся у второго канала.

Вдоль всей дамбы шныряло несметное число лодок, с которых испанцев осыпали градом стрел и камней. Торжествующие крики мести, стоны умирающих, взывавших к святым, проклятия ацтеков, ржание испуганных лошадей и оглушительный грохот пушек – все это смешалось в один дикий оглушительный рев.

Наконец второй канал кое-как завалили трупами людей и лошадей, обломками оружия, пушками, тюками дорогих материй, сундуками с золотом и другими вещами, и авангард добрался до третьего канала. Здесь конница бросилась вплавь, пешие последовали за ней, уцепившись за хвосты лошадей и друг за друга.

С великим трудом вывел Кортес часть жалких остатков своего войска на сушу.

Вдали уже затихал шум битвы.

Вдруг пронеслась весть, что арьергарду угрожает неминуемая гибель.

Конница поворотила коней, всадники понеслись к дамбе, переплыли снова канал и врубились в густые ряды ацтеков.

Положение арьергарда было, действительно, ужасное. Вся дамба покрыта ацтеками, и испанцы едва успевали отбиваться от них.

Сам Альварадо, под которым пала лошадь, был сильно ранен и напрасно пытался привести в порядок свой отряд, оттесненный к самому краю дамбы свирепыми врагами.

Подоспевшая на помощь конница оттеснила на время врагов, но скоро новый натиск неприятеля окончательно расстроил ряды испанцев.

Кортес и его всадники должны были опять спасаться вплавь, между тем как Альварадо стоял на краю канала, не зная, на что решиться. Но он скоро нашелся. Воткнув свое длинное копье в запруженный канал, он ринулся вперед и одним скачком перелетел через широкую пропасть.

Ацтеки и тласкаланцы остолбенели при виде такого невероятного скачка, и память об этом подвиге сохраняется до сих пор среди жителей Мексики, назвавших то место d’Alvarado (скачок Альварадо).

С грустью смотрел Кортес на жалкие ряды своих воинов. Такое ли войско он вел в Мексику? Конные, большей частью без лошадей, мешались с пехотинцами, с трудом передвигавшими ноги от усталости. Из-под забрызганной кровью оборванной одежды у многих зияли страшные раны. Багаж, артиллерия, знамена – все погибло безвозвратно.

То было одно из самых ужасных отступлений, пережитых испанцами в Новом Свете.

После недолгого отдыха испанцы тронулись в путь и на седьмой день достигли горной цепи, возвышающейся над равниной Отумба.

Во время пути они видели, как на высотах, подобно грозовым тучам, носились отряды ацтеков. Грозно потрясая своим оружием, ацтеки со злобной радостью кричали им: «Торопитесь, торопитесь! Скоро вы будете там и не выйдете живыми оттуда».

И, действительно, только на следующее утро испанцы поняли таинственный смысл этих слов.

Обогнув вершины Сьерры, испанцы увидели в долине несметное количество врагов, белые бумажные щиты и кольчуги которых придавали полю вид снежной равнины. Вся обширная долина была покрыта развивающимися знаменами, шлемами и целым лесом блестящих копий. И все это несметное войско колебалось, подобно морским волнам пред наступлением бури.

Очевидно, преемник Монтезумы Куитлагуак собрал здесь всю свою армию с намерением окончательно истребить испанцев.

Волей-неволей Кортес должен был вступить в битву: другого выхода из долины не было, а отступать было некуда. Медленно, но спокойно стала спускаться в долину неустрашимая горсть испанцев и скоро потонула, подобно маленькому островку, в необозримом море врагов.

Завязался ужасный рукопашный бой. Испанская конница врезалась небольшими отрядами в 4-5 человек в густые ряды врагов и очищала дорогу пехоте, которая медленно продвигалась вперед. Несмотря на изумительную храбрость и геройские подвиги испанцев, их ожидала здесь неминуемая гибель. Битва длилась уже несколько часов; множество, тласкаланцев и несколько испанцев были убиты и много было ранено; сам Кортес получил две раны в голову и потерял лошадь; наконец испанцы ослабели от невероятных усилий и остановились. Казалось долине Отумбасской суждено было сделаться свидетельницей последних подвигов испанцев в Мексике.

Обозревая в эту роковую минуту поле сражения, Кортес заметил вдали, среди мексиканских воинов, вождя. На нем был прекрасный кафтан, унизанные перьями, а над головой развевался пук великолепных перьев, пышно отделанный в золото и драгоценные камни. Над перьями красовался короткий жезл, привязанный к спине между плечами, и к нему была приделана золотая сеть – то было знамя. Вождем был главный начальник ацтеков, кацик Сигуака, руководивший битвой.

Кортес прекрасно понимал значение вождя в войске и тем более в войске дикарей.

Кликнув несколько офицеров, он ринулся в самую густую толпу врагов, прокладывая себе кровавый путь через вражеские трупы прямо к тому месту, где находился кацик. Ацтеки оторопели от неожиданного напора, смешались, подались назад, и через несколько минут Кортес очутился рядом с кациком. Сильным ударом копья положил он вождя на месте; затем один из офицеров соскочил с коня, добил раненого и, схватив знамя, подал в виде трофея Кортесу.

Вид поля битвы мгновенно преобразился; пораженные ужасом телохранители кацика бросились спасаться в диком бегстве, и весть о потере вождя мгновенно облетела все войско, которое в паническом страхе поспешно рассеялось.

Забыв усталость, раны, голод жажду, испанцы и тласкаланцы бросились преследовать бегущего врага, отплачивая ему с лихвой за все перенесенные страдания. Погоня и резня продолжались до тех пор, пока на поле сражения не осталось ни одного живого врага.

Очистив себе таким образом дорогу, Кортес прибыл с жалкими остатками своего войска к своим союзникам тласкаланцам. Он стал собираться с новыми силами и выжидать подкреплений с побережья. Изменчивая судьба войны разлучила Рамузио и Виллафану не надолго: в Тласкале встретились они снова.

На верфи

Скоро высоты Сьерры-Малинче огласились неумолкаемыми ударами топоров, звуки которых громко перекатывались по глубоким ущельям. С радостью прислушивались тласкаланцы к этим звукам: испанцы рубили лес для постройки судов с целью осадить Теночтитлон с моря. Строить суда вдали от морского берега и даже от судоходной реки было поистине отважное и необычайное предприятие, не имевшее себе примера!

Но герои Кортеса смело взялись за это дело. Они умели найтись в трудных обстоятельствах.

В Тласкале изготовлялся даже порох, и сера для него добывалась удивительным для тласкаланцев путем. Высоко над городом царил дымившийся Попокатепетль со своей неприступной белоснежной вершиной, служившей, по мнению туземцев, пристанищем злых демонов. Но воины Кортеса взбирались на самую вершину, до краев кратера, спускались в корзинах на страшную глубину и собирали там драгоценную для них серу.

В горах находился маленький испанский отряд под начальством искусного судостроителя Лопеса. К этому отряду причислили Рамузио и Виллафану. Рамузио поручили надзор над отрядом индейцев, назначенных для рубки леса, и он с рвением предался этому делу.

Молодой человек снова ожил среди этих зеленеющих лесов. Благодаря зеленому камешку, взятому в Теночтитлоне, он приобрел себе друга в вожде селения и пользовался у него изысканным гостеприимством. Здесь он убедился, что тласкаланцы люди хорошие, и ему казалось, что проповедь патера Ольмедо в тишине этих лесов имела бы более успеха, чем в шумных городах. Он стал заводить разговоры о вере со своим гостеприимным хозяином и его друзьями и, сам того не замечая, скоро превратился в миссионера, причем успел окончательно ознакомиться с религией, нравами и обычаями мексиканцев.

Между тем Виллафана выхлопотал себе у Лопеса место курьера и, доставляя с верфи в главный лагерь известия о ходе работ, пропадал иногда целыми днями.

Возвращаясь с подобных поручений, он передавал товарищам на верфи новости из главного лагеря.

Все товарищи его участвовали в достопамятном отступлении из Теночтитлона. Правда, главное войско, участвовавшее в этом отступлении, понесло страшные потери, но маленькие отряды, разбросанные в разных местах, постигла еще худшая участь. Зная, что Монтезума находится в плену у Кортеса, и мексиканцы не осмелятся оскорбить их даже словом, эти мелкие отряды стали вести беспечную разгульную жизнь.

И вот однажды неприятель внезапно окружил их и, обезоружив, увел в плен.

В главный лагерь одно за другим стали приходить печальные известия о гибели этих несчастных отрядов. Их постигла ужасная участь: большая часть их была принесена в жертву богам ацтеков.

Виллафана тщательно собирал все эти известия и передавал их товарищам, пересыпая свои рассказы едкими замечаниями и подробно останавливаясь на описании всех ужасов жертвоприношений ацтеков. Рассказ свой он всегда заканчивал намеком, что каждого из воинов ждет подобная участь. И он не ошибся в своем расчете: подобными речами он подрывал мужество и самоуверенность в войске.

«К чему мы строим здесь суда? Чтобы спустить их на Мексиканский залив? Разве на морском берегу мало кораблей, на которых можно переправиться на роскошные луга Кубы и Эспаньолы? Там по крайней мере есть плантации, покорные индейцы и негры-невольники. Правда, мы видели в Мексике немало золота, но ведь его пришлось бросить во время тяжелых битв», – так роптали солдаты.

Лишь один Рамузио старался воодушевить их. «Друзья, – говорил он, – вспомните, что мы не ради одного золота явились сюда! Мы призваны для другого дела. Взгляните на наших добродушных и трудолюбивых союзников; они стонут под игом жестоких ацтеков, принуждающих их служить кровавым идолам. Эти народы жаждут освобождения. Мы не только солдаты Кортеса, мы также поборники Креста и сражаемся за победу Евангелия!»

То были мысли патера Ольмеда, так сильно отозвавшиеся в сердце Рамузио. Но воины холодно отнеслись к этой речи. Такая цель воодушевляла только славных бойцов Кортеса; наемники Нарваеса не хотели и слышать подобных речей. Они осмеяли Рамузио и посоветовали ему переменить броню на рясу.

От зоркого взгляда Лопеса не ускользнуло это настроение его отряда; но он напрасно искал зачинщиков: Виллафана сам доносил ему о всех тайных речах солдат. Лопес счел своим долгом предупредить об этом главнокомандующего и писал ему: «У нас тут завелись монахи и мятежники; не мешало бы заменить весь отряд другим».

Несколько дней спустя на верфь для смены отряда прибыл капитан Авила, Откровенный и прямодушный, он в резких выражениях стал порицать солдат за их малодушие, а весь гнев излил на Рамузио.

– Ну, конечно, и ты тут, Рамузио! – воскликнул он, едва успел заметить его. – Мы тоже набожны и боимся Бога, но не ходим повесив голову, а в бою не прячемся в последние ряды! Напрасно ты не остался в Севилье.

– Мастер Лопес, – обратился он к судостроителю, – Рамузио останется тут; он вам пригодится. Он будет отличным смолокуром, а ведь вам нужно много смолы для конопатки судов. Гуляй здесь вволю и проповедуй в лесу индейцам Евангелие. Мы же помолимся иначе и, проливая кровь за Христа, водрузим Крест на вершине теокалли Теночтитлона.

– Вы ошибаетесь, полковник, – возразил Рамузио, изумленный этой речью, – того же и я желаю!

Но Алонзо Авила уже не слушал его; он стал готовиться немедленно выступить с верфи с отрядом. Преданный курьер Виллафана остался, конечно, при дровосеках и плотниках.

– Спасибо! – пробормотал он, глядя вслед Авиле, – мне нелегко было бы служить кастеляном у такого спесивого господина!

Заметив, что Рамузио направляется к лесу, Виллафана последовал за ним. Скоро они достигли места, где индейцы готовили балки, Рамузио сделал несколько указаний и расположился с Виллафаной под тенью дерева.

– Веришь ли ты в предчувствия? – спросил Виллафана, прерывая молчание.

– Да, – ответил Рамузио. – Предчувствия мои при встрече с Авилой на Кубе не обманули меня, и я немало выстрадал от его милости. Товарищи зовут меня в насмешку Лже-Авилой, точно я виноват, что похож на него! Он храбр, а меня считают трусом, он откровенен, а меня считают скрытным и лживым!

– Ну вот, видишь ли, значит, я не ошибся. Этот Авила – твое несчастье; я предчувствовал, друг мой, что он явится сегодня и обидит тебя!

– Ты? – спросил с изумлением Рамузио.

– Да, вчера я думал о вас и нашел еще одну разницу между вами. Авила богат, очень богат, а ты – нищий.

Рамузио прикусил губу.

– Ты говоришь о том наследстве? – сказал он после минутного молчания. – Но я давно забыл думать о нем.

– А я сегодня видел курьезный сон по поводу этого. Представь себе, мне снилось, что я приехал в Аранду. Замок был роскошно убран цветами, а у ворот нас встретили арендаторы, крестьяне и многочисленная дворня. Миновав роскошные покои, мы поднялись на высокую башню, с которой открывался прекрасный вид на расстилавшуюся перед нами роскошную долину.

«Эти земли не радуют меня, – обратился ко мне счастливый наследник, – ты знаешь, друг мой, что сердце мое теперь далеко отсюда». Затем мы очутились в зале, где по стенам висели портреты именитых рыцарей рода Авилы. Но наследник не удостоил их внимания и быстро пошел в другую комнату, где нас ждал нотариус.

«Рыцарь Алонзо Авила, – сказал он, – вы желаете продать наследство своих предков?

«Да», – ответил наследник.

«Вот контракт, подпишите его», – сказал нотариус, подавая бумагу.

«А деньги?» – спросил наследник.

«Вот они», – ответил нотариус, открывая шкатулку с блестящими червонцами.

«Один взмах пера, и нотариус удалился. Когда мы остались вдвоем, наследник бросился мне на шею со словами:

«Дорогой друг, как мне благодарить тебя? Но это дело кончено лишь наполовину».

«Доверься мне, – возразил я. – Помнишь, как товарищи оставили тебя изнеможенного на дороге? Кто сжалился тогда над тобой? Помнишь страшную ночь выступления из Теночтитлона? Кто спас тебя на дамбах? Помнишь сражение при Отумбе, где жизнь твоя висела на волоске? Кто сразил ацтека, занесшего над тобой страшное копье? Не я ли всегда был твоим верным товарищем и другом?»

– Ты был в Аранде со Лже-Авилой, – заметил с горечью Рамузио, с неудовольствием взглянув на Виллафану.

– Во сне я был с наследником, – ответил с многозначительной улыбкой Виллафана. – В кармане у него находились документы, удостоверявшие, что он рыцарь Алонзо Авила, и в Аранде не знали о существовании настоящего и Лже-Авилы. Но дослушай же до конца. В Кадиксе наследник сел на корабль и поехал на чудесный остров Мадеру.

«Вслед затем картина переменилась, и послышался торжественный звон колоколов, издали доносившийся ко мне. Я сидел перед домиком плантатора, вдали бушевало море, а за мной высились лесистые горы, упирающиеся своими вершинами в лазурное небо, направо от меня росли виноградники и расстилались необозримые плантации. Это остров Мадера, подсказал мне внутренний голос, – блаженная страна, где веют теплые ветры и царит вечная весна, земной рай для тех, кто ненавидит суету мирскую и ищет тихого счастья! Не помню, долго ли я был погружен в эти думы, но меня разбудил чей-то голос: «Иди, давно пора, ты привез ему невесту и должен быть свидетелем его счастья. Разве ты не слышишь свадебного звона колоколов?»

Я бросился бежать через поля и луга и наконец достиг церкви, где увидел молодую чету. За мной стояли двое мужчин!

«Какая прекрасная чета! – говорили они. – Это Педро Рамузио и донна Луиза. Когда отец донны узнал, что Педро сделался самым богатым плантатором на Мадере, он с радостью согласился отдать за него свою дочь».

Но вот в церкви воцарилась тишина, прерываемая лишь торжественным голосом патера. Когда обряд кончился, я очутился около тебя и спросил:

«Счастлив ты, друг мой?» Вместо ответа ты обнял меня, крепко поцеловал в обе щеки и… я проснулся.

Виллафана умолк и посмотрел на Рамузио, который, склонив голову на руку, задумчиво смотрел в землю. На ресницах его блестели слезы, и мысли его витали далеко от Сьерры-Малинче. Рассказанный Виллафаной сон произвел на него глубокое впечатление.

Искуситель самодовольно улыбался. «Я затронул настоящую струнку», – думал он. Надо продолжать в этом направлении до тех пор, пока он не перестанет разбирать средства. Но пора оставить его одного. Пусть пораздумает обо всем наедине».

Виллафана осторожно поднялся и исчез в чаще леса.

Рамузио поднял голову и стер слезу. В ушах его раздавались громкие удары топоров индейцев, работавших невдалеке. Очнувшись, он оглянулся и с изумлением увидел, что около него никого нет. Рамузио вскочил и протер себе глаза. Он осмотрелся кругом, но поблизости не видно было живой души.

– Виллафана! – крикнул он, но ответа не последовало. – Виллафана! – крикнул он вторично, но в лесу раздавались лишь удары топоров. – Виллафана! – вырвалось у него в третий раз.

В эту минуту над его головой послышался шорох и какая-то хищная птица с пронзительным криком пролетела над вершинами дерев.

Рамузио вздрогнул. Им овладело какое-то непонятное чувство ужаса, и он невольно сотворил крестное знамение.

Нехороший сон рассказал ему Виллафана. Не издевался ли он над ним по примеру других? Не может быть! Ведь он до сих пор был его другом и не раз спасал ему жизнь!

Рамузио снова присел под деревом и предался своим думам. Да, Виллафана был ему другом и не раз спасал его жизнь, но он все-таки не может полностью довериться ему. Во взгляде его было что-то отталкивающее, а в речах проскальзывали такие низкие помыслы, что Рамузио предпочел бы не встречаться с ним.

Он встал и направился к квартире товарищей. Все они были в угрюмом настроении; наступило время собирать и скреплять части судов, и для этого требовались теперь более искусные руки испанцев.

– Если бы я хотел быть плотником, то остался бы в Кастилии, – говорил вызывающим голосом бородатый молодой человек со свирепым лицом. – Нас обманули; на Кубе нам обещали золотые горы и заманили сюда как в ловушку. Но это им даром не пройдет… уж я…

Он умолк, заметив, что к ним приближается мастер Лопес.

– Э! Да это ты никак, Торрибио? – спросил Виллафана недовольного.

– Добро пожаловать, Виллафана! – воскликнул тот. – Ты жив еще! Я думал, что ацтеки давно тебя съели, потому что с самой «Печальной ночи» не видели тебя!

– Худое споро, не сживешь скоро, – возразил Виллафана. – Сегодня у нас свободный день; работа начнется завтра. Пойдем Торрибио, отпразднуем нашу встречу. Иди и ты с нами, Рамузио, – прибавил он, – будем втроем добрыми друзьями!

К ним присоединились еще несколько товарищей. Они расположились под навесом перед домом, занимаемым Виллафаной, и стали усердно угощаться пульке. Все были веселы, а в особенности Торрибио, грубые шутки которого неприятно поражали слух Рамузио.

На почетном карауле у Монтезумы он снова привык к более изысканному обращению, затем на обратном пути в Тласкалу войску некогда было предаваться необузданной лагерной жизни, а здесь в лесах Сьерры-Малинче Рамузио охотнее проводил время в тихих долинах в обществе индейцев, нежели в кругу своих буйных товарищей. Со всеми этими людьми Виллафана завел дружбу.

Заметив стоявшего в тени дерева сельского старшину индейцев, прозванного испанцами Яго, Рамузио направился к нему. Но вдруг возле себя он увидел Виллафану.

– Что с тобой? – спросил тот, – ты избегаешь веселого общества товарищей? Должно быть, мысли твои опять за морем в Севилье? – и он засмеялся.

– О, нет! – возразил Рамузио, принудив себя также засмеяться. – Я очень хорошо чувствую среди людоедов Мексики и не думаю о несбыточных снах.

– В таком случае ты сильно разочаруешь меня, – заметил, шутя Виллафана, хлопая Рамузио по плечу. – Я уже радовался, что скоро отвезу тебя в замок в Аранде и привезу тебе твою донну Луизу. Согласись, что никто не мог бы заметить подлога и обличить Лже-Авилу… Но, к сожалению, сны – пустой бред. Впрочем, иногда они и сбываются.

И, не дожидаясь ответа, Виллафана повернулся и пошел к пировавшим товарищам.

Рамузио с досадой покачал головой. Этот Виллафана со своим наследством становился ему в тягость. Что значат эти намеки на сон? Разве он мог сбыться? Он, Рамузио, явится в Аранду и выдаст себя за Алонзо Авилу? Но ведь это низкий обман! Всяким шуткам бывают пределы, а этот Виллафана позволяет себе слишком много. Но, может быть, он знает больше, чем высказывает.

Рамузио нахмурился.

Но мысли его были прерваны сельским старшиной, который завел с Рамузио весьма интересный разговор о нравах и обычаях мексиканцев. Рамузио расстался со своим краснокожим другом, когда на небе уже заблестели звезды.

Перед домом Виллафаны все еще пировали солдаты.

Рамузио пробрался к себе и заснул, думая о Севилье.

Сон

Чей-то резкий пронзительный крик разбудил его? Рамузио стал прислушиваться; сердце его продолжало сильно биться, и какое-то непонятное чувство сжимало его грудь. Но вот крик повторился; теперь он узнал его – то был зловещий крик орла, со своего высокого гнезда приветствовавшего наступление дня.

Рамузио вскочил с кровати. Товарищи его покоились еще крепким сном. Он выбежал за дверь и увидел часового, которого он должен был сменить. То был Виллафана. Увидев Рамузио, он в испуге отступил назад.

– Что с тобой, Рамузио? – спросил он его. – Ты бледен, крупные капли пота выступают у тебя на лбу. Не болен ли ты? Правда, эти серебристые туманы над долиной крайне вредны и, по мнению Кортеса и Авилы, скрывают в себе опасные лихорадки. Если тебе нездоровиться, поди приляг, мой друг. Хотя я и стою на часах с полуночи, но могу простоять и до восхода солнца!

– Я не болен, Виллафана, – возразил Рамузио, – а только плохо спал. Утренний воздух освежит меня. Я сменю тебя, ложись отдыхать.

– Плохо спал… – медленно произнес Виллафана. – Друг мой, в твои годы спят крепким здоровым сном; к тому же со времени прибытия с Нарваесом в Мексику, мы еще не переживали таких спокойных дней, как теперь среди этих безмолвных лесов. На твоем лице отражается тревога, и ты не успокоишься раньше, чем не устранишь причины ее. Дорогой Рамузио, ты сам себе враг. Ты нерешителен, только два средства могут даровать тебе душевное спокойствие: ты должен употребить все силы для достижения своей цели вернуться в Испанию или постараться забыть все и принести свою жизнь в жертву Кортесу и Авиле. Но как воин ты должен брать пример со своего предводителя. Кортес не предается мечтам, он умеет пользоваться обстоятельствами, железной рукой направляет он судьбу людей по своему желанию. При этом он считает все средства хорошими, лишь бы только они вели к цели. Он лицемерит с тотонаками, тласкаланцами и ацтеками и изощряется в притворстве и обмане. И он достигнет своей цели. Теночтитлон будет сравнен с лицом земли, а Кортес прослывет великим завоевателем. Свет не посмеет говорить о его вероломстве и обманах, а современники и потомки прославят его замечательную военную хитрость и завоевательскую политику. Король произведет его в вице-короли Мексики и таким образом он наследует престол Монтезумы. Вот цель наших битв. Ему, Кортесу, мы прокладываем дорогу к трону потоками нашей крови. Поэтому будь умен, друг мой, и учись в великой школе Кортеса. Он овладел флотом Нарваеса или, вернее, напал на нас, как разбойник; он сманил нас под свои знамена и таким образом заставил нарушить нашу клятву Нарваесу. Но он прослыл великим, потому что ограбил Мексику и посылает в Испанию золото! Итак, друг мой, учись у него. В богатом городе Веракруце готовится к отплытию в Испанию корабль под командой Авилы. Собранные в нем груды золота Авила повезет королю Испании. Счастливый Авила! Там он вступит во владение своим наследством, но меня, будь уверен, он не возьмет с собой. Мы останемся здесь, будем сражаться с ацтеками и в конце концов достанемся им на закуску, а нас заместят другими глупцами из Испании. Меня сильно подмывает сыграть шутку с этим благородным Авилой и, по примеру Кортеса, овладеть его кораблем, переправиться в Испанию и самому пожать все почести, которые достанутся Авиле. Ведь там в Кастилии не будут спрашивать, что здесь случилось, а того, кто привезет звонкое золото и хорошие вести наградят и осыпят почестями. Однако, – прервал себя Виллафана, – там вдали уже занимается заря, скоро солнце рассеет легкие тучки, и Лопес погонит нас на работу. Я пойду отдохну немного. До свидания, друг мой.

Виллафана вошел в дом.

«Что значат эти речи? – спрашивал себя Рамузио. – Он как будто читает мои мысли и отгадывает мои сны».

Сердце Рамузио все еще билось беспокойно под впечатлением страшного сна, от которого его пробудил крик орла.

Ему приснилось, будто он, действительно, выдал себя за Алонзо Авилу. Среди одной из многочисленных долин Сьерры-Малинче возвышался небольшой холмик с крестом. Рядом с ним стоял Виллафана и говорил ему: «Здесь почивает Алонзо Авила. Теперь никто не обличит нас. Пойдем, Педро, вступим во владение наследством!» И увлекаемый какой-то неведомой силой, он последовал за своим другом. Облаченный в блестящие доспехи Авилы и сидя на его прекрасном коне, он гордо вступил в Вилла-Рика-де-Веракруц. Везде его встречали с большим почетом, как известного военачальника и друга главнокомандующего. Он проехал по улицам до гавани, в которой его ожидал корабль, тотчас снявшийся с якоря. Когда берег исчез из вида, он услышал громкий возглас Виллафаны: «в Испанию, а не на Кубу!» В ответ раздались единодушные крики матросов: «В Испанию!» Затем он увидел себя на незнакомом гористом острове. Он стоял одетый плантатором у взморья и смотрел на блестевший вдали парус. Когда бот приблизился, он увидел на нем Виллафану и донну Луизу. У берега бушевал и пенился бурун. Но вот бот вступил в клокочущие воды и запрыгал как щепка по волнам. Он задрожал за жизнь донны Луизы, которая простирала к нему руки и как бы молила о помощи. Но он стоял как вкопанный и не мог тронуться с места. Наконец бот промчался через бурун и киль со скрипом врезался в берег… «Спасены!» – раздался рядом с ним радостный голос, но в эту минуту он проснулся от резкого крика хищной птицы.

Вскоре Рамузио узнал, что Алонзо Авила действительно собирается отплыть в Испанию, и был поражен странным совпадением сна с действительностью: Рамузио был суеверен, подобно всем своим соотечественникам, и придавал своему сну особое значение.

Воображение рисовало ему разнообразные картины счастливой жизни с донной Луизой на уединенном острове и здесь, среди безмолвного леса, наблюдая за работой дровосеков, он дал волю своему воображению.

Около полудня пришел индеец Яго и прервал его мечты. Подсев к нему, Яго заговорил:

– Я вчера обещал тебе рассказать, как ацтеки справляют свои праздники в честь бога Тецкатлипоки – души вселенной и творца мира.

«В храмах ацтеков этот бог изображается прекрасным вечно юным мужем. Ему также приносятся человеческие жертвы. За год до жертвоприношения выбирают из числа пленных самого красивого с безупречным телосложением, который должен олицетворить собой это божество. Особые учителя наставляют его, как он должен вести себя, чтобы с подобающим величием и достоинством выполнить свою роль. Его одевают в роскошные платья и приносят в дар благоухающие цветы. Его всегда сопровождает целая свита царских пажей, а когда он останавливается на улице играть свою любимую песнь, народ благоговейно падает ниц. В течение целого года он ведет беззаботную разгульную жизнь в обществе знатных девиц и юношей, которые обязаны развлекать его и исполнять все его желания. Все, даже высшая знать, оказывают ему божеские почести. Наконец наступает роковой день. С него снимают роскошные одежды, сажают в царскую лодку и перевозят через озеро к величественному храму, к которому стекаются все жители столицы. Но вот, печальная процессия достигает остроконечной вершины храма, и несчастная жертва в ужасе сбрасывает с себя благоухающие венки и разбивает лютню, служившую ей утехой. Наверху жертву встречают шесть жрецов в черных облачениях и ведут ее к жертвеннику.

Индеец умолк.

– Ты знаешь, что следует затем, – продолжал он после минутного молчания. – Печальная судьба жертвы напоминает нам, что не следует предаваться беспечности в дни нашего счастья, потому что мы не можем предвидеть, долго ли оно продлится. Нас окружают темные силы, своим обманчивым блеском увлекающие нас на край гибели!

Индеец кончил свой рассказ. Обыкновенно Рамузио задавал ему много вопросов и вникал в подробности рассказа, но сегодня, он молчал, глубоко задумавшись.

Яго не прерывал его мыслей, тоже задумавшись о печальной участи Монтезумы. Индейский вождь был христианин, но он не проникся еще истинным духом христианской религии и теперь терялся в догадках, которого из богов прогневал Монтезума.

Рассказ индейца произвел на Рамузио потрясающее впечатление. Что значит счастье? Да и существует ли оно вообще? О, нет, звучало в ответ в его душе, на свете есть счастье, которого никто не может у нас отнять. Оно состоит в сознании исполненного долга и чистой совести. Непостоянны и превратны только такие внешние дары судьбы, как богатство и наслаждение. С помощью их темные силы вводят нас в искушение и увлекают на край гибели.

Рамузио показалось странным, что он именно сегодня услышал из уст индейца рассказ о несчастной жертве, в положении которой так много общего с его собственным.

Виллафана рисовал ему обманчивые картины счастья, и он сам предавался этим мечтам. Но счастье это приходилось купить нечестно, и он с трепетом и страхом ожидал бы всегда часа, когда это земное величие рушится, и его постигнет участь, подобная печальной участи той жертвы!

В то же время в нем зародилась другая догадка. Эти грязные мысли созрели не в его сердце, а были нашептаны ему Виллафаной, этой темной силой, готовившей ему гибель! Но с какой целью? Его, Педро Рамузио, прочили в похитители имени, славы и богатства Алонзо Авилы! Какая низость! Но почему он раньше не понял всей низости этих предложений и не отверг их со справедливым негодованием? Он увлекся желанием вернуть утраченное счастье и потому не замечал, как его заманивали на путь преступления! Его опутали такой тонкой сетью, что он, сам того не замечая, стал сживаться с преступной мыслью и даже мечтал осуществить эти преступные замыслы. Краска стыда бросилась ему в лицо и гордость его возмутилась. Неужели он так низко пал в глазах людей, что они осмеливаются считать его способным на такие поступки? Но, слава Богу, он опомнился вовремя.

В первую минуту он хотел было бежать в лагерь, уличить Виллафану в гнусности его замыслов, но мало-помалу негодование улеглось в нем, и он спокойнее взглянул на дело.

Отчего он волнуется? Ведь Виллафана делал только тонкие намеки и говорил о снах! На основании этого он не может упрекать его. Надо выждать, пока Виллафана выскажется яснее, а затем, спокойно взвесив все, доискаться причины этих дружеских предложений. Сегодня Виллафана намекал на что-то другое. Он упоминал о судне, которым следовало овладеть. Не зародилась ли тут измена? Может быть, заговор составился, и он, Рамузио, избран служить слепым орудием против Кортеса и Авилы?

Рамузио громко засмеялся. Конечно, кто же, как не трус и пустой мечтатель, за которых он слыл, способен на такое дело! Но Виллафана и его друзья ошибались. Правда, в нем не было честолюбия, и он не стремился выдвинуться воинской доблестью, не было в нем и той страсти к золоту, которая обуревала большинством испанцев, но честь свою он намерен был охранять свято.

Он поднялся с места. На душе у него стало легко. Он высоко поднял голову, глаза его блестели, в эту минуту он снова стал прежним Рамузио.

– Спасибо тебе! – сказал он индейскому вождю, направляясь к работавшим в долине плотникам. – Твой рассказ был ужасен, но, поверь мне, через несколько месяцев на башнях Теночтитлона засияет крест и осветит долину Мексики, а Мекситли никогда не увидит более кровавых жертв!

Наступал уже вечер. Рамузио спокойно и энергично распорядился работами и стал подниматься на лесную тропинку, которая вела в лагерь.

На первом повороте тропинки он встретил Виллафану. Рамузио не испугался встречи со своим соблазнителем. «Он ищет меня!» – подумал он. «Я не ошибся; он намерен продолжать опутывать меня своими сетями. Ну, что ж! Я буду слушать и остерегаться».

– Ну, как ты чувствуешь себя, мой друг? – спросил заботливо Виллафана.

– Прекрасно! – ответил Рамузио. – Я уверен, что снова увижу Кастилию!

– Если только Кортес тебе дозволит, – заметил Виллафана. – Ты все еще мечтаешь о родине?

– Без сомнения, всей душой, как всегда!

– Зачем же ты ее покинул?

– Это печальная история, мой друг, – возразил Рамузио, – она не заинтересует тебя.

– Напротив! Ты ведь кое о чем уже проговорился. Сознайся, что ты покинул Севилью не так, как следует? – и Виллафана взял его под руку.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ничего особенного, мой друг. Я хотел только сказать, что может быть особенные обстоятельства принудили тебя покинуть отечество?

Рамузио помолчал немного.

– Да, ты прав, – сказал он затем, – я вынужден был покинуть родину!

– Ну, вот! – воскликнул Виллафана, – значит, я не ошибся, мой друг.

– Ты почему знаешь? – вспыхнул Рамузио, нахмурив брови.

– Не горячись, а сознайся, что земля горела у тебя под ногами!

– Ты хочешь угадывать, Виллафана! – воскликнул Рамузио, стараясь освободиться от своего товарища; но тот крепко держал его за руку.

– Милый Рамузио, – продолжал Виллафана, – иногда подозрение бывает хуже доказанного поступка, потому что отец нередко прощает сыну большую провинность, но никогда не простит и оттолкнет от себя сына, который не сознается в вине. Не так ли?

Рамузио остановился и в смущении смотрел на Виллафану.

– Но хуже всего, если отец умирает в порыве гнева и лишает сына наследства, а брат его предостерегает отца невесты от мнимого вора.

Лицо Рамузио покрылось мертвенной бледностью; он не приготовился к этому известию. Но он быстро овладел собой и возразил:

– Мой друг, много из этого я рассказал тебе, а остальное ты угадываешь!

– Нисколько, любезный друг. Слушай внимательно, я передам тебе весь рассказ. Хотя у леса нет ушей, и тем не менее буду говорить тихо. Присядем на этот пень. Итак, жил был в Севилье богатый купец. У него было два сына, Антонио и Педро. Старший сын, Антонио, был некрасивый, неспособный и скупой юноша. Он помогал отцу в торговле; но покупатели охотнее имели дело с отцом, потому что Антонио не отличался особенной честностью. Педро, младший брат, был красивый мальчик, очень похожий на свою покойную мать и был любимцем отца. Он был одарен хорошими способностями, обладал светлым умом и стал рано писать стихи. Все учителя были от него в восторге и уговаривали отца отдать его в Саламанкский университет, что и было исполнено. Но в Севилью быстро дошли слухи, что Педро прилежнее занимается фехтовальным искусством, а также изучением красивых глаз девиц Саламанки, нежели научными книгами и слишком легкомысленно подписывает долговые расписки. Он приезжал ежегодно на каникулы в Севилью, а вслед за ним присылались к отцу его долговые расписки. Разражалась буря, но в конце концов отец прощал и платил долги сына, потому что в Севилье слишком охотно читались чудесные стихи Педро. Молодой студент обещал исправиться и наконец в самом деле образумился. Но причиной тому были темные глазки донны Луизы, пленившие сердце молодого Педро. Будущий тесть, доктор Кастанеда, охотно согласился на этот брак, но с условием, чтобы Педро не возвращался из Саламанки раньше, чем достигнет степени доктора, Педро чувствовал себя счастливым, рассчитывая через год окончить университет и с окончанием каникул стал собираться в путь. Но, несмотря на то, что чемоданы были уже уложены, Педро пришлось на один день отложить свой отъезд: отец его получил важные известия о прибытии в гавань Сан-Лукар новых торговых судов из Индии и поспешил туда в сопровождении старшего сына. Он вернулся вечером довольный выгодной покупкой и открыл денежный шкаф, чтобы немедленно послать задаток. Но, о чудо! Еще до отъезда он тщательно пересчитал деньги, а теперь кто-то по-воровски открыл денежный шкаф отмычкой. Между тем молодой Педро спешил уехать, потому что обещал своим товарищам, также отправлявшимся в Саламанку, догнать их в пути. Он хотел наскоро проститься с отцом и братом в то время, когда они допрашивали прислугу. Вдруг Антонио остановил его словами: «Не понимаю твоей поспешности, Педро! Можно подумать, что ты бежишь потому, что украл деньги!» Это резкое замечание было сказано в присутствии прислуги и судебного следователя. Несмотря на то, что отец сделал строжайший выговор, следователь ухватился за эти слова. Он отвел отца в сторону и заметил, что необходимо по крайней мере осмотреть вещи Педро. «Подозрение высказано, рассуждал он, и останется навсегда на вашем сыне, если мы не найдем вора. Ведь он был дома во время вашего отсутствия. К тому же обыск этот вполне докажет невинность вашего сына». Приступили к осмотру вещей студента и ко всеобщему изумлению в упакованном ящике между книгами нашли пропавшие деньги. Педро уверял и клялся в невиновности. Он не знал, каким образом в ящик с книгами попали деньги. Но кто мог поверить ему? Никто другой не мог взять из денежного шкафа и сунуть в ящик? К тому же щеголю-студенту дукаты могли очень пригодиться в Саламанке, где у него оставалось еще несколько долгов.

«Одним словом, в глазах отца и судебного следователя он оказался вором. Отец, здоровье которого уже было расстроено, не мог пережить этого стыда. Он выгнал сына, сделал новое завещание и умер от волнения!»

– Вот история, которую я хотел рассказать тебе, – закончил Виллафана. – Но ты бледен как полотно, мой друг. Неужели ты тот самый молодой, веселый Педро? – и на лице Виллафаны скользнула насмешливая улыбка.

Рамузио тяжело дышал.

– Неужели меня и здесь, в лесах Мексики, преследует эта злосчастная история! – воскликнул он в отчаянии. – Неужели мне и здесь суждено страдать из-за этого несправедливого подозрения? Ты встретился с людьми из Севильи, которые распространили здесь эти ложные обвинения! Где эти негодяи? Веди меня к ним! Я не могу долго выносить этого и с оружием в руках потребую от них отчета!

– Рамузио! – произнес Виллафана с изумлением. – Друг мой, что с тобой? Успокойся же! Разве ты имеешь право ожидать от людей оправдания, когда родной отец и единственный брат осудили тебя? Друг мой, над тобой только посмеются. Я охотно верю тебе, что ты невиновен, но в глазах света ты падший человек, на совести которого лежит смерть отца.

– О, Боже! – воскликнул Рамузио, – неужели на земле нет справедливости?

– Пойдем со мной в лагерь, товарищ, – сказал Виллафана, – жалобами горю не поможешь. Надо уметь постоять за себя. Ты поступил неблагоразумно, покинув Севилью, и этим только усилил подозрение. Тебе следовало остаться на родине и отыскать виновника твоего несчастья. Если бы я в то время был твоим другом, то, поверь мне, давно бы отыскал не только самого вора, но и того, кто подговорил его.

Виллафана произнес эти слова с такой уверенностью, что Рамузио подскочил к нему и схватил его за грудь.

– Ты знаешь их! – закричал он. – Сознайся! Назови этих негодяев! Я раньше не отстану от тебя!

– Что с тобой Рамузио? – воскликнул озадаченный Виллафана, с трудом освободившись от тисков своего товарища. – Ты с ума сошел? Ты хочешь убить меня? Слушай, – продолжал он, – такие выходки впредь оставь при себе. Я их не боюсь, и ты не заставишь меня говорить. Больше я не скажу тебе ни слова, потому что, чего доброго, ты и меч схватишь. Счастливо оставаться!

Он поспешно удалился и скоро скрылся за поворотом тропинки.

Рамузио остался один в лесу. В висках у него стучало, и сердце громко билось, чувствуя, что в таком состоянии ему не следует возвращаться в лагерь, он решил дождаться заката солнца, сошел с тропинки и углубился в лес.

Ночь в лесу

Тем временем Виллафана направился прямым путем к селу, в котором находилась квартира испанцев. Довольная улыбка змеилась на его губах, и он напевал даже какую-то веселую песенку, что случалось с ним очень редко. Достигнув возвышенности, с которой видна была вся деревня, он вдруг остановился в недоумении. За живой изгородью, окружавшей село, он увидел множество шлемов и копий, сверкавших при свете заходящего солнца. Он тотчас узнал в них всадников Кортеса. Зачем они явились сюда? Виллафана поднялся на вершину, с которой легче было осмотреть всю окрестность. Весь отряд Лопеса, вместе с индейцами, стоял выстроившись в ряд против прибывшей конницы, а несколько человек в блестящей броне обходили фронт.

«Бьюсь об заклад, – пробормотал Виллафана, – Фернандес Кортес здесь! Конечно, я узнаю его вороного коня. Но что ему нужно у нас? Ого! Неужели бомба взорвана раньше времени?» Лицо его омрачилось, и он невольно присел подобно дикой кошке, желающей скрыться. «Ба! – произнес он после минутного молчания, – не может быть! Прочь эти глупые страхи!» – Лицо его прояснилось, когда он увидел, что ряды солдат разомкнулись, и затем солдаты стали расходиться, а всадники спешились.

«Маленький смотр, больше ничего!» – мелькнуло у него в голове. «Надо же ему время от времени показываться войску, чтобы показать, что он еще здравствует. Это мы знаем, господин Кортес, и день и ночь помним это!»

Виллафана поспешно спустился с горы. Он не ошибся; Кортес пожелал лично удостовериться в успехах работ и кстати произвел обычный смотр. По-видимому, он остался доволен и решил провести ночь в деревне, чтобы дать отдохнуть лошадям после утомительного пути по гористой местности. Он остановился у Лопеса вместе со своим верным другом Сандовалем.

Солнце давно скрылось. В комнате Лопеса сидели Кортес и Сандоваль при слабом свете индейской лампы. Лопес на дворе принимал доклад дежурного вахмистра.

– Я вполне разобрался в этом деле, Сандоваль, – говорил Кортес.

– Не слишком ли опрометчиво ты вывел свое заключение? – возразил его друг. – Ведь ты еще не говорил ни с одним солдатом и даже не знаешь в глаза Рамузио.

– Я помню этого молодого человека, – заметил Кортес. – Он доложил мне о смерти Монтезумы. Я знаю его, Сандоваль.

– Во всяком случае, предостерегаю тебя, – возразил Сандоваль. – Я долго наблюдал за этим Лже-Авилой, когда он находился под моей командой.

– Я охотно принимаю твои советы и прикажу позвать Рамузио, но тем не менее мнение мое не изменится.

– Кого же ты подозреваешь?

– Пока еще не время называть имена, – ответил Кортес. -Кроме того я не хочу сбивать тебя с толку. Ты сам знаешь, что все эти дни мы с тобой были настороже, и потому для меня очень важно взглянуть твоими глазами на эти кучки недовольных, которые затевают мятеж не только здесь, но и в главном лагере и в Веракруце. Твои замечания могут исправить мои ошибки. Но тише, идет Лопес.

Лопес вошел в комнату и донес военачальнику, что все обстоит благополучно; на перекличке не оказалось лишь одного Рамузио.

– На каком посту он стоял? – спросил Кортес.

– Он руководил транспортом балок из лесу. Индейцы говорят, что он ушел от них час тому назад, отправив последний транспорт.

Сандоваль взглянул многозначительно на Кортеса.

– Как вы поступаете, Лопес, когда солдат не возвращается к ночи в лагерь?

– Такого случая еще не было. После заката солнца никто не остается в лесу. Сегодня в первый раз не досчитались испанца на ночной перекличке.

– Его вина, если он заблудился, – сказал Кортес после минутного раздумья: – но он испанец и ваш товарищ. Мы должны по крайней мере попытаться спасти его. Прикажите сделать три выстрела с получасовым промежутком и отправьте в лес на розыск отряд индейцев с факелами и пятерых испанцев, которые пожелают пойти.

Лопес вышел из комнаты.

– Но как странно, однако, что именно его нет сегодня! – заметил Сандоваль.

– Правда, – возразил Кортес: – я боюсь, не случилось ли несчастья с молодым человеком. Мне жалко его, я предложил бы ему на выбор – остаться здесь или отправиться с Авилой в Испанию.

– Когда же ты намерен отправить Авилу?

– Когда я смогу послать королю донесение, что постройка судов окончена, и что я двинулся на Теночтитлон. Когда в Испании узнают, что мы собираемся брать столицу приступом, то убедятся, что мы не разбиты, и клевета наших врагов не повредит нам. Впрочем, ведь Авила явится не с пустыми руками. Столько золота и драгоценных камней никто еще не посылал из этих земель в Кастилию. Я уверен, что Авила отдаст все золото королю, потому что возвращается в Испанию счастливым наследником; насколько я знаю этого человека, Сандоваль, наш храбрый Авила не вернется в Мексику. Он предпочтет блистать грандом при дворе и уже поэтому не станет умалять славы наших подвигов. Он не взял бы на себя роли посла побежденного Кортеса, а скорее будет хвастать, что послан победоносным начальником. Он поступит так уже потому, что обеспечит за собой частицу благодарности короля.

– Теперь я понимаю, почему твой выбор пал на строптивого Авилу. Ты совершенно прав.

– Правда, с отъездом Авилы Альварадо потеряет друга, – продолжал Кортес. – Но ты должен заменить ему Авилу, потому что я нуждаюсь в «Солнце» ацтеков и, как тебе известно, ценю мужество Альварадо столь же высоко, как и твое. Он все еще сердится на меня за то, что я назвал его сумасшедшим, в Теночтитлоне он, действительно, вел себя так. Но между нами должно царить единодушие и дружба, если мы вторично хотим овладеть столицей ацтеков. Я рассчитываю на тебя.

На дворе прогремел первый выстрел, призывающий Рамузио. Вслед затем явился Лопес, смущенный и недовольный.

– Ну, что, Лопес, готов ли отряд выступить на поиски?

– Да, начальник, – ответил Лопес, – индейцы готовы, но мне не удалось набрать пятерых охотников из испанцев. Только мой верный курьер Виллафана изъявил согласие, а остальные не хотят и слышать об этих ночных поисках.

Лопес опасался, что Кортес вспыхнет от негодования при виде такого отсутствия товарищества среди подчиненного ему отряда и осыплет его как местного начальника упреками, но он ошибся. Кортес, напротив, выслушал его с веселой улыбкой и бросил на Сандоваля многозначительный взгляд.

– Бедный Рамузио, – сказал Кортес, – он не пользуется любовью товарищей, но он испанец. Скажите нашим солдатам, Лопес, что Кортес дал клятву не покидать в беде ни одного испанца, и что он отправляется в лес искать заблудившегося, которого, быть может, постигло несчастье. Сандоваль, – обратился он к своему другу, – одолжи мне свою собаку Гектора, у нее прекрасное чутье.

– С удовольствием, – ответил Сандоваль, – но у меня также есть к тебе просьба: позволь мне идти с тобой. Я не хочу сидеть сложа руки, когда Кортес работает.

– Прекрасно, товарищ! – воскликнул Кортес. – Я с удовольствием принимаю твое предложение и уверен, что мы найдем Рамузио. Но вы, Лопес, достаньте нам какую-нибудь вещь Рамузио, лучше всего старые чулки или сапоги. В Тласкале вас всех щедро наделили индейскими сапогами: на каждого солдата пришлось по две пары запасных.

– Будет исполнено! – ответил Лопес и быстро вышел из комнаты.

– Они знают, где он скрывается и потому не считают нужным искать его, – заметил Сандоваль.

– Ты ошибаешься! – возразил Портер. – Я почти уверен, что этот юноша не имеет ничего общего с заговорщиками.

Они вышли. Индейцы стояли в полном сборе с факелами, и к ним теперь примкнул также весь испанский гарнизон.

– Если Кортес идет, мы следуем за ним! – раздались со всех сторон крики навстречу главнокомандующему.

– Если бы то был кто-либо другой, то мы и раньше не задумались бы идти! – говорили другие.

– Но это севильский вор!

– Это негодяй, на совести которого лежит смерть отца!

– Ого, Лопес, – обратился Кортес к корабельному инженеру, – неужели Рамузио здесь в лагере пользуется такой дурной славой? Вы ничего не сказали мне об этом.

Лопес подошел к Кортесу и рассказал ему все то, что Виллафана в этот день передал самому Рамузио.

– Прошлое Рамузио стало известным в лагере только за несколько минут перед тем, – закончил он свой доклад. – Эту весть распустил Торрибио из Севильи; он ручается за их справедливость.

Кортес задумался. Если бы стал доискиваться, какие причины заставили его воинов покинуть отечество и искать счастья в Новом Свете, то, по всей вероятности, среди его войска нашлось бы множество более преступных, чем Рамузио.

Во время рассказа Кортес надвинул свой шлем глубоко на глаза и украдкой следил за Виллафаной, который не спускал с него глаз и с видимым напряжением ждал, какое впечатление произведет этот рассказ на главнокомандующего.

– Этого я не знал, – сказал Кортес, пристально глядя на Виллафану. – Может быть этот человек и не стоит того, чтобы мы шли его искать. Как ты думаешь, Сандоваль?

Глаза Виллафаны сверкнули радостью; но затем после ответа Сандоваля полные ожидания снова остановились на Кортесе.

– Он испанец, – сказал Сандоваль, – и в чем бы он не был виновен, все-таки он наш товарищ, которому мы поклялись помогать в нужде и опасности.

– Верно, Сандоваль! – воскликнул Кортес. – Мы сдержим свое слово. Итак, вперед!

Кортес едва заметно улыбнулся, увидев, что на лице Виллафаны выразилось полнейшее разочарование.

При команде «вперед!» испанцы построились, чтобы следовать за военноначальником; но последний остановил их движением руки.

– Я вызывал только охотников, – сказал он. – Останьтесь! Я иду лишь с Сандовалем, Виллафаной и индейцами.

Ропот недовольства пробежал среди испанцев; прибывшие с Кортесом всадники громко заявляли, что начальник не должен подвергать себя опасности, отправляясь ночью в лес с таким слабым отрядом.

Но Кортес не изменил своего решения.

Проводником отряда был собственно Сандоваль, шедший впереди со своей собакой. Из-за гор выглянула луна, и это значительно облегчило движение отряда. Собака скоро напала на след и направилась в лес, то поднимаясь на горы, то спускаясь с них. Сначала отряд шел молча, и только по временам раздавались крики шедших впереди, предостерегавшие товарищей. Наконец отряд достиг обрыва, скаты которого покрыты были густым кустарником. Идти дальше становилось опасным.

– Что могло привести его в такую непроходимую глушь? – спросил Кортес.

Все молчали.

– Разве он в последнее время был таким мечтателем? – спросил Сандоваль Виллафану.

– Даже более, чем прежде, – ответил тот.

– В таком случае весьма вероятно, что он свалился здесь. Осторожнее, Кортес! Спуск становится круче. Осторожно! Стой! Стой! – закричал Сандоваль. – Дальше идти нельзя – тут обрыв, и Гектор вернулся назад. Здесь след прерывается. Нет сомнения, что он оборвался на этом месте. Слишком темно: внизу нельзя ничего разглядеть. Рамузио! Рамузио! – крикнул он громко.

Все затаили дыхание.

– Рамузио! Рамузио! – позвал он снова.

Но кругом царила все та же безмолвная тишина.

– Надо попытаться спуститься вниз, – сказал Кортес, обращаясь к проводнику-индейцу.

– Здесь невозможно, – возразил тот, – надо идти в обход. Я знаю дорогу.

– Хорошо, – сказал Кортес. – Ты, Сандоваль, останься здесь с Виллафаной, а я пойду с индейцами.

– Нет, Кортес, – воскликнул Сандоваль, – я не оставлю тебя одного! Пусть Виллафана останется здесь с несколькими индейцами, а я пойду с тобой.

Проводник повернул назад. За ним последовали Кортес, Сандоваль и большая часть индейцев. Скоро весь отряд очутился на дне узкого ущелья. Сандоваль стал звать Виллафану, чтобы найти место, у которого прерывался след наверху обрыва.

Виллафана отвечал и по мере того, как они шли вперед, голос его становился яснее, и наконец раздался над ними.

– Мне кажется, что здесь мы его не найдем, – заметил Сандоваль, – высота слишком незначительна, если он и свалился здесь, то навряд ли ушибся и, наверное, пошел дальше.

В эту минуту раздались крики ушедших вперед индейцев, возвестивших, что Рамузио найден. Кортес и Сандоваль, пробравшись сквозь густой кустарник, вышли на открытое место. С одной стороны возвышалась серая каменная стена футов в 20 вышины. Кругом поднимались высокие деревья, заслонявшие луну своими вершинами. Вверху синела узкая полоса звездного неба. Мрачная прогалина освещалась красноватым, кровавым светом факелов. На земле они увидели Рамузио. Сандоваль пощупал его пульс и приложил руку к его губам с целью убедиться, дышит ли он еще.

– Он жив! – воскликнул он. – Эй! Приготовьте скорее носилки, – приказал он индейцам. – Надеюсь, мы спасем его!

Индейцы рассыпались по лесу. Сандоваль расстегнул пояс Рамузио, между тем как Кортес стал всматриваться в его лицо, освещенное неровным светом факелов.

– Так вот он, Лже-Авила! – говорил задумчиво Кортес. – Те же волосы, тот же лоб, нос, такой же круглый подбородок! И все-таки он не похож на настоящего Алонзо! У того каждая черта лица дышит гордостью, высокомерием, а здесь, напротив, видны только кротость и страдание. Нет, толпа не умеет читать по лицам людей, и потому ей недоступно знание сердца человеческого!

Он подошел ближе и наклонился над бледным лицом молодого воина, который в эту минуту широко раскрыл глаза, остановив свой взгляд на лице Кортеса.

– Он просыпается! – воскликнул Сандоваль.

– Ну, слава Богу! – раздался сверху голос Виллафаны в ответ на восклицание Сандоваля.

При первом звуке этого голоса Рамузио вздрогнул от ужаса. Кортес тотчас заметил это и сказал ему с участием:

– Я Фернандес Кортес; будь покоен, ты спасен!

Спокойная улыбка осветила лицо Рамузио, и он снова закрыл глаза.

Кортес продолжал всматриваться в его бледное лицо; затем отошел и взглянул наверх в направлении черневших наверху кустарников, откуда раздался голос Виллафаны. Его проницательный взгляд не мог проникнуть в царившую темноту, но чело его грозно омрачилось, глаза сверкнули гневом, а рука схватилась за рукоятку меча.

Рамузио положили на носилки, и весь отряд медленно тронулся в обратный путь.

– Ты сегодня молчалив, – заметил Сандоваль Кортесу.

– Вооружись терпением, мой друг, – возразил Кортес. – Мысли мои витают далеко отсюда, в Веракруце и в Испании, – прибавил он шепотом. – Скоро ты все узнаешь.

В главной квартире

На следующее утро Кортес уже находился в своей главной квартире. Он беспокойно шагал по комнате в ожидании патера Ольмедо.

Едва патер показался на пороге, он поспешно протянул ему руку.

– Дорогой отец, – сказал он, – я послал за вами, потому что нуждаюсь в вашей помощи!

– Я готов для вас сделать все, что в моих силах, – ответил патер.

– Это я знаю, – продолжал Кортес. – Ваши советы неоднократно приносили мне пользу, и я обязан вам величайшей благодарностью. Но на этот раз дело необычное. Среди моей армии зарождается что-то недоброе. Я должен предотвратить это… но до сих пор не могу остановиться на выборе средств. Я не вполне еще выяснил себе частности этого дела. Мне нужен разведчик, умеющий проникать в души людей, и я рассчитываю на вас, отец Ольмедо.

– Кортес, по обыкновению, говорит загадками, – заметил с улыбкой патер, – но честь ему, что он не осуждает виновного, не испытав его сердца и не узнав причин, побудивших его совершить проступок.

– Благодарю вас, отец! Вы понимаете меня и соглашаетесь со мной, что иногда маловажные причины влекут за собой большие последствия, и что нередко низкая алчность одного человека в состоянии произвести большой политический переворот. Я хочу убедиться, не гнездится ли и в моем лагере что-либо подобное, и потому прошу вас немедленно отправиться на верфь. Свое внезапное появление вы можете объяснить желанием проповедовать Евангелие трудолюбивым тласкаланцам. При этом прошу вас заглянуть поглубже в душу трех лиц: их зовут Виллафана, Рамузио и Торрибио.

– Главные заговорщики? – спросил патер Ольмедо.

– Я никого не обвиняю, отец Ольмедо, – ответил Кортес с улыбкой. – Скоро будет готова первая бригантина. К этому празднику я приеду на верфь. Если вы хотите раньше сообщить мне какое-нибудь важное известие, то прошу вас сделать это лично. Только без всяких писем, патер Ольмедо. Будьте заранее уверены в моей величайшей благодарности, а теперь до свидания!

Патер Ольмедо удалился, и Кортес снова остался один.

Он сел к столу и написал корабельному мастеру Лопесу следующее письмо: «Виллафана вел себя вчера образцовым товарищем и этим заслуживает мою признательность. Испанцы должны стоять горой друг за друга. В знак моей милости я жалую Виллафане прилагаемую при сем золотую цепь. Передайте ему ее перед лицом всего отряда и прочтите при всех это письмо. Кортес».

Он подошел к стене, на которой висели его щит и копье, и ударил в щит. По этому сигналу тотчас явился дежурный солдат. Кортес запечатал письмо и передал его солдату.

– Поезжай сейчас к Лопесу, – приказал он, – и возвращайся немедленно.

Солдат удалился.

– Ну, пока дело улажено, – пробормотал Кортес, – и я могу быть спокойным. К сожалению, я должен сознаться, что меня разбили; но я докажу, что меня еще не победили, и что скоро я водружу крест на стенах Теночтитлона.

Он опустился на скамью, и перед его глазами мысленно пронеслись события последних недель. Его роковое второе вступление в Мексику, беспрерывные битвы перед дворцом Ахаякатль, смерть Монтезумы, «Печальная ночь», отступление по дамбам, во время которого он потерял половину своего войска, – все это он изложил в своем донесении королю Испании. Но затем глаза его засветились: теперь предстояло донести государю о блестящей победе при Отумбе.

* * *

Во время своего падения Рамузио получил неопасные ушибы. Легкое сотрясение мозга, вызвавшее его обморок, прошло без всяких последствий, и он скоро поправился.

Но в нравственном отношении день посещения Кортесом верфи сделался для него роковым. В тот день он упал нравственно – по крайней мере в глазах людей. В тот день все узнали, что он покинул Испанию вследствие совершенного им преступления; другим товарищам этого пестрого гарнизона простили бы подобное прошлое, но Рамузио не любили, и многие со злорадством воспользовались случаем, чтобы язвить его.

Едва успел он оправиться и явиться среди своих товарищей, как они стали осыпать его оскорблениями и сторониться его. По приказанию Кортеса Лопес собрал отряд, прочел его письмо и передал Виллафане золотую цепь, похвалив его за то, что он остался верным товарищем Рамузио, хотя и знал, что он вор.

Несчастный Рамузио был бессилен против всех этих оскорблений. Если он не сумел доказать своей невиновности в Севилье, то тем менее мог сделать это здесь, на высотах Сьерры-Малинче. «Зачем я не убился при падении! – восклицал он в отчаянии, – по крайней мере моим страданиям настал бы конец!»

Впрочем к нему иногда приходил патер Ольмедо и старался навести его на другие мысли. Но в таком настроении Рамузио был невосприимчив к духовному утешению. Пока патер находился при нем, на время его покидали мрачные мысли, но, оставшись один, он снова впадал в отчаяние. Несчастье ожесточило его, он стал ненавидеть людей.

Патер Ольмедо вскоре перестал посещать больного, тем более, что последний быстро поправлялся.

Он стал внимательнее наблюдать за Виллафаной и Торрибио и вскоре убедился, что в лице их нашел двух отъявленных негодяев.

Вместе с тем он заметил, что отвращение солдат к Рамузио происходило вследствие каких-то других причин.

От проницательного взгляда патера не ускользнуло также, что между Виллафаной, Торрибио и другими часто происходили тайные сходки.

Иногда ему удавалось уловить враждебные недовольные взгляды, бросаемые на Рамузио Торрибио и другими его сотоварищами. Очевидно, они добивались чего-то от Рамузио, на что тот не соглашался.

Патер Ольмедо усилил свою бдительность, но напрасно! Он заметил только, что волнение среди отряда растет, но не мог уловить ни одного подозрительного слова.

Он попытался было выведать что-нибудь от Рамузио, но тот был до того занят своим личным горем, что только уверял его в своей невиновности и выражал страстное желание вернуться в Севилью, чтобы обличить похитителя его чести.

Однажды патер Ольмедо заметил, что Виллафана и Торрибио направились к хижине Рамузио, и пошел незамеченный вслед за ними. Судя по их жестам, они приняли какое-то решение. Скрываясь за кустами, патер Ольмедо ускорил шаги, в надежде уловить хотя бы несколько слов из их разговора – и счастье улыбнулось ему.

Торрибио вдруг остановился и сердито воскликнул: «Это вздор! Каждый из нас может сыграть роль Лже-Авилы!» То были единственные слова, которые ему удалось уловить из их разговора.

Затем Виллафана скрылся в хижине Рамузио, Торрибио остался перед ней, как на страже.

Патер Ольмедо подошел к нему, равнодушно обменялся с ним несколькими словами и, не торопясь, направился через сельскую площадь к Лопесу, у которого он остановился на время. Здесь, в своей комнате, он через маленькое отверстие видел всю площадь.

Он стал с тревогой искать разгадку слышанных слов «Лже-Авила! – вот в чем скрывалась тайна!

Он быстро подошел к отверстию в стене и увидел, как Виллафана с недовольным видом вышел из хижины. По его жестам он тотчас понял, что Виллафана ушел от Рамузио ни с чем. «Молодой человек не соглашается, – подумал патер. – Может быть, он все знает и может дать мне нужные сведения! Он собрался было тотчас идти к Рамузио, но после короткого раздумья покачал головой. «Это было бы слишком опрометчиво, – сказал он себе, – надо сначала поговорить с Кортесом».

Приказав оседлать свою лошадку, он простился с Лопесом и шагом выехал из села. Но лишь только село скрылось за косогором, как он сильно ударил хлыстом лошадь и помчался во весь опор к главной квартире.

* * *

В комнате Кортеса тускло светила лампа. Полководец не спал, несмотря на то, что была поздняя ночь; он только что кончил свое донесение государю.

Его союзники тласкаланцы стянули уже свои вспомогательные войска, и далее мешкать нельзя было. Пора было выступить в поход на Теночтитлон. Правда, бригантины еще не были готовы, но, раньше чем переносить их туда на плечах людей с высот Сьерры-Малинче, он должен был предварительно укрепиться на берегах озера, а также необходимо было сначала овладеть несколькими городами и победить ацтеков в открытом бою. Он хорошо знал, что прослывет нерешительным, если отсрочит этот поход.

Прежде всего необходимо было отправить посольство к королю, и это дело сильно озабочивало Кортеса в эту минуту. «Я должен доставить Авилу на корабль целым и невредимым, – говорил он себе, – а в настоящее время я не знаю даже, кому я могу довериться. Здесь мне грозят не ацтеки, а испанцы. Веселая Кастилия манит многих назад, а солдаты Нарваеса еще не забыли привольной жизни на Кубе и Эспаньоле, В этом посольстве сильно желают участвовать слишком многие. Я должен дать Авиле вполне надежных провожатых».

Кортес облокотился на руку и глубоко задумался. «Если бы я только мог убедиться, что весь корень зла скрывается в двух или трех негодяях, которые стремятся присвоить себе в Кастилии чужое наследство и теперь, подобно чуме, заражают мое войско, разжигая в нем дух мятежа! Если бы я мог обнаружить перед войском эту пошлость и пристыдить нерешительных тем, что они доверились таким негодяям – я не пожалел бы ничего! Но это бывалые мошенники, и мне не поймать их, а патер Ольмедо молчит».

Его мысли были внезапно прерваны громким лошадиным топотом. По тихой улице мчался всадник и остановился перед главной квартирой. «Неужели это патер Ольмедо?» – спрашивал себя Кортес, не спуская глаз с двери.

Действительно, несколько минут спустя перед ним стоял патер Ольмедо.

– Вы приехали ночью! – воскликнул Кортес, протягивая ему руку. – Значит у вас важные вести!

– Я нашел ключ к тайне, – возразил патер. – «Лже-Авила».

– Слава Богу, я не обманулся! – воскликнул Кортес.

– Как вы уже знаете? – спросил с изумлением патер.

– Нет, – возразил Кортес, – я еще ничего не знаю. Я только догадывался, а ваши слова подтверждают мои догадки. У вас есть доказательства? Рамузио согласился играть роль Лже-Авилы? Вы молчите, отец Ольмедо!

Патер Ольмедо рассказал все, что успел узнать на верфи.

– Из всего этого я заключаю, – закончил патер свой рассказ, – что заговорщики хотят заставить Рамузио выдать себя за настоящего Авилу и таким образом овладеть кораблем для отплытия в Испанию.

– Благодарю вас, дорогой отец, – спросил Кортес. – Ваши вести для меня очень ценны. Они вполне подтверждают мои собственные наблюдения. Надеюсь, что мне удастся, с Божьей помощью, предотвратить опасность, более грозную для нашего христианского войска, чем все полчища ацтеков. Вернитесь теперь на верфь. Разыщите там солдата Ларенцано, он известит заговорщиков о дне и часе прибытия Авилы и его свиты. Делайте и вы, отец Ольмедо, все, что вам скажет Ларенцано. Это мой доверенный: он первый обратил мое внимание на заговор в то время, когда он был только в зародыше у тех негодяев. До сих пор я думал, что Ларенцано ошибается, или заговорщики сбивают его с толку. Теперь мне все ясно. Надеюсь, что мне удастся укрепить дух войска и обнаружить перед ним негодяев, замышлявших совратить его с пути чести.

– Я вас не понимаю! – сказал патер, покачав головой.

– В таком случае вы, дорогой отец, мало заботились о тех лицах, которых я поручил вашему особенному вниманию. Неужели вы думаете, что благородного Авилу только для того хотят заменить Лже-Авилой, чтобы Виллафана и его сообщники могли вернуться в Испанию? Нет, из-за этого Виллафана не стал бы рисковать головой. Лже-Авиле назначена более важная роль. Он должен заменить моего посла перед королем и затем овладеть большим наследством в Аранде. Ведь Виллафана прибыл в Новый Свет из-за этого наследства и был очень разочарован, когда встретил в Алонзо Авиле гордого, недоступного наследника, которого и хочет теперь заменить более сговорчивым Лже-Авилой. Но в этом мнимом севильском воре кроются хорошие, благородные задатки. Я не знаю, согласится ли он уже на это предложение Виллафаны, но последний знает, как за него приняться! Лопес и Сандоваль не доверяют Рамузио, а Ларенцано до сих пор считает его отъявленным негодяем. Но ведь это подозрение и недоверие к нему возбудил все тот же Виллафана, этот верный курьер Лопеса и единственный друг Рамузио. По его же совету другой, не менее тонкий мошенник Торрибио разгласил старую историю, а Виллафана побежал за своим другом в лес, чтобы сообщить ему эту новость. Таким образом, он постепенно довел его до отчаяния, чтобы затем наверняка воспользоваться им, как слепым орудием. Но в этом Рамузио мне не нравится его нерешительность; это слабый человек… Впрочем, ведь он прельстился только отцовской кассой.

– О, позвольте! – перебил его патер Ольмедо, – это я лучше знаю; он не совершил этой кражи. Настолько-то я знаю сердце людей! Рамузио не вор!

– Вы говорите с такой уверенностью, что я вынужден взять обвинение назад, но все-таки у него не найдется настолько силы воли, чтобы не поддаться искушению. Теперь, – продолжал Кортес после минутного молчания, – когда я собираюсь вывести из тьмы язычества миллионы душ и обратить их на путь истины, мне не следовало бы заботиться о каком-то наследстве в Аранде, а просто вешать подозрительных и идти вперед своей дорогой. Но я хочу показать войску, каковы эти противники Кортеса в рядах его. Я знаю, патер Ольмедо, что меня также обвиняют в измене Веласкесу. Но вы, святой отец, хорошо знаете, почему я отказался повиноваться этому малодушному, корыстному и ограниченному человеку! Я поставил себе высокую цель – обогатить Испанию целым царством, привести в лоно Христовой церкви миллионы душ и воздвигнуть в этих городах и долинах, оглашаемых теперь стонами человеческих жертв, алтари истинного Бога и любви к ближнему. Все это я скажу моему войску, а затем предоставлю ему выбирать между Фернандесом Кортесом и Виллафаной.

– Это не понадобится, – успокоил его патер Ольмедо, – только небольшая горсть негодяев, подонки войска, отделятся от восторженной толпы Христовых воинов и священного легиона, предводимого Кортесом.

– Довольно, патер Ольмедо, – сказал полководец, успокоившись. – Следовательно, вы завтра вернетесь на верфи. Мы увидимся с вами раньше, чем вы думаете.

Патер Ольмедо простился.

Но едва он вышел из комнаты, как отворилась другая дверь, и вошла донна Марина, подруга завоевателя.

– Я все слышала, Кортес, – сказала она, – и у меня есть к тебе просьба. Я хочу посмотреть на постройку судов и отправиться туда завтра с патером Ольмедо.

Кортес взглянул на нее с изумлением.

– Ты мне не доверяешь? – спросила она улыбаясь. – Мне кажется, я помогала тебе даже в более тяжелых случаях.

– Да, – возразил Кортес, – там мы имели дело с индейцами; здесь же дело касается испанцев.

– Для меня испанцы такие же смертные люди, – ответила Марина. – Я знаю их лучше, чем ты думаешь, и завтра к вечеру вернусь!

Кортес согласился.

Заговор

В тот же вечер, когда патер Ольмедо уехал к Кортесу, Виллафана во второй раз навестил Рамузио.

– Ты кажется, совсем поправился? – обратился Виллафана к товарищу.

– Как видишь. Тело выздоровело, но душа продолжает страдать.

– Рамузио, последуй совету друга! – сказал Виллафана мягким голосом.

– Перестань, Виллафана, не служи обедни глухому!

– Почему? Разве ты хочешь покончить счеты с жизнью?

– Нет, это было бы малодушием, Виллафана. Но, скажу тебе откровенно, я – буду искать смерти, и мне нетрудно будет найти ее под стенами Теночтитлона!

– По-моему, это тоже малодушие! – возразил Виллафана. – Все равно, сам ли ты лишишь себя жизни или дашь убить себя. Кроме шуток, я хочу сделать тебе другое предложение.

– Какое же? – с иронией спросил Рамузио.

– Не смейся! Дело очень серьезное. Скажи, обязан ли ты мне благодарностью?

– К чему этот вопрос? Ты так часто спасал мне жизнь, что она по праву принадлежит тебе! Требуй, и я охотно отдам ее за тебя.

– Нет, Рамузио, ты ошибаешься во мне. Я друг твой и знаю, как вылечить тебя. Для тебя начнется новая жизнь, когда обнаружится перед светом виновник твоего несчастья. Я помогу тебе в этом!

– Ты? – изумился Рамузио. – О, Виллафана, я давно потерял надежду и не мечтаю о Севилье.

– Повторяю тебе и клянусь всеми святыми, что я могу обличить негодяя, которого подкупил твой брат.

Рамузио вскочил.

– Как, ты знаешь и молчишь! – вскричал он. – Назови его сейчас! О, Боже милосердный!

– Успокойся пожалуйста, – произнес медленно Виллафана, – не затевай опять таких сцен, как тогда, помнишь в лесу. Если бы ты тогда был благоразумнее, то не имел бы причин волноваться теперь.

– Хорошо я спокоен, но назови мне его, я хочу знать имя! Говори имя!

– Ты опять беснуешься!

– А ты терзаешь меня!

– Но дай же мне высказаться!

– Я молчу, но выражайся короче, говори скорее, потому что я потерял всякую веру! Ты лжешь, Виллафана! или, извини, ты ошибаешься!

– Прежде всего я должен тебе сознаться, что меня связывает клятва! – сказал Виллафана с ударением.

– Клятва? Ты говоришь загадками. Неужели ты дал вору моей чести клятву молчать? Это было бы подло, это преступление!

– Прощай, Рамузио, ты взволнован, с тобой нельзя говорить. Оставайся под знаменами Кортеса, пусть имя твое перед светом навеки останется запятнанным; ты сам виноват своему несчастью. До свидания!

Виллафана поднялся со своего места и сделал вид что собирается уйти. Рамузио остановил его.

– О, прости, мой друг! Но ты говоришь загадками. Я догадываюсь, что ты согласишься выдать мне свою тайну только под условием взаимной услуги. Итак, требуй ее!

– Ты становишься благоразумнее, Рамузио, – начал Виллафана, садясь снова. – Пожалуй мы с тобой и сойдемся. Итак, слушай! Здесь многие хотят покинуть славные знамена Кортеса и уехать в Испанию. Среди них находится и свидетель, который может обличить твоего брата. Он знает матроса, которого подговорил твой брат. Слушай, и ты убедишься, правду ли я говорю. Я расскажу тебе подробно, что ты делал в тот день. Сначала ты пошел к донне Луизе, чтобы еще раз проститься с ней; но она куда-то уехала. Старая служанка не могла тебе сказать, куда именно. Она полагала, что барин с дочерью поехали прогуляться в Либрию. Перед домом ты встретил знакомого мальчугана, и он сказал тебе, что сеньора уехала в Кордову, и ты очень обрадовался, что на пути в Саламанку еще раз увидишь ее. Правду ли я говорю?

– Дальше, дальше! – воскликнул Рамузио. – Я знаю мальчугана: то был сын сапожника Юста.

– Этого я не знаю, – возразил Виллафана. – Если он жив, то укажет тебе человека, который дал ему один пезо за то, чтобы он передал тебе это известие. Но оно было ложно, Рамузио. Сеньор Кастанеда, действительно, был в Либрии. Если бы ты обождал немного, то с помощью донны Луизы и того мальчугана нашел бы настоящего вора. Но Антонио верно рассчитал, что ты вследствие этого известия поспешишь в Саламанку через Кордову.

– Какая низость! – воскликнул Рамузио.

– Тем временем вор обделал свое дело. Уходя из дома, ты положил ключ в карман. Но, как ты знаешь, из комнаты твоего отца существовал закрытый ход в амбар. Правда?

– Дальше, дальше, Виллафана!

– Этот ход был закрыт крепкими дубовыми дверьми; ключ от них был у твоего отца. Тем не менее вор прошел через эту дверь в то время, как ты отправился к донне Луизе. Антонио дал ему подделанный ключ. Возвращаясь назад, ты на углу встретил рабочего в лохмотьях, он попросил у тебя милостыню, и ты дал ему пезо. Но тебе следовало схватить его и предать суду, потому что то был вор и виновник твоего несчастья!

– Да, – воскликнул Рамузио, – теперь я вижу его воочию! То был старик с седыми волосами и бородой!

– И хромал на левую ногу, – подхватил Виллафана. – Видишь, сколько примет я указал тебе, чтобы отыскать в Севилье этого нищего! Веришь ли ты мне теперь, что я знаю вора?

Рамузио молчал. Виллафана точно передал ему все подробности того дня, что, без сомнения, он узнал их от участника преступления. Но рассказ Виллафаны произвел на Рамузио не то впечатление, которого тот ожидал. Истинный друг не поступил бы так, не стал бы так долго скрывать тайну, а тотчас назвал бы вора. В эту минуту с глаз Рамузио спала завеса, и он сразу понял все прежние намеки Виллафаны. Очевидно, Виллафана намеревался совершить какое-то преступление и, взамен выдачи своей тайны, добивался его содействия при исполнении своего замысла. Какое-то тяжелое чувство сдавило ему грудь, он был рад, что в комнате царил полумрак, и Виллафана не мог видеть его лица. Но, желая как можно скорее узнать имя вора, Рамузио недолго колебался. «На хитрость надо отвечать хитростью!» – звучало в его душе.

– Веришь ли ты мне? – снова спросил Виллафана.

– Верю, – ответил Рамузио мрачным голосом, – и верю так твердо, что если бы я своими глазами не видел нищего, то поклялся бы, что ты тот самый вор.

Виллафана расхохотался.

– Это меня радует, друг мой, – сказал он, вставая и собираясь уходить. – Ты знаешь, где найти Виллафану. Если я буду тебе нужен, то приходи ко мне!

– Как! Ты хочешь уйти в такую минуту? – воскликнул изумленный Рамузио. – Ради Бога, останься, иначе может случиться несчастье! – и в голосе Рамузио зазвучала мрачная угроза.

Виллафана остолбенел, старясь в темноте разглядеть лицо Рамузио, но затем гневно воскликнул.

– Несчастье? Берегись, Рамузио! Таким образом ты меня никогда не заставишь говорить! В лагере имя мое чисто, незапятнанно, тебе никто не поверит. Мы достаточно объяснились и мне кажется, ты должен был меня понять! Если я нужен тебе, приходи ко мне, но сбавь спеси, а в лагере советую тебе держать язык за зубами, если не хочешь, чтобы тебя подняли на смех!

Рамузио прикусил губу. Да, он совершенно бессилен перед этим человеком!

– Прости Виллафана! – произнес он дрогнувшим голов сом, – ты сам виноват, что я так волнуюсь. Я готов следовать за тобой. Скажи, чем я могу купить твою тайну?

– На тебя нельзя положиться. Сегодня ты говоришь так, а завтра можешь раздумать. Мы так давно знаем друг друга и так часто говорили о возвращении в Испанию, что ты должен уже все знать. Но решайся скорее, потому что настало время действовать! Покойной ночи!

Виллафана ушел, и Рамузио слышал, как его шаги мало-помалу затихли вдали. Сначала он хотел бросится за ним, но в душе его происходила борьба, и наконец он присел на постели и задумался. За какую услугу обещает этот Виллафана вернуть ему его честь? Во всяком случае он требует чего-то нечестного. «Настало время действовать!» Намек ясный: следовательно, вся тайна кроется во сне, вымышленном Виллафаной! «Лже-Авила!» Но нет! Какой смысл имело бы спасение его чести, если он, Рамузио, совершит эту низость и выдаст себя за Алонзо Авилу? Нет, тайна заключается в чем-то другом…

Чем более он размышлял, тем несообразнее казалось ему это предложение.

Но что же значат слова: «настала пора действовать?» Рамузио наконец угадал смысл этих слов. Недовольство войска, желание вернуться на родину, общий ропот, что им не позволяют сопровождать Алонзо Авилу в Испанию, – все это ему хорошо известно.

Но если они затевают изменить Кортесу, то для них почти безразлично привлечь на свою сторону лишнего заговорщика, во всяком случае Виллафана не прилагал бы таких стараний завлечь в заговор именно его, «трусливого Рамузио». Следовательно, им, Рамузио, хотят воспользоваться для какого-то низкого дела.

«Никогда, никогда!» – восклицал он в душе, твердо решив избегать Виллафаны и с презрением отвечать на его предложения-намеки.

Но это решение не успокоило Рамузио. Он все еще терялся в догадках. С одной стороны, его озабочивала участь Авилы и жизнь Кортеса, которому он присягнул на верность и совесть побуждала его предупредить полководца, с другой стороны, он в то же время сильно был занят личным делом, и его неотступно мучил вопрос, как и от кого узнал Виллафана о краже. Не подлежало сомнению, что преступник служит под знаменами Кортеса. Но выдаст ли Виллафана этого негодяя? Рамузио горько усмехнулся.

Занялась заря, а Рамузио все еще сидел на кровати и терялся в догадках. Вдруг он вспомнил имя сына сапожника Юста.

«Антонио Юст!» Это имя он слышал и в Мексике. Вероятно он также служит под знаменами Кортеса и может указать ему того негодяя-нищего.

Как утопающий хватается за соломинку, так и он ухватился за это имя.

В то время как Рамузио проводил бессонную ночь, в комнате Виллафаны, при тусклом свете лампы, собралось около пятнадцати человек воинов, шепотом совещавшихся о чем-то важном. Среди них находились Виллафана, Торрибио и Ларенцано.

– Подождите немного, – говорил Виллафана. – Дайте мне еще двадцать четыре часа сроку!

– Товарищи, – возразил Торрибио, обращаясь к прочим заговорщикам, – не слушайте Виллафану! На Рамузио нельзя полагаться. Он выдаст нас! Вместо того, чтобы вернуться в Испанию, мы будем висеть на соснах Сьерры-Малинче. Предположим даже, что мы убьем Алонзо Авилу и прибудем с Лже-Авилой в Веракруце. Кто поручится нам, что Рамузио сыграет свою роль как следует? Он слишком робок. Ему нельзя поручить такой важной роли. К тому же я удивляюсь, что вы до сих пор не раскусили Виллафану! Ведь он преследует свои личные корыстные цели!

Виллафана бросился к Торрибио и подставив к его лицу кулак, прошипел задыхающимся от бешенства голосом:

– Собака! Повтори это, и ты узнаешь меня! Смей только.

Другие заговорщики отстранили Виллафану.

– Товарищи, – произнес один из них, – если между нами не будет согласия, то нечего ожидать успеха от нашего предприятия. Вся сила в единодушии! Я полагаю подать голоса за одобрение нового плана Виллафаны, т.е. убить Авилу и завладеть кораблем, или примкнуть к недовольным в главном лагере, покончить с Кортесом, Сандовалем, Олидом, Альварадо и Авилой и вернуться на Кубу. Первое предложение очень заманчиво. Но вопрос в том, как нас примут в Испании, если Кортес останется в Мексике и, чего доброго, завладеет Теночтитлоном? Пожалуй, нас как изменников вздернут на виселице. Но если все войско вернется, то ни на ком и волоса не тронут!

– Давайте на голоса! – воскликнул другой. – Если мы последуем совету Виллафаны, то с нами поступят как с обыкновенными преступниками и скажут, что Рамузио выдает себя за Алонзо Авилу с целью присвоить себе наследство в Арандо!

– Это гнусная ложь! – вскричал Виллафана, – ты заодно с Торрибио. Торрибио боится Рамузио, потому что тот может сыграть с ним скверную штуку в Испании!

– Товарищи, – вмешался третий, – будьте воздержаннее. Вы клевещите друг на друга, это не доведет до добра. К делу!

– Ведь я говорю дело! – перебил Виллафана. – Слушайте! Неужели вы думаете, что так легко устранить Кортеса, Сандоваля, Олида, Альварадо и Авилу – лучших полководцев? Берегитесь! Это слишком рискованно!

– Нисколько! – воскликнул Торрибио, – в лагере пятьдесят человек сейчас же внесут свои имена в список заговорщиков и между ними находятся самые храбрые из отряда Нарваеса. Надо только обождать, когда кончится беспечное житье в Тласкалале, и войско выступит в поход на Теночтитлон. Я нисколько не противоречу Виллафане, а напротив, защищаю его первоначальный план против его позднейшей выдумки, созревшей при вести об отъезде Авилы в Испанию. Помните, как тогда говорил Виллафана: «дайте только войску покинуть свои квартиры и двинуться в поход на Теночтитлон! При встрече с несметными полчищами ацтеков все вспомнят события во дворце Ахаякатле и «Печальную ночь» – и тогда у самых храбрых дрогнет сердце, и они не колеблясь перейдут на нашу сторону». Это прекрасный план. Но если мы попытаемся бежать одни, то навлечем на себя гнев как изменники не только перед Кортесом, но и перед всем войском.

– Он прав! – раздались со всех сторон одобрительные голоса. – Мы должны быть заодно! Нельзя бросить товарищей в главном лагере!

Виллафана прикусил губы. Он убедился, что его предложение провалилось, и быстро покорился. Но он приготовился к такому исходу и принял все необходимые меры, чтобы не уступить Торрибио своей власти и остаться коноводом.

– Товарищи! – начал он, – я вижу, что вы придерживаетесь моего первого план. Мне все равно: оба проекта предложены мной, и я подчиняюсь мнению большинства. Пусть Авила едет в Испанию, я не буду ему мешать. Но время не терпит. Вы знаете, как быстро действует Кортес. В один прекрасный день он отдаст приказ к выступлению. Вы знаете, что ацтеки готовы к бою, и постройка судов подвигается к концу. Когда же мы выступим в поход и начнутся битвы с ацтеками, нам уже некогда будет сговариваться. Итак, за дело! Составим к Кортесу петицию от всего войска: вывести нас из страны людоедов обратно на Кубу. В то же время я буду собирать подписи для нашего тайного замысла и останусь до самой смерти Кортеса вашим тайным диктатором, которому вы обязаны повиноваться. Вот оба листа! На каждом из них я первым написал свое имя. Кто хочет быть вторым?

Он положил оба листа на стол и достал из кармана чернильницу и перо. Торрибио вслух прочел петицию и план заговора против Кортеса и его полководцев.

– Все написано как следует, – заметил он довольным голосом и подписался вторым после Виллафаны.

Все прочие последовали его примеру, а затем поручили Виллафане собирать дальнейшие подписи.

Заседание кончилось, и заговорщики разошлись по своим квартирам. Торрибио самодовольно улыбался, между тем как Виллафана был вне себя от бешенства.

– Я тебе припомню, – процедил он сквозь зубы. – Дай мне только укрепиться, и ты не снесешь головы! Тогда я буду делать все, что мне вздумается. Ты лишил меня наследства Авилы, но взамен этого я найду себе нечто другое.

Он завернулся в плащ, стараясь заснуть, но провел очень беспокойную ночь: на груди его лежал роковой список заговорщиков, давивший его, подобно исполинской горе.

Донна Марина

На следующее утро корабельный мастер Лопес стоял перед дверьми своего дома.

– Как долго они спят, – пробормотал он, смотря на пустую площадь. – Ни в ком из них нет чувства долга, потому и постройка бригантин идет так медленно. Даже индейцы усерднее испанцев. Вот наконец выходит один… Рамузио! Этого я не ожидал. Даже он добросовестнее других, исключая, конечно, моего верного Виллафаны.

Рамузио подошел к корабельному мастеру для получения приказаний на текущий день.

– Рамузио, – обратился к нему тот, – сегодня ты отправишься не в долину, а на горы. Мне нужна смола для конопатки первого судна. Ступай с десятью носильщиками на Сьерру к смолокурам.

Рамузио кивнул головой.

– Извините меня, мастер, – обратился он к Лопесу, – позвольте сделать вам вопрос?

– Говори, не стесняйся!

– Не можете ли вы сказать мне, служит ли в войсках Кортеса некий Антонио Юст, уроженец Севильи?

Лицо корабельного мастера приняло грустное выражение.

– Да ты точно во сне ходишь, Рамузио! – воскликнул он. – Ты служишь под знаменами Кортеса и спрашиваешь об Антонио Юсте? Ведь он сражался под этими знаменами!

Рамузио побледнел.

– Разве он пал в бою? – спросил он упавшим голосом.

– Нет, его постигла худшая участь, – возразил Лопес, – он вместе с другими сорока пятью испанцами находился в Цольтепеке, у подножия Сьерры, когда в Теночтитлоне вспыхнуло восстание, и нас осадили во дворце Ахаякатле. Ведь ты знаешь, что из них никто не вернулся.

– Теперь я припоминаю, – сказал Рамузио. – Кажется, их всех перерезали?

– Индейцы говорят, что некоторые из них содержатся еще в плену. Может быть и Юст находится среди них.

– И мы не сделали даже попытки освободить их? – спросил Рамузио, сверкнув глазами.

Лопес с изумлением посмотрел на него.

– Что ты, Рамузио! Где же было набрать охотников для такой сумасбродной попытки? Ведь ты сам явился бы последним!

В это время к Лопесу подошли другие испанцы за приказаниями, а Рамузио отправился к своим индейцам, чтобы выбрать из них десять носильщиков. По дороге он встретил Виллафану.

Рамузио сделал вид, что не замечает его. Но Виллафана подошел к нему и спросил:

– Разве ты не узнаешь меня, Рамузио, что не отвечаешь на поклон?

– Между нами все кончено! – холодно ответил Рамузио не останавливаясь.

Виллафана схватил его за руку, сжал ее как в тисках и грубо сказал:

– Слушай, я ведь не дорожу твоим драгоценным знакомством, но опасаюсь твоего коварства. Раньше чем мы разойдемся, надо все выяснить. Пойдем ко мне.

– Мне некогда.

– Я не задержу тебя, – продолжал Виллафана, заставляя Рамузио следовать за собой. – Я вчера намекнул тебе, – начал Виллафана, когда они вошли в его квартиру, – что готов вернуть тебе твое доброе имя под условием взаимной услуги. Я в ней больше не нуждаюсь, мне нужно было, чтобы ты подписался под этой петицией. Ты видишь, кроме тебя и Лопеса, тут подписались все товарищи с верфи. Прочти петицию. Может быть, ты тоже подпишешься. Не бойся, гнев Кортеса может поразить только зачинщиков.

Рамузио прочел петицию «войска» к Кортесу и, не задумываясь, сложил и возвратил бумагу Виллафане.

– Ты не хочешь подписаться?

– Нет, я не хочу ехать в Испанию! – возразил Рамузио сухо. – К тому же я не такой трус, как ты думаешь, и потому остаюсь верным Кортесу!

Виллафана был поражен смелостью Рамузио, который тем временем быстро вышел и удалился со своими носильщиками.

– Неужели я обманулся в нем? – процедил Виллафана сквозь зубы, сжимая кулаки. – Не слишком ли далеко дал ему заглянуть в свои карты?.. Надо быть осторожным! При первой попытке выдать нас я заставлю его замолчать навеки!

* * *

Только поздно пополудни вернулся из леса транспорт со смолой. Вместе с ними возвращалась и донна Марина, очутившаяся неожиданно среди смолокуров в сопровождении нескольких индейцев, чтобы посмотреть, как добывается смола. На обратном пути из леса Рамузио взял лошадь красавицы-мексиканки под уздцы, из предосторожности, чтобы она не споткнулась. Марина уже бегло говорила по-испански и вступила в оживленный разговор со своим пажом. Сначала она расспросила Рамузио о его родине – Севилье, заставила описать себе ее церкви и дворцы; затем незаметно перевела разговор на Мексику, говорила о великой задаче Кортеса и наконец перешла к личным делам Рамузио, спросив его, доволен ли он своим делом и не желает ли он другого места.

– Говорят, – продолжала она, – что вы, Рамузио, не любите военного ремесла; но ведь в лагере есть и другое дело. Хотите быть провиантмейстером или писарем? Хотите поменять меч на перо?

Лицо Рамузио покрылось краской. Эти слова, сказанные женскими устами, неприятно поразили его. Следовательно, он слыл трусом, даже в глазах Марины. Мексиканка заметила его замешательство.

– О, Рамузио, – продолжала она, – вы напрасно краснеете, Такая должность дается Кортесом только в виде отличия и притом лицу, которому вполне доверяют. Хотите, я попрошу Кортеса? Но сначала скажите мне откровенно, любите ли, уважаете ли вы Кортеса? Хотите ли победить или умереть с ним, или вы стремитесь вместе с другими вернуться в Испанию?

И взгляд Марины пытливо остановился на лице молодого человека, между тем как на губах ее играла улыбка.

Рамузио прошел несколько шагов молча, затем поднял голову и сказал:

– Если говорить откровенно, донна Марина, меня до сих пор мало заботила Мексика. Я был слишком занят самим собой. До этого дня я шел как бы по краю пропасти, но теперь снова ступил на путь истины. Мне кажется, что моя встреча с вами предопределена самим Богом. Сегодня в лесу я перебирал в своей памяти события последнего времени; я вспомнил о своем падении, о том, как открыв глаза увидел Кортеса. «Я Фернандес Кортес, ты спасен!» – сказал он мне, и эти слова глубоко отозвались в моей душе. Кортесу я обязан жизнью, и потому вы напрасно спрашиваете меня, готов ли я пожертвовать ею для него. Когда вы сегодня вернетесь к нему, то скажите ему, что Рамузио благодарит его за спасение своей жизни. Скажите ему, что я перенес тяжелую борьбу, потому что мне приходилось выбирать между двумя спасителями – Кортесом и Виллафаной, и что я избрал путь чести и долга. Скоро Кортес узнает, что солдаты собираются подать ему петицию. Но вы предупредите его, чтобы он был настороже, потому что за этой петицией кроется измена. Я ничего достоверного не знаю, а только догадываюсь, но вместе с тем уверен, что не ошибаюсь. Со своей проницательностью Кортес скоро расследует это дело. Здесь на верфи готовится что-то роковое, но пока сохраняется в тайне. Кроме того у меня еще одна просьба к Кортесу: попросите его, чтобы он перевел меня отсюда в передовой отряд, где я мог бы чаще биться с ацтеками. Скажите ему, донна Марина, что некогда я в Саламанке считался лучшим фехтовальщиком; Кортес тоже был питомцем нашего университета. Скажите ему, что в плену у ацтеков находится испанец, который может спасти мою честь и что я готов пожертвовать жизнью для его освобождения.

Несмотря на то, что Марина знала подробности его жизни, речь эта поразила ее.

– Вы говорите загадками, Рамузио! – сказала она, – расскажите мне подробнее, как настигло вас такое несчастье?

Рамузио откровенно рассказал ей о своей внутренней борьбе, о попытках Виллафаны соблазнить его и об отказе назвать вора. Рассказ длился долго. Они уже выходили из леса, когда Рамузио кончил свои признания.

Донна Марина задумалась.

– Вы тронули мое сердце, молодой человек, – сказала она с чувством. – Я постараюсь расположить Кортеса в вашу пользу. Вот вам моя рука. Ручаюсь вам, что Виллафану заставят сказать все, что он знает по этому делу.

Разговор Рамузио с донной Мариной был внезапно прерван громкими криками сопровождающих их индейцев.

– Малинче! Малинче! – закричали они, указывая на лежащее среди долины село. И, действительно, донна Марина и Рамузио увидели там несколько коней, которых водили по сельской площади. В числе их Марина тотчас заметила боевого коня Кортеса.

– Он здесь! – воскликнула она с изумлением и, ударив слегка коня хлыстом, поехала легкой рысцой вперед.

Кортес здесь? Что это значит? Не открыл ли он заговор? Сердце Рамузио забилось сильнее, но совесть его была спокойна. Он ускорил шаги и скоро достиг площади.

Гарнизон верфи стоял, выстроившись во фронт. На обоих концах площади находились как бы на страже два всадника. Перед домом корабельного мастера Лопеса стояли Сандоваль и Авила. Рамузио занял свое место в ряду товарищей, их мрачный вид говорил ему, что дело касалось чего-то очень серьезного. Он осмотрел маленький отряд и вопрос: «что случилось?» замер у него на губах, потому что Виллафана отсутствовал, а перед его домом стояли два ветерана Кортеса.

Несколько минут спустя из дома, где находился Кортес, вышел Лопес и обратился к отряду со словами:

– Соберите ваши вещи, вы немедленно отправитесь в главный лагерь.

Часть пожитков Рамузио находилась в квартире, которую он разделял с Виллафаной. Он вошел туда, но едва переступил порог дома в ужасе отшатнулся: у окна висел труп Виллафаны. Бросив свои вещи, он выбежал из дома, бледный как полотно.

Замешательство его не ускользнуло от стоявших у дверей на страже ветеранов.

– Кортес быстрее измены! – заметил один из них язвительно.

Весь гарнизон верфи тотчас же выступил в сопровождении конного конвоя. В отряде царило тяжелое безотрадное настроение, почти все участвовали в заговоре еще вчера подписали бумагу. Этот лист находился, по всей вероятности, в руках военачальника и заговорщики дрожали теперь за свою жизнь.

Рамузио обратился к своим соседям с вопросом, за какую вину постигло Виллафану такое ужасное наказание, но не получил ответа. Один из них пожал плечами, а другой ответил:

– Почему я знаю? Подобно молнии среди ясного неба нагрянул к нам Кортес и остановился именно перед домом Виллафаны. Не прошло и пяти минут, как он вышел оттуда и созвал на военный совет Сандоваля, Авилу и Лопеса. Через несколько минут вышел Сандоваль, приказал нам построиться и объявил, что Виллафана за измену присужден к смерти. Патер Ольмедо отправился к несчастному грешнику. Когда он вышел от него, туда вошли четверо солдат и четверть часа спустя все было кончено.

В то время, как виновные шли в лагерь и, томясь неизвестностью, дрожали за свою жизнь, Кортес слушал рассказ Марины. Когда она кончила, он протянул ей руку.

– Ты вовремя приехала, Марина! – воскликнул он с оживлением. – Теперь это тяжелое дело примет благоприятный оборот. Ты дала мне средство снова склонить к себе сердца солдат. Ты права, невольный виновник заговора, Рамузио, должен находиться в главном лагере. Пусть они остаются в неведении, что я знаю о плане покушения на мою жизнь. Так будет лучше. Наверное, у них уже прошла охота затевать заговоры, и я уверен, что немногие из них воспользуются дозволением вернуться в Испанию.

Суд Божий

На следующий день рано утром перед дворцом Кортеса начался суд. Весь гарнизон верфи был на лицо. К немалому удивлению всех к ответственности привлекли только одного Торрибио и к тому же по преступлению, которое он совершил в Испании.

– Торрибио, – обратился к нему Кортес, – ты распускал по лагерю слух, что Рамузио покинул Испанию из-за кражи?

– Да, – ответил обвиняемый.

– Затем ты рассказал Виллафане подробности этого преступления, из которых видно, что Рамузио невиновен, но ты тем не менее продолжал утверждать перед товарищами, что он вор. Скажи, зачем ты хотел запятнать его доброе имя, когда знал настоящего вора? Отвечай, Торрибио.

Торрибио молчал, он не смел взглянуть на Кортеса. Эти вопросы застали его врасплох. Никто не знал, о чем Кортес говорил с Виллафаной. Неужели он выдал его? Но ведь Виллафана не мог знать больше, чем узнал от него. Торрибио ободрился и смело взглянул на своего начальника.

– Я слышал эту историю от одного матроса, – сказал он, с которым ехал из Севильи на Эспаньолу.

– Как звали этого матроса? – спросил Кортес.

– Антонио Цаморано, – ответил обвиняемый после долгого раздумья.

Кортес улыбнулся.

– Ты рассказал Виллафане под секретом, что другой совершил кражу, а в лагере старательно распускал слух, что Рамузио вор. Почему ты поступал так двулично?

Этот вопрос еще более смутил Торрибио. Он не знал, что ответить.

– Ты видишь, – продолжал Кортес, – я знаю все, говори правду. Почему ты с Виллафаной сознательно чернил Рамузио?

Торрибио продолжал молчать.

– Я помогу тебе! – сказал Кортес. – Слушай внимательно. Не ты ли, сообща с Виллафаной, хотел склонить Рамузио сыграть роль Алонзо Авилы и совершить гнусную измену по отношению ко всему войску. Но так как Рамузио оставался верным своему знамени, вы хотели хитростью завлечь его в это дело. Не так ли?

– Я в первый раз слышу об этом! – воскликнул Торрибио, задрожав всем телом.

– Неужели, Торрибио? – возразил Кортес. – Вспомни хорошенько. Не Рамузио ли должен был сыграть роль рыцаря Алонзо Авилы? Не собирались ли вы убить ночью моего посла к государю и с Лже-Авилой отправиться в Веракруц, чтобы там овладеть кораблем? Вспомни, что ты сказал, когда вам не удалось склонить Рамузио на это гнусное дело. Не говорил ли ты, что сам можешь сыграть роль Лже-Авилы? Это случилось всего три дня тому назад, Торрибио, слова эти вырвались у тебя перед хижиной Рамузио.

– Он солгал, – воскликнул Торрибио, – это ложь!

– Ты говоришь о Виллафане, – возразил Кортес, – правда, он уже ничего не может сказать в свое оправдание, но другие также слышали это и могут быть свидетелями против тебя. Назови мне того человека, который в Севилье прокрался в дом отца Рамузио, похитил деньги и положил их в ящик между книгами Рамузио.

– Я не знаю его! – воскликнул Торрибио, – Цаморано не назвал мне имени вора!

– Ты не знаешь его, Торрибио? – произнес Кортес, насмешливо улыбнувшись. – В таком случае, донна Марина обвиняет тебя – ты вор и соучастник брата Рамузио!

– Это неправда! Это ложь! – воскликнул Торрибио. – Я призываю Бога и всех святых в свидетели! Вы, начальник, должны представить доказательства, прежде чем судить меня.

– Это мы знаем! – возразил Кортес. – Но так как здесь у нас не достает многих свидетелей, то мы и прибегаем к Богу и всем святым, которых ты только что призывал в свидетели, и вызываем тебя на суд Божий, Торрибио. Предоставим Ему решить дело. Ты должен пройти испытание горячей водой!

Торрибио содрогнулся. Кортес кивнул своим солдатам, и те принесли большой котел с водой. Посреди площади развели костер и поставили на него котел.

Самыми обыкновенными испытаниями на суде Божьем считались: испытание горячей водой или раскаленным железом и поединок. Испытание заключалось в том, что обвиняемый должен был из котла с кипящей водой достать голой рукой брошенный туда камень или кольцо. По окончании испытания руку завязывали, налагали на нее печати и затем вскрывали на третий день: если рука носила на себе следы ожогов, обвиняемого признавали виновным.

– Сведите его в часовню, – приказал Кортес нескольким солдатам, указывая на Торрибио, – патер Ольмедо приготовит его к Божьему суду.

В то время как уводили Торрибио, Кортес приказал принести из дома какой-то пакет; вместе с тем он велел Рамузио удалиться в дом и ждать, пока его позовут.

Полчаса спустя Торрибио вернулся в сопровождении патера Ольмедо. Лицо последнего было грустно.

– Он готов подвергнуться испытанию горячей водой, – сказал патер Кортесу. – Я исчерпал все свои силы, чтобы вразумить его, что не должно испытывать Бога. Я говорил ему, что тот, кто добровольно сознается в своей вине, может ожидать снисхождения от суда. Но он уверяет, что невиновен!

– В таком случае пусть решает суд Божий, – сказал Кортес. – Но прежде ты, Торрибио, по старому обычаю, должен переменить одежду. Для этой цели я выбрал для тебя особый наряд. Но скажи мне сначала, был ли ты в Севилье в тот день, когда у отца Рамузио совершилась кража?

– Нет, – возразил Торрибио, – клянусь в этом Богом и всеми святыми!

– Вы слышали, что он ответил? – спросил Кортес, нахмурив брови. – Я всех вас призываю в свидетели!

Он сделал знак солдату, и тот вскрыл пакет.

Торрибио побледнел.

Его переодели нищим, надели даже другие сапоги, а к подбородку прицепили поддельную седую бороду.

Когда переодевание кончилось, Кортес велел позвать Рамузио.

– Вот так, Торрибио, – сказал он, – в этом знакомом тебе наряде ты пройдешь испытание горячей водой. Со дна котла ты должен достать монету. Подойди к Рамузио и попроси, чтобы он дал ее тебе. Подойди, я приказываю тебе!

Торрибио медлил, он заметил, что в левом сапоге был вбит гвоздь, вследствие чего он должен был прихрамывать на левую ногу. Однако он преодолел боль и подошел к Рамузио.

Рамузио взялся за кошелек, чтобы подать мнимому нищему монету, но взглянув ему в лицо, он в изумлении отступил назад.

– Клянусь Богом! – воскликнул он, – ты тот самый нищий, которого я встретил в тот день перед домом отца!

Торрибио приготовился к такому восклицанию.

– Клянусь жизнью, Рамузио, – сказал он с лицемерной гордостью, – я никогда не просил милостыни!

Он взял монету из рук Рамузио и вступил в круг воинов, окружавших котел.

– Твоя жертва узнала тебя, Торрибио, – сказал Кортес серьезно. – Неужели ты не сознаешься и хочешь искушать Бога?

Но даже это серьезное увещание полководца не поколебало Торрибио. Он клялся в своей невиновности и отрицал свое участие в покушении на жизнь Авилы.

Кортес прервал его речь и приказал патеру Ольмедо приступить к Божьему суду.

Последний произнес над котлом несколько молитв, затем велел снять его с огня и поставить на землю. Взяв из рук Торрибио монету, он бросил ее в воду.

Несколько воинов засучили рукав обвиняемого.

После минутного колебания Торрибио с быстротой молнии опустил руку в котел, но монета выскользнула у него между пальцами, и он вынужден был, закусив губы, вторично опустить руку в кипяток. Лишь громкий вздох выдал испытываемую им нестерпимую боль. Но он счастливо достал монету и подал ее патеру Ольмедо.

Согласно предписанию, руку его завернули и запечатали. На третий день свидетели Божьего суда обязаны были собраться на том же месте.

Затем Кортес объявил, что Виллафана успел уничтожить список заговорщиков и не выдал никого из своих соучастников, и что признания его относились только к покушению на убийство Авилы.

Кортес прекрасно знал все подробности заговора и всех участников его, потому что Ларенцано передавал ему все, что происходило среди заговорщиков. И самый список уничтожил не Виллафана, а сам Кортес.

Полководец готовился к кровопролитным битвам с ацтеками и не хотел излишними казнями ослаблять свои силы и потому довольствовался наказанием зачинщика, оставив остальных в уверенности, что ему неизвестны участники заговора. Лишь один был известен как соучастник Виллафаны, и все с нетерпением ожидали результаты Божьего суда.

* * *

Между тем полководцы Кортеса были заняты другим вопросом.

Донна Марина рассказала в присутствии Сандоваля и Авилы желание Рамузио отправиться в Цольтепек и выменять там себя на Антонио Юста.

– Однако он честный малый, – заметил Сандоваль Авиле. – Я ошибся в нем! Ведь такое подозрение хоть кому отравит жизнь! Я тоже не перенес бы такого обвинения!

– Но я особенно обязан ему, – заметил Авила, – если б он согласился сыграть мою роль, то отряд судостроителей без церемонии зарезал бы меня.

– Как ты думаешь, Авила, не можем ли мы добыть ему этого свидетеля?

– Прекрасная мысль! – воскликнул Авила. – Мы можем в одну ночь добраться до Цольтепекского храма и до восхода солнца освободить испанцев, а затем тотчас вернемся к Кортесу!

– Я тоже думаю, что мы успеем! – заметил Сандоваль.

– Прекрасно! Таким образом мы приведем к Божьему суду еще одного свидетеля!

– Пойдем к Кортесу; он должен отпустить нас!

– Идем, идем!

Удалые смельчаки уговорили-таки Кортеса отпустить их с горстью добровольцев на это сумасбродное предприятие.

В другую минуту Кортес отказал бы им наотрез, но в это печальное время необходимо было поднять дух войска примером какого-либо отважного подвига.

– Я знаю цольтепекский храм, как свои пять пальцев! – говорил Сандоваль.

– А я знаю все дороги через Сьерру! – прибавил Авила. – Впрочем, ацтеки не привыкли сражаться ночью. Мы вернемся назад целы и невредимы.

С разрешения Кортеса Сандоваль и Авила вышли к войску набирать охотников на это безумно отважное предприятие.

Охотников набралось слишком много. Ветераны Кортеса возликовали.

Одним из первых протискался вперед Рамузио.

Вечером небольшой отборный отряд был готов к выступлению, и патер Ольмедо благословил его.

Когда Сандоваль и Авила скрылись в лесах Сьерры, Кортес пожалел о данном им позволении. В этом безумном предприятии участвовали его лучшие бойцы, и в случае неудачи потеря была бы слишком велика. Кортес вскочил на лошадь, поскакал за ними и вернул их в лагерь, объявив, что хотел лишь испытать храбрость своих воинов. Как ни была тяжела для него участь пленных, он не мог решиться купить им свободу такой дорогой ценой.

Возвращаясь во главе отряда в лагерь, Кортес услышал громкие крики радости и ликования. Из Веракруца прибыли курьеры с радостным известием о прибытии трех кораблей с вспомогательными войсками и военными припасами. Курьеры привезли с собой с далекой родины письма к воинам.

Передав Кортесу почту, один из курьеров, Гомара из Севильи, спросил его, находится ли еще в войске Педро Рамузио, которому он имеет передать важные известия.

Кортес остановил его, расспросил и затем сказал ему:

– Ты должен молчать об этом до тех пор, пока я не позову тебя в свидетели.

* * *

Гомара хорошо знал Педро Рамузио, который был его товарищем по школе в Севилье. Встретившись с ним в главной квартире, Гомара дружески поздоровался со старым товарищем, но избегал пускаться с ним в разговоры.

«Это старое подозрение, – подумал с грустью Рамузио: – он также верит, что я вор, и избегает меня».

Наступил третий день. Перед домом Кортеса снова собрались свидетели Божьего суда.

Рядом с Кортесом стояла донна Марина. В глазах ее светилась уверенность в победе.

Но Торрибио также не унывал и явился на суд с высоко поднятой головой.

Патер Ольмедо открыл судебное заседание обычными молитвами, затем руку Торрибио освободили от печати и повязки. Она была сплошь покрыта пузырями. В толпе пробежал ропот: «Нет сомнения! Он виновен!»

– Ну, что, – спросил его Кортес, – признаешь ли ты теперь себя виновным?

Торрибио не смутился. В своей темнице он успел обсудить свое положение и решил отрицать свою виновность.

– Клянусь Богом, я невинен! – произнес он громким вызывающим голосом.

Среди свидетелей раздался взрыв негодования.

– Жалкий негодяй! – воскликнул Кортес, сжимая кулаки. – Долго ли ты будешь продолжать свою безбожную игру? Кайся в своих грехах – тебя ждет виселица:

Патер Ольмедо подошел с распятием в руках и громким голосом спросил Торрибио:

– Что ты можешь возразить против этого суда?

– Этот суд недействителен! – ответил с твердостью Торрибио. – Божий суд может быть совершен только в церкви, а здесь, в Тласкале, нет церквей. К тому же судьи утверждаются епископом, а вы, достойный патер, не епископ!

Раздались возгласы изумления. Патер Ольмедо поник головой и задумался. Затем он пожал плечами и сказал Кортесу:

– Он прав! Мы упустили это из виду! Суд недействителен. О Божьем суде теперь не может быть речи.

Глаза Торрибио засияли радостью.

– Что же нам делать, патер Ольмедо? – спросил Кортес.

– Что касается моей духовной власти – он свободен, – возразил патер. – Но он ошибается, если считает, что избежал справедливой кары Господней. Если он виновен, то Бог дал ему эту победу над своими судьями для того, чтобы вполне обнаружилась его вина, за которую он должен понести строгое наказание.

– Вы правы, патер Ольмедо! – воскликнул Кортес. – Но если вы освобождаете его, то я, в силу моей мирской власти, налагаю на этого закоренелого преступника железные цепи! Эй! Закуйте его в кандалы! – приказал он солдатам.

– Я страдаю безвинно! Отец Ольмедо, неужели у вас нет других слов в мою защиту? – взмолился Торрибио, в то время как на него надевали цепи.

Кортес обвел взором собрание и заметил, что многие сочувствуют Торрибио; даже патер Ольмедо хотел, казалось, вступиться за него.

– Успокойся, Рамузио, – произнес Кортес, возвысив голос, – твоя невиновность доказана; а вы, товарищи, зачем шепчетесь между собой? Неужели вы думаете, что я мог поступить несправедливо? В таком случае вы ошибаетесь. Кортес не деспот. Я не только имею право, но обязан заковать в цепи этого Торрибио. Здесь перед вами стоит Гомара из Севильи. Он привез известие, что Антонио Рамузио постигло несчастье; он был тяжело ранен при нагрузке товаров и сознался на смертном одре, что, желая погубить брата, подговорил матроса Торрибио совершить кражу. Признание это засвидетельствовано, и севильский суд разыскивает матроса Торрибио. Полагаю, что наш Торрибио есть тот самый матрос и теперь я исполняю лишь свой долг и передаю его в цепях законным судьям.

– Алонзо Авила, ты завтра поедешь с донесением к нашему королю и государю. Передай Торрибио севильскому судье и скажи нашим соотечественникам, что воров и негодяев они могут оставить у себя! Скажи всей Испании, что герои под знаменами Кортеса не разбойники, прибывшие отбирать у мексиканцев золото. Нет, у них высокая цель! Они намерены водрузить Крест на башнях Теночтитлона и укрепить навеки за Испанией это могущественное царство! Вот в чем состоит задача Фернандеса Кортеса и его непобедимых воинов!

– Прощай, Авила! А вы, товарищи, готовьтесь к новым битвам и победам! Завтра мы выступаем на Теночтитлон! Но я никого не хочу принуждать идти против воли. Еще недавно здесь в лагере ходила по рукам петиция, в которой хотели просить у меня разрешения вернуться на Кубу и оставить начатое дело неоконченным. Но, должно быть, очень немногие подписались под этой петицией, потому что она до сих пор не дошла до меня. Но я готов предупредить желание тех, кто боится предстоящих битв, и потому предлагаю им завтра присоединиться к Авиле. Кто же решил достигнуть великой славы завоевателя Мексики, пусть следует за моими знаменами, уверенный в победе!

Эта воодушевленная речь была встречена громкими восторженными криками. Солдаты прославляли великодушие, ум и справедливость своего вождя, и только очень немногие решили последовать за Авилой в Испанию.

Рамузио протискался к полководцу и, вне себя от волнения, не находил слов благодарить его.

– Ну, теперь тебе ничто не мешает с честью вернуться в Испанию, – сказал Кортес, потрепав его по плечу.

– О, начальник! – воскликнул тот, покачав головой. – Теперь я стал прежним Рамузио и хочу показать товарищам, как студенты Саламанки владеют мечом!

Разрушение Мексики

На следующий день Кортес двинулся в поход в долину Мексики.

Постройка бригантин была окончена. Испанцы собрали суда и произведя испытание, снова разобрали. Явилось несметное число индейцев для переноски этого флота на плечах к озеру Тецкуко. Сандоваль со своим полком конвоировал транспорт флота, которому нужна была сильная защита. Война с ацтеками снова разгоралась, и путь через Сьерру был небезопасен.

«Необычайное и невиданное зрелище представляла эта переноска тринадцати военных судов на плечах людей за двадцать миль через высокие горы!» – писал Кортес королю Испании в своем донесении.

И действительно, то было поразительное предприятие, не имевшее еще себе примера ни в древней, ни в новой истории.

Необычайный транспорт тронулся в путь под охраной Сандоваля, в распоряжении которого находилось двести пеших и двенадцать конных испанцев и около двадцати тысяч тласкаланцев. Медленно, с трудом подвигалась переноска флота по крутым горам и мрачным ущельям, представляя своей длинной растянутой цепью верную цель для врагов.

Иногда сбоку и с тылу показывались маленькие неприятельские отряды, но они держались всегда на почтительном расстоянии, по-видимому, опасаясь вступать в бой с таким сильным врагом. На четвертый день флот благополучно прибыл в Тецкуко.

У ворот города Кортес и его свита торжественно встретили этот бесконечный транспорт, длинная цепь которого растянулась на две испанские мили.

Во главе своего отборного войска шли вожди тласкаланцев во всем блеске своих походных доспехов. С барабанным боем и при громких звуках рожков проходили они по улицам столицы, приветствуемые громкими ликующими криками жителей: «Кастилия и Тласкала! Да здравствует наш повелитель и государь!»

В течение двух месяцев восемь тысяч человек заняты были устройством длинного канала, на котором затем стали собирать корабли, и откуда они должны были спуститься в озеро.

Наконец настал достопамятный день 28 апреля 1521 г., назначенный для спуска бригантин. На это великое торжество собралось все население столицы Тецкуко.

Торжество началось богослужением; все войско исповедалось, причастилось, и патер Ольмедо помолился за успех маленького флота.

Но вот прогремел пушечный выстрел, и суда одно за другим выплыли в озеро, с развевающимися на мачтах флагами, сопровождаемые громкими звуками музыки. Из уст несметной толпы туземцев вырвались крики удивления и восторга, сливавшиеся с грохотом пушек и ружейных выстрелов с бригантин и с берега. С неподдельным изумлением смотрели туземцы на эти гигантские лодки, которые, подобно белокрылым птицам, плавно скользили по поверхности озера, в то время как испанцы пели хвалебный гимн Те Deum.

Одной из бригантин командовал Рамузио.

Кортес произвел смотр своему войску. Теперь силы его состояли из 87 конных и 813 пеших воинов, трех больших чугунных и пятнадцати полевых орудий. Боевыми припасами он также запасся в избытке. С гордостью смотрели испанцы на необозримые ряды своих индейских союзников, прекрасно вооруженных по совету Кортеса.

Но вот полководец подал знак, и крутом воцарилась глубокая тишина.

– Я сделал последний шаг, – начал он. – Я привел вас к давно желанной вами цели. Через несколько дней вы будете стоять перед воротами Мексики, откуда вас изгнали с таким позором. Но теперь само Провидение улыбается нам. Если кто-нибудь сомневается в том, то пусть сравнит наше настоящее положение с тем, в котором мы находились двенадцать месяцев тому назад, когда мы, разбитые, спасаясь в бегстве, искали защиты в стенах Тласкалы. С той поры силы наши почти удвоились. Сразимся же за веру и за нашу честь и отомстим за себя! Я поставил вас лицом к лицу с врагом, теперь очередь за вами совершить остальное!

Эта сильная речь военачальника была встречена восторженными криками, и войско выступило против Теночтитлона.

Но сверх ожидания битву начал флот. Едва Кортес приступил к занятию дамб, как все озеро покрылось бесчисленным множеством легких пирог ацтеков, намеревавшихся овладеть испанскими бригантинами. В это время, к счастью, поднялся ветерок, надувший паруса бригантин. Они помчались навстречу врагам и врезаясь в легкие суда ацтеков, топили их своими бушпритами. Подобно птицам шныряли испанские суда по озеру, распространяя повсюду смерть и оглашая воздух громом своих орудий. Скоро весь флот ацтеков был уничтожен и Кортес сделался полным властелином озера.

Со своего судна Рамузио был свидетелем ужасной осады Мексики, длившейся семьдесят дней.

Гватемозин оказался грозным противником и защищал дамбы с невероятным мужеством и упорством. Но наконец испанцы достигли стен города. Уже три недели длилась кровавая резня, а ацтеки продолжали с тем же ожесточением отстаивать город.

Кортес назначил общий приступ, но счастье еще раз улыбнулось ацтекам. Испанцы были отбиты со страшным уроном, а сам Кортес был ранен и едва избежав плена, был унесен с поля битвы. Осаждавшие вынуждены были искать защиты в укреплениях, возведенных перед городом. В этом бою пало 48 испанцев, и что всего ужаснее, 62 человека были взяты неприятелем в плен. В довершение всего испанцы потеряли две пушки и семь лошадей.

Ликованию осажденных не было конца и Рамузио видел со своей бригантины, как неприятель праздновал свою победу.

Солнце еще не скрылось. Последние лучи его озаряли еще древние храмы и башни Теночтитлона, а также царившую кругом разрушительную картину войны.

Вдруг среди безмолвия вечера раздались громкие мерные звуки большого барабана в храме бога войны, глухой гул которого разносился на несколько миль крутом. Рамузио взглянул на высокий храм, некогда объятый пламенем, но теперь возведенный вновь и служивший ацтекам по-прежнему местом жертвоприношений. Воздух был так чист и прозрачен, что можно было видеть каждое движение собравшихся у храма людей. И вот они увидели процессию, поднимавшуюся на пирамиду теокалли. Когда длинные ряды жрецов и воинов достигли плоской вершины теокалли, Рамузио увидел нескольких обнаженных по пояс людей, в одних из них он узнал по белизне кожи своих соотечественников. Они знали значение этого торжества – они были обречены в жертву богу войны. Головы их были украшены венками из перьев, а в руках они держали веера. Их гнали вперед палками и заставляли принимать участие в пляске в честь бога войны. Но вот с несчастных пленников сорвали их жалкое украшение, бросили одного за другим на большой жертвенный камень и, вырвав из груди горячее трепещущее сердце, клали его на золотой кадильный алтарь перед изображением идола. Затем труп убитой жертвы сбрасывали по крутым лестницам теокалли, где его подхватывали дикие каннибалы и рвали на куски, из которых затем готовили себе трапезу.

Сердце Рамузио разрывалось на части при виде этого ужасного зрелища. Правда, в этот день победа была на стороне врагов, но вид бесчеловечных истязаний приносимых в жертву испанцев возбудил в воинах Кортеса неутолимую жажду мести.

Тем временем в Теночтитлоне жрецы возвращали народу великое пророчество, поведанное им богами. Бог войны Гуитцилопотчли умилостивился обильными жертвами и обещал не отвращать от ацтеков своего гневного лица, а, напротив, до истечения восьми дней, предать врагов в их руки.

С громкими криками радости и восторга передавали ацтеки эту весть осаждающим со своих высоких валов, и слова жрецов отозвались в сердцах индейских союзников Кортеса. В поражении испанцев они видели карающий перст своих оскорбленных богов. Ими овладел страх и ряды их стали заметно редеть.

В течение многих ночей на крышах осажденного города продолжали гореть праздничные костры, часто раздавался гул большого барабана бога войны, сопровождавшийся отвратительным зрелищем приносимых в жертву людей. Но, тем не менее, железный пояс осаждавших стягивался вокруг столицы с каждым днем все сильнее. Испанцы с успехом возобновили осаду, и пророчество о победе ацтеков оказалось вымыслом жрецов. Пристыженные тласкаланцы снова вернулись к осаждавшим испанцам.

Теперь Кортес изменил образ атаки. Он решил захватывать улицу за улицей, разрушать дома и наполнять развалинами и мусором каналы и рвы, создавая за собой, таким образом, ровную плоскость, на которой могли бы свободно действовать конница и орудия. С каждым днем исчезал один участок города за другим, сравненный с землей, и наконец очередь дошла до великого теокалли. В возмездие за принесенных в нем в жертву испанцев здание было предано пламени. Семь частей города были сравнены с землей и только в последней части еще упорно держались ацтеки. Но страдания их были невыразимы. Они страдали от недостатка воды, и многие из них умирали от голода. В довершение всего ряды их заметно редели от повальных болезней, а самый воздух был страшно заражен разлагавшимися трупами.

Кортес почувствовал сострадание к несчастному населению и неоднократно предлагал Гватемозину сдать город. Но напрасно: ацтеки отвечали ему отчаянными вылазками. Но испанцы скоро заметили, что силы врага были сломлены и сопротивление становилось с каждым днем слабее.

Наступило 13 августа 1521 г. «Готовьтесь к смерти», – сказал Кортес послам ацтеков, ответившим отказом на его последнее предложение сложить оружие. Он выждал несколько часов, но узнав, что Гватемозин сделал попытку бежать через озеро, дал знак к атаке или, вернее, к ужаснейшей резне, когда-либо имевшей место в истории. Испанцы, конечно, щадили беззащитных женщин и детей, но дикие союзники их, тласкаланцы, убивали всех без разбора. Эта резня продолжалась до тех пор, пока с бригантин не дали знать, что Гватемозин взят в плен во время своей попытки прорваться сквозь цепь испанских судов. Вместе с ним была его жена и младшая дочь несчастного Монтезумы.

Пленного царя привели к Кортесу. Земляные ступени ацотеи, ведшей на плоскую крышу, с которой Кортес следил за ходом битвы, убраны были коврами и красным сукном. На крыше был накрыт стол, уставленный в изобилии съестными припасами. Донна Марина стояла подле Кортеса; в течение этой долгой осады она деятельно помогала ему во всем и теперь была свидетельницей его победы.

С выражением терпеливой покорности предстал последний царь ацтеков перед гордым победителем.

Но Кортес умел чтить мужество врагов своих и принял пленника с изысканной вежливостью.

– Я употребил все свои силы на защиту своего народа, и вот до какого положения я дошел! Теперь, Малинче, ты можешь делать со мной, что угодно, – и, положив руку на рукоять кинжала военачальника, он прибавил с жаром, – но лучше заколи меня сейчас!

– Не бойся! Испанцы умеют уважать мужество даже врагов своих! – ответил Кортес.

Наступал уже вечер, когда Гватемозина взяли в плен. Раздались громкие звуки труб и сигнальных рожков, призывавшие испанцев прекратить резню, и победоносные войска расположились лагерем в пригородах.

На другой день ацтеки стали выходить из города. Исключая женщин и детей, между ними насчитывалось еще несколько тысяч воинов. Со своего корабля Рамузио мог хорошо наблюдать за этим печальным выселением, длившимся целых три дня. Вдоль длинной дамбы плелись, едва передвигая ноги, мужья и жены, старики и дети, больные и раненые, с трудом поддерживая друг друга. Из-под лохмотьев зияли страшные раны, а на изможденных лицах этих несчастных можно было прочесть все ужасы этой осады. Достигнув берега, они время от времени останавливались, чтобы в последний раз взглянуть на то место, где еще недавно красовалась их величественная столица, вызывавшая в них столько дорогих воспоминаний!

Вместе с ними удалились и индейские союзники испанцев, щедро наделенные богатой добычей, состоявшей из разнообразных изделий ацтеков. В глазах испанцев добыча эта была ничтожна, они искали только золото.

Испанцы сильно разочаровались, когда нашли золота всего на 130 тысяч кастелланов. Но они вспомнили, что ацтеки во время осады насмешливо кричали им, что золота они не найдут, потому что оно зарыто в верном месте! Ими овладела гнусная алчность, и они под пыткой заставили Гватемозина указать место, где зарыт клад.

Но Рамузио уже не был свидетелем этого постыдного поступка. Он уже был на пути в Испанию и уносил с собой лишь одни светлые воспоминания об этом достопамятном походе.

Заключение

Покорение Мексики, без сомнения, было великим делом.

Правда, у ацтеков была высокая культура, но религия их была жестока и сами они безжалостно угнетали другие народы Мексики.

Кортес не походил на других испанских завоевателей, главная цель которых состояла лишь в добыче золота, грабежах и бесполезном кровопролитии.

Ему пришлось вести борьбу с самым жестоким и сильным племенем индейцев Нового Света и, несмотря на это, он руководился правилами войны, принятыми в то время в Европе. Кроме того при его войске не было тех страшных кровяных собак, наводивших ужас на туземцев, которыми пользовались другие завоеватели. Во время осады и взятия Теночтитлона он пытался предотвратить зверства своих союзников-тласкаланцев, но он не мог отстоять столицу от разграбления ее этими дикими ордами.

Сделавшись неограниченным властелином страны, он водворил в ней порядок и спокойствие.

Через четыре года столица возродилась, подобно фениксу из своего пепла, но прекраснее, чём во времена ацтеков. На том месте, где некогда возвышался мрачный языческий храм бога войны, Кортес построил собор во имя Св. Франциска. Другие теокалли были также превращены в церкви.

Хотя вновь обращенные индейцы еще не прониклись христианским учением и бессознательно соблюдали обряды христианской религии, но все же они уже навсегда отреклись от человеческих жертвоприношений и каннибализма.

В предупреждение восстания Кортес построил среди города крепость, снабдив ее не только привезенными из Испании орудиями, но и изготовленными на месте под его руководством. Первый пороховой завод Нового Света также был основан Кортесом.

Но главной заботой Кортеса было поднять благосостояние страны земледелием. По его распоряжению начались посевы зерна и сахарного тростника.

Но эта полезная деятельность была скоро прервана. Кортес предпринял новый чрезвычайно трудный поход на Гондурас, во время которого погиб последний царь ацтеков Гватемозин, находившийся постоянно при главнокомандующем. Его обвинили в заговоре против испанцев и приговорили к смерти.

Завоевания Кортеса простирались уже от берегов Атлантического и почти до Тихого океана. Но далее его меча простиралась зависть и ненависть его врагов.

Его обвинили перед королем в несоблюдении интересов государя, присвоении сокровищ Монтезумы и стремлении стать независимым от Кастилии.

В Мексику прибыли комиссары для производства следствия над Кортесом. Эти ничтожные люди тотчас дали ему почувствовать свою власть мелкими придирками, вследствие чего Кортес покинул страну своих славных подвигов и уехал в 1528 году в Испанию, чтобы лично оправдаться перед своим государем Карлом V.

Он прибыл в Палос и встретил там Фернандеса Писарро, снаряжавшего экспедицию для завоевания Перу. Кортес поддержал его не только деньгами, но и советом, и по всей вероятности, первый подал ему смелую мысль взять в плен властителя Перу в его собственной столице, на глазах его подданных.

При дворе Кортес не добился полного успеха. Король осыпал его всевозможными почестями и знаками своего благоволения, но не оказал ему той милости, которой добивался завоеватель Мексики. Ему не дозволили управлять завоеванным им царством.

Несмотря на то, что при дворе очень дорожили такими отважными и предприимчивыми людьми как Кортес, на них смотрели как на выскочек и искателей приключений, не внушавших к себе доверия и потому устраняли их под приличным предлогом и поручали управление открытых и завоеванных ими земель лицам древней испанской аристократии.

Так случилось и теперь. Вице-королем Новой Испании назначили Антонио де-Мендоза, и Кортес должен был довольствоваться титулом «адмирала Южного моря» и скромным назначением начальника войск. При этом ему предоставили открывать и покорять в Южном море, т.е. в Тихом океане, земли и острова и обещали управление ими. В то время господствовало общее мнение, что Тихий океан усеян богатыми золотоносными островами.

Но к чему служил ему титул маркиза дель-Валле и эти обширные земли в долине Оаксака со многими городами и 30000 пленников, которыми наградил его король! К чему служил ему этот ласковый прием со стороны первых лиц испанского дворянства, дававший ему возможность как вдовцу жениться даже на испанской принцессе! Крылья его были подрезаны.

Он решил покориться своей участи.

Когда же вице-король приказал ему, главному начальнику войск, держаться вдали, на расстоянии десяти миль, от столицы Мексики, Кортес удалился в свои поместья и посвятил себя скромной деятельности сельского хозяина. Он выписывал из Испании мериносовых овец, сажал шелковичные деревья, разрабатывал богатые медные и оловянные копи и серебряные рудники.

Но что значила эта скромная деятельность в сравнении с его прежним блестящим поприщем?

В то время среди испанцев разнесся слух, что где-то в Мексике существует чудесная страна Эльдорадо, и Кортес решил отыскать эту золотоносную область. В 1532 и 1534 гг. он снарядил за свой счет две эскадры и после неимоверных трудов, действительно, открыл страну золота – Калифорнию. Но таковой она оказалась только впоследствии. Кортесу она представилась дикой и пустынной горной страной, открытие которой стоило ему лишь огромных затрат и гибели флота.

Но скоро у него опять возникли столкновения с Мендозой, и в 1540 г. Кортес уехал в Испанию искать правосудия. Но он явился туда уже удрученным старцем, от которого государство не могло ожидать прежних великих дел. Его приняли холодно. Чего ему еще надо было? Разве не наградили его по-царски за его заслуги?

Напрасно просил он ускорить процесс передачи ему обещанных земель, напрасно он умолял короля оказать ему содействие – прошло семь лет, а процесс все еще тянулся.

Наконец Кортес решил покинуть неблагодарную родину, но близ Севильи его настигла смерть 2 декабря 1547 г. Он скончался 68 лет от роду на руках своего сына.

География также оказалась неблагодарной по отношению к этому великому завоевателю и на картах Новой Испании совершенно отсутствует имя Фернандеса Кортеса. Ему отказано было даже в этом скромном памятнике.


home | my bookshelf | | Два героя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу