Book: Рейнтри: Призраки



Рейнтри: Призраки

Линда Уинстед Джонс

Рейнтри: Призраки

Raintree: Haunted

Серия: Рейнтри — 2

Рейнтри: Призраки

Перевод:Марика

Корректор:Daisy

Редактор:Анжелика

© Перевод: «Мечтательница», 2009

С особенной благодарностью Луи Гудраму за тур по Вилмингтону и бесценное понимание.

Линде и Беверли. Какая это была поездка!

И Лесли Уэйнджер, за наставничество и (к счастью) пропущенные камерой моменты.

  Гидеон

Я Рейнтри. Это больше, чем фамилия, больше, чем отметка на генеалогическом древе. Это причуда в моей ДНК.

Метка судьбы.

Длинная история, которая, если вкратце, о том, что магия реальна. Не только реальна, но и существует повсюду вокруг нас, хотя большинство людей никогда не открывают глаза достаточно широко, чтобы увидеть ее. Мои глаза всегда были широко открыты. Магия живет в моей крови. Моих предков называли волшебниками, колдунами и ведьмами. Их также называли демонами и дьяволами. Поэтому неудивительно, что годы назад семья решила скрыть наши способности. Я сказалскрыть, а непохоронить. Это не одно и то же. Сила — это ответственность, которой нельзя пренебрегать, стараясь сделать жизнь проще.

Каждый член семьи имеет определенный дар. Некоторые сильнее, другие слабее; способности одних полезней, чем у других. У каждого Рейнтри есть потусторонний талант. Мой — электрическая энергия. Я могу взаимодействовать с электричеством, существующим вокруг нас. Даже могу создать свою индивидуальную волну напряжения. Да, у меня есть привычка поджаривать компьютеры и разрушать флуоресцентные лампы, но это происходит только в том случае, если я нахожусь рядом с ними, и я научился справляться с этим.

Я также разговариваю с призраками, которые являются лишь формой электрической энергии, которую мы полностью не понимаем. Этот талант находит применение в моей текущей профессии.

Я Гидеон Рейнтри, живу в Вилмингтоне, штате Северная Каролина, и работаю детективом по расследованию убийств.

Пролог

Полночь, воскресенье

Адреналин выплескивался в кровь столь жестко и быстро, что Табби не могла заставить себя успокоиться. Даже быстрый пеший подъем на третий этаж не притупил ее возбуждения. Взволнованно приподнимаясь и опускаясь на носочках, она оглядела зеленую входную дверь и презрительно сморщила нос. Краска на двери ужасно отслаивалась; дерево было исцарапано; номерок квартиры изогнут. Неужели кто-то из Рейнтри может жить в подобной помойке? Где их чувство собственного достоинства?

Табби очень долго ждала этого момента. Иногда казалось, целую вечность. Ждала нетерпеливо, но все же ждала. Ей не раз подчеркивали, что нападение должно быть спланировано безупречно. Итак, время пришло. Удерживая пиццу в левой руке, правой она постучала снова, громче и быстрее. Она ощущала головокружительный восторг и наслаждалась им. Табби долго готовилась к этому моменту, практиковалась почти год, и вот, момент настал.

— Кто там? — раздался с другой стороны замызганной зеленой двери заметно раздраженный женский голос.

— Доставка пиццы, — ответила Табби.

И услышала, как со звоном и лязганьем металла о металл снимается дверная цепочка. Замок повернулся, и наконец, — наконец! — раздался щелчок, и дверь открылась.

Табби быстро окинула взглядом стоявшую перед ней женщину. Двадцать два года, метр шестьдесят два, зеленые глаза, короткие розовые волосы. Она.

— Думаю, произошла ошибка, если только… — начала розововолосая женщина. Произнести что-либо еще она не успела.

Табби вынудила Рейнтри отступить в квартиру, заставив попятиться в убогую прихожую, и захлопнула за собой дверь. Она отбросила пустую коробку из-под пиццы, выставив на обозрение нож, который сжимала левой рукой.

— Крикнешь, и я убью тебя, — пригрозила она, прежде чем Экей успела опомниться.

Глаза девушки широко распахнулись. Забавно, но Табби ожидала, что глаза Рейнтри будут более выразительными. Она так много о них наслушалась. Глаза Экей оказались посредственными, избитого сине-серо-зеленого цвета, ничего особенного.

Один сильный удар, и работа будет сделана, но Табби не хотела, чтобы все закончилось слишком быстро. Она была эмпатом, но из всех переживаемых людьми эмоций предпочитала страх. Жаждала его. Когда Табби выпускала свой дар на свободу, ненависть и ужас казались сладкими на вкус. Впитывая отрицательные эмоции, она становилась сильнее. А сейчас она питалась ужасом Экей Рейнтри и смаковала его. Он делал Табби могущественнее, физически и умственно. Этот ужас кружил голову.

— У меня мало денег, — жалобно заскулила Экей, с каждой секундой боясь все больше и больше. — Все, что вы хотите…

— Все, что я хочу, — повторила Табби, вынуждая Экей отступать дальше, пока та не оказалась прижатой к стене. Буквально. Больше всего Табби желала получить силу этой девушки. Пророчество. Способность предсказывать, которую можно будет использовать надлежащим образом, хотя, если судить по этой дрянной квартирке, таланты Экей ничем ей не помогли. Какая жалость, что нечто столь замечательное досталось этой дрожащей слабачке.

Табби иногда мечтала, что когда-нибудь, убив жертву, поглотит ее способности. Такое должно быть возможным, это расширило бы границы ее собственного дара. И хотя пока такого не произошло, однажды, когда ее сила будет вскормлена должным образом и достигнет нужного уровня, она найдет темное заклинание и сделает следующий шаг в своем развитии.

Желая, чтобы дар пророчества каким-то образом перелетел из души этой Рейнтри в ее собственную, Табби коснулась кончиком ножа тонкого, бледного горла девушки. Она сделала маленький порез, у девушки перехватило дыхание, и, о, заполнивший воздух порыв страха был так приятен и очень, очень силен.

Она могла бы играть с Экей Рейнтри всю ночь, но Сил хотел, чтобы работа была сделана быстро и профессионально. Он подчеркнул это несколько раз, когда Табби получала свое задание. Сейчас не время для игр, она была солдатом. Воительницей. И опасение разозлить Сила определенно, пересиливало желание задержаться здесь и поразвлечься.

Она улыбнулась и немного отодвинула нож, оставив на горле жертвы каплю крови. Экей, казалось, немного успокоилась, и Табби позволила испуганной женщине на мгновение поверить, что это всего лишь грабеж, который скоро закончится.

Но еще ничто не закончено. Все только начинается.

Глава 1

Понедельник, 3:37

Когда телефон Гидеона звонил в середине ночи, это означало, что кто-то умер.

— Рейнтри, — отозвался он хриплым от сна голосом.

— Извини, что разбудил.

Услышав голос своего брата, Данте, Гидеон тут же проснулся.

— Что случилось?

— В казино был пожар. Могло быть и хуже, — добавил Данте, прежде чем Гидеон успел задать хоть один вопрос. — Но и так достаточно плохо. Я не хотел, чтобы ты увидел это в утренних новостях и удивился. Позвони позже Мерси и передай, что я в порядке. Чувствую, что в течение нескольких следующих дней буду очень занят.

Гидеон сел, окончательно проснувшись.

— Я приеду, если нужен тебе.

— Спасибо, нет. У тебя нет деловых поездок на этой неделе, да и здесь все в порядке. Я только хотел позвонить, прежде чем окажусь настолько связан, что не смогу добраться до телефона.

Гидеон провел рукой по волосам. За окном приливали и откатывались волны Атлантики. Он снова предложил приехать в Рено на помощь. Он вполне мог приехать. Но Данте еще раз отказался, и они закончили разговор. Гидеон переставил будильник на пять тридцать. Он позвонит Мерси, прежде чем она начнет свой день. Пожар, видимо, был скверным, раз Данте убежден, что об этом покажут в национальных новостях.

Установив сигнал, Гидеон вернулся в кровать. Возможно, он спал, а может, и нет. Он слушал океанские волны и позволил своим мыслям блуждать. Менее чем через неделю, когда наступит солнцестояние, его обычные электрические аномалии действительно станут почти неуправляемыми. Обычно волны бесконтрольно вырывались в спирали, только когда по соседству находился призрак, но в течение всей следующей недели Гидеону не потребуется электрически заряженный дух, чтобы вывести из строя оборудование и электронику. Он ничего не мог с этим поделать, разве что проявлять еще большую осторожность. Возможно, следует переждать этот период, взяв несколько выходных и совсем не появляться на работе. Он закрыл глаза и провалился в сон.

Она появилась без предупреждения, проплыв к краю кровати и, как всегда, улыбнулась ему. Сегодня вечером она была в простом белом платье, доходившем до голых лодыжек, а ее длинные темные волосы были распущены. Эмма. Она сказала, что однажды ее будут звать именно так, и всегда приходила к нему в облике ребенка. Она совсем не походила на других посещавших его призраков. Этот ребенок являлся только во снах и не был затронут болью жизненных трудностей. Она не несла в себе ни потребности в правосудии, ни горя, ни грызущего бремени неоконченных дел. Вместо этого она приносила свет, любовь и ощущение покоя. И настойчиво называла его папочкой.

— Доброе утро, папочка.

Гидеон вздохнул и сел. Впервые он увидел этот особенный дух три месяца назад, но в последнее время она стала появляться все чаще. Стала более реальной. Кто знает, возможно, он был ее отцом в другой жизни, но не собирался становиться чьим-то папой в этой.

— Доброе утро, Эмма.

Дух маленькой девочки спланировал вниз, остановившись в изножье кровати.

— Я так волнуюсь. — Она рассмеялась, и этот звук показался странно родным. Гидеон любил ее смех, заставлявший его сердце вытворять странные вещи. Но он убедил себя, что теплое чувство близости ничего не значит. Совсем ничего.

— Почему ты волнуешься?

— Я скоро приду к тебе, папочка.

Гидеон закрыл глаза и вздохнул.

— Эмма, милая, я сто раз говорил тебе, что в этой жизни не собираюсь заводить семью, поэтому ты можешь прекратить называть меня папой.

Она только снова рассмеялась.

— Не будь глупым, папочка. У тебя всегда есть я.

Дух, заявивший, что ее будут звать Эмма, действительно имел глаза Рейнтри и его собственные темно-каштановые волосы, а от прикосновения к ее коже возникало ощущение сладости. Но он знал, что не стоит доверять всему, что видишь. В конце концов, она просто являлась во снах. Нужно перестать есть начос на ночь.

— Не хотелось бы говорить тебе это, дорогая, но чтобы сделать ребенка, кроме папы, нужна и мама. А я не собираюсь жениться и заводить детей, поэтому ты просто должна выбрать себе в отцы кого-то другого.

Эмма ничуть не встревожилась.

— Ты всегда такой упрямый. Я приду к тебе, папа. Приду в лунном свете.

Все прежние романтические отношения Гидеона заканчивались ничем. Ему приходилось скрывать большую часть себя, а это никогда не способствовало установлению особенной близости с кем бы то ни было. Жена и ребенок? Ни за что! Он уже нес ответственность за новую должность, свою семью и бесконечный поток призраков и не собирался ставить себя в такое положение, кода придется тревожиться за кого-то еще. Женщины приходили и уходили, и он не сомневался, что ни одна из них не подберется слишком близко и не задержится надолго.

Оставить потомство было обязанностью Данте, а не его. Гидеон глянул на комод, где лежал последний амулет плодовитости, готовый для упаковки и отправки по почте. Как только у Данте появятся дети, Гидеону больше не будет угрожать положение дрэнира, главы семьи Рейнтри. Хуже угрозы стать дрэниром могла быть только его собственная женитьба и рождение детей.

Сейчас старший брат слишком занят, поэтому, возможно, он на несколько дней воздержится от отправки амулета. Возможно…

— Будь осторожен, — сказала Эмма, подплывая чуть ближе. — Она очень плохая, папочка. Очень плохая. Ты должен быть осторожным.

— Не называй меня папочкой, — отозвался Гидеон. И машинально добавил: — Кто очень плохая?

— Ты скоро узнаешь. Позаботься о моем лунном свете, папочка.

— В лунном свете, — тихо повторил он. — Что за…

— Это только начало, — прервала Эмма, ее голос затих, и она исчезла.

Будильник зазвонил, и Гидеон, вздрогнув, проснулся. Он ненавидел эти странные сны. Он взглянул на комод, где покоился приготовленный для Данте амулет плодовитости, и огляделся, словно ожидал увидеть здесь летающую Эмму. Стряхнуть сны, затронутые действительностью, всегда было тяжелей всего.

Гидеон поднялся с постели, избавляясь от остатков дремы, и неспеша направился к французским дверям, ведущим на небольшой балкончик, чувствуя, как пробуждаются тело и мысли. Он раздвинул шторы, открывая вид на океан и, как всегда, заряжаясь от воды энергией. Порою Гидеон не сомневался, что волны бьются в унисон с его сердцем. В океане было так много электричества, что он буквально ощущал его запах и вкус.

Нужно позвонить Мерси и рассказать о случившемся в казино Данте, и он обязательно сделает это, как только сварит кофе. Гидеон опасался рассказывать сестре о произошедшем. Даже несмотря на то, что у Данте все в порядке, она будет волноваться.

Позвонив, Гидеон поехал в офис. Он не сомневался, что Джонни Рея Блэка убил Фрэнк Стайлз, вот только у него пока не было доказательств. Зато было время. Он снова задумался над идеей взять несколько выходных на период летнего солнцестояния. Если на его участке все спокойно, он сможет принести файлы по делу домой и поработать здесь.

И вдруг в ушах зазвенели последние слова Эммы, как будто она все еще шептала их.

— Это только начало.



Глава 2

Понедельник, 10:46

Маленькая квартирка была полностью разгромлена. На бежевом ковре сверкало битое стекло; книги и тщательно подобранные безделушки были сброшены с книжных полок на пол; там же валялась открытая пустая коробка из-под пиццы; и кто-то порезал острым лезвием старый, красный кожаный диван, стоящий в середине комнаты. Был ли диван изуродован тем же ножом, которым убили Шерри Бишоп? Он не знал. Пока.

Гидеон задержал взгляд на теле Бишоп, когда услышал позади себя голос быстро говорившей женщины.

— Знаешь, а я ведь подумала, что это Экей решила пораньше вернуться домой и заказала пиццу по телефону. Она любительница поесть поздно вечером, поэтому я даже не подумала… — Она фыркнула. — Глупо. Мать убьет меня, когда узнает, что я позволила убийце ворваться в квартиру.

Гидеон обернулся. Шерри Бишоп произнесла свою излюбленную фразу чисто автоматически? Или она еще не осознала, что умерла? Мать убьет меня

Сидя позади него на стуле, она выглядела почти непрозрачной. И как обычно была одета в потрепанные джинсы с заниженной талией и футболку с оторванным низом, выставлявшей на обозрение пупок с пирсингом. А вот прическа была новой.

Экей нашла ее тело сегодня рано утром, вернувшись после выходных, которые провела в Шарлотте. Вместо того, чтобы набрать телефон службы спасения, она позвонила ему. А ведь он так нуждался в неделе отдыха. Направляясь к месту преступления, Гидеон сделал все необходимые звонки по сотовому. По прибытии он переговорил с Экей в прихожей, успокоил ее, насколько смог, и остался там, чтобы остановить первых приехавших полицейских и не дать им затоптать место преступления. Люди в форме все еще стояли в прихожей, разглядывая квартиру, словно дети, которым не разрешили зайти в кондитерскую. Неужели и он когда-то был так же молод?

Они молча наблюдали за ним, но его это не беспокоило. Он уже имел репутацию «не такого, как все», и это его совершенно не волновало.

— Ты знала его? — тихо спросил он.

— Ее, — ответила Шерри.

Женщина? Гидеон снова посмотрел на тело, затем на устроенный преступником беспорядок. Она очень плохая, папочка. Очень плохая. Когда Эмма явилась к нему во сне, Шерри Бишоп была мертва уже несколько часов. Не только мертва, но и искалечена. На правой руке отсутствовал указательный палец, отрезанный, судя по небольшому количеству крови, уже после смерти. Также был вырезан аккуратный квадрат скальпа с ее белокуро-розовыми прядями волос. Он с трудом мог представить женщину, способную на такое, но к настоящему времени уже уяснил для себя, что в жизни бывает все.

— Ты знала ее?

Привидение покачало головой. Она выглядела почти настоящей, за исключением того, что была не совсем плотной. Она как будто вся состояла из густого тумана. Розово-белокурые торчащие пряди, джинсы с поношенной футболкой, бледная кожа. Все это было лишь слегка прозрачным.

— Я открыла дверь, она ворвалась и сказала, что убьет меня, если я закричу, а потом порезала мою шею и… — Она прикоснулась к своему горлу и посмотрела мимо Гидеона на тело. Свое тело. — Эта сука убила меня, не так ли?

— Боюсь, что так. Ты можешь рассказать мне о ней что-нибудь существенное?

Шерри посмотрела на тело и прерывисто вздохнула.

— Она отрезала мой палец? И как, интересно, я буду играть на барабанах с… — Призрак отступил назад к кушетке. — Ах, да, — она вздохнула. — Я умерла.

— Детектив Рейнтри? — Один из полицейских просунул голову в комнату. — С вами… ммм… все в порядке?

Гидеон, не оглядываясь, поднял руку.

— Да.

— Я слышал, как вы… ммм… разговаривали.

На сей раз Гидеон действительно посмотрел на парня. Сурово.

— Я говорил сам с собой. Сообщите мне, когда прибудут криминалисты.

Он услышал, как Экей снова начала рыдать, и полицейские повернулись, чтобы успокоить ее. Он знал, что кузина отвлекает их специально, чтобы предоставить ему возможность поработать в тишине. Какой живой мужчина может не броситься утешать Экей Рейнтри?

Призрак Шерри Бишоп снова вздохнул, и ее образ завибрировал.

— Они не могут видеть меня, не так ли?

— Нет, — прошептал Гидеон.

— Но ты можешь.

Он кивнул.

— Почему?

Кровь. Генетика. Проклятие. Дар. Электроны.

— У нас нет времени на разговоры обо мне. — Он не знал, как долго Шерри Бишоп останется на земле. Возможно, несколько минут или час, или несколько дней. Возможно, она потребует правосудия и станет бродить здесь, пока он не выполнит свою работу, но об этом никогда нельзя было узнать наверняка. Призраки чертовски непредсказуемы. — Расскажи мне все, что помнишь о напавшей на тебя женщине.

***

Детектив Хоуп Мэлори промчалась вверх по лестнице старого жилого дома, но приблизившись к третьему этажу, замедлила шаг. В холле, перед квартирой жертвы, слонялось с полдюжины полицейских и несколько соседей, все они пытались заглянуть внутрь, будто там показывали шоу. Все, кроме одной миниатюрной молодой женщины с короткими рваными прядями светлых волос, в которых мелькали ярко-розовые локоны. Она неуверенно топталась на месте, словно боялась увидеть то, что происходит внутри.

Хоуп глубоко вздохнула и, подойдя ближе, разгладила свой темно-синий костюм. Этим утром она оделась как всегда профессионально, как любой другой детектив — в брюки с пиджаком. На талии висел спрятанный в кобуру пистолет, на шее — значок, так, чтобы каждый мог ясно его видеть.

Единственной уступкой женственности стали легкий слой косметики и пятисантиметровые каблуки. Поскольку это был ее первый день на новой работе, она хотела произвести хорошее впечатление. Хотя, судя по тому, что она выяснила о новом напарнике, он не будет счастлив ее появлению независимо оттого, что она скажет или сделает.

Она протиснулась к двери между парой полицейских. Один из них шепнул:

— Туда нельзя. — И Хоуп на мгновение приостановилась, чтобы понаблюдать за работой детектива Гидеона Рейнтри.

Готовясь к этому назначению, она досконально изучила его личное дело. Этот человек был не просто хорошим полицейским, за ним числилось невероятное количество раскрытых дел. Сейчас он сидел на корточках, изучая тело, и приглушенным голосом разговаривал сам с собой. Позади него на краю стола стояла лампа, направленная на его крепко сложенное тело так, что создавалось впечатление, будто он находится в свете прожектора. Все шторы были задернуты, поэтому комната выглядела почти темной. Хоуп знала, что все здесь осталось в таком же виде, как он нашел.

Фотография Гидеона Рейнтри в личном деле не отдавала ему должного, Хоуп видела это даже несмотря на то, что со своего места не могла хорошенько рассмотреть его лицо. Он был очень красивым мужчиной с большим, совершенным телом, чего не скрывала превосходно скроенная одежда. А то, что он нуждался в стрижке, ничуть не делало его менее привлекательным. Она всегда питала слабость к мужчинам с удлиненными волосами, а его темно-каштановые волосы легкой волной спускались далеко ниже шеи. Как бы консервативно он ни одевался, не обратить на него внимания было невозможно.

На нем была дорогая одежда, которую он не смог бы купить на зарплату полицейского, если только не жил весь прошлый год на макаронах с сыром. Темно-серый костюм сидел на фигуре идеально, без единой мятой складки. Ботинки тоже выглядели дорогими, сделанными из качественной кожи. Он носил аккуратно подстриженные усы и эспаньолку, очень стильную, очень элегантную. Если бы не оружие и значок, никто не принял бы Рейнтри за полицейского.

Она шагнула в комнату, не вняв шепоту полицейского, который посоветовал ей этого не делать. Рейнтри вскинул голову.

— Я же сказал… — Он не закончил предложение и уставился на нее напряженными зелеными глазами, в которых светились ум и удивление, и Хоуп получила первую возможность действительно хорошо рассмотреть его лицо. Такие скулы и ресницы, как у этого мужчины, нужно запретить законом, как и способ, которым он впился в нее своими прищуренными глазами…

Лампочка в светильнике позади него взорвалась.

— Извините, — пробормотал он, будто на самом деле был виновен в случившемся. — Я еще не готов передать место преступления. Дайте мне несколько минут, и я освобожу его для вас. — Своим тоном он выпроваживал ее вон, и это раздражало.

— Я не криминалист, — ответила Хоуп, сделав осторожный шаг вперед.

Он снова поднял голову и пронзил ее взглядом, на сей раз не таким вежливым.

— Тогда выйдите.

Хоуп покачала головой. В обычной ситуации она подошла бы поближе и протянула руку, чтобы поприветствовать напарника, но на Рейнтри были белые перчатки, поэтому она оставила руки при себе. Твердому деловому рукопожатию, которое она предлагала коллегам-мужчинам придется подождать.

— Я детектив Хоуп Мэлори, — сказала она. — Ваш новый напарник.

Не колеблясь, он уверенно заявил:

— Мой напарник ушел в отставку пять месяцев назад, и я не нуждаюсь в другом. Ни к чему не прикасайтесь, когда будете выходить.

Отправив ее в отставку, Рейнтри вновь сосредоточился на лежащем на полу теле, даже несмотря на то, что теперь ему стало сложнее изучать его. Верхний свет был тусклым, но Хоуп предположила, что над самим местом преступления освещения достаточно. Она старалась не смотреть на тело, но поскольку продолжала стоять на месте, все-таки заставила себя взглянуть на развернувшуюся перед ней сцену. Сначала ее внимание привлекли волосы. Как и у женщины в холле, волосы жертвы были выкрашены в белокурые и ярко-розовые пряди. Она была одета в затасканные синие джинсы и некогда белую футболку с рекламой местного музыкального фестиваля. На одном ухе девушка носила четыре золотых сережки и одну на другом, на стройных пальцах Хоуп насчитала пять золотых и серебряных колец. На девяти оставшихся. Желудок Хоуп взбунтовался. Один палец был отрезан, а на голове жертвы зияла ужасная кровавая рана, как будто кто-то оскальпировал ее.

Тот же, кто нанес надсечки на горло.

Хоуп глубоко вздохнула, восстанавливая самообладание, и тут же сообразила, что это не слишком удачная идея. Смерть не была приятной, и пахла она соответственно. Разумеется, ей уже приходилось видеть трупы. Но в отличие от этого, они были целые, неискалеченные. Глядя на это, невозможно было оставаться невозмутимым.

Рейнтри вздохнул.

— Вы не уйдете, не так ли?

Хоуп покачала головой и постаралась небрежно прикрыть рукой нос и рот.

— Прекрасно, — резко произнес Рейнтри. — Шерри Бишоп, двадцать два года. Одинока, ко времени убийства ни с кем серьезно не встречалась. Денег почти не имела, поэтому грабеж как повод маловероятен. Бишоп состояла в местной группе, играла на барабанах, а также подрабатывала официанткой в центральной кофейне, чтобы сводить концы с концами.

— Если она состояла в группе, возможно, это сделал один из ее поклонников, — предположила Хоуп.

Мужчина, все еще сидевший на корточках перед телом, мотнул головой.

— Она была убита женщиной-левшой с длинными светлыми волосами.

— Как вы пришли к такому заключению, проведя здесь двадцать минут?

— Пятнадцать. — Гидеон Рейнтри медленно встал.

Его рост составлял более метра восьмидесяти, если быть точным — «метр восемьдесят семь», согласно его личному делу, поэтому, чтобы взглянуть ему в глаза, Хоуп пришлось вытянуть шею. Его кожа казалась теплой, зацелованной солнцем, и вблизи зеленые глаза смотрелись совершенно необыкновенными. Эспаньолка и усы придавали ему почти дьявольский вид, но так или иначе, это ему шло. Когда его глаза были прищурены и настороженны, как сейчас, он выглядел невероятно суровым, как будто обладал не большей сердечностью, чем убийцы, которых преследовал. Чувствуя себя более чем немного оробевшей, Хоуп опустила взгляд на его синий шелковый галстук.

— Угол раны выглядит так, словно нападавший держал нож в левой руке, — объяснил он. — Криминалист подтвердит то, в чем я уверен.

Судя по услышанному, Гидеон Рейнтри всегда был в себе уверен. И всегда оказывался прав.

— Вы сказали ее. Откуда вам известно, что убийца — женщина?

Гидеон кивнул.

— На одежде жертвы остался длинный светлый волос. Волосы такой длины на мужчине возможны, но маловероятны. Опять же это подтвердит криминалист.

Что ж, он был наблюдателен. Он делал это и прежде. Он был хорош.

— Как вы смогли узнать детали ее личной жизни? — спросила Хоуп. Барабанщица. Одинокая. Официантка в буфете. Она быстро осмотрела комнату в поисках улик и ничего не обнаружила.

— Шерри Бишоп снимала эту квартиру вместе с моей кузиной Экей.

Хоуп кивнула. Она старалась не поддаваться, но от стоявшего здесь запаха ее начинало тошнить.

Рейнтри смотрел прямо на нее своими странными глазами.

— Это ваше первое убийство, не так ли?

Хоуп снова кивнула.

— Если вы собираетесь извергнуть содержимое желудка, сделайте это в прихожей. Я не хочу, чтобы вы запачкали мое место преступления.

Как заботливо.

— Я не собираюсь пачкать ваше место преступления.

— Хорошо. Если вы так настаиваете на том, чтобы слоняться поблизости, то опросите соседей, возможно, они слышали или видели что-нибудь вчера вечером или сегодня рано утром.

С удовольствием. Хоуп снова кивнула, затем повернулась и сбежала из комнаты, оставив Гидеона Рейнтри наедине с жертвой. Она была совершенно уверена, что он чувствует себя уютнее с мертвой женщиной, нежели с нею.

***

Его новая напарница сосредоточенно допрашивала любопытного соседа, пока криминалисты занимались своей работой в квартире. Гидеон сидел рядом с Экей на ступеньках, ведущих на четвертый этаж.

— Она здесь? — тихо спросила Экей.

Сейчас никто не обращал на них внимания. Гидеон сомневался, что такая ситуация продлится долго.

— Сидит позади нас.

Экей оглянулась через плечо на пустую ступеньку, хотя знала, что ничего не увидит.

— Сожалею. Я должна была это предвидеть.

Как и Бишоп, Экей исполнилось двадцать два года. Она была невероятно талантлива и как гитаристка, и как предсказательница, но почти совсем не могла контролировать свой дар предвидения. Было бы не совсем правильно называть ее экстрасенсом. Она не могла ответить, где вы оставили свой бумажник или женитесь ли вы в следующем году, зато предвидела бедствия. Она видела сны о наводнениях и землетрясениях. И ее кошмары сбывались.

Гидеон тоже имел небольшие способности предвидения, но они не слишком отличались от тех, которыми обладали обычные люди. Его интуиция была лишь на волосок острее нормальной, но он не видел во сне катастрофы и не переживал их так, будто сам побывал там и оказался неспособен предотвратить несчастье. По сравнению с даром Экей, он рассматривал разговоры с мертвыми людьми, как прогулку в парке.

— Ей было не больно, — сказал Гидеон, обняв Экей за плечи. — Она даже не знала, что произошло.

— Вранье, — недовольным голосом пробормотала Шерри. — Это адски больно!

К счастью, никто кроме Гидеона ее не слышал.

— Зачем кому-то понадобилось убивать Шерри? — спросила Экей. Слезы никак не останавливались, но рыдания стали теперь более приглушенными. Непрестанными, но слабыми. — Ее все любили.

— Я не знаю. — Какая-то тревожная мысль надоедливо вертелась в голове Гидеона. Бишоп не знала свою убийцу. Не подозревала, что ее жизнь в опасности. И не могла придумать ни одной логичной причины, по которой кто-либо мог захотеть убить ее, тем более так жестоко. Во всех делах, которые он расследовал с тех пор, как четыре года назад перевелся в Вилмингтон, жертва знала имя своего убийцы. Обычно мотивом становились наркотики, но было также несколько преступлений, совершенных на почве ревности. Убийца-незнакомец был редкостью. За несколькими исключениями для совершения убийства требовались личные мотивы.

Он не хотел пугать кузину, но существовала одна вероятность, которую он не мог игнорировать.

— У тебя были какие-нибудь видения в последнее время о том, что тебе может грозить опасность?

Экей поняла его сходу.

— Ты думаешь, человек, убивший Шерри, пришел за мной?

— Сукин сын! — тихо воскликнула Шерри. — Не стоило мне красить волосы так же, как Экей. Знаешь, мы думали, что это будет так клево. Собственный бренд нашей группы. А… а оказалось… — Она надула губы. — Я считала это такой хорошей задумкой.

— Это только предположение, — тихо ответил Гидеон. — Слушай, в любом случае ты не сможешь находиться здесь какое-то время, поэтому я хочу, чтобы ты нашла себе тихое местечко, где можно затаиться, и оставалась там, пока я во всем не разберусь. Где твои родители?

— В Сан-Морице.

Ясно, как всегда.

— Я не хочу, чтобы ты далеко уезжала. — Кроме того, родители Экей в сложившемся кризисе были почти бесполезны. — Можешь остаться у меня на несколько дней.

Экей вздохнула и опустила голову на сложенные руки.

— У нас намечен концерт на следующие выходные, так что до тех пор я свободна. Я могу позвонить в кафе и сказать, что меня не будет на этой неделе, потом поеду в Шарлотт и до пятницы останусь с Дейви.



Дейви. Отлично. Тощий, как жердь, парень глуповатого вида, саксофонист, был влюблен в Экей, хотя та настаивала, чтобы они оставались просто друзьями. Однако провести несколько дней с Дейви лучше, чем слоняться по округе, когда существует пусть даже небольшая вероятность, что убийца приходила за Экей, а не за Шерри.

— Позвони мне, прежде чем вернуться в город. Может быть, тебе придется отменить выступление.

Не смотря на его опасения, Экей не стала протестовать.

— Наверное, следует вообще все отменить. Нам никогда не найти барабанщика на место Шерри. И даже если найдем, теперь все будет не так, как раньше.

Гидеон не часто виделся с Экей. Он был на двенадцать лет старше, и у них не было общих интересов. На самом деле, его маленькая кузина периодически выкидывала такие коленца, что заставляла его скрежетать зубами. Притом, что он сам не был святым. Но они одна семья, поэтому он навещал ее время от времени. Даже пару раз побывал в каком-то прокуренном клубе, чтобы посмотреть игру ее группы. На его вкус музыка была слишком громкой и агрессивной, но девушки, казалось, получали удовольствие.

Она права. Как раньше уже не будет.

— Ты выглядишь усталой.

Экей пожала худенькими плечами.

— Предполагалось, что мне сегодня работать после обеда, ну знаешь, в кофейне, поэтому я не спала всю ночь вместо того, чтобы поехать вечером домой или попытаться встать сегодня с утра пораньше, чтобы успеть вернуться. Ты же знаешь, как я ненавижу рано вставать.

— Да, знаю.

— Просто мне казалось разумнее вообще не ложиться спать, а на обратном пути заскочить, чтобы захватить что-нибудь перекусить, прежде чем я… — Ее голос сорвался. — Думаю, нужно позвонить шефу и сказать, что меня сегодня не будет, и Шерри тоже не будет… ну ты знаешь.

Было не просто произнести это вслух. Шерри Бишоп не вернется на работу. Никогда.

Гидеон вытащил из кармана ключ от своего дома и вручил его Экей.

— Поспи несколько часов у меня, прежде чем отправишься в Шарлотт. Нельзя, чтобы ты оказалась на дороге в таком состоянии. — Она кивнула и опустила ключ в передний карман. — Держи телефон включенным. — Добавил Гидеон.

Никто из Рейнтри не афишировал свои способности, но вдруг кто-то узнал о даре Экей и захотел заставить ее замолчать. Из-за того, что она что-то увидела или могла увидеть? И зачем было отрезать палец и брать кусочек скальпа? Одно это делало данный случай исключительным, никогда прежде он с таким не сталкивался, что никак не помогало делу. У него были одни только вопросы. Предположения. Масса вопросов.

Когда он направился вниз по лестнице, Шерри Бишоп последовала за ним.

— Ты ведь выяснишь, кто это со мной сделал, не так ли? — спросила она.

— Попытаюсь.

— Это так чертовски несправедливо. Знаешь, у меня были планы на жизнь. Большие планы. Я вроде как надеялась, что однажды ты назначишь мне свидание. Понимаю, ты старше и все такое, но все равно ты по-настоящему классный.

— Ну и дела, спасибо, — пробормотал Гидеон.

Шерри прерывисто вздохнула.

— Я никогда не смогу надеть свои новые ботинки! Они такие клевые, я купила их на распродаже. — Она вздохнула. — Дерьмо. Скажи Экей, что она может их носить.

— Скажу.

Гидеон остановился у подножия лестницы и стал наблюдать за своей новой напарницей, пока та допрашивала пожилую женщину с вьющимися седыми волосами. Он любил работать один. Это очень облегчало разговор с жертвами. Его последний напарник, в конце концов, решил поверить в то, что Гидеон разговаривает сам с собой и у него на регулярной основе случаются приступы озарения. Вряд ли появление Хоуп Мэлори облегчит ему работу. Она не походила на человека, который способен смириться с тем, чего не понимает.

Он ценил женщин. У него не было планов жениться или обзавестись серьезными отношениями, но это не означало, что он жил как монах. Большинство женщин были по-своему привлекательны; все они имели одну-две изюминки, которые могли поймать и удерживать некоторое время внимание мужчины. Хоуп Мэлори была куда более чем просто привлекательна. Она обладала классической красой. Лицо обрамляли темные волосы до подбородка, густые и шелковистые. Кожа была сливочно-бледной и безупречной, глаза — ясными, темно-синими, губы — полными и розовыми. Высокая, длинноногая и стройная, и в то же время округлая во всех нужных местах. У нее было лицо ангела, притягательное тело, и она носила оружие так, словно знала, как им пользоваться. Делало ли это ее совершенной женщиной?

По его телу пробежал электрический разряд. Огни в холле замерцали, заставив всех, кто там находился, взглянуть наверх. По крайней мере, на сей раз ничего не взорвалось.

— Ты ведь собираешься схватить ее, верно? — допытывалась Шерри Бишоп.

Он проследил, как Хоуп Мэлори сделала несколько быстрых заметок, затем задала соседке следующий вопрос.

— Схватить ее? Сейчас я даже не планирую приударить за ней. Она симпатичная, но не мой тип, и смешивать работу с удовольствием никогда не было хорошей идеей.

— Вытащи мозги из штанов, Рейнтри, — резко одернула его Шерри. — Я говорю не о твоей напарнице, а о женщине, которая меня убила.

Отвечая, он не отвел глаз от Мэлори:

— Я попытаюсь.

— Экей говорит, что ты лучший, — уже более доброжелательно сказала Шерри.

— Так и говорит? — Хоуп Мэлори посмотрела в его сторону, перехватила направленный на нее взгляд и снова быстро перевела внимание на соседку.

— Да. И ты должен поторопиться, Рейнтри.

Гидеон повернулся, чтобы посмотреть на Шерри Бишоп. Она стала значительно прозрачней с тех пор, как они оставили квартиру. Скоро она пойдет дальше, к покою. Так и должно быть, но как только это случится, ему станет гораздо сложнее с ней общаться. То есть общение, может, и будет возможным, но уж точно не таким простым.

Мэлори направилась к нему широким, легким шагом, говорившим об уверенности в себе и о грации. Она делала заметки тщательно, и Гидеон не сомневался, что они окажутся полными.

— Ничего, — подойдя, тихо промолвила она. — Миссис Тарлетон, которая живет справа по соседству, почти глухая, сосед с другой стороны до сегодняшнего утра отсутствовал. Никто ничего не слышал. Все любили жертву и вашу кузину, даже несмотря на то, что, как выразилась миссис Тарлетон, они были молодые и немного сумасбродные. — Она посмотрела за спину Гидеону на лестницу. — Может быть, мне следует поговорить с вашей кузиной.

— Нет.

Она посмотрела ему в глаза и слегка приподняла брови.

— Нет?

— Я уже говорил с Экей.

— Вы с ней кузены, а значит, слишком близки, чтобы быть объективными. Кроме того, вы мужчина.

— И вы делаете вывод, что это плохо.

— Может быть. Есть вещи, которые она может рассказать мне, но ни за что не расскажет вам.

— Я в этом сомневаюсь.

Женщина напряглась.

— И вы даже не собираетесь поработать в этом направлении? В конце концов, у вас здесь личная заинтересованность.

— Я встречался с Шерри Бишоп раз или два. Нет никаких причин…

— Я говорю не о ваших отношениях с жертвой, Рейнтри. Пока мы не исключим такой вариант, ваша кузина является первым подозреваемым.

— Экей никогда бы не причинила никому вреда.

— Скажи ей, Гидеон, — сердито произнесла Шерри Бишоп. — Как она смеет думать, что Экей сотворила со мной такое?

— Вы не объективны, — настаивала Мэлори.

Гидеон изо всех сил старался игнорировать хаотичные движения Шерри, не имевшие ничего общего с ее смертью.

— Если от этого вам станет легче, в первую очередь мы установим алиби моей кузины. Надеюсь, когда вы вычеркнете ее из списка подозреваемых, то дадите мне добро наконец-то заняться работой.

— Совсем не обязательно выделываться.

Гидеон слегка наклонился и понизил голос.

— Детектив Мэлори, если вы настроены остаться моим новым напарником, то предупреждаю, что вряд ли смогу как-то изменить свою манеру поведения. Во всяком случае, не мгновенно. Но сделайте одолжение нам обоим и ведите себя как детектив, а не маленькая девочка.

Ее ноздри затрепетали. Ах, значит он задел болевую точку.

— Я не девочка, Рейнтри, вы…

— И потом, — прервал он. — «Выделываться» — не то слово, которое используют в своем лексиконе разумные люди.

— Прекрасно, — ответила она с излишней резкостью. — Мне остается только закрыть рот и, уподобляясь обезьянам, время от времени почесывать свою задницу, может, тогда мы с вами сработаемся.

Шерри скривилась.

— Держу пари, такая цаца никогда не чесала свою задницу.

Гидеон знал: главная проблема состоит в том, что не имеет никакого значения, что сделает или скажет Хоуп Мэлори. В скором времени она проберется ему под кожу. Нравится ему это или нет, она уже на пути туда и останется там, пока он не найдет способ избавиться от нее. С глаз долой — из сердца вон, правильно? Все-таки она не единственная красивая женщина в Вилмингтоне.

Он не нуждался в напарнике, не хотел его, из этого никогда ничего не выходило. И вообще, все это не имеет никакого значения.

Мэлори не останется здесь надолго.

Глава 3

Понедельник, 14:50

— Не хочешь пообедать? — выезжая на дорогу, Гидеон мельком взглянул на свою новую напарницу. Ветер бросил в лицо Мэлори ее тщательно уложенные гладкие волосы. Он подумал, не поднять ли откидной верх, хотя с другой стороны, с какой стати ему облегчать ей жизнь? Она настояла на том, чтобы пойти вместе, он настоял на том, чтобы поехать в его машине. Ей бы не понравилось то, что может случиться с ее новенькой, укомплектованной электрикой машиной, если он в неподходящий момент окажется поблизости.

— Я думала, ты захочешь допросить владельца клуба, — прокричала она сквозь ветер.

— Его не будет как минимум до четырех. — Они уже поговорили с менеджером кафе, в котором семь последних месяцев работали Бишоп и Экей. Марк Нельсон не рассказал ничего стоящего, но Гидеон хотел вернуться вечером и понаблюдать. Возможно, убийца будет там, ожидая реакции на новость о смерти Шерри Бишоп.

— Ладно, — неохотно согласилась Мэлори. — Думаю, можно что-нибудь перекусить.

В ее голосе совсем не слышалось энтузиазма. Гидеон предположил, что хотя она никогда в этом признается, но сцена убийства лишила ее аппетита.

Он несколько раз повернул на узких центральных улицах города и въехал на стоянку кафе «У мамы Тани». Был уже достаточно поздний день, поэтому наплыв обедающих закончился. Стоянка для автомобилей практически опустела.

— Где мы, Рейнтри? — спросила Мэлори, подозрительно уставившись на маленькую придорожную постройку, которая, казалось, так и просила, чтобы ее немного подшпаклевали и подкрасили. И вставили пару-тройку окон.

— «У мамы Тани», — ответил он, открывая дверь и выходя из автомобиля. — Лучшая «соул-фуд» в городе.

Она последовала за ним, хрустя каблуками по гравию.

— Если ты пытаешься запугать меня… — пробормотала она.

Гидеон проигнорировал ее слова и ступил в тускло освещенную, лишенную окон закусочную. Он не шутил, сказав, что это лучшее место в городе с афроамериканской кухней. А еще это было просто хорошее место, заполненное хорошими людьми. Даже призраки, заглядывавшие сюда, были довольны.

— Детектив Рейнтри. — Сама Таня приветствовала его улыбкой, углубляющей морщинки на безмятежном лице. — Как всегда?

— Ага. — Он занял свою обычную кабинку.

Таня посмотрела на Мэлори и немного приподняла брови.

— А вам, молодая леди?

— Я буду только салат. С приправой из уксуса, прованского масла и пряностей.

Заказ был встречен молчаливым удивлением. Когда Мэлори присоединилась к нему, Гидеон оглянулся на Таню.

— Просто принеси ей тоже, что и мне.

Мэлори собралась возразить, но передумала.

— А если твоя еда мне не понравится? — спросила она, когда Таня удалилась за пределы зоны слышимости.

— Понравится, — ответил он.

Впервые за весь день они оказались одни в тихом месте, и Гидеон воспользовался возможностью критически изучить Хоуп Мэлори. Во время езды в машине ее волосы спутались. Она пригладила их руками, но не побежала в уборную, чтобы произвести более существенные поправки. Щеки раскраснелись, в глазах светился ум. Пытливый ум. Она была великолепна.

И крайне раздосадована.

— Итак, что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Просто хочу попробовать салат, — тихо ответила она.

— В Вилмингтоне, — пояснил он. — У нас сравнительно маленькое ведомство. Я знаю детективов из других подразделений и их знаки отличия. Ты не одна из них, поэтому и спрашиваю: что привело тебя к такому опрометчивому и временному назначению, как должность моего напарника?

Она не попалась на приманку.

— Я перевелась из Роли. Проработала там два года детективом в отделе нравов.

Он был удивлен. Она выглядела слишком юной, чтобы быть детективом уже два года.

— Сколько тебе лет?

В отличие от некоторых других женщин, ее, казалось, не обидел данный вопрос.

— Двадцать девять.

Итак, она быстро поднялась по служебной лестнице. Честолюбивая, умная, возможно, даже чуточку алчная.

— А почему переехала?

— Моя мать живет здесь, в Вилмингтоне. Нужно, чтоб за ней кто-нибудь присматривал, поэтому я решила, что пришло время вернуться домой.

— Она больна?

— Нет. — Мэлори немного скривилась, очевидно, смутившись из-за обсуждения столь личной темы. — Она упала в прошлом году. Ничего серьезного: растянула лодыжку и несколько недель хромала.

— Но тебя это обеспокоило, — заключил он. Конечно, он прав. Мэлори была такой серьезной, такой безоговорочно преданной и внимательной. Случись что с ее матерью, и она непременно восприняла бы это как свою вину. Поэтому она и оказалась здесь.

— Это немного встревожило меня, — призналась Хоуп. — А что ты? — быстро спросила она, меняя тему. — У тебя есть поблизости родственники? Кроме Экей.

Люди, задающие слишком много вопросов, всегда раздражали его. Зачем ей знать о его семье? Однако он первый начал этот личный разговор, поэтому предположил, что подобный поворот был справедлив.

— Сестра и племянница живут в западной части штата, в нескольких часах езды отсюда, брат в штате Невада и кузены повсюду, куда ни плюнь.

Последнее замечание вызвало у нее легкую улыбку. Хорошо. Возможно, в конце концов, она и не была такой уж всецело серьезной.

— А твои родители? — спросила она.

— Они умерли.

Ее улыбка быстро исчезла.

— Сожалею.

— Их убили, когда мне было семнадцать, — произнес он лишенным эмоций голосом. — Хочешь узнать что-нибудь еще?

— Я не хотела допытываться.

Конечно, не хотела, но его грубый ответ, как он и рассчитывал, убил беседу. Эта женщина разрушит его жизнь, даже если не приложит и половины своих усилий. Пугающая перспектива.

Таня поставила на стол две очень полных тарелки вместе с двумя высокими стаканами холодного чая.

— Рейнтри, — понизив голос, сказала Мэлори после того, как Таня ушла. — На моей тарелке, помимо всего прочего, еще и зеленая жареная репа.

— Да, — ответил он, приступая к еде. — Хорошая штука.

Они оба сосредоточили внимание на пище, Хоуп чуть менее восторженно, чем Гидеон, хотя после нескольких ложек она расслабилась и стала наслаждаться трапезой. Гидеон радовался тишине, но в то же время испытывал раздражение, потому что в ней был своеобразный комфорт.

Он не нуждался в напарнике и не хотел его. Он терпел Леона в течение трех с половиной лет, и в итоге они составили довольно хорошую команду. Гидеон распутывал дела; Леон работал с документами и прочей ерундой. В конце дня оба хорошо выглядели, и каждый был счастлив. Хоуп Мэлори не походила на счастливого человека.

— Думаю, она убивала и прежде, — раздался тихий голос.

Гидеон повернул голову, чтобы взглянуть на незанятую кабинку позади себя. То есть, она была не занятой, пока там не появилась Шерри Бишоп. Шерри стала еще более прозрачной, но это определенно была она.

— Что? — тихо спросил он.

— Рейнтри, — начала Мэлори, — Ты все…

Подняв руку, он заставил напарницу замолчать, но не отвел глаз от Шерри.

— Женщина, которая меня убила, — ответил призрак. — Она совершенно не боялась и даже не нервничала, просто жаждала этого. Самое обидное, что у нас с Экей вот-вот должно было состояться выступление. Думаю, ей нравилось это. Убивая меня, она наслаждалась.

— Рейнтри, — снова позвала Мэлори более резким голосом.

Гидеон еще раз вскинул руку, но теперь уже с призывающим к тишине поднятым указательным пальцем.

— Потряси этим пальцем предо мной снова, и я его сломаю.

Шерри Бишоп исчезла, а Гидеон повернулся лицом к рассерженной и смущенной детективу Мэлори.

— Извини, — сказал он. — Просто задумался.

— Ты очень странно думаешь.

— Я уже слышал это раньше.

Что-то в выражении ее лица изменилось. Глаза стали мягче, губы полней, и появилось нечто гораздо худшее, чем гнев. Любопытство.

— Но, очевидно, это работает, — произнесла она. — Как ты это делаешь?

— Думаю? — Он знал, о чем она спрашивает, только не хотел рассказывать.

— Я никогда не видела детектива с такой характеристикой, как у тебя. Ты раскрыл все дела за исключением одного случая в прошлом году.

— Я знаю, что это сделал Стайлз, но не могу доказать. Пока.

— Как? — прошептала она. — Откуда ты все знаешь?

Отвечая на этот вопрос, легче всего было притвориться, что он такой же, как все. Он умел замечать мелочи, ускользающие от других, его глаз вычленял детали, он видел модели событий, полностью отдавался изучению каждого дела. Все это было правдой, но не являлось причиной почти безупречной раскрываемости преступлений.

— Я разговариваю с мертвыми людьми.

Реакция Мэлори была незамедлительной и весьма предсказуемой. Она звучно рассмеялась. Смех преобразил ее лицо. Глаза засверкали, щеки порозовели, уголки губ приподнялись. Это внезапно поразило Гидеона до такой степени, что он почувствовал себя рядом с Хоуп Мэлори слишком уютно. Этот смех был приятно неформальным. Он может привыкнуть к нему… но не позволит такому случиться.

***

Хоуп медленно проехала мимо дома Рейнтри, вид которого ни на йоту не уменьшил ее подозрений.

Бледно-серое трехэтажное строение в характерном для Южной Каролины стиле, расположенное прямо на Уриствил-бич, уж точно было куплено не на зарплату полицейского. Это был один из лучших районов побережья, а Рейнтри жил в одном из самых шикарных здешних домов. Она уже провела небольшое расследование и выяснила, что он купил это место четыре года назад, когда переехал в Вилмингтон.

В конце короткой заасфальтированной дороги располагался гараж с тремя подъездами для автомобилей. Несмотря на закрытые двери, она знала, что каждый бокс был занят. У Рейнтри был черный «мустанг» 66 года выпуска с откидным верхом, на котором он ездил сегодня; бирюзово-сливочный «шевроле» 57 года и красный «додж челленджер» 74 года выпуска.

Если бы не деньги, казалось, не существовало столь же хорошего полицейского, как Гидеон Рейнтри. Большинство раскрытых им убийств имели отношение к наркотикам, а это означало, что он мог оказаться повязанным с кем-то из дилеров. Кем-то достаточно могущественным, чтобы позволить себе купить полицейского. Неужели ее новый напарник связан с вилмингтонскими преступниками?

Разговариваю с мертвыми людьми, черт возьми.

Это место пользовалось большим спросом, здания, построенные очень близко друг к другу, впечатляли. Один красочный дом следовал за другим, образовывая улицу, а со вкусом окрашенный серый дом Рейнтри был тут одним из самых прекрасных. Почему никто никогда не подвергал сомнению его образ жизни?

Все ее знакомые детективы хотели бы работать в отделе убийств. Это было престижно, значимо. И, тем не менее, спустя пять месяцев после отставки напарника, Рейнтри все еще работает один, то есть работал, пока не появилась она. Ее новый шеф признался, что другие сотрудники не рвались к Рейнтри в напарники. Они не хотели затеряться, всегда оставаясь вторым человеком в команде, либо не желали раскачивать лодку, поскольку знали, что Рейнтри любит работать один. Другими словами, если дело безнадежно, то и нечего в него ввязываться?

Хоуп никогда не стремилась раскачивать лодки.

Возможно, на все ее вопросы существуют совершенно вразумительные ответы, но с другой стороны, их может и не быть. Она должна все выяснить, прежде чем слишком во всем этом увязнет. Прежде чем начнет доверять ему, примет его.

Она нутром чуяла, что Рейнтри лжет. Разумеется, он не мог не лгать: он же мужик. Вопрос в том, насколько глубока эта ложь?

Хоуп оставила свою синюю «тойоту» дальше по улице, рядом с домом, в котором проходила вечеринка и где еще один автомобиль совершенно не выделялся, и направилась назад к дому Рейнтри. Вряд ли в столь поздний вечер можно что-то увидеть, но она испытывала такое сильное любопытство и обиду, что не могла заснуть. Поскольку ее мать никогда не ложилась раньше двух ночи, а квартира над магазином была маленькой, заснуть, в любом случае, было совсем не просто.

Дом, дорогая одежда, автомобили… Рейнтри определенно во что-то впутался.

Когда Хоуп изучала подноготную Леона Фрэнклина, его недавно ушедшего в отставку напарника, тот оказался чистым, как белый лист. У Фрэнклина были кое-какие сбережения в банке, но не слишком большие. Хороший дом, но не шикарный. Все, с кем она общалась, рассказывали о чрезвычайных умственных способностях Гидеона Рейнтри. Ему стали отдавать каждое дело об убийстве в Вилмингтоне, и он раскрыл их все. Вот только это было неестественно.

Хоуп скользнула в темноту между домом Рейнтри и менее изысканным желтым домом по соседству. Для этой вылазки она оделась в черное, чтобы затаиться в тени. Хоуп не собиралась подглядывать в окно и ловить Рейнтри с поличным, но чем больше она узнает об этом парне, тем лучше будет себя чувствовать. Нет ничего плохого в том, что она просто немного изучит это место.

Ее внимание привлекло какое-то движение на пляже, и она повернула голову в ту сторону. Вспомнишь черта… Гидеон Рейнтри вышел на берег после плавания, слишком длинные волосы гладко откинуты назад, вода стекает по груди. Он ступил с песка на свой собственный частный дощатый настил в более освещенное пространство. Когда на него упал свет с балкона его дома, Хоуп на мгновение затаила дыхание. Он был в старых, дырявых джинсах, отрезанных над коленями, и из-за веса воды слишком низко висевших на талии. Больше на нем ничего не было, за исключением маленького серебряного амулета, висевшего на черном шнурке вокруг шеи.

— Гидеон, — протяжно окликнул голос из соседнего желтого здания. Он остановился и поднял голову, затем улыбнулся свесившейся с балкона блондинке. Хоуп, наконец, за весь этот день увидела у него на лице хоть какое-то подобие улыбки. Да, парень определенно представлял собой проблему.

— Привет, Ханни. — Рейнтри прислонился к перилам и посмотрел наверх.

— У нас будет вечеринка в субботу, — сообщила Ханни. — Придешь?

— Спасибо, но думаю, нет. Я работаю над одним делом.

— Та девочка, которую я видела в новостях? — спросила Ханни, ее улыбка увяла.

— Да.

К Ханни присоединилась еще одна девушка, на сей раз брюнетка.

— Ты распутаешь его к субботе, — уверенно подхватила она.

— Если распутаю, тогда зайду.

Обе женщины перегнулись через поручни. Как любая уважающая себя пляжная бездельница в теплую июньскую ночь, они были одеты в малюсенькие купальные костюмы. В сущности, они заигрывали со своим соседом.

Хоуп предположила, что Рейнтри относился к тому типу мужчин, которых могла привлечь любая пустышка. Он хорошо выглядел, имел счет в банке и обладал тем очевидным обаянием, которое приходит вместе с самоуверенностью. С такими глазами и скулами и тем, как он выглядел в этих «шортах», он заставлял глупые женские сердца биться в бешеном ритме.

Хоуп никогда не была глупой.

— Почему бы тебе не зайти сейчас и не выпить с нами? — спросила Ханни так, будто эта идея только что посетила ее голову, хотя, скорее всего, она планировала спросить об этом своего статного соседа с того момента, как увидела его на берегу.

— Сожалею, но не могу. — Рейнтри повернулся к своему дому — и к Хоуп — и ей показалось, что он посмотрел прямо на нее. — У меня уже есть компания.

Хоуп затаила дыхание. Ведь он не мог ее заметить. К нему пришел кто-то еще, либо он просто оправдывался из вежливости. Как и любой нормальный мужчина, отказывающийся «выпить» с Ханни или брюнеточкой.

— Компания? — заныла Ханни.

— Ага. — Рейнтри снова прислонился к поручням на настиле и посмотрел в темноту между двумя зданиями. — Мой новый напарник.

Хоуп пробормотала несколько тихих проклятий, которые почти никогда не использовала, и Рейнтри улыбнулся, словно услышал ее. Разумеется, это было невозможно. Так же невозможно, как и заметить ее в этом мраке.

— Приводи его с собой, — предложила брюнетка. — Будет еще веселее.

— Ее, — ответил Рейнтри, не глядя на соседок. — Мой новый напарник — девочка.

Хоуп знала, он сказал «девочка», только чтобы позлить ее, поэтому приложила все усилия, чтобы не отреагировать на насмешку.

— О, — вздохнула Ханни. — Ну тогда приводи ее, что ли. — Голос блондинки сразу зазвучал куда менее восторженно.

— Спасибо, но мы обойдемся. Нам нужно обсудить кое-какие вопросы. Не так ли, детектив Мэлори?

Полный провал. Хоуп сделала несколько шагов, выступая под мягкий свет, отбрасываемый обоими балконами. Прятаться определенно было слишком поздно. А если Рейнтри действительно опасен? Такое возможно. Он выглядел достаточно опасным. С другой стороны, она вооружена и знает, как защитить себя, если понадобится. В любом случае, она не думала, что дойдет до этого.

— Так, — ответила она, направляясь к дощатому настилу по песку и высокой прибрежной траве.

— Как долго вы там стояли? — спросила Ханни.

— Всего несколько минут.

— Вас было совсем не слышно.

— Я просто восхищалась видом.

Брюнетка вздохнула.

— Поверьте, мы вас понимаем.

Хоуп почувствовала, как заливается румянцем. Она, конечно, подразумевала берег, но из-за интонации брюнетки все подумали, что она имела в виду… О, нет. Она не хотела, чтобы Рейнтри подумал, что она наслаждалась его видом. Даже если так оно и было.

— Я люблю воду.

— Я тоже, — ответил Гидеон.

Хоуп легко перебралась через ограждение, присоединяясь к нему.

— Заходи внутрь, — сказал он, отвернувшись и шествуя вперед. — Думаю, ты зашла поговорить о деле Бишоп.

— Да, — обрадовавшись, ответила она. — Надеюсь, ты не возражаешь, что я так врываюсь.

Он посмотрел через плечо и ухмыльнулся.

— Ничуть, детектив Мэлори. Ничуть.

***

Ей было что-то нужно. Хорошенькая детектив Хоуп Мэлори была столь раздосадована, столь переполнена энергией, что прикоснись он к ней, и они, вероятно, оба взорвутся. Не такая уж плохая идея.

— Я пойду, переоденусь. — Гидеон жестом указал на кухню. — Налей себе что-нибудь выпить, а я быстро вернусь.

Экей проспала здесь несколько часов, после чего отправилась в Шарлотт. Перед тем как пойти плавать, он разговаривал с ней по телефону. Она все еще была расстроена, но паника несколько поутихла. Рад он этому или нет, но Дейви действительно помог в этой тяжелой ситуации.

Гидеону не потребовалось и пяти минут, чтобы надеть сухую одежду и высушить полотенцем волосы, и все это время он продолжал спрашивать себя, почему Мэлори здесь? Чего она хочет? Если бы уже были готовы предварительные результаты по экспертизе с места преступления, то позвонили бы ему, а не ей. Если у нее появилась теория, а это все, что у нее могло появиться на данный момент, то можно было сообщить об этом по телефону. Владелец клуба, в котором часто выступала группа Экей, совсем им не помог. Итак, почему Мэлори здесь?

Он получил ответ на свой вопрос довольно быстро, сразу, как только прошел в гостиную и нашел новую напарницу сидящей в кожаном кресле со стаканом холодной содовой в руке.

— Милое местечко, Рейнтри, — сказала она, пока ее глаза почти небрежно осматривали стены. — Как ты содержишь все это на зарплату полицейского?

Так вот оно что! Она думает, что он нечист на руку, и вынюхивает, насколько он нечист. Она хочет войти в долю или упрятать его задницу в тюрьму? Гидеон предположил, что последнее, но прежде он уже ошибался в женщинах.

— Моя семья богата. — Он повернулся в сторону кухни. — Пойду, налью себе что-нибудь выпить.

Она кивнула в противоположную сторону комнаты, где стоял стакан, наполненный содовой, такой же, как у нее в руках.

— Я уже приготовила тебе напиток.

— Как ты узнала, что я хочу? Телепатия?

Снова эта мимолетная, но ослепительная улыбка.

— Твой холодильник полон этой ерунды. Я взяла немного.

Гидеон устроился в кресле. Было ли простым совпадением, что она поставила его стакан так далеко от своего кресла, насколько только было возможно? Нет. Определенно, это не совпадение. Мэлори предпочитала выглядеть жесткой, но время от времени он замечал в ней живость натуры. А в тот момент, когда она рассказывала о падении своей матери и как та, вероятно, нуждается в присутствии дочери… глядя в ее глаза, он видел уязвимость.

Сегодня вечером она, естественно, приложила максимум усилий, чтобы казаться жесткой: черные джинсы, черная футболка, пистолет.

— Семейные деньги, — произнесла она, побуждая его продолжить.

— Ага.

— И что это за вид семейных денег?

— Мои родители и бабушка с дедушкой, так же как их родители и бабушка с дедушкой — все преуспевали. И были удачливы.

Она смотрела на него странно раздражающим немигающим взглядом.

— Сегодня утром я видела квартиру Экей. Она из бедной ветви семьи?

— Экей мятежница, — объяснил он. — Ее родители очень счастливо живут за счет семейных денег. Они путешествуют, отдыхают, пьют, развлекаются. И все в таком роде. Экей захотела пойти своей собственной дорогой. Я восхищаюсь этим ее качеством, даже если она набивает шишки.

— А ты удачлив?

Он оценивающе посмотрел на нее и улыбнулся.

— Полагаю, не сегодня вечером.

Она не ответила на этот комментарий, даже не рассердилась.

— Ты определенно удачлив, как детектив. Я видела твое досье.

— Везет тебе. Я бы хотел взглянуть на твое.

— Я подумаю, чем могу помочь.

Она отпила немного содовой, он же продолжал играть с ножкой бокала. Если Мэлори станет слишком любопытной, начнет задавать чересчур много чертовых вопросов, ему придется уехать. Проклятье, он полюбил это место. Полюбил свой дом и людей, с которыми работал, то есть большинство из них, и ему нравилось жить рядом с океаном. Он привязался ко всему этому так, как сам никогда от себя не ожидал. В течение многих лет он переходил из отдела в отдел, всегда направляясь туда, где, по его мнению, был нужнее всего. Как ни печально, но его талант требовался повсюду, поэтому, в конце концов, он решил обосноваться тут.

Если детектив Мэлори начнет присматриваться к нему и раскопает больше, чем нужно, он не сможет здесь остаться. Ради спокойствия. Ради семьи.

Ему остается либо сделать Хоуп Мэлори своим другом, либо отделаться от нее. Она не походила на женщину, от которой легко будет отделаться, как только она закрепит здесь свое положение, и он не был уверен, что сможет с ней подружиться. Она не выглядела дружелюбно настроенной.

Мэлори изучала гостиную оценивающим взглядом.

— В этом месте что-то не так, — задумчиво промолвила она. — Не пойми меня превратно, здесь очень приятно. Удобная обстановка и славные картины на стенах. Все довольно хорошо сочетается, куплено не по скидкам и не на распродаже…

— Но? — подтолкнул Гидеон.

Тогда она посмотрела на него этими своими любопытными синими глазами.

— Телевизор маленький и дешевый, а телефон — несовременная линия проводной связи. Большинство одиноких мужчин определенного возраста, у которых водятся лишние денежки, имеют приличный стерео. У тебя же транзисторный приемник, которого постеснялся бы брать на пляж любой мало-мальски уважающий себя пятнадцатилетний мальчишка. Отвернулась удача?

Снова удача. Как он мог рассказать ей, что его электронные устройства имеют отвратительную привычку взрываться без предупреждения? У него было два еще более маленьких телевизора, которые хранились в запасной спальне и ждали того момента, когда сломается этот, а с беспроводными телефонами или электронными часами у него никогда не выходило ничего хорошего. Гидеон не мог слишком близко подходить к транспортным средствам, работающим на компьютерных микросхемах, потому ездил на старых машинах. В тех редких случаях, когда летал на самолете, он надевал мощный защитный амулет, изготовить который мог только Данте. А сотовые телефоны менял так же часто, как другие люди используют Клинекс.

— Я мало смотрю телевизор. Да и музыку слушаю не часто. А беспроводные телефоны небезопасны.

— И тебе нужен безопасный телефон, потому что…?

Достаточно значит достаточно. Гидеон медленно поднялся на ноги. Он отставил свой напиток и пересек комнату, остановившись рядом с ней.

— Почему ты просто не спросишь? — тихо предложил он.

— Спрошу о чем?

— Не замешан ли я в грязных делишках.

В ее глазах отчетливо засветилась тревога, и он почти мог видеть, как Хоуп оценивает ситуацию. Он не был вооружен, по крайней мере, насколько она могла судить. А она была. Он имел маленькое преимущество, вот так нависнув над ней, но у нее под рукой есть оружие.

— Спрашивай, — еще раз предложил он.

Ее глаза поймали и удержали его взгляд.

— Ты замешан?

— Нет.

Ее страх постепенно испарился.

— И все же здесь чем-то попахивает. Только я пока не выяснила чем.

— Деньгами. Люди не могут даже допустить, что кто-то станет полицейским, если у него есть другой выбор.

— Это больше, чем деньги, Рейнтри. Ты хорош. Ты слишком хорош.

Он немного поддался вперед, но она не отшатнулась. Она вкусно пахла. Свежо и сладко. И соблазнительно. Она пахла уютно и тепло. Он сжал пальцы, сопротивляясь искушению потянуться и коснуться ее. Он хотел просто дотронуться до ее щеки или проследить линию скул. Но удержал руки при себе.

— Я сделал свой выбор давным-давно. Я делаю эту работу, потому что должен. У меня достаточно денег в банке, чтобы не отрывать свой зад от пляжа, если мне того захочется. Я могу получить работу в казино брата… — если только будет держаться как можно дальше от автоматов. — Или жить с родными, или просто вообще ничего не делать. Но когда моих родителей убили, то именно детективы поймали и засадили убийцу в тюрьму. Эта работа важна, и я делаю ее, потому что могу.

Он делал эту работу, потому что у него нет иного выбора.

Выражение ее лица ничего ему не говорило. Вообще ничего.

Она плохая, папочка. Очень, очень плохая. Эмма предупреждала его об убийце Шерри Бишоп? Или о новой напарнице?

Глава 4

Понедельник, 22:45

Она убила не ту женщину.

Табби сидела в дальнем углу кофейни, но смотрела не за окно на весьма оживленную в этот теплый летний вечер набережную, а следила взглядом за посетителями и служащими. Она никогда не думала, что место, где продают кофе с печеньем, может быть так переполнено в поздний вечер понедельника, но маленькие столики были заняты туристами и завсегдатаями, которые пили кофе без кофеина и жевали гигантского размера выпечку. Многие из постоянных посетителей и две молоденькие официантки, исполнявшие служебные обязанности, сопели, вспоминая о покойной Шерри Бишоп. Что ж, она допустила ошибку. По крайней мере, она получала удовольствие, впитывая витавшие в кафе боль и страх. Прошлая ночь не прошла совсем впустую.

Пока Табби не увидела вечерние новости, она понятия не имела, что убила другую женщину. Удовлетворенная и уставшая от приятных ощущений, она проспала большую часть дня. А проснувшись провела некоторое время, изучая свои новые сувениры. Однажды она узнает, как с помощью магии вытянуть из них способности убитых ею людей. Она думала, что ее последней жертвой была Рейнтри, более могущественная, чем другие, и поэтому прикасалась к взятому с почтением и, да, даже с ликованием. Каждый человек обладал небольшими способностями, которые можно было забрать: небольшими талантами, которые растрачивались впустую, игнорировались или не были открыты — но это-то была Рейнтри!

А потом, включила телевизор, чтобы посмотреть вечерние новости, и обнаружила, что взятое ею было совершенно не Рейнтри.

Кто бы подумал, что в одной квартире могут жить две розововолосые женщины? Табби потягивала остывший кофе. Если она не устранит ошибку, причем быстро, Сил убьет ее. Она надеялась, что Экей Рейнтри вечером появится здесь. Тогда можно будет последовать за девушкой туда, где та остановилась, и закончить работу. Но такой удачи не представилось, по крайней мере, пока. Она знала, что убийство обеих девушек кое-кого насторожит, но какой у нее выбор? Никакого.

Экей все еще не появилась. И, скорее всего, сегодня не появится. Возможно, она где-нибудь плачет по своей убитой соседке, но конечно не станет скрываться всю неделю. Если ничто не помешает, похороны состоятся в ближайшие дни. Табби не знала подробностей организации похорон, но довольно скоро эта информация станет доступна общественности. Экей не сможет не прийти на похороны своей соседки. Вот только они должны состояться на этой неделе .

Если Экей Рейнтри посетит видение о том, что должно произойти, и она предупредит свою семью, то все пройдет не так гладко, как запланировано.

Дверь открылась, и Табби автоматически повернула голову посмотреть, что за пара входит в кафе. Сердце пропустило удар. Срань Господня! Гидеон Рейнтри. Ее рот наполнился слюной. Она хотела Гидеона гораздо больше, чем когда-либо хотела Экей, но ей было приказано ждать. Убийство полицейского вызовет слишком большое волнение, сказал Сил, оно породит много вопросов. Она сможет убить Гидеона чуть позже, на этой неделе, когда придет время. Но не сегодня.

Табби не думала, что кто-то видел ее вчера вечером вблизи места преступления, но вдвойне радовалась, что решила надеть короткий парик из темных волос. Голове было жарко, и та уже зудела, но, по крайней мере, она, может не волноваться о том, что ее узнают. Можно расслабиться, сидеть в тени и наблюдать.

Гидеон и сопровождавшая его женщина заняли место в углу, откуда могли видеть все и всех в кофейне. Одеты они были довольно заурядно, женщина — во все черное, Рейнтри — в джинсы и выцветшую футболку. Оба были вооружены, хотя оружие прятали. Кобуры у обоих были пристегнуты к лодыжкам; значков не видно. Это официальное посещение? Ну разумеется, официальное. Они искали убийцу Шерри Бишоп.

Из своего угла Табби изучала сопровождавшую Рейнтри женщину. Сил приказал пока не трогать Гидеона, но что насчет женщины? Была ли она подругой? Полицейским? Судя по кобуре на лодыжке, она полицейский, но, возможно, женщина партнер не только в работе, но и в кровати. Что-то происходило между ними. Пара в противоположной стороне комнаты не излучала ни страха, ни печали, но там ощущалась энергия. Сексуальная, немного саркастичная, изменчивая энергия. Каковы бы ни были их отношения, если Рейнтри слишком скоро подберется к цели, то, убийство этой женщины, несомненно, отвлечет его. Однако это поднимет шумиху, которой Сил определенно не пожелал бы.

Табби беспокойно выжидала и наблюдала. Осознание того, что она совершила ошибку, отняло часть удовольствия от вчерашней вылазки, и ей захотелось большего. Она всегда хотела больше. Она уже подпортила эту работу, поэтому, что с того, если она убьет женщину-полицейского, которая не являлась частью первоначального задания? Избавившись от нее, она отвлечет Гидеона, а отвлечь его просто необходимо, чтобы он переключил внимание на что-то еще, помимо Экей и той проклятой убитой по ошибке соседки.

Поскольку все пошло наперекосяк, Табби не отваживалась звонить Силу, пока работа не будет сделана и его инструкции стали не так уж актуальны. Когда к концу недели оба, Экей и Гидеон, будут мертвы, ей простят любые допущенные по ходу работы оплошности. Женщину-полицейского и Гидеона можно в любой момент застрелить, но она хотела не этого. Табби не особенно заботило, как она разделается с женщиной, но Гидеон был совершенно другим делом.

Гидеон Рейнтри являлся членом королевской семьи, следующим претендентом на престол дрэнира, могущественным настолько, что она не могла себе этого полностью представить. Она хотела находиться рядом в момент его смерти. Хотела прикасаться к нему, когда воткнет в его сердце нож, забравший жизнь Шерри Бишоп. Хотела ощутить его кровь на своих руках и получить один-два сувенира для коллекции.

Хотя она все еще не нашла способ извлекать способности, которые мечтала отобрать, Табби действительно вытягивала энергию из собранных сувениров. Как следует обработанные и высушенные, хранящиеся в специальном кожаном ящике, который с каждым прожитым годом становился все более тяжелым, эти сувениры питали ее мощь, когда она в силу обстоятельств оказывалась подавлена. Сил требовал от нее сдерживать свои порывы, вести себя осторожно и не привлекать внимания ни к себе, ни к своим талантам. Пока. Пока они не заберут то, что принадлежит им по праву. Она была очень искусной и осторожной, предаваясь своим развлечениям, но скоро все изменится.

Да, она может поразить свою цель с расстояния, но убийство Гидеона Рейнтри станет ярким и восхитительным моментом, и она не была готова упустить такую возможность ради целесообразности.

Вторник, 7:40

Прошлым вечером Рейнтри проинформировал ее, что завтрак состоится в хилтонском буфете, согласно сложившейся у вилмингтонских детективов традиции. Хоуп оставила «тойоту» на стоянке и торопливо направилась к ресторану, неосознанно разглаживая складки на черных брюках и расправляя пиджак на бедрах. Она опоздала на десять минут, но мать задержала ее разговорами, когда Хоуп выходила через магазин, и уйти оказалось совсем не просто.

Найти группу, к которой ее пригласили присоединиться, было легко. За круглым столом в центре ресторана сидели девять мужчин, все в костюмах, все вилмингтонские детективы. Рейнтри выделялся даже среди этой группы одинаково одетых мужчин, работа которых очень напоминала его собственную. Он притягивал взгляд так, словно находился под светом прожектора. Мужчины разговаривали друг с другом, пили кофе и поглощали яйца с беконом и бисквиты. Направляясь в их сторону, Хоуп держала голову высоко поднятой. Прошло совсем немного времени, прежде чем они обратили на нее внимание. Брови поднялись. Челюсти отвисли.

Хоуп привыкла, что поначалу, как правило, вызывала именно такую реакцию. Она не выглядела, как полицейский, и сперва ее всегда встречало негодование наряду с невысказанным вопросом. Не проложила ли она себе дорогу наверх через постель? А если нет, то как? Ей приходилось быть более деловой и сдержанной, больше уделять времени работе, чем любому другому человеку ее профессии. Если бы не мать, она никогда бы не уехала из Роли и не стала начинать этот процесс привыкания заново. Наверное, ничто иное не заставило бы ее пройти через этот неуютный период притирок во второй раз.

Единственный свободный стул находился рядом с Рейнтри. Хоуп села, и он представил ее остальным детективам. После начального раунда вопросов и открытого интереса, мужчины вернулись к своему обсуждению: где встречаться за обедом завтра.

Со временем беседа повернула от пищи к текущим расследованиям, включая убийство Шерри Бишоп. Через множество каналов, государственных и федеральных, Рейнтри запросил сведения обо всех схожих нераскрытых убийствах за прошлые шесть месяцев, и сегодня к полудню на его… то есть, на их столе будет лежать большая часть сведений по ним. Пока они разговаривали о делах, выяснилось несколько важных вещей: Гидеон Рейнтри был хорошим копом, а коллеги уважали и любили его.

Хоуп позволила себе немного расслабиться. Несомненно, будь Рейнтри нечист на руку, другие знали или, по крайней мере, подозревали бы что-то неладное, выказывая недоверчивость, холодность или любопытство. За этим столом она не наблюдала ничего подобного. Прошлой ночью она испытывала сильную уверенность, что Рейнтри каким-то образом замешан в расследуемых им преступлениях. Теперь она уже не была столь уверена. Неужели она желала верить в его порядочность, потому что он был очарователен и красив настолько же, насколько раздражал? Она не хотела быть мелочной; не хотела походить на тех женщин, которые судили мужчин по их внешности и обдуманным словам, не заглядывая глубже в поисках истины. По внешнему виду Рейнтри невозможно было охарактеризовать его личность или узнать о нем достаточно, чтобы понять, не слишком ли болезненной окажется правда. По крайней мере, для нее.

В конце концов детективы закончили есть и отошли от стола, чтобы заняться работой. Хоуп и Рейнтри вышли вместе, ступив из ресторана в солнечное, теплое утро.

— Какие у нас планы? — спросила Хоуп, пока они направлялись к переполненной автостоянке. Ее каблуки стучали по асфальту, шаги Гидеона были медленнее, тверже и ритмичнее.

— Я хочу вернуться в квартиру и осмотреться. Может быть, ты займешься организацией техдокументации, пока не начали поступать запрошенные мною файлы. Нужно напечатать опросы соседей. Еще пройдет день или два, прежде чем мы получим отчет из лаборатории, но ты можешь позвонить им и попытаться поторопить.

Хоуп постаралась — с огромным усилием — не вспылить.

— Я не твой секретарь, Рейнтри.

— Я этого и не утверждал.

— Ты хочешь, чтобы я возилась с документами, пока сам будешь заниматься расследованием.

— Леон не возражал.

— Я не Леон.

Он остановился в нескольких шагах от своего автомобиля и многозначительно посмотрел на нее.

— Я очень хорошо об этом осведомлен, детектив Мэлори.

— Сегодня за рулем буду я, — сказала она.

— Я думаю, лучше…

— За рулем буду я, — снова повторила она, на сей раз более медленно. Она не позволит ему доминировать в их партнерстве. Лучше всего прямо сейчас показать, что она не собирается оставаться на вторых ролях.

В зеленых глазах Рейнтри что-то вспыхнуло. Возможно, изумление. Определенно, не капитуляция. Тем не менее, он только сказал:

— Хорошо, раз ты настаиваешь.

Ее «тойота» была припаркована чуть дальше его «мустанга».

— Ты не хочешь поднять верх у машины? — спросила Хоуп

— С ней все будет в порядке, — небрежно ответил он.

Она вытащила ключи из отделения в кошельке и разблокировала двери дистанционным управлением. Хоуп распахнула дверь со стороны водителя, а Рейнтри тем временем приостановился, чтобы рассмотреть ее «тойоту».

Он небрежно оперся одной рукой на капот и произнес:

— Хороший автомобиль. Какой у него расход топлива?

Она почти рассмеялась.

— Значительно лучше, чем у твоего обжоры.

Он выпрямился, отстранился от машины и спокойно занял место на пассажирском сиденье с совершенно непринужденным видом. Вчера он настоял, чтобы самому сидеть за рулем, но сегодня, казалось, принимал роль пассажира вполне спокойно. Возможно, им все-таки удастся сработаться. Хоуп застегнула ремень безопасности и повернула ключ зажигания. Ничего не произошло.

Она попробовала еще раз. Прозвучал щелчок и больше ничего.

— Похоже, твой стартер неисправен, — ровно вымолвил Рейнтри, открыл пассажирскую дверь и вышел. — Я знаю одного парня, — сказал он, вытаскивая из кармана ключи и подходя к своей машине. — Я дам тебе его номер, и ты сможешь догнать меня, когда…

— О, нет. — Хоуп захлопнула дверцу и последовала за Рейнтри, ее шаги были короче, чем у него, но не менее уверенные. — Я позабочусь о машине позже. Ты не оставишь меня здесь.

Он оглянулся через плечо.

— Вы очень преданы работе, детектив Мэлори.

Под резким солнечным светом она разглядела легкие морщинки вокруг его глаз. В юности он, наверняка, был симпатичным мальчиком, и в его внешности осталось довольно много обаяния, чтобы и сейчас вызывать интерес. Хотя он больше не был ребенком. Равно, как и она.

— Я упрямая, — ответила она. — Привыкай к этому.

Он усмехнулся, открыл для нее дверь со стороны пассажирского сидения и стал ждать, когда она сядет. Хоуп села, затем подняла на него глаза.

— Не делай так больше, — тихо сказала она.

— Не делать чего?

— Не обращайся со мной, как на свидании. Я твой напарник, Рейнтри. Ты когда-нибудь открывал дверь для Леона?

— Нет, но он был уродлив как грех, и у него были жирные, волосатые ноги.

Она пронзила его взглядом, но ничего не ответила.

— Прекрасно, — сказал он, обходя автомобиль. — Ты еще один парень. Просто еще один коп, просто еще один напарник.

— Правильно. — Она до сих пор досадовала из-за своего автомобиля, но не собиралась оставаться здесь и ждать механика, в то время как Рейнтри направлялся на место преступления, чтобы постараться отыскать возможно пропущенные вчера улики.

В глубине души Хоуп не верила в нечестность Гидеона Рейнтри, но в любом случае, у нее не было никаких доказательств, и она знала его недостаточно хорошо, чтобы полностью довериться инстинктам. Она не раз обжигалась из-за мужчин, которые оказывались не такими, какими выглядели. Больше этого не повторится.

Выезжая с автомобильной стоянки, Рейнтри сказал:

— Леон звал меня Гидеоном. Если ты настроена всюду таскаться за мной и налаживать партнерские отношения, можешь делать так же.

Предложение называть его по имени казалось очень личным. И таким дружелюбным. Как она может дружить с Рейнтри, если до сих пор не оставила подозрений в его коррумпированности, хоть и не была уже так уверена?

Возможно, он действительно просто хороший полицейский. Возможно, она обнаружит, что он именно такой великолепный детектив, каким кажется, и его мотивы исключительно благородны. Если так, то она станет работать с ним и узнавать, как и почему он настолько хорош.

По правде говоря, колебаться ее заставляло нечто большее. Вопреки ее практичной натуре и тому, что она посвятила себя карьере, ей не везло с мужчинами. Она всегда выбирала не тех парней. Если в комнате находилось двадцать хороших ребят и один мерзавец, она неизменно выбирала мерзавца. Хоуп чувствовала нежелательное, но неоспоримое влечение к Гидеону Рейнтри с того самого момента, как заглянула ему в глаза, а последнее, в чем она сейчас нуждалась — это связаться с еще одним негодяем.

— Ладно, пусть будет «Гидеон», — ответила она. — Думаю, ты тоже можешь называть меня Хоуп.

На лице Рейнтри появилась полуулыбка, придавшая ему такой вид, будто он знал что-то, чего не знала она, словно прозвучала шутка, которую она не поняла.

— Как я могу отказаться, когда ты, кажется, так воодушевлена этой перспективой?

***

Квартира с прошлого вчера ничуть не изменилась. Лишь стала еще тише. Еще мертвее. Шерри Бишоп больше не нависала над его плечом, вопя о несправедливости своей смерти и невозможности надеть новые ботинки. Не было полицейских и соседей, наблюдающих за ним и слоняющихся в прихожей. Здесь были только он и Мэлори, изо всех сил пытавшиеся воссоздать это очень странное преступление.

Его новая напарница стояла возле двери, оценивающим взглядом изучая место преступления. Она по большей части молчала, словно понимала, что для работы ему нужна тишина и пространство. Поначалу она отвлекала его, но сейчас он уже привык к ее присутствию. Ему потребовался почти год, чтобы почувствовать такой же комфорт с Леоном.

Шторы были раздвинуты и пропускали в квартиру естественный легкий утренний свет. Разорванный диван, пятна крови и беспричинное разрушение в свете дня выглядели непристойно, неуместно, зло и извращенно.

Стоя в тихой квартире, Гидеон почти видел развитие событий. Дверной звонок раздался поздно вечером. Голос женщины сообщил Шерри Бишоп о доставки пиццы. Она открыла дверь, женщина ворвалась и…

— В этом ноже было что-то странное.

Гидеон обернулся и увидел очень слабый образ Шерри, сидящей на принадлежавшем ей при жизни диване. Только теперь диван превратился в клочья, а она была мертва.

— Нож, — прошептал он, приседая на корточки, чтобы оказаться с нею лицом к лицу. С такой точки обзора она выглядела немного более плотной.

— Что? — Хоуп сделала один шаг по направлению к нему.

Он заставил новую напарницу замолчать, подняв руку. Он знал, что Хоуп ненавидит это, но не хотел спугнуть Шерри. Он даже не мог позволить себе отвести взгляд, потому что, сделав это, мог упустить ее. Призрак перед ним не останется надолго, не в ее теперешнем состоянии.

— Я думаю вслух, — сказал Гидеон, не глядя на Хоуп.

— О.

— Что относительно ножа? — тихо спросил он.

— Он выглядел как антикварный, понимаешь? — ответила Бишоп. — Думаю, он, возможно, серебряный, а на ручке было что-то фантастическое.

— Фантастическое?

— Я не могла увидеть оружие полностью, потому что эта психованная сучка держала его, но на нем была гравировка. Кажется какие-то слова.

— Что за слова?

Призрак пожал плечами.

— Не знаю. Не думаю, что они на английском. И разумеется в тот момент я не пыталась прочесть . — Шерри уже начала исчезать. — Она была по-настоящему разгневана. Почему она так злилась? Я никогда не делала ничего…

Шерри растворялась не постепенно — она исчезла мгновенно. Гидеон остался сидеть перед диваном и размышлял. Она казалась уверенной, что убийца делала это прежде. Когда он сядет разбираться с запрошенными файлами, то возможно, выяснит, правда это или нет. Им не только был известен тип оружия, чтобы сопоставить его с раной, но оставался еще и вопрос с недостающим пальцем и частью скальпа. Убийца взяла сувениры, и они станут ключом, который приведет его к предыдущим жертвам, если таковые имелись.

Женщина — серийный убийца — это необычно, но не невозможно. Что привлекло убийцу к Шерри Бишоп? Что попалось на глаза и привело сюда?

Он услышал и почувствовал, как Хоуп пересекла комнату. Она двигалась плавно, тихо, ее энергия была созвучна с его, и именно это он почувствовал, когда она приблизилась.

— Знаешь, ты меня немного пугаешь, — сказала она, останавливаясь позади него.

— Извини. — Гидеон встал и повернулся, оказавшись прямо перед ней. — Я хочу, чтобы прочесали ближайшую зону в поисках ножа.

— Это уже сделали вчера.

— Я хочу, чтобы это сделали снова. Вероятнее всего, нож еще у убийцы, но мы не можем исключать любые возможности. Нам нужно орудие убийства.

— Ко всему прочему, оно может быть в реке, — возразила она.

— Надеюсь, ты неправа. — Шерри не знала свою убийцу, поэтому за имя нельзя зацепиться, они располагали только нечетким описанием, увечьями… и вот этим ножом.

Глаза Хоуп немного смягчились.

— Ты принимаешь это дело слишком близко к сердцу. Ты знал Шерри Бишоп лучше, чем делаешь вид?

— Я все свои дела принимаю близко к сердцу, — ответил он.

Хоуп внимательно вглядывалась в него, словно пыталась выяснить, что делает его особенным. Везение?

Внезапно, расплывчато паря позади Хоуп, появилась Эмма, его воображаемая дочь из сновидений. Ее глаза расширились, она смотрела в окно и, казалось, изо всех сил пыталась оттолкнуть Хоуп руками, как будто хотела отодвинуть ее.

— Ложись!

Не колеблясь, даже не давая себе времени удивиться чуду появления Эммы в период бодрствования, Гидеон схватил Хоуп и швырнул их обоих на пол. Они упали, пролетев сквозь образ Эммы, прежде чем девочка исчезла. На долю секунды он ощутил прохладу от прямого контакта с ребенком, утверждавшим, что она его дочь. Они с Хоуп тяжело приземлились в тот самый момент, когда окно разбилось и в стену врезалась пуля. Какое-то мгновение они лежали неподвижно, его тело укрывало и придавливало ее.

На его руках, ногах и торсе замерцали электрические разряды. Не на всем теле, но во всех тех местах, где он соприкасался с Хоуп, вспыхивало необычное электрическое напряжение, которым он не мог управлять. По ее реакции он понял, что она тоже почувствовала это.

После выстрела все стихло, а потом они услышали крики встревоженного соседа двумя этажами ниже.

Гидеон скатился с Хоуп, вытащил оружие и приблизился к разбитому окну. Она двинулась за ним с пистолетом в руке. Он осторожно выглянул из окна, стараясь рассмотреть, откуда стреляли. Окно в здании по соседству было открытым, выцветшие занавески слегка раздувал бриз.

— Оставайся здесь и не вставай, — приказал он, вскакивая и выбегая за дверь.

— Черта с два!

Хоуп последовала за ним, а у него не было времени останавливаться и спорить. Не сейчас. Она хотела, чтобы он обращался с ней как с настоящим напарником? Прекрасно.

— Третий этаж, четвертое окно с юга. Я поднимаюсь. Ты вызываешь подмогу и наблюдаешь за главным входом. Чтоб никто не выходил.

На этот раз она не возражала.

***

Хоуп стояла между дверьми жилого дома, расположенными напротив друг другу, а Гидеон побежал к лестничной клетке. Любой выходящий будет вынужден пройти через одну из этих дверей. Если стрелок еще не покинул здание, то он пойман в ловушку. Хоуп позвонила по телефону, сообщила о выстрелах и стала ждать. Ожидание никогда не было ее сильной стороной, но иногда оно было необходимо. К сожалению, это дало ей время обдумать только что произошедшее, а думать сейчас не хотелось.

Рейнтри заметил вспышку солнечного света на дуле? Или услышал что-то необычное, что встревожило его? Он бросился к ней на секунду раньше выстрела, значит, должен был что-то увидеть или услышать. Проблема в том, что в тот момент он стоял лицом к стене, а не к окну, поэтому не мог ничего видеть. Окно было закрыто, поэтому услышать что-нибудь с любой точки переулка было практически невозможно. Инстинкт? Нет, инстинкт слишком сильно походил на психическую способность, а она отказывалась развивать эту теорию. Двух чудаков в ее семье и так более чем достаточно.

Экстраординарная интуиция была не всем, о чем ей предстояло подумать. Когда Гидеон Рейнтри приземлился на нее сверху, случилось нечто странное. Она, конечно, слышала о химии; даже испытывала это раз или два. И, разумеется, слышала, что сексуальное влечение сравнивают с искрой.

Но никогда прежде Хоуп не чувствовала реальные искры . Покалывающие, заряженные искры. Когда Гидеон опустился на нее, ощущения были такими, будто она засунула палец в слабую розетку. Электрические разряды буквально пробежали сквозь тело, от пальцев ног до макушки головы. Она чувствовала их, как будто молния танцевала в ее крови. Мгновение ей пришлось бороться с желанием протянуть руки и со всей силы вцепиться в этого лежащего на ней мужчину, но не сражаясь с электричеством, а принимая его и прося больше.

Она попыталась списать воспоминания на разыгравшееся воображение, но ее фантазия не была такой буйной. Она почувствовала что-то; просто не знала, как это назвать.

Хоуп очень хотела последовать за Гидеоном на третий этаж, но пока не прибудет другой офицер, чтобы стеречь вход, она никуда не двинется. Она не могла не задаться вопросом, что обнаружит Рейнтри. Был ли стрелок все еще там, просто затаившись и выжидая?

Человек с таким количеством раскрытых дел, как у Гидеона, несомненно, нажил врагов за прошедшие годы. И оставалось одно незакрытое дело, которое он продолжал расследовать спустя многие месяцы после преступления. Мог ли Фрэнк Стайлз, подозреваемый Гидеона, стоять за этим выстрелом? Возможно, Рейнтри подобрался уже слишком близко? Или стрелок связан с убийством Бишоп? Существовало слишком много возможностей, а сейчас на необоснованные теории не было времени.

Прибыла патрульная машина, и Хоуп поручила двум полицейским в форме занять ее место на страже. Она вбежала в дом, потом на лестницу, как и Гидеон несколько минут назад. У нее и прежде были напарники, некоторые из них стали ее друзьями, с несколькими она рассталась, когда те ушли в отставку или получили повышение, но Хоуп никогда не теряла их от пули. И сейчас не время начинать.

Она встретила Гидеона на следующем этаже.

— Квартира пуста, — сказал он. — В других никто не открыл на мой стук. Кто стоит у дверей?

— Два полицейских с приказом никого не выпускать и не впускать.

Они взялись за квартиры второго этажа, Гидеон начал с одного конца, Хоуп с другого. Никто ничего не видел, хотя все слышали выстрелы. Слишком много квартир пустовали, двери были заперты. Прибыли еще полицейские, появился комендант дома, и менее чем через сорок пять минут они закончили со всем зданием, прочесав этаж за этажом, квартиру за квартирой. Они обыскали узкий глухой переулок. Дважды. Либо стрелок убежал прежде, чем они достигли здания, либо являлся постоянным жильцом, и они уже смотрели ему в глаза, не зная при этом, кто он такой на самом деле.

Когда с поисками было покончено, Гидеон присел на скамейку и стал пристально разглядывать улицу, размышляя. Она очень не хотела прерывать его, когда он так глубоко погружался в свои мысли, но у нее накопилось слишком много вопросов, чтобы оставлять их без ответа. Кроме того, она и так ждала достаточно долго.

Хоуп села рядом с ним, близко, но не слишком.

— Итак, кто хочет тебя убить?

Он взглянул на нее, повернув голову.

— Что заставляет тебя думать, что целью была не ты?

Она выдавила натянутую улыбку.

— Я работаю здесь меньше двух дней. У меня не было времени заиметь серьезных врагов. А вот ты — другое дело…

Гидеон снова перевел взгляд на улицу.

— Да.

Хоуп немного откинулась назад.

— Как ты понял?

— Как я понял что?

— Ты набросился на меня прежде, чем раздался выстрел, Рейнтри, — ответила она. — Не намного раньше, но каким-то образом ты догадался.

Он некоторое время помолчал.

— Жалуешься?

— Нет, но мне определенно любопытно.

— Опасная штука это любопытство.

Она хотела спросить об искрах, которые почувствовала, но что, если этот отклик был односторонним? Вдруг она действительно вообразила себе удар молнии, а на деле это было всего лишь удивление и, может быть, даже нежеланное физическое влечение, вызвавшее трепетное покалывание с головы до пальцев ног. С другой стороны, возможно, она почувствовала искры, когда Гидеон приземлился на нее, потому что с тех пор, как к ней последний раз прикасался мужчина, прошло уже два года.

— А жить вообще опасно, — полусерьезно отозвалась она.

— Давай оставим эту беседу на потом.

Несмотря на то, что она очень не любила оставлять что-либо на потом, Хоуп кивнула и сменила тему. Она подумала, что должна ему гораздо большее.

— Хорошо. Что теперь?

Гидеон окинул взглядом тротуар.

— Кто-нибудь что-нибудь видел. Сейчас яркое дневное освещение, середина дня, и если стрелок выходил, он должен был выскочить бегом. Кто-нибудь это заметил. — Он посмотрел на нее, и будь она проклята, если не почувствовала молнию снова, даже несмотря на то, что они не прикасались друг к другу. — Давай узнаем кто.

Глава 5

Гидеон спустился с площадки жилого дома, из которого недавно стреляли. Его напарница шагала рядом с ним по тротуару. Сегодня он впервые увидел Эмму не во сне. И ее появление доказало, что она действительно нечто большее, нежели фантазия. Маленький фантом спас его жизнь или жизнь Хоуп, или их обоих. Он не был уверен, кто попал бы под пулю, если бы Эмма не молила его опуститься на пол, тщетно молотя Хоуп, словно пыталась убрать женщину с дороги.

Она не призрак. Он был убежден, что она именно та, кем все время себя называла: существо, еще не вошедшее в этот мир, дух, находящийся между жизнями. Количество энергии, потребовавшееся, чтобы появиться перед ним так, как это сделала она, было весьма значительным, и он больше не мог списывать Эмму на дурные сны о жизни, на которую не отваживался. Все правильно, она — Рейнтри или однажды ею будет.

Они приблизились к книжному магазину на углу. У окна за прилавком стояла пожилая женщина, устремив на улицу любопытный взгляд. Если стрелок шел этой дорогой, она увидела бы его. Гидеон кивнул через стекло любопытной даме.

— Почему бы тебе не расспросить продавщицу, не видела ли она что-нибудь?

Хоуп, задумчиво молчавшая с того момента, как они оставили здание, поинтересовалась:

— Ты не хочешь расспросить ее сам?

— Я должен сделать звонок. Семейное дело, — добавил он, чтобы его нежеланная напарница не решила, будто он пытается вести расследование у нее за спиной. Она помедлила, но, в конце концов, вошла в книжный магазин, оставив его в одиночестве стоять на тротуаре. Гидеон вытащил телефон и быстро набрал номер.

Данте ответил со второго сигнала.

— Как дела? — громко спросил Гидеон из-за сильных помех, мешающих разговаривать. Проклятые сотовые телефоны.

— Хуже некуда, — ответил брат.

— Поверь, я сочувствую. Не задержу тебя долго, но мне нужно кое-что узнать. Примерно три месяца назад ты прислал кусок бирюзы.

— Я помню.

— Проклятая штука была зачарована, не так ли? — Он неосознанно теребил висевший на шее шнурок. Сейчас тот был скрыт рубашкой и галстуком, но Гидеон всегда помнил о власти талисмана. Серебряный амулет нес дар защиты, благословение от его брата. Раз в девять дней курьер доставлял ему новый амулет. Старший брат настаивал на этом, поскольку работа Гидеона была связана с потенциальными опасностями. Но бирюза, лежащая на комоде его спальни, определенно таила в себе другой вид силы.

Данте рассмеялся.

— Я удивлен, что тебе потребовалось столько времени, чтобы это понять.

— Что именно там спрятано?

— Проблеск будущего.

— Ближайшего будущего или отдаленного?

— Это не было определено.

Гидеон прислонился к кирпичной стене книжного магазина и кратко выругался. Изготовленный Данте подарок не имел определенного срока действия, а Эмма была существом, собирающимся войти в этот мир, и по ее словам, она придет скоро.

Не обязательно. Он все контролирует. Сам принимает решения. Если он не захочет создать семью, значит, ее у него не будет. Несмотря на то, чему его учили всю жизнь, Гидеон не мог поверить, что у него нет выбора в таком важном вопросе.

— Что ты видел? — спросил Данте.

— Ничего, что касалось бы твоих чертовых дел.

Данте снова рассмеялся, затем резко закончил беседу, как будто кто-то прервал его.

Хоуп открыла дверь книжного магазина и высунула наружу голову.

— Рейнтри, думаю, ты захочешь это послушать.

***

Табби вышагивала по недавно арендованной квартире. Среди старой и пыльной обстановки все еще плескался адреналин. Она держала женщину под прицелом, это должен был быть достаточно легкий выстрел из безлюдной квартиры с противоположной стороны улицы от комнат Экей Рейнтри. Прицелиться. Выстрелить. И наблюдать, как падает цель. Потом бежать. Это был хороший, простой план. Она предпочитала работать другим способом, но это был достаточно хороший план засунуть Рейнтри в петлю.

Но Гидеон толкнул мишень, и пуля была растрачена впустую. Табби не знала всех талантов Гидеона, но, очевидно, наряду со способностью видеть призраков он обладал и некой телепатической силой. Он бросил свою напарницу на пол на долю секунды раньше, чем был спущен курок.

Табби ненавидела гостиничные номера. В таких местах не было никакой секретности, а у нее должна быть гарантия, что до ее вещей никто не доберется. Куда бы она ни направлялась, везде арендовала дешевую квартиру, вроде этой. Платила за месяц вперед и всегда уходила задолго до окончания срока. Она избегала соседей и никогда не брала работу на дом.

На маленьком кухонном столе этой убогой меблированной квартиры лежали недавно взятый палец и моток окровавленных волос, обработанные и высушенные. Она сидела перед ними и впитывала ощущения, которые сувениры так живо воскрешали в памяти. Она желала большего, желала уметь поглощать жизненную силу своих жертв, но в некотором отношении Табби была удовлетворена и тем, что эти вещи теперь принадлежат ей. В ее памятных сувенирах таилась замечательная темная магическая формула: они успокаивали ее, даже когда все остальное шло не так, как надо. А в настоящее время, казалось, все действительно идетне так .

Экей до сих пор нигде не объявилась, и это становилось проблемой. Приказы Сила были четкими. Экей должна умереть первой. Табби знала, что, если позвонить кузену и рассказать о случившемся, он отзовет ее домой и пришлет кого-то другого, чтобы доделать работу, с которой она не справилась. Если такое произойдет, ее жизнь не будет стоить и плевка. Она должна закончить данное ей задание, причем самостоятельно. Сначала Экей, потом, на этой же неделе и желательно в такое время и в таком месте, где можно приблизиться к жертве настолько, чтобы воспринимать ощущения — Гидеон.

Обдумывая возможности, она протянула руку и слегка дотронулась до неровного края розово-белокурых волос. Она совершила пару ошибок, но скоро Рейнтри, которых ей поручено убить, будут мертвы, и только это имеет значение. Что касается женщины-полицейского, теперь Табби хотела ее смерти исключительно из принципа. Она ненавидела промахиваться.

***

Старая леди в книжном магазине видела женщину с длинными светлыми волосами, которая именно в это время очень живо, почти бегом, выходила из жилого дома. Улик в виде цвета волос и выбора времени было достаточно, чтобы допустить связь выстрела с убийством Шерри Бишоп. Но что скрывается за этими преступлениями? На этот вопрос у Хоуп не было ответа.

— Сожалею о твоем автомобиле, — сказал Гидеон. — До утра он будет в безопасности на хилтонской парковке. А потом мы кого-нибудь за ним пошлем.

Стрельба, последующее расследование и несколько часов, проведенные в офисе, где они совместно изучали нераскрытые убийства, сходные с делом Шерри Бишоп и совершенные за пределами вилмингтонского округа, задержали их настолько, что вызывать механика стало слишком поздно. Гидеон Рейнтри повез ее к матери. С собой он захватил небольшое количество дел, чтобы просмотреть их позднее дома. Он надеялся найти в них что-нибудь новенькое, если посмотрит свежим взглядом.

Хоуп была вынуждена признать, что Рейнтри, безусловно, вел себя не как корыстолюбивый человек. На самом ли деле он настолько предан своей работе, как кажется? Возможно убийство его родителей действительно предопределило его выбор, и не существовало никаких темных секретов. И ей не предстоит разочаровываться из-за предательства.

Между тем, она была совершенно вымотана и радовалась возвращению домой, который в настоящее время находился в квартире ее матери над «Серебряной чашей», магазином, торговавшем всякими оккультными вещицами. Он располагался в центре Вилмингтона, принадлежал Рэйнбоу Мэлори и ею же управлялся. Разумеется, имя Рэйнбоу было дано матери Хоуп не при рождении. На самом деле ее звали Мэри, хорошим, солидным, нормальным именем Мэри. Но в возрасте шестнадцати лет Мэри стала Рэйнбоу и оставалась ею до сих пор.

К ужасу Хоуп Гидеон припарковался и выключил двигатель.

— Спасибо, — сказала Хоуп, быстро выходя из «мустанга» и прилагая все усилия, чтобы избавиться от напарника. Но избавиться от Гидеона Рейнтри оказалось не так-то легко. Он покинул водительское место и последовал за ней. К счастью, от того места, которое нашел Гидеон для стоянки, до «Серебряной чаши» надо было пройти еще два дома.

— Мы уже обсуждали это, Рейнтри, — резко сказала она. — Ты пошел бы провожать Леона?

— Если бы кто-то стрелял в него, да, — ответил он.

— Стреляли в тебя, а не в меня.

— Докажи.

Разумеется, она ничего не могла доказать. Магазин матери становился все ближе, она распрямила спину и вздохнула.

— Прекрасно. Спасибо.

— Магазин все еще открыт?

Хоуп взглянула на часы. В летнее время магазин работал дольше, чтобы принять как можно больше туристов.

— Да, но вряд ли что-либо из его ассортимента способно тебя заинтересовать.

— Ты не имеешь никакого представления о том, что меня интересует.

Она провела два дня в компании этого мужчины и совершенно его не знает, поняла Хоуп. Она добралась до входа в магазин и положила руку на дверную ручку.

— Не говори матери, что кто-то стрелял в нас, — тихо попросила она, открывая дверь, и над ее головой звякнул колокольчик.

«Серебряная чаша» торговала кристаллами, благовониями и ювелирными изделиями, изготовленными местными ремесленниками. Наряду с гадальными картами и рунами тут так же предлагали собрания красочных шелковых шарфов и вырезанные вручную деревянные шкатулки. Драгоценности составляли основу бизнеса магазина, но Рэйнбоу Мэлори больше благоволила ко всяким штучкам в стиле Нью-эйдж. При звуке колокольчика странное, немного фальшивое пение под музыку для медитации, которое издавала ее мать, прекратилось.

Рэйнбоу выглянула со своего места за прилавком и широко улыбнулась. В свои пятьдесят она все еще была очень привлекательна, хотя седые пряди в темных волосах выдавали ее возраст так же, как и нежные морщинки от улыбки. Она не красила волосы и совершенно не пользовалась косметикой. И не носила лифчик.

— Кто твой друг? — спросила Рэйнбоу, выходя из-за прилавка. Ее пышная разноцветная юбка достигала пола, колыхаясь вокруг удобных сандалий.

— Это мой напарник, Гидеон Рейнтри, — представила Хоуп. — Он хотел осмотреться, но задержаться не может.

Хоуп наблюдала, как ее мать поддается очарованию Гидеона, как и любая другая женщина, увидевшая его впервые. Ее спина немного распрямилась. Улыбка стала ярче. А потом она заявила:

— У вас самая красивая аура, которую я когда-либо встречала.

Чрезвычайно смутившись, Хоуп закрыла глаза. Это никогда не закончится. Теперь Гидеон за завтраком поведает другим детективам, что мать Хоуп Мэлори верит в ауры, кристаллы и гадальные карты. Она ждала взрыва смеха, но вместо этого Гидеон ответил:

— Спасибо.

Хоуп открыла глаза и посмотрела на него. Он не выглядел забавлявшимся. В действительности, он казался абсолютно серьезным и, похоже, чувствовал себя здесь как дома, принявшись изучать товары на полках.

— Здесь мило, — промолвил он. — Интересные товары, приятная атмосфера…

— Атмосфера крайне важна. Я всегда стараюсь заполнять магазин положительной энергией, — отозвалась Рэйнбоу.

Хоуп снова захотелось провалиться сквозь землю, но ее напарник совершенно не выглядел ни озадаченным, ни веселым.

— Могу держать пари, что туристы любят этот магазин, — сказал он. — Очень мирное местечко.

— Так и есть, спасибо, — ответила Рэйнбоу. — Это так проницательно с вашей стороны. Конечно, я поняла, как только увидела вашу ауру…

Больше никаких аур.

— Мама, хватит отвлекать Рейнтри разговорами. На самом деле, ему пора уходить. У него еще много дел на сегодня.

— Вовсе нет, — небрежно заметил он. — Я хочу еще раз бросить взгляд на документы, но сначала мне необходимо провести некоторое время подальше от них.

Она впилась в него взглядом, но он проигнорировал ее, продолжив изучать товары. Если они собираются стать партнерами, то ему необходимо научиться понимать намеки.

— Присоединяйтесь к нам за ужином, — с необычным оживлением в голосе предложила Рэйнбоу. — Я закроюсь через двадцать минут. У нас есть тушеное мясо в глиняных горшочках, еды более чем достаточно на троих. Вы выглядите голодными. — Добавила она материнским тоном.

К абсолютному ужасу Хоуп, Гидеон принял приглашение.

***

Не могло быть двух менее похожих женщин. Там, где Хоуп вела себя откровенно подозрительно и скованно, ее мать проявляла открытость и непринужденность. Внешне они выглядели немного похожими, как это часто случается между матерью и дочерью, но в остальном трудно было поверить, что они когда-либо жили одной семьей и уж тем более имели общую ДНК.

Ужин состоял из густой тушеной говядины и самодельного хлеба. Простой, но вкусный. Гидеон не подходил к телевизору в гостиной и устроился, насколько это было возможным, подальше от печи и микроволновки. Он приложил все усилия, чтобы держать электрические волны низкими и контролируемыми.

Хоуп явно хотела, чтобы он поел и ушел как можно скорее. Она нервничала, бросала в его сторону взгляды, откровенно говорившие, что ей неуютно. Верования и раскрепощенность матери, определенно, смущали ее. Что бы сказала его напарница, если бы узнала, что Гидеон верил во все, о чем говорила ее мать? И даже больше.

Он мог заставить ее помучиться, оставшись после того, как пища была съедена, но смилостивился и поэтому отклонил предложенные десерт и кофе. Поблагодарил за еду и, к явному облегчению напарницы, пожелал спокойной ночи.

Рэйнбоу осталась в своей небольшой квартире, энергично убираясь на кухне, а Хоуп пошла проводить Гидеона.

— Извини, — тихо сказала она, когда они спустились до середины лестницы. — Мама немного чудная, я знаю. С ней все в порядке, но она так и не переросла стадию хиппи.

— Не извиняйся. Она мне понравилась. Она не такая, как все, но очень славная. — Как раз он-то и являлся тем человеком, который знал, каково быть не таким, как все. — Быть другим не всегда плохо.

— Да, — отозвалась Хоуп с насмешкой в голосе. — Попробуй продолжать думать так же, когда твоя мать заявляется на работу к отцу, занимавшему пост генерального директора, чтобы поговорить о продаже кристаллов и благовоний, и все заканчивается тем, что она закидывает отца вопросами о том, сколько вреда наносит его компания окружающей среде, и распродает свой товар среди служащих.

Вопреки всем своим стараниям, Гидеон не смог удержаться и рассмеялся.

— Поверь, ты бы не думал, что это забавно, если бы она сказала твоему первому настоящему парню, что у него мутная аура и он нуждается в медитации, чтобы повысить свою позитивную энергию.

— Позитивная энергия — это хорошо, — ответил Гидеон, когда они спустились в магазин, который после того, как Рэйнбоу заперла дверь, остался тускло освещенным.

— Ты не должен мне покровительствовать, — резко сказала Хоуп. — Я знаю, что моя мать необычная, чудаковатая, да и просто… странная.

Гидеон не стал сразу выходить за дверь, поскольку еще не был готов отправиться домой. Он изучил представленные на витрине кристаллы и драгоценности, потом перебрал пальцами связку серебряных амулетов, висевших над прилавком, выбрал один из них — плоский кельтский узел на черном атласном шнурке — и стянул его с вешалки одним пальцем.

Повернувшись к Хоуп спиной, он обхватил амулет обеими ладонями и прошептал несколько слов. Из-под его пальцев выскользнул легкий зеленый свет. Свет длился не долго, не дольше того времени, которое понадобилось ему, чтобы произнести слова.

— Что ты делаешь? — спросила Хоуп, подойдя к нему, когда свет уже исчез.

Прежде чем она поняла, что он задумал, Гидеон повесил амулет ей на шею.

— Сделай мне одолжение и поноси это некоторое время.

Она подняла амулет и осмотрела его.

— Зачем?

Гидеон обладал даром создавать защитные амулеты. Только члены королевской семьи: Данте, Мерси, а также он сам, могли зачаровывать подарки, и они использовали эту силу экономно. Они могли дарить благословения только другим, но не себе, и не афишировали свою способность. Этот талант требовал тщательной охраны и его скрывали так же, как и все остальное. Он не знал, кому предназначалась сегодняшняя пуля, но в любом случае ему станет легче, если у нее будет защита. Ничто не убережет ее от всего, но зачарованный амулет даст шанс. По крайней мере, он на несколько дней оградит Хоуп позитивной энергией, над которой она насмехалась. На девять дней, если быть точным.

— Доставь мне удовольствие, — спокойно ответил он.

Хоуп скептически изучала амулет.

— Я знаю тебя недостаточно долго, чтобы даже просто раздумывать над возможностью потакать твоим странностям.

— В нас стреляли. Это означает, что мы поспешно связаны как партнеры, и ты станешь потакать мне во всех моих странностях.

Она все еще колебалась, настроенная скептично и напряженная настолько, что вот-вот была готова взорваться. Эта женщина нуждалась в небольшой разрядке сильнее, чем кто бы то ни был.

Пока Хоуп изучала кельтский узел, Гидеон приблизился к ней, прижал ее спиной к прилавку, и она оказалась пойманной в ловушку между его руками и витриной. Эта близость напомнила ему, насколько она маленькая и хрупкая. Она так старалась вести себя по-мужски, быть жесткой, независимой и твердой. Но прежде всего она оставалась женщиной и ничуть не была твердой. Хоуп была мягкой… и она уйдет только тогда, когда он будет готов ей это позволить.

— Носи его для меня, — сказал он, понизив голос. — Потому что я буду чувствовать себя спокойнее, зная, что на твоей шее висит амулет, приносящий удачу.

— Это глупо, — запротестовала она, явно обеспокоенная тем фактом, что оказалась в ловушке. — Кроме того, ты такой не носишь …

Он скользнул пальцем за воротник, подцепил кожаный шнур и вытянул талисман, полученный от Данте в конце прошлой недели. В тусклом свете уличных фонарей, стоящих перед магазином ее матери и в голубых вспышках от кафе с противоположной стороны улицы, она отчетливо разглядела амулет.

— О, — тихо произнесла она. — Я и в самом деле уже видела его.

— Не стоит отрицать существование чего бы то ни было только потому, что ты не можешь увидеть, почувствовать или коснуться этого. — Он никогда не пытался объясниться перед кем-либо, тем более перед женщиной, которую знал менее двух дней. Жизнь слишком коротка, и его не заботило, что о нем думают едва знакомые люди. Но через свою мать Хоуп каждодневно была окружена волшебством и, тем не менее, отрицала его существование. Это беспокоило его.

— Итак, — сказала она не более приветливым голосом, чем прежде. — Ты тоже видишь ауры? Я свечусь в темноте, Рейнтри?

— Я не вижу ауры.

Был ли это обман света, или она действительно почувствовала облегчение?

— Но это не значит, будто я не верю в их существование.

Он хотел ее перевода, не только для своей, но и для ее же пользы. Ему безопаснее работать одному, а Хоуп больше подходит работа по расследованию грабежей, мошенничеств или преступлений среди малолетних. Что угодно, но только не убийства. Она может быть чьим угодно напарником, но только не его. Хоуп повернула голову, и на ее шею упал свет с улицы. Шея была бледной, стройной и достаточно длинной, чтобы заставить его задуматься, какой она окажется на вкус. Если бы Хоуп сняла дом на пляже на неделю или две, если бы она была туристкой, секретаршей или продавщицей, он с радостью подцепил бы ее и отвез домой на вечер или два.

Но, ради Бога, она была его чертовым напарником.

Правда, не надолго.

Он наклонился и прижался ртом к ее шее. У нее перехватило дыхание, когда он скользнул рукой между их телами и положил ладонь ей на живот, ниже, чем могли себе позволить напарники, знакомые или друзья. Ее тело напряглось, она собиралась защищаться, собиралась оттолкнуть его или двинуть коленом по самому чувствительному месту.

По большей части реакции тела были электрическими, хотя, кажется, столь простой факт понимали далеко немногие. Гидеон очень хорошо осознавал власть электричества. Он жил с этим всю жизнь. Даже сейчас, с приближением летнего солнцестояния, когда его способности находились в слегка неисправном состоянии, у него оставалось достаточно контроля, чтобы сделать то, что нужно.

Его рука уютно устроилась внизу теплого живота Хоуп, как будто он имел право трогать ее таким способом. Он проник внутрь Хоуп, используя электрический разряд. Сквозь толстую ткань ее консервативных брюк, сквозь то, что вероятно было обычным нижним бельем — или она удивит его гладким красным шелком и ленточками? — сквозь кожу, он прикоснулся к ней и заставил ее внутренности ожить и забиться. Он вызвал у нее оргазм прикосновением руки и использованием энергии.

Хоуп ахнула, забилась в судорогах и задрожала. Рука, которая собиралась оттолкнуть его, вместо этого ухватилась за его куртку и крепко сжала ткань в маленьком, сильном кулачке. Она невольно издала шумный глубокий вздох и на мгновение прекратила дышать. Только на мгновение. Ее бедра немного раздвинулись, сердце неровно заколотилось. Когда у Хоуп подогнулись колени, Гидеону пришлось поддержать ее, чтобы не дать упасть на пол. Отклик Хоуп на бегущее сквозь тело электричество не был ординарным или обычным. Она застонала, покачнулась. А затем замерла.

Он был твердым, что не удивительно, и они стояли так близко, что она несомненно знала об этом. Если она двинет ему коленом сейчас, то сможет причинить серьезный вред. Он медленно опустил руки и отстранился.

— Что ты сделал..? — Хоуп не закончила свой вопрос. Гидеон вытащил из заднего кармана бумажник и достал десятидолларовую банкноту.

— За амулет, — сказал он, бросая деньги на прилавок и игнорируя только что произошедшее. — Хочешь, чтобы я заехал за тобой утром? Завтрак снова в «Хилтоне»? Мы позаботимся о том, чтобы попросить кого-нибудь осмотреть твою машину там.

Он ждал, что она пошлет его к черту. Она могла доставить ему беспокойство, обвинив в сексуальных домогательствах, но кто ей поверит? Мы оба были полностью одеты. Это случилось так быстро. Он положил на меня руку, и я кончила, как женщина, у которой не было мужчины лет десять.

Она не могла этого сделать. Никто ей не поверит. Ее единственный выбор состоял в том, чтобы послать его к черту и потребовать другого напарника, попросить иное, более подходящее назначение.

— Думаю, что пропущу завтрак, — ответила она, ее голос все еще звучал с придыханием, свидетельствуя о только что пережитом оргазме.

Гидеон улыбнулся. Возможно, испугать ее будет легче, чем он думал. Эта надежда длилась недолго. Все еще запыхавшись, она сказала:

— Заедешь за мной, когда закончишь с завтраком.

***

Закрыв за Рейнтри дверь, Хоуп помчалась к лестнице и, съежившись, уселась на нижнюю ступеньку. Колени подгибались, бедра дрожали; она все еще не могла дышать; мысли кружились. Что произошло?

Разумеется, прошло уже много времени с тех пор, как до нее дотрагивался мужчина. И она действительно считала Гидеона привлекательным. Он обладал тем плутовским обаянием, которое интриговало и раздражало ее. Но достигнуть оргазма просто потому, что он положил на нее руку и поцеловал в шею? Это было невозможно. Ведь так?

Маловероятно, неслыханно, но определенно не невозможно.

Хоуп прислонилась к стене, скрываясь в тени, ее внутренности все еще немного дрожали. Колени продолжали трястись, и она чувствовала растущую влагу, говорившую, что она не закончила с мужчиной, который возбудил ее и вынудил кончить в течение секунды. Хорошо, мысленно она определенно покончила с ним, но вот тело чувствовало себя иначе.

Гидеон может очень сильно ранить ее. Может оказаться еще одной ошибкой. Она не пойдет на это, она просто не может рисковать. Тогда почему она все еще вспоминает, как его усы щекотали ей шею, и представляет, как они будут ощущаться у ее рта?

Хоуп принялась играть висевшей на шее серебряной безделушкой. Ей бы следовало сорвать эту проклятую штуковину и выбросить. Следовало накатать жалобу на этого сукиного сына за то, что осмелился положить на нее свою лапу. Конечно, надо полагать, он хотел и ожидал от нее именно такого поступка.

Но она собиралась встретить его завтра утром и притвориться, будто ничего не произошло. В Гидеоне Рейнтри было нечто большее, нежели зоркий глаз, и она собиралась узнать, что это за большее .

***

В это время года штормы бывали часто. Гидеон любил шторм. А больше всего он любил в нем молнии. Полночь уже прошла. Он стоял на берегу, подняв к облакам лицо и ладони, одетый в обрезанные джинсы. Электроны наполняли воздух. Он мог осязать их, чувствовать.

Он также все еще мог чувствовать и осязать ее. Обычно, когда воздух заряжался электричеством, его ничто не отвлекало, но он все еще ощущал, как Хоуп обвилась вокруг него, хваталась за его одежду, стонала и пошатывалась, кончая сильнее, чем он ожидал. Он все еще мог ощущать вкус ее шеи на своем языке. Он сделал это, намереваясь отвлечь ее, а вместо этого сам стоял здесь, безнадежно растерянный, спустя несколько часов после того, как ушел и оставил ее дрожащей и смущенной.

Он не мог позволить себе находиться в растерянности. Ни сейчас и ни когда-либо в будущем. Именно по этой причине он всегда отсылал Эмму прочь, поэтому же регулярно отправлял по почте амулеты плодовитости для Данте. Кто-то должен продолжить род Рейнтри, но это будет не он.

Какая нормальная женщина примет то, кем и чем он являлся? В его жизни бывали моменты, когда он хотел этого больше всего на свете. Не стать обычным, не отрицать, кем и чем он являлся, или отказаться от своего дара. Ничего подобного, никогда. Просто иногда он страстно желал прикоснуться к чему-то нормальному в своей жизни. Только прикоснуться. Но он не мог получить этого. Ничто в его жизни никогда не было и не будет нормальным.

А вот Хоуп была нормальной. Если бы она узнала, кем является ее напарник и что может сделать, то он уже никогда не оказался бы к ней настолько близко, чтобы дотронуться.

Первая молния расколола небо и осветила ночь. Она танцевала поперек черного неба, расщепляясь мощными венами, красивая, яркая, сильная. Он чувствовал ее под своей кожей, в своей крови. Следующая ударила ближе и мощнее. Он тянулся к ней, и она тянулась к нему. Они с молнией питали друг друга. Он притянул энергию ближе, впитывая ее.

Следующий разряд молнии пришелся в него. Она прострелила сквозь тело, танцуя в крови. Его глаза на миг закатились, ноги оторвались от песка так, что он приподнялся над землей на пару метров. Он никогда не чувствовал себя более сильным, чем в подобные моменты: укрытый ночью, рядом с ревущими волнами и бегущей по крови молнией.

Гидеон не просто любил шторм, он сам был штормом. Пойманный молнией, являясь ее неотъемлемой частью, он пил силу и красоту. Кормясь штормом, Гидеон платил ему сторицей, подпитывая его. С наступлением летнего солнцестояния он не нуждался в дополнительных инъекциях штормовой мощи, но хотел их. Жаждал. Стоя на берегу в одиночестве, укрепляя свое тело силой, разделенной с разгоряченной природой, он не мог отрицать свою суть.

Рейнтри.

Следующий удар молнии поразил Гидеона и отбросил назад на несколько метров. Ему казалось, будто он летит сам, а не из-за толчка. Сам или нет, он прерывисто дыша приземлился в песок на задницу, возбужденный и воодушевленный. Его сердце билось как сумасшедшее, дыхание вылетало с трудом. Шторм пошел дальше, но мелкие осколки молнии остались с Гидеоном, в темноте ночи поразительно ярко потрескивая на его коже. Белое, зеленое и синее электричество танцевало на нем и внутри него. Он поднял руку к вечернему небу, следя, как затухают искры на коже.

Нормальное было не для него и никогда не будет. Лучше всего не тратить время впустую, желая вещей, которым не суждено сбыться, невозможных вещей, таких, как находиться в следующий раз внутри Хоуп, когда она покачнется и задрожит.

Если она насмехалась над аурами, кристаллами и талисманами удачи, то что подумает о нем?

Глава 6

Среда, 8:40

Гидеон почти ожидал, что к тому моменту, когда доберется до «Серебряной чаши», Хоуп уже будет далеко от магазина своей матери. Вчера вечером у нее было время подумать. Возможно, она уже находится в центре и регистрирует жалобу на него или просит о переводе. А может, уже на пути назад в Роли, хотя, честно говоря, его напарница не походила на трусиху. Однако вряд ли она сделает вид, что ничего не случилось.

Но она снова удивила его. Внешне спокойная, она ждала снаружи, держа в руке чашку кофе. Хоуп как обычно оделась консервативно: в серый брючный костюм и белую блузу, которая выглядела бы простой на любой другой женщине, но на Хоуп Мэлори смотрелась невероятно эффектно. Знала ли она, что эти строгие брюки, которые, по ее мнению, придавали ей профессиональный вид, лишь подчеркивали длину и стройность ног? А с этими каблуками, которые, видимо, предназначались для того, чтобы сделать ее выше, просто сражала наповал. Если она и надела амулет, подаренный им прошлой ночью, то он был хорошо скрыт, так же, как и его собственный.

— Тебе нельзя находиться на открытом пространстве, — сказал он, подъезжая к ней и распахивая дверь на пассажирское место.

— И тебе доброе утро, — отстраненно ответила Хоуп, усаживаясь. — Какой план? — Если бы ей хватило духа заглянуть ему в глаза, то он вообще засомневался бы в ее принадлежности к человеческому роду.

— Я отобрал четыре убийства, имеющие некоторое сходство с убийством Бишоп, все произошли на юго-востоке.

— Все женщины?

Он покачал головой.

— Три женщины, один мужчина.

— Что у них общего?

— Сходное оружие и взятые сувениры. Не всегда пальцы и волосы, но самого их наличия достаточно, чтобы обратить на них внимание. Никаких свидетелей, никаких улик. Все жертвы были одинокими. Не только не состояли в браке, но и не имели ни семьи, живущей поблизости, ни романов. Это могло быть простым совпадением, но…

— Я не верю в совпадения, — спокойно отозвалась Хоуп.

— Я тоже.

Он не видел призрака Шерри Бишоп со вчерашнего дня, но это ничего не значило. Она могла появиться в любой момент, чтобы скормить ему еще один лакомый кусочек полезной или не очень полезной информации. Или же он мог никогда не увидеть ееснова, в таком случае ему придется рассчитывать на собственные силы.

Он посмотрел на Хоуп. Вопреки своему желанию, не как на свою девушку. А вот в такой прелестной, интригующей и изящной напарнице, каковой являлась Хоуп Мэлори, он не нуждался. Почему она все еще здесь? Сорок восемь часов он старался бороться с ней, потом пытался сделать своим другом. Он сломал ее автомобиль, спас ей жизнь и вынудил кончить. Она должна либо любить его, либо ненавидеть, а она по-прежнему невозмутима.

Что нужно сделать, чтобы смутить ее?

— Я вызвал механика для твоего автомобиля. Он встретит нас в Хилтоне через десять минут.

— Спасибо, — равнодушно ответила она.

— Анализ из лаборатории по Шерри Бишоп должен быть готов сегодня сразу после полудня. Во всяком случае, большая его часть. Как только позаботимся о твоей машине, думаю, можно пойти в офис и сделать несколько звонков по остальным убийствам, пока будем ждать отчета.

— Я не против. Надеюсь, ты не возражаешь, но я хотела бы взглянуть на дело Стайлза, если у нас будет время. Вдруг, это он стоит за вчерашней стрельбой, а блондинка, которую видела продавщица книжного магазина, не имеет к делу никакого отношения.

— Возможно, — согласился Гидеон. — Если мы действительно столкнулись с серийным убийцей, то прежде она не поступала подобным образом . Она никогда не оставалась поблизости и не целилась в следователей.

— Может быть, она испугалась, потому что ты так хорош.

— Кажется, я слышу сарказм в твоем голосе?

— Ах, ты и в самом деле звездный детектив.

Итак… она не была столь холодна и сдержана, как пыталась показать.

Когда они прибыли к месту парковки у Хилтон, механик уже поджидал их. Гидеон припарковался рядом с «тойотой» Хоуп и заглушил двигатель. Когда он собрался выйти, она тихо произнесла:

— Еще одно, Рейнтри, пока мы не приступили к делам. Положишь на меня свою руку еще раз, и я пристрелю тебя.

Он помедлил, задержав ладонь на дверной ручке.

— Ты подразумеваешь, что выдвинешь против меня обвинения, правильно?

Тогда она, наконец, посмотрела ему в глаза, прямо и решительно. Да, она определенно была человеком, несколько раздраженная им и более чем немного шумная.

— Нет, я подразумеваю, что пристрелю тебя. Я сама справлюсь со своими проблемами, так что если ты вообразил, что сумел заставить меня бежать к боссу с требованиями о переводе и восстановлении справедливости, то ошибся.

И еще как.

— Не знаю, как ты сделал это, и меня это не волнует, — продолжила она низким, но твердым голосом. — Хотя нет, не совсем. Я любопытная , но не настолько, чтобы позволять любопытству взять надо мной верх. Поэтому, начиная с этого момента, держи свои руки при себе, если не хочешь их лишиться. — Она открыла дверь и вышла, не слушая его возражений и эффектно заканчивая беседу.

Проклятье. Очевидно, у него появился новый напарник.

***

Табби брела по набережной, обеспокоенная, раздраженная и несчастная. Похороны Шерри Бишоп не состоятся до субботы, и даже тогда пройдут в Индиане. Чертова Индиана! Если она поедет туда, каков шанс, что Экей тоже там появится? Нет, в воскресенье она должна находиться здесь. Здесь и полностью подготовленная.

Надо мыслить здраво. Пришло время смотреть дальше своих желаний и сконцентрироваться на том, что необходимо сделать. Она уже не успеет убрать Экей первой. Если пророчице Рейнтри суждено увидеть их планы, то это уже случилось. Возможно, Экей не такая уж могущественная, как о ней говорили.

Табби должна сосредоточиться на том, что может сделать здесь и сейчас, и отсеять все остальное. Экей недоступна, по крайней мере, в настоящий момент, но Гидеон Рейнтри находится тут, в Вилмингтоне, так близко, что она практически чувствует его.

Соседи Рейнтри жили слишком близко и были чересчур любопытны. Кто-то всегда тусовался на берегу или на соседнем балконе. Проникнуть в его дом не получится. Для ее планов необходима уединенность. Приватность и просто немного времени. Она не получит его столько, сколько хотела бы, но Табби определенно планировала провести с Рейнтри не пару секунд, а хотя бы несколько минут. Еще лучше часов, но она возьмет то, что сможет.

Рейнтри со своей напарницей большую часть дня провели в отделении полиции, а Табби была не настолько глупа, чтобы пытаться достать их там. Кроме того, она не хотела сделать работу быстро. Она желала смотреть в зеленые глаза Гидеона Рейнтри, когда будет убивать его. Хотела стоять достаточно близко, чтобы поглотить любую энергию, которую он излучит, испуская дух, и, конечно же, намеривалась получить один или два сувенира на память.

К счастью, она точно знала, как вытянуть его из безопасности полицейского отделения, а заодно и из дома.

Дощатый настил у реки был переполнен туристами и несколькими местными жителями. Она оглядела их всех по одному. Кто-то здесь должен быть одинок. Не только в этот конкретный момент, а по-настоящему полностью одинок. Совершенно изолирован. Табби быстро оглядывала людей, отметая одного за другим, как непригодных для своих целей. А потом ее пристальный взгляд упал на человека, которого она искала.

Одинокая, испуганная, брошенная. Неуверенная, уязвимая, нуждающаяся. Безупречная.

Табби Ансара улыбнулась, сосредоточившись на рыжеволосой, хорошо сложенной женщине, и задалась вопросом, имеет ли та хоть какое-то подозрение, что скоро умрет.

Среда, 15:29

— Что вы подразумеваете под «сгоревшими компьютерными микросхемами»? — Хоуп едва не кричала в телефон. — Это фактически новый автомобиль! — На самом деле, у него только что истек строк гарантии.

Она слушала объяснения механика, которые, откровенно говоря, совершенно ничего не объясняли. Он не знал, что случилось. Он только знал, что нужно заменить очень дорогую компьютерную микросхему. Естественно, он не имел под рукой этой запчасти. На получение и установку нового чипа уйдет несколько дней.

Она с силой швырнула трубку вниз, и Рейнтри медленно поднял голову, чтобы посмотреть на нее.

— Плохие новости?

— Я на несколько дней осталась без машины. — Она начала пролистывать желтые страницы на своем столе. — Куда бы ты посоветовал позвонить, чтобы арендовать автомобиль?

— Тебе не нужен арендованный автомобиль, — ответил Рейнтри.

— Я не собираюсь позволять тебе несколько дней работать моим шофером, — не согласилась она. Автомобиль ее матери тоже не годился, он имел хороший расход топлива, но был немногим больше спичечной коробки и имел отвратительную привычку глохнуть на остановках и красном свете.

— Как ты с «палкой»?

— Извини?

— Механическая коробка передач, — пояснил он, снова поднимая на нее пристальный взгляд. — Ты умеешь обращаться с ней?

— Да, — сухо ответила она.

Рейнтри, до этого не прикасавшийся к ней весь день, и сейчас вел себя довольно по-деловому. Ни неуместно, ни по-свойски, никак. Ведь именно этого она и хотела, не так ли? Так почему она столь напряжена в его присутствии, что хочется завопить?

— Я дам тебе взаймы мой «челленджер», — сказал он. — Заедем сегодня вечером ко мне, и я отдам тебе ключи. — На ее колебания он добавил: — Если бы Леон остался без машины, я сделал бы ему точно такое же предложение.

Часть ее требовала отказаться, но она этого не сделала. В конце концов, это всего лишь на несколько дней.

— Конечно. Спасибо.

Рейнтри сел как можно дальше от компьютера, изучая толстую папку в своих руках. Они располагали предварительным отчетом экспертизы об убийстве Шерри Бишоп и в любой момент ожидали отчет следователя. Чарли Ньюсом, еще один детектив, просунул голову в совместный, по крайней мере, в настоящий момент, офис Рейнтри и Хоуп. и с улыбкой посмотрел на нее открыто заинтересованным, искрящимся взглядом. Чарли, наверняка, был хорошим парнем, совершенно не похожим на мерзавца. И ни в малейшей степени не затрагивал ее чувств.

— Я выяснил местонахождение Стайлза. Он был заключен в окружную тюрьму на прошлой неделе за пьянство и беспорядки.

— Может, выпустили под залог? — спросил Гидеон.

Чарли покачал головой.

— Нет. Он все еще там.

А это означало, что не он вчера стрелял в Рейнтри — или в нее.

***

Гидеон провел пальцами по верхней фотографии женщины, убитой в сельской местности штата четыре месяца назад. Ниже находились точно такие же фотографии, как и эта, некоторые недостаточно освещенные, другие с менее ужасных ракурсов, но именно это изображение «говорило» с ним.

У Марши Корделл и Шерри Бишоп было очень мало общего. Тридцатишестилетняя Марша работала учительницей в маленькой окружной школе. В момент смерти она была одета в свободное коричневое платье, которое, возможно, выбрала намеренно, чтобы скрыть фигуру. Ни мертвая, ни живая, она не имела ни розовых волос, ни кольца в пупке. Она жила не в квартире, а в маленьком домике у проселочной дороги, унаследованном ею пять лет назад после смерти отца.

Их с Шерри объединяло только одно — одиночество. Вместо того чтобы заполнять свои одинокие ночи музыкой и работой в буфете, Марша Корделл наполнила пустоту чужими детьми, двумя жирными котами и, судя по фотографии на столе, внушительной коллекцией снежных шаров из мест, в которых никогда не была. Они обе были убиты ножом, который оставил схожие раны. Шерри убили, перерезав горло, Маршу тоже, но перед этим ей еще нанесли с полдюжины ножевых ударов. Тем не менее, угол и глубина последней раны в обоих случаях были одинаковыми, так же, как и погром на месте преступления, будто убийца пришла в неистовство, как только все закончилось.

Одно из ушей Марши Корделл было отрезано и взято с собой.

Расследования в недоукомплектованных юрисдикциях часто проводились абы как, но в данном случае команда шерифа проделала довольно хорошую работу. Папка с делом была тонкой, но шериф все еще активно занимался происшествием и при телефонном разговоре охотно согласился сотрудничать. Он пригласил Гидеона посетить место преступления, которое оставалось почти нетронутым, поскольку у Корделл не оказалось ни ближайших родственников, ни завещания. Да и кто бы захотел жить в этом доме после того, что там случилось.

Возможно ли, чтобы призрак Марши Корделл все еще бродил там, в этом доме, ожидая правосудия? Возможно, но не обязательно. Однако это убийство было особенно ужасным, может быть даже достаточно ужасным, чтобы надолго задержать дух Марши. Если бы она узнала о намерении Гидеона найти убившую ее женщину, то смогла бы покоиться с миром?..

Куча дел на столе обескураживала Гидеона. Будь у него время, он раскрыл бы их все. Он мог найти плохих парней, упрятать их за решетку, отправить духи убитых в лучшее место. Но, черт возьми, повсюду было так много насилия, что он не мог уберечь от него всех. Один человек не в силах устранить беды всего мира. И он не мог привести в такой мир ребенка. Не мог ничего изменить, ни ради ребенка… ни ради Шерри Бишоп и Марши Корделл.

— Ты в порядке, Рейнтри?

Он даже не слышал, как Хоуп вошла в офис.

— Нет, — сказал он. — Я не в порядке. Думаю, мы имеем дело с серийным убийцей.

Среда, 23:17

Гидеон сидел на корточках рядом с телом, распростертым на дешевом ковре недорогого гостиничного номера. Рыжие волосы жертвы закрывали большую часть лица, но он видел более чем достаточно. Как и Шерри Бишоп, женщину убили ножом. Но в отличие от Шерри, смерть этой женщины не была быстрой. Сцена больше походила на фотографии с места убийства Марши Корделл.

Лили Кларк. Согласно ее водительским правам, ей был тридцать один год, и она приехала сюда на недельный отпуск из маленького городка в Джорджии. Она зарегистрировалась с мужчиной в субботу, но, по словам портье, тот не появлялся с воскресенья. После этого Кларк не раз видели в слезах. Хоуп, разумеется, немедленно включила этого приятеля в число подозреваемых. Но Гидеон уже знал больше.

В Вилмингтоне не случались по два убийства за три дня. То, что одна из жертв была туристкой, могло наделать много шума.

— Она сказала, что моя жизнь не стоила и пяти центов, — тихо произнес призрак. — И она права. Я не жила так, как должна была. Я существовала, боясь то одного, то другого, чаще, чем следовало. Но я даже не думала опасаться чего-то подобного.

— Она хотела помучить вас, Лили, — тихо ответил Гидеон. — Не позволяйте ей причинять вам боль и дальше. Отбросьте все, что она сказала.

Призрак Лили Кларк в опровержении покачал головой, не в силах что-либо отбросить.

— Нет, она права. Она назвала меня уродливой еще до того, как порезала мне лицо, и сказала, что смерть для меня самый лучший вариант, потому что ни один мужчина никогда не сможет полюбить меня. — Дух мертвой женщины сидел у кровати, сжав колени руками, ее нижняя губа дрожала. Образ Лили был более плотным, чем у Шерри Бишоп. Наверняка, она останется поблизости дольше. — Она была права, — шепотом повторил призрак.

Хоуп опрашивала управляющего гостиницей, а офицеры в форме не пропускали всех остальных. По крайней мере, в настоящий момент Гидеон и призрак были одни.

— Нет, Лили, она не права. Теперь забудьте все, что она сказала, и сконцентрируйтесь на том, чтобы помочь мне найти ее. Расскажите о женщине, которая сделала это с вами, и я смогу ее вычислить. Вы сказали, высокая и белокурая. Что вы можете сказать о ее ноже?

— Думаю, он был старым. Лезвие острое, а ручка серебряная. Видели? — указала она. — Она отрезала мой мизинец!

И на сей раз она не дожидалась прихода смерти.

— На рукоятке была гравировка?

— Да, — ответила Кларк с легким энтузиазмом в голосе. — Но я не могу сказать, что там было написано. Это не на английском. Когда она сидела на моей груди и держала кончик ножа у моего носа, я видела какие-то старые витиеватые буквы. — Рыжие волосы Лили слегка качнулись. — В них не было никакого смысла.

— И вы никогда не видели ее до сегодняшнего дня? — спросил Гидеон, повторяя то, что сообщила ему Лили, когда он только прибыл на место преступления.

— Я была такой идиоткой, — воскликнула она. — Сначала приезжаю сюда с Джерри, только чтобы узнать, что он женат, а потом позволяю этой ужасной женщине войти в мой номер. Конечно, приглашая ее, я не знала, какая она ужасная. Она казалась такой очаровательной, когда мы встретились на набережной. Мы буквально столкнулись друг с другом, и я всю ее облила своим лимонадом. Я думала, она придет в бешенство, но она только рассмеялась. Мы разговорились. Вы знаете, как это бывает. У нее тоже были неприятности с другом, и мы собирались пойти сегодня вечером немного выпить и… — Призрак бесшумно приблизилась и посмотрела на Гидеона с озадаченным выражением на лице.

— Подождите минуту. Ваше имя Рейнтри? Гидеон Рейнтри?

Гидеон кивнул, с внезапно сжавшимися внутренностями задумавшись, откуда эта женщина узнала его имя.

— Я почти забыла. У меня для вас послание.

Дрожь пробежала вниз по позвоночнику.

— Послание?

Она кивнула.

— Женщина, которая убила меня, сказала, что вы должны встретиться с ней в полночь на набережной, недалеко от той кофейни, где работала другая убитая ею женщина. Она сказала, что вы знаете, где это. Идите один. Если вы не придете, то она еще кого-нибудь убьет. Не думаю, что ее волнует кого, просто кого-то вроде меня. Кого-то, по ком никто не будет тосковать.

Его сжавшемуся животу не полегчало. Каким-то образом убийце стало известно о его способностях. Она обладала самостоятельными паранормальными талантами или наняла слабого провидца, которому улыбнулась удача? Сейчас не имело значения,как она узнала. Серийная убийца, которую он разыскивал, мучила эту бедную женщину и убила ее таким изуверским способом только для того, чтобы у той хватило сил остаться поблизости и передать ему сообщение.

Лили Кларк могла никогда не уйти.

— По каждому кто-то тоскует, — возразил он. Лили помотала головой, но он продолжил. — Каждый оставляет дыру во вселенной, когда его забирают слишком рано.

Ее форма завибрировала, словно она только что стала слегка прозрачней.

— Но не я, — прошептала она. — Мой первый муж, определенно, не будет тосковать без меня, а родители лишь рассердятся из-за того, что я так и не родила им внуков. Я весь день работала с компьютерами, и знаете, они не будут тосковать без меня.

— Я буду тосковать без вас, — сказал Гидеон, мельком взглянув на тело, а потом снова на дух на кровати. Смотреть на призрак было легче, чем на ее телесные останки.

— Почему?

— Потому что, если бы я поймал эту женщину, которая сделала это с вами вчера, вы все еще были бы живы.

Лили протянула руку, будто хотела успокоить его. Ее пальцы были холодные, но он очень отчетливо почувствовал прикосновение.

— Я не виню вас.

— Я сам себя виню.

— Вы всегда так поступаете?

Гидеон резко обернулся. В дверном проеме стояла Хоуп. Как долго она была там, наблюдая и слушая?

— Как?

— Вините себя, — ответила она с неожиданным оттенком симпатии в голосе.

— Убийцей был не ее друг, — сказал он. — Это та же самая женщина, которая убила Шерри Бишоп.

Хоуп покачала головой.

— Я знаю, у нас есть… отрезанный палец, но это совершенно другое место преступления. Бишоп убита быстрым, сильным ударом. Кларк же… — Ее взгляд скользнул к телу, но не задержался там надолго. — Она была замучена, Гидеон. Это личное.

— Нет, тот же почерк. — Он встал. — Очень похожий на нераскрытое убийство в графстве Хэйл. Это та же самая женщина, Хоуп. Я знаю это. И хочу получить анализ на оружие как можно скорее. Держу пари на свою работу, что Лили Кларк убили тем же ножом, что Шерри Бишоп и Маршу Корделл. — Когда он подошел к Хоуп, та слегка вздрогнула, но не отступила. Как бы там ни было, прежде чем пойти на причал и встретиться с убийцей, он должен избавиться от своей новой напарницы. Он не мог рассказать ей, откуда узнал, что психопатка, убившая за три дня двух женщин, появится там, и не хотел подвергать Хоуп опасности.

Последнее, в чем он нуждался, так это в беспокойстве за нее.

— Сегодня вечером уже слишком поздно, чтобы чего-то добиться, — достаточно натурально произнес он усталым голосом. — Позволим криминалистам заняться своей работой, а утром приступим к своим обязанностям со свежей головой.

Хоуп немного приподняла голову, откровенно озадаченная.

— Утром?

— Да. Утром. Я устал. Давай выйдем отсюда.

На мгновение все стихло, кроме призрака на кровати, который продолжал сетовать на свою глупость. В ближайшее время она никуда не уйдет. Во всяком случае, не сегодня вечером. Насколько он знал, Шерри уже ушла дальше, но эта женщина определенно останется на земле подольше.

— Ты поезжай, — сказала Хоуп. — Я еще немного поброжу по округе, вдруг что-нибудь придет в голову.

Он чувствовал бы себя лучше, зная, что она дома, за закрытыми дверьми, но это его не касалось. Кроме того, он одел ей на шею защитный амулет, шнурок которого сегодня пару раз выглядывал из-под блузки. Она все-таки решила носить его подарок.

— Увидимся утром, — ответил он, поворачиваясь спиной к Хоуп, Лили Кларк и команде криминалистов, ожидающих своей очереди, чтобы войти в окровавленный гостиничный номер.

***

Подождать до утра? Как бы не так! Два дня… нет, три, и она уже знала, что это не в стиле Гидеона Рейнтри. Хоуп оставила место преступления техникам и осторожно последовала за напарником. Пока он садился в «мустанг» и заводил двигатель, его мысли определенно витали где-то далеко.

Если последовать за ним в том огромном и шумном красном «челленджере», который он дал ей взаймы, Гидеон заметит ее прежде, чем успеет выехать со стоянки. Она повернулась к ближайшему человеку, оказавшемуся ночным управляющим гостиницы.

— Я могу позаимствовать ваш автомобиль?

— Что? — спросил он смущенно и подозрительно.

— Ваш автомобиль, — повторила Хоуп, протягивая руку с открытой ладонью за ключами. — Я верну его так быстро, как только смогу, причем полностью заправленным.

Полный мужчина все еще оставался недоверчив.

— Что по-вашему я с ним сделаю? — выпалила Хоуп. — Украду? Я полицейский.

Он вытащил ключи из кармана штанов и неохотно передал ей.

— Это серый пикап.

— Спасибо. — Она побежала к грузовику, следя за задними фарами машины Рейнтри, когда он поворачивал на Маркет-стрит. Эта дорога не вела к его дому.

В это время ночи улицы были почти безлюдны. На них все еще оставалось несколько туристов, наслаждавшихся в центре города клубами и музыкой, но следить за Рейнтри было достаточно проблематично. Хоуп старалась держаться поодаль, чтобы он не заметил преследования, но она определенно рисковала.

У нее имелось несколько возможных сценариев, объясняющих его быстрый уход из гостиницы. Он действительно мог устать, но в этом случае двигался бы в противоположном направлении, к вилмингтонскому берегу. У него могла быть назначена встреча. Что тоже было возможно. Полуночное свидание с какой-нибудь красоткой, вроде Ханни, его соседки. Они, наверное, все были для него просто Сладкими . С другой стороны, это могло оказаться тем доказательством, которое она искала. Вдруг у него назначена встреча с наркоторговцем для получения своих выплат? Возможно, смерть Лили Кларк связана с другими убийствами из-за наркотиков, которые в свое время раскрыл Гидеон в вилмингтонском отделении полиции, и он нашел на месте преступления нечто, позволившее ему идентифицировать убийцу.

Она не собиралась симпатизировать Рейнтри, так почему тогда так отчаянно надеялась, что он собирается просто где-нибудь выпить, потанцевать и получить немного расслабляющего секса? Ей не очень нравилась эта идея, даже не смотря на то, что она сама не имела на него никаких видов и никогда не будет. Но это было предпочтительнее, чем обнаружить, что ее первоначальное впечатление оказалось правильным, и он не чист на руку. Ей не хотелось, чтобы он был плохим. Пока он припарковывал свой автомобиль, она пыталась придумать другой сценарий. Тот, который не делал его продажным или сексуально озабоченным.

Хоуп проехала мимо Рейнтри, когда он выходил из «мустанга», немного отвернув голову, чтобы он не зацепился взглядом за ее лицо. Но он настолько задумался, что даже не взглянул на нее. Она свернула за угол и припарковалась перед закрывшимся магазином подарков, помедлив, прежде чем выбраться из пикапа, пока не увидела Гидеона в зеркале заднего обзора.

Он направлялся к набережной. Хоуп держалась позади на приличном расстоянии, но достаточно близком, чтобы ей всегда был виден его затылок. Даже притом, что это место хорошо освещалось ночью, для нее оставалось достаточно теней, чтобы спрятаться. Рейнтри шел медленно, но целенаправленно и с каким-то присущим только ему изяществом. Когда он достиг определенного места, то остановился и облокотился спиной о деревянные поручни, глядя вниз на реку.

Это был ее самый благоприятный сценарий: Гидеон просто хотел немного побыть в одиночестве и обдумать оба убийства. Он собирался поразмышлять тем своим странным способом, извилисто складывая вместе части головоломки и не ожидая ни Ханни, ни наркоторговца. Хоуп оставалась в тени и наблюдала. Одна пожилая пара прошла мимо него, но не замедлила шаг и, помимо быстрого взгляда, никак не обратила на него внимания. Гидеон продолжал вглядываться в реку, оставаясь совершенно неподвижным. Она начала верить, что ему предстоял совершенно невинный вечер…

И тут он проверил свои часы. Он чего-то ждал. Нет, кого-то. Ее сердце сжалось, хотя она знала, что ее не должно тревожить, почему он находится там или с кем собирается встретиться.

Несколько минут спустя из тени выступила высокая блондинка, целенаправленно устремляясь к Рейнтри. Он поднял голову, как будто знал, что она была там даже прежде, чем услышал ее шаги.

Женщина. Ей следовало знать. Мужчины, подобные Рейнтри, не обходились без отношений с женщинами как бы сильно не были преданы своей работе. Недавно в гостинице она слышала его разговор с жертвой, когда он, отводя глаза от тела, говорил убитой, что ее жизнь что-то значила, и обещал добиться справедливости. И, тем не менее, он был здесь, сбежав от нового расследования ради свидания? Это не поддавалось логике, но разве мужчины когда-нибудь делают то, что от них ожидают?

Хоуп уже готова была спокойно отойти и вернуть пикап менеджеру гостиницы, и Рейнтри никогда бы не узнал, что она еще раз унизилась, шпионя за ним, когда что-то привлекло ее внимание.

Женщина, направляющаяся к Рейнтри… Ее светлые волосы были длинными, прямыми и соответствовали единственной улике, найденной на теле Шерри Бишоп. Она была выше среднего роста, а ее походка говорила, что у нее имелись мускулы и она знала, как ими пользоваться.

И левой рукой она достала из своей куртки длинный, ужасного вида нож.

Глава 7

— Это она! Это она! — Лили Кларк подпрыгивала и указывала на женщину дрожащим пальцем. В глазах Гидеона призрак выглядел удивительно плотным, но блондинка, казалось, не видела свою последнюю жертву.

— Я знаю, — тихо ответил Гидеон.

— Стреляй в нее, — приказала Лили.

— Не сейчас. — Он хотел выяснить, что известно блондинке и откуда. Кроме того, хотя он и знал, что эта женщина убийца, но стрельбу в подозреваемых на набережной определенно осудят.

Блондинка улыбнулась, удостоверившись, что он видит нож в ее руке. Если кто-то из посетителей стоящего неподалеку кафе посмотрит в их направлении, то ничего не заметит, поскольку куртка, которую она держала, скрывала оружие от их взглядов. В любом случае, большинство клиентов сюда не смотрели. Сквозь окно он видел, что они поглощены своими беседами, своими жизнями. Они понятия не имели, что совсем рядом разгуливает монстр.

— Я пришел, — произнес он, поворачивая ладони таким способом, чтобы она могла убедиться в отсутствии оружия.

— Я знала, что ты придешь, Рейнтри, — приближаясь, ответила блондинка.

— Ты знаешь мое имя. А как твое?

Ее улыбка стала чуть шире.

— Табби.

Гидеон подозревал, что она говорит правду, так как была уверена, что у него не хватит времени передать эту информацию кому-либо еще.

— Чего ты хочешь, Табби?

— Хочу поговорить.

— Она и мне так сказала, — с негодованием воскликнула Лили. — Не слушай ее. Ты полицейский. У тебя есть оружие. Застрели ее!

— Не сейчас, — тихо повторил он.

— О чем ты?.. — начала Табби и замерла. — Ты говоришь не со мной, не так ли? Кто из них здесь? — Она огляделась, но ее взгляд ни разу не задержался на Лили. — Возможно, обе. Нет, это скорее всего плакса Кларк. Поверь, скоро ты будешь более чем рад избавиться от нее. Она прожужжала мне все уши прежде, чем я заткнула ей рот.

Разозлившись, Лили набросилась на Табби, но пролетела сквозь ее тело. Возможно, Табби что-то почувствовала, холод или легкое дуновение. Ее поступь немного сбилась, улыбка увяла.

Благодаря пытке, физической и психологической, Табби сделала Лили более материальной. В отличие от большинства призраков, она была привязана к этому миру. С небольшим усилием или, вернее, с большим усилием Лили могла затронуть физические предметы. Такое вполне возможно.

Табби остановилась на расстоянии менее метра. Место было слишком людным, чтобы он мог бросить в нее волну электричества, но когда она подойдет ближе, если он сможет дотронуться до нее и послать волну в сердце, эффект будет таким же.

— У тебя есть два варианта, Рейнтри. Ты можешь спокойно пойти со мной, чтобы мы могли некоторое время поговорить о сложившейся ситуации приватно, или можешь усложнить мне задачу, но после того, как ты умрешь, я выплесну злость на невинных граждан и туристов этого города, который ты называешь домом. Думаю, ты все еще будешь здесь, бессильно наблюдая за мной в виде призрака, который не сможет меня остановить. — Она широко усмехнулась. — Это будет здорово.

— У меня такое чувство, что с тобой опасно куда-либо идти. Почему бы не поговорить прямо здесь?

— Гораздо опаснее не послушаться меня, — возразила она, ее голос был ровным, глаза жесткими. Захват ножа левой рукой изменился, напрягаясь и становясь более сильным, более… готовым. Гидеон чувствовал на кончиках пальцев покалывание электричества. Если у него не будет другого выбора…

К ним приблизилась держащаяся за руки молодая пара, не обращавшая никакого внимания на окружающий мир. Табби придвинулась ближе.

— Сделаешь движение, и я прибью обоих прежде, чем ты успеешь пикнуть.

Гидеон замер, уверенный, что Табби сделает так, как сказала. Пара прошла мимо, не догадываясь об опасности, которая была так близка. Когда они оказались за пределами слышимости, Табби снова улыбнулась.

— Так ты собираешься пойти со мной или нет?

— Я собираюсь арестовать тебя или убить. Выбор за тобой.

Она не казалась напуганной ни им, ни чем-либо еще. Ее усмешка на долю секунды снова стала шире, а потом она резко повернула голову, и улыбка исчезла с преобразившей лицо стремительностью.

— Я велела тебе прийти одному.

В тот миг, когда она отвлеклась, Гидеон подскочил к ней, намереваясь схватить за запястья и послать разряд к сердцу. Он никогда прежде не убивал, но знал, что это возможно, и если чудовище заслуживало смерти… Но прежде чем он успел до нее дотронуться, она подняла свободную руку и бросила ему в лицо несколько песчинок порошка. Они попали в глаза и на губы — повсюду, и Гидеон тут же оказался полуослеплен и почувствовал головокружение. Он промахнулся, а она накренила нож. Это был не бездумный взмах, а хорошо спланированный маневр, который преодолел его защиту и застал врасплох. С минимумом бесполезных движений Табби воткнула нож глубоко в его бедро.

Нога Гидеона подвернулась, и он с глухим стуком упал на деревянный тротуар. Табби нанесла еще один сильный удар, на этот раз неистовый и незапланированный. Он успел передвинуть руку. Кончик ножа лишь слегка коснулся его плоти, оставив маленькую кровавую полоску вместо задуманного отрезанного пальца, без сомнения, для ее коллекции. Она с проклятиями вскинула голову и побежала прочь.

Полулежа, полусидя на дощатой мостовой, Гидеон прицелился. Но заколебался. Перед глазами все расплывалось. Он с трудом моргал. Послать электрический заряд ей в спину? Но не привлечет ли это внимание людей в кафе? Можно ли остановить ее, не убивая? Если он убьет Табби, то никогда не узнает, как она обнаружила его способность разговаривать с мертвыми… скольких людей убила… почему…?

Он не мог позволить ей удрать. Он поднял руку и призвал большее количество силы, чем когда-либо направлял на другого человека, не способного, как он, поглотить энергию.

Но не выстрелил. Его разум, обычно столь ясный и решительный, в этот момент что-то отвлекло. Кто-то звал его по имени. Рейнтри! Где-то впереди в тени стояла недавно прошедшая пара. Он не мог хорошо их разглядеть, но они были там. Весьма решительный, удивленный и любопытствующий молодой человек направился вслед за Табби, закрыв обзор Гидеону, чье зрение вновь затуманилось.

Хоуп подбежала к Гидеону, держа в руке свой пистолет.

— Ты в порядке?

— Да, — ответил он, когда она остановилась между ним и мужчиной, по-дурацки загородившим Гидеону цель. — Нет, не очень, — добавил он, хотя она была уже слишком далеко, чтобы расслышать его рев. — Что, черт возьми, ты здесь делаешь? — Он не должен был удивляться, увидев Хоуп; не должен был удивляться, что она так легко выследила его. Эта женщина всегда оказывалась там, где не следовало.

— Вызывай подкрепление! — выкрикнула она, продолжая бежать.

Гидеон опустил руку и прислонился к поручням настила, мельком взглянув на свои порванные брюки. Его раны заживали очень быстро, но не мгновенно. Царапина на руке уже исчезала, но с бедром дела шли хуже, и что бы Табби ни швырнула ему в лицо, от этого его все еще качало. Нож вошел глубоко, и Гидеон прижал руку к ране, останавливая кровь. В любое другое время года он отправился бы в больницу, чтобы наложить швы, но не на этой неделе, когда приближалось равноденствие или солнцестояние. Его присутствие сотворит с больничным оборудованием черт знает что.

Он надавил на рану, прилагая все усилия, чтобы сконцентрироваться и оставаться в ясном сознании. Серийная убийца знала о его способностях. Это казалось страшным сном. Теперь Табби не захочет ездить из города в город, больше нет. Она станет посылать ему призрака за призраком, каждый из которых будет просить у него возмездия. Она будет играть в эту игру до тех пор, пока один из них не умрет. Мысли Гидеона становились все более запутанными. Он потерял не так уж много крови, но чувствовал себя слабее, чем когда в него вошел нож. Это было не из-за песка, который она бросила в глаза, надеясь ослепить, а из-за какого-то лекарства, туманившего его разум. Он посильнее прижал руку к ране. Он хотел бы ничего не чувствовать, но глубокий порез дьявольски болел.

Огни кафе закружились, и он заморгал из-за странно двигающихся бликов. Уличные фонари наверху стали продолговатыми, блеклыми и размытыми, а сердце билось каким-то неправильным сбившимся ритмом. На краю сознания Гидеон понимал, что должен попытаться встать, но его удерживало неподвижным нечто большее, нежели боль в ноге. Все тело отяжелело, и он ни на чем не мог сосредоточиться более доли секунды. Он мог лишь достаточно ясно осознавать, что это плохо. Очень плохо.

Вскоре вернулась Хоуп, двигаясь чуть медленнее, чем когда преследовала Табби, но все еще быстро. Ее очертания также расплывались, как и огни наверху, и он заморгал, разгоняя застилавший глаза туман. Как ей удается бегать на этих каблуках?

— Я упустила ее, — запыхаясь, сообщила она. — Дерьмо, она была так близко, а я… — Она стряхнула разочарование и опустилась рядом с ним на корточки. — Выглядишь ужасно. Ты ведь вызвал подкрепление и скорую помощь, верно?

— Нет. — Его губы чувствовали онемение и тяжесть, когда он отвечал.

Она вытащила свой сотовый.

— Ты не вызвал их? Черт возьми, Рейнтри…

Он положил руку на ее запястье прежде, чем она успела набрать номер.

— Никаких больниц. Никакого подкрепления. Мне нужна только ты, чтобы отвезти меня домой.

— Домой?! — Она переместила его руку и отодвинула в сторону часть разрезанной ткани, поморщившись от вида раны. — Я так не думаю. — Она прижала к ране свою удивительно сильную руку. — Тебе нужен доктор.

Он покачал головой.

— Я не могу.

— Ты должен рассказать ей, — произнесла Лили Кларк, сопровождая свое замечание кивком рыжеволосой головки.

— Не могу, — ответил он.

— Ты уже говорил это. — Хоуп слегка приподняла руку и снова осмотрела глубокую рану на ноге, которую можно было разглядеть через порванные брюки. — Ты мыслишь неразумно.

— Она поймет, — сказала Лили почти доброжелательно.

— Нет, не поймет, — ответил Гидеон. Он чувствовал, как теряет кровь и… что-то еще. — Никто не понимает.

— Не понимает что? — спросила Хоуп. — Рейнтри, не веди себя со мной странно. — Она попыталась вернуть себе сотовый, чтобы набрать девять-один-один, но у Гидеона все еще осталось достаточно сил, чтобы удержать ее.

Возможно, Лили права. Он долгое время никому не доверял свою тайну. Слишком долгое время. Табби знала. Означает ли это, что тайны уже нет? Или скоро не будет? Он посмотрел в сторону, изучая бледное лицо призрака, лицо, которое мог видеть только он.

— Возможно, ты права, — ответил он. — Возможно, я могу рассказать ей.

Лили кивнула и улыбнулась.

— Но она подумает, что я сумасшедший, — сказал он.

Рыжеволосая положила руку ему на лоб, и он очень отчетливо почувствовал ее холодное прикосновение. Он видел призраков каждый день, часто разговаривал с ними, но они редко прикасались к нему. И никогда таким образом.

— Не становись похожим на меня, Гидеон, — сказала Лили. — Не отстраняйся от людей. Живи полной жизнью, и не оставь большую дыру, когда придет твое время уходить.

Он покачал головой.

— Скажи ей.

— Это не самая лучшая идея.

— Черт возьми, Рейнтри, ты до чертиков меня пугаешь, — тихо сказала Хоуп, и он расслышал в ее голосе беспокойство.

Гидеон повернул голову, подняв взгляд на Хоуп Мэлори. Его голова кружилась. Поврежденная нога больше не болела, и хотя образ Хоуп расплывался, он видел ее волнение. Видел, что она переживает, даже несмотря на то, что не хотела заботиться ни о нем, ни о ком-либо еще. Он долгое время никому не рассказывал о своих способностях, а в последний раз… в последний раз это не слишком хорошо сработало.

— Я не хотел пугать тебя, — ответил он. — Я всего лишь разговаривал с Лили Кларк.

Хоуп слегка наклонился к нему.

— Рейнтри, Лили Кларк мертва.

— Да, я знаю.

Кто-то в кафе наконец заметил волнение на тротуаре, и к нему направились несколько любопытных людей. У него больше не оставалось времени.

— Помнишь, я сказал тебе, что разговариваю с мертвыми людьми?

— Да, — ответила Хоуп.

— Это была правда.

***

Рейнтри страдал от галлюцинаций. Вот в чем дело!

Хоуп сильнее нажала на рану. Галлюцинации от неприятного, но относительно незначительного ножевого пореза в бедро? Как-то нелогично.

— Это невозможно. Сейчас я собираюсь позвонить девять-один-один…

— На споры нет времени. На этой неделе я не могу поехать в больницу.

На этой неделе?

— Рейнтри…

— Посмотри на это, — кратко промолвил он, затем перевел взгляд на ближайший уличный фонарь. Лампочка немедленно взорвалась со снопом искр. Спешащие к ним из кафе люди, споткнулись и отступили. — И следующий, — тихо продолжил Рейнтри. Взорвался второй фонарь. — Следующий?

— Нет необходимости, — тихо ответила она, поворачиваясь к возобновившим движение людям. Она выдавила для них улыбку.

— Вызвать медиков? — крикнул подоспевший первым крупный мужчина. Он выглядел как служащий, но был не тем менеджером, с которым они беседовали на этой неделе.

— Нет, спасибо, — спокойно ответила Хоуп. — Мой друг слишком много выпил и упал, наверное, ему в ногу попал осколок или что-то в этом роде. Если вы достанете полотенце, бинт или еще что-нибудь, я смогу перевязать его и отвезти домой.

Объяснение было неинтересным, и остальные зеваки сразу же отвернулись.

— Конечно, — разочарованно произнес мужчина. — У меня есть аптечка с большим набором бинтов.

— Отлично,— с благодарностью ответила Хоуп.

— Отлично, — эхом отозвался Рейнтри, когда мужчина из кафе ушел за бинтами. — Значит, ты веришь мне?

— Разумеется, нет, — серьезно ответила она.

— Но ты…

— Я верю частично. Просто еще не решила насколько.

— Говорю же тебе… — Внезапно Рейнтри повернул голову и посмотрел в воздух. — Да, она симпатичная, но она еще и до невозможности упрямая.

— Снова говоришь с призраком Лили Кларк? — быстро спросила Хоуп.

Гидеон склонился к ней.

— Она думает, что тебе не стоит быть настолько предубежденной.

— О, так и сказала?

— Да. — Гидеон мгновение казался озадаченным, потом добавил: — Я потерял не так уж много крови, чтобы чувствовать такую слабость. Она швырнула мне что-то в лицо. Какой-то препарат. Возможно даже яд. Это плохо. Мне нужно уйти отсюда.

— Тебе нужно в больницу.

— Нет. Лили говорит, что ты прекрасно обо мне позаботишься.

— По-моему, это не похоже на осколок.

Хоуп повернула голову и увидела, что мужчина из кофейного магазина смотрит на них с подозрением.

— Большой осколок, — ответила Хоуп, забирая у него бинты.

— Вы уверены?..

Хоуп показала ему свой значок, и он, сдаваясь, поднял руки.

— Неважно. Не мое дело.

— Я предоставлю вам замену бинтов, как только смогу, — пообещала Хоуп.

— Нет проблем, — отходя, ответил мужчина. — Не беспокойтесь об этом. — Он явно не верил в ее историю, но не собирался причинять неприятности и возможно даже опасался болтать о них.

Хоуп быстро перевязала бедро Рейнтри как можно плотнее и закрепила узел. Он определенно страдал галлюцинациями и нуждался в более серьезном уходе, чем тот, который она могла ему предложить. Хоуп быстро нашла объяснение взрывающимся уличным фонарям. У него где-то была скрытая штуковина, и каким-то образом с помощью нее он вызвал короткое замыкание в электрической сети. А может, это было простым совпадением. Он видел, что огни дрожали, рискнул и выиграл. Конечно, это не он заставил огни взорваться одним взглядом. Здравый смысл диктовал ей забрать отсюда Гидеона, посадить в «мустанг» и отвезти в больницу.

— Ты все еще не веришь мне, — сказал он, его голос стал тверже. Может и вправду он находится под воздействием наркотика? Она предпочла бы позволить разобраться в этом доктору. Она-то не доктор. Черт, она даже не является хоть сколько-нибудь приличной нянькой. За прошедшие годы она снова и снова доказывала, что не в состоянии позаботиться даже о золотой рыбке.

— Сожалею, Рейнтри, — сказала она, помогая ему встать. Это оказалось нелегко, так как он был тяжелым и покачивался, но они справились. С ее помощью они, скорее всего, смогут добраться до автомобиля, а потом и до больницы. Их продвижение было медленным, поскольку они делали один осторожный шаг за другим. Для маленькой кучки сидящих в кафе наблюдателей, он, вероятно, и в правду выглядел напившимся. Тем лучше. Это было куда более простое объяснение, нежели правда — какая бы она ни была.

Рейнтри что-то низко и неясно пробормотал.

— Что? — спросила Хоуп.

— Я разговариваю не с тобой, — грубо ответил он.

— Ну, конечно же, нет, — ответила она.

Еще несколько шагов, и Рейнтри заговорил снова.

— Прикоснитесь к ней, — скомандовал он. — Вы знаете, что можете. Большинство призраков не могут воздействовать физически, но вы другая, Лили. Ваша энергия более привязана к этой земле, чем у большинства, и если вы сконцентрируетесь и действительно, действительно попробуете…

— Прекрати, Рейнтри, — оборвала Хоуп. — Это уже не забавно. — Она споткнулась, когда почувствовала холодок, словно кусочек льда коснулся ее щеки, просто ужасая ее этим контактом.

— Она дотронулась до тебя, — сказал Рейнтри, делая короткий, мучительный шаг. Он посмотрел вниз на Хоуп и улыбнулся. — До щеки. Левой, чуть ниже скулы.

Сердце Хоуп екнуло в груди, как и шаг, сделанный моментом раньше. Холод коснулся ее живота, как будто невидимый палец проник сквозь одежду.

— Живот, — со странным трудом произнес Рейнтри единственное слово.

Хоуп облизнула губы.

— Я не знаю, как ты это делаешь…

Холод обернулся вокруг ее ушей. Обоих.

— Уши, — пробормотал Рейнтри.

Они проходили под уличным фонарем. Лампочка не взорвалась, но она в самом деле слегка замерцала, а затем все прошло. Рейнтри повернул голову и посмотрел наверх.

— Я сейчас не могу контролировать энергию. Если я войду в больницу, то приставленное к больным оборудование начнет барахлить. — Он казался немного пьяным. Нет, он казался очень пьяным. — Отведи меня домой, напарник. Доверься мне.

Хоуп Мэлори не доверяла никому, больше нет. В особенности она не доверяла жалким мошенническим трюкам и невероятным объяснениям. Но, усадив Гидеона на пассажирское сиденье «мустанга» и выехав на дорогу, она направилась не в больницу. Она двигалась к вилмингтонскому берегу.

***

Что бы там Табби не бросила ему в лицо, действие препарата начало проходить. Это не было смертельным ядом, иначе ему стало бы хуже, а не полегчало. Но вещество предназначалось для притупления чувств . Гидеон задался вопросом «зачем», но он помнил, как выглядело тело Лили Кларк, и проклятье, прекрасно понимал зачем. Она хотела отвлечь его, и у нее получилось.

Более того, она хотела иметь на него время. Иметь возможность помучить его.

Гидеон вытянул защитный амулет из-под рубашки и осторожно погладил его пальцами. Хоуп наверняка сказала бы, что амулет здесь ни причем, но он знал, что это не так. Нож мог поразить артерию. Табби могла решить выстрелить, а не ударить ножом. Он мог сейчас лишиться пальца.

Хоуп могла не оказаться поблизости, буквально следуя за ним по пятам.

— Что ты там делала? — спросил он.

Она пробормотала короткое проклятие, не отрывая взгляд от пустынной в этот час дороги. Берег был тих. Тянувшиеся вдоль него здания казались совсем темными.

— Мне просто любопытно, — добавил он через несколько мгновений молчания.

— Что это была за чепуха на счет «подождать до утра, прежде чем продолжить расследование»? Она совсем не походила на правду.

— Поэтому ты последовала за мной.

— Да. Жалуешься?

— В настоящий момент нет.

Лили не сопровождала их, пока они двигались к его дому на берегу, но она все еще оставалась на земле, это он знал точно. Где она находилась? Наблюдала за техниками, изучающими в поисках улик ее номер в мотеле? Следила, как следователь осматривает ее тело? Табби заморочила бедной женщине голову и убедила ее дух, что идти дальше будет нелегко.

— Как только я уложу тебя, сразу вызову доктора, — сообщила Хоуп, выезжая на подъездную дорогу и открывая пультом дверь гаража.

— Нет, — ответил он.

— Черт возьми, Рейнтри!

— Я не нуждаюсь в докторе.

— Я видела рану, — упрямо настаивала она, паркуя автомобиль. — Она слишком глубокая, чтобы справиться своими силами, и я чертовски уверена, что не смогу должным образом о ней позаботиться. Знаю, мне не следовало идти у тебя на поводу и отвозить домой, но…

— Ты уже забыла, что почувствовала, когда она дотронулась до тебя, — произнес он. — И ты забываешь, что я видел, где она дотрагивалась.

— Забавный трюк, Рейнтри, — ответила она, разворачивая автомобиль. — Однажды расскажешь мне, как ты это делаешь.

— Это не трюк, — сказал он, пока она открывала автомобильную дверь с его стороны и наклонялась, чтобы помочь ему встать. Она обхватила его рукой, помогая добраться до лестницы, ведущей к кухонной двери. Путешествие было медленным, но с помощью Хоуп он справился. Ему было неприятно осознавать свою потребность в посторонней помощи, но сейчас… сейчас она являлась его напарником.

— Вся жизнь состоит из электричества, — заговорил он, пока они поднимались, делая по одному медленному шагу за другим. — Электричество заставляет биться сердце, работать ум, держит здесь дух даже после того, как умерло тело. Ты действительно хочешь технических объяснений? Извини, но я не в состоянии дать их прямо сейчас. Это слишком долго. Электроны, другой уровень колебаний, тебе это хоть о чем-то говорит?

— Это невероятно, — рассудительно заметила она.

— Электричество также может заставить мускулы и органы, например, матку, сокращаться, частенько с интересными и даже доставляющими удовольствие результатами.

— Я предупреждала тебя, Рейнтри…

— Гидеон, — поправил он, когда они вошли в кухню и Хоуп включила свет. — Если ты все еще не веришь мне, я был бы счастлив продемонстрировать это по-другому.

— Нет! — Она немного отпрянула от него, но не отпустила. Что было хорошо, потому что он не был уверен, что может стоять самостоятельно. — В этом нет необходимости.

Он улыбнулся, но знал, что все его доводы были неубедительны. Ему следовало радоваться, что она ему не поверила. Если сейчас он оставит ее в покое, то, в конечном счете, она всему найдет разумное объяснение. Так поступал каждый, когда сталкивался с невероятными, по его мнению, вещами.

— Я всегда видел призраков, — продолжил он, пока они шли к его спальне. — Когда я был маленький, то не понимал, что их видят не все. Воздействие на электрические волны пришло позже. Мне было двенадцать, когда я в первый раз взорвал телевизор. С того момента и лет до пятнадцати было интересное время. Но я научился контролировать силу, а также обуздывать и использовать ее. Однако недели, предшествующие дням солнцестояния или равноденствия, непредсказуемы. Скоро наступит летнее солнцестояние. В воскресенье. — Он посмотрел вниз на нее. — Я сломал твой автомобиль.

— Ты не…

— Я сделал это и заплачу за ремонт. Я уже договорился с механиком. Просто не могу рисковать оказаться в затруднительном положении в одном из этих чертовых автомобилей со встроенными компьютерными микросхемами. Чья это вообще идея? Компьютерам не место в машине.

В спальне он расстегнул пояс, снял оружие и значок. Хоуп включила свет, когда он сбросил с себя куртку и сел на край кровати.

— Спасибо, — сказал он, откидываясь на матрац. — Теперь можешь идти домой.

Его глаза закрылись, но прежде чем его поглотила темнота, он успел заметить, что Хоуп не уехала. Упрямая женщина.

***

Табби долго пережидала позади заброшенного дома прежде, чем посмела оставить свое потайное место. Она бежала и бежала, пока больше не осталось сил, пока легкие не загорелись, а ноги не отказались двигаться. Если Рейнтри и его напарница вызвали подкрепление, то полицейские, наверняка, сбились со следа. Все было тихо и безмятежно. Она даже не слышала никаких сирен.

Возможно, они не позвонили. В конце концов, Гидеон не хотел предавать гласности свои способности, а как иначе он сможет объяснить эту встречу? Его считали довольно странным, но если его таланты станут общеизвестными, то он никогда не узнает ни минуты покоя. Одна половина мира заклеймит его психом, а другая захочет использовать.

Ей удалось нанести ему один хороший удар, но она знала, что этого недостаточно. Чуть левее, и она перерезала бы артерию, отчего он истек кровью прежде, чем его симпатичная напарница успела позвать на помощь. Но в последний момент ее рука соскользнула. Утешало лишь то, что сейчас он, несомненно, страдал от ярких кошмаров. Действие препарата, которым она ослепила его, чтобы получить преимущество, длилось долго. Она задумалась, какие кошмары преследуют Рейнтри?

Напарница появилась из ниоткуда, черт бы ее побрал, и все испортила. Время истекает. Больше никаких игр. Никаких ухищренных попыток. Табби плохо давалась утонченность.

К субботней ночи и Гидеон, и Экей Рейнтри должны быть мертвы. Иначе к воскресному утру мертвой окажется Табби — в земле… в реке или океане. Вряд ли Сил станет беспокоиться о чем-то, напоминающим надлежащие похороны.

Несколько капель крови Рейнтри запачкало ее нож и руку. Сидя в темноте, Табби поднесла руку к лицу и понюхала. Она закрыла глаза и представила силу, которую пока не могла вобрать. Это была кровь Рейнтри, не столь мощный артефакт, как палец или ухо, или даже крошечный кусочек кожи, но все же… Рейнтри. Она была настолько близка, невероятно близка.

Надо отдохнуть, обдумать ситуацию и выработать надежный план. Ей больше не выпадет шанс побыть с Гидеоном один на один, очень жаль, но к концу недели он гарантированно будет мертвым.

Причем, не только он один.

Глава 8

Хоуп долгое время сидела на стуле у кровати Гидеона и наблюдала за его сном. Он вздрагивал, вертелся, а потом, наконец, провалился в столь глубокий сон, что стал казаться мертвым. Неподвижная тишина напугала ее гораздо больше его неугомонности, быстрых движений или глубокой раны на ноге.

После того, как он упал на кровать и отключился, она удалила с его бедра бинт, приготовившись вызвать кого-нибудь, если рана будет выглядеть так же плохо, как она помнила. Однако этого не случилось. Порез, бесспорно, был отвратительный, но она уже не считала, что здесь нужен профессиональный доктор. И, тем не менее, казалось ужасным видеть это явно сильное и здоровое тело таким поверженным.

Она сняла с него брюки, промыла рану и повторно перевязала. Рейнтри, прошедший через суровое испытание, едва шевельнулся. Снять с него рубашку и галстук оказалось немного сложнее, но она справилась и с этим. Нижнее белье оставила на месте. Так далеко ее самоотверженность не распространялась.

Влажной тряпкой она вытерла с его лица крупинки напоминавшего песок вещества. Чтобы это ни было, его осталось немного. Несколько крупинок прилипли к бороде и щекам, и она нежно стряхнула гранулу, обосновавшуюся в уголке глаза. Она не думала, что остатков препарата хватит для анализа, но на всякий случай сохранила тряпку.

Она никогда не раздевала мужчину, находящегося в бессознательном состоянии, а Гидеон Рейнтри определенно был мужчиной во всех смыслах этого слова. На груди виднелась небольшая поросль волос, руки были сильными, с развитой мускулатурой, но без излишней бугристости. В строении этих мужских предплечий и рук было нечто такое, что заставило бы мечтательно блуждать мысли любой женщины.

Она же не могла смотреть на эти руки без воспоминаний о том, как они касались ее. Они оба оставались полностью одетыми. И все произошло так быстро. Неожиданно, мощно — и интимно.

Хоуп не хотела думать о том моменте, вспоминать подробности, гадать «почему и как», поэтому попыталась сконцентрироваться на здоровье и самочувствии Гидеона и оставить все остальное в прошлом. К этому времени ночи вокруг его аккуратно подстриженной бородки и усов выросла густая пятичасовая щетина, придавшая ему неопрятный вид. Было почти облегчением увидеть доказательство того, что он не является абсолютным совершенством.

Ухаживая за ним, она не стала снимать защитный амулет, который он носил под одеждой. Она не верила в талисманы удачи и им подобное, поэтому не могла объяснить, почему не тронула безделушку; просто ей казалось неправильным снимать ее, раз Гидеон считал, что та обладает некой силой. С другой стороны, она также не могла объяснить, почему сама носила подаренный им амулет. Ей было несвойственно верить в подобную чушь.

Закончив первый раунд своей совершенно нелепой медицинской помощи, Хоуп уселась на неудобный стул, который притащила из угла комнаты. Она не хотела оставлять Гидеона в одиночестве или уходить слишком далеко. Вдруг она ему понадобиться? Глупая мысль, но все же… она не уехала.

Возле кровати вместо современных электронных часов стоял старинный механический будильник, который, наверное, был старше его самого. Стационарный телефон в спальне был таким же допотопным. Все эти его разговоры об электричестве и призраках… она ему не верила, но совершенно очевидно, что в это верилон . Она всерьез подозревала его во взяточничестве, но ей ни разу не пришло в голову, что у него может быть что-то не так с головой.

Воспользовавшись расположенным у кровати телефоном, она позвонила матери, а также очень сердитому менеджеру мотеля, которому объяснила, где оставила его грузовик. Слава Богу, в офисе мотеля у него имелись запасные ключи, а полицейский, все еще остававшийся на месте преступления, согласился подбросить его до машины.

Хоуп с тревогой наблюдала за спящим Гидеоном. Его рассказ нелеп. Он вообще не имеет никакого смысла. Призраки. Что за ерунда. Использование электрической энергии? Слишком фантастично, чтобы на это купиться. Ей бы следовало выбросить из головы все сказанное им как бред или смириться с его «психической нестабильностью». Однако оставались загадочные моменты, над которыми стоило задуматься.

Его послужной список в качестве детектива по расследованию убийств.

Старые автомобили, которые он водил, и странная поломка ее машины.

Нехватка у него приличных электрических игрушек, телевизора и телефонов.

Взрывающиеся уличные фонари на набережной.

То, как он сбил ее с траектории пули прежде, чем та была выпущена.

Неожиданный оргазм.

Хоуп не верила в то, чего не могла увидеть или коснуться. Частично в этом виновата мать. Взрослея в окружении кристаллов, благовоний, пения и аур, Хоуп не единожды оказывалась в затруднительном положении. Каждый день своей жизни она прилагала усилия, чтобы твердо оставаться в реальности.

Но не вся вина лежала на матери. Именно Джоди Ландерс оказался тем, кто окончательно и бесповоротно разбил ее упорядоченный мир вдребезги.

Она любила его. Любовь была еще одной неуловимой вещью, к которой невозможно ни прикоснуться, ни удержать. И все же какое-то время ее любовь к Джоди казалась настолько реальной! Она наполнила мир смыслом и сделала ее счастливой. И оказалось ложью. Знакомый «с радостями» наркомании Джоди с самого начала преследовал собственные цели. Их встреча была не случайной, а его любовь — не настоящей. Он был мелким наркоторговцем, который захотел заполучить собственного полицейского, укрепив тем самым свое положение. И когда она, наконец, поймала его, и обнаружила, чем он занимается, он заявил, что полюбил ее. Но она ему тогда не поверила, и сейчас, четыре года спустя, осталась при своем мнении.

В конечном счете, несмотря на случившееся, ее повысили до детектива. Джоди теперь сидел в тюрьме и пробудет там еще некоторое время, но в Роли до сих пор оставались люди, считавшие, что она всегда знала о делишках своего приятеля. Ей было невыносимо в этом признаваться, но домой ее привела не только забота о матери. Она стала уставать от подозрительных взглядов и нескончаемого шепота за спиной.

Она не могла позволить себе снова запятнать репутацию, связавшись с не тем человеком, не тем мужчиной . Она не собиралась вновь оказываться в роли доверчивой простофили. Тогда, что же, черт возьми, она здесь делает? Она ничего не должна Гидеону Рейнтри. Ни своего времени, ни доверия, ни преданности.

Хоуп почувствовала, что вид спящего Рейнтри начал оказывать на нее какое-то смущающее воздействие. Она слегка поерзала на неудобном стуле. Это его кровать, его дом, и смотреть на него казалось настолько личным, будто она снова шпионила за ним, пытаясь понять, чем именно он убедил ее не перечить ему.

Гидеон, казалось, спал довольно хорошо. Его дыхание было ровным и спокойным, сердце, которое она время от времени проверяла, билось сильно. С этими мыслями она стряхнула с себя необъяснимую потребность стоять на страже и покинула спальню. Она хотела пить и есть, а еще устала, хотя и не думала, что сможет сегодня заснуть. В кухне Хоуп отметила старую газовую печь, вместо надлежащей электрической. Микроволновки не было. Дешевый тостер. Она открыла несколько шкафчиков в поисках еды и обнаружила внушительные запасы, включающие в себя два дополнительных дешевых тостера, ассортимент миксеров и, по меньшей мере, три кофейника. К горлу подступил комок. Хоуп остановила выбор на бутерброде с арахисовым маслом и стакане молока, и устроилась поесть за кухонным столом, откуда простирался вид на пустынный берег. В темноте она едва различала разбивающиеся о песок волны, вбирающие в себя лунный свет и гипнотически завораживающие.

Теперь пора уехать. Пойти домой и хоть немного поспать, заехать утром за Рейнтри, чтобы либо отвезти его к доктору, либо организовать доставку его «челленджера» с парковки мотеля. Наверное, в течение нескольких дней он не сможет водить машину, но они придумают какой-нибудь способ вернуть сюда его автомобиль.

Ее внимание привлекло движение за окном. Учитывая, что кто-то недавно ранил Гидеона, она присмотрелась повнимательней и напряглась, пытаясь разобрать, что попалось ей на глаза. Яркий свет, отражающийся от оконных стекол, мешал хорошему обзору, поэтому она выключила свет на кухне и стала вглядываться в берег, ожидая, пока глаза приспособятся к темноте.

Едва различимая мужская фигура направлялась к воде. Он двигался медленно, почти волоча ноги. До сих пор ночь была ясной, но внезапно в отдалении вспыхнула молния. Быстро, слишком быстро перед луной сгустились облака, отняв у ночи свет, позволяющий Хоуп рассмотреть, кто шел по берегу.

Гром и молния приближались, зубчатая стрела расколола небо, озаряя все вокруг так, что Хоуп успела разглядеть все, что хотела. Мужчина на берегу был практически голый, в одних плавках или шортах-трусах. С чуть длинноватыми волосами, широкими, утомленно понуренными плечами, с длинными ногами… и перевязанным левым бедром.

Сначала Хоуп бросилась в спальню. Кровать, на которой она оставила спящего Гидеона, оказалась пуста. Занавески, скрывающие большое окно с видом на океан, были раздвинуты, и она поняла, что это не просто окно, но и балконные двери, ведущие на веранду.

Хоуп выбежала туда, уверенная, что увиденное ей причудилось. Должно быть, Рейнтри страдает лунатизмом или у него начались галлюцинации. Если он упадет на песок, то она ни за что не затащит его обратно в дом. А если войдет в океан… Черт возьми, она должна была проявить настойчивость и отвезти его в больницу! Она сбежала вниз по лестнице, ведущей к деревянному тротуару, и помчалась к берегу. Как только ноги ступили на песок, передвигаться стало неудобно. Она остановилась, чтобы скинуть туфли-лодочки, и отбросила их в сторону, когда вспышка молнии осветила небо и раздался гром.

Еще один удар стрельнул прямо вниз и поразил Гидеона, но вместо грохота грома прозвучал громкий, опасный хлопок. Хоуп споткнулась на песке, и от ужаса, в мгновение ока заполнившего весь ее мир, у нее перехватило дыхание.

— Гидеон! — Она ожидала, что он упадет на землю или загорится, но этого не произошло. Раскинув руки, он остался стоять там же, и его вновь поразил удар молнии. Гром был оглушителен, и на сей раз молния, нашедшая Гидеона, казалось, осталась связанной с ним, а искры, вызванные зарядом, тем временем танцевали на его коже.

Продолжив движение, Хоуп уже не стала снова звать его по имени. Это невозможно, не так ли? Человек не может выйти на берег, снова и снова получать удар молнией и просто стоять на месте. Наблюдая за танцующим на его коже электричеством, она вспоминала слова матери, сказанные после ухода Рейнтри во вторник ночью. Хоуп все еще вздрагивала от оргазма, вызванного его прикосновением, когда мать с улыбкой поведала: «Его аура заметно искрится. Никогда не видела ничего столь совершенного».

— Остановись, — скомандовал он, не оборачиваясь. — Для тебя небезопасно подходить слишком близко.

Она замерла, остановившись в нескольких метрах позади него. Луна исчезла за облаками, погрузив ночь во тьму, но Хоуп видела его достаточно ясно, потому что он слабо светился.

Когда шторм, пришедший из ниоткуда, так же внезапно отступил и затух, больше никому не угрожая, Гидеон повернулся к ней лицом. Но Хоуп не смотрела на шторм, ее пристальный взгляд был прикован к стоящему перед ней мужчине. Электричество потрескивало и пульсировало на его коже, излучая мягкое свечение. Она заметила, что он побрился, покончив с эспаньолкой и усами. И его глаза… действительно ли они пылали, или это была лишь игра света?

Это не могло быть игрой света. Здесь вообще не было никакого света, за исключением того, который исходил от него.

Ее разум требовал повернуться и бежать. Она не принадлежала к тем женщинам, которые с удовольствием и охотно принимают невозможное. Но ноги словно вросли в песок, и она не двинулась с места.

— Я наблюдала из кухонного окна, — сказала она более слабым, чем ей хотелось бы, голосом.

Гидеон ступил к ней, и крошечные искры закружились там, где его босые ноги ступали в песок.

— Я знаю.

***

Кошмары, яркие сновидения о его родителях, Лили Кларк и обо всех людях, которых он не сумел спасти, привели Гидеона к воде, где он притянул молнии, чтобы накормить свое тело и душу и вывести последние остатки препарата из организма. Он не успел далеко отойти, прежде чем понял, что Хоуп наблюдает за ним. Это его не заботило. Возможно, будет правильным дать ей узнать; возможно, она должна узнать.

Она тревожно и неустойчиво стояла чуть поодаль на мягком песке.

— Ты в порядке? — спросила она тихим, подозрительным голосом.

— Да.

Невысказанное «как?» осталось между ними, безмолвное, но мощное. Она видела взрывающиеся уличные фонари, до нее дотронулись холодные пальцы призрака, и, тем не менее, она осталась при своем мнении. Но только что увиденному не было никакого объяснения.

Ее взгляд опустился на его бедро, где над поврежденной плотью со свирепым рвением работало электричество — все это было недоступно ее пониманию.

— Ты, ммм, светишься в темноте. — Она старалась говорить беззаботно, но сорвалась.

— Только, когда возбужден. — Он приблизился, и она отодвинулась с дороги. Не сбегая, но определенно стараясь не подходить слишком близко.

— Очень забавно, — ответила она, идя за ним к дому.

На самом деле ничего забавного тут не было. Что смешного в том, что он хотел заполучить эту женщину в свою постель? Она его напарник, к тому же относится к тем упертым людям, которые подвергают сомнению все вокруг. Почему? Как? Когда? Это сделало ее отличным детективом, но в отношении него такие порывы не приводили ни к чему хорошему. Он всегда старался избегать чрезмерно любознательных.

Никогда прежде он не был застигнут за своими занятиями. Разумеется, несколько раз случалось, что соседи, разбуженные притянутым им штормом, спрашивали: «Разве это не вас я видела на берегу?» Но он всегда отрицал, а они неизменно списывали свои видения на сны или обман зрения. В конце концов, то, кем он являлся, было невозможно постичь.

— Твоя походка улучшилась, — вымолвила Хоуп, когда они приблизились к деревянным ступенькам, ведущим в его спальню.

— Думаю, препарат поразил меня сильнее, чем рана. Она заживает. — Остатки ночных кошмаров смыла молния.

— Отлично. — Мгновение Хоуп молчала, а потом взволнованно произнесла: — Ну, хорошо, ты обладаешь неким видом сверхъестественных электрических способностей. Я уверена, что всему этому есть совершенно логичное медицинское объяснение.

— Почему оно должно быть совершенно логичным?

— Просто должно.

— Ничто не совершенно, а логика субъективна.

— Логика не субъективна, — возразила она.

На лестнице он попытался пропустить ее вперед, но она не собиралась упускать его из виду. Не хотела, чтобы он оказался сзади, где она не сможет наблюдать за ним. Поэтому он поднялся первым, посмотрев, как Хоуп подбирает свою обувь. По крайней мере, она последовала за ним, а не убежала в ночь. Гидеон ступил с балкона в затемненную спальню. Он действительно светился в темноте. Немного.

Хоуп закрыла за собой двери, но оставила шторы раздвинутыми, чтобы они могли видеть бушующие неподалеку волны. Звук прибоя был приглушен, но, тем не менее, наполнял спальню по праву властелина ночи. Это был успокаивающий звук, звук дома.

Гидеон стоял у края кровати, осушенный штормом и омоложенный электрическим разрядом, который продолжал бурлить в его теле.

— Логичное объяснение состоит в том, что моя семья — другая. Настолько другая, что ты не можешь себе даже представить.

— Это не…

Возможно, собиралась сказать она. Он не дал ей возможности договорить.

— Мой брат, помимо прочего, управляет огнем. Он дрэнир, лидер семьи Рейнтри. Моя сестра — эмпат и талантливая целительница, а ее маленькая дочка демонстрирует поразительные перспективы во множестве областей. Экей — пророчица. Я же разговариваю с призраками. Мне продолжать?

— В этом нет необходимости, — прохладно отозвалась Хоуп.

— Ты все еще не веришь мне.

В почти полностью темной комнате он увидел, как Хоуп покачала головой. Он мог бы оставить эту тему. Она попросит перевода, чего он желал еще только вчера, а он сможет спокойно продолжать работать. Она никому не расскажет, что видела и слышала сегодня вечером, потому что не захочет показаться глупой, так как знает, что ей никто не поверит.

Но он не хотел отпускать ее. Между ними происходило что-то необычное, чего он не мог объяснить. Он хотел Хоуп, разумеется, хотел. Она была красивая, умная и умела бегать на высоких каблуках. Но за всем этим стояло нечто большее, хотя он изо всех сил старался этого не замечать. Если бы он переспал с ней, то ей пришлось бы просить перевода. Она не любила нарушать правила. На самом деле он мог бы держать пари, что она никогда их не нарушала.

Гидеон медленно развернул бинт на своем бедре, и Хоуп придвинулась поближе.

— Не следует этого делать. Еще… — Когда он снял остатки повязки, открыв оставшуюся от раны царапину, ее голос замер, — …рано снимать бинты, — слабо закончила она. Хоуп осторожно протянула руку и приложила пальцы к почти зажившей ране. Облизнула губы, вскинула голову и произнесла короткое слово, которое он уже отчаялся услышать из этого очаровательного рта:

— Как?.. — Она убрала пальцы, и он тот час ощутил потерю. — Что сделало тебя?..

— Я Рейнтри, — ответил он. — А если ты хочешь более детального объяснения, то нам необходимо приготовить по кружке кофе.

***

На сей раз, они сидели не в противоположных углах комнаты. Гидеон устроился рядом с ней на кушетке, оба держали по кружке горячего, испускающего пар, кофе. При свете ламп гостиной она не могла удостовериться, продолжал ли он светиться или нет. Часть ее настойчиво требовала воспринимать увиденное, как жутко разыгравшееся воображение, но она не могла лгать самой себе.

— Значит все, что мать твердила мне всю жизнь, правда?

— Не уверен, поскольку не знаю, что именно она тебе говорила. — Гидеон откинулся назад и положил босые ноги на журнальный столик. Он натянул джинсы, спрятав почти затянувшуюся рану. Сейчас они были его единственной одеждой, не считая зеленых боксеров и серебряного амулета, покоящегося на груди и словно бы являющегося частью его самого, наравне с цветом глаз и завитками темных волос за ушами.

— Ауры, — выпалила она. В конце концов, они всегда являлись яблоком раздора между ней и матерью.

— Я не вижу их, но они действительно существуют, — прямо ответил он. — Это другой вид энергии. Чтобы видеть их, нужно обладать некой экстрасенсорикой.

— Твоя «заметно искрится», — неохотно констатировала она.

Гидеон издал лишь полузаинтересованное, почти скучающе «хм».

— Призраки?

— Их я могу засвидетельствовать без вопросов, — сказал он, бросая взгляд в ее сторону.

Хоуп склонила голову на кожаную кушетку. Она сняла куртку и туфли, но в остальном все еще оставалась полностью по-рабочему одетой. Чего бы она ни отдала за возможность снять лифчик и перелезть во что-нибудь удобное…

Ей бы следовало бежать отсюда со всех ног; следовало испугаться того, что увидела и услышала. А вместо этого она волновалась о том, что лифчик врезался в ее плечи и тело под грудью. Она ходила в нем с четырех сорока пяти утра, а ни одной женщине не понравится носить лифчик в течение двадцати двух часов.

— Загробная жизнь?

— Да, — почти благоговейно ответил Гидеон.

Хоуп закрыла глаза. Порою она убеждала себя, что жизнь не может выйти за пределы физических границ. Легче всего было считать, что сейчас ты здесь, а однажды просто умрешь. Никаких ожиданий, никаких разочарований. Слушая простые ответы Гидеона… она верила ему, и от этого неожиданно почувствовала себя хорошо.

— На что это похоже?

— Не знаю.

Она слегка рассмеялась.

— Что ты подразумеваешь под этим «не знаю»? Неужели призраки ничего тебе не рассказывают?

— Некоторые вещи нам не дано понять.

Она кивнула, испытывая странное смирение. Эта беседа не должна была казаться такой нормальной. Разве ей не следует рассмеяться? Или закричать? Пуститься в пляс или попытаться укрыться от всего мира, который только что изменился навсегда? Вместо этого, все казалось очень, очень естественным.

— Знаки свыше, — продолжила она.

— Конкретизируй.

Хоуп подняла одну руку, сопровождая свои слова жестами.

— Ты видишь, как кролик перебегает дорогу в таком месте, где никогда прежде кроликов не видел. Возможно, увидеть его в определенное время дня в конкретном месте — это знак? Предвестник удачи или беды, обещающий выигрыш в лотерею или советующий проявить осторожность на дорогах.

— Ты не ломала голову над примером, не так ли? — поддразнил Гидеон.

— Ага. Но я все еще хочу получить ответ. — Она сделала большой глоток кофе и стала ждать.

— Знаки есть повсюду, но обычно мы их не замечаем.

Она немного поерзала, пытаясь принять более удобное положение.

— Даже ты?

— Даже я. Мы каждый день оставляем чудеса незамеченными. С другой стороны… — Гидеон слегка пожал плечами. — Иногда кролик — это всего лишь кролик.

Длинный день и растраченный адреналин сделали веки Хоуп тяжелыми. Они опускались, но она еще не была готова остановиться. Пока не готова.

— Реинкарнация?

— Несомненно.

— Ты кажешься таким уверенным.

— Именно поэтому я использовал слово несомненно .

Она легонько и слишком по-дружески шлепнула его по руке.

— Не дразни меня. Я устала, и все это ново, и я все еще… — нет, она не могла сказать, что до сих пор сомневалась. Сегодня вечером она видела слишком много, чтобы не поверить. Ее рука осталась на его руке, и это казалось таким естественным. Гидеон был теплый и сильный, и ей нравилось ощущение его тела рядом со своим, по крайней мере, сейчас. Это одновременно успокаивало и будоражило.

— Если мы возвращаемся снова и снова и раз за разом встречаем одних и тех же людей, почему этого не помним?

— А разве не в этом состоит развлечение?

— Развлечение? — Он потерял рассудок? Жизнь не была забавой. О, временами случались смешные моменты, но по большей части жизнь являлось тяжелой работой.

— Да, — ответил Гидеон. — Развлечение. Мы пришли делать ошибки, учиться выживать, открывать красоту, узнавать остроту риска. Мы заново открываем в себе эмоции, смотрим на мир новым взглядом, не испорченным и не заезженным временем. Мы подходим к открытиям с волнительным ожиданием чего-то нового и неизведанного и влюбляемся в сердца, которые еще не были сломлены или разбиты.

— Поговорим о риске, — сменила она тему. Рассказ Гидеона о влюбленных вызвал у нее беспокойство. Она наклонилась вперед, поставила свою кружку на кофейный столик, залезла под блузку, глухо пробормотав «извини», расстегнула лифчик и вытащила его через левый рукав.

— Если нужна помощь, только скажи, — промолвил Гидеон.

— Все в порядке, — ответила она, устраиваясь обратно на свое место на кушетке. И я чувствую себя гораздо удобнее. — Ангелы?

Гидеон откинулся назад и устроился так же, как и она.

— Да.

— Феи?

— Я никогда не видел ни одной, но это не значит, что их не существует. Точно я не знаю.

Она протянула палец, чтобы коснуться серебряного амулета на груди Гидеона.

— Талисманы удачи? — тихо промолвила она.

Он посмотрел ей в глаза, и ее сердце сбилось с ритма. У Гидеона действительно были удивительные глаза. Если бы Хоуп искала себе мужчину, чего, разумеется, она делать не собиралась, он бы был кандидат номер один. Мало того, что он красив совершенной мужской красотой, он еще и беспокоился о своей работе. Боролся за людей, которые не могли бороться за себя. Был справедливым, сильным, сексуальным… и изредка светился в темноте.

— Иногда, — ответил он, наконец.

Она убрала руку с его груди и вытащила собственный защитный амулет из-под блузки.

— Когда я собиралась этим утром, мне показалось, будто эта штука уставилась на меня. Я все еще полностью не уверена, почему одела его.

— Сделай мне одолжение, — тихо вымолвил Гидеон. — Не снимай его.

Хоуп кивнула, потом вернулась к своей предыдущей, очень удобной позе. Все, что она раньше принимала за фантазии, как оказалось, было совершенно реальным. Ей бы следовало кричать, опровергая все это, она же чувствовала себя на удивление спокойной.

— Ты хочешь сказать, что Рейнтри живут уже на протяжении долгого времени?

— Да.

— Когда твои предки женились на нормальных людях, почему не было… Дерьмо, не знаю, как это назвать. Я не верю в магию, но из-за отсутствия лучшего слова, подойдет и это. Если твоя семья имеет некую наследственную магию, почему она постепенно не исчезла за несколько поколений связей с обычными людьми?

Что-то в слове связей заставило их обоих смутиться. Между ними с самого начала возникла сексуальная энергия, даже когда она не была уверена, что он хороший парень. Однако для подобного рода энергии было еще слишком рано. Она не должна была наклоняться ближе и касаться этого амулета у него на груди, а он не должен был так смотреть на нее.

— Гены Рейнтри всегда доминирующие, — объяснил Гидеон.

— Итак, если у тебя есть дети… — Она открыла глаза и повернула голову, чтобы еще раз с любопытством посмотреть на него. — Есть? — спросила она. — Есть ли где-нибудь маленький Гидеон Рейнтри, притягивающий молнии и разговаривающий с мертвыми?

— У меня нет детей, — тон его голоса стал серьезнее.

— Но когда у тебя будут…

Он покачал головой, прежде чем она успела закончить предложение.

— Нет. В этом мире сложно растить ребенка, и придется учить ее вечно прятать часть самой себя. Я не хочу этого своему ребенку.

— Ее, — повторила Хоуп, снова закрывая глаза.

— Что?

— Ты сказал ее. Не его, а ее.

Он на миг заколебался.

— У меня есть племянница. Она единственный ребенок, с которым я когда-либо общался. Именно поэтому сказал «ее».

Она не поверила ему, хотя для этого не было никаких оснований. Только интуиция. Но она не верила в интуицию, не так ли? Она верила в факты. Конкретные, бесспорные доказательства. И сегодня вечером это в значительной степени изменилось.

— Ты побрился, — сказала она, поворачивая беседу в до абсурдности нормальное русло.

— Я проснулся с ощущением присутствия препарата Табби. Его невозможно смыть.

Она должна была услышать, как он прошел в ванную, но дом был такой большой… а она была так растерянна…

— Мне нравится.

Он фыркнул, и она улыбнулась.

— Теперь я собираюсь поспать, — сказала она, ее разум и тело погружались в забвение. Она слишком устала, чтобы даже думать о поездке домой, а если бы и решилась на нее, то, добравшись, успела бы только быстро принять душ, перекусить и начать новый день. Здесь же она успеет поспать в течение часа или двух. — Мы должны будем встать через пару часов и приступить к расследованию по делу Кларк.

— Ее зовут Табби, — сказал Гидеон. — Блондинку, убившую Шерри Бишоп и ранившую меня.

— Да, — ответила Хоуп, ее речь звучала немного нечленораздельно. — Я верю тебе. — И она действительно верила ему. Каждое произнесенное им слово было правдой, как бы тяжело не было с этим смириться. — Завтра мы должны найти способ доказать это.

Глава 9

Гидеон нежно поднял спящую напарницу, которая даже не шевельнулась. Он подумывал, не оставить ли ее на кушетке, но поскольку долго спать на коже было не слишком комфортно, перенес ее на свою кровать, где Хоуп тотчас перекатилась на бок, обняла подушку и вздохнула.

Она могла бы поспать в одежде, но, как и в случае с кушеткой… это было не удобно. Гидеон расстегнул ее брюки, каждую секунду ожидая, что она проснется и отвесит ему пощечину. Но Хоуп либо всегда крепко спала, либо события дня совсем ее вымотали. Она даже не шелохнулась, когда он снял ее некогда тщательно отутюженные серые брюки и отбросил их в сторону.

Блузку он оставил, поскольку не смог бы полностью раздеть ее, а потом просто уйти. Без лифчика, который все еще лежал на кушетке в гостиной, ей и так будет достаточно уютно.

Когда на Хоуп остались только блузка и трусики, он укрыл ее простыней и босиком прошелся к окну. Прежде чем задернуть шторы, Гидеон постоял там несколько минут, наблюдая за разбивающимися о берег волнами.

Он рассказал ей больше, чем кому-либо. Однажды его подруга узнала кое-что о его способностях, совсем немножко, не то, что сейчас, и в ответ постаралась как можно быстрее сбежать от него. Это было давным-давно. Потом, через несколько лет после расставания, он столкнулся с ней, и, по-видимому, она полностью забыла о причине их разрыва. С людьми именно так и происходит: если они не могут объяснить увиденное, то попросту все забывают. Гидеон считал это разновидностью амнезии, защищающей разум от всего, что не поддается осмыслению, то же самое происходит с подробностями автокатастрофы или другими травмирующими событиями, случавшимися ежедневно.

Вспомнит ли Хоуп обо всем случившемся, когда придет утро? Возможно. Она казалась серьезной женщиной, не склонной верить в то, что способно пошатнуть ее упорядоченный маленький мирок. Он же, определенно, мог пошатнуть его — более чем одним способом.

Наконец, Гидеон задернул шторы и, вернувшись к кровати, устроился рядом с Хоуп. Ее тепло и мягкость манили придвинуться ближе, и он ответил на этот зов. Он всегда знал, что если переспит с ней, то Хоуп потребует перевода, но все равно хотел ее.

В комнате для гостей на третьем этаже стояла двуспальная кровать, но сейчас ему было слишком лень идти туда и обосновываться. Комната главным образом использовалась как склад, но он содержал ее в порядке, поскольку там останавливалась Экей, а изредка и Мерси с Евой. Человек, предпочитающий одиночество, мог обустроить дом на пляже большим количеством удобных, ждущих гостей спален, только если он мазохист, а поскольку Гидеон таковым не являлся, их нехватка имела важное значение.

Единственная кровать в гостевой спальне сейчас стояла не застеленной, так как в понедельник перед отъездом в Шарлотт Экей сняла постельное белье. И потом, та комната была завалена кипой дел по нераскрытым убийствам, которые он принес домой. Он не испытывал желания возиться с приготовлением постели в другом месте во имя того, чтобы прослыть джентльменом. Его собственная кровать была теплой и мягкой, и он потянулся к Хоуп так, как мужчина тянется к своей женщине.

Его женщина. Хоуп много для него значила, но, определенно, не была его. И тем не менее, прежде чем заснуть, он перекинул руку через ее талию и притянул к себе.

***

Она спала настолько глубоко, что совсем не помнила, что ей снилось. Хоуп зарылась в мягкий матрац, пытаясь спрятаться от холода. Кондиционер, должно быть, выставлен на максимум. Удивительно, ведь мать была ярой сторонницей экономии электричества.

Воздух казался ледяным, но она чувствовала странное и уютное тепло. Будильник пока не звенел, значит можно поспать еще немного. Несколько драгоценных минут.

Затем, с внезапностью, заставившей ее дернуться, она вспомнила, где находится. Дом Рейнтри. Она заснула на кушетке, но сейчас лежала в другом месте. В кровати Рейнтри. Хоуп очень осторожно перевернулась лицом к спящему рядом мужчине. Она ощущала тепло по той простой причине, что к ней прижималось почти голое тело Гидеона.

Все еще полностью не проснувшись, она затихла насколько могла и принялась изучать его. Они лежали рядом, ближе, чем она предполагала когда-либо оказаться с этим мужчиной, которого поначалу даже подозревала в коррупции. Теперь она знала, что он не был грязным полицейским. Он просто был другим. Очень, очень другим.

Сегодня утром он выглядел прекрасно, ничуть не хуже, чем до ранения и воздействия лекарства. Во сне он выглядел немного проще, беззащитнее и был красив какой-то собственной мужской красотой. Но даже если Гидеон и знал о своей привлекательности, то в отличие от других мужчин не кичился ею. Он просто оставалсясамим собой .

Осторожно, чтобы не разбудить его, она приподняла прикрывавшую их обоих простыню и заглянула под нее. Его бедро почти исцелилось. Вчера вечером это был глубокий порез, теперь же от него осталась только неприятного вида царапина. Ей не следовало удивляться. Ничто, связанное с этим мужчиной, больше не должно удивлять ее.

— Не волнуйся, — раздался хриплый голос. — Ничего не было.

Хоуп слегка приподняла голову и встретила изучающий взгляд Гидеона. Его полуприкрытые глаза все еще были сонными, сексуальными и заряженными электричеством.

— Я изучала твою рану, — чопорно ответила она.

— А я подумал, ты проверяешь, надел ли я трусы.

Она отбросила простыню, откатилась подальше и начала подниматься с постели, не желая, чтобы Гидеон заметил, как она покраснела. Ее щеки и в самом деле горели, а это определенно была реакция девчонки.

Прежде чем она успела уйти, Гидеон поймал ее одной сильной рукой и притянул обратно к своей груди.

— Полежи со мной немного, — попросил он хриплым со сна и дьявольски сексуальным голосом. Хоуп знала, что запросто может уйти, слегка отпихнув его и откатившись. Хватка Гидеона не связывала, он лишь уговаривал. Большой, теплый и уютный. Она не оттолкнула его и не откатилась. Вместо этого опустила голову на подушку и постаралась не смотреть на Рейнтри, пока он держал ее в объятиях.

Джоди не часто спал у нее. Может быть, дважды. И даже тогда поступал неправильно. Он быстро засыпал и сбегал рано утром, едва проснувшись. Но она помнила, как ей нравилось нежиться вместе в кровати. Хоуп очень нравилось прижиматься вот так, плоть к плоти, она любила эту сексуальную связь, которая на самом деле таила в себе намного больше. Именно этого она лишилась, решив жить в одиночестве, посвятив себя карьере и глядя на каждого улыбнувшегося ей мужчину так, будто он может превратиться в людоеда и в тот же миг укусить ее.

Она не думала, что Гидеон будет кусаться, но сама ситуация казалась потенциально рисковой. Он такой же мужчина, как и любой другой — поскольку они лежали очень близко друг к другу, этот факт быстро стал очевиден.

Если она собирается себя спасать, то теперь самое время подняться с постели. Хоуп четко осознавала, что произойдет, если останется здесь, если не уйдет прямо сейчас . Она взрослая, двадцатидевятилетняя женщина, благоразумная и одинокая. И хотя она до сих пор не могла взять себя в руки из-за всего, что узнала прошлой ночью, в этот момент ей хотелось продлить объятия. И не просто с кем-нибудь, а именно с ним, Гидеоном Рейнтри, который разговаривал с призраками, питался молниями и иногда светился в темноте.

Он сдвинул ее волосы в сторону и прижался ртом к шее. По ее телу пробежала неудержимая дрожь. Было ли это электричеством или трепет вызвали именно его действия? Нечто не поддающееся объяснению или что-то удивительно нормальное? Сейчас она не могла заставить себя беспокоиться об этом. Ощущения были такими приятными…

— Я хочу тебя, — тихо произнес он.

Хоуп облизнула губы. Знаю. Я тоже тебя хочу. Слова дрожали на кончике языка, но так и не сорвались с губ.

— Хотя не уверен, что это хорошая идея. — Он скользнул рукой ей под блузку, поглаживая обнаженную кожу, и она закрыла глаза от наслаждения. Разум твердил, что это очень плохая идея, но тело не соглашалось. Телу хотелось того же, что и Гидеону, хотя ее желание не было таким очевидным, как у него. По крайней мере, на ощупь.

Почувствовал ли он ее дрожь? Прошло уже очень много времени с тех пор, как она позволяла мужчине прикасаться к себе подобным образом, так много, что эти ласки воспринимались, как нечто новое, волнующее и мощное.

Глаза закрылись, тело затрепетало, и, утопая в тепле Гидеона, Хоуп задумалась над тем, что может случиться, если она уступит. Если захочет уступить. Ей не нужно было произносить ни слова, достаточно просто повернуться в его объятиях, потянуться ртом к его губам и поцеловать. Только в таком ответе он и нуждался, и только его она могла дать.

Он провел рукой по ее животу и оставил ладонь на мягкой плоти под пупком, так же, как сделал в прошлый раз, когда они стояли в магазине ее матери, и он застал Хоуп врасплох, прижав к прилавку. Догадавшись о его намерениях, она схватила Гидеона за запястье и немного отстранила руку.

И сразу ощутила его разочарование и смирение. Она тут же повернулась к нему лицом, продолжая удерживать запястье.

— На сей раз без обмана, — прошептала она. А потом поцеловала.

Можно было догадаться, что он классно целуется. Одно прикосновение, одно движение его губ, и последние ее сомнения развеялись. Хоуп запустила пальцы в его волосы и притянула ближе, одновременно приоткрывая губы и касаясь своим языком его. Она могла бы назвать сотню причин, по которым им не следовало здесь находиться: они едва знакомы, он ее напарник, она с первого дня не доверяла ему, он был тем, кем был…

Но все это уже не имело никакого значения. Она хотела его поцелуев, еще более долгих и глубоких, и отказывалась анализировать свои чувства.

Пока они целовались, Гидеон расстегнул ее блузку, и они избавились от нее вместе. Теперь Хоуп могла обнять его как следует, прикасаясь кожа к коже. Ощущение оказалось настолько изумительным, что ей тут же вспомнились сказанные им прошлой ночью слова про новые и замечательные открытия, которые дарит жизнь. Именно это с ней сейчас и происходило. Страстное желание, утрата власти над собой, притяжение их тел — все это было новым и прекрасным.

Гидеон нежно перекатил Хоуп на спину, и она устроилась на матраце, желая и странно стремясь к мужчине, чье сердце и кровь пульсировали так сильно, что заслоняли все вокруг. Он прикоснулся губами к ее соску и глубоко втянул его, даря Хоуп такое удовольствие, что она едва не приподнялась над матрацем. Когда Гидеон сосредоточился на второй груди, она внутренне напряглась, готовясь к тому, чего не испытывала никогда прежде, и вцепилась в его плечи. Он двигался так, словно им принадлежало все время в мире, но она была уверена, что он также близок к потере самообладания, как и она.

Они не могли позволить себе полностью лишиться разума.

— У тебя есть презерватив? — хрипло спросила она. Если он скажет «нет»… он не может сказать «нет»… Конечно, он не скажет «нет».

— Да, — ответил он, и она облегченно вдохнула.

— Хорошо.

У Гидеона были такие замечательные руки. Мускулистые, хорошо сложенные и сильные. Пальцы длинные и такие же красивые, как и все остальное в этом мужчине. К тому же загорелые благодаря множеству часов, проведенных на берегу. Она же не часто нежилась под солнцем. Ее светлая кожа быстро обгорала, и, кроме того, загар подразумевал наличие времени для отдыха. Когда она в последний раз брала настоящий отпуск? Хоуп даже не могла вспомнить.

Зацелованная солнцем рука Гидеона скользила по ее бледному телу. Хоуп наблюдала за ней, очарованная и возбужденная таким незамысловатым зрелищем. Он прикасался к ней так, будто она сделана из фарфора, изучал изгибы, впитывал ощущения ее кожи и воспламенял чувства, пока Хоуп не показалось, будто она воспарила над кроватью, задыхающаяся и окутанная магией.

Он подцепил ее трусики и быстро избавился от них. Теперь на ней не осталось ничего, кроме защитного амулета, который он изготовил для нее, а потом уговорил носить. Она скользнула дрожащими пальцами под резинку его боксеров и потянула их вниз, в конечном счете оставив на нем не больше своего.

Она хотела дотронуться до него, прежде чем он накроет ее собой. Хотела почувствовать его в своей руке, и так и поступила. Она не была застенчивой, равно как и он. В подобных вещах.

Они снова поцеловались, и на сей раз Гидеон раздвинул бедра Хоуп и ласкал ее, пока их губы с наслаждением встречались друг с другом. Ее тело пронзила глубокая дрожь, остановить которую не могло ничто, кроме финала самого танца. Существовал лишь один возможный и желанный финал. Хоуп хотела, чтобы Гидеон оказался в ней, и они получили разрядку, в которой оба нуждались. Ее руки легко, но настойчиво опустились на его голые бедра, и пальцы нежно подтолкнули его к ней.

Он прервал поцелуй, потянулся к ночному столику, порылся там и, наконец, выудил из ящика презерватив. Это была необходимая, но раздражающая задержка, как будто нажимаешь на тормоз, находясь всего в паре километров от пункта назначения. Но вскоре он вернулся и возобновил ласки, скользнул в нее пальцами и погладил так, что тело пронзила дрожь, а дыхание стало прерывистым. Она никогда ничего не хотела столь же сильно, как почувствовать его в себе. Сейчас же. И он оказался там, внутри нее, проталкиваясь медленными движениями, чтобы она приспособилась к его размеру. От этого ощущения у Хоуп перехватило дыхание. Ничто прежде не доставляло ей большего удовольствия; никакой другой момент в жизни не вызывал желания закричать от красоты происходящего.

Гидеон занимался любовью так же, как делал все остальное: чрезвычайно умело и полностью отдавая себя делу. Хоуп закрыла глаза и позволила ему любить себя. Он заполнил ее тело, подвел к самому краю и удерживал там. Ленточки удовольствия танцевали внутри нее, сильные, многообещающие и требовательные. Как раз тогда, когда она почти достигла вершины, он отстранился и замедлил темп, затем начал снова.

Она открыла глаза и прошептала:

— Ты мучаешь меня.

— Совсем немного.

Комната была темной благодаря плотным шторам, которые скрывали окно и французские двери. Не будь здесь так темно, она никогда не заметила бы сверкание крошечных искорок в радужке зеленых глаз Гидеона.

— Ты снова светишься. — Странно, но она больше не находила этот факт удивительным.

— В самом деле?

— Это красиво. — Она передвинула ноги так, чтобы обхватить его бедра, приподнялась навстречу Гидеону и притянула его к себе, побуждая полностью войти в нее. На сей раз он не отстранился, а стал погружаться все глубже и тяжелее, быстрее и полнее до тех пор, пока она не закричала. Освобождение пронзило все тело и длилось дольше, чем должно было, если судить по ее прежнему опыту. Она снова вскрикнула и вцепилась в плечи Гидеона. Он последовал за ней, содрогаясь внутри нее и снаружи.

В конце концов, он тоже обессилил и опустился на нее сверху, продолжая обнимать и оставаясь внутри. Когда он, наконец, поднял голову, чтобы посмотреть на нее, она слегка вздрогнула от удивления.

— Ты придаешь совершенно новое значение слову «послесвечение», Гидеон.

Он действительно немного светился. Его глаза сияли необычным зеленым светом, а тело окутывала едва различимая искрящаяся люминесценция.

— Это… нормально?

Он отстранился, физически и мысленно, и откатился от нее.

— Такое случалось раз или два. И я точно не назвал бы это нормальным.

Она протянула руку, желая прикоснуться к нему, остановить, сказать, что она не жалуется. Даже наоборот. Но он оказался проворней и поднялся с постели прежде, чем она успела дотронуться до него, и направился в ванну.

***

Сердце, тело и душа. Гидеон не помнил откуда, но точно знал, что для возникновения такого послесвечения должны быть задействованы все трое. Он немного задержался в ванной, чтобы еще раз вымыть лицо и снова почистить зубы. Обычно он делал это до, а не после, но сегодня утром ничто не было нормальным.

Он едва знал Хоуп Мэлори. Итак, она была великолепной, горячей, видела, что он умеет делать и не бросилась наутек, будто спасаясь от монстра. Пока. Кроме того… дерьмо, не могло быть никакого «кроме того».

Она была интересным развлечением, вот и все. Секс с ней положит конец нежелательному партнерству. Теперь она должна попросить перевода, а именно этого он хотел больше всего на свете. Так к чему же это проклятое сияние?

Ей просто показалось, вот в чем дело. В следующий раз, если только он будет, ничего необычного не случится. В конечном счете Хоуп убедит себя, что увиденное было лишь игрой света или следствием настолько сильного оргазма, что она временно потеряла четкость зрения.

А у нее действительно был сильный оргазм. Как такая женщина могла оставаться одинокой? А она была также одинока, как и он. Гидеон знал это столь же четко, как и то, что для произошедшего с ним необходимо участие сердца, души и тела.

Ничего особенного. Так внушал он себе, когда однажды влюбился. Но та женщина увидела лишь крупицу его истинной сущности, и это стало концом. Те короткие отношения разбили вдребезги его мечту о присутствии в жизни чего-то нормального. В итоге ему удалось забыть ту женщину и точно также он выбросит из головы Хоуп.

— Это все Эмма заморочила мне голову, — пробормотал он в зеркало, изучая непривычно голый подбородок. — А еще Данте со своей проклятой бирюзой.

Внезапно он увидел в зеркале отражение Эммы и инстинктивно схватился за полотенце, прикрывшись прежде, чем повернуться. Сегодня она явилась в образе пятилетней девочки, снова одетая во все белое, и парила над ванной. Ее темные волосы немного вились и были заплетены в две длинные косички.

— Привет, папочка. Ты звал меня?

— Нет, я тебя не звал.

— Я слышала, как ты произнес мое имя, — запротестовала она с простодушием и настойчивостью упрямой маленькой девочки.

Ужасающая мысль пришла в голову.

— Ты появилась только что?

— Нет, — ответила она, широко распахнув глаза, и, пока он смотрел на Эмму, она становилась все более и более материальной. — Я ждала, а потом услышала, как ты произнес мое имя.

— Ждала чего?

Эмма улыбнулась.

— Будь осторожен, папочка, — сказала она и начала исчезать. — Она очень плохая. Очень, очень плохая.

— Кто очень…? — Прежде чем он успел закончить вопрос, Эмма пропала. Разумеется, она предупреждала его о Табби. Хотя полезней было бы сделать это вчера вечером до того, как он пошел на набережную. Хотя это его не остановило бы.

К тому времени, когда он вернулся в спальню, Хоуп ушла. Он услышал, как она ходит в уборной для гостей. Через несколько минут дверь ванной открылась, и она крикнула:

— Рейнтри, у тебя ведь есть запасная зубная щетка?

— Второй ящик слева, — ответил он.

Вытягивая рабочую одежду из стенного шкафа, Гидеон ругал сам себя. По крайней мере, Хоуп, казалось, не переживала из-за произошедшего. Она восприняла случившееся как то, чем оно и являлось: развлечение в мире, где не хватало забав, разрядка двух взрослых одиноких людей, чьи тела в этом нуждались. Просто еще один день в долгой череде таковых.

Да, Хоуп была горячей, великолепной и храброй. Но он не мог любить ее, и так не могло продолжаться.

***

— Должна же у тебя быть здесь хоть какая-то подходящая одежда. Уж лучше я надену что-то твое, но не это!

— Моя одежда слишком велика для тебя, — разумно заметил Гидеон. — Зато одежда Экей в самый раз.

— Это спорный вопрос, — проворчала Хоуп, пытаясь оттянуть низ обрезанной футболки, оставляющей открытым пупок. Она была выше Экей Рейнтри сантиметров на семь, поэтому оказалось сложно найти среди ее одежды что-нибудь пригодное.

Они оба приняли душ и переоделись, но потом Хоуп застряла на выборе между помятой блузой, в которой спала, еще более помятыми брюками, которые Рейнтри вчера ночью бросил на пол, и одеждой его кузины, сложенной здесь на случай приезда в гости.

У этого мужчины не было утюга, по крайней мере, он так сказал. У всех есть утюг! — размышляла Хоуп, пытаясь влезть в джинсы с заниженной талией. Гидеон заявил, что ему гладят одежду в химчистке.

Хоуп пришлось выбирать между несколькими бикини, двумя футболками с оторванным низом, предназначенным, чтобы выставить в пупке пирсинг, которого у Хоуп не было, а также между очень короткими шортами, позволявшими увидеть ягодицы, и обтягивающими, выцветшими, рваными джинсами, которые в любое другое время она выбросила бы в мусорное ведро. Похоже, сегодня джинсы являлись меньшим из зол. Судя по потертому низу, на Экей они, наверное, доставали до земли, но все равно были лучше, чем шорты.

Надеть вчерашнюю одежду оказалось невозможно не только из-за безнадежно помятого состояния, из-за чего могут появиться вопросы, на которые Хоуп не хотела отвечать. Но этим утром она обнаружила еще и несколько кровавых пятен на рукаве блузы и брюках, возникновению которых у нее также не было достойного объяснения, поэтому иного выбора, кроме как довольствоваться одеждой Экей, не было.

По крайней мере, Гидеон оделся довольно небрежно, не дав ей почувствовать себя полной идиоткой. Джинсы смотрелись на нем удивительно хорошо, а футболка полностью закрывала его пупок.

— Мы заедем к тебе чуть позже, и ты сможешь переодеться, — пообещал он, поворачиваясь к ней спиной и наливая чашку кофе.

— Мы заедем туда сначала, — возразила она.

— Не стоит, — задумчиво протянул Гидеон. — Кто-то должен был видеть Табби, околачивающейся вблизи клуба, где играла группа Экей, или в кафе, или вблизи ее квартиры. Она не невидимка. Некоторым людям мешает официальная одежда. Они начинают защищаться и стараются как можно скорее избавиться от нас, поэтому мы остаемся ни с чем. Сегодня мы выглядим более непринужденно и просто позадаем еще немного дополнительных вопросов.

По поведению Гидеона можно было подумать, что утром не произошло ничего необычного. Он не был холоден, но также не был радушным и милым. Он полностью сосредоточился на расследовании и с тех пор, как поднялся с постели, ни разу не прикоснулся к ней.

Может быть, потрясающий спонтанный секс с едва знакомой напарницей не являлся для него чем-то необычным. А вот для нее такое точно было экстраординарным, но она не хотела, чтобы он об этом узнал. Особенно, если считал случившееся рядовым и малозначительным событием.

План на день состоял в том, чтобы подключить к делу еще одного детектива, скорее всего, Чарли Ньюсома, который займется поисками всех женщин, подходящих под общее описание Табби, а Хоуп с Гидеоном тем временем снова опросят друзей, коллег и соседей Шерри Бишоп. Вдруг кто-нибудь видел Табби перед смертью Шерри. Возможно, кто-нибудь знает ее фамилию. Если им не подвернется удача, они не продвинутся дальше имени «Табби». Сегодня Гидеон должен встретиться с художником, составляющим эскизы. Хоуп не знала, как он объяснит, откуда узнал лицо убийцы, но как-нибудь справится. Еще у нее была тряпка, которой она вытирала препарат Табби. Шансов что-либо узнать с его помощью мало, но она собиралась отправить тряпку в лабораторию. К сожалению, пройдут недели, прежде чем будут готовы результаты, а недель у них не было.

— Сегодня приезжает моя сестра, — сказала она. — Она делает драгоценности для магазина, и у нее готовы новинки для продажи.

Гидеон поднял голову и посмотрел на нее.

— У тебя есть сестра?

Еще одно наглядное доказательство того, что они недостаточно хорошо знают друг друга для случившегося этим утром.

— Да.

— Если тебе нужно провести время с сестрой, я не возражаю.

Разумеется, он не возражал. Избавившись от нее, он, наверняка, почувствует облегчение.

— Нет. На самом деле мы довольно часто видимся. — И кроме того, рядом с мамой и Санни я всегда оказываюсь не к месту.

— Она похожа на тебя? — спросил он, наполовину поддразнивая, наполовину любопытничая.

— Нет. Она на два года старше, у нее три маленьких мальчика, и она такая же чудная, как мать.

— То есть ты всегда была единственной «нормальной»?

Некоторое время она действительно так думала. Она была совершенно уверена, что не только нормальна, но и права в своем скептицизме. Гидеон в значительной степени развеял эту теорию.

— Нормальность — вещь относительная.

Он не стал развивать эту тему.

— Пойдем. Мы можем опоздать.

Хоуп схватила свою сумку и последовала за Гидеоном к лестнице, ведущей в гараж. Она понимала, что он делает, только не знала почему. Он игнорировал случившееся в надежде оставить все по-прежнему. Он снова стал профессионалом: Гидеоном Рейнтри, полностью сконцентрировавшимся на расследовании.

Возможно, если она последует его примеру и притворится, что ничего не изменилось, они смогут работать вместе. И, возможно, даже станут друзьями. Гидеон был хорошим полицейским, и она могла многому научиться у него.

Вообще-то, если задуматься, Хоуп сомневалась, что сможет вести себя подобным образом. Изменение в их отношениях было слишком глубоким, чтобы игнорировать их. Должна ли она рискнуть и сказать Гидеону, что не может быть лишь его напарником и другом? Она женщина, которая предпочитает иметь все или ничего. И пару лет назад Хоуп решила, что ее единственный выбор это «ничего». А может, будет лучше, если она не станет рисковать и позволит Гидеону отступить и продолжить притворяться.

К счастью для них обоих, не было никакой необходимости принимать это решение сегодня утром. Табби была где-то рядом, и интуиция подсказывала Хоуп, что эта женщина никуда не денется, пока не закончит начатое.

Глава 10

Если Табби и была местной, то полицией никогда не задерживалась. По крайней мере, под именем Табби или Табита. Разумеется, они никак не могли убедиться, что это ее настоящее имя. Это могло быть и прозвище. Возможно, ее звали Кэтрин или Кэт, а потом кто-то начал называть ее Табби, и это прижилось. А мог быть и псевдоним, никак не связанный с настоящим именем, в таком случае имя «Табби» ничем им не поможет. Как бы то ни было, первоначальный поиск по имени и физическому описанию ничего не дал. Гидеону не потребовалось и пятнадцати минут, чтобы тщательно изучить все, что удалось раскопать Чарли. Несколько детективов проверяли ближайшие гостиницы на тот случай, если Табби была не местной. Чарли и еще один детектив изучали сейчас федеральные базы данных, а это, вероятно, потребует некоторого времени. Хоуп настояла на том, чтобы отправить частицы использованного Табби препарата в государственную лабораторию, убедив Гидеона, что если удастся установить ее личность, то позже они придумают, как объяснить, откуда взялся препарат.

Он не мог официально заявить о произошедшем вчера вечером. На его бедре не осталось даже намека на рану, а свое пребывание в условленном месте и в определенное время мог объяснить не иначе, как рассказав, что общался с призраком Лили Кларк. В любом случае, вряд ли шеф и коллеги воспримут это объяснение с такой же легкостью, как Хоуп — да он и не стремился поведать о своих способностях. Предавать гласности свои таланты было не просто неблагоразумным, более того, это строго запрещалось.

Возможно, его напарница и чувствовала себя неуютно в одежде Экей, но выглядела отлично. Изящно и в то же время небрежно. Каблуки, едва выглядывающие из-под потертых гач джинсов, сделали облик еще более соблазнительным. Когда они брали показания у друзей Шерри Бишоп, все мужчины разоткровенничались с Хоуп. К сожалению, ни один из них не сказал ничего дельного или полезного.

Сейчас Хоуп отправилась налить кофе для них обоих, это была ее идея, не его, и у Гидеона выдалась минутка заслуженного отдыха в их совместном офисе в отделении полиции на Ред-Кросс-стрит. И что теперь? Табби — в виду отсутствия лучшего имени, приходилось довольствоваться этим — убила Шерри Бишоп. Почему? Случайно? Бишоп просто не повезло? Нет. То, что все жертвы были одинокими, не могло оказаться простым совпадением. Никто не вернулся домой в неподходящий момент и не застал Табби за работой. Табби пытала и убила Лили Кларк только для того, чтобы передать сообщение Гидеону, а потом попыталась добавить к списку своих жертв и его.

Гидеон позвонил шерифу, руководившему расследованием убийства Марши Корделл, и они назначили встречу на завтра. Ему претила идея покинуть Вилмингтон пусть даже на несколько часов, пока Табби разгуливает на свободе, но если призрак Марши Корделл бродит у того дома, то он должен попробовать освободить ее. К тому же существовала возможность, что она добавит что-то новое к тому немногому, что он уже знал о серийной убийце.

В любом случае, он должен найти способ уехать без Хоуп. Если она узнает, что он задумал, ей это не понравится. Она приняла правду о нем, но как поведет себя, увидев, как он использует свой дар? Будет шокирована? Возможно. Он не хотел оставлять ее без охраны, но Хоуп не согласится остаться под наблюдением ради спокойствия своего напарника, а это было самое важное. Спокойствие. Которое означало, что в глубине души он больше всего волновался, как она примет его талант.

Они не могли одновременно быть и любовниками и напарниками; эта ситуация просто притягивала к себе неприятности. По правде сказать, он предпочел бы регулярно спать с Хоуп, а не работать с ней, но вряд ли она кротко и покорно перейдет в другое подразделение. Вела ли она себя когда-нибудь кротко или послушно? Он за ней такого не замечал.

Хоуп вошла в офис, держа два одноразовых стаканчика, наполненных дымящимся кофе. От ее вида его охватило слишком большое облегчение, как будто она уходила на несколько часов, а не минут. Это становилось проблемой. Из-за их связи просто невозможно работать вместе. Все так усложнилось. Запуталось. И проблема в том, что они уже связаны, а он не готов положить этому конец.

Кто-то стрелял в одного из них, и, если он прав, Хоуп грозит опасность только потому, что она находится рядом с ним. Теперь уже слишком поздно прерывать их отношения. Попытаться отделится от нее сейчас все равно, что закрыть двери конюшни после того, как лошади убежали.

Она поставила оба стаканчика на его стол.

— Какой-то слабоумный полицейский не давал мне прохода. Клянусь, мне кажется, эта одежда просто кричит «доступная девочка!» и творит что-то невероятное с гормонами. Создается впечатление, что я исполняю главную роль в фильме «Свихнувшиеся полицейские». Не могу дождаться, когда избавлюсь от этой одежды и переоденусь во что-нибудь свое.

Помимо воли Гидеона захлестнул гнев.

— Он прикасался к тебе?

— Что? — Она странно посмотрела на него, как будто не поняла этого простого вопроса.

— Полицейский, который приставал. Он касался тебя?

Она вздохнула.

— Нет. Только плотоядно посмотрел на мой пупок и спросил, что я делаю после работы.

— Как его имя?

Глаза Хоуп расширились, и она помотала головой.

— О нет, Рейнтри. Мы не станем развивать эту тему.

— Какую тему?

— Ты отлично понял, что я имею ввиду.

— Тогда просвети меня.

Она прислонилась к своему рабочему столу, который выглядел намного опрятнее, чем его. Разумеется, она провела здесь недостаточно времени, чтобы успеть устроить беспорядок.

— Что ж, прекрасно. Если мы собираемся стать… кем бы то ни было, а я пока не знаю, кто мы друг для друга, нужно установить определенные границы.

— Границы, — повторил Гидеон, полусидя на собственном столе.

— Я хочу быть твоим напарником и думаю, это возможно. Я понимаю и принимаю твои способности, и могу внести свой вклад. Могу стать хорошим партнером для тебя, Рейнтри, но некоторые вещи нельзя смешивать. Не может быть никакого преследования неотесанных мужланов, которые не дают мне прохода, никаких притязаний, как будто мы пещерные люди, а ты метишь свою территорию, никакого секса на столе или украденных поцелуев возле питьевого автомата. Когда я нахожусь в твоей кровати, если я когда-либо снова окажусь в твоей кровати, тогда другое дело. Но здесь, в этом офисе, я должна быть только твоим напарником и больше никем. Мы можем вести себя так? — спросила она, словно не была полностью уверена.

— Не знаю, — честно ответил он. — Было бы легче, работай ты с кем-то другим.

Она немного съежилась, хотя он был уверен, что сегодня эта мысль хоть раз, но приходила ей в голову.

— Я не хочу работать с кем-то другим. Я хочу работать в отделе убийств и знаю, что могу многому научиться у тебя. Возможно, мы просто должны списать это утро на ошибку и все забыть.

Забыть? Буквально? В Гидеоне вскипел гнев, горячий и заряженный электричеством. Лампочки наверху замерцали, но не перегорели.

— Двигаться дальше и забыть. Не уверен, что смогу.

Хоуп с трудом сглотнула. А он задался вопросом, неужели она думает, что ночью он не заметил ее отклика?

— Мы почти закончили здесь. Можем пойти к мотелю, я подберу «челленджер», потом поеду домой и…

— Нет, — прервал он.

— Нет? — Ее брови немного приподнялись.

— Я не уверен, что ты будешь там в безопасности.

— Вот видишь? — Она указала на него пальцем. — Это именно тот вид мужского поведения, которого я пытаюсь избежать. Стал бы ты обращаться подобным образом с Леоном?

— Я никогда не трахал Леона.

Она покраснела, затем побледнела, оттолкнулась от своего стола и вышла из офиса. Гидеон хотел последовать за ней, поймать и затащить обратно, чтобы закончить разговор, но за ними наблюдали другие сотрудники. И потом, он вынужден был признать, что мимолетная мысль иметь напарника, который знает о его возможностях и не боится, оказалась безумно соблазнительной. Напарника, на чью помощь он мог рассчитывать при расследовании, в какие бы передряги их не занесло в поисках плохого парня.

Но одной мысли об опасностях таких передряг было достаточно, чтобы он решился напугать ее.

Гидеон все-таки последовал за ней, хотя и на некотором расстоянии. Он держался далеко позади, пока они не добрались до автомобильной стоянки, после чего с легкостью нагнал ее.

— Если ты пришел сюда извиняться… — натянуто начала Хоуп.

— И не собираюсь, — честно признался он.

Она взглянула на него удивленно и рассержено.

— Я не извиняюсь за то, что случилось, и не извиняюсь за то, что сейчас говорю правду. Ты не один из этих парней, Хоуп, и никогда не будешь для меня точно таким же напарником, как Леон. — Она резко остановилась, когда он открыл для нее пассажирскую дверь и стал ждать, когда она сядет.

В итоге, она заняла пассажирское сиденье, все еще сердитая, но чуть меньше, чем раньше.

Гидеон уселся в водительское кресло, но не стал включать двигатель.

— Ты не можешь пойти домой сегодня вечером, потому что, нравится тебе это или нет, ты находишься под прицелом. Табби не сумела получить меня, поэтому может попробовать добраться до тебя. Твои мать и сестра окажутся под перекрестным огнем.

— Согласна, это не лишено смысла, — натянуто ответила она. — Но я все же хочу пойти домой и собрать вещи.

— Конечно, — согласился он, выезжая со стоянки и направляясь к «Серебряной чаше». «Челленджер» может подождать, он не собирается выпускать Хоуп из вида.

Но когда они свернули с Ред-Кросс-стрит, он сказал:

— Никакого секса на столе, хм? Какой облом!

***

Санни Мэлори Стэнтон оказалась истинной дочерью Рейнбоу Мэлори. Она была такой же темной блондинкой, как их отец, но в остальном во всем напоминала Рейнбоу. Широкая улыбка, еще более открытое сердце. Удобные сандалии, длинная юбка, висячие сережки. И никакого лифчика.

Когда Хоуп с Гидеоном вошли в дверь, Санни улыбнулась. Она даже не заметила, что наряд младшей сестры был совершенно не в ее стиле.

Если бы Санни надела костюм, Хоуп точно это заметила бы.

Мать и сестра расставляли на витрине новую бижутерию, оживленно болтая о внуках, оставшихся дома с отцом. Проводя время со старшей дочерью, Рейнбоу расцветала.

Теперь предстояло объяснить свой временный переезд в дом Гидеона. Хоуп всю дорогу старалась придумать правдоподобную историю, хотя знала, что мать вообще не потребует объяснений. Она просто вообразит, что младшая дочь наконец-то решила воспользоваться старым понятием свободной любви, а поскольку Гидеон уже понравился Рейнбоу…

Никаких объяснений так и не прозвучало. Рейнбоу оглядела Хоуп сверху донизу, быстро оценила небрежный наряд Гидеона и прошептала:

— Секретное задание? — Словно вокруг находилась дюжина способных услышать ее людей.

Когда Гидеон открыл рот, вероятно, чтобы ответить «нет», Хоуп выступила вперед и сказала «Да», достаточно громко, чтобы заглушить его ответ.

— Я должна упаковать несколько вещей, а потом нам нужно уехать. — Хоуп не нравилась мысль, что ее семье может грозить опасность только потому, что она находится рядом, поэтому, чем быстрее она уйдет, тем лучше для всех.

И ей очень не хотелось оставлять Гидеона один на один со своими родственниками, но не могла же она попросить его подняться наверх и помочь упаковаться. Поэтому, оставив его рассматривать товары, побежала наверх в квартиру, намереваясь собраться как можно проворнее.

Не то, чтобы у нее была возможность сделать это достаточно быстро, конечно. Она собрала одежду, нижнее белье, зубную щетку и пасту, косметику. Все, что могло ей понадобиться в доме Гидеона.

А спустившись, застала всех троих склонившимися над чем-то вместе и смеющимися так, как будто кто-то демонстрировал ее старую детскую фотографию, на которой она запечатлена в голом виде. Смеющимися так, будто Санни только что рассказала одну из своих смущающих историй о маленькой сестренке «А помните, когда..?»

— Мы можем ехать, — почти грубо сказала Хоуп.

Все трое обернулись, и ей показалось, будто они знают нечто неизвестное ей. Подобное ощущение она испытывала всю жизнь, словно жила, глядя на все со стороны, как если бы не знала некую универсальную истину, скрытую только от нее и никого больше.

— Да, хорошо, — ответил Гидеон, подходя к ней и окидывая жадным взглядом.

Ей было двадцать девять лет. У нее уже были связи с мужчинами. Романтичные, сексуальные, эмоциональные. Но никто никогда не смотрел на нее так. Никто не изучал ее взглядом, от которого слабели коленки.

Никто из них не был Гидеоном Рейнтри.

— В субботу вечером я планирую устроить ужин, — окликнула Санни. — Если вы закончите со своими секретами, приходите после закрытия магазина. Я сделаю потрясающий персиковый пирог.

Они попрощались и покинули магазин как раз в тот момент, когда внутрь зашли трое туристов, мать с двумя дочерьми, если судить по их похожим округлым лицами, привлеченные красочной, увешанной камнями витриной.

Хоуп бросила сумку на заднее сиденье «мустанга» Гидеона и тут же вспомнила вчерашнюю поездку к нему домой. Он был в таком состоянии, что она не сомневалась: он проведет в постели много дней и ему просто необходимо попасть в больницу. Но он сидел здесь и выглядел так, будто ничего особенного не произошло.

— Они действительно в безопасности? — спросила Хоуп, прежде чем Гидеон успел включить двигатель. Она видела, на что способна Табби, но боялась не за себя. От одной мысли о том, что подобная женщина приблизится к ее семье, у нее все внутри переворачивалось.

— Я не оставил бы их, если бы так не думал, — ответил Гидеон. — Но на всякий случай, они находятся под постоянным наблюдением.

— Как ты умудряешься не рассказывать шефу все, что знаешь? — И как он только узнал, что ей нужно было услышать для спокойствия духа? Пусть Рейнбоу с Санни и чудачки, но они ее чудачки.

— Я не говорил с шефом. — Он указал на витрину магазина через улицу, не на кафе, а на окна выше. — Я нанял частную команду следить за твоей семьей, пока не поймаем Табби. Хотя не думаю, что в этом есть необходимость, — убежденно добавил он. — Табби хочет меня и, возможно, тебя. Но вряд ли твоя семья хотя бы мелькнула на ее радаре.

Двадцатичетырехчасовое наблюдение стоило недешево, это она знала. Хоуп могла бы возмутиться тем, что он устроил это, не обсудив сначала с ней, могла предложить заплатить сама, поскольку, в конце концов, это ее семья. Но вместо всего этого просто сказала:

— Спасибо. — И именно это и имела в виду.

Четверг, 20:37

Он не удивился, что купальник Хоуп оказался черным, скромным и слитным. Она выглядела в нем отлично, но чего бы он ни отдал, чтобы увидеть ее в маленьком бикини вроде тех, которые носила Экей, когда останавливалась здесь. В чем-то крошечном и иллюзорном, и может быть, красном. Под консервативными костюмами, которые надевала на работу, Хоуп Мэлори скрывала прекрасное тело.

Перекусив бутербродами с содовой, они занялись изучением дел, но, в конечном счете, оба лишились последних остатков энергии. Слова стали расплываться. Они начали делать ошибки. Ответом Гидеона на подобную усталость всегда была вода.

Наступала ночь, волны были свирепыми, поэтому они не заходили далеко от берега. Бурлящая соленая вода билась о них обоих. Они стояли на некотором расстоянии. Не держались за руки и не смеялись. Да и откуда этому взяться? Он все еще не знал, кто они друг для друга. Партнеры — да, но вероятно ненадолго. Друзья? Нет, Хоуп Мэлори значила для него очень многое, но она не была другом. Любовники? Возможно. Еще слишком рано говорить об этом. Одно свидание не делало их любовниками.

Когда сгустилась тьма, они вышли из океана и направились к дому, пройдя несколько шагов по песку в разделявшей их атмосфере неуверенности.

— Привет, Гидеон!

Ханни, его белокурая соседка, свесилась с балкона и помахала рукой. Он никогда не видел, чтобы она купалась в океане. Однажды даже спросил почему, и она ответила, что не хочет испортить прическу. С мокрыми заглаженными назад волосами, и капающей на нос водой, Хоуп выглядела красивее всех женщин, которых он когда-либо встречал. Хотя он вполне мог обойтись и без этого открытия.

— Привет, — ответил он гораздо менее восторженным тоном.

— Не забудь о субботней вечеринке. — Ее глаза быстро переметнулись к Хоуп. — Вы собираетесь прийти?

Он покачал головой.

— К сожалению, нет.

— А как насчет завтрашнего ужина? Мы можем готовить на воздухе.

— Мне нужно уехать из города на день. Я не знаю, во сколько вернусь.

Хоуп оглянулась и слегка приподняла брови. Она, вероятно, задумалась, сбегает ли он от нее или отъявленно врет Ханни.

— Что ж, если все-таки выберешь время в субботу, заходи.

— Конечно, — уклончиво и весьма сдержано ответил он.

Они с Хоуп одновременно достигли мойки для ног у лестницы, ведущей в его спальню, и стали споласкивать песок.

— Итак, куда ты направляешься завтра?

— В графство Хэйл, на место убийства Корделл.

Их ноги случайно соприкоснулись, и она инстинктивно отодвинулась.

— Думаешь, от этого будет какой-то прок?

— Не знаю. Возможно, призрак все еще там и сможет чем-то помочь.

— Спустя столько времени? — Задав вопрос, она вспомнила, что почти ничего не знает о его способностях.

— Некоторые призраки бродят по земле сотни лет, привязанные к какому-то месту, потому что были столь травмированы своей жизнью или смертью, что не смогли перейти в другой мир. Четыре месяца — это не срок.

— Так ты занимаешься этой работой, чтобы поймать убийц, или пытаешься отправить призраки жертв туда, где им полагается быть?

— И то, и другое, — признался он.

Он выключил воду, и они начали подниматься по лестнице, Хоуп шла впереди, он на несколько шагов сзади. Что потом? Он хотел ее, но знал, что не может заниматься с ней любовью. Нет, не так, он не должен заниматься с ней любовью.

В итоге, она сама сделала первый шаг. Подождав его наверху лестницы, она взяла его руку в свою, поднялась на цыпочки и поцеловала. Это не был сексуальный поцелуй, по крайней мере, не явный. Это было простое соприкосновение губ, нерешительное и волнующее.

— Ты хороший человек, Гидеон. Я сожалею, что подозревала тебя в нечестности.

— Да все нормально, — пробормотал он.

— Нет, это не так. Ты скрываешь большую часть себя и не можешь рассказать людям о том, что делаешь. Но, тем не менее, продолжаешь этим заниматься, никогда ни о чем не прося, не требуя денег или славы, или хотя бы благодарности.

— Я немного удивлен, что ты так легко все воспринимаешь, — сказал он, наклоняясь за вторым поцелуем, потому что она была здесь и дала ему на это разрешение.

— Да, — прошептала она за секунду до того, как их губы снова встретились. — Я тоже.

***

Океан смыл с Хоуп беспокойство, по крайней мере, на некоторое время, и как только она позволила себе расслабиться, то не могла перестать думать о Гидеоне и о случившемся сегодня утром. Они вместе избавились от влажных купальных костюмов и зашли в ванную. Хоуп была вся в песке и соли, а на губах ощущала вкус Гидеона. С работой было покончено, по крайней мере, на данный момент, и сейчас ее не волновало ничто, кроме желания забраться в кровать и остаться там. Она чувствовала себя почти распутницей, совсем непохожей на саму себя.

В своих романтических увлечениях Хоуп проявляла осторожность и, хотя всегда старалась быть похожей на мужчин своей профессии, никогда не была агрессивной в спальне. Только здесь она оставалась по-настоящему застенчивой и иногда чувствовала себя почти чопорной. Но сейчас, нежно подтолкнув Гидеона под душ и последовав за ним, она ступила под теплые брызги и позволила им смыть соль с волос и кожи, абсолютно не ощущая себя зажатой.

— Ты когда-нибудь уставал от здешних мест? — спросила она.

Он пробежал рукой по ее влажной груди, почти невольным и, определенно, уже знакомым жестом. В этой руке было столько тепла, и Хоуп захотела большего. Ей казалось, что она никогда не сможет насытиться этим мужчиной.

— Только, когда меня навещает слишком большая компания, — ответил он. — В таких случаях я просто каждую ночь подкидываю в кровати по несколько песчинок, и, в конечном счете, все уезжают.

Она придвинулась к нему еще ближе, не в силах остановиться, не желая останавливаться.

— Если я загощусь, ты подбросишь песок в мою кровать? — поддразнила она.

— Еще чего, — ответил он, его голос звучал тихо и глухо.

Она хотела спросить его, ктомы друг для друга, Рейнтри? Пара? Коллеги, попутно занимающиеся сексом? Друзья? Но она не желала задавать вопросы, понимая, что у него нет ответов. Он целовал ее под брызгами душа и ласкал руками, пока она ласкала его. Хоуп хотела его здесь и сейчас, и хотя поблизости не было презерватива, она не собиралась отпускать его от себя, только не теперь. Это было слишком хорошо: брызги воды, губы Гидеона, его руки, на прикосновения которых отвечало ее тело. В этот миг не имело никакого значения, как они себя называют. Возможно, когда-нибудь это станет существенно, но не в данный момент.

Хоуп закрыла глаза, когда Гидеон раздвинул ее ноги и прикоснулся к ней там. Она могла поклясться, что в ее тело вошла искра, дразня, возбуждая, трепеща внутри нее подобно маленькой вспышке молнии. Возможно, так оно и было. Здесь все казалось возможным.

Она так сильно хотела Гидеона, что тело начало дрожать.

Вместо того, чтобы вывести ее из душа, он прижал ладонь к низу ее живота, туда, где она чувствовала себя пустой и трепещущей.

— Я собираюсь мошенничать, — шепнул он ей в ухо.

— Хорошо, — задыхаясь, пробормотала Хоуп и закрыла глаза, чтобы полностью сосредоточиться на прикосновениях и только на них.

Она вскрикнула, когда оргазм поглотил ее с неожиданной интенсивностью, и, если бы не поддержка Гидеона, наверняка, упала бы на пол душа. Но он удержал ее, прижав мокрое, скользкое тело к своему, пока облегчение плескалось в ней подобно молнии.

Когда оргазм стих, Гидеон прошептал:

— Открой глаза.

Хоуп медленно послушалась и увидела невероятное сияние. Которое исходило не от Гидеона, а от нее! Ее аура светилась, как вечерняя заря, на коже танцевали маленькие электрические искорки. Глаза Гидеона сияли легким зеленым светом, совсем чуть-чуть. Остальная часть света исходила от нее.

Он улыбнулся.

— Вода отличный проводник.

***

Гидеон испытывал желание взять Хоуп в душе, с презервативом или без, но частые появления Эммы и обещания скорого прибытия заставили его поступить разумно, по крайней мере, сейчас.

Кроме того, они на этом не закончили.

Они вытерли друг друга пушистым серым полотенцем, затем пошли в спальню к ждущей их кровати. Кожа Хоуп все еще светилась, но люминесценция быстро исчезала. В отличие от него, она не могла подпитывать и удерживать электричество.

Гидеон бросил ее на кровать, и она рассмеялась, он же заполз на матрац, чтобы присоединиться к ней. Она распласталась под ним, голая, влажная и тронутая магией.

— Итак, — произнесла Хоуп, подняв руку, чтобы нежно погладить его по лицу. — Что обычно говорят девочки, когда ты превращаешь их в прожекторы?

Он тыльной стороной руки погладил ее шею.

— Не знаю. Я никогда не делал этого прежде.

Ее улыбка померкла.

— Я обычно все скрываю, помнишь? — Он не сказал ей, что этот свет был особенным, что она другая, совершенно непохожая на остальных женщин. Она ошеломляла его.

Хоуп переместилась, устраиваясь поудобнее. В том, как их голые тела соединялись друг с другом, было что-то явно особенное, что-то, о чем он не хотел думать. Он не хотел рядом с нейдумать . Он хотел секса. И возможно немного смеха.

— Ничего не скрывай от меня, — сказала она.

Мысль о том, что какая-то женщина могла все о нем знать и остаться, была такой неожиданной и потрясающей, что Гидеон едва не вздрогнул. Но он не мог полностью обнажить себя перед кем бы то ни было. Тело да. Но душу? Никогда.

Он не хотел говорить ни о чем, кроме физического, поэтому раздвинул бедра Хоуп и стал ласкать ее. Она вздохнула и сомкнула вокруг него пальцы, мягко, но не слишком. Она гладила его, а он закрыл глаза и оставил все позади, растворяясь в чувствах. Это был секс. Это было хорошо, правильно и мощно, но все-таки это был просто секс.

К тому времени, когда он добрался до прикроватного ящика, ни один из них не думал ни о каких объяснениях. Все было так, как было.

Иногда кролик — всего лишь кролик.

Глава 11

Она должна была спать как ребенок, но, тем не менее, никак не могла заснуть. В голове крутилась тысяча вопросов. Забеспокоившись о том, что может разбудить Гидеона, Хоуп оставила его спящим в кровати, а сама стала бесшумно бродить по полутемной спальне.

Проникающего из открытого окна лунного света и тусклого освещения ночника в ванной было достаточно для глаз. Гидеон в некоторой степени был приверженцем минимализма и избавлялся от ненужного хлама в доме. На стенах, тут и там, висели семейные фото, но нигде не было ни цветочных букетов, ни бесполезных безделушек. Она пробежалась рукой вдоль стоящего в спальне комода, на котором хаотично располагались керамическое блюдо для монет, брошенный шелковый галстук, маленький кусочек бирюзы и то, что она идентифицировала как еще один защитный талисман. Хоуп погладила пальцами маленький серебряный амулет, прицепленный к тонкому кожаному шнурку. Скажи ей кто-нибудь неделю назад, что нечто столь невинное и незначительное, как кусочек серебра, может служить защитой, она никогда бы этому не поверила. Теперь она понимала, что во многом ошибалась. Она подняла амулет и надела его на шею, где он лег рядом с тем, который подарил Гидеон. Табби все еще разгуливает на свободе, и, кроме того, сердце Хоуп сейчас нуждалось во всей защите, которую могло получить. Существует ли такая защита? Или для нее уже слишком поздно?

Хоуп подняла футболку Гидеона, которую он бросил на стул около комода, натянула ее и тихонько вышла на настил, ведущий к морю. Звук прибоя вместе с нежным светом луны успокаивали ее, а сегодня вечером она определенно нуждалась в успокоении.

Так быстро привязываться к кому-либо или чему-либо было совсем не в ее духе. Прежде чем принять какое-то решение, она со всех сторон обдумывала каждое свое начинание. В любой ситуации она всегда оставалась рассудительной и бесстрастной, пока не исчезали последние сомнения в том, что она движется в правильном направлении. Хоуп действовала подобным образом, начиная лет с одиннадцати, а может и еще раньше. И не совершала опрометчивых поступков.

А теперь оказалась глубоко связана с Гидеоном Рейнтри. Сексом, его тайнами и совместной работой. Ее душа попала в западню.

Она услышала, как сзади открылась дверь, но не обернулась. Гидеон босиком прошлепал к ней, и мгновение спустя она очутилась в его объятиях. Эти объятия были теплыми, сильными и чудесными. Стоять вот так было очень приятно. Ей это нравилось. Возможно, даже слишком нравилось.

— Я не хотела разбудить тебя, — прошептала она.

— Две ночи, проведенные вместе, и я просыпаюсь оттого, что ты находишься не там, где должна, — ответил он с легким неудовольствием в голосе.

Она откинула назад голову и расслабилась, прижимаясь к нему.

— Я точно также не привыкла в ком-нибудь нуждаться.

Он скользнул руками ей под футболку, погладил кожу, и накрыл ладонями груди. Его пальцы подразнивали чувствительные соски до тех пор, пока Хоуп не закрыла глаза и не качнулась к нему, ее тело отвечало быстро и безоговорочно. Она не должна была сейчас его желать, не должна нуждаться в нем с такой силой, что забывала обо всем остальном. Но она желала и нуждалась.

Его руки ласкали ее груди. Было ли это легким странным электричеством, что просачивалось сквозь ее кожу и посылало импульсы к самым сокровенным точкам? Или, возможно, ее бурные ощущения просто отклик женщины на мужские прикосновения? Наэлектризованные или нет, руки Гидеона были очень приятными, он прикасался к ней так, словно она принадлежала ему, словно точно знал, как сделать ее своей. Он наклонился и поцеловал ее шею, бесцеремонно, нежно, в высшей степени возбуждающе. Она задрожала.

Хоуп повернулась в его объятиях, подняла лицо, обняла его за талию и поцеловала. Он вышел на настил обнаженным — никто на берегу не мог увидеть их в этот час ночи, в этот самый темный час — и Хоуп бесстыдно пробежала пальцами по его спине, бедрам, ягодицам. Если верно то, что он мог сделать ее своей, то столь же верно и то, что она одержима им, по крайней мере, сегодня ночью.

Он глубоко поцеловал ее, возбуждая губами, языком и руками и требуя большего. Ее тело сжималось и расслаблялось, дрожало и быстро становилось неконтролируемым. Равно как и у Гидеона. Она чувствовала это в каждом нежном касании его рук; испытывала в поцелуях. Он легко поднял ее, издав низкий стон, звучащий как неудовлетворение или, возможно, нетерпение. Она обхватила его талию ногами. Он был близко, так близко.

— Тебе не нужно… — начала она, затаив дыхание.

— Уже подумал об этом, — ответил он охрипшим голосом.

Хоуп переместилась так, чтобы притянуть его еще ближе, вести в себя.

— Ты вышел сюда, надев презерватив? Да ты весьма уверен в своем очаровании, не так ли? — поддразнила она.

— Я был преисполнен оптимизма.

Кончик его восставшей плоти дразнил ее вход, и она начала опускаться на него, стремясь к нему и желая его так, что до сих пор удивлялась сама себе. За прошедшие двадцать четыре часа она занималась сексом больше, чем за все прошлые пять лет. И у нее никогда не было такого секса: всепоглощающего, мощного и красивого, лишенного неловкости и несбывшихся ожиданий. В объятиях Гидеона она ни разу не почувствовала даже мимолетного разочарования.

— Я рада, что ты проснулся, — прошептала она, прижимаясь губами к его уху. — Никогда раньше не занималась любовью в лунном свете.

Гидеон замер. Все его тело напряглось, мускулы сжались.

— Лунный свет.

Он торопливо снял ее с перил, на которые она частично опиралась, и отнес в глубокий полумрак у дома. Там лунный свет их не касался, но не было и перил, на которые можно опереться. Гидеон держал Хоуп, а она держала его. Ее спина была прижата к стене, и Хоуп чувствовала себя одновременно плывущей и устойчивой.

Когда он вошел в нее, глубоко и жестко, они полностью растворились друг в друге и в кромешной тьме. Хоуп не беспокоило, где они находятся. При лунном свете или дневном, в темноте или под солнцем. Под укрытием или только под луной и звездами. Пока Гидеон оставался с ней, пока держал ее, Хоуп ничто не тревожило. Инстинкт взывал к нему, но она чувствовала и нечто большее, чем настойчивая физическая потребность.

Она очень долго считала, что не сможет влюбиться. Ее мать, сестра, племянники — только в любовь к ним она осмеливалась верить. Романтическая любовь таила множество ловушек. Хоуп не просто не желала влюбленности, но и прилагала все усилия, чтобы избежать ее. Любовь была западней, угодив в которую, очень быстро начинаешь испытывать душевную боль. Этот внезапный взрыв эмоций, нахлынувший сейчас, когда Гидеон держал ее в объятиях и заполнял собой, приближая к освобождению, несомненно был вызван только силой секса.

Но пока он занимался с ней любовью, пока ее спина прижималась к стене, а ноги обвивали его, она не могла представить, что сможет испытывать подобные ощущения с кем-то другим. Она может влюбиться в него. Этот мужчина может стать центром ее вселенной и полностью перевернуть ее мир. Она может полюбить его со всеми этими призраками, световыми эффектами и всем остальным. Пугающая перспектива.

Они вместе достигли кульминации с криками и стонами, которые потерялись в глубоком поцелуе. Под звуки прибоя и сияние лунного света, вместе с дрожью тела пришел миг озарения, когда эти слова снова пришли на ум. Я могу влюбиться в тебя. Колдовское сияние Гидеона рассеяло тьму и вызвало у нее улыбку. «Я люблю тебя» рвалось с губ, но Хоуп удержала слова. Еще слишком рано для такого признания. А также слишком опасно.

Гидеон отнес ее в дом и нежно уложил на постель. Избавившись от презерватива, он вернулся к кровати, устраиваясь рядом. Она осталась в его футболке. Хоуп нравилось чувствовать ее на своей коже, этот изношенный хлопок, все еще немного пахнувший Гидеоном.

— Утром я собираюсь поехать на место убийства Корделл и оглядеться там, — произнес он. Его голос звучал ласково и хрипло.

— Ты хочешь сказать мы, верно?

Он помедлил.

— Я хочу, чтобы ты осталась здесь.

Она немного приподнялась. Если бы она не чувствовала себя такой обессилевшей и не была только что полностью удовлетворена, если бы «я люблю тебя» все еще не таилось на краю сознания, то его слова, возможно, рассердили бы ее. Но вместо этого она улыбнулась.

— Ну уж нет.

— Необходимо изучить еще ряд документов. Ты нужна мне здесь.

— Подготовь их, и я прочитаю дела в автомобиле.

Он обхватил ее за талию и притянул к себе.

— Мы сможем поспорить об этом завтра?

— Конечно. — Ее глаза слипались. Теперь она наверняка сможет заснуть. — Мне нравится спорить с тобой, — призналась она, вздохнув. — Ты очень занятный, когда сердишься.

Гидеон фыркнул, потом рассмеялся.

— Ты одна такая, Хоуп Мэлори.

— Ты тоже один, Гидеон Рейнтри. — Это было настолько близко к признанию в любви, насколько любой из них был готов себе позволить выразить.

***

Гидеон проснулся намного позже восхода солнца, что было для него необычно. И также необычно было просыпаться, обнимая красивую женщину.

В прошлом его сексуальные отношения быстро заканчивались. И даже если они длились несколько недель или даже месяцев, он все равно держался на некоторой дистанции. Он не проводил со своими женщинами всю ночь и не просил их оставаться у него. Это было слишком опасно.

Спя рядом с Хоуп, он не чувствовал никакой опасности. Это казалось правильным, прекрасным и естественным, как будто они спали вместе уже тысячу лет. А вот это действительно становилось опасным. Очень опасным, потому что вчера вечером он едва не забыл о словах Эммы и не взял Хоуп в лунном свете. Он надел презерватив, но стопроцентно эффективной защиты не существовало. Лишь из предосторожности он перебрался в тень, прежде чем погрузиться в нее.

Гидеон задрал ее рубашку, вернее свою рубашку, и прижался ртом к плоскому животу. Проклятье, на вкус она была чудесной. Восхитительной, очень теплой и шелковистой. Он целовал ее, смакуя аромат и вкус, поглаживая кончиком языка вверх и вниз, посасывая кожу, пока не почувствовал, как ее рука зарылась в его волосы.

— Доброе утро, — сонно и удовлетворенно пробормотала она.

В ответ он немного приподнял ее рубашку и просунул руку под мягкий хлопок. Оголив одну грудь и глубоко втянув в рот сосок, он ощутил ладонью холодок ее защитного амулета. Пальцы Хоуп крепче вцепились в его волосы, и Гидеон втянул сосок глубже. Он смаковал и вкушал Хоуп, пока с ее уст не сорвался один из тех коротких стонов.

Сегодня утром он никуда не спешил. Он заставит ее кончить раз или два, будет любить долго и основательно, а потом оставит крепко спящей. Когда она проснется и поймет, что он уже давно в пути к месту убийства Корделл, то, вероятно, некоторое время посердится, но простит его. Он точно знал, как заслужить прощение.

Он раздвинул ее ноги и провел пальцем по нежной коже с внутренней стороны бедра. Кожа была мягкой, мускулы бедер имели нежную форму и выглядели очень женственно.

— У тебя самые длинные ноги, которые я когда-либо видел, — сказал он, поднимая одну и прижимаясь ртом к тыльной стороне коленки. Она задрожала, закинула на него эту ногу, и он переместил рот выше. Лучи солнца не часто ласкали ее ноги. Они были сливочно-бледными, непохожими ни на какие другие из всех, что он видел, и это очаровывало его. Он пробежал пальцем вверх от колена, выпуская маленькие разряды электричества. Хоуп дернулась и рассмеялась.

— Щекотно.

— Неужели?

— Да, — со вздохом ответила она.

Он еще совершенно не закончил с этой женщиной. Да и закончит ли когда-нибудь? Пока утро вступало в свои права, он пробовал ее повсюду. Он заставлял ее дрожать и метаться, вырывая глухие стоны. Завладев его ртом, Хоуп почти бросила его на спину, решительно настроенная сделать с ним то же, что проделал с ней он. Желая заставить его стонать. И она достигла в этом успеха. Ртом и руками она изучила каждый его сантиметр.

Понимая, что он уже готов настолько, настолько вообще может быть готов мужчина, Хоуп отстранилась и стянула через голову футболку. Гидеон протянул руку к ящику, в котором держал презервативы. Сегодня вечером по пути домой нужно заехать в аптеку. Его запасы почти закончились. И как бы сильно ему ни нравилась Хоуп, насколько бы она ни казалась той единственной, близкой и родной, Гидеон не был готов пойти дальше, даже несмотря на то, что Хоуп заставляла его светиться в темноте. У них был великолепный секс, но каковы гарантии, что искра не потухнет? Мало что в этом мире длилось действительно долго.

Хоуп, улыбаясь, сидела на кровати, возбужденная и тяжело дышащая. Темные волосы в беспорядке падали на лицо. Обычно такая аккуратная, будучи растрепанной Хоуп выглядела поистине великолепно.

Растрепанная, обнаженная… и с двумя амулетами на шее.

Гидеон выронил все еще запечатанный презерватив на кровать. Он забыл о своем желании войти в Хоуп и окончить свои мучения. Забыл обо всем на свете, кроме этих кусочков серебра.

— Где ты его взяла? — спросил он, поднимая один из амулетов. Не тот, который подарил ей сам.

Она приподняла амулет, рассеянно изучив его.

— Я почти забыла о нем. Я нашла его на твоем комоде прошлой ночью.

Гидеон спрыгнул с кровати и повернулся к упомянутому комоду. Предназначавшийся для Данте амулет плодовитости в самом деле исчез. Нет, не исчез. Хоуп носила его на своей хорошенькой шейке.

— Он был на тебе прошлой ночью, когда мы вышли на настил?

— Кажется, да. — Она откинула волосы за спину, распутывая их длинными, бледными пальцами. — Да, был. Я нашла его и надела перед тем, как вышла наружу.

Он повернулся и напряженно уставился на нее.

— Зачем?

— Не знаю. Он симпатичный. — Стянув шнур через голову и еще больше взъерошив без того спутанные волосы, она сняла предназначенный не для нее амулет. Но это уже не имело значения. Уже поздно. Слишком поздно. — Наверное, вчера ночью я почувствовала потребность в дополнительной защите. — Она протянула ему талисман. Он не забрал его. — Извини, если я не должна была к нему прикасаться. Возьми его и возвращайся в кровать.

— Никакая защита в мире не справится… — Он остановился. Всего только раз, он был в презервативе, и они не стояли под лунным светом. Возможно, только возможно… Он помчался в ванную и хлопнул дверью.

— Гидеон? — позвала Хоуп через закрытую дверь. — Ты в порядке?

Ни в малейшей степени.

— Все прекрасно, — кратко ответил он.

Прекрасно? Ну и ложь! Он был так близок к еще одному мгновению абсолютного наслаждения, к тому, чтобы погрузиться в Хоуп Мэлори, и тут увидел у нее на груди этот амулет. Одно дело испытывать к кому-то влечение, и совсем другое — создать общего ребенка.

Возможно, ничего не случилось . Вчера ночью ему хватило ума, чтобы отодвинуть Хоуп от лунного света, прежде чем заняться с ней сексом. Возможно, одно это обстоятельство все изменило. Эмма не могла прийти к нему в луче луны, если никакого луча не было.

— Эмма, — прошептал он. — Покажись.

Он ждал появления духа, который, по ее словам, станет его дочерью. В конце концов, раньше, когда он произносил ее имя, она всегда появлялась. Но ванная оставалась тихой и пустой.

— Ты уверен, что все в порядке? — позвала Хоуп. Теперь она подошла ближе, встав вплотную с другой стороны двери.

— Я в порядке! — прорычал Гидеон.

Она отошла, и мгновение спустя он услышал журчание воды в уборной для гостей. Он наклонился над раковиной и одно мгновение изучал свое угрюмое, покрытое щетиной отражение. Он совсем не был похож на чьего-либо папу; он и не чувствовал себя отцом.

— Появись, Эмма, — произнес он чуть громче. — Это не смешно. Нехорошо так дразнить. Ты вызовешь у своего папы сердечный приступ, если сейчас же не покажешься.

За исключением его собственного затрудненного дыхания, в ванной не раздавалось не звука.

Хоуп была особенной; он не мог отрицать этого. Досадное свечение доказывало, что Хоуп затронула не только его тело, но еще и душу, и сердце. Возможно, несколько лет спустя, если их секс все еще будет таким же великолепным и они разберутся с проблемой совместной работы, тогда, может быть, он рассмотрит возможность того, что Хоуп останется в его жизни навсегда.

Но сейчас?

— Появись, Эмма. Любимая, — добавил он. — Нет никакой необходимости спешить. Несколько лет, может десять, и тогда я, скорее всего, буду готов иметь детей. — Эмма, наверняка, знала, что он лгал. Его мир непригоден для невинного ребенка, Гидеон убеждался в этом каждый день.

Хоуп обхватывала его ногами. В конце концов, он отодвинул Хоуп от луча лунного света и точно использовал презерватив.

Но на ней был проклятый амулет плодовитости, который с легкостью мог свести на нет все усилия.

Гидеон быстро принял душ, стараясь избавиться от чувства надвигающейся катастрофы, после чего вытерся и обернул полотенце вокруг талии. Он нашел Хоуп на кухне, готовящей кофе и роящейся в шкафчиках в поисках чего-нибудь на завтрак.

Она бросила на него осторожный взгляд.

— Ты точно в порядке?

— Да. — Гидеон посмотрел на нее. Точнее, глянул на ее живот. — Появись, Эмма, — прошептал он, когда Хоуп переключила внимание на холодильник. — Поговори со мной.

— Ты что-то сказал? — спросила Хоуп, доставая полупустой пакет молока.

— Ничего.

— О, мне показалось, ты произнес имя «Эмма». — Она поставила молоко на стойку, рядом с коробкой хлебцев. — Так звали мою бабушку.

Он едва не застонал, но успел вовремя остановиться.

Хоуп достала блюдо. Она уже вполне прилично ориентировалась на его кухне.

— Моя мать мечтает о внучке по имени Эмма, — продолжила она. — Но у Санни три мальчика, а я в ближайшее время не планирую заводить детей, поэтому ей все не везет.

— Хочешь пари? — вздохнув, спросил Гидеон.

Хоуп оставила все, что успела собрать на стойке, и, повернувшись, пронзила его взглядом.

— Ты переменчив, как погода, Рейнтри. Сегодня утром ни один из твоих поступков не имеет никакого смысла.

Гидеон указал на амулет плодовитости, который Хоуп снова надела на себя, после того, как он отказался забрать его с ее ладони. Амулет предназначался для Данте, он был всего лишь братской шуткой, предназначенной заставить дрэнира заняться репродукцией, но он был столь же эффективен и для Хоуп.

— Этот амулет, который ты взяла с комода прошлой ночью, — произнес он, продолжая порицающе указывать на него пальцем. — Создан для зачатия ребенка.

Что? — Хоуп отступила и так быстро сдернула амулет с шеи, словно тот мог обжечь ее. — Какой псих мог сделать такую штуку и оставить ее лежащей на виду без присмотра!

Гидеон поднял руку.

— Этот псих я. Это предназначалось для моего брата, а не для тебя.

Хоуп швырнула в него амулет, вложив в это движение все свои силы.

— Ты действительно больной, — резко выпалила она, когда Гидеон поймал амулет. — Чем тебе насолил твой брат, чтобы заслужить такое? — Она осмотрелась в поисках еще чего-нибудь, что можно в него бросить, и, не найдя ничего подходящего, в конце концов села за кухонный стол. — Это не сработало, — рассудительно сказала она. — Я уверена, что это не сработало. Этот амулет сделан не для меня, и мы были осторожны. Мы всегда были осторожны. Не похоже, чтобы у тебя была какая-то суперсперма.

— Да, — согласился Гидеон, надеясь, что она права. Если бы амулет плодородия работал бесперебойно, Данте к настоящему времени уже наплодил бы целую деревню.

— Я даже отодвинул тебя от лунного света.

— А это имеет какое-то значение? — резко спросила она.

Он полагал, что теперь уже может рассказать ей все.

— В течение прошлых трех месяцев мне снилась маленькая девочка. По вине Данте, — добавил он. — Так что не стоит слишком ему сочувствовать только потому, что я иногда посылаю что-то, чего он не хочет.

— Он послал тебе какие-то сны?

— Пару раз я видел Эмму не во сне. Это она сказала мне пригнуться, когда Табби стреляла в нас.

— Какое отношение это имеет к лунному свету, Рейнтри? — Хоуп была расстроена, раздражена и, возможно, даже немного испугана. Она взволнованно пыталась пригладить пальцами волосы.

— Эмма сказала, что придет ко мне в лунном свете.

Хоуп побледнела. Стала просто смертельно белой. Столь же белой, как молоко, которое достала из холодильника.

— Надо было сказать мне об этом раньше! — Она схватила со стола солонку с дырочками и кинула в него, но в этом движении больше не было такого количества гнева как прежде, и Гидеон с легкостью поймал ее. Часть соли высыпалась на пол. Чисто механически, он собрал щепотку и перебросил через левое плечо.

— Зачем? — спросил Гидеон, убирая солонку. — Я не поверил ей. Мы сами выбираем жизненный путь, а я решил не иметь детей. Кроме того, это просто какая-то романтическая ерунда. И мы не были в лунном свете…

— Заткнись, Рейнтри. — Хоуп немного постояла, с тоской глядя на перечницу, но развернулась и направилась к двери, так и не бросив ее в Гидеона. — Ты был в лунном свете прошлой ночью, — произнесла она, не оборачиваясь. — Ты определенно был в лунном свете.

— Куда ты?

Она подняла руку.

— Сейчас вернусь. Никуда не уходи.

Несколько секунд спустя все такая же бледная Хоуп снова вошла на кухню, держа в руке сумочку. Она села за стол, достала тонкий черный бумажник с водительскими правами и бросила их Гидеону. Те пролетели между ними подобно летающей тарелке, стукнулись о его грудь и приземлились на пол к ногам.

— Прочитай это и поплачь, — безнадежно сказала она.

Гидеон поднял права с пола. Фотография была менее чем лестной, как и все подобные фотографии, и все же… не слишком плохой. Но его внимание полностью сосредоточилось на имени. Читая это имя снова и снова, он с силой вцепился в права и произнес слово, непригодное для ушей маленькой Эммы.

Мунбим Хоуп Мэлори.

Глава 12

Она тысячу раз хотела поменять имя, но как только упоминала об этом при матери, начинался настоящий ад. Рейнбоу назвала дочерей Саншайн Фейф и Мунбим Хоуп. Долгие годы они были просто Санни и Мунни, пока Хоуп не подросла и не настояла на том, чтобы к ней обращались по второму имени.

Гидеон ехал слишком быстро, но Хоуп ни словом не обмолвилась о его скорости. Поскольку он поднял откидной верх своего кабриолета, она смогла пролистать папки с делами, и у них отпала необходимость разговаривать. Или смотреть друг на друга.

Несколько папок с нераскрытыми делами, не имели никакого отношения к последним убийствам. Большинство преступлений были ужасными, но без недостающих частей тела. Собрать такое количество информации было совсем нелегко, для чего задействовали множество юрисдикций и подключили массу следователей. Тем не менее, заметив значительное сходство между многими преступлениями, она ощутила беспокойство.

Если Табби была серийным убийцей, что вполне возможно, то почему нацелилась на Гидеона? Зачем пыталась убить его на набережной? В этом чувствовалось какое-то несоответствие. В отличие от других ее преступлений это было предпринято в общественном месте, да и Гидеон не походил на остальные жертвы. Разве не так? Правда, он был одинок до того, как начал с ней отношения. Может, он и сейчас оставался эмоционально одиноким? Безусловно. Их связывал только секс, что автоматически не превращало их в счастливую пару — даже не принимая во внимание события сегодняшнего утра.

Хоуп изо всех сил старалась не думать об этом. Для ее сердца было безопаснее изучать дела об убийствах, какими бы ужасающими те ни были.

Папка с информацией о жертве в графстве Хэйл была тонкой, но не бесполезной, а малое количество информации объяснялось вовсе не недостатком внимания к делу. Если верить Гидеону, шериф стремился говорить с каждым, кто мог пролить свет на убийство школьной учительницы, и, казалось, испытал облегчение оттого, что кто-то заинтересовался этим делом.

— Почему именно оно? — спросила Хоуп, спустя час после начала путешествия. — Есть другие, подходящие к нашим критериям, и как минимум одно из них находится ближе того, куда мы направляемся.

— Это меньше чем три часа езды, и что еще более важно, место преступления не повреждено, — деловито ответил Гидеон.

— Как оно может быть неповрежденным спустя четыре месяца?

— Его очистили, — объяснил он. — Но никто не поселился в доме. Это лучшая возможность поговорить с жертвой и возможно даже найти реальный ключ.

Гидеон не хотел, чтобы она ехала с ним, но когда Хоуп стала настаивать, спорил недолго. Он был подавлен из-за этого или по более личным причинам? Несомненно, он чертовски не хотел, чтобы она забеременела. Она никогда не видела, чтобы мужчина так категорично реагировал на одну только перспективу рождения ребенка. Хотя и сама не принимала идею материнства с радостью и смехом.

Казалось, он был на сто процентов уверен, что они уже зачали Эмму. Хоуп такой уверенности не испытывала, хотя рассказ о лунном свете и проклятом амулете для зачатия младенцев надолго выбил из колеи. Гидеон вынудил ее абсолютно по-новому взглянуть на невозможное. Он вызвал у нее желание открыть глаза и сердце, что она отказывалась делать в прошлом. Но ей-богу, амулет длязачатия младенца ?

Она смотрела сквозь пассажирское окно, изучая покрытый зеленой листвой пейзаж. Ей было не свойственно, познакомившись с мужчиной в понедельник, в среду вечером оказаться в его постели. Похоже, она очутилась на каком-то пике своей сексуальной активности, потому что там, где дело касалось Гидеона, Хоуп не могла себя контролировать. Что также было для нее абсолютно несвойственно. Контроль был ее вторым именем. И конечно, имя Хоуп Контрол Мэлори было для нее предпочтительнее ее собственного.

Хотя все могло быть и хуже. Мать могла назвать ее Мунбим Частити. Что бы она тогда делала?

Они были в часе, возможно, получасе езды до места назначения, когда Гидеон произнес:

— Извини, я немного погорячился.

— Взрослый мужчина, яростно рвущий на себе волосы, матерящийся и кричащий на мой живот — это ты называешь «немного погорячиться»? — спросила она без эмоций.

Гидеон шевельнул широкими плечами и заерзал на сидении, как будто автомобиль внезапно стал для него слишком тесным.

— По крайней мере, я в тебя ничего не бросал.

— Это не я сделала амулет плодовитости и оставила его лежащим у всех на виду.

— Я же сказал, что сожалею.

Она в самом деле не хотела сейчас спорить. Фактически, она вообще не хотела думать об обрисованных Гидеоном перспективах.

— Почему бы не подождать, пока мы не узнаем наверняка, действительно ли нам есть о чем сожалеть?

Прошла еще одна неловкая минута, и он ответил:

— Если ты захочешь попросить другого напарника, я пойму.

Хоуп почти фыркнула.

— Так вот в чем дело? — гневно выпалила она. — Ты не хочешь напарника, поэтому идешь на крайние меры, чтобы наверняка…

— Нет! — прервал он, потом после паузы, длившейся несколько слишком долгих секунд, добавил: — Но я в самом деле не хочу напарника.

— Тогда иди к шефу и скажи это ему, что не хочешь видеть меня своим напарником. Но не жди, что я уволюсь. Я не уволюсь, Рейнтри. Никогда.

— Он просто даст мне другого, — проворчал Гидеон.

Хоуп никогда не призналась бы в этом вслух, но ее обидело нежелание Гидеона работать с ней. Не потому что они спали вместе, или ей казалось, что между ними может быть нечто большее, а потому что очень много работала, ради того, чего достигла, и чертовски устала от мужчин, считавших, что она не может справиться со своей работой. Она никак не могла усмирить гнев.

— Зато уж точно не придется терзаться мыслями, что Майк или Чарли залетели от тебя.

Гидеон не ответил, поэтому она взглянула на него. Он почти улыбался.

— Я не думаю, что беременна, — рассудительно произнесла она, ее гнев стих. — Мы были осторожны, кусочек серебра и сны не отменяют этого факта. Суперсперма не считается.

— Может, ты и права, — ответил он, хотя было не похоже, что он в это верит.

— Даже если я… беременна… — Проклятье, было трудно произнести это слово вслух. — Это вовсе не означает, что мы должны пожениться или что-то в этом роде. — Слово «пожениться» далось еще труднее, чем «беременна». — Ты не обязан беспокоиться обо мне. — Она сказала эти слова, но у самой от них сжалось сердце. Одинокая, беременная и сама воспитывающая ребенка. А ведь она едва не призналась в любви мужчине, которого ужасала возможность быть связанным с ней ребенком.

— Эмма уже Рейнтри, — сказал Гидеон. — Я буду более чем обеспокоен.

— На самом деле, Эмма сейчас Мэлори, — ответила она. — Если там Эмма, — добавила она.

— Женщина, которая рожает Рейнтри, становится Рейнтри во всем, — кратко пояснил Гидеон.

— Я так не думаю, — ответила она, удивляясь его заявлению, но боясь спросить…

— Ты видела на что я способен, — сказал Гидеон, его голос понизился, как будто здесь находился кто-то еще, кто мог услышать. — Эмма будет обладать своими собственными способностями, поэтому у меня нет никакой возможности уйти и не беспокоиться о том, что с ней происходит.

Они знали друг друга слишком недолго, чтобы Хоуп чувствовала себя вправе обижаться на то, что он беспокоился вовсе не о ней.

— Возможно, на сей раз произойдет по-другому. Может быть, в этом случае доминирующими окажутся не гены Рейнтри. — Черт подери, она говорила о ребенке, как о свершенном факте. — Если я беременна. В чем сомневаюсь.

— Ты беременна, — кисло ответил он.

Если я беременна, — снова возразила она, — Неужели это на самом деле такое бедствие? — Ее сердце снова сжалось. Живот, тоже. Конечно, это бедствие! Пусть она и думала, что действительно влюбляется в Гидеона, но они только что встретились, у нее имелись карьерные планы, и она была уверена, что он ее не любит.

— Да!

Хоуп вновь перевела взгляд к смазанному пейзажу, чтобы спрятать лицо от Гидеона. Она не имела права обижаться на то, что он не хочет ее беременности. Плакать из-за отказа едва знакомого мужчины было реакцией девчонки.

Может быть, его взросление в качестве особенного человека было столь трудным, что теперь ему невыносимо наблюдать, как ребенок проходит тот же путь. Но он же справился! У него хорошая жизнь, он помогает людям, живым и мертвым, и максимально использует свои способности. Пусть ему в самом деле приходится многое скрывать от мира, но он не скрывал себя от нее.

Он резко развернул «мустанг» к травянистой обочине дороги, настолько удивив этим Хоуп, что она вскинула голову и впилась в него взглядом.

— Что ты делаешь?

Гидеон остановил автомобиль, но не заглушил двигатель и, протянув руку к ее коленям, схватил лежащие там папки.

— Какое из них? — спросил он, пролистывая страницы и фотографии. — Не имеет значения, не так ли? — он наугад выхватил фотографию и поднял ее. На картине лежала женщина, наполовину растянувшаяся на выцветшем диване, наполовину на полу, кровь пропитала ее платье, голова была почти отсоединена. — В этом мире есть люди, которые совершают такие вещи, — сказал он глухим голосом. — Будь это только горстка ублюдков, возможно, меня не тошнило бы от одной мысли привести невинного ребенка в мир, где подобное происходит каждый день. Каждый день, Хоуп. Что, если Эмма будет такой же, как я, и ей придется сталкиваться с ужасами смерти каждый день своей жизни? Что, если она будет похожа на Экей и ей придется видеть сны о бедствиях, которые она не может предотвратить? Что, если… — Его губы резко сомкнулись. Он не смог даже закончить свою мысль.

Разве она могла продолжать сердиться на него? Он не был ни мелочным, ни эгоистичным. Его паника основывалась на страхе и беспокойстве за ребенка, которого, по его словам, он не хотел. Хоуп подняла руку и коснулась щеки Гидеона. И потерла большим пальцем его гладкий подбородок. Он не отстранился, хотя она не исключала такой возможности.

— Ты слишком долго этим занимаешься.

— Какой у меня выбор? У меня есть способность, позволяющая останавливать плохих парней. Если я не буду делать этого, некоторые из них избегут наказания. Некоторые жертвы застрянут здесь, между жизнью и смертью. — Он посмотрел ей в глаза. — Что ты скажешь, когда маленькая девочка спросит, есть ли в этом мире монстры? Сказать «да » ужасно. А «нет» будет ложью.

Она погладила его по щеке.

— Когда ты последний раз брал отпуск, Рейнтри?

— Не помню.

— Когда мы поймаем Табби и избавимся от нее навсегда, то возьмем длинный отпуск. Мне нравятся горы.

Гидеон не признал это прекрасной идеей, но спорить тоже не стал. Он нежно положил одну руку ей на живот.

— Мне не нравится идея обладать чем-то столь ценным и бояться потерять, — тихо признался он.

— Эмма? — прошептала она.

Он поднял голову и взглянул ей в глаза.

— И ты, Мунбим Хоуп. Проклятье, откуда, черт возьми, ты взялась?

Она улыбнулась его недоумению.

— Назовешь меня Мунбим еще раз, и я пристрелю тебя.

Впервые за этот день он улыбнулся, затем наклонился и быстро поцеловал ее.

— Давай заканчивать с этим. Шериф ждет нас.

***

Гостиная, где была убита Марша Корделл, походила на комнату старой леди. Салфетки, лежащие на столах, пыльные шелковые цветы, на которые все четыре месяца после ее смерти никто не обращал внимания, старинная мебель, не гармонирующая между собой, но каким-то образом составляющая целостную композицию. В центре коврика посередине комнаты осталось большое засохшее пятно крови.

Гидеон сел перед ним на корточки, пока Хоуп и встревоженный шериф топтались рядом. Шериф нервно теребил своими крепкими руками края шляпы.

— Я и вправду надеюсь, что вы сможете нам помочь, — признался мужчина. — Мисс Корделл заслуженно являлась известным преподавателем. Ее все любили. Вернее, мы думали, что все ее любили. Чтобы сотворить такое, нужно испытывать большую ненависть. Вы видели фотографии? Ужасная картина. Никогда этого не забуду.

Мужчина все время двигался и безостановочно болтал. Шериф был взволнован и отчаянно желал получить помощь в раскрытии дела. Он хотел во всем разобраться. Хотел получить доказательства, что этот чудовищный проступок совершил чужак, а не кто-то из жителей города, и забыть о подозрениях, что знакомый или знакомая могли быть способны на подобное насилие.

Призрак Марши Корделл находился в комнате, но она притаилась в углу, до сих пор настороженная и испуганная.

— Что за человек мог сотворить такое? — продолжал шериф. — И… изнасиловать и убить такую славную женщину…

Гидеон резко обернулся. Изнасиловать?

— Она подверглась сексуальному насилию?

Шериф кивнул и сильнее затеребил края шляпы.

Итак, это не позволяло связать данное убийство с Табби. В других делах не было никаких признаков какой-либо сексуальной деятельности.

— Было бы неплохо, если бы вы упомянули эту информацию в том сообщении, которое мне прислали.

— Мисс Корделл была порядочной женщиной. Не было никаких оснований оглашать эти подробности после ее смерти. Более того, мы держим эту часть расследования закрытой. Незачем афишировать все, что случилось.

— ДНК? — решительно спросила Хоуп.

Шериф покачал головой.

— Нет. Экспертиза показала, что мужчина пользовался презервативом.

— Детектив Мэлори, — позвал Гидеон расчетливо спокойным голосом. — Не выйдете ли вы с шерифом Вебстером наружу и не посмотрите, что еще он может добавить к делу Корделл?

— Отличная идея, — отозвалась Хоуп. Шериф не хотел уходить, но когда Хоуп взяла его под руку и потянула к двери, послушно, словно был на поводке, последовал за ней.

Оставшись в зловещей комнате один, Гидеон перевел взгляд в дальний угол, где в шаре нечеткого света ждал призрак Марши Корделл. Он не сильно рассердился на шерифа, хотя эта поездка и отняла один день от его нынешнего расследования и поисков Табби. Если он очутился здесь, значит на то есть причина.

— Поговорите со мной, Марша, — тихо позвал он. — Расскажите, что с вами случилось.

Она принимала форму постепенно, шар света изменил цвет и форму, став более четким. Марша Корделл была пухленькой, симпатичной женщиной, ростом около метра пятидесяти. Длинные каштановые волосы были стянуты сзади в пучок. Она хорошо вписывалась в эту старомодную комнату.

— Вы видите меня, — промолвила она дрожащим голосом.

— Да, вижу. — Гидеон оставался спокойным и неподвижным, чтобы ненароком не спугнуть ее. — Марша, вы знаете, что мертвы?

Она кивнула.

— Я видела, как они пришли и забрали мое тело. Я кричала, чтобы они помогли мне, но никто не услышал.

— Я вас слышу.

Марша приблизилась к нему, медленно и заметно недоверчиво. Одно неверное движение, и она может исчезнуть. Она не была сердитой, как Шерри и Лили. Она была испуганной.

— Вы расскажете мне, что здесь случилось? — мягко попросил Гидеон.

— Я впустила его, не подозревая о его намерениях.

Его . Не Табби, как он и заподозрил, услышав об изнасиловании. Однако, он мог выяснить, кто изнасиловал и убил бедную женщину, а затем отправить ее дух в лучшее место. В этом смысле его поездка не будет бесполезной тратой времени.

Дух Марши Корделл вздохнул и спланировал вниз, чтобы сесть на диван в характерной для нее позе.

— Деннис всегда был таким странным мальчиком, но…

— Деннис. Вы знали его?

Мисс Корделл бросила на Гидеона испепеляющий взгляд. Без сомнения, это был тот самый взгляд, которым она заставляла учеников закрывать рты.

— Молодой человек, вы попросили, чтобы я рассказала о случившемся, и я пытаюсь это сделать.

Он не стал указывать на то, что был моложе ее всего на несколько лет и едва ли являлся молодым человеком. У нее был дух старой женщины, словно она перенесла что-то слишком суровое из этой жизни в ту.

— Прошу прощения, мэм, — с раскаянием произнес он. — Пожалуйста, продолжайте.

Она кивнула.

— Деннис Флойд — мой сосед. Семья Флойда жила рядом в течение двадцати лет. Деннис ходил в начальную школу, когда они переехали сюда, и несколько лет был моим учеником в классе английского языка. Он не был хорошим учеником, — укоризненно заметила она. — Он пришел той ночью и попросил воспользоваться телефоном. Сказал, что их телефон не работает. Конечно, я разрешила. — Ее губы сжались. — Я не замечала опасности, пока он не схватил меня и не бросил на пол как… как… — она забормотала, и ее лицо стало пунцовым. Она сохранила способность краснеть даже после смерти.

— Я прослежу, чтобы его посадили за то, что он с вами сделал, — пообещал Гидеон. — Он будет наказан и в этой жизни, и в следующей.

Она кивнула с заметным облегчением.

— Деннис должен быть наказан за то, что сделал со мной. И она тоже.

Волосы на затылке Гидеона зашевелились.

— Она?

— Женщина, которая была с Деннисом, та, которая подстегивала его. Я увидела ее не сразу. Не в моих правилах позволять незнакомым людям входить в мой дом так поздно вечером. Деннис ударил меня, связал руки и ноги клейкой лентой и оставил лежать на полу, а сам тем временем направился к двери и впустил ее внутрь. — Казалось, присутствие незнакомки в доме возмущало ее не меньше, чем учиненное над ней насилие.

— Вы не знали эту женщину.

Мисс Корделл помотала головой.

— Нет. Деннис называл ее… — Задумавшись, она сморщила нос. — Китти, кажется, или…

— Табби, — тихо поправил Гидеон.

— Точно! — Марша Корделл подняла прозрачный палец и потрясла им. — Она сидела на том стуле и наблюдала, как Деннис вытворял со мной непотребные вещи, и улыбалась. А когда я кричала о помощи, сказала, что никто меня здесь не услышит. — Фигура Марши задрожала, и она почти исчезла, как будто хотела скрыться от рассказа о своей гибели. — А еще спросила, нравится ли мне это. Спросила так, будто я всю жизнь мечтала о том, чтоб перед моей дверью возник молодой кобель и сделал из меня настоящую женщину.

— Она тоже заплатит, — сказал Гидеон. — Я прослежу.

Мисс Корделл кивнула.

— И именно она убила меня.

— Я знаю.

— Я подумала, что все наконец-то закончилось, как вдруг она наклонилась надо мной и приставила нож к животу. Она… она резала меня и наслаждалась этим. Когда ей надоело резать, она начала наносить удары и…

Гидеон слушал, как Марша Корделл рассказывает ему каждую последующую деталь того, как Деннис и Табби мучили и, наконец, убили ее. Он не хотел слушать подробности, но мисс Корделл должна была поведать их кому-то, кто мог ее услышать.

Он выслушал ее, а потом спросил:

— Вы можете рассказать мне что-нибудь об этой женщине? Вы сказали, что Деннис называл ее Табби. Он упоминал фамилию? Может быть, вы видели ее машину? Или вам запомнилось что-то, способное помочь мне ее найти?

Мисс Корделл покачала головой.

— Они ушли вместе, Деннис и та ужасная женщина.

А это, по-видимому, означало, что Деннис также был мертв. Гидеон не мог себе представить, чтобы Табби оставила в живых свидетеля.

— Время уходить, мисс Корделл, — сказал Гидеон, вставая и глядя на нее сверху вниз. — Я обещаю, что они заплатят за содеянное. Я позабочусь об этом ради вас. Двигайтесь к следующей фазе вашего существования и обретите мир. Вы этого заслуживаете.

— Вы тоже, — прошептала мисс Корделл прежде, чем исчезла.

Гидеон покинул место преступления. Если Деннис все еще жив — факт маловероятный, но не невозможный — тогда у него появится ключ к обнаружению Табби. Если бы он нуждался в конкретном доказательстве того, что этот мир непригоден для ребенка, то сейчас получил его.

Шериф Вебстер стоял у патрульной машины, все еще сжимая края своей поношенной шляпы. Гидеон оглядел заросший двор.

— Где детектив Мэлори?

— Пока мы вас ждали, она решила опросить соседей, — он кивнул на маленький белый дом дальше по дороге. Он стоял на расстоянии почти в пол километра, но тем не менее был самым близким к дому Марши Корделл. — Детектив Мэлори, кажется, подумала, что они могли видеть что-нибудь той ночью. Мы опрашивали их всех и ничего не добились, но…

Узелок беспокойства скрутил внутренности Гидеона.

— Пока мы разговаривали, появился Деннис Флойд и…

Шериф не получил возможности продолжить. Гидеон развернулся к небольшому белому дому и побежал.

***

Хоуп оглянулась на дом Корделл. Шериф, повинуясь ее совету не беспокоить Рейнтри, остался подпирать патрульную машину. Она не знала, как долго Гидеон пробудет внутри, разговаривая с призраком. Странно, как естественно звучат для нее эти слова. Разговаривать с призраком.

Если она сможет найти что-то, добавить какие-нибудь мелкие детали к тому, что он узнает, то это может помочь. Возможно, сосед видел той ночью автомобиль. Такая информация должна была содержаться в деле, но иногда при первом опросе упускаются важные факты. Даже если Гидеон выяснит, кто убил женщину, им все равно понадобится свидетель, чтобы получить ордер.

— Проходите, я налью нам по кружке чая. — Деннис Флойд был худощавым молодым человеком лет двадцати пяти с жидкими светлыми волосами и маленькими бледно-голубыми глазами. Его автомобиль и одежда знавали лучшие времена, но сам дом, казалось, был в хорошем состоянии. Переднее крыльцо, украшенное множеством глиняных горшочков с цветами, выглядело чистым.

— Родители на работе, — сообщил он, открывая перед ней дверь с сеткой. — Я привык жить не здесь, — добавил он, очевидно пытаясь произвести впечатление. — Но в период между работами приезжаю сюда. Сейчас у меня есть стабильный заработок, но родители нуждаются в небольшой помощи по хозяйству и все такое, поэтому я помогаю им.

Хоуп ступила в прохладную, затемненную гостиную. Она была чистой, но какой-то заплесневелой, словно стены за долгие годы пропитались несвежим запахом, который никогда уже не выветрится. На ее вкус, здесь царил слишком большой беспорядок. Комнату загромождало слишком большое количество безделушек, пепельниц и пыльных растений.

— Вы расследуете убийство мисс Корделл, не так ли? — спросил Деннис, проходя мимо нее.

— Да.

Он направился в кухню, и Хоуп последовала за ним. Окна здесь были распахнуты, впуская достаточно света и делая помещение более приятным, чем мрачная гостиная комната.

— Шериф сказал, что убийца был приезжим.

— Действительно? Как он это узнал?

Деннис вытащил из буфета бокалы, заполнил их льдом, затем достал из холодильника кувшин чая.

— Никто из местных не мог бы совершить такое, — ответил он приглушенным голосом, наливая в два высоких бокала охлажденный чай. — Мы все любили мисс Корделл.

— Вы видели той ночью что-нибудь необычное?

Деннис вручил ей стакан чая, затем прислонился к стойке, держа в руке свой собственный стакан.

— Нет, думаю, не видел. Шериф спрашивал, конечно, но я не вспомнил ничего, что могло бы помочь. И боюсь, не вспомнил до сих пор.

— Может быть, незнакомый автомобиль или чужак на дороге? — Деннис покачал головой, и Хоуп поставила на кухонный стол свой бокал с нетронутым чаем. Здесь не было ничего интересного, и, тем не менее, волосы на ее затылке зашевелились. — Спасибо, что уделили мне время, мистер Флойд. Если вы вспомните что-нибудь…

— Знаете, — сказал Деннис, резко выпрямляясь и отставляя свой бокал. — Теперь, когда я подумал об этом, мне кажется, что возможно там был автомобиль. Он проехал мимо, ох, примерно в одиннадцать часов или около того. И двигался как-то очень медленно.

— Что за автомобиль?

— Вычурный автомобиль, насколько помню. Спортивный и зеленый.

Хоуп улыбнулась. Деннис лгал. Но зачем? Чтобы задержать ее подольше? Он смотрел на нее похотливо, но к чему эта ложь? Просто жаждет получить внимание? Или из любопытства хочет выведать какую-нибудь информацию по делу?

Вот только действительно ли это совершенно новая информация? Как он смог рассмотреть цвет машины в одиннадцать часов ночи без уличных фонарей на узкой дороге?

— Где вы стояли, когда увидели автомобиль? — спросила она.

Деннис с минуту раздумывал, а это, по мнению, Хоуп доказывало, что он лжет.

— Я вышел из дома покурить, — сказал он.

Он считает, что она не заметила пепельницы в гостиной? У него не было необходимости выходить наружу, и она знала об этом. Но решила ему подыграть.

— Вы были на переднем дворе? — поинтересовалась она.

— Да. — Деннис кивнул. — Я курил на переднем дворе.

— Итак, если бы зеленый спортивный автомобиль завернул к мисс Корделл, вы увидели бы его.

Он тяжело сглотнул.

— Возможно, он и в самом деле свернул в ее сторону. Я не могу точно вспомнить.

— Женщина была зверски убита, а на следующее утро вы не вспомнили, что видели автомобиль, подъезжавший к ее дому? — резко спросила Хоуп.

— Меня шокировало то событие, — объяснил Деннис. — Услышать, что одна из моих любимых преподавательниц, соседка, была изнасилована и зарезана…

Хоуп как можно незаметнее переместила руку к пистолету. Пока они не приехали сюда, шериф Вебстер даже Гидеону не сказал, что Маршу Корделл изнасиловали. Он не поместил эти подробности в официальное сообщение в прессе и делал все возможное, чтобы защитить погибшую женщину, поэтому наверняка не пускал никаких слухов о той ночи.

Вздрогнув, Деннис сообразил, что допустил промах. Он ругнулся, схватил свой стакан с чаем и швырнул его в голову Хоуп. Она увернулась, в тот же миг вытаскивая оружие. Стакан пролетел мимо и разбился о дверной косяк позади нее. Вокруг разлетелись холодные брызги чая, кусочки битого стекла и кубиков льда.

Вопреки ожиданиям Хоуп, Деннис не побежал к черному ходу в надежде скрыться, а накинулся на нее и выбил из руки оружие, не дав выстрелить. Он схватил ее, и они оба скользнули на битое стекло и разлитый чай.

Борясь с упавшим на нее сверху Деннисом, Хоуп тяжело приземлилась на пол. Она попыталась поднять оружие, но он схватил ее запястье и отодвинул руку. Они сражались за пистолет, и он выигрывал борьбу. Для тощего человека Деннис оказался очень силен. Его худосочные руки скрывали крепкие мускулы, и он был безрассуден. Только отчаянный и опасный человек мог совершить такое с Маршей Корделл.

Она вспомнила о спрятанным под блузкой защитном амулете и, дерясь за оружие, подумала, будет ли от него какой-то толк конкретно в этой ситуации.

— Это она отправила вас ко мне? — запыхавшись от попыток схватить пистолет, спросил Деннис.

Неужели Деннис знал о способностях Гидеона? И решил, что призрак Марши Корделл назвал им его имя?

Деннис коленом прижал Хоуп к полу и вырвал оружие из ее руки. У нее в голове пронеслось только одно слово, неожиданное и мощное.

Эмма.

Глава 13

Гидеон бежал изо всех сил и находился уже на полпути к белому дому, когда услышал выстрел. Сердце подскочило к самому горлу.

Было достаточно тяжело разговаривать с призраками незнакомцев, людей, которых никогда не встречал при жизни, к которым никогда не прикасался и о которых не заботился. Да и видеть их мертвые тела было не легче. Но ему ни разу не приходилось смотреть в глаза подавленного и растерянного духа друга — или любовницы. Прошлой ночью и этим утром они с Хоуп достигли такой близости, о которой он раньше не смел и мечтать. Она узнала, кем он был, и все равно осталась. Она, вероятно, носила его ребенка. Наверняка, черт возьми. «Подарочек» Данте сработал как нельзя лучше, было невозможно списать появления Эммы на одни лишь фантазии.

Он не хотел видеть дух Хоуп — слишком рано потерять ее сейчас.

Эмма тоже придет к нему?

Гидеон запрыгнул на крыльцо и ворвался в дом через переднюю дверь, сжимая в руке пистолет. Его внимание привлек звук борьбы в глубине дома. Он на бегу заглянул на кухню и увидел мужчину, прижимавшего Хоуп к полу. Она держала оружие, а парень делал все возможное и невозможное, чтобы перевести дуло на нее.

Пистолет Гидеона был заряжен, но он не мог как следует прицелиться. Хоуп боролась, а это означало, что его цель была неустойчива. Гидеон ринулся на Флойда, намереваясь стащить парня с Хоуп и выбить оружие, когда она выполнила хорошо спланированный, впечатляющий прием, с помощью которого одновременно столкнула с себя мужчину, вырывала пистолет из его рук и с силой впечатала локоть в лицо Денниса. Весь маневр занял не больше нескольких секунд. Разоруженный Деннис Флойд со свистом и хрюканьем упал на спину, прикрывая руками окровавленный нос, а запыхавшаяся и раскрасневшаяся Хоуп придавила его к полу коленом.

Она вскинула голову и посмотрела на Гидеона, ее грудь глубоко и часто вздымалась, обычно аккуратно уложенные волосы были взъерошены, в глазах светились сила и гнев, но еще и испуг. Во двор въехала машина шерифа, и по тяжелым шагам было слышно, как законник прокладывает себе путь к месту действий.

Гидеон не мог отвести глаз от лица Хоуп, его сердце все еще не вернулось к нормальному ритму. Он едва не потерял ее и Эмму. Так близко подошел к тому, что ему пришлось бы хоронить их.

И был так близок к тому, чтобы попросить Хоуп выйти за него замуж и никогда больше не спускать с нее глаз, когда неуклюжий шериф ввалился в дом.

Хоуп встала, и Гидеон с готовностью занялся Деннисом. Он поставил ничтожество на ноги и пришпилил тощего ублюдка к стене.

— Оу. Поосторожнее с моим носом, — извиваясь, сказал мужчина. — Кажется, она его сломала.

Гидеону потребовалось все самообладание, чтобы зачитать Деннису его права. Поскольку здесь он находился вне своей юрисдикции, то попросил шерифа повторить процедуру. В данный момент против Денниса не было улик, но Гидеон был абсолютно уверен, что это ничтожество, этот мелкий монстр, не сможет улизнуть.

— Я знаю, что ты сделал, — приглушенно сказал Гидеон.

— Я… Я ничего не делал, — возмутился Деннис.

— Меня заботишь не ты, мелкий гаденыш. — Гидеон сильнее прижал Денниса к стене. — Шериф прекрасно позаботится о тебе после моего ухода. Мне нужна Табби.

Прежде чем ответить, Деннис пару раз с трудом сглотнул.

— Не знаю я никакой Табби. — Лгуном он был никудышным.

— Прекрасно. Не рассказывай. Когда она узнает, что я был здесь, а она обязательно узнает, думаю, Табби нанесет тебе визит. Ты видел ее работу и знаешь, чего ожидать, когда она тебя достанет. — Он наклонился ближе, так, что его рот оказался рядом с ухом Дениса, и прошептал: — Она ведь любит свой нож, не так ли? Я встречал многих убийц, предпочитавших лезвие огнестрельному оружию, но никогда не видел никого, кто наслаждался бы своими действиями так, как Табби. Интересно, какой сувенир на память она заберет у тебя, ничтожество? Какую часть тела откромсает в напоминание о тебе?

— Я встретил ее только в тот день, — быстро произнес Деннис писклявым голосом. — Я заехал на заправку залить бензина и купить выпить чего-нибудь прохладительного, а она подошла ко мне и сказала, что знает, о чем я думаю. Но я ни о чем не думал, — оправдывался Деннис. — Это она вложила свои мысли мне в голову.

— Плохие мысли, — сказал Гидеон, немного отступая.

Деннис кивнул.

— Верно, я всегда думал, что мисс Корделл была слишком спесивой, считала себя лучше других…

— И хотел поставить ее на место, да? — Гидеон снова сильно прижал Денниса к стене. — Хотел показать ей, кто здесь босс.

Деннис попытался кивнуть, но поскольку Гидеон сжимал ему горло, сделать это оказалось не так-то просто. Рейнтри хотел убить подонка голыми руками и мог это сделать. Мог пристрелить ублюдка или свернуть ему шею даже не смотря на наблюдавших за ним Хоуп и шерифа, а еще лучше поджарить его задницу и не оставить от Флойда ничего, кроме пыли. Ему всего-то нужно было позволить гневу проявиться в мощном ударе электричества. Он всегда изо всех сил старался скрыть свои способности, всегда сдерживал себя, когда кто-нибудь находился поблизости. Эта осторожность помешала ему остановить Табби, когда появилась такая возможность, и она же не позволяла использовать свой дар на многих убийцах, когда те, наконец, оказывались в его руках. Но сейчас, когда его сердце все еще глухо билось, а ужас перед немыслимыми событиями, которые могли произойти по вине этого мерзавца, был слишком реальным, Гидеон вообще не чувствовал себя осторожным. Он выпустил маленький заряд электричества и прошиб им тело Денниса.

— Ох! Что это?..

Он повторил процедуру, и Деннис задрожал. Гидеон все еще пребывал в ярости и с легкостью мог спалить этого субъекта, бессмысленно занимающего место на земле и зря тратившего воздух. Мстя за Маршу Корделл. За Хоуп и Эмму. Но он не сделал этого. Какой бы привлекательной в данный момент не казалась эта идея, он не позволил своему гневу превратить его в такого же человека, за которыми он охотился всю свою взрослую жизнь. О Деннисе позаботятся шериф и система. А если нет, то он всегда может вернуться.

— Расскажи все, что помнишь о Табби, — приказал он.

***

Если не считать несколько телефонных звонков, поездка домой прошла в молчании. Благодаря сочетанию слабого сигнала здесь, в глубинке, и непредсказуемому электрическому воздействию Гидеона, его сотовый работал с ужасными помехами, поэтому он, в конце концов, вручил телефон Хоуп, и звонками занялась она. Чарли приступил к поискам автомобиля, на котором, по словам Денниса, ездила Табби. Им все еще была неизвестна ее фамилия, но возможно они смогут выяснить ее с помощью автомобиля.

Хоуп почти смирилась с мыслью, что возможно, только возможно, она действительно беременна. В тот момент, когда ей грозила смерть, когда ее едва не застрелили из собственного пистолета, ребенок — или, по крайней мере, возможность иметь ребенка — казалась очень реальной. Она поняла, что сделает все, лишь бы защитить Эмму. Какая насмешка судьбы. Хоуп никогда не ощущала в себе присутствия материнской жилки! Ей нравилось быть тетей, навещать племянников и уезжать, как только те становились слишком шумными или капризными. Но быть матерью… Она не думала, что готова к этому, но возможно, все-таки готова. Возможно.

Когда они добрались до дома Гидеона, уже совсем стемнело. Чарли так и не отзвонился по поводу автомобиля Табби, но поскольку они располагали только именем, которое, может, даже не было настоящим, его задача потребует времени. Гидеон въехал в гараж и, пока дверь медленно закрывалась, выключил двигатель. Он не стал выходить из машины, а остался сидеть на месте, уставившись в пространство и опираясь руками на руль.

Хоуп тоже осталась внутри.

— Хочешь, чтобы я собрала вещи и уехала? Я знаю, вернуться прямо сейчас в мамину квартиру не лучшая идея, но можно…

Гидеон перегнулся через рычаг, положил руку ей на затылок и притянул к себе для поцелуя. Он целовал ее не как мужчина, который хочет от нее избавиться. На самом деле, она была совершенно уверена, что он никогда не целовал ее иначе, чем так, будто хотел поглотить ее, осторожно, но полностью. Когда поцелуй закончился, он не стал убирать руку.

— Марша Корделл рассказала мне о каждой мерзости, которую этот ублюдок с ней проделал. Сначала она не хотела говорить о своей смерти, но начав, казалось, почувствовала облегчение. Она рассказала мне все, каждую тошнотворную деталь, а потом я выхожу наружу, и шериф говорит: «О, детектив Мэлори вон там разговаривает с Деннисом Флойдом».

Гидеон, подражая шерифу, произнес последнюю фразу гортанно, картаво и протяжно, и Хоуп тихонько рассмеялся. Но быстро остановилась.

— И я не мог бежать достаточно быстро, — сказал он глубоким, приглушенным голосом.

— Я не пострадала. — Получила несколько синяков, сильно испугалась, но не пострадала.

— В этот раз, — ответил он, поглаживая ее щеку большим пальцем. — Но будет следующий. Будет другой Деннис, другая борьба, другой выстрел, который заставит мое сердце выскочить из груди. Защитные амулеты помогают, они дают тебе шанс, и я могу быть уверен, что на твоей шейке всегда есть свежий. Но они не пуленепробиваемые щиты и не могут заставить плохих парней вроде Денниса Флойда исчезнуть. Черт возьми, Хоуп, я хочу, чтобы ты жила, сидела дома, готовила печенье, нежилась на балконе под солнцем, растила детей и…

— Детей? — прервала она. — То есть больше, чем одного?

— Если мы поженимся, то вполне можем…

— И что же случилось с миром, который слишком отвратителен, чтобы привести в него ребенка? — спросила она, немного запаниковав от нарисованной Гидеоном картины.

— Мы не можем вернуться в прошлое и исправить то, что уже сделано. Зато можем подарить Эмме братьев и сестер.

— Подожди-ка минуту…

— Я еще не спросил, выйдешь ли ты за меня замуж, не так ли? — он продолжал ласкать большим пальцем ее щеку.

— Нет, не спросил, — прошептала она.

— Выходи за меня.

Хоуп облизнула губы.

— Это определенно не вопрос. Это больше похоже на приказ.

Из горла Гидеона вырвался короткий стон разочарования. Она знала, что ему это давалось нелегко, но для нее тоже. Он говорил о браке, детях и постоянстве. А ведь неделю назад она даже не знала о его существовании.

— Хорошо, — сказал он. — Пусть будет по-твоему. Тывыйдешь за меня?

— А ты дашь мне немного времени подумать? — спросила она, испуганная, взволнованная и ошеломленная. — Для меня это слишком неожиданно.

— Нет. Сейчас у тебя есть возможность узнать, каким я могу быть нетерпеливым. Я хочу получить ответ сейчас же.

Было слишком легко поддаться тем ощущениям, которые вызывал в ней Гидеон. Уступить поцелуям, прикосновениям и обещаниям большего. Мечтам о нем, об Эмме и множестве младенцев.

— Знаешь, я никогда не планировала остепениться, завести детей и полностью посвятить себя материнству.

— Так составь новые планы.

Если его слова о том, что она станет Рейнтри — правда, а у нее не было причин в этом сомневаться, то новые планы ей определенно понадобятся.

Он не отодвинулся, а остался рядом. Слишком близко. Его рука на ее шее была теплой, сильной и успокаивающей, но она не могла забыть, что всего несколько часов назад он испугался одной мысли, которую теперь представлял как решенное дело.

— Если я сейчас скажу «да», у тебя, вероятно, случится приступ паники.

— Если ты скажешь «да», я займусь с тобой любовью прямо здесь и сейчас.

— В автомобиле?

— Точно.

— На этих неудобных сидениях?

Он утвердительно забормотал.

Хоуп обняла Гидеона за шею и слегка коснулась губами его губ.

— Я должна это увидеть.

***

— Кажется, во мне что-то сломалось, — пробормотал Гидеон, водя носом по шее Хоуп. Она рассмеялась. Ему нравилось, когда она смеялась над ним.

— Секс на автомобильных сиденьях был твоей идеей, не моей.

— Это лучше. — «Это» было его кроватью, его женщиной и отсутствием всякой одежды. Это было нежностью и страстью, смелостью и осторожным исследованием. Это было дрожью их тел и затрудненным дыханием. Тем, как Хоуп трепетала и стонала от его прикосновений. Тем, как прикасалась к нему, как желала его.

Он раздвинул бедра Хоуп и мягко заполнил ее. Но не слишком мягко.

— Кажется, ничего не сломано, — мечтательно протянула она, закрывая глаза и выгибаясь.

Поскольку он был убежден, что Хоуп уже беременна, они не воспользовались презервативом. Ни в автомобиле, ни сейчас. Они были обнажены и сердцем, и душой, и телом и стали настолько близки, насколько он никогда не надеялся. Хоуп хотела быть его партнером и была им. Во многих смыслах этого слова. Во всем. Он даже и не мечтал испытать такое.

Эмма говорила, что она всегда была его, во всех жизнях. Возможно, то же самое относилось и к Хоуп. Не по этой ли причине его так явно и сильно влекло к ней? Не потому ли он так быстро перестал видеть в ней незнакомку?

Они кончили одновременно, и Хоуп крепче прижала его к себе. Он наслаждался сокращениями ее тела, а когда все замедлилось, она продолжила покачивать бедрами и сжимать его в объятиях.

— Я люблю тебя, — сказала она, в ее голосе слышалось изнеможение, смущение и ласка, потребность в нем, которой она не ожидала.

Ответные слова трепетали на губах, но Гидеон сдержался. Он мог любить ее без слов: защищать изо всех сил, дать ей детей и постараться, чтобы она никогда не захотела ничего другого. Да, она, бесспорно, принадлежит ему, но это не значит, что он готов рисковать. Он даже не уверен, будто знает, что такое любовь, но твердо убежден в правильности происходящего. Этого было достаточно. Сейчас.

Подыскивая подходящие для ответа слова, он вдруг услышал трель легкого детского смеха. Девичье хихиканье, потом вздох и очень тихое:

— Скажи, что ты тоже, папочка. — Если Хоуп и услышала это, то никак не отреагировала.

Ему следовало бы возмутиться или, по крайней мере, удивиться. Но он не ощутил ни того, ни другого.

— Кажется, наша дочь обманула нас, — сказал он, убирая с лица Хоуп черный локон ее волос.

Ее глаза распахнулись.

— Обманула? Как?

— Ты не забеременела вчера вечером, — ответил он, вопреки всему чувствуя, что прощает Эмму. Возможно потому, что все еще находился внутри Хоуп, удовлетворенный, благодарный и счастливый.

— Нет?

— Нет. Ты забеременела сейчас. Прямо сейчас. Вернее, процесс идет сейчас. Зачатие не происходит мгновенно…

Хоуп погрузила пальцы в его волосы и притянула для глубокого, долгого поцелуя. Видимо она тоже чувствовала, что прощает.

— Я знаю механизм зачатия, Рейнтри.

— Все еще хочешь выйти за меня?

Она ответила не колеблясь:

—, Хочу.

Все еще любишь меня? Он не задал этот вопрос. Вероятно, он тоже должен признаться ей в любви или хотя бы небрежно бросить «я тоже». Но он этого не сделал. Он чувствовал, что для этих слов еще придет время.

Хоуп погладила его волосы и обхватила своей длинной ножкой, соединяя их еще крепче, потом провела ногой вверх и вниз по его ноге.

Он приподнялся, чтобы взглянуть на нее.

— Не хочу, чтобы это прекратилось.

Она закрыла глаза и прижала его к себе как можно ближе.

— Не позволяй этому случиться. Пожалуйста.

К этому нечего было добавить, поэтому они лежали там, переплетенные, ласкающие друг друга и довольные. Он редко был так доволен.

— То, что ты сказал сегодня, — быстро и немного сконфуженно начала Хоуп. — Я думала над этим.

— А что я сказал? — Так много… но недостаточно…

Она провела пальцами по его шее.

— Монстры.

— О. — Не об этом он хотел говорить в настоящий момент.

— Если в мире есть монстры…

— Есть, и ты это знаешь, — прервал он.

Если есть, — снова перебила она.

Гидеон уткнулся носом в ее шею и поцеловал. Сейчас было не время для споров.

— Моя мать всегда говорила о равновесии. О природном равновесии, о равновесии мужского и женского начала, даже добра и зла. Я обычно отрицала это вместе со всем остальным, но теперь ее убеждения начинают приобретать для меня смысл. И когда ты заговорил о монстрах, я подумала… если уйдет хорошее, то где мы окажемся?

— Что же является таким хорошим?

— Ты, — без колебания ответила она. — Мы. Эмма. Любовь. Я думаю, за это стоит бороться. Думаю, это стоит эпизодических битв с монстрами.

Он боролся с монстрами, потому что это было его призвание. Его судьба. Он не хотел, чтобы его семья боролась вместе с ним, но, очевидно, такова цена, которую ему придется заплатить за их благополучие.

***

Табби сидела в своей квартире и тщательно изучала лежащий на кухонной стойке пакет. Она не любила бомбы. Мало того, что они непредсказуемы, но еще и лишают возможности приблизиться и насладиться ужасом жертвы. В одну минуту они живы, в следующую — мертвы. Ни тебе власти, ни сувениров.

Но сейчас она не могла позволить себе быть привередливой. Время стремительно истекало.

Она не может проиграть. Пусть она упустила Экей, но Гидеон, по мнению Сила, более важная птица. Он следующий претендент на место дрэнира, член королевской семьи. Он сильный Рейнтри, и расправиться с ним необходимо. А до Экей она доберется в ближайшем будущем.

Эта бомба не убьет Рейнтри, но выманит на открытое пространство. Туда, где будет поджидать Табби.

Возможно, Сил все-таки посчитает ее миссию проваленной, поскольку она отошла от первоначального плана и не убила первой Экей. Будь ее кузен кем-то другим, она просто сбежала бы. Изменила бы внешность, имя и взялась за старое. Упражняться таким образом доставляло большее удовольствие, чем она предполагала. Это была большая страна с кучей одиноких, никому не нужных людей и ничтожных садистов-мужчин, которые сами никогда не отважились бы действовать, зато замечательно заводились, когда их к этому подталкивали.

Табби очень хорошо умела подталкивать. Если Сил не убьет ее за промах с Экей, то после сражения она продолжит свое занятие. Возможно, он будет так доволен актом, который она собирается предпринять, что простит ее.

Как только она предоставит Силу голову Гидеона Рейнтри — к сожалению, образно говоря — все наладится.

***

Проснувшись в одиночестве, Хоуп на мгновение решила, что ей все померещилось: Эмма, Деннис, автомобильные кресла и то, как она по-дурацки произнесла «я люблю тебя». Все это было сном.

Но она достаточно быстро поняла, что все это действительно случилось. Шторы раздвинуты, значит, Гидеон вышел на балкон или спустился к берегу. Поскольку сейчас было утро, никакого светового шоу не предвиделось. Жаль.

Она пошла в ванную, почистила зубы и надела одну из старых футболок Гидеона. Та свисала ей почти до колен. Он уже сделал себе кофе — четверть чайника была пустой — она налила чашку и присоединилась к нему на балконе. Несколько человек уже прогуливались по берегу, опуская ноги в песок и нежные волны.

Гидеон стоял у перил, глядя на океан, как будто черпал из него силу. Возможно, так он и делал. Она еще столького не знала о мужчине, в которого влюбилась. Вчера вечером они смеялись и занимались любовью, но сегодня утром он снова стал серьезным. Его лицо выглядело таким твердым и суровым, словно было высечено из камня.

Она знала сердце, которое скрывалось под этой решительной внешностью. Твердое? Иногда. Суровое? Да, когда не следовало прощать. Черствое? Никогда.

— Что случилось? — спросила она, встав рядом и облокотившись на поручни.

Он не стал ходить вокруг да около.

— Я хочу, чтобы ты оставила работу, но думаю, ты не согласишься.

— Ты прав, — ответила она. — По крайней мере, не в ближайшем будущем. Мне понадобится время, чтобы приспособиться к переменам. Все произошло слишком быстро.

— Это еще мягко сказано.

Она склонила голову к его руке и замерла, наслаждаясь видом океана.

— Я полицейский, точно так же, как и ты, Гидеон. Я не могу бросить работу ради детей, вязания и готовки, пока ты будешь делать то, что делаешь. Полицейские, как и все остальные, вполне могут иметь детей. У нас все получится.

— Ты заговариваешь мне зубы.

— Привыкай.

— Почему я должен привыкать, когда у меня более чем достаточно денег, чтобы ты могла не работать?

— Если бы деньги имели к этому какое-то отношение, ты бы тоже не работал. Мы делаем это не только из-за зарплаты.

Его губы немного сжались, затем он продолжил:

— Я знаю, ты полагаешь, будто ничем не отличаешься от любого другого полицейского, но это не так. Ты моя, и я не хочу тебя потерять.

— Я упрямая, — ответила она.

— Ты хрупкая.

— Нет, — не сдавалась она.

— Драгоценная вещь всегда хрупкая.

Она не смогла ответить немедленно, поскольку от этого утверждения у нее перехватило дыхание. Она никогда не ожидала услышать от него слово «драгоценная» , и все же он использовал его, пусть и неохотно.

Как будто пытаясь отвлечь ее мысли от этого предмета, он добавил:

— В самом начале я стал спать с тобой, чтобы ты попросила перевода.

— Знаю, — беззлобно ответила она.

— Мы просто подняли ставки, Мунбим. Ты больше не можешь оставаться моим напарником, а кому-то другому я тебя не доверю.

Хоуп сделала глоток кофе.

— Давай не будем спорить, не сегодня.

Каменное выражение его лица немного смягчилось.

— Кажется, ты говорила, что я занятный, когда злюсь.

Она рассмеялась.

— Так и есть. И все равно не хочу с тобой сегодня спорить.

— Почему нет?

Правда. Ничего кроме правды.

— Потому что сейчас я чувствую себя слишком хорошо и не хочу это испортить.

Он обнял ее одной рукой.

— С рождением ребенка Рейнтри приходят кое-какие способности. Ты станешь быстрее выздоравливать, дольше жить, меньше болеть. У тебя и наших детей, каких только мы ни родим, будут защитные амулеты, я прослежу за этим. И тем не менее, если бы я мог, то запер бы тебя в таком месте, где ты всегда была бы в безопасности. В месте, где никто никогда не сможет навредить тебе или Эмме.

— И где же это место, Гидеон?

Он не ответил, потому что на этот вопросне было ответа: такого места не существовало.

— Кроме того, — сказала она, — Я должна помочь тебе упрятать за решетку Фрэнка Стайлза. Знать, что это он — прекрасно, но нам нужны доказательства.

Он, казалось, с готовностью перевел беседу на дела. Его работу по поимке чудовищ.

— Ничего нет. Он сжег дом дотла после того, как убил Джонни Рэя Блэка. У нас нет никаких доказательств.

— Тогда нам нужно чистосердечное признание или свидетель.

— Их я также не сумел получить.

Она улыбнулась ему.

— Ты еще не дал мне шанса попробовать. Мне очень хорошо удается добиваться признаний.

Он почти улыбнулся.

— Держу пари, так и есть.

Она пристально вглядывалась в океан, впитывая его красоту, как будто тоже могла буквально насыщаться его мощью через кожу. Как могло это место так быстро стать для нее родным? Но дело было не в доме и не в пляже. Гидеон. Гидеон Рейнтри стал ее домом.

Это была странно успокаивающая и одновременно пугающая мысль, подобно перспективе материнства и всему, что ей сопутствует.

Глава 14

Полдень субботы

Они не нашли никакой информации об автомобиле Табби. Гидеон оставил Чарли копать дальше, надеясь узнать хоть что-то полезное, а сам направился в мотель.

Комната, где погибла Лили Кларк, была опечатана. Со дня ее смерти здесь не было никого, кроме криминалистов. Дух парил в углу комнаты, непрозрачный и сердитый.

Хоуп утверждала, что не наделена абсолютно никакими сверхъестественными способностями и, тем не менее, стоя позади него, потирала руки, как будто в столь теплый день спасалась от озноба. Она ощущала здесь гнев и печаль, чувствовала все еще витавшую тут жестокость.

— Вы сказали, что доберетесь до нее, — выпалила Лили настолько разъяренно, что ее образ замерцал.

— Я работаю над этим, — тихо ответил Гидеон.

Хоуп слушала, держась позади него на расстоянии пары шагов. Он вынужден был признать, что приятно не скрывать свои способности. И удобно иметь возможность говорить с Лили, не придумывая всякие хитрости, чтобы заставить напарника покинуть комнату, или не притворяясь, будто разговариваешь сам с собой.

— Табби провела в этой комнате много времени, — тихо произнесла Хоуп. — Знать, что она убила Лили Кларк уже хорошо, но нам нужны вещественные доказательства. Здесь должно что-то остаться. Хоть какие-то улики.

— Она осторожна, — сказал Гидеон, подходя к краю кровати.

— Она оставила волос на месте убийства Шерри Бишоп. Оставила свидетеля при убийстве Марши Корделл, это очевидная небрежность. Здесь тоже что-то должно быть. — Хоуп вошла вглубь комнаты. — Техники обнаружили лишь несколько волокон, которые, валялись тут, наверное, уже давным-давно. Это точно не самый чистый мотель в городе. Табби могла дотронуться до какой-то поверхности, которую потом забыла вытереть, или что-то оставить или…

— После того, как я умерла, она приняла душ, — тихо сказала Лили, ее гнев развеялся. — Она вся с ног до головы перепачкалась в моей крови. Ее лицо, волосы и одежда… Мне кажется, ей это нравилось…

— А что она сделала с окровавленной одеждой? — спросил Гидеон.

— Не знаю.

Гидеон кивнул Хоуп.

— Сегодня сотовый для меня почти бесполезен. — Завтра настанет день летнего солнцестояния, и его электрические волны проявлялись сильнее, чем обычно. — Позвони Чарли и договорись, чтобы он заставил техников проверить слив душа. Сегодня. — Решительно добавил он.

Хоуп вытащила свой сотовый и набрала номер, Гидеон подошел ближе к слишком плотному образу Лили Кларк.

— Вы можете найти для нас эту одежду, — сказал он. — Ваша кровь является частью вас, и она находится здесь. Если вы сконцентрируетесь, то сможете найти ее. Не могу гарантировать, что эта одежда приведет нас к убийце, но такое не исключено.

— Я не знаю, как это сделать, — прошептал призрак.

— Вы можете увидеть теперь гораздо больше, если попробуете. Думайте о той ночи. Вспоминайте, что случилось после. Вы наблюдали, как Табби вышла за дверь…

— Да, — прошептала Лили. — Я кричала на нее, но она меня не слышала. Пыталась остановить ее, но не могла.

— Она принесла сменную одежду с собой? Достала ее из сумки или…?

— Она переоделась в мое любимое платье, — заскулила Кларк. Кажется, она видела в этом еще одно оскорбление. — Какая наглость!

— Что относительно ее одежды, в которой она вас убила? Уехав, она забрала ее с собой?

Лили вздернула подбородок и мысленно вернулась к той ночи, хотя, несомненно, ничего не хотела больше, как забыть об этом. Возможно, когда все закончится, она сможет забыть и пойдет дальше. Нет нужды нести с собой в вечность такие болезненные воспоминания.

— Нет, — задумчиво ответила она. — Она взяла с собой только сумочку, в которой лежал нож, вымытый и завернутый в одну из моих ночных рубашек, и там не было места для одежды. Она любит этот нож, — добавил дух. — Она прикасалась к нему так, будто он живой.

Гидеон повернулся к Хоуп, только что закончившей телефонный разговор.

— Одежда где-то здесь.

— Комнату обыскивали, — ответила она.

Гидеон вошел в ванную.

— Лили, Табби выносила окровавленную одежду из ванной? После того, как приняла душ, она вынесла одежду?

Призрак покачал головой, и Гидеон посмотрел на потолочную плитку.

***

Чтобы получить веские доказательства из одежды и полотенца, найденных Гидеоном за потолочной плиткой, понадобится несколько дней, но это был шаг вперед. Они не ожидали, что на одежде Табби вышито ее имя и адрес, но, по крайней мере, у них появилось что-то конкретное, откуда непременно удастся извлечь ДНК. Теперь нужно упрятать Табби за решетку, и состязание будет закончено.

Из Денниса Флойда, запертого в тюрьме графства Хэйл и все еще дрожащего от одной мысли, что Табби найдет его, они выудили только описание транспортного средства, поиски которого зашли в тупик. В Северной Каролине ни один синий «таурус» не был зарегистрирован на кого-либо по имени Табби или Табита и ни на какую Кэтрин тоже. Они могут начать перебирать всех женщин, но, проклятье, это будет длинный список.

Хоуп не думала, что Табби даст им много времени, прежде чем снова нанесет удар.

Гидеон пристроил «мустанг» на стоянку перед «Серебряной чашей», и Хоуп наклонилась, чтобы быстро поцеловать его.

— Будь здесь в семь, если сможешь, — сказала она и улыбнулась. — Санни лучший повар, чем я, поэтому тебе нужно научиться пользоваться возможностью вкусно поесть, когда выпадает такой шанс.

— Мы собираемся рассказать им новости после персикового коблера? — спросил Гидеон.

— Пока нет. — Хоуп не знала, как сказать матери и сестре, что она собирается замуж за человека, с которым познакомилась в понедельник. И всему тому, что касалось Эммы, тоже не было никакого логического объяснения. Хотя ее мать никогда не требовала логики.

Гидеон кивнул, явно испытывая облегчение. Скорее всего, он тоже еще не готов к объяснениям.

— Вернусь к семи. — Он собирался в участок, чтобы помочь Чарли с поисками транспортного средства, все еще не в силах махнуть на это рукой. Не в силах отдохнуть. Видимо, ей придется научиться с этим жить.

— Точно не хочешь, чтобы я пошла с тобой?

— Сегодня суббота, и тебе нужно немного побыть с сестрой до ее отъезда.

— Да, мы же партнеры, а не сиамские близнецы. — Тогда почему она ненавидела саму идею смотреть, как он уезжает? Табби на несколько дней притихла. Возможно, даже вероятно, что она покинула город после того, как ранила Гидеона. Если у нее в голове есть мозги, она сбежала той же ночью. Гидеон видел ее, равно как и Хоуп. Но Хоуп сильно сомневалась, что мозги Табби работают хоть в какой-то мере логически, однако, всякое возможно.

Даже если Табби все еще оставалась поблизости, Рейнтри может позаботиться о себе. Собственно, как и она. У них обоих есть защитные амулеты, оружие и инстинкты, более острые, чем у среднестатистического человека. Ее глаза переместились к зданию через улицу.

— Они все еще там, — сказал Гидеон.

— Как долго они там пробудут?

— Пока мы не поймаем Табби или не получим доказательства ее отъезда.

— Я бы предпочла поймать ее.

— Я тоже.

Гидеон снова поцеловал Хоуп, и она вышла из «мустанга». Как часто случалось по субботам, «Серебряная чаша» была переполнена потенциальными покупателями. Туристы и местные жители внимательно разглядывали выставленные на продажу предметы, некоторые прогуливались по комнате. Медитация, лечение вибрацией… вещи, которые Хоуп всегда отрицала как абсурд.

Сегодня она смогла посмотреть на посетителей магазина новыми глазами. Возможно, они знали что-то, чего не знала она. Может, они, как и Гидеон, видели, слышали или прикасались к вещам, которые были скрыты от нее.

Перевернутый вверх тормашками мир оказался не так ужасен, как она думала. Фактически, она находила его более комфортным, чем считала возможным.

***

Табби стянула с плеча большую сумочку-кошелек и спрятала ее за витрину с медными колокольчиками, частично прикрытую книжной стойкой. Этот угол был переполнен товарами и в настоящий момент безлюден.

В другой раз она не провела бы в подобном месте ни секунды дольше, чем было необходимо. Здесь люди искали позитивную энергию и были, в основном, мирные и спокойные. Табби не испытывала никакой власти, находясь в их компании. Не получала никакой радости, и, откровенно говоря, это место заставляло ее немного нервничать. Однако она не могла, едва войдя в магазин, положить бомбу и тут же выйти, поэтому ей пришлось изображать заинтересованность товарами.

Она посмотрела на дверь, когда та открылась со звоном колокольчика, и улыбнулась, увидев, как вошла женщина Рейнтри. Хорошо, это станет приятным бонусом.

И хотя женщина-полицейский преследовала ее на набережной, Табби не боялась быть узнанной. Она надела короткий темный парик, маскирующее фигуру мешковатое платье и наклонилась, чтобы уменьшить свой рост. В ней не осталось ничего узнаваемого, даже если детектив обратит на нее внимание. В любом случае эта женщина даже не ощутила подозрения. В данный момент детектив была счастлива на грани рассеянности.

Табби чувствовала это счастье так же, как могла чувствовать смятение и ужас, но она не получала от него ни удовольствия, ни силы. Но она хотя бы получала радость от понимания того, что это счастье будет недолгим.

Она вышла, оставив свою сумку.

***

Трудно помогать, когда от компьютеров нужно держаться подальше, но Гидеон попробовал. Он просматривал отчеты о транспортных средствах, которые распечатал Чарли, и фотографии на водительских правах, пока все они не начали расплываться. Возможно, все-таки Табби звали не Табби. А может, автомобиль был украден в другом штате и к настоящему времени уже возвращен или сгорел. Какой бы ни была причина, он ничего не достиг.

Поблагодарив Чарли и пообещав устроить вечеринку в доме на берегу, он отослал его домой, после чего сел разбирать незакрытые дела об убийствах, которые могли не иметь отношения к Табби. Некоторые дела сразу отпали. Убийцы обычно не были семи пядей во лбу и оставляли за собой множество улик. Табби, если это действительно ее имя, так не поступала. Она протирала дверные ручки и следов за собой не оставляла. Деннис Флойд, окровавленная одежда в гостинице и пара волосков — вот и все, что они имели. И ни от чего из этого не будет прока, если — до тех пор — пока ее не поймают. Когда она будет поймана, им хватит улик, чтобы избавиться от нее навсегда.

Зазвонил сотовый, и, поскольку рядом не находилось никого, кто мог бы ответить вместо него, Гидеон сделал это самостоятельно. На телефоне высветился номер Шарлотта, а это, вероятно, означало, что звонила Экей. Наверное, хочет узнать, безопасно ли вернуться домой. И наверняка возмутится, когда он скажет «нет».

На линии было так много помех, что он едва слышал голос кузины. Она явно пребывала в неистовстве, и он ясно услышал одно слово. Видение . Он попросил ее перезвонить на офисный телефон. Очевидно, видение ее напугало. Он уже сотню раз успокаивал Экей после тревожащих пророчеств.

Гидеон не мог не жалеть ее. Он-то, по крайней мере, может хоть что-то сделать с помощью своих способностей. Множество раз ему казалось, что этого недостаточно, но он действительно ощущал разницу — Экей была не в состоянии помочь людям, не объявив открыто о своих способностях. Но Рейнтри никогда не рассказывали о своих способностях. Кроме того, как можно остановить бедствие, если предупреждение всегда приходит непосредственно перед самим происшествием? Иногда даже за пару минут. Как правило, не раньше, чем за час. Возможно, если бы она начала совершенствовать свои навыки, то предупреждения стали бы приходить с большим запасом времени, но Экей определенно не развивала свой дар.

Если таланты Эммы примут такой же печальный поворот, захочет ли он, чтобы она развивала их, зная, что каждое видение будет заполнено ужасом?

Телефон на его столе зазвонил, и он ответил:

— Рейнтри.

— У меня был сон, — без предисловий сообщила Экей. — Я просто… заснула на кушетке, ну ты знаешь, и появилось это видение. Я не понимаю его, Гидеон. Оно не похоже на другие.

— Расскажи о нем, — сказал он, оставаясь спокойным.

— Я видела взрыв. Не могу сказать где, но там были люди, — прерывисто продолжила она глухим голосом. — Много людей. Они не знали, что произойдет. В одну минуту все были счастливы и смеялись, а в следующую… Было так много крови и огня, люди кричали…

Скорее всего, они уже не успеют помочь, но он был обязан пробовать.

— Успокойся и вспомни. В видении должен содержаться намек на то, где произойдет взрыв. Просто глубоко вздохни и иди туда, Экей. Ты можешь это сделать. — Хотела она или нет, но она могла это сделать.

Он услышал, как она глубоко вздохнула.

— Чепуха какая-то, — отозвалась она, лишь немного спокойнее. — Это были не только люди, Гидеон. То есть, там было много раненых и горевших людей. Но взорвалось еще и солнце, большая яркая радуга увяла, и от нее ничего не осталось, а луна разбилась на миллионы крошечных осколков…

— Я знаю, что это означает! — Гидеон бросил трубку, снова поднял ее и набрал номер «Серебряной чаши». В обычной ситуации он бы уже бросился бежать, но с его проклятого сотового позвонить будет невозможно. Не сегодня. Он не мог рисковать тем, что звонок прервется, или тем, что Хоуп не сможет его понять. Трубку взяла Рейнбоу, и его сердце почти вернулось в нормальный ритм. Еще не слишком поздно.

— Это Гидеон. Я должен поговорить с Хоуп.

— Хоуп где-то здесь, — неспешно отозвалась Рейнбоу Мэлори. — Я только что видела, как она смотрела на новый…

— Это срочно, — прервал Гидеон. — Я хочу, чтобы вы всех вывели из магазина.

— Но…

— Сейчас же.

Он очень не хотел делать этого, но у него не оставалось иного выбора.

— В вашем магазине заложена бомба. — После чего швырнул телефонную трубку и выскочил из офиса. Ему необходимо было сделать другие телефонные звонки, но придется обойтись сотовым, с помехами или без.

***

Сидя у окна в кафе, расположенном напротив «Серебряной чаши», Табби пробормотала проклятие, заметив, как из магазина начали выбегать люди. Даже отсюда она видела и чувствовала их страх и замешательство. Кто-то нашел бомбу.

Это не означало, что взрыва не будет или что она теперь не получит Гидеона Рейнтри, но было бы приятно насладиться фейерверком переживаний, прежде чем все начнется. Паника всегда доставляла ей восхитительное удовольствие, а страх, появившийся в результате слуха о бомбе, сильно отличался от ужаса, рожденного фактическим переживанием взрыва.

Она изучала поток спешащих из магазина людей, ожидая, когда появится женщина-полицейский. Людской поток превратился в струйку, но женщина так и не вышла. Табби услышала звук приближающихся сирен. Гидеон Рейнтри, несомненно, появится сразу за подоспевшими аварийными службами. А возможно доберется сюда раньше них.

Табби вытащила из глубокого кармана безразмерного платья более чем достаточно наличных, чтобы заплатить за кофе, и положила их на стол. А затем незаметно под столом извлекла нож из закрепленных на бедре кожаных ножен и опустила в карман, оттуда будет удобнее добраться до него. Хотя она сомневалась, что он ей понадобится. Несмотря на то, что Табби предпочитала работать лезвием, она припрятала намного более эффективное оружие на лестничной клетке стоящего напротив здания.

Табби встала и направилась к выходу, снова приготовившись поймать Рейнтри и решительно настроившись завершить свою задачу здесь и сейчас.

Хозяйка «Серебряной Чаши» привстала на цыпочки и обшаривала взглядом толпу, несомненно, разыскивая свою дочь. Табби улыбнулась. Возможно она все же получит тот бонус.

***

Хоуп собиралась только переодеться, но кровать манила так сильно, что она упала на нее, не устояв перед желанием чуть-чуть вздремнуть. В конце концов, на этой неделе она спала совсем мало. В уюте привычной постели, согретой ею так, как она не нагревалась уже очень долгое время, Хоуп легко провалилась в сон.

Ей снились Гидеон и пляж, маленькая темноволосая девочка с восхитительным смехом. Это были приятные сны, нетронутые напряжением работы или какой-либо неуверенностью будущим. И в них не было монстров, ни принадлежащих к человеческому роду, ни каких-либо других.

Драгоценная. Гидеон считал ее драгоценной. Что бы он там не думал, это была любовь.

Хлопнула дверь, прерывая приятный сон о песке и смехе, и она услышала, как Гидеон выкрикивает ее имя. Его голос звучал излишне резко, и ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это не сон.

Когда он влетел в комнату, Хоуп открыла глаза.

— Уже семь? — спросила она, садясь и потягиваясь.

— Я думаю, что внизу бомба, — решительно заявил он. — Пошли. — Он не стал дожидаться ее реакции, вместо этого наполовину поднял, наполовину стянул с кровати.

— Мне нужно надеть туфли, — запротестовала она, все еще находясь в замешательстве.

— Нет времени, — ответил он, таща ее к двери, ведущей на лестницу в магазин.

Она все еще до конца не проснулась, чувствовала себя озадаченной, не способной ясно мыслить, и хотела забрать свои ботинки, сумочку и, возможно, получить ответ на пару вопросов.

— Что значит ты «думаешь, что внизу бомба»? — Чепуха какая-то. Бомба или есть, или ее нет.

— У Экей было видение. — Челюсть Гидеона сжалась, и на ней дернулся мускул.

— А я все удивлялась, как же ты так быстро узнал о бомбе.

Они оба обернулись, заметив стоящую в кухонных дверях женщину. В одной руке та держала полуавтоматический пистолет, другой сняла темный парик и встряхнула длинными белокурыми локонами. Сегодня Табби была вооружена по-другому и совершенно не выглядела расположенной к побегу.

Гидеон одной рукой держался за ручку двери, ведущей на лестничную клетку, другой сжимал ладонь Хоуп. Он плавно передвинулся, загородив ее своим телом.

— Гидеон Рейнтри, — с кривой улыбкой потянула Табби. — Я планировала немного по-другому, но вряд ли буду разочарована. Я огорчилась, увидев, как подоспела команда саперов, поскольку надеялась провести немного времени с твоей подругой прежде, чем ты появишься. Однако полагаю, оно у меня еще будет.

Гидеон уронил руку Хоуп и отодвинул ее, плавно вытаскивая свое оружие. Ее собственный пистолет остался на ночном столике в другой комнате. Она никогда не думала, что тот может понадобиться ей здесь, и тотчас поняла, какое возмущение испытывали Шерри Бишоп, Марша Корделл и все другие жертвы, когда Табби входила в их дома.

Прицел Табби не дрогнул. Но улыбка слегка увяла, когда она взглянула на оружие Гидеона.

— Выстрелишь в меня и никогда не узнаешь, где спрятана вторая бомба и когда произойдет взрыв.

Глава 15

— Чего ты хочешь? — Гидеон пытался освободить для Хоуп путь к двери, прилагая все усилия, чтобы занять место между двумя женщинами.

— Во-первых, хочу, чтобы ты и твоя подруга держались подальше от этой двери.

— Она мой напарник, а не подруга, — сказал Гидеон, зная, что в этот момент лучше отрицать любую интимную связь.

— Врешь, — ответила Табби. — Я чувствую, как связь перекатывается между вами, подобно приливу за твоим окном.

Очевидно, блондинка видела их с Хоуп вместе. Она также знала, где он живет, и это сильно тревожило.

— Она тебе не нужна, — произнес Гидеон, делая шаг в сторону Табби.

— Ты не знаешь, что мне нужно, Рейнтри, — отрезала Табби. — Если твоя девочка попытается уйти без разрешения, то я пристрелю ее, и гарантирую, ты не узнаешь, где находится вторая бомба — пока не станет слишком поздно.

Он сделал еще один шаг к женщине с оружием.

— Спрашиваю еще раз. Чего ты хочешь?

— Хочу увидеть вас обоих мертвыми еще до конца этого дня, и заполучить Экей. Где она, черт возьми?

— Ты хочешь Экей? — спокойно переспросил Гидеон. — Это все? Скажи мне о местоположении второй бомбы, и мы поговорим.

Табби уверенно держала оружие, будто уже много раз находилась в подобном положении.

— Ты так легко отдашь свою кузину?

Гидеону требовалось, чтобы она поверила в его готовность обменять жизнь кузины на спасение многих других, поэтому, отвечая, он оставался спокойным:

— Да. За бомбу и Хоуп ты сможешь ее забрать.

— Ты бесстрастен, — сказала Табби. — Благоразумен, предсказуемо благороден, но бесстрастен. Не двигайся и очень аккуратно положи пушку на пол.

Лили Кларк материализовалась около Табби и тщетно замолотила по убившей ее женщине.

— Нет никакой другой бомбы. Не слушай ее, Гидеон! Она пытается одурачить тебя. Она обманула меня так же, как обманывала других людей. Теперь я это знаю. Не попадайся на ее уловку.

Лили что-то знает или это просто предположение? Возможно, другой бомбы нет, но у него не было абсолютной уверенности.

— Если мы не поторопимся, ничто из этого не будет иметь значения, — сказал Гидеон, опуская свой пистолет. — Как скоро взорвется бомба? — Он хотел знать, сколько у него осталось времени, чтобы убрать отсюда Хоуп, если саперы не смогут нейтрализовать устройство. В этот самый момент они находились в здании, осуществляя работы по разминированию, он слышал мужские голоса и гул оборудования на нижнем этаже.

— У нас есть несколько минут, — ответила Табби, по-девичьи карикатурно откидывая за спину волосы. — Достаточно, чтобы закончить наше дело. И как бы мне ни хотелось провести немного времени с тобой и твоей девочкой, придется поторопиться. Сегодня вечером я иду на вечеринку и хочу выглядеть в высшей степени привлекательно.

Гидеон знал, что здесь находится запасная лестница, которую держали запертой, кроме тех случаев, когда Рейнбоу выбрасывала мусор на свалку в переулке. Очевидно, Табби пробралась в здание этим путем. Она могла выстрелить им обоим в спину, когда вошла на кухню. Они бы и не узнали, что она здесь, пока не стало бы слишком поздно. Почему она так не поступила? Почему столь решительно настроена растянуть конфронтацию?

И где, черт возьми, нанятая им команда, которая должна следить за домом? Дьявол, кто-то должен знать, что Табби здесь. Они должны были следить за всеми входами в здание, запертыми или нет.

Единственное, что утешало: если бы Табби просто хотела его убить, то он уже был бы мертвым.

— Тогда давай заканчивать наше дело. — Он мог устранить Табби одним движением, ему только нужно, чтобы она переместила оружие в сторону, так, чтобы Хоуп не получила случайную пулю, если автоматическое оружие блондинки, выстрелит, когда та упадет.

Сумасшедшая опустила руку в просторный карман своего платья и вытянула нож, которым убила Шерри Бишоп, Лили Кларк и многих других. Итак, вот в чем дело. Она хочет убить его, но не быстро и не на расстоянии. Он мог воспользоваться этим, чтобы приблизиться и убедиться, что Хоуп никоим образом не пострадает.

— Объясни мне зачем, — попросил Гидеон, делая шаг вперед. Поскольку он был безоружен, а у нее было два оружия, Табби не чувствовала себя в опасности и не стала приказывать ему вернуться назад или остановиться.

— Кого заботит почему? — подпрыгивая, яростно воскликнула Лили Кларк. — Просто убей ее! Не позволяй ей сбежать!

Гидеон перевел взгляд на призрак. Лили была сильна. Она обладала силой, позволяющей затронуть материальный мир, если приложит достаточно стараний. Если очень сильно захочет этого.

— Мне нужно, чтобы вы передвинули это оружие в сторону.

— Я не ничего не передвину, — сказала Табби, еще не понимая, что Гидеон говорит не с ней. Лили также пока не поняла его.

— Мне нужно, чтобы вы переместили ствол оружия подальше от меня и Хоуп.

Глаза Кларк расширились, и ее фигура замерцала.

— Я?

— Да, вы.

Табби, наконец, сложила дважды два.

— А-а, так ты разговариваешь не со мной? Что ж, удачи. Я убила многих людей. Даже чувствовала, как их призраки наблюдают за мной. Но ни один ни разу не дотронулся до меня. Знаешь почему? Они не могут. Они мертвые . Все, что остается, когда я заканчиваю — это ничтожный плевок энергии, которая ничего не может сделать, кроме как стонать и кричать. Они жалкие.

Туманная рука Лили достигла оружия Табби и пронеслась сквозь него, не вызвав даже колебаний.

— Что-то не чувствую, чтобы кто-то передвигал мое оружие, — почти дико сказала Табби. — Видишь? Здесь все контролирую я. Ни один призрак не тронет ни меня, ни мое оружие . — Она прекратила трясти пистолетом и прицелилась в Хоуп. — Я хочу чувствовать, как ты умираешь в моих руках, Рейнтри. Она меня не интересует. Она может умереть прямо здесь и сейчас.

Гидеон бросился между Хоуп и оружием, тогда как Лили, наконец, удалось вступить в контакт. Туманная рука призрака захватила ствол и дернула его вверх. Удивившись, Табби потеряла контроль над оружием. Оно дико качнулось вверх, затем в сторону, и пуля, громко и не причинив никому вреда, угодила в потолок, прежде чем Лили сумела выбить оружие из рук Табби.

Пистолет упал на пол и откатился под диван. Хоуп бросилась к оружию, в то время как Гидеон поднял руку и направил в Табби электрический разряд, прежде чем та успела добраться до пистолета. Он мог зажарить ее сердце с этого расстояния, но не хотел убивать. Пока.

Есть вторая бомба или нет? Он должен это выяснить. Выпущенный им разряд отбросил Табби назад, и она тяжело приземлилась на пол. Но не выпустила из руки нож.

— Что, черт возьми, это было? — спросила она, затаив дыхание, поднимая глаза на Гидеона. — Они не говорили мне, что ты можешь это делать.

— Кто они, Табби? — Если она работала не одна, тогда это еще не конец.

— Понравится ли тебе ответ?

Гидеон поставил блондинку на ноги, вырывал у нее из руки нож и отбросил подальше. Она пыталась бороться, но слишком ослабла от электричества. Хоуп подхватила оружие Табби и достала свой собственный пистолет. Она стояла скорее рядом, нежели позади него, твердо направив пистолет на Табби.

— Где другая бомба? — спросил он.

Табби лишь улыбнулась, и он послал в нее маленький заряд, напоминая о том, что он умеет.

— Я могу остановить твое сердце одним ударом, — спокойно произнес он. — Могу выстрелить таким количеством электричества, что твой мозг не справится. Не думай, что этого я не сделаю.

— Валяй. Меня ждет гораздо худшая участь, если я выйду отсюда и оставляю вас живыми. Кроме того, в любой момент мы взлетим на воздух. Тик-так. Тик-так. — Она усмехнулась. — Боишься? — Табби закрыла глаза и сделала долгий, глубокий вздох, задерживая дыхание.

— Хоуп, проверь, как там саперы, — не оборачиваясь, бросил Гидеон. — Если они не нейтрализовали устройство, выходи из здания.

Она направилась к двери.

— Я узнаю, но без тебя отсюда не выйду.

— Не глупи.

Хоуп, не ответив, покинула комнату, оставляя Гидеона наедине с Табби.

— Как трогательно, — прошептала она, снова открывая глаза. — Что ты планируешь делать, Рейнтри? Жениться и понаделать маленьких чудиков? Остепенишься и станешь притворяться обычным старым полицейским? Удачи. Даже если… что ж, позволь просто сказать, что этого никогда не случится, и мы оба знаем об этом.

Он проигнорировал ее попытку отвлечь его.

— Где другая бомба?

— Понравится ли тебе ответ?

— Сотрудничать в твоих же интересах, Табби. Это твое настоящее имя? — почти небрежно поинтересовался он. — Табби?

Женщина не ответила. Она странно скривила рот, и прежде чем Гидеон понял ее намерение, прикусила что-то, спрятанное у нее во рту. Ее тело тотчас задергалось в судорогах, а глаза закатились. Через несколько секунд она затихла.

Вытаскивая Табби из комнаты, Гидеон бормотал все известные ему грязные ругательства. Хоуп встретила его на лестнице.

— Бомба оказалась простой, и ее уже разблокировали. Что случилось?

— Она прятала какой-то яд во рту и, когда поняла, что не сможет выполнить задуманное, раскусила его. Черт возьми! — Помня о той почти парализующей пыли, которую она бросила ему в лицо, следовало предвидеть такой исход. Он должен все выяснить о второй бомбе. А еще должен узнать, что она подразумевала под «они». Кому-то еще известно о его способностях? Пока он знал только, что кто-то может занять место Табби.

— Она мертва?

— Еще нет. — Если бы она умерла, то ее дух остался бы здесь и продолжил преследовать его.

— Она рассказала, где вторая бомба?

— Нет. Понятия не имею, когда и где она взорвется, и существует ли вообще.

Машина скорой помощи уже подъехала, и врачи ринулись вперед, лишь только они трое появились из здания. Гидеон не знал, что приняла Табби, поэтому не многим мог помочь. Он предупредил медиков, чтобы ее держали взаперти, на случай, если она очнется, потому что в таком случае любой, кто окажется у нее на пути, может погибнуть.

Тут Гидеон заметил одного из частных охранников, нанятых для наблюдения за «Серебряной чашей» и квартирой Рейнбоу. Пробравшись через толпу полицейских и зевак, он, схватив мужчину за воротник, и прижал его к стене.

— Где, черт возьми, ты был?

Парнишка не стал вступать с ним в драку.

— Когда все ринулись из магазина, у одной женщины украли сумочку. Она кричала, а люди бегали и говорили о бомбе. Возникла неразбериха, и я отвлекся. Я сожалею.

— Где второй охранник? — спросил Гидеон. — Я специально обговаривал, чтобы при исполнении всегда находилосьдва человека.

Мальчик, а он действительно был всего лишь ребенком, побледнел.

— Джо отправился в больницу с первой санитарной машиной. Он проверял периметр здания, и та женщина напала на него. Он получил травму, но перед отъездом смог рассказать офицерам о случившемся. Медики говорят, он будет в порядке.

Гидеон выпустил мальчишку, отвернулся и постарался избавиться от гнева, взволнованно пробежав пальцами по волосам. Хоуп разговаривала с матерью, возможно объясняясь или предлагая дочернее утешение. Когда их глаза встретились, она опустила ладонь на руку матери, нежно погладила и направилась к Гидеону.

Он заключил ее в объятия и долго не выпускал, не заботясь о том, смотрит ли на них кто-нибудь и что они думают.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

— Я тоже тебя люблю, — ответила она так легко, как будто уже приняла все. Их любовь, Эмму, кем и каким он был, кем и какой она станет. Удивительно для женщины, которая всего несколько дней назад безоговорочно утверждала, что не верит ни во что, чего не видит или к чему не может прикоснуться.

— Пойдем домой, — сказала она, приглаживая упавший ему на щеку своенравный локон. — Мы попросим докторов позвонить нам, если Табби очнется. Или не очнется. Я просто хочу пойти домой.

В том, как она произнесла это слово, было такое сильное стремление. Дом. Его дом. Их дом.

— Да. Только сначала мне нужно кое-что сделать.

Он выпустил Хоуп и повернулся к призраку Лили Кларк. Она, наконец, стала исчезать.

— Спасибо.

Дух почти застенчиво улыбнулся ему.

— Я ведь на самом деле помогла, правда?

— Я бы без вас не справился.

Правосудие, которое она требовала, свершилось, но Лили еще не была готова уйти. Ее улыбка увяла.

— Если она умрет, то придет туда же, куда иду я? И я снова увижу ее?

Гидеону не нужно было спрашивать, о ком идет речь.

— Нет. Табби отправится в другое место. — Он не знал, куда и как, и не хотел этого знать, но был уверен, что Лили больше не увидит свою убийцу.

Лили посмотрела наверх, становясь все прозрачней.

— Они так гордятся вами, — сказала она, ее голос становился все более отдаленным.

— Кто они?

— Ваши мама и папа. Они так… — Лили Кларк не пропадала постепенно. Она просто исчезла с маленьким и особенным хлопком, который услышал только Гидеон.

***

Как странно, что именно это место стало ей домом. Не квартира матери, не дом, где она выросла, не квартира в Роли, где она жила в течение многих лет. Этот дом.

Не прошло и пяти минут после того, как они вернулись, как позвонили из больницы. Табби умерла. По остаткам капсулы у нее во рту причину смерти установили, как отравление ядом, но токсин все еще не идентифицировали. Возможно, пройдет несколько дней, прежде чем они точно узнают, что это было.

Хоуп планировала позвонить в лабораторию в понедельник утром и поинтересоваться частицами вещества, которое Табби бросила в лицо Гидеону. Может, эти два препарата были каким-то образом связаны.

Гидеон был рассеян. Он медленно раздел ее и, не произнося ни слова, занялся с ней любовью. Сегодня вечером он не мошенничал. Не стал возбуждать ее окрашенными молнией ласками или заставлять кончить прикосновениями своих рук. А просто вошел в ее тело и двигался, пока она не достигла яркой кульминации, после чего нашел в ней свою собственную разрядку. Он все еще немного сиял в темноте, словно ее собственный личный фонарик.

Постепенно мягкое свечение исчезло, и он крепко прижал Хоуп к себе. Если бы не его дыхание и редкое поглаживание рук, она бы подумала, что он заснул. Но он не спал. Даже близко не подошел ко сну. Она чувствовала это, знала, потому что знала его.

— Можешь рассказать мне обо всем, Гидеон, — прошептала она. — О чем ты сейчас думаешь?

Сначала она подумала, что он проигнорирует ее, но он ответил:

— Я никогда не видел моих родителей.

— Что ты…?

— После того, как они умерли. Я никогда не видел их призраков. Всюду, куда бы я ни повернулся, есть призраки, но только не они. Я словно обезумел, когда они не вернулись. Некоторое время был в ярости на всех.

Она погладила его лицо кончиками пальцев.

— После их убийства я начал попадать в неприятности. — Он поднял руки, изучая их, как будто они принадлежали не ему, а какому-то незнакомцу, руки, которые он не знал или не понимал. — Ты только подумай об этом. Не существует такой системы безопасности или замка, которые помешали бы мне добраться до желаемого. Нет тюрьмы, способной удержать меня. С достаточно мощной молнией я могу сорвать любой замок. Я стал бы превосходным вором и некоторое время был настолько разъярен, что едва не пошел этой дорогой.

Он не мог знать, что такого никогда не случилось бы, но она знала. Гидеон был хорошим парнем. Сердцем и душой.

— Что тебя остановило?

— Мой брат. Сестра. Знание, что возможно, только возможно, несмотря на то, что я не мог видеть родителей, они все еще видят меня.

— Ты сделал этот выбор давным-давно, Гидеон. Почему думаешь об этом сейчас?

— Перед уходом Лили Кларк сказала кое-что о моих родителях, что они гордятся мной, как будто… как будто она разговаривала с ними. Может, так и было. И ты. Ты заставила меня задуматься о том, чего со мной никогда раньше не случалось. Эмма… Я даже не знаю, как это началось.

Хоуп положила его руку на свой голый живот, где та уютно пристроилась отдыхать.

— Ты научишь нашу дочь всему, чему научили тебя родители. Неважно, какие у нее будут способности, ты будешь знать, как правильно ее всему научить. — Она усмехнулась. — А я научу ее стрелять из оружия и обширному набору элементов самообороны.

Гидеон поцеловал ее. Глубокую тишину комнаты нарушила резкая музыка. Ханни и ее подружка-брюнетка организовали вечеринку и включили звук на полную мощность. Донеслись и взрывы смеха, поскольку участники искренне веселились полным ходом.

Гидеон прервал поцелуй и быстро сел.

— Вечеринка. Табби сказала, что сегодня вечером идет на вечеринку. Ты не думаешь…

— Сейчас субботняя ночь, Гидеон. В это время может веселиться множество компаний. — До тех пор, пока не поступит сообщение о новом взрыве. Может быть, другой бомбы не существует, а Табби блефовала .

Гидеон соскользнул с кровати и потянулся к одежде.

— Все же пойду туда и проверю. Она упоминала прибой за моим окном, значит, наверняка, знала, где я живу. Если Табби действительно подложила туда бомбу, то, скорее всего, она находится под домом.

— Я с тобой.

— Нет. — Он наклонился и поцеловал ее. — Ты останешься здесь. Я правда вернусь. — Он вышел через дверь спальни на балкон и ступил в лунный свет.

Хоуп откинулась на подушки и закрыла глаза, но не было такого способа, с помощью которого ей удалось бы заснуть. Через несколько минут она встала и надела одну из футболок Гидеона, после чего тоже вышла наружу. Прислонившись к поручням, она смотрела на переполненный балкончик по соседству, который хорошо освещался заходящим солнцем и красочными фонариками, которые натянули женщины. Это выглядело очень празднично и необычно. Хоуп никогда не любила вечеринки. Она всегда была слишком серьезной и обеспокоенной правилами приличия.

Молодые и красивые люди обоих полов, большинство одетые в купальные костюмы, несмотря на то, что даже не собирались приближаться к воде, пили пиво, танцевали и смеялись. Хоуп не видела отсюда Гидеона, но зато ей была видна небольшая часть дома. Она не могла видеть фасад здания или вход в подвал, где Гидеон искал бомбу — на всякий случай, если Табби не обманывала.

Ханни одной рукой приобняла слишком худого молодого человека с длинноватыми светлыми волосами и убийственным загаром. Брюнетка была занята примерно тем же. Она танцевала с молодым человеком. Оба были загорелые, одетые в яркие цвета, и вероятно потратили по несколько часов на создание своих небрежных причесок.

Жизнь, которую вели эти женщины, была полностью чужда Хоуп. Была ли она когда-нибудь такой же молодой? Улыбалась ли столь же бездумно под играющий компакт-диск? Нет. Никогда. Большинство людей на соседней веранде были именно такими. Они улыбались так, будто у них не было никаких забот. Танцевали, прикасались друг к другу, целовались и смеялись.

У нее никогда такого не было, но совершенно неожиданно она приобрела это сейчас. Пусть ее вечеринка была вечеринкой на двоих, то есть троих, но Гидеон Рейнтри заставил ее смеяться. Были моменты, когда он делал ее абсолютно легкомысленной. И он сделал ее по-настоящему счастливой, впервые в ее взрослой жизни.

Ожидая его возвращения, Хоуп изучала завсегдатаев вечеринок. Одна белокурая женщина, одетая в короткое красочное платье, подходящее для пляжа, так же, как и Хоуп, стояла в одиночестве у поручней, обернувшись к дому Гидеона, словно знала, что за ней наблюдают. Увидев Хоуп, женщина подняла руку и помахала. Сердце Хоуп дрогнуло, колени ослабли.

Табби.

Глава 16

Если бомба заложена в доме Ханни, то, наверняка, находится либо под домом, либо под верандой, или в гараже. Гидеон обошел дом, проверил гараж, потом открыл люк, ведущий в подвал. Не заняло и пятнадцати минут, чтобы понять, что здесь нет ничего необычного. Возможно, Лили Кларк была права, и Табби, говоря о второй бомбе, просто блефовала.

Гидеон не пошел обратно домой, а направился к океану. Закат и следовавший за ним краткий период сумерек были прекрасным временем суток, спокойным и могущественным. Если бы не почти тридцать гостей, переполнявших дом Ханни, он повторно подзарядил бы себя здесь и сейчас. Притянул бы мощь, которая принадлежала исключительно ему, и выпил ее. Но даже при том, что многие из веселящихся уже изрядно подвыпили, существовал шанс быть застигнутым. Кто-нибудь может заметить, а это опасно.

Возможно однажды он купит себе остров и построит там дом для своей семьи, дом, столь изолированный, что он сможет перезаряжаться всякий раз, когда почувствует себя так, как сейчас, и никакие монстры не посмеют приблизиться к нему или к Хоуп, или к Эмме. Со всех сторон это была утешительная идея, но сможет ли он так поступить? Сможет ли в прямом смысле скрыться?

Нет, не мог, и Хоуп не могла. Каким-то образом они должны реализовать все это в реальном мире, с плохими парнями, горем и неуверенностью.

Он повернулся к дому, и увидел как Ханни, одетая в бикини и парео, помахала ему.

— Поднимайся сюда! — позвала она.

Гидеон покачал головой.

— Не могу. Извини.

Она преувеличенно надула губы, и кто-то другой начал махать ему с переполненной людьми площадки. Другая блондинка. Призрак Табби.

Дерьмо, она выглядела плотной и реальной. Означало ли это, что она какое-то время будет слоняться поблизости? Или она собирается преследовать его всюду, куда бы он ни повернулся? Он многие годы отправлял печальных призраков дальше, но злобные духи к нему еще никогда не приклеивались.

Призрак прекратил махать, повернулся и пошел к лестнице. Как ни странно, она обходила гостей, как будто боялась врезаться в них. Табби думала, что все еще жива? Гидеон остановился, погрузив ноги в песок, и стал ждать ее. Каким-то образом он чувствовал необходимость избавиться от нее раз и навсегда, но понятия не имел, как отправить отсюда темного духа, который не желал уходить.

Табби шла к нему, улыбаясь своей нездоровой, самоуверенной улыбкой. Если Лили Кларк могла затронуть этот мир, то что может сделать такой темный дух, как Табби? Он знал, как обращаться с печальным призраком и злобными плохими парнями, но это ситуация была новой, и он не знал, как с ней справиться.

Когда она приблизилась, живот Гидеона пронзило болезненное ощущение. Табби выглядела слишком реальной, слишком твердой. Ее ноги оставляли отпечатки на песке.

Она не призрак.

Она вытащила из кармана маленький револьвер. Нож, который она предпочитала, был заперт в качестве улики, но она казалось достаточно хорошо управлялась с огнестрельным оружием.

— Удивлен?

— Да. Слышал, ты умерла.

— Не по-настоящему. Я только казалась такой некоторое время. Вообрази удивление патологоанатома, когда он пришел в морг для вскрытия и обнаружил, что тело исчезло.

— Где бомба?

Табби кивнула на площадку.

— Прямо там, с танцорами. Жди.

Он не думал, что она лгала. Она получала слишком большое удовольствие от чужой боли, чтобы не воспользоваться такой возможностью в своих интересах.

— Как долго ждать?

— Недолго.

Гидеон оставил свое оружие на комоде, поэтому, оказался легкой добычей. Он не брал с собой оружие, когда выходил на берег или когда сидел по вечерам на балконе и слушал волны, или встречая вечерние штормы и обмениваясь энергией. Он не хотел доходить до крайности и все время оставаться начеку, всегда ждать прихода кого-то вроде Табби.

— Думаю, ты можешь снова ударить меня током, — сказала она. — Только как ты объяснишь это людям, которые наблюдают за тобой? А они наблюдают, Рейнтри. Они любопытные, им скучно, а одна блондинка очень хочет, чтобы ты запрыгнул на нее. До поры до времени она будет довольствоваться другим мужчиной, который ошивается поблизости, но в действительности она хочет тебя . Она расстроена, что за тобой постоянно увивается новая напарница. Расстроена, ревнует, злится и завидует.

— Чего ты хочешь?

Табби подняла голову.

— Того же, что и твоя соседка, но другим способом. — Она подняла оружие и выстрелила. Гидеон предвидел это движение и отскочил в сторону. Пуля чиркнула по плечу, прежде чем он тяжело приземлился и покатился по песку. Плечо жгло, но он смог подняться на ноги и побежать. Но он не убегал от Табби, а бежал к ней. Она прицелилась снова.

Ему необходимо было подойти достаточно близко, чтобы ударить зарядом и вывести ее из строя, не производя при этом светового шоу, которое все присутствующие на пляже и на веранде у Ханни свяжут с ним. Не выстрелить немедленно было рискованно, но он должен верить, что защитный амулет поможет ему, как делал всегда. Еще несколько шагов, и он сможет остановить ее, не разоблачив свои способности перед наблюдателями. Еще шаг или два…

— Гидеон!

Они с Табби одновременно резко повернулись. Хоуп сошла с настила на песок, из-под одной из его футболок виднелись ее длинные обнаженные ноги. Она твердо держала в руках оружие.

— Опусти это! — приказала она.

Табби крутанулась, прицелилась и гневно выстрелила. На сей раз не в Гидеона, а в Хоуп. Но Хоуп не упала, она выстрелила в ответ. Дважды. И именно Табби опустилась на песок, один выстрел угодил ей в лоб, другой в грудь. Пока Хоуп подходила к ним, Гидеон бросился вперед и отодвинул револьвер, который Табби выронила при падении.

— Возвращайся, откуда пришла, сука, — тихо сказал Хоуп. Потом посмотрела на Гидеона и сказала с меньшим ядом, — У тебя кровь.

Гидеон повернулся и побежал.

— Бомба на веранде Ханни.

Хоуп поспешила следом за ним.

— Я вызову саперов.

— Нет времени.

Гидеон взбежал по лестнице, ведущей на вечеринку. Музыка все еще громко играла, но больше не было ни смеха ни танцев. Гости были мрачные, никто из них никогда прежде не видел перестрелки.

— Я вызвал полицейских, — сказал один молодой парень.

— Хорошо, — ответил Гидеон. Он отыскал в толпе Ханни. — Та женщина, она оставляла здесь что-нибудь?

— Что именно? Она сказала, что она твой друг, а ты подойдешь чуть позже. Она что, была…

— Она оставила здесь что-нибудь? — повторил Гидеон более кратко.

Ханни огляделась.

— Она принесла большую сумку. И, кажется, оставила ее… — Она подняла руку и указала. — Вон там, возле пива.

Гидеон поспешил мимо подавленных гуляк, схватил сумку и побежал подальше от площадки.

— Эй! — Закричала Ханни. — У тебя кровь!

Гидеон бежал к воде, держа в руке тяжелую сумку. Хоуп все еще стояла рядом с телом Табби, поочередно переводя глаза то на него, то на сумку.

— Возвращайся в дом! — закричал он.

— Ну уж нет, Рейнтри.

Он взглянул в ее помертвевшие глаза, пробегая мимо.

— Ради Эммы, не ради меня.

Хоуп неохотно выполнила его просьбу, поспешно удалившись с берега, когда он столкнулся с водой. Войдя в воду, он закинул сумку в мощные волны. Кувыркаясь, она перелетела по воздуху и утонула. Он молил, чтобы бомба была не мощней и не сложней, чем та, которую Табби принесла в «Серебряную чашу». Если это так, то он находился достаточно далеко. Хоуп и гости с вечеринки Ханни остались более чем достаточно далеко. Если нет…

Он не мог позволить работающей бомбе уплыть в океан или пристать к берегу где-то в другом месте и попасть к невинному человеку. Поскольку его собственное тело было защищено максимально возможным образом, Гидеон выпустил поток электричества, как только бомба приземлилась в воду. Когда искра поразила сумку, та взорвалась. Ударная волна выбросила Гидеона из воды на влажный песок. Через мгновение все закончилось, и все, что осталось, это покачивающиеся на волнах кусочки и осколки.

Менее минуты спустя Хоуп оказалась рядом. Она не стала помогать ему подняться на ноги, вместо этого опустилась возле него на песок.

— Ты меткий стрелок, — сказал он, обнимая ее одной рукой.

— Нечего так удивляться.

— Это облегчение, а не удивление.

Хоуп опустила голову на его непострадавшее плечо. Вдалеке послышался звук приближающихся сирен.

— Сегодня вечером в течение секунды, всего одной секунды, я подумала, что вижу призраков. — Она подвинулась ближе. — И это совершенно, чертовски не забавно.

— Да, не забавно.

— Я думала, мое сердце выскочит из груди.

Он погрузил пальцы в ее волосы.

— Ты не запаниковала.

— Нет. Я запаниковала только, когда обнаружила на своей шее амулет для зачатия младенцев, — поддразнила она. — Я позвонила, схватила свое оружие и вышла наружу как раз вовремя, чтобы увидеть, как она последовала за тобой на берег.

Ночь быстро вступала в свои права, но фонари на площадке Ханни достаточно хорошо освещали берег.

— Ты будешь хорошим напарником.

— Я все время пытаюсь сказать тебе об этом.

— Как только мы поженимся, шеф постарается разъединить нас. Досадные правила, вот и все.

— Правила созданы, чтобы их нарушать. Мы найдем выход. — Хоуп встала и протянула ему руку, когда медработники и два полицейских выбежали на берег. — Давай, Рейнтри. Пойдем внутрь и осмотрим плечо, прежде чем ты взорвешь оборудование медиков.

***

Полиция с врачами скорой помощи забрали тело Табби и взяли показания у соседей. Это оказалось нелегко, поскольку несколько молодых людей клялись, что видели, как перед взрывом из пальцев Гидеона выскочила молния. К счастью они были пьяны, и никто не придал их словам большого значения.

Хоуп все еще немного трясло. Она никогда не стреляла из оружия, какой бы неуправляемой ни становилась ситуация. Учебная практика, тренировки и тестирования, вот и все. Но когда она увидела, как Табби выстрелила в Гидеона, у нее не осталось выбора. Она не думала ни об Эмме, ни о браке, ни об особых способностях — или занятиях любовью в лунном свете.

Эта психопатка стреляла в ее напарника.

Все полицейские ушли, вечеринка Ханни закончилась. Хоуп заперла двери и втянула Гидеона в ванную, на ходу раздевая его. Она пробежалась пальцами над бинтом на его плече. Это была просто царапина. Он исцелит ее щекотанием молнии или волной электричества? Или оставит все как есть и позволит ране затянуться самостоятельно?

— Некоторые из тех ребят видели меня, не так ли? — спросил он беспечным голосом.

— Да. Я убедила их, что они слишком много выпили, чтобы ясно что-либо разглядеть, и кажется к тому времени, когда я закончила, они мне поверили.

— Ты очень убедительна.

— Спасибо.

Они были почти раздеты, когда она прислонилась к голой груди Гидеона и подняв лицо, заглянула в его глаза.

— У меня есть предписание допросить Фрэнка Стайлза в понедельник.

— Ты собираешься заставить его признаться?

Хоуп кивнула.

— Да. Ты внес свой вклад, теперь я внесу свой.

Она умела заставлять преступников признаваться. Они с Гидеоном сотрудничали недостаточно долго, чтобы он успел многое узнать о ней, но он еще выяснит. Достаточно скоро.

— Что делает тебя настолько хорошей при получении признаний? — поддразнил Гидеон, откидывая назад упавший ей на щеку локон волос. — Думаешь, только потому, что ты симпатичнее других детективов, плохие парни раскалываются для тебя?

— Нет. На самом деле я превосходный игрок в покер, Рейнтри. Я очень хорошо блефую, когда добываю признания. Ты дал мне достаточно информации, поэтому я смогу хорошо соврать и выманить из Стайлза признание.

— У бедного парня нет шансов.

— Да, ну, в общем, жизнь — не честная игра.

Гидеон держал ее, и она таяла в его руках. Было так хорошо чувствовать себя окутанной любовью, страстью и неожиданной нежностью. Она никогда не знала, что будет так хорошо иметь место для отдыха в конце дня и особенного человека, с которым можно полежать рядом.

— Я так волновалась за тебя, — призналась она. — Когда увидела, как Табби направила на тебя оружие и выстрелила, а ты упал…

— Я в порядке, — сказал Гидеон.

— Знаю, но… — Слова застряли в горле. С хорошим приходило плохое. Со счастьем — тревога.

Гидеон немного отклонил Хоуп назад и поцеловал в шею.

— Поскольку сейчас ты чувствуешь себя уязвимой, напарник, мы должны пересмотреть запрет секса на столе…

Воскресенье, 11:36

— По крайней мере, на сей раз, она не встала и не убежала от нас, — сказал патологоанатом, обходя прикрытое тело Табби.

Гидеон пытался убедить Хоуп остаться дома, но она настояла на том, чтобы сопровождать его. Ей не нравилось, что он ее так щепетильно охраняет, поэтому Гидеон собирался оставить затею столь тщательно наблюдать за ней.

Но он не намеривался начать делать это прямо сегодня.

— Ее убил выстрел в голову, — без эмоций сообщил патологоанатом. — Пуля, попавшая в грудь, не задела сердце, но застряла в позвоночнике. Она не убила бы ее. Но остановила бы.

Хоуп, которая до прошлой ночи никогда никого не убивала, немного побледнела. Это она оттянул курок и остановила Табби, она сделала то, что должна была сделать. Но ни она, ни Гидеон ни на йоту не чувствовали себя виноватыми. Табби была одним из самых злых людей, которых он когда-либо встречал, и не заслуживала места на этой земле.

— Что вы хотели мне показать? — спросил Гидеон. Он ненавидел это место. Он мог провести здесь многие годы и так и не найти способ отправить всех обитавших тут призраков в мирное место.

Патологоанатом с помощью ассистента открыл тело и аккуратно перекатил его.

— Я никогда не видел ничего похожего. Сначала я принял это за татуировку, но оказалось, это родинка. Я знаю, что некоторые родинки по форме могут напоминать что-то еще, но этот полумесяц на лопатке трупа абсолютно совершенен. И такого необычного цвета. Я подумал, это может быть полезно при ее идентификации.

Гидеон уставился на синюю родинку полумесяцем. Она была, как заметил патологоанатом, безупречной формы и цвета.

— О, дерьмо, — тихо выругался он.

— Что это значит? — спросила Хоуп.

Гидеон выбежал за дверь, вытаскивая свой сотовый, и Хоуп последовала за ним.

— Табби говорила они, — бормотал он. — И она боялась за свою жизнь, если не сможет убить меня. Конечно, она боялась. Она также хотела Экей. Она сказала об этом в квартире твоей матери.

— Рейнтри. — Хоуп последовала за ним вверх по лестнице. — О чем ты говоришь?

Он не смог получить сигнал, поэтому с проклятием убрал телефон, когда они вырвались из здания и вышли на свет.

— Ее зовут Табби Ансара. Мы думали, что они распались. Побеждены, бессильны и… черт возьми. Это все меняет.

В тот момент, когда он двинулся к углу здания в попытке получить приличный сигнал, зазвонил телефон. Вместо того, чтобы передать телефон Хоуп, как часто делал в прошлые дни, он ответил сам и получил кучу радиопомех.

Это был Данте. Гидеон не смог разобрать все слова, но он очень ясно услышал два самых важных.

Ансара.

Дом.

Гидеон повернулся к Хоуп. Он любил ее, и хотя ей не нравились его попытки защитить ее, он не втянет ее в центр наступающих событий. Он не хотел и не мог так поступить.

— Я должен отправиться домой. В дом Рейнтри.

Беспокойство ясно читалось на ее лице, отражаясь в блестящих синих глазах. Говорил ли он ей когда-нибудь, как любит ее глаза? Еще нет. Когда он вернется, то непременно расскажет об этом. Он так много хотел ей рассказать.

— Я еду с тобой, — настаивала она.

— Нет.

Ее глаза расширились.

— Что ты подразумеваешь под «нет»?

— В доме какие-то неприятности или скоро произойдут. — Неприятности невообразимого толка. Неприятности, которые она не сможет понять, если он попытается сейчас объяснить. — Я хочу, чтобы вы с Эммой были в безопасности.

— У меня есть оружие, — сказала она. — И я умею им пользоваться.

Как он мог объяснить, что сверкающего в каждой руке оружия будет недостаточно в этом сражении?

— Останься здесь, — настаивал он. — Пожалуйста.

Хоуп вздохнула и уступила его просьбе, хоть это и далось ей нелегко. Неужели так будет всегда?

— Позвони мне, когда доберешься.

— Конечно. — Если смогу.

— Я все еще не понимаю, почему не могу поехать с тобой, — проворчала она. — Я уже знаю о твоей семье, поэтому нет необходимости что-то скрывать. — Он видел в ее глазах невысказанное «это так?»

Гидеон обхватил ладонями лицо Хоуп.

— Я люблю тебя. Я люблю тебя так сильно, что это меня ужасает. Никогда не думал, что буду заботиться о ком-то так, как о тебе, и это произошло настолько быстро, что моя голова все еще кружится. Это очень ценно, и я хочу, чтобы у нас был реальный шанс. Однажды я возьму тебя в дом, обещаю, — сказал он. — Но не сегодня.

— Я не понимаю, — тихо ответила она.

— Знаю, мне очень жаль.

Он поцеловал ее, долго, но не настолько долго, как ему хотелось бы, затем запрыгнул в «мустанг».

— Позвони Чарли, пусть он отвезет тебя домой. Я позвоню, как только смогу.

Гидеон оставил смущенную Хоуп стоять на парковке. Она не была женщиной, привыкшей ждать, но он знал, что она будет ждать его. Он не сомневался в этом.

Сегодня был день летнего солнцестояния, это не простое совпадение. Попытки Табби убить его и Экей в течение нескольких прошлых дней также не были простым совпадением. Ансара хотели заполучить родовое гнездо, убежище Рейнтри и связанную с ним власть, и так было всегда.

Они этого не получат.

Однажды его жена и дочь откроют красоту и силу земли Рейнтри, которая всегда была неприкосновенна. Защищать святыню Рейнтри было обязанностью Гидеона, так же, как его обязанностью стала защита Хоуп, Эммы и любых других маленьких Рейнтри, которые придут в последующие годы. Защищать то, что принадлежало ему, было его долгом и честью, и если эта привилегия сопровождается призраками, электрическими волнами и возможными сражениями, значит так тому и быть.

Едва достигнув шоссе, Гидеон поехал так быстро, насколько позволял «мустанг». Ветер трепал его волосы, и с каждой проходящей секундой дом становился все ближе и ближе, а когда с юга неожиданно приблизилась гроза и собралась в темнеющих небесах над автомобилем, на много километров вокруг не оказалось никого, чтобы посмотреть на это.

КОНЕЦ

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Рейнтри: Призраки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу