Book: Отель с сюрпризом



Отель с сюрпризом

Кэролайн Андерсон

Отель с сюрпризом

Глава первая

– Что это такое, черт возьми? – Дэниел остановился, в изумлении наблюдая за женщиной.

С явным трудом та ворочала огромный старый матрас, пытаясь затолкать его в припаркованный на стоянке фургон, – его, Дэниела, фургон! Что за ерунда? Придется срочно вмешаться.

– Эй, позвольте-ка.

Мягко оттолкнув женщину, он сунул ключи в карман, схватил матрас и перебросил его на бедро.

– Нет!

Какой сильный голос! Для такой хрупкой женщины это необычно.

– Не сюда! – закричала она, обойдя его с другой стороны и вцепившись руками в матрас. – Я не кладу его в фургон, я вытаскиваю его из фургона!

Дэн в замешательстве посмотрел на женщину. Не бороться же с ней за какой-то драный матрас, в самом деле! У незнакомки был упрямый, дерзкий подбородок, чуть вздернутый кверху, словно она приготовилась к спору. Ни следа косметики на лице, каштановые волосы туго стянуты в узел сзади, а глаза… просто огромные глаза, решительный, открытый взгляд и красивая, выражающая ту же решительность и упорство линия полных губ. Очень мягких губ. С трудом оторвав от них взгляд, Дэн посмотрел незнакомке в глаза.

– Простите?

– Я говорю, что я собиралась…

– Это я слышал. Просто не понял ни черта. Это же старый матрас. Зачем вы вытащили его из фургона?

– Потому что он лучше того, на котором я до сих пор спала. И потом, он же ничей. На нем не написано имя владельца. Он просто тут валялся, никому не нужный. А мне пригодится.

– Пригодится? – он придержал матрас рукой. Глаза женщины метали молнии. Друг от друга их отделял не только старый матрас, но еще и сотни световых лет непонимания. Неужто ей и в самом деле была нужна эта рухлядь?

– Да! У меня есть целая минута, пока не вернулся охранник. Так что либо помогайте, либо не мешайте. И не стойте столбом!

Дэниел машинально оглянулся, потом перевел взгляд на женщину.

– Итак, вы хотите, чтобы я помог вам украсть матрас? – недоверчиво поинтересовался он, подавляя желание рассмеяться.

– Ну, нет, я бы так не сказала. Всего лишь перенести в другое место, – объяснила она уверенным тоном. Желание спорить у него тут же пропало. – Так что вы решили? Помогаете или убираетесь с моего пути?

Раздумывал он слишком долго, так долго, что женщина, не дождавшись ответа, ухватилась за матрас и выдернула его из рук непрошеного помощника.

Нет, этого он не допустит. А вдруг она упадет под его тяжестью? Матрас был вдвое больше ее самой.

Черт возьми!

– Ладно, черт с вами, – сказал он с тяжелым вздохом и, обернувшись на будку охранника, схватил матрас. – Куда нести?

– За угол. Тут недалеко.

Да уж, недалеко. Под такой тяжестью любой путь мог показаться вечностью. В этот момент Дэн пожалел о том, что отказался от предложения Ника ходить с ним в гимнастический зал на тренировки. За последнее время он совсем потерял форму. Или это матрас был такой тяжелый?

Вскоре женщина остановилась и вытащила, ключ.

– Сюда, – сказала она, открыв дверь отеля и скрывшись в темноте.

Дэн остался стоять перед дверью с отвисшей челюстью.

– Эй, осторожней там, – донесся до него ее голос. – Здесь нет света, в этой части здания они вырубили электричество.

Дэниел медленно прошел за ней в комнату и остановился, чтобы отдышаться. Сырой воздух щекотал ноздри и глотку. Он чихнул. Как тут влажно, однако, подумал Дэн, протаскивая матрас сквозь дверной проем и не переставая удивляться самому себе. Уж не сошел ли он с ума, помогая незнакомой женщине тащить какую-то рухлядь в отель, который он недавно купил?

Ник и Гарри совершенно точно убьют его.

В полумраке женщина наклонилась и убрала с его пути какие-то вещи, указав Дэниелу место, куда класть матрас.

– Тут будет отлично, – сказала она, выпрямившись.

И впервые за все время их краткого знакомства матрас перестал загораживать незнакомку и мужчине удалось увидеть всю ее фигуру целиком. Он в изумлении открыл рот – женщина была беременной.

Прокралась в их отель и живёт тут себе спокойно. Беременная! Ну, ничего себе!

Дэниел опустил матрас на пол, устав держать его на весу. Женщина тут же улеглась на него, круглым животом кверху. Футболка задралась, и Дэниел заметил розовую кожу ее живота над скрепленными одной булавкой джинсами. Видимо, за всю беременность она так и не удосужилась купить себе специальную одежду.

Глядя на гладкий живот, Дэниел поймал себя на совершенно неожиданном желании: подойти и провести рукой по этой упругости.

С трудом он оторвал взгляд от необычного зрелища. Женщина блаженно лежала с закрытыми глазами, положив руки под голову. Открыв глаза, она улыбнулась и похлопала рукой по матрасу.

– Просто сказка! Куда как лучше, чем спать на полу! Попробуйте!

Попробовать? О чем она говорит? Приглашает его лечь рядом? Она сошла с ума! Мысленно он уже составил список всех идиотских и незаконных действий, которые они только что совершили: а) украли матрас из фургона, из его, Дэна, собственного фургона, между прочим; б) принесли его в отель, который он, Дэн, вместе с компаньонами должен был реставрировать; в) теперь на этом матрасе лежит женщина, которая без всякого на то права живет в его, Дэна, отеле, не давая начать в нем работы! При этом выглядела она, несмотря на беременность, сексуальнее некуда. И еще просила прилечь рядом с ней!

Он дернулся в сторону выхода.

– Не могу. Нет времени. Мне нужно домой. Пара телефонных звонков по работе. Срочно. – Он срочно должен позвонить Нику и Гарри и рассказать им о том, что в их отеле прячется мошенница. К тому же беременная!

Он не увидел выражения ее лица в полумраке, но действия ее были красноречивее. Она вскочила на ноги и в мгновение ока оказалась рядом с ним.

– В таком случае не откажете мне в одолжении? Унесите мой старый матрас. Он колется.

– Кто? – опешил Дэн.

– Этот старый матрас. Что же еще?

Действительно. Что же еще? Он в изнеможении прикрыл глаза, а потом снова открыл их. Женщина выжидающе смотрела на него. Буквально умоляла. Еще не хватало. Какое счастье, что тут темно и лицо ее было плохо различимо. Иначе он бы поддался на эту провокацию и…

– Вы что же, хотите, чтобы я перенес ваш старый матрас в тот самый фургон? – услышал он сам себя.

Он точно сошел с ума, если еще продолжает разговаривать с незнакомой беременной женщиной, которая незаконно живет в их отеле и бегает по нему с какими-то матрасами. А он еще и помогает ей в этом!

Она печально улыбнулась, блеснув в темноте белизной зубов. Дэниел почувствовал, как его сердце забилось от этой улыбки в два раза быстрее.

– Ну, это еще не самое худшее, что мне пришлось испытать за последнее время. А этот несчастный матрас… Он никому не нужен. Он такой колючий. И мокрый. Вымок насквозь от дождя прошлой ночью, когда рухнул потолок.

Потолок рухнул? И прямо на матрас, где спала беременная женщина? Кошмар. Дэн нервно сглотнул и последовал за ней в комнату.

Она была права. Старый матрас кололся. Потому что был весь усыпан мокрой штукатуркой и к тому же весь пропитался влагой. И вот теперь он должен перетащить этот старый матрас… куда? В свой же собственный фургон! Полный абсурд!

Склонившись, мужчина поднял набухший матрас, оказавшийся, к слову, вдвое тяжелее предыдущего. Только он приподнял его, как с потолка обрушился очередной пласт побелки.

– Откройте мне дверь, – попросил Дэниел, вынес сочащийся влагой матрас и грохнул его на улицу.

– Он так колется, – жаловалась между тем женщина, следуя за ним в двух шагах. – Эта побелка… Не думаю, что это хорошо для ребенка.

Мужчина лишь закусил губу и свернул за угол. Если им повезет, охранник их не заметит. Иначе напрасны все их старания. Кто бы мог подумать!

Женщина остановила его у ворот и внимательно осмотрела стоянку.

– Все чисто, – прошептала она тоном заправского шпиона.

Дэн рассмеялся и потащил вещественное доказательство через парковку. Ему удалось закинуть матрас в фургон как раз в тот момент, когда будка охранника открылась.

– Эй, что вы там делаете?

Схватив своего сообщника за руку, женщина рванулась прочь с места преступления.

Что ему оставалось делать? Она тянула его за собой, едва сдерживая смех. Ее искристые глаза не давали ему покоя. Рука крепко вцепилась в его запястье, и отделаться от этой похитительницы матрасов не было никакой возможности.

Он побежал за ней и на повороте, где она чуть было не споткнулась о камень, удержал ее за руку. Через пять секунд они уже стояли на пороге отеля, в тени дверного проема, и мужчина закрывал ей рот рукой, чтобы она не рассмеялась вслух. При этом он явно ощутил упругость ее живота, прижатого к его бедру.

Все, о чем он мог думать в этот момент, – это мягкость ее губ под его ладонью, упругость живота и жар руки, державшей его за запястье.

Неожиданно он почувствовал толчок. Ребенок. У нее в животе толкался ребенок. В горле Дэниела образовался комок, а в его груди – желание защитить женщину ото всех напастей, что свалились ей на голову.

Он почти ничего не знал о ней. Только то, что эта женщина претендовала на отель. Она якобы была любимой женщиной сына бывшего владельца этой недвижимости. Сам владелец умер, а незадолго до смерти продал отель компании Дэниела. Второй сын бывшего владельца не признал права этой женщины и уверял покупателей, что в одночасье избавит их от мошенницы.

Поначалу это казалось делом пустяковым. Но женщина продолжала жить в отеле вот уже шестую неделю, мешая реставрационным работам. И теперь Дэн лицом к лицу столкнулся с ней и узнал, что она беременна. Это обстоятельство меняло дело. Ему срочно нужно было узнать о ней все, и как можно подробнее. Это напрямую касалось его отеля и никак не было связано с ее искристыми глазами и рвущимся наружу задорным смехом. И уж совершенно не имело отношения к толкавшемуся у нее в животе ребенку, которого надо было срочно защитить.

Впервые за целый год Дэниел Гамильтон заинтересовался женщиной. Заинтересовался так, что все остальное отошло для него на второй план.

Ее нежданный помощник выглянул на улицу.

– Охранника нет. Думаю, он сдался.

– Вот и хорошо. Вряд ли он заинтересовался нами. Он такой ленивый, – она склонила голову набок, зная, что ей нужно высвободиться из рук незнакомца, но рядом с ним было так хорошо. – Ладно, мне надо пойти что-нибудь купить из еды, – сказала она, пытаясь изобразить энтузиазм, но у нее это плохо получилось. Она сглотнула. Ее уже воротило от консервированных вареных бобов, которые она покупала каждый день.

Мужчина отпустил ее, и ей тут же стало его не хватать.

– Так вы не ужинали? – спросил он, нахмурившись.

Она не разглядела выражения его лица, было темно. Но чувствовала, что он относится к ней не враждебно. Ведь он помог ей с матрасом.

– Нет, еще нет, – сказала она и заметила, как блеснули его глаза. Он повернулся было к выходу, но притормозил.

– Может, вас подбросить? – спросил он, остановившись на пороге, словно у него возникла хорошая идея.

– Вы же сказали, что заняты, – напомнила она ему.

– Ничего, дела подождут, – сказал он мрачновато. – И, кстати, я бы тоже поужинал. Можно поесть на пляже. Я приглашаю.

Звучало заманчиво. К счастью, он не предложил поужинать у него дома. А пляж – место безопасное и приятное. Она очень любила море.

– Хорошо, – она быстро согласилась, ведь уже так давно не ела по-настоящему, как нормальные люди. Малыш внутри рос и отнимал все необходимые витамины. А вынужденная диета чуть не довела ее до голодного обморока. Из-за беременности она не могла найти ни работу, ни подработку. Оставшихся денег хватит ненадолго.

– Какую кухню предпочитаете? Китайскую, индийскую, тайскую, итальянскую?

– Только не тайскую, – быстро отреагировала она. Слишком живы были неприятные воспоминания. – Пожалуй, китайскую.

– Отлично. На пляже как раз отличный китайский ресторанчик. Туда можно и пешком дойти. Если вам не сложно.

Она мотнула головой.

– Я бы прошлась. Я в хорошей форме. Просто немного голодная и… беременная.

– Тогда точно надо поесть. Что вы любите?

– Королевские креветки, жареные овощи и рис, обжаренный в яйцах, – быстро перечислила она, не думая о последствиях. Он быстро набрал номер ресторана и заказал все то, что она назвала, добавив еще рисовые макароны и курицу, обжаренную в луке и имбире. Боже, да это же ее любимые блюда! Какая прелесть! Она опустила голову, чтобы не выдать свою радость.

Ресторан находился прямо напротив моря, у подножия небольшого холма. Когда-то она здесь уже обедала. С Джейми. Когда приехала в Йоксбург первый раз. Это было словно сто лет назад.

Целую жизнь назад.

– Ну что, идем?

– Конечно!

В ресторане она впервые увидела незнакомца при ярком свете, и у нее появилась возможность разглядеть его получше. Он стоял у барной стойки в ожидании их заказа. Ее глаза расширились от удивления и восторга: ее помощник по перетаскиванию матрасов был настоящим секс-символом! Она знала, что он высокий, но теперь смогла оценить его внешность поподробнее. Фигура настоящего спортсмена. А лицо… высокие скулы, прямой, правильной формы нос, словно высеченный из камня подбородок, полные чувственные губы. Чертовски привлекательный! Даже для беременной женщины.

На нем была дорогая белая рубашка с открытым воротом, позволявшим увидеть мускулистую шею. Закатанные выше локтя рукава открывали сильные, слегка загоревшие руки. Плечи у него были широкие и крепкие, грудь – широкая и мускулистая, а ноги – длинные и стройные, даже слишком стройные и длинные для мужчины. Старые джинсы крепко обтягивали бедра там, куда смотреть беременной женщине просто неприлично. Здоровый и подтянутый, с мягкими и блестящими темными волосами, которые так и тянуло взъерошить. В общем, выглядел он так, что его хотелось задушить в объятиях. Любопытно, как выглядит она сама. Ведь ей неделями приходится мыться и питаться кое-как.

Боже, сглотнула она и с трудом оторвала взгляд от нового знакомого. Они совсем чужие друг другу, напомнила она себе. Вот только… почему он ей помогает?

Возможно, из жалости. Ну и пусть. Лучше все-таки остаться в живых, чем гордо помереть от голода.

Он забрал пакет с их ужином и повел ее через дорогу к берегу.

– Здесь? – спросил он, останавливаясь у скамейки.

Она кивнула. Скамейка освещалась уличными фонарями, и к тому же отсюда открывался чудесный вид на сверкавшее под луной серебристое море. От пакетов так вкусно пахло, что женщине не терпелось приступить к трапезе.

– Отлично, – сказала она, отвлекаясь мыслями от мужчины, который, увы, был ей недоступен, и решив сконцентрироваться на еде.

Она села на скамейку, положив ногу на ногу, и посмотрела на Дэна, который распаковывал их ужин. Сначала он достал из пакета палочку с шашлыком.

– Простите, это, к сожалению, не свинина.

– Ничего, и говядина сойдет, – ответила она, снимая с шашлыка обертку и с аппетитом вгрызаясь в сочное мясо. – О, это просто сказка! – восхитилась она.

Давно забытое слово. Давно забытое наслаждение.

* * *

– Ну как, вам уже лучше?

Она наконец-то была сыта и теперь смущенно улыбалась.

– О, да. Сначала я думала, меня затошнит от голода, – призналась она. – Огромное спасибо! И за матрас, кстати, тоже.

– За какой из них? За тот, который мы украли, или тот, который подарили? – спросил он, улыбаясь, и она прыснула со смеху. Глаза ее при этом блеснули, как морские брызги.

– За оба, – сказала она, отсмеявшись. Она закусила губу и повернулась к морю, вглядываясь в даль.

– О чем вы задумались?

Она вздохнула.

– Да вот думаю, не напрасно ли мы так старались? Все равно это ненадолго. Я имею в виду, вряд ли я останусь тут долго. У меня нет выхода. Я не знаю, как доказать свое право и право моей малышки владеть этим отелем. Она наследница – вот почему я оказалась тут. Я должна бороться за ее права. Она сама не может.

– Она? – удивился он и лишний раз убедился, что ему надо срочно обсудить все это с Ником и Гарри. Но чуть позже.

– Мой ребенок. На УЗИ мне сказали, что это девочка. Я решила уже сейчас с ней разговаривать, чтобы мы поскорее научились понимать друг друга.

Неплохая идея.

– А вы уже придумали, как ее назвать? На это женщина неожиданно рассмеялась.

– Ну уж не Йоксбург точно.

– Что?

– Меня зовут Иона, – пустилась она в объяснения. – Меня назвали в честь того острова, где я родилась. И, право же, могло быть и хуже. Зная свою мать, я благодарна ей, что она не оказалась в тот момент где-нибудь в Гластонбери или Марракеше.

Мужчина рассмеялся.

– Я всегда любил ирландские острова, – он улыбнулся и протянул ей руку. – А я Дэниел, – представился он, опустив фамилию. Не стоит портить прекрасный миг знакомства. Она еще успеет узнать, кто такой ее новый знакомый, и еще успеет его за это возненавидеть. Так пусть же они хоть сейчас насладятся невинным шутливым разговором, который приятен обоим.

Женщина потрясла его руку с неожиданной силой, которую трудно было предполагать в такой хрупкой особе.

– А твоя дочь… где она появится на свет? – спросил он, чтобы отвлечься от ненужных мыслей, и по ее лицу вдруг промелькнула тень.



– Ну, пока не знаю. Это зависит…

– От чего?

– От того, смогу ли я выиграть дело, – вздохнула она. – Это долгая история.

– У меня есть время, – и Дэн уселся поудобней, чтобы видеть лицо и жесты Ионы. Он бросил случайный взгляд на ее руки, которые были сцеплены на животе. И снова все остальное, кроме этого ребенка, ушло для него на задний план.

– И очень запутанная, – предостерегла она, и Дэн кивнул.

– Не сомневаюсь. Так всегда бывает с историями, – сказал он и приготовился слушать.

Иона долго молчала, но наконец решилась и начала:

– Я встретила Джейми во время путешествия в Таиланд. Вообще я путешествовала с самого детства. Моя мать была археологом, так что мы постоянно переезжали с места на место. Честно говоря, я даже не уверена, что она знает, кем был мой отец. У нас от него осталось только имя. Его звали Рик, и после моего рождения он ни разу не появился в нашей жизни. Образование я получала, переходя из одной школы в другую, иногда со мной занималась мать, если в той местности, где мы жили, школ не было. А бывало это частенько. Впрочем, я не много и потеряла. Успешно поступила в университет и получила степень бакалавра.

Это сообщение удивило Дэна, и он заинтересованно спросил:

– По какой специальности?

– Юрист. Хотела работать по гражданскому праву, но магистратуру так и не закончила. Когда я училась на втором курсе, мать заболела. Какой-то тропический вирус, от которого она чуть не умерла. Мне пришлось за ней ухаживать. И мама чудесным образом выздоровела. Но к этому времени оказалось, что я пропустила слишком много занятий, нагонять не хотелось, и в результате в университете я уже не восстановилась. Я решила отправиться в путешествие, чтобы развеяться. Поехала в Таиланд, где и познакомилась с Джейми. И мы стали путешествовать вместе. Вместе мы объехали весь свет, я показала ему те места, где бывала раньше, после чего вернулись в Йоксбург, к его отцу.

Иона ненадолго замолчала, словно углубившись в свои воспоминания, а потом продолжила:

– Его отец, Брайан, болел. Он хотел, чтобы Джейми остался и помог ему с отелем. Но Джейми отказался. Остаться пришлось мне, а он уехал. Я вела дела в отеле, а по вечерам продолжала учиться. Мне повезло, что я знаю несколько языков. Я устроилась переводчиком и успешно подрабатывала, потому что Брайан не мог платить мне за помощь. Вскоре вернулся Джейми, навестить нас с отцом. Вернулся лишь за деньгами, получил их и снова укатил. В Таиланд, где подхватил энцефалит… и умер. Он так и не узнал о ребенке.

Дэниел сжал зубы. А дело-то гораздо сложнее, чем ему представили. Впрочем, ему было не особенно жалко этого Джейми. Может, даже наоборот. В нем снова возникло то самое странное желание – защитить эту женщину и ее будущего ребенка.

Она продолжала говорить, машинально водя пальцами по животу:

– У Брайана было плохое сердце, и смерть сына доконала его. Он слег. Ему со всех сторон советовали продать отель, и он выставил его на продажу. Нашлись отличные покупатели, сделка оказалась выгодной. Для нас троих он подыскал домик, а оставшиеся деньги передал второму сыну, Айану. Но мы так и не успели туда переехать. Брайан умер. На похоронах ко мне подошел Айан, который до тех пор не появлялся в жизни отца, дал мне пятьсот фунтов и попросил убраться из города.

Дэниел даже подпрыгнул на скамейке:

– А как же завещание?

– Брайан не успел его переписать перед смертью, – грустная улыбка тронула ее губы. – Он хотел, но смерть не ждет нашего приглашения. В старом завещании все отходило поровну Айану и Джейми. Но после смерти Джейми… Брайан так и не успел переписать долю Джейми на его дочь. Завещание не нашли, поэтому все деньги и имущество перешли законному наследнику, Айану.

– Но ведь у Джейми тоже есть законная наследница! – воскликнул Дэн.

Девушка лишь пожала плечами.

– Не знаю, насколько это законно. Было бы завещание, можно было бы отстоять права. Теперь же это судебное дело. Но для начала мне нужно доказать, что ребенок этот – ребенок Джейми. А это невозможно сделать, пока она не родилась.

– Какова вероятность, что завещание найдут?

– Никакой. Айан уже обыскал все вещи отца. А отель вычистили, когда готовили к ремонтным работам. Брайан никогда не был слишком аккуратным с документами, это был не его конек. Кто знает, возможно, оно и завалялось в отеле, но у меня туда нет доступа. Я могу зайти только в подсобку, которая не используется, да и то с заднего двора. В другие помещения меня не пускают.

– Кто не пускает?

– Охранник. Мы с ним теперь враги.

Дэн сделал мысленную заметку провести тщательный поиск бумаги.

– И что же теперь?

– Теперь я живу в подсобке отеля, представляя большую проблему для всех окружающих. У меня остается только одна надежда: что Айан одумается и протянет мне руку помощи. Но уходить из отеля я бы не хотела. Он принадлежит нам, на девяносто девять процентов. Только доказать это я пока не могу. С другой стороны, не могу же я здесь рожать. Впрочем, и Айана я понимаю. Он же меня не знает. Он даже отца не навещал лет двадцать.

Иона замолчала и, зевая, прикрыла рот ладошкой. Кажется, ей пора спать. Куда же ее вести? В этот наполовину разрушенный отель, где лежит знаменитый матрас и где капает с потолка? Где нет ни света, ни газа. Разве что вода.

В свете открывшейся информации Дэн не знал, что делать дальше. Надо срочно переговорить с Ником. Дело-то принимает серьезный оборот.

– Давай я тебя провожу, – сказал он, и Иона стала складывать в пакет оставшийся ужин.

– Это на завтра, – объяснила она, бросив на него косой взгляд. – Не возражаешь?

Эта простота тронула его до глубины души. Дэн пожал плечами.

Проводив ее до двери, он хотел было войти внутрь, убедиться, что все в порядке, но она его не впустила. Они попрощались, дверь закрылась, и он медленно побрел в сторону стоянки. Тут его встретил охранник. Поздоровался.

– Все нормально?

– Да, сэр. Правда, двое мальчишек чуть было не украли матрас из вашего фургона. Но я их припугнул.

Дэниел с трудом скрыл улыбку.

– Ничего, такое случается повсюду, – махнул он рукой, завел машину и отправился домой.

В новенький сверкающий дом, оборудованный самой современной техникой, дом с пятью спальными комнатами, парой гостиных и отличным видом на море, просторный дом, где жил он один.

Чувство вины бурлило в его груди, словно варенье в огромном котле. После встречи с Ионой собственный дом показался ему странно пустым, слишком просторным. А еще недавно он казался ему настоящим раем, гармонией из стекла, камня и дерева.

Теперь же его мысли целиком и полностью занимала беременная женщина, которая по дикой несправедливости оказалась в ситуации, в которой не должна была бы оказаться никогда. И боролась она даже не с отцом ребенка, а с его братом. И не за себя, а за свою дочь. Которая еще и не родилась.

С утра первым делом надо будет позвонить Нику и Гарри, обо всем рассказать и решить, что делать. Не может же она и дальше оставаться там, в таком состоянии. Без еды, одежды и света. Не говоря уж о том, что подсобку должны разобрать на следующей неделе.

Слава богу, что сегодня ночью дождь вроде бы не ожидается. Ничего, утром он во всем разберется.

Дэн проснулся в половине второго от шума дождя за окном. Его первым порывом было броситься к машине, поехать в отель и проверить, все ли в порядке с Ионой. Хорошо, что он вовремя посмотрел на часы: она наверняка сейчас спит.

Провалявшись в постели добрые два часа, он понял, что заснуть уже не сможет. Поднялся, пошел на кухню и приготовил двойной эспрессо. Медленно светлел небосклон, постепенно окрашиваясь розовым. Дэниел лихорадочно соображал, чем он может помочь Ионе.

Глава вторая

– Нам надо встретиться.

Ник застонал, и Дэн услышал в трубке шорох простыней и сонный шепот Джорджи.

– Ты хотя бы имеешь представление о том, сколько сейчас времени? – прорычал Ник.

– Пять тридцать, кажется.

– И ты считаешь это нормальным? В воскресенье утром?

– Я встретил нашу мошенницу.

Молчание.

– И что же?

– Она беременна.

Снова молчание. Дальше последовали отборные ругательства, шорох простыней, шлепанье босых ног по полу.

– Нам надо встретиться.

Дэниел рассмеялся:

– О чем я и говорю. Где и когда?

– Раз ты уже поднялся, можешь приготовить нам завтрак. Дай мне полчаса на сборы. И позвони Гарри. Обрадуй его. Надеюсь, он нормальный и пошлет тебя подальше, чем я.

Но Гарри не послал. Он точно был грубее Ника, но все же не послал.


Дэн налил три чашки кофе. На этот раз послабее, чем наливал себе обычно утром. Поставил вазу с печеньем и пирожными на низенький кофейный столик.

– Итак, что там с этой беременной особой? – спросил Гарри с набитым ртом. – Она становится проблемой?

– Вполне может ею стать, – ответил Дэн, беря с тарелки шоколадное печенье. – Дело в том, что у нее ребенок – от первого сына Брайана Доуи.

Ник поперхнулся круассаном и поставил чашку с кофе на столик.

– Что?

– Я же говорю…

– Да я слышал, что ты сказал. Я даже знать не знал, что у него был еще и второй сын… Какие она предъявляет претензии?

– И как ее теперь выкинуть, если она беременна? – вставил Гарри, позабыв про свой круассан.

– Думаю, что мы не сможем. Другого сына больше нет в живых. Он умер. Она не может оставаться здесь, но у меня есть план.

Они обменялись взглядами и простонали, потом скептически посмотрели на Дэна.

– Какой же? – наконец задал вопрос Ник.

– Ее надо просто переселить куда-нибудь, где на голову не осыпается потолок, – объяснил Дэн. – И где дождь не капает с потолка.

Гарри сощурился и открыл рот:

– Обрушился потолок?

– Да, прямо на ее матрас. Я застал ее как раз за этим занятием: она перетаскивала матрас из моего фургона в подсобку, где она живет.

– Значит, ты остановил ее и она все это тебе рассказала? – спросил Ник, на что Дэн смущенно ответил:

– Не совсем так.

– А как же?

И он рассказал им историю с пресловутым матрасом, а когда они закончили хохотать и высмеивать его, он спросил, что бы они сделали на его месте.

Отсмеявшись, они пожали плечами, а он кивнул.

– А я повел ее поужинать, и мы спокойно побеседовали. Она не знает, кто я такой, поэтому выложила мне всю правду. Я считаю, что она, то есть малышка, имеет все права на отель.

– А ты знаешь это наверняка? Что она внучка покойного Брайана?

– Наверняка-то не знаю, подумаю, что да. Если бы было завещание, все встало бы на свои места. Но завещание пропало. И мы должны помочь ей с юридической консультацией.

– Должны?

– Да, – кратко кивнул Дэн. – Нельзя оставлять это так. Я уже вижу газеты: «В отеле на беременную женщину рухнул потолок – новые владельцы отрицают вину».

– Странно, что ты не поднял наших юристов сегодня в пять тридцать утра. А то бы и они присоединились к нашему совету за чашечкой кофе, – сыронизировал Ник, хотя всем было не до шуток.

– Пожалуй, так и надо сделать, – согласился Гарри, нахмурившись. – Дадим ей консультацию, а потом пусть о ней заботятся социальные службы.

Дэн нахмурился.

– Так бы ты и поступил, Гарри, не сомневаюсь. А между тем она на седьмом месяце.

– Вот именно. А там работают люди, которые профессионально занимаются такими случаями. Да и к этому ребенку мы не имеем никакого отношения.

– Раньше тебя это не останавливало.

Глаза Гарри блеснули.

– Это совсем другое.

– Правда? И потом, я всего лишь говорю о юридической консультации, я же не собираюсь на ней жениться…

– Ладно, ребята, время вышло, – перебил их Ник, поднявшись. – Дэн прав, нам нужно проконсультироваться с юристами и переселить ее в безопасное место, пока с ней ничего не случилось. Кроме того, ее присутствие в отеле незаконно, потому что теперь это уже наша собственность по праву, что бы она там ни рассказала.

– В том случае, если у нее нет законных оснований, – напомнил ему Дэн. – Главное, чтобы до понедельника на нее не рухнул потолок и не покалечил ее и ребенка. Потому что, если это случится, отвечать будем мы.

– Черт возьми, так что же нам делать?

– У меня есть идея.

– Почему она заранее мне не нравится? – мрачно проговорил Гарри, и Дэн рассмеялся.

– Понятия не имею.

– Хочешь переселить ее к себе? – догадался вдруг Ник.

Он покачал головой.

– Сначала надо обсудить это с ней.

Гарри нахмурился.

– Может, ты сначала с нами обсудишь? Кажется, мы еще пока твои партнеры?

– Нет, – дерзко ответил он. – Пока ничего я вам не скажу. Когда все решится, перезвоню, сообщу.

– Эй, ты там будь поаккуратнее с ней. Я в этот проект прилично вложился, – напомнил ему Гарри.

– В понедельник утром я позвоню юристам, – пообещал Ник и поднялся. – Ладно, я домой. И если мне посчастливится, то дети будут еще спать и я спокойно вернусь к жене.

С этими словами он вышел, а Гарри остался наблюдать впавшего в задумчивость Дэна.

– Что?

– Это я тебя должен спросить, – сказал ему Гарри.

– Волноваться не о чем. Это всего лишь моя идея. Возможно, еще ничего не выйдет.

– Ладно, будь осторожен, – проговорил Гарри и оставил Дэна одного продумывать свой план.

Наверняка она его прогонит.


Дэн дождался, когда наступит день, и постучался к Ионе в дверь.

Она что-то выкрикнула в ответ, послышались легкие шаги.

– Кто там? – спросила она.

– Дэн.

– Дэн? – ее голос выдал изумление. – Который приходил вчера вечером?

– Да. Иона, можно войти?

Послышались возня и шум, звук открываемого замка, и наконец в дверях появилась она. Взгляд выдавал усталость.

– Что-нибудь случилось?

– У меня есть для вас предложение, – начал он, и она вдруг решительно захлопнула дверь. Но не совсем: он успел просунуть в дверь носок ботинка. – Не в этом смысле, – быстро заговорил он. Она замерла, и он сумел открыть дверь пошире. – Рядом со мной вы в полной безопасности, Иона. Я всего лишь хотел поговорить с вами. Можно войти?

– Кажется, вы и так вошли… И, кажется, мы уже вчера были на «ты», – пробормотала она и принюхалась. В его руках был коричневый бумажный пакет. – Это что?

– Завтрак. Кофе и круассаны.

Не раздумывая слишком долго, она забрала у него пакет и сразу же сунула туда нос. Тихо простонала и улыбнулась.

– Проходи, но смотри, куда ступаешь, – сказала Иона, сияя, и прошла вверх по лестнице, минуя свалку из штукатурки и обоев, которые успели нападать за эту ночь. В потолке зияла основательная дыра.

Боже, потолок все же обрушился.

Впрочем, у нее в комнате было сухо, и Дэн порадовался. Женщина села на вчерашний матрас, прислонившись к стене, и выудила из пакета бумажные стаканчики с кофе, передала один ему, потом достала круассан и без слов принялась за него.

Кажется, она сильно проголодалась, решил Дэн. Прекратив жевать, Иона взглянула на него и вытерла рот ладошкой. Махнула ему на пакет:

– Прости. Забываю о манерах, когда хочу есть. Будешь?

Он покачал головой.

.– Я уже сыт. Давай поговорим, пока ты ешь. Я хотел… предложить тебе работу, – сказал он без предисловий. – Быть у меня домработницей. Убираться и присматривать за домом.

Женщина закашлялась, едва не подавившись кофе.

– Я? Домработница?

Он пожал плечами.

– Ну, тебе же надо где-то жить. А мне нужен кто-нибудь, кто бы следил за хозяйством и готовил мне по вечерам ужин. Уж если ты умеешь вести дела в отеле, то уверен, что мой дом будет в надежных руках.

– Не могу, – отвечала она, кусая собственный палец. – Я не могу переехать. Если владельцы узнают, что я уехала, они сломают это крыло здания, и я потеряю свое жилье. Я даже выхожу редко, потому что боюсь, что они сменят замок. А если я уеду, то не смогу защитить себя.

Соблазн рассказать ей о том, что он и есть владелец этого отеля, был велик. С огромным трудом Дэн удержался от безумного поступка.

– А если я предложу тебе помочь в этом деле?

– С чего бы ты стал мне помогать? То есть… Понимаешь, я достаточно повидала мир и знаю человеческую природу. Поверь мне, Дэн, она отвратительна. Так что уж прости, что я не спешу упасть в твои объятия и…

– Стоп, стоп. Я всего лишь предлагаю тебе работу, – проговорил он, по возможности мягко прерывая ее скептический монолог.

– Правильно, верно. И тогда – никаких сдерживающих факторов.

– Отчего же? Есть сдерживающие факторы. Ты будешь работать и жить у меня. Правила просты. Я плачу тебе за исполнение определенных обязанностей: стирка, готовка, уборка. Ничего сверх того. Зато в моем доме на тебя точно не рухнет потолок и дождем не замочит. Обещаю. И голодной не будешь уж точно.

Тут он замолчал, потому что заметил, как задрожали ее веки, а глаза наполнились слезами. Иона заморгала и отвернулась.

– Но… почему? – только и спросила она.

Хороший вопрос. Правду говорить ему не хотелось. Ей не надо было знать, что он один из владельцев отеля, как не надо было знать и о том, что из-за нее он не спал целую ночь.

– Спрос и предложение, – только и ответил он. – Но, может, для начала просто побываешь в моем доме? Вдруг не понравится? Тогда и обсуждать нечего будет.

– Мне нужны будут рекомендации о тебе, – заявила она, словно бы сомневаясь в реальности предложения, и он рассмеялся.

– Получишь.

Улыбка у нее получилась кривой.



– Брайан умер. Он наверняка дал бы тебе хороший отзыв обо мне, – сказала она гордо. – Но я не вру, я умею работать. Может, установить испытательный срок? Скажем, месяц? И тогда мы оба будем знать, сможем ли ужиться под одной крышей.

– Ты еще дом не видела, – напомнил Дэн, и она улыбнулась.

– Ты говоришь, там крыша не течет и много еды. Чего мне еще желать?


– О боже!

Иона знала, что он смотрит на нее, но все равно не могла оторвать взгляда от больших железных ворот. Дэн нажал кнопку, и ворота открылись. Они въехали в шикарный двор.

Такого дома Иона никогда не видела, это она могла сказать точно.

Огромный белый блок, широкий и высокий, с плоской крышей, с большой черной дверью, расположенной чуть левее центра, три небольших окна с черными ставнями и одно высокое окно слева от входной двери, доходившее до самой крыши. Справа от дома находился длинный невысокий гараж, соединенный с основным зданием длинным коридором.

Иона была в восхищении и не могла дождаться, когда же окажется внутри.

Дэн остановил машину перед гаражом рядом с кучей строительного мусора, и женщина поняла, что дом этот построили недавно, если вообще достроили до конца.

Дэниел вышел из машины, открыл дверцу с пассажирской стороны, помог ей выйти и направился по дорожке к дому. Иона последовала за ним. Хозяин открыл ключом дверь и, распахнув ее, жестом пригласил гостью пройти в дом.

Иона сделала всего пару шагов и тут же остановилась в изумлении: противоположная стена была сплошным окном: от пола до самого потолка, от одной стены до другой. А за окном, за этой стеной из сплошного стекла, за гладкой каменной террасой и ровно подстриженной изумрудной лужайкой, как блестящая столешница гигантского стола, простиралось до самого горизонта море.

Она как завороженная шагнула ближе к этой невероятной по красоте картине. Дома Иона и вовсе не замечала, словно его не существовало. Было одно море, и оно звало ее. Солнце сверкало на чуть ребристой водяной поверхности, и легко можно было представить, какой фантастический вид открывается тут на закате и на восходе. Рай земной, да и только.

Наконец она с трудом оторвала взгляд от чудесной картины и обернулась, чтобы уделить внимание обстановке дома. Тут ее ждали потрясения другого рода, но тоже немалые.

Они находились в холле, откуда наверх вела винтовая лестница. Холл был просторным и пустым, лишь на стенах висели огромные полотна, изображающие все то же море.

С правой стороны в стене был арочный вход, ведущий в огромную гостиную, где вокруг низенького стола на пушистом шерстяном ковре стояли большие диваны. Комната была разделена легкой перегородкой, вторую ее часть, насколько поняла Иона, занимала кухня. И получалось, что, где бы ты ни сидел, отовсюду можно было видеть море. И это было прекрасно.

Иона повернулась, чтобы взглянуть на Дэниела. Он явно ожидал ее отзыва.

– Как тут красиво, – выдохнула она и увидела, что он тоже выдохнул – с облегчением. Как странно, что этому парню важно ее одобрение. – Просто восхитительно. Я с самого начала поняла, что тут чудесно. Это похоже на один из тех сказочных домиков модернистов тридцатых годов, которые я видела на репродукциях. Все это пространство, свет – ты их словно бы чувствуешь. Или… это только лично мое впечатление? – добавила она уже с меньшим энтузиазмом, неожиданно испугавшись, что он посмеется над ее наивностью.

Он и рассмеялся, но только добрым смехом.

– Думаю, ты немного переоценила мой дом. Я польщен, но эти художники немного из другой области. Впрочем, я рад, что тебе понравилось.

Она замотала головой.

– Даже не представляешь, насколько. Надеюсь, ты щедро вознаградил архитектора? Сказочный дизайн. Любопытно, кто его создал? Хотела бы я увидеть этого человека. Это новый дом или тебе пришлось его перестраивать?

– Новый.

Неожиданно он словно бы смутился и замолчал. И тут она вдруг все поняла.

– Так это ты сам? Боже, – и она прикрыла рот рукой.

Дэн продолжал молчать, но по его молчанию она все поняла.

– Правда, это же ты, я знаю, – сказала она, на этот раз более убежденно.

Он лишь кивнул и скромно улыбнулся.

– Эта тема возникла еще до моего появления здесь. Домик, который я купил, был проще и меньше, но стиль – похож. Бывшая владелица была не в состоянии его содержать, и он пришел в упадок. В конце концов случился пожар, и дом пришлось сломать. Планировщики настояли на том, чтобы новый проект был под стать оригиналу, и это пробудило во мне творческий порыв. Я всегда любил модернистов и всю жизнь мечтал о подобном доме, но и не предполагал, что мне представится такой шанс. Чистое везение: я оказался в нужное время в нужном месте. Везение? Да скорее деньги, подумалось Ионе. Вдруг по ее телу пробежали мурашки.

– Ты настолько богат? – выдохнула она, уставившись на него так, словно сама его внешность могла помочь ей разгадать эту загадку. Впрочем, ей и раньше следовало догадаться, по его машине и одежде. Она застонала. Какой же она была дурой. – Может, даже миллионер. Или мультимиллионер.

Он рассмеялся.

– Ну, это уж чересчур. На данный момент у меня куча долгов, но как-то мне повезло в Нью-Йорке – и я купил перспективную недвижимость, выиграл в казино несколько раз – и вложился в выгодное дельце. Продал недвижимость по приличной цене где-то год назад. Вот и весь секрет!

Тут же она заметила, как он нахмурился. Но не стала лезть человеку в душу, просто сменила тему.

– И сколько тебе потребовалось времени, чтобы построить свою империю? – спросила она, всматриваясь в его лицо, но ничего не могла на нем прочитать, таким непроницаемым оно было.

Он пожал плечами.

– Десять лет, кажется. Первую свою квартиру я купил, когда мне было двадцать два года, это было начало. Через четыре года дела начали идти в гору. А учитывая то, что у меня были связи в этой области, я добился успеха.

Да, а еще он невероятно скромен. Ведь у него талант. Удивительный, необычный талант.

Иона развернулась и осмотрелась кругом, стараясь заметить то, что еще не успела разглядеть. Здесь все так просто, мебели почти нет. Впрочем, наверное, он только что въехал и просто не успел распаковать вещи и расставить нужную мебель. Несмотря на это, дом выглядит вполне уютным.

На кофейном столике она заметила чашки, тарелки и крошки от печенья. Кажется, здесь кто-то уже с утра пил кофе или чай в теплой компании.

– Извини за беспорядок, – сказал он, но она помотала головой.

– Ничего, теперь я точно вижу, что тебе нужна домработница.

Он тихонько фыркнул, и она, улыбнувшись, прошла на кухню. Там было чисто и красиво.

– Как считаешь, сможешь работать на такой кухне? – спросил он, и она тихо рассмеялась.

– Нет. Буду целыми днями стоять, открыв рот, и любоваться на эту красоту, – призналась она.

– К этому быстро привыкаешь.

Она покачала головой.

– Никогда. Это восхитительно, Дэниел. Я бы хотела дальше осмотреть твой дом. Покажешь?

Улыбка лишь показалась на его лице, но тут же погасла. Зато карие глаза продолжали светиться ласковым золотистым блеском.

– Конечно, – сказал он и повел ее в гостиную.

Она указала в другую сторону:

– А там что?

Он встал у нее на пути и сказал:

– Там моя студия. Полный беспорядок. Вот уж куда я тебя точно пока не приглашаю.

Вместо этого он повел ее наверх и показал ей спальни, каждая из которых выходила на море высокими окнами. Создавалось впечатление, что даже в ванной окна были во всю высоту. Она представила себе: принимаешь ванну и смотришь на море. Тут неожиданно перед ней возник образ Дэна в душе. Любопытно, как бы он выглядел…

Стоп.

Что это она? Она же собирается устроиться сюда домработницей.

– Впечатляет, – сказала она, разглядывая кафельную плитку, которую ей отныне придется каждый день начищать до блеска. Вот об этом и надо думать. А не о ерунде какой-нибудь. Что там еще надо будет стирать и чистить до блеска? – Так, занавесок нет, – заметила она, к своему облегчению. – Наверное, потому, что ты еще не успел их повесить?

– В общем, да, я только что переехал. Но занавесок все равно тут не будет. Они не нужны.

И тут он показал, почему. Это были так называемые «умные» окна с автоматическими шторами. В комнате потемнело, потом опять посветлело. Это хозяин нажал еще на какие-то кнопки.

– Ух ты, – только и сказала она. – А это экологически безопасно, надеюсь?

Он лишь усмехнулся:

– Безусловно. И к тому же ценная вещь: летом здесь прохладно, а зимой тепло.

– Как практично и бережливо с твоей стороны. Интересно, ты и во всем остальном такой же? – пробормотала она и с радостью заметила, как он нахмурился.

– Ну, не во всем, конечно. Правда, дом я постарался сделать на славу. У меня есть даже солнечные батареи на крыше. Они превращают солнечные лучи в тепловую энергию, а я эту энергию потом использую для дел. Так что иногда практичность становится и плюсом.

Кажется, он слишком старался защитить свои позиции, но прозвучало это так, словно он несколько обиделся. Женщина отвернулась, чтобы скрыть улыбку. Значит, помимо того что он архитектор, он боец по натуре, заключила она. И неплохой помощник в перетаскивании матрасов.

А уж о его работе и говорить нечего – настоящий мастер.

Она вернулась к лестнице, пройдя по коридору, и заглянула еще в пару комнат. Мебели нигде не было. Зато было полно коробок.

– Неужели тут во всех комнатах душ? – удивилась она.

Он прислонился к двери и усмехнулся.

– Пристрелишь меня сразу, если я сообщу тебе, что это практично и разумно?

– Может, ты и прав, – признала она и улыбнулась в ответ. – Так какая из них будет моей?

– Нет, твоя не здесь, – сказал он. – Твоя будет внизу.

И он привел ее в комнату, которую можно было назвать отдельным крылом дома. Тут была спальня, и кухня, и ванная. И все это было таким чистеньким и новеньким, что дух захватывало. Из комнаты вела дверь на великолепную деревянную террасу, с которой можно было любоваться морем, когда только пожелаешь. Везде море! Какое счастье!

– Я подумал, что тут тебе будет удобно, учитывая то, что скоро у тебя появится младенец. Кухня простенькая, но удобная. Правда, думаю, что обедать и ужинать мы будем вместе.

С чего бы это?

И устроит ли его ее стряпня?

И тут ее накрыла паника: а вдруг она не справится с работой? Вдруг провалится? Вдруг это не для нее? Вдруг это сон, который сейчас закончится? А ну как он не сможет жить рядом с чужим человеком? Или, например, не вынесет крика новорожденного? А вдруг он не выносит болтливых?

Его кабинет находился рядом с ее комнатой. Их террасы также были рядом. Надо быть настороже.

– Ну что? Решила? – спросил Дэн. Кажется, в его голосе тоже сквозило изрядное напряжение. – Подойдет это тебе?

– Что подойдет?

– Ну, дом этот. Я строил его так, чтобы он для всех был удобен. И этот блок для гостей сделан именно с такой целью, чтобы каждый здесь нашел для себя все самое необходимое. Делай тут что хочешь. Можно постелить на пол ковер, чтобы было уютнее. Что думаешь? Ты сможешь тут жить? Примешь предложение о работе?

Иона отбросила все сомнения в своих способностях и улыбнулась пошире:

– Непременно. Уверена, справлюсь. А чего не умею, тому научусь. И знаешь, ты создал самый восхитительный дом на свете!

Восхитительный?

Дэн улыбнулся про себя. Как странно, он и сам не ожидал, что ее мнение так много значит для него.

– Спасибо, – ответил он, искренно радуясь похвале. Он вспоминал о том грандиозном труде, которого потребовало создание этого дома. Ему было чем гордиться. Правда… теперь Дэн чувствовал за собой вину: он так и не сказал ей, что это именно его компания купила отель.

Ничего, еще не время.

Пусть потом она обидится на него, пусть. Но это будет потом. Когда она будет находиться в безопасности и когда будущее ее дочери определится.

Глава третья

Иона действительно попросила рекомендации.

– И не говори, что я тебя не предупреждала. Известный архитектор – это хорошо. Но ведь это не исключает того, что ты можешь оказаться тайным маньяком, – заметила она лукаво, и в ее словах была доля истины.

Дэну было лестно услышать про известного архитектора, но вот «маньяк» его все же обидел.

– Чья бы рекомендация тебя удовлетворила? Только учти, сегодня выходной и все отдыхают.

Она пожала плечами.

– Мне нужен тот, кто знает тебя много лет. Например, врач, учитель, священник.

Она критически посмотрела на него:

– Ладно, насчет священника это я, пожалуй, хватила.

– Что ты думаешь насчет Гарри Кавена? Иона нахмурилась, пытаясь вспомнить:

– Это, кажется, репортер? Тот, что работает на телевидении?

– Он самый.

– Ты знаешь его? – удивленно спросила она.

Дэн кивнул.

– Мы с ним друзья уже лет сто, а теперь и деловые партнеры. И еще – он женат на моей сестре. И живут они буквально за углом.

Иона покачала головой:

– Нет. Это слишком близкие знакомые. Есть кто-нибудь еще?

– Ник Баррон, слышала о таком? Его имя гремит на весь город. Отличный парень. Он тоже мой деловой партнер.

– Нет. Кто его знает, может, у него есть собственный интерес, – сказала она, и Дэну вдруг вспомнилось, как Ник забросил свою веселую холостяцкую жизнь ради создания семьи и детей.

– Это вряд ли. Может, жена Ника поможет? Она тоже архитектор, правда, сейчас в отпуске по уходу за детьми. Мы знакомы с ней со школьной скамьи. Подойдет тебе ее рекомендация? Или это тоже слишком близкий контакт?

– Так-так, и насколько же вы с ней близки? Он криво улыбнулся и ответил честно:

– Я один раз поцеловал ее, когда мы были подростками. Она дала мне пощечину. С тех пор я больше и не пытался.

Женщина хмыкнула.

– Подойдет. Не идеально, но женщина уж точно не станет лгать.

Он лишь фыркнул. У него на этот счет было свое мнение. Недавний опыт общения с Кейт показал ему другую сторону женской солидарности, но то дело прошлое.

– Тогда я звоню ей. – Он взял трубку и набрал номер: – Привет, Джорджи. Мне нужна рекомендация от тебя для потенциального работника. В отсутствие моего священника ты первая в списке. Сможешь?

– Хорошо, только ты будешь мне обязан.

– Ничего, сочтемся. Так она сейчас здесь, я передаю трубку. Ее зовут Иона, – и он передал трубку женщине.

– Джорджи? Привет, это Иона.

– Привет.

– Дэниел мне сказал, что вы знаете его уже долго.

– Да, если двадцать пять лет вас устроят, – сказала Джорджи со смехом. – Это жуткий зануда.

– Можно ли ему доверять?

– Доверять? – спросила Джорджи и как будто задумалась. – Смотря что. Безопасность, репутацию или честь?

Иона рассмеялась:

– Ну, насчет чести и репутации это немного поздно думать, а вот насчет безопасности я бы поинтересовалась.

– Да, в этом ему можно доверять, безгранично. Мы вполне доверяем ему наших детей, и он чудесно с ними общается. Они обожают его. Он просто душка, такой искренний парень. С ним не бывает проблем.

Услышав это, Дэн округлил глаза. Иона посмотрела на него испытующе и улыбнулась.

– Да, наверное, вы правы. И у него очень хороший дом.

– Он уже показал вам дом? – спросила Джорджи, явно удивленная.

– Конечно, показал! Предполагается, что я его будущая домработница.

– Домработница? – пискнула Джорджи, и Дэн вздрогнул. – Ну и ну! А я-то думала, он нанимает персонального помощника! – И тут он услышал какие-то приглушенные голоса на заднем плане, на том конце провода.

– А что, тут есть какая-то проблема? – осторожно поинтересовалась Иона.

– Тише, Ник, потом с Дэном переговоришь. Иона, нет, ничего, никаких проблем, просто я не знала, что ему требуется домработница. Но я могу в это поверить, он патологически неаккуратен. Хотя с тех пор, как купил дом, он стал таким чистюлей…

– Я не умею готовить, – заявил Дэн, беря еще одну трубку, и, отключив вторую линию, продолжил: – И жутко не люблю гладить одежду. Я такой неумеха.

– Не думаю, чтобы он это всерьез затеял, Иона, не слушайте его. Через пару дней вы точно сбежите от него, он сущий кошмар…

– Не старайся, она тебя уже не слышит…

– Лучше скажи мне, что это не та самая бродяжка, – сказал в трубку подошедший Ник.

– Что? – вскричала на заднем плане Джорджи.

– Спасибо за хорошие рекомендации, – сказал он вежливо и положил трубку, чтобы Иона случайно не услышала то, что ей слышать не полагалось.

Впрочем, Иона и так поняла, что известие о домработнице произвело фурор в доме Ника и Джорджи, и теперь подозрительно смотрела на Дэна, изучая его, словно неизвестное науке насекомое.

– Значит, патологически неаккуратен? Это заметно, – сказала она задумчиво. – И это еще в доме, где почти нет мебели и вообще вещей. А уже такой беспорядок кругом. Возможно, она была права. Или все же чистюля в тебе победит?

Он рассмеялся.

– Ну, все зависит от дня недели, и потом, ты еще не видела мою студию. Там уж точно я не чистюля, можешь быть уверена.

Пару секунд она молчала, потом улыбнулась.

– Отлично. Мне показалось, Джорджи была искренна со мной. Принимается.

– Работа?

Иона кивнула, и он облегченно вздохнул.

– Отлично. Когда сможешь начать?

Она рассмеялась.

– Да хоть через пять минут, – сказала она и увидела, как его плечи опустились, он явно расслабился.

Дэн совершенно точно не желал, чтобы она еще хоть один час провела в той подсобке, где на нее обрушился потолок. Так волноваться, как предыдущую ночь, он точно не хотел.

Улыбка его стала еще шире.

– Вот и отлично.

Она внесла свои вещи, и он уставился на них в явном изумлении.

– И это все?

– Большая часть моей одежды испорчена сыростью и побелкой, но это неважно. Все равно она мне уже не годится: мала. Другого у меня ничего нет. Я привыкла путешествовать налегке.

Налегке?

– Наверное, остальные твои вещи путешествуют вместе с твоей матерью? – спросил он, и она рассмеялась.

– Учитывая то, что я не знаю, где может находиться сейчас моя мать… – Иона хмыкнула, укладывая последнюю футболку в рюкзачок. – Возможно, в Египте, но я не уверена. Сейчас она еще может быть в Южной Америке, в Перу.

– А как же твой дом?

Женщина выпрямилась и терпеливо принялась ему разъяснять:

– У меня нет дома. И я уже говорила тебе это.

– Но… возможно, какая-нибудь перевалочная база? – продолжал он свой допрос. Но тут же и сам припомнил, что она ему рассказывала о своем детстве. Кажется, дела обстояли еще хуже, чем он думал. – У тебя должна быть какая-нибудь база, – добавил он, все-таки не понимая, как могло случиться, что эта женщина оказалась на улице.

– Дэниел, если бы у меня была, как ты сказал, база, я бы не ночевала в этой дыре, – резонно заметила она. Он сложил руки и нахмурился, наблюдая за тем, как она пакует свои скромные пожитки. Это никак нельзя было назвать вещами. Да как же она жила?

Наконец она поднялась.

– Все, теперь готова.

– Что же, загрузим вещи в багажник, и поехали. Они взяли рюкзак, сумку и пару старых кроссовок, которые никуда не влезли, и пошли к машине. Но тут Иона остановилась и снова направилась к дому.

– Я только кошку захвачу, – сказала она впопыхах и нырнула внутрь.

Дэн последовал за ней.

– Какую еще кошку?

– Пебблс, кошку из отеля. Она должна быть где-то здесь. Обычно она вылезает в окно и выходит на крышу.

– И зачем она тебе нужна?

Иона развернулась и уставилась на него:

– Я ее кормлю.

– И что? – спросил он.

– И ничего. Не могу же я ее бросить. Она старенькая.

– А если я не захочу ее брать?

– Тогда и я не пойду, – тихо, но с твердостью проговорила Иона, и Дэн понял, что так она и сделает, поэтому лучше не перечить.

Он вздохнул и провел рукой по волосам.

– Ладно, ищи свою кошку, – сказал он и тоже стал оглядываться по сторонам. – Кис-кис-кис!

– Можешь поберечь свои голосовые связки, – посоветовала Иона. – Бедняжка совсем глухая. О, вот она!

И женщина появилась в дверях с бело-рыже-черным комком в руках.

– Осторожней, ты же беременная, – сказал он, но она лишь улыбнулась.

– Не волнуйся, я ей давала таблетки от блох. С ней все в порядке, вот только миски для нее нет. Так едем?

Он уставился на кошку, которая в свою очередь смотрела на негр, потом отвернулась, словно бы в презрении, и пожаловалась Ионе долгим мяуканьем.

– Ладно, едем домой.

Домой?

Как это звучало! После напряженных недель, которые она провела в подсобке отеля, все это казалось сладкой мечтой, сном, и женщина боялась проснуться.

По дороге домой они заехали в магазин и купили кошке миску и корм, и теперь Дэниел доставил обеих в предназначенную для Ионы комнату, а сам ушел, дав им время устроиться как следует.


– Ох, Пебблс, – проговорила Иона, садясь на краешек кровати и вздыхая. – Дорогая, я не знаю, можно ли тебе на такую чистую кровать.

Пебблс, конечно, не могла понять ее слов, но жалобно замяукала своим хриплым голосом, и женщина сжалилась над ней, взяла на руки и посадила рядом с собой на кровать.

– Только не чесаться тут, – предупредила она, а сама посмотрела в сторону ванной комнаты. Иону манила возможность принять горячий душ, и она заглянула в ванную. Как много здесь было банных принадлежностей: шампунь, кондиционер, да к тому же целое сокровище – зубная щетка и паста, а еще – мягкие полотенца на крючках. Да такое все новенькое!

Едва не застонав от предвкушаемого наслаждения, она открыла кран и коснулась воды. Да, так и есть: горячая вода.

Надо же! У нее есть возможность принять не только душ, но и целую ванну горячей воды!

Блаженство!

Иона залегла в ванну и мечтательно закрыла глаза. Такого счастья она давно не испытывала.

Помывшись новенькой мочалкой и гелем, она вымыла волосы душистым шампунем и с помощью бритвы привела в порядок ноги и подмышки. В ванне она лежала долго, пока вода не сделалась прохладной. Тогда Иона вылезла и закуталась в широкие полотенца.

В ее распоряжении было два полотенца: одно для тела, другое для волос. И еще такой приятный резиновый коврик на полу, совсем не холодный, а какой мягкий!

А на полке лежал новенький фен! Несколько минут спустя, чувствуя себя заново рожденной, она вытащила чистую футболку из сушилки, куда сунула ее, перед тем как принять ванну, и сморщилась: пахло не слишком хорошо. Ну и ладно. Постирает она чуть позже.

Иона плюхнулась на мягкую кровать. Белье было таким мягким и шелковистым, а подушки столь свежими и душистыми, что она, разомлев, едва не заснула.

Так лежать и мечтать можно бесконечно. А не лучше ли выйти на террасу и полюбоваться морем? После долгих раздумий Иона все же предпочла море. Устроившись на скамеечке, она стала наблюдать за морем, прислушиваясь к новым для нее, таким успокоительным звукам.

Пенье птиц, шум волн, машины. Где-то вдалеке лает собака, а вот где-то совсем близко зазвонил звонок. Звонок в дверь.

Иона попыталась его проигнорировать, но вот до нее донеслись приглушенные голоса, мужской и женский, которые становились все слышнее и слышнее и наконец зазвучали так близко, что она невольно разобрала слова, напрочь лишившие ее только что обретенного покоя…

– Да ты и впрямь сошел с ума!

Эмили пронеслась мимо него как ураган, и Дэн со вздохом закрыл за ней дверь.

– Худые вести не лежат на месте, да? Это Джорджи, так?

– Ник видел, как ты вез ее сюда, да и Джорджи подтвердила, что ты собрался нанимать ее в качестве своей домработницы! Как ты мог пустить в свой дом бродяжку? Точно сошел с ума!

Дэн последовал за сестрой в холл, а оттуда на террасу, по которой Эмили принялась ходить из угла в угол.

– Это всего лишь решение нашей проблемы. Я думал, ты должна благодарить меня…

– Благодарить? – рявкнула она. – За что? За то, что ты поселил под своей крышей мошенницу?

– Вздор. Я выселил из отеля человека, который мешал восстановительным работам. Ты же знаешь, из-за нее приостановился весь процесс. И потом, не кричи, она должна сейчас спать, – почти с мольбой проговорил Дэн и сам понизил голос. Он уже почти решился на следующий день утром признаться Ионе в том, что он совладелец отеля, и предложить ей решение проблем и помощь юриста. Надо же было Эмили прийти так не вовремя.

– Гарри тебя предупреждал, – шипела она, – но ты не послушал его. Не ожидала я, что ты придумаешь такое. Я все же считала тебя разумным человеком.

Он закрыл дверь плотнее, чтобы никто не мог их слышать, но Иона сидела на террасе, и поэтому каждое слово впечатывалось ей в память, словно выжженное раскаленным железом.

– Эм, дело в том, что она оказалась беременной. А там рухнул потолок. Как думаешь, после этого она не предъявит нам иск?

– Да-да, и поэтому надо было непременно селить ее в собственном доме…

– Это не единственный случай, – напомнил он ей.

Эмили фыркнула себе под нос и одарила его ледяным взглядом:

– Вот именно. Вы с Гарри оба идиоты. И что вас вечно привлекает в беременных женщинах?

– Ладно, Эм, это не тот случай, Кармен – совсем другое. Я же не собираюсь на ней жениться. И она не подросток, которого обманули и бросили. Иона взрослый человек, она приняла здравое решение родить ребенка, она умная…

– Вот и я говорю: хитрая хищная акула, не иначе! Она бродяжка, без роду без племени!

– Ну, не совсем. У нее есть образование, степень бакалавра юридических наук. Она интеллигентная, зрелая женщина. Веселая и открытая, да еще и смелая.

– И что с того? Значит, она просто еще более хитрая, вот и все. Она обхитрит тебя на ровном месте и обойдет законным путем. Обведет вокруг пальца и фамилии не спросит! И Брайана она наверняка тоже обхитрила, желая добиться завещания в свою пользу, не иначе!

Дэн терпеливо ждал, когда Эмили прекратит свою обвинительную речь.

– Вот здесь ты ошибаешься. Она искала его потому, что его собственный сын о нем не заботился. Брайан перед смертью написал завещание в пользу ее дочери.

– И где же оно?

– Пока не могут найти.

Эмили округлила глаза и тяжело вздохнула.

– Вот видишь, как тут все хитро подстроено. Так же она и тебя окрутит, будь уверен. Не понимаю, что за доверчивые идиоты все мужики. Их пальцем помани, они и растаяли. Она же хищница, как ты этого не видишь, Дэн!

– Это не так. Она всего лишь хочет устроить будущее для своей дочери, что в этом такого преступного? По этой же причине Кармен вышла замуж за Гарри, не так ли? В результате ты сейчас любишь ее дочь Киззи. И у нее неплохое будущее.

– Просто я решила помочь Гарри, и все. Но тебя я хочу уберечь от опасности. И потом, Гарри до сих пор винит себя в ее смерти.

– Какие глупости! – не выдержал Дэн. – Она умерла не из-за Гарри, а потому что не смотрела по сторонам, когда переходила дорогу. Зато, если бы на Иону рухнула крыша, это точно была бы наша вина. С точки зрения закона, кстати. Мне казалось, ты должна быть счастлива, что я решил проблему. Мы наконец уберем это ненужное крыло, а взамен выстроим новый корпус. Мы не благотворительная организация и со временем ожидаем прибыли от дела.

Эмили снова фыркнула и убрала прядь растрепавшихся волос с лица.

– Вот увидишь, дело закончится скандалом, – предупредила она. – Я уверена. Ты непременно в нее влюбишься, а она этим умело воспользуется, и делу конец. Будет то же, что и с Кейт.

– Оставь Кейт в покое! – прорычал он, выйдя из себя. – Она не имеет ничего общего с Кейт.

– Зато с тобой имеет! Ты патологически доверчив и наивен, видишь в людях только доброе. Она еще обвинит тебя в изнасиловании или придумает что-нибудь в этом духе! И не жалуйся тогда мне! Я тебя предупредила.

– Это смешно! Я же не собираюсь крутить с ней роман. У нее скоро будет ребенок от какого-то парня, так на что она мне? – солгал он, скорее всего, самому себе. – Домработница – это единственная должность, которую я смог для нее придумать. Если она справится с этим делом, ей же лучше. Таким образом, мы разрулим сразу две проблемы: и, отель достроим, и дамочку с ребенком пристроим.

– Не зарекайся, – погрозила Эмили ему пальцем. – А насчет ребенка, откуда тебе известно, что он от Джейми?

– Понимаешь, ты ее совсем не знаешь, а обвиняешь во всех смертных грехах, – возразил ей Дэн, прерывая поток ее обвинений. – Как ты можешь так поспешно судить о человеке, которого даже ни разу не видела? Она собиралась стать защитником прав человека.

– Отлично. Мне очень тебя жаль в связи с этим. И когда же она успела все это тебе рассказать?

– За те полчаса, что мы с ней общались, вчера, – ответил он. – А теперь ты, Эмили, ответь мне: когда же ты успела стать такой циничной?

– Когда Пит ушел от меня и я осталась одна, – с этой фразой ее голос смягчился, а в глазах появилась тревога. – Дэн, ты уж будь осторожней. Хорошо, если она святая, как ты говоришь. А если нет? Вдруг она извращенка и охотница за деньгами? Я просто не вынесу твою боль.

– Ну и не надо. Я готов пойти на риск. Я ей верю. Однако ради твоего спокойствия я подпишу контракт о найме сотрудника, тем более что на завтра у нас как раз запланирована встреча с юристами по ее делу, – сказал он и развернулся, чтобы идти на кухню, где он оставил лук, который нарезал для супа. – Если не возражаешь, я бы пошел готовить ужин.

– Смотри, ты уже готовишь для своей домработницы, – усмехнулась она. – Ладно, как знаешь, но будь осторожен! Ты идешь на такой риск!

– А она – нет? Подумай сама: она сейчас такая беззащитная и такая несчастная, что согласилась жить у незнакомца, согласилась принять помощь от мужчины, которого совсем не знает! Вдруг я маньяк-убийца? В жизни такое бывает, особенно сейчас, в двадцать первом веке! Пусть она переговорила с Джорджи. Но откуда ей знать все обо мне? Джорджи может и не подозревать о каких-нибудь моих тайных пороках. Да и никто не может знать. Как бы ты чувствовала себя в такой ситуации?

– Не забывай, я уже была в такой ситуации. Он покачал головой.

– Нет, не была. Когда Пит оставил тебя, ты была не одна, тебе помогали родители. А вот если бы не было их, что тогда? А у нее никого нет. И это не ее вина. Она так напоминает мне тебя…

– Ладно, ладно, сдаюсь, – сказала Эмили, подарив Дэну смущенную улыбку и направляясь к двери. – Только помни: я тебя предупредила. Увидимся завтра. Если сегодня вечером она не прибьет тебя в твоей собственной постели. Не забывай прятать свой кошелек, кстати.

– Непременно, дорогая.

Она показала язык и вышла. Чуть погодя и Дэн вышел в сад и уставился вдаль. Море всегда имело волшебную власть над ним. Волны так успокаивающе что-то шептали. Но тут он заметил, как потемнело небо, а где-то вдалеке прогремел раскат грома. Кажется, надвигается шторм. Какое счастье, что Иона сейчас спокойно спит у него дома, а не сидит под крошащимся потолком в подсобке отеля.

Слова Эмили до сих пор звучали у него в ушах, но он пытался игнорировать их, как и слова Гарри. Эти оба не имели возможности познакомиться с Ионой, что они о ней знали?

Дождь приближался. Разряды молний сверкали чаще и ярче. Ветер склонял деревья и кусты, пригибая их к самой земле, – ураганный ветер. Дэн взглянул на часы.

Четыре. То-то он такой голодный. Он еще не обедал, а завтрак был, казалось, целое столетие назад.

Дэн нашел себе пару пирожных, заварил чай и ушел в студию, оставив дверь открытой, чтобы услышать, когда проснется Иона.

* * *

Да как он смел солгать ей!

Какая же она доверчивая! Как она могла поверить в эту чушь с трудоустройством? Он был один из них! Один из застройщиков, которые купили ее отель и только и мечтали выкинуть ее вон. Он солгал ей, разыграл и обманул, а его сестра обвиняла во всем Иону! Да как она только посмела! Как они вообще все посмели так с ней обойтись!

Она точно сойдет с ума.

Иона бросилась в комнату. Сердце колотилось изо всех сил, тошнота подкатывала прямо к горлу, голову стискивала страшная головная боль. Борясь с дурнотой, Иона побросала свои немногочисленные пожитки в рюкзак, взяла на руки кошку и потихоньку вышла из комнаты.

Так она и знала, что это только сон. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Иона остановилась у парадной двери и тихонько, стараясь не допустить ни малейшего шума, приоткрыла узенькую щелочку. Эмили заводила машину. Надо было успеть проскочить следом, иначе ей не миновать автоматические ворота.

Иона оглянулась: никого. Интересно, где же Дэн.

Протиснувшись в закрывающиеся ворота, Иона оказалась на улице и выдохнула. Как хорошо. И пусть даже гром и молния падут ей на голову, она не останется здесь. Ни за что!

На дрожащих от волнения ногах она поплелась назад к отелю, который так долго был ей честным пристанищем. Но каково же было ее изумление и шок, когда она увидела, что дверь заблокирована! Теперь ей и сюда не было доступа.

Вот теперь она точно потеряла все. Дом, право жить здесь и самую малую надежду на обретение справедливости. Все исчезло разом, словно по мановению палочки злого волшебника.

Иона рассмеялась как безумная. А на что она надеялась? У нее же не было на руках завещания!

И ничего не было.

Словно бы в подтверждение ее бедственного положения, завыл ветер, и проливной дождь обрушился прямо на голову бедной женщины, за пять секунд намочив ее всю.

Глава четвертая

Да куда она подевалась, в конце концов?

Снаружи было почти темно, дождь хлестал по стеклам, и Дэн поверить не мог, что такой шум не разбудил еще Иону. Или она настолько устала, что даже гром и молнии ее не тревожат?

Он посмотрел на часы и нахмурился. Восемь тридцать. Может, Она просто сидит в своей комнате, ожидая, что он зайдет и позовет ее?

Он спустился в холл, прошел к гостевому крылу и постучался в дверь.

– Иона?

Ответа не последовало, – и он решил открыть дверь. Комната встретила его порывом холодного ветра. Он нахмурился. Странно. Входная дверь резко хлопнула от сквозняка, и Дэн, вздрогнув, обернулся: дверь была распахнута в сад и через нее в холл заливал дождь. Мужчина снова позвал Иону, но ответом ему была тишина. На дорожке валялась намокшая подушка.

Что такое? Он вышел и подобрал ее, потом взглянул в сторону своей террасы. Той самой, на которой они с Эмили недавно так мило беседовали.

И как раз об Ионе.

Его пробрала дрожь. Если она все слышала…

Да нет, не должна была…

Он вошел в дом и захлопнул дверь, снова позвал свою гостью, потом прошел в спальню и остановился как вкопанный.

Комната была пустой. Ни одной вещи Ионы. Только миска для кошки. Исчезло все, включая саму кошку и Иону. Он отлично знал, почему.

Простонав, он прислонился спиной к стене и уставился в потолок. Она все слышала. Значит, весь их разговор она сидела здесь и слышала их. Господи, это ужасно.

Подслушала, сама того не желая, и узнала, что он один из застройщиков, ее личный враг. Нет, не так он хотел все это ей представить. Но теперь уже все. Поздно. Теперь она неверно истолкует мотивы его поступков и его желание помочь ей.

Он стал лихорадочно размышлять. Ей некуда было больше идти, только к отелю. Наверняка она снова решила вернуться в отель, где обваливалась крыша. Ни за что она теперь не захочет вернуться и выслушать его.

Однако попытаться он все же должен. Не может же он оставить ее просто так, безо всяких объяснений.

– Ну, я тебе задам трепку, Эмили, – пробурчал он себе под нос, захлопнув за собой дверь. Вернулся в дом, Схватил ключи, включил сигнализацию и вышел под дождь. Завел машину и выехал через ворота.

Ворота. Странно. И как ей удалось их миновать? Может, она и не выходила вовсе на улицу? Прежде чем пороть горячку и ехать искать ее по всему городу, наверное, сначала имеет смысл поискать ее в саду? Территория была огромная, и, возможно, она спряталась где-нибудь под навесами или деревьями. Он обыскал весь сад, но напрасно: ни следа. Кода она не знала, а это значит, что ей удалось выскользнуть буквально вслед за Эмили, когда та уехала. Но ведь все произошло несколько часов назад, а за это время можно уйти далеко.

Он снова выругался про себя, завел машину и направился к отелю.

Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что дверь подсобки заперта и заблокирована рабочими. Значит, увы, Иона, увидев это, ушла. И теперь один Бог знает, где ее искать. Теперь она блуждает где-то, одна, под проливным дождем. Нет, не одна, с кошкой. Черт, надо же такому случиться! Он хлопнул рукой по рулю и застонал.

Что же теперь? Он быстро набрал номер Эмили. Гнев и злость одолевали его.

– Иона исчезла. Должно быть, она услышала наш с тобой разговор. Ты виновата в этом, так что быстро давай собирайся и выходи ее искать. Никаких извинений! Это твоя вина. Это ты ворвалась в мой дом без приглашения и обвинила незнакомого человека черт знает в чем. Еще бы ей не обидеться! Если с ней что-нибудь случится, отвечать будешь ты.

– Дэн, что такое ты говоришь? Где ты?

– Около отеля. Дверь подсобки закрыта, Иона тут была, но ушла, потому что сюда ей больше хода нет. Я обыскал весь свой дом и территорию сада. Ее нигде нет. Думаю, она успела проскользнуть в ворота сразу же вслед за тобой.

– Но ведь на улице ливень и такая грязь!

– Знаешь, я как-то заметил. Уверен, что она где-нибудь прячется от непогоды, но где именно? Надеюсь, у нее хватит ума вернуться.

– Правда? – скептически возразила Эмили. – Я что-то в это не верю.

Дэн в волнении провел рукой по волосам.

– Да уж, после того, что она от тебя узнала… едва ли она вернется. Но у нее не так много выбора. Ладно, Эм, ты там попроси еще Гарри о помощи, втроем мы быстрее справимся с поисками. Я буду на связи.

– Погоди! Я даже не знаю, как она выглядит!

Он откашлялся и резко бросил:

– Эм, на улицах сейчас не так много беременных женщин с рюкзаками за спиной и кошками в руках. Так что точно мимо не проедешь. Только учти, если с ней что-нибудь случится, я такое с тобой сделаю…

И с этими словами он отключился, затем набрал номер Ника.

– Привет! Пропала Иона. У меня к тебе огромная просьба. Я организовал поиски и прошу тебя тоже присоединиться к нам. – И после этого он так же описал пропавшую. – Я на связи, – сказал он и положил телефон в карман.

* * *

Как же она замерзла!

Зубы выбивали барабанную дробь, сама она промокла до нитки, да и Пебблс на ее коленях дрожала. Пусть кошка и была глухой, но грозу она все же чуяла и боялась. Спрятались они в дверях магазина, того самого, куда они заезжали вместе с Дэниелом, купить корм и миску для кошки. Неужели это было всего лишь сегодня днем? Магазин располагался неподалеку от отеля. Это было удобное укрытие, но здесь было так людно, да и проезжая часть достаточно шумная. Люди подозрительно косились в сторону странной бродяжки.

Впрочем, никто из них так и не остановился, чтобы помочь или спросить, как она тут оказалась. Все слишком торопились по домам, в свои уютные комнаты. Усевшись на рюкзак, Иона провела тут несколько часов. Не слишком удобно, но терпимо.

Перед ней то и дело вставал вопрос, куда же идти дальше. Ответа не было, и она старалась не думать об этом. Выбора у нее особенно нет, как и денег, и друзей. Только враги.

Хорошо по крайней мере, что она теперь знает их в лицо. Это Эмили и ее муж Гарри, который был как-то связан еще с какой-то Кармен, или как там ее? И еще Кейт, кем бы она ни была. Но впрочем, что ей до них? Теперь ее до костей пробирал холод и все ее мысли концентрировались на том, где бы найти тепло.

Взглянув перед собой, словно бы в желании найти это тепло, она случайно посмотрела на другую сторону улицы, и тут ее взгляд наткнулся на машину Дэниела, медленно ехавшую по дороге.

Боже, да он смотрит прямо на нее! Этого еще не хватало! Дэн смотрит на нее, такую замерзшую и злую, готовую наговорить ему достаточно гадостей, чтобы он отвел ее за это в тюрьму. Иона быстро спряталась за дверь, но было поздно. Он ее заметил. Крутанув руль, он остановился на обочине и выпрыгнул из машины, оставив дверцу открытой.

Сразу раздались гудки других машин, но он, не замечая этого, бросился через дорогу, к магазину. Добежав до двери, он схватил женщину за руку и с дрожью в голосе закричал:

– Куда ты пропала, черт возьми? Я с ума сошел от волнения.

– Отпусти меня, – четко произнесла она, и Дэн отпустил руку, вдруг осознав, что мог причинить ей боль.

– Прости, прости, я переволновался. Идем в машину, и там ты мне все расскажешь.

– Нет. Я с тобой никуда не пойду.

– Не бойся, я не собираюсь тебя похищать. Вот, можешь взять ключи от машины. Только дай мне шанс тебе все объяснить, – и с этими словами он пригладил волосы, с которых на его лицо стекала вода. Да он весь вымок! До нитки! И так же замерз, как она. Выходит, он искал ее, и не только в машине. По всем улицам! Пешком!

Но почему?

– Что ты хочешь объяснить? – спросила она, в ее голосе явно сквозило любопытство. – Причину, по которой ты солгал мне?

Он тяжело вздохнул.

– Я не лгал. Просто я не сказал всей правды.

На это сообщение она рассмеялась.

– Всей правды? Да ты ни слова правды не сказал!

– Сказал то, что тебе нужно было знать, пока что, – попытался он оправдаться. И звучало это на удивление искренно.

С дороги донеслись сигналы машин и визг тормозов.

– Ты оставил машину на дороге с открытой дверцей, – заметила она.

– Пожалуйста, – продолжал он настаивать. – Давай поедем куда-нибудь, где бы мы смогли в тепле и уюте побеседовать, может, перекусить, ты же голодная. Пусть это будет кафе. Выбирай.

– Но я же с кошкой, – заметила она, и он вздохнул.

– Иона, пожалуйста, – снова сказал он, и, пожалев его, такого промокшего и замерзшего, она сдалась:

– Ну ладно. Только в машине. И мы никуда не едем. У тебя только пять минут.

Его машина и в самом деле мешала движению, поэтому пришлось отогнать ее. Съехав с главной дороги, Дэн свернул за угол, доехал до отеля, рядом с которым располагался городской парк, и остановил машину у того фургончика, в который они прятали матрас. Заглушив мотор, он вынул ключи и передал их женщине.

– Даже не знаю, с чего и начать, – сказал он, с осторожностью подбирая тон и слова, понимая, что любая его оплошность приведет к новой ссоре, в результате которой Иона снова сбежит от него под дождь.

– С главного. Мне нужна правда. Но для начала включи обогреватель.

– Для этого мне нужны ключи.

Она без слов передала ему ключи, и он завел мотор и включил обогреватель. Они настолько вымокли, что через пару секунд окна уже запотели от испаряющейся влаги. Салон сразу же заполнился запахом улицы и промозглости. Кошка продолжала дрожать. Бедная Пебблс.

Иона гладила ее дрожащими пальцами, синими от холода.

Глянув на женщину, Дэн сказал:

– Все это неправильно. Тебе надо где-нибудь согреться и поменять мокрую одежду на сухую, иначе так и простудиться недолго. И потом, ты еще наверняка голодная. Да и кошка вея дрожит.

Иона взглянула, на Пебблс. По щеке женщины побежали слезы. Или то были капли дождя?

Она отвернулась, желая скрыть досаду и обиду.

Тогда он приподнял ее подбородок большим пальцем и встретился с ее упрямым взглядом. В гневе ее глаза были прекрасны, но не предвещали ничего хорошего. В них горели разочарование и боль.

Он сглотнул.

– Пожалуйста, давай поедем домой. Оставаться тебе там не обязательно. И еще я научу тебя открывать ворота, так что ты сможешь уйти, когда захочешь. Я не буду настаивать, чтобы ты осталась.

– Нет. Ты опять лжешь. Как и все твои друзья: Я думала, мне надо бороться против Айана, а это ты настоящий мой враг. Ты победил, что еще? Прими мои поздравления. Как себя чувствуешь, ограбив младенца? – она в гневе отмахнулась от его руки и вытерла щеки от слез.

– Но мы не…

– Нет, вы именно что ограбили мою дочь! Она наследница! Теперь же, когда меня выкинули из отеля, я ничем не смогу ей помочь. Так я и знала, что мне нельзя поддаваться на твою провокацию и уходить из подсобки. Я потеряла единственное место, где могла бы укрыться. А твоя помощь… Ты волк в овечьей шкуре, вот ты кто. Но ничего, дождь прекратится, и я непременно найду выход. И дверь открою в подсобку.

– Нет, – он покачал головой. – Это слишком опасно.

И словно бы в подтверждение его слов, сильный порыв ветра сорвал с крыши пласт металла и бросил его на землю, недалеко от них.

Губы женщины задрожали, она закусила их и отвернулась. В этот самый миг зазвонил телефон Дэна. Он отвернулся и ответил на звонок.

– Есть новости? – это была Эмили.

– Я нашел ее, – сказал он сестре, и та выдохнула.

– Ну слава богу! – сказала она облегченно. – С ней все в порядке?

– Не совсем. И все из-за тебя.

– Ну, Дэн, – протянула Эмили. – Я и так уже вся измучилась от вины. Мне очень, очень жаль. Словно бы история с Кармен повторяется. Все вы, мужчины, одинаковые: стремитесь помочь несчастным. И прости насчет Кейт, я не хотела тебе напоминать. Слушай, давай я сейчас приеду и все ей объясню, а?

– О нет, только не это. Сегодня ты и так слишком много наболтала ненужного, – сказал он. – Не волнуйся, я за ней присмотрю.

После небольшой паузы Эмили произнесла:

– Отлично. Тогда передай ей мои извинения, ладно? Завтра я перезвоню.

– Идет.

Он отключился и повернулся к Ионе.

– Знаешь, наверное, мне еще надо позвонить и Нику тоже. Он тоже тебя ищет.

– Переживает, как бы я не наделала еще больших бед?

Дэн тяжело вздохнул и провел пальцами по влажным волосам.

– Нет. Он просто, как и я, волнуется о беззащитной молодой женщине, которая оказалась на улице в шторм и которой некуда идти по его вине, – он снова тяжело вздохнул. – Пойми, мы не желаем тебе зла, Иона. Мы на твоей стороне.

Она фыркнула.

– Ты уж прости, но я не сильно верю тебе, – сказала она напряженно, и тут же выплеснулось из нее все негодование против Эмили: – Дэн, как она посмела сделать такой вывод обо мне? Она меня не знает. Мне все равно, что это твоя сестра, я ее простить не могу. Я бы никогда не стала делать столь поспешных выводов о ком бы то ни было. Да кто она такая, а?

И тут Иона поняла, что говорит слишком громко, и замолчала, отвернувшись к окну. Правда, за окном ей не удалось разглядеть ничего из-за сплошной стены дождя, но это было лучше, чем смотреть на Дэниела, такого сексуального с этой своей упавшей на лоб влажной челкой.

Иона уже готова была выйти из машины под дождь, когда прямо над ними раздался мощный удар грома, кошка на ее коленях вздрогнула и замяукала. Нет, так не пойдет. Пебблс точно сойдет с ума от страха, если сейчас выйти в грозу.

Дэниел пока перезвонил Нику и дал отбой, а Иона пыталась успокоить кошку.

– Ну ладно, ты победил, – ответила она тихо. – Но это все только из-за кошки, учти. Ты отвезешь меня к себе домой, я высушу кошку и накормлю ее, переоденусь сама, и еще – ты непременно расскажешь мне, что же происходит на самом деле. А вот потом и решим, оставаться мне или нет.

Дэн тихонько вздохнул: радости его не было предела.

– Так с чего мне начать?

Она устало посмотрела на него, слишком очевидно давая ему понять, что не поверит ни одному его слову. Но… он выполнил часть своих обещаний: оставил ворота открытыми, показал, где находится пульт управления, и сказал код, который открывает и закрывает ворота.

Еще он дал ей ключи от дома, код системы безопасности и еще пару сотен долларов наличными, на первое время. А также свою кредитную карту и код доступа к ней.

Неужели? Такой щедрый? Ни за что бы не поверила. Может, его сестра была права на его счет? Или, может, все идет по их плану? Чтобы Иона не мешала строительным работам? Ничего, скоро она все это выяснит.

Дэн проводил ее в крыло для гостей, и пока она принимала душ, мужчина занимался с кошкой. Он высушил ее полотенцем и накормил.

– Все твои вещи тоже мокрые, – заметил он, когда Иона вышла из душа. Через пару минут он вернулся с сухими тренировочными брюками и футболкой, а через плечо у него был перекинут пушистый банный халат, в который она с радостью переоделась. Конечно, все вещи были ей велики, но возражать в ее положении было бы глупо. Главное, что тепло и сухо.

Пока она переодевалась, Дэн тоже ушел и переоделся. Теперь на нем были старые джинсы и мягкий хлопчатобумажный джемпер. Он уселся за столик, и их взгляды встретились.

– Начни с самого начала, – сказала она. – Когда ты впервые узнал, что я живу здесь, и когда решил меня выдворить.

– Я не хотел, тебя выгонять.

– Ну, ладно, назовем это по-другому. Как ты там сказал? Решить проблему. Да? – и голос ее невольно дрогнул. – Думаю, это слово подходит?

Дэн виновато опустил глаза, понимая, что спорить тут бессмысленно. В ту же минуту Ионе захотелось его как-нибудь утешить, но она прогнала это чувство прочь.

Тут он поднял глаза, а она, напротив, опустила.

– Первый раз я узнал о тебе пару недель назад, когда мы закончили ремонт.

– Закончили? – выпрямилась она.

– Да. Как ты думаешь, ради чего мы так хотели выставить тебя из отеля? Конечно, мы все закончили. Мы закончили все за пару дней до смерти Брайана. Мы подписали контракт, в котором оговаривалось, что он останется тут еще месяц после завершения ремонта, чтобы у него было время расплатиться с долгами и найти новое жилье. Честно говоря, я думаю, он уже чувствовал приближение смерти, поэтому и заключил с нами сделку заранее, чтобы деньги за отель уже были на его банковском счету.

– Но вот он умер и не успел ими распорядиться, – продолжила Иона со вздохом. – Но… если вы заплатили ему, то где же деньги? У Айана?

– Это вряд ли. Деньги не могут перевести на счет, пока мы не выплатим последний взнос, а сделаем мы это только по окончании всех работ. То есть после того, как выселим тебя из отеля. Раньше это было сделать невозможно.

– Вот значит, для чего вам понадобилось меня выселять.

Дэн тяжело вздохнул.

– Не выселять, а… Ладно, выселять, но не по той причине, о которой ты подумала.

– А по какой же? – спросила Иона.

– Да потому что оставаться там попросту опасно для тебя! Всю прошлую ночь я не мог спать, когда ты рассказала мне про этот потолок. Именно поэтому я и приехал к тебе так рано, проверить, в порядке ли ты. Ты же видишь, в каком плачевном состоянии крыша, Иона. Комната вся сырая из-за дождя, в ней нельзя жить. Надо ли ждать, когда потолок рухнет на голову? Ведь тебе есть о ком заботиться.

Она посмотрела вниз, и руки ее сами собой легли на живот. Да, Дэн прав. Там всегда было опасно. Прошлым вечером, когда побелка осыпалась, было очень страшно. Прошлый раз, когда обрушился потолок в спальне, Ионе повезло, потому что в этот самый момент она была в ванной. Тогда испортилась вся ее одежда, промок матрас и почти вся комната стала непригодной для жизни.

А если бы она находилась в кровати…

Иону передернуло от такой возможности, на лоб наползли морщины.

– С тобой все в порядке? Не холодно?

Она выпрямилась.

– Да нет, тепло, – сказала она, хотя он все равно встревожился.

– Иона, я знаю, как это может выглядеть со стороны. Но я хочу защитить тебя, твои права и права ребенка. К тому же тебя бы все равно попросили покинуть помещение. Это дело времени. Если бы не потолок, то мы предложили бы тебе помощь юристов, с которыми у нас завтра назначена встреча.

– Значит, вы уже давно решили избавиться от меня законным путем?

– Ну ты опять переворачиваешь все с ног на голову. Мы хотели тебе помочь, избавить тебя от борьбы с бесчестным человеком, который решил тебя попросту обокрасть.

Можно ли было этому поверить? Звучало убедительно.

Впрочем, ей ли выбирать в ее положении? И потом, она так устала сражаться.

– Если бы я заранее знала, что вы закончили строительство, что я не смогу повлиять на процесс сделки по продаже… зачем же я так мучилась и все это время там жила? – она тяжело вздохнула. – Я-то думала, сделка еще не завершена и у меня есть шанс… Но почему же в таком случае вы меня просто не выгнали?

К ее великому изумлению, Дэн рассмеялся.

– А мы пытались. Именно поэтому и назначили на завтра встречу с юристами. Мы как раз хотели отработать все версии, как заставить тебя уйти. Но тут я как раз узнал, что твоей безопасности угрожает потолок, – сказал он. – Мы же собирались сломать то крыло здания, а по твоей вине серьезно задержались. Завтра мы все вместе должны были решать эту проблему.

– Тогда зачем предлагали мне работу? То есть, если все уже было назначено, зачем было так обо мне хлопотать? Ведь и без того меня бы попросили уйти.

Дэн снова виновато опустил глаза.

– Все дело в том, что ты оказалась беременной, – наконец признался он.

– Ну и что с того?

Теперь настала его очередь удивляться.

– Разница есть. И большая разница. В свое время в похожей ситуации оказалась моя сестра, и когда она вернулась домой, родители ее приняли. Она была чуть старше тебя тогда, с маленькой дочкой. Хорошо, что ей было куда вернуться. У тебя же нет дома. Мне все равно, что ты меня считаешь негодяем, но я не могу взять и просто так выкинуть тебя на улицу. Ясное дело, милостыни ты от меня не примешь, поэтому я придумал для тебя работу. Так будет честно. Да и потом, такой огромный дом для меня одного… слишком много:

С этим было трудно спорить. И все же… в течение всего этого рассказа она не раз ловила себя на мысли: он чего-то точно недоговаривает. Возможно, и сам не до конца понимает, в чем же дело. Может, это было как-то связано с Кейт? Ладно, все это можно будет разузнать позже.

– Все же как ты узнал обо мне? Что вам сказали?

– Нам сказали, что есть мошенница, которая претендует на отель, что она когда-то работала тут. Еще они сказали, что с этим проблем не будет и что ты съедешь через месяц. Но вот месяц прошел, а ты все еще жила там.

– Айан сказал вам, что мне нечего предъявить?

– Да. Так сказал и его адвокат. Правда, теперь непонятно, как они могли это заявить, у них же не было завещания.

– Но даже и без завещания у меня есть шанс предъявить права. В законе уже давно есть такой пункт, о правах детей как наследниках собственности.

Он кивнул.

– Мне для начала надо доказать, что ребенок действительно от Джейми…

– А разве есть сомнения?

Она уставилась на него в изумлении, и он поднял обе руки – «сдаюсь».

– Я только спросил, Иона. Это существенно. Если ты точно в этом уверена, то это меняет дело.

– Дело не в уверенности, а в доказательствах на бумаге. Конечно, уверена. И доказательства нужны не мне, – добавила она уже мягче. – Доказательства нужны суду. А если Айан получит все деньги до того, как она родится…

– Этого мы не допустим. Он еще ничего не получил, а если ты предъявишь свои требования, деньги он точно не получит, до решения суда. Наши адвокаты завтра решат эту проблему. Завтра мы идем в их контору вместе с тобой.

От такого предложения у нее едва не закружилась голова. Неужели на свете все же бывает справедливость? Она и мечтать об этом не могла! Бесплатно получить юридическую консультацию по своему делу! Да это же чудо! А потом взять да и остаться в доме этого человека вплоть до рождения дочери! Еще чудеснее! Жить в безопасности! Рядом с таким мужчиной!

– Иона?

Она подняла глаза.

– Прости. Кажется, я действительно неверно судила о тебе. Но я же имею право на ошибку.

– В общем да, особенно после того, что ты услышала от Эмили, – сказал он, криво улыбнувшись. – Ну, так… ты прощаешь меня? То есть нас. И – останешься?

Об этом надо было хорошенько подумать. Возможно, его она уже и простила. Но вот как насчет Эмили? Время все решит.

– Ты что-то там говорил насчет контракта по трудоустройству. Неплохая идея, в свете всей информации. Я бы не хотела, чтобы меня обвинили в чем-нибудь незаконном еще раз.

Он кивнул.

– Конечно, конечно. Это тоже можно будет обсудить завтра.

– Кстати, ты что-то говорил про ужин? – добавила она, и морщинки на ее лбу разгладились. Улыбка Дэна согрела холодное сердце женщины.

– Так и есть, – подтвердил он. – Куриный суп, стоит на плите готовый.

Иона робко улыбнулась ему в ответ.

– Хорошо, начнем с этого. Остальное решим чуть позже.

Глава пятая

Утро вечера мудренее.

Так решила про себя Иона и осталась у Дэниела. А он почти всю ночь провел без сна, ворочаясь с боку на бок и гадая, осталась ли она.

Она сказала, что останется. Он решил ей поверить на слово, и вот с утра она была еще здесь.

Он сразу это понял, как проснулся. Потому что увидел ее стоящей без движения в саду, в самом дальнем его конце, одетой в его банный халат. Она смотрела на тихое море, и в этот самый миг Дэн почувствовал что-то особенное, а что именно – ему не хотелось анализировать.

Тогда Дэн нажал кнопку, и шторы задвинулись. Этого он не делал почти никогда. Умывшись и одевшись, он спустился на кухню вскипятить чайник и увидел, что женщина еще стоит там же, лицом к небу, словно впитывает тепло солнечных лучей. Он открыл дверь и вышел на террасу. Тут же Иона обернулась и улыбнулась. Солнышко весело заиграло на ее волосах.

– Доброе утро, – сказал Дэн, и она направилась к дому, ступая босыми ногами по мокрой траве.

– Доброе утро, а я как раз дышала свежим воздухом.

– У тебя еще будет на это время, – сказал он, не в силах спрятать улыбку.

– Здесь так прекрасно.

– Хорошо спала?

Она кивнула.

– Еще бы, я так устала.

– Да, вчера был день не из легких.

– Точно, – и больше она ничего не добавила, но по ее грустному взгляду можно было о, многом догадаться. – Твой сад полностью закрыт, со всех сторон?

– Да.

– Значит, у Пебблс не будет шанса выбраться на улицу, если ее выпустить погулять?

– Если только открыть ворота. Обычно же они тоже закрыты. И если она не умеет карабкаться на гладкие стены.

– Самое главное, тут можно обойти дом кругом. Она это любит.

– Замечательно. Иона улыбнулась.

– Она привыкла сидеть на крыше часами и наблюдать за птицами. Ловить она их не ловит, зато наблюдает.

– Тогда можно отпустить ее на прогулку с чистой совестью.

И оставляя на полу мокрые следы, Иона прошла в свое крыло. Через пару минут она показалась с кошкой на руках. Пебблс настороженно осматривалась, готовая дать отпор любой опасности или сбежать, по крайней мере.

– Будешь кофе или чай? – спросил Дэн, и женщина подняла голову.

– Чай, пожалуй, лучше. Но разве не я его должна готовить?

– Если только ты решила остаться работать у меня.

Пауза, казалось, длилась целую вечность. Наконец Иона ответила:

– Пожалуй, я сделаю чай. И Дэн перевел дух.

– Лучше понаблюдай-ка за кошкой. Не уверен, что столь ранний чай будет стоять в рамках твоей профессиональной деятельности, – улыбнулся он и, напевая себе под нос что-то веселенькое, удалился, не рискуя задаться вопросом, с чего это он такой счастливый.

– В котором часу назначена встреча с юристами?

Дэн нахмурился.

– Десять подойдет?

– О, – Иона взглянула на часы и смутилась. Разобрав вчера вечером свои вещи, она поняла, что в принципе ей даже не в чем пойти.

– Что-то не так?

– Вся моя одежда испорчена, практически вся. Прошлым вечером я планировала ее выстирать. Ведь не могу же я пойти на прием к юристам в старых джинсах и футболке.

Воспоминание о прошлом вечере смутило Дэна, и он нахмурился.

– У тебя нет одежды для беременных? – спросил он с удивлением.

– Огромные мешковатые брюки и пара футболок, ничего другого, более респектабельного, нет. Мои джинсы больше мне не подходят, но это – единственное, что у меня есть, их я вчера постирала.

Он нахмурился еще больше и оценивающе посмотрел на нее. На ней был его банный халат, а на ногах – ничего. Она смутилась и запахнулась получше.

– Я бы мог попросить Эмили, вдруг у нее что-то есть.

Женщина судорожно сглотнула.

– Не надо ее беспокоить. Я надену джинсы.

Он лишь вздохнул.

– Ладно, но сразу после встречи мы идем по магазинам, хорошо? Надо же тебя одеть!

– Ну да, вот и получится, что я вытягиваю у тебя деньги, как говорила твоя сестра, – пробормотала Иона себе поднос.

– Глупости, – сказал Дэн, отмахиваясь. – Пусть это будет в счет рабочей формы.

Она не ответила, но по ее липу он все понял.

– Ну, я не имел в виду ничего неприличного, – сказал он, усмехнувшись. – Но ведь тебе нужна будет одежда, если ты собираешься работать у меня. Да и потом, должны же мы как-то компенсировать моральный ущерб за потолок.

Логично. И умно с его стороны. Ей действительно будет нужна униформа. Главное, чтобы это не была подачка от его сестры.

Дэн внимательно смотрел на нее, ожидая ответа.

– Только пара вещей, – предупредила она. – И – до моей первой зарплаты.

Он кивнул.

– Идет. Итак, собираемся на встречу. Полчаса тебе хватит на сборы?

Она чуть не рассмеялась вслух. Ей бы и пяти минут вполне хватило: что там особенно собираться-то? Мазнуть пару раз тушью и тенями да губной помадой и причесаться.

– Достаточно, – кивнула она, решив использовать оставшееся время на стирку.

К юристам они успели вовремя. Их уже ожидали еще двое мужчин. Гарри и Ник, догадалась Иона. Гарри она помнила по телерепортажам, лицо Ника тоже было немного знакомым. Кажется, она видела его пару раз в отеле, когда еще работала там.

Они выглядели важными и серьезными, как ей показалось, и немного смутились, встретив ее. Гарри – особенно, потому что именно его жена была вчера неправа. Иона решила не показывать, что обижена, выпрямилась и протянула руку.

– Привет, я Иона Локвуд, – сказала она и заставила себя посмотреть в глаза Гарри.

Он пожал ей руку.

– Гарри Кавена, – сказал он. – Приношу свои извинения за слова Эмили, от ее имени.

Иона выжала из себя улыбку. Вряд ли Эмили просила это передать, просто дань вежливости.

– Ник Баррон, – представился второй и подал ей руку. – Я вас узнал. Вы работали в холле отеля, когда мы встречались с Брайаном Доуи.

– Да, я была там мастером на все руки, – весело заметила Иона. – Хорошая такая работа: Фигаро – здесь, Фигаро – там.

Они вежливо заулыбались, и атмосфера немного разрядилась. Но вот их пригласили в кабинет. Ионе пришлось повторить всю свою историю с самого начала.

– Значит, никакого следа от завещания, мисс Локвуд?

– Айан ничего не смог найти, и я не знаю, куда Брайан его дел.

– У него был адвокат?

– Не знаю. Кажется, он общался с неким Барри Эдвардсом. Он кое-что может знать об этом.

– Я хорошо знаю Барри Эдвардса. Мы давно работаем с ним. Уверен, если завещание было, то он непременно о нем должен знать. Мы с ним еще переговорим об этом. А пока я так понимаю, что вы были рады переехать из отеля и получить должность у моих клиентов?

Она кивнула. Прошлый вечер был для нее сущим кошмаром, а пробуждение утром показалось раем. У нее не было желания жить в кошмаре.

– Да, там было небезопасно.

– Определенно. Прошлой ночью крыша все же обвалилась, – сообщил им Ник. – Я там был сегодня утром. Матрас теперь погребен под тоннами мусора. Дэн вовремя увел вас оттуда.

Дэн закрыл глаза и тяжело вздохнул.

– Черт возьми, – пробормотал он. – Правда?

– Правда. Так что все к лучшему.

Ионе стало плохо. Ее руки машинально легли на живот, словно она желала защитить ребенка. Взгляд ее остановился на лице Дэна. В желании ее поддержать он положил руку ей на плечо.

Что бы там ни говорили, а он правильно поступил, и все это поняли.

Юрист откашлялся.

– Что же, думаю, на этом все. Есть ли у вас еще что-нибудь добавить?

Они переглянулись.

– Есть еще просьба составить контракт о найме сотрудника, – сказал Дэн. – Я нанимаю Иону и хочу защитить ее и обеспечить ей все права работника.

– Хорошо. В таком случае мы с Ионой составим контракт, а потом дадим вам его посмотреть.

– Тогда, наверное, все, – сказал Дэн и повернулся к ребятам. – Мы возвращаемся в отель. Иона, присоединишься к нам, когда закончите работу? Это недалеко. Мы будем в офисе.

– Хорошо. Какой именно номер кабинета?

– Рядом с охранником.

Она улыбнулась.

– В таком случае предупредите их, чтобы меня впустили. Мы с ним не самые лучшие друзья.

Дэн заметно смутился.

– Ничего, я его предупрежу.

– А она ничего.

Дэн обернулся к Гарри:

– А я что говорил!

– Приятная, образованная, речь грамотная…

Он вздохнул, лицо Гарри вытянулось.

– Эм боялась, что ты связался с мошенницей, которая окрутит тебя и вытянет все деньги.

– Да-да, как и деньги Брайана Доуи. Кажется, она назвала ее хищницей, – напомнил он, и Гарри заморгал.

– Боже…

– Вот-вот.

– Кажется, ей и впрямь надо извиниться.

– Верно, но Иона не жаждет встречи с ней, и я не могу винить ее за это. Не стал бы. Просто чудо, что она не пошла подавать на нас в суд.

– Возможно, потому что у нее и в самом деле не было выбора, – пожал Ник плечами. – Увидев ее теперь, я признаю: ты прав. Да и потом, я помню, она отменно работала в отеле, – добавил он. – Тут все пошло бы прахом без нее, особенно когда Брайан был при смерти. Я тогда вел с ним переговоры, а его сын был в Таиланде, и Брайан был на грани отчаяния. Мы могли только уповать на то, что вскоре появится кто-нибудь из его сыновей. Если бы я знал раньше, что речь идет именно о ней, я бы пошел и напрямую поговорил с ней. Все могло бы разрешиться еще лет сто назад.

– Ну, и сейчас еще не поздно, на самом деле, и возможно, мы сможем помочь ей, – сказал Гарри.

– Ага, а ты можешь уже начать: поговори с моей сестрой и убеди ее, пожалуйста, что Иона не хищница, – подмигнул ему Дэн, и, когда они подошли к отелю, он обратился к охраннику: – Пожалуйста, когда придет мисс Локвуд, пропусти ее.

Мужчина нахмурился:

– Мисс Локвуд?

– Та самая, которая месяц жила в отеле, ты ее знаешь. Она жаловалась на твое неадекватное поведение.

– Это наша работа, сэр, – отрапортовал парень. Дэн хмыкнул и пошел за своими партнерами.

– Вот именно, так выполняй же свою работу.

Как странно было снова вернуться сюда.

Иона миновала стеклянные двери и приблизилась к стойке в холле. Ковры повсюду были убраны, и вместо них сверкала чистотой плитка, а посреди холла возносилась широкая лестница на второй этаж.

Здесь все словно бы было как прежде и в то же время по-другому. Вместе с коврами исчезла мебель, кроме старого массивного стола, который она так любила. Зал был пуст, и в нем эхом разносились разные звуки: радио, шум работающих машин, стук молотков, визг дрели, звяканье ключей.

Бедный старый стол. Он сохранил все воспоминания, тысяча и одну историю, что происходили в отеле. И вот теперь ему пора на пенсию. Иона любовно провела рукой по поверхности стола, посмотрела на пальцы: они были в пыли.

Прах к праху.

Сглотнув, она отвернулась и наткнулась на Дэна, который внимательно смотрел на нее.

– С тобой все в порядке? – спросил он тихо, и она кивнула.

– Я не была здесь с его похорон. Здесь все так изменилось.

– То ли еще будет.

Только не это, опять у нее сердце сжалось.

– Так что ты там планируешь? Что-нибудь современное из этого отеля устроить?

Он рассмеялся.

– Не совсем. Мы его отреставрируем и превратим в модный дорогой спортклуб и фитнес-центр, где будут разные салоны красоты, массаж, физио– и ароматерапия, бассейн, сауна и все такое. Это будет большой комплекс. В этом районе подобного нет.

– То есть вы таким образом заполните нишу.

– Верно. Идем с нами в кабинет, познакомлю тебя с отцом Джорджи, Джорджем Колдуэллом. Он наш застройщик. Еще мы покажем тебе наши планы и потом уже отправимся за покупками. Как там все прошло с юристами?

– Отлично. Спасибо огромное за консультацию, – добавила она тихо. – Не знаю, что из всего этого выйдет, но хотя бы буду знать, что я сделала все, что смогла.

– Да на здоровье, – сказал Дэн, и его улыбка согрела ей душу. Много бы она отдала за то, чтобы он постоянно так улыбался ей.

Когда они вошли в кабинет, Ник разговаривал по телефону. Очевидно, говорил с Джорджи.

Посмотрев на них, он улыбнулся Ионе, и та попыталась улыбнуться ему искренне. Дэн не смог бы сказать, получилось у нее это или нет.

– Нет, я думаю, мы не задержимся. Мы как раз заканчиваем, правда?

Джордж кивнул, и Ник продолжил:

– Да, он говорит, что мы уже все сделали и уже скоро выезжаем. А что?

Его взгляд снова упал на Иону, и он сделал задумчивое лицо.

– Не знаю. Дэн собирался показать ей наши планы по отелю, а потом они хотели пойти за покупками. Ей нужна одежда. Ее старая совсем испортилась. – Он помолчал, выслушивая Джорджи. – Такого же размера? Ну хорошо, я встречу тебя на входе. Да, я попрошу их задержаться.

Он положил трубку и посмотрел на них.

– Джорджи гуляет с детишками. Она собирается прийти к нам и передать тебе некоторые вещи.

– Мне? – удивилась и испугалась Иона.

– Ну, одежду для беременных. Она говорит, что было бы неразумно покупать одежду на такой короткий период времени. У вас с ней один размер.

Возможно, это предложение и было к лучшему. Пусть она отказалась принимать подарки от Эмили, может, от Джорджи примет.

– Спасибо. Я, пожалуй, позаимствую пару вещей, пока не смогу купить сама.

Позаимствую – еще то словечко. Какая она все же гордячка!

И чем больше он узнавал об этой женщине, тем больше ему хотелось узнать о ней еще…

Спустя десять минут Ионе представили Джорджа, показали планы будущего клуба, а также вручили огромный пакет с одеждой, которую занесла в отель Джорджи, гуляя с детьми. В отель она не заходила, так что Иона ее не видела.

А жаль. Она бы хотела лично поблагодарить ее, но Ник бросился навстречу Джорджи и вскоре вернулся с тяжелым пакетом. И вот теперь Иона и Дэн направлялись домой.

Некоторое время спустя Иона наконец осталась одна в комнате со своим сокровищем. Раскрыв пакет, она вытащила все вещи, бережно разложив на кровати и почти с вожделением уставилась на них. Здесь были: отличные льняные брюки, мягкое шерстяное платье, просторные джинсы, модного покроя шорты, футболки и топик на молнии, – настоящее богатство!

Все чистенькое, аккуратно сложенное и приятно пахнущее! Иона с наслаждением зарылась лицом в платье и глубоко вдохнула, не в силах оторваться от такого сокровища. Отложив платье, она по очереди брала каждую вещь и внимательно ее рассматривала.

Платье было отличного покроя, так же как брюки и топики. Тут был даже отличный бюстгальтер – удобный и мягкий. Ей казалось, что такой ей не подойдет, но, примерив, она даже присвистнула: надо же, подошел! И груди стали на удивление кругленькими и, можно сказать, аппетитными. Взглянув на себя в зеркало, она не могла оторваться от этого зрелища: такой симпатичной она давно не была.

Удивительно!

Затем она померила черные брюки и пиджак вместе с белой рубашкой из натурального льна. Из зеркала на нее смотрела респектабельная дама. Ну вот, теперь она без зазрения совести сможет идти по улице, не стыдясь прохожих. На глаза навернулись слезы.

– Не валяй дурака, – пробормотала она, снова взяла шерстяное платье и поднесла его к носу.

Оно было великолепно. Ткань такая мягкая, немного колючая, зато такое элегантное! Случайно взглянув на бирку, Иона вздрогнула. Ну еще бы! Что же удивляться – платье-то куплено в бутике!

Иона с радостью примерила его.

Еще в пакете были сандалии, босоножки и туфли на плоской подошве. Когда она вытащила обувь, из пакета вылетела записка:

«Надеюсь, что все это тебе пригодится. Тебе столько пришлось пережить за последние недели, сущий кошмар. Когда разберешься с вещами, позвони мне, и мы непременно выпьем кофе вместе и разберем оставшуюся у меня одежду. Неразумно покупать новую, у меня просто тонна вещей осталась после беременности! Джорджи».

Иона в ошеломлении села на кровать. Кофе! Настоящая женская вечеринка! Да она сто лет не ходила в гости! Когда это было в последний раз? Она и не помнит.

Тут в дверь постучали, и она очнулась от мечтаний.

– Иона? Все нормально?

– Да, да, – сказала она, пытаясь сморгнуть выступившие слезы. Подошла к двери и открыла ее. – Эти вещи, они такие красивые. Как мило с ее стороны! И еще она пригласила меня на кофе. Как считаешь, мне пойти? А что бы мне такое надеть? Я ведь не знаю ее как человека. Во всяком случае не это же платье, оно слишком роскошное. Есть какие-нибудь идеи?

Дэн молчал, и Иона резко повернулась к нему. Он смотрел на нее так, словно видел в первый раз, она даже отшатнулась от его взгляда.

– Ну, может, мне стоит снова переодеться в свои старые джинсы.

– Нет! Ни в коем случае! Мне очень нравится. Ты выглядишь… Я тебя такой никогда не видел… Это просто…

Он замолчал и целую минуту не мог оторвать от нее взгляда, потом быстро отвернулся.

– Ну, мне сейчас надо снова в отель. Дела. Заодно могу подбросить тебя к Джорджи. Но тогда поторопись, задерживаться я не могу. А насчет одежды, думаю, вполне можно надеть что-нибудь повседневное – джинсы, футболку или топик. Джорджи сейчас дома, и это не официальный прием.

С этими словами он попятился к двери и вылетел из комнаты как ураган.

Да что это с ним такое?

Иона невольно посмотрелась в зеркало. Шерстяное платье обтягивало ее фигуру. Женственная. Да, именно! Такая фигура с древних времен называлась женственной! Узкая в талии, она расширялась к бедрам и была похожа на гитару или грушу. Иона сглотнула. В этом наряде она выглядела – как это называется? – сексуальной.

О, небеса!

Дрожащими руками она еле стянула с себя платье и облачилась в более привычный наряд: джинсы и топик. В них все же гораздо удобнее и привычнее. Помедлив у двери, она наконец рискнула ее открыть. Надо притвориться, что ничего только что не произошло.

Правда, а разве что-нибудь произошло? Что бы там ни было, больше она такого не допустит.


Красивая.

Вот как она выглядела в том платье. Красивая, сексуальная, женственная – само совершенство. Эти распущенные волосы, спадавшие на плечи, такие мягкие и шелковистые, что их непременно хотелось коснуться…

Дэн вышел в сад и втянул в себя свежий воздух. Надо охладиться. Пебблс лежала на дорожке, греясь на солнышке. Он осторожно взял ее и понес в дом.

Перед ним возникла Иона. Теперь ее волосы были завязаны в хвостик, а сама она была одета в джинсы и розовый топик, что, впрочем, ничуть не умалило ее женственности, а напротив, даже подчеркнуло ее. Дэн нервно сглотнул и попытался улыбнуться, как ни в чем не бывало.

– Готова?

Она кивнула.

– Отлично, – сказал он, стараясь не пялиться на нее. – Я только что звонил Джорджи, она дома и ждет тебя на ланч. Едем.

Ланч прошел просто замечательно! Джорджи встретила ее у дверей добродушной улыбкой, с ребенком на руках, и пригласила в дом.

– Привет, очень приятно познакомиться, – сказала она и окинула Иону взглядом с головы до ног. – Тебе идет. Я так рада!

– Да, спасибо тебе большое! Очень здорово, что нашлись подходящие вещи для моей расползшейся фигуры. Правда, спасибо!

– Да на здоровье! Иона, это Люси. Скажи привет тете, Люси. Проходи. Майя на кухне рисует, – сказала она и провела гостью на кухню. Люси было где-то около девяти или десяти месяцев, а Майе – около двух лет. Девочка подняла голову от своих рисунков и широко улыбнулась Ионе.

– Хочешь сок? Майя пьет сок, – сказала девочка, соскользнула со стула и пошла к холодильнику.

Джорджи поймала банку с соком прежде, чем та упала из рук малышки, и передала Ионе.

– А топик на тебе смотрится. Ник сообщил, что мы с тобой примерно одинакового роста, вот я и решила. Только я ему сначала не поверила. Мужчины! Вечно они что-нибудь перепутают! Иона, ты нашла для себя что-нибудь еще подходящее среди этого барахла?

– Да все, все подошло! – призналась та честно. – Мне особенно понравилось черное платье.

– Ах, это. Ник всегда любил его. Оно очень удобное и мягкое. А главное – растягивается на любой размер. У меня еще есть подобные вещи, но я не знала, какой стиль ты предпочитаешь – легкомысленный или практичный.

Легкомысленный? Иона никогда не думала о себе в таком духе, но сейчас ей вдруг захотелось примерить что-нибудь этакое.

Впрочем, учитывая выражение лица Дэниела, может, не стоит?

– Идем в сад. Я приготовила там маленький пикник для нас. Правда, мы же заслужили маленький праздник? – сказала Джорджи и подмигнула.

Люси широко улыбнулась и сказала:

– Мам-мам-мам-мам.

Малышка была счастлива. Джорджи посмотрела на нее.

– Иона, можно тебя попросить: возьмешь ее на руки? А я пока принесу нам воды.

И с этими словами она передала ей малышку.

Иона с радостью приняла ее, неожиданно ощутив прилив материнской любви. Глядя на беззубое создание, она удивлялась: неужели и она совсем скоро станет матерью? Да это же такое счастье!

Иона прошла за Джорджи и Майей в сад. Прежде они миновали комнату, полную игрушек и детских игр, и вышли через французские окна на лужайку, за которой синело море.

Этот дом был просто сказкой. Совершенно ничего общего с домом Дэниела. В викторианском стиле, с большой квадратной башней, возвышавшейся над ближайшими окрестностями и смотрящей окнами на берег. Во время ланча Джорджи рассказала ей о восстановительных работах в доме и о строительстве других зданий.

– Дэн сказал, что ты была архитектором, – обратилась к Джорджи Иона.

– Главное слово тут «была», – ответила та, наморщив носик. – Я и сейчас немного балуюсь, но мне некогда – сама видишь – разве с детьми поработаешь? Впрочем, я надеюсь вернуться к делу позже. Я работала вместе с Дэном над его домом.

Это было весело, правда, делалось в спешке. Отец построил дом, но через пару дней у них образовался новый проект с отелем, и им пришлось быстро заканчивать. Где-то за полгода они управились. Да ты встречала моего отца сегодня.

– Да, очень приятный человек.

– Это так, но я за него волнуюсь. В его годы надо меньше себя нагружать, больше о себе заботиться. Ребята это тоже понимают, они его берегут, но он все время сам рвется в бой. Мужчины!

Иона кивнула. Ей нравилась вся семья Джорджи. Даже Ник. А уж о девочках и говорить нечего!

Разделавшись с обедом, женщины приступили к разбору вещей.

Иона мерила, а Джорджи опытным женским взглядом оценивала: подходит или нет, нравится или нет.

– Я непременно все верну, когда беременность подойдет к концу, – пообещала Иона, упаковывая выбранные вещи в пакет.

– У тебя когда срок?

– Начало августа. Около восьми недель. Не могу дождаться, когда же я увижу малышку.

– Малышку?

Иона кивнула и нежно погладила себя по животу.

– Так сказали. Надеюсь, что это так. Я уже привыкла, что это девочка.

Джорджи улыбнулась.

– Девчонки такие миленькие! Ну, мальчишки тоже ничего, но девочки особенные. Мальчишек ты еще увидишь, они сейчас в школе. Может, как-нибудь заглянешь к нам еще раз. И мы все вместе посидим тут.

Все вместе? Что это значит? Значит ли это, что тут будет и Эмили?

Ну, нет, к этому она еще не готова.

– Возможно. А сейчас мне пора, – сказала Иона с очевидным сожалением. – В конце концов, я же домработница у Дэна, и мне нужно выполнять свои обязанности, иначе могут уволить, – и она улыбнулась. – Спасибо тебе еще раз.

– На здоровье, – и Джорджи передала ей пакет с вещами. У двери они задержались. – Знаешь, Эмили неплохой человек. Вчера она много наговорила ненужного и обидного. Но она любит Дэна и волнуется за него. Нам неизвестно, что там у него было с Кейт, он не говорил об этом. Мы только видели, как они в мгновение ока расстались. Он приехал сюда уже один и купил этот дом. Так что хоть это и не мое дело, но Эмили просто не хочет, чтоб он снова страдал.

– Джорджи, я ведь всего лишь его домработница, – напомнила ей Иона, но Джорджи лишь рассмеялась.

– Правда? Всего лишь домработница? Увидим.

– Правда! И все. Я не собираюсь заводить романов, и слышала, он тоже.

Джорджи продолжала загадочно улыбаться.

– Увидим, – только и сказала она, потом наклонилась и, приобняв Иону за плечи, поцеловала ее в щечку. – Береги себя. Звони, когда будет что-нибудь нужно.

– Спасибо тебе за прекрасный день.

– И тебе тоже. Я бы подвезла тебя, но девочки…

– Ничего. Погода чудесная, я с радостью пройдусь.

И к тому же у нее будет время разобраться в своих мыслях и чувствах. Особенно по поводу того, отчего же она думает о Дэниеле Гамильтоне…

Глава шестая

– Итак, как прошел день?

– Устала, – призналась она, улыбнувшись.

– Неужели все так плохо?

– Да нет, все чудесно, – быстро поправилась она. – Просто я немного устала от впечатлений. Да и сумка была все же тяжеловата. Да и дети оказались немного шумными. А потом я пошла по магазинам.

– Магазины. Самое мое нелюбимое занятие, – и он натянуто улыбнулся.

– Ну, у меня просто не было выбора. Заглянув в морозильник, я поняла, что он пустой, как и холодильник, так что я пошла в город и купила еды на ужин.

– Ты ходила пешком? И покупала продукты? – в его голосе прозвучало такое искреннее изумление, что она рассмеялась.

– Да, да. У меня же нет машины, да и что в этом особенного?

– Боже, боже, наверное, женщины и магазины навсегда останутся для меня загадкой. Ты могла бы и позвонить мне.

– Но у меня же нет телефона.

– Вот возьми.

– Но я не знаю номер твоего телефона…

Дэн вздохнул и провел рукой по волосам, взъерошив их так, что стал еще симпатичнее и привлекательнее. Боже, ну вот опять она об этом!

Он бросил на нее задумчивый взгляд.

– А ты умеешь водить?

– Умею, но у меня нет разрешения.

– Понятно. Это жаль.

– А что? У тебя припасен запасной «БМВ»? – спросила она, и он рассмеялся на это.

– Да нет, но у меня в гараже есть замечательный старенький «ТР6», который я изредка использую. Я бы мог пересесть на него, а тебе пока что отдать свой «БМВ».

– А почему же не «ТР6»?

Он потряс головой и сделал важное лицо.

– Прости. Это мой любимец. Я даже отцу не доверял его, хотя он был полицейским, – он глянул на кухню. – Так что ты там купила? Я бы уже начал готовить.

– Ты? Но ведь это же моя обязанность…

– Не сегодня, – сказал он твердо. – Сегодня уступи это мне.

– Но ты готовил прошлым вечером, – напомнила она. – Предполагалось, что это моя работа.

– В таком случае, – сказал он, – предлагаю компромисс. Можешь сидеть рядом и говорить, что надо делать.

Она рассмеялась и покачала головой.

– Ну нет, я не могу так. Это нечестно.

– Да ладно, уверен, у тебя получится. Эмили, та всегда говорит мне, что делать.

И тут он тяжело вздохнул. Улыбка его растаяла, и он виновато посмотрел на женщину.

– Прости, не хотел о ней упоминать. Иона нашла в себе силы улыбнуться.

– Дэн, она все равно будет всегда рядом с тобой, и это мне придется научиться жить рядом с ней и привыкнуть к тому, что она обо мне думает.

– Брось, она не о тебе. Она представила абстрактную женщину, которая якобы охотится за деньгами. Она же тебя не знает, а вот узнает, посмотрим. Да, она часто тут бывает. Она ландшафтный дизайнер и собирается наводить порядок в моем саду. Возможно, ты будешь встречаться с ней по утрам. И если тебя это утешит, то эти встречи ей будет перенести труднее, чем тебе.

Вот уж в чем Иона сомневалась.

– Ладно, попробую пережить, – сказала она. – Итак, что скажешь, если на ужин будут вареные раки в свежем томатном соусе, приправленном чили и сметаной, плюс винегрет.

Дэн даже заморгал.

– Ты все это можешь приготовить?

– Нет, – призналась она. – Готовить будешь ты. И если хочешь, я подскажу, как.

– Отлично, – пробормотал он, – даже очень хочу.

И от одного этого слова вдруг в комнате атмосфера так изменилась, что впору было сбежать отсюда, и подальше. Воздуха явно стало не хватать.

Какой-то краткий миг они смотрели друг на друга молча, потом Дэн вдруг весь подобрался и отвернулся к холодильнику, а Иона порывисто стала обмахиваться руками, чтобы согнать краску с лица.

Это что было? Он пытался с ней флиртовать?

Неужели?

Несмотря на то, что она была его домработницей?

И тут в памяти всплыли слова Джорджи: «Всего лишь домработница? Увидим».

И почему он так сказал?

Наверное, совсем тронулся рассудком. Иона беременна, и она до сих пор горюет по Джейми. А разве он сам заинтересован в новом романе? Учитывая всю ситуацию, вряд ли. И все же…

Так зачем же, ради бога, он пытается с ней флиртовать?

Наверное, она просто показалась ему забавной, потому что любит то же самое, что и он? И еще потому что она сама его поддразнивала? Потому что красивая? Она была открытой и дружески настроенной, когда они встретились в первый раз. Пусть немного усталой, что было естественно, но удивительно открытой, и вот теперь, когда они познакомились немного ближе, она не перестает удивлять его, и вот теперь он понимает, что хотел бы узнать о ней как можно больше.

Более того, он все чаще ловит себя на мысли, что именно с ней ему хочется провести свое свободное время. И это удивительно, потому что уже довольно давно женщины как вид для него не существуют. С тех самых пор, как Кейт… Но даже к Кейт он не испытывал такого большого желания. Да, наверное, Кейт никогда и не интересовала его по-настоящему.

Он не знает Иону, это да. А что, если Эмили окажется права?

Нет, такого не может быть. Эмили сама поймет свою ошибку, как только познакомится с Ионой поближе. Но:., это не значит, что он намерен тут же закрутить роман с Ионой.

Даже если она самая сексуальная женщина, которую он когда-либо встречал.

И тут он замер, рука его неподвижно застыла на ручке холодильника.

Как он подумал? Сексуальная? Нет, просто привлекательная, – он решительно заменил слово. Ведь она на седьмом месяце. Что тут может быть сексуального?

Правда, его мозг и тело твердят ему другое. Она очень, очень, очень сексуальная. Такая соблазнительная. Или есть что-то другое в ней? – Но что? Вроде бы она такая простая, и в то же время с ней так хорошо. Даже в старых потертых джинсах и выцветшей футболке она теперь будет для него самой желанной.

Правда, ходу своим желаниям он не даст. Не теперь и не здесь.

– Так что, – проговорил он, открывая дверцу холодильника и выпрямляясь, – что нам нужно достать?

Дэн действительно оказался неплохим учеником кухарки.

Он постоянно твердил, что не умеет готовить, но на самом деле все делал отлично. Пусть до сих пор он этим не занимался, но под умелым руководством Ионы смог достичь мастерства.

Другое дело, что он не очень любил возиться на кухне. Иона это прекрасно понимала.

Как бы там ни было, им понравилось готовить вместе, и вскоре они уже сидели за обеденным столом, глядя на море, отвернувшись от кухни, которую потом еще надо было приводить в порядок, и разговаривали.

Он рассказывал о том, как ему пришла в голову идея оформления дома, и о своих планах устройства сада.

– Здесь непременно нужно что-нибудь простое. Когда я только купил этот участок, мне ничего не приходило в голову – так все здесь было запущено и так захламлено ненужными вещами, которые я отсюда вывез. С одной стороны забор был сломан, и кирпич во многих местах раскрошился, поэтому первым делом я подремонтировал забор. Осенью я собирался посадить зеленую изгородь, чтобы иметь естественное заграждение, но Эм сказала, что это вовсе не обязательно и что там можно поставить скамеечку. Думаю, всем понравится такой простор. Кстати, ты заметила дорожку к пляжу?

Иона кивнула.

– Я как раз пыталась спуститься по ней, но там оказалось заперто.

– Да, потому что там общественный пляж. Я бы не хотел, чтобы все вдруг стали ходить этим путем, чтобы срезать дорогу в город.

– Это уж точно.

Дэн бросил на нее взгляд.

– Кстати говоря, по поводу безопасности, хотел спросить тебя: как ты чувствуешь себя здесь, в чужом тебе доме?

– Ну… я привыкла к переездам с детства, ты же знаешь, – улыбнулась она. – И у меня, по сути, никогда не было ничего своего – ни дома, ни какого-либо имущества. Но чужую частную собственность я уважаю.

Он рассмеялся.

– А в студенческие годы ты где жила?

– Снимала квартиру вместе с подругой. Так что мне не часто доводилось быть одной. А потом я встретила Джейми. С ним мы останавливались в отелях, спали на пляжах в Таиланде, ну или где придется, где найдем уютное местечко. Сам понимаешь, там везде людно и не уединиться.

– Честно говоря, не могу себе этого представить, – он пожал плечами и внутренне порадовался за нее: теперь у нее будет своя комната. – Я же, напротив, вырос в условиях, где у меня всегда была своя жизнь.

– А я, наоборот, не понимаю, зачем строить такие огромные дома, – ответила она ему.

Дэн глянул на море, и его лицо потускнело.

– Не знаю. Лично мне это показалось важным. Я уже сто лет мечтал о таком именно доме, и вот у меня появился шанс. Честно признаться, мне бы надо уже думать о том, как его продать, потому что я не вечно собираюсь тут жить.

– А почему?

Он немного нахмурился.

– Ну, потому что это дом для семьи.

– Я догадалась. Так зачем было его строить? Показалось ли ей, или его лоб пересекла вертикальная морщинка?

– Да уж. Большого смысла это точно не имело. А что имеет смысл в этом мире?

Тут он улыбнулся и решил вернуться к теме сада.

– Я хочу посадить несколько кустов по обеим сторонам, ничего массивного, впрочем. Хочу, чтобы главным акцентом тут всегда было море.

– Согласна, – сказала Иона, стараясь не обращать внимания на его тон. Дэн говорил так, словно бы хотел себя как-то защитить заранее, если вдруг ему зададут провоцирующий вопрос. – Я так понимаю, садовое разноцветье тут не пойдет. Возможно, просто белые цветы.

Он кивнул и криво улыбнулся.

– Именно так сказала и Эмили. Она уже принесла несколько вариантов дизайна. Хочешь посмотреть?

– С радостью, – ответила Иона с энтузиазмом, несмотря на то что в сердце недобро кольнуло при упоминании о сестре Дэна.

Про себя женщина уже решила не судить Эмили заранее. Иначе можно было уподобиться ей.

Взглянуть на рисунки было заманчивым предложением, но больше всего ее захватила сама студия, куда они пришли.

Как он и предупредил, тут царил хаос, многие коробки валялись нераспакованными.

– Прости, тут не прибрано, – сказал он, только они вошли. – Мне нужно время, чтобы тут все разобрать.

Дэн убрал со стула коробку и предложил Ионе сесть. При этом на пол, к ее ногам, слетела фотография. Наклонившись, Иона подняла карточку и передала хозяину. Его челюсти были крепко сжаты.

– Кто такая Кейт? – вдруг спросила она, догадавшись по фотографии, кто это. Он лишь бросил фотографию и отвернулся.

– Никто, – буркнул он, и ее сердце переполнилось жалостью к нему. Один в таком огромном доме, он явно мечтал о другой жизни, когда переезжал сюда. Эта девушка, высокая блондинка, которая владела его сердцем и фотографию которой он отбросил прочь, какой же глупой она была! Не оценила то, что имела и потеряла.

И в итоге Дэн тоже многое потерял, из-за нее.

– Ну что же, давай тогда смотреть рисунки, – сказала Иона, стараясь действительно переключиться на оформление сада. Однако она успела заметить, что грусть в его глазах так и осталась. Эти глаза выдавали недавнюю душевную драму.


На следующее утро, едва Дэн уехал на работу, чтобы встретиться с Джорджем Колдуэллом, позвонили в дверь.

Иона только и успела включить пылесос и начать чистить пол, когда услышала звонок.

Странно. Она-то считала, что о прибытии гостей должен извещать домофон у ворот, но вот она же ясно слышит звонок. Именно такой, какой уже слышала в воскресенье.

И тогда приезжала Эмили.

Поэтому она уже и не удивилась, когда открыла дверь и впустила молодую женщину с длинными черными волнистыми волосами и беспокойными глазами. Иона тут же узнала, Эмили, да и машина на стоянке была та самая, на которой сестра Дэна приезжала в воскресенье.

Боже, помоги, мысленно взмолилась Иона. Она не готова к этой встрече. Впрочем она вряд ли будет когда-нибудь готова к ней, так что уже и все равно, когда встречаться.

На целую минуту повисла тягостная тишина, но наконец Иона выпрямилась и понеслась с места в карьер:

– Привет, Эмили, – сказала она смело. – Я Иона.

Эмили с минуту смотрела на нее, потом сглотнула. – Как считаешь, нам лучше цивилизованно познакомиться, или ты хочешь, чтобы я ушла?

– Ну, это не мне решать, правда? – мягко проговорила Иона. – Это же дом Дэна, а ты пришла сюда по поводу оформления сада, у тебя тут больше прав, чем у меня.

– Вообще-то, я пришла, чтобы поговорить с тобой.

Иона отступила назад.

– Что же, тогда точно лучше пройти, – сказала она и закрыла за гостьей дверь. – Будешь кофе?

– Пока нет.

Повисло неловкое молчание. Так она и знала. Эмили немного нахмурилась, словно бы желая начать, и никак не могла подыскать правильных слов. Поймав на себе взгляд Ионы, она сказала без обиняков:

– Я должна извиниться. Я не имела права так говорить о тебе, потому что мы никогда с тобой не встречались. Просто я знаю своего брата. Он такой же легковерный, как и мой муж. Их ничего не стоит обвести вокруг пальца. Кроме того, они упрямы, как мулы, и у них большая слабость к женскому полу, поэтому их надо постоянно спускать с небес на землю. Мне жаль, что так вышло, что ты услышала наш разговор.

Иона поморщилась.

– В любом случае ты же ничего не знала обо мне, – искренне проговорила Иона. – Я отлично все понимаю. Но было жутко обидно. И не то, что я услышала. А то, что Дэн сам не рассказал мне прежде, что именно он купил отель. Получилось, что он солгал мне.

– Да нет, Иона. Врать бы он не стал, он не из таких. Просто он кое-чего недоговорил. Мне искренне жаль, что все открылось именно таким путем. Правда, кое-что я бы все же хотела тебе сказать, – тут она понизила голос до шепота. – Попытайся не причинить ему боли. Он такой ранимый. А если что, то знай, тебе придется иметь дело со мной. Я люблю своего брата.

– Понятно, – отозвалась Иона. – Но и я хочу признаться: я вовсе не собираюсь причинять ему никакой боли. Я не акула, как ты выразилась тогда на террасе. И вам нечего меня бояться.

– Вот и хорошо. У моего брата разбито сердце, и он ужасно страдает. Не хочу, чтобы это повторилось еще раз.

– Кейт? – догадалась Иона, и Эмили удивленно вскинула брови.

– Он рассказал?

– Нет. Просто я видела фотографию и из вашего разговора кое-что услышала, вот и сопоставила.

– Да, она.

– Поэтому я и спросила его, кто это. А он ответил «никто».

Эмили грустно улыбнулась.

– Лучше бы и я не сказала. Правда, эту историю я не имею права рассказывать. Можешь его расспросить, но на ответ не надейся. И мне жаль разочаровывать тебя. Может, начнем знакомство сначала?

– А что, неплохая идея, – согласилась Иона и протянула руку: – Привет. Я Иона.

Эмили улыбнулась в ответ.

– А я Эмили. Приятно познакомиться, – сказала она и пожала руку.

– Итак, может, кофе?


– Как я понял, ты познакомилась с Эмили.

– Хм. Она очень приятная.

Дэн облегченно вздохнул и улыбнулся.

– Забавно. О тебе она сказала то же самое. Значит, подружились.

– Ладно, давай не будем об этом, – сказала Иона. – Она оставила тебе еще рисунки. Они в твоей студии.

– Где именно?

– Не знаю. Я там не была. Была занята.

– Занята?

– Я же все-таки работаю, – заявила она с важным видом. – То одно, то другое.

То одно, то другое?

– Ах да. Ладно, сейчас схожу в душ и посмотрим. А пахнет с кухни чем-то вкусным.

– Чили, – объяснила она. – Не знаю, понравится ли, но я сегодня так замоталась, что не придумала ничего более замысловатого. А ты не сказал, во сколько вернешься.

– А где ты взяла продукты? Ты же не выходила из дома?

– Эмили взяла меня на прогулку. И еще, она рассказала мне про старый велосипед, что стоит у них в гараже. Прогулочный велосипед, с корзинкой для продуктов. Он принадлежал бабушке Гарри. Эм собирается спросить Гарри, не возражает ли он, если я его возьму.

– Велосипед?

– Ну да. А что такого?

Он нахмурился, испуганный такой перспективой: будущая мамаша разъезжает как ни в чем не бывало на велосипеде по улицам города.

– Да ничего особенного, если ты заделалась самоубийцей. Он же старый, велосипед. Есть на нем фары?

– Дэн, – она рассмеялась. – Сейчас же лето! Темнеет поздно, а в полночь я разъезжать никуда не собираюсь. Я буду ездить на нем только в магазины. Ладно, иди в душ, а я пока что повешу белье на веревку сушиться.

– На веревку? Это еще зачем? И откуда у нас веревка?

– Я купила. У тебя не было.

– Но у меня и столбов в саду нет.

– Зато есть деревья. Деревья?

– А что случилось с сушилкой?

Она выпучила глаза.

– В сушилке вещи не проветрятся.

– Не люблю смотреть на белье на веревке.

– Не глупи. Ты его даже не увидишь. Она натянута за домом, и там ее никто не увидит. Эмили подумала, что это неплохая идея. И еще, у меня возникла идея, а не посадить ли нам зелень и овощи на том клочке?

Дэн смотрел на нее целую минуту, а потом потряс головой в изумлении.

– Делай что хочешь, – сказал он. – Уверен, на тот участок Эмили точно не претендует. Во всяком случае, в плане он не фигурирует.

И он направился по ступенькам в свою комнату. Интересно, во что это он снова влип?

– Надо же!

– Нравится? Я использовала свежий перец, оставшийся с прошлого вечера.

– Вкусно, – сказал он.

– Не слишком остро?

– Нет. Правда вкусно. Удивлен, что для тебя это не остро. Эмили точно обожгла бы язычок.

Иона рассмеялась.

– Дэн, я где только не жила! И какой еды только не перепробовала на свете! Мы с мамой годами жили и в Мексике, и в Таиланде. Научишься есть острое, чтобы с голодухи не помереть.

Он рассмеялся и потянулся еще за ложкой соуса. Заметив, что она как-то странно наклонилась в сторону, он спросил, все ли в порядке.

Она улыбнулась:

– Да просто кое-кто растет не по дням, а по часам, я и привыкнуть не успеваю.

– Ясное дело, – он отвел глаза, чтобы не смотреть на ее грудь, которая тоже полнела. – Ну, – он быстро очистил тарелку, – огромное спасибо.

– На здоровье, – сказала она, поднимаясь и беря тарелку. – Еще у меня есть фруктовый салат.

– С мороженым? – спросил он с надеждой.

– А мне казалось, что ты перешел на здоровую диету, – подтрунила она над ним. Потом достала мороженое из морозилки и поставила на стол.

– Ведьма, – пробормотал он и потянулся за салатом, который она доставала следующим.

И поскольку ее грудь действительно становилась день ото дня все пышнее, то, когда она развернулась, то сделала это слишком резко и поэтому случайно коснулась грудью его руки. Женщина вздрогнула, и миска с салатом в ее руках задрожала.

– Осторожней, давай я, – предложил он.

Положив руку ей на плечо, он принял у нее салат и поставил на стол.

– У меня есть предложение. Я помою посуду, а ты вынесешь десерт на улицу в сад, где мы сядем и полюбуемся морем.

Какая романтически-глупая идея.

Но какая замечательная.

Они сидели на скамейке несколько часов, до тех пор пока Иона не замерзла, и Дэну пришлось принести ей свитер. А потом они просидели у моря еще пару часов, болтая о том о сем. К ним пришла Пебблс и клубочком свернулась на коленях у Ионы. Лучше ничего и быть не могло!

Пусть Дэн не был ни ее приятелем, ни любовником, пусть и дом не был ее собственностью, но зато этот миг станет отныне принадлежать ей, и она будет вспоминать о нем.

Казалось, прошли сотни лет с тех пор, как она жила в подсобке отеля, и с тех пор, как они познакомились. Хотя на самом деле это было всего три дня назад. Да, целая вечность прошла. Как не бывало.

Теперь у нее есть дом, работа, новые друзья, и пусть начало было не слишком гладким, но это было начало.

Кошка довольно урчала у нее на коленях, согревая ее своим теплом. Так же довольна была и она. И ребенок внутри.

– Дэниел?

– Да? – его голос был таким мягким, урчащим, как у кошки, почти бархатным. И у нее возникло немыслимое желание прислониться к нему. Ее буквально потянуло к нему.

– Спасибо тебе.

– За что?

Она улыбнулась в темноту.

– За то, что ты был для меня рыцарем в сверкающих доспехах. Спас из этого ужаса: Взял меня и кошку к себе. Вот тебе моя рука.

Дэн тихонько рассмеялся и тепло пожал ей руку.

– На здоровье, – ответил он.

Этот голос, он проник ей в самую душу и притаился где-то глубоко-глубоко в груди, забился радостным желанием и ощущением чего-то прекрасного. Она подняла к небу сверкающие радостью глаза и глубоко вздохнула. Она впитывала его тепло и блаженствовала.

Через некоторое время ей стало так хорошо, что она словно бы очнулась. Наваждение какое-то.

– Кажется, пора в дом, – сказала она.

Дэн поднялся, взял ее под локоток и пошел с ней по ступенькам, поддерживая. А позади них ласково бил прибой и волны шелестели им вслед, утешая и обещая много счастья впереди.

Вот они остановились напротив двери в его студию, и он сказал:

– Спокойной ночи, Иона. И спасибо тебе за вечер.

Что он имел в виду: обед? Или остальное? Уточнять она не стала. Только когда он провел пальцем по ее щеке, погладив, ей так и хотелось уткнуться ему в ладонь губами и поцеловать его. Но вот он уронил руку и отступил назад, разрушив очарование момента.

– Не за что, – ответила Иона и, развернувшись, с кошкой на руках, отправилась к себе.

Вот он выключил везде свет, и сад погрузился в ночь.

– Спокойной ночи, – прошептала она и закрыла глаза. Перевернулась на бок, положив руку под ту самую щеку, которой он коснулся, и с этим теплым чувством погрузилась в сладкий сон.

Глава седьмая

Иона работала как заведенная.

Дэн вернулся из отеля и застал дом в полной чистоте. Постель была новенькая, полотенца в ванной новенькие, а вороха одежды и куча чемоданов исчезли из комнаты.

Правда, выяснилось, что его банный халат был все еще у нее. Казалось, она навечно присвоила его себе. Так что ему придется с этим, видимо, смириться. Однако теперь ему не в чем выйти из ванной. Он посмотрел на свою одежду, в которой пришел, и покрутил головой. Нет, после душа в это уже не оденешься. Пришлось ему обернуться полотенцем и так спуститься вниз.

Иона на кухне строгала овощи. Подняв голову, она посмотрела на него, и глаза ее расширились, потом вдруг она выругалась не слишком прилично, и поднесла палец ко рту. Порезалась.

– Боже, Дэн, ты напугал меня!

– Дай гляну.

Он взял ее руку и выпрямил палец. Кровь струилась из глубокого пореза.

– Полагаю, швы не понадобится накладывать?

– Это едва ли. Понадобится только пластырь, но думаю, что у тебя и его не найдется.

– Есть, есть. Только я не знаю, где его найти. Есть какой-то в машине, но мне не в чем выйти.

– А, – и снова она положила палец в рот, после чего решила обернуть его бумажной салфеткой. – В ящиках и шкафах искал?

Он нахмурился.

– В ящиках?

– Ну в тех самых; которые предназначаются обычно для одежды. Знаешь такие? Я, конечно, не все успела отутюжить, но что-то, уверена, там есть. Остальное ждет стирки. Думаю, на это целая неделя уйдет, столько у тебя одежды.

– Ага… – задумался он, глядя на ее манипуляции с салфеткой. У него откуда-то возникло желание приложить ее руку к своим губам и поцеловать бедный пальчик. Нет. Не сейчас же, когда он стоит передней голый, в одном-единственном полотенце! – Ладно, пойду найду одежду, И потом принесу тебе пластырь.

И Дэн взбежал по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступени, чтобы хоть как-то утихомирить разыгравшееся воображение и возникшее откуда-то желание. Вот некстати так некстати. Беременная женщина. Страдающая женщина. Красивая и сексуальная…

Черт!

Открыв ящики, он нашел там все, что искал. Носки были разобраны по парам, трусы лежали сложенные аккуратными стопками, рубашки висели на вешалках, с длинными рукавами в одном отделе, с короткими в другом, футболки отдельно, сгруппированные по цветам. Удивительно! Как в магазине! Он нашел джинсы, свою любимую рубашку, по которой он так скучал уже целых две недели. Натянув носки, он сбежал вниз и бросился искать пластырь.

Вернувшись, Дэн увидел, что Иона продолжает резать овощи, держа порезанный палец отдельно от других, отчего работа, понятное дело, шла медленней.

– Я справлюсь сама, – сказала она, беря у него из рук пластырь, и посмотрела на него. Пока она клеила пластырь на ранку, Дэн кружил вокруг нее, как голодный зверь. Подойдя к холодильнику, он открыл дверцу и выудил оттуда бутылочку столового вина.

– Будешь?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет. Мне нельзя такого. Для меня есть фруктовый сок, впрочем, если тебе нужна компания.

– Вот и отлично, – он налил ей сок, передал ей и уставился на овощи. – Так что у нас сегодня на ужин?

– Паэлья.

– Опять рис.

Она обернулась к нему, нахмурившись. Ему сразу же захотелось разгладить пальцем эти морщинки.

– Так не любишь рис?

– Да люблю я рис и пасту. Просто подумал, неужели ты не любишь картошку?

– Я люблю картошку, но картошку было тяжело нести. Эмили говорит, что я могу взять велосипед. Гарри обещал его починить и завезти его сюда чуть позже. Они собираются к нам на ужин. Она хотела поговорить с тобой про сад.

– Отлично. – Так значит, она уже приглашает его сестру к обеду? – Кстати, спасибо, что разобрала мои вещи. Я даже и не догадался заглянуть в шкафы. Не додумался.

– Кажется, для тебя это вполне обычно, – заметила Иона и прошла мимо него к холодильнику. – Если ты достал, что хотел, не освободишь ли пространство для меня? Мне нужно работать. И он, взяв вино, отошел.


Велосипед был что надо, а ужин с Гарри и Эмили прошел очень хорошо.

Иона не сильно обременяла их своим присутствием и, когда ужин начался, ушла, сославшись на занятость. Ей и в самом деле надо было привести в порядок вещи, постирать и погладить. Одно дело – посидеть с гостями немного, и другое – провести с ними целый вечер. Это не входило в ее планы.

Доделав все, Иона заскучала и пошла разыскивать Пебблс. Кошка, оказалось, примостилась на столике в студии Дэна. Иона взяла ее на руки и неожиданно снова увидела фотографию Кейт. Она чуть дольше задержала на ней взгляд.

Неожиданно в дверь стукнули. Вошел Дэн.

– Прости, что побеспокоил, но Эмили хочет поговорить с тобой по поводу посадки зелени в саду. У нее есть какая-то интересная идея, и она хочет с тобой поделиться и узнать твое мнение.

– Мое? – Иона даже улыбнулась. – Но я мало что знаю про зелень и овощи. Я бы просто хотела их выращивать, и все. До сих пор у меня не было сада, но я подумала, что это было бы здорово.

Он слегка нахмурился.

– Ладно. Все равно, она просит тебя подойти. Может, ты присоединишься к нам, раз тебе нечего делать.

– С чего это ты взял? – спросила она, и он улыбнулся:

– Просто на твоей кофточке шерсть. Это значит, ты возилась с кошкой, – сказал он и вышел, смеясь. Иона последовала за ним.


Это было просто замечательно.

Два дня, и Эмили превратила клочок земли, который располагался позади дома, в восхитительный уголок, который окружала по периметру стена из решеток для будущих вьющихся растений, а внутри можно было сажать зелень и овощи. Получался маленький огород, окруженный естественным заборчиком. Там даже планировалась скамейка для отдыха, расположенная лицом к морю, под тенистым раскидистым деревом, которое закрывало скамейку от палящего солнца.

На своем велосипеде Иона съездила в магазин и купила семена вьющихся бобов, а также французские бобы, несколько видов зеленого салата, весенний лук, который планировалось посадить вокруг, и привезла все это в корзинке, решив посадить завтра.


Иона порхала по кухне, что-то напевая себе под нос, и вдруг остановилась, наткнувшись на взгляд Дэниела. Он стоял в дверях и наблюдал за ней с загадочным видом.

– Так что там насчет поливки? – спросил он.

После ужина они посадили растения. Неважно, что Дэн уже переоделся в чистую рубаху, он вышел ей помогать. Кажется, результат их работы ему понравился.

– Так где вы установите поливальные устройства? – спросил он, и она указала на стену позади них.

– Здесь. Тут как раз моя кухня, так что проблем с электричеством и водой не будет. Так и сказала Джорджи.

– Да.

– Так что это тут будет за вода такая, платить за которую придется, безусловно, мне? – спросил он, и она виновато заморгала и пожала плечами.

– Джорджи сказала, что тебе понравится.

– Она в своем духе, – заметил он хмуро. Иона закусила губу.

– Не вини ее. Это же была моя идея. Бегущая и журчащая вода очень успокаивает.

– Ну, лично меня из-за этого всегда тянет в туалет.

Она захихикала в кулак.

Он проводил Иону до двери ее комнаты, прошел в свой кабинет и уставился на фотографию Кейт. Вот кто точно не понял бы салата, и бобов, и всех этих вещей, включая поливальные установки.

Бросив карточку в мусорную корзину, он почувствовал себя значительно лучше.

Она была не просто уставшей, она падала с ног. Однако, упав на кровать, она заметила, что в комнате нет Пебблс. Миска с едой осталась нетронутой, и это было странно. Впрочем, конечно, в этом не было ничего необычного, но отчего-то Иона заволновалась.

Даже очень.

Она поискала в комнате и на кухне, вышла в коридор и постучалась к Дэну.

Дверь открылась.

– Что случилось?

– Кошку не могу найти. Может, она у тебя?

Он мотнул головой, лоб прорезала морщинка.

– Когда ты видела ее последний раз?

– Не знаю. Давно уже. Утром она была рядом со мной и Эмили. С тех пор я ее не видела.

– А ты точно не оставляла открытыми ворота?

Она покачала головой.

– Нет, ворота были закрыты.

– Тогда она должна быть в саду. Идем, поищем.

Вместе они обыскали сначала весь дом, потом он включил внешнее освещение в саду, и они вышли наружу и стали искать под кустами и деревьями.

Обойдя лужайку, Иона наткнулась на Дэна, который как вкопанный стоял у куста. Она прижала руку к груди.

– Где она?

– Под старой сиренью, – тихо проговорил он. – Я заметил ее тут, потому что она обычно любит тут дремать по вечерам. А мне видно из моей студии.

Женщина медленно подошла к нему, предчувствуя недоброе.

– Покажи мне, – проговорила она хрипло. И подойдя ближе, увидела под кустами свернувшуюся клубочком кошку, пушистый комочек.

Опустившись на колени, Иона погладила ее, но та была холодной. Жизнь ушла из нее.

– Боже, Дэниел, я этого не вынесу, – всхлипнула она, закрыв рот рукой.

Ее передернуло, плечи задрожали. Дэн склонился рядом с ней, приобнял ее и стал раскачиваться вместе с ней, баюкая в горе.

Наконец она поднялась, и он вопросительно взглянул на нее:

– Все в порядке?

Она истово закивала, справившись с собой.

– Я просто… не знаю. Это было единственное животное, которое было моим. Как и Брайан был единственным близким мне человеком. После Джейми. У меня и отца-то не было, не будет и у малышки… и все это…

Снова из ее глаз полились слезы, неостановимо и бесконтрольно. Она плакала сразу по всем, кого не оплакала как следует в свое время: по своему неизвестному отцу, безвременно погибшему Джейми, умершему Брайану. И вот теперь – по кошке.

– Боже, Иона, – выдохнул наконец Дэн, и она тут же вытерла слезы, поискав в карманах платок, но так и не нашла. Он передал ей свой платок.

– Можно похоронить ее здесь? – всхлипнула она, и он кивнул.

– Конечно, я принесу лопату.

Через пару минут он вернулся с рулоном бумаги и лопатой. Женщина стояла и смотрела за его действиями, стараясь держать себя в руках.

Тягостным было это зрелище.

Вскоре дело было сделано. На том месте, где только что лежала кошка, образовался лишь небольшой бугорок.

– Все нормально? – спросил Дэн, и она кивнула. Да так оно и было. Просто жутко устала.

– Да, да, все хорошо, – тихо ответила она. Тогда он неожиданно притянул ее к себе и обнял.

Чтобы утешить. Но тут, неожиданно для него самого, начал целовать ее, такую мягкую и податливую. Оторвавшись от лица Ионы, он взглянул в ее заплаканные глаза.

– Ладно, – сказал он, тяжело дыша. – Ты совсем устала, и это ни к чему сейчас. Давай-ка вернемся, я подогрею тебе молока и уложу в постель.

То есть… он хотел с ней лечь в постель? Она истерически хихикнула от этой мысли.

– Ладно, я не это имел в виду, – объяснил он, хотя у самого сердце зашлось от одного такого предположения. – Давай, – он потянул ее за руки, помогая подняться. Проводил до комнаты. – Спокойной ночи.

Так хорошо было с ним… Как бы сладко было заснуть, чувствуя его тело рядом со своим, его дыхание на своей щеке.

Глава восьмая

Дэниел проснулся.

Его разбудил какой-то звук. Целую минуту мужчина соображал, откуда он доносится.

Вот звук затих. И снова донесся до него, заглушённый расстоянием и ветром. Сон как рукой сняло. Дэн сбросил простыни и прошел в комнату Ионы. Дверь в сад была открыта.

Иона сидела на коленях у сирени, обняв себя руками и сотрясалась в рыданиях, покачиваясь туда-сюда. Это зрелище растрогало его до глубины души.

– Прости, – проговорила она. – Я знаю, что это немного пафосно, но я столько перенесла за последнее время, и кошка была единственным родным мне существом. Она была такой ласковой, и теперь я буду скучать по ней.

– Понимаю! И вовсе это не пафосно, а нормально. Ты вообще молодец, стойко держишь удар, – сказал он, положив руки ей на плечи, и она выдохнула. Склонила голову ему на плечо, волосы защекотали ему ухо.

Дэн убрал их, пропустив сквозь свои пальцы. Какие мягкие, шелковистые. Иона подняла голову и посмотрела на него. Ее лицо было залито лунным светом. Неожиданно этим двоим показалось все таким зыбким, словно бы море наполняло волшебством весь мир. И могло произойти все что угодно.

Он почувствовал, как ее прохладная рука коснулась его щеки, и прижался губами к ладони. Потом заглянул ей в глаза.

– Иона? – прошептал он так тихо, что она едва услышала его.

Один бесконечный миг она молчала, и он наслаждался своим ощущением, пропуская ее шелковистые волосы сквозь пальцы, но вот почувствовал, как она наклонила его голову своей рукой, прошептав что-то, а потом ее губы накрыли его губы.

И тут словно бы мир сошел со своей привычной орбиты, словно бы морские волны накатили на него и отхлынули.

– Иона, – прошептал Дэн снова, гладя ее по волосам, снова целуя ее, снова и снова, пока вдруг от нежности не осталось и следа, а вместо нее образовался поток огня, который раскалил его изнутри.

Он поднялся и тихонько приподнял ее на ноги и повел ее к ней в комнату, оставив двери открытыми, чтобы до них доносился этот поющий прибой. Затем притянул Иону к себе, обнял ее и нежно поцеловал, крепко держа за плечи и пристально вглядываясь в ее лицо. Выражение ее лица трудно было различить в сумерках, но вот он почувствовал, как она сама встала на цыпочки и поцеловала его в ответ. Дэн опустил руки, и их пальцы сплелись.

– Ты уверена? – спросил он, желая получить подтверждение.

– Уверена.

– Но тогда тебе придется наставлять меня, что делать. Я до сих пор не занимался любовью с беременной женщиной.

Она тихонько рассмеялась.

– Может, телефонный звонок другу?

Он рассмеялся в ответ.

– Думаю, справимся и без подсказки, – он освободил руки для того, чтобы поднять подол ее ночной рубашки.

Иона помогла ему, вздернув руки, а потом медленно опустила их, и он смог разглядеть ее всю. Она была божественна. Он уронил ее одежду, вытянул руку и нежно провел по круглому животу.

– Ты прекрасна, – сказал он задыхаясь. – Я так боюсь случайно причинить тебе боль.

– Ты не причинишь мне боль. Думаю, мне это будет полезно.

– Правда? – он нервно усмехнулся. – Как лекарство?

Уголки ее губ задрожали в улыбке.

– Что-то в этом роде.

И тут он почувствовал, как ее пальцы скользнули по поясу его шорт, и тогда он в мгновение ока избавился от одежды.

– О-о, – протянула она, пробегая пальцами по его мускулистой груди, и положила ладонь напротив его сердца. – Думаю, тебе не надо делать комплименты? Ты и так знаешь, как ты красив?

Он удивленно рассмеялся и притянул ее к себе, обняв. Вдохнул ее запах, такой теплый и душистый. Волна желания прошла сквозь него, и с судорожным вдохом его губы нашли ее, и он со стоном прижался к ней.


Это было прекрасно.

Никогда до сих пор она не чувствовала себя такой любимой, такой желанной. Ее смешило это невероятно, учитывая то, что теперь она была огромных размеров, размером с кита, наверное, никак не меньше. Однако она поняла, что размеры и формы не имеют значения, если мужчина любит тебя по-настоящему.

А Дэн был к тому же аккуратен и внимателен. Уже не говоря о том, что его красивое тело, с этими восхитительными волосками по всей груди, возбуждало ее безмерно.

– Ты всегда хочешь мужчину, когда он спит? – задал он ей провокационный вопрос.

Она смущенно рассмеялась и откатилась на свою половину кровати.

– Обычно я вообще сплю одна, – заметила она. Тогда он приблизился к ней и обнял ее за плечи, притянув ближе и запечатлев на губах поцелуй.

– Я тоже, – сообщил он. – Какое-то время так и было.

Иона расположилась на его груди, прислушиваясь к ровному биению его сердца.

– Расскажи мне про Кейт, – попросила она, понимая, чем рискует.

– Да нечего рассказывать. Я даже думать о ней не хочу.

– Но ты уже подумал. Когда сказал «какое-то время так и было», ты подумал именно о ней.

– Кажется, ты не отстанешь, пока я не расскажу, верно? – спросил он, лукаво блеснув глазами.

– Возможно, – призналась она, погладив его щеку.

Дэн тяжело вздохнул и перевернулся на спину.

– Мы были любовниками. Работали вместе три года над разными проектами, и восемнадцать месяцев она спала с другим членом нашей команды.

От такой новости Иона даже приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него.

– Боже, и вы все вместе еще работали? И тебе не захотелось убить его?

– Ее.

– Как это – ее? – удивилась она.

– Это была она. Энджи. Как можно соревноваться с женщиной? Если бы то был другой мужчина, я еще понимаю. Но женщина… Даже представить не могу, как тут можно соперничать.

– Ну и как же ты поступил? – спросила Иона мягко.

– Я просто ушел. Продал дом, уехал, вернулся сюда.

– И никому ничего не сказал.

– Откуда ты знаешь?

– Я всех, кого могла, расспрашивала о Кейт, и никто ничего о ней толком не знает. Эмили говорит, что это твое дело – рассказать мне или нет, и это хорошо, потому что никто, кроме меня, не сможет выудить из тебя этот рассказ.

Она снова опустила голову и прильнула к нему, он крепко прижал ее к себе.

– Это ужасно с ее стороны. Она обоих вас обманывала, несколько лет. Неудивительно, что ты сбежал от нее.

– Не сбежал. Просто ушел. Она пыталась меня вернуть, но я твердо сказал «нет». Потом та девушка ее бросила.

Иона старалась это понять, но не могла.

– Но почему она не рассказала тебе обо всех своих чувствах? Зачем надо было так долго притворяться?

Он пожал плечами.

– Из-за ее отца. Он был священником и никогда бы не понял, что она живет с женщиной. Я был нужен ей для прикрытия.

– Вот это да…

Она нежно погладила его, радуясь возможности утешить. И как эта дурочка Кейт упустила такого мужика?

– Сущий ад! – воскликнула она.

– Да. Но теперь все кончено.

Так ли? Иона была в этом не уверена. Он до сих пор страдал от последствий разрыва. Наверняка он любил ее.

Или нет?


На следующий день они отправились за покупками для ребенка.

Купили всего много. В первую очередь, большую удобную детскую коляску, о которой она давно мечтала. Она сможет ходить с этой коляской по магазинам, потому что внизу у нее продуктовая сетка-корзинка. Еще они купили кроватку, и специальный стульчик, и много одежды.

Это был сказочный день. Они даже пообедали в кафе на берегу – рыбой и чипсами, после чего прогулялись вдоль берега и полюбовались на огромные выступы скал и массивные скульптуры, рассыпанные по всему берегу.

– Как мне это нравится, – говорила Иона, задумчиво поглаживая теплый металл.

– Мне тоже. Многим, напротив, не нравится – либо сама скульптура, либо ее расположение. Говорят, что это отрицательно влияет на настроение здесь, на берегу, но я думаю, наоборот, это подчеркивает красоту побережья.

Они прошли еще немного вперед, а потом отправились назад к машине и – домой:

Домой. Забавно, как быстро и само собой выскакивает это слово, думалось Ионе. Тем же вечером он пригласил ее в китайский ресторанчик, в тот самый, где они обедали в первый день знакомства. Вот и теперь они заняли ту же самую скамейку и сидели там, взявшись за руки. Удивительно, что они встретились только неделю назад. А кажется, прошла целая вечность.

На следующий день он пригласил гостей на пикник, который устроил в саду. В быстром темпе пришлось закупать продукты, а Ионе – готовить из них умопомрачительные блюда.

Гостей было много. Даже очень.

Сначала она пробовала их посчитать, но сбилась со счету из-за бесчисленных детишек, которые сновали туда-сюда, как муравьи, и никак не поддавались счету. Тут были Эмили и Гарри, Ник и Джорджи и их дети. Еще был Джордж Колдуэлл, отец Джорджи, который жил недалеко отсюда, и мать Ника, Лиз, имевшая собственную квартиру в доме, где жили Ник и Джорджи, и там же у нее была художественная студия. Потом еще были Джульетта и Эндрю Гамильтон, родители Дэна и Эмили, которых раньше ей встречать не доводилось. Итак, десять взрослых и семь детей, от девяти месяцев до девяти лет. Себя она не считала, потому что являлась домработницей и должна была находиться не среди приглашенных, а среди обслуживающего персонала. Так что закончила она тем, что осталась на кухне. Бабушки наблюдали за детьми, мужчины организовывали напитки и следили за барбекю, а Эмили показывала Джорджи приведенный в порядок участок на заднем дворе.

Тот самый участок, который она любовно оформила. Правда, он все равно принадлежал Дэну, как и весь дом…

Дэну, с которым она спала. И никто из гостей даже не подозревал об этом.

Как все изменилось всего за какую-то неделю! Правда, ее территория – всего лишь кухня, но это все же лучше, чем ночевать неизвестно где. И все равно, она чувствовала себя здесь чужой.

Конечно, все относились к ней очень хорошо, но в свете изменившихся обстоятельств ей было неловко, поэтому она старалась держаться от них чуть в стороне.

Вскоре, правда, к ней на кухне присоединились Эмили и Джорджи. Джорджи очень понравился ее небольшой огород, и грусть Ионы как рукой сняло.

Глава девятая

Эти выходные придали сил на всю неделю.

Целыми днями Дэниел либо работал дома в своей студии, либо выезжал в отель. Иона следила за порядком в доме, готовила ужин и смотрела, чтобы одежда была вовремя постирана. Когда у неё оставалось время, она выходила в сад с чашкой чая, садилась на скамейку, которую Дэн установил наконец на ее участке, наблюдала за растениями и грелась на солнышке.

Дэн видел ее тут достаточно часто. Так же часто слышал ее шаги, приглушенные бегущей водой или шуршащей галькой.

Иногда он приносил ей попить, иногда приходил вместе с гостями и они устраивали импровизированный пикник или шли все вместе на пляж играть с детьми. Иногда Дэн приглашал ее с собой в гости к Барронам, и они часами плескались в бассейне.

Иона крепко подружилась с Эмили и Джорджи, и они успели надавать ей кучу советов насчет детей, полезных и не очень. Иона не знала, подозревают ли дамы об их с Дэном отношениях. У нее было предчувствие, что Эмили догадывается.

– А ты ему подходишь, – как-то сказала она. – Поверить не могу, что так все изменилось за столь короткий срок. Он стал совсем другим человеком, буквально воспрянул духом.

Иона на это ничего не ответила, и Эмили не стала развивать эту тему. Когда Дэн решит, пусть сам все расскажет сестре. А до тех пор Иона будет тихо наслаждаться своим счастьем.

Лето было восхитительным, и Иона радовалась миру и покою.

Но вскоре время настало. Было четыре утра и солнце только-только окрасило лучами горизонт, когда Иона почувствовала первые схватки.

Тихонько она вылезла из постели, не желая беспокоить мирно спящего рядом Дэна, и спустилась вниз.

К семи утра они с Дэном уже сидели в машине и мчались в больницу. Иона была полна сожалений, что не может родить ребенка дома.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросил Дэн.

Иона ритмично дышала, пытаясь ему улыбнуться.

– Ничего, – ответила она между схватками.


Ничего?

Да это был самый жуткий день в его жизни. Он никогда не имел дела с рожающей женщиной и понятия не имел, что надо делать.

– Просто держи ее за руку и говори с ней, все время напоминай о дыхании, – консультировала его по телефону Эмили, которой он позвонил в приступе понятной паники. – Может, мне приехать и помочь?

Он уже думал об этом, но в последний миг передумал.

– Нет. Я справлюсь. Будь на связи.

– Можете возвращаться домой, Дэниел, – сказала ему медсестра в роддоме, и он облегченно выдохнул, но остался в палате.

Медсестра понимающе улыбнулась.

– Спасибо, – ответил он, пытаясь лихорадочно сообразить, почему же он до сих пор ничего не прочел о процессе родов. Может, потому, что не хотел думать, что этот ребенок – от другого? От мужчины, которого – если бы тот не умер – Дэниел готов был бы убить голыми руками за то, что тот сделал с Ионой.

Наконец Дэн решил расслабиться. Разжал кулаки, снова сжал пальцы, потом потянулся к роженице и пожал ей руку, потихоньку ее тело тоже расслабилось, а затем Иона напряглась еще один раз – и да-да-да… на свет появился ребенок.

И вот, когда уже этот маленький пищащий комочек покоился на руках матери и Дэн мог видеть в ее глазах слезы счастья, у него самого в горле появился большой ком, который он силился, но никак не мог проглотить.

– Хорошая девочка, – приговаривал он, целуя Иону в щеку. Только что на его глазах свершилось чудо. Чудо рождения человека на свет. То же самое когда-то произошло и с его матерью, и с Эмили, и с любой другой женщиной.

Вот он встретился с ее счастливой улыбкой и тоже улыбнулся. Наверное, получилось не очень уверенно.

– С тобой все в порядке?

Она рассмеялась немного нервно.

– Да. Поздоровайся с Лили.

– Лили? – он улыбнулся. – Лили. Привет, Лили. Приятно познакомиться, – сказал он и коснулся маленькой ручки своим пальцем. Малышка немедленно сжала его, удивив Дэна своей силой. Он сглотнул и погладил ладошку пальцем, в страхе причинить боль крошечному созданию.

Чудо какое!

Маленькая, хорошенькая… И все было словно во сне, пока Дэн не забрал их домой тем же вечером. В их дом.

Он поменял все простыни, застелил детскую колыбельку и поставил в комнату Ионы коляску с новыми простынями и одеялом.

Медсестра тоже приехала к ним и проверила, хорошо ли устроились молодая мама с дочкой, и ушла, пообещав навестить их с утра. Дэн принес Ионе теплого молока и направился к выходу.

– Ты куда? – вдруг спросила она, встревожившись не на шутку.

Остановившись, он обернулся:

– В свою комнату. Я буду рядом. Не хочу беспокоить тебя. Если понадоблюсь, ты всегда сможешь меня позвать.

Боже, он уже нужен ей, сейчас! Но она всего лишь сказала ему спасибо.

И он вышел, оставив ее одну и закрыв за собой дверь. Не закрыв, а прикрыв. А Ионе хотелось плакать от отчаяния. Если бы это только было возможно, она бы поведала ему о своем желании! Ей так хотелось, чтобы он был рядом!

Ну и ладно. Пусть. Все равно он ей никто. Она всего лишь его домработница, не больше. И когда все закончится, когда решатся все дела, ей придется убраться отсюда и подыскать себе новое место жительства. Нечего и надеяться на счастливый конец. Счастливый конец бывает только в глупеньких женских романах. Не в ее жизни.


Следующие несколько дней Иона была занята только ребенком. Она погрузилась в материнские заботы с головой. Вести хозяйство пришлось самому Дэну.

Дэн убедил ее, что он рядом, но она его едва видела по вечерам.

Так что просить о помощи не приходилось.

Прошла неделя, и однажды он ощутил острую боль потери и жгучее желание побыть с Ионой. Кажется, он по ней нешуточно скучал. Одиночество надоело ему хуже горькой редьки. Однако всякий раз, направляясь к ней, он сам себя останавливал и убеждал, что отныне Иона принадлежит ребенку и вся ее нежность и любовь посвящены Лили.

Как это ни печально.

– Кажется, тебе опять нужна домработница, – подтрунивал над ним Гарри.

– Это временно, – пожимал плечами Дэн, окидывая взглядом беспорядок на кухне. – Думаю, я научусь с этим справляться. Не нагружать же Иону еще и этим.

Гарри скептически смотрел на Дэна.

– Может, хватит себя обманывать? Сколько можно, Дэн? Хватит притворяться, что Иона тебе только домработница.

Дэн бросил тарелку в раковину, и та упала туда со стуком, только чудом не расколовшись.

– А кто же она еще? – прорычал он.

Гарри пожал плечами и посмотрел в окно, где резвились его дети, а на скамейке сидели Эмили и Иона, с дочкой на руках.

– Не знаю. Может быть, твоя подруга? Компаньонка? Женщина, которую ты любишь?

Дэн сглотнул и вернулся к посуде.

– Я не люблю ее, – отрезал он. – У меня нет с ней отношений.

– А мне так кажется, что есть. Просто ты не знаешь, как это назвать правильно.

– Кошмар какой-то, – снова рыкнул Дэн. – Сложно все это. И не нужно.

– Согласен с первыми двумя пунктами, но не с последним. Не нужно? Кому это не нужно? Нет, Дэн, она нужна тебе. И ты нужен ей. Не закрывайся от этого.

– И это говорит мне человек, который был против таких отношений?

Гарри рассмеялся в ответ.

– Но то было до знакомства с ней.

– А что же изменилось?

– Изменился ты, – поразил он его ответом. – Я вижу, что ты счастлив. Доволен. И в этом заслуга Ионы.

Дэн нервно складывал посуду в шкаф, звякая тарелками нарочито громко.

Это же смешно, говорить о каких-то отношениях с Ионой, которую он знает всего пару недель!

– Ладно, ладно, – вздохнул Гарри. – Если так все сложно, не будем об этом. Но тебе стоит подумать об Ионе. Не упусти такой шанс, Дэн. Она умная, веселая, жизнерадостная, порядочная, трудолюбивая, красивая и…

– Да оставь ты ее в покое! – снова рявкнул Дэн, одарив Гарри тяжелым взглядом. – Ты женат, не забывай. Если изменишь моей сестре, я тебя убью.

Гарри поднял обе руки кверху.

– И в мыслях не было. Я как безумный люблю свою жену. Ты что! Впрочем, я не ослеп и говорю только то, что вижу. А ты, кажется, не замечаешь своего счастья, которое у тебя под самым носом. Не дай ей уйти.

С этими словами он вышел из кухни и присоединился к остальным.

Дэниел сжал губы и вернулся к посуде. Боже, какие все зануды. И он с остервенением стал тереть тарелки и чашки губкой.

Глава десятая

Дни превратились в недели, и Дэн уже не мог подыскать причину, чтобы оставлять Иону тут дольше. Она уже окончательно поправилась и пришла в себя, хотя все равно частенько пользовалась помощью Эмили и Джорджи, которые то и дело навещали ее.

Эти двое были для нее и для малышки полезней, чем он, так что, чувствуя свою ненужность, он ретировался в отель и погрузился с головой в работу.

Однажды, войдя в фойе отеля, он заметил старый стол. Рабочие готовились его как раз убрать.

Он подошел к Джорджу и спросил:

– Куда вы его?

Джордж нахмурился.

– На улицу. Ребята вынесут его и поставят там. В принципе, он мне нравится. Красивая вещь. Тяжелая. Из целого куска дерева. Не хотелось бы разбивать его. Да и полки мы еще не трогали. Вдруг у тебя будут на них свои планы.

Дэн немного расслабился.

– Да, есть у меня свои планы. На весь стол. Мы его отреставрируем и оставим.

Дэн встал рядом со столом, за которым работали несколько поколений служащих, приветствуя гостей отеля. Старая деревянная поверхность блестела, даже несмотря на слой пыли, и Дэн провел по ней рукой, словно бы желая прикоснуться к вечности. Он уже видел, как это делала Иона. Именно потому у него и возникла идея сохранить стол. И вовсе не потому, что без этого стола отелю было не обойтись. На самом-то деле работать за таким столом – не слишком большая радость для современного персонала, как он подозревал.

Но Иона любила его, и этим все было сказано для Дэна.

Он наклонился и заглянул под стол, чтобы узнать, как крепится крышка. Может быть, стоит сохранить только столешницу?

Разглядеть что-либо было нелегко, хотя сентябрьское солнце светило ярко, и вдруг он увидел внутри что-то белое. Кажется, длинный конверт был прикреплен снизу стола, под самой крышкой. Дэн потянулся и нащупал его рукой. И правда конверт.

Вынув его, Дэн поднялся и уставился на надпись.

«Копия последнего завещания Брайана Генри Доуи», – прочитал он. Дата – десятое марта. Полгода назад, как раз за пару недель до смерти Брайана.

А оригинал завещания, как там было сказано, хранился у Купера, а вовсе не у Барри Эдвардса. Так вот почему юрист ничего об этом не знал.

Дэн стоял с бумагой в руках, когда к отелю прибыл Ник.

– Что это? – спросил он, и Дэниел протянул ему свою находку.

– Вот это да, – присвистнул тот, когда прочитал надпись на конверте. – И где же ты это обнаружил?

– Было прикреплено к крышке стола, снизу, – сказал Дэн.

– Как он там мог оказаться? И почему Брайан не доверил это своему юристу?

– Может, потому, что он не доверял Айану? Может, потому, что он знал, что завещание найдут, когда будут ремонтировать отель? Или потому, что не был в этом уверен? Кто знает… Одно Дэн знал точно: обо всем надо рассказать Ионе.

– Думаю, нужно связаться с нашими юристами, – резонно заметил Ник. – Я возьму документ с собой, а ты иди и приведи Иону. Ребенка можно будет оставить пока на Джорджи.

Дэн помчался домой как ветер, напряжение не покидало его ни на минуту, сердце стучало как бешеное. Неизвестно, что было в завещании и как оно повлияет на будущее Ионы и ее ребенка.

И на его будущее.


– А ты рано.

Дэн выглядел обеспокоенным. Нет, скорее, настороженным. Словно бы принес плохие новости. За все то время, пока Иона с ним общается, она уже научилась угадывать по лицу его настроение. Теперь она сидела на скамеечке и смотрела на него, а сердце ее уже забилось в каком-то предчувствии.

– Дэн, что случилось?

Он слегка нахмурился.

– Мы нашли завещание.

Рука ее подлетела к груди, она закрыла глаза и досчитала про себя до десяти.

– Оно у тебя? – сказала она хриплым от волнения голосом.

– У Ника. Он повез документ юристам. Мы решили вскрыть конверт официально.

– Верно. Все правильно. Конечно. Так что в нем?

– Пока не знаю. И потом, это только копия. Нику надо связаться с юристом, у которого хранится оригинал.

– С Барри?

Дэн мотнул головой:

– Нет. Оказалось, что это контора Купера.

В голове у нее прояснилось.

– Майк Купер! Ну конечно! За пару месяцев до смерти Брайан разговаривал с ним, и потом я его больше не видела. Он ушел на пенсию; Потом он еще дважды навещал Брайана. Я думала, они друзья, и все, – она покачала головой. – А… где ты его нашел? Завещание то есть…

– Под столом, за которым ты работала. Оно было под самой крышкой.

Женщина закрыла глаза. Какой же недогадливой дурочкой она оказалась!

– Справа?

– Да. А что?

Ионе оставалось лишь рассмеяться.

– Знаешь, а ведь в больнице он мне кое-что сказал. Только я не поняла. Он сказал, чтобы я позаботилась о себе, и еще сказал: «Непременно сделай проверку». Он повторил это пару раз, но так как он чувствовал себя не очень хорошо, то я не стала выяснять и сказала, чтобы он не беспокоился. А я ведь тогда не поняла значения его слов. Когда люди освобождали номера в отеле, мы всегда складывали туда их документы, как раз с правой стороны, на полке под столом, оставляя их на контроль. И как я только не догадалась! Это было нашим условным местом!

Иона поднялась, ноги у нее дрожали.

– Так мы можем пойти к Куперу?

– Думаю, юристы сами все решат.

– Ладно.

И вот тогда она узнает свою участь. Определится ее будущее, в котором не будет уже места Дэниелу.

Она станет вполне самостоятельной молодой женщиной, найдет себе работу, будет растить ребенка. Купит дом, в котором они с Лили заживут счастливо… Она забудет о Дэне, и сама мысль о том, что он когда-то предложил ей место домработницы, покажется ей смешной до абсурда.


Встреча с Майком Купером была назначена на вечер следующего дня с тем, чтобы успел приехать Айан Доуи из Лондона. Любопытно, как быстро он собрался, словно давно ждал вызова.

– Родила, – равнодушно бросил он, словно бы никогда не ожидал увидеть ребенка. На что же он рассчитывал?

– Уже сентябрь, Айан, – заметила Иона. – А я забеременела, когда Джейми был дома, в ноябре. Я же не слон. Лили, скажи «привет» дяде Айану, – произнесла она наставительно.

Вместо Айана голову поднял Купер и улыбнулся Ионе.

– Так вот она, малышка? Привет, привет. Боже, она уменьшенная копия своего отца, – заметил он с улыбкой и откинулся в кресле, сцепив руки вместе. Затем склонился над завещанием и многозначительно обвел глазами всех присутствующих.

– Для начала прошу прощения за задержку в этом деле. В связи с тем, что я ушел на пенсию, я слишком поздно узнал о смерти моего клиента. Только сегодня. Итак, что у нас есть? – спросил он и начал зачитывать текст завещания.

Для большинства это оказалось простым набором слов. Но не для Ионы, которая сама была юристом.

Главное, завещание было законным, подписанным и засвидетельствованным. Как Брайан и обещал, он позаботился о Лили.

Майк Купер читал:

«Моему сыну Айану я оставляю сумму в десять тысяч фунтов. Остальное мое имущество переходит ребенку или детям моего младшего сына Джеймса, рожденным или еще не рожденным. Учитывая это…»

Остальное она уже не расслышала, потому что Айан возмутился так громко, что в его крике потонул голос Майка.

Юрист снял очки, внимательно посмотрел на Айана и сказал:

– Мистер Доуи, я бы очень был вам обязан, если бы вы вели себя прилично и не прерывали чтение официального документа. – И с этим он продолжил чтение.

Значит, Брайан действительно оставил ее дочери большую часть наследства. Неужели это правда? Она никак не может в это поверить.

Айан тоже никак не мог поверить в свою участь, но он пытался совладать с собой, хотя получалось у него это из рук вон плохо. Почти совсем не получалось.

– Как вы считаете, смогу ли я из этих денег купить дом для ребенка? – спросила Иона, и Майк Купер рассмеялся.

– Я так полагаю, дорогая. Брайан успел все же расплатиться с долгами, и таким образом у вас в остатке чуть более миллиона фунтов, из которых часть принадлежит Лили, а другая принадлежит вам. И вы можете распоряжаться ею по своему желанию. Так что на домик – и весьма неплохой – вам хватит.

Ну вот, теперь она не слишком хорошо поняла сказанное.

– Мне? Часть принадлежит мне? – переспросила она. – Почему?

– Потому что таковы условия завещания, – и он продолжил чтение. На этот раз она уже слушала и слышала его: «…одну часть я оставляю Ионе Локвуд, в благодарность за ее работу, сочувствие и заботу обо мне. В том случае, если ребенок Джейми не родится, то все состояние автоматически переходит Ионе Локвуд».

– Он оставил десять тысяч своему сыну, а из остального – половину Лили, а половину тебе, моя дорогая. А если бы что-то случилось с Лили, то ее половина отошла бы тебе.

– Мне? – повернулась она и уставилась на Дэниела, который выглядел не менее удивленным, чем она.

– В том случае, если она – дочь Джейми, – закричал Айан, наконец обретая голос. – А это надо еще доказать. Если она не от Джейми, то наследство переходит ко мне! Черт возьми, это все должно быть моим, и точка! Да о чем этот старый болван только думал!

– Мистер Доуи! – повысил наконец голос Майк Купер, поднимаясь в кресле и пугая своей грузной фигурой Лили. – В моем кабинете я вам не разрешу так выражаться. Так что умерьте свой пыл и придите в себя. Поздно махать кулаками. Мисс Локвуд заслужила то, что ей положено по завещанию. Она ничего не просила, она работала в отеле, не получая даже зарплаты, помогала Брайану, не будучи ему родственницей. А про вас он отзывался бесконечно плохо. Вы были избалованным эгоистом, который никогда не помнил ни о том, что у него есть отец, ни о своем долге перед ним. К тому же, как бы вы ни размахивали руками и ни кричали, есть официальное завещание, документ, который уже не оспоришь и по которому в любом случае все состояние Брайана переходит мисс Локвуд, есть ребенок или нет. А у вас все-таки остаются ваши десять тысяч. На вашем месте и этим надо быть довольным.

– Я вам это припомню.

– Вот именно, лучше бы вам это запомнить. Никакие апелляции вам не помогут, и дело это заранее проигрышное. Суди адвокаты вас не поддержат. Вы лишь время и нервы потратите.

Затем он повернулся к Ионе, которая тихо сидела в наступившей вдруг тишине и автоматически качала на руках Лили.

– Мисс Локвуд, вот вам копия завещания. Вы как юрист все поймете из него. Если вам понадобится консультация, я к вашим услугам. Вот вам тоже копия, мистер Доуи, – и он передал обоим документы.

Айан весь покраснел и изо всех сил пытался взять себя в руки, но пальцы его мелко дрожали. Только не жалей его, напомнила себе Иона.

– Вы будете иметь дело с моим адвокатом! – выкрикнул он и выскочил из кабинета, хлопнув дверью.

Впрочем, его уход никого сильно не расстроил.

Купер улыбался.

– Могу ли я вам чем-то еще помочь? Если нет, то, пожалуй, продолжу игру в гольф.


– Не могу с этим смириться.

Они сидели на ступеньках террасы, глядя на залитую луной поверхность моря, и Иона в который раз прокручивала в голове события дня, вертя в руках бокал с шампанским.

Она рискнула выпить вина – всего один бокал, – чтобы отпраздновать победу. Дэниел же налил себе уже второй и поставил бутылку рядом на ступеньку.

– Почему?

– Потому что по праву все принадлежит Айану.

– Айану? – он чуть было не поперхнулся. – Иона, не смеши меня, пожалуйста, и не напоминай про этого подлеца. Даже отец не хотел иметь с ним дело, мир его праху. Странно, что он вообще ему хоть что-то оставил.

– Я просто чувствую за собой вину. Ведь я и правда никто Брайану и не имею права. Чувствую себя словно бы… хищница.

– Какая чушь! Ты молодец! Не будь тебя рядом с Брайаном, он бы просто остался один перед смертью. Да и отель без тебя перестал бы функционировать. Брайан считал тебя своей дочерью. Знала ты об этом?

Она завороженно глядела вдаль.

– Правда?

– Да. Именно так сказал Майк Купер. Он искренне любил тебя, Иона.

– Боже, – она проглотила слезы. – Если б ты знал, как я скучаю по нему! Мне его так порой не хватает!

– Думаю, ты будешь вспоминать о нем каждый раз, как будешь входить в свой собственный дом.

Да уж. В дом, где она будет одна. Правда, если не считать маленькую Лили. Не хочу! Не хочу я жить одна, в своем доме! Я хочу жить здесь! Рядом с тобой! – кричало все ее существо, не подчиняясь разуму.

– Это так, – вслух проговорила Иона, неуверенно улыбнувшись.

– Кстати, если не секрет, что ты собираешься делать с оставшейся частью денег, после того как купишь дом?

Она очнулась от мрачных мыслей, и глаза ее заблестели.

– Возможно, я могла бы продолжить и закончить образование. Это раз. Остальное раздать в благотворительные фонды. Неплохая идея.

Она помассировала виски. Да, сегодняшний день принес ей немало головной боли. Она поднялась и поправила юбку.

– Дэн, не возражаешь, если я лягу пораньше? Голова у меня просто раскалывается.

И еще… мне надо хорошенько выплакаться.

Перед тем, как я расстанусь с тобой и домом, который стал мне родным.

– Конечно. Принести тебе что-нибудь?

Она покачала головой:

– Нет, не надо. Высплюсь, и все будет хорошо. Спасибо за помощь!

– Пожалуйста.

Он обнял ее и поцеловал, она не была против. Он все не уходил. Тогда она первая повернулась и зашла в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь, бросилась на кровать и наконец дала волю слезам.


– Так что там с переездом Ионы? Я слышала, она собирается приобрести недвижимость? – спросила Эмили, расположившись на диване.

Он вздрогнул.

– Она хочет купить дом и переехать туда. Это да. А что в этом такого странного и необычного? У нее же нет дома.

– Да неужели? – отчего-то съязвила Эмили. – А как же ваши отношения?

– Какие еще отношения?

Эмили выпучила глаза.

– Боже! Какой же ты зануда, братец. Ради бога, Дэн. Всем видно издалека, как вы любите друг друга.

Он даже заморгал, часто-часто.

– С чего ты взяла?

– Я ли не твоя сестра? – спросила она и подалась вперед.

Любопытно, когда она успела все заметить?

– Это всего лишь твое воображение, – отмахнулся он, как ему казалось, весьма равнодушно.

– Да ну? Не думаю. Вы же за последнее время так сблизились. Все эти взгляды и прикосновения. Думаешь, со стороны ничего не видно? Только слепой не заметит тут любовь, – она нахмурилась. – Правда, с тех пор, как ты от нее отдалился…

– Она меня не любит, не смеши меня. И потом, она вся поглощена заботами о ребенке. Ей не до меня!

– Кого ты обманываешь, Дэн? Да, у нее ребенок. Но когда это ребенок препятствовал любви? Она тянется к тебе. А ты… – в последних, невысказанных словах звучало обвинение. – Сначала мне казалось, что она мрачная из-за завещания. Но дело не в этом. Мы разговаривали с ней по телефону, и тогда я все поняла, наконец-то.

– Может, хватит, а? – взмолился Дэн. Разговор начинал ему досаждать.

– Дэн, я серьезно, – сказала она. – Послушай, хоть раз свою сестру. Иона любит тебя безумно. Да и ты ее тоже. Даже не думай возражать.

– Что за вздор! Она любит Джейми.

– Вот это уж точно вздор. У нее и в мыслях не было любить… мертвецов! Да и потом, он был всего лишь улучшенной копией своего негодяя-братца. Она тебя любит. И еще – ей сейчас ужасно нужен настоящий мужчина. Взрослый, ответственный, заботливый. Такой, как ты.

– Прекрати источать свои лживые похвалы, – сказал Дэн, и Эмили опустила глаза.

– Ах, вот как ты думаешь? Да взгляни же ты на нее! Ей так нужны поддержка и любовь. Она ждет твоего признания. Наверное, не дождется… Ну же, братец. Тебе и всего-то надо сказать ей: выходи за меня и живите с Лили в этом доме, вместе со мной. В чем проблема? А еще – пообещай, что будешь с радостью наблюдать за тем, как растут ваши дети…

– Ну Хватит! Ради бога, Эм, прекрати! – запаниковал он, покрываясь холодным липким потом. – Я этого не вынесу.

– Почему? – вопросила она. – Потому что тебя когда-то бросила Кейт? Но Иона – не Кейт. Кейт была та еще штучка. Она и не любила тебя никогда. Зато Иона любит. Любит всем сердцем. И еще – ей до ужаса нужно знать, что ты ее тоже любишь. Это же так просто.

Он нахмурился.

– Ты и правда так думаешь?

– Да, да, да! Пойми ты это, наконец! Иди и поговори с ней. Прямо сейчас! Ну же!

Дэн молчал.

– Но она спит. Она отпросилась лечь пораньше…

– Ага… Наверное, для того, чтобы последний раз полюбоваться морем, перед тем как утопиться в нем с горя!

Он подбежал к окну.

Эмили была права: Иона стояла на самой кромке прибоя. У Дэна оборвалось сердце, и он на ватных ногах побрел к берегу.

Иона не слышала его шагов. Зато отчетливо почувствовала его присутствие рядом.

– Привет, – сказал он, и она повернулась, пристально глядя ему в глаза. – А я думал, ты хотела прилечь.

– Не смогла заснуть. Решила послушать прибой. Успокаивает.

– Хочешь побыть одна?

Она покачала головой. И ему показалось или это были слезы?

– Нет. Я просто думала о Брайане.

Дэн присел на камень и похлопал рукой рядом, приглашая ее сесть.

– Да, нелегкий год тебе выпал, – покачал головой он.

Иона кивнула. И в самом деле нелегкий.

– А Джейми… ты его тоже любила, – бросил он пробный шар.

Иона удивленно на него посмотрела, словно бы вспоминая: а кто такой этот Джейми?

– Скорее всего, мы подружились с ним от одиночества. Не одной же мне было путешествовать. А потом… потом рядом с Брайаном я почувствовала себя как дома. И осталась в отеле, где ощутила себя нужной кому-то.

Непроизвольно она отвернулась и посмотрела в сторону памятного куста сирени.

– Он был для меня отцом, который дал мне дом, и даже домашнее животное. Бедная маленькая Пебблс. Слава богу, смерть ее была мирной. В таком красивом месте, должно быть, так хорошо умирать…

– А жить? Иона? Может быть, в таком месте куда приятней – жить? – с надеждой вопросил Дэн, при этом сердце его неистово забилось.

– Здесь? – она оглянулась, пытаясь понять, о чем идет речь. Вздохнула. – Да, да. Это прекрасное место. И тут хорошо жить. С тех пор как я осталась одна, без поддержки… я питалась бобами из банки и сэндвичами с тунцом… и, казалось, сто лет не жила по-человечески…

Мурашки пробежали по спине Дэна, и волосы от ужаса встали дыбом. Бедная Иона, как она это только пережила!

– Выходи за меня, – услышал Дэн свой голос словно бы со стороны.

– Что?

– Говорю, выходи за меня, – повторил он, на этот раз спокойнее и громче. – Выходи за меня. Я буду тебя любить. Ведь я люблю тебя, ты знаешь. Полюбил с того первого раза, как ты тащила этот треклятый матрас из фургона. Честно говоря, я и сам долго этого не понимал. Я думал, ты еще тоскуешь по Джейми. В этом все дело. Эмили мне только что вправила мозги.

Эмили? Бог ее благослови! Хорошая подруга!

И тут Ионе вспомнилось ее былое одиночество и то, как Дэн отдалился от нее сразу после рождения ребенка.

– Ты любишь меня? – проговорила она словно бы в полусне. – Но… почему же ты так отдалился, Дэн? Почему ничего мне не говорил?

Он пожал плечами, словно бы подыскивая приличную причину.

– Ну, понимаешь. Этот ребенок. Я словно бы тут ни при чем. Хотел оставить тебя наедине с дочкой и не мешать вам.

Иона начала смеяться, но это было уже нервное. Улыбка коснулась ее глаз и брызнула искрами шампанского.

– О, Дэн, ты меня насмешил, – сказала она мягко и взяла ere руку в свою. – Ну как ты мог так подумать! Ты нам не мешал! Напротив! Ты для меня надежная и единственная опора в этой жизни. А кто меня спас из этого склепа? Если б не ты, я бы точно была погребена под пластами штукатурки! А кто так заботился обо мне в первый день после родов? Ведь ты! Не вздумай отпираться! И ты еще говоришь, что ты – ни при чем! А потом, кто старательно мыл всю посуду и следил за бельем, чтобы я не напрягалась и не чувствовала за собой вины…

– Какой еще вины? Еще не хватало.

– Видишь ли, я же была твоей домработницей по закону. И была обязана выполнять свою работу. Ну ладно, это дело прошлого. Дэн, – взмолилась она, глядя ему в глаза, – пожалуйста, скажи мне еще раз, что любишь меня. И хочешь жить вместе.

Он сглотнул, потом взял ее за руку, поднялся, сделал пару шагов назад и встал на одно колено, чем безмерно рассмешил ее.

Голос его был серьезным и хриплым от изрядного смущения.

– Да, я тебя люблю, Иона, и официально предлагаю тебе выйти за меня замуж. Оставайся со мной в этом доме, преврати этот дом в настоящий семейный очаг, где было бы тепло и полно детей! Как-нибудь сделай так, чтобы мы стали настоящей семьей, в которой было бы шумно от детской возни и смеха и весело! Всегда-всегда!

– Боже, Дэниел, – проговорила она, замирая от счастья.

Слезы радости скользили по ее щекам, а сердце полыхало от невообразимой любви.

– Да, да, я непременно выйду за тебя, – проговорила она смеясь. – И будет все так, как ты сказал. А еще… мне в голову пришла идея. Может быть, у нас тут будет так хорошо, что моя мать все же согласится, наконец, осесть, вернувшись в Англию! И тогда у моей дочери будет бабушка!

– Вполне вероятно, – сказал он и заключил ее в свои объятия.

– Но она же хиппи! – возразила Иона.

– Что ж, и хиппи стареют. Им тоже становится нужен дом.

– Кажется, ты все на свете сумеешь уладить, Дэн! Я люблю тебя, Дэниел Гамильтон. Ты такой хороший парень! Думаю, Брайан бы тебя одобрил.

Он улыбнулся Ионе и запечатлел на ее губах поцелуй. Потом еще один, потом еще… И потом они уже не могли остановиться до тех пор, пока до них не донесся детский плач.

Тут оба очнулись и повернулись в сторону дома.

Она виновато улыбнулась.

– С этим придется повременить. Ребенок важнее.

Он кивнул:

– Да. – Нам теперь спешить некуда. У нас впереди целая жизнь, – сказала она.

И, рука в руке, они зашагали назад, к их дому, дочери и… счастливому будущему.


home | my bookshelf | | Отель с сюрпризом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу