Book: Четвертый круг



Четвертый круг
Четвертый круг

Тимофей Тимкин


Четвертый круг

Аннотация:

Рик почувствовал странные ощущения. Еще совсем недавно он пытался уничтожить Зону, а теперь пытается ее спасти. Почему? Ответ на этот сложный вопрос нашелся почти сразу: Зона была для всех территорией свободы. Но гнет ее тайн и уродств не давал себя почувствовать свободным по-настоящему ни одному обитателю проклятого места. Каждый, кто приходил в Зону, будучи вынужденным противостоять порождениям искалеченной природы, невольно сталкивался с вопросом: а имеет ли он право на эту свободу? И пока ответ на этот вопросы не найден, человек стремиться защитить Зону, даже если он прожженный долговец и на словах ратует за ее уничтожение.

Глава 1. Сорванная экспедиция.

- Да уберите вы свои пистолеты. Они вам все равно не пригодятся.

- То есть, как это не пригодятся, - возмутился ученый, - Зачем же их тогда выдали на станции, если они нам не пригодятся?

- Вам их выдали, чтобы вы не кричали на станции: «А что с нами будет, если погибнут проводники? Мы не пойдем в экспедицию! Это опасно!», - Рик настолько похоже изобразил голос напуганных ученых, что Анджей не удержался и глупо хихикнул. Респиратор защитного костюма превратил смешок в какое-то странное похрюкивание, и капитан Онегин строго посмотрел на проводника.

- Так вот, - продолжил наставлять ученых Рик, - Сейчас, когда научная станция километра на два южнее, смело могу вас заверить: если ваши проводники, то бишь мы, погибнем, то вы к тому времени будете трупами и подавно. Чернобыльская Зона - это вам не Новосибирский Академгородок! А если мы будем живы, то и пистолеты вам не понадобятся!

Ученые начали торопливо засовывать компактные «Уолкеры» в поясные кобуры. Рик удовлетворенно кивнул. Знакомая история: умные люди, имеющие свое мнение по любому поводу, совсем недавно прибыли в Зону и подходят к ней с мерками обычного мира.

- Ну, что вы встали? - осведомился у ученых Анджей, - Вы же собирались проводить какие-то исследования.

- Да-да, - часто закивал один из ученых, - Но может, мы сначала отойдем от вертолета?

Проводники невольно посмотрели на заржавелый остов вертолета, невесть когда свалившегося над этим участком Янтаря.

- А вертолет будет вам мешать? - обеспокоено спросил Онегин, - Вы же говорили, что вам достаточно ровного куска относительно сухой земли для того, чтобы поставить приборы.

- Место хорошее, спору нет, но… За вертолетом могут прятаться враги!

- Место абсолютно безопасно! - зверея, рявкнул Рик, - Начинайте исследования!

Глядя на ученых, суетливо открывающих контейнеры с оборудованием, Рику захотелось сплюнуть, но респиратор не позволил ему сделать этой маленькой демонстрации пренебрежения. Нет, это где это видано, чтобы трое умников учили его, Рика, одного из лучших проводников «Долга» делать свое дело!

На самом деле площадка перед упавшим вертолетом была самым безопасным местом на Янтаре, не считая конечно лагеря ученых. Несмотря на всю сверхъестественную прыгучесть самых опасных бестий Зоны - снорков, перепрыгнуть вертолетный остов им было слабо, а, прыгая в два приема, они были вынуждены делать короткие прыжки, весьма проблематичные для мутантов с суперэластичными сухожилиями ног.

Пока ученые копошились вокруг своих приборов, Рик занял свой наблюдательный пост около вертолетной кабины. Отсюда, как впрочем, и с любого другого места на Янтаре открывался унылый однообразный пейзаж: высокая трава, непонятно почему не гибнущая среди радиоактивных топей, туманная дымка зеленоватых болотных испарений, периодически мелькающие над кромкой трав человекообразные силуэты снорков.

Внезапно однообразное звучание болот - шелест травы, чавканье топей, лай снорков, бормотание зомби разорвал металлический лязг. Рик развернулся, задрав голову, и увидел на крыше вертолета снорка. Спустя мгновение существо, некогда бывшее человеком, а теперь превратившееся в опаснейшего мутанта, сигануло на Рика. Обычно люди, которых снорк использовал в качестве посадочной площадки, жили не более пары секунд, но проводники «Долга» были не дураками и знали что делают, укрываясь за вертолетом - для существа, способного играючи побить все мировые рекорды по прыжкам в длину, короткие прыжки были просто неудобны. Так что Рик отделался, что называется, легким испугом, а снорк активно улепетывал подальше от вертолета, догоняемый пулями Анджея. Однако едва только снорк скрылся в высокой траве, за спиной Анджея проявился невидимый ранее кровосос. Анджей понял, что у него серьезные проблемы, почувствовав, что его бронированную куртку сзади кто-то рвет. Причем руками. Онегин вскинул свой автомат, чтобы помочь товарищу, но это его стремление прервал винтовочный выстрел. Капитан «Долга» упал на негостеприимную землю Зоны. Рик на этой земле лежал уже несколько секунд, но в отличие от Онегина живой. Однако подниматься было опасно - сквозь круглый иллюминатор вертолета торчал ствол «Винтаря». Рик достал гранату, намереваясь закинуть ее внутрь вертолета. Лимонка Ф-1, подлетела в воздух, брошенная рукой проводника, и зависла, нарушая закон тяготения.

«Полтергейст» - догадался Рик и сделал первое, что пришло в голову - выстрелил по гранате. Получившая мощный толчок лимонка взлетела вверх, бешено раскручиваясь как волчок. Рик вскочил и побежал подальше от опасного места. Сзади раздались выстрелы «Уолкеров». Пистолеты ученым все-таки пригодились. Рик ощутил укол стыда. Он, проводник, трусливо дезертировал с поля битвы. Впрочем, в следующий миг Рик понял, что решение убегать было выбрано правильно. За спиной Рика раздался леденящий душу рев. Вряд ли кровосос разделался с Анджеем так быстро, но второй проводник научной экспедиции был сейчас явно небоеспособен и кровосос решил разобраться и с первым. Рик услышал приближающиеся со скоростью товарного поезда шаги и понял, что ему хана. Кровосос взревел еще раз гораздо ближе, однако этот рев оборвался, превратившись в жалобный вой, а затем и в хриплый стон. Рик поскользнулся и плюхнулся в болотную грязь, перевернулся на спину и приготовился к бою. Однако боя не последовало. Взору Рика открылась удивительнейшая картина: кровосос висел в воздухе, сантиметрах в двадцати от земли. Его щупальца были задраны вертикально вверх так, что стали видны губчатые воронки присосок. В одной из них застряла граната. Видимо кровосос с полтергейстом не скоординировали свои действия, и кровосос, засасывая воздух, втянул в себя еще и гранату. Сейчас полтергейст, видимо пытался помочь мутированному собрату избавиться от нежелательного инородного предмета, но кровосос попал в смертоносную ловушку собственной физиологии: что щупальца присосали - фиг отдерешь. Рик перевернулся обратно на живот. Очень вовремя. Полтергейст, видимо, мог замедлить горение гранатного запала, но остановить - нет. Четырехсекундная граната, не взрывающаяся уже секунд десять-двенадцать, таки рванула. Двухцентнеровая туша кровососа, успевшая каким-то образом развернуться на сто восемьдесят градусов, прекрасно защитила долговца от взрывной волны, но в итоге едва не пришибла его, падая.

Однако лимит неприятностей на сегодня еще не был выбран. Подняв голову, Рик увидел в нескольких метрах от себя морду псевдособаки. Долговец попытался нащупать автомат, но тот, видимо стал новой игрушкой полтергейста. Рик выхватил свое запасное оружие - пистолет «Уолкер», такой же, как у ученых. В этот же миг псевдопес бросился в атаку, намериваясь откусить Рику руку с оружием. Обладающий зачатками интеллекта мутант Зоны, подумал, что человек попытается убрать руку. Однако Рик спутал мутанту все планы, наоборот выкинув руку вперед. Никак не ожидавший этого пес позволил просунуть себе руку чуть ли не в глотку, из-за чего он рефлексивно разинул пасть еще шире. Выиграв таким образом время, Рик успел сделать выстрел и убрать руку из нутра мутанта, оставив там пистолет. Тварь взвизгнула - ей не понравилось такое обращение. Рик выхватил нож и кинулся на псевдособаку. Убивать живучую тварь было некогда - Рик только привел мутанта в небоеспособное состояние двумя точными ударами ножа, после чего кинулся обратно к вертолету на помощь ученым.

Около вертолета ничего хорошего не наблюдалось. Один из ученых лежал раненый, два других суетливо отстреливались от слепого пса и еще одной псевдособаки. Впрочем, все три исследователя пока были живы, и это обнадеживало. Примерно на половине пути Рик услышал лай. Лай этот издавался не собачьим, а человеческим горлом. Мгновенно сориентировавшись в ситуации, Рик упал спиной на землю и поджал ноги. Секунду он созерцал серое дождливое небо, а потом перед его носом мелькнул человекообразный силуэт. Теперь снорк был в более выгодном положении, чем тогда у вертолета, но в отличие от той встречи с мутантом, к этой Рик был готов. Едва только снорк вцепился руками в плечи Рику, долговец резко выпрямил ноги. Снорк на миг занял почти вертикальное положение, используя в качестве опоры плечи Рика, а затем рухнул рядом с ним. Проводник быстро перевернулся на живот. Хватки снорк не ослабил, но теперь он был вынужден перекрестить руки. Далее повторилась история с псевдособакой - убивать было некогда, лишь парой точных ударов ножа Рик временно вывел противника из игры.

Рик, наконец, подбежал к вертолету. В этот момент его рука рванулась вверх, как будто ее кто-то дернул. Нож выскользнул из рук долговца и стал достоянием полтергейста. У Рика из вооружения остались лишь пара гранат - как обычных Ф-1, так и новейших РУГ-3 с возможностью дистанционного подрыва. Мысль о том, что в ближнем бою гратами особо не повоюешь, несколько напугала Рика, однако почти сразу в череде неприятностей возникло светлое пятно. По-видимому, на научную экспедицию напал полтергейст особого вида. Он был очень сильный - случай с поднятым в воздух кровососом это наглядно демонстрировал, но мог одновременно манипулировать лишь одним предметом. Так что едва только нож улетел от хозяина, автомат долговца, ранее висевший метрах в трех от земли рядом с вертолетом, грохнулся наземь. Рик в несколько скачков добрался до оружия и, упав ничком, завладел им. В этот миг мутант-телекинетик вернул долговцу нож, предварительно разогнав его до скорости хорошего автомобиля. Нож пропорол куртку и вонзился сантиметра на два в плечо Рика, и без того потревоженное цепкими руками снорка. Долговец скрежетнул зубами от боли. В глазах поплыли темные круги.

В этот момент из-за вертолета вышел зомби в черном сталкерском бронекостюме. Сначала Рик подумал, что это монолитовец, потому что только представители этой группировки носили целиком черные костюмы. Однако он быстро отринул эту мысль - во-первых, на костюме незнакомца не было отличительных знаков группировки, во-вторых, монолитовцы почему-то никогда не превращаются в зомби. Затем Рик отринул и ту мысль, что это зомби - судя по «Винтарю» в руках, перед Риком стоял убийца капитана Онегина. Рик вспомнил снайперски точный выстрел и понял, что незнакомец в черном никак не может быть зомби. Это был человек, и этот человек, кажется, выбрал Рика в качестве следующей мишени.

Рик успел нажать спусковой крючок раньше незнакомца, но все пули ушли куда-то в сторону - прицеливаться просто не было времени. Однако удача, часта решающая исход битвы в такой непостоянной Зоне сегодня была на стороне группировки «Долг». Рик увидел боковым зрением, как нога в оранжевом костюме ученого взрывается багровым гейзером от пуль, выпущенных Риком. Затем раненый ученый упал, но примерно на середине падения изменил траекторию, как будто бы спрятавшийся где-то полтергейст пнул бедного представителя науки невидимой телекинетической ногой в сторону Рика. Но мутант здесь был не причем. Просто бедняга ученый словил вражескую пулю, предназначавшуюся Рику. Фортуна подарила долговцу еще один шанс, и тот вовсе не собирался его упускать. Пока враг соображал, что произошло, Рик выхватил РУГ-3 и, вдавив предохранительную кнопку, швырнул его в сторону незнакомца. Полтергейст, наивно полагая, что имеет дело с обычной лимонкой, завладел ей и прежде чем вернуть ее хозяину, решил разогнать «гренку» получше, дабы враг не вздумал опять стрелять по взрывоопасному цилиндрику. Сделав такие умозаключения, полтергейст подтянул РУГ-3 поближе к себе, и едва граната оказалась в опасной близости к убийце Онегина, Рик вдавил кнопку дистанционного пульта гранаты. Взрыв был слабый - Рик не успел подкрутить ручку регулятора мощности, но и этого хватило, чтобы опрокинуть противника взрывной волной. Слепой пес уже подбиравшийся к Рику испуганно замер, и последний оставшийся на ногах ученый смог его подстрелить. Затем ученый кинулся прочь от места заварушки. Псевдособака побежала за ним.

В этот момент полтергейст, прятавшийся где-то за вертолетом, наконец-то явил себя, вылетев по широкой дуге к месту основных событий. Похоже, мутант-телекинетик напугался взрыва гранаты и безрассудно подставил свое тело, напоминающее комок молний, под обстрел. Рик схватил пистолет погибшего ученого и тремя точными выстрелами уничтожил полтергейста. Гибель мутанта больше всего напоминала праздничный фейерверк, только вместо цветных искр здесь были маленькие молнии. Рик невольно зажмурился, чтобы не ослепнуть от зрелища, по яркости свечения, сопоставимого с электросваркой. Раненный Анджеем снорк, уже потихоньку подбирающийся к Рику, испуганно взвизгнул и убежал, вернее, упрыгал восвояси. Незнакомца в черном обмундировании вроде бы не было видно.

Рик, пользуясь замешательством в стане противника, скинул с себя труп, схватил автомат и побежал к вертолету. Хорошенько дернув дверь, Рик сумел сломать насквозь проржавевший замок и забраться внутрь погибшей винтокрылой машины. Едва Рик оказался внутри, он упал на пол, чтобы противник не мог достать его пулями через иллюминатор. В этот же миг внутрь вертолета влетела граната. Рик резко крутанулся, как будто танцевал брейк-данс и отфутболил гранату в конец фюзеляжа. Раздался взрыв. Ударная волна подхватила Рика и внесла его в кабину. Через давно разбитые окошки сталкер в черном был хорошо виден. Судя по всему, он здесь был один, без сотоварищей. Рик, почти не целясь, выпалил очередь из автомата. Сталкер упал в траву и начал ответный огонь. Пули загрохотали по кабине, рикошетя от развороченных пультов. Рик быстро смекнул, что в кабине находиться опасно и кинулся в фюзеляж. Металлический звон пуль в кабине не прекратился, из чего Рик сделал вывод, что его маневр остался незамеченным. Долговец перебежал в хвостовой отдел вертолета. Здесь был огромный разгрузочно-погрузочный люк, теперь выбитый гранатным взрывом. Рик выпрыгнул через проем и занял очень удобную стрелковую позицию. Но он успел сделать лишь пару выстрелов, после чего услышал сзади топот приближающегося мутанта. Рик сиганул обратно в проем.

Два гранатных взрыва, один из которых произошел внутри вертолета, а другой рядом с ним, по-видимому, серьезно повредили основание вертолетного хвоста. Теперь, когда вовнутрь вертолета прыгнул человек, возникшая вибрация окончательно обрушила хвост, и упавшая прямо на голову мутанту - им оказался псевдопес, уже проглотивший пистолет и потихоньку переваривающий вороненую сталь, труба, развеяла боевой настрой мутанта. Пес, получивший сегодня сполна, поспешил ретироваться в ускоренном темпе. Таинственный сталкер, по-видимому, поступил аналогично, потому как, осторожно выглянув в иллюминатор, Рик не обнаружил никаких признаков жизни. Долговец достал КПК и нажал кнопку экстренного вызова подмоги.



Глава 2. Нападение на станцию.

Чай был вкусным. Явно чувствовалось, что помимо заварки в него положил каких-то душистых трав. Видимо, ученый с мировым именем, исследователь Зоны Сахаров знал не только химические, но и кулинарные особенности болотных трав. Единственное, что смущало Рика, так это то, что все травы, произрастающие в окрестностях Чернобыля, были радиоактивными. Впрочем, с Сахарова станется заказывать травы с Большой Земли. Рик представил, как на крышу станции садится вертолет, и суровые наемники выгружают траву. Хотя наемничьи вертолеты действительно садятся на крыше станции, привозя научное оборудование. Почему бы им ни захватывать с собой траву? Такой человек как Сахаров может позволить себе удовлетворять свои маленькие прихоти.

- Ну, молодой человек, рассказывайте, - Сахаров, наконец, закончил что-то печатать на компьютерной клавиатуре и обратил свой взор к раненому долговцу. Полковник Воробьев ободряюще кивнул Рику. Сахаров недовольно покосился на Воробьева - ученый чувствовал себя некомфортно, когда в святая святых научной станции на Янтаре - в кабинет Сахарова, заходили посторонние люди, да еще и с оружием. Но спорить с долговцами Сахарову не хотелось, и он смирился с их присутствием здесь, хотя и недовольно хмурился, каждый раз, когда кто-то из них проявлял свое присутствие.

- Странная какая-то история, - начал свой рассказ Рик.

- Чем странная? - вкрадчиво осведомился Сахаров.

- Комплектом наличествующих мутантов. На нас напали слепой пес, две псевдособаки, кровосос, два снорка и полтергейст.

- Странная компания, - согласился Воробьев, - Обычно в стаи объединяются лишь однотипные мутанты.

- Однако контролеры и псевдособаки способны контролировать других мутантов, - возразил Сахаров.

- Контролером там даже и не пахло: он бы взял нас под ментальный контроль и каюк нам. А псевдособака в стае мутантов может быть лишь одна. На нас напали две.

- Странно, - покачал головой Воробьев.

- Иногда псевдособаки объединяются, чтобы держать под контролем большую стаю мутантов, - вновь встрял Сахаров.

- Только там не было большой стаи мутантов. Не было.

- А что было? - осведомился Воробьев.

- Человек. Человек, который хотел нас убить. Человек, которого не трогали мутанты.

Ученый и долговский полковник непонимающе уставились на Рика.

- Я думаю этот человек, - пояснил проводник, - Умеет контролировать мутантов.

- Бред, - покачал головой Воробьев.

- Почему же бред, - опять заспорил Сахаров, - Если контролеры и псевдособаки обладают власть над аномальным зверьем, значит, есть метод. Почему же человек не мог его освоить?

Воробьев, прищурившись, посмотрел на ученого, но не успел ничего сказать, потому что на рабочем столе Сахарова вспыхнула зеленая лампочка. Это значило, что у профессора посетитель.

- Пошли, - бросил Воробьев своему подчиненному.

Рик встал со стула, с сожалением поставил на стол стакан чая и, накинув куртку, направился за полковником вглубь станции. Проходя через лабиринт узких боксов, набитых научным оборудованием, Рик погрузился в тяжелые мысли. Рядовая экспедиция к сердцу болот закончилась крайне неудачно. Из шестерых человек, отправившихся в путь, двое уже не вернулись. Это были один из ученых, закрывший своим телом Рика от пули врага, и капитан «Долга» Онегин. Из выживших легче всего отделался ученый, убежавший в конце сражения с поля битвы, но вовремя понявший, что у вертолета безопасней, чем среди топей в веселой компании мутантов, и вернувшийся. Относительно легко отделался и сам Рик - рана в плече была несерьезной. Чуть меньше повезло второму ученому - его хорошенько обработали собачки в начале схватки, однако в ее продолжении он просто лежал на земле у вертолета в стороне от основных событий. Но серьезней всех досталось Анджею. После встречи с кровососом он лежал в медицинском боксе станции и находился в крайне тяжелом состоянии. Рик и все долговцы надеялись, что профессор Сахаров, его медицинский талант и аномальные лекарства Зоны помогут товарищу выкарабкаться, однако пока обнадеживающих вестей не было.

- Значит, на снорка с псевдожучкой врукопашную ходил, да? - вывел Рика из раздумий голос Воробьева.

- Ну.

- Мцыри ты недоделанный, лейтенант Курбатов, вот ты кто.

Рик по опыту знал, что если Воробьев начинает непонятно шутить и называть своих подчиненных не радиопозывными, которые давно укоренились в их отряде в качестве прозвищ, а по уставу - со званием и фамилией, это говорило о крайней задумчивости полковника. Таинственный сталкер с феноменальными способностями и непонятными намерениями явно напугал командира.

Рик и Воробьев пошли через бронированную железную дверь отделявшую «прихожую» станции, куда был доступ посторонним, от лабиринта научных помещений. Еще одним подобным разделителем, точнее соединителем, было окно в стене кабинета Сахарова, через которое хозяин лаборатории общался со своими визитерами. Сейчас, визитером Сахарова был какой-то сталкер, и, идя по изогнутому коридору станции, Рик с Воробьевым услышали:

- Вот еще что, Сахаров, вы же сотрудничаете с «Долгом», да? Не мог бы я воспользоваться их услугами?

Через секунду послышался ответ ученого:

- По этому поводу договаривайтесь с ними сами.

Рик встал как вкопанный, возмущенный наглостью сталкера. Воробьев дернул проводника за рукав, мол, пошли отсюда, ничего хорошего здесь нет. Долговцы прошли через две двери, отделенные шлюзовым тамбуром и вышли во двор станции.

Сама станция представляла собой усеченную многогранную пирамиду, окруженную высоченным забором из листового железа. В заборе были гостеприимно распахнутые ворота, рядом беспорядочно валялись старые разодранные матрасы, на которых уютно устраивались часовые в отсутствие тревоги. Сейчас дежурило звено Муравьева, и долговцы приветливо замахали руками, увидев выходящих из дверей товарищей. Рик и Воробьев кивнули в ответ и направились к пристанищу долговцев Янтаря - небольшому домику, сооруженному из двух железнодорожных вагонов. Тащить эти вагоны пришлось от самой «железки», и. несмотря на облегчающие вес артефакты, которые любезно выделил Сахаров, сооружение базы было весьма нелегкой задачей. Вагоны, двадцать с гаком лет пролежавшие на сырой земле, выглядели очень плачевно, и Рик подозревал, что едва только мутанты смогут забраться за забор станции, вагончикам придет конец. Однако пока хлипкое сооружение успешно защищало бойцов группировки «Долг» от холода и Выбросов.

Рик и Воробьев зашли в один из вагонов через узкую дверь и попали в небольшой тамбур. За правой стенкой тамбура мерно гудели компрессоры, благодаря которым в долговском обиталище можно было ходить без респиратора. Долговцы протиснулись через еще одну узкую дверь в «переодевалку» - довольно крупную часть вагона, заставленную небольшими шкафчиками. У каждого члена их группировки был здесь свой. Рик и Воробьев подошли каждый к своему шкафчику и сняли боевое обмундирование: сначала убрали оружие, затем сняли сапоги, стянули тугие пояса, не позволяющие отравленному воздуху подтекать под полы куртки, избавились от респиратора и брони. Теперь оба были одеты «по-домашнему» - легкий костюм, напоминающий спортивный, кроссовки. Долговцы прошли через двойную дверь и попали во второй вагон - непосредственно жилой. Здесь вдоль стен были расставлены двухэтажные панцирные кровати, в дальнем конце вагона был письменный стол, небольшой запас продуктов, мастерская механика. Настроение у всех было понурое - капитана Онегина здесь знали как замечательного человека и хорошего друга, к тому же всех волновала судьба Анджея. Рик подумал, что хорошо бы умыться, но идти к умывальнику было лень, и едва Рик подошел к своей кровати, он обессилено плюхнулся на нее. Пружины жалобно заскрипели. Уставший после утренней заварушки долговец закрыл глаза, и в этот же момент истерично заверещал звонок. Сонливость пропала в один миг. Звонок этот использовался крайне редко, и нужен был на тот случай, если долговцы решат запереться в своем укрытии, а кто-то из них останется снаружи. При помощи звонка, управляемого кнопкой рядом с дверью, отставший товарищ мог попросить открыть ему дверь. Взгляды долговцев вопросительно уставились на Воробьева, но и сам полковник не понимал, кому это взбрело в голову трезвонить «Долгу» в двери.

- Пойду посмотрю кто там.

Воробьев вышел и несколько минут отсутствовал. Когда он вернулся, он был раздражен как никогда.

- Какой-то сталкерский наглец вздумал использовать нас как наемников! - с ходу выпалил он.

- Это как?- не понял Птаха.

- Хотел воспользоваться нашими услугами за деньги! Никогда «Долг» не будет продаваться!

- Послал бы его к наемникам, - лениво зевнул Рик.

- Так я его и послал. А он стал мне втирать, что ему нужен проводник, а лучшие проводники у «Долга».

- Точнее единственные, - вставил Рик.

«Долг» действительно был единственной группировкой, которой необходимы были услуги проводника, поскольку без них невозможно было ходить по радиоактивным топям Янтаря. Во всей остальной Зоне в качестве проводников использовались просто опытные сталкеры, а услуги специалистов не были нужны.

- Интересно, зачем ему проводник? - удивился Птаха.

Воробьев лишь пожал плечами.

Усталость снова навалилась свинцовой гирей на одного из немногих профессиональных проводников Зоны. На человека, который зачем-то был очень нужен неведомому сталкеру.

- А этот тип больше ничего не сказал? - уже засыпая осведомился Рик.

- Он сказал, что его зовут Фейерверк, и что если мы передумаем, то искать его следует на базе сталкеров вблизи НИИ Агропром.

Рик проснулся от рева сирены. «Это что тревога?» - сквозь сон подумал он. «Или мне снится?» Хотя Рик и служил в «Долге», чей порядок был приближен к армейскому, вставать по сирене он так и не научился. Усталость цепко держала долговца, не давая вынырнуть из сонного омута. Однако когда Рика стали трясти товарищи, проводник понял, что жизненно необходимо просыпаться, раскрыл глаза и быстро спрыгнул с кровати, чтобы не было искушения вновь уронить голову на подушку. Бойцы «Долга» торопливо одевались вокруг. Рик поискал глазами свою одежду и с удивлением понял, что уснул одетый - утренняя схватка с мутантами все-таки сильно измотала его физически и психически. Рик потряс головой, гудящей как высоковольтный трансформатор, и быстрым шагом вышел в «переодевалку». Несмотря на срочность, здесь пришлось на минуту задержаться - все-таки влезть в защитную амуницию дело небыстрое.

Выйдя из вагона, Рик увидел причину тревоги: дозорные уже не сидели на матрасах, они стояли плотной стеной и ожесточенно отстреливались от прущих из-за ворот зомби и снорков. Выбегающие из базы долговцы присоединялись к ним, либо поднимались по небольшим лестницам на крышу станции, где была сооружена вертолетная, а по совместительству и снайперская площадка. Над двором станции звучало противное мерное звяканье. Рик догадался, что мутанты ломают забор, и поспешил на звук. Через мгновение проводник обогнул угол станции и увидел, что металлические пластины забора были измяты как скомканная бумага. В этот же момент забор с грохотом обвалился и во двор станции вошел довольно редкий мутант. Надо сказать, слава Богу, что редкий. Это был псевдогигант. Треугольный хвостик и голова, вросшая в туловище, придавали телу мутанта каплевидную форму. Чудище попирало земную твердь нижними конечностями, выглядевшими сумасшедшей пародией на человеческие руки, чуть выше висели крохотные верхние конечности твари. Псевдогигант бешено вращал глазищами, озираясь вокруг. Под шелушащейся коричневой кожей рельефно перекатывались тугие мышцы. Развороченный забор наглядно демонстрировал силу этих мышц. Рик полоснул по псевдогиганту автоматной очередью. Пули оставили цепочку круглых шрамов…и все. Псевдогигант удивленно похлопал глазами и, приняв решение, попер на Рика. Несмотря на неповоротливость этого самого большого порождения Зоны, бегало чудище довольно быстро. Стопы (или ладони?) монстра зарывались в глубокий слой зыбкой грязи, потом с хлюпающим звуком извлекались мутантом оттуда. Рик понял, что пора драпать. Долговец успел добежать до лесенки и даже подняться на несколько ступеней-скоб, когда почувствовал совсем рядом дыхание мутанта. Рик ужаснулся: это какое должно быть дыхание у этой твари, чтобы оно чувствовалось через бронированную ткань куртки! Кажется, удача окончательно отвернулась от одного из лучших проводников Чернобыльской Зоны, лейтенанта группировки «Долг» Владислава Курбатова по прозвищу Рик. Или еще можно побороться? Рик охваченный страшным желанием жить выполнил простейший прием из арсенала начинающих поклонников паркура: быстро перебираем ногами по скобам, держась руками за одну из них. Секунда - и ноги и руки Рика находятся на одной скобе, еще секунда - и ноги Рика выше его рук. Приняв такую мудреную позу, Рик оттолкнулся от лестницы, сделал нехитрое сальто в воздухе и очутился на макушке псевдогиганта. Однако праздновать было рано - бронированная шкура монстра оказалась весьма скользкой. Рик вонзил мутанту в макушку нож, однако тот завяз, едва пройдя несколько миллиметров. Уже соскальзывая, долговец решил сделать мутанту гадость и пнул его в глаз. С таким же успехом мог бы попинать стену - мутировавшая роговица тоже оказалась весьма прочной. Однако псевдогигант решил избавиться от армейского ботинка в глазу и захлопнул свои глазищи. Огромное веко зацепило ногу проводника и втащило Рика обратно на макушку монстра. Рик, не долго думая, выхватил РУГ-3 и повесил его на крючок в рукояти ножа за кольцо недистанционного подрыва. Затем долговец аккуратно, чтобы не покалечиться, скатился с мутанта и начал потихоньку отползать. Чудище негодующе взревело, и, встав на одну ногу (или все-таки руку?), задрало другую, чтобы расплющить назойливого человечка. В этот момент Рик нажал кнопку на пульте дистанционного подрыва. Псевдогигант покачнулся и сделал несколько мелких (по его масштабам мелких, конечно) шагов назад. В его приплюснутой голове красовалась неплохая воронка, однако, судя по тупости этого создания, мозг у него был далеко не жизненно важным органом. Тварь ослепла и оглохла, однако, автономные мозговые центры ног (или это руки у него такие?) несли псевдогиганта по направлению «вперед». То есть на Рика. Проводник сидел в липкой болотной грязи объятый ужасом, не в силах пошевелиться. В этот момент кто-то из ребят сверху, у кого был подствольник, запустил в монстра гранату. Мутант содрогнулся, неподвижно встал, прекратив вертеть свои страшные глазища. И начал медленно заваливаться набок. Рик еле успел откатиться. Огромная туша коснулась земли, земля содрогнулась, и огромная грязевая волна захлестнула Рика с головы до ног.

Рик тяжко застонал. Ему показалось, что его голова и позвоночник изнутри пустые, в них кто-то сидит и немилосердно натирает внутреннюю поверхность наждаком. Боль расползалась по телу пульсирующими волнами. Рик почувствовал себя несчастным выродком из известного романа Стругацких. Самое интересное было то, что никаких травм Рик не получал. Просто сам организм кричал ему: «Оставь меня в покое!» Однако оставаться в покое, пока твою базу захватывают полчища мутантов, было занятием не только низким, но и смертельно опасным. Превозмогая боль в теле, Рик вылез из грязевой ванны и, смахнув одним движением руки грязь с противопылевых очков, осмотрелся. Ничего хорошего он не увидел: псевдогигант слабо пошевеливался (вот живучее ведь существо!), сквозь огромную дыру в заборе во двор валились зомби и снорки, ребятам у ворот приходилось теперь воевать на два фронта. Автоматная очередь выбила рядом с Риком ряд грязевых гейзеров, и мозг долговца заработал активнее. До спасительной лесенки было рукой подать, но ползти туда в компании мутантов было безнадежным делом. Поэтому Рик побежал в противоположном направлении, к куче строительного мусора. Воробьев не хотел убирать ее под предлогом, что та может помочь в бою. Каким образом гора заржавелой арматуры и стопка бетонных плит способны помочь в бою, не понимал никто, и на станции бытовало мнение, что Воробьеву просто лень убирать мусор. Однако сейчас эта куча могла стать для Рика спасительной. Чтобы не оказаться добычей прыгучих снорков бежать пришлось низко присев, как будто танцуя гопака. За несколько секунд Рик подбежал к стопке и запрыгнул на нее. В этот же миг спрыгнул обратно, потому что к плитам направил свои прыгучие стопы снорк. Но несмотря на всю свою прыгучесть, над инерцией мутант не был властен, и не найдя своей жертвы на плитах, он просто пролетел над ними, со звоном свалившись на арматуру. Не дожидаясь исхода битвы «снорк vs арматура» Рик перебросил через плиты гранату.

Рик не был знатоком сопромата и на вопрос: «Что будет если под стопкой бетонных плит подорвать гранату?» ответил бы, что с равной вероятностью, либо ничего не будет, либо стопка рассыплется полностью. Не угадал. Стопка осталась стоять непоколебимо, а верхняя плита сдвинулась, накренилась под силой собственной тяжести и рухнула. Однако и с обрушением получилось не совсем гладко: одним своим ребром плита так и осталась на стопке, в результате чего получилось что-то вроде навеса. Под этот железобетонный навес Рик незамедлительно и нырнул. Очень вовремя, потому что в этот же миг по плите свинцовым дождем застучали пули.



Рик пролез под навесом и высунулся с другой стороны, прицелился в голову ближайшему зомби, нажал на спуск и…ничего. Проводник с удивлением посмотрел на свое орудие: несчастный автомат заклинило после принятия грязевой ванны. Рик потянулся за пистолетом, но и тут была неудача. Полезная, в принципе, привычка открывать фиксаторы кобуры перед боем сыграла с долговцем злую шутку - «Уолкер» вывалился во время сумасшедшего сальто.

Рик выругался и затравленно осмотрелся вокруг. Решение нашлось рядом же: долговский вагончик. Для укрытия от мутантов он явно был не годен, но у Рика родилась идея получше. Проводник снял перчатки и прицепил их к куртке специальным ремешком. Затем вздохнул настолько глубоко, насколько это позволял респиратор, и, выскочив из своего укрытия, побежал к вагонам. Затем быстро залез на вагонную крышу, разбежался и прыгнул. Забор больно ударил долговца, но Рик успел схватиться за его верхнюю кромку и теперь висел. Радуясь, что ребята так и не сделали колючую проволоку поверху, подтянулся и залез на забор. Далее по забору подполз к воротам и спрыгнул на землю. Птаха выхватил пистолет и кинул его безоружному товарищу. Рик начал целиться в мутантов, но в этот момент из наушников зазвучал голос Воробьева:

- Общий отход!

Бойцы, стоявшие на крыше станции, начали спрыгивать на крышу шлюзокамеры, а уже с нее на землю. Когда все долговцы оказались рядом, они начали по одному заходить в станцию. Последним, закрыв за собой дверь, зашел Воробьев.

Глава 3. Властелин.

За те полтора года, что Рик провел в Зоне, ему приходилось просыпаться и в заброшенных строениях, и в подвалах, и под открытым небом. Однако спать на станции ученых ему еще никогда не доводилось. Поэтому, открыв глаза, он не сразу понял, почему вместо привычной металлической сетки койки соседа сверху в долговском вагоне, перед глазами волнистый потолок с круглыми галогенными лампочками. Сон потихоньку отступил и Рик уже отчетливо вспомнил вчерашний день.

Долговец освободился от спального мешка, предоставленного Сахаровым, и, свернув его (мешок, конечно, а не Сахарова), положил около «аквариума», как в шутку называли долговцы стеклянный шкаф с образцами защитных костюмов. По станции угрюмо бродили ребята - дежурные и те, кто привык вставать рано. Кто-то еще спал - со всей этой канителью про распорядок совсем забыли.

Рик зашел в кабинет к Сахарову, узнать обстановку. Хозяина в кабинете не было. На рабочем столе ученого, рядом с неугомонной крысой в колесе стоял выключенный ноутбук. Проводник решил, не дожидаясь Сахарова, подключиться к обзорным камерам и посмотреть, что творится вокруг станции. Однако едва Рик включил компьютер, комп запросил пароль. Проводник потянулся к кнопке выключения, но внезапно из-за спины раздался голос:

- Осел.

Рик развернулся, подпрыгнув от неожиданности. В дверях стоял Сахаров, одетый в халат. На этот раз халат был не докторский, а голубой пижамный. В руке великого ученого дымилась кружка кофе.

- В смысле, осел? - не понял Рик.

- Пароль «осел», - объяснил Сахаров, - Вы же собирались посмотреть, что снаружи. Набирайте, не бойтесь, у меня на компьютере тайн нет.

- Зачем тогда пароль, если тайн нет?- проворчал Рик.

- Чтобы не лазил кто попало. Набирайте, набирайте.

Рик набрал пароль. Ученый поставил кружку на стол, нажал несколько кнопок на клавиатуре, и на экране ноутбука появилась картинка с внешних камер станции. Ничего хорошего там не наблюдалось: вагоны, как и предполагал Рик, разнесло в щепки, снорки доламывали искромсанный забор, по двору деловито ходили зомби, а псевдогигант, которому начисто снесли башку, за ночь отрегенериовался и успел уползти на добрых четыре метра.

В кабинет вошел Воробьев. Мельком глянул на экран, потом сказал:

- Сейчас связался со штабом. В общем, штурмовики выполнили свое задание и уже возвращаются на основную базу. Потом они будут отдыхать, а к шести часам вечера придут на Янтарь спасать нас.

У Рика отлегло от сердца - элита «Долга» - аварийный штурмовой отряд готов был помочь. Правда, не ранее чем через восемь часов. Из-за этого волнение Рика никак не желало ходить на нет.

- А если мутанты атакуют нас до шести вечера?

- Что-то вялые они…- ответил Воробьев, - Не знаю насчет шести вечера, а вот в ближайшее время нападать они на нас не будут. Да если и нападут - ничего страшного. Шлюзокамера узкая, они там начнут толкаться, а мы засядем с чем-нибудь потяжелее и будем их вырезать по одному.

- А где мы возьмем «что-нибудь потяжелее»?

- Да у Сахарова. Ведь вы нам дадите, профессор?

Сахаров странно всхлипнул и затрясся всем телом, что-то бормоча.

- Да не тряситесь вы, Сахаров. Мы про ваши грешки с торговлей оружием у нас за спинами все знаем. И даже простим их вам, если вы нам сейчас поможете. Что у вас самое тяжелое в арсенале?

- Пулемет.

- Пулемет? Замечательно. А еще?

- Да так… Обычный набор сталкера-ветерана: ВАЛы, «Громы».

- Там снорки да зомби, - засомневался Рик - Это нормально. А ежели кто пострашнее подтянется.

- Влад, ты знаешь, какая вероятность, что к нашей станции припрется кто пострашнее именно сегодня, когда у нас тут такой пикник? - лекторским тоном проговорил Воробьев.

- Иван Кузьмич, а если мутанты скоординируется!

- Мутанты слишком тупы, чтобы координировать свои действия! - рявкнул полковник.

- Да после вчерашней истории с вертолетом, я в это уже не верю! Да и псевдогигантик на странные размышления наводит.

Воробьев с секунду задумчиво постоял, затем взял кружку Сахарова и залпом выпил кофе. Потом развернулся на каблуках и вышел.

Многие сталкеры уверены, что в научной базе на Янтаре обитает лишь один человек - Сахаров. Эти сталкеры, похоже, никогда не задавались вопросом, откуда в Зоне берутся научные экспедиции и, куда они потом деваются. На самом деле, ученых в здании станции было человек двадцать, не меньше. Просто они никогда не показывались на глаза. Сахаров сидел в своем кабинете, а за стенами опытные помощники великого ученого проводили сотни экспериментов, развеивая старые тайны Зоны, и параллельно открывая новые. Однако сейчас вся научная деятельность на станции была свернута. Ученые забились в самые дальние боксы и предоставили станцию в распоряжение расположившихся на постой долговцев. Сахаров выделил бойцам свой запасной ноутбук, и кто-то уже вовсю рубился в «Казаков» от GSC, в библиотечке ученого, среди научных томов нашлись книжки Глушкова и Шалыгина, Воробьев лично занялся извлечением нелегального оружия из тайников Сахарова, и часть ребят разглядывала модернизированное вооружение. В общем, «Долг» был готов к восьмичасовой осаде. Сам Рик и еще несколько бойцов расположились в одном из проходных боксов с шахматами. Влад вспомнил привитые в детстве навыки и довольно быстро стал чемпионом среди товарищей. Он играл с долговязым Птахой, когда в их бокс вошел Муравьев, долговский капитан, чье звено вчера героически держало оборону у ворот до прибытия подкрепления.

- Где Воробьев? - осведомился капитан.

Птаха лишь махнул рукой, чтобы незваные посетители не мешали мыслительному процессу - шахматы с трудом давались глуповатому бойцу.

Муравьев ушел, а через пару минут сквозь бокс быстрым шагом прошел полковник. Рик сразу понял, что что-то случилось.

- Сдаюсь, - сказал он, опрокидывая короля, встал и пошел вслед за Воробьевым. Полковник, как оказалось, направлялся в кабинет Сахарова. Рик встал у приоткрытой двери и приготовился слушать. Однако за дверью царила тишина. Вдруг дверь кабинета распахнулась. Рик испуганно подскочил, силясь придумать оправдание, но полковник, кажется, не собирался устраивать нерадивому подчиненному разнос.

- Курбатов, идите сюда.

Полковник подвел Рика к ноуту и показал на экран. На экране в милом окружении мутантов, широко расставив ноги, стоял человек в черном бронекостюме без опознавательных отметок и размахивал рукой.

- Старый знакомый, - прошептал Рик.

- Что это у него в руке?

- Кажись КПК.

- КПК?

- Полковник, а ваш КПК активирован? - спросил Сахаров.

- Нет.

- Может, стоит активировать?

Воробьев достал из кармана свой карманный компьютер и надавил на выключатель. На экранчике высветилось сообщение, о том, что кто-то вызывает Воробьева на прямую связь. Полковник нажал на кнопку «Информация». Данные, предоставленные компьютером, сильно удивили Рика. В каждом КПК есть небольшая анкета, в которую пользователь заносит основные данные о себе: имя, радиопозывной, прозвище, группировка, звание. Поскольку все КПК объединялись в единую сеть, то эту анкету можно было прочитать и с чужого КПК. Такую систему придумали как своеобразную альтернативу системе «свой - чужой», да и на случай, если двум незнакомы сталкерам, нужно было срочно вступить во временный альянс. Большинство сталкеров пренебрегали эту возможность КПК, но если кто и заполнял анкету, то тут было большое раздолье для последователей дедушки Фрейда. В данном случае был вообще шедевр. В разделе «Информация» КПК выдал лишь одно слово: властелин. И все. Понимай, как хочешь.

Воробьев и Рик переглянулись. Во взгляде неустрашимого вояки Воробьева явно читался испуг.

- Говорите, - прошептал Рик.

Воробьев кивнул и нажал на кнопку принятия связи. Из крохотных динамиков КПК зазвучали привычные звуки Зоны: чавкали топи, бормотали зомби, лаяли снорки. Среди этой какофонии невнятно зазвучал голос таинственного Властелина. Затем отчетливо раздалось «Заткнитесь вы все!». Звуки мутантов исчезли. В кабинете Сахарова повисла тишина. Воробьев посмотрел на Рика. Похоже, незнакомец действительно умел контролировать мутантов и сейчас наглядно это продемонстрировал. Вот уж действительно - властелин. Тем временем из КПК раздался голос. Респиратор Властелина делал его голос металлическим, что еще больше делало страшными его слова.

- На станции ученых находится проводник по имени Рик, - вещал незнакомец, - Мне нужен его труп. Сейчас он выйдет наружу, и я его убью. У вас есть два часа на раздумье. Потом приходит псевдогигант, ломает шлюзокамеру, в станцию влетают огненные полтергейсты и выжигают все ваше логово насквозь. Два часа. Время пошло.

Рик сглотнул и поднял глаза. Через окно в кабинете на него смотрели ребята из группы. Они все слышали. Ребята из группы, с которыми он делит жилище и еду, ребята, с которыми он так и не успел толком подружиться… Ребята, которым суждено погибнуть, потому что их проводник, сам того не поняв, перешел дорогу какому-то ублюдку.

- Ну, я пошел, - внезапно севшим голосом сказал Рик.

- Куда это? - нахмурился Воробьев.

- Туда. К тому. К Властелину.

- Влад, не пори горячку.

- Да нет, так будет лучше.

- Лейтенант Курбатов, отставить! - рявкнул Воробьев, - Ребят, следите, чтобы он не наделал глупостей с перепугу. К шлюзокамере близко не подпускать! Сахаров, у вашей консервной банки запасный выходы есть?

- Нет по-моему… Хотя нет! Есть! Люк на крышу.

- Отлично. Вадик, возьми «ВАЛ» сними этого черного.

- Товарищ полковник, - обратился Рик, - Можно я сам?

- Не понял?

- Не хочу подвергать Вадика опасности. Все-таки этот Властелин - мой враг.

- У «Долга» только один враг - Зона! Человека, который умеет управлять мутантами, тоже можно отнести к порождениям Зоны, так что он наш общий враг.

- Расслабься, Рик, - ободряюще улыбнулся снайпер их отряда - верзила-бородач Вадик, - Снайперкой работать - моя должность.

Рик почувствовал, как к нему возвращается сила духа. Кажется, немедленно умирать не придется. Проводник тоже улыбнулся.

- Вадь, спасибо конечно, но… Если хочешь помочь - засядь в шлюзокамере с пулеметом, а со снайперкой я сам разберусь.

Вадик улыбнулся, и к Рику вернулся боевой настрой. Хотелось, бежать, прыгать, уворачиваться от пуль, прикрываться от взрывов. В крови закипел адреналин.

- Готовьте оружие.

Болт сорвался с намагниченного кончика отвертки и свалился на пол. Рик поискал глазами следующий, и, не найдя, понял, что выкрутил все болты. Проводник слегка нажал на крышку люка - он немного приподнялась. Рик отдал отвертку Птахе и стал потихоньку сдвигать крышку. Конечно, проще было бы просто открыть ее, но чтобы не привлекать внимание лишний раз, решили выкрутить болты и потихоньку сдвинуть крышку.

Наконец крышка была сдвинута, и в квадратный проем стало видно пепельное небо Зоны.

- Готов? - спросил Рик, натягивая перчатки. Небольшой микрофон, закрепленный в респираторе и подключенный к КПК, передал голос по адресу - к Вадику на наушники. В тот же миг из своих наушников Рик услышал ответ:

- Всегда готов!

Рик взял из рук Птахи «ВАЛ» и крикнул:

- Открывай!

Воробьев, слушавший разговор через свой КПК, нажал на кнопку. Сервомоторы шлюзокамеры открыли внешнюю дверь. Загрохотал пулемет. Мутанты всполошились, и Рик, пользуясь замешательством, вылез на крышу.

- Готов, - шепнул он. Грохот прекратился, Воробьев закрыл дверь. Рик по-пластунски подполз к краю крыши. Мутанты испуганно бегали по двору, Властелин пятился к чудом уцелевшим воротам, его рука тянулась к кобуре. Рик выстрелил. Пуля попала врагу в грудь, тот опрокинулся и покатился к воротам, спешно ретируясь. Рик выстрелил еще раз, запоздало жалея о собственной недавней браваде - Вадик давно бы уже прикончил этого гада. Вторая пуля, выбив фонтанчик грязи, ушла в землю. Незнакомец укатился за уцелевший сегмент забора.

- Огонь! - заорал Рик. Сервомоторы открыли дверь, и вновь загрохотал пулемет. Мутанты, оказавшись под градом свинца, пронзительно заорали.

- По забору! - кричал Рик, - По забору!

Вадик быстро понял, что от него требуется и за две секунды обрушил забор. Властелин, похоже, был готов к подобному обороту событий и мгновенно вскинул свой «Уолкер». Рик, решив не торопиться, откатился на пару метров вправо. В этот же миг, там где он раньше лежал, просвистели две пули. Дальнейшего сопротивления не последовало: Властелин лежал на земле, укрываясь от пулеметного огня. Рик прицелился «черному сталкеру» в голову, но тут шквальный огонь скорострельной машинки затих. Рик понял, что Вадику срочно требуется помощь, но предоставлять Властелину свободу было нельзя. «Три секунды подождет» - решил Рик и нажал на спусковой крючок. Но пуля, предназначавшаяся, чтобы оглушить противника, попала в мутанта. Рик сделал еще один выстрел. С тем же успехом. Проводник оторвал взгляд от прицела. Его глазам предстало удивительное зрелище: мутанты собирались в живой щит вокруг своего хозяина. «Тремя секундами не обойдешься» - подумал долговец и поспешил на помощь Вадику.

Вадик лежал на полу шлюзокамеры, на него наседал снорк. Конкретно так наседал. Рик пальнул по снорку, сожалея, что из оружия только снайперка. Снорк прекратил терзать Вадика и кинулся на Рика. «Что-то много тесных контактов со снорками» - невесело подумал Рик, падая под напором тяжелого, почти человеческого тела. У снорка, похоже, были самые что ни на есть гастрономические планы насчет долговского проводника, но очередь из пулемета обломала снорку все эти планы.

- Не стреляй, - крикнул Рик. Огонь прекратился, и проводник вбежал в шлюзокамеру. Вадик стоял перед стальным орудием, держа на весу израненную руку.

- Воробьев, впусти нас, - в пылу битвы Рик даже не заметил, что назвал непосредственного начальника на «ты». Внутренняя дверь шлюза распахнулась, Рик с Вадиком секунд за пять втащили тяжеленный пулемет вогнуть станции, освобождая проход. Вооруженные новой амуницией «от Сахарова» долговцы выбегали во двор. Послышалась ожесточенная стрельба.

- Иди к Сахарову, - бросил Вадику Рик, схватил из кучи сложенных на полу автоматов один «Гром» и кинулся наружу. Перед шлюзокамерой все уже было расчищено, кто-то из ребят встал в оцепление, чтобы мутанты вновь не наводнили опустошенную территорию, кто-то грохотал автоматами слева и справа от станции. Рик подбежал к воротам, нелепо стоящим среди обломков забора и огляделся. Властелин улепетывал к туннелю под насыпью. Рик пустил ему вслед очередь, но ни одна пуля не догнала повелителя мутантов.

- Товарищ полковник, разрешите обратиться, - по-уставному четко отчеканил Рик, готовясь к длинному спору.

- Чего тебе? - спросил Воробьев, не отрывая глаз от редкого зрелища: долговцы временно переквалифицировались из бойцов в строителей и, доломав искромсанный мутантами забор, сооружали новый из запасных сегментов, до которых мутанты к счастью не добрались.

- Товарищ полковник, из событий последних двух дней ясно, что у нас появился опасный враг. Самое опасное то, что мы не знаем его намерений.

Воробьев согласно кивнул, как бы разрешая продолжать.

- Он нападал на нас два раза, и оба раза его губила самоуверенность. Можно предположить, что он нападет в третий раз, и тут уж будьте готовы: он приготовит для нас целую армию мутантов. Теперь легким испугом не отделаемся. Но мы знаем одно: он гоняется за мной.

- Ну и что ты предлагаешь?

- Послушайте, - зашел с другой стороны Рик, - Чтобы вести экспедицию нужно два проводника. Еще один должен оставаться на станции. Таким образом «Долгу» нужно не меньше трех проводников. А у нас их и так три: я, Анджей и Пастор. Но Анджей еще два месяца будет у Сахарова на лечении. Четвертого проводника у нас нет, так что в ближайшие два месяца экспедиций не будет. А значит, два месяца я вам не нужен.

- Ты что дезертировать собираешься?

- Да почему дезертировать!? Просто дайте мне отпуск. Я уйду, и этот проклятый Властелин не будет подвергать вас опасности.

- Но опасности будешь подвергаться ты!

- Вы же видите: перед нами явно самоуверенный тип. Узнав, что я остался один, он расслабится и где-нибудь да оступится.

- Как бы он тебя не ухайдакал, - не особо-то убедили доводы Рика полковника.

- Товарищ полковник…

- Ладно, допустим, отпущу я тебя. Ну и куда ты пойдешь?

- К Фейерверку, - с готовностью ответил Рик.

- Эх Курбатов, Курбатов… Вот как был ты сталкером, так сталкером и остался. Ничему тебя, непутевого, «Долг» не научил. Ладно, иди, только забор помоги доделать. Спасибо тебе Рик. Ты тогда нам здорово помог в той заварушке на Свалке.

Рик непонимающе уставился на командира.

- У меня такое ощущение, что обратно в «Долг» ты уже не вернешься…

Глава 4. Фейерверк.

Зону у сталкеров принято делить на локации. На вопрос «что такое локация?» умник Сахаров ответил однажды так: локация - часть Зоны размером порядка нескольких квадратных километров, обособленная по критерию преобладающего типа местности, аномалий, мутантов. Но все сталкеры, конечно, понимали, что великий ученый не прав: локация - это не просто большой кусок радиоактивной территории, это один из ликов такой многоликой Зоны. Только с первого взгляда кажется, что Зона едина. Конечно, аномалии мутанты, ожесточенная грызня за артефакты есть везде, но когда начинаешь чувствовать за этими внешними проявлениями саму аномальную суть Зоны, понимаешь - Зоне не отдельный мир, а группа нескольких отдельных миров, имя которым - локации. Сама Зона ощущается в них по-разному. Поэтому, когда зеленоватая дымка вокруг Рика рассеялось, а сквозь разрывы пепельных облаков все чаще стало мелькать солнце, Рик понял - он вышел на НИИ Агропром, хотя вокруг все еще простиралось болото.

С Янтаря Рик пришел по тропинке, проложенной Анджеем. Тропинку сделали недели две назад, болотные травы уже успели затянуть ее, а мутанты перетоптать крест-накрест. Но ни разу петляющая среди топей дорога не подвела долговца. Лишь в самом конце тропинки, где болото уже переходило в луг, случилось недоразумение. Дорога вывела Рика к дому. Это был ветхий старый домик непонятно зачем сооруженный на краю болота. До последнего Выброса домик был одной из застав «Долга», но сейчас был заброшен и представлял собой чудесное место для засады. Рик перевел ТРс в боевую готовность, перебросил детектор аномалий в левую руку, правой рукой взял «Уолкер» и пошел к домику. Однако, подойдя к дому метров на двести, Рик понял, почему домик заброшен. Дом то ли накрыло радиоактивной аномалией «Пятно», то ли в нем кто-то забыл рюкзак радиоактивных артефактов, но, в общем, счетчик Гейгера устроил истерику, разразившись ужасным треском. Ни о какой засаде здесь не могло быть и речи. Однако лезть в радиацию у Рика не было ни малейшего желания. Долговец отошел по тропинке назад и перешел на другую тропу. Однако этой дороге было месяца два, Рик быстро сбился с пути, четверть часа топтался буквально на месте, пытаясь вернуться на тропу, потом плюнул на все и, применив все свои таланты проводника, вышел на сухую землю напрямик.

Отойдя от топей на несколько сотен метров, Рик стянул респиратор и пошел на юг. Вокруг простирались луга с высокой изжелта-зеленой травой, чем-то напоминающей болотную, и чахлыми кустиками. Земля то поднималась пологими холмиками, то опускалась заболоченными низинами. На горизонте серой полоской виднелся бетонный забор НИИ Агропром, который дал название всей локации. Сейчас на НИИ расположилась главная база «Долга», куда и направлялся Рик. Было тепло, хотя пронизывающий холодный ветер то и дело напоминал, что несмотря на то, что климат в Зоне тоже аномальный, осень есть осень. Рик шел, обходя по широкой дуге аномалии. Копошащиеся в траве мутанты провожали проводника голодным взглядом, но близко подойти не решались. Лишь раз кучка слепых псов подобралась к Рику на расстояние броска, но долговец дал очередь из автомата, и хищники разбежались.

И вот, свободно, без всякого приказа, идя по Зоне, Рик начал понимать понятие «сталкерская романтика». За тот год, что Рик был вольным сталкером, он так и не ощутил на себе этого явления, поэтому всегда считал существование сталкерской романтики такой же сказкой как и духи мертвых сталкеров, живущие в подземельях Темной Долины. Теперь Рик понимал, что просто тот год, самый первый год в Зоне, был слишком тяжелым, чтобы задумываться о романтике.

…Первые полгода, как и все новички, Рик провел в «лягушатнике Зоны» на Кордоне. Новички там объединяются в своеобразные общины. У каждой общины свой подконтрольный кусок Кордона. На землю друг друга общины не зарятся, потому что понимают: если начнется война новичков, то их, и без того сложное, выживание в Зоне превратится в ад. Сталкеры ходят по «своим» землям в поисках артефактов. Находки продают жирному торговцу по фамилии Сидорович. На вырученные деньги покупают еду, патроны, медикаменты на всю общину. Остаток средств вкладывают в «фонд». Когда в фонде накапливается много денег, на них покупают у Сидоровича нормальную броню и вооружение, которые отдают самому опытному сталкеру в общине. Он выходит из общины и идет пытать счастья на Свалку. Такая странная, в чем-то даже нелогичная система была единственным для новичка способом выжить. Рику тоже пришлось пройти сквозь это: целых полгода он смотрел, как более опытные товарищи уходят из общины в пятнистом бронекостюме «Сталкер». Наконец пришел и его черед, и он навсегда оставил за своей спиной осточертевший Кордон. От нахлынувшего чувства долгожданной свободы, Рик, как и все новоиспеченные опытные сталкеры, наделал глупостей. Вместо того год-другой чтобы пообтереться на Свалке, попробовав на себе настоящее дело, Рик сунулся в Темную Долину, за что и был наказан тамошними мутантами. Еле живого Влада Курбатова подобрали свободовцы, выходили и предложили место в своей группировке. Однако первый же рейд, в который Рик пошел в качестве кандидата, окончился трагедией. Подвергнувшись нападению наемников, свободовцы поспешно удирали через поле аномалий. Рик оказался единственным из отряда, кто не попался в ловушки Зоны, кого не догнала наемничья пуля. Свободовцы сделали вывод, что Рик, в лучшем случае, дезертир и объявили своим врагом. Недюжинных талантов проводника в молодом сталкере они не заметили. Тем временем Рик, спасаясь от разъяренных свободовцев вернулся назад на Свалку. Наступила зима. Во всех историях о Зоне, которые Рик слышал на Большой Земле, ничего не говорилось о том, какие паршивые в Зоне зимы. Нет, зимы довольно теплые, температура тогда колебалась около нуля, но… В «Сталкере», сооруженном из тонкого латекса с кевларовыми лентами, даже ноль градусов весьма неприятно. А ливни? А град? А шквальные ветра? От града постоянно разряжались аномалии, поэтому артефактов было мало. За эти пропитанные энергией Зоны камешки происходили ежедневные бои, где сталкеры резали своего же брата-сталкера… Выбросов тогда не боялись, а наоборот ждали с нетерпением: после них становилось тепло… Единственное, был страх, что не сможешь вовремя найти укрытия… Это была страшная зима.

Рик тогда примкнул к бригаде отморозков, наполовину сталкеров, наполовину бандитов и завоевал весьма сомнительную репутацию. Все изменилось месяцев шесть-семь назад, в один из первых весенних дней. Рик, оторвавшись от своих сотоварищей, шел, куда глаза глядят, голодный, простывший и забрел в «карман» - аномальное поле за границей локации. Однако способности проводника не позволили Рику сгинуть там, где пропало множество сталкеров-авантюристов. Напротив, Рик прошел через «карман» и вышел к целой россыпи драгоценных артефактов. Подобрав находку, Влад сумел еще и выбраться из «кармана» без последствий для здоровья. Со всем этим богатством Рик отправился к «Долгу». Там артефакты с удовольствием купили, заодно поинтересовавшись, где он столько взял. Когда Влад рассказал им свою историю, они с удивлением поняли, что нашли нового проводника, нужного для освоения Янтаря. Однако сразу в «Долг» Рика не взяли, поскольку его репутация была запятнана контактами со «Свободой» и со сталкерами-мародерами. Сначала решили хорошенько присмотреться. Еще два месяца Рик топтал Свалку, но он уже не был вольным сталкером - за его спиной стояла могучая сила. «Долг» подбрасывал выгодные задания, ребята из группировки помогали в решении проблем. Официально долговцем Рик стал после легендарной «встречи на Свалке». Долговцы и свободовцы договорились о мирной встрече на нейтральной территории. Рику дали задание сопровождать долговцев. Естественно, началась перестрелка. Рик встал на сторону «Долга» и наконец-то надежно укрепился в рядах группировки.

И вот теперь Рик шел по радиоактивным лугам НИИ Агропром и думал о том, что и в деле сталкера есть своя романтика. Надо только привыкнуть к Зоне, перестать ее боятся. И тогда Зона станет уважать тебя и даже сможет влюбить тебя в себя. Сделать сталкером. «А может ну его, этот «Долг»?», - думал Рик, подходя к базе. Но тут ему вспомнились слова Воробьева. «У меня такое ощущение, что обратно в «Долг» ты уже не вернешься…»

- Ну нет, - твердо сказал Рик вслух, - Зона - болезнь нашей планеты и ее надо лечить. Как можно любить болезнь? Нет, сталкерская романтика - это идиотизм. Нет ее. Я просто слишком долго засиделся на Янтаре.

С этими мыслями Рик твердо сжал кулак, вскинул голову и, улыбаясь в ответ на приветствия часовых, вошел на базу. Сначала зашел к коменданту, отметился, чтобы не читали потерявшимся в дороге. Потом пошел на склад, сменил ТРс и навороченную броню на «Калашников» и облегченную куртку. Посидел часок со знакомыми ребятами, потом покинул базу. Теперь его целью было обиталище диггеров.

Теоретически, диггеры были просто объединением опытных сталкеров, во главе со сталкером по прозвищу Крот, которые установили монополию на сбор артефактов на НИИ Агропром. Фактически, диггеры были независимой группировкой. Их строй представлял собой смесь общины новичков на Кордоне и коммерческого предприятия. Всю прибыль с продажи артефактов ребята Крота отдавали в общий денежный фонд, зато каждый диггер получал заранее обговоренную зарплату. Патроны, амуницию, еду, медикаменты они покупали на свои деньги. Такая система была, с первого взгляда, нелогичной, однако благодаря ей, диггеры были практически независимыми от частых в Зоне локальных экономических потрясений. В «Долге» над диггерами посмеивались, потому что они охотно скупали оборудование, оставшееся с тех пор, когда база «Долга» еще была научно-исследовательским институтом. Среди диггеров находились те, кто верил в причастность несчастного Агропрома к возникновению Зоны. Сии идиоты считали, что скупаемые приборы помогут в овладении контроля над Зоной. Результатов пока не было.

Эта необычная группировка расположилась на заброшенной фабрике, находящейся невдалеке от базы «Долга». Напрямик к ней было идти всего километра два-три. Однако Рик, несмотря на навыки проводника и естественное чутье на аномалии, решил осторожно пройти по дороге, в результате чего дал крюк в добрый десяток километров. Необходимость потерять два часа времени беспокоила его меньше, чем возможность глупо погибнуть, провалившись в подземелье и сломав шею, либо попав под волну мутантов. Рик сначала шел на восток по дороге подконтрольной «Долгу», затем развернулся на дорожной развилке и потопал обратно на запад. Отсутствие долговского контроля здесь ощущалось весьма остро - мутантов вокруг бегало заметно больше, а к Рику прицепились какие-то подозрительные личности. Их было трое, они были одеты в темные спортивные костюмы и следовали за Риком в течение километра, держа дистанцию в сотню метров. Видимо, это были бандиты, не желающие отпускать выгодную жертву, но и боящиеся открыто напасть. Наконец, когда Рик уже было решил пугнуть мародеров автоматным огнем, те, как-то почувствовав настроение долговца смылись.

Ворота на базе диггеров были давно сворочены, однако старый шлагбаум все еще прочно стоял на бетонных столбиках. Краска на металлической трубе облупилась, время и пыль превратили красно-белые полосы в рыже-серые. На шлагбауме расслабленно восседал часовой. Рик подумал, что он сейчас слезет, однако диггер продолжал сидеть, даже когда Рик подошел почти вплотную. Все-таки дисциплина у диггеров заметно хромала: в «Долге» такого часового сразу выгнали бы взашей.

- Привет, служивый, - не слезая со шлагбаума, поздоровался часовой.

- И тебе поздорову, орел. Только я временно не часовой, а частное лицо.

- Это как? - не понял диггер, все-таки слезая на землю.

- Как вольный сталкер, - пояснил Рик.

- А, - понимающе протянул часовой, - Че надо?

- Сталкера по прозвищу Фейерверк.

- Эй, Клест, - заорал часовой куда-то вглубь базы. Из домика, некогда бывшего проходной фабрики, высунулся еще один диггер, явно старше по званию.

- Слышь, Клест, тут какой-то долговец объявился, который оказывается не долговец, а вольный сталкер. Фейерверка просит.

Клест, как ни странно, все понял из рассказа часового и кивнул.

- Зайди, - махнул он рукой, показывая на дверной проем проходной. Сейчас приведу тебе твоего Фейерверка.

С этими словами Клест направился куда-то к вагонам, стоявшим на заржавелых рельсах.

- Э, оружие-то оставь, - взвопил часовой, едва Рик зашел за забор. Рик, не желая ссориться с дураком, снял автомат и аккуратно водрузил его на столбик шлагбаума. Долговец поднялся по маленькой лесенке из двух скрипучих ступенек и в проходную. Здесь было пусто. Заходящее солнце лило свой оранжевый свет через окно без единого стекла и превращало все цвета в оттенки рыжего. У окна стоял покосившийся стол, застеленный грязной рваной клеенкой. На столе стояли чайник, жестяные кружки, пустые консервные банки, водочные бутылки. Рядом со столом красовались несколько обшарпанных стульев, на полу, в одном углу лежал выцветший матрас, голубой с белыми рыбками, в другом - какие-то бидоны, стоящие тут, по-видимому, аж с восемьдесят шестого года. В проходной было жарко, темно и душно. Рик сел на один из стульев и стал ждать.

Полковник группировки «Долг» Иван Воробьев занимался делом, вроде бы недостойным для человека в его чине. Он стоял около нового забора и изо всех сил колотил по нему ногой. На самом деле, за этим занятием скрывалась нехитрая, но эффективная проверка прочности нововозведенного охранного сооружения. Результатами проверки полковник остался доволен и, что-то насвистывая, подошел к воротам. В связи с недавними событиями, часовые уже не лежали на матрасах, перекидываясь анекдотами, а стояли в воротах плотной стеной. Матрасы от греха подальше выкинули.

- Ну как? - спросил у звеньевого Воробьев.

- Просто замечательно. Мутантов нет вообще.

- Вы считаете, что это просто замечательно? Это, по меньшей мере странно.

Звеньевой лишь пожал плечами. Воробьев вошел в станцию. В тот момент, когда он проходил шлюзокамеру, у него в кармане завибрировал КПК. Полковник, вошел в коридор станции, вынимая карманный компьютер. Почему-то Воробьев даже не удивился и не испугался, когда увидел на экране надпись: «Властелин». Долговец осмотрелся. Вокруг сновали ребята, при которых говорить с таинственным врагом не хотелось. Воробьев быстрым шагом вошел в жилой бокс. Здесь было пусто, дверь в сердце станции была закрыта. Полковник нажал на кнопку «Ответ». Из динамиков зазвучал знакомый неприятный голос:

- Здравствуйте, полковник.

- Ага… Подождите…

Воробьев подошел к двери в коридор и захлопнул ее.

- Что вам надо, - продолжил он разговор.

- Мне нужен Рик.

- Его здесь нет, - устало садясь на койку, сказал Воробьев.

- Где он?

- Я не знаю. Он ушел со станции.

- Вы врете.

- Я не вру!

Властелин сбросил соединение. Воробьев секунду ошарашено сидел на койке, потом вскочил и выбежал наружу.

- Усилить бдительность, - задыхаясь, сказал он часовым, - Возможно новое нападение.

Ждать Рику пришлось минут десять. За эти минуты долговцу порядком поднадоела пыльная комната, и он уже собирался идти самому искать Фейерверка, когда вошли диггеры. Сначала Рик увидел лишь темный силуэт в дверном проеме. Затем сталкер шагнул вовнутрь, и его стало хорошо видно. У него были светлые волосы до плеч, растительность на лице - то ли короткая бородка, то ли давно не бритая щетина, что-то среднее. На незнакомце был одет бронекостюм, один из тех, что делают в подпольных мастерских рядом с Зоной. Костюм было плохо видно в рыжем полумраке, но ясно, что это был не базовый «Сталкер», а что-то покруче. «Заря» что ли? За светловолосым вошел еще один диггер, кажется Клест. Он встал в углу, а светловолосый уселся на стул.

- Хай, служивый, - поздоровался он. У него был хрипловатый вибрирующий баритон. Рик уже слышал этот голос, тогда на Янтаре, когда незнакомец приходил нанимать проводника.

- Вы что все сговорились долговцев служивыми называть? - холодно поинтересовался Рик, - Вы б так военных называли.

- Для военных у нас существуют куда менее лестные эпитеты.

Рик порядком удивился. Несмотря на всю романтичность облика сталкера, большинство из них были людьми неотесанными и малообразованными. Встреть сталкера, которому знакомо словосочетание «лестный эпитет» - большая редкость.

Тем временем, знаток литературоведческих терминов налил из чайника в кружку какую-то пахучую жидкость, отхлебнул глоток, поморщился и со словами «Фу, гадость» поставил кружку на клеенку.

- Фейерверк, - представился он, вытянув вперед руку.

- Рик, - сообщил долговец, пожав руку.

- Ну и зачем приперся, Рик?

- Как зачем? - удивился долговец, - Сам же приходил, звал на службу.

- Ваш начальник мне тогда такого перцу дал, что я подумал, что долговские проводники никогда не согласятся мне помочь.

- Ты ошибся. Что надо делать, и сколько мне за это заплатят?

- Двенадцать тысяч.

- Неплохо. Глаголь.

- Клест, иди погуляй, - бросил Фейерверк диггеру в дверях, после чего начал туманно объяснять:

- Собирается небольшая экспедиция в неисследованную область Зоны. Нужен проводник.

- За «Выжигатель мозгов» не полезу.

- Я что похож на одного из тех идиотов, кто стремятся за Выжигатель? - обиделся Фейерверк, - Нет, работать придется на старом добром вдоль-поперек перехоженном юге Зоны.

- И что ты собираешься найти на старом добром юге Зоны, - Рик постарался вложить в свои слова максимум ехидства.

- Болота.

Рик присвистнул. О таинственной локации затерянной в центре Зоны он слышал не раз. А вот о тех, кто собирался ее найти - ни разу. Тем более он не слышал даже упоминания о версии, что легендарная локация находится на юге Зоны.

- Это же легенда.

- В том то и дело, что нет. Я был знаком с некоторыми опытными сталкерами, которые верили в Болота, поэтому и верил в Болота сам. Собирал сталкерский фольклор, изучал карты местности, как новые, составленные со спутников, так и старые. И я вычислил, где находятся болота!

- И где? - внезапно охрипшим голосом спросил Рик.

Фейерверк достал КПК и начал нажимать на кнопки. В возникшей тишине Рик отчетливо услышал собственное сердцебиение, почувствовал сладостно-болезненное замирание в груди, которое возникало у него всякий раз, когда он сталкивался с тайнами Зоны. Наконец Фейерверк положил КПК на стол. На экранчике виднелась карта юга Зоны. Диггер постучал пальцем по экрану, показывая вероятное местонахождение Болот. Места эти действительно были весьма болотистыми, только вот…

- Подожди, это же за границей Зоны.

- Вот потому-то никто и не мог найти раньше Болота, потому что все думали, что граница Зоны тут. А она на тридцать километров западнее!

- Но ведь есть теория трех кругов…

- Ты знаешь теорию трех кругов?

- Конечно. Мало того, я знал человека, который ее придумал.

- Надо же. Кто это?

- Начальник станции ученых на Янтаре.

- Сахаров?

- Да нет, не Сахаров. Старый начальник, который до Сахарова был. Такой с бакенбардами. У него еще фамилия смешная была. Как же его? Башня? Вышка? Каланча! Во, вспомнил.

Действительно Рик был лично знаком с профессором Каланчой. Он возглавлял исследователей Зоны, когда Курбатов только начинал свою карьеру в «Долге». Именно Каланча придумал теорию трех кругов, которая позволила создать точную карту Зоны, не прибегая к использованию геодезического оборудования, глючившего в Зоне. Согласно этой теории Зона представляла собой три частично пересекающихся круга. В центрах этих кругов были точки с наибольшей аномальной активностью. Активность уменьшалась при удалении от точек. Бытовало даже мнение, что Выбросы идут от центров кругов к перифериям. Центром первого круга была Чернобыльская АЭС. В этом круге находилась Припять. Центр второго круга - Янтарь. Этот круг захватывает также НИИ Агропром и завод «Росток». Третий центр - Темная Долина. В этом круге Кордон. Но территории с наибольшей аномальной активностью находятся на пересечении нескольких кругов. Это Свалка, Военные склады и Радар. Зато практически в центре Зоны есть место, до куда не дотягивается ни один из кругов - восточная часть завода «Росток». Аномальная активность там почти нулевая. «Долг» давно присмотрел это место себе под базу и ждал, когда очередной выброс развеет преграждающие путь аномальные поля. Ну и есть еще «карманы». Как оказалось, человеческий организм вырабатывает особую энергию, которая подавляет энергию Зоны. Поэтому вдалеке от человеческого жилья - на окраинах Зоны и между локаций возникают области со сверхвысокой активностью - «карманы». Там сталкерство невозможно.

Теория трех кругов блестяще объясняла строение Зоны, но сейчас перед Риком сидел человек, готовый поспорить с Каланчой.

- Ты про Лиманск слышал? - осведомился диггер.

- Еще одна легенда Зоны. Город, которого нет, но все его видят.

- Наоборот. Город реально существует, но он не обозначен на современных картах. Вот люди и пугаются, когда бедный Лиманск возникает на горизонте.

- А почему он на картах не обозначен? - спросил Рик, против воли заинтересованный разговором.

- Современные карты составлены со спутника. А спутники просто «не видят» Лиманск.

- Почему?

- Какая-то хитрая аномалия, - сказал Фейерверк и, выдержав паузу, добавил:

- Только вот город-призрак Лиманск находится за границей Зоны. Точнее, за той границей, которая следует из теории трех кругов.

- Значит, эта теория неверна?

- Она верна, только сильно упрощена. Зона устроена сложнее, чем мы представляем. В ней не три круга, а больше.

- То есть Болота…

- Попадают в черту Зоны. Более того, там остались здания, значит, есть обитатели, значит, нет «карманов».

- А если нет там никого?

- Есть, - с этими словами Фейерверк достал что-то плоское и дал Рику. Рик поднес предмет к глазам. Это была нашивка: голубой пятиугольный щит, на нем солнце и разлетающиеся птицы. Под солнцем крупными буквами было написано «Чисто небо».

- Это что за фигня?

- Недавно на Агропроме нашли труп сталкера. Его броня была покрыта странным голубым камуфляжем. Это его нашивка.

- То есть?

- То есть где-то есть группировка с названием «Чистое небо». Причем группировка, судя по его снаряжению, не бедная, а значит и не маленькая. Если они где-то и могут прятаться, так только на Болотах. Значит, Болота обитаемы.

- Ладно. Ты сказал экспедиция. Значит, идет еще кто-то кроме нас.

- Да, еще два человека. Пошли.

Фейерверк встал и вышел. Рик нехотя пошел за ним - все-таки десять километров пути сказались на силах.

- А оружие твое где? - осведомился диггер, когда они отошли на несколько шагов от проходной.

- А, точно, - кинулся Рик и побежал к шлагбауму. С автоматом ничего не случилось, однако едва Рик взял «Калашников» в руки часовой завопил:

- Э! Куда!

- Шелест, не шелести, - крикнул Фейерверк, и часовой прекратил высказывать недовольство.

За то время, что Рик говорил с Фейерверком, багровый шарик солнца успел укатиться за горизонт, и сейчас быстро темнело. Рик, вертел головой, силясь рассмотреть и базу диггеров и самого Фейерверка получше. База была не больше, чем простая стоянка сталкеров, только крупнее размером. Однако никаких качественных изменений от этого не наблюдалось. Так же как и везде в Зоне здесь было грязно, и царил странный дух смеси заброшенности и обитаемости. База диггеров лишь один раз преподнесла Рику сюрприз, когда долговец увидел голубое сияние, струящееся сквозь оконный проем. Сначала, Рик подумал, что это схрон артефактов, но, присмотревшись, с удивлением обнаружил, что это аномалия. Рик поразился беспечности сталкеров - только Зона знает, во что может выродиться эта аномалия после очередного выброса. Но, похоже, диггеры предпочитали рисковать, чем лишаться удобной базы.

А вот личность господина Фейерверка заставила Влада призадуматься сильнее, чем над аномалией рядом с жилыми помещениями. Всмотревшись в лицо диггера, Рик обнаружил три глубоких давно зарубцевавшихся шрама, параллельно идущих поперек лица. Долговец подумал, что Фейерверк с его светлыми волосами, шрамами и бородкой напоминает классического главного героя из боевика. От штампового типажа сталкера отличал лишь один какой-то небольшой, но существенный штрих. Рик не сразу понял, какой именно, но потом сообразил: цепкий взгляд Фейерверка был каким-то печальным, но при этом наполненным затаенной злобы. Ох, непростой спутник попался Рику в путешествии к затерянной локации. На груди Фейерверка висел «Абакан» - удобный автомат, сделанный на базе АКМ, специально для военных, отправляющихся служить в Зону. То, что у сталкера есть такое оружие и то, что он не расстается с ним даже на базе, говорило о немалом опыте диггера. Марку бронекостюма спутника Рик определить так и не смог. Похоже, это все-таки была «Заря», но «Заря» многократно чиненая с использованием запчастей от другой брони.

Рик и Фейерверк прошли практически через всю фабрику и вышли к костровищу, устроенному около плит забора. Вокруг костра собрались сталкеры, готовясь к посиделкам перед сном. Из рюкзаков выуживались еда, выпивка. Какой-то усатый молодчик настраивал гитару. Чуть поодаль от костра стояли двое сталкеров, ждавшие чего-то или кого-то. Фейерверк махнул им рукой, и они подошли поближе. Похоже, это и были их соратники по экспедиции. Рик начал рассматривать новоприбывших диггеров. Первый из них был весьма колоритной личностью: полное отсутствие волос на голове компенсировалось густой рыжей бородой. Сталкеру было лет сорок, он был толст, низок и накачан. Его лицо украшал большой мясистый нос, из под нависающих густых бровей подозрительно блестели глубоко посаженные глаза. Одет рыжий был в слабенький костюм «Сталкер», впрочем, старательно укрепленный кевларовыми лентами. Эти ленты делали сталкера похожим на мумию футуристического дизайна и придавали его фигуре дополнительное сходство с квадратом. На его груди болтался «Калашников», к поясу был прицеплен обрез. Второй диггер был выше и стройнее первого. Его лицо отличала правильность изящных линий, и этот сталкер вполне мог бы претендовать на звание красавца, если бы не нос и брови, такие же как и у рыжего. Эти двое явно были братьями. Высокий сталкер был одет в новенькую «Зарю», вооружен он был «Абаканом».

- Рома Ключник, - представил Рику бородатого Фейерверк, - А это Дима Крыс.

- Рик, - в свою очередь представился долговец, - Ну что, похоже, я ваш проводник.

- Пошли, - бросил им Фейерверк и направился к одному из заводских корпусов. Внутри фабрики все было оборудовано для жилья, но сейчас здесь было пустынно.

- Итак, - обратился к Рику Ключник, - Когда выходим?

- Когда вам удобно?

- Да хоть сейчас.

- Ну я думаю сейчас мы пойдем к костру, посидим с ребятами, - вмешался Крыс, - Переночуем, а выйдем завтра утром.

- Хорошо, - согласился Рик, - какой у нас маршрут?

- В принципе, - сказал Фейерверк, - Можно попробовать пройти напрямую - Болота граничат с Агропромом. Но, по-моему, это слишком самонадеянно. Предлагаю, сначала идти на Кордон, а оттуда по рельсам.

- Да, - сказал Рик, - Это самый разумный вариант.

Полковнику Воробьеву снился страшный сон. Он бежал по лабиринту, постоянно упираясь в тупик, из стен вылезали руки и пытались схватить затравленного полковника. Наконец Воробьев проснулся и сел на койке. В его голове не было ни мыслей, ни эмоций. Чисто и стерильно. Наконец, появилась одна мысль, четкая как инструкция. Воробьев достал КПК, включил режим сканера. Через секунду компьютер высветил информацию обо всех людях со включенными КПК поблизости. Среди короткого списка долговцев была лаконичная надпись «Властелин». Воробьев нажал на кнопку связи и сказал в микрофончик КПК:

- Рик ушел на НИИ Агропром к сталкеру Фейерверку.

Мысли вновь покинули полковника, зато пришло сладостное чувство удовлетворения сделанным. Потом пришел испуг. К полковнику возвращалась способность мыслить. Он сидел на койке, обхватив голову и раскачиваясь. Это истерическая поза не шла массивному вояке, что делало картину происходящего еще более страшной. Быстро пересохшие губы Воробьева безостановочно шептали:

- Контролер… Контролер… Контролер…

Служба в «Долге» научила Рика рано ложиться. Проводник знал, что пойти против привычки - неминуемо проснуться наутро с головной болью, поэтому, несмотря на уговоры сталкеров он пошел спать в девять. Фейерверк пошел с ним, тоже намереваясь хорошенько выспаться перед дорогой. Ключник с Крысом остались сидеть у костра.

Но поспать Рику пришлось всего пару часов. Долговец проснулся от немилосердных тычков в бок. Разлепив глаза, Влад увидел, нависающего над ним сталкера.

- Чего надо? - хриплым спросонья голосом спросил Рик.

- Твой КПК трезвонит.

Рик со стоном поднялся и, ступая босыми ногами по холодному кафелю, подошел к горке соей одежды. Рик был уверен, что звонит Властелин, поэтому испытал секундное облегчение, увидев в разделе «Информация» фамилию Воробьева. Затем вновь пришло беспокойство. Вряд ли полковник хотел пожелать спокойной ночи. На станции что-то случилось. Со внутренним содроганием Рик нажал кнопку «Ответ». Из динамиков зазвучал сдавленный голос Воробьева:

- Влад, Властелин привел контролера. Он взял меня под ментальный контроль, и я все рассказал. Влад ты в опасности! Беги!

Через десять минут Рик со своими клиентами уже шагали по дороге. Ключник недовольно ворчал, Фейерверк доверился Рику, Крыс - Фейерверку. Проводник не стал объяснять причины столь быстрого выхода с базы, его не стали спрашивать. Сказал, значит надо. Проводнику надо доверять. Перед дорогой выпили «Нон-стоп», и сонливость развеялась. Однако действие было временное - все знали: через пару часов бодрость пройдет, а усталость навалится с еще большей силой.

Рику показалось, что в окрестном перелеске стало гораздо больше мутантов. Конечно, сказывалась ночь, но долговцу казалось, что и тут приложил руку Властелин. Опасение подтвердилось, когда на дорогу перед сталкерами выбежал слепой пес. Крыс пугнул его автоматным огнем, пес зарычал. На рык из перелеска высыпали его сотоварищи. Путники встали спина к спине и заняли круговую оборону. Однако боя не последовало. В мгновенье ока мутанты разбежались, как будто их что-то напугало. Путники непонимающе переглянулись. Один Рик догадывался об истинной причине странного поведения мутантов: Властелин стягивал армию. Рик задумался - даже у него, у опытного проводника путь с Янтаря на НИИ Агропром занял порядочно времени, что уж говорить о сталкере? Властелин был в пути, и от него можно было попробовать убежать. Встречаться с таинственным «черным сталкером» Рику не хотелось.

Ночную тишину разрывали крики мутантов, отдаленные залпы автоматов. Мутанты на них больше не нападали, но сталкеры все равно поминутно обеспокоено оглядывались по сторонам.

Уже подходя к «карману» путники заметили красный свет, льющийся из-за заржавелого микроавтобуса УАЗ. Сначала Рик подумал, что это какая-то аномалия или артефакт, но это оказался банальный костер. Вокруг костра расположились на ночлег подозрительные личности с явно криминальной внешностью. Один из них, в темном плаще, видимо самый главный вышел на дорогу. Крыс лишь покачал стволом «Абакана» из стороны в сторону, и бандит направился к своим. Что-то страшное готовилось этой ночью на НИИ Агропром. Бандиты это явно чувствовали и не хотели тягаться с силами с хорошо экипированным отрядом сталкеров.

Так, провожаемый недобрым взглядом в спину, отряд Фейерверка ушел с НИИ Агропром.

Аккорд F - гроза начинающих гитаристов. Он очень сложный, но при этом до обидного часто попадается в песнях. Игрек второй час разучивал ненавистную комбинацию пальцев. Так, значит указательным пальцем баррэ, эти два третий порожек, а, черт… Пальцы стертые струнами ужасно болели и Игрек отложил инструмент. Можно и завтра доучиться. А сейчас пора спатеньки.

Игрек встал, разминая измученные пальцы. В этот момент из темноты к костру вышел Клест.

- Мужики, - обратился он к засидевшимся допоздна сталкерам, - Что-то мутанты волнуются, пошли, посмотрим.

Игрек отложил гитару и, взяв автомат, в компании чертыхающихся, порядком захмелевших соратников пошел за Клестом. Сталкер отметил, что на диггерской базе слишком уж людно для двух часов ночи. Около шлагбаума вообще наблюдалось столпотворение. Половина диггеров сейчас стояли у ворот и вглядывались в чернильную тьму чернобыльской ночи. Клеста здесь уважали, толпа расступилась перед ним, и Игрек свободно, словно корабль за ледоколом, прошествовал к самому шлагбауму. Сначала, диггеру показалось, что он видит ночное море. Потом он, ужаснувшись, сообразил: это мутанты. Их здесь были тысячи, самых разных пород, преимущественно это были слепые псы. Они собрались, похоже, со всей округи, все сюда и явно готовили нападение. Игрек выругался. Никогда он не видел такого, и от этого становилось только страшнее. Вопреки обыкновению мутанты вели себя тихо. Это пугало еще больше.

- Эй, народ, - сказал Крот - лидер диггеров, - Мы тут сами себя поубиваем. Давайте-ка быстренько расходитесь, организуйте линии обороны позади. А здесь пускай человек двадцать останется.

Диггеры медленно, постоянно оглядываясь на воротный проем, пошли вглубь станции. Игрек остался у шлагбаума.

Наконец из сердца толпы раздался ужасающий низкий рев, и толпа мутантов рассыпалась, как рассыпается на мелкие шарики ртуть. Раздался грохот двадцати автоматов, но мутанты не нападали - мелочь уступала дорогу крупным монстрам. Кабан выскочил на дорогу с проворностью нереальной, для такого массивного тела. Но в Зоне все реально, и удивительное порождение изуродованной природы, живой танк несся на сталкеров.

Диггером потребовалась доля секунды, чтобы сообразить, куда нужно направлять линию огня. Пули разворотили хрупкую лобовую броню мутанта, но инерция исправно несла тело вперед. Сталкеры инстинктивно отшатнулись, хотя никакая непосредственная опасность им не грозила: старый, но прочный шлагбаум остановил кабана. Металлические трубы гулко зазвенели. Звон шлагбаума показался Игреку гонгом, открывающим ринг «сталкеры - мутанты». Спустя секунду, из толпы вынырнул еще один кабан и точно так же, как и первый под шквалом автоматного огня «боднул» шлагбаум. Та же история повторилась и с третий хрюшкой. В действии чудовищ угадывалась какая-то пугающая система. Игрек присмотрелся: шлагбаум был сплющен и погнут.

- Они же его ломают! - догадался диггер.

В этот момент появился четвертый кабан. От этого удара замок хрустнул, и изогнутая труба медленно повернулась на петлях, издавая ужасный скрип. Секунду было тихо, затем мутанты начали атаку.

Игреку показалось, что его барабанные перепонки сейчас лопнут от автоматного грохота. Раненые мутанты замедляли свой бег, но задние ряды толкали их вперед, на верную смерть. Чудовища спотыкались, падали, катились, прибавляя атаке мутантов еще большее сходство с разрушительной волной. Волна эта постепенно замедлялась, но все равно неумолимо приближалась к линии обороны. Наконец, одна шавка сумела проскочить мимо заслона и пробежала у Игрека под ногами. Диггер повернулся, чтобы избавить от нее, но в этот момент на него прыгнул огромный лохматый псевдопес. Игрек увидел прямо перед своими глазами огромные клыки и уже успел попрощаться с жизнью, но у пса, что удивительно, не было намерений кого-либо убивать. Псевдопес соскочил с Игрека и понесся вглубь базы.

Игрек заметил, что ворота уже прорвалось еще несколько мутантов. Они, нападали сзади и ослабляли линию обороны. От этого количество мутантов на базе росло в геометрической прогрессии. Все попытки Игрека подняться с пыльного асфальта пресекались мутантами, снующими вокруг. Через десяток секунд сталкер сообразил, что еще немного, и его попросту затопчут прущие снаружи монстры. Игрек заозирался по сторонам, ища что-нибудь, способное помочь. Этим «чем-нибудь» оказалось крылечко бывшей проходной. Игрек вытянул руку, схватился за нижнюю ступеньку и подтянул себя к зданию. Затем он начал залезать вовнутрь. Когда диггер наполовину вполз в комнату, его ногу схватил пес. Клыки не сумели прорвать штанину бронекостюма, но все равно мертвая хватка мутанта причиняла весьма болезненные ощущения. Одолеваемый желанием выбраться, Игрек сделал последний рывок и оказался в проходной. Диггер перевернулся на спину, одновременно дернув ногой. Конечность тут же отозвалась болью, но зато Игрек сумел ударить пса головой о дверной косяк. Челюсти мутанта слегка разжались, и диггер резко дернул ногу на себя. Голень обожгла боль - мутант все-таки сумел пропороть латекс, но нога сталкера теперь была свободна. В несколько странных прыжков на четвереньках Игрек добрался до стола и взгромоздился на него. В этот момент стена рассыпалась бетонным крошевом от сильного удара, и в комнату, вздыбливая доски пола, влетел кабан. От ужасного толчка стол взлетел вверх, рассыпаясь в полете в щепки. Игрек ударился о потолок, затем инерция и сила тяжести припечатали сталкера к оконному переплету. Старые доски не выдержали, и диггер вывалился наружу. Рядом со звоном прокатился чайник. Какая-то мутировавшая тварь одним прыжком перепрыгнула сталкера. Тот вскочил и, превозмогая боль в ноге, вскарабкался на сооруженную когда-то давно из бетонных плит баррикаду.

Вокруг творилось нечто неописуемое. Последние защитники шлагбаума в ужасе разбегались, догоняемые мутантами. Полчища чудовищ наводняли базу. Но вели они себя странно: никто из них не нападал на людей. Периодически отдельные особи цапали зазевавшихся сталкеров, но до смертоубийства дело не доходило. Создавалось такое ощущение, что основная цель мутантов - не набить желудок, а занять как можно большую площадь.

Сталкеры прятались в самых неожиданных местах и исправно поливали оттуда свинцом все, что движется. Похоже, это и были те линии обороны, о которых говорил Крот. Самая близкая к Игреку «линия» располагалась на маршевой пожарной лестнице - на верхней площадке сидели трое мало знакомых Игреку диггеров и соревновались в меткости. Увидев Игрека, они начали махать ему руками, подзывая к себе. Игрек пополз к противоположному концу баррикады, попутно приводя в порядок ремешок автомата, успевший намотаться на шею. Вот обидная была бы смерть - зацепиться за что-нибудь автоматом и задохнуться.

Наконец Игрек добрался до окончания бетонного сооружения, аккуратно, чтобы не потревожить раненную ногу спрыгнул и поковылял к лестнице. Вопреки самым худшим ожиданиям доковылять удалось нормально, а вот с непосредственным подъемом случилась накладочка. Едва диггер поднялся на три марша вверх, в лестницу врезался кабан. От удара Игрек подлетел вверх. Сталкер приготовился к падению на железные ступеньки, но падения не последовало. Вместо этого Игрек почувствовал, что куда-то летит. Сталкер инстинктивно схватился за что-то и через секунду обнаружил, что висит на одном их верхних маршей, а нижние беспорядочной кучей металлических прутов лежат на земле. Игрек почувствовал, что его хватка слабеет, но в это время какая-то псина, привлеченная запахом свежей крови, вцепилась Игреку в сапог. В ногу словно ввинтили раскаленный штопор. Диггер вскрикнул и еще крепче вцепился в ступеньку. В этот миг подоспела подмога в виде новичка Шелеста. Он схватился одной рукой за перила и начал другой тянуть Игрека вверх. Почувствовав поддержку, диггер позволил себе потерять сознание. Но в отключке он был не долее пяти секунд. Почти сразу же он пришел в себя, обнаружив, что лежит вниз лицом на грязной решетчатой ступеньке, на нем самом лежит Шелест и стреляет из пистолета. «Он же мне так ногу прострелит», - подумал Игрек, и в этот миг настырная собака все-таки отцепилась от его ноги. Шелест откинул пистолет в сторону и продолжил вытягивание Игрека на марш.

Игрек вновь потерял сознание, на это раз на несколько минут. Очнувшись, он обнаружил, что лежит на полу коридора, а над его истерзанной ногой колдует Клест. Шелест стоял около выхода на лестницу, на площадке продолжал огонь какой-то сталкер. По блестящей в лунном свете лысине, Игрек узнал в нем самого Крота.

- Нога болит? - спросил Клест. Игрек лишь кивнул. Клест достал из оранжевого чемоданчика аптечки шприц с обезболивающим и приготовился вколоть его, но вдруг в двери, идущей в боковой коридор, с хрустом образовалась дыра. В дыру на секунду просунулась лапа, чем-то похожая на клешню краба, затем скрылась.

- Сюда, - крикнул Шелест. Крот прекратил поливать мутантов свинцом с лестницы и вбежал в коридор. Лапа монстра продолжала протыкать тонкую фанерную дверь. По фанере бежали трещины. Потрескавшаяся и скукожившаяся от времени краска голубой чешуей сыпалась на пол.

- Отойдите! - рявкнул Крот. Шелест и Клест, поддерживая раненного Игрека, отошли. Крот выпустил очередь в дверь. Сталкер и мутант напару доломали несчастное фанерное сооружение. Дверь деревянной пылью взметнулась к потолку. Из опилочного тумана вышла плоть - уродливо мутировавшая свинья. Недовольно ворча, она уставилась на сталкеров единственным глазом.

- Отходим, - закричал Крот, - Сейчас оттуда мутанты повалят!

Сталкеры побежали по коридору к противоположному крылу фабрики. От боли у Игрека в глазах носились разноцветные знамена, лишая возможности видеть и соображать. Наконец, Игрек сам для себя неожиданно обнаружил, что стоит, припав потным лбом к мокрому кафелю стены в одной из галерей, соединяющих корпуса фабрики. Ребят вокруг не было - видимо отстал на каком-то повороте, затем брел непонятно куда, не помня себя от боли. Игрек сел на корточки и осмотрел рану. Клест грамотно обработал ногу, но от бега по фабричным цехам бинт размотался и пропитался кровью. Игрек достал из подсумка аптечку и вколол себе обезболивающего. Затем прислушался. Откуда-то из глубин корпуса доносились крики, рев мутантов, грохот автоматов. Игрек приподнялся и посмотрел в пыльное окно. На улице не было ни одного человека, зато повсюду кишели мутанты. Игрек перехватил оружие поудобнее и, прихрамывая, пошел по галерее. Сталкера беспокоило то, что он не может определить, где он находится.

Галерея наконец-то кончилась. Игрек вышел в помещение, которое его сильно напугало. Сталкер не сразу понял, что его беспокоит во вроде бы привычном интерьере заброшенного предприятия советских времен. Потом он осознал первое: в опустошенном цехе не было и следа обитаемости, и сразу же второе: мертвенно-голубой свет, заливающий цех, источается не луной… Аномалией. Игрек сразу же сообразил, куда его занес бег от мутантов. Это был корпус, заброшенный из-за поселившийся здесь «Электры». Диггер задумался, куда идти дальше, и вдруг покосившаяся гнилая дверь рухнула от удара, и в цех вошла плоть. Игрек вскинул автомат и нажал на спуск. Боек щелкнул, но выстрела не последовало. Игрек, чертыхаясь, потянул затвор на себя. Затвор дошел до половины и застрял. Сталкер, что есть силы дернул рычаг. В ответ орудие лишь издало металлический лязг, похожий на издевательское хихиканье. «А еще говорят, что «Калашников» самый надежный автомат. Может это оттого, что рядом «Электра» и эжектор намагнитился?» - подумал сталкер, отчаянно дергая рычаг. Плоть стояла и глядела на схватку диггера с инженерной конструкцией. Если бы Игрек не знал, что плоти наитупейшие создании Зоны, он бы предположил, что свинка наслаждается моментом.

Наконец, Игрек, борясь с недостойным для сталкера желанием разреветься, швырнул несчастный автомат в мутанта. Ремешок не дал оружию улететь далеко, зато автомат, уподобившись маятнику, описал дугу и стукнул Игрека прикладом под дых. Чувствительный удар вывел сталкера из истерики, и Игрек кинулся по лестнице вверх, настолько быстро, насколько это позволяла больная нога. Плоть, деловито цокая крабьими копытцами, направилась за ним. Лишь поднявшись на два пролета, Игрек понял, какую он совершил ошибку. Вместо того чтобы убежать обратно по галерее, или попробовать убить плоть из ПМ (вполне, кстати говоря, возможно для опытного сталкера), Игрек сам вошел в ловушку. Дорогу ему преградила аномалия. Пока диггер озирался, пытаясь найти обходной путь, к нему поднялась плоть. Пару секунд сталкер лихорадочно соображал, почему она не нападает. Потом он услышал шаги.

- Эй! - закричал Игрек, пытаясь привлечь внимание потенциального спасителя. Через секунду сталкер увидел его, и надежда на скорое освобождение быстро испарилась. У незнакомца был черный бронекостюм, абсолютно черный, без каких либо знаков кланового отличия. Из-за спины торчал приклад «Винтаря», лицо незнакомца скрывал противогаз с зеркальными пятиугольными окошками. Окошки отражали свет аномалии, из-за чего казалось, что глаза незнакомца сияют неземным голубым цветом.

- Где Рик? - тихим властным голосом спросил черный.

- Какой Рик?

- Долговец Рик.

- Я его не знаю.

- Ладно. А Фейерверк? Его ты знаешь?

Игрек часто закивал.

- Где он?

- Не знаю.

Незнакомец потянулся за винтовкой, и Игрек залепетал, отчаянно цепляясь за жизнь:

- Он экспедицию на Болота собирал, но у него проводника не было, а сегодня пришел какой-то долговец, наверное, этот ваш Рик, и они ушли. Несколько часов назад.

Черный постоял с несколько секунд, что-то обдумывая, затем развернулся и пошел прочь. Плоть смерила Игрека презрительным взглядом единственного глаза и тоже удалилась.

Через десять минут, на базе сталкеров не было ни одного мутанта.

Глава 5. Путь на Кордон.

Небо над Зоной, покрытое рваной ватой облаков, походило на круглую чашку, которую, перевернув, поставили на проклятую землю и опрыснули снаружи чернилами. Властелин смотрел на небо, выуживая затупленным лезвием ножа тушенку из банки. Он сидел на земле, отстегнутый респиратор лежал рядом. Властелин подумал, что надо бы было расспросить об этом Фейерверке. Кто он такой? Зачем ему Болота? Надо было получше попытать того сталкера на лестнице. Интересно, этот Фейерверк случайно ввязался в происходящее или у него своя игра? Властелин поставил бы десять против одного, что случайно, если бы не одно обстоятельство. Фейерверк, насколько знал Властелин, был дружен с Крысом и Ключником. А уж эта парочка здесь явно не просто так. Только вот неизвестно, они тоже пошли на Болота или нет? Сталкер тяжело вздохнул, сожалея, что не узнал и этого. Впрочем, от перепуганных диггеров, мало чего умного можно было услышать, а вот время дорого. Держать целый полк оказалось весьма сложной задачей, и выводил мутантов с базы Властелин уже из последних сил. Можно было конечно отпустить чудовищ прямо на фабрике, но тогда обезумевшие монстры выкосили бы всех сталкеров. Властелин пожалел диггеров, увел свою армию с базы. Ему не нужно было столько трупов. Ему нужно было всего лишь три: Рик, Ключник и Крыс. Впрочем Ключника и Крыса можно оставить в живых… Хотя нет, они слишком серьезные конкуренты. Их тоже надо найти и убрать. Но сначала проводника. Кстати, вполне вероятно, что найдя Рика, найдем и Ключника с Крысом… Неслабый расклад.

В этот миг низкорослые изломанные кустарники затрещали, пропуская кабана. Властелин встал и посмотрел мутанту в глаза, горящие красным огнем. Властелин попытался вступить с ним в ментальный контакт. Безрезультатно. Воистину тупейший из тупейших. Может с ним и контакт невозможен. Да нет, сам же видел, как псевдособака таким управляла, и на Зов он пришел. Нет, можно с ним в контакт войти. Властелин, поднапрягшись, создал сигнал угрозы и кинул его кабану. Кабан хрюкнул и попятился назад. Властелин кинул угрозу еще раз, сильнее. Кабан, взвизгнув, сдался и пропустил Властелина к себе в сознание. Человек увидел перед собой отчетливые образы: высокая желтая трава, узкая петляющая тропинка, мост из настланных гнилых досок над зеленой водой. Опять вода. Остров? Камыши, грязь. Бочаг. Сквозь мутную воду видны бетонные плиты и ржавые металлоконструкции. Опять вода. Мост. Тропинка. Мост. Камыши. Грязь. Какие-то дома…

Болота.

- Ну Фейерверк, пройдоха… Нашел ведь затерянную локацию.

Властелин подошел к кабану и потрепал по загривку, покрытому жесткой щетиной.

- Кабанчик, ты ведь меня проведешь к себе домой через топи?

Они шли третий час. Действие «Нон-стопа» кончилось, усталость снова сковывала движения, слепляла глаза. Рику захотелось лечь. Просто лечь, вытянуть ноги и заснуть.

- Скоро еще? - сиплым голосом спросил он.

- Да, уже почти вышли, - ответил Ключник, - Из-за тумана ни фига не видно, но мы уже почти вышли на Свалку. Там немного пройти, и мы в депо. А оно сейчас у сталкеров под контролем.

Железнодорожное депо было очень важным стратегическим местом на Свалке, между бандитами и сталкерами регулярно кипели кровопролитные схватки за него. Но сейчас бетонная коробка была обиталищем сталкеров, и группа Фейерверка планировала отдохнуть там несколько часов.

Предрассветный туман молочной пеленой окутывал путников со всех сторон. Сказывалась и осень, и сумасшедший климат, и болотные испарения, поэтому туман был очень густым. В таком тумане все способности чувствовать аномалии обратились для Рика в ноль: чутье на аномалии не выражалось у него каким-то шестым чувством, по странной прихоти физиологии он просто подсознательно замечал малейшие косвенные признаки аномалий. Однако сейчас, Рик шел, включив свой детектор аномалий и выставив его вперед как оружие. Аномалий давно уже не встречалось на их пути, и Рик сделал вывод, что они действительно подошли к Свалке.

Рик уже начал мечтать о мягком матрасе около костра, когда где-то впереди послышались выстрелы. Рик упал на землю, его спутники сделали так же. Проводник тщетно вглядывался в туман, но белые клубы скрывали происходящее. Через несколько секунд, вдалеке зажегся фонарик. Световой луч, едва касаясь дорожного полотна, начал медленно приближаться. Спустя еще несколько секунд, стали видны три рослых фигуры. Неведомые личности, похоже, тоже увидели затаившихся сталкеров. «Бандиты или сталкеры?» - лихорадочно думал Рик. Щелкнул автоматный затвор. Бандиты. Первым огонь начал Ключник. Бандиты, попадали на землю, открывая ответный огонь. Теперь уже стреляли все. Рик, не желая оказаться между молотом и наковальней, скатился с дороги и побежал. Увидев то, что туман будто бы подсвечен голубым сиянием, взял несколько левее, обогнул странное воздушное завихрение и засел в придорожных кустах. Стрельба затихла: и сталкеры, и бандиты поняли ее бесплодность в данном случае. В нескольких метрах от себя Рик увидел какое-то сооружение. В тумане проводник не мог разобрать, что это такое, но это явно служило бандитам укрытием.

Раздался треск кустов. Рик повернул автомат влево и увидел чей-то силуэт.

- Стоять, - рявкнул Рик.

- Свои, - ответил силуэт голосом Крыса.

- Что там, - прошептал проводник.

- Да черт его знает.

В этот миг из тумана выступили несколько человек. Они шли по дороге к бандитскому логову. Впереди шли трое бандитов, чуть сзади, держа мародеров на мушке, вышагивал Фейерверк.

- Фей, свои, - крикнул Крыс, вылезая из кустов. Рик вылез следом. Процессия подошла к базе, которая оказалась баррикадным нагромождением бетонных плит и металлоконструкций.

- Эй, фраера, - обратился Крыс, - Ваши ребятки у меня. Если дернитесь - пеняйте на себя.

В ответ послышалась комбинация слов, среди которых попадались и далеко не самые приличные, указывающие путь, предлагающийся Крысу в качестве маршрута. Следом загрохотали автоматы. Рик упал на землю, чтобы не попасть под огонь. Двое бандитов поступили аналогично. Третий замешкался, и Фейерверк притянул его себе, используя как укрытие. Рик пополз по направлению к бандитской хазе и вдруг почувствовал, как кто-то хватает его за ноги. Проводник перевернулся на спину, пытаясь стряхнуть прицепившегося к задним конечностям бандита. В этот момент его сотоварищ навалился на переднюю часть Рика. Проводник несколько раз ударил его наотмашь, но это не возымело действия. Тогда проводник ударил мародера в лицо раскрытой ладонью и приподнял его, вытянув руку. Прилетевшая со стороны баррикады пуля попала бандюку в плечо, и тот рухнул с руки Рика на второго бандита. Хватка того ослабла, и Рик смог согнуть ногу, заехав при этом бандюге коленом в лицо. Освободившись, Рик, по-лягушачьи прыгнул вперед, прополз пару метров и предупреждающим огнем пистолета сбил с гадов спесь. Рик осмотрелся: Фейерверк, прикрывшись бандитом, отстреливался, где-то справа в тумане маячила фигура Крыса. Рик удивился, почему они еще живы, ведь бандитов больше, они в укрытии. Потом понял: Ключник, пользуясь суматохой, где-то спрятался и тоже палит по бандитам, которым приходится воевать на два фронта, и больше прятаться, чем атаковать.

Рик подполз к блокам и перекинул через барьер гранату. Раздался крик, затем грохот взрыва. Землю хорошенько тряхануло, но полтора метра бетона уберегли Рика от взрывной волны. Над полем брани (причем брани в прямом смысле - бандиты не скупились на выражения во время схватки) повисла тишина. Фейерверк откинул бандита - тот упал как тряпичная кукла, прикрывая голову руками, и подошел к баррикаде. Крыс тоже обозначил свое существование. Рик понял, что таиться больше не нужно и поднялся с земли. Бандиты стояли полукругом, озираясь по сторонам. Их было человек двадцать-тридцать. Среди них было немало раненых, но ни одного убитого, даже несмотря на гранатный взрыв. Повезло бандюгам, повезло.

- Я что-то не понял, - обратился Крыс, - Вы что русского языка не понимаете?

- Что тебе надо? - хрипло спросил угрюмый коренастый мужик, видимо главарь.

- Мне надо, что бы вы убрались и пару часиков где-нибудь погуляли. Потом вернетесь за ранеными. Ясно? Считаю до трех, - Крыс вскинул автомат, но стрелять не пришлось - уже на счет «раз» бандиты кинулись врассыпную.

- Может стоило их убить? - спросил Фейерверк, провожая взглядом удирающих мародеров.

- Я даже в бою стараюсь того… Не насмерть. А тут, на беззащитных.

- Эти беззащитные нас тут чуть не угробили. Они же бандиты.

- Но это не дает нам права опускаться до их уровня.

Фейерверк хотел что-то возразить, но тут с холма спустился Ключник.

- Пошли, - бросил он.

Туман здесь был более рассеянным, и стала видна вся западная часть Свалки. Дорога уходила вдаль, к депо, на фоне виднелись гигантские кучи радиоактивного мусора, за которые локация и получила свое говорящее название. Путники направились к депо. Адреналин сделал свое дело, и усталость немного отступила. Они шли по дороге, параллельно тянулись рельсовые пути, на которых ржавел брошенный электровоз. В паре сотен метров слева виднелся размытый овраг, из которого исходило неземное сияние. Сначала Рик подумал, что это аномалия, но вдруг встал как вкопанный.

- Ты чего? - спросил Крыс.

Рик лишь показал рукой на загадочное сияние.

- Аномалия, - небрежно сказал Ключник.

- Я ее не чувствую.

Сталкеры переглянулись. Никто не знал, как именно Рик чувствует аномалии, но проводникам в Зоне привыкли доверять. Рик, действительно, не чувствовал аномалию. Конечно, его чувствительность заключалась лишь в умении, замечать косвенные признаки ловушек, но еще у него была не поддающаяся логике, иррациональная способность знать, создаются ли подозрительные явления аномалиями, или же их существование вызвано другими причинами. И вот сейчас Рик четко осознавал: это не аномалия.

- Пошли посмотрим, - сказал он.

- Значит так, - скомандовал Ключник, - Мы с Фейерверком ждем вас у электровоза, Рик с Крысом идут смотреть на чудо Зоны.

- Не, Ключник, - возразил Крыс, - Ночью на Свалке неспокойно. Лучше не разделятся. Пошли, действительно, посмотрим что там такое. Может представится возможность поднажиться.

Слова «возможность поднажиться» произвели на Ключника магическое действие, и сталкер, отбросив все возражения, пошел к таинственному оврагу. Рик включил детектор аномалий в режим поиска артефактов. Через полсотни шагов детектор зарегистрировал наличие артефакта, замигав лампочкой. Рик хмыкнул. Происходящее было более чем странным: большинство артефактов невидимы, чтобы сделать их видимыми, «высветить», как говорят сталкеры, надо точно установить при помощи детектора местоположение артефакта и облучить его излучением встроенного в детектор гамма-генератора (впрочем, за характерное написание греческой буквы «гамма» многие сталкеры называли это устройство «зю-генератор»). Однако артефакт светился, а значит, был видим. В принципе в видимых артефактов нет ничего удивительного, но… Свалка - одно из самых «рыбных» сталкерских мест. Тут искателей приключений столько ходит… А артефакт старый - выброс был давно. Так что оставалось два варианта: либо кто-то недавно высветил артефакт, но не успел его подобрать, либо этот артефакт умеет становиться видимым сам. С подобным Рику еще не приходилось сталкиваться, и он не знал, что предпочтительнее для них сейчас.

Подходя к оврагу, Рик заметил, что вокруг нет ни одной аномалии. Это делало находку еще более странной - артефакты обычно возникают лишь в аномальных полях.

Наконец экспедиция подошла к краю оврага. На дне маслянисто отсвечивала в сиянии артефакта грязная лужица, закиданная гнилыми досками. Артефакт, медленно вращающийся вокруг своей оси, вися в полуметре от земли, представлял собой прозрачный, будто бы хрустальный, многогранник. Он светился однотонным голубым светом, но у него внутри полыхала настоящая буря из разноцветных струй света. Зрелище было неземной красоты, но именно чуждость предмета этому миру навевала на находку какой-то неведомый пугающий флер.

- «Глобус», - тихо сказал Крыс, - Самый дорогой артефакт Зоны, на который есть четко установленная цена.

- Я спущусь за ним, - шепнул Ключник и аккуратно пошел по крутому склону оврага.

- Что делает-то этот «Глобус»? - спросил Фейерверк.

- Дает стопроцентную защиту от пуль.

- Как?

- Тихо, - вдруг цыкнул Крыс.

Рик увидел, что с противоположной стороны оврага вниз спускается еще один претендент на владение «Глобусом». Проводник поискал взглядом его сотоварищей, но тот край оврага зарос густым кустарником, мешающим что-то рассмотреть.

Противоположный склон оврага был более пологим, и соперник имел реальную возможность первым добраться до артефакта. Ключник поднажал, и едва не упав в грязную лужу лицом, скатился по размытой земле. Фонтан брызг, поднявшийся из лужи, отразил свет артефакта, что произвело впечатление явления космического масштаба. Ключник, стоящий в сияющей луже в своем сталкерском обмундировании был похож на какого-то инопланетного захватчика. Рик быстро отогнал от себя фантастические мысли - сейчас было не до них. Дело пахло перестрелкой.

Ключник первым дотронулся «Глобуса», на что конкурирующий сталкер завопил:

- Артефакт наш!

- Я его первым дотронулся, - вежливо возразил Ключник.

- Я его первым заметил, - парировал сталкер.

Фейерверк, поняв, что пора вмешаться, осторожно ступил на неверную землю склона. Рик заметил, что остался на краю оврага один - Крыс куда-то испарился. Сталкер, заметив, что к врагам прибыло подкрепление, потянулся за автоматом.

- Эй, мужики, - замахал Фейерверк руками, - Давайте решим все мирно. Артефакт наш, но мы охотно продадим его вам за половину цены.

Сталкер довольно ощерился.

- Идет, - сказал он, - Шестьсот рублей.

- Ага, - усмехнулся Ключник, - Только с ноликом на конце. Шесть тысяч.

- Чего? - взревел сталкер.

- Чего слышал, - вмешался Фейерверк. Этот артефакт стоит двенадцать косарей. Это «Глобус».

- Да хоть карта. Берите шестьсот и проваливайте.

Тут Ключник, видимо решив, что словами ничего не добиться, а для дела лучшее время, оттолкнул артефакт - тот откатился к краю оврага, сохраняя при этом постоянную дистанцию в полметра от земли, и ударил сталкера в лицо. Сталкер упал, но и сам Ключник, поскользнувшись на грязи, не удержался на ногах. В следующую секунду упал и Фейерверк, сраженный автоматной очередью. Рик проследил взглядом направление, откуда стреляли. В кустах стоял еще один сталкер. Внезапно за его спиной мелькнула фигура Крыса, на мгновение блеснул нож, и сталкер скатился вниз лицом на дно оврага. Крыс нырнул в кусты. Рик решил помочь Ключнику и начал осторожно спускаться на дно оврага. Скользкая земля осыпалась под ногами, норовя опрокинуть незадачливого покорителя склона. Уже почти спустившись, Рик поскользнулся и в отчаянной попытке удержаться уперся ногами в землю. В следующий миг Рик полетел. Сначала, проводник подумал, что он падает, затем вспомнил, что на пологом склоне падать некуда. Затем последовал неожиданно мягкий удар о землю. Рик осмотрелся и понял, что непостижимым образом перелетел на противоположный склон оврага. Затем Рик увидел, как сталкер, получив недюжинный удар в корпус от Ключника, пролетел над землей добрых четыре метра, после чего приземлился на склон, съехал вниз и, ударившись головой о какую-то торчащую из земли трубу, затих. Ключник, сам не ожидавший такого эффекта, несолидно захлопал глазами, что явно не шло его колоритному облику. Но полеты на сегодня еще не закончились. В кустах сверху раздались выстрелы, после чего Крыс, с шумом сломав ветки, приземлился на дне оврага, удивляясь отдаче своего оружия. В этот же миг сталкер, в которого стрелял Крыс, описал правильную параболу на фоне предрассветного неба и рухнул с восьмиметровой высоты в полукилометре от оврага. Рик осмотрелся и сразу понял причину происходящего. Матово поблескивая скошенными гранями, в воздухе кружилась «Снежинка», артефакт, уменьшающий гравитацию. Именно такую давал долговцам Сахаров, когда надо было тащить вагон. Ключник осторожно, чтобы не улететь в космос или еще куда-нибудь, подобрался к артефакту и положил его в поясной контейнер для опасных артефактов, стенки которого экранировали аномальную энергию. В овраге сразу стало темно, как будто потушили лампочку. Рик поозирался по сторонам - «Глобус» нигде не было видно. Крыс подошел к лежащему ничком Фейерверку и тихонько позвал:

- Эй, Петь…

- С добрым утром, - мрачно сказал Фейерверк, поднимаясь с сырой земли.

- Жив? - обрадовано улыбнулся Крыс.

- Нет, блин, умер. По мне что, не видно?

- Что ты такой нервный?

- Будешь тут нервным. Когда две пули в голову попали! Хорошо хоть «Глобус» висел. Кстати где он? Подобрали?

- Слушайте, - прервал их разговор Ключник, - Давайте-ка сматываться пока не поздно. А то прибегут какие-нибудь падальщики. Причем как в прямом, так и в переносном смысле.

Диггеры начала осторожный подъем по скользкому глинистому склону.

- Меня подождите, - бросил им Рик, отцепляя от пояса детектор. У проводника появилась мысль: если «Глобус» без видимых причин стал видимым, то может он и обратно в инвиз смог войти? Поэтому, пока Ключник, Крыс и Фейерверк выбирались, Рик тщательно просканировал овраг зю-генератором. Никаких результатов это не принесло, и уже через пять минут путники шагали по направленью к рельсам.

В Зоне лишь два времени суток - день и ночь. Вечера нет почти совсем, утру достались лишь несколько минут, когда ночные мутанты уже спят, а дневные еще не проснулись, когда те сталкеры, кто ходил в ночной рейд уже вернулись на базу, а дневные рейды еще не начались, когда военные на базах делают зарядку, а уставшие от ночного бдения бандиты, спят в своих укрытиях. Путники застали утро. Восходящее солнце красило ленты облаков в разные оттенки розового, аномальное поле около кладбища автотехники плевалась в небо искрами. Усталости не было - адреналин сделал свое дело, но настроение в отряде Фейерверка было муторное. Они наступили на хвост сталкерам. Вольным бродягам Зоны чужда особая мстительность за малознакомых товарищей, но… Если они узнают, что на Свалке появился редчайший «Глобус»… Они ведь никогда не поверят, что диггеры так и не смогли найти артефакт. Сталкеры, конечно одиночки, но общая цель делает их массу пострашнее любой организованной группировки.

- Сейчас эти очнутся, - запыхаясь бурчал Ключник, - И своим на нас настучат. Надо было добить.

- Идиот, - возмущался Крыс, - Сталкеры не занимаются подобными низостями. И вообще - убивать грешно.

- Ах ты наш пацифист! Тебе с твоей логикой на Большой Земле сидеть надо. Тот кто добровольно переходит границу Зоны, автоматически дает разрешение себя убить! Что ты делаешь в Зоне со своими миротворческими наклонностями?

- А ты не знаешь?

Шествие остановилась. Два брата разъяренно смотрели друг на друга.

- А кто сталкера в овраге зарезал, а?

- Сталкер же жив, - вмешался Рик.

- Как жив? - удивились все.

- Ну как мы. Я же последний уходил, видел, как он шевелился.

- Но он не мог! - завопил Крыс разворачиваясь к оврагу. Как по заказу, из ямы вылезли давешние сталкеры. Крыс странно икнул и побежал. Остальные кинулись за ним, не понимая, куда и зачем они так бегут. Навеянная адреналиновым угаром бодрость вдруг улетучилась. Усталость на этот раз ударила не по мышцам, а по легким. Дыхание сковало болью, рот наполнился вязкой горькой слюной. Захотелось упасть на землю и вытянуться на траве. Рик вспомнил армейскую молодость и пытку, именующуюся в вооруженных силах кроссом с полной выкладкой. Только там еще был противогаз… Кстати, противогаз надо бы надеть и сейчас, а то дышать воздухом Свалки без защиты - удовольствие сомнительное.

Путники добежали до заржавелых рельс и плюхнулись на землю за электровозом, стоящим тут более двух десятков лет. Рик приложился вспотевшим лбом к холодному колесу ВЛ10. Ключник выглянул из-за сцепки и выругался. Проводник оторвал голову от металла и подполз к Роме. Сталкер, которого то ли убил, то ли не убил Крыс, стоял невдалеке от оврага и держал в руках КПК. В утренних сумерках был виден лишь его силуэт, однако из-за подсветки компьютера, лицо сталкера имело ярко-белый цвет. Контраст между лицом и телом выглядел пугающе, и Рик даже содрогнулся.

- По-моему своих вызывает, - предположил Крыс.

- М-да, сейчас огребем, - заметил Ключник.

- Что за чертовщина, вообще происходит? - вмешался Фейерверк, - Может с артефактом связано? Ну-ка покажи это чудо Зоны.

Ключник, не отрывая взгляда от фигуры сталкера, открыл кармашек контейнера. Неожиданно из контейнера хлынул совершенно нехарактерный для «Снежинки» красный свет. Ключник выудил из контейнера две пересекающиеся, словно частично прошедшие друг сквозь друга, волнистые пластины, напоминающие куски неведомого прозрачного шифера.

- «Красный Крест», - удивленно пробормотал Крыс, - Ускоряет регенерацию, оживляет из клинической смерти… Но где «Снежинка»?

- В этом контейнере была «Снежинка»…

- Я кажется, знаю куда деля «Глобус»… - сказал Фейерверк.

- Ага, - согласился Рик, - А я понял как он из невидимого сам стал видимым.

Четверо сталкеров оторопело смотрели на лежащий в руках Ключника редчайший артефакт Зоны. Это был «Джокер» - аномальное образование, не имеющее собственного действия, но способный превращаться в другие артефакты. От созерцания артефакта их оторвал лязг ворот. Путники вскочили с земли. Похоже, открывали, закрываемые на ночь ворота депо.

- Драпать пора, - сообщил Ключник, и они побежали. Рик на ходу натянул на лицо респиратор, готовясь к очередной пытке усталостью, но у него вдруг неожиданно открылся неисчерпаемый резерв сил. Видимо, лежащий в кармашке Ключника, «Джокер» превратился во что-то, уменьшающее усталость. Но все равно бежать было тяжело - мешал разбросанный повсюду мусор, Рик постоянно спотыкался о какие-то бетонные плиты, ржавые трубы, вентиляционные кожухи, электромоторы.

За спинами путников раздались сталкерские голоса, затем несколько предупреждающих выстрелов. Сталкеры явно не знали, что делать с неопознанными беглецами. Затем, приняв решение, начали огонь на поражение. Но их пули не достигли путников. Команда Фейерверка укрылась за горкой деревянных ящиков. Часть ящиков была нещадно разбита, и было видно, что внутри они наполнены землей. Похоже, это было сталкерским укреплением, ныне заброшенным и частично разрушенным. Впрочем, защищали ящики хорошо, и сталкерские пули завязли в импровизированной броне. Рик выключил трещащий счетчик Гейгера, чтобы он не демаскировал отряд, и выглянул из-за укрытия. Сталкеры, стоящие в распахнутых воротах депо, прекратили стрельбу, экономя патроны, и переговаривались. Консилиум продлился недолго, и несколько сталкеров начали обходить по широкой дуге укрытие.

- Ну, что будем делать? - шепотом осведомился Ключник.

- Сматываться, - просто ответил Крыс, и подавая остальным пример пополз по-пластунски к мусорным кучам. Путники поползли за ним. Короткая, но чернильно-темная рассветная тень от кучи прятала сталкеров в своей темноте, и преследователи заметили их только, когда путники уже взбирались на мусорную гору. Сталкеры-конкуренты дали несколько одиночных выстрелов по горе. Рик вскочил, готовясь бежать, но его боевой настрой поубавил удар головой о металлическую балку. Рик задрал голову вверх. Над ним из нагромождения бетонных плит торчала решетчатая мачта ЛЭП. Вокруг по балкам застучали пули. Рик попытался присесть, однако просвистевшая мимо пуля красноречиво сказала, что это не гарантирует его безопасность. Тогда проводник начал лезть вверх по решетке металлоконструкций. Однако, в этот момент насквозь проржавевшее сооружение, потревоженное пулями и Риком, преломилось пополам и начало заваливаться набок. Едва верхушка мачты коснулась земли, мачта переломилась еще раз, и выпавший средний кусок металлической решетки, увлекая за собой Рика, покатился куда-то вбок, подскакивая на кромках бетонных плит и разваливаясь на ходу. В лицо Рику сыпалось ржавое металлическое крошево. Наконец мачта грохнулась о торчащую из земли плиту и остановилась. Однако злоключения Рика не кончились. Кувырки среди металлоконструкций привели проводника на горизонтально лежащую бетонную панель, находившуюся в состоянии шаткого равновесия. Упавшая на панель балка вывела панель из равновесия, и одна ее половина вместе с балкой полетела вниз, а другая вместе с Риком - вверх. Проводника такое положение не устроило и, перекатившись через убранный металлическим уголком край плиты, он сиганул вниз. Однако в природе, как известно, пустые места долго не живут. Едва Рик осмотрелся вокруг, он обнаружил, что в освобожденное плитой пространство сверху скатывается другая плита. Рик поспешно выбрался на эту плиту, чтобы не оказаться раздавленным и с ужасом увидел, что металлическая балка скатилась с плиты-качели, и теперь та возвращается обратно, угрожая прихлопнуть Рика. Но проводнику повезло - многолетние равновесие горы было нарушено, и все плиты начали куда-то двигаться. Поэтому лишившиеся опоры «качели» завалилась набок и прошла в полуметре от Рика. Ошалевший проводник приподнялся и увидел, что вся гора начала расползаться подобно куску масла, брошенному на горячую плиту. Нижние слои мусора раскатывались в стороны, их место занимал мусор, скатившийся сверху, но и он долго не задерживался в устойчивом положении. Рик буквально почувствовал, как плита вибрирует у него под ногами. Проводник понял, что необходимо срочно покинуть опасную зону. К счастью преследователи тоже ошалели от зрелища разрушения простоявшей четверть века, а потому считающейся незыблемой конструкции. Так что Рик, не опасаясь пули в спину, в несколько скачков смог добраться до противоположной стороны горы и спуститься вниз. Едва ноги Рика ступили на твердую землю, проводник сначала отбежал от горы и лишь затем обернулся. Добрую половину горы застилал плотный туман пыли. Среди серых клуб то и дело сверкали вспышки огня, а сквозь хрипение двигающихся плит доносились звуки взрывов. Видимо, сдетанировали лежавшие среди мусора газовые баллоны. Рик уже и не надеялся увидеть своих спутников живыми и здоровыми, но спустя полминуты из пылевого облака выбрались Фейерверк и Ключник, а спустя секунду, с вершины горы на каком-то облезлом куске шифера скатился, будто на скейтборде, Крыс. Собравшись вместе, сталкеры побежали к востоку. Здесь Свалку пересекала дорога, тянувшаяся от самого завода «Росток» к югу - на Кордон. Эта дорога рассекала Свалку на две части - западную, которая преимущественно использовалась для сооружения укрытий, и восточную, где был чудесно дававший артефакты заболоченный лесок. Там проходили сталкерские тропы, там были бандитские засады, там мутанты обустраивали себе логова. Там кипела жизнь, та самая многократно воспетая сталкерская жизнь. До чернобыльской трагедии этот лесок пересекали бочаги и мелкие озерца. После взрыва АЭС здесь затопили радиоактивный мусор со станции. Уже тогда неприхотливые местные водоросли начали мутировать. А уж после второго взрыва они и вовсе превратились в аномальную растительность, а заодно и превратили эту озерную систему в болото, не очень глубокое, но очень опасное из-за затопленного здесь мусора и невероятной аномальной активности.

Путники выбрались на дорожное полотно. По идее теперь им надо было бежать по дороге к югу. Но при этом незадачливые диггеры рисковали получить пулю меж лопаток. Сталкеры затравленно огляделись в поисках укрытия, затем Крыс указал на нагромождение бетонных кубов и ржавых металлоконструкций, и все кинулись туда. Укрытие вовсе не было необитаемым, но Рик и остальные без малейших колебаний перемахнули через бетонное ограждение. Здесь, на расстеленных прямо на земле матрасах, спали где-то полдюжины бандитов. Еще один, видимо, часовой сидел на земле, привалившись к бетонному блоку. Едва завидев пришедших в гости сталкеров, бандит вскочил с земли, схватив в руки «Гадюку» - легкий пистолет-пулемет, не слишком эффективный, зато дешевый и надежный, а потому очень распространенный в Зоне.

- Слышь, чувак, не поднимай пургу, - обратился к бандиту Фейерверк, вытащил из поясного кармана пачку денег и бросил ее бандиту. Диггеры сгорбились за плитой и осторожно выглянули наружу. Рик почувствовал, что его сердце бешено колотится, а ноги сковывает давешняя слабость. Неужто легендарный «Джокер» подвел их?

- Что там с артефактом? - шепотом спросил Рик. Ключник, которого видимо одолевали подобные раздумья, приоткрыл клапан контейнера и посмотрел внутрь. Затем обрадовано сказал:

- «Морская звезда». Отпугивает мутантов. Неплохо.

- Неплохо, конечно, но надо этот артефакт слить, пока не укокошили.

- Заткнитесь, а, - как-то умудрился гаркнуть шепотом Фейерверк. Уходим через болото к Темной Долине.

Сталкеры поднялись на ноги. Рика охватили сомнения - болото на Свалке место конечно безопасное в плане топей, но ходить по нему ночью… Все-таки болото есть болото, хоть и мелкое. Да, неплохое испытание способностей проводника. Рик вытащил детектор аномалий и вновь встал в авангард отряда.

- Эй, а, это, ну, то, - предъявил претензии бандит.

- Чувак, ну тебе, что мало? - обиженно спросил Фейерверк, доставая из кармана еще одну пачку денег. Провожаемые взглядом удивленного бандита, путники направились на Темную Долину.

- Короче, жил один сталкер. Звали его Гвоздь, - начал свою историю Упырь, обведя взглядом собравшихся у костра свободовцев, - Был он сталкер не то что бы особо крутой, но не какой-нибудь лузер, хороший, нормальный сталкер. Короче, накопил он на офигенную броньку, ну бабла прилично выложил, но, короче, бронька ваще офигенная была, так что он не зажмотился. Вот. Ну купил он броньку и полез на «Росток» сталкерить. А тут бац - Выброс. Ну ладно, типа переждал Гвозь в подвале, пока Зону наизнанку выкручивало. Значит, выбирается он из подвала, а тропинки, по которой он в эту дыру залез, уже нет.

- Как это нет? - удивился Федюня - совсем еще неопытный свободовец, буквально вчера еще топтавший Кордон.

- Идиот, - зашипел Леший, - После Выброса все аномалии в другие места передвигаются.

- Во, - продолжил Упырь, - Короче, сидит Гвоздь на «Ростке», как в банке, типа запечатанный. Ну думает, типа если все равно подыхать, может еще побарахтаться, типа, выбраться попробовать. Вот, а у него бронька крутая была, я уже говорил он ее за девять килорублей купил, во, ну, короче, поперся он прямо через поле с «Жарками». И прикиньте: прошел. Ну, понятно бронька в хлам, сам он весь в ожогах, еле живой, во… Но ему конкретно повезло: к долговцам вышел, а те головастиков там пасли, ну типа ученых. Короче главный головастиков, Сахаров зовут, вот он Гвоздя прооперировал по-жесткому. Короче поставил на ноги, но типа условие поставил: я тебя спас и в благородство играть не буду… Короче такую цену заломил, что ой, мама, ой… Еще и наемников поставил, чтобы те Гвоздя пасли. А Гвоздь же понимает - не надыбаешь денег, войдешь в историю. Но по-крупному Сахарову задолжал. Короче, решил, иду типа ва-банк. Прикиньте, залез а «карман», вляпался в аномалию и выжил! Вляпался еще в одну, опять выжил. Да что выжил, даже царапин не осталось. Типа вообще аномальки не берут. В третий раз нарочно вляпался, типа проверить, что за байда, И в третий раз ни фига! Короче, понял, что типа неуязвимым стал для аномалий, вообще напролом попер сквозь «карман». Нашел дофигища артефактов, толкнул их, долг отдал. Ну и, короче, стал ваще лютым сталкером.

- А то, - встрял Леший, - Ты б тоже стал лютым сталкером если бы тебя аномалии не брали.

- Значится, стал Гвоздь лютым сталкером. Ну бабла закосил, тыры-пыры… А потом заболел. Сахарову показался, тот говорит, типа операция нужна. Но Сахаров же врач. Говорит, типа я тя вылечу. Ну отоперировал он его, вот. Потом Гвоздь пошел в «карман» за артефактами и на первом же «трамплине» погиб. А знаете, в чем фишка была? - Упырь обвел свободовцев взглядом, делая эффектную паузу перед финалом истории, - У Гвоздя камни в почках были! Он когда сквозь «Жарки» шел, они у него в артефакты превратились, в лютые, и типа его защищали. А Сахаров ему их удалил!

Свободовцы дружно заржали. Упырь и сам хихикнул, довольный произведенным эффектом, но бдительности терять не стал. Поэтому путников, идущих через холмы со стороны Свалки, первым заметил именно он. Упырь встал, рукой показывая условный жест, призывающий к молчанию, взял «гопника», как называли в «Свободе» штурмовую винтовку ГП37 и выдвинулся путникам навстречу. В отряде гостей было четыре человека, причем идущий впереди был одет в броню группировки «Долг». Первым желанием Упыря было расстрелять путников, но Упырь не зря считался одним из самых умных свободовцев, поэтому он подавил желание и задумался. По всему выходило странно: для боевого отряда мало народа, диверсанты не стали бы одевать «родную» броню. Правда, в форме «Долга» был только один путник, но это делало процессию еще более странной.

- Стоять, - рявкнул Упырь, вскидывая ствол винтовки, - Руки вверх, вы вышли на территорию группировки «Свобода». Эй, ты, долговец, сюда подойди.

Тип в долговской куртке, не опуская рук, подошел поближе.

- Противогаз сними.

«Долговец» стянул респиратор, обнажая худое, давно небритое лицо с острым носом.

- Я не долговец, - заявил тип, - Я сталкер.

- А что у тебя на нашивке русскими буквами «Долг» написано?

- Бронька трофейная, новая. Не успел еще нашивки сорвать.

- Эй, сталкерье, - обратился Упырь к стоявшим поодаль сталкерам, - Он ваш?

Сталкеры подтверждающее закивали.

- Ладно, проходите к костру. А нашивки ты сними, пока нечаянно не пристрелили.

- Обязательно, - заверил остроносый.

Сталкеры подошли к костру, уселись на землю и тоже сняли респираторы. Остроносого «долговца» как оказалось, звали Рик, его спутников - Фейерверк, Крыс и Ключник. Свободовцы недоверчиво рассматривали сталкеров. Наконец Леший сказал:

- Что нового?

- Да так, - сказал длинноволосый стлкерюга по имени Фейерверк, - Встретили тут одного долговца. Сказали ему, что красно-черные тона сейчас модны у эмо.

- А он?

- Он? Обиделся, что его эмо назвали, жизнь самоубийством покончил, вот наш друг теперь его броньку таскает.

Свободовцы опять загоготали, довольные шуткой. Было рассказано еще несколько анекдотов. Затем Леший поведал дошедший от его знакомых сталкеров по сети слух, что пару часов назад на базу диггеров напали мутанты. Путники заинтересовались новостью и начали расспрашивать подробности. Упырю этот разговор был неинтересен, и он залез через КПК в сталкерскую сеть, поискать что-нибудь интересного. Он нашел чего хотел. На первой же открывшейся странице висела новость с кричащим заголовком «Продажный долговец». Заинтересовавшись, Упырь прочитал выложенную кем-то из сталкеров заметку о том, как долговский проводник Рик, наплевав на устав «Долга», подвизался работать на сталкеров. Первой мыслью Упыря было то, что Рик - дезертир. Но «Долг» жестко карает дезертиров, и будь Рик предателем, сейчас бы в сети висело объявление с просьбой найти и выдать мерзавца. Объявления не было. Значит, не дезертир. Но какие тогда общие цели нашлись у сталкеров и «Долга»? Впрочем, ясно какие - денег заработать. По-хорошему, грохнуть бы надо этих личностей, только вот… Может попасти их, заодно и «Свободе» выгода перепадет. Или тут что-то другое? Короче, рано рубить с плеча, надо разобраться.

- Куда путь-дорогу держите? - спросил Упырь, пытаясь произнести это шутливым голосом.

- На Кордон.

Предположения Упыря, кажется, подтверждались. На Кордон просто так не ходят. Скорее всего, у этих типов есть какое-то серьезное дело. И, почти наверняка, прибыльное, раз «Долг» не побрезговал со сталкерами объединиться.

- Если на Кордон, то вам в туннель надо, - сказал Леший.

- Я уже столько слышал про этот туннель, а подробностей не знаю. Не доводилось еще как-то им ходить. Как до него добраться-то?

- Корче, сейчас идете на восток, до дороги. Потом по дороге на юг. Идите до самого «кармана», там немного пройдите вглубь аномального поля и увидите такую будку, из земли торчащую. Это типа какой-то аварийный выход из туннеля. Значит, там лестница, по ней вниз. Затем по туннелю идите на юго-запад до конца. И выйдете на Кордон. Там по пути еще будет один выход наверх, ну такой же, аварийный, но он в «карман» идет, так что туда не поднимайтесь.

- А куда мы попадем если в другую сторону по туннелю пойдем? - спросил Ключник.

- Там дорога в Чернобыль вела, но там туннель завалило.

- Понятно.

Сталкеры наскоро перекусили консервами, затем начали собираться. Ключник вытащил из контейнера для артефактов «Мамины бусы» и предложил купить. После непродолжительного торга, артефакт перекочевал во владение группировки «Свобода», а сталкеры получили взамен полторы тысячи рублей. Затем путники оправились восвояси. Упырь проводил их взглядом, вытащил КПК и включил режим связи.

Его звали Мечислав. Высокий, сильный, уверенный в себе, он умел производить на людей благоприятное впечатление. В «Долге» его уважали. За его характер, за геройскую внешность, даже за красивое имя, в котором переплелись и меч, и слава. К тому же, будучи советником командира по войсковым операциям, он не был для долговцев непосредственным начальником, что позволяло ему водить дружбу со многими рядовыми и сержантами. Мечислав не был боевым офицером «Долга», но и штабной крысой его никто не считал. Про него говорили: «настоящий русский мужик».

Конечно, многие догадывались, что в Долге, вся деятельность которого зиждется на войсковых операциях, Мечислав занимал, пожалуй, самую высокую должность и, фактически, был настоящим командиром. Многие даже подозревали, что Мечислав - это не прозвище, не псевдоним, а настоящее имя. Но, наверное, не было в «Долге» человека, который знал, что Мечислав не русский, а поляк.

Когда возникновение Зоны сделало политическое равновесие в мире, очень шатким, и польское правительство решило помочь русской армии в освоении аномальной области, Мечислав был одним из офицеров, отряд которого был отправлен за Периметр. Из всего отряда в живых остался только сам Мечислав… Насмотревшись ужасов Зоны, он проникся идеей ее уничтожения и прибился к скандально известному отряду майора Воронина, который позже и превратился в группировку «Долг».

На дежурство Мечислав заступал в полночь, когда штаб уже пустел. Поляк ставил на стол ноутбук, подключал к нему свой КПК и всю ночь просматривал новости в сталкерской сети. Все интересное он тщательно проверял, пользуясь сетевыми знакомствами среди самых различных слоев сталкерского общества. Отсеяв откровенную чушь, Мечислав заносил новости в базу данных, которую сам называл «коллекция козырей». Действительно, весьма часто достоверная информация из «коллекции» позволяла «Долгу» захватить инициативу в отношениях с другими группировками.

В ту ночь, заступив на дежурство, Мечислав понял, что сегодня придется попотеть - вся сеть пестрела сообщениями о странном поведении мутантов. Среди прочего советник по войсковым операциям заметил объявление обозначенное как «Продажный долговец». Заинтересовавшись, Мечислав прочитал заметку. Затем, зашел в базу данных с личными делами долговцев и узнал, что обвиняемый в предательстве «Долга» Рик с сегодняшнего дня находится в отпуске. От сердца поляка отлегло. Никакого дезертирства не было. Надо только будет провести с Риком беседу, о том, что неуставные отношения дискредитируют «Долг». Забыв про Рика, Мечислав принялся дальше шерстить сеть. К утру коллекция козырей изрядно пополнилась, а долговский советник сделал вывод, что в Зоне появился человек, умеющий контролировать мутантов.

Мечислав уже собирался идти спать, когда КПК разразилось трезвоном. Поляк посмотрел, кому сдалось беседовать с ним в шесть утра. Вызывал Жук - свободовец, за определенную плату сливающий «Долгу» секретную информацию. Мечислав ненавидел таких, как этот Жук, да и вообще свободовцев он ненавидел, однако Жук поставлял действительно важные сведения, поэтому приходилось идти с ним на контакт. Советник вздохнул и нажал на кнопку связи. Из динамиков зазвучал прокуренный голос Жука:

- Слышьте, служивые, тут у нас на темной Долине объявились какие-то диггеры. А с ними ваш тип, Риком кличут. Направляются на Кордон. Вроде, не лузеры, чтобы на Кордон шастать. Наши решили, что этим типам надо лютую тему разрулить. Ну а сам сечешь - где тема, там и бабло. Короче, несколько наших отправились этих диггеров пасти по-конкретному.

- Что за диггеры?

- Только имена знаю. Ключник, Фейерверк и Крыс.

- Ясно.

Жук прервал связь. Мечислав задумчиво почесал затылок. Похоже, свободовцы правы. Мечислав лично не знал Рика, но слышал о нем хорошие отзывы. В деле «Долга» он был убежден. Не то, чтобы не способен предать, но по мелочи не продастся. И ладно бы отправился бы куда-нибудь в Рыжий лес, но на Кордон? Похоже, у него действительно есть «лютая тема». Надо бы разобраться. Черт, а тут еще этот полумифический Властелин… Кстати, странное совпадение: в одну ночь появляется человек, умеющий командовать мутантами, и в эту же ночь у Рика появляется его «лютая тема». Совпадение ли? Мечислав взял в руки КПК и посмотрел, кто из отряда Воробьева сейчас в сети. Затем связался со своим старым другом Птахой. Птаха расписал Рика как хорошего мужика и гениального проводника, а в довершение сказал, что он героически ушел в отпуск, чтобы отвести от станции опасность. Мечислав переспросил, и Птаха объяснил, что таинственный Властелин из непонятных соображений гоняется за Риком. Советник задумался. Диггеры… Охотники за тайнами Зоны. А может быть, Рик разгадал загадку Зоны, связался с диггерами и теперь отправился непонятно куда, чтобы заработать на этой тайне? А Властелин своеобразный хранитель тайн Зоны, хочет его ухлопать. А что, богатая версия. Скорее всего, так оно и есть, если, конечно, Зона не выкинет чего позамысловатей…

Надо навести справки.

Мечислав вбил в поиск по сталкерской сети имена таинственных диггеров. Насчет Ключника и Крыса сеть ничего не выдала, зато удалось узнать настоящее имя Фейерверка. Его звали Петр Набоков. Мечислав вбил это имя в поиск. Никакого результата. Тогда поляк включил расширенный поиск, с использованием секретных армейских баз данных, доступ к которым «Долг» чудом получил, благодаря связям долговского руководства, с руководством военным.

Результат был поразительным. Петр Набоков был лейтенантом антитеррористической группы и погиб во время выполнения боевого задания еще в 2008 году. Долговец нажал на кнопку «Подробности» и узнал, что в той же операции погибли лейтенант Станислав Вышневицкий, лейтенант Дмитрий Оглухов, майор Роман Оглухов.

Восход всегда считался одним из самых красивых зрелищ природы, но в Зоне он имел и особый символический смысл. Восход - это конец ночи, начало дня. Страх перед Зоной отступает, однако на смену ему приходит другой страх - страх перед другими людьми. Восход - это перерождение. Зона меняет один свой лик на другой, более спокойный, но не менее страшный. И никакой победы сил света над силами тьмы. В Зоне эти понятия давно стерлись.

Вдобавок, восходы в Зоне имеют особую, неземную красоту. Неземную… В Зоне совсем ничего не осталось земного. Ни света, ни тьмы… Даже красота выродилась во что-то болезненное, однако не менее завораживающее. Из-за особой рефракции желтого шарика солнца почти не видно, кажется, будто чистый свет вырастает из-за восточных холмов. В этом сиянии причудливо клубится утренний туман, создавая впечатление, что сами облака снизошли с небес, чтобы укутать землю…

Однако Федюне было не до этой красоты. Ему было страшно. Никогда еще молодой свободовец не оставался в Зоне в одиночку. Федюня был еще совсем неопытным сталкером и еще не научился отличать настоящее чувство опасности, от воображаемого, навеянного Зоной. Поэтому, лишившись компании сотоварищей, свободовец нервно вертелся у костра, бросая быстрые взгляды по сторонам. Естественно, что группу сталкеров он заметил, еще когда они перевалили холм, у подножия которого и расположился свободовский блокпост. Федюня взял автомат и вышел навстречу сталкерам.

- Стой, кто идет? - рявкнул он, пытаясь подражать Упырю.

- Пацан, не шелести, - не останавливаясь пробурчал один из сталкеров, - Ты лучше скажи, тут до нас проходила кучка отморозков с долговцем вместо проводника.

- Да, они к туннелю пошли на Кордон.

- Сидоровичу «Глобус» слить намылились, - бросил сталкер своему сотоварищу, затем обратился к Федюне:

- Спасибо за инфу, пацанчик.

Получив от начальства «Свободы» разрешение на преследование странной долговско-сталкерской группы, Упырь, выждав немного времени, отправился следом. В целях маскировки свободвцы, спустившись в туннель, выключили фонарики. Идти в полной темноте было несколько страшновато, хотя все свободовцы знали, что аномалии в туннеле почему-то не заводятся, а мутанты боятся этого странного места. Через четверть часа пути свободвцы нагнали сталкеров - те шли со включенными фонариками, и их было видно издалека. Отряд Упыря шел за сталкерами, держа дистанцию, пока те не остановились. Вдали посверкали фонарики, затем наступила полная темнота. Видимо, путники, шедшие всю ночь, устроились на ночлег. Вернее на утрлег. Свободовцы, не желая спугнуть сталкеров, отошли назад. Решение было принято верно - через несколько минут на сталкерской стоянке зажегся фонарик, полизал лучом обшарпанные стены, затем снова потух. Еще через несколько минут повторилось то же самое - сталкеры поставили часового, исправно проверяющего туннель. К счастью свободовцы залегли достаточно далеко, и часовой их не замечал.

Минуты тянулись мучительно медленно. Упырь от нечего делать прикрепил изолентой фонарик к стволу «гопника». Свободовец задумался, о том, что бы сделать еще, и вдруг увидел свет в конце туннеля. В прямом смысле. Сияние медленно приближалось, и через пару минут стали слышны шаги. Со стороны Темной Долины по туннелю кто-то шел. Упырь испугался, что незнакомцы могут спугнуть Рика, Фейерверка, Крыса и Ключника. Хотя нет, не спугнут, какое сталкером дело, мало ли кто тут ходит. А вот выдать с потрохами свободовскую засаду они могли. Поэтому Упырь встал с земли и пошел навстречу новоприбывшим путникам. Свободовец закрыл глаза - все равно ничего не видно из-за светящих в лицо фонариков, а временно терять зрение из-за резкого перехода от света к тьме не хотелось. Ориентируясь на шаги сталкеров, Упырь вычислил момент, когда путники его еще не заметили. Но подошли уже на достаточно близкое расстояние, и включил фонарик. Шаги прекратились. Со стороны сталкеров раздались тихие удивленные возгласы, затем щелчок затвора. Упырь понял, что сейчас будет перестрелка. Свободовец откинул автомат влево, сам сиганул вправо. В следующую секунду раздались выстрелы. Расчет Упыря был верен - целясь на свет фонарика, путники начали целиться не в Упыря, а в его верного «гопника», в результате чего, сам Упырь вышел из свинцового дождя без единой царапины.

А в следующую секунду началась перестрелка. Грохот дюжины автоматов резанул по барабанным перепонкам. «Свобода» быстро захватила инициативу боя, целясь в фонарики сталкеров. Путники, пытались как-то уйти с линии огня, прикрыться, занять более выгодную позицию, в результате чего, происходящее в туннеле напомнило Упырю световое шоу с рок-концерта. Только там лучи света были цветными и освещали сцену, а тут - однотонными, и высвечивали грязные стены. Упырь оглянулся. Вдалеке, у стоянки диггеров, тоже сверкали фонарики. «Спугнули», - подумал Упырь.

Бой продолжился еще в течении нескольких секунд, затем сталкеры додумались выключить фонарики. Темноту подземелья теперь разрывал лишь луч фонарика, привинченного к валяющемуся на земле «гопнику». Раздалось несколько выстрелов, сделанных наугад, потом повисла тишина, особенно ощутимая после грохота перестрелки. Надо было что-то делать. Упырь скинул рюкзак, нащупал прикрепленную к нему сигнальную ракетницу, отцепил ее и сделал выстрел вглубь туннеля. Ракета со свистом улетела вдаль, на несколько секунд осветив туннель рубиново-красным сиянием своего «хвоста». Упырь успел заметить, что на вражеской стороне четыре сталкера, еще один, раненый, лежит на земле. Вооружены чем попало - преимущественно «калаши», «Гадюки», обрезы.

Свободовцы вновь дали залп. Со стороны сталкеров послышались ругательства, несколько неуверенных выстрелов. Инициатива боя была укреплена за «Свободой». Теперь разгромить зарвавшихся сталкеров - вопрос времени. Но времени-то и не хватает… Диггеры, наверняка, отправились в бега, надо срочно догонять… Упырь понял: нужно немедленно закруглять бой. Но если просто отойти, эти Зорро с «калашами» попрутся вслед. Нужна какая-то быстрая и эффективная мера. Упырь открыл рюкзак и нащупал коробочку с запасными ракетами и пополз между ног сотоварищей к своей винтовке. Там из-за огня фонарика было относительно светло, и Упырь по сиреневой маркировке смог найти ракету типа «Салют». Этот тип сигнальных ракет отличался от других одним преимуществом - вражеские наблюдатели не могли определить место запуска ракеты. След «Салюта» был малопламенным и почти бездымным. Зато, взлетев в воздух, ракета, оправдывая свое название, распускалась огненным цветком. Упырь зарядил ракету и выстрелил, целясь в потолок под небольшим углом. В полной темноте даже малопламенный след был хорошо заметен, и по огненному язычку Упырь увидел, как ракета взвилась к потолку. Затем язычок исчез, но зато раздался жуткий треск ломающейся штукатурки. В пятне света от фонаря «гопника» на потолке было отчетливо видно, как штукатурка разлетается по сторонам мелким пыльным крошевом. Причем ломалось покрытие потолка по ровной линии, словно кто-то с силой выдергивал, пролегающий под потолком шнур. Ракета долетела до поперечной потолочной балки, затем, сверкнув в луче фонаря, упала вниз.

- Отходим, - громко, но не крича, приказал Упырь. Командир отряда «Свободы» успел сделать несколько шагов назад, затем ракета взорвалась. Пыль и ошметки пола, вперемешку с горящим наполнителем «Салюта» зеленым куполом поднялись в воздух. Создалось впечатление, что кто-то кинул вверх россыпь мелких изумрудов, предварительно подсветив их лучом света. Загудели проложенные в туннеле трубы, пол мелко завибрировал.

- Бежим, - заорал Упырь. Свободовцы кинулись по туннелю, а вот сталкеры не ожидавшие прилета ракеты замешкались. К тому же эпицентр взрыва был к ним ближе, чем к свободовцам… Зеленый огонь «Салюта» затих, а в следующую секунду на незадачливых сталкеров с потолка посыпался ливень пыли и штукатурки. Отряд «Свободы», несясь изо всех сил, за полминуты добежал до сталкерской стоянки. Естественно, там уже никого не было.

- За ними, - заорал Упырь. Свободовцы сделали несколько выстрелов в сторону Темной Долины, чтобы окончательно сбить спесь с преследователей, а затем побежали к Кордону.

Глава 6. Рельсы

У Рика всегда была одна странная особенность - проснувшись на новом месте, в первые несколько секунд он не мог вспомнить, где он находится, и что он там делает. Поэтому и в этот раз, открыв глаза, проводник долго не мог сообразить, почему вместо долговского вагончика у него перед глазами небо. Потом он вспомнил задание Фейерверка, путешествие по ночной Зоне, ночевку в туннеле. Стоп, а откуда в туннеле небо?

- Что за фигня? - спросил он поворачивая голову.

- Осторожно, - раздался голос Крыса, - Ты рядом с аномалией лежишь.

Рик мгновенно замер, зная об опасности нахождения рядом с аномальными объектами.

- Вы что меня рядом с аномалией положили? - вскричал проводник.

- А где мы должны были тебя еще положить? Они тут всюду.

Рик осторожно приподнял голову и осмотрелся. В нескольких метрах от него из земли торчала небольшая будка. Знакомая штука - аварийный выход из туннеля. Через такой же путники попали под землю, только тот был около дороги, а этот торчит земли на какой-то поляне, всюду окруженной аномалиями… «Карман»… Рядом мирно посапывал Ключник, на крыше будки восседал Фейерверк, привалившись к стене, стоял Крыс.

- Что вообще случилось? - спросил проводник, потихоньку отползая от аномалии.

- Не ори, Рому разбудишь, - сказал Крыс.

- Мы уж думали целовать тебя придется, - улыбнулся Фейерверк.

- Как целовать?

- Ну как спящую красавицу. Там такая заварушка была, а он даже не проснулся.

- Что мы вообще тут делаем?

- Слушай, ты что уже забыл? Твоя ведь идея была, лечь спать около аварийного выхода.

- Короче, из ваших пространных ответов я понял, что там, в туннеле, что-то случилось, и мы срочно эвакуировались наверх.

- Точно. Я тебе конкретней скажу: перестрелка там была. Отморозки какие-то пострелялись.

- И что теперь?

- Как что? Подождем пока Рома, героически стороживший наш сон ночью, отоспится, и пойдем дальше.

Рик достал КПК и посмотрел на часы. Полчетвертого часа дня. Да, похоже, опять придется идти ночью. Остается только надеяться, что Властелин потерял их след. Проводник осмотрелся. Вокруг простирались выжженные неживые земли. «Карман»… Область с повышенной аномальной активностью. Однажды Рику удалось залезть в «карман» и выбраться живым, но больше этот опыт он повторять не хотел. Аномалии плотным ковром укрывали голую, без единой травинки, землю. Они преломляли свет, из-за чего казалось, что землю покрывает прозрачное желе, стреляющее в небо тонкими золотыми лучиками преломленного света.

- Слышь, Рик, - сказал Крыс, - А у тебя способности следопыта есть?

- Обижаешь, проводник без способностей следопыта - мертвец.

- Пошли, спустимся вниз, посмотрим, что там было. А ты, Фей, следи за Ключником. Чтобы кто не спер.

Рик и Крыс спустились по узкой лесенке вниз и вновь погрузились в чернильную тьму. Крыс включил фонарик и посветил на пол. Среди строительно-бытового хлама на земле валялись несколько гильз.

- Свежие, - сказал Рик, - Тут все быстро пылью покрывается, видишь сколько ее тут.

Крыс кивнул, соглашаясь, и взял в руки один из латунных цилиндриков.

- 5,56, - безошибочно определил Крыс, - Как ты думаешь, кто по Зоне с такими пушками ходит?

- Да все кому не лень. Распространенный калибр.

- Н-да… Пошли туда, - Крыс махнул фонариком в сторону Темной Долины, - выстрелы оттуда были.

Двое следопытов направились вглубь туннеля.

- Что это? - спросил Рик, заметив вдалеке какое-то странное сияние.

- Не знаю. Сейчас подойдем, посмотрим.

- А если что опасное?

- Ну так мы аккуратно посмотрим.

Когда Крыс и Рик близко подошли к загадочному сиянию, фонарик Крыса высветил на земле еще одну, более солидную россыпь гильз. Крыс принялся изучать остатки патронов, а Рик, включив свой фонарь, подошел к сиянию. Как оказалось, это была штурмовая винтовка ГП37, с прикрепленным к ней фонарем. Видимо кто-то обронил ее в пылу битвы и не подобрал, а исправно светивший полдня фонарик, разрядился, после чего луч света превратился в рассеянное сияние. Рик задумался. ГП37 - редкая штука в этой части Зоны. Такая же была у свободовца - вчерашнего товарища по сидению у костра. Не он ли случайно похозяйничал утром в туннеле? Проводник пошарил лучом по полу и обнаружил еще одну находку. Это был рюкзак с нашивкой группировке «Свобода». Сзади тихо подошел Крыс.

- Свободовцы перестрелку устроили, - однозначно вынес вердикт он.

- С кем?

Крыс пожал плечами и отправился дальше, вглубь туннеля. Рик заметил, какие глубокие следы остаются на полу туннеля. Видимо от грохота выстрелов начала сыпаться штукатурка. Других следов на земле не было - здесь словно пролегала незримая граница, через которую не переступала ни одна из воюющих сторон. Через несколько шагов следопыты вышли к еще одной россыпи гильз. Здесь были самые разнообразные калибры - и автоматные, и ружейные, и даже пистолетные. Вот тут земля была перепахана отпечатками сапог. Рядом красовалось большое черное пятно - видимо кровь, присыпанная пылью. Вокруг были еще несколько подобных пятен, поменьше размером. Они цепочкой уходили вглубь тоннеля. Рик пошел по следам и вышел к еще одной темной луже. Вокруг валялись остатки распотрошенной аптечки - обрывки бинтов, пустые колбочки. Рик вернулся к Крысу, и через несколько минут оба, в компании Фейерверка, сидели на крыше будки аварийного выхода и обсуждали увиденное.

- Значит так, - рассуждал Крыс, - Схлестнулись там «Свобода» и, похоже, сталкеры. Гильзы больно разномастные, да и мы знаем, что они охотятся за нашим «Глобусом».

- Который на самом деле «Джокер», и который мы еще вчера по дешевке слили «Свободе».

- Ага. Так вот, на Кордоне свободовцев нет. Значит шли они с Темной долины. Сталкеры тоже шли с Темной долины вслед за «Свободой» - это ясно, потому что сталкерские гильзы ближе к Темной долине, чем свободовские. Сталкеры догнали «Свободу» и началась перестрелка. Победили свободовцы, потому что вторая куча их гильз ближе к Кордону чем первая. Сталкеры, судя по кровавым следам, отошли, заштопали своего раненного друга, но догонять обидчиков не стали, потому что следов, повествующих об этом на обвалившейся штукатурке нет.

Рик задумался. Похоже, все было именно так, как предполагал Крыс. Единственное, проводник не понимал, почему свободовцы, редко показывающиеся на Кордоне, отправились туда одновременно с отрядом Фейерверка. Хотя тут все как раз и было понятно: вчера свободовцы не поняли, зачем диггерам на Кордон. А непонимание чего-либо для сталкера обычно оборачивается ощущением упущенной выгоды. Постепенно, у Рика сложилось впечатление, что свободовцы просто следили за ними, а сталкеры-мстители спугнули их. Разобравшись со сталкерами, Упырь и его команда увидели, что диггеры смылись, встревоженные баталией, и погнались за ними. А то, что диггеры ушли не к Кордону, а наверх, ума сообразить, конечно, не хватило. В результате вышло, что преследователи так усердно догоняли преследуемых, что обогнали их.

Рик высказал свою версию напарникам, и те сочли ее весьма правдоподобной.

Проводник уселся в тени у будки и залез через КПК в сталкерскую сеть. Просмотрел новости, с удивлением узнал, что по сети бродят слухи об его дезертирстве из «Долга», никем, впрочем, официально не подтвержденные. Затем залез на закрытый долговский канал и узнал, что штурмовой отряд группировки «Долг» тоже отправился на Кордон. Что же, после того, как уничтожить «Свободу» с наскока не удалось, «Долг» давно вынашивал тактику «разбивать на маленькие кучки и уничтожать по одной». Узнав о паломничестве Упыря на Кордон, долговское начальство кинуло туда свой штурмовой отряд. Все логично. Только вот экспедиция на Болота рисковала попасть между молотом и наковальней. По-хорошему надо бы выждать чуток, но… По следу идет Властелин со своей армией мутантов. Расклад был - хуже некуда.

На Кордон спутники вышли, когда солнце уже катилось к закату, и на Зону опускались ранние осенние сумерки.

Первым, что Рик увидел при выходе из туннеля, были трое сталкеров, сидящих около импровизированной баррикады. Сперва, глянув на солидное снаряжение, Рик решил, что это опытные сталкеры. Но затем он увидел, что встреченные ими вольные бродяги Зоны пьют пиво. В Зоне! Не в баре, в поле! Такое себе могли позволить только неопытные новички или, наоборот, крутые ветераны. Ни на тех, ни на других встреченные не были похожи. Кто же это?

- Привет, зеленые, - приветственно махнул рукой Крыс, развеяв сомнения Рика. Все-таки новички. Но почему так круто вооружены?

Крыс и Ключник завязали с непонятными сталкерами разговор, а Рик отвел Фейерверка в сторону и спросил:

- Это вообще кто?

- Как кто? Новички это. Видишь, как разжирелись-то под Валерьяном.

- В смысле?

- Ну ты что Отца Валерьяна не знаешь что ли?

Сталкера со странным прозвищем Отец Валерьян Рик конечно же знал. Этот энтузиаст прославился тем, что пытался объединить независимых сталкеров в единую группировку. Естественно, учитывая страшную тягу сталкеров к индивидуализму, ничего он не добился.

- Вот, - начал объяснять Фейерверк, - Когда с объединением он обломался, у него другой прожект возник - чтобы сталкерство не выродилось, надо помогать новичкам. Главное, многих опытных он сумел убедить. К его идее Волк с Псом присоединились, и даже сам Проводник.

Значит, сформулировал Валерьян три основных беды новичков- отсутствие нормальной снаряги, бандитизм и конкуренция со стороны более опытных товарищей. С первой проблемой он разобрался легко - накупил автоматов, брони и стал давать зеленым в аренду. Для решения второй проблемы Отец Валерьян смог хоть частично, но все же выполнить свой первый план: он объединил в одну группировку всех новичков. Получилась вполне реальная сила, способная тягаться с бандюками. Но оригинальнее всего Валерьян разрешил третью беду начинающих сталкеров - жесткую конкуренцию. Благодетель новичков предложил сталкерам ходить отрядами: один-два ветерана, остальные - новички. Предложение было выгодно всем: опытным - компаньоны, с которыми не нужно делиться, и по совместительству бесплатное пушечное мясо; новичкам - возможность карьерного роста и надежда, что тоже что-то перепадет. С созданием подобных отрядов сталкеры чаще стали ходить на отдаленные локации: в Рыжий лес, на Военные склады, а основные сталкерские места - Свалка, НИИ Агропром, Темная долина разгрузились и стали доступны для новичков.

А ты что не знал?

- Да я, похоже, на Янтаре как на необитаемом острове сидел.

Тем временем к ним подошел Ключник и сказал:

- Зеленые рассказали, что утром свободовский отряд тут прошел. Ушли на северо-запад. Где сейчас тусуются - непонятно. Кстати, валерьяновские молодцы умудрились вояк из-под моста выбить, так что прямо сейчас можно на рельсы вставать и идти, - Ключник махнул рукой в сторону ржавеющих среди травы железнодорожных путей.

Вокруг раскинулся Кордон. Единственная локация на окраине Зоны. Все остальные окраины были закрыты «карманами». Только через Кордон можно было попасть в Зону. Именно поэтому Кордон всегда был пристанищем новичков. Но была у этой локации и другая сторона - здесь проходили все торговые сталкерские каналы, переплетаясь в экономической пуповине Зоны - в подвале торговца Сидоровича.

Путники встали на пути и потопали по шпалам. Занятие это, в обычной жизни весьма утомительное, сейчас путникам особых неприятностей не представляло - шпалы давно уже сравнялись с землей и заросли травою. Практически в самом начале пути с рельс пришлось сойти, чтобы обойти ужасно фонящий тепловоз. Затем экспедиция вновь встала на железную дорогу и не сходила с нее до самого железнодорожного моста. Под этим полуразрушенным инженерным сооружением находился военный блокпост, ныне занятый валерьяновскими новичками. Пройти по искореженному мосту уже никак не представлялось возможным, поэтому путникам пришлось спуститься с насыпи вниз, к баррикадам.

- Эй, - обратился к ним один из новичков,дежуривших под мостом, - Не проходите мимо. Сейчас будет шоу «Танцы со звездами Зоны»!

- А кто танцует? - холодно поинтересовался Ключник.

- Вон там, - сталкер указал на кирпичные коробки заброшенной фабрики, - Засели «Долг» со «Свободой». Прям в соседних зданиях. Несколько часов уже сидят, подкрепление ждут. Ох, сейчас тут такая мясорубка будет!

- Некогда нам ваше шоу созерцать, - сказал Крыс, и путники поднялись по западному склону насыпи. Потом диггеры перелезли через нагромождение вагонов и по прямой дороге направились к Болотам.

Рик достал детектор аномалий и, глядя на разноцветные индикаторы, повел группу за собой. Толку от детектора было мало - чтобы он эффективно работал, необходимо было установить на нем необходимую чувствительность. При слишком низкой чувствительности прибор переставал «видеть» аномалии, при слишком высокой - зашкаливал и показывал всякий бред. В принципе точно выставить чувствительность было делом несложным, но в «кармане» интенсивность аномального излучения постоянно «прыгала», поэтому первые пятнадцать минут путники больше не шли, а ждали, когда Рик настроит детектор. В конце концов, проводник плюнул на все, выключил прибор и пошел, опираясь только на собственные ощущения.

Дорога, как ни странно, оказалась легкой. Создавалось ощущение, что кто-то, имеющий власть над Зоной, специально предусмотрел дорогу на Болота. Несмотря на раскинувшийся вокруг «карман», аномалии попадались крайне редко, и их все было легко обойти. Прямо-таки идеальная дорога. Удивительно, что никто ранее не обнаружил Болота. Хотя чего тут удивительного? По этим рельсам никто не ходил, потому что все думали, что они никуда не ведут.

Постепенно Рик расслабился и разговорился со спутниками.

- Слушай Фейерверк, а что ты мне про какого-то проводника рассказывал? Я думал проводники только у «Долга» есть.

- Да нет, Проводник - это прозвище. Сталкера так зовут.

- Между прочим, - встрял Ключник, - Он самый первый сталкер.

- Правда?

- Я тебе больше скажу. Ты знаешь, как по-английски будет проводник?

- Как?

- Сталкер.

- Разве? Я думал, сталкер - это разведчик.

- И разведчик тоже. А еще разведыватель, шпион, охотник, проводник, прокладчик путей, исследователь, испытатель, в общем человек, сталкивающийся с неизвестностью.

- Не верь ему, - улыбнулся Крыс, - Сталкер - это тот, кто сталкивается с неприятностями. Отсюда и название - сталкер.

- Не, - вмешался Фейерверк, - Сталкер - это то, кто сталкивает хабар.

- А если без шуток, - сказал Рик, - Кто этот Проводник?

- Ты что же совсем историю Зоны не знаешь? - удивился Ключник.

- Не знаю.

- Ну, тогда я тебе расскажу.

Зона возникла три года назад. Началось все с того, что взорвалась какая-то лаборатория. Потом произошел самый первый Выброс. После него появилась Зона.

- Выходит Зону все-таки создали люди.

- Может и люди. А может быть инопланетяне, гости из параллельных миров, сам Бог или Дьявол. Никто не знает, чем занимались в этой лаборатории, и для каких сил тамошние ученые открыли дверь в наш мир. Лаборатория эта называлась Х0.

Сначала никто не понял, что случилось. Послали в Зону ученых, они естественно не вернулись. Тогда начали бить тревогу. Отправили за Периметр роботов, те тоже не вернулись. Уже и не знали что делать, но тут нашлись умники, которые, решив подзаработать, полезли в Зоны вытаскивать дорогостоящих роботов. И вот некоторые из них смогли вернуться. От них все и узнали, что в Зоне можно жить, конечно, если быть осторожным. После этого в Зону начали отправлять хорошо охраняемые научные экспедиции. Но научное оборудование не работало в Зоне, никакие исследования не были там возможны. Однако, были артефакты, которые можно было выносить за Периметр и исследовать. Но они быстро теряли все свои свойства вне Зоны. Для исследований нужно было много, очень много артефактов. Правительство решило создать специальное силовое подразделение для работы в Зоне. Его и возглавил Проводник, бывший тогда майором военной разведки. С его легкой руки подразделение получило название Государственная Сталкерская служба. Но она не могла справиться с запросами ученых. И тогда Проводник объявил свободный набор в ГСС. Любой мог придти, получить снаряжение и за деньги добывать артефакты. Аномальные камешки рекой потекли к ученым. Они их препарировали, изучали и смогли, разобравшись в природе аномальной энергии, изобрести аппаратуру, работающую в Зоне. После этого лаборатории перенеслись за Периметр. Больше не нужно было много артефактов. ГСС стала новым родом войск, свободный прием отменили. Но гражданские сталкеры не исчезли. Спрос на артефакты был колоссальный и не только среди ученых, так что многие вчерашние работники ГСС по-прежнему топтали Зону. Потом появился старик Сидорович. Сколько бы его не ругали, но он сумел создать организованную систему подпольной торговли артефактами, после чего популяция гражданских в Зоне резко повысилась. Они стали реальными конкурентами для госсталкеров, и чиновники серьезно заговорили о запрете сталкерства среди гражданского населения. Проводник до последнего был против этой идеи, но его не послушали. Гражданских сталкеров объявили вне закона. Проводник ушел из ГСС и стал вольным бродягой.

Тем временем в Зоне началась война гражданских и военных сталкеров. Гражданские постоянно устраивали набеги на государственные лаборатории, чем мешали им работать. Кончилось все с появлением в Зоне элитного военного отряда майора Воронина. Эти ребята были настоящими патриотами, фанатами своих идей. Насмотревшись ужасов Зоны, они прониклись идей ее уничтожения. Но вскоре они поняли, что воинское начальство с Зоной воевать вовсе не собирается. Тогда бригада Воронина отреклась от армии и объявила себя независимой группировкой «Долг». Они договорились с одной частной лабораторией на Янтаре, кстати, на той самой, где ты, Рик, служишь проводником, и начали их крышевать. Благодаря такой серьезной крыше, эта лаборатория стала самой стабильноработающей во всей Зоне. Потом Воронин договорился с вояками. Военные не нападают на «Долг» и помогают им со снаряжением, долговцы бесплатно отдают все результаты исследований своей лаборатории военным. После этого договора государственные лаборатории из Зоны исчезли, а ГСС была очень сильно сокращена. Редко где сейчас увидишь военного сталкера. Поскольку военные снаряжали «Долг», расходов у этой группировки было мало, а вот доходов - хоть отбавляй. Поэтому вскоре «Долг» начал принимать в свои ряды сталкеров, предлагая реальную зарплату. Сталкеры потянулись к Воронину - кого-то прельстили деньги, кто-то тоже проникся идеей уничтожения Зоны. Целые сталкерские кланы вливались в «Долг». Группировка разрослась и начала контролировать большие территории. А затем долговцы объявили войну сталкерам. Сталкеры, конечно, поняли, что один в поле не воин, и тоже объединились в группировку под названием «Свобода». И началась война «Долга» и «Свободы». Война долгая и кровопролитная… Неизвестно чем бы она кончилась, но спустя четыре месяца с начала войны, долговцы перестали охотиться на сталкеров. «Свобода» праздновала победу, еще не понимая, что победа пиррова… Когда «Долг» перестал быть угрозой для сталкеров, они начали спешно покидать «Свободу». Группировка обессилила и подверглась ряду нападений со стороны «Долга». Но сломить сопротивление даже обескровленной «Свободы» не удалось. С тех пор и идет это затяжное, бессмысленное противостояние «Долга» и «Свободы».

Вот такая история. Напоследок скажу вот еще что: между прочим, именно Проводник, именем которого названы все сталкеры, придумал примету, что судьба сталкера отражена в его прозвище. По-моему полнейший бред. Ну как судьба может отражаться в слове «ключник»? или «рик»?

- Между прочем зря вы так, - обиделся проводник, - Рик - это сокращение от Леприкон. А Леприкон - это болотный эльф. Целый год я на Янтаре сидел, теперь вас на Болота веду. Как видишь, вся моя судьба в прозвище. А у вас как?

- Ну я по подземельям специалист, - ответил Крыс, - Сам понимаешь, с такой специализацией, прозвище может быть только Крыс, Крот или Червь. Но червей я не люблю, а крот среди диггеров уже есть.

- А я - сапер первоклассный, - сказал Фейерверк, - И только у Ромы прозвище бессмысленное.

Путники перелезли через железнодорожный вагон, одиноко стоящий на путях, и поняли, что халява кончилась.

Группа стояла на вершине холма, а у его подножия путь преграждало аномальное поле. Путники спустились к аномалиям. Рик осмотрел их, сначала «на глаз», потом, сверяясь с показаниями детектора. По всему выходило, что прохода нет. Тупик.

- Ну что, возвращаться будем, другой путь искать? - спросил Крыс.

- Тихо, - сказал Рик, чтобы ему не мешали сосредоточиться. То ли из-за талантов проводника, то ли из-за природной наблюдательности Рик ощущал, что что-то здесь не так. Но что? Проводник присел на корточки и спросил:

- Мужики, а рельсы из какой стали делают, из простой или из нержавеющей?

- Тебе что сейчас больше делать нечего? - прикрикнул Фейерверк.

- Из какой стали делают рельсы?! - повторил Рик тоном, каким говорят о вопросах жизни и смерти.

- Из обычной, - прошептал Ключник тоже все понимая.

Рельсы, двадцать лет лежащие без дела, зеркально блестели как заточенные ножи.

- Вы заметили, что до этого места нигде, нигде аномалии не задевали рельсы. Это артефакты.

С этими словами Рик начал копаться в рюкзаке.

- Эти рельсы - артефакты? - удивился Крыс.

- А ведь по всему выходит, что да.

Рик, наконец, выудил из рюкзака набор для чинки оружия и, достав пассатижи, свинтил гайку со стыка. Затем проводник кинул ее в ближайший «Трамплин». Гайка упала на землю. Аномалия даже не шелохнулась. Удивительно! Когда в аномалию попадает инородный предмет, она начинает работать и работает, пока не выкинет этот предмет наружу. А тут-ноль реакции. Рик подумал, что возможно гайка просто пролетела мимо аномалии. Но нет, стальной шестиугольник лежал на оплавившемся щебне прямо под колышущимся «Трамплином».

- И что теперь? - спросил Ключник.

- Ждать, - робко предложил Рик.

Иных вариантов не возникло, и группа отошла от злополучной аномалии. Крыс достал из рюкзака небольшую горелку, сталкеры разогрели тушенку и принялись обедать.

- А как можно уничтожить аномалию? - поинтересовался Рик, жуя консервированную свинину.

- Энергия аномалий ограничена, - сказал Крыс, - Ее можно просто разрядить. Надо что-то кинуть в аномалию. Желательно массивное и живое. Ну или мертвое. Органику, в общем.

- Есть у сталкеров байка, - сказал Фейерверк, - Про то, как один сталкер, безоружный, убегал от кровососа и попал в тупик. Аномалия ему дорогу преградила. Кровосос на него кинулся, а сталкер увернулся. И мутант попал в аномалию и мало того что погиб, так еще и аномалию разрядил.

- Гон, - авторитетно заверил Ключник, - Даже чтобы слабенькую «Карусель» разрядит нужен десяток кровососов. Не, подобные эксперименты нас не спасут.

Крыс ухмыльнулся.

- Вот чего ты улыбаешься, - раздраженно спросил Ключник.

- А я подумал, может кидать в аномалию болты, пока она не разрядится.

- Ага, лет двадцать кидать придется.

С понурым настроением сталкеры легли спать. Рик чувствовал, что завтра придется искать новый путь. Издали доносился грохот перестрелки. Похоже, «Долг» и «Свобода» сошлись в смертельном бою. Отношения между группировками, вроде бы примирившимися в последнее время, вновь перешли в состояние войны. А все из-за затерянной локации. А вдруг ее нет? Выходит новая кровавая схватка «Долга» и «Свободы» происходит из-за ничего…

Проводник лежал на боку, не отрывая взгляда от призрачного света артефактов, рассыпанных в «кармане». «Сыр в мышеловке» - так называли эти аномальные россыпи в «Долге». Сколько сталкеров погибли, пытаясь достать их. Лишь единицы умудрились выбраться из «кармана» живыми и с артефактами. Рик был одним из них, но он больше не горел желанием лезть в аномальное пекло.

Засыпая, Рик подумал, что артефакты очень похожи на звезды, упавшие с неба. От них тоже люди ждут исполнения всех желаний. Но звезды сжигают. Дотла.

Утром Рика разбудили вопли Ключника. Бородатый сталкер глядел на аномалии, затейливо матерясь. Рядом молча стоял Крыс. Фейерверк уже поднимался с земли. Рик тоже встал и сразу увидел, что так напугало и удивило Ключника. Гайки не было, зато внутри аномалии парил маленький металлический шарик. Через секунду Рик понял, что это и есть гайка, но теперь бешено закрученная энергией «Трамплина».

- Отходим, - сказал Фейерверк, пятясь назад. Металлический шарик краснел на глазах, раскаляясь. Сталкеры успели отойти на десяток шагов, когда гайка взорвалась россыпью искр. Искры багровой метелью закружились внутри аномалии, постепенно превращаясь в струи дыма, а затем в бледный розовый свет. Через мгновение границы аномалии стали четко видны из-за необычного красного освещения. Нижняя черта ловушки поднималась, верхняя опускалась, боковые извивались амебой, меняя форму. Наконец, аномалия превратилась в шар. Тот начал медленно уменьшаться, меняя цвет. Наконец он стал размером сантиметров двадцать в поперечнике, по его поверхности побежали радужные блики, придавая ему сходство с мыльным пузырем. А затем шар лопнул, как тот же мыльный пузырь. Аномалии больше не было.

Сталкеры боязливо подошли поближе. Рик вытащил детектор и включил зю-генератор. Пространство побежало волнами, затем вспыхнуло ослепительное сияние, мгновенно втянувшееся в грани висящей в воздухе «Снежинки». Рик осторожно, чтобы не улететь куда, взял артефакт.

- Хороший способ, - сказал Крыс, - Артефакты производить, да аномалии уничтожать. Надо побольше этих гаек набрать. Только больно медленный способ. Да и чтобы уничтожить это поле гаек целый вагон надо.

- Вагон, - прошептал Рик, - Точно!

Проводник засунул артефакт в поясной контейнер и побежал на холм. Спутники кинулись за ним, поняв, что он задумал. Добежав до вагона, Рик кинул в него «Снежинку» и начал толкать вагон. Подбежавшие диггеры тоже навалились на образец советского железнодорожного транспорта и помогли Рику сдвинуть его с места. Дальше вагон сам покатился с холма, постепенно набирая ход.

- Слушай, а если он просто проедет сквозь поле? - спросил Ключник.

- Или его в этом поле на кусочки порвет, - кивнул Крыс.

- Пойдем назад, искать другой путь.

В следующую секунду вагон въехал в поле и взлетел вверх, подкинутый доброй дюжиной «Трамплинов». Конструкция развалилась на несколько крупных кусков, которые тут же начали рваться как ткань. Металлические части, плавясь, завертелись в воздухе. В воздух взметнулись огни «Жарок», молнии «Электр», кислотные пузыри «Холодцов». Через несколько секунд от вагона не осталось никаких следов. Однако аномальный ураган и не думал затихать. Наоборот он усиливался. Рик понял в чем дело - сработавшая в полную силу аномалия задела соседнюю, та другую, и далее по цепной реакции. Такое не скоро успокоится. Сталкеры стояли на холме и наблюдали за разноцветным сиянием взбудораженного аномального поля. Постепенно сияние усилилось настолько, что за ним не стало видно отдельных всполохов аномалий. Все заполнили разноцветные струи цвета, сливающиеся в единое бледно-молочное сияние. А в следующую секунду сталкеры увидели уникальное чудо Зоны: световой луч, спирально извиваясь, начал подниматься вверх. По мере того как светящийся штопор рос в высоту, сияние у его подножия истончалось, будто кто-то разматывал клубок светящийся ленты. Наконец, спираль коснулась неба, а свет над аномальным полем потух. Спираль перестала вращаться и вдруг разлетелась в воздух сотней световых игл. Рик поозирался в поисках убежища, однако, оно не понадобилось - пролетев несколько метров, иглы развернулись обратно. Встретившись в одной точке, световые копья пролетели друг сквозь друга, словно пересекшиеся струи жидкости, и полетели дальше. Однако через несколько секунд они снова развернулись. Все опять повторилось, потом еще несколько раз. А потом копья начали гнуться, извиваться, заплетаясь в клубок. Клубок несколько раз вспыхнул голубым цветом, затем растаял.

Локальное светопреставление закончилось. Аномального поля не было. Увлеченные зрелищем сталкеры, даже не заметили когда и как оно исчезло. На месте поля красовался глубокий овраг, причудливого серого цвета. Дорога была свободна. Вроде бы. Сталкеры спустились к оврагу. Последствия случившегося аномального катаклизма здесь были хорошо заметны. Щебень, шпалы, земля - все это сплавилось в единую светло-серую массу, устилающую дно и склоны оврага. Причем выглядела эта масса… Однажды в школе, на уроке физики Рику показывали такой фокус: смешивали металлические опилки с маслом и подносили к этому магнит. Смесь ощетинивалась иглами. Нечто подобное наблюдалось и тут. Короткие, сантиметра два в длину, острые иглы торчали в небо. Но больше всего Рика поразили не иглы на дне оврага, а рельсы. Они не были оплавлены или сплющены, они были порваны всего в одном месте, но… Рельсы были спирально скручены, как порванные гитарные струны.

Рик кинул болт в рельс. Болт со звоном отрикошетил от металла и упал на дно оврага. Несколько игл рассыпались серым порошком. Рик кинул еще несколько болтов в овраг. Кажется, опасности не было.

- Пойдем? - спросил он.

- Может не надо, - робко заикнулся Ключник.

- Что так? - осведомился Крыс.

- Не знаю… Сталкерская интуиция.

- Мы бы доверились твоей интуиции, если бы тут был другой путь. Но его нет. Так что лезь в овраг.

Путники спустились на дно оврага и уже начали вылезать из него с другой стороны, когда Рик вдруг встал как вкопанный.

- Ты чего? - удивился Фейерверк.

- Да вот идея есть. Зона конечно с физикой по-всякому извращается, но закон сохранения энергии еще никто не отменял. Тут столько аномалий разрядилось. Куда все это делось? А вагон? Тут по идее россыпи артефактов должны быть.

- Нашел время об артефактах мечтать! - голос Ключника сорвался на крик, - Вылезай оттуда немедленно.

Рик, пропустив мимо ушей увещевания Ромы, вытащил детектор и включил сканер. Артефакт действительно был, но всего один.

Несколько обескураженный, Рик включил зю-генератор. Излучение прибора высветило матовый черный шар с многочисленными блеклыми разводами самых разнообразных расцветок. Рик потянулся к артефакту, но его остановил окрик Ключника:

- Не трогай!

- Почему?

- Не знаю, он какой-то, не такой…

Рик вытащил болт и кинул его в черный шар. Артефакт покачнулся, будто был подвешен на невидимой нитке. Рик осторожно взял артефакт в руку и начал вылезать из оврага. Ключник боязливо посмотрел на находку.

- Никогда такой штуки не встречал… - пробормотал Фейерверк. Рик включил детектор в режим исследования артефакта. Прибор показал близкую к нулю аномальную активность артефакта. То есть никакого действия, ни полезного ни вредного артефакт не давал. Рик задумался. В первый раз он видел артефакт, который не светился. Проводник подумал, что у этого артефакта, может быть, активность направлена не наружу, а внутрь. Рик вспомнил, как давеча сравнивал артефакты со звездами. В руках проводника лежала черная дыра. Влад вытащил из рюкзака запасной контейнер, упаковал шар и засунул его обратно в рюкзак. Нечего этой фигне на поясе делать. Даже в экранированном ящике.

- Что ты так раскричался-то, - поинтересовался Рик у Ромы.

- Интуиция опытного сталкера.

- Я полтора года Зону топчу и ничего не почувствовал.

- Полтора года! А я три…Кстати, говорят ты был с Каланчой знаком.

- Да он до Сахарова на станции работал. А потом исчез бесследно вместе с Учителем.

- С кем?

- Да был такой долговец. Проводник. Для меня он действительно учителем был. Говорят, потом его пару месяцев в разных уголках Зоны видели. А вот Каланча бесследно пропал.

Все замолчали, и Рик воспользовался паузой, чтобы подумать. Похоже, действительно, напуганный Ключник нечаянно проболтался. Он был одним из самых первых сталкеров, но не афишировал этого. Похоже, у него было много тайн. Да и у его спутников тоже. Да, на Болота им надо явно не с познавательными целями. Рик задумался. Фейерверк - сапер. Крыс - специалист по подземельям, к тому же хороший следопыт. Ключник? Рик вспомнил перестрелку с бандитами на Свалке. Ключник - снайпер. Получается укомплектованный отряд, специального назначения отряд. Только проводника не хватает. Хотя… Сомнение, которое начал грызть Рика еще на НИИ Агропром вновь проявило себя. Только чем оно вызвано, что он упустил? Ладно, надо ловить этих конспираторов на неизбежных проколах и нестыковках.

- Ром, а ты в Лиманске был?

- Был и ничего хорошего там не увидел. Полдня от ренегатов отстреливался, еле ноги унес.

- От кого отстреливался?

- От ренегатов. Есть такая группировка сталкерская. Засели на малоисследованных участках Зоны и денежки косят. Те еще жуки. Да даже если бы и не они, то все равно нечего в Лиманске делать. Хабара там мало, а вот пространство рыхлое…

- Это как?

- Как будто складки у него там есть. Идешь по улице, потом хоп, совсем в другом районе города. Типа телепортов, только никогда не знаешь, куда они тебя выкинут. Немудрено и сгинуть, кстати говоря. Единственное, говорят, через Лиманск можно к ЧАЭС попасть, в обход Выжигателя мозгов.

- Смотрите, - воскликнул Фейерверк.

Увлеченные разговором сталкеры не сразу заметили, что на горизонте красуются кусты. Кусты! Выход из «кармана». Кстати, такой резкий переход от «кармана» к локации говорил о том, что локация обитаема.

Путники заспешили вперед с удвоенной скоростью и вскоре уже вступили в заросли кустарника, обступающие рельсы. Через сотню метров сталкеры подошли к железнодорожному переезду. Здесь все заросло буйной травой, но на земле отчетливо виднелась протоптанная тропинка.

- Пойдем? - спросил Крыс.

- Ага, - сказал Рик, и путники свернули с путей. Тропинка немного попетляла среди кустов, спускаясь с холма, после чего вывела сталкеров к группе бараков, бывших некогда фермой. Путники залегли на склоне холма. Крыс достал бинокль, остальные начали рассматривать здания невооруженным глазом. Строения определенно были обитаемыми. Через секунду Рик заметил, что по двору ходит человек в черной одежде.

- Ренегат, - определил Крыс, глядя в бинокль, - От этих гадов-ренегатов ничего хорошего ждать не приходится. Ром, сними его.

- Из пальца?

- У тебя в рюкзаке разобранная «Лавина».

- Во-во. Разобранная. Ее после сборки надо заново пристреливать.

- Ром…

- Ладно.

Ключник отполз куда-то назад, а через минуту вернулся, держа в руках единственный в своем роде снайперский автомат «Лавина».

- Значит так, - сказал Фейерверк, - Мы с Крысом идем вниз на разведку. Если мы покажем два пальца - это, Рома, тебе знак. Если еще что-нибудь нехорошее случится, Рик, спустись и помоги.

С этими словами Крыс и Фейерверк начали спуск к ферме. Рик, через оставленный Крысом бинокль, наблюдал за происходящим. Диггеры вошли на базу ренегатов, держа оружие наготове. Однако, видимо, стараясь не шуметь переосторожничали, и через несколько секунд сами оказались на мушке автомата. Через бинокль было хорошо видно, как Крыс и Фейерверк опустили автоматы и подняли руки. Ренегат, что-то объясняя, махнул стволом орудия и на пару секунд потерял прицел. Крыс и Фейерверк почти одновременно показали два пальца. Ключник дал залп. Непристрелянная «Лавина» во врага не попала, но зато напугала его, и уже через секунду он был на мушке диггерского автомата. Крыс нырнул в дверь ближайшего сарая. Фейерверк, что-то сказав пленному, тоже отправился туда. Ренегат, подняв руки вверх, отправился следом. Через секунду с другой стороны в сарай вбежали еще двое ренегатов. Повисла тишина. Что происходило внутри, через бинокль не было видно. Рик понял, что пора вмешаться, скинул рюкзак и пополз вниз. Проводник влез во двор фермы, пролез между сараем и забором и осторожно заглянул в окно. Там наблюдался полный пат. С одной стороны сарая в дверях стояли Крыс, Фейерверк и пленный ренегат. С другой стороны, нацелив в диггеров стволы автоматов, стояли двое ренегатов. Еще один представитель враждебной группировки сидел за столом посредине сарая. Все держали друг друга на мушке. Ситуацию надо было как-то разруливать. Рик заметил приставную лестницу, ведущую к чердачному окну. Проводник быстро вскарабкался по ней. На чердаке было пыльно, грязно. Всюду валялся какой-то хлам. В потолке было несколько крупных провалов. Над одним из них к стропиле была зачем-то привязана веревка. Другой ее конец, свернутый в бухту, лежал на краю провала. Рик подполз к веревке и притянул ее к себе. Осторожно отрезал ножом кусок, поискал глазами что-нибудь тяжелое. Подтянул к себе ржавый утюг, привязал ручку к веревке, а затем кинул в провал. После чего сам бросился по лестнице вниз. В сарае загрохотали выстрелы. Рик обежал строение, цепляясь ногами за колючие кустики, вбежал в сарай. По-видимому, все прошло так, как и рассчитывал Рик - напуганные утюгом ренегаты потеряли прицел. Только вот Фейерверк и Крыс тоже не ждали утюга и отпустили плененного врага с мушки. Стоящие в дверях ренегаты, воспользовавшись этим, начали пальбу. Пока, к счастью, не слишком прицельную, но чтобы прицелиться им хватит пары секунд.

Рик, не желая дать врагам эту пару секунд, толкнул одного из них. Второй ренегат обернулся. Ствол его «Гадюки» уткнулся Рику в живот. В это время, первый ренегат, получив чугунным маятником по лицу, отлетел назад и сбил обладателя «Гадюки» с ног. Пули ушли в сторону, а оба врага рухнули на землю. Рик выбил у обоих оружие из рук и отфутболил его подальше в кусты.

- Следи за ними, - бросил Крыс Фейерверку и выскочил наружу. Рик кинулся за ним. Они подбежали к входу на ферму. Во двор вбежал Ключник.

- Еще трое идут, - крикнул он.

В этот момент с холма начали стрелять. В воздух взметнулись фонтанчики пыли, выбитые пулями. Сталкеры кинулись в рассыпную, укрываясь за рифлеными листами стали, прикрепленными к забору по обеим сторонам от входа. Рик укрылся за одним листом, - Крыс и Ключник - за другим. Прозвучало еще несколько выстрелов, затем ренегаты затихли, экономя патроны. Ключник вытащил из разгрузки какой-то черный цилиндр и кинул его Рику. Проводник рефлексивно поймал цилиндр и с удивлением уставился на него. Это был аэрозольный баллончик двадцатилетней давности. На потертом кожухе еще можно было прочитать серебристую надпись «Дихлофос».

- Это что? - спросил Рик

- Дымовуха, - ответил Ключник.

Рик открыл треснутую крышку. Действительно вместо кнопки-распылителя здесь был настоящий гранатный запал. Рик выдернул чеку и перебросил оригинальную гранату через забор. Уже через секунду зловонный запах дошел до носа проводника. Подозревая об убойной силе этого чудо-оружия, Рик натянул респиратор. В эту же секунду с холма загрохотали выстрелы. Рика, сгорбившегося под забором, ренегаты не видели, а вот завеса была им чудесно видна. Враги решили, что сталкеры пытаются слинять и открыли огонь. Металлический лист, под которым прятался Рик, зазвенел от града пуль. Тем временем Крыс и Ключник начали отползать в сторону. Рик понял, что диггеры его просто использовали как отвлекающий маневр. Но заказчики не собрались оставлять своего проводника под градом пуль. Едва выбравшись из опасной зоны, Ключник обежал ферму по периметру и взобрался на чердак кирпичного барака. Из чердачного окна высунулся ствол «Лавины» и Рома начал стрелять по обидчикам. Ренегаты переключили внимание на снайпера, и Рик осторожно пополз по-пластунски. Проводник дополз до барака, встал на ноги, пробежал строение насквозь и выбежал наружу с противоположной стороны. Здесь был еще один выход с фермы, побольше размером, видимо, основной. У ворот стоял Крыс.

- Еще пятеро идут, - проинформировал он, - Надо отходить. Скажи Ключнику, чтобы побыстрее заканчивал.

Рик кинулся обратно в барак, поднялся на чердак и подошел к окну, у которого залег Ключник.

- Скоро ты?

Снайпер лишь махнул рукой куда-то влево, мол, сам смотри. Рик посмотрел в предложенном направлении. Там, между кустов, пролегала автомобильная трасса. По ней бежали четверо ренегатов.

Рик спустился вниз, выхватывая гранату. Проводник подбежал к запертым воротам, отделяющим ферму от трассы, и кинул Ф-1. Однако эффект вышел несколько не тот, которого ждал Рик. От взрыва рухнули ворота, и проводник увидел трассу. Двое ренегатов валялись раненые, но вот еще двое вполне твердо стояли на ногах, держа в руках оружие. Рик кинулся обратно в барак. Над головой проводника вдруг просвистела пуля. Снаружи раздался грохот перестрелки - Фейерверк и Крыс сдерживали натиск врагов. Рик, решив обеспечить им тыл, приготовил оружие. Спустя секунду, в барак влетела граната. Рик вжался в стену, ища взглядом укрытие. Вдруг в двери вбежал ренегат, выпнул у ничего не понимающего Рика «Калашников» из рук, и нацелил свой автомат на проводника. Рик зажмурил глаза, ожидая взрыв, но его не последовало. Граната была обманкой. Проводник открыл глаза, не зная, радоваться этому или нет.

Ренегат по-прежнему стоял, целясь в Рика, снаружи продолжалась перестрелка. Второй тип из уцелевшей четверки бегал вокруг барака, пытаясь попасть в Ключника. Рома стрелял по ренегату, но тоже не слишком успешно. Вдруг раздался противный хруст, и потолок проломился. Осыпая все облаком щепок, на пол свалился Ключник. Ренегат, испугавшись, дернулся и выстрелил. Пули прошли совсем рядом с Риком и попали в доску, на которой стоял враг. Рик заметил, что другой конец доски не прикреплен гвоздями. Проводник, мгновенно сообразив, что надо делать. Он со всей силы ударил кулаком по доске. Крепление, развороченное пулями, окончательно преломилось, и доска накренилась, пропуская ногу ренегата в подвал. Враг закричал, по бедро провалившись в пролом. Рик ударил негодяя ногами: левой по рукам, правой по лицу. В этот момент, обрывая все остальные выстрелы, снаружи загрохотал пулемет. Рик подполз к выходу из барака и посмотрел наружу. Во дворе базы стоял настоящий танк, его башня, медленно вращаясь, осыпала все вокруг свинцом из крупнокалиберного пулемета. В этот момент на крыше сарая, примыкающего к бараку, появился ренегат. В руках он держал гранатомет. Рик не знал, на чьей стороне танк, но понимал, что точно не на стороне ренегатов. А значит, неведомым спасителям было нужно помочь. Рик вскочил и подбежал к сараю, вскарабкался на плоскую крышу (чердака у этого строения не было) и наскочил на гранатометчика. Снаряд ушел вверх, описал параболу и рухнул у основания водонапорной башни, стоящей на углу фермы. Раздался взрыв, грохот сминаемого металла. Башня начала заваливаться набок, подобно своей знаменитой сестре из Пизы.

Ренегат ударил Рика по лицу своим орудием, откинул гранатомет и с голыми руками бросился на проводника. В этот момент танк газанул и поехал вперед. Докатившись до сарая, представитель сухопутной военной техники стукнул гнилую стену носом, и сарай сложился как карточный домик. Крыша, на которой боролись Рик и ренегат, рухнула на танк и начала накренятся. Ренегат скатился по наклонной плоскости вниз, а Рик успел схватиться за край крыши. Крыша встала вертикально вверх, и Рик перекатился через ребро. В следующий миг дощатое покрытие упало. Танк, играючи обрушивший сарай, проломил дыру в заборе и покатил восвояси через кусты, увозя с собой Рика.

Секунд через десять, танк выехал на берег крошечного водоема - то ли маленького озера, то ли большого болотного бочага. На берегу было укрепление ренегатов, рядом - поле «Электр». Танк, замедлив ход, атаковал укрепление из пулемета, враги приготовили гранатомет. Вдруг откуда-то справа раздался хлопок сработавшего «Трамплина», и вверх взлетел измятый цилиндр, в котором Рик не без труда узнал бак рухнувшей водонапорной башни. Бак пролетел над укреплением и рухнул в «Электру». Тысячи голубых молний рассыпались вокруг, накрывая укрепление врагов. Танк затормозил, чтобы не попасть под аномальную атаку, но инерция несла тяжелую машину вперед. Водитель агрегата врубил задний ход, и машина, выкидывая вверх фонтаны грязи и щебня, начала разворачиваться. Наконец, она повернулась боком к аномалии и, взревев мотором, понеслась вперед. Танк прорвался сквозь кусты и выскочил прямо на поле «Трамплинов», которые раннее уже отправили в небо бак от башни. Похоже, такая же судьба ждала и броненосную машину. Но ее водитель был классным специалистом. Он провел серию маневров и вырулил машину к воде. Если бы на месте танка была легковушка, он давно бы перевернулась, но большая масса машины позволяла водителю закладывать невообразимые виражи. Рику оставалось только покрепче вцепиться в какие-то скобы, чтобы не слететь с крыши агрегата.

Водитель успешно вырулил машину, но не успел затормозить, и танк на полном ходу влетел в бочаг. Однако чудо-машина не пошла ко дну, а поплыла. Перебравшись через водоем, машина остановилась. В башне открылся люк, и оттуда высунулся небритый мужчина в странном синем камуфляже.

- Ты кто? - спросил он.

- Рик. Группировка «Долг».

Мужчина протянул руку, здороваясь:

- Ник. Группировка «Чистое небо».

Глава 7. Группировка «Чистое небо»

До этого Рик никогда не встречал в Зоне сталкеров, пользующихся транспортом. Вот военных - в огромном количестве. А сталкеров - нет. Все-таки главное достоинство бронеавтомобилей - скорость, превращалась в ничто в Зоне, насыщенной аномалиями. А неподвижную или медленную машину не спасала даже броня. Поэтому, согласившись на предложение Ника прокатиться, Рик с удивлением рассматривал внутренний интерьер башни. Как оказалось при более детальном осмотре, это был никакой не танк, а советский БМП-2, переделанный для езды по Зоне. Как сказал Ник, на этой машинке можно было перевозить научное оборудование. Рик не стал расспрашивать чистонебовца, но про себя отметил, что таинственная группировка с Болот вкладывает деньги в научные изыскания, а значит, имеет далекоидущие планы и цели.

Через десять минут езды на полной скорости через кусты и бочаги, машина подъехала к базе «Чистого неба». Рик вылез из башни и осмотрелся. Вокруг раскинулись Болота, самые настоящие величественные Болота, которые стоит писать с заглавной буквы. Колышущаяся на ветру желтая трава, зеленоватый туман напомнили Рику Янтарь. Однако на Янтаре болота пахли смертью. Здесь они пахли жизнью. Здесь не было вечно висящих низких облаков, вечного холодного ливня. На голубом небе светило солнце, невдалеке пели птицы. Ясное дело - граница Зоны. Но все-таки Зона - об этом напоминали доносящиеся из кустов похрюкивания кабанов.

В носу БМП откинулась крышка, и оттуда вылез ее один человек, видимо, водитель.

- Долговец? - спросил он у Рика.

- Ага.

- К Аниматору его.

- Куда?

- Неважно… - Ник легко, но болезненно ткнул Рика в плечо. От былого радушия чистонебовца не осталось и следа. Рик подумал, не пора ли уносить ноги. Однако одетые в голубой камуфляж бойцы обступили проводника и вежливо отвели его к одному из сараев, каких множество было раскидано по округе - «Чистое небо» соорудили себе базу из заброшенного хутора.

В сарае было пыльно, но нигде на полу, по углам не валялось никакого хлама. Из убранства был только покосившийся стол да пара стульев, на одном из которых восседал усатый человек - видимо тот самый Аниматор.

Заколоченные окна сарая компенсировались широкими щелями между досок и выбитыми кусками стен. Из-за этого пыльный полумрак сарая был разрезан многочисленными золотыми лучами солнечного цвета, а сам Аниматор походил на серо-золотую зебру.

Рик прошествовал к свободному стулу и уселся на него.

- Информация о себе, - рявкнул Аниматор - Подробная!

- Владислав Курбатов, Рик. Группировка «Долг», проводник, - пробормотал Рик, понимая что с этими серьезными дядями лучше не шутить.

- Даже так? - заинтересовался чистонебовец. Аниматор встал, подошел к проводнику и повернул голову того так, чтобы на нее упал луч света. Затем допрашивающий достал КПК и сфотографировал Рика. Нажал пару клавиш, затем вернулся на свое место.

- Как попал на Болота?

- Проводник я. Вел группу сталкеров, вот и пришел.

- Специально на Болота шли, или нечаянно вышли? - Рику показалось, или требовательные интонации в голосе Аниматора сменились просто вопросительными.

- Специально. Мои клиенты как-то вычислили, что есть такая локация. Ну и наняли меня.

- Понятно. И где теперь твои товарищи?

- Не знаю. Убили наверно.

- Я тебя обрадую. Они живы, но в плену у ренегатов, - Аниматор хотел еще что-то добавить, но вдруг его КПК разразился звоном. Чистонебовец вынул компьютер и нажал на кнопку связи. Приставил аппарат к уху, выслушал говорившего. Потом отчеканил:

- Есть оказать всевозможные почести.

- Пошли, - сказал он Рику, убрав КПК. Чистонебовец вышел из сарая, Рик направился за ним. Аниматор отвел проводника на окраину хутора. Там кучка сталкеров в голубом сгрудилась вокруг большого котла, распространявшего аппетитный запах.

- Накормите его, - приказал Аниматор, - Да ничем не досаждайте. Он наш гость. Никита и Ник, садитесь на свой трактор и дуйте на основную базу. Лебедев хочет приехать.

- Сам Лебедев? - удивился кто-то около костра. Ник и долговязый водитель БМП, которого, как оказалось, звали Никита, удалились. Рик занял освободившееся место. Сталкеры протянули ему плошку. Проводник недоверчиво осмотрел угощение, затем, убедившись, что глаза не обманывают его, и что это, действительно, рис с мясом, набросился на еду. Бойцы молча рассматривали долговца как диковинную зверюшку, Рик тоже не спешил заговаривать первым. Наевшись, он, демонстративно не обращая внимания на чистонебовцев, достал КПК и начал просматривать новости. Обескуражено заметил, что во вчерашней битве на Кордоне «Свобода» разгромила «Долг», больше интересных новостей не нашел, залез на закрытый долговский канал. И с удивлением прочитал, что «Долг» снарядил экспедицию на Болота. Но, черт возьми, откуда они узнали?! Рик посмотрел на собственный КПК. Эту игрушку ведь можно использовать как радиомаячок, если знать индивидуальный код волны… А долговское начальство его конечно знает. В коллекции козырей Мечислава наверняка есть информация о Болотах, только непроверенная. А вот теперь, проследив за Риком советник командира группировки по войсковым операциям, господин Мечислав, информацию-то и подтвердил… И кинул авангард «Долга» на захват новых земель. То-то чистонебовцы так недоброжелательно отнеслись к Рику. Но откуда тогда внезапно возникшее желание оказывать проводнику почести? И кто такой Лебедев? Знакомая ведь фамилия…

Из размышлений Рика вывел подошедший Аниматор.

- Пошли прогуляемся, - предложил он. Рик согласился, хотя прогуляться на полузатопленном хуторе было некуда.

- Ты попал на Болота, - без предисловий начал Аниматор, - Это странная локация. Кругом топи, радиоактивные, очень опасные. Соблюдая осторожность, там можно ходить, заниматься сталкерсвом, но любой попадающий туда становится отличной мишенью. Однако есть тропы. Передвигаются, в основном, по ним. Сам понимаешь, что самые стратегические места - пересечения троп. Захватывая перекрестки, ты получаешь контроль над обширными землями. Поэтому война между нами и ренегатами, долгое время носила позиционный характер. Так было, пока Никита и Ник не собрали свой агрегат. Они сначала хотели захреначить его из «КамАЗа», но не получилось. Сделали из БМП. Они на своей машинке могут передвигаться в обход троп. При помощи этой агрегатины, мы смогли захватить несколько баз в тылу врага и сумели разбить территорию ренегатов на несколько кусков. Теперь мы их осаждаем и потихоньку захватываем. Но есть проблема: кусок ренегатской территории в дальней части Болот. Он контролируется тремя базами: укрепление у озера Малое, ферма и железнодорожная станция. Эти базы находятся на самом краю локации и имеют связи с другими частями Зоны. Так что их в осаду не возьмешь. А игнорировать - слишком опасно. Сегодня ты был свидетелем того, как Никита с Ником захватили стоянку у озера и ослабили ферму. Появилась возможность разгромить их. Но есть нюанс. Пленные клиенты. Ренегаты просят за них выкуп в виде укрепления у озера. Они думают, что это - наши агенты. Мы бы на этих пленников и внимания не обратили бы, если бы не приказ Лебедева: долговца Рика, если он объявится, встретить с максимальными почестями. А пленники - твои дружки. Ну и что будем делать?

Рик пожал плечами, не зная что и ответить и натужно вспоминая, где он мог слышать фамилию Лебедев.

- О, начальство наше едет, - вывел Рика из раздумий голос чистонебовца. Действительно, к хутору тихо, почти бесшумно подкатывал БМП. Бронированная машина остановилась, кормовой люк откинулся в сторону, и из кормового мотострелкового отделения вылез до боли знакомый человек.

- Каланча!? - удивленно воскликнул Рик, но еще большее удивление его постигло через секунду, когда из БМП выбрался облаченный в голубую броню Учитель.

- Учитель! - кинулся Рик к своему наставнику, вспоминая, что Лебедев - это фамилия первого долговского проводника. Учителя.

Лидер «Чистого неба» раскинул руки для объятий, затем передумав, опустил их и крепко, по-мужски, пожал Владу руку.

- Что здесь происходит?! - обрадовано-удивленно спросил Рик.

- Некогда объяснять. Время уходит.

- Как вы узнали, что я появлюсь на Болотах?

- Я внимательно следил за своим лучшим учеником и сразу понял, что ты замешан в происходящем.

- В чем?

- Из-за вашей экспедиции сталкеры узнали о существовании Болот и кинулись сюда. Скоро начнутся стычки за новые территории. Равновесие сил будет нарушено, и начнется война группировок, какой еще не было. При этом «Чистое небо» окажется в эпицентре этой бури и не сможет выполнить свою миссию.

- Какую миссию?

- Об этом после. Опиши мне своих спутников.

Рик кратко набросал словесные портреты Крыса, Ключника и Фейерверка. Лебедев несколько раз задавал вопросы, особенно пристально он расспросил про Ключника, после чего с уверенностью кивнул Каланче:

- Ромка Оглухов. Оставайся здесь, сообщи всем отрядам, что мы работаем по схеме три. Остальные в машину.

Лебедев залез в кормовой отсек, Аниматор и Рик просунулись сквозь узкий люк следом за ним. Еще трое чистонебовцев загрузились в соседнюю кабину, один - в башню, один - в одиночную кабину позади водителя.

Рик закрыл люк, мотор фыркнул, и машина поехала. Влад осмотрел десантную кабину. Никита и Ник основательно потрудились над ее переделкой: амбразуры были заварены, оружейный крепления переделаны под «Громы». Кресла, судя по «бахроме» металлических планок, снимались, освобождая место научному оборудованию.

Пока Рик разглядывал машину, Лебедев начал свой рассказ:

- Тебя наверное интересует, куда я так поспешно смылся из «Долга» вместе с Каланчой? Дело в том, что Каланча, исследуя Зону, обнаружил, что она разумна.

- Как? - пораженно раскрыл глаза Рик.

- Ну не как мы. Ее разум вообще не самоценен. Он лишь отражение нашего сознания. Зона - это дар, который человечество само превратило в проклятье. Если бы люди сразу поняли, с чем они столкнулись, если бы сумели понять и полюбить Зону, тогда она была бы совсем другой. Представь себе: изумрудные луга, дома из разноцветного хрусталя, кентавры и единороги. Все как в красивых сказках… Но сказка получилась страшной, и в этом виноват человек. Каланча пытался доказать долговскому начальству, что Зону нельзя уничтожать, что ее можно сделать другой… Но его не хотели слушать. Тогда он подговорил меня и ушел на вольные хлеба. Мы с ним и еще с полудюжиной опытных сталкеров, которые поверили нам, пришли на Болота и создали группировку «Чистое небо». Нашей целью стало единение человека и Зоны, получение от нее высших благ, а не банальной прибыли. Сначала было трудно. Но после того как наш профессор ушел из лаборатории на Янтаре, ее эффективность резко упала. Многие стали ей недовольны, и мы начали продавать им результаты исследований. Появились деньги, мы получили возможность приглашать в группировку не за идеи, а за деньги. Вербовщики ходили по всей Зоне. Потом перестали - штат укомплектован, а лишняя утечка информации нам ни к чему.

Вот в принципе и все.

Рик молча сидел, переваривая рассказанное. Потом спросил:

- А часто ваши бойцы гибли?

- Было несколько случаев. Мы же тут с ренегатами воюем, эти уроды на наши земли лезут.

- А за пределами Болот смерти были?

- Нет.

Рик кивнул, принимая ответ. Он начал догадываться о сущности событий последних дней. Надо еще немного подумать. Но тут прозвучал голос Аниматора:

- Так, Рик, работаем по схеме три. Это значит, что наши ребята приводят в негодность укрепления около Малого и сдают его врагу. Клиенты получают свободу, мы их по-тихому берем, а потом нападаем на укрепление. Полуразрушенное оно долго не выстоит. А затем штурмовые отряды идут на ферму. Но здесь ренегаты могут отступить к станции, либо вызвать с нее подкрепление. Так что задача нашего отряда - нейтрализовать врагов на этой базе. Кстати уже подъезжаем.

Действительно, через минуту БМП остановилась. Рик вытащил из крепления «Гром» и вылез на свежий воздух. Чистонебовцы сгрудились на маленьком пятачке сухой земли вокруг Лебедева.

- Мы с Никитой и Ником будем неподалеку и подъедем, если будет нужна наша помощь. Начинайте атаку по красной ракете, Аниматор за старшего. Лидер группировки залез в башню машины, и БМП, шлепая гусеницами по болотной грязи, покатила прочь. Аниматор окинул боевую группу взглядом и сказал:

- Рик и Газон - на левый фланг, Бритва, Зефирка - на правый. Остальные за мной рассредоточимся в лесу.

- Пошли, - сказал рыжий боец, попавшийся Рику в пару, - Я проводник.

- Я тоже.

- Ты наших вешек не знаешь.

Газон повел Влада за собой вглубь леса. Иссушенные деревья без листьев кидали сетчатые тени на изломанные кустарники и высокую траву. Вокруг раскинулось царство полумрака, лишь шлепанье сапог и треск кузнечиков, нарушали сумеречную тишину. Через минуту пути по грязи добрались до зарослей колючего кустарника. Газон жестами объяснил, что дальше надо ползти по-пластунски. Продравшись сквозь колючие заросли, два сталкера выползли к станции.

Первоначально, устроенное здесь ренегатами укрепление напоминало кучу радиоактивного мусора со Свалки, только очень низкую, однако, окинув стены бетонного лома взглядом, Рик понял, что это специально сооруженный в качестве укрытия лабиринт. Слева тянулась уставленная товарными вагонами полоса железной дороги, за мусорными валами стояла двухэтажная башенка железнодорожников. Пространство между рельсами и мусором было изборождено глубокими узкими оврагами. Рик и Газон выбрали себе местечко напротив «коридора» между двумя поваленными железнодорожными цистернами. Проход перегораживала огромная стальная пластина, которую при желании можно было легко обойти.

Рик поудобнее улегся на примятой траве и стал ждать сигнала. Ждать пришлось около получаса. Потом издалека зазвучали выстрелы. Ренегаты - Рик насчитал человек пять-шесть - засуетились, забегали по своему лабиринту. А потом в воздух взвилась красная ракета. Проводник выскочил из кустов и понесся к цистернам. Совсем близко загрохотали выстрелы. Причем загрохотали они почему-то со стороны путей. Рик добежал до укрытия и юркнул в «коридор». Газона нигде не было видно. Проводник осмотрелся - место было выбрано хорошо - с двух сторон его прикрывали цистерны, с третьей - стальной лист. Четвертая сторона, откуда и прибежал Рик, была неприкрытой, но там и не было врагов. Рик взял поудобнее «Гром», сожалея, что захватил с собой лишь один магазин патронов. В этот момент слева затакала «Гадюка». В стальной пластине появилось несколько аккуратных маленьких дырочек. Грязь, выбитая пулями, взвилась вверх. Рик испугался - укрытие между цистернами больше не выглядело надежным. Лист металла оказался совсем не прочным. Стрелять наугад сквозь сталь при дефиците патронов было самоубийством, а обойти злополучный кусок металла мешал засевший у путей стрелок. Рик затравленно огляделся и вдруг увидел идеально круглую дыру в земле. Присмотревшись, Рик узнал в ней заливную горловину цистерны. Рик прыгнул в затопленный вагон. Здесь было темно и душно, дневной свет золотым столбиком нырял в бак на колесах, высвечивая мутную зеленую жижу, наполовину наполняющую вагон. Совсем рядом из потолка вагона лился такой же столб солнечного сияния - здесь была еще одна горловина. Сверху грохотала перестрелка. Рик, не полагаясь на подмоченный «Гром», вытащил гранату и кинул ее наружу. Жахнул взрыв, и Рик не удержавшись на покатом скользком полу, упал, с головой погрузившись в жидкость. В тот же миг, проводник почувствовал, что его куда-то тащит. Затем он полетел вниз и ударился обо что-то твердое. Сверху рухнул поток воды. Подождав, когда «душ» кончится, Рик встал и, наконец-то смог вздохнуть. Сверху лилась вода вперемешку с дневным светом. Проводник смог рассмотреть, что стоит в каком-то коридоре. По-видимому, от взрыва вагон осел и открыл доступ к подземелью. Осмотрев проем в потолке, Рик понял, что не сможет вскарабкаться наверх. Зато в конце коридора отчетливо был виден свет. Рик помчался вперед с максимальной скоростью, возможной в помещении по колено заполненном водой. Вскоре, коридор вывел Рика в просторный подвальный зал. Проемы в потолке освещали массивный стол с разложенными деталями автоматов. Проводник взбежал по лестнице вверх и понял, что попал в башенку путевых обходчиков. Рик не стал долго задерживаться на насквозь простреливаемом первом этаже и поднялся на второй. Здесь, у окна, стоял пулемет. За ним сгорбился высокий ренегат. Рик вытащил нож («Гром» он потерял, а пистолет был нещадно намочен) и подошел к пулеметчику сзади. Занес руку для удара и вдруг задумался, не подло ли убивать сзади. Пока Рик стоял, одолеваемый неуместными моральными рассусоливаниями, враг обернулся и заметил Рика. Проводник ударил ножом, но усатый ренегат с недюжинной силой провел защитный прием. Однако, резко вскочив, враг ударился плечом о пулемет и покачнулся. Рик воспользовался заминкой, чтобы вывернуться из захвата. Но враг, вовремя сообразив, что упустил инициативу начал заваливаться на Рика. Оба врага упали. Рик выпустил нож из рук, и оружие, упав, прорезало ренегату щеку. Усатый вскрикнул, и проводник смог освободить руку от захвата. Они вскочили почти одновременно, но ренегат, превосходивший Рика по физической подготовке, успел схватить нож. Рик отскочил. Ренегат кинулся на него. Проводник опрокинул письменный стол, стоявший около пулемета, и враг, вынужденный отскочить, ударился о пулемет. Рик схватил стол за ножки и перевернул его. Столешница ударила врага по ногам. Проводник бросился ренегату под ноги, схватил его за щиколотки и приподнял их. Подвижная турель пулемета наклонилась, и враг, кувыркнувшись в лучших традициях немого кино, упал в окно.

Рик подобрал свой нож и спустился вниз. Однако едва он подошел к выходу, в башенку вбежал тот же усатый ренегат. Из его носа ручьем текла кровь, но в его руках красовался пистолет. Противников отделяла пара метров, так что о рукопашной можно было даже и не думать. Рик кинул нож, но не слишком прицельно. Однако вспышка лезвия ослепила усатого на пару секунд, и Рик сумел схватить за ножку стул, надеясь прикрыться им. Однако образец мебели образца двадцатилетней давности развалился у проводника прямо в руках. Оставив в руках Рика ножку, стул отлетел куда-то в сторону. Ренегат начал с перепугу палить по стулу, и Рик, воспользовавшись заминкой, сиганул в окно. Здесь была небольшая канава, куда и приземлился начинающий «паркурщик». С одной стороны к канаве примыкала бетонная труба, достаточно широкая, чтобы пролезть. Рик заглянул туда. Невдалеке виднелся свет. Не раздумывая долго, Рик как таракан в щель, полез в трубу. Лезть по узкому ходу было тяжело, и недалекий путь занял несколько минут. Выбравшись из трубы, Рик попал в тот самый «лабиринт», который он наблюдал с пригорка. Здесь спиной к Рику сидел ренегат, стреляя куда-то в сторону путей. Рик осторожно попытался пройти у него за спиной, прижимаясь к невысокой «стенке» «лабиринта». Однако враг обернулся. Происходящее могло бы показаться Рику смешным, если бы оно не было столь опасно для жизни. Это был все тот же усатый ренегат. «Где он автомат успел надыбать», - удивился Рик. Не желая стать целью этого стрелка, проводник лихо перекувыркнулся назад через ограждение. Однако попал он не в соседний проход лабиринта, а в какой-то колодец. Потревоженная Риком, какая-то вертикально стоящая балка рухнула и придавила Рику ногу. Проводник осмотрелся и увидел в куче мусора несколько хороших автоматов. «Тайник», - догадался Рик. Проводник схватил один из автоматов и передернул затвор. В тот же миг совсем рядом зазвучало высокое тихое шипение. Проводник почувствовал удушливый запах. Похоже, падающая балка повредила горловину баллона с газом. Значит, стрелять было нельзя. А выбираться мешала навалившаяся балка. Рик откинул штык-нож автомата и стал ждать. Через секунду лицо усатого ренегата повисло над колодцем-тайником. Проводник попытался достать врага штык-ножом и распорол противнику вторую щеку. Враг отпрянул. Сверху рухнула ржавая фреза от станка. Падая, она зацепила ручку сейфа, образующего одну из стенок колодца. Крышка сейфа откинулась и почти полностью перегородила проход. Сверху ударило разноцветное сияние. Рик понял, что в сейфе хранили артефакты. Тем временем, дышать в заполненном газом колодце стало уже невозможно. Рик вытянул руку и пошарил по краю крышки. Нашарил «Морскую звезду» - артефакт хороший, но не слишком полезный в данных условиях. Проводник швырнул артефакт обратно вверх. С противоположной стороны крышки свалился другой артефакт. Рик, задыхаясь, кинул и его. Подобный бильярд артефактами он повторил еще несколько раз, пока сверху не скатилась «Снежинка». В этот же момент в колодец прилетела граната. Рик кинул артефакт под ноги и приподнял балку, затем залез на крышку. Грохнул взрыв. Все погрузилось в звенящую тьму. Ужасно болела голова, а рот был полон крови. Рик ощупал все вокруг себя. Искореженное железо. Проводник понял, что взрыв запечатал его в сейфе. Рик уперся ногами в крышку и начал давить на нее. Через секунду со чпокающим звуком сейф открылся. В глаза Рику ударил свет. Влад выбрался из стальной коробки и увидел, что взрыв откинул сейф в один из оврагов. Прихрамывая, он пошел по дну. Сверху еще доносились одиночные выстрелы, но основная часть перестрелки была закончена. Рик так и не понял, кто скрывался в вагонах.

Овраг вывел Рика к подъему, ведущему к туннельному проходу под насыпью. Из прохода выстрелила снайперская винтовка. Выстрел попал Рику под ноги. Бежать было некогда. Проводник стоял и покорно ждал выстрела. Но его не было. Тогда он начал подниматься вверх. И лишь вскарабкавшись, Рик понял, в чем дело. Между иссушенных корней дерева, занесенного сюда бурей, со снайперкой сидел Вадик. Увидев Рика, он вытаращил глаза.

- Все снайперы на господствующей высоте сидят, а ты Вадик в яме прячешься, - вместо приветствия съехидничал Рик. Вдруг откуда-то сверху вновь ударил пулемет. Рик выбежал с противоположной стороны туннеля. Здесь на склоне насыпи сидели долговцы.

- Привет мужики, - вскинул руку Рик.

Удивленные бойцы тоже начали отпускать приветствия.

- Слушай, ты не в курсе, кто красную ракету пустил? - осведомился Птаха.

- Так это не вам была!

В этот момент, раздался грохот ломаемого дерева, и вагоны начали разлетаться рыжей щепой.

- Пулеметчик! - заорали долговцы отскакивая от вагона. Рик заозирался по сторонам. Вдруг он увидел, что из перелеска на них выдвигается что-то большое, грязное и страшное. Лишь пару секунд спустя, Рик сообразил, что это БМП. Размахивая руками, он кинулся к машине. Никита остановил агрегат, и проводник запрыгнул в переднюю мотострелковую кабину.

- Тарань вагоны! - крикнул Рик по внутренней связи и прильнул глазами к призмоблоку. Машина газанула, а уже через пять секунд стояла, наполовину въехав в башенку обходчиков. Рик вылез из БМП, и поднялся на второй этаж. Но тут к собственному ужасу он увидел, что рядом с новым пулеметчиком стоит еще один ренегат. Пистолет в его руках выплюнул пулю. Нагрудные броневые пластины защитили Рика, но его грудь полоснуло болезненным жжением. Проводник сделал шаг назад и скатился по лестнице. Весь мир сжался до размеров крошечной точки на груди. Последней его мыслью было: «Зря я взял облегченную куртку». Потом он потерял сознание.

Очнулся он довольно скоро на поляне, невдалеке от башенки. Сквозь пролом в стене было видно, что вся башенка превратилась в одну большую кирпичную коробку. Видимо, поработал Ник со своим, танковым, пулеметом.

Ужасно ныло ребро, рядом стоял БМП, вокруг сгрудились чистонебовцы.

- Это «Долг». Они режут всех: и нас, и ренегатов. Мы отступаем. Никита и Ник остаются прикрывать отход. Рик, мы тебя не тронем, уходи с миром.

- Я иду с вами! - поднялся проводник с земли.

- Отлично! Пошли!

Все двинулись по узкой асфальтированной дороге к ферме. Вокруг простирался негостеприимный лес окраин Зоны. Через несколько минут пути на рацию к Лебедеву пришел сигнал от Никиты и Ника. Они завязли в аномальном поле, и им срочно нужен проводник.

- Газон, - скомандовал Лебедев, - Иди к ним.

- Лучше я, - предложил Рик.

- Хорошо.

Бывший долговец, а теперь проводник группировки «Чистое небо» нырнул в придорожные кусты и пошел обратно, разыскивая БМП. Через минуту он вышел на странную поляну. Проводник посмотрел вокруг и увидел, что вся трава как будто выжжена. Рик начал отступать и вдруг упал. Голова закружилась, а пейзаж вокруг стремительно потерял цвет. «Пси-поле», - вспомнил Рик название этой страшной аномалии. Он пополз к краю, но время как будто замедлилось… Но нет, вот из кустов вполне резво выскочил псевдогигант, схватил Рика и понес его куда-то. Рик удивился тому, что чудище не прикончило его сразу. А мутант вынес Рика из опасной зоны и аккуратно положил на землю. Рик осмотрелся. Вокруг кольцом стояли разномастные мутанты, а в центре стоял Властелин.

- Нам надо поговорить, - спокойно сказал повелитель мутантов. Рик подошел к нему, запоздало вспоминая, что так и не одолжил ни у кого оружия.

- Пойдем со мной, - сказал Властелин.

- Ага, только валенки зашнурую, - Рик схватил «Винтарь» врага за ствол и дернул на себя. Враг потерял равновесие, и Рик стукнул его коленом под дых, затем толкнул рукой его голову вниз, роняя врага, а заодно освобождая винтовку. Завладев оружием, Рик открыл огонь по мутантам. Те разбежались. Проводник побежал прочь, продрался сквозь кусты и вылетел к глубокому длинному оврагу в земле. По дну оврага шли по направлению к ферме ренегады во главе с усатым мстителем. Рик вскинул винтовку и нажал на курок. Выстрела не последовало - весь не особо емкий магазин был выпущен по мутанта. Кстати о мутантах. Огромная волна аномально живности, шумно сломав кусты, скатилась на дно оврага, буквально протаранив шествие ренегадов. Рик кинулся прочь. Вдогонку полетели пули. Проводник поискал взглядом укрытие и нырнул в какую-то торчащую из земли трубу двухметрового диаметра. Черный провал вел под землю.

Упырь давно уже привык к странностям Зоны, к тому, что здесь происходит. Однако известие, что легендарные Болота находятся, можно сказать под боком, удивило его. Но ошибки быть не могло. На экране трофейного долговского КПК красовалась точка, помеченная словом «Рик». И точка эта находилась, где-то за границей Зоны. В памяти КПК нашлись заметки о Болотах, и свободовцы поняли: «Долг» нашел затерянную локацию.

Сначала к Болотам послали разведчиков. Они повторили путь Рика по рельсам и вышли к обитаемым территориям. Когда на «Болота» подтянулись основные силы «Свободы», они захватили ферму и начали укреплять ее. Выставили два поста: южный и западный, перекрывающие дороги к ферме. Буквально через несколько минут на южный пост напали какие-то бойцы в голубом обмундировании.

Пока товарищи сдерживали натиск врагов с южного направления, Упырь и Федюня пошли осматривать ферму в поисках не залатанных дыр обороны. Довольно скоро они нашли совсем недалеко от западного поста тропинку среди кустов. Пройдя по тропинке, свободовцы вышли к длинному оврагу в земле. По дну оврага по направлению к ферме неслась стая мутантов.

- Мутанты! - в один голос заорали Упырь и Федюня, возвращаясь на ферму. Подбежали ребята с западного поста.

- Мутанты, - задыхаясь показал на тропинку Упырь. Свободовцы кинулись в кусты. Бойцы залегли в жесткой траве и открыли шквальный огонь по аномальной нечисти. Мутантов было огромное количество, и Упырь начал бояться, что защитникам укрепления не хватит патронов. Вдруг откуда-то со стороны фермы зазвучали выстрелы. Несколько свинцовых шариков пролетели около Упыря, сбрив верхушки травинок. Свободовец несколько отполз назад, пытаясь понять причину происходящих событий. Причина обнаружилась довольно скоро: через неприкрытый западный проход на ферму спокойно проникли несколько «голубых» и теперь, засев в кирпичной конторке, обстреливали все, что движется.

Упырь продрался сквозь высушенные кусты и побежал вдоль забора фермы. Вдруг из перелеска выскочил кабан. Упырь увернулся, а неповоротливое животное на полном ходу протаранило забор. Пока тварь разворачивалась, Упырь вбежал у нее за спиной в ферму и кинулся к дверям конторки. Около одноэтажного кирпичного строения гремела перестрелка, похоже, «голубых» кто-то преследовал. Поэтому в самой конторке было всего два бойца. Они расположились в окнах и обстреливали ферму. Едва Упырь вбежал внутрь, бойцы вскочили. Ближний к свободовцу сталкер, резко развернулся в сторону Упыря, но ударил автоматом по оконному косяку. Свободовец дал ему прикладом по лицу, и тот отлетел прямо на ствол второго «голубого». В этот момент, несколько расширив дверной проем, в конторку влетел кабан. Упырь отшатнулся и упал. Кабан по инерции промчался мимо и ударился в противоположную стену. Доски под тяжеленным мутантом проломились, и чудище рухнуло в подвал. Упырь почувствовал, как под ним накреняется пол. Затем он отправился следом за кабаном. Свободовец встал после болезненного приземления и тут же встретился взглядом с мутантом. Упырь развернулся и побежал к видневшемуся в полутьме проходу. Боец «Свободы» вбежал в проход, долю секунды спустя, в этот же проход влетел кабан и застрял. Мутант недоумевающее взвизгнул, не находя сил пошевелиться, а Упырь начал отходить в подземный коридор.

Здесь было темно, и свободовец включил фонарик. Блеклый луч высветил обшарпанные стены, трубы под потолком, бахрому электропроводки на стене. Упырь пошел по коридору, не понимая, куда он попал. Луч фонаря уткнулся в стену. Сначала Упырь подумал, что это тупик, потом убедился, что поворот. Свободовец прошел несколько шагов и прислушался. Откуда-то отчетливо слышался шум работающей аппаратуры. Упырь повернул по коридору. Подземный ход шел на несколько метров вперед и уходил в зеленое сияние. Свободовец прошел по коридору и вышел в большой квадратный зал, усыпанный аномалиями, распространяющими это сияние. В зал вело еще четыре хода, а в его центре стоял какой-то агрегат, судя по шуму, работающий.

«Откуда здесь электричество взялось» - удивился Упырь, глядя на нагромождение цилиндров и движущихся планок. Устройство явно было дренажным насосом. Не удивительно, что подземелья, построенные в болотистой почве, еще не затопило. Упырь вошел в ближайший ход, думая, куда он попал и как отсюда выбираться.

Система подземных коридоров на банальную канализацию никак не походила. Что-то стратегическое? Но вход в стратегические сооружения не открывался бы из подвала фермы. «Скорее всего, - подумал Упырь, - Стратегические бункеры где-то рядом, а это - вспомогательные подземелья.» Боец присмотрелся к сырой штукатурке на стенах. Она была порядком обшарпанна, но не превратилась в известняковые лохмотья, не осыпалась от сырости и времени. А значит, подземелья были ровесниками Зоны. Упырь подумал, что вплотную подобрался к тайне возникновения аномальной области.

Через несколько шагов фонарик высветил проем в стене. Через него свободовец вышел на лестничную клетку уходящую вниз. Спустившись на пару пролетов, Упырь увидел еще одну дверь. Лестница уходила глубже, но боец не стал спускаться в глубины, а прошел в дверь. Еще один коридор, совсем короткий, а потом под ногами зазвенел металл. Слева так же тянулся бетон, а вот справа вместо стены возникли трубчатые перила. Луч света, направленный вправо, уходил в пыльную пустоту. Потолка тоже не было видно. Зато на левой стене красовался выкрашенный в голубой цвет распределительный электрощит и внушительного вида рубильник рядом с ним. Ни на что не надеясь, свободовец дернул рукоять. Сверху хлынул электрический свет, настолько яркий, что Упырь на несколько секунд ослеп. Когда зрение вернулось к сталкеру, он увидел, что находится в гигантском подземном зале. В высоту этот зал был метров двадцать, а по площади соответствовал футбольному полю. На высоте примерно десяти метров, вдоль левой и правой стен, висели железные галереи, на одной из которых и стоял Упырь. Галереи были соединены друг с другом тремя небольшими мостиками. Внизу стояли гигантские, выкрашенные в красный цвет баки. Под потолком протянулись огромные решетчатые перекрытия, убранные гроздьями прожекторов. Сверху тянулись металлические канаты.

Пока Упырь осматривал помещение, с противоположной стороны в зал заскочил долговец. При чем не какой-то там долговец, а тот самый Рик, с которым совсем недавно сам Упырь сидел у костра. Рик был безоружен. Упырь вскинул свой новый автомат. Долговец перескочил через перила галереи. Свободовец пустил очередь, но не сумел попасть в падающую фигурку в черно-красной броне. Со смачным звуком Рик приземлился на бак и скатился куда-то вниз, в темноту между баками. Упырь подбежал к небольшой маршевой лесенке, спускавшейся вниз, и сбежал на бак. Затем по другой лесенке, на этот раз вертикальной, свободовец, включив прикрепленный к автомату фонарик, слез в темноту межбакового пространства. Едва нога бойца ступила на мокрый бетон, Упырь услышал крысиный писк. Луч фонарика высветил противную мордочку. Свободовец уже хотел подниматься обратно вверх, как вдруг мутанты напали. Поток крыс шел спереди, поэтому пришлось поспешно отступать назад от спасительной лесенки, сдерживая поток аномальной живности шквалом автоматного огня. В голове Упыря крутилась лишь одна мысль: «Что будет, когда кончатся патроны?» Вдруг в луче фонаря блеснул аварийный спускной кран с круглыми барашками вентилей. Упырь отбросил автомат и в темноте, на ощупь, крутанул оба барашка. Однако это оказались не вентили, а зажимы. В следующую секунду, упорная заслонка выскочила вверх. Упырь в последний момент вцепился в нее и взвился вверх. Мимо с шумом пронесся противовес - самые ответственные устройства конструкторы этих подземелий электричеству все же не доверили, полагаясь на силу тяготения. Подвешенная на канате заслонка подняла Упыря из крысиного царства почти под самый потолок, точнее на осветительные решетки. Свободовец осмотрелся - на противоположной стороне зала была лесенка, позволяющая спуститься на галерею. Не думая долго, Упырь пополз туда. Через несколько минут свободовец преодолел уже половину пути. Однако, в этот момент в зал вбежало еще одно действующее лицо - усатый ренегат с разбитым носом. Осмотревшись, он заметил Упыря и пустил очередь по осветительной решетке. Ближайший к Упырю прожектор взорвался снопом искр и стеклянных осколков. А в следующую секунду, издав металлический хрип, решетка начала прогибаться. Упырь начал потихоньку отползать, но не успел. Осветительная конструкция распалась на две части. Но они не грохнулись вниз, а начали поворачиваться, как маятники. Упырь вцепился в металлическую трубу. В следующую секунду решетка ударилась о стену. Руки свободовца разжались, и он упал на галерею. Упырь лицом к лицу встретился с усатым ренегатом. Они оба почти одновременно вскинули оружие, но в этот миг висящая решетка полетела вниз. Она упала между Упырем и ренегатом, проломив галерею. Упырь упал вниз, на баки, затем он скатился с них. Здесь повсюду кишели крысы, но они не нападали, а спасались бегством, убегая от воды. Упырь вскочил на ноги, но в следующую секунду огромная волна вновь уронила его. Свободовец полупополз-полупоплыл куда-то вперед и вдруг оказался в новом подземном коридоре. Пол здесь шел вверх, и боец смог встать на ноги и побежать, спасаясь от волны.

Полминуты бега привели Упыря к двери. Свободовец на ощупь нашел дверную ручку и открыл дверь. Здесь была небольшая освещенная комната. У левой стены стул, письменный стол. Рядом шкаф. Напротив - диван, покрытый потертым серебристым дерматином. Над диваном квадратная голубая дверца с какой-то предупреждающе-красной надписью. В комнате было еще два дверных проема без дверей, над одним из них висел покосившийся плафон с надписью «тревога». Упырь подошел к дверце. На ней было написано: «Открывать только в крайних случаях. Поколебавшись, свободовец распахнул дверцу. Там, в небольшом подобии сейфа лежал пистолет и несколько магазинов. Упырь вытащил и зарядил «Макаров», подумал, достал свой. В этот же миг в один из проемов вошел Рик. Упырь вскинул пистолет, готовясь выстрелить, и увидел, что в его лоб тоже направлен ствол. У долговца тоже было два пистолета.

- Давай по-хорошему, а? - предложил Рик. Вдруг во второй проем в комнату вошел усатый ренегат. Упырь вскинул свой второй пистолет, Рик поступил так же. Но и ренегат стоял нацелив два «Макарова» в Рика и в Упыря. Так они и стояли, целясь друг в друга, где-то полчаса, словно соревнуясь, у кого первого сдадут нервы.

А потом в комнату вбежала крыса и сбила усатого с ног. Ренегат упал, нажимая оба спусковых крючка. Пуля настигла Упыря, и он упал, уже не видя, как в комнату влетает электрический полтергейст, как пространство подергивается искристой пеленой, и как пуля врезается в голову Рика, но она, замедленная полтергейстом, не проламывает черепа, а лишь опрокидывает долговца навзничь.

Рик несся по узким коридорам подземелья, лишь слегка притормаживая на развилках. Фонарь прыгал в его руке, выхватывая из тьмы стрелки-указатели, подписанные непонятными сочетаниями букв и цифр. На всех развилках Рик бежал в направлении противоположном тому, на которое указывали стрелки, и, наконец, в конце одного длинного коридора забрезжил свет. Изнемогая от усталости, проводник поднялся по бетонной лестнице и выбрался на свет. Выйдя из подземного лабиринта, Рик упал на выбитую дверь подвала и закрыл глаза, чтобы заходящее солнце не слепило их. Сердце трепыхалась в груди, иногда неприятно подпрыгивая и тошнотворно щекоча горло. Проводник жадно вдыхал свежий воздух и думал. Все необычные события последних дней складывались в единую цельную картину. Правда, оставались еще несколько белых пятен, но в общих чертах Рик уже понимал, в какую авантюру занесла его судьба.

Рик сидел на двери где-то около часа, приходя в себя. Потом кусты раздвинулись, и к входу в подземелья вышли клиенты Рика в полном составе.

- Рик?! - удивленно воскликнул Ключник, - Хорошо, что мы тебя встретили. Теперь твоя миссия закончена. Сейчас мы дадим тебе твои заслуженные двенадцать тысяч.

- Мне не нужны ваши деньги, - отрезал Рик.

- А что тебе надо? - удивился Фейерверк.

- Правду.

- Какую?

- Я должен был обо всем догадаться еще в начале пути. Дорога с Янтаря на НИИ Агропром очень сложная. Фейерверк, а ты как добрался, а? А у тебя способностей проводника случайно нет? Но ладно, тогда я не догадался. Однако, Фейерверк, пардон, позволь поинтересоваться, ты где нашивку «Чистого неба» надыбал? Бойцы этой группировки никогда не погибали за пределами Болот. Вы уже были на этой локации.

- Влад, - успокаивающим голосом начал Ключник, - зачем бы мы тебя нанимали, если бы у нас был свой проводник?

- Ты откуда мое имя знаешь, гад? - по вытянувшемуся лицу Ключника, Рик понял что попал в точку.

- Удивительное совпадение! Шел непонятно куда и нашел своего бывшего учителя! А совпадение ли? Я нужен был вам не как проводник, а как виза в закрытые круги «Чистого неба».

Рик прервал поток обвинений, понимая, что его, безоружного, сейчас запросто убьет эта шайка, прикидывающаяся друзьями. Однако, секунду подумав, Ключник сказал:

- Ты имеешь право знать правду.

- Конечно, - раздался холодный голос сзади, - Только сначала, отряд «Феникс» опять соберется в полном составе.

Рик обернулся. На пороге подземелья стоял Властелин. Рик почувствовал как слабеют ноги. Таинственный преследователь со сверхвозможностями стоял на расстоянии вытянутой руки, но не стремился напасть. Вместо этого он снял с лица маску-респиратор. Под черным пластиком открылось обыкновенное человеческое лицо - лицо усталого человека. Сколько раз во время пути, Рик представлял себе, как убьет этого гада, лишившего жизни его друга капитана Онегина, но теперь, столкнувшись с ним лицом к лицу, смог лишь проговорить:

- Я тебе прикончу.

- Я тебя из пси-поля вытащил, от этих двух гадов в подземелье спас, крыс к тебе не подпускал, вообще охранял тебя неблагодарного всячески, а ты прикончить грозишься. Нехорошо.

- Ты же хотел меня убить…

- Я передумал.

- Стас, где такой прикид достал? - поинтересовался Фейерверк.

- В северных «карманах» расположены лаборатории монолитовцев… У них позаимствовал. Значит ты Фейерверк?

- Да. Я тоже был в «Фениксе», но в группе обеспечения.

- Да что вообще происходит!? - взорвался Рик.

- Встреча бывших сослуживцев, - улыбнулся Крыс, - Познакомься, Рик, это Стас Вышневицкий.

Властелин кивнул и начал рассказывать:

- Мы все, служили в секретном отряде «Феникс». По документам в живых нас давно уже нет - погибли в антитеррористической операции. Но это только по документам. На самом деле мы охраняли лабораторию Х0, где создали Зону. Из всей лаборатории живыми остались только мы, да самый умный ученый по фамилии Каланча. Головастик вовремя сообразил, чем обернется тот эксперимент, и свалил. Мы, как охрана, отправились за ним и, в результате, тоже спаслись. Не знаю, как мои собратья по второму рождению, а я всегда почему-то считал себя виноватым в произошедшем. Наверное, потому что из всех обитателей Зоны только я мог ее уничтожить. Я знал месторасположение Х0 и верил: если Зону создали там, то и уничтожить ее можно только оттуда. Я дошел до Х0. Уничтожить Зону не сумел, не успел точнее, вообще сам еле свалил, зато научился управлять мутантами. Эдакая расплата за утрату человеческой сущности, коей подвергается любой входящий в Х0. Впрочем, не бойтесь. Я еще относительно человек. Итак, уничтожить Зону я не смог. Тогда я решил, что если уничтожить Зону невозможно, надо, хотя бы, не допустить, чтобы человек стал ее властелином. Я решил закрыть ход в эту лабораторию. Но как? Я решил найти всех проводников, способных дойти дотуда. Ты, Рик, оказался среди них. Я не знал, что делать с вами, пока не узнал, что мои бывшие сослуживцы хотят нанять тебя. Я подумал, что они тоже хотят добраться до Х0 и начал охоту на вас. Однако позже, я узнал, что ваша цель - Болота. Я пришел сюда напрямик и устроил засаду. Сперва, я думал, что путешествие к затерянной локации - испытание для проводника. Но все оказалось сложнее. Болотами заправляет группировка «Чистое небо», а в ее главе стоит сам профессор Каланча. Я догадался, что они ищут что-то на Болотах. Вскоре я понял, что они ищут XR, и ваша конечная цель не Х0, а XR.

- Что такое XR? - удивился Рик.

- Лаборатория, - ответил Крыс, - Резервная копия Х0.

- Да, - продолжил Стас, - Значит, если XR существует, то еще есть шанс уничтожить Зону.

- Затем мы сюда и пришли. Мы готовы хоть сейчас. Рик ты с нами?

«С ними ли я?» - подумал Рик. Всегда он, как и положено долговцу, считал, что его главная цель и задача - уничтожение зоны. И вот теперь, когда появилась реальная возможность этого, он начал колебаться.

- Ну же.

- С вами.

- Крыс, схему помнишь.

- Конечно. Я же специалист по подземельям.

- Тогда пошли.

Отряд двинулся под землю.

Крыс уверенно вел их по коридору, постепенно спускаясь все глубже и глубже. Властелин отводил от них мутантов, других опасностей на пути отряда не возникало. Постепенно бывшие враги, а теперь союзники разговорились.

- Мы тут странный артефакт встретили, - рассказал Рик Стасу и как смог описал «черную дыру». Властелин кивнул, принимая услышанное:

- Да я слышал о таком артефакте, хотя сам его и не видел. Он называется «Око слепца». Очень редкая штука, которая встречается только рядом с центром Зоны. По слухам он может исправлять ошибки и устранять неустранимые последствия.

В этот момент отряд подошел к большой железной двери. На стене рядом с ней красовался кодовый замок. Ключник подошел к замку и набрал длинную десятизначную цифровую комбинацию. За стеной зажурчала система противовесов, и дверь отъехала в сторону.

- Тут же вроде есть электричество, - удивился Рик.

- На него здесь полагаются только в крайних случаях. А так все больше механика да пневматика.

Сталкеры вышли на узкую лесенку, спиралью извивающуюся вокруг решетчатой шахты лифта. Спускались довольно долго, потом вышли к еще одной двери с надписью «Сектор 4». За дверью начинался длинный коридор со множеством дверей. Однако Крыс вел остальных прямо, никуда не сворачивая. Наконец они вышли в большую комнату с низким потолком. Комната была залита разноцветьем аномального сияния. В стенах комнаты были еще четыре двери.

- Нам туда, - указал Крыс пальцем на дальний дверной проем. Рик расслабился, пытаясь почувствовать флуктуации каждой аномалии и нащупать дорогу среди них. Наконец ему это удалось. По всему выходило, что дорога среди ловушек только одна, и ведет она не к той двери, куда указывал Крыс, а к соседней. Рик сказал об этом Крыс, на что диггер заверил проводника, что и этот маршрут проходит. Вскоре отряд, прошедший по следам Рика, стоял в темном коридоре. Крыс внимательно осмотрел стену, потом сказал:

- Здесь.

Фейерверк попросил всех отойти, открыл рюкзак и начал в нем копаться. Из его вещмешка были извлечены какие-то взрывчатые цилиндрики, при помощи которых Фейерверк за полчаса проделал проход в нужный коридор. Здесь не было никаких дверей, проход уходил куда-то вдаль. Наконец они подошли к очередной двери с кодовым замком. Надпись на двери гласила: «Командный пункт».

- Значит так, - начал объяснять Ключник, - Когда мы откроем дверь запустится трехчасовой аварийный таймер. Остановить его можно другим кодом, набранным с командного пульта. Если не успеем - произойдет Выброс. Крыс, как думаешь, успеем?

- Головой.

- Что головой?

- Ну, ты говоришь: «Как думаешь?». Головой.

- Нашел время пачки мутить. Нам трех часов хватит до пульта добраться?

- Блин, конечно, хватит, он там практически за дверью. Главное не натворить ничего. А то тут сигнализация нервная, чуть что - командный пункт разделяется перегородками на отсеки, пульт блокируется.

- Стой, - сказал Рик, когда Рома уже поднял руку, чтобы набрать очередную комбинацию цифр, - У меня часы с таймером. Давай на три часа поставлю, чтобы если что, знать, сколько времени осталось.

- Валяй.

Ключник открыл дверь. Процессия в нерешительности замерла на пороге. Все испытывали страх перед этим местом.

- Может не стоит нам всем разу туда соваться, - предложил Крыс, - Один идет, остальные страхуют.

- Хорошо, - согласился Рома, - Я пойду. Я ключи знаю.

- Ключи ты можешь и мне рассказать, - возразил Стас, - А вот научить тебя монстрами управлять я не могу. Давай я пойду.

- Стасик, Стасик… Сам же проболтался, что утратил свою человеческую сущность. Если уничтожим Зону, ты погибнешь. Откуда такой энтузиазм? Мы тебе не верим.

Крыс ударил Властелина по лицу. «Черный сталкер» упал, Крыс и Ключник скрутили его.

- Давайте я пойду, - произнес Рик, - Я долговец, так что думаю, вы мне верите. Я уничтожу Зону.

- Наивный мальчишка, - расхохотался Ключник, - А ты нам и поверил, что мы хотим ее уничтожить. Нам нужна власть над Зоной. Фейерверк! Фейерверк?

Ключник обернулся. Фонарик Фейерверка постепенно удалялся вглубь командного пункта. Братья вскочили, выхватывая оружия. Освободившийся Властелин, кинулся на Рика, желая разделаться с наименее опасным конкурентом, пока Ключник, Крыс и Фейерверк выясняют отношения. Рик схватил чей-то рюкзак и дал им по лицу Стасу. Рюкзак раскрылся. Оттуда высыпались блестящие в луче фонарика Стаса цилиндрики. Это был рюкзак Фейерверка. Рик схватил один из них, похожий на зажигалку, и нажал на кнопку. Что же, это действительно была зажигалка, только язычок ее пламени был в длину полтора метра. Властелин отпрянул от огненного меча, прикрывая обожженное лицо руками. Рик бросился наутек. Навстречу ему летела волна мутантов, призванная Властелином. Торопящиеся на помощь покровителю, мутанты не обращали внимания на проводника, но мешали ему бежать вперед. Наконец, он добрался до пролома в стене и выскочил в смежный коридор. Здесь Рик, к собственному ужасу, увидел, как сверху опускается аварийная перегородка. До пола оставалась пара сантиметров, и Рик, не зная, что сделать еще, просунул под щель «зажигалку». Цилиндрик, громко хлопнув, рванул. Перегородка подпрыгнула вверх. А в следующую секунду, заслон, чуть не пришибя Рика, влетел в коридор, выбитый аномалиями, потревоженными осколками. Рик прыгнул на пятачок, освобожденный только что разрядившейся маломощной «Электрой». Вокруг гремела аномальная буря, а сердце Рика, вторя ей, делала сальто у него в груди. Переждав основной удар аномального шквала, Рик смог пройти между двумя успокоившимися аномалиями и выйти в более спокойный участок аномального поля. Затем Рик, аккуратно прошел по тропинке в обратном направлении. Однако в четвертом секторе его уже ждали мутанты. Досюда энергия Властелина не доставала, и ничего не мешало крупным как собака крысам-мутантам броситься на проводника. Однако твари не нападали, предвкушая пир. Рик воспользовался этой заминкой врага и нырнул в ближайшую не оборудованную кодовым замком дверь. Здесь была небольшая комната, причем она была освещена. Это значило, что включились аварийные генераторы. Рик вошел в другую дверь этой комнаты и попал в небольшую подсобку. Отсюда через крошечную дверцу он попал в комнату с настолько низким потолком, что пришлось двигаться ползком. Приполз Рик к комбинации из четырех столбиков, увенчанных резиновыми колечками, которые попирали некую деревянно-металлическую пластину. Рик догадался, что попал под лифт. Через небольшой люк он залез в кабину и нажал на кнопку. Кабина поползла вверх, и уже через несколько минут Рик бежал по верхним ярусам подземелья. Почти все мутанты ушли отсюда вниз. Оставшиеся были настолько слабы и малочисленны, что Рик умудрялся бороться с ними даже без оружия. Вскоре проводник выбрался из-под земли и вышел на какую-то тропинку. Бегство из XR заняло двадцать минут.

Тропинка вывела грязного, исцарапанного Рика к рельсовым путям, и проводник с удивлением узнал то место, где он со своими клиентами сошел с путей. Тут же, в кустах, валялся и брошенный Риком рюкзак. Проводник вытащил оттуда запасное оружие и «Око слепца», затем пошел дальше. Разгромленная под основание ферма была пуста, однако совсем рядом слышалась перестрелка. Рик побежал туда и почти сразу выбежал к большому аномальному полю, на краю которого стоял БМП. Сидевший на крыше Ник, только и сказал:

- Тебя, блин, только за смертью посылать.

Глава 8. Лаборатория Х0

БМП вырулила к хутору. Рик выскочил из десантной кабины и бросился к домам. На пороге строения, где Аниматор допрашивал Рика, стоял Каланча.

- Профессор, - кинулся к нему проводник, - Профессор, беда! Крыс, Ключник, Фейерверк и Властелин пробрались в XR! Таймер пошел!

- Сколько времени осталось? - побелел ученый.

- Два часа двадцать минут, - посмотрел на циферблат часов Рик.

- Скорее в машину, - сказал Каланча и кинулся к БМП. Рик залез в агрегат следом за ним.

- На главную базу наемников, - закричал Каланча Никите по внутренней связи БМП. Затем пояснил Рику:

- Она тут неподалеку. Только наемники смогут помочь нам. Этого Выброса Зона не переживет.

Рик почувствовал странные ощущения. Еще совсем недавно он пытался уничтожить Зону, а теперь пытается ее спасти. Почему? Ответ на этот сложный вопрос нашелся почти сразу: Зона была для всех территорией свободы. Но гнет ее тайн и уродств не давал себя почувствовать свободным по-настоящему ни одному обитателю проклятого места. Каждый, кто приходил в Зону, будучи вынужденным противостоять порождениям искалеченной природы, невольно сталкивался с вопросом: а имеет ли он право на эту свободу? И пока ответ на этот вопросы не найден, человек стремиться защитить Зону, даже если он прожженный долговец и на словах ратует за ее уничтожение.

- Рассказывайте, - обратился к Каланче Рик, едва БМП сорвалось с места, - Все рассказывайте и учтите: я знаю, что вы работали в Х0.

- Да я работал там. Но я не создатель Зоны, нет. Зону создало объединение ученых «О-Сознание». Мы в «Фениксе» занимались только обеспечением эксперимента. Эксперимент был над ноосферой… Вы знаете, что это такое?

- Нет.

- Энциклопедия говорит, что ноосфера - это совокупность всей деятельности человека. Но поскольку эта деятельность - результат человеческого мышления, можно сказать, что ноосфера - это совокупность разумов всех людей. Основа ноосферы - представления человека о реальности. То есть ноосфера - это, в определенной степени, копия, модель реальности, существующая в разуме каждого человека. Но кто нам сказал, что наши органы чувств не обманывают нас? Может быть, наша планета - шар оранжевого огня, а мы сами - голубые фениксы? Но этот мир недосягаем для нашего мышления. А вот ноосфера вполне досягаема, ведь она сама - его плод. Значит, ментальная жизнь человеческой личности - а именно ментальная, а не реальная жизнь являются подоплекой существования разума - проходит не в реальности, а в ноосфере. А значит, чтобы изменить мир, достаточно изменить информацию о нем.

«О- Сознание» решились ради эксперимента на отчаянный шаг. При помощи новейших технологий, они слили свои разумы в единый сверхразум, способный подчинять себе другие разумы. Но не тут то было. Как вы поняли, каждый человек -маленький кусочек ноосферы. Однако этот кусочек обладает способностью экранировать влияние извне. Все изыскания «О-Сознания» сошли на нет из-за этого. Тогда в игру вступил научный проект «Феникс». Мы поставили в окрестностях Чернобыля специальные излучатели. Самые мощные - в ЧАЭС, в лаборатории Х16 на Янтаре и в лаборатории Х18 под Темной Долиной. Еще есть в Х0, в XR, под Припятью, около Лиманска. Они-то и образуют те круги, что переплетаясь, становятся Зоной. Под действием излучателей мозг человека мутирует. Он становится способным принимать сигналы из ноосферы. И сверхразум дает ему знание о Зоне. И Зона возникает.

- Подождите… Значит, Зона - иллюзия, плод воображения?!

- В определенной степени. Но поскольку весь этот белый свет - тоже плод нашего воображения, можно с уверенностью сказать, что Зона так же реальна как этот автомат, - Каланча указал на закрепленный в амбразуре «Гром».

- Раз уж речь зашла об излучателях, расскажу пару тайн Зоны. То, что называется Выжигателем мозгов - просто местность приближенная к излучателям. Там мозг мутирует настолько, что человек либо погибает, либо сходит с ума, либо превращается в снорка или зомби. Те, кто выживает, становится слишком восприимчивым к ноосфере и превращается в раба «О-Сознания». Это монолитовцы, которые нужны для поддержания работоспособности оборудования системы «Феникс».

Через двадцать минут они летели на наемничьем вертолете над Зоной. Наемники, для которых Каланча был непререкаемым авторитетом, без долгих раздумий поверили ученому в опасность уничтожения Зоны и выделили Каланче с Риком целый вертолет для полета к Чернобылю. Никита и Ник остались на земле, зато в полет вместе с ученым и проводником отправились пятеро наемников - два пилота и трое бойцов.

Вертолет пролетел над Свалкой, над Темной Долиной, вылетел за пределы Зоны, вырулил к Припяти и полетел на ней обратно в Зону. Как объяснили пилоты, это был единственный для вертолета путь среди огромного северо-восточного «кармана». Чтобы лопасти не попали в воздушные аномалии, летели очень низко, так, что по водной глади бежали мелкие волны от вихрей вертолетного винта. Летели медленно, и Рик постоянно смотрел на часы, но времени было еще достаточно. Примерно на середине пути, зашкаливший детектор аномалий превратился в без толку пищащую штуковину. Пилотов спас Рик, подсказывавший, куда и как сильно следует накренять вертолет, чтобы он не попал винтом туда, куда не следует попадать. И все-таки, уже в конце пути, на окраине Чернобыля чутье подвело проводника. Кончик винта попал в огромную «Карусель». Многотонную машину засосало в аномалию, основание винта развалилось, и машина, по параболе улетела в сторону Чернобыля. Вертолет протаранил насквозь покатую крышу невысокого здания и упал на асфальт. Рик поднял голову, ничего не понимая. Еще секунду назад он сидел в вертолетном кресле, а теперь лежал на искореженной стенке салона горящей винтокрылой машины. Пассажиры вертолета с трудом выбрались наружу. Больше всего досталось пилотам, потому что при падении вертолет ударился об асфальт носом.

Местом «посадки» оказался небольшой дворик. С двух сторон его ограничивали дома, с другой - аномальный барьер, третья сторона была свободна, но, судя по доносящимся оттуда ревам, с этого направления следовало ждать нападения мутантов.

Наемники уложили своего раненного товарища на носилки и закинули на крышу невысокой трансформаторной будочки, где он, в случае перестрелки оставался в безопасности. Второй пилот тоже был ранен, но не сильно и был способен вести бой.

Пока наемники готовились к встрече с мутантами, Рик осматривал Чернобыль. Это был странный город. Обычно аномалии сторонятся творений человеческих рук, и «карманы» возникают в пустынных местностях. Чернобыль был единственным городом, стоящим в «кармане».

- А почему Выжигатль не зомбирует нас? - спросил Рик у Каланчи.

- Понимаешь, излучатель пси-энергии и излучатель аномальный энергии не всегда совпадают, - объяснил ученый, - В данном случае, ЧАЭС дает только аномальную энергию, а вот пси-поле генерируется бывшим военным радаром, который не достает до нас.

В эту секунду во двор хлынули мутанты. Их были тысячи, сразу было ясно - сталкерам не справиться. Двое наемников и Каланча нырнули в подвал одного из домов, Рик и один из наемников по имени Леха отбежали обратно к горящему вертолету и взгромоздились на него. А вот раненный пилот не смог расторопно уйти от волны и оказался накрыт толпой мутантов. Несколько секунд плотным автоматным огнем он умудрялся создавать вокруг себя пятачок свободного от мутантов асфальта, но затем у него кончились патроны, и толпа накрыла его.

- Арк! - заорал Леха. Рик мгновенно сообразил, как спасать пилота и крикнул Лехе:

- Пять метров над Арком, картечью на счет три. Раз, два, три!

Они одновременно нажали на курки подствольников, целясь в одно и то же место. Картечные заряды столкнулись в воздухе и разлетелись сотнями свинцовых шариков. Картечная буря бушевала недолго, но успела разметать по сторонам мутантов. Гора хищников над Арком смогла защитить его от смертоносных шариков. Наемник отполз от мутантов, исполосованных картечью, и затих. Чудовища, несколько отошедшие после атаки, опять вставали на ноги. Оставлять раненного Арка в опасной зоне было нельзя. Леха отцепил от пояса гарпун. Это был специальный наемничий гарпун, он заряжался в подствольник, оборудованная мощным электромоторчиком катушка с прочным канатом была прикреплена к крюку. Другой конец каната крепился к специальному зажиму на раме подствольника. Леха выстрелил гарпуном, и крюк, разматывая за собой канат, устремился к Арку. Раненный наемник схватил крюк и нажал на кнопку моторчика. Устройство зажужжало, и уже через несколько секунд Леха и Рик вытягивали Арка на вертолет. Однако победа была пиррова - горящий агрегат уже готов был взорваться. Рик осмотрелся. Вокруг были стены домов, аномалии - ничего, за что может зацепиться гарпун. А к вертолету уже подступали мутанты, оставляя пустым только пятачок с маломощным «Трамплином».

- Что делать? - взмолился Леха.

- Привязывай Арка к себе! - крикнул Рик и подошел к двери вертолета. Дверь была изрядно потрепанна падением, и двумя сильными ударами ногой, Рик сумел окончательно ее отломать. Затем, взяв кусок металла в руки, Рик спрыгнул на асфальт. Дверь была вполне подъемной, но очень тяжелой. С такой далеко не убежишь. Но Рику далеко и не надо было. Проводник уже непонятно какой группировки подбежал к «Трамплину» и упал в него. Гравитационные искажения замедлили падение, и Влад успел взгромоздиться на дверь. А затем аномалия разрядилась. Рика вместе с дверью выбросило вверх. Суждено ему, похоже, было пролететь пару десятков метров и рухнуть на землю, но тяжелая и при этом плоская как крыло дверь превратила траекторию полета в крутую параболу, а стоящий совсем рядом дом не позволил этой параболе закончиться где-то в «кармане». Дверь со звоном стукнулась о переплет давно выбитого окна, развернулась и упала на землю, а Рик при этом влетел в окно и покатился по полу, пока не ударился о противоположную стену. Радуясь, что аномалия была маломощной, Рик вскочил и подбежал к окну. Заметив его, Леха выстрелил гарпун. Крюк влетел в окно и упал на пол. Рик схватил его и привязал канат к проржавевшей батарее. Леха закрепил свой конец каната на вертолете и, как заправский скаут, полез по тонкой веревке, волоча за собой Арка. Но радоваться было нечему: объятый пламенем вертолет грозил вот-вот взорваться и прекратить подъем. Тогда Рик отсоединил от гарпуна катушку и вставил свою - благо катушки с канатом в Зоне имели стандартизированный размер. Затем Рик привязал к батарее и свой канат, после чего кинул крюк Лехе. Наемник поймал гарпун и включил мотор. Уже через несколько секунд Рик помогал Лехе отцепить от себя Арка. Леха достал аптечку и принялся оказывать пилоту первую помощь, Рик, взяв на изготовку одолженный наемниками ТРс, спустился в подвал.

Двое наемников отстреливались от нечисти через узкую подвальную дверь, поодаль сидел Каланча и писал что-то на каком-то клочке бумажки.

- Как хорошо, что вы пришли! - вскочил профессор, увидев Рика, - Вот, возьмите.

Рик посмотрел на бумажку. Там было длинное десятизначное число.

- Сейчас вылезете вон в то окошко, - объяснял ученый, - и попадете на аллею. Пойдете на север до второго перекрестка. Там направо до магазина «Книги». В подвале магазина найдете дверцу. Там надо будет ввести этот код, и вы попадете в Х0. Будьте осторожны. Найдете командный пункт. Там таймер Выброса. Накиньте на него времени и возвращайтесь. И не трогайте там ничего, пожалуйста. Никто не знает, чем это обернется.

Рик кивнул и посмотрел на часы. У него в запасе был еще час. Проводник вылез через предложенное Каланчой окошко и сразу понял почему путь до Х0 показался Властелину таким трудным. Двор, где упал вертолет, был еще чистым местом. Здесь же по законам «кармана» вся земля была заполнена желе аномального поля. Асфальт, как ни странно, не был поврежден. Рик вспомнил о рельсах-артефактах, но производить дорожно-демонтажные работы, чтобы проверить асфальт на наличие аномальных свойств не стал. Вместо этого, Рик нашел тропку среди аномалий и пошел по ней.

Медленно, но без приключений, Рик дошел до нужного перекрестка и повернул в нужном направлении. Невдалеке уже виднелась вывеска книжного магазина, но тропка внезапно завела Рика в тупик. Подумав, проводник вернулся к ближайшему перекрестку троп и пошел другим путем. Этот путь вывел Влада к подъезду одного из домов. Рик вошел внутрь. Внезапно проводнику вспомнился его собственный подъезд, гопников, которые там постоянно тусовались, и страх перед ними. Этот полузабытый детский страх вдруг пенящейся волной захлестнул сознание Рика, трансформировавшись в страх перед тем, что могло населять этот брошенный подъезд.

Рик сжал автомат так, что побелели костяшки пальцев и начал подниматься по лестнице вверх. Без затруднений он поднялся до четвертого этажа, но тут везение кончилось. Из распахнутой двери одной из квартир вышла парочка псевдопсов. Свирепые хищники не нападали, просто шли за Риком до пятого этажа. Рик боялся стрелять по ним, потому что не хотел спровоцировать схватку, но безмолвный эскорт очень пугал и напрягал проводника. На лестничном пролете между пятым и шестым этажами стояла стая снорков. Мутанты злобно зарычали на проводника, но тоже не кидались, словно боясь спуститься на площадку пятого этажа. Рик начал карабкаться вверх по арматуре лестничных перил. Мутанты провожали его голодными злыми взглядами. Так Рик дополз до седьмого этажа. Здесь его вдруг осветило голубое сияние. Рик посмотрел по сторонам в поисках аномалии, но увидел, что сиял мутант. Полтергейст. Рик потянулся к автомату, но ТРс уже парил в воздухе над головой Рика. В это же момент перила начали гнуться, угрожая зажать проводника. Рик спрыгнул на площадку седьмого этажа. Со всех сторон его обступили снорки. Они, кажется, больше не собирались медлить. Рик прижался спиной к дверям лифта, не зная, что делать. Двери, скрипнув, прогнулись в шахту. Тогда проводник навалился на двери всей своей тяжестью и проломил потревоженное старостью и многочисленными Выбросами сооружение. Рик летел вниз по шахте, пытаясь схватиться за трос. Возможно, ему бы это и удалось, но он не успел, упав на кабинку лифта. Лифт стоял на высоте шестого этажа. Следом за Риком в шахту прыгнул снорк. Человекообразное существо приземлилось рядом с проводником. Потолок кабинки хрустнул. Рик понял, что еще одного падения на нее, эта штуковина не переживет. Снорк покрутил головой в противогазе и кинулся на Рика. Однако слабое место этих мутантов - сложности при выполнении коротких прыжков сыграло со снорком злую шутку. Чудовище перемахнуло человека, ударилось о стену шахты и отлетело обратно. Снорк шлепнулся о крышу кабинки, гнилая фанера хрустнула, и снорк улетел с высоты шестого этажа: пол лифта отвалился еще несколько лет назад. Рик, успевший вскарабкаться на балку рамы, избежал участи прыгучего мутанта. А в следующую секунду, озаряя обшарпанные стены шахты голубым электрическим сиянием, над Риком завис полтергейст. В аномальном свете Рик увидел, что сидит верхом на конструкции из натяжных роликов троса, к которой прикреплен пульт с рядом служебных кнопок. Внезапно на пульте зажглась лампочка. Рик понял, что перед ним полтергейст особой породы: он создавал не гравитационные, а магнитные поля. Проводник нажал на кнопку. Пластмассовый кружок провалился вглубь насквозь проржавевшего пульта. Нажал вторую, и ему повезло. С металлическим рычанием двери лифта, подвешенные к раме, раскрылись. Рик повис на балке. Сквозь открытые двери лифта было видно площадку шестого этажа, заполненную снорками. Снорки тоже увидели Влада и начали сигать в шахту. Зубы щелкали в сантиметре от ног Влада, но мутанты не успевали зацепиться и повторяли судьбу своего незадачливого товарища. Через десять секунд площадка перед лифтом уже была пуста. Как раз в этот момент полтергейст начал гнуть раму лифта. Рик раскачался и вылетел через дверной проем.

Полтергейсты не даром считаются одними из самых умных мутантов, но все-таки инженерного мышления им не хватает. Этот полтергейст не сообразил, что с расплющенной рамы слетят тросы, и применил к ней свою магнитную силу. Через секунду рама грохнулась вниз, а полтергейст, привязанный к ней невидимыми нитями силовых линий, улетел следом.

Рик вскочил на ноги. К освободившейся площадке подбирались новые твари. Рик вбежал в распахнутую дверь и пробежал через квартиру. Парочка псевдособак устремилась за ним. Проводник выбежал на балкон и перемахнул через ограждение, повиснув снаружи на перильцах. Затем, пока псы не сообразили, куда делся обед, перелез на соседний балкон. Рик прошел через квартиру и вышел на лестничную клетку соседнего подъезда. Здесь было тихо - вход сюда был сильнее обложен аномалиями, и мутанты еще не добрались досюда. Рик выбрался на крышу, прошел по ней и спустился по пожарной лестнице вниз. На этой улице аномалий почти не было, но и мутанты не заселили свободный пятачок. Рик готов был поспорить - они боялись Х0. Влад задумался, не следует ли вернуться за оружием. Посмотрел на часы: оставалось сорок минут. Медлить было нельзя. Рик пошел к книжному. Вокруг было пустынно: Зона, словно, готовила проводника к главному испытанию его похода. Что же, он был готов.

Рик спустился в подвал магазина, нашел дверь с угрожающим «Не влезай - убьет». Никакого электрооборудования за дверью не оказалось. Вместо этого там была ниша, оснащенная совсем крошечной дверцей в стене. За дверцей обнаружились кнопки с цифрами, при помощи которых Рик ввел данный Каланчой код. Пол ниши мягко опустился вниз как лифт. Рик зажег фонарь. Спуск привел его в большую комнату с казенной меблировкой. В шкафчике с отломанными дверцами стояли три «Калашникова». Рик обрадовано взял один из автоматов и пошел дальше. Здесь он прошел между стеной и железной решеткой, за которой стояло какое-то оборудование, спустился по небольшой лесенке. Это был широкий туннель с рельсами, уложенными на земле. Вдоль рельс тянулся какой-то канат. Через пару сотен метров Рик наткнулся на развалившуюся вагонетку. Видимо в ней спаслись Каланча и его соратники во время возникновения Зоны. Рик осмотрел вагонетку. Мотора у нее не было - по-видимому агрегат тянули за канат. Влад перебрался через остов вагонетки и пошел дальше.

Рик обшаривал стены лучом фонаря, пытаясь найти скрытую опасность. Он был готов ко всему. Ко всему, кроме этого.

Зачем люди отправляются в Зону? Обычно за богатством, но бывают и те, кто прибывает сюда за приключениями, есть те, кто бежит от закона, те, кому не нашлось места в мире за Периметром. Однако это все лишь повод. Причина глубже, настолько глубже, что многие ее даже не осознают. Человек уходит в Зону, когда для дальнейшей жизни ему необходимо твердое понимание, что он человек. Не зверь. Человек. Здесь, каждый день встречаясь с порождениями неведомых человеку сил, с больным уродством природы, сталкер зарабатывает право на жизнь. Если ему не нашлось места в мире людей, то жизнь уже невозможна. Начинается выживание. Чтобы не сойти с ума, не превратиться в зверя, нечеловека, надо заработать право на жизнь. За этим едут в Зону.

Тогда Влад Курбатов по прозвищу Леприкон этого еще не понял. Он просто бежал. От неудачной жизни, неудачной, тоскливой любви… От уродства человеческого общества в уродство Зоны. Не меньшее, но честное и неприкрытое.

Тот день на киевском вокзале Влад запомнил хорошо. Поэтому его буквально пробрал озноб, когда туннель Х0 исчез, а вместо этого возникло купе поезда. Рик осмотрелся. «Калашников» исчез, долговская униформа тоже. Для морока слишком убедительно… Может все-таки иллюзия? А может это сработало «Око слепца», и ему придется переигрывать всю его сталкерскую жизнь? Рик испугался. Сердце затрепыхалась в груди. Поезд тронулся. «Надо успокоиться…», - пронеслась в голове мысль, моментально сменившаяся другой: «Я не хочу». Он действительно не хотел. Он слишком хорошо помнил свои первые шаги на сталкерском поприще и не хотел их повторять. Особенно противен ему был самый первый шаг. Вот сейчас. Рик в последней надежде выглянул в окошко, и увидел ее. Да это была она, ее звали Алена, первая болезненная любовь Влада. Он бежал в Зону от всего, но, в первую очередь, от этой нелепой неуклюжей любви… Она бежала за поездом, а он задернул занавески. Все. Быстро, низко и символично. Конец прошлой жизни.

И сейчас в этом непонятном повторе он тоже потянулся к занавеске, но рука сама замерла на пути. А если бы он ее тогда не задернул… Что? Девушка бежала за поездом, спотыкаясь, чуть ли на падая… Вдруг она упала и скатилась с перрона на пути… на пути другого поезда! Рик отпрянул от окна. Неужели!? Неужели его поступок, которым он гордился, оказался банальным малодушием, неужели он сломал жизни стольким людям? Нет. Алена ведь писала ему в Зону, уговаривала вернуться… Она не могла сгинуть под колесами товарняка. С ней все нормально. Это иллюзия.

В тот самый момент, когда Рик подумал это, вагон растаял. Влад стоял в большом сером поле, свистел ветер. Небо было закутано мертвенно-серой периной грозовых туч, серая трава колыхалась у ног Рика, над хилым серым лесом возвышалась серая громада ЧАЭС. Все было серым, мертвым, бесцветным…Лишь Алена единственным цветным пятном стояла в нескольких шагах от Рика. И Влад понял, все можно исправить, надо только дойти до нее. Он сделал шаг. Но сзади раздался голос:

- Ты уйдешь с нами.

Рик обернулся. Там стояли Воробьев, Сахаров, Птаха, Вадик, Онегин, живой и улыбающийся, Крыс, Ключник, Фейерверк, Властелин… Они были цветными. Рик посмотрел на свою руку. Она была черно-былой. Как экран старого телевизора. Тогда Рик понял: Зона украла у него что-то важное. Чтобы вернуть это, надо дойти. Либо до Алены, либо до сталкеров. Рик шагнул к Алене. Тогда ряд сталкеров расступился, и вперед вышел усатый ренегат. Она схватил Рика и потащил его назад. Влад пытался высвободиться, но враг все тащил и тащил его назад.

«Дороги назад нет», - вдруг подумал Рик, поняв, почему он никогда не сможет дойти до Алены. И тогда он расслабился. И силуэт девушки растаял вместе с полем и сталкерами.

Рик лежал на неудобной казенной кровати. Проводник вскочил на ноги, готовый бежать и сражаться. Но сражаться было не с кем, да и места для разбега не наблюдалось. Рик был в маленькой комнатке со скудной меблировкой: кровать и тумбочка. А еще железная дверь, лампочка, висящая с потолка, и серые стены без окон. Прямо перед глазами Рика на стене было нацарапано гвоздем матерное слово, хорошо передававшее ситуацию, в которой оказался Рик.

Влад подошел к двери. Заперто. Что это? Тюрьма для сталкеров, лезущих не в свои дела? Вряд ли. Скорее, очередная иллюзия. Кто ее навел? Контролер? Непохоже… Сверхразум, сама Зона, ноосфера? Еще какая-нибудь э-э-э, ну, в общем, слово, нацарапанное на стене камеры? Какие ее цели? Ясно, что Зона ничего дружелюбного не придумала, значит, цель - убить его. Как? Наверно, запутав в лабиринте иллюзий… Каланча говорил, что Зона - иллюзия… И весь мир - иллюзия. В этом лабиринте иллюзий и без посторонней помощи можно запутаться. Но, что тогда правда, если все - иллюзия? Ответ нашелся сразу: вера. Все предыдущие иллюзии исчезали, когда Рик переставал верить в их реальность…

В этот момент камера растаяла, и Рик снова оказался в туннеле Х0. Где-то близко раздался стон. Рик посветил туда. Там лежал человек в военной форме. Он простонал:

- Ты победил меня… Иллюзий больше не будет… Ты можешь верить… Иди дальше, ты достоин… Спаси всех нас… Просто поверь, ты сможешь…

Голова человека откинулась назад. Рик внимательно осмотрел форму. На одном рукаве обычное «РОССИЯ: Вооруженные силы». Наш вояка. На другом - еще одна нашивка. Черный щит и огненный силуэт птицы, расчерченный черными овалами электронных орбиталий. Золотые буквы «Отряд «Феникс». Каланча ошибся, кто-то из его ведомства все же выжил. Но он уже не был больше человеком.

«Огненная птица, - подумал Рик, - Где-то я уже слышал про эту нашивку. Где?»

Влад встал и пошел дальше. Времени было еще достаточно - ментальные приключения Рика не заняли и секунды реального времени.

Рик шел и думал о том, что вполне возможно, таинственный сверхконтролер не умер, а подсунул наивному проводнику еще одну иллюзию. Мутант явно брал материал для иллюзий в подсознании Рика… Можно ли как-нибудь по этому вычислить очередную иллюзию? «Ладно, - подумал Рик, - будем исходить из предположения, что все это - правда, а там разберемся».

Фонарь высветил дверцу в стене туннеля. Проход уходил дальше, но Рик свернул в дверь. Тут же луч света осветил контролера. Проводник отпрыгнул, ожидая ментальной атаки. Но ее не было. Рик встал и еще раз осветил страшный предмет. При детальном рассмотрении, оказалось, что это просто сине-белая спецовка, похожая на контролерское облачение. На спецовке красовалась эмблема «Феникса». Рик вспомнил, где слышал о огненной птице - Птаха рассказывал, что на лохмотьях контролера видели такой знак. Теперь понятно, откуда эта нечисть лезет.

Рик пошел дальше. Луч света облизывал кабинеты Х0. Дорога все ветвилась, и Рик даже испугался, что заблудится. Фонарь выхватил из темноты стол с остатками обеда, и Влад почувствовал, что что-то здесь не так. Еда была свежей. Но он ведь был уверен, что подземелья необитаемы. Значит обитаемы? Или это все до сих пор иллюзия? Влад сел на стул и задумался. Таинственный сверхонтролер вытаскивает из тебя мысли, страхи, воспоминания и лепит из этого иллюзию. А затем пытается убедить тебя в ее реальности. Если у него это получается, то твой конец, очевидно, будет плачевным. А вот если ты твердо поверишь в нереальность происходящего, то ты сможешь выбраться из иллюзии и даже одержать верх над контролером. А ведь Рик минуту назад готов был поверить, что убил мутанта, а теперь начал сомневаться. Зачем контролеру поддаваться человеку? Незачем. Значит, контролера он все-таки убил, а подземелья обитаемы. Рик встал со стула и пошел дальше. Вдруг в его голову пришла страшная мысль: а если контролер развлекается с ним как кошка с мышкой, и пытается запутать его в паутине собственных подозрений? Однако, спасительная мысль нашлась сразу же: секунду назад, Рик был уверен, что происходящее - правда. Если бы контролер был жив, то Влад уже стал бы его жертвой. Иллюзия кончилась.

Рик шел по темным коридорам Х0, думая, кто может населять это страшное место. По всему выходило, что кроме монолитовцев некому. Однако хозяева не спешили обозначить свое присутствие. Коридор вывел проводника в какой-то зал. По правую руку по-прежнему тянулась стена, слева была пустота. Фонарь высветил из темноты кузов грузовика, и вдруг раздался выстрел снайперской винтовки. Пуля выбила фонтанчик искр из-под ног Рика. Проводник прыгнул, укрываясь за грузовиком. «А вот и монолитовцы», - подумал Рик. Влад выключил фонарик и выглянул из-за колеса. И в этот же миг получил пулю в грудь. Броня спасла его, но ощущения все равно были на редкость неприятными. В глазах вспыхнуло от боли, как будто кто-то резко включил свет. У снайпера, видимо, был прибор ночного видения. Плохо.

Где- то рядом раздались шаги. Рик нащупал в темноте горловину топливного бачка, сорвал с нее противогаз, заботливо надетый водителем, чтобы не высыхал бензин, отвинтил крышку бака и бросил туда РУГ. Затем Влад нахлобучил на голову противогаз, не натягивая маску на нос, чтобы не задохнуться от бензиновой гари, и, встав на четвереньки, попрыгал в сторону шагов. Из темноты раздались крики «Снорк», и враги отступили, не желая оказываться на близком расстоянии от прыгучего мутанта. Выигранные секунды Рик потратил на включение фонарика. Когда тебе в полной темноте направляют прямо в лицо луч фонаря, ты в любом случае слепнешь на несколько секунд. А если у тебя на голове прибор ночного видения, то это еще больше усугубляет ситуацию. Монолитовцы, попавшие под световую атаку Рика, инстинктивно вскинули руки, закрываясь яркого света. Им было уже не до стрельбы. Рик отскочил назад, ища укрытие от снайперского огня, и попал в проход между двумя грузовиками. Влад заскочил в кабину левого и осветил приборную панель. Водитель этого грузовика, будучи уверенным в неприкосновенности своего автомобиля, заменил неудобный ключ зажигания на простой тумблер. Рик, несказанно этому радуясь, повернул рычажок. Мотор ЗИЛа мягко зафырчал. Рик перебрался на водительское место, включил передачу и вдавил педаль. ЗИЛ тронулся. Спереди раздались выстрелы. Рик пригнулся над рулем, ошметки лобового стекла посыпались ему на затылок. Рик дернул рычажок под рулем. Включившиеся фары охладили пыл стрелков, и монолитовцы бросились врассыпную. Пуля снайпера влетела в боковое окно, просвистела над головой проводника и застряла в пассажирском сидении. Рик вывернул руль, свет фар оказался направленным на снайпера. Влад вдавил педаль в пол, и машина начала разгонятся. Фары осветили подземный гараж, ряды ЗИЛов, столы механиков. Похоже, это была база пресловутых «грузовиков смерти».

Монолитовцы отошли от стремительной атаки Рика и решились на контратаку. Сзади загрохотали автоматы. Тогда Влад нажал кнопку на дистанционном пульте РУГ. Гранатный взрыв, усиленный взрывом бензобака, разгромил подземную мастерскую. Рика бросило на руль, машину занесло. Кое-как начинающий крейзи драйвер вырулил ЗИЛ в какой-то проход и вновь вдавил педаль. Теперь машина неслась по неширокому туннелю. Сзади грохотали взрывы - похоже, загорелся склад ГСМ. Монолитовцам было особо не до преследования. Но все-таки две фары мелькали в зеркале заднего вида грузовика. Сначала, Рик подумал, что это легковушка, потом понял - два мотоцикла. Влад положил еще одну РУГ в бардачок грузовика и выпрыгнул из кабины. Едва ноги Рика коснулись бетона, он сразу понял, что выпрыгивание из машины на полном ходу - не такое простое занятие, как это описывают кинобоевики. Темнота и лучи фар сплелись в единый ураган, выдувший все мысли Влада и крутивший его несколько секунд, откатывая все дальше и дальше от грузовика. Рик нажал на кнопку подрыва. ЗИЛ рванул, и раскаленный ветер обдул лицо проводника. В следующую секунду, дребезжа деталями, к Рику подкатился мотоцикл, лишившийся своего водителя.

Превозмогая боль во всем теле, Влад подполз к мотоциклу и взгромоздился на него. Проводник, вспомнив навыки юношества, выкрутил дроссель и помчался обратно. «Грузовики смерти» пылали как факелы. Повсюду носились монолитовцы, разматывающие пожарные шланги. К мотоциклетчеку никто особо не приглядывался, и Рик смог отмахать половину зала без приключений. Но удача, как и все хорошее, довольно быстро закончилась. Один из бойцов «Монолита» опознал врага и вскинул автомат. Рик резко повернул, пытаясь укрыться в боковом проходе, но не справился с управлением и слетел с мотоцикла, упал на пол и проскользил полкоридора на животе. Второе падение усугубило состояние Рика. Он был близок к потере сознания, и лишь мысль о том, что он почти добрался до своей цели, позволила ему открыть глаза и увидеть распахнутую дверь рядом с собой. Рик пополз туда. Тупая ноющая боль вытеснила все мысли, и он полз, не разбирая пути, видя лишь кафельную кладку пола перед собой. Он полз, пока не уткнулся в какой-то бак. Из последних сил он поднял голову и увидел на баке короткую надпись: N2. Рик с трудом поднялся на ноги и отвинтил фиксаторы сосуда Дьюара. В дверь вбежали монолитовцы. Влад спрятался за сосудом и навалился на него всем весом. Ноги заскользили по кафелю, но сосуд начал накреняться и, наконец, упал. Жидкий азот молочным туманом брызнул из металлического цилиндра. Рик, собрав в кулак непонятно откуда взявшиеся силы, пробежал несколько шагов и запрыгнул на железный помост - то ли операционный стол, то ли еще что-то нужное для исследований. Тут Рик наконец потерял сознание.

Его пробудил холод. В лаборатории было темно - азот замкнул проводку, монолитовцев не было. Убежали, спасаясь от белой пелены. Рик был в ловушке. Осторожно, чтобы не упасть с помоста, он нащупал рукой тележку для перевозки медицинских инструментов. Перелез на нее, затем, отталкиваясь от пола автоматом, подкатился к стене. Проехался по периметру, пытаясь найти дверь. Нашел, распахнул, выпрыгнул, запер. Спасся.

Это была не та дверь, через которую он попал в комнату с сосудом Дьюара. Теперь Рик стоял в коридоре, освещенном тусклыми лампами дневного света. Рик пошел по коридору. Коридор вывел его в неширокий туннель, так же освещенный тусклым люминесцентом. С одной стороны туннель уходил в темноту, с другой сверкали какие-то вспышки. Рик пошел туда. Здесь ему открылось удивительное и пугающее зрелище - вдоль стен полулежали сталкеры. Они были живы, но на их лицах не было никакого выражения. Их глаза были распахнуты, они смотрели на экран висящего перед каждым кинескопа. Рик поскорее прошел мимо страшного места. Туннель повернул, и Рик оказался в тупике - дорогу преграждали огромные ворота. В левой стене отыскалась маленькая дверца, куда и прошел Рик. Здесь была уходящая вниз лестничная клетка. На нижней площадке было две двери. Рик приоткрыл одну из них. Уходящий вдаль коридор, оранжевая надпись на стене: Монолит. Понятно. Вот откуда берутся монолитовцы. Сталкер доходит до Исполнителя Желаний, а там его хоп - и под кинескоп.

Рик прошел во вторую дверь. Здесь, похоже, был жилой блок - кровати, тумбочки. Очередной коридор вывел Рика в просторную комнату. Вдоль стен стояли диванчики, добрая четверть комната была отделена перегородкой с надписью «Администрация».

Рядом с административным «загоном» была дверь, рядом - створки лифта. Дверь была заколочена, а на лифте была сделана надпись: «Помни: нельзя касаться вещей не подвластных твоему разуму. Это может нанести вред Монолиту!». Рик подошел к лифту. Под краской виднелась маленькая железная табличка «Командный центр». Рик посмеялся, и со смехом боль и усталость ушли. С утроенными силами проводник набросился на дверь, и уже через пару минут она была разгромлена. Тут была еще одна лестница вниз, несколько маршей, а затем железная дверь с кодовым замком. Влад удивился: Каланча не предупреждал об этом. Проводник ввел данный профессором код, но это не возымело действия. В отчаянии Рик надавил на цифру 5. Кнопка залипла, а потом вдруг дверь открылась. Код был 5555555555. Рик, удивляясь невозможному везению, прошел внутрь командного центра. Здесь было темно, пришлось включить фонарик. Командным центром была большая комната с пультами, расставленными у стен, с многочисленными приборами. Среди приборов выделялись большие электронные часы, ведшие обратный отсчет. До выброса оставалось три минуты. Рик начал искать, как скинуть таймер, но вдруг его привлекла полоска зеленого света на полу. Свет сочился из приоткрытой двери. Рик открыл дверь. Его глазам открылось удивительное зрелище: полдесятка стеклянных цилиндров, заполненных светящийся зеленой жидкостью. В этих страшных «аквариумах» лежали люди. Влад понял, что это и есть «О-Сознание», это лежат тела ученых, пока их коллективный сверхразум контролирует ноосферу.

Рик выключил фонарь и прошел через комнату. В противоположной стене была железная дверь, обозначенная как аварийный выход. Рядом был рубильник. Рик дернул рычаг и сразу понял, почему монолитовцам запрещалось входить в командный центр Х0. Жидкость в сосудах перестала светиться, раздалось неприятное бульканье. Затем сработала тревожная сирена, вспыхнула красная лампа. В ее свете было видно, как трепыхаются в своих колбах ожившие ученые. Сзади зашумел механизм открывания аварийной двери. Рик вновь включил фонарь и увидел, как трескаются стены лаборатории. Испугавшись, Влад дернул рубильник обратно, но ничего не произошло. Тогда он вбежал в аварийный выход. Здесь была узкая винтовая лестница с железными ступеньками. Рик видел, как разваливаются стены, как ошметки бетона превращаются в песок. Ступеньки прогибались под ногами, а из прорех в стене шел густой дым, заволакивающий аварийную штольню. Наконец, Влад поднялся наверх. Но тут его ждало еще одно испытание в виде запертой на очередной кодовый замок стальной двери. Рик побарабанил пальцами по кнопкам, задыхаясь в черном дыму, но такого же чуда как с дверью внизу не произошло. Кнопки рассыпались под пальцами. Тогда он ударил со всей силы по стали, и она проломилась как простой картон. Рик вылез наружу.

Зона гибла. Аномалии исчезали, разлетаясь тем же черным дымом, вдалеке рушилась громада ЧАЭС. Ремешок автомата сгнил, и «Калашников», мгновенно проржавев насквозь, упал в траву, на глазах набирающую краски. Бронекостюм осыпался мелкой пластиковой чешуей, «Око слепца» прожгло подсумок и выкатилось наружу. Черный дым, застилавший небо, вдруг расступился, и в маленьком окошке среди туч мелькнуло то чистое небо, о котором мечтал Лебедев. Солнечные лучи золотыми стрелами ударили по артефакту, но он не спешил исчезать - слишком, слишком много в нем было аномальной силы. Рик взял артефакт в руки. Шар обжог Влада, но не оторвал от него руку, а наоборот еще сильнее сжал кулак. Пальцы вдруг нырнули внутрь артефакта, а затем аномальная субстанция впиталась Рику в кожу. Болезненное тепло разлилось сначала по руке, а потом по всему телу. И Влад понял, что он и Зона едины. И он посмотрел на солнце, и солнце обожгло ему глаза, а потом потухло. И он вскинул руки, и между ними засверкали черные молнии. И он понял, что Зона - это душа человека, заблудшая в плоти ноосферы и воплотившаяся на куске зараженной земли. И Рик понял, что нельзя уничтожить Зону, потому что нельзя лишить человека души. И не важно чем будет Зона, радиоактивной территорией или фотографией матери в кармане жестокого киллера, главное, что она будет! И он удивился, почему Зона такая страшная, и Зона ответила ему, что она отражение людей… И молнии превратились в поток черного огня, и он понял, что Зону можно сделать другой, чистой и прекрасной, как души светлых людей. И глядя на растущий огненный шар, он понял, что способен это сделать. Но он спросил себя, а имеет ли он право на это? Ведь что есть Зона без людей, душа без человека. А что есть человек без души? Зверь. Сытая жизнь приучила нас к мысли, что гомо сапиенс - человек по определению. Но он может быть и зверем. И когда гомо сапиенс стал затрудняться в ответе на вопрос, человек он или зверь, когда он забыл, что такое человек без души, тогда пришла Зона. Чтобы знать, чтобы помнить, чтобы бороться.

И в этот момент, Рик понял, что он познал суть Зоны, и что она может открыть ему все тайны мироздания. Но он испугался этого знания, и ревущее пламя поглотило его. Он был заточен внутри черного шара и держал этот шар в руке. Это был артефакт «Око слепца». Рик был Зоной, Зона была им. Все слилось в едином взрыве пространства, времени и материи…

Владислав Курбатов стоял на коленях около аварийного выхода лаборатории Х0. «Карман»… В руке он держал артефакт «Око слепца», автомат висел на плече, бронекостюм был подогнан и идеально сидел на бойце.

И он встал. И он пошел. И он шел через аномалии, и они не причиняли ему вреда. И он дошел до Припяти и прошел по ее дну, дыша радиоактивной водой. И он вошел в Чернобыль, и все мутанты спрятались, боясь его. И он дошел до места, где оставил наемников, и перестал быть богом Зоны. Он вновь был человеком.

Наемники колдовали над раненными товарищами, Каланча сидел поодаль.

- Ну что, - обеспокоено спросил ученый. Рик посмотрел на таймер и удивился. Часы показывали двадцать суток восемь часов и пятнадцать минут. Влад был уверен, что такие же цифры находятся сейчас и на таймене в Х0.

- Долго объяснять, - севшим голосом сказал Рик, - В-общем, я уничтожил Зону, а потом восстановил ее.

- Как?

- «Око слепца», - показал профессору черный шар Рик, - Этот артефакт позволяет исправлять неисправимые ошибки.

Неожиданно профессор рассмеялся. Рик непонимающе посмотрел на него.

- Ну и насмешил. «Око слепца»… Это же сказка! Нет его. А это шарик, это даже не артефакт. «Булыжник» - это аномальное образование, способное впитывать много аномальной энергии. Появляется, когда эта энергия выделяется в неимоверных количествах и угрожает нанести значительные разрушения. Защитная реакция Зоны.

Рик задумался. Значит он действительно смог все это сам? И только потому, что он в это поверил? Влад посмотрел на ближайший «Холодец» и подумал, что сейчас он не сможет пройти через него безнаказанно. Что же, Властелин говорил, что входящий в Х0 теряет человеческую суть… Рик тоже получил способность контролировать Зону. Но это не сделало его нечеловеком. Властелин не понимал, что суть человека не в отсутствии аномальных свойств, а в душе, в тех ответах, которые он дает сам для себя на насущные вопросы, и это сделало его зверем, а не умение управлять мутантами. Кстати, как там фениксовцы? Ну, впрочем эти не пропадут…

- Удивительно, - воскликнул Каланча, глядя на КПК, - «Долг», «Свобода» и сталкеры исчезли с Болот. Словно их и не было. Новых нападений не предвидится. Влад, ты смог все исправить! Но как?

Рик промолчал. Какой бессмысленный путь… Никакого результата… Нет. Результат есть. Когда-то Рик осознал, зачем он ушел в Зону. Доказать, что он имеет право жить дальше и оставаться человеком. И чтобы сделать это, надо было пройти этот путь. Но путь еще не закончен. Его конец там же, где было начало. Он убеждал себя, что дороги назад нет, но возвращение - это не всегда дорога назад. Иногда это и дорога вперед. Он сжег все мосты, но он верил, что сможет переплыть реку назад.

- Ну, куда ты теперь? - спросил Каланча.

- В Киев. К Алене…

Новосибирск.

Декабрь 2008 - май 2009


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

11.04.2010


home | my bookshelf | | Четвертый круг |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу