Book: Если война все же начнется...



Максим Калашников.

Если война все же начнется...

Перед лицом новой «холодной войны»

Сдается нам, что точка возврата в отношениях между Западом и Росфедерацией пройдена. Маски окончательно сброшены. Идет поворот США и Европы к политике полуторавековой давности: русские как недостаточно цивилизованные должны лишиться суверенитета, отдать контроль над своими природными ресурсами в руки «цивилизованного человечества» и пережить окончательный распад своей страны на зависимые «государства».

Более половины этого пути оказалось пройденным с распадом СССР. Но дальше дезинтеграция приостановилась: властители Запада убоялись продолжения, сохранив единство Росфедерации. Ведь это было чревато катастрофами, ядерными, техногенными, социальными и экологическими. Этим и объясняется то, что Запад не стал добивать РФ в 1992—1995 годах, когда последняя держалась буквально на честном слове. Русских в начале 90-х пощадили. Взамен от нас потребовали отказаться от развития и прощания с надеждами стать индустриально сильной державой.

Но теперь мы нарушаем тот негласный пакт. Мы пытаемся развиваться и отстаивать свои интересы. А потому новая «холодная война» идет за то, чтобы РФ повторила участь Советского Союза. Теперь нас будут окончательно разваливать. В ход пойдут технологии вызывания внутренней смуты, революций, сепаратизма регионов. В этом же русле — продвижение НАТО на восток, вплотную к русским рубежам, размещение третьего района ПРО в Польше и Чехии, новая гонка вооружений.

В начавшейся войне компромисс уже немыслим. РФ не может вернуться к положению 90-х годов. Ибо оно несет смерть нашему народу. Пусть и медленную. Русские должны победить и отвоевать свое право на суверенность и развитие.

Вопрос состоит в том, справится ли элита РФ с брошенным ей вызовом. Ведь для того, чтобы не проиграть, придется произвести буквально пересборку России и перевести ее на рельсы несырьевого, динамично-инновационного развития. А это означает, что РФ должна обрести ясную стратегию национального развития, четкую цель для движения вперед. Ее власть обязана выдвинуть локомотивные национальные проекты развития и успешно их осуществлять. А для этого понадобятся и новая плановая экономика, и ставка на передовые технологии (создание полноценной национальной инновационной системы), и беспощадная чистка госаппарата от коррупции, и новая региональная политика. Та, что «демосквизирует» РФ, создаст новые центры экономического роста на Дальнем Востоке, Юге и Северо-Западе. Более того, нам по сути придется создавать новое государство на месте практически недееспособной государственноймашины РФ. сконструированной в провальные и позорные 90-е годы. И здесь власть просто обязана опираться на гражданские инициативы, идущие «снизу». Нам необходима и новая военная политика, возрождение потенциала оборонно-промышленного комплекса.

Если всего этого сделать не удастся, то РФ очень скоро исчезнет с карты мира. Ибо война начата беспощадная! «Русский вопрос» пока еще неявно, но уже поставлен на повестку дня.

Мюнхенский счет «победителям 1991 года»

Речь Путина на Мюнхенской конференции по безопасности Ю февраля 2007 года произвела эффект взорвавшейся бомбы. Если вкратце, то Президент РФ выставил счет победителям Советского Союза. Он объявил войну тому новому мировому порядку, что выстраивается с 1991 г., в котором господствует одна сила: Большая Глобоамерика, которая все решает своей силой и по своему произволу.

Итак. Москву не устраивает мир, где тиранозавр «США» учит всех демократии, но сам попирает нормы оной. Где американцы могут развязывать войны, е коих гибнут сотни тысяч человек. Где на самом деле крови льется намного больше, чем во времена советско-американского противостояния.

«Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того — отдельные нормы, да по сути чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам. Ну кому это понравится? Кому это понравится?»

Путин обвинил США в том, что их политика силы побуждает все новые и новые страны обзаводиться оружием массового поражения, стремясь защититься от американской агрессии. А это делает мир все более нестабильным. Президент РФ заявил: НАТО — прежде всего военно-политический блок, и он не вправе решать глобальные проблемы, подменяя собой ООН. Русских раздражает и беспокоит то, что натовцы придвигают свои базы и системы противоракетной обороны вплотную к рубежам Росфедерации. И делается сие совсем не для борьбы с международными террористами или с «проблемными странами» (чьи ракеты в обозримом будущем не смогут достигать даже Европы, не говоря уж о США), а для возможной войны с Россией. НАТО не ратифицировало Договор об ограничении сил на флангах. Значит, русские должны адекватно отвечать на угрозу своей безопасности и строить соответствующую военную систему. Создавать оружие, способное преодолевать ПРО. Впервые из уст главы государства РФ прозвучали обвинения по адресу Запада, который при Горбачеве, в 1990-м, обещал не расширять Североатлантический блок за счет стран Восточной Европы!

Снова глава РФ призвал американцев не переносить гонку вооружений в космос (а США воплощают планы Рейгана 1983 г. о создании орбитального пояса обороны-нападения).

Путин вновь повторил плохо спрятанную угрозу: выйти из договора 1987 года о взаимном уничтожении ракет средней и малой дальности (РСМД) в СССР (РФ) и США. Дескать, у нас этих ракет нет, но они есть у Северной и Южной Кореи, Ирана, Пакистана, Израиля и мало ли еще у кого будут. Их-то никакой договор не сдерживает. И. хотя Путин о сем умолчал, мы можем добавить: РСД становятся самым дешевым и эффективным ответом русских на экспансию НАТО. Именно они способны в считаные минуты смести передовые базы Запада, способные послужить орудиями антирусской агрессии.

Что еще примечательного сказал Путин? Он отмел все обвинения Запада в том, что русские помогали и помогают Ирану обрести ракетный и военно-ядерный потенциал. Призвал развивать ядерную энергетику в рамках международных центров по обогащению урана. Заявил о праве РФ отстаивать свои энергетические интересы.

Особое место отведено критике всей лицемерности и несправедливости нового мирового порядка. Без обиняков было заявлено: Россия подвергается жестокой дискриминации, ее капитал не пускают в западные страны. Против нее используют ОБСЕ как инструмент достижения западных целей. Запад финансирует в РФ неправительственные организации, что подрывают безопасность страны. А пресловутая «борьба с бедностью»?

«Сегодня много говорят о борьбе с бедностью. Что здесь происходит на самом деле? С одной стороны, на программы помощи беднейшим странам выделяются финансовые ресурсы — и подчас не маленькие финансовые ресурсы. Но по-честному, и об этом здесь многие тоже это знают, зачастую — под «освоение» компаниями самих же стран-доноров. Но в то же время, с другой стороны, в развитых странах сохраняются субсидии в сельском хозяйстве, ограничивается для других доступ к высоким технологиям.

И давайте называть вещи своими именами: получается, что одной рукой раздается «благотворительная помощь», а другой — не только консервируется экономическая отсталость, а еще и собирается прибыль, возникающее социальное напряжение в таких депрессивных регионах неизбежно выливается в рост радикализма, экстремизма, подпитывает терроризм и локальные конфликты. А если все это вдобавок происходит, скажем, на Ближнем Востоке в условиях обостренного восприятия внешнего мира как несправедливого, то возникает риск для глобальной дестабилизации», — заявил Владимир Путин.

Вообще, его речь изобилует местами, словно взятыми из статей в антилиберальных, имперско-патриотических оппозиционных газетах «День», «Завтра» и «Советская Россия» за девяностые и начала 2000-х годов. Выставив счет Западу, Путин перешел критическую черту. Со времен Горбачева никто из Москвы не говорил Вашингтону такого. Оправдался прогноз многих патриотов-аналитиков: даже слабая тенденция на подъем России приведет ее к острому конфликту с западными «победителями 1991 г.».

Теперь новая «холодная война» между русскими, с одной стороны, и США да НАТО — с другой, становится неизбежной.

Путин даже непрозрачно намекнул на то, что новые поднимающиеся силы планеты (КНР, Бразилия, Индия и восстанавливающая прежнюю мощь Россия) могут составить некий блок-противовес прежним владыкам мира, почитающим себя за избранных.

Дай бог, если это не набивание цены в торге с Западом за право легализовать свои капиталы, а истинная тенденция в новой русской политике!

Реакция США была мгновенной: «Мы удивлены и разочарованы заявлениями президента Путина. Его обвинения являются неправильными, — заявил в тот же день 10 февраля официальный представитель Совета национальной безопасности при президенте США Гордон Джондрое. — Мы ожидаем, что будем продолжать сотрудничать с Россией в сферах, важных для международного сообщества, таких как антитеррор, а также уменьшение распространения и угрозы оружия массового уничтожения»...

Разрыв с Западом: кто проиграет?

Оговоримся сразу: новая «холодная война» станет безусловной трагедией для той части российской «элиты», что смотрит на свою страну как на колонию для эксплуатации, как на некую плантацию с рабами, а Запад считает возможным прибежищем и местом хранения выведенных денег. То, что такая «офшорная аристократия» в РФ есть, признал заместитель главы президентской администрации В. Сурков в своей программной статье «Национализация будущего», недавно опубликованной в журнале «Эксперт», Для них перспектива лишиться своих счетов на Западе и въездных виз в США и Евросоюз — тяжкий удар.

Что касается остальных девяноста девяти процентов жителей РФ, то для них, очевидно, новая «холодная война» не несет ничего катастрофичного.

В самом деле, что мы приобрели от окончания «холодной войны» 1946—1991 гг. и что потеряли? Утраты очевидны — мы потеряли треть территории, русский народ оказался разделенным. Мы понесли тяжелейшие потери в научном и промышленном потенциале, наше общество одичало и скатилось вниз по лестнице эволюции. (РФ — более примитивная по сравнению с СССР система.) Пострадала наша национальная безопасность. Уже внутри страны идет война с новым варварством, с агрессивным исламизмом. Сегодня вполне зрим крах «бело-сине-красной» страны от физического разрушения ее инфраструктуры.

А что мы приобрели? Нам говорили о потоках инвестиций с Запада — но их нет. Вернее, тамошние корпорации готовы вкладывать в наши нефть и газ. но тут и собственные капиталисты с делом справятся. А все остальное Запад интересует весьма мало. К тому же США сегодня сами нуждаются во внешних инвестициях. На нас у них нет ни денег, ни сил. Даже промышленность свою они переносят не в РФ, а в Китай. Малайзию, Индонезию или Мексику. (Сочетание холодного климата и оголтело криминальной бюрократии РФ отпугнуло всех инвесторов.)

Надежды на массированный импорт передовых технологий на постсоветское пространство не оправдались: сюда спихивают либо «вчерашний день», либо готовые изделия, тогда как для развития здесь нужно ставить сложные производства. Рассеялись надежды постсоветской «аристократии» и на то, что западные глобализующиеся элиты примут ее в свой круг как равных. «Новых русских» откровенно презирают и время от времени вытирают об них ноги. Вдобавок ко всему лопнул и мыльный пузырь «новой Антанты» на почве общей борьбы с «международным террором».

Итак, утраты от окончания прежней «холодной войны» очевидны. Приобретений — нет. Если так, то, быть может, начало новой «холодной войны» принесет России не вред, а только пользу?



Мобилизация ради выживания

Самая главная «выгода» от новой «холодной войны» — это тот факт, что постсоветская элита будет вынуждена связать свою судьбу с судьбой нынешней России. Все 90-е годы она рассчитывала, грубо говоря, нажиться на грабеже и физическом развале страны, а потом уехать в Европу или США.

А теперь ей приходится оставаться здесь, среди разоренных заводов, городов и научных центров. С ужасом смотреть на разрушающиеся системы энергоснабжения, транспорта и связи, на деградирующую оборонную сферу, на вымирающее население. И, чтобы выжить, сохранить свои капиталы и положение, волей-неволей придется браться за обустройство РФ, за превращение ее в новую великую державу.

Процесс этот будет сложным и многоэтапным.

Во-первых, здоровой части нынешней элиты придется не только восстанавливать, но и создавать заново национальную инфраструктуру. Ставить новые производства и перевооружать старые. Крепить оборону. А для этого, во-первых, придется восстанавливать плановые механизмы и мобилизационные рычаги, ибо только на частнопредпринимательской лошадке тут далеко не уедешь.

Во-вторых, быстро выяснится, что традиционные технологии при возрождении России не проходят из-за своей громоздкости и чрезвычайной дороговизны (они оцениваются то в полтора, то в четыре с половиной триллиона долларов). Стало быть, придется переходить на революционные, более дешевые и компактные, технологии, переводить страну с сырьевого на инновационный путь развития.

Затем станет ясно, что часть государственного аппарата и изрядная доля «элиты» к этому совершенно не годны — не умеют они заниматься плановым хозяйством и инновациями. Они преуспели в обустройстве собственного бизнеса, построенного на вывозе нефти и газа и завозе в РФ импортных вещей и лекарств, но некомпетентны в управлении сложными техническими системами.

Когда этот факт будет до конца осознан, самой решительной и умной части российских верхов придется пожертвовать наиболее закосневшей частью «элиты». Одновременно власти придется возвышать и приводить к рычагам управления новую элиту: технократов, инноваторов. Искать повсеместно новые технологии, сулящие резкий рывок в промышленности, строительстве, ЖКХ, транспорте и связи, в энергетике, здравоохранении и т. п.

С другой стороны, появление образа нового-старого врага позволит сплотить разобщенный народ. Психологически русские к противостоянию готовы.

Выход на телевидение всего полутора десятков новых публицистов, правдивый показ того, что США творили в Югославии и Ираке, и вот появится нужная психологическая атмосфера.

Если же новые верхи справятся с делом воскрешения России и превращения ее в динамически развивающуюся научно-промышленную державу, в эпицентр инновационной революции, то дальше последует возрождение империи. Новая сила в Евразии притянет к себе остатки деградирующих «суверенных государств». Южная Осетия и Абхазия, Приднестровье, Крым и Северное Причерноморье, восток Украины и Белоруссия, затем Казахстан — и вот он, первоначальный контур нового Союза. Продолжение, как говорится, следует.

С этой точки зрения «холодная война» для нас — просто благо.

Оценить степень угрозы

Итак, «мобилизационные плюсы» новой «холодной войны» очевидны. Попробуем теперь понять, чем мы рискуем. Перспективу ядерной войны отбросим сразу: господа «глобалы» — не самоубийцы, им некуда бежать с Земли. Более серьезный вопрос заключается в том, возможен ли вариант, при котором в случае агрессии руководство РФ не решится пустить в ход «оружие возмездия», страна подвергнется разгрому с воздуха, атакам крылатых ракет и высокоточного оружия дальнего боя. В перспективе такой сценарий, конечно же, допустим. Однако сегодня успешная воздушно-космическая агрессия НАТО, поломав и парализовав РФ, приведет лишь к тому, что богатые природные ресурсы Восточной Сибири и Приморья окажутся в руках Китая. Для «глобалов» это — большая проблема, особенно учитывая тот факт, что у натовцев нет достаточного количества живой силы для оккупации РФ.

К тому же на повестке дня стоит еще один вопрос: а готов ли сам Запад к войне за «наследство СССР»? Отвечая на него, нужно иметь в виду, что западный блок, несмотря на гибель СССР и расширение НАТО, сейчас гораздо слабее, нежели в 1981-м. США ожидает мучительная структурная перестройка, замыкание на внутренних проблемах и переход к экономике и обществу будущего, что не надо путать с мифическим «постиндустриализмом». Тот же переход предстоит совершать и Евросоюзу, забюрократизированному и рыхлому альянсу, перегруженному множеством проблем. И техногенных (износ старой инфраструктуры), и финансовых, и межэтническо-межрелигиозных. Кроме того, перед ним маячит перспектива болезненной перестройки мировой валютно-финансовой системы.

Необходимо иметь в виду, что в XXI веке война переходит в сферу психологической борьбы, культурного и смыслового противоборства, в соревнование привлекательности образов жизни. Здесь арсенал западного блока, откровенно говоря, небогат. Сейчас ему просто нечего предложить русским, а прежние потребительские стимулы (жвачка, джинсы, видео, сексуальная свобода) больше не срабатывают.

Не работает и миф о Западе, мечтающем видеть Россию частью элитного клуба мировых держав. Сегодня даже самым наивным ясно, что в том будущем, что готовят нам «глобалы». место России — в гетто вечно нищих и неразвитых.

Вполне возможен и перенос центра тяжести гонки вооружений в космические проекты. Тем более что каждый из них — источник множества новых технологий для применения прежде всего на Земле, для обогащения на новых видах бизнеса. Но и здесь шансы РФ неплохи. В отличие от позднесоветских времен, когда отличные «космические» технологии были не востребованы инертной и плохо восприимчивой к инновациям гражданской промышленностью, сегодня у русских есть люди и структуры, готовые внедрять такие технологии во вполне земные отрасли и строить на них бизнес. Так что космическая гонка вооружений может стать для нас вполне окупаемым предприятием и, возможно, пойдет на пользу всему человечеству, обеспечит ему нужный технологический и психологический рывки.

Экономическая изоляция, которой нас пугают прозападные «агенты влияния», также вполне может пойти нам на пользу. Она даст стимул для того, чтобы создавать совершенно новую энергетику, комбинированный транспорт будущего, центры мощных «высоких гуманитарных технологий». В любом случае путь Китая (массового производства потребительских товаров) нам уже давно наглухо перекрыт.

Тупики «теплого мира»

А что будет, если РФ окажется не способна ответить на новый американский вызов и предпочтет новой «холодной войне» — «теплый мир»? Прогноз здесь довольно очевиден — в обстановке продолжающейся демобилизации курс нынешней власти подходит к кризисной черте, за которой маячит уже многократно отработанный Западом сценарий «демократического переворота».

После такого переворота у России есть как минимум три вероятных сценария будущего, каждый из которых не несет е себе ничего хорошего.

Сценарий номер один — распад РФ. Сейчас очевидно, что у страны уже нет того запаса прочности, что имелся в 1990-е годы. С тех пор успели обветшать и износиться железные дороги, трубопроводы и энергомощности, ядерные станции и системы жизнеобеспечения городов. Истощился запас разведанных месторождений энергоносителей. А у коллаборационистов, естественно, не будет средств на то, чтобы все чинить, латать и заменять. В итоге после лет «нового ельциниэма» страна просто потонет в череде разнообразных техногенных катастроф и разлетится на части.

Второй сценарий — это сценарий «внешнего управления». Чтобы удержать РФ под контролем, не допустить ее развала и захвата Китаем Сибири, владыкам западного мира понадобится провернуть весьма трудоемкую и кровавую операцию. Конфисковать у российской элиты ее капиталы, пакеты акций, недвижимость, средства на банковских счетах, яхты, коллекции картин и т. д. Создать на этой основе некий фонд для поддежки РФ в состоянии «контролируемой стабильности» с тем, чтобы потом использовать остатки русских в противоборстве с Китаем.

Третий сценарий — это сценарий ускоренного распада. В нем РФ намеренно доводится до окончательного краха и делается многолетним полем битвы между Европой, США, Китаем и исламским миром за освоение «русского наследства». Возникновение на российской территории черной дыры «планетарного хаоса» даст возможность международной финансовой олигархии манипулировать основными цивилизациями планеты, играть на их противоречиях. Русские же в таком варианте будущего просто исчезают с лица планеты.

Все эти сценарии, вместе взятые, и каждый из них по отдельности — гораздо опаснее перспективы новой «холодной войны». Варианты «теплого мира» несут для нас катастрофу, тогда как новая «холодная война» открывает пусть и рискованный, но все же шанс на великое будущее.

Парадоксы и тупики ядерного сдерживания

Ядерное оружие — самое дешевое средство сдерживания превосходящих сил НАТО. И целесообразнее было бы вообще отказаться от принципа равных сокращений, заявив: «Мы будем иметь ровно столько ядерных боезарядов, сколько сочтем нужным для сдерживания НАТО».

«Несмотря на широко распространенное мнение, сокращения расходов на оборону не добьешься ядерным разоружением. Ядерные боеголовки обходятся очень дешево, если принять во внимание их мощность; они представляют из себя весьма экономичный способ уничтожения людей. Несмотря на то, что боеголовка и ее ракета-носитель стоят дорого, они несравнимо дешевле, чем равное им по разрушительной мощности число танков и артиллерийских орудий... *

Мы процитировали строки из романа «Красный кардинал» Тома Клэнси, видного американского стратега-мыслителя. (Писано в 1987—1988 гг.) Добавим: ракеты намного дешевле и системы ПРО, что развертывают Штаты, Сегодня в Кремле сами говорят: паритет по ядерным зарядам — глупость несусветная, не надо отвечать на каждую новую ракету американцев своей «птичкой», чтоб поровну было. (Смотри речь главы МО РФ С. Иванова в Госдуме 7.02.2006 г.) Все равно больше одного раза друг друга не уничтожить. Для этого страна может держать и четыре тысячи боезарядов, нимало не смущаясь тем, сколько их наклепают Соединенные Штаты. Хотите, хоть десять тысяч боеголовок держите. Мы за вами гнаться не собираемся. У нас — столько ракет, чтобы вы не могли нас обезоружить нежданным ударом и чтобы гарантированно прорвать вашу ПРО.

Но в данном случае Москва показывает как раз порочный позднесоветский подход: «Ядерного оружия должно быть поровну». Подход, прямо противоречащий интересам русских. Но продолжим чтение двусмысленных отрывков в мюнхенской речи Президента РФ.

«Россия строго придерживается и намерена в дальнейшем придерживаться Договора о нераспространении ядерного оружия и многостороннего режима контроля за ракетными технологиями. Принципы, заложенные в этих документах, носят универсальный характер...

Считаю, что Россия и США обьективно и в одинаковой степени заинтересованы в ужесточении режимов нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки. Именно наши страны, являющиеся лидерами по ядерному и ракетному потенциалу, должны стать и лидерами в разработке новых, более жестких мер в сфере нераспространения. Россия готова к такой работе. Мы ведем консультации с нашими американскими друзьями...»

Это неприятная для нас реплика. В определенных случаях было бы выгоднее пригрозить оппонентам как раз таки экспортом ракетных технологий. В противовес явной подготовке НАТО к агрессии против нашей страны.

«Мы открыты для сотрудничества. Зарубежные компании участвуют в наших крупнейших энергетических проектах. По различным оценкам, до 26 процентов добычи нефти в России, — вот вдумайтесь в эту цифру, пожалуйста, — до 26 процентов добычи нефти в России приходится на иностранный капитал. Попробуйте, попробуйте привести мне пример подобного широкого присутствия российского бизнеса в ключевых отраслях экономики западных государств. Нет таких примеров! Таких примеров нет...»

А это при желании можно истолковать как призыв:

«Дайте нам, правящим верхам РФ, врасти в западный мир — и никакой «холодной войны» не будет».

«Нужна Россия в борьбе с терроризмом? Конечно! Нужна ли Индия в борьбе с терроризмом? Конечно! Но нас нет е НАТО, и других стран нет. А вот работать по этой проблематике мы можем эффективно, только объединяя усилия...»

Надеюсь, это просто не очень удачно построенное положение речи. А ведь сей отрывок можно понять и так: «Возьмите РФ в НАТО! И мы все простим...»»

«При всех разногласиях я считаю президента Соединенных Штатов своим другом. Он порядочный человек, я знаю, что на него там всех собак сегодня могут повесить в Соединенных Штатах за все, что делается и на международной арене, и внутри. Но я знаю. что это порядочный человек, и с ним можно разговаривать и договариваться. Ну, так вот, мы когда с ним говорим, он говорит: «Я исхожу из того, что Россия и США никогда уже не будут противниками и врагами». Я с ним согласен...

Россия не претендует на роль сверхдержавы. Россия не собирается ни с кем конфликтовать. Но Россия знает себе цену. И мы будем стремиться к тому, чтобы мир был многополярным. Мы не хотим вернуться к блоковому противостоянию, мы не хотим колоть мир на различные военно-политические группировки, но у России достаточно потенциала для того, чтобы влиять на строительство нового миропорядка, на то, чтобы будущая архитектура международных отношений была сбалансированной и учитывала интересы всех участников международного общения...»

После того» что натворил Буш-юниор и его команда, считать его порядочным человеком? Вопреки всем законам геополитики (которые предопределяют соперничество русских и американцев) не считать США вероятным противником? Вопреки перспективе неизбежного раскола мира на новые противостоящие блоки глаголить об обратном? Ведь все это можно истолковать как послание: «Не воспринимайте прозвучавшие по адресу Запада обвинения всерьез».

Да. еще возможен и обратный откат — временный или постоянный, что подчеркивают уже обозначенные внутренней «агентурой влияния» попытки вернуть Кремль из русла «неуместной шутки» в фарватер американской геостратегии. Но верно и то, что сегодня уже с уверенностью можно говорить о первом, начиная со времен «перестройки», фундаментальном повороте государственной власти России в осознании объективных стратегических интересов нашей страны.

Странная мировая

Ну а сами сегодняшние Соединенные Штаты? Их положение до боли напоминает состояние начала 1930-х годов. В спину американцам дышит тяжелейший кризис, угрожающий самому существованию страны. Необходимо преодолеть его через победоносную глобальную войну, переформатировав окружающий мир и обеспечив свое главенство в новом порядке. Да, теперь перед Соединенными Штатами нет врага, сравнимого по силе и выразительности с Германией, старой императорской Японией или Советским Союзом. Теперь вызов властителям США бросает не какая-то империя, а сама жизнь.

Кропотливо созданную и закаленную в огне Второй мировой долларовую систему лихорадит. Она уже не обеспечивает прежнего экономического процветания Америки, а ее разрушение — вопрос лишь времени. Встает угроза появления конкурирующих мировых валютно-эмиссионных центров. Технологический застой, отсутствие эпохальных прорывов в науке и технике {сравнимых с успехами первой половины XX века) — налицо. Промышленность утекает в Китай и другие страны с дешевой рабочей силой. Совокупный долг США нарастает с опасной скоростью, грозя гигантским дефолтом. Общество опасно расслаивается в имущественном, культурном и этническом смысле, люмпенизируется. Сегодня в США 1% населения контролирует 74,8% всех акций, принадлежащих частным лицам, 68,9% ценных бумаг финансовых компаний, 60% паев доверительных и взаимных фондов, 54% коммерческой недвижимости. Трагедия 2005 г. в Новом Орлеане наглядно показала, насколько деградировал американский социум. Идет старение и вымирание главной движущей силы США, белого населения. Национальная система образования деградирует.

А на горизонте поднимаются новые экономические и политические гиганты, способные бросить опасные вызовы: Китай, Индия, Бразилия, отчасти — Иран и Россия. Мир становится непредсказуемым и опасным. То, что было чудом, доступным лишь немногим развитым странам в 1945 г. (ядерное оружие и баллистические ракеты), сегодня по силам даже среднеразвитым странам вроде Ирана. США опасно слабеют, начался процесс захвата китайцами традиционно американских сфер влияния. Бывшие покорные страны вроде Венесуэлы выходят из повиновения. А еще подкатывает и общий системный кризис всей прежней модели развития человечества, заданной западными стандартами.



Все эти опасности вершители судеб Америки видели давно. События 9—11 подозрительно вовремя перекрыли собой фондовый крах на биржах США (когда лопнул «мыльный пузырь» спекулятивной и «новой» экономики) и позволили начать странную мировую войну с неопределенным противником. Но на самом  деле  эта  война  — скорее не  против  некоего международного терроризма, а за сохранение могущества и статуса Америки.

Оговоримся сразу: произнося слова «Америка» или «США», мы несколько упрощаем положение дел. По нашему убеждению, помимо прежнего национального государства Соединенных Штатов, внутри них есть еще одна цивилизация: Глобоамерика (определение русского историка-кризисолога А. Фурсова), «люди воздуха» (по А. Неклессе) или Сообщество тени (термин, введенный С. Кугушевым и М. Калашниковым в книгах цикла «Третий проект»). Эта скрытая цивилизация, состоящая из финансовых воротил, хозяев средств манипуляции общественным сознанием и спецслужб, рассматривает США как свою штаб-квартиру и силовой механизм для ведения глобальной политики. Но это не меняет дела: и это сообщество заинтересовано в сохранении мощи США, их планетарной гегемонии.

Направления главных ударов: от космоса до микромира

Итак, с 2001 года началась необычная мировая война. Борьба за будущее. Какую же стратегию избрали управители Соединенных Штатов? Принципиально стратегия США проста: используя как предлог «борьбу с терроризмом», максимально ослабить конкурентов, завладеть доступом к главным нефтяным «бочкам» планеты и, наращивая темпы гонки вооружений, проводя реальные боевые действия, добиться решающего прорыва на фронте новых технологий. Так, чтобы уйти в отрыв от всего мира. И такие направления вполне определились.

Космические вооружения, технологии и мегапроекты типа пилотируемых межпланетных миссий. Высокоточное ядерное и обычное вооружение, противоракетная и воздушно-космическая оборона, беспилотные разведывательно-ударные системы. Искусственный интеллект и компьютерные нейросети четвертого и последующих поколений — основа гибких роботизированных систем, боевых и гражданских. Новая энергетика. В ближайшем прицеле — водородная, альтернатива нефтегазовой. Лазерные технологии и оружие. Волновые технологии воздействия на ионосферу, ключ к управлению климатом и еще многими процессами на поверхности планеты, равно как и в ее недрах. Генная инженерия. Нанотехнологии (сборка устройств на уровне атомов).

Отметим, что две последние позиции дают возможность полностью изменить окружающий мир. Здесь открываются фантастические возможности. В пределе — создание эволюционирующей промышленности, живущей по законам живой материи, которая практически без участия человека будет производить готовые вещи и изделия прямо из бросового сырья. Состоящие из атомов нан о роботы-ассемблеры смогут собирать буквально из мусора все, что угодно: от ракетных двигателей до готовых ботинок. Причем очень быстро, экологически чисто и дешево. Сразу становятся ненужными и неконкурентоспособными Китай и прочие «страны-мастерские» с сотнями миллионов рабочих. Кроме того, медицинские нанороботы плюс генная инженерия позволят правящему классу обрести здоровье и полноценную жизнь на полтора-два века, де-факто превратившись в «апгрейд хомо сапиенс», в «следующую расу».

Но это — в пределе. А есть и промежуточные плоды генно- и нанотехнологической революции. Например, высокоточное биологическое оружие, способное убивать людей не просто конкретной национальности, но даже сугубо индивидуальные «мишени» с определенным генетическим портретом. Тут же — созданные с помощью нанотехнологии топливные элементы и сверхъемкие аккумуляторы, во много раз снижающие потребность в ископаемо-минеральном топливе. Сверхпроизводительные солнечные батареи. Синтезированное из органики высококалорийное горючее, сверхминиатюрные и сверхмощные компьютеры, космические спутники величиной с кулак и так далее.

Наконец, назовем технологии действия и принятия верных решений в обстановке хаоса и неопределенности. (Частный случай — технологии управления хаосом, дестабилизации, «цветных революций*.)

Чтобы совершить прорыв в новую техносферу, владыкам Соединенных Штагов нужно затормозить развитие конкурентов и взять под контроль топливно-энергетические ресурсы Земли. А также — вкачать в свои корпорации и бюджет страны как можно больше средств, собираемых со всего человечества с помощью глобализации по-американски. Военные же и научно-технические приоритеты США ясно видны в их приоритетных государственных и смешанных (бюджетно-корпоративных) программах. Здесь и «Национальная нанотехнологическая инициатива», и биотех, и роботизированные системы вооружений, и планы космической экспансии с отказом от всех международных договоров, которые ей мешают. И новая доктрина гибкого применения маломощного ядерного оружия, способного поражать подземные цели.

Приз США как победителя идущей нынче мировой войны — мировое доминирование уже в новом планетарном порядке. Полное уничтожение как конкурента Китая (промышленной мастерской), России (источник нефти и газа), конец зависимости от арабского нефтяного, но низкотехнологичного и архаичного мира. И, не исключено, «окончательное решение» многих вопросов, связанных с перенаселением планеты и прогрессирующей нехваткой природных ресурсов. Однако для осуществления такой программы

Соединенным Штатам (или глобальной правящей элите) необходимо выиграть время и ресурсы. Орудием же для воплощения сих планов стали ныне правящие в Америке республиканцы-неоконсерваторы (неоконы) и их проект «Новый американский век» (PNAC).

Смена караула

Можно ли рассчитывать на то, что власть в США перейдет от республиканцев к демократам — и нынешняя мировая война прекратится? Нельзя. У США просто нет иного выхода. Придя к власти, демократы столкнутся с теми же жгучими проблемами, что и республиканцы с неоконами. И в спину новой власти будет точно так же дышать неумолимо надвигающийся кризис. А США умеют вести долгосрочную, стратегическую политику.

Давайте вспомним о том, как многое из того, что делал против СССР республиканец Рейган, на самом деле было подготовлено и отчасти даже осуществлялось при демократе Картере (1976—1980 гг.). Или то, что первую пробу сил в нынешней глобальной войне за сохранение и развитие Америки сделал не Буш-младший, а президент-демократ Билл Клинтон. Именно он стал толкать НАТО на Восток и совершил успешную агрессию против Югославии. Так что можно почти с полной уверенностью сказать — уйдет Буш-младший, а песня останется прежней. Различие будет лишь в нюансах. Ведь нынешнее развитие событий угрожает системе «США — Глобоамерика» тяжелой катастрофой.

Вероятно, демократы в США решили выводить войска из Ирака, но поступить с оным, как с Югославией: разделить его на курдскую, шиитскую и суннитскую части. При этом юг Ирака — присоединить к Кувейту. получив нефть под мало-мальски американский контроль. Ведь Кувейту в таком случае потребуется помощь США.

Но это же означает, что американцы смирились с поражением в иранском вопросе. В том смысле, что войны против Ирана не будет. Потому обретение Тегераном ядерного оружия — вопрос лишь времени. А значит, Америка явно ставит на развитие систем ПРО, которыми будет защищать и себя, и своих европейских клиентов. Фактор иранской ядерно-ракетной угрозы будет использован для сохранения влияния США в НАТО.

Намного ли затормозится гонка вооружений с возможным уходом республиканцев? Вряд ли. Ведь то. что делалось при Буше-младшем в оборонной сфере, предпринималось в рамках концепции «Революции в военном деле», принятой еще при демократе Клинтоне. Ставка на высокие технологии — естественный ход для выживания США. А гонка вооружений всегда служила катализатором научно-технических прорывов. Конечно, задуманная война может и не получиться. И тогда события пойдут по худшему для американцев сценарию. Но попытка выиграть затеянную войну будет предпринята!

Прямая и недвусмысленная угроза

А что это все означает для Российской Федерации? Прямую угрозу. Пока ей еще удается вести кое-какую игру с помощью Газпрома и нефтяных компаний. Но в завтрашнем мире победа достанется тем, кто господствует в космосе и лидирует в нанотехнологиях, а не владельцам нефтяных скважин и экспортных трубопроводов. А в высокотехнологичном и военном плане РФ проигрывает. Ее важнейшая инфраструктура уже грозит развалиться. Рано или поздно владыки Глобоамерики поставят вопрос о том, что минеральные ресурсы России должны быть отняты у недееспособной российской элиты и перейти под их («демократического человечества») контроль. Рано или поздно США начнут террор против нас и конфискацию богатств российских верхов. Уже давно готовы планы раздела РФ на несколько ломтей, бессильных и подвластных господам глобалам. А тот военный суперарсенал, что готовится сегодня в Соединенных Штатах, потребует масштабной обкатки. РФ для этого — слишком удобный полигон.

Надо честно признаться самим себе: чтобы выжить и развиваться, России-РФ необходимо превратиться в сильную Россию-империю. То есть разработать и принять, наконец, долгосрочную стратегию развития. Покончить с «либеральной» вакханалией в экономике и создать плановую экономику национальной безопасности, мобилизации и развития. Решительно чистить государственный аппарат и создавать де-факто новую государственную машину. Искать и системно применять асимметричные ответы на американские угрозы. И не замыкаться в границах 1991 года, снова сплачивая вокруг себя земли. Прежде всего — белорусские и украинские. На общей основе борьбы со страшной внешней угрозой.

Кое-что в этом направлении российская верховная власть делает. Но именно «кое-что». Все пока слабо, непоследовательно, а подчас и противоречиво. Взять, к примеру, удушение Беларуси «газовой удавкой» и безобразие вокруг Союзного государства. За последние десять лет сделано все, чтобы толкнуть Минск в обьятия наших противников. Да, нынешняя Москва делает первые шаги в использовании своего газа как рычага большой политики. Но при этом в программу развития нанотехнологий вкладывается всего около 1,2 млрд. долл., причем дело организовано более чем сомнительно. При этом космические программы РФ и Государственная программа вооружений — ниже всякой критики. Пора решительно меняться. Ибо война уже идет. Да, странная. Но при этом мировая, опасная и беспощадная.

Главный асимметричный ответ

Начиная новое противостояние с Западом, мы не должны повторить печальной судьбы СССР. Он не выдержал гонки вооружений, ибо вел ее крайне неразумно, отвечая на всякое новшество в вооружении США и НАТО абсолютно симметрично. То есть делая то же самое, невзирая на тяжелые для экономики расходы.

Сегодня нам придется идти по пути асимметричных ответов: тех, что при затратах средств на порядок меньших, чем у США и НАТО, способны нейтрализовать архидорогие системы вооружения Запада.

Сегодняшние Вооруженные Силы РФ не способны отразить агрессию НАТО. То, что пока предлагается «сверху», мало походит на асимметричные ответы. И мы решили самостоятельно поискать ответа на вопрос: «А что способны сделать русские в рамках асимметричной стратегии, если начнется новая «холодная война»?»

Самое главное здесь — смелость ума, решительность и изобретательность. Нетривиальность действий. Способность отбросить прочь стереотипы мышления и старые представления о допустимом и недопустимом, о возможном и невозможном. Хорошо все, что может ошеломить врага, сбить его с толку, до смерти напугать. К сожалению, позднесоветская верхушка не обладала такими способностями, а потому и проиграла страну.

Сегодня — время отбросить всякие интеллектуальные штампы. Нужно творить и изобретать. И не оглядываться на мнение мифической «цивилизованной общественности». Надо помнить, что американцы с начала 1980-х творят революцию в военном деле, воплощая в жизнь то, что наши генералы до сих пор считают фантастикой. Пора и нам расковать свои воображение и изобретательность. Цель — дешевые, асимметричные ответы России на техномонстров, что сегодня сжимают нас в кольце окружения. Здесь допустимо все: неожиданные изобретения, сногсшибательные организационные находки, ставка на обман противника и, самое главное, отчаянная смелость.

Стратегия «новый Якир»

Вплоть до второй половины 1930-х годов в Советском Союзе, который был беднее Запада, господствовала своеобразная стратегия возможной войны с сильными империалистическими противниками. Ее суть сводилась к тому, что мы встречаем вторгающегося в страну противника заранее организованными партизанско-диверсионными отрядами. Регулярные части агрессора вязнут в европейской части СССР. А в это время советские дальние бомбардировщики «ТБ-3» нанесут тяжелые удары по глубокому тылу врага: по Варшаве, Берлину, Парижу. В странах-агрессорах рабочий класс, пользуясь этим, поднимет восстания в поддержку Советского государства — и СССР двинется им на помощь...

Сия стратегия связывается с именами репрессированных Сталиным красных маршалов — Якира, Уборевича и Тухачевского. И действительно, до середины тридцатых в нашей стране велась серьезнейшая работа по подготовке диверсантов и партизанских кадров, проводились учения, закладывались в лесах базы с продовольствием, оружием и взрывчаткой. Но затем Сталин отмел «партизанско-дальне-бомбардировочную» стратегию прочь. Он был во многом прав, ибо все основывалось на утопии «пролетарской солидарности». Как показал опыт Второй мировой, немецкие и итальянские рабочие совсем не спешили восставать против своих фюреров-дуче в поддержку СССР.

Но парадоксальным образом новое издание такой стратегии может быть востребовано сегодня. Как асимметричный ответ на колоссальное превосходство блока НАТО над нынешней Росфедерацией. Если сухопутные силы РФ не выдержат открытого столкновения с прекрасно вооруженными войсками американцев и их евросоюзников. Роботизированная мотопехота, вертолетно-танковые ударные группы, беспилотные разведывательные и ударные системы, подавляющее господство западников в космосе, воздухе, в областях разведки, связи и целеуказания — все это приведет к тому, что русские части будут разгромлены в считаные часы.

А не противопоставить ли всему этому новую «Якир-стратегию»? Нужно готовить наши сухопутные силы как подвижные отряды спецназа, партизан-диверсантов, отказавшись от старых полков, дивизий и корпусов. Если натовцы вторгнутся в наши пределы, то подвижные, скрытно действующие бригады партизан-спецназовцев смогут вести сетевую войну. Нападать на тылы агрессоров, нанося им потери и нарушая снабжение. Пользуясь спутниковыми системами навигации и лазерными целеуказателями, спутниковой и широкополосной радиосвязью, наводить на головы наступающих вражеских колонн удары русской самоходной артиллерии, оперативно-тактических ракет (и с ядерными головками малой мощности тоже!) и авиации. Устраивать интервентам ад в занятых городах.

В то же самое время русское оружие стратегического сдерживания (дальнобойные баллистические и крылатые ракеты с наземных установок, подлодок и с дальних самолетов-ракетоносцев) наносят удары по тылам агрессора, вызывая у него страшные, неприемлемые потери. Причем удары могут быть как ядерными, так и неядерными. В данном случае мы рассчитываем не на восстания рабочего класса на Западе в нашу поддержку (хотя бы за сильным сокращением пролетариата в богатых странах), а на дикий страх обывателей и правителей натовских стран перед перспективой огромных жертв и разрушений. Кстати, особыми целями ударов нужно сделать места, где сосредотачивается западная деловая и политическая элита: места ее компактного расселения (богатые кварталы в городах и подобия Рублевского шоссе, биржи, банки и бизнес-центры, загородные клубы, большие круизные корабли).

Все это совмещается с дешевым вариантом «звездных войн» — применением противоспутникового оружия для вывода из строя ПРО США, их военных спутников связи, разведки и навигации.

Такая стратегия выгодна: подвижная высокотехнологичная «партизанская армия» в случае победы прекрасно справится с занятием вражеских территорий. Нескольким мобильным группам могут придаваться артиллерийские, танковые и вертолетные «модули* — и тогда наши войска смогут вести борьбу не только с натовскими агрессорами, но и с «правильными» регулярными армиями индустриального типа (китайской, турецкой, польской), и с иррегулярными формированиями боевиков (вроде отрядов чеченских сепаратистов, афганских талибов).

Такой асимметричный ответ на подавляющее превосходство сил НАТО был предложен коллективом «Русской доктрины» (А. Кобяков, В. Аверьянов, М. Калашников и другие) еще в 2005 году.

Террор — стратегическое оружие XXI века

Террору как оружию будущего отдает первенство известный мыслитель Сергей Переслегин. Именно он станет асимметричным и сокрушительным ответом на агрессию более сильного и технологически развитого врага, который, однако, как огня боится больших человеческих жертв со своей стороны. Террор стремительный и отлично организованный. Террор стратегический.

Итак, сами террористические силы состоят из групп «Т» и «А». «Т» — очень умные, рафинированные аналитики и стратеги, придумывающие и планирующие операции. «А» — собственно исполнители, террористы.

Итак, сталкиваясь с западным противником (со странами «большой семерки»), нужно твердо уяснить. Во-первых, техническое превосходство США подавляюще и его нельзя нейтрализовать военными средствами. Во-вторых, западная военная машина действует эффективно, если удается создать единую политическую реакцию на события со стороны всех развитых стран. В-третьих, Запад достаточно медлителен. Ему нужно время на реакцию и подготовку войны — до нескольких месяцев. В-четвертых, он равнодушно относится к материальным потерям, но крайне чувствителен к людским жертвам. В-пятых, потери мирного населения оказывают на Запад еще более сильное впечатление, чем потери среди войск.

То есть при столкновении с ним слабейшему стоит перейти к наступательной партизанской войне. Именно к наступательной и стратегической, не размениваясь на тактические, мелкие цели.

Нападения вызовут, например, ужесточение режима пересечения границ, что начнет разрушать транспортную связность. А затем дело дойдет и до «охоты на ведьм». Она сама по себе начнет разрушать общество развитого либерализма. Попытки армии и полиции справиться с террором в исполнении слабоподготовленных групп (и его последствиями) забьют все транспортные и информационные сети. Беспрерывные проверки на транспорте, усиленные меры охраны, нескончаемые скандалы в парламенте и правительстве, растущее взаимное подозрение в атомизированном обществе, постоянная истерия на телевидении и в газетах — вот что принесут с собой многочисленные атаки групп практически смертников. Пытаясь прикрыть все возможные объекты нападений, силовые структуры быстро исчерпают свои силы и распылят их. Еще горше положение станет тогда, когда террористы начнут действовать в бешеном темпе. Скажем, захватят школу — и тут же учинят бойню, скрывшись с места преступления за несколько десятков минут, выбросив затем заявление в Интернет.

Наращивая натиск, противник западных стран может устраивать «Вальс отражений»: засылать группы-имитаторы, заранее обреченные на гибель. Силовые структуры противника не смогут их игнорировать. Конечно, они будут ликвидироваться пачками — но все же успеют осложнить и без того сложную обстановку в стане европейцев.

Когда вот такой простейший террор и «Вальс Отражений» достигнут пика, настает черед серьезного террористического нападения с применением, например, биологического оружия. В Европе это очень «удобное» оружие: ведь высокая связность тамошней транспортной сети поможет в считаные дни и даже часы разнести смертоносную инфекцию по всему континенту.

В ходе «биологической» стадии войны число заболевших превысит десятки тысяч. Это может вызвать падение кабинета министров и перегрузку сети здравоохранения. И вот тогда настанет момент третьего удара — внезапных нападений элитными террористическо-диверсионными группами боевиков. Они атакуют аэродромы, диспетчерские центры, транспортные узлы, АЭС, культурные и исторические центры. В этот момент скажется распыление противостоящих им западных сил армии и полиции. Террористы в таком случае имеют неплохие шансы прорваться на важные объекты.

После этого противник западного типа будет если не повержен, то уж точно перейдет к стратегической обороне и выведет свои войска из страны отчаянных людей, на которую напал первым.

(Стратегия большого стратегического террора изложена по труду С. Переслегина «Самоучитель игры на мировой шахматной доске» (Москва; СПб.: АСТ-Терра фантастика, 2005, С. 118—122), а также на основании интервью Переслегина в открытой печати.)

Конечно, Переслегин видит стратегию стратегического, «насыщающего» террора в исполнении бедных сил Юга, исламского мира прежде всего. Однако и здесь видны многие черты войн, что нам предстоят. Но ведь диверсионные группы можно с самого начала бросить в атаки на АЭС, плотины, ключевые системы жизнеобеспечения. Совместив сие с хакерскими, компьютерными атаками на финансовую систему противника, на его системы связи, управления энергетикой, наземным и воздушным движением. А некоторые группы диверсантов можно высаживать прямо в США с помощью бесшумных подлодок типа «Варшавянка».

Дешевый вариант «звездных войн»

Асимметричный ответ немыслим и без русской стратегии борьбы в ближнем космосе. Отказываться от нее смертельно опасно. Нельзя уповать только на подписание договора о запрещении милитаризации околоземья: США уже не остановить. И точно так же опасно рассчитывать только на оснащение наших межконтинентальных ракет средствами прорыва космической ПРО: ложными целями, радарными отражателями, постановщиками помех и рыскающими по курсу боеголовками. Нет, необходимо делать и свои космические вооружения, но именно в дешевом, асимметричном варианте.

Что сие значит? Русские не должны копировать космическую ПРО Америки, силясь отразить массовые атаки баллистических ракет врага. Это невозможно и разорительно для страны. Есть вариант в десятки раз более дешевый — средства для уничтожения вражеских спутников. Ударь по нескольким ключевым аппаратам Соединенных Штатов — и ты выведешь вражескую ПРО из строя («отец» советских «звездных войн», академик Анатолий Савин, называл такой метод «ударом по глазам»). Несколько уничтоженных спутников навигационной системы GPS лишат точности удара американские крылатые ракеты и «умные» бомбы, баллистические ракеты типа «Трайдент» и затруднят ориентацию как групп натовских спецназовцев, так и подразделений их ВВС. Уничтожение иных спутников разрушит системы связи и целеуказания американской армии, резко снизит ее боевые возможности. Космос — ахиллесова пята американцев.

Нужно, чтобы развитие новых вооружений не только обеспечивало высшую военную эффективность, но и ускоряло бы общеэкономическое, технологическое развитие державы. Например, развитие боевых ракет открыло путь космонавтике и целому миру разнообразных спутниковых систем, каждая из которых — прибыльнейшее предприятие и сильное средство экономического роста. Сегодняшние США, начиная космическую гонку вооружения, рассчитывают полу чить от нее сотни передовых технологий для использования во вполне мирных бизнес-целях, для основания новых процветающих компаний с инновационными товарами и услугами. Космические вооружения сулят невиданные прорывы в области наноэлектроники, искусственного интеллекта, информационных технологий, надежной широкополосной радиосвязи, точного станкостроения, в сфере создания новых конструкционных материалов, легких и компактных источников электроэнергии и т. д. На основании всего означенного можно смело создавать новую экономику, завоевывающую рынки планеты и обеспечивающую США рывок в развитии. Но и на этом дело не останавливается. Космические вооружения, давая людям возможность овладевать новыми физическими принципами в технике, открывают дорогу совершенно невиданному оружию: боевым нанороботам, установкам, влияющим на погоду и природные процессы в недрах земли. А это открывает эру войн магических», невидимых и быстрых.

Русские «звездные войны» должны также сослужить службу развитию нашей страны. Они потребуют создания микро- и наноспутников, распределенных спутников (спутников—роев»), дешевых средств вывода в космос полезных грузов, новой электроники. Все это способно породить выгоднейшие коммерческие предприятия: ибо подобная техника изначально носит двойной характер. Свои возможности конверсии есть и у боевых лазеров НПО «Астрофизика». Наконец, есть план академика Савина — создание единой военно-коммерческой спутниковой группировки, которая в одном режиме работает как мирное предприятие (например, совершая зондирование планеты и предоставляя услуги связи), а в другом режиме — как военная система, целиком переключающаяся на обеспечение русской армии.

Увы, пока Кремль почти целиком ставит на баллистические ракеты, оснащенные средствами прорыва ПРО США. То есть на оружие прошлой эры. Это очень дешево, спору нет, но опасно. Мы, надеясь только на ракеты, можем навсегда отстать от врага, который благодаря своим «звездным войнам» добьется фантастического технологического скачка в будущее. Хотя в чисто военном плане своей цели (полной неуязвимости США от русских ракет) так и не достигнет. А что означает очередное технологическое отставание России? Ее банкротство. Особенно если прогресс в новой энергетике в несколько раз снизит потребность мирового рынка в наших ископаемых энергоносителях. Чтобы не остаться в дураках, философию русской гонки вооружений необходимо создавать немедля, с привлечением лучших умов страны. И не отказываться от космических вооружений! Главное для нас — ускорить качественное развитие Родины, используя и военно-промышленные рычаги. В рамках все той же асимметричной стратегии!

Россия будет уничтожена за один день?

Сегодня военный конфликт между Россией и Западом кажется маловероятным. Но история движется быстро. То, что еще вчера казалось невероятным, вдруг становится реальностью. Когда-то бредом сумасшедшего показались бы воздушная война НАТО против Югославии (1999), атаки на Манхэттен в 2001-м, операции США в Афганистане и Ираке после 11 сентября. Нельзя прятать голову, уходя от «запретных» сегодня тем. И мы должны представить себе возможные сценарии войны.

... Президент РФ погиб в мгновение ока. Нанесенный орбитальной бомбардировочно-штурмовой системой неядерный удар был неотразим в принципе. Таково уж оружие конца 2010-х годов: не ядерное, но столь же убийственное.

Сначала точное местопребывание главы Росфедерации установили мощные спутниковые системы разведки. Затем его кортеж накрыла туча вольфрамовых стрелок, запущенных с орбиты в боевых блоках. Огромная страна вмиг оказалась обезглавленной.

Российские генералы даже не шелохнулись. Их американцы вовремя обработали и подкупили, как в свое время подкупили военную верхушку Ирака накануне операции 2003 г. Политическая верхушка РФ парализована страхом. Она не умеет и не хочет брать на себя ответственность, она дрожит за свои капиталы за границей. Никто так и не отдал приказа на применение ядерного оружия по целям в Соединенных Штатах.

Тотчас же в Москве начались уличные демонстрации объединенной лево- и правонационалистической оппозиции, режиссируемой из-за океана. Во главе страны становится Спаситель Отечества, большой Генерал. Формируется Кабинет Русского Спасения, который быстренько объявляет о теснейшем сотрудничестве с Вашингтоном. И берет курс на отделение Северного Кавказа. Уже ясно, что Россия скоро признает Сибирскую и Дальневосточную республики. Их активисты даже не скрывают, что готовы разместить у себя американские военные базы ради того, чтобы предотвратить китайскую оккупацию. И это же — гарантия от притязаний ненавистной Москвы. Той, что только отбирает средства в виде налогов и отчислений, но почти ничего не дает взамен. Американские ВМС и морская пехота занимают Сахалин с его богатейшими месторождениями нефти и газа. Американские контингенты быстро занимают Приморье и опорные пункты вдоль трассы БАМа.

Газовая и нефтяная промышленность, а также трубопроводная система РФ переходят под международный (натовский) контроль в "интересах прогрессивного человечества».

Не исключено, что в США будет сформирован свой Иностранный легион. (Содержать его дешевле, чем собственно американских солдат.) За перспективу получить американское гражданство после нескольких лет службы в такой легион пойдут служить десятки тысяч граждан Украины и РФ, Молдавии и Словакии, Белоруссии и Польши. Это очень выгодно владыкам Америки. Ведь они в таком случае набирают хороший корпус солдат. Его можно бросать в такие гиблые места, как Средняя Азия. Кроме того, все это — белые люди и христиане. Такая прививка не повредит США. Конечно, это — воскрешение практик поздней Римской и Византийской империй, что набирали части из иноплеменников. Корпус иностранных наемников, сплотившихся во время службы, в случае чего можно кинуть на подавление внутренних беспорядков в самих Соединенных Штатах.

Война против России выигрывается американцами за один-единственный день. Она обошлась им всего-навсего в десять-пятнадцать миллиардов долларов.

Новый «Барбаросса»

Иную картину рисует Александр Владимиров, генерал-майор, вице-президент Коллегии военных экспертов, кандидат политических наук.

Ближайшая стратегическая задача НАТО заключается в уничтожении России как основного геополитического противника. Как? Путем ее расчленения с одновременным уничтожением ее вооруженных сил, захватом всех ресурсных зон и переходом к управлению страной с помощью системы оккупационных режимов.

Направления основных стратегических ударов НАТО в этом случае:

1. На северо-западе: удары из Финляндии на Мурманск и Выборг с отделением Кольского полуострова и Карелии, исключая Санкт-Петербург.

2. На западном стратегическом направлении: удары по сходящимся направлениям из Прибалтики и Украины (минуя и блокируя Беларусь) — на Москву, с одновременной «зачисткой» Калининграда.

3. На юго-западном стратегическом направлении: сходящиеся удары из Украины, Грузии и Казахстана с целью отсечения юга России и Каспийского моря, с общим направлением на Волгоград (с одновременной «зачисткой» Приднестровья, Абхазии, Осетии и черноморской зоны России).

4. На юге: расходящиеся удары с территории Казахстана: первый — на север вдоль Уральского хребта до полярных зон. Второй — на Волгоград (практически — на Сталинград). Третий — на восток вдоль БАМа.

В результате такого «Барбароссы» в европейской части бывшей РФ формируется подмандатное НАТО, «национально чистое» «Княжество Русское» (почти по рубежу «этнической русской зоны»). Выход к морю оного княжества — только в районе Архангельска (Белое море), причем под полным контролем Запада. Южнее формируется самостоятельная Кавказская федерация, западнее — Великая Польша (включающая Беларусь) и укрупненная Великая Украина. В Поволжье создается несколько исламских государств, или Исламский союз государств Поволжья. На северо-западе организуется Конфедерация Прибалтийского альянса — до Пскова включительно. На востоке Китай попытается провести большую операцию по взятию под контроль всей двухсоткилометровой пограничной Дальневосточной зоны, Приморья, сырьевых зон и инфраструктурных обьектов, в том числе с целью недопущения к ним армий НАТО и США.

Время подготовки плана такой операции — от двух до семи лет.

Выдумка или повторение пройденного?

«Такой сценарий возможен лишь в том случае, если в России разразится кризис власти и экономики, когда политика страны станет пассивной, а ее Вооруженные силы недееспособными, — считает Александр Владимиров. — В таком случае система стратегического управления РФ в войне терпит полный крах, разрушаются силы стратегического сдерживания России. Другими необходимыми условиями мы считаем согласие народов Украины и Грузии на вхождение в НАТО; заблаговременную смену режимов в Казахстане (возможно, и в Беларуси); разрастание вооруженных конфликтов (мятежей) в регионе Северного Кавказа, в Поволжье и Прикаспии. А также превентивное сосредоточение экспедиционного корпуса НАТО (США) в Прибалтике, Казахстане, Украине, Грузии. Для осуществления плана необходимо удержание НАТО и США абсолютного превосходства в информационной сфере, в космосе, море и в воздухе, подготовка серьезной «пятой колонны» на территориях стран — жертв агрессии и возможная революционная ситуация в них».

Возникает вопрос: а возможен ли такой вариант вообще? Ибо для современного и образованного европейца все это выглядит как совершенный бред. Но для образованного европейца конца 1930-х годов и план «Барбаросса» казался абсолютным бредом.

Победа — в быстроте

Еще один сценарий выдвинул известный русский военный аналитик Михаил Ходаренок.

Видимо, самой главной чертой будущей войны НАТО с ядерной державой (РФ) станет быстрота. Если в течение нескольких минут не удастся нанести «разоружающий  удар»  —  нейтрализовать  носители сил ядерного сдерживания (СЯС) и полностью исключить применение тактического ЯО — нападающая сторона может считать войну проигранной. Поэтому Запад прежде всего «вырубит» ядерную компонент,' Росфедерации. Разведка США уже давно вскрыла места дислокации основных и запасных подземных пунктов высших звеньев управления, узлов связи, центральных командных пунктов видов Вооруженных сил РФ.

Основной задачей первых минут возможной агрессии НАТО станет вывод из строя системы управления государством и Вооруженными силами. В первую очередь — многократно дублированной системы управления СЯС (в том числе центров связи с ракетными подводными лодками стратегического назначения, использующими диапазон сверхдлинных радиоволн) и подвижных пунктов управления Верховного главнокомандования (воздушных и железнодорожных). Мощному удару с использованием средств воздушного нападения противника подвергнутся наиболее значимые административные здания Минобороны в Москве (новое и старое здания Генштаба на Арбатской площади, «третий дом» на Фрунзенской набережной, узлы связи Генерального штаба и видов ВС и т. д.), откуда возможно осуществлять руководство войсками (силами). Одновременно с ними разрушению подвергнутся пункты управления и узлы связи военных округов.

Никаких фронтов, никаких стратегических операций на морских и континентальных ТВД, никакого прорыва обороны и многодневных бомбардировок в войне будущего не предвидится. Реальностью станет мгновенный, мощный, согласованный по всем составляющим и сферам удар.

После того, как «ядерное жало» РФ будет вырвано, дальнейшие военные действия сведутся к добиванию оставшегося военного потенциала Росфедерации высокоточным оружием в обычном снаряжении. Наступит этап стремительных прорывов и рейдов механизированных и бронетанковых подразделений ради молниеносного захвата ключевых точек территории страны, без обладания которыми организация какого бы то ни было сопротивления немыслима. В первую очередь — центров коммуникаций, региональных узлов связи и центров политического и военного управления в субъектах РФ.

По Ходаренку, военные приготовления к подобной операции пойдут под видом больших маневров блока НАТО — с приглашением военных наблюдателей от России. Никакие особые «мобилизации» Западу и не требуются — современное состояние боеготовности ВС развитых в военном отношении стран позволяет обойтись без этих процедур, свойственных мировым войнам XX века.

После обезоруживающего и парализующего удара первых пяти минут дальше операция НАТО против России превратится в блицкриг. В нем у русских не останется никаких шансов из-за огромного превосходства войск НАТО в обычных вооружениях и в боевой технике, в средствах связи, разведки, радиоэлектронной борьбы, в системах управления и автоматизации.

Все эти сценарии вполне реальны. Но лишь в одном случае: если Россия и в 2010-х годах останется в нынешнем виде — низкотехнологичной «нефтяной страной». С диким расколом между правящей «элитой» и народом. С острым конфликтом внутри самой правящей верхушки. С отсталой промышленностью и Вооруженными силами позавчерашнего дня...



home | my bookshelf | | Если война все же начнется... |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу