Book: Влюбленный воин



Влюбленный воин

Xизер Гротхаус

Влюбленный воин

ПРОЛОГ

Октябрь 1066 года

Сикрест-Мэнор, Англия


– Господин мертв, миледи. Англия пала.

Изнемогающий от усталости и ран, но полный почтения к госпоже, воин опустился на колени перед Эллорой, леди Сикрест. Кольца его кольчуги отяжелели от засохшей на них глины. От него пахло потом, кровью… и отчаянием.

– Лорд Джеймс мертв? – спросила Эллора с дрожью в голосе.

Воин молча кивнул и потупился.

– Откуда ты это знаешь? Смотри на меня! – закричала Эллора; она отказывалась верить в очевидное, и ей вдруг захотелось ударить молодого воина.

Юноша поднял голову, и тут Эллора наконец-то поняла, почему он старался избегать ее взгляда. На левой его щеке зияла огромная рана, протянувшаяся от мочки уха к подбородку. А левого глаза вообще не было, круглый лоскут из кожи прикрывал, пустую глазницу. Посеревшие губы молодого воина подрагивали; каждое слово давалось ему с огромным трудом.

– Я был рядом с ним, когда он пал, – продолжал юноша. – Его тело везут в замок. Процессия следует за мной.

Эллора обратила взгляд к арке на другом конце огромного зала. Дверь там все еще была распахнута настежь, после того как в нее вошел израненный молодой воин, едва стоявший на ногах. До Эллоры уже доносился все усиливавшийся шум из внутреннего двора, а потом раздались крики людей из ближайшей деревни. Прошло еще какое-то время, и за спиной ее застучали шаги – из всех комнат замка выбегали взволнованные слуги. Многие из них видели прибытие воина, и всем хотелось узнать, что сталось с их родственниками и друзьями.

Не сказав больше ни слова, Эллора будто в трансе обогнула воина и направилась к арке. Слуги толпились вокруг нее, однако все молчали.

За невысоким частоколом собрались обитатели деревни, которые, немного помедлив, тоже двинулись к замку. И почти тотчас же все увидели: из двухсот воинов, отбывших по зову короля Гарольда всего несколько дней назад, домой вернулись не более пятнадцати. Но даже и они, израненные, едва держались на ногах. Самые же крепкие из них несли грубо сколоченные носилки, покрытые соломой.

Эллора, не отводившая взгляда от носилок, до боли закусила губу. Собравшись с духом, она отошла от двери и направилась навстречу воинам.

«Я вдова, – думала она, приближаясь к носилкам, – мой муж погиб, и теперь я осталась одна».

Но ее глаза оставались сухими, а шаги были медленными и размеренными. В ушах звучало похоронным звоном: «Мертв, мертв, мертв…»

Тут воины с носилками поравнялись с ней и опустили на землю свою ношу.

– Миледи… – К ней шагнул Баррет, самый рослый из воинов. – Миледи, ваш муж отважно сражался… до самого конца. – Баррет провел своей огромной ручищей по лицу и с вздохом прибавил: – Стрела вошла ему между ребер. Но он умер сразу, миледи, без страданий.

Эллора, уставившись на носилки, стояла будто окаменев. Она слышала слова Баррета, но ничего не могла ему ответить. Снова и снова она мысленно повторяла: «Мертв, мертв, мертв…»

Тело лорда Джеймса было, завернуто в серую грубую ткань, и лишь покрытая грязью рука, соскользнувшая с носилок, лежала на влажной земле.

Воины же, опустившие носилки, почтительно отступили – все, кроме великана Баррета, не желавшего покидать своего господина даже после его смерти. Но и он в смущении отвернулся, сделав вид, что оглядывает окрестности, причем выглядело это так, будто Баррет все еще высматривал врагов.

Опустившись на колени, Эллора с трепетом взяла руку мужа. Рука была холодной, тяжелой, безжизненной. Вдова медленно провела по ней ладонью и с вздохом закрыла глаза, стараясь сдержать слезы. Внезапно по холму пронесся резкий порыв ветра, и под его напором платье облепило стройную фигуру Эллоры. Прижимая к груди руку покойного супруга, она запрокинула голову и, подставив лицо ветру, сделала несколько глубоких вдохов. В свежем осеннем воздухе уже ощущалось дуновение зимних холодов, которым вскоре предстояло объять Сикрест.

Одинокая слезинка покатилась по щеке Эллоры, оставляя жаркий след, который почти тотчас же высох на холодном ветру.

Тут Баррет наконец-то повернулся к ней и тихо произнес:

– Миледи…

Эллора открыла глаза, и ее взгляд снова обратился к лежавшему на носилках мужу.

– Миледи, не перенести ли его в зал? – спросил Баррет.

Но Эллора по-прежнему молчала. Теперь она пристально смотрела на ярко-синий ободок на рукаве нижней рубашки лорда Джеймса. Осторожно прикоснувшись к рубашке, она потянула за край ободка и увидела заляпанную грязью синюю шелковую ленту, на которой была вышита буква «К».

«Лента… – подумала Эллора, и в груди у нее словно образовалась какая-то пустота. – Значит, он взял ее с собой на битву».

Она судорожно сглотнула и снова сделала глубокий вдох. Затем посмотрела на встревоженного Баррета и, наконец, проговорила:

– Да, отнесите его в зал.

Эллора пошла следом за носилками с телом мужа и вскоре оказалась в полутемном зале. Ленту с его рубахи она все еще сжимала в руке. Когда воины опустили носилки возле камина, взгляд Эллоры обратился к широким ступеням лестницы, огибавшей зал справа.

– Нет, нет! – раздался вдруг отчаянный вопль откуда-то из верхних покоев.

Услышав этот крик, воины тотчас же замерли. Эллора сделала несколько шагов к подножию лестницы и остановилась. Резко вскинув руку, она удержала служанку, готовую броситься вверх по ступенькам.

– Миледи, пожалуйста… – умоляла женщина. – Позвольте мне пойти к ней. Она не…

Ударив служанку по щеке, Эллора заставила ее умолкнуть, потом спросила:

– Где дети?

Женщина хотела что-то ответить, но тут сверху снова донеслись вопли.

– Слушай меня внимательно! – Эллора схватила служанку за плечи и с силой встряхнула. – Отправляйся к детям и оставайся с ними, пока я не приду.

– Но, миледи, Минерва…

– Помолчи. Минерва хочет побыть со своей госпожой. – Эллора подтолкнула служанку к лестнице. – Немедленно иди к детям и делай, как я велела! Или я выкину тебя отсюда и отдам на милость норманнов – они вот-вот будут здесь.

Не успела служанка скрыться, как вниз сбежала рыжеволосая женщина. Бросившись к Эллоре, она прижалась к ней с громким плачем.

– Эллора! Скажи, что это ложь! – кричала женщина. – Господи, этого не может быть!

– Это правда, Коринна! – Отстранив от себя рыжеволосую, Эллора пристально взглянула в синие глаза, полные слез. Указав пальцем себе за спину, она добавила: – Можешь сама посмотреть, чего стоила тебе твоя порочность.

Отступив в сторону, Коринна увидела лежавшее на носилках тело лорда, все еще прикрытое серой тканью. Снова разрыдавшись, она бросилась к носилкам. В спешке, зацепившись за что-то, Коринна упала на пол и поползла. Пальцы ее вцепились в серое, покрывало. Приподняв его, она увидела лицо лорда Джеймса с открытыми, но невидящими глазами. Из горла ее вырвался пронзительный крик, и она, отбросив покрывало, увидела обломанное древко стрелы, вонзившейся в левую сторону груди лорда Джеймса. Коринна упала на тело и громко разрыдалась.

Эллора приблизилась к покойному мужу и бывшей подруге и отчетливо проговорила:

– Твоя порочность дорого обошлась не только тебе, но и всем нам. Вот смотри! – Эллора бросила Коринне синюю шелковую ленту. – Ты до такой степени околдовала его, что он даже не мог сражаться.

Эллора широко развела руки, и теперь казалось, что она обращалась ко всем находившимся в зале.

– Погиб величайший воин Англии, лучший рыцарь короля Гарольда! Ни меч валлийца, ни топор викинга никогда не коснулись его! Ни одна шайка разбойников не смела приблизиться к Сикресту из страха разгневать его господина! И вот сейчас… – Эллора упала на колени и, схватив Коринну за волосы, повернула ее лицом к себе. – Сейчас он мертв, потому что его сразила какая-то щепка! И что теперь будет с Сикрестом, Коринна? Что будет с нами и с нашими дочерьми, когда придут норманны? Сумеешь ли ты своим волшебством защитить нас? Сумеешь ли защитить Англию от варваров Вильгельма?

Отпустив Коринну, Эллора продолжала:

– Это ты убила его, ты, рыжеволосая сука! Ты и нас всех убила! – Поднявшись на ноги, Эллора окинула взглядом зал и прокричала: – Что вы здесь стоите?! Эта ведьма убила вашего лорда, вашего господина! Хватайте ее и повесьте!

Глаза людей, находившихся в зале, в ужасе расширились. А кое-кто даже отвернулся от своей госпожи, обезумевшей от горя.

– Ах, не хотите? Тогда я сама ее покараю!

Эллора осмотрелась и, не найдя ничего более подходящего, выхватила из холодного камина увесистое полено. Шагнув к Коринне, она занесла полено над головой и приготовилась нанести удар.

– Эллора! – раздался вдруг звучный женский голос, и тотчас же последовал крик молоденькой девушки.

Внезапно выступивший из тени Баррет забрал у Эллоры полено и, отбросив его в сторону, заключил госпожу в свои могучие объятия, чтобы она не могла наброситься на Коринну. Силы покинули Эллору, и, охваченная горем и стыдом, она прижалась к груди Баррета и разрыдалась.

В следующее мгновение к Эллоре бросилась светловолосая девочка двенадцати весен от роду. Великан Баррет и ее заключил в объятия. А в другом конце зала пожилая седовласая женщина, чей громкий голос прервал ужасную сцену несколько минут назад, прижимала к груди другую девочку, рыжеволосую. Она вырывалась из объятий женщины и, высвободившись, наконец, подбежала к Коринне. Опустившись возле нее на колени, девочка спросила:

– Матушка, что с отцом? – Не получив ответа, она дотронулась до плеча Коринны. – Матушка, он спит? Но почему заснул в зале?

Ничего, не ответив, дочери, Коринна крепко сжала ее руку. Тогда девочка повернулась к женщине:

– Минерва, что с папой?

Минерва опустилась на покрытый камышом пол и пробормотала:

– О, Хейд, моя маленькая фея… – Она прижала девочку. – Душа твоего папы покинула землю и присоединилась к миру духов.

– Папа умер?

Хейд вырвалась из объятий Минервы, чтобы повнимательнее посмотреть на отца. Коринна, издававшая тихие стоны, по-прежнему лежала у него на груди.

Протянув руку, Хейд осторожно прикоснулась к локону отцовских волос и тут же замерла. Потом взгляд ее обратился к старшей девочке.

– Берти! – закричала она. – Папа умер! Светловолосая девочка, оторвав голову от груди Баррета, взглянула на сводную сестру. Затем высвободилась из объятий воина и направилась к Хейд. Сестры обнялись и опустились на камыши, глядя на своего родителя.

– Не плачь, Хейд, – утешала Солейберт свою младшую сестру. – Теперь папа на небесах, с ангелами и святыми.

– Но что с нами будет без папы, Берти?

– Все как-нибудь устроится, – ответила Солейберт, с трудом сдерживая слезы. – Ведь у нас еще остались наши матери и Минерва.

Минерва тем временем отправилась на кухню и, собрав на поднос все необходимое, вернулась в зал. Накрошив в деревянную миску сухих трав, она склонилась над миской и принялась что-то тихонько бормотать. Потом добавила туда воды из кувшина и щепотку соли. После чего извлекла из складок одежды нож и стала водить его кончиком по воде – словно чертила на ее поверхности какие-то линии.

Собравшиеся в зале воины, а также люди из деревни вскоре удалились – они почти всегда так поступали, когда Минерва начинала заниматься своими обычными делами. Прошло еще какое-то время, и Минерва, спрятав нож, высоко подняла чашу и принялась произносить громким голосом какие-то слова.

– Нет! – закричала Эллора, бросаясь к пожилой женщине и выбивая из ее рук миску. – Нет, ты не посмеешь принести в этот дом новое зло своим колдовством! – Она указала на своего почившего супруга. – Разве мало тебе того, что ты уже сотворила?

Минерва поднялась на ноги и пристально посмотрела в лицо Эллоре. Глаза пожилой женщины сверкнули.

– Как ты смеешь это говорить?! – спросила она. – Никто не желал зла лорду Джеймсу. Но сейчас тело следует обмыть, и тогда душа его сможет спокойно отлететь!

– В таком случае пусть это сделает священник, – заявила Эллора. – Да, священник, а не безбожная язычница.

– А где ты думаешь найти священника, миледи? – Минерва подступила к Эллоре почти вплотную. – Неужели ты не заметила, что наш единственный священник, как и многие другие люди лорда, не вернулся в замок? И неужели ты собираешься сидеть и ждать, когда тело Джеймса сгниет у нас на глазах?

– Убирайся отсюда, – процедила Эллора сквозь зубы. – Забирай свои вещи, а также вещи Коринны и ее отродья. – Она уставилась на Хейд, все еще обнимавшую Солейберт. – Убирайтесь отсюда все!

– Матушка, не делай ничего подобного! – воскликнула Солейберт.

– Эллора, я тебя предупреждаю, – продолжала Минерва, – ты заходишь слишком далеко.

– Нет! – Эллора решительно покачала головой. – Напротив, я опоздала. Напрасно я позволяла тебе жить в Сикресте столько лет. Увы, теперь тот, кто держал тебя здесь… – Она снова посмотрела на Джеймса. – Его больше нет с нами.

– Но Сикрест – это и дом Коринны, а не только твой.

– Довольно! Убирайтесь!

– Хорошо, мы уйдем, – тихо сказала пожилая женщина.

Тут. Коринна вдруг подняла голову с груди своего возлюбленного, и Эллора с Минервой в ужасе уставились на нее: казалось, за час она постарела на несколько десятков лет.

– Я знаю, Эллора, что мое присутствие здесь стало для тебя бременем, – проговорила Коринна, – но так было не всегда, и ради дружбы, когда-то нас соединявшей, мы завтра же покинем замок. – Взглянув на лорда Джеймса, она добавила: – Теперь он не принадлежит ни одной из нас.

– А может, нам все-таки остаться? – неожиданно сказала Минерва. – Я уверена, Джеймс хотел бы, чтобы мы здесь остались. Мы не должны уходить.

– Завтра?.. Что ж, очень хорошо, – кивнула Эллора будто и не слышала слов Минервы. – Я согласна подождать до завтра.

– Матушка, нет! – закричала Солейберт, прижимая к себе Хейд. – Не выгоняй их!

– Что происходит, Берти? – спросила Хейд; ее личико приняло пепельный оттенок.

– Эллора, ты позволишь нам помолиться? – спросила Коринна.

Леди кивнула и тут же, сделав шаг вперед, схватила девочек за руки.

– Я забираю отсюда детей, – сказала она. – Им незачем здесь находиться.

– Нет! – Коринна потянулась к дочери. – Пусть Хейд останется.

Пронзительно вскрикнув, Хейд бросилась к сестре, которую Эллора рывком подняла на ноги.

– Я вернусь, Хейд! – закричала Солейберт, пока Эллора тащила ее вверх по лестнице. – Я вернусь, не бойся!

Тихо вздохнув, Хейд уселась у камина, обхватив руками колени.

– Ты что, обезумела? – Минерва взглянула на Коринну, собиравшую травы, рассыпавшиеся по камышовой подстилке. – Неужели ты действительно хочешь уйти?

– Ах, не досаждай мне, Минерва, – пробормотала Коринна, стараясь дотянуться до деревянной чаши. – Оставаясь здесь, мы ничего не добьемся, и только будем усугублять раздражение Эллоры. Нам лучше уйти.

Опустившись на колени, Минерва принялась помогать Коринне.

– Но куда мы сейчас пойдем? В Шотландию? Вот-вот наступит зима. К тому же здесь повсюду норманны. Две женщины с девочкой, путешествующие одни, – легкая для них добыча. – Она сжала руку Коринны. – Нам еще повезет, если мы умрем от голода.

– Думаю, не стоит так беспокоиться, – возразила Коринна. – Все-таки у нас есть лошади, чтобы передвигаться. А еды нам хватит до конца путешествия.

Она поманила к себе дочь, и Хейд, приблизившись к ней, проговорила:

– Но, матушка, Берти не сможет найти меня в Шотландии.

– Ты там найдешь новых друзей, любовь моя, – шепотом ответила Коринна и убрала волосы со лба дочери. – Может быть, там тебя дожидаются кузины, желающие играть с тобой, моя крошечная фея.

– Мне не нужны кузины, – заявила Хейд. Ее широко раскрытые синие глаза, столь похожие на глаза Джеймса, наполнились слезами. – Берти – моя сестра.

– Тихо, милая. – Коринна прижала дочь к груди. – Я все понимаю, но мы должны уехать. Боги помогут нам в нашем странствии.

– Боги не помогают глупцам, – проворчала Минерва. Взглянув на Хейд, она спросила: – Моя фея, есть ли у тебя молитва, с которой ты могла бы обратиться к предкам? Молитва дойдет до них вместе с душой твоего отца. Девочка тихонько всхлипнула и кивнула.

– Тогда возложи на отца руку во время молитвы и поговори с ним, – с ласковой улыбкой сказала Минерва. – Если хочешь, можешь говорить шепотом. Он услышит.

Отстранившись от матери, Хейд бросилась к Джеймсу и опустилась на колени. Положив головку на плечо отца, она взяла его за руку и крепко зажмурилась, Коринна же принялась произносить слова напутствия:

– С великой любовью отдаю я душу моего возлюбленного мужа Джеймса, лорда Сикреста, в благое место, уготованное ему богами…

А дочь Коринны мысленно обратилась к отцу: «Папа, ты меня слышишь? Это я, Хейд. Пожалуйста, папа, послушай меня. Мама забирает меня отсюда и хочет увезти от Берти. О, почему ты умер? Я боюсь Шотландии и норманнов, папа. Минерва говорит, что мы умрем от голода!»

Глаза девочки по-прежнему были закрыты, но ей вдруг показалось, что она увидела тонкий лучик света – будто кто-то зажег лучину. «Папа, это ты?» – спросила Хейд. Лучик превратился в пламя, затем – в золотистое сияние, теплое и яркое, как солнце. В центре этого сияния возник образ, который становился все больше, пока не занял весь мрак сознания Хейд. Потом смутная фигура приняла облик ее отца, шагавшего к ней по высокой, доходившей до пояса траве. Отец улыбался – и открывал ей объятия. Хейд бросилась к нему с криком радости:



– Папа, ты пришел! – Она уткнулась в его широкую грудь. От него пахло солнцем и сеном, и он крепко прижимал ее к себе.

– А ты думала, что я не приду? – усмехнулся отец. – Хейд, я очень тебя люблю.

Джеймс подхватил дочь на руки и тут же опустил на траву, и теперь они лежали рядом под голубым небом.

– Что же нам сейчас делать, папа? – спросила Хейд. – Ведь ты умер… – Внимательно посмотрев на него, она проговорила: – Хотя сейчас ты совсем не похож на мертвого.

Джеймс громко рассмеялся, и Хейд тоже засмеялась.

– А я вовсе и не умер, – заявил он. – Думаю, я все еще жив, и я живу ради тебя. – Его синие глаза сверкали, как драгоценные камни, а ласковая улыбка все еще оставалась на губах, когда он снова заговорил: – Хейд, любовь моя, тебе предстоит пройти множество испытаний, и ты скоро с ними столкнешься. Поэтому я хочу, чтобы ты слушала меня внимательно.

Хейд с улыбкой кивнула. Никогда еще она не чувствовала себя так хорошо, как сейчас, когда, лежа в объятиях отца, слушала рокот его голоса.

– Скоро в Сикрест нахлынут чужеземцы, – продолжал Джеймс. Он внезапно умолк, потом добавил: – Нет, они уже здесь.

– Кто они, папа? – спросила Хейд, чертя пальчиком, круги на его груди – сейчас на ней не было заметно ни малейшего следа от раны, нанесенной стрелой.

– Норманны, моя милая. – Лицо отца вдруг стало очень серьезным.

– Они и меня убьют, папа? – спросила Хейд, и подбородок ее задрожал.

– Нет, любовь моя, нет. – Джеймс крепко сжал дочь в объятиях. – Но грядет огромное несчастье. Правда, только на время. Ты не должна бояться.

– Берти говорит то же самое, – Хейд отважилась посмотреть на небо в поисках облаков, но их не было. А ведь ей только что показалось, что раздался гром.

– Берти правильно говорит. – Джеймс снова улыбнулся, затем отстранил дочь. – Что ж, времени осталось мало, любовь моя. Будь бдительна и очень осторожна.

– Да, папа.

– И не отлучайся от Минервы. Она очень мудрая и защитит тебя даже ценой своей жизни. Но ты должна ее слушаться. Ты меня поняла?

Хейд утвердительно кивнула, и Джеймс продолжал:

– Дорогая, для меня и для твоей матери ты – дар небес. Наша любовь друг к другу – это нечто особенное, а ты – плод нашей любви.

– Это что-то вроде волшебства?

– Да, в некотором роде, – поспешно ответил Джеймс. – И благодаря этой особенной любви ты у нас тоже особенная. Возможно, иногда тебе кажется, что ты не знаешь, что делать. Прислушивайся к своему сердцу. Молись. Следуй своим порывам. Учись всему, чему может научить тебя Минерва, и со временем ты получишь ответы на все вопросы.

– А как же Берти? – спросила Хейд.

– Берти тоже многому тебя научит. Никогда не отдаляйся от сестры, любовь моя. Вы будете вместе расти и взрослеть.

Тут снова послышался гром, и Джеймс, приподнявшись, привлек дочь к себе и с улыбкой сказал:

– Все, уже не остается времени, любовь моя. Ты поняла все, что я тебе сказал?

– Думаю, что да, папа. – Хейд нахмурилась. – Но ты ничего не сказал о матери.

– Мы с твоей матерью позаботимся друг о друге. – Джеймс встал и помог дочери подняться.

Тут подул ветер, растрепавший их волосы. И внезапно в отдалении появился замок Сикрест, которого раньше не было видно. Хейд невольно вздрогнула, когда над главной башней замка нависла огромная грозовая туча. Отец же положил руки ей на плечи и тихо сказал:

– А теперь иди, любовь моя, и поищи Минерву. И обязательно скажи Берти, что я люблю ее так же, как тебя – губы отца коснулись ее уха, и она услышала, как он произнес: – Я очень сильно ее люблю.

В следующее мгновение отец убрал руки с ее плеч, и Хейд вдруг поняла, что его уже нет с ней рядом. Она долго всматривалась в пространство и, наконец, увидела отца, стоявшего на вершине холма, напротив замка Сикрест.

Внезапно сверкнула ослепительная молния, и тут же загрохотал гром. Глядя на отца, Хейд в отчаянии закричала:

– Папа, куда ты?!

Фигура Джеймса теперь казалась совсем маленькой. Когда же он заговорил, его голос звучал так же отчетливо, как и прежде:

– Беги, Хейд! Беги в Сикрест! Быстрее!

Хейд повернулась и побежала. Она бежала все быстрее и быстрее, а ветер с каждым мгновением усиливался, и раскаты грома следовали один за другим. Внезапно небеса разверзлись, и хлынул проливной дождь, грозивший утопить ее.

По мере того как Хейд приближалась к знакомой арке башни, она замедляла бег. Наконец она отважилась остановиться, чтобы бросить на отца последний взгляд. Теперь она с трудом различала отца. А потом ей вдруг показалось, что она увидела и другую фигуру, скользившую к нему по лугу. Это была рыжеволосая женщина, протягивавшая к отцу руки.

– Матушка! – в отчаянии закричала Хейд.

Но тут в очередной раз сверкнула молния, а затем все погрузилось во тьму.

Глава 1

Апрель 1075 года

Гринли-Мэнор, Англия


– Стой! – выкрикнул человек, похожий на медведя. Он стоял в центре подъемного моста, а за его спиной виднелись черные железные решетки. – Объясни цель своего прибытия в Гринли. И кто едет вслед за тобой.

Тристан с улыбкой повернулся к своему темнокожему другу, сидевшему на вороном коне. Фаро поморщился и с явным раздражением проговорил:

– Неужели все время будет так трудно?

– Похоже на то, – хмыкнул Тристан. – Хорошо, что хоть мои владения сейчас в безопасности.

– Я спросил, какое у вас дело! – прокричал часовой на мосту. – Немедленно отвечайте или приготовьтесь встретиться с моим другом! – Он взмахнул огромным боевым топором, который держал в руке.

Глядя на великана с топором, Тристан мысленно улыбался. Было очевидно, что этот воин станет прекрасным дополнением к его новым владениям. Спешившись, он повернулся к другу и проговорил:

– Как чудесно здесь пахнет, Фар. И воздух замечательный.

Фаро, все еще сидевший в седле, сделал глубокий вдох, затем кивнул:

– Да, верно, воздух здесь замечательный, что особенно заметно после лондонского смрада.

– Предупреждаю в последний раз! – заорал страж, поднимая перед собой топор. – Кто ты такой?! Отвечай!

Тристан расплылся в улыбке и медленно направился к подъемному мосту. Баррет, крепко сжимавший рукоять топора, с некоторым удивлением смотрел на рослого светловолосого незнакомца, столь отважно приближавшегося к нему.

«Кто же он такой, – думал Баррет. – Сразить его или нет?»

Чужак по-прежнему улыбался, а покрой его одежды изобличал в нем человека благородного происхождения. Конечно же, он не был разбойником, явившимся грабить беззащитный замок. Возможно, это просто усталый воин, которому нужно подкрепиться, и пополнить запасы провизии?

Но с другой стороны, незнакомец не отвечал на его, Баррета, вопросы. Более того, он даже не обращал на него внимания. Возможно, это означало, что он очень хитер и хочет напасть неожиданно? А ширина его плеч и немалый рост свидетельствовали о том, что он мог бы стать достойным противником.

Светловолосый незнакомец подошел к краю подъемного моста и посмотрел в ров под ним. Затем, повернувшись спиной к Баррету, принялся развязывать тесемки на своих штанах.

– Прошу меня простить, – бросил он через плечо. Баррет понял, что должен что-то предпринять. Ради благополучия замка, который он обязан был защищать, ему следовало нанести удар немедленно, а уж потом можно будет решить, что делать дальше.

Сделав широкий шаг, Баррет оказался за спиной светловолосого незнакомца. Он занес топор над его головой, но тут вдруг его руки словно чем-то обожгло. Глухо вскрикнув, Баррет выронил топор. Потом в изумлении стал разглядывать свои руки – на них были отчетливо видны какие-то черные точки.

– Что же это за… – Он умолк и бросил взгляд на второго незнакомца, смуглого воина, помахивавшего небольшой кожаной сумой на ремешке. Услышав звук, похожий на журчание воды, Баррет снова повернулся к светловолосому. – Эй! – закричал он. – Как ты смеешь мочиться с моего моста?!

Тристан затянул тесемки на штанах и повернулся лицом к воротам. С улыбкой, указав на небольшое каменное строение, примыкавшее к стене замка, он спросил:

– Вон там, наверное, и находится то самое место, что предназначено для этой цели?

Баррет нахмурился и проворчал:

– Да, именно там. Так что не стоит мочиться с моста.

– Прошу принять мои извинения, – с ухмылкой ответил Тристан. – Но боюсь, что нанесенное вам оскорбление было неизбежным. Ведь я слишком долго ехал верхом. Еще раз прошу меня простить. Кажется, вы уронили свой топор.

– Кто вы такой?

– Я Тристан Д'Аржан, лорд Гринли. – Светловолосый отвесил легкий поклон.

Глаза стража от изумления округлились и стали такими огромными, что казалось, они вот-вот выпрыгнут из орбит. Он опустился на одно колено и, склонив голову, произнес:

– О, милорд, простите меня, я не знал…

– Ничего страшного, не огорчайся. – Тристан окинул взглядом великана, затем спросил: – Как тебя зовут, добрый человек?

– Баррет, милорд, – ответил тот, поднимаясь и сгибаясь в поясном поклоне. – Шериф Гринли. – Он потупился и добавил: – Но только до тех пор, милорд, пока вы не примите иного решения.

– Хорошо сказано, шериф Баррет. – Тристан снова улыбнулся. – Ясно, что ты отлично выполнял свои обязанности, пока меня здесь не было. Я утверждаю тебя в этой должности.

Тут Фаро, наконец спешился и, приблизившись к Тристану, проворчал:

– Он должен был раньше нанести удар. Слишком уж он медлил.

Тристан привык к странной внешности своего друга, а вот Баррет таращился на него в изумлении. С тюрбаном на голове и с лицом, покрытым оспинами, этот человек выглядел очень необычно.

– Будь мы разбойниками, – продолжал Фаро, – ты, шериф, уже лежал бы мертвым.

– Ты так полагаешь? – Смерив взглядом смуглого воина, Баррет скрестил на груди руки.

– Знакомься, шериф Баррет, – обратился к стражу Тристан. – Это Фаро Такан, мой самый надежный друг. А это, Фар, шериф Баррет. Прошу относиться к нему с уважением.

Фаро фыркнул, оглядывая лохматое чудище, представленное ему. Баррет же нахмурился, вспомнив о боли, которую ему причинил своей правдой этот смуглый воин.

Тристан широко улыбался, поглядывая то на Баррета, то на Фаро; было ясно, что эта сцена доставляла ему немалое удовольствие.

– Ну что ж, – сказал он, наконец, – мне не терпится осмотреть мой новый дом. Не подать ли нам сигнал, чтобы подняли решетки ворот?

Баррет тут же кивнул.

– Да, конечно, милорд. – Повернувшись к массивной стене, возвышавшейся надо рвом, он громко прокричал: – Эй, бездельники, поднимите решетки ворот! Лорд Тристан прибыл!

Решетки почти тотчас же поднялись, и они все трое неспешно прошествовали через двор замка. А следом за ними на территорию замка Гринли въехали и остальные люди Тристана, державшиеся на почтительном расстоянии от своего господина.

Какое-то время Баррет показывал новому хозяину его владения; провел и по деревне, расположенной за недавно возведенными стенами. Замок был почти разрушен войском Вильгельма, а затем по его приказу отстроен заново, и на это потребовалось шесть лет упорного труда. Деревня же, окружавшая замок, оказалась довольно большой, и в ней имелось множество построек хозяйственного назначения, что было совершенно необходимо для такого замка, как Гринли. Все это напоминало Тристану те обширные владения, которые ему доводилось видеть во Франции, хотя здесь все выглядело гораздо скромнее.

Принимая Гринли, Тристан сомневался в том, что проживет здесь достаточно долго, чтобы войти во владение своим новым домом. Годы, после того как Вильгельм Завоеватель пришел к власти, были заполнены другими делами. Все время приходилось подавлять всевозможные мятежи, и это держало Тристана и его людей в постоянной боевой готовности, что было совершенно необходимо, чтобы умиротворять многочисленные отряды мятежников. Жизнь Тристана все время подвергалась опасности, и было чудом, что ему все же удалось выжить в годы кровопролитий и, наконец, получить в награду замок, а также невесту.

– Что ж, очень хорошо, – с одобрением кивнул Тристан, осмотрев окрестности замка.

– Может, желаете проследовать в зал, милорд? – спросил Баррет. – Полагаю, вам следует поесть и выпить, чтобы восстановить силы после долгого и утомительного путешествия.

– Да-да, сейчас. Вот только…

Тристан умолк и окинул взглядом пустые зернохранилища. И тотчас же вспомнил о том, что и в деревне он почти никого не встретил.

А на пути к Гринли они с Фаро миновали несколько опустевших деревень и видели нераспаханные поля, поросшие метельчатым латуком и чертополохом, хотя время посева давно наступило.

Где же землепашцы? Почему земли не обработаны?

Повернувшись к Баррету, Тристан спросил:

– Шериф, но где мои люди?

Баррет в смущении откашлялся. Немного помолчав, сказал:

– А это мы и есть, милорд. Вот… – Баррет указал на нескольких мужчин и мальчиков в ветхой залатанной одежде, потом кивнул на воинов, стоявших чуть поодаль. – Мы все к вашим услугам, милорд.

– Но этого не может быть, – вмешался Фаро. – Король Вильгельм не даровал бы моему господину земли без людей, способных о них позаботиться. Гринли при Гарольде, как известно, был процветающим владением.

– Да, верно, – согласился Баррет. – До прихода Вильгельма население Гринли исчислялось сотнями человек. Но его люди сожгли здесь все дотла и убили старого лорда, а также всю его семью. Они уничтожили и большую часть деревни. – Тяжко вздохнув, Баррет добавил: – А выжившим некуда было идти, милорд.

– Я хорошо осведомлен об истории этих владений, – сказал Тристан. – И я знаю, что лорд Найджел из Сикреста был обязан принять к себе всех обездоленных из Гринли, чтобы держать их у себя, пока здесь не будет построен новый замок. А сообщения о том, что замок Гринли уже отстроен, дошли до меня прошлым летом, когда я находился в Северных землях. Да и сам лорд Найджел прислал весточку о том, что мои люди процветают.

– Неужели? – Баррет усмехнулся.

Тристан вопросительно посмотрел на своего смуглого друга, и тот, окинув взглядом двор, пробормотал:

– Что-то не похоже, что люди здесь процветают.

– Они процветают, но только не в Гринли, – пробурчал Баррет.

– Где же тогда?! – рявкнул Тристан, потеряв, наконец, терпение.

Баррет отшатнулся, испуганный вспышкой гнева своего нового господина:

– Ну… в Сикресте, милорд.

– В Сикресте? – изумился Тристан. – Но почему мои люди живут в Сикресте? Ведь здесь все отстроено заново. И, конечно же, они знали о том, что должен появиться их господин. Однако поля не распаханы и не засеяны, а амбары пустуют! Почему?!

Баррет с вздохом пробормотал:

– Они боятся тебя, милорд. Слухи сделали свое дело. Баррет вздрогнул, услышав, как выругался Тристан, но все же продолжал:

– Ходили слухи о разграбленных деревнях вдоль шотландской границы. Люди называют тебя Молотом Вильгельма.

– Пока Гринли восстанавливали, лорд Найджел обязан был заботиться о людях моего господина, – вмешался Фаро. – Но потом он должен был отправить их сюда. Им следовало вернуться.

– Да, конечно, – согласился Тристан. – Найджелу было хорошо заплачено за то, чтобы он позаботился о людях, а затем отправил их ко мне.

– Я говорил об этом с лордом Найджелом, милорд, – сказал Баррет. – Именно поэтому я сейчас здесь.

– И что он тебе сказал? – спросил Тристан.

– Ну… – Баррет почесал затылок. – Он заявил, что не принимает советов от такого, как я. И сказал, что я должен жить в Гринли, если меня все это так беспокоит. – Гигант немного помолчал, потом вдруг расплылся в улыбке и добавил: – И вот я здесь.

– А что же он сказал о людях? – допытывался Тристан.

Баррет нахмурился и проворчал:

– Сказал, что не может оставить без них Сикрест, потому что близится время посева. И еще сказал, что здесь, в Гринли, все равно нет господина, поэтому и люди не нужны.

Тристан молчал, и Баррет в некотором смущении добавил:

– Может быть, потом, когда вы вступите в брак с леди…

– Да-да, очень хорошо, шериф, – перебил Тристан. На сей раз он не повысил голоса, но было очевидно, что он с трудом сдерживает гнев. – Благодарю тебя за службу, Баррет, и за то, что ты пытался вернуть сюда моих людей.

Резко развернувшись, Тристан направился к залу замка и вскоре исчез за массивной дверью. Какое-то время Фаро с Барретом молча поглядывали друг на друга. Потом оба последовали за своим господином. Покосившись на шерифа, Фаро с усмешкой проговорил:

– Скажи, ты всегда такой болван?

Баррет пожал могучими плечами и окинул презрительным взглядом своего смуглого спутника.

– А ты всегда разгуливаешь в женской одежде?

Глава 2

– Минерва! – громко закричала Хейд, призывая старуху из соседней комнаты.

Худенький мальчик, сидевший на табуретке лицом к девушке, снова заерзал, стараясь высвободить ногу, но Хейд крепко держала его за щиколотку. Рана на ноге мальчика уже загноилась, стопа сильно распухла.

Мальчик в очередной раз попытался высвободиться, и Хейд с вздохом проговорила:

– Хэм, пожалуйста, посиди спокойно. – Перебросив через плечо свою рыжую косу, она снова позвала: – Минерва!



Тут, наконец, послышались шаги, и в дверях появилась Минерва. Ее седые волосы, похожие на проволоку, стояли над головой, как нимб на древних иконах, а проницательные черные глаза пристально смотрели на девушку. В маленькой комнате за спиной старухи то и дело стонала женщина.

– Ну, в чем дело? – спросила она.

– Минерва, не дашь ли мне луковую припарку? Хейд указала на маленький глиняный кувшинчик, стоявший среди многих других кувшинов на самой верхней полке. В домике целительницы повсюду с потолка свисали связки сухих трав, а на огне вовсю кипело какое-то снадобье, распространявшее довольно приятный аромат.

Стоны, доносившиеся из соседней комнаты, сменились криками.

– Поднимись с места сама, ленивая девчонка, – проворчала Минерва. – Насколько я могу видеть, боль в ноге беспокоит малыша Хэма, а не тебя.

– Если я отпущу его ногу, он убежит, – заявила Хейд. Посмотрев на мальчика, она ласково ему улыбнулась: – Ведь верно, Хэмми?

– Да, верно. – Восьмилетний мальчишка энергично закивал. – Если придется, я и на одной ноге отсюда убегу, – добавил он с ухмылкой.

– Вот видишь? – Хейд снова взглянула на Минерву. Старуха что-то проворчала себе под нос и подошла поближе, чтобы посмотреть на ногу мальчика.

– Я вот что тебе скажу, милый. – Старуха строго посмотрела на Хэма. – Если ты убежишь до того, как Хейд тебя отпустит, тебе уже никакие припарки не понадобятся.

Мальчик потупился и с вздохом пробормотал:

– Хорошо, я не двинусь с места. Обещаю.

Тут из соседней комнаты снова раздался крик, и Минерва громко сказала:

– Иду-иду, Мэри. Только когда же ты перестанешь вопить и вытолкнешь, наконец, младенца наружу?

Хейд многозначительно посмотрела на Хэма, затем, поднявшись, взяла с полки кувшинчик с луковой припаркой и другие целебные травы. Когда она вернулась на место, мальчик послушно положил ногу ей на колено.

– Вот и хорошо, – сказала довольная Хейд с улыбкой. Она взяла пригоршню листьев и принялась растирать их в ладонях. Растирала же до тех пор, пока они не превратились во влажную массу. – А сейчас, Хэм, будет немного жечь, но зато ты ничего не почувствуешь, когда я стану очищать и сушить рану.

Глаза мальчика округлились, но он сидел тихо. Когда же Хейд принялась втирать массу из перетертых листьев ему в ногу, он громко закричал, и Хейд, чтобы как-то отвлечь его, сказала:

– Расскажи мне, что сегодня происходит в замке. Наверное, что-нибудь интересное… Знаешь, я видела сегодня каких-то незнакомых всадников. Кто они?

Хейд взяла лезвие, чтобы вскрыть гнойник, и мальчик, крепко зажмурившись, вцепился пальцами в табуретку.

– Они прибыли из Гринли, – пробормотал он с дрожью в голосе. – К лорду Найджелу.

Хейд направила лезвие в рану на ноге Хэма, и оттуда почти тотчас же стал вытекать густой желтый гной, чуть окрашенный кровью. Потом девушка осторожно давила кончиками пальцев на воспаленное место, чтобы ускорить выделение гноя. И она по-прежнему разговаривала с мальчиком.

– Но среди всадников я не заметила Баррета. – Хейд потянулась к жаровне, на которой стоял горшочек с теплой водой. – Неужели его среди них не было? – Окунув в воду чистую тряпицу, она обмыла ногу Хэма.

Мальчик выдохнул с облегчением и открыл глаза – должно быть, боль прошла.

– Да, там не было Баррета, – закивал Хэм. – Были только воины лорда Тристана.

– Но, Хэмми, ведь лорд… – Хейд внезапно умолкла, осознав, что означали слова мальчика. – Неужели он приехал? – спросила она, переходя на шепот.

– Да-да, приехал, – подтвердил Хэм. – Лорд Тристан уже прибыл в Гринли вместе со своими воинами.

Какое-то время Хейд молчала, осторожно смазывая рану луковой мазью. Затем, наложив свежую повязку, с улыбкой сказала:

– Вот и все, Хэмми. – Она сняла ногу мальчика со своего колена. – Я знаю, что уже теплеет, но все же надень башмак и носи его до тех пор, пока мазь не высохнет. А через три дня снова покажи мне ногу. Понял?

– Да, – кивнул Хэм и посмотрел на дверь.

– Что ж, тогда беги. – Хейд снова улыбнулась.

Когда малыш ушел, Хейд стала в волнении расхаживать по комнате. «Итак, Молот Вильгельма, наконец прибыл, – думала она. – Почти десять лет он опустошал Англию, а теперь явился за наградой. И, наверное, ужасно удивился, когда обнаружил, что замок пуст».

Из соседней комнаты вновь донесся пронзительный крик, а затем послышался плач младенца, четвертого ребенка в семье Мэри. Эта женщина пришла в Сикрест из Гринли много лет назад и вышла замуж за Джона, также покинувшего Гринли. Но неужели теперь, после прибытия лорда Тристана, им придется возвращаться?

Но появление лорда Тристана сулило и другие неприятности, и теперь у Хейд возникли серьезные основания для беспокойства. Вскоре, после того как лорд Найджел предъявил права на Сикрест, а также на Эллору и Солейберт, новый король Англии занялся поисками сильных союзников из числа лордов. И Найджел обещал отдать свою юную падчерицу в жены Тристану Д'Аржану, любимому рыцарю короля Вильгельма. Желая доставить королю радость, Д'Аржан принял предложение и обещал жениться, когда Солейберт войдет в брачный возраст, а Гринли по приказу Вильгельма отстроят заново.

И вот теперь, когда Гринли восстал из праха, самый свирепый из воинов Вильгельма прибыл в свои владения. А это означало, что ей, Хейд, придется расстаться со сводной сестрой.

– Ах, неужели это действительно случится? – прошептала девушка и тотчас же почувствовала, что на глаза ее навернулись слезы, а в висках появилась жгучая боль.

– Иди сюда, Хейд, – послышался из другой комнаты голос Минервы. – Иди, посмотри на младенца!

– Да-да, я сейчас. – Хейд заморгала, пытаясь избавиться от непрошеных слез. Когда же боль в висках исчезла, она занялась сбором трав для отвара – последствия родов у Мэри всегда длились долго.

– Что же мне теперь делать? – прошептала Берти, глядя на Хейд.

Сестры сидели в углу зала и делали вид, что занимаются рукоделием. Хейд на всякий случай осмотрелась, но их никто не подслушивал.

– Откровенно говоря, не знаю, – ответила она. – Лорд Найджел сказал тебе хоть слово?

– Нет, ничего не сказал. – Солейберт покачала головой. – Хотя я знаю, что в своем послании лорд Тристан упомянул обо мне. Мать тоже не получила вестей, если не считать того, что ей давно было известно о намерении лорда Тристана посетить Сикрест, чтобы забрать своих людей и… – Берти нервно сглотнула, – и свою невесту.

– Но он не может забрать тебя, – возразила Хейд. – Вы же еще не обвенчались.

– Ручаюсь, что скоро это случится, – сказала Солейберт, отправляя в рот бисквит – третий за то время, что они с Хейд сели заниматься рукоделием.

Прожевав, она продолжала:

– А что, если он будет меня бить? Думаю, что лорда Тристана неспроста прозвали Молотом Вильгельма. Ходят слухи, что он свирепый воин и вспыльчивый человек.

– Если он станет тебя бить, это произойдет только раз, – заявила Хейд. Нечаянно уколов палец, она сунула его в рот, а потом ткнула им в сестру, чтобы придать веса своим словам. – Если он хоть раз ударит тебя, немедленно дай мне знать, и я тотчас же поскачу в Гринли и лишу его обеих рук.

Солейберт захихикала, и ее круглые щечки раскраснелись. Хейд же была рада, что ей удалось успокоить сестру хоть ненадолго.

– А что, если он не захочет на мне жениться? – неожиданно спросила Солейберт.

Хейд замерла, уставившись на нее в изумлении:

– Дорогая, как ты можешь такое говорить? Любой лорд почтет за счастье сделать своей леди такую прелестную и хорошенькую девушку, как ты.

– Но моя фигура… – с вздохом пробормотала Берти и провела ладонью по округлостям своего тела. – Да-да, не возражай. Я слишком уж толстая. Думаешь, я не слышу шуток, которые отпускают на мой счет мужчины в деревне?

Хейд молча пожала плечами, а Солейберт добавила:

– Да и женщины от них не отстают. И их насмешки во много раз хуже.

– Берти, дорогая… – Хейд положила шитье на пол и взяла сестру за руки. – Поверь, ты самая красивая женщина, какую я только знаю. К тому же очень неглупая. – Она заглянула сестре в глаза. – Думаю, тебе не следует обращать внимание на то, что болтают невежды. Ведь эти люди совершенно тебя не знают.

Глаза Солейберт наполнились слезами. Она обняла сестру и прошептала:

– Я не поеду без тебя, не поеду…

– Не плачь, милая, не надо плакать, – успокаивала Хейд сестру. – Ведь мы еще ничего толком не знаем. Возможно, у нас нет причин для беспокойства.

– Ты снова ее чем-то расстроила?! – послышался резкий женский голос.

Девушки тут же разомкнули объятия. Повернувшись к двери, они увидели, что на них с гневом смотрит леди Эллора. А рядом со своей светловолосой женой стоял демонический лорд Найджел.

Хейд поднялась на ноги:

– Добрый вечер, миледи и милорд. Мы с Берти просто обсуждали ее свадьбу, вот и все.

Найджел улыбнулся Хейд, однако улыбка его походила на отвратительную насмешливую гримасу, а пронзительные черные глаза смотрели на девушку так, словно он взглядом раздевал ее – когда супруг Эллоры смотрел на нее, Хейд чувствовала себя обнаженной.

– Думаю, ничего особенного не происходит, – обращаясь к жене, сказал Найджел. – Женщины всегда волнуются, когда речь заходит о свадьбе и о брачной ночи.

При этих словах лорд приподнял черную бровь и, снова улыбнувшись, спросил:

– Хейд, может быть, ты давала ей советы?

– Я в этом не сомневаюсь, – фыркнула Эллора. – Но ты не имеешь права обсуждать с моей дочерью столь интимные вопросы. – Она строго взглянула на Хейд. – Убирайся отсюда в свою хижину, к своей старой ведьме. Мы с лордом Найджелом хотим поговорить с Солейберт о семейных делах.

– Но, мама, пожалуйста… – пробормотала Берти. – Я бы хотела, чтобы Хейд осталась. Она входит в число моих близких.

Эллора решительно покачала головой:

– Нет-нет, даже не говори мне об этом.

– Прекратите болтовню, – проворчал Найджел. – Пусть девица нас послушает. Не будет ничего страшного.

Молча, пожав плечами, Эллора жестом указала Хейд, чтобы та села на стул чуть поодаль.

– Так вот, милая падчерица… – Найджел повернулся к Берти. – Хочу тебе сообщить, что лорд Тристан из Гринли наконец-то приехал, чтобы вступить во владение своим замком и забрать свою невесту. – Он внимательно посмотрел на Солейберт, и губы его растянулись в улыбке. – Тристан прибудет в Сикрест по истечении двух недель, и тогда вы с ним обвенчаетесь. Кроме того, нам надо обсудить условия твоего переезда в Гринли.

Тихонько всхлипнув, Берти вынула из рукава носовой платок и прижала к дрожащим губам. Эллора же похлопала дочь по руке, стараясь успокоить. А лорд Найджел тем временем продолжал:

– И еще я хотел бы тебе напомнить: твое поведение на свадебном пиру представляет особую важность. Ты не должна опозорить меня проявлением бурных чувств или истериками. И, конечно же, ты согласишься на любые условия, которые будут тебе предложены. Да-да, согласишься и станешь выполнять их неукоснительно.

Найджел надолго умолк, словно о чем-то задумался. Он, пристально взглянув на Солейберт, вновь заговорил:

– И должна молчать, пока к тебе не обратятся. А когда это произойдет, твои слова не должны расходиться с моими. Достаточно ли ясно я выразился?

Девушка кивнула; она с трудом сдерживала слезы. Хейд ужасно хотелось вмешаться в разговор, но она понимала, что ничего этим не добьется.

А лорд Найджел, в очередной раз улыбнувшись, с легким поклоном повернулся к жене.

– Не желаете ли что-нибудь добавить, миледи? – спросил он.

Эллора утвердительно кивнула, и ее муж, отступив на несколько шагов, уставился на Хейд с плотоядной ухмылкой. Девушка на мгновение пожалела о том, что не ушла, но тут же устыдилась своего малодушия.

– Так вот, дочь моя… – начала Эллора. – Хотя мысль о браке и о том, что ты покинешь дом, огорчает тебя, ты должна сделать все возможное, чтобы произвести на лорда Тристана самое благоприятное впечатление.

Эллора умолкла и взглянула на мужа, стоявшего у стены. Когда же она снова повернулась к дочери, на лице ее появилось выражение нерешительности.

– Да, ты должна произвести благоприятное впечатление. Поэтому, согласно моему распоряжению, кухарка будет выдавать тебе одну миску еды в день, не более. И прекрати таскать из кухни лакомые кусочки, понятно?

Солейберт подняла глаза на мать и жалобным голосом проговорила:

– Ты хочешь уморить меня голодом?

При этих словах Эллоры Хейд почувствовала, что лицо ее заливается краской. Однако заявление Найджела привело ее в ярость.

– Откровенно говоря, я очень сомневаюсь в том, что ты умрешь от голода, милая падчерица, – проговорил он с усмешкой. – Думаю, ты согласишься с тем, что у тебя вполне достаточно плоти, так что ты без труда сумеешь сохранить силы на несколько недель.

Следовало отдать должное Эллоре – она густо покраснела. Солейберт же, тихонько вскрикнув, стремительно выбежала из зала и помчалась вверх по лестнице.

Хейд хотела последовать за ней, но Эллора схватила ее за руку.

– Оставь ее в покое. Со временем она поймет, что это делается для ее же блага.

– Как вы могли?! – возмутилась Хейд, выдергивая руку.

Эллора нахмурилась:

– Как ты смеешь так говорить со мной, незаконное отродье?! – Она шагнула к девушке и со злобной усмешкой прошипела: – Ты, наверное, предпочла бы, чтобы она жирела и оставалась прикованной к тебе вместо того, чтобы процветать и быть госпожой в собственном замке. – Приблизившись к Хейд вплотную, Эллора продолжала: – Ты завидуешь, потаскушка! Ты пытаешься скрыть свою ревность и зависть под напускной заботой, а сама заришься на ее завидного жениха!

– Вы недостойны, называться матерью, – сказала Хейд, невольно сжимая кулаки.

Эллора с изумлением уставилась на девушку. Потом лицо ее исказилось от гнева, и она завопила:

– Ты шлюха и дочь шлюхи!

Она подняла руку, чтобы ударить Хейд.

Стремительно приблизившись к жене, лорд Найджел сжал ее запястье и проговорил:

– Держите себя в руках, миледи.

Хейд поморщилась и отвернулась. Дьявольская ухмылка, появившаяся на лице лорда Найджела, свидетельствовала о том, что все происходящее очень его забавляет.

Эллора тут же высвободила руку.

– Не удерживай меня! – в гневе закричала она. – Я просто пытаюсь научить эту шлюху хорошим манерам!

– Прекрати! – Найджел толкнул жену к лестнице. – Присматривай лучше за своей дочерью!

Эллора остановилась в нерешительности.

– Делай, что я говорю! – Лорд Найджел повысил голос. – Я и без тебя справлюсь!

– Да, конечно, милорд! – пробормотала Эллора сквозь зубы. Присев перед мужем в реверансе, она с угрозой во взгляде посмотрела на Хейд, затем, резко развернувшись, стала быстро подниматься по лестнице.

Найджел же, приблизившись к девушке, схватил ее за локоть, и она в ужасе содрогнулась.

– Позволь, юная леди, проводить тебя в твой дом, – сказал он с отвратительной улыбкой, и его черные глаза сверкнули.

Хейд рывком высвободила руку.

– Не утруждайте себя, милорд, – сказала она, шагнув к двери.

– Но я настаиваю. – Найджел снова взял ее за локоть и вывел из зала, затем повел через темный двор.

Лорд Найджел все дальше уводил девушку от замка, и вскоре она поняла, что они идут вовсе не туда, где находился ее дом.

– Мми-лорд, – пробормотала Хейд запинаясь, – мой коттедж совсем в другой…

– Молчи, – проворчал Найджел, увлекая девушку к конюшням. – Я знаю, где находится твой коттедж. Но сейчас мне надо кое-что обсудить с тобой без свидетелей.

Глава 3

В конюшне Найджел выпустил руку Хейд и поспешно направился к ближайшему деннику. Лорд поглаживал голову своего любимого жеребца, и казалось, забыл о девушке.

– Милорд, если вас не затруднит… – проговорила Хейд. – Милорд, я бы хотела узнать, что вы собирались обсудить со мной. Меня ждет Минерва.

Найджел по-прежнему не обращал на нее внимания, и смущение Хейд все возрастало. Прошло еще какое-то время, и лорд, наконец-то повернувшись к девушке, заговорил:

– Милая, всем понятно, сколь тесные узы связывают тебя и леди Солейберт.

Снова отвернувшись, Найджел взял охапку сена и принялся кормить жеребца.

– Да, милорд, конечно, – сказала Хейд. «Неужели именно это он собирался обсудить со мной без свидетелей?» – недоумевала девушка. – Хотя у нас разные матери, Берти всегда была мне сестрой.

– Я знаю и другое, – продолжал лорд Найджел, вновь поворачиваясь к ней лицом. – Тебя очень тревожит мысль о том, что Солейберт покинет Сикрест. Ты ведь останешься здесь… Вернее, должна остаться.

Хейд молча кивнула. Она давно уже знала, что останется в Сикресте, как Берти уедет. Однако она никак не ожидала, что лорд Найджел прекрасно ее понимал.

Тут он вдруг пристально посмотрел на нее и проговорил:

– А что бы ты ответила, моя милая, если бы я сказал, что для тебя есть возможность уехать вместе с Солейберт в Гринли?

Хейд в замешательстве заморгала.

– Милорд, вы о чем? Вы хотели бы передать опекунство надо мной лорду Тристану?

– Нет-нет. – Найджел покачал головой и принялся кормить другого жеребца. – Ты останешься моей подопечной, но не исключено, что сможешь сопровождать свою сестру, чтобы посмотреть, как она устроится на новом месте.

Найджел надолго умолк. Когда он вновь заговорил, на губах его появилась лукавая улыбка.

– Да, ты сможешь сопровождать свою сестру, если пойдут слухи, что ты покидаешь Сикрест в связи с помолвкой. Видишь ли, кузнец Дональд этой ночью возвращается в Гринли. И ему нужна жена.

Когда до Хейд, наконец, дошел смысл слов Найджела, у нее перехватило дыхание. Перед ее мысленным взором возник образ приземистого, похожего на жабу человека с загорелым лицом и тяжелыми надбровными дугами. Поселившись в Сикресте много лет назад, Дональд занимался своим ремеслом недалеко от замка. Хейд припомнила, что он был вдовцом, и что его жена якобы умерла от простуды года два назад, хотя они с Минервой сомневались в том, что причиной ее смерти была болезнь – они видели, что все тело женщины было покрыто ужасными кровоподтеками.

– Но, милорд… – Хейд откашлялась и попыталась взять себя в руки. – Милорд, я не хочу выходить замуж за Дональда.

Найджел ответил ей снисходительным смехом:

– Конечно, нет, моя милая. Твое обручение с ним будет просто хитростью.

Хейд недоверчиво смотрела на лорда. Тот медленно прошелся по конюшне, затем, усевшись на табуретку, продолжил свою речь:

– Дело в том, милая Хейд, я много лет был верным вассалом Вильгельма. Поэтому он и отдал на мое попечение людей из Гринли. К тому же я заботился о постройке нового замка, понимаешь?

Хейд кивнула, и лорд Найджел продолжил:

– Поэтому будет только справедливо, если я попрошу вознаграждения. Ты не согласна?

Отвращение Хейд к Найджелу и его алчности было столь сильным, что она едва удержалась от насмешливой улыбки.

– Я думала, милорд, что король Вильгельм уже оплатил ваши услуги.

– Если ты полагаешь, что несколько монет и эта болотистая земля – достойная оплата, то тогда он действительно заплатил за мою службу. – Найджел презрительно фыркнул, и его глаза стали ледяными. – Сикрест у тебя перед глазами, милая Хейд, и ты все знаешь. Пока я здесь трудился, не покладая рук, этот щенок Д'Аржан ничего не делал, только развлекался. А ведь многие из моих работников породнились с обитателями Гринли. И что же теперь будет со всеми этими людьми? Неужели им придется расстаться?

Хейд пожала плечами. Она была почти уверена, что лорд Найджел беспокоился вовсе не за людей. Этот человек совершенно не заботился о хозяйстве и предпочел тратить деньги Вильгельма на свои прихоти и на роскошь. А теперь он, наверное, опасался, что из-за ухода многих работников король Вильгельм станет выплачивать ему гораздо меньше денег.

Собравшись с духом, Хейд проговорила:

– Прошу простить меня, милорд, если я позволю себе высказаться. Конечно, я очень вам сочувствую, но разве вы не предвидели всего этого, когда Гринли был передан лорду Тристану?

– Тогда это не имело значения, – отмахнулся Найджел. – Когда был заключен договор о помолвке, было ясно: Д'Аржан еще много лет останется на службе у Вильгельма. Я не ожидал его появления до того, как замок Гринли будет отстроен заново. И то, что он явился только теперь, доказывает справедливость моих подозрений. – Казалось, лорд Найджел все более возбуждался от собственной речи. – Да-да, на самом деле хозяином Гринли должен быть я! Д'Аржан не заслуживает такого дара, потому что именно я заботился о его людях!

Найджел в ярости сжал кулаки и сделал глубокий вдох, стараясь овладеть собой.

– И он, конечно же, ужасно разозлился, узнав, что его люди не вернулись, чтобы служить ему. А почему они должны были возвращаться?! Ведь всем известно, что Молот Вильгельма – жестокий и кровожадный дикарь!

По спине Хейд пробежали холодные мурашки, и она тихо прошептала:

– Но тогда зачем же вызывать его гнев?

– Его гнев не будет стоить ничего, если Дональд преуспеет в том деле, которое я ему поручу.

Девушка посмотрела на лорда Найджела с недоумением, и тот выпалил:

– Завладеть замком Гринли можно лишь в том случае, если Д'Аржан вызовет недовольство короля – или умрет.

– Но как же Берти? – в ужасе прошептала Хейд.

– А что Берти? Если Д'Аржан умрет, Солейберт станет свободна. Она еще молода, и у нее будет возможность снова выйти замуж.

Хейд молчала, и Найджел, поднявшись на ноги, подошел к ней и тихо проговорил:

– Дорогая, за нее не беспокойся. Твоей, задачей будет только сбор сведений, которые мне нужны для того, чтобы убедиться, что смерть Д'Аржана все-таки наступит, даже если кузнец этой ночью и оплошает.

В груди Хейд закипела ярость.

– Милорд, я не могу выбрать… – перебила Хейд.

– Тихо, помолчи. – Найджел прижал палец к ее губам. – Я не требую, чтобы ты приняла решение сейчас же. Но подумай об этом в последующие дни, моя прелесть. Мне надо получить от тебя ответ до прибытия лорда Тристана, если только он не будет лежать мертвым у себя в Гринли.

Найджел склонился к девушке, и она почувствовала его дыхание у себя на губах.

– В любом случае мы с тобой должны заключить соглашение. Я оказываю тебе большое доверие, предоставляя выбор, прекрасная Хейд. Хотя я мог овладеть тобой прямо сейчас, если бы это входило в мои планы.

– Нет! – Хейд рванулась к выходу, но Найджел крепко ее удерживал.

Снова посмотрев ей в глаза, он проговорил:

– Ты придешь ко мне по доброй воле, когда наступит время.

В следующее мгновение Найджел прижался губами к ее губам. Когда же он отпустил ее, Хейд отступила на шаг и утерла рукавом губы. Из глаз ее хлынули слезы, а лорд с ухмылкой заметил:

– Сомневаюсь, Хейд, что кузнец Дональд будет обращаться с тобой с такой же учтивостью.

С этими словами он отвесил ей насмешливый поклон и, резко развернувшись, вышел из конюшни.

После ухода лорда Найджела Хейд медленно опустилась на грязный пол. Тело ее содрогалось от рыданий, а губы жгло огнем после отвратительного поцелуя Найджела. Она то и дело утирала слезы, но они снова и снова катились из ее глаз.

Хейд пыталась овладеть собой, пыталась успокоиться, но у нее ничего не получалось. Перед ней постоянно возникали видения – ангельская улыбка Берти, избитая до смерти жена кузнеца и омерзительная ухмылка лорда Найджела. Но самым ужасным был образ Эллоры, пронзительным голосом выкрикивавшей слово «шлюха».

«Шлюха, шлюха, шлюха!» – звучало у нее в ушах, и этот жуткий крик Эллоры прекратился лишь после того, как Хейд, лежавшая на полу конюшни, затихла в изнеможении.

Подобраться к воротам Сикреста незамеченным было для Тристана совсем нетрудно – особенно после того, как его посланцев уже пропустили во двор замка. Он оставил своего коня в некотором отдалении от замка под надзором верного Фаро (на сей раз оба они были в самой обычной и неприметной одежде).

Воспользовавшись смятением среди стражей и слуг, Тристан смешался с толпой и теперь без помех наблюдал за обитателями замка, а также прислушивался к их разговорам. Многое из того, что говорили люди, весьма его огорчало. Было совершенно ясно: лживые россказни о его жестокостях вызывали страх у обитателей Гринли, перемещенных сюда на время. И, конечно же, многие из них не хотели возвращаться.

– Я слышала, что одну деревню он сжег дотла, – говорила дородная простолюдинка своей подруге, – И не оставил жителям ни малейшей надежды на спасение. Убил большую часть людей, а вместо них всюду посадил ублюдков Вильгельма. Да-да, повсюду, от Шотландии до Лондона.

– Да, верно, – согласилась собеседница толстухи. – Говорят также, что он ездит в компании с дьяволом, способным предсказывать будущее.

Тристан невольно улыбнулся, сообразив, что женщина говорит о Фаро; он решил, что непременно позабавит друга этим рассказом.

– Да-да, ездит с дьяволом, – закивала толстуха. – И еще лорд Найджел говорит, что он заставляет обнаженных женщин прогуливаться перед ним. К тому же известно, что у него есть влечение к молоденьким юношам.

При этих словах женщины Тристан невольно сжал кулаки, и все его тело под грубой рубахой словно опалило жаром.

– Клянусь, что ни за что не вернусь в Гринли, ни за что не буду служить этому чудовищу, – свистящим шепотом проговорила одна из собеседниц. – Как ему узнать, кто из Сикреста, а кто нет?

Шумно выдохнув, Тристан пошел дальше. Чем дольше он слушал разговоры людей во дворе, тем все более убеждался в том, что лорд Найджел намеренно распускал все эти слухи – чтобы настроить обитателей Гринли против хозяина.

– И еще говорят, что он одноглазый.

– И принимает ванну из свиной крови.

– Беспощадный тиран. Лорд Найджел говорит…

– Всех нас уморит голодом или убьет…

– Похотливый мерзавец…

– Да-да, и еще…

Тристан отошел подальше от толпы и остановился у стены, чтобы в одиночестве собраться с мыслями. Теперь ему окончательно стало ясно: люди из Гринли не захотят поселиться в новых домах и служить новому лорду. И виноват в этом, конечно же, лорд Найджел. Он, по-видимому, привык пользоваться трудом чужих работников – всех те, кто пришел в Сикрест из Гринли. Кроме того, он не хотел лишиться щедрого вознаграждения, которое получал от Вильгельма за свою службу. Более того, Найджел наверняка зарился на замок Гринли и собирался каким-то образом прибрать его к рукам.

Покинув замковый двор, Тристан в задумчивости расхаживал между хижин, и вскоре у него начал складываться план действий. Внезапно мимо него проскакал на одной ноге мальчик – вторая была перевязана, – а затем послышался душераздирающий женский крик, причем кричали в той самой хижине, из которой только вышел мальчик.

Приблизившись к домику, Тристан заглянул в окно, прорубленное в стене, и замер в изумлении. Он увидел гибкую и стройную девушку, стоявшую к нему спиной. У девушки были чудесные рыжие волосы, перетянутые кожаным ремешком, и она перебирала какие-то горшочки, стоявшие перед ней на столе. Крики же, доносившиеся из соседней комнаты, теперь раздавались безостановочно, но девушка, казалось, ничего не слышала – во всяком случае, не обращала на них ни малейшего внимания.

«А может, она глухая?» – подумал Тристан. И ему вдруг пришло в голову, что он уже где-то видел эту девушку. Но где же он мог ее видеть?.. К тому же он не помнил, чтобы в последнее время ему встречались глухие молодые женщины.

Внезапно девушка насторожилась и, вскинув голову, стала прислушиваться. Тут Тристан увидел ее изящный профиль, и ему снова почудилось, что он где-то видел ее. А в следующее мгновение он понял, что эта красавица не лишена слуха. Да-да, она прекрасно все слышала! Но кто же она такая?

– Хейд, иди взгляни на младенца!

– Да, сейчас иду! – послышался ее голос. Услышав этот голос, Тристан вздрогнул и затаил дыхание. Еще несколько мгновений он стоял у окна, затем, спотыкаясь, отошел от хижины и побрел к соседнему домику.

Остановившись, он привалился плечом к стене и сделал глубокий вдох – ему казалось, он задыхается.

– Да-да, это ее голос, – пробормотал Тристан.

Но ведь такого просто быть не могло. Та женщина – мечта, скорее даже наваждение. А эта – самая обычная простолюдинка с рыжими волосами и стройной фигурой.

Но голос… Как же голос?..

Внезапно его пронзила ужасная боль, и спина покрылась холодным потом. Ноги же подгибались и, казалось, он вот-вот рухнет на землю.

Тристан отошел от стены хижины и осмотрелся. Он чувствовал, что ему следовало как можно быстрее где-нибудь укрыться. Да-да, он отчаянно нуждался в укрытии. Заметив конюшню, находившуюся шагах в пятидесяти от него, Тристан, пошатываясь, направился к ней. Каждый шаг давался ему с огромным трудом, и было такое ощущение, что голова вот-вот расколется на части. Приближаясь к конюшне, он не обращал внимания на насмешливые выкрики тех, кто встречался ему на пути, хотя прекрасно слышал их смех и громкие крики.

– Эй, малый, не слишком ли рано ты напился?!

– Может, ищешь девку, чтобы она тебя утешила?!

– Хочешь смазливую девчонку, чтобы она обвила тебя ногами?!

Оказавшись, наконец, в укрытии, Тристан испустил вздох облегчения. Голова по-прежнему болела, но дышать стало легче. Спотыкаясь, он добрался до центрального прохода между денниками, а затем – до самого дальнего из них. С Божьего благословения он оказался пустым, и в него недавно засыпали свежее сено.

Рухнув на сено, Тристан примял его своей тяжестью. Глаза его закрылись, и, погружаясь в беспамятство, он услышал голос рыжеволосой красавицы из своих грез.

«Спаси меня, Тристан! – кричала она. – Спаси меня! Я умираю!»

Глава 4

Тристан не знал, сколько времени он пролежал в беспамятстве. Когда же он очнулся, конюшня уже погрузилась во тьму. Голова его была тяжелой и, казалось, увеличилась в размерах. Перекатившись по сену, он вдруг услышал шарканье шагов, а затем – мужской голос.

– Сомневаюсь, Хейд, что кузнец Дональд будет обращаться с тобой с такой же учтивостью, – сказал мужчина.

И почти тотчас же снова послышались шаркающие шаги – на сей раз затихающие; было ясно, что мужчина покинул конюшню. А потом послышался тихий женский плач.

Тристан медленно поднялся на ноги и стал ощупью искать выход из конюшни. Хотя уже наступила ночь, через открытую дверь конюшни был виден двор замка, освещенный луной. Да и ближайшая к двери часть конюшни была залита белым сиянием.

Теперь Тристану казалось, что он в конюшне один, и женский плач он приписал своей фантазии или обману слуха. Но вдруг, сделав еще несколько шагов, он увидел какое-то ярко-рыжее пятно, высвеченное лунным лучом.

Направившись к яркому пятну, он понял, что это волосы, ярко-рыжие женские волосы. И теперь он уже отчетливо слышал всхлипывания и тихий шепот этой женщины – вероятно, она не слышала его шагов и думала, что находится в конюшне одна.

Сделав еще шаг-другой, Тристан опустился на колени возле женщины и тотчас же узнал ее. Именно эту рыжеволосую красавицу он видел в хижине, когда стоял у окна. Он вспомнил, что мужчина назвал ее по имени – Хейд. Но почему же она плакала? Почему лежала на грязном полу конюшни?

Внезапно она затихла, словно почувствовала его присутствие.

– Пожалуйста, миледи, скажите, – прошептал Тристан, – не могу ли я как-нибудь облегчить вашу печаль?

Она медленно подняла голову, и взгляды их встретились. Потом глаза ее вдруг расширились, и она, протянув к нему руки, прошептала:

– А я думала, что ты – сон.

Тристан покачал головой и прошептал в ответ:

– Нет-нет, милая, не сон.

Руки их соединились, и теперь он заметил, что она по-прежнему плачет; ее слезы, похожие на крошечные драгоценные камни, медленно стекали по щекам.

– Милая, что я должен сделать? Как утешить тебя?

– Обними меня.

Эти слова были сказаны шепотом, но в ушах Тристана они прозвучали оглушительно. В следующее мгновение он привлек к себе девушку и крепко прижал ее к груди так, что ее сердце оказалось напротив его сердца.

– Не плачь, милая, – бормотал Тристан. – Теперь все будет хорошо. Теперь я с тобой.

– Ты ведь этого не допустишь? – прошептала она, тихо всхлипывая.

– Нет-нет, конечно, нет, – ответил Тристан, не понимая, что именно он обещает и о чем речь.

Прижимая к груди девушку, он чувствовал, что сердца их бились в одном ритме. И он знал, что сделает для нее все, что только сможет, и сразит любого врага, если она его об этом попросит.

– Не плачь, красавица. Рядом со мной тебе нечего бояться.

В его объятиях тело девушки расслаблялось, и Тристан чувствовал, что она успокаивается. А потом он вдруг понял, что она погрузилась в дремоту.

Прошло еще какое-то время, и Тристан сообразил, что головная боль окончательно его покинула – теперь голова его кружилась от радости. Он не знал, кто эта девушка и как ей помочь, но в одном был абсолютно уверен: это женщина из его снов или грез, женщина, которая вторгалась в его сны долгие годы. И она не призрак, она теплая, из плоти и крови.

«А я думала, что ты – сон», – сказала она. Значит, тоже знала о его существовании, знала, что они встретятся? А что это был за мужчина, который оставил ее всего несколько минут назад? Может, муж? Или любовник?

Тристан еще крепче прижал к себе девушку. Он знал, что она должна принадлежать только ему. Он давно уже поклялся, что никому ее не уступит. Да-да, не уступит, ведь он искал ее десять лет.

– Не расстанусь с тобой, чего бы это мне ни стоило, – прошептал Тристан. – Будь между нами хоть сам король, ты навсегда останешься со мной.

Внезапно послышались шаги, и тут же раздался тревожный шепот Фаро:

– Мой господин, собирайся скорее, твои посланцы уже приближались к Гринли, когда на них напали…

– Кто, разбойники? – Тристан поднял голову и увидел своего верного друга, стоявшего в дверях конюшни.

– Нет, – ответил Фаро, входя в полосу лунного света. – Это были люди из Сикреста. Они ищут тебя, и намерения у них самые скверные.

Тристан посмотрел на Хейд, мирно дремавшую в его объятиях, потом снова взглянул на Фаро.

– Им удалось прорваться в замок?

Фаро покачал головой:

– Нет-нет, их всего горсточка. Но они расположились лагерем у стен замка. – Презрительно сплюнув, Фаро добавил: – Они думают, что ты боишься встретиться с ними лицом к лицу.

Несколько мгновений Тристан раздумывал, потом встал, держа Хейд на руках.

– В таком случае я вернусь и приветствую их должным образом. Сейчас я, подожди немного…

Не обращая внимания на насмешливый взгляд Фаро, Тристан двинулся по проходу между денниками. Опустившись на чистое сено вместе с девушкой, он пригладил ее волосы и прошептал:

– Миледи, если ты слышишь меня во сне, подумай о моих словах. Я ничего о тебе не знаю, не знаю даже, где твой очаг. И все же я взял бы тебя с собой сейчас же, чтобы не оставлять здесь, в столь прискорбных обстоятельствах. – Он вспомнил о человеке, вызвавшем ее слезы, и, помрачнев, добавил: – Возможно, мне действительно не следовало бы покидать тебя сейчас, но все-таки я должен тебя оставить ненадолго. Скройся от своего мучителя, если это необходимо, но умоляю, не убегай далеко. Я обязательно вернусь за тобой.

Хейд шевельнулась и застонала во сне. Тристан склонился к ней и вдохнул аромат ее волос.

– Клянусь, что вернусь. – Он нежно поцеловал ее в губы и, поднявшись на ноги, вышел из конюшни.

Отправившись на поиски Тристана, Фаро оставил коней совсем недалеко от стен Сикреста. Однако они без труда миновали пьяных стражников и вскоре уже мчались на север в сторону Гринли.

– Кто их предводитель? – спросил Тристан, оборачиваясь. – Может быть, сэр Найджел?

– Нет-нет. – Фаро покачал головой. – Это всего лишь толпа простолюдинов-вилланов, и они сами по себе. – Фаро пришпорил коня и, догнав своего господина, продолжал: – У посланца, все же сумевшего пробиться сквозь их ряды, не было времени понять, чего они хотят. Тристан нахмурился и проворчал себе под нос:

– Кажется, я знаю, почему они меня ищут. Но сейчас это не имеет значения. Что ж, если они меня ищут, то непременно найдут.

Преодолев последнюю часть пути, всадники, наконец, увидели внушительные башни замка Гринли, поднимавшиеся из ночного тумана. Осадив коней, они какое-то время осматривались. У западной стены замка виднелись догоравшие походные костры, и там же находились захваченные смутьянами посланцы.

Увидев своих воинов – все они были связаны, – Тристан еще больше помрачнел. Он твердо решил: месть за незаконное вторжение в его владения должна свершиться этой же ночью.

Повернувшись к Фаро, он спросил:

– Фар, сможешь ли ты проникнуть в замок, минуя подъемный мост?

Фаро ненадолго задумался, потом кивнул:

– Да, смогу.

– В таком случае действуй. Как только окажешься в замке, прикажи Баррету опустить подъемный мост. И пусть эти люди войдут. А вот потом…

Какое-то время Тристан излагал план дальнейших действий, а Фаро молча кивал. Затем он спешился и направился к замку. Тристан же мысленно вернулся к рыжеволосой девушке, которую оставил в конюшне Сикреста. Он задавал себе множество вопросов, но ни на один из них не мог ответить. И чем дольше он размышлял, тем больше запутывался. Неужели его судьба – обвенчаться с простолюдинкой? Неужели именно к этому он придет после многолетней борьбы за свое нынешнее положение? С раннего возраста он страдал, зная, что является бастардом, произведенным на свет родителями благородного происхождения. И каждая завоеванная им награда доставалась ему тяжкими усилиями. И неужто теперь он ослушается Вильгельма, своего друга и короля, и откажется от предложенной ему невесты? Каковы будут для него последствия такого поступка? Возможно, его лишат дома, в котором он, по сути, еще и не жил. И лишат титула, тоже доставшегося ему дорогой ценой. И, конечно же, ему придется отправиться в изгнание вместе с его рыжеволосой избранницей.

Увы, ему не с кем было посоветоваться. Отец, который сразу же отверг его, был давно уже мертв, а мать, отославшая его от себя, жила во Франции. За последние двадцать лет Тристан ни разу не видел ее и ничего о ней не слышал. Возможно, она тоже умерла.

В свое время Женевьева Д'Аржан щедро заплатила за то, чтобы о ее незаконнорожденном потомке позаботились должным образом. Тристан с удивительной ясностью помнил звон монет в маленьком мешочке, доставленном одной старухе слугой матери. Но, как только ее посланец вскочил на коня, старуха, которой было поручено его опекать, припрятала деньги и выставила Тристана за дверь.

– Ступай прочь, сирота, – проворчала она. – Мне не нужны лишние рты, особенно те ублюдки, что принадлежат к благородному роду.

Десятилетний Тристан посмотрел на старую ведьму с недоумением. Ведь мать сказала, что эта женщина будет о нем заботиться…

– Мадам, – запинаясь, проговорил мальчик, – матушка велела мне оставаться с вами, пока не приедет за мной сама.

Ведьма запрокинула голову и расхохоталась:

– Ах ты глупое маленькое отродье! Мать никогда за тобой не приедет. Она тебя отослала, потому что хотела от тебя избавиться. А теперь убирайся отсюда, пока не получил тумаков.

Старуха шагнула к нему с угрожающим видом, и мальчик с плачем убежал.

Тут послышался скрип, и Тристан, отбросив горестные воспоминания, поднял голову. Прямо перед ним опускался подъемный мост замка Гринли. Люди во вражеском лагере переглянулись, затем двинулись навстречу горсточке воинов, стоявших у ворот замка. Хотя Тристану не было слышно, о чем они говорят, он не сомневался: его люди строго следуют указаниям верного Фаро.

Когда последний из недругов прошел в ворота, Тристан направил своего боевого коня следом за ними. Теперь Тристан Д'Аржан уже не был испуганным мальчиком, от которого без труда избавляются. Губы Тристана скривились в улыбке, но улыбка эта не затронула его глаз. Он твердо решил: никто и никогда не посмеет отнять у него то, что принадлежит ему по праву. Приспешники Найджела явились в Гринли в поисках Молота Вильгельма? Что ж, они увидят его.

Глава 5

Хейд проснулась в том же деннике, где очнулся до этого Тристан. В голове у нее гудело, а мысли разбегались. Какое-то время она лежала без движения, пытаясь вспомнить события, которые привели ее в конюшню. Вспомнив про лорда Найджела, она вздрогнула и в ужасе замерла. Но уже в следующее мгновение Хейд приподнялась и вздохнула с облегчением – она вспомнила самое главное…

Светловолосый мужчина ее грез! Он здесь был и говорил с ней!

Поднявшись на ноги, девушка сделала шаг-другой – и остановилась: ужасно закружилась голова, и все завертелось и закружилось у нее перед глазами. Выждав минуту-другую, она медленно пошла по проходу, то и дело озираясь. «Где же он, где?» – спрашивала она себя. Увы, светловолосого красавца не было в конюшне. Неужели он ей приснился?

Выбравшись из конюшни, Хейд оказалась во дворе, омытом светом луны. Несколько раз она обошла двор, вглядываясь в темные тени.

«Он был здесь, – уверяла она себя. – Он держал меня в объятиях и обещал защитить. Он держал меня в объятиях до тех пор, пока я…»

– Пока я не уснула, – в отчаянии прошептала Хейд. – А может, я сошла с ума?

Она упала на колени и уставилась на полную луну, будто могла получить у этого сияющего диска ответы на свои вопросы и объяснение своего безумия.

– Да, я спала, – пробормотала Хейд. – Значит, он был всего лишь еще одним сном.

Звезды лукаво подмигивали ей с небес, а ночной ветерок закручивал пыль, образуя вокруг нее крошечные вихри. Тихо вздрогнув, Хейд проговорила:

– Ах, мне следовало быть разумнее и ни на мгновение не верить в то, что говорила Минерва о родстве душ. В ее словах не было ни крупицы правды. Все это глупые суеверия.

Внезапно за ее спиной послышался шорох, и Хейд тут же повернула голову в надежде увидеть высокого светловолосого красавца с широкой грудью и смеющимися синими глазами.

Но оказалось, что это всего лишь филин, усевшийся на крышу конюшни.

– У-у-у! – заухала птица.

– Да-да, Уилли, я поняла, – пробормотала Хейд. – Ты говоришь, что Минерва зовет меня, верно?

Филин снова заухал и захлопал крыльями. Потом поднялся в воздух и исчез во тьме.

– Что ж, очень хорошо. Пойду домой. – Снова вздохнув, Хейд медленно поднялась на ноги и добавила: – Иду, Минерва, иду.

Когда она вошла в свой домик, Минерва сидела у очага с иглой в руке. А филин, недавно прилетавший к конюшне, теперь уже восседал на подоконнике, поглядывая на Хейд с явным неодобрением.

Минерва подняла голову от своего рукоделия и с обидой в голосе проговорила:

– Что ж, здравствуй, девочка. Я рада, что ты наконец-то решила вернуться домой.

Филин сердито заухал.

– Ох, Уилли, прости меня, – пробормотала Хейд. Тут Минерва вдруг наклонилась и дотронулась до грязного пола между своими ступнями. Затем, начертив на пыльном полу прямую линию, направленную в сторону открытой двери, резко выпрямилась и топнула ногой. И тотчас же из-под ее стула выскочила крошечная серая мышка. Пробежав вдоль начертанной линии, мышка юркнула за дверь, а Уилли, взвившись в воздух, вылетел наружу следом за мышкой. Минерва же, поджав губы, снова взялась за иглу.

Хейд закрыла за птицей дверь и села за маленький столик, стоявший в углу комнаты. Взглянув на нее исподлобья, Минерва проворчала:

– Могла бы заранее сказать мне о своих планах. Неужели так трудно сообщить, что хотела посидеть с сестрой подольше? – Не дождавшись ответа, Минерва внимательно посмотрела на девушку. – Что с тобой, милая?! – воскликнула старуха, поднимаясь на ноги. Она подошла к Хейд и, усевшись с ней рядом, обняла ее за плечи. – Что тебя так гнетет? Уж, наверное, не мой длинный язык?

Хейд покачала головой и шмыгнула носом.

– Так в чем же дело?

Хейд тяжело вздохнула и рассказала о предложении Найджела.

Внимательно выслушав ее, Минерва вскочила со стула и с живостью, несвойственной ее почтенному возрасту, прошлась по комнате.

– Похотливый осел! – в гневе зашипела она. – Я знала, что этим кончится! Негодяй! Хитрый мерзавец!

Пламя в очаге взвилось до трубы, и из очага посыпались снопы искр. Но женщины этого даже не заметили.

– Этот глупец воображает, что ты, дочь лорда, поможешь ему совершить предательство, – продолжала старуха. – А ведь ты со своей красотой и статью достойна, стать женой самого знатного вельможи в Англии!

Произнося свои гневные речи, Минерва бешено жестикулировала, и как бы в ответ на ее движения пламя в очаге плясало столь же неистово. Хейд же лишь пожимала плечами и вздыхала время от времени.

– Негодяй! Глупец и негодяй! – кричала старуха. – Выбирает тебе в мужья худшего из всей своры! Кузнеца Дональда!.. – Минерва подошла к очагу и сплюнула в огонь. Пламя тут же обрело зеленый цвет желчи. – Ведь всем известно, что Дональд – убийца!

– Найджел прекрасно знает, что я не стану помогать Дональду, – заметила Хейд.

Приблизившись к окну, Минерва погрозила кулаком башне замка.

– Наверное, он воображает, что ты с радостью прыгнешь к нему в постель, чтобы родить ему ублюдка!

Пламя в камине снова взвилось к трубе, наполнив хижину треском и хлопками.

В очередной раз вздохнув, Хейд пробормотала:

– Минерва, пожалуйста, прекрати. Не хочешь же ты, чтобы крыша нашего домика снова загорелась?

– Да-да, конечно… – закивала старуха. Снова усевшись у стола, она заявила: – Но ты никогда не ляжешь в постель с женатым мужчиной. Я в этом уверена.

– Почему же уверена? – спросила Хейд. Она выпрямилась на стуле и посмотрела на Минерву даже с некоторым любопытством. – Ведь мать именно так и поступила.

– С твоим отцом все было иначе, девочка. Ты же знаешь, что…

– Ничего я не знаю, – перебила Хейд. – Ничего, кроме того, что я незаконнорожденная. Потому что мой отец был в то время мужем леди Эллоры.

– Ты совсем ничего не знаешь, девочка. Твой папа был…

– Второй половиной моей матери. У них было единение душ, – перебила Хейд. С вздохом, закрыв глаза, она продолжала: – Я очень хорошо знаю эту историю, Минерва, и с каждым твоим рассказом она становится все менее убедительной.

Минерва уже раскрыла рот, чтобы упрекнуть девушку за ее резкие слова, но тут вдруг заметила перемену в ее лице. Пристально глядя на Хейд, она прошептала:

– Ты его видела!

– Видела? – спросила Хейд с раздражением. Открыв глаза, она заметила, с каким восторженным вниманием смотрит на нее Минерва. – Не знаю, о ком ты.

– Нет, знаешь, – возразила старуха. – Ты видела свою вторую половину. Или он снова приходил к тебе во сне?

Хейд досадливо поморщилась.

– Я не хочу говорить об этих глупостях. – Она поднялась со стула. – У меня был очень тяжелый день, и мне надо хоть немного поспать. – Приблизившись к двери, ведущей в соседнюю комнату, она остановилась у порога и, обернувшись, тихо сказала: – Доброй ночи, Минерва.

Тристан бросил поводья мальчику, ждавшему его у конюшни, и зашагал через двор к большому залу. Приблизившись к входу, он услышал голоса людей, прибывших из Сикреста.

– Где этот трусливый недоносок?!

– Эй, приведите сюда этого вора!

Крики, сопровождавшиеся одобрительным ревом, становились все громче, – вероятно, эти люди чувствовали свою силу.

– Где он?! Я сейчас сам перережу ему глотку!

Внезапно откуда-то из тени выступил Фаро и передал своему господину меч. Тристан поблагодарил его и прицепил меч к поясу. Потом спросил:

– Наши люди готовы?

– Только ждут твоего сигнала, господин.

– Так подай его сейчас же!

Фаро исчез так же бесшумно, как и появился.

Тристан же с невозмутимым видом вошел в зал. Вошел так, будто ему совершенно ничего не угрожало. Окинув взглядом толпу смутьянов, он насчитал человек двадцать пять. Большинство из них были молоды, и все они были охвачены праведным негодованием. Тристан медленно прошелся по залу, потом направился к бочонку с элем, стоявшему у стола. Наполняя свой рог, он поглядывал на смутьянов, но те не узнавали его в одежде простолюдина. У дальней стены зала стояли несколько его воинов, но ни один из них не подал виду, что их лорд вошел в зал. И ни один не сделал попытки усмирить толпу.

Подстрекал же смутьянов приземистый человечек, похожий на жабу. Причем он был так дерзок, что даже уселся на главный стол, за которым обычно сидел хозяин замка. Обращаясь к своим сообщникам, человечек-жаба громко кричал:

– И вот что я вам скажу… Мы будем правы, если перережем глотку этому лорду-ублюдку и бросим его тело в его же ров.

Крики одобрения свидетельствовали о том, что ему удалось еще больше распалить толпу.

– И никакой он не лорд! – продолжал главарь. – Он вор и убийца. Скажите, где все те бедняги, что решили поселиться здесь вопреки воле лорда Найджела?

Тараща глаза, Дональд окинул взглядом толпу. Заметив, наконец, Тристана, стоявшего у стены, он завопил:

– Эй ты! Ты здесь живешь?!

Тристан опустил свой рог и, кивнув, направился к толпе. Многие из смутьянов похлопывали его по спине и выражали сочувствие. Тристан же остановился возле хозяйского стола и вопросительно посмотрел на главаря. Тот окинул его взглядом и, злобно ухмыляясь, спросил:

– Ну, и где же твой могущественный лорд? Наверное, прячется где-нибудь во внутренних покоях и трясется за свою жизнь? – Дональд запрокинул голову и разразился отвратительным хриплым смехом. – А может, он прячется под защитой где-нибудь в конюшне? Готов держать пари, что так и есть.

Тристан молчал, и подстрекатель, уставившись на него, прорычал:

– Так, где же он?! Отвечай! Почему ты молчишь?!

Сделав шаг вперед, Тристан приблизился к Дональду почти вплотную. Брезгливо поморщившись, он процедил сквозь зубы:

– Сейчас лорд как раз обдумывает, как лучше расправиться с гнусным куском дерьма, рассевшимся на его столе.

И в этот же миг все остальные воины Тристана ворвались в зал и тотчас же окружили ошеломленных мятежников. Возглавлял воинов славный шериф Баррет со своим огромным боевым топором.

– Эй! – выкрикнул человечек-жаба и нервно заерзал на столе. – Что все это значит?!

Тристан ухватил его за ворот грязной туники и с силой швырнул на пол. Некоторые из смутьянов сразу же бросили оружие, остальные в замешательстве переглядывались.

– Я тебе покажу, ублюдок… – проворчал Дональд. Поднявшись на ноги, он потянулся к длинному ножу, висевшему у него на поясе.

– Успокойся, Дональд, – обратился к нему Баррет, пытаясь урезонить. – Лучше не глупи. Убирайся отсюда, пока не поздно.

Но тут Тристан поднял руку, призывая шерифа к тишине. Не сводя пристального взгляда с кузнеца Дональда, он проговорил:

– Не мешай ему, Баррет. Пусть попытается сделать то, что он хотел. Ведь, в конце концов, он пришел сюда за этим.

– Как скажете, милорд, – кивнул Баррет. Отступив в сторону, он с угрозой взглянул на одного из вилланов – тот все еще не бросил оружие. – Давай сюда свой нож, если не хочешь, чтобы я свернул тебе шею.

Дональд же поглядывал на своих людей, то и дело, бросая яростные взгляды на Тристана.

– Думаешь перерезать нам всем глотки без боя?

– Единственный, кто желает бойни в Гринли, – это ты, – напомнил Тристан. – Ведь именно об этом ты кричал тут совсем недавно.

Глаза Дональда округлились – только сейчас он понял, что новый лорд слышал все. Но уже в следующее мгновение лицо его исказилось от ярости, и он, сжимая в руке нож, бросился на Тристана. Тот без труда увернулся и тут же, взмахнув мечом, нанес противнику удар по плечу. Дональд с криком рухнул на пол и, откатившись в сторону, с необычайным проворством вскочил на ноги. Снова принимая боевую стойку, он злобно прохрипел:

– Только трус пытается одолеть плохо вооруженного человека. Мое лезвие не идет в сравнение с твоим.

Тристан с усмешкой приподнял бровь.

– Но я ведь не напрашивался на поединок. А твой выбор негодного оружия лишь свидетельствует об отсутствии сноровки и о невежестве. – Окинув взглядом кузнеца, Тристан добавил: – Неужто ты думал, что такое оружие, как у тебя, сможет защитить человека с такой задницей? Гм-гм…

Люди Тристана громко рассмеялись. Дональд же побагровел, и только шрам, пересекавший щеку, оставался белым.

– Боишься сразиться со мной на равных?! – прорычал кузнец.

Тристан запрокинул голову и от души расхохотался. Затем, не удостоив противника взглядом, передал свой меч верному Фаро, и легким движением руки поманил к себе Дональда:

– Что ж, иди сюда.

Вместо меча Тристан взял со стола небольшой столовый нож.

Кузнец тотчас же сделал выпад, но Тристан снова увернулся и мощным ударом ноги поверг Дональда на пол. Однако тот и на сей раз сумел откатиться в сторону, а затем быстро подняться. Наступая на противника, Тристан предупредил:

– Я не стану с тобой играть всю ночь. Если хочешь драться, действуй.

– Трус! – завопил Дональд, отступая. Покосившись на своих людей, взиравших на Тристана со страхом, он сказал: – Хватайте же его!

Но вилланы из Сикреста ничего не могли поделать, ибо были воинами из Гринли. Время от времени они в смущении пожимали плечами.

– Ну, что скажешь? – спросил Тристан, продолжая наступать. – Кажется, ты хотел вспороть мне брюхо и бросить мое тело в ров? Что ж, кое-кто непременно туда угодит. Ров ждет жертвы…

Нацелившись острием ножа в сердце Тристана, Дональд бросился на него с громким криком, но тотчас же был разоружен – его нож со звоном упал на пол. Лицо кузнеца смертельно побледнело; он кинулся за своим оружием, но в тот же миг правая рука Дональда оказалась прибитой к столу тонким ножом Тристана так, что только изящная рукоятка столового ножа торчала из его пухлой ладони. На несколько мгновений воцарилась тишина, а затем по залу прокатился отчаянный вопль смутьяна.

Тристан схватил кузнеца за горло и, склонившись к нему, спросил:

– Кто тебя послал?

Дональд молчал, и пальцы Тристана еще сильнее сжали его горло.

– Кто тебя послал? Отвечай!

Кузнец захрипел и с трудом выговорил имя – именно то, которое и ожидал услышать Тристан. Оттолкнув Дональда с возгласом отвращения, он в тот же миг выдернул из его руки свой столовый нож и бросил его в камин. Скорчившись на полу и прижимая к груди окровавленную руку, Дональд в ужасе смотрел на Тристана, смотрел так, будто ожидал смерти.

Не обращая внимания на поверженного противника, Тристан окинул взглядом вилланов, прибывших из Сикреста:

– Не желает ли еще кто-нибудь сразиться со мной? Есть ли среди вас такой храбрец?

Смутьяны, потупившись, молчали. А те, кто еще держал оружие, побросали его на пол.

Тристан усмехнулся и, повернувшись к Баррету, приказал:

– Взять их под стражу. – Повернувшись к Фаро и кивнув в сторону Дональда, он добавил: – А этого поместить в отдельную темницу. Когда мой гнев уляжется, я сам с ним побеседую.

Когда зал опустел, Тристан взял у Фаро свой меч, затем снова наполнил рог элем. Какое-то время он стоял у пылавшего камина, поспешно попивая эль и предаваясь размышлениям. Ему ужасно хотелось тотчас же отправиться в донжон и надлежащим образом покарать негодяев, осмелившихся напасть на Гринли. Но здравый смысл подсказывал: не следует давать волю своему гневу – это могло бы вызвать неудовольствие Вильгельма. Нет, он сумеет держать себя в руках, и поступит так, как поступил бы на его месте сам Найджел. Он воспользуется его людьми для осуществления собственных целей.

Пламя в камине трепетало и плясало, вызывая в памяти огненно-рыжие волосы Хейд. И тут он вдруг вспомнил, что мужчина, разговаривавший в конюшне с девушкой, упомянул кузнеца Дональда. Конечно же, это был лорд Найджел! Но как же он сразу не опознал в нем по выговору дворянина?

И было ясно, что Найджел угрожал рыжеволосой красавице. Но чем именно он ей грозил? Что от нее требовал? И какую роль в его планах играл Дональд?

Чем больше Тристан думал о стройной красавице, представляя ее рядом с омерзительным кузнецом, тем больше распалялся гневом. Сам того, не заметив, он сжал рог с элем с такой силой, что тот треснул, и влага пролилась ему на ладонь.

Тристан мысленно поклялся, что непременно завоюет рыжеволосую красавицу и сделает ее своей.

– Что же касается лорда Найджела, то ему не избежать смерти, – пробурчал он себе под нос.

Глава 6

– О, Салли, не затягивай так туго! – закричала Солейберт своей служанке.

Салли похлопала свою госпожу по руке и проговорила:

– Потерпите, миледи. Уже почти готово.

Хейд, лежавшая на кровати сестры, с восхищением наблюдала, как та преображается в нарядную красавицу. Тяжелое, шитое золотом платье Берти сверкало, как солнце, а кремовая нижняя рубашка с узкими рукавами была украшена изящной вышивкой у горла.

Наконец служанка, поправив прическу Берти и закрепив на платье госпожи желтый шелковый шарф, отступила на несколько шагов, чтобы полюбоваться своей работой. Хейд же спрыгнула с кровати и воскликнула:

– Берти, ты выглядишь великолепно! – Она обошла вокруг сестры, дотрагиваясь то до ее платья, то до волос. – Готова поклясться, что лорд Тристан упадет перед тобой на колени.

– Мне этот наряд совсем не идет, – пробурчала Солейберт, передернув плечами. – В нем я чувствую себя… огромной желтой коровой.

Хейд выразительно взглянула на служанку, и та тотчас же покинула комнату. Приблизившись к сестре, Хейд спросила:

– Что тебя тревожит, дорогая? Боишься встречи с будущим мужем?

– Нет, – ответила Берти с вздохом. – Просто я… О, Хейд! – Солейберт бросилась в объятия сестры. – Я не хочу выходить замуж, потому что не хочу, чтобы моя жизнь изменилась.

Хейд похлопала Берти по спине. Она не могла отрицать того факта, что их жизнь действительно изменится. Да-да, очень изменится, если Найджелу удастся осуществить свои планы. Но сейчас ей не хотелось думать об этом злом человеке.

– Знаю, милая, что многое изменится. – Хейд отстранилась и заглянула в круглое личико сестры. – Но ты можешь найти счастье в том, что станешь хозяйкой в собственном доме. И еще, Берти… О, ведь у тебя могут родиться дети!

Берти зашмыгала носом и покачала головой:

– Мне все равно. Я никогда его не встречала, но слышала о нем много ужасного. – Она посмотрела на Хейд с упреком. – И тебе не удастся развеселить меня!

Хейд скорчила гримасу. Ей тоже доводилось кое-что слышать о Молоте Вильгельма – слухи о нем уже давно ходили по деревне. В последнее время много говорили и о мужчинах из Сикреста. Две недели назад они отправились нанести визит хозяину Гринли и до сих пор не вернулись. Но как ни странно, лорда Найджела нисколько не тревожило исчезновение этих людей, хотя среди них был и кузнец Дональд. Более того, казалось даже, что лорда все это немного забавляло.

Внимательно посмотрев на сестру, Хейд строго сказала:

– Не суди о нем, пока сама его не видела. Значение имеет только твое собственное мнение.

– Ты сейчас не останешься у нас? Не пообедаешь с нами? – Берти с мольбой в глазах смотрела на сестру. – Пожалуйста, не оставляй меня с ним наедине.

Хейд нахмурилась и принялась собирать одежду, разбросанную по комнате.

– Боюсь, что не смогу остаться. Твоя мать выгнала меня из зала. Я даже сейчас не смею туда войти.

– В последнее время мать стала невыносимой, – с вздохом проговорила Берти.

– Она просто опечалена тем, что скоро потеряет свое единственное дитя.

Солейберт покачала головой:

– Нет-нет, она боится, что лорд Тристан обратится в бегство, только бросив на меня взгляд.

Хейд весело рассмеялась. Слова сестры очень позабавили ее, так что у нее даже настроение немного улучшилось и головная боль начала проходить. Уже долгое время – после той ночи в конюшне – Хейд нервничала и очень плохо спала по ночам. Минерва же была убеждена в том, что у нее бывают видения – якобы она видит человека с родственной душой, человека, с которым непременно встретится, чтобы потом уже никогда не расставаться.

Но сейчас Хейд старалась не думать об этом человеке и об угрозах лорда Найджела. Сейчас она должна была позаботиться о сестре и как-нибудь ее утешить и приободрить. Однако она поклялась, что даже ради сестры не станет прибегать к волшебству и ворожбе, как бы Берти ни просила ее об этом.

– Дорогая, ты не должна сегодня вечером думать о матери, – посоветовала Хейд.

Солейберт уставилась в окно и пробурчала:

– Но это невозможно. Мать следит за каждым моим движением, точно ястреб.

– Да, этого ты изменить не можешь, – согласилась Хейд. Шагнув к сестре, она взяла ее за руку. – Но зато ты можешь получить удовольствие от общества лорда Тристана. А когда вечер окончится, я проскользну в твою комнату, и ты все мне расскажешь.

– А что, если он и впрямь чудовище? – спросила Солейберт.

«В таком случае я попытаюсь использовать представившуюся мне возможность», – подумала Хейд. Сестре же она сказала:

– Тогда что-нибудь придумаем.

Хейд спустилась по ступенькам, ведущим в большой зал. Внизу царило оживление; слуги, сновавшие по залу, повсюду наводили порядок, хотя здесь и так уже все блестело и сверкало. В кухнях жарилось мясо, и Хейд, уловив упоительные кухонные запахи, почувствовала, как у нее заурчало в животе.

Когда же она ела в последний раз?

В дальнем конце зала стояла леди Эллора, беседовавшая с лордом Найджелом. Заметив Хейд, она поджала губы и нахмурилась. Хейд, пытаясь скрыться, поспешила к двери, но Найджел тотчас же преградил ей дорогу. Тут Эллора к ней приблизилась. Пристально глядя на Хейд, она спросила:

– Ты все еще здесь? Почему до сих пор не ушла? Хочешь увидеть обручение моей дочери, чтобы и тебе удалось сыграть свою роль, роль шлюхи?

– Я уже ухожу, миледи, – потупившись, пробормотала девушка.

Хейд снова попыталась уйти, но тут к ней обратился Найджел:

– Милая, я хочу поговорить с тобой кое о чем. Он отвел девушку в сторону.

– О чем же, милорд? – Покосившись на Эллору, Хейд заметила, что та смотрела на мужа с подозрением.

Не обращая на жену внимания, Найджел продолжал:

– Близится час, когда мне придется принимать решение. Ты ведь об этом не забыла?

– Нет, – ответила Хейд, снова боязливо взглянув на Эллору.

– Что ж, хорошо. Значит, ты сделала выбор?

– Почти сделала, милорд. Мне надо еще немного времени.

– Я и так проявил благородство, предоставив тебе на раздумья несколько недель, – заметил Найджел. – Неужто так трудно сделать, выбор между вилланом и лордом?

Хейд молча пожала плечами.

– Может быть, облегчить тебе выбор? – спросил он с улыбкой.

– Вы о чем, милорд? – Хейд с надеждой взглянула на Найджела. «А вдруг он изменил свое решение?» – промелькнуло у нее в голове.

– Как тебе известно, Дональд покинул Сикрест две недели назад. Он отправился… гм… поприветствовать нового хозяина Гринли. – Усмехнувшись, Найджел продолжал: – Возможно, лорду Тристану не понравились его приветствия, потому что Дональд до сих пор не вернулся.

– Простите, милорд, но я не понимаю, какое отношение это имеет к моему выбору?

Найджел хмыкнул и провел пальцем по щеке девушки.

– Полагаю, тебе нет смысла торопиться в Гринли. Ты же не собираешься замуж за мертвеца, моя прелесть?

Лорд Найджел взял ее за плечи и привлек к себе. «Что же делать, что делать?» – спрашивала себя Хейд. От похотливого взгляда Найджела ей сделалось дурно. Внезапно лорд отстранился от нее и тихо сказал:

– Я приду к тебе сегодня вечером.

Найджел повернулся, чтобы удалиться, но тут Хейд, собравшись с духом, проговорила:

– Милорд, я решила принять предложение Дональда-кузнеца! – Она произнесла эти слова очень громко – так, чтобы все слышали.

Девушки-служанки, стоявшие неподалеку, вскрикнули в изумлении. Да и все остальные уставились на Хейд так, словно впервые видели. Но тут вдруг раздался голос Эллоры. Глядя на слуг, она закричала:

– Нечего глазеть! Занимайтесь своим делом! Вас это не касается!

Лорд Найджел пристально посмотрел на девушку и с угрозой в голосе проговорил:

– Думаешь перехитрить меня?

Тут к ним приблизилась Эллора. Лицо ее раскраснелось, а глаза сверкали.

– Что все это значит, Хейд? – спросила она. Потом повернулась к мужу: – Милорд, неужели кузнец и впрямь попросил руки этой потаскушки?

Найджел выпятил подбородок и процедил сквозь зубы:

– Да, миледи, попросил. А затем отправился в Гринли, чтобы поприветствовать лорда Тристана.

Эллора покосилась на девушку и пробормотала:

– Ну-ну.

Воспользовавшись, случаем, Хейд обратилась к Эллоре:

– Если вы не станете возражать, миледи, я… я бы хотела взять с собой Минерву и сегодня же отправиться в Гринли. – Судорожно сглотнув, Хейд добавила: – Хочу побыстрее узнать, что с моим женихом.

– Да, конечно, – кивнула Эллора. – Когда отправятся все остальные вилланы, ты тоже поедешь с ними. Но предупреждаю тебя, – Эллора вскинула подбородок, – если попытаешься поставить под угрозу брак Солейберт, я лично позабочусь о твоем изгнании.

– Не стоит беспокоиться, миледи, – ответила Хейд. – А теперь могу я идти?

Эллора снова кивнула, и Хейд, выбежав из зала, помчалась к своему коттеджу, оставив благородную пару смотреть ей вслед.

Эллора, повернувшись к мужу, проговорила:

– Такого я от нее никак не ожидала. Хотя я уверена, что Солейберт будет рада, если эта девица последует за ней. Но почему же ты ничего мне не сказал?

Найджел нахмурился и проворчал в ответ:

– Я тоже не ожидал от нее такого…

В тот же день, ближе к вечеру, небольшой отряд всадников приближался к замку Сикрест.

Тристан, ехавший впереди отряда, теперь уже нисколько не сомневался в том, что лорд Найджел – его злейший враг. Заключенные под стражу вилланы из Сикреста охотно поведали о том, что были введены в заблуждение россказнями кузнеца Дональда и только из-за этого решились напасть на Гринли. Теперь почти все они были освобождены, однако Дональда продолжали держать под стражей. Сообразив, что угроза его жизни миновала, он отказывался предоставить дополнительные сведения о планах Найджела, но зато постоянно твердил о том, что надо послать в Сикрест человека за его невестой. Однако Тристан очень сомневался, что у Дональда была невеста. Да и какая женщина согласилась бы выйти за него замуж?

Впрочем, Тристан думал не только о лорде Найджеле и его кознях. Он постоянно вспоминал о рыжеволосой красавице Хейд. Теперь, две недели спустя, он уже знал, что она не была простолюдинкой, но приходилась дочерью прежнему хозяину Сикреста – лорду Джеймсу. Это известие ошеломило Тристана, и в то же время он еще более укрепился в своей решимости увезти эту женщину к себе в Гринли, – увезти этой же ночью! Вот только как уговорить ее покинуть Сикрест? Но у него еще будет время подумать об этом, потому что в первую очередь он должен встретиться с хозяином Сикреста и предъявить ему кое-что…

Тристан с усмешкой прикоснулся к своему ремню, за которым находился пергамент с брачным контрактом, а также королевский декрет, освобождавший Найджела от опеки над Гринли.

Решительно направив своего жеребца к воротам замка, Тристан положил ладонь на/рукоять меча, украшенную сапфиром Д'Аржанов. На этот меч он полагался даже больше, чем на королевский декрет.

Ужиная в своем домике, Хейд и Минерва думали о том, что этот ужин, возможно, последняя их трапеза в Сикресте. Но обе молчали, ибо все, что требовалось сказать, уже было сказано. Вернувшись из замка, Хейд поведала Минерве о своем дерзком решении, и пожилая женщина приняла новость со спокойной решимостью, так как прекрасно понимала, что иного выбора у них не было.

После ужина, когда Хейд поднялась, чтобы убрать со стола, Минерва вздрогнула и, насторожившись, повернулась к окну – оттуда послышался отдаленный топот копыт, похожий на угрожающие раскаты грома.

Глава 7

– Лорд Тристан, добро пожаловать в Сикрест! – Найджел с улыбкой прошёл через зал и протянул гостю руку.

Тристану стоило огромного труда не поддаться искушению – раздавить эти тонкие, как у женщины, пальчики. Однако он с удовлетворением заметил тревогу на лице хозяина, хоть тот и прилагал отчаянные усилия, чтобы скрыть волнение.

– Рад видеть вас, лорд Найджел, – сказал Тристан. – Хорошо, что мы с вами наконец-то встретились.

– Позвольте представить вам мою жену леди Эллору. – Хозяин снова улыбнулся.

Тристан склонился перед высокой светловолосой женщиной, а та, поглядывая на него с опаской, присела в реверансе:

– Добро пожаловать в Сикрест, лорд Тристан.

– А вот моя падчерица Солейберт. – Подозвав к себе полноватую и ярко разодетую молодую женщину, Найджел подтолкнул ее к гостю.

Тристан взглянул на свою невесту, и ему показалось, что она вот-вот лишится чувств. Девушка присела перед ним в реверансе, а когда выпрямилась, Тристан увидел такие печальные карие глаза, каких ему еще не доводилось видеть. Он поспешил поклониться ей:

– Рад познакомиться с вами, леди Солейберт. – Коснувшись губами ее руки, он добавил: – Для меня истинное удовольствие.

Солейберт вспыхнула, но не улыбнулась.

– Рада видеть вас, милорд, – прошептала она, едва шевеля губами.

Найджел на мгновение нахмурился, но тотчас же снова расплылся в улыбке.

– Лорд Тристан, трапеза готова! – воскликнул он. – Не будете ли вы любезны…

Тут из-за дверей зала послышался какой-то шум, затем последовал глухой стук, и через несколько мгновений массивные двустворчатые двери распахнулись и в зал ворвались Баррет и Фаро. Тесня, и толкая друг друга, они приблизились к своему господину. Повернувшись к Найджелу, Баррет отвесил ему едва заметный поклон, затем почтительно склонился перед леди Эллорой и, приветствуя ее, произнес:

– Счастлив видеть вас, миледи.

Хотя Эллора и не присела в реверансе перед столь ничтожным человеком, как Баррет, выражение ее лица заметно смягчилось.

– Ах, Баррет! Сколько же месяцев прошло?! Надеюсь, в Гринли тебе живется неплохо?

– Да, миледи, – кивнул Баррет. – Хотя по временам там бывает слишком уж спокойно. – Повернувшись к Солейберт, шериф воскликнул: – Как прелестно вы выглядите, леди Солейберт!

– Я очень рада видеть тебя, Баррет, – отозвалась девушка.

Лицо Берти внезапно осветилось чудесной улыбкой, и вся она тотчас же преобразилась, словно ее коснулось солнечное сияние. Когда же она увидела Фаро, лицо ее снова изменилось; на сей раз глаза девушки расширились, а рот чуть приоткрылся.

Хозяева Сикреста молча взирали на верного слугу Тристана, будто лишились дара речи.

Тристан же откашлялся и проговорил:

– Позвольте представить вам моего ближайшего друга Фаро Такана. Фар, это лорд Найджел, леди Эллора и леди Солейберт.

Фаро склонился перед хозяевами в поясном поклоне, однако Тристан заметил, что смотрел он лишь на одну леди Солейберт.

И Эллора, судя по всему, тоже это заметила. Сделав шаг вперед, она загородила дочь, так что Фаро не мог ее видеть.

– А мы что, ждем еще кого-то? – спросил Найджел, явно намекая на то, что пора садиться за стол.

– Нет-нет, – ответил Тристан. – Мои люди сами о себе позаботятся.

– Что ж, в таком случае предлагаю сесть за стол, – проговорил лорд Найджел.

Он подал руку жене, а Тристан взял за локоть Солейберт, предоставив Баррету и Фаро следовать за ними.

Пока они шествовали по залу, Тристан не сводил холодного взгляда с лорда Найджела. Фаро же украдкой поглядывал на леди Солейберт. И никто не замечал, что и Берти то и дело бросала весьма благожелательные взгляды на смуглолицего.

Тристан давно уже привык к грубой и безвкусной пище походного лагеря, поэтому сейчас, сидя за столом лорда Найджела, не мог в должной мере оценить роскошное угощение. А угощение и впрямь было роскошное: на стол подали жареного кабана, тушенный в сливках горох, хлебный пудинг с сушеными яблоками и изюмом, маринованные груши, селедку, приготовленную разными способами, и, наконец, сладкое мясо. А ко всему этому подавалось в изобилии крепкое красное вино.

Но Тристан почти не чувствовал вкуса еды; более того, он испытывал даже некоторое раздражение, ибо подозревал, что ко всему этому великолепию приложили руку его люди. Тристан с Найджелом решили отложить серьезный разговор, поэтому за обедом в основном говорили леди Эллора, Солейберт и Баррет – обменивались сплетнями и последними новостями. Так продолжалось до тех пор, пока Эллора не упомянула Дональда. Тристан тотчас же насторожился и стал прислушиваться.

– Наш кузнец стареет и слабеет, – говорила Эллора с огорчением. – Но Дональд теперь в Гринли и скоро женится, поэтому я опасаюсь, что Сикрест останется без кузнеца.

– Дональд женится? – удивилась Берти. – Но кто же…

– Не важно, дорогая, – перебила Эллора с лукавой улыбкой. – Скоро все узнаешь. Дональд вернется, и ты все узнаешь.

Баррет усмехнулся и проворчал:

– Да-да, вернется. Уверен, что скоро вы получите обратно своего смутьяна.

Лорд Найджел тут же оживился и, вскинув голову, спросил:

– Дональд скверно ведет себя в Гринли?

– Нет, не очень, – уклончиво ответил Баррет. Повернувшись к Тристану, пробормотал: – Дело в том, что мы с Дональдом никогда не ладили. Так ведь, леди Берти? – обратился шериф к девушке.

– Да, верно, – кивнула Солейберт. – Однажды Баррет так разозлился на Дональда, что бросил его…

– Солейберт!.. – прошипела Эллора. – Не смей говорить об этом за столом!

После того как Эллора одернула дочь, надолго воцарилось гнетущее молчание. Наконец, решив, что время пустой болтовни прошло, лорд Найджел поднялся из-за стола и, взглянув на гостя, сказал:

– Лорд Тристан, если вам угодно перейти в более удобное место, мы могли бы поговорить о делах.

Тристан выразил свое согласие кивком головы и тоже поднялся из-за стола.

– Простите нас, милорды, – тут же проговорила Эллора. – Мы с дочерью хотим немного отдохнуть, пока вы будете обсуждать дела.

– Да, разумеется. – Тристан вежливо поклонился дамам. И вдруг заметил, что Солейберт и Фаро обменялись выразительными взглядами.

Когда женщины удалились, мужчины перешли в другой конец зала, где у пылавшего камина стояли резные стулья. Тут Найджел с раздражением посмотрел сначала на Баррета, потом на Фаро.

– Если вы нас извините, Баррет и гм… кажется, Фаро, не так ли?

– Я останусь со своим господином, – с невозмутимым видом заявил Фаро и скрестил на груди руки.

– Все в порядке, Фар, не беспокойся, – сказал ему Тристан. – Баррет с позволения лорда Найджела покажет тебе замок Сикрест и его окрестности.

– Отличная мысль! – воскликнул Найджел. – Я даю Баррету разрешение показывать все, что ему заблагорассудится.

– Так, мой господин? – Фаро вопросительно посмотрел на Тристана.

Тот коротко кивнул.

– Что ж, пойдем, черный дьявол. – Баррет с усмешкой взглянул на араба. Когда они дошли до двери, он добавил: – Господи, да ты насмерть перепугаешь здесь всех вилланов.

Найджел уселся на резной стул и жестом пригласил гостя последовать его примеру.

– Итак, лорд Тристан, как идут дела в ваших новых владениях? – Он поднес к губам чашу с вином, но за мгновение до этого Тристан успел заметить, что губы его растянулись в насмешливой улыбке.

– Давайте говорить откровенно, лорд Найджел, – заявил Тристан. – Поверьте, я не так глуп, как вам, наверное, кажется.

– Не понимаю, о чем вы… – Найджел пожал плечами.

– Вы послали своих людей в Гринли, и вы, распространяли среди них лживые россказни обо мне. – Подавшись вперед, Тристан пристально посмотрел на собеседника: – Вы, очевидно, решили, что я убью их, не так ли? А после этого вы могли бы сообщить о моих бесчинствах королю? Я правильно понял?

– Ничего вы не поняли, – возразил Найджел. – Зачем мне вредить человеку, с которым меня должны связать родственные узы благодаря браку падчерицы?

– Я не дурак, Найджел! – Голос Тристана дрожал от едва сдерживаемой ярости. – Я не знаю, ожидали вы той ночью моей смерти или смерти ваших людей. Но я точно знаю: если бы ваша затея увенчалась успехом, свадьба не состоялась бы. И возможно, Вильгельм лишил бы меня титула и земель.

Изобразив улыбку, Найджел проговорил:

– Я думаю, Д'Аржан, что вы слишком долго были на войне. Неужели вы теперь каждого подозреваете в обмане и предательстве?

– Нет. – Тристан покачал головой. – Не каждого, а только тех, чье предательство засвидетельствовано признанием других людей.

Найджел осторожно поставил чашу с вином на стоявший рядом столик и, опустив глаза, спросил:

– Вы имеете в виду людей, опорочивших меня и дурно истолковавших мои намерения в отношении вас?

– Нет, не людей, а только одного человека. Слишком уж вы понадеялись на преданность Дональда.

Глаза Найджела сверкнули, и он, вскочив со стула, заорал:

– Эта жаба?! Значит, это он?.. Что же он сказал?! – Вполне достаточно, – процедил Тристан сквозь зубы. – Вполне достаточно для того, чтобы убить вас.

Лорд Найджел побледнел и отступил за спинку своего стула.

– Но я не сделал вам ничего дурного, Тристан Д'Аржан. Поэтому имейте в виду: я не прощу вам этих угроз.

– Да, понимаю… – кивнул Тристан. Сунув руку за пояс, он вытащил лист пергамента и, развернув его, протянул Найджелу: – Это королевский декрет, согласно которому вы освобождаетесь от ответственности за людей из Гринли.

Найджел внимательно посмотрел на лист, но не стал брать его в руки. Тристан же тем временем продолжал:

– Я забираю своих людей, и мы уезжаем в Гринли этой же ночью. – А те, кто не пожелает ехать теперь, последуют за ними позже. Сейчас мои люди уже открыли ваши амбары и грузят на повозки то, что должно принадлежать Гринли. А если что-то не сможем забрать сейчас, то вернемся через несколько дней.

– Но я не давал вам разрешения входить в мои амбары и кладовые, – пробормотал Найджел.

– Я не нуждаюсь в вашем разрешении! – Тристан указал пальцем на пергамент с подписью Вильгельма. – Впрочем, вы ведь дали моему шерифу право ходить везде, где он пожелает, не так ли?

– Ты дорого за это заплатишь! – прошипел Найджел, вцепившись в спинку стула, за которым прятался.

– Передайте мои извинения леди Эллоре и леди Солейберт, – сказал Тристан с улыбкой. Опорожнив чашу с вином, он поставил ее обратно на стол и с задумчивым видом добавил: – Что ж, пожалуй, недурное вино…

Тристан уже направился к двери, когда Найджел прокричал ему вслед:

– Д'Аржан, ты от меня так просто не отделаешься! Как насчет помолвки?! На это ведь тоже есть королевский декрет!

Не останавливаясь, Тристан бросил через плечо скомканный лист пергамента, и тот упал на устланный камышами пол. Несколько мгновений спустя Тристан уже открывал массивные двустворчатые двери. Двери с грохотом за ним захлопнулись, и эхо прокатилось по всему залу.

Издав пронзительный вопль, Найджел схватил стул, за спинку которого держался, и швырнул его в стену с такой силой, что во все стороны полетели щепки.

«Сейчас этот ублюдок грабит мои кладовые, – думал он, – а я ничего не могу сделать, чтобы ему воспрепятствовать!»

Схватив резную чашу, стоявшую на столике, Найджел швырнул ее в камин, и из камина тотчас же взметнулись снопы искр.

– Милорд… – На верхних ступеньках лестницы появилась Эллора. – Милорд, что-то не так? А где же лорд Тристан?

– Уехал! Благодаря твоей глупой и неуклюжей дочери!

– Что ты хочешь этим сказать? – Спустившись в зал, Эллора подняла скомканный пергамент. Пробежав глазами документ, она в ужасе уставилась на мужа. – Он отказался?.. Но ведь документ подписан самим Вильгельмом?

– Знаю, глупая сука! – в ярости заорал Найджел.

Эллора в страхе попятилась, но все же спросила:

– Но по какой причине? Он объяснил?..

– Не знаю я причины! – завопил Найджел. Подбежав к жене, он схватил ее за плечи и с силой встряхнул. – Возможно, ему нужна женщина ростом поменьше лошади! И не такая тучная!

– Милорд… – Эллора старалась высвободиться. – Милорд, пожалуйста, отпусти меня.

– А может, до него дошли слухи о том, что ты не можешь зачать дитя? Да-да, наверное, он опасается, что твоя дочь будет такой же бесплодной. – Найджел с силой оттолкнул жену. – Ведь именно поэтому первый твой муж изменял тебе? Да, поэтому! Потому что ты смогла произвести на свет лишь одну никчемную дочь!

– Пожалуйста, прекрати, – прошептала Эллора, увидев, что муж приближается к ней со сжатыми кулаками.

– Молчи! – Найджел снова схватил жену за волосы и рывком привлек к себе. – Я не позволю этому юнцу пустить на ветер все, ради чего я трудился!

По-прежнему держа Эллору одной рукой за волосы, Найджел другой схватил за горло.

– Да-да, это все из-за тебя! Правда, Д'Аржан ничего не сказал о намерении разорвать помолвку, но я знаю, что он направит жалобу Вильгельму. И если по вине этой свиноматки, которую ты называешь дочерью, мы потеряем наше богатство, то я, – он в очередной раз встряхнул жену, – собственноручно выбью из нее все сало.

Найджел снова оттолкнул Эллору, и она, задыхаясь, упала на пол. Шагнув к двери, он закричал:

– У меня на эту ночь намечено важное дело, если есть еще возможность спасти этот союз! И не пытайся меня разыскать, если дорожишь жизнью!

Не в силах вымолвить ни слова, Эллора с ненавистью смотрела на мужа, пока он не покинул зал. Потом, когда двери за ним захлопнулись, принялась в бессильной ярости молотить кулаками по полу.

Поднявшись, наконец, на ноги, она с горечью прошептала:

– Все было напрасно… Напрасны все мои труды, потраченные на то, чтобы сделать из Солейберт благовоспитанную и изящную красавицу.

Опустив голову, Эллора посмотрела на скомканный пергамент, который все еще держала в руке. Осторожно разгладив листок, она прижала его к груди. Ей было известно: если помолвка не будет расторгнута самим королем, Тристану придется сделать Солейберт госпожой Гринли – или он лишится всех благ и рыцарского достоинства.

Но что, если король все-таки позволит Тристану опозорить ее дочь?

Эллора поклялась, что не допустит этого.

Глава 8

– Хейд, неужели мы должны отправляться в Гринли прямо сейчас? – спросила Мэри. – Это так неожиданно…

Женщины стояли перед домом Джона и Мэри, а Джон, Баррет и темнокожий чужеземец помогали воинам Тристана грузить на повозку семейные пожитки. Повозка уже была доверху наполнена вещами других вилланов. На вопрос жены ответил Джон.

– Да, Мэри, прямо сейчас, – кивнул он с радостной, улыбкой. – Лорд Тристан хочет забрать нас всех из-под власти лорда Найджела. А сейчас он здесь, чтобы защитить нас, если потребуется.

– Защитить?.. – удивилась Хейд. Она гадала, что за человек этот новый лорд и как он сможет принимать столь решительные и скорые меры против злокозненности Найджела. – А сумеет ли он это сделать? – спросила она с некоторым сомнением.

Джон пожал плечами:

– Не знаю, миледи, но я ему доверяю. По-прежнему улыбаясь, муж Мэри присоединился к другим мужчинам. Ей очень хотелось верить словам Джона, однако ее одолевало беспокойство. К сожалению, времени на прощание почти не оставалось, и Хейд сейчас лихорадочно размышляла о том, как бы добраться до сестры и объяснить ей все до того, как повозки тронутся в путь. После последнего разговора с лордом Найджелом девушка не осмеливалась войти в зал. Она хотела отправить в замок Мэри, но молодая женщина куда-то отошла.

Внезапно рядом с Хейд появилась Минерва, державшая под уздцы их престарелого пони.

– Он идет, – в волнении прошептала наперсница Хейд, крепко сжимая руку девушки.

– Кто? – спросила Хейд, но тотчас же поняла, что ее вопрос не требует ответа; она увидела Найджела, шагавшего к ним через двор.

«Неужели он помешает нашему отъезду из Сикреста? – в страхе думала она. – Значит, он не собирается выполнять условия сделки?» Хейд повернулась, собираясь обратиться в бегство, но пальцы Минервы еще крепче сжали ее руку.

– Умоляю, Минерва, отпусти меня!

– Нет, моя фея! Он должен знать, что ты…

– Нет! – Хейд выдернула руку и быстро побежала между хижин, не обращая внимания на отчаянные крики Минервы.

– Вернись, Хейд! Здесь ты будешь в безопасности! Хейд бежала до тех пор, пока не наткнулась на грубо сколоченную дощатую стену – дальше бежать было некуда. Налево от нее находилась конюшня, но она боялась оказаться в ловушке – снова наедине с Найджелом. Хейд побежала направо, убегая все дальше и дальше.

Внезапно из-за какой-то хижины выступил Найджел. Схватив ее за руку, он с ухмылкой проговорил:

– Думаешь сбежать от меня, моя прелесть? Но я не могу тебе этого позволить. Теперь, Хейд, вся твоя жизнь в моих руках и зависит от моего благоволения. Я получу то, что мне причитается, и ты со мной расплатишься за свой обман.

– Я вам ничего не должна! – громко закричала Хейд. – Вы сами разрешили мне покинуть Сикрест этой ночью. Вы предоставили мне право выбора, и я его сделала! Отпустите меня!

Найджел рассмеялся и покачал головой:

– Нет, не сейчас. Ты мне всем обязана, незаконнорожденная шлюха, и теперь я возьму то, что мне причитается.

Несмотря на отчаянное сопротивление девушки, Найджел навалился на нее, и оба они упали на землю. Хотя лорд был не слишком крепкого сложения, руки у него были цепкими и жилистыми, и Хейд не смогла сопротивляться. Крепко прижав ее к земле, он попытался задрать ее юбки.

Хейд пронзительно вскрикнула, но Найджел проговорил ей в ухо:

– Закричишь еще раз, и я убью твою старую ведьму. Поняла?

Хейд всхлипнула и молча кивнула. Найджел снова начал задирать ее юбку, но тут она вдруг выпалила:

– Гринли!.. Там я вам понадоблюсь.

– Что?.. – Найджел отстранился и уставился на нее с удивлением.

– Ведь еще неизвестно, что с Дональдом… А я сообщу вам о планах лорда Тристана. Но только в том случае, если вы отпустите меня сейчас.

– Неужели?.. – Он посмотрел на нее, будто она сказала ему что-то совершенно неожиданное.

Хейд боялась заговорить, не доверяя своему голосу, но кивнула и пробормотала:

– Да, конечно, сообщу. А вы верны своему слову, милорд?

Лорд Найджел посмотрел на нее с отвратительной ухмылкой и проговорил:

– Да, разумеется. Я всегда держу свое слово. Но из-за твоего коварства я не уверен, что ты свое слово сдержишь. Конечно, я отпущу тебя к Д'Аржану, чтобы ты смогла выполнить свое обещание. Но знай: если обманешь, я убью тебя, прелестная Хейд. А теперь, чтобы доказать тебе, что угрозы мои не пустые слова, я получу от тебя то, что мне положено.

Быстро стащив с себя штаны, Найджел снова навалился на девушку. Хейд отчаянно сопротивлялась, но все ее усилия были напрасны – раздался треск нижней юбки, а затем Она почувствовала у самой сокровенной части своего тела нажим чего-то твердого и горячего.

Хейд в ужасе закричала и вдруг перестала ощущать на себе вес Найджела. Чуть приподняв голову, она увидела, что он лежит на земле, причем довольно далеко от нее, шагах в десяти.

Хейд громко всхлипнула, оправляя юбку. Снова подмяв голову, она увидела перед собой Минерву. Старуха тут же присела рядом с девушкой, заключив в объятия, и прошептала:

– Все хорошо, моя фея. Теперь ты со мной, так что не бойся ничего. Он ведь… не причинил тебе вреда?

Хейд покачала головой и разрыдалась, уткнувшись лицом в плечо старухи. Немного успокоившись, она спросила:

– Но как ты меня нашла?

– Это не я нашла тебя, девочка, – с улыбкой ответила Минерва. – Это он… – Она кивнула куда-то в сторону.

Хейд повернула голову и увидела своего спасителя – светловолосого мужчину огромного роста, стоявшего с мечом в руке рядом с Найджелом. Светлые волосы гиганта развевались на ветру, а взгляд синих глаз проникал Хейд в самое сердце. И она сразу узнала мужчину из своих грез – он стоял сейчас прямо перед ней.

– Минерва, я, должно быть, сошла с ума, – пробормотала девушка, погружаясь в блаженное беспамятство.

Очнувшись, Хейд поняла, что по-прежнему находится в объятиях Минервы. Но теперь обычно темные в это время проходы между хижинами были ярко освещены. Пока она пребывала в беспамятстве, хозяин Гринли и люди из Сикреста пришли сюда с факелами, и сейчас отовсюду доносились гневные крики.

Чуть отстранившись от Минервы, Хейд увидела светловолосого синеглазого гиганта, пристально смотревшего на нее. И сердце ее радостно забилось в груди. Значит, он на самом деле существовал! Значит, той пророческой ночью в конюшне он действительно приходил к ней! Он поклялся ее защищать и сейчас вернулся!..

Хейд неуверенно поднялась на ноги и медленно направилась к толпе мужчин. Но видела она сейчас только его, высокого светловолосого красавца из своих грез. Люди, стоявшие у нее на пути, молча расступались, пропуская ее, и все в смущении отводили глаза. Платье девушки было порвано и заляпано грязью, но она не обращала на это внимания, шаг за шагом она приближалась к своему спасителю. Наконец, остановившись напротив него, она почувствовала, как руки ее словно сами собой поднимаются и тянутся к светловолосому рыцарю…

– Посмотрите на эту шлюху! – раздался вдруг пронзительный голос лорда Найджела. – Теперь она бросается к тебе, Д'Аржан. Ты видишь, что я говорил правду?!

Хейд в недоумении смотрела на исказившееся от злобы лицо Найджела. Неужели он сказал, что она добровольно хотела ему отдаться?

Внезапно из толпы вышел Баррет. Приблизившись к Найджелу почти вплотную, он в ярости загрохотал:

– Ты грязный лжец! Найджел попятился и прошипел:

– Тебя повесят, мерзавец. Как ты смеешь обвинять своего лорда во лжи?

– Ты мне больше не лорд! – заявил Баррет, сжимая кулаки. Шериф кивнул в сторону светловолосого рыцаря. – Теперь лорд Тристан мой господин! А эта девочка, – Баррет покосился на Хейд, – никогда бы не бросилась на шею такому негодяю, как ты. Я прекрасно знал ее мать и отца, да и Минерву тоже знаю. Хейд была воспитана самым достойным образом.

– Была воспитана?.. – Найджел презрительно хмыкнул. – Была воспитана матерью-шлюхой, а позже – старой ведьмой-колдуньей, которую выкинула из замка моя благочестивая жена.

По толпе пробежал ропот, но тут Минерва, рванувшись к Найджелу, зловещим шепотом проговорила:

– Ты смеешь порочить имя моей Коринны? Но ты не понимаешь, что говоришь, лорд-змея!

– Отстань от меня, ведьма… – Голос Найджела сорвался. – Я еще доберусь до твоей шлюхи.

– Мерзавец! – завопила Минерва прямо в лицо Найджелу, и тот невольно отпрянул.

В следующее мгновение узловатые пальцы старухи сжали запястье Найджела, и тотчас же раздался его отчаянный крик, полный боли. Лорд Сикреста рухнул на колени, а тощая пожилая женщина продолжала сжимать его руку.

– Боже милостивый! – пронзительно завопил Найджел. И вдруг все увидели, что от руки его поднимаются крошечные струйки дыма. – Ради Бога, отпусти меня, семя дьявола!

Минерва наклонилась к Найджелу и, заглядывая ему в лицо, проговорила:

– Запомни: ты больше не властен над моей девочкой. И этой же ночью мы уедем из Сикреста.

– Да-да, убирайтесь! – взревел Найджел, запрокидывая голову. По его бледному осунувшемуся лицу градом струился пот.

Тут Хейд вдруг словно очнулась ото сна. Повернувшись к старухе, она закричала:

– Минерва, остановись! Ты убьешь его!

Старуха выпустила руку Найджела, и он с трудом поднялся на ноги. Девушка же бросилась к Минерве, стараясь увести ее подальше, но та не двигалась с места.

А толпа в страхе таращилась на почерневшую руку лорда, окровавленную в том месте, где ее сжимали пальцы Минервы.

– Невеста сатаны! – завопил Найджел, и на глазах его появились слезы. – Ты обожгла меня своим адским огнем! – Повернувшись к толпе, он крикнул: – Хватайте же ее!

Но никто не подчинился приказу лорда.

– То, что ты видишь на своей руке, – свидетельство твоей подлинной гнусной натуры, – сказала Минерва. Выразительно тыча в Найджела узловатым пальцем, она нараспев проговорила:

Дева, мать и старая карга, Опасайтесь вы врага! Злом, что миру ты даришь, Сам себя потом сразишь. Повторю хоть тридцать раз вот и все – окончен сказ.

Старуха умолкла, а смертельно бледный Найджел смотрел на нее, не в силах пошевелиться, и в ушах у него все еще звучало проклятие Минервы.

– Убирайся в пекло! – выкрикнул он, наконец срывающимся голосом.

Минерва запрокинула голову и разразилась серебристым смехом. Найджел, окинув взглядом толпу, резко развернулся и побежал к замку. Некоторые из его людей последовали за ним. Оставшиеся же с любопытством поглядывали на незнакомого рыцаря, Минерву и Хейд.

Когда Найджел скрылся из виду, Хейд снова повернулась к Тристану.

– Значит, вы – Тристан Д'Аржан, лорд Гринли? – спросила она, глядя в синие глаза рыцаря, так хорошо знакомые ей по снам.

– Да, – кивнул Тристан. Он внимательно смотрел на девушку, но вместо радостного удивления она прочла на его лице отвращение. – А вы – Хейд из Сикреста, дочь лорда Джеймса.

Хейд тоже кивнула и, тихонько всхлипнув, прошептала:

– К тому же вы жених моей сестры.

Тристан криво усмехнулся и пробормотал:

– А вы связались с человеком, желавшим моей смерти.

Глава 9

Хейд шагала следом за старым пони, на котором ехала Минерва. Старые кожаные башмачки нисколько не защищали ноги девушки. При каждом шаге в них попадали крошечные, но очень острые камешки, и ей постоянно приходилось останавливаться, чтобы вытряхнуть их, а потом снова догонять Минерву и всех остальных.

Уже близился рассвет, но по-прежнему царила ночная тьма, потому что все небо было затянуто тучами. Но не одна Хейд страдала во время этого путешествия из Сикреста в Гринли. Матери безуспешно пытались успокоить кричавших младенцев, а дети постарше тихонько вздыхали – всех их неожиданно разбудили среди ночи. И ночью же все эти люди – их было более сотни – собирали свои вещи и грузили на повозки, которые теперь медленно катились по дороге, ведущей к замку Гринли.

Было здесь и несколько повозок с зерном, вяленым мясом, бочонками с элем и вином, а также маслом и сыром – все это, по мнению Тристана, принадлежало ему по праву.

Баррет, сидевший на своем боевом коне, ехал рядом с первой повозкой, а по другую сторону повозки находился темнокожий человек по имени Фаро. И Хейд не сколько раз замечала, что чужеземец поглядывает на нее с презрением, причем было ясно: причина этого презрения в отношении к ней самого лорда Тристана. После того как они выехали из Сикреста, он ни разу даже не взглянул на нее, и Хейд с удивлением думала: «Неужели это тот самый человек, который так нежно обнимал меня во время нашей первой встречи в конюшне?»

Поглядывая на него время от времени, Хейд горестно вздыхала, и у нее было такое ощущение, будто ее окровавленное сердце вырвали из груди. Всего за несколько коротких часов все в ее жизни изменилось: оказалось, что человек, по которому она томилась, долгие годы, и которого наконец-то нашла, обязан был по условиям королевского декрета жениться на ее сестре Берти.

«А я даже не успела попрощаться, – думала Хейд. – Не успела сказать Берти, что мы скоро увидимся». Внезапно она споткнулась и, упав на пыльную дорогу, почувствовала, что не в силах подняться, не в силах больше идти. Хейд всхлипнула и закрыла глаза, стараясь сдержать слезы.

И тотчас же к ней подъехала Минерва на своем пони.

– Ох, девочка моя, вставай, – сказала старуха. – Мы не должны отставать…

– Не могу, – пробормотала Хейд, открывая глаза.

– Леди Хейд… – Над ней наклонился виллан по имени Руфус. – Вы что, не можете дальше идти?

– Боюсь, что нет, добрый Руфус, – с вздохом ответила Хейд. – Я должна немного отдохнуть, прежде чем идти дальше.

Тут рядом с ними остановился еще один виллан, потом подъехала повозка, и вскоре вокруг собралась целая толпа переселенцев.

– Миледи, может, понести вас на руках?

– Да-да, возьмем ее на руки!

– А может, ей лучше сесть на повозку, поверх вещей?

– Ох, смотрите! Ее башмачки полны крови!

– Миледи, позвольте мне…

Хейд вдруг увидела перед собой два гигантских копыта. Она подняла глаза, и ей показалось, что земля под ней закачалась. На нее пристально смотрел лорд Тристан, сидевший на своем огромном коне.

– В чем дело? – спросил он.

– Милорд, миледи не держат ноги, – ответил Руфус. – Она не может идти дальше.

Ноздри Тристана раздувались, но он молчал. И все тоже молчали, не решаясь заговорить. Наконец Руфус, собравшись с духом, сказал:

– Позвольте я понесу вас, миледи. Я могу…

– Оставь девицу в покое, – перебил Тристан. – Она пойдет сама – или отстанет. Нам надо торопиться, и я не стану терять время из-за тех, кто не может держаться на ногах.

Ошеломленная жестокими словами Тристана, Хейд молча смотрела на него. Когда же он пристально взглянул на нее, ей захотелось съежиться под его взглядом. Но это было еще не все.

– И впредь, – продолжал Тристан, – никто не должен называть эту женщину «миледи». Она решила выйти замуж за простолюдина и потому потеряла все свои привилегии. Теперь она одна из вас, понятно? – Он обвел взглядом вилланов.

Руфус и все остальные в смущении переминались с ноги на ногу. Хейд же, взглянув на крепкие сапоги Тристана, покоившиеся в изящной работы стременах, внезапно почувствовала, как в ней разгорается гнев. Как он смеет так говорить с ней?! Она не в силах держаться на ногах, а он устроился в седле! К тому же он… О Боже, неужели он и впрямь хочет выдать ее замуж за ужасного кузнеца?!

«Что ж, если так, тем хуже для него», – подумала Хейд. Да-да, в таком случае она имела полное право действовать так, как и обещала лорду Найджелу.

Собравшись с силами, Хейд поднялась на ноги и с вызовом посмотрела в глаза Тристана. Сердце ее болезненно сжалось, она поняла, что нежные чувства к этому человеку, чувства, навеянные снами, вытеснил обжигающий гнев.

Судорожно сглотнув, она заговорила на гэльском, на родном языке Минервы:

– А ты, мой прекрасный лорд, просто безмозглый осел, и при каждом слове из твоей пасти вылетает дерьмо.

Многие из вилланов тут же закашлялись и отвернулись, стараясь таким образом скрыть усмешки. Тристан же нахмурился и проговорил:

– Что ты такое говоришь, девица?

Хейд молча отвернулась и, прихрамывая, зашагала по пыльной дороге.

Тристан повернулся к Минерве:

– Старуха, что она сказала?

Протянув руку к Тристану, Минерва похлопала его по колену:

– Не волнуйся, милорд. Она сказала, что твои слова мудры и что она постарается угодить тебе.

Развернув своего коня, Тристан в задумчивости пробормотал:

– Мне кажется, ты лжешь, старуха?

Окинув взглядом толпу, Тристан заметил стройную фигурку Хейд – она шагала рядом с Руфусом, заботливо придерживающим ее.

И тут Тристан вдруг почувствовал, что его охватили раскаяние и ужасное ощущение одиночества. Такого одиночества он не испытывал с детства, с тех самых лет, когда десятилетним мальчиком бродил по улицам Парижа.

«Возможно, мне следовало забрать ее с собой в ту ночь, когда я встретил ее в конюшне, – с вздохом подумал Тристан. – Или найти ее до нынешней встречи с Найджёлом. Ведь я ничего не знал о ее обручении с Дональдом».

Он и сейчас почти ничего не знал об этом странном обручении, зато знал наверняка: ее близость будет вызывать в нем острое томление и невыносимую тоску. И если ему не удастся в ближайшее время расторгнуть помолвку, то к Михайлову дню он будет связан узами брака с сестрой той, которую не сможет забыть. А Хейд к тому времени станет женой кузнеца Дональда. Она будет жить в Гринли, рядом с ним, оставаясь при этом недоступной, как во снах.

Глава 10

Хейд и Минерве предоставили в Гринли довольно просторный дом, специально построенный для целительницы, и здесь имелось все необходимое. Вдоль одной из стен передней комнаты протянулись широкие удобные полки, на которых можно было без труда разместить кувшины и горшочки со снадобьями, и тут же были вбиты колышки, чтобы вешать сухие травы. Кроме того, целую стену занимал огромный камин, а в его известковую облицовку были вделаны железные держатели для котлов и горшков. Имелась тут и печь для хлеба, а вдоль новенького стола стояли крепкие дубовые стулья.

Радуясь новому дому, Минерва чуть ли не приплясывала, расхаживая по передней комнате. Хейд же, не обращая на нее внимания, сидела, понурая, у стола.

– О, моя фея! – воскликнула Минерва. Приблизившись к девушке, она обняла ее за плечи. – Разве это не самый замечательный дом, какой ты только видела?

– Да, Минерва. Замечательный. – Хейд попыталась улыбнуться.

– О, моя девочка, почему ты так тоскуешь? – Старуха посмотрела на нее с беспокойством.

– Почему тоскую? Неужели не понимаешь? – проговорила Хейд с раздражением. – Ведь меня сюда послали, чтобы я предала свою сестру! И чтобы помогла… уничтожить лорда Тристана. – Поднявшись со стула, Хейд принялась мерить шагами комнату. – Только он почему-то вдруг изменился… Все время унижал меня…

– Возможно, он просто удивился словам Найджела. Ведь именно Найджел сказал ему, что ты выходишь замуж за Дональда.

– Всего лишь удивился? – Хейд остановилась и посмотрела на старуху. – А ты забыла о том, что он запретил вилланам называть меня «миледи»? Он сказал им, что теперь я такая же, как и они, – Хейд в волнении выбежала из комнаты, но тут же, вернувшись, в ярости закричала: – И он обручен с Берти! Разве не мог он упомянуть о такой «мелочи» две недели назад?!

– Две недели назад? – насторожилась Минерва. – Ты мне не рассказывала об этом, девочка моя.

Хейд тяжело вздохнула и прикрыла глаза.

– Просто я думала, что видела его во сне. Поэтому и не рассказала о нашей встрече.

– Я так и знала! Я знала! – радостно воскликнула Минерва. – Он предназначен для тебя, моя фея! – Старуха уселась на скамью и с лукавой улыбкой добавила: – Я всегда знала, что руны говорят правду. Ты выйдешь замуж за этого человека!

Хейд села на скамью рядом с Минервой и с грустной улыбкой проговорила:

– Но он обручен с моей сестрой, и указ подписан собственной рукой короля Вильгельма.

– Ну что с того! – спросила Минерва. Поднявшись на ноги, она принялась расставлять на полке свои глиняные горшочки с мазями. – Это не имеет значения. И Берти для него ничего не значит – я в этом нисколько не сомневаюсь и даже…

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился Баррет, заполнив весь дверной проем.

– Приветствую, Минерва! – крикнул шериф. Переступив порог, он осмотрелся и, приблизившись к Хейд, отвесил ей почтительный поклон: – Рад видеть вас, миледи.

Хейд молча кивнула, а Минерва с улыбкой сказала:

– Доброе утро тебе, Баррет! Я бы предложила тебе подкрепиться, но… – Она хмыкнула и взглянула на пустые полки. – Наши кладовые еще предстоит заполнить припасами.

– Да, конечно, – кивнула Хейд. И тут же с вздохом добавила: – Но, похоже, что наш добрый лорд забыл позаботиться о своих новых арендаторах.

– О нет, миледи, – возразил Баррет. Он прошелся по комнате, шаркая своими огромными ножищами. – Я как раз пришел сообщить вам, что повозки, прибывшие из Сикреста на рассвете, уже разгружают. И лорд Тристан говорит, чтобы вы пришли и взяли, что вам требуется, чтобы продержаться несколько дней. Остальное возьмете, когда припасы будут уже в кладовых.

Хейд взяла корзину и сказала:

– Благодарим тебя за добрую весть, Баррет. Минерва, думаю, я возьму, что нам надо, и вернусь.

Хейд шагнула к двери, но Баррет преградил ей дорогу.

– Нет, миледи… – Он развел руками, и на лице его появилось глупейшее выражение. – Видите ли, лорд велел мне привести вас в зал. Он хочет с вами поговорить.

– Поговорить?.. Сейчас? – Хейд изобразила удивление.

– Да, прямо сейчас, – подтвердил Баррет.

– Так вот, можешь сказать лорду Тристану… – Хейд ткнула шерифа пальцем в живот, и с каждым сказанным словом она оттесняла его все ближе к двери. – Можешь сказать ему, что сейчас у меня есть более неотложные дела. А если он желает со мной поговорить, то пусть пригласит меня как благовоспитанный человек, хотя я понимаю, что для него это очень трудно.

Минерва с улыбкой наблюдала за девушкой, а та, вытесняя шерифа за порог, продолжала:

– Более того, пусть соблаговолит обращаться ко мне учтиво, как к равной. Во всяком случае, до тех пор, пока я не выйду замуж за простолюдина.

– Гм… очень хорошо, м-миледи, – пробормотал шериф. – Я, разумеется, скажу ему. Да-да, скажу…

Хейд молча кивнула и, подхватив свою корзину, направилась в сторону кладовых.

Тристан с вздохом откинулся на спинку кресла. Он уже две ночи не спал, и последние события ужасно его утомили. К тому же его терзало чувство вины, и поэтому он отправил шерифа за Хейд. Теперь-то он понимал: его слова и его поведение минувшей ночью, во время их путешествия, очень обидели девушку.

Но черт бы ее побрал! Как она могла связать себя обещанием с таким чудищем, как Дональд?! А ведь он, Тристан, обещал вернуться за ней и защитить ее… Ночью, в конюшне, между ними возникла такая нежность, будто они были двумя половинками одного целого, наконец-то нашедшими друг друга и соединившимися. Но все же она даже тогда не осмелилась доверить ему свои печали.

Накануне вечером, еще в аллее Сикреста, он почему-то вдруг решил пройтись по деревне – ему словно кто-то нашептывал на ухо, что Хейд зовет его. Когда же он увидел Найджела, пытавшегося овладеть девушкой, его охватила ярость воина, заставившая броситься на негодяя. Он выхватил меч, чтобы тут же прикончить его, и лишь усилием воли сдержался, а потом…

Потом, когда она лишилась чувств, Найджел сказал ему, что Хейд – невеста кузнеца Дональда, две недели назад напавшего на его замок. И очень может быть, что эта рыжеволосая красавица в сговоре с лордом Найджелом, намеренно поселившим ее в доме своего врага. Но с какой целью? Может быть, она должна…

Размышления Тристана были прерваны шерифом Барретом, вошедшим в зал своей обычной медвежьей поступью.

– Милорд… – Шериф отвесил низкий поклон. – Милорд, я выполнил ваше поручение.

– Вижу, Баррет. Но где же она?

– Она… гм… – Баррет опустил глаза. – Она не придет.

– Что?..

– Простите, милорд, но она… – Шериф откашлялся и продолжил: – Видите ли, леди Хейд сказала, что ей надо забрать припасы и что для нее это важнее, чем разговор с вами… гм… – Баррет снова откашлялся. – То есть сейчас важнее.

– Да ты шутишь! – воскликнул Тристан. В висках у него гулко застучало, будто по голове протопал целый отряд воинов с оружием.

– Нет, милорд. И еще она сказала, что пока еще не вышла замуж за простолюдина. Поэтому с ней следует обращаться как с леди.

– Так и сказала?

– Да, так и сказала.

Тристан надолго задумался, потом спросил:

– Значит, сейчас она забирает припасы из повозок?

– Да, милорд.

Тристан медленно поднялся и прошел мимо Баррета. Его тяжелые шаги эхом разносились по залу. Распахнув массивные дубовые двери, он пошел в сторону кладовых. Ему нетрудно было разглядеть Хейд в толпе вилланов, обступивших повозки. Ее ярко-рыжие косы сверкали в лучах утреннего солнца, и, глядя на нее, стоявшие с ней рядом люди радостно улыбались.

Хейд не замечала приближения Тристана и вскрикнула лишь в тот момент, когда он схватил ее за руку и потащил к замку.

– Отпусти меня! – кричала девушка и молотила его кулачками.

– Заткнись, девка! – прорычал Тристан и пошел еще быстрее, вынуждая Хейд спотыкаться. – Мне придется тебя, как следует проучить, чтобы впредь знала, что должна подчиняться моим приказам.

Тристан поволок девушку вверх по ступенькам. Увидев слуг, в ярости заорал:

– Вон отсюда!

Все слуги тотчас же оставили свои дела и в ужасе выскочили за дверь. Тристан, с грохотом захлопнул дверь за последним из них и, взглянув на девушку, проговорил:

– У тебя совсем немного времени для того, чтобы объяснить свое поведение, прежде чем мой гнев перевесит мое милосердие.

– Мне нечего тебе объяснять, – заявила Хейд и сделала шаг к двери.

Тристан преградил ей дорогу.

– Ты забыла, что я здесь хозяин. И ты будешь делать то, что я прикажу. Но для начала расскажи, как именно твой любовник собирался меня убить?

Глава 11

Хейд в изумлении уставилась на Тристана:

– Что ты сказал?

– Ты прекрасно слышала, что я сказал.

– Да, слышала. И мне кажется, что ты пьян. Потому что только пьяный может болтать такой вздор.

– Ты посмела назвать меня глупцом?! – Ноздри Тристана раздувались от гнева.

– Ты сам исключил любое другое объяснение! – Отчаяние придавало Хейд храбрости. – Если бы я хотела убить тебя, то могла бы сделать это в конюшне.

– Ага! – воскликнул Тристан. – Значит, ты знала, кто я!

– Нет, не знала. Я только хочу сказать, что твои подозрения смехотворны.

– А зачем тебе понадобились эти фривольные игры в конюшне? – с усмешкой проговорил Тристан.

– Фривольные игры?! – Хейд побледнела. – В ту ночь я вовсе не приглашала тебя. Ты сам предложил помощь.

– Потому что решил, что ты в беде. Ведь ты тогда плакала. Но скажи, что ты делала ночью в конюшне?

– Я могла бы задать тебе точно такой же вопрос, лорд Тристан, – заявила Хейд, подбочениваясь. – Зачем ты туда прокрался в одежде простолюдина?

– Не твое дело.

– В таком случае и тебя не касается, почему я искала там уединения и утешения. В одиночестве. Я была там одна, – добавила Хейд. – Ты дважды обозвал меня девкой и шлюхой, и с меня довольно! Я ухожу!

Хейд сделала попытку проскользнуть мимо него, но он снова преградил ей дорогу.

– Ты мне так и не ответила. – Тристан сжал плечи девушки.

– Я не услышала вопроса, достойного моего ответа.

Он еще крепче сжал ее плечи, и по всему телу Хейд пробежали мурашки.

– Я здесь лорд, и ты обязана мне подчиняться. Не тебе судить, достойны мои вопросы ответов или нет.

Хейд молча отвела глаза. С каждой минутой слова Тристана ранили ее все больнее. Как он мог узнать о планах Найджела? Насколько пострадает Солейберт, если ему станет, известна правда? И что будет с ней, с Хейд, если Тристан узнает о том, что она обещала помочь Найджелу?

– Значит, ты не хочешь мне помочь? – спросил Тристан неожиданно. Хейд молчала, и он, едва сдерживая гнев, проговорил: – Что ж, очень хорошо. Возможно, тебе будет приятнее говорить в обществе твоего жениха.

И снова он потащил ее к ступенькам; однако на сей раз ступени вели не вверх, а вниз.

– Куда ты меня тащишь?.. – в страхе пролепетала Хейд.

– К твоему возлюбленному! – в ярости прорычал Тристан, спускаясь по узкой лестнице.

Лестница становилась все уже и все темнее. К тому же здесь было гораздо холоднее, чем наверху. Время от времени на стенах появлялись укрепленные в каменных держателях факелы, и их пламя затевало безумную пляску, когда Тристан, крепко сжимая руку девушки, проходил мимо.

Внезапно Хейд увидела впереди более яркий свет, а затем услышала крики:

– Эй, Баррет! Баррет, будь ты проклят, если не принесешь мне поесть! – Послышался звон металла, а затем снова раздался хриплый крик: – Эй, Баррет!..

Вскоре, миновав дубовую дверь с тяжелыми засовами, Тристан с Хейд оказались перед холодной стеной с небольшим оконцем, забранным решеткой. Рядом с оконцем находилась еще одна дверь. А за решеткой, в углу темницы, сидел, сгорбившись, кузнец Дональд, похожий на огромную жабу. Хейд в ужасе отшатнулась от него, но Тристан твердой рукой задержал ее.

– Я привел к тебе гостью, Дональд, – сказал он, с презрением глядя на кузнеца.

Дональд в изумлении таращился на девушку. Наконец, задыхаясь, произнес:

– Хейд?.. А лорд Найджел тоже здесь?

Не в силах вымолвить ни слова, девушка покачала головой и на мгновение зажмурилась; у нее ужасно кружилась голова от одуряющей вони, заполнявшей темницу.

– Найджел ради тебя не явится сюда, – проворчал Тристан. – Я просто подумал, что ты насладишься обществом своей невесты. – Он кивком указал на Хейд.

– О, это очень забавно, милорд, – с ухмылкой сказал Дональд. Потом в ярости закричал: – Да, конечно, теперь-то мы можем пожениться! Теперь, когда я стал калекой и узником! – Он помахал правой рукой, заканчивавшейся ниже локтя забинтованным обрубком. – А почему бы тебе в следующий раз не принести мне в подарок кошель монет?! Я к тебе обращаюсь, ублюдок!

– О Боже, – прошептала Хейд, прикрыв рот ладонью. Забыв о гордости, она с мольбой взглянула на Тристана: – Пожалуйста, прошу тебя, уведи меня отсюда.

Тристан холодно посмотрел на нее, и в голосе его прозвучало наигранное удивление:

– Неужели ты не хочешь побыть с человеком, который должен стать твоим мужем?

Хейд покачала головой:

– Нет, пожалуйста, милорд… Не делайте этого. – Она почувствовала, как глаза ее наполняются слезами. – Милорд, я не выдержу…

Дональд вдруг ринулся к стене и с диким ревом принялся молотить по ней кулаками.

Хейд в ужасе вскрикнула и попятилась, оказавшись за широкой спиной Тристана. А Дональд орал:

– Заткнись, сука! Заткнись! Найджел прислал тебя сюда для меня. Ты моя! – Он посмотрел на Тристана, и лицо его исказилось жуткой гримасой. – Оставь ее у меня!

– Я не принимаю от тебя приказаний, мерзавец, – сквозь зубы процедил Тристан. – Дай мне нужные сведения, и тогда я, возможно, тебя отпущу.

– Мне нечего тебе сказать, негодяй! – прохрипел Дональд. – Ее обещал мне лорд Найджел, и она будет моей!

– Вот и хорошо, – ответил Тристан, усмехаясь. Хейд приготовилась отбиваться всеми силами, если только ее попытаются втолкнуть в темницу к Дональду. Но, к ее величайшему удивлению, Тристан отвернулся от решетки и бросил через плечо:

– Тебе следовало бы помнить: Найджел – в Сикресте. И ты сгниешь здесь еще до того, как он придет за тобой.

Взяв девушку за руку, Тристан зашагал по коридору.

– Эй, Хейд, – вопил Дональд, – ты моя! Ты моя, моя прекрасная леди! Ведь у нас есть соглашение!..

Какое-то время Тристан тащил девушку вверх по лестнице. Когда же голос Дональда затих в отдалении, он остановился у одного из факелов и внимательно посмотрел в залитое слезами лицо Хейд.

Она всхлипнула и пробормотала:

– Пожалуйста, милорд… Милорд, вы не должны его выпускать. Дональд, он…

– Значит, ты не по своей воле согласилась обручиться с ним? – перебил Тристан.

– Нет, не по своей. – Хейд покачала головой. – Просто у меня не было выбора, и я…

– Но почему, Хейд? Почему Найджел хотел выдать тебя за простолюдина, когда брак с дворянином был бы для него выгоднее?

– Потому что лорд Найджел решил… Я не хочу возвращаться в Сикрест, – прошептала Хейд, утирая слезы.

– Успокойся, Хейд, успокойся. Если ты хочешь, чтобы я тебе помог, ты должна мне все подробно объяснить. Скажи, какая опасность грозит тебе в Сикресте.

– Ты не сможешь помочь мне, – пробормотала девушка с вздохом.

– Не смогу. – Тристан медленно поднял руку и утер слезинку с ее щеки. Потом вдруг наклонился и нежно поцеловал ее.

Хейд снова вздохнула.

– Не надо проявлять ко мне доброту, Тристан. И помогать мне не надо. Но я очень беспокоюсь за сестру…

– А я беспокоюсь не за твою сестру, а за тебя.

Тут он опять поцеловал ее, и на сей раз поцелуй длился гораздо дольше. Веки Хейд затрепетали, глаза закрылись, и одинокая слезинка, скользнувшая по ее щеке, заплутала между их слившимися в поцелуе губами. Наконец, прервав поцелуй, Тристан тихо сказал:

– Хейд, нам надо поговорить. Нам надо многое обсудить.

– Да!.. – выдохнула она, все еще наслаждаясь его поцелуем. Внезапно глаза ее открылись, и она поспешно проговорила: – То есть, нет, конечно. Возможно, потом, когда ты будешь женат…

– Тихо… – Тристан приложил палец к ее губам. – Наше с Солейберт обручение не продлится долго. Я собираюсь подать королю петицию и просить о расторжении помолвки.

Хейд в отчаянии покачала головой, но Тристан вновь заговорил:

– Не возражай, милая. Мы вместе распутаем эту паутину. Но не сейчас. – Он обнял девушку за плечи и снова повел ее вверх по лестнице. Когда, же они оказались в зале, сказал: – Баррет отведет тебя к Минерве. Тебе надо лечь в постель и отдохнуть, как следует. А когда отдохнешь, найдешь меня здесь, в зале. Тогда и поговорим. Сделаешь, как я прошу?

Хейд долго молчала. Наконец, кивнув, прошептала:

– Да, хорошо.

Ей ужасно хотелось рассказать Тристану обо всем, в первую очередь о планах Найджела. Но она молчала, потому что боялась за Берти, за ее будущее.

И все же ее неудержимо влекло к Тристану, и казалось, что его широкая грудь излучает тепло – словно солнце. Потребность прикоснуться к нему была непреодолимой, и Хейд, протянув руку, прижала ладонь к его груди, прямо напротив сердца.

– Ты не исчезнешь снова, когда я проснусь? – спросила она неожиданно.

– Нет. – Он ласково ей улыбнулся. – Я не покину тебя, дорогая.

И к восторгу Хейд, он опять склонил к ней голову и в очередной раз ее поцеловал.

В следующее мгновение руки Хейд обвили его шею, и она привлекла его к себе. Вкус ее губ был для него, как влага для умирающего от жажды, ион все пил, пил и пил… Сжимая Хейд в объятиях, Тристан чувствовал, что одиночество, терзавшее его много лет, исчезает, а вместо него приходит чудесное ощущение счастья. Он прижимал к себе Хейд все крепче, и в какой-то момент ему почудилось, что они слились воедино, стали одним целым.

Внезапно послышался какой-то странный звук – словно кто-то вздохнул или всхлипнул. Тотчас же отстранившись друг от друга, они повернулись к двери.

У входа в зал стояла леди Эллора, и ее темный силуэт резко контрастировал с залитым солнцем двором замка за ее спиной.

А из-за плеча Эллоры выглядывала Солейберт.

– Хейд?.. – Берти вышла из-за спины матери; глаза девушки были широко раскрыты, и казалось, что она вот-вот расплачется. – Хейд, что это значит?

– Видишь ли, Берти, я… мы… – Хейд умолкла, и щеки ее залились румянцем.

– Я же тебе говорила, дочь. – Эллора шагнула к Солейберт. – Я тебя предупреждала, что у нее такая натура – брать то, что ей не принадлежит! Она и в самом деле шлюха!

– Леди Эллора, – Тристан в ярости взглянул на гостью, – прошу вас умерить свой пыл и воздержаться от клеветы, пока вы в моем доме.

– Да, успокойся, матушка, – сказала Солейберт. – Мы с сестрой сами обо всем поговорим. – Берти подошла к Хейд и взяла ее за руку. – Скажи мне правду, дорогая. Лорд Тристан принуждал тебя?..

– Нет, Берти, – потупившись, прошептала Хейд, но казалось, что ее шепот прозвучал оглушительно. – Все, что ты видела, это было по обоюдному согласию.

– Да-да, конечно! – закричала Эллора. – Я же всегда тебя предупреждала…

– Матушка, если не можешь помолчать, лучше выйди! – резко проговорила Солейберт: – Твои замечания никому не нужны!

– Дочь, не смей так говорить со мной! Это твои промахи привели к тому, что…

– Берти не сделала ничего дурного, Эллора, – перебила Хейд.

– Мне не требуется твоя помощь, – холодно осадила Солейберт сестру. – Я собственными глазами видела, как ты защищаешь мои интересы.

– Все, хватит! – закричал Тристан. Он повернулся к Хейд: – Прошу вас уйти, леди Хейд. А я пока все объясню леди Эллоре и леди…

– Милорд, пожалуйста!.. – взмолилась Хейд. – Пожалуйста, позвольте мне поговорить с Берти.

– Я уверена, что моя дочь больше не захочет слушать твою ложь, – заявила Эллора, с презрением глядя на Хейд.

Тристан вскинул руку, призывая женщин к тишине:

– Да помолчите же! Сейчас не время обсуждать серьезные дела. Успокойтесь сначала.

Приблизившись к двери, Тристан выглянул во двор. Увидев шерифа, стоявшего у башни, подозвал его:

– Баррет, проводи леди Хейд к Минерве и пусть отдыхает, пока я не пошлю за ней.

– Да, милорд, – кивнул Баррет. – Прошу меня простить, что я не успел вас предупредить об их приезде. – Он махнул своей огромной ручищей в сторону зала.

– Твоей вины в том нет, – сказал Тристан. – Так уж получилось. Впрочем, я уверен, что подобное больше не повторится.

– Да, милорд, разумеется. – Шериф предложил Хейд руку. – Пойдемте, миледи. Ох, да вы едва держитесь на ногах…

Какое-то время Тристан смотрел вслед удалявшейся Хейд. Теперь, когда он узнал, что она не по доброй воле связала свою судьбу с другим, он испытывал огромное облегчение. А ведь всего несколько часов назад он был в отчаянии и прилагал невероятные усилия, пытаясь сохранять надежду на лучшее и ясность мысли.

Ему ужасно хотелось отослать Эллору вместе с ее дочерью обратно к сэру Найджелу, но он прекрасно понимал: чтобы обеспечить свое будущее в Гринли, следует соблюдать осторожность и держать себя в руках.

Тристан закрыл двери зала и повернулся к женщинам. Их взгляды, направленные на него, походили на смертоносные кинжалы, и он понял, что ему предстоит величайшая битва в жизни.

Глава 12

Окруженная неусыпными заботами Минервы, Хейд впала сначала в дремоту, а потом, крепко уснула. И ей приснился сон.

Она увидела себя в незнакомом зале, заполненном танцующими людьми в роскошной яркой одежде. Пары кружились и проплывали мимо, мелькали, смеялись и улыбались, по-видимому, очень довольные. Какое-то время Хейд как бы издали наблюдала за ними, а потом начала различать лица танцующих.

Тут были Найджел и Эллора, Джон и Мэри, снова ожидающая ребенка, Дональд с трупом своей жены, улыбавшейся, несмотря на следы побоев на лице. И были ее, Хейд, отец с матерью, окруженные призрачным сиянием. Увидев странную парочку – Минерву и Баррета, – Хейд невольно улыбнулась. Когда же мимо проплыли в танце Тристан и Солейберт, сердце ее дрогнуло. Но сестра с лордом Тристаном стремительно куда-то исчезли, и она тотчас же забыла о них. Музыка же звучала все громче, и ей очень хотелось присоединиться к танцующим, присоединиться к веселью.

Но в какой-то момент она вдруг поняла, что улыбки на лицах танцующих не более чем свирепый оскал. А чудесная, как ей поначалу казалось, музыка превратилась в ужасный скрип и скрежет, так что хотелось покрепче зажать уши.

– Прекратите! – закричала Хейд. – Уберите эту музыку!

Она рванулась к музыкантам, стоявшим у стены, и вдруг ударилась о стену темницы. Да, каким-то образом оказалось, что она в темнице. Хейд бросилась к зарешеченному окну и вцепилась в железные прутья с такой силой, что изранила пальцы в кровь.

– Уберите музыку! Она их убивает! – кричала Хейд. Теперь зал находился по ту сторону зарешеченного окна.

– Нельзя отменить то, что нам неподвластно! – раздался мелодичный мужской голос.

Хейд окинула взглядом танцующих, чтобы найти среди них говорившего. И в следующее мгновение она увидела его в дальнем конце зала на высоком помосте. Это был Фаро, темнокожий спутник Тристана. Его белые одежды источали сияние, и Хейд почему-то нисколько не сомневалась в том, что именно его голос она слышала, хотя губы Фаро не шевелились.

– Глупо бороться с неизбежным, – продолжал смуглый чужеземец. – В таких случаях лучше смириться.

– Неужели ты не видишь, что происходит?! – закричала Хейд. – Ведь они все умрут!

– Ты ошибаешься, – с невозмутимым видом возразил Фаро. Он махнул рукой, в сторону кружившейся в танце толпы. – Неужели не видишь? Они уже и так мертвы!

– Все равно пусть остановятся! Заставь их остановиться! – закричала Хейд, дергая за прутья решетки.

Тут Тристан и Солейберт снова промчались мимо нее с неподвижными, точно маски, лицами.

– Но ведь они танцуют для тебя, – сказал Фаро. – Пока ты будешь на них смотреть, они будут танцевать.

– Но я не могу отсюда уйти! – в отчаянии закричала Хейд. – Я в темнице!

– Ошибаешься, – с мягкой улыбкой возразил Фаро. – Если ты посмотришь, что у тебя за спиной…

Хейд обернулась и замерла в изумлении. Там, где всего несколько мгновений назад находилась стена, теперь раскинулся широкий луг, ярко освещенный солнцем. А вдали виднелся хорошо знакомый ей холм. Снова обратив взгляд к залу, она увидела, что почти все танцоры теперь лежали на полу, и было очевидно, что они мертвые.

Хейд медленно попятилась от зарешеченного окна, и музыка стихла. Она все дальше отходила от окна, и фигура Фаро становилась все меньше. Но голос его звучал все так же отчетливо.

– Вот урок для нас всех, – говорил Фаро. – Тебе надо сделать выбор. Но ты должна знать: твой выбор отразится на судьбе других людей.

Внезапно Хейд ощутила под босыми ногами прохладную мягкую траву.

– Ты танцуешь или нет? – прозвучал чей-то голос совсем рядом.

Хейд подняла голову и осмотрелась. Но на лугу, кроме нее, никого не было. Она снова повернулась лицом к залу, но оказалось, что и зал, и ее каменная клетка исчезли, а на их месте возникли невысокие холмы и лужайки.

Хейд в изумлении осматривалась, но нигде не видела ни птиц, ни жужжащих пчел. Не видела ни одного дома и ни одного дерева. Она даже солнца на небе не увидела, хотя был ясный, безоблачный день. И здесь царила какая-то странная гнетущая тишина, которая казалась оглушительной.

– Эй, кто-нибудь! – крикнула Хейд.

Но ее крик не раскатился по широкому лугу, а тотчас же вернулся к ней и ударил эхом в лицо, будто она крикнула в пустую чашу. Хейд вздрогнула и, приложив руки ко рту, снова закричала:

– Эй, есть здесь кто-нибудь?!

Но на сей раз голос ее прозвучал совсем тихо, словно она не кричала, а шептала. Хейд в ужасе вздрогнула, и сердце ее бешено забилось, а голова закружилась, и все поплыло перед глазами.

Почувствовав, что ноги ее подгибаются, она опустилась на траву и обхватила колени дрожащими руками. В следующее мгновение она поняла, что совсем не может дышать и вот-вот задохнется. Судорожно хватая ртом воздух, она пыталась закричать, но не могла издать ни звука.

И никто не приходил ей на помощь.

Отправив Хейд отдыхать и вернувшись к Эллоре и Солейберт, Тристан вдруг понял, что ужасно устал и не сможет сейчас говорить о делах. Поэтому он ограничился тем, что предложил матери и дочери свое гостеприимство, и сказал, что им следует отдохнуть после долгой дороги. Женщины выразительно переглянулись, однако не стали возражать и, последовав за слугами, отправились на отдых, каждая в свою комнату.

С облегчением вздохнув, Тристан вышел во двор и тотчас же увидел Фаро, мрачного как грозовая туча.

– В чем дело, Фар? – спросил Тристан, приблизившись к другу. – Тебя что-то тревожит?

Фаро пожал плечами, потом проворчал:

– Да, пожалуй. Мне не нравится, что ты предаешь леди, милорд.

– Ты говоришь о леди Солейберт?

– Да, о ней. – Ноздри Фаро раздувались, и было очевидно, что он с трудом сдерживает гнев. – Она видела тебя с другой. С той, ради которой ты готов отказаться от ее руки.

– Да как ты сме… – Тристан в смущении умолк. Он понял, что будет лучше, если все объяснить другу. – Да, Фар, ты прав. У меня нет ни малейшего желания связывать свою судьбу с леди Солейберт. Я намерен обратиться к Вильгельму с петицией. Хочу, чтобы он освободил меня от этой навязанной мне помолвки.

– Ты желаешь другую, – отрывисто проговорил Фаро. – Ту, что являлась к тебе во снах.

Тристан с удивлением взглянул на друга:

– Фар, я тебя не понимаю. Ты гневаешься из-за того, что я желаю не ту женщину, которая свяжет меня родственными узами с Найджелом? Неужели ты желаешь моей смерти?

– Но ведь леди не сделала тебе ничего дурного.

– Да, верно. В предательстве Найджела Солейберт не виновата. Просто я решил…

– Решил уложить в постель ее сестру! – перебил Фаро, повысив голос. – И выставляешь это свое желание напоказ!

Тристану на мгновение показалось, что он ослышался. Неужели это говорил тот, кто долгие годы был его другом? Слова Фаро больно задели самолюбие Тристана, и он с угрозой в голосе проговорил:

– Берегись, Фар. Ты слишком много себе позволяешь.

– Я готов в любой момент повторить все, что уже сказал, мой господин, – ответил Фаро. – Возможно, ты этого не сознаешь, но между сестрами очень крепкая связь. И если ты причинишь боль одной из них, то другая без колебаний убьет тебя. Я беспокоюсь за тебя, неужели не понимаешь?

Тристан ненадолго задумался, потом проговорил:

– Что ж, я понял тебя, друг. И обещаю проявлять осторожность.

Какое-то время оба молчали, словно пытались осмыслить все ими сказанное. Наконец Фаро вновь заговорил:

– Твоя женщина обручена с Дональдом. И если Найджел узнает, что он в темнице, то разве он не пришлет за ней?

– Может быть, и пришлет, – в задумчивости ответил Тристан. – Но Найджел скоро узнает, что его требования ничего для меня не значат. Она не вернется в Сикрест.

– Я бы не был так уверен, мой господин, – пробормотал Фаро. Прежде чем Тристан успел возразить, он добавил: – А может, вместо нее отправить туда старшую леди?

– Возможно, мы так и поступим, Фар, – ответил Тристан с усмешкой. Он хлопнул друга по плечу. – Иди лучше спать. Завтра у нас много дел.

– Да, в самом деле, – закивал Фаро. – Доброй ночи, мой господин.

Тристан повернулся и тяжелой поступью зашагал к дверям замка. Фаро же в задумчивости прошелся по двору; он вовсе не собирался отдыхать, хоть и знал, что следующий день и впрямь будет нелегким.

Солейберт в одиночестве сидела в комнате, отведенной ей в Гринли. Глаза ее были сухими, но в груди все клокотало от сердечной боли. Перед ней то и дело возникала сцена, свидетельницами которой стали они с матерью, когда вошли в зал. Ее сестра и жених обнимались так страстно, что Берти поначалу глазам своим не поверила. К тому же они совершенно не замечали ничего вокруг, так что Эллоре пришлось повысить голос, чтобы привлечь их внимание. Неужели мать была права? Неужели Хейд действительно ее предала?

И почему сестра так странно выглядела? На лице ее были отчетливо видны следы побоев, а одежда – порванная и заляпанная грязью. Неужто путешествие в Гринли оказалось для нее столь тягостным? Берти оно показалось скучным и долгим, но ехать верхом было совсем не трудно.

А может, этот негодяй заставил ее идти пешком? Может, еще и избил? Берти заметила, что Хейд хромала, когда выходила из зала, а синяки и царапины тоже кое-что значили и могли бы о многом рассказать. Впрочем, побои могли быть нанесены ей не Тристаном, а Дональдом. Берти все еще не могла поверить, что сестра обручена с этим отвратительным уродом, хотя Эллора клятвенно заверила ее, что это именно так.

Не в силах усидеть на месте, Берти поднялась и принялась расхаживать по комнате, заламывая руки. Она приехала в Гринли с единственной целью – спасти Хейд.

И вот теперь не знала, от чего же ее спасать. Вчера все было предельно ясно, а сегодня… Сегодня ей уже казалось, что мать во многом права.

Берти подошла к окну и, выглянув, увидела Минерву, выходившую из дома с корзинкой в руке. Старуха подняла голову и посмотрела вверх, Берти показалось – на нее. Но Минерва прошла мимо, не обратив на нее внимания, хотя та помахала рукой в знак приветствия.

Берти тяжело вздохнула. «Неужели такова моя судьба? – спрашивала она себя, – Неужели мне придется сидеть в одиночестве в этой комнате с единственным правом смотреть в окно? Ах, наверное, в Гринли мне не место». Последняя мысль показалась Берти на удивление здравой. Ей и впрямь недоставало привычной обстановки Сикреста. К тому же жених не проявлял к ней совершенно никакого интереса, и Солейберт подозревала, что причина не только в его влечении к Хейд. Ей почему-то казалось, что лорд Тристан терпеть не может Найджела. А Найджел в последнее время вел себя довольно странно – например, постоянно встречался с этим ужасным Дональдом; Берти не раз видела, как они о чем-то беседовали. Но что могло связывать лорда и кузнеца?

И еще этот отвратительный скандал на празднике в честь ее помолвки. Правда, тогда Берти не очень-то прислушивалась к разговорам, потому что ее очень смущало и отвлекало присутствие за столом Фаро Такана. А потом, после трапезы, он внезапно появился во дворе замка под ее окном. Довольно долго они молча смотрели друг на друга, после чего он исчез, даже не помахав ей на прощание рукой.

Берти еще раз прошлась по комнате, затем с тяжким вздохом плюхнулась на постель.

И тут ей в голову пришла совершенно неожиданная мысль. Ведь Эллора заперлась в своей комнате, а Найджел был сейчас далеко. Зато Фаро… Он наверняка где-то поблизости, и она вполне могла бы побеседовать с этим странным чужеземцем, так взволновавшим ее.

Поднявшись с постели, Берти оправила платье и пригладила волосы. Но, приблизившись к двери, внезапно остановилась. О Господи, что она делает?! И что скажет ему, если увидит?

«Добрый вечер, сэр Фаро. Вас не очень обеспокоит, если я буду пялиться на вас, пока мои глаза не вылезут из орбит?»

Боже милостивый!

Берти вернулась к кровати, но тут же снова подошла к двери.

До этого вечера отвага не числилась среди ее достоинств, но сейчас она мысленно поклялась, что не утратит ее, хотя бы на ближайшее время. Отчаянно вцепившись в дверную ручку, она с силой рванула ее на себя, опасаясь, что может передумать.

Оказалось, что Фаро стоял так близко от двери, что Берти едва не наткнулась на него. Вскрикнув от неожиданности, девушка отступила на шаг.

Фаро же склонился перед ней в низком поклоне, затем, выпрямившись, проговорил нараспев:

– О, миледи, могу ли я вам чем-нибудь помочь?

По спине Берти пробежали мурашки. Она чувствовала на себе пристальный жаркий взгляд чужеземца, но в этом взгляде не было ни насмешки, ни презрения. Нет, его взгляд горел желанием.

Берти никогда не испытывала ничего подобного, и ей вдруг ужасно захотелось узнать, что скрывается под просторными белыми одеждами этого странного человека. Она тотчас же попыталась отбросить столь греховные мысли, однако у нее ничего не получилось, видимо, мысли эти уже пустили глубокие корни. К тому же у Фаро были такие чувственные губы и такие густые и длинные ресницы…

«Но это же безумие, – шептал ей голос разума. – Да-да, безумие».

Отступив от двери еще на шаг, Берти прошептала:

– Пожалуйста, войдите.

Глава 13

Проснувшись в предрассветных сумерках, Хейд тотчас же почувствовала, что все тело ее покрыто холодной испариной. С минуту она лежала неподвижно, уставившись в потолок незнакомой комнаты. Она напряженно прислушивалась, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук. В своем нескончаемо долгом сне она, словно в ловушке, оказалась на каком-то жутком безмолвном лугу и теперь опасалась, что уже никогда ничего не услышит. Да, не услышит, если она каким-то образом вдруг оглохла во сне…

Но тут до нее донесся лязг металла, а затем – крики гусей и шарканье башмаков из соседней комнаты. Это были самые обычные звуки, и Хейд чуть не расплакалась от облегчения. Теперь она поняла, где находится, и вспомнила, как и почему здесь оказалась.

Отбросив одеяло, Хейд села на постели и невольно поморщилась. Все тело ныло и болело, и вставать с постели совсем не хотелось.

Внезапно откинулась длинная кожаная занавеска, висевшая в дверном проеме, и из соседней комнаты вышла Минерва.

– Доброе утро, моя фея! – воскликнула она с радостной улыбкой. – Вставай быстрее. Сегодня у нас очень много дел.

Прежде чем девушка успела ответить, старуха скрылась в большой комнате. Хейд тихонько вздохнула, вспомнив о приезде сестры. Сейчас надо было побыстрее найти Берти и попытаться загладить свою вину. Или хоть как-то объяснить свое поведение. И, конечно же, следовало увидеться с Тристаном…

Мысль о Тристане вызвала воспоминание, об их поцелуе. И Хейд тотчас же почувствовала, что ей будет не так-то просто загладить свою вину перед сестрой.

Но почему же все так получилось? И что им теперь с Тристаном делать?

Поднявшись с постели, Хейд надела свое единственное платье – теперь единственное, потому что-то, которое было на ней вчера, уже невозможно было починить. После этого она быстро заплела косу и, откинув кожаную занавеску, увидела Минерву, сновавшую по комнате. На очаге уже кипели два котла, а на столе стояла миска с дымившейся кашей.

Почувствовав, что ужасно проголодалась, Хейд тотчас же уселась за стол. Когда она поела, Минерва спросила:

– Ты пойдешь сегодня к лорду?

Хейд с вздохом ответила:

– Думаю, что, прежде всего я должна подумать о Берти.

Старуха решительно покачала головой:

– Нет-нет, моя фея. Я с тобой не согласна.

– Но ты же знаешь, что произошло вчера после приезда Берти и Эллоры? – пробормотала Хейд потупившись.

– Да, знаю. – Поставив на стол ступку и пестик, Минерва села рядом с Хейд и принялась толочь в ступе какой-то черный корень, измельчая его в порошок. Взглянув на девушку, она с улыбкой сказала: – Но ведь это к лучшему, не так ли? Сразу разрешается множество проблем.

Хейд со стуком уронила ложку в пустую миску. Подняв голову, она с удивлением посмотрела на старуху.

– Разрешается множество проблем? О нет, Минерва. – Оттолкнув от себя миску, она снова опустила голову. – Увы, все стало еще сложнее.

– Но все же очень просто, Хейд! – воскликнула Минерва. – Ведь теперь вы с Тристаном вместе. Вы наконец-то нашли друг друга.

– Тристан обручен, – пробормотала Хейд. – Обручен с моей сестрой, которую я нежно люблю. Но что же мне ей теперь сказать?

Поднявшись из-за стола, Хейд принялась убирать посуду. Покосившись на старуху, проговорила:

– По-твоему, я должна сказать примерно так: «О, Берти, если ты не против, я хотела воспользоваться твоим женихом. Я мечтала о нем всю жизнь, а он так хорошо целуется…» Как ты думаешь, что сестра мне на это ответит?

– Но Берти тебя любит, Хейд. И она желает тебе счастья.

– А я люблю ее. И неужели ты думаешь, я смогу отослать ее обратно в Сикрест. Ведь Берти так долго не вступала в брак, потому что дожидалась Тристана, и теперь ей уже два десятка зим и еще две. Кто возьмет ее замуж?

– Меня удивляет, что ты столь низкого мнения о достоинствах своей сестры, – заметила Минерва.

– Не в ее достоинствах я сомневаюсь, – ответила Хейд с раздражением. – Но дело в том, что для нее не так уж много подходящих партий. Если бы Берти захотела выйти за кого-нибудь другого, ей пришлось бы ехать в Лондон, чтобы найти мужа.

– Ты не можешь этого знать, моя фея. Помешай-ка ложкой вон в том котле.

– Перестань твердить одно и то же!

Хейд схватила деревянную ложку с длинной ручкой. Покосившись на старуху, она сказала:

– К тому же нам не известны намерения лорда Тристана. Что он думает обо мне и о Берти? Как собирается поступить с лордом Найджелом и с Дональдом? Ведь мы совсем ничего не знаем. – Помешав ложкой в котле, Хейд подошла к окну и устремила взор на башню замка. Немного помолчав, пробормотала: – И я не знаю самого главного… Не знаю, что у него на сердце.

– Есть способ узнать, – отозвалась старуха. – Раскинь камни – и все узнаешь.

Хейд резко обернулась. Пристально посмотрев на Минерву, она заявила:

– Нет, я не стану это делать. Такие глупости годились для матери и для тебя, а мне это не подходит.

Минерва раскрыла рот, собираясь возразить, но Хейд продолжала:

– И не говори мне, что я ничего не понимаю. Я прекрасно все понимаю.

– Ты могла бы просто попробовать. – Старуха пожала плечами. – Но если не хочешь гадать, то пойди в замок. Найди лорда Тристана – и получишь ответы на все свои вопросы.

– Да, конечно, – кивнула Хейд. – Я пойду в замок. «Но не для того, чтобы получить», – добавила она мысленно.

Приблизившись к двери, Хейд сказала:

– Пошли за мной кого-нибудь, если понадоблюсь. – В следующее мгновение дверь за ней закрылась.

Минерва вздохнула и сокрушенно покачала головой.

– Ах, Коринна, – сказала она, обращаясь к потолку. – Твоя дочь, вне всякого сомнения; в тебя.

Старая целительница уже пропела первый куплет шотландской песенки и собиралась приступить ко второму, когда в дверь постучали.

– Войдите! – крикнула Минерва.

Дверь отворилась, и на пороге появился шериф.

– А, Баррет?.. Что же привело тебя в мое скромное жилище?

– А где леди Хейд? – Великан протопал по комнате и заглянул в соседнюю. – Леди Хейд, вы здесь?!

– Замолчи, болван! – крикнула Минерва. – Если бы она была здесь, то сразу услышала бы твой рев.

Баррет с озабоченным видом прошелся по комнате.

– Но где же она? – спросил он.

– Только что вышла и направилась в замок. Странно, что вы с ней разминулись.

– Да, очень странно, – закивал Баррет. – Я как раз и иду из замка.

Шериф уже повернулся к двери, собираясь уходить, но Минерва удержала его, схватив за руку.

– В чем дело? Что случилось, Баррет?

– Дональд, – ответил он, нахмурившись. – Вероятно, перед рассветом он убил стража, и сейчас его нигде не могут найти. У лорда Тристана есть основания предполагать, что он может напасть на леди Хейд.

– Святая Корра, помилуй нас! – воскликнула Минерва. – Девочка не могла уйти далеко. Пойдем поищем ее.

Когда Хейд вышла из туалета, находившегося на некотором расстоянии от их с Минервой дома, ее плечо вдруг сжала чья-то сильная рука. Обернувшись, она оказалась лицом к лицу с Дональдом.

– Не вздумай кричать, – предупредил кузнец и потащил ее за туалетный домик.

Хейд стала сопротивляться, пытаясь оттолкнуть кузнеца, и он, к ее изумлению, выпустил ее руку. В следующее мгновение она поняла, что у нее нет причин для беспокойства. Ведь стоило ей закричать – и все узнали бы, где сейчас Дональд.

– Теперь, когда я свободен, нам надо поговорить, – сказал кузнец. Он хмыкнул, и от его зловонного дыхания у нее забурлило в желудке. – Полагаю, Хейд, ты могла бы поделиться новостями.

– Но я здесь только со вчерашнего утра, – в замешательстве пробормотала девушка. – У меня не было времени, чтобы узнать что-нибудь важное. А если бы я и смогла что-нибудь узнать… – Хейд с вызовом вскинула подбородок. – У меня нет ни малейшего желания помогать Найджелу.

Дональд ненадолго задумался, потом спросил:

– Неужели?

– Да, я не собираюсь помогать Найджелу. И тебе не советую. Вне всякого сомнения, Тристан будет тебя искать. А если найдет, то непременно убьет. Но и Найджел тебя убьет, если ты не выполнишь его приказание. Так что единственная твоя надежда – бегство.

Тут кузнец вдруг побагровел и в ярости прорычал:

– Молчи, высокомерная сучка! – Он наклонился к ней так близко, что Хейд увидела, как подергивается мускул у него на щеке. – И запомни: лорд Найджел не единственный, кто выиграет, если все получится, как он задумал. Он обещал мне за помощь завидное место в Гринли, и я тогда не стану бегать за тобой и пресмыкаться. Не всю жизнь мне ковать железо, вот так-то.

– И ты поверил Найджелу? Да ведь он лжец и никогда не держит слова. Он воспользуется твоей помощью, а потом о тебе забудет.

– Это мое дело, и оно тебя не касается, – проворчал кузнец. – А теперь слушай внимательно. – Дональд прижал девушку к стене. – Если я расскажу лорду Найджелу, что ты передумала, он непременно потребует, чтобы ты вернулась в Сикрест. Это его право, понятно?

– Я не вернусь в Сикрест, – решительно заявила Хейд. Однако она прекрасно понимала, что Дональд прав.

Кузнец провел толстым грязным пальцем по груди девушки, потом вдруг схватил ее за горло.

– Как ты думаешь, Хейд, какое наказание ждет тебя за предательство?

Она судорожно сглотнула, а Дональд еще крепче сжал ее горло. Но он тут же ослабил хватку, затем как бы с сожалением отпустил ее и отступил на шаг.

– Так вот, если ты, в самом деле, хочешь навсегда избавиться от Найджела, ты должна сделать то, что я тебе скажу. Ты меня поняла?

Хейд посмотрела кузнецу прямо в глаза:

– А если я сейчас закричу, то тебя схватят. Кузнец с усмешкой пожал плечами.

– Что ж, в таком случае я получу удовольствие, рассказав лорду Тристану о том, как ты вступила в сговор с Найджелом. Ну, что ты на это скажешь?

Хейд лихорадочно размышляла; она не знала, что ответить, не знала, что в этой ситуации следует предпринять. Тристан уже заподозрил ее в том, что она состояла в сговоре с лордом Найджелом, и она понимала, что он может поверить Дональду. Заговор же против лорда карался смертью – таков был закон.

Кроме того, Хейд очень беспокоилась за сестру. Ведь если король Вильгельм отменит помолвку, Берти уже никогда не сможет выйти замуж.

– Отвечай же, сука! – прохрипел кузнец. – Что ты узнала про лорда Тристана?

Хейд медлила с ответом. Потом вдруг выпалила:

– Лорд Тристан намерен просить Вильгельма, чтобы тот освободил его от обязательства жениться.

– Намерен просить?.. Как скоро?

Хейд пожала плечами.

– Не знаю. Возможно, когда вся деревня будет заселена.

Дональд отвел глаза, и некоторое время что-то бормотал себе под нос. Потом снова взглянул на нее:

– Что еще?

– Это все. Больше я ничего не узнала. Не было времени.

Дональд пристально посмотрел ей в глаза, будто пытался понять, правду ли она говорит. Наконец, по-видимому, удовлетворенный, коротко кивнул и сказал:

– Через семь дней, начиная с сегодняшнего, я пришлю гонца из Сикреста. Ты встретишься с ним на закате, на краю леса, к югу от Гринли. Встретишься и расскажешь ему все, что тебе удастся разузнать для лорда Найджела. А если ты этого не сделаешь, то я найду тебя. И тогда ты пожалеешь, что отказалась разделить ложе с Найджелом. Ясно?

Хейд молча кивнула и с вздохом закрыла глаза. Когда же она открыла глаза, Дональда уже не было с ней рядом. Тихонько всхлипнув, она опустилась на землю и прижалась к стенке туалетного домика. Все надежды на будущее, все планы, которые она строила, выходя из дома, – все это осталось в прошлом, и теперь ей придется помогать лорду Найджелу, во всяком случае, некоторое время. Но тем важнее сейчас поскорее встретиться с сестрой и объясниться с ней, помириться.

Поднявшись на ноги, Хейд оправила юбку, пригладила волосы и сделала несколько глубоких вдохов. Утирая слезы, она пошла в сторону замка. Шла очень медленно, давая себе время успокоиться до встречи с сестрой. Хейд твердо решила, что не станет рассказывать Берти о своей встрече с ужасным кузнецом.

«Только бы мне сейчас не встретился Тристан», – подумала она, входя в зал.

К счастью, в зале никого не было, если не считать двух молодых воинов, чинивших возле камина свои доспехи. Эта удача немного приободрила девушку, и она, поспешно миновав зал, стала подниматься по лестнице. Но наверху она остановилась, столкнувшись с непредвиденным затруднением: в длинном коридоре было множество дубовых дверей, и все они были закрыты.

– Ах, почему я об этом не подумала? – прошептала Хейд.

Стараясь ступать как можно осторожнее, она останавливалась у каждой двери и напряженно прислушивалась. Хейд понимала, что не стоит барабанить во все двери подряд и звать Берти. Ведь из-за двери мог появиться Тристан. Или Эллора, что было бы еще хуже.

Хейд дошла почти до самого конца коридора, но так ничего и не услышала – из-за толстых дубовых дверей не доносилось ни звука. Наконец, остановившись у последней двери, она услышала чей-то голос. Затаив дыхание, Хейд прислушалась. И почти сразу же поняла, что из-за двери доносится голос Берти – причем Берти пела.

Хейд потянулась к двери, чтобы постучать, но рука ее тут же замерла. А что, если Берти откажется с ней говорить? Что, если сестра возненавидела ее?

– В таком случае ты получишь по заслугам, – ответила себе Хейд вслух свистящим шепотом. – В любом случае лучше узнать правду.

Она снова подняла руку и постучала.

– Войдите! – послышалось из-за двери. Заглянув в комнату, Хейд увидела сестру, сидевшую на кровати. Берти все еще была в ночном одеянии. Наклонив голову, она расчесывала волосы.

– Можно мне войти? – робко спросила Хейд. Солейберт подняла голову и повернулась к двери. В следующее мгновение лицо ее осветила радостная улыбка.

– Хейд!.. – воскликнула она. – Да входи же! – Отбросив гребень, Берти бросилась к сестре и втащила ее в комнату. – Почему тебя не было так долго? Я очень тебя ждала.

Изумленная такой встречей, Хейд внимательно посмотрела на сестру.

– Берти, ты на меня не сердишься? – спросила она. Солейберт весело рассмеялась и чмокнула Хейд в щеку.

– Конечно, не сержусь, глупенькая. – Она подвела сестру к постели и усадила. Затем села рядом.

– А как же вчерашнее? – в смущении пробормотала Хейд.

– Ах, это?! – Берти отмахнулась. – Мне ужасно стыдно, что я так глупо себя вела! Видишь ли, я просто очень удивилась. – Она снова рассмеялась. – Понимаешь, я приехала, чтобы спасти тебя от ужасного косматого чудища по имени Дональд. И вдруг застаю тебя в объятиях лорда Тристана! Он ведь очень красив, не правда ли?

– Но, Берти, дорогая, ты забыла, что лорд Тристан – твой будущий муж?

– Да, в том-то и дело… – Берти скорчила гримаску. Потом вдруг внимательно посмотрела на сестру и воскликнула: – Господи, что с тобой случилось?! – Она осторожно прикоснулась к синяку на щеке Хейд. – И вообще, что с тобой происходит? Мать говорит, что ты собираешься замуж за Дональда. Неужели это правда?

– Тебе незачем это знать, – ответила Хейд, стараясь не смотреть на сестру. – Видишь ли, все это очень сложно… и очень неприятно.

– Ничего страшного, я готова к неприятностям, – заявила Берти. – Хотя признаю, в прошлом я проявляла слабость. Но теперь все изменилось. Теперь я совсем другая женщина.

– Я это заметила, – пробормотала Хейд, с изумлением глядя на сестру. – Да, верно. Ты сейчас… какая-то другая.

Тут Хейд вдруг увидела какие-то темные пятна, выделявшиеся на белизне простыни. Она дважды взглянула на постель, а потом в ужасе уставилась на Берти. А та, ничего не замечая, продолжала:

– Так расскажи же, Хейд. Держу пари, что все это как-то связано с Найджелом. Или я ошиблась? – Тут голос Берти изменился, теперь в нем звучало презрение. – Этот лорд Найджел – подлая тварь! Впрочем, это была его идея, чтобы мы с матерью отправились в Гринли, и я очень рада, что так случилось. Хейд, дорогая, что с тобой?

Хейд снова посмотрела на темно-коричневые пятна, украшавшие простыню, и тут Берти наконец-то заметила это.

– О Господи! – Берти покраснела и снова зачирикала: – Ах, знаешь, я забыла привести все в порядок. Ну-ка, поднимайся! Быстрее же, Хейд! – Она заставила сестру подняться с постели и поспешно собрала простыни в узел. Снова рассмеявшись, воскликнула: – Очень не хотелось бы объясняться с матерью!

Хейд молча смотрела на сестру, а та, совершенно счастливая, бросила простыни в дальний угол комнаты.

«Значит, Тристан все-таки решил быть с моей сестрой, – думала Хейд, чувствуя, как желчь поднимается к горлу. – Долгие годы я грезила о нем – и все впустую! Что ж, случилось то, что случилось, и с этим ничего не поделаешь».

Тут Берти вдруг внимательно посмотрела на нее и с беспокойством в голосе проговорила:

– Хейд, да что же с тобой такое? Может, ты больна? Солейберт потянулась к сестре, но та отпрянула от нее и, судорожно сглотнув, пробормотала:

– Да, я неважно себя чувствую. Что-то голова разболелась.

– О Боже, все произошло так внезапно!.. – Берти снова расплылась в улыбке. Взглянув на сестру, сказала: – А тебе, наверное, лучше прилечь. Ложись – и голова пройдет.

– Нет-нет… – Хейд с ужасом посмотрела на кровать. – Я не стану… туда ложиться.

– Хейд, что на тебя нашло? – нахмурилась Берти. – Там все чисто. В этом не было никакой грязи. Это был акт любви. Я надеялась, что ты порадуешься за меня!

Хейд не могла больше удерживаться от слез.

– Я… О, Берти… – Она шмыгнула носом. – Просто я думала…

– Что ты думала, дорогая? – Берти снова потянулась к сестре. – Иди сюда. Сядь на стул и расскажи мне все. Поверь, я смогу все уладить, что бы с тобой ни случилось. – Отыскав носовой платок в ближайшем сундуке, она протянула его сестре. – Вот возьми… Осуши глазки и позволь мне помочь тебе. Так что же с тобой случилось?

Хейд снова шмыгнула носом и высморкалась. Потом сказала:

– Хорошо, Берти, я расскажу Тебе всю правду. – Она сделала глубокий вдох. – Когда мы с тобой были девочками, я каждую ночь видела странные сны. Помнишь, Берти?

– Да, конечно. – Солейберт кивнула. – Ты часто рассказывала о своих снах. Тебе снился великий воин, который скачет на огромном коне, чтобы спасти тебя от смерти. И он снился тебе почти ночь за ночью. Это было так романтично, и я ужасно тебе завидовала… Но ты о нем не упоминала с тех пор, как сны прекратились, – добавила Берти с улыбкой.

– Они не прекратились. – Хейд тихонько всхлипнула. – Просто я перестала говорить о нем. Минерва постоянно досаждала мне вопросами, бесконечно говорила о моих родителях и о том, что они были половинками одного целого. Она твердила, что и моя судьба такая же, как у родителей. А я не хотела походить на мать.

– Но почему? – спросила Берти. – Я обожала Коринну.

– Она была прелюбодейка! – выкрикнула Хейд. – Позарилась на чужого мужа и родила ему незаконного ребенка!

Солейберт с удивлением посмотрела на сестру:

– Но, Хейд, я все-таки не понимаю, какое отношение это имеет к… – Берти умолкла, пытаясь найти нужные слова. – Ну… вот к этому. – Она указала на простыни в углу.

– О, Берти!.. – Хейд снова всхлипнула и громко высморкалась. – Дело в том, что воин, которого я столько лет видела во сне… Он твой…

– Ну, продолжай же…

– Это был лорд Тристан, – прошептала Хейд потупившись.

Солейберт в изумлении уставилась на сестру:

– Хейд, ты уверена?

– Да, конечно. Но ты не должна опасаться того, что я могу поступить так же, как моя мать. Я…

– Успокойся, Хейд. – Берти весело рассмеялась. – Дело в том, что я вовсе…

Тут дверь спальни с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался Тристан. Остановившись у порога, он в упор посмотрел на Хейд. Та тихонько вскрикнула и крепко зажмурилась.

– В чем дело, лорд Тристан? – послышался из-за его спины голос Эллоры. – Вы не имеете права вламываться в комнату моей дочери, когда при ней никого нет!

Тристан что-то проворчал себе под нос и, протянув руку, захлопнул дверь прямо перед носом Эллоры. Затем для верности запер дверь еще и на засов.

Солейберт громко вскрикнула, наконец-то осознав, что оказалась перед лордом Тристаном в нижнем белье. Она бросилась к сундуку за своим утренним нарядом, но Тристан даже не взглянул на нее – он по-прежнему смотрел на Хейд. Та наконец-то открыла глаза – и тотчас же почувствовала, что ее влечет к этому мужчине неудержимо. Устыдившись этого, она опустила глаза, и лицо ее залилось краской.

Тут Тристан откашлялся и повернулся к Берти; казалось, он только сейчас ее заметил. Поклонившись своей невесте, он проговорил:

– Примите мои извинения, леди Солейберт.

– В чем дело, милорд? – спросила Берти вполне миролюбиво.

– Я должен серьезно поговорить с леди Хейд, – ответил Тристан. – Наедине, – добавил он, немного смутившись.

– Да, конечно, – кивнула Солейберт; она уже надела свое утреннее платье. – Я сейчас попытаюсь успокоить мать, и у вас будет… некоторое уединение.

– Искренне благодарен, – ответил Тристан с легким поклоном.

– Берти, нет! – в испуге закричала Хейд. Она потянулась к сестре. – Пожалуйста, останься!

– Не огорчайся, дорогая, – сказала Берти, направляясь к двери. Сняв засов, она с лукавой улыбкой добавила: – В отличие от матушки я не считаю, что тебе нужна опека.

Хейд застонала, когда Солейберт плотно затворила за собой дверь. Тотчас же поднявшись на ноги, она на несколько шагов отступила от Тристана. Но он мгновенно приблизился к ней и заключил в страстные объятия.

– Где ты была? – прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы. – Я искал тебя повсюду.

Прижавшись к его широкой груди, Хейд вздохнула с облегчением. У нее возникло ощущение, что тяжкий груз, давивший на сердце, внезапно исчез. В крепких объятиях Тристана она чувствовала себя в полной безопасности, и сейчас ей ужасно хотелось рассказать ему о встрече с Дональдом и о его угрозах.

Но тут она вдруг вспомнила, где находится. И вспомнила о том, что недавно, незадолго до ее прихода, произошло в этой комнате. С силой, оттолкнув Тристана, она прошептала:

– Как ты смеешь?!

А звук пощечины от ее руки походил на щелканье бича.

Глава 14

Они стояли друг против друга в напряженном молчании. Лицо Тристана словно окаменело, и только на щеке подергивался мускул – это было единственным признаком того, что перед ней стоит человек из плоти и крови, а не статуя.

Наконец, нарушив молчание, Тристан спросил: – Так что же случилось, женщина? Что дало тебе право ударить меня? – Он медленно прошелся по комнате.

Не в силах сдержать себя, Хейд в ярости прокричала:

– Неужели ты думаешь, что Берти мне не рассказала?! Я все знаю, Тристан!

– Не понимаю, о чем ты… – На лбу его обозначились морщины. – Перестань изъясняться загадками, Хейд, и объяснись. Меня ждут серьезные дела.

– О, значит, у великого лорда есть дела более серьезные, чем его честь?!

– О чем ты?.. Я ничего не понимаю…

Хейд бросилась в угол комнаты и, схватив узел с постельным бельем, швырнула его к ногам Тристана.

– Вот, видишь?! Неужели твои чувства столь нестойки, а память настолько слаба?! Может, ты полагаешь, что мы с Берти будем пользоваться твоим вниманием одновременно и делить тебя?! – Хейд в ярости топнула ногой. – Ты высокомерный негодяй, вот ты кто!

– Хейд, я никак не связан с твоей сестрой. Хотя, конечно же, должен жениться на ней по приказу Вильгельма.

– Да, должен! И ты на ней женишься! – Хейд закрыла глаза, чтобы Тристан не заметил, что они полны слез. – Женишься, даже если для этого мне придется наложить на тебя чары и насильно притащить к алтарю!

Тристан приблизился к ней почти вплотную и, пристально глядя ей в глаза, проговорил:

– Я женюсь только на той девице, на которой пожелаю. И никто, даже король, не заставит меня поступить иначе.

– А ты совсем не такой, каким я тебя считала, – прошептала Хейд, и по щеке ее скатилась горячая слеза. Всхлипнув, она отвернулась и пробормотала: – А если у нее родится ребенок? Неужели ты настолько безжалостен, что бросишь и мать, и младенца, если сочтешь, что они тебе не подходят?

– О чем ты, Хейд?! – Тристан положил руку ей на плечо.

– Не прикасайся ко мне! – Она отстранила его руку. Но он крепко схватил ее обеими руками и, вперившись в нее взглядом, заявил:

– Ответь мне на один вопрос, тогда я тебя отпущу. Согласна?

Хейд молча кивнула и перестала сопротивляться.

– Твоя сестра сказала тебе, что это я был с ней прошедшей ночью?

– Вот доказательство, Тристан. – Она взглянула на простыни в углу.

– Но это был не я.

– Ты лжешь! – выкрикнула Хейд, высвобождаясь и отступая на шаг. – Берти никого больше не знает в Гринли. И моя сестра не шлюха!

Хейд попятилась к стене, но Тристан тут же снова к ней приблизился. Упершись в стену обеими руками, он спросил:

– Твоя сестра назвала мое имя? Или нет? Отвечай же, Хейд.

Она с вздохом зажмурилась; ей вдруг почудилось, что все вертится и вращается у нее перед глазами. Когда же Хейд снова взглянула на Тристана, она увидела, что он смотрит на нее с едва заметной улыбкой.

– Так как же? – спросил он.

– Но больше некому… – пробормотала Хейд.

– Ошибаешься, дорогая. – Тристан положил руки ей на плечи. – Поверь, я к ней не заходил.

– Но если не ты с ней был, то кто же?..

– Полагаю, что об этом тебе должна сказать твоя сестра. – Он взял ее лицо в ладони и, нежно поцеловав, продолжал: – Слушай меня внимательно, дорогая. Мне не нужна леди Солейберт. Мне нужна только ты, Хейд.

У нее перехватило дыхание. Ах, как долго она ждала этих слов! Неужели у нее теперь не хватит сил от него отказаться?

– Нет-нет, Тристан, – пробормотала Хейд, задыхаясь. – Ведь Вильгельм заставит тебя жениться на Берти.

– Дорогая, еще раз повторяю: я женюсь только на той женщине, на которой пожелаю. И только тогда, когда мне будет угодно. К тому же Солейберт наставила мне рога. Разве не так?

Глаза Хейд широко распахнулись, теперь она уже не сомневалась: Тристан говорил правду. Но как же Берти могла?..

Тристан же прижался лбом ко лбу девушки и с вздохом проговорил:

– Да, есть еще не очень-то приятные новости. Дональд бежал.

Хейд отстранилась и кивнула:

– Да, я знаю.

– Но ты не беспокойся, Хейд, – продолжал Тристан. – Дональд не тронет тебя. – Он прошелся по комнате, затем, повернувшись к девушке, вновь заговорил: – Я сегодня же отправлю письмо Вильгельму. И до тех пор, пока он не ответит, ты должна оставаться в Гринли.

– Но почему? – спросила Хейд. Если Тристан не разрешит ей покидать Гринли; она не сможет встретиться с посланцем Найджела, и тогда… Она содрогнулась при мысли о том, какие последствия это может повлечь. – Ведь я не имею никакого отношения к твоей помолвке.

– Нет, имеешь, – возразил Тристан. – Обдумав все как следует, я понял: само твое присутствие здесь может расстроить планы Найджела.

– Не понимаю, каким образом, – пробормотала Хейд.

– Ведь ты девушка благородного происхождения. К тому же ты имеешь отношение к Сикресту, так как являешься сводной сестрой Солейберт. И если я захочу жениться не на ней, а на тебе, то Вильгельму будет все равно, а вот Найджелу…

– Он хочет заполучить Гринли, – перебила Хейд. – И если Вильгельм отберет у тебя земли, то он, скорее всего, передаст их Найджелу. А Найджел к тому же является опекуном Берти. И даже если твой брак с ней состоится, то он все равно получит Гринли в случае твоей смерти.

– Да, конечно, – кивнул Тристан. – Но он ничего не получит в случае моей кончины, если я женюсь на тебе, а не на твоей сестре. Теперь понимаешь?

– Так вот почему меня выдворили из замка, когда ты приехал в Сикрест, – пробормотала Хейд. – Найджел хотел, чтобы ты ничего обо мне не узнал. Чтобы даже не знал, что я существую!

– Именно поэтому ты и не должна покидать эти стены, – подхватил Тристан.

– Но с Минервой я буду в безопасности.

– Нет-нет. – Тристан подошел к ней и, взяв за руку, поднес ладошку к губам. – Тебе надо перенести свои вещи сюда, в замок. Здесь я смогу лучше защитить тебя.

– Я не могу жить в замке, милорд, – возразила Хейд. – Ведь Эллора…

– К черту Эллору! – закричал Тристан. – Я здесь господин! И я хочу, чтобы ты была рядом со мной.

Он привлек Хейд к себе и впился поцелуем в ее губы. Затем, чуть отстранившись, спросил:

– Сделаешь, как я говорю?

– В таком случае нам придется держаться подальше друг от друга, – прошептала она потупившись.

– Почему ты так говоришь? – Он снова привлек ее к себе. – Мы ведь ничем не рискуем…

Хейд решительно отстранилась и отступила на несколько шагов.

– Нет, Тристан. Если Эллора что-нибудь заподозрит, она может сообщить Найджелу или даже самому Вильгельму. Лучше дождаться благословения короля. – Она направилась к двери, но у порога остановилась и, обернувшись, добавила: – Эллора очень хочет, чтобы ты женился на Берти, И она сделает все возможное, чтобы добиться своего.

– Значит, нам следует соблюдать осторожность, вот и все. – Тристан обольстительно улыбнулся, и Хейд тотчас же почувствовала, что ее неудержимо влечет к нему, словно какая-то неведомая сила притягивала ее к этому мужчине. – Дорогая, так ты придешь ко мне этой ночью?

– Нет-нет, – прошептала Хейд. Потом заговорила громче – на случай, если за дверью кто-то подслушивал их: – Я соберу свои вещи, милорд, как Вы приказали. – Решительно отворив дверь, она вышла из комнаты.

Тристан улыбнулся и направился к окну. Он хочет дождаться, когда Хейд выйдет во двор. И, конечно же, он твердо решил, что заманит ее в свою постель. Если не этой ночью, то в ближайшее время.

Внезапно дверь за его спиной отворилась, и, обернувшись, он увидел Солейберт.

– Милорд, все в порядке? – спросила она. Тристан пожал плечами.

– Да, в порядке. Насколько это возможно в данной ситуации, леди Солейберт. – Язвительно улыбнувшись, он добавил: – Судя по всему, вы неплохо провели свою первую ночь в Гринли.

Берти зарделась и отвела глаза. Но все же не смогла скрыть улыбки.

– Да, милорд, неплохо. По правде говоря – чудесно. Тристан приблизился к двери и выглянул в коридор.

– Матушка сейчас обследует кухню, милорд, – сказала Берти. – Так что можете говорить свободно.

Тристан откашлялся и провел ладонью по волосам.

– Скажите, леди Солейберт, почему вы не объяснили сестре, что этой ночью не я был вашим гостем?

– Я как раз собиралась ей все рассказать, но в этот момент пришли вы с матушкой. – Девушка вздохнула и добавила: – Хотя мне не очень-то хочется, чтобы она узнала…

– Да, я вас понимаю, – кивнул Тристан. – Мне кажется, вы весьма благоразумная молодая леди.

– А вы хотите жениться на Хейд? – неожиданно спросила Берти.

– Если она примет меня в качестве мужа, – ответил Тристан с усмешкой.

– Конечно, примет. – Берти положила руку ему на плечо. – Милорд, она не откажет вам. Ведь она ждет вас всю жизнь.

– Что ж, леди Солейберт… – Тристан похлопал ее по руке. – Выходит, нам придется играть этот фарс, пока мы не сможем сделать следующий шаг? – Он заглянул в ее сиявшие счастьем карие глаза. – Но что будет с вами? У вас есть какие-то планы?

Берти подошла к окну и выглянула во двор. Обернувшись, ответила:

– Нет у меня никаких планов. У меня ведь прежде никогда не было любовника… – Густо покраснев, она продолжала: – И все же я чувствую, что в этом нет ничего грязного и постыдного, милорд. Потому что я… – Берти вздохнула и пробормотала: – Боюсь, что уже люблю его.

– Чего же тут бояться? – Тристан тоже подошел к окну.

– Видите ли, милорд, я сердцем чувствую, что он честный человек, но я совершенно ничего о нем не знаю. Ночью мы о многом говорили, и я рассказала ему такое, чего не говорила даже Хейд, но… – Берти снова вздохнула. – Но он не захотел рассказать о своем доме и о своей семье.

По правде говоря, миледи, я тоже о нем знаю не так уж много. Мать его была египтянкой, отец – придворным в одном из маленьких княжеств в Индии. Фар и его мать бежали оттуда, когда он был еще маленьким мальчиком.

– Так вот почему у него такое странное имя… – пробормотала Берти. – А его отца убили? – Да, злодейски убили. А мать заболела лихорадкой после приезда в Париж и умерла. Вскоре после этого я и встретил его.

– И с тех пор вы вместе? – спросила Берти.

– Да, с тех пор, – кивнул Тристан. – Но это не значит, что он откровенничал со мной и рассказывал о своем прошлом. В его родной стране случилось что-то такое, о чем он не хочет говорить, как бы его к этому ни вынуждали.

– Должно быть, случилось что-то ужасное… – сказала Берти с вздохом. – Возможно, когда-нибудь он позволит мне разделить с ним это бремя.

– Возможно, когда-нибудь позволит, – согласился Тристан.

Он направился к двери, но Берти удержала его:

– У меня есть к вам вопрос, милорд. Я хочу его вам задать, если вы задержитесь еще на минуту.

– Да, разумеется, – ответил Тристан, обернувшись.

– Скажите, милорд, если бы вы не встретили мою сестру, вы женились бы на мне?

– Нет.

– Но почему?

– Если бы оказалось, что таким образом я породнюсь с Найджелом, я бы не женился и на самой королеве.

Солейберт невольно рассмеялась:

– Благодарю за откровенность, милорд.

Молча кивнув в ответ, Тристан вышел из комнаты и, спустившись вниз, вошел в зал – там его уже ожидали Фаро и шериф.

– Слушай внимательно, Баррет, – сразу же заговорил Тристан. – Выбери по своему усмотрению пятерых воинов, и пусть они сегодня же отправляются в Лондон вместе с Фаро, И еще двадцать человек отправь с повозками в Сикрест. А также отправь кого-нибудь за арендатором Джоном.

– Да, милорд, – кивнул Баррет и тут же отправился выполнять распоряжения своего господина.

– Подожди, Баррет! – окликнул его Тристан. Приблизившись к шерифу, он тихо сказал: – Никто, кроме нас троих, не должен знать, что леди Хейд и леди Солейберт станут свидетельницами всего, что происходит в башне. Особенно, – он понизил голос до шепота, – леди Эллора. Я ей не доверяю. Ясно?

Баррет молча кивнул, и Тристан добавил:

– А если услышишь разговоры о моей помолвке с леди Солейберт, то ты должен говорить, что все в порядке и что свадьба состоится.

– Как скажете, милорд.

Шериф вышел из зала, и Тристан тут же повернулся к Фаро:

– Есть пергамент, Фар?

Фаро извлек из своего широкого рукава несколько листков. Тристан взял их и подошел к столу, где уже находились перо и чернила. Усевшись, он принялся писать. Закончив и запечатав два послания, он заткнул их за пояс и, откинувшись на спинку стула, взглянул на своего друга и помощника.

– Фар, не обсудить ли нам таинственные происшествия в спальне леди Солейберт?

– Я бы предпочел их не обсуждать, мой господин.

– Я в этом не сомневался, – усмехнулся Тристан. – Полагаю, что впредь тебе следует соблюдать осторожность. Твое свидание чуть не стоило мне разрыва с Хейд. К тому же Эллора не должна ничего узнать.

– Леди матушка видит только то, что хочет видеть, – заметил Фаро. – Я уверен, что нам удастся хранить тайну столько, сколько потребуется…

Загадочное заявление Фаро вызвало удивление Тристана, но он не успел его расспросить, потому что дверь в этот момент отворилась, и в зал вошли Баррет с Джоном.

– Я пришел, милорд. – Джон поклонился Тристану и почтительно кивнул Фаро. – Чем могу служить, милорд?

– Видишь ли, Джон, мои люди едут в Сикрест, чтобы забрать остатки того, что принадлежит мне. Ты ведь хорошо знаешь деревню?

– Конечно, милорд, – кивнул арендатор.

– Вот и хорошо. – Тристан повернулся к Фаро: – Садись за стол и пиши. Перепиши имена всех, кто прежде жил в Гринли. – Он встал, а Фаро занял его место.

Тристан же обошел стол и, приблизившись к Баррету, отвел его в сторону. Понизив голос, проговорил:

– Так вот, мой славный шериф… Я хотел бы, чтобы ты сопровождал моих людей в Сикрест и прихватил с собой список, который сейчас составляет Фаро.

– Конечно, милорд. – Гигант пытался говорить шепотом, но у него это не очень-то получалось. – Что прикажете там делать?

– Собери всех тех, кто будет включен в список. Если женщины не захотят уезжать… – Тристан сделал паузу. – Тогда приказываю тебе, забрать их детей и вещи. А женщины могут оставаться, если им так захочется.

– Но, милорд!.. – Глаза шерифа округлились. – Вы хотите, чтобы я наблюдал, как будут хватать, и увозить малышей?

Тристан ответил коротким и решительным кивком:

– Совершенно верно, Баррет. Ведь речь идет только о тех вилланах, кто родом из Гринли. Все эти люди принадлежат мне, и я хочу вернуть свою собственность, понятно?

– Да, милорд, конечно, – в смущении пробормотал Баррет. – Но дело в том… Это будет не так-то просто сделать, если женщины не захотят отпускать детей. Следует ли нам применять силу?

– Я хочу только одного: чтобы большая часть обитателей Гринли оказалась здесь. И не важно, каким образом это будет сделано. – Внимательно посмотрев на шерифа, Тристан добавил: – Кажется, я понимаю, чего ты боишься. Нет, Баррет, никакого кровопролития. Этого надо избежать.

Было понятно, что Баррету ужасно не нравится поручение лорда, но он благоразумно промолчал.

– И доведи до сведения тех, кто заупрямится, – продолжал Тристан, – что таков приказ их лорда. Тем, кто не подчинится, навсегда будет закрыт доступ в Гринли. Что же касается детей, то я обещаю позаботиться о них должным образом. А мужчины, которые придут сюда без жен, найдут здесь новых.

– Прошу прощения, милорд, но…

– Нет-нет. – Тристан вскинул руки. – Мое решение окончательное. Понимаешь, Баррет?

– Да, понимаю. Но работа будет не из приятных, – проворчал шериф.

– Я их лорд, Баррет, и для меня не важно, будут ли они довольны моими распоряжениями или нет. Они должны подчиниться, вот и все. Подготовь людей и жди моего приказа.

Тристан уже собрался уйти, но Баррет вдруг заявил:

– Милорд, но я не смогу прочесть имена в составленном вами списке.

– Ты не умеешь читать?

– Не умею, милорд. – Шериф покраснел. Тристан вздохнул и ненадолго задумался.

– Что ж, Баррет, тогда найди кого-нибудь, кто умеет. И поручи ему от моего имени сопровождать тебя.

– Понял, милорд. – Баррет поспешно покинул зал. К этому времени Фаро с Джоном закончили составлять список.

– Славно будет, когда вся деревня снова соберется здесь, – с улыбкой проговорил Джон.

– Благодарю за помощь, Джон. – Тристан тоже улыбнулся.

– Рад был служить, милорд, – ответил арендатор. Отвесив Тристану поклон, Джон направился к двери и едва не столкнулся с Хейд.

– Добрый день, леди Хейд.

– Добрый день, Джон. – Кивнув арендатору, девушка вошла в зал, держа в руке небольшой мешочек со своими вещами. Приблизившись к мужчинам, она спросила: – А что происходит во дворе? Для чего воины готовят повозки?

– Мой господин, так мне готовиться к отъезду? – вмешался Фаро..

– Конечно, Фар. До твоего отъезда мы еще поговорим.

Хейд посмотрела вслед удалявшемуся Фаро, потом, снова повернувшись к Тристану, пробормотала:

– Кажется, я ему не нравлюсь.

– Да, возможно, – кивнул Тристан. Он окинул девушку взглядом и добавил: – Зато мне ты очень нравишься.

Проигнорировав это замечание Тристана, Хейд сказала:

– Ты не ответил на мой вопрос. Так куда же направляются эти воины? Неужели к Вильгельму?

– Да, некоторые из них отправятся в Лондон. А остальные – в Сикрест.

– Но почему в Сикрест? Ведь мы недавно оттуда прибыли.

Тристан подошел к бочонку с элем и наполнил полный рог. Медленно осушив его, ответил:

– К завтрашнему дню все прежние обитатели Гринли должны быть здесь.

– Неужели? – Хейд смотрела на него недоверчиво. – Думаешь, все они захотят вернуться?

– Им придется вернуться. – Понизив голос, Тристан сказал: – Позволь проводить тебя в твою спальню, миледи.

Хейд отступила от него на несколько шагов.

– Ты сказал, придется? Но ты не можешь заставить их силой покинуть Сикрест.

– Нет, могу. И заставлю. Они научатся повиноваться своему лорду. – Он протянул ей руку. – А теперь идем.

Хейд смотрела на его руку словно на раскаленную кочергу.

– Не пойду! – заявила она. – Ты должен понять, лорд Тристан, что уважение и доверие людей следует завоевать. Советую тебе побыстрее это усвоить.

Лицо Тристана вытянулось. Он хмыкнул и пробормотал:

– Лучше не давай мне советов. Ты в этих делах ничего не смыслишь. Мои люди должны знать: слово их лорда – закон. Да-да, они должны беспрекословно повиноваться. Странно, что ты этого не знаешь. Ведь твой отец был лордом…

– Мой отец был добрым и справедливым господином. И потому люди охотно ему подчинялись.

– При жизни твоего отца ты была малышкой, Хейд. И ты не можешь знать, как он правил. – Тристан ласково улыбнулся ей. – Милая, давай не будем ссориться из-за пустяков. Я понимаю, что ты очень привязана к обитателям Сикреста и что твое сердце с ними. К тому же твоя мать…

– Что моя мать? – Голос Хейд был обманчиво ровным и спокойным. – Может, ты о том, что она была шотландкой? Что же в этом дурного?

– Совершенно ничего, дорогая. Я знаю, что твой отец полюбил простолюдинку и делил с ней ложе. И что ты – плод этого союза. Но он уже был женат на леди Эллоре и потому поселил вас обеих в деревне. Но твоей вины в этом нет, и для меня не важно, какого ты происхождения, Хейд.

Она молчала, и Тристан продолжал:

– По правде говоря, мой отец тоже бросил меня, и я хорошо понимаю твое положение.

– Ты болван! – неожиданно заявила Хейд. – И ничего ты не знаешь. – Тристан уставился на нее в изумлении и невольно отступил на шаг. – Так вот, хочу тебе сообщить, что моя мать была дочерью одного из самых могущественных лэрдов Шотландии, а моя родословная хранится в древних книгах. Так что по происхождению я гораздо выше тебя!

– Придержи язык, девица!

Но Хейд уже не могла сдерживать свою ярость. Приблизившись к Тристану вплотную, она прокричала:

– Кто бы ни сообщил тебе эти сведения о моем детстве, этот болван заслуживает хорошей порки за свою ложь! Что же касается моего отца, то он очень любил мою мать, потому и нарушил верность своей жене. И он вовсе не выбросил нас с матерью из замка и не поселил в деревне. По его распоряжению мы жили в башне замка. Минерву и меня изгнали в жалкую хижину в деревне по приказанию Эллоры – уже после того, как норманнские дьяволы убили в один и тот же день моих отца и мать!

Ошеломленный этой отповедью, Тристан молчал. А Хейд продолжала изливать свой гнев:

– Что же касается тех вилланов, которые не оказали тебе должного уважения, то ты должен понять: не за знатное происхождение уважают человека, а за его слова и дела.

Тут Тристан наконец-то обрел дар речи, и в нем проснулась уязвленная гордость.

– Не учи меня, Хейд! Я прекрасно знаю свой долг и свои обязанности! И я не стану, словно придворный шут, потворствовать твоим вздорным детским выходкам!

Хейд резко рассмеялась:

– Тебе, лорд, не требуется мое присутствие, чтобы сделать из себя шута. Твои слова изобличают тебя.

С трудом, сдерживая гнев, Тристан процедил сквозь зубы:

– Отправляйся в свою комнату, пока не поздно…

– Ты что, рассердился? – спросила Хейд с язвительной улыбкой. – Может, ты рассердился из-за того, что мои слова правдивы? Что ж, очень хорошо. Оставляю тебя наедине с твоим величием. Но прежде чем я уйду, запомни следующее… – Хейд взглянула на него пристально. – Можешь называть меня простолюдинкой и незаконнорожденной, но оставь в покое моих родных. Можешь пожелать своим родителям отправляться в преисподнюю до конца времен, если тебе так угодно, но не смей порочить моих, потому что они настолько меня любили, что пожертвовали ради меня жизнью!

Тристан поднял руку, чтобы ударить Хейд за обидные слова, но, тотчас же устыдившись, отшатнулся и попятился. Ему никогда еще не случалось ударить женщину, и он ужасно смутился при мысли о том, что едва не ударил Хейд. На ее щеке все еще видны были отметины от ударов, нанесенных Найджелом, и он чуть было не уподобился этому негодяю.

– Послушай, Хейд, я просто…

Она отступила к двери, прижимая к груди свой мешочек с одеждой.

– Ты хотел меня ударить.

Протягивая к ней руки, Тристан последовал за ней.

– Нет-нет, Хейд. Позволь мне объяснить…

– Держись от меня подальше! – прокричала она. – Не подходи ко мне близко!

Обернувшись, Хейд распахнула дверь и выбежала во двор. Стоя в дверном проеме, Тристан смотрел ей вслед, пока она не скрылась за спинами вилланов и воинов, сновавших по двору. Внезапно он заметил, что некоторые из них поглядывают на него с тревогой и недоумением; Фаро же смотрел на него с явным неодобрением. Тяжело вздохнув, Тристан вернулся в зал и захлопнул за собой дверь. Он решил оставить пока все как есть. Было бы неразумно привлекать к себе внимание. А потом, когда они оба успокоятся, он подойдет к ней и поцелуями загладит свою вину.

– Похоже, вы преподали хороший урок этой дерзкой девице, – послышался за его спиной женский голос.

Тристан обернулся и увидел Эллору.

– Хорошо, что вы так быстро сумели взять ее в руки, – добавила она с усмешкой.

Тристан мысленно пожелал жене Найджела убираться к дьяволу. Приблизившись к столу, сказал:

– Прошу меня простить, леди Эллора, но у меня нет времени беседовать с вами. – Он взял со стола список людей из Гринли.

– Да, конечно, милорд, – с улыбкой закивала Эллора. – Вы сейчас очень заняты, я понимаю… Но все-таки хотелось бы спросить вас… Скажите, не изменились ли ваши намерения относительно помолвки?

Тристан молча направился к лестнице. Обернувшись, бросил через плечо:

– Свадьба состоится.

Глава 15

Фаро и Солейберт сидели рядышком на мягкой зеленой травке за стенами Гринли. Они были надежно укрыты от любопытных глаз, но все же едва смели прикоснуться друг к другу краем одежды.

– Ты должен уехать сегодня же? О, это слишком скоро… – Берти отвернулась, чтобы скрыть смущение.

– Таков мой долг перед моим сюзереном, – ответил Фаро. – Но я обязательно вернусь, миледи.

Берти снова повернулась к нему лицом, и взгляды их встретились.

– Я и впрямь твоя леди? – спросила она шепотом: – Не смогу вынести мысли о том, что сердце человека, которого я буду ждать, не принадлежит мне.

Фаро долго и пристально смотрел на нее. Затем руки его скользнули под ворот туники, и он снял с шеи изящную продолговатую подвеску на длинной и тонкой золотой цепочке. Какое-то время он держал цепочку прямо перед собой. Потом тихо проговорил:

– В моей родной стране, когда мужчина берет женщину в жены, он дарит ей мангалсутру – символ того, что она замужняя дама и находится под защитой мужа: Обычно это какая-нибудь красивая вещица, украшенная драгоценными камнями, символизирующими любовь мужа.

Берти неотрывно смотрела на подвеску и странные символы, выгравированные на ней. Внезапно ее охватила дрожь, и она бессознательно облизнула пересохшие губы.

– Это украшение, – продолжал Фаро, – находилось в моей семье много поколений и переходило от отца к сыну. Было время, когда я мог бы одарить тебя всеми сокровищами, принадлежавшими моей семье. Но теперь могу предложить только вот это.

– О, Фаро!.. – выдохнула Берти, и глаза ее наполнились слезами. – Твое богатство – ничто по сравнению с моей любовью к тебе.

– Так ты примешь этот знак моей любви к тебе, чтобы он заменил меня, пока я не вернусь? – спросил Фаро, по-прежнему держа перед собой цепочку.

Девушка покраснела и кивнула. Ее обуревали столь сильные чувства, что она не могла вымолвить ни слова. Наконец она наклонила голову, и Фаро осторожно надел цепочку ей на шею, так, чтобы подвеска оказалась под платьем, между грудей.

– Ты оказала мне великую честь, – сказал он, поцеловав ее.

– Нет, Фаро. – Она взяла его лицо в ладони и пристально посмотрела ему в глаза. – Это ты оказал мне честь. Я никогда даже не надеялась… – Горло ее сжал спазм, предвещающий слезы. – Я думала, что меня нельзя полюбить.

Фаро осторожно провел ладонью по ее щеке, утирая слезы, а потом снова ее поцеловал.

– Ты похожа на самый прекрасный лотос, – сказал он. – Твое тело – полное и гладкое, как кремовые лепестки цветка, открывающиеся для меня. Когда я рядом с тобой, я как будто молюсь в самом святом из храмов.

Солейберт разрыдалась от счастья.

– О, Фаро, пожалуйста, – умоляла она, – не покидай меня. Я не смогу вынести мысли о столь скорой разлуке с тобой.

– О, мой цветок, – пытался он ее утешить, – это совсем ненадолго. В мое отсутствие ты будешь чувствовать мою любовь каждое мгновение.

Фаро отстранился и сжал пальцами подвеску, висевшую меж ее грудей. Поцеловав украшение, он вернул его на место и с нежностью прошептал:

– О, миледи Солейберт… – Ее имя прозвучало в его устах как шелест тончайшего шелка.

Влюбленные обнялись и крепко прижались друг к другу. Но тут послышался голос Баррета – он звал Фаро, – и им пришлось разомкнуть объятия.

– Я буду тебя ждать, – прошептала Берти; теперь она уже забыла о печали и была полна решимости.

Фаро кивнул и запечатлел на ее устах последний поцелуй.

– Однажды я подарю тебе вместе с самой прекрасной мангалсутрой нечто такое, что мог создать только Господь. И с сегодняшнего дня ты всегда будешь моей.

Берти улыбнулась и отстранилась от него. Окинув взглядом окрестные холмы, тихо сказала:

– А теперь уезжай побыстрее, иначе я не смогу это вынести.

Осознав мудрость ее слов, Фаро тут же поднялся и поспешно исчез за стенами Гринли.

Берти же еще долго сидела на траве, сидела до тех пор, пока небольшой отряд воинов, направлявшихся в Лондон, не выехал из ворот замка. Фигуры всадников постепенно уменьшались и вскоре скрылись за грядой холмов.

Но последний из всадников задержался на гребне холма и развернул своего вороного коня – словно хотел вернуться обратно к замку.

Берти тут же поднялась на ноги и, глядя на всадника, помахала ему рукой.

– Счастливого пути, любовь моя, – прошептала она. Конь взвился на дыбы, потом развернулся и тоже исчез за холмом.

Тихонько вздохнув, Берти медленно направилась к замку.

Ворвавшись в дом, Хейд хлопнула дверью с такой силой, что на полках вся утварь задребезжала.

– Святая Корра! – воскликнула Минерва.

– Боже милосердный… – пробормотал Руфус, сидевший за столом. Надзирая за посевными работами, он натрудил руки до водяных мозолей, и теперь Минерва обрабатывала их мазью, чтобы потом перевязать.

– Что с тобой, моя фея? – спросила Минерва. – Что случилось?

– Нечего особенного, – ответила Хейд. Швырнув свой недавно собранный мешочек в угол, она вышла на середину комнаты и, скрестив на груди руки, уставилась на Руфуса. – Не пора ли тебе заканчивать, Минерва? – спросила она, нахмурившись.

– Я могу и сам перевязать себе руки, – в смущении пробормотал Руфус; ему хотелось побыстрее убраться отсюда – подальше от разгневанной Хейд.

Хейд направилась к соседней комнате. Обернувшись, сказала:

– Да, это было бы замечательно, Руфус. Всего хорошего.

Руфус тотчас же вскочил на ноги.

– Нет, сиди, – приказала Минерва. Руфус послушно сел, а старуха повернулась к девушке: – Хейд, я терпеть не могу твоих детских истерик и скандалов. Придержи свой язычок. – Она взяла чистый лоскут и принялась перевязывать руку Руфуса. – А если не можешь сдержаться, отправляйся куда-нибудь в другое место.

Хейд вздохнула и пробормотала:

– Это не скандал и не истерика, Минерва. Просто я… – Она снова вздохнула.

– Хейд, дорогая, потерпи немного, – проговорила старуха. – Сейчас я закончу дело, и ты все мне расскажешь.

Тут с полки вдруг съехал горшок и, упав на пол, разлетелся вдребезги.

– Господь милосердный… – прошептал Руфус.

Хейд даже не взглянула на разбитый горшок. Приблизившись к Минерве, она пристально на нее посмотрела, затем процедила сквозь зубы:

– Что ж, очень хорошо. – Еще один горшок обрушился на грязный пол. – Я подожду.

Минерва с невозмутимым видом принялась перевязывать другую руку Руфуса.

Третий горшок треснул прямо на полке, где стоял. Минерва подняла голову и проворчала:

– Милая, тебе придется убрать все это.

– Ради Бога, Минерва… – в испуге пробормотал Руфус. – Если следующий горшок упадет мне на голову…

Четвертый горшок закачался на полке – и разбился об пол.

– Лучше успокойся, Руфус, – посоветовала Минерва. Она вытащила из-за пояса кривой нож и обрезала лоскуты у самых узлов. Потом взяла Руфуса за руки и вполголоса принялась читать молитву (в этот момент ложка с длинной ручкой, покоившаяся в отваре трав, стрелой пролетела через комнату, разбрызгивая какую-то зеленоватую жидкость, и ударилась о дальнюю стену).

– Тебе следует подержать повязки всю ночь, – сказала старуха, поднимаясь из-за стола. Направившись к полке, она сняла с крючка небольшой кожаный мех. – А утром омой свои руки вот этой водой. – Она протянула мех Руфусу.

– Прими мою благодарность, Минерва, – сказал арендатор и тут же громко вскрикнул: огромный горшок спрыгнул с полки и разбился об пол прямо у него за спиной. – Всего хорошего вам, леди Хейд, – проговорил он с дрожью в голосе. И тут же выскочил за дверь. Дверь с громким стуком захлопнулась за ним, судя по всему, без его участия.

Минерва повернулась и внимательно посмотрела на девушку. Окинув взглядом комнату, спросила:

– Когда же ты успела научиться всему этому?

Но Хейд нисколько не интересовали горшки, разбитые ею в гневе. Глядя в глаза старухе, она заявила:

– Я хочу, Минерва, чтобы ты погадала мне сейчас же. Раскинь камни.

– О нет, ты этого не хочешь, – покачала головой Минерва. – Правда, я пыталась научить тебя кое-чему, потому что ты имеешь на это право по своему рождению – с тех самых пор, как родилась и крошкой лежала в объятиях матери. И вот сейчас… – Она снова оглядела комнату, и ее морщинистое лицо осветилось улыбкой. – Сейчас ты в порыве гнева бьешь мою посуду!

– Раскинь камни! – потребовала Хейд. – И если захочешь, то потом поговорим о том, что мне причитается по праву рождения.

– Конечно, раскину, если ты так настаиваешь. – Минерва подошла к самой высокой полке и сняла с нее меховой мешочек. Затем, вернувшись к столу, выдвинула стул и уселась. – А теперь скажи мне, фея, зачем тебе это и почему ты так торопишься? – Минерва принялась распускать шнурки мешка.

Хейд тоже села за стол. Скрестив на груди руки, ответила:

– Тороплюсь, потому что хочу немедленно узнать, за кого выйду замуж.

Минерва взглянула на нее с недоумением:

– Хочешь прямо сейчас узнать?

– Да-да, прямо сейчас! – закричала Хейд и с силой ударила кулаком по столу. – Минерва, неужели не понимаешь? Я хочу знать, кто будет моим мужем, вот и все. Хочу знать его имя.

– Но это же лорд Тристан, моя фея, – сказала старуха, снова стягивая шнурки мешка. – Я думала, что ты уже давно все поняла.

– Нет, не поняла. Пожалуйста, раскинь камни с рунами.

Минерва в задумчивости смотрела на девушку. Наконец с вздохом сказала:

– Ладно, хорошо. Хотя ты никогда ни одному моему слову не верила. – Сделав глубокий вдох, она встряхнула мешок с камнями и забормотала:

Дождь прошел, и ветер с гор раздувает мой костер. Ты, старуха в сотню лет, На вопрос мой дай ответ. Корра милостива к нам, Силу даст моим камням. Брось скорей их – поручусь, Ты узнаешь правды вкус. На вопрос мой дашь ответ, Ведьма многих сотен лет.

Передав мешок Хейд, старуха спросила:

– Ты ведь помнишь, что тебе нужно сделать? Хейд молча кивнула и закрыла глаза. Держа перед собой мешок, заговорила:

– Я хочу знать, кто станет моим спутником жизни. Руны, скажите мне правду. Скажите сейчас же.

Хейд вернула мешок Минерве, и та, распустив шнурки, вытащила три камня и положила их перед собой. Потом, отодвинув мешок в сторону, принялась внимательно разглядывать знаки, начертанные на камнях.

– Ну вот… – сказала она, покосившись на девушку. – Молодой человек со светлыми волосами. Да-да, он самый. – Старуха постучала указательным пальцем по ближайшей к ней руне. – У него есть и чувства, и сила. – Она снова посмотрела на Хейд. – Хорошее сочетание для вождя.

– Продолжай, Минерва, продолжай. Старуха вздохнула и покачала головой:

– Нет, не буду продолжать. Потому что в этом нет нужды. – Она с подозрением взглянула на девушку. – А почему тебе вдруг захотелось еще раз все проверить. Ведь ты и так знала, что Тристан – твой суженый.

– Тристан не мой суженый, – прошептала Хейд. – Он не может им быть.

Минерва не отвечала. Укладывая камни в мешок, она сопровождала свои действия словами благодарности богине Корре. Потом встала и положила мешок обратно на полку. Вернувшись к столу, обняла Хейд за плечи и с ласковой улыбкой сказала:

– Ведь ты, моя маленькая фея, как и все женщины Бьюкененов, обладаешь способностью видеть своего возлюбленного, свою вторую половину. И ты не раз его видела. Так что у тебя нет причины грустить.

– Но он чуть не ударил меня, – прошептала Хейд, всхлипывая.

Минерва в изумлении посмотрела на нее:

– Хотел ударить? Но почему?

– Мы поссорились, и он сказал… – У Хейд перехватило горло. – О, Минерва! Это было ужасно!

– Ну-ка, фея, посмотри на меня! – Старуха взяла Хейд за подбородок и заглянула ей в лицо. – Так из-за чего же вы поссорились?

– Из-за вилланов, когда-то живших в Гринли. А также из-за моих родителей. – Хейд вздохнула и добавила: – В общем… из-за всего.

Минерва недоверчиво покачала головой:

– Нет-нет, трудно поверить, чтобы лорд так вспылил. Неужели ему захотелось тебя ударить только из-за того, что вы не сошлись во мнениях? Что именно он сказал?

– Он говорил ужасные вещи! – закричала Хейд, вскакивая на ноги. – Он силой заставляет своих вилланов вернуться в Гринли!

– Он их лорд, моя фея. – Минерва пожала плечами. – И он вправе ожидать, что они вернутся и станут ему служить. Убери это. И приведи все в порядок. – Она указала на глиняные черепки у ног Хейд.

Девушка тщательно собрала осколки горшков и положила их на стол. Потом вновь заговорила:

– Но он собирается добиться их доверия и уважения неверным путем!

– Неверным путем? А может, он просто поступает не так, как поступила бы ты, если бы была лордом? – Старуха посмотрела на гору черепков на столе и проворчала: – Я ведь велела тебе привести все в порядок, а не только собрать черепки.

– Да-да, сейчас все сделаю, – закивала Хейд: – А папа был добрым лордом, – продолжала она с уверенностью в голосе. – Люди любили его, и он никогда не был тираном. – Шагнув к столу, она сложила над черепками ладони ковшиком, потом образовала из них фигуру, похожую на арку, и, отступив в сторону, взглянула на Минерву (теперь все горшки были целыми).

– Вот и хорошо, моя фея, – улыбнулась старуха. – Что же касается твоего отца, то следует сказать, что ему все-таки было легче, чем Тристану. Лорду Джеймсу никогда не приходилось иметь дело с Найджелом и приводить в порядок разрушенный замок. Твой отец жил в Сикресте с самого рождения, и люди прекрасно его знали и знали, чего он ожидает от них. Так что очень даже хорошо, что у лорда Тристана твердая рука.

– Не согласна! – заявила Хейд, с грохотом поставив на полку последний из горшков. – И не тебе, Минерва, об этом судить, так что оставь при себе свое мнение.

– Значит, он разгневался на тебя из-за того, что ты с ним не согласилась? – неожиданно спросила Минерва.

– Нет, не поэтому, – пробурчала Хейд, подходя к камину.

– Говори-говори! Признавайся! – строго сказала старуха.

– Ну…. Кажется, я намекнула, что родители Тристана бросили его потому, что не любили. – Сказав эти слова, Хейд невольно поежилась.

Минерва замерла на мгновение. Потом медленно повернулась к девушке и пробормотала:

– Не может быть, чтобы ты сказала такое…

– Конечно, я выразилась не совсем так, но он…

– И она еще удивляется, что он рассердился, – перебила Минерва, возводя глаза к потолку. – Боги мои! И надо же, чтобы такие ужасные слова исходили от столь милой и благонравной девицы! О, святая Корра! Да если бы ты сказала такое кому-нибудь другому, то едва ли сохранила бы все зубы в целости.

– Минерва, ты что, принимаешь его сторону, а не мою?! – закричала Хейд.

Минерва тяжело вздохнула.

– Слушай меня внимательно, моя фея. Я не принимаю чью-либо сторону. Вы оба были не правы, но с твоих уст обидные слова слетают слишком уж легко, И запомни: что бы ни говорил лорд Тристан, все это ложь, исходящая от Найджела или Эллоры. Его нельзя винить за то, что он поверил их лжи. Подумай еще вот о чем, моя фея… Ведь Тристан не знал любви и ласки с самого детства. И он постоянно сражался то на одной войне, то на другой, чтобы чего-нибудь добиться в жизни. И вот теперь этот человек обручен с женщиной, которую не желает, а та, которую он желает, говорит ему, что он не достоин любви. Тебе должно быть стыдно, Хейд.

Девушка густо покраснела и опустила глаза: ей действительно стало ужасно стыдно. Немного помолчав, она пробормотала:

– Да, конечно, мне не следовало так говорить. Но очень уж я разозлилась…

– Понимаю, что разозлилась, – отозвалась Минерва. – Я прекрасно знаю твой нрав. – Но если у тебя снова возникнет потребность наброситься на лорда Тристана, то тебе не стоит торопиться. Лучше подумай немножко и попытайся представить, как он может воспринять твои слова.

– Но я не желаю жить с мужчиной, который пускает в ход кулаки, – сказала Хейд, насупившись. – Я так жить не буду.

– Конечно, не будешь, – согласилась Минерва. – Но ведь лорд Тристан все-таки не ударил тебя. И я уверена: он сейчас очень сожалеет, что погорячился. Ручаюсь, он скорее отрубит себе руку, чем ударит тебя. Да-да, не ударит, сколько бы ты ни наговорила своим дерзким язычком, – добавила Минерва с усмешкой.

– В этом нет ничего смешного. – Хейд с вздохом покачала головой. – И почему же он меня не ударит? Ведь если он подумал об этом раз, то кто может поручиться, что такого никогда не произойдет? А я не хочу рисковать, какие бы сны мне ни снились и как бы ни легли камни.

– У тебя камни всегда ложатся замечательно, моя фея. – Минерва ласково улыбнулась ей. – Так что ты ничем не рискуешь.

Глава 16

Лорд Найджел с вздохом удовлетворения откинулся на подушки и похлопал по ягодицам обнаженную молодую служанку, лежавшую в его постели. Та поморщилась и, Поднявшись с кровати, принялась собирать свою одежду, разбросанную по полу. Затем, с ненавистью поглядывая на лорда, стала одеваться.

После отъезда жены Найджел дал себе волю и теперь пользовался всеми молодыми женщинами, жившими в главной башне замка. Пока леди была дома, он мог встречаться с женщинами только тайком, а сейчас делал это открыто и в любое время. И ни одна женщина в замке не могла считать, что находится в безопасности.

– Ты просто восхитительна, – сказал Найджел с ухмылкой. – Приходи ко мне снова сегодня вечером. И приводи какую-нибудь подругу.

Служанка в раздражении передернула плечами, что вызвало у Найджел а веселый смех.

– Милая, будь теперь умницей… – Он улыбнулся, и его брови многозначительно задвигались. – Хотя, с другой стороны… Знаешь, если мне придется тебя искать, то это только добавит веселья.

Найджел протянул свою жилистую руку к кувшину с вином, стоявшему у кровати. Сделав из кувшина глоток, воскликнул:

– Я очень ценю целомудрие!

Служанка вышла из комнаты, и дверь за ней с грохотом захлопнулась. Найджел снова рассмеялся, затем опять приложился к кувшину. Сделав несколько больших глотков, он утер губы тыльной стороной ладони и, поднявшись с кровати, прошествовал в угол к ночному сосуду, чтобы облегчиться.

Уже одеваясь, он вспомнил о Хейд и, нахмурившись, проворчал:

– Теперь-то она, наверное, поняла, что сглупила. Да, очень сглупила…

Хейд ушла из Сикреста с этим бастардом Д'Аржаном два дня назад, и, конечно же, она уже увидела кузнеца Дональда и поняла, какую ужасную ошибку совершила. Так что теперь можно было надеяться, что она наконец-то одумается и пожелает вернуться в Сикрест. В конце концов, выбор у нее невелик: предать сестру – или оказаться в постели с красивым лордом и занять прежнее положение в Сикресте.

Что же касается бастарда, то ничего у него не получится, пусть даже он и отправил в Лондон своих гонцов с просьбой отменить королевский декрет. Нет, Вильгельм не уступит, и Д'Аржану придется жениться на Солейберт. Весть о гонцах к королю привез Дональд, а он, в свою очередь, получил эти сведения от Хейд, так что очень может быть, что она готова выполнять его, Найджела, указания. И теперь, чтобы заполучить Гринли, остается лишь каким-то образом избавиться от Д'Аржана.

Тут со стороны замковых ворот послышался какой-то шум, и Найджел насторожился. «А может, это Хейд уже явилась? – промелькнуло у него в голове. – Да, наверное, она раскаялась, образумилась – и как раз сейчас въезжает в ворота Сикреста».

Найджел поспешил привести себя в порядок и, оставив на столе кувшин с вином, покинул спальню и направился к лестнице.

Скрываясь за старым раскидистым деревом, Дональд наблюдал за воротами замка. Когда же последний из воинов Гринли исчез за стенами Сикреста, он понял, что настало его время.

Выбравшись из своего укрытия, Дональд стал осторожно пробираться вдоль стены, затем повернул в сторону деревни. Обрубок правой руки по-прежнему болел, но он старался не замечать боли. «Главное, чтобы никто меня сейчас не заметил», – говорил себе Дональд.

Миновав несколько хозяйственных построек, Дональд подобрался, наконец, к замковой кухне. Остановившись у стены, он несколько раз осмотрелся, затем пробрался в кухню. И тотчас же услышал гневные голоса, среди которых выделялся голое лорда Найджела.

Спрятавшись за бочонками с вином, Дональд стал прислушиваться, пытаясь определить, где именно находится Найджел. Но это было не так-то просто, и он, выглядывая из-за винных бочонков, поворачивался то в одну, то в другую сторону.

Почувствовав легкое прикосновение к шее, Дональд резко развернулся и, ударившись головой о полку, едва удержался от крика, зажав рот ладонью. Осмотревшись, никого не заметил, Да, рядом с ним совершенно никого не было, и, стало быть, он напрасно испугался.

И тут он вдруг заметил шаль и передник, висевшие на крючке. Должно быть, их оставила какая-нибудь служанка, и он, Дональд, случайно задел шеей шаль, когда крутил головой.

Сорвав с крючка женские тряпки, Дональд бросил их на пол и принялся в ярости топтать. Потом вдруг замер и расплылся в улыбке: ему в голову пришла прекрасная мысль.

Наклонившись, Дональд поднял с пола передник и шаль. Встряхнув их, набросил шаль на голову, затем надел передник.

– Что тебе надо?! Зачем ты явился? – вопил Найджел, напоминавший и голосом, и видом разъяренного петуха (сходство было очевидным).

Баррет же, стоявший перед хозяином Сикреста, был невозмутим. Шериф снисходительно взирал на лорда и едва заметно усмехался.

– Ты не заберешь отсюда ничего и никого! У Д'Аржана уже была возможность забрать все, что он хотел! – Найджел утер пот со лба и, шумно выдохнув, снова заорал: – А если он не смог сберечь свое достояние, то это не моя вина! Тебе здесь нечего делать! Я ничего не отдам! Убирайся отсюда немедленно!

– Успокойся, милорд, – проговорил Баррет. – Помолчи. – Он вытащил из-за пояса пергамент с распоряжением Тристана и бросил листок на стол. – Вот, взгляни. И можешь не беспокоиться, мы больше не вернемся. Те, кто не уйдет с нами сегодня, навсегда останутся здесь.

– Ты редкостный болван, Баррет, вот ты кто. – Найджел приблизился к шерифу. – Если бы у тебя были хоть какие-нибудь мозги, ты бы понял: никто, ни один человек не покинет Сикрест! – Найджел яростно рубанул рукой по воздуху и еще громче завопил: – Никто, никто, никто! Теперь, наконец, понял?..

И ни один из тех, кто находился сейчас в зале, не обращал внимания на старуху, ковылявшую в сторону лестницы. Некоторые из воинов заметили ее, но тут же, поморщившись, отвернулись. Баррет же с отвращением взглянул на нее и зажал пальцами нос – от старой ведьмы исходила ужасная вонь. А старуха, миновав зал, исчезла на лестнице.

– Так ты понял, понял, понял?! – кричал Найджел.

– Твои вопли, милорд, меня нисколько не трогают, – заявил Баррет. – Я выполню указания моего господина, а тебе советую не забывать: лорд Тристан хочет забрать только то, что даровал ему сам король Вильгельм.

– Замолчи, невежественный болван, – с презрением процедил Найджел. – Ничего ты не возьмешь, потому что мое слово в этом замке – закон.

Баррет с невозмутимым видом пожал плечами.

– Может, для кого-то и закон, но не для меня, Найджел. А если станешь вмешиваться в дела моего господина… – Баррет ухмыльнулся. – Если станешь вмешиваться, я сам тебя зарублю, так и знай.

При этих словах шерифа Найджел отошел от него на безопасное расстояние, потом проворчал:

– Вилланы никуда отсюда не уйдут, потому что не захотят, понятно? Попытайся их увести. Уверен, что не сможешь.

Собрав своих воинов, Баррет вышел из зала, а Найджел вслед ему прокричал:

– Вильгельм еще полюбуется, как тебя повесят! Тристану же отрубят голову! Попомни мои слова!

Но ни Баррет, ни его люди не обратили внимания на эту угрозу. Они пересекли двор и направились в сторону деревни, где на лужайке уже собирались вилланы; причем некоторые из них грузили на повозки свои вещи.

Лорд Найджел вышел на середину двора и завопил:

– Эй, люди!.. Вам незачем уходить! Не бойтесь Молота Вильгельма, здесь он вас не тронет! Здесь вы под моей защитой!

Некоторые из женщин повернулись к Найджелу, прислушиваясь к его крикам, а затем попытались увести своих детей. Но воины Баррета стали отгонять их от матерей и усаживать в отдельную повозку. Женщины снова повернулись к лорду; казалось, они ждали, что их господин вмешается. Но Найджел по-прежнему стоял на безопасном расстоянии от Баррета, и матери одна за другой начали забираться в повозку с детьми. И даже молоденькая служанка, недавно покинувшая постель Найджела, вскарабкалась в туже повозку. Оправляя юбки, она бросила на него презрительный взгляд.

– Я убью его, – пробормотал Найджел. Вернувшись в зал, он захлопнул за собой дверь.

Какое-то время лорд Найджел в ярости метался по залу, проклиная Тристана и топая ногами. Даже на кухню забегал в поисках слуг, на которых мог бы выместить свою злобу. Но внизу никого не было; все слуги сбежали при первых же признаках хозяйского гнева, а те из них, кто был из Гринли, уже собирались в дорогу.

В конце концов, так никого и, не обнаружив, Найджел в поисках жертвы поднялся наверх. Увидев мерцание света, исходившее из его покоев, он остановился и пробормотал себе под нос:

– Дверь в спальню открыта… Значит, там кто-то есть. Наверное, зашла какая-нибудь служанка.

Приблизившись к открытой двери, Найджел заорал:

– Мне плевать, кто ты, но советую тебе сейчас же сбросить одежду!

Переступив порог, он замер в изумлении. У стола стояла старуха с кувшином вина в руке – с тем самым кувшином, из которого он недавно пил.

Сжав кулаки, Найджел крикнул:

– Эй, старая ведьма! Ты что тут делаешь?!

Тут старуха повернулась к нему, и Найджел, узнав кузнеца Дональда, вскрикнул в изумлении. А потом поморщился и зажал пальцами нос – от кузнеца исходила ужасающая вонь.

– Что ты делаешь в моей спальне? И как ты оказался в Сикресте?

– Славная леди Эллора освободила меня, – ответил Дональд. Он сделал Добрый глоток вина из кувшина и шумно рыгнул.

– Что ж, очень хорошо, что освободила, – пробормотал Найджел и на мгновение прикрыл глаза; он вдруг почувствовал, что его мутит от этой чудовищной вони.

– Значит, вы рады меня видеть? – Дональд ухмыльнулся и снова приложился к кувшину.

– Но тебе следовало остаться в Гринли и ждать известий от леди Хейд, – проворчал Найджел. – Почему же ты вернулся?

– Почему вернулся? – переспросил Дональд с отвратительной гримасой. – Неужто не понимаете? Как бы я мог защитить себя с вот этим? – Он показал Найджелу обрубок руки, перевязанный грязными тряпками. – Вот почему. Неужто не заметили?

– Что случилось? – прохрипел Найджел; ему казалось, что он задыхается от вони.

– О, сейчас узнаете, – хмыкнул кузнец. – Потерпите, милорд, и я все вам сейчас расскажу.

– Но я послал тебя туда, чтобы ты убил лорда Тристана, – перебил Найджел. – Но теперь ясно, что тебе это не удалось. Почему?

– Почему?! – в ярости заорал Дональд. Он сделал шаг к Найджелу. – Да потому что мне отрубили руку! Пришлось отрубить, иначе она бы вся сгнила после ранения. И что я, по-вашему, должен был делать? Забить его до смерти своим жалким обрубком?

Кузнец сделал к Найджелу еще несколько шагов, и тот, вздрогнув, выставил перед собой ладони, дабы предотвратить его дальнейшее приближение.

– Успокойся, Дональд! Все будет в порядке.

– В порядке?! – в отчаянии завопил кузнец. – Но ведь это правая рука!

– Я же сказал, что все улажу.

– Не так-то просто будет уладить, если внимательно посмотреть на мою руку. Вот, полюбуйтесь! – Кузнец снова показал свой обрубок.

Найджел поморщился и на мгновение закрыл глаза.

– Я имел в виду, что отплачу Д'Аржану за твое увечье.

– Неужели! – пробормотал Дональд, и лоб его прорезали морщины. – Но каким же образом?

– Не торопись, сейчас я тебе все объясню. Во-первых, ты должен рассказать мне про Хейд. Ты ведь с ней говорил?

Дональд с ухмылкой кивнул:

– Очень хорошо поговорил; Это она мне сказала, что Д'Аржан посылает гонцов к королю. Но я не мог там дольше оставаться, потому что они искали меня по всей деревне, Поэтому я сказал ей, что пришлю к ней гонца через семь дней, чтобы она сообщила ему то, что узнает за это время.

– Замечательно, Дональд.

– Только вот не знаю, захочет ли она что-нибудь сообщать, – проворчал кузнец.

Брови Найджела приподнялись.

– Ты о чем, Дональд?

– Ну, милорд… – Кузнец выпятил грудь, стараясь придать себе важный вид. – До того, как удрать, я слышал, будто Д'Аржан положил глаз на девицу. Кажется, их застали вместе в очень… интересный момент. И он хочет поселить ее в своей башне.

При мысли о том, что Д'Аржан, возможно, добился благосклонности Хейд, Найджел несколько минут отчаянно ругался. Наконец, успокоившись немного, сделал глубокий вдох и в задумчивости пробормотал:

– Нет, пожалуй, я не стану посылать человека на встречу с ней.

Кузнец посмотрел на него с удивлением.

– Но почему, милорд?

– Ты должен найти способ снова проникнуть в Гринли.

– О нет! – Теперь уже Дональд попятился от Найджела. – Я ни за что туда не вернусь! Д'Аржан жаждет моей крови. Если он найдет меня, то наверняка убьет.

– Он тебя не найдет, Дональд.

– Я ведь даже не могу себя защитить! – Кузнец опять принялся размахивать своей искалеченной рукой. – Милорд, неужто не понимаете?! Я ведь не смогу убить его, не смогу!

Найджел покачал головой.

– Ты отправишься туда не для этого, Дональд.

– Тогда для чего же?

– Из-за леди Хейд.

– Продолжайте, я слушаю вас, милорд. – Теперь Дональд поглядывал на Найджела с любопытством.

– Если нам удастся похитить эту девицу и вернуть ее в Сикрест, Д'Аржан обязательно последует за ней. Теперь понимаешь?

– Вы уверены, что последует? – спросил кузнец.

– Да-да, он отправится за ней, – заявил Найджел. – Он придет за своей девкой, хотя бы ради того, чтобы не уступить ее мне! А уж если он сюда явится, то я сам его убью.

– Мне этот план по душе, – закивал Дональд. – Но как я сумею привести ее сюда? Ручаюсь, по доброй воле она не пойдет. А у меня все еще ужасно болит рука. Так что я, пожалуй, с ней не справлюсь.

– Да, верно, – согласился Найджел и погрузился в раздумья. Какое-то время он расхаживал по комнате, потом сказал: – Нам придется заманить ее сюда.

– И как, милорд?

Найджел снова задумался. Наконец, пожав плечами, заявил:

– Я непременно что-нибудь придумаю. Об этом поговорим позже. Сначала нам следует позаботиться… о твоем здоровье. – Найджел поморщился и добавил: – От тебя такая вонь, что, наверное, даже в Гринли чувствуют.

Дональд поднес руку к носу:

– А я ничего не чувствую…

– Можешь поверить мне на слово, – отозвался Найджел. – Иди к лестнице. – Зажав пальцами нос, он посторонился, пропуская кузнеца к двери. – Сейчас полечим тебя.

Уже спускаясь следом за Дональдом по лестнице, Найджел спросил:

– Так что же случилось с твоей рукой?

– Он отрубил ее! – заорал кузнец. – Сначала поранил, а потом, когда она начала гнить, отрубил мечом. – Тяжко вздохнув, он покачал головой и пробормотал: – И как же я теперь без руки?..

Глава 17

– Спаси меня, Тристан! – кричала Хейд.

Он знал, что она где-то рядом, и заметался меж хижин Сикреста. Он искал ее повсюду, он знал, что должен найти ее, во что бы то ни стало.

– Тристан! – звала она. – Тристан, я здесь!

Повернув за угол, он столкнулся с какой-то женщиной, и она выронила плетеную корзину, которую держала в руке. Корзина упала в грязь, и из нее высыпались… сверкающие синие камней. Тристан схватил женщину за плечи, а она, подняв голову, посмотрела ему прямо в глаза.

– Спаси меня, Тристан, – сказала женщина. – Я умираю…

Голос женщины принадлежал Хейд, а лицо – матери Тристана.

– Нет! – выкрикнул он и рывком приподнялся в постели. Сердце его бешено колотилось, так и казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди. – Нет, нет, нет… – бормотал он, озираясь.

Вскочив с кровати, Тристан схватился за меч. Направив его острие на незваного гостя, закричал:

– Как ты смеешь врываться в мою спальню?!

Тут на столике у кровати вспыхнул огонек, и Тристан увидел перед собой морщинистое лицо Минервы.

– Не бойся, милорд, – сказала старуха. – Это всего лишь я.

– Ты едва не распростилась с жизнью, – проворчал Тристан, опуская меч. Он с вздохом провел ладонью по всклокоченным волосам – и вдруг осознал, что стоит перед Минервой в первозданной наготе. Схватив с постели, покрывало, Тристан накинул его себе на плечи и, как сумел, прикрыл наготу.

Минерва ухмыльнулась и сказала:

– Не бойся, милорд, я не вожделею к тебе и не стану к тебе приставать, хотя у тебя очень красивое тело.

Тристан насупился и присел на край кровати. Взглянув на старуху, сказал:

– Чего тебе надо, Минерва?

– Я пришла поговорить о Хейд.

Тотчас же ощутив стеснение в груди, Тристан вскочил с кровати и схватил Минерву за плечи.

– Что случилось?! – закричал он. – Что с ней?! Она больна?! Где она?!

– Ты слишком уж беспокойный, милорд, – ответила Минерва. – Нет, с Хейд все в порядке. Она сейчас мирно спит – готова поклясться.

– Ты уверена?

– Да, уверена. Я только что от нее, – снова ухмыльнулась Минерва и добавила: – Милорд, ты уронил свое покрывало.

Посмотрев себе под ноги, Тристан убедился, что старуха права – он действительно уронил покрывало. В смущении, пробормотав что-то себе под нос, он вернулся в постель и прикрылся одеялом. Взглянув на Минерву, спросил:

– Но если с Хейд все в порядке, то зачем же ты тревожишь меня среди ночи?

– Думаешь, я ее не спрашивала, почему она вернулась, почему не осталась здесь?

Тристан нахмурился и проворчал:

– Выходит, ты знаешь о нашей размолвке?

– Конечно, знаю, – кивнула старуха. – И знаю, что ты слишком уж вспыльчивый. – Она вдруг рассмеялась и проговорила: – Видишь ли, милорд, с Хейд часто случается так, что с ее языка срываются слова, прежде чем девочка успевает подумать.

Тристан по-прежнему хмурился. Пристально взглянув на Минерву, он спросил:

– Значит, теперь она ненавидит меня?

– Пытается настроить себя на это, – согласилась Минерва. – А Хейд, как известно, очень упрямая…

– Что же мне делать? Как искупить свою вину? Старуха пожала плечами.

– Не знаю, милорд.

– Зачем же ты пришла, если не можешь мне ничего посоветовать?

– Чтобы рассказать тебе легенду, – ответила Минерва. – Эта легенда поможет тебе найти ключ к сердцу нашей феи. Впрочем, сердце ее уже давно принадлежит тебе.

– Думаешь, я ей небезразличен? – спросил Тристан.

– Не глупи, милорд. Хотя ты, наверное, не знаешь, что у нее тоже бывали вещие сны. Да-да, с самого детства. С тех самых пор, как ей исполнилось восемь.

– Неужели? – Тристан с изумлением смотрел на старуху. – Но если так, то и я мог бы рассказать тебе точно такую же легенду.

– Вот и хорошо. – Минерва улыбнулась и, приблизившись к кровати, сказала: – Подвинься, великан, позволь старой женщине устроиться поудобнее.

– Да-да, конечно… – Тристан подвинулся, освободив место для Минервы.

Присев на край кровати, она снова улыбнулась.

– Рядом со мной можешь не опасаться за свою честь, милорд. А теперь прекрати болтовню и слушай.

Какое-то время Минерва молча смотрела на Тристана. Наконец вновь заговорила, на сей раз шепотом:

Из края в край несется весть, Ты память о ней храни, О той святой и великой любви, Что случилась в былые дни…

– Так вот, много лет назад, еще до того как Вильгельм пришел в эту страну, королем был Эдуард, который…

– Я тогда был в Париже… – пробормотал Тристан, прикрывая глаза.

– Очень хорошо, милорд. Так мне продолжать или нет?

– Да-да, продолжай.

– В те времена жила на свете юная девушка, дочь могущественного шотландского лэрда – лэрда Бьюкенена. И лэрд, человек очень мудрый, опасался за благополучие своей семьи, потому что между кланами постоянно шла война – жена его уже пала жертвой этих войн. Поэтому он хотел, чтобы его единственное дитя и сестра нашли на время приют в безопасном месте. Он знал в Англии одного лорда, друга короля Эдуарда и очень влиятельного человека. Бьюкенен хотел, чтобы этот лорд принял его дочь в свой дом, и он надеялся, что со временем его дочь найдет себе достойную пару при дворе – среди лучших рыцарей короля Эдуарда.

Сестра и дочь лэрда плакали и умоляли его позволить им остаться, но он и слышать об этом не хотел. Итак, Коринна и я… Мы отправились в Англию искать пристанища и защиты у Джеймса Сикреста и его жены…


Колеса повозки грохотали по старой римской дороге, унося в Сикрест Коринну Бьюкенен, вцепившуюся в свою тетку. Наконец они увидели чужой замок, и Коринна сказала:

– Еще не поздно повернуть обратно, Минерва. Давай прикажем нашим людям возвращаться к папе. Мы нужны ему.

Минерва похлопала по плечу взволнованную девушку и с улыбкой ответила:

– Нет, моя девочка. Бьюкенен желает, чтобы мы поселились здесь, и мы не можем его ослушаться. Но не бойся, милая. Твой отец не отправил бы нас туда, где мы были бы в тягость.

– Но ведь это чужая страна… – пробормотала Коринна, глядя на раскинувшуюся перед ней равнину, совершенно не походившую на ее гористую Шотландию. – И воздух здесь слишком влажный, как на болоте.

– Ты к нему привыкнешь, – сказала Минерва.

– Ни за что не останусь здесь! – воскликнула Коринна, перебросив через плечо свою ярко-рыжую косу. – И никогда не встречу я здесь человека, который был бы мне по душе. Терпеть не могу этих англичан.

– Помолчи, моя девочка. – Минерва рассмеялась. – Откуда тебе знать, каковы они, английские лорды?

– Слышала я про них…

– Все это глупые сплетни, моя милая. Вот прибудем в Сикрест, и тогда все узнаешь.

Коринна вздохнула и отвернулась, насупившись. Минерва разговаривала с ней как с маленькой девочкой.

Вскоре повозка миновала ворота замка и остановилась перед входом в главную башню. Тут огромные двери распахнулись, и во двор выбежала хорошенькая белокурая молодая женщина. Подбежав к повозке, она с улыбкой сказала:

– Добро пожаловать в Сикрест. Мы очень вам рады. Я – леди Эллора. А вы… – Взглянув на девушку, она спросила: – Вы ведь Коринна?

Коринна молча кивнула; она чувствовала себя ужасно неловко рядом с хозяйкой замка – сияющей белокурой красавицей. Причем леди Эллора была всего лишь на несколько лет старше ее.

Наконец, взяв себя в руки, Коринна сказала:

– Рада познакомиться. А это моя тетушка. – Она указала на Минерву.

– Минерва? Да-да, я помню ваше имя. Оно было указано в письме. Мы и вам очень рады, Минерва. Ах, я так ждала вас обеих! И теперь ужасно рада, что мы наконец-то познакомились.

Эллора отступила на несколько шагов, чтобы позволить женщинам, и их шотландским телохранителям выбраться из повозки. Потом, взяв Коринну под руку, она повела ее в зал. Внезапно остановившись, хозяйка замка очаровательно покраснела и пробормотала:

– Какая же я глупая… Заставляю вас слушать свою болтовню, а вы, вероятно, изнемогаете от усталости.

– Да, я немного устала, – призналась Коринна.

– Конечно, вы устали, дорогая. Иначе и быть не может. – Эллора повела женщин к лестнице. – Сейчас я покажу вам ваши спальни и пришлю легкую закуску и воду. А потом, когда вы отдохнете, я вас навещу.

Хотя Коринна была настроена воинственно и собиралась хранить молчание, она не смогла удержаться от улыбки при столь радушном приеме.

– Ах, спасибо вам, леди Эллора, – проговорила девушка. – Я так рада…

– Мама, мама!.. – К женщинам ковыляла маленькая девочка с золотистыми кудряшками, а за ней спешила ее нянька.

Эллора подхватила трехлетнюю дочь на руки и сказала:

– Солейберт, поздоровайся с леди Коринной и леди Минервой.

Малышка расплылась в улыбке и, протянув к Коринне пухлые ручонки, что-то залепетала.

– О Боже! – рассмеялась Коринна. – Какая же она милая!

– Похоже, вы ей понравились, – сказала Эллора. – Она хочет, чтобы вы взяли ее на руки.

Взяв малышку на руки, Коринна пощекотала ей животик.

– Ты мне тоже очень нравишься, куколка.

– Может, забрать ее, миледи? – спросила нянька.

– Нет-нет, не надо, – вмешалась Коринна. – Право, она нам не помешает.

– Вы уверены? – спросила Эллора.

– Да, конечно. – Коринна улыбнулась и принялась приглаживать кудряшки девочки. – Ты ведь хочешь остаться с тетей Коринной, правда, мой цветочек?

– Да, хочу! – просияла Солейберт.

Они еще немного поговорили, а потом Эллора повела, дам наверх. Но ни Коринна, ни Эллора не заметили выражения глубокой скорби на лице Минервы.

В эти дни хозяина замка не было дома, и Эллора с нетерпением ждала его появления. А в день прибытия лорда Джеймса она зашла в покои дам и радостно воскликнула:

– О, наконец-то! Наконец-то вернулся мой супруг! Его так долго не было дома! Я знаю, что ему очень захочется сразу же познакомиться с родственницами лэрда Бьюкенена! Пойдемте же!

Минерва нахмурилась и сказала:

– Да, его не было здесь несколько недель. Поэтому вам, миледи, следует встретить мужа без свидетелей.

– Да, верно, Элли, – закивала Коринна. – Мне не хотелось бы вам мешать.

– У нас будет сколько угодно времени без свидетелей после полуночи, – сказала Эллора с лукавой улыбкой, и молодые женщины захихикали. – Да, вы непременно должны встретить его, – продолжала Эллора. – Это мой приказ, а я – госпожа этого замка, не так ли?

Этим своим заявлением Эллора хотела развеселить Коринну и приободрить, но девушка почему-то вдруг нахмурилась, а потом погрустнела.

Прошло еще какое-то время, и они услышали, как с грохотом поднимаются ворота замка. Затем раздался стук копыт, и Эллора, бросившись к выходу, закричала:

– Он приехал! Быстрее в зал!

Коринна невольно поежилась; на нее вдруг нахлынули какие-то странные предчувствия. Поднявшись на ноги, она заставила себя улыбнуться и спросила:

– Минерва, ты идешь?

– Да, сейчас, – ответила тетка, сидевшая у камина, – Иди, я догоню тебя, моя девочка, – добавила она и с вздохом погладила гадальные камни.

Коринна посмотрела на тетю с удивлением.

– Что ж, я пошла, – сказала она. И тоже направилась к выходу.

Минерва посмотрела вслед своей юной племяннице, и по щеке ее скатилась слезинка. Она видела ярко-синее небо в окне и ослепительное сияние солнечного летнего дня. Однако совсем не удивилась, когда небо вдруг прорезала молния, а бревна старого замка содрогнулись от раскатов грома.

– О, мое сокровище… – пробормотала Минерва. – Как же я буду скорбеть…

Тристан, слушавший рассказ Минервы, невольно вздрогнул; ему почудилось, что в эти мгновения он видит юную Коринну, спускавшуюся в зал Сикреста, и даже чувствует солоноватый вкус слезинки, скатившейся по щеке Минервы.

– И что же случилось потом? – спросил он шепотом.

– Случилось самое худшее… – с вздохом ответила Минерва. – Джеймс и моя Коринна оказались двумя половинками единого целого. Он долгие годы являлся ей во снах. Она была предназначена для него.

Влюбленные долгие недели пытались бороться с собой, чтобы не предавать Эллору, – продолжала Минерва. – Но это было настолько тяжело, что Коринна, в конце концов, заболела. Через несколько месяцев после возвращения лорда Джеймса Коринна пришла ко мне и сказала, что возвращается в Шотландию, сказала, что лучше умрет, чем предаст подругу. Я отговаривала ее, но моя дорогая девочка была слишком упряма.

– Теперь я знаю, что и Хейд всегда верна своей натуре, – с улыбкой заметил Тристан. – И что же, Коринна отказалась от бегства?

– Нет-нет, она попыталась… – Старуха снова вздохнула. – Однажды ночью в самый разгар зимы и только в той одежде, что была на ней, она с мешком сушеной оленины ушла из замка. А Джеймс, когда узнал об этом… Он словно обезумел. Видишь ли, он тоже изо всех сил старался избегать Коринны и заглушить любовь в своем сердце из чувства долга перед Эллорой. Они с Коринной никогда не оставались наедине, но все же Эллора начала что-то подозревать…

Когда же Коринна бежала, Джеймс бросился в погоню, не сказав жене ни единого слова. Ему потребовалось два дня, чтобы найти ее. Но она не могла сразу же пуститься в обратный путь, потому что была едва жива. И Джеймсу пришлось выхаживать ее почти целую неделю, прежде чем они вернулись в замок. Вот тогда все и случилось…


– Что именно? – спросил Тристан.

– Видишь ли, Эллора была очень даже не глупа, – продолжала Минерва. – Когда Коринна с Джеймсом вернулись вместе, она поняла, что потеряла мужа, что он предпочел ей ее единственную подругу. Это был такой удар, какой не каждая женщина способна вынести.

Следующей осенью родилась Хейд, и с тех пор все в замке изменилось. Джеймс считал Коринну такой же полноправной госпожой Сикреста, какой была Эллора, а Хейд – такой же дочерью, как и Солейберт. Но Эллора так и не простила Коринну. Думаю, что и моя девочка не простила себя.

– Странно, что Хейд и Солейберт так близки, – в задумчивости пробормотал Тристан.

– Таковы дети, милорд, – ответила Минерва. – Они не думали о чувствах матерей, потому что их обеих любили. Солейберт была в восторге от Хейд. Она была очень одинока до того, как родилась моя фея. А потом… – На глаза Минервы навернулись слезы. – Потом Джеймс пал при Гастингсе, а Коринна погибла, когда сюда явились гнусные норманны, завладевшие Сикрестом. – Минерва с чувством произнесла по-гэльски какое-то проклятие, затем, немного помолчав, вновь заговорила: – Норманны убили мою девочку, когда мы совершали ритуал погребения Джеймса. Они убили бы и крошку Хейд, но сочли ее уже мертвой – в то время она находилась в стране духов:

– В стране духов?

– Ну, эту историю пока отложим. – Минерва встала с постели Тристана и, потянувшись, пробормотала: – Мне пора. Скоро проснется Хейд.

– Постой! – крикнул Тристан, когда старуха уже собралась выйти из комнаты. – Конечно, я многое узнал от тебя сегодня ночью, но как это может мне помочь?

Минерва пожала плечами.

– Я не могу тебе подсказывать, милорд. У тебя свой путь. Я только хотела тебе сообщить, что для тебя наступило время ответственности за Хейд. А думать ты должен сам.

– Ты говоришь, что по решению судьбы мы должны быть вместе и что у нас нет другого пути? – В голосе Тристана прозвучало сомнение.

– Есть и другой путь, – сказала Минерва, открывая дверь. – Если один из вас умрет.

И она вышла из комнаты, тихонько притворив за собой дверь.

Глава 18

Хейд принялась искать Тристана на следующее утро, вскоре после пробуждения. После их вчерашней ссоры она поняла, что нуждается в его помощи, чтобы совершить путешествие в Шотландию. Увидев его во дворе, неподалеку от входа в зал, девушка замедлила шаги, потом остановилась. Но тут Тристан заметил ее, и она, собравшись с духом, решительно направилась в его сторону. Приблизившись, проговорила:

– Милорд, не могли бы вы уделить мне минуту-другую?

– Да, конечно, леди Хейд, – кивнул Тристан. – Я тоже надеялся поговорить с вами сегодня. Давайте пройдемся немного.

Какое-то время они шли молча, и Хейд было не так-то просто идти в ногу с этим великаном. Она уже собралась заговорить, но Тристан ее опередил.

– Прошу прощения за мое вчерашнее поведение, – сказал он. – Я не хотел вас напугать.

Хейд остановилась, замерла в изумлении. Она-то думала, что он по-прежнему на нее злится. И теперь она не знала, что ему ответить.

– Не мое дело учить вас, как управлять своими людьми, – сказала, наконец, Хейд.

Тристан решительно покачал головой:

– Нет-нет, я был не прав. Я вел себя ужасно.

Хейд посмотрела ему в глаза и увидела в них раскаяние. Раскаяние… и еще что-то такое, чему она не могла найти названия. «Как же ты могла, как ты могла?.. – спрашивала себя Хейд. – Почему ты говорила этому человеку такие обидные слова?»

Почувствовав, что теряет решимость, с которой шла на эту встречу, она сказала:

– Тогда не будем больше вспоминать об этом, хорошо? Я не потому вас искала.

– Да, не будем вспоминать. – Губы Тристана тронула ласковая улыбка. – Что ж, Хейд, пойдемте в башню. – Он предложил ей руку. – А по дороге расскажете мне, зачем вы меня искали.

Хейд нерешительно приняла предложенную руку – и тотчас же пожалела об этом. Прикосновение Тристана вызвало в ней трепет, и сердце гулко заколотилось. Забыв, что хотела сказать, она молча шла рядом с Тристаном, а вилланы, проходившие мимо, с улыбками кивали им:

– Доброе утро, милорд. Доброе утро, миледи. Слыша эти приветствия, обращенные к ним обоим, Хейд чувствовала, что мысли ее путаются. Люди приветствовали их так, словно они с Тристаном – жених и невеста.

Нет-нет, не может такого быть! Вильгельм не мог отменить свой декрет! И ей следует проявить твердость.

Стараясь не замечать улыбки Тристана, Хейд сказала:

– Я хочу попросить вас о милости, милорд.

– Постараюсь сделать все возможное, чтобы услужить вам, миледи.

Хейд сделала глубокий вдох и выпалила:

– Милорд, я хочу отправиться в Шотландию, чтобы поселиться среди родичей моей матери, в ее клане.

Тристан внезапно остановился, словно окаменел.

– В Шотландию? – переспросил он.

Хейд потупилась и, сделав над собой усилие, проговорила:

– Да, в Шотландию. Так было бы лучше для всех. Но для этого путешествия… – Она на несколько мгновений умолкла: каждое слово давалось ей с огромным трудом. – Чтобы совершить это путешествие, я нуждаюсь в вашей помощи.

Тристан стиснул зубы. Немного помолчав, спросил:

– Значит, вы еще сердитесь на меня? Так сердитесь, что решили бежать?

– Нет-нет! – Она подняла голову, и взгляды их встретились. – Я даю вам слово, что все забыто, я уже не сержусь. А причины, по которым я хочу уехать в Шотландию, не имеют ничего общего с нашей вчерашней ссорой.

Скрестив руки на широкой груди, Тристан спросил:

– Так что же это за причины… Хейд вспыхнула и прошептала:

– Вы прекрасно знаете, почему я хочу уехать. – Она осмотрелась, чтобы удостовериться, что их не подслушивают, и добавила: – И вы сами знаете, что это наилучший выход.

– Но почему? Почему наилучший? – Он чуть повысил голос: – Я не могу понять, почему вы хотите отправиться туда, где никогда раньше не жили. И неужели вы считаете, что тем самым решите все вопросы?

– Прошу вас, говорите потише! – прошептала Хейд в испуге. С трудом овладев собой, она продолжала: – Если меня не будет в Гринли, когда Вильгельм примет решение, для всех станет легче сделать правильный выбор.

– Не говорите глупости, – проворчал Тристан. Пристально посмотрев на нее, он вдруг спросил: – И о каком выборе вы говорите? Похоже, вы забыли, что кое-кто уже сделал выбор. Ведь у Солейберт есть любовник… К тому же я поклялся, что не женюсь на ней, – добавил Тристан, понизив голос.

– Ваша клятва не будет иметь значения, если Вильгельм все решит не так, как вам хочется, – возразила Хейд. – Потому что он – король, а вы – его вассал.

– Но Вильгельм мой друг, – решительно заявил Тристан. Он провел ладонью по щеке девушки. – Скажите мне, Хейд, чего вы боитесь?

– Ничего! – Не в силах выдержать его взгляд, она отвела глаза. – Хотя кое-чего, наверное, боюсь. Неужели вы хотите, чтобы я ожидала здесь решения Вильгельма до тех пор, пока Найджел не пошлет за мной и не заставит вернуться в Сикрест? А я ведь уже говорила вам, что ни за что туда не вернусь.

– Но, Хейд… Хейд, посмотрите же на меня, не отворачивайтесь. Вы что, действительно считаете, что я способен так легко вас отпустить? – Внимательно посмотрев ей в глаза, он спросил: – Что вы от меня скрываете? Я вижу, вы что-то скрываете…

Хейд с вздохом отвела глаза. Было бы намного легче, если бы Тристан перестал прикасаться к ней, если бы не говорил с ней так ласково. Ей было ужасно трудно лгать ему, но все же она сказала:

– Нет, я ничего от вас не скрываю. Просто мое пребывание в Гринли очень опасно. Опасно и для меня, и для вас тоже. – Подняв на него взгляд, она с мольбой в голосе проговорила: – Ах, ну почему вы меня не понимаете?

– Я понимаю гораздо больше, чем вам кажется, – возразил Тристан. – А вот вы совершенно не понимаете самого главного: здесь, рядом со мной, вам нечего опасаться.

– Но я не могу остаться, – прошептала Хейд. – Пожалуйста, отпустите меня.

Тристан наклонился к ней и прижался лбом к ее лбу. Они замерли на несколько мгновений, потом он отстранился и сказал:

– Что ж, давайте заключим договор. Дайте мне слово, что останетесь в Гринли, пока Вильгельм не примет решения. А если после этого вы все равно захотите уехать в Шотландию, то я помогу вам. Согласны, Хейд?

Она долго медлила с ответом. Наконец пробормотала:

– Но ведь глупо оставаться в Гринли, когда Найджел так близко… – Хейд не сомневалась, что Дональд выполнит свою угрозу, если она откажется помогать Найджелу. Хотя, с другой стороны, если Вильгельм все-таки отменит свое решение и Тристан обретет свободу, лорд Найджел уже не будет представлять опасности. Но что в таком случае произойдет с Берти? Позаботится ли о ней ее таинственный возлюбленный – или ее вернут обратно в Сикрест, обреченную на позор и гнев Найджела и Эллоры?

– Хейд, пожалуйста, – Тристан поцеловал ее в уголок рта, – не покидай меня сейчас.

Она закрыла глаза и, прижавшись к нему, прошептала:

– Тристан, я не… не знаю. Видишь ли, все это слишком… – Она умолкла, не в силах найти подходящие слова, чтобы выразить свои чувства.

– Останься хоть ненадолго. – Он снова ее поцеловал. – Останься, а потом посмотрим…

И тут Хейд вдруг почувствовала, что все прежние мысли покинули ее. А тело словно наполнилось силой из какого-то таинственного древнего источника, и сила эта придавала ей храбрости и решительности. «Ну чего, же я боялась? – спрашивала она себя. – Неужели я действительно хотела оставить Тристана?»

Внезапно раздался ужасный грохот, и Хейд, вздрогнув, отпрянула от Тристана. Но он посмотрел на нее с удивлением и проговорил:

– Это всего лишь Баррет. Он вернулся из Сикреста, чего ты испугалась, дорогая?

Хейд сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться.

– Да-да, конечно, – прошептала она, отводя глаза. – Ты должен идти.

– Не уйду, пока ты не дашь мне слово, – решительно заявил Тристан. – Мы ведь с тобой договорились? Ты останешься в Гринли, пока не вернутся из Лондона мои гонцы?

Хейд молча кивнула.

– Нет, скажи это, – потребовал Тристан.

– Клянусь, что останусь в Гринли до тех пор, пока не будет получен ответ Вильгельма. А потом ты отправишь меня в Шотландию?

– Да, если ты этого пожелаешь. – Тристан лукаво улыбнулся и прижался губами к ее лбу. Отстранившись, прошептал: – Приходи сегодня вечером ко мне в спальню. Придешь?

Хейд уставилась на него в изумлении.

– О чем ты говоришь? Конечно, не приду!

– Не придешь? А у меня кое-что для тебя есть!

– Не сомневаюсь, – пробурчала Хейд. – Поэтому и не приду.

Тристан запрокинул голову и расхохотался. Потом развернулся и направился к дверям башни.

– Идем, Хейд! – крикнул он, обернувшись. – Клянусь, что не трону тебя, если ты этого не захочешь.

«Беда в том, что именно этого я и захочу, – думала Хейд. – И я ничего не смогу с собой поделать».

– Что же ты молчишь?! – крикнул Тристан, подходя к двери. – Значит, придешь?

– Посмотрим, – ответила Хейд.

– Я буду ждать! – Тристан подмигнул ей и, снова улыбнувшись, исчез за дверью.

– Входи! – раздался голос Солейберт.

Переступив порог, Хейд вошла к сестре. Берти, сидевшая у окна, даже не обернулась, и было видно, что ее что-то тяготит; более того, казалось, что она изрядно похудела.

– Добрый день, сестрица, – сказала Хейд.

Тут Берти, наконец, повернулась к ней и пробормотала:

– Добрый день, Хейд. А я сначала подумала, что это мать.

– Так вот почему ты прячешься в своей комнате, Берти. Скажи, она очень донимает тебя в последнее время?

– И в последнее время, и всегда.

Хейд внимательно посмотрела на сестру и поняла, что та действительно сильно похудела.

– Она сводит меня с ума разговорами о свадьбе и моих будущих обязанностях в качестве леди Гринли, – продолжала Берти.

– Гм… – Хейд устроилась на постели сестры. – Хорошо, что она хотя бы не заговаривает о целомудрии.

Солейберт вспыхнула, и лицо ее осветилось ослепительной улыбкой.

– Хейд, а я все гадала: когда же ты придешь поговорить об этом? – Берти рассмеялась и, поднявшись со стула, уселась рядом с ней. – Так что же ты хочешь знать?

– Хочу знать все! – Хейд тоже рассмеялась.

– Видишь ли, Хейд… – Берти потупилась. – Хейд, я влюблена!

– Я так и знала, – закивала Хейд. – И кто же он?

– Фаро.

Хейд в изумлении раскрыла рот.

– Фаро? Приближенный лорда Тристана?

– Он самый.

– Берти, но как же это случилось?

– Даже не знаю… – Берти откинулась на подушки, и золотистые кудри ореолом окружили ее лицо. – Да-да, не знаю. Ведь мы с ним очень разные, не так ли?

– Да, конечно, – пробормотала Хейд. – А ты действительно его любишь?

– Да, люблю. Хотя совершенно не понимаю, как вес это произошло… – Берти приподнялась, опершись на локоть, добавила: – Да-да, все вышло очень странно… Хотя у меня вдруг возникло такое чувство, что я ждала его всю жизнь, а когда наконец-то увидела, то сразу осознала, что это именно он.

– Кажется, я тебя понимаю, – пробормотала Хейд. – Но скажи, он разделяет твои чувства?

– Думаю, что да. – Берти села на кровать и достала из-за выреза нижней рубашки золотую цепочку с висевшим на ней продолговатым медальоном. – Вот… Он подарил мне это вчера, перед отъездом.

– О, Берти!.. – Хейд прикоснулась пальцем к подвеске с изящной гравировкой. – Дорогая, как красиво!..

Берти с улыбкой кивнула:

– Да, очень красиво. Это единственная вещь, сохранившаяся от его семьи. – Немного помолчав, Берти сказала: – Думаю, он намерен жениться на мне по возвращении.

– Ты собираешься за него замуж? – Глаза Хейд широко распахнулись.

– Да, конечно, – ответила Берти. – Правда, я не знаю, куда мы после этого отправимся. Но думаю, что здесь мы не останемся.

– Хейд прижала сестру к груди.

– О, Берти, дорогая! Если ты уедешь, я буду очень тосковать по тебе!

– А я – по тебе, Хейд. Но ты не должна огорчаться. Ведь если я выйду за Фаро, то лорд Тристан станет по-настоящему свободен, не так ли?

– Берти, я не люблю лорда Тристана, а он, конечно же, не любит меня.

– Неужели? – спросила Берти с лукавой улыбкой. – А как же твои сны? К тому же ты сама знаешь, что он хочет на тебе жениться.

– Это всего лишь сны, – заявила Хейд. – И он ничего не говорил мне о браке.

– А мне говорил. – Берти схватила сестру за руку. – Борись за него, Хейд. Он очень в тебе нуждается. Возможно, даже больше, чем ты в нем!

– Я в нем нисколько не нуждаюсь! – закричала Хейд. – Я нуждаюсь только в тебе и в Минерве! Но я скоро уеду отсюда, если Господь услышит мои молитвы.

Берти подняла глаза к потолку и пробормотала:

– Не говори глупости, дорогая. Тристан – твоя вторая половина. Не отворачивайся от него.

– Ты просто наслушалась нелепых предсказаний Минервы. – Хейд взглянула на сестру с упреком. – Неужели ты веришь ей?

– Конечно, верю, – ответила Солейберт. Она пристально посмотрела на сестру. – Скажи, Хейд, ты действительно думаешь о бегстве?

– Да, – кивнула Хейд. – Я отправлюсь в Шотландию, если Вильгельм не отменит вашу помолвку.

– О Господи, Хейд, о чем ты говоришь? Разве тебе не известна история бегства твоей матери?!

– Не хочу сейчас об этом слышать. – Хейд поморщилась. – Особенно от тебя, дорогая. Поведение моего отца и моей матери – позор для меня! Но я-то непременно отсюда уеду.

Берти внимательно посмотрела на сестру. Пожав плечами, сказала:

– Что ж, в таком случае я рада, что меня при этом не будет. И очень хорошо, что Тристан не сможет на мне жениться. Хейд, открой ему свое сердце.

– А знаешь?.. У меня идея! – Хейд решила сменить тему. – Давай спустимся вниз и поздороваемся с теми, кто прибыл из Сикреста. Возможно, они нам сообщат, что Найджел уже отправился в ад!

Солейберт весело рассмеялась:

– Верно, сестричка, ему в аду самое место. Что ж, пойдем.

Спрыгнув с кровати, сестры вышли из комнаты и направились к лестнице.

Глава 19

Хейд и Минерва, приглашенные Тристаном на пир, как и все прочие обитатели Гринли, вошли в зал вместе. Длинные столы, установленные на козлах, занимали почти все пространство; гости же, рассевшиеся на скамьях, весело смеялись и шутили.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как люди Тристана, остававшиеся в Сикресте прибыли в Гринли. И все это время Хейд старалась избегать Тристана, хотя Минерва настоятельно советовала ей изменить свое решение и перебраться в башню замка.

Заметив Солейберт, сидевшую за хозяйским столом, Хейд приблизилась к ней и спросила:

– Ты уже здесь?

– Конечно, – ответила Берти с улыбкой. – Неужели ты думала, что я не приду? – Она взяла Хейд за руку. – Садись же, сестрица. Скоро начнется пир.

– Нет-нет, мне надо найти Минерву. – Хейд окинула взглядом зал. – Где же она? Ведь только что была здесь…

– Дорогая, ты что, не видишь? – Берти весело рассмеялась. – Вот она, твоя Минерва, рядом с лордом Тристаном. И моя мать тут же, – добавила она шепотом. – Наверное, будет очень забавно…

Заметив Эллору, сидевшую за столом, Хейд тихо вздохнула и отвернулась. И тотчас же встретилась взглядом с Тристаном. Он едва заметно ей улыбнулся и, поклонившись, сказал:

– Добрый вечер, леди Хейд. – Покосившись на Эллору, Тристан взял девушку за локоть и с улыбкой добавил: – Дорогая, позвольте поухаживать за вами. Вы ведь сядете рядом со мной?

Хейд судорожно сглотнула и пробормотала:

– Как вам будет угодно, милорд. – И лишь мысль о том, что за ними наблюдает множество глаз, не позволила ей тотчас же выбежать из зала.

Однако Тристан был образцом учтивости. Усадив Хейд рядом с собой, он окинул взглядом зал и с улыбкой воскликнул:

– Добро пожаловать в Гринли! Очень приятно видеть здесь людей, с которыми мне предстоит жить. Я рад, что все вы собрались в моем доме.

Покосившись на Солейберт, Хейд заметила, что сестра ласково всем улыбалась, словно сама собиралась стать хозяйкой Гринли.

«Ах, неужели Берти такая притворщица?» – с вздохом подумала Хейд. Но внутренний голос тут же зашептал ей: «Да, собирается, потому что именно так решил король Вильгельм».

– Я знаю, что ваш путь сюда был долгим и трудным, – продолжал Тристан. – И я имею в виду не только дорогу, но и те жертвы, которые многим из вас пришлось принести. Поверьте, я не могу изменить вашу судьбу и отменить то, что случилось со многими из вас. Но я клянусь, что постараюсь сделать для вас все, что сумею.

Тристан ненадолго умолк, словно задумался о чем-то. Потом вновь заговорил:

– До меня доходили слухи о моей «кровожадности и жестокости». Что ж, не могу отрицать, что мне случалось и убивать, когда не было иного выхода. Более того, не стану обещать, что впредь не буду проливать кровь. К сожалению, война – вещь жестокая и неизбежная. А победоносная война часто бывает гибельной для побежденных. – При этих его словах люди в тревоге зароптали, и Тристан вскинул вверх руку, призывая их к тишине. – Поверьте, я говорю вам это только для того, чтобы заверить: в Гринли вы будете в безопасности, потому что я сделаю все возможное, чтобы защитить вас. Да, я готов защитить вас даже ценою собственной жизни. И я ожидаю, что и вы будете мне верны.

Тристан снова умолк и посмотрел на Хейд, затрепетавшую под его взглядом.

– И каждый, кто будет здесь трудиться, – продолжал он, – должен твердо знать: его труд будет должным образом вознагражден. А вот «обман, распространение лживых слухов и уклонение от своих обязанностей будут строго караться. Поэтому не сомневайтесь: любого, кто станет мешать процветанию Гринли, ждет суровое возмездие. Это касается не только вилланов, но и всех прочих, сидящих сейчас за моим столом.

Хейд вздрогнула и похолодела. Неужели Тристану стало известно о ее отношениях с Найджелом? Он ведь не случайно сказал обо «всех прочих, сидящих за его столом». Неужели ей суждено понести суровое наказание? А если нет, то сможет ли она и дальше нести сознание и боль своего предательства?

– А теперь обращаюсь ко всем! – Тристан повысил голос: – Если кто-то из вас в чем-либо сомневается, обращайтесь ко мне без колебания, потому что мой долг – дать вам совет и разъяснения.

«Не стрит ли мне признаться во всем и получить прощение, – лихорадочно размышляла Хейд. – Возможно, покровительство Тристана спасет меня…»

– А сегодня я пригласил вас всех на празднество и прошу вас о верности, хотя по праву лорда мог бы ее потребовать! Но я хочу, чтобы вы подчинялись мне по доброй воле! – Тристан высоко поднял свою чашу и торжественно проговорил: – Я, Тристан Д'Аржан, лорд Гринли, клянусь защищать своих людей и служить им, содействуя их процветанию и благополучию под властью его величества короля Вильгельма и самого Господа Бога.

Какое-то время зал безмолвствовал: все смотрели на Тристана широко раскрытыми глазами. Наконец со своего места поднялся Баррет. Окинув взглядом всех присутствующих, он громко сказал:

– Клянусь хранить тебе верность, милорд! Отныне и всегда! – Шериф торжественно поднял свою чашу.

И тотчас же из-за стола поднялся Руфус.

– Я тоже! – воскликнул он.

– И я, и я, и я! – послышались крики гостей, и все тут же вскочили на ноги с высоко поднятыми чашами в руках.

Хейд, взглянув на Тристана, невольно улыбнулась; она считала, что он повел себя именно так, как должен был вести себя настоящий лорд.

Тут поднялась со своего места и Минерва. Повернувшись к Тристану, она сказала:

– И я тоже готова служить тебе, милорд.

– И я готова служить тебе верой и правдой, пока нахожусь в Гринли, – заявила Солейберт. – Она широко улыбнулась хозяину замка, и он ответил ей столь же искренней улыбкой.

И тут Хейд вдруг заметила, что все смотрят на нее вопросительно, ведь только она одна все еще сидела, только она одна не поклялась в верности лорду Гринли.

Чувствуя, что колени ее дрожат, Хейд поднялась на ноги и опасливо посмотрела на Тристана. Заметив его ласковую улыбку, она приободрилась и громко сказала:

– Милорд, клянусь в верности, как и моя сестра!

Хейд поспешно уселась на свое место, а Тристан, по-прежнему улыбаясь, повернулся к залу. Когда же он заговорил, глаза его сверкнули, как драгоценные камни на рукояти меча.

– Слушайте все, кто вернулся сюда! – Слова его эхом прокатились по залу, и он еще выше поднял свою чашу. – Поверьте, я всем вам очень рад! Добро пожаловать в Гринли!

Зал ответил ему рокотом одобрения, и Тристан тут же подал знак слугам, что пора поставить на столы угощения. Усевшись на свое место, он наклонился к Хейд и тихо сказал:

– Я прекрасно знаю, в какие игры ты играешь, моя милая фея.

Хейд в ужасе замерла. «Неужели он действительно все знает? – подумала она. – Но как же он догадался? Кто ему сказал?»

Тристан же усмехнулся и спросил:

– Может, ты думаешь, что, поклявшись мне в верности, как это сделала Солейберт, ты обеспечила себе право покинуть меня и бежать в Шотландию? Имей в виду, дорогая, Вильгельм еще не сказал своего слова.

– Да, я знаю. – Хейд вздохнула с облегчением и залпом осушила свою чашу.

– Но мы обсудим это позже вечером, когда ты придешь ко мне в спальню, – продолжал Тристан.

– Я не приду, – решительно заявила Хейд.

– Нет, придешь. Придешь хотя бы для того, чтобы узнать кое-какие новости. – Заметив испуг, промелькнувший в глазах девушки, Тристан с улыбкой добавил: – Я же сказал, что у меня кое-что для тебя есть.

– О каких новостях ты говоришь?

– Об этом позже. – Тристан уставился на стоявший перед ним поднос и шепотом добавил: – Придешь сразу после полуночи, когда все заснут.

Хейд уже раскрыла рот, собираясь возразить, но тут к Тристану обратилась Эллора, и девушка, нахмурившись, отвернулась. Аппетит у нее тотчас же пропал, и она снова взялась за свою чашу, которую мальчик-слуга мгновенно наполнил. Сделав несколько глотков, Хейд в задумчивости откинулась на спинку стула. «Что же делать, что делать? – спрашивала она себя. – Ведь теперь, когда вилланы дали Тристану клятву верности, я не должна помогать Найджелу». К тому же Тристан говорил о какой-то важной новости, и эта новость, судя по всему, могла очень многое изменить.

– Да, выхода нет. Придется прийти к нему сегодня ночью, чтобы все узнать, – тихонько прошептала Хейд.

– Что ты сказала, милая? – Тристан вдруг повернулся к ней с улыбкой.

– Нет, ничего. Я просто думаю вслух, – ответила Хейд, смутившись.

– Полагаю, что нам следует подумать вместе. – Он снова ей улыбнулся. – Приходи в полночь, и поговорим обо всем.

– Нет-нет, моя фея, – заявила Минерва, стоявшая в дверях спальни. – Тебе лучше встретиться с лордом в другое время. Сейчас вы не сможете поговорить серьезно. Слишком уж много вина ты выпила.

Хейд в досаде передернула плечами; ей казалось, что все двоится у нее перед глазами.

– Но, Минерва, мне надо все решить до рассвета. Понимаешь, до рассвета… Старуха нахмурилась и с вздохом проговорила:

– Сейчас из этого не выйдет ничего хорошего.

– Минерва, пожалуйста, не удерживай меня. Умоляю!.. – Хейд с трудом поднялась с постели и, пошатываясь, направилась к двери. – Я пойду, Минерва, хорошо? А если не вернусь к рассвету… то отправь кого-нибудь за моим трупом.

Глаза старухи чуть не вылезли из орбит.

– О, тогда лучше иди, моя фея!

Хейд вышла из дома и, осмотревшись, зашагала к замку. В небе сверкали яркие звезды, и девушка остановилась ненадолго, чтобы полюбоваться ими. Внезапно голова у нее закружилась, и ей пришлось снова обратить взор к земле.

Тяжелая дубовая дверь, ведущая в зал, никак не открывалась, и Хейд долго толкала ее, стараясь войти. Когда же дверь наконец-то отворилась, она, не удержавшись на ногах, упала на пол. Со стоном поднявшись, Хейд на мгновение прикрыла глаза, затем, приблизившись к лестнице, стала осторожно подниматься наверх, придерживая одной рукой юбки, а другой, опираясь о холодную стену. И чем выше она поднималась, тем более неотвратимым казалось ей наказание.

«Возможно, он меня выпорет, – размышляла она. – Или даже повесит. А может, просто отправит обратно в Сикрест».

Наконец, оказавшись в верхнем коридоре, она осмотрелась и в изумлении пробормотала:

– Как странно… Что-то не припоминаю этого коридора. Может, я ошиблась и не туда поднялась?

Немного подумав, Хейд двинулась направо – и тут же остановилась, ослепленная ярким светом, хлынувшим из внезапно открывшейся двери.

– А я не был уверен, что ты придешь, – раздался голос Тристана, и ей показалось, что голос его звучит как-то странно.

Хейд смотрела себе под ноги, изо всех сил стараясь держаться прямо, и потому не заметила насмешливой улыбки Тристана. То и дело спотыкаясь, она вошла в его спальню и пробормотала:

– Добрый вечер, милорд… Надеюсь, ваш праздник… продолжался столь же успешно.

– Да, вполне успешно. Но и ты, похоже, неплохо повеселилась, – ответил Тристан с усмешкой.

– Милорд, мне надо… – Хейд покачнулась. – Мне надо сообщить вам что-то очень важное.

Хейд шлепнулась на стоявший рядом сундук, и Тристан тихо рассмеялся. Приблизившись к столу, он взял кувшин и, налив в чашу воды, подал ее девушке.

– Благодарю вас. – Она залпом осушила чашу, потом с негодованием проворчала: – Но ведь это не вино. Тристан снова рассмеялся.

– Мне кажется, что после такой веселой трапезы тебе не следует снова пить вино. Лучше пей воду, дорогая. И пей медленно, маленькими глотками, тогда в голове у тебя прояснится.

Хейд с вызовом вскинула подбородок и отставила чашу. Тристан с вздохом проговорил:

– Боже милостивый, какая ты упрямая. – Увернувшись от ее кулачков, молотивших по воздуху, он попытался поднять Хейд на ноги. – Пойдем, дорогая. Я отведу тебя к Минерве. Поговорим завтра.

– Нет! – Она решительно покачала головой. – Ни за что!

Тристан приложил палец к ее губам.

– Хейд, но ты же не хочешь разбудить весь замок, чтобы все узнали, что ты у меня в спальне? Говори потише.

Она вздрогнула и окинула взглядом комнату – как будто искала соглядатаев, способных их подслушать. Потом громко зашептала:

– Нет-нет, у меня очень важное дело.

Тристан невольно улыбнулся, очарованный внезапно прорезавшимся у нее гэльским выговором; казалось, она копировала выговор Минервы.

– Дорогая, но что же у тебя за дело?

– Знаешь, это моя вина, – заявила Хейд, крепко зажмурившись. – Все ваши беды в Гринли – только моя вина.

Тристан посмотрел на сидевшую перед ним девушку и снова улыбнулся. «Похоже, бедняжка считает себя ответственной за все, даже за то, чего не может изменить», – подумал он с вздохом.

– Интересно, какие же беды ты навлекла на Гринли, миледи? – Он заставил ее подняться с сундука и подтолкнул к кровати. – Да-да, какие беды? Просвети меня, пожалуйста.

– О, множество бед! – Она принялась загибать пальцы. – Вилланы, Найджел, Дональд!..

Тристан осторожно усадил ее на край кровати.

– Не говоря о моей лжи! – крикнула Хейд. – И еще я перебила всю посуду в доме. Правда, Минерва потом заставила меня привести все в порядок… – Она немного помолчала, потом вдруг спросила: – Скажи, ты меня повесишь?

Плечи Тристана затряслись от хохота. Отсмеявшись, он снял с девушки башмаки и с серьезным видом проговорил:

– Я почти уверен, что не стоит вешать человека из-за нескольких разбитых горшков.

Глаза Хейд внезапно наполнились слезами, и она, всхлипывая, прошептала:

– Ах, ведь камни предупреждали меня, но я все-таки рассказала ему все, что знала.

Тристан взял с кровати плотное одеяло и развернул его.

– Рассказала? Кому и что?

– Ты меня не слушаешь, болван! – возмутилась Хейд. Но все же позволила Тристану уложить ее под одеяло. – Найджел знает все. Да-да, он знает все.

– Милая, не бойся Найджела. – Тристан склонился над ней. – Он не тронет тебя, пока ты здесь.

Хейд попыталась привстать.

– Да я за тебя боюсь! За тебя! Он хочет твоей смерти! Хочет прибрать к рукам Гринли!

Тристан улегся поверх одеяла рядом с Хейд.

– Дорогая, каждое слово, слетающее сейчас с твоих прелестных губок, убеждает меня в том, что ты слишком пьяна, чтобы говорить разумно.

Хейд улеглась на спину и, уставившись в потолок, пробурчала:

– Что ж, очень хорошо. Похоже, ты слишком туп, чтобы понять меня. А если так, то можно считать, что я выполнила свой долг и совесть моя чиста. – Она зевнула и пробормотала: – Да-да, чиста…

– Вот и замечательно. – Тристан погладил ее по волосам. – Я очень рад, дорогая, что ты за меня беспокоишься.

– Мм… да, очень беспокоюсь.

– Но все-таки, милая, ты должна мне поверить, когда я говорю, что Найджелу со мной не справиться. – Он провел кончиками пальцев по ее щеке и с ласковой улыбкой добавил: – Победа останется за мной. Иного и быть не может.

– Мне жаль, Тристан, но я… – Хейд уже засыпала. – Видишь ли, я не знала, что это… ты.

– Конечно, дорогая. – Он прикоснулся губами к ее губам. – Сладких тебе снов, любимая.

Тристан поднялся, но Хейд вцепилась в его рукав и с усилием пробормотала:

– Нет, этой ночью никаких снов. Останься со мной, прошу тебя.

Глядя на лежавшую перед ним девушку, Тристан мысленно воскликнул: «Что же делать?! Находиться так близко от нее – и не сметь прикоснуться к ней?! И ведь она сама этого хочет…»

– Останься, – снова прошептала Хейд, будто почувствовав его сомнения.

– Ладно, хорошо. – Тристан снова улегся рядом и привлек ее к себе. – Только имей в виду, мы не должны предаваться любви, пока…

Услышав мирное посапывание Хейд, Тристан усмехнулся и, поцеловав ее в лоб, приготовился бодрствовать всю ночь.

Глава 20

Хейд проснулась и тут же почувствовала сильнейшую головную боль. При этом в ушах у нее стоял ужасный гул, так что казалось, она вот-вот оглохнет. Осторожно приоткрыв один глаз, она попыталась приподняться и тотчас застонала:

– О Господи!.. Минерва, пожалуйста…

Тристан хмыкнул и приблизился к постели, держа в руках поднос с графином, миской и ломтем хлеба. Прежде чем присесть на кровать, он поставил поднос на пол.

– Доброе утро, милая. – Он осторожно прикоснулся к ее плечу.

Услышав голос Тристана, Хейд распахнула глаза. Несколько мгновений она таращилась на него в недоумении, а потом вдруг с удивительным проворством выпрыгнула из постели и, бросившись к ночному сосуду, стоявшему в углу, низко наклонилась над ним.

Тристан с вздохом отвернулся. Он не судил Хейд слишком строго за прискорбные последствия вчерашней ее невоздержанности. Однако сейчас ему следовало заняться хозяйственными делами, и, следовательно, он должен был поручить кому-то другому заботы о Хейд.

Налив в чашу воды из кувшина, Тристан смочил той же водой чистую тряпицу и, приблизившись к девушке, с добродушной улыбкой проговорил:

– Вот тебе и питье, и прохладная влажная ткань на лоб.

Хейд повернула голову и, выпрямившись, проворчала:

– Уходи отсюда…

– Но если я уйду, то как ты объяснишь слугам, почему оказалась в моей спальне? – Тристан поднес чашу к ее губам. – Пей медленно, милая. Тогда ничего страшного не случится.

Однако его предостережение запоздало, потому что Хейд мгновенно осушила чашу. И тотчас же в желудке у нее громко забурчало, и она, выронив сосуд, снова склонилась над другим сосудом.

– Меня кто-то отравил, – пробормотала она, задыхаясь.

Тристан с трудом удерживался от смеха. Он помог Хейд добраться до постели и, уложив ее, проговорил:

– Да, отравили. Ты сама себя отравила.

Хейд с жалобным стоном прошептала:

– Ох, где я? И что я здесь делаю?

– Неужели ты забыла о нашей ночи любви? – спросил Тристан с чрезвычайно серьезным видом, хотя по-прежнему отчаянно боролся со смехом. – Вчера, на празднике, я попросил тебя прийти ко мне после полуночи, и, к моему величайшему удивлению, ты пришла. Пьяная, но все же пришла. – Он приложил ко лбу девушки влажную ткань. – Ну, вспомнила?

Хейд поморщилась и тихонько застонала, а Тристан, снова смочив водой тряпицу, продолжал:

– У меня были для тебя кое-какие новости, но я не мог их тебе рассказать, потому что ты, похоже, очень хотела исповедаться в своих воображаемых грехах. А потом впала в беспамятство.

– Ничего ты не понял, – пробурчала Хейд. – Это настоящие грехи. Да, настоящие…

– Но, Хейд… – Тристан ласково ей улыбнулся. – Ты не можешь брать на себя бремя чужих грехов. И ты не должна нести за них ответственность. – Он присел на край кровати. – Дорогая, выслушай меня, пожалуйста.

– Да-да, я слушаю. Говори.

– Видишь ли, дорогая, у меня есть основание считать, что у Найджела в Гринли есть шпион. Именно поэтому его люди прибыли ко двору Вильгельма прежде моих и стали распространять обо мне ложные слухи.

– О Господи… – прошептала Хейд, закрывая глаза. Теперь ей стало окончательно ясно, что она действительно предала Тристана.

– Видишь ли, после побега Дональда произошли кое-какие события, – продолжал Тристан. – Поэтому я почти не сомневаюсь: какой-то человек из Гринли поддерживает дружеские отношения с Найджелом. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что нас предает леди Эллора.

– Нет, Тристан. – Хейд покачала головой. – Это вовсе не Эллора.

– Неужто ты из-за нее так огорчилась? – удивился Тристан. – Нет, Хейд, не пытайся ее защищать. Скорее всего, именно она помогла Дональду бежать. У этой женщины, несомненно, имеются какие-то тайные планы. Но ты ее не бойся. Я сегодня же утром встречусь с ней, и больше у нее не будет возможности поддерживать связь с Дональдом и Найджелом.

– Тристан, выслушай меня. – Хейд приподнялась и схватила его за руку.

Но он тут же уложил ее обратно на постель и, направившись к двери, сказал:

– Я пришлю к тебе твою сестру, дорогая.

– Нет, постой!

В следующее мгновение дверь спальни закрылась, и Хейд в отчаянии застонала. Немного помедлив, она выбралась из постели и, осторожно опустившись на колени, стала искать свои башмачки. Обувшись, она перевела дух и тихо прошептала:

– Больше никогда не стану пить вино. Приблизившись к двери, она чуть приоткрыла ее и выглянула в коридор. К счастью, коридор был пуст, и Хейд беспрепятственно спустилась по лестнице. Внизу же царило оживление, так что никто ее не заметил. Она направилась к выходу из зала, но тут голова у нее снова закружилась, и ей пришлось остановиться.

Внезапно она заметила, как один из мужчин приблизился к Тристану и, вытащив из-за пояса лист пергамента, торжественно, вручил его своему господину; А в следующее мгновение к ней подбежала Солейберт.

– Они вернулись, Хейд! – Лицо Берти сияло.

– И Фаро тоже? – спросила Хейд. Берти покачала головой:

– Пока нет, но должен ведь…

Тут Тристан вдруг нахмурился и, обратившись к одному из своих гонцов, спросил:

– Где Фаро? Мне хотелось бы услышать его отчет. Воин покосился на своих спутников и, пожав плечами, проговорил:

– Милорд, он не вернулся с нами.

Никто не услышал горестного вздоха Берти – никто, кроме Хейд, крепко сжавшей руку сестры.

– Но почему он не вернулся? – допытывался Тристан. – Что с ним случилось?

– Видите ли, милорд, когда мы уже покидали Лондон, к нам подъехали всадники одетые точно так же, как Фаро. Он коротко переговорил с ними, а потом присоединился к ним. И не вернулся.

– Ты хочешь сказать, что его похитили? – В голосе Тристана слышалось недоверие.

– Нет-нет, милорд. – Воин энергично помотал головой. – Мы ни за что бы этого не допустили. – Он потупился и, снова пожав плечами, пробормотал: – Милорд, мы тоже никогда не считали его предателем. Но случилось так, что он…

Тут Тристан вдруг схватил воина за плечи и, с силой встряхнув его, закричал:

– Немедленно замолчи! Я отрежу тебе язык, если ты еще раз посмеешь запятнать подозрением доброе имя Фаро! Понятно?

– Да, милорд, конечно… Я только…

– Убирайтесь отсюда! Убирайтесь все! – Тристан отпустил беднягу, и все гонцы поспешно покинули зал.

Повернувшись к лестнице, Тристан наконец-то увидел Хейд и Солейберт; сестры стояли, держа друг друга в объятиях, и Берти тихонько всхлипывала. Внезапно она отстранилась от Хейд и, подбежав к Тристану, прижалась к его груди с громкими рыданиями.

– Ну почему, милорд?.. – спрашивала она. – Почему он оставил меня?

– Успокойтесь, леди Солейберт, – бормотал Тристан. – Дайте мне время, и я все узнаю. Но поверьте, Фаро не мог вас оставить.

– Что за шум?! Что случилось?! – закричала Эллора, сбегавшая по ступенькам; следом за ней топал Баррет.

Увидев дочь в объятиях Тристана, леди Эллора улыбнулась и пробормотала:

– О, как мило…

Всхлипнув последний раз, Берти отстранилась от Тристана и побежала вверх по лестнице. Хейд тут же поспешила следом за сестрой.

– В последнее время у нее скверное настроение, верно? – Эллора повернулась к Тристану: – Скажите, милорд, а что тут делали воины?

– Вы говорите так, будто не знаете, что эти воины – мои гонцы, – проговорил Тристан с угрозой в голосе. – И еще, миледи… Имейте в виду, я терплю ваше пребывание здесь только из-за вашей дочери. Так что не пытайтесь меня обманывать.

– Но в чем вы меня обвиняете, милорд? – в смущении пробормотала Эллора. Ее взгляд остановился на пергаменте в руке Тристана. – О, милорд, вы получили послание от Найджела? Он… Он что, недоволен мной?

– Я уверен, что скоро мы узнаем, насколько он доволен вами, миледи. А до тех пор… – Тристан приблизился к Эллоре и процедил сквозь зубы: – А до тех пор вам нет доверия… Эй, Баррет!..

– Да, милорд…

– Немедленно запри леди Эллору. И держи ее взаперти, пока я не пошлю за ней…

– Но почему, милорд?! – пролепетала Эллора. – В чем я виновата?

Тут вмешалась Хейд, снова спустившаяся в зал.

– Тристан, не делай этого! – закричала она. – Эллора ничего не знает!

– Помолчи, Хейд, – проворчал Тристан, даже не взглянув на нее. – Лучше придержи язык.

– Но я не могу этого допустить. – Она встала между Тристаном и Эллорой. – Ты к ней несправедлив.

– Это не твоя забота! – в ярости закричал Тристан. – Немедленно отправляйся к себе!

– Выходит, эта шлюха уже отравила ложью ваш слух?! – Эллора с ненавистью взглянула на Хейд. – Она клевещет! Ей нельзя доверять!

– Баррет, уведи ее! – Тристан поморщился и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Баррет осторожно взял Эллору за локоть.

– Пойдемте со мной, миледи.

– Убери руку, болван! – закричала Эллора, пытаясь отстранить огромную ручищу шерифа.

– Это все я!.. – внезапно прокричала Хейд, и все уставились на нее в изумлении. – Да, это я!..

– Замолчи, Хейд, – сказал Тристан.

– Но это несправедливо! – кричала она. – Это меня направил сюда Найджел шпионить за тобой, Тристан! Меня, понимаешь?!

– Леди Хейд, о чем вы?.. – пробормотал Баррет. Не обращая внимания на шерифа, Хейд продолжала:

– И я никогда не была помолвлена с Дональдом. Наша помолвка – просто хитрость. Чтобы проникнуть в Гринли, понятно? Но поверь, Тристан, это было до того, как я тебя узнала. Я приняла лживые слова Найджела за правду, поэтому очень боялась за Берти. Я считала, что должна спасти ее, считала, что у меня нет выбора.

– Ты заключила договор с моим мужем? – прошипела Эллора. – Ты хотела расстроить брак Солейберт?

– Хейд, помолчи! Не говори больше ничего! – раздался резкий голос Тристана.

Но Хейд уже не могла остановиться. Повернувшись к Эллоре, она продолжала:

– Нет, не расстроить ее брак, а защитить ее! Я люблю Берти!

– Ты любишь только себя! – в ярости завопила Эллора. – Ты такая же шлюха, как твоя мать! И я надеюсь, что вы обе сгорите в аду!

Тут словно какая-то неведомая сила вырвала Эллору из рук Баррета и швырнула ее на каменный пол. И тотчас же зазвенел голос Минервы, стоявшей у двери:

– Не смей порочить Коринну! – Старуха подошла к лежавшей на полу Эллоре. – Может, желаешь услышать, какой выбор предоставил Хейд твой муженек?

– Нет, Минерва! Это не важно! – снова вмешалась Хейд.

– Я с тобой не согласна, моя фея, – заявила Минерва с усмешкой. – Возможно, Эллоре следует кое-что узнать о своем муже. Ведь если бы ты, моя милая, отказалась помогать Найджелу в его предательских планах, то он потребовал бы, чтобы ты легла с ним в постель.

– Ты лжешь! – прошептала Эллора.

– Нет, не лгу! – Минерва пристально смотрела на Эллору, и, казалось, ее взгляд прожигал леди насквозь.

– Довольно! – закричал Тристан. – Уведи ее, Баррет! Я же приказал!

– Но почему? – Хейд повернулась к Тристану: – Ведь я сказала тебе правду! Именно я сообщила Дональду о твоих гонцах к Вильгельму! В темницу следует заключить меня, а не Эллору!

– Очень хорошо, – кивнул Тристан. – Баррет, уведи также и леди Хейд. Но запри их в разных темницах, чтобы они не убили друг друга.

– Милорд, но как же?.. – Баррет в недоумении уставился на Тристана.

– Выполняй, шериф!

Баррет кивнул и поднял Эллору с пола. Хейд же сама протянула шерифу руку. Прежде чем скрыться за дверью, она обернулась и проговорила:

– Мне очень жаль, Тристан. Я пыталась тебе объяснить…

Когда они ушли, Минерва повернулась к Тристану и, кивнув на пергамент в его руке, спросила:

– Уже знаешь ответ?

– Нет, не успел прочесть. – Он вздохнул и пробормотал: – Но Хейд ни в чем не виновата, верно?

Минерва печально усмехнулась в ответ.

– Нет, конечно, не виновата. Сообщишь, что ответил король?

– Да, разумеется.

– Тогда я пойду. – Уходя, Минерва бросила взгляд на дверь под аркой, ведущую в подземелье. Сокрушенно покачав головой, старуха вышла из зала.

Тристан подошел к столу и с вздохом опустился на стул. Сломав печать Вильгельма на пергаменте, он развернул листок и принялся читать.


«Приветствую тебя, лорд Тристан! Я получил твою петицию, касающуюся твоего желания расторгнуть помолвку с леди Солейберт. Должен сообщить тебе, что послание лорда Найджела из Сикреста опередило твое. Он сообщил мне о твоем поведении по отношению к людям из Гринли и об отказе от его падчерицы, а также о твоем нежелании признать в нем равного тебе по положению. Мы хорошо знаем, друг друга, лорд Тристан, и мы вместе с тобой сражались множество раз. Я считаю тебя другом и верным вассалом, и я всегда питал к тебе величайшее уважение. Именно по этой причине и с величайшим огорчением я отказываюсь удовлетворить твою просьбу. Ты должен знать, что главная моя цель – объединение всех английских лордов. Потому и тебе надлежит стремиться к тому же. Поэтому запомни: мое желание создать союз между Сикрестом и Гринли остается нерушимым.

И если ты не представишь убедительных доводов в пользу того, чтобы расторгнуть помолвку, то мое решение не изменится. Ослушание же навлечет на тебя мой гнев и наказание, хотя мне это будет чрезвычайно неприятно.

Я так понимаю, что леди Хейд сейчас находится в Гринли. Пока ты не связал себя брачными узами, это вполне приемлемо, но после свадьбы она вернется к своему опекуну в Сикрест. Выполни свой долг, как того требует твоя честь. Если ты последуешь моему совету, недовольство твоих людей уляжется, а твоя честь будет восстановлена в моих глазах.

Вильгельм».

– Черт возьми! – Тристан ударил кулаком по столу. – Черт бы побрал этого Найджела!

Ответ Вильгельма был предельно ясен: «Выполняй мой приказ, иначе отберу у тебя Гринли». Но еще больше, чем приказ Вильгельма, злила гнусная ложь Найджела. Этот негодяй опередил его и настроил короля так, как ему было выгодно. Более того, Найджел намеревался в ближайшее время заполучить Хейд.

Мысль о том, что его пылкая фея может оказаться в постели этого мерзавца, а потом начнет разбухать, когда будет носить младенца, вызывала у Тристана тошноту. И ужасала.

Однако слово Вильгельма было окончательным, и опасность потерять Хейд казалась очень даже реальной. К тому же исчез его верный друг Фаро…

Тристан резким движением отшвырнул письмо Вильгельма на середину стола. Затем откинулся на спинку стула и глубоко задумался. «Как же остановить Найджела? Как помешать ему?» – спрашивал он себя.

Внезапно, дверь отворилась, и в зале появился Баррет. Приблизившись к столу, он сообщил:

– Обе леди надежно заперты, милорд. Чем еще я могу быть вам полезен?

Тристан почувствовал, что шериф очень не одобряет его поступок, и от этого его уважение к Баррету только возросло.

– Сядь, Баррет. – Тристан указал на соседний стул. Какое-то время он размышлял, потом спросил: – Ты уже слышал об исчезновении Фаро?

– Да. – Баррет кивнул косматой головой. – Все говорят об этом.

Тристан снова задумался, потом вновь заговорил:

– Видишь ли, Баррет, я знаю Фаро Такана более десяти лет. Он мне как брат. И я уверен, что он не покинул наших людей, не оставив мне послания с объяснением своих намерений.

– И что же, по-вашему, случилось? – спросил великан.

– По правде говоря, ума не приложу. Я мог бы обвинить Найджела, потому что вижу в нем источник многих моих бед. Но в данном случае, мне кажется, причина совсем другая.

– Да, верно, – кивнул шериф. Похищение Фаро едва ли принесло бы пользу этому трусу.

Тристан взглянул на пергамент, лежавший на столе, и в задумчивости пробормотал:

– Возможно, исчезновение Фаро как-то связано с ответом короля.

Баррет почесал в затылке и спросил:

– Вильгельм был не очень благосклонен к вашей просьбе, милорд?

– Как мы и опасались, – ответил Тристан с вздохом. – Найджел опутал его своей ложью и откровенной клеветой, чтобы обеспечить не только мое падение, но и возвращение леди Хейд в Сикрест.

– Вы этого не допустите, милорд, – решительно заявил Баррет. – А Вильгельм… Он должен прислушаться к голосу разума.

– И прислушается! – воскликнул Тристан. – Вильгельм тверд в своем решении, но он непременно его изменит, когда получит доказательства бесчинств Найджела.

– Если так, то он мудрый король, – заметил шериф. – Но что же делать сейчас, милорд?

– Я должен ехать в Лондон, чтобы встретиться с Вильгельмом лично, – заявил Тристан. – Возможно, мне удастся узнать что-нибудь о Фаро.

– Конечно, милорд. Когда мы выезжаем? – Нет, мой добрый шериф. Я поеду один.

– Но это слишком опасное путешествие, милорд, чтобы совершить его в одиночку. По пути в Лондон вам придется проехать мимо Сикреста.

– Да, верно, – кивнул Тристан. – Но один я смогу ехать быстрее и буду меньше привлекать к себе внимание. К тому же ты мне нужен здесь. Раз нет Фаро, вся тяжесть ответственности за Гринли ложится на тебя.

– Я не подведу тебя, милорд, – торжественно заявил Баррет. – За время твоего отсутствия никто не проникнет за эти стены.

– И никто не должен уехать отсюда, – добавил Тристан. – Я не знаю, кого использовала Эллора в качестве посланцев в Сикрест, но мы не можем рисковать, пока это не выяснится. Сохранить в тайне мое отсутствие будет едва ли возможно, и я уверен: как только предательница узнает, что я отправился к Вильгельму, она непременно сообщит об этом Найджелу.

– Да, милорд, понимаю. Я попытаюсь пресечь слухи, насколько это возможно. – Баррет умолк и снова почесал в затылке – казалось, не решался задать следующий вопрос. Наконец все-таки спросил: – А что делать с узницами, милорд?

– До моего возвращения они должны оставаться под стражей. И единственные, кто будет иметь право доступа к ним, – это Минерва, леди Солейберт и ты сам, конечно.

– Значит, это правда? – Баррет помрачнел. – Леди Хейд действительно предала нас?

– Она так считает, – ответил Тристан с усмешкой. – Но, конечно же, она ничем нам не навредила. Найджел все равно уже знал, что я собираюсь отправить гонцов к Вильгельму. Не знал только время, то есть когда именно я их отправлю.

Баррет вздохнул с облегчением.

– О, милорд, она ведь очень переживает… Думает, что только из-за нее Найджел узнал о ваших планах.

– Я давно уже догадывался о замыслах Найджела, – проговорил Тристан. – Но пусть Хейд пока считает себя виноватой. Найджел придет в ярость, когда узнает, что больше не сможет получать от нее сведения обо мне. И потому ее заключение обеспечит ее безопасность.

– А леди Эллора, милорд?.. Тристан помрачнел и тихо проговорил:

– Вину леди Эллоры доказать не так уж трудно. Но я пока не уверен, что мне это потребуется. Видишь ли, совершенно случайно мне в руки попало ее послание Найджелу. Не знаю, правда, сколько ее писем прошло мимо меня и какие сведения они содержали.

Баррет кивнул и задумался. Потом вдруг выпалил:

– Скажи мне, милорд, что Гринли выживет. Я слишком долго смотрел на то, что происходило в Сикресте, и я не смогу вынести мысли о том…

– Успокойся, мой добрый шериф. – Тристан хлопнул Баррета по плечу. – Я прекрасно знаю, что делаю. Поверь, все будет хорошо. – Оба поднялись на ноги, и Тристан добавил: – А сейчас приготовь мне двух лошадей и дай немного припасов на дорогу. Я отправлюсь с наступлением темноты, и буду скакать всю ночь.

– Да, милорд, – кивнул шериф.

Баррет тут же удалился, а Тристан направился к лестнице. На мгновение он задержался у двери, ведущей вниз, в темницы. Но потом, поспешно отвернувшись, стал подниматься по ступеням.

Глава 21

Сидя в углу в холодном и сыром подземелье, Хейд то и дело вздыхала. Временами ей казалось, что она обречена, провести здесь остаток жизни.

– Надеюсь, теперь ты довольна собой. Так тебе и надо, – послышался вдруг женский голос; причем Хейд показалось, что это был голос Эллоры.

– Ах, наверное, мне почудилось, – пробормотала она, снова вздохнув.

– Нет, не почудилось! Ты получила то, чего заслуживаешь, шлюха! – Теперь голос Эллоры звучал совершенно отчетливо, и Хейд поняла, что та подошла к отверстию в стене, забранному решеткой.

– Да, я знала, что окажусь здесь, – ответила Хейд.

– Наглая сука! – заорала Эллора.

– Замолчи, пожалуйста.

– Замолчать?! Что, неприятно слушать?! Вот и замечательно! В таком случае я буду говорить без умолку. Так о чем же нам поговорить?..

Хейд услышала, как леди Эллора постукивает ногтем о металлическую решетку. А потом снова раздался ее голос:

– Может быть, хочешь услышать, шлюха, как тебе удалось сделать Солейберт несчастной? Или предпочитаешь проговорить о своих притязаниях на моего мужа и лорда Тристана? Похоже, ты не очень-то разборчива, когда речь заходит о мужчинах, верно? Тебе все равно – лишь бы мужчина!

– Замолчи!

– О, я могла бы рассказать, как твоя потаскушка-мать бросалась на моего мужа, после того как я приютила у себя в доме ее и эту старую шотландскую ведьму.

– Неужто тебе понравилось, как обошлась с тобой эта «старая шотландская ведьма» совсем недавно?! – Хейд повысила голос. – Ведь тебя предупреждали, чтобы ты не распускала язык!

– И что же ты собираешься предпринять? – Эллора громко рассмеялась. – Плохо ты знаешь свою мать. Эта шлюха тотчас раздвинула ноги, как только ей встретился настоящий лорд!..

Гнев Хейд достиг предела. Наконец, не выдержав, она вскинула руку и пристально взглянула на решетку, из-за которой раздавался голос Эллоры. И тотчас же раздался отчаянный крик – и леди умолкла. А потом послышался ее стон:

– О, проклятая ведьма…

– Замолчи, – пробурчала Хейд. – Я больше не стану терпеть…

Эллора тут же умолкла, а Хейд задумалась. Известие об исчезновении Фаро ужасно огорчило Солейберт – она была в отчаянии и не знала, что предпринять. Хейд понимала, что надо как-то успокоить и приободрить сестру. И, конечно же, им следовало серьезно поговорить и составить план действий. Но как же они сейчас встретятся?.. И даже если бы Берти допустили к ней в темницу, то, как поговорить таким образом, чтобы Эллора их не услышала? Ведь было совершенно ясно: Солейберт, любившая Фаро, ни за что не захочет сохранить помолвку с Тристаном, пусть даже ее возлюбленный внезапно исчез. Но что такое воля женщины против воли короля?

Глаза Хейд наполнились слезами, и она, закрыв лицо ладонями, мысленно воскликнула: «Ах, что делать?! Как утешить Берти?!»

Вспомнив о Тристане, Хейд тихонько всхлипнула, стараясь подавить рыдания. О, почему же у нее такая судьба? Почему все женщины из рода Бьюкененов обречены, губить любимых мужчин?

– Святая Корра, – прошептала Хейд, поднимая голову, – я люблю его.

– Хейд, что с тобой? – послышался вдруг голос Эллоры, и на сей раз, он звучал вовсе не враждебно. – Хейд, ты больна?

– Нет, Эллора. Со мной все в порядке, – ответила девушка, стараясь говорить как можно спокойнее.

– Но ты разговариваешь сама с собой. – Эллора презрительно фыркнула. – Я не хочу находиться рядом с безумной женщиной.

Хейд промолчала, и Эллора вновь заговорила:

– Знаешь, я хочу спросить у тебя кое-что. Скажи, ты ответишь мне честно?

– Я не стану тебе лгать, Эллора. – Хейд утерла слезы и добавила: – А если я не смогу ответить правдиво на твой вопрос, то не стану отвечать вовсе.

Казалось, такой ответ удовлетворил Эллору, и она спросила:

– Если мой муж и в самом деле предлагал то, о чем ты говоришь, если он так желает тебя, то почему же он отослал тебя в Гринли? Ведь ему было бы гораздо удобнее развлекаться с тобой сейчас, когда нас с Солейберт нет с ним рядом, не так ли?

– А ты разве не слышала моих объяснений в зале? Твой муж, Эллора, предоставил мне право выбора. Похоже, его алчность превосходит похоть.

– Значит, он хочет, чтобы ты помогла ему захватить Гринли?

– Да, хочет, – ответила Хейд с вздохом.

Эллора немного помолчала, потом задала очередной вопрос.

– А как же Найджел намерен поступить с Солейберт, если Тристан окажется в немилости или если с ним… что-нибудь случится?

Хейд снова смахнула слезы.

– Он сказал, что Берти еще достаточно молодая и сможет вторично выйти замуж.

Эллора разразилась грязной бранью, и девушка невольно отшатнулась от решетки, отделявшей ее от соседней темницы. Наконец леди успокоилась и с некоторой укоризной, как показалось Хейд, проговорила:

– Но почему же ты не легла с ним?

Хейд в возмущении вскочила на ноги. Вплотную приблизившись к решетке, чтобы видеть лицо собеседницы, она закричала:

– Ты хотела бы, чтобы я и впрямь стала шлюхой?! Да я бы скорее приняла смерть!

– О, перестань! Пора тебе повзрослеть! – прокричала в ответ Эллора. – Я давно уже поняла, что жизнь не очень-то веселая штука. И нам часто приходится поступать вопреки своей воле. Да, нам приходится выполнять не слишком приятные обязанности.

– Ты считаешь, что насилие Найджела надо мной – всего лишь неприятная для меня обязанность?

– Совершенно верно, Хейд, Это спасло бы Солейберт от участи, подобной моей! – Грудь Эллоры бурно вздымалась. – И если бы ты действительно любила ее, то именно так и поступила бы.

– Вот что, Эллора, – Хейд пристально смотрела на собеседницу. – Поверь, я искренне сожалею о той боли, что моя мать причинила тебе. Воспоминания об этом постоянно вызывают у меня стыд. Но я не должна всю жизнь выплачивать долг за этот проступок, которого не совершала. Я очень люблю Солейберт, и выбор, сделанный мною, не противоречит ее интересам.

– Говоришь, не противоречит? – переспросила Эллора. – В таком случае ты ужасно глупа. Да и чего ты боялась? Найджел не наградил бы тебя младенцем. Его семя мертво.

Ошеломленная словами Эллоры, Хейд пробормотала:

– Но он сказал… Он сказал… Эллора громко рассмеялась:

– Я прекрасно знаю, что он говорит. Это льет бальзам на его душу. Думаешь, я слепа и не замечаю, что он укладывает в постель всех молоденьких служанок? Но ведь ни одна из них не оказалась в тягости за восемь лет. Именно поэтому я и не родила второго ребенка. Так что самое худшее, чего ты могла бы ожидать от него, – это потеря невинности. Но поверь, потеря невинности – не самое тяжкое бремя.

– Тебе ничего не известно о моем бремени, – проговорила Хейд в раздражении.

– А тебе – о моем! – крикнула Эллора, когда Хейд уже отошла от решетки.

Усевшись в углу своей темницы, Хейд горестно вздохнула. Ее угнетало чувство вины. Увы, какой бы выбор она ни сделала, в любом случае оказывалось, что она виновата.

Хейд не знала, сколько времени она просидела, тяжко вздыхая, но в какой-то момент ей вдруг почудилось, что она слышит чьи-то шаги. Приподнявшись, она прислушалась и теперь уже отчетливо услышала шаги, а затем – голоса Берти и Баррета.

Несколько мгновений спустя в двери звякнул ключ, и дверь распахнулась – перед Хейд стоял шериф с факелом в руке, а рядом с ним – Берти. В другой руке Баррет держал две небольшие жаровни, а Солейберт принесла с собой какой-то узелок. Хейд сразу же заметила, что глаза у сестры заплаканные и припухшие, хотя та и пыталась это скрыть.

– Добрый вечер, леди! – загремел Баррет. – Мы принесли вам провизию!

– Что все это значит? – послышался голос Эллоры. – Мне тоже нужна еда.

– Потерпите, я все вам принесу, леди Эллора, – ответил Баррет вполне миролюбиво. Он поставил жаровни на пол и указал на узел в руках Берти. – Вот, леди Хейд… Ведь вы, наверное, проголодались…

Хейд всхлипнула и бросилась к сестре, но та стояла словно изваяние.

– Берти, дорогая, что с тобой? – прошептала Хейд, заглядывая ей в лицо. – Берти, что же ты молчишь?

Солейберт вздохнула и пробормотала:

– Ах, какая же я дура. – Губы ее задрожали. – Как я могла вообразить хоть на минуту, что он вернется?

Тут Баррет вышел и направился к леди Эллоре. А Хейд привлекла сестру к себе и проговорила:

– Дорогая, я уверена, что Фаро вовсе не собирался покидать тебя. Просто так получилось… Что-то его задержало, когда он направлялся к тебе. Возможно, что задержавшие его люди обратятся к лорду Тристану и потребуют выкупа.

– Ах, всех, кого я люблю, у меня отнимают. – Берти отстранилась и всхлипнула, утирая слезы. Взяв свой узелок, она принялась развязывать его. Вытащив из узла одеяло, чистое платье и гребень, она внимательно посмотрела на сестру и, покосившись на зарешеченное оконце, шепотом сказала: – Король Вильгельм отказался удовлетворить просьбу лорда Тристана.

Хейд побледнела и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Берти же снова заговорила:

– Думаешь бежать, если тебя освободят? Хейд утвердительно кивнула:

– Да, бежать. В Шотландию, если удастся. Я не останусь в Гринли, не хочу все усложнять. Ведь теперь ясно, что король неблагосклонен к нам. А в Сикрест я ни за что не вернусь. – Немного помолчав, она продолжала: – Видишь ли, Берти, Найджел отправил меня сюда для того, чтобы…

– Я уже знаю, – перебила Солейберт. – Баррет мне все рассказал, хотя я давно уже кое-что подозревала…

– Мне жаль, Берти, – прошептала Хейд. – Я никогда не собиралась тебе лгать, а мои намерения…

– Я и об этом знаю, – вновь перебила Солейберт.

Она ласково улыбнулась сестре, и Хейд вздохнула с облегчением; она поняла, что Берти нисколько на нее не сердится.

– А лорд Тристан отправился в Лондон, – продолжала Берти. – И он твердо решил узнать, что случилось с Фаро. Но если он вернется без известий о нем, то я поеду вместе с тобой, Хейд. Я ни за что не останусь в Гринли и не выйду замуж за человека, которого не люблю, что бы ни приказал мне король Вильгельм. Мое сердце принадлежит Фаро, и оно всегда будет принадлежать ему. Дорогая, ты ведь меня понимаешь?

Глаза Хейд наполнились слезами, но она закивала:

– Да, Берти, конечно. Тогда решено. И нам с тобой надо побыстрее составить план, пока Тристан в отъезде. – Тут послышалось лязганье ключа. Баррет уже покидал леди Эллору, и Хейд поспешно добавила: – Пришли ко мне Минерву, хорошо?

Берти с вздохом покачала головой:

– Нет-нет, дорогая, Минерва подозревает, что ты хочешь бежать, и попытается тебе помешать. Мы должны составить план и держать его в тайне, пока не придет время действовать. Минерва же или отправится с нами, или мы ее оставим здесь.

Весьма удивленная неожиданной решимостью Берти, Хейд хотела возразить, однако не успела – дверь темницы распахнулась, и перед сестрами появился Баррет. Посмотрев на Хейд, шериф сказал:

– Миледи, завтра я принесу вам кое-какие вещи, а сейчас нам придется покинуть вас. Надеюсь, ночь вы как-нибудь выдержите.

Хейд взглянула на шерифа с некоторым удивлением. Ей прежде никогда не приходилось слышать, чтобы тюремщики заботились об удобстве своих пленников. «Что ж, тем лучше, – подумала она. – Возможно, кое-что из вещей, обещанных Барретом, пригодится нам с Берти в дороге».

С улыбкой, кивнув шерифу, Хейд сказала:

– Благодарю, Баррет. Я ценю твою доброту.

– Не меня следует благодарить, миледи. Лорд Тристан просил меня позаботиться о вас. – Повернувшись к Бёрти, Баррет спросил: – Леди Солейберт, вы готовы покинуть темницу?

– Подожди еще немного, Баррет, – ответила Берти. Склонившись к Хейд, она прошептала ей на ухо: – Я приду к тебе утром. Что мне делать? Как подготовиться к путешествию?

– Прежде всего, найди карту, – прошептала в ответ Хейд. – Нельзя полагаться на память Минервы, даже если она согласится уйти с нами. Мы должны хорошо знать дорогу.

– Да, ты права. Я сегодня же вечером обыщу комнаты лорда Тристана.

– И приготовь одежду для нас обеих, – продолжала Хейд. – А также деньги. Но все это должно храниться у тебя в комнате, чтобы никто ничего не заподозрил. А потом тебе придется как-нибудь незаметно забрать вещи. Сумеешь?

– Да, конечно, – кивнула Берти. – Ведь мать теперь не сможет постоянно наблюдать за мной. – Солейберт обняла сестру и прошептала ей в ухо: – И все-таки, Хейд, я немного побаиваюсь.

– Знаю, дорогая. Я тоже боюсь.

– Солейберт, ты слышишь меня?! – раздался голос Эллоры. – Ты должна и ко мне зайти!

– Иду, матушка, – отозвалась Берти. Уже у двери она обернулась к сестре: – Спи спокойно, Хейд.

Хейд молча кивнула и заставила себя улыбнуться. Когда же дверь за сестрой закрылась, она с вздохом опустилась на пол возле жаровни.

Сидя у себя в домике, Минерва молча смотрела в холодный темный камин. Хотя огня в камине не было, старая целительница мысленным взором видела перед собой яркое пламя. И из пламени, из-за стены огня, появлялись отчетливые лица людей. Минерва пристально смотрела на возникавшие перед ней лица и шептала по-гэльски:

– Моя фея, ты должна подождать, должна подождать…

Тут перед ней промелькнул образ Хейд, а затем появился Тристан, в ярости размахивавший широким длинным мечом.

Внезапно образы распались на множество крошечных янтарных точек, и у Минервы перехватило дыхание: она отчетливо увидела слово «опасность», начертанное на холодной золе камина.

Рухнув на колени, старуха дрожащей рукой тут же стерла ужасное предзнаменование. Когда такое же огненное видение возникало перед ней в последний раз, умерла ее дорогая Коринна. И теперь у нее почти не оставалось сомнений в том, что Хейд собирается бежать из Гринли. Именно в этом и таилась опасность. Если девочка окажется вдали от замка, она, Минерва, не сумеет ее защитить. И оставалось лишь благодарить богиню Корру за то, что сейчас Хейд находилась темнице. К счастью, Хейд не могла самостоятельно выбраться из темницы, потому что не пользовалась своим даром – только для безобидного битья посуды. А вот если бы она сейчас в полной мере познала свою силу, то из-за своего врожденного своеволия и упрямства непременно погибла бы.

– Только бы лорд Тристан побыстрее вернулся, – пробормотала старуха, поднимаясь на ноги.

Глава 22

После заключения Хейд в темницу минуло три дня, но девушка вынуждена была признать, что у нее имелось все необходимое – Баррет об этом позаботился. Узкую походную кровать она задвинула в самый угол, и на ней горой громоздились меха и теплые одеяла, так что теперь ей было совсем не холодно в сырой темнице. Кроме того, у нее появились небольшой столик и два стула, чтобы она могла вкушать трапезы со всеми удобствами. К тому же ее ежедневно навещала Солейберт, скучать ей не приходилось. Если же учесть еще и то обстоятельство, что Баррет, обеспечив пленнице уединение, повесил на зарешеченное оконце нечто вроде занавески, то вполне можно было сказать, что темница эта очень походила на самую обычную спальню молодой леди.

И каждое утро Баррет приносил ей горшочек теплой воды для омовения. Шерифа сопровождал Хэм с завтраком на подносе. А потом, к полуденной трапезе, появлялись Солейберт и Минерва; они составляли узницам компанию, и Минерва обедала с Хейд, а Берти – с матерью. Но остаток дня Берти проводила у сестры, и до тех пор, пока Хэм не приносил ужин, девушки обсуждали планы побега. А на следующий день все это повторялось снова.

Но поведение Минервы в последние дни ужасно раздражало Хейд. Старая целительница постоянно задавала ей неприятные вопросы, и девушке, чтобы не выдать себя, приходилось подолгу обдумывать каждый ответ. К тому же Минерва то и дело заговаривала о Шотландии и начинала рассказывать истории о молодых женщинах, пропадавших во время путешествий. Когда же Минерва вспоминала о Коринне и Джеймсе, Хейд заставляла ее замолчать и не говорить о прошлом. Ведь именно ошибок своих родителей она и хотела избежать, собираясь вместе с Солейберт бежать в Шотландию.

А вот Эллора, как ни странно, казалась совершенно невозмутимой; более того, она теперь гораздо реже, чем прежде, набрасывалась на Хейд с руганью и упреками. И лишь когда пленниц навещал Баррет, Эллора становилась самой собой – начинала громко кричать и требовать, чтобы ее освободили. Кроме того, она настаивала на немедленной беседе с лордом Тристаном, так как не знала, что он отправился в Лондон.

Особенно странным стало поведение леди Эллоры на четвертый день заключения, когда пришло письмо от Найджела с вопросами о ее благополучии и о том, когда, наконец, состоится свадьба. Он расспрашивал также о Хейд и интересовался, действительно ли она сейчас находится в Гринли. Эллора в ярости разорвала послание мужа и бросила его в жаровню.

Какое-то время Баррет в изумлении наблюдал за Эллорой, потом спросил:

– Каким же будет ваш ответ, миледи?

– Мне нечего ответить этому негодяю! – прокричала Эллора. – Пусть сидит себе в Сикресте, пока не издохнет!

Баррет долго переминался с ноги на ногу, наконец, сказал:

– Миледи, его посланец ожидает ответа у ворот. Вы должны ему написать, иначе он сам сюда явится. Видите ли, миледи, мы не можем…

– Да-да, конечно, ты прав, – перебила Эллора. Взяв в руки перо и пергамент, которые ей принес Баррет, она пробормотала: – Он не должен появляться в Гринли, пока я не подготовлюсь к его визиту…

Усевшись за стол, Эллора принялась писать. Подписав письмо, она уже протянула руку к свече, чтобы запечатать его, но Баррет остановил ее. Забрав пергамент, он вышел из темницы и запер за собой дверь.

– Прошу прощения, миледи, – сказал он из-за двери. – Милорд запретил вам писать секретные послания.

– Как скажешь, Баррет. – Эллора вздохнула и подошла к оконцу в двери. Повертев на пальце кольцо с печаткой, она сняла его и протянула шерифу сквозь прутья решетки. – Вот, возьми. Если письмо не будет запечатано, это вызовет у Найджела подозрения.

Как только кольцо упало на ладонь Баррета, Эллора отошла от оконца и больше не обращала на шерифа внимания. Великан же повернулся и подошел к соседнему оконцу.

– Леди Хейд! – позвал он девушку.

– В чем дело, Баррет? – Она приблизилась к решетке. Шериф сунул письмо сквозь прутья.

– Вы не могли бы прочесть это вслух? – прошептал он в смущении.

Хейд взяла послание и, развернув его, пробежала глазами строчки, начертанные изящным почерком Эллоры. Откашлявшись, она покосилась на решетку в стене, потом стала читать:

– «Милорд супруг!

Не стоит волноваться. Подготовка к свадьбе идет своим чередом. В Гринли все благополучно. Конечно, тебе сообщат, когда будет назначена церемония. Я считаю дни до того момента, когда мы воссоединимся.

Твоя жена Эллора».

Баррет удовлетворенно кивнул и передал Хейд кольцо Эллоры с печаткой, которым она воспользовалась, чтобы запечатать письмо. После ухода шерифа Хейд снова взглянула на оконце в стене. Немного помедлив, спросила:

– Эллора, письмо Найджела очень огорчило тебя?

– Меня огорчает его существование, – последовал ответ. – И не приставай ко мне со своими глупыми детскими вопросами, Хейд. Как и всегда, меня тяготит множество забот, и я не могу терять время из-за твоей пустой болтовни.

Хейд в смущении отвернулась от оконца. Она решила оставить в покое эту язвительную женщину. И почти тотчас же послышались голоса, а затем появились Минерва и Солейберт в сопровождении Хэма, тащившего корзины с обедом. Подбежав к сестре, Берти тихо сказала:

– У ворот ждет посланец Найджела…

– Да, я знаю, – кивнула Хейд. Внимательно посмотрев на Берти, спросила: – С тобой все в порядке, сестрица? Ты ужасно бледная…

Солейберт вздохнула и шепотом ответила:

– Поговорим позже, хорошо?

Обед, казалось, длился целую вечность, и Хейд пришлось выслушивать самые мрачные истории, хранившиеся в памяти Минервы. Хейд то и дело поглядывала на Солейберт, поглядывала с тревогой – лицо сестры было пепельно-бледным, а глаза – покрасневшими и припухшими. Минерве же, судя по всему, хотелось продлить свой визит как можно дольше; она рассказывала бесконечные истории о безжалостных разбойниках с большой дороги и об их несчастных жертвах.

– Когда же ты закончишь, Минерва? – проворчала Хейд с гримасой отвращения. – Просто удивительно, сколько ужасных историй о злых разбойниках ты запомнила. Неужели ты узнала все эти истории, занимаясь изготовлением своих целебных отваров в Сикресте?

– Ах, моя фея, я ведь прожила целую жизнь до того, как ты появилась на свет.

– Может, ты раньше была разбойницей? – съязвила Хейд.

– Ох, моя милая… – Минерва сокрушенно покачала головой и поднялась на ноги. – Я вижу, что ты сегодня не в настроении и не рада мне. Что ж, тогда я, пожалуй, пойду. И не дуйся на меня, моя фея.

Хейд почувствовала угрызения совести; она прекрасно понимала, что старуха своими рассказами преследовала единственную цель – предостеречь ее. Обняв Минерву и нежно поцеловав в морщинистую щеку, девушка сказала:

– Дорогая, ты же знаешь, что я очень люблю тебя. Не сердись и не волнуйся так, хорошо?

Старая целительница нахмурилась и проворчала:

– Если бы ты не была так похожа на свою мать, я бы не волновалась. – Уже направляясь к двери, она бросила через плечо: – Поживее, крошка Хэм. Я ухожу.

В коридоре Минерва остановилась возле оконца Эллоры.

– Добрый день, миледи, – сказала старуха таким тоном, что Хейд невольно поежилась.

– Убирайся отсюда, ведьма, – послышался ответ Эллоры. Больше она не сказала ни слова.

Минерва рассмеялась и проговорила:

– Похоже, ты совсем утратила чувство юмора, Элли. Кажется, заключение его убило. – С этими словами старуха направилась к лестнице, затем начала подниматься по ступенькам.

Хэм остался стоять у открытой настежь двери, а Солейберт, сегодня не заходившая к Эллоре, приблизилась вплотную к сестре.

– Что с тобой, Берти? – спросила Хейд. – Ведь что-то случилось, верно?

Понимая, что мать слушает, Берти очень громко ответила:

– Нет-нет, ничего особенного, Хейд. Должно быть, я съела что-то несвежее, вот и все. Попрошу Минерву дать мне целебного отвара. – Внезапно карие глаза Берти наполнились слезами, и она тихо прошептала на ухо сестре: – У меня не пришли месячные, вот что…

– О Господи!.. – выдохнула Хейд. Конечно же, именно этим и объяснялась бледность Берти. – Значит, ты ждешь ребенка?

Берти кивнула и снова зашептала:

– Что же теперь делать? Наверное, для наших планов это не очень-то хорошо…

– Тебе нельзя отправляться в Шотландию, – прошептала в ответ Хейд. – Это было бы слишком опасно для младенца.

– Да, знаю. Но что мне делать, если Фаро не вернется? Я не могу все время держать в тайне, что жду ребенка. Й не смогу вырастить незаконнорожденное дитя в доме Найджела. Там я очень опасалась бы за его жизнь.

– Да, ты права, – кивнула Хейд. Она ненадолго задумалась, потом прошептала: – Знаешь, Берти, есть способ обеспечить будущее твоего ребенка.

– Говори же, говори, Хейд!

– Если Фаро в ближайшее время не вернется, ты должна выполнить условия обручения и выйти за лорда Тристана.

– Ты с ума сошла! – прошипела Берти. – Ведь Тристан – твоя вторая половина!

– Слушай меня внимательно, сестрица, – продолжала Хейд. – Я в любом случае отправлюсь в Шотландию – с тобой или без тебя. Я должна найти родственников моей матери и изыскать способ покончить со злом, отравившим жизнь женщин из нашего рода. Я предала Тристана, и теперь его сердце закрыто для меня, понимаешь?

– Хейд, Тристан любит тебя! – настаивала Берти. – Он…

– Берти, помолчи, пожалуйста, – перебила сестру Хейд. – Моя судьба была решена еще моими родителями. А ты сейчас должна, прежде всего, думать о своем ребенке. Ты поняла меня?

Берти нерешительно кивнула, и Хейд вновь заговорила:

– Тристан много раз говорил, что Фаро ему как брат. Если что-нибудь случится с твоим любимым, Тристан станет заботиться о твоем ребенке как о своем собственном. Думаю, что Фаро хотел бы этого.

– Но как же ты, Хейд? Ты ведь никогда не сможешь вернуться в Гринли. Для тебя это было бы слишком мучительно!

Хейд крепко обняла сестру и прошептала:

– Возможно, после рождения младенца Тристан позволит тебе навестить меня. Но это только в том случае, если Фаро не вернется. А ведь очень может быть, что он все-таки вернется.

– Ах, дорогая, все это ужасно… – пробормотала Берти, отстранившись. – Да-да, ужасно.

– Ты непременно должна поразмыслить о том, что я тебе сказала, – заявила Хейд. – И ты должна знать: Тристан обязательно позаботится о тебе. А я… я уеду в Шотландию и оставлю эту жизнь позади. И не давай мне повода беспокоиться за тебя, когда в этом нет нужды.

Берти какое-то время молчала в раздумье. Потом шмыгнула носом и кивнула:

– Да, хорошо.

Тут в темницу вошел Хэм и принялся собирать посуду. Сестры отошли в угол и сели на кровать.

– Когда ты отправляешься? – спросила Берти шепотом.

Хейд сделала глубокий вдох. Наконец, собравшись с духом, ответила:

– Думаю, мне следует бежать нынешней ночью. Сейчас полнолуние и будет достаточно светло, чтобы не сбиться с дороги.

– Так скоро? Но лорд Тристан не…

– Шотландия далеко, сестрица, и я должна воспользоваться моментом, чтобы избежать лап Найджела.

Берти вздохнула, но возражать не стала.

– Принести тебе припасы?

– Нет, – ответила Хейд. Опасливо покосившись на Хэма, она тихо прошептала: – Я сама приду в твою спальню, когда стемнеет.

– Но как ты отсюда выберешься? Ведь дверь будет заперта.

– Об этом не беспокойся, – сказала Хейд с отсутствующим видом. – Но важно, чтобы сегодня ты больше меня не навещала. Иначе тебя заподозрят в пособничестве моему побегу.

– Да, понимаю, – кивнула Берти.

– А теперь иди, – сказала Хейд. – Ночью увидимся.

– Мне уже… уходить? – удивилась Берти.

– Так будет лучше, дорогая.

Берти встала, а Хейд последовала за ней. У двери сестры с отчаянием сжали друг друга в объятиях.

– Я люблю тебя, Хейд.

– А я – тебя, Берти.

Резко отстранившись от сестры, Солейберт выбежала в коридор. Хэм взглянул на нее с удивлением, потом повернулся к Хейд:

– Что, леди Солейберт больна?

– Нет, Хэм. Она скучает по лорду Тристану. Все дело в этом.

– Значит, слухи верны? Леди Солейберт выходит за лорда?

– Похоже на то, – ответила Хейд, возвращаясь к кровати.

Мальчик внимательно посмотрел на нее, потом, приблизившись, проговорил:

– Знаете, сегодня в Гринли прибыл торговец…

– Неужели? – Хейд взялась за вышивание в надежде, что Хэм уйдет. Но мальчик не уходил, и она добавила: – Что ж, очень хорошо. Возможно, тебе удастся выпросить у него какую-нибудь безделушку.

– Да, конечно, – кивнул Хэм. Осмотревшись, он тихо сказал: – Я постараюсь поскорее закончить работу, которую мне поручил Баррет, потому что торговец сказал, что скоро уйдет. – Понизив голос до шепота, Хэм добавил: – Из Гринли он едет на север. И он говорит на языке Минервы.

Какое-то время Хейд и Хэм пристально смотрели друг другу в глаза. Наконец Хейд прошептала:

– Что ж, Хэм, все это очень интересно… А ты знаешь, когда именно торговец собирается в путь?

Хэм тут же кивнул:

– На рассвете. Он говорит, что торопится домой. Может быть, миледи хочет взглянуть на его товар? Я мог бы попросить Баррета…

– Нет-нет. – Хейд решительно покачала головой. – Лучше скажи, где спит этот торговец?

– В конюшне, миледи. Там же стоит и его повозка.

– Ты придешь сообщить мне, когда он будет уезжать? Мальчик снова кивнул:

– Да, миледи, конечно.

– Но мы с тобой не говорили об этом, – предупредила Хейд. – Ты меня понимаешь?

– Да, миледи. – У двери мальчик обернулся и тихо сказал: – Удачи вам, миледи.

– Благодарю тебя, Хэм, – прошептала девушка.

Глава 23

Жеребец Тристана приплясывал и храпел на залитых лунным светом улицах Лондона, вымощенных булыжником. Эти узкие улицы ужасно пугали и нервировали животное – ведь конь привык к широким дорогам и травянистым полянам.

В очередной раз, придержав коня, Тристан похлопал его по шее, стараясь успокоить, и окинул взглядом ближайшие дома. Все его чувства были напряжены до предела, и он был готов в любой момент отразить возможное нападение.

Миновав еще несколько улиц, Тристан наконец-то увидел дом, который искал. Это было ветхое деревянное строение в два этажа. Нижние окна оказались темными, но свет в верхних окнах означал, что кто-то там живет.

Подъехав к дому, Тристан спешился и принялся обматывать поводья вокруг стоявшего рядом столба. Внезапно заметив какую-то тень, он резко развернулся и положил ладонь на рукоять меча.

В следующее мгновение он понял, что к нему приближается бедно одетая молодая женщина с изможденным лицом. На губах незнакомки блуждало некое подобие улыбки, а большая часть зубов у нее отсутствовала. Шрам же, протянувшийся через лоб и всю щеку, чуть оттягивал книзу веко.

– Добрый вечер, милорд. – Женщина пыталась быть обольстительной, но ее призывное «воркование» очень походило на карканье ворона. – Милорд, не нужна ли вам компания этой ночью?

Женщина протянула к Тристану грязную руку, и ему ужасно захотелось грубо оттолкнуть ее. Но в этот момент его конь снова занервничал, и Тристан, повернувшись к жеребцу, принялся его успокаивать. А потом вдруг сообразил, что не следует оставлять коня на улице даже ненадолго.

С улыбкой, взглянув на женщину, Тристан проговорил:

– По правде говоря, ваше предложение весьма соблазнительно, миледи.

Потаскушка расплылась в улыбке и, шагнув к Тристану, прохрипела:

– О, милорд, вы так любезны… Мы с вами могли бы сейчас…

– Умоляю вас, подождите немного, – перебил Тристан. – Прежде мне надо закончить одно дело. Ждите меня здесь, рядом с моим конем. А потом, когда я вернусь, мы с вами насладимся обществом друг друга.

– О, конечно, милорд. – Шлюха провела ладонью по груди Тристана, и тот поморщился. Когда же он направился к двери дома, женщина крикнула ему вслед: – Я буду здесь! Не заставляйте меня ждать долго!

– Да-да, я скоро, – пообещал Тристан и, повернувшись к двери, постучал.

Вскоре послышались шаги, а затем из-за двери раздался молодой голос, причем юноша говорил на языке, неизвестном Тристану.

– Я ищу человека по имени Шакир Апом! – прокричал Тристан в надежде, что юноша понимает английский. Не получив ответа, он обратился к нему по-французски. Потом снова постучал в дверь и громко крикнул: – Monsieur Apom! Ouvrez la porte, s'il vous plait![1]

Наконец снова послышались шаги, а затем – щелканье тяжелой щеколды. Когда же дверь отворилась, Тристан увидел перед собой высокого худощавого мужчину, а рядом с ним – молодого человека с темной кожей. Юноша в тревоге посмотрел на Тристана, затем, повернувшись к высокому мужчине, заговорил на каком-то незнакомом Тристану языке. Мужчина что-то ему ответил, и юноша тотчас же убежал в глубину дома.

– Вы Тристан Д'Аржан, верно? – спросил высокий незнакомец.

– Да, верно. Я ищу Шакира Апома. Он здесь?

Мужчина отступил на шаг, пропуская Тристана в дом, затем запер дверь на засов. Тристан вошел в комнату и осмотрелся. Стены здесь были голыми, но оштукатуренными. В дальнем углу помещалось нечто вроде раки, и там горели десятки свечей, отбрасывавших на стены таинственные отблески. На полу лежали ковры ярких и необычных расцветок, а оба окна были затянуты плотной и тяжелой темной тканью, потому и казалось снаружи, что окна нижнего этажа темны. Хозяин дома – он был бос – пересек комнату и опустился на плоскую подушку. Взглянув на Тристана, он знаком пригласил его сесть рядом, на другую подушку.

Немного помедлив, Тристан последовал примеру хозяина. А тот, протянув руку, взял стоявший на полу кувшин и наполнил какой-то жидкостью две кружки. Протянув одну из них гостю, сказал:

– Вот, будьте любезны…

Тристан принял предложенный напиток, дождался, когда хозяин пригубит первый, а затем тоже сделал глоток. Янтарная жидкость казалась чуть горьковатой, но зато прохладной и хорошо освежающей.

– Я и есть Апом, которого вы ищете, – сказал хозяин, осушив свою кружку. – Вы хотите узнать что-то о вашем друге и моем соотечественнике Такане?

– Да, – кивнул Тристан. – Несколько дней назад его похитили недалеко от Лондона, когда он возвращался в мой замок.

Апом покачал головой, при этом с лица его не сходила любезная улыбка:

– Нет, ошибаетесь. Его не похищали.

– Но что же с ним произошло в таком случае? Мать Фаро умерла от тяжкого недуга в Париже несколько лет назад. А отец умер еще раньше. У него нет семьи, а я, его единственный близкий человек.

– Нет, Тристан Д'Аржан, ошибаетесь. У него очень большая семья, – упорствовал Апом. – Они искали его долгие годы. Отсутствие Фаро было огромной потерей для них, это отсутствие вызывало огромную скорбь. Они опасались, что его нет в живых.

– Не хочу вас обижать, Апом, после того, как вы оказали мне гостеприимство, но я не верю, что мой друг мог покинуть меня так внезапно и без единого слова объяснения. Мы долго путешествовали вместе и были неразлучны.

– Да-да, конечно. – Апом с улыбкой закивал. – Он говорил о вас и называл вас «братом». Но все-таки… – Апом склонил голову, изображая печаль. – Все-таки Такан уехал, хотя и не сразу согласился…

– Так, где же он?! – закричал Тристан.

– Тристан Д'Аржан, может быть, вы выслушаете меня, если вам будет угодно? – попытался успокоить его хозяин. – Видите ли, сначала ваш друг не хотел возвращаться в свою семью, но позже он осознал, в чем его долг. Но он свободный человек, и он обязательно вернется, если пожелает.

Тристан задумался; он не знал, можно ли верить человеку по имени Апом. За все годы, что он знал Фаро, тот ни разу не упоминал о своей семье, если не считать отца и мать.

Но с другой стороны, Фаро никогда не говорил, что у него нет братьев, сестер, теток или дядьев, а Тристан и не спрашивал. Фаро не любил распространяться о своем детстве и о родине, а он, Тристан, никогда не настаивал на откровениях. Но теперь ему хотелось узнать о друге как можно больше – хотя бы ради сестры Хейд.

В смущении откашлявшись, Тристан проговорил:

– Видите ли, есть одна женщина…

– Неужели? – улыбнулся Апом.

– Да, и эта женщина – возлюбленная Фаро. Перед отъездом в Лондон он подарил ей золотую цепочку с амулетом, унаследованную от отца. Что же теперь будет с ней?

Апом пожал плечами.

– Видите ли, милорд, в наших обычаях дарить мангалсутру женщине, которую собираешься взять в жены. Но если старейший в семье не благословит этот союз, а наш жрец не освятит его и не будет за него ходатайствовать перед нашим Богом, то союз не будет признан.

Хозяин снова наполнил свою кружку и сделал глоток. Тристан тоже отхлебнул напитка, затем спросил:

– Неужто он не оставил ни словечка ни своей женщине, ни мне?

– Тристан Д'Аржан, пойми, пожалуйста… Такан сейчас у себя дома, твое сердце должно преисполниться радости за него. – Апом улыбнулся и добавил: – Но кое-что для тебя есть. – Он дважды громко хлопнул в ладоши, и в дверях появился молодой человек со свернутым в рулон пергаментом в руке. Юноша тут же передал пергамент Тристану, затем вышел из комнаты.

– Читайте, пожалуйста, – сказал Апом гостю. Тристан развернул рулон и тотчас же узнал почерк Фаро. Собравшись с духом, начал читать.


«Мой господин! Моя честь обязывает меня вернуться в мою родную страну. Я многого не рассказал тебе о своем прошлом. Да, к сожалению, не рассказал.

Милорд, скажи моей леди, что я сдержу свое обещание и что я молю Бога о том, чтобы поскорее наступил тот день, когда вы оба узнаете все. А до того момента прошу тебя быть ей защитой и опорой вместо меня. Найди и ты свое счастье, любимый брат. Да благословит тебя Господь, и да поможет Он тебе.

Фаро Такан аль-Амир».


Прочитав послание друга, Тристан на мгновение прикрыл глаза, стараясь овладеть собой и справиться с нахлынувшими на него чувствами. Выходит, его единственный друг, единственный близкий человек, покинул его. Возможно, навсегда. Возможно, ему действительно следовало бы испытывать радость оттого, что Фаро наконец-то соединился со своей семьей, но Тристан сейчас чувствовал только одно – пустоту в сердце.

– Благодарю тебя, Апом, – пробормотал он, скатывая пергамент. – Без этого письма я бы немедленно отправился его искать.

Апом снова улыбнулся.

– Такан все предусмотрел. Он сразу сказал, что тебе потребуется доказательство.

Тристан поднялся на ноги, и хозяин тоже встал. Проводив гостя до двери, он положил руку ему на плечо и проговорил:

– Тристан Д'Аржан, соблаговоли выслушать меня и узнать, что Такан выдержал тяжелую борьбу с собой, прежде чем принял такое решение. Его семья очень богата, было бы глупо отказываться от такого богатства и всего, что оно дает.

– Да, понимаю, – со вздохом ответил Тристан.

– И не огорчайся, Тристан Д'Аржан. Такан назвал тебя «братом» и сказал, что всегда будет помнить тебя. Да-да, он тебя не забудет. – Открыв дверь, Апом похлопал гостя по плечу. – Удачи тебе, Д'Аржан.

– Еще раз прими мою благодарность, – пробормотал Тристан и вышел в ночь.

– Ах, это вы, милорд?.. Наконец-то! – Потаскушка расплылась в беззубой улыбке. – А я думала, вы обо мне забыли.

Тристан поморщился и тяжко вздохнул. Совсем не в таком утешении он сейчас нуждался. Бросив монету в руку женщины, он отвязал от столба поводья и вскочил в седло.

– Прошу простить меня, леди, – сказал он отрывисто и, пришпорив коня, пустил его в такой галоп, будто за ним гнались все демоны ада.

Женщина взглянула на монету и пробормотала:

– Похоже, не стоит печалиться. – Посмотрев вслед красивому незнакомцу, силуэт которого отчетливо вырисовывался на фоне лунного диска, она добавила: – Да и я сегодня не в настроении.

И в то же самое время, под той же полной луной во дворе замка Гринли появилась изящная фигурка. У входа в конюшню Хейд остановилась и сделала глубокий вдох. «Сейчас – или никогда», – сказала она себе и распахнула двери.

Увидев лучик света в конце главного прохода, Хейд осторожно зашагала в ту сторону. Услышав какое-то невнятное бормотание, она остановилась и прислушалась. Убедившись, что человек, находившийся в конюшне, разговаривает сам с собой, она сделала еще несколько шагов и кашлянула, чтобы привлечь его внимание.

Незнакомец тут же повернулся в ее сторону и проговорил:

– А… это вы? Я уже давно вас жду. Думал, не придете. Уж собирался уехать без вас.

Хейд немного смутилась. Она ведь строго-настрого запретила Хэму сообщать торговцу о своих намерениях. Но, судя по всему, мальчик на сей раз ее ослушался.

Бродячий торговец был невысок и худощав, но его руки, выступавшие из пройм туники, казались мускулистыми и жилистыми. Окинув девушку взглядом, он с усмешкой проговорил:

– Ну, что же ты молчишь? Может, ты немая? Хотя не важно, если даже и так. Бросай быстрее свои вещи в повозку и полезай туда сама.

Хейд на мгновение замерла. Но тотчас же стряхнула с себя оцепенение и швырнула свой узел в повозку, затем забралась в нее сама.

И в тот же миг торговец накинул на повозку плотную материю и надежно закрепил ее у бортов. Оказавшись в темноте, Хейд шевельнулась, стараясь лечь поудобнее. Потом прижала к себе свой узелок с одеждой и кое-какими припасами. И почти тотчас же повозка тронулась с места. Прошло еще какое-то время, и Хейд услышала, как торговец переговаривается со стражами у ворот. А затем раздался ужасающий грохот – поднимались воротные решетки. Когда же повозка с грохотом покатилась по мосту, у Хейд перехватило дыхание. «Неужели я и в самом деле покидаю замок?!» – мысленно воскликнула она.

Прошло еще какое-то время, и Хейд вздохнула с облегчением. Оказывается, все не так уж сложно – побег ей удался, и никто не остановил их. И все же было ужасно грустно, потому что ей снова и снова вспоминался последний разговор с сестрой.

Впрочем, сначала ей пришлось выбраться из заточения но как она и надеялась, у нее все прекрасно получилось стоя у двери темницы, Хейд попыталась представить огромный ключ, которым Баррет запирал ее. Затем представила лязганье, производимое ключом, когда он проворачивался в замке. И почти тотчас же дверь отворилась под ее пристальным взглядом.

Когда Хейд вошла в спальню сестры, та уже ждала ее, расхаживая по комнате.

– Неужели нет другого выхода? – спросила Берти, едва лишь Хейд переступила порог. – Знаешь, у меня предчувствие: случится что-то ужасное…

Хейд нахмурилась и проворчала:

– Ты как Минерва, Берти. Та тоже постоянно твердит о всяких дурных предзнаменованиях. Но ты должна понять: все это всего лишь нервы. Ведь ты же сама прекрасно понимаешь, что у нас нет другого способа обезопасить твоего ребенка.

– Но, Хейд…

– Все, дорогая. Мы же все решили. Как только я доберусь до клана матери, пришлю тебе весточку. – Хейд вытащила из-за корсажа клочок пергамента и передала сестре. – Утром, когда Минерва проснется, отдай ей это. И попытайся ее успокоить. Я пришлю за ней, как только смогу.

– Ах, я не могу прочесть… – пожаловалась Берти, разглядывая непонятные письмена.

– Это написано по-гэльски, Минерва поймет. – Хейд взяла под мышку свой узел и повернулась к двери. – Мне пора, дорогая. И запомни: никто, кроме Минервы, не должен знать, что ты помогала мне.

Берти кивнула, и ее личико омрачилось тяжкой печалью.

– Не грусти, милая. – Хейд ласково улыбнулась сестре. – Мы с тобой обязательно увидимся. Папа поклялся, что так и будет.

Сестры крепко обнялись на прощание, и Хейд, покинув спальню Берти, выскользнула в коридор.

И вот теперь, лежа в повозке, она чувствовала себя очень одинокой.

– Тебе надо еще немного потерпеть, девочка, – раздался вдруг голос торговца. – Нужно отъехать подальше от замка, а потом я тебя открою, и ты сможешь сесть поудобнее.

Хейд вздохнула и, положив голову на свой узелок, тихонько заплакала.

Глава 24

Тристан поднялся задолго до рассвета, поднялся совершенно разбитый, потому что не смог ни на мгновение уснуть. Одевшись в гостевой спальне, предоставленной ему Вильгельмом, он направился в зал, чтобы сообщить сюзерену о своем скором отъезде из Лондона.

Дожидаясь возвращения слуги, Тристан думал о Хейд. Интересно, что она скажет, узнав последние новости? Будет ли рада готовности Вильгельма выслушать свидетельства о предательстве лорда Найджела? Или останется непреклонной в своем решении, и будет по-прежнему избегать его? Вильгельм клятвенно заверил своего верного вассала, что тот сможет жениться, на ком пожелает, если Найджел действительно окажется виновным. И сейчас Тристан очень надеялся, что Хейд оценит его старания и будет рада его возвращению.

Тут, наконец, дверь зала отворилась, и появился хмурый слуга.

– Милорд, у его величества сейчас гость, но все же он желает видеть вас немедленно.

– Да, конечно, – кивнул Тристан. Поднявшись с золоченого стула, он последовал за слугой.

Тристан прекрасно знал, что не в обычаях короля прерывать аудиенцию и, следовательно, Вильгельм собирался сообщить ему что-то очень важное. Опередив Тристана, слуга вошел в покои короля и громко объявил:

– Ваше величество, лорд Тристан из Гринли к вашим услугам.

Переступив порог, Тристан увидел белокурую женщину, сидевшую на диване по правую руку от Вильгельма. Слуга тотчас же удалился, а Тристан, склонившись в низком поклоне, проговорил:

– Мой господин, я польщен тем, что вы пожелали видеть меня, хотя в этом и не было необходимости. Я всего лишь собирался поприветствовать вас. И поверьте, я не знал, что вы заняты.

Вильгельм откашлялся и произнес:

– Рад тебя видеть, Тристан. Даже если бы ты и не пришел, я все равно вызвал бы тебя к себе. – Король взглянул на сидевшую рядом с ним даму и, опершись на подлокотник кресла, добавил: – У меня есть основания считать, что и ты должен быть заинтересован во встрече с моей гостьей.

Тристан с удивлением посмотрел на белокурую женщину, сидевшую на диване. Она была уже в летах, и ее волосы были уложены в весьма затейливую прическу, платье же казалось необычайно дорогим. Дама почему-то очень нервничала, но вовсе не это удивило Тристана. Удивили его слова короля о том, что он якобы был «заинтересован» во встрече с белокурой незнакомкой.

Тут король улыбнулся и проговорил:

– Миледи, могу ли я представить вам человека, которого вы разыскиваете, моего доброго друга Тристана Д'Аржана, лорда Гринли? – Повернувшись к Тристану, он сказал: – Познакомься, мой друг, это баронесса Крейн.

Тристан шагнул к даме и с поклоном произнес:

– Приятно с вами познакомиться, баронесса. Повернувшись к молодому рыцарю, дама в волнении проговорила:

– Здравствуй, Тристан. Неужели ты совсем меня не помнишь?

Тристан пристально смотрел на незнакомку. Что-то знакомое было в этой женщине. Вот только что именно? Как ни странно, но ему казалось, что он когда-то знал эту даму…

– Миледи, простите меня, но я…

Баронесса склонила голову к плечу, и на губах ее появилась печальная и робкая улыбка. И тут Тристан вдруг заметил ярко сверкнувший камень в ее колье – точно такой же сапфир, что красовался и на рукояти его меча.

– Матушка?.. – прошептал он, судорожно сглотнув. Леди Женевьева ласково улыбнулась ему, и ее синие глаза, столь похожие на глаза Тристана, наполнились слезами. Поднявшись с дивана, она шагнула к сыну и, обнимая его, проговорила:

– О, мой дорогой, наконец-то я тебя нашла.

Тристан замер в объятиях матери – стоял как каменное изваяние. Глядя на женщину, бросившую его много лет назад, он лишился дара речи, он вспомнил себя в те годы – маленького мальчика, задыхавшегося от ярости и боли.

– Король говорит, что ты собираешься жениться, – сказала Женевьева, еще крепче сжимая его в объятиях. Отстранившись, она посмотрела ему в лицо. – Кажется, я очень вовремя, не так ли?

Отступив на несколько шагов, Тристан прохрипел:

– Похоже, мы с вами уже давно не родственники, баронесса. Мне кажется, что вы опоздали познакомиться со мной.

В глазах Женевьевы появились боль и слезы.

– Тристан, но почему ты…

– Господин мой, – перебил рыцарь, обращаясь к Вильгельму и совершенно игнорируя баронессу, – благодарю вас за то, что согласились принять меня, а также за то, что вы с пониманием отнеслись к моему делу, которое мы обсуждали ранее. Надеюсь, что сумею представить вам доказательства, которые вы требуете. Однако мне сейчас предстоит долгое путешествие, и я прошу вашего позволения откланяться.

– Погоди, мой друг, – улыбнулся Вильгельм. Повернувшись к матери Тристана, он сказал: – Баронесса, похоже, ваше появление оказалось для него слишком большим потрясением. Я уверен, что вы поймете мое желание поговорить с ним без свидетелей.

– Но я…

– Merci…

И тут же дверь отворилась, и перед ними появился слуга, словно подслушивавший разговор. Взглянув на него, Вильгельм распорядился:

– Отведи баронессу в ее спальню.

Не пытаясь скрыть свое разочарование, дама присела в реверансе. По щекам ее катились слезы. Повернувшись, она последовала за слугой.

– Сядь, Тристан, – сказал Вильгельм дружелюбно. – Ты испытал потрясение, oui?

Тристан с вздохом кивнул:

– Вы правы, мой господин. Скажите, вы прежде не знали, кто она?

– Начал кое-что подозревать, когда она объяснила, что ищет тебя. Но до сих пор не было уверенности. Как и ты, я считал, что она умерла. – Король пожал плечами. – Полагаю, она должна тобой гордиться.

– Да, наверное, мой господин, – пробормотал Тристан. Изменившись в лице, он пристально взглянул на Вильгельма: – Вы ведь назвали ее баронессой Крейн, не так ли?

– Совершенно верно, мой друг. Кажется, твоя мать прибыла в Англию задолго до нас. До недавнего времени она была женой лорда Ричарда Фицтодда, барона Крейна. Он скончался полгода назад.

– Значит, она – вдова англичанина?

– Oui, мой друг. А может, ты был бы любезнее с нею, если бы узнал, что смерть ее мужа сделает тебя бароном?

– А что, у барона есть наследник? – спросил Тристан.

– Да, сын Николас, – кивнул король.

– Выходит, у меня есть брат, – пробормотал Тристан словно в полусне. – Брат по имени Николас…

– Может быть, теперь ты выслушаешь ее? – спросил король. – У меня такое чувство, что она бежит от какого-то горя. А ты, возможно, избавишься от призраков прошлого, если выслушаешь ее историю.

– Нет. – Тристан решительно покачал головой. – Прошу прощения, мой господин, но меня не мучат призраки прошлого, и я не хочу слушать ложь этой змеи. И если вы не распорядитесь, чтобы я действовал иначе, то я забуду, что эта встреча состоялась. – Тристан отвел глаза. – Для меня она по-прежнему остается мертвой.

Вильгельм надолго погрузился в молчание. Наконец спросил:

– А как же твой брат? Ты не желаешь познакомиться с ним?

– По правде говоря, сейчас у меня нет ответа на этот вопрос.

– Да, понимаю, – кивнул король. – Тебе, конечно же, следует разобраться, прежде чем принимать решение. Но ты обещаешь подумать об этом?

– Да, мой господин. А сейчас, если вы не возражаете, я отправлюсь к себе, в свой замок.

– Конечно, Тристан. Буду ждать вестей от тебя в ближайшее время.

– Вы их получите через несколько дней. – Тристан направился к двери.

Но король тут же его окликнул:

– Эй, лорд Тристан! Не уделишь ли мне еще немного своего времени? – Вильгельм расплылся в лукавой улыбке.

– Да, конечно, мой господин.

– Скажи, Тристан, чем объясняется твоя вражда к матери, потерянной много лет назад? Казалось бы, ваше воссоединение могло принести счастье вам обоим, разве нет?

– Дело в том, что я никогда ее не терял, – ответил Тристан. – Это она меня потеряла. И сделала это намеренно.

– Значит, она не поручила заботиться о тебе надежному человеку, как утверждает?

Тристан вспомнил о старой ведьме, выбросившей его за дверь, и отрицательно покачал головой.

– Очень хорошо, – кивнул Вильгельм. – Что ж, иди, мой друг. Увидимся, когда доставишь мне свидетелей.

Тристан откланялся и покинул покои короля. Вильгельм же после ухода своего верного вассала глубоко задумался. Конечно, лорд Гринли весьма честолюбив, но он не мог получить сам всего, чем теперь владел. Хотя гордость делала его очень неуступчивым. К тому же ему не чужда жажда мести, и если… «Нет-нет, – сказал себе Вильгельм. – Не желаю об этом думать». Повернувшись к слуге, стоявшему у двери, он приказал:

– Немедленно пришли ко мне королеву. Я хочу видеть ее.

По расчетам Хейд, прошло уже довольно много времени после того, как они покинули Гринли. Она выплакала все слезы, и теперь под лучами утреннего солнца ей стало ужасно душно. К тому же она чувствовала, что ей надо как можно быстрее выбраться из повозки и найти какое-нибудь укромное местечко, чтобы облегчиться. Приподнявшись, она отбросила со лба волосы и прокричала:

– Эй, сэр, нельзя ли мне теперь выбраться отсюда?! Нельзя ли остановиться ненадолго?!

Ответа не последовало, и Хейд, откашлявшись, еще громче закричала:

– Сэр, вы меня слышите?!

– В чем дело?!

Судя по голосу, возница сидел гораздо ближе к ней, чем она предполагала.

– Не мог бы ты остановить повозку? – спросила девушка. – Я нуждаюсь… в передышке и уединении.

Хейд тут же почувствовала, что повозка замедляет движение, и вздохнула с облегчением. Через некоторое время возница пробормотал что-то о «проклятых бабах, производящих жидкость», и сорвал с повозки накрывавшую ее ткань. Повозку затопило ослепительное солнце, и Хейд, вскрикнув от неожиданности, прикрыла глаза ладонью. Спрыгнув на землю, она взглянула на торговца и робко улыбнулась ему. Тот нахмурился и, скрестив на груди руки, проворчал:

– Ну, ты пойдешь куда-нибудь или нет?

– Нечего злиться! – огрызнулась Хейд, но тут же поняла, что было бы неразумно раздражать этого человека; ведь он мог просто-напросто высадить ее где-нибудь на обочине дороги, и ей пришлось бы идти пешком до самой Шотландии.

Заставив себя улыбнуться, она сказала:

– Прошу прощения, сэр. Думаю, наш разговор начался не очень приятно, но я постараюсь быть более любезной. Спасибо, сэр, что согласился остановиться. – Возница посмотрел на нее с явным неодобрением, и девушка, стараясь удержать на лице улыбку, проговорила: – Меня зовут Хейд. А тебя?..

Возница сплюнул в пыль у самых ног девушки и, глядя на нее с нескрываемым отвращением, проворчал:

– Я знаю, кто ты такая, девица. А чем меньше ты узнаешь обо мне, тем будет лучше для нас обоих. Теперь быстрее займись своим делом, если у тебя есть потребность.

Возница отошел на несколько шагов от повозки и отвернулся. Хейд поспешила скрыться в густом кустарнике у противоположной стороны дороги. Подняв юбки, она продолжала наблюдать за повозкой, опасаясь, что торговец может уехать без нее. Облегчившись, она выпрямилась и оправила юбки. Приблизившись к повозке, Хейд вдруг заметила, что торговец держит в руках ту же самую плотную материю, которой прикрывал ее.

– Зачем это? – спросила девушка. – Ты не можешь требовать, чтобы я проехала так до самой Шотландии. – Она указала на дно повозки. – Я ведь там задохнусь! Теперь-то мы уже достаточно далеко отъехали от Гринли, и нет смысла опасаться, что нас поймают.

Возница вдруг в ярости закричал:

– Замолчи, глупая девица! Если кто-нибудь увидит тебя, то непременно запомнит по твоим рыжим волосам!

– Но я могу чем-нибудь прикрыть голову.

– Нет, – заявил торговец.

– Ну почему?! – в отчаянии воскликнула Хейд.

– Потому что слишком опасно… Полезай быстрее в повозку.

– Послушай меня, добрый человек! – взмолилась Хейд. – Я еду в Шотландию, чтобы искать своих родных, клан Бьюкененов. Возможно, ты о них слышал. Если я прибуду к ним в добром здравии, они щедро отблагодарят тебя.

– Мне плевать на то, кого ты ищешь, девица. И меня не соблазнить богатством, на которое ты намекаешь, проворчал возница. – А если бы они и впрямь хотели, чтобы ты к ним приехала, то сами явились бы за тобой. Полезай в повозку.

Хейд тяжело вздохнула и принялась кончиками пальцев массировать виски – у нее ужасно разболелась голова. Она медленно прочитала про себя «Отче наш» – и вдруг заметила в дорожной пыли какую-то странность… были отчетливо видны отпечатки копыт, и казалось, что они… шли по кругу. Хейд в удивлении осмотрелась и увидела на дороге отпечатки копыт и колес повозки, направлявшейся с севера на юг, насколько можно было судить по положению солнца. Но она не помнила, чтобы навстречу им проезжала какая-нибудь повозка.

Хейд украдкой взглянула на возницу, нервно переминавшегося с ноги на ногу. Может, сказать ему, что они заблудились? Конечно, это вызовет его гнев, но уж лучше прибыть в Шотландию с разгневанным возницей, чем вовсе не прибыть. Она уже раскрыла рот, чтобы заговорить, но тут вдруг сообразила, что лошади стоят мордами к северу. Следовательно, торговец знал, что они едут на юг, и развернул повозку, сделав круг, прежде чем остановиться. И поступил он так для того, чтобы она ничего не заметила.

Но почему?

Резко развернувшись, Хейд быстро направилась к густым кустам; сердце ее бешено колотилось.

– Эй, куда ты?! – закричал возница.

– Если мне придется ехать так же, как раньше, надо позаботиться о том, чтобы больше не пришлось останавливаться! – прокричала в ответ Хейд. – Подожди еще немного!

– О Господи!.. – завопил возница. – Так поспеши же!

В следующее мгновение Хейд сорвалась с места и побежала. «Только бы он не сразу сообразил, что я спасаюсь бегством», – промелькнуло у нее.

Услышав за спиной гневные крики возницы, Хейд поняла, что он сейчас бросится в погоню. Когда же раздался стук копыт, она подумала, что похититель выпряг одну из лошадей, чтобы преследовать ее верхом. Но зачем она ему понадобилась? Почему он похитил ее?

Бросив взгляд через плечо, Хейд убедилась в том, что не ошиблась – ее действительно преследовал всадник. И теперь было совершенно очевидно: ей не удастся убежать. Задыхаясь от быстрого бега, она мысленно проклинала себя за то, что оставила кинжал в узле с одеждой. Впрочем, возница был небольшого роста, и возможно, ей удалось бы справиться с ним с помощью какого-нибудь другого оружия.

Хейд продолжала бежать, но теперь оглядывала землю под ногами в поисках какого-нибудь предмета, который могла бы использовать, чтобы защитить себя.

А всадник неумолимо приближался, и стук копыт становился все громче – он отдавался у нее в ушах, словно эхо. Внезапно Хейд заметила гладкий и довольно большой камень. Наклонившись, она протянула руку, чтобы схватить его – и тут же вскрикнула от страха и бессилия, потому что чья-то рука вдруг обвилась вокруг ее талии, а в следующее мгновение она уже оказалась в седле.

– Отпусти меня, грязный ублюдок! – закричала Хейд, отчаянно стараясь высвободиться.

– Тише, тише, леди Хейд. Неужто у нас появился темперамент? – послышался мужской голос, но в этом голосе не было ни намека на шотландский выговор возницы.

Хейд перестала сопротивляться и повернула голову. Увидев ухмылку лорда Найджела, она вскрикнула и погрузилась в беспамятство.

Глава 25

Когда Хейд очнулась, у нее возникло ощущение, что она всплывает на поверхность из какой-то темной бездны, куда укрылась от опасности. Слышались мужские голоса, поэтому она не открывала глаза. Лежала же она на чем-то жестком, возможно, на дне повозки, причем лежала лицом вниз. Руки у нее были связаны за спиной и ноги – тоже, как ей казалось; во всяком случае, она не могла ими пошевелить.

Какое-то время Хейд пыталась освободиться от своих пут, однако у нее ничего не получалось, и она затихла. А потом начала прислушиваться к разговору у повозки.

– Говорил же я вам, что смогу справиться с девчонкой, – говорил торговец.

Теперь Хейд узнала его голос.

– Да, но она едва не сбежала от тебя, – со смехом возразил лорд Найджел.

– Она и не думала убегать, пока вы не начали ее преследовать. Я уверен, что она ничего не заподозрила, – ответил торговец.

– Ты еще больший болван, чем я думал, – проворчал Найджел.

– Кажется, она очнулась, – сказал третий из собеседников, и Хейд в ужасе похолодела, узнав голос кузнеца Дональда.

– Очнулась? – переспросил Найджел. – Как ты узнал?

– По ее дыханию, – заявил Дональд. – Вот сейчас сами убедитесь… – Кузнец ущипнул Хейд за грудь, и та громко вскрикнула от боли. – Вот видите? Она очнулась. – Дональд рассмеялся.

– Это не имеет значения, – проговорил Найджел с раздражением. – И не смей трогать ее, иначе я лишу тебя и другой руки. Только я имею право к ней прикасаться.

– Развяжите меня, – простонала Хейд.

– Думаю, едва ли это возможно, моя прелесть, – отозвался Найджел. Повернувшись к торговцу, сказал: – Пусть побудет связанной, пока не приедем в Сикрест.

Собравшись с силами, Хейд изловчилась повернуться так, что смогла видеть Найджела и его приспешников.

– Тристан убьет тебя, – заявила она. – Он убьет вас всех.

Найджел закатил глаза, потом с усмешкой ответил:

– Милая Хейд! Тристан думает, что ты в Шотландии. Ведь и эта корова Солейберт считает, что ты отправилась именно туда. – Найджел вопросительно взглянул на нее: – Разве не так, дорогая? Поэтому лежи спокойно, не то я позабочусь о том, чтобы заткнуть тебе рот кляпом и привязать к повозке. Ты ведь этого не хочешь, верно?

Забравшись в седло, Найджел стал удаляться от повозки. Кузнец тут же последовал его примеру. Обернувшись к торговцу, Найджел прокричал:

– Ты умрешь, если кто-нибудь увидит, что у тебя в повозке, понятно?!

Найджел и Дональд пустили своих лошадей в галоп, и вскоре оба исчезли за густыми кустарниками. Хейд вздохнула с облегчением, но тут же, заметив, что торговец потянулся к широкому одеялу, лежавшему в углу повозки, в отчаянии воскликнула:

– Пожалуйста, не делай этого! Не накрывай меня! Я же могу задохнуться!

– Придется накрыть, – заявил торговец. – Это приказ лорда. Но один конец я приподниму и закреплю, так что не задохнешься. – Он принялся закреплять одеяло у самого дна повозки.

– А нет ли у тебя воды? – пробормотала Хейд. – И было бы очень хорошо, если бы ты меня развязал.

– Если ты удерешь, меня убьют, – ответил торговец. – Так что придется тебе потерпеть.

Хейд с вздохом посмотрела на свои путы.

– Но ты должен хотя бы ослабить веревки.

– Нет. – Торговец решительно покачал головой. Склонившись над повозкой, он отыскал кожаную бутыль и, вытащив из нее пробку, поднес к губам девушки. – Пей же.

Сделав несколько больших глотков, Хейд пробормотала:

– Все, благодарю…

Торговец что-то буркнул в ответ и, закупорив бутыль, бросил ее на свое сиденье. Потом снова принялся закреплять одеяло таким образом, чтобы один угол оставался приподнятым. Теперь Хейд было не так душно, как прежде, но при этом в глубине повозки царила темнота.

Вскоре повозка качнулась и накренилась – это возница, сделав круг, повернул на юг. Когда же движение стало более ровным, Хейд опять попыталась избавиться от пут, но у нее и на сей раз ничего не получилось, и веревки еще сильнее впились в кожу.

Решив немного отдохнуть, она затихла. Однако Хейд прекрасно понимала, что ей надо во что бы то ни стало избавиться от веревок, потому что это была ее единственная возможность спастись и избежать встречи с Найджелом.

Закрыв глаза, Хейд принялась молиться о том, чтобы ей, наконец, удалось освободиться, как удалось освободиться из темницы в Гринли.

– О, святая Корра! – воскликнула Минерва, прочитав послание Хейд. Она еще раз прочла записку, а, потом надолго задумалась, склонившись над столом.

Солейберт же, сидевшая в ее доме у камина, то и дело всхлипывала.

– Ты знала об этом заранее? – спросила, наконец, старуха.

Солейберт кивнула.

– Но почему? Почему ты помогла ей осуществить эту нелепую затею? – Поднявшись из-за стола, Минерва подошла к молодой женщине и схватила ее за плечи. – Берти, но почему?

– Потому что я жду ребенка! – выкрикнула Солейберт. – А отец моего ребенка уехал отсюда! И никто не может защитить нас, кроме лорда Тристана!

Минерва отшатнулась, будто ее ударили. В изумлении, уставившись на Берти, она прошептала:

– Неужели это правда?

– Да, правда. Я помогла Хейд бежать, так как решила, что таким образом могу спасти ребенка.

– А отец твоего младенца – тот темнокожий человек?

– Да, он, – ответила Берти после некоторого колебания.

– И ты думаешь, что теперь, когда ты носишь его младенца, он вернется?

– Он не знает про ребенка. Его захватили в Лондоне какие-то люди. Я и сама узнала об этом совсем недавно, когда лорд Тристан уже уехал.

Минерва с презрением фыркнула и проговорила:

– Выходит, тебе удобно сделать так, чтобы лорд Тристан признал твоего младенца и усыновил его, хотя ты зачала его без Божьего благословения? Как же ты высокомерна и самонадеянна! Поступая так, ты отнимаешь у Хейд ее суженого. Неужели ты не знаешь, что они предназначены друг для друга?!

– Ты же сама сказала мне, что подозреваешь, что она убежит в Шотландию! Поэтому зря ты винишь меня, Минерва! – закричала Берти, вскакивая на ноги. – И я собиралась бежать вместе с ней, когда обнаружила, что жду ребенка! Хейд устала от этого вашего родового проклятия, преследующего ее. И она хочет, чтобы в Шотландии ее научили, как от него избавиться!

– Берти, девочка, что за проклятие?! – Минерва побледнела.

– Ты же сама много раз говорила о нем. – Солейберт снова всхлипнула и сделала глубокий вдох. – Ты говорила, что женщины из рода Бьюкененов несут на себе проклятие – они способны полюбить только того мужчину, который пригрезился им во снах, только того, кто предназначен им свыше. Когда же они встречаются, это кончается трагедией!

– Нет-нет, – в ужасе прошептала Минерва. – Это не проклятие, а благословение! Этот дар переходит от матери к дочери, чтобы род Бьюкененов никогда не угас, ибо узы, скрепленные истинной любовью, нерушимы!

– Что-то я тебя не понимаю, – пробормотала Берти. – Почему же сестра говорила о проклятии?..

Минерва с вздохом опустилась на стул.

– Видишь ли, дорогая, для моей феи благословение превратилось в проклятие из-за того несчастья, что постигло ее отца и Коринну. Из-за горя, которое их любовь причинила Эллоре. Когда же Хейд узнала, что ее суженый – твой жених, она пришла в ужас! Решила, что из-за своих вещих снов станет виновницей твоего несчастья.

Смертельно побледнев, Берти воскликнула:

– Точно так же случилось с Коринной!

– Да, точно так же, – кивнула Минерва. – Хейд погнал в Шотландию страх. Если мы ее не найдем, она будет слабеть с каждым днем, ибо душа ее томится по Тристану. Только он может спасти твою сестру.

Солейберт со стоном опустилась на соседний стул. Минерва же добавила:

– А ты помогла ей бежать навстречу смерти, и она ушла пешком!

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился Баррет, заполнивший весь дверной проем. Великан держал за ворот грязного и дрожащего Хэма.

– Нет, она не ушла пешком! – загрохотал шериф. С силой встряхнув Хэма, он проворчал: – Говори, маленький негодяй. Надеюсь, Минерва превратит тебя в мышь и скормит филину Уилли за то, что ты наделал.

– Отпусти его, Баррет! – воскликнула Солейберт. Она привлекла к себе мальчика, лицо которого было залито слезами. – В чем дело, Хэм? Тебе что-нибудь известно о моей сестре?

Хэм кивнул и в страхе уставился на Минерву.

– Сегодня утром я нашел его в темнице леди Хейд, и он бормотал что-то несуразное, – сказал Баррет.

Минерва пристально посмотрела на мальчика:

– Малыш, расскажи нам все, что знаешь.

Мальчик всхлипнул и, запинаясь на каждом слове, заговорил:

– Ккогда пп-ррибыл ггонец…

Берти погладила малыша по волосам.

– Да-да, Хэм, мы помним про гонца. Продолжай.

– Так вот я ппо-моггал Руфусу в поле, а тто-рр-.гго-вец ехал к воротам. Он остановился и поговорил с нами. Сс-казал, что из Гринли поедет на север. – Мальчик прижался к Солейберт, но смотрел на Минерву. – И он говорил так же, как ты.

Минерва с удивлением посмотрела на Хэма.

– Выходит, ты знал, что леди Хейд собирается в Шотландию?

Мальчик закивал:

– Да, я знал. Я слышал, как она говорила об этом с леди Берти, и потом рассказал ей о торговце.

Солейберт покосилась на Минерву:

– Значит, Хейд отправилась в Шотландию в повозке. Это ведь лучше, чем пешком? Разве не так?

Лоб старухи прорезали глубокие морщины. Немного помолчав, она пробормотала:

– Да, возможно, так лучше. По крайней мере, она не одна и ей не приходится идти пешком. В повозке она быстрее доберется до моего клана, а там о ней позаботятся. Вот только…

– Только что? – перебил Баррет. Минерва со вздохом ответила:

– Вот только Тристану в таком случае потребуется много больше времени, чтобы ее найти.

Баррет угрожающе посмотрел на Хэма:

– Как она вышла из темницы? Отвечай, крысенок! Ты украл ключ и отпер дверь?

– Нет, Баррет, нет! – вмешалась Минерва. – Все в порядке, Хэм, не волнуйся. Я знаю, что ты не отпирал дверь. Баррет, Хейд справилась с этим сама.

– Но как же? – удивился великан. – Есть только два ключа. Один хранится у меня, а второй – у лорда.

Бросив взгляд на мальчика, сидевшего на коленях у Берти, Минерва сказала:

– Малыш, если не хочешь испугаться, прикрой глаза.

Хэм немедленно подчинился.

– А теперь смотрите, – продолжала старуха, – Вот как сбежала наша фея… – Минерва сделала широкий жест рукой, как бы обводя всю комнату.

И дом тотчас же словно ожил. Ложка в горшке на очаге принялась сама помешивать рагу, крышка сундука открылась и закрылась несколько раз, тростник, из которого была сплетена корзина, начал сам собой выпрямляться, а потом из него сплелось две корзины поменьше. Цветок, стоявший в небольшом горшочке, поплыл по воздуху, а потом сам воткнулся в волосы Берти. Метла же, стоявшая в углу, внезапно запрыгала по комнате и направилась Прямехонько к Баррету. Все это продолжалось не более минуты, но и такого времени оказалось вполне достаточно, чтобы произвести на шерифа надлежащее впечатление; уставившись на плясавшую перед ним метлу, он замер с раскрытым ртом – словно окаменел. Очнулся шериф лишь после того, как метла, ударив его по ноге, вернулась на свое место в углу. И тотчас же все прочие вещи оказались на своих местах – светопреставление закончилось так же внезапно, как и началось.

– Теперь можешь открыть глаза, Хэмми, – сказала Солейберт с улыбкой.

Мальчик поднял голову и осмотрелся. Уставившись на Берти, пробормотал:

– У вас в волосах цветок, миледи.

– Да, как видишь. – Берти снова улыбнулась.

Баррет же, ошеломленный увиденным, молча таращился на Минерву. Наконец хриплым шепотом проговорил:

– Леди Хейд тоже умеет это делать?.. Старуха с усмешкой кивнула:

– Да, похоже на то. Хотя я не знаю, как велики ее возможности. Думаю, ее таланты начали проявляться с того момента, как она оказалась в Гринли.

– Теперь понятно, почему она мне не сказала, как собирается выбраться из темницы, – заметила Берти. – Хейд не хотела говорить о своих способностях.

– И что же нам теперь делать? – спросил Баррет. – Ведь я не могу отправиться на поиски в Шотландию и оставить Гринли без защиты на милость Найджела.

– Подождем возвращения лорда Тристана, – сказала Минерва. – Только он один способен уговорить Хейд вернуться. Если, конечно, она сама до этого не одумается.

– Лорд Тристан сдерет с меня шкуру, – проворчал Баррет. – Ведь это я во всем виноват. Не следовало пускать в темницу этого болтливого мальчишку. – Покосившись на Хэма, шериф закричал: – Беги отсюда, пока я до тебя не добрался!

Мальчик молча кивнул и стрелой вылетел из домика.

– Не думаю, что лорд Тристан будет винить тебя, Баррет, – попыталась успокоить шерифа Берти. Тихонько вздохнув, она добавила: – Надеюсь, он поспешит… привезет добрые вести.

Глава 26

Вернувшись в замок после встречи с торговцем, Найджел отдыхал в большом зале замка. Он был весьма собой доволен, ибо все сложилось наилучшим образом. Похищение Хейд прошло гладко, и никто не знает, где она находится. Следовательно, теперь он мог осуществить все свои планы, осуществить все, что задумал.

Девчонка предала его, не сдержала свое слово, не выполнила обещания, и ей предстояло поплатиться за это. Но он, Найджел, все предусмотрел и принял соответствующие меры – отправил свою слабоумную супругу шпионить за Д'Аржаном. Да-да, все складывалось очень удачно… Ему повезло даже в том, что он вовремя отправился на встречу с торговцем и сумел перехватить Хейд, когда она собиралась сбежать.

– Скоро про девчонку узнает Вильгельм, – пробормотал Найджел с улыбкой. – И узнает об убийстве, совершенном Д'Аржаном. Король наверняка поверит, что именно этот ублюдок убил Хейд. Убил, чтобы она никому не досталась. Преступление, совершенное по страсти… – Найджел снова улыбнулся и сделал глоток из чаши с вином.

«А мне, конечно же, следует продемонстрировать глубокую печаль из-за того, что падет один из приближенных короля, – размышлял Найджел. – Да, я сделаю вид, что ужасно огорчен…» Снова приложившись к чаше с вином, Найджел весело рассмеялся. Он прекрасно знал, что ничто не принесет ему такой радости, как этот смертоносный удар, который он намеревался нанести Тристану. А пока, на досуге, он насладится Хейд. Возможно, он даже оставит ее в живых.

Размышления Найджела были прерваны одним из его стражей. Ворвавшись в зал, воин поспешно поклонился и, задыхаясь, прохрипел:

– Милорд, в Сикрест прибыли гости! Найджел не на шутку встревожился. Неужели это Д'Аржан?! Нет, не может быть. Ублюдок не мог так быстро узнать о похищении девушки! К тому же торговец еще не прибыл…

Поднявшись со стула, Найджел спросил:

– Кто прибыл?

– Пожилая леди. Ее герольд возвестил, что его хозяйка – баронесса Крейн и что она желает получить у вас аудиенцию. Желает получить немедленно.

Найджел немного успокоился, хотя и не знал, что это за женщина, и что ей от него потребовалось.

– Что ж, очень хорошо. Приветствуй ее должным образом и проведи ко мне, – распорядился Найджел.

Страж тут же выбежал из зала, а Найджел, немного подумав, громко окликнул служанку.

– Слушаю, милорд… – пролепетала дрожавшая от страха девушка.

– Принеси напитки и закуски. У меня гости. Девушка с облегчением вздохнула и поспешила исполнить распоряжение своего господина.

– Глупая девица, – проворчал лорд. – Ну почему меня постоянно окружают глупые женщины?

Баронесса Крейн вошла в большой зал с подобающим ее возрасту достоинством. Впрочем, годы не очень-то отразились на ее внешности – Найджел был поражен красотой и элегантностью гостьи.

– Рад приветствовать вас в своем доме, миледи. Не могу поверить своему везению, – проговорил он с улыбкой. – Позвольте представиться… Лорд Найджел из Сикреста. Добро пожаловать. – Он низко поклонился благородной даме.

– Прошу прощения, что явилась без приглашения, – ответила баронесса с едва заметной улыбкой. – Но полагаю, что этот мой визит будет полезным для нас обоих.

– Полезным? – переспросил Найджел с некоторым удивлением. – Что ж, прошу садиться, миледи. Я внимательнейшим образом вас выслушаю.

Благородная дама расправила юбки и, усевшись, приняла чашу с вином, предложенную хозяином замка.

– Я только что из Лондона, – сообщила гостья. – И там, при дворе Вильгельма, получила весьма ценные сведения, касающиеся моего сына.

– Прошу прощения, миледи, но я, к сожалению, не знаком с членами вашей семьи. – Найджел пригубил из своей чаши.

– Нет, вы прекрасно знаете моего старшего сына. Это не кто иной, как Тристан Д'Аржан, лорд Гринли.

Найджел поперхнулся вином и, закашлявшись, потянулся за платком; глаза его вылезли из орбит, а лицо побагровело, так что казалось, он вот-вот задохнется.

– С вами все в порядке, милорд? – Баронесса взглянула на него с беспокойством. – Похоже, мое сообщение застало вас врасплох.

– Да, вы правы, миледи, – прохрипел Найджел. Он снова закашлялся. Наконец, осторожно сделав глоток вина, пробормотал: – Прошу меня простить, но я не знал, что кто-то из семьи Д'Аржана еще жив.

– Просто мы с Тристаном были некоторое время далеки друг от друга, – пояснила баронесса. – И я встретила его совсем недавно, при дворе Вильгельма. – Она нахмурилась, потом вдруг улыбнулась. – Похоже, что мой заблудший отпрыск хорошо послужил нашему королю, если получил в дар такое поместье, как Гринли. Однако мне не нравится, что он до сих пор не образумился.

При этих словах гостьи Найджел насторожился. И решил проявлять предельную осторожность.

– Вы о чем, миледи? Может быть, о том, что лорд Тристан был сегодня утром на аудиенции у короля? И, наверное, ваш сын был не очень любезен с вами…

Баронесса кивнула:

– Совершенно верно, милорд. И из-за его отношения ко мне я хочу теперь вернуть драгоценность, находящуюся у него. Это камень, украшающий его меч.

Найджел тотчас же припомнил огромный сапфир на рукояти меча Д'Аржана. И заметил точно такой же камень на шее баронессы. Но почему же Эллора не сообщила ему, что Тристан отправился в Лондон? Она дорого за это заплатит. Снова взглянув на баронессу, он с улыбкой проговорил:

– Надеюсь, вы преуспели в своем деле, миледи. Но я не понимаю, какое отношение это имеет ко мне.

Глаза баронессы вспыхнули.

– Терпение, лорд Найджел. Сейчас вы все поймете. Видите ли, Вильгельм упоминал о каком-то недоразумении и даже вражде между вами и моим сыном. Верно ли, что Тристан хочет расторгнуть помолвку с вашей падчерицей и жениться на какой-то девице?

– Да, верно, – ответил Найджел, решив, что на сей раз хитрить не стоит.

Баронесса сокрушенно покачала головой.

– Ах, милорд, ведь он бесчестит вас своим отказом от помолвки. Более того, он обратился к королю, требуя вашего ареста, утверждает, что вы – изменник.

Ошеломленный этим известием, Найджел замер на несколько мгновений. Затем осторожно спросил:

– Но вы, миледи, судя по всему, не одобряете поведение вашего сына?

– Никоим образом. – Баронесса поморщилась. – Откровенно говоря, он всегда доставлял мне одни неприятности. Его рождение – причина всех моих несчастий. И все же я была склонна простить Тристана. Но его поведение, его отношение ко мне… О, это достойно всяческого осуждения! Мой сын в присутствии короля унизил меня! К тому же он собирается опорочить ни в чем не повинных людей, милорд, – вашу семью. И делает это только потому, что желает заполучить девицу по имени Хейд!

Лицо баронессы омрачилось, и она, подавшись вперед, продолжала:

– Поведение Тристана и его действия в последние несколько месяцев – позор для моей семьи, для моей настоящей семьи! Лорд Николас Фицтодд, барон Крейн, – мой сын, и его родство с Тристаном может плачевно сказаться на его отношениях с Вильгельмом. Нелепым выходкам Тристана пора положить конец. Я не потерплю, чтобы и в дальнейшем мое имя связывали со всевозможными скандалами.

– Да, понимаю, миледи, – кивнул Найджел. Было очень заманчиво уничтожить Д'Аржана с помощью его собственной матери! – Поверьте, миледи, вы можете рассчитывать на мое искреннее сочувствие.

Баронесса ненадолго задумалась, потом спросила:

– А что вы знаете об этой особе? Неужто он хочет жениться на простолюдинке? Знаете, мне бы очень хотелось разыскать ее.

– В самом деле? В таком случае могу вам помочь, миледи. – Найджел улыбнулся. – Скоро ее привезут сюда, ко мне.

– Замечательно! – воскликнула баронесса. Она пристально посмотрела на собеседника. – Милорд, не будете ли вы столь любезны, не позволите ли мне повидать ее, когда она будет здесь? Мне хотелось бы кое-что ей сказать.

– Да, конечно, миледи. Полагаю, она вот-вот прибудет сюда. – Найджел немного помолчал, потом добавил: – Миледи, возможно, вас заинтересует мой план. Если вы, конечно, и в самом деле намерены наказать своего непочтительного сына.

– Весьма заинтересует, – тут же отозвалась баронесса. – Изложите мне ваш план, милорд, и мы вместе подумаем, как помочь друг другу.

Хейд почувствовала, как ее вытащили из повозки. А уже в следующее мгновение она оказалась на земле. Чуть приподнявшись, девушка прохрипела:

– Пожалуйста, развяжите меня. О, мои руки!.. – Голова у нее ужасно болела, и ей казалось, что она теряет сознание.

Торговец наклонился и увидел, что руки пленницы сильно распухли и стали багровыми от впившихся в них веревок.

– О раны Господни! – воскликнул шотландец, вытаскивая нож, чтобы перерезать путы. – Твой лэрд, наверное, очень жестокий человек.

– Это не он так крепко связал ее, – сказал стоявший рядом Дональд. – Она сама виновата. Пыталась высвободиться, поэтому узлы так сильно затянулись.

Когда веревки на руках перерезали, Хейд вскрикнула от боли и лишилась чувств. Торговец тут же поднес нож к путам на ее щиколотках, но Дональд проворчал:

– А вот это не твоя забота.

– Не думаю, что она сейчас способна сопротивляться даже тебе, – возразил торговец, глядя на кузнеца с отвращением. Вытащив из повозки гобелен, он развернул его рядом с бесчувственным телом девушки. – А теперь помоги-ка мне уложить ее сюда, чтобы я мог получить свою монету и покончить с этим делом.

Мужчины перекатили Хейд на тканый гобелен, закатали ее в него и снова уложили на дно повозки. После этого торговец занял свое место на козлах и направил повозку в ворота замка, предоставив Дональду идти пешком. Когда же повозка остановилась у входа в башню, мужчины внесли девушку в небольшой зал, а затем кузнец отправился к лорду Найджелу, чтобы доложить о своем прибытии. Шотландец же остался стоять у входа, рядом с гобеленом и завернутой в него Хейд.

– Ох, девочка, – прошептал он. – Мне жаль, что все так получилось. Но если бы я не получил деньги за эту работу, то моя семья умерла бы от голода. – Торговец провел ладонью по редеющим волосам и пробурчал себе под нос: – Ни с кем нельзя обращаться подобным образом. Особенно с такой хорошенькой девушкой. – Ему уже не раз приходило в голову, что он, возможно, напрасно взялся за эту работу. Потому что люди, от которых бежала девушка, наверное, хорошо бы ему заплатили, если бы он привез ее обратно. К тому же намерения проклятого лорда Найджела – теперь он уже не сомневался в этом – были самыми гнусными. Вот если бы погрузить ее сейчас в повозку и побыстрее отсюда уехать…

Тут послышались шаги, и в зале тотчас же появился кузнец Дональд.

– Что стоишь? – проскрежетал этот тролль в образе человека. – Пошли быстрее!

Шотландец понял, что у него нет выбора. Взявшись за свой конец гобелена, он последовал за Дональдом через лабиринт узких переходов и таких же узких лестниц. Наконец неуклюжий кузнец распахнул ногой какую-то дверь, и они вместе со своей ношей вошли в небольшую комнатку и предстали перед злокозненным лордом Найджелом и прекрасно одетой пожилой леди. Когда же они опустили свою ношу на пол, Найджел, к ужасу торговца, приблизился к гобелену и с силой пнул его ногой, обутой в тяжелый сапог.

Затем гобелен развернули, и хозяин замка, повернувшись к своей гостье, с улыбкой проговорил:

– Миледи, позвольте представить вам Хейд из Сикреста.

Баронесса побледнела.

– Так это и есть та самая Хейд, ради которой мой сын рискует всем?

– Да, это то, что от нее осталось, – со смехом ответил Дональд. – Глупая девчонка пыталась сбежать, но только еще сильнее затянула узлы на веревках. Видите, какие у нее сейчас руки?

Найджел покосился на баронессу и, заметив ужас на ее лице, тотчас же помрачнел и проговорил:

– Уложите ее вон на ту кровать. – Он указал на узкую походную кровать у стены. Когда кузнец с торговцем исполнили его приказ, он крикнул: – А теперь немедленно убирайтесь! Оба. Твоя работа, Дональд, окончена. Когда ты мне понадобишься, я пошлю за тобой.

Кузнец вспыхнул, сообразив, что допустил оплошность, – конечно же, ему не следовало отвечать на вопрос дамы в присутствии хозяина. Прежде чем выскользнуть бочком из комнаты, он низко поклонился гостье.

Но шотландец по-прежнему стоял перед лордом, переминаясь с ноги на ногу.

– Ты что, оглох, болван? – спросил Найджел.

– Ээ… Прошу прощения, милорд. Мне нужна моя монета, мое вознаграждение.

Найджел со вздохом извлек из-за пояса небольшой, но увесистый кошель и бросил его торговцу.

– А теперь убирайся отсюда!

Когда торговец удалился, лорд захлопнул дверь и вопросительно взглянул на баронессу.

Уже стемнело, когда торговец выехал за пределы Сикреста. Участие в этом грязном деле оставило горечь в его сердце, и ему хотелось как можно быстрее отъехать подальше от замка и от безумного лорда Найджела. Кошель же у него за поясом, словно обжигал его и будоражил совесть, пробуждал чувство вины.

Проехав какое-то время, шотландец решил наконец-то сделать передышку и разбить лагерь. Он быстро развел костер и приготовил себе скромный ужин. Затем, усевшись у костра, вытащил из-за пояса кошель, чтобы пересчитать неправедно заработанные деньги.

Сначала ему показалось, что «вознаграждение», извлеченное из кошеля, искажено неверным светом костра и бликами. Когда же он поднес свои трофеи ближе к пламени, ему открылась ужасная правда: оказалось, что он отправил на смерть молодую женщину ради двух мелких монет и горсти сломанных колец от кольчуги.

Минуту-другую шотландец молча таращился на монеты и кольца. Затем в отчаянии и ярости завопил, призывая месть своих предков на голову проклятого лорда из Сикреста. А потом ярость сменилась раскаянием и страхом. Возможно, в замке Гринли к девушке относились не лучше, чем в Сикресте, но он хорошо знал могущественного лэрда Бьюкенена. Конечно, ему едва ли удастся вовремя добраться до клана девушки, чтобы спасти ее, но все же следовало попытаться. Да, он немедленно отправится в Шотландию и сообщит обо всем родичам пленницы. А лорд Найджел заплатит за все!

Торговец очень надеялся, что его не убьют за участие в похищении девицы, однако в глубине души сознавал, что заслуживает смерти.

Баронесса Крейн склонилась над безжизненным телом Хейд и заглянула ей в лицо.

– О Господи! – воскликнула она.

– Девица ведь не умерла? – спросил лорд Найджел с беспокойством в голосе.

– Нет, но боюсь, что очень скоро это случится, – ответила баронесса. Выпрямившись, она пристально посмотрела на Найджела. – Надеюсь, милорд, что в мое отсутствие вы лучше позаботитесь о ней, если захотите, чтобы она дожила до прибытия Тристана.

– Да, конечно, миледи. – Найджел энергично закивал. – Теперь-то я понимаю, что мне не следовало поручать столь важное дело такому болвану, как этот шотландец. Да и кузнец Дональд не отличается умом.

Баронесса снова взглянула на Хейд.

– Если вы надеетесь заманить в Сикрест моего сына, нам следует действовать быстро. Пошлите за моими служанками. Они сумеют обеспечить этой девушке хоть какой-то уход. Вы ведь понимаете, что она должна выглядеть здоровой, а ее состояние не должно вызывать подозрений?

– Как пожелаете, миледи. – Найджел поклонился баронессе и направился к двери. У порога обернулся и в смущении пробормотал: – Поверьте, я не ожидал, что эти двое до такой степени глупы. – Внезапно заметив, что баронесса склонилась над Хейд с маленьким кинжалом в руке, он воскликнул: – Миледи, что вы собираетесь делать?!

Женевьева Крейн весело рассмеялась:

– Не бойтесь, милорд. – Она захватила длинную прядь вьющихся волос Хейд и отрезала ее лезвием. Выпрямившись, пояснила: – Я уверена, что мой сын потребует доказательств того, что девушка действительно находится в Сикресте. Потому что он едва ли поверит мне на слово.

Найджел с облегчением вздохнул и рассмеялся.

– О, миледи, вы удивляете меня своим хитроумием и проницательностью. Не хотел бы я оказаться вашим врагом.

– Вы мне льстите, милорд. – Женевьева ослепительно улыбнулась Найджелу.

Когда же дверь за ним закрылась, она с вздохом опустилась на узкую кровать рядом с Хейд.

– О Господи! – прошептала баронесса и осторожно прикоснулась ладонью к ее лицу. – Держись, дорогая. Я приведу к тебе Тристана, чего бы мне это ни стоило.

Какое-то время Женевьева пристально смотрела на лежавшую перед ней девушку. Баронессу душили слезы, и она сделала несколько глубоких вдохов, стараясь овладеть собой. Потом снова склонилась над Хейд и принялась растирать ее посиневшие руки, чтобы восстановить кровообращение.

Внезапно послышался жалобный стон, и баронесса тихо сказала:

– Да, знаю, дорогая, что это больно. Потерпи немного.

Потянувшись к ногам Хейд, Женевьева сняла с нее башмаки и стала массировать щиколотки.

– Я сделала много ошибок в жизни, дорогая Хейд, – бормотала баронесса. – Даже то, что я сделала с наилучшими намерениями, в конце концов, обернулось трагедией. И возможно, это мой последний шанс исправить свои ошибки.

Женевьева отбросила волосы с бледного лица Хейд.

– Очень может быть, что он никогда меня не простит, и если так, то мне придется с этим жить до самой смерти. Но сейчас я приложу все силы, чтобы дать ему то, чего он жаждет больше всего на свете, – тебя, дорогая.

Хейд шевельнулась и со стоном прошептала:

– Тристан…

– Да, моя дорогая. Я приведу к тебе Тристана. Глаза Женевьевы наполнились слезами, и она заморгала, стараясь смахнуть их.

– Спаси меня, Тристан. Я умираю… – шептала девушка.

– Нет-нет, милая, ты не должна так говорить, – зашептала в ответ Женевьева. – Ты не умираешь, ты не умрешь.

Однако баронесса прекрасно знала: если не оказать девушке помощь немедленно, то она и в самом деле может умереть. Сердце женщины разрывалось от жалости к этой рыжеволосой красавице и болело за сына. Легонько сжав руку Хейд, она проговорила:

– Крепись, дорогая. Все будет хорошо.

Тут дверь отворилась, и в комнату вошли Роуз и Тилли – камеристки баронессы. Приблизившись к кровати и увидев Хейд, молодые женщины вздрогнули и переглянулись.

– Знаю, дорогие, это что выглядит ужасно, – сказала баронесса. – Но вы должны проявить мужество и сделать все возможное, чтобы спасти ее. – Глаза Женевьевы снова увлажнились, и она, бросив взгляд на Хейд, шепотом добавила: – Для меня очень важно, чтобы бедняжка выжила.

Дав строжайшие указания своим служанкам относительно ухода за Хейд, Женевьева отправилась на поиски Найджела. Обнаружив его в зале, она приблизилась к нему и с невозмутимым видом проговорила:

– Все в порядке, милорд. Девушка спит. За ней ухаживают мои служанки, и вас сейчас никто не потревожит.

– Очень хорошо, – кивнул Найджел. – Я навещу ее попозже.

Женевьева внимательно посмотрела на него и, опустившись на стул, сказала:

– Я не уверена, что это было бы разумно, милорд. Наверное, девушка к тому времени уже проснется. Увидев вас, она может встревожиться. И тогда, возможно, попытается бежать.

С минуту Найджел сидел молча, в задумчивости поглаживая бородку. Потом вдруг взглянул на баронессу, прищурившись, и тихо сказал:

– Простите мне мою дерзость, миледи, но разве я могу быть уверен, что вы не задумали какую-то хитроумную интригу против меня? Ведь я же не знаю, какие у вас планы…

По-прежнему невозмутимая, Женевьева медленно поднялась со стула и, глядя на Найджела сверху вниз, проговорила:

– Если я правильно вас поняла, то никто, кроме двух ваших безмозглых слуг, не знает о похищении Хейд.

Найджел вздрогнул и пробормотал:

– Нет, миледи, но…

– Похоже, вы мне не доверяете, – перебила баронесса. – И если так, то ответьте: почему я явилась к вам, почему вызвалась помогать вам? Неужели вы не понимаете, что я очень рискую?

– Но, миледи…

– Прошу выслушать меня до конца, – снова перебила баронесса. – Так вот, моя плоть и кровь, мой сын, которого я не видела более десяти, лет, унизил и отверг меня в присутствии короля. И после этого вы смеете утверждать, что не знаете, каковы мои планы?

Женевьева умолкла, переводя дух, потом вновь, заговорила:

– Если вы так платите мне за мою доброту, лорд Найджел, то, в конце концов, вы проиграете. И конец ваш будет жалким! – С презрением, взглянув на Найджела, Женевьева повернулась и направилась к лестнице.

Найджел вскочил со стула и прокричал:

– Куда вы, миледи?!

– Я немедленно отправляюсь в Хартмур! – бросила дама через плечо.

Баронесса уже поднялась на несколько ступенек, когда Найджел догнал ее.

– Пожалуйста, миледи, остановитесь! Тысяча извинений! Мне не следовало задавать вам дерзких вопросов, Пожалуйста, простите меня. Не могу выразить, как я вам благодарен за помощь. – Найджел робко дотронулся до руки Женевьевы. – Миледи, прошу вас остаться и закончить дело.

Женевьева с трудом удержалась от вздоха облегчения. Окинув Найджела холодным взглядом, она коротко кивнула:

– Хорошо, я останусь. Но впредь вы не будете задавать мне таких вопросов. Договорились?

– Да-да, конечно, – закивал Найджел.

– В таком случае я сейчас пойду готовиться к отъезду.

– Но, миледи, я думал…

– Я еду в Гринли! – заявила Женевьева.

– Сейчас, миледи? Но уже почти ночь. В такое время путешествовать небезопасно, и я… – Найджел улыбнулся. – Миледи, прошу вас поужинать со мной, а утром, как следует, отдохнув, вы отправитесь в Гринли.

Женевьева сделала вид, что колеблется. Потом отрицательно покачала головой:

– Нет, мне надо застать сына врасплох. Он уже должен был вернуться из Лондона, потому что уехал раньше меня. Его ошеломит отсутствие Хейд. Поэтому я должна действовать быстро.

– Когда вы вернетесь?

– Если не получите от меня вестей, то считайте, что дня через три. Возможно, через четыре. – Женевьева сделала вид, что задумалась, потом пробормотала: – Да, наверное, так будет лучше всего. Наверное, мне удастся уговорить его.

– И вы привезете с собой Д'Аржана?

На сей раз, улыбка баронессы была вполне искренней.

– Конечно, привезу. Клянусь, что привезу сюда своего сына.

Вскоре баронесса Крейн мчалась в Гринли в сопровождении всей своей свиты, если не считать двух служанок, оставшихся ухаживать за Хейд. Подозвав одного из своих стражей, баронесса передала ему записку:

– Немедленно поезжай в Хартмур и доставь это письмо барону. К утру оно должно быть у него в руках.

Не задавая вопросов, воин взял пергамент и, развернув своего коня, поскакал на запад. Женевьева с вздохом посмотрела ему вслед и прошептала:

– Поспеши же, Николас, поспеши. Твой брат нуждается в нашей помощи, пусть даже он не знает об этом.

Глава 27

Тристан вошел в большой зал Гринли еще до рассвета. Дорога ужасно утомила его, но все же он испытывал огромное облегчение. Наконец-то он снова дома, увидит Хейд!

Тристан был полон новых надежд, и ему не терпелось поделиться с Хейд хорошими новостями и рассказать о встрече с Вильгельмом. Правда, встреча с Женевьевой была не очень-то приятной, но он старался не думать о ней, старался не думать об этой женщине. Действительно, зачем расстраиваться из-за мелочей?

Но кое-что его по-настоящему тревожило… Он потерял лучшего друга и не знал, увидит ли его когда-нибудь!

То и дело вздыхая, Тристан пересек тускло освещенный зал. На нем лежала неприятнейшая обязанность, он должен был сообщить леди Солейберт об отъезде Фаро. «Но сначала надо хоть немного отдохнуть», – думал Тристан, направляясь к лестнице. Он на мгновение задержался у двери, ведущей к темницам, но тут же сообразил, что не стоит тревожить Хейд – ведь в это время она наверняка уже спала.

Тристан уже шагнул на нижнюю ступеньку лестницы, когда его окликнули:

– Милорд!

Он остановился и, обернувшись, стал всматриваться в полутьму зала. Наконец различил Баррета, сидевшего за столом. Пламя камина отбрасывало жутковатые блики на его заросшее густейшей бородой лицо, и сейчас шериф имел еще более устрашающий вид, чем обычно. В руке великан сжимал огромную кружку, к которой, очевидно, старательно прикладывался.

– Баррет, почему ты на ногах так поздно? Не потому ли, что ждешь моего возвращения?

Шериф кивнул, однако промолчал.

Тристан хмыкнул и начал вглядываться в лицо Баррета. Тот явно не был пьян, хотя, конечно же, ему не следовало сидеть по ночам с кружкой в руке. «Надо будет завтра поговорить с ним об этом», – решил Тристан. Улыбнувшись, он сказал:

– Что ж, вот я и вернулся, мой добрый шериф. Прошу тебя, иди спать.

Баррет покачал головой, и тут Тристан вдруг заметил в его глазах тревогу и страх.

– Баррет, что случилось?!

– Милорд, леди Хейд бежала.

Тристану показалось, что ноги его налились свинцом. Уставившись на шерифа, он спросил:

– Неужели ты выпустил ее вопреки моему распоряжению?

– Нет, милорд. Она бежала с помощью Хэма и бродячего торговца.

Тристан долго молчал, наконец, спросил:

– Тебе известно, куда она направилась?

– Да, известно. Она оставила записку Минерве, а леди Берти знала о том, что ее сестра задумала побег. Она отправилась в Шотландию, искать клан своей матери.

Тристан пересек зал и подошел к столу, за которым сидел шериф. Баррет тут же достал вторую кружку и, наполнив ее из кувшина, стоявшего рядом с ним на скамье, протянул лорду. Тристан сделал большой глоток, затем вопросительно взглянул на Баррета. Тот откашлялся и проговорил:

– Я не последовал за ней, милорд, потому что боялся оставить Гринли без защиты. Ведь ни вас, ни Фаро здесь не было… Вы, случайно, не узнали, что с ним случилось?

– Он вернулся к себе, – ответил Тристан. – Вернулся на родину. А ты, Баррет, поступил правильно, что не оставил Гринли.

Тристан вдруг задумался и помрачнел, вспомнив свою последнюю ночь в Лондоне. В ту ночь ему долго не удавалось заснуть, а когда он наконец-то задремал, его почти тотчас же разбудил кошмарный сон. Проснувшись, он подпрыгнул на кровати. «Спаси меня, Тристан. Я умираю», – все еще звучало у него в ушах.

Он пытался забыть о кошмаре, считая этот сон всего лишь игрой воображения, однако забыть, не удавалось – сон то и дело вспоминался ему во время обратного пути. И вот теперь стало ясно: это был вещий сон.

Взглянув на Баррета, Тристан заявил:

– Хейд в опасности.

– Вы уверены, милорд?

Внезапно из сумрака появилась какая-то тень, через несколько мгновений к ним приблизилась Минерва.

– И я тоже в этом уверена, – сказала старуха. Баррет в изумлении уставился на старую целительницу. Тристан же спросил:

– И ты ее видела?

– Нет. – Минерва покачала головой. – Руны ничего мне не открыли. Руны молчали. Но этой ночью я почувствовала опасность. Предыдущей – тоже. Значит, ты видел ее во сне?

Тристан кивнул:

– Да, во сне. Но может быть, уже поздно? Минерва положила руку ему на плечо.

– Думаю, что не поздно. Если бы было поздно, она не смогла бы… пробиться к тебе. Но ей сейчас очень плохо, и она очень слаба.

– Так что же будем делать, милорд? – спросил Баррет.

– Отправимся в Шотландию, – решительно заявил Тристан. – Подними всех воинов – и немедленно подготовьтесь к путешествию.

Баррет кивнул, потом спросил:

– А я тоже отправлюсь с вами?

– Да, ты тоже, – ответил Тристан. – И пусть Найджел разрушит весь замок, если ему так захочется. Сейчас имеет значение только Хейд. Поспеши же, Баррет!

– Слушаюсь, милорд. – Шериф быстро направился к двери.

Минерва же опустилась на скамью и в задумчивости пробормотала:

– Лорд Тристан, у меня такое чувство, что она вовсе не в Шот…

Внезапно дверь зала распахнулась, и перед ними снова появился Баррет, державший за плечи какую-то светловолосую женщину.

– В чем дело? – пробормотал Тристан, вскакивая на ноги.

– Отпусти меня, безмозглое животное! – кричала женщина. – Я должна немедленно увидеть сына! Я знаю, что он здесь!

– О чем ты говоришь? Мать лорда давным-давно умерла, – проворчал шериф. Взглянув на Тристана, он сообщил: – Я обнаружил ее за дверью, милорд, А за стенами замка у нее не менее двух десятков воинов.

При этих словах Баррета женщина прекратила борьбу с ним и осмотрелась.

– Тристан! – закричала она со слезами в голосе. – О, слава Богу!..

– Отпусти ее, Баррет! – сказал Тристан. Лицо его было лишено всякого выражения, но уголок рта чуть подергивался.

– Но, милорд… – Баррет колебался. – Вы действительно хотите, чтобы я отпустил ее?

Тристан молча кивнул, потом обратился к Женевьеве:

– Только оставайся на месте, матушка. – Он выставил перед собой ладонь. – Не приближайся ко мне. Неужели ты не понимаешь, что тебе не следовало являться сюда! У меня нет ни времени, ни желания слушать твою ложь!

По щекам Женевьевы катились слезы. Всхлипывая, она проговорила:

– Тристан, но ты должен меня выслушать. У меня известия о Хейд.

В следующее мгновение Тристан подбежал к матери и схватил ее за руки.

– Что ты знаешь? И как ты узнала про Хейд?

– Я ее видела!

– Святая Корра! – воскликнула Минерва.

– Ты лжешь! – Тристан оттолкнул от себя баронессу. – Ты лжешь! – повторил он, глядя на нее с ненавистью. – Хейд бежала в Шотландию, поэтому…

– Нет-нет, – перебила Женевьева, приблизившись к сыну. – Она томится в заключении! В Сикресте! – Баронесса сделала еще несколько шагов.

– Нет, не подходи ко мне! – заорал Тристан. – Оставайся там, где стоишь! Не смей ко мне приближаться! – Повернувшись к Баррету, он сказал: – Лучше запри ее в темнице, а потом отправь лучников к стенам и прикажи им убить всех, кто ее дожидается.

Тристан направился к лестнице. Уже поднимаясь по ступеням, бросил через плечо:

– Баррет, выполняй!

– Нет, Тристан! – в отчаянии закричала Женевьева. – Ведь она умрет, если ты не послушаешь меня! Посмотри на меня! Прошу тебя! – Баронесса сунула руку за пояс и вытащила локон ярко-рыжих волос, перетянутых кожаным шнурком. – Вот, посмотри!

Тристан поднимался по ступням, не обращая внимания на призывы матери. Но его остановил крик Минервы:

– Милорд, она говорит правду!

Баррет вырвал локон из руки баронессы и принялся разглядывать его. Потом прокричал:

– Милорд, похоже, локон и впрямь принадлежит леди Хейд!

Когда Тристан вновь заговорил, всем стало ясно, что его недаром прозвали Молотом Вильгельма – в голосе его таилась смертельная угроза.

– Что ты с ней сделала, сука? – спросил он, спустившись на несколько ступенек.

– Клянусь, ничего! – воскликнула Женевьева. – Ее похитил торговец, которого подослал лорд Найджел из Сикреста. Он хочет таким образом заманить тебя к себе в замок.

– Торговец? – переспросил Баррет, покосившись на своего господина.

Тристан направился к матери, но Женевьева, казалось, не замечала его пылавших глаз, не замечала его руки, сжимавшей рукоять меча.

– Он намерен убить тебя, как только ты появишься в Сикресте. Он хочет захватить Гринли, – продолжала Женевьева.

– Откуда тебе это известно, если ты не состоишь в заговоре с ним? Это похоже на ловушку.

– Он действительно думает, что я с ним в заговоре. Я убедила его в этом. – Повернувшись к Баррету, Женевьева вырвала рыжий локон из его руки. – Вот, видишь? Я специально отрезала волосы – чтобы показать тебе, чтобы убедить тебя… Тристан! Найджел доверяет мне. Он думает, что я вернусь с тобой в Сикрест через три дня, и он сможет убить тебя и завладеть твоей возлюбленной. Но если мы сейчас поспешим, то сможем приехать туда с твоими людьми и моей свитой гораздо раньше, чем он нас ожидает.

Тристан молча приближался к матери, но казалось, он не слышал ее. Баронесса же тем временем продолжала:

– Хейд в ужасном состоянии, Тристан. Я оставила при ней двух своих служанок, чтобы они за ней ухаживали, но боюсь, у нас слишком мало времени… – Женевьева сжала руку сына. – Тристан, пожалуйста!.. Я знаю, что очень виновата перед тобой, возможно, настолько, что прощение исключено. Но сейчас ты должен мне поверить. А потом, когда Хейд благополучно вернется к нам, я все тебе объясню. Я ей обещала, что приведу тебя к ней, когда она в беспамятстве звала тебя.

На щеке Тристана задергался мускул. Пристально глядя в залитое слезами лицо матери, он спросил:

– Почему ты оказалась в Сикресте? У тебя ведь там нет знакомых…

– Меня послал Вильгельм, чтобы найти подтверждение твоим подозрениям, – ответила Женевьева шепотом. – Он подумал, что это поможет мне… хоть как-то перед тобой оправдаться, загладить свою вину перед тобой. Теперь я знаю о планах Найджела. Он сам мне все рассказал, и я смогу подтвердить его вину.

Тристан в смятении покосился на Минерву и Баррета; он никак не мог собраться с мыслями.

– А вы что скажете? – пробормотал он.

– Я нутром чувствую, что Хейд не добралась до Шотландии, – ответила Минерва. – И этот локон очень похож на ее волосы.

Баррет тут же закивал:

– Да-да, милорд, мне тоже так кажется. Тристан снова посмотрел на стоявшую перед ним женщину.

– Что ж, хорошо, я поверю тебе и приготовлюсь к битве. Но запомни… – Он вырвал рыжий локон из руки Женевьевы. – Запомни, если ты лжешь, если из-за тебя на теле Хейд появится хоть одна царапина, то я сам убью тебя и сделаю это медленно, чтобы продлить твои мучения.

Женевьева кивнула; в глазах ее не было ни малейшего страха.

– Я все понимаю, Тристан. Мои люди в твоем распоряжении, и они ждут твоего приказа.

Повернувшись к Минерве, Тристан сказал:

– Вы с баронессой останетесь в Гринли, чтобы утешить леди Солейберт, когда она проснется. Кроме того, надо позаботиться об Эллоре. Если, конечно, она еще не сбежала, – добавил он, выразительно взглянув на Баррета.

– Нет-нет, милорд, – пробормотал шериф, густо покраснев.

Тут Женевьева вновь заговорила:

– Тристан, а может быть, лучше подождать немного, чтобы потом…

– Нет. – Он решительно покачал головой. – Я не хочу попусту терять время, поэтому отправлюсь в Сикрест немедленно. И запомни еще вот что… – Глаза Тристана полыхали, синим пламенем. – Даже если Хейд действительно окажется в Сикресте и нам удастся ее спасти… Не смей к ней приближаться, понятно?

– Да, хорошо, – кивнула Женевьева. – Но будь осторожен, Тристан. Найджел очень хитер и коварен. К тому же он в отчаянном положении…

– Не беспокойся за меня, милая матушка. – Тристан криво усмехнулся. – Уж тебе-то известно: мне случалось терпеть и более подлое предательство. И, как видишь, я справился.

Резко развернувшись, Тристан направился к лестнице и на ходу бросил:

– Поднимай людей, Баррет! – Внезапно он остановился и, повернувшись к Минерве, сказал: – Если ты приютишь у себя баронессу, я буду тебе благодарен. Она пока что не заслужила права находиться в моем доме.

Старуха кивнула, а Тристан стал подниматься по лестнице. Минерва же приблизилась к Женевьеве и, осторожно прикоснувшись к ее плечу, тихо сказала:

– Пойдемте, миледи. Мне надо задать вам множество вопросов.

Хейд снова блуждала по безмолвному лугу своих грез. Ей казалось, что она провела здесь уже много дней, блуждая под неизменно синим небом, и бесконечно взывая к Тристану. Грезы и реальность сливались в ее сознании, и мысли теперь походили на многоцветные стекляшки в стрельчатых витражных окнах. Руки у нее ужасно болели и, обессиленные, висели, точно плети. Каждый ее шаг отдавался болью в ступнях, а в ушах что-то звенело, гудело и стучало.

Но куда же она идет? На север? Где, в какой стороне находится Шотландия?

И где сейчас Тристан? Конечно, он должен быть здесь, должен искать ее. Может, снова его позвать?

– Тристан, я здесь!

От собственного крика у нее еще сильнее заболела голова, и она, тихонько застонав, сжала ладонями виски.

Где же он, где Три…

И тут ее осенило: Хейд вдруг вспомнила, что в тот раз, когда она впервые оказалась на этом лугу, звучал только голос темнокожего человека… Голос Фаро. Может быть, он?..

– Фаро, ты слышишь меня?!

Хейд медленно поворачивалась, оглядывая раскинувшийся перед ней безмолвный луг. Наконец поднесла к губам ладони и снова закричала:

– Фаро, мне нужна твоя помощь!

Она уже потеряла надежду на то, что хоть кто-нибудь услышит ее, но тут вдруг трава и небо над головой замерцали, а дерево рядом с ней словно ожило, и его засыхавшие ветви внезапно покрылись сочными зелеными листьями. В следующее мгновение она увидела под деревом человеческую фигуру в длинных белых одеждах.

– Здравствуй, Хейд, – сказал Фаро, однако губы темнокожего человека не шевелились, и Хейд казалось, что голос его исходит как бы из ее собственной головы. – Леди, почему ты звала меня сюда?

– Потому что ты единственный, кто меня слышит, – ответила Хейд, хотя не знала, произносит ли она эти слова или же говорит с Фаро мысленно (впрочем, сейчас это, наверное, не имело значения). – Видишь ли, мне надо найти Тристана. Помоги мне, пожалуйста.

Фаро улыбнулся и пожал плечами.

– Здесь ты не нуждаешься в моей помощи, Хейд.

– Не нуждаюсь? Но я на этом лугу будто в ловушке.

– Тебе только кажется, что ты в ловушке.

Фаро грациозно опустился на траву и подал знак Хейд, чтобы она последовала его примеру. Когда девушка села, он продолжал:

– Видишь ли, это место, этот луг, как ты его называешь… – Фаро указал на окружавшую их со всех сторон траву. – Все это существует лишь в твоем воображении. Возможно, ты здесь была много лет назад.

– Нет-нет. – Хейд покачала головой. – Только один раз, когда говорила с тобой несколько недель назад.

– Ты просто забыла. – Фаро протянул руку к ее виску. – Разреши?

– Да, пожалуйста.

Фаро осторожно прикоснулся ко лбу девушки, а другой рукой указал куда-то в сторону. И тотчас же, к величайшему изумлению Хейд, картина перед ее глазами изменилась. Теперь на лугу появилось множество деревьев, и задул легкий ветерок, игриво пробегавший по траве, точно резвый веселый щенок. А потом из своего тайного убежища за горизонтом выкатилось ослепительно сиявшее солнце. Прошло еще несколько мгновений, и в поле зрения появились мужчина и маленькая девочка, шагавшие по высокой траве.

Глаза Хейд наполнились слезами – на нее нахлынули воспоминания. Перед ней шли, о чем-то беседуя, ее отец лорд Джеймс и она сама, тогда еще совсем маленькая.

– О Боже… – прошептала Хейд. – О Боже… Фаро выпустил ее руку, но видение не исчезло – Хейд удерживала его памятью. Вскоре над лугом прокатились раскаты грома, и сверкнула молния, на мгновение ослепившая Хейд. А затем перед ее глазами возник Сикрест, и она увидела, как маленькая Хейд бросилась к замку.

Хейд понимала, что тогда, будучи маленькой девочкой, она сделала это по приказу отца.

Потом рядом с Джеймсом возникла фигура Коринны, и они оба с грустью наблюдали, как из поля зрения исчезала их дочь. А через некоторое время исчезли и они.

Повернувшись к Фаро, Хейд пробормотала:

– Мне кажется, я все еще не понимаю…

Фаро внимательно смотрел на нее, обдумывая ответ. Наконец проговорил:

– Ты создала это место в своем воображении, будучи еще маленькой девочкой. Создала, потому что нуждалась в утешении, возможно, ради общения с отцом. А за его гибелью последовали и другие несчастья, когда ты вернулась в замок после встречи с ним, верно?

Хейд молча кивнула, не в силах описывать подробности того, что происходило в зале замка много лет назад. Очнувшись, Хейд поняла, что лежит в луже крови, рядом с Коринной, чье тело пронзили мечом. В зале раздавались крики ужаса и боли, а Эллора с Берти, крепко связанные, рыдали в углу. Минерва же лежала рядом с ними, бесчувственная, но живая.

И повсюду расхаживали огромные норманнские воины и наёмники с окровавленным оружием в руках.

– Сикрест был почти уничтожен, – прошептала Хейд.

– Теперь понятно, – кивнул Фаро. – В детстве ты связывала свой дар прозрения с произошедшей трагедией, а это место навсегда запечатлелось в твоей памяти как символ смерти и печали. – Немного помолчав, Фаро спросил: – Ты ведь отвергаешь этот свой дар, не так ли?

– Во всяком случае, раньше отвергала, – прошептала Хейд. – И теперь я понимаю, по какой причине. Ведь столько горя, столько смертей… И возможно, я чувствовала себя виноватой.

– Наверное, чувство вины и мешало тебе все эти годы пользоваться своей силой, – заметил Фаро. – И оно же побудило тебя взять на себя ответственность за все происходящее вокруг.

– Да, вероятно, – согласилась Хейд. – А ты, кажется, предупреждал меня, говорил, что я не в ответе за то, чего не могу изменить.

Фаро молча кивнул.

Хейд с вздохом пробормотала:

– Но почему же я снова и снова возвращаюсь в то место, которое так меня пугает?

– Потому что таким способом ты, сама того не сознавая, пытаешься постичь свой дар, постичь то древнее знание, которое заперла в тайниках своей души еще в детстве.

– Похоже, я забыла, как пользоваться своим даром, – призналась Хейд. – И меня это пугает.

Фаро улыбнулся и поднялся на ноги.

– Куда ты? – спросила Хейд.

– Ты уже получила ответы на свои вопросы, поэтому больше во мне не нуждаешься. Я ухожу.

И тотчас же фигура Фаро стала мерцающей, похожей на призрак.

– Мы скоро снова встретимся, Хейд.

– Постой, но как же я…

– Ты уже знаешь ответы… Уже знаешь… – Голос Фаро становился все слабее, его удалявшаяся фигура делалась все меньше, и вскоре Хейд осталась одна под деревом.

Но теперь, даже оставшись в одиночестве, она уже не чувствовала себя слабой и беспомощной. Руки и ноги все еще болели, но в то же время возникало ощущение, что все ее тело наполняется силой и энергией. И по мере того как она наливалась этой энергией, трава становилась все зеленее, а солнце – все более ласковым.

Поднявшись на ноги, Хейд выпрямилась во весь рост и осмотрелась. И тотчас же поняла, что сумеет справиться со всеми трудностями, потому что они уже не казались непреодолимыми. Да, она непременно справится…

«Тристан, любовь моя», – мысленно прошептала Хейд.

И в тот же миг глаза ее закрылись, и душа ее возвратилась в тело.

Она очнулась внезапно – будто ее сбросили с огромной высоты. И в то же мгновение из горла ее вырвался стон, потому что боль вернулась. Все тело ужасно ныло и болело. И еще сильнее болела голова.

– Миледи… – послышался вдруг тихий женский голос. – Миледи, вы меня слышите? Вы уже проснулись?

– Где я? – Хейд с усилием открыла глаза и увидела перед собой два незнакомых женских лица. – Кто вы такие?

– Вы в Сикрест-Мэноре, миледи. А мы – служанки баронессы Крейн, – сказала одна из незнакомок. – Меня зовут Тилли, а это – Роуз.

Хейд снова застонала и немного приподнялась. Окинув взглядом комнату, она поняла, что находится в Сикресте, в своей бывшей детской.

– Баронесса Крейн?.. – переспросила Хейд.

Но прежде чем служанки успели ответить, раздался ужасающий гул, и Хейд почудилось, что от этого гула задрожали стены замка. «Может, это у меня в ушах так гудит?» – подумала Хейд. И тут же спросила:

– А где Найджел?

– Мы не знаем, миледи, – ответила Роуз. – Но думаем, что замок осаждают. А наша госпожа еще не вернулась!

Тут снова раздался удар в стены, и служанки громко вскрикнули. Хейд же с невозмутимым видом проговорила:

– Мы должны выбираться отсюда. Помогите мне встать.

– О нет, миледи, – задыхаясь, прошептала Тилли. – Вы спали с прошлого вечера, и вам еще нельзя вставать. Баронесса сказала, что ради вашей же безопасности вы не должны выходить из комнаты.

Роуз закивала и воскликнула:

– Да-да, миледи!.. К тому же мы не знаем, кто осаждает замок. Должно быть, какие-то варвары!

– Единственный варвар в Сикресте – лорд Найджел, – заявила Хейд, с трудом поднимаясь на ноги. – А тот, кто осаждает замок, не опасен для нас. Я хорошо знаю все коридоры и переходы, и мы сможем незаметно ускользнуть.

Служанки в нерешительности переглядывались. Наконец Тилли сказала:

– Мы боимся, миледи… Да и баронесса запретила нам уходить.

– Что ж, оставайтесь, если хотите. А я не знаю вашу баронессу, поэтому не стану подчиняться ей.

С трудом удержавшись от стона, Хейд заковыляла к двери. Ноги так болели, будто она ступала по осколкам стекла. Повернувшись к дрожавшим от страха служанкам, Хейд спросила:

– Где мои башмаки?

Роуз указала на кожаные ремешки на полу.

– Вот, миледи… Баронессе пришлось разрезать их, чтобы снять с ваших ног.

Хейд вздохнула и посмотрела на свои ноги – повязки нисколько не помогали от боли. И кто же такая эта баронесса?

Снова посмотрев на служанок, Хейд сказала:

– Оставайтесь в этой комнате. Запритесь на задвижку, наложите на дверь болт и сидите тихо. Я пришлю за вами кого-нибудь, но клянусь, что это не будет лорд Найджел. А если он попытается выманить вас отсюда, то знайте: он очень жесток.

– Не беспокойтесь, миледи. – Тилли извлекла из-за пояса кинжал весьма угрожающего вида. – Наша госпожа позаботилась о том, чтобы мы не остались безоружными.

Молча кивнув, Хейд приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Хотя ужасные удары следовали один за другим, а снизу доносились крики, коридор наверху был пуст. Выскользнув из комнаты, Хейд направилась к черной лестнице. Она уже спустилась на несколько ступенек, когда услышала шаги. Девушка попыталась идти быстрее. Она уже спустилась вниз и приближалась к двери зала, когда из-за угла выскочил Дональд. Обрубком руки он прижал Хейд к стене, а ладонью другой зажал ей рот. Его смрадное дыхание ударило ей в нос, и тут же послышался зловещий шепот кузнеца:

– Рад вас видеть, миледи. Лорд Найджел послал меня за вами. Похоже, у нас гости.

Глава 28

Тристан со своими людьми, а также воины Женевьевы, дожидались темноты на лесистом холме неподалеку от Сикреста. Напряжение с каждым часом нарастало, и даже воины Тристана немного нервничали, хотя и привыкли сохранять спокойствие и проявлять выдержку накануне битвы. Сам же Тристан то и дело поглядывал на замок, и губы его кривились в усмешке. Высокие замковые ворота были надежно заперты, а на стенах через равные промежутки размещались часовые. Следовательно, Найджел ожидал нападения, а это, в свою очередь, могло означать только одно: Хейд и в самом деле находилась в замке.

Тристан вспомнил о матери, но тотчас же попытался выбросить ее из головы. «Сейчас не время о ней думать, – говорил он себе. – К тому же не следует забывать о том, что она когда-то отвергла меня, – пусть даже сейчас она и не солгала…»

Тут к нему подъехал Баррет. Взглянув на замок, шериф спросил:

– Может, уже настало время, милорд?

– Да, Баррет, почти настало. Как только мы проникнем за ворота, я поведу половину нашего отряда в зал, а ты со всеми остальными будешь отбивать атаки людей Найджела. А потом вы должны окружить центральную башню замка, чтобы никто из сторонников этого мерзавца не выскользнул и не увез с собой Хейд.

– Да, милорд, но если…

Тут откуда-то с запада донесся топот копыт. Шериф какое-то время с беспокойством прислушивался, потом спросил:

– Милорд, а не могли Найджел призвать наемников для обороны замка?

– Не знаю, Баррет. – Тристан пожал плечами. – Но если моя мать сказала правду, то он не ожидает нас так скоро.

Вскоре на пологом склоне холма появился отряд воинов, и их, судя по всему, было не менее двух сотен. Внезапно от отряда отделился всадник, направивший своего коня прямо к Тристану.

– Будьте готовы, – предупредил Тристан своих людей. – Он едет один, но все равно будьте внимательны.

Когда всадник приблизился, для всех стало очевидно, что незнакомец – человек благородного происхождения; под ним был прекрасный боевой конь, а его оружие и доспехи стоили немалых денег. Рыцарь был рослым и широкоплечим, но явно моложе Тристана. Подъехав еще ближе, он снял шлем, и по плечам его разметались черные кудрявые волосы. Глаза же были ярко-синие.

Незнакомец остановил своего коня в нескольких шагах от Тристана, и какое-то время эти двое молча смотрели друг другу в лицо. Потом одновременно спешились, и темноволосый рыцарь, протянув руку, проговорил:

– Я приехал, как только смог собрать своих людей. Когда нанесем удар?

Крепко пожав руку рыцаря, Тристан ответил:

– Уже скоро. Как только совсем стемнеет.

– Я Николас Фицтодд, – сказал незнакомец. – Тебе ведь знакомо мое лицо?

Тристан молча кивнул – и тут же словно окаменел; лишь подергивание щеки свидетельствовало о том, что он живой человек, а не изваяние.

Тут Николас заговорил снова:

– Я сразу узнал тебя, Тристан Д'Аржан. Ведь ты – мой брат.

Эти слова младшего брата вывели Тристана из оцепенения. Он привлек Николаса к себе и заключил в объятия.

– Да, конечно… Мы с тобой братья, – прохрипел Тристан, похлопывая Николаса по спине.

У Баррета от волнения перехватило горло, и он отвел глаза. Точно так же поступили почти все воины Тристана.

Наконец братья разомкнули объятия и одновременно откашлялись, скрывая свое волнение.

– Я сейчас прикажу своим людям присоединиться к тебе, – сказал Николас. Шагнув к своему коню, он забрался в седло.

Час спустя отряды соединились, а затем братья обсудили план штурма, чтобы действовать согласованно. А стражи на стенах, конечно же, давно уже поняли, что всадники, собравшиеся у замка, вскоре начнут штурм.

Поглядывая на брата Николаса и Баррета, Тристан остро ощущал отсутствие Фаро, с которым участвовал в сотнях сражений. Но даже сейчас, когда лучшего друга не было с ним рядом, он сердцем своим чувствовал: Фаро по-прежнему с ним.

Наконец солнце стало опускаться за холмы, и Сикрест начал погружаться в закатную розовую дымку. Прошло еще какое-то время, и Тристан негромко произнес:

– Едем.

В следующее мгновение его воины издали громкий боевой клич, который тотчас же подхватили люди Николаса. И вслед за этим четыре сотни воинов начали стремительно спускаться по холму. Когда они приблизились к стенам Сикреста, на них посыпался град стрел, выпущенных защитниками замка. Но нападавшие почти не пострадали, потому что закатные лучи солнца слепили лучников.

Прошло совсем немного времени, и старые деревянные ворота, не выдержавшие мощного натиска штурмующих, раскололись в щепы. Раздался оглушительный треск, и воины ворвались во двор замка; впереди же скакали Тристан и Николас. Их встретили защитники замка, и тотчас же зазвенели мечи и послышались отчаянные крики поверженных. Воины Найджела встречали нападавших пешими, они были плохо подготовлены к такой битве – ведь лорд Найджел после захвата Сикреста ни разу не подвергался нападению. Люди Тристана и Николаса шаг за шагом теснили их, и вскоре трупы защитников замка усеяли весь двор.

Тристан, крушивший врагов направо и налево, изредка поглядывал на Николаса и невольно усмехался. Похоже, что его младший брат – умелый и грозный воин. У самого входа в башню Николас присоединился к Тристану, и тут же появились люди молодого барона с тяжелым дубовым тараном для взлома дверей.

– Посторонитесь, милорды! – выкрикнул один из воинов во главе нападавших.

Тристан с Николасом переглянулись и убрали мечи в ножны. Затем спешились, чтобы очистить место для тарана.

– Ну-ка! Вперед! – крикнул воин, и таран врезался в дверь.

Однако дверь не поддалась, и воин закричал:

– Еще раз! Вперед!

Дверь и на сей раз, выдержала удар, хотя и затрещала.

– Надо еще сильнее! – закричал Николас. Тристан кивнул и присоединился к воинам, крепко вцепившись в ручку тарана.

– Ну-ка! Вперед!

Таран обрушился на дверь, массивные створки тут же затрещали, а затем с оглушительным грохотом рухнули на пол.

Сила удара была такова, что воины по инерции влетели в зал, и только Тристан успел выпустить ручку тарана и отступить в сторону. Обнажив меч, он переступил порог и осмотрелся. В глубине зала, прямо напротив него, сидел за столом его враг с чашей вина в руке. Причем Найджел смотрел на Тристана со снисходительной и насмешливой улыбкой. А между ним и Дональдом сидела Хейд, и у горла ее кузнец держал кинжал.

Сердце Хейд радостно подпрыгнуло в груди, когда двери рухнули и в зал ворвались воины, а вместе с ними Тристан с мечом в руке. Но уже в следующее мгновение она почувствовала, как Дональд приставил к ее горлу холодное и острое лезвие.

– Добро пожаловать, лорд Тристан, – сказал Найджел с ухмылкой. – Как мило, что вы нанесли мне визит. Конечно, я ожидал вашего появления, но не так скоро.

А нападавшие тем временем уже заполнили весь зал и окружили стол, за которым восседал в кресле лорд Найджел.

– Отпусти ее, Найджел! – закричал Тристан. – Отпусти, и тогда я дам тебе шанс сразиться со мной в честном бою, один на один!

– О, я не собираюсь с тобой драться. – Найджел рассмеялся и провел пальцем по груди Хейд. Потом потянул за шнуровку на ее корсаже. – Неужели из-за нее стоит проливать столько крови? Что ж, скоро я это узнаю.

Почувствовав прикосновение Найджела, Хейд крепко зажмурилась.

– Будь осторожнее, Тристан! – раздался вдруг чей-то голос. – Держись подальше от него, иначе он убьет тебя.

Хейд открыла глаза и увидела до странности знакомое лицо человека, пытавшегося удержать Тристана от необдуманных действий.

Взглянув на возлюбленного, она пробормотала:

– Да, Тристан, не надо…

– Придержи язык, потаскушка! – взревел Найджел, потеряв терпение. Он схватил девушку за волосы и с силой рванул к себе, так, что лезвие Дональда оцарапало ее шею, а из ранки заструилась кровь.

Найджел прикоснулся пальцем к ранке, затем сунул палец в рот.

– О, какая ты сладкая, – проговорил он с ухмылкой.

Из горла Тристана вырвался рык, и на лбу у него отчетливо обозначились вены. Вырвавшись из рук Николаса, он бросился к Найджелу. Но Баррет вовремя удержал своего господина, и Николас снова схватил его за руку.

– Полагаю, я совершил глупость, доверившись твоей матери, Тристан, – сказал Найджел. Он вновь толкнул Хейд к Дональду и, взяв со стола чашу с вином, поднялся на ноги. – Мне следовало знать, что все женщины лгуньи и дуры и баронесса Крейн не является исключением.

– Наша мать не дура! – прокричал Николас. – Она сразу же тебя раскусила!

Хейд снова посмотрела на темноволосого рыцаря, и глаза ее округлились; теперь-то ей стало ясно, почему лицо этого человека показалось ей знакомым. Значит, баронесса Крейн была матерью Тристана, Женевьевой Д'Аржан! А темноволосый молодой человек – брат Тристана! Да-да, конечно, они очень похожи друг на друга…

Найджел в изумлении уставился на Николаса:

– Ваша мать, ты говоришь? Гм… Значит, ты – лорд Николас, барон Крейн? Что ж, добро пожаловать в Сикрест, милорд.

– С тобой покончено, Найджел, – процедил Николас сквозь зубы.

– Отпусти меня, брат! – закричал Тристан. – Отпусти же!..

Но Николас с Барретом по-прежнему его удерживали, ибо понимали, что он совершенно не владел собой.

Найджел какое-то время смотрел на братьев, потом заявил:

– Да, теперь мне понятно, что я кое в чем ошибся. Но это не помешает мне осуществить хотя бы часть моих планов. – Он снова отхлебнул из своей чаши и вновь заговорил: – Имей в виду, Д'Аржан, она все равно не будет принадлежать тебе. Ты меня понял?

В этот момент Хейд вдруг почувствовала, что нажим лезвия на ее горло чуть ослабел, и она решила воспользоваться своим шансом. Собравшись с силами, она оттолкнулась от края стола, и ее стул опрокинулся. Дональд, вскрикнув от неожиданности, повалился на Найджела, выбив из его руки чашу. И тотчас же алое, как кровь, вино расплескалось по столу и потекло на пол.

И тут весь зал пришел в движение. Тристан, вырвавшись наконец-то, ринулся к столу, а следом за ним устремились его воины. Хейд попыталась отползти к дальней стене, но Дональд ухватил ее за ногу и с силой рванул на себя. Девушка громко вскрикнула и уткнулась лицом в пол. Кузнец же, вскочив на ноги, схватил ее за волосы и рывком заставил подняться. В следующее мгновение она почувствовала, как он развернул ее и поставил перед собой – как щит. А потом его кинжал снова оказался у ее горла.

– Эй, Д'Аржан, эй, ублюдок! – завопил Дональд. – Посмотри, кого я поймал!

Краем глаза Хейд заметила Тристана и Найджела, стоявших у стены; причем меч Тристана был приставлен к животу врага.

– Отзови своих людей! – снова закричал кузнец. – Или я перережу ей горло!

– Не слушай его, Тристан! – крикнула Хейд. – Убей его!

Тристан покосился на Дональда, затем, взглянув на брата, прокричал:

– Николас, пусть наши люди отступят! – Он стал медленно опускать свой меч.

– Нет! – крикнула Хейд.

Но Тристан уже опустил меч и отступил от Найджела на несколько шагов. Тот мгновенно воспользовался этим и, выхватив из-за пояса длинный тонкий стилет, метнул его в грудь Тристана. Но Тристан, очевидно, именно этого и ожидал – он вовремя уклонился, и стилет пролетел мимо, не причинив ему ни малейшего вреда. А уже в следующее мгновение, испустив хриплый крик, он пронзил Найджела своим широким мечом.

И в тот же миг Хейд почувствовала, как что-то просвистело мимо ее щеки. Дональд же покачнулся и, не издав ни звука, рухнул на пол.

Хейд бросилась в объятия Тристана, и он крепко прижал ее к груди. А затем они оба уставились на поверженного Дональда. Из глаза кузнеца торчал какой-то странный предмет – небольшой шар, насаженный на тонкий металлический стержень.

Хейд с Тристаном в изумлении озирались, пытаясь понять, откуда метнули это смертоносное оружие. И вдруг увидели Фаро, въезжавшего в зал на черном боевом коне. Темнокожий друг Тристана небрежно помахивал пращой, и на губах его играла едва заметная улыбка. Араба окружали молодые люди, одетые точно так же, как он.

– Черный дьявол! – восторженно завопил Баррет, и лицо его расплылось в широкой улыбке.

Почувствовав судорожный вздох Тристана, Хейд легонько подтолкнула его к другу.

– Иди к нему…

– Ты уверена, что… – Тристан заглянул ей в глаза. – Ох, милая, не хочу оставлять тебя ни на минуту.

– Ничего страшного, если оставишь на минутку. Ведь нам предстоит всю жизнь провести вместе, – ответила Хейд с улыбкой. – Иди же, поблагодари его за то, что он спас меня.

«Спас дважды», – добавила она мысленно, глядя вслед Тристану.

Свита Фаро расступилась перед великаном англичанином, а Фаро, спешившись, проговорил:

– Похоже, мой господин, я прибыл очень вовремя.

– Как всегда, Фар, как всегда, – ответил Тристан. Друзья обнялись и рассмеялись, похлопывая друг друга по плечу.

Наконец, чуть отстранившись, Тристан повернулся к брату:

– Николас, иди сюда!

Молодой человек приблизился, и Тристан сказал:

– Знакомься Фар. Это мой брат лорд Николас, барон Крейн.

– Твой брат, мой господин? – Фаро снова улыбнулся. – Наверное, теперь ты по-настоящему счастлив…

Фаро с бароном пожали друг другу руки.

– Видишь ли, Николас, – продолжал Тристан, – я считаю Фаро Такана своим вторым братом. И, наверное, без вас двоих этот день не закончился бы для меня так благополучно. Думаю, что моя Хейд того же мнения.

Тристан взглянул на возлюбленную, и она улыбнулась ему. Но вдруг Тристан изменился в лице, а затем раздался его крик:

– Хейд! За спиной!

Хейд стремительно обернулась и увидела Найджела. Пошатываясь, все еще с мечом в животе, он медленно приближался к ней, и в руке у него был факел, который ему удалось выхватить из настенного держателя. Внезапно из горла его вырвался безумный смех, и он бросил факел на стол прямо перед девушкой. В тот же миги она, и сам Найджел оказались в кольце пламени. Хейд в ужасе закричала, глядя на стоявшего рядом Найджела. С трудом, держась на ногах, он пытался вытащить меч из живота. Губы его кривились в усмешке, и он, задыхаясь, бормотал:

– Вот мы с тобой снова оказались вместе, моя девчонка… – Из горла его вырвался хрип, и на губах выступила кровавая пена. – Да, вместе… И мы умрем вместе.

Из-за стены огня, окружавшего их, доносились крики и призывы побыстрее принести воды. Но Хейд понимала, что помощь едва ли успеет – она уже задыхалась от дыма, и дышать становилось все труднее. А Найджел тянулся к ней сквозь пламя и, словно в бреду, бормотал:

– Иди же сюда, иди на лезвие меча, любовь моя. Ты пойдешь на смерть добровольно, как и твоя мать.

Последние слова Найджела ошеломили Хейд; ведь она прежде думала, что ее мать никак не могла бы спастись от меча норманнов. И это новое знание что-то всколыхнуло в ее душе и наполнило ее необыкновенной силой. Отбросив все свои прежние сомнения и страхи, Хейд выпрямилась во весь рост – и тотчас же из глаз ее и с кончиков пальцев полетели молнии, а волосы, зашевелившись, встали веером вокруг головы.

Найджел перестал к ней тянуться и в ужасе замер, глядя на преобразившуюся Хейд. А она, вскинув перед собой руки и не обращая внимания на жадное пламя, лизавшее ее тело, но не обжигавшее, низким и чуть хрипловатым голосом произнесла слова, которые инстинктивно усвоила с самого рождения:

Заклинаю тебя огнем,

Заклинаю тебя мечом,

Чистотою души своей до конца своих дней!

И не будешь ты мною прощен никогда, до конца времен!

И тут же меч в животе Найджела сам собою провернулся, и из горла его вырвался отчаянный вопль. А пламя, уже пожиравшее его, поднялось еще выше и охватило голову и волосы. Глухо застонав, он рухнул на пол, и в последние мгновения жизни перед ним промелькнули картины и образы, струившиеся из глаз стоявшей перед ним огненной девушки. Он увидел Хейд и Солейберт – совсем еще маленьких девочек, игравших под снисходительными взглядами своих матерей; увидел лорда Джеймса, гулявшего по лугам Сикреста; увидел Тристана, поднимавшего чашу за здоровье обитателей Гринли; и еще он видел Фаро, Николаса и Берти с золотой подвеской на груди, а также Минерву в тот момент, когда она сжимала его запястье и призывала на его голову гнев древних богов.

Тело Найджела еще долго корчилось на полу зала, хотя сердце его уже давно остановилось. А Хейд, стоявшая над ним, пристально вглядывалась в пламя, пожиравшее его.

Глава 29

Сидя на могучем коне Тристана, они уносились все дальше от Сикреста, и прохладный ночной воздух свистел и гудел у них в ушах. Обнимая Хейд за талию, Тристан то и дело побуждал коня мчаться быстрее, а девушка по-прежнему молчала – с того момента, как она отправила Найджела в ад, она не произнесла ни слова, хотя и не теряла сознания.

Луна, еще две ночи назад Полная и серебристая, теперь шла на убыль; она уныло висела над чернеющим лесом, поглотившим дорогу впереди. Когда они въехали в лес, Тристан придержал коня и пустил его рысью, потом – шагом. Тени причудливым кружевом лежали на дороге, и ласковый шепот листвы временами заглушался ночным бормотанием ручья.

Наконец Тристан остановил коня и, осторожно придерживая Хейд, спрыгнул на землю. Когда же он подхватил девушку на руки, она показалась ему совсем невесомой, почти воздушной. И она по-прежнему молчала, хотя глаза ее были открыты.

Осмотревшись, Тристан пошел в глубину леса, подальше от дороги, и конь послушно последовал за ним. Вскоре он вышел на небольшую прогалину на склоне холма. Опустившись на колени, Тристан с предельной осторожностью уложил Хейд на мягкую траву. Он вглядывался в ее бледное лицо, а она, словно не замечая его, смотрела куда-то во тьму у него за спиной. И постоянно вздрагивала.

– Хейд… – тихонько позвал он. – Хейд, любовь моя!..

Он усадил ее, прислонив спиной к широкому стволу старого бука. Потом, взяв за подбородок, заглянул ей в глаза.

– Дорогая, я отойду ненадолго. Хочу развести костер. Я не уйду далеко. Ты сможешь меня видеть.

Хейд снова вздрогнула и заморгала – словно только что проснулась.

– Моя фея, ты слышишь меня? Мне надо развести костер.

Она опять заморгала, потом едва заметно кивнула.

Тристан ласково улыбнулся ей и провел ладонью по ее щеке. Затем поднялся на ноги и отправился на поиски сухих веток. Верный своему слову, он ни на миг не терял Хейд из поля зрения. А она по-прежнему сидела у ствола дерева и вздрагивала время от времени. Тристан и прежде наблюдал подобное состояние – у тех своих воинов, кто впервые оказался в бою. Некоторые выходили из этого оцепенения самостоятельно, других же приходилось выводить из него. Но случалось и так, что человек до конца жизни не приходил в себя, и, конечно же, это было самое страшное.

Когда костер разгорелся и прогалина осветилась, Тристан вернулся к Хейд. Сняв пояс и меч, он положил их рядом с деревом, затем, опустившись на колени, склонился над возлюбленной.

– Дорогая, так ведь лучше, верно? Гораздо приятнее, когда светло вокруг. – Он провел пальцем по ее пересохшим губам. – Немного согрелась, да?

Хейд не отвечала, и Тристан тяжело вздохнул. Потом вдруг улыбнулся и, прикоснувшись к разорванному корсажу ее платья, проговорил:

– Боюсь, миледи, что ваш наряд безнадежно испорчен.

Увы, Хейд и сейчас не ответила. И ее молчание все больше его пугало. «Только бы она заговорила, – думал Тристан. – Только бы заговорила…»

Он осторожно провел ладонями по ее рукам, потом чуть приподнял их, чтобы получше рассмотреть в свете костра. И вдруг увидел ужасные синяки и кровоподтеки у нее на запястьях.

– О Господи! – воскликнул Тристан. – Любовь моя, что он сделал с тобой?

Он немного приподнял подол ее юбки и увидел паутину лопнувших сосудиков и синяки на лодыжках – в этих местах ноги были перетянуты веревкой.

Тристан почувствовал, как на глаза его наворачиваются слезы, а в груди зарождаются рыдания. Не в силах более сдерживаться, он склонился к ногам девушки, и на ноги ее пролились его слезы. «А ведь могло случиться и так, что ее отняли бы у меня навсегда», – в ужасе думал Тристан. Он не издавал ни звука, но плакал так, как не плакал со времен детства, когда бродил, одинокий, по улицам Парижа.

О, как же он любил ее!

– Хейд… – произнес он срывающимся голосом. Склонившись к ней, он принялся целовать ее ноги. – Хейд, вернись ко мне! Пожалуйста!..

И тут она наконец-то его услышала. Да-да, услышала! Тристан понял это, когда вдруг почувствовал, что Хейд провела ладонью по его обнаженной шее над кольчугой и туникой. Подняв голову, он увидел, что Хейд улыбается ему.

– Милая, тебе больно? – прошептал он. – Может, надо что-нибудь сделать?..

Она покачала головой и снова погладила его шею. Сердце ее наполнилось любовью, и она вдруг вспомнила их первую встречу, когда она плакала в конюшне Сикреста. Казалось, что с тех пор миновали годы, а ведь прошло не так уж много времени…

– Нет, ничего не надо делать, – ответила Хейд. – Мне не очень больно.

Он взял ее за плечи и заглянул в глаза.

– Дорогая, может быть, тебе холодно? Принести одеяло?

Ночной ветерок и впрямь был прохладный, но Хейд уже не чувствовала холода – вскоре после того как Тристан развел костер, она согрелась. Однако в голову ей пришла одна мысль… Этой ночью она собиралась кое-что предпринять…

Снова улыбнувшись, Хейд ответила:

– Да, принеси, если можно…

Тристан тут же вскочил на ноги и направился к своему коню. Глядя ему вслед, Хейд любовалась его могучей фигурой. Приблизившись к коню', Тристан снял с него шерстяную попону и вдруг замер – будто к чему-то прислушивался. И Хейд тоже услышала какой-то звук.

Вернувшись к ней, Тристан присел возле нее на корточки и, расправив складки попоны, прикрыл ее ноги.

– Слышу, что приближаются всадники, – сказал он тихо. – Думаю, это Фаро и остальные. Они возвращаются в Гринли. Может, хочешь продолжить путь? Присоединимся к ним?

Хейд очень хотелось присутствовать при встрече Берти с Фаро, хотелось видеть встречу Тристана с матерью и братом, а также обнять Минерву и поблагодарить ее за все, сказать ей, как сильно она ее любит. Но она уже твердо решила, что этой ночью останется здесь, на лесной прогалине.

– Ах, не уверена, что сегодня у меня хватит на это сил, – солгала Хейд. – Не остаться ли нам на ночь здесь, если это возможно?

– Хорошо, я скажу им, что мы с тобой задержимся, – ответил Тристан. – Будем отдыхать, сколько ты пожелаешь. – Он провел ладонью по ее щеке. – Дорогая, можно оставить тебя одну ненадолго?

– Да, конечно, – кивнула Хейд.

Она с улыбкой смотрела ему вслед, пока он не скрылся за деревьями. Потом, приподняв попону, осторожно потрогала свои израненные ноги. И вдруг со смехом подбросила попону вверх, и та, сама собой, расправившись, медленно поплыла по воздуху, а затем улеглась неподалеку от костра. Хейд снова рассмеялась и пристально посмотрела на костер. Пламя тотчас же взметнулось к небу, и вокруг стало совсем светло.

Хейд же, осмотревшись, направилась к ручью. Какое-то время она шла вдоль берега, потом остановилась и, чуть помедлив, зашла по щиколотку в воду. Вода оказалась холодная, но необыкновенно приятная, и Хейд тотчас же почувствовала, что ноги у нее уже почти не болят.

Снова осмотревшись, она провела ладонью по волосам, а затем стала раздеваться. Бросив платье и нижнее белье на траву у берега, Хейд зашагала по лунной дорожке, пересекавшей ручей, точно мостик.

Тристан быстро шагал по тропинке, направляясь к прогалине, где оставил Хейд. В одной руке он держал мешок с провизией, а в другой – кожаную бутыль с водой. Тристан только что виделся с Фаро и сказал другу, что присоединится к нему попозже, когда Хейд немного отдохнет и наберется сил.

В какой-то момент ему вдруг показалось, что в лесу стало гораздо светлее, словно небольшой костерок, который он развел, увеличился за время его недолгого отсутствия в несколько раз и превратился в ревущую стену пламени. Да, теперь он уже прекрасно видел это пламя – костер действительно стал больше.

Тристан зашагал еще быстрее, ему ужасно хотелось увидеть Хейд, хотелось услышать ее голос, хотелось целовать ее снова и снова…

Ступив на прогалину, он замер, похолодел… Костер действительно весело потрескивал, и свет его заливал все вокруг. Но Хейд нигде не было, она исчезла. Кожаная бутыль и мешок с едой выпали у него из рук. Рванувшись к ручью, он громко закричал:

– Хейд, где ты?! Хейд, ты меня слышишь?

Уже приближаясь к ручью, Тристан увидел мерцание воды между деревьями, и ему вдруг представилось, что Хейд, возможно, оступилась и упала в воду, возможно, ударилась о камни головой и теперь… О Боже, неужели он найдет сейчас ее бездыханное тело?!

– Хейд, отзовись! – снова закричал Тристан.

Остановившись у берега, он осмотрелся и вдруг заметил на траве, у самой воды, кучу грязного тряпья. Вроде бы ее одежда… Но где же сама Хейд?

Тристан поднял голову – и у него перехватило дыхание.

Хейд стояла в ручье совершенно обнаженная, и ее длинные волосы, потемневшие от воды, струились по плечам. И при этом казалось, что все тело ее излучает свет, чудесное серебристое сияние.

Не в силах вымолвить ни слова, Тристан любовался стоявшей перед ним обнаженной красавицей. А она, не замечая его, изредка наклонялась, чтобы плеснуть на себя немного воды. Вода тоненькими ручейками стекала по ее телу, а оставшиеся капельки сверкали, словно бриллианты.

Наконец она повернулась к Тристану и улыбнулась ему – улыбнулась так, как будто звала к себе.

Из груди Тристана вырвался хриплый стон, похожий на рычание дикого зверя. Он с плеском прыгнул в ручей, и холодная вода фонтанами взметнулась из-под его сапог. Он дрожал и задыхался от томления по Хейд, однако боялся напугать ее силой своего желания.

Приблизившись к ней, он заглянул ей в глаза, а она, снова улыбнувшись, проговорила:

– Добрый вечер, милорд. Я очень рада вас видеть.

Шагнув к нему, Хейд провела ладонями по его плечам, и Тристан невольно вздрогнул – он мог бы поклясться, что даже под кольчугой ощутил прикосновение ее пальцев.

Ему ужасно хотелось обнять ее, но он боялся, что она исчезнет, испарится, сольется с лунным светом, на который сейчас так походила. Наконец, собравшись с духом, он медленно поднял руки и провел ладонями по ее спине, по чуть выступающим лопаткам. Кожа у нее была влажной, но не холодной. Более того, казалось даже, что от нее, словно от костра, исходит жар – во всяком случае, Тристану вдруг стало ужасно жарко, и он почувствовал, что обливается потом.

– О, миледи… – произнес он хриплым голосом. – О, Хейд…

Она привлекла его к себе, и Тристан тотчас же почувствовал, что от нее действительно исходит жар.

– Хейд, я не мог тебя найти, – прохрипел он.

– Но нашел же… – ответила она с улыбкой.

Тут Хейд взяла его лицо в ладони, и губы их тотчас же слились в поцелуе. Когда же поцелуй прервался, она чуть отстранилась и, заглянув ему в глаза, прошептала:

– Тристан, ты меня нашел и спас.

А в следующий миг он понял, что она принялась стаскивать с него кольчугу. Наконец тяжелая кольчуга с громким плеском упала в воду, и Тристан тотчас же почувствовал странное жжение на груди и плечах, причем жжение исходило из сияющих глаз Хейд – в этом у него не было ни малейшего сомнения. А уже в следующее мгновение он вдруг понял, что больше не может сдерживаться; с лихорадочной поспешностью Тристан начал срывать с себя одежду и бросать ее в ручей, туда же, куда упала кольчуга. Почувствовав, что жжение на груди и плечах усиливается, он машинально наклонился и плеснул на себя холодной водой. Затем, подняв голову, увидел, что Хейд пристально смотрит на него. И во взгляде ее был призыв – Тристан тотчас же это понял. Не в силах противиться ей, он подхватил ее на руки и понес к берегу, к прогалине и попоне, лежавшей у костра. Осторожно уложив, какое-то время стоял над ней, любуясь ее прекрасным телом. Потом, чуть наклонившись, рванул кожаные завязки своих штанов. Влажная кожа не выдержала и лопнула. Тристан тотчас же стащил с себя штаны и отбросил их в сторону. Затем, наклонившись, стал снимать сапоги. Несколько мгновений спустя сапоги полетели куда-то в темноту, и вот он, тоже совершенно обнаженный, выпрямился и взглянул належавшую перед ним девушку.

Хейд уже заметила, как он возбужден, однако нисколько не испугалась, когда Тристан лег с ней рядом. Она смотрела на столь знакомое и дорогое ей лицо и не думала о возможной боли от первой близости. Она не ведала сомнений – думала лишь о будущем. И ни о чем не жалела, вспоминая прошлое. Глядя ему в глаза, она прошептала его имя, – и он тут же привлек ее к себе и принялся покрывать поцелуями ее лицо, шею, груди. Она до боли жаждала его прикосновений и с трудом удержалась от крика, когда его рука оказалась меж ее ног.

«Я должна ему это сказать, должна… – промелькнуло у Хейд. – И надо сказать это сейчас – немедленно».

– Тристан… – пробормотала она задыхаясь. – О, Тристан!

Он приподнялся и заглянул ей в лицо. В свете костра сверкнули его зубы:

– Что, любовь моя?

Хейд судорожно сглотнула и, сделав глубокий вдох, выкрикнула:

– Тристан, я люблю тебя!

И тотчас же все тело ее наполнилось острым наслаждением, граничившим с болью. Она снова и снова выкрикивала имя любимого, она звала своего мужчину, своего воина. А в ушах у нее звучал голос Тристана, говорившего о своей любви.

Внезапно ее пронзила острая боль – словно отрезвляющая струя ледяной воды. Ошеломленная, Хейд распахнула глаза. Но, увидев лицо Тристана в капельках испарины, увидев любовь и нежность в его глазах, она тотчас же забыла о боли и, полностью доверившись ему, устремилась вместе с ним к вершинам блаженства.

Прижимая к себе своего воина, Хейд чувствовала себя по-настоящему счастливой. Целуя его, она шептала ему о своей любви и слышала ответные признания.

Движения Тристана становились все более яростными и неистовыми, и Хейд, изгибаясь всем телом, устремлялась ему навстречу, раз, за разом сливаясь с ним воедино. Наконец, содрогнувшись одновременно, они замерли. И в тот же миг Хейд услышала, как Тристан прошептал:

– Я люблю тебя, Хейд. О, как же я тебя люблю…

Почувствовав, как глаза ее наполняются слезами счастья, Хейд заморгала – и вдруг увидела, как над лесом появилась яркая звезда. И казалось, что звезда эта смотрит на них с Тристаном с ласковой улыбкой и посылает им свое благословение.

Эпилог

Первый день нового 1077 года

Гринли-Мэнор, Англия

Младенец снова заплакал, требуя к себе внимания, и Хейд с вздохом поднялась с постели. Выпуская жену из объятий, Тристан тоже вздохнул – ему ужасно не хотелось отпускать ее от себя.

Приблизившись к колыбели, Хейд улыбнулась. Ласково глядя на рыжеволосую малышку, проговорила:

– Выходит, тебя ни в коем случае нельзя оставлять одну? Да, леди Изабелла?

Девочка в ответ что-то залопотала, и Хейд со смехом подхватила ее на руки, затем быстро прошлепала по холодному полу, чтобы снова устроиться в теплой постели.

Тристан с улыбкой приподнял для них одеяло.

– Конечно, она не хочет оставаться одна. И в этом ее явное сходство с матерью.

Изабелла тут же принялась сосать грудь матери, а та, лукаво взглянув на мужа, проговорила:

– Теперь мы заняты, а тебе следует подумать о своих делах.

Тристан пожал плечами и поцеловал жену в губы.

– Боюсь, что и ты не помнишь обо всех своих делах.

– Гм… – Хейд ненадолго задумалась. – Это ты про Берти, не так ли? Думаешь, она сердится на меня из-за того, что я еще не навестила ее? Ведь они-то с Фаро часто к нам приезжают…

– Нет-нет, не сердится. Она понимает, что тебе требуется время, чтобы собраться с силами и посетить Сикрест. Думаю, что они с Фаро скоро снова к нам приедут. – Тристан улыбнулся и добавил: – Вчера я получил от него весточку. Твоя сестра снова ждет ребенка.

– О, Тристан!.. – в восторге воскликнула Хейд. – Как это замечательно! Теперь у крошки Джейми будет братец или сестрица, и они смогут вместе играть!

Первенец Фаро и Солейберт Джеймс, или Джейми, появился на свет год назад, и в ребенке удивительным образом сочетались, белокурая красота матери и смуглое очарование отца; у малыша были мягкие светло-каштановые кудри и огромные темно-карие глаза.

Все восторгались малышом Джейми, но более всех – леди Эллора, она очень изменилась после рождения первого внука. Вильгельм предоставил Тристану право наказать ее по своему усмотрению, но Хейд, в конце концов, уговорила мужа не изгонять Эллору из ее дома – ведь она и так слишком много страдала в жизни. И это решение оказалось весьма разумным, потому что леди Эллора обожала своего внука, а Фаро и Берти считала хозяевами Сикреста. И она гордилась тем, что муж ее дочери – особа королевской крови.

– Странно, что Фаро решил остаться здесь, – в задумчивости пробормотала Хейд. – Не жалеет ли он, что отказался править в своей стране.

– Я спрашивал его, – ответил Тристан. – Но он заявил, что его дом здесь, рядом с нами и Солейберт. Я думаю, что он слишком долго жил вдали от своего народа. К тому же он не может простить им бунта и убийства своего отца. Слава Богу, что он понял это еще до того, как сел на корабль.

– Фаро – принц! Подумать только! – воскликнула Хейд.

Изабелла снова уснула и теперь тихонько посапывала.

– Неудивительно, что Вильгельм отдал ему Сикрест за то, что он помогал нам в борьбе против Найджела, – заметила Хейд.

– Да, конечно, – кивнул Тристан. – Но в этом решении был и расчет, моя дорогая. Дело в том, что Вильгельм ищет союзников среди иноземцев. И он хочет заручиться поддержкой соплеменников Фаро. Хейд весело рассмеялась:

– Какой же он мудрый, наш король. Послышался негромкий стук в дверь, и муж с женой натянули на себя одеяло повыше.

– Войдите! – крикнул Тристан.

Баронесса Крейн приоткрыла дверь и с улыбкой сказала:

– Примите мое благословение в день Нового года, дорогие.

– Спасибо, матушка. – Тристан улыбнулся ей в ответ. – Входи же.

Женевьева подошла к постели со стороны Хейд и раскрыла объятия.

– О, моя внучка! Дайте же мне ее! Хейд передала ей сонную девочку.

– Ma petite cherie![2] – Баронесса просияла.

Вопросительно посмотрев на супругов, сказала:

– Если хотите, я могу одеть ее и забрать в зал. А вы пока приводите себя в порядок.

– Благодарю вас, миледи. Мы скоро спустимся, – ответила Хейд.

Женевьева собрала одежду малышки Изабеллы и вышла из комнаты. Хейд же, прижавшись к мужу, воскликнула:

– Твоя мать – просто чудо!

– Как жаль, что я столько лет об этом не знал, – с вздохом пробормотал Тристан. – О, как чудовищно нас тогда разлучили в Париже…

После смерти Найджела Тристан сдержал слово и выслушал рассказ матери. И та поведала о том, как отдала его в чужие руки, когда решила выйти замуж за богатого французского дворянина – этот человек был очень недоволен тем, что Женевьева родила ребенка вне брака. Незадолго до свадьбы он сказал Женевьеве, что его семья не примет Тристана, и уговорил ее скрывать сына до тех пор, пока не будет заключен их брак. Она не любила этого человека, но у нее не было выбора – она хотела, во что бы то ни стало обеспечить будущее своего сына.

Женевьева согласилась на время отдать ребенка приемной матери, ей обещали – всего лишь на несколько недель. Отправив Тристана к знакомой своего жениха, она вручила ему половину того, чем тогда владела, – один из сапфиров Д'Аржанов.

Женевьеве было трудно подобрать слова, когда она пыталась объяснить сыну, что произошло. После брачной церемонии супруг сообщил ей, что продал ее сына. Не поверив ему, Женевьева бросилась на поиски мальчика. Она обыскала весь Париж, но Тристан бесследно исчез. Женевьева вернулась домой и убила мужа, ударив по голове тяжелой шкатулкой, в которой хранились деньги. Она убила его во сне, отомстив за то, что он лишил ее сына. А потом, забрав из шкатулки все деньги, села на первый же отплывавший в Англию корабль и успела покинуть Францию до того, как стало известно о ее преступлении. В Лондоне она обратила на себя внимание барона Крейна и вышла за него замуж – чтобы о ней забыли во Франции. Со временем она нежно полюбила лорда Ричарда и была счастлива, когда родился Николас, но все эти годы продолжала разыскивать Тристана.

После смерти старого барона до нее дошли слухи о новым лорде Гринли, и она испросила аудиенции у Вильгельма. Король выслушал печальную исповедь Женевьевы и, отпустив ей старые грехи, поклялся, что никогда не заставит ее вернуться во Францию.

Теперь же, когда мать и сын воссоединились, Женевьева осталась в Гринли, чтобы присутствовать на свадьбе, а потом помочь Хейд во время родов. Через некоторое время она собиралась вернуться в Хартмур, чтобы подыскать достойную невесту брату Тристана.

– Пора вставать, – пробормотала Хейд, уткнувшись лицом в грудь мужа. – Ночью прибыли Бьюкенены. Они ждут нас.

– М-м… Могут и подождать. – Тристан провел кончиками пальцев по спине жены.

Хейд со смехом отстранилась.

– Милорд, разве ты не помнишь, что случилось, когда мы заставили их ждать в прошлый раз?

После чудесной ночи в лесу они вернулись в Гринли, Тристан – без туники и только в одном сапоге, а Хейд – завернутая в попону. В замке они застали не только своих друзей, но и шотландских воинов, а также одного странствующего торговца – тот ужасно нервничал.

Оказалось, что в Гринли прибыл дед Хейд, отец Коринны, который все еще здравствовал. В замке его приняли как почетного гостя, и Ангус Бьюкенен был весьма доволен приемом. Когда Хейд с Тристаном, вернувшись в Гринли, вошли в зал, они застали там шотландских гостей, пировавших за столами. Ангус ужасно обрадовался, увидев внучку, – он-то считал, что она погибла вместе с Коринной, и лишь совсем недавно узнал, что она жива, узнал благодаря счастливой случайности. Его воины встретили на дороге торговца, и тот рассказал им о рыжеволосой пленнице. Ангус решил немедленно отправиться на юг, а торговца прихватил с собой.

– На всякий случай, – пояснил старый лэрд, бросив строгий взгляд на невысокого худощавого человечка.

Минерва была очень рада встрече с братом, и с лица ее не сходила улыбка, лишь изредка в глазах старой целительницы появлялась какая-то странная грусть. Когда же Хейд спросила тетку о причине этой грусти, та ответила:

– О, это старая история, моя девочка. Возможно, когда-нибудь я ее расскажу, но не сейчас.

Веселье продолжалось несколько дней. А перед отъездом шотландские гости заявили, что непременно приедут на крещение первого ребенка Хейд.

– Да, милая, ты права, – согласился Тристан. – Нам следует поторопиться, иначе совсем не останется эля, чтобы отпраздновать крещение Изабеллы.

Хейд рассмеялась и поцеловала мужа. Потом пристально посмотрела ему в глаза и проговорила:

– Да-да, Минерва была права. Мой дар – это Божье благословение.

– Конечно, благословение, – закивал Тристан. – Иначе и быть не может.

В очередной раз, поцеловав мужа, Хейд прошептала:

– О, как же я люблю тебя, мой воин.

– А я люблю тебя, леди жена. – С этими словами Тристан крепко ее обнял и опрокинул на ложе, придавив всем своим весом.

Хейд звонко рассмеялась. Потом внимательно посмотрела на мужа и с серьезнейшим видом проговорила:

– Ты знаешь, мне кажется, нам хватит эля, даже если мы задержимся в постели.


Недалеко от Гринли стояли на вершине холма две мерцающие фигуры – женщина и мужчина. Их лица были обращены к замку, а руки – соединены. Услышав смех своей дочери, они улыбнулись.

– О, моя фея… – прошептала Коринна, и ее шепот был не громче, чем шорох падавшего на них снега. – Прими мое благословение, фея.

Потом Джеймс привлек ее к себе, и оба, подняв лица к небесам, через несколько мгновений исчезли, словно растворились в воздухе.

Примечания

1

Месье Апом! Откройте, пожалуйста, дверь! (фр.)

2

Моя дорогая малышка! (фр.).


home | my bookshelf | | Влюбленный воин |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу