Book: Я - Шарлотта Симмонс



Я - Шарлотта Симмонс

Том Вулф

Я — ШАРЛОТТА СИММОНС

Университет, описанный в этом романе, является полностью плодом творческой фантазии автора. В тексте упоминаются некоторые государственные структуры и институты, однако все герои, занимающие в них те или иные посты, вымышлены.

Посвящается двум студентам

С первых дней своей жизни вы оба не переставали восхищать и радовать меня. В общем-то, нет ничего удивительного в том, что вы так много сделали для меня и для этой книги. И все же — я был просто поражен объемом проделанной вами работы и отношением к ней. И посвятить свою книгу вам — лишь то немногое, что я могу сделать в знак признательности. Это то же самое, что прошептать «спасибо» человеку, который заслужил громогласных восторгов и благодарности.

Я дал вам рукопись этой книги в надежде на то, что вы проверите меня на предмет правильности употребления студенческого жаргона. И со своей задачей вы справились блестяще. Я, например, узнал, что персонаж, который в минуту удивления говорит: «Господи, да что же это такое?» — определенно воспринимается читателями вашего поколения как человек если не пожилой, то в годах. Точно так же характеризует героя и восклицание «Невероятно, просто обалдеть!». Оказывается, сегодняшние студенты скорее скажут в аналогичной ситуации «Нет, ну ты приколись, да?!» или «Просто супер!» Такая же метаморфоза произошла и с выражениями, дающими отрицательную характеристику обсуждаемому человеку. Слова вроде «придурок» и даже «урод» в конструкции «Ну и… нехороший человек!» уступили место таким шедеврам образности, как «чмо» или «мудак», которых, в свою очередь, в последнее время вытесняет всем хорошо известная, изящная в своей краткости анатомическая метафора. Кроме того, я узнал, что студентки чаще, чем студенты, пересыпают свою речь всяческими «как бы» и «ну ваще». Не без удивления я обнаружил, что такие слова, как «понты» и «ништяк», не являются актуальными в сегодняшнем молодежном сленге, и использование их тем или иным персонажем характеризует его скорее в ироничном, пародийном ключе. В общем, всякий раз, когда я неосторожно бросался в омут совершенно не известного мне современного молодежного жаргона, ваши консультации оказывались просто бесценными.

Гораздо больше удивили вы меня другим. По крайней мере, я уверен в том, что в ваши годы я не смог бы проявить такую объективность в оценках. Вам же удалось посмотреть на себя и свое поколение как бы со стороны и провести беспристрастный анализ речи ровесников. Благодаря этому мне стало понятно, какие из разговорных выражений рождаются из нормального человеческого желания как-то выделиться, привлечь к себе внимание, быть услышанным, а какие скрыто, «эзотерически» маркируют принадлежность говорящего к той или иной социальной группе. Я рискнул использовать термин «эзотерический», потому что порой этот процесс самоидентификации происходит на подсознательном уровне, и человек использует те или иные жаргонизмы в ситуациях, которые, на первый взгляд, не играют никакой роли в определении его социального статуса Благодаря вашей способности к беспристрастному анализу вашему отцу оставалось только по-новому систематизировать материал, собранный в кампусах по всей стране. Слова бессильны выразить мою благодарность и переполняющие меня чувства. Мне остается только крепко обнять вас обоих.

Vos saluto[1]

Собирать информацию для этой книги мне великодушно помогали очень многие люди: студенты, спортсмены, тренеры, преподаватели, выпускники университетов, ковбои и жители райского уголка, затерянного в Голубых горах Северной Каролины — округа Аллегани. Я благодарю их и жалею только о том, что не могу перечислить всех поименно. У меня есть возможность назвать здесь лишь тех немногих, без чьей самоотверженной помощи моя книга бы вообще не вышла в свет. Это:


В округе Аллегани: Мак и Кэти Никол, обладающие просто несравненной наблюдательностью и умением понимать другого человека; Льюис и Пэтси Гаскин, которые показали мне потрясающие лесные питомники, где выращивают новогодние елки; в одном из них, оказывается, растет полмиллиона елей; и любезный персонал Аллегани Хай-Скул и Союза предпринимателей округа Аллегани.


В Стэнфордском университете: декан факультета журналистики Тел Глассер; Джим Стейер, автор «Другого прародителя»; специалист по сравнительному литературоведению Джеральд Джиллеспи; исследователь творчества Малларме Роберт Кон; восходящие звезды науки Ари Соломон и Роберт Ройалти, а также их друзья-студенты.


В Университете штата Мичиган: большой специалист по средствам массовой коммуникации Майк Трауготт и Пичиз Томас, который любезно познакомил одного старого дурака со студенческой ночной жизнью, открыв ему двери туда, куда здравомыслящие люди предпочитают не соваться.


В Чэпел-хилл: Конни Ибл, лексиколог, специалист по студенческому жаргону, автор книги «Сленг и социализация»; Дороти Холланд, чья «Учеба и личная жизнь» навеки вошла в золотой список литературы об американских студентах; Джейн Д. Браун, известная своей книгой «Медиа, секс и взросление»; и двое особенно вдумчивых студентов (ныне уже выпускников) Френсис Феннебреск и Дэвид Флеминг.


В Хантсвилле, Алабама: Марк Ноубл, спортивный консультант, когда-то выводивший в свет, тренировавший и лечивший профессиональных спортсменов Первого дивизиона; Грег и Джей Столт, а также Грег-младший, выступавшие за баскетбольную команду университета Флориды и играющие сейчас в Японии; колоритнейший член муниципалитета Хантсвилла Даг Мартинсон.


Во Флориде, в городе Гэйнсвилл: Билл Маккин, заведующий кафедрой журналистики, автор книги «Шоссе 61», человек, для которого открыты двери всех злачных студенческих мест, включая «Трясину» — футбольный стадион, под трибунами которого живет своей жизнью целый студенческий город.


В Нью-Йорке: Янн Веннер, который вновь помог мне проделать трудный путь по сумрачной долине написания очередной книги; советник Эдди Хэйс («А подать сюда этого Хэйса!»), взявший на себя труд отредактировать большую часть рукописи.


In dōmo[2] моя дорогая Шейла, «scribere iussit amor»,[3] как сказал Овидий. Scripsi.[4]

Том Вулф

Виктор Рэнсом Старлинг (США), лауреат Нобелевской премии по биологии за 1997 год. В 1983 году 28-летний Старлинг, доцент факультета психологии Дьюпонтского университета, провел эксперимент, в ходе которого он вместе с ассистентом хирургическим путем удалил у тридцати котов и кошек особое миндалевидное образование, расположенное в глубине серого вещества головного мозга и управляющее эмоциональным состоянием у высших млекопитающих. Было хорошо известно, что после подобной операции эмоциональное состояние подопытных животных начинает меняться беспорядочными и хаотичными перепадами — животные впадают в тоску в тех ситуациях, когда нормальной реакцией должен быть страх, демонстрируют подчинение старшему или сильному там, где им следовало бы проявлять превосходство, и приходят в сексуальное возбуждение в случаях, когда обычное животное остается совершенно равнодушным. Впрочем, в ходе эксперимента Старлинга выяснилось, что у прооперированных котов и кошек состояние сексуального возбуждения становится постоянным и превращается практически в манию. Оказавшись в одном помещении, животные буквально набрасывались друг на друга и приступали к спариванию, выстраиваясь порой в цепочки — кошка за кошкой — по десять футов длиной.

Доцент Старлинг пригласил одного из коллег понаблюдать за результатами эксперимента. Тридцать прооперированных кошек содержались в клетках в одном помещении, и в таких же клетках там находились кошки из контрольной группы, то есть те, у которых указанный мозговой центр удален не был. Старлинг начал открывать клетки и выпускать подопытных — прооперированных — животных, чтобы предоставить им возможность сбиться в сладострастную кучу малу посреди лаборатории. Первый же выпущенный кот бросился под ноги к гостю Старлинга, обхватил передними лапами его лодыжку и судорожно оседлал его ботинок. Старлинг предположил, что кот ошибочно принял запах обувной кожи за запах готового к спариванию животного. Впрочем, развить эту теорию он не успел, так как его ассистент удивленно воскликнул: «Профессор, это ведь кот из контрольной группы!»

С того дня направление работ Старлинга круто поменялось — его открытие, вскоре сформулированное в научных трудах, привело к радикальному изменению в понимании поведения животных и человека: было установлено, что в психике существуют — и при этом навязывают окружающим свое поведение — так называемые «культурные парастимуляторы». Кошки из контрольной группы могли наблюдать поведение прооперированных животных из своих клеток. За несколько недель существования в обстановке гиперманиакальной сексуальной активности их поведение подверглось воздействию той модели, которую демонстрировали и предлагали их прооперированные собратья. Профессор Старлинг сделал вывод о том, что мощно воздействующая социальная или «культурная» атмосфера, пусть даже и совершенно отличная от нормальной, может по истечении некоторого времени подавить генетически запрограммированные реакции абсолютно нормальных, здоровых животных и привести к явно выраженным отклонениям в их поведении и психике. Спустя 14 лет профессор Старлинг стал двадцатым по счету ученым из Дьюпонтского университета, удостоенным Нобелевской премии.

Словарь-справочник нобелевских лауреатов/ Под ред. Саймона Маккью и Себастьяна Дж. Р. Слоуна. 3-е изд. Оксфорд, Нью-Йорк: Изд-во «Оксфорд Юниверсшпи Пресс», 2001. С. 512.

ПРОЛОГ

Человек из Дьюпонта

Всякий раз, когда дверь в мужской туалет открывалась, в помещение врывались сумасшедший рев и грохот: это группа «Сворм» давала концерт в большом театральном зале этажом выше. Каждая нота так называемой музыки словно пуля рикошетила от всех зеркал и выложенных керамической плиткой стен и пола. От этого казалось, что здесь, в замкнутом пространстве, она звучит вдвое громче. Впрочем, стоило пневматическому доводчику поплотнее прикрыть дверь, как звуки «Сворма» исчезали и в туалете вновь раздавались голоса студентов — опьяненных молодостью и пивом и стремящихся выразить свой восторг и веселье как можно громче, пусть даже дурацкими воплями прямо в стену, стоя перед писсуаром.

Двое парней нашли себе развлечение: они то и дело прикрывали ладонью фотоэлемент писсуара, отчего вода в фаянсовой чаше сливалась практически непрерывно. При этом ребята оживленно разговаривали.

— Да с чего ты взял, что она потаскуха? — обратился один к другому с вопросом. — Она сама мне на днях сказала, что ей операцию сделали — восстановление девственности. Это вроде называется рефлорация.

Это слово показалось приятелям до ужаса смешным, и оба согнулись пополам от хохота.

— Так и сказала? Рефлорация?

— Ну да! Рефлорация или антидефлорация, как-то так! В общем, как ни крути, а она теперь снова невинная девочка.

— Она, небось, думает, что это действует как те противозачаточные таблетки, которые на следующее утро надо принимать! — Приятели снова захохотали. К этому времени большая часть участников студенческой вечеринки была уже пьяна до такой степени, когда любая сказанная фраза кажется невероятно остроумной, и нужно только прокричать ее как можно громче, чтобы осчастливить всех окружающих очередным шедевром своего убийственного чувства юмора.

В писсуарах клокотали бурные водопады, приятели продолжали развлекать друг друга остротами, за дверцей одной из многочисленных кабинок кого-то уже выворачивало наизнанку. Потом входная дверь снова широко открылась, и помещение наполнилось оглушительным ревом «Сворма».

Ничто — никакой шум, никакие крики — не могло в эту минуту отвлечь одиноко стоявшего перед вереницей раковин студента, чье внимание было поглощено соверцанием своего собственного бледного лица, отражающегося в зеркале. В голове у парня сильно шумело. Отражение ему понравилось. Он оскалил зубы, чтобы получше их рассмотреть. Какие же они, оказывается, классные. Такие ровные! Такие белоснежные! Они просто блистали совершенством. А чего стоит эта крепкая, мужественная челюсть… а этот шикарный квадратный подбородок… а густые светло-каштановые волосы… а сверкающие, орехового цвета глаза… прямо отпад! И вся эта красотища — его! Вот она, в зеркале — и принадлежит не кому-нибудь, а ему! В какой-то момент парень почувствовал себя так, будто подсматривает через плечо за кем-то другим. Так вот, первый он был просто загипнотизирован своим собственным великолепием. На полном серьезе. Второй же, который внимательно следил за первым, подошел к созерцанию отражения более объективно и даже намеревался критически проанализировать представший перед ним образ. Однако он пришел к тем же выводам, что и первый молодой человек, позволивший так очаровать себя собственному отражению. В общем, смело можно было признать, что выглядит он шикарно. Потом оба придирчиво осмотрели в зеркале свои руки и предплечья, а также крепкие бицепсы, едва не разрывавшие короткие рукава летней рубашки-поло. Повернувшись боком, отражение выпрямило руку и напрягло трицепс. «Круто!» — пришли к выводу оба наблюдателя. Никогда в жизни эта двуединая личность еще не чувствовала себя такой счастливой.

Мало того, студент, стоявший перед зеркалом умывальника, вдруг понял, что вплотную подошел к какому-то очень важному открытию. К какому именно — он еще не знал, но был уверен, что оно как-то связано с одним человеком — тем самым, который, раздвоившись, смотрел на мир двумя парами глаз. О том, чтобы сформулировать это открытие сейчас, не могло быть и речи. Оставалось только надеяться, что память не подведет, и завтра, проснувшись, он сумеет записать свою новую формулу, переворачивающую мир. Или все же попытаться сегодня? Нет, невозможно. Вот если бы в голове шумело хоть чуть меньше, тогда можно было бы попробовать.

— Эй, Хойт! Ты чего, уснул?

Красавец отвел взгляд от зеркала и взглянул на Вэнса — блондина с вечно взъерошенными волосами. Они были однокурсниками и состояли в одной студенческой ассоциации; Вэнс даже числился там президентом. Хойт вдруг понял, что ему позарез нужно рассказать о своем открытии. Он открыл рот, но подходящих слов не нашлось. Впрочем, его голосовой аппарат вообще отказывался произносить какие-либо слова. Ему осталось только развести руками, улыбнуться и на всякий случай пожать плечами.

— Классно выглядишь, Хойт! — сказал Вэнс, направляясь к писсуарам. — Хорош, ничего не скажешь!

Хойт знал, что это имеет только один смысл: Вэнс удивляется, что он уже так сильно напился. Но в том возвышенном состоянии, в котором он находился, даже это звучало как похвала.

— Слушай, Хойт, — заявил Вэнс, стоя перед писсуаром, — я видел тебя там, наверху, на лестнице с этой стервозной девчонкой. Скажи-ка честно, ты в самом деле думаешь, что получится ее уломать?

— Нует… с ей лом выш, — выдавил из себя Хойт, пытавшийся сказать: «Ну нет, с ней облом вышел». Даже в том состоянии, в котором он находился, ему было ясно, что сформулировать свою мысль не удалось.

— Звучишь ты тоже классно! — заключил Вэнс. Он отвел было взгляд к писсуару, но потом снова взглянул на Хойта и проговорил уже совершенно серьезно: — Знаешь, что я тебе скажу? По-моему, на сегодня с тебя уже хватит. Шел бы ты домой, баиньки. Сейчас еще есть шанс дотопать самостоятельно, пока у тебя в башке совсем фары не погасли.

Хойт попытался оспорить это предложение, но не нашел нужных аргументов. Вскоре они вместе вышли из здания театра и направились к общежитию.

Стоял май, и даже ночью было тепло. Приятный мягкий бриз разогнал облака, и полная луна достаточно сносно освещала территорию университетского городка. На фоне неба вырисовывалась характерно изогнутая крыша театра, официально именовавшегося в университете Оперным тетром Фиппса и являвшегося одним из знаменитых творений прославленного архитектора Ээро Сааринена. В пятидесятые годы оно считалось очень модерновым. От обрамленного множеством лампочек входа в театр тянулась через площадь дорожка света. Она доходила до выстроившихся ровной шеренгой платанов, обозначавших границу другой достопримечательности университетского кампуса — ландшафтного парка. Основавший университет сто пятнадцать лет назад Чарльз Дьюпонт — миллиардер, сколотивший состояние на производстве искусственных красителей (не родственник делавэрских дю Понтов), потребовал предусмотреть в проекте целый лесопарк, где, по его разумению, студенты и ученые могли бы прогуливаться, предаваясь созерцанию природы или размышлениям о предмете своих научных исследований. Для планировки парка был приглашен самый известный в то время ландшафтный дизайнер Чарльз Жиллетт. Он сумел добиться, чтобы весь университетский городок через некоторое время просто утопал в зелени. Разумеется, в центре кампуса оставалась пустой Большая площадь, обрамленная правильным каре старых общежитий, отдельной изгородью был обнесен ботанический сад, а все остальное место занимали лужайки, клумбы и оранжереи. Даже парковочные площадки для автомобилей делились на сектора не заборчиками, а рядами деревьев и кустов. И все же главным шедевром создателя парка следовало признать саму Рощу, благодаря которой любой человек, оказавшись в университете, забывал, что тот окружен по периметру трущобными, заселенными по большей частью чернокожими кварталами крупного города, а именно — Честера, штат Пенсильвания. Чарльз Жиллетт продумал, где посадить каждое дерево и каждый куст, где высадить вьющийся плющ, а где разбить клумбу. Все зеленые насаждения поддерживались в наилучшем состоянии вот уже на протяжении века. Единственное, что в парке не совпадало с первоначальным планом его творца, — это протоптанные студентами тропинки. Жиллетт прочертил на своем плане извилистые, порой даже спиральные линии, по которым, согласно его замыслу, и должны были неторопливо прогуливаться будущие поколения студентов и преподавателей. Но увы, праздные прогулки как-то не прижились, и студенты часто пересекали этот шедевр американского ландшафтного дизайна так, как им было удобнее: обычно по прямой — кратчайшему пути между двумя зданиями. Вот и сейчас Хойт с Вэнсом направились к общежитию напрямик через залитую лунным светом Рощу.



Свежий воздух, ночная тишина и покой огромных деревьев возымели некоторое положительное действие на Хойта. В голове у него слегка прояснилось. Он вдруг почувствовал, что находится в той идеальной точке графика опьянения, которая расположена на максимуме функции хорошего настроения и при этом не приближается к опасно низким значениям координаты здравого мышления… Говоря нормальным языком, в этом состоянии можно чувствовать себя веселым и счастливым без риска неожиданно вырубиться или наблевать где-нибудь в углу. В общем, как казалось в тот момент Хойту, ему удалось вовремя остановиться и спасти веселый вечер от перехода в тупую свинскую пьянку. Он даже все больше склонялся к мысли, что способность здраво, можно сказать, трезво рассуждать возвращается к нему прямо на глазах. Вместе с ней, понятно, должна была вернуться и способность связно излагать мысли и аргументированно убеждать собеседника в своей правоте. Оставалось подождать совсем чуть-чуть — пока не стихнет дурацкий шум в голове.

Некоторое время парень шел молча, сосредоточенно пытаясь воскресить и закрепить в памяти тот миг восторга, что испытал перед зеркалом. Они с Вэнсом проделали уже немалую часть пути до центральной площади, а этот миг все ускользал… ускользал… куда-то ускользал… и вдруг в сознание Хойта совершенно неожиданно втемяшилась совсем другая мысль. На эту мысль его натолкнула Роща… Роща… знаменитая Роща… так ее называли в университете… и фактически она и стала означать — университет Дьюпонта… Хойт вдруг всей душой, прямо-таки до мозга костей, ощутил себя человеком из Дьюпонта, а значит, практически сверхчеловеком по отношению к любому другому американцу, не имевшему отношения к Дьюпонтскому университету. «Я человек из Дьюпонта», — сказал он себе. Не родился еще ни поэт, ни писатель, способный обессмертить это чувство — восторг, пронизывавший всю его центральную нервную систему, когда он при очередном знакомстве словно невзначай подводил разговор к тому, чтобы сообщить собеседнику, что учится в колледже, и эта информация неизбежно провоцировала нового знакомого (или знакомую) спросить: «А в каком ты колледже?», и тогда Хойт лаконично и как можно более бесстрастно отвечал: «В Дьюпонте», а потом наблюдал за ответной реакцией. Многие, особенно женщины, не скрывали своего восхищения. Они расплывались в улыбке, на лицах вспыхивало выражение благоговейного восторга, и они повторяли вслед за Хойтом: «О! В Дьюпонте!» Другие, особенно мужчины, тотчас же напрягались и прилагали неимоверные усилия, чтобы сохранить на лице невозмутимое выражение, выдавливая при этом краткий комментарий вроде: «Понятно» или: «М-м, ну да» или просто сохраняя молчание. Хойт и сам не знал, какой вариант реакции ему больше нравится. Всем, вне зависимости от пола и возраста, кто когда-либо получил диплом в Дьюпонтском университете или учился в нем сейчас, было знакомо это чувство превосходства над другими, и они его ценили. Они лелеяли его и не упускали случая вновь и вновь почувствовать свою принадлежность к этой особой касте — им хотелось испытывать это ощущение ежедневно, сейчас и до самого конца своей жизни. Тем не менее никому еще не удалось выразить это чувство в словах. Впрочем, одному Богу известно, пытался ли какой-либо человек из Дьюпонта, будь то мужчина или женщина, не только сформулировать свои мысли на этот счет, а попытаться изложить их письменно или хотя бы вслух, пусть даже перед своими. Скорее всего, таких попыток просто не было. Никто из избранных, из этой восхитительной аристократии, не желал ошибиться и осквернить это чувство какими-либо формулировками. «Нашли дурака», — повторял про себя каждый.

Хойт на миг остановился и огляделся. Они с Вэнсом как раз дошли до середины Рощи и были между общежитиями и театром. Деревья загадочно шелестели в серебристом лунном свете. Шум в голове то стихал, то снова нарастал — и внезапно словно вспышка вдохновения промелькнула в мозгу у Хойта: он вдруг понял, что именно ему суждено выразить словами чувство дьюпонтского братства! Да, именно он станет этим великим бардом! Он всегда подозревал, что в нем кроется талант писателя. Правда, за всю жизнь он не написал ни строчки, кроме разве что домашних заданий и конспектов, ну так у него ведь не было на это времени. А теперь Хойт ощутил сполна уверенность в своих творческих способностях и почти физическую тягу как можно скорее изложить свои мысли в письменном виде. Надо только дотерпеть до утра, и когда он проснется, то сможет выразить это неуловимое чувство на экране монитора своего «Макинтоша». А может, прямо сейчас сказать об этом Вэнсу? Вэнс — он ведь свой парень, с ним о таких вещах вполне можно поговорить… Все эти мысли сбивчиво мелькали в голове Хойта, пока он плелся в нескольких шагах за Вэнсом по заколдованной Роще.

Внезапно Вэнс глянул на спутника и предостерегающе поднял руку. Хойт даже в том своем приподнятом состоянии понял, что от него требуют немедленно остановиться. Вэнс поднес палец к губам и прижался к стволу ближайшего дерева, явно желая слиться с ним в полумраке. Хойт последовал его примеру. Вэнс сделал выразительное движение рукой, показывая куда-то вперед. Выглянув из-за дерева, Хойт разглядел футах в двадцати пяти два силуэта Незнакомый мужчина, судя по копне седых волос — далеко не первой молодости, сидел на земле, опершись спиной о дерево. Его толстые белые ляжки были расставлены настолько широко, насколько позволяли спущенные ниже колен брюки и семейные трусы. Второй силуэт явно принадлежал девушке. Одетая в шорты и футболку, она стояла на коленях между колен мужчины, лицом к нему. Пышные светлые волосы красиво переливались в лунном свете в такт недвусмысленным движениям вверх-вниз, которые совершала женская голова над мужскими бедрами.

Вэнс снова спрятался за дерево и прошептал:

— Охренеть, Хойт, ты хоть просекаешь, кто это? Это же губернатор Калифорнии, Хрен-Знает-Как-Его-Там — ну тот, который должен выступать на вручении дипломов!

Церемония вручения дипломов была назначена на субботу. А сегодня был четверг.

— Тогда какого хрена он тут делает сегодня? — спросил Хойт — по-видимому, слишком громко, потому что Вэнс снова прижал палец к губам.

Потом он чуть слышно фыркнул и прошептал:

— Как — какого хрена? А то сам не видишь. Угадаешь с трех раз?

Они чуть высунулись из-за дерева. Мужчина и девушка, видно, услышали их, потому что, прервав свое увлекательное занятие, поглядели в их сторону.

— Да я же ее знаю, — объявил Хойт. — Она была у нас в…

— Хойт, твою мать! Тихо!

Хлоп! Буквально в ту же секунду какая-то невидимая рука сгребла плечо Хойта и сжала его железной хваткой, а над ухом у него раздался голос определенно очень крутого парня:

— Чем это вы, пидоры, тут занимаетесь?

Хойт резко развернулся и увидел перед собой невысокого, но очень коренастого и явно чрезвычайно сильного человека в темном костюме и наглухо застегнутой рубашке с галстуком. Ворот рубашки еле сходился на мощной шее незнакомца, которая на вид казалась гораздо шире его головы. Из-за левого уха парня уходил куда-то в неизвестность тонкий, почти прозрачный проводок.

Адреналин в сочетании с алкоголем настроил Хойта на воинственный лад. В конце концов, он человек из Дьюпонта или нет? Кто это смеет обращаться к нему так по-хамски? Да по сравнению с ним этот урод — просто переходная ступень от обезьяны к человеку.

— Чем занимаемся? — рявкнул он, непреднамеренно обрызгав незнакомца слюной. — Да смотрим, как делают минет какому-то мудаку с обезьяньей рожей, — вот чем занимаемся!

Не успел Хойт договорить, как бугай в черном костюме схватил его обеими руками за плечи и изо всех сил швырнул спиной о дерево. На какое-то мгновение у Хойта перехватило дух. В следующую секунду, пока эта низкорослая горилла заносила кулак для удара, Вэнс нырнул на четвереньки у нее за спиной. Хойт вовремя среагировал и успел увернуться от пудового кулака, который с треском врезался прямо в ствол дерева. Охранник губернатора только успел провыть во всю глотку начало предполагаемого ругательства: «Ё-ё-ё-ё-ё-ё!», но его красноречию не дал в полной мере проявиться локоть Хойта, которым тот саданул в грудь оказавшегося вплотную перед ним противника. Человек в костюме потерял равновесие и, споткнувшись о скрючившегося позади него Вэнса, рухнул на землю с глухим стуком, тотчас же перешедшим в еле сдерживаемый сдавленный стон. Охранник так и остался лежать, растянувшись на корнях платана, с лицом, перекошенным от боли. Правой рукой с разбитыми в кровь костяшками пальцев он схватился за левое плечо. Судя по тому, как неестественно была согнута его левая рука, парень при падении либо сломал ее, либо вывихнул.

Хойт и Вэнс — последний все еще на четвереньках — молча созерцали результат своих согласованных действий. Их противнику, по собственной вине превратившемуся в жертву, явно было очень больно. Он открыл глаза и, удостоверившись, что бить его не собираются, прохрипел:

— Мудаки… вот мудаки… — Потом, неизвестно почему, он опять закрыл глаза, сжал зубы и сумел снова выругаться только пару секунд спустя: — Козлы… козлы гребаные…

Поняв, что охранник, по крайней мере в ближайшее время, не представляет опасности, друзья, повинуясь невольному порыву, одновременно развернулись и поглядели в ту сторону, где развлекались мужчина и девушка. Но там уже никого не было.

— Что будем делать? — шепотом поинтересовался Вэнс.

— Сваливать отсюда на хрен, — ответил Хойт.

Предложение было принято единогласно. Они побежали напрямик через кусты и по клумбам, упругие ветки то и дело хлестали их по лицу. Вэнс на бегу все время повторял:

— Самозащита, самозащита… это была… просто… самозащита.

Впрочем, скоро он запыхался и, оказавшись перед выбором — бежать или говорить, предпочел первое.

Добежав до опушки Рощи, откуда уже рукой подать было до общежития, Вэнс сказал:

— Все… сбавляй ход. — Он настолько устал, что мог произнести между вдохами не более двух слов. — Давай… пойдем… спокойно… как будто… ничего… не случилось.

Выйдя из тени деревьев, приятели постарались идти как ни в чем не бывало, прогулочным шагом, и все было бы просто замечательно, если бы не слишком громкие хрипы, вырывавшиеся из груди у обоих, и пот, ручьями лившийся по их спинам.

Вэнс продолжал отдавать распоряжения:

— Мы не должны, — вдох-выдох, — говорить об этом, — вдох-выдох, — никому. — Вдох-выдох. — Договорились? — Вдох-выдох. — Слышишь, Хойт? — Вдох-выдох. — Эй, Хойт! — Вдох-выдох. — Твою мать! — Вдох-выдох. — Хойт, слушай меня!

Но Хойт не только не слушал, а даже не смотрел на него. Нет, адреналин не менее бурно заставлял его сердце учащенно качать кровь, чем у Вэнса. Однако этот гормональный всплеск вызвал у Хойта лишь какое-то временное счастливое помешательство, но отнюдь не страх или озабоченность. В голове у него по-прежнему шумело, но этот шум не мешал радоваться жизни, а радоваться было чему. Он вырубил этого козла! Как отлично он швырнул этого качка через спину Вэнса — Боже ты мой! Хойту не терпелось скорее вернуться в общежитие Сейнт-Рей и всем рассказать о своей победе. Это сделал он! Теперь он станет легендой студенческого союза. Да что там — весь университет будет говорить только о нем. При мысли об этом по телу Хойта пробежала приятная дрожь. Он испытал древнее, известное с первобытных времен чувство — восторг воина, вышедшего из битвы победителем.

— Вэнс, ты только посмотри, — сказал Хойт. — Вот оно.

— Что? Какое еще оно? — переспросил Вэнс, который явно не желал тратить время на разговоры, пока они не окажутся в безопасности.

Хойт обвел рукой открывавшийся перед ними вид.

Университетский городок Дьюпонта… Лунный свет превратил привычную панораму зданий в безумную композицию из глухих теней и серебристых бликов. Стены, разнокалиберные башни и башенки, шпили, шиферные крыши — все это было так знакомо, так неотразимо прекрасно и так неотразимо величественно. Стены толстые и массивные, словно в замках. Да что там! Это же настоящая крепость. И он, Хойт, принадлежал к узкому кругу избранных — тех счастливцев, которые были допущены в святая святых этой непобедимой цитадели… Больше того: внутри этой крепости он принадлежал к самой избранной касте — студенческому братству Сейнт-Рей. Членам этого могущественного ордена предстояло быть властителями… властителями… в общем, предстояло повелевать всеми остальными.

Хойту захотелось как можно скорее поделиться своими поэтическими образами с Вэнсом… но, черт, язык почему-то плохо слушался. Пришлось начинать с самого простого:

— Вэнс, ты хоть понимаешь, что такое Сейнт-Рей?

Неуместность вопроса была настолько очевидна, что Вэнс остановился и уставился на Хойта с открытым от удивления ртом. Наконец он понял, что единственный способ заставить приятеля сдвинуться с места — это поддержать диалог.

— Нет, а что?

— Это же «Мастеркард»… золотая кредитка… разрешение делать все что угодно… все что угодно. — В голосе Хойта не было и намека на иронию. Его благоговейное отношение к своей студенческой общине было абсолютно искренним.

— Хойт, ты только не вздумай рассказывать кому-нибудь, что случилось! Даже и не заикайся об этом! Что там случилось в Роще — мы об этом ничего не знаем и никому не говорим! Договорились?

— Да хватит тебе дергаться, — чуть покровительственно ответил Хойт и снова взмахнул руками, словно пытаясь обнять раскинувшееся перед ним царство. — Только избранные… узкий круг посвященных, — пробормотал он.

Что-то подсказало Хойту, что способность связно выражать свои мысли опять изменила ему. Потом он присмотрелся к Вэнсу и заметил на его освещенном лунным светом лице признаки паники. Да что это с ним? С какой это стати Вэнс дрожит от страха, как заяц? Он же сам человек из Дьюпонта. Хойт еще раз обвел влюбленным взглядом умытую лунными лучами знакомую панораму родного королевства Вот большая башня над библиотекой… водосточный желоб с нависшей над ним фигурой какой-то химеры на углу колледжа Лэпхем… чуть поодаль купол баскетбольного зала… новое, все из стекла и стали, здание центра неврологии, нейропсихологии или черт его знает чего там еще — даже эта уродливая коробка сейчас выглядела величаво, как какой-нибудь дворец… Дьюпонт! Наука! Нобелевские лауреаты — штабелями!.. Хотя именно сейчас Хойт не мог вспомнить ни одного имени… Спортсмены — высший класс! Чемпионы страны по баскетболу! В первой пятерке по футболу и лакроссу!.. Хотя он считал, что ходить на матчи других команд и болеть за кого-то — в общем-то потеря времени… А ученые? Какие здесь исследования проводят — закачаешься!.. Пусть даже эти умники и похожи на свихнувшиеся привидения, обитающие где-то на обочине настоящей, красивой университетской жизни… Традиции — грандиозные! Хулиганские выходки и самые разные приколы, что передаются из поколения в поколение… студентов лучшего из всех университетов! Перед внутренним взором Хойта проплыла целая вереница самых разных и почему-то весьма экстравагантных личностей: придурковатых пожирателей книг, академиков со странностями, ученых с нетрадиционной сексуальной ориентацией, виртуозов-флейтистов и прочих извращенцев, которых тем не менее теперь признавали везде и всюду… Как бы то ни было — если ты отучился в Дьюпонте и получил диплом с заветным гербом на обложке — для тебя открыты все дороги… и вот он, этот заветный Дьюпонт: он наш, он принадлежит нам!

Сердце Хойта до того переполнял восторг и ему так хотелось поделиться им с Вэнсом, но проблема словесного выражения родившегося в голове образа снова не дала это сделать. В итоге Хойт, собравшись с силами, сумел только пробормотать:

— Он наш, Вэнс. Понимаешь, наш.

Вэнс закатил глаза и застонал почти так же жалобно, как тот боров со сломанной рукой в Роще:

— Хойт, ну ты и нажрался.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

То единственное обещание

Округ Аллегани расположен так высоко в горах на западе штата Северная Каролина, что бесстрашные любители гольфа, которые отваживаются забраться в эту глушь, не без оснований называют то, во что им приходится играть, горным гольфом. Единственным источником доходов для округа является сезонная продажа рождественских елок, да и то не столько собственно елок, сколько канадских пихт. Основным более или менее постоянным видом деятельности в этих краях можно считать строительство коттеджей для отдыхающих. В округе имеется только один город. Называется он Спартой.

Отдыхающих в эти края привлекает некая первобытная красота берегов Нью-Ривер, ограничивающей округ с запада. Эту красоту действительно лучше всего описать именно такими словами, как «первобытная» и «первозданная». Палеонтологи признают, что Нью-Ривер, несмотря на свое название, является одной из двух или трех самых древних рек в мире. Согласно местной легенде, река получила название Новой по той простой причине, что первым белым человеком, увидевшим ее, был двоюродный брат Томаса Джефферсона Питер, и для него сам факт существования этой реки оказался большой новостью. Питер Джефферсон возглавлял группу топографов, занимавшихся съемкой местности в районе Аппалачей, а именно хребта Голубых гор. Добравшись до очередной вершины, он взглянул с нее на противоположный склон, и его взгляду открылся тот самый вид, который и по сей день очаровывает всех, кто впервые приезжает в эти места: широкая, абсолютно прозрачная река прорезает поросший густым девственным темно-зеленым лесом склон и вырывается к подножью Голубого хребта, который издали действительно кажется голубовато-синим.



Вплоть до недавнего времени эти горы были настоящей стеной, отделявшей округ Аллегани от остальной Северной Каролины так надежно, что власти штата называли этот медвежий угол Потерянной провинцией, да и вообще вспоминали про него довольно редко. Проложенные через горы современные шоссе сделали округ куда более доступным, но при этом тут сохранилась атмосфера удаленности от современного мира. Именно этот дух и привлекал сюда летом множество отдыхающих, туристов с палатками и на байдарках, рыбаков, охотников, игроков в гольф и скупщиков изделий местных народных промыслов. В Спарте нет ни супермаркета, ни кинотеатра, нет даже ни одного биржевого брокера. Если произнести при местных жителях слова «амбициозный человек», в их воображении ни за что не нарисуется образ хваткого бизнесмена в дорогом и унылом костюме, который оживляет только «интересный», а попросту пестрый галстук, — образ, в каком предстает «амбициозный человек» в крупнейших городах штата — Шарлотт и Роли. Родители, имеющие детей школьного и в особенности старшего школьного возраста, которые все как один учатся в единственной на весь округ средней школе — Аллегани-Хай, вовсе не одержимы стремлением добиться, чтобы их чада поступили в какой-нибудь колледж. Разумеется, для подавляющего большинства выпускников местной школы вопроса о продолжении образования где-нибудь в престижном университете даже не возникало. А уж мечтать о том, чтобы отправить своего сына или дочь в такой университет, как Дьюпонт, никому из родителей в Спарте даже в голову не приходило. Вот почему известие о том, что выпускница местной школы по имени Шарлотта Симмонс осенью поедет учиться в Дьюпонт, стало в городе новостью номер один. Ей даже посвятили первую страницу местной еженедельной газеты «Аллегани ньюс».

Спустя месяц, субботним утром в конце мая, когда в школе уже закончились выпускные экзамены и наступило время вручения аттестатов, Шарлотта Симмонс стала настоящей звездой. Директор школы мистер Томс взошел на трибуну, установленную в торце школьной баскетбольной площадки. По ходу своей официальной речи он уже успел несколько раз упомянуть имя Шарлотты Симмонс, сообщив выпускникам и их родственникам, что эта необыкновенная девушка лучше всех сдала экзамены по французскому и английскому языкам, а также лучше всех написала сочинение. Вскоре дошла очередь и до самой Шарлотты, которой от имени выпускников предстояло зачитать прощальное обращение к учителям и товарищам по школе.

— …Передать слово той молодой женщине, которая… должен сказать, что обычно мы не упоминаем результаты единых госэкзаменов на открытых собраниях: во-первых, потому, что эта информация является конфиденциальной, а во-вторых, потому, что мы не придаем слишком уж большого значения этим результатам… — Директор сделал паузу и, широко улыбаясь, оглядел всех присутствующих. — Но на этот раз я считаю возможным сделать исключение из правила. По правде говоря, я просто не могу удержаться. Так вот, эта девушка, получившая максимальные тысячу шестьсот баллов и пятерки по четырем профильным тестам по выбору, всего одна из двух девушек во всей Северной Каролине удостоенная чести получить президентскую стипендию, девушка, побывавшая в Белом доме в Вашингтоне — вместе с Мартой Пеннингтон, нашей преподавательницей английского языка, отмеченной в качестве ее наставницы, — девушка, которая вместе с еще девяносто восемью выпускниками и их учителями, представлявшими остальные сорок девять штатов нашей страны, удостоилась чести обедать с Президентом и пожать ему руку, девушка, которая к тому же всегда была одной из лучших спортсменок нашей школы и входила в сборную по кроссу и спортивному ориентированию, девушка, которая…

Та самая девушка, кому были адресованы все эти дифирамбы, сидела на складном деревянном стуле в первом ряду сектора, выделенного для выпускников, и сердце у нее колотилось, как у пойманной птицы. Нет, по поводу речи, которую ей предстояло произнести, Шарлотта не волновалась. Она перечитала ее столько раз, что выучила наизусть — точно так же, как тогда, когда ей пришлось учить роль Беллы в школьном спектакле «Газовый свет». Сегодня ее куда больше беспокоило другое: во-первых, как она выглядит, а во-вторых, как отреагируют на ее выступление одноклассники. Одеты все выпускники были одинаково: темно-зеленая мантия с белым воротником и такого же цвета шапочка с золотистой шелковой кисточкой. Этот псевдоакадемический наряд, традиционный для выпускников Аллегани-Хай, скрывал все, кроме лица и прически. Но и тут было над чем поработать. Девушка, о которой столь лестно отзывался директор школы, провела несколько часов — часов! — приводя себя в порядок. Чего стоили только ее волосы — густые, темно-каштановые, спускавшиеся до середины спины. Шарлотта вымыла их, высушила на солнце, расчесала расческой, потом щеткой, потом распушила, полагая, что при ее внешности шевелюра остается для нее едва ли не единственным оружием. Что же касается лица — Шарлотта не считала себя уродиной и даже полагала, что ее можно назвать симпатичной. Другое дело, что выглядела она, по ее же собственному мнению, слишком юной, слишком наивной, уязвимой и девственной — девственной! Это слово привычно прозвучало в ее голове как нечто унизительное… а ведь одноклассница, сидящая рядом — Реджина Кокс — едва сдерживала возмущенный вздох при каждом упоминании «той самой девушки, которая». Насколько же Реджина презирает ее и ненавидит? Насколько не любят Шарлотту многие другие одноклассники, сидящие сейчас вокруг в точно таких же зеленых мантиях? Господи, ну почему мистер Томс не мог обойтись без этих бесконечных «девушек, которые»? В этот вроде бы звездный для нее миг, когда на нее смотрели чуть ли не все знакомые ей люди, Шарлотта испытывала едва ли не столь же сильное чувство вины, как и триумфа. Однако в конечном итоге чувство вины в силу его беспричинности было побеждено, поскольку этот миг триумфа был заработан ею честно и по праву, а на зависть и недовольство одноклассников можно было не обращать внимания.

— …И она, эта молодая женщина, в следующем учебном году впервые в истории нашей школы поедет учиться в Дьюпонтский университет, предоставивший ей полную стипендию. — При этих словах сидевшие в задних рядах взрослые одобрительно зашептались. — Так вот, леди и джентльмены… позвольте пригласить на трибуну Шарлотту Симмонс, которая и произнесет прощальную речь от лица всех выпускников.

Бурные аплодисменты. Встав со своего места и направившись к трибуне, Шарлотта вдруг поняла, что наверняка выглядит нелепо и двигается к тому же на редкость неуклюже. Чтобы не провоцировать зависть одноклассников, она решила идти, опустив голову с нарочитой скромностью. Вдруг ее взгляд упал на золотистый шнурок с кисточкой, спускавшийся с академической шапочки. Точно такой же золотой шнур с кистями проходил под воротником ее мантии вокруг шеи и свисал до пояса. Это был своего рода знак отличия для тех, кто принадлежал к списку «Бета» почетных выпускников школы Аллегани-Хай. Шарлотта вдруг подумала, что выглядит не столько скромной, сколько скрюченной, когда семенит к трибуне, опустив подбородок почти на грудь. Она выпрямилась и слегка вскинула голову. Этого движения оказалось достаточно, чтобы шапочка, которая была ей немного великовата, угрожающе съехала на затылок. А что, если она свалится? Шарлотта понимала, что в таком случае она не просто будет выглядеть полной дурой, не способной пройти без приключений и нескольких шагов, но ей еще придется нагибаться, чтобы поднять эту чертову шапку и снова водрузить ее себе на голову. О том, что будет с ее прической, лучше и не задумываться. Девушка решила придержать шапочку рукой, но тут как раз потребовалось подниматься на трибуну по ступенькам, для чего пришлось отпустить шапочку и приподнять подол мантии все той же рукой, поскольку в другой она держала текст своей речи. Миновав наконец ступеньки, она оказалась на трибуне. Аплодисменты усилились, но Шарлотта была настолько поглощена мыслями о том, как удержать на голове коварно норовящую упасть шапочку, что далеко не сразу сообразила улыбнуться в ответ мистеру Томсу, который уже давно стоял перед ней с широкой улыбкой, протягивая руку. Она коротко ответила на рукопожатие и вдруг почувствовала, что директор школы не только ласково держит ее ладонь обеими руками, но и ободряюще улыбается ей. Наклонившись и заглянув девушке в глаза мистер Томс негромко сказал:

— Шарлотта, мы тебя любим, и мы с тобой. — На несколько секунд он прикрыл глаза, словно повторяя про себя внушаемую ей мысль: «Не волнуйся, не нервничай, все будет хорошо». В первый раз за все это время Шарлотта поняла, что она, по всей видимости, действительно нервничает, и это даже бросается в глаза.

Теперь она стояла на трибуне, лицом к баскетбольной площадке, сплошь забитой складными стульями. Аплодисменты не стихали. Прямо перед Шарлоттой выделялся зеленый квадрат: это сидели плотными рядами ее одноклассники в своих парадных мантиях и шапочках. Реджина тоже хлопала в ладоши, но медленно и как-то механически. Скорее всего она присоединилась к аплодисментам лишь потому, что сидела в первом ряду и не хотела демонстрировать свои подлинные чувства О них, правда, свидетельствовало выражение ее лица, на котором Реджина не сподобилась изобразить хотя бы подобие улыбки. Зато Чаннинг Ривз, сидевший тремя рядами дальше, мог не утруждать себя никому не нужными аплодисментами, да и улыбка его скорее походила на ироническую презрительную гримасу: вздернутый угол рта делал ее холодной и саркастической. Лори Макдауэлл — тоже обладательница золотого шнура списка «Бета» — аплодировала от души. Она смотрела прямо в лицо Шарлотте и улыбалась ей абсолютно искренне, но это и не удивительно: Лори была ее подругой — ее единственной близкой подругой во всем классе. Брайен Круз со своими знаменитыми золотисто-рыжими непослушными кудрями — ах, Брайен, Брайен! — аплодировал вроде бы тоже искренне, вот только смотрел он на нее при этом, почему-то приоткрыв рот, не как на одноклассницу, а как на некий феномен, природное явление… неизвестно что. Зато взрослые, радуясь за Шарлотту, хлопали в ладоши и одаривали ее улыбками и ласковыми взглядами. Тут были и миссис Брайент, хозяйка магазина сувениров «Голубые горы», и мисс Муди из универсама «Баэр», и Кларенс Дин — местный почтмейстер, и мистер Робертсон — самый богатый человек во всей Спарте, владелец лесопитомника, где выращивались рождественские елки. Он тоже улыбался и энергично аплодировал Шарлотте, хотя они даже не были знакомы, а во втором ряду за ним сидели мама с папой, Бадди и Сэм. Папа в своей старой спортивной куртке выглядел особенно неловким и старомодным благодаря выпущенному наружу воротнику спортивной рубашки. Мама по торжественному случаю надела темно-синее в белую полоску платье с короткими рукавами. Оба они выглядели сегодня намного моложе своих сорока с лишним лет и старались аплодировать не слишком усердно, чтобы знакомые не заподозрили их в том, что они чрезмерно возгордились своей дочерью. На самом деле прятать законную гордость было не нужно и бесполезно. Даже Бадди и Сэм в чистых наглаженных рубашках смотрели на сестру, как маленькие детишки на самое настоящее чудо. Через два стула от них в том же ряду сидела мисс Пеннингтон в платье с крупным набивным рисунком — очевидная ошибка для шестидесяти-с-чем-то-летней дамы весьма солидной комплекции. Впрочем, для Шарлотты и габариты мисс Пеннингтон, и ее умение подбирать себе платья не играли никакой роли. Для нее она была дорогой мисс Пеннингтон, любимой учительницей, верным другом и советчиком. Шарлотта вдруг отчетливо вспомнила тот день, когда мисс Пеннингтон задержала ее после урока английского и сказала своим низким, чуть хрипловатым голосом, чтобы девочка задумалась, как ей выбраться из округа Аллегани и вообще из Северной Каролины в большой университет и в безграничный огромный мир, «потому что ты, Шарлотта, достойна большего». Мисс Пеннингтон аплодировала так самозабвенно, что весь ее солидный живот колыхался в такт аплодисментам. Заметив, что Шарлотта смотрит на нее, учительница вскинула неожиданно маленький для ее комплекции кулачок к подбородку и, резко дернув рукой вниз, изобразила столь популярный у молодежи жест, выражающий торжество и радость. Шарлотте стоило немалых усилий вспомнить о том, что она стоит на трибуне и не имеет права ответить своей наставнице ничем, кроме улыбки…

…Да и улыбаться тоже не следовало, потому что кто-нибудь, например, Чаннинг Ривз или другие одноклассники, могут заметить эту улыбку и решить, что Шарлотте Симмонс просто нравится купаться в лучах славы. В таком случае очередной волны презрения ей не избежать.

Наконец аплодисменты стихли и настало время произнести речь.

— Уважаемый мистер Томс, дорогие учителя, одноклассники, ученики, друзья нашей школы… — голос ее звучал вполне нормально, — родители, бывшие выпускники, бывшие ученики…

Пауза. Господи, как же ужасно жалко прозвучала первая фраза! Она так рассчитывала, что ей удастся сделать свою речь не просто набором дежурных, набивших оскомину прощальных слов, а сказать что-то искренне, не так, как все. Но теперь Шарлотте вдруг стало ясно, что все было придумано совершенно зря — но менять что-нибудь уже поздно!

— Джон Морли, виконт Блэкбернский, — ну зачем нужно было начинать речь с такого снобистского имени! — однажды сказал: «Успех того, что говорит женщина, зависит от трех вещей: кто говорит, что она говорит и как она это говорит. Из этих трех вещей то, что она говорит, наименее важно».

Шарлотта снова сделала паузу, чтобы дать возможность аудитории отреагировать на остроумное, как она полагала, вступление к речи. Эту запланированную паузу она выдержала с замирающим сердцем, ей казалось, что слова повиснут в тишине и она просто выставит себя перед всей школой этакой выпендривающейся своими знаниями девицей…

…Но, к ее изумлению, публика оценила шутку, и над рядами гостей пронесся смех, одобрительный и явно не натужный…

— В общем, гарантировать успех своего выступления я не могу.

Еще одна пауза. И снова смех — именно столько, сколько ей требовалось, чтобы перевести дух. Впрочем, тут же Шарлотта поняла, что смеются взрослые. Только они. В зеленом квадрате ее одноклассников смеха почти не было слышно, кое-кто лишь улыбнулся. Многие — включая Брайена, — выглядели явно удивленными, а Чаннинг Ривз повернулся к Мэтту Вудсону, сидящему рядом, и они обменялись холодными циничными усмешками, словно желая сказать: «Ну что она там мелет? Столько лет выпендривалась — неужели не надоело?»

Шарлотта решила больше не смотреть на одноклассников и, устремив взгляд на взрослых, продолжала чеканить слово за словом:

— И все же я попытаюсь рассказать вам о некоторых уроках, которые мы, старшеклассники, получили за последние четыре года. Эти уроки не укладываются в границы, определяемые методическими критериями учебной программы…

Ну зачем, спрашивается, было включать в нормальную человеческую речь всякие «методические критерии учебной программы»? Когда Шарлотта писала свою речь, ей казалось, что все звучит абсолютно естественно и даже эффектно, а вот теперь, стоя на трибуне, она вдруг испугалась, что ее слова прозвучат напыщенно и бездушно…

…Но все взрослые смотрели на нее с одобрением и даже с восторгом! Ощущение было такое, что они жадно вслушиваются в каждое ее слово! До Шарлотты стало доходить: они воспринимают ее как какого-то вундеркинда, как необыкновенный росток, протянувшийся к солнцу из скудной каменистой почвы графства Аллегани. Судя по всему, взрослая часть аудитории была настроена с восхищением внимать всему, что только могло прийти ей в голову.

Ободренная этим наблюдением, Шарлотта продолжала говорить:

— Мы научились ценить многое из того, что раньше принимали как должное. Мы научились смотреть на окружающую природу, воспринимать ее красоту так, словно видим все это впервые. У апачей есть древняя песня: «О великий дух Синей горы, того дома, где рождаются голубые облака, благодарю за то, что мне так хорошо и спокойно здесь, у подножья гор». Мы, выпускники, и сейчас, много веков спустя, благодарны за то…

Свою речь она, оказывается, действительно вызубрила назубок, слова слетали с ее губ, как с магнитофонной ленты, настолько автоматически, что сама Шарлотта в это время могла думать о чем-то другом… Сколько девушка ни пыталась отвлечься, ее взгляд поневоле обращался к сидевшим прямо перед ней одноклассникам… к Чаннингу Ривзу… В конце концов, какое ей дело до того, что о ней думают Чаннинг и компания его друзей и верных почитателей? Чаннинг вообще не замечал ее в школе, за все время учебы Шарлотта и говорила с ним только дважды — так какое ей до него дело? Чаннинг нынешней осенью не поедет поступать ни в какой колледж. Он вообще скорее всего никуда не поедет, а будет до конца жизни работать где-нибудь на бензоколонке, заправляя машины, жуя резинку «Ред мэн» и плюясь во все стороны. А если его вышвырнут с этой работы за профнепригодность и откровенный пофигизм, владелец лесопитомника из жалости пошлет парня в бригаду мексиканцев, которые давно уже выполняют самую тяжелую и низкооплачиваемую работу. Так и будет он болтаться между елками и пихтами, держа в правой руке бензопилу, а в левой насос для распрыскивания жидких удобрений и сгибаясь под тяжестью пятигаллонного бака с этой отравой, висящего у него за спиной. А по вечерам он будет, как лось во время гона, тяжело дыша, бегать за Реджиной и другими девчонками, которые уже знают, что всю жизнь проработают в отделе заказов лесопитомника Робертсона…

— Мы научились тому, что многие достижения невозможно измерить холодными цифрами. Эти добродетели не выразишь в графиках доходности и платежеспособности…

…Реджина… она же дура дурой, и тем не менее входит в «крутую» компанию — ту самую компанию, которая презирает Шарлотту Симмонс уже за одно то, что она вся из себя такая правильная, так любит учиться, не просто получает хорошие оценки, но и радуется этому, да к тому же не пьет, не курит ни сигарет, ни травы, не ездит вместе с ними на ночные гонки по шоссе 21, не говорит направо и налево «мать его…» и «пошло все на..», не дает никому возможности… да, в первую очередь все дело в том, что она никому не дает… Именно это нежелание «давать» и является главным раздражающим фактором, настроившим против нее большую часть класса..

— Мы осознали, что, действуя вместе, можно добиться гораздо большего, чем по отдельности, и…

Но почему Шарлотте должно быть от этого больно? Нет для этого никаких причин. И все таки — больно и обидно!.. Если бы все эти взрослые, которые с обожанием смотрят на нее, знали, что думают о ней соученики — да-да, те самые бывшие старшеклассники, так называемые друзья, якобы от имени которых ей и поручено выступить! Если бы они только знали, насколько тяжелее ей говорить, когда она видит перед собой эти равнодушные к ней и ко всему происходящему лица между зелеными мантиями и шапочками… Ну почему, почему человек становится изгоем лишь за то, что он не тупой и не тратит время на какие-то дурацкие и бессмысленные вещи?

— …Стоит большего, чем усилия двадцати человек, действующих в своих собственных интересах…

…А теперь Чаннинг еще и зевает — зевает прямо ей в лицо! На Шарлотту накатила волна гнева. Да пусть думают, что хотят! Она-то знает, что она, Шарлотта Симмонс, на голову выше любого из них. У нее нет с ними ничего общего, за исключением того, что ее тоже угораздило родиться в Спарте. Но больше она их никогда не увидит… В Дьюпонте она встретит других людей — похожих на нее, живущих полноценной интеллектуальной жизнью, способных заглянуть в будущее гораздо дальше, чем до ближайших выходных…

— …Как написал великий натуралист Джон Мьюр в книге «Горец Джон», «в горах рождаются реки, ледники, плодородные почвы и великие люди. Многие поэты, философы, пророки, люди деятельные, люди думающие, чьи мысли и дела изменили мир, — эти люди пришли с гор. Они, горцы, набрались сил вместе с деревьями, растущими в горных лесах, их характер был выкован молотом самой Природы». Благодарю всех за внимание.

Все закончилось. Бурные аплодисменты, переходящие… в еще более бурные аплодисменты. Шарлотта даже позволила себе на несколько секунд задержаться на трибуне. Она обвела взглядом аудиторию и уже безбоязненно посмотрела на одноклассников, поджав губы. Если бы у кого-то из них хватило ума и проницательности понять, что написано у нее на лице, все они — Чаннинг, Реджина, Брайен… Брайен, на которого Шарлотта когда-то возлагала такие надежды! — пожалуй, он мог бы прочесть ее мысли: «Только одному человеку из нас суждено спуститься с гор ради чего-то большого и важного. Все остальные могут оставаться здесь, да здесь они и останутся, и будут нажираться в хлам и всю жизнь смотреть на то, как растут новогодние елки».

Собрав листочки с текстом речи — в которые она за время выступления так ни разу и не заглянула, — Шарлотта спустилась с трибуны, наконец позволив себе отдаться пьянящему чувству одержанной победы. Ей действительно рукоплескали десятки людей, за нее радовались, ею восхищались и гордились — взрослые.


Гости у Симмонсов бывали нечасто, а уж о том, чтобы в доме 1709 по Каунти-роуд устраивалась вечеринка, вообще никто никогда не слышал. Впрочем, и сейчас мать Шарлотты всячески избегала называть предстоящее событие вечеринкой. Она принадлежала к довольно популярной в глубинке ветви евангелистской церкви и считала, что всякие вечеринки и прочие способы праздного времяпрепровождения устраивают ленивые, потакающие своим низменным желаниям люди, у которых денег в кармане больше, чем добродетели в сердце. В общем, и сегодня Симмонсы не собирали гостей, а просто после церемонии вручения аттестатов к ним «кое-кто мог заглянуть», хотя приготовления к визиту этих «кое-кого» длились уже три недели.

Шарлотта благодарила Бога за то, что погода сегодня выдалась прекрасная, а значит, удастся поставить рядом со спутниковой антенной стол для пикника и принять гостей не в доме, а на лужайке. Лужайкой, правда, площадку за домом Симмонсов можно было назвать лишь условно. Небольшой утоптанный участок с островками упрямой жизнелюбивой травы как-то незаметно, без явной границы упирался в заросли кустарника, окаймлявшие густой лес, начинавшийся всего в нескольких десятках шагов от дома. Сейчас над «лужайкой» растекался легкий запах готовившихся порция за порцией хот-догов. Отцу Шарлотты наконец удалось собрать старый складной гриль, и приготовление еды пошло полным ходом. Помимо хотдогов гостям предложили картофельный салат, яйца под острым соусом, бутерброды с ветчиной, пирог с ревенем, фруктовый пунш и лимонад. Все это было выставлено на том самом столе для пикников. В обычные дни этот стол использовался в качестве обеденного и стоял внутри дома. Если бы пошел дождь, всем этим людям — мисс Пеннингтон, шерифу Пайку, почтмейстеру мистеру Дину, мисс Муди, миссис Брайент, миссис Казинс — той самой, что расписала стены в магазине миссис Брайент в стиле бабушки Мозес,[5] — пришлось бы перебраться в тесный дом Симмонсов, и тогда уже не удалось бы утаить от друзей мамы и папы, что другого стола у них попросту нет, и к тому же с обеих сторон от того места, где он обычно стоит, находятся не стулья, а самодельные скамейки — две доски, приколоченные к старым табуреткам. Случись такое, Шарлотта, наверное, со стыда бы умерла. Мало ей того, что папа по случаю теплой погоды напялил рубашку с короткими рукавами, выставив на всеобщее обозрение татуировку в виде русалки. Это, с позволения сказать, произведение искусства занимало большую часть кожного покрова на его правой руке и являлось вечным напоминанием об одной слишком веселой увольнительной во время службы в армии. Почему именно русалка? Отец и сам понятия не имел. Да ладно хоть бы сделали как следует, а то получилось настоящее позорище.

Дом представлял собой маленькую одноэтажную деревянную будку, выходившую фасадом на шоссе. На «фасаде» помещались два окна и входная дверь. Единственным элементом декора был небольшой навес из плотно подогнанных друг к другу деревянных планок, накрепко приколоченный над окнами. Входная дверь открывалась прямо в комнату, которая, несмотря на скромные размеры 12 на 15 футов, служила одновременно гостиной, кабинетом, комнатой для семейного просмотра телевизора, детской и столовой. Именно здесь обычно стоял складной стол для пикника. Потолок нависал прямо над головой. Керосиновый обогреватель и угольная плита, издавая присущие им запахи, пропитавшие весь дом, добавляли завершающие штрихи к образу деревенской избушки. Первые шесть лет своей жизни Шарлотта провела вместе с родителями в полуподвале — там, где теперь находился фундамент дома. Ребенком она, естественно, не задумывалась над этим свидетельством бедности ее семьи. Симмонсы были далеко не единственными в округе, кто начинал свою семейную жизнь таким образом. Люди покупали клочок земли, порой не больше пятой части акра, выкапывали яму под фундамент, накрывали ее рубероидной крышей, выводили через крышу трубу от печки, которая использовалась как для обогрева, так и для приготовления пищи, и жили в этих землянках, пока не наскребали денег на строительство хоть какого-то подобия жилья на поверхности земли. Понятно, что построить хоромы мало кому удавалось: обычно получался дом наподобие жилища Симмонсов — маленькая деревянная коробка с пристроенным ржавым выгребным баком и лужайкой в виде расчищенной от леса площадки — вытоптанной или заросшей жесткой придорожной травой.

Лори Макдауэлл отошла от стола, держа в руках бумажную тарелочку с едой и белую пластиковую вилку и собираясь заговорить с миссис Брайент. Лори была высокая худощавая девушка со светлыми вьющимися волосами, чье лицо, всегда освещенное выражением доброжелательного внимания и добродушия, нисколько не портил даже широковатый крупный нос. Ее отец работал инженером в одном из административных учреждений штата, и их дом был настоящим дворцом по сравнению с лачугой Симмонсов. Но Шарлотту нисколько не беспокоило, какое впечатление произведет ее дом на Лори. Та бывала у нее в гостях уже много раз и прекрасно знала, как живут Симмонсы. Кроме нее, никого из одноклассников Шарлотта не пригласила. Сегодня здесь собрались только родственники и близкие друзья. Похоже, им действительно было хорошо всем вместе; по крайней мере, они всячески старались это подчеркнуть. Вполне естественно, что центром внимания всех собравшихся, звездой вечера, была мисс Шарлотта Симмонс, одетая в платье без рукавов, сшитое из ткани с набивным рисунком — то самое, которое было на ней под зеленой мантией во время вручения аттестатов.

— Ну, блин, чтоб мне сдохнуть, девочка! — проревел бывший бригадир, с которым отец раньше работал на обувной фабрике Тома Макэна в Спарте — теперь переведенной в Мексику… или в Китай, — высокий, изрядно отъевшийся мужчина по прозвищу Большая Шляпа — Мне все, ну прям все говорили, что ты умница да я, блин, и сам понимаю, но кто ж мог подумать, что ты завернешь такую речь, как сегодня! Это ж надо было так загнуть. Всем нос утерла!

К хвалебному хору присоединился и шериф Пайк, который был даже еще крупнее Шляпы:

— Да, вот уж сказала так сказала, ни убавить, ни прибавить. Сколько уже лет я бываю на этих выпускных церемониях, но такой речуги еще никогда не слышал. И это я тебе говорю не просто так, не потому, что ты мне как родная. Ты на самом деле всех умыла, и пусть только кто посмеет сказать, что это не так! Отправляй их сразу ко мне.

— А я тебя помню, когда ты была фофем крофкой, во-о-от такуфенькой, — вступил в разговор один из настоящих родственников Шарлотты, Дуги Уэйд, — и ты уфе тогда кого угодно фаговорить могла фе лопотала и лопотала! — Кузен Дуги, высоченный и худой как жердь мужчина лет тридцати, лишился двух передних зубов несколько лет назад — понятное дело, произошло это однажды субботним вечером, но где и как именно, вспомнить он не мог, а теперь уже все привыкли к его шепелявости, потому что вставить себе зубы Дуги так и не сподобился.

Тетя Бетти заявила: она надеется, что, уехав в Дьюпонт, Шарлотта не забудет родной город и всех тех, кто ее здесь так любит, на что Шарлотта вполне предсказуемо откликнулась:

— Да что вы, тетя Бетти, как вы могли такое подумать! Здесь ведь мой дом, и вы самые близкие мне люди!

Миссис Чилдерс — единственная из присутствующих, кто удосужился переодеться после утренней выпускной церемонии, назвала Шарлотту «милочкой», сделала ей комплимент по поводу того, как хорошо она выглядит, и выразила надежду, что в Дьюпонте девушка немедленно соберет вокруг себя целую толпу поклонников и воздыхателей; хоть она и из провинции, обаяние и ум уложат к ее ногам мальчиков из самых лучших семей.

— Ой, ну что вы! — Шарлотта улыбнулась и покраснела от смущения, причем смутилась она вполне искренне, потому что при упоминании мальчиков в ее сознании всплыли образы Чаннинга и Брайена Слава Богу, что никого из класса кроме Лори, здесь не было.

На счастье Шарлотты, внимание гостей отвлек от ее персоны Джо Мибейн, владелец небольшой закусочной на шоссе 21, где по утрам подавали по-домашнему вкусное жаркое из печенки и почек, а в витрине была выставлена чуть ли не дюжина сортов жевательного и нюхательного табака Джо вдруг пришло в голову громко поинтересоваться у отца Шарлотты, стоящего около гриля:

— Эй, Билли! А откуда у этой девчонки в голове столько мозгов? Просто ума не приложу! Если это ей передалось по наследству, то уж явно не по отцовской линии, а со стороны Лизбет!

Отец взглянул на Джо, приценился к шутке и, не найдя ее слишком удачной, улыбнулся слегка натужно, а потом вернулся к своим хот-догам. Отцу было всего сорок два года, и его можно было назвать даже красивым — грубоватой красотой мужчины, всю жизнь занимающегося физической работой на свежем воздухе. После того как обувная фабрика Тома Макэна закрылась, а потом и пилораму Лоу перенесли куда-то в Северный Уилксборо, отцу удалось устроиться только сторожем на подмену в поселке Роринг Гэп, по другую сторону хребта, у каких-то отдыхающих из Флориды. В последние годы семья фактически жила на то, что получала мама, работавшая на полставки в офисе шерифа. Естественно, такое положение дел вгоняло отца в депрессию; впрочем, и в лучшие годы он не был особенно силен в шутливых перепалках, да и вообще стеснялся долго говорить, когда рядом было много народу. Он и за возню с грилем взялся скорее всего для того, чтобы под благовидным предлогом свести к минимуму общение с гостями. При этом отец вовсе не был человеком робким, застенчивым или косноязычным — во всяком случае, в обычном смысле слова. В тот день Шарлотта впервые в жизни почувствовала себя достаточно взрослой, чтобы понять, почему именно папа порой вел себя так странно с точки зрения окружающих. На самом деле он был просто стопроцентным воплощением типичного горца из Каролины, со всеми достоинствами и недостатками, присущими этому типу людей и унаследованными ими от предков. Он был не так воспитан, чтобы демонстрировать эмоции на людях, а уж о том, чтобы выплеснуть свои чувства, когда тебе плохо, и речи не могло быть. В условиях тяжелой жизни в горах это качество не могло не считаться достоинством для любого мужчины. Одновременно то же качество проявлялось и в подсознательном нежелании выражать свои чувства в словах. Чем сильнее были чувства, тем больше отец закрывался и тем менее охотно делился ими с окружающими. Когда Шарлотта была маленькой, он мог, чтобы выразить свою любовь, обнять девочку, подхватить на руки или попробовать поговорить с ней на ее смешном детском языке. Теперь же, когда дочь стала уже не ребенком, а взрослой девушкой, он никак не мог найти подходящих слов, чтобы выразить, как сильно ее любит. Иногда отец подолгу пристально смотрел на нее, и Шарлотта сама не знала, чего в этих взглядах больше — любви или искреннего удивления: неужели это моя дочь? Да это просто какое-то чудо, и без вмешательства сверхъестественных сил здесь явно не обошлось.

А вот и голос мистера Дина, начальника почтового отделения:

— Шарлотта, я все-таки надеюсь, что ты полюбишь баскетбол! Потому что мне говорили, в Дьюпонте все просто помешаны на баскетболе! Команда у них — будь здоров!

Шарлотта слушала мистера Дина вполуха. Ее внимание в этот момент было в основном поглощено младшими братьями — десятилетним Бадди и восьмилетним Сэмом. Мальчишки гонялись друг за другом по двору, обегая взрослых и прячась за ними, хохоча и визжа, явно очень радуясь такому необыкновенному событию — вечеринке у них дома. Бадди пробежал между мисс Пеннингтон и мамой, которая попыталась попридержать его, хотя и не слишком усердно. Насколько эти женщины не похожи друг на друга — мисс Пеннингтон и мама: контраст просто разительный. Мисс Пеннингтон с редеющими седыми волосами и тяжеловесной фигурой — хотя Шарлотте никогда не пришло бы в голову назвать ее толстой или тучной, — воплощала собой образ приближающейся старости. А мама с ее красивой стройной фигурой и густыми темно-каштановыми волосами, заплетенными в косу и затейливо уложенными по случаю праздника, выглядела так молодо, гораздо моложе своих лет. Шарлотта с детства любила, когда мама подкалывала косу именно так, как сегодня.

В данный момент обе женщины были поглощены разговором, и Шарлотта испытала даже легкое беспокойство. Что подумает учительница о ее доме и семье? За последние четыре года Шарлотта провела немало времени в беседах с мисс Пеннингтон — и в школе, и у нее дома в Спарте, но в гостях у Симмонсов учительница никогда не была. Что она подумает о кузене Дуги и о Большой Шляпе с его вечными «блин», «да чтоб я сдох» и еще более крепкими выражениями, и о маме, которая так по-деревенски говорит «Арландия» вместо «Ирландия», «Детройт» вместо «Детройт», «звонят» вместо «звонят» и тому подобное? Причем в том, что касается материального положения, никакой особой пропасти между мисс Пеннингтон и родителями Шарлотты не было. Дом, доставшийся учительнице по наследству от родителей, не намного больше, чем у Симмонсов. Но у мисс Пеннингтон имелось то, чего у них не было никогда: вкус — новое, только что усвоенное Шарлоттой понятие — и стремление облагородить пространство вокруг себя. В ее доме все было устроено так, чтобы он воспринимался красиво — как снаружи, так и изнутри. Участок земли возле дома был еще меньше, чем у дома Шарлотты, но она сделала из него настоящий дворик, засеяла лужайку мягкой газонной травой, устроила по краям цветочные бордюры и посадила самшитовые деревца. За всей этой красотой мисс Пеннингтон, у которой, ясное дело, не было денег на садовника, ухаживала сама, хотя эта работа порой отнимала у нее последние силы. В свое время Шарлотта немало рассказывала маме о своей любимой учительнице, но в какой-то момент почувствовала себя виноватой. Ей показалось, что мама неосознанно ревнует ее к мисс Пеннингтон. Когда же мама, движимая естественным любопытством, начинала сама расспрашивать, действительно ли мисс Пеннингтон такая умная, так много знает и имеет хороший вкус, Шарлотта старалась перевести разговор на другую тему, а если это не удавалось, делала вид, что не понимает смысла маминых вопросов.

Мистер Дин продолжал пространно просвещать присутствующих относительно успехов воспитанников Дьюпонта в национальных чемпионатах по разным видам спорта, причем делал это в типично мужской манере, стараясь поразить окружающих своими знаниями. Шарлотта тем временем украдкой поглядывала на маму. Правильные черты волевого лица — маму можно было бы назвать красивой, если бы не отразившиеся на лице долгие годы жизни в тесноте и почти нищете в крошечном домике 1709 по Каунти-роуд. Сама она прекрасно знала, как выглядит, но это ее мало заботило. Внутренне мама давно уже нашла два способа преодолевать в себе уныние и накатывающую порой усталость. Во-первых, она была искренне и глубоко религиозной; а во-вторых, ее отрадой и утешением была Шарлотта — старшая дочь, чей незаурядный ум отмечали все родственники и знакомые еще с тех пор, как малышке исполнилось два года. Пока Шарлотта ходила в подготовительные классы и начальную школу, их отношения с мамой были настолько близкими, насколько это вообще возможно между матерью и дочерью. У Шарлотты от мамы не было никаких секретов — совсем никаких. Мама была ее главным учителем и всегда помогала в любых трудных жизненных ситуациях. Но вскоре после поступления в среднюю школу Аллегани-Хай у Шарлотты начался переходный возраст, и одновременно между ней и матерью словно опустился невидимый занавес. В этот период для девочки нет ничего более важного, чем ее пробуждающаяся сексуальность и непростые вопросы о том, чего ждут от нее мальчики. Когда Шарлотта впервые затронула этот вопрос в разговоре с матерью, та тотчас же сменила тему. Ее религиозные убеждения, ее непоколебимая уверенность в незыблемости моральных норм не позволяли ей увидеть в этих вопросах что-либо, достойное обсуждения. С точки зрения Элизабет Симмонс, в отношениях между мужчиной и женщиной не было ничего противоречивого или неоднозначного, и у нее ни разу не хватило терпения дослушать дочь, когда та начинала разговоры с фраз: «Но, мама, в наше время…» или: «Понимаешь, мама, все остальные…» Шарлотта всегда могла поговорить с мамой о менструациях, гигиене, дезодорантах, груди, лифчиках, бритье ног или подмышек — но не более того. Стоило же ей коснуться скользких тем вроде того, следует ли ей хотя бы в минимальной степени флиртовать с Чаннингом или Брайеном, или не стали ли нынче большой редкостью девушки, которые не делают этого до свадьбы, как мама заканчивала разговор, недвусмысленно давая понять дочери, что все это даже не подлежит обсуждению. Естественно, у мамы было гораздо больше силы воли, чем у Шарлотты, а кроме того, той вовсе не улыбалось довести дело до скандала и в полной мере ощутить на себе авторитарную жесткость маминого характера. Шарлотте приходилось думать обо всем самой и убеждать себя в том, что все именно так и должно быть. Не раз и не два девушка повторяла себе, что никогда не опустится до уровня Чаннинга Ривза и Реджины Кокс; а если они не считают ее крутой и называют недотрогой или тормозом, то она готова нести звание «тормознутой» как почетный знак, отличающий ее от остальных в моральном плане точно так же, как она отличалась от них по уму и начитанности. Тем не менее время шло, и среди одноклассников Шарлотты оставалось все меньше тех, кто хоть в какой-то мере разделял ее убеждения или готов был относиться к ним с пониманием. В итоге настал ужасный момент, когда от нее отвернулись все, даже Брайен.

Чем меньше Шарлотта говорила с мамой, тем более продолжительными становились ее разговоры с мисс Пеннингтон. Мама, конечно, была в курсе этого, отчего Шарлотта чувствовала себя еще более виноватой. С мисс Пеннингтон они говорили о школьных уроках, сочинениях и литературе, мисс Пеннингтон советовала Шарлотте, какие книги нужно прочесть сверх программы, в том числе по истории, философии и французскому языку, причем девушка поглощала их в таком количестве, что впору было говорить о втором, параллельном образовании, полученном прямо в стенах Аллегани-Хай. Мисс Пеннингтон убедила учительницу биологии миссис Баттрик и преподавателя математики мистера Лоранса, что и по их предметам Шарлотта Симмонс вполне способна заниматься дополнительно по учебникам более серьезным, чем предназначенные для ее одноклассников, и отвечать на вопросы по ним в конце каждого семестра Шарлотта вполне оправдала все хвалебные рекомендации. Как только их беседы с мисс Пеннингтон выходили за рамки текущих школьных тем, учительница сразу же заводила речь о будущем своей любимой ученицы. Она все время настаивала, что та должна стремиться поступить в самый престижный университет, вроде Гарварда, Дьюпонта, Йеля или Принстона, расписывая блестящие перспективы, которые открываются перед их выпускниками. В общем, говорить с учительницей можно было о чем угодно, кроме… Мисс Пеннингтон была старая дева и, несмотря на свою не слишком привлекательную внешность, обладала большим чувством собственного достоинства и прекрасными манерами, а потому вряд ли стала бы опускаться в разговоре со школьницей до рассуждений о том, как, например, той следует вести себя с Брайеном Крузом, если они окажутся вдвоем в машине или где-нибудь в уединенном месте поздно вечером. Единственным человеком, с которым Шарлотта могла обо всем этом поговорить, была Лори — такая же неопытная и невинная, как она сама.

Шарлотта как раз смотрела на мисс Пеннингтон, когда краем уха услышала — или ей показалось, что она услышала, — как в общий гул голосов и громкие рассуждения мистера Дина о нынешних баскетбольных звездах врезался шум машины, донесшийся из-за фасада дома — хрипловатый рев мотора, явно работавшего на повышенных оборотах. На таких машинах ребята обычно устраивают драг-рэйсинг — гонки на короткую дистанцию по прямому участку дороги. Потом рев мотора прекратился, и Шарлотта снова попыталась сконцентрировать внимание на том, что говорит мистер Дин — просто из вежливости, на тот случай, если он вдруг ее о чем-нибудь спросит.

Впрочем, не прошло и нескольких секунд, как во дворе дома послышались громкие голоса парней.

— Эй, Шарлотта, что же ты мне не сказала, что у вас сегодня банкет!

Обойдя дом со стороны выгребного бака, во двор зашли четверо ребят: Чаннинг Ривз, Мэтт Вудсон и еще двое их приятелей — Рэндалл Хоггарт и Дэйв Косгроув, оба хорошо известные в городе благодаря своим успехам в футболе. Буквально пару часов назад все четверо присутствовали на выпускной церемонии, одетые в темно-зеленые мантии и академические шапочки, но теперь на Чаннинге и Мэтте были футболки, потертые джинсы, кроссовки и бейсболки задом наперед, а Рэндалл Хоггарт и Дэйв Косгроув вырядились в шорты, сандалии и лишь недавно перешедшие из разряда нижнего белья в разряд модной одежды майки. Главным достоинством этого изысканного ансамбля была возможность продемонстрировать в наиболее выгодном свете свои накачанные мышцы, мощные руки и грудные клетки. Чаннинг, Мэтт и Рэндалл жевали табак и время от времени привычно, но демонстративно смачно сплевывали на землю табачную жижу, не стесняясь никого из присутствующих. Они явно выпендривались перед Шарлоттой.

— Да, мы, конечно, понимаем: наша Шарлотта так волновалась, что просто забыла нас пригласить! Не хотела же она специально нас обидеть, — сказал Мэтт Вудсон все таким же громким и насмешливым голосом, поглядывая на Чаннинга, на чью поддержку он очень рассчитывал.

Все четверо переглянулись и засмеялись, явно довольные собой — своей смелостью и убийственным сарказмом своих шуток. В руках у Дэйва Косгроува была большая поллитровая банка пива, но судя по голосам, ухмылкам и перемигиваниям всех четверых, становилось ясно, что это далеко не первая емкость, опустошенная ими после выпускной церемонии, а может быть, еще и до того.

Шарлотту этот визит привел в полное замешательство. Она застыла и уже в следующий миг почувствовала себя униженной и выставленной на всеобщее посмешище. Откуда в ней возникло это ощущение, она и сама бы не могла объяснить. Во дворе стало тихо. Можно было слышать даже, как скворчит на гриле очередная порция сосисок для хот-догов. Шарлотта ощутила страх. Тупо и одновременно нагло ухмыляясь, четверка незваных гостей направилась к ней; при этом парни старательно делали вид, что не замечают взрослых, перед которыми в другой ситуации они вели бы себя куда скромнее. Сама же Шарлотта чувствовала, что не может сделать даже шагу, чтобы уклониться от столь нежеланной встречи. Все происходило как в кошмарном сне. В следующую секунду Чаннинг уже стоял прямо перед ней. Девушке вдруг стало не просто страшно, но и противно: не только из-за огромного прыща на щеке Чаннинга, но и из-за складки кожи у него на лбу, свисающей из-под надетой задом наперед бейсболки.

Сально посмотрев Шарлотте в глаза, он сказал:

— Я пришел обнять свою любимую одноклассницу. Как выпускник выпускницу.

С этими словами парень протянул руку и схватил Шарлотту за предплечье. Та отпрянула, но Чаннинг не собирался так легко сдаваться и снова попытался схватить ее.

— Чаннинг, прекрати! — вырвалось у Шарлотты.

Неожиданно между Шарлоттой и подвыпившим парнем сначала возникла огромная и явно очень сильная рука, а потом внушительная фигура шерифа Пайка и полностью скрыла Шарлотту от пьяных глаз Чаннинга.

— Ребята, — сказал шериф, — сейчас вы все развернетесь и немедленно отправитесь по домам. И чтоб без лишних вопросов. Других вариантов я вам предлагать не намерен.

Чаннинг определенно не пришел в восторг, обнаружив перед собой здоровяка шерифа, чьи могучие бицепсы туго обтягивали рукава рубашки. В первую секунду он даже смешался и явно намеревался отступить, но потом, собрав всю волю в кулак, решил все же свести этот поединок хотя бы вничью, чтобы не потерять лицо перед своими приятелями.

— Да бросьте, шериф, — заявил он, изображая на лице якобы добродушную улыбку, — мы так трудились и напрягались последние четыре года, чтобы окончить школу! Вы же сами сегодня слышали, как нас хвалили за это. В конце концов, что плохого в том, чтобы заехать к однокласснице и отметить это событие? Она ведь круглая отличница и зачитывала речь от имени всего класса.

— Плохо то, что вы, ребята, напились как свиньи, — ответил шериф, — а потому повторяю: либо вы идете по домам, либо я вам обеспечу место, где вы сможете продолжить всей компанией свои теплые воспоминания о школьных годах. Усек, какую гостиницу я для вас приготовил?

Не отводя глаз от Чаннинга шериф Пайк вытянул руку и взял из лап оторопевшего Дэйва Косгроува банку с пивом. Дэйв сделал глубокий вдох, будто собираясь что-то возразить, но в последний момент передумал и промолчал. Он уставился сначала на шерифа, а потом куда-то поверх его плеча. Оглянувшись, Шарлотта увидела рядом с собой, в одном лишь шаге за спиной шерифа, троих мужчин, стоявших с самым решительным видом — отца, Большую Шляпу и кузена Дуги. Папа все еще сжимал в руке длинную стальную вилку, которой орудовал у гриля. Что касается Дуги, то его комплекция была вполовину менее внушительна, чем у шерифа Пайка, Рэнди или Дэйва. Однако даже при скромных габаритах ему всегда удавалось заставить противника почувствовать к себе уважение еще до начала схватки, сощурив глаза, скривив губы в зловещей ухмылке и приоткрыв черную дыру на месте отсутствующих зубов, благодаря чему остальные зубы смахивали на звериные клыки. Во всем графстве Дуги Уэйд был хорошо известен как любитель подраться. Неважно, шла ли речь о дружеской потасовке субботним вечером или об ожесточенной драке с поножовщиной — пинающийся, кусающийся, умеющий неожиданно ткнуть локтем в кадык Дуги всегда оказывался в самой гуще событий, причем с завидным постоянством держался на ногах до последнего.

Понюхав пивную банку, шериф поморщился и сказал:

— Если среди вас есть хоть один трезвый, можете уехать отсюда на машине. Иначе пойдете пешком.

— Да ладно вам, шериф, хватит нас отчитывать, — попытался возникнуть Чаннинг, но его главное оружие — дерзость — уже куда-то улетучилось. Чтобы придать своим словам солидности, он солидно сплюнул, хотя и без того удовольствия, с каким делал это несколько минут назад.

— Плеваться нехорошо, — заметил шериф, проследив глазами траекторию полета коричневой жижи. — А плеваться, когда находишься на чужой земле, нехорошо тем более. У себя дома плюйся сколько влезет.

— Да ну, шериф, — возразил Чаннинг слегка заплетающимся языком, — какая разница, где плюнуть. А если кому-то что-то не нравится…

Его сбивчивую речь прервал отец Шарлотты, шагнувший к Чаннингу и заговоривший странным, низким, бесцветным голосом:

— Чаннинг, запомни: если еще раз сунешься к моему дому, ты отсюда уползешь. Я тебе ноги обломаю. А если посмеешь еще раз прикоснуться к моей дочери, тебе больше никогда в жизни не захочется быть с женщиной.

— Что? Вы мне угрожаете? Слышите, шериф, он мне угрожает.

— Это не угроза, Чаннинг, — сказал отец все так же зловеще-монотонно. — Это обещание.

На мгновение во дворе дома Симмонсов воцарилась мертвая тишина. Шарлотта увидела, как Бадди и Сэм смотрят на отца Эту минуту они запомнят до конца своих дней. Может быть, именно в этот миг в их сердца и души и вкладывался тот кодекс чести горца, который действует и по сей день, в двадцать первом веке, точно так же, как действовал во времена их отца, деда, прадеда и более далеких предков на протяжении долгих столетий. Младшие братья Шарлотты не только запомнят этот миг, но и станут вспоминать его с благоговением, потому что именно в эти секунды им стало ясно, что значит быть настоящим мужчиной. Но Шарлотта увидела нечто большее, чего тоже никогда не забудет. Выражение папиного лица оставалось внешне спокойным, почти бесстрастным, но по его немигающему взгляду было понятно: никаким доводам разума, никаким аргументам он больше внимать не намерен. Ледяной взгляд сверлил Чаннинга. На любую попытку что-то возразить он сейчас ответил бы только одним способом: бросившись на противника с кулаками. Поняли ли это Бадди и Сэм? Если да, то они, конечно, еще больше восхищаются отцом. Однако для Шарлотты его слова: «Тебе больше никогда в жизни не захочется быть с женщиной» только усугубили унижение, пережитое в этот момент.

Шериф Пайк сказал:

— Не бери в голову, Билли. — После чего внимательно посмотрел на Чаннинга, продолжая говорить, обращаясь к отцу Шарлотты: — Чаннинг ведь не дурак. Он даже сумел окончить среднюю школу, о чем сегодня сам упомянул. Человек он уже взрослый и прекрасно понимает, что вести себя нужно по-взрослому, серьезно, а не выкидывать дурацкие номера, как глупый мальчишка. Правильно я говорю, Чаннинг?

Пытаясь сохранить хотя бы остатки достоинства, Чаннинг не сказал ни «да», ни «нет», не кивнул и не помотал головой, а в его последнем взгляде, брошенном на шерифа, не было ни уважения, ни наоборот. На отца Шарлотты он и вовсе старался не смотреть. Повернувшись кругом, парень махнул рукой друзьям и голосом, в котором не было ни призыва к капитуляции, ни приказа продолжать сопротивление, сказал:

— Пошли. Хватит с меня этой х…

Ругательство вроде бы и было произнесено, а вроде бы и нет. Приятели развернулись и последовали за ним, на подходе к углу дома снова зашагав прежней развязной походкой якобы уверенных в себе ребят. Впрочем, никто из них не рискнул сплюнуть на землю.

Шарлотта так и осталась стоять на месте, прижав ладони к лицу. Как только незваные гости скрылись из виду, она, не выдержав напряжения, расплакалась, содрогаясь всем телом. Отец поднял руки и посмотрел на них, словно раздумывая, что бы такое ими сделать или чего не делать и что сказать дочери, чтобы она успокоилась. Шериф, Большая Шляпа и кузен Дуги так и остались стоять на месте, как вкопанные. Женские слезы, как и в давние времена, полностью сбили с толку мужчин, словно парализовав их. Естественно, первой бросилась на помощь Шарлотте мама Обняв дочь за плечи, она прижала к себе ее голову, как делала всегда, когда Шарлотта была еще маленькой, и ласково, нежно сказала:

— Ты моя девочка, ты моя любимая, ты же знаешь, что ты самая лучшая девочка на свете. Поверь, все эти подонки вместе взятые не стоят твоих слез. Слышишь, дорогая? Эти парни — просто дрянь. Генриетту Ривз я всю жизнь знаю. Верно сказано в Писании: что посеешь, то и пожнешь. А я тебе вот что скажу: никто из них больше никогда к тебе не сунется. — С какой же легкостью и даже рвением мать ухватилась за единственный шанс поговорить с дочерью как с ребенком, для которого материнские слова — истина в последней инстанции. — Ты видела, какое лицо было у этого парня, когда папа посмотрел ему прямо в глаза? Папа его одним взглядом насквозь проткнул. Теперь он никогда в жизни не позволит себе ничего лишнего в отношении тебя, деточка моя.

Ничего лишнего. Мама, ну как же можно понять все настолько неправильно! То, как вели себя здесь Чаннинг со своими дружками, не имеет никакого значения. Важно то, что они — сознательно или нет — догадались, что обидеть Шарлотту можно именно так. Внешность, отношения с мальчиками, популярность — вот три важнейших компонента, и зачем нужна приятная внешность, если ты такая жалкая в двух других отношениях? А папино решение проблемы — его клятва горца кастрировать Чаннинга, если тот только посмеет приблизиться к его обожаемой маленькой дочурке. Господи! Он же сам не понимает, что выставил ее на посмешище! Какой стыд! Да об этой истории к вечеру весь округ будет знать. День великого триумфа Шарлотты Симмонс. Не в силах успокоиться, она так и стояла посреди двора, продолжая рыдать.

Лори подошла к ним, и мама передала ей право попытаться утешить дочь. Лори обняла Шарлотту и прошептала той на ухо, что хотя в классе и считается, будто Чаннинг Ривз симпатичный и клевый парень, но в глубине души все прекрасно понимают: он редкостная скотина, с которой не стоит иметь никаких дел. О Лори, Лори, Лори, даже ты не понимаешь, какой он, Чаннинг, и почему я теперь плачу. Его лицо до сих пор стояло у Шарлотты перед глазами. Ну почему, почему я?.. вернее, почему не я и Чаннинг?..

Мисс Пеннингтон стояла в нескольких ярдах, глядя на нее, не зная, имеет ли она право лезть к Шарлотте со своими утешениями, чтобы не спровоцировать материнскую ревность. Когда Шарлотта наконец успокоилась, гости попытались общими усилиями вновь продолжить вечеринку, подсознательно желая дать девушке понять, что не позволят четырем пьяным соплякам испортить их веселое общение и непринужденную обстановку. К сожалению, все было напрасно. Бесполезно пытаться вдохнуть жизнь в остывший труп. Почувствовав фальшивость настроения, гости стали прощаться и расходиться — сначала поодиночке, но очень скоро это сменилось картиной всеобщей эвакуации. Мама с папой вышли на шоссе, где вдоль обочины были припаркованы машины гостей. Шарлотта покорно поплелась за родителями, но тут ее остановила подошедшая мисс Пеннингтон. На ее широком лице блуждала чуть загадочная улыбка человека хорошо знающего жизнь.

— Шарлотта, — проговорила она своим глубоким контральто, — надеюсь, ты сама понимаешь, почему это все произошло.

— Да, да, конечно, — подавленно кивнула девушка.

— Неужели? Тогда скажи, почему? С какой стати эти ребята заявились сюда?

— Потому что… да не знаю я, мисс Пеннингтон, и знать не хочу… Это вообще не имеет теперь никакого значения.

— Послушай меня, Шарлотта. Они не принимают тебя, а поскольку ты не гонишься за тем, чтобы тебя признали своей, их это злит и раздражает. И в то же время ты им интересна — и с этим они ничего не могут поделать. Если ты скажешь, что сама этого не заметила, я в тебе просто разочаруюсь. Они готовы напиться и выставить себя на посмешище, лишь бы продемонстрировать тебе, до чего ты им неинтересна. Из всего, что было сказано на выпускной церемонии, эти парни усвоили только одно: в числе их одноклассниц есть действительно необыкновенная девушка, до того необыкновенная, что вот-вот уедет из округа Аллегани намного дальше, чем кто-либо из них когда-либо бывал, далеко за хребет Голубых гор. Эта девушка выше их всех, вместе взятых, и ей предстоит прожить совсем не такую жизнь, как остальным. Неужели ты думаешь, что это никого не разозлит, не заставит затаить обиду? Помнишь, как мы с тобой читали о Ницше, немецком философе? Он считал, что люди похожи на тарантулов. Больше всего они бывают довольны, когда им удается сделать гадость тому, кто поднялся выше них, и увидеть его падение. Такие люди всегда будут встречаться тебе в жизни, и ты должна научиться узнавать их с первого взгляда и вести себя с ними соответственно. Все эти ребята, — мисс Пеннингтон тряхнула головой и сделала пренебрежительный жест рукой, — тоже мои ученики, и еще вчера, до выпуска, я бы не стала говорить с тобой об этом, но сегодня уже можно: ни один из них не стоит того, чтобы тратить силы даже на то, чтобы специально не обращать на них внимание.

— Да я понимаю, — ответила девушка таким голосом, что сразу же стало ясно: ничего-то она не поняла.

— Шарлотта! — сказала мисс Пеннингтон. Она даже подняла руки, словно хотела взять девушку за плечи и хорошенько встряхнуть, хотя на самом деле никогда не поступала столь демонстративно. — Да проснись же! Скоро все это действительно останется для тебя позади. Не пройдет и десяти лет, как эти парни станут всем хвастаться, что они были хорошо с тобой знакомы — и даже якобы считались твоими друзьями. А уж какой ты была красивой, умной и милой — тут они превзойдут сами себя, расписывая твои достоинства. Да, сейчас им трудно смириться с этой мыслью, но уверяю тебя, в глубине души даже они гордятся тобой, просто выражают это по-своему. Все, понимаешь, все окружающие ждут от тебя чего-то необыкновенного. Знаешь, я сейчас, пожалуй, скажу тебе кое-что, чего говорить, наверное, не следовало бы. Я уже один раз собиралась поговорить об этом, когда мы ездили в Вашингтон, но тогда подумала, что это может быть ошибкой, и решила подождать, пока ты не получишь аттестат. Ну вот… сегодня ты его получила. — Мисс Пеннингтон помолчала и снова улыбнулась той же мудрой улыбкой человека, хорошо знающего жизнь. — Понимаешь, мне ведь прекрасно известно, что думают бывшие старшеклассники о своих учителях, но это меня никогда не обижало и не задевало. Мне даже и в голову не приходило как-нибудь объясняться с ними и доказывать, что они неправы. Радость нашей работы совсем в другом: когда ты видишь, что ребенок чего-то добивается, когда он поднимается на новый уровень в понимании литературы или истории, или… или… да неважно чего, просто когда ты сознаешь, что без тебя ребенок бы этого не достиг, вот в этом и состоит для тебя удовлетворение, награда, которую трудно описать словами — по крайней мере, мне. Хотя бы чуть-чуть, но ты помогаешь становлению новой личности. В этом и заключается главная ценность работы учителя. А если учителю так повезло, что ему встретился ученик — тот самый, один-единственный ученик — вроде, например, Шарлотты Симмонс, и ты с ним работаешь четыре года и видишь, как он растет и превращается в то, чем является сегодня, то, значит, не напрасными были сорок лет, потраченные на преподавание, со всем их напряжением и борьбой. Выпустить такую ученицу, как ты, — это и есть высшее достижение в моей карьере. Так что учти: я просто не позволю тебе оглядываться назад. Ты должна, нет, ты обязана смотреть вперед, в будущее. Обещай мне это. За все, что я для тебя сделала, я возьму с тебя только это единственное обещание.

Глаза Шарлотты затуманились от слез. Ей вдруг захотелось крепко обнять эту полную женщину с хрипловатым голосом — женщину, ставшую такой родной и близкой, однако в последнее мгновение девушка подавила в себе этот порыв. А что, если мама вдруг выйдет из-за угла дома и увидит ее?


Папа, мама, Шарлотта, Бадди и Сэм все впятером поужинали за столом для пикника, который папа с кузеном Дуги с трудом затащили обратно в дом. Впечатление было такое, будто стол весит целую тонну. Ужин получился не очень веселым: ни родители, ни Шарлотта никак не могли забыть того, что случилось во дворе при гостях, а мальчикам тоже передалось их настроение.

Закончив есть, они остались сидеть на самодельных скамейках за столом, и папа включил телевизор. Увидев на экране скучные, с их точки зрения, вечерние новости, Бадди и Сэм отправились играть на улицу. Какой-то корреспондент — не то уже знакомый, не то просто похожий на всех остальных, одетый в куртку в стиле сафари, стоял на фоне полуразрушенной хижины с микрофоном в руках и рассказывал о событиях в Судане. Сегодня Шарлотта была слишком подавлена, чтобы интересоваться мировой политикой, поэтому она встала из-за стола и отправилась к себе в комнату. Впрочем, назвать комнатой чулан футов в пять шириной можно было лишь при наличии некоторой фантазии. Его выгородили из одной из двух спален в доме Симмонсов после того, как родился Бадди. Шарлотта растянулась на кровати с книгой из серии «Знаменитые люди викторианской эпохи», которую взяла в библиотеке по рекомендации мисс Пеннингтон, и стала читать про Флоренс Найтингейл. Она хотела отвлечь себя чтением от грустных мыслей, но ничего не получилось — Флоренс Найтингейл не удалось завладеть ее вниманием. Шарлотта смотрела на пляшущие в луче заходящего и бьющего прямо в окно солнца пылинки и думала о том, что теперь будет. Наверняка уже сейчас по всему округу судачат о том, что случилось сегодня в доме Шарлотты Симмонс после выпускной церемонии. Она была в этом уверена Девушку охватила паника. Ведь люди всё узнают со слов Чаннинга Ривза а какова будет его версия, сомневаться не приходится. Они с Мэттом, Рэндаллом и Дэйвом отправились поздравить Шарлотту после выпуска, и оказалось, что у Симмонсов вечеринка, но их там никто не захотел видеть, и вместо того, чтобы обойтись с гостями вежливо, родители Шарлотты натравили на них шерифа, а отец девушки и вовсе чуть не набросился на Чаннинга с громадной вилкой для гриля и еще угрожал кастрировать парня, если он еще когда-нибудь хотя бы близко подойдет к его ненаглядной гениальной доченьке…

Из гостиной раздался голос папы:

— Эй, Шарлотта, иди сюда, посмотри-ка, что тут показывают!

Шарлотта с недовольным вздохом слезла с кровати и вернулась в большую комнату.

Отец, все еще сидевший на скамье за складным столом, махнул рукой в сторону телевизора.

— Дьюпонт, — сказал он, довольно улыбаясь. Папа явно считал, что репортаж об университете непременно улучшит настроение дочери.

Шарлотта остановилась у стола и посмотрела на экран. Да, это действительно Дьюпонтский университет, поняла она с каким-то чувством опустошенности. Оператор дал панораму главного университетского двора с умопомрачительной башней библиотеки в одном его конце и толпой народу посередине. Шарлотта была в Дьюпонте всего один раз, во время ознакомительной поездки, когда абитуриенты-стипендиаты подавали документы в приемную комиссию, но даже сейчас, спустя несколько месяцев, ей не составило труда узнать знаменитую площадь с шикарно стилизованными под готику зданиями по периметру.

— …Приехал сегодня в свою «альма матер», чтобы участвовать в церемонии стопятидесятого выпуска студентов в прославленном университете, — донесся до Шарлотты голос телекомментатора.

Панорама университетского двора сменилась общим планом собравшихся людей. Торжественным маршем через площадь проследовало каре молодых людей, облаченных в лиловые мантии и такого же цвета бархатные академические шапочки. Процессия остановилась у мемориальной библиотеки имени Чарльза Дьюпонта — громадного, словно собор, здания с парящей башней и огромной, высотой в три этажа, аркой, нависавшей над главным входом. Возглавлял процессию человек в лиловом одеянии и с большим позолоченным жезлом. Это зрелище настолько поразило Шарлотту, что она невольно подалась вперед и впилась глазами в экран телевизора, напрочь позабыв о случившихся с нею сегодня неприятностях. Вот кадр сменился… на переднем плане появилась трибуна… перед ней колыхались лиловые мантии; на флагштоках взвились яркие знамена в средневековом стиле. Затем камера приблизилась к трибуне вплотную, и оператор навел объектив на стоявшего за стойкой из полированного темного дерева человека — также облаченного в лиловую мантию, высокого, с волевым лицом и квадратным подбородком, горящим взглядом и густыми седыми волосами. Человек, перед которым на трибуне была закреплена чуть ли не дюжина микрофонов, что-то говорил… Было видно, как двигаются его губы, как он жестикулирует, как развеваются рукава лилового одеяния, но при этом был слышен лишь голос корреспондента телевидения:

— Выступление губернатора Калифорнии перед студентами, выпускниками и преподавателями родного университета нельзя рассматривать иначе как первоначальные тезисы его предвыборной речи для президентской кампании будущего года, а то, что он собирается выставить свою кандидатуру от республиканской партии, уже ни у кого не вызывает сомнения. Ключевым понятием в его программе, очевидно, станет «переоценка», как называет это он сам, а наиболее ярые его оппоненты считают это «реакционным социальным консерватизмом».

Наконец губернатора показали крупным планом, сопроводив видеоряд фрагментом его речи:

— В течение ближайшего столетия скелет старых ценностей обрастет новой плотью, и многое будет заменено, а многое подвергнется серьезному пересмотру. Вашему поколению предстоит определить, что взять с собой из прошлого, а что начать с нуля.

На экране вновь появилось лицо журналиста:

— Губернатор призвал нынешнее поколение студентов колледжей и университетов создать новый моральный климат как для самих себя, так и для всей нации. Губернатор прибыл в Честер два дня назад, специально выбрав время, чтобы в живой неформальной обстановке пообщаться со студентами и затем точнее сформулировать для себя тезисы сегодняшнего выступления на выпускной церемонии.

Следующим событием, о котором ведущие вечерних новостей решили проинформировать зрителей, была авария на сталепрокатном заводе в Акроне, в результате которой резак для стального листа случайно отсек головы двум рабочим. Однако Шарлотта мысленно все еще оставалась там — в сорока милях к юго-востоку от Филадельфии, штат Пенсильвания, в Дьюпонте… Это были не какие-то местные новости, это были новости общенационального канала, и выступал на церемонии выпуска не абы кто, а знаменитый политик, известный всей стране, и этот человек, сам закончивший в свое время Дьюпонтский университет, выступал на Главной площади — в дыопонтской лиловой мантии! — и он призвал создавать новые моральные устои нынешнее поколение студентов — ее поколение! Прилив оптимизма оживил совсем было упавшую духом Шарлотту. Спарта, Аллегани-Хай, школьные компании, флирт, алкоголь, бойкот одноклассников, пауки в банке — мисс Пеннингтон была абсолютно права. Все это было уже где-то далеко, отделенное от Шарлотты высокими, окутанными туманной дымкой горами, со всем этим было покончено, как с прожитым днем…

— Ты только подумай, Шарлотта, — сказала мама, обращаясь к дочери с такой же ободряющей улыбкой, как и отец, — Дьюпонтский университет. Каких-то три месяца — и ты тоже будешь там.

— Да, мама. Я как раз сейчас об этом думала. Нет, до сих пор не верится. Это просто невероятно.

Шарлотта наконец тоже улыбнулась. Ко всеобщему — включая и ее саму — облегчению, улыбка девушки на этот раз была абсолютно искренней.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Весь этот черный баскетбол

На самом верхнем ряду зрительской трибуны огромной, уходившей вниз кратером вулкана чаши баскетбольной арены сидели трое мужчин в рубашках-поло и брюках цвета хаки. Они были так далеко от игровой площадки, что снизу их лица выглядели как три белых теннисных мячика. Ниже на бесконечных рядах сидели тысячи — нет, действительно тысячи людей, которые каким-то образом — знать бы, каким — прознали, что здесь происходит, и набились на сиденья первых двадцати-тридцати рядов. Почти полный зал в межсезонье, в среду, в солнечный августовский полдень — событие в самом деле редкое.

Лишь немногие из зрителей были студентами. Осенний семестр официально начинался только через две недели. Сегодня лучшие места на VIP-трибуне занимали толстые усатые дядьки в бейсболках и рабочих рубашках, на нагрудных карманах которых красовались их имена. Возможность им представилась редкая: абонемент на эти места на пятнадцать домашних матчей команды Дьюпонтского университета стоил тридцать тысяч долларов. О таком обслуживающий персонал мог только мечтать… подумать только, сидеть на лучших местах Чаши Бастера… получить сюда свободный вход!

На самой площадке, залитой не отбрасывающим теней светом хитро развешанных по всему потолку люминесцентных светильников, не происходило ничего особенного. Просто-напросто десять молодых парней (восемь черных и двое белых) играли в баскетбол. Матч был неофициальный, и участвовали в нем члены одной и той же клубной команды — разделенные тренером на «Одетых» и «Раздетых». Все пятеро «Одетых» в шортах и футболках, но все футболки и шорты были разные, не относящиеся к клубной форме. Единственным, что объединяло всю команду, был рост. Все выше шести футов, а двое — один черный и один белый — даже подбирались макушками к семи. Это было сразу заметно. Руки и плечи у всех десятерых накачаны, как у культуристов. Трапециевидные мышцы, сбегающие от шеи к спине, выпуклые, как дыни. Эти силачи-великаны, покрытые потом, так и сверкали в свете люминексовских ламп, который переливался на дельтовидных, грудных, трапециевидных и косых мышцах. Особенно эффектно выглядели при этом чернокожие игроки.

Во время очередной возникшей по ходу игры паузы, когда мяч улетел куда-то далеко за пределы площадки, один из двух белых игроков, игравший сегодня за «Одетых», подошел к другому белому — «Раздетому» — и сказал:

— Слушай, Джоджо, что происходит? Может, у меня с глазами что-то не в порядке, но по-моему, этот сопляк собирается вышибить из тебя дух.

Эти слова были сказаны достаточно громко, чтобы тот, кого назвали Джоджо, опасливо оглянулся, проверяя, не услышал ли их кто из чернокожих. Удостоверившись, что вопрос остался незамеченным, он криво ухмыльнулся и кивнул головой в знак согласия — мол, все так и есть. Голова у него была почти наголо обрита с боков и на затылке, и только на макушке оставлено немного коротких светлых вьющихся волос. С такой прической парень слегка смахивал на солдата. Он был крепко сложен, на сильном мускулистом теле, опиравшемся на чрезвычайно длинные ноги, не заметно ни капли жира. Ростом этот баскетболист был шесть футов десять дюймов и весил при этом двести пятьдесят фунтов.

Кивнув приятелю, он сказал, понизив голос:

— Если хочешь знать, Майк, это еще полбеды. Этот мудак долбаный еще и херню всякую про меня говорит.

— Какую такую херню?

— Да вот такую: «Слушай, что ты за хрен такой хренов? Стоишь на площадке, как хрен вкопанный. Не умеешь двигаться, так вали из спортзала на хрен». Вот такую хреновину он и несет. А сам, между прочим, первокурсник хренов.

— «Стоишь на площадке, как хрен вкопанный»? Он так и сказал? — Майк не мог не усмехнуться. — Знаешь, Джоджо, подмечено точно, а главное, остроумно, сам прикинь.

— И не говори, сдохнуть от смеха можно. Да еще толкает меня своими хреновыми локтями, и рубит, и подсекает. Сопляк хренов! Смотри, как под ребра заехал. И откуда он тут взялся?

Сам того не сознавая, Джоджо говорил на самом модном в нынешнем году среди студентов диалекте, называвшемся среди посвященных «хренопиджином». В этом языке слово «хрен» и его производные использовалось в самых разных значениях, представляя собой все возможные части речи: его можно было использовать в качестве междометия («Вот хрен!» или просто «хрен там» с восклицательной интонацией или без таковой) — для выражения несогласия или реакции на непредвиденное осложнение; в качестве прилагательного («хренов мудак», «сопляк хренов», «хреновы локти») — для выражения отрицательного отношения к тому или иному лицу или предмету; в качестве наречия или категории состояния для усиления прилагательного («ни хрена не понятная книга») или в качестве глагола («охренеть можно», «да ты охренел совсем»); использовалось оно и как существительное самой широкой семантики («ну что это за хрен тупой» или «на кой хрен мне все это нужно?»); вполне возможно было и вычленение отдельного значения этого слова как элемента высказывания, выражающего несогласие с кем или с чем бы то ни было («да иди ты на хрен!»); тот же глагол мог быть использован в значении «устать, быть измученным» — физически, материально и даже политически («совсем я охренел от этих занятий»): список этих понятий чрезвычайно широк — охренеть можно было от безделья, от большого количества спиртного, от обозначенной стоимости того или иного предмета либо услуги («просто охренеть!») и так далее; естественно, нельзя забывать и об императивной конструкции, выражающей намерение говорящего прервать акт коммуникации («пошел ты на хрен!», «а пошло оно все на хрен!»). Иногда — впрочем, это значение слова «хрен» можно уже считать архаизмом — оно использовалось для обозначения мужского полового органа и применялось в вульгарном разговорном стиле («Он вставил ей свой хрен прямо на ковре перед телевизором»). Ботаническо-гастрономическую этимологию данной лексемы можно считать уже практически утраченной.

Вышеупомянутый хренов первокурсник стоял примерно в двадцати хреновых футах от двух охреневших приятелей. У него было мальчишеское лицо, зато прическу он себе соорудил уже по всем правилам настоящего профессионального баскетбола: волосы заплетены во множество плотно прижатых к черепу косичек-дредов, концы которых свободно болтались на затылке. Такой стиль позволял ему быть похожим на самых «плохих парней» среди черных звезд баскетбола, таких как Латрелл Спрюэлл и Аллен Айверсон. Он был почти такой же крупный и высокий, как Джоджо, и по всей видимости, еще продолжал расти. Его шоколадно-коричневая кожа была туго натянута выпиравшими изнутри мышцами. Не заметить такие бугры мускулов было просто невозможно. Парень даже не отрезал, а просто оборвал рукава своей футболки, отчего оставшаяся ее часть стала напоминать дизайнерскую разработку костюма для какого-нибудь обезумевшего борца-рестлера.

«Одетый» по имени Майк спросил у Джоджо:

— Ну и что ты ему на это сказал?

Джоджо помолчал, словно сомневаясь, стоит ли отвечать.

— Да ничего. — Пауза… напряженная работа мысли. — Просто вышибу, на хрен, его хреновы мозги прямо сейчас, на этой хреновой площадке.

— Ну да? И как же?

— Пока сам не знаю. Вообще-то мы с этим мудилой хреновым первый раз в игре встретились.

— Ну и что? Ты же сам мне рассказывал, что с детства не терпел унижений и всякой херни от этих… — Майк кивнул в сторону компании чернокожих игроков.

Сам Майк был смуглее, чем Джоджо, его черные кудрявые волосы были просто и без затей коротко подстрижены. Со своими шестью футами и четырьмя дюймами он был вторым по росту в команде — понятно, если считать с конца.

Джоджо опять криво усмехнулся и кивнул.

— Что-нибудь придумаю.

— И когда же ты собираешься думать? Вроде бы это ты объяснял мне, что в таких делах тормозить нельзя. Решил что-то делать — ну и вперед. С этими ребятами действовать надо быстро.

Джоджо вновь изобразил на лице подобие улыбки.

— Твою мать! Надо же, запомнил. И какого хрена я вообще тебе все это рассказывал?

Он посмотрел куда-то в сторону. У Джоджо были длинные руки с большими кистями, бицепсы и трицепсы так и играли под кожей. Может быть, с точки зрения пропорций у парня были не слишком широкие плечи и грудная клетка, но на любого мужчину обычной комплекции он мог бы — с учетом роста — нагнать страху одним своим видом. Тем не менее в данный момент он казался испуганным и, пожалуй, даже жалким.

Посмотрев на Майка, парень сказал:

— Ну неужели каждый год это будет повторяться? Скажи ты мне на милость, неужели каждый год мне придется воевать с очередным хреновым сопляком, которого тренер отроет в каком-нибудь хреновом спортлагере? Ставь потом на место этого охреневшего выскочку.

— Ну, не знаю. Во всяком случае, в этом году тебе, как я погляжу, скучать не придется.

Впрочем, много говорить на эту тему не было необходимости. Оба парня прекрасно знали, в чем тут дело. Джоджо был силовым форвардом и единственным белым игроком в стартовой пятерке команды Дьюпонта. Поэтому сегодня он и играл в команде «Раздетых». Тренер всегда «раздевал» стартовую пятерку, а «Одетым» ставилась одна задача: порвать эту пятерку. «Одетый», игравший сегодня персонально против Джоджо — опека выражалась в том, чтобы посильнее двинуть соперника локтем в любое подвернувшееся место и при этом еще сказать ему какую-нибудь гадость, — был чрезвычайно перехваленным первокурсником по имени Вернон Конджерс: типичный представитель разряда юных дарований, блиставших на площадке в старших классах, он появился в команде колледжа, агрессивный, уже привыкший к уважительному, если не подобострастному отношению и вполне освоившийся с ролью маленького божка для целой секты верных поклонниц, готовых на все, лишь бы он обратил на них свое благосклонное внимание. Другой сектой, почитающей юные таланты баскетбола своими богами, были самые известные в Америке баскетбольные тренеры, включая легендарного руководителя команды Дьюпонта, — в спортивных изданиях его всегда называли «тем самым легендарным», — Бастера Рота. Обычно тренеры открывали подобные объекты поклонения на школьных турнирах или в летних баскетбольных лагерях. По большому счету и турниры, и летние лагеря в основном и организовывались как «смотрины» для рекрутеров из колледжей, чтобы те могли собрать свой урожай. Туда приглашались только самые перспективные игроки школьных команд. Спонсорами таких мероприятий выступали крупнейшие производители спортивной одежды и обуви, такие как «Найк», «Энд 1» и «Адидас». Вернон Конджерс стал лучшим игроком сезона в летнем лагере «Энд 1», который всегда славился тем, что там если не приветствовалась, то по крайней мере не преследовалась жесткая игра, именовавшаяся на спортивном жаргоне «хотдоггингом»; судя по виду Конджерса, плетению дредов в этом лагере тоже уделялось большое внимание. Джоджо прекрасно знал этот тип молодых игроков и вполне мог представить себя в шкуре Конджерса, так как всего несколько лет назад сам Джозеф Дж. Йоханссен был лучшим игроком сезона в летнем лагере «Найк». Более того, будучи белым, он тогда стал еще более известен, чем Вернон Конджерс в сезоне нынешнем, а популярность для молодых игроков — это и есть тот наркотик, который заставляет ребят, уже вкусивших его на уровне школьных турниров, вкладывать все силы в игру и тренировки. Каждый тренер, каждый агент, каждый скаут профессионального баскетбола стремится высмотреть Великую Белую Надежду, нового Ларри Бёрда, нового Джерри Уэста, нового «Пистоля» Пита Маравича, способного играть на уровне лучших чернокожих баскетболистов, так явно доминирующих в этом виде спорта. В конце концов, ведь большинство болельщиков — белые. Просто невероятно, сколько восторженных воплей, комплиментов и заманчивых предложений, граничивших с провокацией, обрушилось на восходящую звезду Джоджо Йоханссена в то лето, лучше и не вспоминать; этих заверений в его гениальности и блестящем будущем вполне хватило на то, что он стал воспринимать команду Дьюпонтского университета лишь как место разминки, настройки, своего рода тренажер и трамплин для триумфального заключительного прыжка в Лигу, как игроки уровня Джоджо небрежно называли Национальную Баскетбольную Ассоциацию. Если бы велась такая статистика, то Джоджо в год своего успеха в летнем лагере стал бы рекордсменом по количеству встреч со скаутами, агентами и тренерами. Однако в этих лагерях тренерам из колледжей, которые ошивались тут толпами, было категорически запрещено правилами НАСС — Национальной ассоциации студенческого спорта — самим заводить переговоры с заинтересовавшими их игроками. Спортсмен должен был заговорить с ними первым. Ну и каким образом, спрашивается, тренеру оказаться рядом с подающим надежды игроком, чтобы у того была возможность, как это именовалось в официальных правилах рекрутирования, «инициировать переговоры»? Бастер Рот, как и многие другие тренеры, заваливался вслед за Джоджо в мужской туалет, стоило тому вздумать справить нужду. Тренер Рот славился своим проворством. Джоджо даже не смог бы вспомнить, сколько раз тот «случайно» оказывался рядом с ним у соседнего писсуара, естественно, вытаскивая из штанов свое мужское хозяйство, но на самом деле уделяя главное внимание не физиологическому процессу, а ожиданию того, когда же Джоджо что-нибудь скажет, то есть «инициирует переговоры». Однажды после обеда в туалете около спортзала можно было наблюдать замечательную картину: по обе стороны от Джоджо выстроились с членами наперевес семеро известных на всю страну тренеров — четверо слева и трое справа от него. Бастер Рот, понятно, был на своем обычном посту, у соседнего писсуара рядом с Джоджо, по правую руку. Справа тренер Рот становился потому, что лучше слышал левым ухом и, следовательно, меньше рисковал упустить момент, когда «переговоры будут инициированы» этим сопляком. Будь в туалете больше писсуаров, там, вероятно, выстроились бы все тренеры первого дивизиона НАСС. Джоджо Йоханссен так и не сказал ни слова в тот день. Джоджо вообще не сказал ни слова тренеру Роту или еще кому-нибудь. Однако он, конечно, прекрасно знал, что это за тренер — ведь как-никак это Легендарный Бастер Рот, — и ему было лестно, что тот раз за разом пристраивает свой немолодой член у соседнего писсуара рядом с девятнадцатилетним лучшим игроком сезона лагеря «Найк». Однако если не по собственному опыту, то по крайней мере по рассказам других Джоджо великолепно представлял себе, что все эти тренеры только прикидываются добрыми дяденьками до тех пор, пока не добьются своего и не получат контракт с твоей подписью на выступление за их команду и получение стипендии от университета. Повязав новичка по рукам и ногам юридическим документом, тренер превращается в ходячий ужас. Что ж, его ходячий ужас был Легендой. Благодаря этому кошмарному человеку баскетбольный стадион на 14 ООО зрителей, официально именовавшийся Ареной Фэйрклот, стал называться как в разговорах, так и в прессе Чашей Бастера. Даже сами игроки именовали его так. Вообще-то обычно баскетболисты называют свою арену коробкой или ящиком. Но стадион Дьюпонтского университета имел закругленный фасад, а его трибуны располагались концентрическими окружностями, словно установленные на внутренней поверхности гигантской воронки. В общем, стадион действительно походил на исполинскую чашу с баскетбольной площадкой на самом дне.

Джоджо и Майк были единственными белыми игроками в команде в этом сезоне, то есть настоящими игроками, которые действительно выступали за университет в чемпионате. Еще в команде числилось трое белых «пиши-читаев»; таким образом, на бумаге в дьюпонтской команде было пятеро белых и девять черных игроков. Другое дело, что пиши-читаев никто всерьез не воспринимал. Настоящее имя Майка было Фрэнк Риотто. Майк было сокращением от слова «микроволновка». Придумал это прозвище один из чернокожих игроков, Чарльз Бускет. Прозвище на редкость крепко пристало к Фрэнку, и теперь уже вряд ли кто и вспомнил бы, как его звали на самом деле.

Игра возобновилась. Вбрасывали мяч «Раздетые». Джоджо пошел вперед вместе с центровым Трейшоуном Дигтсом. В команде Дьюпонтского университета Трейшоун был главной звездой. Вся игра строилась вокруг Трейшоуна Диггса. Джоджо бросил взгляд в его сторону, чтобы проверить занятую позицию. Трейшоун был семи футов ростом, ловкий, с прекрасной координацией, состоящий из сплошных мускулов — шоколадно-коричневый гигант с наголо бритой головой. Белый игрок, конечно, мог накачать мышцы до таких же объемов, как у Трейшоуна, но под светлой кожей они все равно не смотрелись так выпукло и рельефно. А Джоджо был не просто белым, а очень светлокожим, да еще к тому же и блондином, что уж совсем никуда не годилось. Вот почему он стригся так коротко, практически сбривая волосы по бокам головы и на затылке и оставляя лишь короткий светлый ежик на макушке. Он хотел бы побриться наголо, как это делали Трейшоун, Чарльз да и почти все чернокожие игроки в команде — за исключением Конджерса, — подражая великому Майклу Джордану. Увы, Джоджо не мог себе этого позволить. Быть бритым наголо означало не просто походить на Джордана. Это придавало игроку свирепый и внушительный вид, как у одного из рестлеров, специально превращающих себя в сплошной сгусток мышц и тестостерона — бритая голова, могучая шея, буфы мускулов на спине, груди, плечах, руках и всем остальном. Другое дело, что по неписаным правилам баскетбола право стричься наголо было узурпировано черными игроками, а если белый пытался подражать черным, они очень скоро теряли к нему уважение. Вот и пришлось с сожалением оставить на макушке небольшой кружок коротко подстриженных светлых волос, так некстати доставшихся ему от рождения.

Мяч был в игре. Несмотря на шум, накатывавшийся с трибун, Джоджо слышал все, что происходит на площадке. Он по скрипу кроссовок любого из игроков мог определить, как те делают рывок, останавливаются, маневрируют, меняют направление, даже если это происходило у него за спиной. Защитник Дасхорн Типпет передал мяч Андре Уокеру. «Одетые» поставили заслон перед Андре, и ему пришлось отдать пас Джоджо — а Конджерс уже накрыл его, чуть не на спину лег, толкаясь, пихаясь локтями, наваливаясь, пинаясь коленями и при этом не уставая повторять:

— Ну что, Дерево? Прыгать не умеешь, бросать не умеешь, двигаться не умеешь, ни хрена ты не умеешь, Дерево.

Нет, этот сукин сын явно вошел во вкус! Теперь так просто он не отвяжется. Вот урод! Сопляк! Первый сезон в команде играет! И ведь только для того, чтобы выпендриться, заставляет Джоджо почувствовать себя деревом, которое тормозит игру, не в силах оторвать корни от площадки…

Кантрелл Гвотми и Чарльз — «Одетые», закрывавшие Уокера, — метнулись к Джоджо, и он знал, что должен отдать мяч Уокеру, который открылся для своего фирменного трехочкового броска, или Трейшоуну, сумевшему увернуться от Алана Робинсона, своего опекуна из «Одетых», но Джоджо не стал делать передачу — нет, не в этот раз. У него на ближайшие секунды были свои планы. Баскетболисты первого дивизиона чутки, как собаки, они сразу улавливают страх или нервозность, и Джоджо понял, что этот юный мститель, несмотря на молодость, нащупал слабину в его психологической защите. Теперь есть только одна возможность поставить на место этого самонадеянного сопляка.

Джоджо оглянулся через плечо. Он словно сфотографировал взглядом все, что ему было нужно — грудную клетку Конджерса. Приготовиться… вперед! Джоджо чуть присел, словно заряжаясь энергией для броска в прыжке. Конджерс вскинул руки, блокируя бросок. Откуда же ему было знать, что Джоджо задумал совсем другое: разгибаясь, он вложил всю накопившуюся энергию, злость и все двести пятьдесят фунтов своего живого веса в тычок локтем под грудь своему опекуну.

— У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-уф, — выдохнул Конджерс. Джоджо метнулся, обошел его, проскочил под кольцо и в прыжке заложил мяч в корзину сверху — это был лучший заброшенный сверху мяч за всю его жизнь, и он даже уцепился обеими руками за кольцо и качнулся на нем в триумфальном ритме. Класс! Этот хренов урод получил локтем прямо в солнечное сплетение! Ничего… будет… знать… как… наезжать.

С трибун донесся рев болельщиков. Они не могли не оценить этот блестяще проведенный прием.

Игра была остановлена. Трейшоун и Андре склонились над Конджерсом, который сложился пополам, прижав руки к солнечному сплетению, и медленно, мелкими гусиными шажками направлялся к скамейке запасных, не переставая повторять: «Ух-ух-ух-ух». С каждым «ух» косички у него сзади на шее жалобно вздрагивали. Ему было всего восемнадцать или девятнадцать лет, но в этот момент он выглядел как старик, которого неожиданно хватил удар. Ничего, сукин сын, будет знать, как наезжать.

Джоджо быстро подошел к нему, тоже наклонился и обеспокоенно спросил:

— Эй, парень, ты живой? Тебе бы лучше пойти в раздевалку, прилечь и вытянуться. Перевести дух. Скоро полегчает.

Конджерс посмотрел на Джоджо снизу вверх, и в его взгляде читалось одно чистое неприкрытое чувство — ненависть. Ненависть к одержавшему победу противнику. Но ответить в этот момент он ничего не мог. Все силы его были направлены на то, чтобы заново научиться дышать и передвигаться в разогнутом состоянии.

«Что, съел? Хрен тебе!» — пронеслось в голове у Джоджо. А как ревет публика! Зрители оценили его умение поставить обидчика на место. Внутренне Джоджо был в состоянии эйфории, но не показывал виду.

К нему подошел Майк с выражением лица, подобающим прискорбному случаю — травме у товарища по команде. Джоджо также стоял с вытянутым лицом.

— Охренеть, блин, — сказал Майк, считавший себя большим специалистом в подражании языку чернокожих игроков. Пользуясь тем, что никто из них сейчас его не слышит, он негромко обратился к Джоджо: — Беру свои слова обратно. Ну, ты крутой, урод. Ты, значит, только момента выжидал, хитрый придурок. Он-то решил, сопляк, что тебя так запросто задавить можно.

Джоджо с трудом сдерживался, чтобы не высказаться в адрес Конджерса в полный голос.

— Этот мудак… — Он кивнул головой в сторону собравшихся вокруг пострадавшего чернокожих игроков. — Слушай, они там про меня чего-нибудь говорят?

— Ни хрена. Так, кое-кто покосился в твою сторону, когда этот козел запыхтел, но что они сказать-то могут? Парень сам напросился, это все видели, а ты кру-у-уто его наказал, чувак. Так это тебе даже в плюс.

Своей контратакой Джоджо тоже вроде бы нарушил неписаные правила. Трюки и раскачивание на кольце традиционно числились прерогативой чернокожих игроков. Таким образом они провоцировали противника, словно говоря: «Я не просто играю лучше тебя, я могу устроить тебе, на хрен, такую головомойку, что тебя, мудака, родная мама не узнает».

Оба белых парня посмотрели в сторону скамейки запасных, на которой Конджерс сидел, опустив голову между колен. Трейшоун и Андре все еще стояли, склонившись над ним.

— Не оборачивайся, — сказал Майк. — Там тренер на трибуне встал и смотрит сюда. Чувствую, его так и подмывает спуститься посмотреть, что случилось с его малышом-любимчиком.

Джоджо до смерти хотелось оглянуться, но он удержался. Три теннисных мячика — тренер Бастер Рот и два его помощника — вынуждены были оставаться там, где сидели, на верхних, самых дешевых местах, далеко от игроков, потому что по правилам НАСС запрещалось проводить регулярные тренировки раньше 15 октября, а теперь был только август. Именно поэтому ребята играли в собственных футболках или раздетыми по пояс. Официальная форма или даже серые тренировочные футболки с надписью «Дьюпонт Атлетикс» были бы неопровержимым свидетельством того, что на площадке происходит… происходит именно то, что на ней и происходит: регулярная тренировка баскетбольной команды за семь недель до начала тренировочного сезона. Конечно, никто не запрещал кому-нибудь из членов команды приехать в университетский городок в августе, еще до начала занятий, немного поиграть в любимую игру или, например, покачать железо в тренажерном зале. Другое дело, что у любого из игроков, который бы не принял это решение абсолютно добровольно, возникли бы серьезные неприятности с тренером Бастером Ротом.

— Эй, ты посмотри, что творится, — сказал Майк. — Тебе это понравится. Они вызвали ему на замену пиши-читая. Ну, ты даешь. Этот урод играть сегодня больше не сможет.

Джоджо бросил взгляд в сторону скамейки запасных. Действительно, один из долговязых и худых белых парней поспешил выйти на площадку, чтобы занять место в пятерке «Одетых». Прозвище «пиши-читаи» тоже придумал Чарльз, и теперь все игроки, как черные, так и белые, только так и называли этот балласт команды. Все трое пиши-читаев в своих школах считались отличными баскетболистами, но им и думать было нечего выступать за команду первого дивизиона. У них были другие достоинства — они могли нормально учиться и получать хорошие оценки. По регламенту Конференции требовалось, чтобы средний балл команды — не каждого игрока в отдельности, а команды в целом — был не меньше двух с половиной, то есть не опускался ниже уровня С. Трое ребят, номинально записанных в команду, были настоящими отличниками и таким образом обеспечивали выполнение норматива по среднему баллу. Их называли «спасательными жилетами»: они не позволяли команде пойти на дно с точки зрения академической успеваемости. Другое дело игра. На площадку их во время матча никто бы не выпустил. В команде они только числились.

Чарльз подошел вплотную к Джоджо с Майком и сказал:

— Слушай, Джоджо, какого хрена ты руки распускаешь? Посмотри, что ты сделал с бедным малышом Верноном. — Но глаза его улыбались.

Сохраняя на лице напряженно-обеспокоенное выражение, Джоджо ответил:

— Ничего я не сделал. Он пытался не дать мне выпрыгнуть с мячом и, видно, просто налетел на мой локоть.

Чарльз многозначительно хмыкнул, затем встал спиной к Конджерсу и понизил голос:

— Налетел на твой локоть? Ну, Джоджо, ты даешь. На локоть, значит, налетел? А мне еще говорили, что белые мальчики не умеют жестко играть и не могут постоять за себя на площадке. И какой дурак, интересно, такое придумал? Ну ладно, теперь умнее буду. Не рассчитывай, что и я на твой локоть напорюсь.

Он отошел, улыбаясь, но Джоджо изо всех сил сохранял прежнее напряженное выражение лица. Злорадствовать он бы не рискнул. Но то, что сказал ему Чарльз, было не чем иным, как похвалой. Его поступок одобрил и высоко оценил не кто-нибудь, а самый крутой чернокожий игрок команды, который уже был здесь, когда Джоджо только появился в университете!

Игра возобновилась, и Джоджо вздохнул спокойнее. «Одетые» переключили Кантрелла опекать его, а Чарльз взял на себя другого нападающего «Раздетых», Кёртиса Джонса, большого мастера проскальзывать между более крупными и мощными игроками, пользуясь малейшей брешью. Пиши-читаю было велено пытаться ставить заслон Андре Уокеру. Кантрелл, естественно, не давал Джоджо спуску, но действовал вполне корректно и не мешал ему выполнять игровой план тренера, согласно которому Джоджо должен был перехватывать пасы соперников, делать блок-шоты, подборы, а главное, снабжать мячом Трейшоуна и другие машины для зарабатывания очков.

Игра шла своим чередом, и Джоджо слышал, как игроки все больше и больше заводятся. Катализатором этого был технический нокаут, который он устроил Конджерсу. То и дело до его слуха доносились голоса болельщиков, нараспев выкрикивающих имена любимых игроков: «Трейшоун!..», «Андре!..», «Кёртис — крутой!..» Кто-то завопил: «Давай-давай, Джоджо!» — крик, обычный для Чаши Бастера в разгар сезона. Во время перерыва Джоджо обвел взглядом трибуны. Да тут тысячи людей! Ничего себе! Частью игры на грани фола по отношению к правилам Ассоциации было решение оставлять двери арены открытыми и позволять свободный вход для всех. Это должно было означать, что на площадке идет не тренировка, на которой отрабатываются тактика и приемы игры и которую следует проводить втайне от всех, а обычная приятельская игра случайно собравшихся вместе нескольких членов команды. Но кто же все эти люди? Сотрудники университета? Жители города? Откуда они пришли? Как они узнали? Ощущение было такое, что собравшиеся тут зеваки выросли словно из-под земли, как бывает при дорожной аварии или, например, во время уличной драки, когда на каждого дерущегося приходится по несколько наблюдателей. Вот и сейчас тысячи зрителей материализовались словно ниоткуда в Чаше Бастера, чтобы посреди рабочего дня посмотреть, как будут играть звезды Дьюпонта, условно разделенные на «Раздетых» и «Одетых». Это были не просто спортсмены — это были молодые боги баскетбола По результатам прошлого сезона Дьюпонт занял первое место в чемпионате — за те четырнадцать сезонов, что Бастер Рот возглавлял эту команду, они пять раз играли в финале… трижды выиграли национальный чемпионат… девять раз выходили в финальную четверку. Как же высоко взобрался Джоджо Йоханссен! Как высоко вознесли его над большей частью человечества талант и боевой дух! Кое-кого из людей, сидевших на трибунах, он знал. Как водится, среди зрителей были и неизбежные спутницы баскетбольной команды — девчонки-«группи», почти профессиональные болельщицы и поклонницы. Иногда, впрочем, на трибунах появлялись и внешне незаметные скауты… из самой Лиги… скауты и агенты возникали… и высматривали среди игроков тех немногих, кто достоин попасть в Лигу и зарабатывать миллионы… десятки миллионов… Вот только этот чертов Вернон Конджерс втемяшился в голову Джоджо и никак не давал покоя. Конджерс ушел только с площадки, да и то временно. Из команды, а тем более из жизни Джоджо он никуда не исчез.

Во время перерыва Майк то и дело перемещался к одной из трибун и перекидывался парой фраз с шикарной блондинкой, сидевшей в первом ряду. Такую девушку не пропустишь. Волосы у нее были вьющиеся и очень длинные. Они придавали ей какой-то дикий вид.

— Что, Майк, — поинтересовался Джоджо, — понравилась тебе эта девчонка?

— О чем ты? Ты ж меня знаешь. Я просто всегда стараюсь быть дружелюбным с болельщиками.

— Ты мне зубы не заговаривай. Кто она такая?

— Со старшего курса. Имеет какое-то отношение к работе приемной комиссии, занимается размещением первокурсников и посвящением в студенческую жизнь. Завтра же новенькие приезжают, вот и будет им показывать, что тут к чему.

— Ты с ней знаком?

— Да говорю же — нет.

— А как ее зовут?

— Без понятия. Знаю только, что выглядит она классно.

Посвящение в студенческую жизнь. Джоджо всякое посвящение в студенческую жизнь миновало, поскольку баскетболисты, поступившие в университет на спортивную стипендию, были избавлены от таких формальностей. Они вообще нечасто видели студентов, не выступавших за университетские команды. На занятия они ходили не так уж часто и в основном знали своих однокурсников и уж тем более однокурсниц в качестве болельщиков и поклонниц. Если ты играешь так классно, что на тебя положил глаз сам Бастер Рот, то тебя ждет посвящение в студенты на баскетбольной площадке. Ну вот… один первокурсник сегодня как раз был посвящен в студенты. Что ж, Вернон Конджерс сам напросился! В другой раз не будет называть Джоджо Йоханссена столбом или деревом, а тем более наезжать исподтишка… В какой-то миг Джоджо снова стало не по себе. Кто его знает, как еще дальше все обернется с этим парнем. В конце концов, вся эта история может только еще больше разозлить его.

Наконец тренер подал с верхнего ряда сигнал о том, что тренировка закончена, и «Одетые» с «Раздетыми» покинули площадку. Болельщики кубарем скатились с трибун и окружили игроков плотной толпой. Когда еще подвернется такой шанс — оказаться наедине со своими любимчиками! Никаких тебе охранников, мешающих выразить кумиру свое восхищение! До него можно даже дотронуться! Джоджо окружили со всех сторон. К нему отовсюду протягивали ручки, маркеры, блокноты, открытки, просто листки бумаги, прося автограф. Какой-то придурок даже отодрал от входной двери кусок картонной таблички с надписью «Не курить» и теперь требовательно совал этот огрызок под нос Джоджо. Благодаря своему росту, а в какой-то степени и положению Джоджо мог смотреть на беснующихся болельщиков сверху вниз. Рядом один из них орал: «Отличный пас и проход, Кантрелл! Отличный пас и проход, Кантрелл!» Можно подумать, что Кантреллу Гвотми есть дело до того, как какой-то фанат анализирует его игру. Джоджо медленно направился к раздевалке, на ходу раздавая автографы и увлекая за собой гудящий рой болельщиков. Тут была и парочка его постоянных поклонниц в обтягивающих трикотажных топиках, не столько скрывающих, сколько выставляющих напоказ их бюсты. Девчонки улыбались и кричали: «Джоджо! Джоджо!», стараясь встретиться с ним глазами и поймать его взгляд — более глубокий, чем те, которыми он удостаивал обычных фанов. Майк был где-то по соседству. Выступая во второй пятерке, он не мог собрать вокруг себя такую ораву народу, но закадрить ту блондинку с шикарными длинными локонами ему было наверняка по силам. Она улыбалась ему той самой хорошо узнаваемой улыбкой постоянной поклонницы, стараясь придать своему взгляду не только вполне очевидное значение, но и некоторую загадочность. Самый большой рой, естественно, вился вокруг Трейшоуна. Джоджо слышал, как тот повторяет: «Нет проблем, детка», что на его личном жаргоне означало: «Рад познакомиться» для девчонок, благодаривших кумира за автограф. У Трейшоуна все особи женского пола, любого возраста и цвета кожи, именовались детками. Умом спортсмены воспринимали увивавшихся за ними поклонниц как неизбежное зло, которое нужно терпеть, и притом терпеть с блаженной улыбкой на лице, воспринимая его как обязательную часть существования на публике. Но подсознательно они давно уже подсели на это обожание как на наркотик. Если бы в один прекрасный день все эти толпы поклонников и в особенности поклонниц куда-то исчезли и осталась бы просто группа парней, бредущих в раздевалку с баскетбольной площадки, они почувствовали бы себя опустошенными, брошенными, неудовлетворенными и обманутыми в лучших ожиданиях. Самое забавное заключалось в том, что как бы каждый из игроков ни устал, как бы ни надоели и ни утомили его бесконечно пристающие к нему лично болельщики, все прекрасно знали, вокруг кого в команде вьется самый шумный и разноголосый рой. Больше того: любой игрок мог абсолютно точно выстроить всю команду по уровню значимости каждого, используя лишь один критерий: количество поклонников, просящих автограф и сопровождающих баскетболиста до самого входа в раздевалку.

— Вернон!

— Эй, Вернон!

— Вернон, мы здесь, наверху!

Для Джоджо эти крики были как отрезвляющий холодный душ. Несколько испуганно он посмотрел… наверх. Они — болельщики, поклонницы, сотрудники университета — все они переживали за Вернона Конджерса и поддерживали его. А ведь этот парень еще не сыграл ни одного матча за Дьюпонт и вообще ни за одну команду первого дивизиона! Наверное, он им просто понравился: этакий красавчик, если, конечно, пучок засаленных косичек соответствовал представлениям болельщиков о красоте. Точно, подумал Джоджо, это они кричат авансом, из-за его нестандартной внешности. И потом, нельзя забывать, что этого парня хорошо знали благодаря слухам, прокатившимся среди болельщиков еще весной, полгода назад: тогда говорили, что восходящая звезда баскетбола не пойдет в колледж, а рванет прямо в профессионалы. Естественно, все это были лишь спекуляции журналистов. Но такая шумиха, понятно, пошла сопляку на пользу: вот около него уже ошивается целая орава поклонниц и болельщиков.

Миновав наконец «полосу препятствий», молодые боги скрылись за дверями раздевалки.

«Знаешь, что я тебе скажу?

Мудак ты хренов и козел, вот так!

Я тебя достану и отымею в рот.

Что поджал член и дрожишь, урод?

Нечего выпендриваться, если кишка тонка.

Въехал, что я тебе сказал?»

Рэп Доктора Диза перекатывался из одного угла раздевалки в другой. Рэп, включенный на полную катушку, орал и надрывался в раздевалке всегда. Звучал он отовсюду, сразу со всех сторон, и не только потому, что тут был установлен шикарный музыкальный центр со стереозвуком, но и потому, что эта территория принадлежала им — чернокожим гигантам. Привилегия выбирать компакт-диск, который будет проигрываться бессчетное количество раз, принадлежала капитану. В этом году капитаном был Чарльз. Он хотя и перешел из стартовой пятерки во вторую, но по-прежнему пользовался в команде непререкаемым авторитетом. Не было тут никого круче Чарльза, которого игроки могли бы назвать самым отмороженным. Что касается музыки, в этом Чарльз был, по мнению Джоджо, просто циничным соглашателем: хотят ребята слушать рэп — пусть получат рэп… самый отвязный, бандитский, самый грязный и омерзительный рэп, какой только можно найти на CD. Кёртис же клялся, что видел, как Чарльз выходит из Оперного театра Фиппса после концерта, на котором какой-то белый симфонический оркестр из Кливленда «пиликал» Дюка Эллингтона и Джорджа Гершвина. Это доказывало, с точки зрения Кёртиса, что на самом деле Чарльз любит слушать всякое дерьмо. Однако в раздевалке после тренировки Чарльз в очередной раз запустил Доктора Диза. Этот исполнитель был совершенно антисоциальным и к тому же омерзительно безвкусным, и у Джоджо родилось подозрение, что на самом деле Доктор Диз откровенно прикалывается над публикой, на самом деле просто пародируя жанр рэпа. Он рифмовал, например, «пошел на…» с «козел ты…», и это были еще самые приличные слова: встречались у него и другие, которые даже дьюпонтовские победители национального чемпионата по баскетболу никогда не решились бы произнести вслух на людях. Больше того, они даже не всегда понимали, что там поет — или говорит? — Доктор Диз, закручивая очередной матерный оборот…

«Знаешь, что я тебе скажу?

Полицию, козел, собрался вызвать? Да засунь себе член в задницу,

Ты уже обосрался от страха, слышишь, как плюх-плюхается твое дерьмо?

Вытри свой член, он весь в каком-то вонючем шоколаде.

Трахни, мудак, сам себя в задницу, а потом сделай себе минет.

Въехал, что я тебе сказал?»

Вот такая музыка гремела сейчас в раздевалке. Другое дело, что само помещение, где переодевались игроки и где хранилась их форма, было оборудовано куда более роскошно, чем даже могли себе вообразить тысячи болельщиков, наблюдавших за игрой «случайно собравшихся побросать мяч» студентов. Даже шкафчики для одежды здесь были не металлические, а из полированного дуба, сохранившего свой естественный светлый цвет и текстуру. Каждый шкафчик имел девять футов в высоту и три с половиной в ширину, двустворчатые дверцы были набраны из планок наподобие жалюзи. Внутреннее пространство шкафов было устроено толково и со вкусом: полки, подставки для обуви, плечики из бука и даже лампы подсветки, включавшиеся в тот момент, когда открывались дверцы. Внизу, на самом дне каждого шкафчика, круглосуточно светилась флюоресцентная трубка, благодаря которой все оставленные в шкафу вещи были всегда сухими. На дверцах шкафчиков были привинчены полированные латунные таблички с выгравированными именами игроков, и над каждой из них красовалась большая, высотой в фут, фотография, сделанная на площадке во время игры и вставленная в дубовую рамку. Фотография Джоджо была получена из архива рекламного отдела Студенческой спортивной ассоциации. На этом снимке он был запечатлен взметнувшимся выше частокола вытянутых черных рук и забрасывающим мяч в кольцо. Джоджо очень любил эту фотографию.

Войдя в раздевалку, он увидел, что четверо чернокожих игроков — Чарльз, Андре, Кёртис и Кантрелл, — все как один бритые наголо, стоят около шкафчика Чарльза и что-то обсуждают. Джоджо просто не мог не подойти. Побороть в себе это искушение было выше его сил… А вдруг удастся получить еще одно подтверждение того, что он, Джоджо Йоханссен, парень не промах и что у него кишка не тонка постоять за себя, хоть он и белый.

Подойдя поближе, Джоджо услышал возмущенный голос Чарльза:

— Что он сказал? Да какое дело этому козлу до моих оценок? Какое, на хрен, его собачье дело? И так всем ясно, что он козел хренов, так еще в чужие дела суется.

Андре издевательски ухмыльнулся:

— Слушай, Чарльз, мне-то что — за что купил, за то и продаю. Он сказал: ты каждый вечер шляешься в библиотеку и допоздна трахаешь там какие-то книжки. Говорит, видел тебя.

— Хрен там он меня видел. Как этот мудак мог меня видеть в библиотеке, если сам даже не знает ни хрена, где она находится. Он и слова-то такого не знает. — Чарльзу явно изменили самообладание и всегда присущая ему самоирония. Еще бы: его только что обвинили не просто в том, что он получает хорошие оценки (ходили слухи, что его средний балл перевалил за три с половиной), но что он старается их получить, а это было куда как позорнее. — Да что вы этого кретина слушаете? Говорит, я сижу за книжками? Да этот козел хоть знает, как книжка-то выглядит? На что она похожа? Этот мудозвон до сих пор на пальцах считает, и то дальше одного не продвинулся. — Для иллюстрации своего тезиса Чарльз выставил средний палец.

— Ой-ёй-ёй! — протянул Кантрелл. — Послушал бы тебя Гил, он бы, наверное, обиделся.

— Твою мать, да пошел он на хрен со своими обидами. Пусть себе задницу пальцем заткнет, чтобы при людях не обделаться. Он, дебил, до сих пор в кровать писается, а туда же, о моих оценках болтает…

— Эй, парень, — обратился к капитану Кёртис, — а может, расколешься, какие такие оценки ты в последнее время получать стал? Или это что-то личное?

— Ха-ха-ха-а-а-а-а-а! — Смех Андре донесся откуда-то из глубин его живота. — Слушайте, парни, а может, нам скоро и пиши-читаи не понадобятся? У нас ведь есть Чарльз.

Джоджо, подойдя к веселой компании, вступил в разговор:

— Да ты не бери в голову, Чарльз. Что-что, а учиться ты умеешь!

Он посмотрел на остальных, рассчитывая если не на взрыв смеха, то хотя бы на одобрительную улыбку. Ведь он обыграл обычную присказку, употребляемую в качестве похвалы: «Что-что, а играть ты умеешь». Но реакции на его шутку не последовало. Вообще никакой.

— Ты чо, Джоджо? — спросил его Чарльз бесцветным голосом. Он всегда и всех так спрашивал: «Ты чо?» вместо «Ты чего?»

— Да ничего, — ответил Джоджо. — Ничего. Просто умаялся сегодня. — Мысленно он прикинул, что разговор об усталости подтолкнет товарищей подумать, кто же именно так утомил его — и как он поставил этого кое-кого на место.

Однако никто из ребят не клюнул на эту наживку, и Джоджо решил конкретизировать тему разговора:

— Этот новенький, Конджерс, меня достал. Всю дорогу прямо на спине висел. Я себя так чувствую, будто три часа занимался какой-нибудь хреновой борьбой сумо.

Ребята смотрели на него так, как смотрят на какую-нибудь не особо интересную статую.

Тем не менее Джоджо не спешил отступать и настойчиво перешел к разговору в открытую:

— Кстати, а кто-нибудь знает, как там этот Конджерс? Очухался?

Чарльз переглянулся с Андре и сказал:

— Ну, вроде того. Это же все так, шуточки, а то, что из него чуть дух не вышибло, так это ничего. Молодой, оклемается.

Шуточки! Чуть дух не вышибло! Каждый раз одно и то же! Всё как всегда! Случись что-нибудь с кем-то из черных игроков — остальные тотчас же распишут дело так, будто его на куски порезали. И еще одна их привычка ужасно раздражала Джоджо: они все время говорили не просто на своем немыслимом жаргоне, но еще и с каким-то специфическим акцентом. За годы общения Джоджо вполне освоился с этим языком и не только хорошо понимал его, но и мог изъясняться не хуже любого из его «носителей». Тем не менее стоило ему подойти к товарищам по команде, как они, желая лишний раз напомнить Джоджо, что не принимают белого за своего, переходили на обычный, общепринятый английский язык. А с учетом их постных физиономий становилось понятно, что сегодня негры его не просто сторонятся, а откровенно отталкивают. Даже на лице Чарльза застыло непроницаемое выражение. И это Чарльз, капитан команды, который, оказавшись наедине с Джоджо и Майком на площадке, первым посмеялся над тем, что произошло, и даже косвенно похвалил Джоджо за решительность! Теперь же, стоя рядом с Андре, Кёртисом и Кантреллом, он даже не хотел говорить на эту тему. Крутой Чарльз Бускет обращался с ним не как с товарищем по команде, а как с назойливым болельщиком, случайно просочившимся в раздевалку.

В разговоре повисла неприятная пауза. Делать вид, что ничего не происходит, Джоджо больше не мог. Хватит с него.

— Ладно… пойду приму душ. — Он направился к своему шкафчику за полотенцем.

— Давно пора, иди помойся, — бросил ему в спину Чарльз.

А это еще что значит? Даже отыграв в этой команде два сезона, Джоджо до сих пор не мог сказать наверняка, что на уме у этих чернокожих. Вот сейчас, спрашивается, что случилось? Почему они вдруг так демонстративно дали ему понять, что он для них — чужак? Потому что Джоджо вдруг возомнил, что может запросто, войдя в раздевалку, присоединиться к разговору этой четверки, — или чо? Или никто из них не считал уместным говорить при нем о конфликте между черными игроками в присутствии других черных игроков? Или дело в том, что Джоджо позволил себе перефразировать присказку: «Что-что, а играть ты умеешь», считавшуюся принадлежностью языка чернокожих? Черт его знает, что у них на уме, у этих нигге… Джоджо постарался заставить себя успокоиться. Для этого ему пришлось несколько раз повторить про себя, что дело в расизме, свойственном не одним только белым. В конце концов, он всю свою жизнь состязался с черными баскетболистами в той игре, в которой, по их мнению, белые не могли с ними соперничать. Джоджо же доказывал обратное и этим гордился. Эта гордость, кстати, и позволила ему сегодня поговорить с Майком на тему расовых противоречий и предрассудков в профессиональном и студенческом баскетболе. И разве он не прав? Весь его жизненный опыт подсказывал ответ. Джоджо вырос в Трентоне, штат Нью-Джерси. Его отец, ростом шесть футов шесть дюймов, был центровым и капитаном баскетбольной команды «Хэмилтон Ист», которая при его участии выходила в финал чемпионата штата; пару раз его прощупывали рекрутеры, но, по-видимому, он все же играл недостаточно хорошо, чтобы какой-нибудь колледж предоставил стипендию, а без этого ему было не обойтись. В общем, он стал в итоге механиком по установке и обслуживанию систем охранной сигнализации, как в свое время и его отец. Мама Джоджо, достаточно умная для того, чтобы стать врачом или еще кем-нибудь в том же роде, работала техником в радиологической лаборатории больницы Святого Франциска. Джоджо обожал свою мать, но львиная доля ее любви и внимания (по крайней мере, ему так казалось) доставалась его брату Эрику, Его Высочеству Ослепительному Первенцу, который был на три года старше. Эрик был отличником в школе, лучшим учеником класса и имел массу достоинств, о которых Джоджо все уши прожужжали чуть ли не с самого рождения.

Сам Джоджо относился к учебе без особого рвения. Кроме того, его всегда отличала от брата нестабильность: сегодня он мог блеснуть знаниями и способностями, а завтра полностью провалиться по тем же самым предметам. Что ж, если ему не дано быть отличником вроде Эрика, то стать душой компании, оказаться в фокусе всеобщего внимания для него труда не составляло. С зубрилой Эриком все обстояло как раз наоборот. Джоджо сначала стал главным клоуном в классе, а потом и главным бунтовщиком. Правда, бунтовал он довольно умеренно, не впадая в крайности. А затем Джоджо обрел новое качество: он стал очень высоким.

К моменту перехода в старшие классы его рост составлял уже шесть футов четыре дюйма, и вполне естественно, что с такими данными он сразу же был принят в баскетбольную команду. Вскоре выяснилось, что парень не только высок, но и обладает задатками классного игрока. От отца он унаследовал отличную координацию движений и драйв. Мама даже стала волноваться по поводу чересчур быстрого роста Джоджо. Ей казалось, что у мальчика могут быть неприятности, поскольку окружающие станут считать его старше, чем он есть на самом деле. Отца же спортивные данные младшего сына только радовали. Он очень рассчитывал, что у Джоджо получится то, чего он сам так и не сумел добиться. Отец считал, что смог определить тайную причину своих неудач. С папиной точки зрения, ему просто не повезло: он начал играть в 70-е годы, когда чернокожие баскетболисты как раз стали доминировать в этой игре на университетском уровне. Все рекрутеры и скауты сбились с ног, разыскивая талантливых черных парней. Вечные, незыблемые баскетбольные цитадели вроде Брэдли и Сент-Бонавентура рискнули выставить против соперников команды, целиком состоящие из афроамериканцев. Отец Джоджо, может, и не блистал интеллектом, но главное сумел сообразить: основным преимуществом чернокожих баскетболистов была абсолютная уверенность в том, что они имеют преимущество в этой игре. Помимо того, что чернокожие спортсмены вообще чрезвычайно ревностно относятся к конкуренции со стороны кого бы то ни было, они воспринимают как оскорбление и унижение, если какой-нибудь белый игрок в чем-то оказывается лучше них.

В то лето, когда Джоджо исполнилось четырнадцать, отец будил его утром и по дороге на работу завозил на баскетбольную площадку в Кэдваладер-парк, районе, заселенном в основном чернокожими. Джоджо оставался один на один с негритянскими подростками, имея при себе лишь коричневый бумажный пакет с сэндвичами. Площадка была асфальтированная, с металлическими щитами и кольцами из железного прута без сеток. Забирал его отец лишь после обеда, ближе к вечеру, когда возвращался домой с работы. Весь день Джоджо был предоставлен самому себе. Он должен был научиться играть в черный баскетбол. Он был как щенок, которого бросили в воду с целью посмотреть — выплывет или утонет.

Единственное, что может в какой-то мере оправдать такой жесткий метод воспитания, это то, что в Трентоне Джоджо рисковал меньше, чем где-нибудь в большом городе. Здесь, по крайней мере, появление белого парня в черном квартале не вызывало у местных обитателей мгновенного желания схватиться за пистолет. Но все же воспитание было суровым. Черные ребята играли в баскетбол жестко, абсолютно уверенные в том, что играть нужно именно так и никак иначе. Если ты белый и рискнул прийти сюда, то никто тебе ничего особенного не скажет и не сделает. Местные просто во время игры налетят на тебя и без всякой злобы размажут по асфальту. Так тебе дадут понять, что ты здесь никто и не заслуживаешь не только уважения, но даже снисхождения. Уяснив это в первый же день, Джоджо решил для себя, что никогда в жизни больше не позволит ни одному чернокожему игроку валять себя по земле, по крайней мере — безнаказанно.

Баскетбол на той площадке вовсе не был командным видом спорта. Скорее это была серия поединков, если не сказать — дуэлей. Если ты, получив мяч, делал пас партнеру, открытому под кольцом, никто не считал этот поступок достойным уважения или благодарности. Упустил возможность сыграть сам — ну и дурак. Суть игры состояла в том, чтобы переиграть того, кто пытался тебе помешать. Прыгнуть выше всех и метко уложить мяч в кольцо тоже не считалось большой доблестью. Смысл игры заключался в том, чтобы обмануть своего опекуна, или запугать его, или задавить физически, или прорваться «в дыру», если таковая имелась, то есть протолкнуть мяч между ног соперника, или прыгнуть выше него, или эффектным финтом обвести его, или забросить мяч через него, если ты достаточно высок, а потом, после попадания в кольцо, посмотреть на противника так, чтобы он понял, что ты про него думаешь (это было первое, чему научился Джоджо): «Понял, сука? Будешь под ногами болтаться — я твою задницу по всей площадке размажу».

Как-то раз Джоджо выпало противостоять долговязому агрессивному черному парню по имени Лики. Делая финт, он не забывал боднуть Джоджо в плечо или толкнуть его локтем в грудь. В очередной раз он прорвался под щит и прыгнул, намереваясь забросить мяч в кольцо сверху. Но Джоджо прыгнул выше и сумел заблокировать этот бросок. Лики завопил: «Фол!» Они заспорили, и Лики не нашел лучшего аргумента, чем удар в лицо, которым сбил Джоджо с ног. Джоджо вскочил, глядя на мир сквозь кровавую пелену — в буквальном смысле. Красный туман плыл у него перед глазами, и не ожидая, пока он рассеется, Джоджо бросился на Лики. Они обменялись несколькими яростными ударами, потом повалились на асфальт и стали кататься в пыли. Следуя неписаным правилам, остальные игроки не вмешивались. Они энергичными возгласами поддерживали Лики, но главным образом просто радовались неожиданному развлечению. Впрочем, вскоре интерес зрителей пошел на убыль: Лики и Джоджо вымотались и их возня перестала быть столь зрелищной и привлекательной. Большая часть ребят предпочла вернуться к игре. Когда все было кончено, Лики встал на ноги и, едва продышавшись, начал осыпать ругательствами сидевшего на асфальте Джоджо, у которого к тому времени уже стал заплывать глаз, была разбита губа, а струйка крови из носа капала на подбородок. Тем не менее он поднялся на ноги, вытер кровь с лица тыльной стороной ладони и вышел на середину площадки, давая тем самым понять, что готов продолжать игру. Краем уха он услышал, как один из парней вполголоса сказал другому: «Смотри-ка, этот белый удар держать умеет». Это был самый лучший комплимент за всю его молодую жизнь. Еще бы — чтобы белому мальчишке заслужить уважение среди чернокожих сверстников, ему надо было показать себя действительно крутым парнем.

Если все так, то почему Чарльз, да и все остальные так холодно отнеслись к Джоджо сегодня? В конце концов, если все именно так должно быть, то пусть и идет, как идет. Нельзя допускать, чтобы отношение этих черных портило ему настроение… Но ведь портит же, черт подери! Джоджо прекрасно осознавал, что чернокожие спортсмены давно уже доминируют в баскетболе, но не мог понять, почему они держат на расстоянии его. В конце концов, там, на площадке, никакого разделения по цвету кожи не существовало. Команда работала как единый механизм, все подшучивали друг над другом, как и подобает товарищам по оружию, и вместе с этими ребятами, которые на площадке были ему ближе, чем родные братья, Джоджо выиграл национальный чемпионат в прошлом сезоне; больше того, он в стартовой пятерке занимал почетное, хотя и чреватое синяками и шишками место силового форварда. Он бросил взгляд на фотографию на дверце своего шкафчика… Вот он, Джоджо Йоханссен, взлетевший над частоколом черных рук и укладывающий в кольцо решающий мяч в игре против «Мичиган Стейт» в финале четырех в марте. В той игре он разбил невидимую стеклянную стену отчуждения между собой и чернокожими игроками… или ему так казалось.

Обо всем этом Джоджо думал не переставая все время, пока мылся в душе и одевался. Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как остался в раздевалке один. Все ушли, оставив Джоджо наедине с полированными дубовыми шкафчиками и матерящимся Доктором Дизом, чей голос звучал, как ему казалось, отовсюду. Доктор тем временем надрывал глотку:

«Знаешь, что я скажу?

Сука ты последняя, для кого бережешь ту дыру, что у тебя между ног?

Все выслеживаешь богатого мудака, который на тебя купится?

Да у этого козла все равно хрен не встанет, разве что на твою задницу,

Так что не трахай мне мозги, лучше я сам тебя трахну.

Въехала, что я сказал?»

Неожиданно в раздевалку вернулся Майк, одетый в футболку и джинсы.

— Ты еще здесь? — удивился он, подходя к своему шкафчику. — Вот на хрен, ключи забыл.

— Куда направляешься?

— У меня свидание, — загадочно ответил Майк. — С моей девушкой.

— С какой еще девушкой?

— С девушкой, в которую я влюблен… — Он сделал неопределенный жест куда-то в направлении баскетбольной площадки.

— Слушай, да ладно, неужели ты уже договорился с той… да ты же меня разводишь на хрен. Нехорошо, Майк, парить старого приятеля.

— Никто тебя не парит, Джоджо. Лучше скажи, что ты-то собираешься делать?

— Ну, Майк, ну, действительно, просто печка микроволновая, горячий ты у нас парень. — Джоджо покачал головой и улыбнулся Майку так, как родители улыбаются неуправляемому, но очаровательному ребенку. — Я-то? Да хрен его знает. Устал я что-то. Пойду, пожалуй, пивка попью. Я уж думал, сегодняшняя тренировка никогда не кончится. Глянешь на трибуну, а тренер все сидит там как ни в чем не бывало…

— И не говори.

— Ты хоть врубился, что мы там гонялись за мячом и друг за другом три часа кряду? Без единого хренова перерыва? Охренеть можно.

— Да, пожалуй, это покруче бега будет, — ответил Майк. — Хотя кто его знает. Помнишь, в прошлом августе чертова жарища стояла, а мы все наматывали по стадиону круг за кругом.

— Да, у каждого есть своя любимая хрень, — заключил Джоджо.

— Хрень?

Джоджо оглядел помещение, словно хотел еще раз убедиться, что кроме них с Майком тут никого нет.

— В тот день, когда у нас начнутся официальные тренировки, я, наверное, не побоюсь и задам всей нашей компании один простой вопрос: мы тут, на хрен, тренируемся или грыземся не на жизнь, а на смерть? Ты посмотри на наших придурков: все играют так, будто их жизнь зависит даже не от того, как команда сыграет по ходу сезона, а от того, удастся ли произвести впечатление на тренера прямо в августе. Чтобы прогнуться перед ним, каждый готов тебе если не башку оторвать, то уж ноги оттоптать — это точно.

— Ты про Конджерса?

— И про него, конечно, тоже, но не только про него. Устал я от всего этого черного баскетбола Почему заведомо считается, что они лучше нас? Вот тренер — он же белый. И большинство тренеров белые. Но поставь перед ними двух игроков абсолютно одинакового класса, черного и белого — они обязательно скажут, что черный лучше. Почему-то они все считают, что у чернокожих какой-то особый талант к баскетболу. Понимаешь, о чем я?

— Ну, вроде того.

— Когда я был в летнем лагере «Найк», так из кожи вон лез, разве что ногой мячи в корзину не забрасывал, и только тогда на меня обратили внимание.

— Но ведь обратили же, а если бы не обратили, хрен бы ты оказался в лагере, а уж тем более хрен бы тебя взяли в эту команду.

— Да не делай вид, будто не понимаешь, к чему я веду. Сам знаешь, как обстоит дело. Все думают — и главное, так и тренеры думают, — что в критической ситуации, например, на последних секундах матча, нужно отдать мяч черному — пусть, мол, он сделает последний бросок. У черных, мол, нервы крепче, и бросают они лучше. Он, видите ли, не промахнется. Вот белый игрок такого же класса — он, конечно, промахнется и подведет команду. Возьмет да и облажается в последний момент. Вот так все они и думают, и это я говорю о белых тренерах. По-моему, мы уже смело можем заявлять о расовой дискриминации, основанной на каких-то идиотских предрассудках.

— Да с чего ты все это взял? Почему решил, что дела обстоят именно так?

— А что тут думать-то? Глаза разуй и посмотри, что творится у нас в команде. Взять хоть тебя: ты трехочковые бросаешь лучше всех в команде. В этом меня никто переубедить не сможет. Да что там я: если поговорить начистоту, этого и Андре отрицать не станет. Вот устроил бы тренер соревнование между нами по трехочковым броскам, как на «Турнире всех звезд», так я уверен, ты бы порвал этого Андре безо всяких. Но он вот выходит в стартовой пятерке, а ты — нет.

— Ну… тренер, наверное, считает, что он лучше в защите.

— Вот именно — считает. В этом-то все и дело. А ты знаешь, что это хрень собачья, и я тоже знаю. Двигаешься ты нисколько не медленнее, чем Андре, может, даже и быстрее. Но тренер уже заранее считает, что Андре быстрее — просто по определению, и что он может быть более агрессивным, и в жесткой ситуации, когда придется действовать против какого-нибудь крутого черного игрока, он не испугается и не спасует.

— Слушай, ну я даже не знаю…

— Вот почему, ты думаешь, они прозвали тебя Микроволновкой?

— Да я уж не помню, — сказал Майк, пожимая плечами. Но в следующую секунду он улыбнулся, видимо, наскоро порывшись в памяти и все-таки вспомнив, откуда пошло это прозвище.

— Думаешь, это комплимент? Ну да, в некотором роде. Все знают, что тренер может выпустить тебя на площадку, и ты тут же запросто изменишь счет, забрасывая свои фирменные трехочковые. Все как с микроволновой печкой: кидаешь туда кусок мяса — и через несколько минут еда готова. Но никто — и тренер в том числе — не считает, что ты сможешь переломить ситуацию, например, в последней четверти какого-нибудь трудного матча. Тренер выпустит тебя на площадку в третьей четверти, и ты сделаешь всю черную работу, наберешь для команды кучу очков. Но в конце игры, когда важен каждый бросок, хрен он тебя выпустит, а ведь ты бросаешь лучше всех в команде, а может, и вообще лучше всех в студенческом баскетболе!

— Ну ты и загнул, Джоджо…

— А мне, думаешь, легче приходится? Вроде бы жаловаться не на что: я играю в первой пятерке, но если присмотреться, сразу становится понятно, что тренер не считает меня по-настоящему классным игроком. Трейшоун, Андре, Дашорн, Кёртис — черные ребята — вот они, конечно, настоящие игроки. А я что — я у них на подхвате. Стоит мне разыграться, как тренер сразу же делает замечание. Он не хочет, чтобы я бросал по кольцу. Не для этого меня выпускают на площадку. Очки должны набирать другие. Стоит мне только попытаться сделать что-то самому, а не просто перехватывать мяч, обводить защитников и отдавать пас нашим черным красавчикам, как тренер сразу же начинает психовать! Причем психует даже тогда, когда у меня все получается. Бросок в прыжке с пятнадцати футов? Да он об этом и слышать не хочет. Я набираю очки, а он устраивает мне выволочку! Меня выпускают на площадку только для того, чтобы я делал финты, подборы, блок-шоты, перехватывал отскоки, а потом снабжал мячом Трейшоуна, Андре и Кёртиса — настоящих игроков!

— Ну и что в этом особенного? — спросил Майк. — Думаешь, ты один такой? Вспомни этого парня Фокса из «Мичиган Стейт» или Янисовича из «Дьюка». Они что, не настоящие игроки? Хрен там. Отлично играют.

— Вот именно, они отлично играют, они самые настоящие игроки, мастера, но тренеры не воспринимают их как настоящих игроков. С точки зрения тренеров, по-настоящему играть могут только черные. Такие, как мы с тобой, играем только заранее написанную роль. Ты в команде работаешь микроволновкой. Почему? Да потому, что тренер не может перешагнуть через предрассудки у себя в мозгу и признать, что лучший атакующий защитник во всем студенческом баскетболе — не черный.

— Джоджо, — попытался урезонить приятеля Майк, — ты как-то уж очень мрачно все это себе представляешь.

— А что тут представлять-то? Открой глаза — и сам все увидишь.

— Зря ты паришься, Джоджо. Какого хрена ты так взъелся? Можно подумать, тебя кто-то недооценивает. А то я не слышал, как сегодня народ на трибуне орал: «Давай-давай, Джоджо, вперед-вперед, Джоджо!» Я бы не сказал, что на этой хреновой площадке тебя никто не замечает.

С этим Джоджо не мог мысленно не согласиться. Что правда, то правда. «Давай, Джоджо, вперед!». Майк не мог скрыть своего удовольствия от того, что ему дали прозвище по аналогии с микроволновкой. А Джоджо тоже сиял всеми своими шестью футами роста и двумястами пятьюдесятью фунтами веса. Не в первый раз он слышал эту речевку болельщиков: «Давай-давай, Джоджо, вперед-вперед, Джоджо!»


Майку не терпелось поскорей увидеться с девушкой своей мечты, и он вскоре направился к выходу из Чаши Бастера Джоджо заканчивал одеваться. Натягивая свои армейского покроя брюки цвета хаки, он вдруг почувствовал какую-то тяжесть в правом кармане. Странное дело, мелькнуло у него в голове, но в следующий миг Джоджо ясно понял, что ничего странного тут нет. Он знал, что это могло быть, оставалось только выяснить детали. Но заранее раскатывать губу ему не хотелось… Хотя, если здраво рассудить, в прошедшем сезоне его признали лучшим разыгрывающим в национальном чемпионате… В общем, у Джоджо возникло такое чувство, какое бывает у детей под Рождество. У него хватило силы воли, чтобы не испортить сюрприз и не посмотреть прямо сейчас. Он почти залез внутрь шкафчика, чтобы дотянуться до лежавшей в глубине футболки, рукава которой не лишали зрителей удовольствия посмотреть на его накачанные мышцы рук. Внутри дубовые стенки шкафчика не были покрашены или покрыты полиуретаном, а оставлены в натуральном виде, только отполированы и пропитаны каким-то маслом. Натуральное дерево давало приятный аромат, ассоциировавшийся с роскошью и шикарной жизнью. Вот и сейчас, засунув голову внутрь шкафчика, Джоджо с удовольствием глубоко вдохнул этот запах. Он был возбужден, как ребенок, и все на свете, даже внутренности собственного шкафа, стало казаться ему чудесным, гораздо лучше, чем еще несколько минут назад.

Джоджо дошел до служебного выхода из спортзала, огромным усилием воли заставив себя не вынимать из брючного кармана тот предмет, который вроде бы неожиданно там появился за время тренировочной игры. Временами ему казалось, что этот предмет даже излучает тепло и вибрирует всей своей тяжестью. Но вот наконец Джоджо распахнул одну из створок широких дверей — и вот оно, чудо! Вот он, роскошный подарок! На великолепном фоне зелени каштанов и кленов, которые в свою очередь потрясающе выглядели на фоне безупречно чистого, без единого облачка голубого неба, — твою мать, слишком хорошо, чтобы это было правдой. Но не поверить своим глазам баскетболист не мог: действительно, прямо у выхода на подъездной дорожке, где вообще-то парковка была запрещена, стоял тот самый подарок: новехонький джип-пикап «крайслер-аннигилятор»… белый, сияющий на солнце, массивный, огромный автомобиль, идеально подходящий для лучшего разыгрывающего национального чемпионата, имевшего рост шесть футов десять дюймов и вес двести пятьдесят фунтов, четырехдверный пикап с полногабаритной двухрядной кабиной и пятифутовым кузовом, прикрытым белой сверкающей крышкой. А еще — охренеть, охренеть, охренеть! — на колесах были просто роскошные хромированные диски фирмы «Спрюэлл»! Едва ли когда-нибудь раньше Джоджо мог рассматривать, а уж тем более примерять на себя такую внушительную и дорогущую машину. Это был настоящий монстр, но монстр роскошный, отделанный по высшему классу, с мотором в 425 лошадиных сил, а в списке дополнительного оборудования имелось абсолютно все, что только может предложить американская автомобильная промышленность обеспеченному и взыскательному покупателю. Джоджо некоторое время постоял футах в пятнадцати от машины, благоговейно созерцая это воплощение красоты и мощи, затем медленно вытащил из правого брючного кармана… да, все правильно: набор ключей на кольце и маленький брелок управления сигнализацией и дистанционным открыванием дверей. На том же кольце висел металлический, длиной всего в дюйм, ромбик, одна сторона которого была покрыта той же эмалью, что и машина, а на другой был выгравирован ее регистрационный номер.

Джоджо нажал кнопку открывания дверей и услышал, как короткой пулеметной очередью сработали все четыре блокиратора, открывшие дверцы пикапа-великана. Затем он нажал кнопку открывания багажника, и белая сверкающая крышка медленно поднялась над бортами кузова. Джоджо опустил ее и распахнул водительскую дверь. Внутрь пикапа он мог не влезть, а почти войти — еще бы, крыша этого монстра возвышалась над землей чуть ли не на уровне его головы. Одним движением парень скользнул за руль. Коричневые кожаные сиденья… а запах! Этот аромат даже еще больше соответствовал представлениям Джоджо о шикарной жизни, чем тот, который ощущался внутри дубового шкафчика в раздевалке. Казалось, еще один вдох — и он просто опьянеет от этого запаха роскоши. На пассажирском сиденье он обнаружил маленькую белую кожаную папочку размером не больше обычного бумажника. Внутри папки должны, наверное, лежать… впрочем, он уже знал, что там находится: регистрационные документы на машину и страховой полис на имя его отца, Дэвида Йоханссена. Наверняка клуб болельщиков, известный как «Круглый стол Чарли», оформил все как в прошлый раз, когда Джоджо достался тот самый «додж-дуранго», на котором он, собственно, и приехал сегодня сюда, к Чаше Бастера. Квитанции на оплату кредита за машину ежемесячно поступали на имя его отца, но клуб болельщиков каким-то хитроумным образом находил возможность их оплачивать. Как именно это делалось и какие при этом нарушались статьи налогового и финансового законодательства, Джоджо не знал и знать не хотел. Вообще-то ему нравился «дуранго». Что там говорить, отличный джип. Но это\ Тут и сравнивать нечего. «Аннигилятор», чисто-белый, так и сверкал перед глазами, сверкал не переставая. Такая громадина! Он ведь даже больше и мощнее, чем «кадиллак-эскалад» или «линкольн-навигатор».

Джоджо просто влюбился в эту машину. Это было как во сне. Он почувствовал себя как будто на капитанском мостике океанского лайнера или на диспетчерской вышке, возвышающейся… над всем миром. Приборная панель в его машине выглядела примерно так, как он представлял себе внутренность кабины истребителя F-18. Он повернул ключ зажигания, и спавшее чудовище пробудилось, издав низкий приглушенный рык. Джоджо пришла на ум аналогия с подземным ядерным взрывом. Вот это мощь! Нет, в эту машину нельзя не влюбиться. На козырьке приборной панели была прикреплена квадратная, четыре на четыре дюйма, ламинированная карточка. В середине ее гордо и даже грозно красовались две крупно напечатанные буквы: СК — спортивная кафедра; аббревиатура помещалась в центре круга цвета желтой кукурузы, отделенного черным кольцом от общего фиолетового фона карточки. СК — и этим все было сказано. Ни единого лишнего слова, ни единой лишней буквы… если не считать пропечатанного в уголке мелким шрифтом номера машины. Парковочный пропуск спортивной кафедры считался едва ли не самой завидной привилегией во всем университетском городке. Его обладатель мог парковать машину практически везде и в любое время.

Игроки баскетбольной команды вообще редко ходили по кампусу пешком. Они тут ездили — как Джоджо сейчас. По большей части баскетболисты предпочитали джипы и полноприводные пикапы. Эти крупные машины словно служили продолжением их самих — крупных, сильных, уверенных в себе и умеющих радоваться жизни молодых людей. Случайно так получилось или нет, но эти машины и спецпропуска стали еще одной деталью, отделявшей спортсменов от мира обычных студентов, да и вообще простых смертных.

Впрочем, иногда на любого избранного накатывает желание напомнить о себе тем самым простым смертным и тщеславно порадоваться эффекту, произведенному на этих бедняг. Вот и сейчас Джоджо захотелось, чтобы на него обратили внимание, чтобы ему позавидовали, чтобы им повосхищались. Это дополнило бы блаженство, которое охватило его в этот чудесный солнечный летний день.

Он прокатился по дорожкам между корпусами университетского городка, чтобы продемонстрировать всем встречным и поперечным своего могучего, грозно ревущего бегемота о восьми цилиндрах и тридцати двух клапанах; мать твою, подумал он, надо же, почти никого нет, учебный год-то еще не начался. Впрочем, и те немногие, кто попадался навстречу, почему-то не были достаточно поражены ни размерами его новой машины, ни даже хромированными колесными дисками. Джипов своих приятелей по команде он тоже не заметил.

Да и не удивительно: парни наверняка сразу пошли на стоянку и уже уехали по своим делам. По правде говоря, Джоджо тоже следовало бы заехать на стоянку, пересесть в «дуранго» и отвезти его в салон «Крайслер/Додж», где клуб болельщиков обычно покупал джипы для своих звезд.

Тем не менее расстаться с новой машиной сейчас Джоджо просто был не в силах. Он также не хотел расставаться и с чувством резко возросшей собственной значимости, которую придал ему белоснежный «крайслер». Сам не зная, куда и зачем он едет, Джоджо прокатился по дорожке, ведущей к его общежитию, и свернул в проезд между корпусами, который привел его на Главную площадь. Все это время Джоджо смотрел на мир сверху вниз. Неожиданно, повинуясь какому-внутреннему импульсу, он остановил машину у правой обочины — естественно, стоянка там была категорически запрещена, но какое ему до этого дело? — и вышел из кабины. Потянувшись всем своим длинным телом, он пешком направился к противоположному концу Главной площади, но остановился на полдороге, на самой ее середине. «Давай-давай, Джоджо, вперед-вперед, Джоджо!» — мысленно слышал он крики болельщиков. Он чувствовал себя победителем, триумфатором, вернувшимся с войны, которому просто необходимо, чтобы его встречали с почестями и оркестром. Впрочем, все это время он пытался обмануть самого себя, делая вид, что просто решил прогуляться, наслаждаясь свежим воздухом и солнышком. «Давай-давай, Джоджо!» Черт, никого нет. Студентов вообще не видно, только какие-то старики, явно посторонние — не то туристы, не то просто прогуливающиеся пенсионеры из города бродят вокруг и разглядывают старые корпуса. Эх, знали бы они, на что нужно смотреть!

Нет, ну не может же быть, чтобы никто из знакомых так и не нарисовался. Вот он стоит здесь, в сердце одного из лучших университетов мира, и он один из пяти самых знаменитых людей в этом городке… Никто, пожалуй даже ректор университета или председатель попечительского совета, не мог похвастаться такой популярностью, как стартовая пятерка команды-победительницы национального чемпионата. «Давай-давай, Джоджо!» Да, конечно, Дьюпонт — это лишь ступенька, этап на пути к настоящему триумфу — к переходу в Лигу. Но это в будущем, а пока и в Дьюпонте очень даже клево. Стоит только сказать кому-нибудь, что ты бросаешь мяч в команде Бастера Рота, и у собеседника челюсть отвиснет. Да что там баскетбол — людей поражает одно то, что ты вообще студент Дьюпонта. Приятная для Джоджо ирония судьбы заключалась в том, что он сумел пробиться в гораздо более крутой университет, чем Эрик. В конце концов, случись то, чего он больше всего боялся в жизни, и не попади он ни в одну из команд Лиги, — что ж, для начала неспортивной карьеры диплом Дьюпонтского университета уже был неплохой отправной точкой. Впрочем, это будет иметь смысл только при условии, что удастся худо-бедно заработать зачетные баллы по всем предметам и действительно получить диплом. Ну да ладно, для этого в конце концов и существуют преподаватели и кураторы, разве нет?

Джоджо вдруг стало не по себе. А что, если такое действительно случится? Ну, не сложится баскетбольная карьера — удастся ли ему тогда закончить университет? Учителя в средней школе часто говорили мальчику, что с мозгами у него все в порядке, но толку от них будет мало, если не развивать способности и не искать им применения. В один прекрасный день, считали учителя, Джоджо еще пожалеет, что не занимался нормально, как все остальные. К этим словам он относился не слишком серьезно, а порой даже расценивал эти предостережения как своего рода изощренный комплимент. Ему действительно до сих пор еще не потребовалось искать применения своим мозгам, развивать их и вообще заниматься подобной лабудой. Джоджо был на особом положении среди студентов. Он был звездой баскетбола, и этим все сказано. Школа позаботилась, чтобы у него в аттестате были оценки, позволяющие формально претендовать на получение стипендии в университете, за что учителям большое спасибо. Впрочем, за время обучения в старших классах Джоджо несколько раз всерьез увлекался тем или иным курсом. Если предмет был ему интересен, то и учеба шла хорошо. Впрочем, надолго эти порывы не затягивались. Однажды, было дело, он до того хорошо написал работу по истории, что учительница даже зачитала ее фрагмент перед всем классом. Джоджо и по сей день помнил, как он тогда себя чувствовал — восторг и гордость смешались в нем с каким-то смущением и неловкостью. В общем, он был даже рад, когда выяснилось, что никто, кроме одноклассников, не был в курсе этого сомнительного фрагмента его биографии.

Его старший брат Эрик относился к учебе совершенно иначе. Заработав высокие баллы, он поступил учиться в колледж Норт-Вестерн, а потом в Высшую юридическую школу Чикагского университета — да и Бог с ним. За последние четыре года — два в старших классах и два в Дьюпонте — Джоджо полностью заслонил своей персоной Его Высочество Ослепительного Первенца. В общем-то, если разобраться, никто действительно не знал, кто такой этот Эрик Йоханссен, зато десятки, сотни тысяч людей прекрасно знали, кто такой Джоджо Йоханссен. Вот только… а вдруг что-нибудь случится и никто не выберет его на драфте НБА? Проблема с Верноном Конджерсом состояла даже не в том, что он мог в обозримом будущем занять место Джоджо в стартовой пятерке, но тренер мог начать все чаще выпускать Конджерса на площадку, урезая таким образом игровое время Джоджо. Тогда его имя будет постепенно исчезать с первых мест в статистике принесенных команде очков, выигранных подборов и прочих показателей. Если дело пойдет так — об НБА можно будет забыть. Вот тогда-то Джоджо на своей шкуре ощутит, что такое быть жалкой тварью, бывшим студентом колледжа, пусть даже и получившим кусок красивой гербовой бумаги из Дьюпонта, но при этом абсолютно ни на что не годным. Он будет просто ничтожеством. Максимум, на что Джоджо сможет рассчитывать — это тренировать баскетбольную команду типа «Трентон Сентрал», а вот Эрик — у того уже сейчас все в порядке, он адвокат в Чикаго с самыми благоприятными перспективами… И ведь при этом следует честно признать, что этот хренов Конджерс действительно умеет играть, мать его, ничего не скажешь! Здоровенный, сильный, быстрый, агрессивный и главное — абсолютно уверенный в том, что ему нет соперников в игре! Джоджо не столько успел произнести все это про себя, сколько почувствовал, как еще не сформировавшиеся до конца мысли втыкают острую иглу страха ему в сердце. Да, на этот раз парень мог признаться себе, что терзают его уже не сомнения или подозрения, а самые настоящие страхи.

Все, хватит об этом думать. Джоджо обвел взглядом Главную площадь. Яркие лучи послеполуденного летнего солнца неожиданно выигрышно высветили готические здания, окружавшие площадь: суровые каменные строения словно потеплели — желтые, охристые, коричневые и пурпурные отсветы на стенах делали их еще более величественными и значительными. Здание библиотеки с высокой башней сейчас особенно походило на огромный собор… Джоджо редко бывал внутри, разве что его загонял куратор. Впрочем, пару раз он заглядывал туда по вечерам, едва ли не за полночь, чтобы как будто случайно повстречать там одну девушку, которая, как ему было известно, имела привычку засиживаться в библиотеке допоздна…

Навстречу Джоджо шел какой-то человек. Лицо вроде знакомое, но кто же это такой, черт возьми? Чуть старше сорока, в рубашке-поло с короткими рукавами, шортах цвета хаки и кроссовках… фигура просто кошмарная… мускулатура совершенно не развита… над ремнем брюшко свешивается… ноги тощие и костлявые, как жерди. Джоджо знал за собой этот грешок — снобизм по отношению к физическим кондициям окружающих, но ничего не мог с этим поделать. Ну, спрашивается, как может нормальный здоровый мужик довести себя до такого состояния? Да еще этот идиотский кейс в руке… Мужчина подошел ближе… Вот хрен, почему же никак не удается вспомнить, где он видел этого кривоногого урода? Человек, шедший навстречу, улыбнулся и кивнул. Джоджо непроизвольно улыбнулся в ответ. Когда они поравнялись, незнакомец посмотрел Джоджо прямо в лицо и сказал:

— Здравствуйте, мистер Йоханссен.

Джоджо вынужден был ограничиться неопределенным и оттого не слишком убедительным:

— Здрасьте… как дела?

Потом каждый пошел своей дорогой. Мистер Йоханссен? Болельщики так к нему не обращаются. Вдруг, когда было уже поздно, его осенило: да это же профессор социологии, который вел у них занятия в прошлом году в первом семестре. Как и большинство студентов-спортсменов, Джоджо числился на факультете социологии, известном своими дружественными отношениями со спортивной кафедрой. Вспомнить бы еще, как зовут этого типа?.. Вроде Перлстайн, что ли… Мистер Перлстайн. Да, точно, мистер Перлстайн. Неплохой, кстати, дядька… В конце семестра он поставил Джоджо зачет за письменную работу, хотя прекрасно знал, что написал ее кто-то другой. Любому преподавателю было понятно, что студент-спортсмен не в состоянии связно излагать на бумаге даже простые мысли, а уж тем более написать курсовик. Вот только… Джоджо опять стало не по себе. Интересно, это ему показалось, или в голосе препода он действительно услышал некоторый оттенок иронии? «Здравствуйте, мистер Йоханссен, дебил с мячом вместо головы!»

Джоджо походил еще немного по университетскому городку, эффектно перекатывая крепкие мышцы плечевого пояса и все-таки надеясь, что кто-нибудь заметит его. Как-никак, парень он был видный. Удачно подобранная футболка не столько скрывала, сколько подчеркивала мускулатуру. Твою мать!.. Ну надо же! Никого!.. Может, хоть из окон кто-нибудь наблюдает? Джоджо обвел взглядом здания… Никого… нет, минуточку. На первом этаже колледжа Пейсон были открыты два окна — и что же он увидел там, за окнами, на стене? Он подошел ближе. Неужели? Точно! Так и есть! Это он — собственной персоной! Огромный, как минимум фута в четыре постер: Джоджо Йоханссен, триумфально взмывающий над частоколом тянущихся вверх черных рук. Да, судя по этой фотографии, надрать им всем задницу было для него плевым делом. Баскетболист подошел еще ближе, насколько это позволяли приличия, чтобы никто не мог заподозрить, что он проявляет нездоровый интерес к комнате какой-нибудь студентки или, того хуже, студента. Он был поражен… просто не мог оторвать глаз… Тот, кто жил в этой комнате, восхищался Джоджо Йоханссеном, более того, даже поклонялся ему. Постояв некоторое время неподвижно перед этими окнами, парень лишь большим усилием воли заставил себя наконец отвернуться и пойти прочь, понимая, что еще немного, и его поведение может показаться какому-нибудь случайному наблюдателю странным. Дальше по дорожке Джоджо шел, обуреваемый каким-то новым, близким к восторгу чувством, до сих пор неведомым ему, но от этого не менее ясным, чем обычные пять чувств…

Он еще раз оглядел Главную площадь… никого. Не отвлекаемый и не развлекаемый случайными знакомыми, он вдруг почувствовал себя очень усталым. Сегодняшняя тренировка, когда игра то и дело переходила в физическую борьбу, действительно вымотала его. Неожиданно Джоджо поймал себя на мысли о том, что с тоской думает о большом телевизоре и удобных креслах, которые ждут его в люксовом крыле общежития, где они с Майком занимали один из блоков. Вдруг он ощутил, что это самая приятная вещь на свете, что ему просто абсолютно необходимо плюхнуться в одно из кресел, уставиться в экран и выкинуть из головы… все то, что происходило сегодня на площадке, и все те невеселые мысли, которые одолевали его с тех пор, как он вошел с площадки в раздевалку…

Джоджо быстро пошел обратно по дорожке Жиллетта, вернулся к «аннигилятору» и поехал в сторону колледжа Крауниншилд. Устраивать отдельные общежития для спортсменов, согласно новым правилам НАСС, больше не разрешалось. Официально полагалось размещать их вместе с остальными студентами. Таким образом администрации университета приходилось хитрить. Например, игроков баскетбольной сборной поселили в одном крыле на пятом этаже общежития Крауниншилд. Ради удобства молодых спортивных дарований даже провели частичную перепланировку: стены между двумя соседними спальнями обычных помещений снесли, так что каждый игрок получил одну большую спальню — со специальной кроватью гигантской длины — и собственную ванную, а гостиная была одна на двоих. Чтобы восполнить пространство, потерянное из-за удвоения спален спортсменов, некоторые кладовки и неиспользуемые кухни переоборудовали в маленькие одноместные комнаты для обычных, рядовых студентов, не блиставших спортивными успехами. Помимо прочей роскоши, комнаты баскетболистов были оборудованы централизованной системой кондиционирования воздуха.

Еще на подходе к своей комнате Джоджо ощутил, с каким удовольствием он сейчас бросит свое большое усталое тело в кресло и, вдыхая охлажденный кондиционером воздух, будет лениво щелкать пультом, переключая каналы на огромном телеэкране в их с Майком гостиной, отвлекаясь от дурацких мыслей. Надо промыть мозги, или что у него там в черепе вместо них. Он открыл дверь…

…На ковре, застилавшем пол в гостиной, прямо посреди комнаты лежала абсолютно голая молодая пара, оба белые. Кругом были беспорядочно разбросаны футболки, джинсы, нижнее белье и кроссовки. Руки и ноги парочки были переплетены, и из всего увиденного Джоджо мог сделать только один вывод: ребята трахаются прямо на ковре перед телевизором. Раз-два, раз-два, и девушка ритмично вскрикивает: «Ах-ах-ах». Оба лежали на боку, ногами к входной двери, так что в основном видны были мясистые ягодицы и налитые ляжки, а грива вьющихся светлых волос закрывала лицо Майка. Внезапно Джоджо стало интересно, бреет ли эта девчонка свою киску. За последние полгода он повидал их немало, и большинство из них было побрито наголо — хотя девчонка, которую он подцепил пару дней назад, сообщила кавалеру, что пользуется не бритвой, а каким-то «бразильским воском». Больше всего его интересовало, насколько быстро эта мода распространилась среди студенток в университете. Будучи игроком баскетбольной сборной, Джоджо без труда мог бы собрать вполне репрезентативную статистику относительно того, как распространяется мода на интимные стрижки и бритье среди студенток разных факультетов, но вот как сами девчонки оказываются в курсе всего этого? Обсуждают между собой такие вещи, или что?

— Это ты, Джоджо? — спросил Майк, не поднимая головы.

— Ну.

— Хорошо. В смысле — хорошо, что ты, а то я уж подумал, что это уборщица. — Говоря все это, Майк не прервал своего приятного занятия и даже не сбился с ритма. — Эй, поздоровайся с Джоджо.

Но девчонка тоже не хотела отвлекаться и хотя бы на миг возвращаться к реальности из мира яростных страстей, так что она по-прежнему прижималась лицом к Майку и продолжала свои «ах-ах-ах».

— Джоджо, поздоровайся с… как тебя зовут-то?

— Ах-ах-ах Эшли ах-ах-ах.

— Поздоровайся с Эшли, Джоджо.

— Я вообще-то телевизор хотел посмотреть, — сказал Джоджо. — Где пульт? Извиняйте, ребята.

Он переступил через парочку, внимательно глядя под ноги, чтобы не наступить на них, и прошел в глубь комнаты. Девушка при этом даже не открыла крепко зажмуренных глаз. Майк, однако, бросил на Джоджо если не раздраженный, то по крайней мере неодобрительный взгляд.

«Твою мать, — подумал Джоджо, — совсем уже охренели». (Сам того не замечая, он и думать стал на хренопиджине.) Взяв пульт, лежавший на телевизоре, он снова буркнул что-то вроде «извиняйте» и перешагнул назад через сгоравшую от страсти парочку. Добравшись наконец до своего любимого кресла, Джоджо развернулся и только начал опускаться в него, но так и завис — не опустив свою пятую точку на подушку кресла, о которой столько мечтал. Нет, вот уж действительно охренеть так охренеть. Вот ребята дают. Майк и эта, как ее там, Эшли, так и остались на полу между креслом и телевизором, издавая все те же звуки и продолжая свои «раз-два», явно намереваясь закончить начатое дело, не сходя с места.

И при всем этом Майк еще смеет бросать в его сторону недовольные взгляды. Нет, вообще-то Майк всегда отличался трезвостью суждений и в качестве соседа по общежитию был едва ли не идеален, но иногда… Вот спрашивается, чего такого особенного он нашел в этой телке, что повалился с ней прямо на пол в гостиной, не дойдя трех шагов до своей спальни? В конце концов, любой из членов команды мог ткнуть пальцем в любую девчонку в кампусе, и через десять минут она уже будет в его комнате. Так что хвастаться ему перед Джоджо особо нечем. Как-то раз здесь у них собрались сразу четыре девицы… все четыре, кстати, в интимных местах были чисто выбриты… Эти воспоминания на какой-то момент встряхнули Джоджо, но усталость и нервное напряжение сделали свое дело. Джоджо отчетливо понял, что ему сейчас не до развлечений. Уж больно тяжелый выдался денек. Последние десять минут он мечтал только об одном: как вернется домой, сядет в любимое кресло в гостиной и уткнется в телевизор. И что же он получил? Прямо перед ним, а вернее, между ним и телевизором, извивалось в безумной похоти двуединое существо, стонущее, чавкающее и всхлипывающее.

Осуждающе вздохнув, Джоджо швырнул пульт на кресло и отправился в свою комнату, хлопнув напоследок дверью. Далеко не сразу он сумел избавиться от навязчивого образа парочки, развлекающейся на ковре в гостиной. Не успел Джоджо отключиться от этого, как в его памяти всплыли воспоминания об одной старой обиде и незажившей ране, хотя он постарался как можно быстрее избавиться от них.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Краснеющая русалки

В кабине пикапа они сидели втроем: отец за рулем, мама с краю у пассажирской дверцы, а Шарлотта — втиснувшись между ними, как начинка в сэндвиче. Старенький грузовичок осторожно выехал на Астор-вэй — самую шикарную подъездную дорогу к Дьюпонтскому университету. Его украшали два ряда выстроившихся по обочинам раскидистых платанов. Ветви деревьев сплетались над дорогой, образуя сейчас, летом, изумрудно-зеленый туннель, сквозь свод которого то и дело пробивались солнечные лучики. Платаны росли двумя безупречно ровными линиями на одинаковом расстоянии друг от друга. Шарлотте они напомнили колоннаду, виденную в Вашингтоне, где они были с мисс Пеннингтон.

— Вот это да! — воскликнула мама. — Никогда в жизни…

Ей, видимо, не хватило слов, чтобы закончить фразу, и она раскинула руки и сомкнула их перед собой, показав этим жестом и улыбкой, какой восторг охватил ее, когда они въехали под своды зеленых платанов. Было около двух часов дня. С половины пятого утра — с того момента, как они еще затемно выехали из Спарты, мама мысленно готовила себя к встрече с Дьюпонтом и готова была восторгаться любой ерундой.

Папа свернул на затененную деревьями парковку, обозначенную указателем «Малый двор». Вокруг творилось что-то невообразимое. Их старенький пикап стал частью целого парада, который составляли легковушки, мини-вэны, джипы и даже по меньшей мере один взятый напрокат грузовик «райдер». Они выстроились здесь бесконечными рядами. Из автомобилей выгружались только-только поступившие в университет первокурсники, их родители, дорожные сумки, рюкзаки, чемоданы на колесиках, настольные лампы, стулья, телевизоры, музыкальные центры, коробки… коробки на коробках… еще коробки… коробки всех возможных форм и размеров, даже таких, какие Шарлотта и вообразить не могла. Господи, да сколько же всего можно напихать в эти коробки? Интересно, чем их набили ее новые соученики — и самое главное, что такое важное не взяла с собой она? Впрочем, поток свежих впечатлений быстро отвлек девушку от набежавших было сомнений.

Множество молодых людей в шортах защитного цвета и лиловых футболках с желтой надписью «Дьюпонт» на груди помогали вновь прибывшим выгрузить багаж, складывали на солидные, как на каком-нибудь складе, тележки и везли все это барахло со стоянки по направлению к ближайшему зданию. В документах, полученных Шарлоттой, было сказано, что ее поселят в Эджертон-Хауз. Слово «хауз» специально использовалось администрацией Дьюпонта вместо безликого бюрократического оборота «секция Е, общежитие первокурсников». Уничижительное «общага» тоже вряд ли было применимо к этому зданию. Это был действительно дом, выходивший фасадом на площадь, называемую Малый двор. Малый двор и окружающие его здания ежегодно становились домом для тысячи шестисот поступивших в Дьюпонт ребят и девушек. Это были самые старые общежития в университете. Впрочем, лет сто назад одного Эджертон-Хауза хватало на всех студентов Дьюпонта.

Парковка была так тесно заставлена машинами, а деревья имели такую густую листву, что Шарлотта едва могла разглядеть само здание общежития. На самом деле оно было огромное и выглядело более чем внушительным благодаря тому, что стеньг его были облицованы грубо обтесанными коричневатыми камнями. Ближайшая к парковке стена вытянулась на целый квартал, и никакая крепость не могла бы выглядеть более неприступной. Впрочем, сейчас Шарлотте Симмонс было не до восхищения архитектурными красотами. Во время десятичасовой поездки из Спарты она только и думала о том, какой окажется ее соседка по комнате, и с еще большей опаской — о том, что же это на самом деле за штука, которая называлась таинственным термином «совмещенное общежитие».

Всю весну и все лето Дьюпонт был для нее какой-то абстракцией, вознаграждением, почетным призом всей жизни для девочки из затерянного в горах маленького городка, в общем — воздушным замком. И вот Шарлотта оказалась у стен этого замка, и здесь ей предстояло прожить, по меньшей мере, ближайшие девять месяцев. Что же ее тут ждет? Ее соседкой по комнате должна была быть девушка по имени Беверли Эймори из города Шерборн в штате Массачусетс, имевшего население 1440 человек. Больше о Беверли Эймори Шарлотта ничего не знала. Оставалось утешать себя тем, что соседка тоже из маленького городка, а не из мегаполиса. А значит, скорее всего у них будет много общего… О совмещенном общежитии и о правилах поведения в нем Шарлотта знала еще меньше. Единственное, в чем она могла признаться себе, так это в том, что это выражение при всей своей нейтральности настораживало, если не сказать — пугало ее.

Шарлотта и ее родители выбрались из пикапа, и папа направился к заднему борту кузова, на который он перед поездкой даже не поленился водрузить фибергласовый кожух с двумя крошечными окошечками, гордо именовавшийся в семье Симмонсов кемпером. Едва отец открыл багажник, как около пикапа словно из-под земли вырос молодой человек с тележкой и сказал:

— Добро пожаловать! Будем заселяться?

— Ну, типа того, — осторожно ответил отец Шарлотты.

— Могу я вам помочь?

Молодой человек добродушно улыбался им, но выражение папиного лица оставалось непроницаемо-серьезным.

— Нет, спасибо.

— Вы уверены?

— Я же сказал.

— Ну ладно. Если передумаете, зовите любого из нас. — С этими словами парень взялся за тележку и покатил ее к следующей машине.

Обернувшись к маме, отец наставительным голосом сказал:

— Чаевые бы пришлось давать.

Мама многозначительно кивнула, гордая той проницательностью, с которой ее супруг встретил очередную провокацию враждебного и порочного мира, начинавшегося сразу за перевалами Голубых гор.

— Вряд ли, папа, — возразила Шарлотта. — Мне кажется, это просто студенты.

— Какая разница, — отрезал отец. — Вот увидишь. Сейчас поднимемся в твое общежитие, и там эти «студенты» будут ждать, пока люди роются в карманах и ищут чаевые. А потом, у нас и вещей не так много, чтобы нужна была помощь. Сами управимся.

Отец открыл фибергласовый «кемпер» и откинул задний борт. Багаж у Шарлотты и в самом деле был довольно скромный — большая дорожная сумка, два чемодана и коробка с книгами. Пластиковую крышку папа надел не столько для того, чтобы защитить вещи от непогоды (судя по прогнозам, в ближайшие дни дождей не ожидалось по всему Восточному побережью), сколько для того, чтобы обеспечить хоть какое-то подобие крыши над головой, если им с мамой вдруг по каким-то причинам пришлось бы остаться здесь ночевать. В глубине кузова лежали спальные мешки, а в самом дальнем углу был закреплен большой термос-холодильник с запасом бутербродов и воды.

Отец, никогда не бросавший слов на ветер, взялся лично перенести в общежитие два самых тяжелых места их багажа. Большую сумку он повесил на плечо и каким-то образом умудрился подхватить другой рукой тяжеленную коробку с книгами. Как ему это удалось? Да кто его знает, но если учесть, сколько физической работы этот человек переделал в своей жизни, то неудивительно, что он стал силен как бык. В брошюрке, присланной из Дьюпонта, было сказано, что приезжать в университет рекомендуется в одежде, подходящей «для заселения», и отец Шарлотты воспринял эту рекомендацию буквально: сегодня он красовался в старой выцветшей фланелевой рубахе с короткими рукавами, которую надел навыпуск поверх столь же заслуженных, неоднократно порванных и заштопанных брюк, в которых обычно ходил на охоту. Шарлотта тотчас же оглядела ближайшую часть парковки и с облегчением обнаружила, что отцы первокурсников по большей части одеты в таком же духе, как и папа: обычные повседневные рубахи, далеко не новые брюки, а в некоторых случаях и шорты… хотя некоторая разница в одежде с ее отцом все же была. Конечно, присмотрелась девушка и к тому, как одеты другие первокурсницы. Первый беглый осмотр немного успокоил ее. По правде говоря, Шарлотта опасалась, что остальные студентки явятся в университет при полном параде, хотя и надеялась на обратное. Почти все девушки были в шортах — как и сама Шарлотта. Собственно говоря, на ней были джинсовые шорты с высокой талией и хлопчатобумажная блуза без рукавов с цветным рисунком — «блузой» ужасно старомодно называла этот предмет одежды мама; с точки зрения мамы, этот «ансамбль» должен был выгодно подчеркнуть не только длинные и по-спортивному сильные ноги дочки, но и ее тонкую талию. Что касается обуви, то Шарлотта тотчас же отметила, что большинство девочек носят шлепанцы или кроссовки. Ее белые кеды не должны были казаться чем-то из ряда вон выходящим на фоне кроссовок. Другое дело мама: никто из матерей первокурсниц не мог сравниться с ней по оригинальности наряда: на ней была футболка, а поверх нее — джинсовый балахон длиной ниже колен. От полосатых кроссовок навстречу подолу балахона поднимались спортивные гольфы. За всю свою жизнь Шарлотта так и не набралась духу, чтобы высказать некоторые… ну, что ли сомнения… относительно маминых предпочтений в одежде. Подвергнуть сомнению мамин вкус было равносильно тому, чтобы оспорить ее главенство и авторитет в доме. Мама — она и есть мама, и это все, что можно сказать о ней в такой ситуации.

Мама взяла один чемодан (тот, что побольше), а Шарлотта другой. Оба они были довольно тяжелые, но то, за что взялся папа, было сродни если не подвигу, то уж, по крайней мере, рекорду. Попадавшиеся навстречу люди глазели на него — скорее всего, подумала Шарлотта, удивляясь тому, что один человек может тащить такую тяжесть; Шарлотта испытала что-то вроде гордости, но тут же получила щелчок по носу: ее взгляд упал на руку отца, которой он держал коробку с книгами. Тяжесть заставляла папу напрягать все мышцы, и при этом становилась еще заметнее, чем обычно, проклятая вытатуированная русалка… К напряженным мускулам сильнее приливала кровь, и чертова русалка вдруг покраснела, словно от смущения. А может, как раз на эту картинку они все и смотрят? Шарлотта мысленно отругала себя за то, что позволила себе усомниться в отцовском вкусе и устыдиться чего-то в его облике, в частности — русалки, однако ничего не могла с собой поделать. Чувство неловкости не покидало девушку.

Вместе с целым караваном тележек Симмонсы прошли через высокий арочный вход и каменный коридор в пятнадцать футов высотой и очутились в Малом дворе, который оказался, несмотря на свое название, квадратной площадью размером с футбольное поле, представлявшей собой сплошную зеленую лужайку, тут и там украшенную клумбами с крупными красно-оранжевыми маками в обрамлении лавандово-голубых незабудок и обсаженную кустами и старыми деревьями. Соединяя корпуса друг с другом, по лужайке раскинулась целая сеть узких пешеходных дорожек и тропинок, проложенных аккуратно, как будто они всегда были тут. Присмотревшись повнимательнее к зданиям, окружавшим площадь со всех сторон, Шарлотта обнаружила, что построены они в разное время и в разных стилях. Больше всего это напоминало старинную крепость, плац в центре которой каким-то волшебным образом превратился в уголок райских кущ со всеми полагающимися атрибутами в виде мягкой травки, разнообразных цветов и даже чистенькой, будто подметенной рощицы. Грохот, скрип, звон, скрежет и лязг перегруженных багажных тележек — все эти звуки словно рикошетом отражались от стен, из-за чего становились еще громче. Молодые люди в лиловых футболках тянули, толкали и тащили на себе груды, нет, целые горы самых разнообразных вещей. На входе в Эджертон-Хауз эти же парни грузили вещи первокурсников в лифт. Естественно, отец Шарлотты решил обойтись без этой услуги, посчитав ее провокацией. Он втащил свою ношу сам, не позволив никому на себе нажиться. Папа весь вспотел, и теперь красотка-русалка не только разрумянилась, но и залоснилась.

Шарлотта перехватила взгляды двух молодых парней в дьюпонтовских футболках, явно заметивших татуировку. Один негромко сказал другому: «Вот чувак дает. Клевая наколка». Второй студент не без труда удержался от смеха. Девушка готова была провалиться сквозь землю.

Комната Шарлотты — № 516 — находилась на пятом этаже шестиэтажного здания. Выйдя из лифта, они оказались в конце длинного мрачного коридора, по которому от одной двери к другой суетливо бегали хмурые родители первокурсников, как всегда, недовольные Бог знает чем. Сам коридор казался несообразно узким и даже извилистым из-за загромождавших его пустых коробок, имевших порой совершенно гигантские размеры. Вскрытые, с поднятыми крышками и вывалившимися пенопластовыми или бумажными внутренностями, они напоминали не то разрушенный бомбежкой город, не то каких-то неизвестно почему взорвавшихся изнутри мертвых животных. В дверях своих комнат флегматично стояли парни и девушки, старательно делая вид, что все происходящее их ни в коей мере не волнует и не может вывести из равновесия. Мысленно же все они, пусть и в разной степени, сгорали от стыда за то, что их родители осмелились появиться здесь в первый день их новой студенческой жизни и «засветиться» перед соседями и однокурсниками.

Ребята в лиловых футболках прокладывали себе путь, толкая тяжелые тележки сквозь этот картонный хаос, как ледоколы, пробивающие льды для каравана судов. На лестничной площадке у самого лифта стояла исполинских размеров мусорная корзина цвета слегка обветрившегося мяса, уже до краев заполненная смятыми коробками, целлофаном, оберточной бумагой, кусками пенопласта и прочим мусором — неизбежным спутником любого переезда. На полу холла, по крайней мере, там, где он не был скрыт слоем «культурных отложений», перекатывалась собравшаяся в шарики пыль… Господи, да столько пыли Шарлотта за всю свою жизнь не видела… а тут пыльные шарики были повсюду. Неожиданно в дальнем конце коридора девушка заметила двоих парней. Оба были босиком. На одном были лишь рубашка-поло с коротким рукавом и полотенце, обмотанное вокруг бедер. У другого на плечи была наброшена рубаха с длинными рукавами, которая свисала над боксерскими трусами, а полотенце было перекинуто через плечо. Боксерские трусы? Судя по полотенцам и туалетным принадлежностям в прозрачных пакетах, ребята направлялись в мужскую душевую. Но… где же их брюки? Шарлотта была шокирована Она опасливо посмотрела на маму и с облегчением вздохнула, поняв, что та ничего не заметила. Мама была бы не просто шокирована, а потрясена, да что там — просто убита таким зрелищем. Зная маму… Шарлотта в ужасе представила себе, как та взывает к Богу, прося его обрушить все громы, молнии и прочие кары небесные на головы тех, кто осмелился показаться на людях в таком виде. Чтобы избежать ненужных жертв, Шарлотта поспешила завести маму в комнату 516, до двери которой они как раз дошли.

Учитывая величие и славу Дьюпонтского университета а также то, что не в последнюю очередь он славился именно своей роскошью, можно было удивиться скромности, чтобы не сказать — бедности обстановки в комнате, которая вообще выглядела запущенной. Ремонта тут, как и в коридоре, явно не было уже много лет. Два высоких, расположенных рядом двустворчатых окна с желтоватыми жалюзи, но без занавесок выходили в университетский двор. Отсюда с высоты, этот двор казался еще больше, чем снизу, а через высокие окна комнату заливал свет. Но это, пожалуй, было единственным ее достоинством. Яркий свет не только не скрывал, но наоборот, подчеркивал убожество и ветхость находившейся тут мебели, которой, впрочем, и было немного: пара узких односпальных кроватей с дешевыми металлическими сетками и далеко не новыми матрасами, два деревянных комода, явно знававших лучшие времена, два маленьких деревянных стола, которые лишь с большой натяжкой можно было назвать письменными, а также пара деревянных стульев с прямыми спинками. Некогда окрашенные охрой и имевшие приятный золотистый цвет стены буквально взывали к людям с просьбой пройтись по ним валиком или кистью, плинтуса и потолочные бордюры некогда наверняка были вполне презентабельными и даже могли считаться элементами декора, но теперь представляли собой жалкое зрелище. Что же касается деревянного пола, то о его истинном цвете можно было только догадываться: он равномерно посерел… и на нем там и сям виднелись шарики пыли.

Отец расстегнул молнию на дорожной сумке, тем самым дав женщинам понять, что пора приступать к делу — доставать постельное белье и застилать кровать, но Шарлотта осторожно возразила, что не стоит ей одной, без соседки решать, кто какую половину комнаты будет занимать, и мама согласилась. Потом мама подошла к окну и сказала, что отсюда видны верхние этажи библиотеки и две дымовые трубы. Папа высказал предположение, что, судя по этим трубам, в Дьюпонте есть собственная котельная, что и неудивительно, если учесть размеры университетского городка. И они стали ждать.

Из холла и коридора доносились грохот тележек и треск вскрываемых и сминаемых картонных коробок. Было слышно, как вздыхают, пыхтят, а временами и негромко чертыхаются ребята в лиловых футболках, ставшие на время грузчиками. В какой-то момент по всему этажу прокатился радостный визг двух девушек, выразивших таким образом взаимный восторг от встречи старых знакомых. Шарлотте стало не по себе. Ей как-то не приходило в голову, что здесь, в общежитии для новичков, могут оказаться знакомые и друзья. Затем где-то в районе лифта послышался голос парня:

— Здорово, чувак! Ну чо, типа, приехали?

На это последовал ответ:

— Да, блин, конкретно, чего-то не в кайф мне пока здесь.

Наставительно-манерный голос взрослой женщины проговорил:

— Аарон, будь любезен… избавь нас от своей любимой «цветной» лексики.

Ребята попытались отшутиться, но даже не видя их, Шарлотта поняла, что такая демонстративная грубость в разговоре была нужна им обоим, чтобы скрыть свои страхи и нервозность и доказать соседям, особенно мужского пола, что они уже взрослые крутые мужики, а психовать по поводу какого-то там поступления в университет им и в голову не придет.

Вдруг где-то совсем рядом заговорила, будто сама с собой, какая-то девушка:

— Да, в Эджертоне. Ну вот, только что приехали. Ну-у-у-у-у, слушай, просто помойка какая-то, все мусором завалено, а уж пылища… Интересно, здесь везде так? Если честно, пока что мне кажется, это больше на какие-то трущобы похоже… — Незнакомка явно приближалась к двери их комнаты. — М-м-м, что? Да, успела… Ничего, симпатичный… Вроде бы Кен — или Ким? Я не расслышала. А парня разве могут звать Ким?.. Скажешь тоже! Не могу же я так запросто подойти и спросить: «Так как тебя все-таки зовут?»… М-м-м, да нет, вряд ли, хотя еще посмотрим… — Теперь голос раздавался прямо за дверью. — В качестве свежатинки? Да, пожалуй…

На пороге комнаты появилась высокая девушка с прижатым к уху мобильником и холщовой сумкой через плечо… Она была такого роста, что Шарлотта мысленно сразу же определила ее в фотомодели! Высокая, густые и длинные прямые каштановые волосы с мелированными светлыми прядями… Большие голубые глаза, эффектный загар на лице… но до чего же лицо-то у нее худое, вдруг дошло до Шарлотты, когда она присмотрелась получше, до того худое, что нос и подбородок незнакомки выглядели слишком крупными, придавая лицу несколько лошадиный облик. Длинная, до ужаса тонкая шея девушки торчала из ворота бледно-голубой, словно выцветшей футболки… Эта демонстративная потертость ткани не могла обмануть даже неискушенную в тонкостях моды Шарлотту — футболка из тонкого хлопка явно не из дешевых; она была надета навыпуск поверх шорт цвета хаки… от которых до земли тянулись загорелые, длинные-предлинные, о-о-о-очень тонкие ноги… до того тонкие, что колени казались для них слишком крупными… впрочем, как и локти чересчур костистыми для невероятно худющих рук. Не отрываясь от мобильного телефона, девушка каким-то пустым взглядом смотрела прямо перед собой, как будто не видя комнаты… Неожиданно она как-то хищно, даже чуть злорадно усмехнулась и сказала в телефон:

— Ну-у-у-у-у, все в кайф, Аманда! Не успела приехать, а уже подцепила свежачка.

Только сейчас она посмотрела сверху вниз, обнаружила Шарлотту, ее маму и отца, и — не отрывая мобильника от уха — широко раскрыла глаза, улыбнулась во весь рот и в знак приветствия махнула свободной рукой. Потом снова уставилась куда-то в пустоту, будто переключившись на другой канал, и произнесла в трубку:

— Аманда, Аманда… Аманда… извини, мне пора. Как раз нашла свою комнату. Ага, конечно. Ну, перезвони попозже. Пока.

Наконец она нажала кнопку на мобильнике, сунула его в сумку и снова широко, во все тридцать два зуба улыбнулась маме, папе и Шарлотте.

— Привет! Извините! Ненавижу эти телефоны. Я Беверли. А ты Шарлотта?

Шарлотта поздоровалась и даже изобразила на лице улыбку, хотя на самом деле ей стало страшно. Эта девушка вела себя так уверенно, словно переселяться в общежитие было для нее привычным занятием. Она как-то сразу заполнила собой комнату, сделав ее своей. Кроме того, у нее здесь, в Дьюпонте, уже появились, по всей видимости, друзья. Девушки пожали друг другу руки, и Шарлотта робко сказала:

— Познакомься, это мои родители.

Беверли лучезарно улыбнулась папе, посмотрела ему прямо в глаза и протянула руку со словами:

— Привет, мистер Симмонс.

Папа открыл было рот, но так и не нашелся, что ответить на это приветствие. Он только молча кивнул с неожиданно церемонным видом и пожал руку соседки… так неловко, что к чувствам Шарлотты помимо страха прибавился и стыд за отца О Боже, еще и русалка! Шарлотте показалось, что взгляд Беверли скользнул по предплечью папы… Ее ладонь практически исчезла в папиной медвежьей лапе. Интересно, что она ощущает при прикосновении этой мозолистой ладони к своей тонкой коже?

Девушка тем временем обернулась к маме.

— Привет, миссис Симмонс.

Вот мама нисколько не собиралась пугаться. Пожав руку, она чуть нараспев сказала:

— Здравствуй, здравствуй, Беверли! Очень рада с тобой познакомиться! Мы уже давно тебя здесь дожидаемся!

Послышался женский голос:

— Вот это вроде бы пятьсот шестнадцатая?

Все обернулись к дверям.

На пороге появилась женщина средних лет с копной светлых, явно крашеных волос персикового цвета, начесанных и как-то по-особому взбитых, а за ней возник высокий, заметно лысеющий мужчина примерно такого же возраста На женщине было простое платье без рукавов, чуть-чуть не доходившее до колен, на мужчине — белая рубашка-поло с открытым воротом, обнажавшим целый каскад из второго, третьего и так далее подбородков, брюки защитного цвета и кожаные мокасины на босу ногу. Вслед за ними вошел молодой человек в лиловой футболке… довольно симпатичный, как отметила Шарлотта… с большим трудом вкатил в комнату тележку, сверх всякой меры нагруженную багажом. Весила тележка, должно быть, не меньше тонны, поскольку груда коробок достигала шести, а то и семи футов в высоту.

— Мамочка, — сказала девушка, — познакомься, это Симмонсы. Папа…

С широкой, доброжелательной улыбкой мужчина подошел к отцу Шарлотты, и они обменялись рукопожатиями — Шарлотта могла бы поклясться, что тот бросил взгляд на русалку.

— Здравствуйте, очень приятно. Давайте знакомиться, я Джефф Эймори!

— Билли, — ответил папа.

Это было все, что он смог выдавить из себя: «Билли». Шарлотта чуть со стыда не померла. Мистер Эймори бросил взгляд на папины серые рабочие брюки. А Шарлотта посмотрела на защитного цвета брюки мистера Эймори и на платье миссис Эймори. Для девушки, свалившейся с Луны, равно как и приехавшей из Спарты, штат Северная Каролина, они были одеты примерно так же, как ее родители. Она совершенно не могла понять, что в их облике…

Мистер Эймори поспешил представиться и маме:

— Здравствуйте, меня зовут Джефф Эймори!

Затем он обернулся к Шарлотте, откинул голову, расплылся в еще более широкой улыбке и, раскинув руки, будто готовясь встретить и обнять друга, с которым не виделся много лет, воскликнул:

— Ну, а ты у нас, наверное, Шарлотта?

Девушка, хоть убей, не могла придумать, что на это ответить, кроме:

— Да, сэр.

Чувствовала она себя при этом как маленький ребенок в обществе взрослых.

— Сегодня очень важный день в вашей жизни, — сказал мистер Эймори. — Ну что, вы готовы ко всему этому? — Он повернулся к окну и раскинул руки, словно намереваясь обнять весь кампус.

— Думаю, да, — ответила Шарлотта. — По крайней мере, я надеюсь.

Да что это такое, почему ей никак не удается придумать что-нибудь в ответ, кроме этих инфантильных формул вежливости?

— Я помню тот день, когда сам приехал сюда и стал первокурсником Дьюпонта…

— Это было еще во времена раннего Средневековья, — съязвила его дочь.

— О, спасибо, дорогая. Вот видишь, Шарлотта, какая у тебя будет любезная соседка! И все-таки, насколько я припоминаю… — он криво усмехнулся дочери, — …сквозь окутывающий меня густой туман болезни Альцгеймера… — он подмигнул Шарлотте, — мне тогда показалось, что я попал в огромный новый мир. Может, это только казалось, но во всяком случае я думаю, что вы быстро освоитесь здесь, в университете.

Тем временем мать Беверли подошла к отцу Шарлотты:

— Добрый день, меня зовут Валери Эймори. Я так рада с вами познакомиться. Вы давно приехали?

Прежде чем папа успел собраться с мыслями и что-нибудь сказать, мистер Эймори заявил:

— Ах да, мы же совсем забыли про нашего младшего брата. Слушай, старина, давай прикинем, куда сгружать все это барахло.

Эти слова были обращены к молодому человеку, стоявшему, опершись на ручку тележки. Он был высокий, стройный, спортивного вида… несколько прядей выгоревших на солнце волос небрежно спадали на лоб. Шарлотта подметила про себя каждую деталь. Тележка была действительно сверх меры нагружена всяким… как выразился отец Беверли, барахлом.

Миссис Эймори тем временем познакомилась с мамой. Она пожала ей руку и сказала с улыбкой, заглядывая в глаза и голосом давая понять, что она прониклась к матери Шарлотты каким-то необъяснимым, но совершенно искренним доверием:

— Миссис Симмонс… я Валери Эймори. Очень приятно с вами познакомиться.

— Ой, что вы, Валери, — всплеснув руками, ответила мама, — мы тоже… мы ужасно рады, что с вами познакомились. Зовите меня Лизбет. Меня почти все так зовут.

Шарлотта краем глаза заметила (или ей это все-таки показалось?), что Беверли неодобрительно разглядывает ее джинсовые шорты с высокой талией.

— Беверли, — обратился мистер Эймори к дочери, — ты точно ничего не забыла? Не маловато вещичек взяла? — Он в очередной раз оглядел груду коробок на тележке, покачал головой, а потом улыбнулся маме и папе Шарлотты. Затем оглядел комнату и спросил: — А куда, собственно, ты собираешься все это распихать?

По надписям и картинкам на коробках Шарлотта смогла опознать в груде багажа мини-холодильник — для холодильника он, может, и был небольшой, но коробка выглядела огромной, — микроволновку, ноутбук, факс, цифровую видеокамеру, электрическую зубную щетку, телевизор…

Миссис Эймори обернулась к Шарлотте и, взяв ее ладонь обеими руками, сказала:

— Ну что ж… Шарлотта. — Она наклонилась ближе и глубоко заглянула ей в глаза. — Мы так хотели с тобой познакомиться. Я тоже помню свой первый день в колледже. Я училась, правда, не здесь, а в Уэллсли, а уж когда это было, позвольте мне умолчать! Но четыре года пролетят незаметно, — она щелкнула пальцами, чтобы показать стремительность бега времени, — и вы оглянуться не успеете…

— Ну папа, — воскликнула Беверли, — что ты вечно во все лезешь! Сложи коробки, да и все. Я сама разберусь, куда что поставить, а если что-нибудь забыла, так сейчас все равно уже нет смысла говорить об этом.

Миссис Эймори резко обернулась к Беверли:

— Очень смешно, дорогая. — Затем она сменила тон и обратилась к маме Шарлотты: — Надеюсь, ваша Шарлотта более организованная и…

В этот момент что-то ударилось об пол.

— Твою мать! — воскликнула Беверли.

Все присутствующие посмотрели на нее. Девушка наклонилась и подняла свой мобильник. Выпрямившись, она, удивленная повисшей в комнате тишиной, недоуменно поглядела на остальных. Шарлотта видела, что миссис Эймори краем глаза смотрит на маму, которая просто окаменела Если бы кто-нибудь сказал: «Твою мать!» у них дома в присутствии мамы, та не потерпела бы таких выражений.

Миссис Эймори натужно рассмеялась и, покачав головой, проговорила:

— Беверли, мне показалось, или ты действительно сказала: «Ой, что случилось?»

Было видно, что Беверли совершенно не понимает, в чем дело. Потом до нее дошло, и она, словно испугавшись, широко раскрыла глаза и прижала пальцы к губам, пародируя традиционный жест извинения.

— Упс, прошу прощения, — произнесла она с такой иронией и презрением, не заметить которых мог только слепой и глухой. Нисколько не смутившись, девушка обернулась к симпатичному молодому человеку в лиловой футболке, который как раз начал разгружать тележку. — Ставь их как придется… Кен. — Она кокетливо улыбнулась ему. — У меня ужасно плохая память на имена Ты ведь Кен, правда?

— Ставь как придется? — переспросил мистер Эймори. — Да если ставить твое барахло как придется, тебе целого этажа не хватит.

— Ким, — сказал молодой человек.

— А-а… ну да. Я так и подумала: вроде бы мне послышалось — Ким, но я решила, что… А меня зовут Беверли. — Шарлотте показалось, что соседка смотрит в глаза парню чуть дольше, чем это позволительно в момент знакомства. Потом Беверли поинтересовалась несколько игривым голосом: — А ты на каком курсе?

— На последнем. Мы все, — он показал на тележку, — все тут старшекурсники.

Миссис Эймори поспешила обратиться к папе, желая, видимо, как-то разрядить ситуацию и найти тему… впрочем, ей было абсолютно все равно, о чем говорить:

— Прошу прощения, так когда, говорите, вы приехали?

— Да вроде как с полчаса назад. Ну да, типа того.

— Вы ведь живете в западной части Северной Каролины? — Она улыбнулась, и Шарлотте показалось, что собеседница тоже стрельнула глазами на татуировку.

— Ну. Это, если будете в Северной Каролине, то так и рулите все время на запад аж до самой границы. Отсюда-то далековато будет, мы ведь часов десять сюда ехали.

— Боже мой. — Миссис Эймори участливо улыбнулась.

— А вы-то, ребята, как сюда добирались из Массачусетса? — поинтересовался папа.

— Мы прилетели самолетом. — Она опять улыбнулась.

Шарлотта видела, как глава семьи Эймори тем временем внимательно оглядел ее отца с ног до головы… загорелое от многолетней работы на свежем воздухе лицо, покрытые таким же красновато-коричневым загаром руки… русалку… спортивную рубашку навыпуск, потрепанные серые брюки, старые стоптанные кроссовки…

— А куда ж вы прилетели? — спросил папа.

— Да тут есть аэропорт, милях в пяти-шести от города… Джефф, как называется этот аэродром, где мы приземлились?

— Бутвин, — ответил мистер Эймори, улыбаясь маме Шарлотты, которая, однако, и не подумала улыбнуться ему в ответ.

— Ну ничего себе, — искренне удивился папа. — В жизни бы не подумал, что здесь и аэропорт есть.

Шарлотта в этот момент заметила, как Беверли во все глаза разглядывает ее маму… Особенно девушку, видимо, поразил мамин балахон до колен, так эффектно сочетавшийся со спортивными гольфами.

— Да нет, никакой это не аэропорт в обычном смысле слова — пояснила миссис Эймори с улыбкой. — Просто взлетно-посадочная полоса, домик диспетчера — и все. Он и годится-то только для маленьких частных самолетов. — И она улыбнулась снова.

Улыбки на лицах становились все шире, но все больше было заметно, что они не радостные, а просто терпеливые.

— Ну что, могу я еще чем-нибудь вам помочь? — спросил исполняющий обязанности носильщика Ким. Он уже разгрузил вещи с тележки, и теперь коробки заняли всю центральную часть комнаты, громоздясь, словно какой-то айсберг.

— Да нет, вроде бы больше ничего не нужно, — сказал мистер Эймори. — Большое спасибо, Ким.

— Не за что, — ответил молодой человек, толкая тележку обратно к дверям. Не останавливаясь, он произнес: — Всего хорошего. — Затем посмотрел на Беверли и Шарлотту: — Желаю успешной учебы на первом курсе.

— Мы уж постараемся, — сказала Беверли, многозначительно улыбаясь.

Ну ничего себе! Она ведь успела уже практически свести с ним знакомство. Шарлотта окончательно почувствовала себя не в своей тарелке. Сегодня ей никак не удавалось подыскать подходящего ответа на чей-либо вопрос, да и вообще в голову не приходило ни одной удачной фразы, чтобы поддержать разговор — не говоря уж о том, чтобы вот так запросто поболтать с симпатичным старшекурсником.

Мама поправила волосы и выразительно посмотрела на папу. Тот поджал губы и удивленно поднял брови. Действительно, прокол вышел — Киму и в голову не пришло задержаться в комнате и хоть каким-либо образом намекнуть на ожидание чаевых.

Внезапно раздался негромкий телефонный звонок, напоминающий перебор струн арфы. Мистер Эймори вынул из кармана брюк маленький мобильник и поднес его к уху.

— Алло?.. Да что ты? Не может быть… — От его восторженного настроения мгновенно не осталось и следа. Изменившись в лице, он жестко проговорил: — Да как это могло получиться?.. Ладно, понял… Слушай, Ларри, мне пока не до этого. Мы сейчас в общежитии, в комнате Беверли, тут с нами ее соседка с родителями. Я тебе позже перезвоню. Поспрашивай там, ради Бога, кого-нибудь. В конце концов, Ботвин — не такая уж дыра, чтобы нельзя было найти механиков.

Закрыв крышку телефона, он пояснил жене:

— Это Ларри. Говорит, там утечка в гидравлической системе рулевого управления. Вот только этого нам сейчас и не хватало.

В комнате воцарилась тишина. Затем мистер Эймори снова улыбнулся с терпеливым выражением лица и спросил:

— Ну хорошо… Билли… где вы с… Лизбет… остановились?

Папа сказал, что они вообще не собираются тут останавливаться, а намерены сразу же ехать обратно в Спарту. Мама и миссис Эймори затеяли небольшую дискуссию по поводу тягот столь длинной дороги в течение одного дня. Миссис Эймори заявила, что они тоже собираются улететь сразу же, как только «отвяжутся» от Беверли, пусть девочки сами тут устраиваются, и потом, вспомнила она, ведь буквально через пару часов должно состояться общее собрание первокурсников, разве нет? Она вроде читала об этом в присланном из университета расписании. Это правда, согласилась Беверли, но родителям не удастся отвязаться от нее, пока они не сведут ее куданибудь поесть — всем ясно? — потому что она, между прочим, умирает от голода. Мистер и миссис Эймори строго посмотрели на дочь, а потом мистер Эймори улыбнулся маме и папе Шарлотты с выражением, достойным аллегорической статуи Терпения, взирающей на аллегорическую же статую Печали. Ну хорошо, сказал он, им действительно стоит пойти куда-нибудь перекусить, и если мама, папа и Шарлотта не возражают, он был бы рад их пригласить. Если память ему не изменяет, здесь неподалеку в городе есть небольшой ресторанчик под названием «Лё Шеф».

— Ничего выдающегося, — сказал он, — но кухня неплохая, и притом обслуживают быстро.

Папа выразительно посмотрел на маму. Шарлотта прекрасно понимала причину его беспокойства. Любой незнакомый ресторан под названием «Лё Шеф» или «Лё Еще что-нибудь» угрожал семейному бюджету непосильными тратами. Тем не менее мама нашла в себе силы кивнуть папе, выражая согласие посидеть где-нибудь вместе с родителями будущей Шарлоттиной соседки, раз уж те их приглашают, и даже заказать какое-нибудь одно блюдо. В конце концов, просто отказаться было бы невежливо.

Вдруг папа обратился к мистеру Эймори:

— Слушайте, тут же вроде прямо перед въездом в кампус есть «Шкворчащая сковородка». Точно-точно, отсюда, наверное, не больше полумили. Я как-то обедал в «Шкворчащей сковородке» недалеко от Файетвилля, и мне там очень даже понравилось: кормят на убой и обслуживают на самом деле быстро.

Еще одна неловкая пауза. Все трое членов семейства Эймори переглянулись в полном замешательстве, а затем мистер Эймори изобразил на лице еще более терпеливую — если это только возможно — улыбку и сказал:

— Ну что же, решено… почему бы нам всем не сходить в «Шкворчащую сковородку».

Шарлотта исподтишка смотрела на мистера и миссис Эймори. У обоих была очень загорелая и абсолютно гладкая, прямо-таки лоснящаяся кожа. По сравнению с мамой и папой они выглядели такими ухоженными… и прямо-таки прилизанными, словно вылезшие из воды бобры.

Папа извинился и вышел из комнаты. Через пару минут он вернулся с озадаченным выражением лица.

— Вот странное дело, — обратился он к присутствующим. — Пошел я, значит, поискать это… мужской туалет. А какие-то ребята мне и говорят, что нет у них никаких отдельных мужских туалетов и ванных комнат. Это, мол, совмещенное общежитие, и поэтому туалетные комнаты, мол, тут тоже совмещенные. Я туда заглянул — и правда, хотите верьте, хотите нет, там были вместе и мальчики и девочки.

Мама сурово поджала губы и нахмурилась.

— О, не стоит слишком беспокоиться по этому поводу, — сказала миссис Эймори. — Я вас уверяю, они очень быстро к этому привыкнут. Эрика ведь об этом говорила, правда, Беверли? Эрика — это школьная подруга Беверли, она сюда, в Дьюпонт, поступила в прошлом году.

— Да, на самом деле Эрика очень быстро привыкла, никаких проблем, — подтвердила Беверли беспечным тоном.

— Я думаю, мальчики здесь воспитанные и умеют проявить такт по отношению к девочкам, — предположила миссис Эймори. Шарлотта прекрасно понимала, что она говорит это, чтобы успокоить ее деревенских родителей — старомодных и ограниченных.

Мама и папа переглянулись. Судя по лицу мамы, она сдерживалась уже из последних сил.

Все вшестером они вышли на парковку. Папа ткнул пальцем в их пикап с крышкой-кемпером и сказал:

— Ну что, поехали все на нашей машине? Я с девчонками могу сесть в кузов. — Он посмотрел на Беверли с выражением оптимизма на лице, словно рассчитывая на ее поддержку. — У нас там спальные мешки лежат, так что будет на чем сидеть.

— Спасибо за предложение, это очень любезно с твоей стороны, Билли, — сказал мистер Эймори с приклеившейся к лицу терпеливой улыбкой, — но я рискну предложить нашу машину. У нас найдется шесть мест прямо в салоне. — Он махнул рукой в сторону гигантского белого внедорожника «линкольн-навигатор».

— Вот это да, просто обалдеть! — не удержавшись, выпалила мама — Послушайте, но… да где вы его взяли-то? В самолет же такой автомобиль, наверное, не впихнешь?

— Мы его взяли напрокат, — ответил мистер Эймори и, предвосхищая следующий вопрос, пояснил: — Можно заранее позвонить, и машину подгонят прямо к самоле… я хотел сказать, прямо в аэропорт.

В общем, они поехали в «Шкворчащую сковородку» в «линкольн-навигаторе». Внутри салон был весь кожаный, темные стекла, как в солнечных очках, все отделано деревом — не каким-нибудь полиуретаном под дерево, а настоящими полированными пластинками из древесины редких пород. Шарлотта в душе была очень рада, что этим людям не довелось заглянуть под крышку в кузов их пикапа, да и в кабину тоже.

«Шкворчащую сковородку» было видно издалека: на крыше красовалась огромная рекламная вывеска — та самая черная сковородка футов в восемь или девять диаметром, по окружности которой шли громадные кривые буквы: «ШКВОРЧАЩАЯ СКОВОРОДКА». От черного диска разбегались концентрические кольца красных и желтых неоновых огоньков.

Стоило зайти внутрь, как на посетителя обрушивался со всех сторон водопад ярких, кричащих красок. Все здесь было… очень большое… включая гигантские, ужасающего масштаба фотографии на стене прямо напротив входа, изображающие во всех деталях фирменные блюда данного заведения: огромные куски мяса с кровью и не менее исполинские пирожки с фаршем… ух ты!.. накрытые громадными ломтями тающего сыра, залитые целой лавой жира снабженные в качестве гарнира горами картофеля-айдахо или просто картошки-фри и жареного лука; не обошлось тут и без куры-гриль, включая местную разновидность этого блюда, носящую название «Смачный Чиккейс Сэма» и представляющую собой огромный открытый пирог с жареной курятиной, щедро политый сметанным соусом; к счастью, на многих фотографиях присутствовали также нарезанные кольцами помидоры — единственная представленная здесь растительная пища, помимо листового салата и жареной картошки с луком: эта деталь помогала визуально более точно определить масштабы гастрономического бедствия, но даже с учетом поправки на фотоувеличение выходило, что на порциях администрация заведения предпочитает не экономить.

У входа в ресторан можно было видеть довольно много людей, присматривавшихся к фотографиям, но не торопившихся войти внутрь, и мистер Эймори с надеждой сказал:

— Похоже, там слишком много народу, а? Думаю, нам стоит поехать куда-нибудь в другое место.

Шарлотта повернула голову, чтобы посмотреть на реакцию Беверли — и ее глазам предстала следующая картина: девушка впилась в руку матери и, прижавшись всем своим тощим костлявым телом к ее плечу, с ужасом тыкала пальцем в сторону картинок, буквально истекавших потоками жира и сметаны. Уверенная, что Симмонсы на нее не смотрят, она стояла с таким лицом, будто ее вот-вот стошнит.

Но папа, проявив неожиданную разговорчивость — по его меркам, даже излишнюю, — заверил мистера Эймори, что столик для них освободится гораздо быстрее, чем можно предположить с первого взгляда Вон там, видите? — нужно подняться к этой стойке, там вас запишут, а потом и оглянуться не успеете, как все быстренько будет готово. В общем, мистеру Эймори ничего не оставалось, как стиснуть зубы и возглавить процессию в направлении центральной стойки, которая представляла собой нечто вроде подиума, очень широкого и длинного, сколоченного из массивных досок Да уж, все, абсолютно все в «Шкворчащей сковородке» было… очень большое. У стойки стояла небольшая очередь, но она действительно быстро продвигалась.

За стойкой находилась расторопная, вся словно на пружинах, молодая женщина, одетая в красно-желтые — по-видимому, это были фирменные цвета «Шкворчащей сковородки» — рубашку и брюки. Рубашку украшала брошь внушительных размеров — на самом деле не меньше трех дюймов в длину, — изображавшая в миниатюре эмблему «Шкворчащей сковородки», которую посетители уже могли видеть над входом в ресторан.

Она игриво улыбнулась мистеру Эймори:

— Вас сколько?

— Шестеро. Фамилия — Эймори. Эй-мо-ри.

Девушка ничего не стала записывать, а вместо этого вручила ему какую-то штуковину, по форме и размерам напоминающую пульт дистанционного управления от телевизора. На одном ее конце было несколько маленьких линзочек, расположенных кружком, а на другом номер — 226.

— Когда ваш столик освободится, мы дадим вам сигнал. Желаю вкусного шкворчащего обеда!

Мистер Эймори смотрел на загадочную штуковину, как на какое-то неизвестное животное, вскарабкавшееся по его ноге. Вдоль боковой стороны пультика тянулся рекламный слоган: «Попробуйте наш шкворчащий швейцарский стейк. Съедите — мигом запоете йодль!»[6]

— Когда столик освободится, они нам сообщат прямо через это устройство, — пояснил папа на тот случай, если мистер Эймори чего-то недопонял. — Вот видите, в очереди и стоять не придется. Пока можно зайти в магазин подарков или еще куда-нибудь.

И папа повел их в магазин подарков. Все, что там продавалось — сувениры, куклы, даже конфеты — было подобрано по одному признаку: оно было гигантских размеров. Даже конфеты. Мистер Эймори молча держал это самое… сигнальное устройство прямо перед своей супругой, которая невразумительно мычала и улыбалась так, что Шарлотте почему-то стало не по себе.

Семейство Эймори разглядывало остальных посетителей ресторана. У многих в руках тоже были сигнальные устройства. Прямо перед папой и четой Эймори возник тучный мужчина лет сорока пяти в футбольном свитере с номером 87 на спине. Свитер был подрезан снизу, так что получилось нечто вроде топа. Между нижним бахромистым краем свитера и верхним краем баскетбольных шорт можно было видеть немалое количество рыхлой, состоявшей главным образом из жира человеческой плоти. Рядом с толстяком стояла молодая женщина в черных обтягивающих брюках. Обтягивать этим брюкам было что: на талии женщины отложилось такое количество жира, что она могла не держать локти на весу, а положить их на эти ломти сала, и ее ручки при этом торчали в стороны, как маленькие крылышки.

— Слушай, а ты с предками часто в эту «Сковородку» ходишь? — поинтересовалась Беверли у Шарлотты.

В этом вопросе Шарлотта сразу почувствовала снисходительность и высокомерие.

— У нас в Спарте ничего такого нет, — ответила она.

На некоторое время обе семьи задержались у большого застекленного окна, через которое можно было видеть, что происходит в кухне. В это время рядом раздался неожиданный резкий свист, и в ту же секунду заморгала целая россыпь красно-желтых огоньков. Как оказалось, это сработала сигнальная штуковина в руках стоявшей неподалеку крупной женщины, одетой в нечто похожее на рабочий комбинезон автомеханика. Нетерпеливо кивнув сопровождавшим ее двум маленьким девочкам, она направилась в огромный, уставленный множеством столов обеденный зал.

— Видали? — радостно сказал папа. — Сейчас она подойдет к этой… ну, к стойке, и покажет девушке, что у нее горят лампочки, ну, та посмотрит, какой у нее номер, и кто-нибудь проведет их прямо к столу.

В этот момент… совершенно неожиданно… в общем, визг сигнального устройства застал мистера Эймори врасплох.

— Ну, что я говорил? — не унимался папа. — Совсем недолго ждать пришлось. И уж поверьте мне на слово, голодными вы отсюда не уйдете.

Он улыбался всем троим Эймори — всем троим и каждому по очереди.

Миссис Эймори коротко улыбнулась в ответ, но глаза у нее оставались какими-то остекленевшими.

Мистер Эймори в глубине души, наверное, был зол на себя, хотя и старался этого не показывать. Нельзя же в конце концов взрослому человеку так испуганно подпрыгивать только из-за того, что какая-то штуковина у тебя в руках начинает свистеть и мигать красными и желтыми огоньками. Папа Шарлотты просто не мог удержаться от смеха. Мистер Эймори одарил спутника более чем прохладной улыбкой и одним-единственным хмыкающим звуком:

— Уф.

Он направился к стойке, держа устройство двумя пальцами — большим и указательным: так можно нести дохлую птицу, взяв ее за кончик крыла.

Выделенный им столик оказался покрыт скользким желтым виниловым пластиком. В обеденном зале яблоку негде было упасть. В воздухе висел гул от множества ведущихся одновременно энергичных разговоров. По залу то и дело прокатывались волны хихиканья, заливистого смеха или вообще утробного гогота. У официанток с неизменными брошками-сковородочками на блузках в руках были не блокнотики для записи заказов, а какие-то черные пластмассовые штуки, похожие на карманный калькулятор с антенной. Меню в светлых пластиковых обложках были внушительного размера, футов пятнадцать в длину, и содержали те же самые цветные фотографии предлагаемых блюд, что в чудовищно увеличенном масштабе украшали стены зала. Внимательно изучив предложенные картинки, миссис Эймори заказала жареного цыпленка, попросив при этом не слишком передерживать его на сковородке, а самое главное — подать его без этого кошмарного пережаренного лука. Официантка извинилась и сообщила, что, к сожалению, не может ничего изменить в заказываемом блюде, потому что, — с этими словами она потрясла перед носом миссис Эймори своим радиокалькулятором, — в ее обязанности входит только набрать номер блюда на клавиатуре, откуда он и передается на кухню. Мистер и миссис Эймори переглянулись и смиренно приняли этот очередной удар судьбы. Все заказали кто что хотел и посмотрели, как официантка нажимает соответствующие кнопки.

Заказ был выполнен с рекордной скоростью, что позволило папе одарить мистера Эймори широкой, приятельской, если не сказать — покровительственной улыбкой, как бы говорящей: такие места знать надо, со мной, парень, не пропадешь.

Порции были… очень большие.

— Ну что, Джефф, что я тебе говорил! — По такому случаю папа даже решил перейти на «ты», как будто они уже сделались закадычными друзьями.

На каждой тарелке возвышалась целая груда изрядно прожаренной на тех самых шкворчащих сковородках еды. Папа с огромным удовольствием вгрызся в свой «Смачный Чиккейс Сэма», утопающий в лаве сметаны. Миссис Эймори осматривала поданного ей цыпленка с таким видом, словно он был живой и в любую минуту мог проснуться и заклевать того, кто неосторожно разбудит в нем дикого зверя. Разговоры за столом окончательно стихли, улыбки погасли.

Наконец мама, судя по всему, все-таки пришедшая в себя после инцидента с сорвавшимся у Беверли «твою мать!», решила нарушить показавшееся ей немного неловким молчание. Она была уверена, что за столом положено вести светскую беседу, а потому обратилась к мистеру Эймори:

— Ну, Джефф, а теперь расскажите нам, что за город ваш Шерборн. Очень уж мне любопытно узнать, как вы там живете.

Усталая смиренная улыбка.

— Это… это на самом деле небольшой поселок, миссис Симмонс. Очень маленький городок. Население всего… точно не припомню… наверное, тысяча человек… или немного больше.

— Да зовите меня просто Лизбет, Джефф. Так это… вы, значит, там и работаете?

Еще одна усталая улыбка, сопровождаемая озабоченной складкой на лбу.

— Нет, я работаю в Бостоне.

— А что же у вас за работа?

Терпение, достигшее наивысшей точки.

— Да в одной страховой компании. «Коттон Мэзер».

— А, «Коттон Мэзер»! Ну да, слыхала, слыхала. — Не «слышала», а именно «слыхала». — Ой, Джефф, расскажите, а что же вы там делаете, в своей «Коттон Мэзер»? Очень было бы интересно узнать, правда.

Мистер Эймори явно сомневался. Наконец он собрался с духом:

— Моя должность называется — главный управляющий. — В следующую секунду, явно желая избежать дальнейших расспросов, он умело перешел в контратаку и, не теряя темпа, спросил у папы: — А ты, Билли, сам-то ты чем занимаешься?

— Я-то? Ну, это… я по жизни, — да-да, именно так и было сказано: «по жизни», — в основном за дачами присматриваю. Чего там поправить, починить и вообще. Но это не у нас, а там… ну, по ту сторону хребта. Раньше-то что? Раньше у нас с работой лучше было: я вот… работал на такой машине, которая обувные колодки вырезает, ну это, на фабрике Тома Макэна, у нас в Спарте была такая фабрика А потом Том Макэн взял да и перевел ее в Мексику, вот. Да ты, Джефф, сам небось в курсе по поводу таких дел. По телевизору нам только и твердят, что эта, мол, «гло-ба-ли-за-ция» ужасно хороша для американцев. Не знаю, каким местом они там думают, — вы уж простите меня за выражение, — но я вам так скажу: никто не может знать, хорошо это для нас или плохо. А раз так, то и нечего капать на мозги. Вот я лично знаю, что ничего хорошего нам от этого не светит — нам, кто живет в округе Аллегани, в Северной Каролине. От нас в Мексику три фабрики перевели. Потом, в две тысячи втором году, «Мартин Мариетта» построили завод — так там всего сорок человек работает. Ну, как говорится, и на том спасибо, а все-таки: от нас в Мексику — три, а в округ Аллегани — один, что вам тут еще сказать…

— Билли, — сказала мама.

Папа застенчиво улыбнулся.

— Ты права, Лизбет, права как всегда. Не позволяй мне говорить об этой дряни. — Он взглянул на миссис Эймори. — Знаете, Валери, мой батя всегда мне вот что говорил: «Знаешь, сынок», — он никогда не называл меня Билли, а только «сынок», — так вот, он говорил: «Знаешь, сынок, не говори за столом ни о политике, ни о религии. Либо людям будет скучно, либо ты с ними насмерть перессоришься».

На это миссис Эймори заметила:

— Похоже, что он был мудрый человек — ваш отец.

Папа ответил:

— Да уж, и не говорите, котелок у него варил; другое дело, что не всегда он своей репой по делу пользовался.

Во время этого разговора Шарлотта испытывала противоречивые чувства: с одной стороны, она была в некотором роде горда за папу, который абсолютно не тушевался перед незнакомыми людьми и не стыдился того, как он зарабатывает свои деньги и как живет в своем медвежьем углу. Было видно, что сам он чувствует себя вполне комфортно. С другой же стороны, Шарлотта просто съеживалась, осознавая, какая пропасть разделяет ее и семью Эймори. Она в общих чертах представляла себе, что это за должность — главный управляющий, а то, что «Коттон Мэзер» являлась одной из крупнейших страховых компаний, было известно абсолютно всем.

На все рассуждения папы мистер Эймори отреагировал только несколькими невнятными междометиями, раза четыре или раз пять произнесенными себе под нос.

По-женски чувствуя, что вялую беседу вот-вот опять сменит молчание, миссис Эймори взяла инициативу на себя:

— Шарлотта, а ведь о тебе самой мы, кажется, почти ничего не знаем. Как так получилось, что ты оказа… то есть почему ты выбрала Дьюпонт? Какую гимназию ты заканчивала?

— Гимназию?

— Я имею в виду — среднюю школу.

— Я училась в Спарте. Аллегани-Хай — так называется наша школа. Моя учительница по английскому посоветовала мне подать документы в Дьюпонт.

— И они дали ей полную стипендию, — поспешила объявить мама. — Вы знаете, мы на самом деле так гордимся нашей девочкой. — Шарлотта почувствовала, как ее щеки заливаются краской — и не из скромности. А мама решила активно поддержать беседу: — А ты в какую школу ходила, Беверли? Сколько у вас в Шерборне средних школ?

Беверли бросила взгляд на мать, потом ответила:

— Вообще-то я училась в другом городе. Он называется Гротон.

— И далеко от дома?

— Ну, миль шестьдесят. Я училась в интернате.

Шарлотта чувствовала, что Беверли чего-то недоговаривает маме, но чего именно — понять не могла, а вот покровительственный тон уловила безошибочно.

— Слушай, Джефф, — сказал папа, пережевывая последний ломоть своего гигантского «Смачного Чиккейса Сэма» и подбирая с тарелки кусочки картошки и помидора, — отлично ты все придумал! Поесть перед дорогой — это самое то. Теперь не придется пилить десять часов на голодный желудок и жевать бутерброды всухомятку. Нам ведь до нашей Спарты, в Северную Каролину, допоздна ехать придется. Но уж решили вернуться сегодня, так решили. Зато я оказался прав насчет этой «Шкворчащей сковородки» — они тут умеют накормить человека, голодным отсюда еще никто не уходил.

С тарелки миссис Эймори за все время «обеда» исчез только маленький ломтик куриной грудки — размером, наверное, не больше одного квадратного дюйма, и то она с него тщательно сняла до хруста прожаренную кожицу. Вся остальная груда еды осталась нетронутой. Беверли с опаской и недоверчивой гримасой отправила в рот крохотный кусочек гамбургера величиной не больше пятицентовой монеты и долго, сосредоточенно жевала его, словно надеясь понять что-то важное. Неожиданно, не говоря ни слова, она встала из-за стола и направилась к выходу из обеденного зала. Когда через несколько минут девушка вернулась, лицо у нее было пепельно-серого цвета. Миссис Эймори посмотрела на нее сочувственно — или с некоторой долей порицания.

Шарлотта, впрочем, этого почти не заметила. Сама того не ожидая, она чуть не расплакалась при словах отца, что им с мамой «сегодня придется ехать обратно до самой Спарты, в Северную Каролину». И уж конечно, эти слезы едва не навернулись на глаза не у надежды всей Спарты, не у лучшей ученицы местной средней школы за всю ее историю, не у девушки с самыми блестящими перспективами на будущее здесь, по другую сторону гор, а у самой обыкновенной девочки, которой впервые в жизни предстояло расстаться с родителями.

Вскоре чета Эймори и Симмонсы разошлись в разных направлениях, и Шарлотта оказалась на парковке у общежития наедине с родителями. Настало время прощаться.

Мама улыбнулась и сказала:

— Ты, главное, не забывай писать нам почаще. У нас ведь там всем будет интересно, как ты здесь…

Не дослушав, Шарлотта бросилась маме на шею и прижалась к ней. По ее щекам текли слезы, часть из них даже перекатывалась на мамину щеку.

Мама проговорила:

— Ну что ты, что ты, девочка, все будет хорошо. — Шарлотта прижалась к ней еще крепче. Маме хотелось еще раз повторить самые главные слова. — Ты, главное, не волнуйся, милая, я буду думать о тебе каждую минуту. Мы тобой так гордимся, ты у нас необыкновенная, и у тебя тут все будет замечательно. Вот увидишь, дела у тебя здесь быстро наладятся. Но самое важное знаешь что? Я всегда буду тобой гордиться, независимо от того, как сложится твоя жизнь и где ты будешь учиться или работать. Я-то знаю, что это не Дьюпонт тебе сделал одолжение, приняв тебя, на самом деле это ты оказала ему честь, что согласилась здесь учиться. Этот хваленый Дьюпонт еще может оказаться недостойным тебя.

Шарлотта подняла голову и удивленно посмотрела на маму.

— Тут наверняка не все и не всегда будут поступать так, как ты того хочешь, — продолжала мама. — Кто-то может оказаться и плохим человеком, но я хочу, чтобы ты всегда помнила: ты родилась и выросла в горах, твои предки и с папиной стороны, и с моей — Симмонсы и Петтигрю — жили в наших горах с незапамятных времен, и хоть у нас есть свои недостатки, но мы всегда ведем себя так, как считаем правильным, никому не позволяем навязывать нам свою волю. Уж чего-чего, а упорства и даже упрямства нам не занимать. Если нам что-то не нравится, никому на свете не удастся заставить нас это делать. А если это кому не по вкусу, то так им все и объясни. Тебе только и нужно взять и сказать: «Меня зовут Шарлотта Симмонс, и я не собираюсь делать то, что мне не по нраву». Тебя за это только уважать будут. Я тебя люблю, девочка моя, и папа очень тебя любит, и что бы ни случилось, куда бы тебя жизнь ни забросила в этом огромном мире, ты всегда останешься нашей славной, славной девочкой.

Шарлотта снова опустила голову на мамино плечо и всхлипнула. Папа стоял рядом с ними, она повернула к нему заплаканное лицо и бросилась ему на шею, чем определенно его смутила. Папа всегда чувствовал себя неловко, если люди слишком открыто выражали свои чувства. Продолжая всхлипывать, Шарлотта прошептала ему на ухо:

— Папа, я люблю тебя. Если бы только знал, как я тебя люблю!

— Мы тоже тебя любим, — ответил папа.

Вот уж действительно — если бы он только знал, как много значило для Шарлотты, скажи он ей не «мы», а «я» — «я тоже тебя люблю».

Шарлотта все махала рукой, и мама махала ей в ответ через открытое окно пикапа, пока бедный, жалкий, храбрый грузовичок с пластиковой крышкой не скрылся в тени деревьев. Когда его совсем не стало видно, Шарлотта повернулась и побрела к воротам каменной крепости, которой предстояло стать ее домом. Чувствовала она себя как никогда одинокой.

Навстречу через высокий арочный вход шли двое студентов, парень и девушка, скорее всего, тоже первокурсники. Они прошли мимо, о чем-то оживленно болтая. Арка, ведущая к университетской площади, была такой длинной и высокой, что их голоса эхом отражались от каменных сводов. Интересно, эти двое были знакомы раньше или успели подружиться уже здесь, в этот самый первый день?.. «Меня зовут Шарлотта Симмонс… Ты необыкновенная. Ты одна такая. Ты… ты Шарлотта Симмонс…» Маме и мисс Пеннингтон всегда удавалось совместными усилиями внушить ей хотя бы необходимый минимум уверенности в себе. Не без сомнений и трудностей, но она все же могла противостоять зависти одноклассников в Аллегани-Хай, их нежеланию принять ее в свой круг… пусть они считали ее не продвинутой и не крутой… но она сумела пойти своим путем… и ей удалось добиться того, о чем никто из них не мог даже мечтать, взять первую настоящую высоту в своей жизни: поступить в один из лучших университетов мира. И теперь ее уже никто и ничто не сможет сломить или остановить… ничто. Если ей суждено всего в жизни добиваться самой, без чьей-либо помощи и поддержки, значит, она сама всего добьется.

И все-таки… Господи… как же ей было одиноко.


Беверли, оказывается, вернулась в комнату 516 раньше Шарлотты. Девушки быстро решили, кому какая сторона комнаты достанется — тем более, что делить тут было нечего, обе стороны были абсолютно одинаковые: одинаково голые, пустые и обшарпанные, — так что они начали стелить постели и распаковывать багаж. Ну и ну, сколько же у Беверли… всего\ Свой компьютер, факс, телевизор, холодильник, микроволновку и остальную электротехнику она пока что оставила в коробках посреди комнаты, но зато распаковала столько обуви, сколько с точки зрения Шарлотты ни у какой девушки и быть не могло — по меньшей мере дюжину пар, — а также не менее дюжины свитеров (в основном из чистого кашемира), юбки, юбки, юбки, блузки, блузки, блузки, куртки, куртки, куртки, джинсы, джинсы, джинсы… У Шарлотты не было даже самого маленького электроприбора из множества тех, что имела Беверли. Что касается компьютера, вещи в Дьюпонте совершенно необходимой, Шарлотте приходилось рассчитывать только на компьютеризированные рабочие места в читальном зале главной библиотеки университета (такая возможность упоминалась в присланной из Дьюпонта брошюрке для первокурсников). Обуви у нее была, конечно, не дюжина пар, а намного меньше. Три, если говорить точно: мокасины, жесткие кожаные сандалии — Реджина Кокс называла их «сандалии Иисуса» — и те кеды, что были на ней сейчас.

Беверли общалась с Шарлоттой явно лишь в силу необходимости. В том, что и как она говорила, не было ни малейшего намека на какой-либо энтузиазм, ни малейшего желания поделиться с другой девушкой, новой соседкой, приехавшей к тому же из другой части страны, своими переживаниями по поводу того приключения, которое им предстояло: четыре года учебы в прославленном университете. Обращаясь к Шарлотте, она говорила вроде бы дружелюбно, но совершенно определенно сохраняла дистанцию. Сразу было ясно: будучи девушкой воспитанной, она проявляет интерес — не более того. Например, когда Шарлотта вполне искренне сказала, что было бы очень здорово пройти указанный в дьюпонтском каталоге специальный интенсивный курс французского языка, Беверли заявила, что французы в наше время до того не любят американцев, что это просто витает в воздухе, как только начинаешь с ними общаться. И вообще французы в основном ужасно скучные.

Беверли не успела повесить в шкаф и разложить по ящикам комода и половины своих вещей, когда настало время спуститься на первый этаж на собрание первокурсников. В главном зале Эджертон-Хауза, называемом по старинной дьюпонтской (восходящей к британской) традиции Общим залом заседаний, собралось около двухсот парней и девушек. Зал действительно производил впечатление своими (опять-таки напоминающими о древности традиций) пропорциями и декором: высотой футов пятнадцать или шестнадцать, со сводчатым потолком и красивыми резными деревянными панелями на стенах. Шарлотта даже не могла припомнить, как называются все эти архитектурные и орнаментальные детали. По всему залу были расставлены большие, обитые коричневой кожей диваны и стулья с такими же сиденьями. Их было огромное количество, и все они были расставлены широким полукругом, занимая большую часть площади зала, пол которого, кстати, весь был покрыт целыми акрами восточных ковров. Некоторая часть стульев стояла в декоративных нишах вдоль стен, освещенных поразившими Шарлотту торшерами на кованых железных ножках и с обтянутыми пергаментом абажурами. Первокурсники, поселившиеся в Эджертон-Хаузе, явились на собрание в основном в шортах и теперь либо развалились на кожаных диванах и стульях, либо стояли позади этого полукруга в несколько рядов. Некоторые даже позволили себе небрежно усесться по краям тяжелых дубовых столов. Едва войдя в зал вместе с Шарлоттой, Беверли поспешила «затеряться в толпе», оставив соседку в одиночестве. Сама же она направилась к двум девушкам, с которыми явно была уже знакома. Ну и ладно… Шарлотта и так уже поняла, что с соседкой по комнате у нее нет ничего общего, и попытка таскаться за нею следом вряд ли что-нибудь изменит. Наоборот, оказавшись внезапно в самой гуще толпы незнакомых девушек и парней, Шарлотта даже почувствовала себя больше… в своей тарелке. Она внимательно наблюдала за своими будущими однокурсниками. Ничего пугающего она в них не обнаружила. Да и кого тут бояться? В своих шортах, шлепанцах и футболках они выглядели совершенно как дети-переростки. В общем, Шарлотта постаралась убедить себя в том, что все эти люди не слишком отличаются от нее, и им не меньше, чем ей, любопытно, ради чего их всех собрали в этом зале. И все они точно так же, как и она, в восторге от того, что у них начинается совершенно новая жизнь. Теперь, с этого самого момента, все они студенты, и не просто студенты какого-нибудь провинциального университета, а люди из Дьюпонта, что немедленно возвышало их над подавляющим большинством ровесников.

В центре зала лицом к первокурсникам стояла молодая женщина в джинсах и мужского покроя рубашке на пуговицах. Шарлотта была просто очарована ею. Та просто потрясающе уверенно держалась перед толпой из двух сотен абсолютно незнакомых людей. А еще она была очень красивая — причем эта красота проявлялась в ней небрежно, как бы сама собой. У женщины была спортивная фигура — а какие роскошные светлые волосы! Очень длинные и сильно вьющиеся, явно непослушные, они все же были должным образом причесаны и уложены. Незнакомка казалась Шарлотте просто воплощением университетского шика. Она представилась как старшекурсница и ассистент-воспитатель, отвечающий за общежитие Эджертон-Хауз. В ее обязанности входит помощь в решении любых возникающих вопросов. Первокурсники могут обращаться к ней по телефону, посылать письма по электронной почте или просто стучать в дверь в любое время. Зовут ее Эшли Даунс.

— Университет в наше время уже не пытается заменить собой родителей, — сказала она, — и я тоже не собираюсь этого делать. Вы взрослые люди и будете предоставлены сами себе. Но в университете и в нашем общежитии в частности существуют некоторые правила поведения — их немного, но они есть, и с моей стороны было бы медвежьей услугой сделать вид, что за их нарушение вам ничего не будет. Правило первое: в Эджертоне и во всех зданиях Малой площади запрещен алкоголь. Это относится не только к употреблению спиртных напитков в общественных местах, но и в ваших комнатах. Точка. Для многих из вас, разумеется, не будет сюрпризом, если я признаюсь, что алкоголь в университетском городке Дьюпонта имеется. — Она улыбнулась, и многие первокурсники понимающе засмеялись. — Но здесь, повторяю, этого быть не должно. Всем ясно? — Она опять улыбнулась. — Если кто-то из вас переживает по этому поводу, уверяю вас, что это не так уж страшно: ваша общественная жизнь от этого ничуть не пострадает.

Радости Шарлотты не было предела Вот это здорово! — подумала она В Спарте ей столько пришлось натерпеться, когда приходилось вечно уходить домой и сидеть над книгами или перед телевизором, лишь бы избежать общества вечно поддатых и от этого еще более отвратительных Чаннингов Ривзов и Реджин Кокс! По правде говоря, Шарлотта опасалась, что и здесь пьяные компании будут отравлять ей жизнь. О развеселой жизни студентов в колледжах и даже здесь, в Дьюпонте, ей много рассказывали. Ну что ж, кто как хочет, тот пусть так и отдыхает, главное, что она будет избавлена от общения с пьяными однокурсниками здесь, в здании, где им всем предстоит жить. Слава Богу. Шарлотта стала с удвоенным вниманием прислушиваться к словам ассистента-воспитателя в надежде, что та развеет и еще одно ее опасение…

К сожалению, оказалось, что собрание уже подошло к концу, и первокурсники потянулись к выходу из Общего зала заседаний, куда более оживленные и воодушевленные, чем когда пришли. Многие уже успели перезнакомиться и продолжали делать это прямо на ходу. Шарлотта осталась на месте, надеясь спросить Эшли Даунс кое о чем наедине. К сожалению, около десятка первокурсников уже собралось вокруг нее, а Шарлотте не хотелось задавать свой вопрос при посторонних. Она ждала… ждала… прошло пять минут, потом десять, и наконец девушка сдалась.

К тому времени, когда Шарлотта вернулась в комнату, Беверли успела вытащить откуда-то из коробки и установить на комоде большое зеркало на подставке с лампочками подсветки по краям. Услышав звук открывающейся двери, она обернулась. На ней были черные брюки и светло-сиреневая шелковая блузка без рукавов. Три или даже четыре верхние пуговицы на блузке были расстегнуты. Такой наряд, с одной стороны, выгодно подчеркивал загар Беверли, но с другой — выставлял напоказ ее тонкие, словно высушенные руки. Шарлотте она показалась похожей на разодетого в пух и прах аиста. Никакая косметика не могла ничего сделать с ее носом и подбородком. Наоборот, при накрашенных глазах и губах они стали казаться еще крупнее. Ногти Беверли уже успела намазать лаком персикового цвета; теперь ее длинные загорелые пальцы смотрелись просто великолепно.

— Я иду в ресторан с друзьями, — сообщила она, — и уже опаздываю. Так что все это барахло я уж потом разберу, когда вернусь. — Она махнула рукой в сторону груды сумок и коробок, занимавших едва ли не все свободное место в комнате.

Шарлотта просто онемела от изумления. Первый день в университете еще даже не закончился, а Беверли уже собирается куда-то в ресторан. Такого Шарлотта и представить себе не могла. Во-первых, она тут ни одной души не знает. А если бы даже и знала, что с того? На все непредвиденные расходы у нее было с собой пятьсот долларов — и это на весь семестр, на четыре с половиной месяца. Каждый день, включая выходные, она могла завтракать, обедать и ужинать в студенческой столовой. Это было включено в стипендию. Что же касается всего остального, то если не случится чуда и кто-нибудь куда-нибудь ее не пригласит, то сегодняшнее посещение «Шкворчащей сковородки» должно стать последним визитом в ресторан на долгое время вперед.

Беверли ушла. Шарлотта присела на краешек кровати, обхватила голову руками и задумалась. Сначала она по инерции разглядывала груду коробок и сумок, разбор которых Беверли оставила «на потом», затем ее взгляд устремился к окну, за которым уже начали сгущаться сумерки. Из коридора доносились голоса; ее соседи знакомились друг с другом, о чем-то говорили и много смеялись. Собрав наконец в кулак всю силу воли, Шарлотта направилась к двери. Ей предстояло одно очень важное дело, для чего нужно было перешагнуть через смущение и боязнь показаться глупой и отсталой. Эшли, ассистент-воспитатель, говорила, что заходить к ней можно в любое время, но не будет ли невежливо явиться к ней сразу же, буквально спустя час после общего собрания? Сомнения снова стали одолевать Шарлотту. Тем не менее она все-таки вышла в коридор. Или она спросит об этом сейчас, или — никогда.

Комната Эшли Даунс находилась на втором этаже. Проходя по коридору, Шарлотта едва увернулась от выскочившего из одной комнаты парня в шортах, без рубашки, который стремительно побежал вдоль по коридору, чуть не сбив Шарлотту с ног. В руках он держал маленький блокнот на пружинке-спирали, и при этом ему явно было смешно до слез, хотя он и оглядывался через плечо с притворным испугом на дверь, из которой только что выбежал. Задев Шарлотту, он на бегу произнес: «Ой, извини!», даже не взглянув на нее. Следом за ним из той же двери выскочила девушка в шортах и футболке, крича на весь коридор:

— А ну отдай мой блокнот, скотина такая!

Девушка почему-то не смеялась. Она пробежала мимо Шарлотты, даже не заметив ее. Шарлотта обратила внимание, что она была босиком.

Перед нужной дверью Шарлотта на миг замешкалась. Потом, подавив желание повернуться и уйти к себе в комнату, все-таки постучала. Через несколько секунд дверь открылась, и на пороге появилась Эшли Даунс во всем своем великолепии, с гривой вьющихся светлых волос. Она уже успела переодеться, и теперь на ней были облегающие брюки и довольно смелый, низко вырезанный топ без бретелек.

— Привет, — сказала она, явно озадаченная этим визитом.

— Привет, — ответила Шарлотта. — Я прошу прощения, мисс Дауне…

— Да ладно тебе, можно просто Эшли.

— Вы уж меня извините. Я была на собрании и еще там хотела подойти к вам и поговорить кое о чем, но там было так много народу. — Шарлотта совсем смутилась, покраснела и опустила голову. — Вы сказали, что к вам можно обращаться в любое время, но я на самом деле не собиралась приходить вот так, сразу. Извините, пожалуйста.

— Слушай, пришла так пришла, — сказала Эшли. Она улыбнулась Шарлотте так, как взрослые улыбаются потерявшемуся плачущему ребенку. — Как тебя зовут-то?

Шарлотта назвалась, переступила порог, и как только за ней захлопнулась дверь, начала сбивчиво и путано объяснять, насколько важным и полезным было для нее прошедшее собрание, сколько она там всего нужного узнала. При этом она сразу же обратила внимание на царивший в комнате беспорядок. Естественно, ассистент-воспитатель жила в комнате одна… Единственная кровать была не заправлена, а по всему полу валялись одежда и даже белье, включая маленькие трусики-стринги, явно не вынутые из шкафа, а снятые с того места на теле их владелицы, которое они были призваны если не прикрывать, то по крайней мере подчеркивать.

— Но у меня есть еще один вопрос помимо тех, о которых вы говорили…

Добравшись наконец до сути своего обращения к Эшли Дауне как к представительнице администрации университета, она поняла, что ей не удастся сформулировать в словах то, что ее так волнует.

— Ну проходи же, садись, — сказала Эшли и, придвинув Шарлотте стул, сама присела на край неубранной кровати.

Шарлотта собралась с мыслями и наконец заставила себя сказать:

— Вы совсем ничего не сказали о том, что касается правил жизни в совмещенном общежитии. То есть вы говорили, но одну вещь я так и не поняла… — Ей вновь не хватило слов.

Ассистент-воспитатель смотрела на гостью как на шестилетнего ребенка. Наклонившись, она негромко задала наводящий вопрос:

— Ты имеешь в виду… секс?

Шарлотта и сама чувствовала себя как тот самый потерявшийся шестилетний ребенок, с плачем зовущий маму.

— Да.

Эшли наклонилась еще ближе, положила руки на колени и сцепила пальцы.

— Ты сама-то откуда?

— Из Спарты. Это в Северной Каролине.

— Из Спарты, говоришь, в Северной Каролине? Ну и что, большой город — эта твоя Спарта?

— Примерно девятьсот человек, — ответила Шарлотта. — Это довольно высоко в горах, — зачем-то пояснила она. Чем именно эта географическая информация могла быть полезна в разговоре с Эшли Даунс, Шарлотта не могла бы объяснить даже самой себе.

Эшли на мгновение отвела глаза и задумалась, а потом сказала:

— Хорошо, давай я тебе объясню. Да, у нас совмещенное общежитие, и секс не находится под запретом в совмещенных общежитиях здесь, в Дьюпонте. Ты, кстати, на каком этаже?

— На пятом.

— Хорошо. Общежитие совмещенное, но это вовсе не означает, что мальчики будут бегать по коридору и прыгать в постели к девочкам. Это касается ребят как с твоего этажа, так и из других частей Эджертона. По крайней мере, предполагается, что такого не должно быть. Понимаешь, официального правила на этот счет нет, запретить вам заниматься сексом никто не имеет права, но помимо официальных правил есть еще и неписаные. Здесь, в Дьюпонте, считается дурным тоном, да что там — просто жлобством спать с кем-нибудь из своего же общежития. Для этого даже есть особый термин: «общажный инцест».

— Какой-какой инцест?

— Общажный. Ну, в том смысле, что спать с кем-то из соседей по общежитию — все равно что с близким родственником. Если хочешь знать, в конце первого курса каждый студент, проживший год в Эджертоне, получает специальную футболку со списком всяких смешных и дурацких ситуаций, которые произошли в нашем общежитии за этот учебный год. В прошлом году там была такая строчка: «Общажный инцест: три случая». Понимаешь, три случая на двести студентов. Так что, как видишь, это дело здесь совсем не приветствуется.

Шарлотта чувствовала, что теперь выглядит как тот самый шестилетний потерявшийся ребенок, который наконец перестал плакать и заулыбался, но ничего не могла с собой поделать. Она улыбалась, кивала и выражала благодарность и извинения за то, что отняла время у мисс Эшли Даунс и отвлекла ее от дел в первый же вечер пребывания в университете.

Шарлотта встала и повернулась к дверям. Эшли тоже поднялась и, обняв ее за плечи, спросила:

— Извини, как ты сказала, тебя зовут?

— Шарлотта Симмонс.

— Ну так вот, Шарлотта, что я тебе скажу. Это тебе, конечно, не Спарта в Северной Каролине, но все-таки не думай, что тут Содом и Гоморра.


В половине девятого вечера, сидя в своей комнате номер 516, Шарлотта чувствовала себя усталой, как никогда в жизни. Сегодня она была на ногах с трех утра, и притом весь день на нервах. Встреча главного управляющего бостонской страховой компании «Мэзер» и его супруга Валери с почти безработными Билли и Лизбет из дома 1709 по Каунти-роуд, Спарта, не прошла даром. При одном воспоминании о встрече и совместном обеде двух семейств Шарлотту начинала бить мелкая дрожь. Это знакомство и, с позволения сказать, беседа вытянули из нее все силы. В общем, девушка решила принять душ, забраться в постель, почитать немного и спать.

Вдруг все у нее внутри оборвалось. О Господи… принять душ? Что, в совмещенной ванной комнате? Сама мысль об этом казалась Шарлотте убийственной, но выбора не было. Она переоделась в пижаму, тапочки, натянула халат из искусственной фланели в шотландскую клетку, достала пластиковую сумку с банными принадлежностями, взяла полотенце и, сжав зубы, вышла в коридор. Слава Богу, здесь все было тихо. По дороге она поздоровалась с двумя однокурсниками — одной девушкой и одним парнем, которым здесь, в общежитии, явно было так же одиноко, как ей самой.

В умывальную Шарлотта зашла медленно и осторожно, словно собираясь что-то украсть. Помещение было большое, без окон, тускло освещенное висевшими под потолком лампами. Вдоль стен тянулись ряды некогда белых, но пожелтевших от времени раковин и писсуаров, а напротив выстроились в шеренгу металлические дверцы туалетных кабинок и узкие, как стойла, душевые с выцветшими, когда-то имевшими лиловый цвет занавесками, создававшими иллюзию некоторой изолированности от остального пространства… В одной из душевых слышен был шум воды… Вроде бы, судя по царившей в помещении тишине, здесь больше никого не было. Может, если поторопиться, то можно и успеть… Шарлотта поспешно проскользнула в ближайшую туалетную кабинку. Она просидела там не больше пятнадцати секунд и вдруг услышала, как ей показалось, негромкое натужное кряхтенье. Не успела она как следует испугаться, как раздался великолепный в своей омерзительности сфинктеро-анальный взрыв, сопровождаемый блаженным стоном, серией громких «плюх-плюх-плюх» и буквально в следующую секунду раздосадованным низким мужским голосом:

— Твою мать! Задолбал уже этот унитаз! Опять всю задницу забрызгал!

Какой кошмар! Какой ужас, вульгарность, грубость — но самое страшное, что буквально рядом, через три или четыре кабинки от нее сидит… и испражняется… мужчина, или пусть даже парень!

— Ну ты и горазд срать! — сказал еще один низкий мужской голос в кабинке чуть подальше. — Из тебя не дерьмо, а просто кирпичи лезут! Что за хренью ты питаешься, Винни? Может, тебя кормят просроченными суши? — Чтобы продемонстрировать неприятие такой диеты, человек в дальней кабинке сделал вид, что его тошнит, просто выворачивает наизнанку. — Ну ты, на хрен, и навонял здесь… чувак. Хоть противогаз надевай.

В этом незнакомец был абсолютно прав — отвратительная вонь заполнила к этому времени все помещение.

Шарлотта задрала ноги и прижала их ступнями к дверце кабинки, чтобы эти животные не заметили ее девчоночьи тапки между дверцей и полом. Главное, чтоб они не догадались, что она тоже здесь, трясясь от страха, думала Шарлотта.

— Какой же ты, на хрен, бесчувственный, — с усмешкой пожаловался первый голос. — Я тут того и гляди жопу отморожу. Сам понимаешь, снизу эта хренова вода идет без подогрева.

Второй голос рассмеялся.

— Ну ты и урод, Винни, просто, на хрен, редкостный урод.

— Ну да?

— А то. Я тебе серьезно говорю, чувак: устроил из своего сранья целое представление! И притом охренеть какое идиотское! Эх, всему-то тебя учить надо. Хочешь посмотреть на дерьмо идеальной формы и консистенции? Я серьезно. Если желаешь, могу тебе показать образец, нет, даже эталон какашки. В общем, когда слезешь с унитаза, не забудь заглянуть сюда ко мне. Я сливать не буду.

— А ты-то, Хилтон, знаешь кто после этого? Самый настоящий извращенец.

— Ты мне зубы не заговаривай. Хочешь не хочешь, а зайти сюда тебе придется: надо же когда-то учиться срать правильными какашками.

Шарлотта не знала, что делать дальше — оставаться здесь с задранными ногами или бежать, пока не поздно. В конце концов, вечно сидеть так, подняв ноги и упираясь в дверцу, она не может. Она встала, застегнула пижаму и, снова набросив на плечи халат, схватила сумку с банными принадлежностями и выскочила из кабинки, бросившись как можно скорее к раковинам. Ей ведь нужно помыть руки! В этот момент за ее спиной раздался шум спускаемой воды и щелчок отодвигаемой щеколды на дверце туалета. Затем эти же звуки повторились еще раз.

— Эй! Ну что, чувак, так и не зашел ко мне поучиться уму-разуму?

— Нет, ты точно извращенец. Пошел ты на хрен со своим дерьмом. Почему бы тебе не взять и не повесить его в рамочке над кроватью?

Все те же низкие мужские голоса… Шарлотта подняла глаза и увидела в зеркале двух мальчишек — самых настоящих мальчишек! Выглядели они оба лет на пятнадцать-шестнадцать, не старше! Судя по всему, ребята специально старались говорить басом, на пару октав ниже нормального голоса, чтобы придать себе как можно больше солидности и мужественности. У обоих в руках было по банке пива. Но ведь это не разрешается! Оба подростка были по пояс голые. На одном были только обмотанное вокруг талии полотенце и шлепанцы. Именно он выглядел особенно по-детски благодаря почти младенческой пухлости щек, шеи, да и всего тела При взгляде на этого «мужика» Шарлотте вспомнились памперсы и детская присыпка На втором парне были шорты и спортивные ботинки. Он был более худощавым, чем его приятель, и выглядел, может быть, чуть взрослее, но все равно находился еще в том дурацком возрасте, когда носы у подростков кажутся непомерно большими, потому что подбородки их еще недостаточно развиты. Второй парень запрокинул голову, поднес банку ко рту и стал пить пиво. Это продолжалось довольно долго, причем его кадык все время дергался вверх-вниз, как маленький насос. Допив, парень вдруг резко согнулся пополам, как складной нож, затрясся в экстазе и во всю глотку завопил очередной рекламный слоган новой марки баночного пива: «Когда она касается твоих губ, ты получаешь глубокое удовлетворение!»

Младенец в полотенце довольно захохотал.

Они направились прямо к Шарлотте и остановились у раковин в паре шагов от нее. Оба с грохотом поставили пивные банки на полочку перед зеркалом. Шарлотта домыла руки и взялась за полотенце. Боковым зрением она заметила, что парень с детским лицом и столь же детским телом смотрит на нее.

— Привет, — сказал он. — Симпатичный халатик.

Девушка сделала вид, что не слышит.

— Серьезно, — подхватил второй — худой и с подростковым носом. — Шикарная шотландка. Ты из какого клана?

Пухленький младенец опять рассмеялся и сказал, предвкушая удовольствие от собственной шутки:

— Наверное, из Макдушей.

Длинноносый загоготал во все горло.

Шарлотта, демонстративно не обращая на них внимания, собрала свои вещи в прозрачную сумку. Лицо у нее горело. По опыту она знала, что оно красное, как помидор.

Длинноносый прикрыл ладонью рот и сказал громким, разнесшимся по всей комнате шепотом:

— Нихт ферштейн. Небось, иностранная студентка. А что, шотландцы разве считаются иностранными студентами? Наверное, раз ни хрена по-нашему не понимают.

Смех, смех и смех — ребята веселились до упаду.

Уже собравшись уходить, Шарлотта заметила в зеркале девушку, направляющуюся к раковинам. На ней тоже не было ничего, кроме полотенца, но ей как-то удалось обвязаться большим куском ткани таким образом, что он закрывал ее тело от подмышек почти до колен. Шарлотта сообразила, что это она, по-видимому, мылась в душе, поскольку нигде в душевых вода больше не лилась. У девушки было круглое веснушчатое лицо, а ее рыжеватые мокрые волосы облепляли голову и спускались на спину.

Когда девушка подошла к раковинам, пухлый мальчишка сказал:

— Эй, привет. Мы тут с тоски помираем и отчаянно ищем дружеского разговора и немножко симпатии.

Девушка едва глянула в их сторону. Она повернулась к зеркалу и, наклонившись к нему почти вплотную, развела веки на одном глазу, пытаясь рассмотреть, не попало ли что-нибудь в глаз. Глядя прямо перед собой, она сказала:

— Ну ищите, ищите. Может, и найдете.

Оба парня стали придумывать, как бы разговорить и рассмешить девушку, которая по-прежнему не обращала на них внимания, а Шарлотта, воспользовавшись моментом, поспешила выйти из умывалки в коридор.

Пока она шла к себе в комнату, сердце готово было выскочить у нее из груди. Она была просто… в ужасе. В изложении мистера и миссис Эймори концепция совмещенной ванной комнаты выглядела вполне благовидно, хотя и не слишком привлекательно. Но то, что она увидела, превзошло самые худшие ее ожидания. Вульгарность, грубость, бесстыдство, фактически нагота — люди появляются при посторонних в одних полотенцах… и пьют… пьют буквально через два часа после того, как ассистент-воспитатель Эшли предупредила всех первокурсников, что в помещении общежития не должно быть никакого алкоголя, а уж о том, чтобы пить при всех, и речи быть не может… Да, то, что Шарлотта увидела, уже не просто напугало ее, а действительно привело в ужас. Как же можно так жить? — без всякой приватности, без всякой скромности, без всякого стыда… Ее сердце по-прежнему колотилось, как сумасшедшее… Неужели это все правда? И это Дьюпонт… Чаннинг, Мэтт, Рэнди Хоггарт и Дэйв Косгроув — да даже в самом пьяном состоянии те ребята никогда не могли быть настолько вульгарными.

Вернувшись в свою комнату, Шарлотта снова быстро переоделась — опять в джинсовые шорты и блузку. Взяв прозрачную сумку и полотенце, она спустилась в Общий зал заседаний, представлявший собой по вечерам общую гостиную для всех студентов общежития. Шарлотта вспомнила, что там около входа есть дамская комната. В самом зале… ну и шум же там стоял: смех, веселые голоса… Диваны и стулья, собранные для собрания в середину, студенты растащили по углам и вдоль стен, где, по-видимому, им и положено было находиться. Компании ребят и девушек, ее однокурсников, рассевшись по диванам и расставленным вокруг них стульям, болтали, знакомились… шутили и смеялись… Шарлотта была в таком состоянии, что ей и в голову не пришло бы присоединиться к одной из этих компаний и познакомиться хоть с кем-нибудь… Кроме того, она очень рассчитывала, что ей удастся проскользнуть мимо входа в зал незамеченной. Что подумают люди, если увидят, что она идет в дамскую комнату с полотенцем и принадлежностями для ванной? Какие догадки и домыслы начнут строить?

Дамская комната оказалась настолько маленькой, насколько вообще может быть помещение такого рода. Шарлотта тщательно заперла за собой дверь и присела на стульчак. К сожалению, системы, предназначенные выводить из ее организма продукты жизнедеятельности, на нервной почве объявили забастовку и отказались выполнять свои функции. Она встала. Следующей задачей, которую девушка перед собой поставила, было помыться — помыться настолько, насколько это возможно в таких условиях. Сняв блузку и лифчик, Шарлотта посмотрела на себя в зеркало… Измученное, истерзанное страхом полуобнаженное создание… Губку она, конечно, забыла в комнате. Пришлось намочить конец полотенца в крохотной раковине уголком и капнуть на него гелем для душа. Взбив худо-бедно подобие пены, Шарлотта начала мыть себе подмышки…

Кто-то попытался открыть дверь… и обнаружил, что она заперта..

Шарлотта старалась побыстрее закончить свой импровизированный туалет. Теперь ей нужно было спустить шорты и трусики, но комната была такая маленькая, что стоило Шарлотте наклониться, как она упиралась ягодицами в противоположную стену. Так она и осталась стоять прямо, пытаясь вилянием бедер помочь себе стянуть нижнюю часть одежды и белья…

Дверная ручка снова повернулась — несколько раз кряду… Получилось это как-то… упрекающе? Кроме того, из-за двери до слуха Шарлотты донесся демонстративный осуждающий вздох.

Вдруг с другой стороны двери (а Шарлотте показалось, что прямо у нее над ухом) раздался голос девушки:

— Эй, там кто-нибудь есть?

Звучит не слишком-то вежливо.

Шарлотта, взвинченная и сбитая с толку, сказала:

— Нет еще!

Голос прозвучал удивленно:

— Нет еще?

— Я хочу сказать, что еще не закончила!

Долгая пауза. Затем вновь тот же голос:

— А побыстрее нельзя?

Но Шарлотте ведь нужно еще почистить зубы! Это нужно, обязательно!.. Наконец ей удалось выдавить немного пасты на зубную щетку, и она начала яростно тереть зубы.

Голос за дверью некоторое время молчал, а затем вдруг громко воскликнул:

— Да ты что там, зубы чистишь, что ли?

Это добило Шарлотту. Обернувшись к двери, она что было сил рявкнула:

— Заткнись ты! Отвяжись от меня! Хватит в дверь ломиться!

Наступила тишина… причем эта тишина затянулась… Шарлотта с трудом могла поверить, но снаружи ее действительно больше никто не беспокоил. Тем не менее девушка не стала испытывать судьбу и побыстрее закончила с чисткой зубов. Больше торчать в туалете нельзя, да и вообще это не выход. Сколько времени она сможет использовать дамскую комнату в качестве ванной? Хотя, если вставать утром пораньше и не забывать брать с собой губку…

Она вышла из дамской комнаты, держа в руках сумку с набором для ванной и влажное полотенце. Буквально в двух шагах от двери в коридоре стояла сложив руки на груди, невысокая, очень сердитая девушка. Она мрачно посмотрела на полотенце и прозрачную сумку с гелем для душа и прочими принадлежностями. У нее было широкое, смуглое, почти оливкового цвета лицо с застывшей на нем суровой гримасой, длинные, очень густые темные волосы, расчесанные на прямой пробор. Когда Шарлотта быстро прошла мимо, та негромко, но с чувством пробормотала:

— Ты бы там еще поселилась!


Ну наконец, наконец-то. Шарлотта поправила подушку и, сев на кровати, углубилась в чтение недавно изданной в мягкой обложке книги, которую рекомендовала ей мисс Пеннингтон: это был роман Эдит Уортон «Этан Фром». По мере того, как страница сменяла страницу, страсть, пылавшая в Этане и Мэтти, становилась все более пылкой и трогательной. Шарлотта, сама того не замечая, подобрала ноги, прижала колени к груди и плотнее — словно защищаясь от чего-то, — закуталась в халат. Бедный Этан! Бедная Мэтти! Вы ведь только хотели помочь им, сказать им, что они могут сделать в такой ситуации. И вы вполне заслужили право обняться и объявить о своей любви, и покинуть этот холодный — не по климату, а по царившим здесь отношениям — городишко в Новой Англии, который стал для вас настоящей западней!

Чтение так поглотило Шарлотту, что она почти не заметила как в коридоре и в холле стало очень шумно. Даже сквозь закрытую дверь до нее доносился визг девушки, а иногда двух или трех девушек сразу, причем это не был радостный визг подружек, встретившихся после долгой разлуки. Нет, такой визг обычно издавали девчонки в знак восхищения остроумием или, наоборот, осмеяния тупости парней, выдававших какую-нибудь дурацкую шутку. Поскольку все эти визги и вопли отвлекали ее от «Этана Фрома», Шарлотта старалась по возможности не обращать на них внимания.

Усталость довольно быстро взяла свое — глаза Шарлотты стали слипаться. Она отложила книгу, встала, закрыла жалюзи, выключила свет, сняла халат и нырнула под одеяло. Ей казалось, что уснет она тотчас же, но шум — неизбежный спутник любого молодежного веселья — доносился из коридора все громче. Ну что ж… в конце концов, все сегодня перенервничали, переволновались, и вовсе не каждый готов поддаваться усталости, как она Если кто-то хочет сбросить нервное напряжение с помощью шумного веселья — это его право. Она услышала, как какой-то парень громко проорал: «Только не с ней — еще подцепишь на хрен какую-нибудь гадость!» Шарлотта вздрогнула, но решила, что ослышалась. Вряд ли эта фраза могла быть чьей-нибудь шуткой. По крайней мере, смеха или визга за ней не последовало. Мало-помалу шум все-таки стал стихать. Вот кто-то пробежал по коридору, играя в пятнашки, кто-то со всего размаха врезался в стену холла. Что было дальше, Шарлотта затруднилась бы сказать, потому что сон начал одолевать ее. После такого дня ей было уже не до анализа звуков, доносившихся из-за двери. В какой-то момент Шарлотте показалось, что она видит красивые загорелые пальцы Беверли с ногтями, покрытыми лаком персикового цвета, но даже в полусне она сумела убедить себя в том, что все эти видения… ничего не значат. С этой здравой мыслью она в конце концов и уснула.

Пробуждение оказалось не из приятных — резкое и неожиданное. Раздался стук открывшейся двери, и на стеганое одеяло упал луч яркого света. В комнату ворвались тяжелый синкопированный ритм и чей-то хриплый голос. Неужели здесь слушают рэп? А времени-то сколько? Шарлотта приподнялась на локте и посмотрела в сторону двери. В этот момент…

— Эй, подруга, чо валяешься-то?

В дверном проеме она разглядела силуэт долговязого парня в футболке на вырост и мешковатых брюках. У него была длинная шея и густые кудрявые волосы, свисавшие на уши. В вытянутой руке, почти рядом с ее головой, он держал предмет, легко определяемый даже в полумраке, — пивную бутылку.

— Я тебя это… разбудил?

— Да…

Шарлотта еще не вполне пришла в себя и не нашла никакого достойного ответа на этот дурацкий вопрос.

— Визит вежливости, подруга. Спокойной ночи пожелать зашел. — Парень поднес бутылку ко рту и сделал хороший глоток. — Ха-ха-ха.

— Я вообще-то хотела поспать, — слабым голосом заметила Шарлотта.

— Да все путем, можешь дрыхнуть, — заявил парень. — Можешь не извиняться, хрен с тобой, прощаю. — Тупо ухмыльнувшись, он задергался в такт музыке и завопил: — Ого-го-о-о-о, ого-го-о-о-о!

Шарлотта, по-прежнему опираясь на локоть, недоуменно глядела на него. Да что он тут делает?! Тяжелые басы становились все громче — да, это был рэп. Видно, кто-то в холле врубил музыкальный центр на полную мощность. Шарлотте пришлось кричать, чтобы стоявший на пороге парень услышал ее жалобный вопрос:

— А сколько… сколько времени?

Парень поднял левое запястье к самым глазам. Впрочем, разглядеть что бы то ни было он уже был не в состоянии.

— Щас… щас скажу… дай разобраться… щас… ну, кое-кому пора баиньки.

Из-за его спины, из холла, донесся оглушительный треск ломаемой мебели, сопровождаемый воплем кого-то из парней:

— Охренеть, ты же эту штуку вконец расхерачил!

Эти слова были встречены взрывом хохота. Рэп продолжал греметь.

Кудрявый парень оглянулся, затем снова повернулся к Шарлотте.

— Варвары, — сказал он. — Убивать таких надо. И убивать, я тебе скажу… уф-ф-ф, еще до церемонии посвящения…

На Шарлотту накатила волна злости, и, сев на кровати, она заорала что было сил:

— Я же тебе сказала, я спать хочу!

— Понял! — ответил парень, откидывая голову назад и выставляя перед собой руки, комично изображая беззащитность. — Ну ты сильна орать! Ладно, извиняй! — Преувеличенно шатаясь, он вышел в коридор и уже оттуда продолжил: — А я там даже не был! А там был совсем не я! — Он исчез в холле, распевая: — Ого-го-о-о-о, ого-го-о-о-о…

Шарлотта встала и захлопнула дверь. Ее сердце грозило разорвать изнутри грудную клетку. Интересно, а запереться изнутри можно? Впрочем, если и можно, то ведь Беверли еще не пришла. Шарлотта включила свет. На часах было десять минут второго. Она легла в постель и попыталась успокоиться и унять сердцебиение, прислушиваясь к доносившемуся шуму. «Никакого алкоголя в корпусах на Малой площади». Да ведь этот парень пьян в стельку, еле на ногах стоит! И это уже третий пьяный парень, которого она встретила с того момента, как ассистент-воспитатель торжественно объявила, что пить в общежитии запрещено. Можно не сомневаться, что эти трое — далеко не единственные, кто нарушил запрет. Шарлотта ужасно испугалась, что сегодня ночью вообще не сможет заснуть.

Прошел, наверное, час, пока грохот и крики наконец-то стали стихать. И куда запропастилась эта Беверли? Шарлотта лежала, глядя в потолок, потом глядя в окно, повернулась на один бок, затем на другой. Дьюпонт. Она думала о мисс Пеннингтон. Она думала о Чаннинге и Реджине… Волевое, мужественное лицо Чаннинга с такими правильными чертами. Реджина была девушкой Чаннинга. Лори рассказывала, что у них уже «было все». О Чаннинг, Чаннинг, Чаннинг. Сколько времени прошло, Шарлотта не знала, потому что все-таки уснула, думая о Чаннинге Ривзе с такими правильными чертами волевого, мужественного лица…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Болван

Большинство из них не виделись друг с другом все лето, занятия же начались только сегодня утром, но все ребята в общежитии Сейнт-Рей уже погрузились в состояние апатии, близкой к полному отключению мозгов. Начало учебного года, первый день занятий — вечер понедельника всегда оставался самым тихим и спокойным в еженедельном цикле светской жизни Дьюпонта.

Из большой гостиной доносился звук игры в «четвертаки». Скрытый смысл этой игры сводился к тому, чтобы выпить как можно больше пива. Все остальное заключалось в том, чтобы сделать это времяпрепровождение как можно более веселым и разнообразным. Правила же были таковы: студенты рассаживались вокруг стола более или менее правильным кругом, и каждый ставил перед собой большую прозрачную пластиковую кружку пива. Затем каждый ставил на ребро четвертак — монету в двадцать пять центов и щелчком большого пальца старался забросить ее в чью-нибудь кружку. Если трюк удавался, тот игрок, в чье пиво опускалась монета, должен был запрокинуть голову и залпом выпить все двадцать унций пенистого напитка. Помимо этого, еще одна кружка стояла в центре стола. Если удавалось забросить монету в эту мишень, пиво пили все сидевшие за столом, кроме того, кто «подавал». Понятно, что если игрок промахивался, то кружка пива доставалась ему самому. Излишне упоминать, что столы в этой комнате — замечательные старинные деревянные столы, находившиеся тут с того самого дня, когда этот храм знаний был построен и впервые меблирован (а это случилось еще до Первой мировой войны), не только насквозь пропитались пивом, но и были иссечены следами от падающих монет. По правде говоря, нынешним студентам трудно было поверить, что когда-то братство Сейнт-Рея было настолько богатым и в достаточной мере бескорыстным с точки зрения религии, чтобы оставить будущим поколениям не только шикарное здание, но и отличную, способную пережить самое жестокое обращение мебель. Они — первые студенты — тоже были люди неглупые и прекрасно понимали, что на их век в Дьюпонте хватило бы и куда менее прочной обстановки; так нет же, позаботились и о тех, кто придет им на смену.

На террасе, где обычно устраивали танцы, надрывалась в двух мощных колонках группа «Сворм». Вообще-то все уже начали уставать от стиля «бэнг-бит», в котором неизменно работала эта группа; однако никому и в голову не пришло сходить на террасу и поменять компакт-диск в музыкальном центре. Огромная терраса, большая гостиная, несколько малых гостиных, столовая, внутренняя галерея (с нишами, в которых стояли столики для бесед в узком кругу), бильярдная (со старинным столом для пула, сукно которого было покрыто пятнами не только от старости, но и от того, что в один слишком веселый вечер компания студенческого братства надумала сыграть в «четвертак» прямо на нем), комната со столиками для карточных игр, бар — такое количество помещений для самых разнообразных развлечений вряд ли когда-либо еще будет построено и обустроено в каком бы то ни было здании.

В тот вечер примерно дюжина молодых людей собралась в библиотеке: кто развалился на кушетках, кто сел в кресла, на стулья, а кто и занял удобные подоконники, специально приспособленные для того, чтобы на них сидели. Одеты все были практически одинаково — в шорты цвета хаки и шлепанцы. Формальным центром внимания был огромный телевизор — плазменная панель имела диагональ явно больше метра, — на котором сейчас, как, впрочем, и почти всегда, был включен канал «Спорт-Центр». Парни смотрели американский футбол, потягивали пиво, подшучивали друг над другом, комментировали игру и время от времени высказывались в том смысле, что, мол, эти ребята — то есть профессиональные футболисты — играть, конечно, умеют. Лет десять назад потоп, случившийся в душевой этажом выше, уничтожил книги в библиотеке — в основном старые, не самые нужные и подобранные довольно случайно. Теперь некогда неприкосновенные стеллажи орехового дерева в викторианском стиле были сплошь заставлены пивными банками и пустыми коробками из-под пиццы, от которых еще долго после опустошения исходил сильный запах искусственного сырного ароматизатора. Таким образом, в последние годы главным средоточием человеческой мысли в этой бывшей библиотеке стал телевизор.

— Во дает! — воскликнули одновременно двое или трое парней. Действительно, на экране было на что посмотреть: знаменитый нападающий, громадный парень по имени Бобо Болкер, только что так эффектно сбил с ног куотербэка из команды противника, что тот рухнул на поле рядом с ним, как мешок — нет, как комплект футбольной формы, набитый костями. Бобо пересек линию и исполнил короткий победный танец, вскинув здоровенные лапы и грозно повиляв задницей.

— Представляете себе, сколько этот хренов бугай весит? — обратился к приятелям сидевший в кресле молодой человек со взъерошенными светлыми волосами и банкой пива в руке. Звали его Вэнс. — Триста десять хреновых фунтов. И при этом он еще бегать способен, да так быстро, что охренеть можно.

— Да чему тут удивляться-то? Все эти бугаи только наполовину люди, а наполовину из креатина состоят, — ответил ему Джулиан — настоящий качок, своими короткими толстыми руками и длинным тяжеловесным туловищем похожий на профессионального борца. Он сидел на диване и сполз так низко, что мог поставить банку с пивом себе на живот без риска, что она опрокинется.

— Креатин? — переспросил Вэнс. — Да ты что, смеешься? Креатин — это отстой, кто ж его, на хрен, в наши дни принимать будет? Сейчас они все сидят на тестостероне, полученном от горилл, и на прочем таком же дерьме. Слушай, Джулиан, ну что ты на меня так смотришь? Я, по-твоему, шучу? Не хочешь — не верь, но это правда: тестостерон хреновых горилл — вот, на хрен, главный допинг сегодня.

— Вот именно, на хрен. Тестостерон горилл? — сказал Джулиан. — А откуда они берут эту хрень? Как его раздобыть-то?

— Очень просто: пошел и купил. Места только знать надо. Этот препарат, конечно, запрещен, но на черном рынке спокойно достать можно, у любого наркодилера. — Вэнс выдал эту достаточно длинную тираду, ни разу не употребив ни слова «хрен», ни одного из его производных. Впрочем, эту оплошность, свидетельствующую о непродвинутом и некрутом характере беседы, восполнил Джулиан.

— Ну ладно, на хрен, — сказал он, — тогда скажи мне вот что: я так понимаю, что сами они эту хрень не добывают, но тогда возникает другой вопрос — где, на хрен, берут обезьяньи гормоны твои хреновы наркодилеры? И не говори, что им эти хреновы таблетки привозят из-за границы, это ведь не трава тебе и не кока. Кто, скажи на милость, попрется в джунгли гоняться за хреновыми гориллами, которых на всю Африку осталось — раз, два и обчелся? И как получить от них твой хренов тестостерон?

Компания оценила шутку, но прежде чем рассмеяться в полный голос, почти все повернулись на мгновение к парню, сидевшему в большом мягком кресле, словно желая уточнить его мнение: «Что скажешь, Хойт, думаешь, это смешно?»

Хойт абсолютно искренне порадовался остроумию Джулиана, но гораздо больше ему нравилось то, насколько в последнее время друзья стали ценить его собственное мнение. Стоило кому-нибудь в их компании пошутить или высказать интересное наблюдение, особенно в отношении крутизны или, напротив, отстойности того или иного человека, вещи или явления, как все оборачивались к нему, словно желая узнать, что по этому поводу думает Хойт. Получилось это как-то само собой, что радовало его еще больше. Начинали сбываться его самые дерзкие надежды. С того самого дня, как они с Вэнсом отделали телохранителя большой шишки (а тот день, точнее, вечер получил в народе, то есть в Сейнт-Рее, кодовое название «Вечер хренова скальпа»), оба они стали легендами нашего времени.

Хойт рассмеялся, сознавая, что таким образом он словно благословляет чувство юмора Джулиана, и, лихо запрокинув голову, влил в себя еще глоток пива.

— Охренеть, — заявил Бу Макгуайр — довольно упитанный парень, лежавший на одном из диванчиков, перекинув ногу через подлокотник и подложив руку под голову. — Но только мне плевать, что они такие здоровые бугаи. Я думаю, если они принимают тестостерон горилл, то собственные яйца у них скоро станут, как у хреновых мартышек.

На это вся компания тоже отреагировала довольным гоготом: эти студенты все как один любили посидеть часок-другой перед телевизором, глядя «Спорт-Центр», а многие были знакомы со спортом и лично. Поэтому для них не было секретом, что при использовании для накачки мышц препаратов тестостерона выработка этого гормона собственным организмом сокращается и яички постепенно атрофируются. Ребята снова все дружно посмотрели на Хойта, требуя от того удостоверить, что Бу Макгуайр действительно умеет при случае выдать остроумную шутку.

В этот момент в дверном проеме нарисовался Айви Питерс — парень, известный прежде всего количеством жира на боках, а также густыми черными бровями, сросшимися на переносице. В одно ухо у него был вставлен наушник, а возле подбородка болтался микрофон от гарнитуры мобильника «хэндз фри».

— Ребята, порнухи ни у кого случайно нет?

Такой вопрос не поверг никого из присутствующих в изумление. Многие ребята открыто рассказывали, как они мастурбируют, кто время от времени, а кто и каждый день. Согласно господствующим в этой компании взглядам, это дело очень даже способствовало саморегуляции психосексуальной системы. С другой стороны, среди более продвинутых членов братства Айви Питерс слыл если не «ошибкой природы», то уж по крайней мере «меньшим неразумным братом». Все, конечно, помнили, что его отец, Хортон Питере, был председателем совета директоров компании «Гордон Хэнли», а большинство членов братства Сейнт-Рей, не проявлявших склонности к какому-то определенному виду деятельности, собирались стать именно сотрудниками инвестиционных компаний — в том числе и Хойт. Самого Айви Питерса сначала за глаза, а в последнее время и в открытую стали называть Айви Пидорсом, Мистером Пидорсом, или просто Ай-Пи. При этом все старательно убеждали Айви в том, что Ай-Пи ни в коем случае не является пренебрежительным сокращением его имени. Появление Ай-Пи в большой гостиной почему-то не порадовало Хойта В последнее время он стал замечать, что любая встреча с Мистером Пидорсом портит ему настроение… Ну да, конечно, «Гордон Хэнли»… В наше время, чтобы устроиться на работу в инвестиционный банк, диплом с отличием просто необходим… а у него оценки, прямо скажем… Но и паниковать раньше времени нет смысла. Эта проблема реально встанет перед ним лишь в следующем июне, а сейчас только сентябрь.

Вэнс жестами изобразил что-то непристойно-отрицательное и, даже не глядя в сторону Ай-Пи, сказал:

— Сходи на третий этаж. Там вроде у ребят есть журнальчики, над которыми можно неплохо подрочить.

— У меня к журналам уже иммунитет выработался, — доверительно сообщил «меньший брат». — Мне нужно видео. У вас нет?

Не удостоив «ошибку природы» ответом, Бу Макгуайр спросил:

— А зачем тебе микрофон, Ай-Пи? Чтобы звонить сестренке, пока дрочишь и у тебя руки заняты?

Ай-Пи сделал вид, что не расслышал вопроса. Тем временем Джулиан встал с дивана и вышел из гостиной.

Хойт лениво, не торопясь, сделал еще пару глотков пива и сказал:

— Слушай, Ай-Пи, я тебя умоляю: сейчас уже десять. Максимум через час сюда начнут слетаться отличные кандидатки на то, чтобы перепихнуться в свое удовольствие. Чего, спрашивается, силы тратить раньше времени? А если никого из девчонок затащить в койку не удастся, всегда можно рассчитывать на помощь верного друга. Вот скажи, Вэнс, разве я не прав? — Комично изобразив на лице выражение похоти, он взглянул на Вэнса, облизнулся и снова повернулся к Ай-Пи: — А ты ходишь по общаге и выпрашиваешь видео, чтобы подрочить в кулачок.

«Меньший брат» пожал плечами и выставил перед собой руки, словно говоря: «Я просто спросил насчет порнухи, чего привязались-то?» Он не видел, что сзади к нему подкрадывается Джулиан… Есть! Джулиан подскочил к Ай-Пи, обхватил его, прижал тому руки к бокам и начал энергично двигать своим борцовским тазом, прижимая его к заднице «ошибки природы», весьма убедительно пародируя при этом занимающихся любовью собак в парке.

Компания откликнулась громогласным взрывом хохота.

— Да отпусти ты меня, мерзкий педик! — верещал Ай-Пи, пытаясь вырваться и, судя по выражению лица, понимая, что сохранить достоинство в такой ситуации ему уже не удастся.

Все сидевшие в библиотеке продолжали загибаться от смеха.

— Даже не понимаю, Джулиан, что он, на хрен, нашел в тебе такого мерзкого? — спросил Бу Макгуайр в перерыве между приступами смеха. Слово «мерзкий», произнесенное с должной интонацией, вновь повергло присутствующих в состояние смеховой истерики.

Ай-Пи удалось наконец вырваться из железных объятий Джулиана, который состроил горестную мину и жалобно поинтересовался:

— Что, и не поцелуешь на прощанье?

«Меньший брат» обвел злобным взглядом комнату, покачал головой и, не сказав ни слова, скрылся в галерее по направлению к лестнице.

Здоровенный, с грубыми чертами лица игрок сборной университета по лакроссу Харрисон Ворхиз проорал ему вслед:

— Да не подведет тебя твой кулак, младший брат! — И эта заключительная реплика, естественно, не могла не вызвать приступа веселья.

Такое символическое «лишение чести», устроенное Джулианом, являлось традиционным дружеским наказанием, которое в Сейнт-Рее применялось к провинившимся братьям, например, к тем, кто был замечен за выполнением домашнего задания в то время, как по «Спорт-Центру» передавали интересный матч, или к тем, кто в десять вечера являлся в библиотеку спросить насчет порновидео, особенно если этот кто-то был ошибкой природы.

— Нет, он совсем охренел. Какого хрена ходить по общаге с микрофоном на морде? — сказал Бу. — Наш Ай-Пи решил превратиться в беспроводной придаток к компьютеру. Вы бы видели, что у него в комнате творится, сколько у него там всякой хрени.

Как только компания пришла в себя после столь удачного спектакля, Харрисон, воодушевленный успехом шутки насчет «верного кулачка», обратился к Хойту:

— Да, кстати, насчет тех, кто толпами слетается перепихнуться, я бы хотел спросить…

Его перебил Бу:

— Да, Хойт, что это ты вдруг какими-то хреновыми намеками заговорил? Вот скажи, неужели не из твоей комнаты сегодня в полвосьмого утра выбралась одна пышечка в том же самом прикиде, в котором я видел ее вчера на дискотеке? Как же тебе не стыдно!

— Позо-о-о-о-о-о-о-о-о-ор! — донесся из всех углов вой осуждения.

Харрисон сказал:

— Вот я про что и…

— Я имел в виду — вообще, как оно у нас бывает, а не насчет кого-то конкретно, — пояснил Хойт. — Лично у меня в комнате кто попало ночевать не остается. Я человек разборчивый.

Естественно, эти слова были встречены лошадиным ржанием.

— Да что ты говоришь… Разборчивость, Хойт, всегда тебя отличала… Где ты эту девку отрыл-то?.. Кто такая, колись!

— Да за кого вы меня принимаете, — возмутился Хойт, — за хренова плейбоя? Я человек порядочный и ни за что не назвал бы вам имя этой скромной девушки. Даже если бы знал.

— Вот я про что и… — Харрисону опять не удалось закончить фразу. Ржание, адресованное Хойту, теперь заглушило его.

— Да про что ты, на хрен, говоришь-то, Харрисон? — спросил Вэнс.

— Вот спасибо, — сказал Харрисон. — Вообще всегда приятно встретить в этой хреновой медвежьей берлоге настоящего джентльмена. Вот я про что и говорю. — Он многозначительно взглянул на Вэнса, а потом на Хойта — Вам, ребята, уже известно, что Кроудон Маклеод начал клеиться к одной хорошо вам известной любительнице облизывать эскимо?

— Кроу? — не поверил Хойт. — Да ты шутишь!

— Какие уж тут шутки.

— А он-то знает, кто она, на хрен, такая?

— Я без понятия. Может, он просто не устоял перед ее чарами. В конце концов, в некоторых сферах деятельности, надо признать, этой девочке равных нет.

Казалось, еще немного — и вся компания просто сползет на пол с диванов и кресел, умирая от смеха Мясистая физиономия Харрисона просто сияла от удовольствия. Судя по реакции друзей на его приколы, сегодня он был на высоте.

Джулиан спросил:

— Слушайте, парни, а она-то в курсе, что вы ее видели… ну, с этим хреновым губернатором?

— Хрен его знает, — ответил Хойт. Он запрокинул голову и влил в себя последний глоток пива из банки. «Из очередной», — подумал он и попытался прикинуть, сколько этих емкостей он уже успел опорожнить за вечер. — Скорей всего, ни хрена она не в курсе. Она-то нас просто не успела увидеть, мы ведь за деревом стояли. — Парень широко развел руки, демонстрируя, какой толстый ствол был у дерева, за которым они прятались.

Потом он вдруг заметил, что Вэнс смотрит на него пристально и очень строго. Этот суровый взгляд стал с некоторых пор хорошо знаком Хойту. Дело в том, что Вэнс вовсе не желал становиться легендой нашего времени. Наоборот, он делал все, что мог, чтобы об инциденте, имевшем место в Роще, все забыли. И в первую очередь для этого им с Хойтом надо было действовать согласованно. В общем-то пока что им везло. По крайней мере, никто вроде не пытался их разыскать или куда-то вызвать. А может, и пытался — хрен его знает, не решит ли этот хренов губернатор отомстить им как-нибудь позаковыристее. Политики — у них ведь свои игры. Хойт внимательно посмотрел на Вэнса и взвесил, насколько позволяло его состояние, все «за» и «против». В голове уже приятно шумело, тянуло если не на новые подвиги, то во всяком случае на повторение старых, но он внял голосу разума, еще не окончательно утонувшего в пиве, и решил сменить тему разговора.

Но, как выяснилось, у остальных были другие планы на этот счет. Джулиан осведомился:

— Слушайте, а как вы думаете, искать-то вас не будут?

Вэнс встал и прошел к дверям, крайне недовольный происходящим. На пороге он остановился и без тени улыбки на лице сказал Хойту:

— Ну давай еще об этом потреплемся. — Он указал на телевизор и добавил: — Давай пригласим журналистов, пускай про тебя передачу сделают. Пусть вся страна узнает про своего героя хренова. — С этими словами он развернулся и вышел в галерею.

Хойт помолчал, подумал, а потом сказал Джулиану, мысленно обращаясь при этом к Вэнсу:

— Да никого они искать не будут. Для них еще важнее, чем для нас, чтобы это хреново дело поскорей забылось и чтоб наружу ничего не выплыло. Посуди сам: устроить гадость кому угодно здесь, в Дьюпонте — это уже само по себе большой риск. Вот пронюхают журналюги, что случилось, — и что они расскажут своим зрителям? Хренов губернатор затащил в лес молоденькую девчонку, чтобы она сделала ему минет. Этой Сайри лет девятнадцать-двадцать, а ему уже пятьдесят с хреном, и он, между прочим, губернатор этой долбаной Калифорнии. Она — маленькая блондиночка-студенточка, а он — большая шишка, чуть ли не кандидат в президенты, и притом вдвое, да нет, почти втрое старше нее. Вот это действительно мерзко, — повторил он столь удачно обыгранное сегодня слово.

Однокурсники смотрели на Хойта широко раскрыв глаза Хойт с Вэнсом больше не были мальчишками, как все остальные. Они прошли обряд инициации: стали взрослыми мужчинами, поучаствовав в самой настоящей драке не с кем-нибудь, а с профессиональным громилой. Они попали без всякой подготовки на ринг, где проводились бои без правил, и, оказавшись там, не струсили, не облажались, а победили.

Хойт отвернулся и уставился немигающим взглядом в экран телевизора всем своим видом давая понять, что считает разговор на эту тему оконченным. Нет, на самом деле он не слишком опасался каких-либо последствий. Красноречивое молчание, чередующееся с воспоминаниями о происшествии, работало на его имидж гораздо эффективнее, чем бесконечная пустая болтовня на эту тему. На этот раз прием сработал безотказно. В библиотеке воцарилась тишина. Все молчали. Слышно было, как из гостиной доносятся веселые возгласы играющих в четвертаки и как надрываются на террасе динамики, изрыгающие оглушительные вопли группы «Сворм».

На экране тем временем журналист «Спорт-Центра» брал интервью у какого-то бывшего тренера профессиональной лиги. Тренер был уже в возрасте, и при каждом повороте головы его бычья шея покрывалась густой сетью морщин и складок. Он объяснял новое «ударное» построение команды Алабамы. На экране возникло схематическое изображение игрового поля, по которому заметались белые линии, наглядно демонстрируя, как вот этот парень блокирует того парня, а тот парень блокирует вон того, и тогда можно прорваться в дыру вот здесь… Сначала Хойт еще пытался сосредоточиться и разобраться во всех этих тактических хитростях. Только этот старый пень забыл сказать, что во-он тот парень, блокирующий вот этого, должен быть размерами и весом с Бобо Болкера, потому что вот этот, которого он блокирует, содержит в себе не меньше трех сотен фунтов накачанных горилловым тестостероном, практически генетически модифицированных кибермускулов. Не накачайся защитник всяким хреновым гормональным дерьмом — и быть ему просто еще одним мешком костей на пути нападающего… Не прошло и полминуты, как Хойт, продолжая пялиться в телевизор, мысленно уже отключился от того, что происходило на экране. Думал он совершенно о другом: его опять посетила мысль, показавшаяся в тот момент очень важной, почти гениальной.

Вот бы повторить заново все то, что случилось тогда в Роще… А еще лучше было бы снять все это на видео… Эх, жаль, что уже ничего не получится… Да ведь каждый в братстве Сейнт-Рей просто должен увидеть пусть не эту драку, но что-нибудь подобное — обязательно. И вообще, пусть все ребята пораскинут мозгами насчет того, что для них означает это мелкое и незначительное происшествие. Дело ведь не только в них с Вэнсом. Не только в том, что они стали героями нашего времени. Речь о чем-то куда более серьезном. Дело касается духа, самой сути настоящего студенческого братства, такого как Сейнт-Рей, и здесь важно не только то, что они с Вэнсом дрались плечом к плечу… То есть это, конечно, важно, но нужно подходить к делу шире… Неясная, смутная концепция стала постепенно формулироваться в каких-то конкретных выводах. Все студенческие братства и клубы создавались с целью помочь формировать личность студента, делать его настоящим мужчиной. Собрать бы сейчас всех наших, подумал Хойт, ну, всех, кто живет в общежитии, и поговорить с ними об этом. Пусть парни подумают и обсудят то, что им покажется важным. Хрен там, ничего не получится. Да и ребята засмеют. Кроме того, он испытывал некоторые сомнения по поводу своих ораторских способностей. Произнести вдохновляющую пафосную речь — вряд ли такое получится с первого раза, без тренировки. А Хойт ничего подобного никогда не пробовал. Его сильными сторонами были чувство юмора, умение иронизировать над всем и вся, старательно разыгрываемое безразличие к происходящему и умение балансировать в своих шутках на грани соленого юмора и откровенной похабщины. В общем, его стиль — это стиль «Зверинец». Преподаватели английской литературы только и знали, что разглагольствовать о Сэлинджере: ах, «Над пропастью во ржи»! Да этот Холден Колфилд просто нытик и неврастеник. И вообще устарело это все. Для поколения Хойта актуален кинофильм «Зверинец». Сам Хойт смотрел этот фильм, наверное, раз десять… Чего стоит только сцена, когда Белуши хлещет себя по щекам и приговаривает: «Какое же я дерьмо»… Просто класс… а ведь есть еще «Тупой и еще тупее», «Свингеры», «Томми-бой», «Обычные подозреваемые», «Старая школа»… Ну, нравились ему эти фильмы. Хойт хохотал до упаду… правда ведь смешно, круто… остается только выяснить, заметил ли хоть кто-то еще из здешних обитателей серьезную сторону этих комедий? То, что делает их по-настоящему важными и значительными? Наверняка нет. Как же, разбежался, заметят они. А ведь речь в них идет о том, как остаться мужчиной в век нытиков и хлюпиков. Так вот, настоящее студенческое братство, такое как Сейнт-Рей, и создавалось ведь для того, чтобы выковать из молодого парня настоящего мужика, который будет разительно отличаться от типичного современного американского студента — вялого и безвольного размазни. Сейнт-Рей — вроде кредитки «Мастеркард», он дает тебе карт-бланш, чтобы заявить о себе, проявить себя — ох и нравилась Хойту эта метафора. Конечно, во взрослой жизни нельзя будет существовать так, как здесь, под прикрытием братства, нельзя ради хохмы нарушать все писаные и неписаные правила. Все эти студенческие выходки, все неповиновение и непослушание — это лишь тренировка для будущих серьезных свершений. Здесь, в Сейнт-Рее, можно научиться, по крайней мере, одному — почти все люди, сталкиваясь с крутыми, закаленными парнями, не позволяющими на себя наезжать, теряются и уступают инициативу, не зная, как себя вести. Усвоить это в состоянии каждый член братства — если, конечно, не считать ошибок природы вроде Ай-Пи. В чем, например, состоит главный урок той драки в Роще? Хойт закрыл глаза и в мельчайших подробностях с удовольствием вспомнил все, что тогда случилось, даже незначительные детали… Вот этот накачанный боров-телохранитель (Хойт прямо-таки видел перед собой его шею шире головы) хватает его сзади за плечо — совершенно неожиданно — и говорит голосом, не предвещающим ничего хорошего: «Чем это вы, пидоры, тут занимаетесь?» Девяносто девять из ста студентов колледжей, оказавшись в такой передряге: а) испугались бы при виде нависшей над ними кабаньей туши; и б) постарались бы умилостивить это враждебное божество, пытаясь подыскать правильный ответ на понятый буквально вопрос: «Да мы это… мы вообще ничего такого…» Он же, Хойт Торп, в отличие от девяноста девяти других студентов взял да и сказал: «Чем занимаемся? Да смотрим, как делают минет какому-то мудаку с обезьяньей рожей — вот чем мы занимаемся!» Вот уж чего этот накачанный, но тупой и до крайности примитивный сукин сын не ожидал услышать. У него в башке что-то перемкнуло — маленький мозг просто не справился со столь неожиданной информацией. Вместо того, чтобы подумать, этот кретин включил аварийный режим, в котором его тело могло действовать автономно, без участия головы. Естественно, разнообразием схем и моделей эти действия не отличались. Замах, удар со всей силы и… промах, поражение, неудача Контрвопрос «Чем занимаемся?», да еще в сочетании с яркой характеристикой, данной наглым тоном его шефу: «Мудак с обезьяньей рожей», — ответной реакции в программе, заложенной в башку охранника с такой же обезьяньей рожей, предусмотрено не было. Другое дело, что и Хойт не специально все это придумал. У него и времени-то не было думать. Он просто ответил на внешний раздражитель на уровне условного рефлекса, и это оказалось совершенно правильным. Все произошло мгновенно, словно он выстрелил от бедра, не целясь, и при этом попал в десятку. Победа была одержана благодаря тому, что он действовал в кризисной ситуации повинуясь инстинкту — «не дать на себя наехать»… Интуиция подсказала единственно верное решение. В голове Хойта постепенно складывалась вполне логичная схема… Ведь если присмотреться, то в университете на членов студенческих братств только и делали что наезжали — и администрация, вечно упрекавшая их за слишком усердное употребление алкоголя, травы, кокаина, «экстази»… а тут еще всякие придурки-отличники, подающие надежды аспиранты, преподы, разные меньшинства — панки, металлисты, гомики, лесбиянки, бисексуалы, садомазохисты, черные, латиносы, индейцы (или индусы? — хрен их разберет) — одни из Индии, другие из резерваций, в общем, все эти извращенцы и нацмены, обвинявшие таких, как Хойт, в расизме, сексизме, классовом снобизме — это еще что за хрень такая? — шовинизме, антисемитизме, ультраправых настроениях, гомофобии… Да уж, крепко укоренилась в этом университете терпимость по отношению к разным козлам и уродам… Главная мысль все более четко и осязаемо вырисовывалась в мозгу Хойта… Он даже позволил себе развить эту концепцию… Вот случись Америке снова вступить в войну, причем не в какую-нибудь там «полицейскую акцию» на другом конце света, а в настоящую войну, от которой будет зависеть судьба страны, — и где тогда, спрашивается, взять нужное количество настоящих офицеров, кроме тех парней, которые в военных академиях учатся? Кто придет на помощь кадровым военным? Только ребята из студенческих братств. Они единственные в стране образованные представители мужского пола, не переставшие думать и поступать… как настоящие мужики. Кто еще, кроме них…

Неизвестно, до чего еще додумался бы Хойт, но его размышления были прерваны самым бесцеремонным образом. Из галереи в библиотеку вошел парень по имени Хедлок Миллз — для своих просто Хеди, что было уменьшительным от Хедлок.[7] Церемонно поклонившись, он, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, сообщил:

— Хойт, одна дама, я бы сказал — очаровательная молодая леди — желает видеть вас.

Хойт поднялся с кресла, водрузил пустую пивную банку на ореховый стеллаж и, поддерживая игру, сказал:

— Прошу прощения, господа, долг гостеприимства обязывает меня покинуть вас, — после чего вышел из комнаты. Впрочем, несколько секунд спустя он вновь появился на пороге, ведя за собой хорошенькую невысокую брюнетку в топике, больше похожем на лошадиный недоуздок, шортах и шлепанцах.

Обернувшись к девушке и положив руку ей на плечо, Хойт проговорил:

— Пожалуйста, поздоровайся с моими друзьями… и вы, ребята… ну, типа того… познакомьтесь.

Девушка шагнула вперед и, помахав ручкой, сказала: «Привет!» Улыбка делала ее еще симпатичней.

Ребята ответили улыбками — очень любезными, как и подобает истинным джентльменам, в гостиной на несколько голосов прозвучало «Привет!» и даже «Добро пожаловать!» — лично от качка Джулиана. После этого Хойт сказал:

— Ну пока, ребята, увидимся. — Не снимая руки с плеча девушки, он развернул подружку и направился вместе с ней в сторону лестницы.

Некоторое время оставшиеся в гостиной парни многозначительно переглядывались. Потом Бу нарушил молчание; негромко, едва перекрывая голос комментатора «Спорт-Центра», он заметил:

— Это она. Ну, та самая девчонка, которая была у Хойта вчера ночью. Нет, ну ни хрена себе! Знаете что? Он ведь до сих пор понятия не имеет, как эту козу зовут!


Шарлотта переводила взгляд с преподавателя, доктора Левина, на окна, оттуда на потолок, снова на окна и обратно на доктора Левина. Шла уже вторая неделя занятий, а загадки и противоречия жизни в Дьюпонте продолжали сыпаться на нее непрерывным потоком. Шарлотта уже смирилась с неизбежностью постоянных открытий и потрясений. Она поняла, что там, за высокой стеной Голубых гор, она жила, как куколка в коконе — совершенно иначе, чем живет большинство ее сверстников. Горный хребет стеной закрывал ее от сложностей и… странностей жизни в большом мире. Очень многое, происходившее здесь, в университете, Шарлотта продолжала воспринимать с большим удивлением и настороженностью.

Аудитория представляла собой просторную угловую комнату с двумя высокими окнами в готическом стиле и с витражными стеклами. Витражи были дробными, фрагментарными, на их площади уместилось огромное количество изображений каких-то святых, рыцарей и прочих персонажей, в которых можно было узнать героев старинных книг. Спроси ее кто-нибудь об этом, и Шарлотта сказала бы, что вон те двое сошли со страниц «Кентерберийских рассказов», а вот этот рыцарь… там наверху… больше всего похож на Дон Кихота верхом на верном Росинанте… Несмотря на всю роскошь окон, потолок привлекал, пожалуй, еще больше внимания. Он находился ужасно высоко над головами студентов и преподавателей. Шарлотта даже и представить себе раньше не могла, что подобное возможно в аудитории. Поверхность потолка в пяти или шести местах разделялась темными деревянными арками. В тех местах, где торцы балок упирались в стену, находились капители слегка выдававшихся из стен полуколонн. Они представляли собой вырезанные из дерева маски — довольно потешные физиономии, с преувеличенным усердием косившиеся на раскрытые деревянные книги, помещенные по воле фантазии резчика прямо у них под подбородками.

Такая роскошь резко контрастировала с обликом ведущего занятия доктора Левина. На прошлой неделе, впервые придя в класс, доктор Левин был облачен во фланелевую рубашку и простые брюки — ничего особенного, рубашка как рубашка, даже с длинными рукавами, и брюки как брюки — нормальной длины. Сегодня же утром он вырядился в рубашку с коротким рукавом, с точки зрения Шарлотты, чрезмерно выставлявшую напоказ его тощие волосатые руки, а также в джинсовые шорты, демонстрировавшие значительную часть еще более волосатых и к тому же заметно кривоватых ног. В общем, преподаватель выглядел как семилетний мальчик, который по мановению волшебной палочки внезапно стал взрослым и даже старым; по ходу этого превращения он вытянулся в длину, голова его облысела, зато все остальные части тела изрядно обросли даже не волосами, а чем-то вроде негустой шерсти. И вот теперь этот семилетний старичок, водрузив себе на нос очки с толстыми, как два кубика льда, стеклами, обращался к слушавшим его как минимум трем десяткам студентов Дьюпонтского университета.

Этот курс лекций назывался — естественно — «Современный французский роман: от Флобера до Уэльбека». В прошлый раз после вводной лекции доктор Левин объявил, что следующее занятие будет посвящено «Мадам Бовари» Флобера. И вот сегодня трансформированный семилетний старичок адресовался к аудитории, а Шарлотте происходящее казалось все более странным и непонятным.

Доктор Левин уткнулся носом в книгу в мягкой обложке, отчего сразу стал похож на те деревянные маски, что косились на страницы деревянных книг, исполняя при этом главное возложенное на них задание: служить подпорками балкам, поддерживающим потолок. Впрочем, в отличие от деревянных уродцев, доктор Левин время от времени отрывался от книжки, водружал на переносицу уползавшие на кончик носа под весом собственной тяжести очки и обращался к студентам:

— Давайте остановимся на первых страницах «Мадам Бовари». Вспомните вот эту сцену: мы оказываемся в школе для мальчиков… В первой же фразе говорится следующее. — На этот раз доктор Левин поднял очки на лоб, а книгу к подбородку, уткнувшись в нее близорукими глазами: — «Мы готовили уроки, когда в класс вошел директор, а за ним новый мальчик, еще не одетый в форму; школьный привратник с трудом втащил в дверь парту для новенького». И так далее и тому подобное… м-м-м… м-м-м… так, так… — Он по-прежнему держал книгу у самого лица — Вот: «В углу, почти скрытый от наших взглядов дверью, стоял деревенского вида мальчик лет пятнадцати, выше нас ростом…»

Опустив наконец книгу, доктор Левин в очередной раз вернул очки на переносицу, оглядел аудиторию и сказал:

— Надеюсь, вы заметили, что Флобер начинает книгу со слов «мы готовили уроки» и «выше нас ростом», представляя таким образом одноклассников Шарля Бовари неким коллективом и предлагая нам ознакомиться с общим мнением, сложившимся о новом ученике. Надеюсь, ваше внимание привлек тот факт, что в дальнейшем писатель не прибегает к повествованию от первого лица множественного числа, более того, через несколько страниц мы распрощаемся с одноклассниками Шарля, и ни один из этих мальчиков больше не появится на страницах книги. Может мне кто-нибудь сказать, с какой целью Флобер использует этот прием?

Доктор Левин внимательно оглядел аудиторию через свои бинокулярные очки. Молчание. Судя по всему, этот вопрос поставил всех в тупик, что немало удивило Шарлотту, для которой ответ был очевиден. Но поразило ее другое: доктор Левин зачитывал им фрагменты из классического французского романа по-английски — и это при том, что его курс был обозначен как лекции продвинутого уровня по французской литературе. Благодаря высокому баллу, полученному на выпускном экзамене по французскому языку, Шарлотта могла пропустить курс базового уровня и начать занятия в той группе, где большинство составляли старшекурсники, — и им он читал по-английски.

Шарлотта сидела во втором ряду. Она уже подняла было руку, чтобы ответить на вопрос, но в последний момент застеснялась: как-никак, она здесь новенькая, и к тому же за версту видно, что она первокурсница. Кто знает, не посчитают ли ее выскочкой. Наконец после долгой паузы одна из девушек, сидевшая в том же ряду правее Шарлотты, подняла руку.

— Это, наверное, для того, чтобы читатель ощутил себя одним из одноклассников Шарля? Ну, в том смысле, что учится с ним вместе. Вот здесь говорится, — девушка уткнулась в книгу и стала водить указательным пальцем по странице, — говорится: «Мы сели за парты, и урок начался». Он снова говорит здесь «мы». — Высказав это смелое предположение, студентка с надеждой посмотрела на преподавателя.

— Да, в общем-то это верно и даже относится к тому, о чем я спрашивал, — сказал доктор Левин, — но я хотел бы, чтобы ответ на мой вопрос прозвучал немного иначе.

Шарлотта была просто потрясена. Девушка — ну, та, которая пыталась ответить на вопрос преподавателя, — цитировала один из величайших французских романов в английском переводе — и при этом доктор Левин даже не придавал значения этому факту. Шарлотта быстро поглядела по сторонам и, к своему ужасу, убедилась в том, что ее соседка слева, как и сосед справа, держат перед собой… английские переводы книги. Невероятно! Нет, она, конечно, тоже читала роман в переводе, но это было давно, еще в девятом классе. Ознакомиться с творчеством Флобера ей посоветовала, естественно, мисс Пеннингтон. Узнав, что на ближайшей лекции по французской литературе будет анализ «Мадам Бовари», Шарлотта три дня подряд читала текст в оригинале. В целом язык Флобера показался ей четким, ясным и не слишком трудным для понимания, хотя в нем было использовано немало редких грамматических конструкций, разговорных оборотов, а также слов, обозначающих уже вышедшие из употребления предметы быта и детали одежды. За этими словечками Шарлотте пришлось полазать по словарям. Можно было бы, конечно, не обращать на них внимания, довольствуясь общим пониманием сюжета и персонажей, но она не могла себе этого позволить хотя бы потому, что Флобер, по ее мнению, уделял много значения точным и конкретным деталям, вкладывая в них большой смысл. В общем, за три дня Шарлотта проанализировала едва ли не каждую строчку, разобрала роман на фразы и слова, а потом собрала заново — и чего ради, спрашивается? Оказывается, больше никто, включая преподавателя, по-французски роман не читал. В голове у нее это просто не укладывалось. Да как такое вообще возможно?

Тем временем еще три девушки попытались ответить на вопрос доктора Левина. Каждая при этом тыкала пальцем в небо, и каждый последующий ответ оказывался еще дальше от того, чего ожидал преподаватель. Оборачиваясь, чтобы услышать отвечающих, Шарлотта невольно окидывала взглядом аудиторию. Она заметила одну деталь: несколько молодых ребят, сидевших в задних рядах, показались ей слишком… слишком крупными, что ли, особенно на фоне стандартных стульев с откидными столиками-подлокотниками. У них были крепкие шеи, большие руки, а ноги, казалось, вот-вот разорвут брюки — далеко не самого узкого покроя. Никто из этих парней ни разу не поднял руку и вообще никак не попытался вступить в диалог с преподавателем.

Шарлотта сама не поняла, почему так получилось, но ей вдруг стало стыдно за весь класс, и она решилась поднять руку.

— Да, слушаю? — спросил доктор Левин.

Шарлотта заговорила:

— Я думаю, автор использует этот прием, потому что на самом деле первая глава — это изложение жизненного пути Шарля Бовари до встречи с Эммой, с чего, собственно, и начинается основная сюжетная линия. В общем-то последние две трети первой главы — это довольно сухое изложение биографии героя, но Флобер явно не хотел начинать свой роман таким образом, — тут Шарлотта почувствовала, что первый порыв смелости прошел и она начинает краснеть, — и поэтому он старается привлечь внимание читателя реалистичной, яркой сценой со множеством деталей и подробностей. Это совпадает с основным смыслом главы — показать читателю, что Шарль как был простым деревенским парнем, так и останется им на всю жизнь, пусть даже и сможет стать врачом и чего-то добиться. — Она поглядела в книгу и зачитала показавшуюся ей подходящей цитату: — «Une de ces pauvres choses, enfin, dont la laideur muette a des profondeurs d'expression…», — она оторвалась от книги и посмотрела на доктора Левина, — «…comme le visage d'un imbécile».[8] Таким образом, с самого начала книги Шарль предстает таким, каким мы — то есть другие мальчишки — видим его, а мы видим его так живо и так отчетливо, что на протяжении всего романа у нас в памяти остается образ того Шарля, каким он здесь появляется — безнадежного тупицы, бестолкового дурака.

Доктор Левин внимательно смотрел на Шарлотту и молчал. Ей показалось, что пауза затянулась секунд на десять-пятнадцать, хотя на самом деле времени, конечно, прошло намного меньше.

— Спасибо, — сказал преподаватель. Затем обратился ко всем присутствующим: — Это абсолютно точный ответ. Флобер никогда не навязывает нам своих взглядов, не пытается ничего объяснить, если у него есть возможность показать свою мысль наглядным сюжетным примером. Для того, чтобы проиллюстрировать или продемонстрировать что-либо читателям, ему нужна некая точка зрения, и как правильно отметила, — он повернулся в сторону Шарлотты, но сообразив, что понятия не имеет, как зовут девушку, просто сделал жест в ее направлении и подкорректировал свою фразу: — Как правильно было сказано…

Доктор Левин продолжал рассуждать в том же духе, позволив себе несколько раз в слегка завуалированной форме высказать похвалу ее интеллекту, но Шарлотта сидела с опущенной головой и так больше и не рискнула ни разу посмотреть на преподавателя. Щеки у нее пылали. На девушку вновь накатила волна хорошо знакомого чувства чувства вины. Все будет как всегда, весь класс, пришедший на эту лекцию, обозлится на нее, выскочку-первокурсницу, затесавшуюся в их компанию и чуть ли не на первом же занятии выставившую всех остальных полными идиотами.

Шарлотта не отрывала глаз от «Мадам Бовари» и старательно делала вид, что усердно записывает что-то в своем блокноте на спиральной пружине. Обсуждение романа шло своим привычным, по всей видимости, чередом: за каждым вопросом преподавателя в аудитории повисала тишина, и лишь после долгой паузы кто-нибудь пытался что-то высказать — на редкость примитивные и коряво сформулированные ответы. Постепенно обсуждение выродилось в простой опрос: доктор Левин спрашивал студентов уже только об основных сюжетных линиях. Отвечали практически одни девушки, хотя они составляли меньшую часть аудитории.

Вот доктор Левин задал очередной вопрос:

— В одиннадцатой главе Шарль, который еще не закончил обучение и не стал хирургом, идет на риск и соглашается сделать радикальную операцию по устранению плоскостопия у конюха по имени Ипполит. Операция проходит неудачно, это ставит крест на репутации Шарля и его дальнейшей карьере хирурга. Этот момент является поворотным в сюжете романа. Ну, может мне кто-нибудь сказать, что движет Шарлем, который прекрасно понимает, что находится далеко не на острие медицинской науки, но все же решает взяться за острый скальпель, — прошу прощения за невольный каламбур? Что заставляет его пойти на столь рискованный шаг?

Снова долгое молчание… Вдруг доктор Левин сказал внезапно удивленным голосом:

— Да! Мистер Йоханссен?

Шарлотта взглянула на преподавателя и увидела, что он показывает куда-то в глубь класса. Унылое лицо его просто сияло. Шарлотта обратила внимание, что впервые за все занятие доктор Левин назвал студента по фамилии. Она обернулась, желая увидеть этого прежде загадочно молчавшего мистера Йоханссена И как раз успела разглядеть, как сидевший в глубине аудитории высокий парень — нет, просто гигант — опускает поднятую руку. Его мощная шея белой колонной поднималась из ворота футболки, едва не разрываемой мускулистым торсом. Прическа у него была… не то чтобы «под горшок», а пожалуй, «под блюдце»: голова почти обрита со всех сторон, и лишь на макушке оставалась круглая шапочка короткого ежика светлых волос.

— Он так поступил, — задумчиво сказал великан, — потому что у него жена была ужасно амбициозная, тщеславная, и тут такое дело… в общем, ему пришлось…

— Ну ничего себе! Да наш Джоджо читал книжку! — Белого коротко стриженного великана перебил такой же Гулливер, только черный и сидевший на один ряд впереди. Он обернулся назад, так что взгляду Шарлотты предстал лишь черный наголо бритый затылок. — Парень книжку читал!

— Ни черта себе! — подхватил еще один чернокожий гигант с бритой головой, сидевший по соседству с белым. Оба черных великана изо всех сил хлопнули друг друга костяшками сжатых кулаков и торжествующе, словно застукали товарища за чем-то постыдным, воскликнули: — Офигеть можно!

К ним присоединился и третий чернокожий гигант:

— Давай-давай, Джоджо! Задай-ка всем жару! — Теперь все трое обменялись ударами кулаков. — Ну, что это там за Шарль, а? Никак у нас еще один «ученый» завелся?.. Обалдеть!

Все трое повернулись к белому великану — Джоджо — и протянули в его сторону сжатые кулаки, всем своим видом приглашая его присоединиться к своей шутке.

Белый гигант протянул было руку, чтобы приставить и свой кулак тоже, но в последний момент передумал. Улыбка, которая начала было расплываться на его физиономии, вдруг превратилась в кривую ухмылку, выражающую скорее недоверие и подозрительность. Он на всякий случай, словно желая уберечь себя от непредвиденных неприятностей, сложил руки на груди — будто спрятал кулаки подальше от посторонних рук, но потом снова заставил себя улыбнуться, давая приятелям понять, что его это все тоже очень забавляет.

— Ну хорошо, джентльмены, — просительным тоном обратился ко всей компании доктор Левин, — попробуем все-таки продолжить наше занятие. Спасибо… Итак, мистер Йоханссен, что вы говорили?

— Я-то? — переспросил мистер Йоханссен. — Что же это я говорил? Ума не приложу… — Он делал вид, что ищет внезапно ускользнувшую мысль. — А, ну да. Так вот, Шарль решился делать эту операцию… потому что жене его бабки были нужны, наверное, барахла какого-нибудь накупить хотела. Ну что, угадал? — Выпалив эту чушь, гигант расплылся в широкой довольной улыбке. Ощущение было такое, что ему доставляет огромное удовольствие выставить себя полным придурком.

На этот раз доктор Левин позволил себе сменить тон, и его слова прозвучали довольно холодно.

— Я так не думаю, мистер Йоханссен. По-моему, в книге ясно написано, что Шарль не стал назначать платы за эту операцию. — Преподаватель отвернулся от мистера Йоханссена и обвел взглядом аудиторию в поисках других поднятых рук.

Шарлотта была в шоке. Было абсолютно ясно, что парень собирался отвечать вполне серьезно и по делу, когда первый раз поднял руку. Да что там — он попал прямо в точку. Именно амбиции Эммы Бовари, страстно желавшей продвинуться вверх по социальной лестнице, были первопричиной этого поступка Шарля. Но парню не хватило пары секунд, чтобы выразить свою мысль. Стоило вмешаться его приятелям, как он с готовностью начал ломать комедию и разыгрывать из себя идиота.

Взгляд Шарлотты скользил по витражным окнам… по аркам, резным панелям, колоннам… Да нет, всё вроде по-прежнему, и Дьюпонтский университет со всей его роскошью и великолепием стоит на своем месте. Но то, что происходило сейчас в этой большой старинной аудитории, разум Шарлотты воспринимать отказывался.

После занятий она задержалась, чтобы попытаться поговорить с доктором Левином. Сделать это оказалось нетрудно. Никто из студентов не собирался донимать преподавателя дополнительными расспросами. Он стал засовывать бумаги в пластиковую папку с карманами. Эта школьная папка добавила еще один штрих к противоречивому облику мальчика-старичка. Все детские атрибуты не делали профессора внешне моложе — скорее наоборот, они подчеркивали то, что выдавало в нем уже далеко не молодого человека. Становились заметнее его сутулые плечи, впалая грудь, а явно не подростковая растительность на руках и ногах еще больше бросалась в глаза.

— Доктор Левин, извините…

— Да?

— Меня зовут Шарлотта Симмонс, я записалась на ваши лекции.

В ответ — сдержанная, суховатая улыбка.

— Я в курсе. Кстати, тут в Дьюпонте не принято, обращаясь к преподавателям, говорить «профессор» или «доктор». Ко всем обращаются просто «мистер» — или, соответственно, «мисс» или «миссис». Обращение «доктор» сохранилось только для докторов медицины.

— Прошу прощения… мистер Левин… я этого не знала.

— Ничего страшного. Впрочем, ничего страшного нет и в сложившейся традиции. Это просто еще одно проявление извращенного снобизма. Смысл в том, что если уж ты преподаешь в Дьюпонте, то, разумеется, имеешь докторскую степень. Так что это вошло в традицию. Впрочем, я вас, кажется, перебил.

— Сэр, я хотела спросить… в общем, мне тут кое-что не совсем понятно. — Голос ее звучал от волнения слабо и хрипло. — Я думала, что мы будем анализировать «Мадам Бовари», и, готовясь к лекции, я прочитала роман в оригинале, но сегодня я обратила внимание, что все остальные читают его по-английски.

Доктор Левин опустил очки со лба на переносицу, придержал их пальцем, чтобы они не соскользнули ниже, и мгновение внимательно смотрел на собеседницу.

— На каком вы курсе, мисс Симмонс?

— На первом.

— А, понятно. Высокий балл на вступительных тестах и право выбора продвинутых курсов.

— Да, сэр.

Тяжелый вздох. Впрочем, в следующую секунду Шарлотте показалось, что это был скорее вздох облегчения. Выражение его лица изменилось, и преподаватель улыбнулся ей усталой, но доверительной улыбкой.

— Милая девушка… Я знаю, что в наше время не принято так обращаться к студенткам — чтобы не оскорбить честь и достоинство женского пола, — но это неважно. Я хотел сказать: зря вы записались на мои лекции. Мой курс не для вас.

Эти слова застали Шарлотту врасплох.

— Но почему?

Мистер Левин поджал губы и даже покусал их. Подумав, он все-таки решился на некоторую откровенность:

— Если говорить абсолютно честно, то у вас слишком высокий уровень. Слишком хорошая базовая подготовка.

— Слишком высокий уровень?

— Видите ли, я разработал этот курс в соответствии с особыми требованиями университетской администрации. Он предназначен в основном для старшекурсников, которые… гм-м-м-м… ну, в общем, у которых проблемы с иностранными языками, с предметами гуманитарного цикла, да и вообще… с обучением как таковым. Но по некоторым причинам мы делаем все возможное, чтобы они набрали нужное количество часов по всем положенным дисциплинам и получили по ним зачеты. Как только вы ответили на мой первый вопрос, я сразу понял, что вы девушка очень умная и к тому же наблюдательная. Я думаю, вам не составило труда догадаться, кто те студенты, которые посещают этот курс.

У Шарлотты просто челюсть отвисла.

— А я так радовалась, что записалась на ваши лекции. Мне так понравилось название курса.

— Что ж… мне остается только извиниться. Я прекрасно вас понимаю. Жаль, что вас никто не предупредил. Если честно, я сам совершенно не в восторге от того, что мне приходится читать этот «спецкурс», но кое-кому это очень нужно. Лично я стараюсь убедить себя в том, что это общественно полезное дело. Общественная нагрузка, так сказать.


Джоджо некуда было торопиться после занятий. Следующая лекция только через час. Он всегда был рад большим перерывам между занятиями, потому что они давали возможность прогуляться по кампусу… и быть замеченным, почувствовать себя знаменитостью, которую узнают и которой выказывают восхищение буквально на каждом углу. Нет, сознательно Джоджо на это не рассчитывал. Скорее это уже стало своего рода зависимостью. Больше всего ему нравилось — а это случалось часто, — когда кто-нибудь из студентов, совершенно незнакомый парень или девчонка, встретившись ему по дороге из одного корпуса в другой, приветствовал звезду баскетбола возгласом: «Давай-давай, Джоджо!», широкой улыбкой и взмахом руки, словно отдавая честь старшему по званию.

Денек выдался что надо. В сентябре такое часто бывает: воздух ясный и сухой, солнечные лучи теплые, но не жаркие, можно гулять сколько хочешь, не опасаясь неприятных последствий даже для такой светлой кожи, как у него. На душе у Джоджо тоже было тепло. Еще бы: Трейшоун, Андре и Кёртис разыграли комедию так… словно он был одним из них. Они даже хотели удариться с ним кулаками. Немножко неудобно, конечно, вышло с преподом, этот мистер Левин малость обалдел от их выходки… но зато эти трое держались с ним на равных.

Фиске-Холл — здание, из которого он только что вышел после лекции по литературе, — стояло по правую сторону Большой площади. Это место со всех сторон обступали старомодные каменные постройки, фасады которых безошибочно опознавались любым человеком как «Дьюпонт», даже тем, кто видел их только на фотографиях. Ну, Дьюпонт — он и есть Дьюпонт. А башня университетской библиотеки и вовсе знаменита на всю страну… Вся лужайка Большой площади была сплошь испещрена сетью тропинок. Сейчас по ним сновали во все стороны студенты, торопившиеся на очередные занятия. Джоджо на миг остановился, прикидывая, куда пойти, чтобы получить побольше восхищенных взглядов и подобострастных приветствий… Он уже видел — или ему казалось, что видел, — как кто-то из студентов толкает локтем своих приятелей, втихаря показывая на него, возвышающегося над толпой в прямом и переносном смысле. Да, это ощущение действительно греет душу… Судя по всему, его значимость в жизни данного конкретного учебного заведения трудно переоценить. Пожалуй, не только сам Джоджо не был бы самим собой без Дьюпонта и его Большой площади, но и сам университет был бы другим без него… Надо же, какой отличный день. Баскетболист глубоко вздохнул, наполняя легкие прекрасным воздухом… Он раскрыл все поры своей кожи навстречу прекрасным солнечным лучам… Ждать оставалось недолго. Вопрос стоял так: не когда, а как скоро кто-нибудь из проходящих студентов отдаст ему честь и выкрикнет слова приветствия: «Давай-давай, Джоджо!»

Мимо него по направлению к библиотеке быстрым шагом прошла девушка — симпатичная девчонка со стройными ногами, красивыми икрами и длинными каштановыми волосами. Обогнав Джоджо, она даже не кивнула ему: как будто вообще не имела понятия, с какой знаменитостью свел ее на одной тропинке его величество случай. Джоджо успел оценить (положительно) то, что скрывали ее джинсовые шорты, как вдруг… э, постой-ка… да это же та самая девчонка с последнего занятия, умненькая такая. Он узнал ее по прическе. На эти длинные волосы Джоджо взглянул не раз во время лекции… С того места, где он сидел, ее лица все равно видно не было. Впрочем, умная она или нет, это его сейчас меньше всего волновало. На самом деле в ней было что-то очень милое и женственное. Каким-то образом это было заметно по всему ее облику. Нет, соблазнительной штучкой она вовсе не была. Ее даже вряд ли можно было назвать красивой в обычном понимании этого слова. Чем именно девушка привлекла внимание Джоджо, он и сам бы не мог сказать, но что-то в ней было такое… что отличало ее от других девчонок, причем в лучшую сторону. Она была похожа на картинку из книжки со старинными волшебными сказками: такая заколдованная злым волшебником или еще кем-нибудь молоденькая девушка, которой не суждено проснуться, пока ее не поцелует влюбленный в нее молодой человек. Такие девчонки прямо-таки светятся чистотой — хотя в наше время они выглядят от этого еще старомоднее. И вот эта заколдованная принцесса прошла мимо него, даже не обратив внимания на то, что едва не коснулась плечом одного из рыцарей, самых знаменитых в этом сказочном царстве.

Джоджо на своих беспредельно длинных ногах без труда догнал ее за два шага.

— Эй! Привет!.. Привет!.. Да подожди ты!

Она остановилась и обернулась. Джоджо подошел к ней и расплылся в привычной приветственно-победной улыбке. Подсознательно он ждал от незнакомки типичной реакции. К его удивлению, на ее лице так и не появилось привычной для девчонок глуповатой усмешки, и она даже не подумала восклицать: «Да ты же… Джоджо Йоханссен!» Девушка вообще ничего ему не сказала, никак не ответила на его приветствие и абсолютно не была польщена вниманием, проявленным к ее скромной персоне. Она взглянула на него, как… ну, как на незнакомого парня, который подошел к ней и поздоровался. На ее лице отразилась лишь легкая тень нетерпения: «Чего ради ты меня остановил?» Вслух же она не сказала ничего.

Улыбаясь еще шире, баскетболист представился:

— Я Джоджо Йоханссен… — И стал ждать ответной реакции.

Девушка продолжала молча смотреть на него.

— Я там в классе был. — Он махнул рукой в сторону здания, откуда они оба вышли… и снова стал ждать. Ничего. Абсолютно ничего. — Я хотел сказать, что ты… ты прямо классно соображаешь. Ты вообще, видно, здорово въезжаешь в эту тему! — Девушка не то что не поблагодарила за комплимент, но даже не улыбнулась в ответ. Вид у нее, как показалось Джоджо, стал немного недоверчивый, глаза были даже слегка испуганные. — Нет, я серьезно! Честно! А как этот очкарик, ну, препод наш порадовался, я уж и не говорю. — Все без толку; ни один мускул не дрогнул на ее лице, ни тени улыбки не возникло на губах. До него постепенно стало доходить, что фразы вроде «Я серьезно!» и «Честно!» вряд ли произведут впечатление на эту странную девчонку. Больше того, она наверняка прекрасно понимает, что все это пустая трата времени и подошел он к ней с единственной целью: завести короткий разговор, обычно начинающийся с формулы: «Может, где-нибудь перекусим вместе?»

Для всех членов баскетбольной команды это выражение было, пожалуй, единственной формулой вежливости и эвфемизмом, используемым взамен — или в преддверии — еще более прямого и откровенного вопроса: «Не хочешь взглянуть на мою комнату?», который, в свою очередь, тоже был всего лишь формальностью, выполнив которую, можно было смело положить руку ей на плечи и повести куда нужно. Джоджо вдруг живо представил себе Майка, который подходит к той самой пышноволосой блондинке и предлагает осмотреть его скромное жилище… нагло, вульгарно, но ведь заводит, черт возьми…

Девушка продолжала молча смотреть на него.

— Ну… что скажешь? Сходим куда-нибудь?

В первый раз она разомкнула губы.

— Я не могу. — С этими словами девушка повернулась и быстрым шагом пошла прочь.

— Эй! Да подожди ты! Ну прошу же, эй!

Она остановилась и снова оглянулась, вопросительно глядя на него. Джоджо попытался придать своему взгляду как можно больше теплоты, дружелюбия, понимания и даже — кто бы мог подумать! — нежности и негромко спросил:

— Не можешь — или не хочешь?

Она опять отвернулась, потом резко шагнула ему навстречу. Тоже негромким, слегка дрожащим голосом девушка спросила:

— Ты же знал ответ на вопрос, который задал мистер Левин, правда?

Джоджо просто онемел.

— Но почему-то ты решил свалять дурака.

— Ну… понимаешь… ты еще скажи…

Вновь хрипловатый тихий вопрос:

— А почему?

— Ну, знаешь, я хотел сказать… ют черт… да я и не собирался… — Джоджо еще продолжал усиленно ворочать мозгами, пытаясь подыскать подходящий, и главное, честный ответ, а незнакомка уже заспешила в сторону библиотеки.

Он окликнул ее:

— Эй, послушай! Увидимся на лекции на следующей неделе!

Девушка замедлила шаг, чтобы бросить через плечо:

— Меня там не будет. Я больше не буду слушать этот курс.

Джоджо пришлось почти кричать ей вслед:

— Это еще почему?

Ему показалось, что в ее ответе он разобрал что-то вроде «для всяких болванов» и «французский по туристскому разговорнику».

Джоджо молча продолжал смотреть ей вслед. Он был просто потрясен. Да кто она такая, черт подери? Эта девчонка не только начисто отвергла его приглашение, не только не пришла в восторг от возможности познакомиться с самим Джоджо Йоханссеном, но еще и практически в открытую назвала его болваном… дураком… полным идиотом!

Ну ни хрена себе… Знакомое, но слегка подзабытое чувство азарта, сопровождающееся приятным и одновременно чуть болезненным покалыванием в паху, охватило его.

ГЛАВА ПЯТАЯ

«Ну, ты настоящий мужик!»

На следующий вечер, незадолго до ужина, Вэнс с невероятно мрачным и серьезным выражением лица завел Хойта в пустую бильярдную комнату, встал перед ним, сложив руки на груди, и заявил:

— Хойт, нам надо серьезно поговорить обо всей этой хрени.

— О какой еще хрени, Вэнс?

— Сам знаешь, какую хрень я имею в виду. Хрень губернатора Калифорнии. Думаешь, все это до хрена смешно? А я вот не думаю. Смотри, как бы нам обоим не охренеть от этого. И знаешь, почему?

«Да знаю я, старина Вэнсерман, — подумал про себя Хойт. — Чего ж тут не знать-то. Ты просто в штаны наложил со страху, вот и все». Выжидая, пока Вэнс наконец заткнется, Хойт задумался…

…Задумался о чем-то очень важном. «Твари дрожащие и право имеющие…» Все как в раннем европейском Средневековье. Этот курс читал им старенький, весь сморщенный еврей по фамилии Кроун — по крайней мере, Хойт считал, что так его зовут. У этого профессора был на редкость монотонный и заунывный голос, под который засыпали даже самые прилежные отличники. Но было у Кроуна одно невероятно ценное с точки зрения большинства студентов качество: получить у него зачет не составляло никакого труда Хойт не настраивался на серьезное отношение к его лекциям, но сам немало удивился, когда эти лекции поразили его воображение. Парень, сам того не желая, испытал то чувство, против которого всегда старательно боролись цинично настроенные члены братства Сейнт-Рей: это было чувство, выражаемое простым коротким восклицанием: «Вот это да!» Оказывается, в раннем Средневековье, если верить старому Кроуну, в обществе существовало всего три типа людей: воины, духовенство и рабы. Так было везде — в Китае, Аравии, Марокко, Англии — повсюду. В девяносто девяти случаях из ста человек, становившийся вождем того или иного народа, принадлежал к классу или касте воинов и проводил большую часть жизни в походах и сражениях. В последнем, сотом случае этот человек был высшим представителем местной религии. Например, Мохаммед был одновременно воином и высшим духовным лицом. Примерно то же самое можно сказать и о Жанне д'Арк. Вся остальная масса населения принадлежала к той или иной категории рабов, как бы их при этом ни называли: крепостными, вольноотпущенниками, пусть даже формально свободными землепашцами… Сюда же относились всякого рода артисты, поэты и музыканты, которые в те времена и существовали-то лишь потому, что воинам нужно же было как-то развлекаться. В Библии, если верить старине Кроуну, подробно описывается судьба царя Давида, который родился рабом, но вышел на поединок с филистимлянским чемпионом по индивидуальной борьбе — Голиафом. Когда Давид, вопреки всеобщим ожиданиям, победил своего противника-гиганта, он стал величайшим воином Израиля. Он оказался при дворе царя Саула, а когда старый правитель умер, сам взошел на трон, обойдя при этом Ионафана — родного сына Саула.

Хойту нравилась эта история — судьба простого парня, ставшего царем. Сам он в общем-то стремился к тому же. Его отец Джордж Торп был…

— …Нанимают целую кодлу отморозков, чтобы запугать свидетелей…

«Отморозки. Скажешь тоже, старина Вэнс». Он ведь уже который раз говорит об этом и сам старательно, как те загадочные отморозки, пытается запугать Хойта.

— Да кто они такие — эти отморозки? — спросил он, не то чтобы на самом деле сгорая от желания это узнать, но лишь для того, чтобы продемонстрировать Вэнсу, что он его внимательно слушает.

— Это итальянские мафиози так говорят, — пояснил Вэнс. — Ну, качки такие… их еще быками называют… совсем отмороженные…

Отмороженные. «Эх, Вэнсерман, дал бы ты мне хоть слово сказать, — вздохнул про себя Хойт. — Папаша мой твоих отморозков быстро бы пообломал и на завтрак съел». В памяти Хойта Джордж Торп остался видным красивым мужчиной с коротко, по-армейски стриженными густыми темными волосами, волевым подбородком и квадратной челюстью. Да, его старик любил, когда люди замечали, что он «похож на Кэри Гранта». Говорил он с характерным нью-йоркским акцентом — слегка гнусавым и квакающим, выдававшим как минимум несколько лет, проведенных в хорошей школе-интернате. Вообще во всем, что касалось подробностей биографии отца Хойта, его близким и друзьям приходилось в основном пользоваться косвенными догадками и опираться на отдельные, чаще всего довольно завуалированные намеки. Время от времени отец давал понять, что провел свою молодость в Принстоне (как в свое время и его отец), а также тонко намекал на то, что имел самое прямое отношение к силам спецназа, воевавшим во Вьетнаме, где не раз и не два видел, как несется в его сторону со скоростью в пять раз быстрее звука вереница пуль из вражеского АК-47. По словам отца, они чем-то напоминали зеленых пчел. К сожалению, на этом его рассказы о Вьетнаме обычно обрывались. Что поделать, принадлежность к элите элит, к отряду «Дельта», требовала от отца держать язык за зубами. Ни в какие детали участия в спецоперациях с отрядом «Дельта» он своих близких не посвящал. Более того, если подойти к делу с формальной точки зрения, то он никогда и не говорил родным о том, что служил в этом отряде, — настолько его служба была элитной и, само собой, секретной. Благодаря некоторой загадочности выстроенного им собственного образа и не без помощи благородно звучащего нью-йоркского акцента Джордж Торп сумел стать членом клуба «Брук». В те времена это был едва ли не самый замкнутый, осторожный в членской политике великосветский клуб Нью-Йорка. Водрузив эмблему «Брука» на свой геральдический герб, отец без труда смог стать членом еще четырех старинных и закрытых клубов, в которых состояли весьма обеспеченные и влиятельные люди. Создав себе таким образом серьезную положительную репутацию, отец Хойта стал обрабатывать клубную братию на предмет того, чтобы вложить деньги в основанные им один за другим три перспективных хедж-фонда, проводивших стратегию продажи краткосрочных корпоративных ценных бумаг. Это было во времена бума таких бумаг на Уолл-стрит в 80-е годы. К концу восьмидесятых отец почему-то сменил свое официальное имя Джордж Б. Торп на Армистид Дж. Торп. Хотя Хойту было тогда всего восемь, это показалось ему странным, но папа с мамой объяснили ребенку, что Армистид — это девичья фамилия папиной мамы, то есть бабушки Хойта, которую папа очень любит. В общем, Хойт заглотил эту наживку.

Мать Хойта, в девичестве Пегги Спрингс, симпатичная, хотя и не слишком яркая брюнетка, представляла собой классический пример того типа женщины, которую можно назвать подопытным кроликом: муж просто вил из нее веревки. У нее был диплом экономического факультета, полученный в университете Южного Иллинойса, а кроме того, еще в молодости она получила лицензию на независимую бухгалтерскую деятельность. Естественно, мать и вела все финансовые дела как Джорджа Б. Торпа, так и Армистида Дж. Торпа.

Она безропотно выслушивала все истории отца, которые накапливались, громоздились одна на другую до такой степени, что время от времени вся эта пирамида просто рушилась под собственной тяжестью. Более того, этот робкий Кролик Пегги добровольно запер себя в четырех стенах, в то время как ее супруг проводил большую часть времени вне дома под предлогом того, что ему нужно ловить «жирную рыбу» — потенциальных инвесторов — и прикармливать их обедами и ужинами в своих клубах.

Хойт всегда старался исходить из предположения, что изначально отец не собирался никого обманывать. Впрочем, ближе к концу карьеры Торпа-старшего в качестве инвестора даже его сыну стало ясно, что всё новые и новые фонды, которые отец открывал на свое имя, создавались лишь с целью привлечь средства для того, чтобы рассчитаться с людьми, вложившими деньги в его предыдущие проекты. Эти инвесторы начинали выражать свое недовольство отцом Хойта все более настойчиво и даже грозились подать на него в суд. Среди его жертв была даже кассирша-операционистка одного банка — двадцатичетырехлетняя девушка-эстонка, выросшая и закончившая школу где-то на острове под названием Вайнелхэвн, близ побережья штата Мэн. Это была доверчивая маленькая блондинка, с которой отец любил заигрывать, пока она оформляла его документы. Все свои сбережения, а именно долговую расписку Государственного казначейства на двадцать тысяч долларов, которую родители — ночной сторож и больничная санитарка — подарили ей ко дню совершеннолетия, девушка вложила в очередной хедж-фонд Торпа, занимавшийся страхованием перепродажи краткосрочных фьючерсов. Звучала эта формулировка весьма заумно, но при этом действовала на многих не слишком сведущих в экономике людей безотказно. Чтобы пояснить, чем именно занимается этот фонд, отец Хойта воспользовался еще более мудреными формулировками, сообщив бедной девушке, что ее деньги вложены в операции по «хедж-страхованию, проводимому относительно хедж-сделок, что является вдвойне выгодным благодаря удачному использованию увеличивающего коэффициента „набегающей волны“…» Надо же было такое завернуть! Отец велел Пегги распечатать все необходимые бланки, проект контракта и состряпать из готовых текстов рекламно-информационный бюллетень нового «фонда». Столь же стремительно был открыт и отдельный банковский счет, на который и были переведены полученные по казначейскому чеку деньги. Хойт запомнил эту историю как одну из последних отчаянных попыток спасти положение перед тем, как карточный домик дутых фондов рухнул окончательно и бесповоротно.

В то время Хойт с родителями жил в доме, который первоначально построил для себя один старый актер — звезда вестернов Билл Харт. Этот дом находился в районе Белл-Хэвн в Гринвиче, штат Коннектикут, неподалеку от Лонг-Айленд-Саунд. Джордж Торп счел правильным исчезнуть, как он выразился, «на некоторое время», пока, мол, все не утрясется. Давно уже заподозрив небескорыстный интерес обманутых вкладчиков и кредиторов к своему имуществу, он благоразумно переписал дом на имя безответной Пегги. Теперь, когда дела пошли совсем плохо, он вдруг вознамерился вернуть себе право собственности на недвижимость семьи: по всей видимости, чтобы попытаться оттянуть окончательный крах своей финансовой пирамиды. Едва ли не впервые в жизни у матери Хойта хватило не только ума, но и неизвестно откуда взявшегося упрямства, чтобы не пойти на поводу у мужа и отстоять свое право владения домом. Она уперлась и ни за что не желала отступать. Уверенности ей добавляло знание финансового положения мужа от первого до последнего доллара. Пегги прекрасно понимала, что «утрясется» все это дело далеко не так быстро, как хотелось бы Торпу. В один прекрасный день — Хойт и сейчас помнил, что это было утро четверга, — отец небрежным тоном («Я-разве-тебе-не-говорил?») сообщил, что в выходные на Си-Айленде, штат Джорджия, должна состояться какая-то конференция по текущему состоянию рынка недвижимости. После обеда отец упаковал два солидных чемодана и уехал в аэропорт Ла Гуардия. Больше они его никогда не видели. Банкиры, страховые компании и инвесторы набросились на Пегти. Вскоре они убедились, что добиться чего-либо от этой внешне уступчивой и безвольной женщины чрезвычайно трудно. Она только невинно и чуть загадочно улыбалась и в итоге сумела-таки отстоять дом, на который жадно разевали рты многие кредиторы. Мать устроилась бухгалтером в отделение компании «Стэнли Тул» неподалеку от Стэмфорда, и ее честно заработанных денег вполне хватало на то, чтобы вносить залоговые платежи за дом. Тем не менее Хойту пришлось распрощаться с дорогой и престижной школой Гринвич-Каунтри.

Пытаясь хоть как-то уладить дела мужа, Пегги позвонила в архив Принстонского университета, чтобы получить необходимую информацию о нем, но в базе данных, к ее удивлению, не оказалось ни его имени, ни имени его отца — Лайнуса Торпа Точно таким же образом дело обстояло и в военных инстанциях — нигде, абсолютно нигде не нашли ни единого упоминания о капитане Джордже Торпе.

Зато Пегги обнаружила в доме тайник с целой коробкой писем сугубо интимного характера, написанных разными женщинами и адресованных Джорджу Торнтону, Джорджу Тарлоу, а также Джорджу Торстену.

В общем, Пегги так и не удалось отыскать ни единого документального подтверждения того факта, что ее муж был тем, за кого себя выдавал, а в сущности, и ни единого подтверждения, что он вообще существовал на этом свете. Хойт, которому к тому времени едва исполнилось шестнадцать, отверг для себя все сомнения и по-своему истолковал эту таинственность. Для него старик оставался — просто не мог не оставаться — мужественным и крутым героем-военным. Кто же будет выдавать архивные справки о человеке, который служит в спецназе, тем более в отряде «Дельта». Разбежалась мама, так ей и сообщили всю секретную информацию. Скорее всего, сведения о таких людях вообще не хранят ни в каких архивах, а попросту уничтожают.

В свое время, когда Хойт перешел из начальной школы в среднюю (это было еще в Гринвич-Каунтри), он был низкорослым, щуплым мальчишкой, которого избрали мишенью и жертвой двое переростков классом старше него. Больше всего им нравилось поймать Хойта и запереть его в кладовке уборщицы — в дальнем конце самого пустынного коридора школы. Ему подолгу приходилось кричать и барабанить в дверь, чтобы привлечь хоть чье-нибудь внимание. Не раз и не два мальчик пропускал из-за этого уроки, что даже начало сказываться на его успеваемости. Естественно, о том, чтобы рассказать учителям, почему так происходит, не могло быть и речи. В этом возрасте слово «ябеда» в мальчишеском лексиконе заменяется другим — «стукач». Суть дела от этого не меняется: более тяжкого обвинения, чем стукачество, выдвинуть против подростка невозможно. После трех недель издевательств Хойт не выдержал и рассказал маме, взяв с нее честное слово, что она ничего не скажет отцу. Само собой, Пегги первым делом все рассказала мужу. Отец улыбнулся Хойту мрачной ухмылкой закаленного во вьетнамских джунглях ветерана, бросил в его сторону грозный взгляд («найти и немедленно уничтожить противника») и совершенно спокойно заявил, что завтра же зайдет в школу и хорошенько потрясет директора на предмет того, что за хрень творится в его учебном заведении. Он так и сказал — «хрень». Дело в том, что Джордж считал необходимым вырастить из сына настоящего мужчину и предпочитал, чтобы тот узнавал многое о взрослой мужской жизни от отца, а не из сомнительных источников. Так и получилось, что многие ругательства и вульгарные выражения Хойт впервые услышал не на улице, а в собственном доме.

Пожаловаться директору? Боже ты мой, да ни за что! Пасть ниже того, кто стучит учителям, может только ничтожество, позволяющее мамочке с папочкой стать стукачами, хлопочущими за любимого сыночка.

«Ну что ж, — сказал старик, — тогда выбирай». Он коротко объяснил Хойту стоявшую перед ним дилемму: можно врезать по носу одному из издевавшихся над ним старшеклассников, а лучше — обоим; при этом папа продемонстрировал, как нужно наносить удар, чтобы он оказался неожиданным — не кулаком, а тыльной стороной предплечья (Хойт без лишних объяснений понял, что это один из секретных приемов, которому учат коммандос в отряде «Дельта»); или же отец завтра с утра отправится прямо к директору. Однако Хойт с трудом представлял, как он сможет дать по носу старшекласснику. Они же оба намного выше и сильнее! Они его просто убьют! Брось, не преувеличивай, сказал отец. Достаточно одного удачного тычка в нос, особенно если из этого носа кровь пойдет, — и оба парня больше никогда к тебе не полезут; и никто другой во всей школе не полезет — это у всех отобьет желание над тобой поиздеваться. Впоследствии в девяносто девяти случаях из ста в неизбежно возникающих между мальчишками конфликтах тебе будет достаточно лишь грозно взглянуть и добавить пару ласковых. А уж «парой ласковых» отец мог поделиться.

Да, звучало все заманчиво, но как на такое решиться? Хойту это казалось невозможным.

«Ну что ж, тогда я тебе не завидую, — сказал отец, пожав плечами. — Рано или поздно, когда ты явишься домой с очередными синяками и шишками, я хорошенько поддам — он так и сказал: „поддам“, — отправлюсь в школу и там по-настоящему со всеми разберусь. А как к тебе будут потом относиться в школе — уж не мое дело».

Это сработало. Не желая доводить дело до такого позора, Хойт собрал в кулак всю силу воли и на следующее же утро воспользовался отцовским советом. Как только один из «шутников» подвалил к нему, Хойт, поборов страх и нервозность, без лишних предисловий коротко размахнулся и изо всех сил врезал обидчику по носу — тыльной стороной предплечья, как учил его старик. Кровь из разбитого носа потекла прямо ручьем. Все получилось именно так, как отец и говорил. С того самого дня всем стало известно, что с этим шестиклассником лучше не связываться. И все годы, пока Хойт учился в той школе, ему достаточно было в любой сложной ситуации бросить суровый немигающий взгляд и добавить пару ласковых.

Впрочем, так хорошо все шло в маленькой и респектабельной Гринвич-Каунтри. Потом Хойту пришлось перейти в обычную общественную школу Гринвич-Хай. С точки зрения качества обучения Гринвич-Хай имела неплохую репутацию — для общественной школы, но проблема заключалась в другом… На третий день пребывания Хойта в новой школе его отловили на перемене в коридоре четверо парней испанистого вида. Почетное право вести переговоры с новичком компания делегировала здоровенному бугаю с недельной щетиной на морде, одетому в футболку, под тонкими рукавами которой можно было отчетливо видеть не только его бицепсы, но и проходившие под кожей вены, что типично для качка. Первым делом Хойта спросили, как его зовут.

«Хойт, говоришь? Это чо, имя такое? Или кликуха? Не, на имя не похоже — с таким звуком только рыгать или пердеть можно».

Хойту вся эта история сразу не понравилась. Ему ужасно не хотелось участвовать в дурацкой перебранке и вообще во всех этих тупых ритуалах, предшествующих драке. Решив не оттягивать неизбежное, он, до последней секунды не меняя выражения лица, почти без замаха вмазал разговорчивому парню предплечьем по носу. Там что-то хрустнуло, и кровь полила просто Ниагарским водопадом. Разговорчивый, явно вожак в этой компании, не то упал, не то сел на пол, хныча и подвывая. Обеими руками он схватился за пораженный внезапным кровотечением нос и вдруг стал похож на обиженного ребенка. Кровь сочилась между пальцами и стекала по рукам на пол. Трое приятелей пострадавшего накинулись на Хойта и, скорее всего, отделали бы его под орех, если бы проходившие мимо учителя не обратили внимания на шум драки и не разняли их. Четверо крутых парней пообещали страшно отомстить белому ублюдку за нанесенную травму и оскорбление, но факт остается фактом: дальнейшие четыре года Хойт проучился в Гринвич-Хай совершенно спокойно — за ним раз и навсегда закрепилась слава белого ублюдка, к которому лучше не цепляться.

После этого случая он сам был записан в крутые, причем не только одними мальчишками. Едва лишь Хойт стал взрослеть и его лицо начало приобретать вместо мальчишеских мужские черты, вся женская часть школьного населения тоже занесла его в число крутых, правда, в несколько ином смысле этого слова. Первый раз он, если пользоваться бытовавшим тогда выражением, «забил гол» в четырнадцать лет. Случилось это на старом диванчике, стоявшем в гараже одной его знакомой девчонки. При этом ее родители находились прямо над ними, в собственной спальне. Та девчонка училась не в Гринвич-Хай, Хойт был знаком с ней еще по Гринвич-Каунтри. Не по расчету, а скорее бессознательно он продолжал поддерживать дружеские, а с некоторых пор и сугубо личные контакты с бывшими одноклассниками и одноклассницами из той школы. Хойт даже одевался в том же стиле, как ребята в Гринвич-Каунтри — в первую очередь чище и опрятнее, чем большинство его новых соучеников. Отрастив довольно длинные волосы, он, однако же, довольно аккуратно причесывал их, а не поражал окружающих дикими космами. Некоторое подобие «светского лоска» делало его еще более «клевым» в глазах девчонок из Гринвич-Хай — это определение было среди подростков сравнимо с «крутым». Надо сказать, что сам Хойт не пренебрегал и обществом девчонок из своей новой школы. В общем-то в первую очередь именно они помогли ему в кратчайшие сроки справиться со всеми сопутствующими подростковому сексу проблемами, такими как преждевременное семяизвержение и вопросы по теме «как это правильно делать».

Благодаря довольно высокому качеству обучения и дисциплине в Гринвич-Каунтри Хойт, перейдя в другую школу, оказался почти на год впереди своих новых одноклассников. Он старательно поддерживал это преимущество — понятно, не из бескорыстной тяги к знаниям, а для того, чтобы выгодно выделяться на общем фоне. Хорошие оценки позволяли ему ощущать себя человеком, принадлежащим к более высокому социальному слою, чем тот, к которому относились нынешние одноклассники. В тот год, когда ему пришлось перейти в Гринвич-Хай, приятели Хойта по старой школе начали то и дело упоминать в разговорах, что для поступления в хороший колледж одних высоких оценок недостаточно. Облегчить эту задачу можно было, выделившись чем-нибудь из числа таких же отличников. Самыми выгодными козырями считались спортивные достижения, но можно было предъявить также какой-либо музыкальный талант, вроде умения играть на гобое, или же, например, прилежную работу в летнее время в биотехнологической лаборатории, — в общем, что-нибудь, чтобы выделиться и привлечь к себе внимание. Хойт всерьез задумался над этим. Ничем таким особенным похвастаться он не мог. Как-то вечером, сидя перед телевизором, парень увидел в новостях короткий сюжет об одной нью-йоркской благотворительной организации, называвшейся «Городская жатва». Суть ее работы состояла в том, что по всему городу разъезжали грузовички-рефрижераторы, которые по ночам собирали в ресторанах оставшиеся невостребованными продукты и даже готовые блюда, а потом свозили их в бесплатные столовые для бездомных. Хойта вдруг осенило: вот оно! Он поговорил с одним своим одноклассником — нелюдимым, довольно занудным парнем, который зато мог свободно пользоваться родительским мини-вэном «крайслер-пасифика». Хойт предложил ему создать совместную благотворительную организацию под громким наименованием «Протеиновый патруль Гринвича». Вскоре логотип с этим названием, исполненный, кстати, довольно профессионально, украсил передние дверцы мини-вэна. Чтобы новое начинание не осталось незамеченным в прямом смысле этого слова, Хойт воспользовался благосклонностью новой учительницы рисования — симпатичной двадцатитрехлетней блондинки, явно испытывавшей к нему тщательно скрываемый от окружающих и даже от себя самой вовсе не педагогический интерес. Она снабдила альтруистов всей необходимой атрибутикой, включая даже белые хлопчатобумажные свитера с темно-зелеными эмблемами и надписями «Протеиновый патруль Гринвича». Строго говоря, этот самый патруль правильнее было бы назвать углеводным, потому что в основном ребята забирали непроданные остатки хлеба и выпечки в двух пекарнях, а также в кондитерских — ведь у них не было рефрижератора для мяса, зелени или еще какой-нибудь богатой белками пищи. Собранные пончики и булки двое юных благотворителей отвозили во двор пресвитерианской церкви, которая как раз содержала пункт раздачи бесплатной еды для бездомных. Получателей его щедрых даров, тех людей, для которых городился весь этот огород, Хойт видел всего один раз. Встреча произошла по инициативе изголодавшейся по новостям журналистки местной газеты «Гринвич таймс». Клара Кляйн прознала о «Патруле» от его преподобия мистера Бёрруза. Вскоре в газете появилась статья, сопровождаемая фотографией на три колонки. На снимке красовался Хойт в своем белом свитере с эмблемой, приобнимающий маленького старичка — завсегдатая ночлежки и бесплатной столовой. Контраст был разительный. Хойт, настоящий рыцарь в белых доспехах, красовался рядом с низкорослым бомжем, в полинявшем облике которого не осталось никаких красок, кроме серой и коричневой: грязные седые волосы, нездоровый сероватый цвет лица, перекинутый через плечо и почти достигавший земли коричневый — прямо скажем, дерьмового цвета — тридцатигаллонный пластиковый мешок для мусора, который в непогоду использовался в качестве плаща, некогда синие джинсы, приобретшие ныне неопределенный коричнево-серый оттенок, так же как и полуразвалившиеся кроссовки в грязно-бурую полоску.

Эта статья с фотографией, приложенная к документам, поданным Хойтом в приемную комиссию Дьюпонтского университета, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Вот он — герой нашего времени, симпатичный молодой человек, который не только сочувствует тем, кто оказался на обочине жизни, но готов помогать им реальным делом, обладает организаторскими и предпринимательскими способностями, не лишен творческой жилки и воображения. Хойт сумел придумать и воплотить на практике целый благотворительный проект: обеспечение нуждающихся качественными продуктами питания из лучших ресторанов внешне вполне благополучного в социальном плане города. По правде говоря, Хойт действительно постарался представить в заявлении свою благотворительную деятельность в наилучшем свете, слегка преувеличив масштабы и размах этой работы. Тот факт, что сам он происходил из неполной семьи и его матери приходилось самой зарабатывать на кусок хлеба, вкалывая на нудной и монотонной работе в «Стэнли Тул», в наши дни также был не недостатком, а скорее преимуществом с точки зрения приемной комиссии и администрации университета.

Хойту даже пришлось подчеркнуть, что растет он в условиях «достойной бедности», чтобы получить частичную стипендию на обучение. Без этого благотворительного шага общества уже по отношению к нему самому Хойт вряд ли смог бы позволить себе учиться в Дьюпонте. Но после поступления в университет он никогда ни одной живой душе не открыл, что платит за обучение не полностью из своего кармана. Если кто-то спрашивал его о школе, Хойт, не вдаваясь в подробности, упоминал «одну частную школу» в Гринвиче. Если спрашивавший не только слышал о существовании такого города, но и кое-что знал о нем, то при упоминании «частной школы» у него, естественно, возникала ассоциация с известной своими традициями Гринвич-Каунтри. Если же дело доходило до расспросов о семье, то Хойт на этот случай составил для себя некую легенду, не усложненную чрезмерными деталями, чтобы самому не запутаться и на чем-нибудь не проколоться. Согласно легенде, его родители были в разводе, причем отец занимался банковскими инвестициями в международные проекты, требовавшие его присутствия в разных странах мира (до таких размеров разрослась история с обобранной до нитки маленькой доверчивой эстоночкой — банковской кассиршей). Компанию «Стэнли Тул» и ее бухгалтерию он в разговорах старался вообще не упоминать.

Хойту и в голову не приходило, что от отца, помимо многих других качеств, он унаследовал и навязчивое желание скрыть и приукрасить свое прошлое, пустить собеседнику пыль в глаза В общем, он был настоящим снобом уже во втором поколении. Хойт выглядел так шикарно, вел себя настолько уверенно и так тщательно поддерживал вокруг себя ауру некоторой загадочности, культивировал гнусавый нью-йоркский выговор, что никому и в голову не приходило проверить его биографию на предмет подлинности. Чтобы стать членом самого престижного студенческого братства в Дьюпонте — Сейнт-Рея, — парню не пришлось прикладывать никаких усилий. Какое там! Сейнт-Рей, объединявший в основном выходцев из высших слоев общества, сам обратился к Хойту с предложением о вступлении. Мало того: за «голову» Хойта вели борьбу целых четыре студенческих клуба. Впрочем, даже первокурснику было понятно, что по престижности членство в Сейнт-Рее не могло сравниться ни с чем. Ведь там состояли парни вроде Вэнса, чей отец Стерлинг Фиппс ко времени поступления сына в университет позволил себе в пятьдесят лет выйти на пенсию и полностью отдаться давнишней страсти к гольфу. Но до этого он на редкость удачно раскрутил хедж-фонд под названием «Шорт Айрон» и теперь имел виллы в Кап-Ферра и Кармеле, Калифорния (прямо на пляже), а также дома в Саутгемптоне и Нью-Йорке (где мистер Фиппс состоял в двух гольф-клубах: «Шиннкок» и «Нэшнл Линкс»), и наконец двадцатикомнатную квартиру в доме 820 по Пятой авеню в Нью-Йорке. Именно последний объект недвижимости имел в виду Вэнс, когда говорил: «У меня дома». Родной дядя Вэнса был главным спонсором того самого университетского концертного зала, что именовался Оперным театром Фиппса. Тот факт, что Вэнс, отпрыск знаменитого семейства Фиппсов из Дьюпонта, смотрел на него снизу вверх и восторгался проявленной им аристократической отвагой и решительностью, был для Хойта важнее всего на свете. Глядя на озабоченную физиономию Вэнса, перехватившего его в пустой бильярдной, Хойт упивался своим превосходством. Естественно, немалую роль в таком настроении играл и уровень алкоголя в его крови. С каждой секундой Хойт все больше убеждался в том, что ему на роду написано проскакать по жизни, как благородному рыцарю на лихом коне, рассекая толпы обыкновенных, серых в своей массе студентов, обладающих всего лишь рабским сознанием. Впрочем, мелькнувшая мысль о неизбежном наступлении июня следующего года до некоторой степени привела его в чувство. Рыцарю все-таки придется подыскивать себе работу, и лучше бы в каком-нибудь первоклассном инвестиционном банке… Но к этой цели вел единственный путь… Как же надоели эти чертовы оценки! Охренеть уже можно от них. Хватит думать об этом! Ни в коем случае нельзя показывать свою озабоченность перед Вэнсом…

— …Искать нас будут! — сказал Вэнс позорно срывающимся голосом.

— Вэнс, — произнес Хойт, — но мы ведь не собираемся сидеть и ждать, пока этот хренов губернатор будет нас здесь искать. Давай сами пригласим его сюда.

— Что? — не веря своим ушам, переспросил Вэнс. — Что это за хрень ты городишь?

Хойт пришел в восторг от выражения неподдельного ужаса на лице товарища. По правде говоря, он и сам плохо понимал, какую хрень городит, но сама идея пришлась ему по вкусу. Нужно действительно выкинуть что-нибудь этакое.

Впрочем, очередная выходка — дело будущего, а сейчас Хойту было очень приятно еще сильнее напугать Вэнса и посмотреть, как тот будет трястись от страха, одновременно пытаясь сохранить лицо.

— Понимаешь, старик, если мы его сюда затащим, то он уже от нас никуда не денется. Вот увидишь, этот мудак хренов сам перепугается и будет прыгать перед нами на задних лапках.

Нет, Хойт все-таки перегнул палку. Страх на лице Вэнса сменился подозрительным выражением, несколько секунд он молча глядел на приятеля, а потом сказал:

— Слушай, Хойт, тебе еще никто не говорил, что у тебя башню сносит?

Хойт не смог сдержаться и рассмеялся в голос. Мысли его уже были заняты другим… А что, если все-таки провернуть это дельце… Можно стать действительно легендой на долгие годы… Остается только придумать, как затащить губернатора Калифорнии в общагу, обстряпав этот визит на условиях благородного шевалье Хойта… Один козырь у него был. Один, но зато какой: если выложить эту карту перед хреновым калифорнийским губернатором, тот действительно встанет на колени, лишь бы Хойт проявил милосердие и не предъявил свой козырь широкой общественности…

Вэнс тем временем продолжал:

— Ты, небось, считаешь, что все это охренительно круто. Особенно круто ты себя чувствуешь, когда тебе говорят, что ты совсем охренел. Ты думаешь, это комплимент. — Вэнс явно не верил своим глазам, глядя, как блаженно-мечтательно улыбается Хойт. — Так вот, это не комплимент, и никакой крутизной здесь на хрен не пахнет. Ты вовсе не крутой до охренения, ты просто охренел — вот и все.

Хойт снова рассмеялся.

— Не упускай свой шанс, чувак! Держись меня — и тоже станешь настоящей легендой нашего времени.

— Я? Еще чего не хватало. На хрен мне эти легенды. Я уже от них и так охренел, если хочешь знать. Надо тебе — ищи и дальше приключений на свою задницу, но только без меня.

— Да брось ты, бояться тут нечего. Дело верное. Я тебе растолкую попонятнее — может, и въедешь в то, что я предлагаю. Дай-ка я еще пивка хлебну, а потом и расскажу, какую еще хрень придумал.


Войдя в учебный класс, Джоджо сразу же наткнулся на Чарльза Бускета и Вернона Конджерса. Чарльз, по своему обыкновению, изводил первокурсника, на что имелось целых две причины: во-первых, Конджерс был новичком, во-вторых — очень легкой мишенью.

— Охренеть, мужик, — заявил Чарльз. — Вернон, я просто ушам своим не верю. Ты что, совсем охренел? Хочешь, чтобы все прознали, что у тебя на чердаке места свободного много? Может, ты там помещения в аренду сдавать собираешься?

Конджерс мрачно смотрел на Чарльза и молчал. До него всегда с трудом доходил смысл чересчур интеллектуальных приколов. Вот и сейчас он оказался в тупике, не понимая, на каком таком чердаке он может что-то там сдавать в аренду.

— Слушай, ну вот ответь мне на один простой вопрос, — снова обратился к нему Чарльз. — В каком мы штате?

— В каком штате?

— Ну, в штате — в каком? Соединенные Штаты Америки состоят из пятидесяти штатов, и мы с тобой находимся в одном из них, согласен? В какой же штат нас занесло, друг Вернон?

Конджерс помолчал, пытаясь сообразить, не кроется ли в этом простом вопросе подвох. Потом буркнул:

— Ну, в Пенсильванию.

— Абсолютно правильный ответ, — согласился его мучитель. — Ну, а теперь назови нам столицу Пенсильвании.

Ответа на этот вопрос Конджерс явно не знал, но ни за что не хотел признаваться в своем невежестве, а прервать этот позорный допрос у него духу не хватало. После очередной паузы парень не слишком уверенно выдвинул свою версию:

— Филадельфия?

— Господи, Вернон! Филадельфия! Да с каких это пор она стала столицей штата? Слушай и запоминай: столица Пенсильвании — город, который называется Гаррисберг. Диктую по буквам: Г-а-р-р-и-с-б-е-р-г. Это милях в ста пятидесяти к западу отсюда. Гар-рис-берг. Запомнил?

Кёртис, Алан и Трейшоун не без удовольствия прислушивались к этому избиению младенцев, причем Кёртис даже позволил себе негромко усмехнуться.

— Да кому какое, на хрен, дело до этой хреновой столицы, — сказал Конджерс.

— Вернон, ты мне эти штучки брось, — продолжал проводящий допрос инквизитор. — Такие вещи нужно знать. Ты ведь теперь человек публичный. Ты должен подумать хотя бы о том, что напишет о тебе эта хреновая пресса. Вот представь, подходит к тебе какой-нибудь мудила-журналист и начинает задавать вопросы. Что ты ему сможешь ответить? Да ни хрена толкового! Здесь тебе не школьный спортлагерь, малыш, здесь играют по-серьезному!

Сдержанный, но отчетливо слышный смех раздался в зале. Глаза Конджерса налились гневом, и чувствовалось, что он в любой момент готов перейти в контратаку.

Но Чарльз не унимался.

— Географию знать надо, парень! Поди купи себе карту или глобус, а если для тебя это слишком сложно, смотри иногда телевизор, там можно найти исторический канал или еще чего-нибудь в таком роде. Вот вдруг спросит тебя мамочка, куда, мол, тебя занесло, а ты и ответить ей не сможешь!

Взрыв уже не скрываемого хохота. Конджерс отвел глаза от Чарльза и внимательно, словно прицеливаясь, посмотрел на остальных.

— Да пошел ты на хрен, — наконец сказал он и отсел подальше — в самый дальний угол небольшой комнаты, выделенной в Фиске-Холле специально для обязательных по расписанию самостоятельных занятий игроков баскетбольной команды. Это время соблюдалось в распорядке дня неукоснительно, но весьма формально: каждый вечер после ужина они два часа валяли дурака в этой аудитории.

Решив, что Конджерс смирился с поражением, остальные рассмеялись с еще большим удовольствием. Джоджо предпочел промолчать и не демонстрировать своего отношения к происходящему. Он даже порадовался, что сел в противоположном от Конджерса углу класса, вне поля его зрения. Джоджо испытывал смешанные чувства. С одной стороны, приятно было позлорадствовать над тем, как «опустили» его молодого и наглого соперника, но на этот раз Чарльз зашел уж слишком далеко. Все эти приколы в стиле негритянского гетто были явно им спародированы, причем в самой обидной для первокурсника манере. Хуже того, Чарльз позволил себе затронуть самую чувствительную для Конджерса струну — шутить с парнем, задевая его маму, было, прямо скажем, не слишком корректно. Конечно, это была только шутка, и Чарльз не сказал о матери Конджерса ничего плохого, но если подумать (а уж Конджерс-то наверняка хорошо подумает над каждым словом), он по-своему оскорбил ее, предположив, что она толком не знает, где учится ее сын и тем более — где находится Дьюпонтский университет. Джоджо за свою жизнь пообщался с чернокожими подростками вполне достаточно, чтобы уразуметь раз и навсегда: в их разговорах и перепалках тема матерей была запретной. Затронуть ее — означало перейти от дружеских приколов к серьезной ссоре, грозящей вылиться в драку. А такие парни, как Конджерс, особенно болезненно воспринимали эту тему. Джоджо пока что не очень-то подробно был посвящен в биографию новичка, но в общих чертах представлял ее себе как типичный случай мальчишки, которого вырастила мать-одиночка в похожем на гетто пригороде Нью-Йорка, называвшемся, если он правильно помнил, Хэмпстедом. С другой стороны, Чарльз вырос совсем в иной социальной среде и в семье с другим уровнем достатка. До Дьюпонта он жил в весьма благополучном пригороде Вашингтона, его отец был начальником какой-то там службы безопасности в Госдепартаменте, а мать преподавала английский язык в тамошней школе.

Конджерс сел за стол-парту и — ба-бах! — изо всех сил грохнул папкой о крышку, словно желая прибить надоевшую муху. Несмотря на свое мальчишеское лицо, он был намного крупнее и явно сильнее Чарльза. В нем было шесть футов девять дюймов росту, вес зашкаливал за двести сорок фунтов; от природы плотный и ширококостный, Конджерс к тому же успел немало поработать над собой в спортзале. Чарльз был на три дюйма ниже ростом, и несмотря на все усилия Бешеного Пса — тренера по силовой подготовке, работавшего с ними в «качалке», то есть в тренажерном зале, — оставался довольно худощавым. У него были тонкие черты лица, и он наверняка был фунтов на сорок легче Конджерса. С точки зрения Джоджо, в первую очередь следовало рассматривать именно физические кондиции. Конджерс и так уже на взводе, и если спровоцировать его еще буквально одним приколом, — все может случиться…

В учебном классе все шло как обычно — то есть если человек не обладал такой способностью сосредотачиваться, как Чарльз Бускет, то о всякой самостоятельной подготовке и вообще учебе можно было забыть. Ребята развлекались как могли. То и дело кто-нибудь рыгал, а то и изображал пуканье, кто-то шепотом выдавал очередную шуточку, от которой все заходились в приступе смеха, кто-то исподтишка запускал в качестве метательных снарядов конфеты или еще как-нибудь бесился. Помощник тренера Брайен Глациано восседал в кресле на возвышении перед классной доской, лицом к студентам-спортсменам, поскольку в его обязанности входило следить за тем, чтобы они пялились в книжки, и поддерживать хотя бы относительный порядок. Но что он мог сделать? Брайен был молодой, белый и представлял собой практически полное ничтожество по сравнению с элитными игроками, за которыми был приставлен надзирать.

У Джоджо с собой были пара учебников и папка, набитая каталогами автомобильных аксессуаров. Естественно, не учебные пособия владели его вниманием в тот вечер. Он перелистывал каталоги и пускал слюнки, представляя себе, как круто будет выглядеть его «крайслер-аннигилятор», если на него навесить все эти прибамбасы. Сидел он на один ряд позади Конджерса, в десяти-двенадцати футах в стороне от него. Услышав со стороны Конджерса звук открываемой папки и перелистываемой бумаги, Джоджо подсознательно удивился и, оторвавшись от очередного каталога, с ленивым любопытством посмотрел в сторону первокурсника. Отвести взгляд он уже не смог. Конджерс повел себя исключительно странно. Он отогнул зажим, крепивший в папке листы обычной линованной школьной бумаги, и скомкал в кулаке верхний лист. Этот бумажный комок он засунул себе в рот и стал жевать. Джоджо аж передернуло. С его точки зрения, вкус у этой пропитанной кислотой и еще какой-то дрянью дешевой бумаги должен быть отвратительным. Конджерс же тем временем запихнул в рот и стал жевать второй лист… потом третий… жевал и жевал, но не глотал. Вскоре щеки у него надулись, как у лягушки или еще какого-нибудь животного, каких показывают в учебных видеофильмах на уроках природоведения в начальной школе. Глаза его превратились от злости в щелочки-бойницы. Через некоторое время Конджерс не без труда выплюнул в сложенные лодочкой ладони изрядный ком серой бумажной массы, пропитанной слюной. Он стал старательно лепить из полученного материала плотный шар наподобие снежка. Кашица из слюны и мелких клочков бумаги просачивалась у него между пальцами и капала на парту. Добившись желаемого результата, Конджерс встал во весь рост — во все свои шесть футов девять дюймов — и, хорошенько размахнувшись, — плюх! — запустил слюнявый ком в черный бритый затылок, расположенный в трех рядах перед ним. Вплоть до этого момента, пока одна бритая «репа» не перестала походить на другие, Джоджо даже и не сумел бы распознать, что там сидит именно Чарльз.

В первый момент Чарльз прореагировал на случившееся на удивление вяло. Он поднял голову от книг и посмотрел прямо перед собой. Затем, как всегда эффектно, в привычной манере Чарльза Бускета, не поворачивая головы, соскреб остатки метательного снаряда с затылка и шеи и подверг внимательному осмотру собранную сырую массу. При этом немалая часть влажного компонента «ядра» протекла ему за шиворот, отчего на спине футболки расплылось большое мокрое пятно. Лишь хорошенько прочувствовав это, он обернулся и посмотрел назад.

Первым делом он увидел Джоджо, который, потрясенный случившимся, смотрел ему прямо в лицо. Пару секунд Чарльз сверлил его взглядом, но довольно быстро пришел к выводу, что Джоджо в подозреваемые не годится. Тогда он медленно перевел взгляд, ставший похожим на лазерный луч, на Конджерса, который уткнулся носом в тетрадь, изо всех сил стараясь напустить на себя вид человека, с головой увлеченного конспектированием какого-то параграфа учебника, царапая шариковой ручкой в блокноте.

Глухим голосом Чарльз рыкнул:

— Эй, ты!

Естественно, все находившиеся в помещении обернулись на этот рык, чтобы выяснить, что, собственно говоря, происходит, — все, за исключением Конджерса, который по-прежнему не поднимал головы и исступленно скреб шариком по бумаге.

— Ты! — снова взревел Чарльз. — Я тебе говорю, ниг… ты, мудак гребаный, козел придурочный!

Даже в порыве гнева Чарльз сумел остановить себя на полуслове, и смертельно оскорбительное слово «ниггер» не было произнесено — в первую очередь потому, что в классе находились Джоджо с Майком. Чернокожие игроки никогда не употребляли этого «слова на букву н» даже в шутку, если рядом находились Джоджо, Майк, тренер, кто-то из пиши-читаев и вообще любой белый человек.

Теперь выбора у Конджерса не осталось. Дальше изображать, что он ничего не замечает и не понимает, что этот поток оскорблений относится к нему, было невозможно. Он резко встал, отчего его складной стул захлопнулся с резким клацающим звуком, набрал полную грудь воздуха и расправил плечи. Его тугая футболка была сделана словно из эластичной пленки, а не из ткани, и было видно, как все могучие бицепсы, трицепсы, дельтовидные и грудные мышцы напрягаются и становятся еще более объемными и внушительными. Закипая на глазах, он злобно посмотрел в глаза Чарльзу и начал слегка сдавленным, сухим и почему-то странно высоким, чуть ли не писклявым голосом:

— Ты совсем охре… — Потом решил не разводить долгих дискуссий и сказал коротко, но веско: — Сам мудак гребаный.

С этими словами Конджерс шагнул в проход между партами и медленно двинулся в сторону Чарльза. Вряд ли даже профессиональный борец выглядел бы более внушительно и грозно. Чарльз тоже встал и шагнул в проход. Он посмотрел в глаза Конджерсу и преградил ему путь, встав поперек прохода, широко расставив ноги и сложив на груди руки. При этом он наклонил голову и прищурился. Конджерс остановился футах в четырех от него. Несколько секунд, показавшихся Джоджо вечностью, они смотрели друг на друга, словно устроив перед неминуемой дракой игру в гляделки.

Первым перешел к активным действиям Конджерс: медленно, не провоцируя противника резкими движениями, он ткнул указательным пальцем в сторону Чарльза — раз, другой, третий, при этом все же не касаясь его. Все тем же сухим сдавленным голосом он сказал:

— Значит, так, мудила: еще раз пасть разинешь, и… — Он опять замолчал, не договорив.

— И что, что тогда, придурок? — поинтересовался Чарльз.

Он поймал нужную интонацию и теперь всячески демонстрировал окружающим, как ему скучно разбираться со всякими молокососами и учить их уму-разуму. Ни один мускул на его лице не дрогнул. Он все так же неподвижно стоял, сложив руки на груди и скептически глядя на Конджерса.

Тот помолчал несколько секунд и грозно добавил:

— Ты меня слышал. — С этими словами он развернулся и, пробормотав вполголоса «мудак», вернулся на свое место.

В классе стояла мертвая тишина, ни смешка, ни хихиканья, даже ни единого громкого «уф» переводимого дыхания. Всем, включая и Джоджо, стало тревожно за судьбу такого сильного, но при этом явно безмозглого первокурсника, который именно в силу неумения предвидеть последствия своих слов и действий и отсутствия интуиции рискнул нарваться на конфликт с Его Крутейшеством Чарльзом. Первый результат был налицо: сам заварив кашу, он теперь отступил с поджатым хвостом.

Все еще находясь под впечатлением от происшедшего инцидента, Джоджо и Майк вернулись в свой «люкс» в общежитии. Они открыли окна, но на улице было так темно, что даже нельзя было рассмотреть на фоне неба ни башню библиотеки, ни трубу котельной. Джоджо удобно устроился в кресле и расслабился, но Майк, все еще не придя в себя, стал нервно ходить по гостиной из угла в угол. Так часто бывает с молодыми парнями: сама атмосфера драки, пусть даже несостоявшейся, впрыскивает им в кровь столько адреналина, что он еще долго продолжает в ней бурлить.

Майк сказал:

— Нет, но как его все-таки Чарльз достал. И «мудак», и «козел», а потом еще и «придурок». Наверное, даже на «ниггера» он бы меньше обиделся. Когда Конджерс из-за парты вылез и попер на Чарльза, я уж подумал, что сейчас…

— Знаешь что, Майк? — перебил его Джоджо. — Я уж давно об этом думал, да все как-то разговор не заходил. Согласись, что занятия в этом классе — просто хрень какая-то, полная лажа. Какие там, на хрен, могут быть занятия? Мы и так-то не слишком прилежно учимся, а когда собираемся все вместе, кто-нибудь обязательно начнет валять дурака, и пошло-поехало — кто пердит, кто рыгает, кто анекдоты травит… Торчим там, на хрен, два часа, а толку никакого.

— Да, пожалуй что так и есть, — согласился Майк.

— А Чарльз — он-то что там, на хрен, забыл? Никого из пиши-читаев, между прочим, тренер не гоняет с нами заниматься, они учатся там и тогда, где им нужно. А у Чарльза оценки не хуже них, это все знают. Так какого хрена заставлять его отсиживать эти два часа, пока вся наша банда мается всякой херней — бумагу жует да дерьмом швыряется?

— Ой-ёй-ёй, какие мы умные, — иронически фыркнул Майк. — Джоджо, что это за хрень на тебя нашла? Что касается пиши-читаев, так тренеру насрать, где они шляются и когда учатся, потому что играть-то им все равно не придется. Пусть хоть всю ночь напролет над учебниками сидят. А мы — другое дело. Тренер хочет загрузить нас так, чтобы мы целиком были заняты программой, и больше у нас времени ни на что не оставалось. Ему только не хватало, чтобы Чарльз или кто другой шатался по ночам по кампусу, потому что ему пришло в голову… подумать… или заняться еще чем-нибудь непродуктивным.

Джоджо задумчиво кивнул. В чем-то Майк, пожалуй, прав. Вся команда вставала ни свет ни заря, баскетболисты завтракали в специально отведенной для них столовой, а затем все шли в тренажерный зал качать железо или отправлялись на пробежку. Практически весь день команда проводила в стороне от остальных студентов. Пообщаться с однокурсниками удавалось только на занятиях, да и с кем там говорить-то? Разве что с чокнутыми болельщицами, которых можно в тот же вечер затащить к себе в койку и трахать в свое удовольствие.

У него в мозгу вдруг всплыл образ девчонки с длинными каштановыми волосами — той, которая подняла руку на лекции по французской литературе… Но уж она-то явно не была ни болельщицей-фанаткой, ни охотницей за парнями. Нет, эта девочка определенно не из таких. Как она лихо его отшила. Чистота! Чистота — вот что делало ее абсолютно не такой, как все остальные, а невозможность заполучить ее в качестве подружки на ночь еще прибавляла девушке привлекательности. У Джоджо снова сладко заныло в паху, а его джинсы в районе ширинки явственно вздулись. Вот блин… хорошо бы сейчас… Да, девчонка не соврала: они с тех пор ни разу не виделись. Она, как и сказала, перестала ходить на лекции этого… Как-его-там… спеца по французской литературе.

— …Тренируемся, тренируемся на хрен по три с половиной часа подряд, а потом что? Опять премся все в ту же отдельную столовку, где видим всё те же ублюдочные рожи, от которых уже охренели…

Джоджо понял, что слишком увлекся своими мыслями и воспоминаниями и даже потерял нить разговора. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы въехать в то, что говорит Майк.

— …Сидят в этой долбаной библиотеке и пишут свои долбаные рефераты, зато могут интересоваться еще чем-нибудь и думать еще о чем-нибудь, кроме баскетбола, который уже всех задолбал…

— Твою мать! — воскликнул вдруг Джоджо и, хлопнув себя по лбу, воздел руки к потолку. — Совсем, на хрен, все забывать стал. Хорошо, ты напомнил. Мне ведь завтра реферат, на хрен, сдавать!

— По какому предмету-то?

— Да по американской истории, этому мудаку Квоту. И с чего только тренер взял, что этот профессор снисходительно относится к спортсменам? Если он сниходительный, то я… я… даже не знаю, что я за хрен такой. Сколько времени?

— Почти двенадцать.

— Хреново… если ему сейчас позвонить, он разверещится, разноется… я уж его знаю.

— Ты про кого?

— Да про этого моего куратора по истории, Эдам его зовут. Полный ботаник. Стремно, конечно, дергать его в такое время, но выбора-то нет. Блин, неохота парня зря беспокоить. Вспомнил бы вовремя — он бы и сделал все к сроку. Эдам вообще-то чувак нормальный… Слава Богу еще, что он порядочный дохлятик. Любой здоровый мужик мне бы за такое яйца оторвал.

Вздохнув, Джоджо подошел к телефону и набрал номер «нормального чувака, но порядочного дохлятика». После нескольких гудков тот все-таки снял трубку, и Джоджо обрадовал Эдама тем, что желает видеть своего обожаемого куратора немедленно.

Майк включил тем временем телевизор и не нашел ничего интереснее какого-то дурацкого комедийного сериала. Очень скоро ему это наскучило, и он стал уговаривать Джоджо сыграть в видеоигру, пока тот все равно ни хрена не делает, маясь дурью в ожидании своего «ботаника». Долго уговаривать Джоджо не пришлось. Майк как раз недавно обзавелся новой версией «Плей Стейшн». Игрушки она крутила — будь здоров. Изображение на телеэкране было насыщенное и четкое, звуковое сопровождение — первоклассное. Эффект объемного звука делал свое дело: сидя перед телевизором, можно было забыть обо всем и почувствовать, будто ты на самом деле играешь в футбол, бейсбол, баскетбол, сражаешься на ринге или на татами, — в общем, полная иллюзия реальности, включая поддержку орущих на трибунах болельщиков. Подобный реализм порой даже пугал Джоджо. Как вся эта хрень работает, как достигается такой эффект погружения — его разум понимать отказывался. В общем, они с Майком сели перед телевизором и, взяв в руки пульты с джойстиками, включили свою любимую в последнее время игру под названием «Велородео». Здесь нужно было гоняться на велосипеде по хав-пайпу — гигантскому бетонному желобу, делая по два-три сальто и пируэта в воздухе и прочие трюки. Естественно, все это сопровождалось соответствующей музыкой, а в нужные моменты — воплями болельщиков. Естественно, им обоим больше всего нравилось в этой игре выкидывать из желоба соперника Стоило чуть-чуть промазать при исполнении какого-нибудь финта как несчастный виртуальный велосипедист терпел аварию, приземляясь чаще всего прямо на шею. В реальной ситуации это означало бы мгновенную смерть. Другое дело — «Плей Стейшн»: несешься себе как ни в чем не бывало и знай хохочешь, когда соперник ломает себе шею, ударяясь о шершавый бетон хав-пайпа..

Они так увлеклись «Велородео» и криками болельщиков, что не сразу поняли: кто-то — наверняка вызванный по тревоге куратор — настойчиво и определенно не в первый раз стучит в дверь. Джоджо встал и впустил гостя.

— Привет, Эдам! — сказал он. Джоджо встретил своего спасителя буквально с распростертыми объятиями. Улыбка на лице, интонации голоса — все должно было продемонстрировать, что его здесь ждут как горячо любимого, но куда-то запропастившегося друга. — Заходи давай!

Судя по выражению лица Эдама, ночной звонок и вообще кураторство по истории над Джоджо вовсе не вызывали у него восторга.

— Эдам, — сказал Джоджо, — ты ведь знаком с моим соседом, стариной Микроволновкой?

— Здорово, как сам-то? — спросил Майк, широко улыбаясь и протягивая лапищу.

Куратор пожал ее без особого энтузиазма, не сказал ни слова, а потом перевел взгляд на Джоджо:

— Ну… в чем дело-то? Я жду.

На экране телевизора по-прежнему гонялись по бетонной полутрубе велосипедисты, а толпы болельщиков свистом и криками требовали присоединения к игре двух самых главных участников.

Рядом с Джоджо куратор казался вдвое ниже ростом и втрое меньше по весу; впрочем, если поставить его в одну шеренгу с большинством студентов Дьюпонта, стало бы ясно, что рост у него вполне нормальный — самый обыкновенный средний рост. У Эдама были правильные, довольно приятные черты лица, он носил очки в тонкой титановой оправе, но, пожалуй, самой яркой отличительной характеристикой его облика были волосы: довольно длинные, темные и вьющиеся, спереди они лезли ему на глаза, а сзади как-то по-цыгански спадали почти на спину. И при этом они были расчесаны на прямой пробор — просто невероятно! Брюки защитного цвета со множеством объемных карманов и черный свитер, под которым виднелась футболка, казалось, не столько сидели на Эдаме, сколько висели, как на вешалке. Он выглядел настолько же худощавым и хрупким, насколько Джоджо — мощным и массивным, и хотя оба они были старшекурсниками, Эдам казался гораздо младше своего подопечного.

В разговоре возникла неловкая пауза. Джоджо понял, что тянуть время дальше бессмысленно и пора переходить к делу.

— Эдам… слушай, ты меня сейчас небось прибьешь. — Он опустил глаза и с самым смиренным видом склонил голову. На самом же деле баскетболист изо всех сил старался скрыть улыбку, и на его лице без труда читалось: «Ну, ты уж наверняка понял, зачем я тебя среди ночи дернул?» Наконец, собравшись с силами и спрятав улыбку, Джоджо вновь посмотрел на куратора и в двух словах описал, в чем проблема.

— Это понятно, — со сдержанным неудовольствием в голосе сказал Эдам. — Ты давай выкладывай, что за реферат тебе нужен. Тему-то помнишь?

— Ну… это… м-м-м… что-то про Революционные войны.[9]

— Что-то про Революционные войны, говоришь?

— Ну да. Подожди минутку, я сейчас принесу, у меня там задание есть распечатанное. — С этими словами Джоджо поспешно скрылся в своей спальне.

За это время Майк успел вернуться к «Плей Стейшн» и переключить «Велородео» в режим игры в одиночку. Время от времени в гостиной раздавались эмоциональные «Блин!» и «Твою мать!», когда он виртуально ломал шею. Все это происходило под аккомпанемент завываний и аплодисментов виртуальных болельщиков.

Джоджо возвратился, держа в руках листок с распечатанным электронным посланием. Прилежно водя пальцем по строчкам, он прочитал:

— Так, где-то здесь… здесь говорится… сейчас найду… А, вот оно: «Особенности личностной психологии короля Георга Третьего[10] как катализатор Американской революции». Вот. Они там хотят получить страниц восемь, а лучше десять. Слушай, кстати, а что такое катализатор? Я вроде слышал что-то про эту хреновину, но если честно, ни хрена не понял, да и забыл уже все.

— Твою мать! — завопил вдруг Майк, не отрываясь от переливающегося всеми цветами радуги телеэкрана.

Эдам скептически нахмурился и осведомился:

— Ну, и когда тебе это нужно, Джоджо?

— М-м-м… да вообще-то завтра. Урок у этого козла начинается в десять. — Льстивая, вкрадчивая улыбка появилась на его лице. — Вот видишь, я сразу сказал, что ты меня убьешь.

— К десяти утра завтра?.. — словно не веря своим ушам, уточнил Эдам. — Джоджо, да ты что, с ума сошел?

Тон, которым была произнесена последняя фраза, позволил Джоджо расслабиться. Кто такой, собственно, этот Эдам, приставленный к нему помощник по истории? Если взять в качестве образца какую-нибудь звериную стаю, то этот очкарик занял бы в ней самое последнее место. Он бы безропотно терпел издевательства и унижения других членов стаи, скрипел бы зубами от злости, но так и не решился бы проявить эту злость, восстать против тех, кто сильнее и увереннее в себе. Другое дело — Джоджо и его друг Майк. Таких, как они, называют доминирующими самцами. Своими природными данными и личными качествами они добились едва ли не самого высокого, привилегированного положения в университетском городке Дьюпонта и ни за что не отказались бы от своего превосходства в пользу кого бы то ни было. Это ощущение собственного превосходства над окружающими, пусть даже не выраженное в словах, было знакомо Джоджо чуть ли не с двенадцати лет. Мало что в жизни могло доставить ему такое удовольствие. Выразить это удовольствие членораздельно он просто не мог. Да и то сказать: только полный дурак будет распространяться о таких вещах вслух — при ком бы то ни было.

Вслух же он согласился:

— Ну да, я понимаю… — Потом, изображая на физиономии страшное недовольство самим собой, добавил: — Понимаешь, старик, ну просто из головы вылетело. Сегодня два часа за столом просидел — готовился к зачету по французскому… на днях тут тоже сдавать придется… и так вот получилось — этот долбаный реферат по истории просто на хрен из башки вылетел.

— Ну ладно… у тебя хоть какие-нибудь конспекты есть? Может, список литературы? — без особой надежды спросил Эдам.

— Ну, сам знаешь… какие уж у меня конспекты, — развел руками Джоджо. — А что это мудаку нужно — хрен его разберет. Он что-то плел про то, что ему нужна какая-то самостоятельная исследовательская работа.

— О, блин… Твою мать! Все, абзац! — Этой серией восклицаний Майк сопроводил финальный аккорд проигранной гонки: судя по всему, его велосипедист растерял все полагавшиеся ему «жизни», и под улюлюканье толпы болельщиков на экране игра закончилась.

Эдам протестующе захныкал:

— Джоджо, ты хоть сам понимаешь, что говоришь? Худо-бедно разобраться в биографии Георга Третьего, в истории Закона о печати и последовавших за ним беспорядков в британских колониях в Америке, свести это все воедино и изложить на восьми, а лучше, как ты говоришь, на десяти страницах за… — он выразительно посмотрел на свои часы, — всего за десять часов?

Джоджо пожал плечами:

— Ну ты уж извини, парень, но этот реферат мне правда позарез нужен. У этого мудака давно на меня зуб. У этого мистера Квота, в смысле. Он только и ждет любого предлога, чтобы надрать мне задницу.

Самого главного Джоджо вслух так и не произнес, но атмосфера в комнате прямо-таки сгустилась, потому что и ему, и Эдаму было прекрасно известно: если студент-спортсмен не сдаст зачет по какому-либо из выбранных им курсов, в течение следующего семестра ему будет запрещено играть в официальных матчах университетской команды.

Из телевизора вновь послышались крики болельщиков, но судя по комментариям Майка, гонка началась не слишком удачно.

— Твою мать! Твою мать! Твою мать! — раз за разом все более отчаянно повторял он.

Эдам бросил угрюмый взгляд в его сторону, а потом выпалил:

— Ладно, черт с тобой… давай мне эту бумажку… ну, с заданием.

Джоджо на радостях сжал Эдама в объятиях своими гигантскими лапами, при этом практически подняв его в воздух и едва не задушив.

— Ну, ты мужик, Эдам, ты настоящий мужик! Я всегда говорил: старина Эдам никогда друга не подставит! Я это чувствовал!

Щуплый куратор отчаянно барахтался в железной хватке Джоджо. Когда тот наконец сжалился и отпустил его, Эдам помотал головой, чтобы прийти в себя, а потом развернулся и направился к дверям. Перед тем как переступить порог, он оглянулся и сказал:

— Да, кстати, катализатор — это такая штука, которая способствует развитию какого-либо процесса, а иногда и провоцирует его начало. При этом сам катализатор напрямую в процессе не участвует. Например, убийство сербского эрцгерцога, имени которого никто толком и не знал, стало катализатором для начала Первой мировой войны. Хорошо бы знать, что означает слово, вынесенное в заглавие твоей работы — так, на всякий случай. Вдруг придется сказать о ней пару слов и при этом сделать вид, будто ты сам ее написал.

Джоджо ни хрена не понял, о чем ему толкует ботаник, но по интонации догадался, что это какое-то язвительное замечание в его адрес. Таким образом этот зануда, видно, пытался выразить свое недовольство тем, что неизбежное написание реферата за подопечного свалилось на него так неожиданно. Доминирующий самец не стал опускаться до ссоры с одним из самых убогих членов стаи, а просто снисходительно сказал:

— Слушай, старик, ну правда, ты уж извини. Совсем забыл про эту хрень. Считай, я твой должник. Я вообще очень рад, что ты всегда готов мне помочь.

Не успел Эдам закрыть дверь, как Джоджо обернулся к Майку и со смехом заметил:

— Ну, и чего ты там материшься, а? Говорил я тебе: не умеешь ездить на велике — не берись. Может, по части трехочковых ты и в самом деле горяч, как микроволновка, но по трубе гонять — дело другое.


Не успел Эдам закрыть дверь и отойти на пару шагов по коридору, как за его спиной раздались приглушенные голоса Джоджо и его соседа. Они явно снова уткнулись в свою компьютерную приставку и теперь вопили не то от радости, не то от огорчения и смеялись… смеялись, понятно, над ним — над кем же еще? Насчет этого у Эдама сомнений не было. Теперь, значит, эти два полудурка будут как двенадцатилетние подростки гонять свою «Плей Стейшн», при этом матерясь и ржа, как кони, над ним, Эдамом Геллином… которому сейчас придется переться в библиотеку и на скорую руку ковыряться в каталоге, чтобы успеть собрать хотя бы какой-то материал и набросать две с половиной, а лучше три тысячи слов на заданную тему. Причем сделать это нужно так, чтобы можно было хотя бы лицемерно поверить, будто все это написал такой кретин, как Джоджо Йоханссен. Хотя на самом деле этот Джоджо вовсе не такой уж кретин. Он просто раз и навсегда отказал себе в удовольствии шевелить мозгами и продолжал упорствовать в этом, видимо, просто из принципа. Зря он так. Да что там зря — парень пока что еще не дурак, но скоро им станет. Это выглядит просто жалко. Сильный парень, волевой, умеющий постоять за себя — а глядишь, оказывается размазней и слабаком, который не смеет нарушить неписаный закон студентов-спортсменов, запрещающий им хоть в чем-то походить на обычных студентов, не входящих в особые списки спортивной кафедры. Именно по этой причине он, Эдам, получил наряд вне очереди на ночное дежурство, в то время как сам Джоджо убьет пару часов перед телевизором, а потом уснет беззаботным сном младенца, привыкшего, что к моменту пробуждения все необходимое подается ему на блюдечке.

Лицо Эдама залилось краской от злости и унижения. Да черт его побери! Чего стоит только комедия, которую ломал этот бугай — как, мол, он рад его видеть… А эта симуляция провалов в памяти! Ясное дело, баскетболист прекрасно помнил, что реферат ему нужно сдать завтра, да только привык, что все как-нибудь само собой образуется… А как он полез обниматься, делая вид, будто это и есть образец подлинно товарищеских отношений… «Ты настоящий мужик!..» Этот чертов ходячий мешок с мускулами схватил его и поднял, да еще и потряс в воздухе! Как будто специально хотел дать понять, что не только знания Эдама, но и сама его шкура принадлежат ему! «Ты настоящий мужик!» — это следовало понимать с точностью до наоборот: «Какой ты, на хрен, вообще мужик! Ты мой слуга! Мой мальчик-оруженосец, мой паж! Захочу — задницу тебе надеру!»

Еще более громкий взрыв хохота послышался за спиной Эдама. Ну конечно, Джоджо и его сосед ржут над ним! Так их разобрало, что остановиться не могут! Эдам на цыпочках вернулся к двери их комнаты и прислушался. Они опять хохочут! Но, судя по доносившимся до Эдама обрывкам фраз, смеялись они над Верноном Конджерсом, над тем, как Чарльз доводит его и как Конджерс ничего не может с этим поделать. И то ладно, смеются они, значит, не над мальчиком-слугой… по крайней мере, в данный момент… Впрочем, от этого Эдаму не сильно полегчало. Он пошел по коридору, мрачно наклонив голову и повторяя про себя все те презрительные и гневные слова, которыми должен был встретить наглые требования этого бугая-баскетболиста. Вообще-то на чисто рациональном уровне Эдам давно смирился с возникшими отношениями, сложившимися по типу «слуга — господин». Кроме того, далеко не каждый из этих студентов-спортсменов, которых он курировал, стремился продемонстрировать ему свое превосходство. Некоторые совершенно искренне выражали благодарность — примерно так же, как это делают попавшие в трудное положение дети, когда им удается избавиться от неприятностей. В этих случаях между ними скорее складывались традиционные отношения «учитель — ученик» и тогда работать становилось намного легче и приятнее. В любом случае, те триста долларов в месяц, которые ему платили за шефство над каким-нибудь болваном, были принципиально важны для того, чтобы Эдам мог удержаться в Дьюпонте, как и та сотня или около того (только чаевые, никакого оклада), которые он зарабатывал, доставляя пиццу к дверям комнат в студенческих общежитиях. Эту работу ему предоставляла небольшая пригревшаяся при университете компания под названием «Пауэр Пицца». Естественно, эта работа также способствовала установлению отношений «слуга — господин» между ним и его однокурсниками, но, к счастью, в наши дни в студенческой среде не принято демонстрировать свое превосходство перед теми, кто вынужден зарабатывать себе на жизнь. Стремление к подчеркнутой демократичности в общении с бедными стало одной из отличительных черт в модели поведения преуспевающей части общества.

У каждой из этих работ были свои преимущества и недостатки. Эдаму приходилось мириться и с тем, и с другим. Денег, полученных на каждой из этих работ по отдельности, ему все равно не хватило бы. Кроме того, перемена рода деятельности скрашивала их монотонность. Самым нудным делом была, конечно, доставка пиццы. Больше всего Эдама угнетало то, что в пиццерии приходилось заступать на полную шестичасовую смену, а поменяться с кем-нибудь представляло целую проблему. Неприятной стороной шефства над спортсменами была необходимость подчинять свое время и настроение этим тупым накачанным эгоистам, которые без стеснения могут позвонить тебе посреди ночи, вспомнив, что у них завтра зачет или контрольная. И вообще, участвуя в комедии под названием «общественная помощь студентам-спортсменам», Эдам словно бы соглашался, что весь этот балаган специальной программы обучения спортсменов имеет полное право на существование. Какое там специальное обучение! Эдам прекрасно понимал, что все это — чистой воды фарс. Впрочем, эта работа была все-таки более разнообразной, чем доставка пиццы. Иногда задания оказывались интересными, творческими и даже полезными для него самого. По большей части эту работу можно было делать в удобное для него время, а главное… Эдам старался не признаваться в этом даже себе: ему льстило, что эти дремучие тупоголовые качки в какой-то степени зависели от него, каким бы хамским ни было их к нему отношение.

Из-за одной двери дальше по коридору доносилась музыка — на всю громкость звучал старый альбом Тупака Шакура — самая известная, можно сказать, ставшая классической композиция, посвященная матери… Это как раз и есть комната новичка Вернона Конджерса — Эдам однажды подменил своего друга, ставшего одним из кураторов Конджерса, и смог убедиться, что его номер — настоящий храм Тупака Шакура: две стены в гостиной от пола до потолка оклеены фотографиями и постерами этого легендарного мученика рэпперских войн. Эдам прошел мимо следующей двери, приоткрытой на несколько дюймов… Из-за нее доносились громкие звуки какого-то кинобоевика, и на этом фоне мужской голос произнес: «Слушай, Трейшоун, только между нами: я в эту хрень играть не собираюсь. Ты меня понял?» Ну да, конечно, Трейшоун Диггс по кличке «Башня»… Из-за двери напротив доносился смех двоих мужчин и девушки. В какой-то момент девушка взвизгнула и с притворной обидой в голосе воскликнула «Кёртис, ты что? Ведешь себя, как капризная девчонка!» Снова визг и уже мужской голос, пытающийся подражать женскому: «Не лапай меня, я тебе говорю, проти-ивный!..» Взрыв хохота Ну да Кёртис Джонс, кто же еще. Эдам пошел дальше по коридору… Из-за следующей двери, и еще из-за одной, да практически почти из-за каждой двери в этом люкс-общежитии раздавались безошибочно узнаваемые звуки стрельбы и взрывов, сопровождающие самые дурацкие и примитивные компьютерные игры. Эта какофония здесь воспринималась на редкость органично, скорее как симфония, отображающая вечернюю жизнь великих звезд баскетбола, живых легенд, отдыхающих и развлекающихся после трудов праведных. Эдам улыбнулся. Охренеть можно! «Психологические особенности личности Георга Третьего как катализатор Американской революции»… надо же было придумать такую тему самостоятельной работы для кретина, который живет в свое удовольствие и даже понятия не имеет, что значит слово «катализатор»…


Несмотря на позднее время, жизнь в историческом здании Мемориальной библиотеки Чарльза Дьюпонта просто кипела. В главном холле стоял гул приглушенных голосов, то и дело разрываемый резким, почти визгливым скрипом подошв кроссовок о полированный каменный пол. Сводчатый потолок зала был настолько высок, что свет от настенных ламп, установленных на уровне окон, терялся там, в вышине, и, казалось, не возвращался обратно. Благодаря этому эффекту освещение в холле казалось приглушенным, словно тот, кто включил свет таким образом, намекал, что библиотека скоро закрывается. Впечатление это было обманчивым: читальный зал, компьютерный зал, отделы каталогов и справочной литературы — везде яблоку негде было упасть, повсюду кишел народ. Многие студенты привыкли делать домашние задания и писать курсовые работы по ночам, поэтому появляться в библиотеке ближе к полуночи считалось в Дьюпонте едва ли не хорошим тоном. При этом многие засиживались тут и до рассвета Мемориальная библиотека никогда не закрывалась. Сидеть здесь до двух, трех, четырех часов ночи, а потом с утра пораньше идти на занятия было для студентов привычным делом, пусть даже это казалось довольно эксцентричным и не совсем полезным для здоровья и умственных способностей распорядком дня.

Через холл наперерез Эдаму прошли две девушки. Они о чем-то тихо шептались и при этом постреливали глазами в разные стороны. Эдам не мог бы сказать, кого именно они ищут, но был уверен на все сто, что не его. Обе девицы явились в библиотеку при полном макияже — тени, тушь, помада — и с серьгами в ушах. На обеих были узкие, соблазнительно обтягивающие нижнюю часть тела джинсы, а над ними прелести одной прикрывал легкий, низко вырезанный топик, похожий на кружевной пеньюар, другой — тугая футболка. В этом не было ничего особенного, но становилось совершенно ясно, что девушки вырядились так не без повода. Это были их охотничьи наряды и боевая раскраска Студентки Дьюпонтского университета вышли на охоту. Ни для кого не было секретом, что многие девушки наряжались таким образом, идя поздно вечером в библиотеку, поскольку это отличное место для новых знакомств: в читальных залах было полно парней.

Вид этих двух девчонок помог Эдаму вновь ощутить знакомое чувство внутреннего превосходства. Многие студенты Дьюпонта воспринимали университет как элитную детскую площадку, где можно еще четыре года играть в детство в компании таких же отпрысков обеспеченных и высокопоставленных семей… Но среди этой праздношатающейся публики можно было встретить и людей, по-настоящему занятых учебой. Эдам чувствовал себя одним из членов этой маленькой армии Гидеона,[11] большинство солдат которой он знал лично. Его друг Грег Фиоре назвал эту замкнутую касту дьюпонтских обитателей «Мутантами Миллениума», что означало…

На Эдама вновь накатила волна раздражения. Конечно, его жизнь выгодно отличалась от того существования, которое влачили Джоджо Йоханссен и ему подобные. Ну чем, спрашивается, могут заняться эти безмозглые болваны? Так и будут сидеть всю жизнь на поребрике, прикладываясь по очереди к бутылке виски, а тем временем он, Эдам Геллин, и его сподвижники будут…

…Будут что? Да ничего. Чувство превосходства мгновенно испарилось, остались лишь злость и обида. Тот же самый болван Джоджо мог затащить к себе в койку девчонку в любой момент, стоило только захотеть. Достаточно было выйти во двор кампуса и ткнуть пальцем в любую студентку. Джоджо сам однажды описал это Эдаму, причем именно в таких выражениях: не то «ткнуть», не то «поманить пальцем». И Эдам был склонен верить ему. По крайней мере, сомневаться в правдивости слов подшефного баскетболиста у него не было оснований. У Джоджо имелось много недостатков, но хвастовством он не страдал. Баскетболист никогда не выдумывал никаких историй, а приводил конкретные примеры. Он считал это очень забавным. Один из таких «примеров» запал в память Эдаму. Джоджо вышел из аудитории после занятий и шел себе через Главную площадь, ни о чем таком даже не думая. Неожиданно ему на глаза попалась спортивного вида блондинка в теннисном костюме — высокая стройная девица «с такими длинными ногами, с загорелыми плечами и во-от с такими сиськами» — Джоджо сложил ладони чашечками и жестом изобразил размер описываемого «буфера» на расстоянии чуть ли не фута от своей груди. Девчонка направлялась в сторону теннисного корта, где они с подружкой заказали себе площадку на часок. Джоджо даже ничего не сказал. Он просто сделал шаг, перегородил блондинке дорогу — и буквально через десять минут они уже срывали друг с друга одежду у него в комнате. Вот так оно все просто — если ты баскетбольная звезда. Ну, а голос той девицы в комнате Кёртиса? Она ведь явно зашла туда не для того, чтобы выпросить у своего кумира лишний билетик на следующую игру. Эдам оглянулся и еще раз посмотрел вслед двум девчонкам в обтягивающих джинсах. Обе эти «ночные студентки» через час, если не раньше, заберутся в постель с какими-нибудь ребятами («кобелями», — пронеслось в голове Эдама). Секс! Секс! Он был здесь составной частью атмосферы наравне с азотом и кислородом. Влажные душные испарения похоти окутывали весь кампус, заволакивали его дурманящим мозг туманом, смазывали его, возбуждали, заигрывали с ним, заставляя каждого находящегося на территории университета заниматься сексом или искать себе партнера круглые сутки. Сексексексексексексексекс…

Эдам попытался представить, сколько из шести тысяч двухсот студентов Дьюпонта в данный момент занимаются сексом. Представить себе — для него в тот момент означало обрести дар видения сквозь стены, за которыми его взгляд повсюду натыкался на трахающиеся, совокупляющиеся, занимающиеся любовью, имеющие друг друга во всех возможных позах парочки… повсюду: там, в спальне в общежитии Лэпхем — и там, в гостиной Карразерса — и там, на полу в пустой аудитории в корпусе Джайлз — и естественно, повсюду в растущих вокруг корпусов и общежитий кустах, потому что, обуреваемые похотью, все эти парни и девчонки просто не в силах подождать пять-десять минут, чтобы добраться до своих комнат и постелей, — и еще вот там, у черного хода в библиотеку: вероятность того, что их застукают, придавала сексу особый, почти фетишистский шик, против чего некоторые просто не могли устоять, — и вот посреди всего этого бардака стоит он, Эдам Геллин, превосходящий своих однокурсников в столь многих отношениях, и при этом… девственник. Старшекурсник Дьюпонта и при этом все еще девственник. Даже в мыслях он постарался произнести это слово как можно тише. Если бы кто-нибудь узнал об этой трагедии его жизни, Эдам, наверное, покончил бы с собой. О таком позоре не должен был знать никто. У него у самого с трудом укладывалось в голове, как такое возможно: весь кампус пропитан похотью и сексуальной страстью, все вокруг только и делают, что трахаются, как собаки в парке, а он все остается девственником. При первой же возможности — в конце второго курса — он съехал из общежития колледжа Карразерс, чтобы больше не позориться перед соседями по комнате и коридору. Он предпочел нормальной студенческой жизни грязную обшарпанную каморку, почему-то гордо именовавшуюся квартирой, в ближайшем к университету городском квартале. В свое время две спальни на первом этаже небольшого дома девятнадцатого века были разгорожены на четыре пенальчика, названы квартирами и с тех пор сдавались внаем. При этом все жильцы пользовались общей ванной в глубине холла. Эдам совершил этот обмен шила на мыло лишь для того, чтобы избежать становившихся несколько навязчивыми вопросов однокурсников, которые стали подозревать, что он, Эдам, какой-то… как бы сказать… не такой, как все. Его даже начали сторониться, как переносчика редкой болезни — пусть и не опасной для них, получивших своевременную прививку. Болезнь эта называлась девственностью, и то, что творилось с Эдамом, несомненно, представляло собой наиболее тяжелый, запущенный случай. Самое страшное, что чем дальше откладывалось оперативное вмешательство для излечения, тем сложнее было приступить к лечению. Порочный круг на глазах замыкался. Эдам прекрасно понимал, что он не просто задержался, а едва ли не навсегда опоздал со вступлением во взрослую жизнь. Он ведь ничего не понимает в том, как все это делается… у него ведь, случись что, ничего не получится — он это чувствовал, — все, что может пойти не так, у него пойдет непросто не так, а как нельзя хуже: импотенция на нервной почве, преждевременное семяизвержение — все это произойдет в самый ответственный момент… А как удержаться и остановиться перед этим… ну, как его… а ведь еще презерватив как-то надеть нужно — да так, чтобы девушку не обидеть… интересно, что в таких случаях делать полагается? Непринужденно шутить? А вдруг он кончит, едва успев достать эту резиновую штуковину и прикоснуться ею к головке члена?..

Вот блин, не везет так не везет. Компьютерный зал в каталожном отделе был набит под завязку. Здесь в полукруглом помещении выстроилось в виде подковы около двадцати компьютеров. Их мониторы закрыли собой резные готические панели. Эдаму срочно требовалось разыскать кое-какую литературу по британской и американской истории, и именно сейчас, когда у него совершенно не было времени ждать, все эти мерцающие потусторонним светом ящики, вся эта электроника двадцать первого века, заслонившая стилизованную под четырнадцатый век роскошную деревянную резьбу, была занята. Нет, минутку… вон там, в дальнем углу. Точно, один из последних в ряду компьютеров явно свободен. По крайней мере, перед экраном не маячила ничья голова Эдам быстрым шагом направился туда Он готов был ринуться к своей цели бегом, если бы не боялся показаться смешным. Ему осталось преодолеть всего пятнадцать футов, как вдруг — твою мать! — откуда-то сбоку ему наперерез шагнула девушка с длинными каштановыми волосами, больше похожая на подростка и остановилась прямо перед этим экраном.

Внутри Эдама что-то перевернулось. Он понял, что не может, просто не имеет права позволить своему сговорчивому, склонному играть по всем правилам «я» взять верх в этой ситуации. Нет, только не сегодня. И потом, девчонка такая молодая, явно первокурсница. Если он не полный кретин и хоть как-то разбирается в людях, она не должна быть слишком настырной и скорее уступит в спорном вопросе, лишь бы избежать конфликта. Решительно настроенный Эдам прошел мимо склонившихся над клавиатурами студентов, чьи лица в свете мониторов казались почти мертвенно-бледными, и, оказавшись рядом с девушкой, которая уже уселась за стол, сказал:

— Извини, пожалуйста, но я как раз собрался здесь поработать, — для большей убедительности он махнул рукой в сторону монитора — а откуда ты взялась, ума не приложу. В общем, в хочу сказать, что мне позарез нужно покопаться в каталогах. — Эдам старался говорить как можно более сурово. — Мне завтра утром реферат сдавать. Уступишь мне местечко ненадолго? Правда очень нужно. Что скажешь? Не возражаешь?

Стоя рядом с девушкой, Эдам старался сохранить строгое выражение лица и следил за собой, чтобы вдруг не улыбнуться. Девушка с легкой тревогой в глазах посмотрела на него снизу вверх. Она помолчала, рассматривая его лицо, а потом не без труда, немного испуганным тихим голосом проговорила:

— Нет.

— Отлично! Спасибо! Молодец! Всегда ценил взаимопомощь, — радостно выпалил Эдам, на лице которого тотчас же расплылась улыбка.

Девушка еще миг помедлила, а потом так же тихо проговорила:

— Нет не в том смысле, что я не возражаю, а в том, что я тебя не пущу.

Она сидела неподвижно, не меняя выражения лица. Эдам понял, что в этой импровизированной игре в гляделки первокурсница явно одержит верх. Взгляд больших голубых глаз был устремлен прямо на него. Девушка была непреклонна.

Сдаваться пришлось ему. На Эдама вдруг нахлынули эмоции. Во-первых ему, против ожидания, пришелся по душе ее чуть заметный протяжный акцент. Почему-то это напомнило парню старые фильмы о том, как в южных штатах расовые конфликты перерастают в дружеские межрасовые отношения и в финале все хором поют какую-нибудь пафосную песню. Девушка оказалась вовсе не такой безвольной и пугливой, как он подумал поначалу. Более того, при ближайшем рассмотрении она выглядела неожиданно красивой, причем красота ее разительно отличалась от внешности дьюпонтских девчонок, которые считали вульгарность и демонстративную доступность самыми большими достоинствами и полагали главным в жизни умение клеить парней, цеплять их на крючок и держать на коротком поводке. Нет, эта девушка была совсем другая. Ее красота была чистой, открытой и — Эдам не побоялся бы этого слова — непорочной. Изящная тонкая шея, большие выразительные глаза, никакой косметики, никаких украшений, никакой губной помады — да и зачем ей? Эти губы и так красивы, правильно очерчены, и они… так манят к себе! Невинность… пожалуй, только этим рискованным в наше время словом Эдам мог бы описать впечатление, которое произвела на него эта незнакомка Но при всей своей невинности девушка умеет за себя постоять и не отступит ни на дюйм.

Итак, Эдам сдался первым.

— Ну ладно… — Его губы сложились в просительную улыбку побежденного. — Не возражаешь, если я постою и подожду, пока ты закончишь работать?

— Хорошо, — сказала девушка.

— Спасибо. Заглядывать через плечо не буду. — Еще одна улыбка. — Кстати, меня зовут Эдам.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Дело житейское

На следующий вечер, около одиннадцати, Шарлотта стояла у окна своей комнаты в пижаме и халате. Она решила сделать небольшой перерыв, чтобы слегка отдохнуть от истории Средневековья, зачет по которой ей предстояло сдавать завтра утром. Со двора до нее доносились голоса: как всегда, кто-то болтал, кто-то смеялся, а кто-то визжал. В таком звуковом сопровождении не было ничего необычного; смех и веселые возгласы постоянно раздавались на Малой площади студенческого городка, на которую смотрели окна комнаты Шарлотты и Беверли и через которую то и дело проходили компании, отправляющиеся гулять или возвращающиеся обратно. Шарлотта непроизвольно высунулась в окно и вгляделась в темноту. Незадолго до этого прошел дождь, и теперь в воздухе пахло влажной землей и озоном. Интересно, те, кому так весело, — это девочки и мальчики или девочки с мальчиками? Рассмотреть беззаботную компанию мешали фонари, горевшие по периметру площади: их свет, дававший возможность хорошо ориентироваться внизу, слепил ей глаза и не давал возможности разглядеть, что происходит под окном.

Теперь веселые крики переместились в сторону большой, похожей на туннель арки, ведущей с площади на улицу. Нет, наверняка это девочки с мальчиками. Кроме того, ясно было, что они уходят — уходят погулять, отдохнуть и повеселиться, а сейчас, между прочим, уже одиннадцать вечера, и сегодня самый обыкновенный четверг. Что же такое девушке нужно иметь, задумалась Шарлотта, чтобы вести такую вот веселую и беззаботную жизнь, в которой так много друзей и знакомых? Чего ей не хватает — легкости, кокетства, игривости, шарма? Шарлотта вдруг вспомнила того высоченного светловолосого парня, который подошел к ней после лекции по французской литературе. С тех пор она уже выяснила, что это местная знаменитость — один из ведущих игроков университетской баскетбольной команды. Она как сейчас видела перед собой его большие сильные руки с выпирающими жилами. Он был так уверен в себе и явно хотел, чтобы Шарлотта с ним куда-нибудь пошла… или скажем просто: хотел, чтобы она пошла с ним… а еще короче, хотел ее. А тот парень, который подошел к Шарлотте вчера вечером в библиотеке и сначала показался ей грубым и враждебно настроенным — она ведь его абсолютно не испугалась. Что-то в нем было такое, что она не только выдержала первый «наезд», но и почувствовала: им можно крутить как хочешь, он только рад будет сдаться на милость победителя.

Голоса веселой компании давно стихли, а Шарлотта все стояла у окна, пытаясь представить себе тот мир, в котором жили эти люди, ее соученики: мир беззаботного веселья, где у всех всегда хорошее настроение и где девушки легко и беззаботно общаются с парнями. Здесь, в Дьюпонте, этот мир оказался столь же далек от нее, как и там, дома. Шарлотте вдруг стало до боли в сердце жалко саму себя. При мысли о доме она даже вздрогнула… У нее теперь не осталось ничего, даже той маленькой крепости, которую она привычно называла своим домом… Разве можно назвать домом ту комнатушку, где сам воздух, казалось, был пропитан презрением, которое изливала эта длинная, тощая, костлявая, снобистски настроенная гротонская девица на свою соседку — зажатую, закомплексованную деревенскую девчонку, явно по ошибке, по «приколу» судьбы попавшую в волшебную страну Дьюпонта из глухого места, отделенного от мира хребтом Голубых гор… Да что же это за дом такой, где уединения нельзя найти нигде — даже в душе и в туалете положено знакомиться и общаться… Хочешь помыться — изволь поддержать «светскую беседу» с бандой прыщавых юнцов, считающих себя неотразимыми, а свой жлобский похабный юмор — верхом остроумия. Чего стоят одни только дежурные шутки, раз за разом повторяющиеся в этой совмещенной умывальной — все эти утрированные имитации самых омерзительных звуков и запахов, издаваемых человеческим организмом! А ее однокурсники так весело хохочут над плюхающимися в унитаз какашками, весело болтают с теми, кто оказался в соседней кабинке, будь то душ или туалет. «Совмещенность» этого места для парней и девушек приводила лишь к тому, что и те, и другие забывали о последних приличиях и превращались в бесстыжих, похотливых животных, способных лишь на чисто физиологические действия: освобождение мочевого пузыря и кишечника и, разумеется, совокупление. Мозговая же деятельность их сводилась исключительно к сопровождающему все это визгу и хихиканью.

Отвернувшись от окна, Шарлотта сделала шаг в глубь комнаты и тотчас же, сама того не желая, оказалась в курсе веселой, шумной — и пьяной? — вечерней, плавно переходящей в ночную, студенческой жизни, протекающей в коридоре и холле. Хаотичное броуновское движение по этажу к ночи не только не стихало, а наоборот, становилось еще интенсивнее, чем в другое время суток. Где-то неподалеку, видимо, в одной из соседних комнат, кто-то включил на полную громкость музыку — если, конечно, можно так назвать незамысловатые повторяющиеся аккорды и дробь ударника… Ну ладно, пусть все эти люди, чья жизнь полностью подчиняется физиологическим порывам, живут согласно животным ритмам своих организмов. Ее же, Шарлотту Симмонс, всегда отличали сила воли, самодисциплина, умение сосредотачиваться и планировать свое время. Она, Шарлотта Симмонс, всегда умела заставить себя учиться, когда все остальные отдыхают и веселятся. Вот завтра утром у нее зачет по истории Средних веков, поэтому она не пойдет никуда развлекаться (впрочем, никто ее никуда и не звал), а вернется за письменный стол и просидит еще хотя бы полчаса над не слишком увлекательной, но зато полезной и познавательной книгой: «Последнее рабство: представители европейской расы в рабстве и крепостной зависимости у народов Северной Европы в эпоху раннего Средневековья».

Да нет, не такая уж она и скучная, эта книга… довольно занятно описано, как валлийцев продавали на дублинском невольничьем рынке, и это было в порядке вещей: даже само староанглийское слово «уэлси», обозначающее раба, происходило от названия валлийцев, точно так же, как слово германского происхождения «слэйв» произошло от названий славянских племен, представителей которых германцы брали в плен и продавали в рабство или же оставляли у себя в качестве подневольной рабочей силы… Как же надоели Шарлотте эти умные, полезные, но ужасно унылые книги… вроде этого тома, лежащего сейчас перед ней на письменном столе: дешевая, бликующая в свете настольной лампы бумага — бесплатное университетское издание труда одного из профессоров, преподающих в Дьюпонте… Они, эти книги, в какой-то мере ответственны за ее одиночество… Это благодаря им, пыталась убедить себя Шарлотта, она оказалась одна, без друзей и практически без знакомых там, где, казалось бы, одинокой быть невозможно…. Но, с другой стороны, разве не эти книги выгодно отличают ее от других девушек с первого, да пожалуй, и с других курсов? Взять, например, того высоченного светловолосого парня с семинара по французской литературе, или вчерашнего ее знакомого из библиотеки, который, похоже, не только не расстроился, но даже обрадовался, когда девушка дала отпор его явно наигранной и неестественной наглости… Эти двое — они же что-то в ней заметили… чем-то Шарлотта их привлекла, понравилась… Впрочем, что себя попусту обманывать? Две абсолютно случайные короткие встречи, за которыми не последовало и наверняка не последует никакого продолжения… Подумаешь, два мимолетных знакомства в жизни девушки, которой так тяжело, так до боли одиноко!

— Да ты что?.. Серьезно?.. Я?.. Ну уж нет, этого он от меня не дождется… — послышался за дверью знакомый голос. Беверли.

Дверь распахнулась, и соседка действительно показалась на пороге. Она, как всегда, прижимала телефон плечом к уху и смотрела куда-то вдаль, в несуществующую, только ей видимую точку. Следом за Беверли в комнату вошла другая девушка — очередная дьюпонтская блондинка. В ее вполне стандартной внешности Шарлотта заметила только одну примечательную деталь: совершенно квадратную челюсть. Даже не взглянув на соседку, Беверли дежурно улыбнулась и рассеянно махнула ей рукой. Это мимическое упражнение и этот жест должны были засвидетельствовать тот факт, что присутствие соседки в комнате ею замечено. На миг оторвавшись от телефона, Беверли лишь кивнула головой сначала в сторону окна, а затем в сторону блондинки. Ее губы чуть шевельнулись: «Шарлотта… Эрика». После этого Беверли швырнула свои кожу и кости на кровать и снова погрузилась в общение с маленькой черной говорящей коробочкой.

— Привет, — сказала Шарлотта, обращаясь к Эрике. Она вспомнила, что в день приезда в университет мистер и миссис Эймори упоминали о какой-то Эрике — девушке, учившейся в Гротоне на класс старше Беверли.

— Ага, привет, — бесцветным голосом ответила девушка и удостоила ее широкой, но ничего не выражающей улыбки. Буквально за долю секунды Эрика окинула Шарлотту оценивающим взглядом с головы до ног клетчатый халат, пижама, тапочки… тапочки, пижама и халат. Закончив осмотр, она повернулась к Беверли и напрочь забыла о существовании Шарлотты.

Беверли тем временем продолжала говорить по телефону:

— Нет, ну ты представляешь, сижу я за столиком в «Ай-Эм» с Харрисоном и тем вторым парнем, ну, он из команды по лакроссу, и с нами еще одна девочка была, Эллен, а на мне, прикинь, джинсы «Дизель» — ну те, помнишь, которые совсем низко на бедрах сидят? И вот посмотрела я вниз — вроде уронила что-то, и представляешь, что я вижу: жир, просто складки жира! Как где? Да на животе у меня! Ну да, а видела бы ты мою задницу — можно подумать, я родила неделю назад! А вокруг талии как будто змея обвилась, просто кошмар какой-то — а ведь это ты вечно провоцируешь меня, только и бубнишь: «Да брось ты! Все ерунда! От кусочка шоколадного торта еще никто не умирал!» Да я готова была со стыда провалиться, когда увидела эту жирную складку… и свою задницу, которая прямо по стулу расползлась!

При этих словах Эрика фыркнула:

— Беверли, да побойся ты Бога, в тот день, когда твоя задница расползется по стулу…

Беверли сказала в телефон:

— Это Эрика. Она думает, я шучу… Что? Да что я тебе, врать буду? Что? А он? Да ты просто хочешь сменить тему, ну и черт с тобой. Так вот, разве я тебе еще не говорила — этот придурок пытается приманивать девчонок своей якобы крутой спортивной машиной! Пускай сам на своей табуретке гоняется. Мне-то что с ним делать в этом спорт-купе: мало того, что там даже заднего сиденья нет, так и между передними рычаг ручной коробки передач торчит… как сама знаешь что… И что я забыла в этом комоде на колесах?

Блондинка с квадратной челюстью хихикнула, вздохнула, закрыла лицо руками в приступе притворной стыдливости, пробормотала: «Ну, ты даешь» — и стала строить подруге рожи.

— Хорошо, что в этом «Ай-Эм» хотя бы темно было, — сказала Беверли. — А если бы ребята увидели эту складку у меня на животе и на боках?.. А-а-а! Ты всегда так говоришь. Я бы вздохнула спокойно, будь я действительно тощей как жердь, как ты выражаешься.

Подруга Эрика продолжала смеяться — теперь уже в полный голос. При этом она так ни разу и не посмотрела на Шарлотту, чтобы разделить с ней веселье или хотя бы поинтересоваться ее реакцией на слова Беверли. Ни разу.

— Да, конечно, уж туда-то я обязательно приду! — продолжала Беверли. — Но с одним условием: ты дашь мне надеть свою блузку. Как какую?.. Ну, ту, которая мне в последний раз так понравилась. С глубоким вырезом спереди. Дашь поносить? Правильная блузочка, в ней у меня даже грудь появляется.

Шарлотта испытывала настоящий ужас, причем по нескольким причинам. Во-первых, ее шокировала манера Беверли говорить. Она уже привыкла, что та выражает свое неодобрение такими выражениями, как «блин», а то и «твою мать», но еще ни разу не слышала такого циничного монолога в духе… в духе Реджины Кокс, если не хуже. Бесстыдство и вульгарность Беверли просто поражали ее. Еще больше Шарлотту поражало то, что других людей это совершенно не шокирует. Вот Эрика, например, не то что не шокирована, а наоборот, в восторге от Беверли и восхищается ее чувством юмора Ну, а то, что ни одна из девушек не удосужилась хоть раз посмотреть в сторону Шарлотты и обратить внимание на то, что она тоже присутствует при этом вульгарном перформансе с мобильным телефоном — это еще хуже. Получается, что в возникшей неловкой ситуации виноваты не те, кто так похабно себя ведет, а она. Выходит, само ее нахождение в этой комнате стало для Беверли и ее подружек раздражающим фактором. Неужели Шарлотта мешает им уже одним тем, что просто стоит сейчас у окна и слушает разговор двух демонстративно не замечающих ее девушек?

Беверли и Эрика не то не заметили, не то сделали вид, будто не заметили, что она вернулась к письменному столу и села заниматься. Шарлотта действительно уткнулась в учебник по истории Средних веков, но толком погрузиться в чтение ей не удалось. Она усердно водила глазами по строчкам, но никак не могла отвлечься от мыслей о двух девушках, которые болтали, хихикали и смеялись в голос в трех футах за ее спиной.

Беверли наконец захлопнула крышку своего сотового телефона и во всеуслышание объявила:

— Мне нечего надеть.

Краем глаза Шарлотта видела, что Беверли стоит, уперев руки в бока, и мрачно смотрит на себя в зеркало. Затем она подошла к комоду, открыла верхний ящик и резко, с грохотом задвинула его обратно.

— Ну, нечего… просто нечего надеть!

— Ой, Бев, я сейчас заплачу, — поддразнила ее Эрика.

Беверли со вздохами и стонами принялась обследовать другие ящики комода, а затем и платяной шкаф. Эрика явно от души веселилась, наблюдая за нею.

— Ну что ж, остается утешать себя тем, что это еще не конец света, — мрачно подытожила Беверли.

— Да что ты, Бев, это как раз и есть самый настоящий конец света.

Девушки снова защебетали, и как Шарлотта ни старалась отключиться и сосредоточиться на учебнике, ей это не удалось. Сама того не желая, она прослушала лекцию, прочитанную Эрикой своей младшей подруге-первокурснице.

— Нет, Бев, это вовсе не прикол третьей степени, это только вторая степень того же прикола, а то и… погоди, дай подумать… нет, точно: его скорее можно даже отнести к приколам первой степени. Не могу поверить, что ты окончила Гротон и не прослушала там курс по приколам. Давай я тебе все объясню по порядку: иронический прикол первой степени — это когда я смотрю на тебя и говорю: «Ой, какая у тебя замечательная блузочка вишневого цвета Вишневый — это же хит сезона». Что мы здесь имеем? Самую обыкновенную, очевидную иронию, преднамеренно заложенную в высказывание. Согласна?

— Тебе что, действительно не нравится эта рубашка? — спросила Беверли.

— Слушай, Бев, ты охренела или просто дура набитая? Я тебе пример привожу. Я стараюсь просветить подругу, а ты все на свой счет принимаешь. Надо же, какие мы нежные и ранимые. Ну вот… слушай дальше. Иронический прикол второй степени — это, в общем-то, то же самое. То есть ты говоришь практически те же слова, только еще более сюсюкающим голосом, а главное — абсолютно искренне. «Вау, Беверли! Как мне нравится этот цвет! Ви-ишня! Кру-уто! И как ты с ним угадала! Кто бы мог подумать, что он окажется писком моды в этом сезоне». К тому моменту, как ты доходишь до слов «в этом сезоне», в твоем голосе накапливается столько сиропа и — ты не поверишь — искренности, что до той, кому ты делаешь комплимент, начинает наконец доходить: все это прикол, и на самом деле ее просто-напросто обосрали — только в завуалированной форме. Ведь на самом-то деле ты хотела сказать, что тебе ни хрена не нравится этот цвет, что блузка эта — вовсе не модная шмотка, а рваный мешок с помойки, и в нынешнем сезоне она на хрен никому не нужна. Основное отличие прикола второй степени от первой вот в чем: его смысл доходит до жертвы не сразу, а значит, эффективность резко повышается. Бьет, надо сказать, наповал. Сообразила?

— Слушай, а ты на самом деле мне только пример привела? Можешь дать честное слово, что это не был прикол второй или какой-нибудь там еще степени? — решила уточнить Беверли.

— Могу дать честное слово, что ты меня просто затрахала. Не хочешь — могу ничего не объяснять. Если в каждой фразе будешь видеть желание тебя «опустить», так и останешься на всю жизнь неграмотной: я имею в виду, что суть иронического прикола третьей степени так и не поймешь.

Пауза.

— Ну ладно, слушай. В приколе третьей степени главное в том, чтобы оттянуть решающий момент, когда жертва поймет свою «опущенность», как можно дальше. Уж жалить так жалить, пусть покорчится. Хочешь пример? Пожалуйста. Давай рассмотрим еще раз ту же самую ситуацию. Наша девчонка собирается выйти проветриться и надевает вот эту самую блузку вишневого цвета. Она думает, эта шмотка поможет ей выглядеть сексуальной, привлекательной и завести всех мужиков, какие только попадут в поле зрения. Ты начинаешь с того, что поддакиваешь и даже делаешь комплимент ее выбору. Тут главное — не переборщить, а то подруга твоя что-нибудь заподозрит. Ну вот: похвалишь блузочку и переходи к главному. Говоришь ей, например, так: «Вау, Бев! Ну и рубашка у тебя! Где ты такую оторвала? Просто шикарная вещь, а главное — такая универсальная одежка для разных случаев жизни: можешь пойти в ней на собеседование по поводу трудоустройства а можешь — на общественные работы». — Эрика пришла в восторг от собственной шутки и, довольная собой, расхохоталась.

Беверли на это ответила:

— Ха-ха-ха! Очень смешно. Я только хочу уточнить: а это случайно не прикол четвертой степени? Ты не надумала меня таким образом обосрать?

Услышав знакомое слово, Эрика рассмеялась еще громче.

— Нет, Бев, ты меня все-таки доконаешь. Я тебя обожаю. У всех моих подруг имеются симптомы паранойи — в разной степени, но такой клинически запущенный случай только у тебя.

— Не буду я надевать эту рубашку, — заявила вдруг Беверли.

— Если ты ее не наденешь, я тогда… Слушай, Бев, хватит валять дурака. Рубашка просто шикарная, и ты прекрасно об этом знаешь. Перестань искать подвох там, где его нет.

К этому времени Шарлотта успела не на шутку разозлиться. Вот ведь жлобье! Надо же так целенаправленно культивировать в себе снобизм и хамство! Эта Эрика с квадратной челюстью удостоила ее ровным счетом одного слова. Формально придраться не к чему — войдя в комнату, она поздоровалась с соседкой своей подруги. Другое дело, что после этого обе вели себя так, будто кроме них в комнате никого не было. Словно Шарлотта вдруг испарилась или надела шапку-невидимку. Почему так получилось — Шарлотта прекрасно понимала. Беверли заранее рассказала подруге, что соседка у нее — пустое место, говорить с ней не о чем, да и незачем. Вот и получи, деревенская девочка, свой обязательный минимум: «привет» через губу и ничего не значащую фальшивую улыбку. Интересно, а сами-то они кем себя считают? Впрочем, Шарлотта представляла, кем именно мнят себя эти девицы: у нее уже была возможность убедиться в этом — не зря же Беверли в первый день знакомства не раз и не два упомянула, что окончила «среднюю школу в Гротоне, штат Массачусетс». Гротон — это название не только городка, но и самой школы. Вот только, как потом выяснилось, эта школа несколько отличалась, например, от той, аттестат которой получила Шарлотта. Оказывается, Гротон — это настолько крутая и престижная частная школа, что к ее названию не требовалось никаких поясняющих слов. Гротон — он Гротон и есть. Произносишь это слово, и всем все становится ясно. И еще: в эту школу не ходят и не ездят; в ней живут. Живут постоянно, уезжая домой только на выходные и на каникулы.

Как-то уж так получилось, что Беверли Эймори из Гротона не «жила в одной комнате» с Шарлоттой Симмонс из Аллегани-Хай и даже не «делила с ней комнату», а просто мирилась с существованием соседки. Нет, внешне она вела себя вполне корректно. Обычно Беверли даже была по-своему любезной. Но эта корректность и любезность не столько сближали двух девушек, сколько, наоборот, устанавливали дистанцию между ними. И дистанция эта была весьма значительна. Беверли разговаривала с Шарлоттой только на самые нейтральные темы: например — во сколько обходятся звонки по мобильнику. Впрочем, точные цифры ее и здесь не слишком интересовали — телефонные счета Беверли явно оплачивала не она сама. Шарлотта же вовсе не горела желанием униженно просить или каким-либо образом подталкивать Беверли к тому, чтобы перевести их отношения на приятельский или вообще хотя бы сколько-нибудь более близкий уровень. Ну что ж, выпало ей кантоваться этот год в Дьюпонте в одной комнате с богатой и жлобской девицей — переживет. И не такое переживала. В конце концов, она неплохо жила в Спарте в состоянии полного внутреннего одиночества, обойдется без подруг и в Дьюпонте. В глубине души Шарлотта была уверена, что у нее есть свои блестящие достоинства, которые пока что находятся в тени. Придет время — и она еще развернется во всей красе. Вот тогда и Беверли, и все ее снобские подружки будут кусать локти и проклинать себя, что не подружились с Шарлоттой Симмонс — да-да, с той самой Шарлоттой Симмонс, с которой они вместе учились; не подружились, когда у них была для этого возможность. И вот когда этот день настанет, она с презрением отвергнет все их льстивые похвалы и попытки набиться ей в подруги.

Шарлотта сидела над своей историей позднего рабства в эпоху раннего Средневековья и потихоньку внутренне закипала. Тем временем Беверли, несколько раз быстро переодевшись, остановила наконец выбор на какой-то из своих бесчисленных тряпок. До Шарлотты то и дело доносились ее разочарованные вздохи, стоны и возгласы вроде: «Вот блин!» Между тем в комнате заметно посветлело. Шарлотта даже не стала оглядываться, но догадалась, что, по всей видимости, Беверли включила подсветку вокруг своего зеркала. В воздухе растекся запах ее духов.

И вдруг Шарлотта не столько догадалась, сколько почувствовала, что соседка подошла к ней вплотную и теперь стоит прямо у нее за спиной.

— Ну пока, Шарлотта.

Девушка оглянулась и посмотрела на Беверли. Даже пребывая не в самом благостном настроении, она вынуждена была признать, что Беверли удалось прямо-таки совершить чудо со своим лицом. Фиолетово-пурпурные тени, карандаш, тушь и Бог знает что еще превратили ее глаза в два огромных драгоценных камня. При этом легкую сеточку морщинок на нижних веках она сумела полностью скрыть. Губы Беверли не изменили естественного цвета, зато завораживающе блестели. В общем, выглядела соседка куда более сексуально, чем обычно. В ее облике ясно проявилось что-то дразнящее, провоцирующее. Как именно ей удалось этого добиться — Шарлотта понятия не имела, но результат был налицо. В прямом и переносном смысле слова. Вслед за Беверли с Шарлоттой попрощалась и Эрика, удостоившая соседку своей подруги покровительственного взгляда. Примерно так же она, наверное, посмотрела бы на какого-нибудь бедного сиротку перед тем, как раз и навсегда выбросить из головы этот образ, вносящий дискомфорт в ее жизнь.

— Счастливо, желаю хорошо повеселиться, — сказала Шарлотта. «Счастли-и-иво». Она произнесла это без тени улыбки и без всякого выражения. Однако совсем нейтральным ее лицо не осталось. Наверняка даже зацикленные только на себе девчонки почувствовали некоторую недоброжелательность, скрытую за внешней корректностью фразы. Шарлотта вполне отдавала себе отчет, что небольшое усилие воли помогло бы ей сыграть роль глупенькой пай-девочки более убедительно — чтобы у подружек и мысли не появилось, будто она может быть чем-то недовольна. Но сегодня ей почему-то не хотелось напрягаться ради того, чтобы в очередной раз поупражняться в двуличии.

Когда парочка направилась к дверям, Шарлотта успела заметить, как Эрика наклонилась к уху Беверли, и ее квадратная челюсть беззвучно зашевелилась. Наверняка прошептала: «Что это на нее нашло? Или она у тебя всегда такая?»

Как только они ушли, Шарлотта встала из-за стола и направилась было к окну, чтобы послушать, как подружки будут смеяться над ней уже там, во дворе. Но на полпути остановилась. Зачем причинять себе лишнюю боль? Это попросту унизительно. Развернувшись, она подошла к зеркалу Беверли, вокруг которого все еще горели лампы. Интересно, куда они направились в такое время? И с кем собираются встречаться? Наверняка с ребятами… И о чем же собирается говорить Беверли с парнями? Неужели она будет обсуждать с ними свою задницу? А что, с нее станется. Этой, пожалуй, все едино, о чем говорить — что с подругами, что с ухажерами. Шарлотту аж передернуло. Вот уж действительно ирония судьбы: надо же было ей родиться такой умной, блестяще окончить школу в затерянном в горах глухом городишке, поступить без экзаменов в Дьюпонтский университет и в итоге оказаться затерянной в толпе абсолютно безмозглых, дешевых копий Реджины Кокс и Чаннинга Ривза. Вот спрашивается, чего собирается добиться Беверли, напяливая ярко-вишневую шелковую блузку, расстегнутую до самого некуда?

Наклонившись к зеркалу поближе, Шарлотта стала внимательно разглядывать свое лицо в свете маленьких ярких лампочек. Затем она задумчиво перешла к платяному шкафу Беверли и, открыв дверцу, посмотрелась в высокое, в полный рост зеркало. В том, что она умнее Беверли, у Шарлотты сомнений не было. А сейчас, присмотревшись к себе повнимательнее, она пришла к выводу, что, пожалуй, и внешне симпатичнее. От Беверли словно исходило какое-то излучение… Было в ней что-то порочное… нездоровое… что-то грязное.

Шарлотта вернулась к письменному столу и снова засела за историю средних веков. Выбор перед ней стоял такой: либо заняться учебой, либо попытаться слиться с толпой инфантильной американской золотой молодежи, стремящейся подтвердить свою взрослость, главным образом, благодаря количеству сексуальных приключений и нецензурных выражений. Что ж, это никуда не убежит. Матерящиеся сальные псевдо-мачо поджидают ее повсюду — в холле общежития, на каждом углу по всему кампусу и… к сожалению, в туалетной комнате в конце коридора тоже.


Шарлотта никак не могла понять, что происходит. Она только что уснула, и вдруг ее сон вспорол луч света, проникший в комнату из-за приоткрытой двери. Кто-то упорно тряс ее за плечо, тряс и тряс…

— Шарлотта! Шарлотта! Шарлотта! — настойчивый и требовательный шепот.

Шарлотта повернула голову и приподнялась на локте. В прорвавшемся из коридора луче света она увидела знакомый тощий и костлявый силуэт, склонившийся над ней.

— Шарлотта! Просыпайся! Да проснись же! Слушай, выручи меня, пожалуйста! — Приглушенный голос звучал почему-то с непривычными до сих пор доверительными и даже просительными интонациями. Беверли.

Теперь Шарлотта уже сидела на постели. Она промычала что-то нечленораздельное, выжидая, пока глаза привыкнут к свету.

— А сколько времени?

В ответ — все тот же низкий вкрадчивый голос, а тон такой, будто они с Беверли лучшие подруги.

— Два или полтретьего, я точно не знаю. В общем, еще не поздно. Слушай, выручи меня, мне правда очень, очень нужно. — Алкогольный «выхлоп».

— Я спать хочу, — сказала Шарлотта. — Я уже сплю. — Она произнесла это недовольным тоном, но поняла, что фраза прозвучала как туманное объяснение очевидного факта.

— Да я все понимаю, ты уж извини, но выручи меня, это только сегодня, ну пожалуйста, Шарлотта. — Беверли принялась зачем-то массировать ее плечо, которое только что трясла. — Честно, только один раз, — сказала она. — Обещаю, что больше не буду тебя просить, честно, обещаю. — Судя по голосу, ей действительно что-то было нужно позарез, причем срочно.

Шарлотта никак не могла взять в толк, чего от нее хотят; все так же опираясь на локоть, она мутным голосом спросила:

— Только один раз… ты о чем?

В ответ все тот же приглушенный, но требовательный голос:

— Понимаешь, тут этот парень… ну, Харрисон… Ну пожалуйста, если ты меня подставишь, мне конец. Знаешь, как он мне нравится. Я хочу его с того самого дня, как мы сюда приехали… Шарлотта, ты хоть понимаешь, о чем я говорю?

Беверли опустилась на колени возле кровати, так что теперь ее голова была почти вровень с головой Шарлотты. Алкогольные пары окутали обеих плотным облаком. Глаза у Беверли были огромные… и прямо-таки горели в темноте, словно внутрь черепа были насыпаны уголья. Шарлотта даже отвернулась.

— Ну Шарлотта!

Та снова посмотрела на свою соседку. От света, который бил из коридора ей прямо в глаза, у нее кружилась голова. Он струился прямо из-за спины Беверли и играл сверкающими искрами на плечах ее шелковой блузки. Блузка была застегнута всего на одну или две нижние пуговицы.

— Я хочу привести его сюда. Мне очень нужно. Пожалуйста, пожалуйста, ты должна мне помочь! Переночуй где-нибудь в другом месте. Только один раз, честное слово! Я тебе обещаю, больше никогда просить не буду. Шарлотта! — Беверли закрыла глаза, запрокинула голову, изогнув шею, и прижала мелко дрожащие кулаки к щекам. Судя по всему, она считала, что так ее просьба будет звучать наиболее убедительно, и даже такое жестокое существо, как Шарлотта, не сможет ей отказать.

Сбитая с толку Шарлотта воскликнула:

— Да ты что, у меня же завтра зачет!

— Слушай, ты можешь переночевать в соседней комнате, у Джоанны и Хиллари! У них и запасной матрас есть.

— Как это? Я их почти не знаю!

— Зато я их знаю. Они всё поймут. Так все делают.

— У меня завтра зачет! Мне выспаться надо!

Беверли склонила голову набок и шумно выдохнула. Судя по выражению ее лица, у нее просто в голове не укладывалось, что на свете бывают такие бесчувственные, жестокие люди, не умеющие сосуществовать с другими и игнорирующие их потребности. Подумаешь, попросили тебя переночевать в другой комнате — дело-то житейское. Беверли явно приходилось сдерживаться, чтобы не высказать все, что она думает по этому поводу. Старательно сохраняя просительные интонации в голосе, она заглянула в глаза Шарлотте и сказала:

— Шарлотта, ну послушай меня. Ты прекрасно выспишься. Тебе нужно только перейти в соседнюю комнату и лечь на запасной матрас. Это займет три секунды. Ты и проснуться-то не успеешь. Пожалуйста. Ну как мне тебя еще упрашивать? В конце концов, дело-то ерундовое. Ты просто назло мне упрямишься. А мне комната сегодня ну позарез нужна. Ну же, Шарлотта! Сделай для меня такую малость. Вот если бы ты меня попросила, я бы для тебя сделала.

Шарлотта чувствовала, что силы оставляют ее, а решимость куда-то уходит, уступая место чувству неловкости. Беверли, конечно, была пьяна, но ей каким-то образом удалось так представить ситуацию и так сформулировать свой вопрос, что отказ выставил бы Шарлотту законченной эгоисткой, не желающей соблюдать элементарные нормы этикета, принятые в студенческом общежитии. Впрочем, при желании можно было бы представить дело и так, что Шарлотта оказалась бы не просто серостью и невежей, но упрямой и зловредной нарушительницей всех неписаных правил для девушек-студенток, вынужденных делить помещение с кем-либо еще и не имеющих возможности вести личную жизнь тогда и так, как им того хочется.

Шарлотта заставила себя сесть. Она прекрасно понимала, что должна отказать соседке, что нет никаких причин уступать и лишать себя нормального ночного сна накануне зачета по очень трудному курсу. Да и вообще — уступать кому-то фактически свою постель?.. И все-таки она словно со стороны услышала свой голос:

— Чей там матрас? У кого спрашивать? Я же их совсем не знаю. — Как только прозвучали эти слова, капитуляцию можно было считать подписанной.

— Я думаю, что вообще-то он принадлежит Хиллари, — затараторила Беверли, стремясь закрепить достигнутый успех. — Спроси у Хиллари, но вообще это неважно. Хиллари… или Джоанна… но лучше спроси у Хиллари. Но в любом случае они обе все поймут. Они свои — что одна, что другая.

Шарлотта медленно, все еще в полусне, спустила ноги с кровати и нашарила тапочки. Она прекрасно понимала, что только что потерпела сокрушительное поражение, не сумев настоять на своем. Вздохнув, она встала и натянула халат.

— Достаточно просто постучаться к ним в дверь, — заверила Беверли. — Хиллари — отличная девчонка, можешь ей ничего не объяснять. Она всегда рада помочь, она такая классная… — Беверли и дальше готова была строчить, как из пулемета, — а все ради того, чтобы выставить не слишком понятливую соседку за дверь.

Так оно и получилось. Сама не понимая, что происходит, Шарлотта вдруг оказалась в коридоре перед дверью практически незнакомых однокурсниц в половине третьего ночи. Хиллари никогда не казалась Шарлотте гостеприимной и вообще склонной к альтруизму. У нее был резкий скрипучий голос и такой сильный акцент, что Шарлотта вначале думала, будто она приехала из Англии или еще черт знает откуда. Впрочем, впоследствии выяснилось, что Хиллари выросла в Нью-Йорке, и при каждом удобном случае, о чем бы ни шла речь, она обязательно вставляла: «Вот у нас в Сент-Поле…», — из чего Шарлотта сделала вывод, что этот самый Сент-Пол — такая же престижная школа, как Гротон.

Шарлотта прислонилась к стене и попыталась собраться с мыслями и — что было в данной ситуации еще важнее — набраться смелости. Ее душило чувство обиды и презрения к самой себе за проявленную слабость. Где-то в конце коридора из-за чьей-то двери доносились звуки рэпа и пробивались отдельные фразы: «Эй ты, возьми меня за тести-кулы… Обсоси их, как пепси-кулу…» Все это звучало не страшно громко, но достаточно громко, чтобы здесь, в коридоре, было отчетливо слышно. Шарлотта огляделась, подсознательно рассчитывая увидеть того парня, ради которого Беверли и выставила ее из комнаты. Впрочем, вместо одного парня она увидела приближающуюся компанию из двух парней и трех девушек, которые хохотали над чем-то, надрывая животы. Один из парней искусственным, наигранным басом повторял одну и ту же фразу: «Твое „эго“ выписывает чеки, которые твое тело не в состоянии оплатить; твое „эго“ выписывает чеки, которые твое тело не в состоянии оплатить». Хохот, хохот, хохот. Увидев Шарлотту, компания затихла и даже как-то присмирела. Проходя мимо, каждый счел своим долгом оглядеть ее с ног до головы. Халат, пижама, удобные мягкие тапочки. Не успев отойти от готовой сквозь землю провалиться Шарлотты, один из парней многозначительно протянул: «Да-а-а-а-а, дела-а-а-а…», — и все снова захохотали.

Этот смех, это издевательское «да-а-а-а-а» словно хлестнули Шарлотту по лицу, нет, ее словно ударили тяжелым кулаком прямо в солнечное сплетение. Девушка почувствовала почти физическую боль. Что ж, следовало признать: она только что потерпела чудовищное поражение, сдав свою единственную крепость без боя. Позволила вышвырнуть себя из собственной кровати, из собственной комнаты, а ведь здесь, в этом чертовом Дьюпонте, у нее больше ничего своего и не было — только кровать и половина жалкой, убогой комнатушки. Теперь же у нее оставались только пижама, тапочки и халат, то есть те вещи, которыми можно было худо-бедно прикрыть наготу — так ведь надо же, именно эта одежда вызвала такой припадок издевательского смеха у совершенно незнакомых людей. Шарлотта Симмонс! Ее собственное имя словно молотом ударило по черепу, едва не расколов его изнутри. Бессмысленно взывать к тому, от чего мало что осталось! Как гордо звучали когда-то эти слова… Шарлотта Симмонс… и вот теперь она унижена, изгнана и выставлена на всеобщее осмеяние… и у нее нет ни сил, ни желания отбить, вернуть то, что принадлежит ей по праву и что отобрали у нее хитростью и бесстыжей наглостью! Чудовищное, сокрушительное поражение… и снова она ощутила, как на нее накатывает волна отчаянного одиночества… Такой одинокой Шарлотта уже давно себя не чувствовала… и дело было даже не во внутреннем ощущении, а в реальном состоянии… Никому, абсолютно никому она здесь не нужна… Лета! Забвение! Ни единая душа не вспомнит о той, кому…

…Кому остается только постучать в соседнюю дверь и попросить разрешения переночевать у совершенно незнакомой Хиллари. Глубоко вздохнув и задержав дыхание, Шарлотта шагнула к двери с номером 514. Еще один вдох — и, вновь затаив дыхание, она постучалась. Тишина. Шарлотта заставила себя постучать сильнее. Из-за двери послышался голос парня, обращающегося явно к кому-то из обитателей комнаты:

— Кого это там еще, на хрен, принесло?

Шарлотту охватил ужас… она не знала, как быть дальше. Сама не понимая, что делает, бедняга наклонилась к самой двери и негромко позвала:

— Хиллари, Хиллари. — Тишина Шарлотта все так же шепотом, но уже погромче повторила: — Хиллари! Хиллари! — Тишина. — Это я, Шарлотта! Из соседней комнаты! Соседка Беверли! Я хотела попросить…

— Пошла на хрен!

Это уже определенно голос Хиллари. Перепутать его невозможно. И, судя по интонации, Хиллари вовсе не так уж счастлива пустить Шарлотту переночевать, как то расписывала Беверли, и вообще ей, судя по всему, совсем не свойственны альтруизм и стремление помогать ближним. Но что же делать?

— Хиллари… извини… можно, я…

— Я же говорю: ПОШЛА НА ХРЕН!

Снова голос парня:

— Да что за хрень такая, кто это к тебе ломится?

Шарлотта не могла поверить своим ушам. Она отступила от двери и остановилась посреди коридора Итак, ночевать ей негде, идти некуда, а утром зачет по истории средних веков. Профессор Кроун славится своей строгостью и требовательностью. Выспаться, ей обязательно нужно выспаться, вот только где?

— «Эй, возьми меня за член да засунь себе в зад… Мой болт, мой прибор, он тебе будет рад…» — причитал неизвестный рэппер в конце коридора.

Шарлотта отошла от комнаты 514 и шагнула к соседней двери — 512. Стоп, минуточку. Тут же парни живут. Еще несколько шагов. 510. Да, это комната девушек. Вот только она даже не знает, как их зовут. А впрочем, что еще остается делать? Она постучалась в дверь. Тишина О Господи, помоги же мне! Шарлотта постучалась громче и более настойчиво. Еще громче. Тишина Она повернула дверную ручку и осторожно толкнула дверь плечом. Дверь оказалась не заперта. Шарлотта приоткрыла ее ровно настолько, чтобы просунуть голову в образовавшуюся щель. Вместе с ней в комнату пробился и лучик света. Послышались недовольный стон и звук переворачивающегося тела. Обе кровати заняты их хозяйками, а посреди комнаты на полу лежит матрас, на котором уже кто-то спит. Присмотревшись, Шарлотта узнала «квартирантку»: да это же Джоанна, соседка Хиллари. Похоже, Хиллари выставила Джоанну из комнаты точно так же, как Беверли выставила ее саму. Сердце Шарлотты бешено заколотилось, а потом вдруг затихло, словно остановилось. И что теперь делать? Завтра утром зачет — а идти ей некуда и спать негде. Она оказалась в коридоре общежития в пижаме и халате в половине третьего ночи — и все из-за того, что похотливое желание какой-то бесстыжей девицы приволочь к себе парня посреди ночи расценивалось здесь, в Дьюпонтском университете, как что-то священное и более важное, чем все остальное.

Ну и куда же ей теперь податься? Может, к Эшли Даунс?.. Да, конечно, сейчас полтретьего ночи, но разве не для помощи в таких трудных ситуациях и существуют ассистенты-воспитатели? Вот пусть и поможет, как обещала.

Стоя в лифте, Шарлотта попыталась представить себе, как будет выглядеть эта сцена. Ей вдруг стало страшно и одновременно противно. Она вспомнила пышные вьющиеся волосы Эшли и разбросанное по полу белье, включая трусики-стринги. Да, в тот раз Эшли, наверное, немало посмеялась над ней — наивной деревенской девчонкой! С каким серьезным, проникновенным видом Эшли уверяла тогда Шарлотту, что здесь, в Эджертоне, не может быть никакого алкоголя по той простой причине, что таковы правила. Секс? Да что ты, всеобщее порицание такого явления, как «общажный инцест», сделает свое дело. В тот раз Эшли добилась педагогического результата — впрочем, кратковременного: Шарлотта ушла от нее успокоенной и даже воодушевленной. Она и сейчас прекрасно помнила, как уверенно держалась Эшли на организационном собрании первокурсников в Общем зале заседаний на первом этаже… так убедительно улыбалась всем своим юным подопечным. Казалось, оглашенные ею правила будут свято выполняться всеми, кому выпал счастливый случай учиться в Дьюпонте и жить в Эджертоне. Шарлотта вспомнила, как в большом зале собрались первокурсники, заняв все диваны, кресла и стулья, расставленные большим полукругом. Все они слушали Эшли внимательно. И вот — прошло всего три недели, и тот маленький спектакль уже кажется просто циничным балаганом. Нет, просить Эшли о помощи после всего, что та ей наговорила и с чем пришлось столкнуться самой Шарлотте, было бы еще одним величайшим унижением.

Лифт тем временем уже доставил девушку на первый этаж Что ж, по крайней мере, в общежитии есть общий зал. Можно будет на худой конец прилечь там на диванчик, пожалеть себя и подумать о будущем. Нельзя быть такой размазней и поддаваться на провокации. Да как она могла поверить ласковому голосу Беверли и ее дружеским интонациям? Разве они подруги? Так нет ведь, купилась на ее уговоры, как дитя малое.

Шарлотта вошла в зал. Диваны и кресла тут были расставлены в обычном порядке. Посреди этого обилия мебели виднелась пара огромных старинных диванов, обитых кожей орехового цвета, стоявших напротив длинного, тяжелого письменного стола из темного дерева и освещенных высокими торшерами в готическом стиле. Поначалу Шарлотте показалось, что в зале никого нет. Три человека, которых занесло в общий зал посреди ночи, совершенно потерялись в этом царстве дерева и кожи. Наконец Шарлотте удалось разглядеть полуночников. В дальнем углу одного из диванов сидела, подобрав ноги, девушка Ее внимание было поглощено какой-то книжкой в бумажном переплете. На краешке другого дивана спиной к Шарлотте сидела стройная девушка. Наклонившись вперед, она о чем-то негромко разговаривала с худощавым парнем, расположившимся в кресле. Оба были в джинсах и футболках.

Другое дело — девушка с книжкой. Господи, да что же на ней надето? Похоже, ничего кроме растянутой, сваливающейся с плеч футболки и клетчатых боксерских или иначе, «семейных» трусов вроде тех, какие носят парни. Впрочем, почему «вроде»? Это и были самые настоящие мужские трусы, и поскольку девушка сидела, скрестив ноги, то ширинка, соответственно, разошлась. У Шарлотты просто в голове не укладывалось, что приличная девушка может появиться на людях в таком виде, тем более в половине третьего ночи. С ее точки зрения, пределом падения было появиться где-либо, помимо своей комнаты и ванной, в пижаме и халате.

Шарлотта решила сесть где-нибудь подальше как от воркующей парочки, так и от девушки с книжкой. Она нацелилась в дальний угол зала, в одну из готических ниш в стене, и уже сделала шаг в том направлении, но внезапно собственное тело отказалось ей подчиняться. Ощущение было такое, словно в ней поселился кто-то еще, обладающий большей властью над моторикой, чем ее разум. И вот этому «кому-то еще» уже за глаза хватило одиночества, и он наотрез отказался забираться в дальний темный угол. Не понимая, почему это происходит, Шарлотта плюхнулась в ближайшее к ней кожаное кресло и вдруг расслабилась посреди этой старинной мебели, в уютном свете таких же старинных ламп, почувствовав давно забытое удовольствие от присутствия где-то по соседству нормальных — не орущих, не ржущих по-лошадиному, не раздражающих ее людей.

Впрочем, даже поселившийся внутри деспотичный командир не смог бы заставить ее в этот момент встать и подойти к сидевшим в зале полуночникам и завести с ними разговор. Ну не могла Шарлотта представить, как она подсядет на диван к девушке с распахнутой ширинкой и заведет с той беседу. Что же касается парочки в джинсах, то, во-первых, они были полускрыты от Шарлотты высокой спинкой стоявшего напротив дивана и отделены широким столом, а во-вторых, очевидно были настолько поглощены друг другом, что вряд ли имело смысл напрашиваться на общение с ними… Они сидели, склонив головы друг к другу и словно специально отгородившись таким образом от всего окружающего мира.

Коренастая девушка с книжкой на мгновение подняла глаза, проследила взглядом за Шарлоттой, устраивающейся в кресле, и тотчас же снова погрузилась в чтение. Книга… книга — вот что сейчас нужно, подумала Шарлотта. Ей вдруг почему-то больше всего на свете захотелось, чтобы эти трое незнакомцев не догадались, в какую отчаянную ситуацию она попала. Нужно было непременно чем-то заняться — все равно чем, чтобы они не подумали, будто ей деваться некуда: просто она вышла проветриться.

Шарлотта огляделась… На углу стола лежал какой-то журнал. Заливаясь краской от смущения — еще решат, что она от отчаяния готова читать все что угодно, что попадется под руку, — она встала, оперлась коленом о сиденье кресла и потянулась за журналом.

Только сев обратно, она заметила название своей добычи: «Космополитен». Шарлотта слышала об этом журнале, не раз видела его в киосках, но никогда не читала. Библиотека Аллегани-Хай его не выписывала, а сама Шарлотта «Космополитен», конечно, ни за что бы покупать не стала. На обложке стояла цена: $ 3.99, и это, понятно, не за годовую подписку, а за один-единственный номер. У них дома никогда не было глянцевых журналов — ни единого. И то сказать: кому, спрашивается, придет в голову потратить четыре доллара на какой-то журнал? С обложки Шарлотте приветливо улыбалась большеглазая блондинка. С обеих сторон от ее лица пестрели заголовки. Самый крупный гласил: «99 СПОСОБОВ СЕКСУАЛЬНО ПРИКОСНУТЬСЯ К НЕМУ. Эти легкие, волнующие прикосновения заставят твоего парня трепетать каждым дюймом тела (для нашего специального рецепта требуется глазированный пончик)». Чушь какая-то. Не может быть, чтобы так про все это и писали. Шарлотта перелистала журнал, оказавшийся очень толстым, и нашла наконец эту статью… «Конечно, тебе хочется стать для него самой лучшей навсегда. На самом деле достичь этой цели не так уж трудно. Приготовься сделать важный шаг в своей жизни и завоевать заслуженное звание секс-богини. Мы проконсультировались с некоторыми опытными экспертами (красивыми молодыми людьми, согласившимися поделиться с нами своими секретами) и разработали 99 наиболее эротических и волнующих прикосновений, с помощью которых девушка может провоцировать и заводить парня, заставляя трепетать каждый дюйм его тела, которое ждет и жаждет твоего прикосновения». Первый «эксперт» советовал: «Помоги мне застегнуть рубашку, а когда я встану перед зеркалом, подойди сзади, обними и поправь мне галстук. Когда ты меня одеваешь, мне больше всего хочется снова раздеться». Второй откровенничал: «Когда ты прикусываешь мне мочку уха, я забываю обо всем — даже на каком языке мы разговариваем…» Довольно-таки сально, подумала Шарлотта, но в общем-то ничего нового и сверхъестественно интересного. Но дальше — больше: Шарлотта зацепилась взглядом за следующие строчки: «Когда мы занимаемся сексом и ты сверху, можешь неожиданно схватить меня за яйца и слегка подергать их. Это неожиданное ощущение, от которого я буду в восторге». А вот еще: «Надень на меня презерватив. Я страшно завожусь, когда смотрю, как ты это делаешь». И еще: «Поводи языком вокруг головки моего члена, а потом неожиданно, без предупреждения засунь его себе в рот, насколько получится». Или вот: «Сними трусики, положи их в морозилку, а когда они хорошенько промерзнут, погладь меня ими. Не смейся, я действительно тащусь от этого». В отдельной рамочке был помещен особый рецепт номера, тот обещанный — самый крутой: «Моя девушка берет глазированный пончик и надевает его на мой член. Потом она откусывает от пончика по кусочку, время от времени прерываясь, чтобы облизать мой пенис. Сироп стекает мне на головку…»

Шарлотта захлопнула журнал и стала внимательно разглядывать обложку. Это что, порнографическая пародия на «Космополитен» — известный женский журнал? Она открыла страницу с выходными данными и… к своему удивлению, обнаружила огромный список всех редакторов, менеджеров, заведующих отделами, соиздателей; а в самом низу, словно бы подытоживая этот список, значилось:

«Издается компанией „Хёрст Коммьюникейшенс Инкорпорейтед“, президент и председатель Совета директоров: Виктор Ф. Ганци». Шарлотта отказывалась верить своим глазам. Она положила журнал на колени и задумалась, глядя куда-то вдаль перед собой. Коренастая девушка снова мельком взглянула на нее, но, как и в прошлый раз, мгновенно вернулась к своей книге.

Шарлотта почувствовала, что у нее горит лицо. Одна мысль о том, что кто-то — кто-нибудь — пусть даже любой из этих троих незнакомых людей — увидит, что она читает… читает и разглядывает эту похабнейшую порнографию! Да лучше умереть, чем так опозориться!

Стараясь вести себя как ни в чем не бывало (насколько это было возможно в ее состоянии), Шарлотта встала с дивана и, снова опершись о него коленом, потянулась и положила журнал обратно на стол. Чуть помешкав, она опять протянула руку и перевернула его лицевой стороной обложки вниз. Боже, какой позор! На то, чтобы развернуться и сесть обратно в кресло, у нее уже не было сил. Вместо этого Шарлотта опустилась на ближайший диван, не зная, куда деваться от стыда, и больше всего на свете желая исчезнуть, провалиться сквозь землю, но, к сожалению, ей это не удалось.

И Шарлотта осталась тихонько сидеть, прислушиваясь к громко барабанящему в груди сердцу. Теперь она оказалась около стола, прямо напротив беседующих о чем-то парня и девушки в джинсах. У нее не было никакого желания подслушивать, но именно в это время парень повысил голос, и Шарлотта невольно услышала обрывки разговора.

— Что? Я тебя не понимаю. Ты хочешь, чтобы я… чтобы я… сделал это ради тебя?

Ответ девушки, хоть и произнесенный шепотом, тоже прозвучал достаточно громко:

— Ну пожалуйста, Стюарт… как ты не понимаешь? Я же на первом курсе. Ни с кем из этих парней я не знакома — а тебе они все старые приятели. Ты старшекурсник. И я тебе доверяю.

— Ну ладно, а мне-то в этом какой интерес? — спросил парень.

— А что, разве я тебе не нравлюсь?

— Ты очень красивая. Я это говорю только на случай, если ты вдруг еще не в курсе; правда, я в этом сильно сомневаюсь. Ну и при чем здесь это?

— А мне кажется… очень даже при том. В определенном смысле.

— Не выдумывай. Ты меня просто используешь.

— Ну, знаешь ли…

— Бриттани! Мы же с тобой познакомились, когда тебе было девять, а мне тринадцать. Да я всегда чувствовал себя, как твой дядюшка Господи, ты с ума сошла, это будет вроде инцеста.

— Ой, я тебя умоляю…

— Да я думаю, что у меня на тебя… что у меня с тобой даже ничего не получится.

— Уф-ф-ф. Ну и что же мне делать?

С этого момента они опять стали говорить тише, и до Шарлотты теперь доносился только шепот, время от времени прерываемый просительными вздохами и фырканьем девушки.

Гадая о том, чего же так настойчиво добивается эта Бриттани от своего старого знакомого, Шарлотта сама не заметила, как стала клевать носом.

— Что, в секс-ссылке?

Шарлотта вскинула голову и открыла глаза. Этот вопрос задала девушка в боксерских трусах, сидевшая на другом конце дивана Она смотрела прямо на Шарлотту и улыбалась — не дежурной улыбкой, а вполне открыто и дружелюбно. Шарлотта «протормозила» с ответом дольше, чем нужно, и девушка решила повторить свой вопрос:

— Я говорю — ты в секс-ссылке?

К этому моменту Шарлотта успела проанализировать новый термин, разложить его на составные элементы и опять сложить вместе.

— Да… типа того.

— Меня тоже сослали.

— Тебя тоже? Значит, вот как это называется — секс-ссылка?

— Гм-м, ну да. А что, прикольное название. — Незнакомка пожала плечами, явно уже смирившись со своей участью на эту ночь. — Это уж в третий раз за две недели. А тебя часто выставляют?

До Шарлотты постепенно стало доходить: это явление настолько распространенное в общежитии, что для него даже придумали специальное слово.

— Вообще-то в первый раз. Я просто не могла… в общем, соседка меня уговорила, обещала, что больше такого не повторится.

— Ха-ха! — Видимо, собеседницу Шарлотты эта идея очень позабавила. — Мне тоже так говорили. На самом деле это означает, что не повторится прямо сегодня ночью. Может быть. Если повезет.

Шарлотта в задумчивости поджала губы. Такая перспектива ее абсолютно не устраивала.

— Не знаю… не уверена, что смогу с этим мириться.

— Брось ты… — примирительным тоном сказала девушка. — В жизни так всегда бывает — во всем. И потом, нужно ведь уметь уживаться с людьми. Вот ты ее сегодня выручила, значит, она не сможет тебе отказать, когда наступит твоя очередь. А кто твоя соседка?

— Ее зовут Беверли, — рассеянно ответила Шарлотта. Господи, да о чем это она? Когда наступит ее очередь!

— М-м-м, нет, вроде бы такую не знаю. А сама ты парнем уже обзавелась?

Пораженная Шарлотта только и смогла выдавить из себя:

— Нет.

— И я тоже. Не везет. Парни подваливают ко мне, и я уже раскатываю губу, думаю — они хотят со мной познакомиться, а оказывается, наоборот, им нужно, чтобы я познакомила их с кем-нибудь из своих подружек, ну, или еще что-нибудь. — Она состроила скорбную мину, но тотчас же добродушно улыбнулась.

Собеседница ее была симпатичная, пожалуй, даже красивая девушка, причем такой тип красоты был Шарлотте хорошо знаком: немало таких лиц, пусть чуть грубоватых, но с правильными чертами, она видела у себя в Спарте. Однако под каноны «городской» красоты незнакомка явно не подходила — в первую очередь по комплекции: слегка полноватая, плотная и крепко сбитая. Никакие диеты и занятия спортом не увеличили бы ее шансов приблизиться к идеалу женской красоты двадцать первого века — тощей, узкобедрой дылды с рельефно очерченными мускулами. Эта девушка была создана по-другому и для другого. И все-таки она сидела здесь, в своих семейных трусах и растянутой футболке, выставленная из комнаты соседкой посреди ночи. Такая же, по сути дела, одинокая, как и Шарлотта, она смиренно проводила ночь в общем зале, мечтая о том, что когда-нибудь у нее тоже появится парень и она сможет отправить соседку в секс-ссылку. Приятная, добродушная, совершенно нормальная девчонка — и при этом считающая, что все происходящее вокруг нее в порядке вещей!

— Меня зовут Беттина, — представилась девушка.

— Шарлотта.

Они принадлежали к первому поколению, представители которого, знакомясь, называют одно только имя — без фамилии.

Весело подмигнув Шарлотте, Беттина поинтересовалась:

— Ты откуда?

— Из Спарты, Северная Каролина.

— Спарта? Нет, первый раз слышу. Мне показалось, что у тебя легкий южный акцент. А где ты в школу ходила?

Шарлотта напряглась. Этого еще не хватало. Стоило столько работать над собой в школьные времена, добиваясь абсолютно нейтрального, лишенного всякого акцента произношения, чтобы первая же знакомая обратила внимание именно на южный акцент. Не слишком довольная собой, она коротко ответила:

— Там же, в Спарте; я училась в школе Аллегани-Хай. — После секундной паузы, желая увести разговор от темы Спарты, Аллегани-Хай и южного акцента, Шарлотта перешла в контрнаступление: — А ты откуда?

— Я из Цинциннати. Окончила школу Севен-Хиллз, — ответила Беттина. — Слушай, а ты всегда пижаму носишь? Я имею в виду — в пижаме спишь?

Ну вот, и эта туда же! Мало Шарлотте этих снобистски настроенных подруг Беверли! И тех ребят и девчонок в коридоре! Какое им всем дело до ее пижамы? Всяко уж лучше, чем клетчатые семейные трусы, да еще с распахнутой ширинкой! Не успела Шарлотта придумать достойный ответ, чтобы раз и навсегда отбить у Беттины охоту говорить на эту тему, как…

…Как в общем зале раздался пронзительный визг. Визжала девушка, вбежавшая сюда через центральную дверь. Остановившись посреди зала, она взвизгнула еще раз. Это была высокая стройная блондинка, не зря надевшая шорты: ей было что показать — ноги у нее, что называется, росли от ушей. Что же касается визга, то его смысл был понятен каждой девушке. Так визжит всякая женщина, старательно изображая смертельный страх перед преследующим ее (несомненно, с самыми гнусными целями) мужчиной. Следом за девушкой в общий зал вбежал высокий парень с короткой стрижкой и небольшой челкой. Двигался он по-спортивному быстро, не прошло и нескольких секунд, как он загнал девушку в угол, прижал к спинке дивана и, обхватив пленницу обеими руками за плечи, стал подталкивать ее к выходу обратно в коридор. Жертва верещала и визжала:

— Нет, нет! Крис, отпусти меня! Ничего ты от меня не добьешься! Сказала — не буду, значит, не буду!

— Сказала — не сказала, а придется! Уговор дороже денег, старуха! — ответил парень.

С этими словами он вытащил ее из зала. Со стороны это выглядело… почти как хореографическая миниатюра: роскошная, красивая и стройная девушка делает вид, что не согласна уступать притязаниям высокого, красивого и атлетически сложенного парня, который, в свою очередь, делает вид, что верит в ее нежелание провести с ним некоторое время. Не переставая эффектно изображать борьбу, парочка покинула Эджертон-Хауз и вышла на улицу.

Ни Шарлотта, ни Беттина не сказали ни слова, но Шарлотта была уверена, что думают они об одном и том же. Эта красотка, воплощение юной женственности, ломается перед столь же эффектным воплощением юной мужественности — а они тут сидят в царстве старого дерева и потертой кожаной обивки, всеми брошенные, одинокие, отправленные в секс-ссылку.

Шарлотте захотелось немедленно встать и уйти из этого зала куда глаза глядят, несмотря на то, что идти ей было абсолютно некуда. Бродить по коридорам и холлам общежития до самого утра — такая перспектива ее не радовала. Да дело было даже не в этом. Ей просто не хотелось вот так на полуслове расставаться со своей новой знакомой — с такой… такой по-домашнему приветливой девушкой.

Шарлотта была вынуждена признаться самой себе: ни за что, ни за какие коврижки она сейчас отсюда не уйдет. Ну, обратила Беттина внимание на ее акцент — да и черт с ним. Не слишком тактично прикололась по поводу ее пижамы — это тоже ерунда, вполне простительно. Шарлотта привыкла ко всяким пинкам, ударам и уколам и могла бы справиться еще с дюжиной подобных оплеух. Зато сейчас у нее впервые за долгое время появилось столь важное в жизни чувство. Да, ее вышвырнули из собственной комнаты и собственной постели, отправили практически в никуда — в коридор, в пижаме и халате; да, она оказалась беспомощной перед наглостью соседки, — но теперь, по крайней мере, она чувствует себя не одинокой. Посреди ночи в этом почти пустом зале Шарлотта теперь не одна — рядом с нею, пусть и ненадолго, оказался просто нормальный человек, попавший в такую же дурацкую ситуацию… Уже одно это располагало к доверию — дружелюбная улыбка, нормальный разговор… Шарлотта была готова поделиться с Беттиной всем, что накопилось у нее за время пребывания в Дьюпонте, лишь бы ей только хватило смелости начать этот разговор…

Если б у нее только была возможность позвонить мисс Пеннингтон… или маме… «Алло, мисс Пеннингтон? Мама? Знаете такое место — Дьюпонт, по другую сторону гор? Те самые сады Афины, богини мудрости, где вершатся великие дела? Так вот, дорогие мои мисс Пеннингтон и мама, я забыла в свое время поинтересоваться у вас: известно ли вам, что такое секс-ссылка? И каково это, когда ты оказываешься в коридоре среди ночи, и над тобой хохочут совершенно незнакомые люди, — и все это только потому, что твоей обожаемой соседке, как какой-нибудь крольчихе, позарез приспичило потрахаться с парнем, которого она только что подцепила?»

Ей казалось сейчас ужасно важным поговорить с Беттиной. И наконец Шарлотта спросила ее о первом, что пришло в голову:

— Кто это такие? — кивнув в тот угол, где Аполлон настиг и прижал к спинке дивана убегающую от него нимфу.

— Его я не знаю, — сказала Беттина, — а она первокурсница. Когда меня отправляли в секс-ссылку прошлые два раза, я ее тоже здесь видела. Она всегда появляется так поздно, и за ней обязательно гонится какой-нибудь парень. Есть в ней, наверное, что-то такое, что их заводит, но знаешь, на третий раз мне этот спектакль с визгом и воплями уже надоел. — Беттина чуть наклонила голову и по-детски кокетливо повела из стороны в сторону широко раскрытыми глазами. — Вот если б она захотела со мной ногами поменяться, я бы возражать не стала.

— Да, тут я тебя понимаю, — кивнула Шарлотта. Впрочем, она поймала себя на том, что произнесла эти слова не совсем искренне. На самом деле где-то в глубине души ей хотелось сказать Беттине: «Нашла кому завидовать. Вот погоди, ты еще моих ног не видела. Я ведь занималась горным кроссом».

Эта мысль подняла ей настроение и заставила вспомнить самое важное правило — как бы плохо и одиноко тебе ни было, не забывай повторять про себя волшебное заклинание: «Я — Шарлотта Симмонс».

ИНТЕРЛЮДИЯ: ария одинокой провинциалки

Дорогие мама и папа!

Честно вам признаюсь, что когда я смотрела вслед нашему старенькому пикапу, на котором вы уезжали домой, у меня глаза затуманились от слез…


«Старенький пикап?.. Глаза затуманились от слез?..» Шарлотта вздохнула и даже застонала. Ну как можно писать такое родителям? Отложив шариковую ручку и оторвав взгляд от листа линованной бумаги из школьной тетрадки, она откинулась на спинку стула — насколько это позволял старый деревянный стул без подлокотников и с жесткой прямой спинкой. Она посмотрела в окно на башню библиотеки, так великолепно сверкавшую в темноте. Впрочем, Шарлотта хоть смотрела на нее, но словно не замечала. По всей комнате были разбросаны тряпки, принадлежащие Беверли, из-под ее кровати раскинул целую паутину проводов стабилизатор напряжения, и те кабели, которые не были в данный момент подключены к каким-нибудь агрегатам, протянулись во все стороны, словно щупальца какого-то диковинного осьминога. Кровать Беверли была, как всегда, не застелена, и на ней, равно как и под ней, а также рядом с ней валялись коробки с компакт-дисками, незавинченные тюбики с кремами для кожи, вскрытые упаковки из-под тональных глазных линз. Кроме того, вся комната была завалена, заставлена и забита бессчетным количеством самых разнообразных электронных устройств, по сокращенным названиям которых маленький ребенок, наверное, смог бы выучить алфавит: все они — PC, TV, CD, DVD, DSL, VCR, MP4 — тихо дремали в отсутствие хозяйки, но некоторые, по-видимому, выставленные в караул, не смыкали глаз, поглядывая по сторонам кто зеленым, а кто красным зрачком светодиода. Одного взгляда на всю эту панораму было достаточно, чтобы понять, до чего ленивой и неряшливой была соседка Шарлотты… Сама она уже привыкла к этому беспорядку и вроде бы даже перестала обращать на него внимание.

В этот момент мысли Шарлотты были заняты другим: ей вдруг стало стыдно, что она в письме родителям чуть не назвала их машину «стареньким пикапом». Хорошо, вовремя заметила. Отец ведь без этой развалюхи как без рук, а она пишет о ней как о какой-то бесполезной рухляди. «Глаза затуманились от слез…» Ну ничего себе! Интересно, что сказали бы мама с папой, читая такое. Тоже мне, изящная словесность…

Шарлотта вырвала листок из тетрадки и отложила в сторону. Она написала всего пару строк, так что можно будет еще использовать его для черновиков. Наклонившись над столом, девушка вновь принялась за письмо:


Дорогие мама и папа!

Надеюсь, я выглядела не слишком грустной, когда провожала вас. Глядя вам вслед, я вдруг поняла… — Она хотела написать: какой долгий путь я проделала, но внутренний сигнал тревоги снова заставил Шарлотту задуматься и несколько изменить заготовленную фразу: …что мне будет очень вас не хватать. Но здесь у меня так много занятий, лекций, знакомств с новыми людьми и… — Больше всего ей захотелось написать так: и я ежедневно усваиваю всё новые дурацкие правила первобытной жизни в этом диком племени под названием Дьюпонт, — но, конечно, Шарлотта заставила себя изменить формулировку: …я привыкаю к новой жизни, совсем не похожей на прежнюю, и по правде говоря, у меня совсем нет времени на ностальгию. Хотя порой я с легкой грустью вспоминаю наш дом и вас.

Учиться оказалось не настолько трудно, как я боялась. Один преподаватель, чьи лекции по французской литературе я собиралась слушать, даже сказал, что у меня «слишком высокий уровень» для этого курса. Если честно, меня и саму удивил его метод преподавания французской литературы, и я с удовольствием записалась на другой курс — более высокого уровня. У меня складывается впечатление, что поступить в такой престижный университет гораздо труднее, чем удержаться в нем, хотя я, конечно, еще не все здесь знаю, и мне не следовало бы судить так категорично… — тут Шарлотте захотелось написать: а то как бы не накаркать — очнешься, и окажется, что ты снова дома, в округе Аллегани, но она заменила эти слова на более нейтральные: …потому что можно спугнуть удачу.

Библиотека тут просто потрясающая. Вы, наверное, помните ее, это самое высокое здание во всем кампусе, то есть университетском городке. В библиотеке девять миллионов книг, есть литература по любой теме, какую только можно себе вообразить, иногда компьютер выдает такой огромный список, что трудно даже решить, с чего начать. Народу в библиотеке всегда много — в любое время дня и ночи. Многие студенты ходят заниматься не только днем, но и по ночам. Тут недавно я сама пошла туда позаниматься… — Нет, на всякий случай исправим на: мне пришлось пойти туда позаниматься довольно поздно, нужно было поискать кое-что в каталоге, и в зале, где стоят примерно 25 компьютеров, оказалось только одно свободное место. Так что мне еще повезло, что я успела его занять. Там даже можно завязать знакомство, когда… — Нет, конечно, нельзя писать: когда ругаешься из-за последнего свободного компьютера, а вместо этого следует сказать: …когда выясняешь, кто последний в очереди. И хватит об этом — никаких имен, никаких упоминаний о половой принадлежности.

Моя лучшая подруга — девочка из Цинциннати, Огайо, ее зовут Беттина, и она живет на одном со мной этаже. Мы познакомились как-то раз поздно вечером, когда нам обеим не спалось. Чтобы не скучать, мы обе тогда решили спуститься в Общий зал заседаний и немного почитать. Беттина очень приятная и энергичная девушка, скромная, но не застенчивая. Она легко сходится с людьми. Если Беттине кто-то симпатичен, она просто подходит и здоровается.

Вы не волнуйтесь, вообще-то я сплю хорошо. Единственная проблема состоит в том, что иногда Беверли возвращается в общежитие и ложится спать очень поздно, порой… — Написать бы им правду: в 3, в 4 и даже в 5 утра, но лучше ограничимся более мягким: …Чуть ли не во втором часу ночи, и когда она приходит, я, естественно, просыпаюсь.


Шарлотта снова откинулась на спинку стула и уставилась в окно — в бесконечные световые годы темноты и пустоты. Вот здесь, на этом месте, можно было бы разреветься и рассказать обо всем маме. «Мамочка, только ты сможешь понять, как мне здесь тяжело, только ты сможешь помочь! У меня ведь больше никого нет! Послушай меня! Можно, я расскажу тебе все так, как оно есть на самом деле? Беверли не просто возвращается домой под утро и, как я написала, „ложится спать очень поздно“! Она приводит с собой парней, заваливается с ними в постель, и они… они… занимаются этим буквально в четырех футах от моей кровати! Она ведет как раз то, что называется „беспорядочной половой жизнью“! Но Беверли не одна такая — тут все так живут! Девчонки отправляют друг друга по очереди в секс-ссылку! Девчонки из богатых семей, набравшие по полторы тысячи баллов на вступительных экзаменах, вопят на весь коридор: „Я хочу трахаться!“, „Пойду прошвырнусь, может, подцеплю кого-нибудь, а то мне сегодня потрахаться не с кем!“ И это девушки, мама, понимаешь, девушки, которые учатся в Дьюпонте — учатся и живут рядом со мной! Мамочка, что мне делать?..»

Шарлотта вздрогнула и заставила себя выбросить из головы все подобные мысли. Хватит и одного намека на… на секс… и мама, воплощенный гнев Божий, сядет за руль пикапа и лично увезет любимую дочь обратно в Спарту, а потом весь округ, конечно, будет гудеть, как растревоженный улей: «Шарлотта Симмонс бросила Дьюпонт. Нашей бедняге-недотроге показалось, что остальные студенты там слишком аморальные и безнравственные».


Поэтому она решила написать так: Правда, нельзя забывать, что когда я встаю по утрам в свое обычное время, Беверли еще спит, и я ей тоже немного мешаю. Но мы уже привыкли друг к другу и приноровились к взаимным недостаткам. Да и не так уж много времени мы проводим вместе. У Беверли здесь много знакомых по школе, и она в основном бывает с ними и… — Шарлотта начала было писать: со своим бойфрендом, затем переправила это слово на множественное число, но в итоге тщательно все зачеркнула и поставила точку после слов «с ними». Похоже, раньше она никогда не слышала южного акцента. Подумав, Шарлотта зачеркнула и последнее предложение. Подумаешь, несколько человек сказали ей, что у нее акцент. Глупости, нет у нее вообще никакого акцента. В общем, мы с Беверли отлично уживаемся.

Если бы вы знали, какое внимание здесь уделяется спорту! Игроки футбольной и баскетбольной команд знамениты на весь университет. Все в кампусе знают их в лицо и относятся к ним, как к настоящим звездам. На том курсе по французской литературе, на который я сначала записалась, занимаются четверо баскетболистов. Они все такие высокие, что любой рядом с ними кажется карликом. С одним из них я даже познакомилась. Он оказался очень любезным и сделал мне комплимент по поводу моего удачного выступления на семинаре. Вообще-то студенты-спортсмены делают вид, что им наплевать на учебу, но по-моему, тот парень, с которым я общалась, вовсе не такой дурак, каким хочет себя выставить. Ей до смерти хотелось написать: Он сразу же пригласил меня на ланч, что здесь является обычной общепринятой прелюдией перед тем, как потащить девушку в постель, — но, разумеется, писать об этом Шарлотта не стала. Какой смысл беспокоить родителей и нарываться на неприятности.

Некоторое время мне пришлось привыкать к жизни в совмещенном общежитии, все казалось так странно и неестественно. Впрочем, через некоторое время я освоилась и стала воспринимать мальчишек просто как соседей. Живут себе рядом, и ладно. Ей жутко хотелось написать то, что было бы равносильно самоубийству: А сейчас я вообще перестала замечать их, если не считать тех, кого притаскивает к нам в комнату Беверли, которой не терпится поразвлечься самой и предложить им в качестве аттракциона свою задницу. Но Шарлотта, сжав зубы, заставила себя вывести следующие строчки: Нет, конечно, мне еще многому предстоит научиться, многое понять в жизни Дьюпонтского университета, но ведь на самом деле все мы, первокурсники, оказались в одинаковом положении. Девушки-первокурсницы сбиваются в небольшие стайки… — не забыть выделить кавычками слово «стайки», а не то мама и папа могут подумать, что Шарлотта считает своих сокурсниц шумными и глупыми, как птицы, хотя на самом деле они действительно шумные, крикливые, безмозглые и к тому же похотливые, как кролики, нет, вообще, как все животные в брачный период вместе взятые, — …чтобы не чувствовать себя одинокими и потерянными.

В общем, все идет примерно так, как я себе и представляла! Время от времени мне хочется ущипнуть себя за руку, чтобы убедиться, что все это не сон и я действительно учусь в одном из лучших университетов страны. Имеется в виду: где такие ребята, как Чаннинг и Реджина показались бы безобидными четырехлетними карапузами. Дьюпонт — это, конечно, не Спарта, но у меня уже не раз и не два была возможность убедиться, что родившись и получив образование в Спарте, я даже имею некоторые преимущества перед теми, кто приехал сюда из Бостона и Нью-Йорка. На самом деле Шарлотте хотелось написать: Все они даже представить себе не могут, что можно говорить с людьми нормально — без иронии, сарказма, цинизма, не употребляя ни слишком заумных слов, ни нецензурных выражений; а главное, они и не догадываются, что в жизни есть еще что-то, кроме прыщавого подросткового секса. Жаль, что нельзя оставить такую фразу в письме, адресованном маме, — если мама и не поедет сюда, чтобы забрать ее, то уж куча переживаний, почти истерика ей в любом случае обеспечена! В общем, Шарлотте пришлось ограничиться короткой припиской: Многие из них не отдают себе отчета, что далеко не все в этом мире покупается за деньги.

Ну вот, вроде бы и все. Вообще-то я не собиралась писать такое длинное письмо, но как-то само получилось. Простите, что так долго не писала, но сами понимаете — не до того было. Поцелуйте за меня Бадди и Сэма; и конечно, передайте привет тете Бетти и кузену Дуги. Скажите, что я по ним соскучилась, но у меня все хорошо.

Целую,

Шарлотта.

Шарлотта снова откинулась на спинку стула… Вот так: все письмо, от первой до последней строчки — сплошная ложь, преднамеренная и обдуманная.


Она еще долго сидела у стола, глядя в окно, словно в каком-то трансе. Прожектора декоративной подсветки будто акварелью раскрасили фасад и башню библиотеки. В этом свете совершенно по-новому, не так, как днем, заиграли колонны и арки здания, выстроенного в старинном стиле. «А что, если позвонить мисс Пеннингтон?» — вдруг подумала Шарлотта и слегка воспряла духом. По крайней мере, ее суждения и выводы будут гораздо более объективными, чем мамины. Она всегда была для Шарлотты образцом ума и интеллигентности… Мисс Пеннингтон… Шарлотта попыталась представить себе этот разговор — но что может знать мисс Пеннингтон о сексуальной жизни по другую сторону Голубых гор? Да ничего. Откуда ей об этом знать? Уже преклонных лет старая дева, прожившая всю свою жизнь в Спарте. Буквально в следующую секунду Шарлотте стало стыдно, что она так неуважительно думает о человеке, сделавшем для нее столько добра. И все-таки это правда. «Старая дева» — да разве кто-нибудь в Дьюпонте хотя бы поймет значение этого слова? Нет, доведись кому-то из сексуально озабоченных дьюпонтских умников обсудить историю жизни мисс Пеннингтон, разговор наверняка уйдет в русло противоречий между эмоциональной и разумной сторонами ее натуры, особенностей ее кровообращения и обмена веществ, а в конечном итоге сведется к пересыпаемому сальными шутками обсуждению ее якобы лесбийских наклонностей, скрытой транссексуальности или еще чего-нибудь похуже. Эти бесстыжие любители клубнички изваляли бы ее в грязи, лживо прикрываясь при этом лозунгами «защиты права каждого на собственную сексуальную ориентацию». Сколько же во всем этом фальши! И в то же время — ну что может знать мисс Пеннингтон обо всем этом? Шарлотта уже заранее могла сказать, что ответит учительница, если она обратится к ней со своими переживаниями: «Займись делом, учись, возьмись за какой-нибудь научный проект, а на них не обращай внимания». Надо быть самой собой, оставаться независимой, идти не в ногу со всеми, плыть против течения — и со временем тебя оценят и еще будут тобой восхищаться, как это произошло там, в Спарте… «О, мисс Пеннингтон! Вы не понимаете. В Спарте это было легко. Легко было сохранять собственное достоинство и задирать нос перед всякими Чаннингами и Реджинами, и меня не слишком задевали их язвительные замечания по поводу „перезрелой вишни“ и ехидные расспросы девчонок о том, когда же я наконец перестану ломаться и начну давать — Реджина так однажды и спросила меня прямо в лицо. Да, там все было легче, потому что из школы, пережив очередной шквал насмешек, я возвращалась домой, где меня ждали мама с папой, Бадди и Сэм. А я ведь чувствовала внутреннее превосходство даже по отношению к ним, даже перед мамой. То, что мои родители — люди довольно отсталые, я поняла уже к тринадцати годам! И все-таки наша старая лачуга на Каунти-роуд, 1709, была моим домом. Да, там воняло керосином и угольной копотью, но там никто не посмел бы меня тронуть, никому и в голову не приходило даже попытаться это сделать. Попробовал бы кто-нибудь выдержать взгляд отца, когда тот начинал злиться. Никому бы и в голову не пришло раздражать кузена Дуги до такой степени, чтобы он обнажил клыки в яростном оскале». Девушка вспомнила, как он однажды чуть не убил здоровяка Дэйва Косгроува, швыряясь в того камнями, причем впечатление было такое, что промахнулся Дуги специально, не желая брать грех на душу. Это произошло после того как Дэйв сально подмигнул Шарлотте и спросил: «Ну что, Шарлотта, вишенка ты моя замороженная, когда же мне подадут тебя на блюдечке с голубой каемочкой?» Кузен Дуги не стал этого терпеть, а сказал, стоя в руках с булыжником еще большего размера: «Слушай, ты, жирный кабан, еще раз сболтнешь что-нибудь в таком духе — и я из тебя свиную отбивную сделаю». И Дэйв, весивший, наверное, фунтов на восемьдесят больше кузена Дуги, просто слинял. Вот почему он и вел себя тише всех в той развеселой компании, вломившейся на памятную вечеринку после выпускной церемонии. Все объяснялось просто — там был кузен Дуги.

Здесь же, в Дьюпонте, возвращение «домой» вовсе не спасало от всего того, от чего Шарлотта хотела отгородиться, — наоборот, именно тут ей и приходилось хуже всего. В том помещении, которое считалось «ее» комнатой и должно было служить местом отдыха, сна и вообще надежным убежищем, Шарлотту как раз больше всего и валяли в грязи. Не столько умом, сколько на инстинктивном, подсознательном уровне девушка понимала: ей просто нужен кто-то умный и знающий, кто поймет и подтвердит ее оценку происходящего. Пусть кто-то скажет ей: «Да, все это на самом деле несправедливо, и у тебя нет другого выхода, кроме как держать удар, оставаться независимой и стараться жить так, как ты считаешь нужным. Стой твердо, как скала, посреди океана всеобщего разложения». В официальной системе координат Дьюпонтского университета таким человеком должен был стать ассистент-воспитатель общежития. Ха-ха, вот насмешили. Шарлотта сразу вспомнила свой разговор с Эшли, мигом определившей ее в разряд безнадежно невинных и столь же недалеких деревенских простушек, которым можно плести любую сентиментальную чушь, например, про якобы единодушно порицаемый «общажный инцест». Она прямо-таки видела перед собой «честное» лицо Эшли и ее длинные спутанные светлые волосы…

«Знаю!»

…Светлые волосы, светлые волосы и веснушки: Лори. Да, конечно, ее единственная школьная подруга — сама всего лишь первокурсница в университете Северной Каролины, но ведь Лори всегда была более рассудительной и зрелой, чем все остальные девочки в Аллегани-Хай, а кроме того, она была религиозной — ее семья принадлежала к баптистской церкви Новой Реки. По мнению Шарлотты, представители этой общины не зря называют себя самыми лучшими или самыми настоящими баптистами. Эта община, члены которой по большей части были горожанами, в какой-то мере противопоставляла себя той, чье влияние сказывалось в основном в сельской местности. Последние только омывали ноги, а «самые настоящие» крестили людей, целиком погружая их в воду в Новой Реке на Пасху, когда вода была еще холодна, как лед. В общем, Лори была девушкой с твердыми убеждениями!

Шарлотта встала из-за стола и взяла в руки телефонную трубку. Этот радиотелефон принадлежал Беверли, которая решительно заменила им обычный «казенный», где трубка соединялась с аппаратом посредством шнура. Шарлотта могла брать его, когда ей было нужно, набирая перед вызываемым номером свой личный код. Но девушки пользовались этим телефоном редко. Беверли практически жила с мобильником, прижатым к уху, а Шарлотта, как и ее родители, старалась как можно меньше «звонить по межгороду». Сама не понимая, что с ней происходит, Шарлотта набрала номер главной информационной службы штата Северная Каролина в городе Роли и вышла на справочное университета. Конечно, за все придется заплатить, но сейчас она гнала от себя эту мысль, откладывая ее на потом. Автоответчик на том конце провода продолжал выдавать указания: нажмите то-то, если вам нужно одно, а вот это — если хотите узнать другое… В какой-то момент Шарлотта запуталась, и ей пришлось начинать все сначала… выбрасывать деньги на ветер. Потом девушка сосредоточилась на указаниях виртуального диспетчера и стала послушно нажимать то, чтобы получить это… а вот этот код обеспечит доступ к этой базе данных. Наконец она добралась до алфавитного списка абонентов и, как того требовал голос невидимого диспетчера, набрала первые четыре буквы нужной фамилии: МАКД… В трубке послышался голос, долго перечислявший всевозможных Макдоддов, Макдоланов, Макдонахью и Макдуверов, в конце концов дело дошло и до Макдауэллов, и теперь уже другой голос взялся за имена и инициалы: Эй-Джи, Артур, Эдит, Эф, Джордж, Эйч-Эйч, Иэн Макдауэллы прошли своей чередой, и вот наконец прозвучало заветное: Эль Макдауэлл. Шарлотта пришла в ярость. Она была уверена, что вся эта телефонная ловушка придумана специально для того, чтобы она, Шарлотта Симмонс, потратила свои последние деньги на поиски нужного номера Едва не спутав от возмущения кнопки, она дала положительный ответ, и в трубке послышался очередной механический голос, дважды продиктовавший ей номер Эль Макдауэлл.

Одному Богу известно, во сколько ей обойдется этот звонок. Однако Шарлотте неожиданно полегчало. Ну имеет же она право совершить хоть какой-то безрассудный поступок! Девушка набрала номер, поправила стоявшую на тумбочке «базу» телефона и села в кресло. Семь гудков, восемь… наверное, ее нет дома, если, конечно, Эль — это действительно Лори…

— Алло? — В трубке звучал громкий музыкальный фон — все тот же вездесущий рэп.

Сжавшись от волнения и чувства неловкости, Шарлотта спросила:

— Могу я поговорить с Лори Макдауэлл?

Пауза…

— Это Лори… я слушаю…

Шарлотта возликовала. Лори! Ну как она не догадалась позвонить ей раньше? Уж Лори-то все поймет и все объяснит! Вздох облегчения. Шарлотте хочется смеяться, она так счастлива. Она чуть не срывается на крик:

— Лори! Ты меня не узнаешь?

— Не-е-е-ет…

Радостную Шарлотту тянет на шутки. Она хихикает:

— Это Реджина Кокс.

— Реджина?.. Шарлотта!

Визг, смех, радостные восклицания, бесконечные «прямо не верится», опять визг и смех. На заднем плане по-прежнему звучит речитатив рэпа: «Оторви мне член, оборви мне его…» — Да это же Доктор Диз! Интересно, с каких это пор Лори стала слушать рэп?

— Реджина… надо же было придумать. Шарлотта, ты в своем репертуаре… Нет, ты только представь, что Реджина позвонила бы мне… А ты откуда говоришь?

— Из своей комнаты, из общежития.

— Из Дьюпонта?

— Ну да… из Дьюпонта…

— Что-то у тебя голос не очень веселый. Что-нибудь не так? Неужели тебе там не нравится? Нет, я поверить не могу! Это же так круто! Слушай, а я ведь столько раз тебе позвонить собиралась! Уже почти собралась — и тут ты меня опередила!

— Знаешь, я ведь тоже давно собиралась…

— Девушка из Дьюпонта! — воскликнула Лори. — Ну давай, рассказывай, как там у вас. Нет, тут тоже неплохо, но вы-то там, наверное, все круче тучи. Подожди, дай-ка я музыку приглушу, а то тебя плохо слышно.

Лори и все эти… «Круче тучи»? Рэп, бивший в трубку, зазвучал потише; напоследок до слуха Шарлотты донеслись строчки очередного хита Доктора Диза, связанные столь модной среди продвинутых слушателей полурифмой: «…возьми меня за тести-кулы… Обсоси их, как пепси-кулу…» Шарлотта вдруг забеспокоилась, что Лори, отвлекшись, забудет, что они собирались поговорить о Дьюпонте. При этом сама она не хотела навязывать подруге эту тему, боясь, что та догадается, насколько важен для Шарлотты этот разговор и как плохо ей здесь живется.

Лори вернулась к телефону.

— Извини, я как-то и не подумала, что он орет на всю катушку. Знаешь, кстати, кто это поет?

— Доктор Диз, — сказала Шарлотта. На этом тему рэп-музыки очень хотелось бы считать исчерпанной. Еще не хватало, чтобы разговор с единственной школьной подругой свелся к обсуждению сомнительных достоинств какого-то тупого матерящегося певца — если вообще можно назвать рэп пением. В то же время в ней проснулось некоторое любопытство. — Я и не знала, что тебе нравится рэп.

Лори, словно почувствовав в голосе Шарлотты некий упрек, ответила:

— Ну, не весь подряд, а так, кое-что. Есть хорошие песни.

Молчание в трубке. Тишина в эфире. Разговор словно провалился в какую-то яму. Шарлотта судорожно пыталась подыскать какую-то тему. Наконец ей удалось выдавить из себя:

— У вас что, всё так же, как и у нас? Здесь в Дьюпонте все играют и слушают только рэп и регги, ну, кроме тех, кто любит классику и все такое. На нашем курсе, кстати, много музыкантов.

— Да, у нас тоже в основном рэп и регги популярны, — сказала Лори, — хотя, правда, есть такие, кто «торчит» на кантри и фолке, особенно парни. Но уж мы-то с тобой такого в Спарте на всю жизнь наслушались. А в остальном тут у нас, в университете Северной Каролины, просто круто. А до чего же он огромный! Я первые недели две даже заблудиться здесь боялась, это же целый город.

Шарлотта слушала Лори и ловила себя на том, что прислушивается к знакомым интонациям. Ей вдруг стало тепло и легко на душе оттого, что Лори по-прежнему говорит так, как говорят в Спарте, с таким же акцентом, с такими же интонациями, с такими же типичными именно для Спарты оборотами речи. Нет, Лори, конечно, ничуть не изменилась, и она все поймет, если попытаться перевести разговор на нужную тему.

— Слушай, а там в Дьюпонте, — спросила вдруг Лори, — ты много на компьютере работаешь? Вы там, небось, из Интернета не вылезаете?

— Ну, не без этого…

Лори тем временем продолжала тараторить:

— Здесь у нас даже записываться на занятия надо через компьютер, по локальной сети, если хочешь какую-нибудь консультацию получить — тоже залезай в компьютер, и домашние задания по сети рассылают, и темы рефератов, и обратно преподавателям их приходится по электронной почте отсылать. Но мне вообще-то это нравится. — Она с неиссякаемым энтузиазмом продолжала описывать Шарлотте все то, что делало университет Северной Каролины таким крутым: — Зря говорят, что колледжи штатов какие-то провинциальные. Ничего подобного, тут полно крутых ребят учится. У меня уже столько подружек появилось. — «Подру-ужек». — Я так рада, что попала сюда.

Шарлотта не знала, что и сказать. Оказывается, Лори в университете понравилось. Искренне радуясь за подругу, она тем не менее испытала некоторое разочарование: всегда легче, когда знаешь, что тебе не одному плохо.

— Ладно, а ты-то как? — наконец поинтересовалась собеседница. — Выкладывай, как там у вас в Дьюпонте?

— Вообще-то здорово… нет, правда, здорово, — сказала Шарлотта. — Да ты, конечно, и сама все это не раз слышала.

— Не поняла. Ты к чему клонишь?

Шарлотта рассказала про церемонию посвящения в студенты, про речь декана, про средневековые знамена, про флаги сорока трех государств, студенты которых учатся в Дьюпонте, про длинный список нобелевских лауреатов…

— Подожди, это все я действительно и без тебя знаю, а ты лучше расскажи, как тебе там?

— Сама не знаю, — вздохнула Шарлотта. — Нет, наверное, здесь действительно здорово и даже круто, но мне-то что с того?

— Как это — что с того? — воскликнула Лори. — Да ты небось от радости до потолка прыгаешь.

После некоторой паузы Шарлотта решилась спросить:

— Ты живешь в совмещенном общежитии?

— В совмещенном? Ну да, конечно. Сейчас ведь практически везде так. А ты?

— Я тоже, — ответила Шарлотта. — И что ты об этом думаешь?

— Даже не знаю. Поначалу странно было, неловко как-то. Парни до того шумные, и потом, все уж чересчур напоказ крутые. Но потом постепенно привыкаешь. Я просто перестала об этом задумываться, вот и все.

— Про секс-ссылку слыхала?

— Не без этого…

— С тобой такое уже случалось?

— Со мной! Пока нет, но вообще случается сплошь и рядом.

— Ну вот, а со мной это уже случалось, — сказала Шарлотта. — Моя соседка является в три часа ночи и… — Она коротко пересказала историю своей ссылки. — Но самое поганое заключается в том, что соседка все поворачивает так, что я же чувствую себя виноватой. Я, видите ли, сама должна догадаться, что если ей приспичит напиться, подцепить парня и притащить его к нам в комнату потрахаться, то это гораздо важнее, чем любые мои зачеты, перед которыми надо выспаться, и чем вообще мое желание пожить как мне хочется в моей же комнате.

Пауза.

— По-моему, у нас здесь все точно так же.

— Тут в Дьюпонте, — продолжала Шарлотта, — все считают тебя какой-то… не знаю даже, как назвать… какой-то закомплексованной… жалкой маленькой пай-девочкой, если ты ни с кем не встречаешься, да что там — не встречаешься, — если ты ни с кем не занимаешься сексом. Девчонки прямо подходят к тебе и спрашивают — притом девчонки, с которыми ты почти не знакома, — так вот, подходят они к тебе и спрашивают прямо при всех, а не состоишь ли ты, мол, случаем, в клубе девственниц, и если у тебя хватит дурости признаться, что у тебя действительно до сих пор не было ни одного парня, то это равносильно уличению в каком-нибудь преступлении или извращении. Тебя на смех поднимут. Если у тебя нет парня, значит, ты — ущербная, убогая неудачница, а если хочешь общаться с парнем, значит, обязательно должна с ним спать. На самом деле в этом, по-моему, и есть какая-то извращенность. Или ты не согласна? Понимаешь, все считают, что это отличный университет, но если ты учишься здесь и при этом «не даешь», как выражалась Реджина, тебя просто не считают за свою. А мне кажется, это они какие-то ненормальные. Вот ты скажи: я права или просто во что-то не въезжаю? У вас-то там с этим делом как? Так же?

Пауза.

— Более или менее.

— Ну, и? Когда это лично тебя касается, ты как поступаешь? Что ты им говоришь?

Долгая пауза.

— Знаешь, я вроде как… да ничего я не говорю.

— А что делаешь? — требовательно спросила Шарлотта.

Еще более долгая пауза.

— Знаешь, я стараюсь смотреть на это по-другому. Я ведь никогда нигде не была, кроме Спарты. А колледж… не знаю, права я или нет, но по-моему, это отличная возможность для того… для того, чтобы поэкспериментировать. Попробовать все новое. Когда я оказалась здесь, то поняла, что нужно на время забыть, как мы жили там, в Спарте, и окунуться в новую жизнь.

— Ну… с этим-то я согласна, — сказала Шарлотта, которой было непонятно, зачем Лори повторяет такие очевидные вещи.

На этот раз пауза тянулась еще дольше.

— Ты, наверное, думаешь, что полностью оторвалась от нашего медвежьего угла, но ты уверена, что не привезла нашу Спарту с собой в Дьюпонт? — спросила Лори. — Подумай, не тащишь ли ты за собой слишком тяжелый багаж, хотя и сама этого не осознаешь.

— К чему ты клонишь?

— Да ни к чему, просто спрашиваю… ну, или предлагаю над этим подумать. Просто мне кажется, что эти четыре года — они для нас как подарок, в это время можно делать все что хочешь, все, что тебе заблагорассудится, и если что-то пойдет не так, никаких последствий это иметь не будет. Понимаешь меня? Никто за тобой сейчас не следит, никто ничего не запоминает. Если бы ты, оставшись жить дома, начала вести себя не так, как раньше, — родители вместе с остальными родственниками стали бы рвать на себе волосы и реветь в три ручья. Все будут косо смотреть на тебя, понимающе кивать и думать при этом: «До чего же она докатилась!», и вся Спарта станет зубоскалить и перемывать тебе кости за каждый твой поступок, любой шаг, который им покажется неверным. Когда учеба закончится и мы устроимся на работу, нам тоже придется более тщательно продумывать все свои поступки. Станешь вести себя не так, как положено, — неприятностей не оберешься. Чуть что — и начальник вызовет тебя на ковер, чтобы…

«…Чтобы трахнуть тебя прямо на этом ковре», — зачем-то мысленно продолжила за подругу Шарлотта. От того, что такая фраза вообще могла прийти ей в голову, девушке стало нехорошо, как будто ее ударили кулаком в живот. «Лори!»

— …Чтобы сделать сотруднице внушение, как он это называет, а на самом деле просто наорать на тебя. А если у тебя появится парень или даже муж, они не только ругаться станут, но еще и ныть и жаловаться начнут, а это, наверное, еще хуже: чуть что — будешь чувствовать себя виноватой. Вот я и хочу сказать, Шарлотта: посмотри на студенческую жизнь с этой стороны. Пока мы в колледже, у нас есть шанс попробовать все что угодно, поэкспериментировать над собой и над своей жизнью. Запретить нам никто ничего не может — мы вроде как уже взрослые, и в то же время все, что мы сейчас творим, останется только в наших воспоминаниях о молодости. Остальным будет наплевать, как мы вели себя, пока были студентками. Главное — потом не дразнить гусей. Представляешь, как это здорово: пробуешь и то, и другое, учишься всему, пусть даже набиваешь себе шишки, но никто никогда не вспомнит твоих ошибок. У всех окружающих как будто провал в памяти — эти четыре года твоей студенческой жизни, — и ты выходишь с дипломом колледжа, с накопленным опытом, но при этом оказываешься перед всеми такой же чистенькой и невинной, как та девчонка, которая поступила сюда четыре года назад.

— О чем ты говоришь? — переспросила Шарлотта. — Что нужно пробовать? С чем экспериментировать? Приведи мне хоть один пример.

— Ну… — Лори помедлила, — ты вроде говорила про парней, про то, чего они от тебя ждут и все такое…

— Да, говорила…

Лори продолжала чуть увереннее:

— Шарлотта! Это же не конец света! Это как раз тот момент, когда можно сорваться с цепи! Узнать все обо всем! Чтобы понять парней, нужно узнать, какие они! Нужно понять, как устроен мир! Хоть раз перестань себя сдерживать, попытайся взлететь, не задумываясь о том, что остается внизу, на земле! Ты же такая умная, это все признают. Я тебе честно говорю, Шарлотта: все, что мы с тобой учили, — это хорошо, но теперь настало время научиться кое-чему еще, тому, о чем мы никогда не говорили. Рискни, используй свой шанс! Для этого люди и идут в колледж! Конечно, не только для этого, но и для этого тоже.

Молчание. Затем Шарлотта сказала:

— То есть ты имеешь в виду… что нужно попробовать жить по-взрослому… во всех смыслах.

Снова молчание.

— Я не только про это, но и про взрослые отношения тоже.

Напряженное молчание.

— Лори, а ты уже это сделала?

Та ответила смело, не стесняясь, словно зная, что стыдиться ей нечего:

— Да, сделала. — Молчание. — Я прекрасно понимаю, что ты сейчас думаешь, но не стоит придавать этому такое значение. — Молчание. — И потом, так намного легче. И в конце концов, это не так уж и неприятно. — Молчание. — Если надумаешь решиться, позвони мне, правда, позвони, и я тебе кое-что расскажу. Кое-что я об этом уже знаю.

Лори еще некоторое время рассуждала на тему того, что этому не стоит придавать большого значения. Шарлотта держала трубку возле уха и вроде бы слушала подругу. Тем не менее ее взгляд становился все более отсутствующим… она смотрела на подсвеченный прожекторами бледно-серый фасад башни… на забавно выстроившиеся по диагонали освещенные окна в общежитии напротив, по другую сторону двора… потом ее взгляд почему-то наткнулся на один из многочисленных лифчиков Беверли, намотавшийся на высокий каблук ее же туфли, валявшейся под ее же кроватью. Лори все продолжала говорить: она рассказывала, что у них в общежитии все девушки принимают пилюли — ну, те самые пилюли, и никто от этого не полнеет, как им раньше об этом рассказывали.

Шарлотта вдруг представила себе целую толпу — тысячи девушек, которые вылезают по утрам из постели и, шаркая домашними туфлями, направляются в ванную, где над маленькой эмалированной раковиной серо-кремового цвета, к крану которой на старомодной серой цинковой цепочке прикреплена черная резиновая затычка, висит маленькая аптечка с зеркальной дверцей. Все как одна открывают этот шкафчик — всё происходит в каком-то тумане, их тысячи и тысячи — этих студенток колледжей. Шарлотта видит тысячи рук — в этом здании, и в том, и в другом, и в том, что через дорогу, и в том, что за ними, — в бесчисленном множестве зданий, — все они тянутся к полке, открывают упаковку и достают Ту Самую Пилюлю, которая в воображении Шарлотты выглядит как те огромные таблетки, которые в питомнике, где выращивают новогодние елки, дают мулам — от глистов.

Вот такая картина нарисовалась перед ее мысленным взором. По правде говоря, Шарлотта почти ничего не слышала после слов: «Да, сделала».

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Его Величество ребенок

Было уже почти темно, когда совершенно неожиданно на тропинке, вившейся вдоль опушки университетской Рощи, появилась цепочка желтых огоньков. Они двигались примерно на одной высоте над землей, то подпрыгивая, то чуть опускаясь, но все в одном направлении — в сторону питомника молодых деревьев — и более или менее ровной вереницей. Зрелище было настолько неожиданное и завораживающее, что Эдам непроизвольно нажал на тормоза велосипеда, хотя уже опаздывал на совещание в редакции «Дейли вэйв».

Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы установить причину появления этой не имеющей отношения к сверхъестественным явлениям россыпи огоньков: ну конечно, бег трусцой. Маленькие мигающие желтые фонарики были приделаны к плейерам бегунов и закреплены у них на руках выше локтя при помощи липучек. Вот только сами эти руки, которые едва-едва можно было разглядеть! Навстречу Эдаму бежала компания девушек; практически все они были не просто стройные, а тонкие, худющие и костлявые до патологии: ни груди, ни зада, только кости, волосы, футболка, шорты, кроссовки, казавшиеся слишком большими на тонких ногах, и мерцающие огоньки — в качестве меры предосторожности, чтобы не попасть под колеса машины или мотоцикла. Все девушки, как одна, готовы были сжечь каждую калорию до последней, которую удастся выжать из их и без того иссушенных тел — сжечь калории и умереть, возможно, даже в буквальном смысле слова.

Эдам тотчас же представил себе шикарный заголовок для статьи в «Дейли вэйв»: «АНОРЕКСИЧЕСКИЙ МАРАФОН». А что, если он явится в редакцию с такой идеей — никто, пожалуй, не станет наезжать на него за то, что он опоздал. А это ведь будет еще не главный сюрприз для коллег. Что ж, тем лучше, пусть козырная карта немного подождет, и он выложит ее на стол в самый подходящий момент.

Этот анонс Эдам придумал уже давно и мысленно не раз представлял его себе на первой странице газеты: «ГУБЕРНАТОР, МИНЕТ И СКАНДАЛ».

Эдам поехал дальше — мимо Кроуниншилда, мимо Малой площади, размышляя при этом, трудно ли будет раскрутить страдающих анорексией спортсменок на интервью и фотографии. «ЖИВЫЕ МЕРТВЕЦЫ НЕ СДАЮТСЯ…» Интервью? Не проблема для такого предприимчивого и пронырливого репортера, как он. И главное — никаких ханжеских штампов типа «все имена изменены». Ни в коем случае. Эдам уже видел номер со своим материалом в печати. Он просто печенкой чувствовал, что эта статья станет гвоздем любого номера. В придумывании новых сюжетов и поисках нового материала для статей Эдам находил какое-то особое удовольствие: парень чувствовал, как у него прямо-таки в это время играет кровь. Чего стоит один только последний его шедевр: «ГУБЕРНАТОР, МИНЕТ И СКАНДАЛ», хотя малыш Грег Фиоре наверняка упрется и не разрешит вынести в заголовок слово «минет». Кишка у него тонка Эдам поднажал на педали и поехал быстрее.

В большом реальном мире, не в пример замкнутому дьюпонтскому кокону, редакция типичной газеты не слишком отличается от офиса какой-нибудь страховой компании: тот же непобедимый, вездесущий серый ковролин, те же ряды компьютеров (мониторы — с пониженной степенью излучения), в экраны которых уткнулись одинаково подстриженные головы молодых людей. И только в редакциях университетских газет, вроде «Дейли вэйв», сохранилась та маргинально-богемная атмосфера сотворения новостей, свойственная эпохе «Фронт пейдж» — двадцатым-тридцатым годам двадцатого века, причем атмосфера эта существовала здесь независимо от того, что никто из сотрудников «Вэйв», за исключением самого Эдама и, возможно, Грега — главного редактора, и слыхом не слыхивал ни о «Фронт пейдж», ни о той эпохе. Семьдесят лет — это же целая вечность, для современных студентов колледжа та эра — практически синоним каменного века.

Когда Эдам вошел в помещение редакции, Грег сидел на старом, списанном из библиотеки стуле, качаясь на задних ножках, и о чем-то разглагольствовал перед членами редколлегии. Эта компания — всего пять человек, двое парней и три девушки — пристроилась по углам комнаты, кто где сумел. Пол в помещении был завален коробками из-под пиццы, на внутренней стороне которых висели прилипшие нити расплавленного сыра, повсюду валялись бумажные корзиночки из-под куриных крылышек и ножек, смятые пластиковые стаканы из-под кофе и прочих напитков, пустые подносы из формованного картона, скомканные полиэтиленовые пакеты, газетные страницы и компьютерные распечатки. Все это живописно прикрывало ковер, покрытый пятнами от ежевичного «Крейзи Хорс» — энергетического напитка на кофеине, а также и кое-чего похуже. Чертова пицца! И здесь от нее никуда не деться! Эдаму слишком хорошо были знакомы эти коробки — увы, после совещания в редакции ему еще предстояло отработать четырехчасовую смену в «Пауэр Пицце» на развозке заказов.

Кивнув вошедшему Эдаму, Камилла Дэн — худенькая китаянка, которую он считал полной дурой, — продолжила говорить:

— А по-моему, мы здесь имеем дело с непреодоленными проявлениями гомофобии. Лично меня не купишь на отговорки администрации, когда они утверждают, будто обслуживающий персонал считал, что он борется против гомофобии.

— И почему ты так в этом уверена? — спросил Грег, откинувшись на своем стуле еще дальше назад и с такого ракурса взяв Камиллу на мушку носа.

«Ну-ну, — подумал Эдам, — наш Грег совершенно не меняется. Он до сих считает, что в этой позе выглядит как настоящая акула пера и крутой редактор. Куда ему — с его-то тощей шеей и скошенным подбородком. Пародия, да и только».

— Неужели ты думаешь, — с готовностью возразила Камилла, — что все это простое совпадение? Как раз накануне родительского дня наша любимая администрация, которая постоянно твердит, что ничего не имеет против нетрадиционной сексуальной ориентации студентов и преподавателей и якобы предельно толерантна в этом отношении, делает все возможное, чтобы родители студентов не увидели надписей на гомосексуальную тематику, сделанных мелом на дорожках кампуса? «Мы пидоры и лезем во все дыры» — думаете руководству Дьюпонта хочется, чтобы эти лозунги были выставлены напоказ и весь сор вынесли из избы? Вот уж кто пидоры, так это они, начальство наше. Не в смысле ориентации, а в смысле их жизненной позиции.

— А откуда ты знаешь, какая у них ориентация? — спросил лохматый рыжий парень — Рэнди Гроссман. — Ты бы лучше к самой себе присмотрелась. Может, и у тебя отклонения найдутся, например, латентная патологическая тяга ко всякого рода изгоям и отверженным. Или лесбийская склонность к самоуничижению.

Камилла громко фыркнула и закатила глаза, демонстрируя рыжему совершенно не латентное презрение.

«Да уж, когда речь заходит о Рэнди, я и сам чувствую нездоровую тягу к изгоям и извращенцам», — подумал Эдам. Появившись в редакции, этот парень сразу стал головной болью для всех. Впрочем, отказать ему в профессиональной смелости и напоре Эдам не мог; такого же мнения придерживались и все остальные члены редколлегии. Вот только время от времени ужасно хотелось спрятать этот скелет обратно в шкаф.

Не обращая внимания на Рэнди, Грег заявил:

— Слушай, Камилла, по-моему, на самом деле все не так страшно. Смотри: вот приходят на работу те самые ночные дворники — и что они видят? На всех дорожках, чуть ли не на каждом шагу, похабные надписи, касающиеся «контактов третьей степени», и изображения пальцев, засунутых в задницу с благородной целью массажа простаты — я, между прочим, сам видел остатки одного такого шедевра, — и что делают эти дворники или ребята из охраны? Правильно, они звонят своему начальству в отдел охраны и содержания территории. При этом не забывайте, что речь идет о ночной смене, и дело происходит в два или три часа ночи…

Камилла решила перебить главного редактора:

— Ну и что, какая разница? Или ты хочешь сказать, что дворники в ночной смене все тормознутые?

— Подожди, дай договорить. С точки зрения отдела охраны и содержания территории, все эти надписи и картинки как раз и представляют собой пример гомофобного вандализма. Что они могут придумать в такой ситуации? «Давайте все это смоем к чертовой матери, пока не рассвело». Ну представь себе нормального среднего дворника — кого он посреди ночи будет спрашивать, не являются ли эти вербальные и визуальные образы очередным ударом лесбийско-гомосексуального «Кулака», пробивающего путь к свободе? Ясно, указаний ему ждать неоткуда. Естественно, он постарается уничтожить эти произведения великого искусства, как и подобает всякому обывателю. В общем, к утру от этих пропагандистских шедевров не остается почти ничего, только жалкие меловые потеки на асфальте. При этом дворник-то пребывает в полной уверенности, что сделал доброе дело. Так вот, мне лично до всего этого никакого дела нет. Но лесбийско-гомосексуальный «Кулак» приходит в ярость. А ты решила, что университетское начальство собралось в три часа ночи и провело специальное совещание по поводу приукрашивания реальности к родительскому дню?

«Грег, конечно, прав, — подумал Эдам, — а Камилла полная дура. Другое дело, что правота Грега основана на ложной мотивации».

С его точки зрения, Грег, оказавшись в кресле главного редактора «Дейли вэйв», должен был стремиться доказать всем вокруг, что он не какой-то там карьерист, а настоящий независимый, неангажированный журналист, который если уж берется вскрывать язвы и обнажать пороки, то делает это всерьез, не для галочки. Грег же оказался одним из многих редакторов в истории «Вэйв», кто в основном записывал в свой актив те самые формальные галочки. Будучи реалистом, он прекрасно понимал, что выше головы не прыгнешь и что у администрации, равно как и у братьев-студентов имеется немало способов основательно испортить жизнь любому редактору, который слишком буквально воспримет официально декларируемое право прессы высказывать независимую точку зрения и предоставлять читателю объективную информацию. При этом Грегу — не только общественному деятелю, но и его внутреннему «я» — важно ощущать себя «безбашенным» журналистом, который безрассудно бросается ковыряться в любом дерьме, лишь бы только донести до читателя правду. Тем не менее шансы на то, что отважный Грег Фиоре открыто обвинит администрацию университета в ущемлении права лесбийско-гомосексуальной организации «Кулак» накануне родительского дня разрисовывать дорожки кампуса пиктограммами, пропагандирующими анальный секс, представлялись Эдаму ничтожными.

Впрочем, Эдам вполне отдавал себе отчет, что когда речь идет о Греге Фиоре, его суждения необъективны. Ситуация была предельно простой: Эдам прекрасно понимал, что Грег занял его место. Повернись ситуация немного иначе, и он, старшекурсник Эдам, сидел бы сейчас в рахитичном кресле главного редактора, чуть свысока поглядывая на сотрудников редколлегии. Обвинять Грега в том, что все обернулось не так, как хотелось бы Эдаму, бессмысленно: тот в этом не виноват. Тем не менее Эдам не без труда гасил в себе непроизвольно возникавшие порывы неприязни к главному редактору. Помогали ему в этом доводы разума: если уж кого и стоило в чем-то обвинять, так это родителей Эдама, вернее, отца, который бросил их с матерью. Мать так и не смогла после этого толком устроиться в жизни, и в итоге Эдаму теперь приходилось пахать на двух работах, чтобы удержаться в колледже. Руководство ежедневной газетой вроде «Вэйв» требовало полной самоотдачи и большого количества времени: ни о какой развозке пиццы и написании рефератов и контрольных за болванов вроде Джоджо Йоханссена уже не могло быть и речи. В общем, Эдам не смог бы позволить себе занять кресло главного редактора, даже если бы его умоляли об этом на коленях. Еврей без денег. Отец его происходил из бедной еврейской семьи — по крайней мере, в трех последних поколениях все они были евреями без денег, и именно так — «Евреи без денег» — назывался «пролетарский» роман 1930-х годов, который Эдам прочел, просто заинтересовавшись названием. Прадедушка Эдама по отцовской линии перебрался из Польши в Соединенные Штаты в 1920-е годы и осел в Бостоне, где как раз почему-то и обосновались все безденежные евреи. Отец Эдама Нэйтан Геллин был первым из рода Гелинских — прадедушка слегка укоротил и «причесал» на местный манер свою фамилию, — кто поступил в колледж. К сожалению, денег на завершение образования у него не хватило; отучившись два года в Бостонском университете, отец был вынужден уйти. И тут ему повезло устроиться официантом к «Игану» — большой, шикарный, очень популярный ресторан в центре города, привлекавший в качестве клиентов тех бизнесменов, которых хлебом не корми, а дай пообедать там же, где бывают еще более крупные бизнесмены, известные политики, телеведущие, журналисты из «Глоуб» и «Геральд» и залетные звезды шоу-бизнеса. В общем, «Иган» магнитом манил к себе тех обитателей большого города, кто считал для себя самым важным в жизни «бывать там, где что-то происходит». Нэт Геллин обладал всеми тремя качествами, необходимыми для того, чтобы добиться успеха в подобном заведении: пунктуальностью, тактом и шармом; меньше чем за десять лет он прошел путь от официанта до начальника смены, от начальника смены до метрдотеля и от метрдотеля до главного менеджера ресторана. Эдам едва помнил отца, но понимал, что тот, по-видимому, обладал даром изображать не вызывающие подозрений добродушие и простодушие, что позволяло ему быстро втираться в доверие к людям. Ничем больше нельзя объяснить его блестящую карьеру в таком насквозь ирландском ресторане, как «Иган». В баре этого заведения после шести часов вечера яблоку негде было упасть. Напиться и шумно подискутировать на самые разные темы сюда приходили люди, которые знали, что пьют они «в правильном месте». Бар был обставлен массивными дубовыми столами с отделкой из полированной латуни; картину дополняли дюймовой толщины стеклянные полки с рядами рюмок, бокалов и стаканов, бесконечные ряды бутылок с самыми разными напитками, подсвеченные снизу, словно театральной рампой, — и Нэт Геллин в костюме из серой шерсти грубой выработки, в неизменно свежей накрахмаленной рубашке и с синей «бабочкой» в белый горошек. Этот образ он позаимствовал у команды служащих, встречавших гостей в клубе «21» в Нью-Йорке. В «Игане» он неизменно встречал всех и каждого с широкой улыбкой на румяной физиономии. Дополнительные очки Нэту приносило и то, что он никогда не забывал имен, даже если клиент заходил всего раз в месяц. Еще в самом начале своей карьеры, когда Нэт был еще простым официантом, недавно бросившим колледж студентом, он познакомился с хорошенькой, заводной хохотушкой Фрэнсис Горовиц — для друзей просто Фрэнки. Она недавно закончила среднюю школу и работала в страховой компании «Оллстейт» на приеме заявлений о возмещении ущерба от обворованных или пострадавших в результате несчастного случая.

Мать Эдама превратила несравненного ресторатора Нэта Геллина в настоящего кумира. Даже много лет спустя, разражаясь гневными, исполненными старомодной пылкой ненависти монологами в адрес мужа, она могла ввернуть порой что-нибудь вроде: «Вряд ли нашелся бы в Бостоне другой еврей, который смог бы так преуспеть в этом ирландском ресторане». Из всего этого Эдам сделал для себя один важный вывод: для еврея, чтобы добиться успеха, важно научиться не просто ладить с гоями, а втереться к ним в доверие и добиться, чтобы они называли его своим лучшим другом.

По части умения втереться в доверие к гоям у Нэта Геллина из «Игана» все было в порядке. Еще за два года до рождения Эдама Нэт сумел очаровать менеджеров одного из самых старых и консервативных банков Бостона — «Фёрст Сити Нейшнл» — и получить у них огромную ссуду на весьма выгодных условиях. На эти деньги он выкупил себе пятидесятипроцентную долю в ресторане «Иган». Наследники основателя ресторана — пятеро детей Майкла Ф. Игана — рады были получить наличные прямо здесь и сейчас. Затем Нэт купил себе дом в Бруклине, потратив при этом практически все имевшиеся у него средства. Первые пять лет жизни Эдам провел там. Только позднее он узнал, что это был большой элегантный особняк в стиле эпохи короля Георга, построенный примерно в 1910 году; к дому примыкал небольшой участок земли, что стало неотъемлемой частью модного городского жилья уже гораздо позднее. В общем, такой дом был продуманным способом вложения денег и в то же время статусным приобретением, возвышавшим его владельца в глазах окружающих. Собственно говоря, не менее статусным он оставался и впоследствии. С приобретением особняка Нэт вообразил себя важной птицей, зазнался и стал поглядывать свысока даже на старых знакомых. Ему казалось, что, перейдя из наемных менеджеров в совладельцы ресторана, он поднялся на более высокий социальный уровень. Эта перемена наполнила его жизнь новым смыслом и, можно сказать, настроила на романтический лад. В один прекрасный вечер, в очередной раз упражняясь в искусстве быть приветливым и приятным в общении с гостями ресторана, Нэт познакомился с двадцатитрехлетней блондинкой, недавно окончившей колледж Уэллсли, белой протестанткой англосаксонского происхождения со множеством весьма и весьма полезных связей. В результате он день ото дня стал все дольше задерживаться в ресторане, управление которым вдруг потребовало его постоянного присутствия. Впрочем, как бы то ни было, отец неизменно, пусть и за полночь, возвращался домой в Бруклин к своей Фрэнки.

Фрэнки. Нэт вырос, а жена не росла вместе с ним. Зато она старела; очарование юности, красота, задор и беззаботность — все это куда-то исчезло, и Фрэнки превратилась в не слишком стройную, преждевременно перешедшую в категорию среднего возраста типичную американскую домохозяйку, не получившую к тому же хорошего образования. Она все полнела и все больше закрывалась в своем крохотном мирке, стараясь не замечать того, что происходит вокруг. Смыслом ее жизни и единственной радостью стал ребенок — Эдам, над которым она и ворковала у себя в Бруклине.

Случилось это воскресным утром. Нэт проснулся не в лучшем расположении духа, и к тому же на него вдруг накатила очередная волна самолюбия и презрения к окружающему миру. Посмотрев на жену, поливавшую свои любимые лилии на террасе, он решил, что настал момент наконец объясниться. Свои соображения он высказал в следующих словах:

— Я прекрасно знаю, что это не твоя вина, Фрэнки, но так уж получилось — я вырос, а ты не выросла вместе со мной.

Ничего хуже и придумать было нельзя. Нэт не просто объявил, что уходит от нее, он также сообщил жене: все это произошло по той простой причине, что она оказалась неумной серостью, необразованной тупицей и попросту деревенщиной. Когда все это случилось, Эдам был еще мал, и в его памяти запечатлелся буквально один-единственный образ отца — вроде стоп-кадра: толстенький поросячий животик, нависающий над гениталиями. Почему-то мальчик запомнил отца голым, вылезающим из ванны. Точно так же на уровне стоп-кадра он помнил и тот день, когда мама сообщила ему, что папа от них уходит. Как именно она выразила эту мысль, Эдам не запомнил. Зато пару лет спустя он уже был достаточно взрослым, чтобы осознать происходящие в их жизни перемены: им пришлось переехать из большого дома в Бруклине в квартиру на третьем этаже не такого большого дома в бостонском районе Вест-Роксбери. Впрочем, в этом возрасте Эдам все же еще не мог осознать, свидетельством каких изменений в статусе семьи стал этот переезд. Его собственный, личный статус оставался на высоте. В семье мальчик постоянно ощущал все прелести своего положения: он был Его Величеством Единственным Ребенком. Мать сама возвела его на трон, поклонялась сыну, почитала, молилась и устилала весь его жизненный путь — буквально каждый шаг — розовыми лепестками, — насколько позволяли средства. Когда Эдам пошел в школу, учителя отнюдь не скупились на похвалы прилежному мальчику, и вскоре он стал любимчиком всей начальной школы. Ему и в голову не приходило, что школа, где он учится вместе с оравой неуправляемых ирландских, чернокожих, итальянских, китайских, франко-канадских и украинских детей, относится едва ли не к самой низшей категории бостонской системы образования. Эдам этого не замечал по той простой причине, что и здесь, в школе, занял особое положение: Его Величества Одаренного Мальчика. Кое-какое представление о реальном положении дел в мире он получил лишь в тринадцать лет, когда ему дали стипендию на обучение в Роксбери-Латин, известной, престижной и старинной частной школе. Только там Эдам понял, насколько глубоко пала в социальном плане его семья после переезда из Бруклина в Вест-Роксбери. Пытливый подростковый ум не оставил все это без внимания, и Эдам во всех подробностях выяснил у матери, как подобное могло произойти.

Бракоразводный процесс с Нэтом Геллином заставил Фрэнсис Геллин Горовиц напрячь весь свой некогда острый ум, призвать на помощь какую-никакую рассудительность — и направить ее не на то, чтобы произвести впечатление на суде, а на то, чтобы отомстить мужу. В свое время Нэт «кормил» Фрэнки всевозможными историями о тонкостях ресторанного бизнеса, и она знала, например, что рестораторы обожают клиентов, которые платят наличными. В то время единственным подтверждением получения наличных были кассовые чеки — естественно, контрольную ленту кассового аппарата выбрасывали на помойку в следующую минуту после того, как заведение закрывалось на ночь. Таким образом наличная выручка становилась для владельцев тем лакомым куском, который они могли делить между собой, как считают нужным, не радуя государство налоговыми поступлениями. В течение трех месяцев Фрэнки вместе со своим адвокатом пробиралась по ночам на задворки «Игана» и выискивала среди мусора те самые кассовые ленты. Адвокат считал, что Фрэнки намерена использовать эти улики, чтобы шантажировать предприимчивого и вполне преуспевающего бывшего супруга с целью получить более выгодные условия развода; Фрэнки же удивила всех — движимая жаждой мести, она отнесла эти ленты прямо в соответствующее федеральное правительственное учреждение. Нэта едва не посадили за решетку, но в итоге он сумел все-таки отделаться штрафом. Впрочем, штраф был настолько велик, что Геллину пришлось продать свою долю в «Игане» и дом в Бруклине, и даже после этого он остался еще должен банкирам, которые долго от него не отставали. Условия развода, раздел имущества, алименты, дополнительные выплаты на ребенка — все это превратилось в фикцию, пустые слова в ничего не значащих документах. Из некогда процветавшего, известного, уважаемого и имеющего стабильное материальное положение ресторатора Нэта Геллина теперь можно было выжать только жалкие гроши. Даже адвокат, нанятый Фрэнки для ведения бракоразводного процесса, совершенно обалдел от такого оборота дела: его предполагаемый гонорар был принесен охваченной жаждой мести клиенткой в жертву вместе с предполагаемой долей имущества бывшего супруга.

В тот момент Фрэнки не задумывалась о нелогичности своих поступков — она сумела отомстить, и это сладкое чувство затмевало в ее душе все остальные. Женщина спохватилась позднее, когда им с сыном стало не хватать денег на самое необходимое, и ей пришлось браться за любую подвернувшуюся работу. Дело дошло до того, что Фрэнки подрядилась в отдел продаж одной компании кабельного телевидения; ее работа заключалась в том, чтобы обзванивать потенциальных покупателей, навязывая им товары, рекламируемые в телемагазине. В основном это приводило к тому, что люди задумывались о шаткости материального благополучия и о том, на какое же дно скатилась эта назойливая мымра, если взялась за подобную работу. Впрочем, никакие потоки презрения и ругани не могли смутить Фрэнки и заставить свернуть с пути к намеченной цели: превратить Эдама в сияющий светоч своей жизни, который озарит все ее существование особым, только ей ведомым смыслом.

Пока Эдам не перешел в Роксбери-Латин, они с мамой просто души не чаяли друг в друге. В старой школе мальчик многие годы был лучшим учеником. Похвалы учителей, зависть и уважение одноклассников сверкали у него в глазах, как искры успеха. Эти искры наполняли светом и жизнь Фрэнки. Мать ни на минуту не забывала, что ее обожаемого мальчика нужно поддерживать, и это ей вполне удавалось. Уверенность в себе — как, впрочем, и эгоизм Эдама, — росли не по дням, а по часам. Наступил момент, когда стало ясно: теперь уже ничто не остановит этого парня перед тем, чтобы вырваться из Вест-Роксбери и завоевать мир. Фрэнки с тех пор, как ее социальное положение резко изменилось к худшему, перестала ходить в синагогу, и Эдам вырос практически в светской атмосфере, без всякой религии, а его знания об иудаизме остались весьма поверхностными и фрагментарными. Но о еврейском народе и его судьбе мама рассказывала ему постоянно. Как именно ей удавалось вбить сыну в голову свои постулаты, сам Эдам не смог бы сформулировать, но ему было ясно: евреи — величайший народ на земле, Израиль — величайшее государство в мире, а Соединенные Штаты — отличная во многих отношениях страна, но насквозь пронизанная антисемитизмом. На такой базе строилось мировоззрение растущего Эдама Геллина и, надо заметить, не его одного.

К счастью для Фрэнки, в Роксбери-Латин Эдам не слишком страдал из-за своего невысокого социального положения. В чем в чем, а в снобизме эту школу упрекнуть было нельзя. Администрация этого учреждения старательно поддерживала в своих стенах дух старомодного, замшелого протестантского аскетизма, пусть даже это и выглядело слегка натянуто. Однако там было немало мальчиков из преуспевающих семей, и многие родители активно участвовали в различных школьных проектах, тем самым как раз и настраивая своих отпрысков добиваться в жизни как можно более высокого социального статуса. Именно там, в Роксбери-Латин, Эдаму впервые пришла в голову мысль, что его мать Фрэнки Геллин, в девичестве Фрэнсис Горовиц, которая вскормила не только его, но и его безграничное «эго», и кормила, кормила, кормила его до тех пор, пока сын не утвердился в мысли, что все прочие жители Бостона — по сравнению с ним ничтожество и мусор, который предстоит разгрести на своем жизненном пути, — так вот, эта женщина — на самом деле самая заурядная личность, откровенно говоря, просто стареющая, полнеющая, сутуловатая тетка, необразованная, некультурная, с узким кругозором, уже не способным расшириться. Собственно говоря, какое уважение можно испытывать к человеку, с которым нельзя обменяться умными суждениями даже о Шекспире, а тем более о Вергилии, а уж тем более об Эмили Дикинсон или Дж. Д. Сэлинджере. Очень трудно понять тонкую иронию, или аллюзии, или метафоры, если вы вообще не врубаетесь, о чем идет речь. Честно говоря, мать Эдама вообще была не способна понять утонченную игру его просвещенного ума. В результате годам к восемнадцати Эдам незаметно для самого себя пришел к убеждению, что судьба сыграла с ним злую шутку: он, столь многообещающий, наделенный редким умом и задатками будущей звезды ребенок, родился совершенно не у тех родителей.

Переворот в его сознании произошел довольно быстро. Казалось, еще вчера сын чуть ли не обожествлял свою маму, и вдруг почувствовал в себе отторжение, желание не иметь с ней ничего общего. Почему так вышло, Эдам понятия не имел, да и не слишком задумывался. На самом деле он даже не воспринимал это изменившееся отношение как отторжение. Ему казалось, что все дело в отсутствии у нее того самого высокого культурного и образовательного уровня, которого он достиг в таком храме наук, как Роксбери-Латин. Кроме того, подсознательно юноша не мог смириться с тем неоспоримым фактом, что именно она — эта надоедливая и приставучая мамаша, полное интеллектуальное и социальное ничтожество — не только произвела его на свет, но и фактически проложила ему дорогу в жизнь, пинком под зад обеспечив Эдаму Геллину восхождение по сверкающему куполу небосвода к самому зениту. С его точки зрения, в этом была какая-то несправедливость. Ему казалось, что если бы все вокруг об этом узнали, от его сознания собственной значимости ничего бы не осталось. (Нельзя не заметить, что данный комплекс Убогой Мамаши довольно часто проявляется у тех, кто склонен называть себя интеллектуалами.)

— …Или мы обсуждали это еще до того, как ты пришел?

Не без удивления Эдам обнаружил, что Грег уставился прямо на него и даже задает ему какой-то вопрос. Судя по интонации главного редактора и по обрывку фразы, схваченному памятью Эдама, Грег не упустил возможности подпустить шпильку по поводу опоздания Геллина на редколлегию. Оказывается, Эдам настолько глубоко погрузился в свои мысли, что сам вопрос главного редактора пролетел мимо его ушей. Он поспешно прикинул, как выйти из неловкой ситуации и не потерять лица, и сказал с задумчиво-невинным видом:

— Вы уж извините, ребята, что я задержался, — эти слова Эдам демонстративно обратил ко всем присутствующим, давая понять, что извиняется перед друзьями и коллегами, а вовсе не перед занудой Грегом, — но я только что нарыл одну потрясающую тему. Сюжет просто невероятный, но самое невероятное то, что это правда.

Грег вздохнул в своей нетерпеливой манере человека, «не-имеющего-времени-на-всю-эту-лабуду».

— Ладно, ну и что ты там нарыл?

Эдам понимал, что сейчас не лучший момент выкладывать перед главным редактором свою козырную карту, но вполне объяснимое для журналиста желание поделиться только что добытой информацией взяло верх над здравым смыслом.

— Ну вот: если память мне не изменяет, то на вручении дипломов нынешней весной почетным гостем выступал вероятный кандидат в президенты от республиканской партии. Я прав?

Грег кивнул еще более нетерпеливо.

— А как раз накануне вручения дипломов, за пару дней до церемонии, погожим весенним вечерком, этот уважаемый дяденька забрел в известную нам всем Рощу посреди кампуса, и двое наших студентов — между прочим, из Сейнт-Рея — тоже там гуляли. Они наткнулись прямо на кандидата от республиканской партии в тот самый момент, когда ему делала минет одна девушка с младшего курса. Сразу говорю: я знаю ее имя, хотя что-то мне подсказывает, что в газете его называть не стоит. И это еще не все: такие люди, как губернаторы штатов, в одиночку гулять не ходят, так что наши ребята даже подрались с его телохранителем, причем результат был в их пользу…

Тут Грег не выдержал и перебил:

— Если я правильно понял, все это случилось за два дня до церемонии вручения дипломов?

— Вот именно, — подтвердил Эдам.

— Ну, так уже прошло… раз, два… четыре месяца? Понимаешь, Эдам, даже если твоя история действительно так интересна, как ты хочешь ее преподнести, то время в любом случае уже упущено. Нам, между прочим, через три часа нужно сдавать очередной номер. И я не могу тратить редакционное время на обсуждение того, что случилось еще до нашей эры. Я обязан осветить в завтрашнем номере то, что произошло сегодня утром, ясно тебе?

— Слушай, я все это прекрасно понимаю, — сказал Эдам, — но ведь речь идет об одном из самых известных политиков во всей стране, и потом…

Грег снова перебил его, на этот раз с выражением покровительственного сарказма:

— Эдам, конечно, это сенсация, настоящая бомба, но…

На этот раз Грегу не дала договорить Камилла:

— Эдам, а тебе не кажется, что в любом сюжете, за который мы беремся с твоей подачи, женщины почему-то всегда выглядят униженными и жалкими? Или это действительно твое мнение?

«Вот ты-то уж действительно убогая и жалкая». Но этого он, конечно, не сказал, а словно невзначай поинтересовался:

— Это про какие сюжеты с моей подачи ты говоришь?

— Да взять хотя бы ту последнюю историю, которую ты нам в прошлый раз подсунул — про профессора, который своих студенток охмуряет. Женщины в твоих статьях выглядят как…

— Да о чем ты, Камилла? Этот сюжет вообще не о женщинах; я, наоборот, предлагал написать о мужчинах-преподавателях и об их отношении к девушкам-студенткам.

— Слушайте, давайте лучше вернемся к нашему… — попытался вмешаться Грег.

— О чем я? — Камилла уже завелась и говорила с вызовом. — Давай поставим вопрос иначе: о чем ты? Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Во всех твоих статьях подтекст ясно читается между строк: «Ах, вы только посмотрите, оказывается, ничего в нашем обществе не изменилось». Тебя послушать или почитать — так девушки-студентки все еще невинные овечки, и их нужно защищать от здоровенных мужланов, которым больше заняться нечем, кроме как соблазнять несчастных дурочек. «Мы не позволим им так себя вести — затаскивать в постель любую девчонку, которая их возбуждает». Это все та же старая как мир история о том… — Камилла внезапно замолчала, как зависший компьютер, чуть заметно шевеля губами и явно пытаясь подобрать подходящую историческую или литературную аналогию, — …о том, что всегда так все и было, — не слишком эффектно закончила девушка свою обвинительную речь, но тут спасительная метафора вдруг пришла ей в голову: — В подтексте твоих статей студентки явно все еще остаются стереотипом бедной маленькой Красной Шапочки.

— Твою мать, Камилла, как ты меня задолбала со своими подтекстами. Давайте лучше не искать подтекстов, а поговорим о самом тексте. Сам текст гласит…

— Сам текст требует от нас договориться наконец по поводу кулака с пальцем, воткнутым в задницу, и по поводу того, что все мы пидоры! У нас всего два часа до сдачи материала! Если мы не придем к общему знаменателю, то нам придется гораздо хуже, чем героям нашего материала, страдающим от проявления гомофобии! — Голос Грега перешел в крик, а под конец сорвался на визг.

— А почему ты назвал этот материал «Все мы пидоры»? — поинтересовался Рэнди. — Ты не думаешь, что малость погорячился?

Грег вздохнул, закатил глаза и постучал костяшками пальцев себе по лбу, давая понять всем, с какими идиотами ему приходится иметь дело. Он медленно перевел взгляд с Рэнди на Камиллу, потом на Эдама и сказал:

— У нас. Нет. Времени. На. Семантические. Тонкости. Объясняю для тупых: а) у нас нет времени на деструктивный анализ текстов; б) у нас нет времени на минеты, сделанные четыре месяца назад; в) у нас нет времени на блудливых профессоров; г) у нас есть время только…

Эдам, словно по команде, отключился. Он прекрасно знал, что сейчас скажет Грег и как будет выкручиваться, пытаясь сохранить хорошую мину перед коллегами по редакции. Впрочем, любой из присутствующих, если бы подумал, смог бы выстроить точно такую же схему поведения Грега, что сложилась в мыслях Эдама. Вся эта конструкция основывалась на том, что Грег испугался. Он не только боялся затронуть тему «Губернатор, минет и драка с телохранителями в университетском кампусе», он со страху готов был на полном серьезе обсуждать уничтожение дворником лозунгов «Все мы пидоры», хотя и ежу понятно, что как раз данный случай не имеет ничего общего с гомофобией. Это же готовый анекдот, и преподносить его в газете нужно именно в таком ключе, так нет же: Грег наверняка настоит, чтобы разместить на первой странице его редакционную статью на эту тему… да и то если духу хватит. Если он все-таки решится на этот «поступок», то неизменно серьезная и пресно-политкорректная статья будет начинаться с какого-нибудь унылого и неудобочитаемого пассажа вроде: «Внимание редакции привлекла одна важная проблема в одном из своих конкретных и даже вопиющих проявлений. При том, что администрация отказывается честно признать свою ошибку в имевшем месте случае уничтожения граффити и рисунков, имеющих гомосексуальную и лесбийскую тематику, при том, что отдельные представители администрации пытаются преподнести общественности эти проявления как непонимание обслуживающим персоналом всей сложности и глубины проблемы, мы считаем, что „Кулак“ геев и лесбиянок имеет полное право обратиться к администрации и потребовать уважения к отдельным проявлениям творческих устремлений и настроений, относящихся к…» Ясное дело, у такого главного редактора никогда не найдется времени на то, чтобы обсудить такую тему, как «Первокурсница делает минет губернатору». Одно упоминание этого вопроса может довести опасливого конформиста Грега до сердечного приступа.

Грег продолжал спорить с Камиллой и Рэнди, то и дело демонстративно поглядывая на часы. Можно было подумать, что такой нарочитый намек на неумолимо приближающееся время сдачи номера будет способствовать сплочению редколлегии и сподвигнет их на более конструктивный диалог. Эдам чувствовал, что у Грега просто кишка тонка стукнуть кулаком по столу и, воспользовавшись служебным положением, объявить — как сделал бы на его месте он сам: «Все, время вышло, мы сделаем вот так и так…»

Посмотрев на собственные часы, Эдам был вынужден признать, что ему уже не удастся проверить, сбудутся ли его предчувствия насчет беззубой редакционной статьи и невнятного, бесцветного очередного выпуска газеты. Уже через четверть часа начинается его вечерняя смена на работе. Он, Эдам Геллин, восходящая звезда, дитя, дарованное человечеству самой судьбой, должен будет провести следующие четыре часа за рулем карликового хатчбека какой-то японской фирмы с непроизносимым названием — что-то вроде «Бейсуши» или «Сушибичи», — и на этом «автомобиле мечты» он должен развозить нарезанную кусками и упакованную в коробки пиццу с анчоусами и оливками, пастрами-моццарелла с помидорами, проскитто-пармезан с красным перцем и яйцами, пиццу с сосисками, артишоками и грибами, с копченой лососиной, страккино и укропом, а также с баклажанами, бресаолой, аругулой, песто-пиньони-фонтина-горгонцолой, боллито, мисто, каперсами, базиликом, сметаной, чесноком и сыром и всей прочей всевозможной хренью. И все эти чудеса кулинарии он должен доставить любому, пожелавшему набить себе брюхо и не знающему, как убить время, гоблину, троллю или просто ублюдку как на территории кампуса Дьюпонта, так и в ближайших городских кварталах. Любому из вышеперечисленных уродов достаточно только набрать телефонный номер «Пауэр Пиццы», чтобы Эдам Геллин, словно повинуясь магическому заклинанию, бросился исполнять его волю.


Вообще-то Эдам на дух не выносил пиццу, но сегодня, стоя у обращенного к черному ходу «Пауэр Пиццы» раздаточного прилавка из полированной нержавейки и невольно слушая и наблюдая, как работающие на кухне мексиканцы чешут языками и одновременно кромсают лук и красный перец, варят сосиски и заливают их лавой растопленного сыра, он вдруг почувствовал зверский голод. Все эти ароматы даже сытого едва ли могли бы оставить равнодушным, а Эдам с самого полудня ничего не ел. К тому же теперь перекусить удастся не раньше чем через четыре часа, после смены, а сейчас его, изнывающего от голода, занесло сюда, на кухню «Пауэр Пиццы», в этот вертеп, где целая толпа чужих и внутренне презираемых им людей суетилась с пугающего вида орудиями, выдавая на огромных плоских лопатах все новые порции еды. Девушки, принимавшие заказы, кричали на поваров, повара орали на подсобников-мексиканцев, мексиканцы по-испански переругивались друг с другом, а Дэнни — владелец всего заведения — вопил на всех сразу, пребывая при этом в полной уверенности, что обращается к подчиненным на великолепном английском.

— Э-э-эй ты-ы-ы-ы! Чего стоять? — гаркнул он, едва заметив Эдама, и одновременно всплеснул руками, давая этим жестом понять, что давно не видел более бесполезного сотрудника.

— У меня только семь заказов, — по возможности спокойно пояснил Эдам, ткнув пальцев в стопку коробок с пиццей, дожидавшуюся его на прилавке. — Для доставки на машине мне нужно не меньше восьми.

— О'кей, как получить восемь, шевели своя задница, один нога там — другой тут.

Дэнни, чье настоящее имя было Деметрио, выглядел самой настоящей карикатурой на хозяина самой настоящей итальянской пиццерии. Он приехал из Неаполя и был толстый — толстый даже для хозяина пиццерии, — лысый, вечно потный и страшно суетливый. Даже наорать на подчиненных он не мог, не прибегая к бурной и экспрессивной жестикуляции. Основную часть выручки пиццерия зарабатывала в вечернюю смену, причем львиная доля прибыли приходилась на доставку пиццы на дом. Естественно, в этом бизнесе очень многое зависело от скорости — насколько быстро работает персонал у прилавка, в кухне, на