Book: Проклятие рода Плавциев



Проклятие рода Плавциев

Данила Комастри Монтанари

«Проклятие рода Плавциев»

Иллюстрации

Проклятие рода Плавциев

Проклятие рода Плавциев

Главные действующие лица

Публий Аврелий Стаций, римский сенатор

Кастор, его слуга

Помпония, подруга Аврелия

Гней Плавций, богатый провинциал

Паулина, вторая жена Гнея

Плавций Аттик, первенец Гнея

Елена, жена Аттика

Невия, дочь Елены от первого брака

Плавций Секунд, второй сын Гнея

Плаутилла Терция, дочь Гнея, его третий ребенок

Луций Фабриций, сын Паулины от первого брака

Сильвий, вольноотпущенник Плавциев

Деметрий, рыбовод в имении Плавциев

Паллас, художник

Ксения, рабыня

Пролог

Глупо просить у богов то, что можешь раздобыть для себя сам.

Эпикур

Рим, 772 год abUrbecondita[1] (19 год)

Факелы погасли, и большой особняк[2] на Виминальском холме погрузился в ночную тьму.

Прижавшись к стене перистиля[3] и опасливо осмотревшись, человек осторожно прошел в тень колоннады, стараясь не скрипеть сандалиями. У резной деревянной двери он глубоко вздохнул и заглянул в ее ажурный просвет.

Как он и думал, таблинум[4] был пуст: в отсутствие хозяина, уехавшего в Антий на званый ужин, никто не посмел бы войти в эту комнату. Неслышно, словно наемный убийца, он проскользнул внутрь и прикрыл за собой дверь.

Сделав несколько шагов, человек нащупал масляную лампу и осторожно зажег ее, уменьшив фитиль. При слабом свете пламени он увидел кровать, стулья и стоящий у стены большой сундук фисташкового дерева, инкрустированный серебром, с черным замком, подмигивавшим, словно кокетливая женщина.

Человек, проникший в комнату, пошарил в складках туники, достал ключ и наклонился к сундуку.

Мгновение спустя голова его словно взорвалась. Тело медленно сникло, опустившись на пол возле сундука, лампа упала, расколовшись вдребезги, и теплое масло разлилось по мозаичному полу большой липкой лужей.

* * *

На другой день в атрии[5] на Виминале разговаривали двое детей, умолкая всякий раз, когда мимо проходил кто-нибудь из слуг.

— Все это ложь! Мой отец не вор! — возмущался младший мальчик, такой худенький, что утопал в своей просторной одежде. — Хотя бы пустили меня к нему!

— Невозможно, Парис. Старший слуга Аквила поместил его в чулан, где отбывают наказание, — уверенно и спокойно ответил другой мальчик, года на четыре старше.

— Как я могу верить в такие ужасные обвинения? Весь Рим знает, что мой отец Диомед — самый честный из управляющих! Его непременно оправдают, верно же?

— Если дело обстоит так, как ты рассказал, не очень-то рассчитывай на это, Парис. Его нашли без сознания возле пустого сундука с ключом в руках, — сразу же разочаровал его старший товарищ.

— Помоги ему, Аврелий… благородный Публий Аврелий Стаций! — упорно настаивал младший мальчик. — Прошу тебя, ты можешь это сделать. Тебе почти шестнадцать лет, и ты — наследник!

— Ну и что? Я все еще ношу буллу, и мое слово ничего не значит в семейных вопросах, — объяснил Аврелий, трогая полую золотую подвеску с амулетами, которую римские дети, рожденные свободными, всегда носили поверх претексты.[6] — И по закону я всегда буду оставаться несовершеннолетним, пока жив мой отец.

Парис в растерянности оглянулся. В Риме все права принадлежали paterfamilias — отцу семейства, самому старшему человеку в доме. До его смерти дети были совершенно бесправны, поэтому нередко встречались люди весьма преклонного возраста, целиком зависевшие от своего отца-долгожителя, но в то же время человек, рано оставшийся сиротой, мог в свое удовольствие распоряжаться состоянием.

— Может, твоя мать… — неуверенно заговорил Парис, хорошо понимая, что затронул больную тему.

— Она в Антиохии со своим пятым мужем. Я не видел ее уже три года, — объяснил Аврелий.

— Тогда kyria[7] Лукреция! — настаивал Парис.

— Любовница отца терпеть меня не может и даже не пытается этого скрывать. Она молода, красива, тщеславна и надеется получить какие-то выгоды от связи с могущественным патрицием. Но он обращается с нею как со служанкой, а когда сердится, даже пускает в ход кулаки. Я не раз слышал, как он бил ее, когда напивался, — сказал Аврелий, умолчав о том, как исподтишка часами наблюдал за блистательной и недоступной матроной. — Лукреция и не думает жаловаться, сносит любое унижение, чтобы не утратить своих привилегий, хотя на самом-то деле они ничтожны: пригоршня сестерциев,[8] разрешение надевать по большим праздникам семейные драгоценности и бесплатное пользование домиком на Целиевом холме. Она убеждена, что, не будь меня, ей удалось бы уговорить моего отца жениться на ней или хотя бы завещать ей что-то. А ему, с другой стороны, удобно оставлять ее в заблуждении… и ссылаться на меня всякий раз, когда не хочется открывать кошелек.

У Париса задрожали губы.

— Выходит, ничего нельзя сделать, чтобы помочь отцу?

Глядя на испуганного мальчика, Аврелий не стал огорчать его сильнее.

— Давай немного подумаем, Парис. Наверное, должно быть какое-то другое объяснение этой краже. И в самом деле, не все в случившемся понятно, — проговорил он, убеждая скорее себя, чем друга. — Например, как мог твой отец открыть сундук в темноте?

— У него была масляная лампа, она разбилась вдребезги. Говорят, он уронил ее, поскользнулся на масле и ударился головой об угол сундука, который опустошал.

— В таком случае куда он дел украденное?

— Никто не знает. И это, в общем-то, единственное обстоятельство, которое может служить доказательством его невиновности.

— Забудь об этом, Парис. Всегда можно сказать, будто у твоего отца был сообщник, — покачал головой Аврелий, огорчая друга.

— Кто-нибудь из слуг?

«Или его собственный сын!» — подумал Аврелий, поостерегшись, разумеется, высказать свое опасение вслух.

— Так или иначе, но Диомед почему-то осмелился войти в эту комнату, — произнес он.

— Это верно, но, скорее всего, он хотел только убедиться, что там все в порядке, прежде чем отправиться спать. И как раз в этот момент получил удар по голове, — объяснил Парис.

— Но на затылке нет раны, нет и никаких других примет, что на него в самом деле кто-то напал, — заметил Аврелий.

— Выходит, даже ты не веришь ему! — горестно воскликнул мальчик.

— Я не говорил этого, — возразил друг. — Что синяков нет, это еще ничего не значит. Известно же, что некоторые удары не оставляют на коже никаких следов. Против твоего отца, однако, есть и другие довольно серьезные улики. Каким образом, например, Диомед объяснит, почему сжимал в руке ключ или почему в комнате, где вы с отцом спите, обнаружена золотая пряжка? Старший слуга Аквила нашел ее там сегодня утром — она была за сундуком. Это старинное, дорогое украшение, переходит у нас из поколения в поколение, и наша семья редко использует его, предпочитая хранить в сундуке.

— Ясно же, что настоящий вор подсунул пряжку в наши вещи, чтобы свалить вину на моего отца! — заключил Парис.

— А у кого мог быть ключ от сундука? — поинтересовался Аврелий. — По традиции отец семейства всегда носит его на шее и никогда никому не передает. Его секретарь Умбриций между тем убежден, что твой отец мог тайком сделать себе слепок. Если так, то дело совсем плохо!

— Почему?

— Потому, Парис, что в сундуке хранится также рубиновая печать семьи Аврелиев, и она равноценна подлинной подписи отца семейства на любом документе… Понимаешь, что это означает?

— Но печать не украдена! Не могут же просто так обвинить честного человека! — возмутился мальчик.

— К сожалению, тут есть и другие обстоятельства, — неохотно продолжал Аврелий. — Аквила утверждает, что некоторое время назад мой отец приказал ему под большим секретом проверить книгу счетов.

— Ну и что?

— А то, что он, похоже, подозревал какой-то непорядок в управлении.

— Проверка? — побледнел мальчик, не решаясь спросить, что же выяснилось.

— Не волнуйся, Парис, никаких нарушений не обнаружено, — успокоил Аврелий, догадавшийся, о чем подумал мальчик.

— Значит, можно что-то сделать. Умоляю тебя, Аврелий, поговори с dominus,[9] как только он вернется. Попробуй объяснить ему все. Я дрожу при одной только мысли, что может произойти, если отца сочтут виновным. Ведь хозяин уже не раз обрекал людей на смерть! Помнишь Пульвилия!

Аврелий грустно покачал головой. Он слишком хорошо помнил тот случай. Бедного раба, поднявшего руку на хозяина, чтобы защититься от его ударов, велели распять, а товарищей, поддержавших его, отправили на невольничий рынок, выставив на продажу, словно вьючных животных.

Внезапно оказавшись свидетелем насилия и подлой низости своего родителя, молодой человек осудил его со свойственным юности нравственным максимализмом. И постепенно сыновья любовь испарилась, как вода в водяных часах, перетекающая капля за каплей из верхней половинки в нижнюю.

— Ты же знаешь, что у нас с ним не слишком теплые отношения. Он считает меня строптивым, непослушным и думает, будто добьется повиновения угрозой оставить без наследства, — с печалью произнес молодой Стаций. — Но если он рассчитывает, что это подействует на меня, и я склоню голову, то ошибается. Не запугиванием завоевывают уважение сына.

— И все же ты ведь любишь его… — рискнул заметить Парис, обожавший своего отца Диомеда.

— А за что его любить? — спросил Аврелий. — Он трус, всегда готов унизить слабого и не стыдится угодничать перед теми, кто сильнее его.

— Забудь о своих обидах и поговори с ним! Он выслушает тебя, ведь ты его единственный сын! — в отчаянии произнес Парис.

— Судя по тому, как он обращается со мной, вряд ли станет слушать, — заметил Аврелий. — Меня пороли куда чаще, чем иных моих слуг… Знаешь, он велел учителю Хрисиппу бить меня всякий раз, когда тот посчитает нужным. И уверяю тебя, эта старая мумия не скупится на расправу: он умирает от злости, что с ним обращаются как с простым рабом — с ним, учившимся у лучших учителей. Ругаться с отцом он не может, вот и вымещает все на мне.

— Я понимаю, чего тебе стоит просить о чем-либо отца, но сделай это ради меня! — снова взмолился друг.

— Ладно. Ради нашей дружбы забуду свою гордость и постараюсь что-нибудь сделать.

— Попросишь помиловать?

— Это бесполезно, Парис. Отец — человек злобный и мстительный, а в ярости вообще теряет разум. Чтобы убедить его в невиновности Диомеда, ему нужно представить хотя бы несколько весомых доводов, да и то неизвестно еще, станет ли он слушать нас. К сожалению, Аквила запер на ключ таблинум, поэтому невозможно осмотреть его.

— Но я собрал в мусоре осколки лампы. Может, они окажутся полезными. Вот посмотри!

— Покажи! — попросил Аврелий и принялся рассматривать черепки. — Вот сразу одна довольно любопытная деталь. Некоторые куски еще в масле, но какие-то они шероховатые, чувствуешь? Будто что-то прилипло, — заметил он, проводя пальцем по одному из осколков.

— Может, пыль?

— Нет, для пыли слишком крупные частицы. Песок, я думаю.

— Это важная улика?

— Да, — взволнованно ответил юноша. — Это означает, что твой отец, скорее всего, сказал правду! Если его ударили мешком с песком, на затылке могло и не остаться никаких следов. Мне кажется очевидным, что настоящий вор воспользовался именно таким оружием, чтобы оглушить его, и не заметил, что мешок порвался и песок просыпался на пол. Когда лампа упала, песчинки прилипли к горячему маслу.

— Молодец! — обрадовался Парис.

Аврелий улыбнулся, расслабившись. По правде говоря, он не очень верил, что этот его вывод соответствует действительности, но не станет же он делиться сомнениями с другом, и без того расстроенным и перепуганным.

— Чувствую, мы на верном пути, — сказал он, чтобы приободрить его. — Надо идти дальше.

— Но как? — растерялся мальчик.

— Прежде всего, нужно завладеть пряжкой, найденной в вашей с отцом комнате, и внимательно осмотреть ее.

— Как будто кто-то нам ее даст! — простонал Парис.

— Да уж, сомнительно. Но тем не менее… Поскольку вряд ли кто захочет добровольно показать ее, остается только одно — украсть! — воскликнул Аврелий, широко улыбнувшись и покровительственно приобняв друга за плечи.

* * *

Часом позже Аврелий вернулся в перистиль, где его ожидал Парис, и показал другу пряжку.

— Как тебе это удалось? — удивился Парис, восхищенно глядя на молодого Стация.

— Забрался с крыши через решетку в комнату рабов. Я не сомневался, что Аквила запер такую важную улику у себя в комнате. И действительно, она оказалась в деревянной шкатулке у кровати. Вскрыть замок не составляло никакого труда.

— А зачем тебе теперь эта пряжка? — спросил Парис, уже окончательно уверовав в успех. Все должно разрешиться самым лучшим образом, раз Аврелий взялся за это дело.

— По правде говоря, даже не представляю, — ответил молодой человек, вертя пряжку в руках. — Какая прекрасная резьба, ты не находишь, Парис?

— Лев, стоящий на задних лапах, крылатая женская фигура на фоне и надпись по-гречески NAMEO. Это знаменитый немейский лев, которого одолел Геракл, — пояснил его друг.

— Верно, но в написании ошибка. По-гречески должно быть Nemeios. Хотя вещь-то старинная и, может быть, в те времена это слово писалось именно так… Или же…

Аврелий задумался, а мальчик смотрел на него, затаив дыхание, ожидая, что же он скажет.

— Послушай, я знаю одного человека, который может многое рассказать об этой пряжке. В библиотеке Азиния Поллиона я встречал несколько раз одного забавного типа — хромой, как Гефест, и мучительно заикается. На первый взгляд кажется немного сумасшедшим, поэтому можешь себе представить, как я удивился, когда узнал, что это младший брат полководца Германика.

— Да ты что! — удивился Парис. — Германик — внук императора Тиберия, наследник Цезарей, самый известный человек в Риме. Ни одна женщина не устоит перед искушением бросить ему цветы, когда он проходит мимо, нет юноши, который не мечтал бы вступить в его легион. И чем больше Рим любит своего героя, тем с большим подозрением Тиберий и его мать Ливия относятся к нему.

— Так вот, — продолжил Аврелий разговор о младшем брате Германика. — Я говорю о том самом Клавдии,[10] которого императорская семья стыдится показать на людях. Все считают его дураком только потому, что он хромает и заикается, а я, напротив, нашел его очень славным и остроумным. Кроме того, я знаю, какие книги он читает, и думаю, он человек ученый. Возможно, о различных древностях он знает, как никто другой в Риме.

— Но тебе же приказано сидеть дома! — возразил Парис, всегда послушно выполнявший распоряжения.

— Именно поэтому и не удастся уйти через главный вход. Хрисипп думает, будто я готовлю упражнения по риторике, и велел привратнику ни в коем случае не выпускать меня. К счастью, есть и другой способ скрыться отсюда… — сказал Аврелий и знаком велел приятелю тихо следовать за ним на задний двор.

Вскоре он уже взбирался с ловкостью кота на фиговое дерево в огороде, а Парис озабоченно следил за ним.

— Постой! А если Хрисипп узнает… — попытался он остановить Аврелия, но тот уже перелез через ограду и спрыгнул в переулок.

* * *

Три часа спустя молодой человек вернулся тем же путем.

Неслышно прошел в перистиль и уже хотел подойти к двери комнаты, где его ожидал Парис, как вдруг услышал удары розги.

— Вот тебе! — гремел взбешенный наставник, хлеща розгой по худеньким плечам Париса. — И еще, и еще! — в ярости повторял он, не позволяя своей юной жертве даже прикрыться руками. — Вор, сын вора! Это ты украл пряжку из комнаты Аквилы! Чтобы не стало улики против отца, так ведь? Но не выйдет, ты скажешь, где спрятал ее, даже если мне придется для этого содрать с тебя кожу!

— Хватит! — вмешался Аврелий, вставая между ними. — Оставь его, Хрисипп. Это сделал я.

— Ты, несчастный? — взревел наставник. — Зачем тебе это понадобилось?

— Хочу доказать невиновность Диомеда, — объяснил Аврелий.

Наставник, позеленев от злости, с размаху ударил его розгой.

— Уже три часа, как я ищу тебя! Где ты шатался? Уж я поубавлю у тебя спеси, наглый сопляк! — закричал он, снова ударяя его.

Юный Стаций даже не попытался защититься. Оставаясь невозмутимым и позволив ударить себя прямо в лицо, он только пристально, с холодной решимостью посмотрел на учителя. Стерпев еще несколько ударов, он, пылая гневом, бросился к Хрисиппу и выхватил у него розгу.

— Ударишь еще раз — убью, — спокойно произнес он.

— Ах ты, негодяй! Я, значит, для тебя не авторитет! Пока носишь эту штуку, — Хрисипп указал на детскую подвеску на шее ученика, — ты должен полностью подчиняться мне! Хозяин требует, чтобы, когда он вернется, ты встретил его как примерный сын, смиренный и почтительный. В день твоего рождения, в следующие нундины,[11] ты должен произнести перед гостями отличную речь. Осталась всего неделя, а ты еще не написал ее. Отец спустит с тебя шкуру, если не напишешь!

— Но и с тебя, Хрисипп, он тоже спустит шкуру, — рассмеялся мальчик.



— Отдай розгу, или все расскажу отцу. Он-то знает, что делать с непокорными! Не видел разве, как он сам клеймил каленым железом беглых рабов? А одного даже на крест отправил… Не дашь сам по-хорошему, велю слугам отнять! — пригрозил безжалостный наставник, направляясь к юноше, по-прежнему неустрашимо, с вызовом смотревшему на него.

Тут дверь открылась, и на пороге появился Умбриций, секретарь хозяина, с трагическим выражением лица.

— Что случилось, Умбриций? Может, не нравятся мои методы? — спросил Хрисипп с наглым видом. — Господин доверил мне воспитание своего единственного сына, и я отвечаю только перед ним!

— Сейчас принесли послание из Антия, — озабоченно сообщил секретарь. — Плохие новости. Праздник на вилле[12] получился довольно бурный, и хозяин немного перебрал с едой и вином. Он упал и ударился головой.

— Рана серьезная? — пожелал узнать Хрисипп, в то время как Аврелий удивился про себя, что не испытывает никакого сочувствия к человеку, подарившему ему жизнь. Вот ведь, когда кормилица Аглая заболела, он заботливо ухаживал за ней день и ночь, пока наконец…

— Он умер, — еле слышно произнес Умбриций.

— Умер? — побледнел наставник, растерянно глядя на мальчика, гордо стоявшего перед ним с лицом исполосованным розгой.

Умбриций обратился к Аврелию и заговорил торжественным тоном:

— Приношу мои соболезнования, благородный Публий Стаций, отец семейства Аврелиев.

Потом, отступив на шаг, глубоко поклонился новому господину, который с этого момента становился полновластным хозяином в доме.

Молодой человек выпрямился и почувствовал, как закружилась голова. Еще минуту назад он был всего лишь беззащитным ребенком, которого любой мог безнаказанно оскорблять, а теперь… Он слегка улыбнулся, взглянув на Хрисиппа, и еще крепче сжал в кулаке только что отнятую у того розгу. Но уже через мгновение на лице его, залитом кровью, появилась маска невозмутимости.

— О Аврелий, да благословят тебя боги! — воскликнул Парис, бросаясь к другу и желая поцеловать ему руку, но тут же в растерянности остановился и пробормотал: — Хозяин…

— Держись, Парис, — шепнул ему Аврелий. — Наши мучения закончились!

И, не промолвив больше ни слова, он прошел в перистиль, где в две шеренги выстроились все рабы, которые, узнав новость, поспешили собраться, чтобы выразить ему почтение.

— Хозяин… — с уважением приветствовали его все, кто жил в доме.

Умбриций пропустил Аврелия вперед, Аквила склонил голову с особым подобострастием, а наиболее разбитные рабыни перешептывались, бросая на нового хозяина лукавые взгляды. Лукреция укрылась за колонной и мрачно поглядывала на него, гадая, какое будущее ждет ее теперь.

— Почему ты прячешься? — с иронией спросил Аврелий, и тон его не предвещал ничего хорошего.

Лукреция неуверенно посмотрела на него, стараясь забыть, что часто унижала этого гордого мальчика, которому теперь охотно отомстила бы за издевательства его отца. Новый отец семейства еще очень молод, думала она, и достаточно слегка приласкать его, чтобы управлять потом в свое удовольствие.

Аврелий взглянул на нее с явным любопытством, затем взял ее руку с браслетом, усыпанным драгоценными камнями.

— Этот браслет тебе очень идет, Лукреция, но не забудь возвратить его мне, — сказал он так властно, что осторожная матрона даже на минутку испугалась.

Она уже хотела ответить какой-нибудь хитрой лестью, но, посмотрев на него, встретила ледяной взгляд. Лукреция издала невнятный звук, скорее напоминающий стон или рыдание, чем изъявление согласия. Еле обозначив поклон, она поспешила в свои комнаты.

— Какие будут приказания, dominus? — почтительно спросил Аквила.

— Надену мужскую тогу в день рождения, как только закончится поминальный ужин. Приготовь все, что нужно для церемонии на Капитолии, — решительно распорядился мальчик и гневным жестом сорвал с шеи детскую подвеску.

— Тебе только шестнадцать лет, господин, — возразил Умбриций. — Было бы разумнее подождать, пока исполнится семнадцать…

— Зачем? Полководца Германика объявили взрослым в пятнадцать лет.

— Хозяин, но Германик — член императорской семьи! — ужаснулся старший слуга.

— А я — Публий Аврелий Стаций, римский патриций из семьи сенаторов и отец семейства! — отчеканил юноша и опустился на предназначенный для него стул с высокой спинкой в центре комнаты. — А теперь займемся ограблением…

— Как, прямо теперь? Когда в доме такая тяжелая утрата… — с сомнением произнес секретарь, не решаясь нарушить условности.

— Я постараюсь пережить это, — сухо ответил Аврелий, и никто не посмел перечить ему. — Объясните мне, как все произошло вчера ночью.

— Хозяин давно подозревал, что управляющий Диомед обманывает его, и недавно велел одному знатоку проверить все счета, — сказал Аквила.

— И счета оказались в полнейшем порядке, насколько мне известно, — заметил Аврелий.

— И все же… Речь идет о пряжке! — вмешался Умбриций. — Хозяин сказал мне на днях, что заметил пропажу пряжки с изображением богини Авроры, той самой пряжки, которую Аквила нашел в комнате Диомеда. Очевидно, управляющий хотел завладеть драгоценностями семьи Аврелиев, воруя их одно за другим.

— Пряжка? Выходит, вот эта? — Аврелий раскрыл ладонь и показал ее, но так, чтобы не видно было изображения.

— Не знаю, я никогда не видел ее раньше, — неуверенно ответил Умбриций. — Она всегда лежала в сундуке, вместе с другими драгоценностями. Могу только передать тебе, что говорил хозяин, — неохотно добавил он.

— Пряжка со львом — не единственный ценный предмет, пропавший из дома, — возразил Аквила. — Недостает также двух ожерелий, нескольких тонких браслетов, золотых чаш для важных гостей, дорогого браслета с восьмиугольными пластинами, украшенного сапфирами, и нескольких греческих изделий.

— А рубиновая печать? — поинтересовался Аврелий.

— Она лежала рядом с Диомедом, когда мы нашли его без сознания. Несомненно, этот отъявленный мошенник собирался завладеть и ею, — заявил Аквила.

— На самом деле все, что говорит управляющий Диомед, сплошная ложь, хозяин, — продолжал Умбриций. — Он утверждает, будто его кто-то ударил, когда совершенно ясно, что ему просто стало плохо как раз в тот момент, когда он намеревался опустошить сундук.

— А куда в таком случае делось украденное?

— У него, конечно, был сообщник в доме, он-то и спрятал вещи, — вмешался наставник Хрисипп.

Ни Аквила, ни Умбриций не добавили больше ни слова, но все тотчас посмотрели на юного Париса, покрасневшего как рак.

— Что говорит Диомед в свое оправдание?

— Никто еще не допрашивал его, хозяин. Мы ждали возвращения хозяина, чтобы он сам судил, согласно старинному праву отца семейства.

— Приведите его ко мне! — приказал юноша.

Вскоре управляющего приволокли в таблинум и бросили к ногам Аврелия.

Диомед сразу же заявил о своей невиновности:

— Я не воровал твои драгоценности, хозяин! Твой отец слыл заядлым игроком и разорялся, делая долги. Наверное, он уступил некоторые из этих драгоценностей какому-нибудь кредитору, как бывало уже не раз.

— Речь идет не о браслете с сапфирами? Мне кажется, я заметил его несколько дней тому назад где-то тут, — произнес Аврелий, оборачиваясь к красавице Лукреции.

— Я в самом деле надевала браслет, когда мы ездили на праздник во Фронтон, но я отдала его твоему отцу, как только мы вернулись домой, — объяснила женщина, стараясь скрыть раздражение из-за того, что вынуждена почтительно разговаривать с мальчиком, которого еще совсем недавно безнаказанно обижала.

— И с тех пор ты не видела его?

— Нет, у господина не было больше случая одалживать его мне.

— Даже для того, чтобы ты отдала рабыне почистить его? Ты уверена?

— В этом доме не принято доверять служанкам драгоценности. Но господин… — с раздражением заговорила матрона.

Аврелий резко прервал ее:

— В этом доме я — господин, Лукреция. Стоит запомнить это раз и навсегда, — посоветовал он подчеркнуто высокомерно, и она, опустив голову, сдержала негодующий возглас.

— Итак, Диомед, ты утверждаешь, что некоторые недостающие предметы мог использовать мой покойный отец, — продолжал юноша.

— Парадный комплект, конечно, нет. Я сам чистил его вчера, чтобы приготовить к твоему дню рождения, — вмешался Аквила, злобно глядя на управляющего, стоявшего на коленях перед Аврелием.

— Что тебе известно о пряжке, Диомед? — спросил юноша.

— Пряжка со львом все время была в сундуке вместе с другими драгоценностями. Понятия не имею, как она оказалась в моей комнате, — простонал управляющий.

Аврелий помолчал, что-то обдумывая.

— Который час, Аквила? — вдруг как бы между прочим поинтересовался он.

— Недавно пошел восьмой час, хозяин, — ответил старший слуга, взглянув на водяные часы.

— Кто-нибудь уже уходил из дома в термы?[13] — поинтересовался Аврелий.

— Нет, хозяин, термы только сейчас открываются.

— Хорошо. Принесите белое покрывало и расстелите его передо мной, — властно приказал он, и рабы поспешили выполнить приказание.

По непроницаемому лицу юноши незаметно было, какая буря тревог и волнений бушует у него в душе. Он решился на очень крупную игру, намереваясь утвердить свой авторитет перед людьми намного более взрослыми и опытными, чем он. Приказывать легко, труднее повиноваться. И если он ошибся в этом своем первом, преждевременном суждении, ничто больше не вернет ему уважения и доверия домашних.

— А теперь, Умбриций, разденься и дай мне твою тунику.

— Что? — изумился секретарь.

— Ты слышал, что я сказал?

Умбриций начал одну за другой снимать с себя одежды, в недоумении качая головой. Когда он остался только в набедренной повязке, Аврелий остановил его.

— Достаточно, Умбриций, — произнес юноша. Потом, обратившись к слугам, приказал: — А теперь потрясите его одежды над этим покрывалом.

Пока слуги выполняли приказ, молодой господин не спускал глаз с полуобнаженного секретаря, слушавшего смешки рабынь.

— Где ты родился, Умбриций? — неожиданно спросил Аврелий.

— В одном небольшом селе в Этрурии, — ответил тот.

— Да, мне так и говорили, — задумчиво согласился Аврелий.

Он поднялся со стула и, наклонившись, внимательно осмотрел льняное покрывало, затем собрал крупинки песка, упавшие с туники.

— Очень жаль, Умбриций, что порвался мешок, которым ты ударил Диомеда! Дырочка оказалась, наверное, очень небольшая. А возможно, ты сразу заметил ее и поспешил надеть сверху другую тунику. Но спать ты лег в прежней, грязной, рассчитывая поменять ее после купания. К счастью, в Риме ночную одежду употребляют очень редко!

— Как тебя понимать, хозяин? — пролепетал секретарь, бледный, как полотно, лежавшее у его ног.

— А так, что в ту ночь ты пошел за Диомедом и предательски ударил его, чтобы потом опустошить сундук, открыв его ключом, слепок с которого тебе каким-то образом удалось сделать. Зная о проверке счетов, которую велел провести мой отец, ты решил приписать кражу управляющему. А для пущей достоверности спрятал в его комнате одну из взятых в сундуке пряжек.

— Я никогда не видел прежде эту пряжку, хозяин! — воскликнул Умбриций.

— Ты уверен?

— Клянусь бессмертными богами! — заявил секретарь, прижимая руку к сердцу.

— Откуда же в таком случае ты знаешь, что на ней изображена богиня Аврора? — рассердился Аврелий.

— Мне говорил об этом твой отец, я уже объяснял.

— Нет, Умбриций, этого не может быть. Все, кому я показывал пряжку, видели на ней только немейского льва, потому что под рисунком есть подпись. И только ты говоришь об Авроре.

— Ну и что? — удивился секретарь, хмуря лоб.

— Это и в самом деле Аврора, богиня, изображенная на драгоценности, но никто не узнавал ее в крохотной крылатой фигурке. Это мог сделать лишь тот, кто умеет читать, — объяснил Аврелий, показывая надпись на пряжке. — Nameo

— Но это же имя немейского льва! — воскликнул Аквила, старший слуга, тогда как остальные кивали в знак согласия.

— Вот тут вы все и ошибаетесь! — решительно возразил Аврелий. — Вас сбило с толку то, что на выпуклой части украшения изображено животное, а крылатая женская фигура заметна, только если повернуть его. Однако слово — Nameo — написано неверно. И мне сразу же показалось странным, что, работая над такой тонкой вещью, ювелир пренебрег орфографией, не говоря уже о том, что украшение это, мне кажется, вовсе не греческого происхождения. Поэтому я и подумал, что надпись может иметь какое-то другое значение. Я обратился к знатоку древности, брату полководца Германика…

— Уж не об этом ли дурачке Клавдии ты говоришь? Всем же известно, какой это жалкий глупец! — удивился наставник Хрисипп.

— Ничего подобного, — невозмутимо ответил молодой Стаций. — Он вовсе не дурак, а большой ученый, а также лучший в Риме знаток языка и истории этрусков. Едва посмотрев на эту пряжку, он сразу же перевел надпись на латынь. Вот смотрите: эта буква, которую мы приняли за О, на самом деле этрусская буква ТН — начальная буква имени, которое, как вообще все слова в этом языке, читается не слева направо, а наоборот — справа налево. Потом идет буква, похожая на М, но в этрусском языке она читается, как наша S… И в результате слово это означает THESAN, то есть богиня Аврора на языке наших предков тирренцев!

— Ну и что из этого? — не без иронии воскликнул Умбриций.

— Мой отец не знал ни слова по-этрусски, — ответил Аврелий. — Поэтому он при всем желании не мог прочесть надпись правильно, а значит, не мог сообщить тебе точное название. Ты же, Умбриций, родился недалеко от Тосканы. Это один из немногих городов, где еще говорят и пишут на этрусском языке, теперь уже столь редком, что даже жрецы ошибаются, совершая старинные обряды.

Умбриций, полуобнаженный, задрожал и съежился, обхватив себя руками.

— Так что вчера ночью, — продолжал молодой Стаций, — желая переложить вину за кражу на Диомеда, ты завладел пряжкой и, впервые увидев эту надпись, невольно прочел ее на своем родном языке. Если добавить еще и песок, попавший в складки твоей туники, то не остается никаких сомнений: вор — ты!

Не в силах возразить против уличающей его железной логики, секретарь даже не пытался опровергнуть обвинение. Он только стоял и слушал, охваченный ужасом при мысли о неминуемом смертном наказании.

— Но в таком случае, хозяин, как объяснить недоверие твоего отца к Диомеду? — с сомнением спросил Аквила, еще не до конца убежденный.

— Именно рассчитывая на это недоверие, Умбриций и решился вскрыть сундук. Он не сомневался, что подозрения падут на Диомеда, — пояснил Аврелий. — Что же касается счетов, передайте их мне. Я намерен кому угодно доказать, что Диомед прекрасно разбирается в делах и никому не позволит обмануть себя.

— А с ним что делать? — Аквила указал на секретаря.

Утратив последнюю надежду, Умбриций бросился на колени перед молодым хозяином, ударившись лбом об пол:

— Смилуйся, хозяин, не осуждай меня на смерть, я все возвращу! Все, что ты сказал, верно. Это я опустошил сундук, только он ведь уже был открыт, когда я вошел в таблинум, и браслета с сапфирами там не оказалось!

— Если скажешь, как вернуть награбленное, сохраню тебе жизнь… Однако, — продолжал Аврелий, — судя по твоей бледной коже, думаю, что оседлая жизнь и городские излишества явно вредны для твоего здоровья. Отныне, Умбриций, ты будешь батрачить на одной из моих ферм в Кампании и окрепнешь телом, работая в поле!

Гул одобрения подхватил его слова.

Аврелий осмотрелся. На восхищенных лицах слуг он прочитал глубокое уважение: отныне они будут повиноваться ему, потому что доверяют, а не потому, что опасаются суровых наказаний.

Поняв это, юноша успокоился и еле заметно с облегчением вздохнул. Вступив раньше времени в мир взрослых, где ложь, преступление и насилие губят правду и противостоят справедливости, он с успехом провел свое первое расследование; раскрыл обман; выиграл первое сражение!

— Что еще прикажешь, хозяин? — спросил Аквила, пока вор безропотно позволил увести себя, с трудом веря, что избежал виселицы.

— Да, вот что. Подготовь документы наставника Хрисиппа. Хочу продать его на невольничьем рынке, — решительно объявил молодой человек, предвкушая мольбы жестокого наставника, который так часто грубо обращался с ним.

Учитель, напротив, смерил его обычным злым взглядом, словно перед ним все еще стоял непослушный ученик, а не хозяин его судьбы.

— Видимо, вместе с именем и состоянием ты не унаследовал способности учиться, молодой Стаций. Продай меня, не хочу оставаться рабом невежды! — презрительно заявил Хрисипп.

В толпе слуг послышались возмущенные голоса: наставник, должно быть, сошел с ума, если так разговаривает с новым господином!

— Теперь займитесь своими делами, — приказал Аврелий, не отвечая Хрисиппу. — А ты, Аквила, подготовь похороны, Достойные нашей семьи: поминальный ужин, плакальщицы, рожки, литавры и все прочее. Обрати прежде всего внимание на маски предков, которые должны следовать в процессии. Что касается надгробной речи, я сам скажу нужные слова. Нет нужды в пространных речах, чтобы почтить память человека, чьи качества всем хорошо известны! — вполне серьезно произнес молодой человек, и старший слуга в растерянности посмотрел на него, невольно задумавшись, а не скрывается ли за этими словами, вроде бы продиктованными сыновней любовью, жестокая ирония.



— Сразу после окончания траура отпразднуем мое совершеннолетие и мой новый статус отца семейства. Да, вот еще что, Аквила! Отмени последнее распоряжение, касающееся наставника. Я передумал. Кстати, куда это ты собрался, Хрисипп? — властно потребовал он ответа у учителя, который двинулся было к выходу. — Я еще не отпустил тебя!

Наставник остановился, прямой как шест, и Аврелий вдруг заметил его сходство с мумиями, которых иногда привозили из египетских пустынь: та же мрачная неподвижность, та же иссохшая кожа, та же злая усмешка…

— С тобой сочтусь позже, — сказал он, помолчав. — Можешь идти пока.

* * *

Прошло десять дней. Аврелий сидел в кресле, в белоснежной мужской тоге, которую надел рано утром после того, как возложил на алтарь в Капитолии первый сбритый с бороды пушок.

Лукреция, как всегда ослепительно красивая, стояла перед ним, напрасно ожидая, что он предложит ей сесть на один из стульев с высокой спинкой, стоявших вокруг стола.

— Я велел тебе прийти, чтобы поговорить о твоем отъезде. Я подождал, сколько следовало, пока не сожгли прах отца на погребальном костре, но теперь настало время, чтобы ты навсегда покинула мой дом, — твердо заявил юноша, особо подчеркнув слово «мой».

— Завтра же перееду в домик на Целиевом холме, если тебе угодно, — с досадой ответила она.

— Наверное, я плохо объяснил тебе, Лукреция, что я имею в виду. Ты забыла, что дом на Целиевом холме принадлежит мне?

— Твой отец обещал…

— Мой отец был большим лгуном. Его завещание, хранившееся у весталок, было вскрыто сегодня. Так вот, в нем нет ни слова о том, что тебе остается хоть что-то.

— Так наврать мне! Ах, эта старая гадкая свинья! — процедила сквозь зубы матрона.

— Тебе кажется уместным так отзываться о моем почтенном отце, с которым ты столько раз делила стол и постель? — зло пошутил Аврелий. — Жаль, что он никак не выразил тебе свою признательность за это…

— Но ты же не захочешь, чтобы я ушла отсюда вот так, с пустыми руками! — воскликнула Лукреция, и в глазах ее вспыхнула злоба.

Аврелий помедлил, сердясь на самого себя за то, что эта женщина, которая была всего лишь на несколько лет старше его, все еще способна запугать его и своей красотой, и упрямой настойчивостью. Важно, однако, чтобы она не заметила его нерешительности…

— Именно этого я и хочу, милая Лукреция, — заговорил молодой Стаций. — Ты оставишь здесь нарядную обстановку твоей комнаты, коринфские вазы, серебряный сундук, столик розового дерева, греческую статуэтку Психеи и, естественно, все драгоценности, в том числе и браслет, которым ты завладела самым непозволительным образом.

— Я отдала его Аквиле, как только ты приказал! — смиренно произнесла Лукреция.

— Я имею в виду не тот браслет с камнями, что видел на твоей руке, когда стало известно о несчастье, — с насмешкой продолжал Аврелий. — Я имею в виду браслет с пластинами, украшенный сапфирами, тот, что должен был лежать в сейфе, когда Умбриций опустошил его. Секретарь, или, вернее, бывший секретарь, клянется, что, когда воровал, не видел его там.

— Мне об этом ничего не известно! — сухо ответила женщина. — Возможно, этот вор уже продал его еще прежде, чем возвратил тебе награбленное.

— Думаю, это исключено, прекрасная Лукреция. Если не ошибаюсь, ты сказала, что после праздника во Фронтоне никогда больше не видела его…

— Да, так и есть! — неохотно подтвердила она.

— Увы, — оборвал ее юноша, — ты безусловно ошибаешься. Я хорошо помню, как заметил его на твоей руке накануне смерти отца.

— Ты определенно что-то перепутал!

— Нет, милая Лукреция, поверь мне, я всегда с величайшим интересом рассматривал тебя, — пошутил Аврелий. — И случившееся, мне кажется, не вызывает сомнений… Возможно, после пиршества мой отец разрешил тебе оставить браслет еще на несколько дней или же ночью, вернувшись из Фронтона, был слишком пьян, чтобы заставить положить на место. Поэтому, когда выяснилась вина Умбриция, ты решила приписать ему исчезновение и этой драгоценности, прекрасно понимая, что твой покойный любовник не может разоблачить тебя.

— Ты бредишь, благородный Стаций! Власть, какую ты неожиданно обрел, ударила тебе в голову! Пытаешься походить на взрослого, но ты всего лишь самонадеянный мальчишка, и готова поклясться, в глубине души дрожишь как лист! — презрительно бросила матрона.

Аврелий сжал губы, понимая, что Лукреция права: перед нею, взрослой и решительной женщиной, он действительно всего лишь мальчишка. И все же он не должен уступить ей.

— Очаровательная Лукреция, браслет украшал твою руку именно тогда, накануне смерти отца… Я могу доказать это, — заявил он.

— Каким образом? — спросила она, однако уже без прежней уверенности.

— В тот солнечный день ты долго сидела на скамье в перистиле, когда сушила волосы. А наутро мы получили известие о смерти отца, и я, проходя между слуг, взял тебя за руку, если помнишь. И заметил на коже несколько белых полосок, которые никак не совпадали с браслетом на твоей руке. Светлые полоски на твоем запястье были как раз той восьмиугольной формы, что и пластины исчезнувшего браслета с сапфирами.

— Глупости! Даже если то, что ты говоришь, правда, это еще ничего не доказывает. Я могла сидеть на солнце когда угодно.

— В самом деле, любезная Лукреция? Но ведь до того самого утра было довольно много пасмурных дней. А легкий загар держится, как известно, недолго.

Женщина закусила губу, терзаемая злостью и страхом.

— Советую поскорее вернуть мне эту драгоценность! У меня добрый нрав, и я легко мог бы закрыть глаза на забывчивость красавицы, — саркастически посоветовал Аврелий. — Но что касается дома на Целиевом холме… Такая обворожительная женщина, как ты, без труда найдет себе другое жилище.

— Но разве ты не знаешь, сколько стоит приличный дом в Риме? — возмутилась матрона, вне себя от бешенства.

— Тебе принадлежит пара комнат в инсуле, можешь переехать туда, — с иронией заметил Аврелий.

— Но эта конура под крышей в жалкой инсуле годится разве что для нищего. Неужели ты полагаешь, будто женщина в моем положении станет там жить! — возразила Лукреция, вся красная от возмущения.

— Подумав немного, я, пожалуй, оставил бы тебе дом, — спокойно продолжал Аврелий, надеясь, что голос не выдаст охватившего его волнения.

— Спасибо, дорогой Публий. Я всегда говорила, что ты добрый юноша! — воскликнула Лукреция, успокаиваясь.

Теперь или никогда, решил молодой человек, чувствуя, как колотится сердце. Лишь бы только не дрогнул голос.

— При условии, однако, что ты будешь платить мне за аренду так же, как платила моему отцу! — выпалил он одним духом.

От растерянности Лукреция открыла рот, не зная, что сказать.

— Можешь поразмыслить до вечера. Жду тебя в моей комнате после ужина, — заключил Аврелий, выпроваживая ее и не замечая при этом, каким новым, заинтересованным взглядом окинула его матрона.

Придет, решил он, исполненный неколебимого оптимизма юности. Потом тронул колокольчик, вызывая управляющего.

— Заходи, Диомед. Я вызвал тебя сюда, потому что не хочу, чтобы твой сын Парис слышал наш с тобой разговор.

Диомед медленно прошел и остановился в нескольких шагах от молодого хозяина.

— Я узнал, что, несмотря на жалкие гроши, которые платил тебе мой отец, у тебя есть имение в Пицине, дом на холме Эсквилии и ты помещаешь деньги в рост. К тому же из расходно-приходных книг выяснилось, что ты делал некие странные перечисления…

— Как ты узнал об этом, хозяин? — спросил управляющий поспешно, как человек, радующийся возможности снять с души тяжкий груз. — Я действовал очень осторожно и думал, что никакой счетовод не сумеет разоблачить меня…

— Это, разумеется, не моя заслуга. Это сделал Паллант, раб Клавдия, он изучил документы, страницу за страницей. Он непревзойден в том, что касается цифр. Скажи мне лучше, как ты объяснишь подобное предательство? Годами моя семья целиком и полностью доверяла тебе!

— Однажды я попросил у хозяина денег в долг, чтобы устроить своих родителей в деревне и купить свободу Парису, но он отказал. Тогда я взял некоторую сумму из сундука и осторожно вложил ее в выгодное дело. Через год у меня уже были имение, домик, небольшие деньги и освободившийся от рабства сын. И тогда я поспешил возместить взятое ранее с процентами.

— Ну а затем ты повторил эту игру еще несколько раз. И той ночью ты искал рубиновую печать? С ее помощью ты мог изготовить любой документ от имени моего отца. Значит, Умбриций не лгал, утверждая, что у тебя был ключ от сундука. Как тебе удалось раздобыть его?

— Однажды вечером много лет тому назад, — объяснил Диомед, — хозяин опьянел, как никогда, и внезапно уснул за столом. Мне пришлось перетащить его на кровать. Ключ висел у него на шее, а я знал одного кузнеца, который мог сделать мне тайком копию…

— Выходит, ты не раз использовал подпись семьи Аврелиев для своих сделок? — строго спросил юноша.

— Сделки эти, однако, оказались весьма выгодными, — уточнил управляющий. — Я заключал договора на земли и недвижимость, приобретая новые инсулы в Остии, молы в Таренте, огороды в Кампании, виноградники и даже мастерскую глиняных сосудов для хранения вина, оливкового масла и зерна у ворот Рима. Я поступал так, потому что был убежден — твой отец пустит все на ветер и погубит нас всех. Но, уверяю тебя, я всегда возвращал все, что брал в долг!

— Тем не менее, ты совершил очень тяжкий проступок.

— Я готов отвечать, хозяин. Как только я увидел, что ты уносишь к себе счета, сразу понял, что пропал, и приготовился к худшему. У меня уже давно хранится веревка, чтобы повеситься, если моя игра раскроется, и теперь пришло время использовать ее. Поклянись мне только, что никогда не расскажешь Парису о том, что я сделал. Если он узнает об этих обманах, то будет стыдиться меня, а это для меня хуже смерти. Он поистине воплощение честности, позаботься о нем, когда меня не станет.

— Ты мог бы предстать перед судом, — предложил Аврелий.

— И утратить уважение Париса? Нет, нет!

— Как хочешь, — согласился Аврелий, сдерживая слезы.

Диомед направился к двери, согнувшись под тяжестью своей вины. На пороге он обернулся:

— Ах, господин, вот еще что. Не забудь, прошу тебя, убрать слово «Младший» из формулы «Публий Аврелий Стаций Младший» на документах о собственности, которые я оформлял на твое имя, иначе теперь, после смерти отца, у тебя могут возникнуть трудности с вступлением в права, — посоветовал он тихим голосом.

— Ты хочешь сказать, что купил все это и записал на мое имя? — спросил потрясенный Аврелий.

— Конечно, хозяин, а ты что подумал? Твой отец оставался неразумным человеком и в конце концов промотал бы твое наследство… Я постарался обезопасить состояние семьи даже ценой того, что допустил непростительное преступление. Раб не может решать за хозяина, а я делал это. И теперь, если хочешь простить меня, позволь мне повеситься на этой веревке, прежде чем будет принято решение…

— Забудь эту глупость, Диомед! — с волнением воскликнул Аврелий и бросился к нему.

— Но имение в Пицине, дом на холме Эсквилин, деньги…

— Это такой пустяк по сравнению с тем, что ты сделал! Оставляю тебя управляющим, надеюсь, Парис захочет пойти по твоим стопам. Подготовь документы вольноотпущенника. Немедленно дарую тебе свободу. Я не намерен больше доверять такое ответственное дело простому рабу!

— Хозяин, я буду служить тебе вечно, а после меня мой сын и сын моего сына! — пообещал управляющий, растрогавшись до слез.

— Это еще что такое! Римляне никогда не плачут, забыл, что ли, Диомед? Теперь осталось только уладить последнее дело. Пришли сюда наставника Хрисиппа, — приказал он управляющему, и тот ушел весь в слезах.

Едва хмурый наставник вошел в комнату, Аврелий помахал у него перед носом розгой.

— Розга эта теперь моя, и я буду делать с нею что захочу, — грозно заявил юноша.

Старый наставник опустил голову и в ожидании удара проклинал свой длинный язык.

Аврелий почувствовал, как у него руки чешутся пустить в ход розгу, но, посмотрев на дрожащего и неожиданно поникшего Хрисиппа, вспомнил примеры благородства, о которых читал в исторических книгах. Это были образцы великодушия, которые старый наставник заставлял его учить наизусть под Удары хлыста. Теперь настал его, Аврелия, черед преподать урок непреклонному учителю.

— Пойди принеси книги. Мы еще не закончили второй том риторики, — приказал он и, переломив розгу, отшвырнул ее в сторону.

* * *

Два месяца спустя после того, как Публий Аврелий Стаций облачился во взрослую тогу, Германик, доблестный полководец, любимец Рима, скончался в Антиохии во цвете лет от какой-то загадочной болезни. Кое-кто подозревал преднамеренное отравление, устроенное Плотиной, ближайшей подругой Ливии, матери императора Тиберия. Она и в самом деле лично вмешалась, чтобы спасти виновницу от плахи.

Одно время года сменяло другое, год следовал за годом, вода в водяных часах неустанно капала, отмечая неумолимое течение времени. После смерти Диомеда честнейший Парис занял его место, став управляющим и состоянием Публия Аврелия, и его большим домом на Виминале.

Аврелий послужил в легионе, потом неудачно женился и со временем развелся. Убежденный последователь философии Эпикура,[14] патриций целиком посвятил свою жизнь изучению классиков, путешествиям по многим странам, какие были известны в то время. В Александрии, в Египте, он купил раба, спасая его от виселицы, нахального Кастора, хитрого грека сомнительной честности, которому суждено было стать его бессменным секретарем.

В 41 году — через двадцать с лишним лет с того памятного года, когда Аврелий отмечал свое шестнадцатилетие, — Клавдий, всеми забытый брат Германика, которого так стыдилась семья, взошел на трон Цезарей, поспешив назначить ближайшим помощником опытного Палланта, своего бывшего раба-счетовода… того самого, что однажды помог молодому Стацию разобраться в несходившихся счетах.

Настало лето 44 года. Оно прошло спокойно, без каких-либо особых преступлений, без загадок, которые нужно было бы распутать, без виновных, которых следовало бы разоблачить. После отдыха в Байях[15] Аврелий решил вернуться в Рим и собрался в дорогу вместе со своей подругой Помпонией и верным секретарем Кастором.

Однако до возвращения в Рим им предстояло остановиться в одном месте…

1

Год 797 ab Urbe condita (44 год, осень)

Шестой день перед ноябрьскими календами[16]

— Небольшой караван миновал Лукринское озеро[17] и начал медленно подниматься по склону кратера. — Да, в Байях теперь уже совсем не то, что прежде! — вздохнула Помпония, поудобнее устраиваясь в повозке на подушках, чтобы не испортить свою громоздкую прическу.

— Но, тем не менее, праздников там было немало! — Сенатор Публий Аврелий Стаций, лежавший рядом, с грустью в последний раз окинул взглядом панораму залива.

— На побережье теперь одни мальчики на побегушках — приспешники Клавдия — да чиновники! — посетовала матрона.

— И в самом деле, в этот раз мы встречали там больше дворцовых вольноотпущенников, чем римских сенаторов, — согласился Аврелий. — Но с другой стороны, среди сенаторов мало найдется тех, у кого не было бы деда-торговца или даже раба.

— Конечно! После стольких казней и заговоров настоящих аристократов теперь можно пересчитать по пальцам одной руки, ну а те немногие, кто еще остался, проматывают свое состояние, лишь бы жить, как Крез. Сегодня у любого лавочника не меньше пятидесяти слуг! Если так пойдет и дальше, что останется от великой римской аристократии?

Публий Аврелий покачал головой и добродушно усмехнулся. Он не был согласен с категоричным суждением Помпонии. Времена меняются, подумал он, и приходится с этим считаться. А стенать об ушедшей эпохе, которая уже принадлежит истории, если не стала еще легендой, просто глупо.

— Клавдий правильно делает, — заметил он, — что поддерживает всадников и плебеев-латифундистов. Патриции, похоже, уже совершенно ни на что не способны.

— Забавно — потомок столь знатной римской семьи так говорит о собственном сословии! — не без ехидства произнесла матрона.

— А ты, неизлечимая расточительница, разве сама не жалуешься на сумасшедшие расходы? Удивительно, как только муж твой до сих пор не разорился! — пошутил патриций, отлично зная состояние дел своего друга Сервилия, супруга матроны. — Один лишь прощальный ужин обошелся тебе в полмиллиона сестерциев, и это помимо золотых табличек, которыми ты отмечала места за столом и которые потом щедро дарила на память гостям…

— А эти мужланы прикидывали на ладони их вес, пытаясь оценить стоимость, и даже не заметили гравировки! Нет, ты правильно делаешь, что строишь дом на Питекузе.[18] Байи становятся все вульгарнее: побережье слишком близко к Неаполю… Не понимаю, зачем Сервилий решил там остаться после окончания сезона!

— Для лечения в термах, Помпония, — терпеливо объяснил патриций.

На самом деле бедный Тит после нескольких месяцев изнурительных застолий мечтал только об одном — отдохнуть вдали от своей говорливой и чересчур деятельной супруги.

Тут легкое покашливание за занавеской на окне повозки обозначило присутствие Кастора, вольноотпущенника и секретаря Публия Аврелия.

— Господин… — заговорил он с невозмутимым видом. — Носильщики устали, а мулы больше не слушаются погонщиков.

— Но мы же только что выехали! — удивился хозяин.

— Мой господин, ты удобно устроился — лежишь себе да беседуешь с дамой знатнейшего происхождения. — Кастор изящно поклонился в сторону Помпонии. — А мы идем с тяжелым грузом на плечах, по горным тропинкам, крутым подъемам и непроходимым тропам, по которым гонят скот…

Грек, сидевший на мирной кобыле с широким крупом, выразительным жестом показал на прекрасную мощеную дорогу, что тянулась вдоль Лукринского озера.

— Пожалуй, можно сделать небольшую остановку… — согласился Аврелий.

— Да защитит тебя Адеона, хозяин! — поблагодарил Кастор, взывая к богине счастливого возвращения. — Кроме того… жуткая жара, и у носильщиков пересохло в горле.

Патриций посмотрел на горизонт: середина осени, небо затянуто облаками, ветерок довольно прохладный.

— Ты, наверное, хочешь сказать, что страдаешь от жажды, не так ли, Кастор? — спросил он, холодно глядя на александрийца. — Тебе повезло: вон там фонтан с отличной водой.

Кастор покачал головой, явно обескураженный:

— Неужели ты хочешь, чтобы мы простудились, напившись холодной воды в такую жару?

— Я угощу тебя вином, Кастор, — засмеялась Помпония.

— Перестань баловать его! — упрекнул ее Аврелий, когда грек направился к бурдюкам с вином. — Все говорят, что я слишком потакаю этому наглому бездельнику, но при этом каждый раз, когда я пытаюсь ему в чем-то отказать, у него тут же находится защитник.

— Пусть выпьет, Аврелий, или он остановит нас еще раз десять, и мы опоздаем к Плаутилле. Тем более ехать осталось уже недолго.

Караван и в самом деле приближался к входу в ущелье. Когда поднялись на последний утес, перед ними открылось во всей своей тревожной красоте темное озеро.

— Аверн входит в моду, — заметил Аврелий, удивленный, что так много его сограждан стремилось возвести роскошные дома у самого входа в Тартар, в загробный мир, куда набожный Эней спустился, чтобы посетить его обитателей; здесь пророчествовала сивилла и мертвые вновь обретали голос.[19]

Почти отвесно над водой возвышались скалистые стены ущелья. Земли, пригодной для строительства, здесь было совсем мало, поскольку весь правый берег озера занимали давно неиспользуемые портовые строения и огромное здание терм. Проезжая дорога, чрезвычайно узкая в некоторых местах, казалось, прямо переходила в ровную гладь Аверна. Озеро считалось когда-то местом истока Стикса — реки царства мертвых; даже карфагенянин Ганнибал, спустившийся сюда с целью разграбить цветущую Кумскую долину, остановился возле этих загадочных вод и принес в жертву Орку[20] стадо черных овец.

— В этой котловине один югер[21] земли стоит сегодня баснословных денег, а когда-то тут жили только бедные крестьяне, — заметил сенатор.

— В самом деле, семья Плавциев поселилась здесь еще тогда, когда дед Гнея был вольноотпущенником. Теперь их владениям нет цены. Старик разбогател на торговле рыбой во время гражданских войн, когда полководцы и политики в перерывах между сражениями старались превзойти друг друга в гастрономических изысках. За двадцать лет он сумел приобрести здесь все земли на юг от ущелья, — разорившимся владельцам и ссыльным пришлось продать свои участки. И вот что из этого получилось! — заключила матрона, указывая на узкую полоску земли, где среди деревьев белело внушительное здание.

— Результат, несомненно, превосходный, — восхитился Аврелий. — Хоть Гней и внук раба, нельзя сказать, что у него нет вкуса.

— Представляешь, Плаутилла Терция пустила слух, что происходит от этрусских лукумонов![22] И правильно, немного таинственности нашему с ней делу не помешает.

— И что же у вас за дело? — заинтересовался Аврелий.

Способность пышнотелой подруги доставать деньги почти равнялась ее умению их тратить.

— Ароматические масла и эссенции афродизиаков, — ответила Помпония. — Плаутилла знает толк в ароматических травах. Она открыла самую настоящую лабораторию, пригласила лучших неаполитанских мастеров. Я же займусь распространением нашей продукции.

— Распространением? — изумился Аврелий.

— Ну конечно! Разве во время выборов каждый кандидат не нанимает сотни бездельников, чтобы они исписывали его именем стены домов? Все лучшие таверны делают вывески, восхваляющие их кухню, и даже проститутки прославляют свои способности на колоннах Форума. Так что не понимаю, почему этим же путем нельзя продавать и наши средства. А если бы к тому же какой-нибудь знатный патриций позволил нам использовать его имя…

Сенатор ограничился улыбкой и постарался отвести взгляд.

— Сейчас Плаутилла решила во что бы то ни стало женить на себе Семпрония Приска, крайне тщеславного римского аристократа, а для этого ей необходимо солидное приданое. Она хочет продать часть своего наследства, и тут в игру вступаешь ты, мой дорогой Публий Аврелий, как опытный юрист. Ты должен проследить, чтобы братья не обманули ее.

— А как же так случилось, что Плаутилла Терция не имеет приданого?

— Она уже дважды была замужем и все, что имела, пустила на ветер! Не забыл еще, как она выходила замуж за Бальба? — Матрона лукаво улыбнулась. Она знала, что у патриция и подруги была связь еще до той поспешной свадьбы.

— Помню только, как Паулина, ее мачеха, всеми силами старалась держать ее от меня подальше.

— И правильно делала. Бедняжка никогда не нашла бы мужа, если бы ты тогда не отпустил ее, — подтвердила Помпония, которая помнила эту старую историю лучше, чем ее герой. — Ну, вот и приехали! О Артемида, как же здесь мрачно осенью!

Авернское озеро открывалось прямо под ними, недвижное и темное, все ближе и тревожнее. На противоположной стороне виднелась заброшенная пристань. Огромные строения, возведенные всего несколько десятилетий назад, теперь разрушались, постепенно утопая в зыбучем песке.

Повозка остановилась возле нескольких внушительных зданий, окруженных невысокой каменной оградой. На ней под мозаикой, изображавшей мастино, грозная надпись предупреждала: ОСТОРОЖНО, СОБАКА!

* * *

— Аврелий, Помпония! Случилось ужасное!

Плаутилла Терция, запыхавшись, бежала им навстречу. Патриций не без волнения смотрел на прежнюю возлюбленную. Десять лет не прошли бесследно для ее выразительного лица с крупным орлиным носом: кожа, которую Аврелий помнил розовой и гладкой, словно у ребенка, теперь казалась темнее и не светилась, как прежде; фигура нимфы, некогда стройная словно тростинка, округлилась — такую и подобает иметь матроне в расцвете лет, — а на голове громоздилось какое-то сложное сооружение из темных пышных волос с искусственными кудряшками.

— Мой брат Аттик погиб! — смогла наконец проговорить Плаутилла сквозь слезы. — Его нашли сегодня утром в садке с муренами, от правой руки осталась культя!

— Боги бессмертные! — простонала Помпония.

— Он соскользнул в рыбный садок ночью. Никто не слышал, как брат выходил из дома, даже рабы, — объяснила убитая горем подруга.

Патриций по-дружески приобнял ее и сказал, что они немедленно уезжают, дабы не беспокоить семью в свалившемся на нее горе.

— Нет, нет, Аврелий. Прошу тебя, останься! Тут все словно с ума посходили, и мне сейчас особенно нужен надежный друг. Отец почтет за честь, если ты будешь на похоронах. А кроме того, нужно еще составить завещание, и здесь твоя помощь просто бесценна.

— Хорошо. Могу я выразить соболезнование вдове? — спросил сенатор подобающим тоном.

— Да, конечно, — с явной досадой ответила Терция.

— Присцилла своеобразная особа, и все же… — оправдался Аврелий.

Жена первенца Плавциев, неряшливая и сварливая, была одной из самых непривлекательных женщин, каких он когда-либо встречал. Занудная, неуклюжая и плаксивая, она вечно была всем недовольна и вдобавок имела неприятную привычку постоянно лгать.

— Как, ты разве не знаешь? Аттик развелся с ней несколько месяцев назад после двадцати лет совместной жизни. И взял себе в жены эту плоскую как доска, которая… Моложе меня, каждое утро моет лицо свежим молоком и целый час заставляет делать себе прическу. К тому же ее зовут Елена! Больше не стану ничего говорить, сам увидишь.

Аврелий был весь внимание — впрочем, как всегда, когда разговор заходил о женщинах.

— Она была замужем за Невием, которому мой отец отвалил кучу денег, чтобы отделаться от него. За несколько месяцев она сумела своими ужимками обольстить этого простака Аттика и войти в наш дом как законная супруга. И все-то ей не нравится, все недостаточно изысканно. И подумать только, что в Неаполе, где она жила до встречи с моим братом, ей приходилось довольствоваться одной только дряхлой служанкой! Так или иначе, не мое дело. Меня интересует только мое приданое — я хочу выйти замуж.

— Семпроний Приск, семья консула, знаменитая еще со времен Суллы… — заговорила Помпония. — Это будет твой третий муж, не так ли?

— И мне хотелось бы, чтобы последний! За Мезия я вышла замуж по воле отца, а за Бальба — чтобы забыть другого мужчину

Аврелий, теперь уже питавший к Плаутилле лишь дружеские чувства, сделал вид, будто не понял намека.

— А ты не будешь скучать без этого сада наслаждений? — спросил он, с восхищением оглядывая местные красоты.

В перистиле редкой красоты кое-где еще стояли леса, и на них, несмотря на поздний час, работал какой-то очень низенький человек.

Справа, за большой мраморной аркой, крытая галерея вела через сад прямо к затейливой башенке среди деревьев. Из шпалер открывался вид на просторный парк с небольшим каналом, отделанным мрамором, который сиял белизной среди зелени. В большом вольере гуляла, издавая клекот, какая-то редкая птица, похожая на цаплю.

— Меня здесь ничто не держит. Жизнь вдали от Рима не стоит того, чтобы жить. Помню, когда-то так говорил и ты, — пояснила Терция.

— Я и сейчас так думаю.

— Это тут растут ароматические травы для наших духов? — довольно бестактно поинтересовалась славная Помпония, которую ни несчастье в доме, ни красота панорамы не заставили забыть о делах.

— Нет, эта дорога ведет к болоту, где Секунд выращивает своих птиц. Мой огород в низине, рядом с рыбными садками. Там, в самом большом садке, мы и нашли Аттика.

Аврелий посмотрел в сторону озера, где блестели рыбные садки. Место это в пору цветения могло показаться на первый взгляд диким, запущенным, но сенатор сразу увидел: парк создан по строго продуманному и старательно осуществленному плану. Природа, дикая только на первый взгляд, подчинялась воле человека — дерево за деревом, камень за камнем, — все отвечало художественным требованиям создателя этого ландшафта, бесспорно обладавшего чувством прекрасного.

Шесть больших садков на берегу доказывали, что Плавций, в отличие от многих новоиспеченных богачей, готовых забыть даже о самом выгодном занятии, лишь бы походить на аристократов, продолжал, не стесняясь, заниматься тем делом, благодаря которому сумел сделать состояние.

— Мой отец очень гордится своим домом и своей торговлей. Но он стар и уже все передал в руки Аттика. А теперь, кто знает…

— Держись, Плаутилла, думай о своей свадьбе! — приободрила ее Помпония.

И о наших планах, добавила она про себя.

— Располагайтесь пока в термах, горячий бассейн готов, и банщики ждут вас. Еду подадут в девятом часу. К сожалению, вместо праздничного ужина, которым хотелось встретить вас, У нас будет поминальный.

— Да уж, удачное мы выбрали время, чтобы приехать сюда, — вздохнула матрона, оставшись наедине с Аврелием, и вручила свое просторное верхнее одеяние рабу.

Сенатор не ответил. Он смотрел вдаль, в сторону большого круглого садка, где плавали чудовища, отведавшие человеческой плоти.

* * *

— Кастор, куда ты запропастился? — позвал Аврелий, напрасно заглядывая в соседние комнаты, где должен был бы находиться секретарь, достойный своего звания.

Однако грека нигде не было. С тех пор как он не совсем честными способами заработал небольшой капитал, бывший раб повиновался Аврелию весьма неохотно и нередко исчезал из виду как раз в тот момент, когда больше всего был нужен.

Сенатор рассердился: кто теперь должным образом уложит складки его тоги? Не этот же раб, старый деревенский увалень, родившийся и выросший на ферме! Может, лучше надеть красивую хламиду или греческую synthesis,[23] с ней легче справиться… Но жаль отказываться от тоги — хотелось бы произвести впечатление на прекрасную Елену, продемонстрировав свое высокое общественное положение.

Без Кастора он просто беспомощен, подумал сенатор. Зачем он только держит этого наглого александрийца! Всего лишь месяц назад, в Байях, Кастор позволил себе использовать его, Аврелия, имя в качестве гарантии при продаже краденых драгоценностей. Аврелий обнаружил это, когда сделка уже была совершена и жена консула демонстрировала в столице сапфировое ожерелье, похищенное у дочери одного эдила. Страшно было даже подумать о том, что могло бы произойти, если бы матроны столкнулись лицом к лицу на каком-нибудь званом ужине.

— Кастор! — позвал он секретаря в последний раз, уже смирившись с тем, что придется обойтись без него. — Не так, несчастный! — прикрикнул он на неуклюжего старика, который не мог справиться с тогой. — Складка должна доходить до самых ступней, но не закрывать их! О Зевс всемогущий… Только касаться!

Он с досадой выхватил у бедного слуги мягкую ткань и попытался сам расправить складки, процедив сквозь зубы несколько крепких выражений по поводу неотесанности местных слуг и ненадежности своего секретаря.

— Хозяин, хозяин! — влетел тут в комнату крайне возбужденный грек. — Там одна госпожа… — И обозначил жестом округлости достаточно крупной амфоры.

— А, появился наконец! — рассердился Аврелий, собираясь наказать его, но Кастор уверенными движениями уже укладывал складки его тоги.

— Ну вот, теперь все вполне прилично. А сейчас поспеши, тебя ждут! — скомандовал Кастор и, прежде чем возмущенный хозяин успел что-то сказать, снова исчез в коридоре.

И все же за несколько мгновений Кастор прекрасно сделал свое дело, и, когда патриций в положенное время появился в дверях гостиной, он выглядел в своих сандалиях с начищенными до блеска луночками[24] и в белоснежной латиклавии,[25] ровными складками ниспадавшей с его широких плеч, безупречно.

— Публий Аврелий! — окликнул его взволнованный голос.

На пороге появилась уже немолодая матрона, на ее аристократическом гордом лице светилась приветливая улыбка.

— Паулина! — воскликнул патриций, с почтением подходя с ней.

Гордая, прямая, все еще величественная осанка. Лицо в глубоких морщинах сохраняло, несмотря на преклонный возраст женщины, то благородство черт, которое принесло ей когда-то славу самой изысканной матроны Рима. Прическу украшала изящная диадема, отделанная камеями. Паулина с нежностью поцеловала Аврелия.

— Ты, как всегда, прекрасна! — произнес сенатор, причем вполне искренно.

— Между прочим, Аврелий, мой сын — командир легиона. Тебе не кажется, что уже несколько поздновато ухаживать за мной? — улыбнулась матрона.

— Красота может исчезнуть с возрастом, а обаяние — никогда, благородная Паулина!

— Прошло более десяти лет с тех пор, как мы виделись последний раз. Знаю, что ты занял место в сенате, довольно беспутно проведя молодость. Но о твоих проказах мы поговорим позже! Сейчас, к сожалению, нам нужно подумать о другом, — вздохнула Паулина, протягивая ему руку, чтобы он проводил ее к столу.

Почти сразу же к ним подошел человек. Приветливым его назвать было довольно трудно.

— Мой пасынок Плавций Секунд, — представила его Паулина.

Это, очевидно, и есть птицевод, решил Аврелий.

Слишком светлая кожа и крючковатый нос придавали второму сыну Гнея какой-то скорбный, сумрачный вид, и даже блекло-голубые глаза не сглаживали этого впечатления. Он похож на сарыча, может, поэтому предпочитает общество птиц, подумал патриций, скрыв улыбку, и решил, что доставит Секунду удовольствие, если спросит о его пернатых любимцах.

И попал в точку: тот обрадовался, так, во всяком случае, показалось Аврелию, увидевшему, как у сына Паулины приподнялись брови — самый яркий признак оживления на его унылом лице.

— А вот и Елена, вдова Аттика, — холодно проговорила Паулина.

Патриций сразу же оживился.

Женщина, шедшая по террасе, заполненной цветами, знала, что она красива: на лице — выражение исполненной достоинства скорби, движения продуманны и отработаны. Елена едва тронула руку гостя холодными, необыкновенно холеными пальцами с очень длинными ногтями. Ни один мускул на ее лице не дрогнул, чтобы волнение не нарушило гладкости алебастровой кожи.

— Я только на минуту, поскольку гостеприимство обязывает меня приветствовать нашего знаменитого гостя. Что до ужина, то я слишком измучена, чтобы прикасаться к еде, — сокрушенно заявила вдова, но сенатору показалось, что вид у нее отдохнувший и вполне довольный, как у человека, который только что неплохо подкрепился.

Продуманным жестом эта живая статуя провела рукой по своим волосам цвета меда. Она, несомненно, была натуральной блондинкой, решил патриций, окинув ее взглядом знатока: редко встречается такой цвет волос на сухих равнинах Юга. Прекрасная фигура Елены в белоснежной траурной тунике была под стать ее тонкому лицу.

— Знаю, как тебе тяжело, дорогая невестка, — произнесла Паулина кислым тоном, — но прошу тебя остаться из уважения к сенатору Стацию, который оказал нам честь своим посещением.

Просьба прозвучала как приказ, и красавице не оставалось ничего другого, как повиноваться.

— Моя дочь Невия, — сказала Елена рассеянно, пропуская вперед девушку лет шестнадцати с длинными каштановыми волосами, распущенными по плечам, — свидетельство невинности.

Девушка, нисколько не походившая на мать, серьезно посмотрела на патриция, и Аврелий прочел в ее глазах ум и волевой характер.

Наконец появился Гней Плавций, отец семейства. Старик, хоть и подавленный ужасным несчастьем, по-прежнему излучал могучую энергию, и его усталые глаза еще искрились той хитростью, что делала его столь опасным в деловом мире.

— Хотелось бы встретиться с тобой при других, менее печальных обстоятельствах, сенатор Стаций. К сожалению, ты приехал в тяжелое для Плавциев время. Но гостеприимство — наш священный долг, и я уверен, мой бедный сын почел бы за честь видеть тебя на своих поминках. Добро пожаловать в наше скромное прибежище.

Вместе с Гнеем Плавцием Публий Аврелий вышел на террасу и не смог скрыть искреннего удивления: она держалась на тонких алебастровых колоннах, таких тонких, что казалось, они не могли бы удержать и лист папируса, а между тем на ней раскинулся необычайной красоты висячий сад, в котором растения размещались чрезвычайно искусно.

— Понимаешь теперь, Стаций, почему я не скучаю по столице? Это все, что мне нужно, — жить здесь, в тишине и спокойствии, с женой и детьми, вдали от пыли, шума и суматохи столицы. Кстати, как дела с запретом движения в Риме? Мне говорили, что декрет Юлия Цезаря[26] больше не действует.

— Да, все жалуются на движение, но никто не хочет отказаться от удобной повозки… Так или иначе, запрету уже почти сто лет, и плохо ли, хорошо ли, но он действует. Подумать только, когда тот столь непопулярный закон вступил в силу, все ожидали, что его отменят через несколько дней! — заметил патриций, откидываясь на приятно подогретые подушки триклиния.[27]

На пороге появился мужчина с военной выправкой.

— Мой пасынок Луций Фабриций, командир рейнских легионов, — представил его хозяин дома.

Вот это действительно неожиданная встреча, удивился Аврелий, который и в самом деле никак не ожидал увидеть Луция в доме отчима. Ходили слухи, будто между отпрыском знатной семьи и семейством его матери сложились довольно напряженные отношения: знатный Луций Фабриций, выросший в тени отца, гордого патриция старого склада, недолюбливал деловых родственников, плебеев и провинциалов, не имевших за плечами никаких заслуг, кроме звонких монет.

Фабриций прошел вперед, сухо поздоровавшись, и на губах его появилась горькая, почти злая усмешка. Лицо его отличалось редкой для мужчины красотой, которая, однако, никак не умаляла его мужественности.

«Придется уделить побольше внимания женщинам, не то затмит меня этот грубый военный», — решил Аврелий, внимательно оценивая соперника: женщины всегда были неравнодушны к звону доспехов.

Плавций, в свою очередь, не слишком старались изобразить расположение ко вновь прибывшему: аристократическая спесь Фабриция, похоже, вызывала у рыботорговцев плохо скрываемое раздражение.

— Все, что едят за этим столом, добывается на моих землях! — гордо заявил старый Плавций, пока слуги подавали закуску.

Сняли крышку с огромного блюда в середине стола, и устрицы, мидии и ракушки, которыми оно оказалось заполнено, привели Помпонию в такой восторг, что все даже приумолкли на минуту.

— Ах, если бы все это видел мой Сервилий! — воскликнула она в восхищении, вспомнив о своем любящем поесть муже, который остался в Байях лечить в термах суставы.

— Устрицы выловлены несколько минут назад, сбрызните их вином, — посоветовал радушный хозяин и после должных возлияний в честь богов и краткой поминальной речи об усопшем положил начало застолью. — Хочешь посмотреть, как мы разводим устриц? — спросил Плавций сенатора, наблюдавшего, как прекрасная Елена осторожно брала раковину кончиками пальцев, словно боялась допустить какой-то недостаточно изящный жест.

— Так ли уж необходимо говорить о дарах моря? — грубо прервал его Луций.

— А почему нет? Очень даже увлекательная тема, — не без лукавства возразил Аврелий, не терпевший подобной аристократической спеси.

«И моя семья древнее твоей, поэтому ты не смеешь смотреть на меня свысока», — подумал он про себя.

— Нам следовало бы обсудить юридические вопросы, — подсказала Плаутилла.

— Как же ты спешишь стать патрицианкой, моя дорогая! — поддел ее Фабриций.

— Тебе тоже следовало бы жениться на богатой плебейке, Луций, чтобы решить свои денежные проблемы! — не осталась в долгу женщина.

— Деньги мне не нужны, — с презрением заявил военачальник. — На войне не носят изысканных одежд, не теряют времени в пустых беседах, не предаются праздности. Воюют, и все! И хороший командир ест то же, что и легионеры, как делал божественный Юлий…

— Однако после военной кампании Цезарь становился совсем другим, — вмешалась всеведущая Помпония. — К двадцати пяти годам он уже набрал десять миллиардов долга, и ему пришлось завоевать Галлию, чтобы их вернуть. Вы же знаете, что он подарил Сервилий жемчужину, стоившую шесть миллионов сестерциев, а божественной Клеопатре…

— Солдату нет нужды швырять деньги на подарки женщинам! — прервал ее Фабриций.

— Кстати, о подарках. Аврелий, ткань, которую ты мне прислал, великолепна, — продолжала Плаутилла с невольным коварством. — Она кажется разрисованной, только рисунок уж очень правильный.

— Такую технику придумали в Индии. Эта ткань с острова Тапробана,[28] там вырезают рисунок на дереве, пропитывают краской, а потом прессом прижимают к ткани.

— Надо же! — удивилась Плаутилла.

— Похоже, на Востоке этот способ применяют еще для того, чтобы печатать буквы и делать копии одного и того же списка.

— Вот глупость! Просто сказки для легковерных дураков. Никогда в жизни такого не увидишь, сенатор. Папирус раскрошился бы! И потом, как можно даже предположить, будто какому-то дикому, далекому народу известны приемы, неведомые римлянам! За пределами империи — одно только варварство! — заявил Фабриций в порыве патриотизма.

В это время двое слуг внесли огромную серебряную сковороду.

— Ну что ж, посмотрим, что нам предлагают! — воскликнул Гней, поднимая тяжелую расписную крышку.

Склонившись над сковородой, старик остолбенел. Рот у него открылся, а глаза остекленели от изумления.

— Кто посмел? — прохрипел он, задыхаясь от гнева.

В дымящейся сковороде лежала мурена, залитая красным соусом, походившим на кровь.

— Боги небесные… Аттик! — прошептала Плаутилла, смертельно побледнев и схватившись за живот.

— Выпороть немедленно кухонных рабов! — приказал Фабриций, поддерживая под руку перепуганного отчима. Тем временем подошел молодой слуга, крайне взволнованный.

— Хозяин, не смотри… — произнес он.

— Это ты виноват, бездельник! — прошипел Секунд, с ненавистью глядя на него. — Ты готовишь еду!

Старик остановил его жестом и поднялся из-за стола, отстраняя руку Фабриция.

— Кто посмеялся над отцом, переживающим траур? Отвечай, Сильвий, — еле слышно произнес он.

— Никто не смеялся над тобой, хозяин. Помнишь, ты сам приказал угостить гостей лучшей нашей продукцией? Мурену выловили вчера из маленького садка по твоему приказу, и всю ночь она лежала в рассоле из пряных трав и сливы. Рабы не получили никаких других указаний, потому и приготовили ее.

— Змея подколодная, ты нарочно сделал это… — процедил Фабриций сквозь зубы.

Но Гней уже несколько успокоился. Отерев пот со лба, он признал:

— Верно, я забыл предупредить…

— А почему же ты сам об этом не подумал, Сильвий? — ехидно поинтересовалась Плаутилла. — А еще говорят, ты очень умен…

— Слуга не думает, госпожа, он повинуется, — невозмутимо ответил юноша, глядя ей прямо в глаза.

Внимательному уху сенатора эти разговоры показались весьма и весьма многозначительными. Неужели Сильвий — любимчик хозяина, его молодой любовник? Гней Плавций славился в молодости как неисправимый женолюб… Но известное дело, вкусы могут меняться…

Юноша скромно удалился. Несмотря на произнесенные им слова, в его поведении не ощущалось и следа униженной услужливости. Публий Аврелий решил отправить секретаря на разведку. Уж очень необычные слуги в этом доме…

* * *

— Наконец-то ты удостоил меня чести, Кастор, все-таки пришел, — проворчал он спустя некоторое время, увидев своего неуловимого вольноотпущенника.

— Я подружился со слугами, — ответил грек, не вдаваясь в подробности.

— Узнал что-нибудь о хозяевах дома? — спросил сенатор, не сомневаясь, что александриец с пользой провел время.

— Старуху все боятся и уважают. Как ты знаешь, Плавций стал ее вторым мужем, после того как Тиберий заставил ее развестись с первым, полководцем Марком Фабрицием, отцом того прекрасного воина, с которым ты познакомился за ужином… Так вот Плавций оказал какую-то большую услугу императору, и брак с Паулиной помог ему подняться по социальной лестнице. Она волей-неволей повиновалась и, надо признать, вела себя как образцовая супруга.

— Да, это матрона старого склада, она всюду следовала за мужем, была с ним во всех военных походах, жила в лагерях вместе с солдатами, — вспомнил Аврелий.

— Как Агриппина, жена Германика.

— Да, Паулина очень любила Фабриция. И для обоих приказ императора развестись стал ужасным ударом.

— Он погиб спустя год после их развода, — уточнил Кастор. — Если не ошибаюсь, попал в засаду где-то в лесу…

— Только после этого Паулина смогла смириться, — закончил сенатор. — И все же не хотелось бы думать, что твое любопытство удовлетворилось лишь этим…

— Конечно, нет. Еще говорят, что Плаутилла с годами стала еще щедрее…

— Кто знает, сумеет ли Семпроний Приск обуздать ее?

— Покойный Аттик мало верил в это, тем более что при своей скупости он считал, что появление знатного зятя слишком плохо отразится на семейном бюджете. К тому же еще его вдова…

— Елена?

Вольноотпущенник принялся массировать Аврелию шею, чтобы господин расслабился: он старался заменить отсутствующую Нефер, дивной красоты египтянку, за которую Аврелий заплатил непомерные деньги.

— Эта женщина не очень-то нравится слугам, — продолжал Кастор, — держится как властительница, а ведь прежде, до того, как она оказалась в доме Плавциев, у нее не было ни сестерция: сомневаюсь, что она вышла замуж за скучного Аттика из-за неудержимой страсти!

— А теперь, когда он умер, она быстро найдет другого петуха, чтобы общипать его… А что слышно о мужчинах?

— Аттик — довольно тусклая личность, к тому же весьма прижимистый. Его волновали только деньги да новая жена. Он жид в постоянном страхе — боялся, что обнищает или Елена наставит ему рога.

— А Секунд?

Александриец изобразил испуг:

— Не произноси его имя, хозяин! Говорят, у него очень дурной глаз!

— И ты веришь в эти глупости? Самое большее, что тут можно подумать, — бедный Секунд принес неудачу старшему брату, — возразил Аврелий, вставая. — Так или иначе, ты хорошо поработал. Можешь теперь отправиться в соседнюю комнату: я сам разденусь и лягу спать.

— Ждешь гостью? — спросил грек с обычной бесцеремонностью.

— Мы только приехали сюда, и ты полагаешь, я уже успел соблазнить какую-нибудь девушку? Готов поспорить с любым, кто возьмется совершить такой подвиг всего за полдня.

— Я спросил, потому что хорошо знаю своего хозяина. Пусть боги благословят тебя этой ночью и берегут твой покой…

— То же самое желаю тебе. Смотри только, не храпи слишком громко, ведь твоя кровать — за стеной.

— О, не беспокойся, хозяин. Я не буду там спать.

— А где же в таком случае?

— У горничной Елены. Чудесная девушка, и у меня было целых полдня, чтобы завоевать ее. — Кастор торжествующе улыбнулся и тут же исчез во мраке коридора, так что Аврелий даже не успел возмутиться его дерзостью.

2

Пятый день перед ноябрьскими календами

На рассвете патриций вышел в перистиль и в одиночестве отправился гулять по парку. Мысли его занимала прекрасная Елена.

Женщина, хоть и не выказывала бесконечного отчаяния, все же, похоже, была огорчена потерей мужа: возможно, она сожалела не столько о бесцветном супруге, сколько о том, что раннее вдовство не позволит ей, в качестве опекунши малолетнего наследника, завладеть состоянием Плавциев. Так или иначе, за весь вечер на щеках ее не появилось ни слезинки. Слезы, известное дело, портят краску на глазах. «Возможно, она и хороша, но мне не нравится», — решил Аврелий, при этом в душу его закралось сомнение — а не обманывает ли он сам себя?

Он миновал крытую галерею, ведущую к башенке, и направился на берег озера.

Подойдя к садкам, сенатор тут же забыл о Елене. Теперь его занимало другое: как же это Аттик соскользнул в садок? Аврелий решил внимательно осмотреть место, где произошло несчастье.

Тут находилось пять прямоугольных садков, не считая тех, что выгорожены в озере. Веками римляне, любящие вкусно поесть, разводили мидий, устриц и другие деликатесы, чтобы всегда иметь их наготове свежими и в избытке. Дед Гнея, родившийся рабом, с большими, вечно пахнущими рыбой руками, сгубил себя на этой неблагодарной работе. Однако теперь, через два поколения, Аврелий видел плоды его трудов — чудесный уголок у входа в царство Аида.

Сенатор подошел к круглому садку, где встретил смерть первенец Плавциев, и наклонился, осматривая края. Четыре каменных мостика вели к платформе в центре садка, где по большим праздникам накрывали стол — так гости могли наблюдать, живыми и резвыми, тех самых рыб, которых подавали им уже жареными.

Пока патриций изучал все это, несколько рабов с большими корзинами проследовали за крепким мужчиной, властно отдававшим распоряжения. Очевидно, откушенной руки Аттика оказалось недостаточно, чтобы умерить аппетит изголодавшихся мурен: под бдительным взором надсмотрщика слуги целыми ведрами бросали втемную воду извивающихся рыб.

Одна из них, пятнистая, с острыми зубами, неожиданно поднялась над водой. Серебристый всплеск — и мурена мгновенно бросилась на нее, разорвала в клочья и проглотила в один миг. Длинный плавник ее мелькнул, покрыв воду рябью, и снова исчез.

— Великолепные создания! — не без гордости произнес человек.

— Ты рыбовод? — спросил Аврелий.

— Меня зовут Деметрий, я отвечаю за садки. К твоим услугам, господин! — представился он. — Случилась такая большая беда!

— Да, несчастный Аттик, так плохо кончил… Никому не пожелал бы подобной смерти, даже самому непримиримому врагу.

— И что самое ужасное, мои бедные мурены могут заболеть! — весьма озабоченно воскликнул человек. — Вопреки общему мнению, человеческая плоть не приносит муренам никакой пользы. Уж поверь мне, сенатор, я занимаюсь этим ремеслом всю жизнь. Чтобы оставаться здоровыми, им нужна хорошая морская рыба. А может, Аттик болел чем-нибудь и мои малышки заразились!

— Как, разве их всех не убьют после того, что они сотворили? — поразился Аврелий.

— Это невозможно. Тут же целое состояние! В этом садке. Прости меня, благородный господин, но, если бы какого-нибудь твоего родственника задушили золотым ожерельем, ты выбросил бы его? Нет, конечно. Самое большее — постарался бы продать!

— Конечно, досадно, что мурены ели такую непригодную для них пищу! — согласился патриций, потрясенный простодушием этого человека, граничащим с бесчувственностью.

Деметрий согласился с ним, не уловив и тени иронии.

— Им следовало держаться подальше от садков, этим господам с их кожаными сандалиями! Посмотри сам, как здесь скользко на краю, да еще и небольшой уклон…

И в самом деле, каменный бордюр, опоясывавший садок, возвышался над водой не больше чем на пядь, и его покрывала грязь, коричневая и липкая.

— Тут легко соскользнуть… Наверное, часто случается, что кто-нибудь из рабов падает здесь в воду? — поинтересовался сенатор.

Деметрий в недоумении почесал затылок.

— По правде говоря, такого не припомню. Здесь достаточно быть просто внимательным. И потом, зачем наклоняться? Рыбы прекрасно видны и отсюда.

— А почему вы не держите их в садке в озере? — спросил Аврелий.

— Ты забываешь, сенатор, что это Авернское озеро и его вода смертельна! Сернистые газы убивают даже морских петухов и золотых рыбок. Во времена греков здесь вообще никакая рыба не водилась. Посмотри вокруг — видишь, над водой не летают птицы?

Публий Аврелий кивнул: Аверн происходит от греческого a-ornon — «без птиц», подумал он и вспомнил стихи Лукреция:

И не успеет туда на крыльях птица примчаться,

Как цепенеет тотчас и, невидимым схвачена ядом,

Сразу же падает вниз, куда тянут ее испаренья.[29]

Действительно, зловонные испарения веками мешали пернатым, которых так много на всех водоемах, опускаться и гнездиться на берегах этого озера. Ядовитые испарения, поднимавшиеся повсюду с земли, густая растительность на склонах ущелья, странный запах, ощущавшийся в воздухе, породили легенду о входе в Аид.

Аверн, безжизненное озеро греков, родина подземных химер, царство мертвых, куда сошли набожный Эней и хитрый Одиссей, священное место, где пророчествовали древние сивиллы, теперь мстило приземленным римлянам, которые с практичностью, ставшей одной из отличительных черт их цивилизации, задумали устроить на его берегах судостроительные мастерские и лечебницы.

Аврелий отвлекся от своих мыслей и вернулся к Аттику.

— И поэтому вы соорудили садки на суше…

— Да, — подтвердил Деметрий. — Одним рыбам нужна соленая вода, другим — пресная. В два из этих садков вода подается из водопроводных цистерн, — продолжал он рассказывать, обрадовавшись, что нашел слушателя. — И она никогда не застаивается, потому что тут работает отличная система водообмена!

— Аттик часто приходил сюда? — прервал его Аврелий, опасаясь, что придется подробно ознакомиться с уникальной гидравлической системой.

— Никогда, это-то и странно! Он только и умел, что деньги считать, этот Аттик… Гней — вот тот действительно знает дело. Двадцать лет назад Гней, обосновавшись здесь после второй женитьбы, обновил все оборудование. Но в последнее время он занимается только домом, и теперь его жилище почти как у тех, кто живет в городе.

— А Паулина?

— Ее все это не интересует. Она хорошая хозяйка, хотя и очень строгая. Когда какой-нибудь крестьянин заболевает, она лечит его травами и старается поставить на ноги, а не спешит продать, как поступают многие… Однако она всех держит в узде, и не только рабов. Ты бы видел их, молодых Плавциев, как они слушаются ее, хотя и стали уже взрослыми людьми! Она заботилась о всех четверых и о собственном сыне, который стал военным.

— Вижу, тебе известно все на свете. Давно работаешь у Плавциев?

— Я местный, тут родился.

— Раб?

— Моя мать была рабыней. И ее мать, и мать ее матери. Отцы… — Деметрий покачал головой. — Только боги ведают, кто отец раба. Женщины-рабыни принадлежат всем, и ты, конечно, слышал поговорку: «Не стыдно делать то, что приказывает хозяин». Из всей моей семьи я первый стал вольноотпущенником, когда хозяин велел мне заняться муренами. У нас ведь тут не как в Риме. Хозяева редко приезжают на свои земли и даже понятия не имеют, сколько у них людей. Я ездил в Капую и знаю, как обстоит дело в городе. Покупается раб, хозяин проникается к нему симпатией, расположением и сразу же дает ему свободу. Здесь, в селе, наоборот: раб остается рабом на всю жизнь, и его дети тоже.

— Конечно, здесь у раба мало возможностей возвыситься, — заметил Аврелий, думая о могущественных вольноотпущенниках Клавдия, которые держали в своих руках все управление империей.

— Мне повезло, что я освоил это ремесло. Мне всегда нравились рыбы!

— Мне тоже, — бесстыдно солгал Аврелий, уже едва не задыхаясь от вони.

— Хочешь посмотреть склады? — предложил Деметрий.

— В другой раз, пожалуй, — отказался сенатор, поспешно удаляясь, чтобы вдохнуть свежего воздуха в огороде, где росли ароматические травы.

3

Третий день перед ноябрьскими календами

Два дня спустя Аврелий, которого угнетала напряжённая атмосфера, воцарившаяся в доме, прогуливался по лавровой рощице и вдоль канала.

Странно, что Аттик отправился к садку среди ночи, и еще более странно, что упал в него. И еще трудно поверить, что он не звал на помощь, вообще не издал ни звука и даже не пытался выбраться на берег: на краю садка, на жидкой грязи, покрытой водорослями, не нашлось никаких следов, говоривших об этом, а ведь любой человек, оказавшись в столь отчаянном положении, наверняка постарался бы выбраться из садка.

Размышляя над всем этим, патриций не заметил, как изменился пейзаж, и вдруг, отодвинув ветку, с удивлением обнаружил обширное болото со множеством птиц, а в центре болота — небольшой островок с просторным вольером. Как зачарованный любовался он удивительным зрелищем: журавли, аисты, цапли и фламинго спокойно прогуливались в этом тихом птичьем заповеднике. Павлин, привыкший к присутствию человека, равнодушно прошествовал мимо Аврелия.

— Благородный Стаций!

Серебристый голосок донесся из павильона на островке. Пройдя несколько шагов по мостику, сенатор увидел Невию, дочь Елены от первого брака.

— Что ты тут делаешь? Ведь, кажется, ты осталась с мамой?

— Нет, не могу больше оплакивать отчима. Здесь мое убежище. Я часто прихожу сюда, когда слуги не следят за мной. По правде говоря, мне нравится тут, на этой вилле, и не хочется возвращаться в Неаполь, — угрюмо добавила девочка.

— А зачем тебе возвращаться туда? Твоя мать Елена, вдова Аттика, вправе жить здесь, сколько захочет.

— Нет, мама не задержится ни на один день. В доме Плавциев ей ужасно скучно: никаких праздников, ни театра, ни подруг с их сплетнями…

— А ты что делаешь целыми днями? На вилле нет твоих сверстников…

— Зато есть Сильвий. Разумеется, он всего лишь вольноотпущенник… Но я вряд ли нравлюсь ему, я же не такая красивая, как моя мама!

— Елена действительно необыкновенно хороша, — согласился Аврелий, без особой уверенности, однако. — Хотя что-то в ней не очень-то мне по душе.

— Ты в самом деле так считаешь? — засмеялась Невия, пожалуй даже слишком обрадовавшись его словам. — И все же нет на свете мужчины, которому бы не нравилась мама!

— Нет, есть, — шутливо возразил сенатор. — Хочешь знать, как его зовут? Публий Аврелий Стаций.

— Тише! Услышит — возненавидит! Правда, она скоро уедет. — Невия пожала плечами. — Ей нужно найти нового мужа.

— А что говорят о первом? О твоем отце, я хочу сказать.

— Папа живет в Неаполе, но он не из тех, кто может сделать маму счастливой. Он веселый, щедрый, но и большой сумасброд, с причудами, все время носится с какими-то странными планами… — не без сожаления ответила Невия. — Он очень огорчился, когда я уехала сюда. С другой стороны, у него ни сестерция, и он совершенно не в состоянии содержать меня. «Хочу, чтобы у тебя было все, что только пожелаешь, но сам я ничего не могу тебе предложить, Невия, — сказал он. — Поезжай к Плавциям, на их сказочную виллу. Уверен, там какой-нибудь знатный и богатый человек захочет взять тебя в жены!» Кстати, благородный Стаций, ты ведь настоящий аристократ: теперь понимаю, почему бедная Терция попалась в твои сети!

— А ты откуда об этом знаешь, маленькая любительница совать нос в чужие дела?

Неожиданно он увидел эту девочку совсем в ином свете. Она изъяснялась как взрослая женщина, хотя и оставалась еще ребенком. Окружающие всегда свободно разговаривали в ее присутствии, не стесняясь и не обращая на нее никакого внимания, а она молча слушала их и постепенно стала многое понимать.

— Все женщины в этой семье неравнодушны к тебе, даже Паулина! — сказала Невия, и Аврелий заулыбался: слова девочки льстили его самолюбию больше, чем он готов был признаться.

— Сколько тебе лет?

— Почти шестнадцать, — ответила она, лукаво взглянув на него.

Тут легким покашливанием оповестил о своем присутствии Кастор.

— Хозяин… Жаль прерывать вашу беседу, но Гней Плавций хотел бы видеть тебя в библиотеке, — сообщил он, подчеркнуто вежливо поклонившись Невии и окинув ее оценивающим взглядом.

— Иду, — сказал сенатор, прощаясь с Невией. — И ты тоже, идем! — приказал он вольноотпущеннику, заметив интерес, с каким тот разглядывал девушку.

— Конечно, конечно… — с легкой улыбкой проговорил александриец, следуя за Аврелием.

— Кстати, Кастор, ты мне нужен, я тебя искал. Найди-ка мне сандалии, которые были на Аттике в ту ночь, когда он утонул.

— Их, наверное, уже подарили какому-нибудь рабу, — ответил секретарь, надеясь избавиться от поручения.

— Тебе нетрудно будет добыть их. Принеси как можно быстрее. Хочу посмотреть подошву.

— А в чем дело, хозяин? Думаешь, в этой смерти что-то неясно? Все говорят о несчастье.

— Наверное, потому, что нередко вместо того, чтобы взывать о мести, куда удобнее посыпать голову пеплом, — цинично заметил патриций, направляясь к вилле.

* * *

Комната, где находилась библиотека с большим столом для чтения, завершалась большой полукруглой верандой, выходившей в парк. Публий Аврелий расположился перед Гнеем на стуле черного дерева с высокой спинкой.

— Смерть моего старшего сына — тяжелый удар для меня, сенатор Стаций. Особенно такая…

— Он ведь был твоей правой рукой, да?

Старик хмуро согласился:

— Аттик умел тщательно и со знанием дела считать мои Доходы. Спокойный человек, без странностей. Не знаю, как нам жить без него. В нашей семье только Терция еще немного разбирается в делах, и тем не менее оставить ей состояние все равно что разложить его по карманам всех ее будущих мужей. Знатный Приск женится на ней только из-за денег, это все знают, но я ничего не могу поделать: она спит и видит как появится в высшем свете! Я же, напротив, хочу иметь наследника, который носил бы мое имя и продолжал мое дело, соблюдая семейные традиции. Аттик как нельзя лучше подходил для этого. Уравновешенный, ответственный, за всю свою жизнь он совершил только один безумный поступок — женился на Елене. Но он трудился денно и нощно и молча сносил эту гарпию, свою первую жену. Если ему так уж нужна эта женщина, подумал я, пусть будет счастлив! Поэтому я договорился о ее разводе с Невием, сильно облегчив свой кошелек, лишь бы отделаться от моей невестки Присциллы. И не жалею. Во всяком случае, хотя бы последние месяцы своей жизни бедный Аттик был счастлив. Я ведь тоже, когда увидел Паулину, решил, что должен получить ее во что бы то ни стало, хотя она и знатного рода, не как я, и к тому же была замужем. Я не ошибся. Как видишь, уже два десятилетия мы живем с ней в полном согласии!

Аврелий понимающе кивнул.

— Но перейдем к делу, — продолжал Гней Плавций. — Мне нужно написать завещание, по которому за вычетом приданого Плаутиллы Терции все мое состояние переходило бы Секунду. Надеюсь, что он по рассеянности не растратит его! Получив свою долю, моя дочь, а также ее будущий муж не смогут претендовать больше ни на что. А потому, хочется верить, эта несчастная постарается продержаться в новом браке подольше, чем во всех остальных!

Аврелий засомневался, но из уважения к старому Плавцию предпочел оставить свое мнение при себе.

— Вот перечень завещанного имущества, — продолжал Гней. — Двести тысяч сестерциев моему пасынку Луцию Фабрицию, десять тысяч вольноотпущеннику Деметрию. — Патриций стал записывать деревянной палочкой на восковой дощечке. — И полмиллиона вольноотпущеннику Сильвию, которого назначаю управляющим имением.

Аврелий в изумлении поднял брови. Выходит, юноша, которого он видел на днях, действительно любовник Гнея? Как иначе объяснить такой дар слуге, которому нет еще и двадцати?

Воздержавшись от замечаний, сенатор записал волю старика, но, как только вышел из библиотеки, вновь отправился на поиски Кастора.

Он нашел его в комнате, смежной с апартаментами Елены, где тот с удовольствием помогал горничной надеть лучшую тунику хозяйки.

— Кастор, мне нужно все знать о Сильвии! — решительно приказал он. — И поспеши. Эта девушка и без тебя сумеет одеться.

— Прощай, Ксения, долг зовет меня! — театральным жестом простился с ней александриец, а Аврелий тем временем поспешил в спальню к всеведущей Помпонии.

Матрона сидела к нему спиной в просторном кресле, способном вместить ее внушительные формы. Вокруг хлопотали две или три служанки, колдовавшие над ее непокорным локоном, который ни за что не хотел им подчиниться.

— Помпония, дорогая… Боги Олимпа, что с тобой? — испугался патриций, когда женщина обернулась и он увидел ее лицо, покрытое какой-то липкой зеленой кашицей, капавшей на одежду, и услышал несколько измененный, но все-таки узнаваемый голос подруги.

— Это одна из масок красоты, которую изобрела Плаутилла. Аврелий, дорогой, она делает кожу бархатистой! В нее входят зеленая глина, мята, мед и выжимка из желез куницы. Просто чудо!

— Артемида… — прошептал сенатор.

— Тебе не следует это видеть. Лучше бы ты ушел. Мужчины должны только радоваться результату! — объяснил Помпония.

Аврелий поморщился: судя по резкому запаху гнилой рыбы, который витал в спальне, заполненной пузырькам и баночками, Плаутилла Терция, должно быть, скрыла от подруги кое-какие ингредиенты таинственной смеси.

— Думаешь продавать это как афродизиак? — в растерянности поинтересовался патриций.

— Конечно. Как жаль, что нет Сервилия, он так порадовался бы необыкновенному действию этой мази!

Аврелий поблагодарил добрых богов за то, что они избавили его друга — впечатлительного супруга матроны — от столь сурового испытания, и подошел к Помпонии, терзавшей служанку:

— Вот, вот этот завиток! Волосы должны походить на морские волны в бурю!

Со смирением, свойственным человеку, у которого за плечами поколения предков-рабов, бедняжка принялась заново укладывать непокорную прядь.

— Помпония, — заговорил Аврелий, — мне необходима твоя помощь — только ты способна раздобыть сведения об этой семье.

— Что, у тебя появились какие-то подозрения, заставляющие заняться расследованием, помимо вполне законного и нормального интереса к чужим делам? — спросила матрона.

— Только одно соображение…

— Какое же? — заинтересовалась Помпония.

Жестом она отослала служанок. Бросив благодарный взгляд на своего спасителя, они ушли.

— Что, если Аттик не сам упал? Что, если его кто-то столкнул… — заговорил сенатор.

Помпония резко подскочила, и добрая часть ее маски, этой гнусной, еще не затвердевшей зеленой жижи, неожиданно отлепилась от лица и шлепнулась на белоснежную тунику Аврелия — прямо на вышивку, над которой несколько месяцев неустанно трудились умелые руки мастериц.

— Ох, извини…

— Ничего, пойду почищу.

— Бесполезно. Не смывается, — с грустью сказала Помпония.

Патриций поспешил к себе в комнату переодеться. Неуловимый Кастор на этот раз оказался недалеко: из соседней спальни доносились недвусмысленные вздохи и стоны Ксении.

Раздосадованный, Аврелий уже готов был вмешаться, как вдруг заметил на полу сандалии, к сожалению уже тщательно вычищенные.

В таких трудно поскользнуться, заключил он, потрогав подошву с насечкой. И так обрадовался подтверждению своего подозрения, что решил оставить секретаря в покое.

4

Накануне ноябрьских календ

Стоя посреди перистиля в своей парадной тоге, Публий Аврелий ожидал, когда Гней начнет похоронную церемонию. Он полагал, все будет проходить просто и скромно, поскольку Плавций — плебей и никто из них никогда не занимал каких-либо общественных должностей. Аврелий совсем не ожидал, что гордившийся своим происхождением старик, женившийся на патрицианке, поместит на алтарь ларов[30] изображения знатных родственников жены и захочет торжественно пронести их в похоронной процессии старшего сына.

Число плакальщиц, созванных на похороны, тоже показалось сенатору чрезмерным: целая толпа старух, в траурных одеждах, с какими-то особенно визгливыми голосами, собралась со всей округи, некоторые прибыли даже из Кум. Понятное дело, женщин привлекло хорошее вознаграждение, которое хозяин дома предложил за их скорбную услугу.

С высоты четырехсотлетней истории своих предков — консулов и сенаторов — Аврелий находил такую претенциозность довольно смешной и все же, зная, какое значение придавал Гней его присутствию, не стал отказываться от участия в похоронах.

Ожидая начала церемонии, он рассматривал работу искусного Палласа, коротышки художника, горбуна, которого еще раньше заметил на лесах. Аврелий уже давно наблюдал за ним. Тот набросал эскизы фрески, перенес их на штукатурку и удалил сажу. Художник собирался теперь пройтись кистью по этому первому эскизу, а затем снова нанести известь. Интересно, подумал Аврелий, подходя ближе, как сработала бы здесь косметическая маска Помпонии.

— Потом, потом, а то у меня раствор высохнет! — отогнал его человек, ростом чуть больше локтя, с уродливым горбом.

Ужасная беда, решил сенатор, к счастью, бедняга наделен талантом живописца. И в самом деле, его творения выглядели очень смело и необычно: не какие-то мифологические сцены, не широкие, воздушные перспективы, а лишь небольшие квадраты, соединенные друг с другом декоративными фризами, подобно деталям одной большой мозаики.

Кисть его работала в этот момент над едва намеченным эскизом химеры. Вблизи сложно было понять, что это, но шагов с десяти фреска представала во всей своей потрясающей красоте.

Закончив рисовать чудовище, Паллас набросал прелестную театральную маску. Вокруг неё без всякой видимой связи друг с другом теснились удивительные необычные изображения: какая-то экзотическая птица с пышным хохолком, обнаженный амурчик, играющий на свирели, крылатый Икар, падающий в воду…

— Кто научил тебя этой технике? — спросил патриций в восхищении.

Калека коротышка тем временем, закончив последние картинки, спустился с лесов, отирая лоб грязным рукавом.

— Я учился у некоего Фабулла.[31] Хороший художник, отличная рука. Одно время мы работали вместе.

— Это какая-то совсем новая манера, — заметил сенатор.

— Нравится? Обычно клиенты остаются недовольны. Я рисую первое, что приходит в голову, и никогда не знаю, чем закончу. Люблю воображать несуществующие вещи, нелепые, странные. Может, потому, что сам я тоже шутка природы, — засмеялся он.

— Скоро начнутся работы на моей вилле на Питекузе. Не хочешь поработать у меня? — предложил Аврелий.

Маленький человечек гордо выпрямился во весь свой небольшой рост:

— Предупреждаю, что стою дорого и хочу, чтобы со мной хорошо обходились: отдельная комната и рабыня в полное мое распоряжение. А лучше две.

— Две? — удивился патриций. — Не слишком ли много?

— Ну, я хоть и горбун, однако у меня тоже есть свои потребности. Как бы там ни было, одна рабыня — для начала.

— Получишь комнату и отличную кухню, — пообещал Аврелий, забавляясь его наглостью.

— А женщину? Без женщины не работаю, мне не хватает вдохновения!

— Конечно, конечно, — заверил патриций, соображая, кого из своих рабынь отдать в жертву искусству.

— Здесь мне дали какую-то дряхлую повариху. Такому художнику, как я, представляешь! И у нее к тому же воняет изо рта!

Аврелий вздохнул, смирившись с требованиями коротышки художника: придется отдать ему служанку — любую, которая согласится заботиться о нем.

Тут появилась Помпония в безупречной траурной тунике и жестом дала понять, что похороны вот-вот начнутся.

Сенатор поспешил присоединиться к ней.

— И прошу тебя: чтобы в теле была девушка! — крикнул ему вслед карлик.

Помпония в изумлении оглянулась на него, а патриций с трудом сдержал смех.

* * *

— Заходи, Аврелий, — пригласила его Паулина с мрачным видом. — Я одна, муж закрылся в библиотеке. Не знаю, как он выдержал все эти похоронные обряды. Пользуясь случаем, покажу тебе одну вещь, которая меня немного беспокоит.

Паулина подошла к шкафу, достала серебряную шкатулочку, извлекла из нее странной формы подвеску и протянула Аврелию.

Сенатор повертел ее в руках, внимательно разглядывая. Очень красивая камея из кровавой яшмы с резным изображением на фоне голубого халцедона — наверное, какая-то богиня… Афина Паллада, возможно. Чудесная миниатюра редкостной красоты. Голову богини, тщательно прочерченную во всех деталях, венчала диадема из того же голубого камня, что и фон.

— Очень редкая работа, — заметил Аврелий, как знаток.

— Это из драгоценностей Аппианы, первой жены Плавция, — пояснила Паулина. — Она была простой по рождению женщиной и очень любила украшения, возможно, потому что не имела их в молодости. Смотри… — продолжала она, доставая другие предметы из маленькой сокровищницы: браслеты из золота и оникса, подвески из янтаря и хризопраза, пряжки из малахита и лазурита.

Никаких изумрудов или рубинов, отметил патриций, но только твердые камни, на которых искусно вырезаны портреты, цветы и мифологические животные. Странный вкус, почти варварский, хотя вещи явно сделаны настоящими мастерами.

Аврелий взял изящное коралловое кольцо, изображавшее соединенные в рукопожатии ладони, и залюбовался им.

— Красиво, правда? — спросила Паулина. — Такие вещи были в моде во времена Аппианы. Тут должна быть еще одна вещица, в этом ларце, из розовой раковины. Кто знает, куда она подевалась… — И она поискала ее среди других драгоценностей. — Обрати внимание на эту камею, прошу тебя.

— Что же в ней особенного? — поинтересовался сенатор.

Не говоря ни слова, матрона слегка надавила указательным пальцем на голубую подвеску. Драгоценность, казавшаяся абсолютно целой, вдруг распалась на две тонкие пластинки с небольшими выемками.

— Это футлярчик, — нисколько не удивился Аврелий. Женщины часто использовали такие, чтобы хранить на память о былых страстях письма, стихи, прядь волос… И действительно, в углублении между пластинками лежал сложенный вдвое тонкий листик папируса.

Патриций осторожно достал его и развернул. Крохотными буковками на нем были написаны строки на греческом языке:

Сохнут ветви деревьев,

посаженных в саду.

Рыбы, птицы и насекомые

Заставят гнить их плоды.

Но смоковница в огороде,

оплодотворенная той же пыльцой,

той же политая влагой,

весь дом питает своими плодами.

— Это не стихи — тут не выдержан размер. Это скорее похоже на какое-то предсказание или пророчество, — заметил Аврелий.

— Аппиана была суеверна. Верила во всякого рода предсказания, часто обращалась к гадалкам, нередко отправлялась за советом к кумской сивилле. В пещеру прорицательницы легко попасть отсюда через Кокцееву галерею, — объяснила матрона.

И в самом деле, вспомнил сенатор, во время последней гражданской войны Агриппа велела построить туннель, проходящий гору насквозь. По этому туннелю доставляли лес для судоверфей на Авернском озере.

— И на Флегрейских полях по соседству множество священных гротов, где живут старые колдуньи. Говорят также, что тут жил таинственный народ киммерийцы, о которых рассказывает Гомер, — заметил Аврелий.

Паулина кивнула в знак согласия.

— Да, это место вполне подходит для самых мрачных легенд: греки утверждали, что именно тут расположен вход в Аид… — уточнила матрона.

— А Вергилий пишет, что отсюда отправился в загробный мир Эней. А ты когда узнала про этот папирус? — спросил сенатор, направляя разговор в нужное русло.

— Как только приехала сюда, восемнадцать лет назад. Показала тогда его Гнею, но муж не придал ему никакого значения. Теперь, однако, после того, что случилось…

Патриций посмотрел на нее, не понимая.

— Тебе понятно, что это означает? — с сомнением спросил он.

— Аттика нашли среди рыб, — прошептала матрона еле слышно.

— Рыбы, птицы, насекомые… все это очень туманно, Паулина. И потом, твой пасынок ведь утонул. Не понимаю: ты же разумная женщина, уж конечно, не суеверная. И я не думаю, что ты станешь опасаться какого-то пророчества. Или ты боишься чего-то другого?

— Чего мне бояться? — возразила женщина, избегая взгляда сенатора. Твердый голос все же не смог скрыть ее тревоги.

— Человека находят мертвым среди мурен. Никто не слышал, чтобы он звал на помощь; неизвестно, как и почему он там оказался. Вдобавок на нем были сандалии со специальной насечкой на подошве, чтобы не скользили, нет никаких следов того, что он хватался за край садка… Тебе не кажется, что всего этого достаточно, чтобы задуматься?

Паулина задумчиво помолчала.

— Твои слова не удивляют меня, Аврелий. Я стара, но еще не совсем глупа. И все же это немыслимо. — Она покачала головой.

— Почему? Может, Аттик кому-то сильно досадил…

— Нет, не думаю. Слишком безликий, чтобы кому-то мешать, — исключила матрона.

— Кому выгодна его смерть в таком случае?

— Вот в том-то все и дело, что никому от нее нет никакой пользы! Секунд получает наследство, но если бы ты знал его так же хорошо, как я, то понимал бы, что наследство отца мало интересует его, напротив, только создает сложности. Он мягкий, рассеянный, любит одиночество. У него нет никакого желания вести хозяйство и заниматься повседневными делами. И пока Аттик управлял имением, Секунд мог спокойно отдаваться своим пристрастиям, теперь же он вынужден взять на себя такую ответственность, а этого ему как раз совсем не хочется.

— А вдова в таком случае…

Паулина молча обдумывала вопрос.

— Елена мне нисколько не нравится, но я не могу допустить, чтобы это помешало мне трезво смотреть на вещи. Ей тоже Аттик был удобнее живой, во всяком случае, до тех пор, пока она не родила бы ему сына. И для нас было бы куда лучше, будь он жив, — и Плаутилле, и Фабрицию, и мне самой. Позвав тебя сюда, я надеялась, что ты развеешь мои сомнения, а ты только усиливаешь их! — сердито воскликнула она, но тут же смягчила тон: — Помоги, Аврелий, я одна. Гней беспомощен, хотя и кажется таким уверенным, и мне больше не на кого положиться. Я очень уважаю тебя, ты это знаешь, к тому же я хорошо знала твою мать.

— Возможно, лучше меня, — ответил Аврелий, нисколько не задетый упоминанием о его рассеянной родительнице. — Мне нечасто доводилось с ней видеться.

— Ты во многом похож на нее. Она была решительной женщиной и умела вызвать к себе неприязнь, когда хотела! — улыбнулась Паулина.

— Предполагаю, что ей часто этого хотелось, — отрезал сенатор, которому разговор о матери был явно не по душе.

Матрона покачала головой:

— Не будь таким строгим, Аврелий. Хоть ты и богат, жизнь у тебя нелегкая, но, думаешь, у меня лучше? Мой муж Марк Фабриций скончался через год после нашего развода. Я вышла за него замуж, когда мне исполнилось четырнадцать лет, а ему едва минуло семнадцать; мы знали друг друга с детства. Я родила ему четырех сыновей, из которых выжил только Луций. Мы жили вместе в военных лагерях, среди варваров, в пустынных краях на севере. Мы поклялись, что никогда не расстанемся, но Гней Плавций разлучил меня с ним при помощи Тиберия. Если бы он не сделал этого, я была бы рядом с Марком Фабрицием, когда он умирал в Германии. Я преданно служила Плавцию и все же до сих пор сожалею, что не была в том лесу вместе с Марком, когда варвары напали на его лагерь и убили моего первого мужа.

— А теперь?

— Вот уже двадцать лет я — жена Гнея. И в трудную, и в счастливую минуту мы, как добрые супруги, вместе. Поэтому мой долг защищать его.

— От кого? — шепотом спросил Аврелий.

Матрона наклонила голову и промолчала.

На пороге патриций остановился и, обернувшись, спросил:

— Какой была на самом деле моя мать?

— Хочешь услышать правду или сладкую ложь?

Аврелий молчал.

— Она была ужасной эгоисткой. Не жалей о ней, — быстро произнесла матрона, закрывая дверь.

5

Ноябрьские календы

— Изумительно! — искренно восхитился Аврелий, любуясь птицами в вольере. Секунд в душе ликовал, хотя на лице отражалось лишь печальное удовлетворение, в то время как патриций пытался — довольно безуспешно — представить его себе безжалостным братоубийцей.

— И это не все, Стаций, — заметил Секунд с плохо скрываемой гордостью. — В саду множество дятлов и хищных ночных птиц, которых я сам туда поместил, чтобы жили на свободе. По ночам слышны крики филинов, неясытей, по утрам — жаворонков, египетских ласточек… — подробно перечислял страстный любитель птиц.

«Я затронул верную струну», — порадовался Аврелий про себя.

— Ты ведь не суеверен? — спросил он Секунда, который с особой любовью оглядывал двух сов.

Римляне считали их вестниками беды и верили, будто их мрачный крик предвещает неминуемую беду.

— Нет, нисколько! Животные не бывают злыми. Они убивают, только когда голодны, это закон природы. Люди, напротив, убивают себе подобных по причинам куда менее важным. Спорю, например, что за один только день войны Фабриций убивал больше, чем моя пустельга за всю свою жизнь! — убежденно заявил он, и на лице его невольно возникло такое же грозное выражение, как у его сокола.

Оттого что он живет среди этих птиц, подумал Аврелий, у него даже черты лица изменились, и теперь он выглядит именно так, как в народе представляют человека, наводящего сглаз. Неудивительно, что печальный и нелюдимый отпрыск Гнея Плавция снискал такую мрачную славу.

— Пойдем! — предложил Секунд и открыл дверь в большой вольер. — Здесь у меня редкостные птицы, которые нуждаются в особом уходе… Ах, осторожно, тут сломанная ступенька, можешь упасть! — предупредил он в тот самый момент, когда сенатор потерял равновесие и, оступившись, упал прямо в птичий корм.

Похоже, Кастор прав, говоря, что этот Секунд способен на все, подумал Аврелий, поднявшись и окончательно распростившись со своей парадной туникой, выпачканной в перьях и помете. Но все же, как убежденный последователь Эпикура, патриций сердито отбросил эту нелепую мысль, однако из осторожности решил несколько замедлить шаги.

— Не ударился? — обеспокоился Секунд.

— Нет, ничего страшного, — заверил сенатор, держась на должном расстоянии.

Только он поднялся, какая-то странная птица, серая в белых пятнах, опустилась ему на плечо.

— Остооо… остороооож… — произнесло пернатое создание.

— Какая забавная! — заметил Аврелий, указывая на загнутый клюв птицы, которая изящно склонила голову набок и с любопытством разглядывала вновь пришедшего.

— Она называется psittacus[32] и живет в диких равнинах Африки. Похоже, у императрицы Ливии была такая птица, и она велела изобразить ее на фреске в своем доме. Император Август становился очень щедрым, когда его приветствовали эти странные пернатые, прекрасно умеющие воспроизводить человеческую речь.

— Осторооож… остооо… — Птица снова издала гортанные звуки.

— Что она хочет сказать?

— Осторожно, собака. Я дрессирую ее, чтобы она встречала гостей у входа.

— Там, где мозаика? Но вроде бы есть сторожевая собака?

— Есть. Только очень старая и почти слепая. На самом деле виллу охраняют немые собаки, которых мы привязываем на ночь к каменной ограде. Я между тем не люблю собак — слишком уж они похожи на своих хозяев. Посмотри лучше сюда! — обрадовался он, указывая на целую стаю шумных птичек. — Они с островов, что на озере в Мавритании, и поют божественно. Я вывел несколько пар красивого ярко-желтого цвета, они необыкновенно плодовиты.

— Зная все про птиц, ты, наверное, мастер и готовить из них разные блюда, — невольно предположил Аврелий, намереваясь польстить страстному птицеводу. И тут же понял, что допустил грубейшую ошибку. Лицо собеседника превратилось в маску глубокой враждебности, словно патриций посоветовал ему поджарить на сковороде новорожденного ребенка.

— Конечно, в пищу вы используете других птиц! — с опозданием постарался исправить положение сенатор.

— Курятники находятся там, где живут рабы, — холодно ответил Секунд и смерил его тем же презрительным взглядом, с каким человек безупречной честности, несправедливо осужденный на смерть, посмотрел бы на своего палача. — На столе у нас есть все, что только можно пожелать, и леса вокруг полны дичи, оленей и кабанов в том числе… Для болванов, которые любят охотиться, разумеется.

На этот раз Аврелий быстро сообразил, что от его ответа будут зависеть дальнейшие отношения с этим странным человеком.

— Охотиться? О нет! Если есть какое-то занятие, которое я ненавижу всем сердцем, так это именно охота! — заявил он на этот раз вполне искренно. Потом для большей уверенности добавил малоприятные суждения об охотниках и птицеловах. Несколько успокоившись, Плавций Секунд как будто вернул ему свое расположение.

— Вполне логично, что в соответствии со своими убеждениями я избегаю, насколько возможно, есть мясо, — заявил сын Гнея.

— Конечно, — согласился сенатор, гораздо менее искренно, чем раньше. — Было бы ужасно выводить таких красивых птиц, чтобы потом их есть! — добавил он, невольно вспомнив сочное жаркое из фламинго, которое его искусный повар Гортензий подавал с луком-пореем и кориандром.

В то же время он безуспешно пытался освободиться от докучливой цапли — птица изо всех сил старалась своим острым клювом оторвать ремешок от его сандалии.

— Не надо, Катилина,[33] не надо, — упрекнул Секунд голенастую птицу, с которой явно находился в самых дружеских отношениях.

— Катилина? — изумился Аврелий.

— Имя, как и многие другие, — подтвердил Секунд, и патриций благоразумно воздержался от вопроса, как зовут аиста.

— Значит, никто из вас не охотится…

— Фабриций, разумеется! — зло ответил младший сын Плавциев. — Наш отважный вояка. Пока не убьет кого-нибудь, не успокоится! Суровые воины империи должны пользоваться любым случаем, чтобы продемонстрировать свое мужество! Но если бы он ограничивался только дичью… — зло прошипел он.

Наконец-то подошли к главному, вздохнул Аврелий. Долгий разговор, хоть и помог восполнить его пробелы в познаниях, до сих пор не дал ему ничего важного.

Незаметно легким ударом сенатор избавился от цапли, которая, разорвав в клочья шнурок, пыталась завладеть луночкой, и теперь готов был выслушать все, что думает Секунд о сводном брате.

— Фабриций, когда гостит у нас, живет вон в той башенке. Чтобы не слишком сближаться с плебеями, — объяснил он кислым тоном, указывая на строение, возвышавшееся среди деревьев в конце длинной крытой галереи. — Еще некоторое время тому назад он редко приезжал сюда и ненадолго… что, по правде говоря, не слишком огорчало нас. Но с тех пор, как Аттик поменял жену, наша деревенская глушь больше не вызывает у него неприязни.

— Может, ты хочешь сказать… — подсказал ему Аврелий, необычайно заинтригованный.

— Моя свояченица Елена не спала в своей комнате в ту ночь, когда умер Аттик! — вдруг выпалил Секунд, словно освобождаясь от какого-то груза. — Я и раньше видел несколько раз, как она направлялась к башенке, когда Фабриций бывал тут. Я думаю, она вполне могла попросить своего любовника избавить ее от мужа, а может, они даже сообщники. Тебе не кажется странным, что мой брат утонул при таких ужасных обстоятельствах? Он прекрасно знал садки и никак не мог упасть туда случайно!

— Это тяжелейшее обвинение, — произнес Аврелий, раздумывая. — Можешь подтвердить его каким-нибудь доказательством?

— А зачем я должен делать это? Нет никакого смысла. Женщины все одинаковы, даже самые лучшие, кого меньше всего можно подозревать: они ловко играют мужчинами и обманывают их с помощью своих хитростей.

— Скажи мне, давно ли длится эта любовная связь?

— Она началась в первый же после их свадьбы приезд Луция. Он без труда соблазнил ее: красавец, аристократ и вдобавок овеян славой непобедимого воина… Короче, полный набор глупостей, от которых такие женщины, как Елена, теряют голову! Лучше бы мой брат оставался со своей гарпией Присциллой и не женился бы на этой бесстыдной особе! Но ей нелегко будет найти другого дурака, который согласится содержать ее в роскоши. Если она надеется, будто какой-нибудь красавец патриций женится на ней…

— Похоже, ты нисколько не сомневаешься в ее измене, — подзадорил его сенатор.

Может, Секунд говорил так только из-за сильной неприязни к сводному брату-аристократу?

— По вечерам, весной, я задерживаюсь в садах, чтобы послушать пение ночных птиц. Ты бы только видел, как она спешила к башенке Фабриция! А когда выходила от него, уверяю тебя, ее прическа оказывалась далеко не такой же безупречной, как раньше.

Аврелий изобразил на лице выражение, соответствующее случаю. Супружеские неприятности Аттика по-новому освещали всю эту историю. Он вспомнил вздувшийся труп с культей вместо руки и содрогнулся.

— Почему же ты не донесешь на нее, если считаешь, что это она убила твоего брата?

Младший сын Гнея печально покачал головой:

— Это не единственный скандал в нашей семье, благородный Стаций. Что же тогда говорить о Сильвии, внебрачном сыне какой-то рабыни, с которым в доме обращаются как с настоящим патрицием? Еще могу понять своего отца, но Паулину… Когда он родился, я был очень одиноким ребенком, и мне было хорошо с мачехой. Она была строгая, но справедливая, а я ведь остался без матери, понимаешь? И мне хотелось, чтобы всегда так было, а она, забыв обо мне, все время проводила с этим внебрачным! — Внезапно глубокая скорбь в его голосе сменилась яростью. — Этот грязный плод чрева какой-то дикарки получал столько внимания, столько забот, столько ласки… Тебе не кажется, что это он убил Аттика и собирается рано или поздно расправиться и со мной? Сукин сын! — зло бросил Секунд и поспешно удалился в сторону виллы.

Цапля Катилина, словно преданный щенок, последовала за ним, покачиваясь на своих длинных ногах.

У Аврелия от огорчения опустились руки. Он тоже хотел уйти, как вдруг серенькая птичка с загнутым клювом села ему на плечо и принялась поклевывать ухо. Патриций осторожно освободился от нее и закрыл дверцу вольера, а птичка все продолжала забавно выкрикивать:

— Осторо… осторооо… осторожно, собааака!

6

Четвертый день перед ноябрьскими нонами

На следующий день после ноябрьских календ Кастор предстал перед Публием Аврелием веселый и довольный:

— У меня новость ценой в два серебряных сикля,[34] хозяин!

— Неужели меня назначили проконсулом Киликии? — с иронией спросил сенатор.

— Не торгуйся, патрон, говорю тебе, она того стоит!

Ловко поймав блестящие монетки, александриец выложил новость. Но сделал это, как всегда, по-своему, не сразу, а заходя издалека, чтобы подольше помучить хозяина и посмотреть, как он будет сгорать от нетерпения.

— Так вот, господин, речь идет о Сильвии…

— Гм, любопытно. И что же, Кастор?

— Сильвий, молодой вольноотпущенник…

— Знаю, знаю, что он вольноотпущенник. Переходи к сути.

— Я тоже знаю, что ты знаешь, что Сильвий вольноотпущенник. А вот чего ты не знаешь и что, на мой скромный взгляд, было бы чрезвычайно важно тебе знать, — это то, что он…

— Он?

— То есть Сильвий…

— Сильвий?..

— Вольноотпущенник…

— Что он натворил, Кастор?

— Дело в том, что он, именно он лично… Я имею в виду Сильвия, господин, молодого вольноотпущенника…

— Клянусь памятью Эпикура! — зарычал взбешенный сенатор. — Если не перестанешь кружить вокруг да около, дальше болтать будешь где-нибудь в соляных копях на Сардинии, там и окончишь свои дни!

Александриец пожал плечами:

— Если бы ты без конца не перебивал меня, я давно бы уже обо всем рассказал.

— Если бы?! Выкладывай свою новость, несчастный лентяй! Иначе…

— Так вот, патрон, Сильвий — сын Плавция!

— В таком случае многое становится понятным! — сказал патриций, тут же забыв о карательных планах в отношении секретаря.

— Практически все знают это, хотя никто не говорит вслух. Помнишь, какую слабость питал Гней к рабыням? Так вот юноша — плод одной из его страстей, кажется, какой-то германки.

— Четверо! — неожиданно вспомнил Аврелий. — Деметрий сказал: четверо детей Плавция, а Секунд назвал Сильвия внебрачным сыном рабыни-дикарки. Теперь становится понятно, почему он оставил ему такое наследство! Естественно, старик никогда этого не признавал, потому что мать Сильвия оставалась рабыней, когда родила его, а рожденные в рабстве не могут получить римское гражданство…

— Это не тот случай, господин, — возразил секретарь. — Плавций сразу же дал свободу матери мальчика, так что он родился свободным и мог бы стать его законным сыном. Старик, однако, не счел нужным признать свое отцовство, поскольку у него уже было два законных наследника. И все же он всегда очень ласково и заботливо относился к Сильвию — настолько, что даже поручил воспитывать его своей жене.

— И Паулина повела себя, как Октавия, вырастившая сыновей своего мужа Марка Антония и Клеопатры, после того как они покончили самоубийством… А что известно о настоящей матери Сильвия?

— Она скончалась при родах. Плавций находился в тот момент в Иллирии. Паулина и служанка помогли ей рожать, прекрасно зная, кто отец ребенка.

— А ведь Гней перевернул моря и горы, лишь бы жениться на Паулине! — удивился Аврелий.

— Но вскоре после женитьбы ему пришлось по приказу Тиберия уехать, и вернулся он только спустя пять месяцев, привезя в подарок новобрачной беременную рабыню.

— Великолепный подарок любимой жене!

— Говорят, Паулина и глазом не моргнула!

— Женская солидарность — прежде всего: матроны в прежние времена отличались железной волей. Вот, например, героическая Порция, жена знаменитого Брута, многие годы терпела в своем доме женоподобного юношу, к которому ее муж был неравнодушен.

— А еще говорите, что мы, греки… — поддел Аврелия Кастор, но тот, обдумывая новость, уже не слушал его.

— Должен признать, что поначалу я заподозрил между Плавцием и молодым вольноотпущенником какие-то двусмысленные отношения, хотя и сомневался, поскольку старик весьма заинтересованно посматривал на невестку.

— А, Елена! Тут многие с ней заигрывают…

— А кое-кто и не без успеха! — сказал Аврелий, поведав верному секретарю об обвинениях Секунда.

— Так что, пока ты теряешь здесь время, наш воин наслаждается очаровательной госпожой! В прежние времена ты не допустил бы этого!

Ленивым жестом патриций дал понять: пусть ему уже перевалило за сорок, но он все же не такой старый, как это кажется Кастору.

— Скажи-ка мне лучше: Сильвий знает, кто его настоящие родители?

— Думаю, да, — ответил александриец, и в это время миловидная девушка с живыми глазами заглянула в дверь.

— Заходи, заходи, Ксения!

— Кастор! — загремел хозяин, гневно сжав кулаки. — Нельзя ли попросить тебя назначать любовные свидания вне этих стен?

— Мне Кастор не нужен, — сразу же ответила девушка. — Я пришла к тебе, сенатор.

— Ко мне? — Аврелий нахмурился.

— Да. Мне нужно передать просьбу молодой хозяйки.

— Чью? — спросил любопытный Кастор, опередив хозяина.

— Госпожа Невия ждет тебя в храме Флоры, за болотом, — сообщила девушка с выражением сообщницы на лице.

— А, вот, значит, как обстоят дела! — усмехнулся Кастор. — А я-то, по простоте души, думал, речь идет о ее матери!

Аврелий вышел в перистиль, не обращая на них внимания.

Он старательно расправил складки хламиды и потрогал щеки, не слишком ли отросла борода. Потом, стараясь не спешить, отправился в сад, сопровождаемый колкими замечаниями александрийца.

* * *

— Ave,[35] сенатор! — улыбнулась ему Невия.

— Послушай, девочка, по-твоему, это прилично вот так посылать за мной? Что подумают рабы! — для виду возмутился Аврелий, не сумев, однако, скрыть своего удовольствия.

— Ты недоволен, сенатор? Напрасно огорчаешься, ведь я только приумножаю твою славу, — усмехнулась Невия.

Она сидела на ступеньках небольшого храма, по-детски обняв руками колени. Патриций опустился рядом с ней. С низких ступеней виднелась часть болота и башенка вдали. Позади густая лесная чаща отделяла хозяйскую территорию от помещений, где спали сельские рабы, нередко прикованные цепями.

— Итак, что за спешка?

— Завтра, как и ежегодно в этот день, рабы устраивают праздник в честь Фавна. Они принесут жертву богу Аверну, что живет на дне озера. Все очень боялись, что из-за смерти Аттика праздник не состоится, но потом все-таки было решено его не отменять. Аверн — бог подземного царства, и Гней просто обязан принести жертву в память сына. Он обратится к богам в надежде на хорошие предзнаменования после такого ужасного несчастья.

— Но Фавн — разве это не греческий Пан? — удивился сенатор.

— Почти, — согласилась Невия. — В этих краях его почитают с древнейших времен — греков тогда еще здесь не было, и тем немногочисленным племенам, которые тут жили, лес давал все необходимое для существования, а потому духа леса требовалось почитать. Кроме того, предусмотрена жертва и Юпитеру, чтобы вино не прокисало.

— Я не знал, что Юпитер Всеблагой и Величайший следит еще и за этим! — пошутил Аврелий, чье уважение к богам, как у настоящего эпикурейца, оставляло желать лучшего.

— Уж очень ты непочтителен, сенатор! Постарайся, чтобы рабы не слышали тебя. Они ужасно суеверны. Их очень напугала страшная история с Аттиком, а еще они волнуются — им не хочется, чтобы Секунд взял в свои руки управление имением. Они боятся этого.

— Еще бы, со всеми этими его совами и неясытями! — заметил патриций.

— Увидев Секунда, рабы всегда обходят его стороной. Убеждены, что он приносит несчастье.

— А ты, девочка, откуда знаешь все это?

— У меня уши нараспашку, а рот на замке.

— Ну… — засомневался Аврелий. — Никогда не поверю, что ты умеешь хранить тайны.

— А вот и умею! — обиделась Невия. — И все же открою тебе одну, только… — продолжала она загадочным тоном.

— Слушаю, — улыбнулся патриций, которого беседа с Невией очень забавляла.

— Завтра я тоже отправлюсь на праздник Фавна… и не одна!

— Поздравляю… Кто же этот счастливец?

— О, один очень важный человек: сенатор Публий Аврелий Стаций! Проводишь меня? — спросила девушка без всякого смущения.

— Чтобы оправдать мою репутацию, не так ли? А что будет с твоей? — обеспокоился патриций.

— Мне шестнадцать лет, я далеко не красавица и начинаю думать, что мое целомудрие только отталкивает мужчин от меня, вместо того чтобы привлекать.

Аврелий в растерянности посмотрел на нее: невероятно, чтобы у этой дерзкой девчонки предрассудков было меньше, чем у него самого.

— Ты конечно же предпочитаешь более зрелых женщин… — как ни в чем не бывало продолжала рассуждать Невия.

— Допустим, — ответил сенатор и подумал, что так, пожалуй, бывает не всегда.

От хитрой Невии не ускользнул далеко не отеческий взгляд, какой он бросил на нее.

— Почему бы тебе не жениться на моей матери? — спросила она. — Подумай как следует, прежде чем отвергать эту идею. Во-первых, она очень красивая женщина, а во-вторых, если бы ты стал моим отчимом, мы могли бы постоянно видеться…

Как же все меняется, удивился Аврелий. Куда подевались прежние скромные девы, добродетельные, милые, которые, неизменно оставаясь в тени, способствовали духовному возвышению Рима? Прежде девушки по меньшей мере дожидались замужества, а уж потом отваживались на подобные предложения!

— А зачем? — все же поинтересовался он, поддерживая эту лестную для него игру.

— А затем, что ты знатный римский патриций, немного староват, пожалуй, но все равно очень даже привлекательный мужчина.

Староват — это в сорок-то лет! Задетый за живое, Аврелий возмутился. Что себе позволяет эта девица!

— А еще — человек известный, зрелый, привычный к любому испытанию… Знаешь, ты мне очень нравишься, — бесхитростно продолжала Невия.

— Но я не имею дела с девчонками! — воскликнул патриций.

— Однако мне известно, что однажды ты скомпрометировал одну весталку-девственницу, — заявила юная нахалка.

Суровый взгляд сенатора не произвел на Невию особого впечатления.

— Ты был любовником Лоллии Антонины, куртизанки Цинтии и даже нашей Плаутиллы. Кроме того, у тебя есть сказочной красоты рабыня-египтянка, которая делает тебе массаж… — как ни в чем не бывало выкладывала она.

— Ну, это уже слишком! — грозно воскликнул Аврелий, решив преподать урок распустившейся провинциалке.

Но она уже вскочила и со смехом побежала к озеру, и длинные волосы развевались у нее за плечами.

Патриций в раздражении осмотрелся. Молоденькая ослица, упрямая и наглая! И потом, девушки ее возраста никогда не нравились ему. Самая настоящая маленькая змея, решил он, поднимая ленту, которую Невия уронила, убегая, и которая еще хранила запах ее волос.

* * *

— Целый день ищу тебя. Я узнала столько интересного! — сообщила Помпония, когда он вернулся.

Затем она поудобнее расположилась на сиденье среди подушек, намереваясь предаться тому, что любила больше всего на свете, — сплетням.

Аврелий терпеливо ждал. Он знал, что эта достойная матрона, подавая на золотом блюде самые горячие новости, заботливо пробуждала аппетит публики эффектными паузами.

— Сильвий, вольноотпущенник Сильвий… — начала Помпония.

Аврелий вздрогнул, опасаясь худшего. Ему не без оснований показалось, будто он уже видел эту сцену.

— Молодой человек, появившийся на минуту на террасе во время нашего первого ужина здесь… — продолжала матрона.

— Знаю, теперь ты сообщишь мне, что он сын Плавция, — прервал ее патриций.

И только увидев горькое разочарование на лице собеседницы, он понял, какую непростительную ошибку допустил.

— Уже знаешь? — растерялась Помпония.

Сенатор пожалел о сказанном. Как он мог лишить свою лучшую подругу радости подарить ему такой лакомый кусочек? То, что кто-то осведомлен лучше ее, всегда было для нее настоящей трагедией.

— Да нет, только слышал кое-какие разговоры, — попытался он исправить положение.

Женщина тотчас воспользовалась возможностью утвердиться на своих едва не утраченных позициях, при этом чувствуя себя примерно так, как атлет на Олимпиаде, который выкладывается из последних сил, чтобы прийти вторым.

— Его мать — рабыня…

Из Германии — хотел уточнить Аврелий, но вовремя прикусил язык.

— Из Германии. Гней влюбился в нее, хотя только что женился на Паулине, и лишь одним богам известно, что он сделал ради того, чтобы заполучить ее в жены!

— Лишь богам? Клянусь, что и тебе тоже, Помпония, — польстил ей патриций.

— Ну, не спорю, есть кое-какие стрелы в моем колчане, — ответила женщина, еще не совсем успокоившись.

— Так что же?

— Он попросил ее у Тиберия в качестве награды за оказанные услуги. Знаешь, ведь именно Гней поставлял рыбу на императорский стол, когда этот старый пьяница кутил на Капри, оставив Рим в руках Сеяна.

— Ладно, Помпония, в чем ты хочешь убедить меня? Мы хорошо знаем, что Тиберий был жестоким и зловредным старцем, но расторгнуть брак патрициев, представителей древних родов, лишь для того, чтобы ублажить какого-то поставщика рыбы… Уверен, тут что-то не так!

— Доказательств нет, но кое-кто утверждает, будто Гней был осведомителем императора и Тиберий, опасавшийся даже собственной тени, слепо ему доверял.

— Мне по-прежнему кажется невероятным, чтобы этот пьяница Тиберий… Не могу понять, почему он расторг брак такого знаменитого и всеми любимого человека, как Марк Фабриций, ради какого-то Гнея Плавция. Может, он сам положил глаз на Паулину? Вполне мог! Вспомни несчастную Маллонию, которая предпочла заколоть себя кинжалом, лишь бы только не оказаться в его постели.

— Ты не учитываешь, что император до смерти возненавидел Фабриция, когда тот встал на сторону Германика и Агриппины. Грязный развратник решил отомстить. Заставить Фабриция развестись — значило одержать политическую победу! А потом отдать изысканную Паулину в жены какому-то рыботорговцу… Не было лучшего способа унизить Фабриция и посмеяться над ним. Ты забыл, каким коварством отличался старикашка?

— Это верно, никто из нас не заплакал горючими слезами, когда его задушили.[36] Кто мог знать тогда, что Калигула окажется намного хуже? Будем держаться нашего доброго Клавдия, пока он жив, — тихо произнес Аврелий, покачав головой.

— Все зависит от Мессалины… — начала было матрона, готовая ухватиться за любимую тему. Ее чрезвычайно волновали последние сплетни о распутной супруге императора.

— Расскажи-ка о разводе! — решил все-таки остановить ее Аврелий.

— Для обоих это оказалось тяжелым ударом. — Помпония драматически прижала руки к сердцу. — Настоящая трагедия! Но пришлось повиноваться. Фабриций попросил отправить его на Рейн. Он погиб там через год, а Паулина согласилась выйти замуж за Гнея.

— Который оставался вдовцом…

— С тремя взрослыми детьми. Плаутиллу Терцию, как ты хорошо знаешь, мало что связывало с мачехой, пытавшейся как-то влиять на ее поведение, излишне свободное, надо сказать. Аттик, со своей стороны, возненавидел Паулину с первого дня и даже пытался очернить ее в глазах отца. Единственный, кто любил ее, — Секунд.

— Сыновней любовью?

— Ну, не вполне… Во всяком случае, если послушать его злоязычную сестрицу.

— Пасынок, покушающийся на добродетель мачехи, словно в греческой трагедии… — Аврелий сделал вид, будто потрясен. — Тебе не кажется, что это чересчур?

— Ну, это всего лишь домыслы Плаутиллы. Можно ли ей верить? Моей подруге похоть мерещится повсюду! Похоже, и здесь, в сельской глуши, она не сидит сложа руки: одного статного раба продали недавно, весьма поспешно…

Аврелий склонил голову:

— Паулина — женщина безупречного нрава. Если бы печальный Секунд проявил к ней хоть малейшее непочтение, она поспешила бы сообщить об этом мужу.

— С другой стороны, возможно, молодой нелюдимый юноша, не видя других женщин, кроме рабынь, вполне мог увлечься ею. Она ведь была очень красива в молодости, — заметила Помпония.

— Да и сейчас хороша, несмотря на возраст. Сколько ей тогда было лет?

— Около сорока. А за Марка она вышла замуж совсем молоденькой. Император знал, что делал, когда отнял ее у Фабриция. Без Паулины тот прожил недолго.

— Как печальна их судьба… — с волнением произнес Аврелий. — А теперь объясни мне, что это за история у Плаутиллы с рабом.

Глаза сплетницы засияли.

— Она сама мне все рассказала — по-своему, естественно. Она купила в Капуе одного красавчика, заплатив за него довольно большие деньги. Аттику, не любившему лишний раз открывать кошелек, не понравилась покупка, и он отругал ее, не особенно церемонясь в выражениях.

— Давай уж прямо, Помпония! — предложил сенатор.

— Короче, он сказал, что, если ей нужно удовлетворить некоторые свои потребности, она может спокойно сделать это прямо на торговой площади, а не выставлять ему счета. Что же касается приданого, то она и сама могла бы о нем позаботиться, честно поработав в каком-нибудь лупанарии,[37] потому что лично он не выделит ей ни сестерция.

— Ну, по крайней мере, ясно выразился, — заметил Аврелий.

— Вскоре красавца-раба продали. Плаутилла не простила Аттику этого, и с того дня отношения между нею и братом сделались довольно прохладными, — сообщила матрона. Она хотела добавить еще что-то, но тут слуга прервал ее, доложив, что стол накрыт.

Помпония испустила горестный стон: со всеми этими разговорами она совсем забыла переодеться! Всполошившись, она срочно призвала на помощь трех служанок и умчалась.

Аврелий не знал, что и думать. Счастливый союз, не выдержавший неумолимого натиска властителя, одинокий юноша, влюбляющийся в единственную женщину, которая ему недоступна, слуга, вынужденный называть хозяином собственного отца…

* * *

— Как хорошо, что ты еще здесь, я успел! — воскликнул Кастор, прерывая его размышления.

— Что успел? — спросил сенатор, отвлекаясь от своих мыслей.

— Спасти тебе жизнь, беспечный ты человек! Разве ты не знаешь, что виллу и всех, кто на ней находится, сглазили? И даже не пытаешься себя обезопасить! Вот тебе деревянный рожок, символ Приапа. Это сильный амулет, хозяин, который защитит тебя от нехорошего влияния, старинный, найденный, похоже, в таинственных киммерийских пещерах. Стоит пять сестерциев. Представь, всего пять жалких сестерциев — и ты спасен от ужасной опасности!

— Я не верю в амулеты, Кастор, как и в предсказания… И все же это твое маленькое предприятие может быть мне на руку. Нисколько не сомневаюсь, что ты сумеешь продать свои амулеты престарелым рабам, а среди них немало тех, кто еще помнит Секунда юным. Постарайся побольше разузнать о его отношениях с Паулиной.

— Хорошо, хозяин!

— Подожди, мне пришла в голову еще одна мысль. Может, это глупо, но, так или иначе, лучше проверить. Служанки всегда примечают, что носят их хозяева. Постарайся разведать, нет ли у кого-нибудь из женщин кораллового кольца с изображением рукопожатия.

— Больше тебе ничего не нужно, хозяин? — недовольно спросил александриец. — Может, тебя интересует, какого цвета нижняя рубашка Елены или длина набедренной повязки Фабриция? Начал с сандалий, теперь кольцо… Изысканный, образованный секретарь-грек низведен до банального сыщика! Когда ты купил меня в Александрии как жалкий товар, вырвав из моего родного…

— Я вырвал тебя из рук палача, ты это хочешь сказать! — вскричал Аврелий, потеряв терпение.

Возможно ли, чтобы Кастор не питал к нему ни малейшей благодарности за то, что он спас его от мести суровых жрецов храма Амона, которым ленивый слуга нанес ущерб каким-то своим мошенничеством? В гневе он занес руку, намереваясь хлестнуть Кастора кожаным поясом, который только снял.

— Очень мило с твоей стороны, хозяин! — широко улыбнулся грек, спокойно забирая у него ремень. — Именно так мне и нужен для новой туники!

7

Третий день перед ноябрьскими нонами

Широкую площадку у жалких строений, где в ужасающей нищете жили сельские рабы, украсили дубовыми и лавровыми ветками. Сейчас все столпились у пресса для отжима оливок, возле которого поставили простой каменный алтарь. Несмотря на недавнее несчастье, ожидали самого главу семьи, поскольку именно ему надлежало совершить жертвоприношение.

Уже отобранные животные стояли рядом на привязи: робкая лань с большими грустными глазами — в честь Фавна, черная коза — для бога Авернского озера, а Юпитеру Всеблагому и Величайшему предназначалась белая годовалая телка, которая тоскливо мычала в загоне, словно предчувствуя свою судьбу.

Рабы ликовали: в этот день у них будет мясо на обед! Ни один кусочек туши жертвенных животных не пропадет. Бессмертные, по счастью, вполне довольствовались дымом, поднимавшимся к небу, и внутренностями, по кровоточащему рисунку которых те, кому это было дано, прочитывали грядущую судьбу семейства. Остальное попадало в крестьянские желудки, никогда не бывавшие достаточно полными.

В ожидании ритуала и, самое главное, еды рабы радовались долгожданному дню отдыха, кто-то пил дешевое, разбавленное водой вино, кто-то пытался настроить незатейливые музыкальные инструменты, чтобы немного оживить скромный праздник.

— Как все это не похоже на жизнь обитателей виллы, — заметила Невия.

Девушка не могла скрыть радости, что сумела уговорить сенатора сопровождать ее на жертвоприношение, и весело, по-детски горделиво, красовалась рядом с ним.

Аврелий согласился с ее замечанием. Но в отличие от Невии ему было совсем не весело: исхудалые, изможденные рабы улыбались ему своими широкими беззубыми ртами, удивляясь присутствию столь почтенного гостя; грязные дети надоедливо носились вокруг, дивясь его нарядным, разукрашенным сандалиям. Он терялся, глядя на их лица, на которых словно застыло изумление, и чувствовал себя весьма неловко.

И с удивлением обнаружил вдруг, что думает о своих владениях в деревне, о бескрайних латифундиях, где не бывал ни разу в жизни, а ведь там точно такие же люди жали для него пшеницу, собирали виноград для его вин, стригли шерсть с его овец. Что значила та сотня слуг в его римском доме — а ведь он гордился, что знает всех по именам! — в сравнении с тысячами брошенных на произвол судьбы людей, влачивших нечеловеческое существование в эргастулах[38] его имений, разбросанных по всей империи?

— Господин, господин! — направился к нему взволнованный Деметрий.

Рыбовод выделялся среди селян, словно маленький король, — опрятный, в праздничной, вышитой тунике. Патриция позабавило, что на поясе у него висел чудодейственный амулет Кастора. Очевидно, славный Деметрий опасался дурного влияния Секунда не меньше, чем сельский люд, подумал сенатор, потому и защитился старинным талисманом киммерийцев.

— Какая честь, господин! И даже kyria Невия здесь! — продолжал Деметрий. — Пойдем, сенатор, посмотришь, как мы живем, если не слишком боишься перепачкаться! — Деметрий проложил ему дорогу в толпе оборванцев с гордостью бедняка, показывающего свое ревностно сбереженное добро. — Принесите вина благородному Публию Аврелию Стацию! — приказал он. — Хозяин прислал нам в подарок четыре кувшина вина, и сегодня у нас большой праздник!

Кивнув в знак благодарности, патриций взял небольшую чашу, в которой плескалась какая-то жижа неопределенного цвета и столь же странного вкуса, и, с усилием скрыв отвращение, сделал крохотный глоток.

— Мне хотелось бы отблагодарить вас за ваше великодушное гостеприимство. В моем обозе на той стороне виллы есть вино, которое я везу в Рим. Так вот, Деметрий, позови слуг и прикажи выгрузить его, чтобы выпить за ужином!

Рыбовод с удивлением посмотрел на Аврелия и поспешил повиноваться прежде, чем странный аристократ передумает.

— Прокул, Модест, бегите! Благородный сенатор дарит нам кувшин вина. Принесите его сюда, и мы выпьем за здоровье патриция!

— Одного кувшина на всех не хватит. Скажи, чтобы принесли все! — повелел патриций, с некоторым злорадством припомнив тех, чьему изысканному вкусу предназначалось старое фалернское, формийское и драгоценное калийское двадцатилетней выдержки. Но, перехватив восхищенный взгляд Невии, он почувствовал, что готов влить в пересохшие глотки крестьян содержимое всех своих богатейших подвалов.

Между тем его жест восхитил не только девушку. Из угла, где он сидел, чтобы не слишком обращать на себя внимание, на него растерянно смотрел Сильвий.

— Ave, Невия. Ave, Публий Аврелий. Какая приятная встреча, сенатор, не думал увидеть тебя здесь.

— Я тоже, по правде говоря, — ответил Аврелий, откровенно рассматривая нарядное одеяние вольноотпущенника и дорогое кольцо на его указательном пальце.

Скоро этот парень получит полмиллиона сестерциев, вспомнил он, и станет управлять всем как хозяин. И все же он держится так, словно его место среди самых несчастных рабов…

— А почему же мне не быть здесь? Я ведь недалеко ушел от раба, — ответил молодой человек.

— Есть рабы и рабы. Посмотри, например, на Кастора, моего секретаря: он богаче иного патриция и нисколько не завидует знатным господам! — пошутил патриций.

— Но все равно он только вольноотпущенник, бывший раб, а ты господин, которому он должен повиноваться.

— Очень хотелось бы мне, чтобы и он понимал это, — вздохнул Аврелий.

Тут александриец, словно прочитав его мысли, подлетел к ним в крайнем волнении.

— Dominus, dominus, у нас воруют вино! — в испуге закричал он. — Вот они, смотри, те двое. Они все забрали, даже калийское по пятьдесят сестерциев! Задержим их, пока не выпили все!

— Успокойся, Кастор, я сам так распорядился — я угощаю их вином…

— Ты… — Грек побледнел так, словно перед ним возник вдруг призрак его матери, славной женщины, душу и тело отдававшей своей работе, честной профессионалке, которую до сих пор вспоминало бесчисленное множество моряков. — Десять кувшинов барийского, фалернского, эрбульского! — с возмущением произнес Кастор, схватившись за голову. — Отдал этим вонючим рабам, ты, не давший мне ни капли, когда я умирал от жажды!

— Кастор, не хочешь ведь ты, чтобы говорили, будто Публий Аврелий Стаций, римский сенатор, угощает плохим вином! Я горжусь тем, что могу предложить вино только лучшего качества любому гостю, — засмеялся хозяин, а грек тем временем поспешил взять дело в свои руки, чтобы сократить потери.

— Я знаю этого Кастора, — сказал Деметрий. — Умный и честный человек. Представь себе, он продал мне очень нужный амулет всего за два сестерция.

— Мне довелось встретить твоего слугу в комнате одной служанки, — заметил Сильвий с явным неодобрением.

— Хорошо, что не в комнате ее хозяйки, — утешил его Аврелий.

Юноша с изумлением посмотрел на него, не веря, что аристократ может позволить себе подобную шутку. Ничего не ответив, он подал гостям две чаши.

— Невия, девушки из хороших семей не должны пить, — заметил патриций.

— В прежние времена, — шепнула она ему на ухо, — женщины держались подальше от вина, чтобы оно не подавляло половое влечение.

Аврелий заметил, как побледнел Сильвий. Он, конечно, слышал слова Невии, и они неприятно поразили его.

— Ты знаешь здесь кого-нибудь? — спросил его сенатор, желая сменить тему.

— Всех, разумеется. Прокул, которого ты послал за вином, мой отец, — сообщил Сильвий, спокойно указав на согбенного старика, что, хромая, нес на плече кувшин.

— А как же… — начал было Аврелий, но его прервали крики крестьян, приветствовавших хозяина.

Возможно ли, чтобы Сильвий оставался единственным, кому неизвестно его происхождение? — усомнился сенатор.

Гней тем временем появился из леса в сопровождении Паулины, Плаутиллы и мрачного Секунда, лицо которого, как всегда, было заносчивым и злым. Завидев младшего Плавция, Деметрий тут же схватился за талисман, сжал его и даже потряс, чтобы лучше подействовал.

Короткий кивок отца семейства дал всем понять, что старик еще не отошел от свалившегося на него горя и не намерен затягивать обряд. Действительно, он сразу же приказал привести корову, предназначенную Юпитеру. Жертвами Фавну и Аверну позднее займется Деметрий. Ни Фабриций, ни Елена не появились, отметил сенатор. Возможно, воспользовались ритуальным жертвоприношением, чтобы на свободе предаться любовным утехам.

Алтарь был готов, и к нему подтащили мучительно стонавшее животное с крепко связанными ногами. Все умолкли, наступила полная тишина.

Рабы с сокрушенным видом расположились полукругом возле жертвенника, под которым уже собрали вязанки сучьев для костра. В тот момент, когда остро отточенный нож Плавция вонзился в горло коровы, Аврелий краем глаза заметил, как Секунд, содрогнувшись, отвел взгляд.

Кровь хлынула к ногам Плавция и быстро впиталась в солому под вязанками. Точными движениями, повторявшимися его предками из века в век, Гней рассек туловище животного и красными, липкими руками извлек окровавленную печень.

Лицо Гнея Плавция, до сих пор спокойное и суровое, потемнело, когда трепыхающиеся внутренности выпали у него из рук и плюхнулись на песок.

Паулина тут же оказалась рядом с ним, а рабы в суеверном ужасе что-то глухо забормотали.

— Она гнилая! — объявил Плавций и еще более помрачнел. Жена взяла его под локоть, как бы поддерживая, и поспешно увела, рабы и крестьяне по-прежнему волновались.

— Несчастье, несчастье! Гнев богов сошел на нас!

— Плохое предзнаменование, — вздохнула Невия, — по меньшей мере, для тех дураков, кто в них верит.

Плаутилла в раздражении обернулась к ней.

— Тебе тоже стоило бы побеспокоиться, девочка, по крайней мере, пока ешь наш хлеб! Не хотелось бы, чтобы от знакомства с сенаторами у тебя закружилась голова! — прошипела она с искаженным от гнева лицом.

— Эй, а ты, случаем, не ревнуешь? — засмеялась Невия, придя в восторг.

Но Плаутилла Терция уже отвернулась, еле заметно всхлипнув, и поспешила в сторону виллы, вслед за ней направился и брат.

Когда Секунд дошел до леса, пальцы Деметрия, уже посиневшие от напряжения, с каким он сжимал волшебный амулет, немного расслабились.

— Слуги дома Плавциев, еще не сказано последнее слово. Взглянем на внутренности лани! — постарался он успокоить тревогу собравшихся возле алтаря крестьян.

— Братья, наш покровитель — Фавн, поэтому первое предзнаменование нас не касается, — помог ему Сильвий. — А с козой подождем до заката, мы же знаем, что боги Аида не любят свет. Пусть пока Деметрий чествует богов леса, и увидим, сердятся ли бессмертные на нас или наших хозяев!

Рыбовод, когда миновала угроза, олицетворяемая Секундом, вновь преисполнился энергии, быстро взял дело в свои руки и принес на алтарь вторую жертву.

Толпа испустила долгий вздох облегчения: внутренности молодой лани оказались красивыми и здоровыми. Рабы, успокоившись, предались праздничному веселью. А Невия, излишне возбужденная вином, начала было танцевать, подмигивая Аврелию.

— Что скажешь, сенатор? — спросила девушка, кружа возле него.

— Очаровательно и неприлично, — ответил патриций.

Однако выражение, какое он уловил в эту минуту в глазах Сильвия, нисколько не понравилось ему. «Завтра меня найдут мертвым в моей спальне, — неожиданно для самого себя подумал он. — Этого юношу уважают все рабы. Готов спорить, ради него они сделают все, что угодно…»

Но потом, взглянув на улыбающуюся Невию, он решил, что, пожалуй, рискнуть все-таки стоит…

* * *

Сильвий давно ушел. Видеть Невию в обществе этого красавца сенатора ему удовольствия явно не доставляло. С другой стороны, какие он может предъявлять на нее права? Ведь Сильвий — всего лишь вольноотпущенник, хоть в жилах его и течет хозяйская кровь.

Аврелий пожал плечами. Переживания этого юноши его не касаются. И сейчас у него приподнятое настроение. Невия определенно весьма нравится ему, даже, пожалуй, слишком.

«Боги Олимпа! — сказал он про себя. — Неужели я стану бегать за этой девчонкой?» Сорок лет, целая жизнь за плечами, кресло в сенате Рима, самые прекрасные и изысканные женщины столицы в его распоряжении, и вдруг его взволновала эта невесть что о себе возомнившая дурнушка, только что вышедшая из низов Неаполя?

— Сенатор, не угостишь ли еще вином? — смеясь, попросила Невия.

— Хватит, ты и так много выпила! — ответил патриций, забирая у нее чашу. — Пора возвращаться.

— Хорошо, но давай еще немного погуляем.

— Я уже все тут видел, — отказался патриций.

— Нет, не все! — возразила Невия, лукаво глядя на него. — Пойдем! — позвала она и решительно повела его за руку мимо строений, где жили рабы. — Ну-ка, взгляни сюда, — вскоре предложила она, разворошив кучу соломы, под которой оказалось несколько грубо вырезанных из дерева фаллосов. — А такое ты видел?

— Боги небесные! — воскликнул Аврелий, вскипев гневом. — Амулеты Кастора! Целый склад!

Костлявый старик — одни глаза да уши — неожиданно выглянул откуда-то и тут же рванулся, чтобы убежать.

— Скажи-ка, что тебе известно об этих вещах? — спросил сенатор, остановив его.

Человек, тоже походивший на кусок дерева — прямой и иссохший, — страшно перепугался. Рабу всегда лучше ничего не знать и изображать полного дурака: иногда такое поведение может спасти от плетей, а иногда — и от смерти.

Понадобилось немало терпения, чтобы успокоить его и объяснить, в чем дело. В эргастуле все знали, что он мастер вырезать что-либо из коры и опавших веток. Пришел добрый такой господин с острой бородкой и с греческим выговором и пообещал ему два асса[39] — целых два асса — за десяток этих безделушек, а сделать их ничего не стоит. Только никто, сказал господин, не должен знать об этом, иначе — прощай вознаграждение!

— Священные амулеты киммерийцев, так вот где нашел их Кастор! — расхохотался Аврелий, следуя за Невией на виллу.

Так, смеясь, они вошли в полумрак леса. Девушка все замедляла шаги и наконец остановилась.

Аврелий вопросительно посмотрел на нее. И вдруг ему показалось, что она гораздо старше своих лет, что это уже взрослая, сложившаяся женщина.

— Сенатор, темнеет… — шепотом заговорила Невия. — Кругом ароматы цветущих деревьев, птицы поют…

— Ну и что?

— Как что — ты не поцелуешь меня?

Аврелий от души рассмеялся.

Девушка, ожидавшая поцелуя закрыв глаза и откинувшись на ствол дерева, в гневе сжала кулаки.

— Да поразит тебя Юпитер всеми своими молниями! Тебя и весь твой знатный род! — вскричала она в слезах и исчезла среди деревьев.

Аврелий увидел, как густая листва словно проглотила ее, и пожалел, что обидел ее. Он не видел Невию, но слышал приглушенные рыдания и шуршание сухой листвы под ногами.

Аврелий поспешил следом за ней. Дом уже близко, среди верхушек сосен видна башенка и рядом большой вольер.

Вдруг жуткий вопль взорвал тишину, словно крик какого-то смертельно раненного животного.

— Боги бессмертные, Невия! — воскликнул патриций и ускорил шаги.

Он нашел ее на земле возле вольера — сжавшись в комочек, она мучительно стонала.

Дверь в вольер оказалась открытой: недвижные ноги и распростертое в клетке тело придерживали ее.

— Осто… Осто… Осторо… — галдела птица с загнутым клювом, удобно расположившись на спине мертвого человека.

Цапля Катилина крепко стояла на песке и, словно выискивая что-то, поклевывала пробитую голову Секунда.

8

Накануне ноябрьских нон

— Ради Гекаты и всех повелителей Аида! — воскликнула Помпония, содрогнувшись. — Его любимые птицы пробили ему голову!

— Его любимые птицы или какой-то острый инструмент, — заметил Аврелий. — Все теперь кричат о воле рока. Я же думаю, наоборот, два смертельных случая подряд — это уже слишком. Сначала Аттик, теперь Секунд. Есть о чем подумать, не тревожа богов. Кастор, выясни-ка, может, видели кого-нибудь, кто направлялся к вольеру.

— Уже выяснял, хозяин, — спокойно ответил александриец. — Немногое, однако, удалось узнать. Из-за сегодняшних жертвоприношений люди все время сновали туда-сюда, и теперь уже трудно установить, когда и куда проходили члены семьи. Одно ясно: как только закончился обряд, старый Гней сразу ушел в свою комнату отдыхать, как всегда, под присмотром Паулины.

— Выходит, никаких улик, — вздохнул сенатор.

— Я спрашивал и про коралловое кольцо, но горничные никогда не видели такого. А вот Секунда в юности помнят многие пожилые слуги. Похоже, его отношения с мачехой поначалу складывались как нельзя лучше, но после рождения Сильвия они резко испортились.

— Что ж, получается, он ревновал к ребенку? Но ведь Секунд был тогда уже взрослым! — рассудил Аврелий.

— Рыбы, птицы и насекомые всех заставят сгнить, — проговорила Помпония, следившая за ходом его мыслей. — Но что бы это значило?

— Сивилла нарочно выражается туманно, — заметил Кастор с высоты своего александрийского образования. — Предсказания оракулов двусмысленны и поддаются различным толкованиям, иначе как могли бы жрецы утверждать, что их пророчества всегда верны? Вспомни бедного Креза, который спросил оракула, начинать ли ему войну с персами. Ему сказано было, что, начав ее, он погубит великое царство. И он действительно погубил, но свое собственное, а не персов!

— «Пойдешь, вернешься, не умрешь на войне!»[40] предсказано было одному бедняку, который потом, надо ли пояснять, сложил голову на поле битвы, — добавил Аврелий. — А разгневанным родственникам оракул объяснил, что пророчество следовало понимать так: «Пойдешь, не вернешься, умрешь на войне!»

— Так что, в конце концов, сивилла всегда права, — заключила Помпония.

— Теперь, возвращаясь к рыбам, птицам и насекомым, думаю, что знаю, как нужно толковать эти загадочные слова, — заявил сенатор и вскоре, приглашенный в покои несчастных родителей, получил тому подтверждение.

— Все предсказано еще тогда… — проговорил старый, убитый горем Плавций, опираясь на руку жены. — Значение пророчества слишком понятно, сенатор. Садись, расскажу.

И Публий Аврелий еще раз выслушал историю германской рабыни.

— Я посадил в саду два дерева, это мои законные сыновья, и они засохли, — печально произнес Гней. — Но мое семя проросло в другом месте — в жилище рабов: пышно разросшееся в огороде фиговое дерево — это Сильвий!

Паулина, которая всегда умела владеть собой, не сдержала нервного жеста.

— Аврелий, попробуй образумить его: он хочет назначить его своим наследником! Сильвий — достойнейший молодой человек, ничего не могу возразить, но разве этого достаточно, чтобы передать ему все — и имя, и состояние…

— Нельзя противиться воле рока, Паулина! — смиренно произнес старик. — Ты всегда оставалась рядом со мной. И прошу тебя, поддержи меня и теперь. То, что я собираюсь сделать, не отвечает твоим убеждениям, знаю, что все меня будут осуждать, но Сильвий — моя кровь, даже если родила его женщина из варварского племени!

— Тебе будет трудно оформить признание его сыном, — заметил Аврелий.

— Нет. Его мать давно получила свободу, значит, по закону Сильвий рожден свободным. Ничто не мешает узаконить его, если такова моя воля. Я намерен оставить ему все, что у меня есть. Оракул предвидел это еще прежде, чем Сильвий появился на свет! Аппиана прочитала пророчество, но не смогла понять его значение.

— Твоя первая жена когда-нибудь говорила что-либо об этом пророчестве?

— Нет. Аппиана каждый день обращалась к прорицателям, как раз в то время, когда Тиберий категорически запретил любые гадания. Она была очень впечатлительной, бедная женщина, и довольно невежественной. Она знала, что я не одобряю это ее увлечение, и остерегалась говорить со мной о нем. Но я ошибался в своем неверии. Самой судьбой записано, что сыновья мои умрут прежде времени и Сильвий станет наследником Плавциев.

Паулина молчала не шелохнувшись.

— Супруга моя, ты оказалась лучшей из жен, я не заслужил такого счастья… И с тех пор, как я понял это, для меня не существовало других женщин, только ты. Помоги мне и в этот раз, прошу тебя!

Матрона с любовью посмотрела на старика и грустно кивнула в знак согласия:

— Да будет так, Гней. Ты вправе завещать кому угодно, что тебе принадлежит. Но обещай, что не забудешь Плаутиллу и моего сына Фабриция. Он совсем без средств, но считает недостойным своего имени заниматься какими-то делами. Оставь столько, чтобы он мог спокойно продолжать военную службу.

— Я позабочусь о нем и о дочери тоже, — заверил же старый Плавций. — Но этот дом, который я строил с такой любовью, мои поля, мои садки для разведения рыб… Все это должно перейти Сильвию вместе с именем семьи. Плавций Сильван — так будут звать моего сына и наследника!

Паулина смиренно склонила голову.

— Пусть будет воля твоя, муж мой, — тихо ответила она. — Если ты так решил, я позабочусь, чтобы воля твоя была исполнена любой ценой…

Аврелий взял восковые дощечки[41] и терпеливо принялся составлять новое завещание и множество дополнений к нему, дабы документ было невозможно опротестовать. На этом Гней Плавций, хорошо зная пасынка, особенно настаивал.

Наконец на таблички поставлены печати. Крылатый змей, символ Плавциев, опустился на них, подтвердив последнюю волю завещателя. Затем старый Гней, усталый от горьких переживаний, удалился в свою комнату.

Оставшись наедине с Паулиной, сенатор неуверенно посмотрел на нее.

— Ты не убежден, Аврелий, — заключила матрона.

— Нисколько, — ответил он, покачав головой. — Не верю в оракулов, пророчества и прорицания. И великий Эпикур тоже предостерегал от гаданий, утверждая, что они не имеют никакого отношения к реальной жизни, впрочем, как и сны, которые многие считают посланиями небес… Между нами, Паулина, даже само существование богов мне всегда казалось маловероятным, притом что, как настоящий римлянин, я спокойно клянусь именем Августа и соблюдаю умилостивительные обряды, предписанные древними обычаями отцов. Но это говорит только о моей добропорядочности как гражданина, а не о личной вере. К счастью, в Риме каждый волен верить в какого угодно бога или, напротив, вовсе ни в какого, главное, чтобы не нарушать законы.

— Тебе не кажется, что уж очень скептически ты смотришь на мир? — спросила Паулина. — Будущее покоится на коленях богов, которым оно, конечно же, известно…

— Но они вовсе не спешат поделиться своим знанием с нами. Убежден, Паулина, ты и сама сомневаешься во всех этих прорицаниях, однако предпочитаешь делать вид, будто веришь им, вместо того чтобы подумать о гораздо более страшных объяснениях внезапных смертей, случившихся в вашем доме.

— Что ты имеешь в виду? — спросила женщина слегка дрогнувшим голосом.

— Убийство, моя дорогая, убийство.

— Нет! — вскричала матрона, зажимая себе уши. — Ты и думать об этом не должен, Аврелий! Мы же одна семья…

— Ну и что? — цинично прервал ее сенатор. — Большинство убийств совершается именно в семьях. Где, как не в стенах родного дома, среди людей, живущих бок о бок, возникает самая яростная ненависть, вспыхивают самые жгучие страсти, рождаются зависть, ревность, жадность… Императорская семья — подтверждение этого: сколькие из рода Юлиев-Клавдиев умерли от старости, а сколькие — от кинжала и яда?

— Хватит! — простонала матрона. — Даже подумать не могу, что…

— Нет, ты веришь в судьбу не больше меня, Паулина, и ты не одобряешь решения Плавция! — твердо заявил Аврелий.

— Это верно, — согласилась женщина. — Но он так хочет. Может быть, мои взгляды устарели. Я — старая патрицианка и привыкла думать, что предки важнее потомков. Признаю — Сильвий достоин похвалы, если учитывать его происхождение. Кроме того, я же сама его воспитала, я уважаю его ум, его серьезность, по многим причинам я всегда предпочитала его другим сыновьям Гнея. И я вполне уверена, что он достойно выполнит свои обязанности и будет управлять имением лучше, чем это делал бы никчемный Секунд или мой сын Фабриций, которого интересует только война. Но при всем при этом я не могу забыть, что Сильвий рожден рабыней!

— Времена меняются, Паулина, — спокойно возразил Аврелий. — Нельзя войти дважды в одну и ту же реку. Я сам назначил своими наследниками моих вольноотпущенников.

— И ничего не оставил своей бывшей жене? — поинтересовалась матрона, надеясь, что вопрос не покажется слишком бестактным.

— Совершенно ничего, — ответил сенатор. — Фламиния нисколько не нуждается в моей помощи. Не говоря уже о том, что я не видел ее лет десять и за все эти годы ни минуты не страдал из-за ее отсутствия.

— Как изменился мир со времени нашей молодости… Тогда выходили замуж и женились по любви…

— Ошибаешься, Паулина, — холодно произнес Аврелий. — И тогда тоже все браки совершались ради семейных союзов или политических выгод, да и длились они ровно столько, сколько требовалось людям, так или иначе принимавшим в них участие. Только вот в твоем случае все сложилось по-другому.

— Знатность рода теперь уже ничего не стоит, верно? И все же мы были становым хребтом Рима… Это мы, Аврелий, создали великий Рим.

— Разве какой-то человек оказывается мудрее другого только потому, что его прадед заседал в сенате? Или какой-то солдат становится храбрее оттого, что его предки вместе со Сципионом бились при Заме?[42] Происхождение не имеет значения, Паулина, формирует человека воспитание. Сильвий, например, действительно мог бы стать самым достойным наследником Гнея, если бы, конечно, не постарался помочь богам избавиться от братьев.

— Это исключено, — сказала Паулина, качая головой, — юноша не способен на насилие.

— Нередко наиболее миролюбивые люди носят в себе самые глубокие и сильные обиды и могут внезапно выйти из себя по причинам, которые со стороны кажутся незначительными, — заметил сенатор. — У Сильвия есть только один недостаток: он слишком серьезен. А я никогда не доверяю людям, которые не умеют смеяться. Тебе известно, что он называет отцом одного раба?

— Это Прокул, слуга, который взял к себе его мать, когда Гней уехал во второй раз. Мой муж какое-то время слыл распутным человеком — он мог потерять голову из-за какой-нибудь, женщины, но потом, как правило, она быстро надоедала ему, и он бросал ее. Из-за меня он тоже совершал безумства…

— Но ты еще не надоела ему и, думаю, никогда не надоешь.

— Думаю, ты прав. Подумать только, ведь поначалу я с такой любовью отнеслась к Сильвию… — Разволновавшись, она умолкла.

— А этот Прокул?

— Мальчик привязался к нему. Но теперь, когда Аттик и Секунд мертвы, Гней возложит все свои надежды на Сильвия, и ему придется отказаться от этого сомнительного родственника.

— Мне хотелось спросить тебя… Кто-нибудь еще знал о страшном предсказании до смерти Аттика? — осторожно поинтересовался сенатор.

— Не знаю. Но думаю, Аппиана конечно же рассказала о нем всему свету.

— Двадцать лет назад эти слова мало что значили для нее. Но разве не странно, что она так ревностно хранила память о пророчестве?

— Она была суеверна, я уже говорила тебе.

— Возможно, она поделилась с дочерью.

— Это маловероятно. У Терции в голове всегда одни мужчины. Мне пришлось немало постараться, чтобы сохранялась хотя бы видимость приличия… Тебе наверняка известно кое-что на этот счет, — заключила Паулина, но Аврелий сделал вид, будто не понимает намека.

— Паулина, кто-то сказал, будто Плаутилла Терция — тоже «дерево в саду» и потому может оказаться в серьезной опасности.

— Ты в самом деле веришь в это? — растерялась женщина.

— А почему нет? — спросил Аврелий. — Теперь ведь она — последняя законная наследница Плавциев. Если верить в предсказания, следовало бы серьезно призадуматься.

— Плаутилла тоже… — пробормотала матрона, между тем как сенатор неслышно покинул комнату.

Из перистиля донесся серебристый смех Невии.

Патриций улыбнулся: быстро девушка оправилась от потрясения, пережитого при виде трупа! Аврелий поспешил на ее голос, думая о том, что же ее так позабавило.

Выйдя в перистиль, он замер.

Ухватившись рукой за пилястр и запрокинув голову, Невия покачивалась от смеха, по спине рассыпались спутанные волосы.

Рядом стоял Сильвий и, как зачарованный, улыбался, глядя на нее.

* * *

— Кастор! — прогремел сенатор, призывая секретаря.

— Я тут, хозяин!

Александриец слегка запыхался. Судя по недовольному выражению его лица, занятие, от которого его оторвал хозяин, было весьма приятным.

— Приготовь лошадей к рассвету. Я собираюсь в Кумы. К сивилле. Отсюда всего час пути, и ты поедешь со мной.

— Но это же все сплошной обман, хозяин! — воскликнул александриец. — Мы, греки, придумали такую игрушку, и должен сказать, несколько веков она работала очень даже неплохо. Теперь, однако, люди уже не столь доверчивы.

— Очень хотелось бы понять, откуда взялось это семейное проклятие, — настаивал Аврелий. — Поскольку гадания во времена Тиберия запрещались, то, вероятно, оно основывалось на словах сивиллы.

— Уверен, Деифоба давно уже умерла. Как зовут нынешнюю сивиллу? — спросил Кастор.

— Амальтея. Она взяла имя знаменитой пророчицы врем Тарквиниев.

— Ах да, знаю эту историю. Сивилла предложила царю девять книг своих предсказаний за триста золотых монет, и он отказался. Тогда она сожгла три книги и предложила ему остальные, но Тарквиний стоял на своем. Последовало еще одно сожжение, и тогда царь решил приобрести по цене девяти оставшиеся три книги — те самые, что бережно хранились в Капитолийском храме до пожара. Твои предки заглядывали в них перед тем, как принять какое-то решение… Я всегда говорил, что римляне — легковерный народ!

— А вы-то сами, — возразил патриций. — Разве не вы вопрошаете души умерших или оракула в Дельфах, не вы гадаете по шелесту Додонского дуба?

— Да, — согласился секретарь, — должен признать, жрецы управляли всей Грецией во многом с помощью двусмысленных предсказаний оракулов. Но ведь и римляне тоже ими пользовались: например, Катилина заставил анкирскую сивиллу предсказать, что его семье предназначено управлять республикой, а сам тем временем готовил государственный переворот…

— Именно потому, что любое пророчество легко истолковать в нужном смысле, я и намерен выяснить все основательно, — объяснил Аврелий. — Наше предсказание вполне может быть пустой выдумкой. Здесь все говорят о воле рока, а не будь этого проклятого предсказания, говорили бы об убийстве!

— И ты надеешься найти следы двадцатилетней давности? — усомнился александриец. — Пожалей силы, хозяин! Верховая езда утомительна для поясницы, и мне не хотелось бы, чтобы ты, и без того изнуренный…

— Может, ты уже забыл, что едешь со мной. Кастор?

— Трудное путешествие… — завел тот.

Аврелий пожал плечами:

— Ну что ж, возьму с собой Сатурния.

— Мой господин, не стоит брать к этим жуликоватым грекам человека, спустившегося с гор Бруттия: они у него последнюю тунику выманят. Нет, думаю, придется мне принести себя в жертву ради твоего дела. Ладно, я поеду, но при одном условии.

— Слушаю тебя.

— Окажи мне небольшую милость. Эта Ксения действительно ловкачка. Представляешь, ей почти удалось продать мне браслет — подделку, заставив поверить, будто она украла его у хозяйки.

— Надежная служанка, ничего не скажешь!

— Вот я и подумал, у моего хозяина мало женщин в римском доме…

— Да их там полсотни! — воскликнул Аврелий.

— Старые и некрасивые!

— Ни одной старше тридцати! — возразил хозяин.

— Поэтому было бы очень славно добавить к ним новую служанку, — продолжал грек, пропустив его слова мимо ушей, — вполне порядочную и довольно хорошенькую, между прочим.

— Ты что, хочешь, чтобы я купил эту воровку? — возмутился Аврелий.

— Повторяю, на нее вполне можно положиться.

— Кастор, тебе, конечно, известно, что у меня уже есть один преступник среди слуг.

— Вот именно: двое станут следить друг за другом! — Логика грека была железной. — Очевидно, ты намекал на Париса. Он доставляет тебе кучу неприятностей, не так ли? — заключил Кастор, который терпеть не мог управляющего Аврелия, въедливого и дотошного.

— Если тебе так уж хочется, почему ты сам не купишь ее? Ты свободный человек теперь, и даже довольно богатый.

— Эта противная Елена не хочет! — взорвался Кастор.

— Ах, ты уже приценивался, — засмеялся патриций.

— У нас родство душ, хозяин. Ты бы только видел, с каким изяществом она залезает своей милой ручкой в мою переметную суму, — не слышно ни шороха!

— Похоже, она создана для тебя!

— Ее хозяйка не откажет сенатору. Если я поеду в Кумы, мне поможешь? Сейчас же пойду приготовлю сумку в дорогу. Эй, а куда она делась? Я положил ее сюда несколько минут назад, когда заглянула Ксения… О боги! — вскипел александриец, бросаясь вслед за ней.

— Наконец-то ты нашел себе достойного противника, дорогой Кастор! — рассмеялся Аврелий.

* * *

На террасе было темно и пусто. Ужинали отдельно, и никто из семейства Плавциев не вышел из своих комнат. Аврелий, уже подготовившийся к завтрашнему путешествию, воспользовался удобным моментом, чтобы поговорить наконец вдали от нескромных ушей с Еленой, красавицей вдовой Аттика.

В ночной темноте он едва рассмотрел ее, она стояла возле балюстрады, глядя на озеро. Словно повинуясь условному сигналу, двое слуг поспешили зажечь большие факелы, освещавшие здание в ночное время.

— Итак, Аврелий, ты хотел бы купить мою рабыню…

Елена медленно опустилась на ложе. Светлые волосы распущены в знак печали по плечам, ни единого украшения; вся в белом, она выглядела безутешной и очень хрупкой. И все же Аврелий не поддался на ее уловки: он знал, что нарочито небрежная прическа стоила Ксении нескольких часов работы и множества ран на пальцах, потому что требовательная хозяйка колола ее булавкой всякий раз, когда та укладывала локон не так, как хотелось Елене. Какой же великой притворщицей должна быть эта женщина, умудрявшаяся под своим легким белоснежным покрывалом ни разу не вздрогнуть от ночного холода!

— Не знала, Аврелий, что тебя интересуют и рабыни. Ты ведь славишься тем, что предпочитаешь свободных женщин, — уколола сенатора Елена, заметив его восхищенный взгляд.

Она носит свою красоту, как гладиатор меч, притворяясь, будто не ощущает его веса, подумал Аврелий. Это единственное оружие, каким она умеет пользоваться. А жертвы Елены — мужчины, те, кто способны вывести ее из мрака нищеты…

— Я очень ценю свободных женщин, это верно, — ответил он, выразительно посмотрев на нее.

— В самом деле? — усмехнулась Елена. — Лично я, конечно, никак не могу пожаловаться, чтобы ты мне докучал, благородный Аврелий… А я, подумать только, приготовилась было защищаться, ведь у тебя такая слава!

— Я отдыхаю, моя очаровательная госпожа, — поддел ее патриций. — Даже великие соблазнители время от времени нуждаются в отдыхе.

— Или, быть может, ты намерен отправить свое усталое стадо пастись туда, где трава посвежее? — с живостью поинтересовалась женщина.

Сенатор с удивлением взглянул на нее. Выходит, Елена не такая уж беспечная мать — вот ведь заметила, что юная Невия его заинтересовала!

— Из башенки открывается прекрасная панорама, — холодно ответил он. — Странно, что ты не видела оттуда, как твой муж упал в садок.

— Что ты хочешь этим сказать?

На переносице невозмутимой Венеры возникла небольшая складка, на лбу выступили капли пота.

— То, что мы с тобой хорошо знаем, прелестная Елена. Скромный муж и богатое загородное имение, несомненно, лучше, чем подвал в Неаполе, но, когда на горизонте появляется римский патриций с хорошим положением в столице и к тому же весьма недурной наружности, можно идти дальше. И единственное препятствие на этом пути — всего лишь какой-то жалкий муж…

— Паршивая собака, — прошипела женщина. — Как ты смеешь говорить такое…

— Осторожно! Когда ругаешься, сразу видно, из каких ты низов! — засмеялся Аврелий. — До сих пор тебе ловко удавалось изображать сдержанную матрону. Смотри не испорть впечатление!

— Держись подальше от меня и моей дочери! — грозно приказала Елена.

— Чтобы ты могла уничтожить всю семью и завладеть наследством? Не рассчитывай на это, дорогая, ты не родила наследника, которым могла бы прикрыться. И советую тебе не полагаться на этого спесивого Фабриция — как только ты надоешь ему, он тут же бросит тебя, словно старую, изношенную тунику!

Елена злобно посмотрела на Аврелия. Сенатор поднялся, сделав вид, будто собирается уйти.

— Подожди, — резко остановила его женщина.

Аврелий усмехнулся — змея отступила.

— Откуда ты знаешь про Фабриция?

— Ты провела у него ту ночь? — спросил сенатор вместо ответа.

— Да, — неохотно призналась Елена.

— И муж не заметил?

— Нет, я была осторожна. Аттик жутко ревновал меня.

— Что никогда не мешало тебе незаметно выскальзывать из его постели и перебираться в другую, более уютную, в башенке. Спорю, на этот раз Аттик следил за тобой.

— Если б он шел за мной, то уж точно не оказался бы в садке.

— Может, думал найти тебя именно там, у садка!

— По-твоему, это подходящее место для тайного свидания? — раздраженно спросила Елена.

— Однако Аттик пришел к садку… И кто-то помог ему упасть туда. А кто способен сделать это лучше неверной жены или ее могучего любовника?

— Фабриций был со мной.

— Всю ночь?

— Всю ночь.

— Может, он успел убить Аттика позднее… Муж находился в спальне, когда ты вернулась?

— Не знаю, мы спим отдельно.

Аврелий задумался: что выгадала бы эта жадная женщина от преждевременной смерти законного супруга? Конечно же она не надеялась выйти замуж за Фабриция. А сей самоуверенный вояка не из тех, кто женится на вдове с темным прошлым, какой бы красавицей она ни была. Может, Аттик узнал об их любовной связи и задумал развестись. Или же…

— Ты беременна? — грубо спросил он.

— Что ты себе позволяешь? — вскричала женщина и попыталась ударить его.

Аврелий перехватил ее руку.

— Я позволяю себе и это, и кое-что другое, — ответил он, удерживая ее.

Женщина кипела гневом. Аврелий видел, как от сильного волнения тяжело вздымалась ее пышная грудь, и невольно почувствовал желание. Елена тут же поняла это и лукаво улыбнулась.

— Сенатор, — вдруг нежно шепнула она, — в моих силах дать тебе то, что ты пожелаешь…

— Верно, — ответил патриций.

— Так что же ты хочешь? — проникновенно проговорила Елена.

— Хочу купить твою служанку. Продай мне Ксению. Кстати, сколько она стоит? — спросил сенатор, улыбаясь.

Женщина рывком высвободила руку.

Крепкое выражение, сорвавшееся с ее уст, не оставляло никаких сомнений в ее низком происхождении.

— И держись подальше от моей дочери! — злобно добавила она, скрываясь в доме.

9

Ноябрьские ноны

— Отсюда мы доберемся уже в два счета! — заверил Публий Аврелий, быстро продвигаясь по так называемой Кокцеевой галерее. — Всего какая-то миля, и мы в Кумах!

— Хорошее сооружение, не спорю, и даже небесполезное, — заметил Кастор с деланным высокомерием, разглядывая огромный туннель. — И все же, честно говоря, он не представляет собой никакой художественной ценности.

Сенатор возмутился. Даже это грандиозное инженерное сооружение не могло заставить упрямого вольноотпущенника признать, что римляне хоть что-то умеют делать хорошо.

Смотрел ли он на акведуки, искусственные водохранилища, самой смелой конструкции мосты, александриец всегда оставался самим собой: слегка хмурился, произносил несколько ничего не значащих слов и пускался в долгие рассуждения о недостижимой гениальности греков.

Не обращая на него внимания, Аврелий поднял голову, любуясь световыми колодцами, потом проводил взглядом тяжелые телеги, двигавшиеся в этом чреве горы.

В такие минуты он, истинный римлянин, испытывал глубокую гордость, гораздо более глубокую, чем при известии об очередной победе легионеров. Туннели, пробитые сквозь горы, холмы, превращенные в равнины, плодородные долины вместо зловонных болот и дороги — широкие, удобные, великолепные, мощенные камнем дороги, разносившие по всему свету имя и славу Рима. А еще водопровод, отапливаемые дома, разнообразные подъемники, мощные военные машины, быстрые суда, школы и термы для всех граждан огромной империи… Прогресс поистине неудержимый, с воодушевлением подумал патриций. И кто знает, к каким еще чудесам придут люди в последующие века!

— Вы, римляне, и понятия не имеете о том, что такое настоящее искусство, — охладил грек восторги хозяина. — Произведения ваших мастеров — лишь жалкое подражание творениям великих греков. Уже веками в Александрии…

— Приехали! — обидевшись не на шутку, прервал его патриций.

Большой подземный туннель выводил на дорогу, спускавшуюся к центру города.

Аврелий остановился, желая полюбоваться мысом, где множество светлых храмов выделялись на фоне темной зелени дубов и лавров.

— Когда-то здесь было очень красиво, — заметил Кастор, придерживая лошадь. — А теперь, смотри, господин, смотри, до чего довели всё твои соотечественники. Форум окружают вонючие мастерские, и город скорее похож на военное укрепление, чем на священную обитель прорицательницы.

Аврелию невольно пришлось признать, что секретарь прав. Каждый раз, приезжая в Кумы, он обнаруживал, что кустарных лавок стало меньше. Все понемногу приходило в запустение. Близость процветающего порта Путеолы,[43] в короткое время превратившегося в самый важный на побережье Кампании, разрушала старинный греческий город, и вернуть его к жизни теперь уже не мог даже священный культ сивиллы.

— Вот пещера жрицы. Займись делом, пока я поговорю с оракулом, — приказал патриций.

* * *

Оставшись один, сенатор осмотрел темный вход; длинный расширяющийся коридор вел к священной пещере.

У входа ожидала незначительная горстка верующих, которых осаждала толпа бойких обманщиков, с горячностью предлагавших таверны и лупанарии, гостиницы и приюты — все по бросовой цене, включая предсказание пророчицы.

Дела у торговцев-пройдох шли ныне не столь хорошо, как каких-нибудь двадцать лет назад, когда оракул еще привлекал немало простаков, готовых на все, лишь бы услышать обещания грядущего счастья.

Именно тогда Аппиана получила пресловутое предсказание о скромном фиговом дереве в огороде…

Странно, подумал Аврелий, первая жена Плавция слыла, видимо, легковерной глупышкой, такую легко облапошить. Отчего же ей было предсказано столь мрачное будущее? Ведь, посулив Аппиане благополучие и хорошее здоровье, скорее можно было рассчитывать на ее щедрость. А это пророчество, напротив, вызывало тревогу и звучало почти так же, как…

Размышляя об этом, сенатор встал в очередь. Однажды, много лет назад, он уже обращался к оракулу. Тогда он был молод, но не менее скептичен, чем сейчас, и хорошо запомнил долгие таинственные ритуалы, искусно придуманные для завлечения глупцов.

Теперь же жрецы особенно не заботились о том, чтобы создать подходящую атмосферу. Пещера сивиллы превратилась в некую достопримечательность, место, куда отправлялись богачи, отдыхающие на побережье, желая развлечься с помощью не совсем обычной прогулки.

— Хозяин, хозяин! — позвал его какой-то слепой старик, потянув за тунику. — Не теряй тут времени. Сивилла — безумная старуха, окруженная мошенниками!

— Очень любезно с твоей стороны предупредить меня! — удивился патриций, недоверчиво глядя на него.

— Аполлон, сивилла — все это пустая болтовня! Хочешь узнать свою судьбу — иди к жрецам Сераписа, преемникам мудрости древних египтян!

— Не слушай его! — прервала слепого полногрудая простолюдинка. — Только мы, финикийцы, поклоняющиеся божественной Астарте, можем предсказать твое будущее! Кроме того, все наши жрицы молоды и хороши собой, что не повредит такому красавцу, как ты!

— Да какая там Астарта, иди лучше к Исиде — и обретешь вечность! — вмешался продавец амулетов.

— Вечность — это слишком долго. Думаю, надоест! — рассмеялся Аврелий.

— Единственный правдивый голос — богини Мут! — посоветовал какой-то подросток, стараясь привлечь к себе внимание.

— Время настало, и придет Царство! Небеса разверзнутся, чтобы отделить верных от неверных… — проповедовал немного дальше какой-то старик в иудейских одеждах.

— Очиститесь, очиститесь, глупцы! — нестройно распевая, обступила сенатора группа ударяющих в бубны молодых людей с обритыми головами. — Возродитесь и воскреснете в Митре, спасителе!

Осаждаемый со всех сторон, Аврелий начал сердиться. Посетителей оракула было немного, и приверженцы разных культов, заметив в очереди новичка, яростно отбивали его друг у друга.

Тут сторож подал знак Аврелию — пришла его очередь войти в пещеру.

Старинный ритуал требовал, чтобы вопрошающий был голоден, а кроме того, обязательно принес в жертву Аполлону быка и Артемиде — козу. Но жрецы, стараясь упростить и ускорить дело, довольствовались теперь деньгами, а потом сами покупали животных и совершали все необходимые ритуалы.

Немного волнуясь, Аврелий прошел по темному коридору. Пещера сивиллы была полна особого очарования, казалось, здесь еще звучало эхо шагов тех, кто на протяжении многих веков, робея, входил сюда. Полумрак в пещере, полагали жрецы, должен вызывать почтительный трепет.

Неожиданно темноту прорезал луч света, упавший откуда-то сверху и осветивший клетку, висевшую под потолком, — в ней злобно усмехался жуткий мумифицированный беззубый труп.

Ярмарочный трюк, решил про себя Аврелий. И все же невольно отпрянул. Потом вспомнил: сивилла всегда пророчествовала в присутствии набальзамированного тела своей предшественницы.

Тут видение иссохшего трупа снова исчезло в темноте, и наконец появилась предсказательница.

При виде безумной старухи, которая хохотала, усевшись, словно наседка, на бронзовую треногу, Аврелий забыл о простых и понятных вопросах, которые приготовил заранее, и сразу же прямо спросил:

— Кто убил Аттика и Секунда?

Из открытого, полного пены рта сумасшедшей вырвался вопль, потом какое-то глухое невнятное бормотание.

Аврелий невозмутимо ждал. Сивилла дважды прошептала что-то неразборчивое, отвратительно кривя губы, затем умолкла, и было не похоже, что она намерена продолжать.

Патриций собирался было уйти, но неожиданно вздрогнул, почувствовав, как чья-то рука коснулась его спины. Высокий сухопарый мужчина в белоснежной тунике до пят молча указал ему на выход. Следуя за ним, Аврелий свернул в какое-то помещение, вырубленное в скале.

— Ты понял ответ священной пифии, римлянин?

— Я слышал, она что-то сказала, но… Не очень ясно.

— Только служители Аполлона могут истолковать слова бога.

— И ты, ясное дело, один из них, — заметил патриций.

— Совершенно верно, римлянин. Лишь я могу поведать тебе сокровенный смысл божественного ответа.

— Полагаю, за это потребуется некоторое вознаграждение.

— Делать подарок жрецам — древний и почетный обычай.

— Согласен, согласен. Сколько? — спросил сенатор.

— Никто не может предложить божественному Фебу менее трех золотых монет. Нельзя оскорблять бога — он поразит тебя, лишив самого дорогого.

— А я, пожалуй, рискну. Чтобы выслушать то, что ты придумаешь, готов выложить один золотой, и не больше.

— Ах, какое святотатство! Тут некий военачальник торговался, и его первенца сразила какая-то болезнь…

— У меня нет детей.

— Некий богатый торговец тоже вздумал пожадничать, и его жена…

— Я не женат. И предлагаю один золотой, — ответил Аврелий, вертя монетку в руке. — Давай соглашайся. Все лучше, чем ничего, и я уверен — то, что ты скажешь, стоит немногого.

— Напрасно насмехаешься, наглый римлянин! Пророчица Аполлона видит прошлое, настоящее и будущее. И знает все! Она сказала, что ты опасаешься за жизнь женщины.

— И кто же это, скажи на милость? Она назвала имя?

— Неверующий глупец! Бог говорил о третьем ребёнке, о дочери.

Аврелий похолодел и заговорил осторожнее:

— А еще что…

— Безбожник, приходишь в священную пещеру, отказываешься платить жалкие монеты и хочешь узнать божественные прорицания!

— Хорошо, — уступил наконец сенатор. — Дам тебе три золотых.

— Нет, шесть! Аполлон, чья стрела никогда не летит мимо цели, презирает твою скупость и теперь требует двойную плату.

Патриций возмутился. Как он попался на этот трюк для дураков, как поддался дешевым цирковым приемам, он, аристократ, образованный человек, эпикуреец!

— Сивилла видела и другую женщину, неверующий римлянин. Легкую, благоуханную, как нива, — тихо проговорил служитель Аполлона.

Нива… Невия! Боги небесные, как она смогла? Аврелий боролся со своим проклятым любопытством, чувствуя себя Тарквинием перед знаменитой Амальтеей, сивиллы, сжигавшей свои книги. Он умрет, если не узнает. В сущности, при всем его богатстве что значили для него эти шесть золотых?

— Уходи, бог гневается на тебя! — заявил ему недовольный жрец и отвернулся.

Он ждет, что я позову его, понял патриций. Это же глупо, нелепый спектакль, розыгрыш под видом сверхъестественной тайны. Но как тут устоять?

— Бери, что хотел! — крикнул он и, доставая монеты, спросил себя, не глупеет ли с годами.

Алчный жрец быстро спрятал деньги.

— Держись подальше от благоуханной нивы: она принесет тебе гибель!

Невия с развевающимися волосами, невинная и опасная…

— Что ответила пифия на мой вопрос? — настаивал Аврелий.

— Безумие — угадывать то, что судьба уже предопределила: вот ответ оракула!

— Ах, это слишком удобно! Отдай мои деньги, обманщик! — воскликнул патриций.

Но жрец уже исчез в глубине туннеля, оставив сенатора ругаться в темноте.

* * *

Аврелий вышел из пещеры, кипя от гнева. Как он позволил этому жрецу так легко обвести себя вокруг пальца?!

— Разочарован, да, красавчик? Ведь предупреждала тебя, что надуют! — утешила его почитательница Астарты.

— А что, финикийцы разве честнее? — с сарказмом усмехнулся сенатор.

— У нас, по крайней мере, можно развлечься, благородный господин! Мы гадаем, это верно, но предлагаем еще и прекрасное вино, и красивых девушек! Спорю, ты голоден и ищешь хорошую таверну. Как раз напротив святилища богини есть одна совсем неплохая. Хочешь, провожу, а ты в благодарность купишь мне небольшой кувшин легкого альбанского, нашего, из Кум, от которого кругом идет голова, и потом может произойти все, что угодно…

— Пойдем в таверну, — согласился Аврелий. Если он выбросил шесть золотых монет на этого мошенника, то уж точно мог потратить немного денег в таверне: разбитная финикиянка, пусть и не слишком опрятная, лучше всех этих вонючих предсказателей, которые соблазняли его со всех сторон.

Женщина не заставила повторять дважды и, криками разогнав конкурентов, поспешно потащила за собой столь желанную жертву. Быстро перейдя площадь, они оставили слева крепость и оказались в лабиринте вонючих улочек.

— Да где же эта твоя таверна? — поинтересовался спустя какое-то время Аврелий, уже догадываясь, что и тут пахнет обманом.

— Вот она! — воскликнула женщина, указывая на разрисованную вывеску, на которой выделялись слова: В САДУ АСТАРТЫ.

«Будем надеяться, что там не отравят», — пожелал себе изысканный гурман, входя в полуподвал, из которого доносились музыка и громкие голоса.

— Привела тебе клиента, Карина!

Хозяйка взглянула на нового гостя и оценила его дорогие одежды, украшенные драгоценными пряжками.

— В самом деле, прекрасный молодой человек! — польстила она ему, прикидывая в то же время стоимость крупного кольца на его указательном пальце и соображая, сколько же можно взять с такого богатого гостя за обед в приятном обществе.

— У нас сегодня поистине удачный день! Только что пришел еще один знатный и богатый господин и потребовал вина и танцовщиц — всех сразу. А уж как рады девушки: он веселый, молодой и хорошо платит!

Ужасное подозрение возникло у патриция. Нет, он не посмел бы! Он же верный слуга, не мог же он опуститься до того, чтобы продавать хозяйские секреты первому попавшемуся наглому жрецу в обмен на жалкие монеты!

В два прыжка Аврелий оказался на лестнице, ведущей на второй этаж, где, судя по песням и веселому смеху, празднество шло поистине с вавилонским размахом. Сенатор резко отдернул занавеску и как раз успел увидеть последнее возлияние.

Почти погребенный под тремя пышногрудыми девицами, карабкавшимися ему на колени, Кастор, уже совершенно опьяневший, заставлял ласкать себе бороду и покусывать уши, левой рукой он держал чашу с вином, правой обследовал пышную грудь одной из девиц и в то же время громко провозглашал тост:

— И пусть Аполлон подарит долгие годы моему хозяину!

* * *

— Ты едва не утопил меня! — садясь на лошадь, возмутился Кастор, с которого все еще стекала вода.

— Понадобилось холодное купание, чтобы развеять винные пары! — пояснил Аврелий с олимпийским спокойствием.

Гораздо менее мирным выглядел он еще совсем недавно, когда тащил александрийца к поилке, а потом долго держал его голову под струей, к вящему веселью девиц из таверны, прежде чем перекинуть поперек лошади, словно мешок с зерном.

Они уже поднялись на холм, когда секретарь пришел наконец в себя и принялся довольно вульгарными выражениями и жестами призывать в свидетели случившегося всех богов Олимпа, а также большинство морских и речных божеств.

— Да будет тебе известно, я удержу из твоего весьма внушительного жалованья шесть золотых, которых по твоей воле лишился, — заявил Аврелий, забавляясь возмущенными криками александрийца.

Стоило потратить эти деньги, чтобы преподать ему урок. Если бы Кастор не был порою столь незаменимым, патриций велел бы побить его палками или посадить в тюрьму за гнусный обман. Но, услышав, как тот произносит имя Спартака,[44] он миролюбиво улыбнулся ему:

— Что ты такое говоришь, Кастор?

— Да нет, ничего, господин, просто размышлял о горькой судьбе великого героя, погибшего в борьбе с превосходящими силами…

— И давно ты восхищаешься этим неотесанным гладиатором? Ты же всегда утверждал, что Спартак действовал как болван, выступив против легионеров, вместо того чтобы скрыться в Галлии, пока еще было время!

— После холодного купания, какое ты мне устроил, я смотрю на вещи с другой точки зрения: если бы мужественный фракиец победил легионеров, то пару часов назад не моя голова была бы в поилке, а твоя!

— И тем не менее, я действовал ради твоего же блага, дабы ты протрезвел.

— И добился своего, патрон, даже перестарался! От холодного купанья я полностью потерял память, а ведь, кажется, что-то должен был тебе сообщить…

«Это хитрость, уловка, чтобы не возвращать деньги, заморочив мне голову бессовестными выдумками», — подумал Аврелий и твердо решил не поддаваться.

— Если бы я снова сунул тебя под воду, в голове прояснилось бы? — спросил он, указывая на грязную лужу у дороги.

— Знаешь, господин… я изо всех сил напряг память и припомнил кое-что. Хозяйка этой финикийской таверны, где я усерднейшим образом вел расследование, пока ты не обрушился на меня, переехала в Кумы недавно. А прежде она некоторое время жила в Неаполе, где у нее тоже была таверна. Среди тамошних посетителей ей особенно запомнился некий Невий: не очень надежный клиент, не слишком аккуратно плативший. И вот недавно, приехав в Неаполь, она случайно снова его встретила. Похоже, теперь он просто набит сестерциями. Невий объяснил свое новое положение намеком на некую корову, которая начала наконец давать молоко!

— Отлично, Кастор! — не выдержал патриций.

— Простил, значит? — улыбнулся грек, приободрившись. — В сущности, я же не виноват, что ты позволил этому мошеннику водить себя за нос!

— И ты станешь утверждать, вероломный, будто совершенно тут ни при чем? — спросил хозяин, строго глядя на него.

— Мой язык на замке, господин, и я скорее дал бы перерезать себе горло, чем выдал бы твои секреты. И все же…

— И все же? — вскипел Аврелий, ожидая признания предателя.

— Знаешь, я забеспокоился о тебе и у входа в пещеру сивиллы обратился с мольбой от твоего имени к Аполлону, покровителю прорицательницы.

— И что же?

— Горячо молясь, я, возможно, невольно произнес что-то вслух, и, наверное, как раз в это время кто-то проходил мимо… Кажется, я даже припоминаю высокого старика в белом, который поспешно удалился. Но уверяю тебя, я ни словом не обмолвился с ним!

— Кто же дал тебе эти золотые в таком случае? — пожелал узнать сенатор.

— Это честно заработанные деньги, патрон! Я получил их в обмен на совет о некоторых усовершенствованиях, какие стоило бы произвести в пещере: существует простой способ поднять треножник прорицательницы. Для этого нужен всего лишь несложный потайной механизм, и тогда она будет появляться, словно летя по воздуху. Жрецы Амона, прекрасно понимавшие, что глаз тоже нужно радовать, были настоящие мастера на такие уловки.

— Хитры, ничего не скажешь!

— Столь же хитры, сколь и мстительны. Никогда не забуду, как ты спас меня из их лап… Ну что, друзья, как прежде? — заискивающе улыбнулся вольноотпущенник.

— Только если ты сообщил мне действительно все, что узнал. Разумеется, если бы ты вдруг вспомнил что-нибудь еще, я скорее пошел бы тебе навстречу и вдвое сократил бы сумму, потерянную из-за твоих неосторожных молитв, или же сделал бы тебе небольшой подарок… — сладко пообещал хозяин.

— Ладно, тогда слушай: среди пророчеств сивиллы нет и следа того предсказания!

— Что? Откуда ты знаешь?

— От жреца в белом.

— С которым ты не обмолвился ни словом, да? — вскипел патриций.

— Патрон. — Кастор развел руками, нисколько, однако, не смутившись. — Когда какие-то сведения невозможно купить, их пытаются обменять на другие. И результат того стоит!

— Выходит, предсказание поддельное, — заключил Аврелий.

— Не скажи. Вокруг Аверна много пещер, и в одной из них долгие годы жила совершенно одичавшая старуха, она давно уже умерла, местные жители считали ее очень хорошей гадалкой. Похоже, Аппиана больше доверяла ей, чем сивилле. Такое пророчество могла сделать именно эта старуха. Переедем сейчас за гору, и я покажу тебе ее прибежище.

— Мы направляемся не на виллу, Кастор, — сказал сенатор. — Раз уж мы пустились в путь, мне хотелось бы разыскать Невия. Очень интересно узнать, как поживает этот несчастный — бывший супруг Елены.

— Но он же в Неаполе! — простонал александриец.

— Вот именно. Поворачивай коня!

— Так ли уж это необходимо? — попытался отговорить его слуга. — Там без конца происходят землетрясения, и над городом навис ужасный вулкан.

— Давно потухший. — Его хозяин был тверд. — Всего лишь безобидная вершина.

— Он может проснуться рано или поздно. И тогда…

— Глупости, там нечего опасаться. Возле Везувия находится несколько больших густонаселенных городов, и все живут совершенно спокойно: Геркуланум, Стабия, Помпеи… Ладно, хватит спорить, поехали. Завтра утром хочу быть там! — поторопил его Аврелий и, пришпорив коня, галопом помчался вперед.

10

Восьмой день перед ноябрьскими идами

— Во имя Геракла, хозяин, какая грязь! Мало тебе, что заставил меня провести ночь в этой вонючей гостинице лишь для того, чтобы полюбоваться великолепной панорамой острова Низида…

— Ладно, Кастор, не так уж там и плохо, — примирительно заметил Аврелий.

— Беда в том, патрон, что ты не чувствуешь разницы в положении, хотя вроде бы и привык ко всем удобствам. Другие знатные римляне не ночуют в жалких тавернах. У каждого есть вилла на дороге от столицы до имения — специально для того, чтобы всегда ночевать в собственном доме!

— Спорю, однако, что жизнь у них не столь интересна, как у меня! И перестань ныть, посмотри лучше — вон там внизу Павсилипон,[45] вилла, принадлежавшая Ведию Поллиону!

— Похоже, пустует. Вижу только гроты из туфа.

— Еще в прошлом веке Неаполь слыл цветущим, многолюдным городом, но, казалось, он словно притягивал побежденных: Мария, когда его победил Сулла, потом Помпея, боровшегося с Цезарем, Брута и Кассия, когда Август уже практически взял над ними верх. И как видишь, город до сих пор еще расплачивается за них.

— Жаль, Неаполь был жемчужиной эллинской цивилизации, — посетовал Кастор. — Ну, понятное дело, там, куда приходят римляне…

— Греков тут теперь уже осталось совсем немного. Кто мог, давно уехал. И на место прежних жителей пришел обедневший плебс из сельской местности.

— И все же здесь до сих пор существуют гимнасии, большие школы. Самые известные люди Рима посылают сюда своих детей учиться…

— Школы только называются греческими. Учителю достаточно надеть какую-нибудь не совсем обычную тунику и процитировать кое-что из классиков, и его почитают как знатока греческой культуры. Красота местности довершает остальное.

— Я преуспел бы, если бы решил здесь остаться! В конце концов, я ведь настоящий александриец… — сказал секретарь.

— Смотри, вон там театр, где император Клавдий ставил свои комедии. Невий живет неподалеку. Постарайся разузнать о нем побольше, а я попробую его навестить.

— Хозяин. — Кастор покашлял. — Мне не хотелось бы выглядеть нахальным, но как, по-твоему, можно заставить ласточку петь? Ты же прекрасно знаешь, что люди молчат, когда в горле сухо!

Вздохнув, Аврелий передал Кастору мешочек с монетами, не сомневаясь, что больше никогда их не увидит, и, оставив лошадь, направился к дому, куда, как уверяла хозяйка гостиницы Карина, переехал недавно Невий. Человек, с которым Елена развелась, чтобы выйти замуж за Аттика.

* * *

По дороге сенатор все время удивлялся: недавно отремонтированные здания выглядели новыми и нарядными, некоторые были просто в отличном состоянии, словно и не случалось в последние годы множества разрушений из-за частых оползней. Старательные южане умели очень быстро восстанавливать свои дома… И подумать только — насмешливый Гораций назвал этот город праздным, otiosa Neapolis!

Еще пара вопросов, подкрепленных звоном монет, и патриций нашел жилище Невия. Оно оказалось совсем рядом с просторным портиком, приспособленным для школы, одной из тех, куда римляне отдавали своих детей получать образование на греческом языке. Этот язык и в самом деле звучал на улице, более того, греческим был и весь облик — от прически до сандалий — учащихся, склонившихся над восковыми дощечками, внимательно слушавших учителей и старавшихся запомнить все самое интересное.

Наметанный глаз Аврелия сразу же подметил, что многие греческие хитоны, ионийские сапожки и другая греческая обувь изготовлены искусными иберийскими ремесленниками, умевшими выставить на рынок по низкой цене любую подделку. Услышав же легкий кельтский акцент строгих педагогов, грозно размахивавших плеткой перед непослушными учениками, Аврелий понял, что учителя эти родом скорее из Немаса, Алестума[46] или какого-нибудь еще городка завоеванной римлянами Галлии, нежели из Аттики.

Но мода есть мода, и тщеславные римские торговцы тратили последние средства, оплачивая учебу своих отпрысков и не слишком придираясь к мелочам: гордость, с какой они объявляли на публике, что их сын обучался в Неаполе — в старинном и блестящем Неаполе! — вполне возмещала понесенные затраты.

Может, и Елена — гречанка только по имени, мелькнула мысль у Аврелия. Ее манера изъясняться и светлые волосы… Их цвет вполне мог быть унаследован от какого-нибудь заезжего варвара, одного из тех, что во множестве заполняли густонаселенные кварталы порта Путеолы.

Размышляя об этом, патриций постучал в дверь массивным билом в виде оскаленной львиной головы, свидетельствовавшем о пристрастии хозяина к кричащей роскоши.

Невий, солидный, крепкий мужчина, встретил патриция весьма приветливо и без всякого смущения. Он смотрел на гостя хитро и спокойно, как человек, который, решив однажды положиться на изменчивую удачу и старательно избегать тяжелых трудов, сумел наконец-то достичь своей цели.

— Отчего это вдруг тебе захотелось поговорить со мной? — спросил он, шурша своей новехонькой, с иголочки, туникой с богатым коринфским рисунком.

— Я приехал от Плавциев с Авернского озера, — ответил сенатор, не сомневаясь, что эти несколько слов вполне заменят долгие объяснения.

И в самом деле, его собеседник прочувствованно вздохнул:

— А, Елена! Мне так недостает ее… Не следовало отпускать жену!

— Ну, так порадуйся теперь, — с иронией ответил Аврелий. — Она стала вдовой, и ты можешь вернуть ее, — сообщил он, в глубине души сомневаясь в искренности Невия.

— Аттик умер? — вздрогнул тот. — О, как это печально…

Невий побледнел, и на сей раз его огорчение не казалось притворным. Возможно, он находился у Аттика на пожизненном содержании, подумал Аврелий.

— Почему ты так легко согласился на развод? — спросил патриций, прекрасно зная, что разрыв этого союза обошелся Гнею Плавцию в кругленькую сумму.

— Я любил жену, но не подходил ей, — скромно вздохнул Невий. — Елена с ее красотой достойна совсем другого мужа.

— Сколько тебе заплатил Аттик, чтобы решить вопрос? — с иронией спросил патриций.

— Я что же, по-твоему, продал свою жену? — горячо возмутился Невий, оскорбленный в лучших чувствах. — Если Плавций решили возместить потерю, что же мне — отказываться? Меня лишили семьи, так тебе мало — ты хотел бы, чтоб я еще от голода умер?

— Конечно, это нелегко — отказаться от такого сокровища, как твоя жена. Думаю, она была любящей и преданной?

— Разумеется! Кое-что болтали на ее счет, не отрицаю, но ты же знаешь, что такое злые языки, — ушел от прямого ответа Невий. — И я, во всяком случае, никогда не опускался до того, чтобы обращать внимание на подобные разговоры. Я верил своей жене, а не болтовне сплетниц!

— С другой стороны, ты ведь всегда был с ней рядом и мог сам убедиться… — начал сенатор.

— Всегда? Нет, не всегда, — проговорил Невий. — Я уезжал, приезжал, разные дела, сам понимаешь. Но, повторяю, я всегда полностью доверял Елене.

— А как же в таком случае она познакомилась с Аттиком?

— Представь себе, я сам их познакомил! Кто бы мог подумать… Человек средних лет, такой бесцветный, внешне нисколько не привлекательный… — Невий безутешно развел Руками. — Я ужасно огорчился, правду скажу, когда Елена согласилась на его предложение. Мне казалось, я намного лучше его. Но деньги — ох я несчастный! — всегда так притягивают.

— А твоя дочь?

— Я охотно оставил бы ее у себя, но Елена настояла на своем, твердила, что у меня не хватит средств на ее обучение. Дорогая моя маленькая Невия! Она так похожа на своего папочку! И так мало напоминает мать…

— Я это заметил, — согласился патриций, с любопытством оглядываясь: свежая штукатурка, тонкие ткани, новая утварь, несколько аляповатая, но, несомненно, дорогая.

— Вижу, теперь тебе живется неплохо, — проговорил Аврелий.

— На деньги, которые мне дали Плавций, я купил этот домик и сейчас думаю заняться делами. Чувствую, удача будет на моей стороне, — ответил Невий, не вдаваясь в подробности. И все же по двусмысленным улыбочкам служанок, выглядывавших из-за шторы, легко угадывалось, какого рода деятельностью намеревался заняться этот человек. — Так вот, передай Елене, что она может вернуться, когда пожелает! — великодушно заключил Невий, снова разводя руками.

* * *

Напрасная поездка, решил Аврелий, обдумывая задним числом все увиденное и услышанное. Разве что одно бесспорно — неаполитанец не мог убить Аттика. На главный вопрос, где он провел ночь, когда бедняга упал в садок с муренами, Невий дал более чем исчерпывающий ответ: двадцать свидетелей видели, как он до утра играл в кости в одной подозрительной таверне недалеко от порта.

Огорченный сенатор углубился в квартал бедняков, где жил Невий, пока не обрел нынешнее благополучие. Там его ожидал Кастор.

Здесь обстановка оказалась совсем другая: из покосившихся хижин, едва державшихся на ненадежных деревянных опорах, выбегали ватаги грязных, тощих ребятишек, их одетые в лохмотья матери готовили что-то на очагах, сложенных из камней прямо во дворе. В нескольких шагах от этих жалких обеденных столов текли грязные сточные воды, громоздились кучи зловонных отходов, и в утрамбованном колесами телег грунте там и тут виднелись открытые канализационные отверстия.

Аврелий попытался представить, как прекрасная Елена, величавая, словно олимпийская богиня, идет по этой улочке в общественную прачечную, ноги по щиколотку утопают в грязи, белоснежные руки держат корзину с грязным бельем.

Он остановился возле забитого народом термополия[47] на углу. Был час пик, и хозяин, невысокий, потный, совершенно лысый, вертелся среди мисок, кувшинов и чаш, пытаясь услужить всем многочисленным посетителям.

— Вы не знаете некоего Невия? — вежливо поинтересовался Аврелий, локтями пробив себе дорогу в толпе.

Хозяин не удостоил его даже взглядом.

— Ради всех нимф побережья, Попия! Ты что, парализована? — вместо ответа закричал он служанке с опухшими ногами. — Отнеси две миски бобов каменщикам и приготовь горячее вино! — решительно приказал он, а сам тем временем поднял сковороду, полную какой-то кипящей бурды, и вылил ее в большой кувшин, вставленный в углубление на каменном прилавке.

Добравшись до прилавка, патриций попытался привлечь к себе внимание:

— Скажите, пожалуйста… Не знаком ли вам…

— Попия! Мясо! Иди забери или будешь ждать греческих календ?[48] — прогремел хозяин, не обращая на Аврелия никакого внимания.

Патриций решился потянуть его за тунику.

— Славный человек, мне нужно узнать кое-что о Невий, он…

— Бобы, мясо и лепешка. Гороха сегодня нет, — быстро ответил ему человек за прилавком. — Оплата сразу, в долг не отпускаем.

— Я вообще-то ищу…

— Короче, будешь есть или нет? Нет, так убирайся отсюда и не мешай работать!

— Да выслушай ты меня, наконец! Я — римский сенатор и… — попытался заявить о себе Аврелий, уже в полном отчаянии.

— Лепешки готовы! — прервал его хозяин таверны, на которого слова патриция не произвели ни малейшего впечатления. — Шевели задницей, Попия!

Аврелий рассердился и уже был готов уйти. Эх, был бы здесь сейчас Кастор! — невольно подумал он.

— Сорок семь лепешек с травами и два трехлитровых кувшина вина! — закричал кто-то с порога, и в заведении неожиданно наступила почтительная тишина.

Это был он, его секретарь Кастор. Он прокладывал себе дорогу среди посетителей, одаряя всех самой обворожительной из своих улыбок.

— Как ты сказал? — с недоверием переспросил хозяин.

— Сорок семь… Нет, давай пятьдесят и отнеси в бывшую казарму гладиаторов, что за утлом.

— Но там живут бездомные…

— Вот именно! Благородный сенатор Публий Аврелий Стаций, только что приехавший из Рима, угощает обедом этих несчастных! — торжественно объявил грек, широким жестом представляя своего хозяина.

— Ах, светлейший сенатор, я же не знал… — извинился хозяин, протирая скамью для высокого гостя. — Честно признаюсь — вот уже десять лет, как мы и не надеемся…

— На что?

— На то, что приедет наконец императорская комиссия! — ответил хозяин, говоря об этом как о деле всем известном.

Аврелий молча посмотрел на него, не понимая, о чем речь.

— У меня обрушилась крыша во время землетрясения, — уточнил хозяин. — Правда, не последнего, а предыдущего, когда еще Тиберий правил… Вот уже пятнадцать лет шлю петиции, и никакого ответа. Наконец-то Цезарь вспомнил обо мне!

И тут же целая толпа просителей окружила Аврелия.

— Сенатор, вот уже пятнадцать лет, как я ночую под портиками, — с возмущением заговорил какой-то старик.

— У меня рухнул дом! — простонала вконец отощавшая женщина.

— Я потерял склад со всеми кувшинами оливкового масла!

— Что там кувшины, моя свекровь без ног осталась!

— Ты должен рассказать Цезарю, до чего нас довели! Городские чиновники построили себе дома на деньги, присланные императором, а нам не досталось ни единого сестерция!

Аврелий, на которого наседали со всех сторон, в растерянности кивал.

— Успокойтесь, славные люди, успокойтесь! — вмешался Кастор. — Прежде чем собрать ваши жалобы, мой хозяин должен срочно встретиться с одним человеком. Речь идет о некоем Невии, вам это имя что-нибудь говорит?

Раньше всех ответил хозяин таверны:

— А как же! Раньше-то он часто бывал здесь. Давно его не видно. Однако если хотите сразу же составить протокол об ущербе, я вам сейчас же покажу крышу.

— Придут люди, все осмотрят. Позднее. Расскажи нам лучше о Невии, — прекратил александриец лишние разговоры.

— О, симпатичный такой человек, — улыбнулся хозяин, — очень любил заводить разговоры с приезжими, особенно с теми, у кого кошелек потолще… Работа, говорил он!

— А ты хоть раз слышал, о чем шла речь?

— Я не вмешиваюсь в чужие дела! — обиделся хозяин.

Аврелий решил, что пора побренчать монетками.

— Ну, благородный сенатор, — прозвучал ответ, — если какой-нибудь заезжий искал приятное общество, Невий помогал ему…

— Здесь, в твоей таверне? — пожелал уточнить Аврелий.

— Сенатор, ты же знаешь, что сводничество запрещено и карается законом. Насколько мне известно, Невий просто оказывал услугу друзьям.

— Понимаю, — согласился Аврелий, направляясь к дверям.

— Господин, — остановил его грек. — Надо бы заплатить за лепешки…

— И вино! — добавил хозяин. — Хотя я, конечно, рад угостить за счет заведения такого важного магистрата, как…

— И не думай! — возразил Кастор, неожиданно проявляя великодушие. — Все по счету! — И демонстративно протянул руку Аврелию, чтобы тот положил в нее кошелек. — А это тебе, дорогая, — обратился он к Попии.

Служанка пересчитала монеты и поразилась, не веря своим глазам: может, грек с острой бородкой, столь быстрый на язык, — сам Гермес, под чужим именем спустившийся с Олимпа, чтобы помочь ей? Она огляделась, а потом поспешила следом за Аврелием и Кастором, которых вся таверна провожала благодарностями и поклонами.

— Благородные господа, благородные господа! Послушайте! Этот Невий торговал женщинами. И с моей внучкой пробовал договориться. И знаком был с одним человеком, который потом женился на его жене, он еще рыбой торговал. Я видела их вместе несколько раз. Они о чем-то спорили, словно заключали какую-то сделку! — одним духом выложила она. Потом осторожно оглянулась по сторонам и добавила: — Но я вам ничего не говорила, хорошо? — И, получив еще пару монет, Попия поспешила исчезнуть.

— Хотелось бы знать, что ты себе думаешь? — возмутился Аврелий, когда они отошли от таверны. — По твоей милости я оставил в этой дыре целое состояние!

— Не беспокойся, патрон, — ликуя, возразил Кастор. — То было выгодное вложение! Нищие, что ютятся в казарме гладиаторов, рассказали о наших двух голубках кое-что интересное. И самое малое, что можно было для них сделать, так это угостить жалкой лепешкой!

— Каждого из сорока семи? — возразил Аврелий.

— Все по справедливости. Несчастные, они живут на дворе, ожидая помощи и поддержки, которых никогда не получат, потому что все уже присвоили городские чиновники! Не мог же я отблагодарить только нескольких, ведь говорили они все хором. А как тебе хорошо известно, патрон, глас народа — глас божий!

— И что же? — сдался сенатор, и не пытаясь больше возражать.

— Невий продавал свою жену, на то и жил!

— Хочешь сказать, он был ее сводником? — изумился Аврелий.

— Не так открыто! И все же случалось, что, познакомившись с каким-нибудь толстосумом, он отпускал пару восторженных замечаний о своей прекраснейшей и добродетельнейшей супруге, а потом как бы случайно замечал, что вечером его дома не будет…

— Все делалось так, чтобы никто не посмел бы обвинить его в сводничестве, — заключил Аврелий.

— Вот именно, — подтвердил александриец. — Римский закон не слишком снисходителен к мужьям, которые торгуют своими женами.

Ну что ж — разобрались с благородным родителем, который якобы отказывается от жены и дочери, лишь бы обеспечить им светлое будущее.

А на самом деле Елена была проституткой, а Невий — ее сутенером. Какой пример для несчастной девочки, вздохнул Аврелий, идя к лошади, оставленной на площади у театра. Теперь можно было возвращаться в Путеолы.

11

Седьмой день перед ноябрьскими идами

На другой день Аврелий, пребывая в самом скверном расположении духа, прогуливался по саду, засаженному ароматическими травами, в обществе Помпонии и Плаутиллы Терции. Дамы оживленно беседовали.

Поездка в Кумы и Неаполь не принесла никаких ощутимых результатов. Правда, теперь было ясно, что собой представляет Невий и какова его роль в браке бывшей жены с богатым Аттиком. Что же касается загадочного пророчества, якобы предвещавшего гибель Аттику и Секунду, то сенатор знал о нем не больше прежнего.

И все же после поездки отношение Аврелия к героям этой истории существенно изменилось. Елена предстала перед ним в другом свете. Должно быть, она была совсем юной, такой же, как сейчас ее дочь, когда вышла замуж за Невия. Сенатор представил ее девочкой-подростком, обитательницей самого нищего квартала Неаполя, города, где она родилась и выросла. Вот она идет, гордо неся словно знамя свою утонченную красоту, и эта красота — единственное, что у нее есть.

Наверняка Елена имела возможность найти хорошего жениха или богатого покровителя, но она влюбилась и решила связать свою судьбу с ненадежным пустословом Невием, щедрым только на обещания.

Потом последовало разочарование, случайные заработки, нищета и — горькое осознание того, что ласковый и веселый муж на деле бессовестный сводник. Аврелию казалось, будто он так и слышит его слова: «Только сейчас… Сделай это ради дочери, ради нас… У этого Аттика куча денег, такая редкая удача…»

И все же, рассуждал сенатор, где уверенность, что все обстояло именно так? Елена вполне может быть жалкой блудницей, готовой отдаться первому встречному, настойчиво рвущейся вверх по социальной лестнице. Понятно, что звон сестерциев заставил ее без колебаний расстаться с неудобным мужем…

Возбужденный голос Плаутиллы оторвал его от размышлений.

— К сожалению, Помпония, такая продукция очень скоро портится. Это недостаток всех духов, даже самые лучшие из них быстро теряют аромат, — объясняла она, и было ясно, что коммерция волнует ее куда больше, чем смерть братьев.

Плаутилла настаивала, чтобы, несмотря на ужасные обстоятельства, гости обязательно посетили ее лабораторию, и теперь пространно описывала свойства того или иного растения, вовсе не думая о страданиях отца или о судьбе имения.

Приданое, появление в свете, продажа духов и притираний, статные молодые люди, которых она встретит в столице, — это и только это волновало дочь Гнея, его третье дитя.

— Коралловый порошок для чистки зубов неприятен на вкус, но его можно смешать с экстрактом мяты, — тоном знатока объясняла она подруге. — А вулканические грязи — прекрасное средство для кожи. Достаточно ароматизировать их несколькими каплями кипарисового масла, просто чтобы приятно пахли. Сырье не стоит ровным счетом ничего, зато конечный продукт можно продавать по высокой цене!

— Приготовь мне ванну, хочу немедленно попробовать! — в восторге прощебетала Помпония.

Патриций вошел в небольшое здание, и его сразу же окутали волны ярких и разнообразных ароматов. С изумлением смотрел он на все эти средства, призванные служить женским хитростям и создавать коварные ловушки для обольщения самых умных мужчин.

Ему всегда нравилось проникать в тайны женской половины дома, наблюдать за почтенными матронами и их юными дочерями; он радовался, когда ему позволяли смотреть, как разглаживают они свою кожу, пока она не станет бархатистой, как ухаживают за бровями, прикладывают к себе ткань, желая понять, идет ли им цвет.

Аврелий любил женщин — всех. Их особый мир, секреты красоты, деторождения — все это возбуждало и волновало его одновременно. И все же здесь, в этой лаборатории, он почувствовал себя как-то особенно неловко и на мгновение задумался: а что, если его любовь к женщинам, желание угождать им, соблазнять, обладать ими — всего лишь проявление невысказанного сожаления о том, что сам он не принадлежит к этому таинственному полу.

Тут он взглянул на Плаутиллу, с жаром описывавшую новый чудодейственный крем, и ее пылающие щеки напомнили ему, какой она была лет десять назад, в его постели.

Печаль, на миг посетившая его, тут же исчезла, Аврелий приободрился и успокоился.

Помпония между тем в возбуждении кружила среди разнообразных пузырьков, словно легионер на богатом складе оружия.

— Будем грести деньги лопатой! — ликовала она, уже предчувствуя, как будет изобретать новые, необычные способы их потратить.

Патриций, несколько оглушенный всеми этими ароматами, вышел на воздух. День стоял сумрачный, и даже просторная туника с длинными рукавами не защищала его от холодных порывов ветра.

Озеро тревожно светилось каким-то металлическим блеском; казалось, вот-вот обитатели царства мертвых поднимутся из его темных вод. Из сада, где росли ароматные травы, шли волны пряных запахов. Пчелы и шмели висели над последними цветочными венчиками. Несколько птичек, готовых сорваться с кустов за своими сонными жертвами, напомнили Аврелию о бедной цапле Катилине, которую безжалостно умертвили на следующий день после гибели Секунда. И все же ни цапля, ни аист, ни тем более какая-нибудь щуплая сорока не могли пробить череп, оставив в нем крохотное ровное отверстие…

Аврелию вдруг припомнилось, что в Германии, куда он ездил в качестве военного трибуна, он слышал разговоры о жестокостях, совершаемых варварами: нечто вроде человеческого жертвоприношения или смертной казни, которую там, на севере, совершали с помощью тяжелого молоточка или скальпеля.

Так что же, Секунд казнен за какое-то преступление, о котором никто ничего не знал? А Аттик за что? На руке, объеденной муренами, остались следы не только рыбьих зубов, но и крепкого и острого лезвия.

Вся эта загадочная история, подумал он, полна животных: хищники, ревевшие по ночам, жужжащие комары, страшные рыбы, рычащие собаки… Осторожно, собака!

Животные — не убийцы, говорил Секунд, и зловещая постановка с цаплей оказалась, по сути, последней насмешкой над несчастным любителем птиц! Должно быть, удар бедняге нанесли действительно неожиданно. И сделал это тот, кого Секунд совсем не опасался. Будь у него хоть малейшее подозрение, он, по крайней мере, попытался бы защититься.

Аттик тоже, между прочим, отличался достаточно крепким сложением. И нет сомнения, что, прежде чем сбросить в садок, его оглушили. Однако на теле не обнаружено следов удара. Выходит, его опоили каким-то снотворным?

Аврелий вспомнил тысячи разноцветных пузырьков в лаборатории Плаутиллы и содрогнулся. Дочь Гнея, его третий ребенок, как опытный травник изготовлявшая разные травяные экстракты, конечно же умела создавать и успокоительное питье, и ядовитое…

Сенатор осторожно двинулся по саду в поисках какого-нибудь ядовитого растения: цикуты, белены или смертоносных редких грибов, скрывающихся под безобидным кустом тимьяна.

Женщины застали его сидящим на корточках и нюхающим соцветие руты.

— Нравится? Мы используем ее для ароматизации вина. Кое-кто считает, что она усиливает любовное влечение. А на самом деле она ядовита, если принимать в больших дозах, — просветила его Плаутилла, пока Помпония нюхала другие травы.

Аврелий не сомневался, что при этом его подруга явственно слышала звон сестерциев, в которые намеревалась превратить их.

Пышнотелая матрона направилась к термам, желая немедленно испытать на себе удивительные грязи, способные мгновенно омолодить ее на добрый десяток лет.

— А мы сейчас пойдем и поговорим о приданом. Теперь оно должно стать довольно солидным! — воскликнула Плаутилла с неуместным оживлением.

— А ты не боишься умереть, как твои братья? — спросил патриций, удивленный таким равнодушием.

Плаутилла побелела:

— Что ты хочешь сказать?

— Помнишь старое пророчество? Ты ведь тоже дерево в саду. Если что-то верно в этом предсказании… — проговорил Аврелий.

— Боги, они могли бы убить и меня, я и не подумала! О, Аврелий, мне страшно! — вскричала она, бросаясь ему на шею.

Сенатор ласково погладил ее по голове, пытаясь успокоить.

— Аврелий, — простонала Плаутилла. — Как бы я хотела вернуться на десять лет назад!

— Но как? — ласково ответил патриций. — У тебя теперь есть Семпроний Приск, и ты скоро станешь настоящей римской патрицианкой!

— Да, я стану женой патриция, и мои сыновья будут заседать в курии. Мне не важно, что он женится на мне из-за денег, я все равно постараюсь быть ему хорошей, преданной женой.

— Не сомневаюсь, так и будет, — ответил сенатор.

— Аврелий, помоги мне, я уже не молода, за плечами два неудачных замужества. Я радовалась жизни, не слишком задумываясь о будущем, и ни о чем не жалею. Но с некоторых пор все складывается не так хорошо, как прежде. Помнишь, как легко мне было подцепить на крючок любого мужчину? Ты тоже попался, между прочим. А сегодня, глядя на себя в зеркало, я боюсь увидеть морщинки под белилами и с тревогой рассматриваю щеки — вдруг они обвисли? Еще несколько лет, и я стану старой и одинокой. Знаешь, я уже завидую подругам, над которыми раньше смеялась, завидую преданным супругам, живущим без всяких причуд, озабоченным только будущим своих детей… Но теперь все у меня будет иначе. Я просто не могу умереть сейчас, сейчас, когда хочу выйти замуж, иметь настоящую семью, детей, может быть…

— Не бойся, Плаутилла, я здесь, чтобы помочь тебе. С тобой ничего не случится, я позабочусь о твоей безопасности, — попытался успокоить ее сенатор, но женщине словесных утешений оказалось мало.

— О, Аврелий, не оставляй меня, побудь со мной этой ночью! — взмолилась она, совершенно перепуганная.

— А что сказал бы Семпроний? — напомнил ей сенатор. — Мне кажется, это не лучшее начало для нового брачного союза.

— Наверное, ты прав, и все же… И все же, на что мне этот муж, если меня убьют? — сказала она, шмыгнув носом.

Патриций, хорошо зная по собственному опыту, как легко с Плаутиллой перейти грань между отношениями чисто дружескими и другими, гораздо более близкими, прервал разговор:

— Постараемся, чтобы этого не произошло. Идем!

* * *

Вскоре после разговора с Плаутиллой Аврелий отправился в просторную библиотеку. Здесь стояли широкие ложа, на которых можно было с удобством читать и предаваться размышлениям. Огромных размеров армарии[49] из ценных пород дерева, с резными ажурными створками, разделенные на десятки и десятки ячеек — для каждого тома своя, — снизу доверху закрывали все стены комнаты, в торце которой открывалась большая полукруглая веранда.

Папирусные свитки на палочках из слоновой кости, отделанных черепаховыми накладками, выступали из шкафов, оказываясь прямо под рукой у читателя. Время от времени длинный ряд свитков прерывался какой-нибудь статуэткой или вазой.

Аврелий, заядлый коллекционер, сразу же заметил старинную голубку из дутого стекла, стоявшую рядом с массивным скарабеем из порфира. Замечательное помещение, удовлетворяющее самому взыскательному вкусу. Сенатор с иронией подумал, а читал ли кто-нибудь из обитателей дома эти драгоценные папирусы или же они служат лишь украшением?

Так или иначе, один усердный читатель тут все же был, причем настолько увлеченный, что даже не заметил постороннего.

Когда Аврелий дал о себе знать легким покашливанием, молодой человек оторвал взгляд от свитка и тотчас нервным движением убрал зажим, державший папирус.

— Что читаешь, Сильвий? — спросил заинтригованный патриций, стараясь как бы невзначай заглянуть в папирус.

— Хозяин разрешил мне приходить сюда, когда никого нет, — оправдывался смущенный юноша, суетливо собирая свои вещи, словно ребенок, которого застали, когда он забрался в шкаф с едой. В спешке он уронил писчее перо, и оно покатилось по полу прямо к сандалиям сенатора. Улыбнувшись, Аврелий поднял его и осмотрел затупившийся кончик.

Сильвий недоверчиво взглянул на Аврелия: с каких это пор римский сенатор знатнейшего рода поднимает писчее перо, выпавшее из неловких рук слуги?

— Ничего страшного. Можешь заточить, — успокоил его Аврелий. — А, Эрон![50] Это интересно! Вижу, ты разбираешься в механике… Ты так поспешно стал прятать свиток, что я решил — наверняка наслаждаешься какой-нибудь любовной поэмой! — пошутил сенатор и как бы случайно бросил взгляд на лежавший на столе лист. — Хорошая машина, я видел такую в Египте.

— Жрецы используют подобные устройства, чтобы обманывать людей, заставляя их верить, будто обладают сверхъестественной силой, — заговорил юноша.

— Совершенно верно, — согласился Аврелий. — «Бог Амон, — взывают они, — покажи нам свою власть, свою волшебную силу, открой двери храма!» А рабы тем временем разводят огонь под котлом с водой в подземелье, — объяснил он, указывая на чертеж. — Давление пара приводит в движение сложную систему шкивов, которые поворачивают створки на петлях. Дверь открывается сама, словно по волшебству, и верующие спешат умножить свои приношения, крича о чуде.

— Во времена фараонов эти мошенники даже запугивали простой народ предсказаниями о затмении солнца! — улыбнулся Сильвий.

— Ты многое знаешь для своих лет, — с удивлением отметил Аврелий. — А знакома ли тебе работа Эрона об автоматах?

— Нет, но я очень хочу прочитать ее! — Глаза юноши загорелись. — Никто еще до конца не использовал возможности механизмов, чтобы облегчить труд людей…

— На самом деле это всего лишь шутки, которыми хорошо удивлять в театре, — пояснил сенатор. — У меня самого есть великолепные водяные часы, которые исполняют мелодию каждый час.

— Неправда, это вовсе не забава! — возразил Сильвий, осмелившись прервать его. — Если вот такой механизм, как этот, установить на мельнице или на прессе для отжима масла…

Аврелий покачал головой:

— Достаточно нескольких рабов или пары мулов, чтобы толкать жернов. Глупо тратить деньги на подобный механизм, когда рабочие руки стоят так дешево.

— Но как же ты не понимаешь? Рабы тогда просто не будут нужны! — воскликнул молодой человек и сразу же пожалел, что сказал лишнее.

Сенатор посмотрел на него долгим, внимательным взглядом:

— Объясни получше.

— Да нет, я… — смутился Сильвий.

— Что это за чертеж ты делаешь? — настаивал Аврелий.

Сын варварки перевел дыхание и, набравшись мужества, проговорил:

— Это проект водяной мельницы. Я сделал его, следуя указаниям Витрувия.[51] Греки, конечно, талантливее нас в науках, но как инженеры римляне намного превосходят их. Посмотри, благородный Стаций, вот это соединение умножает силу машины настолько, что она может смолотить сто пятьдесят фунтов зерна за то же время, за какое двое крепких рабов смолотят только двадцать.

Аврелий внимательно рассмотрел чертеж. Потом согласно кивнул:

— Понимаю, что ты хочешь сказать: несколько таких устройств, и…

Да, Сильвий, хотелось ему добавить, как же угнетает тебя положение раба… Мечтаешь о мире без рабов и о машинах, которые их заменят…

Но он промолчал. Рабы ведь существовали, причем в таком множестве, что цена их оказывалась смехотворной. Римские легионы продвигались все дальше за пределы империи и всякий раз, возвращаясь с триумфом, приводили с собой миллионы людей в цепях. Сильвий — наивный человек, мечтатель… Или же безумец, убивший двух человек ради осуществления своих планов?

— Ты хотел бы упразднить рабство, не так ли? — прямо спросил он юношу.

Вопрос из тех, какой могли обсуждать вслух только свободные во многих поколениях люди.

Юноша помолчал, не решаясь ответить.

— Мою мать захватили в плен, но мне повезло: госпожа Паулина отнеслась ко мне с материнской любовью, а хозяин пожелал дать хорошее образование. И все же я помню о корнях и потому почитаю отца, Прокула, — ответил он, по-прежнему не признавая свое истинное происхождение.

— Я видел его; мне кажется, он славный человек. И не такой уж немощный… — заметил сенатор, спрашивая себя, мог ли старик по указке названого сына расправиться с двумя Плавциями.

— Сейчас он еле держится на ногах, но всего несколько лет назад был еще крепок. А я, хоть и вырос на вилле, много времени проводил с ним в эргастуле, где спят рабы.

— Теперь ты станешь управляющим.

— Я еще только набираюсь опыта. Управляющим быть нелегко, особенно если не хочешь прибегать к некоторым средствам.

— К плетям, например?

— Да, плети, темница, голод! — с волнением произнес Сильвий. — Здесь, да и в любом уголке латифундии, люди мрут как мухи из-за невыносимого труда, истощения, самых зверских наказаний. Какое-нибудь незначительное заболевание — и они не выдерживают. Но разве это важно? Ты же сам сказал, рабы — товар, который ничего не стоит!

— Человек, считаю я, всегда ценен, — возразил патриций.

Недоставало только, чтобы какой-то сопляк делал ему внушение — ему, кто всегда очень хорошо обращался со своими людьми, даже слишком хорошо, подумал Аврелий, имея в виду неисправимого хапугу Кастора.

— Вспомни, что тот, кого ты называешь рабом… — заговорил Сильвий.

— Дышит тем же воздухом, испытывает те же страдания и так далее, и так далее, — продолжил Аврелий, жестом выражая досаду. — Да, стоики весьма красноречивы.

— Ты не разделяешь их мысли? — огорчился юноша.

— О, мне очень нравится то, что они говорят, и совсем не нравится то, что делают, — миролюбиво ответил сенатор. — Такой моралист, как Сенека,[52] например, до того, как его отправили в ссылку, имел сотни рабов. И ему этого было мало, так он еще обрек на голодную смерть массу несчастных, одалживая им деньги в рост.

Юноша в растерянности посмотрел на него, и Аврелий решил подвергнуть его испытанию.

— А вот ответь мне, Сильвий. Что бы ты предпринял, если, предположим, стал вдруг хозяином? — поинтересовался он, думая о завещании.

— Это невозможно, — пожал плечами юноша.

— Тогда моли богов, чтобы они никогда не сделали тебя хозяином! — воскликнул Аврелий.

— Почему? Разве так уж трудно быть свободным человеком, римлянином и хозяином? На тебя посмотреть, так не скажешь! — дерзко ответил молодой человек.

Сенатор хотел было резко возразить, но, увидев, как огорчился Сильвий, не стал обижать грубостью столь неординарного человека. Он смягчился и похлопал его по плечу.

— Лучше изучай свои машины, Сильвий. Кто знает, может, однажды и в самом деле что-нибудь построишь, — добродушно сказал он и направился к выходу, провожаемый растерянным взглядом юноши.

12

Шестой день перед ноябрьскими идами

После полудня Аврелий, прихватив простыню, неторопливо шел вдоль портика в судаторий.[53]

Небо, затянутое свинцовыми тучами, и трагические события на вилле действовали угнетающе, и в этой ситуации ничего нет лучше хорошей парильни. Может, там удастся выбросить из головы заботы и печали.

«Наверное, самое время собрать вещи и вернуться в столицу, — думал он, подходя к термам. — В сущности, то, что творится на вилле Плавциев, меня нисколько не касается…»

Он вспомнил свой большой дом на Виминале, своих служанок, свое пиво, ароматное римское пиво, и даже скучные отчеты Париса о расходах по хозяйству казались не столь скучными…

Сенатор шел по портику, когда ветер донес до него чьи-то неразборчивые голоса, обрывки фраз, заглушаемых шорохом сухой листвы.

— Моя мать… — расслышал патриций и сразу узнал голос Невии.

Любопытство, как всегда, взяло верх, и Аврелий замер возле лаврового куста в позе, которая не слишком-то отвечала его высокому званию.

— Предпочитаешь нашего перезрелого Ганимеда или все-таки решила связаться с мальчишкой-слугой? — с презрением в голосе произнес Фабриций.

— Публий Аврелий — важный господин, а ты всего лишь самонадеянный хвастун!

— Нет, вы послушайте эту сопливую девчонку! Ведь только вчера выбралась из самого грязного квартала Неаполя, еще и груди-то нет, но уже строит глазки всем мужчинам подряд, а потом изображает из себя оскорбленную невинность. Ты блудница почище, чем твоя мать!

Звонкий удар крепкой пощечины прозвучал для Аврелия ясным аккордом цитры.

— Гадкая потаскуха! — загремел Фабриций, занося руку. — Сейчас я тебе задам!

— Ave, Луций Фабриций! — остановил его сенатор, выходя из-за лаврового куста. — Ave, Невия! — с улыбкой произнес он, вставая между ними.

Красавец воин так и замер с поднятой рукой. На щеке его неопровержимым свидетельством бесчестия отпечаталась ладошка Невий. Фабриций медленно опустил руку, бросив на так некстати появившегося патриция убийственный взгляд.

— Мой раб привратник воспитан лучше тебя, сенатор, — произнес он. — Похоже, ты слишком любопытен, чтобы посылать следить за мной слугу, и предпочитаешь это делать сам. Будь ты моим солдатом…

— Увы, благородный Фабриций, я не легионер и даже не твой родственник, слава богам, — спокойно ответил Аврелий. — На твою беду, я римский патриций, и ты надо мной не властен. Так что поубавь свой гнев и лучше пойдем со мной в баню: пусть наша прекрасная Невия сама решает, кто из нас двоих ей больше нравится.

Фабриций колебался, все еще кипя гневом. Сенатор по-дружески взял его под локоть и шутливо-вызывающим тоном произнес:

— Да ладно, неужели тебе нужна эта девчонка? У тебя же есть куда лучше!

Военачальник неохотно последовал за ним в судаторий, где оба разделись донага, отдав одежду рабу.

Опустившись на скамью, окутанные паром, они молча ждали, когда прогреется воздух и по их мускулистым телам струями потечет пот. Расслабляющая обстановка бани несколько успокоила сердитого легионера, и он неожиданно прервал тягостное молчание:

— Признаюсь, не понимаю тебя, сенатор Стаций. Ты аристократ из древнейшего прославленного рода, но, похоже, прекрасно чувствуешь себя среди этих плебеев. Я-то терплю их лишь потому, что они — родственники моей матери. Она же не сама, бедная женщина, попросилась замуж за рыботорговца! Откровенно говоря, их общество мне весьма неприятно, и я солгал бы, если б стал уверять тебя, что у меня сердце кровью обливается из-за гибели сводных братьев…

«А как бы ты возликовал, узнав, сколь богатое наследство обеспечили тебе эти покойники», — подумал Аврелий. Интересно, известно ли суровому полководцу новое завещание или, может, он надеется теперь, когда не стало двух наследников, завладеть при помощи Паулины всем состоянием Плавциев…

— Секунд слыл слабаком, — продолжал между тем Фабриций. — Определенно в нем было что-то ненормальное. Кто-нибудь слышал о человеке, который бы не ел мяса? — добавил он, дабы доводы его выглядели еще весомее.

— Ну конечно, — ответил Аврелий, притворившись, будто понимает с полуслова. — Пифагор, например, Эпикур и многие другие выдающиеся философы…

— Тоже, наверное, были как бабы! И потом, дело не только в еде. Ты когда-нибудь видел этого дохляка с женщиной? Даже служанок не трогал! Окажись в моем легионе такой цветочек, я бы за пару месяцев так вымуштровал его! А что Аттик? — продолжал вояка. — Лавочник, скряга и ничтожество, как и остальные из его сословия: всю жизнь только и делал, что деньги считал!

— Неудивительно, что жена его позволяет себе некоторые развлечения, — с улыбкой намекнул Аврелий.

— А, значит, и ты знаешь, — равнодушно ответил Фабриций. — Похоже, секрета тут уже ни для кого нет. Впрочем, какое это теперь имеет значение? Он мертв и похоронен, а его женщина надоела мне своими уловками. Думает, достаточно смазливого личика, чтобы вскружить мужчине голову… А дочь — та еще и похуже матери.

— Несколько минут назад казалось, что ты не так уж презираешь ее, — заметил сенатор, указывая на красную щеку Фабриция.

— Потаскуха! — вскипел тот. — Другая сочла бы за честь, что я обратил на нее внимание! Да они все такие! Наглая чернь! На что она надеется, эта девчонка, — выйти замуж за сенатора? — продолжал он, искоса взглянув на Аврелия. — Я скажу тебе, чем она кончит. Ее обольстит какой-нибудь вертопрах, наобещает золотые горы, увезет в Рим и отдаст в лупанарий! Эти провинциалки со своим узким кругозором понятия не имеют, что такое…

— Кстати… — как ни в чем не бывало прервал Аврелий. — Ты находился в постели с Еленой, когда убили ее мужа?

— Убили? — переспросил, бледнея, бравый воин.

— Мурены, разумеется! — коварно улыбнувшись, уточнил патриций.

— Да, мы были в постели, — не смущаясь, ответил Фабриций.

— Когда она ушла от тебя?

— Откуда мне знать? Я спал себе крепким сном.

— Ничего не скажешь! Привычка солдата, надо полагать, — усмехнулся сенатор.

— Совершенно верно, мой изысканный сенатор. Я во всем человек военный, не только в постели. Если у тебя есть какие-нибудь сомнения, я к твоим услугам — когда угодно и где угодно! — обозлился Фабриций, решительно поднимаясь и все больше злясь.

Аврелий тоже поднялся, хмуро глядя на него. Молча прошел в центр комнаты. Они решат свои личные проблемы здесь, вдали от нескромных глаз, как настоящие римские патриции.

И, дав наконец волю сдерживаемому до сих пор гневу, мужчины бросились друг на друга. Нагие, сцепившись в схватке, они покатились по циновке. Тишина лишь иногда прерывалась их приглушенными возгласами.

В окошко под крышей, с трудом удерживая равновесие на ненадежной ветке дерева, на них с улыбкой и волнением смотрела Невия.

13

Пятый день перед ноябрьскими идами

Сенатор Публий Аврелий Стаций прошел по пыльному току, скользя на курином помете. Во дворе находились только старики и дети. Все, кто мог держать мотыгу, работали в полях — там начинали трудиться еще до зари.

Кругом царили грязь и нищета, каморки, где жили земледельцы, выглядели не лучше собачьей конуры. Костлявая рабыня, шедшая впереди, неуклюже покачивала бедрами — злая пародия на вызывающую поступь утонченных римских матрон, которая так восхищала патриция. Сжалившись, Аврелий протянул женщине монету, отведя взгляд от ее униженной, беззубой улыбки.

Лачуга походила скорее на логово какого-то дикого животного, нежели на человеческое жилье: пять или шесть футов на четыре, затхлая соломенная подстилка. На ней сидел старик. Он плел корзину. У ног его лежала старая, облезлая собака, мастино.

— Ты отец Сильвия? — спросил Аврелий.

В глазах старого Прокула мелькнул страх.

— Я взял его мать как жену, когда хозяин привез ее сюда, — ответил он с некоторым опасением в голосе.

— Она была беременна? — прямо перешел к делу сенатор.

Старик молча опустил голову в знак согласия:

— Она была мне хорошей подругой в те несколько месяцев…

— Скажи, как она умерла?

— Ребенок плохо лежал у нее в животе. Хозяйка велела отвезти ее на виллу, позвала акушерку из Кум. Но у нее внезапно начались схватки, и больше я ее не видел.

— Ты ее хорошо помнишь?

Водянистые глаза старика затуманились от сдерживаемого волнения.

— Еще бы не помнить! Эти голубые глаза так улыбались… Она говорила только на своем языке, я ничего не понимал. Очень красивая… Самая красивая из всех, что я когда-либо встречал.

— Паулина не ревновала?

— Не очень-то красиво получилось со стороны хозяина… По отношению к новой жене. Другая неизвестно еще что устроила бы. А госпожа — нет. Знатная дама, благородная и щедрая. Она присылала нам хорошую еду, чтобы ребенок родился здоровым.

— Ты, Прокул, рожден рабом?

— Да, как и моя мать, и мать моей матери, которую купили в Капуе. И я вырос здесь.

— В твоей семье всегда все были рабами?

Старик вздрогнул и собрался было что-то ответить, но передумал и прикинулся равнодушным дураком, каким и должен быть хороший слуга.

— Но ты же хотел что-то сказать, Прокул? — осторожно заговорил сенатор, от которого не ускользнула нерешительность раба.

— Ничего, хозяин.

Аврелий хотел открыть кошелек, но Прокул решительным жестом остановил его. Патриций удивился: с каких это пор жалкий раб отказывается от денег?

— Не все были рабами, — произнес слуга, поднимая голову. — Мой дед умер свободным человеком.

— Он получил вольную? — уточнил Аврелий, хорошо знавший, что многим рабам удавалось, преодолев немало трудностей, освободиться от рабства.

— Нет, он умер на кресте, — твердо ответил Прокул. — Когда рабы убегали от хозяев и восставали… им ведь нечего было терять, кроме цепей…

Капуя! Именно там сто лет назад началось восстание, охватившее весь полуостров и заставившее содрогнуться весь Рим. Да, бессмертный, непобедимый Рим дрожал тогда от страха, какого не знал прежде, сражаясь с пунийцами, македонцами, галлами!

— Твой дед присоединился к восстанию Спартака? — спросил Аврелий, назвав имя, которое рабам запрещалось даже произносить.

— Его распяли, — тихо, с волнением проговорил Прокул. — Вместе с шестью тысячами других. Тогда никто не остался в живых.

Сенатор знал, что даже высокая цена этих крепких, отлично тренированных людей, в основном гладиаторов, не спасла их от казни. Для вечного напоминания всем восставшим кресты с разлагавшимися на них трупами стояли по многу дней — чудовищные штандарты из человеческой плоти словно говорили миру: месть Рима безжалостна и неотвратима.

И в самом деле, разве можно сравнить опасность, создаваемую варварами на границах государства, с этим внутренним войском, коварным и смертельным, солдаты которого делили с римлянами крышу, готовили еду, сторожили по ночам? Чтобы уничтожить когорты Спартака, понадобились все легионы Помпея, Красса и Лукулла — самое большое воинское соединение, какое когда-либо Рим выводил на поле боя.

С тех пор, благодаря строжайшему надзору над рабами, восстаний не было. А если какой-то безумец все-таки осмеливался поднять руку на хозяина, то всех без единого исключения слуг в доме обрекали на смерть вместе с ним…

Да, столкнувшись с гладиатором из Фракии, Рим впервые испытал страх. И теперь старик напомнил сенатору об этом, и в глазах его светилась гордость, которую так и не смогли уничтожить. Гордость, которую пронесли в своей душе три поколения рабов. А Сильвий, сын рабыни, воспитанный на рассказах, передававшихся десятилетиями из уст в уста, стыдится отца, угнетателя, и мечтает дать свободу всем своим настоящим братьям…

— Ребенок родился здоровым?

— Да, но очень слабым. Родился раньше времени и не выжил бы, если б не забота хозяйки.

— Можешь гордиться своим дедом, — сказал Аврелий, вставая. — На его месте я поступил бы так же.

— То, что нормально для свободного человека, для нас — преступление, благородный сенатор, — тихо произнес Прокул. — У раба нет чести, нет гордости. Мы умрем, как и жили, — отбросами общества.

— Воля рока неведома даже самим богам. Мойры решают судьбу человека, они прядут нить его жизни не глядя. И когда наш краткий век подходит к концу, они обрывают ее. Ничья воля не движет ими, никакая забота о справедливости, только случай… — тихо, с волнением произнес Аврелий.

Старик уже не слушал его. Утомившись от работы и волнения, он заснул прямо на своих корзинах.

* * *

— Вот подарок, который я обещал тебе, — объявил хозяин Кастору, помогавшему ему одеться.

— Хозяин, не нужно беспокоиться, — тронутый вниманием Аврелия, заговорил александриец, но, увидев подарок, тут же изменил тон. — И это вознаграждение за мои труды! — воскликнул он, взмахнув фаллосом-талисманом.

— Что? А где благодарность? Ты же сам говорил, что это старинный и очень редкий киммерийский амулет, — усмехнулся Аврелий, довольный, что хотя бы раз ему удалось провести хитрого грека. — Если хочешь, можешь спокойно продать его какому-нибудь суеверному рабу.

— Увы, безвременная смерть Секунда подорвала всю мою торговлю, — пожаловался секретарь. — Может, попробовать продать Деметрию? У рыбовода уже целая коллекция… Эй, а ты помнишь, что этот вольноотпущенник после смерти хозяина получит в наследство кучу сестерциев? Кстати, я разузнал, как он попал в милость к Плавцию. Много лет назад эта толстуха, его жена, была женщиной довольно привлекательной. Гней был еще крепок в то время и, как известно, слыл большим сластолюбцем. И вот Деметрий — поистине преданный слуга, наш знаток мурен — притворился, будто ничего не видит, и за это получил свободу и весьма привилегированное положение.

— Деметрий — крепкий мужчина, и никто лучше его не знает садки, — заключил Аврелий. — Он легко мог столкнуть Аттика с края, заманив его туда под каким-нибудь предлогом. Если бы жертвой оказался Гней, я сразу заподозрил бы его. И все же предназначенное ему ранее наследство осталось без изменений после смерти сыновей Гнея, — рассуждал он, хмуря брови. Потом покачал головой: — Ничего не получается, Кастор. Сколько ни ломаю голову, так и не могу найти убедительный мотив для убийства Плавциев!

— Да ведь он у тебя под носом лежит, господин! — возразил александриец. — Жена, изменяющая мужу, обманутый муж и неудобный свидетель любовной связи. Может, ты не решаешься обвинить Елену, пока бегаешь за ее дочерью… — усмехнулся он.

— Не говори глупости! — приказал сенатор.

Кастор пожал плечами:

— Да я, собственно, ничего дурного не хочу сказать. Просто кое-что вижу. Ты старательно побрился, долго выбирал одежду, надел самую нарядную хламиду из своего гардероба и уже полчаса не можешь выбрать подходящую пряжку. Все это бесспорное доказательство того, что ты идешь на свидание.

Патриций, задетый за живое, рассердился:

— Немного сдержанности тебе не помешало бы, Кастор. Что скажешь об этой яшме?

— Скромно.

— Булавка с гелиотропом слишком броская, и с изумрудом тоже. Наверное, лучше пряжку с ониксом… Но куда она делась?

— Боюсь, ты оставил ее в Риме, патрон, — смущенно покашлял секретарь.

— Но я же надевал ее позавчера!

— Тогда найдется рано или поздно. Только не смотри на меня так, не брал я твою пряжку, клянусь Гермесом.

— Вот именно — богом воров!

— Твои необоснованные подозрения задевают мои чувства, господин. В последнее время ты так неосторожен, так рассеян… И потом, ты же прекрасно знаешь, что нельзя доверять слугам.

— Особенно одному из них!

— Пусть тут же сразит меня своими молниями Юпитер Всемогущий, если я взял эту пряжку, пусть Аид низвергнет меня в Тартар, пусть Венера покроет мое тело бородавками, пусть Марс…

«Даже если бы он поклялся именем своей любимой Ксении, я бы не поверил ему», — подумал Аврелий, выходя в перистиль, чтобы встретиться с Невией.

Девушка ожидала его с улыбкой на устах:

— Так кто же победил?

— Ах ты, маленькая любительница совать нос куда не следует, откуда ты знаешь? — удивился патриций.

— Не так уж трудно догадаться: вы оба вышли из терм совершенно измученные! — хитро улыбнулась девушка.

— Из чего ты можешь сделать вывод: игра закончилась вничью, — подтвердил Аврелий и улегся на траве, освещенной последними лучами осеннего солнца.

— Знаешь, — заговорила дочь Елены от первого брака, — в детстве одна гадалка предрекла мне, что я выйду замуж за богатого человека очень знатных кровей. И я все время думаю: как было бы замечательно жить в Риме, среди всех его чудес. А ты о чем-нибудь мечтаешь, сенатор? Или жизнь уже дала тебе все, что ты хотел, и теперь ты изнываешь от скуки?

— Нет, — ответил Аврелий. — Я, слава богам, очень редко скучаю. Милостью богов мир полон замечательных людей.

— Вроде моей матери? — поинтересовалась Невия. — Разве ты не понимаешь, что она всего лишь продажная женщина?

— Почему ты позволяешь себе судить ее? Изображаешь из себя женщину без предрассудков, а на самом деле всего лишь маленькая моралистка! — заметил сенатор.

— Ты не ответил мне! — продолжала девушка. — Есть что-нибудь, чего бы ты еще желал на этом свете?

— Конечно. Повидать, например, страну, что находится далеко за Индией, откуда привозят шелк. Никто никогда не бывал в том государстве, но некоторые уверяют, будто оно больше и богаче Рима. Говорят, народ, что живет там, владеет секретом молнии Юпитера… Однажды на рабском рынке в Анатолии я познакомился с одним стариком родом оттуда. Кожа — как слоновая кость, а глаза — две узкие щелочки. Никто не хотел покупать его, говорили, будто он приносит несчастье…

— А ты, ясное дело, сразу же купил.

— И не пожалел. Он научил меня некоторым прекрасным приемам борьбы. Я дал ему свободу и денег. И он ушел, пешком, с палкой и котомкой на ней, отправился на родину. Сомневаюсь, что он добрался до дома, ему было восемьдесят лет!

— Ну, я-то думала, у тебя более интересные мечты, — разочарованно протянула Невия, потом, помолчав, тихо произнесла: — Собираешься в дорогу, понимаю. Кто знает, увидимся ли еще…

Аврелий посмотрел на хмурое лицо девочки и с трудом сдержал желание приласкать ее. Почему бы Невии не стать его тайной мечтой? Доступной, конкретной, вполне достижимой… Намерение уехать тут же улетучилось.

* * *

В тот же вечер сенатор вместе с Плаутиллой провел тщательный обыск.

— Мы сдвигали с места всю мебель, выбивали ковры, открывали все ящики… — жаловались служанки, показывая жалкий результат столь старательных поисков: им удалось найти лишь высохшего клопа.

Аврелий осмотрелся. В комнате Плаутиллы все перевернуто вверх дном, деревянная кровать на боку, стулья черного дерева уставлены всякой утварью, повсюду валяется одежда. На инкрустированном столе шкатулки с драгоценностями без стеснения выставляли свои сокровища: браслеты, серьги, пряжки, кольца.

Острый взгляд патриция заметил среди безделушек красивое коралловое кольцо с изображением рукопожатия. Выходит, пропавшее кольцо принадлежало Плаутилле. Может, Аппиана подарила перед смертью. Но в таком случае как могла Паулина заметить его пропажу? Значит, сама дочь взяла его из коробочки, где хранилось предсказание…

— Никаких следов насекомых, хозяйка. Можешь тут спокойно спать, — сказала выбившаяся из сил Ксения.

Убежденная, что согласно зловещему пророчеству следующей жертвой будет именно она, Плаутилла не желала слышать никаких доводов. Не помогло ее убедить и роскошное приданое. Она категорически отказалась ночевать в этой комнате и даже отвергла великодушное предложение Помпонии спать с ней в одной кровати, не сомневаясь, что злая судьба выберет именно ее, например, чтобы случайно задушить во сне.

Она хмуро смотрела на Аврелия, упрямо отказывавшегося играть роль ее личного охранника.

— Кастор! — призвал сенатор.

— Да, хозяин! — прибежал александриец.

— Проследи, чтобы закрыли ставни, а потом встань у двери и стой тут, как часовой, всю ночь, — приказал он.

— Хозяин, — пробормотал Кастор, — есть куда более простая система обеспечить безопасность госпожи. Если бы ты сам…

— И не мечтай! — сухо перебил его Аврелий.

Секретарь покачал головой, словно желая запастись величайшим терпением. Он походил на учителя, разговаривающего с учеником, знатным, но туго соображающим.

— Твое поведение по отношению к бедняжке мне кажется недостойным: выполнить ее просьбу не составит тебе никакого труда, тем более в этом нет ничего зазорного.

— Прекрати! Я уже сказал, что не намерен оставаться с нею на ночь! — отрезал патриций.

— Да, видно, ты не тот, что прежде, патрон! Раньше бы не задумываясь выполнил свой долг, — попробовал подзадорить его грек.

Но Аврелий был неколебим, и, поставив строптивого слугу у дверей Плаутиллы, он удалился.

Однако же сенатор не ограничился тем, что обеспечил подруге надежную охрану. Помня о предсказании, настоящем или поддельном, он поручил следить за пасекой немалому числу слуг, которые под руководством усердного Деметрия готовы были в любой момент отразить неожиданное нападение насекомых.

Сильвий, напротив, не чувствуя себя членом хозяйской семьи, решительно отказался от какой бы то ни было охраны. Тем не менее, по просьбе встревоженной Паулины, Аврелий все же приставил к юноше, без его ведома, молчаливых нубийцев из своего эскорта.

* * *

Наконец сенатор, облегченно вздохнув, решил, что пора отдохнуть. Однако после всех этих вечерних волнений уснуть не удавалось, и он решил выйти в перистиль, подышать воздухом.

Уже стемнело, хотя ночь еще не наступила, и полотнища на лесах ритмично покачивались, вздуваемые холодным ветром с озера. При слабом свете факелов эти развевающиеся простыни казались лицами осужденных на смерть, призраками повстанцев, распятых на дороге из Капуи.

Вдруг порыв ветра шевельнул ткань, накрывавшую последнюю фреску, и на какое-то мгновение нарисованные фигуры словно ожили: голова химеры как бы сжалась в комок, а огненный факел из львиной пасти вспыхнул красноватым отблеском.

Аврелий вздрогнул: ему показалось, что за белыми складками полотнища притаился кто-то, готовый наброситься на него, словно чудовищный пес, вышедший из Аида, чтобы отомстить за покойных Плавциев.

Сенатор отступил, спрашивая себя, почему все-таки мужчины, даже те, кто привык держать в руках меч, дрожат от страха перед тенями.

Он напрягся, весь обратившись в слух. Там действительно кто-то находился, притаившись в темноте, за этим белым занавесом… Он вжался в стену и сощурился, чтобы лучше видеть в темноте. Аврелий не ошибся. За пологом четко вырисовывался профиль и рука, державшая какой-то тонкий и острый предмет, конечно же, кинжал…

Аврелий решительно отодвинул полотнище и молниеносно набросился на противника. Правой рукой он схватил его за запястье, а левой вцепился в волосы.

— Эй, что такое? — возмутился Паллас, и кисть, которую он чистил в этот момент, полетела на мозаичный пол.

— Ты? Что ты тут делаешь? Я принял тебя за наемного убийцу! — воскликнул Аврелий.

— Я забыл почистить кисти. Не вытру вечером — на другой день не смогу работать, — объяснил художник.

— Ну, если ты часто бродишь по ночам, многое, надо полагать, видишь.

— Вижу, что нужно видеть: эти люди хорошо платят мне!

— И долго будут платить при всех этих несчастьях? — поинтересовался патриций. — А я вот строю виллу на Питекузе, и есть у меня одна рабыня — с волосами цвета пшеницы, с чистой кожей, очень высокого роста, которая…

— Ты сказал, очень высокая? — обрадовался Паллас.

— Пилястр, дорическая колонна! — преувеличил Аврелий.

Паллас раздумывал.

— Ну, так что? Не хочешь ведь ты остаться без работы среди зимы, когда строительство прекращается? Придется шута изображать…

— Шута? Я? Никогда в жизни! — рассердился художник. — У меня есть самолюбие, и я ни за что на свете не опущусь до того, чтобы развлекать гостей своим уродливым видом!

— Так что скажешь о работе на моей стройке на острове? — предложил сенатор.

— А та рабыня действительно такая высокая?

— Головы не видно! Но прежде чем взять на работу, хотелось бы убедиться, что у тебя хорошая память.

— Тебя интересует та любовная история в башенке?

— Это уже старые дела.

— И матрона, что переживает за пасынка, которому изменяет жена? — подмигнул Паллас.

— Уже лучше, — согласился патриций.

Паллас подошел к Аврелию с видом заговорщика.

— В ту ночь, когда умер Аттик, — зашептал он, — одна прекрасная госпожа возвращалась очень довольная от своего любовника… И вдруг ей навстречу свекровь, взбешенная, словно фурия, и ну хлестать ее по щекам. — Художник усмехнулся. — Сколькими же словами можно обругать потаскуху! Честное слово, никогда еще не слышал таких изощренных ругательств! Назавтра, грозила старая матрона, муж узнает об измене во всех подробностях.

— Не успела… — невольно заключил Аврелий.

— А Секунд, который все бродил по ночам, один, правда. Уверен, у него между ног явно чего-то недоставало. Потом, еще эта девственница. Ты же понимаешь, хорошая кровь не лжет, а с такой матерью… Я видел не раз, как она обольщала раба-управляющего.

Невия и Сильвий, размышлял Аврелий. Может, Фабриций не так уж не прав… Но почему все это нисколько его не забавляет?

— Смотри и впредь в оба глаза, Паллас! — посоветовал он.

— Наверняка не засну, если эта проклятая собака опять начнет лаять, — пообещал довольный художник и ушел, ругая повариху, которая, кроме всего прочего, еще и храпела.

Как только коротышка художник исчез, Аврелий принялся торопливо искать что-то среди его инструментов.

И вскоре нашел, что искал, — длинный, заточенный скальпель, который можно использовать как пробойник. Убийца пробил череп Секунда именно таким оружием. Его использовали некоторые варвары, и Фабриций, командир рейнского легиона, наверняка это знал.

Миновав мраморную арку, сенатор прошел по крытому проходу к башенке и оттуда в сад. Итак, размышлял он, Паулина знала о любовной связи Елены и Луция Фабриция. Так почему же она, столь благонравная особа, сразу не уличила Елену в измене? Возможна только одна причина: Паулина опасалась, что ее сын окажется под подозрением.

Яркая вспышка молнии осветила уснувшую виллу. Внезапно хлынул проливной дождь, от чудовищного удара грома заложило уши. Плащ тут же промок насквозь, и патриций поспешил укрыться от ливня под портиком. Но он оказался плохим спасением от осенней грозы, поэтому, подняв капюшон и скользя по мозаичному полу, Аврелий поспешил в свою спальню, снять мокрую одежду.

Наконец, раздевшись донага, он лег в постель и, тепло укрывшись, все выбросил из головы. Теперь можно уснуть. Похоже, в эту ночь больше никаких неприятных сюрпризов быть не должно…

14

Четвертый день перед ноябрьскими идами

— Аврелий, ради всех богов, проснись! — в волнении умоляла Помпония, энергично расталкивая сенатора. — Проснись, говорю тебе! Гней пропал!

Патриций вскочил, кое-как прикрываясь, и поспешно натянул шерстяную тунику.

— Паулина проснулась утром, увидела неприбранную постель, — простонала матрона. — И никаких следов Плавция!

— Вилла большая, найдем! — Он пытался ее успокоить, скрывая собственное беспокойство.

Из сада появился Кастор:

— На пасеке все спокойно, патрон. Деметрий хорошо нес службу.

Рабы носились туда-сюда, и Плаутилла, заламывая руки, причитала:

— Гнев богов обрушился на нашу семью…

В таблинум вошел потрясенный Сильвий.

— Хозяин в библиотеке, — сообщил он, смертельно бледный. — Он мертв.

Аврелий поспешил за ним. Плаутилла пошатнулась и, рыдая, упала в объятия Помпонии.

Дверь в библиотеку была распахнута, и свежий утренний ветер шевелил бумаги, лежавшие на столе. В шкафу царил полный беспорядок, словно кто-то поспешно пытался что-то найти среди бумаг.

Паулина, бледная, словно восковая статуя Ниобеи, стояла недвижно, с окаменевшим от горя лицом. Возле нее на груде папирусных свитков лежало тело Гнея с поджатыми, как у зародыша в утробе матери, руками и ногами. Голова пробита тяжелым яшмовым прессом для документов.

Патриций ошеломленно посмотрел на окровавленный пресс, испещренный старинными полустертыми иероглифами: египетский бог с радужными надкрыльями, священный скарабей фараонов: рыбы, птицы, насекомые…

Сенатор взглянул на шкаф, где совсем недавно видел этот яшмовый пресс, — красивый голубь из дутого стекла стоял на месте, целый и невредимый.

— Пророчество! — воскликнула Паулина, не в силах сдержать волнение.

Аврелий поспешил поддержать ее и усадил, дрожащую, на стул.

Нервы мужественной женщины наконец сдали. Умевшая владеть собой, не терявшая достоинства в самых сложных ситуациях, сейчас она что-то бормотала, плакала, как ребенок, измученное лицо безжалостно выдавало ее возраст и пережитые несчастья. Как истинная римская патрицианка, сдерживая горе, не давая волю эмоциям, встретила она известие о смерти пасынков, но на этот раз речь шла о ее муже, о том, кто ради ее любви бросил вызов законам и условностям. Овдовев уже во второй раз, оставшись без самых дорогих ее сердцу людей, суровая правительница семейного очага превратилась в несчастную, убитую горем женщину.

— Марк Фабриций, во всяком случае, погиб от меча… — прошептала она, когда Сильвий, бледный как смерть, появился на пороге.

Паулина глубоко вздохнула и выпрямилась.

— Уложи ровно тело отца! — резко приказала она. — Это твой долг!

Склонив голову, юноша молча повиновался.

* * *

— Очень кстати для рока, что у него оказался под рукой именно каменный скарабей, — намекнул Кастор.

— Какой там рок! — вскипел Аврелий. — Все подстроено так, чтобы мы поверили в случайную смерть: якобы Гней уронил на себя массивный пресс для бумаг, когда хотел взять какой-то свиток, и свалил вместе с ним много других… Но если бы этот пресс упал случайно, то голубь тоже должен был бы разбиться вдребезги! А он цел, и на шкафу нет даже следов пыли, поэтому невозможно установить, как стояли эти предметы раньше. Вот тебе первая ошибка. И единственная, наверное, какую допустил убийца. До сих пор все пребывали под таким сильным впечатлением от пророчества, что исключали возможность убийства.

— Думаешь, теперь они думают, что Гнея убили? — спросил грек.

— Не знаю. Паулина мыслит здраво, но молчит — вероятно, чтобы защитить сына.

— И все же именно Сильвий, а не Фабриций получает наследство! И подумать только, что еще недавно жалкий незаконнорожденный…

Сенатор в знак отчаяния развел руками.

— Он действовал не один. Нубийцы глаз с него не спускали сегодня ночью! Ему помогал сообщник: может, Деметрий. А скорее всего, его названый отец Прокул. Старый раб родился здесь, знает все уголки и закоулки, в доме и в саду… А пес оставался в своей конуре!

— А он здесь при чем, хозяин? — спросил александриец, пытавшийся понять, что происходит.

— Вечером, — объяснил Аврелий, — животных сажают на цепь у входа, и кто угодно может подойти со стороны озера, если нет этой старой собаки, лай которой иногда слышит Паллас. В те ночи, когда произошли первые два убийства, стояла полная тишина. Пес знает Прокула. Он не стал бы на него лаять, увидев, как тот подходит к садку или к вольеру. Поинтересуйся, как старик провел ночь, Кастор, но прошу тебя, чтобы он ни о чем не догадался.

— Не беспокойся, патрон. Я же понимаю, что на кону человеческая жизнь.

— И не одна, а несколько сотен.

Грек недоуменно посмотрел на него.

— Прокул — раб, — пояснил Аврелий, потемнев лицом. — Знаешь, что произойдет, если окажется, что убийца он?

— Боги бессмертные! — побелел Кастор. — Все рабы…

— Все. Все без исключения будут казнены.

— Ксения! — воскликнул александриец. — Надо что-то делать!

* * *

В просторном атрии мать и сын горячо спорили.

— Я видел его, говорю тебе! Он стоял там, под окном библиотеки! — утверждал Фабриций.

— Ночь была темная, и гроза… — возразила Паулина, озабоченная последствиями такого тяжелого обвинения.

— Я видел его, когда сверкнула молния, — настаивал Фабриций. — Подняв капюшон, он смотрел в сторону виллы. Я узнал бы его из тысячи. Этот пустой взгляд, эта странная, осторожная походка… Он же хромой, помнишь?

— Но как ты можешь быть так уверен, что Гнея убили, сын мой? Он всего лишь пытался поймать падавший свиток…

— Ты забываешь, что твой муж велел изготовить низкие шкафы именно для того, чтобы было легко достать любую книгу. Нет, я не верю в несчастный случай. И должен немедленно допросить старика, даже под пытками. Вели привести его сюда!

— О, Аврелий, наконец-то! — вздохнула Паулина, увидев сенатора. — Фабриций видел Прокула в саду вчера ночью и намерен обвинить его в убийстве. Рабы в ужасе. Если окажется, что раб убил хозяина…

— Я сам пойду сейчас и заберу его, — пригрозил взбешенный воин.

— Нет, подожди! — остановил его Аврелий и, не ожидая ответа, поспешил к жилищу рабов. Он знал по опыту, что слуги всегда первыми узнают все новости, и хотел поговорить с Прокулом, прежде чем за ним придет Фабриций.

На току почти никого не было. Даже смерть хозяина не прервала монотонный распорядок дня сельских рабов: пробуждение до рассвета под глухие удары колокола, долгая дорога по узким тропинкам, а потом изнурительная работа на твердой словно камень земле. Одни и те же движения, под палящим солнцем или дождем, повторяющиеся из поколения в поколение, и, наконец, возвращение домой с единственной мыслью в голове — о миске супа.

На току среди кур бродили две или три пожилые женщины. Мрачно и неумолчно выли собаки.

Согбенная рабыня заметила:

— Они всегда так воют, когда кто-то умирает. А вот и старый Арго идет.

Едва держась на своих лапах, появился дряхлый мастино. Аврелий дружески махнул ему, но животное ответило злобным рычанием.

— Не стоит, хозяин, он слишком злой, рычит на всех, — покачала головой женщина. — Старый хозяйский пес. В прежние годы если кто-нибудь из рабов отваживался выйти ночью из дома, то имел дело с ним. А теперь смотри, во что он превратился.

Патриций представил, как Прокул бросает что-то беззубой собаке. И мастино конечно же не лает на старого раба.

Аврелий молча направился в спальные помещения рабов, по щиколотку утопая в грязи.

* * *

— Он вытянулся на своей подстилке и больше не шелохнулся, — в растерянности рассказывал сенатор через несколько минут.

— А может, его убили? — спросил Кастор.

— Возможно! — не исключил Аврелий. — Но ему было уже за семьдесят, и это вообще чудо для сельского раба — дожить до таких лет. Может, Прокул действительно имел какое-то отношение к смерти хозяев и предпочел покончить с собой, чем терпеть пытки. Так или иначе, поскольку тут уж ничего не поделаешь, я накрыл тело старика своим плащом, положил в рот обол — оплатить переезд Харону — и ушел.

— Плащом? — забеспокоился секретарь. — Каким плащом?

— Тем, что надел утром.

— Значит, тот богатый плащ, с вышивкой, который ты обещал подарить мне? — застонал грек с пылающим взглядом.

— Разве? Что-то не припомню.

— Всякий раз, когда я расправлял тебе складки на спине! — вскричал взбешенный александриец. — Я так берег этот плащ, надеясь, что ты наконец его уступишь мне… А ты накрыл им какого-то сволочного раба, словно трупу нужна эта дорогая киренейская шерсть!

«Теперь решат, что виноват Прокул, — рассуждал Аврелий, не обращая никакого внимания на Кастора, — если же вдобавок удастся доказать, что старый раб — сообщник Сильвия, прощай наследство, все достанется вдове, а после ее смерти ее сыну… Вот почему Фабриций так старался обвинить Сильвия! Но Фабриций лжет. Я же был там как раз во время грозы и никого не видел… Разве что…»

Он внезапно прервал свои размышления.

— Скорее, нельзя терять ни минуты! — громко проговорил он. — Думаю, я знаю, как все произошло!

* * *

— Аврелий, пойдем! Фабриций приказал всех рабов в доме пометить красным, чтобы они не смогли бежать! Сделай что-нибудь, прошу тебя! — умоляла Невия.

— Не бойся, все будет хорошо, — твердо пообещал сенатор. — У него нет никаких доказательств.

— А вот и есть, — простонала девушка. — Сильвий признался!

— Что? — изумился патриций и бросился в таблинум.

Там собралась вся семья или, во всяком случае, то, что от нее осталось: молодой наследник, бледный как полотно, стоял опустив голову перед Фабрицием, осыпавшим его оскорблениями; Невия, вошедшая вместе с Аврелием, прислонилась к стене, нервно грызла ногти и пыталась протестовать, но ее никто не слушал; Плаутилла едва не билась в истерике, и, наконец, в углу плакала Елена, чуть менее прекрасная, но более искренняя, чем обычно.

Только Паулина оставалась безмолвной и недвижной, как мраморная статуя. Казалось, даже услышав признание, она все еще не могла поверить в случившееся, поверить, что этот юноша, так заботливо воспитанный ею же самой, сознается в самом ужасном преступлении из всех — в отцеубийстве.

— Подлый убийца! — кричал багровый от гнева Фабриций. — Жалкий варвар… Этот ублюдок убил своего отца, хозяина и благодетеля! Он ненавидел его…

— Так, значит, это сделал ты, Сильвий? Один, естественно! — насмешливо проговорил Аврелий.

— Да, благородный Стаций, — покорно прошептал молодой человек.

— Ну что ж, рассказывай, — продолжал сенатор. — Как это было?

— Гней позвал меня в библиотеку, чтобы поговорить о наследстве. Я узнал, что после его смерти стану богатым. Тогда я взял пресс для бумаг и ударил его. Вот и все.

— А голубь при этом не упал! И Прокул тут ни при чем, так ведь? Конечно, будь виноват Прокул, всем рабам в этом доме грозила бы мучительная казнь. Но если преступление совершил свободный человек, то отвечает только он и слуги спасены, — объяснил Аврелий. — Придумано благородно, мой юный герой, но не слишком умно.

Все устремили глаза на сенатора.

— Прежде всего, — продолжал Аврелий, — после смерти Плавция Сильвий получает не просто какое-то наследство, а все состояние.

— Тем более! — прервал его Фабриций, нисколько не удивившись.

— Однако он не мог этого знать, — возразил Аврелий, с усмешкой глядя на военачальника. — Кроме того, вчера ночью я приставил к нему моих нубийцев и могу заверить вас — он не покидал своей комнаты.

— Это же рабы! — с презрением воскликнул сын Паулины от первого брака. — Их слова ничего не стоят!

— Скажи мне, Фабриций, — спокойно продолжал сенатор, — как ты можешь быть уверен, что вчера ночью видел именно Прокула? Во мраке, да еще под проливным дождем…

— Это случилось как раз перед тем, как пошел дождь. Сверкнула молния и…

Аврелий рассмеялся:

— Это был я, Фабриций! Мне жаль, конечно, что меня приняли за старого хромого старика, но ты видел только то, что хотел увидеть, — человека, чья вина помогла бы тебе избавиться от Сильвия, пусть даже ценой жизней целой сотни невиновных людей. Моя странная походка, когда я спешил под укрытие, скользя по мокрому полу, лишь помогла тебе. И чтобы убедить всех в том, что убийца — Прокул, недоставало только признания этого молодого человека, готового пожертвовать собой ради несчастных рабов!

Фабриций упрямо качал головой. Слова Аврелия его нисколько не убедили.

— Не верю!

— Даю тебе слово, Луций. Надеюсь, что слово римского сенатора для такого человека, как ты, еще кое-что значит. Постарайся получше вспомнить события прошлой ночи.

Фабриций нахмурился и со злостью посмотрел на собеседника. Под этим взглядом, полным сомнения и досады, Аврелий почувствовал себя как ученик, одним лишь вопросом опровергший доказательство геометрической теоремы, над которой учитель промучился несколько бессонных ночей.

— Возможно, это был и не он, — весьма неохотно признал наконец Фабриций. — Но мне действительно показалось, что я узнал Прокула…

— А ты, Сильвий, по-прежнему будешь утверждать, что виноват? — пожелал узнать сенатор.

Покраснев от стыда, юноша опустил голову.

— Я солгал, — проговорил он. — Я не хотел, чтобы всех распяли…

— Великолепно, ничего не скажешь! — посмеялся патриций. — В следующий раз, когда захочешь совершить геройский поступок, придумай что-нибудь поумнее. Иногда, знаешь ли, следует проявить хитрость. Бессмысленные жертвы никому не приносят пользы. И помни — небольшая уловка порой быстрее приводит к успеху, чем самые благородные жесты, — строго продолжал сенатор.

Юноша опустил глаза, сокрушенно ожидая выговора.

— Ох, Аврелий! — в восхищении прощебетала Невия. — Ты спас его! — И при всех пылко поцеловала сенатора в щеку.

— Ну, теперь тебе конец! — шепнул ему Кастор из своего укрытия за бурдюком вина. — Вот увидишь, Паулина заставит тебя жениться на девушке еще до захода солнца.

Но матрона устало подняла голову, словно долго сдерживала дыхание, и улыбнулась.

15

Третий день перед ноябрьскими идами

Помпония собирала вещи в дорогу, покрикивая на служанок:

— Осторожно с париками, не помните локоны!

— Спешишь уехать, я вижу, — заметил Аврелий.

— Если не унесу ноги, оставлю тут шкуру. Убеждена, что бог Авернского озера за что-то гневается на Плавциев, поэтому мне не терпится вернуться в Рим. Если забыть о ядах и кинжалах, в столице живется куда спокойнее!

— Ладно, не преувеличивай, — усмехнулся сенатор. — Я-то понимаю, отчего ты так торопишься: не терпится узнать последние сплетни про императрицу!

— Ну, кое-что я выяснила и здесь, нельзя же терять навык: Мессалина[54] в близких отношениях с Урбиком, Трогом, врачом Валентом и даже с Латераном!

— Очень интересно, и кто же тебе сообщает все это…

— Фабриций, ясное дело. Кто же еще?

— Твои способности не перестают удивлять меня, Помпония. Как же ты сумела заставить откровенничать такого сурового легионера, как наш Луций Фабриций?

— Пощекотав его тщеславие. Притворилась, будто подозреваю, что он, овеянный воинской славой, тоже в числе любовников Мессалины.

— Боги, но ведь этот же метод ты применяешь и ко мне! — поразился патриций.

— Работает безотказно! Жду не дождусь, когда вернусь в Рим, чтобы все рассказать! Хорошо, что и ты едешь. Я боялась — вдруг ты решишь остаться из-за завещания.

— С ним все в порядке, мне кажется.

— Конечно. Если не считать, что оно пропало, — спокойно сообщила матрона, словно речь шла о каком-то пустяке.

— Что ты сказала? — поднялся Аврелий. — Пропало? Я ничего об этом не знаю.

— Еще бы, — пожала плечами Помпония, — ты слишком долго спал, ну как сурок! Помоги мне лучше надеть эту тунику.

Но сенатор уже не слушал ее. Слишком расстроенный, чтобы возражать, он оставил Помпонию собираться и направился в свою комнату. По пути ему попалась Ксения — девушка, ничуть не стесняясь, демонстрировала его пропавшую пряжку из оникса.

«Какой же я дурак, — подумал Аврелий. — Итак, если Сильвий вне всяких подозрений, Терция получает только приданое, то Паулина остается единственной наследницей Плавция! Паулина, никогда не любившая ни Гнея, ни своих пасынков, вполне могла и совершить три убийства, и уничтожить завещание…»

* * *

— Ты забываешь, что она находилась в комнате своего мужа, когда убили Секунда, — возразил Кастор, с которым Аврелий поделился своими соображениями.

— Жаль, что Гней не может нам это подтвердить, — ответил патриций.

— И все же нельзя исключать Елену и Фабриция из числа подозреваемых: их собственных утверждений, будто они провели ночь вместе, недостаточно.

— В таком случае зачем им было говорить, что они расстались поздно ночью? — спросил сенатор. — Если бы они хотели придумать себе алиби, то не стали бы делать это наполовину.

— Им пришлось это сделать, — возразил Кастор, — поскольку на рассвете Елену застала в перистиле свекровь.

— А значит, и Паулина не спала в ту ночь, — рассудил Аврелий.

— Но, патрон, ее никто не видел. Впрочем, было бы крайне глупо, только что совершив убийство, привлекать к себе внимание ссорой с невесткой! — заключил секретарь.

— Или же очень хитро, если она заметила, что ее видел Паллас… — проговорил патриций. — Кто еще у нас остается в качестве возможного преступника? Только Фабриций и Елена, если, конечно, ты добросовестно следил за Плаутиллой. Ты уверен, что не упускал ее из виду?

— Пусть сразит меня Гермес, если я хоть на минуту оставил ее без присмотра! — заверил александриец.

Аврелий недовольно посмотрел на него:

— Кастор, мне хотелось бы, чтобы ты оставил свою дурацкую привычку клясться богом воров. Это не производит хорошего впечатления!

— Гермес — отличный бог, он всегда помогал мне! — отшутился секретарь. — Что же касается Паулины, помнишь, как она возражала, когда Гней решил оставить состояние незаконнорожденному сыну, ведь ее-то собственному нечем платить солдатам? Фабриций из-за этого, может быть, и сошелся с Еленой… Кстати, а какова она в постели? — бесцеремонно поинтересовался александриец.

— Понятия не имею! — вспыхнул патриций.

— Хозяин, тебе нездоровится? Или ты дал обет Артемиде Девственнице?

— Кастор, отчего ты так стараешься выставить Елену в плохом свете? Боишься, что я увезу ее в Рим?

— Напротив, хозяин, я надеюсь на это! — с присущей ему искренностью уточнил грек. — Эта женщина ненадолго увлечет тебя. Меня гораздо больше беспокоит ее дочь! Когда сорокалетний мужчина начинает засматриваться на девочек… Послушай меня, оставь в покое ребенка, пусть она радуется жизни с Сильвием. А увезешь с собой — только богам известно, чем это кончится!

Аврелий не ответил. Если бы завещание нашлось и Сильвий женился бы на Невии… Как же он не подумал раньше?

Почему никто, даже его циничный секретарь, не заподозрил в убийстве эту лисичку?

* * *

А спустя пару часов Аврелию пришлось побеседовать с Сильвием. Молодой человек был чрезвычайно взволнован.

— Хозяин говорил мне о каком-то наследстве, но я не знал, что он назначил меня единственным наследником, — сказал молодой человек.

— Это твой отец, — возразил сенатор. — Перед смертью он признал тебя.

Сильвий криво усмехнулся:

— Решился наконец… Лишь потеряв двух сыновей, вспомнил о третьем.

— Фабриций прав: ты ненавидел его, — строго произнес сенатор.

— Да, — еле слышно произнес Сильвий.

— И все же он недурно обращался с тобой, — заметил Аврелий.

В самом деле, у скольких еще слуг текла в жилах хозяйская кровь? Сколько потомков благородных Мариев, Юлиев и Антониев жили в цепях и дрожали от ударов плетьми в каждом римском доме? Сколько кровосмешений происходило ежедневно между единокровными братьями и сестрами из-за того, что они ничего не знали о своем родстве? Никто не отваживался говорить об этом.

Гней всегда заботился о Сильвии, дал ему образование, необходимое для надежного будущего, задолго до того, как лишился других наследников. И тем не менее Аврелий догадывался, что этот юноша, не питавший к Плавцию никакой благодарности, скорее гордился бы своим происхождением от Спартака, чем от богатого торговца рыбой.

— О нем не очень хорошо отзывались, — произнес Сильвий. — Однажды мне довелось случайно услышать разговор двух гостей о том, чем Гней занимался во время правления Тиберия. Какие-то весьма сомнительные дела, которые вряд ли позволили бы ему с чистой совестью явиться в Рим. Отсюда и его любовь к сельской жизни, именно поэтому он удалился сюда, на берега Авернского озера.

— И ты веришь этим сплетням, Сильвий? — миролюбиво спросил Аврелий.

— Но ведь и в самом деле Гней сколотил свое состояние в те времена, когда другие падали замертво под мечом палача.

— Я тоже выжил при Сеяне, при Тиберии и Калигуле. Пришлось выкручиваться, признаюсь. Другие, менее осторожные или, может, более честные и бескомпромиссные, чем я, потеряли все. Они сделали свой выбор, и он, безусловно, похвальный. Но, как я уже говорил тебе, не всегда героическое самопожертвование или красивая смерть — подобные тем, что риторы приводят в качестве примера в книгах по истории, — делают жизнь лучше. Так или иначе, копание в прошлом Гнея ничего не изменит. Хороши ли, плохи его деяния, он твой отец.

— Я перестал ненавидеть его. Теперь он, в чем мать родила, сидит в лодке Харона, а там слуга ничем не отличается от короля.

— И ты станешь paterfamilias, полноправным хозяином имения, настоящим римским гражданином…

— Никогда не соглашусь на это… — решительно заявил Сильвий.

Аврелий улыбнулся с едва заметной насмешкой.

— Ох, согласишься, мальчик мой… Во всяком случае, после того, как тебя немного поупрашивают, твоя чрезмерная гордыня умолкнет.

— Гордыня? У слуги? — со злобой воскликнул вольноотпущенник, сжимая кулаки.

— Да, и намного больше, чем та, что может продемонстрировать знатный Луций с присущей ему спесью, юный Сильвий! Кстати, о Луции Фабриции. Имей в виду, что, если не отыщется завещание, он станет управлять тут по-своему: будет держать рабов впроголодь, изводить непосильным трудом, забивать плетьми. Сам видишь, для всех было бы лучше, если бы наследство оказалось в твоих руках.

— Не могу, — повторил юноша, но уже не так уверенно.

— Ты должен! Ты не имеешь права оставлять людей в руках этого мясника только из-за какого-то мнимого благородства, лишь бы покрасоваться перед самим собой! — воскликнул сенатор, беря Сильвия за руку. — Тебе неприятно, понимаю. Ты всегда презирал хозяев, а теперь судьба обязывает стать одним из них!

— Я не справлюсь, — посмотрев на Аврелия, проговорил юноша, и по лицу его потекли слезы.

Патрицию показалось, он что-то увидел в его темных глазах. Они словно что-то напомнили ему, почудилось сходство с другим лицом…

— Утри свои женские слезы, Плавций Сильван! Ты уже мужчина, римлянин, глава семьи. И не можешь больше позволить себе слабость! Будешь повелевать рабами, вершить справедливость, управлять имением. Вставай, пора!

Юноша словно очнулся. Он выпрямился, стараясь принять решительный вид.

Привыкнет, решил про себя Аврелий. Не так уж это и сложно — быть хозяином. Пожалуй, самое легкое ремесло на свете.

Сенатор продолжал строго смотреть на него, пока не убедился, что тот полностью взял себя в руки.

— Ave atque vale,[55] Плавций Сильван! — попрощался он с Сильвием и удалился. Да защитят его боги, подумал Аврелий. Путь этому юноше предстоит долгий и трудный. Впереди — не только радости и удовольствия…

* * *

Помпония строго взглянула на него:

— У тебя нет сердца, Аврелий, ты разочаровал меня.

— Тебе не удастся вызвать у меня угрызения совести, подруга. Плаутилла слишком уступчива, особенно если ее утешает мужчина, а я уж точно не девственная весталка. И мы с тобой прекрасно понимаем, чем бы все закончилось, если бы я остался с нею на ночь, — возразил сенатор, качая головой.

— Ты бросил ее на произвол судьбы, отдал в руки убийц, — продолжала упрекать Помпония.

— Нет, дорогая, — поправил ее патриций. — Не забывай, что ее оберегал Кастор.

— И ты доверяешь этому лентяю греку? А мне служанка сказала, что проходила ночью по коридору, но никого там не видела. Вместо того чтобы сторожить ее, как ты приказал, твой секретарь конечно же дрых без задних ног в каком-нибудь укромном уголке!

— Боги! Если дело обстоит так, то это же все меняет! — в гневе воскликнул Аврелий и бросился в комнату грека, а в сознании один за другим возникли вопросы: где была Плаутилла во время убийства Аттика? И правда ли то, что ее брат не хотел давать ей приданое? И как оказалось среди ее драгоценностей то коралловое кольцо?

Перед его глазами одна за другой промелькнули сцены: молодая, избалованная женщина, оставшись без матери, узнает, что отец собирается снова жениться; видит, как новая жена завладевает драгоценностями Аппианы, которые должны были достаться ей: тайком открывает ларец, перебирает украшения и одно из них, не удержавшись, надевает на палец — кольцо дешевое, мачеха не заметит. Ее внимание привлекает странная раскрашенная подвеска, она рассматривает ее, и камея открывает секрет загадочного предсказания. Проходят годы, и вот представляется случай использовать мрачное пророчество, и она действительно решает воспользоваться им. Следуя стихам оракула, убивает братьев, чтобы завладеть состоянием, не сомневаясь, что никто ее не заподозрит…

* * *

— Где он? — закричал Аврелий, с грозным видом входя в комнатку Ксении. — Давай его сюда!

Легкое поскрипывание матраса сразу обнаружило убежище Кастора.

— А теперь ты мне все объяснишь! — Аврелий почти рычал от гнева, схватив Кастора за волосы.

— Не здесь, хозяин, прошу тебя! — умолял секретарь. — Я все расскажу, но только не здесь…

Ухватив александрийца за тунику, Аврелий притащил его в свою спальню и швырнул, словно мешок овса, на красивый мозаичный пол.

— Так ты выполнил мой приказ? Так охранял Плаутиллу Терцию всю ночь?

— Конечно, патрон, позволь мне объяснить…

— Подлый обманщик! В коридоре никого не было!

— Это верно, хозяин, — признался секретарь. — И тем не менее…

— Тогда говори, бездельник, пока я не свернул тебе шею! — вскипел Аврелий, выходя из себя от возмущения.

— Как ты приказал, хозяин, я неотлучно сторожил девушку.

— Хватит лгать! Где ты шатался, несчастный слуга? Возле двери тебя не было!

— Совершенно верно. Возле — нет, хозяин, а за дверью — да…

Сразу Аврелий не понял, что хотел сказать Кастор, но потом до него дошло.

— У меня не такое черствое сердце, как у тебя! — продолжал секретарь обиженным тоном несправедливо осужденного человека, которому приходится доказывать, что он невиновен. — И поскольку ты постыдно уклонился от исполнения святого долга, пришлось взять дело в свои руки. Как ты часто напоминаешь мне, я всего лишь слуга, а хороший слуга должен делать все возможное для благополучия и безопасности хозяев.

— Ты хочешь сказать, что провел ночь в постели Плаутиллы? — с недоверием спросил Аврелий.

— Не в постели, патрон, а на ковре, — уточнил александриец.

— Ах ты, негодяй! — вскипел сенатор. — Даже я, римский патриций, потомок древнего и знатного рода, не посмел воспользоваться…

— Вот именно! — прервал его Кастор. — Ты — господин и должен соблюдать некоторые условности, дабы не подмочить репутацию. У меня же таких проблем нет. Как скромный служащий я только пытаюсь приносить пользу и стараюсь изо всех сил каждый раз, когда мои скромные услуги востребованы.

Это было уже слишком! Бесстыжий слуга посмел овладеть свободной женщиной без малейшего уважения к аристократу Семпронию, который ожидал свою невесту, уверенный в ее добродетели! Аврелий молча смотрел на Кастора, не зная, велеть ли задать ему плетей или поздравить с победой.

— Патрон, эта беззащитная девушка находилась в опасности… — оправдывался Кастор.

Аврелий расхохотался:

— Девушке, о которой ты говоришь, уже почти сорок и за плечами у нее двое мужей и немыслимое количество любовников!

— Среди которых ты сам, хозяин, — безжалостно напомнил ему секретарь.

— Из твоего рассказа следует, что Терция не имеет никакого отношения к смерти отца…

— В тот момент, когда печально кончил свои дни Гней Плавций, голова девушки была занята совсем другим, — заверил вольноотпущенник. Потом, оправляя помятую одежду, спросил: — Могу ли я рассчитывать на твою скромность, хозяин?

— Конечно, — ответил Аврелий. — Если эта история дойдет до ушей Семпрония Приска…

— Я не Семпрония опасаюсь, хозяин, а Ксении, — пояснил Кастор. — У нее тяжелая рука!

— Ксения! Приведи ее сюда, сейчас же! — приказал патриций.

Вскоре девушка уже входила в комнату. Она робко встала, опустив глаза.

— Тебе известно, что воров наказывают плетьми? — Сенатор старался говорить как можно строже.

— Хозяин, твою пряжку я нашла на полу в коридоре… — бесстыдно солгала служанка.

— Как и коралловое кольцо! — усмехнулся Аврелий, рассеянно поглаживая плетку.

— Я даже не видела его никогда, хозяин, клянусь головой брата! — ответила она. — Можешь поискать в моих вещах, если не веришь!

— Только время тратить, — с презрением ответил сенатор, — ты избавилась от него, спрятав среди драгоценностей Терции в тот день, когда мы проводили обыск… Боялась, что его найдут в твоей спальне. Да, пожалуй, наказание плетью недостаточно. Знаешь, я продам тебя!

— Сжалься, хозяин, — бросилась на колени Ксения, краем глаза все же следя за реакцией своего обвинителя. — Я бедная и беззащитная, у меня нет больше никого на свете…

— Даже брата, да, лживая змея? — разозлился Аврелий, хватая плетку.

— Прости меня, умоляю, я сделаю все, что ты только пожелаешь! — рыдала она, при этом незаметным движением обнажив свои красивые стройные ноги.

— Расскажи про кольцо, на этот раз правду, иначе… — Аврелий не завершил угрозу, надеясь, что так она произведет больше впечатления.

— Я украла его, хозяин, — призналась Ксения, — но это был первый и единственный раз… Представляешь, там лежало столько украшений, и гораздо более ценных, а я взяла самое простенькое… Потом, когда ты велел перевернуть весь дом, чтобы найти насекомых, я побоялась, что его найдут у меня. Пожалуйста, хозяин, ну хочешь, побей меня, но только не отправляй на рынок рабов — кто знает, куда я попаду!

Сенатор воздержался от обещаний. Совершенно необходимо преподать урок этой лживой негодяйке. Перед тем как ее купить, полезно будет слегка и припугнуть.

Кастор привлек к себе девушку, стараясь утешить. Аврелий тем временем сел за стол, на котором стоял бокал вина. Как же ему хотелось выпить любимого пива, вернуться наконец в Рим! Только бы вот разгадать эту тайну…

* * *

Паулина выглядела осунувшейся. Опухшие глаза полны тревоги.

— Хочу поговорить с тобой об одном очень важном деле, Аврелий.

— Ты имеешь в виду пропажу завещания, не так ли?

Матрона печально кивнула.

— Мы думаем об одном и том же? — спросил патриций, опасаясь ранить ее.

— Фабриций — человек чести. Если окажется, что я ошиблась, ни за что не признаюсь, что считала его виновным. Тем не менее, я обещала Гнею, что выполню его последнюю волю, и, как бы трудно ни было, я намерена сдержать слово.

— У тебя есть основания полагать, что твой сын украл завещание?

— Да. Я сама с ним говорила об этом еще до смерти моего мужа. Мне хотелось, чтобы он знал, какая часть достанется ему по наследству, и чтобы не рассчитывал получить остальное. Он пришел в ярость, и я довольно долго его успокаивала.

— Но ведь он с таким пренебрежением говорит о деньгах… — напомнил сенатор.

— Дело не в деньгах, совсем не это его так взбесило, — подтвердила Паулина. — В чем угодно можно обвинять Фабриция, но только не в жадности. Однако он не понимает, как Гней Плавций мог предпочесть ему — ему, Фабрицию! — незаконнорожденного сына. В его глазах документ, объявляющий наследником и paterfamilias отпрыска какой-то германской варварки, не имел никакой силы.

— Почему же в таком случае ты обращаешься ко мне за помощью? Луций Фабриций глубоко уважает тебя, и твоего материнского авторитета вполне достаточно, чтобы он вернул украденное.

— Тут дело в другом, Аврелий. Он любовник Елены. Я не слепа и не глупа и все давно поняла. И все же решила сделать вид, будто ничего не знаю. Аттик сам должен был позаботиться: она его жена. Однако и бесстыдство имеет свои пределы. И когда однажды ночью я увидела, как она выходит из башенки с распущенными волосами, с размазанной краской, с таким наглым выражением лица, я не удержалась и отхлестала ее по щекам. В тот момент я намеревалась на другой же день рассказать все Гнею и пасынку, чтобы прекратить это безобразие, которое могло плохо отразиться на репутации семьи. Но как раз наутро нашли тело Аттика в садке с муренами. Тогда я решила промолчать, опасаясь за Фабриция, который, как любовник жены покойного, оказывался первым, на кого пало бы подозрение.

— Твой сын, однако, поступил хуже…

— Да, он совершил ужасную глупость, и, возможно, ему придется дорого заплатить за нее. Теперь, Аврелий, он в большой опасности. Вот почему мне нужна твоя помощь.

— Ты в самом деле решила исполнить волю Гнея, хотя это и не отвечает твоим интересам?

— Да, именно так я и хочу поступить, — гордо заявила матрона. — Найди завещание Гнея, сенатор Стаций. Любой ценой!

16

Накануне ноябрьских ид

— Кастор, у меня беда. Как заставить Фабриция отдать эти проклятые доски? А вдруг он их уже уничтожил? — посетовал Аврелий в полном расстройстве.

Секретарь не растерялся.

— На твоем месте я непременно нашел бы их, патрон, — подсказал он шепотом.

— Легко сказать… Не самому же мне их делать! — сказал сенатор. И вдруг осекся. — Минутку… Кастор!

— Слушаю, хозяин. — Грек опустил глаза.

— Чем ты занимался в Александрии?

— Ювелирным делом, патрон. Изготавливал геммы, резные камни, печати… — скромно ответил секретарь. — Злые языки утверждали, будто я, стремясь совершенствовать свое мастерство, незаметно подделывал печати некоторых богатых торговцев… Поэтому волей-неволей пришлось оставить это занятие. Обвинение было совершенно необоснованным, господин, — с достоинством заверил вольноотпущенник, — хотя признаю, что тот давний опыт мог бы в некотором смысле пригодиться и сейчас. К сожалению, должен с такой же определенностью добавить, что с точки зрения несправедливых законов моя деятельность, продолжи я в том же духе, была бы противоправной. Однажды я уже рисковал виселицей как фальшивомонетчик. Чтобы снова пойти на такой риск, мне необходимы веские причины…

Аврелий вздохнул:

— Сколько?

— Неужели ты думаешь, будто деньги заставят мою совесть замолчать? — оскорбился Кастор. — Я имел в виду девушку, что стонет в цепях…

— Хочешь, чтобы я купил Ксению? Договорились! — милостиво согласился хозяин, который уже раньше решился на сей рискованный шаг.

— Ксения и пятьсот сестерциев. Не потому, что меня интересуют материальные блага, разумеется. Но девушка требует расходов.

— Ты уверен, что сможешь точно воспроизвести утраченный документ? — осторожно поинтересовался Аврелий.

— А зачем тебе непременно точная копия, хозяин? Если позволишь, дам совет, как проще решить задачу.

«Неоценимый Кастор, — думал сенатор, пока александриец излагал ему свой план, — он стоит того, во что обходится, и того, что ворует у меня!»

* * *

Фабриций в раздражении прошелся по небольшой комнатке в башенке и с яростью набросился на Аврелия.

— Они поддельные! — вскричал военачальник вне себя от гнева, отшвырнув деревянные дощечки, изготовленные Кастором.

— С чего ты взял? — возразил сенатор. — Мы с Паулиной подписали их как свидетели. Вот печати — наши и твоего отчима.

— Не обманывай меня, Стаций. Ты нарочно подделал эти таблички, чтобы помочь своему другу Сильвию. Что он тебе пообещал взамен? Эту маленькую плутовку Невию, надо полагать?

— Документ настоящий, Луций. Твоя мать присутствовала, когда мы составляли его.

— Лжешь! — вскипел Фабриций, позеленев от злости.

— Нет, он говорит правду, — подтвердила Паулина, неслышно появившись в башне.

Фабриций в растерянности посмотрел на нее.

— И ты на стороне незаконнорожденного раба, ты, столько лет терпевшая этого вонючего рыботорговца…

— А теперь хватит, Луций Фабриций! — властно потребовала матрона. — Если у тебя есть доказательство, что этот документ поддельный, покажи его. Или избавь нас от своих глупых возражений.

— У меня есть доказательство! — торжествуя, вскричал Фабриций. — Посмотрите на печать: здесь изображен крылатый змей, изрыгающий пламя, хвост его заворачивается влево. На настоящей печати, напротив, он заворачивается вправо!

— Откуда ты знаешь? — спросил Аврелий.

— Я бывал здесь тысячу раз и прекрасно помню. Кроме того, есть много других документов Плавциев, чтобы подтвердить это!

— А язык змеи в какую сторону повернут, сын мой? — мягко спросила Паулина.

— Тоже вправо, и здесь он действительно верно воспроизведен — длинный и раздвоенный, как на оригинале!

Матрона устало опустилась на стул, закрыв лицо руками.

— Что с тобой, мама? — заботливо спросил Фабриций, подходя к ней.

Паулина помолчала, прежде чем ответить. А когда заговорила, в голосе ее звучала горечь:

— Ты хорошо помнишь печать Гнея, сын мой. Только одного ты не мог знать: мой муж месяц назад велел сделать новую печать, потому что старая треснула. И на старой пасть у змея закрыта.

Фабриций, казалось, утратил дар речи.

— Так где же ты видел этот раздвоенный язык, Луций Фабриций? — с насмешкой поинтересовался Аврелий.

— Мама… — произнес Фабриций, бледнея.

Паулина вдруг резко поднялась, быстро завладела поддельными дощечками и спрятала их в своей тунике.

— Ты ошибся, сын, и с языком змеи, и с тенью Прокула. Теперь ты сам отдашь мне настоящее завещание, то, где хвост повернут в верную сторону.

С приглушенным стоном воин подошел к шкафчику, достал оттуда сверток из красной ткани и молча протянул матери.

— Теперь все в порядке, Аврелий, — сказала Паулина, прижимая сверток к груди. — Это всего лишь недоразумение, которое следует поскорее забыть. Скажу, что нашла дощечки в вещах Гнея.

Недоразумение, отметил про себя сенатор, с тремя убитыми?

— Это действительно то, чего ты хочешь, мама? — спросил Фабриций.

— Чего я хочу, не имеет значения. Против судьбы не пойдешь.

— Мама, я сделал это ради тебя, чтобы вознаградить за все эти годы…

Фабриций закусил губу. Унижение, какое он перенес в присутствии Аврелия, жгло душу, словно соль на ране, но еще больше терзало опасение, что воровство это навсегда лишит его уважения горячо любимой матери.

— Ничего не случилось, Луций. Не волнуйся — вскоре вернешься в легион, на свое место, которое когда-то занимал и твой отец. Ведь ты родился не для того, чтобы быть земледельцем, — утешила она сына, положив ему руку на плечо.

— Повинуюсь твоей воле, — согласился солдат и почтительно склонил голову.

Почувствовав, что сейчас он здесь лишний, Аврелий неслышно удалился.

* * *

Сенатор лежал в своей спальне совершенно расстроенный.

Все сначала! Три насильственные смерти из-за какого-то предсказания, сделанного двадцать лет назад! Неужели остается винить только злой рок? Чем больше ломал он голову, тем более убеждался, что ключ к загадке нужно искать в прошлом, когда обнаружилось это пророчество. Луцию Фабрицию исполнилось тогда шестнадцать или семнадцать лет, достаточно, чтобы его придумать… Нередко бывало, что пасынки наследовали состояние отчима. Август, например, оставил в наследство Тиберию, сыну своей жены Ливии от первого брака, целую империю…

Предположим, размышлял Аврелий, Фабриций убивает, рассчитывая получить все состояние, потом обнаруживает, что в завещании наследником назван сын рабыни, поэтому он крадет документ, и только безупречное поведение Паулины мешает ему осуществить свой план…

— Ave, сенатор Стаций!

Невия вошла неслышно и закрыла за собой дверь. Изысканный наряд, обнажавший плечи, делал ее взрослее и женственнее. Даже слишком, подумал Аврелий, заметив складочку между грудями.

— Украла тунику у матери? — с иронией поинтересовался он.

— А что, не нравится? — пококетничала девушка и на цыпочках подошла к нему.

Ситуация неловкая, подумал патриций, пытаясь сохранить спокойствие.

— Я — женщина, сенатор, — продолжала Невия, — и не говори мне, что ты мог бы быть моим отцом…

Аврелий, как раз собиравшийся напомнить ей об этом, вовремя прикусил язык.

— Ох, Аврелий, зачем притворяешься, будто не понимаешь? Мы с мамой остались без всяких средств. У тебя же денег больше, чем у Креза, и как мужчину тебя еще тоже рано сбрасывать со счетов…

— Сердечно благодарю, — ответил патриций, почувствовав себя столетним старцем.

— Моя мама хочет попросить тебя увезти ее в Рим, но я решила опередить ее. Не думаю, что она твой тип.

— Вот как! А ты, значит…

— Мне только шестнадцать, я девственница и хорошо воспитана. Тебе не придется стыдиться меня. И потом, совсем не обязательно жениться на мне, я ведь плебейка, и ты можешь взять меня к себе как сожительницу.[56] Это же нормально, когда такой знатный господин, вдобавок и неженатый, имеет сожительницу. Я не докучала бы тебе.

Аврелий не верил собственным ушам. Если бы у Невии хватило здравого смысла подождать, пока первый шаг сделает он…

— Напротив, — возразил он, — ты доставила бы мне уйму хлопот. Ты напориста, бесстыдна, не знаешь никакой меры… Заявляешься ко мне в спальню, как если бы я… К тому же нисколько мне не нравишься, — солгал он.

Девушка улыбнулась и закинула руки ему на шею:

— Нравлюсь, сенатор!

— А Сильвий? — все еще с недоверием спросил патриций.

— Ах, все так быстро изменилось. Еще вчера я была неприкосновенной kyria Невией, да, без денег, но свободной, а он — всего лишь слугой, которому даже смотреть запрещено на молодую хозяйку…

— Что, тем не менее, не мешало ему делать это, — заметил Аврелий, задетый за живое.

— Теперь же, напротив, он стал Плавцием Сильваном, paterfamilias, а я остаюсь бедной родственницей, зависящей от его великодушного гостеприимства.

— И тогда ты подумала: «За неимением лучшего, мне не остается ничего другого, как соблазнить сенатора!»

— Глупый, не так! — упрекнула она его. — Ты всегда мне очень нравился… — Она одарила его нежным взглядом. — Римский патриций, твои предки сражались кто вместе со Сципионом при Заме, кто вместе с Цезарем при Фарсале… Женщины тебя обожают, мужчины завидуют, а я…

Влажные губы Невии коснулись его шеи.

«Проклятая девчонка! Отчего бы ей не соблазнять своего Сильвия, а меня оставить в покое? Так нет, она бредит Римом и его чудесами: мраморными колоннами и пышными праздниками. Ничего не поделаешь, — решил Аврелий и, наклонившись, поцеловал девушку. — Ей нужен Рим, и я могу ей дать его. А почему бы и нет, в конце концов? Проведу с ней несколько месяцев, вспомню молодость, а потом найду хорошего мужа среди моих клиентов,[57] побываю на ее свадьбе и…»

— Я люблю тебя, сенатор, — со страстью в голосе произнесла Невия. — С первой же минуты, как увидела!

Аврелий выпрямился. Это не должно случиться. И не случится.

Он вдруг крепко сжал ее. Девушка, испугавшись, попыталась высвободиться. Хотела оттолкнуть его дрожащими руками, но не смогла. Патриций крепко держал ее еще некоторое время и насмешливо улыбался.

— Ну, так куда подевалась знатная дама, решительная и уверенная в себе? — презрительно рассмеялся он, грубо бросив ее на кровать.

— Не трогай меня! — В глазах Невии теперь был один лишь страх.

Не раздумывая больше, Аврелий набросился на нее.

— Нет, — закричала девочка. — Не так!

Он отпрянул, и Невия тотчас вскочила.

— Разве не этого ты хотела? — с сарказмом поинтересовался сенатор.

Прислонившись к стене, Невия смотрела на него с обидой и ненавистью.

— Думаешь, наверное, договориться с моей матерью? — сердито бросила она ему в лицо.

— Ах ты, маленькая самонадеянная эгоистка! — ответил Аврелий, не скупясь на выражения. — Девственница и хорошо воспитана: кому, по-твоему, ты обязана всем этим? И если тебе не пришлось продавать свое тело на улицах Неаполя с благословения драгоценного папочки, то потому лишь, что твоя мать делала это вместо тебя!

Невия смотрела на него с такой злобой, какую могут испытывать только очень молодые люди.

— Подлец! — проговорила она сквозь зубы, поправляя помятое платье.

Потом пригладила волосы, пришедшие в беспорядок, и отступила к двери, не отрывая взгляда от патриция, холодно смотревшего на нее.

— Ave atque vale, Невия, — тихо попрощался с ней Аврелий, пока девочка бежала через перистиль. — Живи счастливо со своим Сильвием, у меня ты пробыла бы недолго.

И вздохнул, испытывая сожаление.

* * *

— Вот это да! — пришел в восторг Кастор. — Не верю своим ушам: ты дал ей убежать! — Для циничного грека благородный жест Аврелия, отказавшегося от Невии, послужил всего лишь очередным доказательством преждевременного увядания хозяина.

Аврелий не помнил, когда еще так смеялся его секретарь, разве что в тот день, когда выманил сто сестерциев у ненавистного Париса в обмен на лживое обещание переселиться в Каппадокию.

— Годы делают тебя безнадежно чувствительным, — с издевкой произнес грек.

— Зато с тобой такого не случается, верно?

— Стараюсь быть осторожным, патрон. У меня тоже есть свои слабости, но я пытаюсь хотя бы с ними бороться. Однако теперь благодаря тебе славный Сильвий кроме состояния Плавциев получит и Невию. От меня не ускользнуло, как он смотрел на нее своими черными глазами.

— У Сильвия черные глаза. У Гнея Плавция были голубые, как и у германской рабыни, — прервал его Аврелий, размышляя. — Кроме того, когда он кривит губы, на лице его появляется, как мне кажется, какое-то знакомое выражение…

— Цвет глаз не наследуется от родителей, хозяин. Фульвий и Маура, твои римские приятели, оба черноглазые, а у одного из их детей глаза светло-голубые, — напомнил александриец.

— Да, но я имел в виду как раз совсем другое, — уточнил сенатор. — Знаешь ли ты родителей с голубыми глазами, у кого дети не были бы голубоглазыми?

— Знаю. Семья Эмилиев, — тут же ответил секретарь.

— Но у них сын — приемный, — возразил Аврелий. — И все же Сильвий мне кого-то очень напоминает… — задумчиво произнес он.

— Можно полюбопытствовать, кого? — осторожно поинтересовался Кастор.

Аврелий не ответил. Если то, о чем он подумал, верно, тогда все, все объясняется очень просто: убийство Плавциев, завещание, старая собака…

Глупо просить у богов то, что можешь раздобыть сам, учил мудрый Эпикур. Говорят, от судьбы не уйдешь. Но если кто-то преисполнен железной решимости изменить предначертанное? Наверное, он пойдет ради этого на все, даже на три страшных убийства…

17

Ноябрьские иды

Прощальный ужин после стольких несчастий в доме не мог, разумеется, быть веселым.

В мрачной тишине, заполнившей дом, молчала даже Помпония — лишь теребила кисти мягкого ложа. Плаутилла — лицо осунувшееся, без косметики — выглядела именно такой, какой и была: худая провинциальная дурнушка, уже далеко не молодая, дважды разведенная; военачальник Луций Фабриций, в свою очередь, не скрывал недовольства, что приходится занимать второстепенное ложе, в то время как почетное место на длинной стороне стола предназначено Сильвию.

Паулина, напротив, заняв без всяких разговоров свое место рядом с молодым главой семейства, в который уже раз делала хорошую мину при плохой игре. Рядом с нею новый хозяин, похоже, собрался играть свою роль до конца.

Елена, нахмурившись, сидела в углу. Ее необыкновенная красота не очень-то помогла ей в жизни: использованная мужем как товар, проданная за деньги, с презрением отвергнутая любовником-аристократом, она оказалась теперь ни с чем. А худшее ожидало впереди. Очень скоро дочь тоже отшвырнет ее, словно поношенную, вышедшую из моды тунику, в которой неловко появиться в приличном обществе.

Аврелий, весь настороже, расположился рядом с Фабрицием и посмотрел Невии прямо в глаза. Девушка в смущении потупила взор.

Потом сенатор оглядел сотрапезников.

Кто-то из них убил троих человек.

И теперь Аврелий знал, кто это сделал.

* * *

Ужин прошел не слишком гладко, хотя Сильвий держался прекрасно, терпеливо выслушивая все ядовитые замечания Фабриция. В конце трапезы он взял слово и заговорил спокойно и уверенно.

— Судьба ожесточилась против этого дома, — сказал он, — и уничтожила большую часть семьи. И все же с помощью милостивых богов и повинуясь воле моего отца Гнея Плавция, я согласился занять место, которое без этих чудовищных смертей никогда не стало бы моим. Отныне вместе с именем Плавция Сильвана я беру на себя все обязательства, связанные с моим именем и моим положением. Прежде всего, я намерен дать жизнь детям, которые продолжат мое дело в будущем. Под руководством мудрой Паулины я совершил сегодня свой первый важный шаг как глава семейства и римский гражданин — я отправил Невию послание, в котором прошу руки его дочери.

Елена так и подскочила в полнейшем изумлении:

— Невия, тебе следовало посоветоваться со мной!

— Согласия моего отца более чем достаточно, — с вызовом ответила девушка. — В любом случае тебе не о чем беспокоиться. Как мать хозяйки дома ты сможешь жить тут сколько угодно, — заверила она со злобным удовлетворением.

— Очень мило, ничего не скажешь! — прошипел Фабриций, побагровев от гнева. — Прекрасный брачный союз: разбогатевший сын какой-то варварки женится на нищей простолюдинке, и все это на средства Плавциев, в ущерб благополучию матери семейства!

— Я дала согласие, Фабриций! — сказала Паулина. — Не волнуйся — ты получишь свое, как и Плаутилла. Речь идет о весьма солидных деньгах.

— А… проклятие? — спросила Помпония.

— Оно больше не действует, моя дорогая, — вмешался Аврелий. — Смоковница в огороде даст свои плоды, и даже то, что предсказано Невии, вот-вот свершится.

— Должна опровергнуть твои слова, сенатор, — ответила девушка. — Оракул обещал, что я выйду замуж за человека знатнейших кровей. И все же я счастлива, хоть он и ошибся. В последнее время я довольно близко познакомилась с двумя патрициями, и мне этого вполне достаточно.

— Однако я не уверен, что оракул ошибся. Иногда предсказания сбываются, — негромко произнес Аврелий.

Невия, казалось, не поняла, что он имел в виду, но один из сидящих за столом понял, и лицо его внезапно побелело.

* * *

— Я ожидала тебя, сенатор. — Голос Паулины звучал мирно. — Ты уже давно все знаешь?

Аврелий глубоко вздохнул, пытаясь держаться как можно спокойнее и скрыть неловкость, мучившую его.

— Предсказание исходило от тебя, — заговорил он, — и ты вполне могла совершить все убийства, в том числе убить и Секунда. Ты отлично знаешь травы, мне сказал об этом Деметрий. Тебе нетрудно было дать снотворное Гнею и притвориться, будто бережешь его сон. Потом удар скальпелем: ты ведь тоже — не только Плавций и Фабриций — жила среди германцев. Но когда, решив исполнить последнюю волю Гнея, ты пошла против собственного сына, я подумал, что ошибся: ты, которая должна была бы уничтожить завещание, предприняла все усилия, чтобы доказать его подлинность. Правда, тогда я еще не знал почему…

— Это не имеет значения, Аврелий. Я неизлечимо больна, а потому постараюсь ускорить дело. Совсем скоро я сяду в ладью Харона.

— Без угрызений совести и сожалений?

— Я сделала то, что должна была сделать.

— Звери тоже убивают, защищая своих детенышей… — заметил сенатор.

Паулина выпрямилась и закусила губу.

— Не понимаю, что ты хочешь сказать. Если бы я запятнала руки в крови ради моего Луция, разве ты помог бы мне найти подлинное завещание? — ответила женщина дрогнувшим голосом.

— Я говорю о другом твоем сыне… — поправил ее Аврелий. — О Сильвии. Потому что ты его мать, Паулина, разве не так? Помню, как ты настаивала, как просила поставить стражу под его окнами в ту ночь, когда погиб Гней. Ты хотела, чтобы он оказался вне подозрений.

— И ты все понял! — воскликнула матрона, бледнея. — Ты ему ничего не сказал, верно?

Аврелий кивнул.

— Благодарю тебя. Сильвий должен верить, что он законный наследник Плавциев, и поступать соответственно.

— Ты спланировала все восемнадцать лет назад, когда Гней был еще далеко.

— Он никогда не был мне мужем! — воскликнула матрона. — Я не обязана была хранить ему верность. Мой муж, единственный, настоящий, — это Марк Фабриций: нас разъединили силой, но не смогли разрушить нашу связь. Он приехал ко мне, тайком, во время короткого отпуска, повредив себе спину, потому что скакал день и ночь. Мы любили друг друга, Аврелий, с самого детства. Свадьба соединила нас в тот день, когда он надел мужскую тогу. Наши дети умирали, но затем родился Фабриций, сильный и гордый, как его отец! Потом война, опасности, засады… То был последний раз, когда мы виделись. Он уехал, пообещав, что по возвращении заставит Плавция развестись: ему нужна была большая победа в Германии, чтобы противостоять воле императора. Я вернулась бы в свой дом, и этот смехотворный брак с торговцем рыбой остался бы лишь дурным воспоминанием. Месяц спустя мне сообщили о смерти Марка, а я обнаружила, что жду ребенка.

Аврелий слушал пожилую матрону, не решаясь поднять на нее взгляд.

Убийца, почти два десятилетия вынашивавшая свой чудовищный план, каждый день улыбавшаяся тому, кого собиралась безжалостно уничтожить в подходящий момент, кому давно подписала в душе приговор… И все же, несмотря на все это, почему Паулина не внушала ему ужаса?

— Мой муж, конечно, заставил бы меня отказаться от ребенка: он ненавидел Марка и понимал, что я все еще люблю его. Сначала я думала бежать, чтобы, родив дитя, отдать его каким-нибудь друзьям, преданным семье Фабрициев. Потом вернулась бы к Гнею — я была готова заплатить жизнью за свою измену. Ребенок мой был бы спасен, хотя и остался бы в неизвестности… он, в ком текла чистейшая римская кровь!

Аврелий представил на минуту Паулину молодой и прекрасной — вот она поглаживает свой живот — живот, носивший плод, который она будет защищать любой ценой… Да, как дикие звери, как неукрощенная тигрица…

— Потом Плавций вернулся и привез эту варварку, уже беременную. Пробыл всего несколько дней, и мне удалось скрыть свое состояние. Только моя старая кормилица знала. Она родилась в семье хозяев,[58] была глубоко предана Фабрициям, ради нас она жизнь отдала бы. И никто никогда ничего не заподозрил бы, кроме, быть может, Секунда. Он тогда очень любил меня, не смея проявить свои чувства. Он видел лошадь Марка в ту ночь и понял, что какой-то мужчина посетил меня в отсутствие мужа. После этого Секунд стал совершенно другим. Не думаю, что он заметил мою беременность, но с тех пор я стала в его глазах потаскухой. Однажды я застала его в своей комнате. «Ты ничем не отличаешься от других женщин», — заявил он мне. И пожелал получить свое. Или он все расскажет отцу. Я сопротивлялась, и он взял меня силой. Это случилось только однажды. С тех пор я больше с ним не разговаривала, разве что на людях. Он замкнулся в себе и перестал добиваться меня, но все время следил за мной своими злыми глазами…

Аврелий слушал не перебивая.

— Родила я молча, не издав ни единого стона. И сразу же увидела, что ребенок, мой сын, появился на свет красивым и здоровым. Но тогда мне этого показалось мало — мало, что он жив, мне захотелось дать ему все, что по праву принадлежит ему и что Гней отнял у него. Я взяла женщину-варварку в дом — все знали, что она вынашивает ребенка хозяина. Я убила ее своими собственными руками и сказала, что она умерла при родах Сильвия. Я назвала его так, потому что он был рожден тайком, словно звереныш в чаще, и отец его встретил смерть в далеком лесу[59]… Когда Плавций вернулся, его тронуло мое отношение к ребенку, и он преисполнился уважения ко мне. Придумать пророчество оказалось нетрудно, а притвориться, будто я нашла его случайно, еще проще.

— Ты заставила мужа признать Сильвия, притворившись, будто вовсе не хочешь этого. Но в то же время ведь были и другие наследники… Их-то следовало убрать с дороги.

— Я убила Аттика, заманив его в сад запиской об измене его жены. То, что Елена ему изменяет, я знала уже давно. Вечером я дала ему питье, чтобы он двигался как в полусне. И не жалею: он всегда относился ко мне как к чужому человеку, как к пиявке, приехавшей из столицы, чтобы растратить его драгоценные деньги.

— Ты отрубила ему кисть руки, в которой он держал записку, и бросила на съедение муренам.

— Нет, на самом деле я зарыла ее неподалеку, потому что не могла вырвать записку из его пальцев.

— Собака, которая тебя знала, не залаяла. А с Секундом еще проще…

— Он не страдал, слава богу. Хватило всего лишь одного удара, когда он наклонился, чтобы рассмотреть ложный след, на который я указала. Ты все правильно понял, Аврелий. Я научилась этому в Германии, а из комнаты вышла, когда муж уснул, выпив напиток, который я приготовила ему специально.

— Но Гнея ты, однако, убила с помощью скарабея.

— Да, я думала его отравить, чтобы потом в огороде нашли труп, обмазанный медом и покрытый насекомыми. Тогда пророчество сбылось бы полностью. Но ты поставил охрану у пасеки, и планы пришлось изменить.

— Ты ждала почти двадцать лет, когда сможешь осуществить их!

— Я ждала бы еще столько же, если бы понадобилось.

— А Прокул?

— Его я не убивала. Он был стар и перепуган. Скорее всего, у него не выдержало сердце.

Аврелий покачал головой:

— Но почему ты сделала все это именно сейчас, спустя столько времени?

— Мне осталось жить несколько месяцев, приходится спешить. Не говоря уже о том, что ты приехал к нам и мог защитить завещание. Я решила положиться на тебя. Любого другого Фабриций подкупил бы.

— Хорошо знаешь своего первенца…

— Нет, он честный человек, поверь мне. Но у него свои взгляды и другие мерки.

— А что было бы, если бы я счел его виновным?

— Ты не смог бы, Аврелий. Ты бы обязательно проверил, была ли его одежда мокрой в ту ночь, когда умер Гней. А она была сухой.

— И в самом деле, я проверил. Я знал, что невозможно выйти из башенки, не испачкавшись, а в библиотеке не оказалось ни капли воды, поэтому я не сомневался в его невиновности. Убийцей могла быть ты, но я не понимал, что толкнуло тебя на это, пока не увидел в глазах Сильвия какой-то особый, неповторимый свет.

— Непросто заметить такой свет в глазах раба, — улыбнулась женщина. — Значит, он похож на меня?

— Да, Паулина. И он так же кривит губы, как его брат.

— Это особенность Фабрициев. Все мужчины в этой семье так кривят губы! — с гордостью призналась матрона. — Я вернула ему наследство и дала ему имя. Когда-нибудь, надеюсь, он сможет заседать в сенате… Плавций Сильван, римский сенатор. Звучит? Я могла бы умереть счастливой, сознавая, что не напрасно испачкала руки в крови, если бы один слишком умный патриций не раскрыл мой секрет…

Аврелий посмотрел на убийцу. На нее должна опуститься секира в наказание за чудовищные преступления. Но тогда завещание тотчас аннулировали бы и на Авернском озере никогда не появились бы механизмы, движущие мельницами…

— Да вздумай я рассказать такую невероятную историю, кто мне поверит? — задумчиво проговорил сенатор. — Повороты судьбы бывают порой столь неожиданны, столь странны… а жизнь иногда оправдывает ложное предсказание.

Слеза благодарности затуманила на мгновение глаза убийцы.

— Мое сердце устало, Аврелий, у меня больше нет сил. Тебя известят о том, что я быстро и гордо укоротила свои дни, выбрав достойный римской патрицианки способ.

— И это все? — спросил сенатор, подавляя волнение.

— Да, все, — ответила Паулина, поднимаясь и протягивая ему руку. — Ave atque vale, благородный Стаций.

В ту ночь светила луна, и небо после стольких грозовых туч наконец-то очистилось.

Патриций обернулся, желая последний раз взглянуть на очерченный в проеме арки величественный силуэт женщины, гордостью и жестокостью похожей на царицу Кибелу,[60] Великую мать земли. И тогда он почти невольно произнес стихи Катулла, которые тот посвятил своему покойному брату:

— Et in perpetuum ave atque vale, Паулина…

Он попрощался с ней. Навсегда.

18

Восемнадцатый день перед декабрьскими календами

Утром в день отъезда Аврелий пришел в библиотеку, чтобы проститься с Плавцием Сильваном. Молодой человек, полностью освоивший роль paterfamilias, сидел прямо, горделиво выпятив грудь, со строгим выражением на лице. От патриция тем не менее не ускользнуло неловкое движение, каким он спрятал руки под столешницу, чтобы не видно было дрожи, как и в тот день, когда изучал труды Эрона и уронил стиль.

Аврелий молча смотрел на него некоторое время, и юноша ожидал, видимо, какого-то порицания.

— Прекрасно, Сильвий, полное впечатление, что ты потомок знатного римского рода! — заговорил сенатор. — Смотри только не переусердствуй с величием.[61] И отнесись к своим новым обязанностям хотя бы с некоторой долей иронии, иначе они раздавят тебя.

Юноша широко улыбнулся:

— Я многим тебе обязан, сенатор Стаций. Я имею в виду Прокула, Невию и многое другое, о чем пока еще только догадываюсь. Не меньше признателен я тебе и за то, что ты научил меня думать, прежде чем следовать первому побуждению, даже когда оно продиктовано самыми благими намерениями. Честно скажу, я готов был отвергнуть наследство отца и остаться слугой, однако ты объяснил, что это не пошло бы на пользу никому, даже моим товарищам. Теперь рабы называют меня хозяином, скоро я стану для них чужим человеком, которого надо бояться или даже ненавидеть. И все же, несмотря ни на что, я смогу сделать для них гораздо больше, чем если бы оставался только управляющим. Как мне отблагодарить тебя, Публий Аврелий?

— Когда-нибудь ты покажешь мне свои механизмы, — улыбнулся сенатор. — Если, конечно, тебе удастся их построить. Vale в таком случае, Плавций Сильван! — приветствовал его Аврелий и хотел было уже удалиться, но юноша его задержал.

— Благородный Стаций! — воскликнул он. — Вряд ли такому сильному и влиятельному человеку, как ты, понадобится поддержка скромного провинциала, но, если это случится, помни — моя жизнь и мои деньги в твоем распоряжении. Могу ли я еще что-нибудь сделать для тебя?

— Пожалуй… — лукаво улыбнулся сенатор.

* * *

Через несколько минут Публий Аврелий направлялся в свои апартаменты.

— Остррроо…

Кастор скакал как безумный, суматошно ища какое-нибудь орудие, чтобы защититься от крылатого врага. Аврелий рассмеялся, увидев грека с палкой в руках, готового сразиться с крохотным противником — попугаем.

— Надеюсь, ты не собираешься везти его в Рим? — в отчаянии завопил александриец, когда попугай вцепился ему в волосы.

— Собираюсь. Там он доставит массу удовольствия дамам.

Тем временем бойкий пернатый решительно ухватил прядь волос Кастора и повис вниз головой, ласково поклевывая мочку уха. Александрийцу пришлось повозиться, прежде чем он высвободил свою голову из цепких когтей птицы и ухватил попугая обеими руками.

— А! — застонал грек, когда изогнутый клюв вонзился ему в указательный палец. Высвободившись, птица тут же заняла удобную позицию над другим ухом секретаря. — Ненавижу тебя! — заявил Кастор хозяину, окинув его убийственным взглядом.

— Да ладно, Кастор, это всего лишь симпатичная птичка!

— Я о другом! — в ярости закричал грек. — Ксения отказывается спать со мной!

— Ну, наверное, ты разочаровал ее, — усмехнулся сенатор.

— Лицемер! Это ты запретил ей! Как ее новый хозяин! А обещал мне…

— Купить ее, о чем и позаботился. Своими обманами, Кастор, ты выудил из моих карманов столько сестерциев! Но с чего ты взял, что я купил Ксению для тебя? — Аврелию хотелось подольше помучить непослушного слугу. — Вообще-то она очень красивая девушка, и хоть тебе кажется, что я весьма уже одряхлел…

— Она служанка! — возразил Кастор.

— Многие хозяева любят служанок. Но мало кто из слуг любит хозяев.

— А, так эта история с Плаутиллой все еще не дает тебе покоя, подлец!

Хозяин присвистнул, но промолчал, и Кастор решил, что лучше сменить тон.

— Неужели ты способен разорвать нежнейшие отношения, погубить чистое чувство, возникшее между людьми низкими по рождению, но честными и порядочными, которым судьба предопределила печальную участь быть рабами? — спросил грек, с мольбой глядя на Аврелия.

— Да, — спокойно ответил хозяин.

— Оставь мне ее, прошу тебя! — настаивал секретарь.

Патриций косо посмотрел на него. Выходит, Кастор очень дорожит этой маленькой воровкой.

— И не подумаю, — твердо заявил он, притворяясь непреклонным.

— Ты несправедлив и труслив. Как мне помериться с тобой силой? — нагнетал обстановку александриец, возводя очи к небу. — Это же борьба не на равных. Я вырос на узких улочках Александрии, под ударами плетки, меня силой вырвали из родной земли, вынудили распрощаться с красотами Эллады и заставили жить среди римских варваров, в цепях жестокого рабства…

— Хватит, Кастор, во имя всех богов. Я понял суть! — Но остановить Кастора, начавшего свою очередную филиппику, оказалось не так-то просто.

— Ты ведь происходишь от римлян-угнетателей, ты, чьих богатств не счесть, ты, сидящий в курии и решающий судьбы империи, ты…

— Ладно, забирай ее! — Аврелий притворился, будто сдается, когда решил, что слуга достаточно наказан.

— Ты, располагающий самыми прекрасными матронами Рима, ты, имеющий… — продолжал грек. — Что ты сказал, хозяин? Я правильно понял? Ах, благородный отпрыск, потомок достойнейших патрициев! — воскликнул он и умчался сообщить Ксении хорошую новость.

Аврелий не спеша вышел в перистиль. День клонился к концу, и дорога в Рим без интересного общества ожидалась скучной.

Как настоящий эпикуреец, он любил все красивое, а эта женщина, безусловно, очень даже хороша. И по-своему даже великодушна — содержала мужа и дочь, словно это в порядке вещей. Пора ей подумать и о себе. В Риме сколько угодно мужей, готовых изменять своим очаровательным женам, так что устроить Елену в столице будет нетрудно.

Проходя мимо комнаты Невии, он отвел взгляд. И вскоре постучал в дверь к Елене. Он знал — его хорошо примут.

* * *

Рыбовод Деметрий ожидал возле обоза, красуясь в великолепном, с богатой вышивкой киренейском плаще. В последний раз, насколько помнилось Аврелию, этот плащ — его плащ — накрывал труп старого раба и теперь должен был бы находиться глубоко в земле.

— Хозяин, как я смогу отблагодарить тебя за честь, что ты оказал мне? Обещаю быть достойным, уверяю тебя! — высокопарно произнес рыбовод, с волнением и почтением беря его за руки. — Когда твой славный слуга сказал мне, что ты намерен избавиться от плаща, я даже не посмел заговорить о нем, зная, какая это дорогая для тебя память.

Аврелий обернулся к секретарю с немым вопросом: насколько он помнил, плащ был совершенно новый, и ценил он его не больше, чем любой другой кусок дорогой ткани.

— Твой храбрый родитель, хозяин, — шепотом проговорил Кастор, подтолкнув хозяина локтем, — погиб вместе с Вароном с мечом в руке в Тевтобургском лесу…

Патриций не знал, что ответить: его отец во время сражения с тевтонцем Арминием еще только-только надел мужскую тогу, кроме того, он действительно скончался, упав, но не на поле битвы, а с ложа во время оргии.

— Буду беречь его, благородный Стаций, и клянусь тебе никогда не зашью дыру, а навсегда оставлю этот порез от меча, убившего твоего доблестного родителя! — патетическим тоном пообещал Деметрий. — Спасибо и твоему верному секретарю который помог мне получить такой подарок!

— Кастор! — загремел патриций, когда Деметрий удалился. — При чем здесь мой отец?

— Плащ порвался, когда я снимал его с Прокула перед захоронением. Надо же было как-то оправдать эту дыру…

— Каков мошенник! И не стыдно обманывать бедного наивного человека?

— Обманывать? Ошибаешься, хозяин. Благодаря мне Деметрий приобрел не просто плащ, но овладел всей римской историей со всей ее славой! И всего за пятнадцать сестерциев. Вот, я положил их сюда, в надежное место… Проклятие! Ксения, гадкая воровка, ты где? — завопил грек, бросаясь вдогонку за похитительницей, а патриций, забавляясь, смотрел ему вслед.

* * *

Устроив Помпонию со всем ее кортежем из тяжело груженных мулов, Аврелий занял место в повозке, где, сияя шитой золотом одеждой, его ожидала Елена. Подняв руку, он дал сигнал к отъезду.

В далеком окне по ту сторону каменной ограды со старой надписью «Осторожно, собака» промелькнула тень женщины, которая, казалось, уже принадлежала иному миру. Приняв этот жест за прощание, она тоже подняла руку.

— Эй, вы двое, и не вздумайте располагаться тут! Я первый сел сюда! — послышался голос из повозки, в которую только что поднялся Кастор. Однако сердитый тон Палласа тотчас сменился сладким шепотом: — А, радость моя, это, наверное, ты и есть та рабыня, которую мне обещали? Какого ты роста?

Ругательства грека заглушили ответ Ксении, и уже через минуту Кастор резко отдернул штору в повозке Публия Аврелия, держа карлика за шиворот.

— Здесь тоже есть прелестная девушка, Паллас, и очень вероятно, именно та, что ты ищешь! — сказал он, швыряя художника-горбуна на шелковые подушки сенатора.

— В Рим! — смеясь, приказал Аврелий, и повозка тронулась с места.

Эпилог

Рим, 798 год abUrbecondita(45 год)

Прошло несколько месяцев после пребывания Аврелия на берегах Авернского озера, и события, пережитые на вилле семьи Плавциев, уже казались сенатору далекими, как и все герои той мрачной истории, полной тайн и убийств: Паулина с ее жестоким благородством; юная Невия, неопытная и простодушно нахальная; отважный воин Луций Фабриций, упорно придерживавшийся своих древних предрассудков; Сильвий, новый глава семьи Плавциев, стремящийся к высоким идеалам, которым суждено будет вскоре столкнуться с жестокой реальностью, и, наконец, Елена, испытавшая горести, что порой выпадают на долю женщины…

Как и предполагал Аврелий, в Риме прекрасная матрона имела большой успех. К несомненной привлекательности она прибавила еще и положение любовницы сенатора Стация, обстоятельство, которое не только не уменьшало количество претендентов на ее руку, но, наоборот, бесконечно увеличивало их число — ведь жениться на ней означало получить протекцию могущественного сенатора. А ради Аврелия Публия Стация многие охотно закрыли бы глаза не только на прошлые грехи Елены, но и на будущие… Среди множества кандидатов в мужья Елена выбрала богатого патриция, и Аврелий, естественно, был приглашен почетным гостем на свадьбу.

После того как Аврелий пристроил очаровательную вдову, от которой, по правде говоря, быстро устал, остальные персонажи тех драматических событий постепенно стали бледнеть в его памяти за беспощадной чередой капель в водяных часах.

И все же окончательно забыть о том, что случилось на вилле Плавциев, он не мог — служанка Ксения, подруга Кастора по разным дурным делам, от проворных ручек которой не спасались ни тощие кошельки рабов, ни толстый кисет хозяина, служила постоянным напоминанием о тех скорбных событиях.

Аврелий как раз думал, как бы избавиться от нее, не слишком огорчив обидчивого секретаря, когда управляющий Парис постучал в дверь, объявив о приходе Тита Сервилия.

— Привет, Аврелий! — Тит вошел бравый, довольный — сама жизнерадостность.

Сервилий был похож на свою жену Помпонию не только добрым характером, но и внешне, что часто бывает с супругами, прожившими вместе много лет. Сервилий с Помпонией выглядели как брат и сестра, чему, несомненно, способствовала и их тучность — результат общего пристрастия к хорошей кухне.

У Сервилия была к сенатору неотложная просьба. Аврелий выслушал друга, поставил чашу с охлажденным пивом — пиво было замечательным! — и сухо ответил:

— Нет.

— Ну, брось, Аврелий, — возразил Тит. — Божественный Клавдий не думал о расходах, и это зрелище станет незабываемым событием! Амфитеатр будет переполнен, как никогда. Весь Рим соберется. Ты просто обязан там быть!

— Друг мой, — спокойно ответил сенатор. — Ты прекрасно знаешь, что убийства мне неприятны, особенно те, совершенно бесплатные, что происходят на арене. Могу понять — Клавдий использует гладиаторские бои для возвеличивания империи и собственной славы. И все же понять не значит поддержать.

— Это же ритуал, Аврелий: весь Рим устремился туда, чтобы чествовать императора!

Рим, весь Рим, размышлял Аврелий, роковой Рим, центр империи, родина цивилизации, где каждый патриций, и он, Аврелий, тоже, — при всей независимости суждений и поведения, являвшейся предметом его гордости, — при любых обстоятельствах обязан занимать свое место.

Рим, огромный, раскинувший свои гигантские щупальца, город со своими хорошими и плохими сторонами, столица империи, завладевшей теперь уже почти всеми известными людям землями, щедро дарившей, подобно античной Греции, культуру и прогресс варварским народам…

И, несмотря на это, Вечный город не свободен от гнусностей, низостей и необычайно жестоких обычаев — тех самых, которыми власть обычно прославляла саму себя и которые Аврелий с высоты своего утонченного ума и эпикурейского отношения к жизни ненавидел всей душой.

Но Сервилий, в отличие от друга, страстно любил кровавые побоища на арене и не собирался сдаваться.

— Аврелий, ты — сенатор, — настаивал он, — а значит, у тебя есть определенные общественные обязанности. На этих боях будет присутствовать сам император, подаривший их народу. Клавдию вряд ли понравится, если твое место на крытой трибуне за императорской ложей останется пустым!

В боях, которые император Клавдий назначил в амфитеатре Статилия Тавра на Марсовом поле, должны были участвовать лучшие гладиаторы Рима: кельты, британцы, галлы, эфиопы, все самые знаменитые атлеты. Готовящееся зрелище наверняка войдет в анналы истории. Как мог образованный, изысканный сенатор Публий Аврелий Стаций, знаток классической культуры и философии Эпикура, отказаться присутствовать при столь памятном событии и таким образом доказать всем, что полностью лишен самого примитивного спортивного духа!

— О, Аврелий, прошу тебя! — продолжал убеждать Тит друга. — Подумай о своем авторитете в курии…

— Сенат — это всего лишь собрание самонадеянных глупцов, лишенных какой бы то ни было самостоятельности и способных только послушно подписывать решения императора!

— Подумай тогда о своем высочайшем положении!

— Оно не пострадает. Когда человек располагает таким состоянием, как мое, он может себе позволить отправить в Тартар социальные условности.

Сенатор казался неколебимым. Кастор, неслышно вошедший с кувшином горячего вина, решил, что, пожалуй, стоит вмешаться: никому не будет пользы, если хозяин, заупрямившись из-за какого-то глупого принципа, потеряет доброе расположение императора.

— Там действительно будет весь Рим, хозяин. Флавия Пульхра постарается, чтобы ее сопровождал Остиллий, — вмешался секретарь, нарочно назвав имя соперника, у которого Аврелий оспаривал прекрасную матрону. — Эмилия прибудет одна, а Телесилла — с кормилицей. Куртизанка Цинция… Ах, чуть не забыл: говорят, Лоллия Антонина специально приедет с Востока, чтобы присутствовать на играх! — бесстыдно солгал Кастор, одно за другим называя имена женщин, к которым хозяин питал симпатию. Аврелий упрям как мул, думал он, и единственный способ заставить его уступить — воспользоваться его слабостью…

— Сделай это ради нашей давней дружбы! — помог греку Сервилий, предлагая другу, который, похоже, держался уже не столь твердо, некое нравственное оправдание.

— Ну, хорошо! — уступил наконец сенатор. — Пойду с тобой на бои, раз уж тебе так хочется. Но имей в виду, постараюсь удалиться при первой же возможности!

Какое прекрасное развлечение — смотреть на смерть, без конца повторяющуюся смерть, раздраженно думал Аврелий. Будем надеться, что в этот день произойдет что-нибудь более интересное: будущее в руках богов, и каждая минута хранит в себе неожиданность…

— Прекрасно! Значит, договорились! Здравствуй, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя! — провозгласил Сервилий приветствие, с которым гладиаторы обращались к императору перед началом сражения.

— Идущие на смерть приветствуют тебя… — вслед за ним повторил Аврелий с куда меньшим энтузиазмом.

Идущие на смерть приветствуют тебя! Безумцы! — подумал сенатор, покачав головой. Да и публика, которая восхищалась, глядя, как они умирают, не лучше. Но он пообещал и теперь уже отступить не мог. Что ж, придется пойти…

Приложение

В тени империи

Обычаи, нравы и любопытные факты, касающиеся Рима времен Публия Аврелия Стация

Римское государство во времена Публия Аврелия Стация

После Пунических войн Рим становится самым могущественным государством Средиземноморья и мало-помалу сметает со своего пути всех соперников, подчиняя их своей власти. Так рождается огромная многонациональная держава, занимавшая большую часть изведанных к тому времени земель. Однако борьба за мировое господство обернулась внутренними конфликтами, которые, в свою очередь, разрешались кровопролитными столкновениями, где ставкой была абсолютная власть. Марий против Суллы, Цезарь против Помпея, Октавиан и Марк Антоний против Брута и Кассия, при этом все они были не просто военачальниками, но и политиками, выражавшими взгляды различных слоев общества на государственное устройство. Одни — популяры — связаны с новыми, постепенно возвышающимися классами, для других — оптиматов — свято древнее, аристократическое представление о республике.

Мир изменился. Рим из крошечного поселения превратился в столицу огромного государства. Взявшие в конце концов верх популяры стремятся отобрать власть у замкнутого сословия сенаторов-землевладельцев, чтобы отдать ее в руки единоличного владыки — принцепса. Процесс этот, начатый Юлием Цезарем, был прерван кинжалами заговорщиков. Однако их успех оказался очень недолгим: Октавиан и Марк Антоний, сторонники Цезаря, одерживают победу при Филиппах над «тираноубийцами» Брутом и Кассием.

После этого вспыхивает непримиримый конфликт уже между двумя цезарианцами: с одной стороны Октавиан, готовый пойти на компромисс со старой сенатской аристократией, с другой — Марк Антоний и его возлюбленная Клеопатра, царица Египта, мечтающие об империи восточного типа, как у Александра Великого. Однако мечта их гибнет вместе с триремами разбитого флота в морском сражении при Акции. Отныне Октавиан, принявший имя Август,[62] оказывается единственным правителем империи.

Августу помогает жена и советник — хитрая и очень умная женщина Ливия Друзилла, «мать отечества». Именно ее дети наследуют позднее высшую власть, а не дети Августа, которые умрут один за другим в результате разных подозрительных болезней и несчастий.

Поэтому после смерти принцепса его место занимает Тиберий, сын Ливии от первого брака. Народ не любит его, но обожает его наследника — героического полководца Германика, племянника императора. Германик, однако, умирает во цвете лет — тоже при загадочных обстоятельствах, — и Тиберий, полностью отстранив от власти мать, на долгие годы уединяется на острове Капри, оставив Рим на волю префекта преторианцев[63] Элия Сеяна, выскочки с безграничными амбициями, который жаждет занять место императора. В конце концов Тиберий казнит его, но вскоре сам падет от руки убийцы, подосланного Калигулой, сыном покойного Германика.

Калигула между тем быстро обнаруживает свою сущность: неуравновешенный человек, за четыре года своего правления он сумел лишь окончательно обескровить остатки сенатской аристократии и растратить императорскую сокровищницу. И командир преторианской когорты по имени Херея, которому поручено было охранять императора, убил его, когда тот выходил со стадиона…

Народ волнуется, кое-кто призывает снова вернуться к республике. Преторианцы опасаются волнений, нужно провозгласить кого-то императором, но кого, если почти весь род Юлиев-Клавдиев уничтожен?

Рассыпавшись по дворцу, солдаты обнаруживают перепуганного человека, спрятавшегося за занавесью в ожидании, когда все успокоятся. Это Клавдий, дядя Калигулы и младший брат Германика, скромный человек, ученый, хромой заика, которому удалось дожить до средних лет, потому что он ни для кого не представлял опасности в борьбе за власть.

Перед обнаженными мечами стражи бедный Клавдий закрывает голову руками, ожидая рокового удара, но солдаты кричат: «Ave, Cesar!»[64] — и провозглашают его императором.

* * *

Случайно оказавшись на императорском троне, человек, которого все презирали, войдет в историю как один из лучших правителей Рима: при нем построен порт Остия, сооружен шлюз для отвода воды из Фуцинского озера, возведен огромный акведук, чьи грандиозные руины можно видеть и сегодня. Он написал много книг о языке и культуре этрусков, к сожалению, ныне они утрачены.

Однако жизнь мудрого Клавдия тоже не была безмятежной. В частности, ему не везло с женами. Одной из них была знаменитая Мессалина, мать Октавии и Британика; император очень любил ее. Тем не менее, после того, как императору представили доказательства, что она организовала заговор с целью убить его и посадить на его место своего очередного любовника, Клавдий подписал ей смертный приговор. Следующая жена Агриппина поступит еще хуже: отравит мужа грибами, чтобы открыть дорогу к власти своему сыну Нерону.

При всем этом бурные события в семействе Юлиев-Клавдиев, где нормой стали убийства и заговоры, весьма незначительно сказывались на повседневной жизни простых граждан в первом веке. Империя богата и сильна, промышленность и торговля бурно развиваются, расцветают искусства, единый язык и общая культура объединяют народы, живущие в огромной империи. И впервые в истории у людей появляется привычка мыться каждый день, возродившаяся лишь в начале двадцатого века…

Таков мир в эпоху расцвета классической цивилизации, тот мир, в котором живет и занимается своими расследованиями сенатор Стаций.

Римский календарь

В древнейшие времена в римском календаре, основанном на фазах Луны, было только десять месяцев. От них остались названия: сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь, сохранившиеся во всех западноевропейских языках, хотя на самом деле они уже давно не означают седьмой, восьмой, девятый и десятый месяцы года.[65]

Очевидно, что такой календарь не поспевал за сменой времен года. Постепенно несовпадения становились все значительнее. Поэтому через некоторое время в римский календарь были добавлены еще два месяца (январь в честь бога Януса и февраль в честь богини Фебрис[66]). Год при этом равнялся 355 дням, и каждые два года к нему прибавляли по одному дню, чтобы свести концы с концами.

Но и в таком случае лунный год и год солнечный (то есть время, за которое Земля совершает полный оборот вокруг Солнца) не совсем совпадали. Поэтому понадобилась реформа, и ее осуществил Юлий Цезарь, поручивший Сосигену, астроному Клеопатры, решить трудную задачу — разработать новый календарь.

Александрийский ученый установил годичный цикл в 365,25 суток. Чтобы компенсировать эту четверть суток, каждые четыре года вставлялся дополнительный день после шестого дня перед календами марта. Такой день, а вслед за ним и весь год, называли «дважды шестым».[67]

В этот календарь, действующий и поныне, за два тысячелетия была внесена только одна поправка. Поскольку солнечный год длится на самом деле на несколько минут меньше, чем считал Сосиген, в 1582 году из календаря вычеркнули десять дней, после чего стали удалять лишний день один раз в четыреста лет — из тех веков, которые не делятся ровно на 400, последним таким веком было XVII столетие.

В первом веке были изменены названия двух месяцев: квинтилис и секстилис[68] стали июлем и августом в честь Юлия Цезаря и его преемника Августа. Предложение дать сентябрю имя Тиберия, а октябрю Ливии было отклонено самой императорской семьей.

Если продолжительность месяцев не претерпела изменений со времен Юлия Цезаря, то система счета дней внутри месяца теперь принципиально иная. Мы просто нумеруем дни по порядку, в то время как у римлян в месяце было три главных дня — календы, ноны и иды, и отсчет шел от них в обратную сторону, то есть указывалось, сколько еще дней оставалось до них.

Говоря иначе, поскольку календы соответствовали первому числу месяца, предыдущий день обозначали как день «накануне календ», предшествующий ему — «второй день перед календами» и так далее. Осложнялось дело и тем, что ноны и иды не всегда приходились на один и тот же день: в месяцы, где было 30 дней, ноны приходились на 5-й, а иды на 13-й день, в остальных месяцах ноны приходились на 7-й день, а иды на 15-й.[69]

Для удобства вводились и другие деления, сначала нундины, которые составляли девять дней — срок между одним рыночным днем и другим, позднее, не без влияния астрологии, неделя. Правда, эти деления не имели особого значения, потому что у римлян не было выходного дня. Ошибается, однако, тот, кто думает, будто наши предки трудились неутомимо как пчелы. Несмотря на отсутствие воскресенья, общее число праздничных дней в Риме превосходило даже то, что насчитывается в современной Италии.

Система датировки была, следовательно, сложной, но эффективной, чего нельзя сказать об исчислении времени внутри суток. В Риме день начинался с восходом солнца и заканчивался с его заходом, а ночь — наоборот. И ночь и день делились поровну — по 12 часов, однако, поскольку продолжительность самих часов зависела от времени года, а половина и четверть часа вообще никак не отмечались, приблизительность подобного исчисления трудно даже представить себе в наши времена. Ни о какой пунктуальности при таких условиях не могло быть и речи…

Рабы

В римском обществе рабы не составляли настоящего социального класса, термин servus отражал лишь юридическое, но не экономическое состояние: так, бывали рабы очень богатые, сами владевшие множеством рабов.

Кроме того, хотя римское общество и оставалось рабовладельческим в полном смысле этого слова, в Риме рабство не было ни невыносимым, ни вечным. Получить освобождение — с последующим статусом вольноотпущенника — было так просто, что Августу пришлось даже издать закон, ограничивающий массовое освобождение от рабства, и прежде всего, освобождение по завещанию. Это таило экономическую опасность для империи, ибо постепенно сводило к минимуму число людей, трудившихся принудительно.

Сравнивая положение свободных граждан и рабов, необходимо отметить, что в античном мире совершенно отсутствовало разделение людей по расовому признаку, как это было, например, гораздо позже на Американском континенте, где с презрением относились к африканцам.

Раба рассматривали не как человека, уступающего свободному по каким-либо нравственным, умственным или физическим качествам, а просто как человека, судьба которого сложилась несчастливо, в остальном он ничем не отличался от свободных граждан. Да и как могло быть иначе в обществе, где немало образованных людей — врачи, счетоводы, художники, управляющие и даже философы — жили в рабстве, наравне с искусными ремесленниками и квалифицированными рабочими.

По этой причине рабу или бывшему рабу спокойно доверяли самые ответственные задания, и нередки случаи, когда вольноотпущенник становился советником и правой рукой самого императора. Вполне очевидно, что такие рабы представляли собой немалую ценность для владельца, который старался хорошо обходиться с ними, хорошо кормить, одевать и лечить, порой господина и раба даже связывали дружеские отношения.

Такое положение, однако, существовало не везде. В отличие от рабов в городе, нередко становившихся друзьями, помощниками и доверенными лицами хозяина, сельским батракам в латифундиях приходилось трудиться в поте лица на полях с тысячами себе подобных безымянных и неквалифицированных тружеников.

Завоевания все новых и новых земель приводили к тому, что на невольничий рынок попадало огромное количество рабочих рук, и рабы стали цениться ниже животных. Истощенные, всегда голодные, лишенные всякого жизненного стимула, они жили в эргастулах, нередко прикованные на ночь тяжелыми цепями, и, в отличие от городских рабов, крайне редко имели возможность купить себе свободу или просто надеяться на хотя бы незначительное улучшение поистине ужасающих условий существования.

Бедственное положение рабов — особенно сельских — привлекало внимание римских мыслителей. Стоики, призывая относиться к рабам гуманнее, даже поднимали вопрос о нравственной допустимости такого института.

Позднее с победой христианства споры обострились. Одни утверждали, что необходимо отменить рабство, буквально толкуя слова святого Павла: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного».

Другие возражали, что слова Евангелия касаются только спасения души, а к земной реальности отношения не имеют, поскольку, как призывал тот же апостол, слуга должен покорно повиноваться хозяину.

Как известно, верх взяла вторая тенденция: религия в империи изменилась, но рабство осталось.

Авернское озеро

Флегрейские, или Огненные, поля — это непрерывная гряда курящихся вулканов. Неспокойная, опасная земля, то вздымающаяся, то проваливающаяся, с множеством горячих источников, грязей, изрыгающая пары серы и тлетворные зловония, иногда выбрасывающая в небо горы скальной породы и пламя, полностью меняя окружающий ландшафт. Некоторые из появляющихся при этом кратеров за тысячелетия заполнились водой, образовав озера, как, например, Авернское.

Здесь, где нет четкой границы между земной корой и недрами, где пары серы отравляют воздух, а постоянное изменение природы напоминает о зыбкости жизни, находился, по мнению первых греческих поселенцев, вход в загробный мир, и тут, близ темных, словно бездонных вод, совершил спуск в Аид отважный Одиссей (такая же судьба выпала и на долю благочестивого Энея, прародителя римлян).

Загробный мир в представлении античного человека — отнюдь не обитель безмятежного блаженства. Там «во мраке преисподней» лает чудовищный Цербер, тени умерших блуждают в вечной тоске. Они толпятся вокруг приносимых в жертву животных, в надежде напиться их крови, что позволит им заговорить. Обретя эту возможность, тени пророчествуют и рыдают об утраченной жизни, даже гордый Ахилл предпочел бы быть последним рабом на земле, чем царем среди мертвых.

Итак, у Авернского озера был вход в Аид, куда мертвые попадали после того, как их перевозил через подземные реки престарелый Харон в обмен на мелкую монету, которую клали под язык покойного. Что должно было внушать больше благоговейного трепета, чем озеро, любимое Персефоной, подземной Герой и нимфой Калипсо, на берегах которого пророчествовали сивиллы и куда мифические герои отправлялись слушать прорицания мертвых, принося в жертву овец и черных как смоль коз?

Что касается римлян, то при всей своей суеверности они были, прежде всего, прагматиками и, столкнувшись с конкретными трудностями, порождаемыми, к примеру, войной, не боялись прогневать богов, а просто приносили им умилостивительные жертвы.

Так, в 37 году до н. э. во время сражения Октавиана с Секстом Помпеем полководец Випсаний Агриппа, не задумываясь, осквернил святость Авернского озера, соорудив там судоверфь. Не испугавшись гнева богов, он решительно убрал перешейки, соединявшие Авернское озеро с Лукринским, а то, в свою очередь, — с морем, создав единый огромный портовый комплекс. Дерево для строительства трирем доставлялось из густых лесов, которые тысячелетиями покрывали склоны кратера, и для непрерывной поставки леса пришлось прорыть туннель, ускорявший сообщение между Аверном и старинным греческим городом Кумы.

Строительство туннеля поручили архитектору Кокцею. Это был простой вольноотпущенник, тот самый, который, если верить географу Страбону, построил и знаменитый туннель «Крипта неаполитана» под холмом Позиллипо, что с древних времен до начала XX века соединял Неаполь и Поццуоли.

Туннель Кокцея под горой, называемой ныне Монте-Грилло, длиной более километра, идеально прямой, широкий и хорошо проветриваемый, с большими световыми колодцами, по которому могли свободно проехать рядом две повозки, представлял собой настоящий шедевр гражданской инженерии. Туннель пережил века: восстановленный при Бурбонах, он функционировал вплоть до Второй мировой войны, когда его приспособили под склад боеприпасов, в результате чего он был разрушен. Если приглядеться, вход в него можно заметить и сегодня.

В результате нечестивых действий Агриппы пророчества перестали разноситься над оскверненным озером, а его берега украсились термами, храмами и роскошными виллами. Владельцы их, привлеченные близостью чрезвычайно модного в ту эпоху курорта Байи и близкой дорогой в Путеолы — главный порт Кампании, — нисколько не беспокоились из-за того, что живут в двух шагах от входа в царства мертвых.

Со временем песок засыпал судоверфь, которую перестали использовать по назначению, и зловещее некогда озеро превратилось в термальный курорт. На берегу Авернского озера до наших дней сохранились грандиозные руины, известные как «храм Аполлона», а на самом деле представляющие собой не что иное, как зал античных терм.

Растения и животные в римских садах

Декоративные растения, которые выращивали римляне, нам известны достаточно хорошо, и не только по литературным источникам (в частности, по «Натуральной истории» Плиния), но и по фрескам в богатых домах, а археологи в последние годы с особым вниманием относятся к палеоботаническим находкам.

Благодаря всему этому мы знаем, что древнеримские сады мало походили на наши. Хотя римляне и любили цветы, они еще не знали селекции, и современное разнообразие сортов и видов в те времена было немыслимо. Роза в нынешнем своем виде будет выведена в Персии лишь несколько веков спустя, и римляне довольствовались цветами, мало отличавшимися от дикого шиповника.

Кроме того, виллы украшали полевыми и луговыми цветами. Для создания ярких цветовых пятен древние садовники располагали лишь несколькими луковичными растениями. Это гиацинт, нарцисс, ирис, лилейные, возможно, лилия мартагон. В изобилии были у них также фиалки, розмарин, мирт, вербена и особенно олеандр.

Римский сад, которым занимались специалисты ars topiaria,[70] умевшие придавать кустам самые необычные формы, удивлял игрой цветовых оттенков главным образом вечнозеленых растений — лавра, самшита и т. д. В их тени сажали язвенник обыкновенный, папоротник адиантум, служивший замечательным украшением влажных искусственных гротов, высеченных в мягкой пемзе, которыми принято было украшать загородные виллы. Самыми распространенными деревьями были сосны, кипарисы и платаны, а также фруктовые, радовавшие глаз ярким цветением, — яблони, груши и вишни, которые полководец и знаменитый гастроном Лукулл привез с Востока.

Едва ли не обязательным элементом римского сада была вода, вытекавшая из мраморных фонтанов и красивых ниш с разноцветной мозаикой. Вдоль лужаек вода текла по искусственным коллекторам, которым зачастую давали пышные названия «Еврип», «Каноп» или даже «Нил». Хорошо сохранившиеся остатки такого канала сегодня можно видеть в Помпеях.

В римском саду непременно должны были обитать животные, и особенно пернатые. Известно, что наиболее распространенной декоративной птицей был павлин, но на фресках мы видим также голубей, черных дроздов, воробьев, иногда ибисов и цапель.

Предназначенные в пищу или же редкие птицы, которые плохо выживали на воле, содержались в гигантских вольерах, где нередко протекал ручей, создававший птицам иллюзию свободы. Самые изысканные римляне устанавливали, как, например, Лукулл на своей вилле в Тускуле, триклинии и накрывали столы для гостей прямо в вольере, чтобы они наслаждались любимым лакомством в обществе той же самой дичи, какую им подавали на блюде.

Птицей, еще не получившей широкого распространения, но уже хорошо известной в Риме, был попугай. Император Август охотно вознаграждал попугаев за приветствие несколькими монетами. Но когда стало широко известно о пристрастии принцепса к говорящим пернатым, попрошаек с попугаями стало слишком много, и император перестал раздавать обычные подачки, пока как-то раз одна особо талантливая птица не ответила ему: «Я работала даром!», заставив хитрого хозяина отдать ей заслуженный обол.

Разведение рыбы

Древние римляне, неисправимые гурманы, необычайно любили рыбные блюда и мидий. Не довольствуясь рыболовством, они очень быстро придумали, как получать рыбу в любом количестве и в любое время года.

Знаменитые полководцы и государственные мужи с таким увлечением отдавались разведению рыбы, что некоторые из них вошли в историю благодаря скорее своим кулинарным пристрастиям, нежели военным победам. Это и упомянутый выше Лукулл, и Лициний Мурена, создатель первых рыбных садков, и Сергий Ората, который начал разводить устриц в Лукринском озере.

Хотя сооружение и обслуживание садков обходилось очень дорого, разведение рыбы в соленой воде в питомнике оказалось делом чрезвычайно выгодным: только одна приморская вилла Гая Иррия, поставщика Цезаря, приносила ему доход, вчетверо превышающий ценз, необходимый для того, чтобы войти в сенатское сословие.

Гидравлические механизмы на самом деле были довольно сложными. Здесь всегда поддерживали неизменную температуру, и свежая вода постоянно поступала благодаря тому, что огражденные специальной решеткой садки соединялись с морем. Кроме того, садки с особенно нежной рыбой частично накрывали специальными пластинами для защиты от холода зимой и от солнца в жаркие дни. В каждом садке разводили только какой-то один вид рыбы. Пурпурных улиток, устриц и гребешков выращивали в особых садках, где дно было покрыто плодородным илом.

Нередко в птичьих вольерах и в центре садков на специальной платформе накрывали пиршественные столы. Большой круглый садок так называемой Виллы Лукулла в Цирцее, по-видимому, тоже использовался таким образом.

Выловленную рыбу готовили особые повара — не те, кто занимался мясом и соусами.

Очень популярен был знаменитый гарум, рыбный отвар, который употребляли как приправу к любым блюдам.

Больше всего римляне любили мурену. Так, Апиций в своем труде под названием «Гастрономия» подробно описывает способ приготовления соусов для нее:

«Соус для жареной мурены: красный перец, любисток, чабер, шафран, лук, дамасская слива, вино с медом, уксус, вареное сусло, оливковое масло, гарум.

Соус для вареной мурены: красный перец, любисток, укроп, семена сельдерея, рута, морковь, мед, уксус, горчица, вареное сусло, оливковое масло, гарум.

Соус для жареной рыбы: красный перец, тмин, семена сельдерея, душица и рута, все измельчить и смешать с уксусом, добавить вареную морковь, вареное сусло, мед, оливковое масло, гарум».

На стол рыбу подавали, как правило, с различными ухищрениями. Например, фаршированная рыба выглядела как целая, нетронутая. Иногда ее украшали барельефами, искусно изготовленными из мякоти, или же придавали ей форму курицы или утки с клювом и перьями — это выглядело забавной игрой, шутливой мистификацией, которая мало-помалу приобретала значение едва ли не большее, чем само искусство кулинарии.

Машины древности

Наука и техника в Древнем мире были развиты гораздо больше, чем принято думать. Многие до сих пор удивляются, когда узнают, что астроном Аристарх Самосский создал гелиоцентрическую картину мира на восемнадцать столетий раньше Коперника. Или же когда выясняют, что в ту же эпоху Эрастофен Киренский сумел точно вычислить диаметр Земли, тогда как еще во времена Колумба истинные ее размеры не были известны — люди думали, что она гораздо меньше, чем на самом деле. Что уж говорить о первой паровой машине, которую сконструировал Эрон в Александрии на два с лишним тысячелетия раньше уважаемого англичанина Джеймса Уатта?

Механизмы Архимеда, в числе которых плавающая крепость и загадочные зажигательные зеркала, способные поджечь вражеские корабли, фокусируя солнечный свет; найденные у острова Антикитира астрономические часы для вычисления фаз Луны, планет и любой даты; движущиеся куклы и механические автоматы александрийских инженеров; гидравлические мельницы Витрувия; водяные часы, что имелись в каждом римском доме; военные машины неслыханной мощи, суда, приводимые в движение лопастями; лифты, поднимавшие животных из подземелья на арену; полы, обогреваемые теплым воздухом; многокилометровые акведуки, доставлявшие воду даже туда, где нынче пустыня; легчайшие мосты и туннели, прорезавшие горы, — вспоминая обо всех этих чудесах, кто-то, возможно, задумается, почему же в таком случае промышленная революция не произошла в первые годы нашей эры, в момент высшего развития эллинской науки, римской техники и огромного общего рынка, политически и культурно однородного?

Избыток дешевой рабочей силы, слабое развитие металлургии и представление о физическом труде как о деле, недостойном свободного человека, считаются обычно главными причинами несостоявшейся греко-римской промышленной революции.

История между тем не имеет сослагательного наклонения, так что рассуждения на эту тему — не более чем праздные спекуляции. На самом деле сказочные машины древних инженеров редко применялись в производстве и почти никогда в сельском хозяйстве, где и позднее, в менее бурные периоды истории, использовали лишь примитивные инструменты, а производительность труда была ничтожной.

Рим и Дальний Восток

Рим и Китай, две великие империи древности, хоть и не имели никаких прямых связей в течение многих веков, конечно же знали о существовании друг друга.

Когда во времена Клавдия открылась возможность отправиться морем под благоприятными муссонами в Индию, римляне быстро познакомились с восточными товарами и весьма полюбили их.

Самые богатые и самые изысканные представители правящего класса Рима очень скоро сделались главными покупателями предметов роскоши, таких как драгоценные геммы, редкостные ткани и специи, прежде всего, красный перец, который широко использовали и при изготовлении сладостей.

Среди всех этих новых сокровищ, прибывавших с Востока, был и китайский шелк, он особенно восхищал римлян и способствовал расцвету торговли между двумя империями через посредников — индийских, арабских и других купцов.

Но для китайцев с их замкнутым бытием ничто из производимого за пределами Поднебесной не представляло никакого интереса. Их концепция международного обмена строилась на одном-единственном принципе: как можно меньше покупать и как можно больше продавать, заставляя платить золотом. Так что торговый баланс римлян, жаждавших шелка, — технология его производства оставалась строжайшей тайной — начал приходить в упадок, что со временем привело к другим неприятностям.

Китайцы между тем, почувствовав, что можно хорошо заработать, попытались напрямую договориться с Римом, без посредников: в 97 году Кань Янг, посол Сына Неба, отправился в Рим с намерением установить прямые торговые связи.

Однако Кань Янг доехал только до Антиохии. Дело в том, что хитрые купцы, опасаясь потерять свои большие заработки, убедили его остановиться здесь, уверив, что до Рима еще очень далеко и предстоит преодолеть огромное водное пространство.

«Море такое большое, что при неблагоприятном ветре на дорогу может понадобиться целых два года», — написал дипломат своему правителю и вернулся домой, упустив исторический случай.

В следующем веке римляне взяли инициативу в свои руки. Начиная с конца I века, римские путешественники добирались до дельты Меконга, обменивая свои товары на восточные, о чем свидетельствуют стеклянные тарелки италийского производства, найденные в захоронениях корейских правителей.

Наконец, в 166 году несколько римских купцов, выдавая себя за посланцев Ан-туна (Марка Аврелия Антонина), вступили на землю Поднебесной.

«В девятый год периода Йень-ши во время царствования императора Хуань-ди Ан-тун, правитель Тачин,[71] страны, лежащей по ту сторону моря, отправил посольство, которое привезло слоновую кость, рога носорога и панцирь черепахи; дары весьма малоценные», — не без некоторого высокомерия отметили китайские летописцы.

Снова получилось так, что продать римлянам удалось очень мало, и пришлось довольствоваться покупками, способствуя утечке драгоценного металла, печальные последствия которой сказались в последующие века на экономике Рима.

Примечания

1

От основания Города (лат.), то есть Рима. Официальная дата основания Рима — 21 апреля 753 года до н. э. — Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, прим. авт.

2

Такие одноэтажные дома для одной семьи, многочисленные образцы которых сохранились в Геркулануме и Помпеях, и которых в Риме насчитывалось около двух тысяч, римляне называли domus. Поскольку земля стоила очень дорого, здесь чаще строили insulae — здания в несколько этажей (вплоть до шести), где семьи проживали в отдельных квартирах. Руины многих таких строений можно и сегодня видеть в Остии.

3

Перистиль — двор с портиками и колоннами внутри греческого и римского дома. (Прим. пер.)

4

Таблинум (tablinum) — помещение, служившее кабинетом хозяину дома. (Прим. ред.)

5

Атрий — главное помещение римского дома, где находился очаг и алтари домашних богов. (Прим. ред.)

6

Претекста — окаймленная пурпуром тога, которую носили римские мальчики до тех пор, пока не надевали мужскую тогу.

7

Госпожа (греч.).

8

Сестерций — древнеримская серебряная монета. (Прим. ред.)

9

Слово dominus, которое употребляли древние римляне, можно перевести и как «хозяин», и как «господин».

10

Клавдий — будущий римский император, внук императрицы Ливии со стороны отца, был четвертым императором Рима после Октавиана Августа, Тиберия и Калигулы. Придя к власти после Калигулы в 41 году, Клавдий восстановил власть сената, предоставил римское гражданство многочисленным колониям, способствовал социально-политическому возвышению сословия всадников, укрепил позиции империи в Мавритании, Иудее и Фракии. Соединившись с Мессалиной в третьем браке, впоследствии женился на своей родной племяннице Агриппине Младшей, заставившей его усыновить ее сына от Домиция Агенобарба — будущего императора Нерона.

11

Нундины (nundinae) — торговый день, который повторяется через каждые девять дней.

12

Виллой в Древнем Риме называлось большое загородное имение, предназначенное не только для отдыха, но и для сельскохозяйственного производства.

13

Термы — бани, одна из характерных примет римского быта. (Прим. ред.)

14

В 306 году до н. э. Эпикур открыл в Афинах философскую школу («Сад»), доступную также для женщин и рабов. Тема обсуждения — поиски счастья. Вопрос, который философ решал, используя как освободительный инструмент невозмутимость, идеальное состояние мудреца, или же простое, спокойное, уравновешенное отдаление от жизненных волнений. Постепенно отходя от своей первоначальной греческой основы, несмотря на множество оппонентов (среди них были и первые христианские мыслители), философия Эпикура получила широкое признание в римском мире, способствовал ее распространению и Лукреций в трактате «О природе вещей».

15

Этот городок, который называли «маленьким Римом», представлял собой огромный термальный центр и самое красивое место отдыха в Античности. Там находились летние резиденции самых известных людей в Риме, в том числе императора. С веками оползневые процессы обрушили в море большинство строений, но в Археологическом парке до сих пор можно увидеть развалины терм и вилл римских аристократов.

16

Об исчислении дней месяца см. «Приложение». (Прим. пер.)

17

Прибрежное озеро между Путеолами и Байями, где в Античности разводили устриц. Частые подземные толчки, а также извержение вулкана, которое в 1538 году привело к появлению Монте-Нуово — «Новой горы», со временем значительно уменьшили его площадь.

18

Питекуза — нынешняя Искья, римляне называли этот остров также Аэнария.

19

Согласно представлениям древних, один из входов в царство мертвых находился у Авернского озера. (Прим. пер.)

20

Орк (греч. Аид) — бог подземного царства, владыка мертвых. (Прим. пер.)

21

Югер — мера площади, около 2500 кв. м. (Прим. пер.)

22

Лукумоны — старейшины, стоявшие во главе двенадцати союзных государств древней Этрурии. (Прим. пер.)

23

Греческое мужское платье, которое надевали специально для торжественного ужина.

24

Луночка (lunula) — украшение из слоновой кости в виде серпа на сандалиях с высокой шнуровкой, которые носили сенаторы.

25

Латиклавия — тога с широкой пурпурной полосой, одежда римских сенаторов.

26

Своим декретом (Lex Iulia Municipalis) Юлий Цезарь запретил движение гужевого транспорта по Риму в дневное время и превратил город в огромную пешеходную зону.

27

Триклиний — обеденное ложе для трех лиц. Триклинии размещались вокруг стола таким образом, чтобы с одной стороны оставался свободным подход к нему для подачи блюд. Столовая в римском доме также называлась триклинием. (Прим. пер.)

28

Сегодня это Шри-Ланка (остров Цейлон).

29

Т. Лукреций Кар. О природе вещей, VI, 821–823. Перевод Ф. Петровского.

30

Лары — у древних римлян обожествленные души предков, которые защищали дом и домашний очаг. В каждом доме находился небольшой алтарь, посвященный ларам. Кроме них существовали еще семейные божества-покровители — пенаты.

31

Фабулл — римский художник, который во времена Нерона был приглашен расписать фресками так называемый Domus Aurea (Золотой дом) в совершенно новом стиле. Его произведения, обнаруженные много веков спустя в руинах, в подземных гротах, дали название так называемым «гротескным» картинам, которым подражали многие художники Возрождения.

32

Попугай (лат.).

33

Катилина — политический деятель, который в I веке до н. э. организовал знаменитый заговор, раскрытый Цицероном.

34

Сикль — серебряная денежная единица в Древней Персии и вообще на Востоке. (Прим. пер.)

35

Приветствие при встрече (лат.).

36

Удушение Тиберия — лишь одна из версий его смерти. Уже в древности существовало предположение, что его медленно травили по приказу его преемника, а также что он умер естественной смертью. (Прим. ред.)

37

Лупанарий — публичный дом. (Прим. ред.)

38

См. «Приложение», раздел 3.

39

Асс — мелкая медная монета, два с половиной асса составляли сестерций. (Прим. ред.)

40

По латыни «Ibis, redibis, non moriebis in bello».

41

Римляне писали на дощечках, покрытых тонким слоем воска. Палочка для писания называлась стилем. (Прим. ред.)

42

Имеется в виду одно из сражений (202 г. до н. э.) 2-й Пунической войны, когда римское войско под командованием Сципиона нанесло поражение карфагенянам во главе с Ганнибалом. (Прим. ред.)

43

Сегодня Поццуоли.

44

Спартак — гладиатор родом из Фракии. В 70-е годы до н. э. возглавил восстание рабов против римского владычества. Собрав армию в сорок тысяч человек, сражался с переменным успехом с легионами Лициния Красса и Помпея. В конце концов восстание было подавлено, порядок восстановлен, а Спартак погиб.

45

Сегодня Позилиппо.

46

Нынешние Ним и Арль.

47

Термополий (thermopolium) — заведение, напоминающее современную столовую самообслуживания, где на прилавки выставляли большие глиняные чаши с горячими супами. Таких заведений и в Риме, и в других крупных городах было очень много. Подобные столовые можно и сегодня видеть в Помпеях, Геркулануме и Остии.

48

Латинское выражение «греческие календы» означает срок, который никогда не наступит, так как у греков календ не было. (Прим. пер.)

49

Армарий (armarium) — большой деревянный шкаф, предназначенный для книг или одежды. Однако одежду чаще хранили в скамьях-сундуках, ларях, скамьях с ящиком, несгораемых ящиках или шкафах.

50

Эрон — греческий математик, физик и инженер, живший в I веке до н. э., автор многочисленных изобретений.

51

Витрувий — знаменитый римский архитектор и инженер второй половины I века до н. э., автор трактата «Десять книг об архитектуре». (Прим. пер.)

52

Сенека, Луций Анней (ок. 4 г. до н. э. — 65 г. н. э.) — римский философ, яркий выразитель идей стоиков. После преследований со стороны Калигулы оказался вовлеченным — уже в царствование Клавдия — в придворную интригу, из-за чего был изгнан на Корсику. Вернувшись в Рим, стал наставником и советником Нерона, но вскоре отдалился от него, не одобряя его политику и образ жизни. Осужденный на смертную казнь за то, что примкнул к заговорщикам, предпочел покончить с собой.

53

Судаторий (sudatorium) — парильня в древнеримских банях, нагревавшаяся с помощью труб с горячей водой, проложенных под полом или в стенах.

54

Валерия Мессалина — горячо любимая жена императора Клавдия и мать его детей Октавии и Британика. После многочисленных измен она возглавила заговор против мужа с целью передать трон своему любовнику Силию. Император казнил ее, обвинив в измене и покушении на власть.

55

Прощай и будь здоров! (лат.) — «Et in perpetuum ave atque vale» (И навсегда прощай и будь здоров). С этим приветствием древнеримский поэт Катулл обратился к своему покойному брату.

56

Сожительница, любовница женатого человека по-латыни называлась paelex.

57

Клиенты (clientes) — люди, находившиеся под покровительством того или иного высокопоставленного лица и, как было принято, чествовавшие своего патрона в обмен на sportula — подарки натурой или деньгами, которые патрон должен был раздавать в обмен на приветствия.

58

Рабыня, родившаяся в доме хозяев, по-латыни называлась verna.

59

Сильвий и silva (лес) — однокоренные слова.

60

Кибела — фригийская богиня, почитавшаяся в Малой Азии, Греции, во всей Римской империи. Государственный культ ее установлен в Риме с 204 года до н. э. В честь Кибелы устраивались оргиастические мистерии.

61

Имеется в виду gravitas — величественная осанка, с какой надлежало держаться римскому гражданину.

62

Август (augustus) означает «возвеличенный, высокий, священный». — Здесь и далее в «Приложении» — прим. ред.

63

Префект преторианцев — командир императорской гвардии.

64

«Здравствуй, Цезарь!» (лат.)

65

Латинские названия September, October, November, December происходят от числительных septem (семь), octo (восемь), novem (девять), decem (десять).

66

Неточность автора. Месяц Februarius был посвящен не богине лихорадки Фебрис, а этрусскому богу подземного царства по имени Фебруус. В его честь проводились обряды очищения, называвшиеся februa.

67

«Дважды шестой» по-латыни — bis sextus, откуда происходит наше «високосный». Шестой день перед календами марта — это, по современной системе, 24 февраля. Таким образом, в високосные годы у римлян было два 24 февраля.

68

От латинского quintus (пятый) и sextus (шестой).

69

Неточность автора. Иды на 7-й, а ноны на 15-й день приходились только в марте, мае, июле и октябре.

70

Садоводческое искусство (лат.).

71

Так называли китайцы Рим.


home | my bookshelf | | Проклятие рода Плавциев |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу