Book: Одержимые страстью



Одержимые страстью

Кэмерон Доки

Одержимые Страстью

Глава 1

«Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит…»

— Прю, чем ты там занимаешься?

Прюденс Холлиуэл обернулась, услышав голос своей средней сестры Пайпер, и рассыпала по полу гостиной лепестки ромашки. Она быстро подхватила вазу, в которой стоял букет, и вскочила на ноги. Теперь оставалось только отнести цветы на кухню и выбросить их.

— Пайпер, — произнесла Прюденс, обходя сестру, загородившую проход. — Посмотри, как я выгляжу!

Пайпер Холлиуэл рассмеялась и зацокала каблучками по полу. На ней было облегающее платье из темно-синего шелка. В ушах сверкали яркие сережки.

Вечером сестры Холлиуэл собирались на торжественный ужин. Не хватало только младшей сестры Фиби. Собственно говоря, именно она все это затеяла.

— О нет! — воскликнула Пайпер, поймав рассерженный взгляд сестры. — Я-то тут при чем? И не говори, что я тебя вспугнула. Ты стала копией Фиби. Совсем опускаешься. Обрываешь лепестки. Что тебе сделали бедные цветочки?

Прю улыбнулась в ответ, почувствовав, что досада проходит. Когда Пайпер сердилась, она походила на кролика, выставляющего зубы. А вообще-то сестра права. Странное поведение Прю не поддавалось никаким объяснениям.

«Все оттого, что я стала поддаваться своим порывам», — подумала Прюденс, поставив вазу обратно на стол и опускаясь на колени, чтобы собрать лепестки.

На самом деле она ничем не могла объяснить внезапную причуду, заставившую ее погадать на цветах, чтобы определить, любят ли ее, хотя знала, что любви-то в данный момент у нее не было. Несмотря на различный темперамент и жизненные цели сестер, относительно амурных дел им одинаково не везло. У всех троих отношения с мужчинами не клеились.

Однако у них было и что-то общее. Сестры обладали черными волосами и высокими скулами. И все они являлись ведьмами, хотя и с разными способностями. Прю владела телекинезом, Пайпер могла останавливать время, а Фиби с помощью астральной проекции заглядывала в прошлое и будущее. Сестры Холлиуэл были Зачарованными. Обретя свою силу, Силу Трех, они стали самыми могущественными из добрых ведьм. Но у медали нашлась оборотная сторона. За ними стали охотиться колдуны, демоны и прочая нечисть, появлявшаяся в Сан-Франциско.

И с тех пор Прюденс не могла доверять ни одному мужчине. А значит, стало весьма трудно найти настоящую любовь.

Пайпер тоже опустилась на колени и стала собирать лепестки, не подумав о том, что они могут пристать к ее новому шелковому платью. Помогать другим давно вошло у нее в привычку.

— Ты так и не объяснила, зачем их замучила, — напомнила Пайпер.

— Тут некого мучить, — ответила Прю ледяным тоном.

— Да, верно, — произнесла Пайпер. — Тогда кто же забросал бабушкин любимый ковер лепестками?

— Просто я… решала одну важную проблему, — ответила Прюденс.

Пайпер прищелкнула языком.

— Хорошенькое объяснение. И очень понятное.

Прю кинула в сестру собранными лепестками.

— Только не на платье! — воскликнула та, стряхивая белые лепестки. — Не вымещай свои проблемы на моем шелке!

— Мои глубочайшие извинения, — произнесла Прю.

Пайпер сдвинула брови.

— Кстати, могу кое-что посоветовать.

— Что же? — Прю глупо ухмыльнулась.

— Прежде чем гадать, любит он или не любит, найди его! — сказала Пайпер.

«В самую точку», — подумала Прюденс. В данный момент «его» у нее как раз не было.

— И с каких пор ты такая находчивая? — спросила она.

— С рождения, — ответила Пайпер просто. — Такому не научишься.

Прю высыпала лепестки на стол, затем села на пол и привалилась спиной к кушетке.

— Пайпер, — сказала она задумчиво. — Не размышляешь ли ты о том, как протекала бы наша жизнь, не будь мы Зачарованными?

Пайпер секунду помолчала, затем тоже высыпала лепестки на стол и села рядом с сестрой.

— Иногда, — призналась она. — Но что толку? Нам нет пути назад. — И, помолчав, добавила: — А кроме того, мы всю жизнь были Зачарованными, только не знали об этом.

Пайпер посмотрела на сестру искоса и спросила, указав на лепестки:

— Может, ты поэтому и гадала?

— Может быть, — ответила Прюденс.

Первой семейную тайну Зачарованных раскрыла младшая из сестер, Фиби. Почти сразу же после того, как все трое собрались в особняке Холлиуэлов — старинном здании, построенном в викторианском стиле.

Иногда Прюденс отказывалась верить в происходящее. Она подумывала, что проснется одним прекрасным утром и увидит, что все идет по-прежнему, что все они стали обычными девчонками.

Но ничего подобного не происходило. Для того чтобы убедиться в неизменности их предназначения, стоило только подняться по лестнице на чердак и открыть «Книгу Теней». В свое время ее отыскала Фиби и, прочтя одно из записанных там заклинаний, пробудила скрытые силы трех сестер.

Следует заметить, что «Книга Теней» содержала не только заклинания и заговоры, но и историю рода Холлиуэл. И именно из нее Зачарованные узнавали о злых силах, с которыми им предстояло сражаться.

Все трое понимали, что могут использовать свои силы лишь для одной цели — борьбы со злом и защиты невинных.

А борьба совсем не способствовала общению с мужчинами.

— Мне все время кажется, будто я на фронте, — попробовала объяснить Прюденс. — Даже в самых простых ситуациях.

— Разве встречаться с парнями так сложно? — спросила Пайпер.

— Ты знаешь, о чем я, — улыбнулась Прю. — Встречаясь с парнями, я испытываю вину, потому что не могу быть с ними откровенной. То есть для ведьмы не слишком удобно ходить на первое свидание.

Лицо Пайпер сделалось ехидным.

— Не говоря уже обо всем остальном.

Прю ухмыльнулась и кинула в нее одной из лежавших на кушетке подушек. Пайпер швырнула ей в ответ лепестками, потом перехватила ее руки и крикнула:

— Перемирие!

В прихожей хлопнула дверь, и сестры обернулись.

— Я пришла! — донесся издалека голос Фиби. А вскоре и она сама впорхнула в комнату, внеся с собой поток холодного октябрьского ветра. Ее щеки пылали, а темно-карие глаза так и сверкали.

— Девчонки, только послушайте, что я скажу! — воскликнула она.

Прюденс бросила взгляд на часы. Уже прошло лишних двадцать минут. Вполне достаточно, чтобы заказанный столик отдали кому-то еще. Но если уж Фиби так взвинчена, то с ней ничего не поделаешь.

— Так что же ты скажешь? — спросила Прюденс.

Фиби сбросила плащ, кинула его на кушетку и плюхнулась рядом с Пайпер.

— А вот что! — воскликнула младшая сестра, помахав в воздухе какой-то бумажкой и припечатав ее к коленке Прю.

— «Проклят ли Русский холм? Автор Фиби Холлиуэл», — прочла та вслух и посмотрела на сестру. — Что ты еще придумала, Фиби?

— Ты проглядела самое главное, — ответила Фиби, указывая на жирную цифру, написанную от руки красными чернилами. — «Пять за необычную трактовку легенды», — прочла она с гордостью.

— Как в школе? — спросила Пайпер. Фиби закатила глаза.

— Именно так. Я поступила в государственный колледж, чтобы пройти курс под названием «Легенды и фольклор: открытие сверхъестественного в Сан-Франциско».

— Ты? — только и смогла выдохнуть Прюденс. От сестрички можно было ожидать всего, но только не любви к науке.

— А что такого? — ощетинилась Фиби.

— Да, но… — начала Пайпер.

— Ладно, признаю, что никогда особенно не любила учиться, — сказала Фиби. — Но как только мне попался в справочнике такой необычный курс, я тут же поняла, что должна его окончить. Ведь там проходят мифы и легенды о колдовстве и сверхъестественных силах в Сан-Франциско.

— Но что в нем проку? — спросила Пайпер.

— Как что? — ответила Фиби. — Ведь после окончания курса я смогу защитить диплом!

— Великолепно, — сказала Прю. — Но к чему такая секретность? Почему ты нам обо всем не рассказала?

Фиби пожала плечами:

— Честно говоря, боялась завалиться. И решила ничего не говорить, пока не получу первую отметку.

— Забавно, — заметила Пайпер.

— Ага, — ухмыльнулась Фиби и с торжествующим видом прислонилась спиной к кушетке. Внезапно на ее лице появилось странное выражение. — Девчонки, а можно я вас кое о чем спрошу?

— Конечно, — ответила Прю.

— Почему мы сидим на полу?

Удивленная Прюденс покатилась со смеху и посмотрела на Пайпер. Та коротко кивнула.

— Потому что он нам приглянулся, — ответили старшие сестры хором.

Фиби застонала и зарылась лицом в ладонях.

— Недостаток сахара в крови. Верные признаки, — произнесла она, затем поднялась и потянула Прю за руку. — Идем. Я знаю великолепный суши-бар. Если поторопимся, можем успеть до закрытия.

— Ты говорила о нем еще на прошлой неделе, — ответила Прюденс, покорно поднимаясь на ноги. — Поэтому мы и заказали столик на полседьмого.

— Правда? — спросила Фиби, принимаясь за среднюю сестру. — Замечательно. Но ведь уже почти семь. Надо бежать. Не упускать же такую возможность.

Прю и Пайпер одновременно закатили глаза.

— Отправляйтесь выводить машину, — сказала Прюденс. — Я иду через три минуты.

Как только сестры выпорхнули за дверь, она собрала лепестки и выкинула букет в мусорное ведро.

Прю так и не нагадала себе любовь, но теперь вдруг она стала ее мало волновать. Так или иначе, что-нибудь да подвернется, хотя и неизвестно, каким образом. Где-то ходит по свету ее единственный парень. Вот если бы он только поскорее объявился! Но сейчас ее ждал праздничный вечер в компании сестер. И Прю вылетела из комнаты, на ходу хватая плащ. Сестры были единственной постоянной величиной в ее непредсказуемой жизни.


— Считаю раз. Считаю два. Продано мистеру Дилану Томасу! — выкрикнул аукционер «Бакленда».

Прюденс сидела в переднем ряду аукционного зала, ожидая, когда покупатель пройдет мимо нее. Она чуточку завидовала ему. Ведь он отхватил стул, на который Прю положила глаз. Однако теперь пришлось улыбнуться счастливчику.

— Вы купили стул Уильяма Морриса, — сказала она, протянув ему идентификационный номер. — Поздравляю, мистер…

Найдя его имя в списке, Прюденс вскинула брови. Дилан Томас… Что-то ужасно знакомое.

— Извините, но меня действительно так зовут, — сказал покупатель.

Прю моргнула. Неужели она высказала свою мысль вслух?

— Прошу прощения, — произнесла Прю.

Парень ослепительно улыбнулся. А Прюденс несколько смутилась. Дилан Томас относился к довольно красивому типу людей. Темные волосы падали ему на лоб, а сзади спускались аж за ворот рубашки. Его губы привлекали резкой контрастностью — они были и тонкими и чувственными одновременно. В его одежде тоже не обошлось без контрастов. Элегантный черный пиджак, белая льняная рубашка и обычные джинсы. Прю показалось, что перед ней поэт-романтик. Но, встретившись с ним глазами, она почувствовала себя, словно малютка на новогоднем утреннике в детском саду. Они оказались глубокими, гипнотизирующе синими, словно озерные воды.

— Меня действительно зовут Дилан Томас, — снова повторил он.

Прю почувствовала, как заливается краской. Она вовсе не собиралась быть такой настойчивой. И что на нее нашло?

— Мне только хотелось понять, почему ваше имя кажется мне таким знакомым, — объяснила она.

— Я уже привык к подобной реакции, — ответил Дилан Томас, мило улыбаясь. — Мое имя мне удружила мамочка. Чистокровная англичанка, она провела свой медовый месяц в Уэльсе, на родине поэта Дилана Томаса. Ну а когда через девять месяцев я появился на свет…

— У нее не было выбора, — закончила Прю. — Она назвала вас в честь самого прославленного валлийского поэта!

Прюденс улыбнулась, понимая, что ей понравилось имя покупателя. В нем сочетались одновременно и романтика, и мистификация. Глаза Дилана Томаса блеснули, заставляя ее сердце биться чаще. Он перегнулся через перила и указал на список в руках у Прю.

— Так как же мой антикварный стул, мисс… миссис… мисс…

«Замечательно, — подумала она. — Какой блестящий способ узнать, замужем ли я». И после секундного колебания ответила:

— Мисс Холлиуэл. Прю Холлиуэл.

Глаза Дилана как будто еще более посинели. Прю поняла, что напрасно зарекалась встречаться с мужчинами.

— Так что же с моим стулом, мисс Холлиуэл? — спросил он. — Вижу, вы никак не оторвете от него глаз. Извините, но вы не можете на него претендовать. Я его купил, он теперь мой.

Прю почувствовала, что еще сильнее заливается краской. И как он только догадался насчет стула? Работая в «Бакленде», Прюденс каждый день сталкивалась с бесценными, прекрасными и необычными предметами. Однако лишь немногие из них захватывали ее так, как этот стул. Грациозные простые линии, резная деревянная спинка и чудесная волнистая обивка как будто прямо созданы для нее.

— Вы точно угадали, — призналась Прю. — Я действительно имела на него виды.

— В таком случае он не пропал для вас безвозвратно, — ответил Дилан, приближаясь к ней и сверкая глазами. — Вы можете взглянуть на него, когда захотите.

Она рассмеялась. Какой-то невероятный парень! То и дело читает ее мысли. А может быть, нарочно заигрывает? В любом случае он совершенно неотразим.

— Прошу прощения!

Прю вздрогнула от неожиданности и, к своему удивлению, увидела уже образовавшуюся очередь из трех человек. Ведь пока они болтали с Диланом, аукцион продолжался, и теперь сразу несколько клиентов ожидали свои покупки. А она ничего даже не заметила.

«Что со мною творится? — подумала Прюденс. — Ведь я никогда не отвлекалась. Никогда».

Дилан сообразил, что подводит ее, и сказал стоявшим за ним:

— Извините, что заставил вас ждать. Кажется, мне понравилась мисс Холлиуэл, поэтому я и отнял у нее чуточку времени.

— Я вас не виню, — подмигнул ему ближайший мужчина.

Прюденс окончательно вспыхнула. В ее обязанности не входило точить лясы с клиентами, но сейчас она ничего не могла с собой поделать. И, даже занявшись следующим покупателем, украдкой поглядывала на Дилана Томаса. Он отошел в сторону, достал из внутреннего кармана пиджака листок бумаги и принялся что-то писать. Когда Прюденс начала заполнять квитанцию для следующего покупателя, Томас подсунул ей записку.

«Прю!

Кажется, сейчас мне лучше уйти. А то я мешаю тебе работать. Но мне очень хочется снова с тобой увидеться. Может быть, в выходные? Пожалуйста, не отказывай. Дилан».

Прюденс снова забыла о покупателе, поглядела в темные глаза Томаса и прошептала:

— Я согласна.

Дилан блеснул своей ослепительной улыбкой.

— Я отхватил стул Морриса и назначил свидание прекраснейшей девушке Сан-Франциско, — произнес он мягко. — Иногда у меня не укладывается в голове собственное везение.

Прю, все так же пылая, почувствовала, как у нее подгибаются ноги. Ощущение приятных жизненных перемен пьянило ее.

— Послушай, — сказал Дилан после минутного раздумья. — Насчет выходных. В субботу вечером мой ансамбль играет в одном замечательном новом клубе. Мне очень хочется, чтобы ты пришла на выступление. Так придешь?

— Еще бы, — ответила Прю. — А где вы играете?

— Я позвоню тебе на неделе и оставлю адрес на автоответчике, — ответил Дилан. Его глаза светились обещанием.

Покупатель, стоявший перед Прю, нетерпеливо кашлянул и произнес:

— Извините, но когда же я получу свою картину?

— Идите со своей квитанцией на второй этаж и… — начала объяснять Прюденс, продолжая думать о Дилане и о том, что он назначил ей свидание.

Прю не волновалась и не строила планов на будущее, всецело оставаясь в настоящем. Конечно, в знакомстве с Диланом не было ничего удивительного, но оно могло изменить всю ее жизнь. Прю немного заволновалась и решила посоветоваться с Пайпер. Неужели ей наконец-то встретился тот, единственный?


Пайпер стояла на пустой сцене своего клуба РЗ и глядела на появившегося в дверях молодого человека. Она уперла руки в бока и напустила на себя строгий вид.

— Вы опоздали, — сказала Пайпер самым суровым тоном, на который только была способна, и тут же поняла, что до сурового тона не дотягивает.

Ну как можно оставаться строгой с таким красавчиком?

Парень, сжимавший в руках чехол с гитарой и глядевший на Пайпер извиняющимся взглядом, потряс ее до глубины души. Таких она не встречала никогда в жизни. Перед ним просто невозможно было устоять. Он притягивал чем-то таким, от чего Пайпер таяла. Он казался одновременно тертым калачом и очаровательным малюткой. Подобное прямо противоположное впечатление о нем Пайпер составила в первый же раз, когда он позвонил ей и попросил позволения выступить со своим ансамблем в ее ночном клубе. Она очень удивилась, что парень говорит сам за себя. Большинство ансамблей имели менеджеров, улаживавших все их дела. Но Дилан, руководитель и солист «Спокойной ночи», всегда заботился о себе сам. Таким образом он мог общаться напрямую с хозяевами заведений.

Пайпер поначалу не собиралась близко знакомиться с Диланом.

Свинговая группа «Спокойной ночи», в отличие от многих подобных коллективов, игравших танцевальную музыку, имела еще и вокалистов, главным из которых считался Дилан.



Еще по присланной им кассете Пайпер смогла оценить его голос. К тому же ей понравилось название группы. Ведь ее лидер носил то же имя, что и поэт, призывавший не быть нежным спокойной ночью…

— Верно, — произнес Дилан. — Я опоздал без уважительных причин. Простите меня, Пайпер. Можно называть вас по имени? Ведь вы Пайпер Холлиуэл, хозяйка клуба, правда?

На его лице появилась извиняющаяся улыбка.

— Надеюсь, я не доставил вам сильных неудобств?

Пайпер подумала, что он совершенно восхитителен, а вслух сказала:

— Да, но у меня очень жесткий график. Поэтому вы должны отыграть как можно быстрее, мистер Томас.

— Пожалуйста, зовите меня просто Дилан, — пробормотал он.

— Ладно, — согласилась Пайпер. — Как я уже сказала вам по телефону, Дилан, оркестр играет у нас лишь по выходным. В рабочие дни можно репетировать. Я разрешу вам для пробы выступать здесь две ночи подряд, но с тем условием, что вы не распугаете клиентов.

— Ясно. — Томас кивнул с серьезным видом. — Я все понял. Сейчас подготовлюсь, через пару минут.

Он направился к сцене, потом обернулся:

— Ах да, Пайпер…

Повернувшись, она увидела робкий и полный надежды взгляд. Парень и вправду такой милый!

— Вы ведь тоже будете здесь ночью, может быть, я угощу вас выпивкой в перерыве? Ну, в качестве извинения за нынешнее опоздание.

— Так и быть, — согласилась Пайпер. Дилан улыбнулся так солнечно, что Пайпер могла ослепнуть. Потом развернулся и пошел на место для оркестра. Пайпер подумала, что такой парень может околдовать кого угодно. Она не могла дождаться, пока придет домой и расскажет о нем сестрам.

Глава 2

— Тут свободно? — произнес кто-то над ухом у Фиби.

Был вторник. Вечерняя лекция еще не началась, но Фиби уже разложила на столе тетрадь. Раньше ее пришла в аудиторию только одна студентка, Марджори Ярнел, которая была намного старше ее.

Марджори, сидевшая за соседним столом, всегда демонстрировала высокую успеваемость. Выглядела она безупречно — белые, как снег, волосы, элегантное платье, дорогие украшения. Фиби с самого первого дня заинтересовалась ею — уж слишком она не походила на прочих студентов. Впрочем, толщина кошелька не мешает увлекаться сверхъестественным.

— Оглохла, что ли? Я спрашиваю, тут свободно?

Фиби вздрогнула и, подняв глаза, увидел тощего парня, имени которого никак не могла запомнить. Он отлично вписывался в класс, как будто только что пришел со школьной скамьи, о чем красноречиво говорили угри, покрывавшие его лоб.

Фиби уже открыла рот, чтобы ответить, что место свободно, но тут чей-то голос произнес:

— Извини, но тут занято.

Парнишка покраснел и поплелся прочь, а рядом с Фиби бухнулся торжествующе улыбающийся Бретт Уэйр, с виду старше ее года на два.

«Интересно, чем он занимался прежде? — подумала Фиби. — Наверное, продавал подержанные машины».

Она коротко пожала ему руку. Ей не хотелось его унижать, но и обнадеживать его не стоило. Фиби пришла сюда, чтобы учиться, а не для всяких глупостей. Пока она проучилась не слишком долго, отметки оставались для нее превыше всего. Только Бретт расположился, тут же позади него уселась Венди Чан. Интересно, встречаются ли они? Фиби вспомнила, что видела их держащимися за руки неделю назад. А сейчас Венди, бросив короткий и неодобрительный взгляд на Фиби, переключила все внимание на парня.

— Привет, Бретт, — произнесла она.

Тот пробурчал что-то себе под нос и отвернулся.

«Так, — подумала Фиби. — Что же тут происходит? Лицезреть ссору влюбленных? Нет уж, увольте. Я не собираюсь сама крутить здесь романов и в чужие не желаю нос совать. Учиться — так учиться!»

В аудиторию зашел профессор Хагин, отличавшийся высоким ростом, густой седеющей шевелюрой и глубоким выразительным голосом.

— Итак, ребята, — произнес он. — Если все на месте, то начнем.

Профессор замолчал и принялся рыться в коробке с мелом. Подняв целое облако пыли, он отыскал-таки подходящий кусок и принялся писать на доске. «Хагин настоящий истребитель мела, — подумала Фиби. — Зато лучшего преподавателя у меня никогда не было».

— Итак, — произнес профессор Хагин, потирая руки и читая написанное, — «Легенда об убийствах в Хэллоуин». Поскольку в наступающую субботу мы будем праздновать Хэллоуин, я решил рассказать вам об одном из самых загадочных событий, до сих пор будоражащих Сан-Франциско. Оно произошло прямо здесь, в нашем студенческом городке. Слыхал ли кто-нибудь из вас легенду об убийствах в Хэллоуин?

Никто не ответил, и Фиби почувствовала, что аудитория замерла в предвкушении. Сама она подхватила ручку и приготовилась записывать.

— Тогда я расскажу вам о них, — сказал профессор Хагин, усаживаясь на край стола и покачивая ногой. — Убийства в Хэллоуин произошли более сорока лет назад, в 1958 году. В те времена наш колледж был не государственным, а частным. И учились здесь лишь богатые молодые люди из Северной Калифорнии. Одна из девушек — Бетти Уоррен пользовалась всеобщей любовью. Говорят, что парни так и стелились ей под ноги. Но она пренебрегла ребятами своего круга и влюбилась в стипендиата по имени Рональд Гальвес. Такой выбор обескуражил всех ее близких, включая лучшую подругу Шарлотту Логан. Но та ничего не могла поделать. Бетти Уоррен оставалась постоянной в своей любви к Рональду Гальвесу…

«Наверное, я такая же, как Бетти, — подумала Фиби, записав имена участников истории. — Достижение цели требует большого упорства. Интересно, как себя чувствуешь, когда приходится бороться и с друзьями, и с семьей?»

— Кое-кто предрекал любви молодых людей скорый конец, — продолжал профессор Хагин. — Но никто не ожидал, что он будет столь трагичен. В ночь Хэллоуина 1958 года Бетти и Рональд погибли при ужасных и таинственных обстоятельствах.

«Ага, вот оно», — подумала Фиби и поймала себя на том, что сползла на самый краешек стула.

— В ту ночь, — рассказывал профессор, — студенты устроили в столовой маскарад. Бетти и Рональд танцевали вместе весь вечер, а после ускользнули в соседнюю комнату, точно не могу сказать для чего…

По аудитории пробежал легкий смешок.

— Через несколько секунд веселье нарушили дикие вопли. Бетти выскочила из комнаты, вся залитая кровью. Потом грохнулась на пол, и все увидели страшные колотые раны, покрывавшие ее тело. Вбежав в комнату, ребята увидели, что одежда Рональда перепачкана в крови. У его ног лежала Шарлотта, подруга Бетти. Она умерла от раны в живот. Рональд истерично орал, что ничего не понимает, но ему никто не поверил. Ведь он сжимал в руках огромный разделочный нож, с которого капала кровь.

«Уж кто-кто, а профессор Хагин умеет рассказывать подобные истории», — подумала Фиби, борясь с охватившей ее дрожью.

— Кто-то из студентов попытался схватить Рональда, — продолжал профессор. — Но он отмахнулся ножом и выскочил в окно. Вскоре его поймали полицейские. А когда Рональд снова попробовал сбежать, его застрелили. Дядя Бетти был начальником участка и велел стрелять на поражение. Говорят, что в последний миг Рональд звал Бетти и по-прежнему утверждал, что он невиновен. Легенда гласит также, что души всех троих молодых людей, погибших в эту ночь, — Бетти, Рональда и Шарлотты, не покинули студенческий городок, поскольку так и остались неотомщенными. Однако дело было закрыто, и Рональда Гальвеса официально обвинили в убийстве. Никто не попытался оспорить подобное утверждение.

«Настоящая трагедия, — подумала Фиби. — Мало того что погибли трое молодых людей, так еще могущественная семья Бетти обвинила Рональда. А если он все-таки не был виновен? Что же произошло на самом деле? Ведь кто-то все-таки виноват в преступлении. И никто все прошедшие годы не попытался разобраться в свершившейся трагедии!»

Вернувшись к реальности, она заметила, что Марджори Ярнел побледнела, а руки у нее дрожали.

— Тебе плохо? — спросила Фиби шепотом и невольно дотронулась до ее плеча.

— Нет! — ответила Марджори испуганным голосом.

А вот Фиби действительно сделалось не слишком хорошо. Потрогав ее за плечо, она почувствовала, что вот-вот нахлынет видение. Через секунду все заплясало перед глазами, потом сфокусировалось, будто бы в телескопе. Фиби увидела большую комнату, задрапированную черной гофрированной бумагой и украшенную тыквами со свечами внутри. Помещение заполняло множество студентов, праздновавших Хэллоуин. Они смеялись и танцевали под старомодные песни. И вдруг раздался ужасный вопль. Он был таким громким, что Фиби невольно зажала уши руками.

И очнулась. Она снова сидела в аудитории и глядела на профессора Хагина.

Дрожа всем телом, Фиби осмотрелась по сторонам. Должно быть, ведение продолжалось всего несколько секунд. Никто из студентов не заметил, что она совершила путешествие в прошлое. Все заинтересованно глядели на профессора. Кроме Марджори Ярнел, которая готова была упасть в обморок.

Почему прикосновение к ней вызвало видение? Может, просто потому, что убийство произошло при ее жизни? Или по какой-то другой причине?

Профессор повернулся к доске и принялся что-то писать, а Фиби склонилась к Марджори и пробормотала:

— Может быть, тебе все-таки плохо?

Та покачала головой, но Фиби заметила, как у нее дрожит верхняя губа.

— Просто история такая жуткая, — произнесла Марджори тихим голосом. — Легенды иногда бывают такими… красочными.

— Да уж, — согласилась Фиби.

Профессор Хагин продолжал лекцию рассказом о том, где и когда видели призраки Бетти, Рональда и Шарлотты.

— А теперь проверим, насколько вы заинтересовались рассказанной мною легендой, — сказал он в конце занятия. — Кого затронула история убийства в Хэллоуин, тот сможет досрочно сдать экзамены. Нужно только высказать свои предположения в письменном виде. Есть желающие?

Фиби тут же вскинула руку.

После видения она сразу поняла, что история как раз для нее. Кто же еще сумеет раскрыть старую тайну? А кроме того, у нее есть возможность как можно лучше зарекомендовать себя на курсе. Может быть, ее необыкновенные способности помогут доказать или опровергнуть вину Рональда Гальвеса? Тогда отличная отметка гарантирована. Фиби нетерпеливо трясла рукой в воздухе.

— Замечательно, мисс Холлиуэл, — кивнул профессор Хагин. — Вы можете взять рассказанную историю темой для реферата.

Бретт Уэйр тоже поднял руку.

— Я тоже хочу взять эту тему, профессор.

— Какой энтузиазм, — пробормотал Хагин, Потом улыбнулся и сказал: — Может быть, вы будете работать вместе с мисс Холлиуэл? Так будет проще.

— С радостью, — ответил Бретт, просияв.

— Вы согласны, мисс Холлиуэл? — спросил профессор Хагин.

— Да, — кивнула Фиби.

Она могла бы обойтись и без помощника. И дураку ясно, что парня интересует она сама, а не зловещая тайна. Но делать нечего. Во всяком случае, две головы лучше, чем одна. Может быть, он все же сумеет чем-то помочь.

— Я тоже хотела бы заняться этой темой, — неожиданно произнесла Венди Чан.

Профессор Хагин выставил перед собой руки, будто защищаясь от нахлынувшего потока студенческого энтузиазма.

— По-моему, двоих вполне хватит для одной темы, — произнес он. — В течение семестра у вас еще будет масса возможностей показать себя. Если вы…

Звонок не дал ему закончить.

Надо же! Рассказ о событиях сорокалетней давности настолько увлек Фиби, что она не заметила, как пролетела пара.

Запихнув тетрадь и ручку в сумку, она поднялась на ноги. Ей не терпелось составить план дальнейших действий. Может быть, надо пойти в столовую, опрокинуть чашечку кофе и, прежде чем пойти домой, сделать первые наброски. Фиби повернулась к выходу, и тут чья-то рука легла ей на плечо. Обернувшись, она с удивлением увидела Марджори Ярнел, еще более расстроенную.

— Фиби, — начала та. — Ты, наверное, считаешь меня глупой старухой…

— Да нет, — возразила Фиби и подумала: просто мне интересно, что с тобой происходит. Почему ты сейчас в таком состоянии?

— Я хочу сказать… — Марджори вздохнула. — Будь осторожна, когда станешь работать над убийствами.

— Конечно, буду, — ответила Фиби, еще больше удивляясь. Ведь все случилось больше сорока лет назад. Неужели теперешнее расследование может задеть чьи-то интересы?

— Что ж, — сказала Марджори с некоторым удовлетворением. Потом сняла руку с плеча Фиби и подняла свою элегантную кожаную сумку. — Тогда все будет в порядке.

Она пулей вылетела из аудитории, а Фиби удивленно поглядела ей вслед. «Может быть, Марджори просто боится привидений, — подумала Фиби. — Кстати, не писали ли о них в институтской газете? Надо бы посмотреть. Хотя там могли и не писать о привидениях».

— Фиби! — обратился к ней кто-то, стоящий за спиной. Обернувшись, она увидела Венди Чан, в глазах которой затаилась злоба, а губы дрожали от напряжения.

— Бретт не такой милый парень, как тебе кажется, — произнесла она резко. — И ты еще пожалеешь, что связалась с ним.

— Ты снова взялась за старое, Венди? — раздался насмешливый голос Бретта.

«Что за черт? — подумала Фиби. — Почему я всегда оказываюсь в центре разных скандалов? Только их мне не хватало».

Венди побагровела и прижала сумку к груди.

— Запомни мои слова, Фиби, — выкрикнула она и, выскочив в коридор, смешалась с толпой студентов.

— Да, неловко вышло, — заметил Бретт и шагнул к ней. — Мы с Венди раньше встречались.

— А теперь перестали? — спросила Фиби.

Бретт глуповато улыбнулся и произнес:

— Похоже на то. Просто Венди слишком… — Он запнулся, подыскивая нужное слово, и наконец сказал: — Ревнивая. Если я говорил другой девчонке «Извини», она выходила из себя. И я не знал, как с ней себя вести.

«Великолепно, — подумала Фиби, — Чудесно. Замечательно. Все началось с досрочной сдачи экзамена, а закончилось разборками с подружкой парня, который ей даже не нравился. Всегда я попадаю в какие-то истории!»

— Спасибо, что предупредил, — произнесла она сухо. — Я буду осторожнее.

— Да ладно, — ответил Бретг. — Нам же предстоит заниматься вместе. Какая разница, что думает Венди? По-моему, мы должны обменяться телефонами. И может быть, у нас получится что-нибудь серьезное.

«Хорошая попытка», — подумала Фиби недовольно. При других обстоятельствах она бы заинтересовалась Бреттом. С большими карими глазами и густыми волосами, спадающими на лоб, парень выглядел довольно привлекательно. Он чем-то походил на дружелюбного щенка. «Ничто не помешает мне заработать хорошую оценку, — подумала Фиби. — Выполнив задание, я смогу вырваться вперед. И никто не должен вставать у меня на пути, даже красавчики вроде Бретта Уэйра».

— Знаешь что, Бретт, — произнесла она вслух. — У меня другие планы. И потом, мы с сестрами никому не даем свой телефон.

Лицо парня сразу сделалось таким расстроенным, что Фиби даже пожалела его, правда, самую малость.

— Давай встретимся завтра, — произнесла она. — Обсудим, что удалось узнать, посидим за чашечкой кофе и как следует все обмозгуем.

— Замечательно, — сказал Бретт, стараясь обнять ее за плечи. — Мы обязательно здорово проведем время.

— Тогда до завтра, — сказала Фиби, уворачиваясь от объятий. И, не оглянувшись, зашагала по коридору.

Посмотрев на часы, она поняла, что разговор слишком затянулся. И вместо столовой придется идти прямиком домой. Там никто не помешает собраться с мыслями. Может быть, она даже зажжет ароматическую свечу. А уж сестры вряд ли станут к ней приставать.

Направляясь к машине, Фиби твердо решила самостоятельно разобраться в теме заданного ей реферата. Раскрыть убийство собственными силами — лучший способ доказать сестрам, что она не какая-нибудь дурочка.

Распахнув дверцу, Фиби забросила сумку на переднее сиденье и села за руль. Собираясь вставить ключ зажигания, она заметила клочок белой бумаги, прилепленный к лобовому стеклу. «Реклама, что ли?» — подумала она и включила «дворники», чтобы смахнуть его, но порыв ветра снова бросил бумажку на стекло. Фиби замерла, увидев, что там было написано.

«Берегись!» — кричали жирные черные буквы.

Фиби вытащила ключ зажигания, вылезла из машины и схватила бумажку. Скомкав, забросила ее в видневшуюся неподалеку урну. «Если Венди Чан полагает, что сможет запугать меня такими грубыми методами, то она ошибается», — подумала Фиби, собираясь сесть обратно в машину. Вставила ключ в замок, повернула его, потом потянула за ручку. Дверца не открывалась. Фиби снова потянула. Дверь оставалась по-прежнему закрытой. Она почувствовала, как горло сдавила паника.

«Странно, — подумала Фиби. — Просто нужно успокоиться». Она сделала глубокий вдох и поняла, в чем дело. Ведь сначала дверца была не заперта. Фиби повернула ключ в обратном направлении и с легкостью открыла дверь. Скользнув за руль, Фиби глубоко вздохнула, затем повернула ключ зажигания и включила мотор. Руки дрожали, будто бы она едва избежала столкновения. Но Фиби старалась больше ни о чем не думать.



«Зачем думать о привидениях, — сказала она себе, выруливая со стоянки, — когда на моих глазах разворачивается реальная житейская драма. Чего можно еще ожидать от безумной Венди Чан?»

Глава 3

— Смотри, что у меня есть, — показала Фиби оранжевую карточку — приглашение на празднование самого первого Хэллоуина в колледже, состоявшееся больше сорока лет назад.

Они с Бреттом сидели в среду после занятий в той самой столовой, где в свое время произошли убийства. Когда колледж стал государственным, столовую и соседние помещения сильно перестроили.

Скорее всего, администрация всеми силами старалась развеять мрачные тени прошлого. При мысли о том, что здесь произошло когда-то, у Фиби побежали мурашки по спине.

Бретт поглядел на приглашение и кивнул.

— Ага, я его видел. Кстати, организаторы нынешнего праздника просят всех желающих помочь с украшением. Они решили воссоздать обстановку пятидесятых. Здорово, правда?

«Ты что, дурак?» — хотела сказать Фиби, но вместо неприятных слов произнесла:

— Даже и не знаю.

Устраивать маскарад на Хэллоуин там, где произошло убийство, да еще и повторить обстановку того времени — какой ужас! Такое решение казалось в лучшем случае нелепым, а могло оказаться даже и опасным. Фиби спрятала приглашение в сумку. Хлебнула кофе и произнесла:

— Я тут поразмыслила о возможных путях расследования. Мы оба должны разнюхать обо всех странных происшествиях того времени.

— И с чего, по-твоему, нужно начать? — Бретт поднял бровь.

— Думаю, чтобы раскрыть тайну, нужно обратить внимание на привидения, — ответила Фиби. — Во всяком случае, реферат должен быть связан с потусторонними силами. Нужно просмотреть старые школьные газеты с момента убийства и отыскать все необъяснимые случаи.

— Ух ты! — воскликнул Бретт. Его щенячьи глаза ярко блеснули. — И как ты только додумалась? А мне вот и в голову не пришло. Я просто пытался логически поразмыслить над тем, что произошло.

Фиби тут же загордилась собственной выдумкой.

— Наверное, нужно пробовать оба варианта, — сказала она.

— Конечно, — кивнул Бретт. — Хочешь, помогу тебе с привидениями?

— Не откажусь, — ответила Фиби.

Все шло так, как она рассчитывала. Если Бретт будет работать в библиотеке с микропленкой, он сможет легко выполнить свой план.

— А ты что собираешься делать? — спросил Бретт.

Вместо ответа Фиби достала из сумки толстенную книгу-ежегодник колледжа за 1959 год.

— Я не нашла ежегодник 1958 года, но зато отыскала следующий, — объяснила она и, открыв книгу, указала на фотографию. — А внутри мне попалось вот что.

— Ничего себе! — воскликнул Бретт и прочел вслух: — «Джон Уильямс, выпускник, произносивший прощальную речь в 1959 году. Участник команды по американскому футболу».

— Теперь он профессор Уильямс, декан, — добавил Бретт, ухмыляясь. Нужно опросить тех преподавателей, что учились здесь во время убийства. Начнем с самой верхушки.


— Чем могу помочь, мисс Холлиуэл? — спросил декан Уильямс.

Фиби сидела в его кабинете на жестком стуле. В облике декана заключалось что-то устрашающее. Даже если бы Фиби не прочла о его занятиях в прошлом американским футболом, то все равно поняла бы по высокому, квадратному телу декана, что он занимался чем-то подобным. Он казался каким-то ходячим холодильником и обладал грубоватыми и резкими манерами.

— Я пишу реферат по заданию профессора Хагина, — начала Фиби. — Об убийствах в Хэллоуин. Мне пришло в голову, что вы могли быть вблизи от места преступления и запомнить что-нибудь важное.

Лицо декана помрачнело, и Фиби решила, что сказала что-то не то.

— А может быть, вы знали Рональда Гальвеса или Бетти Уоррен? — спросила она.

Декан Уильямс наклонился к ней, положив локти на дубовый стол.

— Я дружил с Бетти Уоррен. Она слыла одной из самых чудесных девушек на свете. Не сомневаюсь, что их с Шарлоттой убил Рональд Гальвес. Этого парня все ненавидели. — Тон декана не допускал возражений.

Фиби записала его ответ. Ничего нового. Ясно только, что он был одним из поклонников Бетти, не одобрявших ее связь с Рональдом.

— А почему ненавидели Рональда? — спросила Фиби заинтересованно.

— Гальвес слыл настоящим ублюдком. Довольно смазливый, умный, получающий стипендию, он стал для всех настоящей занозой и то и дело затевал ссоры и ввязывался в драки. Он совсем не походил на остальных друзей Бетти.

— Неужели никто не одобрял дружбу Рона и Бетти? — спросила Фиби.

— Абсолютно никто, — ответил декан Уильяме. — Конечно, больше всех переживала ее лучшая подружка Шарлотта Логан. Она не могла без слез смотреть на их отношения. Ей было ясно, что добром все не кончится, но никакие доводы не действовали. — На лице декана появилось выражение, которое Фиби не смогла толком понять. Он произнес скорее для себя:

— В конце концов Бетти закололи ножом.

Фиби почувствовала, как по спине побежали мурашки. Выражение лица декана показалось ей пугающим. «Всего на год моложе Бетти, он мог быть в нее влюблен», — думала Фиби.

— По-моему, в ту роковую ночь Шарлотта сказала Бетти нечто такое, что ее наконец-то проняло, — сказал декан. — Думаю, она увела Рональда в соседнюю комнату, чтобы окончательно порвать с ним.

— И я никогда не верил сплетням о том, что они собирались там развратничать, — продолжал декан Уильямс, покраснев. — Она была порядочной девушкой.

«Попался!» — подумала Фиби. Теперь ей стало ясно, почему декан Уильямс ведет себя так странно. Он до сих пор любил Бетти. Поэтому не допускал и мысли о том, что у нее могло быть что-то серьезное с другим.

— Так вы думаете, что Рональд убил ее за то, что она его отшила? — спросила Фиби.

— Уверен, — ответил декан Уильяме. — Бетти сказала, что больше знать его не желает, тогда он вспылил и заколол ее. А когда Шарлотта попыталась ему помешать, прикончил и ее. Наверное, знал о ее намерении уговорить подругу порвать с ним.

— Очень интересно, — сказала Фиби, записав слова декана в блокнот. Потом подняла глаза. За своим дубовым столом декан смотрелся величественно, разве что немного чопорно.

Теперь настало время высказать противоположную версию и посмотреть, как он на нее отреагирует.

— А вы не допускаете, что в убийстве виновен кто-то еще? — спросила Фиби, придвигаясь к декану поближе. — Тот, кто успел удрать из комнаты, прежде чем прибежали ребята? Тот, кого так и не нашли?

Декан Уильямс побагровел и вылетел из кресла, словно снаряд.

— Я считаю такие предположения глупыми домыслами, — выкрикнул он. — Семья Рональда Гальвеса одно время пыталась распускать подобные слухи, но никто им не поверил. И теперь бессмысленно воскрешать подобный бред. Уже поздно. — Он обогнул стол, и Фиби невольно поднялась на ноги.

— Извините, мисс Холлиуэл, но меня ждут дела, — произнес декан и указал на дверь.

Фиби покорно пошла к выходу и уже взялась за дверную ручку, когда декан окликнул ее.

— Послушайтесь моего совета, мисс Холлиуэл, — сказал он голосом, от которого у Фиби волосы на голове встали дыбом. — Не пытайтесь разгадывать несуществующие тайны. Убийство произошло больше сорока лет назад. И всем известно, что девушек убил Рональд Гальвес.

— Спасибо, что уделили мне внимание, декан, — выдавила Фиби.

Затем открыла дверь и выскользнула наружу. Все мысли у нее перепутались.

«Что же произошло на самом деле?» — думала Фиби, закрывая дверь. И вдруг замерла, увидев прямо перед собой Марджори Ярнел.

— О, Фиби, — произнесла та. — Я… Я тебя не заметила.

«Конечно не заметила, — подумала Фиби. — Я же только что вышла из кабинета декана».

Марджори стояла так близко к двери, что Фиби только чудом не сшибла ее.

«Неужели она подслушивала?» — подумала Фиби внезапно.

— Если ты к декану, то он освободился, — сказала она, глядя на пустой стол секретарши.

Марджори нервно сжала ремешок своей сумочки и ответила:

— О нет. У меня нет к нему дела. Просто случайно оказалась рядом.

«Интересно, как можно случайно оказаться рядом, если перед кабинетом есть приемная?» — подумала Фиби.

— Встретимся на занятиях, Фиби, дорогая, — Марджори попятилась, потом открыла дверь приемной и застучала каблучками по деревянному полу.

«Так, — подумала Фиби. — Сперва декан Уильяме взбесился, услышав о том, что Рональд Гальвес не виновен в убийстве. Потом Марджори испугалась упоминания о декане!»

За историей Бетти и Рональда что-то явно крылось. Фиби вспомнила слова, сказанные деканом на прощание: «Убийство произошло больше сорока лет назад». Может быть, стоит заглянуть в полицейские архивы и узнать, как шло следствие по делу об убийстве. Особенно после того, как дядя Бетти велел стрелять на поражение.

Фиби загорелась желанием поскорее раскрыть события той давней ночи, а заодно и обеспечить себе отличную оценку.


— Я не могу в полной мере отблагодарить вас, Пайпер. Как замечательно, что вы разрешили мне отыграть две ночи в вашем клубе. Я…

Томас Дилан, сидевший за уютным столиком в РЗ, ждал, когда же Пайпер поднимет свои чудесные темные глаза. Прошел всего день с момента их знакомства, но ему казалось, что миновала целая вечность. И наконец, встретившись с Пайпер глазами, он тут же опустил взгляд от смущения.

— Что с вами, Дилан? — спросила та. — Вроде бы все нормально. Чем же вы обеспокоены?

«Скоро скажу, — подумал он. — Скоро скажу».

От Пайпер буквально исходили волны сочувствия. Она протянула к нему пальцы. «Что ж, можно ответить на ее немой вопрос, — подумал Дилан. — Это совсем не нарушит мои планы». Он положил руку на стол, собираясь взять кофейную чашку, но внезапно просто раскрыл ладонь. Пайпер, не раздумывая, переплела свои пальцы с его и сжала их. Дилан откинулся назад, чувствуя, как задрожало все тело.

Прекрасно. Очень даже хорошо. Поскольку означало, что Пайпер Холлиуэл оказалась там, где он рассчитывал, — буквально у него в руке. Настало время перейти к следующему шагу.

— Как замечательно выступать в клубе с настоящей акустикой, — сказал Дилан. — Акустика очень важна для нашей музыки, но многие владельцы клубов не понимают такой простой вещи.

Он слегка напряг пальцы и с радостью почувствовал, что у Пайпер чаще забился пульс.

— Но вы, конечно же, понимаете меня, Пайпер.

Пайпер вздохнула и залилась краской. Ей казалось, что она не сделала ничего особенного.

— Ваши песни помогут нашему бизнесу, — сказала Пайпер. — Кажется, только из-за вас у нас каждые выходные будет полный зал.

Дилан ослепительно улыбнулся.

— Замечательно, — произнес он. — Я пригласил на субботу одну особенную гостью. Думаю, вы не будете возражать.

— Нет, конечно, — ответила Пайпер.

— Извините, что прерываю вас.

Обернувшись, они увидели официантку, стоявшую возле их столика.

— В чем дело, Николь? — спросила Пайпер.

— Вас к телефону, — ответила девица.

— Прошу прощения. — Пайпер одарила Томаса извиняющейся улыбкой и пообещала скоро вернуться.

«Конечно, вернешься, — подумал Дилан, кожей ощущая прикосновение ее пальцев. — Кажется, это даже слишком просто».

Пайпер тем временем направилась вслед за Николь к полированной стойке, где находился телефон.

Прежде Зачарованные представлялись ему более красивыми. А впрочем, какая разница?

Дилан подождал, пока Пайпер возьмет трубку телефона и усядется на вертящийся табурет к нему спиной. Затем полез во внутренний карман пиджака и вынул небольшой бархатный мешочек. Развязав веревочку, достал оттуда щепотку фиолетового порошка.

Томас потянулся, будто бы слишком долго просидел в одной позе, и высыпал порошок в чашку Пайпер.

Никто не увидел, как над чашкой появилось странное сияние, сперва белое, потом красное, и наконец черное. Впрочем, оно тут же исчезло. Дилан был уверен, что никто не смотрел в его сторону. Как и в том; что Пайпер позовут к телефону в нужный момент.

Она наконец-то положила трубку и вернулась за столик.

— Надеюсь, ничего не случилось? — спросил Дилан.

— Ничего особенного, — ответила Пайпер, опускаясь на место. — С тех пор как я здесь, меня постоянно донимают дурацкими звонками.

— Хм, — произнес Дилан, поднимая чашку и делая глоток. — Наверное, так бывает во всех клубах.

— Наверное, — согласилась Пайпер, тоже поднимая чашку. — Нужно поговорить с барменом. Кофе слишком крепкий.

— Правда? — спросил Дилан удивленно. Потом осторожно поставил свою чашку. Ну вот, началось. Порошок, подсыпанный в кофе Пайпер, уже действует.

— Я что-то не заметил. По-моему, вкус нормальный.

— Да, конечно, — ответила Пайпер, не задумываясь. — Для вас.

И тут она раскрыла рот, удивленная собственными словами.

«Самое время, — подумал Томас. — Тридцать секунд».

— Извините, — сказала Пайпер. — Обычно я не…

— Пустяки, не стоит извиняться, — ответил Дилан с улыбкой.

Пайпер неожиданно вскочила на ноги, толкнула стол и опрокинула обе чашки.

«Ага, лучше некуда, — подумал Дилан, тоже вскакивая на ноги. — Мало того что она выпила зелье, так еще и уничтожила все его следы».

— Я не испачкалась, — произнесла Пайпер. — А вы?

Дилан распахнул пиджак, демонстрируя шелковую рубашку. Он чувствовал, что кровь у Пайпер почти что закипает.

— Кажется, все нормально, — ответил Томас и приблизился к ней. — Сейчас я должен вас покинуть, но надеюсь увидеться с вами завтра.

— Завтра? Да, конечно, — сказала Пайпер и завертела головой в поисках салфетки. Дилан задался вопросом, скоро ли она ее отыщет.

Он вышел из клуба, мурлыча что-то себе под нос. «Чем дальше, тем лучше», — думалось ему. Остановившись посреди дорожки, Томас поглядел на часы. Четыре сорок пять. То есть без пятнадцати пять, почти конец рабочего дня. Дилан зашагал быстрее, намереваясь осуществить вторую часть своего плана — застать Прю на рабочем месте. Если попадешь в пробку, то пиши пропало. Томас прикрыл глаза и сосредоточился. Потом открыл их и увидел, что стоит у центрального входа «Бакленда». К счастью, если ты колдун, для тебя не существует проблем с транспортом.


— Да брось, Прю, — произнес Томас пять минут спустя, наклоняясь к ней через стол. — Ты не сможешь меня убедить, что тебе некогда выпить чашечку кофе.

Прю скривила рот.

— Насколько я понимаю, не у тебя дома.

— В гостинице, — поправил он.

— В гостинице, — повторила она.

— Кто тебе сказал? — спросил Дилан.

Прю засмеялась и откинулась на стуле. Томасу нравились различия межу сестрами. Пайпер была мягкой и любезной. А Прю ужасно умной, но колючей и острой на язык. Однако, несмотря на различия, у сестер было нечто общее — они не смогли устоять перед его роковым очарованием. И если он подсыплет Прюденс тот же порошок, что и Пайпер, они обе без памяти втюрятся в него. И тогда станет проще простого разделять и властвовать.

«Зачарованные непобедимы лишь до тех пор, пока держатся вместе, — подумал Томас. — А по отдельности силенок у них не так уж много. Они станут легкоуязвимыми. И тогда можно будет запросто отобрать у них силу». Первый шаг уже сделан. Остается сделать второй — напоить Прю тем же зельем, что и ее сестру.

— Ты уверена, что я не смогу искусить тебя? — спросил Дилан, придвигаясь ближе. Его пиджак распахнулся, выставляя рубашку. Прюденс уставилась на его широкую грудь, и он испугался, что она заметит мешочек.

— Через дорогу отсюда мое любимое кафе, — сказал Томас.

— Ты имеешь в виду «Микеланджело»? — спросила Прюденс заинтересованно. — Я постоянно туда хожу.

— Конечно, «Микеланджело», — тут же ответил он. — Там лучшее печенье в городе.

— Ладно, уговорил, — произнесла Прю, поднимая руки в знак согласия. — Но у меня всего лишь двадцать минут.

Дилан ослепительно улыбнулся ей. Потом помог надеть куртку, осторожно касаясь пальцами ее плеч.

— Уверен, что двадцати минут будет больше чем достаточно, — пробормотал он тихо.

Глава 4

— Все, кого я опросила, уверены, что Рональд Гальвес виновен в убийстве, — сообщила Фиби с легкой грустью.

Наступил четверг. После разговора с деканом Уильямсом прошел всего один день. Фиби с Бреттом сидели в библиотеке. Фиби успела просмотреть микропленки, содержащие репортажи об убийствах.

— Я все утро прокопалась в полицейских архивах, — сказала она.

— И что? — спросил Бретт.

— Ничего, — ответила она. — Материалы по делу об убийстве исчезли. Испарились. Растворились без следа.

— Кошмар, — заметил Бретт.

— Хуже всего то, что кто-то пытается скрыть от людей правду, — ответила Фиби.

— Значит, тупик, — подытожил Бретт.

Какая ценная мысль, — пробормотала Фиби, разглядывая стопку старых ежегодников, возвышавшуюся перед ней.

Она надеялась отыскать фотографии Бетти, Рональда и Шарлотты. Может быть, тогда станет что-нибудь ясно, если посмотреть, какими они были. Однако сделать удалось немного. Каждый раз Бретт отвлекал ее. Сначала он предложил ей поработать в закутке, находившемся в самом дальнем уголке библиотеки — мол, там никто не будет мешать работать. Но вскоре Фиби поняла, что его интересовала не работа, а она сама. И теперь со страхом следила, как Бретт пододвигает свой стул все ближе и ближе.

«Этот парень даже слишком навязчиво демонстрирует свой интерес», — подумала Фиби, вытаскивая из кучи первую попавшуюся книгу: 1957 — год, предшествовавший убийству. Жертвы должны были окончить колледж в 1959. А вот книги рокового 1958 года отыскать так и не удалось. Неужели она исчезла, точно так же, как и дело из полицейского архива?

Фиби быстро пролистала страницы и наткнулась на фотографию курса, на котором учился Рональд Гальвес. Он выглядел довольно волевым и походил на Джеймса Дина. Темные волосы. Темные глаза. Взгляд немного дерзкий. Фиби невольно посочувствовала ему. Никто не одобрял его любовь к Бетти. Поэтому ему казалось, что весь мир против него.

«Неужели так и было?» — подумала Фиби.

Она вспомнила о дяде Бетти, служившем шефом полиции и отдавшим приказ стрелять на поражение. Неужели Рональд Гальвес совсем не имел друзей?

«Имел. Первым его другом была Бетти Уоррен, — подумала Фиби. — Но она-то и стала жертвой».

Фиби захлопнула книгу с тяжелым вздохом. Потом откинулась вместе со стулом так, что его передние ножки оторвались от кафельного пола.

— Что-то тут не так, — произнесла Фиби.

«Декан Уильямс, профессор Хагин и все остальные, находившиеся здесь во время убийства… повторяют одно и то же, слово в слово, — размышляла она. — Слишком уж гладко и аккуратно получается. А на самом деле все обстояло не так. Убийство поражало своей жестокостью и было отвратительным. Похоже, они чего-то недоговаривают». И тут ей на плечи легла рука Бретта, который незаметно придвинулся слишком близко.

«Если он скажет, что ему больше всего хочется исследовать меня, то я его пришибу», — подумала Фиби.

— По-моему, есть более интересные вещи для исследования, чем давняя история двух влюбленных, — прошептал Бретт ей в ухо.

Он подобрался слишком близко. Фиби перенесла всю тяжесть своего тела вперед. Передние ножки стула резко опустились. Правая врезалась в ступню Бретта.

— А-а! — заорал он, отдергивая руку и отскакивая вместе со стулом.

— Тебе больно? — спросила Фиби с наигранной заботой. — Ах, извини, Бретт. Я такая эгоистка. Даже не спросила, что тебе удалось выяснить. Ты нашел что-нибудь необычное? Может быть, узнал о том, где появляются привидения?

Бретт пробурчал что-то себе под нос.

— Что-что? — переспросила Фиби улыбаясь. — Я не расслышала.

— Я еще ничего не сделал, — признался Бретг.

— Я тебя правильно поняла? — Фиби продолжала улыбаться. — Я ухлопала все утро на старые полицейские архивы, а весь вчерашний вечер — на опросы возможных свидетелей убийства. Между прочим, кое-кто из них вышел из себя. А ты говоришь, что абсолютно ничего не сделал?

— Верно, — ответил Бретт угрюмо и поднялся на ноги. — С меня хватит. Я ухожу.

Он зашагал прочь, прихрамывая на левую ногу, и скрылся за одним из книжных стеллажей.

Фиби скорчила рожу ему вслед. Она-то изо всех сил старалась оставаться тактичной, но оказалось, что Бретт не понимает по-хорошему. Так что ему еще мало досталось…

Фиби поднялась на цыпочки и выглянула за стеллаж. Теперь, когда Бретт так позорно бежал, читальный зал казался совсем безлюдным.

«Замечательно, — подумала Фиби. — В таком случае можно приступить ко второй стадии операции».

Она проворно вернулась на свое место и достала из кармана рубашки листок бумаги, на котором она выписала заклинание из «Книги Теней». Положила его на столе перед собой. Фиби надеялась, что Бретт разузнает хоть что-нибудь о появлениях привидений. Но теперь придется браться за дело без всякой подготовки. Внутреннее чутье подсказывало ей, что все чего-то недоговаривают об убийстве.

Живые не хотят говорить. Но может быть, мертвые окажутся более откровенными? Значит, нужно вызвать привидение с помощью заклинания, написанного на бумажке.

Фиби не сказала сестрам, что собирается заниматься подобными вещами. Обычно они взывали к душам умерших только вместе. С Силой Трех получалось куда лучше, да и риска намного меньше. Но после того торжественного ужина Фиби видела сестер лишь мельком. Кажется, у них было все расписано по секундам. А реферат не терпел отлагательств. Придется читать заклинание в одиночку, невзирая на возможные последствия. «Что ж, приступим, — сказала себе Фиби. — Ведь я довольно опытная ведьма. Я сражалась с демонами и колдунами. А тут всего-навсего призраки каких-то подростков». Сперва она пробежала заклинание глазами. С его помощью можно вызвать лишь один дух. Для начала неплохо. Закрыв глаза, Фиби затянула нараспев:

Страж Времени, открой врата —

Позволь мне тайну разгадать.

Прошлое с нынешним не разделяй

И поскорее меня впускай.

Ушедших со сцены дай разглядеть

И их секретами овладеть.

Фиби открыла глаза и огляделась. Она по-прежнему сидела в библиотеке. Как будто в том же самом времени.

Ни призрака, ни какого-нибудь клочка тумана она так и не заметила. Расстроенная Фиби проверила заклинание. Может быть, она перепутала слова?

Нет, все верно. Тогда где же призрак? Может быть, недостаточно одного раза? Фиби прочитала заклинание снова. Теперь оно показалось ей слишком неопределенным. Но ведь в «Книге Теней» не могло говориться конкретно о трех привидениях. Тогда нужно поискать более сильные заклинания. И попытаться с их помощью вызвать духи Бетти, Рональда и Шарлотты.

Фиби решила еще раз проштудировать «Книгу Теней» сегодня вечером. Став ведьмой, она прежде всего усвоила главную истину — все идет далеко не так, как ты рассчитываешь. Фиби взяла листок с бесполезным заклинанием и запихнула его обратно в карман рубашки. Может, сегодня вечером ей удастся наконец-то поймать сестричек и заняться колдовством вместе с ними. От нечего делать она раскрыла очередной ежегодник, лежавший на столе. Ее рука замерла на кожаном переплете. Откуда-то донесся девичий плач. Крик. «Должно быть, какая-то студентка, — подумала Фиби. — Потерпела неудачу в амурных делах или схлопотала неуд. Пожалуй, надо посмотреть, что с ней такое».

Она обошла стеллаж, свернула направо. И остановилась, поняв, что плач затихает. Может быть, девчонка успокоилась? Нет, рыдания все еще раздавались. Но теперь звук раздавался откуда-то слева. Когда Фиби развернулась, девичий плач снова стал доноситься с другой стороны. Она могла поклясться, что он раздавался из ниши, возле висящих карт. Но, приблизившись, Фиби увидела, что там пусто. Фиби почувствовала, как по коже бегут мурашки. Почему плачущая девица ходит кругами? А может быть, заклинание все же подействовало? И привидение дает о себе знать таким образом?

Фиби глубоко вздохнула. «Бояться совершенно нечего, — уговаривала она себя. — Тут же библиотека. Кругом полно и студентов, и библиотекарей. Должно быть…»

Она тяжело вздохнула, подошла к краю массивного шкафа и посмотрела направо, уверенная, что звук доносился оттуда. Никого. Абсолютно никого. Как только Фиби высунула голову за шкаф, плач прекратился. Может быть, ей просто почудилось? Фиби потерла виски. Кажется, пора отправляться домой. Она направилась к своему месту, чтобы собрать вещи. И снова услышала рыдания.

Теперь они стали громче и доносились прямо за спиной. Фиби обернулась с замиранием сердца. «Не может быть, — подумала она. — Я на сто процентов уверена, что звук доносился прямо у меня за спиной. Тогда почему же там никого не оказалось?»

«Должно быть, в библиотеках ужасная акустика, — сказала себе Фиби. — Высокие стеллажи отражают звуки. Наверное, Прю знает, как такое явление называется по-научному».

«Да, верно, — подумалось ей. — Очень напоминает синдром панической атаки Холлиуэлл».

Глупо бояться такой ерунды, если можно найти столько разумных объяснений. Однако ни одно из них не казалось правдоподобным. Фиби молча проскользнула в обратном направлении. И как только она миновала стеллаж, звук снова стал громче.

«Так, теперь мне точно известно, что это не галлюцинация», — подумала она. Затем прижалась к стеллажу, находившемуся ближе всех к ее столу, и прошла мимо него.

Плач снова затих. Фиби не могла пошевелиться от страха.

— Есть тут кто-нибудь? — спросила она негромко.

Стоило только произнести эти слова, как рыдания раздались с новой силой, но теперь они доносились уже отовсюду. Плач становился все громче и громче. Фиби невольно зажала уши руками. Ей хотелось крикнуть «Прекрати!», но от ужаса перехватило горло. Фиби чувствовала, что она явно не одна. Она отчетливо видела, что между стойками кто-то есть. И он двигался прямо к ней.

Она увидела девушку, немного моложе ее самой. Фиби пыталась вспомнить, откуда она появилась. И к своему ужасу поняла, что не может.

Девчонки здесь не было. Точнее, не было уже через секунду. Она мерцала, то исчезая из виду, то снова появляясь. Будто привидение. Значит, заклинание подействовало. Мерцающая фигура приближалась к Фиби, затем неожиданно остановилась и поплыла к ближайшей стойке.

«Пожалуй, мне пора сделать первый шаг, — решила Фиби. — Ведь вызвала ее я. Вот только как я стану разговаривать, если горло перехватило?» Фиби закрыла глаза и глубоко вдохнула носом. «Подумаешь, привидение, — сказала она себе. — И мне надо с ним поговорить. Выяснить, что ему известно». Открыв глаза, Фиби увидела, что девчонки нигде нет. По коже пробежали мурашки. Неужели призрак исчез?

Фиби хотела крикнуть: «Постой! Пожалуйста, не уходи! Мне нужно с тобой поговорить!»

— Берегись! — произнес чей-то низкий голос, доносившийся как будто отовсюду. — Берегись!

«Так, — подумала Фиби. — Пора сматываться. Сейчас же!» Ей хотелось убежать, но ноги не слушались, также как и губы. Ни один мускул не действовал. Она замерла на месте.

И вдруг книги начали слетать со стеллажей и с громким стуком падать на пол.

Фиби оказалась совсем беспомощной. Она не могла и пальцем пошевелить. Оставалось только бессильно смотреть на слетающие с полок книги. А они падали все ближе и ближе к ней. Большой книжный шкаф неестественно громко заскрипел. Потом начал медленно надвигаться на Фиби, стряхивая книги со своих полок.

«О нет! — подумала она. — Нет, нет, нет!»

Он падал прямо на нее!

Глава 5

Фиби в ужасе смотрела на надвигающийся шкаф. Он собирался ее раздавить! А она совершенно ничего не могла сделать. Внезапно она почувствовала толчок в спину, как будто ее отбросило в сторону. Шкаф снова заскрипел и повалился наземь. Даже думать не хотелось о том, что осталось бы от нее, окажись Фиби под ним. Пожалуй, превратилась бы в лепешку. На дрожащих ногах Фиби добралась до стола, за которым работала, набросила куртку и направилась к выходу.

До нее доносились чьи-то вопли и топот ног. Падение шкафа привлекло внимание библиотекарей, но не остальных посетителей. Фиби чувствовала себя немного виноватой, оттого что ничего не объяснила. Но что же она могла сказать? «Я вызвала привидение, а оно пыталось прикончить меня, задавив шкафом».

Вряд ли поверили бы ее объяснению.

— Дура набитая, — обругала себя Фиби, хлопнув дверью библиотеки и зашагав вниз по ступеням. — Пустая голова. Недотепа.

О чем она только думала, пытаясь вызвать привидение в одиночку? Нужно было дождаться, пока сестры помогут. Она вызвала кого-то из могилы. Кого-то, кто не был доволен своей загробной жизнью, и еще меньше обрадовался тому, что его потревожили.

Фиби направилась к парковке, отыскала свою машину и достала ключи. Неожиданно она увидела краем глаза какое-то мерцающее пятно. Обернулась, и ключи выпали из рук. Привидение преследовало ее! Не отставало! Фиби стояла с колотящимся сердцем, почти забыв про ключи, и смотрела на призрачную фигуру. И только через мгновение поняла, что та движется не к ней, а от нее, проскальзывая между припаркованными машинами.

Фиби быстро подобрала ключи, открыла замок и села за руль. Захлопнула и заперла дверцу и посидела чуть-чуть, стараясь прийти в себя. Ладно, может быть, ей показалось, что это призрак. Просто отложился в памяти тот прошлый случай на парковке. Фиби уверена, что бумажку к стеклу прилепила Венди Чан.

Фиби в задумчивости побарабанила пальцами по рулю. А вдруг в библиотеке ей тоже все померещилось? Просто она убедила себя, что, прочитав заклинание, должна увидеть привидение. Но видела ли она его на самом деле? Чего только не выкидывает иногда человеческий мозг.

«Может, шкаф опрокинула Венди? — подумала Фиби неожиданно. — Видимо, она слишком сильно переживает разрыв с Бреттом и хочет, чтобы Фиби держалась от него подальше? Не она ли плакала за стеллажами?»

Фиби внезапно почувствовала, как дико разболелась голова. «Еще неизвестно, какой преследователь хуже, — подумала она. — Живой или мертвый?»

В любом случае пора трогаться. Фиби завела мотор и начала выезжать со стоянки. На полпути она заметила боковым зрением, что кто-то медленно, но верно движется в ее сторону, огибая припаркованные машины, словно собираясь попасть под колеса. Фиби сбавила скорость и просигналила. Наверное, какой-нибудь студент, расстроенный из-за оценок. Избежать столкновения было легко. Когда фигура снова двинулась к ней, Фиби еще раз просигналила. «Эгей! — крикнула она мысленно. — Пора проснуться и понять, что ты намного меньше машины». Фигура шагнула прямо ей навстречу. Фиби лихорадочно оторвала ногу от педали газа и изо всех сил надавила на тормоз.

Время как будто остановилось, тормоза взвизгнули, а ремень безопасности отбросил Фиби назад. Фигура остановилась прямо перед машиной. И медленно подняло лицо.

«О нет! — подумала Фиби. — Нет, только не это!»

Перед ней стояла девушка, примерно того же возраста, что и увиденная ею в библиотеке. Правда, она не мерцала, словно перегорающая лампочка. Сейчас она выглядела слишком реально. Ее лицо имело странный, болезненно-сероватый оттенок. Розовое бальное платье, через которое просвечивало нижнее белье, напоминало фотографии Грейс Келли. Но Фиби смутила вовсе не материя и не покрой. Весь перед платья был залит чем-то, разительно напоминавшим алую кровь. Фиби тут же сорвалась с места и распахнула дверцу. Она ведь не задела девчонку, правда? Фиби не то чтобы растерялась. Просто не знала, что делать в подобных ситуациях.

Она выскочила из машины. Но перед капотом никого не оказалось. Девчонка исчезла. Фиби бухнулась на колени и осмотрела машину. На бампере, фарах и капоте, забрызганных обычной уличной грязью, крови не было.

Сердце снова успокоилось, и Фиби вернулась в машину. Итак, она никого не сбила. Очень хорошо. Но ведь девушка в окровавленном платье ей не померещилась. «Мне срочно нужно домой, — подумала Фиби. — Надо немедленно поговорить с сестричками». Теперь она убедилась, что заклинание подействовало. Она действительно сдуру вызвала покойников. И по дороге домой у нее возникла твердая уверенность, что о своем поступке придется еще ох как сильно пожалеть.


Прюденс принесла из кухни новый букет ромашек и поставила его в вазу. Затем водрузила вазу на чайный столик и слегка отступила, любуясь своей работой.

«Замечательно, — подумала она. — Лучше всего то, что мне больше не нужно гадать по цветам на любовь. Все и так идет, как нельзя лучше».

«Вообще-то „замечательно“ — не то слово», — подумала Прю, опускаясь на кушетку и раскрывая недочитанную книгу. С тех пор как она встретила Дилана (неужели всего пару дней назад?), ее жизнь разительно изменилась. Ей еще не доводилось испытывать столь сильных чувств к мужчине. Более того, прежде у нее никогда не возникало уверенности, что все будет просто отлично.

Прюденс еще не успела рассказать о нем сестрам. Но сегодня, придя домой пораньше, она надеялась их застать. Они должны вот-вот вернуться. С улицы донесся звук тормозов, потом хлопнула дверца машины. Прю бросила книгу и вскочила с кушетки. Великолепно! Теперь она сможет поведать обо всем сестричкам.

— Наконец-то! — выдохнула Прюденс, когда входная дверь распахнулась. На пороге стояла чем-то удивленная Фиби, Пайпер маячила справа от нее. — Я уж думала, вы, девчонки, никогда не вернетесь!

— Разве мы опоздали? — Фиби переглянулась с Пайпер.

— Какая разница? — ответила та совершенно счастливым голосом. — Сестренки, у меня совершенно потрясающие новости.

— А нельзя с ними подождать? — оборвала ее Фиби, входя в дом. — Мне нужна ваша помощь. Мы должны немедленно поговорить.

— Но сперва я сообщу вам о моих новостях, — возразила Прю и потащила сестер за собой. Все трое вошли в гостиную, треща наперебой.

— Да подождите же минутку! Помолчите! — выкрикнула Прюденс. — Я вижу, у нас у всех важные новости. — Она слегка понизила тон. — Если вы не успокоитесь, то мы так ничего друг другу и не скажем. Нельзя говорить одновременно. Поскольку я старшая, мне и начинать.

Фиби закатила глаза.

— Всегда и везде я последняя, — пробурчала она. Потом потянула среднюю сестру за руку, усадила ее на кушетку, пустилась рядом и уложила ладошки на колени, как примерная ученица.

— Итак, мисс Холлиуэл, мы готовы. Но все-таки мне кажется, что мои новости важнее.

— Ничто не может быть важнее моих новостей, — возразила Прю сделала паузу для большего эффекта. — Я встретила самого потрясающего парня на свете, и мне кажется, что я его люблю!

— Замечательно! — откликнулась Фиби. Потом на ее лице проступило любопытство. — Когда же произошло столь знаменательное событие?

Прю открыла рот, чтобы ответить, но Пайпер ее опередила:

— Я хотела сказать то же самое! Я тоже влюбилась. У нас что, всеобщее поветрие или как?

— Так, меня настораживают ваши новости, — заявила Фиби. — Две сестры влюбились одновременно? Уж не нахимичили ли вы с приворотным зельем?

— Нет, конечно, — ответила Прюденс. — Мы не можем к нему прибегнуть. Разве ты не помнишь, что «Книгу Теней» нельзя использовать в корыстных целях.

— Ладно, верю, — сказала Фиби. — Но кто он такой? Когда и где вы познакомились?

— Одним прекрасным утром на аукционе в «Бакленде», — ответила Прю на последний вопрос. — В начале нынешней недели, был аукцион, и он купил стул. У меня такое впечатление, будто прошла целая вечность. Я еще никогда не сближалась с парнями настолько быстро.

— Я тебя вполне понимаю, — ответила Пайпер. — Я чувствую к Дилану то же самое.

У старшей сестры от удивления глаза полезли наверх. Она почувствовала, как кровь закипает в жилах, и спросила:

— Что ты сказала?

— Что я чувствую к своему парню то же самое, — ответила Пайпер. — Его зовут Дилан… Дилан Томас. Его группа «Спокойной ночи» играет у нас в клубе. Классное название, правда? Сперва я думала, что их лидер представляется Диланом ради шутки, но потом он объяснил, что его мать…

— …была чистокровной англичанкой, но провела медовый месяц в Уэльсе, — закончила за нее Прюденс.

— Ни фига себе, — выдохнула Фиби. — Однако…

— Верно, — сказала Пайпер обескураженно. — Но откуда ты знаешь о его матери?

— Потому что я тоже влюбилась в Дилана! — выкрикнула Прю.

— Стойте, сделайте перерывчик, — сказала Фиби, вскакивая на ноги. — Вы уже высказались, теперь моя очередь. И потом решите, чья новость действительно важная.

Прю снова почувствовала, как закипает кровь. У нее, можно сказать, произошло самое важное в жизни событие, а Фиби издевается!

— Твое замечание не к месту, сестричка, — произнесла она резко. — Я посвятила вам обеим всю свою жизнь, так что будьте добры хоть изредка поддерживать меня.

— Постой-ка, — возразила Фиби. — Разве я тебя не поддерживала?

— Никогда! — выпалила Прюденс. — И вообще, я старшая!

— Что с тобой такое? — Пайпер вскочила с кушетки. — Ты изо всех сил пытаешься сменить тему. Но не выйдет. Все равно я встретила Дилана первой.

Фиби грохнулась на кушетку и обхватила голову руками.

— Девчонки, прекратите! Не хватало только подраться!

— Когда же ты встретила его первым? — спросила Прюденс, пристально глядя на Пайпер и чувствуя, что едва сдерживается.

«Что со мной? — подивилась она собственной ярости. — Я никогда не вела себя с Пайпер подобным образом. Надо бы прийти в себя и обсудить все спокойно».

Но стоило ей только подумать, что Дилан встречается с Пайпер, как все спокойствие разом улетучивалось. Ни о каком примирении и речи быть не могло.

«Теперь я понимаю, насколько важны для меня отношения с Диланом, — подумала Прю. — Он предназначен для меня, и никто не помешает мне, даже родная сестра!»

— Я встретила Дилана в клубе, — сказала Пайпер, четко выговаривая каждое слово. — Во вторник после обеда.

— Опоздала! — объявила Прюденс торжествующе. — Я встретила его на аукционе в понедельник утром.

— Ну и что, а раньше я разговаривала с ним по телефону, — возразила Пайпер. — Он позвонил мне еще за неделю до нашей встречи и попросил выступить со своей группой в клубе. Значит, я завязала с ним отношения раньше тебя!

— Не важно, — тут же ответила Прю. — Ведь увидела его первым именно я.

— Не важно, — возразила Пайпер.

— Да заткнетесь вы обе или нет? — взорвалась Фиби. — Прекратите!

В гостиной повисла напряженная пауза.

— А теперь успокойтесь, — начала Фиби, — и подумайте над своими словами. Разве взрослые женщины выясняют свои отношения подобным образом? Вы будто первоклашки, не поделившие новогодний подарок.

— Похоже на то, — согласилась Прюденс.

— Да, верно, — вздохнула Пайпер.

— ТАК ПРЕКРАТИТЕ ЖЕ СПОРИТЬ РАЗ И НАВСЕГДА! — выкрикнула Фиби. — Что на вас нашло? Вот мне действительно нужна помощь. И вам обеим придется отложить амурные дела на потом.

Прю глядела на Пайпер мгновение, потом наконец произнесла:

— Я согласна, если и ты согласишься.

— То, что можешь ты, могу и я, — ответила Пайпер.

— Что ж, прекрасно, — вклинилась в разговор Фиби, пока перепалка не разгорелась с новой силой. Взяла старшую сестру за плечи и усадила ее на кушетку. Потом точно таким же образом усадила среднюю напротив нее.

— А теперь посидите минутку тихонечко и выслушайте меня.

Фиби коротко рассказала о своем задании и о том, что случилось в библиотеке и на стоянке.

— Где была твоя голова? — спросила Прюденс, когда она закончила. — Вздумала вызывать покойников, не посоветовавшись с нами! Ведь знала же, что сама не справишься!

Пайпер кивнула.

— Тяжко сознавать, но такое поведение вполне в твоем стиле.

— Я уже поняла, что у меня маловато силенок. Поняла, что не смогла сама справиться, — ответила Фиби резким тоном. — И именно поэтому прошу вас помочь.

— Ладно, — ответила Прю. — И что же мы должны сделать?

— Думаю, нужно выдвинуть защитные чары против кого-то или чего-то, вызванного мной, — сказала Фиби. — Отправить его туда, откуда оно пришло. Потом мы вместе расследуем убийства в Хэллоуин. Я уверена, что все чего-то недоглядели.

— Знаешь, — ответила Прю, вскакивая на ноги, — не стоит связываться с таким делом.

— Ну, сестричка, — протянула Фиби с иронией. — Спасибо за поддержку.

— Эй, — снова завелась Прюденс, — что ты себе позволяешь?

— Давай, Прю, теперь напади на нее, — сказала Пайпер.

Старшая сестра выставила указательный палец и назидательно проговорила:

— Думаешь, я тебя не раскусила? Ты будешь во всем мне противоречить, потому что первой встретила Дилана я:

— Да пошла ты! — огрызнулась Пайпер. — Какая разница, кто его первым встретил?

«Большая», — подумала Прюденс с яростью, но решила больше не опускаться до уровня Пайпер.

— Пойду на чердак, — сказала она холодным и твердым тоном. — Посмотрю «Книгу Теней», поищу обратное заклинание. Я собираюсь помочь Фиби. Должна же хоть одна из нас оставаться ей настоящей сестрой.

Пайпер вскочила на ноги, почти взбешенная.

— Что ты хочешь сказать?

— Если не поняла, то и объяснять нечего, — ответила Прюденс, не в силах скрыть удовлетворения.

Она стала подниматься по ступеням, уверенная, что Дилан останется с ней, несмотря ни на что. В любовных делах каждая ведьма должна стоять сама за себя. Но с каждым шагом ей становилось не по себе. Прю поняла, что не представляет себе лицо Дилана, а лишь слышит его смех.

— Что ж, — сказала Фиби пятнадцать минут спустя, глядя на страницу, испещренную мелким рукописным шрифтом. — Трудное заклинание. Оно изгоняет «фантомов» в целом. Думаю, подействует. Вот только нужно достать кое-какие вещи, без которых нельзя колдовать.

— Какие еще вещи? — спросила Прюденс, глядя в окошко. Они с Пайпер стояли на противоположных концах чердака.

Фиби вздохнула и прочла вслух:

— «Землю с могилы вдовца, собранную в полнолуние».

— Жуть, — пробормотала Пайпер. — Полнолуние прошло вчера. Придется ждать еще две недели.

— Кажется, у нас их нет, — ответила Фиби нервозно. — Может быть, и первая четверть подойдет. Но еще не все. «Что-нибудь из вещей романтичного влюбленного», — прочла она дальше.

— Уже легче, — объявила Прю радостно. — Я получила кое-что от Дилана.

— Что же? — спросила сестра.

— Приглашение на свидание.

— О! — вскинулась Пайпер. — Хотелось бы мне его увидеть!

— А мне — нет! — огрызнулась Фиби и потерла лоб, чтобы успокоиться. — Вы пришли, чтобы помочь мне или чтобы передраться из-за какого-то парня?

— Я пойду принесу письмо Дилана, — сказала Прю, направляясь к выходу.

— Если только ты его действительно получила, — пробормотала Пайпер, увязавшись за нею, — я его тут же изорву!

— Спасибо вам обеим, — сказала Фиби. — Вы мне очень помогли.

Она недоуменно поглядела вслед сестрам. Что творится у них в голове? И как ей справиться с преследующим ее призраком?


Поздно вечером того же дня Фиби сидела в одной из аудиторий колледжа и готовила реферат. Заниматься в таких условиях ей совсем не нравилось, но оставаться дома и выслушивать перебранку сестричек было куда хуже. Она никак не могла взять в толк, какая муха их укусила. Чем их парень особенно хорош? Стоит ли из-за него ругаться?

— Эй, Фиби!

Она подняла глаза. Рядом стоял Бретт Уэйр.

Замечательно. Еще одно наказание для нее. Правда, теперь Бретт выглядел задумчивым, может быть, усвоил урок, преподанный ею в читалке.

— Привет, — ответила Фиби, сжалившись над ним.

— Решила сидеть допоздна? — спросил Бретт.

— Похоже на то, — ответила она. — Хочешь помочь?

Лицо парня тут же просияло. Он придвинул стул и сел.

— Вообще-то, я не ожидал тебя здесь увидеть, — признался Бретт.

— Почему? — спросила Фиби.

Парень придвинулся поближе, и в голове у Фиби зазвенели тревожные колокольчики. «У меня что, дежа вю?» — подумала она.

— Ну, понимаешь, — сказал Бретт. — Красивые девчонки вроде тебя в такое время чаще всего ходят на свидание.

«Ага, каждый вечер, — подумала Фиби. — Что с ним? Неужели не может держать себя в руках? Либо он невероятно упорен, либо невероятно глуп. Так или иначе нужно поставить его на место».

— Если честно, — сказала она, — я кое-кого поджидаю.

Но ее слова ничуть не смутили Бретта. Он пододвинулся еще ближе. «Ладно же!» — подумала Фиби. Потом вскочила на ноги и принялась собирать свои материалы, изо всех сил стараясь не взорваться. Целый день сплошные мучения. И Бретт не исключение. К ее огорчению, парень тоже поднялся. Оттолкнул с дороги стул и подошел к Фиби вплотную, отрезая путь к отступлению. Она оказалась прижатой к столу. Его край врезался ей в бедро.

— Думаю, я заставлю тебя забыть о том, кого ты ждешь, — пробормотал Бретт. — Запросто.

«Как же ты ошибаешься», — подумала Фиби.

Бретт шагнул ей навстречу и приблизился к ней вплотную. У Фиби в душе начал подниматься легкий страх. Она уже не беспокоилась, а скорее раздражалась.

— Не хотелось бы делать тебе больно, Бретт, — сказала Фиби. — Но если ты не отойдешь…

Парень засмеялся и обхватил ее руками.

— Да ладно, Фиби, — произнес он. — Не станешь же ты сопротивляться всерьез. Так поступают лишь психопатки вроде Венди.

«Точно, — подумала Фиби. — Вон до чего ты ее довел».

— Ну, держись, — произнесла она громко и резко выбросила коленку вперед.

Изменившееся выражение ее лица привлекло внимание Бретта. Он успел отскочить. Удар пришелся по ноге, а не по тому месту, куда целилась Фиби. Лицо Бретта потемнело.

— За что? — спросил он злобно. — Я хотел только поцеловать тебя.

— Может быть, стоило сперва спросить у меня разрешения? — сказала Фиби грозным голосом. А она-то думала, что он исправился!

Если сестры влюбились в такого же мужчину, то нужно мчаться домой и срочно раскрыть им глаза. Не иначе он колдун.

— Запомни раз и навсегда, Бретт, — произнесла Фиби. — Слушай хорошенько, раз ты такой тупой. — Она подошла к нему вплотную и уперла палец в его грудь. — Я! не! твоя! подружка! Если до тебя не доходит, смени тему для реферата.

Бретт резко развернулся и выскочил из аудитории. Фиби опустилась на свой стул и положила голову на руки.

«Сегодня весь мир сошел с ума», — подумала она. День казался Фиби длинным и самым худшим и ужасным днем за всю ее жизнь. Утешало лишь то, что он почти прошел. Фиби решила, что уже больше ничего не сможет произойти. Уже поздно, и пора собираться домой.

Она подняла голову и почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Прямо перед ней парила девичья фигура в розовом бальном платье, которое спереди было залито кровью. Фиби поняла, что перед ней призрак одной из убитых в Хэллоуин.

Глава 6

Привидение продолжало парить в воздухе перед Фиби. Бледно-розовое платье контрастировало с ярко-алой кровью. Фиби показалось, что девичьи губы движутся. Призрак пытался что-то сказать. Но слов она не разобрала. Фиби не слышала ничего, кроме дикого звона в ушах. Ужас сковал каждую мышцу тела. Неужели ее охватил такой же столбняк, как в библиотеке?

Затем девичья фигура внезапно опустилась ниже и уселась на полу. Ее окровавленное платье плотно облегало тело. Она положила голову на руки. Плечи ее тряслись, как будто она безутешно плакала. И тут страх Фиби начал постепенно таять.

Она поняла, что призрак не хотел ее напугать. Просто испытывал жуткую боль.

«А вдруг я смогу ей помочь, — подумала Фиби. — Может быть, она именно поэтому и является мне». Если бы только они могли поговорить!

Фиби для пробы откашлялась. И услышала звук. Голосовые связки работали. Чем дальше, тем лучше.

— Кто ты? — спросила она. Собственный голос показался ей дрожащим и смешным.

Услышав слова, призрачная девушка подняла голову. Ее губы задвигались, и у Фиби учащенно забилось сердце.

— Шар… Шарлотта, — ответила девушка в розовом. Ее голос оказался очень слабым, как будто слова давались ей с трудом.

— Шарлотта Логан? Лучшая подруга Бетти Уоррен? — уточнила Фиби, и девушка кивнула. — Ты можешь… ты хочешь мне что-то сказать?

Шарлотта Логан вновь кивнула. Фиби казалось, что ее сердце вот-вот взорвется. Может быть, через несколько секунд она узнает правду об убийствах в Хэллоуин.

— Что? — спросила Фиби. — Ты хочешь сказать мне, что случилось в ночь твоей смерти?

Лицо Шарлотты сморщилось, будто бы от неизъяснимой печали.

— Бетти, — всхлипнула она, зарывшись лицом в ладонях.

— Что Бетти? — спросила Фиби.

— Она была моей подругой.

— Я знаю, — ответила Фиби. — Она была твоей лучшей подругой, верно?

Плечи призрака вновь затряслись от рыданий.

— А Рональда Гальвеса ты не любила?

Шарлотта подняла заплаканное лицо.

— Я не хотела, чтобы все закончилось подобным образом, — произнесла она дрожащим голосом.

— Я тебе верю. — Фиби прониклась сочувствием к ней, и ее страх окончательно улетучился. Призрак пребывал в печали все сорок лет.

— Ты скажешь мне, что произошло той ночью? — спросила Фиби. — Действительно ли Рональд Гальвес был виновен? Неужели он убил тебя и Бетти?

Шарлотта вновь уронила голову на ладони и произнесла:

— Нет.

— Нет? — переспросила Фиби, чувствуя, как бешено бьется сердце. Значит, предчувствия не обманули. Рональд Гальвес невиновен! Но это еще требовалось доказать.

— Шарлотта, — произнесла она осторожно. — Если убийца не Рональд, то кто же?

Призрачная девушка подняла голову и потерла кровавое пятно на своем платье. Некоторое время ее занимало лишь оно. Наконец она произнесла:

— Человек в маске.

— Какой человек в маске?

— Не знаю. — Голос Шарлотты вновь ослаб.

— Но разве кроме тебя, Бетти и Рональда в комнате присутствовал кто-то еще?

— Ты обладаешь силой и должна все увидеть, — ответила призрачная девушка. Ее тело начало делаться прозрачным и стало таять, будто бы теряя энергию.

— Шарлотта, постой, — попросила Фиби. — Ты не сказала мне…

Но призрак уже исчез. Фиби обессиленно откинулась на стуле. Теперь ее любопытство лишь усилилось. «Что же за человек в маске? — думала она. — Если учесть, что все произошло во время Хэллоуина, то кругом находилось много ребят в масках. Ничего себе примета! А что означали последние слова Шарлотты о силе Фиби? Может быть, у нее должно случиться новое видение?»

Ясно лишь одно — Рональд Гальвес не убивал Шарлотту и Бетти. Убийца кто-то другой. И Фиби должна выяснить кто. Если существует хоть малейший шанс узнать правду, надо во что бы то ни стало им воспользоваться. Особенно если раскрытая тайна поможет закончить реферат.


«Я должна во всем разобраться, — решила Пайпер. — Нужно восстановить справедливость».

Обычно в половине одиннадцатого утра Прюденс выходила из своего кабинета, чтобы выпить чашечку кофе. Пайпер ехала к «Бакленду». Она почти не спала ночью, то мечтая о Дилане, то думая о своей ссоре с Прю, в результате чего теперь ходила как вареная.

Однако, несмотря ни на что, после второй чашки кофе Пайпер решила отправиться к сестре. Она должна извиниться за свое поведение прошедшей ночью. При ярком утреннем свете не верилось, что они с Прю поругались из-за едва знакомого парня. «На нас совсем не похоже — ругаться из-за поклонников, — подумала Пайпер. — Кажется, моя любовь к Дилану совсем выбила сестричку из колеи». Подъезжая к «Бакленду» и ища стоянку, Пайпер размышляла: с тех пор как Прю гадала на ромашках, стало ясно, что она придает любовным делам слишком большое значение. Наконец, найдя свободное место, Пайпер свернула на стоянку.

«Как ужасно, что Прю думает, будто я ее никогда не поддерживаю, — крутилось в голове у Пайпер. — А на самом деле? Мне кажется, что поддерживаю. Постоянно. И всегда стараюсь избежать конфликтов. Если честно, мы с сестричкой вчера и вправду сцепились из-за Дилана как дети, которым захотелось играть с одной и той же игрушкой. И если мы обе не уступим друг другу, тогда не знаю, что делать». Входя в вестибюль «Бакленда», Пайпер улыбалась, представляя, как они с сестрой вместе посмеются над своим вчерашним поведением. Сперва она извинится перед Прю. Та ответит тем же. Потом они вместе пойдут пить кофе С молоком и взбитыми сливками. А после подумают, чем помочь Фиби.

С такими мыслями средняя сестра постучалась в дверь кабинета.

— Пайпер!

Прю сидела за столом, на котором громоздилась огромная кипа бумаг, оказавшаяся такой высокой, что Пайпер с трудом увидела глаза сестры.

— Ничего себе! — воскликнула Пайпер.

Прю закатила глаза.

— Еще бы. С прошедшим аукционом бумажной возни хватит до следующего месяца. Если работать не отрываясь.

— Тогда я ненадолго, — пообещала Пайпер. — Мне хочется поговорить лишь о вчерашней ночи.

Даже из-за груды бумаг стало видно, насколько настороженными стали глаза Прю.

— И что же ты хочешь сказать?

— Ну, знаешь… насчет Дилана. — Пайпер остановилась. Внезапно ей стало невыносимо тяжело. Направляясь сюда, она твердо знала что делать. Но при упоминании имени Дилана она снова начала накаляться, не в силах преодолеть злость на сестру.

«Почему, собственно, я должна извиняться? — спросила себя Пайпер. — В конце концов, я первой его встретила. И все права на него у меня, что бы ни говорила Прю. Если кому и извиняться, так ей. Она пыталась обделить меня, отнять у меня такой великолепный роман!»

— Так что же Дилан? — спросила Прюденс еще более настороженно.

Пайпер почувствовала, что она все больше накаляется. Она не могла слышать имени Дилана из уст сестры. В порыве ярости Пайпер подскочила к столу и смахнула стопку бумаг на пол.

— Держись от него подальше! — сказала она резко. — Я серьезно. Он мой. Если хочешь остаться целой, не стой у меня на пути.

Прю поднялась на ноги. Ее синие глаза сверкали.

— Не воображай, что можешь меня запугать, Пайпер. И не думай, что я отступлюсь. Дилан мой. И я тебе докажу.

— Да, конечно, — произнесла Пайпер. Но, несмотря на охвативший ее жар, она почувствовала, как сердце сковал холодный страх. «Только бы Прю не смогла доказать, что Дилан ее. Надеюсь, письмо не послужит доказательством…»

Пайпер посмотрела на сестру, скрестив руки на груди.

— Ты пытаешься меня запугать.

Прю отступила назад, ее лицо выражало удовлетворение.

— И у меня получается, правда? — спросила она сладким голосом.

Пайпер почувствовала непреодолимое желание выбросить что-нибудь в окно. Желательно Прю.

— Неужели? — спросила она с вызовом. — Как же ты собираешься доказать, что Дилан выберет тебя, а не меня?

— Он пригласил меня на концерт субботней ночью, — ответила Прю торжествующе.

Пайпер распалилась еще сильнее.

— Завтрашней ночью? Концерт же будет проходить у меня в РЗ.

Лицо Прю расплылось в недоброй ухмылке.

— Точно. И он не пригласил тебя. Он пригласил меня.

— Меня и не нужно приглашать, Прю, — заявила Пайпер высокомерным тоном. — Это же мой клуб.

Лицо Прюденс стало раздраженным.

— Какая разница? — возразила она. — В субботнюю ночь ты, я и Дилан будем в одном и том же месте в одно и то же время. Ему придется выбирать между нами. И ты должна приготовиться к тому, что он выберет меня.

— Ты так уверена в себе, однако ты ошибаешься, — сказала Пайпер с жалостью. — Я искренне тебе сочувствую, Прю. Ты не сможешь справиться с собой, когда Дилан выберет меня.

Пайпер направилась к выходу с высоко поднятой головой. Но внутри у нее все продолжало гореть. Ей совсем не хотелось выяснять отношения на публике, в собственном клубе. Нельзя позволить Прю одержать верх. Она может потерять карьеру.

— Надеюсь, ты превратишься в ворону, Прю, — сказала она, взявшись за дверную ручку, — поскольку тебе придется наесться ими в субботу вечером. Мой шеф-повар приготовит для тебя специальный соус.

— Оставь его себе, Пайпер, — огрызнулась Прюденс.

— Как скажешь, — ухмыльнулась сестра.

И вышла за дверь, прежде чем Прю успела еще что-то сказать.

«Ладно, — подумала Пайпер, шагая к своей машине. — Мой план не удался, но зато последнее слово осталось за мной, что случается не так уж часто».

Неожиданно она поняла, что до субботы осталась еще куча времени. Если распорядиться им с умом, можно извлечь из него колоссальную выгоду. Сегодня Дилан будет репетировать в клубе со своей группой. А значит, можно снова с ним увидеться.

Пайпер улыбнулась и бросила в парковочный автомат пригоршню монет. Она подумала, что настала пора проводить время в свое удовольствие. На войне и в любви все средства хороши. После ожесточенной схватки лучше всего поможет удачный рейд по магазинам.

Пайпер направилась в свой любимый бутик, который находился совсем рядом, за углом «Бакленда». Прю крупно просчиталась, если надеется на быструю капитуляцию только потому, что Пайпер всегда была мягкосердечной.


Фиби наложила себе тарелку каши и пробежала глазами утреннюю газету. Сегодня она проснулась поздно и решила, что проспала так долго из-за вчерашней встречи с призраком. И тут ее глаза расширились от изумления. Заголовок передовицы гласил: «В этом году Хэллоуин начался раньше обычного. Слухи о привидениях в государственном колледже».

— Привидения? — переспросила Фиби. — Шарлотта, Бетти и Рональд?

— Здесь все правда, а не слухи. Мы прошлой ночью показывались в столовой.

Фиби чуть не уронила тарелку с кашей, увидев за кухонным столом призрак Шарлотты Логан в окровавленном платье.

— Ты видела? — спросила она.

— Что видела? — ответила вопросом Фиби, стараясь не выдать волнения. Она была совсем не готова беседовать с призраком за завтраком.

— Что произошло той ночью, — ответила Шарлотта.

Фиби села за стол и отодвинула тарелку. При виде окровавленного платья у нее пропал аппетит.

— Позволь, я объясню тебе, — сказала Фиби. — Иногда я вижу картины из прошлого, но совсем непреднамеренно. Я не знаю, когда они появятся. И с момента нашей последней встречи у меня не было видений.

Шарлотта опустила глаза, и Фиби почувствовала, что та в ней разочаровалась.

— А можно спросить тебя кое о чем? — произнесла Фиби. — Кто скрывался под маской?

Призрачная девушка закрыла лицо руками и начала всхлипывать.

— Человек в маске убил Бетти, верно? — спросила Фиби.

Шарлотта кивнула. Или может быть, у нее просто дрожали плечи. Фиби толком не поняла.

— И тебя тоже?

Шарлотта снова кивнула.

— А Рональд? На нем не было маски, да?

— Нет. — Шарлотта подняла голову. Слезы мгновенно высохли.

— Значит, в комнате находился кто-то четвертый? — сказала Фиби осторожно. — И он заколол Бетти, а потом тебя. Но как нож оказался у Рональда?

— Он сражался с убийцей, пытаясь нас спасти, — ответила Шарлотта.

Теперь кусочки головоломки сложились наконец-то в правильную картину. Фиби не могла скрыть возбуждения:

— Значит, Рональд сказал правду. И все прошедшие годы его дух не находит покоя, пытаясь поведать обо всем людям и восстановить свое честное имя.

— Мы все должны возвращаться, — сказала призрачная девушка.

— Ты имеешь в виду то, что все три привидения постоянно возвращаются в студенческий городок?

— Ты должна нам помочь… восстановить правду, — сказала Шарлотта.

— Но как? — спросила Фиби. — Что я могу сделать?

— В годовщину нашей смерти, — произнесла призрачная девушка, запинаясь, — все должно повториться.

У Фиби сдавило грудь от страха.

— Должно повториться? — повторила она. — Прости, но та ночь 1958 года была такой ужасной. Мне совсем не хочется, чтобы она повторилась.

— Ты должна проникнуть внутрь!

— Внутрь чего? Столовой?

— Нет! — теперь Шарлотта выглядела совсем печальной, и Фиби почувствовала, как в душе поднимается досада. — Если привидение решилось общаться с ней, почему оно не может изъясняться конкретно? Почему с ним так трудно разговаривать?

— Ты должна проникнуть внутрь! — повторила Шарлотта.

И тут у Фиби волосы на голове встали дыбом. Она поняла второй смысл фразы. Ей вспомнилась строчка из заклинания — «И поскорее меня впускай».

Собрав все свое мужество, Фиби попросила:

— Скажи мне как. Пожалуйста!

— В ту ночь. Все должно повториться, и ты сможешь все увидеть. Ты расскажешь всем правду, и мы больше не будем возвращаться.

Фиби потерла глаза, пытаясь осмыслить услышанное. Может быть, то, о чем просила Шарлотта, можно выполнить. Как-никак, организаторы нынешнего праздника пытались воссоздать атмосферу пятидесятых. Они хотели включать музыку того времени. Пытались украсить столовую точно так же, как в ту роковую ночь. Словом, сцена для повторения действия была уже почти готова. Хоть воспроизведение прошлого всего лишь совпадение, но им можно воспользоваться. А что, если обстановка поможет восстановить события?

— Поправь меня, если я ошибаюсь, — произнесла Фиби. — В ночь Хэллоуина в столовой будет та же обстановка, в которой погибли вы с Бетти, а Рональда застали с окровавленным ножом. И что дальше?

— И все повторится снова, только с духами. Ты увидишь все случившееся так же отчетливо, как сейчас видишь меня. Потом ты расскажешь всем правду, и мы сможем успокоиться.

— Итак, в ночь Хэллоуина призраки повторят сцену убийства, и я должна буду участвовать в ней. — Фиби принялась рассуждать вслух. — И мне откроется то, что произошло много лет назад, я смогу рассказать обо всем людям, а ваши души упокоятся в мире.

Получится ли осуществить такой план, она не знала. А призрак Шарлотты Логан уже растаял. Ближе к вечеру Фиби сидела в кафетерии колледжа и задумчиво потягивала сок. После разговора с призраком Шарлотты она без конца думала о том, как ей поступить. Конечно, нужно последовать совету Шарлотты — пойти на вечеринку и посмотреть, что будут делать призраки. Однако план довольно рискованный. Фиби была достаточно опытной ведьмой, чтобы понимать различие между планами людей и привидений. А что, если все повторится в реальности и погибнут живые люди?

«Это невозможно, — старалась убедить себя Фиби. — Ведь троим призракам не поможет успокоиться новая трагедия. Им от нее станет только хуже. Хорошо, если бы сестрички пошли со мной. Да только как же их примирить?»

С тяжким стоном она опустила голову на руки.

— Фиби!

Подняв глаза, она встретилась взглядом с Марджори Ярнел. Та стояла возле столика, сжимая в руке приглашение на праздник.

— Ты видела? — спросила Марджори.

— Конечно, — кивнула Фиби. — Их же раздавали по всему городку.

Марджори опустилась за столик напротив Фиби и начала машинально переставлять солонки и перечницы.

— Мне совсем не нравится такая идея, — начала она. — Устраивать праздник в то же время и в том же месте. Пожалуйста, скажи мне, что ты туда не пойдешь.

— Конечно, пойду, — ответила Фиби. — Прежде чем прийти сюда, я даже загляну к организаторам праздника.

Когда Шарлотта сказала, что она должна все увидеть, Фиби решила сходить на место события еще накануне Хэллоуина. Может быть, у нее случится видение.

— Что ты сказала? — у Марджори глаза расширились от удивления.

— Я собираюсь помочь с украшением столовой. — Фиби придвинулась к ней поближе. Марджори была одета, как всегда, с иголочки, старательно накрашена, но из-под слоя румян проглядывала смертельная бледность. — Что с тобой? Почему ты так завелась из-за простой вечеринки?

— Мне не нравится сама идея — устроить маскарад там, где произошли убийства, — ответила Марджори, нервно комкая приглашение. — Жуть какая! Может случиться что-нибудь непредвиденное.

«Она права, — подумала Фиби, — но не могу же я рассказать о разговоре с Шарлоттой. Ей совершенно ни к чему знать о том, что я ведьма».

— На дворе не пятьдесят восьмой год, — мягко напомнила Фиби. — Что прошло, то уже не повторится.

«Если бы только можно быть уверенной, что все пройдет спокойно», — подумалось ей.

— Я очень хочу, чтобы все прошло хорошо… — сказала Марджори неестественно высоким голосом, — но не доводилось ли тебе слышать о так называемых преступлениях-близнецах?

Фиби пожала плечами:

— Конечно, они возможны. Но не обязательны.

— А что, если тот парень, Гальвес, не был виновен? — начала Марджори. — Вдруг настоящий убийца еще жив? Он может снова появиться в студенческом городке! Ты же знаешь, что преступник всегда возвращается на место преступления.

Неожиданно перед мысленным взором Фиби возникло лицо декана Уильямса. Она вспомнила его слова о том, что убийца — Рональд Гальвес.

— Послушайтесь моего совета, — сказал ей декан.

Может быть, он солгал? Пытался запугать ее, чтобы она не узнала о том, что он виновен? А что, если тем человеком в маске был он? Фиби вздрогнула, подумав, что Марджори может оказаться права. Если убийца еще жив, то скорее всего придет на новую вечеринку.

Марджори виновато улыбнулась:

— Наверное, у меня слишком разыгралось воображение. Просто я смотрела вчера детектив с похожим сюжетом.

— А, — выдохнула Фиби с небольшим облегчением.

— Да, вот возьми — сказала Марджори, порывшись в сумочке, и протянула Фиби книгу в кожаном переплете. — Может быть, она поможет тебе подготовить реферат. Я тоже кое к чему готовилась и нашла ее в подвале библиотеки.

У Фиби бешено заколотилось сердце. Перед ней лежал ежегодник за 1958 год. Именно за тот год, когда погибли Бетти, Рональд и Шарлотта. Именно ежегодник 1958 года она никак не могла разыскать!

— Великолепно! — воскликнула Фиби. Возбуждение тут же рассеяло все страхи.

Марджори как-то странно улыбнулась.

— Я должна отдать ее тебе, — произнесла она. — Фотографии Бетти и Рональда на сорок пятой странице.

С колотящимся сердцем Фиби раскрыла книгу. На фотографии Бетти и Рональд стояли рядом вместе со своим курсом, как и в предыдущем ежегоднике. Их ни разу не засняли вдвоем. Ничто не указывало на отношения между ними. Когда Фиби открыла сорок пятую страницу, у нее перехватило дыхание. Здесь были снимки, сделанные скрытой камерой. Заголовок гласил: «Картинки из студенческой жизни». «Замечательно, — подумала Фиби. — Именно то, что мне и нужно». Она увидела футболистов, безуспешно пытающихся построить «пирамиду дураков». Членов редколлегии ежегодника, сбрасывающих на пол печатные машинки. Группу поддержки спортсменов, продающую выпечку. В правом верхнем углу она заметила черно-белый снимок ребят с последнего курса, торжествующе улыбающихся в объектив. В центре, держа друг друга за талию, стояли Бетти Уоррен и Рональд Гальвес.

Фиби почувствовала, что вот-вот нахлынет видение. Снимок как будто отдалился. Теперь она могла разглядеть лишь Бетти и Рональда, крепко держащихся за руки. Они находились в помещении, отделанном черной гофрированной бумагой и украшенном тыквами с огоньками. Девушка в длинном платье смотрелась великолепно. В ее светлых волосах сверкала диадема. Рональд нарядился пиратом, в ухе у него виднелась золотистая серьга. Он казался очень красивым. Фиби разобрала песню Бадди Холли, под которую кружилась Пара: «Так просто влюбиться». Глядя на Рональда, Бетти зарделась. Нетрудно было догадаться, что они влюблены. Парень наклонился к девушке, улыбаясь. Песня Бадди Холли закончилась, и заиграли «Земного ангела». Рональд зашептал что-то на ухо подруге. Та моргнула, потом кивнула, и они двинулись через все помещение. Пара скрылась в толпе, и видение пропало.

Фиби еще долго сидела за столом, разглядывая фотографию Бетти и Рональда.

На старом снимке Рональд выглядел точно таким же, как и в видении, — молодым парнем, влюбленным по уши, а не психопатом, способным взорваться в любой момент. И тем более не безжалостным убийцей, которым его пытались представить.

«Кто же их убил на самом деле?» — ломала Голову Фиби. Ее слишком напугало предположение Марджори, что настоящий убийца жив и может вернуться на место преступления.

«Сестры должны помочь мне, — решила Фиби. — Без Силы Трех здесь не обойтись. В ночь Хэллоуина моих собственных сил может не хватить».

Отступать ей было некуда.

Глава 7

— Ну же, девчонки, — произнесла Фиби. — Я не заставляю вас целоваться друг с другом. Просто вы должны помочь мне в колдовстве. Без Силы Трех не обойтись.

Прю бросила уничтожающий взгляд на Пайпер, стоявшую в дальнем конце чердака.

— Ты знаешь, что я всегда готова тебе помочь, Фиби.

— Если бы не она, я бы тоже помогла, — откликнулась Пайпер.

Фиби вздохнула. Она задумала заняться защитным колдовством еще до наступления Хэллоуина, но для него необходима помощь сестер. Она обрадовалась, когда ей удалось затащить их обеих на чердак. Но сразу же стало ясно, что они по-прежнему грызутся из-за парня, которого Фиби ни разу не видела. Как его там зовут? Ах да, Дилан. При одном упоминании его имени старшие сестры готовы были перегрызть друг другу глотку.

Их любовный треугольник уже извел Фиби. Конечно, любовные дела довольно важны. Но собственная жизнь все-таки важнее. Кто знает, что случится ночью 31 октября?

— Спасибо, Прю. Спасибо, Пайпер, — сказала Фиби, прежде чем сестры успели сцепиться крепче. — Я уверена, что вы обе горите желанием помочь мне.

— Но мне нужно от вас совсем немного. — Она приблизилась к «Книге Теней» и вытянула руки.

— Просто помогите совершить небольшое колдовство.

— Конечно, мы поможем, — сказала Пайпер, подходя к Фиби и беря ее за руку. — Не стоит уговаривать нас, будто малых детей.

«Неужели? — подумала Фиби. — Значит, она может попридержать язык. Если удастся привлечь Прю, то можно начинать».

Старшая сестра подошла с другой стороны и тоже взяла ее за руку.

— И каким же колдовством мы будем заниматься? — спросила она.

— Нужно вызвать духов и заставить их говорить правду, — ответила Фиби. — Нужно прочесть то же заклинание, которое читала раньше. В прошлый раз мне удалось вызвать лишь Шарлотту.

— Я хочу, — продолжала она, — чтобы все три духа — Бетти, Рональд и Шарлотта появились здесь одновременно. Мы заставим их говорить правду. И узнаем наконец, что произошло той ночью.

— Не слишком сложно? — спросила Пайпер.

— А по-моему, замечательно, — возразила Прюденс.

— Спасибо за поддержку. Но ничего лучше в голову не приходит, — ответила Фиби с горечью.

«Неужели сестры будут вечно противоречить друг другу?» — Мы можем, наконец, заняться делом?

— Всегда готова, — ответила Пайпер.

— И я тоже, — откликнулась Прю.

Фиби на мгновение задумалась.

— Вот что, девчонки. Нужно взять друг друга за руки. Тогда Сила Трех возрастет. Да вы и сами прекрасно знаете.

Лица сестер сделались кислыми. На мгновение повисла тишина. Наконец Пайпер протянула руку:

— Так и быть.

Прю молча взяла ее за руку, но лицо ее отнюдь не выражало счастья.

«Когда я наконец-то встречу их Дилана, — подумала Фиби, — у меня будет, что ему сказать.

Пусть вернет моих сестер, и немедленно!» Она вздохнула поглубже, готовясь к колдовству, и произнесла:

— Ладно. Начнем.

— Она щиплется! — воскликнула Пайпер, прежде чем Фиби начала читать заклинание, и бросила руку Прюденс. — Я не могу колдовать. Она сдавила мою ладонь слишком сильно.

— Не ври! — огрызнулась Прю. — Я ничего не делала.

Фиби почувствовала, что голова начинает раскалываться. Да когда же они перестанут нападать друг на друга?

— Прю, — начала она с укоризной.

— Замечательно! — воскликнула та истерично. — Встань ее сторону. Если вы так близки друг другу, тогда я вам не нужна. С меня довольно!

Она зашагала к выходу.

— Ну ты и удружила мне, Пайпер, — сказала Фиби.

— Разве я виновата, что ей вожжа под хвост попала? — сказала Пайпер достаточно громко, чтобы Прю, спускавшаяся по лестнице, ее услышала. — Я ни в чем не виновата.

Старшая сестра не осталась в долгу, хотя была уже далеко.

— Ах так? — возмутилась Пайпер. — Я все слышала! Не смей так со мной разговаривать!

Она кинулась вдогонку и вскоре ее подошвы уже застучали по лестнице. Фиби снова осталась одна.

«Вот тебе и Сила Трех! — подумала она. — Ну и ладно!» Фиби решила, что как только она распутает убийства в Хэллоуин, нужно будет разгадать тайну взаимной ненависти сестер.

«Может быть, мне стоит открыть ведьминское сыскное агентство?» — подумала она.

Фиби сложила руки и уставилась на «Книгу Теней». Теперь ей осталось лишь в одиночку прочесть заклинание и надеяться на лучшее. Как ни крути, а ничего лучше не придумаешь.

Она вытянула руки, держа ладони над «Книгой Теней». Громко и нараспев прочла заклинание.

Какое-то время абсолютно ничего не происходило. «О нет, неужели все опять как в прошлый раз?» — подумала Фиби. В следующее мгновение на дальнем конце чердака появилось какое-то мерцание. «Ага, уже что-то, — подумала она. — Сейчас появятся призраки, и можно будет задать им вопросы».

Свечение как будто взорвалось. «Так, — подумала Фиби. — А это мне уже не нравится».

Появившаяся фигура оказалась почти бесформенной. Трудно было определить, мужчина перед ней или женщина. Фиби разглядела карнавальную волчью маску. Но куда страшнее оказался огромный нож, который привидение держало в правой руке. Оно начало медленно двигаться к Фиби.

— Не позволю, — произнес нечеловеческий голос, от которого у Фиби побежали мурашки по коже. — Не позволю. Не позволю.

— Кто ты? — спросила Фиби дрожащим голосом.

И тут же поняла — человек в маске был тот самый, о котором говорила Шарлотта! Она осталась наедине с убийцей! Фиби задрожала, а призрак сделал еще один шаг ей навстречу и поднял нож, направляя лезвие ей в грудь. Фиби с трудом увернулась. Нож зацепил рукав ее рубашки и рассек его. У Фиби перехватило дыхание. Призрак не мог быть живым, но нож оказался настоящим! Она вспомнила обратное заклинание и принялась читать его. Призрак растаял без следа. И тут снизу донесся встревоженный голос Пайпер:

— Фиби? Что там у тебя творится?

— Ничего, — откликнулась та. Все тело дрожало, во рту пересохло.

Не стоит объяснять сестрам, что произошло. Все равно от них не будет толку, пока они не прекратят нападать друг на друга. Фиби закрыла дверь чердака трясущимися руками и направилась в свою спальню. Там она зажгла специальную свечу для медитаций и села на кровати в позе лотоса. Через несколько минут ей удалось расслабиться. Дыхание выровнялось, сердце забилось в обычном темпе.

«Во всем случившемся есть хотя бы один положительный момент, — сказала себе Фиби. Мой план худо-бедно, но действует. Теперь я точно знаю, что Шарлотта сказала правду. В комнате присутствовало четверо, и убийцей все-таки оказался неизвестный».

Теперь она радовалась тому, что пообещала помочь Шарлотте Логан. Все трое погибших должны упокоиться в мире. Нужно поведать людям правду о том, что произошло той ночью 1958 года.

Пусть даже если сама Фиби подвергнется смертельной опасности, правда должна восторжествовать.


Дилан заказал самый лучший столик в кафе «Русский холм». Отсюда открывался чудесный, будто на сувенирной открытке, вид. Огоньки Золотых Ворот сверкали в ночи, словно цепочка звезд.

Но их красота его совсем не волновала. И почему только смертные уделяют столько внимания обстановке?! Ведь все так эфемерно. Неужели они всерьез полагают, что проржавевший мост будет стоять вечно? Во всяком случае, Томаса интересовал совсем другой вид. Он взял бокал белого вина, поднял и слегка взболтал его. Посмотрел какое-то время на вертящуюся прозрачную жидкость.

В вине заиграли цветные блики, складывавшиеся в очень маленькую, но отчетливую картину.

Дилан увидел Прю Холлиуэл, лежавшую на кровати в своей спальне в ночной рубашке и читавшую книгу.

— Нет, нет, — произнес он тихо. — Не надо читать. Я могу найти для тебя более интересное дело на вечер.

Прю беспокойно заворочалась на постели, не в силах сосредоточиться на книжке, и неожиданно ощутила, насколько она устала. Мысли о Дилане и предстоящем назавтра свидании так и вертелись у нее в голове. Как Пайпер смеет утверждать, что имеет все права на Дилана лишь потому, что он играет в ее клубе, и она первой поговорила с ним? Можно подумать, ей принадлежат все, с кем она общается по телефону! «Ну уж нет! — подумала Прюденс, снова ворочаясь в кровати. — Разве бывает любовь с первого звука?» — «Не бывает, — ответила она себе с удовлетворением. — Зато все знают о любви с первого взгляда. И лишь по ней можно судить, кто кому принадлежит. Я докажу сестричке свои права на него. В конце концов, я увидела Дилана первым, нравится это ей или нет. А теперь Пайпер придется признать свое полное поражение».

Прюденс закрыла глаза и попробовала представить будущую сцену в РЗ. Она придет в своем лучшем платье. В том самом новом платье, в котором выглядит просто неотразимо. А Пайпер, проработавшая всю ночь, будет усталой, разбитой и вспотевшей. Дилан окажется посередине.

Затем повернется и подойдет к Прю. Возьмет ее за руки…

Турфантазия должна была бы закончиться, но она все продолжалась, выйдя из-под контроля. И уже за две минуты сладостный сон обратился в абсолютный кошмар.

Пайпер кинулась через зал и вырвала Дилана из ее любящих рук. «Нет!» — закричала Прюденс, открыла глаза и села на постели. От мыслей о Дилане кровь закипела у нее в венах. Она ни за что не отдаст Томаса сестре. «Нужно покончить с фантазиями сестры сейчас же, — решила Прю. — Субботняя ночь слишком важна для меня. У неё не должно остаться ни одного шанса».

Она откинула одеяло и встала с кровати. Схватила банку с колой, стоявшую на ночном столике, и сделала большой глоток. От жары у нее разыгралась жажда. Пройдя по коридору и ворвавшись в спальню Пайпер, она поняла, что сестры там нет.

«Конечно. Ее тут и быть не может, — поняла Прюденс. — Ведь Пайпер на работе. В своем клубе». Она с трудом заставила себя повернуться и собралась выйти из комнаты. Что тут делать? Но следующая волна ярости остановила ее. Если дело касается любви, все средства хороши. Обычные правила забываются. Она должна добиться, чтобы Дилан принадлежал только ей. А значит, ее совесть будет в любом случае чиста.

Прю начала тихонько обследовать комнату. Она и сама толком не знала, что ищет. Наверное, признаки каких-то нехороших намерений Пайпер. Скорее всего, она тоже задумала одеться получше к завтрашнему вечеру, когда Дилану предстоит решить, кого из сестер Холлиуэл он любит «Возможно, попадется счет за массаж лица и маникюр, — думала Прюденс, осматривая сумку, с которой Пайпер ходила по магазинам. — А может быть, она что-нибудь прикупила!»

Прю пересекла комнату и открыла дверцу стенного шкафа. Прямо спереди висело новое платье.

При виде тонкой белой кружевной ткани ее охватила новая волна ярости. Ведь она уже давно хотела иметь именно такое платье, продававшееся в ее любимом бутике. Но когда она зашла туда в последний раз, платья уже не было. Теперь все стало ясно. Мерзавка Пайпер специально устроила ей пакость! Прю потянулась к платью, совсем забыв, что сжимает в руке банку с колой. Целый каскад коричневой жидкости вылился на белые кружева. Прю отдернула руку. Еще одна струя жидкости брызнула в шкаф. Теперь было загублено не только белое платье, но и вся лучшая одежда Пайпер. Прюденс захлопнула дверцу и опрометью выскочила из комнаты. Когда она прибежала в свою спальню, сердце бешено колотилось.

«Что же я наделала? — подумала она — Ведь я не хотела портить одежду, правда? Все вышло нечаянно. Такое может с каждым случиться». Прю снова поставила банку на столик и завалилась на кровать, обхватив голову руками. «Что на меня нашло? Разве мое поведение нормально? Я всегда была чуткой и внимательной к окружающим. Никогда не думала, что буду поливать вещи сестры колой». Через секунду ее глаза закрылись, и она снова увидела Дилана.

Гордо встряхнула головой и подумала: «Что сделано, то сделано. Уже поздно сожалеть о сестричкиных платьях. И коричневые пятна означают, что я та единственная, кто останется с Диланом». Прю заулыбалась и стала осматривать свой собственный стенной шкаф. Что бы там ни придумала Пайпер, ей не удастся остановить ее. И завтра ночью фантазии станут реальностью.

Прю Холлиуэл окажется именно там, где должна быть, — в объятиях Дилана Томаса.

Глава 8

Пайпер остановила машину возле химчистки и посмотрела на часы. Была суббота, ровно пять. У нее осталось меньше часа на то, чтобы съездить домой, принять душ, привести в порядок волосы, приодеться и вернуться в клуб, где во время ночного ужина будет выступать Дилан Томас со своей группой «Спокойной ночи».

При мысли о Дилане сердце учащенно забилось. В отличие от младшей сестры Пайпер не могла видеть будущее, но она и так знала, что сегодня вечером все будет потрясающе.

Пайпер вбежала в химчистку и протянула квитанцию на свою белую кашемировую шаль. Она так хорошо пойдет к ее новому кружевному платью. Дилан непременно оценит ее туалет после концерта.

— Получите, — сказала улыбчивая женщина, стоявшая за прилавком. — Кстати, вещи вашей сестры Прюденс тоже готовы. Может быть, возьмете заодно?

Пайпер на мгновение задумалась. Вообще-то Прю последнее время вела себя не как сестра.

Однако они всегда помогали друг другу, так зачем же нарушать установленный порядок?

— Конечно, — ответила Пайпер. — Я возьму ее вещи.

— Тогда с вас семь долларов за шаль и тридцать четыре за вещи Прюденс.

— Тридцать четыре доллара?

— Да. Она сдала два свитера, костюм-двойку и платье.

— Ясно, — вздохнула Пайпер и полезла в кошелек. Сейчас она заплатит, но потом потребует всю сумму с сестрички.

— Спасибо, — сказала она, принимая вещи.

— А вы сегодня ночью работаете? — спросила женщина, когда Пайпер уже шла к дверям.

— Естественно, — ответила она, улыбаясь. И добавила про себя: «А еще — играю».


Дилан Томас стоял посреди своего гостиничного номера и укладывал гитару в кожаный чехол.

Потом посмотрел на себя в зеркало. Черные джинсы, тонкая шелковая рубашка и черный кожаный плащ. Через десять минут ему предстояло выйти на сцену. Томас искренне любил музыку, но сейчас его больше радовало, что Прю и Пайпер Холлиуэл увидят его одновременно. Еще на репетиции Пайпер смотрела на него, словно на звезду. Дилан бросил взгляд на часы.

— Пожалуй, пора уделить внимание малышке Пайпер, — пробормотал он себе под нос. — И убедиться, что она готова к сегодняшней потрясающей ночи.

Прежде чем отправиться к ней, Томас решил слегка подстраховаться. Он подошел к черной свече, стоявшей в серебряном подсвечнике. Взмахнул рукой в воздухе, и фитиль зажегся сам собой. Томас достал из бархатного мешочка щепотку серебристой пыли и поднес ее к пламени.

Потом начал сыпать порошок на свечу, читая нараспев латинское заклинание.

Дилан удовлетворенно улыбнулся, увидев, что порошок образовал вокруг пламени правильный круг, а затем раскалился добела.

— Сила моих чар возрастает, — пробормотал Дилан. — И точно так же, как магия окружает пламя, ярость окружит Пайпер Холлиуэл. До тех пор пока она не растает, словно свечка.


— О Боже! Оно погибло!

Пайпер стояла перед раскрытым шкафом, уставившись на белое платье, которому так радовалась вчера и которым надеялась поразить Дилана. Весь перед прекрасного кружевного платья покрывали коричневые пятна. Точно такие же брызги красовались на всех вещах, висевших в шкафу. Теперь Пайпер было совершенно нечего надеть. Она захлопнула дверцу шкафа и заходила по комнате. «Кого же следует поблагодарить за такой сюрприз?» — думала Пайпер. Однако ей не требовалось ничьей подсказки. Она могла обо всем догадаться и сама. Как же все произошло? Сейчас уже наступил субботний вечер. Тот самый субботний вечер. Пайпер весь день пахала, как вол, готовя клуб к премьерному выступлению Дилана и его группы «Спокойной ночи». С утра она надела старье и не заглядывала в шкаф. Она собиралась уйти с работы чуть пораньше, забрать шаль из химчистки, потом вернуться домой, принять ароматическую ванну и наконец надеть; свое новое платье и туфли на высоком каблуке. Дорожная пробка заставила заменить ванну на краткий душ. Но все равно, вернувшись домой, Пайпер хотела надеть свое сногсшибательное платье, вернуться в клуб и разбить Прю в пух и прах на глазах у Дилана.

И вдруг Пайпер оказалась в таком нокауте, что ей уже не подняться. «Ну, мы еще посмотрим, — подумала она, постепенно распаляясь. — Если Прю думает, что сможет помешать мне, испортив одежду, то она глубоко ошибается. У меня есть секретное оружие, которым я не побоюсь воспользоваться». Пайпер проворно сбежала по ступеням и достала одежду, принесенную из химчистки. Свою шаль отнесла к себе в комнату, а вещи сестры бросила на лестнице. Вернувшись, раскрыла пакет и вытряхнула их на пол. Два унылых свитера, в которых Прю ходила на работу, — не то. Красный пиджак с высоким воротом — опять не то. Длинный серо-коричневый кардиган — не годится. А платье? Увидев его, Пайпер расхохоталась. Что может быть лучше? Самое любимое праздничное платье Прю. Черное, без бретелек, оно выглядело просто сногсшибательно. Пайпер поняла, что сестра решила надеть свое шикарное черное, чтобы произвести на Дилана неизгладимое впечатление.

— Извини, дорогая сестричка, — пробормотала Пайпер. — Но мне оно подойдет больше.

С замиранием сердца она потащила платье в свою комнату. Можно представить, какое лицо будет у Прю, когда она увидит ее в своем любимом платье, тогда как ей самой останется всякое барахло!

«Все складывается даже лучше, чем я предполагала», — думала Пайпер, натягивая тонкое черное платье. Она не чувствовала никакой вины. Как говорится, кто смел, тот и съел. Платье принадлежит теперь ей. Она отступится от него, только изрезав его на мелкие части. Ей представилось, каким станет лицо Дилана, когда он увидит ее, и лицо Прю, когда та поймет, что сделала сестра. «Будет знать, как портить мои вещи», — подумала Пайпер. Потом зачесала волосы назад, укрепила их заколкой и надела длинные сверкающие серьги с фальшивыми бриллиантами. Затем с улыбкой направилась в ванную, чтобы там закончить наряжаться.

Даже новая дорожная пробка не испортила Пайпер настроение. Когда она добралась до клуба, народу было уже набито битком. Она с трудом прошла в дверь. Танцплощадку заполняло множество людей, кружащихся, вышагивающих и поднимающихся в такт музыке. Танцы под свинг показались Пайпер замечательными. Особенно приятно, что танцующие делились на пары, и каждый кавалер держал даму руками.

«Надеюсь, Дилан танцует так же хорошо, как и поет», — подумала Пайпер, прокладывая себе дорогу локтями. Ей не терпелось пробиться к сцене.

Она заметила Прюденс, стоявшую на самом краю танцплощадки, откуда особенно хорошо просматривались музыканты. На ней было короткое красное платье, а в руках она держала букет белых роз с длинными стеблями. При виде ее у Пайпер так и закипела кровь. Ведь только один человек мог их ей вручить, если только она не принесла букет с собой.

— Не слишком ли крикливо ты вырядилась? — спросила Пайпер, подступая к сестре. Ансамбль играл медленную тихую мелодию, так что кричать не пришлось. Хотя очень хотелось.

— Красный цвет так… банален, — продолжала Пайпер. — Но может быть, ты хотела, чтобы все указывали на тебя пальцами?

Прю поглядела на нее, и ее ярко-синие глаза сверкнули злобой. Она негодовала, что сестра надела ее лучшее платье, но ей удалось сдержаться.

— Ты, никак, на похороны собралась, — произнесла она сладким голосом. — Посмотри на себя!

— Ха! — выкрикнула Пайпер, изо всех сил пытаясь придумать достойный ответ. — Размечталась!

Прю поднесла розы к лицу и с наслаждением вдохнула их аромат.

— Дилан так внимателен. Разве не прекрасные цветы? — произнесла она и протянула букет сестре. — На, понюхай.

Пайпер почувствовала, как все тело охватил жар. Ей стоило больших усилий не вырвать цветы и не бросить их на пол.

— Я слышала, что мужчины дарят дорогие букеты лишь тогда, когда чувствуют, что ошиблись, — сказала она наконец. — Может быть, он сделал тебе прощальный подарок?

— Как бы не так, — ответила Прюденс, сверкая глазами.

«Все идет даже лучше, чем я предполагал», — подумал Дилан, наблюдая за сестрами.

Со своего места он прекрасно видел их обеих. В глазах у Прюденс сверкал огонь. А Пайпер так и норовила выхватить розы у нее из рук. «Хорошо, что я попросил продавца обрезать шипы, — подумал Дилан. Ему не хотелось, чтобы сестры поранили друг друга сгоряча. — Если уж кто и нанесет удар по Зачарованным, так это я», — подумал Дилан.

Он махнул музыкантам, и те заиграли бесшабашный танец. Люди в зале заревели и закружились быстрее. Сестры Холлиуэл все еще спорили. Они сцепились снова.

Дилан глубоко вздохнул, изо всех сил стараясь расслышать их разговор.

— Итак, сражаемся до последнего, — донесся голос Пайпер.

— До последнего, — эхом отозвалась Прю, развернулась и пошла прочь.

«Замечательно, — подумал Дилан. — Они уже не помирятся. Все гораздо лучше, чем я планировал».

Сестры еле сдерживались, чтобы не вцепиться в волосы друг другу. Ненавидящие мысли в их головах могли перерасти в настоящее убийство. Они прикончат друг друга сами, и Дилану будет нечего делать. «Именно потому, что сестры крепко любили друг друга раньше, — подумал Дилан, — они стали так сильно не переносить одна другую сейчас. Пайпер и Прю взаимосвязаны общей энергией. Именно поэтому они и стали Зачарованными. Но теперь их близость им во вред, а мне на пользу. Разделять и властвовать совсем просто».

— А теперь настало время для длинной песни, — объявил он, показывая музыкантам, чтобы они начали медленную мелодию. Саксофонист начал тише, чем надо, но Дилан даже не заметил этого. Его внимание всецело поглощали сестры Холлиуэл. Чары действовали так хорошо, что ему больше ничего не оставалось делать. Пламя в сердцах несчастных все разгоралось.

— Я хочу посвятить песню женщине, благодаря которой мы смогли здесь собраться, — произнес Дилан в микрофон. — Я от всей души благодарен хозяйке РЗ — мисс Пайпер Холлиуэл!

И тут же увидел удовлетворение на лице Пайпер и дикую злобу в глазах Прюденс.

Скоро, уже совсем скоро он сможет завершить начатое.

— Ты не получишь его! Он мой!


Отчаянный крик пронесся через всю столовую. Фиби, укреплявшая гофрированную бумагу возле старого камина, обернулась. «Кто так мог кричать?» — удивилась она.

— Не думай, что сможешь обойти меня, Фиби Холлиуэл, — раздалось уже немного ближе. — Бретт мой, и я не собираюсь отдавать его тебе!

«Снова здорово! — подумала Фиби, узнав озлобленный голос бывшей подружки Бретта. — После той сцены в аудитории я ни за что больше не останусь с ним наедине. Благодарю покорно!»

Глубоко вздохнув, она повернулась лицом к Венди Чан и увидела, что ее лицо пылает от ярости, а глаза мечут молнии. «Интересно, дойдет ли до нее хоть что-нибудь из того, что я скажу? — подумала Фиби. — Но все же стоит попробовать».

— Послушай, Венди, — произнесла она как можно спокойнее. — Ты напрасно разоряешься. Мне твой Бретт и даром не нужен.

— Я видела тебя сегодня в магазине одежды, — сказала Венди, сузив глаза. — Ты взяла напрокат лавандовое платье. Небось думаешь с его помощью покорить Бретта!

— Что? — Фиби застыла от изумления. Она взяла платье, о котором говорила Венди, лишь потому, что оно было сшито по моде пятидесятых. Шарлотта носила примерно такое же. А в сочетании с диадемой из фальшивых бриллиантов такой наряд достоин принцессы.

— У тебя ничего не выйдет, — снова начала Венди низким от ярости голосом. — Что бы ты на себя ни напялила, тебе его не получить! Ты не пойдешь на праздник с Бреттом! Он мой!

«Я разговариваю с тобой впервые, — подумала Фиби, — но уже поняла, что ты просто дура». А вслух произнесла:

— Ты ошибаешься, Венди. Я не собираюсь охмурять Бретта и тем более идти с ним на праздник.

Если он даже и пригласит меня, я откажусь идти с ним.

— Конечно, ты будешь отпираться. — Венди приблизилась к ней на пару шагов, сжимая и разжимая кулаки. — Ты просто лгунья.

Фиби почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Она уперлась спиной в стену. Отступать оказалось некуда. К тому же Фиби не слишком хорошо знала остальных студентов, трудившихся здесь. Поверят ли ей, если она скажет: «Ребята, у нас тут ненормальная?»

Венди без предупреждения перешла в наступление. Подскочила к стене и сорвала с нее цепочку из гофрированной бумаги, которую Фиби только что повесила.

— Вот что я с тобой сделаю, если ты попытаешься отбить его у меня! — заорала Венди, разрывая бумагу в мелкие клочки и разбрасывая их по полу.

— А ну-ка прекрати! — перед ними вырос Стэн Моррисон, один из организаторов праздника. Он схватил Венди за руку и произнес уже тише:

— По-моему, тебе нужно остыть.

— Обойдусь без советчиков! — огрызнулась Венди Чан, пытаясь стряхнуть его руку.

— Ладно, ладно, — произнес Стэн. — Прекрати. Успокойся.

Он потащил Венди к выходу, кивком подозвав на помощь еще двоих студентов.

— Попомни мои слова! — выкрикнула Венди, Обернувшись. — Держись от него подальше — или пожалеешь!

— Ну надо же! — выдохнула девушка, стоявшая рядом с Фиби. — Как думаешь, она с приветом?

«Нет, просто ревнивица, — подумала Фиби. — Неужели Прю и Пайпер станут такими же?» Вслух она сказала:

— Не знаю. Надеюсь, что мои слова все же дойдут до нее.

— На твоем месте я бы не обращала внимания, — раздался еще чей-то голос.

Фиби подпрыгнула от неожиданности и, повернувшись, увидела Марджори Ярнелл, И как она смогла подкрасться так незаметно?

— Извини, Фиби, — произнесла та, увидев ее выражение. — Я не хотела тебя напугать.

— Ага, ну тогда присоединяйся к нам, — пробурчала Фиби.

Марджори оглядела помещение.

— Черная бумага… она такая… мрачная.

— Точно такая же декорация была в пятьдесят восьмом году, — объяснил Стэн бодрым голосом, возвращаясь в помещение. — Все выдержано в классическом стиле.

Он подошел к магнитофону и включил запись Элвиса Пресли. А Марджори схватила Фиби за руку и повлекла в дальний угол.

— Мне по-прежнему не нравится предстоящая вечеринка, Фиби. А еще я думаю, что ты должна остановить подготовку, — продолжала Марджори.

— А с чего ты взяла, что я смогу остановить ее? — спросила Фиби и обвела рукой остальных студентов. — Не я придумала ее. Может быть, поговоришь с ними?

— Они подумают, что я сошла с ума. — У Марджори затряслась нижняя губа. — Просто с тех пор как ты взялась расследовать убийство, я решила… решила, что вечеринка может накликать беду.

Фиби посмотрела на нее с любопытством. Она до сих пор не могла объяснить, отчего прикосновение к Марджори вызвало первое видение.

— Почему ты так уверена?

— Та девчонка с нашего курса, которая была здесь… как ее зовут? — спросила Марджори.

— Венди, — напомнила Фиби.

— Венди… Она тебя ревнует, правда?

Фиби кивнула, раздумывая над тем, куда идет дело. Неужели Марджори тоже свихнулась?

— Можешь ли ты не думать о… — начала Марджори и остановилась, пытаясь сформулировать свою мысль. — Я без конца думаю о тех убийствах. А что, если они произошли из-за ревности?

Если кто-то хотел разлучить Бетти с Рональдам?

Фиби вспомнила призрак в маске, появившийся на чердаке, и свой разговор с деканом Уильямсом. Но ведь они не могли быть одним и тем же человеком, потому что декан все еще жив.

— Ты хочешь сказать, какой-то парень разозлился из-за того, что Бетти полюбила не его, а Рональда? — спросила Фиби.

Марджори помолчала немного, потом ответила:

— Не знаю. По-моему, так оно и было. Или девица вроде Венди Чан.

— Ты думаешь, что Рональда тоже ревновали? — предположения так и теснились в голове у Фиби. Она не знала, какому из них отдать предпочтение, и решила задавать наводящие вопросы.

«Итак, поставим на неизвестного преступника, на парня в маске, — подумала Фиби. — Именно он мог оказаться ревнивцем. Но Марджори не может о нем знать. Ведь его видела только Шарлотта. А я еще ничего никому, кроме сестер, не рассказывала. Если события пятьдесят восьмого года действительно повторятся, как надеемся мы с Шарлоттой, то я смогу рассказать и Марджори, и всем на свете о том, кто на самом деле виновен в убийстве».

— Интересное предположение, — произнесла она вслух. — Но вряд ли из-за него стоит отменять праздник. Сейчас уже никого не волнует, что произошло сорок лет назад. Мы не собираемся тревожить память мертвых. И ничего плохого не случится. Вот увидишь. Думаю, тебе понравится на вечеринке.

— Надеюсь, ты права, — сказала Марджори еще более нервным голосом. — Вижу, мои слова не заставили тебя задуматься. И мне остается лишь прекратить попытки. Желаю удачи, Фиби.

Она резко развернулась и зашагала к выходу.

— Спасибо, — сказала Фиби ей вслед, раздумывая над ее словами. Действительно, ей понадобится удача.

Марджори вышла за дверь, по пути столкнувшись с одной из студенток, той самой девушкой, что спрашивала о поведении Венди. Сейчас она вошла в помещение и остановилась как вкопанная, с белым как мел лицом.

— Что такое? — спросила Фиби, шагнув ей навстречу. — Что случилось? Неужели Венди и вправду на кого-то напала?

Девушка подняла руку и указала куда-то за правое плечо Фиби. Рука у нее тряслась, да и все тело тоже. Фиби повернулась, и у нее подогнулись колени.

На стене, возле того места, где она стояла с Марджори минуту назад, появилась какая-то надпись. Раньше ее там не было. Надпись состояла всего из одного слова: «Берегись!»

Оно было написано корявыми красными буквами.

Глава 9

Дилан улыбался девчонкам, плясавшим возле самой сцены, но в то же время не отрывал взгляда от сестер Холлиуэл. Они продолжали обмениваться колкостями и, похоже, собирались схватить друг друга за волосы. Правда, Прюденс чуть все не испортила. Она весь вечер устраивала сестре небольшие, но довольно весомые пакости, которые отвлекали Пайпер от мыслей о Дилане. Несколько минут назад Прю «случайно» врезалась в официанта, тащившего целый поднос с напитками. Бокалы разлетелись по полу, обдав полдюжины клиентов. Пайпер пришлось извиняться перед ними и вызывать уборщицу. Дилан заметил в льдисто-синих глазах Прюденс какой-то новый блеск, когда она обратила внимание на какую-то коротко постриженную блондинку. Та была одета в шерстяной свитер и сидела за столиком вместе с двумя другими женщинами.

«Интересно, кто она, — подумал Дилан. — Прю ее наверняка знает. Прямо к ней направилась».

Он снова напряг слух, музыка растаяла где-то вдали, и он смог разобрать разговор за столиком.

— Какое у тебя впечатление, Райна? — спросила одна из сидящих. — Собираешься написать о РЗ в завтрашней газете?

Блондинка пожала плечами.

— Чем дальше, тем лучше, — ответила она. — На музыку и основные блюда пожаловаться не могу, но десерт по-прежнему отвратителен.

«Десерт им всем запомнится навечно», — подумал Дилан. К ним приближался официант с подносом, полным пирожных. И Прюденс тоже двигалась в их сторону. Ближайшие события стали так очевидны, что даже смотреть не хотелось. Официант начал предлагать сидящим десерт. Он совсем не замечал Прюденс, которая наклонилась, чтобы поправить ремешок на туфле. Через мгновение она распрямилась и поддела поднос плечом.

Официант в ужасе смотрел, как прекрасные пирожные летят прямо на колени блондинки.

— Болван! — заорала Райна. — Идиот!

Прю быстро смешалась с толпой, и Дилан почувствовал невольное восхищение. Все так продумано, так рассчитано, как и подобало колдуну. Он велел музыкантам играть тихую мелодию, чтобы голос блондинки услышали все.

— Вот увидите, какой отзыв я помещу о вашем клубе в завтрашней газете! — кричала она. — Больше никто из посетителей сюда не заглянет!

На лице Пайпер отразился дикий ужас.

— Нет! — закричала она, подскакивая к столику блондинки. — Пожалуйста, примите мои извинения. Я с удовольствием оплачу для вас химчистку…

«Неплохо, — подумал Дилан. — Вот только не слишком забавно. Посмотрим, можно ли слегка оживить действие…»

— Прю Холлиуэл! — раздался голос Пайпер. — Я требую, чтобы ты немедленно выпустила меня отсюда!

«Как бы не так», — подумала Прюденс.

— Не понимаю, о чем ты, — крикнула она через закрытую дверь служебного туалета. — Она захлопнулась сама собой. Пойду поищу, у кого есть ключ.

«Вот так! Пайпер попалась надолго. Пока она здесь сидит, я успею сделать свое дело», — подумала Прю и с торжествующей улыбкой направилась на танцплощадку. Мысли о том, у кого может быть ключ от туалета, тут же вылетели у нее из головы.

«Она запомнит меня надолго, — мстительно подумала Прюденс. — А Дилан будет моим на всю ночь. Но все равно нужно суметь воспользоваться каждой секундой. А вдруг сестричка выберется?»

Она вошла на танцплощадку, дрожа от возбуждения, и отыскала такое место, откуда могла лучше всего разглядеть Дилана. Он обладал таким чудесным голосом. И Прю могла поклясться, что все любовные песни посвящаются ей одной. Вечер для нее удался. Она смогла все время лицезреть Дилана и так ловко устранить Пайпер с дороги. К тому времени как удалось запереть ее в туалете, она выглядела измотанной и раздраженной. А Прю, напротив, только похорошела.

Она потрогала свою сумочку. Там лежал ключ от туалета. И он останется на месте, до тех пор пока Прю не решит выпустить сестру.

Дилан допел очередную песню, и зал разразился бурными аплодисментами.

— Спасибо. Спасибо, дамы и господа, — произнес Томас. Публика перестала хлопать, потом снова начала, поскольку Дилан стал представлять своих музыкантов.

— Я уже говорил, что мы выступаем здесь благодаря хозяйке РЗ, — произнес он, когда аплодисменты окончательно затихли. — Мне хочется еще раз поблагодарить мисс Пайпер Холлиуэл. Пайпер, пожалуйста, выйдите к публике и поклонитесь!

При мысли о том, что сестра пропустит такой торжественный момент, Прю почувствовала укол совести, но чувство вины быстро прошло. Наверняка все выступавшие здесь группы публично благодарили Пайпер. Но ведь Дилан Томас один на свете!

— Где же она? Где Пайпер? — спросил Дилан, ярко освещенный прожекторами. — А, подождите-ка. Вот и она!

«Нет! — подумала Прюденс. — Такое невозможно!»

Пайпер вышла на сцену и поклонилась, встав радом с Диланом. Прю окаменела.

«Как же Пайпер смогла так быстро выбраться? — думала она. — Должно быть, ее выпустил кто-то из работников клуба. Если я не исправлю положение сейчас же, все мои планы пойдут коту под хвост».

Дилан и Пайпер спускались со сцены, и Прюденс кинулась им навстречу.

— Поздравляю! — сказала она громко.

Пайпер улыбнулась и положила руку на плечо Томасу.

— Привет, Прю, — произнесла она. — Ты как-то странно выглядишь. Может, тебе нехорошо?

«Ха-ха», — подумала Прюденс и деланно рассмеялась.

— Конечно, хорошо. В отличие от тебя. — Она переключилась на Дилана. — Ты так долго играл.

Наверное, ужасно вымотался.

— Напротив, — ответил тот, протягивая Прю свободную руку. — Выступления только придают мне сил. Особенно такие удачные, как сегодня.

— Тогда тем более стоит найти какой-нибудь романтичный уголок, — сказала Прю, ластясь к нему. — Тебе все-таки стоит отдохнуть от сцены.

— Ты здорово придумала! — ответил Дилан.

У Прюденс бешено заколотилось сердце. Она точно знала, что происходит. Дилан согласился на ее предложение и теперь проведет с ней весь остаток вечера. Интересно, какое будет лицо у сестрички, когда он скажет об этом вслух?

— Может быть, поищем такое место прямо сейчас, а, Пайпер? — раздался его низкий, приглушенный голос.

Прю отпрянула. Ее бросало то в жар, то в холод, будто ее окатили ушатом холодной воды. Разве Дилан может пригласить Пайпер? Может искать романтичный уголок для нее? Ведь он именно ей, Прюденс, сказал, что она здорово придумала.

— С удовольствием, Дилан, — ответила Пайпер. — Ты нас простишь, Прю?

— Но вы не можете просто так уйти отсюда! — выпалила Прю. — Ты же хозяйка клуба и должна за все отвечать. Или ты собираешься его закрыть?

Пайпер покачала головой:

— За меня останется менеджер.

— Но… — попыталась возразить Прюденс и остановилась, увидев прекрасные синие глаза Дилана.

«Как же быть?» — думала она. Одно дело — спорить с Пайпер из-за Дилана в собственном доме. И совсем другое — на людях. Если она будет дальше возражать, то выставит себя капризной маленькой дурочкой.

— Надеюсь, вам будет весело, — с трудом выдавила Прю. И тут Дилан неожиданно погладил ее по руке и прошептал на ухо:

— Увидимся завтра, ладно?

— Независимо от того, что произойдет ночью? — ответила Прюденс так же шепотом.

«Значит, хотя он сегодня выбрал не ее, еще не все потеряно, подумала она. — Если Дилан приглашает ее назавтра, то его нынешнее свидание с Пайпер — одна видимость. Сестричка встретится с ним лишь раз, а после он останется со мной. И она поймет, что проиграла».

Когда Дилан убрал руку и отошел, Прю заметила, что он улыбается. Пусть Пайпер повезло сегодня, но завтра ее ожидает горькое разочарование. «Что ж, — подумала Прюденс. — Хватит думать о том, что сегодня он выбрал сестричку. У меня есть более важные вещи. Например, прикинуть, как завтра утереть ей нос».

— Мы же не будем топать до твоего дома через весь город? — спросил Дилан.

— Нет, конечно, — ответила Пайпер. Они шагали рука об руку, как обычно ходят влюбленные в романтических фильмах. — Обычно в субботу я остаюсь в клубе до трех часов ночи. А теперь хоть немного отдохну.

— Какая все же замечательная ночь, — признался Дилан. — Я как будто с высоты возвращаюсь на землю после выступления.

Ночь и вправду была редкостной для Сан-Франциско. Вместо обычного тумана над городом висели яркие звезды. Пайпер поглядела вверх и негромко засмеялась. Может быть, Дилан и вернулся на землю, а она, наоборот, с каждым шагом поднималась в небо. Пожалуй, еще никогда она не чувствовала себя так хорошо.

— Значит, — сказал Дилан задумчиво. — Мы можем еще немного пройтись пешком?

Пайпер потуже затянула на своих плечах кашемировую шаль.

— А что ты задумал?

Он осторожно погладил ее по лицу.

— Может быть, махнем ко мне в гостиницу?

От такого предложения у Пайпер учащенно забилось сердце.

«Дилан мог выбирать между двумя сестрами, и он выбрал не Прю, — подумала она. — Он выбрал меня. Представляю, как сейчас бесится сестричка. Как же она разъярится, когда узнает, что Дилан пригласил меня в свой номер!»

— Я согласна, — улыбнулась Пайпер. — А она далеко?

Томас покачал головой:

— И глазом не успеешь моргнуть.

Через двадцать минут Пайпер уже стояла у окна его гостиничного номера и любовалась огнями Сан-Франциско. С каждой секундой она все больше чувствовала, как будто является героиней романтического фильма. Все ей казалось просто замечательно. Дилан подошел к ней и сказал:

— Я так рад, что ты пришла.

Его губы осторожно коснулись ее шеи. Пайпер почувствовала легкий озноб. И тут одна из ее длинных сережек зацепилась за волосы.

— Ой! — вскрикнула она, высвобождая сережку и забрасывая за плечо прядь длинных волос.

Блестяще! Ее великолепная прическа совсем растрепалась.

— Знаешь, я немного растрепалась, мне нужно причесаться, — произнесла она.

— Не стоит. — Дилан обхватил ее за запястье. — Так даже лучше. Ты кажешься такой необузданной.

Пайпер знала, что ей надо поправить прическу, иначе она не тянет для героини фильма.

— Я на минутку, — заверила она и вырвалась из его объятий.

Она захлопнула дверь санузла и включила свет.

— Кинозвезда, как же. Я больше похожа на шута, — пробормотала она, доставая из сумочки расческу и начиная водить ею по волосам.

Пайпер приблизилась к зеркалу. Собственное лицо показалось ей незнакомым. Рот стал напряженным, а в глазах появилось что-то темное и холодное, чего она прежде не замечала. Она сняла свой браслет с фальшивыми бриллиантами и положила его в сумочку. «Что со мной происходит? — подумала она неожиданно. — И что я здесь делаю?» Не то чтобы ей больше не хотелось оставаться с Диланом. Хотелось по-прежнему или по крайней мере так казалось. Но теперь, когда его не было рядом, у нее осталось ощущение, что она вынырнула из какого-то длинного и странного сновидения. И то, что наедине с Томасом казалось важным, теперь неожиданно утратило значение. «Просто нервы разыгрались, — подумала она. — Конечно, Дилан очень важен для меня. Должен быть важен. Разве я не отбила его у старшей сестры? А ведь младшую сестру я тоже обидела», — вспомнила Пайпер неожиданно. Она потерла лоб, будто пытаясь заставить мозг восстановить прежние семейные узы. Фиби хотела ей что-то сказать, попросить о чем-то. Но о чем, она так и не могла припомнить. В дверь санузла деликатно постучали.

— Пайпер! Ты там жива?

— Жива, — ответила она. — Сейчас выхожу.

Она быстро ополоснула лицо, с радостью смывая макияж. И с облегчением почувствовала, что снова стала собой, такой же, как и прежде. Сделав глубокий вдох, она вошла в комнату и услышала негромкий хлопок. Обернулась и увидела, что Дилан держит открытую бутылку шампанского.

— Думаю, такую потрясающую ночь нужно отметить чем-то особенным, — произнес он.

Пайпер смотрела, как он наливает холодную золотистую жидкость в два изящных высоких фужера. «Должно быть, шампанское уже стояло в комнате, но раньше я его не замечала. А ведь никто из обслуги сюда не заходил, — думала Пайпер, глядя, как Дилан ставит бутылку обратно в серебристое ведерко со льдом. — Значит, он запланировал весь вечер заранее. И романтические свечи, освещающие комнату, и красные розы с длинными стеблями, покоящиеся в хрустальной вазе, стоящей на мраморном столике».

Пайпер вспомнила, как Прю восхищалась подаренными ей белыми розами. В душе проснулась ревность, а в голове неожиданно начали тесниться разные неприятные вопросы. А не все ли равно Дилану, с кем из сестер встречаться? Прю была в красном, Пайпер в черном. И он выбрал белые розы, не согласуясь с их нарядами. Может быть, Дилан решил обоим подарить в разное время по букету? Томас направился к ней, а она смотрела на его отражение в оконных стеклах. Он умудрился нести оба полных фужера в одной руке, а другой выхватил розу из вазы. И провел ею по обнаженной спине Пайпер. Она почувствовала, как лепестки щекочут кожу.

Дилан мягко, но настойчиво развернул ее к себе лицом. Протянул ей один из фужеров.

— За успешную ночь, — произнес он, поднимая свой бокал.

Пайпер чокнулась с ним. От первого же глотка у нее закружилась голова. Вся комната как будто приблизилась к ней. А особенно Дилан. Он шагнул к ней, склонив голову. «Он собирается меня поцеловать», — поняла Пайпер. К тут же отступила назад.

— Подожди! — выкрикнула она, стараясь не замечать, как дрожит ее голос.

— Подождать?

Пайпер кивнула, лихорадочно ища отговорку.

— Я… я ничего не ела, с тех пор как отправилась в клуб, — нашлась она. — Глоток шампанского взбодрил меня, и я вспомнила, что забыла свой браслет в ванной.

Она знала, что говорит неправду, но ей было все равно.

— Лучше бы его сразу же забрать. Сейчас вернусь.

Дилан смотрел на нее с непроницаемым лицом. Наверное, решил, что она не в себе.

Пайпер поставила фужер и направилась в санузел. Там она закрыла глаза и привалилась лбом к холодному стеклу зеркала. Потом подняла веки и посмотрела на свое отражение. Рот оставался напряженным, зато глаза снова стали ее, настоящие. Что же с ней происходит? Она поспешно достала браслет из сумочки и надела его. Пайпер тихонечко приоткрыла дверь санузла и выглянула наружу. Дилана нигде не было видно. «Может быть, он вновь наливает шампанское?»

— подумала она. Собственный фужер, стоявший на столе, был ей прекрасно виден.

В следующее мгновение Пайпер отступила на шаг и зажала себе рот ладонью, чтобы не закричать.

Она увидела, как Дилан оказался у стола. Но не подошел к нему, а переместился в одно мгновение, что означало лишь одно: Дилан Томас — колдун! «Неудивительно, что мне не хотелось с ним целоваться, — подумала Пайпер. — Он сумел приглушить мои инстинкты, но со временем они все же проснулись».

Тем временем Дилан достал из внутреннего кармана пиджака черный бархатный мешочек, развязал его и высыпал на ладонь щепотку ярко-красного порошка. Другой рукой поднес ее фужер к пламени свечи:

Во имя ночи и дня

И яростного огня

Сердце этой Зачарованной

Будет мною околдовано!

C этими словами он высыпал порошок, в фужер. Пайпер с замиранием сердца следила за тем, как над фужером появилось сияние — сперва белое, потом красное и наконец черное.

«Так вот как он это делает! — поняла она. — Подсыпал мне какое-то зелье, точно так же как и Прю. Тогда ясно, отчего мы с нею сцепились! Он нами управляет, играет каждой из нас.

Старый, как мир, принцип — „разделяй и властвуй“!» При мысли о том, что план Дилана почти удался, Пайпер невольно вздрогнула.

— За успешную ночь, — снова произнес он, пряча мешочек обратно в карман.

Пайпер почувствовала, как у нее кровь закипает от ярости. «Сейчас увидим, кто кого», — подумала она. Потом бесшумно выскользнула за дверь и направилась в комнату. Подняла руки, чтобы остановить время. И улыбнулась, увидев, как красивый колдун замер на месте, не донеся до рта фужер с шампанским.

Пайпер быстро схватила свою шаль и кинулась бежать, изо всех сил борясь с искушением разбить вазу с розами о голову Дилана. Она понимала, что сейчас есть вещи поважнее. Нужно скорее бежать домой и предупредить обо всем сестер, особенно Прю.


Фиби хлопнулась животом на диван и уставилась в телевизор. «Когда же наконец вернутся Прю и Пайпер?» — думала она. Прежде подобные вещи ее совсем не волновали, но теперь ей просто необходимо посоветоваться с сестрами.

События, произошедшие в столовой, выбили ее из колеи. Даже после того как Стэн Моррисон подошел и стер со стены слово «Берегись!», оно продолжало стоять перед мысленным взором Фиби. Она понятия не имела, кто мог такое написать. Может быть, Венди? Или призрак в маске? В любом случае Фиби очень обрадовалась, когда Стэн отпустил ее домой. Ей стало казаться, что завтра ночью действительно что-то произойдет, хотя она и убеждала Марджори в обратном. Было ясно, что поможет лишь одна вещь — поддержка со стороны сестер. Как плохо, что они сами не догадались ей помочь! Фиби почувствовала, как по спине пробежал порыв холодного ветра. «Блестяще, — подумала она. — Опять барахлит обогреватель». Особняк семьи Холлиуэл был довольно старым, поэтому отопление и канализация выходили из строя в самое неподходящее время. Почувствовав новый поток холода, Фиби решила проверить обогреватель и поднялась с дивана. Прямо перед ней стоял призрак в маске, тот самый, что появлялся на чердаке. Он ждал ее.

Фиби приросла к месту, ее сердце бешено забилось. Получается, что обратное заклинание, с помощью которого она развеяла призрака в прошлый раз, оказалось недостаточно сильным.

— Я уже тебя предупреждал сегодня, — прошептала фигура голосом, от которого мурашки побежали по коже. — Я тебя предупреждал! Но ты не послушалась. И теперь поплатишься за свое упрямство.

Призрак поплыл к ней. Фиби отпрянула, чуть не повалив чайный столик. Сейчас оставалось лишь бежать из комнаты. Но она была, твердо уверена, что сможет одолеть призрака. В конце концов, он в ее доме! Одна беда — привидения обладают возможностями, которых нет у нее.

Например, могут проходить сквозь мебель.

Нож с громким свистом рассек воздух. Фиби видела, что сам призрак бесплотен, но нож казался ей настоящим. «Не хотелось попасть на его пути», — подумала Фиби, выскочив в коридор.

— Кто ты? — закричала она. — Что тебе нужно?

— Берегись! — произнес призрак. — Берегись!

И двинулся прямо на нее.

Глава 10

Фиби развернулась и кинулась к входной двери. Добежав до нее, она застыла от удивления. Дверь распахнулась. На пороге стояла Пайпер.

— Фиби, Прю, я пришла! — крикнула она.

И тут же инстинктивно вскинула руки. Призрак со сверкающим ножом застыл в воздухе.

Пайпер обернулась и растерянно поглядела на Фиби.

— У тебя что, неудачное свидание?

— Ха-ха. Очень остроумно, — ответила Фиби.

— Ну, а серьезно? — спросила Пайпер, закрывая дверь и приближаясь к сестре. И тут же вздрогнула, как следует разглядев нож. — Что происходит? Что за мужик?

— Я даже не знаю, мужик ли это, — ответила Фиби. — Знаю только, что он относится к категории призраков-убийц. А что происходит, я пытаюсь вам вдолбить уже несколько дней подряд. Именно поэтому я и просила вас помочь.

— Ладно, ладно. Прости меня, — сказала Пайпер и, взглянув на призрак, еще сильнее помрачнела. — Так что же конкретно происходит? Почему он на тебя нападает?

— Кажется, он хочет помешать мне выяснить, кто же на самом деле убил тех девчонок в Хэллоуин, — ответила Фиби и посмотрела на призрак с сомнением. — На сколько ты остановила время?

— Не знаю, — призналась Пайпер. — Так что говори быстрее.

Фиби кратко изложила ей результаты своего расследования.

— Ничего себе! — произнесла Пайпер. — Теперь понятно, отчего ты такая взвинченная. Все довольно серьезно. Пожалуй, надо развеять твой призрак навсегда.

— Нельзя, — ответила Фиби. — По крайней мере, пока. Я должна увидеть, что он будет делать завтра ночью.

— Ты уверена, что необходимо его оставить? — сказала Пайпер с сомнением.

— Думаю, сейчас достаточно изгнать его из дома, — ответила Фиби. — Нужно положить конец его подлым нападениям.

— Значит, придется изгонять, — произнесла Пайпер.

Призрак неожиданно зашевелился и двинулся к Фиби.

— Не так быстро! — выкрикнула Пайпер и снова остановила время. — Скорее, сестренка. Бери меня за руку.

Фиби крепко сжала ее правую ладонь. Как здорово, что хотя бы одна сестра снова с ней! Ну, а если удастся образумить и Прю, то все снова вернется на круги своя и можно будет расслабиться. Может быть, не совсем расслабиться. Но все-таки вздохнуть полной грудью.

Пайпер низким голосом затянула заклинание. Фиби присоединилась к ней со второго раза, и теперь их силы слились воедино:

Во тьму возвращайся насовсем.

Навек убирайся из этих стен,

Больше сюда ты не возвращайся

И на глаза мне не попадайся!

Призрак снова зашевелился. Но прежде чем он настиг сестер, заклинание подействовало. Злобный дух исчез, растворился с яростным криком.

— Ух ты, для Силы Двух очень даже неплохо, — заметила Пайпер.

— Подожди-ка минутку, — ответила Фиби, направляясь туда, где только что висел призрак. — Он кое-что оставил.

Она опустилась на колени и подобрала валявшийся на полу нож; который действительно оказался настоящим. Фиби взяла его в руку. Видение обрушилось на нее, словно тонна кирпичей.

Фиби застыла на месте, видя, как тают знакомые стены особняка. Она неожиданно очутилась в столовой колледжа. Хэллоуин пятьдесят восьмого года. Видение оказалось невероятно отчетливым, одним из самых ярких за всю жизнь. У Фиби создавалось такое впечатление, что она не сторонний наблюдатель, а участник происходящих событий. Она видела стены, задрапированные черной гофрированной бумагой, внутри тыкв горели свечи, из-за которых все помещение заполняли мрачные тени. На длинном столе громоздилась различная выпечка, выполненная в форме все тех же тыкв или черных кошек. Стенные часы показывали без пятнадцати двенадцать. Люди, находившиеся в помещении, танцевали в карнавальных костюмах под знакомую приятную песню «Земной ангел».

Фиби заметила, что движется среди толпы, как будто кого-то разыскивая. И тут она их увидела — высокого красивого пирата и принцессу в бледном лавандовом платье с блестящей диадемой на голове. Бетти Уоррен и Рональд Гальвес, влюбленные по уши, смотрели только в глаза друг другу. Никто не сказал бы, что они собираются порвать свои отношения. Фиби подошла поближе. Настолько, что смогла расслышать разговор.

— Давай выйдем отсюда, — произнёс Рональд негромко.

Бетти кивнула. Он взял ее за руку и повлек к соседней комнате. Внезапно в глазах у Фиби помутилось. Она решила, что видение кончилось и что она вернулась в настоящее. Но когда картина прояснилась, стало видно, что вечеринка продолжается. Бетти и Рональда Фиби нигде не заметила, зато увидела кое-кого еще — Шарлотту в длинном розовом платье. Та прокладывала себе путь через толпу. Ее лицо выражало решимость. Она тоже направилась в соседнюю комнату. И исчезла из виду. Через мгновение раздались вопли.

Фиби с ужасом смотрела на то, как Бетти выскочила из комнаты. Ее платье было спереди залито кровью.

— Рональд! — закричала она. — Рональд… спаси… Шарло…

Не договорив, девушка упала наземь. У Фиби вновь все поплыло перед глазами.

Когда зрение прояснилось, она оказалась в соседней комнате сразу же после убийства. Шарлотта Логан лежала на полу. Ярко-алая кровь хлестала из ран на груди и животе. Над нею возвышался Рональд Гальвес с окровавленным ножом в руке.

Видение снова померкло. Очнувшись, Фиби поняла, что стоит у себя в прихожей и держит Пайпер за руки.

— Фиби, что с тобой? — прошептала та. — Я никогда не замечала, чтобы видения так действовали на тебя. Ты вся дрожала и кричала.

— Я видела… — прошептала Фиби. — Я видела сцену убийства.

— И кто убил, тоже видела? — спросила Пайпер и потянула сестру на кухню. Усадила ее за стол и поставила чайник на плиту.

— Нет, — покачала головой Фиби. — Я видела то, что всем и так известно. Но думаю, что далеко не все. Там наверняка был кто-то еще. Хорошо бы еще раз поговорить с призраком Шарлотты и расспросить ее получше о человеке в маске. Интересно, почему он меня преследует?

Пайпер достала кружки и бросила в них пакетики с чаем.

— Может быть, попробуем вместе вызвать Шарлотту?

Фиби снова покачала головой.

— Я пыталась. Но Шарлотта даже носа не показала. Мне кажется, что она находится где-то в другом месте.

— Что ж, — сказала сестра задумчиво. — Завтра ночью мы узнаем, что же произошло на самом деле.

Фиби крепко пожала ей руку.

— Как же я рада, что ты снова со мной.

— И я рада не меньше твоего, — ответила Пайпер. Чайник засвистел, она сняла его и принялась лить воду в кружки. — А теперь нам надо срочно приводить Прю в чувство.

— Хорошо бы успеть до завтрашнего вечера, — согласилась Фиби. — На тот случай, если что-то пойдет не так.

— Как — не так? — спросила Пайпер.

— Не знаю, — ответила Фиби.

Пайпер подняла свою черную бровь.

— Тебя что-то пугает.

Фиби кивнула и хлебнула чаю.

— В моем видении… на одной из убитых девушек… был точно такой же костюм, какой выбрала я.


— Прю, ты расслышала хоть одно мое слово? Тебе нельзя встречаться с Диланом! Это слишком опасно! Он колдун!

Прюденс бросила расческу на подставку зеркала в ванной и ответила:

— Нет, я тебя не слушаю, Пайпер. Не слушала за завтраком, не слушала за ленчем. Й не собираюсь слушать теперь.

— Но… — начала Пайпер, однако Прю выскочила из ванной и отправилась в свою спальню, где стала одеваться для свидания.

Пайпер почувствовала полную беспомощность. Она целый день пыталась вдолбить сестре правду о Дилане. С таким же успехом можно было разговаривать с кирпичной стеной. Прю не хотела ее слушать.

На лестнице появилась Фиби с пакетом для одежды в руках. У Пайпер забрезжила робкая надежда.

— Ну как дела? — спросила она.

— Не очень, — ответила Фиби. — Я пыталась найти для вас костюмы, но ничего приличного не оказалось. Естественно — предпраздничный день. Пришлось ограничиться тем лавандовым платьем.

— А что же ты взяла для меня? — спросила Пайпер, чтобы отвлечься от неудачи с Прю.

Фиби вытащила из пакета костюм белой кошки с ожерельем из фальшивых изумрудов.

— Я понимаю, что костюм слишком броский, но…

— Ничего, — ответила Пайпер. — А что для Прю?

— Она меня убьет, — ухмыльнулась Фиби и достала черный костюм ведьмы с такой же черной шляпой.

— Показать то, что есть на самом деле, — лучшая маскировка, — засмеялась Пайпер.

— Даже и не думайте. — Прю появилась из своей комнаты, одетая в голубое платье, так хорошо идущее к цвету ее глаз. — Я не собираюсь отказываться от свидания с Диланом.

Пайпер тяжело вздохнула.

— А слово «колдун» тебе что-нибудь говорит?

— Я тебя раскусила, — ответила Прюденс. — Ты делаешь вид, что отступилась от Дилана и добиваешься, чтобы я его бросила. Не выйдет, Пайпер. У тебя была возможность покорить его, но ты ее упустила. Он будет ждать меня уже через двадцать минут. И прекрати давить на меня. Все равно ничего не выйдет.

— А как же я? — спросила Фиби. — Ты должна пойти со мной на вечеринку. Для меня твое присутствие очень важно. Если вы обе мне не поможете, кое-кто может погибнуть. Даже я.

Прю пропустила ее слова мимо ушей.

— Заруби себе на носу, Пайпер. Дилан мой.

При упоминании имени Дилана Пайпер почувствовала, что закипает. Дилан не принадлежит Прю, и она должна убедить ее в ее неправоте! Пайпер сделала глубокий вдох, изо всех сил борясь с охватившим ее безумным чувством. Она знала, что на нее находит не настоящее чувство, а результат колдовства Дилана. Как же ужасно, что она не может показать Прю его истинное лицо. Нельзя же всерьез полагать, что сестра завладела его сердцем. Томасом могло руководить лишь одно желание — заполучить силу Зачарованных.

— И не ждите меня, — бросила Прюденс, сбежав по ступеням и направляясь к выходу.

Фиби нервно поглядела на Пайпер.

— Пожалуй, придется прибегнуть к последнему средству.

— У нас нет выбора, — ответила Пайпер мрачно.

Она взяла младшую сестру за руки и начала декламировать шепотом:

Луна над водой — на прилив повлияй,

Луна над землей — мой приказ выполняй —

Ту, кого злобные чары скрутили…

— Значит, решили использовать свою силу против меня? — раздался рассерженный крик Прюденс. — Что за балаган…

Она вскинула руки, и младшие сестры полетели в открытую дверь чердака. Пайпер с громким стуком ударилась об пол. Фиби повезло больше — она приземлилась на старый диван. Потом дверь захлопнулась с такой силой, что задрожали оконные стекла.

— Вот здорово! — произнесла Фиби, моргая. — Ее телекинетические способности еще никогда не были столь сильны. Впечатляет.

— Да уж, — сказала Пайпер, потирая бок. Фиби поднялась на ноги, подошла к двери и дернула за ручку.

— Заперто? — спросила Пайпер.

Фиби кивнула. Пайпер подошла к окошку и, посмотрев на улицу, увидела, как машина сестры заворачивает за угол. Она почувствовала приступ отчаяния и прошептала:

— Будь осторожна, Прю. Пожалуйста, будь осторожна.

Глава 11

Прюденс даже не успела толком осмотреть номер шикарной гостиницы, как Дилан притянул ее к себе.

— Ты просто потрясающая, — пробормотал он.

Она почувствовала мускусный запах его одеколона, и их губы тут же слились в страстном поцелуе. Прю была невероятно счастлива. Если бы Пайпер увидела ее сейчас, то лопнула бы от зависти. Дилан прикоснулся губами к ее шее, затем потрогал пальцем ожерелье.

— Сними его, — прошептал Томас. — Оно мне мешает.

Прю отстранилась, стараясь задержать каждое мгновение, потом произнесла:

— Ладно. Я сейчас.

И прежде чем Дилан успел что-нибудь сказать, Прюденс направилась в санузел. Она собиралась снять ожерелье и туфли, а также распустить волосы. Стоит ей только вернуться в комнату, как Дилан сразу поймет, что она готова к серьезным отношениям.

Прю расстегнула ожерелье и принялась за волосы, но остановилась, увидев свое отражение в зеркале. Лицо показалось чужим. Глаза — какими-то холодными. С каких пор она стала такой? Какое-то время Прюденс стояла неподвижно, стараясь во всем разобраться. И поняла, что стала выглядеть так совсем недавно. С тех пор как встретила Дилана. Неужели любовь меняет людей столь разительно? Она приблизилась к зеркалу вплотную. Сейчас, когда ее и Дилана разделяла дверь, она немного успокоилась. И поняла, что не так уж сильно увлечена им. «Дилан ничуть не изменился. Он остался таким же красивым. Но внешний вид — еще не все, лишь случайное везение, обусловленное генами», — рассуждала Прюденс. «Да, но Дилан не только выглядит прекрасно, — подумалось ей. — Он талантлив, общителен и обаятелен». И все-таки что-то вызывает у нее тревогу.

Почему Дилан пригласил ее первым делом не в ресторан, как они собирались сначала, а прямо в свой номер? Он сказал, что отсюда открывается прекрасный вид, но он даже не показал его. Ясно, что его интересовало совсем другое. «Может быть, он слишком напористый? — спрашивала себя Прю, — Собственно, у меня совсем нет желания оставаться с ним наедине». Ей неожиданно захотелось оказаться в каком-нибудь другом, людном месте.

— Что со мной творится? — спросила она у своего отражения.

Но оно не отвечало. Лишь в холодных глазах появилось беспокойство. Тогда Прюденс вернулась в комнату.

— Ну, вот и ты, — сказал Дилан. В каждой руке он держал по фужеру. — Я тут кое о чем распорядился. Так что теперь нас не будут беспокоить весь вечер. Останемся только мы с тобой.

Он протянул ей фужер. Потом приблизился на шаг. Прю инстинктивно отступила.

— Не делай так! — выкрикнул Дилан, сузив глаза.

Прю застыла от изумления. Неужели он вообразил, будто может ею командовать? Управлять ее поведением? Она отступила еще на шаг и поставила фужер на мраморный стол.

— Извини, — произнесла Прюденс. — Но мне кажется… мне кажется, что я ошиблась.

К ее удивлению, Дилан закинул голову назад и расхохотался.

— Ты права, Прю, — отозвался он. — Думаю, что непоправимо ошиблась. Но я управлюсь быстро.

В мгновение ока Дилан оказался рядом с нею. Растерянная Прюденс отпрянула, и он снова разразился хохотом. «О нет! — поняла Прю. — Он и вправду колдун, как говорила Пайпер!»

— Наверное, сестра пыталась тебя предупредить, правда? — сказал Дилан. — Но ты ее не послушала, а, Прю?

Она пыталась ответить, сказать, что слушала только его, но слова застряли в горле.

— Можешь не напрягаться, — продолжал Дилан. — Как видишь, твоей вины тут нет. Ты пала жертвой моего плана. Я понял, что возможен лишь один способ получить силу Зачарованных — поссорить вас. Как говорится, разделяй и властвуй. Самый старый трюк на свете.

«И я на него купилась, — подумала Прюденс. — Словно жадная рыбешка заглотнула наживку вместе с крючком. Теперь придется за это расплачиваться и силой, и жизнью».

— Я не позволю тебе напасть на моих сестер, — сказала она, собрав остатки храбрости.

Дилан снова рассмеялся.

— Тебе со мной не совладать, — сказал он. — Теперь ты совсем одна, Прю. И ни одна из твоих драгоценных сестер не придет спасать тебя. Особенно Пайпер. Я абсолютно уверен. Кстати, было очень забавно смотреть, как вы деретесь из-за меня.

— Хорошо смеется тот, кто смеется последним, — неожиданно произнес чей-то голос.

У Прюденс подпрыгнуло сердце. Голос своей сестры она бы узнала где угодно! Дилан резко развернулся.

— Пайпер? — спросил он, глядя на огромную белую кошку.

Та приподняла белую маску и спросила:

— Рад меня видеть?

— Что ты здесь делаешь? — воскликнул Дилан.

— Совсем не то, что тебе хотелось бы, — заверила Пайпер.

Дилан с яростным криком пустил в нее молнию. Пайпер проворно вскинула руки, и та застыла на полпути. Прюденс кинулась к сестре с криком:

— Пайпер, прости меня!

— Прибереги извинения на потом, — произнесла Фиби, появляясь из-за двери. Словно принцесса, в лавандовом платье, она смотрелась так прекрасно, что не хотелось думать о предстоящей роли, которую она должна была сыграть. — Предлагаю тебе подготовиться к отражению удара.

Прю ухмыльнулась. Теперь она собиралась отыграться вовсю. Дилан оказался в трудной ситуации. Он попал в окружение к сестрам Холлиуэл. И теперь должен был за все заплатить.

Прюденс встала перед, сестрами и произнесла:

— Я готова к отражению удара.

Пайпер снова запустила время. Смертоносная молния полетела к Прю. И та почти в последний момент выставила руки ладонями вперед и направила молнию обратно.

Дилан заорал от боли и ярости, почувствовав, как собственный снаряд ударил его в грудь. На короткий миг сестры почувствовали сильный запах озона, сопутствующий мощному электрическому разряду. Колдун исчез в клубах дыма.

— Как все просто, — произнесла Прю, облегченно вздохнув. — Спасибо вам обеим.

Пайпер покачала головой.

— Он был ужасно самовлюбленным, — сказала она. — Слишком полагался на свои силы. Но так или иначе, он бы все равно обломал зубы о Силу Трех.

— А как же мужчина вашей мечты? — подколола Фиби. — Если я сама слишком увлекусь каким-нибудь парнем, вы мне напомните ваш случай, ладно?

Прюденс повернулась к сестрам и крепко обняла их обеих. Теперь, когда Дилана не стало, его чары больше не действовали.

— Прости меня, Пайпер, — произнесла Прю.

— И ты меня прости, Прю, — ответила та. — Давай надеяться, что такое никогда не повторится.

— Я больше не скажу и не сделаю ничего подобного, — пообещала Прюденс.

Фиби направилась к выходу.

— Идемте. Мы должны успеть на Хэллоуин, чтобы увидеть все и поймать убийцу.

— Ничего себе! — воскликнула Прю, выходя из номера. — Может, мне лучше остаться в стороне?

— Не волнуйся, — ответила Пайпер, сжав ее плечо. — Садись за руль. Мы введем тебя в курс дела. Потом поможем одеться.

— Как скажете, — вздохнула Прю. — Куда хоть едем-то?

— Ко мне в колледж, — ответила Фиби. — А там идем в столовую, где в пятьдесят восьмом году все и началось…

— Ух ты! — пробормотала Фиби, когда они через сорок минут вошли в столовую. — Невероятно!

Хотя Фиби сама помогала украшать помещение, она все же была удивлена таким сходством с оригиналом. Столовая не просто походила на ту, что явилась ей в видении, но казалась ее точной копией. «Слишком здорово», — подумала Фиби, чувствуя, как по спине бегут мурашки.

— Что ж, мисс Холлиуэл, думаю, такая обстановка поможет вам подготовить реферат.

Фиби оторвалась от своих мрачных мыслей и повернулась на знакомый голос. Рядом стоял профессор Хагин. Она чуть не подпрыгнула, увидев его карнавальный костюм.

Профессор Хагин нарядился коробкой с мелом!

— Потрясающая достоверность, — произнес он.

— Значит, все сделано правильно, — прошептала Прюденс.

«Знаю», — подумала Фиби и ущипнула сестру за руку.

— Согласно моим исследованиям, — сказал профессор Хагин, — в ту ночь пятьдесят восьмого года столовая выглядела точно так же. Кроме того, как я вижу, вы и мистер Уэйр выбрали соответствующие костюмы. Вы оделись как Бетти, а мистер Уэйр — как Рональд. Вам удалось воссоздать историю. Поздравляю вас обоих.

Он отправился искать Стэна, чтобы выразить ему свое восхищение, а Фиби застыла от ужаса.

— Что с тобой, сестренка? — спросила Пайпер. — Ты вся побледнела.

Фиби покачала головой.

— Я знала, что мой наряд такой же, как у Бетти, — выдавила она. — Но то, что Бретт выбрал костюм Рональда, мне представляется слишком странным.

— Кто такой Бретт? — удивилась Прю.

— Вот он. — Фиби указала на пирата, пристроившегося возле большой чаши с пуншем. И тут же кинулась к нему.

— Ты сделал нарочно себе такой костюм? — спросила она. — Тебе известно, что в ночь убийства Рональд Гальвес нарядился пиратом?

— Впервые услышал от Хагина, — ответил Бретт кислым тоном.

Фиби встречала его на занятиях, но толком не разговаривала с ним после той стычки в аудитории. О Венди Чан они вообще не упоминали.

— Я выбирал свой костюм чуть ли не в последний момент. На складе не осталось больше ни одного подходящего, — объяснил Бретт. — Не понимаю, из-за чего ты так расстроилась, Фиби. Раз наши наряды понравились Хагину, он может повысить нам оценки. А ты о чем думала, выбирая свой костюм?

— Не знаю, — призналась Фиби. — Наверное, просто случайность. А когда я захотела поменять его, то столкнулась с той же проблемой, что и ты.

Фиби внезапно почувствовала новый озноб. Вот чего она и боялась. Непредсказуемых вещей. Тех, что происходили неожиданно и не поддавались управлению. Она согласилась помочь Шарлотте и стать лишь свидетелем событий, произошедших в пятьдесят восьмом году, а не их участницей. И то, что на ней теперь оказался костюм Бетти Уоррен, отнюдь не прибавляло ей бодрости.

— Привет. Меня зовут Бретт Уэйр, — сказал парень кому-то. Фиби оторвалась от своих мрачных мыслей и увидела, что он жмет руку Пайпер, демонстрируя свою белозубую улыбку.

«Ну, он уже к ней прилип, — подумала Фиби. — Еще один парень покушается на бедняжку!»

— Что тебе надо от моих сестер, — спросила она, обращаясь к Бретту и беря Пайпер и Прюденс за руки. — Ты уж нас прости, Бретт.

Она сжала сестричкам локти и потащила их куда подальше.

— Эй, полегче, — протестовала Пайпер. — Мне моя рука еще понадобится!

— Извини, — ответила Фиби и ослабила хватку. — Просто я не хотела торчать рядом с этим придурком. Для нас найдутся занятия поважнее.

Прю посмотрела на Бретта через плечо.

— Значит, он и есть твой содокладчик?

Фиби кивнула.

— Мы как раз недавно говорили о твоих вкусах, — произнесла Прюденс серьезным тоном. Пайпер хохотнула. Фиби закатила глаза.

— Да ну вас, девчонки. Я последние шесть месяцев вообще ни с кем не встречаюсь, однако не обсуждала ваших парней, в том числе и Дилана.

Прю коротко обняла ее и сказала:

— Мы же пошутили!

Фиби в ответ скорчила рожу.

— А что мы собираемся делать? — спросила Пайпер.

— Ну, — произнесла Фиби. — Вы ведь здесь впервые, девчонки, верно? Так что сперва придется осмотреться, смешаться с толпой. И если произойдет что-нибудь непредвиденное, мы все знаем, как действовать.

— Блестяще, — произнесла Пайпер. — Может быть, соберемся у стола с пуншем?

— Минут через пятнадцать, — предложила Прюденс. — Мы как раз успели осмотреться. У меня такое ощущение, что теперь мы слишком сильно прилепились друг к другу.

— Я согласна, — сказала Фиби. — Встретимся через пятнадцать минут.

Сестры растворились в костюмированной толпе.

— Ух ты, какой наряд! — произнес парень, наряженный осьминогом, пытаясь обхватить Прю всеми своими резиновыми конечностями. — Ты заколдуешь меня, нечестивая ведьма?

— Нет необходимости. — Прю схватила два щупальца и завязала их узлом.

Фиби оглядела помещение. Многие уже танцевали под мелодию «Огромные шаровые молнии». Взглянув на часы, она увидела, что еще только восемь. Ночь даже не наступила. И тут Фиби заметила в углу девушку, одетую в окровавленное розовое платье. Шарлотта!

Она преспокойно приблизилась к Фиби, лавируя в толпе, и произнесла:

— Теперь прошлое должно повториться. В твоих силах переделать его, изменив ход событий.

— Я не понимаю, — удивилась Фиби.

— Ты обладаешь особыми возможностями, — ответила Шарлотта. — Чтобы узнать правду, тебе нужно оказаться в том времени, когда все произошло.

Фиби быстро прикинула расстановку сил. Ее сестры почти рядом, значит, бояться нечего. В таком случае можно действительно попытаться изменить ход событий.

— Ладно, — согласилась она, припоминая заклинание, прочитанное в «Книге Теней», затем произнесла его негромко:

Завеса времени, приподнимись!

Старая тайна — мне покажись!

В настоящем прошлое пробудится,

Что я пожелаю, то и сбудется!

Фиби почувствовала, как по всему телу прошла неведомая энергия. Взглянув на часы, она остолбенела. Стрелки понеслись с бешеной скоростью, пока не остановились на 11.45. Именно такое время они показывали в ее последнем видении. Шарлотта стояла радом и улыбалась. Теперь ее платье стало абсолютно чистым. Прю и Пайпер находились на дальнем конце помещения, по-прежнему в своих безумных костюмах. Заклинание подействовало. Прошлое повторялось, но в настоящем. И тут Фиби заметила еще кое-кого из настоящего. В дверях стояла Марджори Ярнел. Ее неестественно-белое лицо напоминало по цвету меловой костюм профессора Хагина. Она схватилась за дверную ручку, с трудом удерживаясь от падения. Фиби кинулась к ней.

— Марджори! — воскликнула она. — Тебе плохо?

Как только пальцы Марджори сомкнулись у нее на запястье, Фиби почувствовала во всем теле ледяной холод. Прежде она ощущала нечто подобное лишь во время видений.

— Фиби! — выкрикнула Марджори. — Ты должна все остановить. Прекратить вечеринку. Сейчас же, пока ничего не случилось. У меня дурное предчувствие… очень дурное предчувствие.

— Все идет нормально, — возразила Фиби, с трудом веря собственным словам. — Ты только успокойся. Пойдем-ка вон туда. Там можно посидеть и отдохнуть.

Она быстро повела Марджори в небольшую смежную комнату, где стояла кушетка. Кроме того, ни одна из прилегающих к столовой комнат не была украшена к Хэллоуину. Фиби усадила Марджори на кушетку и сама опустилась рядом.

— Я знаю, что ты считаешь меня помешанной, — произнесла Марджори, хватая ее за руки. — Но ты должна меня выслушать, Фиби. Сегодняшняя вечеринка не может продолжаться. Ее нужно немедленно прекратить. Прошлое… Я так боюсь, что прошлое повторится!

«Ты боишься, оттого что так и будет», — подумала Фиби, чувствуя, как в душе поднимается ужас. Но вслух ничего не сказала. Зачем усиливать панику? Марджори начала всхлипывать. Фиби подняла руки, чувствуя свою беспомощность. Конечно, ей самой хотелось прекратить жуткую вечеринку и отправить всех по домам, пока никого не убили. Но тогда она не поможет Шарлотте и еще двум призракам обрести обещанный покой.

— Послушай, Марджори, — сказала Фиби как можно спокойнее. — Я не в силах прекратить веселье. Здесь присутствует столько народу. Но помешанной я тебя тоже не считаю. Понимаю, как ты напугана. Сейчас поищу, кто бы мог тебя проводить домой.

— Нет! — возразила Марджори. — Мне ничего не угрожает. Опасность нависла над кем-то еще.

— Ш-ш-ш-ш! — произнесла Фиби, поднимаясь на ноги. — Посиди пока здесь. Я вернусь через минуту.

Фиби выскочила в столовую. По-прежнему играла музыка и продолжались танцы. У нее появилась блестящая мысль — пусть Марджори проводит Бретт в своем пиратском костюме. Фиби огляделась, пытаясь отыскать его, но так и не нашла. Сестры куда-то тоже скрылись. Как раз тогда, когда понадобилась помощь, все возможные помощники разбежались.

— Фиби! Вот ты где? Чего ты прячешься?

Она обернулась как раз в тот момент, когда музыка смолкла. И тут же оказалась в объятиях Бретта.

— Я тебя искала, — произнесла она, когда музыка заиграла вновь. — Мне нужна твоя помощь.

— А именно? — Бретт ухмыльнулся.

— Марджори Ярнел стало плохо. Ты должен отвести ее домой.

— Попозже, — усмехнулся парень и сжал ее сильнее.

Фиби решила, что пунш оказался слишком крепким. Она начала вырываться, но Бретт не отпускал ее.

— Конечно, хорошо, что ты заботишься о Марджори, — произнес он, начиная танец. — Но сейчас мы не можем остановиться. Звучит наша мелодия.

Фиби вздрогнула, узнав песню «Земной ангел», ту самую, под которую танцевали Бетти и Рональд. Перед самой смертью.

«Марджори права, — подумала Фиби. — Прошлое повторяется. И теперь я играю роль Бетти Уоррен».

— Бретт, пожалуйста, выслушай меня, — произнесла она.

— О нет, — ответил парень, — я выслушаю тебя попозже. Теперь тебе от меня не сбежать.

Он притянул ее ближе, двигаясь в ритме музыки. Фиби почувствовала, что паника окутывает ее, словно туман. «Какой сейчас год на самом деле? — пронеслось у нее в голове. — Я по-прежнему Фиби Холлиуэл, разыскивающая человека в маске? Или Бетти Уоррен из пятьдесят восьмого года?» Фиби завертела шеей, пытаясь отыскать в толпе своих сестер или человека в маске волка. Но попадались все, кто угодно, кроме них. Фиби почувствовала, что находится в собственном видении. В том самом, что закончилось убийством.

«Где-то в столовой скрывается убийца, — думала она. — Но где? И кто он?»

И если Бетти Уоррен погибла, то сможет ли Фиби Холлиуэл выбраться отсюда живой?

Глава 12

Как только закончился «Земной ангел», Фиби решила действовать и стала вырываться из рук Бретта.

— Марджори сидит в соседней комнате. У нее нервный срыв, — напомнила она. — Ты должен помочь ей добраться до дома.

Лицо Бретта сделалось кислым.

— Неужели стоит портить такой прекрасный праздник? Уверен, что Марджори уже стало лучше.

— Нет, — возразила Фиби. — Она жутко напугана.

— Ну, если уж ты так беспокоишься о ней, тогда помогу, — согласился Брест. — Давай выйдем отсюда.

У Фиби кровь застыла в жилах. Ведь она слышала, что Рональд сказал Бетти то же самое!

— Вот только найду свою куртку, — сказал Бретт, затем схватил Фиби за руку и потащил к задней комнате.

«Нет! Я не дам случиться трагедии!» — подумала она. Бретт говорил те же самые слова, что и Рональд больше сорока лет назад. А теперь он повел ее именно в ту комнату, где погибла Бетти.

— Бретт, — произнесла Фиби. — Мы идем не в ту сторону.

Она попыталась вырваться, но парень продолжал тащить ее.

— Бретт! — выкрикнула она снова, услышав панику в собственном голосе, и снова попыталась освободиться.

— Что на тебя нашло? — спросил Бретт, останавливаясь и тряся ее за руку. — Я же только хочу взять свою куртку. Если я тебе не нравлюсь, можешь уходить.

— Извини, — ответила Фиби, — просто я немного нервничаю.

Бретт снова зашагал к дальней комнате, в которой складывали одежду. «Все хорошо. Все закончится хорошо», — повторяла Фиби, заставляя себя идти за ним.

То, что они направлялись в заднюю комнату, в ту самую комнату, где произошли убийства, было лишь простым совпадением. И это вовсе не означало, что все повторится.

— Я быстро, — сказал Бретт.

Он зашел в комнату и принялся рыться в ворохе одежды. Разглядев помещение, Фиби почувствовала, что ее надежды тают. Курток оказалось так много, что пол был почти не виден. Кто знает, сколько Бретт здесь прокопается? А вдруг он не успеет, прежде чем появится человек в маске? Фиби быстро схватила один из складных стульев, стоявших снаружи, и вошла в комнату. Захлопнула дверь и подперла ручку стулом.

— Что ты делаешь? — спросил изумленный парень.

— Закрываюсь, чтобы никто сюда не вошел, — ответила она. — Ты можешь не волноваться, а я должна предусмотреть любую возможность.

— Однако, — сказал Бретт и продолжал поиски.

«Он решил, что я совсем не в себе, — подумала Фиби. — Может быть и правда. Но лучше уж прослыть ненормальной, чем погибнуть».

Стул неожиданно начал качаться из стороны в сторону. Фиби поняла, что кто-то пытается войти. Бум! Стул отлетел в сторону и приземлился в нескольких метрах от двери, ударив Бретта по голове. Он свалился без сознания как подкошенный. Дверь громко хлопнула о стену. На пороге стояла девушка в розовом платье. Призрак Шарлотты Логан.

Она держала над головой огромный нож. Его широкое лезвие блеснуло в тусклом свете.

— Бетти Уоррен! — воскликнула Шарлотта. — Я ждала этого момента почти полвека. Я хотела убить тебя снова. И снова. И снова.

Она кинулась к Фиби с криком ненависти, опуская нож. Фиби отскочила в сторону, и нож просвистел в воздухе.

— Я не Бетти! — выкрикнула она. — Я Фиби Холлиуэл. Я пришла, чтобы тебе помочь. Разве ты не помнишь меня, Шарлотта?

Та нервно расхохоталась.

— А, конечно, я помню тебя, Бетти, — произнесла она. — Я помню, как ты всегда хотела мне помочь. Помочь бедной Шарлотте, которая не слишком красива и настолько робка, что не могла ни с кем встречаться. Ты же могла выбрать себе любого парня. — Она снова занесла нож над головой. — Почему же тебе захотелось увести именно того, кого полюбила я?

«Так вот в чем дело!» — подумала Фиби.

Марджори оказалась права. Убийства произошли из-за ревности. Но Шарлотта ревновала не Рональда, а Бетти. Две лучшие подруги влюбились в одного и того же парня. И их любовь стоила Бетти жизни.

— Я никогда тебя не прощу. Никогда! — объявила Шарлотта, надвигаясь на Фиби и размахивая ножом. — Я убью тебя за то, что ты увела его у меня. Я все время думаю о твоем поступке. Мне хочется расправляться с тобой снова и снова.

С каждым шагом Шарлотты Фиби отступала назад. Сколько еще осталось до стены? Когда Шарлотта загонит ее в угол? В какой миг сверкающий нож погрузится в ее плоть?

— Постой, — выдавила Фиби. — А как же человек в маске?

— Я его придумала, — ответила Шарлотта. — Нужно было отвести глаза, потому что я не могла обойтись без твоей помощи.

— Нет, — возразила Фиби, продолжая отступление. — Я его видела. Я видела призрак. На нем — маска волка.

Шарлотта на миг задумалась, потом расхохоталась.

— Ты видела Рональда, — произнесла она. — Придя на праздник, он надел маску волка, чтобы разыграть Бетти. Он надел ее лишь на минуту, а потом снял.

— Тогда почему его призрак нападал на меня? — спросила Фиби растерянно.

— Может быть, он хотел тебя запугать, — ответила Шарлота. — Ты вызывала призрак, который мог бы провести тебя в прошлое время. Но только я хотела появиться в прошлом.

— То есть только ты добивалась появления в прошлом времени — Фиби поняла, что означали слова заклинания. — Ты хотела, чтобы я попала сюда в качестве Бетти, которую ты снова смогла бы убить. Рональд пытался защитить меня от тебя.

— Замечательно, — произнесла Шарлотта издевательским тоном. — Ты соображаешь не слишком быстро, но все-таки соображаешь. — Она занесла нож как можно выше и приблизилась к Фиби. Та отступала, не сводя глаз с лезвия.

И вдруг она в ужасе почувствовала, что поскользнулась и падает, наступив на одну из курток.

— А теперь, — произнесла Шарлотта, подступая к ней, — теперь я отомщу тебе еще раз!

— Вряд ли, — раздалось у входа. Шарлотта обернулась на голос, не опуская ножа. Через мгновение он вырвался у нее из руки и с громким стуком ударился о дальнюю стену. Призрачная девушка бросилась за ним, но ее тут же отбросило в противоположном направлении.

— Не трогай мою сестру! — выкрикнула Прюденс.

— Нет! — заорала Шарлотта. — Мне необходимо ее убить. Я должна расправиться с Бетти.

Она кинулась на Фиби с голыми руками.

— Шарлотта! — закричал чей-то знакомый голос.

«Нет, не может быть!» — подумала Фиби.

Шарлотта остановилась. Она все еще протягивала пальцы к своей жертве, но на лице ее изобразилось недоумение. Ей пришлось развернуться к двери.

— Бетти? — воскликнула Шарлотта. — Но ты же мертва! Ты погибла в пятьдесят восьмом году. Я точно знаю. Я сама тебя убила!

— Нет, не убила, Шарлотта, — произнесла Марджори Ярнел. — Я стою перед тобой.

У Фиби голова пошла кругом. Разгадка тайны все время была перед глазами, но кто бы мог подумать, что она такова? Марджори Ярнел оказалась Бетти.

— Но как… — выдавила Фиби.

— Я была серьезно ранена, — ответила Марджори. — Но к счастью, меня вовремя отвезли в больницу. Моя семья скрыла от всех, что я осталась жива. Я уехала отсюда, поменяла имя, чтобы никто не напоминал мне о событиях той жуткой ночи. Так я стала Марджори Ярнел. Мне удалось залечить тело, но не душу. Из-за шока я почти ничего не помнила о самом происшествии. Мне не удавалось вспомнить детали. Правда была слишком ужасной, независимо от того, покушался ли на меня мой любимый или лучшая подруга.

«Бедняжка Марджори! — подумала Фиби, поднимаясь на ноги. — Как же она страдала все годы. Наверное, вообще перестала верить людям. Только подумать, что один из самых близких людей оказался столь вероломным!»

— Марджори, мне тебя так жалко, — произнесла Фиби.

— Ничего, — ответила та. — Я знала, что должна сюда вернуться рано или поздно, чтобы успокоить демонов моего прошлого. И теперь мне известна правда. Я пережила прошлое заново. — Марджори указала пальцем на призрак Шарлотты. — Значит, все сделала ты! Тебе стало известно, что мы с Рональдом собирались сбежать той ночью. Ведь я сама тебе обо всем рассказала. Ты все время нас ревновала. И тебе не хотелось, чтобы мы были счастливы.

— А как же я? — возразила призрачная девушка. — Мне, значит, счастья не полагается? Тебе стоило свистнуть, и все парни сбежались бы. Так нет же, ты украла моего возлюбленного.

— Откуда я могла знать? — прошептала Марджори. — Ты же никогда мне ничего не говорила.

— Верно, — горько рассмеялась Шарлотта. — Я всегда молчала. Зато ты все уши мне прожужжала о своих планах. Когда ты сказала, что вы с Рональдом собираетесь сбежать, я решила тебе помешать. Я надеялась, что тогда Рональд полюбит меня, и не могла допустить, чтобы он достался тебе.

— А если не тебе, то никому, так? — спросила Марджори.

— Верно! — ответила Шарлотта торжествующе. — Когда ты выскочила отсюда, мы с ним боролись за нож. Я случайно проткнула себя, потом протянула нож ему. Когда в комнату ворвались люди, Рональд все еще сжимал оружие. Поэтому его и обвинили.

— Ты его убила! — крикнула Марджори. — Свалила на него ответственность за собственное преступление. Значит, ты никогда не любила Рональда, а любила лишь себя. А я-то считала тебя своей подругой.

— Я никогда не была тебе подругой, — возразила Шарлотта. — Ты оказалась слишком самовлюбленной. И такой же глупой, как Фиби. Лишь я одна отличалась и красотой, и умом. Иначе как бы мне удалось утаить правду об убийстве?

— Я вас обеих не знаю, — вмешалась Пайпер, — но думаю, что наслушалась достаточно.

— Может быть, мы избавим тебя от нее, — обратилась Прюденс к Марджори. — Нам такое под силу.

— Правда? Тогда, пожалуйста, помогите, — ответила та. — Она уже нанесла боль многим людям и поломала многие жизни. Пора ее остановить.

— Да, давайте сделаем доброе дело, — согласилась Фиби.

Сестры быстро соединили руки. Прю начала читать заклинание, развеивающее любого призрака. Вскоре к ней присоединились Фиби и Пайпер.

— Нет! — воскликнула Шарлотта, кидаясь к ним. — Вы не можете так со мной поступить.

— Конечно, можем, — возразила Фиби.

Призрак разлетелся фонтаном горячих искр. На мгновение комнату озарила вспышка яркого света. И на полу осталась лишь кучка пепла.

— Думаю, теперь все будет хорошо, — сказала Фиби.

— Б-р-р-р, — произнесла Пайпер. — Как я рада, что тут не было моей куртки.

— Я не стану спрашивать, что вы сделали, девчонки, — сказала Марджори. — Просто поблагодарю вас, вот и все. Надеюсь, куда бы ни попала Шарлотта, теперь она на своем месте. У меня никогда и в мыслях не было ее обидеть. Я считала ее своей подругой.

— Бетти!

Посреди комнаты появилась прозрачная фигура.

— Ух ты, — прошептала Пайпер.

— Рональд? — откликнулась Марджори сквозь слезы. — Рональд, ты?

Фигура сделалась более плотной. Теперь в ней можно было различить молодого человека. Того самого, который являлся Фиби в видениях. Рональд Гальвес в пиратском костюме, с блестящей серьгой в ухе казался таким же красивым, как на фотографиях в ежегоднике.

— Да, Бетти, я, — сказал Рональд нежно. — Теперь мне тоже пора исчезнуть. Зато я снова встретился с тобой.

Марджори кинулась к призраку своего давно погибшего возлюбленного.

— Прости меня, Рональд, — сказала Марджори. — Прости за то, что я иногда сомневалась в тебе, считала, что ты причастен к убийству.

— Ничего, — ответил призрак. — Ты не виновата. Виновата Шарлотта. Она не только разлучила нас, но и заставила тебя сомневаться в моих чувствах. Но я никогда не переставал любить тебя. Ни перед смертью, ни после нее.

Фиби заметила, что по щекам Марджори побежали слезы, и почувствовала, что сама готова вот-вот разреветься.

— А еще я должен извиниться перед твоей подругой, — сказал Рональд и повернулся к Фиби. — Прости меня за то, что я пытался напугать тебя. Но после того как тебе не удалось меня вызвать, мне не оставалось ничего другого. Я не мог допустить, чтобы Шарлотта убила кого-то еще.

Фиби вспомнила мощный поток энергии, который вытолкнул ее из-под падающего шкафа.

— Так в библиотеке меня спас ты?

— Было дело, — признался Рональд.

«Понятно, почему Бетти так сильно любила его, — подумала Фиби. — Хотя парень и не походил на пай-мальчика, у него было доброе сердце».

— Поверь мне, я благодарна тебе, — сказала Фиби. — А за остальное совсем не обижаюсь.

— Замечательно, — сказал Рональд, — Ну а теперь я даже рад, что не смог тебя остановить. Вы с сестрами сделали все, для того чтобы я упокоился в мире. Через столько лет вам удалось восстановить мое доброе имя. Теперь Бетти… то есть Марджори знает правду. Так что мне больше нечего здесь делать.

— Рональд, — прошептала Марджори. — Я не переживу новой потери.

Призрак поднял руку. И, почти не касаясь, провел по щеке подруги.

— Но ведь ты никогда меня не теряла, — сказал он. — Я следил за тобой все годы. Теперь, когда козни Шарлотты разрушены, между нами не стоит ничего, кроме смерти. И я знаю, что в конце концов мы будем вместе.

Его фигура начала окутываться белым свечением.

— Я буду ждать тебя, Бетти, до тех пор пока ты не присоединишься к нам, — произнес призрак.

Свет сверкал и становился все ярче, до тех пор пока Фиби не закрыла лицо руками. Когда она убрала их, Рональда уже не было. Посреди комнаты стояла одна лишь Марджори с поникшей головой и сцепленными пальцами. Фиби молча обхватила ее за плечи и повела из комнаты, в которой стали явью ее сны. Пайпер и Прю двинулись за ними. Последняя затворила дверь.

В коридоре Марджори остановилась.

— Спасибо вам всем, — сказала она. — Думаю, теперь меня не будут преследовать призраки прошлого.

Фиби обняла ее.

— Надеюсь, не будут, — сказала она. — А если будут, ты знаешь, где нас искать.

— Знаю, — мягко улыбнулась Марджори. — Наверное, мы с тобой встретились не случайно. Даже очень не случайно. А теперь, девчонки, извините меня…

Прежде чем сестры успели что-либо сказать, она затерялась среди танцующих. Только теперь Фиби сообразила, что праздник продолжается.

— О Боже! Ведь мы бросили Бретта в той комнате! — воскликнула она и кинулась обратно. Бретт сидел на полу, потирая ушибленную голову.

— С ним ничего страшного не случилось? — спросила Прю, заглядывая сестре через плечо.

Неожиданно в толпе показалась девушка в форме медсестры, которая громко звала Бретта.

— Венди даже не подозревает, насколько ее наряд пришелся к месту, — сказала Фиби с улыбкой. — Может быть, кто-нибудь объяснит ей, где искать приятеля? Она вряд ли обрадуется, услышав известие от меня.

— С удовольствием, — ответила Пайпер.

Через несколько мгновений сестры уже прокладывали путь через толпу.

— До чего же мрачная история, — сказала какая-то девчонка. — Ведь Шарлотта убила свою лучшую подругу и подставила ее приятеля. Она получила по заслугам. Мне так и кажется, будто прочитала жуткую историю в «желтой прессе».

— Точно, — ответил ее кавалер.

— Слыхали? — спросила Фиби, вместе с сестрами пробираясь к выходу. — Одолев Шарлотту, мы воскресили легенду об убийствах в Хэллоуин. Но теперь в ней все расставлено по местам.

— Думаю, у Бетти и Рональда все закончилось в какой-то мере счастливо, — заметила Пайпер. — Парня оправдали, а Шарлотту заклеймили.

— Ага, — согласилась Фиби. — Интересно, а повлияет ли такой конец на защиту моего реферата?

— На твоем месте я бы не беспокоилась, — ответила Прю. За разговором сестры успели добраться до своего автомобиля, и теперь она садилась за руль. — Твой труд стоит целого семестра.

— Хорошо бы остальные легенды не оказались такими же опасными, — сказала Фиби.

Когда автомобиль тронулся, она оглянулась на яркие огни в окнах столовой. Сейчас защита реферата уже не имела такого значения. Ведь Фиби смогла сделать нечто гораздо более важное.

— Я зверски проголодалась! — объявила вдруг Прюденс. Она свернула за угол, и огни колледжа исчезли из виду. — Не хотите поискать какую-нибудь забегаловку?

— На Тихоокеанских высотах недавно открылся прекрасный суши-бар, — улыбнулась Фиби. — Если поторопимся, то можем успеть до закрытия!


home | my bookshelf | | Одержимые страстью |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу