Book: Обратный пал. Часть 2. Операция 'Лезвие'



Александр В. Маркьянов

Обратный пал. Часть 2

Операция «Лезвие»

Пограничная зона, переход в районе г. Ларедо

Американо — мексиканская граница

28 июня 2010 года

Как ни странно — самое лучшее место, чтобы спрятаться — это толпа. В толпе ты безлик, ты такой же как все, ты один из многие — и проверяющий, страдающий от жары и задолбанный сотнями проезжающих мимо себя машин обратит на тебя внимание не больше, чем на других. То есть — не более нескольких секунд, взгляд в документы, мельком — взгляд на машину — проезжайте, мистер. И — have a good fuck, здесь, на переходе в Ларедо это пожелание как нельзя более актуально. Ведь на той стороне предприимчивые мексиканцы расположили город Нуэво Ларедо, буквально мекку для любителей секс-туризма. В Нуэво Ларедо снимается лучшее порно в Мексике, в Нуэво Ларедо самые классные девчонки, а борделей столько, что на некоторых улицах — через дом. А тем, кто не хочет связываться с профессионалками — есть немало баров с любительницами, приехавшими на уик-энд, чтобы заработать себе на новую машину. В общем — веселый, веселый городок, раньше еще и относительно тихий. В последнее время в этом городке осело немало народа, связанного с наркоторговлей. Нуэво Ларедо, по крайней мере в его туристической части вроде как считается «тихой гаванью», если кто-то начнет там разборку — его же свои и кончат, потому что он своим беспредельным поведением говняет людям прекрасный, связанный с туризмом бизнес. Ну скажите, какому техасскому парню захочется выехать на уик-энд всласть потрахаться если по всем новостным каналам передают, что в городе, где он собирался это сделать была перестрелка и столько-то бедолаг погибло. Мексиканские мафиозные кланы только на вид кажутся беспредельными, на самом деле это бизнесмены, просто бизнес и товар которым они торгуют высокодоходный и специфичный… скажем так. Как там говорил старик Карл Маркс? Нет такого преступления, на который не мог бы пойти капитал, если норма прибыли будет триста процентов годовых. Так вот — если держать всю цепочку — то на наркоте можно и больше заработать. Правда есть и конченые беспредельщики — например клан «зетас», выходцы из армии и полиции, которые в обычный бизнес подмешивает какую-то религию. Причем препоганую — они поклоняются не кому-нибудь, а смерти, Санта-Муэрте. И из-за этого не просто убивают людей — а расчленяют, отрезают головы, половые органы… В общем беспредельщики, их и полиция и армия и другие картели преследуют. У других картелей проще — пуля в башку и в бочку с кислотой, чтобы… не омрачал своим присутствием, скажем так…

На территорию клана Зетас мы сейчас и вступали — Нуэво Ларедо контролирует картель Залива и его боевые группы — ЛосЗетас. Их вотчина, осиное гнездо настоящее. Именно из-за Зетас город Нуэво-Ларедо в последнее время сильно испортился, при картеле Залива было не в пример тише и благопристойнее здесь.

Переходили мы группами с интервалом полчаса. Три машины — три Субурбана. Но не черных, а белых. В Мексике на черных Субурбанах катаются самые крутые группы federales и пришельцы с той стороны границы. А мы… А мы были всего лишь парнями, желающими провести свой уик-энд на полную катушку. Поэтому и оделись мы не как военные, а как обычные парни — джинсовые шорты, рубахи гавайские, у кого-то техасская шляпа, у кого-то бейсболка с эмблемой любимой бейсбольной команды, у кого то и вовсе непокрытая голова. Усы, черные очки… В общем — разнобой, чтобы мы не выглядели единой командой. Даже на ветровое стекло Субурбана приклеили наклейку Hertz — будто машина прокатная. Так часто делают — берут машину напрокат, вскладчину на несколько человек и едут. И только если бы кто-то затеял очень серьезный осмотр — он бы выяснил, что у каждого из наших Субурбанов было двойное дно, а там — оружие и снаряжение. Впрочем, там же лежали наши служебные удостоверения…

С нашей стороны нас не смотрели совсем — все внимание инспекторов таможенного управления было направлено на машины, едущие с той стороны границы — искали наркоту. Несколько человек, полувоенная форма, у всех — М4 помимо штатных Беретт. Две собаки — спаниель и еще какая-то, натасканные на запах наркотиков. Осматривали каждую машину — быстро беседовали с водителем, пытаясь выявить признаки неадекватности и нервозности, потом в некоторые машины заскакивала собака, крутилась там. Несмотря на быстроту осмотра, сам по себе осмотр был достаточно эффективным, в этом месте через границу наркоты шло мало. В основном перевозили воздушным и морским путем, сухопутный с такими вот осмотрами и с висящими над границей беспилотниками был почти закрыт…

Мексиканскому таможеннику сидевший за рулем нашей машины сержант сунул вместе с документами десять баксов, и они исчезли быстрее, чем я смог заметить в каком кармане. Надо сказать, что скорее всего он нас пропустил бы и без этой десятки — мексиканская таможня была куплена мафиозными картелями процентов на сто. Ну, на девяносто девять, в любой организации были честные люди. С той стороны шли потоком оружие, боеприпасы, краденые машины на разборку — и таможенники закрывали на это глаза. Все это оседало в Мексике, а в обмен в нашу страну шел кокаин и трава…

На той стороне восемьдесят третье шоссе плавно перетекало в мексиканское восемьдесят пятое федеральное, разница была налицо, чем дальше мы уходили от границы. Машины становились все старее и раздолбаннее — почти весь автохлам с нашей стороны уходил в Мексику и дальше — в Латинскую Америку. Полно машин девяностых годов, даже таких старых марок как Игл и Плимут, о которых у нас уже успели подзабыть. Закусочные — вместо Макдональдсов и Бургер Кингов теперь это были какие-то мексиканские. У них на вывесках огромный красный перец — интересно, к чему бы этот намек. Видимой опасности почти не было — но то, что в стране не все ладно можно было уловить. Вместо американских «дорожных крейсеров» Форд, Шевроле и Додж полиция здесь ездила меньшей частью на внедорожниках, полученных от нас по программе помощи в борьбе с наркотиками, а большей частью — на громадных пикапах Додж и Шевроле. Знаете — берется пикап, часто с одиночной кабиной, в кузове делается такой каркас, чтобы можно было держаться во время движения, раскрашивается все это в черно-белый цвет, ставится мигалка и пишется policia — транспорт для federales готов. Все полицейские не просто с пистолетами или МР5 как у нас — у всех автоматические винтовки М16, М4, G3, НК33 и тому подобные. Так и передвигаются — стоя в кузове. В одном месте мы видели раскрашенный в цвета полиции армейский Хаммер, еще в одном месте два таких же но уже армейских, еще в двух местах — легкие грузовички Шевроле фермерской модели, набитые до зубов вооруженными военными. Стрельбы слышно не было — несмотря на то, что по разведывательным данным за город давно идет беспощадная война между картелем Залива, ставшим прикрытием для Зетас после выдачи в США их главаря и Синалоа. Может, не время просто…

Те, кто шел впереди нас, должны были оборудовать временный пункт сбора примерно в двадцати милях от Нуэво Ларедо и указать на него нам. Указать решили просто — те, кто шел первыми обозначили съезд с шоссе, разбив на нем большую банку с белой, мгновенно схватывающейся краской. Не посвященному человеку это белое пятно ничего не говорило — ну, разбилась банка с краской и что же в этом такого? Нам же это был знак — увидев уродливую кляксу на шоссе, сержант повернул руль на первом же съезде. Субурбан плавно закачался на дорожных неровностях — именно закачался, подобно лодке на волнах, а не затрясся, вышибая из вас душу. За это его и любили в Техасе и тому подобных местах. Фермерский лимузин, однако…

В паре километрах от трассы оказалось какое-то заброшенное поселение — в Мексике таких было немало. Два Субурбана уже стояли, замаскированные развалинами, а их экипажи уже успели вооружиться — два карабина НК416 смотрели на нас, снайперская винтовка М107 и пулемет Мк. 48 — на дорогу. Остальные прятались в развалинах, это только те, кого я заметил…

Я вышел из машины, условным жестом поднял руки над головой — все в норме, под враждебным контролем не находимся. С крыши ответили тем же…

— Все в норме?

— Норма, сэр… — Санчес улыбался, он вообще любил это делать и отличался редкостным оптимизмом, необычным даже для представителей латинской расы, которые обычно оптимистично смотрят на мир. По мне это было недостаток — лучше быть пессимистом и параноиком, подольше поживешь…

Я достал из машины прибор спутниковой связи типа Иридиум — это большая трубка с кривой антенной размером с трубку — но за исключением размеров аппарат ничем не отличается от обычного мобильного телефона. По памяти набрал номер.

— Гнездо, это Странник. Прошли границу, находимся на контрольной точке «Альфа», просим санкции на дальнейшие действия.

— Странник это Гнездо. Визуальный контакт нормальный, до следующей контрольной точки все чисто. Даю санкцию на дальнейшие действия. Связь держите включенной.

— Вас понял, Гнездо. Конец связи.

Бросил трубку обратно в Субурбан, поднял глаза к небу. Конечно, же он там, этот безликий шпион — убийца, просто из-за слепящего глаза солнца его не разглядеть. И все-таки — хорошо придумано. Предатор не только постоянно держит нас под контролем — его операторы, пока мы добирались до первой контрольной точки, проверили дорогу до второй и подтвердили что все чисто. Мелочь — а приятно. Хотя бдительность все равно терять нельзя — вдруг впереди сядет самолет с наркотой, он во многих местах сможет сесть, эта птичка — и мы выскочим на нее. Бдительность нельзя терять никогда и нигде.

— Десять минут на то, чтобы достать все снаряжение. После чего — выдвигаемся. Дистанция между машинами — в пределах визуального контакта, старшие в группах — Санчес, Ваккаро, Гомес. Санчес — идешь первым. Ни во что не ввязываться, огонь открывать только в ответ. Если увидите севший самолет или вооруженную группу — сигнал нам и отход. Скорость — по обстановке, но лучше чтобы не менее сорока миль в час. Следующий чек-пойнт — контрольная точка «Дельта», ориентируемся по GPS. Время пошло!

Где то в Мексике

28 июня 2010 года

Тяжелый, черного цвета пикап Шевроле Сильверадо, новой модели, выпуска уже двухтысячных годов свернул с грунтовки, попылил по раскаленной земле, поднимая за собой столбы пыли и тяжко проваливаясь на ухабах. Несмотря на раннее утро — было уже жарко и внутри пикапа — а кондиционер был сломан — была настоящая душегубка. Особенно если учесть, что окна открывать было нельзя — и так внутри пикапа вся приборная панель была покрыта толстым слоем пыли, а если открыть окно хотя бы по минимуму, оставить маленькую щелочку — ехать придется в противогазе и то не отчихаешься потом. В четырехдверной кабине пикапа сидело четверо, двое по виду — американцы, еще двое — мексиканцы. В кузове был груз, несмотря на то, что груз был принайтовлен так как это возможно — все равно ящики подскакивали каждый раз, как только пикап тяжко проваливался колесом в какой-нибудь ухаб.

Впереди была церковь. Иглесиа, если по-испански. Удивительно, кто поставил ее здесь, где на несколько километров — ни одной живой души. Возможно, здесь когда то было селение, жили люди — но люди ушли, селение разрушили — а вот на церковь рука не поднялась. Так и стояла она безмолвным памятником человеческому присутствию в этих суровых местах. Вдалеке, на западе неровной серой цепочкой виднелись холмы, а здесь была просто неровная, нищая, не дающая урожая земля, заброшенная иглесия и пикап с четырьмя мужчинами внутри.

Пикап подрулил к церкви почти вплотную — и с заднего сидения десантировались сразу двое. Высокий, рыжий, веснушчатый американец лет сорока и невысокий, смуглый, усатый мексиканец, который в плечах был настолько широк, что почти казался квадратным. Синхронно и быстро они подбежали к иглесии. В руках у мексиканца был пятизарядный обрез помпового ружья Маверик, американец обходился двадцатизарядной Береттой 93Р. Оба они замерли у покосившейся двери, затем мексиканец ударом ноги вышиб ее, а американец нырнул внутрь. Через долю секунды мексиканец, держа наизготовку обрез, последовал за ним…

— Clear!

— Clear! All is clear!

В группе языком общения был не испанский а английский. Все дело в том, что это был родной язык для обоих американцев, а мексиканцы знали его не хуже, потому что несколько лет назад прошли специальную подготовку в Куантико, в академии ФБР. Тогда еще они работали на федеральное правительство и сами были federales. А американцы были советниками, оба они служили в DEA, причем не обычными агентами — оба они были выходцами из армии и служили в боевых отрядах, тех самых что долгие годы полулегально действовали в Колумбии. Благодаря им колумбийские картели если и не были окончательно разгромлены — то значительно ослаблены, такой роли как в восьмидесятые и в начале девяностых они сейчас не играли. Когда появилась новая беда — мексиканская наркопреступность — их перебросили в Мексику. Но тогда же они решили для себя — слишком большие деньги проходят мимо них. Слишком большие, они изымали товара на многие миллионы долларов, а правительство платило им настолько скупо, что это казалось смешным. Те же самые мысли возникли у мексиканцев, особенно когда новый президент Мексики затеял идиотское реформирование правоохранительных органов и они оказались на улице. Странные тогда дела происходили. По идее, это реформирование было затеяно, чтобы избавиться от людей мафии в правоохранительных органах Мексики. Но когда… скажем так осела пыль, стало понятно, что все те, кого подозревали в связях с мафией, не только сохранили свои погоны, но и получили повышение, а вот честных людей сотнями выкидывали на улицу. Такова была Мексика и с этим ничего нельзя было поделать. По крайней мере, в рамках закона.

Вот тогда и возникла эта группа — в которой было всего четыре человека. Официально, она числилась за картелем Залива, но выражалось это только в том, что она ему не вредила и выполняла за деньги его заказы. А так — это были четверо вольных волков, весьма успешно зарабатывающих себе на пенсию. Они за бесценок скупали по знакомству конфискованное в штатах оружие и переправляли сюда — а здесь продавали задорого. Они отбивали небольшие партии конфискованных наркотиков, перевозимых federales и возвращали их хозяевам за плату или продавали в картель за полцены. Наркотики они и есть наркотики, здесь это все равно что деньги. Они также грабили и убивали противников картеля.

Но сегодня они намеревались пойти против картеля — в первый и последний раз в жизни. Последний — потому что после этого дела они намеревались отойти от дел и осесть где-нибудь в тихой стране, куда не дотянуться даже картелю. Американцы собирались завербоваться в Ирак или Афганистан, послужить там с годик и там же исчезнуть. Следов не найдешь, заодно и заработаешь. У мексиканцев были планы осесть где-нибудь в небольшой стране в Центральной Америке, купить отель или лодку, возить туристов. Планами друг с другом они не делились, но точно знали что это их дело — последнее…

Мексиканец остался внутри церкви — тихой, пустой, в которой было не так жарко, американец вышел наружу, показал знак «чисто». Тогда водитель ловко загнал машину за стену церкви, чтобы ее было не видно со стороны дороги, после чего все трое принялись таскать в церковь ящики из кузова пикапа — их было шесть. Они и не подозревали о том, что сверху, с высоты три километра двести пятьдесят метров безмолвная, парящая в небе углепластиковая птица контролирует каждое их движение…


Изображение церкви, пикапа и людей, суетящихся около него передавалось мне на монитор. Небольшой такой, всего одиннадцать дюймов по горизонтали… Единственная проблема — он требовал питания и разряжал аккумулятор машины. И не так, что бы он много жрал — но сколько нам тут еще стоять, скажите на милость? А если машина потом не заведется? Старший сержант Рамирес насколько мог, контролировал активность по визуальному каналу — с помощью трубы — телескопа. Впрочем, он всего лишь контролировал пустынную дорогу к поселку — ни церкви, ни пикапа, ни активности людей рядом с церковью он не видел — все это располагалось вне зоны нашего визуального контроля…


Пульт управления беспилотными летательными аппаратами представляет собой два рабочих места — обязательно два, с удобными креслами, мониторами, клавиатурой и чем-то наподобие трекбола, а также контрольными панелями с кнопками и индикаторами. Возле каждого рабочего места обязательно — доска наподобие школьной, только меньше размером и белая чтобы можно было писать маркером — за время дежурства ее приходится вытирать не по разу. Больше всего это походит… нет, не на пульт управления межпланетным космическим кораблем, скорее на игровой автомат в детском развлекательном центре, имитирующий пульт управления космическим кораблем. Монитор был довольно небольшим, размером не больше экрана среднего телевизора, черно-белым и выставленным на максимальную контрастность. Сейчас, в креслах перед мониторами сидели два оператора, у каждого в управлении был один беспилотный аппарат — один кружил над территорией базы, выполняя роль этакого безмолвного стража, второй в данный момент был над территорией Мексики. И у того и у другого под брюхом было подвешено по одному контейнеру с Хеллфайром — то есть оба аппарата были готовы немедленно работать в боевом режиме.



В кузове фургона было тихо, прохладно — работала мощная система кондиционирования. За операторами у самой двери сидел еще один человек — места для третьего человека в контейнере не было и он притащил раскладной стул. Оба оператора работали с беспилотниками не один год, участвовали в том числе и в боевых операциях в Ираке и Афганистане — верней, это их птички участвовали, они же не покидали территорию США. Так вот, они отметили одну удивительную вещь. Всегда и везде координатор операции — а человека, сидящего у него за спинами армейское командование представило именно как координатора — имел с собой армейский переносной или стационарный терминал связи, с помощью которым он мог связаться с командованием. Все активные действия, тем более применение оружия, должны быть в обязательном порядке согласованы с Пентагоном, с Командованием специальных операций или с куратором из Объединенного комитета начальников штабов. Но здесь у координатора никакой, даже самой захудалой рации, не говоря уж о терминале связи — не было. И тем не менее в ходе операции планировалось применение оружия, это до них было доведено. Зато у координатора в руках был телефон системы спутниковой связи Иридиум, используемый для правительственной связи. Возможно, гражданский человек и задумался бы над столь интересными фактами — но они не были гражданскими. Они были военными, офицерами ВВС США — бывшими. Сейчас они работали на ЦРУ США, и они просто выполняли команды того человека, которого их руководство представило им как их руководителя на период командировки в Аризону. Вот и все…

Один из операторов слегка изменил маршрут своей птицы — теперь она описывала круги в небе, максимально экономя топливо, причем длина этого круга была рассчитана строго так, чтобы проходить точно над заброшенной иглесией и над контрольной точкой Рентген — наблюдательной точкой группы «Странник».

Во время первого же прохода, оператор заметил движение у церкви — и скомандовал камере узкополосного обзора сосредоточиться на точке, которую он выбрал клавишами и трекболом — это и была заброшенная иглесия, единственное человеческое строение на три мили вокруг. Вообще, на Предаторе установлены две независимые камеры. Широкополосная захватывает огромный угол обзора и дает картинку с минимальным разрешением и точностью, ее задача — сканирование больших площадей, чтобы можно было отметить, где происходит что-то непонятное. Узкополосная наоборот — площадь поверхности, которую она видит меньше первой в сотни раз — зато она может с трех километров увидеть — при максимальном разрешении — автомобильный номер на движущемся автомобиле. Вот и сейчас — оператор навел узкополосную камеру на церковь — и с удовлетворением увидел что это был четырехдверный пикап, как и ожидалось. Навел камеру на передний бампер пикапа, прочитал номер, сверил с тем, что был написан на доске перед началом дежурства — номер совпадал…

— Сэр, группа Альфа на месте. Автомобиль идентифицирован. Сейчас перетаскивают груз.

— Хорошо. Продолжайте….

Изображение на экране опять поплыло — автомобиль уходил из поля обзора узкополосной видеокамеры — и оператор отключил ее, переключившись обратно на широкополосную. Пятнисто-серая земля медленно плыла перед объективом камеры.

Второй раз оператор включил камеру, когда Предатор проходил над холмистой грядой, примерно в миле от небольшого поселения, которое в плане операции обозначалось как пункт «Переменный» и возле которого по плану операции должны были происходить основные события. Он видел и дорогу, и россыпь домов, и каменистые холмы. Виден был и расчищенный участок земли — это был мини-аэродром, на который можно было посадить небольшой одно или двухмоторный самолет. Взлетная полоса на этом аэродроме обозначались факелами из пропитанных солярой тряпок — хотя они сейчас и не горели, но все равно видно сверху это было прекрасно. Оператор слегка подкорректировал ориентиры для сканирования — и почти сразу нашел то, что искал на это потребовалось всего девять секунд. На сей раз ему противостояли не… бандиты, по сути, а самые настоящие спецназовцы, прошедшие армейскую подготовку. Они знали как маскироваться самим и как маскировать машины от обнаружения с воздуха — а мало ли каким маршрутом пойдет на посадку самолет? От всевидящего же ока Предатора не спасала никакая маскировка.

— Сэр, вижу группу Странник, они на исходной, контрольная точка Рентген…

— Понял, ждем доклада. Продолжать наблюдение по точкам Рентген и Ромео.

— Есть, сэр!


Все-таки — армейская подготовка и обучение в академии ФБР давало о себе знать. Академия в Квантико была хороша тем, что по сути Квантико — это база морской пехоты США со всеми вытекающими. И курсанты академии ФБР и приглашенные слушатели — подобно офицерам мексиканской полиции, имели возможность не только грызть гранит науки в корпусах академии — но и пользоваться всей тренировочной армейской инфраструктурой под приглядом самых требовательных в мире сержантов-инструкторов Корпуса морской пехоты США. Учитывая специфику, все сотрудники мексиканских правоохранительных органов, прибывающих на переподготовку в Квантико, проходили не только учебный курс ФБР но и тренировочный курс морской пехоты. В адских бетонных джунглях мексиканских городов каждый полицейский должен был быть не только следователем, но и солдатом…

И поэтому «псы» — так они себя называли, не из-за модного среди бандитов фильма Тарантино «Бешеные псы» — потому что как то надо было называться — в отличие от обычных бандитов никогда не шли на дело без предварительной подготовки. У них были карты местности, у них были фотоснимки ориентиров, наконец у них были фото и краткие полицейские досье на тех, с кем там им придется столкнуться. Это помимо первоклассного оружия, общей слаженности и сострелянности команды. Все это позволяло им выжить в этой безумной мексиканской наркомясорубке — и не просто выжить, но и заработать неплохие деньги.

Один за другим они перетащили в прохладу церкви шесть ящиков — не слишком больших, но тяжелых. Расставили их — от рядов деревянных скамеек в церкви остались лишь источенные древоточцами поломанные доски, алтарь был не в лучшем состоянии. Единственно, что осталось в почти первозданном виде — так это грубо сработанный примитивный большой деревянный крест на стене. Пылинки медленно плыли в лучах света, через прореху в крыше солнечный луч ощупывал деревянный лик Христа. Один из мексиканцев — его звали Хосе — опустил обрез ружья, подошел поближе к кресту, посмотрел на него. Потом размашисто перекрестился — и вернулся к своим, потому что Джо уже развернул карту на стопке ящиков.

Командиром в их группе был Джо. Джо — потому что он единственный участвовал в настоящей войне — это была «Возвращение надежды» в Сомали, грязная, позорная и давно забытая война. Мексиканцы не лезли на руководящие роли, а из двоих американцев и звания и военного опыта больше было именно у Джо. Поэтому, его командирские привилегии никто из членов группы не оспаривал. Тем более, наученные горьким опытом, они ввели в группе простое правило — все добытые деньги тупо делятся поровну, без каких-либо привилегий командиру или кому-либо еще.

Сейчас Джо расстелил карту этого района — армейскую, довольно приличную, сделанную на основе спутниковых снимков. Отдельно — грубо выполненный от руки карандашом рисунок деревни и окрестностей. Сейчас он, используя клейкую ленту — скотч наклеил на карту деревни уменьшенные фотографии ориентиров и пригласил присоединяться остальных.

— Итак. Прогоняем все с самого начала. Вот это — деревня. Единственная дорога, ведущая к полевому аэродрому — вот эта. Склад дури, с которого будут продавать партию товара — мы предполагаем что здесь, но тут ни в чем нельзя быть уверенными. Самолет — скорее всего Цессна или Бич Бонанза зайдет вот отсюда. Как я понимаю, садиться они будут в этом направлении. На самолете — максимум четыре человека, потому что иначе не хватит места для груза. Все — для простоты — предположим, что со штурмовыми винтовками. Из деревни поедут две, максимум три машины, одна с товаром и две — с людьми. Пусть, человек десять. Итого — нам будет противостоять от десяти до пятнадцати человек. Наша исходная позиция — здесь, под прикрытием вот этих валунов. У нас — преимущество в оружии и в том, что нас примут за федеральную полицию. Задача для нас — захватить как товар, так и деньги — нам не будет ничего лишним. Заходим мы отсюда — не напрямую, а по радиусу, так чтобы отсечь противника от деревни. По самолету огонь вести крайне осторожно не дай Бог взорвется. Основная работа тут будет — у меня и у Курта. Энрике, твоя задача — вести машину так, как это умеешь делать только ты. Вот здесь мы останавливаемся — триста метров от самолета, мы сможем вести по ним прицельный огонь с использованием оптических прицелов — а они по нам нет, у них получится только беспокоящий. Дальше, после того как основная работа будет сделано — я остаюсь на прикрытии, Энрике за рулем. Курт и Хосе зачищают. Все, что будет представлять для нас интерес, грузим в пикап и отходим на точку эвакуации. До нее десять километров, мы успеваем в любом случае. Вопросы?

— Что будем делать, если выйдет из строя машина? — спросил Курт

— Она же усиленная. Вставки в шинах да и капот укрепили как смогли.

— И все же?

— Тогда — Джо пожал плечами — два возможных варианта. Первый — использование транспорта противника, если он окажется исправным и нам не удастся быстро отремонтировать свой. Второй — отход к деревне за транспортом. Третий — берем деньги, сколько сможем — и отваливаем налегке. Деньги лучше чем наркота — их можно отдать кому угодно.

Эрнесто кивнул.

— Если из деревни быстро подойдет подкрепление?

— А гранатометы на что? У нас пять М72 и вдобавок RG-6 с гранатами. Кроме того — пулемет. Если попробуют высунуться — мы их разом поджарим.

— Если они попытаются поднять самолет и уйти?

— Первым делом будем бить в двигатели или двигатель самолета. И по пилотской кабине. Не уйдут. В крайнем случае — у нас останется что-то одно — либо кокаин, либо деньги. И то и другое в самолете одновременно не окажется.

Все молча смотрели на карту — вопросов больше не задавали — но Джо чувствовал, что вопросы еще есть.

— Ну? Что еще?

Еще немного помолчали — потом заговорил Энрике…

— Хефе… Мы уверены в том что ты все продумал правильно. Но меня интересует один вопрос — зачем это нужно norteamericanos? Зачем он вышли на нас? Им то что с того, что мы возьмем этот груз?

— Я уже объяснял. Norteamericanos хотят, чтобы мы грохнули всех Зетас [Los Zetas — боевые отряды картеля Залива. В них входят выходцы из мексиканской полиции и GAFE, Grupo AeromСvil de Fuerzas Especiales, спецназа, который и должен по идее охотиться на наркомафию. Многие прошли подготовку в армии США. Чрезвычайно опасны. Лидер — Хериберто Лазкано-Лазкано, позывной El-Lazca], которых мы встретим. А заодно бы должны оставить на телах визитные карточки МС-13 [MS-13 — военизированные боевые отряды картеля Синалоа. Наряду с мексиканской мафией входят в состав незаконных вооруженных формирований Los Negros, лидер Эдгар «Ла Барби» Вальдез Виллареаль]. Тогда Зетас подумают, что их навестили люди из Синалоа, забрали и деньги и груз, убили их людей. Начнется междоусобная война. А это выгодно norteamericanos, понятно?

Энрике почесал голову

— Может, за это стоило взять деньги с norteamericanos? Как — никак — это не шутки….

— Norteamericanos не торгуются, они дают нам информацию. Кроме того — после того как мы возьмем груз — тут такая мясня начнется, всем будет просто не до нас…

На том и порешили. План казался хорошим — не то чтобы идеальным — но во всяком случае рабочим. Покончив с планом, начали открывать ящики и разбирать снаряжение. Группа была на удивление хорошо вооружена, даже по мексиканским меркам, где у боевиков на вооружении есть противотанковые гранатометы и крупнокалиберные пулеметы М2 Браунинг. Это уж не говоря про снайперские винтовки.50 BMG, используемые наемными убийцами для ликвидации полицейских. Снайперская винтовка Макмиллан-50 у группы была, но на это дело ее не взяли. Зато взяли много другого оружия. За рулем должен был сидеть Энрике — но несмотря на это он вооружился короткоствольным автоматом Калащникова производства невадской Arsenal калибра 5,56 с магазином на сорок патронов. Помимо других скрытых усовершенствований, на машине «псов» ветровое стекло легко вынималось из проема и укладывалось в кузове — что позволяло стрелять из салона и водителю пассажиру. Второй американец, Курт который должен был сидеть в машине рядом с Энрике вооружился германской G36 в версии со стволом средней длины и барабанным магазином на сто патронов, позволяющим не тратить время на перезарядку. Такие винтовки начали поступать в страну в самое последнее время, состояли они на вооружении немногих специальных подразделений, а на черном рынке ценились дороже чем любые другие штурмовые винтовки. Но «псы» зарабатывали достаточно чтобы позволить себе самое лучшее оружие. Двое — Джо и Хосе должны были вести огонь из кузова. Хосе по принятой в армии НАТО терминологии был хэвиганнером, специалистом по огневой поддержке — для этого у него был пожилой, но вполне исправный М240, к которому было десять набитых лент — соток и шестизарядный барабанный револьверный гранатомет RG-6. Сейчас Хосе проверил и пулемет и гранатомет — но вооружился пулеметом, потому что из этих двух видов оружия пулемет был более универсален и приспособлен для ведения огня на средней и дальней дистанции — а именно с них придется начинать. Последний — Джо, командир группы, вооружился своим любимым оружием — винтовкой PSG-1 компании Хеклер-Кох, которая на черном рынке стоила бешеных денег и которую он носил в жестком футляре, исключающем любые удары по ней. Как и любой снайпер Джо берег и ценил свое оружие. Таким образом, у них было четыре ствола, включая пулемет и снайперскую винтовку. С таким оружием, с таким планом, выучкой и организацией они вполне могли справиться с пятнадцатью боевиками, особо не ожидающими нападения.

Каждый надел бронежилеты — в Мексике их носили все и военные и полицейские и бандиты. Замотали лица платками — арафатками — со снятым лобовым стеклом в салон мгновенно набьется море пыли. И последний штрих — из одного из ящиков они достали и поставили на крышу гирлянду мигалок с громкоговорителем, а на кузов самоклеющейся лентой нанесли опознавательные знаки Policia, верней Федерального агентства расследований. Последний штрих — Курт достал и повесил себе на плечо мегафон. Теперь они были готовы…

Но у тех, кто дал им информацию о самолете с товаром, о времени его посадки и том, что будет в нем находиться были насчет этого боя совсем другие планы…


Джо ошибался… Он не знал ни про группу «Странник», ни про безмолвного убийцу, парящего высоко в небе. Он знал больше, чем сказал — на самом деле у него было только одно задание от norteamericanos — грохнуть во время нападения совершенно определенного человека и убедиться в том, что он мертв. Если он выполнит это задание — американцы не будут их искать, более того — дадут им всем возможность скрыться. Но и это не было окончательной правдой — операция имела три уровня и правду про последний, третий уровень знал лишь командир группы «Странник» и еще один человек — тот самый, что сидел за спинами операторов в кондиционированном фургоне, на маленькой базе в аризонской пустыне…


— Внимание, началось движение! Вижу движение! Одна машина едет от деревни, один противник в кузове, двое в кабине. Тот что в кузове вооружен АК-47, оружие в кабине не вижу!

Я взглянул на часы. Припаздывают что-то, на час почти от расчетного времени.

— Всем залечь! Ни звука! Тишина в эфире!

Машина действительно шла от деревни, немилосердно пыля и подскакивая на неровностях почвы. До нее пока было примерно три мили, плюс-минус, но и невооруженным глазом я разглядел, что это какой-то старенький американский пикап, примерно восьмидесятых годов выпуска. Рамиресу наблюдать было проще, у него труба с более чем стократным увеличением. Машина шла в нашу сторону — но не было заметно, что нас раскрыли, иначе это было бы совсем по-другому…

Там где была импровизированная взлетно-посадочная полоса, машина встала, развернувшись кузовом к нам. Тот человек, что сидел в кузове, ловко выскочил на землю и начал что-то делать, что — без увеличения разглядеть было невозможно. Остальные двое, ехавшие в кабине вышли и… кажется, начали курить. Третьему помогать они не собирались…

— Сержант, что они делают?

— Один возится… кажется у него солярка, сэр…

— Готовит факелы. Чтобы обозначить посадочную площадку. Они что, собираются провести обмен ночью?



— Вряд ли, сэр… Факелы дают хороший черный дым, особенно если в соляру покрошить пару старых покрышек. Как бы то ни было — надо как то обозначать ветер, тут же вообще никакого оборудования нет, а садиться надо. Вот отклонение столба дыма и покажет, каков ветер. А двое курят…

— Оружие?

— У того, что работает — АК-47 за спиной. У курящих — М4 и пистолет… кажется Кольт… никелированный… в кобуре.

— Продолжай наблюдение.

— Есть, сэр…

Я отполз чуть подальше, за валун, снова достал трубку спутниковой связи.

— Гнездо, это Странник. Началось движение, гостей готовятся встречать. Секретность не нарушена.

— Странник это Гнездо. Визуальный контакт нормальный, высылаем птицу, встречайте.

— Вас понял, Гнездо, ждем птицу.

— Конец связи.

Когда я обратно выполз к сержанту, на его наблюдательный пост — соляра с покрышками уже горела и черные, чадные столбы тянулись к небу…


В контейнере связи и управления человек, которого все знали как Дэвид Лисс поднялся со своего весьма неудобного складного стула, вышел на улицу. Вдохнул чистый, сухой, пустынный воздух Аризоны. Решительно направился к ангарам с техникой — рядом стоял открытый Хаммер с радиосвязью, команду можно было отдать и так, но он решил пройтись, не потому что от сидения в неудобной позе сильно затекли ноги, а потому что он сам лично хотел видеть первый настоящий боевой вылет Манты.

Ворота ангара уже были открыты настежь, а Агрессор вытянут к самым воротам. Группа из трех техников в последний раз проверяла птицу — один контролировал какие-то параметры, подключив через шнур свой ноутбук к управляющему компьютеру машины, еще двое проверяли работу управляющих плоскостей машины.

— Господа, у нас есть добро на применение силы! — Лисс не считал нужным доводить до всех, что решения принимаются здесь, на базе, а не в Пентагоне — через двадцать минут эта птичка должна быть в воздухе.

— Вооружение, сэр? — спросил один из техников, молодой и белобрысый, на вид совсем пацан

— Четыре управляемые бомбы на внешней подвеске. Термобарические. И пожалуй… пару Хеллфайров на всякий случай. Потянет?

— Потянет, сэр… Она и больше потянет. Хеллфайры уже установлены, осталось подвесить бомбы и дозаправить.

— Тогда поторопитесь. Покажите класс. Через двадцать минут эта птичка должна быть на взлетной полосе…


Техники справились за восемнадцать минут. Тягач, сделанный из пикапа Форд-550 медленно, со скоростью пешехода вытащил странно выглядящий аппарат в самое начало ВПП. Все свободные от дежурства служащие базы собрались на ее краю, чтобы видеть взлет. Оператор «Манты» уже сидел на своем рабочем месте, во втором контрольном центре, размещенном в вагончике рядом с первым. Связь с находящимися на полосе механиками он поддерживал посредством раций армейского диапазона с гарнитурой hands free.

— Начать предстартовую проверку!

Техники заняли предписанные процедурой позиции по обе стороны машины.

— К предстартовой проверке готовы, сэр.

— Управляющие плоскости!

Зашевелились закрылки, призванные за счет своего отклонения изменять курс, скорость и высоту полета аппарата.

— Слева норма, сэр!

— Справа норма, сэр!

— Запускаю двигатели, всем внимание!

Техники осмотрелись — нет ли рядом с винтами чего то или кого то

— Можно, сэр.

Ожил, с шелестом завертелся один винт, затем второй…

— Первый норма, сэр.

— Второй двигатель в норме, сэр.

— Системы наблюдения…

Оператор управления сам подвигал трекболом, включил поочередно обе камеры и убедился, что они работают исправно.

— Норма… — сказал он себе под нос и тут же громко, в микрофон — снять стопоры с вооружения!

На каждой бомбе или ракете есть стопор, если его не снять — использовать оружие нельзя. Нужно это потому, что иногда летательные аппараты стоят на стоянке с подвешенным вооружением и мало ли что произойти может.

Техники сноровисто сняли красные стопоры с бомб и ракет

— Вооружение готово к бою, сэр!

— Снять стопоры шасси…

Техники сняли стопоры шасси, отбежали в стороны. Теперь самолет удерживался только тормозами, двигатели работали на минимальном ходу.

— По фронту чисто!

Странный аппарат, ускоряясь побежал по полосе, чуть подпрыгивая на стыках. Разгонялся он довольно медленно и всем, кто это наблюдал, показалось, что длины ВПП не хватит для разбега. Но на самых последних метрах самолет оторвался от земли и начал неспешно взбираться в синеющую высь…

Внизу, те кто наблюдали за этим полетом, захлопали в ладоши. Это была их птица, и они были рады новому ее полету. Дэвид Лисс молча повернулся и пошел обратно на пост управления, где его ждал неудобный, жесткий стул…


Самолет прилетел, когда солнце уже ощутимо начало сваливаться горизонту и апогей этого жаркого и душного дня был пройден. Это была Цессна Крусадер, довольно большой двухмоторный самолет одним из достоинств которого был фюзеляж максимально подходящий под перевозку грузов. Только заслышав прерывистое жужжание в небе мы моментально накрылись маскировочными накидками. Не дай Бог заметит — за кого бы он нас не принял, операция накроется, а нам придется прорываться с боем. Мало хорошего…

Но летчик нас не заметил — ему было не до того, ему надо было готовиться к сложной посадке. Пройдя над нами, он сделал круг над отмеченным дымно горящими факелами полем, разметая в стороны пропеллерами своих двигателей черные столбы, сделал разворот и начал снижаться. На посадку он заходил мастерски — чувствовался настоящий ас, мало таких осталось. Сейчас летчик — это не более чем придаток к автопилоту самолета, автопилот тебе его и поднимет в воздух и посадит. И в армии асов осталось мало — сейчас у кого самолет радионезаметнее да ракеты дальнобойнее — тот и победит, в современном воздушном бою противника теперь видно только на экране локатора. Настоящие асы, воздушные рыцари остались только здесь…

К самолету уже ехал «комитет по встрече» — от деревни в сторону ВПП направлялись три машины — белый, большой фургон Шевроле Экспресс и два пикапа — ДжиЭмСи Сьерра 3500 и Форд Ф-250, оба со сдвоенными кабинами и набитые вооруженными боевиками по самое не балуй. Неслабый комитет по встрече, короче…

Я осторожно отполз назад, подполз к сержанту Гомесу, который уже развернул странного вида аппарат с антенной. Аппарат помещался в стандартном рюкзаке и питался опять-таки от автомобильного аккумулятора.

— Включай. Можно.

Сержант кивнул, нажал кнопку и… теперь в радиусе нескольких миль связаться с кем-нибудь по рации или по сотовому телефону будет весьма и весьма затруднительно.


Курт, держа наизготовку автомат подбежал к пикапу, хлопнул дверью…

— Они на месте. Проверяют товар, считают бабки! Их много! Больше двадцати!

Много-то много — но отступать уже поздно. Не для того ехали.

Джо перекрестился — он так всегда делал перед операцией, перенял некую набожность. Затем снял свою винтовку с предохранителя. Хосе прижал к плечу уже закрепленный на импровизированной турели в кузове пулемет.

— Делаем. С Богом! Пошли!

Джо сильно стукнул кулаком по крыше — и Энрике начал разгоняться, не включая сирену. Разгоняться было тяжело, почва была неровной — но мощный двигатель пикапа все сильнее и сильнее толкал машину вперед, раскачиваясь на неровностях, пикап рвался к цели…

Джо и Хосе открыли огонь одновременно, сразу как только цели появились в поле зрения. Энрике, опытный водитель, вывернул руль и машина пошла по довольно ровной поверхности, приближаясь к самолету и сгрудившимся около него машинам. Одновременно ударили в четыре ствола. Курт и Энрике открыли огонь из двух автоматов одновременно из кабины — коробка была автоматическая, а Энрике умел удерживать машину на курсе, прижимая руль коленями — так чтобы обе руки были свободны для стрельбы из автомата. Курт глушил длинными очередями из своей германской машинки, особо не заботясь о расходе патронов — у него магазин на сто и ему можно, пока бандиты не поняли, что происходит — он должен был завалить их как можно больше, максимально ослабить противника. И поэтому, G36 Курта стучал почти непрерывно, выкашивая бандитов, в оптический прицел он видел мечущиеся в пыли фигуры, поливал их огнем. И с удовольствием отмечал, как они падают…

В кузове Хосе длинной очередью перекрестил самолет и машины, с удовлетворением заметил что попал. Самолет стоял удобно, машины не закрывали его от огня. Черная строчка прошлась по салону, выбила один из иллюминаторов, потом одна из пуль как ножом срезала лопасть винта левого двигателя, потом остановилась на пилотской кабине, в которой тоже лопнуло стекло и рваные дыры появились в этом месте на фюзеляже.

Говорить что самолет обездвижен, смысла не было, уцелевшие бандиты спешно прятались за машины, открывали огонь, пока еще заполошный и неприцельный. Но времени уже мало — через несколько секунд они очухаются и организуют оборону — какую смогут…

Джо шарахнул кулаком по крыше, но Энрике уже сам, без напоминания начал маневр, разворачивая автомобиль боком к противнику так, чтобы он представлял собой нечто вроде баррикады, из-за которой можно вести огонь. Шевроле подпрыгнул, его занесло да так, что Энрике буквально навалился на Джо всем телом, едва не выбросив его из кузова. Со стороны самолета и машин стреляли уже плотно, прицельно…

Машина тормознула — резко, взбрыкнув задом. Джо бросило вперед, грудью на кабину — и тут же он почувствовал тупой удар — рука начала неметь…

Все-таки зря они в это ввязались — надо было дать задний ход, когда Курт сказал, что их больше, чем ожидалось. Сейчас давать задний ход было поздно…

— Madre de dios!!!

Джо выпрыгнул — точнее сказать вывалился из кузова пикапа — и только тогда понял, что Хосе навалился на него не из-за резкого маневра. Хосе был мертв — пуля по злой иронии судьбы ударила в самый край бронежилета и отрикошетила, разорвав ему горло. Всего пару часов назад он осенял себя крестом в старой иглесии — будто чувствовал приближающуюся смерть…

— Hijo de puta! — выскочив из машины, Курт подскочил к командиру, с ходу отвесил ему затрещину, такую что голова дернулась. Странно — но именно это привело Джо в сознание, вернуло в реальность и выбило его из шока, в который он уже потихоньку проваливался. Он машинальным, отработанным движением схватился за конец жгута, встроенного в одежду, рывком затянул его, чтобы остановить кровотечение. Рука чувствовалась уже плохо — но сейчас не до этого. Хорошо — левая — с правой можно стрелять. Курт не мешкая схватил пулемет и дал длинную, злую очередь по машинам, прикрывая остальных. Это дало возможность Энрике, тоже уже словившему пулю, выскочить с водительского сидения и укрыться за ним, а Джо — поднять ставшую вдруг очень тяжелой снайперскую винтовку и умостить ее на борт пикапа. Когда пулемет сожрал ленту до конца, двое остальных — и Энрике и Джо уже были готовы вести огонь. Энрике вставил в свой АК еще один длинный магазин, а Джо как смог зафиксировал винтовку и прицелился…

Несмотря на то, что бандитов в живых оставалось больше десятка — инициатива в бою снова перешла на сторону «псов». Джо поймал в перекрестье прицела голову жирного усача, увлеченно палящего из старой М16, выжал спуск. Снайперская винтовка дернулась, сухо треснул выстрел — и из головы усача плеснулось на бок фургона кровавое облако, а сам усач тяжело повалился на землю там, где и стрелял. Зло усмехнувшись про себя, Джо перевел прицел на второго — была видна только его рука. Но и раздробленный пулей локоть — ранение достаточно тяжелое, чтобы считать противника обезвреженным. Курт наконец справился с заправкой в пулемет новой ленты, захлопнул крышку — басовитое стакатто пулемета — звук напоминал рвущуюся парусину только куда громче — перекрыл все остальные звуки на поле боя. Фургон давно стоял на ободах, кузов в рваных пробоинах — все шины были изорваны пулями, на пикапах тоже далеко не уедешь. Средняя машина была вообще заблокирована двумя другими. Бандиты поставили машины в ряд, так что одна не прикрывала своим корпусом остальные — и это в данной ситуации было ошибкой.

Джо шарил прицелом, выискивая цели — он никак не мог понять, мертв ли тот, кого ему заказали убрать norteamericanos. Он мог быть жив — а мог погибнуть до этого и лежать сейчас на земле среди других — попробуй, опознай. Но того, кого заказали norteamericanos надо убрать обязательно — иначе не спастись…

Четверо еще остававшихся в живых бандитов предприняли последнюю отчаянную попытку спастись. Прикрываясь огнем, один из них вскочил в кабину Форда — у него хромированные выхлопные трубы выводились наверх, как у американских седельных тягачей. Удивительно — но мотор заработал, трубы пыхнули дымом. Пикап тяжело тронулся с места, а оставшиеся в живых запрыгивали на ходу в кузов, стреляя в сторону напавших federales. Уехал пикап недалеко — огонь сразу из трех стволов, в том числе из пулемета со свежей лентой отбойным молотком прошелся по кузову и кабине, оставляя рваное железо. Метров тридцать — большая белая машина остановилась и едва заметно задымила белесым дымком из под капота…

Больше никто не стрелял…

Джо тяжело, опираясь о борт поднялся на ноги. Мутило, в голове словно бил колокол. Мерзко…

Посмотрел на Хосе — в смерти тот улыбался, глядя омертвевшими глазами в распахнутое синее небо. Дотянулся, машинально провел рукой по лицу, закрывая глаза. Вытер липкую, горячую руку о снаряжение…

У капота, ругаясь последними словами перевязывался Энрике — он был белым как мел, но держался. Курт оказался единственным, кого не пометила пуля…

— Вести сможешь?

— Смогу, хефе… — Энрике морщился от боли, но старался ничем не показывать своего состояния.

— Тогда как закончишь — медленным ходом туда. Я и Курт в кузове. Посмотрим, ради чего мы влезли во все это дерьмо…


— Сэр, кажется, закончили… — сержант Митч Ваккаро, единственный из группы не мексиканец, потомок итальянских эмигрантов прекрасно знающий испанский не отрывался от прицела Барретт-107, нашего основного огневого средства, если не считать двух пулеметов — Мк-46 и Мк48.

— Вижу. Шевроле на прицел, огонь по команде!

— Есть, сэр.

В нагрудном кармане замигала трубка Иридиума — на всякий случай я поставил его на бесшумный вызов, не желая рисковать.

— Странник это Гнездо. Группу Альфа уничтожить

— Вас понял, Гнездо, конец связи…

Почему, за что — таких вопросов не задавал. Бандиты — одни из многих.

— Один-три, огонь по водителю Шевроле по моей команде. Два-два и три-два — огонь по находящимся в кузове. Остальные прикрывают, без команды не стрелять.

— Есть!

— Есть!

— Понял.

Шевроле медленно катился по направлению к нам, колыхаясь на ухабах. Раздолбанная пулями мигалка, надпись AFB — то-то федеральные полицейские будут вчетвером ездить. В салоне кажется один, в кузове двое, у одного — заряженный пулемет.

— Огонь!

Рявкнула винтовка — и чуть ниже нас, левее и правее наперебой заговорили два пулемета. Оба пулеметчика попали в цель разом — один так и осел в кузове, второго просто выбросило на землю градом пуль. Пуля пятидесятого калибра мгновенно убила водителя — боковое стекло потемнело, хотя видно было плохо. Шевроле прокатился по инерции еще метра три и замер…

— Один-три, цель поражена!

— Два-два, цель поражена!

— Три-два, цель поражена!

— Сэр…

Сержант Ваккаро перевел ствол винтовки вниз, на самолет — но я видел и сам. Из кровавого месива — а трупов там было не меньше двадцати медленно поднимался человек, ошеломленно смотря в сторону. В нашу сторону.

— Сержант, огонь!

Снова бьющий по барабанным перепонкам грохот — как сильный удар кувалдой по наполненной жидкостью бочке — и грудная клетка того, кто решил что обхитрил всех, взорвалась кровавым облаком. Восставший чудесным образом из мертвых прожил больше их всего на пару минут.

— Контроль!

Привычно, один за другим бойцы начали докладывать, но я и сам видел — чисто. Вторая фаза операции завершена, оставалось ждать третью…

— Всем тихо!


Большая птица пересекла границу США и Мексики на высоте пять с лишним километров. Ее брюхо было окрашено в светло-серый, почти белый цвет и с земли никто ничего не заметил. Локаторы тем более не замечали ее, потому что при создании Манты активно применялись технологии Стелс, сам самолет не был реактивным, да и основная часть корпуса была сделана не из металла, а из углепластиковых материалов. Оба мотора работали в максимально экономичном режиме, толкая птицу вперед….

— Странник это Гнездо. Большая птица идет к вашему квадрату РВП — двадцать минут. Встречайте.

— Вас понял, Гнездо.

— Конец связи.


Они появились раньше, чем мы думали. Видимо, убежище сеньора, ради которого все и было затеяно, было где-то неподалеку, иначе бы он так быстр сюда не успел. Предатор засек его первым, Гнездо сообщило нам — но к тому времени засекли его и мы — по пыльным столбам на горизонте. Не заезжая в замершую от страха деревню колонна рванула в объезд — напрямик к расстрелянному самолету и стоящим около него машинам.

Господи… Если бы я видел это зрелище до того, как согласиться на эту авантюру — отказался бы сразу и без вопросов.

Шесть машин! Первые пять — абсолютно одинаковые черные Шевроле Субурбан в версии для правоохранительных органов. Хромированные кенгурятники с дополнительными фарами, широкие подножки по обе стороны кузова, с которых можно вести огонь, ручки на крыше кузова, за которые при этом надо держаться. Широкие люки в крыше — откидывающиеся вперед и превращающиеся в щит чтобы можно было подняться в салоне в полный рост и вести огонь. Бронированные — к гадалке не ходи. И хотя у нас на каждого — по одноразовому гранатомету АТ-4 на случай чрезвычайной ситуации — все равно мороз по коже, как представишь сколько народа в этих машинах и чем они вооружены. Если обнаружат…

Последний — еще хлеще! Пикап Форд Ф550 с длинным фермерским кузовом. В кузове турель, а на турели — пулемет. Крупнокалиберный Браунинг М2! У пулемета — пулеметчик, да и кроме него в кузове трое. И хотя только случись чего — Ваккаро его первым же выстрелом в ад отправит — а все равно. Сцепимся — может и перебьем, это все-таки бандиты, а не профессионалы, но потери будут. К гадалке не ходи — будут!

Форд с пулеметом остановился чуть подальше, в половине мили от нас, контролируя окрестности — грамотные суки! Один из Субурбанов остановился в десяти метрах от расстрелянного пикапа Шевроле, остальные Субурбаны же, поднимая клубы пыли, быстро разъехались, окружая место боя и создавая охраняемый периметр — точнее некое его подобие. Ближайший затормозил в трехстах метрах от нас. Почти одновременно, во всех пяти Субурбанах откинулись люки — и на свет божий вылезли пулеметчики. Я только прикидывать успевал — кого валить первыми в случае чего. Пулеметы были самыми разными — у ближайшего к нам в руках был MAG, там дальше — и РПК, кажется с барабанным магазином и М60. Пулеметчики целились вовне охраняемого периметра — боятся нападения.

Двери машин открылись, из салонов начали высаживаться бандиты. Мексиканцы — молодые и не очень, в основном — крепкие, коренастые, усатые — обычные мексиканцы в общем. Ни одного одетого в армейскую форму — зато у многих некое ее гражданское подобие. Оружие — в основном М4, встречаются АКМ, G-3, НК33, М16. Еще FX-05, дурацкие карабины мексиканской армии, содранные вроде с G36, причем содранные нелегально, без спроса. Разгрузки почти у всех. На поясах — пистолеты, мачете. Автоматами вооружены поголовно. Я замер, выжидая. Того, кто нам был и нужен — пока не было.

А тот, ради которого все это и затевалось, появился из второй машины, когда его подручные проверили все и поняли, что те, кто стрелялся здесь — все умерли и непосредственной опасности нет. Он вышел из второй машины — черная кожаная куртка, огромные противосолнечные очки — но я его узнал. Запомнил фотографию — и не мог не узнать.

Если бы вы знали, как медленно и осторожно я отползал назад… Человек устроен так — это пошло еще с тех времен, когда мы были обезьянами и на нас охотились хищники — любое движение осознанно или неосознанно — воспринимается мозгом как сигнал опасности. Поэтому, отползал за валун я со скоростью наверное один миллиметр в секунду или того меньше. Медленно, в общем отползал.

Достал Иридиум, нажал кнопку вызова. Прикрыл аппарат рукой…

— Гнездо, это Странник. Цель подтверждена, повторяю — цель подтверждена. Зеленый свет.

— Странник это Гнездо. Вас понял, цель подтверждена. Ждите удара…


В далекой Аризоне сидевший в контейнере с постом управления человек, сидящий на свободном операторском месте, коснулся рукой плеча оператора, управляющего Мантой.

— Зеленый свет. Цель с отметкой от лазерного целеуказателя уничтожить!

— Понял, сэр! — кивнул оператор.


В пятикилометровой выси над местом только что произошедшего побоища, повинуясь командами оператора, сидящего в тысяче километров отсюда, аппарат слегка довернул, ложась на наиболее выгодный для сброса своего груза курс. Сбросил скорость до минимума, чтобы как можно меньше влиять на точность сброса. Через три секунды аппарат достиг расчетной точки — и четыре управляемые авиабомбы, весом по двести двадцать пять килограммов каждая оторвались от аппарата, отправляясь в недолгий смертельный полет…


Ему что-то не нравилось. Он пока не мог понять что — но что-то не нравилось. Если можно было бы — он бы здесь не появился. Но не появиться было нельзя — своим именем и своей репутацией он гарантировал этот груз и если бы он отказался появиться здесь и разобраться — это сочли бы за слабость. А слабые в волчьей стае не выживают — их разрывают на куски свои же.

Его позывным был Z3. Позывные были одним из отличительных признаков их боевых групп от обычных вооруженных до зубов, но нетренированных и не готовых к настоящей схватке банд. Тот же картель Синалоа — несмотря на численное превосходство, больший объем продаваемого ими товара и, соответственно, большее количество проходящих через него денег — так и не смог создать нечто подобное Lоs Zetas. Максимум на что они были способны — нанять гангстерские банды как с этой, так и с той стороны границы. МС-13, Мексиканская мафия, Лос-Негрос… Их было больше, но все, кого они могли привлечь в свои ряды — так это продажных полицейских из федеральной полиции. Настоящие же парни, со специальной подготовкой, те, кого тренировали американцы, французы, израильтяне — шли в Lоs Zetas, которые уже подмяли под себя почти все операции Картеля Залива и успешно отражали попытки Синалоа посягнуть на чужую территорию. За это же время они успели наладить связи и с итальянской Ндрангетой и с колумбийцами, и с гватемальцами, откуда начали вербовать пополнение из антипартизанских отрядов, и много с кем еще…

Он оставался неуловимым вот уже почти шесть лет, при этом всегда ходя по краю. Z3 был третьим в организации, которая насчитывала первоначально всего тридцать человек — у каждого был позывной, начинающийся с Z. Z — это потому, что с этой буквы начинались радиопозывные командиров армейских спецгрупп, привлекаемых к операциям, проводимым против наркомафиозных картелей. Полицейские коды мексиканской полиции всегда начинались с Y, а армейские — с Z. Поэтому, когда они создали группировку, каждый взял себе радиокод, начинающийся с Z — по старой памяти. Потому и группировку назвали — Los Zetas.

Лейтенант Артуро Гусман Десена, Z1, был расстрелян неизвестными в ресторане, где он обедал, в ноябре 2002 года. В октябре 2004 пришел черед и второго человека в их команде — Рожелио Гонсалеса Пизаньи — его арестовали. За время боев с отрядами Los Negros, возглавляемые Эдгаром Вальдесом Вилльяреалем полегли многие из старой гвардии. В прошлом году техасский суд выдал ордер на его арест за ним охотились и оперативные группы американского DEA и бывшие сослуживцы и федеральные полицейские — он же был неуязвим. И неуловим.

То, что произошло сегодня здесь не должно был произойти. Новый поставщик, на десять процентов скинувший оптовую цену товара — на успешных первых поставках как раз и зиждется фундамент успешных взаимоотношений. Он не только лично своим именем гарантировал, что все будет нормально — но и отправил на встречу, на всякий случай, усиленную группу во главе с Гектором Арреасом, бывшим десантником спецотряда, недавно перешедшим на их сторону и уже себя зарекомендовавшим с самой лучшей стороны. Все было продумано — и аэродром относительно свежий, до этого всего два раза пользовали, и место тихое. Стандартные меры предосторожности вроде прослушивания частот на которых работают мексиканские полицейские и военные, опрос осведомителей. Все должно было пройти гладко, ничего не предвещало беды — но беда произошла. Такая беда — которую не прощают.

Его логово, одно из многих, находилось совсем недалеко отсюда, на тихой уединенной ферме. Когда не прошел доклад в контрольный срок — он сразу приказал всем собираться и ехать на место, чтобы разбираться. Он был слишком опытен, чтобы тешить себя надеждами — пропала связь, сломалась машина. Если группа не выходит на связь в условленное время — это может означать только одно.

И сейчас он стоял у своей машины, сжимая в руках пистолет и пытаясь понять, что же здесь произошло. Кто бы это не сделал — он дорого заплатит за содеянное…

— Синьор… — начальник охраны приблизился к нему, держа в руках изорванную в двух местах пулями спортивную сумку, из прорех в черных брезентовых боках которых высовывались пачки денег — мы все обыскали. Все наши мертвы. Деньги на месте. Товар тоже.

Если те, кто это сделал не взяли ни деньги не товар — зачем же они это сделали???

Он был умным человеком, и понял все почти сразу. Если им не были нужны ни деньги, ни привезенный товар — то им могло быть нужно только одно. Он сам. Z3. Мысль эта была правильной. Но запоздалой…


На второй секунде полета обтекаемые тела авиабомб преобразились, ощетинились раскрытыми плоскостями управления. Бомбы типа Paveway II могут наводиться по лучу стандартного лазерного целеуказателя, который прикреплен почти на каждой винтовке в боевых частях армии США или по взятым в стандарте GPS координатам цели. В данном случае, все четыре авиабомбы наводились на отметку лазерного целеуказателя — и поэтому в ту же самую секунду активизировались головки наведения, осматривая стремительно приближающуюся местность и ища заветные точки.


Обычно, в фильмах да и в дурных книгах, которые пишут на потребу публики, на развлечение главному герою никогда не бывает страшно. Ну и подумаешь — что в трехстах метрах от тебя стоит Субурбан, возможно бронированный а в люке пулеметчик с пулеметом. Ну и подумаешь, что ненамного дальше — еще четыре таких же и бандитов человек сорок впридачу — а эти бандиты обожают головы рубить и кишки выпускать. Ну и подумаешь, что в километре от тебя застыл большой пикап с крупнокалиберным пулеметом в кузове, а у пулемета какой-то хрен осматривает окрестности и держит палец на гашетке. Ничего страшного…

Мне же было страшно. Реально страшно, наверное даже в Афганистане не было так страшно — а тут было. Но страха я показывать не мог, и не выполнить задачу тоже не мог. Только я один знал — кто является целью среди всех этих бандитов. И поэтому я, медленно и осторожно, считая про себя секунды, высунулся из своего укрытия и прицелился в джип, тот самый, который стоял рядом с «синьором эль-Лазкой» — но стрелять не стал, а просто включил лазерный целеуказатель армейского стандарта AN-PEQ15A, установленный сбоку на цевье моей винтовки. Теперь надо было ждать — пару десятков секунд…


Почти одновременно, головки наведения бомб уловили крохотное, невидимое невооруженным глазом пятнышко, отражающееся от черного, запыленного бока внедорожника. Управляющие плоскости шевельнулись, отрабатывая поправку, бомбы встали на боевой взвод. До земли им осталось лететь шестнадцать секунд…


Долбануло — так, что из меня едва не вышибло дух, хотя от места взрыва до того места, где лежал я был метров пятьсот. Только что все было обычно — самолет, машины, еще машины, пулеметчики, боевики. Человек в черных очках — он выслушал подошедшего к нему с чем-то, зажатым в руке человеком, поднял голову. И тут — жизнь будто на миг остановилась, а когда этот миг минул, все изменилось до неузнаваемости. Сплошная, черно-серая стена, искалеченный, догорающий остов Субурбана, который отшвырнуло взрывной волной и прокувыркало по земле метров тридцать. Что-то с треском взрывается, горит ярким пламенем…

— Доклад! — я закашлялся, гарь лезла, царапала горло. Мутило. Черт…

Все были целы — хотя и не в лучшем состоянии. Как-никак, взрывная волна — это тебе не шоколадная конфета, тем более что две контузии у меня уже было, а добавлять раз за разом… Опасался за Форд с пулеметом — он все-таки стоял чуть в отдалении. Но — когда чуть рассеялось, увидели что он лежит на боку. Есть кто выживший или нет — добивать, демаскируя самих себя не стали.

Быстро собрались и направились… как думаете куда? Нет, не сторону границы. Наоборот — вглубь Мексики. Если даже кто-то нас и попытается перехватить — он будет перекрывать приграничные дороги. А мы оставим внедорожники в условленном месте, на крытой, охраняемой стоянке — их заберут — пересядем на другие машины, спокойно доберемся до точки эксфильтрации — и привет, как говорится. Пишите письма…


Вот так вот… Прощайте, синьор Лазка, бывший командир группировки Los Zetas, позывной Z3. Знакомство наше было недолгим — но весьма поучительным. Не для меня — для тех, кто займет твое место. Думаю, они хорошо усвоят преподанный урок — не играйте в игры с Соединенными Штатами Америки. Проиграете…

Окрестности Мехико

28 июня 2010 года

Тревога поднялась, когда полковник уже отходил ко сну на своей жесткой, заправленной армейским одеялом узкой кровати. Он наотрез отказался от выделенной комнаты и мягкой кровати — вместе с ним была армейская кровать — раскладушка со скудным бельем — на ней он и спал, кладя под подушку пистолет. Спал в разных частях дома — просыпаясь утром он не знал, где будет ложиться вечером. Спал держа под подушкой пистолет — правила безопасности он не забывал никогда, поэтому и выжил — в Чили, в Анголе, в других местах, о которых выпуски новостей упоминают раз в год, не чаще. Он был осторожен, хитер — и поэтому до сих пор жив.

Когда взвизгнули исторично тормоза — а полковник спал не в самом здании огромной виллы, а в одной из технических пристроек, где не было бронированных и звукоизолированных окон — он особо не обеспокоился. Всё то время, пока он жил на вилле дона Алехандро — он и его группа — такое происходило часто. Жизнь у мексиканских мафиозных баронов была интересной и насыщенной — то и дело кого-то убивали, взрывали, нападали, перехватывали товар или пытались перехватить — словом, здесь, на этой вилле был один из штабов идущей в стране необъявленной войны. Поэтому, визг тормозов под вечер здесь был слышен часто.

А вот когда рядом, на полу завибрировал пейджер — полковник настоял на том, чтобы работа шла именно через пейджеры, потому что их отследить было куда сложнее, чем мобильные телефоны — он понял, что на сей раз произошло что-то и в самом деле серьезное…

В кабинете дона Алехандро — похожем больше на зал заседаний, нежели на принадлежащий одному человеку рабочий кабинет — было многолюдно. У большого стола толпилось больше десятка человек — у всех за плечом автоматы, некоторые в форме, некоторые без. Сам дон Алехандро, сильно кстати отличающийся от своих заплывших жиром компаньонов — потомок испанских аристократов, бежавших за океан от гражданской войны в Испании, сухопарый, подтянутый, с орлиным профилем, седовласый. Из всех лидеров картеля полковник лучше всего находил общий язык именно с доном Алехандро — возможно потому что у него было высшее образование и слушать он предпочитал Шуберта и Листа, а не наркобаллады. Сейчас дон Алехандро быстро и громко говорил по телефону, отдавал приказания собирать людей, всех кого только возможно, энергично размахивал руками, улыбался, хлопал своих лейтенантов по плечу. Из всех полковник узнал Эдгара Вальдеса Виллареаля — грузного, довольно молодого бандита, руководящего боевыми группами картеля, и еще одного, одетого в форму мексиканский армии с погонами полковника. Командир специальной группы, занимающейся борьбой с наркомафией — это по должности, на самом деле свою работу он понимал творчески и за огромные деньги одной наркомафиозной группировки боролся с другими. А чем, скажите не борьба с наркомафией?

— Синьор Гонсало! — дон Алехандро заметил стоящего у двери полковника и царственным мановением руки пригласил подойти поближе — вас-то нам только и не хватало. Подходите сюда, подходите…

Дон Алехандро был чем-то доволен. И не просто доволен а рад — полковник пока не мог понять, чем именно. Синьор Гонсало — полковник был известен под этим псевдонимом и представлялся как боец боевых отрядов кубинской эмиграции. Так было меньше вопросов.

Полковник Варгас подошел ближе к заваленному бумагами столу, встал рядом с Раулем — племянником дона Алехандро, с которым у него были хорошие отношения. Он даже учил в свободное время Рауля стрелять — по-настоящему стрелять, а не так как стреляли здесь…

— Что произошло? — тихо спросил полковник

— Завалили одного гада — громче, чем нужно было сказал Рауль — и с ним всю его гвардию. Он наших немало положил, как кость в горле был — а теперь он мертвее вчера пойманной рыбы, вот так вот.

— Да, этого гада здорово прижучили… — громко, со смешком подтвердил кто-то.

Полковнику это не понравилось. Он был человеком суеверным — хотя и скрывал это — и не любил, когда люди так веселятся, когда говорят о смерти, пусть даже это и смерть их злейшего врага.

— Да, Рауль все правильно сказал — подтвердил дон Алехандро — несколько часов назад убили одного нашего злейшего врага. Хериберто Лазкано отправился на небеса. Верней в ад, вместе со всеми своими людьми — он же поклонялся смерти, вот смерть и прибрала всех их разом. И нам нужна ваша помощь, синьор Гонсало.

Полковник нахмурился — после того, как их едва не захватила спецгруппа мексиканской федеральной полиции, он имел долгий и тяжелый разговор с доном Алехандро, а в его лице — со всем картелем Синалоа. И дон Алехандро клятвенно пообещал ему, что больше кубинские спецгруппы не будут отрываться от основного плана и вовлекаться в наркомафиозные разборки, рискуя расшифровкой и провалом основной операции. Но дон Алехандро сразу понял, что сейчас хотел сказать ему кубинец…

— Нет, нет, мы вас привлекаем только… как штабного специалиста. Нам нужно спланировать несколько боевых операций. И только. Выполнять их будут другие люди вот хотя бы Ла Барби с его людьми. Вас мы хотели бы попросить только об одном — поделиться с нами вашим богатым жизненным опытом.

Полковник вздохнул. Все равно — на какие-то уступки им идти придется. Без этого — никак.

— В чем будет заключаться смысл операции?

— Скажем так… — дон Алехандро нервным жестом провел растопыренными пальцами по густой седой гриве, как расческой, он всегда так делал, когда нервничал — есть некая территория. И на ней есть группы хорошо вооруженных людей. Места, где они сконцентрированы мы знаем. Нам нужно провести серию боевых операций и уничтожить этих людей.

— Уничтожить?

— Возможно не всех. Только их лидеров, остальные примкнут к нам как только поймут, что иного выхода нет. В конце концов, им тоже надо было как то зарабатывать на жизнь, они же не виноваты в том, что их штат держали Зетас, не правда ли…

Вокруг засмеялись, зашушукались — в этом смехе была и злоба и ненависть, и торжество и радость по поводу того, что у злейшего врага серьезные проблемы. Эти люди воевали с Зетас долго и жестоко, каждый из них внутренне был готов к тому, что возможно и им придется распрощаться с жизнью — причем скорее всего мерзким и мучительным способом. Теперь же, когда лидер Зетас вместе с не одним десятком своих сторонников поджарился — боевики Синалоа уже предвкушали, как они нападут на остатки Зетас и выместят на них свой страх, отомстят сполна за павших в этой кровавой войне. Да, кто-то еще погибнет — но погибнет как мужчина в бою с автоматом в руках — а не под ножом мясника вися головой вниз. И этой бой — станет последним и окончательным.

— Карты есть? — спросил полковник.

Вопрос этот, простой и понятный для любого штабного офицера поставил присутствующих в тупик. Они знали города, могли примерно на пальцах объяснить кого и где искать — но картой они пользоваться не умели, и планировать операции так как это принято в армии — тоже. Поэтому — хотя операцию они пытались планировать — карты на столе не было.

— Карты? — озадаченно спросил дон Алехандро

— Ну да. Карты тех штатов, где предстоит действовать. Карты городов — полковник подумал, что раз готовых карт нет, то те которые привезут еще придется поднимать [на армейском слэнге «поднять карту» — нанести обстановку] — понимаете, без карт невозможно спланировать операцию и довести ее до исполнителей. Поэтому, мне нужны карты — и в нескольких экземплярах.

— Я понял… — Дон Алехандро собрался отдать какие-то приказания, но человек с погонами полковника мексиканской армии его опередил

— У нас есть армейские карты штатов, их нужно только привезти, если синьора они устроят…

— Устроят — кивнул полковник — а еще бы мне отдельно карты городов, где предстоят какие-то события. Их можно достать в городе.

— Поезжайте! — кивнул дон Алехандро — и все как можно быстрее. Нельзя дать им очухаться. Рауль, возьми машину и поезжай с синьором Гонсало…

Собственно говоря, на это полковник и рассчитывал.


По совету полковника Рауль сменил машину — теперь вместо выпендрежной желтой Феррари последней модели он ездил на неприметном и тяжелобронированном Mercedes G500. Такая машина, бронированная по классу В7 не пробивалась даже из снайперской винтовки Драгунова.

Полковник выехал первым, он настолько ничего не опасался, что приехал на встречу на армейском джипе с мигалкой и таком же джипе с телохранителями. Завывая сиреной подобно грешникам в аду маленький кортеж полковника вырулил за ворота виллы, Мерседес Рауля выехал следом…

— Теперь рассказывай — синьор Гонсало дождался, пока они выехали на донельзя загруженную даже ночью трассу, ведущую в агломерацию Мехико — что произошло?

Рауль немного подумал. С одной стороны — эль-Хефе, как его уважительно называли в узком кругу, не член картеля, а с другой — все равно он все знал и его дядя приказал относиться к этому человеку с должным уважением. Не ответить же на заданный вопрос — явное неуважение.

— Я сам мало знаю, хефе… — Рауль вцепился глазами в трассу, после верткой, вцепляющейся в асфальт Феррари водить бронированный внедорожник было тяжело и непривычно — этот Лазкано много крови нам попортил. А сегодня позвонил Мигель, он отвечает за операции в районе Залива и сказал, что «эль Лазка» подорвался на мине и с ним еще человек тридцать — вся его личная гвардия. Мы проверили — и в самом деле у Зетас переполох, а их эль-хефе [шеф, руководитель, главарь] подорвался, это нам свой человек в полиции сообщил.

Полковнику это не понравилось.

— Как подорвался на мине? Он что, наехал на мину и подорвался?

— Нет. Была какая-то разборка. В пустыне, из-за товара. То ли прилетел самолет с товаром, то ли машина с товаром приехала, то ли прилетали за товаром. Как бы то ни было — «эль-Лазка» появился в пустые, и с ним было человек тридцать, а то и сорок. На нескольких машинах. И тут все взорвалось…

— От чего взорвалось?

— Я был рядом, когда дядя задавал такой же вопрос. Никто ничего не знает. То ли самолет взорвался, то ли машина где должен быть товар. Но все взорвалось.

— Сильно?

— Человек из полиции говорит — никого в живых не осталось, даже те, кто в бронированных машинах сидели — все погибли.

— И это не ваших рук дело? — на всякий случай уточнил полковник Варгас

— Нет, хефе… Мы бы рады были это сделать — но нет, это не наши. Дядя совершенно не ожидал такого и остальные тоже. Никто не был готов.

В голове полковника набатом звучал колокол беды, а перед глазами была не летящая под колеса Мерседеса ночная дорога — а далекий гостеприимный город у ласкового Черного моря, несколько неприметных бетонных корпусов на окраине, зеленые стальные ворота с красной звездой, номер воинской части, которая служила прикрытием для одной из лучших в мире школ, обучавших искусству тайной войны. Слова преподавателя, замершего у доски и повторявшего разномастному классу: если есть сомнения — сомнений нет! Запомните это простое правило — и доживете до своей пенсии. Полковник его помнил до сих пор.

Он не верил ни в случайности ни в совпадения. Единственный, кто явно хотел нанести удар такой силы по Лос Зетас — это картель Синалоа. Есть еще полиция, армия — но им нужно не убивать наркобаронов, а арестовывать их и выдавать американцам для суда — рассчитывать на суровый суд в Мексике было глупо. Есть еще Мата Зетас — убийцы Зетас, отставные военные и полицейские, поклявшиеся уничтожить служителей культа смерти — но их не так много, за ними нет реальной силы, и у них есть неофициальные договоренности с более-менее пристойным Синалоа которые по крайней мере стремятся выглядеть бизнесменами, а не мясниками. Если бы это сделали Мата Зетас — Синалоа были бы в курсе и уже были бы готовы довершить разгром Зетас своими силами. Но за то, что это Мата Зетас — процентов десять, даже меньше.

А остальные девяносто?

Еще больше полковника беспокоил избранный неизвестными способ убийства. Все взорвалось… Что это значит — все взорвалось? Да с такой силой взорвалось, что даже те кто сидел в бронированной машине — и те погибли? Это сколько же нужно заложить взрывчатки, чтобы все так взорвалось?

В Мексике расправляться с противниками посредством взрывов было не принято. Тот недавний взрыв, поставивший точку в карьере генерала Хулио Ферроса — так он его и организовал. Он, кубинец и специалист по диверсиям, в совершенстве владеющий искусством изготовления взрывных устройств. В Мексике же предпочитали стрелять — и чем больше калибр тем лучше. Вот почему винтовки типа Барретт-82 пользовались бешеной популярностью. Иногда применяли реактивные гранатометы, в основном одноразовые, потому что с ними проще справиться. Иногда бросали гранаты. И уж совсем редко взрывали. Но никогда не использовали такое количество взрывчатки как сейчас — матерь Божья, да там должно было взорваться не одна сотня килограммов в тротиловом эквиваленте! Даже сделать такую бомбу — и то проблема.

А как ее доставили до места. Автомобилем? Самолетом? А куда делся тот, кто ее доставил — неужели подорвал себя? Если этот синьор Лазкано был опытным и осторожным человеком, столько времени остававшимся неуловимым — как же он не почувствовал неладное? Как его удалось заманить к взрывному устройству?

Больше это было похоже на то, что творится на Ближнем Востоке. Неужели кто-то вступил в игру из тех, кто готовился там? Неужели какая-то из сторон решила привлечь себе в помощь профессиональных террористов? Если так — то и собственные планы надо серьезно откорректировать…

Мексика, штат Веракруз

Веракруз

29 июня 2010 года

Веракруз — столичный город штата Веракруз был расположен очень удачно — прямо на берегу Мексиканскоо залива. Город считался курортным — когда то. Больше всего его использовали в качестве курорта сами мексиканцы — из Мехико, потому что это был ближайший курортный город для них, расположенный на берегу залива. Оттуда же, в «ревущие двадцатые» [roaring twenties — слэнговое название времен сухого закона. Ревущие — от рева форсированных моторов хот-родов и грохота очередей Томпсонов. Кстати тогда же появилось такое понятие как хот-род, машина с форсированным двигателем, на которой перевозили спиртное. Искаженное от hot road, горячая дорога] через мексиканский залив уходили в свое опасное — тогда опасное прежде всего из-за штормов — небольшие рыбацкие лодки, доверху заполненные ящиками со спиртным. АВАКСов тогда еще не было, самолетов — тоже, да и наркотики потребляли единицы, в основном высшем свете. Тогда же возникла мексиканская мафия — как объединение перевозчиков спиртного. Потом «сухой закон» отменили — и мексиканская мафия ушла в тень, оставаясь там до начала восьмидесятых. Тогда, в начале восьмидесятых начались первые крупные перевозки колумбийского кокаина в Соединенные штаты — зачастую это делалось при поддержке ЦРУ США, самостоятельно зарабатывавшего деньги для борьбы с советским проникновением в Латинской Америке. Тогда еще все было в пределах нормы — да и первую скрипку в этом оркестре играли производители — колумбийские наркокартели, а не транзитеры — мексиканцы.

А потом к власти пришел Карлос Салинос де Гортари. Роль этого президента, занимавшего свой пост в 1988–1994 годах, в становлении мексиканской наркомафии как параллельной власти в стране трудно переоценить. В эти годы американскими властями проводилась весьма агрессивная политика по искоренению колумбийской наркомафии. Тогда же силами армии США был свергнут генерал Норьега, превративший Панаму в наркогосударство. И в это же самое время — мексиканские транзитеры из крупных начали возить наркотики в южные штаты США ни много ни мало — широкофюзеляжными лайнерами! Покупались ДС-10, Боинги 737 — и все эти борта, заполненные наркотиками под завязку перелетали через границу! Пока мелочь, курсирующую из Колумбии на Сесснах жестоко отлавливали — на громадные борта внимания не обращали совсем! Трудно поверить в то, что такая политика могла претворяться в жизнь без ведома и одобрения кого то из самых высших эшелонов власти США. И дело свое она сделала — буквально за несколько лет мексиканские наркомафиозные группировки накопили огромные капиталы и теперь они были уже не только транзитерами — но и кредиторами всех производителей наркотиков, кроме разве что тех, которые делали свое дело в Афганистане. Затем ситуация начала ухудшаться — в жизнь вступало абсолютно брошенное поколение, чьи родители работали на огромных фабриках, построенных фабрикантами из США в целях снижения издержек. Они работали за гроши, работали от заката и до рассвета — и на детей, на их воспитание времени совершенно не хватало. Круглые сутки предоставленные сами себе пацаны, большинство из которых уже не училось, стали легкой добычей для эмиссаров наркомафии, подыскивающих бойцов для будущих битв. Мафия — это круто, это почет и уважение, это возможность — если станешь боссом — ничего не делая зарабатывать за день столько, сколько твои родители зарабатывают за месяц, а то и за год. Мафия — это крутые американские машины и мотоциклы, это внушающая страх сила, которая вступится за любого ее члена. Мафия — это значит идти против государства, насквозь прогнившего и коррумпированного, от которого в своей жизни ни они ни их родители ничего хорошего не видели.

Так говорили люди в крутых костюмах, демонстративно сорящие деньгами — и пацаны им верили. О том, что мафия — это друг с которым ты вырос бок о бок и которого вчера изрешетили автоматными очередями из проезжающей машины, это пожизненное заключение или электрический стул, если попадешься — они не говорили…

Все двухтысячные годы ситуация только усугублялась. Если в начале нового тысячелетия обычной картиной стал двенадцатилетний торговец наркотиками, который торгует ими потому что его нельзя судить — то к концу нулевых обычной картиной стал тринадцатилетний убийца, который не умеет читать, но который положил уже столько людей, что их количество исчисляется двузначной цифрой. Мафия разъела Мексику изнутри, в некоторых городах не было уже ни одного честного полицейского. Зато теперь в городах была армия — солдаты на Хаммерах и пикапах с пулеметами выполняли те функции, которые не могла выполнять полиция — а в некоторых городах и просто подменяли собой упраздненную полицию. И все равно — ситуация ухудшалась.

Армия вместо полиции — такое было лишь в нескольких северных штатах, обстановка в Веракрузе такой тяжелой пока не была. Все-таки курорт, как — никак. Заодно — одна из основных перевалочных баз, принимающих наркоту с Венесуэлы, Колумбии, Бразилии. Серьезных посягательств на властвующих в городе Лос Зетас и Картель Залива пока еще не было. Пока…

Этот день, двадцать девятое июня две тысячи десятого года ничем не отличался от череды таких же мексиканских летних дней. Солнечный, жаркий, душный — хотя нет, здесь не душный — близость моря сказывалась. Такой же день и как и предыдущие, такой же какими обещали быть последующие. Но это был необычный день. Это был один из тех, внешне неприметных дней, которые попадают потом в учебники, превращаясь в исторические даты. Но некоторые такие дни в учебники не попадают — хотя историческими датами все же становятся.

Здесь и сейчас двадцать девятого нюня, в портовом городе Веракруз, штат Веракруз должно было произойти такое, что стало бы чертой в истории борьбы с наркомафией, постепенно перерастающей в гражданскую войну. Здесь и сейчас происходило неслыханное — крупное армейское подразделение, вполне официальное, в котором сотрудники находились при исполнении, во главе с командиром, полковником Абимаэлем Ларедо должно было спланировать и осуществить операцию по уничтожению в городе криминальных структур банды Los Zetas совместно с хорошо подготовленным отрядом боевиков наркомафии другого картеля — Синалоа. Впервые в истории Мексики военные должны были воевать бок о бок с бандитами против других бандитов. Впервые в истории Мексики отряд военных использовался в разборках с конкурентами. После этого — пути назад уже не было. И еще дети участников всех тех событий будут пожинать страшный урожай произошедшего. Воистину: отцы поели кислых плодов — а у детей на зубах оскомина…

Их машины остановились на обочине у небольшого городка с длинным названием Валенте Диаз У Ла Лома. Небольшой городок, стоящий на Энсино — ведущей в Веракруз дороги, фактически пригород. Остановились так, чтобы не слишком было видено с дороги.

Всего машин было шесть. Четыре — привычные для спецгрупп мексиканский федеральной полиции Шевроле Субурбан старой модели, бронированные, переданный мексиканским властям в дар от ФБР, когда они меняли транспорт. Машины отличались наличием бронирования, вставками в шинах, позволяющими не бояться пуль, большим люком в крыше — здесь он делился на две части, откидывался, чтобы можно было вести огонь и вперед и назад, подножками, кенгурятниками и кронштейнами, позволяющими ставить на машину тяжелые щиты и штурмовые лестницы. Эти машины до того, как их передали в дар Мексике, служили штатным транспортом Группы по освобождению заложников, базирующейся в Куантико. Машины как нельзя лучше подходили для того, что сейчас должно было произойти. Еще две машины — пикапы Шевроле Сильверадо 3500, сильно похожие на Субурбаны. В кузовах — ставшие уже привычными бронированные борта с бойницами и турели для пулеметов.

Их было тридцать человек. Тридцать отлично подготовленных бойцов армейского спецотряда, возглавляемого полковником Абимаэлем Ларедо, прошедшими специальную подготовку в Куантико у морских пехотинцев США и готовых к самому тяжелому городскому бою. Они даже проходили специальный городской тренажер для имитации CQB — ближнего боя, установленный в одном местечке в штате Аризона. Этот тренажер использовался для обучения спецгрупп, чьей специализацией является война в условиях плотной городской застройки. Иностранцев на него вообще не должны были допускать — но их допустили по звонку из Лэнгли.

Полковник Абимаэль Ларедо — высокий, крепкий, с узкими глазами, делающими его похожим на китайца, вышел из машины, закурил оглядываясь по сторонам. Курил он не целую сигарету, а половинку, как докуривал — вторую бросал на землю и растаптывал — боролся с вредными привычками. И вообще старался держать себя в руках — правда это не всегда удавалось…

Докурив — до пальцев — полковник отбросил окурок, поправил висевший на плече МР5, направился к шоссе, доставая на ходу телефон. Номер был записан в памяти — он позвонит по этой СИМ-карте всего один раз, а потом выбросит ее. Телефон кому-нибудь отдаст…

— Ягуар — произнес он в трубку, когда на том конце ответили.

— Сорок пять — ответил хриплый голос

— Принято. Где вы?

— Прошли Пуэнте Насьональ

— Понял. Встречаемся где договаривались…

На том конце просто положили трубку. Полковник прикинул — что ехать им еще недолго — всего то десяток километров по хорошей дороге. И остался ждать у обочины шоссе.

Колонна показалась на дороге всего через пять минут — и вид ее был устрашающим. Ни много ни мало — двенадцать машин. Те же самый Субурбаны, тяжелые пикапы Додж и Шевроле, фургоны Шевроле и Форд. Все — черного цвета, это был своеобразный шик в изнывающей от жары Мексики. Еще это было признаком того, что машины принадлежат правоохранительным органам.

Машины встали — чуть съехав с обочины. Полковник искренне надеялся, что в проезжающих мимо машинах не найдется ни одного глазастого зетас, который вовремя смекнет что к чему и сообщит сотоварищам. Тогда жди проблем. Этот момент они не просчитали…

Из остановившегося совсем рядом, буквально в нескольких сантиметрах от ног полковника, черного джипа Шевроле вышел огромного роста здоровяк. С левого плеча у него свисал на ремне М4, с правого — пятизарядный помповый дробовик с пистолетной рукояткой. Выглядел он как нечто среднее между пиратом и бандитом — один только черный пиджак, накинутый на голые плечи чего стоил. Еще косынку на голову — и точно пират. Полковник спокойно смотрел на него.

— Синьор Ягуар? — осведомился бандит

— Синьор Абимаэль — поправил его полковник, называя свое настоящее имя, поскольку опасаться было особо и нечего.

Бандит кивнул

— Мы от синьора Вильяреаля.

— Зовут как?

— Фелиберто, синьор…

По крайней мере то и дело «синьор» повторяет. Вежливый…

— Сколько вас?

— Шестьдесят четыре человека…

Вместе с ними — почти сотня… Даже если считать каждого бандита за полбойца — и то солидно получается.

Полковник бесцеремонно разглядывал своего нового подчиненного

— Что сказал вам синьор Вильяреаль?

— Он сказал подчиняться вам и выполнять все ваши приказы.

Ларедо удовлетворенно кивнул

— Тогда первый мой приказ — уберите нахрен всю технику с дороги! Езжайте вон по этой дороге, по следам и как увидите машины — паркуйтесь и стройтесь у машин. Время пошло!

Сам полковник пошел в обратный путь пешком…


Переоделись довольно быстро — свою старую одежду побросали в машины, облачились в одинаковые голубые комбинезоны, черные разгрузки и бронежилеты. Стандартное полицейское облачение для штурмовых групп. Оружие у все было разномастное — М4, М16, УЗИ, пара Калашниковых — но ничего такого, что бросалось бы в глаза и вызывало удивление. На группу из шестидесяти четырех человек было семь пулеметов и три снайперские винтовки — два Барретт-82, в обычной и в новейшей версии с коротким стволом для ближнего боя [Такая модификация действительно существует. Автора всегда удивлял момент — кому и зачем нужна винтовка калибра 12,7 в модификации для ближнего боя, что это за ближний бой то такой. Теперь понял — especially for Mexican narcos], и еще одна — старая однозарядная RAI-500. Гранатометов не было ни у кого, подствольных гранатометов — одиннадцать. В данном случае это было скорее проблемой чем преимуществом — неопытный человек, стреляя из подствольника запросто подставит под удар своих же…

— Эй, Мигель да ты теперь вылитый federales… У меня рука так и тянется к стволу… — пошутил кто-то.

Странно — но эта грубоватая шутка несколько разрядила атмосферу. До этого переодевающиеся боевики Синалоа с недоверием и даже страхом поглядывали на бойцов полковника Ларедо, которых в мафиозной среде успели прозвать не иначе как esquadron de muerto. Армейские тоже не оставались в долгу — идти в бой рука об руку с откровенными бандитами им улыбалось еще меньше, чем бандитам….

— Строиться!

Военные выполнили уставную команду четко, бандиты тоже попытались это сделать — но в конце концов просто сгрудились стадом у машин.

Полковник мрачно окинул взглядом свое воинство.

— Разделиться на две группы. Одна пятьдесят человек, другая — все оставшиеся. Старшим подойти ко мне. Фелиберто, ты в малой группе! Старшим команд — тоже ко мне…

Полковник хотел держать Фелиберто, как признанного вожака бандитской стаи рядом с собой — на случай как бы чего не вышло.

— Значит распределение целей такое. Мануэль, ты командуешь ударной группой Леопард, твоя цель — порт. Идешь по дороге прямо, потом на Диаз Мирон, дальше Ботикария, дальше Ехерсито Мексикано. Выходишь на набережную в районе Аресифес и вперед — по Мануэль Авила Камачо. Что бы ни происходило — ваша задача двигаться как можно быстрее, в бой на подступах не ввязывайтесь. Цель — отрезать порт с южной стороны. Там сейчас разгружается судно с товаром, мы должны захватить товар и уничтожить всех кто этот товар охраняет. Не арестовать а именно уничтожить. Еще одна группа, название «Ацтек» работает тоже по порту но они войдут в город по Рафаэля Куэрво и наступать будет с запада, подойдут к вам по улице Фиделя Веласкеса. Пароль — леопард, отзыв — ацтек. Смотрите не перестреляйте друг друга! Задача — зачистить порт от Зетас, название судна, номера контейнеров с товаром — в конверте, который будет у синьора Мануэля. Часть контейнеров они уже явно разгрузили. Еще. Там в порту есть нефтяной терминал. Какие из емкостей полные, какие пустые — я не знаю. Если пуля попадет в емкость, которая пустая или того хуже полупустая — взрыв будет такой, что в вашем родном штате услышат…

— Я из Табаско, сеньор… — прогудел Фелиберто

— Что? — не сразу въехал полковник.

— Я из Табаско, сеньор… Это далеко, там не услышат…

Полковник решил оставить эту реплику без ответа

— Вбейте все в свои головы, если в них это поместится. В емкости с нефтью не стрелять, и даже в их сторону стрелять очень осторожно.

— А если там будут зетас, синьор? — осведомился Фелиберто

— Так и стреляй в них, придурок, а не в бочки с нефтью! — вышел из себя Ларедо

— Понял, синьор — радостно улыбнулся бандит.

— Теперь далее. Вторая наша цель расположена на Валентин Гомез. Мы идем с вами по Мануэль Авило и сразу сворачиваем на Валентин Гомез. Район отсекаем по Барраган и Мануэль Добладо. Человека, которого мы ищем, живым задерживать не надо. Вот его фото.

Кивнули одновременно и военные и бандиты. Все было просто и понятно…

Вопросы?

— Зачем наступать по набережной? — угрюмо спросил Мануэль, кряжистый здоровяк, потерявший в наркомафиозной бойне жену и теперь жестоко мстящий — может проще прорваться городом, по Мигель Алеман и Игнасио Альенде?

Полковник ощерился — довольно так. Словно волк, завидевший отбившегося от стада теленка…

— Мануэль… В этом городе — полно гребаных Зетас. Здесь их лежбище. Когда они отдыхают от трудов праведных — они сидят в барах на набережной, лапают телок и считают денежки. Ты им должен показать — что настали совсем другие времена…

Оперативная группа Леопард

Улица Мануэля Авило Камачо

В город они ворвались подобно всадникам апокалипсиса. Или торнадо, идущему по Среднему западу. В общем — остановить их могли разве что танки…

Все машины — и полицейские и бандитские — а их было ни много ни мало восемнадцать штук они переоборудовали. Быстроклеящаяся наклейка policia federal на борту, мигалка за стеклом — и никто не догадается что это не полицейская машина. Тем более что в ней сидят люди в форме полицейских. И у них в руках автоматические винтовки — а людям с автоматическими винтовками в руках здесь давно не задавали лишних вопросов.

На Мануэль Авило Камачо, улицу названную в честь президента — генерала, правившего Мексикой с сорокового по сорок шестой год они выскочили совершенно без проблем. Полицейский пост на въезде в город беспрепятственно пропустил их, предупрежденный полковником Ларедо по рации, полицейские даже отдали им честь. Точно так же — быстро и без проблем прошли район Бока дель Рио — а ведь там рядом были военные казармы с целым восемьдесят третьим батальоном пехотинцев. Пехотинцев, проезжая мимо их казарм, предупредил о готовящейся операции тот же полковник Ларедо — все коды опознания он прекрасно знал и условные слова тоже. Пехотинцы, которых власти не раз привлекали к борьбе с наркомафией даже предлагали свою помощь — полковнику с трудом удалось убедить их что помощь не нужна. Согласовывать же «операцию по борьбе с наркомафией» с местными стражами правопорядка полковник не собирался — многие местные стражи правопорядка подрабатывали в зетас даже со своим табельным оружием. По крайней мере если кто-то услышит стрельбу и позвонит — будет уже поздно…

Прибрежный бульвар Мануэля Авило Камачо выглядел как обычный прибрежный бульвар в любом курортном городе. Проезжая часть — по три полосы в каждый ряд, разделенные разделительной полосой с высаженными на ней пальмами. Набережная, по которой неспешно прогуливаются парочки. Кафе с выставленными на улицу столиками. Пахнет почему-то лимоном…

Одна за другой машины проносились мимо отдыхающих людей, и их было так много, что замолкали разговоры, многие доставали мобильные телефоны и начинали судорожно набирать забитые в памяти номера, чтобы предупредить своих друзей о надвигающейся беде. Машин было столько, столько никогда еще не было на памяти жителей этого курортного городка — и они несли беду…

Зетас спохватились на удивление поздно. Первый раз их обстреляли, когда они прошли почти всю улицу Камачо — там был такой выдающийся в море выступ с резким, почти на девяносто градусов поворотом дороги, с него был виден порт — и там их уже ждали. Довольно жидкий заслон: полицейская машина, Додж Чарджер и большой четырехдверный пикап. Никаких приказов остановиться, никаких попыток выяснить что происходит — полицейские и бандиты просто открыли огонь по мчащейся колонне. Уроки, полученные Зетас в армии и полиции, не прошли даром — позицию они выбрали правильную, единственно возможную в такой ситуации. Там, где дорога делает резкий поворот, колонна федеральной полиции в любом случае должна будет снизить скорость — став легкой добычей для автоматчиков и гранатометчиков. Но они ошиблись в том, что опознали колонну как колонну федеральной полиции. Федеральные полицейские скованы правилами применения оружия, это не армия, не армейское подразделение, ведущее боевые действия, они не могут стрелять во все стороны, потому что пуля может попасть в гражданских. Если бы это и впрямь была колонна федеральной полиции — скорее всего, они задержали бы ее на время, достаточное для того, чтобы замести следы в порту. Но перед ними была боевая группа, состоящая из их злейших врагов Лос Негрос и боевиков эскадрона смерти. Никакими правилами они связаны не были.

Первыми открыли огонь полицейские — они привычно прятались за машиной и как только головной Субурбан показался в прицелах — они открыли по нему огонь, отсекая короткие очереди из своих М4. Но полковник, предвидя это, головной машиной пустил свою, бронированную, да еще и с таранным бампером. Несколько пуль попали в лобовое стекло, но не пробили его, а оставили мутные разводы трещин вокруг белых отметин в тех местах, где пули встретились со стеклом. Внедорожник не остановился — наоборот, его водитель нажал на газ и Субурбан, подобно разъяренному быку прыгнул вперед. Полицейские, хоть и подрабатывали на Зетас — рисковать своей жизнью в чужих разборках совершенно не хотели, поэтому бросились в разные стороны. Один из них погиб сразу — он побежал в сторону зданий, надеясь найти там укрытие, и несколько пуль из козьего рога [Козий Рог — так в тех краях называют АК] ударили его в спину, швыряя на землю. Дешевый бронежилет защитить от бронебойных пуль Калашникова не смог, да и одна из них попала выше, в шею, перебив позвоночник. Второй успел перевалиться через ограждение залива как раз в тот самый момент, когда таранный бампер Субурбана ударил из машину, отбрасывая ее с дороги как консервную банку. Он погиб через четыре дня, когда зачистка города уже заканчивалась. Времена наступали другие — на изощренные издевательства типа вспарывания живота или разрубания по частям, или сожжения заживо времени ни у кого не было, когда смерть становится на конвейер, тут не до издевательств. Его просто убили выстрелом в затылок и бросили на дороге. Тех, кто это сделал так никогда и не нашли…

Основные силы Лос Зетас — а они сумели выслать встретить колонну федералов всего девять человек, больше просто не успели собрать и сориентировать — затаились среди домов, двое, в том числе гранатометчик успели подняться на крышу. Основное ядро группировки к тому времени уже либо было убито, либо сидело, а новички были обычными боевиками наркомафии, вся подготовка которых исчерпывалась просмотром крутых видеофильмов. Из девятерых, в полиции служил только старший из них, Фредерико — именно он поднялся с гранатометом на крышу. Его опыт подсказывал ему, что нужно подбить из гранатомета одну из замыкающих машин. Энрике и Луис остановят их спереди, перекрыв дорогу свои полицейским Чарджером — вот колонна и попадет в ловушку, лишившись маневра как вперед, так и назад. А дальше — нужно продержаться лишь десять-пятнадцать минут дать остальным понять что происходит. И всё — как эти federales сюда приехали — так и уедут. Ни с чем и не все.

На крышу он поднимался по пожарной лестнице, пристроенной к зданию сбоку, по американской моде. Здание было четырехэтажным, построенным в семидесятые, раскрашенным в идиотский зеленый колер — кто-то посчитал, что так будет лучше смотреться. Самое главное — у здания была плоская крыша, что подходило для того, что он задумал как нельзя лучше. Поднимаясь по узкой стальной лестнице, он материл последними словами того, кто придумал такие вот лестницы — упасть с нее и свернуть себе шею было проще простого. Он едва успел — когда на улице показалась колонна, он удивился, какая она большая. Привычно вскинув гранатомет на плечо, он прицелился — как раз в т место, где по его расчетам должна была остановиться головная машина конвоя перед полицейским заграждением. Он ждал, отсчитывая секунды — и только в самый последний момент понял, что вломившиеся в город federales вовсе не собираются останавливаться. Головной джип даже увеличил скорость, целясь в багажник полицейского Чарджера и намереваясь таким образом деблокировать дорогу. И тогда Фредерико запаниковал — он нажал на спуск гранатомета как следует не прицелившись, граната метнулась к машинам, чиркнула по капоту следовавшей за головной машины, не взорвалась. Пролетела дальше, врезалась в ограждение, лопнула огненной вспышкой. А потом — federales открыли огонь, они стреляли во все стороны из десятков автоматов как на войне… так они не делали никогда… это же не война в конце концов. Фредерико пуля настигла на лестнице, на самом верху — он так и остался лежать на этой лестнице, а кровь капала вниз через прутья, собираясь внизу в большую бордовую лужу…

У первого пирса колонна свернула на улицу Пятого мая, решив не выезжать на Фаррос, прекрасно простреливаемый с порта. Люди, уже слышавшие перестрелку, поступали совсем нетипично для расслабленного портового городка — наглухо захлопывались ставни, с улиц мгновенно исчезли дети, машины жались к обочинам. Наученные горьким опытом, жители Веракруза не вмешивались в мафиозные разборки.

Проехав примерно с километр свернули на дорогу, ведущую прямо в порт — Улица Мигеля Лердо де Техады. Квартал — и они въезжали на территорию порта, на железнодорожные пути, ведущие к причалам, территорию большую и плохо охраняемую.

— Быстрее! Жми! — сидевший в передней машине Мануэль, командир Леопардов с трудом сдерживал нетерпение. Еще немного — и они окажутся в самой вотчине Зетас. Вот тогда то можно будет пострелять — на славу. Несколько пуль пришлись по лобовому стеклу Субурбана, не пробив его, но оставив белесые разводы-трещины и существенно ухудшив видимость. Мотор завывал как раненый леопард, машина мчалась подобно раненому бизону….

— Жми!

Выскочили на железнодорожную станцию, головная машина как тараном пробила ограждение из сетки-рабицы, затряслась на железнодорожных пулях. Им нужно было прорваться на улицу Ванес, ведущую прямо к портовым терминалам, к стоящему на разгрузке судну, которое им было нужно. Примерно в полукилометре от порта, прямо в центре станции была крытая площадка для локомотивов, около нее они свернул и так, колонной пошли параллельно пулям. Машинист, подтаскивающий на погрузку состав, увидев несколько машин, мчащихся прямо по путям дал длинный, возмущенный гудок — но увидел на машинах опознавательные знаки федеральной полиции, остановил состав и побежал в сторону Ванес. Связываться с federales у него не было никакого желания, эти ребята имели законную лицензию на отстрел.

Проскочили под мостом — это была улица, названная в честь генерала Игнасио Загарозы, вырвавшись из лабиринта транспортных развязок она проходила над всеми железнодорожными путями в виде моста и дальше выходила как раз на улицу Ванесс, и дальше, до улицы Мигеля Овъедо, в которую переходила как раз на повороте на федеральную зону порта.

Проскочили в порт, остановились у огромного склада, прикрывшись от атаки справа. Цель находилась слева у причалов, чтобы подойти к ней, нужно было преодолеть железнодорожные пути, заставленные вагонами.

— Марке! — распорядился полковник — бери всех своих и на крышу. Прикрой нас!

У Марке — это было не имя, а кличка непонятно что обозначавшая была снайперская группа из шести человек, подготовленная и сработавшаяся за время оперативной работы. Посылать с ними наверх бандитов полковник не рискнул, пусть идут вместе со всеми, внизу Барретты тоже пригодятся.

— Делимся на три группы. Пошли!


Человек по имени Марке, невысокий улыбчивый толстяк, на лице которого, равно как и на голове не было ни единой волосинки, работал с полковником Ларедо уже несколько лет, с тех пор как не стало работы в своей родной стране. Он был родом из одной жутковатой страны под названием Сальвадор — жутковатой, если принять во внимание то что там происходило. Он был из числа военных, карьерных военных, его отец служил в свое время под командованием Д'Обюссона [д'Обюссон Арриета, Роберто (1943–1992). Политический деятель Сальвадора. Карьерный военный, выпускник военной академии Сальвадора (1963), прошел курс обучения в Школе Америк. Уволился из армии в 1979 в знак протеста против реформ, проводимых пришедшей к власти хунтой, и стал одним из отцов-основателей ультраправой партии АРЕНА. Причастен к деятельности эскадронов смерти в 70-80-е годы. В 1982 и 1984 годах, опираясь на успехи АРЕНА, претендовал на президентский пост, в первом случае была создана коалиционная администрация с нейтральным президентом, во втором победу одержал представитель Партии христианских демократов Хосе Наполеон Дуарте. Стараясь дистанцироваться от эксцессов «правых» в ходе гражданской войны в Сальвадоре, США в значительной степени повлияли на результаты выборов, провозгласив, что не станут предоставлять военную помощь стране, если Обюссон станет президентом. Во второй половине 80-х в связи с изменениями политического климата в регионе и своими экстремистскими взглядами, был постепенно отодвинут на вторые роли в партии]. Именно в этой небольшой латиноамериканской страны, особенно нее богатой ни полезными ископаемыми ни чем то другим двенадцать лет продолжалась гражданская война — беспощадная, больше похожа на то что происходит на ближнем востоке, с боями даже в столице — Сан-Сальвадоре. Все восьмидесятые годы в этой стране было неспокойно, террор и саботаж парализовали экономику, партизаны пользующиеся поддержкой коммунистических Кубы и Никарагуа совершали все более и более дерзкие акции. В этой обстановке и рос Марке — в восемьдесят шестом он окончил школу снайперов морской пехоты в Куантико, опередив многих американских слушателей, а по возвращении на родину стал одним из лучших снайперов страны, создав к тому же специальную снайперскую группу в «контргерильерос» [Контргерильерос — антипартизанские силы. Вообще, Сальвадор дал на удивление много в вопросах тактики борьбы с партизанским движением, до Ирака и Афганистана все наработки американцев в этой области основывались именно на сальвадорском опыте].

Звездным часом Марке (конечно же тогда его звали по-другому) стало «сальвадорский Тет» — беспрецедентное наступление партизан фронта Фарабундо Марти, предпринятое 11 ноября 1989 года, атака крупная и хорошо подготовленная. Тогда повстанцы напали на все здания органов власти, в том числе на президентский дворец, атаковали казармы всех расположенных в столице воинских частей, заняли едва ли не полстолицы, предприняли вооруженные вылазки во всех регионах страны. Целую неделю шли тяжелые бои с применением авиации и бронетехники — Марке даже жалел, что об этом мало кто знает, а все что тогда происходило почти не документировалось. Ведь он с его снайперской группой показал себя с наилучшей стороны — никто из его бойцов не записал на свой счет меньше чем по пятьдесят коммунистов, счет же самого Марке перевалил далеко за две сотни. В целом он считал себя ничуть не уступающим самому Карлосу Хичкоку [Карлос Хичкок, знаменитый снайпер КМП США времен Вьетнамской войны, на его счету 92 официальных трупа и больше четырехсот неофициальных].

После национального примирения, когда в стране стало нечего делать, Марке принялся искать работу. Нашел он ее там же, где и все специалисты по партизанской войне, ставшие вдруг ненужными из-за крушения коммунизма на планете. Прибежищем для таких людей в девяностые стало Колумбия — там война не прекращалась и наверное никогда не прекратится. Коммунистические повстанцы с крахом коммунистической системы быстро сменили род деятельности, переквалифицировавшись в наркомафиозную армию. Отстаивание интересов кокаинового куста давало куда больше денег, нежели отстаивание идеалов марксизма-ленинизма — поэтому повстанческое движение множилось и ширилось, грудью защищало наркоплантации и ничего с этим было не поделать.

Как и в родном Сальвадоре, Марке работал на армейские структуры — точнее на специальные силы Колумбии. Хотя мог бы конечно пойти в услужение к наркобаронам и зарабатывать куда больше но…просто он не работал на мафию. Вот и все.

В Мексике он появился всего лишь пять лет назад — и четыре года работал на полковника Ларедо — общие друзья подсказали к кому обратиться. Здесь он развернулся так как нигде — обстановка способствовала. Конечно, это был не Сальвадор, где смахнулись державы. Здесь было намного проще — была мафия и было государство. Но было и сложнее — мафия разлагала государство изнутри, многие военные и полицейские, подготовленные государством переходили на сторону мафии. Учебник марксизма-ленинизма как средство борьбы за умы заменили доллары США от которых густо пахло кокаином — и видит бог, это было куда более эффективное оружие, нежели замшелые догмы. Если в Сальвадоре они как-то держали ситуацию и уж никак не допускали ее ухудшения — то тут год от года она становилась хуже и хуже. Но Марке не унывал.

Здесь он, применив весь свой боевой опыт, создал в отряде полковника Ларедо группу поддержки. Если обычно группа поддержки вооружается тяжелыми винтовками или пулеметами — то он впервые вооружил ее тяжелыми снайперскими винтовками Барретт М82А1 [В Мексике тяжелые снайперские винтовки получили большее распространение нежели в США или в любой другой стране мира. Кстати, описываемая автором тактическая схема взята из жизни, только в группе четыре человека а не шесть]. Шесть человек, из них пять снайперов с тяжелыми винтовками, и он, «директор огня» с М16А4 с оптикой Директор огня указывает цели, используя трассирующие патроны — а снайперы ее поражают. Одновременное применение пяти тяжелых винтовок давало просто потрясающий эффект.

Найдя лестницу, его группа поднялась на крышу — благо она оказалась плоской, идеально подходящей для размещения снайперских позиций. Быстро заняли позиции, рассредоточившись по всей крыше. Последний из тех кто поднимался, заминировал лестницу — на всякий случай, это было азбукой городской войны, удара можно было ждать отовсюду. Впереди уже стреляли…


Перебежав, Мануэль прикрылся вагоном. С той стороны стреляли — но уже меньше, из-за спины размеренно бухали винтовки, вколачивая пулю за пулей в Зетас. Все-таки снайперская группа с таким оружием под командованием великого без преувеличения великого снайпера — хорошее дело.

Один за другим меняли позиции и остальные бойцы его группы — вперемешку полицейские и боевики. Стреляли уже меньше и большей частью неприцельно, а даже если и прицельно — попасть в перемещающиеся, прикрывающиеся рельсами и вагонами человеческие фигурки не так то просто. Зетас только хвастаются что у них армейская выучка, на самом деле тех, кто с армейской выучкой перебили почти всех, теперь это обычные бандиты, только разбавленные армейскими профессионалами. А эти… так и сражаться толком не умеют.

Очередь звонко прошлась по вагону, пробить конечно же не пробила, визгнули рикошеты. Мануэль поморщился. Рядом тяжко бухнулся на землю Фелиипе, его напарник, они вообще старались держаться всегда вместе и прикрывать друг друга. Мануэль стоял, потому что ноги были прикрыты колесными парами вагона, а вот Фелипе пришлось залечь потому что Зетас тоже не лыком шиты, прострелят обе ноги и привет. Как и все в отряде, Фелипе тоже имел личные счеты к наркомафии — у него убили отца.

— Что с Альберто?

Альберто ранили на глазах у Мануэля в самом начале, просто они шли, а потом он упал как подкошенный и закричал.

— Обе ноги прострелены. Жить будет — перетянули жгутом, оставили у здания. У этих трое, один погибший.

Правила войны — первыми погибают наименее подготовленные.

Мануэль нащупал рацию.

— Кроко, что там у тебя?

Кроко, крокодил был позывной Марке еще с давних времен — за длинный нос.

— Они на стоянке. Прячутся за машинами. Мы их побили но не всех.

— Если рвануть?

— Если рванете — кто-нибудь ляжет. Обходите их, заходите с левого фланга там можно прорваться!

— Понял, прикрой нас!

— Прикрою. Пусть кто-то стреляет от вагонов для отвлечения внимания.

— Сделаем!

Мануэль огляделся — идти неизвестно с кем на такое дело не стоит. Но и оставлять этих… стрелков без командования тоже нельзя.

— Фелипе. Оставайся с ними! Держите периметр они могут обойти!

— Нормально… — он всегда говорил это свое «нормально»

— Мои — за мной, вперед!

Проскочив до конца состава, Мануэль побежал, даже не смотря, кто бежит за ним. И вовремя! Из-за стены здания выскочил пацан с УЗИ, то ли сам додумался обойти и ударить с фланга то ли там есть еще. Мануэль выстрелил первым — длинной, на полмагазина очередью перерезал пацана, ткнулся с разбега в стену, приводя в порядок дыхание. Угол был совсем рядом — и именно в него ударила снайперская пуля, откалывая целый кусок от стены. С той стороны кто-то охнул, тяжко повалился на землю.

— Мано, они за стеной! Я не вижу их с крыши!

Твою мать…

Получался цейтнот, полицейские был по одну сторону здания, Зетас по другую, под прямым углом к первой. Первый же Зетас, который попытался бы каким либо образом обстрелять полицейских — пусть даже высунув из-за угла руку с оружием оказался бы убит — пуля пятидесятого калибра вывалившая кусок стены была хорошим уроком. Но и полицейские не могли продвигаться вперед, поскольку сразу попадали под автоматный огонь с той стороны.

— Гонсало, ты и Луис — держи угол!

Прижимаясь к стене, Мануэль бросился к стоянке, на которой держали оборону Зетас. Там несколько машин уже горели, горели дымно, чадо, видно было плохо — возможно, сами Зетас их и подожгли, пытаясь затруднить работу снайперов.

Рация зашипела вызовом.

— На связи!

— Ацтек вызывает Леопарда, прием!

В горячке боя Мануэль забыл и про вторую группу и про позывные. Дошло не сразу — но так резко, что аж остановился, не добежав до угла.

— Ацтек… Ацтек, Леопард на связи!

— Внимание Леопарду! Мы перехватили груз на шоссе! Груза больше нет, как поняли, прием!

— Понял тебя, Ацтек, понял…

Так вот почему эти твари так сражаются, будто родной дом за спиной. Они должны были задержать атаку до тех пор, пока остальные не эвакуируют груз из порта! О том что груз попадал прямо в руки блокировавшему дорогу Ацтеку они даже и не подозревали…

Остаток пути Мануэль проделал осторожно, крадучись. Перед тем как зайти за угол — отцепил с пояса фляжку, бросил вперед….

Ничего…

— Кроко, что на стоянке?

— Плохо видно… никого не наблюдаем!

Решившись, Мануэль выскочил из-за угла, упал на колени, готовый упасть, покатиться по бетону, уходя от огня.

Чисто… Изрешеченные, с каким0-то треском горящие машины. Жуткий запах паленого. И ничего…

— Чисто! Похоже, они смылись!

Смылись то смылись. Но далеко не все. Эта кровь станет е первой кровью, пролитой напрасно, ни за что в нарковойне — и конечно же не последней.


Вторую, пусть и меньшую по размерам группу, рвущуюся на Валентин Гомес, так никто и не остановил, и они свободно подъехали на пяти машинах к нужному им дому. Сам же дом охранялся — причем не боевиками наркомафии. А… полицейскими! Да, да, именно полицейскими — два Джипа-Чероки в полицейской раскраске стояли прямо рядом с домом и изнывающие от жары полицейские даже особо не обеспокоились, увидев подъехавшие машины federales. Только из головной машины неспешно так вылез толстый и усатый майор, в бронежилете и еще с разгрузочным жилетом поверх он выглядело подобно черепашке-низдзя. Черные, роскошные усы воинственно топорщились.

— Сюда нельзя, уезжайте! — сразу заявил он — здесь наша юрисдикция уезжайте!

Полковник Ларедо неспешно вылез из машины, поправил кобуру с пистолетом.

— А в чем дело?

— Здесь совершено преступление, мы его расследуем. Это наша юрисдикция, уезжайте!

Говоря эту чушь, майор даже не улыбался.

— Какое же?

— Что?

— Какое преступление? Что-то не видно, чтобы кто-то его расследовал.

— Это наше дело, уезжайте, мы разберемся сами.

Полковник улыбнулся, затем кивнул головой в сторону, предлагая отойти.

— Видите ли… Мы все понимаем… Но ваш хозяин задолжал деньги очень серьезным и уважаемым людям. Эти люди не любят, когда кто-то должен им деньги и не отдает. Вот они и послали нас… поговорить.

Майор растерялся

— Дон Гильерме ничего про это не говорил. Он не велел никого пускать.

— А ты свяжись с ним по рации и узнаешь — можно нас пустить или нельзя…

Майор согласно кивнул, полез к рации — правой, рабочей рукой.

— Вы от кого? От кого приехали?

Полковник еще раз улыбнулся — очень искренне.

— От синьора Кольта…

Грохнул выстрел — и майор упал на землю, скорчившись и завывая, хватаясь за простреленный пах. Между пальцев тонкими струйками брызгала кровь. За спиной полковника полицейские и бандиты открыли шквальный огонь по полицейским машинам, изрешетив подрабатывающих на дежурстве полицейских в считанные минуты.

Выпученными, наполненными болью глазами майор смотрел на стоящего над ним полковника, не в силах поверить в то, что происходит. Так же все подрабатывали — и он и многие другие. И даже многие federales и никто бы не выстрелил в коллегу! Это было немыслимо, невозможно, не укладывалось в его голове.

Полковник молча выстрелил еще раз, пуля сорок пятого калибра проломила переносицу, майор подавился хрипом, быстро утихшим. За спиной полковника боевики вытаскивали из машин одноразовые гранатометы АТ-4, готовясь стрелять по роскошному, выполненному в итальянском стиле зданию.

Настали новые времена…

Мексика, Нуэво Ларедо

15 июля 2010 года

— Черт… У меня такое чувство, ребята, будто кто-то здесь поиграл со спичками…

И впрямь — кто-то поиграл и весьма существенно. В самом центре города что-то горело — темно-серый столб поднимался вверх, из проблесков пламени, подпирая голубое небо и стремясь дотянуться до самого солнечного диска. Наш MD500, выкрашенный с темно-синий цвет с золотистой надписью Policia Federal (с утра измучались ее нанося) шел левее основных городских застроек, прижимаясь к земле, стараясь не светиться. Внимания на него не обращали — еще один вертолет, полицейский, только и всего. Внимание могли привлечь только дополнительные топливные баки по обе стороны кабины. Летать на такой птичке было удобнее чем на АH-6, военной модификации. Там ты сидишь не в закрытой кабине — а на откидных полках по обе стороны кабины, открытый всем ветрам. И пулям.

Причиной, почему для проникновения в этот город мы выбрали заброску на вертолете, была закрытая граница. Границу полностью закрыли — небывалый до этого случай — когда вчера пара десятков обезумевших наркос попыталась прорваться с той стороны на эту, стреляя во все стороны из всего что у них было. Это были Зетас, проигрывающие войну МС-13, боевым отрядам картеля Синалоа и ищущие спасения в США от неминуемой смерти. В самом городе уже не первый день действовало чрезвычайное положение, полиция, а в последний день и армия пытались навести Потеряв несколько человек ранеными и двоих убитыми пограничники и таможенники сумели отбить нападение — а сейчас к границе стягивались подразделения национальной гвардии. Бронетехника на границе уже с прошлого года стояла по приказу местного губернатора, сейчас она понадобилась как никогда…

Где-то в этом городе была цель. Разведданные поступили только что, причем они были неподтвержденными. Поскольку цель постоянно перемещалась по городу, причем по наиболее опасным его районам — решили реализовывать сразу же, с ходу и минимальной численностью. Снайпер, двое на прикрытии и контролер, то бишь я. Подтверждение должны были дать с Предатора, после чего вертолет высаживал нас на одной из подходящих снайперских позиций. Мы занимали позиции и наводились на цель в режиме реального времени по командам из центра. Центр же получал команды все с того же Предатора, беспилотного разведчика-убийцы. Вот такой, нехитрый и рискованный план…

Ларга Виста

Тот же день

— Сэр, вижу движение! Движение на объекте Браво-Зеро, координаты двойка-семерка-двойка-девятка-десятка-семерка-новембер-девятка-десятка-тройка-зеро-двойка-пятерка-виски.

Координатор остановился за спиной оператора, склонился к экрану…

— Увеличиваю разрешение… фокусировка… захват… есть!

Изображение, до этого нечеткое из-за движения беспилотного самолета вдруг приобрело поразительную четкость как на только что сделанной черно-белой фотографии. Двор, какие то промышленные здания. Ряд машин, торопливо рассаживающиеся по ним люди…

— Сэр, согласно разведывательным данным Браво-Зеро — это одно из предприятий, через подставных лиц принадлежащих Вильяреалю. Официально занимается ремонтом техники, неофициально переваливает и разбирает угнанные машины.

— Вижу АК-47, М 4, пулеметы… Сэр, все вооружены.

— Произвести визуальную идентификацию.

— Есть!

Второй оператор забарабанил по кнопкам, изображение цели на его экране сменилось окнами компьютерной программы.

— Есть исходные данные, программа начала процедуру совмещения. Сэр, данные визуальной идентификации будут лишь приблизительными. Если бы он хоть раз посмотрел наверх…

— Этого ждать не стоит… Что у нас есть еще.

— Сэр, можно попробовать аудиоидентификацию… но для этого придется скачать файл с данными из центральной системы. На это уйдет время.

— Приступайте. Как можно быстрее.

Надо сказать, что мексиканские наркобароны были необычными преступниками. В некоторых вопросах — таких как умение зарабатывать себе на жизнь, коррумпировать и нанимать на службу людей — на Земле сыскалось бы мало равных им. За пару десятилетий своей активной деятельности они изъели весь государственный механизм Мексики так, что он превратился в сильно изъеденное древоточцами дерево. Кора, сверху все то же самое — а внутри труха. На них работали префекты, мэры, полицейские которые должны были их арестовывать, спецназовцы которые должны были их убивать. Мало было им равных и в вопросе жестокости. Людей рубили на куски, вешали заживо и выпускали кишки, растворяли в кислоте. Выкладывали из частей человеческих тел узоры на асфальте — как знак своего присутствия и предостережением остальным.

Но в чем-то мексиканцы были как дети. Голодные дети из нищих, кишащих крысами баррио, которым судьба или Дева Мария подарила в этой жизни возможность распоряжаться миллионами. Они покупали в Америке — стране грез — роскошные машины и стволы, они дарили друг другу Кольты сорок пятого калибра с рукоятками, инкрукстированными настоящими бриллиантами, они строили дома и отдыхали на всю катушку, они помогали как могли многочисленным родственникам устроиться в жизни, они держались друг за друга как в стае, где один за всех и все — за одного. Но в чем-то они были очень наивными. Они играли с государством, с полицией как кошка с мышкой, причем еще непонятно, кто был кошкой а кто — мышью. Они стреляли в полицию, в конкурентов и те стреляли в ответ, они жили открыто и на широкую ногу, у них были роскошные дома и дорогие адвокаты. Они считали свой образ жизни крутым и опасным — но они даже близко не знали, даже представить себе не могли, что такое охота. Самая настоящая охота, когда государство, самое сильное в мире государство охотится лично на тебя чтобы убить. Не посадить в тюрьму — а именно убить, самым надежным и эффективным способом. Они постоянно имели при себе сотовые и без страха разговаривали по ним, не опасались переводить деньги банковской системой, не переезжали с места на место каждый день и не опасались лечь спать дважды в одном и том же доме. Оперативники Аль-Каиды могли бы их многому научить в смысле осторожности — но мексиканские наркомафиози не считали нужны учиться. И за свою легкомысленность им предстояло жестоко поплатиться…


— Гнездо вызывает Странника! Странник, ответьте Гнезду!

Я поправил наушник. Слышно было хреново, у MD 500 звук работы двигателя такой неприятный, жужжание… башка начинает болеть сразу, тем более если на ней наушники.

— Странник — Гнезду. На связи.

— Странник, говорит Гнездо. Приготовьтесь к приему информации по второму каналу.

— Вас понял!

Я подключил спутник, начал синхронизировать частоту. Наконец изображение появилось на мониторе — скверного качества, но в вертолете лучшего и не будет.

— Странник, это Гнездо. Цель перемещается в вашем направлении. Рекомендую зону высадки Дельта.

— Вас понял, зону высадки Дельта подтверждаю.

Изображение на экране менялось с небольшими рывками.

— Интересно, куда они направились

— Может в Бойс-таун… [Бойс-таун — район в Нуэво-Ларедо, где легализована проституция]

— Навряд ли…

— Для такой компании не хватит всех шлюх города.

Я хлопнул по плечу пилота, привлекая внимание, переключился в тактическую переговорную сеть вертолета.

— Зона высадки Дельта.

— Шесть с небольшим минут, сэр. Готовьтесь…


Человек, одетый в темно-синие джинсы и рубашку с распахнутым воротом проснулся внезапно — как будто кто-то толкнул в спину, и он проснулся как дикий зверь, сразу готовый к бою.

До этого он не спал больше сорока восьми часов — и вчера почувствовал, что на пределе. Если не урвать хотя бы несколько часов сна — можно допустить ошибку и лишиться жизни. Даже сейчас, без своего лидера, лишенные своих основных опорных баз, атакуемые со всех Зетас были опасны. В любой момент мог последовать жестокий контрвыпад, и надо быть готовым к его немедленному отражению. Именно поэтому вчера он с наиболее доверенными людьми заехал в эту мастерскую, принадлежащую через подставных лиц ему, выставил охрану и завалился спать, прямо на раздолбанной, испачканной маслом и какой-то дрянью, кушетке. Другим, кто хотел спать, не досталось и этого — завалились где пришлось.

Его звали Эдгар Вальзес Вилльяреаль, но друзья звали его «Ла Барби». В отличие от других функционеров картеля он был американцем — родился в Остине, Техас, и это было скорее плохо чем хорошо. Американский паспорт ничуть не впечатлит Зетас если они решат приготовит тебя на жаркое [это когда человека сажают в бочку, подливают туда дизельного топлива и медленно сжигают заживо] — а вот для американского федерального судьи этот документ будет иметь значение. С американской фемидой договориться куда сложнее чем с мексиканской, да и построже она. Именно потому что он был американцем — на территории США его дожидались два ордера на арест, оба в Техасе. По одному из предъявляемых обвинений закон предусматривал в качестве наказаниям смертную казнь, он знал что в Техасе с этим — ни разу не заржавеет, и поэтому на родину не стремился.

За то время, пока он работал на Картель — он сильно изменился. Кем он был, когда начинал. Обычным мелким исполнителем, боевиком, хорошо умеющим пользоваться пистолетом — не более. А теперь? Как-никак он бизнесмен, через подставных лиц владеет законными предприятиями, в том числе этим. Это хорошо, что El Supremo разглядел в сыне нищих эмигрантов, «мокрых спин» талант организатора и дал ему проявиться. И хорошо что он правильно сделал выбор — иначе давно сидел бы пожизненное в американской тюрьме — а то бы и ждал приведения в исполнение смертного приговора…

Он спустил ноги на грязный, заляпанный маслом пол, руки привычно подхватили автомат. «Козий рог» — его он снял с того человека, который по его предположениям убил его младшего брата и с тех пор с ним не расставался. Козий рог был не только его оружием — он был своего рода талисманом. За последние несколько дней он сам неоднократно стрелял, его люди не выходили из боёв, появлялись то тут, то там, нападали на известные места скопления Зетас. Полиция же проявляла странную пассивность, появлялась только тогда, когда все уже было кончено, оставалось только собрать трупы.

Еще немного…

Через полчаса он сам и его люди уже стояли у ангара перед потрепанными, с пулевыми пробоинами внедорожниками. Они наскоро подкрепились — какими-то шоколадными батончиками, и еще разогрели в микроволновке пару пицц. Все выглядел потрепанными и смертельно уставшими — но готовыми драться дальше. Потому что это был последний бой — который решающий.

Эдгар Вальдез Вильяреаль, повесив автомат на грудь, сел в головную машину, его боевики поспешно расселись по остальным. Колонна тронулась в путь…


— Сэр, подходим к зоне высадки!

Я хлопнул по плечу Митча, прижимавшего коленями футляр с винтовкой, тот передал дальше…

— Как с топливом?

— В обрез, сэр, но еще есть. Вторая птичка прибудет через пятнадцать минут.

— За эти пятнадцать минут из нас тут жаркое сделают…

Проснулись в Отель — Монтан.

— Гнездо вызывает Странника! Странник, ответьте Гнезду!

— На связи.

— Подтвердите готовность к высадке.

— Странник готов к высадке. Что насчет эвакуации?

— Эвакуация по утвержденному плану, точка Новембер. Мы наведем вас на цель.


Зазвонил телефон. Его личный телефон, номер которого был известен очень малой группе лиц, который он всегда держал с собой. Прижав локтем автомат, «Ла Барби» отцепил с пояса сотовый, нажал кнопку.

— Ola! Ola!

В ответ — только гудки…


— Сэр, аудиоидентификация произведена. Совокупное совпадение семьдесят три процента. Это Вильяреаль!

— Высаживайте группу. Наводите их на цель, не выпускайте из поля зрения. Где они?

— Идут по Революсьон, направляются к центру города. Там нет ни одной высотной постройки сэр, будут проблемы.

— Сколько вертолет еще продержится в воздухе?

— Там запасные баки, не меньше получаса, если считать и аварийный запас. Граница совсем рядом.

— Где они?

— Свернули на Карлоса Осуна

— Что у нас там?

— Разведывательных данных нет, сэр.


Вертолет, уже почти зависший над крышей дернулся, начал набирать высоту. Мне это не понравилось — значит, нет точки высадки. Нормально…

— Что там?

— Приказано пока действовать в режиме ожидания, сэр…

Если на нас обратит внимание полицейский или армейский вертолет — дело плохо.


— Объект вернул на Мину! Замедляется!

— Что там?

— Сэр, информации нет.

— Машины остановились! Вооруженные объекты выходят из машин.

— Где лучше всего высадить Странника?

— Сэр, проще всего на углу Каналес и Эулалио Гутьеррес. Там высокие здания, вертолет может сесть прямо на крышу.

— А как спускаться?

— По пожарным лестницам, сэр.

— Хорошо. Приказ на сброс. И меняйте вертолет, сразу же.


Вертолет снова пошел вниз и вперед, пошел над городом чуть ли не на уровне крыш. О секретности операции можно было забыть — все наши упражнения в воздухе не заметил только слепой, оставалось только надеяться что их спишут на мексиканцев же. Но если хоть один из нас останется здесь, живым или мертвым — скандал будет до неба. Возможно, потому и наблюдает за нами вооруженный Предатор — чтобы в критической ситуации обеспечить «полную зачистку».

— Приближаемся. Я высажу вас вон на той крыше, дальше сами, парни…

— Спасибо и за это…

Вертолет медленно приближается к зданию, коричневая кирпичная стена наползает на нас, в последнюю секунду сменяясь серой крышей, лопасти вертолета подняли пыль и видно скверно.

— Сброс!

Один за другим падаем на крышу, Ваккаро — последним, оберегая здоровенный футляр с винтовкой. Пыль буквально столбом, лопасти винта рвут воздух в паре метров над нашими головами, не больше.

— Странник вызывает Гнездо!

— На приеме.

— Я на исходной, высадился штатно.

— Вас понял, Странник, лестница в северном углу здания.

— Где цель?

— Юго-восточнее вас, в одном квартале. Там идет перестрелка.

Перестрелка и впрямь шла — было слышно даже отсюда.

— Гнездо, вы видите объект?

— Отрицательно, Странник, объект находится в здании, визуально не фиксируем.

— Остаюсь на месте до прояснения!

Не слушая связь, я повернулся к своим.

— Второй, третий — периметр. Первый, готовься к работе!

Ваккаро уже распаковал свой Барретт, установил на сошках на крыше, лег прямо на крышу без стрелкового мата.

— Готов, сэр.

— Цель — в квартале, юго-западнее нас. Там где перестрелка. Видишь?

— Нет, сэр.

— Поразить отсюда можешь?

— Нет, сэр. Линии прицеливания нет. Если вы выманите его на прямую улицу — то я смогу его поразить отсюда. Но там — нет, сэр, там мешают деревья и здания. Я даже толком не понимаю, что происходит.

Твою мать…

Снова подтянул к губам исходящий криками и командным тоном микрофон.

— Гнездо, это Странник. Запрашиваю дальнейшие действия!

— Странник это Гнездо! Спускайтесь по пожарной лестнице, продвигайтесь по улице пешком, ищите снайперскую позицию.

— Отрицательно, Гнездо, на улице слишком опасно. Я не смогу подобрать позицию, не подставив группу под удар. Мне нужны данные — поблизости есть полицейские?

— Странник, настаиваем на продолжении операции!

Я взорвался

— Мать вашу, Гнездо, мне нужны данные о ближайшей полицейской машине!

Гнездо помолчал несколько секунд, потом видимо решил помочь, если уж контролировать меня не получается.

— Странник, две машины дальше по улице. Не приближаются.

И это называется полиция…

— Мы идем к цели! Наводите!

— Вас понял, лестница, северный угол здания.

Понеслась.

— Второй, остаешься с первым. Как появится цель — работайте. Потом прикроете нас.

— Да, сэр.

— Третий — за мной.

Если гора не идет к Магомету — Магомет идет к горе. С самого начала план был полным дерьмом, каким обычно и бывают планы, составленные в тиши кабинета. Надо было выманить объект на себя, сделать так чтобы он вышел на простреливаемую улицу, совершил ошибку. Только так мы сможем сделать его и уйти.

Спускаемся вниз по лестнице, противно вибрирующей под ногами, ржавой. Внизу — небольшая площадка, какие то контейнеры. На нас на двоих его лишь две штурмовые винтовки, пулеметчика и снайпера, основную огневую мощь группы мы оставили наверху, чтобы прикрывать нас. План может сработать — а может и нет, в зависимости от того где нас прижмут.

Прыгаю — когда до земли чуть больше трех метров, приземляюсь, пружиня на ногах. Воняет какими то отбросами, стрельба здесь не так слышна — этакий частый стук.

Рядом приземляется Третий — ни имен ни званий у нас на период этой операции нет, мы действуем безымянными, и если это потребуется — безымянными и умрем.

— Прикрой.

— Понял…

Продвигаюсь вперед, в сторону улицы. В проулке на асфальте кто-то лежит ничком, непохоже что раненый. Обычный гражданский, стрельба последних дней здесь всех научила, что если началась стрельба — сразу падай на землю и ищи укрытие, а разбираться кто и в кого стреляет и как это касается тебя будешь потом. Услышав шаги поворачивает голову — девушка. Что-то истерично начинает говорить по-испански, поднимаясь, третий рявкает тоже по-испански иона замирает за земле.

Высовываю зеркальце из-за угла, осматриваю улицу. Полицейские — дальше по улице перегородили дорогу тремя машинами и ни во что не вмешиваются. На улице — ни единой души, кто попрятался, кто лежит. Видимо, есть какая то договоренность — полиция оцепляет район, а мафиози стреляют друг в друга. Копам остается только собрать трупы. Машины — у тротуара, где то и прямо посреди проезжей части — водители некоторых просто убежали оставив открытыми дверцы, кто-то просто прячется в этих самых машинах, не смея поднять головы.

— Прикрываешь меня, о'кей. Прячемся за машинами.

Выскакиваю, бегу вперед, два секунды на открытой местности и вот он — бок внедорожника. Прижимаюсь к нему.

— Пошел!

Третий бежит дальше, занимает позицию ближе к цели, по дороге перепрыгивает через кого-то, кто лежит на тротуаре — неужели шальной пулей подстрелили? Черт, здесь же гражданская война в полный рост. Точно — багровый ручеек медленно скатывается с тротуара на проезжую часть.

— Пошел!

Перебегаю — прямо посреди улицы, прячусь за раскорячившимся посреди улицы Хаммером-пикапом с распахнутыми настежь дверцами. Водитель не испытывая судьбу, решил сматываться.

— Первый, видим тебя!

— Где противник?

— Триста метров! Двое, вооружены автоматами. Они тебя не видят! Сместись влево и сможешь их снять!

— Гнездо, я Странник! Где цель?

— Цель в здании, там стреляют! Визуально не наблюдаем!

— Что там?

— Какой-то склад — по документам.

— Гнездо, я собираюсь убрать двух парней, контролирующих улицу. Их кто-то пасет?

— Нет, Странник, остальные заняты зданием.

— Третий, не высовывайся, буду работать!

Упал на асфальт, на карачках выполз на позицию, прикрываясь колесом. Шарю прицелом, пытаясь отыскать цели прежде чем эти ребята с автоматами обратят внимание на меня. Нахожу быстро, поскольку знаю где примерно они могут быть. Как раз перекресток Мина и Эулалио Гутьеррес, прячутся за автомобилями, прикрываясь корпусом. У одного — «козий рог» у второго — М4 с какой то оптикой. Раз с оптикой — значит ты и будешь первым.

Щелчок, толчок в плечо, еще выстрел для верности хот уже первый точен — тело безжизненно повисает, зацепившись за открытый багажник пикапа, медленно сползает низ. Красная жижа заливает заднее стекло.

Второй допускает ошибку — он понимает что по ним кто-то стреляет, видит убитого напарника — потому что прячется за соседним автомобилем. Но вместо того, чтобы упасть на землю, попытаться сменить позицию — он встает во весь рост, вскидывает автомат и целится в сторону полицейских, стоящих дальше по дороге. На то, что происходит за стоящими на дороге машинами он не замечает, его зрение сфокусировано совсем на другом. Мгновение — и второй автоматчик наркос падает на тротуар словно марионетка, у которой разом перерезали все ниточки.

— Подтверждаю, цели уничтожены!

— Третий, ко мне!

Из своего укрытия ко мне перебежал Третий.

— Двигаемся. Ослабляем и выманиваем их на себя.

— Понял.

— Тогда давай за мной.

Самое хреновое — эти проклятые зеленые изгороди, кустарники. Что за ними — ни хрена не видно, а вот простреливаются они запросто. Перебегаю, прячусь за машиной.

— Третий, подтверди.

— Чисто. Тебя никто не видел.

Прикрывшись колесом стоящей машины целюсь, прикрывая перебежку третьего. Впереди уже почти не стреляют, видимо разобрались с теми с кем надо.

— Гнездо, что впереди?

— Шесть целей. В разных местах на дороге. Еще четверо что-то таскают.

Кажется я знаю, что…

— Объект?

— В здании. Не наблюдаем.

Ну, конечно. Сейчас нам придется штурмовать здание вдвоем. Или он вообще выскользнет через другую дверь — таких дверей там может быть до черта — и поминай как звали. Расчет только на то, что они не испугаются всего лишь двоих federales и попытаются их замочить.

Снова перебежал — уже почти до самого угла. Спрятался как раз за той машиной, с другой стороны которой на тротуаре лежал подстреленный мною часовой. Выглянул — чисто.

— Пошел!

Последняя перебежка — дальше работаем.


И вот тут-то мы вляпались…

Произошло то, что нередко происходит во время таких вот операций — самоуверенность, помноженная на техническое превосходство. Результат — часто плачевный. Ориентируясь на данные с Предатора мы не видели опасности в то время как она была. Аппарат засек шестерых на улице, засек тех кто таскал наркоту к машинам — видимо тут склад разгромили — но не засек самого главного, потому что не мог видеть сквозь крышу. На третьем этаже приземистого здания были окна — и в одном из них устроился пулеметчик, прикрывая тех кто был на улице. Увидев Третьего, он открыл шквальный огонь…

Я высунулся из-за укрытия только чтобы увидеть как упал за машиной Третий — нехорошо упал, с поворотом, словно поскользнувшись. Именно упал, а не залег, такие вещи после Афгана хорошо различаешь. Пулемет хлестал почти непрерывно, длинными очередями, срезая ветви и листву, дырявя машины, один за другим к нему присоединились несколько автоматов.

Влипли…

Перебежал вперед, насколько это возможно. Укрылся. Одну за другой метнул вслепую три гранаты, примерно рассчитывая попасть по улице, откуда стреляли наркос. Попал — три взрыва один за другим, кто-то истошно заорал, на мгновение умолк пулемет — и заработал снова.

Все, попали…

Пулеметчик перенес огонь на меня, цели он не видел, работал вслепую через деревья. Двигаться можно было только ползком. Вот так вот, на четвереньках я продвинулся еще на несколько метров — автомат висел на ремне, на шее — и натолкнулся на наркос. Их было двое, оба с М4, они выскочили из-за поворота, но целились немного не туда, не знали где я нахожусь. Оба даже без масок как это было принято раньше, молодые, один на вид совсем пацан, но это ничего не меняет — пацан с М4 это взрослый боец. Наркос вскинули оружие — но они стояли очень близко друг от друга и не только не могли прикрыть друг друга огнем — но и мешали друг другу действовать. Прямо так и стоя на карачках я выхватил пистолет и начал стрелять особо даже не целясь, адреналин бил в кровь потоком. Прекратил огонь только тогда, когда лязгнул, вставая на задержку затвор, а оба пацана лежали на асфальте, истекая кровью…

Метнулся за машину чтобы укрыться, по ней тут же забарабанили пули. То ли увидели меня, то ли просто пулеметчик понял, куда вести огонь — но вот теперь меня зажали огнем куда качественнее чем было до этого…

И тут взревел двигатель.

Хаммер. Тот Хаммер, за которым мы недавно прятались, старый добрый Хаммер первой модели сейчас двигался вперед — и за рулем сидел Второй. Увидев, что происходит, он плюнул на приказ оставаться на крыше и спустился вниз….

Хаммер остановился около меня…

— Давай, вытаскиваем его! Правь вперед, осторожно!

Подхватил переданный мне пулемет, Второму он все равно сейчас без надобности. Пули стучали по машинам, словно безумный барабанщик выводил на них свою затейливую мелодию. Или пошел крупный град…

Рывок — до перекрестка — наркос этого явно не ожидали, первая же очередь подкосила разом троих и заставила укрыться остальных. Прежде чем опомнится пулеметчик, я перенес огонь на здание, короткими очередями пытаясь нащупать плюющееся смертью окно.

Наркос было много — слишком много на нас двоих, они лезли как тараканы из здания, на узкой улице их было много больше десятка, они прятались за машинами, стреляли вслепую — но высунуться не рисковали. Лента на двести патронов улетела разом, бросив в кузов пулемет я схватился за автомат, частыми очередями высадил еще магазин, бросил гранату — в этот момент Второй перевалил в кузов Третьего. По тому, как он это сделал, как упал в кузов Третий — подобно мешку с рисом, окончательно убедился — труба дело.

Вскочил в кузов и сам, продолжая вести огонь, шарахнул локтем по крыше — Второй тут же дал задний ход…


В отличие от Зетас, с их сатанинскими ритуалами, Ла Барби и его люди проявляли жестокость только тогда, когда это было нужно когда они хотели что-то этим сказать, или кому то этим отомстить. Во всех остальных случаях поступали просто — пуля в голову и все дела.

Со складом все прошло просто — не самый первый день войны. Зетас были в основном деморализованы, часть разбежалась и остались лишь новички в бизнесе, которых навербовали на улице и которые еще не понимали сути момента — момента, когда надо было плюнуть на деньги, на группировку и бежать куда глаза глядят.

Они подъехали к складу — конкурирующие группировки знали друг про друга практически все, где кто получает товар, как его хранит и как перевозит, через какие сети распространяет — лишь наличие тысяч вооруженных до зубов боевиков и с той и с другой стороны, относительное равновесие сил удерживало группировки от кровопролитной истребительной войны. Со смертью Z3 синьора Эль-Лазка, чаши весов покачнулись слишком сильно, чтобы равновесие сохранялось дальше.

Склад героина, один из крупнейших оптовых складов в городе прикрывался вывеской транспортной компании с десятком небольших траков, что-то там развозящих. Охраняли его по нынешним меркам хреново, всего несколько человек с автоматами. Сопротивление оказали только трое, а один даже успел убить Маркоса — очередью с близкого расстояния буквально разнес лицо. Кто-то, как только на улице появились черные машины сразу бросился бежать — их не преследовали, дел хватало и без этого. Остальных взяли живыми и тут же отправили в мир иной, кончив выстрелами в затылок. Того засранца, что убил Маркоса, четвертовали — прострелили локтевые и коленные чашечки, напоследок выстрелили в живот. И бросили подыхать. Нашли нескольких менеджеров и тоже убили выстрелами в голову. Потом подогнав машины, начали потрошить склад — то есть выносить товар. Полиция, как и было неофициально оговорено, окружила квартал, но не вмешивалась. Во все стороны тоже не стреляли — это бизнес, а не беспредел.

Что на самом произошло потом — он так и не понял. Он сидел в офисе менеджеров, перебирал бумаги, когда все началось. Сначала заработал пулемет, который они поставили на всякий случай в угловой комнате, потом один за другим на улице грохнули три взрыва — посыпались стекла он упал на пол. Кто-то тяжко пробежал по коридору. Схватив автомат, Ла Барби ринулся на выход…

Внизу перестрелка шла уже вовсю, выглянув в приоткрытую дверь он мало что увидел — лишь лежащего ничком на тротуаре его человека с распоротым пулей большим пластиковым пакетом с коричневым порошком. Человек медленно оплывал кровью, она скапливалась на тротуаре, мешаясь с рассыпанным порошком. В груди жаркой, удушливой волной поднимался гнев.

— Что за чертовщина? Какого черта происходит?

— Это federales, хефе! Federales!

Federales? Какого черта им вообще нужно? Им же заплатили, чтобы они смотрели в другую сторону и ни во что не вмешивались Заплатили столько, что им за несколько лет не заработать. Поганые свиньи!

— Уходят! — крикнули с улицы.

Один за другим, наркос выскочили на улицу. Ла Барби мутными от ярости глазами уставился на улицу, не в силах осознать что происходит. Изрешеченные пулями и осколками машины, одна из них горит. Его люди, лежащие на асфальте — он насчитал по меньшей мере пятерых. Искалеченное, изгрызенное пулями боковое окно и молчащий пулемет. Пулеметчик был другом Ла Барби, еще со времен, когда он действовал в Америке, такой же, из нищих техасских баррио, «мокрая спина», но все же американец…

— За ними!

— Хефе, они уходят! У них машина!

— Остановите их!

Почти ничего не видя перед собой от застилающей глаза ярости, Ла Барби побежал вперед. Он забыл про осторожность, забыл про хитрость, на него, что называется «нашло». Он готов был убивать, пытать, рвать на куски собственными руками. Выбегая на улицу, он пригнулся, спасаясь от свистящих пуль, нырнул за машину, кто-то тяжело плюхнулся рядом. Застрочил автомат потом еще один и еще — все больше los negros присоединялись к бою, прижимали огнем потерявших страх federales. Решив, что под таким огнем federales не смогут стрелять, Ла Барби решил перебежать чуть дальше, на другую сторону улицы, чтобы иметь возможность стрелять прямо по Хаммеру, который стоял в паре сотен метров отсюда. Выскочив, он пробежал метра два. Или даже три. А потом мир взорвался перед глазами, исчезнув в одно мгновение…


Первый выстрелил — по бегущему человеку, выстрел сложный, но расстояние было сравнительно небольшое. Попал с первого выстрела — человека отбросило в сторону на целый метр он растянулся на асфальте. Для верности снайпер выстрелил еще раз, увидел в прицел, как пуля ударила по неподвижному телу. Две пули пятидесятого калибра — после таких ранений не живут.

— Я Первый, объект уничтожил!


Парящий на высоте более километра аппарат сфокусировал камеру на небольшой фигуре, сломанной куклой лежащей на асфальте. На мониторе формировалось изображение, система автоматически сравнивала его с досье, выстраивала что-то типа фоторобота исходя из получаемых визуальных данных.

— Есть подтверждение, сэр — наконец выдохнул оператор.

— Отлично. Выводите их.


Первый, закончив с тем, который показался ему похожим на объект, перевел перекрестье прицела, застрелил еще одного наркос, проделав дыру в машине, за которой он укрылся и проделав дыру в нем самом. Винтовка пятидесятого калибра на расстоянии чуть меньше четырехсот метров позволяла проделывать и не такое. Один из наркосов решил, что сможет подавить снайпера огнем и открыл по нему огонь длинной очередью из «козьего рога» — Первый за пару секунд нашел его прицелом и заставил пожалеть о своем выступлении. Снизу, с улицы по наркос ударили автомат и пулемет — и тут они сломались. Потеряв своего босса, потеряв еще несколько человек оказавшись под пулеметным и снайперским огнем, los negros решили что с них достаточно и огрызаясь очередями стали отступать к своим машинам….


— Гнездо вызывает Странника! Гнездо вызывает Странника!

Я как раз добил магазин, начал менять на полный…

— На приеме!

— Цель уничтожена, есть подтверждение. Начинайте отход, птица будет над вами через минуту…

— Отрицательно, Гнездо. У нас минус один! Мы не сможем поднять его!

— Вас понял, Странник, ждите…

Со стороны улицы засуетилась полиция, длинной очередью над головами Второй заставил их попрятаться обратно за машины.

— Странник, это Гнездо. У вас есть транспортное средство?

Я мельком глянул — вроде есть. Хаммер — машина сама по себе крепкая, рассчитанная в том числе и на обстрел.

— Положительно, Гнездо, у нас есть транспортное средство!

— Выводите Первого с позиции. Двигайтесь по Фино Суарес в сторону границы, вертолет заберет вас как только найдем подходящее место. Мы выведем вас!

— Вас понял…


Конечно же нас забрали — на каком-то подходящем пустыре. Проломились какими-то проулками, которые полиция не перекрыла — вывели, не солгали.

Тело второго привязали к креслу в вертолете. Умер он мгновенно — несколько пуль остановил бронежилет, но две его все-таки пробили. После того как его накрыл пулемет он прожил всего несколько секунд.

Только в машине я понял что ранен и сам — до этого адреналина было столько, что наверное и пулей в голове мог бы отбиваться. Только на площадке почувствовал — воздуха не хватает, сердце колотится как сумасшедшее, пелена перед глазами. Но до вертолета дошел сам. Хаммер мы подожгли — на всякий случай, все оружие побросали в вертолет.

— Как его звали? — спросил я, когда вертолет оторвался от земли начал набирать высоту.

— Освальдо. Освальдо его звали, вместе служили… — несмотря на вой вертолетной турбины Первый расслышал вопрос.

Вот так вот…

И тут понесло уже меня — словно закружило в каком-то вихре а потом этот вихрь поднял меня над землей…

Вашингтон, округ Колумбия

Пентагон

16 июля 2010 года

Построенное в сорок третьем году, массивное здание Пентагона и сейчас, спустя почти семьдесят лет выглядело непоколебимым символом американского могущества и американского национального превосходства. Ничто не смогло разрушить его — ни массовые протесты времен войны во Вьетнаме, когда демонстранты едва не брали штурмом ненавистное здание, ни бескормица девяностых, когда нация вообразила что имеет право на получение какого то там «мирного дивиденда», ни падение то ли аэробуса то ли нет на здание одиннадцатого сентября, подозрительно точно угодившего как раз в тот сектор здания, где сидело командование специальных операций. Пентагон по-прежнему величественно стоял почти на самом берегу реки, предоставлял работу более чем двадцати шести тысячам человек — и если в тех же проклятых девяностых найти подходящий свободный кабинет не составляло никаких проблем — то сейчас люди сидели на головах друг друга, министр неоднократно входил к президенту с предложением построить еще что-нибудь — но президент опасался это делать. Он прекрасно знал законы бюрократической организации: сколько есть свободного места — столько будет и людей, независимо от того нужны они или нет. Работу им найдут, без вопросов.

Многие жалуются, что в Пентагоне легко заплутаться — но это не так. Нумерация на самом деле довольно проста. Пентагон — это несколько вложенных друг в друга пятиугольных колец-зданий, обозначающихся литерами от А до Е, плюс два подземных этажа, имеющих литеры F и G. Литерой Е обозначается внешний радиус, выходящий окнами на стоянки и реку Потомак, литерой А — внутренний, самый маленький, выходящий окнами во двор, засаженный дубами. Этажи определяются цифрами, кабинеты — номерами, точка отсчета номеров кабинетов начинается с южной стороны. Например, номер офиса министра обороны обозначается как 3Е880, то есть радиус Е, третий этаж, кабинет восемьсот восемьдесят. Просим в гости.

Как ни странно — наиболее привилегированным считается не радиус А, а радиус Е, он самый большой и в нем находятся офисы министра обороны, председателя объединенного комитета начальников штабов, начальников штабов родов войск и всего более менее приближенного к вершинам генералитета. То есть получается своего рода пирамида — только перевернутая наоборот, потому что в здании, выходит что много места отдается генералам и мало — специалистам и техническим работникам, которые и управляют армией. Возможно в этом и есть проблема, не позволяющая американской армии начать побеждать в Ираке и Афганистане. Слишком много руководства слишком много указаний. Как невесело шутят многие боевые генералы — лучше пройтись без охраны по Кабулу или Багдаду, чем по радиусу Е Пентагона.

Добраться до Пентагона можно разными способами: большинство служащих добираются на автомобиле (благо стоянки сильно расширили и парковаться есть где), либо на метро — есть специальная станция Вашингтонского метро, называемая Пентагон. Отставной генерал морской пехоты Джеймс Джонс, советник президента США по вопросам национальной безопасности предпочел третий, самый эффектный и рискованный способ — вертолетом. Вертолетная площадка в Пентагоне тоже была, но ей не все пользовались. Дело в том, что после 9/11 Пентагон прикрывался дивизионом ПВО, и если ответчик системы свой-чужой приближающегося к Пентагону летательного аппарата не реагировал на запрос — по инструкции они должны были стрелять. А ответчик — это такая же железяка как ми все другие, она точно также может сломаться — и, согласитесь глупо погибнуть из-за какой-то железяки, которую придурок-техник вовремя не заменил и которая стоит полсотни долларов.

Вертолет для полета генералу по старой памяти одолжили морские пехотинцы, стоящие в Вашингтоне — их нынешний командир служил под его началом, и теперь, если его бывшему начальнику требовалась какая-то услуга — тон ее оказывал. Стоило генералу Джонсу только поднять трубку — и через час Блэкхок с опытным экипажем уже ждал его. Генерал хотел обрушиться на Пентагон подобно ястребу, так он был сегодня зол.

Пилот вертолета Блэкхок в звании майора ВВС уловил настроение генерала — да и самому ему захотелось немного «похулинганить». Поэтому, к Пентагону он подошел на довольно низкой, предельно низкой для полетов над городом, высоте. А оказавшись над площадкой — буквально рухнул на нее, как будто под огнем противника, высаживая отряд морской пехоты. Только у самой земли плот резко принял на себя ручку управления и притер хищную машину к зеленой лужайке посадочной площадки.

Лопасти еще стремительно вращались — а генерал Джонс уже рванул на себя ручку десантного люка, с грохотом прокатил по направляющим боковую дверь и выскочил на площадку — как во время высадки десанта, он еще не забыл славные времена службы. Придерживая локтем папку с которой он приехал генерал быстрым шагом, самым быстрым, какой только возможен для генерала, направился к входу в Пентагон.

На чек-пойнте сержант военной полиции из группы охраны остолбенел, увидев ворвавшегося в вестибюль разъяренного генерала. Он знал его — еще с тех времен, когда он командовал Морской пехотой США и был главнокомандующим силами НАТО на европейском ТВД. Но инструкция предписывала проверять даже хорошо знакомых людей…

— Генерал, сэр…

— Прочь с дороги! — прорычал генерал.

Сержант счел за лучшее не спорить. Пусть лучше генеральский гнев выплеснется на головы тех, кому он действительно предназначен…

Генерал бегом поднялся по лестнице, быстрым шагом прошел коридор и буквально сломился в приемную министра обороны. Не обращая внимания на адъютанта и ждущих приема, распахнул дверь в кабинет…

— Что черт возьми, происходит!? — угрожающим тоном начал он.

Министр обороны США, старый и стреляный волк по имени Роберт Гейтс бывший директор ЦРУ, а до этого оперативный директор ЦРУ снял очки и положил их на стол. Сделал знак рукой заглянувшему в кабинет перепуганному адъютанту, чтобы закрыл дверь.

— Добрый день, генерал Джонс — спокойно сказал он

— Что черт возьми, происходит!? — спросил генерал Джонс, но уже тоном пониже

— Где именно?

Генерал Джонс с трудом не взорвался. Сукин сын!

— В Мексике! В Мексике где же еще…

— Ничего хорошего — спокойно ответил Гейтс — но это не моя зона ответственности. Я видел, как вы садились на лужайку. Ваш пилот случайно не промахнулся мимо, генерал? На его месте я бы сел где-нибудь рядом с Лэнгли…

— Я сел там где нужно. Какого черта вы завалили эту кашу в Мексике?

— Какую кашу… — министр обороны говорил усталым и спокойным тоном — послушайте, генерал. Сегодняшнюю ночь я не спал, пытаясь понять, что же мне делать со всем тем дерьмом, которое сейчас творится в Афганистане. Сейчас я только собирался выпить чашку самого крепкого кофе, какое только может существовать в этом здании — как врываетесь вы, едва не снеся дверь в мой кабинет и говорите какими-то полузагадками, полунамеками, обвиняя меня в чем-то, о чем я не имею ни малейшего представления. Генерал, я слишком устал чтобы разгадывать загадки и терпение мое подошло к опасному пределу.

Джонс сбавил тон

— Мы выявили, что в Мексике проводятся активные военные операции. И…

— Кто это — мы? — перебил Гейтс

— Директорат национальной разведки… — после нескольких секунд молчания выдал Джонс

— Как всегда суется не в свое дело — раздраженно сказал Гейтс — и какое же дерьмо эти рыцари плаща и кинжала выложили на стол президенту?

— Поступили данные о том, что в Мексике проводятся активные боевые операции с привлечением технических возможностей и человеческих ресурсов армии США.

— Господи, вы можете нормально разговаривать! — взорвался Гейтс — я в конце концов не сотрудник КГБ и вы у меня не на допросе! Какие к чертям возможности и ресурсы. К нам каждый день поступают запросы DEA о содействии и мы их по возможности выполняем. Что, кто-то кого-то подвез на военном вертолете и от этого у рыцарей плаща и кинжала зазудел зад? Или им охота откусить кусок от моего антитеррористического бюджета и от этого они готовы налепить жвачку мне на стул?

Генерал вздохнул. Почему-то он решил что министр не лжет — хотя с его военным образованием понять, лжет или нет бывший оперативный директор ЦРУ, бывший ведущий специалист отдела по борьбе с советской угрозой было невозможно. Ну не учили их шпионским играм в учебке морской пехоты, не учили.

— Информация подтверждена спутниковыми снимками и агентурными данными — вздохнул он — и президент поручил мне разобраться со всем с этим.

— Почему же не Блэру? [Адмирал Дэннис С Блэр — Директор национальной разведки на данное время] Он заварил эту кашу пусть он и разбирается. И лучше бы ему разобраться до того, как нести сырые данные на стол. Что там, давайте посмотрим.

Генерал выложил на стол спутниковые снимки

— Вот это вот — место гибели некоего Хелиберто Лазкано-Лазкано, «Эль Лазко», руководителя боевой организации Лос Зетас. Бандитско-террористических отрядов, состоящих из бывших сотрудников мексиканской полиции и военнослужащих армейских спецподразделений. Он погиб двадцать восьмого июня, в пустынной местности при невыясненных обстоятельствах — и с этого началось резкое обострение оперативной обстановки в Мексике. Что там происходит сейчас — думаю вы и сами знаете…

Гейтс знал. Несмотря на то что в данный момент он был министром обороны — связей с ЦРУ США он не терял. Люди, работавшие в ЦРУ тогда когда он был оперативным директором остались там и сейчас, хоть мало но остались. Еще больше их было в частных консалтинговых, лоббистских и военных структурах, от обилия которых стонал весь Вашингтон. Неофициально эту группу называли «русские» — потому что все они как и Гейтс знали русский и были выходцами из советского отдела, наиболее привилегированного на тот момент. Сейчас в фаворе были арабисты — но и русские не сдавались, к этому времени они, помогая друг другу продвинулись на многие ключевые посты. Хотя министру обороны вроде как и не должно было быть дела до того что происходит в Мексике — ситуацию там он знал, и несколько дней назад посадил группу штабных офицеров за проработку плана ограниченного вмешательства армии США, на случай если обстановка в Мексике выйдет из под контроля национальных властей и станет неуправляемой. Верный своему принципу засекречивания информации на самых ранних стадиях, он не сообщил о разработке такого плана даже Председателю объединенного комитета начальников штабов, с которым у него были довольно прохладные отношения. Просто решил, что план этот понадобится в самом крайнем случае и незачем знать что он нарушает приказ президента о невмешательстве. Если же ситуация станет совсем скверной, настолько скверной что вынудит президента поменять свою позицию в отношении Мексики — план у него как раз будет.

Сейчас Гейтс, водрузив на нос очки рассмотрел спутниковые снимки один за другим, потом, открыв ящик стола и достав большую канцелярскую лупу, еще раз осмотрел то, что его особенно сильно заинтересовало.

— Четыре эпицентра… — пробормотал он

— Вот именно! Четыре эпицентра. Блэр считает, что это был бомбовый удар. Четыре бомбы, сброшенные с самолета.

Гейтс снова снял очки.

— И дальше?

* * *

— У меня сразу возникает вопрос — почему Блэр считает, что это бы американский, а не мексиканский самолет. Почему он не подозревает мексиканцев в том что они сделали то, что давно должны были бы сделать. Почему вопрос сразу задается мне?

— Мексиканцы вряд ли бы смогли провернуть такую операцию.

— Почему? У них действуют полицейские спецподразделения с расширенными полномочиями, по факту — эскадроны смерти. Для того чтобы нанести бомбовый удар — нужен всего лишь самолет, бомбы и летчик. И то и другое и третье у мексиканцев есть.

— У них нет самого главного — решимости сделать это.

— Пустое — раздраженно отмахнулся Гейтс — но если это вас так интересует, я вам скажу: ВВС США к этому не причастны. Если бы были причастны — я бы знал. Господи, вы же служили в армии, знаете как все это делается. Надо заполнять план полета, надо отдавать письменный приказ и регистрировать его, надо в конце концов получить боеприпасы и расписаться за них. Кто, как и зачем это все будет делать без приказа. В чем еще меня обвиняют?

— Убийство в Нуэво Ларедо. Снайперский выстрел с дальнего расстояния, из крупнокалиберной снайперской винтовки, очень точный. Убит один из руководителей Синалоа, лидер его боевой организации МС-13, некий Ла Барби, Эдгар Вальдез Вильяреаль. Перед выстрелом в районе видел вертолет мексиканской федеральной полиции, кого-то высаживающий на высотное здание — и он же судя по всему эвакуировал исполнителей после акции. Точно такой же вертолет видели на границе — причем шел он с нашей стороны.

— Вертолет мексиканской федеральной полиции, летящий с нашей стороны границы. И это все? Такое даже в Большом Жюри [Большое Жюри — нечто вроде расширенного суда присяжных из восемнадцати человек, первая стадия уголовного процесса в США. В отличие от суда присяжных, большое жюри принимает решение, достаточно ли у прокурора улик, чтобы дело это рассматривал суд присяжных. Защите в этом процессе не разрешено представлять собственные улики, она может критиковать только улики защиты. Решение, в отличие от суда присяжных, принимается простым большинством голосов] не прокатит, смешно просто — летящий вертолет. И это доложено президенту?

— Нет. Доложен только первый случай, второй привлек уже мое внимание. Повторяю — президент поручил мне разобраться в ситуации.

— То есть, можно считать, что в вашем лице меня спрашивает Президент?

— Именно так.

Министр обороны снова снял очки.

— Тогда заявляю официально: ни я ни кто либо из моих подчиненных не санкционировал участие ВВС США ни персоналом, ни материально-техническими ресурсами в убийстве мексиканских наркоглаварей, произошедших в последнее время. Я думаю, это заявление окончательное и исчерпывающее, чтобы прекратить раз и навсегда домыслы на эту тему.

— Этого мне недостаточно — после небольшой паузы сказал Джонс — мне нужно посмотреть документы и поговорить с людьми.

— Создадим межведомственную комиссию — не моргнув глазом предложил Гейтс — она и разберется во всем этом. Жду предложений.

Старая сволочь, знает как заволокитить дело. Отлично знает!

— Я поделюсь соображениями на эту тему с Президентом — хмуро заверил Джонс

— Мы всегда готовы к сотрудничеству — с улыбкой, в которой было на девяносто девять процентов фальши заверил его министр обороны — оставьте пожалуйста спутниковые фотографии, если вам не сложно…


Когда за советником президента США по вопросам национальной безопасности захлопнулась дверь, Гейтс долго смотрел на дверь, размышляя. Работать он уже не мог — надо срочно проверить не горит ли под ногами пожар, и если горит — то немедленно тушить пока не провалился в огненную Валгаллу.

Было бы глупо думать, что старый, стреляный волк, поднаторевший за годы нахождения в Вашингтоне в бюрократических сражениях, Роберт Майкл Гейтс, признал бы причастность ко всему этому — даже если бы он и был причастен. Он не знал ничего, но как только к нему пришли и предъявили какие то обвинения — он автоматически начал защищаться. Даже если его подчиненные наделали дел без санкции на это — все равно отвечать за их самодеятельность и провал придется ему как руководителю ведомства. Гейтс знал это, отвечать ни за что инее хотел и был готов защищаться от обвинений всеми доступными ему методами. Бюрократическими, естественно.

Теперь он сидел и думал. Могли или нет. Мог ли кто-то из командиров среднего или даже высшего звена санкционировать, либо начать противозаконное применение американской военной силы на территории Мексики. И, обдумав и взвесив все пришел к безрадостному выводу — вполне могли. В последнее время армия сильно изменилась — это не могло не огорчать. Размывались морально-нравственные ориентиры, подрывалась командная вертикаль. Раньше и враг был другой и сама армия была другая. Раньше, когда врагом были русские — да, они были сильны, но с ними можно было воевать честно и они рассчитывал на честную войну. Сейчас же война была другой. Враг был везде и нигде, он бил в спину, подрывал и убивал на тесных городских улицах, против американских солдат воевали дети — дети! Американская армия раз за разом шла вперед по афганской земле, встречала сопротивление, проходила до самой границы — но как только отходила назад, зачистив территорию — враг возвращался. Недавно, министру обороны на стол положили доклад о морально-нравственном состоянии в американских частях в Ираке и Афганистане — оно было просто ужасающим. Еще хуже — все эти донельзя расплодившиеся частные охранные агентства и военные компании. Лучших из армии они переманили туда на втрое большее жалование, худшие остались в самой армии. Любой более-менее грамотный офицер теперь знал, что смысла держаться за армию нет — если выгонят его, пойдет наемником в частное охранное агентство. Кое-кого, особенно из войск специального назначения удалось обратно заманить в армию с частных хлебов — но тут была другая проблема — эти офицеры привыкали к беспределу. То, что творили частные военные компании, в большинстве случаев попадало под ту или иную статью ЕКВЮ [Единый кодекс военной юстиции 1951 г. Uniform Code of military justice, сокращенно — UCMJ, основной документ по которому вершится правосудие в армии США], но все эти случаи заминались потому что… лес рубят, щепки летят в общем. Мировое реноме США и так было плохим, и раздувать дела о преступлениях, совершенных пусть и частными комбатантами, которые досужие журналисты вполне смогли сравнить с преступлениями эсэсовцев, никто не хотел. А люди, попавшие из частных военных компаний вновь на военную службу от приобретенных на гражданке привычек не отказывались, верша правосудие как они его понимали, сами, подобно Стиву Сигалу и Марку Дакаскосу. [Стивен Сигал и Марк Дакаскос — актеры, играющие в боевиках, Сигал кроме того — основатель собственной школы айкидо. Думаю, читателям будет небезынтересно узнать, что Сигал до начала своей актерской карьеры был оперативником ЦРУ, его личное дело до сил пор засекречено. Судя по подготовке, в ЦРУ он вполне мог работать ликвидатором] То, что это — жизнь а не голливудский боевик, их ни в малейшей степени не волновало.

Могли… И если кто-то что-то натворил — он должен знать об этом первым.

Министр обороны снял трубку телефона, нажал кнопку

— Зайдите.

Через несколько секунд в кабинете появился его адъютант — человек которого он выбирал лично, и которому мог многое доверить — его отец служил вместе с ним в ЦРУ. Звали его Марк Гант, майор Марк Гант.

— Где адмирал Маллен? [Адмирал Майкл Маллен — председатель Объединенного комитета начальников штабов]

— В Брюсселе, сэр. У него несколько встреч в штаб-квартире НАТО. Поездка продлится еще три дня. Приказать прервать поездку?

Гейтс подумал. Смысла привлекать внимания ко всему этому не было.

— Не надо… — он уже понял, кто ему нужен — где генерал Шварц? [Генерал Нортон А Шварц — начальник Главного штаба ВВС США, член объединенного комитета начальников штабов]

— Полагаю, в Вашингтоне, сэр…

— Найдите его. Пусть срочно прибудет сюда, ко мне. Срочно.


Генерал Нортон А. Шварц — высокий, что нехарактерно для пилотов, несколько неуклюжий, чуть сутуловатый, в как всегда отутюженной темно-синей пилотской форме, он прибыл к министру через час с небольшим — вызов действительно застал его в Вашингтоне, хотя он собирался лететь на один из заводов фирмы Боинг в Сиэтле, чтобы принять участие в совещании по новой технике. С техникой были большие проблемы — потому что воевать приходилось совершенно не с тем противником с которым рассчитывали воевать. Истребитель, идеально подходящий для воздушного боя с русским МИГом, очень плохо подходил для активных боевых действий в Афганистане. Он требовал технического обслуживания, которое там не всегда можно было провести, с чудовищной скоростью пожирал топливо и моторесурс, каждый вылет обходился в баснословные деньги. Промышленность же как обычно не шевелилась — потому что им выгоднее сделать один истребитель двадцать первого века за сто миллионов долларов, нежели десять машин попроще за десять миллионов.

Что произошло, генерал не знал, однако хорошего ничего не ждал, к министру просто так не вызывают. Успокоило то что в приемной его не продержали ни секунды — сразу показали на дверь в обход других, ждущих приема посетителей.

Министр, не говоря ни слова указал рукой на стул. На столе были разбросаны веером, подобно картам, спутниковые фотографии, генерал не спрашивая разрешения взял их, поднес к глазам. Министр молча ждал.

— Где это? — опытный профессионал, воевавший еще во Вьетнаме, генерал Шварц сразу понял, что изображено на снимках.

— Это Мексика — раздраженно ответил министр

— Мексика?!

— Вот именно. Мексика.

Генерал молча ждал продолжения.

— Худо дело… — наконец сказал он.

Министр согласно кивнул головой

— Некоторое время назад, грохнули одного наркоторговца. Верней, даже не наркоторговца, а командира отряда убийц. Лос Зетас. Это — изображения [изображения — так в армии США принято называть спутниковые фотографии. Профессиональный жаргон] с место его гибели. Скажите, что на них изображено?

— Скорее всего — последствия авиаудара четырьмя авиационными бомбами среднего калибра. Вероятно, управляемыми, судя по точности бомбометания. В этом обвиняют нас?

— Пытаются… — невесело усмехнулся министр — Сами понимаете. Главная война у нас — это война за бюджет. Должен остаться кто-то один. Я для чего вас вызвал… Нужно провести проверку. Неофициальную, и так чтобы информация не попала туда, куда она не должна попадать неважно — Джеймсам Бондам или пронырливому репортеру. Мне не нужен внезапный ушат дерьма на голову. Учитывая, где и как вы раньше служили — вы с этой проверкой справитесь как нельзя лучше. [Генерал Шварц был в свое время пилотом на МС130 восьмого спецэскадрона в Херлберт-Филд, командующим шестнадцатым авиаэскадрона специального назначения там же, командующим первой специальной оперативной группой там же, командующим Тихоокеанской зоной СОКОМ в Кэмп-Смит Гавайи, заместителем комаедующего СОКОМ на авиабазе МакДилл, Флорида] Если для начала… будь вы планировщиком операции по ликвидации руководства мексиканской наркомафии — где бы вы разместили подчиненные вам силы…

Генерал на мгновение задумался.

— Возможны три варианта. Первый — Херлберт-Филд, Флорида. Там — лучше всего, там есть и подготовленная техника и подготовленный персонал. Есть также МакДилл — но она просто дальше, чтобы лететь с нее до территории Мексики — придется лететь через весь Мексиканский залив. Херлберт-Филд в смысле технической оснащенности и наличия подготовленного персонала даже превосходит МакДилл, и она ближе. Есть еще удобнее место — это авиабаза Дэвис-Монтан, Аризона, там нет такого количества подготовленного персонала как в Херлберт-Филд и МакДилле, но все-таки там базируется пятьсот шестьдесят третья группа спецназа ВВС, два спасательных эскадрона специального назначения. Если это Аризона — им не придется летать через Мексиканский залив и это хорошо.

— Чем же? — полюбопытствовал министр

— Тем что весь Мексиканский залив находится под плотным контролем, там постоянно летает один или два АВАКСа, там же еще и антенны на дирижаблях подвесили. Борются с контрабандой наркотиков. Причем вся эта техника не армейская, а принадлежит DEA или по крайней мере контролируется DEA. Они могут задавать вопросы — а тем кто это сделал вопросы не нужны. Меня беспокоит кое-что другое, сэр.

— Что же?

— Сам характер удара. Знаете, как бы я действовал на их месте?

— Как же?

— Навел бы Предатор. Это намного проще. Вооруженная ракетой Хеллфайр модификация Предатор-Б, активно используется нами в Ираке, Афганистане, Пакистане. Это небольшая, и почти радионевидимая птичка, легкая, довольно простая в эксплуатации и обслуживании, поскольку там нет реактивного двигателя, приносящего массу проблем.

Министр отметил что генерал Шварц говорит как истинный транспортник. Ведь в отличие от его предшественников, вся его служба в ВВС была связана не с истребителями и не с бомбардировщиками — а с тихоходными турбовинтовыми транспортниками или с боевыми вертолетами, Он имел дело со специальными модификациями этих машин, предназначенных для заброски спецназа за линию фронта и эвакуации их оттуда. Наверняка, он сделал правильный выбор, назначив его на этот пост — ему не нужен был очередной орел-истребитель, мечтающий мчаться над землей на скорости больше тысячи миль в час и не задумывающийся над тем, во сколько это все удовольствие обходится. При генерале Шварце в войсках опять начали появляться «тихоходные и отсталые», но при этом хорошо защищенные и вооруженные турбовинтовые самолеты. Целая эскадрилья таких самолетов подчас стоила как один новейший истребитель Ф22, зато пользы она приносила неизмеримо больше. Такие вот самолеты висели, сменяя друг друга и прикрывали наших парней в Ираке и Афганистане, обрушивая на головы талибов тонны бомб и не обрушивая при этом в бездну дефицита американский оборонный бюджет. Да, он правильно сделал, назначив Шварца.

— Может, им нужно было уничтожить цель большую, чем потянул бы Предатор?

— Нет, сэр. Как я понимаю, тут целью был один человек. И только. Если ты поднимаешь истребитель ВВС США в воздух, ты должен отдать его пилоту письменный приказ лететь через границу и сбросить боевую нагрузку, ты должен подготовить и заправить этот самолет, ты должен составить план полета и утвердить его, ты должен расписаться за получение боевых припасов, а потом отчитаться в их использовании. С Предатором все просто. В нем нет пилота — а оператора легче заставить молчать, тем более что он может быть и не из нашего ведомства — я думаю, вы понимаете о чем я, сэр…

ЦРУ!

… Раздобыть несколько снарядов Хеллфайр тоже намного проще, чем боевые бомбы. Ими пользуются пехотинцы на учениях, они есть в Ираке и Афганистане и расход их довольно большой. Если бы я был планировщиком операции — я бы нанес удар, используя Предатор.

Министр вытер вспотевший лоб.

— Мы должны проверить, все ли у нас ладно. И не поимели ли нас. У нас в последнее время слишком тесные контакты с ЦРУ, весь этот антитерроризм… Если мои бывшие коллеги решают кого-нибудь трахнуть в задницу — то ты понимаешь что тебя поимели только когда у тебя обнаруживается СПИД. Они вполне могли прикрывшись антитеррористическими мероприятиями, заставить кого нибудь из наших сделать это — а потом, если все это дерьмо всплывет на поверхность, они нас же во всем и обвинят. Если это так — надо срочно принять меры. Вы знаете командиров баз, которые мне назвали?

Министр на мгновение задумался. Помять у него была прекрасная.

— Базой в Херлберт Филд командует полковник Брэд Вебб [имена и должности подлинные]. Он подчиняется генерал-майору Дэвиду Эйдсону, командующему базой ВВС Эглин. Базой ВВС МакДилл командует полковник Лоуренс Мартин. Базой ВВС Дэвис-Монтан командует генерал-лейтенант Джон Корли. Так же с Дэвис-Монтан я знаю лично бригадного генерала Дэррила Берка. Их всех я знаю лично, либо через хороших друзей. И все эти парни прикроют мою задницу, если я их об этом попрошу и не будут поднимать шума при этом.

Министр удовлетворенно кивнул.

— Вот этим вы и займетесь. Выясните, есть ли угроза для наших задниц, и если понадобится, прикроете их. Берите С-21 [С21 — это бизнес-джет, принятый на вооружение армии как самолет для транспортировки высшего командного состава] и отправляйтесь… скажем, с внезапной инспекционной проверкой. А неофициально позадавайте вопросы — кто крутится там, что делает. Это могут быть и парни из DEA, не только ЦРУ, может еще кто… Не пользуйтесь никакой связью, если что-то серьезное — возвращайтесь и лично докладывайте.

Последняя фраза убедила генерала, что дело и впрямь худо.

— А если… — генерал не договорил.

— А если… А если — действуйте по обстановке но не поднимайте шума. Если на какой-либо базе вы обнаружите кого-то, кого там быть не должно — берите роту военной полиции, хватайте этих засранцев, и везите сюда с конвоем истребителей. Всю технику, все чем они пользовались пусть опечатывают. Если что-то узнаете — предупредите тех кто вам рассказал, чтобы держали язык за зубами. Все ясно?

Генерал встал

— Разрешите?

— Идите. Докладывать каждый день в восемнадцать ноль-ноль.

Когда за генералом закрылась дверь, министр немного посидел в раздумии. Потом снова нажал на кнопку селектора.

— Машину через десять минут. Едем в Лэнгли.

Лэнгли, штаб-квартира ЦРУ США

Офис директора

16 июля 2010 года

Каждый раз, когда нынешний министр обороны США Роберт Гейтс приезжал в Лэнгли, он испытывал… сложный комплекс чувств он испытывал. Это было место, где он проработал не один десяток лет, это была служба которую он возглавлял. И это, черт возьми, были хорошие времена, не то что нынешний беспредел. Тогда тоже совали друг другу нож — но в спину, а не в живот, глядя при этом в глаза своей жертве и нагло улыбаясь. Тогда все было проще…

Его памятник вокруг нас…

Министр обороны — его как всегда пустили без оформления пропуска, в знак уважения к бывшему директору службы и кадровому разведчику — как и всегда когда он появлялся в этом здании, остановился около мемориальной доски из мрамора с бронзовым барельефом Алену Даллесу, первом Директору (именно так, с большой буквы) Агентства. Простой бронзовый барельеф и простые слова под ним: «его памятник вокруг нас». Директор Даллес создал Агентство. Агентство выиграло войну с советской угрозой. Интересно — а Директор одобрил бы то что творится в Агентстве сейчас?

Пройдя по коридорам, министр поднялся на шестой этаж, в свой старый угловой кабинет, откуда открывался великолепный вид на лес, на вестчестерские голубые ели. Сейчас это был уже не его кабинет, его занимал профессор Леон Эдвард Панетта, бывший член палаты представителей, профессор публичной политики из Калифорнии. И конечно же ничего не понимающий в разведдеятельности. Почему-то в США было принято назначать на подобные посты не «выходцев из среды» — а политических назначенцев. Кто-то говорил, то это так потому, что если сделать по другому — силовые ведомства начнут собственную игру, причем не по правилам. Наивный… Когда это ЦРУ играло по правилам… Оно делало вид что играло по правилам — да, такое было. Давно было, до одиннадцатого сентября…

В приемной его продержали десять минут — и только когда профессор, наконец-то согласился принять министра обороны — Гейтс понял, зачем его держали в приемной. В кабинете директора ЦРУ было две двери — и Панетта просто хотел выиграть время, чтобы вызвать в кабинет своего заместителя, который сейчас назывался директором Национальной Секретной службы [До реорганизации 2004 г. это был оперативный директорат ЦРУ, а его руководитель соответственно назывался ЗДО, заместитель директора ЦРУ по операциям]. Заместителем Панетты был опытный разведчик, бывший резидент ЦРУ в Москве, Кувейте и Индии Стивен Кейпс. Гейтс знал его лично по тем временам, когда он работал на московской станции и тесно контактировал с советским отделом. С возрастом Стивен, как отметил министр, сильно изменился — роскошная шевелюра уступила место лысине, пышные черные усы — короткой, седой бородке. Красные как у кролика глаза, отсутствие пиджака — видимо, оперативный директорат пережил очередную бессонную ночь.

— Как это говорится, Стив… — начал министр, сознательно обращаясь не к директору, а к его заместителю — я рад приветствовать вас в моем доме… [Директор Национальной секретной службы Стивен Кейпс владел русским и арабским. Эта формула — стандартная формула приветствия гостя в арабском мире].

Директор ЦРУ и его заместитель переглянулись.

— Послушайте, Роберт… — начал Кейпс — последний раз я спал около тридцати часов назад, потому что один хрен сообщил о том, что в США пытаются ввезти откуда то из Европы несколько контейнеров с нервно-паралитическим газом, украденным у русских. Сейчас все мое управление стоит на ушах, пытаясь выяснить, так ли это. А еще пару дней назад в Пакистане нашли моего оперативника со снятой заживо кожей. И с этим мне тоже придется что-то делать. И напоследок сегодня утром я узнал, что жиды, насрав на все что мы для них делали многие годы, передали русским пакет военно-технической документации по беспилотным летательным аппаратам, в том числе полученной от нас и совершенно секретной. Так что у меня нет ни сил ни времени ни желания играть в интеллектуальный пинг-понг.

Профессор публичного права Калифорнийского публичного университета Панетта при слове «жиды» дернулся, хотел было что-то сказать — но не сказал.

— Хорошо. Сегодня, час назад меня посетил генерал Джонс. Он предъявил мне обвинение в том, что мои люди нелегально действуют в Мексике, используя материально технические ресурсы ВВС США и нарушая прямой запрет Президента. Вас он еще не посетил?

— Нет — ответил Панетта

— Скорее всего, посетит.

Панетта и Кейпс снова переглянулись — как будто они что-то знали и не хотели это говорить

— Какое отношение ко всему этому имеем мы, сэр? — спросил Кейпс

— Помнится, есть такое слово «сотрудничество», изрядно ныне подзабытое. Именно это мне от вас и нужно. Как вы помните, президент поручил мне координировать разработку плана по стабилизации ситуации в приграничной зоне. Я не могу разработать этот план при постоянно меняющейся ситуации. Мне надо знать почему она меняется, черт побери и в какую сторону она изменится завтра. Информация, которая ложится мне на стол — совершенно меня не устраивает. Одного за другим убивают главарей мексиканской организованной преступности, один клан идет войной на другой — но все это преподносится как нечто не заслуживающее внимания, словно так и должно быть. А сейчас я узнаю, что оказывается, по меньшей мере к одной из расправ с лидером мексиканской организованной наркопреступности могут быть причастны офицеры ВВС США! И узнаю я это не от вас, а от советника Президента по вопросам национальной безопасности. Поэтому, я хочу получить от вас полную и достоверную информацию о том, что, черт побери, происходит. И не ранее послезавтра!

В кабинете повисло молчание

— Вы должны нам дать какие-то исходные данные, сэр… — заметил директор Национальной Секретной службы.

— Черт, возьми, добудьте их сами! Вы же разведка!


Когда за министром Гейтсом захлопнулась дверь, радушная улыбка сползла с лица Панетты подобно резиновой маске. Он был не так прост, как казался, этот старый и опытный вашингтонский бюрократ.

— О чем шла речь, мистер Кейпс?

— Понятия не имею, сэр…

— Точно? — профессор снял очки и в упор смотрел на своего зама

— Да, сэр. У нас хватает проблем и без Мексики, господи, да у меня просто не хватает людей, чтобы все охватывать взглядом. Мексикой занимается ФБР и ДЕА, и я рад что они этим занимаются, черт возьми, у меня нет ни одного лишнего человека.

— Бросьте, Стивен… — недобро улыбнулся Панетта — может быть вы и считаете меня пятым колесом в телеге, но это совсем не так. Речь идет об операции «Backfire» [Обратный пал], не так ли?

Впервые за все время работы в секретной службе доктор Стивен Кейпс не знал, что сказать. И Панетта улыбался, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Сэр, Вашего имени нет в списке тех кто ознакомлен с планом операции — только и смог ответить он

— А вы уверены, что показанный Вам список, единственный, мистер Кейпс?

— Нет но…

— Похоже мы что-то пропустили — нарочито равнодушным голосом констатировал Панетта — и военные говнюки сунули свой нос совсем не туда, куда надо. Как раз имени Гейтса то там точно нет это не его направление работы, и совать ему нос туда совсем не следует. Пусть разбирается с Ираком и Афганистаном. Как я понимаю, нужно заблокировать информацию и зачистить все концы.

— Да, сэр…

— Ну так и займитесь этим. Доклад — через сорок восемь часов у меня на столе.

— Да, сэр…

Когда директор Национальной секретной службы Стивен Кейпс вышел из кабинета своего непосредственного начальника, у него возникло очень дурное чувство. Такое чувство, что созданная, спланированная, взлелеянная тобой операция идет вразнос, выходит из под контроля. И ты ничего с этим поделать просто не можешь.

Вашингтон Округ Колумбия

Фонд «Наследие»

16 июля 2010 года

Фонд «Наследие», одна из многих сотен тысяч некоммерческих организаций, имеющих штаб-квартиру в США располагался на Вашингтонской кольцевой — небольшом, недавно построенном двухэтажном офисном здании. От остальных зданий — а их здесь были многие тысячи — его отличало то, что построено оно было не из легковозводимых конструкций, как это было принято в последнее время — а из преднапряженного бетона. Для того, чтобы это не было видно со стороны — все здание сверху донизу было укрыто зеркальными панелями, делающими его похожим на какую то инопланетную скульптуру. Никаких табличек, лозунгов — просто небольшой, но аккуратный сад, большие, тоже бетонные клумбы с цветами, аккуратные, выложенные кирпичом дорожки, закрытая стоянка, со всех сторон обсаженная высоким кустарником — и это здание.

На сей раз министр пошел один, всей своей охране он приказал оставаться на местах, на стоянке и в саду. Хотя на вид, здесь не было никаких охранных систем — министр знал, что на самом деле они есть, и вряд ли ему здесь что-то угрожает. Разве только пчелы — их здесь было на удивление много, они вились над цветами, над кустами, собирая нектар.

Дверь открылась — даже не открылась, а бесшумно втянулась в стену, как только министр подошел к ней. Хмыкнув, министр обороны США ступил из адского уличного пекла в кондиционированную прохладу холла.

Внутри все было обставлено дорого — но непривычно дорого, дорого по меркам восьмидесятых годов и никакого сходства с модерновыми офисами двадцать первого века. На полу — настоящий мрамор, стены — отделаны настоящими деревянными панелями, вся мебель — черная кожа и дерево, живые цветы. Даже банки в последнее время отошли от такой основательной солидности в своих интерьерах — но здесь судя по всему на моду смотрели как-то иначе.

Молодой человек в строгом темно-синем костюме вышел из-за стойки, наподобие стойки портье в отелях…

— Да, господин министр?

— Я бы хотел встретиться с главой фонда.

— Вам назначено?

— К сожалению нет.

Молодой человек замялся на секунду, склонился головой чуть влево — министр догадался, что он слушает указания по крохотному, вставляемому в ушную раковину наушнику.

— Глава фонда примет вас — наконец объявил он — прошу за мной.

Кабина лифта — та же сталь, дерево и кожа, под ногами — настоящий ковер. Десять кнопок на панели управления, рядом — прорезь для ключа, в которую молодой человек вставил свой и повернул. Без ключа лифт не поедет…

Коридор — все то же дерево, кожа, ковер под ногами. Картины на стенах — необычные, не современная шизофреническая мазня, и не полотна старых мастеров — а картины, изображающие сцены боев в Ираке и Афганистане. Толстый ковер глушил шаги. Двери без табличек. У одной из них молодой человек остановился и постучал. Потом открыл дверь и отступил в сторону, пропуская министра…

Удивительно — но за дверью не было приемной. За дверью сразу был кабинет…

— Ты неплохо устроился, старый сукин сын… — проговорил министр — что с людьми делают деньги.

— Деньги с людьми делают еще не то… — одними губами улыбнулся невысокий пожилой человек в дорогом костюме с седыми, тщательно подстриженными усами и колючим, пронизывающим насквозь взглядом — и здесь это понимаешь как нигде…

Министр, не спрашивая разрешения сел в роскошное, по моде восьмидесятых годов кресло. С хозяином этого кабинета он работал вместе долго, еще в отделе борьбы с советской угрозой. Из всех бывших подчиненных министра этот был единственным, которого он так и не смог просчитать до конца.

— Как Майкл? — вежливо спросил Гейтс

— Нет.

— Что — нет?

— Нет — это значит нет. Достаточно. Ни он ни я больше не работаем на дядю Сэма.

— Вот как? — улыбнулся министр обороны

— Именно так. Я имею в виду — бесплатно. За дешевые слова о патриотизме.

— С каких пор они стали казаться тебе дешевыми?

— С тех пор как меня цинично поимели, их произнося. Напомнить?

— Ты обвиняешь меня? — поднял бровь директор

— Тебя? Да нет, конечно. Просто наверху скопилось слишком много дерьма. От личностей в этом случае мало зависит, если количество дерьма превышает некую критическую отметку — система сама по себе начинает вести себя по-другому. И ничего хорошего ждать от нее не стоит.

— Поэтому ты теперь работаешь на ближневосточных монархов? Ты считаешь, что их дерьмо пахнет розами?

— Нет. Просто они далеко и лучше платят. Разница лишь в этом.

Министр обороны тяжело вздохнул

— Ты изменился. Раньше ты не продавался так… дешево.

— Ты тоже.

Поговорили…

— Может, ты зря отвечаешь за своего сына?

— Поговори с ним и узнаешь. Не думаю что он забыл — ни Ирак ни Афганистан.

— Как мне его найти?

— Он в Саудовской Аравии. Тамошнему монарху совсем не нравится то, что там происходит. По крайней мере последний раз когда я с ним разговаривал — он был там.

— Тогда я задам тебе вопрос. А ты поможешь мне найти на него ответ. Как в старые добрые времена, согласен? Считай это интеллектуальной разминкой. Надеюсь, за это ты с меня не потребуешь денег.

— Задай. Но не уверен что ты получишь на него ответ.

Министр помолчал, раскладывая у себя в голове все по полочкам и решая, что он может сказать, а что нет. Раньше они так и работали в Советском отделе — проговаривали проблему, раскладывали ее по полочкам. Иногда решение находилось сразу, иногда не сразу. Но — всегда находилось.

— Предположим есть некая страна. Расположенная к югу от нас. Там — полный беспредел, живут они за счет поставок наркотиков в нашу страну. Куча вооруженных банд, государство едва держится. И вдруг у меня возникает подозрение, что кто-то из наших военных вдруг воспылал к этим самым наркомафиози такой ненавистью, что решил их уничтожить, используя технические возможности ВВС США. Возникает у меня вопрос — может ли быть такое, и если может — кто эти люди и зачем им все это надо.

Директор-распорядитель фонда «Наследие», Томас Рамайн, бывший начальник отдела по борьбе с советской угрозой, бывший начальник отдела внутренней контрразведки ЦРУ, бывший специальный помощник директора ЦРУ аккуратно пригладил усы, уставился невидящим взглядом на картину напротив него, изображающую обстрел талибами американского транспортного вертолета. Про этого человека говорили, что мозги у него работают не хуже компьютера — потому то министр обороны и приехал в этот самый фонд. В «Наследие».

— А знаешь… — наконец произнес Рамайн — мысль есть. Майкл ушел со службы после одного очень неприятного инцидента в Албании. Знаешь, о чем речь?

— Напомни.

— На базе, где располагался советнический аппарат и некоторые спецотряды, занимавшиеся подготовкой вторжения в Сербию и поддержкой действий УЧК был организован склад с героином. Оптовый склад. Я так полагаю — далеко не единственный, были и другие. Прямо на базу приезжали оптовики и покупали товар. А доставляли туда товар самолетами военно-транспортной авиации США прямо из Пакистана. В Пакистан же он судя по всему доставлялся с юга Афганистана. Он тогда написал рапорт на имя твоего предшественника, и генерального прокурора. Интересно?

— Интересно — но я не вижу связи.

— Связь самая простая. В Афганистане в прошлом году собран рекордный урожай наркотиков — более тринадцати тысяч тонн, если считать в опии-сырце. Как ты думаешь, куда это все идет и каким транспортом?

— Не хочешь ли ты сказать…

— Хочу. Тогда это дело замяли. А моего сына чуть не убили только за то что он сказал правду. Но у меня нет никаких сомнений, что те кто занимался этим в девяностые — занимается этим и поныне. Если героин самолетами доставляли в Албанию — почему бы его не доставить в США? Сколько бортов сейчас оттуда идет в США — гражданских, военных, ЦРУшных всяких, причем — без таможенного досмотра. И тогда…

— … И тогда получается, что мексиканцы становятся…

— Конкурентами! — жестко закончил Рамайн — мексиканская наркомафия становится конкурирующей структурой, подлежащей полному уничтожению! Мексиканцы поставляют к нам марихуану и кокаин, из Афганистана идет героин. На твоем месте я бы поинтересовался — как соотносятся данные по потреблению кокаина и героина за последние годы. Кроме как из Афганистана, больше героину взяться неоткуда! И если ты увидишь, что объем потребления героина резко пошел в гору — вот тебе и ответ! И вот еще что. Ты упоминал про ВВС. Если то что ты сказал как то соотносится с реальностью — на твоем месте я бы задумался над тем, кто сейчас возглавляет ВВС. Тот самый парень, который в свое время не сильно разбираясь отдал приказ сбить корейский семьсот сорок седьмой [Прим автора — 11/9/2001 года корейский Боинг 747, рейс 085 пролетавший над Аляской случайно подал сигнал 7500, то означает, что самолет захвачен террористами. Генерал Нортон Шварц, тогда командующий одиннадцатой воздушной армией, чей штаб располагался на базе Элмендорф, Аляска распорядился сбить самолет. С большим трудом трагедии удалось избежать] — он чем раньше командовал?

— Военно-транспортной авиацией…

— Вот — вот. Ей самой. Ты его отправил разбираться, так ведь…

Министр помолчал, обдумывая ситуацию…

— Тебе кто-нибудь говорил, что с твоим уходом служба много потеряла?

— Говорили много раз. Было бы хорошо, если бы они говорили это искренне…

Операция «Скат»

Ударный авианосец ВМФ США Нимиц

Тихий океан, примерно сто миль от мексиканского побережья

18 июля 2010 года

Программа полетов на сегодняшний день была полностью выполнена и огромный авианосец, по случаю учений идущий в гордом одиночестве, без сопровождения авианосного ордера постепенно затихал. Палубная команда уже практически вся была в кают — компании, травила свежие байки и смаковала безалкогольное пиво — другого ждать до Сан Диего, где и базировался этот грозный корабль. До Сан Диего ждать было еще семь дней — нужно было проверить капитально отремонтированные агрегаты в машинном зале на разных режимах движения. Заодно, если уж вышли в море, командование флота не упустило возможности провести полную программу учений — слишком насыщенную на взгляд измотанных моряков. Это же надо — две ночные учебные тревоги за три дня похода. Кое-кто винил в этом комфлота, адмирала Патрика Уолша, в народе прозываемого «Корсар». Недолюбливали его по многим причинам, но две были основные. Первая — он был не настоящим моряком, а военным летчиком, начинал в восемьдесят седьмой эскадрильи. Вторая — он побывал командующим пятого флота, который был в центральном подчинении (USNF CENTCOM) — вот этого то гордые тихоокеанцы в душе простить никак не могли. Сейчас самые бесшабашные вовсю травили пиво и смотрели видео по большому установленному в матросской кают-компании экрану — а самые разумные урывали лишний часик сна в ожидании еще одной внезапной ночной тревоги. Но в целом — все радовались прошедшему учебному дню и размышляли, что кок приготовит сегодня на ужин.

Неспокойно было только в комнате планирования операций. Расположенная в «острове» авианосца небольшая, окрашенная в стандартный для флота светло-серый цвет комната. Матовый свет плафонов. Обитые кожзаменителем кресла, похожие на старые сидения в кинотеатрах. Большой экран для проектора. Среднего роста, седой, коротко стриженный человек с капитанскими погонами и значком специальных сил флота на правой стороне груди. Пляшущий по экрану лазерный зайчик указки…

— Ваша основная цель находится северо-западнее города Кулиакан. Вот здесь. Для целей операции объект называется «гнездо», лица, которых мы ждем — «птицы».

Карта Мексики сменилась новым слайдом — спутниковой фотографией какого-то комплекса строений…

— К объекту ведут три дороги — вот эта основная и эти две, на юго-восток и на север. Сам объект серьезно охраняется, действовать придется с расстояния нескольких километров.

Новый слайд — то же самое, но снято с обработкой, снимали днем и при этом видны россыпи светлых точек в разных местах у строения и его окрестностей.

— Это снято с разведывательного самолета, прошедшего над объектом и соответствующим образом обработано. Как мы здесь видим, есть два типа постов охраны. Стационарные — здесь, здесь, здесь и здесь. Помещение, где отдыхает смена, не находящаяся на дежурстве находится вот здесь. Как видно — на стационарных постах постоянно находятся двадцать человек. Более чем вероятно, что в здании находится активный резерв, как минимум десять хорошо вооруженных боевиков. Вооружены они открыто и на законных основаниях, потому что все являются сотрудниками частного охранного предприятия. Нелегально у них только наличие тяжелого вооружения, но они это скрывают.

— Сэр… — поднял руку я

— Какое именно тяжелое вооружение и как получена информация?

— Информация получена агентурным путем — пришел на помощь моряку Лисс, он сидел в первом ряду кресел и в разговор до сих пор не вмешивался — там есть несколько тяжелых пулеметов типа М2, автоматические гранатометы Мк19, противотанковые гранатометы типа РПГ. На объекте находятся не менее десяти хорошо бронированных автомобилей-внедорожников. Это то, что известно, более тяжелого вооружения у них нет…

Это танка, что ли…

Я кивнул головой

— Теперь скрытные посты. Выявить их систему оказалось не так то просто — но мы это сделали. Дороги перекрываются автомобильными патрулями — здесь, здесь и здесь. Плюс скрытые посты наблюдения — вот здесь и здесь, в наиболее вероятных точках, откуда по объекту может работать снайпер, вооруженный винтовкой калибра пятьдесят. Вообще, глубина обороны объекта составляет примерно милю — вся эта территория серьезно и постоянно контролируется. Агентура противника скорее всего находится во всех близлежащих населенных пунктах, выяснить нам это не удалось, но следует предполагать ее наличие. По нашим предположениям местное население также воспримет операцию враждебно — к людям, находящимся на объекте они относятся положительно и скорее всего сообщат, если увидят что-то подозрительное.

А как по-другому? Штат Синалоа — это можно сказать один из истоков мексиканской наркомафии, здесь еще траву коноплю выращивали в тридцатые годы. Наркомафия — единственный работодатель здесь, который может предложить хорошую работу — штат находится далеко от американской границы, сборочные производства ставить невыгодно, туристов тоже нет равно как и крупных туристических центров на побережье. Только и остается что в мафию идти. Или в полицию. Игра в полицейские и воры, только с реальными жертвами…

— Пределы применения оружия? — снова поднял руку я

— Господи, что за вопросы? — раздраженно вступил в разговор Лисс — в бой не вступать, по возможности уклоняться от любых контактов с местным населением. Ваша основная цель — объект и ничего более. Здесь же не война!

Черт бы все побрал. Вот это вот мне больше всего не нравится в современной Америке — да и во всем мире с этим не лучше. Двусмысленность и нежелание называть вещи своими именами. Если мы называем вещи своими именами — значит каждый может определить свое отношение к ним, поместить их в свою систему координат «хорошо-плохо». А сейчас — происходят непонятные вещи и даже нельзя сказать что люди лгут тебе в глаза — они просто «видят ситуацию с другой точки зрения».

Не война? А как быть с тем, что за последние дни в результате спровоцированных нами разборок больше двух тысяч человек погибло, а в некоторых городах даже чрезвычайное положение ввели? Не война? А как быть с тем, что мы собираемся сделать? Выброска разведывательно-диверсионной группы в полном соответствии с правилами проникновения в глубокий тыл противника, уничтожение сильно укрепленного объекта. Это что, если не война?

— Понял, сэр… — ответил я не желая продолжать эту тему.

— Операция будет заключаться в следующем. Первая фаза — десантирование. Десантироваться придется с Грейхаунда [Grumman C-2 Greyhound, единственный транспортный самолет, способный садиться на авианосец. Используется для срочной доставки всякой мелкой всячины, специальными силами — и для десантирования], всем вам предстоит ночной прыжок HALO [high altitude-low opening parachute jump, HALO — высотный прыжок с низким раскрытием парашюта. Есть также HAHO — high altitude-hi opening parachute jump высотный прыжок с высотным раскрытием парашюта. Специалисты по данным прыжкам считаются одними из самых ценных в армии США, в то время как в Советской армии в таких прыжках ничего особого не видели. Надо сказать, что в области массовости и сложности парашютного десантирования даже самые элитные специальные силы США сильно отставали от советских ВДВ и тем более спецназа ГРУ]. И с этим у нас проблемы — с вами, мистер Браун. В вашем личном деле нет отметки о совершении таких прыжков. Зато есть отметка о полученном совсем недавно ранении.

— С этим не будет проблем, сэр… — ответил я не желая вдаваться в подробности — что же касается ранения, то я от него полностью оправился. Могу бегать по палубе взад-вперед, пока у всех присутствующих не зарябит в глазах, сэр.

— Проблемы как раз могут быть. Как лицо, ответственное за операцию, я не могу допустить к такому прыжку неподготовленное лицо.

— Дабл-эй. Дивизионная разведка. Тридцать один прыжок HALO, в том числе в затрудненных условиях.

— Этого нет в вашем личном деле.

— В личном деле мистера Брауна много чего нет, мистер Гендерсон — вступил в разговор Лисс — насчет этого проблем и в самом деле не будет.

— В таком случае, сэр… — не отступил моряк — вам придется подписать документ, подтверждающий готовность мистера Брауна к прыжку. И вам, мистер Браун, тоже.

— Нет проблем — кивнул я

— Тогда продолжим. Площадка десантирования отстоит от цели на двадцать миль, это для вашей же безопасности. Обозначена сброшенным вниз сегодня специальным маяком…

Вот это хреново. Если нашли маяк и догадались что это такое. Хотя… Этим-то откуда знать.

— … после десантирования вы должны уничтожить следы приземления и ускоренным маршем продвинуться до контрольного пункта «Ромео». Вот здесь. Марш необходимо будет совершить в режиме максимальной скрытности. Далее — по обстановке, выход на одну из трех наблюдательных позиций. Точки «Отель», «Джулия» и «Квебек». Предпочтительно — точка Отель, но характеристики аппаратуры позволяют вам занять любую из трех предложенных точек. После этого вам необходимо развернуть и замаскировать аппаратуру. Мы предполагаем, что событие которого мы ждем, состоится завтра, примерно в середине дня, но его можно ждать и несколько дней. После того, как событие произойдет, вы должны будете дать условный сигнал и навести аппаратуру прицеливания на основное здание. Аппаратура прицеливания — стандартный комплекс наведения, используемый в Ираке и Афганистане. На самолетах будет свой, этот — пойдет как запасной на случай отказа основного. Вопросы джентльмены?

Вопросов на самом деле много

— Какого события мы ждем, сэр?

Морской офицер улыбнулся

— Вы сразу поймете, как увидите…

— По разведывательным данным на объекте должно состояться крупное и чрезвычайно важное совещание. На него будут приглашены все лидеры Синалоа, за исключением конечно тех кто находится в местах заключения, руководство союзных картелей и террористических группировок, а также некоторые правительственные чиновники, оказывающие прямую поддержку наркомафиозному картелю Синалоа. Тема совещания — выработка стратегии действий после ликвидации основного конкурента — Зетас и Картеля залива, освоение новых территорий, условия заключения договоров о сотрудничестве с традиционными поставщиками Зетас. Наша основная цель — одним точным ударом обезглавить картель Синалоа и затем добить его уже законными методами. Этим займутся уже мексиканские правоохранительные органы в полном соответствии с установленной законом процедурой. Тех же, кто соберется в этот день в поместье, невозможно привлечь к ответственности законными методами. Они стоят над законом — и у нас другого выхода просто нет.

— Снабжение группы? — спросил Гомес. Как я успел заметить — большой любитель вкусно покушать, вопрос был вполне ожидаемым.

— На три дня будет сухой паек. Дальше — беспилотными вертолетами с авианосца, зона посадки — тот же самый контрольный пункт Ромео. За каждый рейс можно закинуть продовольствия на три дня.

— План эксфильтрации?

— Основной — двигаетесь на запад, к побережью. Выходите в контрольную точку «Фокстрот» южнее Вентаны. Там вас забирают вертолеты с авианосца. Запасной план — если вас отрежут от побережья — уходите в горы и давайте сигнал бедствия. У нас получено разрешение на транзитный пролет летательных аппаратов до наших баз в Панаме. Полеты никто и никогда не контролирует — ни визуально, ни радиолокатором. Если пара вертолетов спасательного отряда из Дэвис Монтан немного отклонится от курса и совершит краткую посадку — никто этого не заметит и всем будет наплевать. Ребята с Дэвис-Монтан готовы к любым видам эвакуаций, в том числе к горячим [то есть эвакуации под обстрелом]. Посадочные зоны обозначаем как «Кило», «Лима» и «Чарли» — но в экстренном случае выбирайте зону посадки сами исходя из обстановки, обозначайте ее маячками и вызывайте кавалерию. Второй запасной план — рассредоточиваетесь, мелкими группами прорываетесь к границе. Местная валюта вам выдана, карточки у вас есть, одежду добудете. Почти все вы в совершенстве владеете испанским (почти — это про меня) и выглядите как обычные мексиканцы. От оружия в этом случае разрешено избавиться.

— Меня беспокоит надежность аппаратуры. Как ее будут сбрасывать?

— Стандартный грузовой контейнер. Управляемый парашют [одно и новшеств войны в Афганистане — грузовой парашют, связанный с системой GPS и способный совершить управляемую посадку в строго определенной точке. Поскольку, снабжение удаленных, и часто находящихся в окружении талибов гарнизонов связано со значительным риском потерь — американцы разработали управляемую парашютную систему, предназначенную для работы со стратегическими транспортниками типа С17 и С-5. Не слишком высокие потери НАТО в Афганистане обусловлены в том числе и этим — значительная часть потерь СА приходилась именно на прогон колонн в экстремальных условиях. Стратегический же транспортник, идущий на высоте десять километров и выше неуязвим даже для Стингеров], из тех которые применяются в Афганистане. На всякий случай мы положим две системы вместо одной. Да бросьте, системы тестировались в том числе и на устойчивость к парашютному десантированию, это же не гражданская продукция.

Самое хреновое во всем этом — две сбросят и две нам придется тащить.

— Транспортный парашют с контейнером влезет в Грейхаунд?

— Влезет. Это новая модель, предназначенная для небольших тактических транспортников.

— Последний вопрос. Там на объекте есть или могут быть свои?

— Нет. Своих там быть не может.

Борт транспортного самолета С2 Greyhound

Воздушное пространство Мексики

Ночь на 19 июля 2010 года

Не раскроется основной — всегда найдется запасной.

Не получится и тут — меня первым черти ждут…

Знаете, что самое поганое? То что я лично не уложил свой парашют. Просто нельзя было соваться с этим на палубу. Пошли бы разговоры. Для десантника укладка парашюта — своего рода молитва, точно такая же как для пехотинца чистка оружия. Парашют, как его ни усовершенствовали — все-таки сложная и капризная вещь, но самое главное — от него зависит жизнь человека в самом прямом смысле слова. Даже от оружия нет такой зависимости как от парашюта. Если нет оружия — можно уклониться от боя, выйти к своим, можно в конце концов разжиться трофейным — на поле боя всегда попадается такая возможность только не зевай. Мой дед как-то раз два дня воевал с трофейным Калашниковым, который он подобрал у трупа убитого въетконговца. А вот если ты шагнул за борт с неисправным парашютом — то уже ничего не сделаешь. Есть, конечно запасной — но ведь его укладывал тот же самый человек, что и основной, так ведь? Поэтому я и нервничал. И, смотря на лицо своих бойцов в красноватом сумраке десантного отсека, видел что они волнуются тоже. Любой бы десантник волновался….

— Прошли береговую черту! — обернувшись, крикнул второй пилот. Я поднял большой палец.

С2 Грейхаунд был самолетом настолько маленьким, что пилот запросто мог обернуться и общаться с теми, кто сидел в грузовом отсеке. Даже в С130, не говоря уж о С17 и С5 сделать такое было бы невозможно.

Двенадцать человек — группа. Тринадцатый — я. Тринадцать — число для кого-то несчастливое, но только не для меня. Для меня оно всегда было счастливым. Например, хе-хе… в тринадцать лет я потерял девственность со своей семнадцатилетней соседкой Кэтрин. Господи, мысли идиотские в голову лезут — видимо для того, чтобы там не осталось места для мыслей мрачных. А мрачные мысли тоже покоя не дают. Верней, мрачные предчувствия…

— Пять минут до сброса!

— Проверка снаряжения! — крикнул я.

Маска… Что хуже всего в прыжке HALO- это кислородная маска, сильно напоминающая ту, которая применяется в больницах. Когда я дышу кислородом, и когда у меня на лице эта дрянь — право слово, чувствую себя отвратительно.

Снаряжение — парашюты, основной и запасной, маска, оружие, снаряжение. Парашютист, в полностью снаряженном виде выглядит как увешанный хурджинами осел. Места даже не хватает и снаряжение сбрасывается, привязанной к длинному фалу. А ведь есть еще грузовой контейнер со снаряжением. И все это потом, после приземления придется тащить на своих двоих до лежки.

— Три минуты до сброса!

Знак V большим и указательным пальцем и хлопок соседа по плечу — принятый в армии знак того что у тебя все нормально. Последним проверяет командир. Самолет натужно гудит моторами, пробираясь к цели на предельной для него высоте. Иллюминаторов нет — если бы были, можно было бы заметить серебристую равнину под крыльями и полный, блестящий холодным желтым цветом диск луны справа.

— Минута до сброса!

Капитан — серьезный кстати мужик, встает со своего места, проходит к самому люку. Левой рукой хлопает себя по груди — встать, приготовиться к десантированию. Транспортный контейнер пойдет последним, он спроектирован так, что опускаться будет медленно, медленнее нас. Сбросят его последним.

Капитан протягивает руку к рычагу — и десантная аппарель идет вниз, открывая поразительное по красоте зрелище — серебристо-серая как мех дорогой норки, ровная, бескрайняя равнина. Если бы можно было — заснял бы, такое редко кому удается увидеть.

Красный цвет фонаря над люком меняется на зеленый. Грохот ботинок по полу десантного отсека — один за другим мы прыгаем в исполненную лунного света бездну…

Мексика, штат Синалоа

19 июля 2010 года

Огромный, сахаристо-белого цвета, необычный для этих мест особняк возвышался посреди унылой сельской глубинки одного из прибрежных штатов Мексики подобно сказочному видению. У него не было какого-либо определенного архитектурного стиля — в нем смешалась и традиционная испанская архитектура с обязательным патио [Патио — внутренний дворик, без которого не обходится ни одна вилла, выстроенная в испанском стиле], и римская с роскошными колоннами на входе, и современная модернистская. Словом — если бы у какого-нибудь архитектора хватило бы смелости высказать хозяину этого строения и этой земли все что он об этом думает… Но смелости не хватало ни у кого.

Того, кто владел этим зданием, парой десятков других, расположенных вокруг, а также почти пятьюдесятью гектарами окрестной земли звали Хоакин Гусман Лоэра, и вот уже два дня он мог с полным правом называть себя руководителем всей мексиканской наркомафии. El Supremo. Два дня назад под совместными ударами полицейских спецгрупп и бандформировании наркомафии пал последний оплот, в котором еще сопротивлялись Лос Зетас — город Нуэво Ларедо. В отличие от Зетас, которые не церемонились с противниками — вспарывали животы, отрезали головы, рубили на куски — Эль Чапо (так звали короля в среде мексиканских наркотрафикантов) приказал проявить милосердие. Всего лишь пуля в голову и в бак с концентрированной кислотой. Предприятия, по растворению трупов в кислоте работали в каждом городе и в эти веселые деньки все они не справлялись с нахлынувшей на них работой.

Праздновала и полиция. Впервые, за столь короткое время им удалось добиться столь весомых результатов. Эль Чапо даже разрешил отдать часть захваченных наркотиков Зетас — для того, чтобы победа выглядела более весомой, чтобы высокие полицейские чины смогли бы красиво выступить перед камерой на фоне изъятого наркотика. Он же разрешил отдать полиции большую часть захваченного оружия, кроме самого дорогого и ценного, такого как Барретты, крупнокалиберные пулеметы и тому подобное. Времена настали другие — теперь не будет постоянной междоусобной войны, теперь не будет литься кровь на улицах. Не придется воевать с Лос Зетас, не придется воевать больше ни с кем. Будет бизнес. Унылый, скучный бизнес как в больших американских фармацевтических корпорациях. То, к чему он всю жизнь и стремился.

Сейчас эль Чапо сидел в прохладной тиши собственного кабинета с бутылкой лимонного Перье под рукой — он пил прямо из горлышка. Спиртного он себе позволял мало, а в этот день и вовсе надо быть трезвым как стеклышко. Сегодня все вассалы принесут присягу новому королю. Это будет ровно в двенадцать, а пока можно поразмышлять.

Игра, которую Гусман вел уже не первый год увенчалась наконец успехом. Причем стопроцентным, таким, какого не ожидал даже он. Пока эти отморозки Зетас резали людям головы и проливали реками кровь, он создавал основу. Фундамент будущей наркомонополии. Пока Зетас вербовали людей среди специальных сил, среди мексиканских десантников, привлекали гватемальских борцов с партизанами оставшихся без работы — он вербовал тех, кто не только умеет стрелять, но и думать. Он вербовал людей из DEA, из американского ФБР, американцев с опытом ведения боев в Ираке и Афганистане. Но самое главное — он искал контакты и союзников. Не поставщиков дешевой дури, не поставщиков дешевых стволов, не поставщиков дешевого пушечного мяса — а настоящих союзников. Он играл на два фронта. Один из его старых друзей, возглавлявший одну из небольших, но держащих очень прибыльную территорию в самом Мехико и в федеральном округе, наркомафиозных группировок дон Алехандро Фуэнтес поддерживал связь с кубинцами. С кубинцами у мексиканской наркомафии связи были налажены давно, их оборвал расстрел группы высокопоставленных офицеров, готовивших переворот — но дон Алехандро их восстановил. Причем, на той стороне теперь была не группа заговорщиков, запутавшихся в собственных интригах — на той стороне было настоящее, не самое слабое государство, с настоящей армией, с суверенитетом, со спецслужбами, подготовленными русскими, с международными связями. Скорее всего, так быстро и с относительно небольшими потерями не удалось бы подавить сопротивление остатков Зетас, если бы не кубинский полковник, планировавший операции по зачистке. Не удалось бы убить генерала Ферроса, стоящего как кость в горле всем наркомафиози — непонятно, где бы он был сейчас, здесь или за решеткой, ожидая выдачи в США. А ведь это тоже работа кубинцев. Благодаря кубинцам удалось серьезно пополнить оружейные запасы, задешево купить много отличного оружия и вообще… кубинцы помогли, без вопросов.

Но были еще союзники — те, которыми занимался сам Гусман. Союзники во много раз более сильные и опасные.

Американцы.

Контакты с американцами эль Чапо начал искать четыре года назад, когда стало понятно, что так дальше продолжаться не может. Зетас, бывшие полицейские и спецназовцы были все сильнее и наглее, ситуация обострялась с каждым годом — им удалось не только отстоять территорию картеля Залива, на которую Эль Чапо не без оснований рассчитывал после того, как главу картеля Залива Карденаса арестовали и заключили в тюрьму особо строго режима «Ла Палма», они всерьез теснили Синалоа и на их исконные территориях. Они не были и не хотели быть бизнесменами — они были обыкновенными убийцами обученными государством и волей судьбы захватившие власть в одном из крупнейших наркомафиозных картелей Мексики. Если эль Чапо видел себя бизнесменом, то эти про бизнес мало что хотели знать. Они даже не убивали — они приносили жертвы кровавой Санта Муэрте, они вселяли ужас в сердца врагов и потому добивались своих целей. Хоакин Гусман Лоэра начал тщательно и осторожно искать контрагентов в высших эшелонах полиции и разведслужб США, чтобы донести одну простую истину: картель должен быть один. Не должно быть нескольких картелей с демпинговыми ценами на товар, с кровавыми разборками на улицах как по тут сторону границы, так и по эту. Только когда наркопоток находится в одних руках — его можно ввести в какие-то разумные рамки. Не победить, нет, это невозможно — просто ввести в разумные рамки. Эль Чапо вполне был готов сократить поставки кокаина вдвое, вдвое подняв же на него цены — лучше всем и ему и американцам.

Он нашел понимание, когда уже потратил впустую больше десятка миллионов долларов и совсем отчаялся найти разумных людей по ту сторону границы. На него вышли сами, он даже не пытался выяснить кто — таково было условие. Условия они поставили жесткие — полный контроль над вверенной территорией, никаких перестрелок на улицах, поднять розничную цену на товар не меньше чем втрое в течение последующего года, разрешать полиции перехватывать до тридцати процентов от общего количества ввозимых в страну наркотиков. Эль Чапо согласился — даже не зная, с кем он договаривается, просто понимал что хуже е будет а вот если американцы выполнят свою часть договора… Они ее и выполнили — когда он уже думал, что его в очередной раз обвели вокруг пальца. Причем выполнили так, что испугался даже сам эль Чапо. Это что же они такое сделали с бедным «эль-Лазка», что потом даже хоронить было нечего…

Эль-Чапо отхлебнул лимонной, кисловатой воды из пузатой бутылки покатал во рту, проглотил. Многих уже нет — но кое-кого еще предстоит убрать.

Эдгар Вальдез Вилльяреаль, «Ла Барби» погиб четыре дня назад в уличных боях — а иначе и не назовешь — в Нуэво Ларедо. Умер не мучаясь — снайперская пуля попала в голову. Его смерть была предопределена многими факторами. Он люто ненавидел Лос Зетас, от рук которых страшной смертью погиб его родной брат. Поэтому то и лез всегда вперед, находился на переднем крае. Лично убил многих чтобы отомстить. Неудивительно, что погиб сам — не все пули пролетают мимо.

Была в смерти перед самой победой Ла Барби еще одна сторона — темная и страшная. Фармацевтическим корпорациям не нужны работники — убийцы. От них страдает имидж бизнеса и появляются проблемы. Ла Барби нужен был, пока шла война, а как война закончилась — не нужен стал и он сам. Он был единственным, кто имел сейчас за собой серьезный силовой ресурс, кто вполне мог посягнуть на власть Эль Чапо — и посягнул бы, несомненно, если бы его попытались уволить тем или иным образом. Поэтому, кто и с какой стороны выпустил пулю… никто не стал разбираться…

Hasta la vista, Barby…

Но теперь, перед доном Хоакином стояла еще более сложная задача. Он должен был выбрать. Выбрать между двумя новыми хозяевами и покровителями. Кубинцами и американцами. Работать сразу на два фронта не получится — дон Хоакин был умным человеком и понимал, насколько это чревато. Да и смысла в этом не было — потому что война закончилась и начинался бизнес. Бизнес, связанный с США. Куба была всего лишь перевалочной базой и то не самой удобной, а США — основным покупателем.

И дон Хоакин выбор свой сделал…

Отставив в сторону лимонную воду, дон Хоакин достал из верхнего ящика стола серебряный колокольчик, позвонил. Такой колокольчик он видел в каком-то фильме, посвященном британскому высшему свету и конечно заказал такой же для себя.

— Позови Мигеля — коротко приказал он явившейся на зов смуглой, хорошенькой девушке лет двадцати, одетой в черно-белый наряд горничной. Девушка замешкалась, будто ожидая чего то еще — но он раздраженным взмахом руки отослал ее выполнять поручение. Не время, да и голова совершенно другим занята…

Мигель явился через десять минут. Смуглый, наголо бритый детина, так и не избавившийся от привычки носить камуфляж. Мигель служил в армии США, входил в совершенно секретную команду «121», занимающуюся охотой на высокопоставленных оперативников Аль-Каиды. Дон Хоакин считал его последней линией обороны, платил огромные деньги и дал полную свободу во всем, что касается обеспечения его собственной безопасности. Мигель свои деньги отработал сполна — несколько групп хорошо подготовленных Зетас, посланных для того, чтобы уничтожить лидера противоборствующей организации были выявлены и уничтожены, так и не сумев сделать ни одного выстрела по цели. Лос Зетас кичились своей подготовкой, армейским и полицейским прошлым — но их подготовка не помогла им в противоборстве с бывшим «морским котиком», отвоевавшим без малого четыре года в Ираке.

— Да, сэр… — по-армейски принял стойку он

— Расслабься… У нас все готово? Ты знаешь, о чем я

— Да, сэр.

— Ты уверен? — подозрительно прищурился Эль Чапо — он может взять с собой десяток-другой боевиков.

— Уверен, сэр… — морской котик недобро улыбнулся — у меня тридцать парней. Пять точек работы гранатометов. На втором этаже в спальне синьориты Сильвии мои ребята установили крупнокалиберный пулемет, он простреливает весь подъезд к дому. Они ничего не успеют сделать.

Дон Хоакин задумался. Говорить — не говорить? Потом решил — сыграть в открытую.

— Вот что, Мигелито… Я не говорил тебе этого, потому что тебе не нужно было это знать. Но теперь скажу. С ним может быть не простая охрана.

— А какая, сэр?

— Кубинцы. Из специальных подразделений. Очень опасные люди. Очень!

Мигель нахмурился

— Сэр, какая бы ни была у него охрана — ему не выжить. При внезапном нападении нападающая сторона имеет преимущество — и мы используем его на все сто. Как бы ни был подготовлен человек — против пули Браунинга М2 ему не устоять. Тем не менее — спасибо, сэр. Я предупрежу ребят, чтобы были настороже. Разрешите идти?

— Иди, Мигелито. Иди… И помни о том, что я тебе сказал.

Когда наемник вышел, дон Хоакин поднялся, тяжело прошагал к скрытому за дубовой панелью бару, щедро плеснул в хрустальный стакан дорогого коньяка. Нехорошо поминать старого друга минеральной водой. Поднял бокал к глазам, наслаждаясь игрой света в тягучей коричневой жидкости. Выдохнул — и осушил бокал до дна одним могучим глотком.

Навернулись слезы. Непрошенные.

Прости Алехандро. Ты мой старый друг и ты никогда меня не предавал. Но ты знаешь правило: бизнес есть бизнес. Просто… так надо. Прости.


Дон Хоакин Гусман Лоэра, руководитель картеля Синалоа и всей мексиканской организованной преступности был жестоким, опытным и предусмотрительным человеком, имевшим огромный опыт выживания в волчьей стае. Своей хваткой он мог дать фору любому «селфмейдмену» из списка Форчун-500. Но этого было недостаточно. Связавшись с американскими спецслужбами он ввязался в игру такого уровня, знаний и навыков, а самое главное — хитрости и подлости для которой ему явно недоставало. Если на своем уровне он был вожаком стаи волков, то на этом — ягненком посреди волчьей стаи. Шансов выиграть и остаться в живых у него почти не было.

В своих расчетах дон Хоакин допустил ошибку — одну, но сразу ставшую для него смертельной. Когда на него вышли сотрудники ЦРУ и G2, армейской разведки — он предположил, что они представляют и отстаивают государственные интересы Соединенных штатов Америки. Но это было не так. На самом деле они отстаивали в основном собственные интересы — такие, какие дон Хоакин не мог представить даже в самом страшном ночном кошмаре.

Мексика, штат Синалоа

Точка высадки

19 июля 2010 года

И все-таки капитан был прав, что ни говори. Высотный прыжок без практики — скверное дело. Последний раз я так прыгал… году в девяносто пятом, пожалуй и результат — налицо. Верней, на другую часть тела, которую десантники называют «лучшим лицом». В довольно простых условиях — ветра у земли почти не было, используя прибор ночного видения посадочную площадку я выбрал относительно нормальную, ровную — нормально приземлиться не сумел. Не погасил вовремя купол парашюта — в результате на земле он меня рванул и сбил с ног. Хорошо что не сломал и не вывихнул ничего…

Перекатился, автоматом заниматься было некогда, выхватил пистолет, замер, прислушиваясь. Я приземлялся первым, специально так сделал. По мне стрелять конечно же не будут, если здесь засада — подождут приземления основной группы.

Тишина. Только летучими мышами с неба падают остальные. Душный, влажный воздух окутывает все тело подобно теплому одеялу. Если бы здесь было кому стрелять — уже бы выдали себя….

Вскочил, начал сгребать парашют — тоже привычка по десанту. Парашют — первый демаскирующий признак места высадки, его надо собрать и спрятать лучше закопать. Парашют при боевом десантировании — одноразовый.

Покончив с парашютом, распаковал основное оружие — тот же НК416 как и у всех остальных. В нарушение инструкций перед посадкой в самолет я вставил в него магазин и дослал патрон в патронник Инструкции выполняют только те, кто ни разу не был на войне. Те кто был, делают все чтобы выжить.

Последнее — средства связи. Сбруя, надевать в темноте которую — большая проблема. Что-то типа наушников и ларингофон на горле, все это связано проводками и все это надо надеть и правильно разместить. Всего один раз запутавшись в темноте поспел как раз к началу переклички…

— Я Странник. Приближаюсь к вам с юго-востока!

— Понял вас, сэр…

Ночью без радиоопознания вот так вот выходить на группу не рекомендуется — случаи разные бывали. Когда нервы на взводе, а палец на спусковом крючке — какая только беда не случится…

— Доклад.

— Норма за исключением два-один.

Черт…

— Что с ним?

— Растяжение. Сильное, но не перелом.

— Идти сможет?

— Да, сэр.

— Контейнер?

— Миля с небольшим на север.

— Десять минут на маскировку места высадки. Выдвигаемся. Командуй.

— Есть!

Приземлились на редкость удачно, всего с одним растяжением. Для ночного десантирования на незнакомой местности — пустяк. Сильво теперь придется всю операцию сидеть на обезболивающих. Но пойдет вместе со всеми — все солдаты из легкой пехоты на редкость упертые, упертее даже чем десантники.

На поход до контейнера — миля всего! — нам пришлось затратить больше получаса. Сказывалась ночь, рельеф местности и необходимость соблюдать требования скрытности передвижения. Но контейнер обнаружили сразу, и приземлился он как нельзя лучше — не на дерево, чтобы его потом снимать с веток, и не на камень, разбив находящуюся там аппаратуру. На разбор контейнера и навьючивание находящейся там аппаратуры на наши и так перегруженные спины ушло пятнадцать минут — после чего мы волчьей цепочкой двинулись на контрольную точку Отель.


— Странник вызывает Гнездо!

— Гнездо на связи.

— Вижу движение! На объект прибывают гости. По две — три машины. В каждой — до десяти человек. Вооружены все.

— Вас понял Странник. Доложите готовность.

Я оглянулся на аппарат, направленный прямо в сторону белоснежной виллы, на замершего у окуляра системы наблюдения Гомеса

— Аппаратура исправна. К работе готов.

На идущем малым ходом по ветру ударном авианосце Нимиц, Лисс и капитан переглянулись. Потом капитан вышел из комнаты — доложить, что группа наведения готова. Он предпочел сделать это лично, а не по связи.

— Вас понял, Странник — отозвался Лисс — поднимаем птиц. РВП двенадцать минут.

— Принял!

— Конец связи.

Ударный авианосец ВМФ США Нимиц

19 июля 2010 года

Петти-офицер Адам Д. Форсайт с самого утра был сам не свой. Нет, он не нервничал — он радовался…

В семье Форсайтов связь с авиацией прослеживалась как минимум в четырех последних поколениях. Прадед Адама, Николас Форсайт был одним из тех смельчаков, что совершил налет на Токио, взлетев на бомбардировщиках Б-25 с борта авианосца. С авианосца! На стратегическом бомбардировщике! Такую отмороженную глупость не делал никто до этого, и на нее не хватило ума ни у кого после. Взлететь с авианосца на стратегическом бомбардировщике, груженом многотонным грузом зажигательных бомб, при том что одна ошибка — и как минимум погибнешь ты сам и весь твой экипаж, а если все пойдет совсем плохо — погибнет и весь авианосец, ведь несколько тонн боевого груза — не шутки. Тогда японцы — они еще были очень сильны, контролируя Китай, Корею и большинство островов Тихого океана были уверены, что их столица Токио, где жил их император и где находился их штаб неуязвимы, ведь больше чем на тысячу морских миль в любую сторону от Токио не было аэродрома, откуда бы американцы смогли поднять свои бомбардировщики для налета на Токио. Но подполковник Джеймс Дулитл жестоко наказал японцев за их самоуверенное заблуждение. Восемнадцатого апреля сорок второго года шестнадцать средних бомбардировщиков Б25 Митчелл взлетели с борта авианосца ВМФ США Хорнет и направились в свой рейд на столицу Японии Токио. И пусть по мощи налета он напоминал скорее булавочный укол, ведь тогда погибло всего пятьдесят японцев и четыреста было ранено, пусть из шестнадцати бомбардировщиков обратно не вернулся ни один — дело было сделано. Рейд Дулитла стал прологом бомбовой кампании, началом отсчета победного марша американцев, завершившимся столь эффектным полетом самолета «Энола Гей» [Энола Гей — Боинг Б29, названный так командиром особой, пятьсот девятой эскадрильи и командиром этого самолета полковником Полом Ф. Тиббетсом в честь своей матери. 6 августа 1945 года с него была произведена атомная бомбардировка Хиросимы. Хранится в Национальном музее авиации и космонавтики США], он же заставил наглых самураев серьезно задуматься — а с теми ли они связались…

Дед Адама, Харпер Форсайт тоже служил в авиации, дослужился до подполковника, командира авиакрыла на авианосце Энтерпрайз. Он был личным другом адмирала Джеймса Л. Холлоуэя, командующего седьмым флотом США и погиб двадцать первого декабря семьдесят второго года, в бою с советским летчиком-инструктором в небе Вьетнама, прикрывая на своем Фантоме стратегические бомбардировщики Б-52 в ходе операции Лайнбейкер-2. От деда Адаму осталось несколько орденов и медалей — в том числе на бело-синей ленточке, Медаль Почета Конгресса США, высшая воинская награда страны.

Отец Адама, Джон Х. Форсайт с флота ушел довольно быстро — но устроился весьма неплохо. Сейчас он был заместителем начальника испытательного центра корпорации Боинг, отвечающем за военную продукцию этой фирмы. Именно со стапелей Боинга сошел истребитель F/А 18 СуперХорнет, на котором сейчас летал Адам, и на котором летало всего его сорок первое авиакрыло «Черные тузы», базирующееся на Нимице, Адам не хотел позорить ни прадеда, ни деда, ни отца — поэтому считался несмотря на молодость, одним из лучших летчиков палубной авиации ВМФ США и гордо носил звание «летчик-снайпер».

Крайний выход в море не сулил ничего интересного — твообщ6е в последнее время для пилотов палубной авиации США не находилось интересных заданий. Последний раз как следует они оттянулись в девяносто девятом, бомбя сербов и сбивая их самолеты. Тогда по крайней мере у них был хоть какой то воздушный противник, пусть на не самых лучших самолетах, пусть с устаревшей ПВО — но все же хоть что-то. Эту кампанию Адам не застал — как раз заканчивал обучение. Да, потом ему довелось полетать и над Ираком и над Афганистаном, пару раз он выручил крепко влипших на земле парней и даже удостоился грамоты командующего ВМФ. Но там было неинтересно. Ни ПВО ни летчиков врага на таких же как у тебя самолетах. Просто надо успеть на помощь и точно сбросить свой груз — вот и вся задача.

Сейчас они вышли в море, полетали в первый день над морем, сымитировали пару учебных боев. Должны были еще пострелять по мишеням — но неожиданно петти-офицера Форсайта и его ведомого, лейтенанта Генри Рассела отстранили от полетов. Пытаясь выяснить в чем дело, ООН сразу, через голову командира авиакрыла обратился к командиру летных операций на авианосце — и полковник сказал ему такое, во что он сразу и не поверил.

Сейчас, петти-офицер Форсайт сидел в кабине своего СуперХорнета, который механики только что проверили до последней детали, подвесили на него вооружение и закатили на лифт, чтобы поднять на летную палубу. Ведомого — он тоже был в полной боевой, должны были поднять на другом лифте — лифт на Нимице выдерживал только один самолет.

Задание…

Наркотики петти-офицер Адам Форсайт ненавидел и не раз об этом высказывался. Возможно это и послужило основанием к тому, чтобы для исполнения этой комиссии выбрали именно его и никого другого. Его друг по летному училищу, Уолт, который обещал быть еще лучшим летчиком чем он сам, погиб буквально перед самым выпуском — на улице его остановили два мексиканца-наркомана с пистолетами и потребовали денег на дозу. Один пистолет он сумел выбить — а вот с другим справиться не успел. Над гробом своего товарища, когда гремели прощальные залпы, Адам дал себе зарок что когда нибудь с этим со всем разберется. И теперь, кажется, именно такая возможность ему и представилась.

К заданию он готовился тщательно, как и учил отец. Пока команда механиков проверяла самолет, он собственноручно выверил маршрут подхода к цели и два маршрута отхода — основной и резервный. Эти маршруты он помнил наизусть, как и ориентиры.

Несмотря на то, что задание казалось простым — ни противодействия ПВО, ни вражеских истребителей в небе — вооружение для своего самолета он заказал с избытком, даже по две ракеты «воздух-воздух» ближнего боя «Сайдвинер» для себя и для напарника. Чтобы было — он никогда, если была такая возможность по боевой нагрузке на самолет, не вылетал без ракет.

Остальная часть нагрузки самолета пришлось на бомбы и системы наведения. Система наведения была стандартная — АN/ASQ-228 Advanced Targeting Forward-Looking Infrared (ATFLIR), подвешиваемая под брюхом самолета и работающая со всеми видами корректируемого лазером бомбового и ракетного вооружения палубной авиации США. Такой прицельной системы хватило бы и одной на двоих — но он заказал две — себе и Генри. Пусть будет — электроника имеет свойство выходить из строя в самый неподходящий момент.

Что же касается бомбового вооружения, то он, учитывая что в районе цели не было никаких систем ПВО, остановился на четырех авиабомбах GBU-24 Paveway III, весом по две тысячи фунтов каждая. Нагрузка в итоге получалась средней, примерно десять тысяч фунтов на самолет, а учитывая дальность до цели, от подвесных топливных баков он решил отказаться. Хватит и того запаса топлива, который есть в стандарте. В конце то концов — не воздушный бой вести и не на форсаже от зениток противника уходить.

Сейчас петти-офицер Форсайт сидел в кабине своей птицы, каждую клавишу, каждый тумблер в кабине которой он мог бы наверное найти на ощупь и размышлял. Интересно, что чувствовал его прадед, когда отправлялся на бомбежку Токио, зная что истребительного прикрытия у них нет, что группа случайно встретившихся на пути Зеро разорвет их в клочья за считанные минуты, что надежды вернуться назад тоже нет. Волновался ли он? О чем думал? О стране? О долге? Или о том, что он не успел сделать в жизни?

А дед? Ведь он мог никуда не лететь — он был командиром авиакрыла, мог бы и остаться. Но он сел в кабину своего Фантома, чтобы отправиться в нашпигованное смертью небо Северного Вьетнама вместе с теми, кем он командовал. Отправился — и оставался там навсегда. А о чем думал интересно он?

Поглощенный мыслями он не заметил как лифт с закрепленным на нем самолетом пополз наверх и открыл глаза, только когда беспощадный луч солнца ударил в лицо, отразившись от фонаря пилотской кабины.

Я вас не подведу…

Лифт дрогнул, защелкнулись замки, фиксируя его в вертикальном положении. Тяжелый самолет покатился на исходную.

— Эй, Адам как настроение? — окликнули по связи с острова — это из-за тебя приостановили учебную программу?

— Зол и готов как следует пнуть пару задниц.

— Передай от нас привет мексиканским шлюхам! — вступил в разговор еще кто-то умный

— Непременно. Тебе еще как минимум неделю не светит.

— Говорит Центр управления! Прекратили болтовню в эфире! Айсман-один доложите готовность к предполетной проверке!

— Айсман-один к предполетному контролю готов! — дисциплинированно доложил Форсайт, козырнув своим позывным в эфире. [15 апреля 1986 года ВВС США начали операцию Эльдорадо Каньон и нанесли внезапный ракетно-бомбовый удар по Ливии, стремясь уничтожить ее лидера Муаммара Каддафи Это было местью за ряд терактов против американских граждан, осуществленных при прямой и явной поддержке ливийского режима. В спальню диктатора попала ракета, выпущенная с истребителя-бомбардировщика с позывными «Айсман-четыре». С тех пор этот позывной в американском флоте считается привилегированным. Надо сказать, что эта операция была первым боевым применением самолетов Ф18].

Библию Адам читал на память [Читать Библию — на пилотском жаргоне проводить предполетную проверку самолета, там есть карточка контроля со списком операций, вот ее то и называют библией] — в конце концов про все эти закрылки, двигатели и приборы он слышал разговоры дома, за столом с самого раннего детства. Пока Адам дисциплинированно перечислял пункты контроля и сам же подтверждал, что все в норме, палубные техники авиационной боевой части в коричневых комбинезонах прикрепили бридель и стопорный задержник к передней стойке самолета. Стрелок [Так на жаргоне называется старший палубной команды, обслуживающей катапульту] показал Адаму вес самолета, который он и так знал наизусть и принялся настраивать давление пара в катапульте под вес самолета. Адам поднял дефлекторы газовых струй самолета в рабочее положение

— Центр управления, предполетный контроль — норма! Готов к взлету.

Техники-специалисты по вооружению сняли стопоры с бомб и ракет. Адам условным жестом показал стрелку готовность к взлету, тот кивнул, показал своим подчиненным отход за безопасную линию. Адам двинул вперед селектор тяги двигателя, выводя его на полную мощность. Лисьи хвосты пламени полоснули воздух

— Центр, прошу разрешения на взлет

— Айсман-один взлет разрешаю!

По старой морской традиции Адам и офицеры палубной команды обменялись приветствиями, офицер-стрелок, подойдя на самый край безопасной линии еще раз все проверил. Истребитель поставлен точно по оси катапультного трека, закреплены бридель и стопорный задержник, давление пара в катапульте соответствует взлетному весу самолета, закрылки выпущены, катапультный трек свободен, газовые дефлекторы подняты. Затем он, как и предписывала инструкция встал на колено, вытянул в руку в направлении взлета.

Все…

Адам точно уловил момент когда катапульта швырнула самолет вперед и сам дожал до конца селектор тяги двигателей. Два General Electric F414-GE-400 мгновенно вышли на форсажный режим, самолет с ревом сорвался с катапульты, приобретя за две секунды скорость примерно триста двадцать километров в час. Сорвавшись с палубы самолет клюнул чуть вниз — но воздушный поток мгновенно его, а закрылки и сумасшедшая тяга реактивных двигателей направили самолет вверх. Петти-офицер Форсайт убрал форсажную тягу, как только почувствовал, что самолет уверенно держится в воздухе.

— Контроль, я Айсман-один, взлетел штатно.

— Вас понял, Айсман-один

— Айсман-два ты где?

— У тебя за спиной. Как и всегда.

Ведомый тоже взлетел. Это хорошо.

— Центр, это Айсман-один. Взлетели штатно. Идем в район цели.

— Вас понял, Айсман-один, до цели приказываю соблюдать радиомолчание!

— Понял, конец связи.

Форсайт качнул крыльями — «следуй за мной» — и резко взял вниз, прижимаясь к воде. Хотя никакого сопротивления и не ожидалось — все равно он решил провести этот вылет так, как будто впереди его ждет мощная система прикрывающей объект ПВО. Мало ли…

Через пару минут безумного полета над самой поверхностью воды два Ф18 взяли чуть выше, пересекая береговую черту. Хотя можно было довериться автопилоту — петти-офицер Адам Форсайт отключил его, точнейшими, выверенными до десятых долей миллиметра направляя машину к цели…


— Сэр, птицы на подходе… — доложил сержант Мартинес, не выпускающий их рук гарнитуру рации.

Рок-н-ролл…


Хотя делать этого и не стоило — эль Чапо вышел на верхнюю веранду. Он хотел своими глазами увидеть, как умрет его старый друг и его люди. Теперь он был некоронованным монархом мексиканской наркоимперии — и как и любой властительный монарх пожелал увидеть, как исполняется его приговор.


У самой цели истребители-бомбардировщики резко взяли вверх, выходя на высоту бомбометания — и сразу петти-офицер Адам Форсайт услышал в своих наушниках мелодичный звонок — система наведения на цель сообщала ему, что обнаружила и захватила цель. Нажал кнопку на приборной панели, приводя четыре подвешенные под крыльями бомбы в боевую готовность. Цель — огромный белый особняк — стремительно приближался, зеленый индикатор системы прицеливания на фонаре кабины намертво застрял на нем, как бешеные плясали цифры — угол атаки, курс, скорость.

— Айсман-два, атакуем.

— Понял!

Под правой рукой у пилота был, закрытый черно-желтой крышечкой тумблер с надписью missile alarm. Подняв ее, он перещелкнул тумблер в верхнее положение — и сразу почувствовал, как самолет прянул вверх, разом освободившись от большей части тяжелого груза.


В рубке управления авианосца несколько операторов систем сосредоточенно колдовали над своими приборами. Внезапно на одном из экранов появилось отчетливое, состоящее из разных оттенков серого изображение. Стремительно менялись цифры.

— Сэр, Айсман один произвел захват цели! — выкрикнул оператор.

Один из старших офицеров корабля, и еще один, в штатском, мгновенно оказались у него за спиной. Оператору было не до этого, он монотонно бубнил, комментируя действия летчика.

— Бомбы на боевом взводе, расчет точки бомбометания, о'кей, выход в точку сброса.

Индикатор расстояния до цели зловеще мигал, цифры рвались к нулю…

— Есть лазерное прицеливание, есть точка сброса.

Офицер и штатский переглянулись

— Есть сброс — сэр, бомбы пошли!

Внизу экрана включился индикатор времени до поражения цели. Отсчет он начал с 00:11

— Есть захват цели, есть коррекция…

Изображение на экране внезапно и страшно сменилось ослепительной, залившей экран вспышкой, а потом бурым облаком…

— Сэр, бомбы поразили цель. Цель уничтожена.


Эль-Чапо так и не понял, что произошло. Машины Алехандро уже показались в самом начале ведущей к дому дороги, он протянул руку к бокалу — и тут ему показалось, что сверху, в иссиня-голубом небе что-то стремительно промелькнуло. Понять, что это он не успел — потому что пол террасы вдруг расступился под ногами, а потом и весь его мир, такой уютный и понятный, разлетелся на мелкие куски…


Когда по одной цели наносят удар восемью управляемыми бомбами, весом две тысячи фунтов каждая — это не может не впечатлять. Сначала в небе промелькнули самолеты — нам их было видно, потому что мы находились без малого в трех милях от цели, секунда, другая — и сахаристо-белый особняк вдруг исчез. На его месте, вдруг оказалось что-то бесформенное, темное, изрезанное желтыми отсверками пламени, и это что-то расширялось с каждой секундой, видно не было уже ничего. Потом, через несколько секунд до нас донесся тяжелый грохот разрыва…

Жестко…

— Сэр! — сержант Ваккаро говорил в полный голос, ничего не опасаясь — гляньте! На десять часов от меня!

Черт… Три машины — на самой границе дымного облака. Бронированные, кажется. И уже суетятся люди.

— Сэр?

Нахрен надо. Все равно не достать отсюда.

— Уходим! Десять минут на сборы — отход на точку эвакуации.


Полковнику Варгасу что-то не нравилось. Что — он пока не мог понять, но кое-какие меры предосторожности он уже успел предпринять.

Война закончилась — полной и безоговорочной победой картеля Синалоа. Теперь они подмяли под себя все пути транзита, автоматически став самой мощной наркомафиозной группировкой в мире — с ними сейчас могли конкурировать разве что работающие по всей Европе албанские дилеры. По деньгам они точно были по меньшей мере на равных с мексиканцами — какого черта, целая страна жила на доходы от наркоторговли. А вот с военной силой — тут мексиканцы переигрывали начисто. Албанцы были сильны в военном плане в начале нового века — тогда они победили сербскую армию, взяли под контроль целую провинцию и объявили ее отдельной страной. Оружия там у них было навалом — и американцы и британцы и кто только не поставлял его им бесплатно. Время войны прошло, настало время работать — чем албанцы сроду не занимались. Вот тогда то и пошла по всей Европе бандитская война — в относительно короткий срок подавив национальную преступность по всей Европе силами бывших боевиков УЧК, албанцы заняли ключевые позиции в торговле афганской марихуаной и героином. Не выдержала даже итальянская Коза Ностра — у нее были только бандиты, а против них выступили боевики и террористы. Теперь же албанцы в отсутствие боевого опыта постепенно теряли силу, превращаясь в еще одну огромную этническую бандитскую группировку.

Здесь же, в Мексике междоусобная война только что закончилась. Еще не остыла кровь на асфальте, еще полно людей привыкших к автомату. Скоро они будут уже не нужны, и когда они это поймут…

Покажи им цель. И все.

Потом, уже осмысливая события этого дня полковник все же понял, что его насторожило. Обычно, если человек назначает дату, когда к нему приехать, он неосознанно выбирает круглое число. В час. В два. В двенадцать. Тут же Эль-Чапо назначил дону Алехандро время на двенадцать пятнадцать. Полковник это тогда не осознавал — но сразу почувствовал, что здесь что-то не то.

Поэтому, он вооружился не так как обычно — к пистолету он добавил автомат и гранаты. Настоял, чтобы дон Алехандро взял с собой еще одну машину с охраной. Вооружил и Рауля — не пижонским Мини-Узи, а укороченным Калашниковым калибра 7,62. Решил про себя, что когда они будут подъезжать к дому — он тихонько ослабит замок двери — чтобы в случае чего быстро выпрыгнуть из машины. Иногда и один человек решает исход боя, если он профессионал. А полковник был именно таким профессионалом.

А еще — следом за собой он отправил машину, в которой сидели пять кубинцев. У них был даже гранатомет. Если впереди будет засада — они подоспеют как раз вовремя и у них будет свобода рук. А пять боевиков, с армейским оружием и даже гранатометом, прошедших специальную подготовку и обладающих богатым боевым опытом — это сила. Все местные наркомафиози и рядом с такой силой не стояли.

Неизвестно — что и как произошло бы, если бы машины подъехали к дому чуть пораньше. Если бы не произошло того, что произошло. Удалось ли бы полковнику Варгасу выжить, или нет, удалось бы выжить всем остальным — или нет. История, как известно, не любит сослагательных наклонений…

Но произошло то, что произошло. Они пропетляли по специально извилистой, обсаженной деревьями и кустарником дороге, въехали в открытые настежь ворота, а потом…

Что произошло — полковник понял это сразу, в отличие от всех остальных. Он уже видел бомбежки и не раз, раза три побывал под бомбами, а один раз бомбовый удар нанесли специально чтобы убить его. В восемьдесят четвертом он едва ушел от удара израильских ВВС — работал с палестинцами, обучал их искусству террора под легендой европейца, боевика ЭТА [Эта — экстремистская террористическая организация народности басков, требующая отторжения их земель от Испании с провозглашением Баскской республики]. Израильтяне, чтобы быть уверенными в том, что убрали его наверняка, засыпали напалмовыми бомбами целый квадрат в пустыне, где была его база. И, как всегда — опоздали…

Ударная волна тяжко качнула машины, если бы не были бронированными — перевернулись бы, к гадалке не ходи. Впереди ничего не было видно, только огонь и пламя — казалось, расступилась земля и сейчас, из клубов дыма выступит сам Вельзевул со своей свитой

— Лежать! Лежать, б…ь!

От волнения полковник перешел на великий и могучий. Тот самый язык, на котором говорят в одном большом и приветливом городе на самом берегу Черного моря. Там где он учился, там где он прожил пять лет. Там где он был по настоящему счастлив — единственное место на земле где он был счастлив помимо его родного острова.

Кубы…

— Из машины! Лежать!

В секунду полковник вышвырнул из машины ошалевшего и не понимающего что производит дона Алехандро, сидевшего рядом с ним. Подхватил с сидения автомат.

— Рауль, из машины! На землю, ложись! Ложись!

Полковник буквально оттащил их от машин, сбил с ног, лихорадочно заозирался. Из машин охраны выскакивали боевики с оружием…

— Ложитесь! Валите от машин, ложитесь!

Если сейчас пойдут на повторный заход, увидят непораженные цели — хана. Американская боеголовка с системой точного наведения, всего одна бомба — и им всем крышка. Кого не грохнет осколками — добьет ударной волной.

Повторного захода не было — но полковник продержал их на земле почти пять минут — и только тогда убедился, что опасности больше нет — разрешил встать. Верней, сесть — Дон Алехандро не мог подняться, он сидел на земле, как был, в дорогом белом костюме, схватившись руками за голову. Рауль был белым как мел — но встать все-таки смог.

Так вот как погиб Лазкаро! Никакого взрывного устройства не было — они просто выследили его, прочитали маршрут и нанесли ракетный удар. Или бомбовый, неважно. Если бы дело было на Ближнем Востоке — полковник Варгас ни секунды не задумывался бы над тем, кто это сделал. Израильтяне не знали пощады в войне с террором. Но тут… Только одна страна в этой части света могла устроить подобное.

Но американцы же этим не занимаются…

Или занимаются?!

Чуть подальше, у самого въезда на гасиенду [примерно то же самое что и вилла или ранчо — загородное имение в общем] тормознул еще один джип, тут командовать было не надо — опытные, прошедшие специальную подготовку и вооруженные конфликты кубинцы мгновенно выскочили из машины, рассыпались, заняли позиции для ведения огня.

— Всех… Всех разом, матерь божья. Madre de dios, всех разом. Всех разом.

Полковник знал, что это такое — эмоциональный шок. Каждый переносил его по-разному — кто-то впадал в смех, кто-то — вот так. Если человека не вывести из него, причем немедленно — толка от него будет… ноль.

— Подними-ка его… — кивнул он Раулю — помоги.

Вместе они подняли дона Алехандро на ноги — а потом полковник размахнулся и залепил ему по лицу такую затрещину, что если бы его не держали с двух сторон — он упал бы. Помогло — в глазах снова появилось какое-то осмысленное выражение. Охранники было дернулись — но Рауль прикрикнул на них и они остались у машин.

— Все в порядке? — спросил полковник, как будто ничего не произошло.

Дон Алехандро отстранил его руку, покачнулся — но удержался на ногах.

— Что произошло? Ради всего святого, что произошло?

— По вилле нанесли бомбовый удар.

— Бомбовый… — недоуменно переспросил дон Алехандро

— Бомбовый, черт возьми! Бомбовый! Пролетели самолеты и сбросили бомбы.

— То есть… Это как…

— А вот так! Кто там был?

— Там… Там все должны были быть. Эль Чапо всех собирал.

— Все погибли — безжалостно отрезал полковник

— Но… Получается теперь я…

Первая умная мысль. Причем сразу. Теперь ты и впрямь El Supremo [Главнейший, превосходный. Обычный титул для первого среди равных в испаноязычной среде, им награждали себя и диктаторы и много кто еще из важных людей]. Другой вопрос — сколько ты проживешь с этим титулом.

Размышления полковника прервало появление троих боевиков из числа охранявших виллу — те кто были на внешнем периметре остались в живых — не все, конечно.

— Синьор…

Не дав даже опомниться полковник поднял автомат и длинной очередью перерезал всех троих. Бандиты вразнобой повалились на землю.

— Отведи его в машину! — приказал полковник Раулю как человеку, не совсем потерявшему самообладание.

Рауль без разговоров подчинился — они все подчинялись этому странному, несгибаемому человеку, несмотря на то, что для них он был никем и звать его было — никак. В критической ситуации так и бывает — отпадают все условности, все чины и звания и командиром становится тот, кто не потерял самообладания и готов командовать.

— Рауль! — полковник дождался пока молодой человек посадит своего дядю в Мерседес — иди сюда! Быстрее!

Рауль подошел, даже подбежал — от того самоуверенного молодого пендехо, каким он был еще месяц назад мало что осталось. Пахло гарью.

— Понял, что произошло? Понял, что вообще происходит?

— Нет, хефе…

— Американцы играют эту игру. Теперь понял, как убили Лазкаро? Его не заманили к взрывному устройству, его просто выследили и сбросили на него бомбу или ракету. Потом они вашими руками истребили наиболее активных Зетас — а когда вы начали праздновать победу — одним ударом уничтожили и вас. Теперь они играют в вашу игру вашими методами — только возможностей у них намного больше. Осознал?

— Но… они же должны нас арестовывать, но не убивать.

Дурак… А ты что думал — ты во взрослые игры играешь — а тебя будут как ребенка по попе шлепать?!

— Времена изменились. Раньше так играли израильтяне. Теперь так играют американцы. Ирак и Афганистан все изменили, они сняли перчатки и готовы драться голыми руками. Стоит только вам — тебе, твоему дяде показаться где-нибудь на людях стоит только вам попытаться перехватить руководство картелем — вас уничтожат точно так же. Если вы станете на место того синьора, к которому мы сейчас ехали — с вами будет то же самое. Американцы сбросят на вас бомбу или пошлют группу чтобы вас уничтожить. Выжить хочешь?

Раулю потребовалась пара минут, чтобы осознать новую ситуацию, похоронить в душе свой старый мир и принять новый — незнакомый и жуткий.

— Хочу, хефе…

— Тогда вот что. Отсюда доберетесь до Мехико. Нигде не останавливайся, только заправить своего крокодила и поесть в придорожной закусочной — а лучше всего купить что-нибудь на заправке. Дядя твой пусть вообще из машины не показывается. Доходит?

— Да.

— Выброси свой сотовый, выброси и сотовый своего дяди, они дают сигналы даже когда находятся в выключенном состоянии. Не вздумай никому звонить, не вздумай выходить на кого-либо из своих знакомых, один звонок и ты труп. Они засекут тебя мгновенно, по голосу, в любой точке земного шара и вышлют группу, такие возможности у них есть. На тебя ведется охота, ты — дичь, не забывай это! Машину бросишь на въезде в Мехико, не запирай, чтобы ее угнали. Добирайся общественным транспортом. Имей в виду — я не знаю сколько вам придется скрываться.

Полковник помедлил несколько секунд и все-таки принял решение, достал из нагрудного кармана блокнот, черкнул карандашом несколько слов и протянул вырванный листок Раулю…

— Придешь со своим дядей вот по этому адресу. Это в Мехико. Спросишь Марию-Исабель Монкадо. Здесь вас спрячут на столько, на сколько надо и не будут задавать никаких вопросов.

Адрес, который полковник дал молодому человеку принадлежал явочной квартире одного из отрядов непримиримой кубинской оппозиции. Смех и грех — но большая часть кубинской резидентуры в Америке действовала под прикрытием легенды антикастровских сил, получала деньги от американцев на борьбу против Кастро и даже не скрывала что они — кубинцы. Воистину, кубинская разведка в центральной, да и вообще во всей Латинской Америке была лучшей.

— А вы, хефе…

— У меня есть дела. Скажи своим гориллам, чтобы возвращались и сказали: дон Алехандро, новый El Supremo, приказал всем скрываться, перейти на нелегальное положение. Пусть ничего не предпринимают. Особенно важно сохранить состав боевых групп, они еще пригодятся. Мы еще разберемся со всеми. И мне нужна машина — этим pendeho хватит и одной. Иди!

Рауль пошел объяснять ситуацию боевикам охраны — а полковник, благо дым уже начал немного рассеиваться встал в полный рост оглядываясь. Где то в окрестностях была группа американского спецназа — не может быть, чтобы не было. Американцы таким образом разгромили Ирак в первую компанию — много американских спецгрупп с лазерными системами наведения в глубоком тылу. Тут то же самое. Жаль, что не удастся самому поиграть с ними в игру… Все что он мог — он сделал — теперь единственный оставшийся в живых человек из высшего эшелона мексиканской наркомафии в руках кубинской разведки. За ним — огромные деньги, влияние, возможность разлагать американцев, посылая наркоту в их города. За ним — не тысячи — десятки тысяч вооруженных боевиков, целая армия. Многие из этой армии — уже в американских городах.

Но планы надо скорректировать, доложить о ситуации в Гавану и срочно переработать план с учетом открывающихся новых возможностей. Сделать это надо немедленно.

— Рикардо!

Один из боевиков кубинского спецназа поднялся с земли, осторожно поднялся в готовности упасть в любой момент, огрызнуться огнем

— Ко мне! Значит, берешь всех этих! — полковник показал стволом на сгрудившихся, еще не отошедших от шока боевиков личной охраны — и двигаешь, ищешь позицию американцев! У американцев здесь явно была группа, контролеры. Сядь им на хвост! Хотя бы одного нужно взять живым.

— Товарищ Гонсало, с этим заданием мы справимся вчетвером. Местные нам будут только обузой.

— Отставить. Американцев больше вас, они профессионалы, на такое дело не пошлют новичков. Хотя бы одного живым!

— Есть!

Мексика, штат Синалоа

Вечер 19 июля 2010 года

Примерно в двенадцать часов по местному времени я понял, что за нами идут. А примерно в шестнадцать понял, что надо принимать бой — иначе не оторвемся.

Черт бы все побрал…

Проблемы было две. Сильво — хоть перелома и не было но с ногой было худо, тащили по очереди. Будь мы в тылу у русских, была бы большая война — решение проблемы было бы одно — да какого черта он бы и сам решил с собой только чтобы не задерживать группу. Все к этому готовы. Или почти готовы. Но сейчас была не война, и Сильво надо было вытаскивать. Как хочешь — но вытаскивать.

Еще были двое трехсотых, один мог идти, другого пришлось тащить. Такой вот результат преследования — это учитывая то, что стреляли с большого расстояния и ранили случайно, пули были уже на излете. Мы тоже завалили как минимум одного из преследователей наглухо, когда откусывались…

Второй проблемой была аппаратура, ее тоже надо было вытаскивать к точке эксфильтрации. Основной контейнер, запасной — убил бы. Все тоже самое — необходимость визуального опознания объекта перед ликвидацией, обычная перестраховка больших чинов, не желающих поставлять задницы. На каждом флотском истребителе — бомбардировщике можно подвесить автономную систему лазерного целеуказания, она позволяет применять высокоточное оружие, автономно, по целеуказанию от самого самолета, без поддержки наземной группы. Так нет же, высадили нас, дали две прицельные системы — обе ни что иное, как гробы родом еще из восьмидесятых годов. И ничего здесь оставить нельзя, иначе сразу будет понятно — откуда гостинцы.

Не знаю кто нас гонит — но гонят изрядно. Как я понял — гнали две группы. Одна — очень небольшая, два или три человека, они сидели буквально на пятках, мы никак не могли от них оторваться. В этом случае помогает контрзасада — но когда мы ее устроили — то узнали, что существует еще более многочисленный отряд, человек двадцать. И этот отряд также шел за нами…

Раскатисто грохнул выстрел, пуля злобно пропела совсем рядом, ударилась о камень, отрикошетила…

Черт…

— Сэр, надо отрываться… Если мы этих тварей выведем на посадочную площадку…

Да знаю я… Знаю. Дело не в том что мы выведем этих тварей на посадочную площадку — пары Миниганов с шестью тысячами выстрелов в минуту хватит на всех и разом. Проблема в том, что кто-то может остаться в живых и увидеть, что группу забрали вертолеты армии США. А вот этого допускать никак было нельзя…

— Ваккаро! Ко мне!

Сержант оказался рядом через несколько секунд.

— Нужно отрываться.

— Да, сэр…

— План следующий. Гомес!

Подождав, пока ко мне подойдет и Гомес, я начал излагать план, прямо на ходу, останавливаться было нельзя ни на секунду…

— Я и Ваккаро — занимаем оборону на первом пригодном для этого пятачке. Как бы то ни были — тридцать минут мы вам дадим. Потом уходит Ваккаро — он должен догнать вас и эксфильтроваться вместе с вами. Я ухожу последним, держусь не меньше десяти минут после отхода Ваккаро. Я эксфильтруюсь сам, пройду через границу меня ждать не нужно.

Откуда-то слева вновь щелкнул выстрел, в два ствола ответили. И мы и они находились в движении, как минимум полмили разрыв у нас сохранялся — они не могли догнать, мы не могли оторваться. И все-таки хорошо, гады, бьют.

— Сержант! Ищи позицию! Я прикрою. Работай гранатометчика!

Гранатометчик среди преследователей — опаснее всего. Пусть у него с собой пять — ну, максимум семь зарядов — прилетит так, что мало не покажется.

Снова свистнула пуля, на сей раз так близко, что пошевелила волосы. Я упал на землю, ответил тремя одиночными, один кажется, пошатнулся, но тут же исчез за деревьями. Проблемы была в том, что тут эти деревья были, и тяжелая снайперская винтовка не сильно большой козырь. Им ничего не стоит подойти вплотную. А если подойдут вплотную — тут тупо сыграет роль то, сколько у них людей и стволов, вот и все…

За спиной рявкнула винтовка, и сразу еще раз. В лесу, слева, что-то громыхнуло, будто хлопушка новогодняя разорвалась…

— Сэр, гранатометчик готов, гранатомет выведен из строя — дисциплинированно доложил Ваккаро

— Отходи! Отходи немедленно.

— Сэр!

— Слышал приказ, сержант?! Выполнять!

Я сместился еще левее, чтобы перекрыть дорогу группе преследования. Странно — но в одиночку я и впрямь имел больше шансов выпутаться из этой говнотерки, срубить хвост. Преследователи залегли, короткими очередями били по позиции Ваккаро, в то время как я… продвигался вперед!

В том то и была задумка! Они преследуют, мы бежим. Они наступают, мы отступаем. А если наоборот?! Если наоборот максимально сократить дистанцию и внезапно ударить, благо у меня есть подствольный гранатомет и гранаты к нему? Вот тут то и можно застать врасплох — я окажусь вовсе не там, где они этого ждут — и воспользуюсь эффектом внезапности. А ту, большую группу, которая отстает — это тоже тормознет, как по проспекту они после этого не пойдут, будут каждого чиха бояться…

Обо всем этом я думал, пока полз, как можно быстрее полз — навстречу преследователями. Те, кажется, залегли — но ни в чем быть уверенным было нельзя…

Ага, а вот и место хорошее…

Местность здесь вообще скверная — невысокие поросшие лесом и кустарником холмы, немного населенных пунктов — рядом океан, воды для роста деревьев достаточно. Это не Афганистан с его «лысыми» горами, в которых кто выше — тот и прав. Но и оторваться здесь, даже от многократно превосходящих сил противника — тоже возможно.

А вот и они…

На вид мексиканцы — смуглые, один с усами, но… чем-то они отличались от мексиканцев, сам не могу понять чем. Шли они так, что сразу становилось понятно — где то их готовили и неслабо готовили. Один был ранен — но легко, вполне мог идти сам и еще прикрывал напарника. У обоих автоматы Калашникова со складными прикладами, идут, прикрывая друг друга…

Но как бы то ни было — тот кто сидит в засаде — всегда имеет преимущество…

Выбрав момент, я упер приклад как следует в плечо и выстрелил из подствольника, целясь по тому, который не был ранен. Винтовка ощутимо дернулась от отдачи, один из боевиков что-то крикнул — но залечь они не успели, как я и рассчитывал, граната ударилась точно в ствол дерева рядом с одним из них, лопнула сотнями осколков — пламени почти не было — только белесый дым и вспышка как от хлопушки. Тот, что был к месту взрыва ближе, упал сразу же, второй, раненый успел выстрелить из АКС и почти попал — но именно что почти. По нему я открыл огонь частыми, плотными короткими очередями, и попал уже первыми же пулями. То, что оставалось еще в магазине высадил просто «по месту», на удачу.

Вот теперь и побегайте за нами. Теперь у вас один убитый и двое как минимум тяжелораненых. Сейчас можно и отрываться…

В следующее мгновение лес огласился разнокалиберным грохотом, пули как минимум из десятка штурмовых винтовок и пистолетов-пулеметов срезали ветки, сбивали листву — стреляли наугад, стремясь задавить плотностью огня. Но при такой густой растительности с тем же успехом они могли стрелять и в воздух — между мной и стрелками всегда был как минимум один древесный ствол, до меня даже рикошеты не долетали…

Прикопав на месте, где я лежал гранату без чеки и, оставив рядом стреляную гильзу от подствольника, я побежал догонять остальных…


Точку эксфильтрации я нашел просто — нет, не по карте, по вою вертолетных винтов и грохоту разрывов гранат. Сначала я даже не понял, что произошло — подумал, что на точке ожидала группа перехвата и сейчас вертолетчики прикрывают пехотинцев огнем. Я уже хотел выскочить на поляну, на лысый прогал на вершине одного из холмов — и тут кто-то словно шепнул мне на ухо.

Опасность…

Я подоспел уже к самому концу, когда дело было сделано. Два вертолета OH-58, «Кайова Уорриор» с автоматическими гранатометами на турелях. Явно американские, других тут быть не может — да и точка высадки была известна только штабу операции. Интересно — они догадались, когда увидели, что вместо транспортных MH-60, на них идут эти птички. Может, догадались. А может, и нет. Да какая уже разница…

Вертолеты кружились над изрытым взрывами гранат холмом подобно рассерженным осам. Еще не осела гарь, белесым дымком курилась земля, едко пахло взрывчаткой и омерзительно, медно — кровью.

Кровью…

Где-то южнее холма застучал пулемет, трассеры прочертили небо — и вертолеты, один за другим нырнули туда, идя над самым лесом. Через некоторое время стрельба и частые взрывы гранат раздались и оттуда. Видимо им дали приказ уничтожить всех, кого найдут в этом квадрате, и сейчас, особо не разбираясь, они щедро поливали преследовавших нас мексиканцев огнем так же, как до этого поливали нас. Выполняли приказ…

Лисс… Мразь…

Не знаю, сколько я так пролежал. Вертолеты уже отстрелялись, видимо у них кончился боезапас, и они проскользили над холмом на небольшой высоте, направляясь в обратный путь, на север, к границе. Только после этого я поднялся на ноги. Немного постоял, на самом краю. Потом, разложив саперную лопатку и оглядевшись по сторонам начал копать могилу. Копать — это громко сказано — просто присмотрел промоину и решил немного ее углубить. Потом стащу всех сюда и похороню, закидаю сверху, как смогу землей. Солдат все равно должен быть похоронен. Даже если это солдат тайной войны…

Окрестности Розвелла, Нью-Мексико

21 июля 2010 года

Подержанный, девяностых годов выпуска Шевроле-Тахо цвета серый металлик неспешно свернул с дороги, покатился по обочине, пока не уперся носом в багажник стоящего тяжелого Додж Рам 3500. На таких машинах обычно ездят фермеры, это и не легковая машина, собственно, а небольшой грузовик.

Все стекла в Раме были затонированы до черноты — по кругу.

Коренастый, высокий, с проседью в волосах человек, сидевший за рулем Шевроле достал телефонную трубку, набрал номер…

— Я слушаю… — раздалось в трубке

— Вам нужна помощь? — спросил коренастый

— Да, я не могу найти нужную мне дорогу.

— Хорошо.

Этот разговор, обычный в общем то, на самом деле представлял собой систему паролей — отзывов. Оба — и водитель Шевроле, и водитель Доджа знали что такое безопасность, пусть они были в собственной стране — меры безопасности они принимали такие, как будто они находились в иракской пустыне или, к примеру, в Сомали. Если хотя бы один из них находился под контролем — он бы вставил в разговор слово, означающее «опасность».

Они вышли из машин одновременно — оба неприметные, похожие на фермеров и одетые так же — джинсы, куртки, шейные платки. Опытный человек, посмотрев на них, сказал бы, что оба они долго служили в армии.

— Что?

— Дело сделано — ответил водитель Шевроле с номерными знаками выданными в Техасе — все намеченные цели стерты.

— Группа?

— Тоже стерта. С концами.

— Точно стерта? — прищурился водитель Доджа

— С гарантией. Человека, который выполнял работу, я знаю больше двадцати лет.

— Есть проблема. Сюда летит группа проверяющих. По нашу душу.

Водитель Шевроле недоуменно поднял брови, ожидая объяснений

— Утечка произошла где то наверху. На самом верху. Группу возглавляет наш человек, но подчистить концы все же нужно. Я займусь товаром, а ты почисти здесь. Тем более, что операция завершена. Товара много?

— Достаточно, за раз не вывезешь. Лисс?

— Пусть сворачивается и уходит. Его зачистят свои же, он больше не нужен. Просто проконтролируй. И займись телкой. Ты знаешь, куда Браун ее спрятал?

Водитель Шевроле улыбнулся

— Знаю. У него берлога на севере. Уайтфиш, Монтана. Осталась от деда. Там, больше негде. Тем более он и вылетал в ту сторону.

— Тогда возьми людей и разберись. Она последняя, у кого есть информация.

— Ей никто не поверит.

— Поверят — не поверят, неважно. Ты знаешь, как решаются такие дела, тут не большое жюри и не суд присяжных.

— Знаю.

— Вот и займись. Теперь, когда Брауна больше нет, телка значения уже не имеет.

— Хорошо?

— Сколько времени тебе потребуется чтобы собрать группу

— Два, может три дня.

— Действуй. Как на твоей базе?

— Нормально. Груз пришел. Очередной…

Водитель Доджа уловил недобрые нотки…

— Помни, для чего мы все это делаем. Со злом можно воевать только методами зла.

— Ты прав…

Где-то в Мексиканском заливе

20 июля 2010 года

Небольшая, кипенно-белая моторная яхта типа «Гранд Бэнкс Седан» — с длинным носом, высокой надстройкой с постом управления на крыше двумя креслами и несколькими креплениями для огромных океанских удилищ вышла из одной из гаваней Майами Бич рано утром, на рассвете. В экипаже было всего два человека — оба относились к непримиримой кубинской оппозиции. Оба они бежали с острова свободы в начале нулевых, перебравшись в Майами на каком то плоту — одни из многих тысяч. Один из них служил в армии и даже выдал какие-то малозначительные военные секреты, вроде того, где расположена его воинская часть, чем вооружена и как зовут ее командиров. Больше он ничего не знал, поэтому от них очень быстро отстали. Кстати, одного из эмигрантов звали Адольфо, а другого — Рамон.

С трудом получив грин-кард, оба они начали работать: один механиком на яхтенной стоянке, второй на заводе, где разделывали аул и готовили из них какие-то супы или что-то в этом роде. Оба кубинца сразу заявили о своей лютой ненависти к режиму Кастро и вступили в одну из общественных организаций кубинских эмигрантов. Ее члены, в ожидании того пока умрет кубинский Команданте развлекались тем, что покупали оружие, сбивались в банды, и устраивали демонстрации. На этих демонстрациях самым популярным плакатом был плакат, изображавший лидера кубинской революции с дыркой во лбу и внизу надпись большими буквами: «Good commy — dead commy» [Хороший коммунист — мертвый коммунист]. Ждать, кстати пришлось долго — но они ждали, ждали того момента, когда можно будет вернуться на остров, который они никогда не видели вживую и с оружием в руках отнять то что отняли когда то у их дедов и отцов.

Также оба беженца с Кубы начали потихоньку сотрудничать с наркомафией, имевшей в Майами очень крепкие позиции. Они не рисковали, не зарывались, но и не хотели показаться «белыми воронами» подозрительными уже хотя бы тем, что чисты подобно свежевыпавшему снегу. Это тоже могло вызвать подозрения, а подозрений они всеми силами избегали.

Яхта, основным «портом приписки» которой была престижная марина в Анакостии [Это на реке Потомак рядом с Вашингтоном. Очень престижное место] пришла и пришвартовалась на якорной стоянке, где работал один из кубинцев два дня назад, а вчера кубинский резидент в Майами передал кубинцам ключи от этой яхты и приказ. Встреча кубинцев ни у кого подозрений не вызвала — ведь резидент одновременно был руководителем той антикастровской организации, в которой состояли оба кубинца. Их встреча могла заинтересовать разве что DEA, но не ФБР и тем более не ЦРУ. Утром потемну, чтобы не вызвать подозрений, кубинцы поднялись на борт яхты и вышли в Мексиканский залив. Потемну — потому что если бы кто-нибудь увидел, как рабочий верфи выходит в залив на дорогой яхте — заподозрили бы неладное, угон или торговлю наркотиками. И то и другое для кубинцев было неприемлемо.

Истинной цели своего похода они не знали, они знали только точку, в которой должна быть яхта и время, в которое она там должна быть. Все точки были взяты по приборам GPS удобная кстати штука, а смешнее всего то что эту систему придумали американцы, а теперь она используется против самих же американцев.

Смешно, не правда ли…

В назначенной точке один из кубинцев махнул другому, стоящему у штурвала — и тот остановил двигатель. Теряя ход, яхта закачалась на волнах…

— Точно?

— Да точно точно… — раздраженно сказал один из кубинцев.

— Тогда давай.

Пока Адольфо управлялся с яхтой, стараясь удержать ее на месте — Рамон взял тяжеленную, морскую удочку, нацепил на нее в качестве наживки живую пеламиду и забросил ее в океан, поставив удилище в держатель, расположенный на корме. Обычно, при ловле крупных морских рыб яхта движется — но сейчас они стояли неподвижно. Пеламида на крючке, именно пеламида и никакая другая рыба, была сигналом — сигналом для того, или для тех, кто придет из воды…

Он появился из воды меньше чем чрез час — аквалангист, затянутый в черный водолазный костюм советского производства, с маской и дыхательным аппаратом, тоже советским, замкнутого цикла, типа ИДА-71. Как и было оговорено, он всплыл с левого борта, почти без шума. Вскинул правую руку, привлекая к себе внимание…

Рамон и спустившийся вниз помогать Адольфо протянули руки, ухватили аквалангиста и втащили его на яхту, словно громадного морского окуня или акулу, добытую в неравной схватке с морем.

Человек снял маску, осмотрелся по сторонам. На лице Адольфо расплылась улыбка.

— Брат… Фидель…

— Тихо! Все нормально?

— Нормально.

— Вот и не болтай! Помоги втащить!

Уже втроем они втащили на борт небольшой, но очень тяжелый резиновый мешок, который аквалангист буксировал за собой на тросе, на поплавках нейтральной плавучести. При малейшей опасности он должен был перерезать трос — возможно, это и помогло бы а возможно и нет. Как бы то ни было — до цели он добрался.

— Прячьте. Быстрее!

Вдвоем втащив на борт мешок, Адольфо и Фидель потащили его вниз, в мастер-каюту, где был заранее готов тайник.

— Рад тебя видеть, брат.

— Я тоже….

Вашингтон, округ Колумбия

28 июля 2010 года

Новое политическое мироустройство вызревает десятилетиями. Оно растет в тиши правительственных кабинетов, оформляется во время неофициальных переговоров, пока оно растет оно очень уязвимо и лишь одна статья какого-нибудь пронырливого писаки способна похоронить годы и годы кропотливой работы. Но когда это мироустройство вызревает окончательно — изменения обычно бывают подобны лавине, сметающей старый мир и освобождающей место для нового. Возможно лучшего, чем был до этого, возможно и нет…

Ошибаются те, кто утверждает что Республиканская и Демократическая партии США — это две стороны одной медали разницы между ними нет. Разница есть и весьма существенная, в том числе и в области внешней политики, в области видения США в мире, их роли и задач. Республиканцы всемерно выступают за укрепление Соединенных штатов Америки как государства, за безусловное доминирование США во всем мире, за активное использование военной силы при захвате и удержании доминирующих позиций. Демократическая партия ставит своей основной целью мировое господство, но не государства США, а американского правящего класса, причем не только американского, но и любого другого который полностью разделяет американские взгляды на жизнь и готов присоединиться к американцам в этом деле — например, это британская элита. Сильное государство США для демократов не цель, а скорее средство, военное же решение вопросов выступает не как первое а как последнее средство обеспечения интересов Америки. Первым же средство выступает политическое давление, политическое маневрирование, дестабилизация тех или иных регионов, прямой подкуп элит враждебных государств, активное использование международных организаций. Проще говоря — если республиканцы вымогают, то демократы — манипулируют и выманивают.

План Backfire, «Обратный пал» начал разрабатывать мозговыми центрами Демократической партии США примерно в 2003–2004 годах, когда стало понятно, что республиканцы сели в большую лужу что в Ираке что в Афганистане, ввязались в две войны, которые могут продолжаться вечно, своими действиями сильно подорвали благополучие государственных финансов США и создали угрозу для основы pax americana — доллару США основной мировой валюте. Когда же подошло время выборов, стало понятно — ситуация намного хуже, чем это кажется на первый взгляд, дом уже начал рушиться и надо было принимать жесткие решения. Пожар начали тушить контрпожаром, название которому дали Backfire. Обратный пал.

Первым этапом плана стала дестабилизация обстановки на мировых финансовых рынках. Несмотря на то что демократы были не у власти — они никогда не выпускали из рук командные высоты в экономике, и самое главное — в банковско-финансовой сфере, где демократами были почти все поголовно. Это тебе не пропахшие нефтью или сделавшие состояния на торговле оружием магнаты, поддерживающие республиканцев, это высшие сферы, куда не допустят непричастных, к какой бы партии они не принадлежали. Катастрофа началась просто — комиссия по ценным бумагам SEC и ассоциация, неправительственная кстати, занимающаяся выработкой правил бухгалтерского учета, выработали несколько новых правил по учету банковских активов на балансе, верней о правилах их оценки. Сделано это было в самом начале 2008года, слабо разбирающиеся в бухгалтерском учете и финансовых операциях республиканцы даже не поняли какую свинью им подкинули перед выборами…

Дальше все было проще простого. Банки вынужденные в следующем квартале переоценить активы и принять на баланс огромные убытки от этой переоценки, бросились спихивать «радиоактивные» активы пока это еще возможно, обваливая цены на них. Масла в огонь подбавила ФРС, планомерно повышающая учетные ставки и не давая возможности банкирам перехватиться дешевыми деньгами. Зашатался основной рынок в Соединенных штатах Америки — рынок недвижимости, большинство «радиоактивных» активов были связаны с ним, и цены на жилье поползли вниз. Ситуация начала раскручиваться по спирали, цены на жилье снижались, снижались резко, большинство же жилья было заложено в обеспечение платежей американских семей по ипотеке. Наступил момент, когда стоимость дома снижалась настолько, что она уже не отвечала требованиям по достаточности залога при ипотечной сделке — и по тем же самым правилам SEC и правилам бухгалтерского учета банк, имеющий необеспеченный залогом кредит (залог был! Тот же самый дом, он никуда не делся, и платежи выплачивались вовремя!) обязан был объявить этот кредит как проблемный и сформировать под него резерв. Дешевых денег для резерва взять было неоткуда, ставка ФРС была высокой, да и если бы они были — резерв формируется за счет прибыли, ухудшая квартальные отчеты акционерам и сводя к нулю громадные бонусы управляющим банков. В итоге банк требовал от семьи внести дополнительный залог (обычно американцы живут в кредит и свободных денег у них нет), а если не получал его — выселял семью (способную платить за дом!!!) из дома и выставлял его на продажу, еще больше обрушивая цены и усугубляя ситуацию.

Ситуация эта подкосила республиканцев настолько (президент Буш, академиев не кончавший, не придумал ничего лучше, нежели попросить управляющих банков не выселять семьи если они способны вносить ежемесячные платежи, вызвав саркастический смех на небесных финансовых высотах), что очередные выборы он проиграл с треском, когда демократы триумфально их выиграли разъяренные американцы едва не ворвались в Белый Дом, чтобы выпроводить оттуда глупого, потерявшего все возможное доверие президента. И сразу после воцарения республиканцев ситуация начала как по мановению волшебной палочки исправляться — деньги дали и что на фондовый рынок, что на рынок активов стал возвращаться подзабытый уже оптимизм. Но проблемы не ушли, они остались пусть и погребенные под тоннами вброшенных на рынок денег — и с ними надо было что-то делать.

Настала пора второго этапа плана Backfire.

Второй этап плана Backfire заключался в замене доллара как основного платежного средства и создания в перспективе ни много ни мало — нового геополитического устройства американского континента. Первым подэтапом должно было стать заключение конфедеративного союза с Мексикой, вторым подэтапом — ни много ни мало с Бразилией, крупнейшей страной в Латинской Америке, плотная работа с которой велась на протяжении всех двухтысячных годов. Союз США-Мексика-Бразилия, должен был стать краеугольным камнем мирового господства в двадцать первом веке. После реализации второго подэтапа плана наступал третий подэтап — отсечение Китая от рынка США с переносом всех производств, обеспечивающих рынок США в страны конфедерации. На этом же этапе вводилась новая мировая расчетная валюта — амеро, тем самым перекрывалась возможность Китая нанести ответный финансовый удар за счет накопленных у него резервов. После этого, Соединенные штаты Америки переходили к третьему этапу плана Backfire.

Целью третьего и окончательного этапа плана Backfire была Россия.

Вовлечение России в новую конфедерацию — причем вовлечение предполагалось добровольное, за счет неофициальных договоренностей с высшими должностными лицами России — знаменовало собой последний и окончательный удар как по Европе так и по Китаю. Китай, лишенный постоянного притока инвестиций, лишенный основного рынка сбыта, лишенный надежды захватить Сибирь, поскольку ту теперь защищала не только русская, но и американская военная машина, просто разваливался на куски по образцу СССР-91 под грузом внутренних проблем, противоречий и напряжений, становился добычей агрессивного ислама. Европа — плохо управляемая, раздираемая внутренними противоречиями, получала обузу в виде «новой Европы» — бывших американских сателлитов во главе с Польшей, требующих постоянных денежных вливаний — Америке теперь они становились просто не нужны. Америка же, подчинив Мексику, Россию и Бразилию, жестко контролируя практически все нефтяные резервы мира, в том числе в Персидском заливе при помощи русских, становилась на земном шаре неограниченным гегемоном. Каждый в этом союзе играл свою роль: Мексика становилась производственным цехом США перехватывая эту роль у Китая, Бразилия становилась не только производственным цехом но и ресурсной кладовой, а также в перспективе присоединяла к себе все страны Латинской Америки, равно как Мексика — страны Центральной Америки. Особая роль отводилась России — это и кладовая ресурсов, и источник высоких технологий, которых там было полно, просто жалкая и продажная власть их не замечала. Это и солдаты новой Империи, призванные воевать с Китаем и исламским миром за интересы Империи. Русские всегда были хорошими воинами, а русские солдаты и офицеры под командованием американских генералов и с американской военной структурой будут просто непобедимы. Ну и США — финансовый центр, источник валюты и силы, «делатель смыслов». У каждого своя роль.

План под кодовым названием «Backfire» разрабатывала группа опытных аналитиков, бывших сотрудников ЦРУ, в том числе из отдела по борьбе с советской угрозой. Была мысль пригласить для разработки этого плана Томаса Рамайна, бывшего начальника этого отдела — но подумав, решили этого не делать. Томас Рамайн со своим фондом обеспечивал другой, еще более секретный план — так называемую «Мирную инициативу», его фонд был головным исполнителем по этому проекту. Как в последнее время было принято — в вашингтонском политическом новоязе слова означали совсем противоположное по смыслу, это походило на Оруэлла, с его министерством любви. «Мирная инициатива» представляла собой план контролируемой дестабилизации обстановки в одних частях Ближнего востока и замирением других так, чтобы финансовое бремя обеспечения стабильности на Ближнем востоке приняли на себя нефтяные монархии Персидского залива, желающие удержаться у власти и не пасть под ударами радикальных исламистских группировок. В этом случае обеспечение безопасности из обузы превращалось в работу и даже заработок: Америка начинала торговать своей силой а не раздавать ее бесплатно. Созданный годами войны в Ираке и Афганистане частный военный бизнес становился не менее прибыльным, чем нефтяная индустрия и американцы с самого начала отхватывали себе львиную долю этого рынка.

Великолепным ходом демократов стало отсечение от разработки и реализации планов группы выходцев из Восточной Европы во главе со Збигневом Бжезинским бывшим помощником президента по национальной безопасности. Это было подлое, мстительное и обиженное племя, они постоянно сбивали политику величайшего государства в мире на мелочную месть за какие-то старые европейские дела, которые к нынешнему времени не имели никакого отношения. Тот же Бжезинский — при вдумчивом изучении его расклады представляются откровенно бредовыми и антиамериканскими. Расчленить Россию — и кому достанутся куски? Американцам? Через океан? Да как бы не так — часть европейцам часть исламским странам во главе с Турцией, громадная часть Китаю еще больше усилив его. Развал России усилит всех кроме самих США, не говоря уж о том, кому достанется ядерное оружие. Аль Каида с несколькими сотнями ядерных зарядов и совершенными средствами доставки, позволяющими поразить самое сердце Большого Сатаны — это совершенно новая ситуация в сфере безопасности, это прелюдия к ядерному кошмару — и это вполне возможный сценарий при развале России. Америка плюс Китай, дуополия в господстве над миром — еще больший бред, бред старого больного маразматика. Это все равно что своими руками отдать Китаю стратегическое преимущество, разрушить все созданное поколениями предков, подкосить американскую мечту. Дуополии быть не может, дуополия это миф, фикция, в конце останется только один. Если сблокироваться с Китаем — представить что произойдет, будет несложно. Китай максимально усилится за счет американцев, вытянет из них передовые разработки, как раньше вытянул из русских, особенно в области вооружения — а потом бросит Америку и начнет собственную битву за мировое господство. Такой союз Китай-США, большая сделка автоматически подтолкнет Россию в объятья Европы, новые европейские страны окажутся между молотом и наковальней и будут быстро раздавлены, а сама Европа почти автоматически перейдет на антиамериканские позиции. С использованием объединенного потенциала России и Европы, такая связка получается едва ли не мощнее, чем союз США и Китая, она будет полностью самообеспечиваться ресурсами, она не будет зависеть от морских путей. В то же время что США, что Китай сами себя ресурсами обеспечивать не смогут и будут сильно зависеть от мировой торговли. Если же дать Китаю право на Сибирь, будет только хуже — тогда им вообще может не понадобиться союз США даже временный. Нет, если рассматривать военную мощь — первому имеет смысл блокироваться с третьим против второго — но никак не с вторым. В связке же США-Мексика-Бразилия-Россия претензии одних будут уравновешиваться претензиями других, мощь же США будет неоспоримой и никто на нее не сможет посягнуть.

Часть совершенно секретного геостратегического плана попала в печать, несмотря на все усилия по обеспечению секретности — но не самая главная часть. Так, план по созданию амеро стал достоянием общественности — однако совсем не в том виде в каком он реально был принят к исполнению. Новый, молодой и энергичный президент США заявил о «перезагрузке» отношений с Москвой — началась подготовка к третьему этапу «Обратного пала», хотя никто об этом еще не подозревал. В самом деле — какой смысл делить, к примеру Россию — когда ее можно получить целиком. Какой смысл воевать с Россией — когда ее территорию можно получить без войны по доброй воле ее властителей, когда ее народ и так рано или поздно вымрет, а лучших можно будет оттуда забрать пока не поздно. Пришло время новых взглядов и новых подходов — совершенно новых.

Сегодняшний день, двадцать четвертое июля двух тысяч десятого года должен был войти в мировую историю, как день зарождения совершенно новой мировой политической системы. Та, что была создана в Ялте сорок четвертого, под грохот орудий второй мировой — безнадежно устарела и теперь ее следовало выбросить на свалку истории как ненужную грязную тряпку.

Самолет президента Мексики Боинг-707, раньше принадлежавший Президенту США в воздухе над американской территорией встретил почетный эскорт из восьми истребителей Ф16 Национальной гвардии, с эскортом же его посадили на базу ВВС Эндрюс, где его встретил лично президент Соединенных штатов — по протоколу такая честь оказывалась зарубежным лидерам далеко не всегда. Там же, президент СШВА и президент Мексики, для протокола попозировав перед камерами, прошли к президентскому вертолету S-61, который немедленно взлетел и направился к загородной резиденции президентов США Кэмп Дэвид.

И лишь немногие знали, что Кэмп-Дэвид не станет местом, которое должно было войти в мировую историю. Едва приземлившись, оба президента, оставив большую часть делегаций в Кэмп-Дэвиде, под присмотром морской пехоты США, погрузились в прилетевшие под вечер Си Хоки, корабельные вертолеты и направились в Норфолк, штат Виргиния, крупнейшую военно-морскую базу Соединенных штатов Америки, да, наверное, и всего мира. Именно там, в столовой военно-морской базы были окончательно согласованы и подписаны «Норфолкские соглашения» о создании нового субъекта международного права — Свободной американской конфедерации, соглашения, которые должны были стать началом новой эры в истории всего цивилизованного человечества. Они и стали — прологом времени тьмы, эпохи почти непрерывных войн, продолжавшихся без малого тридцать лет и ставших причиной гибели более девяноста процентов жителей земли. После подписания этих соглашений, мир продержался всего несколько дней.

А потом пришла беда…

Уайтфиш, Монтана

25 июля 2010 года

Два пикапа, прокатных, с наклейками Hertz на стекле, затормозили около длинного, бревенчатого одноэтажного строения. Был поздний вечер, солнце уже село, но небо пока еще оставалось синим, и бледно-серебристый серпик луны одиноко висел над черным частоколом леса…

С водительского места одного из пикапов выбрался человек — высокий, крепкий, коренастый, осмотрелся по сторонам, сделал знак остальным оставаться в машинах. Глушь — она и есть глушь, если центр города как картинка, для туристов — то здесь самая настоящая глушь. Американская глубинка.

Человек посмотрел на качающуюся на цепях под ветерком вывеску «У Дейва», затем неторопливо пошел ко входу. Открыл дверь, звякнув большим бронзовым «рождественским» колокольчиком.

Крепкий, седой как лунь старик, стоявший за прилавком поднял голову от лежащей на прилавке газеты. Приезжий моментально заметил, что в кобуре у старика — длинноствольный револьвер а кобура открыта и рука старика совсем рядом…

— Да, сэр… — голос старика был хриплым

— Мы… туристы. Приехали сюда из Техаса… — приезжий намеренно говорил гнусаво, с техасским акцентом — и хотели бы сходить в лес, посмотреть на оленей.

— Сэр, охота на оленей еще не открыта.

— Мы просто посмотрим. Пристреляемся, так сказать, к осени.

— Сэр, не думаю что местный шериф обрадуется стрельбе в лесу.

Упрямый сукин сын… Ладно.

Приезжий неторопливо достал из кармана кожаный бумажник, открыл его, демонстрируя бляху…

— ФБР.

Старик остался невозмутим

— Мы ищем кое-кого.

И снова старик промолчал он стоял как статуя и спокойно смотрел на приезжего, которого это уже начало раздражать.

Приезжий достал фотокарточку, бросил на прилавок поверх газеты старика. Тот невозмутимо взглянул

— Видели когда-нибудь ее?

— Нет, сэр.

Приезжий наклонился вперед. Он не был сотрудником ФБР — но знал когда надо надавить и как надо надавить. Правда сейчас надавить как следует, мешала отполированная до блеска рукоятка крупнокалиберного револьвера, торчащая из открытой «ковбойской» кобуры висевшей на поясе старика.

— Уверены?

— Да, сэр — улыбнулся старик — мне скрывать нечего.

— Сэр, мы уверены, что эта женщина была здесь. Ее видели в этом городе.

— Туристы здесь не ходят, сэр. Я в основном торгую для местных, видите. Иначе бы я открыл свою лавочку в центре города, а не на окраине. Ко мне приходят люди из леса, те что живут в лесу, сэр. Они продают дичь и покупают что им нужно, а я потом продаю эту дичь в рестораны. Все законно, сэр.

— Вы уверены? Возможно, вы работаете с браконьерами.

— Сэр, если местный шериф говорит мне о том, что кто-то браконьер — больше ему хода в мою лавку нет. Я уважаю закон, сэр…

«ФБРовец» выпрямился. Крепкий орешек, не расколешь такого.

— Мы собственно к вам по другому вопросу, мистер…

— Барр — подсказал старик

— Мистер Барр. Вас нам порекомендовали как хорошего проводника. Нам и в самом деле надо сходить в лес. Мы подозреваем, что эту женщину… убили. И нам надо отыскать место где закопано ее тело.

Старик улыбнулся

— Сэр, вы можете так искать до второго пришествия. Лес большой.

— Хм… Ну, у нас есть подозреваемый… он примерно сказал, где он это сделал… понимаете, он привез ее сюда, а она ему отказала… ну он и разозлился и не смог справиться с собой… а тело закопал. Нам надо ее найти…тело в общем.

— Гнусное дело… — покачал головой старик — но я не могу пойти с вами, извините, сэр. Мне надо торговать, увы, но дядя Сэм платит не слишком-то много.

— Вы воевали?

— Да, сэр. Во Вьетнаме…

Странное выражение проскользнуло на лице ФБРовца

— Хорошо, сэр. Не подскажете в таком случае, к кому нам обратиться.

— Подскажу. В контору шерифа. Помощник Стейтон знает лес лучше меня. Он поможет вам в случае чего, ведь если убийство произошло здесь… это местная юрисдикция.

— Это федеральная юрисдикция, сэр — скривился ФБРовец — спасибо за помощь…

— Был рад помочь…

Когда ФБРовец вышел и заработали моторы пикапов — старик остался недвижим. Он прождал двадцать минут, стоя над газетой как статуя. И лишь после этого он вышел из-за прилавка, задернул шторы и открыл дверь, в потайную комнату — она была замаскирована одним из настенных стендов для ружей.

Комнаты было небольшой — четыре на три. Окон нет, только тусклая лампочка под потолком., освещающее голые стены с единственной рамкой, висящей на них. В раке была не картина и не фотография — патент на звание первого лейтенанта Вооруженных сил США, выданный еще в семьдесят первом году прошлого века на имя Дэйвида Томаса Барра. Кресло-качалка, большой шкаф на полкомнаты…

Старик несколько минут стоял, к чему-то прислушиваясь. Потом отпер замок шкафа ключом, который носил всегда с собой на цепочке, на той же самой, на которой он носил армейские медальоны. Достал из шкафа старую, семидесятых годов военную форму и камуфляжный костюм снайпера, быстро переоделся. Потом достал из шкафа армейскую автоматическую винтовку М16А1 с трехкратным оптически прицелом, установленным прямо на ручке для переноски и длинным тонким глушителем. Достал несколько магазинов и пластиковый пакет с патронами, пальцами разорвал пакет, сел в кресло, поставил пакет в колени и начал споро набивать магазины, патрон за патроном. Набил один за другим одиннадцать длинных магазинов, когда же он покончил с этим делом, один из магазинов старик вставил в винтовку, остальные начал запихивать в разгрузку, старую, брезентовую, которую тоже вынул из шкафа. Набив разгрузку, он надел ее, застегнул застежки, повесил винтовку на ремень за плечо. Пояс с револьвером сорок четвертого калибра и тридцатью патронами на нем он оставил, достал из шкафа две кобуры с короткоствольными револьверами тридцать восьмого калибра, одну прикрепил на лодыжке, другую просто сунул в карман, туда же сыпанул горсть патронов. Подвесил на пояс слева ножны с ножом морской пехоты Ка-Бар. Последним, он подвесил на пояс «дей-пак», рюкзак со снаряжением на день, тоже старой, еще вьетнамской модели.

Последним, старик отцепил награды — обычно они были подцеплены к его камуфляжному костюму, парадной формы у него не было и он носил их так. Бронзовая звезда, Серебряная звезда, два Пурпурных сердца. Награды он бросил на кресло, небрежно бросил. Их он не ценил.

Снарядившись, старик снова прислушался. Похоже, никого. Впрочем — идти через парадный вход, равно как и через заднюю дверь в таком виде он и не собирался…

Достав нож и наклонившись, старик поддел ножом одну половицу, затем другую. Нырнул в образовавшийся люк, уже оттуда поставил половицы на место. Этот ход, сильно похожий на те, какими пользовались вьетнамцы он копал без малого два года. И все же выкопал. Выход из этого лаза находился более чем в ста метрах от лавки «У Дейва»…


Машины, на которых приехали чужаки, остановились дальше, доехав до самого конца Лайон Маунтин, на стоянке, за которой был лишь лес. Темный, мрачный, непроходимый на вид лес, ночью он выглядел особенно зловеще. В этот лес легко было войти — и не всегда легко выйти…

Чужаки оставили машины на стоянке, полупустой. Осенью, в сезон, когда сюда съезжались охотники на оленей, здесь яблоку негде было упасть, сейчас же бетонированная стоянка была полупустой.

Восемь человек вышли из пикапов, все восемь человек были в камуфляже, но не в армейском, а в охотничьем, которой иногда еще и лучше армейского. Каждый взял из грузового отсека пикапа по большому, неподъемному на вид рюкзаку. Килограммов по сорок-пятьдесят если не больше. Бросив машины на стоянке — все равно они были прокатными и взятыми в прокат на фирму, которая обанкротилась в позапрошлом году — восемь мужчин редкой, волчьей цепочкой углубились в лес….

Первый привал они сделали, когда прошли по лесу без малого милю, на одной из полян, заливаемых мрачным, серебристым лунным светом. Они расположились на поляне — ни один из них за время этого похода не сказал ни слова — распаковали свои рюкзаки, достали оружие и снаряжение. Пять карабинов М4, два из них с подствольными гранатометами М203. Два пистолета-пулемета НК МР5SD2, оба — с закрепленными на цевье фонарями. Один пулемет М60Е3. Если эти мужчины и пришли на кого-то охотиться — так точно не на оленей. Командовал тот самый — высокий, крепкий, с проседью в волосах, который представлялся агентом ФБР. Представляться агентом ФБР не являясь таковым — серьезное федеральное преступление, но перспектива провести несколько лет в Ливенуорте мужчину ничуть не пугала. Он знал правила, для таких как он существовала лишь одна форма наказания — смертная казнь. Слишком много он знал, и слишком хорошо был подготовлен, чтобы рисковать с заключением.

Покончив со снаряжением, мужчина достал карманный охотничий прибор GPS, взял текущие координаты, привязался к карте. Примерно прикинул, куда надо идти. Посмотрел на остальных — они также снарядились и теперь кто-то уже был готов а кто-то еще раскрашивал лицо чем-то, похожим за зеленую гуашь Затем условными жестами отдал несколько команд, исключительно рукой, не произнося ни слова.

Построившись в цепочку, один за другим, бойцы специального отряда углубились в лес…


Это началось на рассвете. Они шли редкой цепочкой, до цели — затерянного в лесу дома, было миль шесть. Каждые две-три мили они делали привал — небольшой, просто чтобы осмотреться. Командир группы первым делом считал своих подчиненных — и во время очередного привала одного не досчитался.

Одного не досчитался…

Не было Гидо. Веселого здоровяка-пулеметчика, прошедшего Сальвадор, первый Ирак и Косово, неунывающего шутника и балагура, способного развеселить в самой поганой ситуации. Со своим М60, свиньей, как его прозывали солдаты, он шел как всегда замыкающим, чуть отставая от основной колонны, чтобы иметь возможность в случае нападения залечь или сманеврировать и прикрыть всех огнем пулемета. Он был опытным бойцом, не один год проведшим в горячих точках, причем таких поганых как Сальвадор. У людей с таким как у Гидо боевым опытом глаза на затылке, их невозможно застать врасплох. Тем более, если у него в руках пулемет.

Но Гидо не было…

Остальные это заметили, так же как и командир, мгновенно расположились кругом, направив стволы винтовок во все стороны. Они готовы были накрыть шквалом огня любую цель, нашпиговать ее свинцом в считанные секунды — вот только стрелять было не в кого.

Только лес. Темные, мрачные стволы деревьев, серебристый свет месяца, едва пробивающийся сквозь кроны…

Командир показал несколько знаков на пальцах и двое, Тим и Гонзо, разведчик-диверсант из семьдесят пятого полка, и только что приехавший из Ирака контрактник-морпех, пошли их же следами назад, чтобы найти Гидо. Живого или мертвого…


Для Тима сегодняшняя прогулка по ночному лесу была именно прогулкой — и даже сейчас она не перестала быть таковой. Он снова был в своей стихии, в лесу. Лес был для него домом, другом, укрытием и защитой. Он начинал в Никарагуа, на той маленькой, грязной и всеми ныне забытой войне, где воевали русские и американцы, воевали тайно, прикрываясь чужими личинами. Когда его и с ним еще группу рейнджеров семьдесят пятого полка послали туда, от него особо и не скрывали, что он едет даже не советником. В Никарагуа победила революция, американские граждане и американские корпорации лишились собственности, но главным было даже не это, Главным было то, что там обосновались русские. С ними он и ехал воевать. Следующие четыре года запомнились ему навсегда — непролазные тропы в джунглях, змеи, москиты, сожженные дотла поселки с мирняком, грохот винтов Хайндов [Hind — НАТОвское обозначение Ми-24] и Хипов [Hip — Ми-17] высаживающих десанты и поливающих джунгли огнем. Но хуже было даже не это — по крайней мере, ты их мог слышать, мог затаиться, мог уклониться от боя. Хуже всего были русские, порой устраивавшие засады в джунглях и терпеливо, день за днем, не обращая внимания на москитов, змей, вонь, поджидающих его и его товарищей. Однажды он и его товарищи натолкнулись на такую засаду — шквал огня распорол густой подлесок, русские стреляли с расстояния буквально несколько метров, они ответили, а потом они бросились друг на друга и били друг друга мачете, саперными лопатками ножами, прикладами. Немногие ушли своими ногами с места той бойни…

Потом была Панама, где он познакомился с боссом и другими людьми, кто делал то, что делать был не должен, и там где американских солдат не должно было быть. Потом — снова Никарагуа, Колумбия, Сальвадор, Боливия. Весь латиноамериканский континент с его грязью, диктаторами, кровавыми стычками в джунглях, плантациями коки под сенью деревьев. Совсем недавно он навел справки о своих первых сослуживцах, тех самых с которыми он приехал первый раз на войну, в Никарагуа. И узнал, что из двенадцати человек в живых осталось только четверо. Из оставшихся один попал под машину в своем родном городе, когда приехал в отпуск, второй шагнул в окно шестнадцатого этажа — глупая и бессмысленная смерть. Остальных забрали джунгли….

Он шел осторожно, после каждого шага осматриваясь и прислушиваясь. На сей раз он надел прибор ночного видения — потому что возможно, придется искать тело, а тело невозможно услышать, оно не шевелится, не идет, не дышит. Без ПНВ его не найти. Вообще, специалисты старой школы, начинавшие еще в восьмидесятые к ПНВ относились с долей презрения, больше полагаясь на свое ночное зрение, слух и нюх. Прибор ночного видения — не такая уж и полезная штука в ночном бою, у него ограниченное поле зрения и он заливается белым на несколько секунд, стоит только взглянуть на нечто яркое, например, на вспышку разрыва снаряда или мины. Но сейчас ПНВ придется воспользоваться…

Внезапно, Тим почувствовал, что слова кто-то есть. Подав сигнал опасности, он мгновенно, двумя могучими прыжками достиг толстого ствола вековой сосны и укрылся за ней. Сзади, за спиной шумно рухнул Гонзо, занимая позицию для стрельбы.

Выждав несколько секунд, Тим осторожно выглянул из-за ствола.

Ничего…

И в самом деле ничего, хотя он готов был поклясться, что там кто-то был. Вот только что был. И ничего — обычный, не слишком густой подлесок. Если бы через него кто-то пробирался — Тим бы услышал…

Можно идти дальше…

Тим слегка стукнул рукой по стволу дерева, привлекая внимание напарника — и тут до него дошло, как он лежит.

Неподвижно!

Первым делом, Тим упал — он еще не успел принять какое-либо решение, но он упал на землю, минимизируя себя как цель и затрудняя стрельбу по себе. Упал, перекатился на спину — и застыл неподвижно, держа наизготовку бесшумный автомат.

Тишина… ни шороха, ни звука. Ничего.

Он достал рацию, нажал вызов.

— Гонзо убит — коротко доложил он

— Ты?

— Норма. Здесь снайпер.

— Двигаемся?

— На месте. Я разберусь.

— Добро.

Перевернувшись снова на живот, он пополз по-пластунски, выдерживая расстояние на Гонзо. Черт, Гонзо как же так? Как они добрались до тебя? Что с тобой, черт побери, произошло, ты ведь не новичок.

И как они сумели провести его? Это же классика — отвлекают с одной стороны, стреляют с другой. Вот только на этот раз — ни звука, да и отвлекли его не звуками — просто он понял, что слева от него человек — а потом этот человек пропал.

Пропал и все…

Добравшись до Гонзо, он быстро ощупал его, пальцы вляпались во что-то липкое, теплое. Рана была в голове, Гонзо даже не успел понять, что происходит…

Резко оттолкнувшись, он перекатился через Гонзо, прикрывшись его телом, застыл, прислушиваясь. Снова ничего — лес будто вымер.

Тим пополз вперед, дополз до ближайшего дерева, прикрываясь его стволом, встал на ноги, прислушался. Он закрыл глаза, полагаясь, прежде всего на слух и на нюх. В джунглях нормальная видимость — это скорее исключение, чем норма, и поэтому те, кто обретал свой боевой опыт в джунглях, прежде всего, полагаются на слух и на нюх. Человек в любом случае должен дышать, человек не может долго быть в неподвижности, а в лесу, особенно в ночном любое движение хорошо слышно. И запах — сигареты, пот, одеколон — все это опытный человек учует гораздо раньше, чем увидит глазами.

И снова ничего…

Осторожно ступая и постоянно оглядываясь по сторонам, он начал отступать, надеясь выманить противника на себя и заставить его сделать ошибку. Он и выманил — звериным чутьем почувствовал что-то большое, теплое, в нескольких метрах правее. Он прыгнул, перечеркивая в падении кусок тьмы очередью из бесшумного автомата, грохнулся о землю, с треском смяв кусты, ушел в перекат…

А потом словно маленькое солнце, иссиня белое, невыносимо яркое вспыхнуло в ночном лесу…


— Сэр… — впервые за все время, пока они шли через лес, подал голос один из боевиков, когда иссиня-белая вспышка осветила лес

— Стоять! Занять круговую оборону!

Командир понимал, что в лесу — опасный противник. Если он сумел бесшумно убрать Гидо а потом и Тима с Гонзо — в том что с Тимом и Гонзо все кончено командир не сомневался — это очень опасный противник. Он не знал, кто это и какого черта он делает в лесу — но решил поступить так, как от него не ожидают. Очень часто американских солдат ловили на том, что если кто-то попал в беду — обязательно высылается спасательная группа, даже если шансы на спасение близки к нулю. Он навидался этого и в Афганистане и в Сальвадоре и в Боснии. Ты это знаешь и противник это знает — если ты попал в беду, за тобой обязательно придут. Даже если спасение одного человека чревато гибелью еще десяти. Сейчас он решил нарушить эту традицию — все что произошло с Тимом, с Гонзо, с Гидо — уже произошло и им вряд ли чем то поможешь. А вот положить остатки группы — положишь запросто. Поэтому он приказал не двигаться с места и ждать рассвета. Да, у них были приборы ночного видения. Но ведь и у Гидо, и у Тима с Гонзо они были — и что? Много это им помогло?

И поэтому он приказал оставаться на месте, помня о том, что обороняющийся всегда имеет преимущества перед атакующим…


Они лежали несколько часов, не смыкая ни на секунду глаз, не отвлекаясь ни на секунду от своих секторов обстрела, не снимая пальцев со спусковых крючков. Когда восходящее солнце высветило верхушки сосен и первые робкие лучи осветили подлесок — они продолжали лежать. И лишь когда Солнце окончательно утвердилось на небосводе, и ослепительная лавина света выгнала из леса тьму — командир группы махнул рукой…

Они выстроились в линию, каждый не дальше, чем он мог видеть тех, кто справа и слева. И так, медленно и осторожно, пятеро из тех кто вошел в этот лес и оставался до сих пор в живых, пошли вперед. Они продвигались не цепью, как это обычно показывают в кино, нет — каждый из них поочередно прятался за деревьями и прикрывал перебежку того кто рядом — а потом перебегал и сам. Последний, пятый, на карабине М4 которого был установлен оптический прицел ACOG и глушитель шел последним, аккуратно выбирая позиции и прикрывая всех остальных…

Первым упал Дональд — здоровенный детина, самый крупный из них, действующий морпех по кличке Дональд Дак. Он показался на мгновение, всего лишь на мгновение в прогале между деревьями — и упал, сбитый точным снайперским выстрелом…


Крысой, или Крысенышем, Ратом его прозвали в учебке, потому что он им и был. Тощим, озлобленным крысенышем из пригородов Детройта, попавшим в армию исключительно потому что его заставил сделать это судья, не хотевший отправлять его в тюрьму. Судья был пожилым человеком, он воевал еще под командованием генерала Макартура и ему совсем не нравилось то, во что превратилась страна, за которую он воевал. Он не раз видел такие истории — пара судимостей «по малолетке», когда по-настоящему еще не судят, а потом… Дешевый пистолет, не вовремя попавшийся на дороге полицейский — и вот ты уже в камере смертников, ждешь исполнения приговора. Кому от этого лучше? Полицейскому? Стране? Обществу? По сути никому. Вот они и воевали — несколько полицейских и судья, делающие все что в их силах для этой больной, обезумевшей страны. В числе спасенных ими был и Крысеныш, которого один из полицейских сдал с рук на руки вербовщику призывного пункта.

Рога ему в армии обломали быстро, там это умеют. Против здоровенного чернокожего сержанта он продержался пять минут, а потом, когда он лежал в грязи, выхаркивая свои внутренности, сержант наклонился над ним и сказал фразу, которую Крысеныш запомнил на всю жизнь.

Теперь ты принадлежишь армии весь. С ног и до головы…

Армия давала жесткие уроки — но в жизни у Крысеныша не было других. Он набросился на армию как на остатки сладкого пирога, которые иногда удавалось стащить в кафе — и тот же сержант, разглядев в нем талант настоящего стрелка, добился чтобы его направили в снайперскую школу армии США в снайперскую школу сухопутных войск.

Крысеныш был необычным снайпером. Он мог подобраться к противнику намного ближе, чем кто-либо другой из питомцев Форт Беннинга, а со снайперской винтовкой М24 в руках выглядел просто комично. И поэтому его оружием стал карабин М4 с оптикой и глушителем, а сам он стал одним из наиболее редких специалистов в армии, способных действовать с минимальных расстояний в зоне досягаемости обычного стрелкового оружия — и при этом выживать.

Крыса прошел всю Колумбию от начала и до конца, он был и рядовым стрелком и инструктором, обучавшим колумбийцев. Это неправда, что там не было войны и не было армии США, они там были, и война там была, просто называлось это по-другому. Вся разница…

Сейчас он решил не спешить — а наоборот идти позади всех, поскольку был единственным снайпером группы. Он знал, что Тим. Гидо и Гонзо не последние кто сегодня погибнут. Он знал, что в лесу есть снайпер, он чувствовало его, как один хищник всегда чувствует другого хищника. Он ждал выстрела — точного конечно, но в то же время и последнего. Хотя нет, последним выстрелит он.

Когда начал валиться Дональд Дак, и до Крысы донесся отдаленный звук выстрела — он определил откуда стреляют почти мгновенно, такой у него был опыт, многолетний опыт войны, позволяющий точно определять откуда стреляют. Припав на колено, он вскинул винтовку и трижды, раз за разом выстрелил по бесформенному наросту на одном из стволов деревьев, почти скрытому ветвями. Нарост не шевельнулся — но он знал что попал. И что теперь можно идти вперед смело…

А потом горло обожгло — ловко наброшенная веревочная петля сбила с ног, перекрывая кислород. Последней мыслью, родившейся ускользавшим сознанием было недоумение. Он просто не мог понять — как враг оказался позади него, со спины и он его не почувствовал и не услышал…

Люди, вошедшие в этот лес были подготовлены хорошо, даже отлично, их готовили настоящие асы, а их боевому опыту мог позавидовать любой. Но ни один из них не служил во Вьетнаме, не прошел ад вьетнамских джунглей и не знал, что враг может появляться и из под земли. Те, кто прошел Вьетнам это хорошо знали…

Картинки из прошлого

Германская демократическая республика

Порт Росток

Раннее утро 15 ноября 1989 года

Ветер завывал подобно злобному духу, попавшему в капкан, он метался между уныло повисшими стрелами портовых кранов, он бил в борта замерших у причала кораблей, он злобно набрасывался на тех, кто осмеливался выйти на пристань и принимался трепать их, будто желая повалить на землю и разорвать.

На Балтику надвигалась зима. Зима надвигалась и на страну, которой принадлежал порт Росток, юридически ей оставалось жить меньше года, но она сейчас уже не жила. Все изменилось внезапно и страшно. Неделю назад, девятого ноября пала Берлинская стена. Молодежь с обеих сторон бросилась на бетонные плиты, расшатала их и повалила на землю, осколки той стены люди отбивали молотками и клали в карман, уносили домой как сувениры. Наиболее предприимчивые увозили целые плиты, раскалывали их и продавали туристам как сувениры…

С обеих сторон ощущался какой-то подъем, редко встречающееся состояние душ, когда каждый вокруг тебя родной человек, хочется плясать, петь, парить над площадью, хочется обнимать и целовать всех кто рядом. Там, за стеной были их братья, такие же немцы, как и они сами и стена было единственным, что стояло на пути единения. Повали стену — и ты обнимешь брата своего, которого не мог обнять сорок с лишним лет, ты объединишься с ним, и все будет хорошо, а твоя страна станет от этого еще сильнее. И они шли на стену, сметая заслоны полиции и армии, не обращая внимания на грозных агентов Штази, снимающих все что происходит. Империя зла кончилась в последнем издыхании, и эти снимки уже не лягут в папку с материалами уголовного дела, на основании их тебя не исключат из института и не уволят с работы. Время зла и страха, время серых плащей и военных мундиров прошло — наступило время добра.

Добра ли?

С той, с западногерманской стороны не все так было просто. В толпе молодежи, ломавшей стену со стороны ФРГ, если хорошо, опытным взглядом присмотреться, можно было заметить людей чуть постарше, ем все остальные, некоторые вели себя очень активно, некоторые же — наоборот старались не выделяться. Это были люди из БНД и ЦРУ США, и хотя они хорошо знали друг друга, и хотя у них была одна задача — друг на друга они впервые поглядывали с недоверием и опаской, как бы примеряясь. Это раньше они были друзьями. Сейчас же их руководство поставило перед ними одну и ту же задачу — первыми ворваться в здания СЕПГ, Штази, народной милиции, министерства обороны ГДР, прорваться к архивам, захватить их, при возможности вывезти, не допустить их захвата противником. У многих было оружие, и у американцев и у немцев, немцев было ощутимо больше, но за американцами стояла сверхдержава. Возможно, было всякое вплоть до перестрелки и кровавой бойни, обе стороны это понимали. Забегая немного вперед, можно сказать, что когда спецгруппы ворвались в здание Штази, одной из самых эффективных секретных служб в мире, очень многие архивные папки оказались пустыми. Самые ценные материалы оказались вывезенными неизвестно кем и когда, очень многое было уничтожено.

Все это произошло, и непреодолимая когда то Берлинская стена пала, рухнув во многих местах, и кое-кто еще гулял, празднуя воссоединение Германии и окончание той страшной войны сорок первого — сорок пятого годов для немцев. Ведь пока страна была разделена, пока немец с одной стороны стены не мог пожать руку немцу с другой стороны стены — о каком окончании войны можно было говорить?

А кое-кто из побежденной, проданной и преданной армии пытался спасти то, что еще можно спасти…

Одним из судов, стоявшим в то предзимнее утро у пристаней Ростока был кубинский рыболовецкий траулер Мария. Это был кубинский траулер, хотя он и ходил под флагом СССР, для выполнения поручения ДГБ он использовался первый раз, что давало некую гарантию от обнаружения и захвата. Это был бывший советский траулер, старой постройки, но еще способный послужить не один год при надлежащем уходе, переданный кубинцам в середине восьмидесятых. Тогда минрыбфлот СССР заказал за валюту постройку на западных верфях то ли сорока то ли шестидесяти самых современных океанских рыболовецких траулеров. План двенадцатой пятилетки по обеспечению населения СССР рыбой надо было выполнять, и его реально собирались выполнить не на словах, а на деле. Деньги были уплачены, и траулеры стали поступать в распоряжение Минрыбфлота, но поступили только несколько штук, хотя построены были все. Они и сейчас бороздят моря, уже под чужими флагами и с чужими командами и мало кто помнит, с чего все начиналось. Тогда еще никто ничего не предвидел — да и кто мог предвидеть такое…

Несколько кубинцев стояли на палубе траулера, с тревогой вглядываясь на ведущую к пристани дорогу. Еще было темно, и дорогу освещали только несколько фонарей, они висели в промозглой мгле мутными белыми шарами, освещая лишь то, что было от них на расстоянии вытянутой руки.

Кубинцев было трое, они были в обычной рыбацкой одежде, а под нее они надели все что только нашли, чтобы хоть немного согреться, защититься от пронизывающего северного ветра. Они были родом из теплой страны, где температуры ниже нуля просто не было никогда в жизни, где никогда не было снега — и сейчас они отчаянно мерзли, удивляясь, как вообще люди могут здесь жить, при такой погоде и таком климате. Им было холодно — настолько холодно, что они едва могли говорить, до такой степени они задубели. Но ни один из них не ушел с палубы, ведь от того груза, который они должны были получить, зависело очень многое. Возможно — от него зависело будущее их родины.

— Едет! — капитан ДГБ республики Куба Хосе Рауль Варгас, самый молодой и самый младший по званию из троих, ждущих на палубе груз кубинцев, первым услышал завывание мотора тяжело груженой машины на подъезде к причалу, услышал сквозь нудное завывание ветра…

— Похоже, едет… — подтвердил через несколько секунд и старший по званию из находившихся на палубе, полковник армии республики Куба Рамон Эспиноза Мартин — готовьтесь!

Перегружать придется только им — никто из экипажа траулера не должен увидеть ни груз ни тех кто его им передал. Иначе весь экипаж по возвращении придется расстрелять, а делать этого совершенно не хотелось. Поэтому все сидели по каютам и не совали оттуда носа.

В начале пирса показался грузовик. Это была небольшой бескапотный грузовик ИФА, армейский, окрашенный в зеленый цвет грузовик, принадлежащий народной армии ГДР. Он ехал без огней и если бы не надсадное завывание мотора — его вообще можно было бы принять за призрак.

Въехав на пирс, грузовик поехал медленнее. Когда он почти поравнялся с темным бортом кубинского траулера, полковник Мартин мигнул два раза специальным фонариком-веньером, который есть на каждом судне и который используется при подаче сигналов. Грузовик тотчас же остановился…

Капитан Варгас бросил вниз, на бетон пирса легкие сходни, и один за другим, трое кубинцев сошли на берег, подошли ближе к замершей машине. Полковник Мартин вышел вперед, из машины навстречу ему выпрыгнул среднего роста человек в гражданской одежде с худым, суровым, обветренным лицом. Ничего не говоря, два офицера обнялись — оба они раньше работали с русскими и переняли у них такое выражение чувств. Обычно кубинцы избегают объятий с мужчинами, это считается проявлением нетрадиционной ориентации [А теперь представьте, что подумали кубинцы, когда Брежнев полез целоваться с Кастро в губы по своей обычной привычке. Как вспоминали находившиеся там военные советники, многие были просто в шоке и пришлось приложить немало усилий, чтобы разъяснить, что это у русских так принято встречать друзей]. Но тут полковник просто хотел хоть как то поддержать своего старого друга, с которым они вместе действовали и в Африке и в Латинской Америке — и в этом не было ничего такого.

— Ну что, амиго, не думал что так придется встретиться?

— Не думал… — честно сказал полковник — совсем не думал

— Я привез — сказал немец, предваряя вопрос — привез все что у нас есть. Теперь это ваше, нам оно уже не поможет. Пообещай мне одну вещь, хорошо?

— Говори.

— Пообещай мне такую вещь, товарищ Рауль — немец назвал оперативный псевдоним полковника, под которым он действовал в Африке — пообещай, что не допустишь там у себя того же, что произошло здесь у нас. И когда они придут и за вами — ты не остановишься ни перед чем.

— Обещаю — твердо сказал полковник — нам их так просто не взять.

— Вот и хорошо. Это все что мне нужно от тебя. Забирай, давайте быстрее. Американцы могут появиться в любую минуту.

Четверо — трое кубинцев и немец прошли к грузовику, полковник открыл задний борт машины, кубинцы уставились на небольшие ящики под тентом

— Это все? — недоверчиво спросил полковник Мартин

— А ты попробуй, подними, Рауль — усмехнулся немец.

Кубинец залез в грузовик, наклонился…

— Пресвятая дева Мария!

Немец довольно улыбался

— Сколько здесь?

— Каждый ящик по восемьдесят килограмм весит. Но большая часть — это защита. Стоит открыть хоть один ящик — умрете. В каждом ящике по четыре капсулы с веществом, в каждой — по пяти килограммов вещества. Капсулы герметично запаяны.

— Как их можно везти?

— Как угодно. На них защита. Просто принайтуйте где-нибудь в укромном месте и все…

— Хорошо. Хосе, Родриго! Давайте, только осторожнее! Времени мало!

Пока трое кубинцев, надрываясь и еле передвигая ноги, таскали тяжеленные контейнеры на корабль — один чуть не выронили со сходней в воду — человек, привезший эти контейнеры, подполковник Штази Генрих Вертер достал из кузова русский пулемет, залег на пирс, прикрывшись колесом грузовика, направив ствол пулемета в сторону въезда на пирс. Он опасался — серьезно опасался. Люди из БНД или ЦРУ могли появиться в любую минуту, они уже показали на что они способны. Позавчера Вертер едва избежал захвата — среагировав на тормознувший рядом с ним Опель с тонированными стеклами, он по-звериному извернулся, покатился по земле, держа в руках верный, никогда не подводивший его Скорпион, прошил роем пуль салон машины с изготовившимися к захвату агентами. Он не знал кто это был — ЦРУ или БНД — и от тех и от других не стоило ждать ничего хорошего учитывая сколько вреда он им нанес. Потом он вскочил, нырнул в проулок, который прекрасно знал, как и любой другой проулок своего города, перемахнул через забор, перезаряжая на ходу автомат, перекатился через машины, проскочил через тихую улицу, вбежал в еще один переулок. Оставшиеся в живых после обстрела агенты еще топали у него за спиной, но быстро отстали, что было немудрено. Явно послали непопадя кого, слишком много было в эти дни работы и слишком мало исполнителей, способных ее выполнить. Целая страна, основной противник на протяжении более сорока лет внезапно пала, и теперь нужно было как можно быстрее захватить и обезвредить ключевые точки, захватить ключевых, наиболее опасных людей в спецслужбах ГДР, тех что еще способны наделать бед и сорвать планы по объединению. Ведь никуда не делись ни агентурные сети, ни закладки с оружием, ни планы масштабной партизанской войны на случай временной оккупации ГДР войсками НАТО. Никуда не делась советская Западная группа войск, одна из наиболее сильных и хорошо подготовленных войсковых групп в мире. Ведь если ломают границу — проход то открывается в обе стороны и западные немцы с американцами хорошо это понимали. Поэтому и спешили, обезвреживали, закрепляли сложившийся за последние дни порядок вещей как незыблемый и сложившийся годами, поэтому и посылали в бой с уже побежденной страной кого не попадя. Страну они победили — но вот победить кое кого из ее граждан, с громадным опытом тайной войны было посложнее, чем целую страну. Поэтому то и остался стоять на тихой улочке восточногерманского городка изрешеченный пулями Опель с тремя истекающими кровью боевиками внутри. В группе захвата было несколько человек — но должного опыта у них не было, и остановить подполковника особой группы Штази они не имели никаких шансов. Вертеру повезло — наткнись он на волкодавов от которых уходил и в Калифорнии, и в Западном Берлине и в Сан Сальвадоре — шансов у него не было бы.

Вместе с крушением страны пришел в действие и особый план «Вулкан», адаптированный аналитиками Штази к тому что происходило буквально за несколько дней до падения Берлинской стены, когда стало понятно что происходит и чего можно ожидать. Первоначально, все ценности предполагалось передать Советскому Союзу, как основной стране социалистического лагеря. Но в последний момент многое переиграли, и все списки агентуры по американскому континенту, а также наработанный в самое последнее время, втайне от предавших их «советских друзей» запас оружейного и реакторного плутония-239 было решено передать Кубе, лидер которой в последнее время тесно сошелся с генеральным секретарем СЕПГ Хонеккером. В последние дни перед своей отставкой Хонеккер отчетливо понял, кто такой Горбачев и чего от него можно ожидать. Это был предатель самый настоящий предатель каким-то чудом пробравшийся наверх, к рулю огромной империи и теперь методично, под указания западных капиталистов уничтожающий все, что было создано трудами поколений, весь социалистический лагерь. Он продавал, предавал, просто отдавал, не чувствуя за собой никакой вины. Отдать этому человеку что-либо — все равно, что отдать это капиталистам. И Хонеккер принял последнее политическое решение перед своей отставкой. А аппарат Штази и кое-кто из высшего руководства армии, даже в побежденной стране, рискуя собственными жизнями этот приказ выполнили. Немцы не из тех, кто не выполняет приказы.

Сейчас уже сложно понять, что думал Хонеккер в те последние дни перед отставкой. Что думал, о чем жалел? Ведь он мог что-то исправить, мог… Мог если бы в свое время послушал Фиделя Кастро, предлагавшего организовать восточноевропейскую оппозицию реформам Горбачева. Мог бы, если бы в свое время ответил на телеграмму Чаушеску. Николае Чаушеску, румынский лидер оказался наиболее твердым и последовательным из всех. В восемьдесят девятом году, в самом начале он направил телеграммы всем лидерам восточноевропейских государств с призывом провести в 1989 году в Москве партконференцию все социалистических партий мира, где и выступить единым фронтом против Горбачева и его реформ. На телеграмму никто не ответил, прежде всего по подсказке той же Москвы во главе с Горбачевым, а через две недели после этой телеграммы началась революция в Румынии. Жестокая и кровавая революция, наверное, самая кровавая из всех так называемых «бархатных революций» конца восьмидесятых годов — с уличными боями в Бухаресте, с сотнями погибших. Николае Чаушеску тогда проиграл, потому что все, в том числе и русские выступили против него, а самого его вместе с женой расстреляли как собаку после позорного и унизительного, не имеющего никакого отношения к праву и закону судилища-чрезвычайки. Слишком опасен был Чаушеску, этот подлинный вождь, сумевший выплатить весь национальный долг Румынии, он мог не только сломать планы Горбачева и его западных союзников, за ним после его открытого выступления могли потянуться и люди в самом СССР, в том числе и генералы, командующие самой мощной армией в мире. План развала СССР мог рухнуть как карточный домик из-за одного человека — за это его и убили. Остальных, кто покорно согласился, оставили в живых, дали дожить свой век и даже на свободе. Хонеккер не посмел открыто протестовать, и когда пришли к нему — безропотно ушел в отставку — но слова Кастро, его правота запали ему в душу. И он сделал кое-что в тайне от всех, чтобы его соратник за океаном мог продолжать борьбу. Помог тем, кто остался, хотя бы этим. И тем самым искупил хотя бы частично свою вину перед страной и перед самим собой.

Он умрет, так и не признавшись в том, что сделал.

Постепенно, кузов ИФА опустел, кубинцы, надрываясь и едва переставляя ноги перетащили груз на свой траулер. Часть груза была очень тяжелой — плутоний, часть полегче — агентурные дела по Северной и Латинской Америке.

Вот и все…

— Поднимать сходни?

— Подожди — отрезал полковник Мартин, направляясь вниз, хотя в этом не было никакой необходимости. Немец внизу спокойно ждал.

— Если хочешь, можешь отправиться в путь с нами…

— Брось, амиго. Это моя родина. Ты бы ушел со своей земли, если бы оказался в такой же ситуации как я?

Молчание было ответом.

— Patria o muerte [Родина или смерть (исп.)]! — четко и громко произнес немец.

— Да, patria o muerte! — повторил полковник — прощай.

— Прощай, товарищ Рауль.

Сходни подняли быстро, несколько минут — и траулер отвалил от причала, направляясь в открытое море навстречу Солнцу. А подполковник Штази Генрих Вертер, оперативные псевдонимы «Змей», «Товарищ Марк», «Попугай», один из лучших специалистов в мире по подрывной и диверсионной войне остался на причале, рядом со своим уже остывшим, с заглохшим мотором автомобилем. Он выполнил последний приказ партии и правительства, выполнил как всегда четко и до конца. Больше не было ни партии и правительства, но приказ был выполнен. Теперь застало время позаботиться и о себе самом.

Места в этом мире ему нет. В США его ожидает электрический стул, в объединенной Германии — пожизненное заключение. Он выполнял приказы партии и правительства — и кто же теперь виноват, что эту партию и это правительство его соотечественники признали преступными. Никто. Но они признали, и раз партия и правительство были преступными — значит и он сам стал теперь преступником. Преступником, которому нет места в этом мире.

Подполковник поднял глаза. Солнце уже всходило, первые его лучи осветили гавань Ростока, подсветили уходящий кубинский корабль. Солнечные лучи высветили над ним подобие нимба, казалось, что корабль идет прямо навстречу Солнцу. На палубе корабля стояла, постепенно удаляясь, маленькая человеческая фигурка.


Капитан ДГБ Хосе Рауль Варгас, несмотря на то что дико замерз и как собака устал, не пошел вместе со всеми в каюту греться, он остался наверху, на пронизанной ветром палубе. Он не знал того человека, который привез им то, что они погрузили на корабль — но он примерно представлял, что именно они везут. Он также знал, что происходит в ГДР, он был готов умереть, защищая корабль и груз — к счастью этого пока не понадобилось. Он не знал этого худого, с суровым лицом немца — но он был потрясен его мужеством и тем, как тот держался. Последний солдат побежденной и сданной врагу страны, он до конца исполнил свой долг.

Капитан Варгас видел все. Город постепенно отдалялся, залитый светом нового дня, автомобиль и человеческая фигурка возле него становилась все меньше и меньше — но капитан видел все без бинокля. Он видел, как немец вытащил из кармана пистолет, приставил к голове, миг — и изломанная фигурка упала на грязный бетон пирса рядом с автомобилем. И тогда капитан Варгас дал сам себе клятву, о которой не рассказывал никогда и не кому. Он поклялся сам себе, что не отступит, что никогда не отступит, и страна, виновная во всем этом — пусть они пока торжествуют, пусть пьют шампанское, пусть считают себя победителями и хозяевами мира — что эта страна когда-нибудь за все жестоко расплатится…


[Прим автора. Хочу заметить, что все, что мной здесь написано — ни разу не шутки и не досужий вымысел автора. Чтобы было правильное понимание возможной опасности — проведу краткий технический экскурс в прикладную ядерную физику в смеси с политологией.

В ГДР с 1960 года существовал Институт ядерной физики в Дрездене, там был циклотрон и два ядерных реактора — экспериментальный реактор ИРТ и исследовательский реактор ВВР-С мощностью два мегаватта. Возьмем пока один исследовательский реактор. При работе такого реактора нарабатывается плутоний-239, но не чистый оружейный, а реакторный с содержанием изотопа плутония-239 примерно 60–70 % от общей массы вещества. Плутоний можно обогатить на той же циклотронной установке до оружейного, а можно этого и не делать. В 1971 году американцы провели эксперимент — собрали ядерное взрывное устройство на основе реакторного плутония и оно взорвалось, пусть и с меньшей мощностью, чем если бы использовался оружейный плутоний.

Критическая масса плутония 239 составляет 5,6 кг для чистого изотопа и около 11 кг для реакторного, для сравнения критическая масса урана — примерно 40 кг. Британцы установили, что за год работы реактора мощностью 1000 МВт вырабатывается от 200 до 250 кг реакторной смеси изотопа плутоний-239. В то же время в ГДР, помимо института ядерной физики существовала и развитая атомная энергетика, а именно:

— АЭС Райнсберг — один реактор на 70 МВт типа ВВЭР старой модели

— АЭС Норд — четыре энергоблока ВВЭР-440, современных на 440 МВт каждый

— АЭС Грейфсвальд — пять энергоблоков ВВЭР-440 на 440 МВТ каждый.

Любой из этих блоков мог использоваться для наработки оружейного плутония-239 в том числе несанкционированно и тайно от СССР (СССР по идее принимал ядерные отходы, в том числе облученные сборки ТВЭЛ с содержанием в них плутония 239 на переработку), для этого достаточно было поместить исходные материалы (какие именно не скажу) в активную зону реактора и облучить их, а потом очистить на циклотроне.

Подводя итог — ГДР была так называемым «пороговым» государством, имела развитую исследовательскую базу и атомную индустрию, и при желании могла обзавестись примитивным атомным оружием буквально в считанные месяцы. ]

Вашингтон, округ Колумбия

Капитолий

Утро 02 августа 2010 года

— Рауль, Васко. Тридцать семь-сорок-двенадцать.

Невысокий, щуплый латиноамериканец прокатал электронную карточку через валидатор, продублировал голосом. Здоровенный негр в темном, дешевом костюме, темных очках и с пистолетом-пулеметом МР5 на ремне испытующе уставился на латиноамериканца.

— Вы опоздали на работу, мистер Васко

— Да, сэр…

— На девять минут.

— Да, сэр…

Напарник негра, сидевший у монитора нетерпеливо махнул рукой — хватит, мол, пусть с ним отдел HR разбирается

— Прошу…

Латиноамериканец медленно прошел через небольшой тоннель, остановился, ожидая приговора. Негр повернулся к напарнику.

— Он чист…

Новейшая система, установленная после событий 9/11 взамен обычного металлоискателя, не только могла указать на наличие оружия, но и искала микроскопические следы взрывчатки, остающиеся на руках и на одежде на несколько суток, если человек имел дело с взрывчаткой. Но человек, известный в этом здании под именем Рауль Васко устроившийся несколько лет назад в Конгресс США работать уборщиком, был не настолько глуп, чтобы иметь дело с взрывчаткой, он даже обычные фейерверки в руки не брал.

Шаркающей походкой, Рауль Васко прошел на один из служебных этажей, получил свое оборудование — большую моечную машину, которую надо катать по полу и она все моет до блеска, и маленькую, похожую на пылесос, какой используют для чистки салонов машин. Рабочий день Рауля Васко, сегодня сокращенный на три часа начался…

Никто не заметил, как Рауль Васко, в чью задачу входила, в том числе и уборка помещений, улучив момент, достал из ящика для сбора мусора и пыли одной из своих машин нечто, напоминающее портсигар и положил к себе в карман. Никто не заметил и того, как он, улучив момент, просунул этот портсигар в один из коробов вентиляционной системы здания. Вообще то, кто-то, когда то предлагал поставить детекторы, дающие сигнал тревоги на пост охраны, когда что-то постороннее оказывается в вентиляционных коробах здания. Но на это как всегда не хватило денег… [Автору известно, что совершить подобное не так то просто. Система кондиционирования в здании Капитолия непростая, весь используемый в ней воздух прогоняется через сложнейшую систему фильтров, убивающих любые болезнетворные бактерии. Так же есть датчики, дающие сигнал в случае, если в воздухе есть концентрация известных системе опасных химических или биологических токсинов. Но! Во-первых, уже сейчас есть технология нанооболочек, она первоначально придумывалась как способ массовой вакцинации населения в странах Африки, но она может быть использована в террористических целях. Кроме того — Куба обладает развитой научной базой в области биологических экспериментов, у них есть несколько профильных институтов, которые помогали ставить советские ученые. Начинали они с поиска способов биологической защиты сахарного тростника от наиболее распространенных видов вредителей, но потом пошли намного дальше в своих исследованиях. Так что Куба вполне способна разработать искусственно выведенный боевой вирус или невирусный болезнетворный микроорганизм.

Конечно бы автор в реальной жизни, доведись ему планировать нечто подобное, не стал бы это делать в Конгрессе. Президент США часто совершает поездки по стране, за рубеж, особенно в предвыборный период, общается с избирателями, выступает в зданиях, в которых нет никаких систем биологической защиты и датчиков. Незаметно распылить смертельный токсин с отсроченным действием в здании, где выступает президент — да нет проблем]

Там же

Вечер 02 августа 2010 года

Поскольку Соединенные штаты Америки основаны во многом переселенцами из Великобритании, собственных обычаев и традиций по причине молодости у нее не было, да и колониальное прошлое давало о себе знать — многие обычаи традиции и церемонии США позаимствовали у Великобритании. В числе таких был и президентский «Доклад о положении Союза» — так назывался годовой президентский доклад, с которым Президент Соединенных штатов выступал перед обеими палатами Конгресса, членами Верховного суда, членами Объединенного комитета начальников штабов и членами президентского Кабинета министров. Доклад о положении Союза почти один в один напоминал тронную речь, которую британский монарх произносил во время открытия сессии британского парламента. Президент Соединенных штатов обращался с докладом по традиции в конце января каждого года…

Но сейчас эта традиция была нарушена. Президент Соединенных штатов Америки, по конституции имеет право обращаться к Конгрессу тогда, когда сочтет нужным это сделать. Вот он и счел нужным — второго августа двух тысяч десятого года…

Несколько вертолетов, приписанных ВМФ США приземлились в Аннаполисе, на летном поле, принадлежащем Академии ВМФ США. Было ветрено, солнце уже садилось, ветер нал по небу лохматые, бесформенные кучи облаков. Маяками беды перемигивались красные огни, обозначающие границы посадочной площадки…

— Господин президент, сюда…

Охрана увлекла президентов к стоящему на вертолетной площадке кортежу, состоящему из нескольких черных Шевроле-Субурбан, перемигивающихся красными и синими огнями мигалок, спрятанных под массивными хромированными решетками радиаторов.

— Спасибо! — президент не забыл поблагодарить летчиков морской авиации, привезших его сюда

— Сюда, прошу…

Президент взобрался на мягкое, непривычно высоко расположенное сидение огромного внедорожника, следом за ним с негромким стуком захлопнулась тяжеленная бронированная дверь. Президента Мексики так же быстро и четко посадили в машину, следовавшую сразу за машиной Президента. Секретная служба США опасалась покушения, причем не на президента США, а на президента Мексики. Срок, отведенный ему ультиматумом наркомафии, уже истекал…

— Ковбой поехал! Внимание всем!

Первой с площадки, завывая сиреной и переливаясь сине-красными огнями, выехала машина Вашингтонского полицейского управления. За ней, отставая на несколько метров, ехал большой, усеянный антеннами микроавтобус — он отслеживал эфир и за счет находящейся в кузове аппаратуры подавлял все сигналы, которые могли быть сигналами террористов на подрыв радиокомандного взрывного устройства. За ними, отставая метров на тридцать, ехали семь совершенно одинаковых черных Субурбанов. Ни мотоциклов, ни «крокодила» — громадного, сделанного по спецзаказу автомобиля Кадиллак весом около пяти тонн — в кортеже президента не было. Не снижая скорости, кортеж проскочил Аннаполис и выехал на пятидесятое шоссе имени Джона Хансона, ведущее прямиком к Вашингтону…


Конечно же, шила в мешке не утаишь. Американские представители четвертой власти относятся к самым агрессивным и пронырливым представителям вида «человек пишущий и вынюхивающий» на Земле. Надежно защищенные первой поправкой к конституции, они суют свои нос во все щели, куда можно и куда нельзя. Недаром, в годы холодной войны русские разведчики до девяноста процентов сведений, составляющих государственную тайну, добывали, внимательно читая и анализируя прессу. Русским это впрочем, несильно помогло…

Информация растекается разными способами. Вашингтон — это город наводненный политиками, каждый политик стремится сделать себе «хорошую прессу» — то есть пропиариться. Ради этого они готовы на все что угодно, в том числе разгласить совершенно секретные сведения. Для того, чтобы свести возможность разглашения информации к минимуму, группа аналитиков все время работы находилась в закрытом секторе академии ВМФ в Аннаполисе — ближайшей базе, где можно было бы обеспечить секретность и в то же время сделать так, чтобы экспертная группа была под рукой. Но все равно — помимо отработки военных аспектов и аспектов обеспечения безопасности будущего межгосударственного объединения существовали экономические и политические аспекты, их надо было прорабатывать с привлечением лучших экспертов, причем гражданских, а не военных. А их в закрытое здание под охрану на длительное время не поместишь. Для того, чтобы отбить у журналистов нюх — пришлось запустить ложную информацию — о том, что идет проработка введения новой межнациональной расчетной валютной единицы американского континента — амеро, наподобие европейского ЭКЮ. Для того, чтобы не вызвать всплеск паники на биржевых площадках, туманными намеками всех заверили, что новая валюта, как и ЭКЮ будет исключительно безналичной и будет использоваться только в межгосударственных расчетах, а материальное ее воплощение в виде денежных знаков появится не раньше 2020–2030 годов. Как ни странно — после небольшого первоначального всплеска паники биржи успокоились и даже пошли вверх — идея введения единого расчетного эквивалента понравилась многим. Проблемы с долларом всех уже вымотали до предела…

Приезд его превосходительства, президента Мексики Фелипе Кальдерона всколыхнул вашингтонскую политическую жизнь, Обмусоливать эту тему в политических салонах и лоббистских фирмах начали примерно за месяц до сего дня, еще когда официально о визите не было объявлено. Потом объявили — обычный рабочий визит, скучная повестка дня — но обитателей Вашингтона было не провести, а журналистов — тем более. Как только прошла информация — неофициально — что всех сенаторов, конгрессменов и министров на время визита просят остаться в столице, все поняли — оно. Что-то произойдет. И поэтому сегодня вечером, в центре Вашингтона было не протолкнуться, а Капитолий, и даже библиотека Конгресса, откуда можно было пробраться в Капитолий были буквально осаждены как любопытствующими, так и толпой журналистов…

Но охрана тоже не зря ела свой хлеб…

Колонна машин, в которых ехали оба президента подъехали не с Конститьюшн и не с Индепенденс, заранее перекрытых полицией и осажденных любопытствующими. В городе полицейская машина оторвалась от кортежа, проблесковые маяки за решетками радиаторов погасли и так, на большой скорости, машины на самой окраине города свернули с Нью-Йорк Авеню на Бланденбург роад, дальше выехали на Мэрилэнд Авеню, дальше с нарушение правил свернули на Третью улицу, сразу после этого на А-Стрит и остановились около здания армейского апелляционного суда. Зевак там было мало, журналистов еще меньше, и пока журналисты бегом преодолевали расстояние от Капитолия до здания суда — агенты Секретной службы извлекли президентов из машин и, прикрывая их со всех сторон быстро провели в здание. Никого построенного в здании не было и быть не могло оно охранялось армейскими частями. Обманутые журналисты покричав и поскандалив вернулись на свои места а счастливчики, которым таки удалось запечатлеть сей торжественный момент уже на радостях прикидывали, сколько они смогут выручить за редкие и эксклюзивные снимки…

В двух тысяч втором году от этого здания до Капитолия прорыли тоннель. Тоннель как тоннель — бетон лампочки, вентиляция, покрытие на полу, как в офисах, подешевле. Этим то коридором сейчас и вели в здание Капитолия президентов США и Мексики агенты Секретной службы, даже сейчас, в этом узком подземном коридоре постоянно оглядывающиеся по сторонам…

Как и обычно делается в таких случаях, приглашенные собрались в так называемом «Доме Союза» в южном крыле Капитолии — та же самая зала использовалась для оглашения ежегодных посланий президента и была единственной способной вместить достаточное количество приглашенных — ведь в одном заде нужно было разместить представителей всех трех ветвей власти и высшее военное руководство страны. Разрешение для проведения репортажа в прямом эфире из здания Капитолия — не раскрывая заранее того, что будет сказано президентом — дали только четырем телекомпаниям — CNN, NBC, CBS и ABC, не считая операторов, ведущих протокольные съемки.

Зал, в котором нельзя было найти ни одного свободного места, в ожидании президентов приглушенно шумел. Представители законодательной власти расселись не по палатам, а по партиям и сейчас образовали разные группки по интересам. Если считать — республиканцев было почти столько же, сколько и демократов, но это и понятно — очень редко, когда в законодательной власти одна из партий имеет существенный перевес над другой, разница обычно бывает в считанных голосах. Представители кабинета министров сидели отдельно, военные выделялись в этом пестром зале мундирами, они тоже сидели обособленно и негромко переговаривались между собой. Корреспонденты, допущенные только на верхние ярусы делали первые снимки, освежая вспышками зал, там же сидели счастливцы, каким то образом добывшие приглашение на сие историческое мероприятие.

Внезапно по всему залу прошло шевеление — подобно невидимой волне. По тому как подобрались корреспонденты, можно было понять — началось…

Медленно открылась ведущая в зал тяжелая дверь и церемониймейстер, как положено по протоколу громко выкрикнул

— The President of the United States!

Лавина фотовспышек ослепила вошедшего в зал в сопровождении немногочисленной охраны сорок четвертого президента США, бывшего младшего сенатора от штата Иллинойс, победившего на выборах в сенат в своем штате с максимальным перевесом голосов за всю историю США, первого темнокожего на этом посту, Барака Хусейна Обаму Второго. Улыбаясь, он продвигался к трибуне.

— His Excellency, the President of Mexico! — объявил церемониймейстер.

Его превосходительство, президент Мексики Фелипе де Хесус Кальдерон Инохоса в отличие от своего более молодого коллеги выглядел чем-то встревоженным, он даже не улыбался, что для политика было из ряда вон выходящим — политик улыбается всегда. Новая, третья по счету лавина фотовспышек накрыла его, когда стало понятно, что он идет не на места в первом ряду для почетных гостей, а в президиум — умные поняли, что это может значить…

Президент Соединенных штатов Америки легко взбежал на трибуну, сопровождаемый дружной овацией демократов и жидкими хлопками республиканцев. Улыбнулся — его улыбка была его коньком — подождал, пока зал утихнет. Глубоко вздохнул…

Господин председатель, вице-президент Байден, члены Конгресса, уважаемые гости, сограждане!

Президент замолчал, будто раздумывая, что сказать. Почти никто не знал, что написанную для него речь он отверг…

Я очень волнуюсь, выступая здесь перед вами, в качестве президента Соединенных штатов Америки. И еще больше я волнуюсь от того, что я должен вам сказать. Несколько веков назад горстка смельчаков отправилась в долгий, полный опасностей путь для того, чтобы найти себе землю, где они смогут жить лучше, чем жили до этого, жить в свободном и справедливом обществе. Да, это были пассажиры Мейфлауэра. Кто-то из них погиб еще на корабле, когда они плыли через океан. Кто-то погиб в первую зиму на чужой и негостеприимной земле. Но в душе каждого из них неугасимым пламенем горел огонь надежды и веры, огонь, который не давал им отчаяться и предать свои мечты. Из поколения в поколение американцы передавали эту веру, из поколения в поколение наши предки передавали мечту о сияющем граде на холме. И из года в год новые страждущие прибывали к этим берегам, чтобы эта страна приняла их, приняла их надежды и мечты, и дала возможность построить новую жизнь лучшую, чем была у них до этого.

Один из сенаторов в зале надсадно закашлялся. Президент продолжал говорить…

Наша страна, окрепшая за столетия своего существования, в двадцатом веке стала путеводным маяком для всех тех, кто изнывал под гнетом насилия, несправедливости и лжи…

Президент почувствовал, что у него пересохло в горле. Тисненые золотом буквы роскошного издания Конституции Соединенных штатов Америки плыли перед глазами. В зале кашляли уже несколько человек…

Надо быстрее…

Но и в новом, двадцать первом веке мы должны смело нести огонь Свободы…

Что происходит?

… Здесь и сейчас я объявляю о появлении на свет нового государственного образования — Свободной американской конфедерации, соглашение о создании которой было подписано сегодня мной и его превосходительством Президентом Мексики.

В зале что-то упало с гулким грохотом, кто-то что-то закричал, но крик донесся до президента как сквозь вату. Президент поднял глаза и увидел, что лица присутствующих в зале словно расплываются, сливаются в единое бесформенное пятно…

Мексика, Мехико

Национальный дворец

05 августа 2010 года

Только глупец мог сосредоточить и президентский дворец и здание парламента в одном здании. Пусть и таком большом. Впрочем — если люди глупы, то им же хуже.

Здание, в котором находились резиденции как законодательной, так исполнительной власти Мексики находились в одном и том же здании, называемом Palacio Nacional, Национальный дворец, расположенный на Plasa de la Constitusion, площади Конституции. Это громадное, старинное, постройки аж 1697 года здание с великолепной архитектурой, в нем всего три этажа, если не считать первый, полуподвальный, зато по длине оно таково, что занимает целый квартал. Раньше оно вообще было двухэтажным но в связи с необходимостью размещения правительственных учреждений, еще один этаж все-таки надстроили.

Вход в это здание как ни странно, свободный, там помимо прочего находится еще и музей и только этажи, где находится президент и парламент охраняют. Охраняют абы как, и это несмотря на то что ситуация неспокойная, а опыт политического терроризма в Мексике уже был — в 1996 году убили одного из кандидатов на пост президента Мексики. Поскольку президент погиб, в стране начался разгул терроризма, а кое-где вовсю полыхал мятеж, правительство и парламент страны собрались на экстренное заседание, а охрану здания усилили, привлекли в нее специалистов из полиции Мехико. Это решение оказалось роковым…

Конечно же, полицейских из охраны пустили только на внешний периметр охраны. Они прибыли к зданию рано утром на нескольких автобусах, выкрашенных в насыщенный, темно-голубой цвет, цвет федеральной полиции. У каждого полицейского был пистолет-пулемет МР5 и пистолет в кобуре. Федеральных полицейских, разбитых на группы приняли под свое командование неболтливые люди в штатских костюмах и микронаушниках в ушах и быстро расставили на посты внешнего периметра охраны. Обыскивать их никто и не подумал — полицейские они и есть полицейские, оружие есть у каждого, они этого особенно и не скрывают.

Примерно в одиннадцать ноль-ноль по местному времени лейтенант полиции, командовавший одним из постов внешнего оцепления, заметил что один из его подчиненных постоянно морщится, будто у него что-то болит. Подойдя к нему, он кивком головы спросил в чем дело.

— Синьор Энрике… Я кажется… вчера что-то несвежее съел — морщась выдал полицейский, новичок в группе.

Лейтенант грубо выругался про себя — детский сад да и только. Слов нет.

— Жди, я сейчас.

Подойдя к человеку в черном костюме, которого приставили к его группе, лейтенант в двух словах объяснил ситуацию. Человек поморщился — этого только не хватало — но делать было нечего. Пальцем поманил новичка к себе, тот подбежал.

— Пошли. Покажу где туалет…

Проведя новичка коридором, он указал ему на неприметную дверь, сам же остался рядом, на всякий случай. Поблагодарив еще раз, новичок скрылся за дверью.

Оставшись без присмотра, новичок, поступивший в полицию лишь пять с небольшим месяцев назад быстро огляделся, пытаясь определить, нет ли опасности. Туалет этот находился в закрытой зоне, туристов, кому приспичит, сюда не пускали, а правительственные служащие в основном были на заседании. В туалете никого кроме него не было.

Меньше минуты ему потребовалось на то, чтобы снять решетку с вентиляционного короба — точно такого же, как и в американском Капитолии, почти такого же. Вентиляция в здании была большой проблемой — как и в любом месте большого скопления народа, тем более в том месте, где работает президент и парламент страны должен быть свежий воздух. Это особенно актуально для Мексики, где практически все лето бывает либо жарко, либо очень жарко, либо дико жарко. В Мехико эта ситуация усугубляется еще и тем, что там почти никогда не бывает ветра в силу особенностей рельефа и высокого положения над уровнем моря, и поэтому над городом почти постоянно висит чудовищное облако смога, от которого в плохие дни даже умирают люди. Вешать же на каждое окно кондиционеры в здании 1697 года постройки, являющемся архитектурной достопримечательностью страны было бы немыслимой дикостью. В конечном итоге, затратив огромные деньги, проблему решили — создали единую систему вентиляции здания, причем где-то вентиляционные короба замаскировали, а где-то — нет. В туалетах, например не замаскировали, потому что в этом не было смысла.

Морщился новичок не надуманно, а реально, ему на самом деле было больно. Еще бы не больно, если в кармане штанов держишь фляжку верней, нечто напоминающее армейскую фляжку охлажденную до минус пятидесяти градусов по Цельсию. Выше нельзя, потому что температура плавления боевого отравляющего газа нервно-паралитического действия VX составляет минус тридцать девять градусов по Цельсию.

Свернув пробку, новичок забросил фляжку с газом подальше, в вентиляционный короб, поставил решетку на место. У него было пятнадцать минут, не более — через пятнадцать минут температура повысится настолько, что газ начнет просачиваться в вентиляционный короб и поток воздуха разнесет газ по всему зданию. Того, что содержалось в этой фляжке хватило бы, чтобы уничтожить несколько городских кварталов.

Новичок не боялся, он принял антидот и он знал, что кроме него больше антидота в здании нет ни у кого. Тем не менее — из здания надо было уходить и как можно быстрее.

Поэтому он достал из кармана таблетку и принял ее. Нетвердыми шагами побрел на выход из туалета.

Охранник, ожидавший его снаружи, уже проявлял признаки нетерпения.

— Ну что с тобой там? Тебе полегало?

Полицейский был белым как мел.

— Нет синьор, мне еще хуже.

Черт бы побрал весь этот бардак. О, Дева Мария, за что такое наказание…

— Пошли.

— Куда, синьор?

— Внизу дежурит скорая — на всякий случай.

— Я не могу синьор, у меня дежурство.

— Какое дежурство, с твоей рожей только и дежурить…

Через несколько минут карета скорой помощи, завывая сиреной выехала на Пласа де ла Конститусьон. А менее чем через полчаса все, кто находился в том здании, все члены законодательной и исполнительной власти Мексики, все люди их охраняющие и обеспечивающие работу правительственного аппарата — все как один умерли страшной смертью. Газ VX не щадит никого. При поступлении ингаляционно — а современная система вентиляции мгновенно разнесла газ по всему зданию — через одну-две минуты наступает сужение зрачков, через две-четыре минуты — повышенная потливость, непроизвольное слюноотделение, через пять-десять минут — судороги и паралич, через десять-пятнадцать наступает смерть. Так и умерли все находившиеся в здании на Пласа де ла Конститусьон, умерли в панике, не понимая что происходит и не имея возможности остановить невидимую и беспощадную смерть. А потом также умерли и те, кто пытался прийти им на помощь, и многие из тех кто в этот злосчастный день оказался на площади, на главной площади страны. Законно избранной власти в Мексике больше не стало.

Калифорния, Сакраменто

Капитолий

07 августа 2010 года

Если кто-то думает, что столица «Золотого штата» находится в одном из его крупнейших городов — Сан-Франциско или Лос-Анджелесе, входящих в число тридцати самых крупных мегаполисов мира — он ошибается. Столица самого богатого и населенного штата США находится совсем не там.

Столица штата Калифорния находится в городе Сакраменто, насчитывающем всего лишь чуть больше четырехсот тысяч жителей по данным последней переписи. Именно туда, в этот небольшой, но прекрасно обустроенный и чистый, типичный для Калифорнии город пришлось переехать из своей голливудской виллы известному киноактеру, несгибаемому Терминатору, Арнольду Шварценеггеру, после того, как жители штата Калифорнии избрали его губернатором штата. Переезжать из обжитого за больше чем двадцать лет и знакомого как свои пять пальцев Голливуда ему не хотелось, но ничего не поделаешь. Сейчас же, за то время пока он был губернатором штата — а он им был второй срок — Шварценеггер привык к новому месту жительств и сейчас уже не представляло, как он будет возвращаться в сумасшедший Голливуд.

Когда новый губернатор вступил в должность, он пообещал людям, что все будет по-другому не так как раньше. Одним из первых шагов, какие он предпринял на своем новом посту был чисто символическим — он уволил секретаршу и не стал брать новую. Посчитал, что полицейского поста на входе в Сити-Холл будет достаточно. Без секретаря он работал и до сих пор — в приемной стоял пустой стол и несколько лет как выключенный компьютер, на столе лежали в большом количестве визитки — иногда их брали заглядывающие в Капитолий туристы — на память. Также бывший актер хотел полностью отказаться от полицейской охраны — с трудом его удалось уговорить чтобы он оставил хотя бы двух охранников. Водителя у него тоже не было — он ездил на работу либо на своем Хаммере, переделанном под электричество, либо и вовсе — на мотоцикле. В общем — губернатор был народным, без вопросов.

Когда произошло то, что произошло, шеф полиции города по своей инициативе приставил к губернатору еще четверых детективов в качестве охраны — хотя губернатор опять отказывался, на сей раз его удалось убедить. Таким образом, на седьмое августа губернатора охраняли двое полупрофессиональных телохранителей числящихся в полиции и четверо детективов, которые умели неплохо стрелять из своего табельного оружия, но про охрану высокопоставленных лиц мало что знали. Впрочем — если бы губернатор окружил себя целым легионом телохранителей — вряд ли бы помогло и это…

На календаре была суббота, седьмое августа, третий день с начала катастрофы. Рано вставшее солнце уже грело город своим теплом, его лучи играли в пышной зелени кленов и дубов, какими был засажен весь Сакраменто, гордо утверждавший, что в этом городе на одного человека приходится больше деревьев чем в любом другом городе мира. А в старинном здании Капитолия в подвернувшемся под руку пустом кабинете сидел в кресле человек, и бездумно смотрел на то, как заглянувший в его кабинет солнечный луч торит дорожку по заваленному бумагами столу.

Сегодня он почувствовал себя старым. Впервые в жизни…

За время, произошедшее с момента катастрофы, он почти не спал — всего два часа за три дня. С тех пор, как сообщили о том, что произошло — все превратилось в какой то безумный калейдоскоп, которому не видно даже было конца.

Вашингтона больше нет…

Это словосочетание было настолько диким, не укладывающимся в сознании, что он запретил произносить его в своем присутствии, запретил слушать радио и смотреть телевизор. Само произнесение этих слов «Вашингтона больше нет» приводило к тому, что мозг оказывался в своего рода параличе, не в силах осмыслить и принять происходящее, не говоря уж о том, чтобы принимать решения. А решения надо было принимать — и быстро.

Первым делом он отмобилизовал национальную гвардию — полиция катастрофически не справлялась В панике люди толпами бежали из крупных городов, опасаясь что следующим не станет именно их города, что он вымрет от неизвестной и не поддающейся никакому лечению эпидемии. Все дороги забиты, тысячи аварий, голодные, озлобленные люди, ни одного нормально работающего учреждения. Словно ад разверзся под ногами и теперь они жили в постапокалипсисе, в непрекращающемся кошмаре. Никто, ни один человек на этой маленькой планете и не предполагал в начале душной августовской недели, что произойдет такое.

Со своими беженцами кое-как справились, часть из них даже начали возвращаться в города, патрулируемые полицейскими и отрядами национальной гвардии — но вчера проблема начала снова обостряться. До теплого юга добралась первая волна беженцев с севера — особенно из Нью-Йорка, попавшего в зону заражения. И кошмар нахлынул с новой силой.

Города патрулировали — но почти сразу же нахлынула волна насилия — не такого как в Новом Орлеане, еще хуже. Толпы молодчиков, в основном негры и мексиканцы, подозрительно хорошо вооруженные — АК почти у каждого, есть и пулеметы. На удивление хорошо организованные они действовали в полупустых городских джунглях, грабя магазины, раскатывая на шикарных угнанных машинах, нападая на полицейских и нацгвардейцев и стремительно растворяясь в городских лабиринтах после каждого удачного нападения. Национальные гвардейцы в основном были не из городов, а из пригородов и сельской местности, города они не знали и в скоротечных стычках безнадежно проигрывали. Сейчас губернатору впервые пришло в голову, что ситуация может оказаться куда более серьезной и стоило бы задействовать не национальную гвардию, а армию. Конечно, в самих США нормальных воинских частей было катастрофически мало для того, чтобы взять под контроль всю страну наиболее боеспособные части находились на заграничных базах, воевали в Ираке и Афганистане, их надо было возвращать на родину, но… для этого нужен был приказ. А приказывать было некому — власть была полностью парализована…

Погибли все. В одном городе оказались — и умерли от неизвестной болезни, поражающей подобно лихорадке Эбола, президент, вице-президент, спикеры обеих палат парламента, председатель Верховного суда. Все, кто мог и должен был заменить президента в критической ситуации. Какого-то черта президент собрал всех в Вашингтоне во время этого треклятого визита, видимо намереваясь о чем-то сообщить. Хотя… должно же было быть обращение Президента к Конгрессу — но все равно, какого хрена там делал Председатель Верховного суда? До сих пор неизвестно было местонахождение госсекретаря США, считалось что она тоже погибла. Поскольку в зону поражения попал Пентагон — управление войсками перешло к запасному командному центру в Скалистых горах, а ядерные силы взял на себя «Хрустальный дворец» в горе Шайенн… Другое дело, что они могли отдавать только тактические приказы и пытаться спасти что-то, что еще можно спасти. Почувствовав слабость тяжело раненого льва, гиены напали со всех сторон. Резко обострилась обстановка в Афганистане, Пакистане, Ираке, по всему ближнему Востоку. Исламские экстремисты, почувствовав момент, усилили натиск на части международной коалиции, ситуация была настолько напряженной, что речь должна была идти уже о срочной эвакуации.

Весь прошлый день его люди разыскивали губернаторов штатов, удалось разыскать двадцать пять человек. Он звонил всем подряд — республиканцам, демократам — сейчас было не до политических раздоров и выяснения позиций. С каждым губернаторам штатов, если его удавалось найти, он разговаривал лично. Тема разговора была только одна — нужно немедленно организовывать хоть какую-то власть. Пока не поздно. Не до выборов, не до демократических процедур, нужен исполняющий обязанности Президента на переходный период и правительство национального спасения. В стране была чертова тьма дел. Нужно было вытаскивать американских солдат и американских граждан, оказавшихся в ближневосточном котле и возвращать их на родину — они нужнее здесь. Нужно было блокировать район катастрофы и обеспечивать спасательные работы, хотя спасать было уже некого, можно было только как то сдерживать эпидемию, тех кто заразился уже не спасти. Нужно было принимать и размещать беженцев. Нужно было успокоить народ. Нужно было разобраться с бандитами и мародерами с каждым днем становящимися все наглее и наглее. Нужно было обеспечить безопасность страны и разобраться наконец, как такое могло произойти и кто черт возьми это все сделал. Ведь настоящая ситуация отличалась от 11/09 в корне — тем что до сих пор никто не взял на себя ответственность за содеянное.

От некоторых губернаторов, с которыми он хорошо был знаком, и с кем поддерживал хорошие отношения, он узнал, что на них уже выходили. Кто — можно было и так догадаться. Несвятая троица: президент-отец, президент-сын и еще один кандидат в президенты, ныне губернатор Флориды. Эти то не упустят своего шанса — вот только выдержит ли страна очередное правление кого-то из Бушей? Губернатор Калифорнии внезапно поймал себя на мысли, что хоть они и однопартийцы — но думает он о Бушах с крайним раздражением. Он никогда не шел против линии партии, всегда делал все чтобы обеспечить победу республиканских кандидатов в своем штате, одном из ключевых для борьбы за Белый Дом — но сейчас было не до масок. Время их снять к чертовой матери.

Несмотря на утреннее время, из приемной слышался шум — там уже собралось море народа — охрана, советники, лоббисты. Внезапно он поймал себя на мысли: вот там стоят люди, и они чего-то от меня ждут, а я не знаю, черт бы все побрал — с чего же мне начать?

Тягостные размышления губернатора прервал осторожный стук в дверь. Через пару секунд дверь открылась и в нее просунулась лысая голова одного из его советников.

— Сэр, выступление через двадцать минут. Телевизионщики уже ждут.

Губернатор устало вздохнул.

— Уже выхожу, Дик. Выхожу…


Конечно, полиция предприняла меры безопасности. В стране действовало чрезвычайное положение, в обеспечении безопасности была задействована национальная гвардия, поэтому на пути к Капитолию им пришлось преодолеть два поста безопасности. Первый был установлен перед въездом в город на пятидесятом шоссе — там где оно ветвится на Индастриал Бельведер и Вест Капитал Авеню. Пост хотя и временный, но довольно мощный — кроме полицейских машин там был Хаммер с крупнокалиберным пулеметом и старый гусеничный БТР М113. Второй — на съезде в Саутсайд-парк, та дорога вела напрямую к Капитолию и в Даунтаун, и на этом блокпосту внутри города была только полиция. Но ни там ни там их не задержали. Документы у них были в полном порядке включая водительские права, а обыскивать каждую машину из сплошного потока уставшие и измученные, не спавшие по двое суток полицейские и нацгвардейцы конечно не стали — это было физически невозможно. Кроме того — на лобовом стекле их Шеви-Экспресс гордо красовалась наклейка «Пресса» и название одной из небольших местных телекомпаний. Были у них и документы, подтверждающие то что они действительно журналисты. Была даже подлинная аккредитация пресс-бюро губернатора Калифорнии. Короче говоря — выявить существующими заградительными и контрольными мерами диверсионно-террористическую группу кубинской военной разведки было невозможно, американским полицейским могло лишь повезти. Не повезло — видимо Америка свой запас везения уже исчерпала.

Критической ошибкой полицейских из охраны губернатора было то, что они разрешили ему обратиться к прессе стоя на ступенях старого здания Капитолия. Кубинцы об этом узнали только вчера и обрадовались — отпадала самая большая для них проблема: как пронести в здание оружие, причем с гарантией. В дверях могла быть система скрытого сканирования на наличие оружия, после 9/11 многие правительственные и муниципальные учреждения обзавелись ею. А если система обнаружит оружие и подаст сигнал тревоги — операцию, верней не всю операцию, а ту часть за которую отвечали лично они, можно будет считать проваленной, что недопустимо. Здесь же условия идеальные — куча репортеров, полицейские да и просто зеваки, губернатор стоит выше других, нас ступенях, выделяясь как мишень, суматоха, куча аппаратуры, нацеленной на губернатора, вопросы и вспышки фотоаппаратов, отвлекающие и дезориентирующие сотрудников охраны. В общем, вариант для покушения идеальный…

Машину — белый фургон Шевроле-Экспресс с глухими бортами они оставили на Q-street, ближе к набережной. Расчет был на то, что в суматохе полицейские не успеют предпринять необходимые действия и наглухо закрыть район. Да и сложно было его закрыть — набережная представляла собой не внутригородскую улицу, а девяносто девятую дорогу, идущую через весь город — быстро ее перекрыть было просто невозможно. Сам по себе район — типичная для США застройка: как большие, многоэтажные офисные здания, так и здания поменьше, а между ними — стоянки. Полно деревьев — Сакраменто этим гордился. Затеряться в такой застройке — запросто.

Покинув машину, кубинцы разошлись в разные стороны. Двое — оператор и тележурналист, с видеокамерой в одну, человек в форме патрульного полицейского — в другую…


— Марта Стрит, Си-Би-Эс. Господин губернатор, сколько беженцев примет штат Калифорния?

— Штат Калифорния примет столько беженцев, сколько будет нужно, но он вправе ожидать этого и от других штатов

— Генри Круз, Си-Эн-Эн. Как насчет того, кто это сделал? Это может еще раз повториться — скажем в Лос-Анджелесе? Могут быть новые очаги заражения?

Губернатор набрал в легкие воздуха прежде чем отвечать.

— Я не сотрудник полиции, не военный и не сотрудник ЦРУ. Поэтому я не могу сказать точно кто это сделал. Сказать могу одно — это были подлые и трусливые люди, которые боятся суверенной мощи Соединенных штатов Америки. Вместо открытой и честной борьбы, той какую ведем мы они предпочитают подкрадываться и бить ножом в спину. Они боятся наших солдат — и поэтому они избрали целью мирный город и его жителей. Мир еще не знал столь подлого, гнусного и варварского преступления, как то что было совершено против Вашингтона и его жителей, в конечном счете против всей нашей страны. Могу заверить вас, что я, как губернатор штата Калифорния и как гражданин Соединенных штатов Америки сделаю все от меня зависящее, чтобы те кто это сделали, предстали перед честным, справедливым и беспристрастным судом. Да, судом! Мы не должны опускаться до уровня гнусных подонков сделавших это, мы должны наказать всех, кто к этому причастен — но по закону, строго по закону. Как бы не кипела ярость, как бы нам не хотелось отомстить — по закону. Только тогда мы останемся американцами и сможем гордиться тем что мы американцы!

— Но гарантий того что это не повторится — никаких, не правда ли? — весьма невежливо перебил губернатора репортер.

Губернатор опустил глаза, чтобы посмотреть на репортера Си-Эн-Эн — и замер. Рядом с тем, кто задавал ему вопросы, наглым молодым репортером с длинными сальными волосами и тонкими крысиными усиками стоял другой. Более пожилой, крепкий, сухощавый, на вид он казался словно выточенным из камня. Он смотрел прямо на губернатора, на одного из последних людей в этой стране способных консолидировать нацию и принимать решения. Когда взгляды губернатора штата Калифорния и полковника кубинской разведки встретились — губернатор сразу понял, кто этот человек для чего он пришел сюда. Непонятно как — но понял. Губернатор родился не в США, он приехал в США — и новая родина дала ему все, что только может дать. Кое-кто даже прочил его в кандидаты на высший пост в стране на выборах шестнадцатого или двадцатого года. Теперь же ничему этому свершиться было не суждено. Губернатор понял и принял свою судьбу — он не попытался бежать, не попытался спрятаться за охрану. И кто бы что про него не говорил плохого — умер он как настоящий мужчина…


Полковник стрелял с двух рук, раз за разом. В каждой руке у него было зажато по автоматическому пистолету Стечкина. Первые два выстрела он сделал по губернатору, затем еще четырьмя свалил стоящих рядом с ним охранников — по одной пуле в голову каждому, и все это меньше чем за две секунды. Не дожидаясь пока убитые им люди повалятся, как куклы, окропляя кровью белый мрамор Капитолия, бросился вперед, по направлению к Н-стрит, стреляя на ходу.

Кто-то попытался его схватить, он выстрелил в смельчака из левого пистолета в упор и пробежал дальше. Толкались, вопили, пихались люди — никто ничего не понял, но все хотели как можно быстрее смыться отсюда.

И тут громыхнуло — это больше было похоже на звук взрыва детской хлопушки, только немного сильнее. Хосе, страхующий полковника слева привел в действие небольшой заряд пластиковой взрывчатки, брошенный им в большую белую урну в Кэпитол-парке. Урна была сделана из тонколистовой стали и при взрыве большая часть его энергии ушла в никуда, оставшаяся разорвала урну на куски и эти куски ранили нескольких человек. Как бы то ни было — испуганная взрывом толпа метнулась по направлению к Девятой стрит, что полковнику было и нужно.

Первая проблема появилась, когда полковник в числе первых выскочил на Н-стрит. Трое полицейских и машина — двое держали пистолеты высоко поднятыми и непосредственной опасности не представляли. А вот второй — здоровенный рыжий ирландец, сориентировался мгновенно. Он увидел пистолеты, понял от кого исходит опасность, вскинул свой Глок и прицелился…

Но выстрелить не успел. Полицейские в США стреляют хорошо, даже слишком хорошо — немало бандитов из Мексики или той же Кубы это узнали. Но стрелять так, как стрелял выпускник одесской спецшколы, ученик лучших инструкторов ГРУ ГШ МО СССР, боец, прошедший Чили, Никарагуа, Сальвадор и Анголу — так они стрелять не могли.

Тремя быстрыми, в темпе пулеметной очереди выстрелами, опять одновременно с двух рук полковник повалил всех троих полицейских. Перескочил на другую сторону улицы, суматошно огляделся. Визжали тормоза машин, истерически кричали люди. В толпе его взгляд выхватил Рамона — второго из прикрывающих его бойцов. Рамон уже бросил камеру и стоял на другой стороне улица: паника его была лишь наигранной.

Полковник понял, что он должен делать. Не ставя пистолеты на предохранитель, он засунул их под репортерский жилет, одернул его чтобы не было так заметно — и побежал внутрь квартала, в сторону Q-стрит, проскочив в узкий проулок между зданием Департамента продовольствия и сельского хозяйства и зданием Совета церквей. Чем дальше он будет от места действия — тем меньше будет людей, которые видели кто стрелял и смогут его опознать. А Хосе, одетый в полицейскую форму, в случае чего даст ложное описание внешности и направления, куда скрылся преступник — в такой суматохе и давке нормального никто не даст — и смоется….

Корал Гейбл, Майами Дейд

Билтмор-отель

07 августа 2010 года

Историческая справедливость…

Весьма неопределенное понятие, надо сказать. В чем она заключается? Справедливость ведь для каждого — своя, индивидуальная. То, что кажется справедливым одному — абсолютно несправедливо для другого.

Корал Гейбл — небольшой город, расположенный в округе Майами Дейд, на побережье, с населением всего лишь сорок три тысячи человек. Место это здорово прославил Джеймс Хэдли Чейз, не раз там бывавший и описавший его как город чрезвычайно опасный и кишащий разным преступным элементом. В то время, когда писал Чейз, оно и в самом деле было так, сейчас там конечно же потише…

Еще Корал Гейбл был знаменит тем, что именно там жил Фульхенсио Батиста, диктатор Кубы, тиран и палач, в период с сорок четвертого по пятьдесят второй годы, когда он жил в США и не вмешивался в жизнь Кубы. Он жил здесь на широкую ногу, на собственной вилле, именно здесь он и завел обширные деловые контакты с американскими (точнее итальянскими и еврейскими) мафиозо. Потом все это здорово аукнулось Кубе во время второго правления Батисты с пятьдесят второго по пятьдесят девятый годы, когда женщин похищали и насильно привозили в Гавану чтобы работать проститутками, когда на Кубе правила мафия во главе с Мейером Лански, когда строились роскошные отели за десятки миллионов долларов, а народ жил в ужасной нищете.

Вот в этом то и была историческая справедливость — что один из ударов кубинских мстителей должен был прийтись именно на Коралл Гейбл, это гнездо порока.

Одним из символов Коралл Гейбл был знаменитый Билтмор-отель, в тридцатые годы это было самое высокое здание в Майами. Располагался он по адресу Анастейша Авеню 1200, это в районе Коралл Истейт, если сворачивать с Пальметта-Авеню и ехать в сторону Даунтауна. Отель этот был старинным, он переживал и блеск и нищету и роскошь и падение. Роскошь была в тридцатые и сороковые — тогда в нем останавливались герцог и герцогиня Виндзорские, Джинджер Роджерс, Джуди Гарланд, Бинг Кросби, Аль Капоне, Рузвельты, Вандербильты. Достаточно сказать, что резиденция президента США Франклина Д. Рузвельта, когда он отдыхал летом в Майами всегда размещалась не где-нибудь а в Билтмор-отеле. Потом, в шестидесятых, если не изменяет память отель обанкротился и был заново запущен уже в восьмидесятых. Он был роскошен, даже роскошнее прежнего — но уже без громких имен. Сейчас модно было не жить в роскошном отеле, а покупать пентхаусы или частные владения на побережье. Сильные мира сего теперь ценили тишину…

Но сегодня все могло измениться. Отель мог снова стать прославленным — ибо в нем собрались люди, намеревающиеся ни много ни мало — спасти Америку…

Хозяином встречи был Джон Эллис «Джеб» Буш, губернатор относительно спокойной Флориды, пятидесяти трех лет от роду. Отпрыск прославленной семьи Бушей, выходец из Техаса, прихожанин Римской католической церкви — ничто не говорило за то, что он мог когда-нибудь стать губернатором Флориды — штата, где техасцев откровенно недолюбливали. Однако, он им стал и правил уже второй срок опираясь на поддержку не только белых избирателей, но и испаноязычных, которые голосовали за него на выборах восемь из десяти. Сейчас он участвовал в сенатской гонке и имел серьезные шансы быть избранным сенатором от Флориды — если бы не произошло то что произошло.

Свой офис губернатор держал именно в Коралл Гейбл, поэтому и собрались все выходцы клана Бушей здесь, в Билтмор Отеле, сняв полностью два этажа. Эти два этажа были полностью отрезаны от внешнего мира и прикрывались частной охранной службой. В городе было неспокойно, по ночам уже стреляли.

Вторым — первым по старшинству, но вторым по влиятельности на встрече был Джордж Буш старший, постаревший ветеран американской политики, но все еще крепкий и способный держать штурвал. Бывший директор ЦРУ, бывший вице-президент, бывший президент США, он был силен не только своими связями в вашингтонском закулисье — какие сейчас к чертям связи, когда сейчас Вашингтон превратился в один большой лагерь смерти — но и старой закваской, полученной еще во времена противостояния с сильнейшим противником в истории этой страны. С Союзом Советских Социалистических Республик.

Третьим — и первым по влиятельности, равно и первым по ненависти, которую он вызывал самим фактом своего существования у многих граждан этого государства — был Джордж Герберт Уокер Буш младший, президент Соединенных штатов с двухтысячного по две тысячи восьмой год. Первым по влиятельности — потому что за ним стояли неоконы, остатки которых — те, которым повезло не оказаться в Вашингтоне, когда все началось — присутствовали в этой комнате. За ним так же стояли некоторые сотрудники спецслужб, которые уважали его за то, что дал им денег и расширил их права, сильно ущемленные при президенте-демократе Клинтоне, правление которого эти люди старались забыть как страшный сон.

Четвертым — человеком из тени, первым по тайному влиянию — был Ричард Чейни, бывший вице-президент США, ставший самым влиятельным вице-президентом за всю американскую историю. Ему повезло не оказаться в Вашингтоне, он читал лекции в Далласе и приехал как только началось. Сейчас он единственный из всех сохранял видимость спокойствия — молча, не обращая ни на что внимания, сидел и протирал свои очки.

Пятым — ему удалось чудом вырваться из смертельной ловушки Багдада, заказав спецрейс чуть ли не под дулом пистолета, был некий Джон Негропонте, бывший директор Министерства безопасности Родины, мастер грязной игры, организатор государственных переворотов и заговоров, специалист по Латинской Америке. Его присутствие было необходимо, потому что сейчас именно грязная игра и предстояла. В ее предвкушении, он нервно ходил от стены к стене, зачем то постоянно смотрел в окно…

— Сядьте, мистер Негропонте — наконец взорвался Буш-старший

— Папа… — осадил его младший.

Негропонте резко остановился, недоуменно посмотрел на собравшихся, будто видел их впервые, потом прошел к своему стулу и сел.

— Господа… — по праву хозяина открыл совещание Джеб Буш — мы собрались здесь для того, чтобы принять решения, которые могут оказаться судьбоносными. Не только для нас — но и для страны в целом…

— Подожди… — скривился Д.Г.У. Буш — восславим Господа нашего, господа…

Все склонили головы над столом, один из присутствовавших за столом неоконов по памяти прочитал еврейскую молитву. Так всегда начинались заседания Совета национальной безопасности при Буше-младшем…

— Прежде всего… — умело перехватил вожжи Буш-старший — я бы хотел, чтобы кто-нибудь доложил текущую обстановку. Вы, мистер Чейни?

Ричард Чейни с присущей ему деловитостью и распорядительностью на полдня сел на телефон и примерно обстановку уже знал.

— Итак, господа… Во-первых, что касается власти. Вашингтона по сути больше нет, болезнь распространяется как лесной пожар. Болезнь неизвестного происхождения, первые симптомы возникают уже через несколько минут, течение болезни ураганное. Головокружение, температура, резь в глазах, потом начинается кровавый понос, рвота, резко поднимается температура. Смерть наступает в течение двух-трех часов, не больше. Сильно похоже на вирус Эбола, только модифицированный. Передается, судя по всему, воздушно-капельным путем.

— Это признаки биологического оружия… — задумчиво проговорил Негропонте — такой малый инкубационный период может быть только у боевых вирусов и бактерий.

Чейни недовольно взглянул на Негропонте — когда он был у власти и часто председательствовал на заседаниях СНБ никто не смел его перебивать.

— Позвольте я продолжу. Судя по тому, что болезнь распространилась в Вашингтоне как лесной пожар, точек, откуда инициировалось заражение, было сразу несколько. Одна из них — здание Конгресса США, где все присутствовавшие почувствовали себя плохо во время выступления Президента транслировавшегося на всю страну. Думаю, все видели это выступление. Через десять минут после того, как проявились первые симптомы, трансляция была прервана, что породило первую волну слухов и паники. Но одновременно, такое ураганное течение болезни было и на руку — больной умирал прежде, чем успевал передать вирус дальше. Пока случаи болезни отмечены только по восточному побережью, по Западному — единичные и их удалось таки локализовать. Бостон, Филадельфия, Балтимор, Нью-Йорк. В Бостоне обстановка вышла из под контроля, Нью-Йорк под вопросом. Запрещены все полеты, Национальная гвардия как может, блокирует пораженные районы.

— От этой болезни есть какое-то лекарство?

— Если оно и есть — то нам неизвестно. Смертность близкая к стопроцентной.

Собравшиеся поежились…


Один из охранников, стоявших на часах у лифта зевнул от скуки, поправил висящий на плече карабин МР5, сильно похожий на полицейские пистолеты-пулеметы, но только с одиночным режимом огня. Их выдали им только сегодня утром, хотя выдать надо было давно. Пока они охраняли богатые коммьюнити с дробовиками, у бандитов же основным оружием были АК-47. Вот и охраняй как хочешь. Сегодня утром их перебросили сюда, и он был рад этому обстоятельству…

— Эй, Генри — позвал он своего напарника от нечего делать — улыбнись ты уже в истории…

Генри — лысый здоровяк с нездоровым цветом лица и полным отсутствием чувства юмора недовольно скривился

— Ты о чем?

— О чем? А ты видел, кто там у нас заседает, кого мы охраняем? Ты думаешь, они собрались обсудить предстоящую рыбалку на тунца?

— Помолчал бы. Что они там обсуждают — не наше дело. Наше дело — стоять тут как истуканам и все.

— Да брось…

Дверца лифта плавно отъехала в сторону.

— Оп-па…

Охранник пригладил волосы

— Пташка, а что ты делаешь сегодня вечером?

— Да пошел ты…

Черноволосая красотка с подносом в форме служащей отеля гордо прошествовала мимо.

Ну что, съел?

— Да пошел ты…

На то, что поднос, на котором стояли напитки несколько толще, чем обычно бывают подносы, никто не обратил ни малейшего внимания…


— Кто сейчас у руля? Кто остался?

Начиная с 9/11 во время обращения Президента к Конгрессу, в зале всегда отсутствовал кто-то из членов кабинета и несколько парламентариев — чтобы случись чего, не накрыло всех разом. Реалии современного мира…

— Госпожа госсекретарь… — недовольно проговорил Чейни

— И где она?

— По последним данным — сидит в Берлине и боится оттуда вылетать. Может быть, все-таки вылетела…

— Мать твою… — выругался кто-то

— Позвольте — поднял руку Негропонте.

Буш-старший кивнул

— В Лэнгли сейчас остался Стивен Кейпс, он пытается что-то сделать. Хотя у него нет в наличии достаточного силового ресурса. Но он активен.

Буш-старший кивнул

— Кто еще?

Снова заговорил Чейни

— Губернатор Калифорнии. Он успел переговорить со многими, с кем-то даже раньше меня. В том числе — с Рудольфо Джулиани.

— Где сейчас Джулиани?

— В Большом Яблоке [Большое Яблоко — жаргонное название Нью-Йорка]. Пытается что-то сделать…

— Его нужно немедленно вывезти оттуда — не сказал, а приказал Буш старший — это наш человек, за ним будут люди.

— Разговор уже был. Он не уедет.


Никто не обратил внимания на проскользнувшую в комнату темноволосую красотку, оставившую на столике у входа напитки. Эти люди настолько привыкли к своему положению и статусу — что прислугу просто не замечали — есть и есть.


— Кто командует армией?

Негропонте откашлялся

— Пока непонятно. Объединенный комитет начальников штабов, министр обороны — все были на этом проклятом выступлении. Все до единого. Сейчас, судя по всему должен быть активирован план Чужой Вождь, разработанный как раз для таких вот случаев, но активирован он или нет — неизвестно. Пентагон, скорее всего, недееспособен или ограниченно дееспособен он слишком близко к очагу заражения, да и генералы нынче слишком любят тесно общаться с политиками. Скорее всего, каждое региональное командование и каждый флот действуют сами по себе, выполняя, прежде всего задачи по самозащите и ожидая указаний. Как бы то ни было — управление вооруженными силами, скорее всего, придется организовывать отсюда.

Буш старший кивнул

— А что у нас в Мексике? Кто-нибудь вообще понимает, что за дерьмо происходит?

— В Мексике… снова заговорил Негропонте — я посидел над газетами, а мои люди покопались в интернете. Конечно не утренняя пташка [утренняя пташка — так называется ежедневная объединенная разведсводка, которую каждый день получает на стол Президент США], но хоть что-то. В Мексике нет больше власти, равно как и у нас. Президент Мексики присутствовал в здании конгресса и умер вместе со всеми. После чего по стране прокатилась волна серьезных терактов в столице и одновременно — начался вооруженный мятеж на юге, у самых наших границ. Чего мы и боялись — при ослаблении власти наркомафиозные группировки вышли из под контроля, вместе с ними — большая часть полицейских подразделений региона и даже какие то армейские части. Правительство и конгресс Мексики погибли пятого числа в полном составе.

— Вирус?

— Навряд ли. Очагов заболевания нет. Судя по тому, что нам удалось выудить из газет — это больше похоже на атаку с использованием нервно-паралитического газа. В тот же день образовался некий Комитет национального спасения, возглавляемый высокопоставленными военными и полицейскими, во главе — генерал полиции Раймундо Оливейра. Он уже выступил по национальному телевидению, объявил что все гражданские права аннулируются и пообещал покончить с наркомафией. Но скорее всего насчет наркомафии он лжет, сэр.

— Почему?

— Я его знаю. Еще с восьмидесятых, он тогда имел кое-какие дела с сальвадорцами, с никарагуанцами еще будучи простым капитаном. Более жадного и коррумпированного человека сложно представить, он продал бы свою мать, если бы за нее кто-то дал хорошую цену. На территории, за которую он отвечал, были транзитные склады с оружием, в те времена мексиканцы занимались только коноплей. Рынок кокаина держали полностью колумбийцы, мексиканцы даже близко не осмеливались подходить. Если он изменился с тех времен — так только в худшую сторону. Он всегда на той стороне, у которой больше денег. Кроме того — я лично знал Рохаса, которого расстреляли без суда, если верить газетным публикациям, это был хороший человек и проамерикански настроенный, он заменил Ферроса, когда того убили. Расстрел Рохаса — лучшего подарка для картелей и не придумаешь…


Небольшой вертолет типа MD-500, до этого сильно переоборудованный в лодочном ангаре на одной из окраин агломерации Майами шел над районом Фонтенбло на предельно низкой высоте. Вертолет был выкрашен в сине-белый цвет с большими надписями Police на обоих бортах, на нем как и положено был прожектор-искатель, громкоговорительная установка и все остальное, что нужно для полицейского вертолета. Не вписывался в облик полицейского вертолета только массивный стальной кронштейн, установленный на распорках между полозьями, да длинный, круглый контейнер, жестко закрепленный на нем. От контейнера в кабину шли какие-то провода…


— Кто это все мог сделать? — задал сакраментальный вопрос Д.Г.У Буш.

Отец, более опытный и мудрый при этих словах закашлялся

— Какая разница кто? Главное — что сейчас должны делать мы? Джеб, я просил тебя посидеть со своим юридическим советником насчет Конституции…

Губернатор Флориды оторвался от разглядывания картины на стене.

— На данный момент Президентом Соединенных штатов Америки является Хиллари Родэм Клинтон — медленно, четко, по словам произнес он — никакого другого толкования Конституции на этот счет быть не может.

— Господи, о чем мы говорим! — внезапно повысил голос Д.Г.У. Буш — о чем мы все сейчас говорим? Где эта дамочка? Она со своим народом? Она пытается поправить ситуацию, спасти то что можно спасти? Нет, она отсиживается за океаном!

— Скорее всего, она уже летит сюда… — как бы впроброс заметил Чейни, но разошедшегося Буша-младшего было уже не остановить

— Во что эта парочка превратила страну?! Господи, ведь всего два года прошло… Этот молодой черномазый засранец, «Мистер Чего Изволите» распинался перед всеми, перед кем можно и нельзя, он целовал все задницы до которых дотягивался. Нобелевская премия мира, твою в Бога душу мать! И вот итог! Как может эта дамочка возглавить страну в такой критический момент?!


Два человека с репортерскими удостоверениями и кофрами с громоздкой аппаратурой прошли в холл одного из офисных зданий, находившегося в нескольких сотнях метров от Билтмор-отеля. Один из них остановился посреди холла, второй решительно направился к охраннику.

— Чем я могу помочь, господа?

Репортер — невысокий, смуглый латинос обаятельно улыбнулся

— Видите ли… Мы бы хотели подняться на вашу крышу… Арендовать ее… на час.

— Это еще зачем…

— Видите ли… Мы бы хотели кое-что заснять… что расположено неподалеку от вас.

Охранник сурово нахмурился — хотя сердце радостно запрыгало в груди.

— Нельзя.

Улыбка репортера сделалась еще шире.

— Да бросьте… Всего лишь час и никто не увидит.

В руке пронырливого репортера появился веер стодолларовых купюр, которые охранник согреб в мгновение ока.

— Кажется мне надо в туалет…

Репортеры направились к лестнице, план этого здания они знали прекрасно. Точно такая же группа занимала сейчас позиции еще в одном неприметном здании с другой стороны отеля…

По служебной лестнице, использующейся монтерами, один за другим они выбрались на крышу, осторожно вытащили кофры с аппаратурой. Один из них начал устанавливать нечто, похожее на фотоаппарат с очень большим и мощным объективом, второй быстро подключил ноутбук и пока загружался план здания — набрал телефонный номер…

— Готово… доложился тот, кто устанавливал аппаратуру наблюдения

— У меня тоже. С нашей стороны. Они в пентхаусе, на самом верху, за ними два этажа полностью. Они там, все… — первый развернул ноутбук так, чтобы второй мог видеть трехмерный план здания. Заполучить его проще простого — надо всего лишь вломиться на сайт фирмы, занимающейся прокладкой и обслуживанием кабельных систем связи…

Второй припал к аппаратуре…

— Пока не включай, мало ли там какая может быть аппаратура…

— Ты что, думаешь, что они там поставили систему оповещения об облучении лазером от танка — насмешливо спросил второй.

— Не включай… — настойчиво повторил первый…

Второй отвернулся к аппаратуре, первый достал армейскую рацию.

— Старший сын вызывает Птицу, прием…

Рация откликнулась сразу, слышимость была прекрасной, если не считать грохота и воя вертолетных винтов

— Птица — Старшему. Мы на подходе, расчетное время прибытия три минуты, как поняли, прием…

— Вас понял, три минуты. Цель обнаружена с нашей стороны, через две минуты включаю аппаратуру, атакуйте с ходу.

— Вас понял, атакуем с ходу.

— Конец связи…


— Господа, мы должны сделать заявление. Стране нужен человек, который уже был на капитанском мостике и неплохо справлялся со своей работой…

… интересно, кто еще так думает кроме тебя…

— Про кого ты говоришь, Джордж? — мягко спросил своего брата губернатор Флориды, хотя вопрос был скорее риторическим. На высшем государственном посту он видел себя, а не своего придурковатого братца, героя расхожих анекдотов, который умудрился сделать так, что техасцы теперь не всегда признаются в том что они техасцы…

Негромкое жужжание вертолетных лопастей донеслось до слуха Джона Негропонте, порыв ветра качнул тяжелую занавесь. Охваченный нехорошим предчувствием, он встал со своего места, подошел к окну, отодвинул тюль и увидел зависший напротив их окон вертолет…

— А это что за черт…

Контейнер, установленный между салазками шасси вертолета окутался дымом и пламенем от стартового двигателя противотанковой управляемой ракеты…

Севернее Уайтфиш, штат Монтана

09 августа 2010 года

Где я был все это время? Честно говоря, сложно сказать, тем более что я и сам не все помню. Перешел границу, устроился на мойку, на которой работали одни мексиканцы. Поработал несколько дней чтобы заработать денег на билет. Автобусный, потому что любые другие очень легко отследить. Хотя по моим прикидкам, меня никто и не должен был искать.

Потому что я был мертв. Я лежал вместе со всеми, там, в безымянной могиле недалеко от побережья, в мексиканском штате Синалоа. Меня не было в их расчетах, в расчетах тех тварей, что разменяли нас по центам.

Началось, когда я добрался до Айдахо и намеревался некоторое время, несколько дней отдохнуть и оглядеться, прежде чем двигаться дальше. Собственно говоря, я и не удивился, когда сообщили, что в Вашингтоне начала эпидемия неизвестной, смертельно опасной болезни, и вся наша власть умерла от нее первой — в полном составе. Что-то подобное должно было случиться — не сейчас так потом. Нельзя безнаказанно творить зло.

У каждого есть свои представления о мире, о добре и зле, о грешном и праведном, о допустимом и наказуемом. Когда-то давно считали, что Земля держится на трех китах, потом считали, что Земля является центром вселенной, а Солнце вращается вокруг нее. Потом мы узнали, что Земля — это всего лишь маленькая песчинка в огромной вселенной, один из спутников маленькой звезды по имени Солнце. Принесло ли нам добро это знание? Скорее всего — нет….

Я верю в науку, в то что Земля — это не центр Вселенной а всего лишь маленькая песчинка в ней. Но я верю и в Бога. Скорее даже не в Бога, а в то что есть некие… весы. Огромные такие весы, с двумя чашами, старинные, и на них взвешивается добро и зло. На них взвешивается добро и зло каждого конкретного человека, семьи, народа, страны. Справа добро, а слева — зло. И когда чаша со злом становится настолько тяжела, что касается земли — Господь принимает решение…

И наша чаша коснулась земли. Наша, американская чаша, чаша народа, который считал себя богоизбранным. Слишком долго мы творили зло, кутаясь в одеяния лжи, слишком старательно мы копили зло в нашей левой чаше. И наша чаша коснулась земли. Может быть, последней каплей стало именно то, что произошло в Мексике — когда по приказу сверху одни американские военнослужащие уничтожили других американских военнослужащих, виновных лишь в том, что они честно служили своей стране.

Но торжество зла и лжи не вечно…

В Айдахо Фоллс я угнал машину, старый пикап, но полноприводный, как раз подходящий для того, чтобы ехать не по основным дорогам, где сейчас было полно полиции, а по лесным и проселочным. Полиция пыталась что-то сделать, пыталась выставить кордоны на дорогах, но помогало это мало. В некоторых местах люди сами брали власть в свои руки, благо в этих лесистых местах было много бэрчистов и минитментов. Людей, которым идея всеобъемлющего государства чужда в принципе, и которые привыкли полагаться больше на себя да на свою винтовку…

В Диллоне, уже в Монтане (кстати, перегоняя угнанную машину через границу штата, я совершил федеральное преступление) удалось раздобыть не только бензина, но и свежих газет. Как ни странно, меня больше волновал не медленно вымирающий Вашингтон и не бунтующий юг — а то, что происходит в Мексике — новости оттуда я прочитал в первую очередь.

Газеты не радовали…

Сегодня, генерал Раймундо Оливейра, председатель Комитета национального спасения объявил о введении на всей территории Мексики режима чрезвычайного положения без указания срока окончания его действия, и аннулировании всех гражданских прав. В комитет национального спасения входят девять генералов и адмиралов, при этом шесть из них принадлежат армии или флоту и трое — полиции и спецслужбам.

Во вчерашнем обращении к мексиканскому народу по национальному телевидению, генерал Оливейра призвал народ Мексики к единению в этот тяжелый для родины час. Он заявил, что суровые меры по наведению порядка жизненно необходимы для того чтобы обуздать наркомафиозные и террористические группировки, совершившее в последние дни ряд беспрецедентных террористических атак одна из которых завершилась гибелью более трех тысяч человек, в том числе всего правительства и конгресса Мексики. Одновременно, наши источники сообщают о расстреле без суда группы высших офицеров, не пожелавших подчиняться новой власти. Судя по последним событиям, Мексика рискует из демократической страны превратиться в авторитарную диктатуру.

Как уже известно нашим читателям, генерал полиции Раймундо Оливейра ранее подозревался в тесных связях с наркомафиозным картелем Синалоа, в связи с чем его воинственные заявления о наведении порядка в стране и борьбе с наркомафией не кажутся искренними.

Мы будем продолжать информировать наших читателей о развитии обстановки в Мексике

Различные источники называют разные причины массовой гибели людей в самом центре Мехико, в здании Palacio Nacional. Одним из первых декретов Комитета национального спасения был декрет о засекречивании информации, связанной с террористическими действиями последних дней. Однако, по мнению некоторых независимых экспертов количество жертв террористической атаки в центре Мехико может указывать на применение террористами боевых отравляющих веществ. Как бы то ни было — мы с уверенностью можем говорить о том что законной власти в Мексике, избранной волей народа больше не существует.

Ситуация в северных районах Мексики по последним поступающим данным окончательно вышла из-под контроля. Незаконные вооруженные формирования наркомафии, вместе с примкнувшими к ним полицейскими и армейскими частями полностью контролируют как минимум три штата, причем все три штата находятся на границе с США. Мы не имеем возможности оценить ситуацию в приграничной зоне, но, судя по всему, граница уже прорвана во многих местах.

Мятеж в северных штатах Мексики возглавил некий полковник Абимаэль Ларедо, до своего назначения он командовал специальным подразделением по борьбе с наркомафией, организованном по типу «эскадрона смерти».

Последнее выбивалось уже за грани разумного

Глава госсовета республики Куба Рауль Кастро Рус заявил о наличии у Кубы тридцати боевых ядерных зарядов. По его словам испытания ядерного оружия, призванные доказать это, будут проведены в самое ближайшее время в присутствии журналистов и международных наблюдателей.

По словам Рауля Кастро тот, кто посмеет посягнуть на завоеванную кубинским народом свободу — жестоко поплатится, кем бы он ни был.

Вот так вот…


Машину я бросил в лесу, за десять с лишним миль от города. Примерно прикинул, где могут стоять посты наблюдения и бросил так, чтобы не попасть им на глаза. После всего произошедшего, страна, в которой я родился и вырос, и за которую много лет воевал, стала для меня в чем-то опаснее Афганистана. Но это был не Афганистан, если меня ищут — то наблюдательные посты разместятся на дорогах и в зданиях, пара машин по городу плюс сообщили шерифу. Не знаю, что там ему могут наплести — может, скажут что я маньяк и у меня крыша съехала на почве афганского синдрома. Не знаю — но держаться от любых властей сейчас мне лучше подальше.

К городу я подошел под утро, когда немного рассвело, со стороны гор. Больше часа пролежал на земле, рассматривая магазин дядюшки Дейва. В здании явно никого не было, сам же магазин был закрыт на замок и самое главное — задернуты шторы. Уходя, дядя Дейв оставил примету — ту самую, которую знали все «лесные жители», жители лесов у Уайтфиш.

Это был знак опасности.

В лесу было опасно, в лесу были чужие.

Но что делать в таком случае — я знал.

Примерно через два часа я вышел на место, то самое, на котором было закопано снаряжение моего деда, Роберта Дж. Ройсона, Боба Ройсона. Последний раз я проверял то место одиннадцать лет назад, но я знал, что все, что там есть — все в целости, сохранности и исправности. Сам закапывал, тогда еще с дедом, тогда он еще был жив…

На место я вышел сразу, оно почти не изменилось за прошедшее десятилетие, в лесу вообще мало что меняется. То самое вывороченное с корнем дерево, тот самый словно раздвоенный куст. Отмерив шагами расстояние, я достал нож и начал вгрызаться в землю….

Примерно через полчаса напряженной работы, затупив нож и в кровь сбив ногти, я докопался до истины — до большой пластиковой трубы, запаянной в полиэтиленовый мешок. Поднатужившись достал тяжеленную трубу, ножом разрезал мешок, начал доставить оттуда запасы, морщась от запаха противогрибкового средства, которого я туда положил в избытке.

Все — как новенькое, хотя лет этому вооружению больше чем мне. Оружие деда, то самое с которым он ходил на Вьетнамскую войну, то самое с которым он пробирался смертельно опасными тропами в Лаосе, с которым он дрался в окружении на заброшенных в джунглях передовых базах. Оружие, которое не раз спасало ему жизнь — а теперь должно было послужить мне.

Винтовка М16А1, старой модели, с подствольником М203. Два пистолета — Кольт-1911 и Смит-Вессон М39 с глушителем, так называемый «Хаш Паппи». Несколько гранат, две дымовые шашки. Нож выживания типа «Рэндалл Сервайвер». Старый, сшитый по вьетконговскому образцу лично дедом разгрузочный жилет. Дробовое ружье Итака-37, прекрасно показавшее себя в джунглях. Пистолет-пулемет типа «Шведский К», его еще называли «кучнометом», ЦРУшники предпочитали его своему М3 даже в версии с глушителем. Шведским К была вооружена элита, на том пистолете-пулемете что привез дед глушителя не было — зато было четыре магазина к нему и патроны. Патроны были и к ружью, но все я унести не мог. Были еще два пистолета — редкий сейчас оригинальный летчицкий Смит Вессон Эйркрюмен и Кольт-Мустанг калибра 380. Все это мне было не нужно, и все я уносить не собирался.

Надел на себя разгрузку, подрегулировал ремнями. Распотрошил пакет с патронами старого образца типа М193, один за другим неспешно набил восемь длинных магазинов к винтовке. Патроны я менял каждый раз как только обращался к этой закладке, поэтому патронам было одиннадцать лет. Армейским патронам в хорошей упаковке — ерунда, ничего не должно сделаться. Больше я беспокоился за магазины, хотя они и лежали неснаряженными — все равно черт знает что могло случиться с пружиной, а ведь задержки из-за проблем с пружиной магазина — одна из самых распространенных в М16. Конечно, пружину следовало бы заменить при самой первой возможности — но такой возможности у меня не было и в ближайшее время не предвиделось. Поэтому — придется пока воевать так.

Гранат было три, что с ними я не знал. Взял все три, потому что лишним не будет. Взял два пистолета — Кольт 1911 и Хаш Паппи, основной и запасной да еще и бесшумный. Хаш Паппи кстати чем хорош — там прицел специально увеличен, как раз под стрельбу с глушителем. Это тебе не современные… да ту же Беретту армейскую взять со всеми приспособами частных фирм на нее, которые не то что прицельную линию закрывают — иногда пистолет из-за них просто отказывает после первого же выстрела. Магазины у обоих пистолетов тоже хранились без патронов, пружины, если проверять нажатием — в сносном состоянии. Рискнем.

Остальное — а большего мне и не нужно, да и не унести больше то. Теперь пришла пора разобраться, что же наконец происходит. И начать отсюда, с леса…

Этот лес я знал. Лес был мне другом. В этом лесу я был дома — наконец то…

Первые несколько миль я просто плутал — это с виду казалось, что я плутал. В лесу никто не ходит по прямой, если не хочет умереть. Я искал следы. И нашел их — не сразу, но нашел.

Несколько человек. Прошли один за другим, след в след, давно. Куда они шли — да понятно куда, судя по направлению. Можно конечно сказать, что это охотники — вот только сезон еще не открыт, да и не ходят охотники, ступая след в след…

Я снял с плеча винтовку, снял с предохранителя и дальше пошел уже осторожнее, просчитывая каждый шаг. Лес — место весьма опасное, если там живут те кто не захочет тебя видеть. А если эти лесные жители прошли школу Вьетнама — то лес для тебя становится смертельно опасным. Ловушек, придуманных вьетнамцами — великое множество. Как, например такая — ямка и штырь измазанный дерьмом. Наступаешь, протыкаешь ногу — при отсутствии квалифицированной медицинской помощи заражение крови гарантировано. А где ее взять то, медицинскую помощь, если ты за линией фронта, в разведвыходе? А ведь вместо штыря может быть и патрон в примитивной трубке — стволе без нарезов и с подложенным под капсюль бойком. Что уж говорить про более примитивные ловушки типа банальной растяжки, перекрывающей тропу…

Примерно через полчаса я вышел на место боя. Серьезного, судя по всему боя. Срезанные пулями, сломанные ветки, в одном месте обожженный мох. Куча следов…

— Дядя Генри… — позвал я.

В нескольких метрах от меня поднялось нечто напоминающее большой муравейник. Дядя Генри подготовился серьезно — залег не на ровном месте, зная, что любая куча привлечет внимание, специально нашел или выкопал под себя что-то типа ямы…

— Как ты меня нашел? — недовольно спросил он

— Очень просто. Позвал и все…

На лице чернокожего гиганта отразилась досада.

— Стареем. Стареем… А как ты понял, что здесь именно я?

— А кто же еще кроме тебя вместо того, чтобы сидеть дома и потягивать виски будет лежать в яме в ожидании гостей. На это хватит ума и крепости костей только у тебя…

Дядя Генри подошел ближе, ткнул меня кулаком в плечо, я ткнул в ответ, выражая тем самым то, что нельзя было выразить никакими словами…

— Что здесь? Все целы?

Дядя Генри помрачнел.

— Что… — спросил я, боясь услышать ответ

— Пошли. Дейв тебе все расскажет.


Дядя Дейв, ни от кого не скрываясь, сидел около своего дома, в обычном потертом камуфляже, с дробовиком в руках, небритый и осунувшийся. Увидев нас, он встал…

— Кто? — спросил я вместо приветствия

— Гораций… — тяжело промолвил Дейв — и Клиффорд. Горация и Клиффорда больше нет с нами.

Помолчали.

— Мне жаль — сказал я наверно самое глупое, что можно было сказать в такой ситуации.

Старик сурово посмотрел на меня.

— Не стоит. Мы сами выбрали эту судьбу, и ты тоже. Каждый выбирает свою судьбу сам. Они умерли как солдаты, с оружием в руках, в бою. Они сами выбирали себе такую жизнь — и когда подошло время умирать, они сами выбрали себе смерть. Думаю, это лучше, чем умереть в каком-нибудь доме престарелых, пуская слюни и в подгузнике, даже если так и удастся пожить лет на пять подольше.

— Сколько их было?

— Восемь. Пятерых удалось взять живыми, один совсем плох. Мы ждали тебя.

— Откуда вы знали, что я приеду?

— Мы не знали. Если бы ты не появился — мы бы ждали еще неделю, а потом казнили бы их. Но раз ты появился — решать, что с ними делать тебе.

— Они ее видели?

— Нет.

— Где она?

— В десятке метров от тебя. Наверху, спит.

Я помолчал. А что тут говорить…

— Спасибо, дядя Дейв…

Старик кивнул

— Кто она тебе?

Я задумался. А правда — кто?

— Так… Никто. Подобрал у мотеля. В Техасе…

Старик покачал головой.

— Не бросай её. Она… настоящая.

— Я знаю.

Оставив автомат в холле, я поднялся по старой, скрипучей деревянной лестнице на мансардный этаж. Она не спала — она сидела на кровати и смотрела мне в глаза. А я смотрел в глаза ей…

Вот так…

— Как ты?

Как я? Да в принципе, все нормально. Если не считать того, что все те, с кем я ушел на эту войну не смогут вернуться на свою родину даже мертвыми, а меня самого тоже приговорили к смерти, но я чудом уцелел. Если не считать того, что половина моей страны стала беженцами. А так — все нормально, никаких проблем. Keep smile!

— Плохо… — честно ответил я — а ты?

— Не лучше.

— Знаешь, что происходит?

— Нет…

Я достал газеты — их я свернул толстым свертком и засунул сзади за пояс. Бросил ей на кровать…

— Читай.

Мария подхватила газеты, развернула одну, другую, пробежала набранные жирным шрифтом заголовки, стремительно бледнея…

— Что… что происходит.

— Начался государственный переворот. В игру играет кто-то третий, он сломал игру всем — и нам, и им, всем. Власти больше нет как таковой, и не факт что она будет. Наступает время беспредела…

— Я… я его знаю…

— Кого? — не понял я

— Вот этого!

Я подошел ближе, взял из ее рук газету, просмотрел. Губернатор Калифорнии расстрелян неизвестными во время обращения к народу. Погибли несколько полицейских. Три фоторобота на всю переднюю полосу.

— Которого?

— Вот этого! — она показала на первый фоторобот слева.

— Откуда ты его знаешь?

— Он не раз бывал у нас в доме. Разговаривал с отцом.

— Как его звали? Когда ты видела его в первый раз?

Мария наморщила лоб, вспоминая

— Примерно год назад. Его привел дон Алехандро Фуэнтес, он тоже из картеля, живет недалеко от Мехико. А звали его… Гонсало! Его все звали синьор Гонсало.

— Кто он такой? Он мексиканец?

— Нет… кажется.

— Кажется или нет?

— Черт, не дави на меня… Он… кубинец, по моему. Да, точно, кубинец, он ненавидит Кастро, точно, я вспомнила…

Я сел у кровати, прямо на пол. В голове шумело, словно в авиалайнере при резком наборе высоты…

Кубинец!

Ну конечно же! Кубинцы. Тот самый Карлос Кортес из Метро Дейд и этот… синьор Гонсало. Все эти россказни про антикастровскую оппозицию — полный бред, Майами буквально кишит кубинскими агентами, проплывшими девяносто миль свободы и рассказавшими про то, как они ненавидят Кастро. Кастро наверное смеется на всем этим.

Кубинцы!

Кубинцы и есть эти самые третьи! Господи, как они подгадали момент. В тот самый момент, когда у нас нет власти и мы не можем ничего сделать, в тот самый момент, когда все гиены кинулись на тяжело раненого льва, в тот самый момент Куба становится ядерным государством. И мы ничего с этим не можем поделать.

Или этот момент они не подгадали…

— Что с тобой? Питер, что с тобой — донеслось как будто сквозь мокрую вату.

А что если они… не подгадали, а сами создали момент. А что если они знали изначально обо всем!?

— Питер!

— А? — я машинально потер щеку — ты это за что?

— Ты где? Что с тобой?

Тяжелая рука, даже и не подумаешь…

— Да так. Ничего… — я пытался просчитать новую ситуацию — ты почему мне не сказала?

— О чем?

— О твоем отце и об этом… синьоре Гонсало.

Мария презрительно фыркнула

— А смысл? В нашем доме никогда не закрывалась дверь. К отцу приходили многие, и он редко кому отказывал.

— Этим он, похоже, отказал…

— Ты о чем?

— Скажи мне такое. Твой отец когда нибудь рвался в политику? Пытался сам стать политиком, или покупал политиков?

Мария недоуменно воззрилась на меня.

— Нет, конечно.

— Почему «конечно»? Мафия всегда стремится в политику.

Она улыбнулась — светло так…

— Ты не знал моего отца… Папа в душе оставался простым крестьянином, его тянуло к простым людям, он любил помогать людям, а не финансировать политические компании. Кстати, Дон Алехандро во многом отвечал в картеле за легальный бизнес и за подкуп политиков. Хотя свои деньги, конечно отмывал каждый сам.

— Вот они его и убили. Наняли Ларедо, он и убил твоего отца.

— Но за что?

— За что… Видимо, твой отец знал о том, что произойдет. Может быть, не все. Но что-то знал. Знал и про Кубу и про Майами. Возможно, он даже стал угрожать, что помешает им. Тогда они ликвидировали его, нанесли удар первыми. Ты когда-нибудь слышала про вторую Реконкисту?

— Этот бред? Этим занимается тот, кому нечего делать.

— Не скажи. Если ты общаешься с политиками — то рано или поздно сам становишься политиком, кем бы ты ни был до этого. Похоже, кубинцы искали союзников, и нашли их в лице наркомафии. Твой отец был против — они его убили…

Я встал на ноги

— Дай-ка…

Я бегло просмотрел газеты, складывая картинку. Мексика. Что мы сделали в Мексике? Мы убрали главарей… но остались исполнители. Много хорошо вооруженных исполнителей без единого командования. Дальше с ними должна была разобраться полиция, армия, местные спецслужбы… отруби голову змее и она перестанет быть опасной. Но если кто-то знал про операцию… или просто имела место дичайшее совпадение? Да не может быть таких совпадений… и все же…

Если мы убрали главарей, но остались исполнители… и в этот момент рухнуло государство…мы создали плацдарм…для…

Революции!

Черт возьми, революции! Мы забыли, что революция может быть и не исламской. Мы забыли это в наших играх последнего времени!

— Твою мать… — потерянно сказал я


— Он там?

— Да…

Ни говоря лишних слов, мы направились к входу в лабиринт.

Лабиринт…

Для того, чтобы понять, что такое лабиринт, как он появился и зачем, следовало бы вспомнить семидесятые годы. Годы скорби и поражения. Годы осознания, оскорблений, обид и поражений. Наша армия, армия самой сильной в мире державы вынуждена была эвакуироваться из Юго-Восточной Азии. Она не потерпела ни единого поражения, эта армия — даже знаменитое «наступление Тет» окончилось для вьетнамцев поражением и гибелью большинства членов подполья, до этого внедрявшегося в Южный Вьетнам годами. Но одержанных побед оказалось недостаточно. Постепенно приходило осознание, что американские солдаты в этой стране гибнут за совершенно призрачные, никому не нужные цели — такие например, как сооружение в девятый раз моста через реку Го-Нон, который будет в десятый раз взорван еще до следующего рассвета, что эту войну не выиграть, что вода рано или поздно подточит камень, что надо просто уйти. Дед много раз рассказывал мне про ту войну, я видел ее словно своими глазами — рытвины на дорогах, заполненные жидкой черной грязью, джунгли, плюющиеся смертью, липкий ужас деревень, садизм южновьетнамских дознавателей, умевших пытать человека тысячью разных способов, вонь сжигаемого в бочках из под солярки дерьма, сбивчивый лепет чухоев [чухой — предатель. По-вьетнамски «чу хой» означает «я сдаюсь»]. А дома, когда наши солдаты возвращались из этого ада — живым не вернулся ни один, даже тот кто вернулся живым был мертв изнутри — их ждали насмешки, грязь, оскорбления, плевки в спину, а порой и в лицо. Тогда мы не только проиграли военную кампанию — мы чуть не потеряли страну.

И тогда они создали лабиринт. Они, несколько солдат, вернувшихся с позорной, проигранной войны, забившиеся в лесную щель в глухом, тогда еще малоизвестном углу Монтаны, они вернулись с войны, но не смогли прекратить воевать. Они стали собирать оружие и копать лабиринт — сеть тоннелей, наподобие той, что вьетнамцы создали под Ку Чи, и которые мы так и не смогли зачистить все то время, что шла война. Они копали лабиринты долгие годы, копали, пока позволяли силы, а когда их уже не было — они продолжали копать. И на сей момент, даже я, знакомый с лабиринтов, затруднялся сказать, сколько человек может спрятаться под землей. Рота, не меньше…

— Вы их допросили?

— Да…

— И?

Первый лейтенант Дэвид Барр некоторое время молчал, пока мы шли ко входу, потом все таки начал говорить. Было видно, что говорить ему это тяжело.

— Все то же дерьмо. Помнишь Эйр Америка?

— Помню.

— То же самое. Просто вместо Вьетнама — Афганистан. А остальное — не изменилось ничуть. Все то же проклятое дерьмо…

— Если мир и меняется — так только в худшую сторону.

— Точно…


Попасть в основную залу, выкопанную на глубине несколько метров под землей, было не так то просто. Вначале следовало на четвереньках преодолеть длинный, извилистый, выкопанный в земле лаз, нашпигованный всякими вьетконговскими ловушками. Потом преодолеть водяной затвор — это когда тоннель ныряет резко вниз, а потом через несколько метров идет резко вверх и этот промежуток заполнен водой… а иногда вьетконговцы делали такие вот водяные заторы ведущие в никуда и выбраться из которых было просто невозможно. Поэтому, когда я вылез следом за дядей Дейвом в большую залу, я был мокр до нитки, грязен и зол как черт…


— Сукин сын…

Тяжелым оказался Фокс. Старина Лис, хитрый и смертельно опасный, солдат всех тайных войн последнего времени, он единственный из всех лежал на узкой кушетке, неровно и хрипло дыша. Несмотря на его состояние он был прицеплен кандальной цепью к стене за руку. Остальным коек не досталось и они были вынуждены стоять на коленях, так же удерживаемые кандалами. За ними присматривал дядя Ник с ручным пулеметом Стоунера, единственный в узком кругу выходец не их пехоты, а из флота, из особого подразделения боевых пловцов, патрулировавших дельту Меконга на небольших катерах — пибберах и устраивавших вылазки в джунгли с них же. Он же единственный из всех до сих пор был женат.

На укрепленном досками потолке горел старый фонарь — летучая мышь, давая ровно столько света чтобы было не темно и не светло, тусклые отблески света героически боролись с тенями на стенах и проигрывали эту бесполезную борьбу. Было сыро, душно и… как ни странно уютно. Впервые за последнее время уютно.

— Как тетя Салли вас сюда отпустила? — вместо приветствия спросил я

— По возвращении обнюхает с головы до ног… — с довольной улыбкой ответил дядя Ник — она у меня такая…

Побросав все оружие у ног дяди Ника я подошел к Фоксу. Тот, почувствовав что рядом кто-то есть, открыл глаза.

— Сукин сын… — повторил я

— Это ты про себя?

— Это я про тебя. Давно торгуешь наркотиками?

Фокс булькающе закашлялся

— Дурак ты…

— Что тоже не торгую? Сука, ты же офицер.

Фокс повернул голову, сплюнул на пол

— Как ты думаешь, почему ты всегда отставал от меня по званиям? Нет, не потому что я лучший солдат чем ты. Лучший ты, и всегда им был. Просто я вижу дальше собственного носа.

— Дальше собственного носа? Ты смотришь на тюки с героином и видишь кучу денег?

— Дурак ты… — повторил Фокс — ты думаешь, я сам этим занимаюсь? По собственной инициативе? И твою группу решили списать тоже по моей инициативе? Как ты думаешь, когда тебе приказывали всю наркоту, за которой ты сломя голову бегал по всему Афганистану тащить в базовые лагеря и сдавать, это потому чтобы красиво потом ее сжечь? Дурак ты. Ту наркоту, которую ты изымал — я потом здесь на базе и принимал.

— Зачем?

— Зачем… Война стоит денег. Таких денег, о каких ты даже не представляешь. И кто-то должен испачкаться в дерьме, чтобы эти деньги достать. Мы не уйдем оттуда, мы будем стоять до последнего, нас…не…

Фокс начал заговариваться…

А вот теперь улыбнулся я

— Дурак ты. Все те, с кем ты обтяпывал делишки — все подохли. Нет больше войны. И мира тоже нет. А есть только ты со своим дерьмом и людьми, которых ты подставил. И напоминаешь ты мне — педика у туалета на Центральном вокзале в ожидании клиента…

Я поднялся с колен, кивнул дяде Дейву. Отошли.

— Как он?

— Пару дней еще протянет. Может быть. Что собираешься делать?

Не отвечая я подошел к стоящим на коленях бойцам из отряда Фокса

— Все слышали?

Боевики молчали, потом один ответил хрипло

— Да, сэр…

— Сейчас вам завяжут глаза. Потом выведут на поверхность и бросят рядом с туристической тропой. Пойдете строго на юг, дойдете до города. Про то что здесь видели — хотите, рассказывайте, хотите нет, все равно вам никто не поверит. А этого… — я показал рукой на кровать, где бредил Фокс — того, кто вас подставил, хотите, тащите, хотите, бросьте в лесу. Звери приберут. В общем — дело ваше…


На поверхность я вышел, когда уже вечерело. Вместе дошли до дома дяди Клиффорда, теперь осиротевшего. Мария ждала нас на пороге, одетая и раздобывшая где-то автоматический карабин. С ним она выглядела, подобно Артемиде. Артемиде двадцать первого века.

Ни говоря ни слова, я присел на ступеньки, обхватив голову руками, старики ушли в дом. Помедлив немного, Мария присоединилась ко мне…

— Как ты?

— На мятую долларовую бумажку — невесело усмехнулся я

— Что собираешься делать?

— Пока — бросить что-нибудь на зуб. Потом лечь спать. Потом встретить новый день.

— А потом?

— А потом будет потом…


home | my bookshelf | | Обратный пал. Часть 2. Операция "Лезвие" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу