Book: Свиток Наафранха



Свиток Наафранха

Борис Лисицын

Свиток Наафранха

Осенью 1908 года меня зачислили сотрудником на кафедру археологии Университета Брауна в Провиденсе, обучение на которой я с успехом завершил полтора года назад. После получения диплома с отличием я некоторое время стажировался в одном из ведущих учебно-научных заведений Германии — Гейдельбергском университете. Там-то случай свел меня с человеком, которому было суждено сыграть выдающуюся роль в моей жизни и истории нашей кафедры. Адам Мейнингер был на три года старше меня и к моменту нашей встречи уже работал в этом почтенном университете, пользуясь большим и притом вполне заслуженным авторитетом в немецких и, шире, европейских научных кругах как прекрасный специалист по древним ритуалам.

Наше знакомство состоялось при обстоятельствах, достойных отдельного упоминания. В то время я целыми сутками штудировал историческую литературу, которой богата библиотека Гейдельберга. Должен признаться, что так называемая «классическая» история уже давно не вызывала у меня особого интереса и уважения. За период обучения в Провиденсском Университете Брауна моя голова столь основательно перегрузилась академическими знаниями, что теперь их новые вливания попросту раздражали и отвращали меня. А вот криптоистория, полная замечательных и пугающих загадок, произвела на меня огромное впечатление и обернулась настоящим фейерверком в моем сознании, захламленном информацией о заурядных фактах и людях.

Начав свой экскурс в эзотерику с достаточно безобидных, общеизвестных и тривиальных вещей, спустя небольшой срок я погрузился в нелегальные, но куда более волнующие пласты криптоисторических сведений. И, откровенно говоря, чем мрачнее становились попадающие мне в руки книги, тем сильнее они резонировали с какими-то доселе скрытыми струнами моей души, наличие которых я раньше лишь смутно подозревал. Мало-помалу я стал получать странное удовольствие (при этом смешанное с чувством брезгливого омерзения) от чтения оккультных манускриптов, посвященных самым чудовищным темам доисторической, античной и средневековой демонологии, а также от созерцания покрывающих их поблекший страницы иллюстраций совершенно непотребного уродливого характера. Вероятно, в это время моя и без того шаткая и неустойчивая психика подверглась непреодолимому будоражащему воздействию темных сил, имевшему необратимый эффект. Забавно, что тогда же у меня появилась не менее неожиданная, ранее мне не свойственная тяга к крепким напиткам, только посредством которых мне удавалось хотя бы немного приглушить нервное и умственное напряжение — результат каждодневных соприкосновений с вселенными зла и страха.

Первая встреча с Мейнингером произошла в июле 1907 года в подвале гейдельбергской университетской библиотеки, где располагался фонд «нетрадиционной» литературы. По совету одного своего знакомого, также не чуждого влечению к апокрифическим тайнам прошлого, я собирался изучить некое «грандиозное», по словам этого человека, произведение под загадочным названием «Летописи черных солнц». Оно возникло под пером немецкого тамплиера Беренгария фон Лутца, который, помимо ратных дел, еще заведовал полным подозрительных вещей архивом таинственного ордена Храма. В битве при Хаттине в 1187 году, когда войско крестоносцев было наголову разгромлено Саладином, сарацинская сабля отсекла фон Лутцу кисть правой руки. Тяжело раненный тамплиер попал в плен к мусульманам и впоследствии был продан богатому персидскому купцу, торговавшему в бескрайних степях и нагорьях Центральной Азии.

Скитания фон Лутца в качестве невольника по необъятным азиатским просторам изобиловали множеством невероятных мистерий. Согласно легенде, в почти недоступном тибетском монастыре Тдаски-Лхумпо ему сделали искусственную кисть из необычного сплава, в котором якобы присутствовали металлы неземного происхождения. Причем при изготовлении этой руки будто бы использовались столь зловещие приемы и заклинания, что люди, склонные к поспешным выводам, именно этим объясняли сумасшедший и кощунственный характер творчества фон Лутца. Именно там тамплиер якобы ознакомился с более или менее успешно переведенным «Р’Лайхским текстом» и многими другими апокрифическими книгами — наследием давно забытых человечеством эпох.

Спустя 17 лет персидский караван оказался в Константинополе, который через некоторое время был захвачен католическим воинством, и узник получил долгожданную свободу. Фон Лутц уехал в свое имение где-то посреди овеянного страшными мифами Тевтобургского леса и там написал многостраничный труд «Летописи черных солнц», произведший смятение во многих умах ученой Европы. Тем, кто читал «Летописи», казалось, что сам дьявол или кто-то из его инфракорпоральных прислужников вселился в протез рыцаря и двигал им. «Впрочем, — многозначительно усмехаясь, сказал мой посвященный знакомый, — это сущий вздор. Разумеется, фон Лутц написал свою книгу левой рукой, только и всего». Римский понтифик специальной буллой предал рукопись и ее мрачного автора анафеме, и лишь спустя два столетия запрет на упоминание богохульной книги и имени помешавшегося тамплиера нарушил в своем трактате «О порочных тайнах разума» пизанский монах-бенедиктинец Доминико Теренци.

Спустившись в расположенное в подвале университетской библиотеки хранилище редких книг, я долго искал глубоко заинтриговавший меня опус храмовника, однако добрых два часа усилий оказались бесплодными. Я уже намеревался уйти восвояси, проклиная свою неудачливость, как вдруг у выхода столкнулся с молодым человеком, державшим в руках толстый фолиант весьма ветхого и угрожающего (не знаю, почему я так подумал) вида. Это и были они — «Летописи черных солнц», начертанные, согласно суеверию чересчур впечатлительных людей, заколдованной железной клешней мрачного тамплиера Беренгария фон Лутца.

Позже Адам признался, что с первых минут знакомства он интуитивно почувствовал во мне коллегу и близкого человека со сходным хобби. Наши дружеские отношения завязались очень легко и естественно, поскольку у нас оказалось много общего в плане не только научных, но и «околонаучных» исследований.

Адам Мейнингер, подобно мне, обладал интересом к разного рода энигматическим вещам. Правда, либо его рассудок был потверже моего, либо, что более вероятно, эта склонность проявлялась в нем не в такой болезненной степени, но она, по-моему, не была для него осью жизни. Что же касается меня, то занятия миром теней стали в каком-то смысле экзистенциальными — они определяли самый стержень моего существования.

Общение с Адамом Мейнингером началось с изучения главы «Летописей черных солнц», посвященной развитию понятия Голема — одной из самых тревожных талмудических легенд, причем в своих рассуждениях, построенных как на каббале, так и на знании других эзотерических парадигм, фон Лутц вышел далеко за рамки популярных преданий о том, как ученые раввины создавали глиняных кукол и писали у них на лбу теургические заклинания или вкладывали им в рот пентаграммы и прочие оккультные знаки.

В переводе с иврита «Голем» буквально означает неоформленную вещь, болванку, куколку насекомого, манекен, а также связано с ругательными словами: идиот, олух. Этимологически это, скорее всего, развитие корня «gal», то есть «куча, груда развалин». Любопытно, отмечал храмовник, что из этого же корня происходит ключевой для иудейской мистики термин «gilgul», то есть «круговращение, метаморфозы душ». Таким образом, концепция Голема — это в первую очередь концепция «грубой формы», оживляемой чем-то сущностно внешним по отношению к ней. Естественно, в таком аспекте и первочеловек Адам представляется как первый Голем, только в роли Демиурга, одушевляющего принявшую образ человека сырую материю выступает сам Господь Бог. Но не может ли кто-то другой, кроме Бога, оживить массу мертвого вещества?

У фон Лутца мы обнаружили любопытный пассаж, касающийся смерти. Если излагать его в современной терминологии, то смысл этого высказывания заключается в том, что атомы, слагавшие живой организм, даже после его смерти продолжают как бы «помнить» биологическую информацию. И если оживить хотя бы часть мертвой плоти (интересно, как? — задались мы вопросом), что возможно в течение очень долгого времени, то тело при благоприятном стечении некоторых факторов (в первую очередь, компетентности реаниматора) полностью восстановится и заново обретет способность мыслить. Но, уточнял тамплиер, это новоявленное существо будет лишено настоящей души. И ожившие псевдолюди уже никогда не испытают Божью благодать. Отвергнутые миром живых и насильно исторгнутые из мира мертвых, эти несчастные окажутся во власти Безумного Хаоса и одного из его иерархов — демона Мененхеба.

Мененхеб! Повелитель Вселенной возрожденных существ, олицетворение кошмарного безумия, в своем нечестивом торжестве поправшего естество природы и Божьи законы! И мне, и Мейнингеру ранее доводилось кое-что слышать об этом мифическом персонаже, имя которого иногда мельком встречалось в самых ужасных и запретных легендах Древнего Египта. В этих же преданиях говорилось и по поводу реанимации, хотя, будучи современными учеными, мы полагали данную тему глупой и абсурдной — нечто из области примитивной алхимии, которая произрастает из корня слепой наивной веры в волшебство.

Фон Лутц, однако, прямо предупреждал, что оживлять людей дано не только Богу и ангелам, но и демонам. В пустое тело мертвеца исчадия ада способны вдохнуть что-то совершенно иное, чудовищное, враждебное нашему сотворенному Господом Богом миру. А Мененхеб — главный мастер подобных процедур…

Темная, ничтожащая реанимация мертвых проявится в гротескном образе големов, унылых тварей, вбирающих в себя безысходность бытия, бесконечно дистанцированного от Бога. Тамплиер со сладостным страхом писал о триумфальном воцарении Мененхеба, которому удастся повернуть вспять реку жизни. Возрожденные мертвецы немедленно приобщатся к потокам крови живых людей, поскольку иного способа поддерживать противоестественный процесс, кроме вампиризма, нет и не может быть. «Остерегайтесь питаться кровью, ибо кровь есть жизнь», — гласит Библия. Лишившись собственной крови, своих жизненных соков, големы будут вынуждены отбирать их у полноценных существ, при этом вдобавок обращая тех в свой нечестивый стан.

Лукавый посланец слепого Хаоса подарит големам-упырям видимость счастливой жизни, научив их множеству отвратительных и ужасных удовольствий и развлечений. Порочная цепь смертей, оживлений и убийств потянется до тех пор, пока на Земле есть еще хоть кто-то, в чьей груди бьется живое сердце и в чьих сосудах течет теплая кровь. А потом холодный саван навсегда накроет эту планету, отдав ее иным сущностям, о которых лучше не говорить.

Тамплиер вскользь бросил также упоминание о том, что Мененхеб найдет неких избранных, которых он каким-то особым образом облагодетельствует и потом заберет с собой во Вселенную черных солнц — искривленный космос, где вечно гремят барабаны и свистят расколотые флейтыдемонов Безумного Хаоса. Интересно, что обстоятельства смерти самого тамплиера, столь же мрачные, сколь и необыкновенные, породили большое количество толков и слухов, наиболее экстравагантные из которых утверждали, что в действительности он вовсе не умер, а загадочным образом исчез, причем незадолго до этого в его замке видели сонм невероятно уродливых чудовищ.

Интенсивное чтение «Летописей черных солнц» непонятным образом очаровало меня и натолкнуло на странную идею собирать в разных уголках Земли какие-либо предметы, связанные с таинством смерти и погребения, благо, мой новый друг Адам Мейнингер обладал большим объемом знаний о всевозможных типах захоронений и их пикантном содержимом. Благоговейное почтение человечества к смерти, пафосный культ мертвых влекли нас как в естественнонаучном аспекте, так и с точки зрения какой-то метафизической парапсихологии.

Мы решили организовать коллекцию останков мертвецов — мумий естественного и искусственного происхождения, скелетов и их фрагментов, черепов, трофеев специфического характера и прочих явлений, напоминающих о былой жизни и смерти своих владельцев. Приступив к реализации дерзкого проекта, в скором времени мы почти перестали обращаться к «Летописям». Однако имя «Мененхеб» накрепко отложилось у нас в мозгах, и мы иногда пытались найти его в каких-то других книгах с тем, чтобы поподробнее узнать об этом демоне. До поры эти поиски были безрезультатны, так что со временем мы их практически прекратили.

Сначала при осуществлении своего замысла мы могли рассчитывать только на собственные силы и к тому же предполагали, что наше собрание едва ли выйдет за пределы родового поместья Мейнингеров. Тем не менее, это нас ничуть не смущало, и, преисполненные решимости откопать как можно больше жутких диковинок, в сентябре 1907 года мы впервые разъехались в преследующие необычные цели экспедиции: Адам отправился в Тонкин, а я в Чили.

Мое пребывание в Атакаме, вопреки ожиданиям, порядком затянулось, что было связано с сенсационными находками в районе Арики. Наш отряд обнаружил в пустыне неподалеку от границы с Перу несколько мумий (одну из них я незаконно присвоил), причем по ряду косвенных признаков мы вычислили, что их возраст составляет… не меньше 10 тысяч лет. Абсолютно необъяснимым казался тот факт, что отсталое во всех отношениях индейское племя чинчорро — первобытная община охотников и собирателей — сумело освоить очень сложные методы бальзамирования. И еще очень странным было то, что между древними обитателями Атакамы и последующими высокоразвитыми индейскими цивилизациями в Андах не было никакой культурной или генетической связи. Значит ли это, что загадочный народ, обитавший здесь в давние времена, почти полностью исчез с лица Земли из-за неведомой катастрофы, оставив лишь небольшое количество выродившихся потомков с оригинальными навыками? И как это согласуется с теорией некоторых криптоисториков, утверждающих, что примерно за 11500 лет до Р.Х. произошел катаклизм планетарных масштабов, уничтоживший много доантичных рас и цивилизаций, в том числе пресловутую Атлантиду? Это представление могло бы очень раздвинуть границы наших знаний о прошлом, ныне почти не выходящих за четырех-пятитысячелетнюю давность Египта.

Тонкинский вояж Адама оказался более коротким; он быстро отыскал и выкупил у французских легионеров высохшее тело буддистского монаха, которое мумифицировалось безо всякого бальзамирования. Как оно сохранялось в жарком влажном климате Индокитая в течение нескольких веков — наука была не в состоянии дать удовлетворительный ответ, и помощь могла оказать только мистика.

В декабре 1907 года я получил от Мейнингера письмо, в котором он сообщал мне о новых перипетиях в своей карьере: его пригласили на работу в Провиденс, в Университет Брауна. Условия, предложенные немцу, были столь заманчивы, что отказываться от этого шанса было бы непростительной ошибкой. Он также надеялся на то, что и я через какое-то время присоединюсь к нему на кафедре археологии, а я, со своей стороны, мог поздравить моего друга с удачным трудоустройством.

Сразу после чилийской экспедиции я отправился в перуанскую сельву, где, без преувеличения, с риском для жизни добыл экземпляры отрубленных человеческих голов, из которых лесные дикари удаляют мозг, засушивают с помощью горячего песка и выставляют на всеобщее обозрение как символы своей боевой доблести. Моя собственная голова имела много возможностей стать таким трофеем, но на сей раз фортуна от меня не отвернулась, и я благополучно возвратился в Лиму с шестью вожделенными предметами, купленными у группы спившихся индейцев за несколько бутылок отвратительного пойла. Правда, они не остались в долгу, всучив три обезьяньих головы (которые я легко мог принять за головы туземцев из-за их несомненного внешнего сходства), но, по крайней мере, остальные три штуки представляли собой отличный материал для нашей коллекции.

Я прибыл в Провиденс без предупреждения в середине августа 1908 года и немедленно встретился с Адамом. Он рассказал мне две новости. Одна меня очень обрадовала — руководство кафедры в лице ее заведующего мистера Алекса Вейсмана приняло решение включить меня в свой коллектив. Другая весть произвела на меня неприятное впечатление. Мейнингер женился на дочери Вейсмана, что уже само по себе было плохо, так как могло воспрепятствовать нашим планам, а еще хуже было то, что их брак основывался на любви. Такое проявление Адамом нежных чувств обеспокоило меня, поскольку, очевидно, означало угрозу его занятиям вещами, которые наверняка не понравятся его будущей супруге.



Однако моим опасениям пока не было суждено сбыться — более того, ситуация развивалась весьма благоприятно. Мистер Вейсман так благоволил зятю, что дал согласие на создание под эгидой Университета Брауна археологического музея в Провиденсе. Свою поддержку выразили также Атеней, мэрия, Публичная библиотека, Историческое общество и ряд других уважаемых учреждений. Правда, мы с Адамом отказались от предложения возглавить музей, поскольку боялись, что это вызовет перекос в характере его экспонатов, а нам не хотелось привлекать к своей коллекции излишнее внимание, которое могло бы ей весьма повредить.

Зимой 1908–1909 годов состоялся наш въезд в роскошный особняк, находящийся в самой шикарной (южной) части города на Беневолент-стрит. К этому времени был отреставрирован прямоугольный фасад трехэтажного здания, увенчанного башенкой. На его крыше можно было разглядеть позолоченную фигуру Афины Паллады с мечом и книгой, имевшую, по-моему, вульгарный вид. Стены музея, сложенные из кирпича, совсем недавно были покрыты новым слоем краски светлого оттенка. Два длинных марша ступеней из красного песчаника, окаймленных чугунными перилами с затейливым узором, вели к широкому крыльцу, над которым нависал балкон с бронзовой баллюстрадой. В него были вплетены цифры и буквы «16 К.М. 82» — должно быть, год постройки здания и инициалы того, кому оно обязано своим существованием.

Несколько ящиков и коробок внушительных размеров под нашим бдительным контролем проследовало на руках рабочих в нижнюю полуподвальную часть дома, расцененную нами как оптимальное помещение для нашего собрания. Закипела работа по обустройству предметов коллекции, и в скором времени наш зал приобрел радующий мои глаза мрачный облик. Жена Адама Элен относилась к нашей деятельности очень скептически, а ее младшая сестра Мэгги, с которой я познакомился в гостях у супругов Мейнингеров, и вовсе обливала меня волной холодного презрения при каждой встрече. Если она рассчитывала таким образом пробудить к себе интерес, то это был тонкий и грамотный ход, хотя у меня и в мыслях не было пытаться завести с ней отношения. Элен, по моему ироничному выражению, из-за которого мы однажды едва не подрались с Адамом (вообще-то я считаю себя тактичным и воспитанным человеком, но мы тогда слишком бурно отмечали пополнение коллекции новым предметом, и меня потянуло на откровения), еще как-то мирилась с необходимостью делить своего мужа с кучей трупов, но от этой высокомерной особы такого ангельского терпения ожидать не приходилось.

Буквально каждый свободный от педагогических и научных занятий день мы использовали для пополнения набора музейных экспонатов, и нашими заботами коллекция стремительно росла, как количественно, так и качественно. Чего тут только не появилось! Специальные стеллажи покрылись еще не набившими к тому времени оскомину древнеегипетскими мумиями, трупами древних германцев из болот Ютландии, законсервированными торфяным дублением, а также прочими телами, подвергшимися мумификации в результате удачного сочетания внешних и внутренних условий (хорошая вентиляция, резкое прижизненное обезвоживание организма, образование жировоска и так далее). Отдельную нишу занимали останки первобытных людей и всевозможных палеоантропов, находящиеся в разной стадии разрушения. Достойное место было отдано своеобразным предметам воинской славы, жутким регалиям диких племен Азии, Африки, Америки и Океании. Наконец, мы бережно оборудовали различные культовые экспонаты — гробы и гробницы, урны для праха, памятные статуи, надгробные доски, жертвенные алтари и многое, многое другое.

С моей точки зрения, наш зал заметно выделялся на фоне прочих демонстрационных помещений музея, и, к моему радостному удивлению, он пользовался большой популярностью. Постоянно находились спонсоры для новых экспедиций, и за полтора года мы собрали колоссальное количество великолепного материала.

Парадоксально, но со временем эти успехи стали вызывать у меня странное чувство досады и пресыщения. К лету 1910 года я осознал, что мы дошли до той точки, когда качественное развитие музея прекратилось. Конечно, непрестанно прибывали все новые образцы, расширялась география наших исследований, но это уже не вызывало у нас энтузиазма. Исчезли острые ощущения, раньше возникавшие при работе с новыми экземплярами. Мейнингер все реже приходил в музей и менее охотно отправлялся в командировки; видимо, семейная жизнь превратилась для него в основную. И тогда у меня родилась новая идея.

Идея эта была весьма простой и одновременно совершенно гнусной, и заключалась она в том, чтобы раскопать одну старинную могилу в Свен-Пойнте, в которой, по моим сведениям, в 1688 году было закопано тело некоего Роберта Дженкинса, народной молвой считавшегося колдуном. Его труп, согласно слухам, был проткнут осиновым колом, а голова отделена от туловища. Я был уверен, что это именно то, в чем мы нуждаемся в данный момент — то, что придаст новое звучание симфонии нашей коллекции.

Глубокой ночью 13 июля, предварительно не совсем умеренно подбодрив себя изумительным шнапсом, присланным Адаму ганноверскими родственниками, мы прокрались на кладбище, нашли нужную могилу (что было непросто, учитывая ее возраст) и приступили к своему черному делу. Почва после недавнего дождя была очень тяжелой, наши физические силы оставляли желать лучшего, и работа продвигалась медленно. Не успели мы докопаться и до четырех футов, как внезапно вдали послышались чьи-то голоса и лай собак.

В том, что эти собаки очень большие и злые, мы смогли убедиться уже через минуту. Та скорость, которую мы развили, удирая от них, наверняка принесла бы нам на Олимпиаде золотые медали, хотя в этой ситуации мы боролись за более значимые призы. Я так и не понял, каким образом мы умудрились перемахнуть через двухметровый забор, но этот подвиг спас наши репутации и жизни.

Оставшуюся часть ночи мы провели в моем доме, а потом в течение недели содрогались от страха перед визитом полиции. Никакого визита так и не состоялось, однако очень подробное освещение прессой этого происшествия, кажется, натолкнуло Вейсмана на тревожные подозрения в отношении двух своих подчиненных, отличающихся, так скажем, нетривиальными наклонностями. Но преступное гробокопательство, вроде бы, не вязалось с нашими внешне благопристойными имиджами ученых, поэтому Вейсман не решился довериться своим догадкам, и справедливое возмездие нас не постигло, хотя заведующий стал смотреть на нас (особенно на меня) прохладнее.

Посягательство на могилу, пусть и неудачное, раззадорило меня, тем более, что оно фактически сошло нам с рук. В конце августа мы вознамерились вновь испытать судьбу, на сей раз запланировав влезть в фамильный склеп Натингейлов — одного из самых респектабельных родов в Провиденсе. Мои зловещие информаторы сообщили о том, что два века назад член этого семейства, доктор Элеазар Натингейл, за которым легенда закрепила клеймо чернокнижника и алхимика, проводил опыты с разными химическими веществами для целей мумификации. И будто бы тело своей племяницы, умершей в девичьем возрасте, он и подверг такой операции.

Теперь мы более тщательно подготовились к намеченному мероприятию, изучив схему местности, график работы сторожей и прочие существенные условия. 28 августа мы благополучно проникли в склеп, разыскали труп Софии Натингейл, который действительно представлял собой мумию неплохого качества, и похитили его, поменяв на один из наших банальных экспонатов из Древнего Египта. Благодаря безукоризненной точности (перед выходом мы решили не употреблять алкоголя) все прошло идеально. В минилаборатории, организованной в моем доме, мы проанализировали эту необычную мумию и пришли к выводу, что доктор каким-то образом предвосхитил открытие способа консервации трупов, совсем недавно предложенного талантливым русским профессором Минаковым. Этот способ предусматривает введение при помощи шприца в брюшную, грудную и черепную полости невскрытого тела 2–3 литров смеси формалина и денатурированного спирта. Смесь пропитывает всего мертвеца, убивает гнилостных микробов, останавливает гниение и уплотняет белки, свертывая их. После этого труп высыхает, мумифицируется при комнатной температуре за три месяца и в таком виде хранится долгие годы. Мы были потрясены гением Натингейла и посочувствовали доктору, поскольку за это уникальное открытие он был обречен на всеобщий остракизм.

Подкорректировав внешность Софии Натингейл с тем, чтобы выдать ее за находку в древних мавзолеях Индии, мы выставили мумию в своем зале. Казалось невероятным, чтобы кто-то мог заподозрить здесь неладное. Но иногда случаются поразительные неудачи. Один из представителей рода Натингейлов, девяностолетний сэр Годфри, которого все считали давно выжившим из ума, в середине сентября посетил наш музей и поднял скандал, узнав Софию. В качестве доказательства он даже предъявил ее пылившейся где-то на чердаке резиденции Натингейлов портрет. К счастью, качество портрета не позволяло рассмотреть на нем особенности черт лица, и родственники сэра Годфри не восприняли его болтовню всерьез, но проклятый старик продолжал бушевать и требовал провести ревизию в семейном склепе. Поскольку ни у кого из других Натингейлов такого желания не было, дело затянулось. Однако мистер Вейсман отнесся к словам сэра Годфри с излишним вниманием и стал настаивать на том, чтобы мы показали ему все отчеты и документы, из которых можно было бы понять, откуда взялась мумия.

В первый раз за время нашей дружбы и совместной, если можно так выразиться, работы Адам Мейнингер проявил достойную сожаления слабость. К моему ужасу, он все рассказал своей жене (да, чуяло мое сердце, этого следовало ожидать от его брака). Элен обещала помочь решить проблему с ее отцом, но потребовала от нас незамедлительно избавиться от трупа Софии и прекратить нелегальную деятельность. С первым условием я еще как-то мог смириться, но со вторым… На это я никак не мог согласиться.

Впрочем, не было выполнено и первого. После разговора с Мейнингерами я уехал в наш музей и остался там допоздна. До полуночи я работал с новыми материалами, которые прибывали почти каждый день, а затем, перед уходом, решил напоследок посмотреть на тело Софии Натингейл.

Почему-то мне захотелось выключить электрическое освещение и полюбоваться на нее в лунном сиянии, делавшем обстановку в демонстрационном зале удивительно ирреальной и романтичной. Я сказал «полюбоваться»? Да, сам не знаю, отчего мне пришел в голову этот глагол. Было ли что-то эротичное в том, как я изучал взглядом ее тонкий, потрясающе выразительный, как это может быть лишь у мертвеца, лик, ее прекрасно сохранившуюся нежную кожу, превосходные линии ее стройного тела, столь гармонично облаченного мною в наряд индийской принцессы (украденный мною при посещении Сиккима)? И только ли взглядом я изучал ее? Могу поклясться, что в ее навсегда застывших глазах было какое-то притяжение. Я не мог и не хотел ему сопротивляться.

Короче говоря, я твердо решил оставить этот экспонат, чего бы мне это не стоило. Спустя четыре дня, придя на кафедру, я услышал от Адама более или менее хорошую новость. Выяснилось, что вредный старик, не угомонившись и не вняв просьбам родных, решил лично обследовать труп Софии в склепе, где, к слову, ему уже было заготовлено место. По-видимому, слабое зрение подвело его, и, спускаясь по плохо освещенным выщербленным ступеням, он свалился вниз. С некоторым усилием я изобразил на лице и в голосе удивление и печаль по поводу смерти сэра Годфри.

Итак, роковых последствий удалось избежать, однако результатами этой дурацкой истории стало то, что, во-первых, в глазах Вейсмана мое реноме опустилось очень низко — что меня не особо огорчило, а, во-вторых, мне было категорически запрещено приходить в гости к Мейнингерам и Вейсманам. И я лишился возможности видеться с очаровательной юной Мэгги, что меня почему-то задело. А еще Вейсман обязал меня вести огромное число занятий со студентами, и мне не удалось поехать с Мейнингером в экспедицию в Саис, на которую я возлагал много надежд. Мне оставалось только благословить Адама и навалиться на педагогическую работу, которая не вызывала у меня особого рвения.

Во время экспедиции мой друг писал довольно редко, что, видимо, было связано с большой занятостью, а также с его намерением сделать мне сюрприз. Я был в курсе того, что несколько месяцев назад германские коллеги обнаружили в одной из древних гробниц Нубии любопытный раритет — свиток из папируса очень необычного свойства (были даже предположения, что это вовсе не папирус, а другое, пока неизвестное вещество). Местные жители испытывали огромный страх перед этим артефактом. Свиток был испещрен древнеегипетскими иероглифами, однако переведенный текст казался верхом нелепости и бессмысленности. Стало ясно, что без толковника интерпретировать эти надписи не удастся. Интересно, что такие же свитки попадались и раньше в разных районах Египта, Ливии и Палестины. И все усилия понять значение странного текста были тщетными. Но Мейнингеру, присоединившемуся к соотечественникам в конце сентября, несказанно повезло. Почти случайно он, наконец, нашел ключ к загадочному свитку.

Уникальность и ценность его находки невозможно преувеличить. Персидский философ Ширхан Лоди, живший в XIV веке в Исфагане, не только перевел данный текст, но и каким-то образом догадался о его зашифрованном значении, составив комментарий, который Мейнингер обнаружил в одном из коридоров катакомб Саиса. В соответствии со сведениями, полученными из комментария к «Свитку Наафранха» — именно так назывался этот текст — Адам со своей экспедицией перебрался в ливийскую пустыню около границы с Египтом для ведения новых раскопок. Он был очень скуп на сообщения, но из газет я узнал о странном инциденте, случившемся 28 ноября. Статья цитировала слова турецкого чиновника из Восточной Киренаики, согласно которым в этот день вся округа радиусом в десятки миль увидела лиловую молнию циклопической длины, бившую, как показалось очевидцам, от земли. Многие местные жители подумали, что уже началась война с Италией, и стали готовиться к эвакуации. Вскоре, однако, власти узнали от смертельно перепуганных арабов, работавших на немецких археологов, что источник загадочной молнии находился в лагере научной экспедиции. Мейнингер дал турецким солдатам возможность убедиться в том, что среди членов археологической группы все живы, но не предоставил вразумительных объяснений этому происшествию, произведя также всеобщее недоумение своим чрезвычайно бледным, изможденным видом.

Через неделю мне пришло письмо из Тобрука, в котором Адам уведомлял об окончании своих работ и скором возвращении. К Рождеству он уже приехал в Провиденс, и радость его жены была столь велика, что она даже сняла табу на мои визиты, поэтому праздник я отмечал вместе с Мейнингерами и Вейсманами и был почти реабилитирован нашим шефом, да и его младшая дочь чуть-чуть оттаяла. Это согрело мне душу, но еще больше я сгорал от нетерпения познакомиться с материалами Адама, пока хранившимися на складе Археологического музея.

Рождественская вечеринка уже подходила к концу, когда, не выдержав, я намекнул Адаму о том, что пора бы ему раскрыть карты. Но он, к моему недоумению, категорически отказался пойти в музей, сославшись на усталость. Меня это несколько обидело, но я не стал настаивать. Адам нарочито сменил тему разговора, и вскоре хозяйка и гости (кроме меня, конечно) позабыли про музей.

Веселье затянулось глубоко за полночь, потом я провожал мистера и миссис Вейсман и мисс Мэгги до их дома на Джордж-стрит, что на юге Провиденса, а к себе на Рошамбо-авеню (в северной части города) вернулся уже часа в четыре. Я ощущал приятное возбуждение от беседы с Мэгги, который протекал в неожиданно весьма любезной атмосфере, и сокровища подвала музея меня уже почти не волновали.

Только я разделся и лег спать, как зазвонил телефон. Проклиная кретина, додумавшегося звонить в такое время, я снял трубку и услышал приглушенный голос Мейнингера:

— Элен уже спит, и я готов идти в музей. Я кое-что покажу тебе. Встречаемся у музея через сорок минут. — И он прекратил связь.

Лишь минута потребовалась мне для того, чтобы привести себя в порядок, и я едва ли не кубарем скатился по лестнице на улицу. Обычно расстояние до музея я преодолевал за час с лишним, но сейчас даже сорока минут оказалось достаточно. Когда я появился у входа в музей, Адам уже стоял там и ежился от холода и, как мне показалось, какого-то беспокойства. Обмениваясь короткими фразами, мы миновали охранников и спустились вниз. Мейнингер открыл служебную комнату, которую мы использовали для складирования новых экспонатов, и включил свет. Затем он уселся на стул и в своей традиционной степенной манере принялся разсказывать мне о том, что же произошло во время раскопок, а также демонстрировал фотографии и рисунки, сопровождая их подробными комментариями.



— Руководствуясь расшифрованным Ширханом Лоди свитком, мы довольно быстро отыскали в ливийской пустыне очень загадочное место. Внешне оно выглядело непримечательно — кусок скалы, торчащий из песка в окаймлении россыпи мелких камней. Если бы не пояснение Лоди, вряд ли кто-то когда-нибудь заинтересовался этой глыбой. Но перс уделил ей столько внимания, что я просто не смог бы пройти мимо. Мои коллеги — немецкие археологи — смотрели на меня, как на безумца, когда я затеял работы по откапыванию заурядной скалы. Но после того, как мы углубились на пятьдесят футов, что было, вообще-то, немалым достижением, учитывая леность арабов и тяжелые погодные условия, никто бы не осмелился назвать меня сумасшедшим. Ибо к этому моменту стало ясно, что на поверхности находилась всего лишь вершина — вершина сооружения грандиозного и фантасмагорического.

Выяснилось, что на глубине примерно шестидесяти футов скала заканчивается, а ее подножие вымощено массивными базальтовыми блоками, в одном из которых виднелось прорубленное отверстие. От него вниз вели широкие выщербленные ступени. С максимальной предосторожностью я и еще двое немцев проникли внутрь и долго брели по сложенному из гигантских плит коридору высотой футов двадцать, который полого шел вниз.

Длина коридора по моей грубой оценке составляла не меньше ста ярдов, а обрывался он большим залом с несколькими толстыми колоннами. Весь пол был усеян обломками костей. Честно признаюсь тебе, ступать по этому полу было мучительно. Я не представляю, сколько их там находилось — тысячи… Кости пребывали в страшном беспорядке, большинство из них было очень сильно измельчено, порою буквально растерто в порошок. Очень многие кости несли на себе следы огня, попадались и такие, которые как будто бы подверглись воздействию кислоты или какой-то другой исключительно агрессивной субстанции. На некоторых были отметины зубов — человеческих и… других, чью принадлежность я не смог определить. Мы обнаружили также кремниевые наконечники и другие элементы примитивного оружия. Результатом какого события, какого ритуала или культа могла стать эта кошмарная картина?

Но главным в таинственном зале ужаса были вот эти вещи, — Адам указал мне на скромно притаившиеся в темном углу комнаты предметы, тщательно укрытые плотной материей. Он подошел к ним и лишенным театральности жестом сдернул покровы.

— В самом центре зала, на вырезанном из гранита троне, находились саркофаг с мумией и расположенная у ее изголовья статуя странного вида, — сказал Мейнингер. — И что ты думаешь о них?

Мумия, на первый взгляд, была достаточно типичным продуктом древнеегипетских умельцев, но в ней подсознательно ощущалось что-то ненормальное. Ее лицо было почти полностью закутано бинтами, оставляя только узкую щель, в которой виднелись два черных пятна. Я долго пытался сосредоточиться, чтобы уловить причину того, почему мумия производила впечатление необычной. Но кроме большого роста и несколько нетипичных для современного человека пропорций рук, ног и туловища, ничто не привлекало к себе внимания.

— Будет лучше, если ты снимешь с лица мумии повязки, — заметил мой друг.

Я последовал его совету, аккуратно отогнув льняную ткань, и застыл, в течение нескольких минут не в силах вымолвить ни слова. Адам старался не смотреть мне в глаза. В его взоре блуждал страх.

Сознанию было невероятно сложно смириться с тем, что лежащее перед нами тело — вполне материальный осязаемый объект, который можно было потрогать, — принадлежало не человеку. Точнее, не тому, кого наука называет homo sapiens, человек разумный. И даже не тому, кто был нашим предком — кроманьонцу. Это существо, очевидно, было неандертальцем — представителем одной из ветвей палеоантропов, которая, как считалось, исчезла еще несколько десятков тысяч лет назад. Но мы созерцали его мумию, созданную по всем классическим правилам античных мастеров. Я был практически на сто процентов уверен в способе, которым была изготовлена эта мумия. Сначала через ноздри железным крючком извлекли часть мозга, а остатки удалили путем впрыскивания растворяющих снадобий. Потом, разрезав тело, вынули некоторые важные внутренности. При помощи шприца тело покойника наполнили кедровым маслом, а после того, как остановилось вытекание масла из трупа, мертвеца опустили в едкий натр. В нужный день (спустя семьдесят суток) тело вынули, и масло вытекло вместе с разжиженными внутренностями. Щелок оставил лишь кожу и кости, съев плоть. Чрево наполнили чистой растертой миррой, касией и прочими благовониями (кроме ладана) и зашили. Наконец, обмыв тело, его обвили повязкой из разрезанного на ленты виссонного[1] полотна и намазали камедью. Все просто и понятно, но как эту операцию смогли осуществить с телом неандертальца, от которого к достоверно установленному началу мумифицирования покойников в Египте (III тысячелетие до Р.Х.) вообще ничего не должно было остаться, кроме горстки праха? А если бы даже и осталось, то с чего бы древним египтянам оказывать ему такие почести?

— У меня нет собственных соображений о том, что это такое, и, полагаю, тебе тоже нечего сказать, — заговорил Мейнингер. — Поэтому мне придется изложить кое-что из текста Лоди. Итак, согласно персу, это вполне реальное историческое лицо. Впрочем, слова «реальный исторический» надо понимать по-особому — для Ширхана реальными были непризнаваемые нашими учеными мужами Атлантида, исчезнувшая одиннадцать с половиной тысяч лет до Рождества Христова, а также ее предшественница — так называемая Капсийская империя.

— Цивилизация негроидов, захватившая в мезолите огромный ареал: почти всю Европу, Центральную Азию, Ближний Восток и Северную Африку? Кажется, это плод фантазии оккультистов, — отозвался я.

— Гм, раньше я тоже был в этом убежден. Но сейчас моя уверенность поубавилась. Интересно, что у капсийцев была очень могущественная магия, являвшаяся одним из источников их силы. Можно предположить, что они переняли ее у какой-то неведомой нам неандертальской цивилизации, которая, возможно, была гораздо более развитой, чем современная человеческая; кстати, как ты знаешь, объем мозга у неандертальцев был побольше, нежели у кроманьонцев.

— У китов он тоже больше, — пожав плечами, возразил я. — Ну и что это доказывает?

— Ничего, кроме того, что наши представления о разумности живых существ весьма ограниченны. Впрочем, сейчас это неважно.

Как у капсийцев именовали это существо, пришедшее из тьмы древности, Ширхан не говорил. Зато перс был абсолютно уверен в том, что тот, кого мы сейчас называем неандертальцем, родился пятьсот веков назад, побывал в Лемурии, Гиперборее, Му и Капсийской стране, где стал первым марабу — колдуном, распространившим отвратительные мистические церемонии среди темнокожих племен, отголоски которых сегодня проявляются в культах типа Вуду и других, менее известных, но гораздо более ужасных.

Мало того, именно он был то ли жрецом, то ли земной инкарнациейМененхеба (помнишь «Летописи черных солнц» фон Лутца?) — чудовища, которому поклоняются зависшие между жизнью и смертью сущности. Пересекший невообразимое число эпох монстр — земное воплощение духа демона Мененхеба — дожил до фараонов Египта и пользовался мрачной славой до времен XIII династии. Египтяне нарекли его Наафранх, что значит «оживший мертвец» — своеобразное имя, не правда ли? Возможно, что именно Наафранх научил людей (не только египтян, но и представителей многих других этносов) искусству мумификации как одному из способов хранить тело покойника до его оживления.

Видимо, не всем жителям Древнего Египта пришлись по вкусу демонические церемонии Наафранха и его последователей. По приказу фараона Хенджера его казнили, однако труп Наафранха был похищен его разноязыкими рабами (часть которых составляли реанимированные твари — причем не только человекообразные), мумифицирован и уложен в изготовленный в незапамятные времена саркофаг, спрятанный в древнем пустынном дольмене.

Египтяне, однако, спустя некоторое время отыскали дольмен, и между ожившими мертвецами и воинами фараона состоялась жестокая битва, в которой гнусные отродья потерпели поражение, причем их тела были буквально искромсаны и раздавлены победителями, опасавшимися новых оживлений. Самые мудрые маги Египта, чтобы воспрепятствовать повторному возрождению Наафранха, составили специальные заклинания, которые высечены на стенках саркофага в виде таинственных пиктограмм.

— Любопытная легенда, — произнес я. — Я предвкушаю тот фурор, который произведет выставка этой мумии в музее. Кстати, а куда вложили извлеченные внутренности Наафранха? Обычно египтяне помещали их в четыре специальных вазы, но я не вижу их среди твоих находок.

— Не берусь утверждать однозначно, но есть версия, что големы-мертвецы спрятали их вот в эту статую, стоявшую внутри захоронения Наафранха. Кстати, это и есть его изображение, — с этими словами Адам указал мне на второй предмет своего набора.

Назвать статуей его можно было с большой долей условности. Он напоминал человеческую фигуру, хотя с заметно нарушенными очертаниями, но судить о том, что этот предмет изображал в действительности, было невозможно. Вещество, из которого была выполнена статуя, напоминало тектит — стекловидный камень, оплавившийся в результате воздействия огромных температур. Такие камни обычно связаны со следами падения метеоритов, и даже существует мнение, что тектиты формируются в далеком космосе, сотни тысяч лет носятся в составе кометных ядер в межзвездном пространстве и иногда изливаются на Землю ливнем стеклянных тел и обломков. Проблема, однако, в том, что тектитов такого размера еще никогда не находили. Что же это была за комета, принесшая столь огромный кусок? И откуда она прилетела?

Весь рельеф поверхности скульптуры был стерт и нивелирован. В статуе отсутствовали даже намеки на полости или отверстия, в которые можно было положить вещь сколь угодно малого размера.

— Ты шутишь, — с недоверием сказал я. — Разве туда что-нибудь влезет?

— Я бы не стал, подобно тебе, так безапелляционно называть историю о Наафранхе легендой. И вот почему. В прессе ты наверняка встречал сообщения о загадочной молнии в районе работ экспедиции. Дело в том, что я один из немногих людей, кто способен рассказать правду об этих явлениях.

Кто знает, как выглядела эта статуя в первозданном виде? На каких планетах ее сотворили? Как она попала на комету, занесшую ее к нам?

Сейчас ее голова представляет собой, на первый взгляд, монолитный шар. Между тем, когда мы спустились в склеп, у этой фигуры была разинута пасть, причем она смотрелась столь угрожающе и мерзко, что у меня не возникло желания изучить скульптуру повнимательнее, — при этих словах Мейнингера я с досадой покачал головой. — Когда мы решили вскрыть саркофаг и немного сдвинули его крышку, на мгновение в помещении установилась непроницаемая тьма, а затем ее разорвал лиловый луч поразительной яркости, который ударил из гробницы вверх, расколол крышку вдребезги, затем, едва коснувшись, заплавил рот статуи (я полагаю, специально для того, чтобы скрыть от нас ее содержимое), пробил стену скалы и, достигнув Бог знает какой высоты, исчез в небе. Странно, что мы еще остались живы, ведь, надо полагать, температура у этого луча была астрономическая.

Откровенно говоря, сначала у нас возникло желание закрыть саркофаг и навсегда бросить его в склепе, — услышав эти слова Адама, я судорожно дернулся. — Но спустя некоторое время наш страх понемногу рассеялся, мы вытащили мумию и статую Наафранха наружу, и я увез их в Америку. Скоро я понял, что совершил непростительную ошибку.

— Почему же, черт возьми? Это же потрясающая ценность! Великое открытие!

— Это открытие не приведет к добру. Что будет, если Наафранх вновь оживет? Я не сомневаюсь в том, что этого момента неустанно ждут в течение тысячелетий его верные слуги — послушники культа оживителя мертвых Менехеба. Когда мы плыли назад, я заметил, что за мной следят… Не знаю, кто конкретно, но уже почти три недели я постоянно ощущаю на себе чьи-то пристальные коварные взгляды.

— Боже, Адам, у тебя паранойя! — простонал я. — Ты просто переутомился, вот и мерещится всякая ерунда, и твое воображение слишком распалено красивыми сказками. За время рождественских каникул ты отдохнешь, и все станет на свои места. А я пока займусь нашим новым другом с тем, чтобы к наступающему году порадовать общество.

— Прекрати болтать эти гадости, — внезапно разозлился Мейнингер. — Ты не понимаешь, насколько это серьезно.

Обычно кроткий и доброжелательный Адам к моему неописуемому удивлению принялся яростно отстаивать свою правоту, не чураясь недостойных оскорблений в мой адрес. Вскоре мне надоели его сентиментальные бредни, основанные на жалкой теософии, и я ушел домой спать, оставив Мейнингера в одиночестве.

На следующий день я позвонил ему домой, намереваясь помириться, но Элен сообщила, что Адам тяжело заболел и почти постояно находится в бессознательном состоянии. Мне пришлось заниматься подготовкой мумии Наафранха к презентации в одиночку. Позже, когда Мейнингер пришел в себя, я стал навещать его, но он по большей части отмалчивался, твердо избегая разговоров о Наафранхе. Мое решение выставить 10 января мумию неандертальца в демонстрационном зале он воспринял со странным безразличием.

Новый экспонат, как я и предполагал, сразу привлек к себе всеобщее внимание, причем не только среди специалистов, но и у широкой публики. Вопреки ожиданиям Мейнингера, никаких существенных неприятных эксцессов, связанных с мумией, не происходило, и он был вынужден согласиться с тем, что его страхи были лишены всякой реальной основы. Иногда меня немного смущало то, что некоторые посетители жаловались на плохое самочувствие во время созерцания Наафранха. Говорили, что от саркофага, накрытого сверху стеклянным колпаком, якобы исходят какие-то флюиды, вызывающие приступы слабости и боли. Эти приступы медленно проходили только после того, как люди покидали здание музея. Что касается меня, то я не чувствовал ничего дурного, скорее наоборот, наблюдение за трупом, сопровождающееся аномальным смакованием уродливых деталей мумии, бодрило меня. И жалобы посетителей музея откровенно смешили меня — то ли своей вздорностью, то ли самим фактом недомогания людей.

В течение зимы не было отбоя от желающих взглянуть на доисторическое чудовище, поскольку многим хотелось пощекотать себе нервы яркими ощущениями. С любопытством Наафранха пожирали глазами солидные бизнесмены, почтенные дамы, представители артистической богемы, клерки, рабочие, студенты, школьники и люди иных социальных категорий. Но Адам, признав себя побежденным в нашем споре, тем не менее, всячески препятствовал визитам в музей своей жены и Мэгги Вейсман, хотя им и самим претила идея глазеть на коллекцию монструозностей. Отсутствие Мэгги было довольно огорчительным, но меня уже полностью поглотила подготовка к намеченной экспедиции в Палестину, перед которой ставилась цель отыскать следы загадочного существа Йилг-Кагута — «дарующего боль», как его называли халдеи-поклонники Ваала.

Однако ближе к весне я, по-видимому, остался одним из немногих, кто мог спокойно находиться возле саркофага. Участившиеся случаи инфарктов, эпилептических припадков, истерик, внезапных проявлений психопатии оттолкнули основную массу посетителей от этого зала.

По мере того, как шумиха вокруг музея и его новой выдающейся ценности утихала, в апреле 1911 года я стал замечать в почти пустом зале Наафранха каких-то подозрительных личностей, которые обращали на себя внимание, будучи всецело поглощенными экстатическим разглядыванием неандертальца. Большинство из них не были американцами (во всяком случае, настоящими, под коими я понимаю исключительно потомков англосаксов) и вообще не относились к нордической расе. Кажется, тут побывали представители самых разных экзотических народов со всех концов Земли. Я пытался завязать с ними общение, но они неизменно отклоняли любой намек на контакт. Мейнингер при встречах с этими типами очень пугался и однажды сделал мне следующее признание:

— Чужестранцы… они здесь не зря… Думаешь, их интересует научный аспект наших выставок? Как бы не так… Держу пари, это члены какого-то тайного общества, которые молятся на Наафранха и ожидают прихода Мененхеба. Недавно я стал свидетелем сцены, как один из них примеривался к стенкам саркофага, явно собираясь соскоблить сковывающие Наафранха знаки.

— Ты уверен? — спросил я. Меня и самого очень тревожила угроза не имеющему цены артефакту со стороны людей, очевидно, теряющих самообладание во время псевдомистического транса у мумии Наафранха.

— Раньше они следили за мной, а теперь я стараюсь не спускать с них глаз. Боюсь, что рано или поздно они смогут тайно пробраться в музей ночью и разрушить преграду для демона. Кстати, как ты помнишь, сегодня — Вальпургиева ночь, время буйства сил зла. Мы должны помешать им.

— Что ты предлагаешь?

Подробности нашего плана мы обсудили в баре «Золотой мяч», построенном на месте одноименного полуразрушенного постоялого двора, в котором бывал сам Вашингтон. Первоначально мы решили ограничиться квартой пива, но обсуждение затянулось, и до музея мы не без труда добрались только к одиннадцати часам вечера.

Охранники музея с усмешкой проводили нас взглядами, когда мы, поддерживая друг друга, продефилировали в свой служебный кабинет. Там уже были заготовлены фонари, а в моем столе лежали два пистолета на случай явления непрошенных гостей.

Однако наш боевой пыл, подогретый обильными возлияниями, с унылым течением однообразного времени постепенно остужался. К счастью, мой богатый интересными вещами стол оказался щедр на нужную находку — в самом нижнем ящике была глубоко запрятана бутылка виски, которую мы быстро использовали по назначению, сопровождая это увлекательное дело игрой в покер и малоприличными низкоинтеллектуальными разговорами. Несколько раз мы выходили в зал к Наафранху, но там неизменно царили тишина и умиротворение, и к двум часам ночи дежурство утомило нас. В нашей беседе стал преобладать мотив несерьезного отношения к этой необычной вахте. Еще через полчаса речь Адама полностью утратила стройность и смысл, и в моей голове наступил долгожданный покой.

Служебная комната, в которой мы находились во время своего неудачного ночного бдения, была лишена окон, поэтому рассвет не мог оборвать наш тяжелый сон. Очнувшись, я обнаружил, что часовая стрелка уже давно перевалила за полдень. Я лежал в какой-то немыслимой позе на трех стульях, и изогнутое тело невыносимо болело. Голова жутко гудела, подобно какому-то зловещему колоколу. Я кое-как поводил рукой по шевелюре, чтобы немного привести ее в порядок, и с вздохом потрогал отросшую щетину, которую было нечем побрить. Громкий стон и произносимые по-немецки ругательства дали мне понять, что Адам тоже вернулся к суровой реальности. Главной задачей теперь было незаметно выскользнуть из музея, дабы не попасться на глаза Вейсману, неожиданно собравшемуся прийти сегодня в музей со своими дочерями.

Чертыхаясь и награждая друг друга самыми нелицеприятными эпитетами, мы потащились через наш зал к главному коридору. В холле находилось несколько человек, недоуменно воззрившихся на нас. И в этот момент Мейнингер издал дикий вопль. Трясущейся рукой он указал мне на гробницу Наафранха. Стеклянный колпак был разбит, крышка саркофага открыта, и его поверхность со всех сторон Бог весть каким способом отполирована до блеска.

Мы стремглав кинулись к охранникам и застали в коридоре сцену яростной борьбы сотрудников музея с группой иностранцев, судя по виду и одежде, тибетцев. Одному из них удалось вырваться, и он бросился к Наафранху. Не успели мы с Адамом пошевелиться, как он выхватил из складок своего балахона лезвие и резко полоснул себя по горлу. Пресвятые угодники!.. Пока в моем мозгу рождалась мысль: «Что же теперь будет с репутацией музея?!», нашим взорам предстала картина, которая не могла бы привидеться и в самом страшном сне.

Лужа густой крови залила мумию, пропитала бинты и стала, очевидно, просачиваться внутрь. Один из товарищей умирающего безумца радостно выкрикнул что-то вроде: «Со! Со! Де т’хамше гвало! Хла п’хам!».[2]

И тогда мумия медленно поднялась со своего ложа, спустилась на пол и шатающейся походкой направилась к выходу из холла. Две черные точки, занимающие место ее глаз, быстро увеличивались в размере. Пальцы рук Наафранха конвульсивно сжимались и разжимались, а из его утробы вырывались какие-то глухие звуки, напоминающие урчание.

Кажется, в этой ситуации только мне (не считая тибетцев, посвященных в смысл происходящего) удалось удержаться на ногах и сохранить хотя бы признаки рассудка. Все остальные попадали наземь, лишившись чувств. Адам осел на пол по стене. Его глаза были широко раскрыты, но в них не было ни намека на мысль. Я, впрочем, не собираюсь хвастаться своим мужеством — думаю, мое относительное спокойствие объяснялось только исключительной затуманенностью сознания. Хмель, однако, быстро рассеивался, особенно после того, как Наафранх стал приближаться ко мне. Вряд ли от него следовало ожидать чего-то хорошего.

Звучит нелепо, но меня почему-то больше всего поразило то обстоятельство, что шаги Наафранха оставляли на вымощенном мраморной плиткой полу крошащиеся отпечатки. А ведь его мумия весила не больше восьмидесяти фунтов. Откуда же такая тяжесть?..

Глядя на меня, Наафранх визгливо процедил: «Шерензи мисраим линг тсади хукулту кванг хиш риншен кай дуб Мененхеб». Уверен, что это был ни тибетский, ни какой иной из известных современным людям язык.

Говорящая мумия?! Не сошел ли я с ума? Может, это пьяный лихорадочный бред?

В этот момент услышал испуганный возглас совершенно не вовремя появившейся здесь Мэгги. Я едва успел подхватить на руки ее обмякшее тело и окончательно застыл перед ликом очнувшегося мертвеца. А затем из глаз Наафранха брызнула тьма (словосочетание «брызнула тьма» кажется странным, но другого я просто не в состоянии употребить для описания этого процесса). Через мгновение меня окутала непроницаемая черная пелена, которая не пропускала не только свет, но, по-видимому, и звуки. Я не слышал даже своего дыхания, не говоря уже о более далеких шумах. Если бы не ощущение колотящегося сердца и пульсирующей в висках крови, а также слабого подергивания Мэгги, я, честное слово, подумал бы, что умер.

Стоя в этом чудовищном омуте и бережно сжимая девушку, я полностью утратил контроль времени. Позже из показаний находившихся на улице людей, видевших со стороны загадочный феномен, выяснилось, что состояние абсолютной темноты и звукоизоляции продолжалось всего минут пять, причем именно на такой срок отстали часы всех, кто находился внутри.

Тьма исчезла так же резко, как и возникла, и вновь я узрел Наафранха, но это был последний взгляд на ожившую тварь. За какие-то доли секунды мумия, рухнув на пол, рассыпалась на части. Ветер, ворвавшийся в здание через неизвестно кем разбитое оконное стекло, развеял кучу бинтов, обнажив под ними труху и пыль. Увы, она обратилась в прах, и это обстоятельство едва не вызвало у меня слезы отчаяния и досады.

Затем, переведя взор на статую Мененхеба, я был поражен — в голове оказавшейся полой скульптуры зияла большая дыра. Края зазубрин дыры торчали наружу — значит, нечто вырвалось из недр статуи. Что это было?.. Куда оно делось?.. Боже, как я устал от этих загадок…

В состоянии прострации я наблюдал за происходящим вокруг. Мистер Вейсман, как оказалось, пришел в музей в сопровождении своего нового фаворита — молодого археолога Уилсона. Чуть ли не силком вырвав у меня плачущую Мэгги, он доверил ее заботам Уилсона и принялся рассматривать последствия кошмарного инцидента. Элен хлопотала возле мужа, который всхлипывал и непрерывно повторял одну фразу: «Господи, смилуйся над нами!», и я обратил внимание на то, что у него, как и у всех присутствовавших при буйстве мумии, из носа и рта текла кровь. Почему-то лишь я избегнул этой неприятности.

К людям постепенно возвращалось сознание, и они задавались вопросом, что же тут случилось. Невозмутимые тибетцы мирно сдались полиции и словно бы отрешились от окружающей обстановки. Где-то уже суетились репортеры, бравшие интервью у свидетелей.

С олимпийским спокойствием я выслушал требование Вейсмана явиться к нему в кабинет в пятнадцать часов и дать исчерпывающие объяснения по поводу этого события. Наивный лепет Уилсона о каких-то биохимических реакциях, способствовавших высвобождению скрытой энергии и заставивших мумию механически двигаться, я пропустил мимо ушей. Сообщение охранников о том, что они застали днем в одном из служебных помещений прятавшихся тибетцев, которым, очевидно, удалось ночью проникнуть в музей и нанести вред саркофагу, меня почти не заинтересовало. Вейсман еще продолжал что-то возмущенно выговаривать мне, когда я молча надел плащ и шляпу и, не попрощавшись, вышел на улицу. На трамвае я доехал домой и сразу лег спать.

Часов в шесть вечера мне позвонил заведующий кафедрой. После упрека в том, что я не выполнил его последнее распоряжение, на меня обрушился град обвинений, начиная от участия в скандальных историях на кладбище и в склепе Натингейлов и заканчивая глупыми фокусами в музее. Вейсман говорил о каких-то судах, которыми грозили посетители музея за причиненный моральный и физический ущерб. «И что я скажу страховой компании?» — с отчаянием вопрошал он. — «Полиция тоже желает знать, в чем дело». Далее покатились напоминания о моем халатном отношении к работе в Университете, безразличии к педагогическим обязанностям, систематических опозданиях, частых прогулах, приходе на работу в нетрезвом состоянии и распитии спиртного на рабочем месте, недостойном поведении по отношению к студенткам и сотрудницам университета и еще великом множестве моих мнимых и действительных прегрешений. Гневная филиппика закончилась угрозой уволить меня. «Сэр, вы не допустите меня к экспедиции в Палестину?» — спокойно спросил я. «Об этом не может идти и речи». «Тогда всего хорошего», — и я повесил трубку.

Позже позвонила Мэгги. До сегодняшнего дня этот беспрецедентно неожиданный факт вызвал бы у меня волнение и, пожалуй, даже радость. Но теперь у меня не было особого желания беседовать с ней. Мисс Вейсман принялась уговаривать меня срочно связаться с ее отцом и постараться уладить наш конфликт, пока не поздно. Ранее часто очаровывавшая меня тональность ее голоса теперь утомляла меня своей никчемной настойчивостью и какой-то глуповатой сердечностью. Я спокойно выслушал все обещания помочь мне и вежливо ответил, что весьма признателен ей за участие в моей судьбе. Однако, со своей стороны, я не вижу в этом существенного смысла.

— Как вы можете так безразлично относиться к себе? — всхлипнув, спросила Мэгги.

— Я отношусь к себе так же, как к вам, — невозмутимо промолвил я. — Ровно отношусь.

— Да что же это значит?

— Ну, то есть как к элементу объективной реальности, — каким-то чужим голосом ответил я и прервал связь.

Я еще долго лежал на кровати, смотря в потолок. В голове у меня не было ни одной мысли, кроме заполонившего все сознание ощущения того, что моя жизнь завершена. Когда за окном уже перестали греметь трамваи и слышаться человеческие голоса, я покинул свою квартиру и медленно двинулся по мокрой от дождя улице. По дороге я купил в ночной лавке бутылку джина и последовал дальше по своему неведомому маршруту, которым меня вела какая-то космическая тоска.

На душе у меня было мрачно и пусто. Я не очень удивился, когда в какой-то момент, пытаясь извлечь из опустевшей бутылки еще хотя бы каплю, сообразил, что нахожусь у Северного кладбища, расположенного довольно близко от моего жилища. Ворота кладбища были почему-то распахнуты, сторож и собаки отсутствовали, и я вошел внутрь.

Долгая прогулка между рядами могил утомила меня, и я решил немного посидеть. Вокруг не было ни одного фонаря, и только большая Луна иллюминировала своим зеленоватым призрачным сиянием унылый, залитый мутной дымкой тумана пейзаж, расстилающийся во все стороны на много ярдов. Меня окутала тишина, которую можно было с полным основанием назвать мертвой. Лишь безразличный ветер играл листвой деревьев и шелестел покрывающей надгробные холмики травой. Обхватив голову руками и закрыв глаза, я погрузился в глубокую меланхолию. Моим желанием было сидеть так часами… или годами… все время, что мне осталось провести в этом мире.


Но вдруг, к моему несказанному удивлению, в моем мозгу словно завибрировал чей-то голос. Физически я не слышал его — нет, слова как будто сами проникали в мое сознание.

— Я ждал тебя и не сомневался, что ты явишься именно сюда, — пророкотало в моем разуме. Я осмотрелся вокруг. Мененхеб… да, он был здесь, хотя увидеть его было непросто. Может быть, я также воспринимал его образ лишь ментально. Так или иначе, описание внешности Мененхеба можно свести всего к четырем словам — черный провал в пространстве. Не было никакого ужасного монстра, никакой демонической эманации — только абсолютно черное пятно, почти сливающееся с окружающей его темнотой ночи. Я ощущал в этом пятне жуткий холод — то ли холод могилы, то ли холод пустого космоса. Пожалуй, его по праву можно было определить как могильно-космический. Повинуясь странному желанию, я протянул руку и погрузил ее в черное пятно. Мне показалось, что моя кисть словно исчезла из моего организма, я полностью утратил связь с ней. Так я и стоял — с вытянутой, попавшей в загадочный плен рукой.

— Почему ты ждал меня именно здесь? — спросил я у существа. — Неужели тебе известно ВСЕ?

— Неважно. Куда еще мог прийти в такой момент человек, рожденный с дырой в голове?

— С какой еще дырой? — воскликнул я, непроизвольно ощупывая голову свободной рукой.

— Назовем ее метафизической, хотя любые термины не имеют значения, — ответил Мененхеб. — В голове у тебя дыра, и через нее в тебя с самого рождения вливался Хаос. Потому ты не таков, как большинство остальных людей — неужели ты этого до сих пор не понял?

— А Адам Мейнингер? У него тоже… дыра в голове? — спросил я.

— О нет. В стволе его жизненного древа увлечение моим миром есть лишь небольшой кратковременный изгиб. Скоро это должно было бы пройти, и его окончательно поглотило бы нормальное существование, которого ты так боялся и избегал. Он произвел бы на свет несколько новых «бюргеров» и навсегда позабыл непередаваемое очарование ужаса, изначально бывшее для него чуждым. Ты не таков.

Для начала мне, правда, пришлось повлиять на Мейнингера, который представлял для меня некоторую опасность. Совершенно не случайно он и его спутники видели загадочный луч в склепе Наафранха. Моя энергия поразила их, позже развившись в тяжелую болезнь, из-за которой Мейнингер на время практически лишился способности думать.

Скрывая темное желание под лживой маской научного скепсиса, ты беспрепятственно выставил в музее тело моего первого жреца, которого в вашем мире назвали Наафранхом. Я насыщался силой страхов и тревог многочисленных посетителей, которых ты так успешно завлекал ко мне. Благодаря твоей нарочитой беспечности в музей проникли послушные мне рабы, и ты позволил им уничтожить знаки тех, чьей воле я был принужден временно покоряться. Ведь втайне ты хотел встретиться со мной. И хотя твои глаза содрогались, душа возрадовалась, когда Наафранх пробудился от мертвого сна, незаслуженно, глупо полагаемого вами вечным. Мой дух, заключенный в сердце и мозгу Наафранха, как только он произнес нужные слова, вырвался наружу из статуи, созданной в бесконечно далекой, неведомой вам вселенной.

Мне не стоило большого труда догадаться, где я смогу встретить тебя. Горе, переполнившее тебя, так созвучно царящей здесь печали. Кажется, для людей нет ничего страшнее и тоскливее, чем смерть и мысли о ней. Великое заблуждение! На самом деле смерть — это прекрасное начало, дверь к жизни несравнимо более увлекательной и драгоценной. Надо лишь знать ключ к этой двери, за которой человека ждет настоящее счастье. Этот ключ находится у меня. Посмотри вокруг"!

Я взглянул направо и налево и увидел обступившие нас экспонаты моей коллекции — ожившие трупы и даже их части. Я содрогнулся от жадно разевающих рты мерзких голов, существующих отдельно от их давно истлевших тел. А потом поразился манящей улыбке Софии Натингейл, которая призывно смотрела на меня. Она жива!

— Всем им я вернул жизнь, — продолжал демон, — и если они будут настойчивы в борьбе за горячую кровь, то смогут даже восстановить свои недостающие органы.

— Но их души… будут ли восстановлены они?

— Души… к чему они? У заново рожденных будет нечто другое, новое и, уверяю тебя, гораздо лучшее.

Беренгарий фон Лутц в "Летописях черных солнц" и Ширхан Лоди в "Свитке Наафранха" писали о том, что Мененхеб сумеет дать големам-мертвецам ужасные пародии на души. Зовом этих псевдодуш, по словам фон Лутца и Лоди, является неукротимая жажда насилия, которая органично дополнит голод плоти — чревоугодие и мерзкую похоть. Мне сразу вспомнилось предание о культе Великого Ктулху и Древних — гнусных порождениях Безумного Хаоса. Им, как никому другому, известно учение о том, что Мененхеб назвал "настоящим счастьем" — грязных, порочных развлечениях.

— Тот путь, о котором я сейчас говорил, может удовлетворить почти всех людей, но есть незначительное число тех, кто достоин большего, — вновь заговорил Мененхеб. — Я предлагаю тебе стать одним из нас — Знающим. Ты ведь всегда стремился к особым знаниям, но не имел к ним доступа, ибо не понимал главного — самого себя.

— Но кто поможет мне понять себя?

— Ты узнаешь того, кто позволит тебе понять себя. Для этого от тебя почти ничего не требуется: если ты желаешь, нужно только принять меня — принять смерть от меня и принять новую жизнь от меня.

За спиной Мененхеба я узрел глубокую яму, и он пояснил, что это моя символическая могила, заранее приготовленная им. Увиденное полностью лишило меня способности к рациональному мышлению, и я шагнул вперед, оказавшись полностью поглощенным черным пятном. Теперь я не осознавал того, что говорит мне Мененхеб. Он что-то монотонно шептал, и в этом шепоте слышался страстный призыв разрушительной ненависти легиона искаженных духов. Они внушали мне тайны, слишком ужасные и недоступные для простого смертного, но такие привлекательные…

И, не в силах больше противостоять этому бушующему потоку чужих мыслей, мое сознание взорвалось мириадами пылающих частиц, которые были немедленно захвачены жадно жующими пастями инфернальной Вселенной и затянуты в спрятанную в ее безднах черную пещеру, откуда до меня донесся тонкий заунывный свист чьих-то испорченных флейт. Он зачаровывал и манил меня, наполняя клочья моего разорванного разума турбулентными туманными вихрями знаний о Времени и Пространстве и о том, что находится вне их.

По приказу Мененхеба ухмыляющаяся София Натингейл швырнула мое ставшее никчемным тело в яму, полную червей и насекомых странного вида, рожденных явно не на нашей планете. Своими циклопическими челюстями они молниеносно обглодали жалкий труп, превратив его в мелкую пыль. Холодные звездные ураганы подхватили этот прах и пронесли его сквозь Врата черных солнц, доставив в самый центр Темного Хаоса. Наконец, я узрел тех гигантских слепых уродов, что кривляются в нелепом танце под отвратительный грохот своих барабанов. Их властитель, султан демонов Хаоса Азатот, располагался в окружении безумных смерчей и сумасшедших сияющих лучей. Он тупо грезил об эфемерных вещах, смысл которых никогда не доходил до него, и бормотание Азатота придавало им в вечности новые непонятные законы.

Представ перед ним, мои ничтожные останки оказались на мгновение объектом его сумрачных раздумий и приняли новую форму, которая затем воссоединилась с моим беспорядочным сознанием.


Я вернулся на Землю и обнаружил на ней толпы кощунственных, неумолимо разлагающихся созданий, которые неистово плясали и корчились в богохульном веселье на огромных пустырях, покрывших некогда занятые городами пространства. В колоссальных полуночных храмах, освещаемых злобной Луной, под складывающиеся в ужасный ритм бой гонгов и гудение труб они приносили в жертву последних несчастных людей и упивались их теплой кровью, чествуя своих зловещих торжествующих идолов. Спустя немного времени эти жертвы сами на равных правах вступали в круг монстров, наслаждались и убивали. А те, кто не нашел новых источников жизни, отправлялись в ужасное небытие, и их трупы утаскивали в подземные склепы загадочные существа неописуемой внешности — будущие хозяева этой планеты, которые завладеют ей после смерти големов-вампиров.

Глядя на эту картину, я поднял свое тело на тысячах длинных извилистых щупальцев и подполз к алтарю одного из проклятых храмов. Он был покрыт свежей кровью, но никто из мертвецов не осмелился помешать мне слизать с камня этот ароматный нектар. А потом, вытянув вверх хоботообразную голову, из которой непрерывно сочилась ядовитая гнойная слизь, я дико и ликующе завыл на бледные звезды, безмолвно мерцающие среди хороводов мертвых миров.


2000–2003 гг.

Примечания

1

виссонн — тонкая льняная ткань

2

На одном из тибетских наречий означает "Хей! Хей! Демоны побеждают! Боги побеждены!"


home | my bookshelf | | Свиток Наафранха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу