Book: Лиловая мгла



Лиловая мгла

Борис Лисицын

Лиловая мгла

Труп, сгнивший труп

Ожил и ходит! Ужас! Ужас!

У.Б. Йитс.[1] «Чистилище».

I

Знакомые, с которыми меня свела судьба в том месте, где я теперь живу, часто удивляются моему предубеждению относительно научно-технического прогресса. На их глазах мое отрицательное мнение касательно всяческой новизны непрестанно усугублялось в связи со все более дерзким вторжением человечества в древние пласты первозданных тайн Земли. Допытывания по поводу моего скепсиса в отношении перспектив роста власти людей над окружающим миром стали с недавних пор невыносимо назойливыми, и мне не остается ничего иного, кроме как поведать о тех странных и трагических событиях, что так резко повлияли на меня.

Откровенно говоря, я и сам в молодости был горячим поклонником всякого рода новинок, которые уже тогда в большом количестве выдавала наша тесно связанная с передовой наукой промышленность. Я твердо верил в то, что бурное развитие современной цивилизации приведет к эпохе процветания и благоденствия человечества, воцарившегося в полностью покоренной среде. И я был далеко не одинок в своей слепой, ни на чем не основанной, кроме собственных иллюзий, вере.

Одним из наиболее ревностных адептов прогресса, которых мне доводилось знать, был мистер Мозес Барт, управляющий массачусетским отделением фирмы, где я некоторое время работал. Наша компания занималась всевозможной строительной и горнодобывающей деятельностью, и до того злосчастного инцидента, о котором я собираюсь рассказать, играла важную роль в индустрии Северо-востока. И, кстати, не в последнюю очередь именно благодаря заслугам Барта, падкого на разного рода успешные технологические инновации и вдобавок поразительно удачливого в коммерческих делах.

Меня пригласили в Бостон в связи с планами руководства фирмы приступить к изыскательским работам в районе мелкого городка Милфорд, расположенного на севере Массачусетса, где было обнаружено крупное месторождение ценных видов глин. В Бостоне я и познакомился с мистером Бартом, а также с организатором геологической разведки в Милфорде — профессором Массачусетского технологического института доктором Джастином Ленноксом. Чуть позже меня представили еще одному примечательному персонажу моей истории — молодому инженеру Иштвану Ферьянци, с которым меня вскоре связали весьма близкие отношения.

Сам по себе Ферьянци был не очень выдающейся личностью, и поначалу он даже немного раздражал меня. Причиной тому служили его непомерный снобизм и кичливость, обусловленные, по-моему, иммигрантским комплексом. Ферьянци приехал с родителями в Америку в уже достаточно зрелом возрасте (кажется, лет пятнадцати) и по-прежнему далеко не блестяще изъяснялся по-английски, а в письмах часто допускал орфографические ошибки, зато его лексикон изобиловал сомнительными жаргонными словечками, которые, по его мнению, придавали ему статус истинного американца. Ферьянци отказывался говорить на родном языке с соотечественниками, которых ему приходилось иногда встречать, и даже требовал звать его исключительно Стивеном.

Впрочем, все эти его чудачества меня не слишком трогали. В конце концов, оба мы были профессионалами, и прежде всего нас интересовала работа. Хотя слово «интересовала», наверное, не слишком уместно по отношению к тому, чем мы занимались. Да и район приложения нашего труда тоже не впечатлял. Что интересного может быть в Новой Англии, и тем более в каком-то захолустном Милфорде, который я заведомо считал обителью всего самого заурядного и скучного в окружающем мире?

Но бизнес есть бизнес, и десятого мая мы в обществе гг. Барта и Леннокса покинули Бостон вслед за отправленным оборудованием и рабочими, пересекли половину Массачусетса и к вечеру одиннадцатого мая добрались до конечной точки своего маршрута.

Вопреки моему пессимистическому настрою, Милфорд и его окрýга произвели самое благоприятное впечатление. Этот маленький городок раскинулся на обоих берегах неторопливого Мискуоша, текущего в меридиональном направлении на юг и отрезающего от Зеленых гор небольшой отрог, к которому примыкает городская территория. В извилинах уютной живописной долины расположились невысокие зеленые холмы с закругленными вершинами, суровые густые леса, почти не знавшие к тому времени топора и пилы, мелкие озерца и болота, плодородные заливные луга и заботливо возделанные нивы. Они сплетались в очаровательную единую мозаику, чью прелесть не смог бы оценить по достоинству только самый черствый и невежественный человек. Наш приезд пришелся на чудную пору, когда все деревья и кустарники оделись пышной сочной листвой, почва покрылась изумрудной травой, а разнообразные цветы сверкали восхитительными красками. Воздух был насыщен душистыми ароматами, и казалось, что каждый квадратный дюйм этой благодатной земли излучал добро и умиротворение.

Кое-где в долине были разбросаны крохотные деревушки и отдельные фермы, органично вписывающиеся в почти девственный ландшафт. И все здешние дорожки и тропы, как говорится, вели в местный Рим — то есть в Милфорд. Этот город структурой своей застройки чем-то напомнил мне Провиденс, где я несколько раз бывал по служебным делам. Самая старая часть находилась у реки и занимала наиболее низкое место, от которого растущий город медленно карабкался вверх по склонам окружающих холмов и полз по полого возвышающимся в стороны от Мискуоша равнинам.

Проезжая по Милфорду, мы разглядывали Новый город с его довольно молодыми, еще не отметившими столетний юбилей, пятидесятифутовыми зданиями с остроконечными кровлями. Тут же ровными рядами стояли респектабельные кирпичные особняки и солидные деревянные дома с узкими, обрамленными двойными колоннами, портиками изящных фасадов. Каждый дом был окружен обширными ухоженными пространствами палисадников и цветочных клумб, обнесенных витиеватыми железными оградами. Местами на глаза попадались маленькие белые фермы двухвековой давности, теперь поглощенные городом.

Нижний — Старый — город, в свою очередь, отличался очень старыми строениями, огороженными каменными заборами, с входами, в колониальном обычае затененными навесами. Мы с Иштваном с восторгом разглядывали прекрасное наследие дореволюционной эпохи — окруженные пилястрами деревянные дома с двумя входами, а также еще более древние постройки с двускатными крышами и остатками скотных дворов — ровесники зарождения Милфорда из основанного в 1633 году английскими колонистами поселения. Сердцевину города образовывало столпотворение представительных домов с величественными куполами и шпилями — ратуша и ряд прочих административных зданий, колледж, школа, госпиталь св. Варвары, а также несколько принадлежащих разным конгрегациям церквей. Неподалеку находился довольно тихий городской рынок, спускающийся к кварталу стоящих на высоких сваях строений, что занимали периодически заливаемые участки речной поймы. Набережная в этом месте не была оформлена покрытыми тротуарами дамбами, как в более новой части города. Несколько высоких трехпролетных каменных мостов с затейливыми баллюстрадами соединяло жилой западный сектор Милфорда с восточным, в котором преобладали всякие хозяйственные постройки — мастерские ремесленников-кустарей, кузницы, пилорамы, пара старых покосившихся водяных мельниц, торговые лавки, склады и амбары. Между узкими пирсами и причалами небольшой пристани, где, казалось, время задремало и застыло с георгианской эпохи, покоились миниатюрные яхты и лодки, в большинстве своем ветхие и давно вышедшие из употребления.

Мирная атмосфера Милфорда вдохнула в нас с Ферьянци необыкновенное лирическое настроение. Мой друг написал дюжину романтических стихов, любопытных по содержанию, но довольно плохих (по моему, не высказанному Иштвану, мнению) по форме из-за неудачных рифм. Я, в свою очередь, испортил пару холстов, безуспешно пытаясь нанести на них пленившие меня пейзажи.

В это же время мистер Барт со свойственной ему энергией произвел инспекцию особенностей местной экономики и обнаружил, что самым крупным предприятием Милфорда является возникшая лет сто с лишним назад и с тех пор почти не изменившаяся пивоварня, на которой было занято едва ли четыре десятка человек. Мы нашли вкус ее продукта превосходным, но, тем не менее, Барт остался недоволен низким, с его точки зрения, уровнем развития города. В патетической речи, произнесенной на устроенном мэром в нашу честь ужине, он заявил о том, что предстоящее освоение месторождения глины должно совершить переворот в жизни Милфорда, придав ему качественно новый толчок эволюции. Он вещал о будущих крупных фабриках и магистральных дорогах, вереницах телеграфных столбов, притоке населения и бурной трансформации всего здешнего уклада.

И мы всеми силами взялись за установление новой жизни. Ранним утром пятнадцатого мая, когда Милфорд еще мирно почивал под лучами восходящего солнца, его мощеные улицы взорвались от шума, издаваемого моторами нескольких грузовых автомобилей и колесами длинного каравана телег. Под крики петухов и (пока еще воображаемые) звуки фанфар мы двинулись в сторону лежащей в восьми милях к северу от Милфорда выше по течению Мискуоша деревни Феннер. Наш транспорт был нагружен всем необходимым снаряжением, провизией и прочими важными запасами, которых должно было хватить на время предварительных работ. Отдельно ехали представители квалифицированного персонала, а также нанятые в крупных городах Северо-востока рабочие.

Предполагаемые залежи глины были приурочены преимущественно к немного отдаленной от русла Мискуоша обширной старице очень древнего озера, чье дно ныне было перекрыто ледниковыми отложениями. В этом месте течение реки делало довольно сильный изгиб, вследствие чего один из берегов подмыло и превратило в высокий крутой обрыв, по срезу которого можно было изучать вертикальный профиль земляной толщи на добрую сотню футов.

Именно здесь были обнаружены многочисленные образцы различных видов глин, свидетельствующие о наличии очень мощных пластов этого важного строительного материала. Профессор Леннокс проанализировал найденные породы и заявил, что, по всей вероятности, их происхождение связано с осадками Сангамонского гляциального периода Плейстоценового раздела, которым должно быть не менее 300 тысяч лет. Вокруг были разбросаны первые признаки близких гор — доломитовые скалы, — а также низкие моренные холмы. Мили пространства во все стороны занимали лесные угодья и поля, а ближайший населенный пункт — деревня Феннер — находился примерно в полутора милях от интересующего нас района. Мы надеялись, что не столкнемся с неудобствами и трудностями, связанными с правами на эксплуатируемую землю и прочими проблемами, возникающими при разработке полезных ископаемых на уже давно обжитой территории. Однако не тут-то было.

Стоило нам обосноваться в зоне работ, как в скором времени прибыла внушительная делегация представителей Феннера, включающая его наиболее авторитетных жителей. Переговоры с Бартом вел тамошний священник, чье имя я, к сожалению, запамятовал. Нам с Иштваном не пришлось принимать участия в этом разговоре, поскольку я был занят подготовкой к прокладыванию асфальтовой дороги в Милфорд, а Ферьянци следил за монтажом добывающего оборудования. Так что подробности беседы, которая, как я мельком слышал, велась на повышенных тонах (по крайней мере, со стороны Барта), мне почти не известны. Кажется, то место, где моя фирма собиралась производить раскопки, считалось у здешних обитателей прóклятой, запретной — пристанищем демонов, прячущихся, по их словам, под землей и ждущих удобного случая для того, чтобы вырваться наружу и посеять среди людей смерть и ужас. Мистер Барт был до крайности разозлен этими вздорными суевериями, а профессор Леннокс только снисходительно посмеивался. «Вот видите, к чему приводит отсутствие у людей должного образования», — заметил он по этому поводу.

Ферьянци украдкой обменялся несколькими словами с феннерскими крестьянами и узнал от них о том, что совсем близко от месторождения глины расположены остатки очень старого колониального поселения Сент-Майкл, возникшего еще в начале XVII века. Оно просуществовало меньше полувека и полностью обезлюдело вследствие серии загадочных событий. Дюжина или больше колонистов погибла при вызывающих тревожное недоумение обстоятельствах, о которых ходили странные слухи. Остальные поселенцы в панике бежали, а эпидемия психических расстройств среди них надолго оттолкнула желающих освоить этот получивший мрачную репутацию край. С тех пор из поколения в поколение в Феннере и соседних деревнях передается страх перед зловещим районом (тем самым, на который мы положили глаз), перенятый от сент-майклцев. Люди стараются без крайней нужды не посещать старицу и ее окрестности, и упаси Боже кого-либо раскопать здесь землю хоть на дюйм.

У нас с Иштваном не было веских оснований пугаться странных басен, и уж тем более мы не собирались уговаривать Барта свернуть горнозаводскую деятельность, сулящую значительные прибыли. Однако вечером того же дня, после окончания рабочего времени, мы втайне ото всех отправились к развалинам Сент-Майкла, дабы осмотреть это отмеченное печатью страха место. Вернее, мы полагали, что увидим какие-то развалины, а на самом деле не обнаружили практически ничего. Территория в несколько акров представляла собой жуткую пустошь — ни деревца, ни куста, ни единого следа человеческого быта. Все это пространство занимали только чахлые полевые травы, да еще загадочные белесые пятна. Из любопытства мы разгребли кучи известковой крошки (это они образовывали белые пятна) и обнаружили под ними пепелища. Мало-помалу до нас стало доходить, что перед тем, как покинуть Сент-Майкл, его жители сожгли все строения, деревья, большие площади посевов, травы и кустарников, а потом засыпали угли толстым слоем извести, который частично сохранился даже по прошествии столь длительного срока. Но зачем им это понадобилось?

Углубившись в примыкающий к пустоши лес, мы нашли в нем старое кладбище весьма необычного вида. Оно было огорожено очень высоким забором, составленным из вырубленных блоков известняка, в котором время уже проделало небольшие дыры. Почти каждая могила была накрыта толстой плитой все той же породы, приобретшей прямо-таки культовое значение у сент-майклцев. У пары могил таковое покрытие отсутствовало, и мы с удивлением обнаружили, что эти захоронения были разрыты, а их печальное содержимое, похоже, сожжено и присыпано известкой. Мы некоторое время с жаром обсуждали энигматический характер всего увиденного, но не смогли прийти к конкретным выводам. В конце концов, это бесплодное занятие нам надоело, и мы принялись разглядывать надписи на венчающих погребальные керамиды постаментах. Меня особенно насмешила эпитафия: «Он возлегает в самом великолепном дубовом гробу и ублажает самых взыскательных гурманов», а также фраза на могиле какого-то долгожителя: «Он всегда был пьян и настолько страшен в этом состоянии, что даже Смерть боялась встретиться с ним». Похоже, наши предки обладали, несмотря на все жизненные проблемы, завидным спокойствием и чувством юмора. Вдоволь посмеявшись, мы в хорошем настроении вернулись в лагерь и вскоре забыли о загадочном сент-майклском кладбище.



II

Шло время, и приближался момент бурения в контрольных точках. В первых числах июня была завершена установка бурильного оборудования. Предполагалось проделать несколько контрольных скважин вращательным бурением, для чего была заготовлена система Фовеля, состоящая в употреблении специальных полых штанг, в которые нагнетается вода: благодаря давлению она с силой вырывается со дна скважины и уносит с собою разрушенную бурением породу. Инструментом при способе Фовеля служит трубчатый бур с твердой коронкой, вращаемый при посредстве механического двигателя. При этом бур вырезывает кольцеобразное отверстие, и остающаяся сердцевина может быть вынута в виде длинных цилиндров, которые дают ясное понятие о слоях пройденных пород и даже об их наклоне.

Были подготовлены к работе новейшие землечерпательные машины, обладающие рядом больших острых черпаков, подвешенных к звеньям бесконечной цепи или укрепленных по окружности вращающегося колеса. С их помощью рабочие сняли верхний покров дернины и почвы, а также слой малоценного, обильно засоренного кварцевым песком суглинка.

Наконец, тринадцатого июня мистер Мозес Барт, разбив о корпус бурильной машины бутылку шампанского, возвестил начало освоения феннерских запасов глины.

Местные фермеры с опаской наблюдали за производимыми бурильным аппаратом действиями и боязливо крестились при каждой новой выбрасываемой с глубины порции земли. До отметки около шестидесяти футов мы фиксировали слой плотной глины с вкраплениями мелких черных листочков слюды и желтовато-серыми полупрозрачными зернами кварца. Эта сланцеватая глина вполне годилась для изготовления добротных клинкеров,[2] и, подойдя ко мне, Барт поделился своими планами строительства в Милфорде кирпичной фабрики. Затем пошел пласт глины с большими примесями углекислой извести и магнезии, которая называется мергелем и является ценным строительным материалом, применяемым в производстве цемента. Профессор Леннокс со своими помощниками-геологами деловито вел описание попадающихся пород, а Барт производил какие-то сложные калькуляции предстоящих коммерческих проектов. Меж тем бур добрался до пласта превосходной белой глины, почти свободной от всяческих снижающих качество примесей. Это был настоящий каолин, из которого мог бы получиться отменный фарфор.

На глубине около ста двадцати футов все чаще стали попадаться крупные обломки гранитов. Было решено дойти до двухсот футов, однако, как сейчас помню, на ста девяноста двух бур уперся в какую-то чрезвычайно твердую преграду, оказавшуюся непосильной для стальной головки. Ферьянци распорядился установить на буре алмазную коронку, которая способна прорезать любые породы на Земле. Как же мы были поражены, столкнувшись с тем, что, работая алмазом, бур еле-еле мог продвигаться вниз лишь с совершенно ничтожной скоростью.

Прошло Бог знает сколько времени, прежде чем бур быстро пошел вниз, а спустя несколько минут установка выбросила на поверхность вместе с бурильным шлаком камень шарообразной формы из какой-то черной, весьма тяжелой горной породы с цветными переливами в сине-зеленых тонах. Мы бросились к нему и обступили плотным кольцом. Никто не имел никакого представления о том, что это за камень, и только Леннокс с сомнением пробурчал что-то насчет его сходства с лабрадоритом. Я тоже сначала склонялся к этому предположению, но как, состоя в основном из лабрадора,[3] эта порода в данном случае могла столь долго противостоять алмазу — самому твердому минералу на этой планете? Да и отсутствие формы у обломков породы, которая всегда определяется свойствами составляющих его кристаллов, вызывало недоумение.

Шар, похоже, был поврежден буром. Двое рабочих, которые по поручению Леннокса стали убирать его в специальный пакет для геологических образцов, управлялись к камнем очень неловко, он упал на землю и по трещинам распался на куски.

Ничто в мире не поможет мне забыть последующие события, хотя именно этого я больше всего желаю и буду желать до самой смерти. Каждую ночь мне снится эта сцена, ставшая началом самого чудовищного кошмара, свидетелем и участником которого я когда-либо становился. Из-под осколков разбившегося шара, оказавшегося полым, медленно поднялось вверх призрачное облачко то ли фиолетового, то ли лилового газа. Его было не много — не больше полусотни кубических дюймов — но вид лилового облака словно заворожил нас. Потрясал не странный цвет газа — теоретически он мог быть результатом особой химической реакции взаимодействия какого-то вещества с воздухом. Как зачарованные, мы смотрели на двигающийся туман — двигающийся, несмотря на полное отсутствие в атмосфере и намека на ветер! Траектория его перемещений была сложной, прихотливой и заставляла предполагать в ней проявление какой-то целенаправленной воли. Но нет, в это было невозможно поверить, это казалось верхом абсурда… Воля у газа?..

Пропорхнув над нашими головами (при этом находившиеся ближе всего к загадочному облаку люди в испуге шарахнулись от него в сторону), туман прижался к земле, а затем скользнул под днище повозки, в которой сегодня утром нам доставили из Феннера продовольствие. Все попытки обнаружить его оказались безуспешными, что привело профессора Леннокса в отчаяние. Он полагал, что мы безвозвратно упустили уникальное явление, имеющее колоссальное значение для мировой науки и — надо думать — для его дальнейшей карьеры. Увы, отчасти он оказался неправ.

III

Остаток рабочего дня прошел достаточно спокойно, и к вечеру лиловое облако перестало быть основной темой разговоров, продолжая будоражить только Леннокса и его институтских коллег. Я также отказался от попыток как-то объяснить этот феномен, понимая их бесполезность, да и Иштвану по этому поводу не приходило в голову ничего путного. Наступили сумерки, и я со своим венгерским другом присоединился к обществу любителей провести время за игрой в бридж. Но едва мы взяли в руки карты, как в нашу палатку ворвался запыхавшийся деревенский мальчишка и заплетающимся от усталости языком принялся излагать совершенно непонятные вещи. С трудом мы сумели разобрать что-то вроде: «Дом сошел с ума… с ним творится ужасное… ради Бога, помогите!..». Я тогда предположил, что паренек имеет в виду внезапное безумие жителей какого-то дома, а один из техников грубовато заметил, что у самого мальчика, должно быть, не в порядке с головой.

Тем не менее, уклоняться от необходимости хотя бы посмотреть на этот «страшный» дом было бы неэтично, поэтому мы с Иштваном быстро облачились в уличную одежду и, ведомые юным феннерцем, отправились по широкой колее, проделанной в пойменном лугу колесами многочисленных повозок. По пути нам попались мистер Барт с доктором Ленноксом и его помощниками, которые неохотно приняли наше предложение посетить Феннер. «Что ж, по крайней мере, мы совершим неплохой вечерний моцион», — сказал я, и не слишком торопливо, как нас ни подгонял деревенский мальчик, мы зашагали навстречу ожидаемому забавному приключению.

Часов около десяти мы достигли Феннера и уже на окраине поселка столкнулись с толпой вооруженных чем попало фермеров. Благодаря большому количеству охотничьих ружей, топоров и вил они выглядели достаточно грозно, но при ближайшем рассмотрении оказались панически напуганными и вряд ли могли бы дать отпор хоть одному решительно настроенному преступнику. Однако обычное уверенное настроение Мозеса Барта и его решительные расспросы несколько успокоили их. После того, как самые крепкие феннерцы пришли в себя, они осторожно отвели нас на противоположную сторону деревни, где находился вызывающий у них непреодолимый страх дом. Вперед выдвинулся фермер по имени Асаф Хартли, которому принадлежало упомянутое здание. По его словам, это был примыкающий к хлеву большой сарай, где по ночам стояла та самая повозка, на которую обратил свое внимание (если можно так выразиться) вырвавшийся из каменной глобулы лиловый туман. Чем ближе мы подходили к сараю Хартли, тем отчетливее доносился странный звук, чуть позже распознанный нами как жалобный стон какого-то большого животного. На наши расспросы Асаф нес недостойную даже такого мужлана околесицу, и нам пришлось отложить все выводы до собственного знакомства с «взбесившимся» сараем. Еще несколько десятков ярдов… вот показалось нечто, напоминающее хозяйственную постройку… Пресвятая Дева Мария!..

В первую секунду, увидев напугавший феннерцев сарай, мне даже показалось, что здесь имеет место какая-то мистификация, розыгрыш или, в конце концов, недоразумение. Ибо представшее перед нами явление никак не могло возникнуть под воздействием каких-либо природных процессов, и поначалу мозг принял самую простую и рациональную интерпретацию этого артефакта, посчитав его делом рук человеческих. Но более пристальный взгляд полностью разрушил это объяснение, зиждившееся на спасительном здравом смысле. Какая сила оказалась способна сотворить это с обыкновенным сараем?

Постройка была сложена из толстых вязовых бревен, срубленных, вероятно, еще дедом Асафа, а то и раньше. Стволам могучих кряжистых деревьев по всем законам нашей природы уже давно пристало высохнуть и обратиться в куски мертвой массы безо всякого права на рост и воспроизводство. Но они… рассудок отказывался воспринять это… это страшное святотатство, абсолютное надругательство над естеством… Они были покрыты ветками с омерзительно сочными листьями странного сине-зеленого цвета. Осторожно подобравшись ближе, мы заметили на новоявленных побегах пухлые почки, в которых светилось какое-то лиловое сияние. Из оснований бревен спускались вниз корневые отростки, многие из которых уже успели достичь земли и углубиться в почву.

Но не это было самым поразительным. Более всего потрясало то, что свежие ростки ветвей вязов быстро двигались, демонстрируя при этом удивительную гибкость и, как это ни странно звучит, целеустремленность. Они плотно обвили стволы и ветки растущих поблизости деревьев и кустарников, а стелящиеся по земле побеги вязов-монстров, в свою очередь, буквально облепили молодую траву. И все растения, что попали в смертельные объятия проклятых тварей, уже пожухли и зачахли. На наших глазах поникли и увяли еще несколько минут назад живые и цветущие растительные организмы со всеми их ветвями, стеблями и листьями. А ужасные ожившие трупы вязов все более наполнялись новой силой, продолжая разрастаться в стороны и вверх к еще нетронутым хранилищам жизненной энергии.

Молча мы созерцали это гнусное чудо, будучи не в состоянии ни пошевелиться, ни открыть рот, ни закрыть глаза, чтобы хоть на мгновение отрешиться от свершающегося перед нами кошмара. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем я смог восстановить над собой контроль и громким возгласом привести в чувство своих спутников. Посовещавшись, мы разделились на две группы: одной предстояло осмотреть сарай и хлев по внешнему периметру, а другая (под моим началом) должна была попытаться войти в здание и ознакомиться с тем, что происходит внутри.

Не менее десяти минут я стоял перед позеленевшей дверью, собираясь с духом, пока, наконец, длинной толстой палкой не разбил ее на части. В сарае царила темнота, и мне пришлось взять поданную кем-то из фермеров лампу, дабы разглядеть то, что скрывалось в помещении. Сзади с неведомо откуда взявшимся топором стоял Ферьянци, а чуть поодаль раздавалось взволнованное дыхание группы крестьян. Мы медленно скользили взорами по пространству сарая и не переставали ужасаться отвратительным видам оживших деревянных предметов. Центральное место занимала полностью покрывшаяся зеленью повозка (вроде бы из бука), а вокруг торчали колосья проросшей соломы (кстати, годичной давности). Правда, они казались не столь могучими, как составляющие стены сарая бревна. Уже способный делать на основании первичных наблюдений кое-какие выводы, я понял причину этого — внутри самого сарая почти не было никаких живых существ, за счет которых эти твари каким-то, пока неясным, образом питались. Однако при появлении людей вялые существа заметно активизировались и стали судорожно продвигаться в нашу сторону, вынудив нас вести себя очень осторожно.

В этот момент мы услышали слабые звуки, доносившиеся из смежного с сараем хлева, куда отсюда вел проход. Тщательно обходя дьявольские создания, я прокрался к проему в стене и взглянул на источник тихого звука. Боже, я никогда не забуду то умоляющее выражение в глазах лежащей на полу измученной коровы, обвитой стеблями дотоле служившего ей пищей сена! При довольно тусклом свете я не мог толком понять, что именно делают со своей жертвой эти псевдорастения, но ее изможденный вид позволял предполагать самое худшее. Присоединившиеся ко мне Иштван и фермеры с жалостью смотрели на несчастное животное, которому, очевидно, уже ничего не смогло бы помочь. Дюжий крестьянин по имени Том одним ударом топора оборвал его страдания, но агрессивные существа тут же проявили к нам опасный интерес. Один из колосьев стремительно потянулся в мою сторону, я услышал крик: «Берегитесь, сэр!», после чего сильный удар по затылку сбил меня с ног прямо в гущу жутких тварей (позже выяснилось, что один из фермеров с помощью большой дубины хотел спасти меня от нападения растений-монстров и несколько переусердствовал в этом деле). Кажется, я даже не почувствовал особой боли, поскольку меня в этой ситуации гораздо больше занимали жадные прикосновения хищных побегов, касавшихся моего лица, шеи, рук и пытавшихся проникнуть под одежду. Они так густо обсыпали меня, что, полагаю, если бы Ферьянци не вытащил меня за ноги из губительных лап чудовищ, живым бы я оттуда уже не выбрался.

Покинув хлев и сарай, мы встретились со второй группой, сообщившей, что этот комплекс построек и окружающие его на расстоянии до пяти ярдов деревья и трава полностью поражены странным явлением. Вызванные на помощь жители деревни в спешном порядке на корню вырвали все растения вокруг проклятого здания в радиусе тридцати ярдов, и у нас появилась надежда на то, что зараза, может быть, дальше не распространится. Фермеры были преисполнены решимости сжечь рассадник таинственной угрозы, дабы раз и навсегда покончить с этой опасностью, но профессор Леннокс яростно воспротивился этому, заявив, что не позволит уничтожить важное научное открытие, способное совершить переворот в биологии и других отраслях знаний. В итоге Барт путем напористого давления и посулов выкупил у Асафа Хартли зловещую постройку за две сотни долларов (как вы понимаете, для здешних мест это целое состояние) и выставил возле нее часовых из своих рабочих. Что до меня, то я никак не мог оправиться от шока, полученного в хлеву, и не участвовал в обсуждении планов изучения лежащего за пределами самой безумной фантастики феномена.

IV

Возвратившись в лагерь, я немедленно повалился на свою койку, однако очень долго не мог уснуть из-за сильных головных болей, вероятно, являвшихся следствием сотрясения мозга. Дабы облегчить мои страдания, обслуживавший нашу базу врач дал мне какие-то лекарства, благодаря которым я, наконец, погрузился в тупое забытье. Оно периодически сменялось ужасными сновидениями, в которых обязательно фигурировал жуткий лиловый газ, чье появление было сопряжено с самыми ужасными событиями. Такой сон не приносил особого успокоения, и я был даже рад, когда почувствовал, как кто-то энергично дергает меня за руку. Затем я услышал голос Ферьянци, почти кричавшего: «Ради всего святого, просыпайся! Ну же, вставай, черт тебя побери!», и с этими словами он принялся вытаскивать меня из-под одеяла.

— Что случилось, Иштван? — пробормотал я, смотря на часы и пытаясь собраться с мыслями. Оказалось, что было уже за полдень.

— Выходи, сам увидишь. Я даже не знаю, как тебе объяснить. Кажется, никто в лагере ничего не понимает, и можно быть абсолютно уверенным только в одном — пора срочно покидать это место!

Оказавшись на улице, я обнаружил, что убежденность венгра имеет под собой существенные основания — лагерь почти опустел, и оставшиеся люди, чье количество можно было пересчитать по пальцам двух рук, явно намеревались последовать примеру своих более шустрых коллег. Пока мы обходили палатки в поисках кого-либо из руководства, Иштван изложил мне всю известную ему информацию. Итак, ранним утром из Феннера прибыл гонец, который имел конфиденциальную беседу с Бартом и профессором Ленноксом. Содержание беседы оставалось неизвестным, но было очевидно, что случилось нечто экстраординарное, ибо впоследствии Барт пребывал в явной растерянности, а Леннокс — и вовсе в полнейшем смятении. Около семи часов профессор уехал в Милфорд, чтобы подать телеграмму в Бостон, а наш начальник в сопровождении нескольких человек из своей охраны отправился в Феннер.



Поскольку Леннокс до сих пор не вернулся, по лагерю упорно циркулировали разговоры о том, что он попросту сбежал; впрочем, никто его не осуждал. Напротив, пример профессора оказался заразительным, и большинство техников, рабочих и прочих сотрудников нашей фирмы спешно, используя все доступные транспортные средства или пешком, убыло в город. «Похоже, в Феннере случилось что-то из ряда вон выходящее», — сказал мне один работник и указал в сторону деревни, где виднелись два или три столба дыма (к моменту моего пробуждения они все еще сохранялись и, по словам Ферьянци, даже увеличились), а также какое-то синеватое зарево.

Передо мной и Иштваном лежало два пути: поддавшись всеобщему возбуждению и испугу уходить в Милфорд и тем самым сохранить свои жизни, или направиться в Феннер, чтобы узнать, каково там положение. Мы понимали, что второй вариант практически наверняка связан со значительной опасностью, однако какое-то необъяснимое чувство толкало нас пойти за Бартом и его спутниками, которым, как и жителям деревни, возможно, угрожало что-то очень страшное. К сожалению, нам не удалось найти на территории базы никакого оружия, поэтому мы были вынуждены отправиться в Феннер с пустыми руками, надеясь на то, что сможем обзавестись какой-то защитой в деревне.

По мере приближения к деревне, пристально всматриваясь во все более различимые клубы дыма, поднимающиеся над крышами Феннера, я заметил также загадочную, отдающую лиловым блеском мглу, медленно расстилающуюся по злосчастному селению. Вскоре мы увидели языки пламени, пожирающие множество жилых и хозяйственных построек Феннера, и задались вопросом, кто мог устроить столь сильный пожар? Спустя несколько минут, уже вплотную подойдя к некогда живой, а теперь превратившейся в пепел и золу изгороди, мы окончательно убедились в том, что огнем объяты почти все деревенские дома, а некоторые из них уже совсем выгорели или пока еще тихонько тлели. Местные жители пока не попадались нам на глаза, и мы порядком встревожились за их судьбу. Повсюду в воздухе присутствовали следы лилового газа, а там, где располагался сарай Хартли, из-за лилового тумана издалека уже почти ничего не было видно.

Лиловая мгла… Разум упорно отказывался признать тот, в общем-то, теперь уже вполне очевидный факт: именно о ней рассказывалось в «Летописях черных солнц» мрачного тамплиера Беренгария фон Лутца. На лице Иштвана отражались противоречивые эмоции, видимо, порожденные теми же мыслями, что и у меня. Деревня Феннер пала жертвой лилового тумана — деревня в смысле не ее обитателей, а построек, ибо, как мы теперь видели, практически каждое деревянное здание было окутано тонкой фантомной пеленой лилового цвета. Каждое изделие из дерева, солома — все, когда-то мертвое — ныне ожило и тянуло свои ужасные отростки, напоминающие щупальца, к тем несчастным созданиям, в которых еще теплилась жизнь. Но таковых уже оставалось очень мало. Напротив, можно было понять, что убитые реанимированными монстрами существа через какое-то время тоже оживали и превращались в гнусных вампиров, сразу начинающих охотиться на новых жертв. Наблюдая за происходящим вокруг, мы заметили, что подавляющее большинство добычи чудовищ составляли представители флоры — по той простой причине, что они не могли убежать от выродков, как поступили насекомые, птицы, животные и люди. Лишь изредка мне казалось, что я вижу в сплетениях стеблей восставших трупов растений тела мышей и всякой мелкой домашней живности. Как-то раз на нас свирепо набросился потрепанный мертвый гусь (я продолжаю настаивать на том, что все эти существа были мертвыми, сколь бы активными они сейчас не были), и мне пришлось палкой перебить ему шею. Правда, это его не слишком смутило, и он продолжал яростные попытки напасть, пока мы не втолкнули корчащееся тело гуся в огонь.

Какова бы ни была та лиловая тварь, что принесла с собой столько вреда, ее требовалось хорошенько изучить с целью определения методов борьбы с нею. Мы внимательно осматривали встречающиеся на пути уродливые сущности и через некоторое время столкнулись с удивительным явлением. На растущей во дворе одного из домов яблоне (точнее, на том, что когда-то было яблоней) мы приметили набухшие почки, вот-вот готовые распуститься. Ферьянци осторожно тронул одну из них, и ее оболочка лопнула, а вслед за тем в воздух взмыли многоцветные искры или капельки вроде пузырьков света (загадочно тусклого) — зеленые, желтые, огненно-алые, лазурные, а в основном — все те же лиловые. Они принялись носиться вверх и вниз, туда и сюда, вперед и назад, словно крохотные болотные огни. То замедляя, то ускоряя полет, каждая из них следовала своей собственной прихоти, и в совершенно асимметричной геометрии их движений мне почему-то чудились какие-то чужие принципы. В сияние беспорядочных, хаотических, буйных круговоротов блуждающих огоньков вплетались отблески многочисленных костров, в которых умирали новоявленные существа, и созерцаемая нами картина пугала своей ирреальностью, нелепостью, так дисгармонирующей с тем спокойным нормальным миром, что был так близок и одновременно уже бесконечно далек от нас.

Помельтешив вокруг наших с Ферьянци голов, искры вдруг выбросили за собой шлейфы лилового газа, который, кажется, стал подкрадываться к нам. До крайности напуганные, мы стремглав кинулись прочь, почти не разбирая дороги. Случай вывел нас прямо к сараю Хартли, который неожиданно вынырнул перед нами из-под покрова лилового морока. Взглянув на него, я окончательно понял, что законы Земли, Солнечной системы, всей нашей Вселенной больше не абсолютны, что они не касаются Неименуемого, пришедшего из Иного континуума, что Его власть лежит за гранью разумности и порядка нашего мира. И еще я понял, что, впустив Его сюда, я совершил самый страшный грех, коему нет и не может быть прощения…

— Mi ez?[4]! — истерически выкрикнул Иштван. Новое потрясение на секунду заставило его вернуться к истокам — к родному языку, на котором он не говорил уже добрый десяток лет.

До сих пор затрудняюсь ответить на вопрос, результатом чего стало увиденное нами на месте сарая Хартли явление. То ли импульс новой жизни — то есть псевдожизни — заданный пришельцем в этой точке, был слишком силен, то ли он еще не научился правильным образом воссоздавать ожившие формы — так или иначе, сарай превратился в немыслимую монструозность, описать которую весьма затруднительно. Над крышей здания на высоту футов в сто поднялся ствол неимоверно уродливого дерева, кажется, отдаленно напоминающего вяз или бук и при этом совмещающего в себе черты всех окрестных деревьев, кустарников и трав. Их ветви, стебли, листья и соцветия усеяли поверхность ствола безо всякой системы. Кривые сучья, подобные когтям ужасного демона, простирались во все стороны на расстояние в два десятка ярдов, сросшись с прочими ожившими в округе растениями. Еще более отвратительным было то, что на некоторых ветках, словно приклеенные, торчали тушки каких-то птиц, которых уже было практически невозможно идентифицировать.

А верхушку сатанинского дерева увенчивала голова коровы (мне вспомнилась сцена, как сопровождавший меня в хлеву фермер отрубил корове голову — мы-то наивно полагали, что после этого с ней больше не случится ничего ужасного), соединенная с… Господи Иисусе, даже по прошествии стольких лет меня мутит от этого воспоминания… с верхней частью человеческого тела, в свою очередь скрепленного тысячами ростков со стволом дерева. Чье это было тело, я, к счастью, точно не знаю.

Со своей огромной высоты голова чудовища уставилась на нас, а затем из ее пасти вырвался вопль, от которого мы, не раздумывая, со всех ног бросились бежать, куда глаза глядят. Глухой и низкий, он как будто бы исходил из очень глубокого колодца и явно не мог принадлежать ни одному земному существу. Боже милосердный, избавь меня от каждодневного отголоска этого вопля, что по сей день звучит в моем мозгу, раздирая его, словно раскаленными клещами.

Из-за застилающего все вокруг дыма и лилового тумана мы почти не видели, куда бежим, и тем неожиданнее стал сильный удар, пришедшийся по уже пострадавшей части моей головы. От второго такого насилия я моментально лишился чувств и, как подкошенный, рухнул на землю. Раздавшиеся почти одновременно ругательство Иштвана и шум падения свидетельствовали о том, что моего друга постигла та же участь.

V

Голова еще продолжала раскалываться от невыносимой боли, но я уже начал потихоньку приходить в себя, и первым побуждением было удостовериться в том, что я нахожусь на безопасном расстоянии от любых оживших существ. Обнаружив, что чьими-то заботами мы с Ферьянци перенесены в центр большой выжженной пустоши, расположенной на довольно большом удалении от деревни, я немного успокоился, как вдруг с удивлением отметил, что мои руки и ноги крепко связаны, и я совсем не могу ими пошевелить. В таком же состоянии пребывал и венгр. Он тоже очнулся и теперь с бранью яростно дергался, тщетно пытаясь освободиться от уз. И тут в грудь мне уперся ствол ружья.

— Кто вы такие и что вы себе позволяете? — воскликнул я. — Мы граждане Соединенных Штатов и не нарушали никаких законов, вы не имеете права так обращаться с нами!

Мои слова были адресованы группе людей, судя по всему, местных жителей, вооруженных охотничьими винтовками и при этом разглядывающих нас с самым суровым выражением лиц. Я попеременно рассмотрел широкоплечего гиганта ростом шесть футов и восемь дюймов; составляющего ему полную противоположность по комплекции низкорослого субтильного человека интеллигентного вида (кажется, здешнего ветеринара); средних лет мужчину, чей нездоровый вид и торчащее из кармана горлышко бутылки полностью выдавали в нем приверженца Бахуса; а также юношу, еще почти мальчика, который, несмотря на показную строгость, взирал на нас скорее с любопытством, нежели с неприязнью. Все они были очень странно одеты — в их нарядах заметно преобладали резиновые или брезентовые предметы, в основном плащи, накидки и тому подобное. Занятное сообщество! Что они делают тут, и на каком, черт возьми, основании они присвоили себе недопустимые полномочия — держать нас, словно пленников? Эту мысль Ферьянци выразил вслух в еще более грубой форме.

— Вы ведь из добывающей компании? — спросил мужчина с бутылкой, и мы согласно кивнули, полагая, что это окажется поводом к нашему освобождению. — И у вас еще хватает наглости предъявлять к нам какие-то претензии? — внезапно сорвался он на крик, и я снова почувствовал страх перед этим субъектом, очевидно, порядком разгоряченным алкоголем.

— Успокойся, Эйб, — вмешался в разговор ветеринар. — Мы должны разобраться с ними по справедливости.

— О какой справедливости ты говоришь, Николас? Разве того, что мы видим вокруг, не достаточно для того, чтобы немедленно пристрелить их — виновников всех этих бед?

— Послушайте, — собравшись с духом, твердо начал я, — эти таинственные, пока необъяснимые происшествия, что имели место за последние сутки, вовсе не обусловлены действиями нашей компании, а являются лишь побочным эффектом, к которому мы напрямую не причастны…

— Побочным эффектом? Ах, ты… — Эйб в бешенстве бросился на меня с кулаками, и я уже было приготовился к худшему, но трое других феннерцев с трудом все-таки удержали его.

— Мне следовало бы извиниться перед вами и снять веревки, — заговорил ветеринар, чье имя — мистер Николас Марлоу — я только что вспомнил, — но дело в том, что я не питаю к вам ни малейшего доверия. Дело даже не в этом странном явлении — лиловом газе, что вы выпустили наружу. Я понимаю, что у вас не было злого умысла, когда вы пробурили глубокую скважину, освободив его, так пусть это деяние останется на вашей совести, вам за него отвечать перед высшим Судией. Я хочу рассказать вам о другом.

Когда прошедшей ночью ужасные существа стали распространяться с невиданной силой, в деревне началась паника. Жители принялись срочно покидать свои дома, спасаясь от этого безумного кошмара. Все происходило так быстро, что большинство феннерцев не успело собрать даже самый нехитрый скарб, а многие уходили буквально в том, в чем спали. В домах остались деньги, ценности (хотя какие уж там великие ценности могут быть у фермеров), фамильные реликвии.

И тогда пришли ваши люди. Точно не знаю, сколько их было: возможно, две-три дюжины. Я не буду описывать, чем они здесь занимались, вы не маленькие дети и сами прекрасно понимаете, какие именно человеческие пороки вырвались наружу под покровом неведомого зла. Потом появился ваш начальник с охранниками. Мародеры убили их и кинули в сарай Хартли, уже превратившийся к тому времени в нечто чудовищное. Это было отвратительно. — Марлоу сделал небольшую паузу.

Мартин (он указал на мрачного великана) накануне уехал в Милфорд, чтобы купить лекарства для своей захворавшей жены. Во время торопливой эвакуации ей помогали ближайшие соседи Мартина — супружеская чета Эвансов. Видимо, они несколько замешкались и не успели скрыться до прихода мародеров. Вернувшись в Феннер, Мартин нашел их… короче говоря, мародеры искалечили беднягу Джошуа Эванса и надругались над женщинами, а затем…

Эта непонятная гадость прямо на глазах Мартина уже начала захватывать их тела. Поймете ли вы чувства человека, сжигающего жену и друзей, которых убили люди и которых вознамерилось оживить проклятое чудовище, пришедшее, в этом не может быть сомнения, не из нашего мира? И как нам доверять тем, кто работал с гнусными подонками бок о бок? Зачем вы пришли сюда?

Ферьянци молча посмотрел на меня, и я понял, о чем он думает — о том, как Барт однажды похвастался ничтожно маленькой суммой, за которую он нанял в мегаполисах Восточного побережья толпу чернорабочих-иммигрантов. Погнался за дешевизной…

— А вы зачем находитесь здесь? — внезапно спросил мой друг у наших стражей.

— Мы должны остановить это, — ответил Марлоу. В его голосе не было и тени патетического аффекта или страстных героических интонаций. И выражение глаз было таким же спокойным и серьезным. «Кем он себя возомнил, решив тягаться с поистине космическим ужасом? — подумал я. — Что это за армия: одержимый хлюпик, явно сошедший с ума фермер, алкоголик, чье сознание замутнено винными парами, да безответственный юнец? Впрочем, главное — как они собираются поступить с нами? В данной ситуации, когда право закона уступило место праву личного произвола, можно ожидать чего угодно, в зависимости от их настроения и отношения к нам. Надо бы держаться подальше от этих Эйба и Мартина, с их мозгами наверняка совсем плохо».

Раздумывая о том, что еще можно сделать для нашего спасения, мы с Иштваном были вынуждены лишь молча сидеть, в то время как феннерцы, похоже, обсуждали наши перспективы. Неожиданно налетел легкий порыв ветра, первый за сегодняшний день. Хотя в нем оказались частицы лилового морока, мы не придали этому особого значения — ведь вокруг все было стерильно вычищено огнем, полностью уничтожившим все потенциально опасные мертвые растения. Мы молча глазели на то, как газ мягко обволакивает нас, стелется по нам и словно прощупывает. Вдруг Ферьянци громко вскрикнул и принялся кататься по земле, поочередно требуя и умоляя развязать его или хотя бы снять одежду. Точно тем же занимался и я, причем, откровенно говоря, был, вопреки своим правилам, не очень сдержан в выражениях — слишком яркое впечатление произвели холодные прикосновения хищных отростков новых оживших трупов. Боже правый! Наша одежда — она же сделана из хлопка, шерсти или льна, а наша обувь изготовлена из кожи! Все наши наряды, включая нижнее белье, а также ботинки отчаянно шевелились и уже заметно поменяли свой внешний вид. Казалось, еще минута, и мое сердце просто не выдержит.

К счастью, феннерцы, видимо, уже сталкивались с такой угрозой, поскольку она не вызвала у них особого удивления. Они быстро раздели нас и незамедлительно отправили в огонь всю уже проявлявшую признаки агрессии отвратительную массу кишащих и извивающихся, как черви, волокон тканей и кусков кожи.

Мы с Ферьянци оказались в положении, которое почел приемлемым только первобытный дикарь. Однако моего друга это не смутило. Едва освободившись, мадьяр схватил опрометчиво положенный Мартином на землю железный прут. Он в совершенстве владел искусством фехтования, в том числе доставшимся ему в наследство от далеких предков-рыцарей тяжелым мечом, и спустя несколько секунд в наших руках уже оказались выбитые Ферьянци у опешивших феннерцев ружья, и наши силы с чересчур доверчивыми соперниками уравнялись.

Два ружейных ствола почти упирались нам в грудь, а мы, в свою очередь, твердо держали на прицеле своих противников. Сколько времени мы так простояли, я не берусь судить — вероятно, не очень много, хотя мне казалось, что прошел, по меньшей мере, час. Наконец, мистер Марлоу подошел к державшим винтовки Мартину и Эйбу и мягко отвел их стволы в сторону.

— Нам следует сотрудничать, — сказал он. — Пока мы ссоримся, эта штука продолжает реализовывать свои планы.

— Вы думаете, у нее есть какие-то планы? — откликнулся я, осторожно опуская свое ружье.

— Да. Я убежден в том, что она действует вполне целенаправленно и мотивированно. Нет ли у вас карты этого района?

Картографическое обеспечение горнодобывающих и строительных работ входило в мою компетенцию, поэтому я постоянно пользовался картой окрестностей Феннера, составленную в масштабе 100 ярдов на дюйм. И хотя сейчас ее у меня не было, я смог без особого труда по памяти нарисовать схему района на покрытой золой почве. Мистер Марлоу некоторое время внимательно знакомился с изображением территории, а Эйб великодушно подарил нам более или менее подходящие одеяния — брезентовые плащи и резиновые сапоги. Это был не лучший выход, учитывая, что брезент производится из льняной парусины, на которую накладывается специальное покрытие, а резина является продуктом переработки каучука. Но мы надеялись на то, что у существа не окажется достаточно сил, чтобы быстро захватить эти органические вещества, подвергшиеся мощной переработке. Ведь и наши одежды стали его «жертвами» только спустя довольно большой отрезок времени, в течение которого мы бродили по деревне, где воздух плотно пропитался лиловым газом. И та порция газа, что принес ветер, была лишь последней каплей в череде атак чудовища на волокна наших костюмов.

— Пока мы боролись с чудовищами, я обращал внимание на характер их передвижений, — заговорил Марлоу. — Я нанесу на схему основные площади, в которых оно проявлялось. Эта тварь распространяется путем проникновения в виде лилового газа внутрь мертвых органических объектов, которые потом как бы оживают и начинают захватывать настоящие живые существа. Затем новые погибшие создания тоже реанимируются и включаются в цепь нападений. Причем каждый оживший организм становится носителем особых шарообразных комочков, из которых по прошествии некоторого времени выделяются странные огоньки, позже выбрасывающие в воздух новый лиловый туман. Так оно размножается. Но если вокруг ожившей сущности некоторое время не оказывается полноценных живых организмов, эта тварь вскоре погибает и совершенно разлагается на неорганические вещества или отдельные химические элементы. Так что если нам удастся полностью изолировать зараженный участок, возможно, это отродье само собой сдохнет. Но против него действенны только две меры. Одна из них — огонь, хотя, к сожалению, абсолютной эту меру не назовешь, поскольку в золе сохраняется слишком много органики. Другим средством, как ни странно, является известь. Пару часов назад мой племянник Саймон (это был еще не представленный нам юноша) указал мне на любопытное обстоятельство — стволы тех деревьев, что были недавно побелены известкой для защиты от грызунов, оказались целы! Тогда мы сконцентрировали рядом с собой все запасы извести, до которых нам удалось добраться, и принялись насыпать ограды вокруг самых опасных центров заразы. Правда, известь не убивает чудовищ, но, во всяком случае, отпугивает и резко отталкивает их. Бог весть, чем объясняется этот загадочный феномен — впрочем, как и все, связанное с лиловым туманом. Еще одним важным обстоятельством является следующее: лиловый газ не может долгое время находиться на открытом воздухе без внедрения в какую-либо мертвую органику. Он не способен самостоятельно преодолевать большие расстояния — максимум десять-пятнадцать ярдов, после чего его прибивает к земле. И если ему в течение определенного срока (час-два) не удается найти новую жертву, он бесследно исчезает. Понимаю, звучит нелепо, — признался Марлоу, — но это в самом деле так. От него вообще ничего не остается. Надеюсь, вы не станете напрасно мучить свои мозги вопросом, отчего это происходит? Ведь его невозможно понять — оно не отсюда…

Излагая эти сведения весьма деловитым тоном, что раскрывало в мистере Марлоу незаурядную личность с очень проницательным умом, он изобразил на схеме область распространения пришельца, и вскоре мы уже получили возможность анализировать полученную картину. И чем больше мы разглядывали это изображение, тем больше у меня рождалось ощущение, что распространение существа имеет какую-то систему. Это ощущение особенно усилилось после того, как Ферьянци кружком обвел источник этого кошмара — сарай Хартли. Еще один внимательный взгляд — и мне все стало ясно.

— Посмотрите, господа! — воскликнул я. — Область, охваченная странной чумой, напоминает, очевидно, большую стрелку, направленную от сарая Хартли к… к чему?

Марлоу еще некоторое время сосредоточенно взирал на схему, а потом сдавленным голосом ответил:

— К кладбищу.

VI

К кладбищу! Не найдя достаточного количества жертв в Феннере, монстр двинулся на поиски ближайших мертвецов. Только сейчас я понял, почему жители Сент-Майкла заваливали могилы своих покойных толстыми доломитовыми и известняковыми плитами. Уж не знаю, как они догадались о том, что пришелец боится извести, вряд ли они могли знать, что каменные глобулы, в которых он прятался, были покрыты мощным слоем мергеля. Быть может, именно по причине опасения столкнуться с ненавистным для себя материалом чудовище не предпринимало попыток вылезти из своей плотной оболочки. Теперь оно свободно и рвется к незащищенным могилам феннерского кладбища. И что же нам следует предпринять, чтобы помешать ему, если, конечно, мы еще не опоздали?

Хотя мы и не имели ясного понимания того, зачем, собственно, существу нужны именно трупы людей, если вокруг находилось столько других видов добычи, анализ этого интересного вопроса было уместно оставить на более подходящий момент. Наша группа, за исключением Саймона, поспешно направилась к юдоли человеческой скорби, предварительно набрав несколько лопат и как можно больше горючих материалов. А самого младшего члена группы мы отправили в Милфорд, чтобы он вызвал полицию, пожарных и всех, кто мог бы помочь в борьбе с таинственной заразой. Мистер Марлоу тепло попрощался со своим племянником, и по его глазам я понял, что он не очень рассчитывает на удачу. Да, шансов было немного, слишком уж сомнительно выглядела наша способность побороть чудовищную способность лиловой твари оживлять мертвую органическую массу. Тем не менее, ветеринар сохранял хладнокровие и спокойно обсуждал детали предстоящих боевых действий.

Феннерское кладбище располагалось сравнительно не далеко от самой деревни. К нему вела неширокая дорожка, на которой мы не отмечали ничего, что хоть как-то могло бы свидетельствовать о том, что здесь побывала зловещая лиловая мгла или ее чудовищные вестники. Близился вечер, но в безоблачном небе по-прежнему ярко светило Солнце, воздух был тих и недвижен, а мы молча шагали по пыльной дороге, погруженные в собственные думы. Я уже не помню, о чем я тогда размышлял. Сомневаюсь, что в тот момент меня посещали какие-то важные идеи. Я не старался осмыслить пройденный жизненный путь, постигнуть цель своего существования, осмыслить свое «я». Тому, что ждало нас впереди, не было до этого никакого дела. И я вдруг ощутил, как, несмотря на то, что Солнце щедро заливало окружающий мир своими теплыми, ласковыми лучами, на меня с ледяной ненавистью взглянули вращающиеся в чужих сферах звезды, на которых жили Те, неведомые… Как часто, особенно в романтические мгновения, мы полагаем, что эти звезды сияют для нас и наших близких. Но кто знает, для кого в действительности предназначен их призрачный свет?..

Примерно через час мы достигли кладбищенской ограды и принялись настороженно рассматривать унылый пейзаж внутри железного забора. Каменные кресты, надгробные плиты с выбитыми именами, памятники с всякими фигурами, венки, цветы — в общем, все характерные атрибуты любого кладбища. И по-прежнему никаких следов пришельца. Наученные горьким опытом, мы не расслаблялись, дабы не подвергнуться внезапному нападению. Прошло еще какое-то время, прежде чем мы доверились успокаивающей тишине. Покрывающая могилы трава, местами растущие кустарники и деревья — все растения были в полном порядке. Тогда мы зашли на территорию кладбища и, еще раз обговорив подробности запланированной акции, взялись за дело.

К сожалению, у меня вряд ли получится пощадить читательские нервы. Я понимаю, что наши планы со стороны могут показаться кощунственными и безобразными. Но если бы читающие эти строки люди, с возмущением осуждающие наше решение эксгумировать захороненные останки и сжечь их, видели, во что этопревращает мертвые организмы, то многие переменили бы свое категорическое мнение, вероятно, на прямо противоположное. Да, говоря без обиняков, мы собирались выкопать всех мертвецов и предать их огню, чтобы они уже никогда не возродились в новой — кошмарной — форме.

Трудясь на поприще, которое иногда сопряжено с обнаружением во время раскопок человеческих останков, я был немного осведомлен о процессе гниения. На его скорость оказывает влияние множество факторов — температура, влажность, свойства почвы. Чем прочнее сделан гроб, и чем герметичнее он закрыт, тем медленнее идет разрушение трупа. В крупнозернистой почве гниение происходит скорее, чем в мелкозернистой, а в той, в свою очередь, быстрее, нежели в глинистой (вспомнив это обстоятельство, а также то, что в районе Феннера преобладают именно глинистые почвы, я ощутил некоторое беспокойство). Чрезмерная влажность или сухость тоже замедляют разложение. В глубокой могиле гниение происходит не столь быстрыми темпами, как в поверхностной. В среднем считается, что человеческое тело распадается за семь-восемь лет, но иногда какие-либо условия тормозят разрушительные поздние трупные явления (именно так это называется на языке судебной медицины).

Свежих могил было немного — за последний год в деревне умерло всего трое. Все они находились в баптистском секторе кладбища, который по жребию достался Марлоу, Эйбу и Мартину. Мы с Иштваном получили епископальный участок, где самое позднее захоронение произошло четыре года назад. Это была могила женщины, судя по датам жизни и смерти, довольно молодой. Взяв в руки лопаты, мы принялись молча выкапывать гроб.

Это оказалось гораздо тяжелее, чем мы полагали, так как гроб был покрыт очень толстым слоем мокрой глины огромного веса. Грунтовые воды подходили довольно близко к поверхности, и показавшиеся на глубине около семи футов гнилые остатки деревянного ящика буквально плавали в жидкой грязи. Сняв обломки развалившейся крышки, мы ахнули от изумления.

Боже мой! Прошло четыре года, а она лежала, совершенно нетронутая тленом! Казалось, тело женщины словно вылеплено из воска сероватого или серовато-зеленого цвета. При этом структура внешних органов сохранилась в точности вплоть до мельчайших подробностей рельефа кожи.

Вначале мы с Ферьянци чуть не отдали Богу душу, столкнувшись с таким чудом, но по здравом размышлении я сообразил, что в данном случае имеет место не столь уж редкое явление — своеобразное превращение трупа, которое получило название жировоск или трупный воск. Так бывает, если тело зарыто в очень влажной плотной почве; жировоск является очень надежным консервантом, он не поддается гниению и сохраняется неопределенно долго.

Мой друг вылез из ямы, чтобы взять керосин, а я ждал его внизу. Честно говоря, мне было жаль эту женщину, умершую в столь молодом возрасте. Если бы не неприятный цвет кожи, она выглядела бы даже симпатичной, хотя я понимаю, что такое мнение отдает некрофилией. Отчего она умерла? Что ж, скоро от нее ничего не останется, и на этот вопрос уже невозможно будет дать ответ. Пока я думал об этом, вернулся Иштван и протянул мне канистру. Я потянулся за ней, и в этот момент что-то схватило меня за ногу и рывком опрокинуло навзничь.

Едва ли я мог бы предположить, что мои голосовые связки способны издать столь пронзительный визг, который я испустил, когда, лежа в грязи, увидел приближающееся лицо… нет, не лицо — морду с пустыми глазницами. Только теперь я заметил, что нижняя часть гробовых досок уже активно прорастает свежими побегами, а лежавшая на них мертвая женщина поднимается и клацает ужасными челюстями… Эту пасть я не забуду никогда.

Уже в который раз Иштван вовремя пришел мне на выручку. Диким воплем он привлек внимание остальных членов нашей группы, и те моментально подбежали к могиле, в которой я находился en tete-a-tete с уже не вызывавшей у меня положительных эмоций дамой. Ее зубы уже почти касались моего горла (я был парализован страхом и не мог сопротивляться), когда Мартин ударом лопаты разрубил страшилищу голову. Одновременно Ферьянци неожиданно для меня выстрелил куда-то в сторону, хотя я пока не понимал, зачем. Верхняя половина мерзкой головы упала к моим ногам, и по излившемуся на мой плащ содержимому черепной коробки я понял, чтó послужило причиной смерти несчастной леди. Законсервированные остатки мозга являли собой ужасную картину — основную его часть занимала злокачественная опухоль. Лишь небольшая доля мозговой ткани не была поражена ей, но…

То, что разыгрывалось на наших глазах в эти минуты, наконец, позволило установить, зачем пришелец так упорно стремился к человеческим телам. Здоровые участки мозга женщины быстро увеличивались в объеме, и немного времени спустя мы уже взирали на практически полноценный мозг, который медленно влезал (именно влезал, причем совершенно самостоятельно) в уже отросший череп уродливой твари.

Когда мои друзья вытащили меня из могилы, Иштван указал мне на узкое отверстие в земле на уровне гроба, возле которого валялись постепенно оживающие ошметки трупа крота, разбросанные попавшей в него пулей. Он оживал уже во второй раз, поскольку, как можно было догадаться, именно это существо, видимо, еще в деревне зараженное пришельцем, проникло сюда по подземному пути и оживило мертвую женщину. Эйб мощным движением отправил целое ведро извести в этот лаз, чтобы маленький выродок не смог сбежать по нему обратно. Мартин с Иштваном облили могилу керосином и маслом, и тут возникла заминка с огнем. Оказалось, что все спички остались в тех одеждах, что мы так торопливо спалили на берегу Мискуоша. Пока они соображали, что делать, уже почти сформировавшее свою структуру человекообразное существо повернуло в нашу сторону морду и низким голосом, от которого в жилах застыла кровь, протянуло что-то вроде:

«Иииййоооггхххеэээ…. Сссоттоотттхххеэээ!..»[5]

Мы восприняли эти звуки как полную абракадабру, не имеющую никакого смысла, хотя в глубине души я храню смутное подозрение, что это не так. Ферьянци выстрелил в растекшиеся по дну могилы лужи горючего, и вспыхнувшее пламя поглотило шевелящихся в яме тварей. По поверхности женского трупа быстро потекли сначала капли, а потом струи воска, что сопровождалось распространением в воздухе невыносимого зловония, от которого мы едва не задохнулись. Затем мертвец издал новый душераздирающий вопль, после чего уже лишь треск огня нарушал воцарившуюся гнетущую тишину.

Итак, многое в доселе непонятных мотивах поведения пришельца стало ясно. Ему нужны человеческие разумы — бездушные, тупые, однородные — и он с успехом создает их из попадающихся частиц мертвых мозгов, сколь бы малый размер они не имели. Как он их оживляет — это другой вопрос, который, по моему убеждению, является неразрешимым. Так или иначе, нам следовало с еще большей энергией направить свои усилия на кремацию всех остальных трупов или того, что от них осталось за много лет. Доверять разрушительной работе времени мы уже не могли — Существо с успехом показало, что способно обманывать нашу природу. И как ни устали мы за много часов тяжелейшей работы, без единого вздоха мы вновь взялись за лопаты и вонзили их в землю, скрывающую, быть может, еще что-то очень ужасное.

Не имеет особого смысла подробно пересказывать дальнейшее. Хотя нам еще довелось столкнуться с оживающими мертвецами, но они в большинстве своем находились на столь далекой стадии разложения, что у пришельца не хватило времени на то, чтобы сотворить из них что-то существенное. Мы откапывали и сжигали, сжигали и засыпали известью, потом откапывали новые тела и так много раз…

К утру мы завершили свою чудовищную работу и в изнеможении рухнули на землю. Я так устал, что даже почти не испытал никаких чувств, когда в отдалении послышались чьи-то голоса. Кажется, вся моя эмоциональная сфера исчерпалась за сегодняшний день, и легкий страх перед новым восставшим злом сменился столь же незначительной радостью, когда я увидел, что это были полицейские и вооруженные люди из гражданского населения Милфорда. С ними был также ревизор, посланный из все-таки получившего телеграмму Леннокса бостонского офиса моей компании для того, чтобы разобраться в ситуации. Забравшись в повозку, в которой нас должны были отвезти в Милфорд, я моментально погрузился в спасительный сон.

С трудом проснувшись уже на следующий день, я обнаружил, что нахожусь в чьем-то уютном доме, как потом выяснилось, принадлежавшем сестре мистера Марлоу. Иштван был уже на ногах, и, едва завидев меня, стал рассказывать последние новости. Полицейские и ополченцы, что встретили нас на кладбище, задержались так долго потому, что потратили немало времени на арест мародерствовавших рабочих. Наше сообщение о лиловом газе — чужеродной живой субстанции — оказалось для них откровением, поскольку к моменту их прихода в Феннер его там уже не осталось. Пожар и саморазложение уничтожили реанимированных растений-монстров, и теперь деревню покрывали горы золы, пепла и оставшихся после распада оживших трупов странных минеральных веществ. А лиловый морок исчез, сделав это, по своему обыкновению, в весьма таинственной манере, словно его никогда и не существовало.

Позже, вернувшись на место бурения, мы предприняли кое-какие меры предосторожности. Под нашим руководством присланные из Бостона рабочие и милфордские добровольцы залили образовавшуюся в грунте узкую глубокую полость двумя дюжинами стогаллонных бочек цемента, а сверху добавили жидкого асфальта. Невольно сыгравший зловещую роль бур и поныне валяется там, как знак опасности.

И никому не известно, хранятся ли еще в феннерских глинах другие таящие непостижимый ужас шары.

VII

Что это было — по этому вопросу мы с Ферьянци провели множество часов в заинтересованных обсуждениях и спорах. Возможно, в Феннер загадочные глобулы, в которых прятался лиловый ужас, принес ледник, пришедший с далекого севера (допустим, из легендарной Гипербореи или еще более древней страны Ломар). Но откуда он взялся изначально? Иштван считал, что, поскольку лабрадорит (Ферьянци настаивал на том, что мы имели дело с его ранее не открытой разновидностью, но я думаю, что он заблуждался) является полнокристаллической магматической горной породой, можно предположить, что когда-то, миллиарды лет назад, эти шары выкинуло во время извержения вулкана на поверхность Земли из ее неизведанных недр, еще хранивших тесную родственную связь с непознанным Космосом. Может, их забросило каким-то путешествующим по межзвездным пустыням телом на нашу планету в те седые древние времена, когда у Земли еще не было защитного покрова атмосферы. А эти хранящие чудовище полые камни вообще сформировались в другом мире, что и объясняет их странный характер.

Новое представление о случившемся родилось позже. Я стал часто бывать у в гостях у Иштвана, беседовать с его пожилыми родителями — типичными мадьярами, неспешными, добродушными, рассудительными. Они никогда не теряли ментальной связи с родиной, и их стараниями в жилище Ферьянци всегда присутствовали элементы своеобразного колорита славной дунайской страны. Однако особенно сильно меня заинтриговали не оригинальные предметы венгерской национальной культуры, а привезенное семьей Ферьянци наследие прадеда Иштвана по материнской линии, трансильванского барона Тамаша Бадаи. В гостиной комнате висел огромный, высотой во всю стену, портрет барона, с которого сурово взирал пышноусый мадьярский аристократ, чьи черты и выражение лица заставили меня вспомнить о герое сравнительно недавно нашумевшего романа английского писателя Стокера «Граф Дракула».[6] Стоит ли говорить, что биография предка Иштвана была полна загадочными и подозрительными фактами и слухами.

Однажды Ферьянци привел меня на чердак своего дома и продемонстрировал внушительную стопку запыленных фолиантов, некоторые из которых были сильно проедены жуками, а другие и вовсе почти рассыпались от ветхости. Как оказалось, главным увлечением барона Бадаи было собирание всевозможных зловещих книг, большинство из которых находилось под строжайшим запретом всех освященных церквей. И вот тогда-то я впервые взял в руки ужасные «Летописи черных солнц», вышедшие из-под пера имеющего мрачную славу тамплиера Беренгария фон Лутца. Там же посреди всякой рухляди валялся латинский перевод не менее кощунственного «Свитка Наафранха», написанного распознавшим задолго до европейских ученых тайну древнеегипетской письменности персом Ширханом Лоди. И еще много других хранилищ знаний, которые обычные современные люди ни во что не ценят, хотя стоимость их для понимающих — весь мир.

Вооружившись объемистыми словарями и основательно перетряхнув собственную память, в глубине которой завалялись остатки школьных и университетских уроков латыни, мы долгими вечерами корпели над трудом фон Лутца. Должно заметить, что его книгу отличает странное смешение двух стилей — местами храмовник словно бы упивался какой-то злобной радостью, рассказывая о в высшей степени непонятных и отталкивающих предметах, и тогда казалось, что сам дьявол водил его рукой — от красочных описаний веяло нечестивым талантом, даровать который мог только обитатель Коцита.[7] Другие страницы несли печать богобоязненности и страха перед их содержанием; при этом фон Лутц мастерски использовал досаждавшую нам манеру говорить намеками и недомолвками.

Более всего нас поразила глава «De rebus praeterveteris et phenomena monstruosus tenebrarum», что значит «О давнем прошлом и ужасных явлениях мрака». В ней повествовалось о разных уродливых тварях, возникших и живших в различных мирах, в том числе на Земле, в невообразимо древние времена. Часть из них была земного генезиса, иные якобы прибыли на нашу планету из космической бездны, причем происхождение некоторых, похоже, вообще не имело четких пространственных координат и не было привязано ни к какой эпохе. Большинство монстров определялось фон Лутцем при помощи сравнений и аналогий со вполне реальными или известными мифологическими созданиями или, что встречалось особенно часто, с использованием комбинаций их отдельных элементов. Читать это было неприятно по эстетическим причинам, но возникающие благодаря подробному описанию яркие образы, которые рождались в нашем воображении, выглядели до того нелепо и неправдоподобно, что практически не оставляли в эмоциональной сфере никакого следа. Но изредка попадавшиеся неясные упоминания о каких-то смутных сущностях, которых нельзя было ухватить, представить, проанализировать и понять, вызывали в душе тревогу и желание немедленно забыть все полученные про них сведения, грозящие лишить покоя.

И вот, дойдя почти до конца этой главы «Летописей», мы наткнулись на раздел, заставивший нас буквально впиться глазами в текст. Речь шла об одном из самых загадочных феноменов, о котором сам тамплиер, похоже, то ли почти ничего не знал, то ли тщательно скрывал свое знание под покровом пространных рассуждений. Характеризуя это явление, он употреблял слово «туман», причем в странном на взгляд непосвященных сочетании c эпитетом «лиловый». Но нам не пришлось ломать голову над тем, что он имеет в виду, рассказывая о рождении лиловым туманом неких ignes fatui.[8]

Неужели скрывающие чудовищный газ глобулы оставили владевшие в незапамятные эпохи Землей, если верить фон Лутцу, твари из чужих Вселенных? До конца жизни в наши сознания впечатался тот страх, что исходил от тех страниц «Летописей черных солнц», на которых мрачный тамплиер поведал об алхимике по имени Раймундус Сильванус. В его лаборатории из отдельных частей человеческих организмов появлялись человекоподобные существа (фон Лутц не решился назвать их людьми, объясняя это тем, что у них не было души), описание которых напомнило мне Голема. По словам фон Лутца, в 1102 году этого чернокнижника сожгли в Лионе вместе со всеми его богохульными книгами, а дьявольских созданий перебили отважные монахи. Стало быть, творимые Сильванусом процедуры являлись каким-то отголоском его осведомленности о лиловой мгле, способной творить тело по любому его маленькому элементу.

И я окончательно понял, что есть вопросы, на которые нельзя дать ответ, когла прочел нижеследующие строки «Летописей»:

«Никому не ведомо, где и когда Оно зародилось, и даже самые выдающиеся мудрецы были способны сказать о Нем не более того, что Оно могло появиться только оттуда, где все не так, как в нашем мире. Бесплотное, аморфное, чужое — думает ли Оно? Чувствует ли Оно? Никто не в силах понять Его, ибо Оно находится по ту сторону безумия и разума, страданий и наслаждений, греха и праведности.

Чего хочет посланец из сферы Немыслимого? Быть может, той величайшее, дарованной нам Господом Богом ценности, которой Оно — нечестивая тварь из царства Безумного Хаоса — лишено?

Да убоится тот, чьим злым роком станет созерцание Его ужасных отродий — лиловой мглы и бестиарных мутных огней! Ибо они отнимают жизненную силу у тех, кто есть и бодрствует, и дают тем, кто распался и ушел в сон небытия. Подобное питается подобным; мертвец восстанет из своей могилы и взалкает своего живого брата; трупные пятна расползутся повсюду и охватят все, что растет и дышит. Из части Оно воссоздаст целое, и из тлена поднимутся Его преданные слуги. Кто остановит ненасытную цепь зла, кому дано развеять лиловый морок и погасить нечестивые искры?..»


Каждый день я вспоминаю те слова, которыми мрачный тамплиер Беренгарий фон Лутц закончил эту главу своих чудовищных «Летописей черных солнц»: «Когда умрет нечто сущее, то будет ли оно опять жить?»

Примечания

1

Уильям Батлер Йитс (1865–1939) — ирландский поэт и драматург, вдохновитель культурного движения 1890-х гг. «Ирландское возрождение».

2

Клинкер — сорт огнеупорного кирпича.

3

По шкале Мооса твердость алмаза 10, лабрадора — 6.

4

Mi ez — что это (венг.)

5

Возможно, речь идет о Йог-Сототе — проявлении Безумного Хаоса — «изначальном» существе, которое распластывается по скрытым щелям меж всех пространств, времен и измерений. Автор не мог знать о Йог-Сототе, поскольку впервые о нем поведал в 1920-30-х гг. Г.Ф. Лавкрафт.

6

Роман Брэма Стокера «Граф Дракула» был опубликован в 1897 г.

7

Согласно «Божественной комедии» Данте, в центре ледяного озера Коцит — последнего круга ада — находится вмерзший по грудь Люцифер.

8

ignes fatui — блуждающие огоньки (лат.)


home | my bookshelf | | Лиловая мгла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу