Book: По эскалатору вниз



По эскалатору вниз

1


По эскалатору вниз

Рядом с мужчиной — треугольное лицо, заученная улыбка — шел Йоген по выложенному булыжником двору к дому номер 9. Небольшой газон в центре был серым, как костюм домоправителя, а пять георгинов выполняли свое назначение так же слабо, как его ярко-красный галстук. Они не поднимали настроения.

Йоген не отрывал взгляда от булыжников. «Если до подъезда увижу на земле бумагу двенадцать, нет, десять раз, — думал он, — все будет не так уж скверно. Десять раз — это не слишком много и не слишком мало. Десять раз — это по-честному».

Картонная крышка от молочной бутылки — раз. Потом ничего. Нет, вот еще! Серебристая обертка от жевательной резинки. Это два. Тут же, рядом, затоптанная до неузнаваемости пачка сигарет. Три. Но до подъезда уже рукой подать. Пакет валявшийся на нижней из пяти ступенек, не в счет. Да к тому же господин Катц нагнулся, поднял его и бросил в корзину для бумаг, стоявшую у входа. Четыре вместо десяти. Результат не очень-то хороший; а может, как раз и ничего. Он не оставлял места для иллюзий, которые все равно лопнули бы, как мыльный пузырь. Вот именно — лопнули бы!

Живая изгородь там, в глубине, была на самом деле неприступным тыном, под нежно-зеленым цветом скрывался серый тюремный колер. Окна лицемерно излучали радушие, за ними коварно притаились решетки. Мужчина мог сколько угодно изображать дружелюбие; зато бесшумное позвякивание невидимой связки ключей не исчезало, Кругом одна ложь! В том числе вывеска на входе. Особенно эта вывеска! Почему «Интернат», а не застенок, колония или уж, на худой конец, исправдом? Почему «для мальчиков», а не, как подразумевалось, хулиганов, негодяев, воришек — словом, для всяких выродков?

Кто хочет врезать своему противнику в солнечное сплетение, не должен делать сильный замах. Выдашь себя, все дело испортишь. Бить надо внезапно, без подготовки, ни с того ни с сего, лишь тогда удар достигает желаемой цели. Здешняя публика свое дело знала туго. Все старались не обнаружить и тени угрозы. Никто не должен чувствовать себя в опасности, быть настороже. С такими легче справиться. Дружелюбие было чистейшей воды обманом и более ничем. Кругом одна ложь!

Нет, не все ложь. Эти пятнадцать физиономий не лгали. Написанное на них любопытство было явным, ненаигранным.

Йоген увидел перед собой пятнадцать ребят — они, как по команде, перевели свои взгляды от тарелок к двери. Они оценивали новичка, которого поджидали: на его кровати уже лежали свежие постельные принадлежности. И они знали каждое слово, что сейчас скажет Кот. Каждое — кроме имени. Это было единственным отступлением.

— Ну как, ребятки, вкусно?

— Исключительно, господин Катц… Как сказать… ничего… Не задавай дурацких вопросов… Спасибо, господин Катц… Редкая гадость… — Все вместе создавало, к счастью, невнятное бормотание.

— Отлично! Мне, во всяком случае, очень понравилось. Я к вам с пополнением. Зовут новенького Юрген-Йоахим Йегер. Мы обстоятельно побеседовали, и могу сказать: парень что надо! Мне он нравится, и вам он тоже наверняка понравится. Помогите ему быстрее включиться в нашу жизнь. Отнеситесь к нему по-доброму! Вы — старожилы, все должны понимать. Господин Шаумель, вы наверняка приготовили место для нашего нового товарища? Так оно и есть, вижу, вижу! Садись туда Йегер, ешь на здоровье! Когда желудок ублажен, и сердце радуется. Завтра продолжим наше знакомство. Всего доброго, ребятки! Всего доброго, господин Шаумель! Я еще задержусь у себя в кабинете, так что, если вы захотите ознакомиться с личным делом…

Господин Шаумель остался сидеть на своем месте за уже пустой тарелкой.

— Садись, ешь! — сказал он высоким голосом, не вяжущимся с его широкой грудной клеткой. — Да поживее, чтобы нам не пришлось тебя слишком долго ждать! Пудель, будешь его няней!

— Слушаюсь, господин Шаумель! — Долговязый белобрысый парень с прилизанными, зачесанными на затылок волосами отодвинул ногой стул. — Иди, новенький! Садись, тут свободно!

На терелке лежала жареная селедка.

— Еще был сыр и колбаса, — сказал верзила. — Да кто-то слопал. Так тебе сегодня вечером много и не надо. Ты ведь с воли, а тут в первый вечер все равно никакого аппетита. Ты по ночам заплывы не устраиваешь?.. Я интересуюсь, не делаешь ли ты «пи-пи» в постельку! Нет? Тогда пей чай. С кожурой немецких яблок — натурально, безвкусно и очень полезно. Жми давай, пора кончать!

Йоген торопливо ел. Трое других, сидевших за столом, глядели на него.

— Звать тебя как? — спросил Пудель. — Я что-то плохо расслышал.

— Юрген-Йоахим Йегер. Или просто Йоген.

— Фу-ты ну-ты! Сплошное йю, йо, йе! Юрген у нас уже есть. Ахим тоже, Йоген тоже. Тебя будут звать Йойо, понял?

Йойо так Йойо. Не в этом дело. Просто некоторым родителям ума в свое время не хватило. Даже имени настоящего толком подобрать не могли. Юрген-Йоахим Йегер — не имя, а объект для насмешек. Хоть бы пастор поинтересовался, когда крестили, нет ли тут случаем какой ошибки. А может, отец на радостях лишнюю рюмку пропустил? С него вполне могло статься. Дома его ни разу не называли Юргеном-Йоахимом. Там все говорили ему Йоген, а здесь он — Йойо. А почему бы и нет? Если этого верзилу Пуделем кличут. Он, правда, больше на колли смахивает.

Господин Шаумель встал и задвинул стул. С шумом и шарканьем ребята поднялись и встали позади своих стульев. Йоген судорожно запил чаем последний недожеванный кусок.

— Кто дежурный по столу? — спросил воспитатель, и, когда откликнулся парень с шарообразной, наголо остриженной головой, господин Шаумель сказал: — Терьер! Я так сразу и подумал! Сегодня за завтраком столы были безобразно липкие! Я бы попросил больше тщания! Человек проявляется в мелочах. Сейчас свободное время. Из дома не выходить. Пудель, пойдешь с новеньким, объяснишь ему все, что полагается, затем приведешь ко мне. Такса — молитву.

Интересно, сложит Такса лапки на груди или нет? Нет, набожно склонил голову и промямлил нечто вроде «хвала за трапезу». Затем все что-то пробубнили под нос: не то «спасибо, отче», не то «спокойной ночи».

— Шевелись давай! — сказал Пудель. — Надо тут все по-быстрому закончить. У меня еще сегодня дела.

Инструкций оказалось немного. Обувь чистить в подвале. У каждого свое отделение. Рядом душевая комната, умывальная, туалет.

— Если малость проштрафишься, будешь тут чистить-блистить, пока пупок не развяжется!

Опять поднялись наверх. В общей комнате стриженный под ноль Терьер драил столы песком, двое других с шахматами стояли рядом, поджидая, когда можно будет сесть. Дверь слева вела в холл с двумя нишами. В одной пышно цвели кактусы, в другой стоял аквариум, и пестрые рыбки в зеленоватой воде тыкались мордочками о его стеклянные бока. Две двери справа выходили в спальни.

У стены между дверью и окном стояли в ряд восемь узких шкафчиков. На каждой деревянной дверце строго по одной линии были наклеены крупные цветные снимки из собачьего календаря.

— Вот этот — твой, — сказал Пудель, указывая на дверцу с фотографией пса-боксера, снятого на вишнево-бархатном фоне. — Так уж тебя наш Шмель окрестил. Сам видишь — боксер. Все лучше, чем Пудель. А вон там, снизу, твоя кровать. Над тобой спит Такса, справа от тебя — я. Надеюсь, ты во сне не бормочешь, а будешь храпеть, я тебе все ребра пересчитаю, усек?

На кровати уже лежало все, что Йоген принес с собой в чемодане. Он сел на край кровати, вынул из стопки вещей выходные брюки, обшарил карманы. Сигарет не было.

— Такса, не покажешь новенькому, как вещи в шкафу разложить? Я еще к изгороди прогуляться хочу.

— Ладно, — согласился Такса и спрыгнул, грохнув об пол, с верхней кровати.

Тем временем Пудель порылся в своем шкафчике, ненадолго исчез, потом вернулся и сказал:

— Да, сведи-ка его к Шмелю! Он еще отутюжить его хочет!

Такса был одного роста с Йогеном и такой же худощавый, только его светлые волосы были наголо острижены. Он изучающе оглядел Йогена.

— Твои роскошные черные патлы тут тебе живо обкорнают, — предрек он. — Лучше всего прямо сейчас сходить к Шмелю, чтоб с этим было покончено. Я тебе потом помогу, так что перед душем шкаф будет в порядке.

Такса постучал, услышав «войдите!», открыл дверь кабинета и мягко подтолкнул Йогена. Сам же постарался остаться незамеченным. Если бы Шмель засек, что не Пудель, а он привел новенького, возникли бы нежелательные расспросы.


Только я положил на стол личное дело новенького, и вот уже этот Юрген-Йоахим Йегер сам заходит в мой кабинет. Документы на вновь поступающих я стараюсь по возможности просматривать до первой беседы. Так положено, к тому же это может оказаться весьма полезным; но вообще-то я больше привык полагаться на свой опыт — скольких воспитанников повидал… Когда занимаешься этим как практик более двадцати лет, то с первой минуты видишь, что за птица тебе попалась. Как ни крути, а за эти годы сотни парней вот так стояли передо мной, и я могу сопоставить свои первые впечатления с тем, что из них вышло впоследствии.

Поначалу меньше всего проблем с теми, кто угодил к нам прямо со свободы, тепленькими. Они еще не подозревают, что их тут ждет, и потому затаиваются. Если сразу прибрать их к рукам, они частенько становятся послушными, уживчивыми, безопасными. С теми же, кого перевели к нам из других заведений, все гораздо сложнее. Уже при первом знакомстве они встречают воспитателя настороженным взглядом, выжидая, где он даст слабину. Однако по некоторым внешним признакам их можно довольно точно классифицировать, так что заранее знаешь, как и с кем надо вести себя. Те, у кого упрямо сжаты губы, предрасположены к бунтарским выходкам; им необходимо сразу же дать понять: если вздумают артачиться, этот номер у них не пройдет. Есть и другая разновидность: с невинной такой детской улыбочкой они стоят перед тобой как шелковые и каждое твое слово будто бы сопровождают незримым кивком головы. Они уже знают, как втереться в доверие. В известном смысле они облегчают работу, поскольку от них можно узнать такое, чего иным путем узнать невозможно. С другой стороны, эти типы могут легко воспламенить группу, потому что настраивают остальных против себя. В целом с ними не меньше сложностей, чем с прочими. Сложностей со всеми хватает, иначе они бы не попали сюда.

Вот почему важно в первую очередь ознакомиться с личными делами. Некоторые из новоприбывших производят столь безобидное впечатление, что способны вызвать жалость. В таких случаях крайне полезно сравнить их рассказы с тем, что зафиксировано в личных делах.

Этот Юрген-Йоахим Йегер принадлежит к тому варианту, который я меньше всего люблю. Добровольное назначение надзора, или, как мы сокращенно называем, ДНН. По заявлению матери, которая сама не в состоянии с ним больше справляться. Впрочем, не исключено, он попал бы к нам и без ходатайства со стороны матери: через неделю-другую прямиком из колонии для несовершеннолетних преступников. По личному делу за ним числилось достаточно правонарушений. Разве что не хватало нескольких дней до той возрастной границы, с которой подросток подлежит уголовной ответственности. Ему было лишь тринадцать лет и десять месяцев.

С первого же взгляда я понял, что он один из тех, с кем особенно трудно: поначалу такие производят благоприятное впечатление. Одет во все чистое, что отнюдь не типично для тех, кто попадает к нам из родительского дома. Полуботинки начищены, на узком смугловатом лице выделялись крупные черные глаза, а буйная курчавость темных волос (чересчур длинных, и это было единственное свидетельство недостаточной домашней дисциплины) заставляла вспомнить смазливых цыганских мальчуганов, которых так любят рисовать художники.

Он остановился на пороге и посмотрел на меня выжидающе, на лице ни тени упрямства или улыбки. Выражение скорее вежливое. Впечатление, будто парень из приличного дома. Тот, кто не сталкивался с воспитанниками интернатов, вероятно, удивился бы, встретив здесь такого.

Меня он не мог ввести в заблуждение: я был знаком с его личным делом. Я долго смотрел на него, не произнося ни слова. Испытанная метода для начала разговора. Парень еще не догадывается, какие у меня относительно него намерения, и долгое молчание настолько лишает его самообладания, что он уже не способен скрывать свои мысли. Лишь выдержав продолжительную паузу, я начал беседу по привычной для меня схеме. Она себя не раз оправдывала.

— Добрый вечер, Боксер, — сказал я, и он кивнул в ответ. — Меня зовут Шаумель, я воспитатель вашей группы. Нравится нам это с тобой или нет, но в ближайшее время нам придется как-то ладить друг с другом. Возможно, ты не в восторге от своего пребывания у нас, и я это очень хорошо понимаю. Но коли уж ты оказался тут, придется тебе жить по нашим законам. Чем лучше тебе это удастся, тем раньше мы сможем дать рекомендацию для возвращения домой. Тебе это ясно?

Он кивнул.

— Я не изверг, это ты увидишь. Но я требую неукоснительного подчинения общему режиму, послушания, дисциплины. Если ты это прямо с сегодняшнего дня намотаешь на ус, тебе тут нечего бояться. В противном случае сам себе усложнишь жизнь. И мне, конечно, — ну, да не обо мне речь. Мне к огорчениям не привыкать. К тому же у меня длинная рука. Ты мне не можешь повредить никоим образом, а вот я тебе могу. Когда столько лет проработаешь воспитателем, то знаешь все уловки, все выходки и тайные помыслы воспитанников. Хочешь верь, хочешь нет: порой я раньше вас самих знаю, что у вас на уме. Когда тебя выпустят отсюда, — во многом зависит и от твоей характеристики, а характеристику пишу я. Если подумаешь об этом, то сам смекнешь, что всяческое неповиновение не в твоих интересах. Это ясно?

Он кивнул.

— Ты здесь впервые, а все остальные из твоей группы варятся в этом соку уже какое-то время, иные по нескольку лет, кое-кто сызмальства. Они тебе нарасскажут невесть чего, но ты не должен всему верить. Большинство из этих «героев» лгут, не успев рта открыть. При случае они тебе распишут, — как здесь оказались, и почти все наврут. Одни прикидываются невинными овечками, другие хвастаются немыслимыми страшными преступлениями, некоторые даже этим прихвастнуть готовы. Но безвинные ангелы здесь дефицитный товар, можешь мне поверить, как, впрочем, и опасные гангстеры. Тем не менее никто к нам без веской причины не попал. Это ты знаешь и по себе. Найдутся в группе и такие, кто будет пытаться склонять тебя бог знает к каким вещам. Остерегайся! Если что случится, если я что-нибудь замечу, разбираться, кто был зачинщиком, не стану. У нас лозунг такой: за нечаянно бьют отчаянно! И никаких намеков на дискуссии не потерплю. Ты меня хорошо понял?

Он кивнул.

— Отлично. Я твой воспитатель. Это означает, что я за тебя отвечаю. Ты можешь прийти ко мне с чем угодно. В любое время. Если надо что-то спросить — всегда пожалуйста. Если у тебя возникнут проблемы, с которыми тебе одному справиться сложно, я тебе помогу. Но я смогу это сделать лишь в том случае, если ты будешь мне доверять. Если ты заметишь в группе что-то подозрительное, смело иди ко мне. По этому я смогу судить, можно ли доверять тебе. То, что всегда себя вести безупречно нельзя, мне известно так же хорошо, как и тебе. Я не мелочный придира. Но есть некоторые вещи, на которые я реагирую очень жестко. Если начнешь здесь воровать, я тебе не завидую. С этим разберутся другие, и я в таких случаях не вмешиваюсь. Если станешь врать, будешь иметь неприятности со мной. А кое-какие безобразия караются мной особенно строго. В нашей группе этого не бывает. Думаю, мы понимаем друг друга. Ты в каком классе?

— В девятом.

— Главной школы[1] или какой-нибудь особой?

— Главной.

Это прозвучало с едва уловимым вызовом. С теми, кто без срывов дошел до девятого класса, часто возникают особые проблемы. У нас они проходят как интеллигенция. Большая часть попадает сюда из спецшкол, и по отношению к ним господа из главной школы чувствуют себя на две головы выше. В результате они нередко пытаются использовать свои умные головы в качестве оружия против остальных. С другой стороны, иметь в группе смышленого парня бывает очень полезно. Похоже, этот Юрген-Йоахим Йегер как раз тот самый случай.

— Отлично, мы друг друга поняли. А теперь расскажи мне, из-за чего ты к нам попал!

Я посмотрел ему прямо в глаза. Он покраснел, сжал губы, уставился в пол и молчал.

— Итак?

— Из-за того, что моя мама решила от меня избавиться.

— Что ты имеешь в виду?

— Она не хотела, чтобы я у нее больше был! Она меня просто сбагрила! Просто сдала на исправительное воспитание. Моя мать — подлый человек!

Я покачал головой.

— Это плохое начало, Боксер! Ну ни в какие ворота. Значит, получается, твоя мать виновата в том, что ты здесь. Не выношу, когда кто-то не способен отвечать за содеянное и норовит спихнуть все с больной головы на здоровую. Меня не проведешь, голубчик. Я изучил твое личное дело. Я знаю все, что на твоей совести, и умный молодой человек, добравшийся до девятого класса главной школы, должен, очевидно, иметь хорошую память и тоже знать это. Ну, так почему ты оказался здесь?



— Потому что моя мама заложила меня! — Он по-прежнему не глядел в мою сторону, в его голосе звучали упрямые нотки.

— Так-так, она тебя, выходит, заложила. Словечко из воровского жаргона, а? От подобных выражений я тебя со временем отучу. А теперь хочется, наконец, услышать, почему ты на самом деле попал сюда!


По эскалатору вниз

Мне было важно сломать его откровенное сопротивление сразу, в первый же вечер. Хуже нет, чем спускать такое упрямство. Оно может перейти в ожесточенность, а там и в лютую озлобленность…

— Давай говори.

Он упорно молчал.

— Долго я буду ждать?

— Я здесь потому, что моя мама прислала меня сюда. Потому что она хотела от меня избавиться! Потому что она вообще не мать! Она подлая и меня не любит, я ей больше не нужен!

— Ну, с меня довольно, Боксер! — Я произнес это абсолютно спокойно, почти миролюбиво. Пусть не думает, что может вывести меня из терпения. — Завтра тебе еще не надо идти в школу, так что времени поразмышлять на досуге будет достаточно. Напишешь сочинение «Почему я здесь». И завтра же вечером сдашь его мне, понятно? А теперь марш отсюда!

С этого первого вечера у меня сложилось впечатление, что этот Юрген-Йоахим Йегер — тяжелый случай, а первое впечатление, как я уже говорил, редко меня обманывает. Я этих молодчиков знаю, как свои пять. В принципе все они одного поля ягода. Почти все.


Йоген, не сказав ни слова, повернулся и вышел. Он и не мог ничего сказать: выкричать в первый же вечер этому господину Шаумелю все, что у него на душе, было выше его сил.

Да и что, собственно, воспитатель должен иметь против того, что Йоген рассказал? Все — чистая правда! Слово в слово! Кто ему так удружил, кто упек его в этот дом, в эту тюрьму, где он вынужден делить каморку с семью другими ребятами, кто ему подстроил эту псарню? Мать — и больше никто!

Йоген отлично представлял себе, что могло быть записано в его личном деле. Предположим даже, каждое слово там — правда. А лжи вовсе нету, лжи по большому счету — нет. Там наверняка одни голые факты, а от фактов не отмахнешься. Но и факты могут лгать. До того чудовищно лгать, что в таком вот личном деле ни капли правды не останется, даже если все в нем соответствует истине.

Вернувшись в свою конуру и никого там не застав, Йоген лег ничком на кровать.

Матери для того и существуют, чтобы не бросать своих сыновей, даже если те что-нибудь натворили. Вот именно! Да, он оступился, и даже не раз. Допустим. Но мама не должна была из-за этого взять да и отдать его на сторону. Это несправедливо. Это подло. Так же подло, как было однажды вечером недели две назад.

«Может, ты полагаешь, я буду сидеть и смотреть, как мой сын становится преступником? Думаешь, я хочу, чтобы все показывали на меня пальцем и говорили: это мать того самого, отпетого негодяя? Нет, Йоген, я этого дальше терпеть не намерена! Прежде чем я позволю упрекнуть себя, будто не все средства перепробовала, я тебя кой-куда сдам. Уж будь спокоен! Туда, где за тобой смогут лучше присматривать! Может, хоть там из тебя сделают порядочного человека. Мне это не по силам, и я не желаю, чтобы меня потом в чем-нибудь упрекали!»

Сдать как что-то больше ненужное или нежеланное. Просто-напросто сдать!

— Эй, Йойо, кончай мечтать! Думаешь, нам охота подставляться из-за тебя? Давай-ка раздевайся по-быстрому. Оставь только трусы и тапки, полотенце на шею, мыло в руку. Под душ, а потом на боковую!

Йоген разделся, встал, как и другие, перед своим шкафчиком, затем пришел господин Шаумель и отвел их в душевую.

— Снять спортивные трусы!

Йоген стеснялся, а остальные, видно, привыкли к такому.

— Включай воду! Мылься! Быстрей, быстрей! Выключай воду! Кончили намыливаться! Воду включай! Мойся! Выключай! Вытирайся!

Йоген видел, что другие делают все в темпе, и быстро-быстро вытер полотенцем мыло из ушей.

— Трусы надеть! Наверх марш!

Когда несколько минут спустя Шмель зашел в спальню, все уже лежали по своим кроватям. Был он весьма благодушен.

— Спокойной ночи, Такса, Пудель, Коккер, Терьер. Боксер, не забудь про сочинение, добрых тебе сновидений; что приснится в первую ночь, сбывается. Спокойной ночи, Пинчер, Дог, Сеттер! А теперь ни слова больше! С новеньким тоже! Дверь оставляю открытой!

Стало темно и тихо. В холле прохаживался Шмель. Его туфли тихонько поскрипывали. Вскоре глаза привыкли к темноте и стали что-то различать. Темная тень проползла по краю кровати верхнего яруса. Такса свесил вниз сперва голову, потом руку.

— Приятных снов, Йойо! — Голос еле слышен. Рука блуждала во тьме, пока Йоген не пожал ее, после чего рука и голова исчезли и воцарилась полная тишина. Лишь за дверью еще несколько минут поскрипывали то там, то здесь башмаки, потом скрип прекратился, дверь заперли.

Пудель перевернулся с боку на бок и прошептал:

— Эй, Йойо!

Йоген молчал, неотрывно глядя на расплывчатые контуры нависающей над ним кровати. «И как меня угораздило сюда попасть? Как же это все произошло?»

2

Когда у него потерялся ключ — в палой листве и тумане, — дома никого не оказалось. Он повесил школьную сумку на ручку двери и еще раз проделал весь путь, шаг за шагом, просеивая туман, тщательно исследуя листву. Нашел грош, дырявый мяч, записную книжку с незаполненными страницами, только не ключ. Вернулся назад, но дверь была заперта. Иначе и быть не могло: время еще обеденное, мама должна вернуться лишь вечером, а отец уже два года не появлялся вовсе.

На конфорке стояла сковородка с нарезанной картошкой, кусочками сала, комком маргарина. Рядом наверняка лежала записка: «Залей яйцом» или: «В холодильнике селедка в маринаде». Это и была еда, которой можно перебиться до вечера; только встретиться голодный желудок Йогена и жареный картофель не могли: дверь оставалась запертой.

За найденный грош он получил в булочной на углу бутерброд, сливочную карамель и медный пфенниг — не много для урчащего желудка. К тому же ноябрьский туман пробрался в бутерброд и сделал его клеклым.

Йогену запрещалось приводить домой школьных приятелей, поэтому сейчас ему самому пойти было не к кому.

Он сел на лестницу и уставился на дверь. Толку от этого чуть. По лестничной клетке гулял сквозняк, до вечера — целая вечность.

Госпожа Хеннингс из квартиры напротив наверняка не сказала бы «нет», попроси он разрешения переждать у нее и сделать домашнее задание. Но уж лучше остаться здесь, на лестничном сквозняке. Соседка тараторила бы и тараторила, она бы его сразу же отправила на поиски ключа и дала при этом уйму советов, как его лучше найти. На нервы действовала и ее сюсюкающая приветливость, которая для пятилетних девочек, возможно, и в самый раз, а для тринадцатилетнего парня обидна и даже оскорбительна.

Йоген встал и вприпрыжку побежал вниз по лестнице — ему пришла в голову спасительная идея. Если он сейчас не спеша побредет по городу, разглядывая киноафиши и загадывая желания на рождество перед витринами магазинов, то как раз к двум часам доберется до молодежного центра отдыха, где можно неплохо провести время до вечера. Сам он там еще не был — одноклассники рассказывали.

До молодежного центра было довольно далеко.

Ноябрьский туман слезился изморосью, еще не решавшейся сгуститься до первого снега. Сырость тяжело разлилась в атмосфере, так что бродить по улицам было мало радости. Даже витрины выглядели хмуро, без того блеска, который сам собой подразумевался на рождество.

Около двух Йоген оказался перед стеклянной дверью молодежного центра отдыха. Внутри, в вестибюле, уборщица мыла пол. Она посмотрела на Йогена и замахала на него руками, будто хотела отогнать или как минимум дать понять, чтобы он не входил, хотя дверь все равно была заперта. Йоген ждал, поеживаясь от холода.

Ровно в два пришел какой-то мужчина. Он уже собирался отпереть дверь, но заметил стоящего у дверного косяка Йогена и спросил:

— Ты сюда?

— Угу. — Йоген кивнул.

— В таком случае тебе сегодня не повезло.

— А почему? Я в дом к себе попасть не могу, понимаете, ну, я и подумал…

— Приходи в любой другой день, мальчик, это только сегодня закрыто — в порядке исключения. У нас тут совещание районного актива по работе с молодежью. Когда народу битком, то шум очень мешает. А завтра приходи. Мы каждому рады, мы ведь для вас и существуем.

Мужчина зашел внутрь, запер за собой стеклянную дверь и кивнул Йогену. Вообще-то он ему очень понравился, да и дом выглядел шикарно.

Наверно, и в самом деле стоило захаживать сюда время от времени.

Но куда же теперь?

Надо было убить целых четыре часа, а непогода делала их еще длиннее. Почему-то из-за сырого тумана особенно стыли коленки.

На берегу водоема догнивала палая листва, на аллее Гёте стояли в лужах припаркованные машины.

В тумане проступили огни универмага. Йоген ненадолго задержался на железной решетке у входа. Теплый воздух топорщил штанины, пузырил спортивную куртку. Это была первая приятная минута за весь день.

Мимо, хихикая, протиснулись девочки. Толстая женщина с двумя хозяйственными сумками обругала Йогена: он загородил ей путь. Крутящиеся двери находились в непрерывном движении.

Йоген шагнул внутрь. Там было светло и тепло. Яркие разноцветные шерстяные варежки, горкой сваленные на прилавке, напоминали о приближении зимы.

Конфеты, к которым самому можно подобрать начинку, модные украшения, фотоаппараты, бинокли. По проходам с сумками и пластиковыми мешочками расхаживали женщины, вперив взгляд в очередную цель. Другие слонялись бесцельно, в нерешительности. Наверное, сами еще не знали, что им захочется купить в следующую минуту, или ничего не собирались покупать, а просто наслаждались тем, что здесь сухо и тепло. Так же, как и Йоген. Мужчина в белом халате с пеной у рта доказывал обступившим его покупателям, что перед его новым чистящим средством не устоит ни одно пятно, — при этом он энергично растирал и демонстрировал какой-то лоскуток.

Эскалатор доставлял людской поток на верхние этажи. Йоген поплыл наверх, вдыхая сырой аромат оказавшегося перед носом шерстяного пальто. Второй этаж. Разноцветные ткани. Третий этаж. Товары для дома, пластинки, электротовары, игрушки.

Вверх, вниз, вверх…

Гора конфет не таяла, несмотря на то что десятки рук непрерывно рылись в ней, пригоршнями накладывая конфеты в пакетики. Их все равно оставалось там тысяч десять. А то и больше.

Йоген пошарил в кармане, ища пфенниг. Сто граммов — сорок пфеннигов. Несложная арифметика: если за сорок пфеннигов можно купить сто граммов, сколько граммов получишь за один пфенниг? Два с половиной. Весит ли одна конфетка два с половиной грамма? Или больше? Определить это было трудно, даже взвесив конфету в руке. Разве что… приблизительно…

Йоген положил пфенниг на деревянный выступ прилавка, сунул руку с конфетой в карман и сделал несколько быстрых шагов, потом медленно побрел дальше.

Начинку покрывала тонкая оболочка. Конфета буквально растаяла на языке. Вкусно, ничего не скажешь, но что такое одна конфета для урчащего от голода желудка!

У стойки, где можно было прослушать пластинку, все места оказались заняты.

Одновременно на сорока — пятидесяти телеэкранах беззвучно шевелил губами министр. Когда он сопровождал свои неслышимые слова выразительным жестом, казалось, будто сорок — пятьдесят министров выполняют групповые вольные упражнения.

Человек с бумагами присматривал за игрушечными машинками.

На первом этаже ни одного человека с бумагами заметно не было. Во всяком случае, рядом с конфетной горой. Сто граммов за сорок пфеннигов — стоило ли ради этого держать в магазине сыщика!

Медный пфенниг лежал на прежнем месте. Наверное, не очень-то принято рассчитываться таким вот образом, но не утруждать же, в самом деле, кассиршу из-за единственного пфеннига и одной конфетки. Ее кассовый аппарат звенел не переставая. Отвлечься она никак не могла. И мужчины, который приглядывал бы за покупателями поверх своих бумаг, тоже нигде видно не было.

Всего три конфетки — от десятитысячной горы не убудет. Кроме того, это не воровство, а кража небольшого количества съестного в целях немедленного употребления. Учитель очень четко объяснил, в чем состоит разница. На уроке государствоведения. В последнем свидетельстве об успеваемости у Йогена четверка. Гражданин наряду со многим другим должен также знать, когда он ворует, а когда крадет самую малость съестного в целях немедленного употребления — или как там это еще называется. Воровство начиналось самое меньшее со ста граммов, а то и с полкило. Все, наверное, зависело от степени голода того, кто решался что-либо взять. Ну а Йогену страшно хотелось есть. Таким образом воровством это наверняка не было, от силы — кража малого количества съестного в целях немедленного употребления.

— А мне одна будет?

Йоген резко обернулся. Парень был на голову выше и года на два-три старше.

— О чем это ты?

— Не обломится ли мне одна штучка?

— От чего?

— От конфет, которые ты сейчас спер. Только не надо сразу краснеть, приятель. Какие проблемы! Ты дашь мне одну, и дело с концом.

Йоген достал из кармана конфету, сунул в подставленную руку, развернулся и быстро зашагал прочь. Тот, другой, — за ним.

— Ну чего ты сразу понесся! Погоди, давай еще немного поболтаем. Ловко ты это проделываешь. Правда. Наверняка никто не заметил, кроме меня.

— Мне пора идти.

— Что ж, прекрасно, мне тоже.

Туман на улице сгустился. После магазинного тепла стало еще холоднее, Йоген шел, глядя себе под ноги и пытаясь не замечать идущего рядом незнакомца.

— Сигарету?

Мятая пачка «Реваль» покачивалась в такт шагам перед лицом Йогена. Он отрицательно мотнул головой.

— Мама не разрешает, да?

Йоген вытащил из пачки сигарету, сунул в рот и похлопал себя по карманам, словно хотел обнаружить там спички или зажигалку.

Выскочил язычок пламени. Незнакомец держал зажигалку так, чтобы Йоген мог ее разглядеть. На вид она из настоящего серебра с тисненым гербом города.

Если не втягивать дым слишком глубоко, можно не закашляться.

Сворачивать в очередную улочку смысла не было. Сигарета создавала ощущение общности.

— Чертовски холодно сегодня, — сказал тот, другой. — Не выпьешь ли пива за компанию?

— Денег нет.

— Какой разговор! У меня хватит. Пошли!

В небольшом погребке занят был всего один столик. Незнакомец прошел вперед, устремился к самому дальнему столику, махнул Йогену, сел.

— Два пива!

Официант принес две кружки, навострил карандаш так, будто собирался пометить знаками подставки для пивных бокалов, затем сунул его обратно в карман и протянул руку.

— Лучше сразу расплатись, Аксель!

— Может, ты думаешь, у меня пусто?

— Береженого бог бережет.

Аксель открыл портмоне, держа его так, чтобы Йоген мог видеть содержимое. Никакого сравнения с его медным пфеннигом! Официант взял пятимарковую монету, нырнул за стойку и вернулся со сдачей.

— Уж не ограбил ли ты банк?

— Да нет, за письменную по-латыни четверку получил. Мой старик в таких случаях всегда раскошеливается.

Йоген разглядывал плакат, висевший напротив. «Закон об охране молодежи в общественных местах» — гласила надпись на нем. Где-нибудь он должен был висеть. Таково предписание.

— Будь здоров!

Пиво было холодное и слегка горчило, но Аксель отхлебнул большой глоток, и тут уж Йоген не мог посасывать, как младенец. Да и, признаться, пить его было вполне приятно. Аксель сделал знак официанту: «Повторить!»

Собственно говоря, пиво не такое уж и крепкое. Когда месяца два назад, во время школьного похода, они удрали тайком с туристской базы, Йоген, как и другие, выпил три бутылки пива и потом почти ничего не заметил. Но тогда они поужинали, а кормили на турбазе просто здорово. Сейчас же от двух бутылок пильзенского пива на пустой желудок глаза застлала пелена, а в голове чувствовалось непривычное легкое кружение.

— Сигарету?

Если дым попадал в легкие, головокружение усиливалось.

— Приятель, да на тебе лица нет! Болит что-нибудь?

— Нет, нет, просто я еще не ел ничего!

— Эй, Макс, принеси жареной колбасы с соусом карри для моего друга!

Очень даже мило со стороны этого Акселя. Так ведь и денег у него уйма.

— Сейчас мне пора домой. Как у тебя завтра со временем? Кстати, мы еще не познакомились.

— Йоген.

— Аксель. Значит, до завтра, договорились? В три часа у эскалатора? Одному шляться — скука смертная.

— До завтра, Аксель, спасибо большое!

— Когда-нибудь ты будешь угощать!


Из-за потерянного ключа мама разнервничалась так, будто он был из чистого золота. Кроме того, она учуяла сигареты и пиво. Вечер был испорчен.

За последние два года мама резко изменилась. Раньше она была спокойной, тихой, порой до того тихой, что Йогену становилось жаль ее. Была она ласковой. По крайней мере до вечера, пока не являлся отец. Тогда в квартире повисало напряженное молчание.



После развода родителей все шло по-другому. Приготовления к этому шагу от Йогена тщательно скрывались. Он ни о чем не догадывался, совершенно ни о чем. И вот однажды, когда он вернулся из школы, мама все рассказала ему: отца в доме отныне не будет, но из-за этого мало что изменится, ибо в последние месяцы он и так не слишком обременял их своим присутствием. Они разошлись, и отец живет теперь в Штутгарте. Отныне им придется жить одним, но у них наверняка все сложится хорошо, ведь Йоген уже большой мальчик. И хуже, чем было, им, безусловно, не будет, потому что она собирается пойти работать, а поскольку оба они, в отличие от отца, капли в рот не берут, то наверняка смогут еще и на книжку откладывать.

Поначалу ему, одиннадцатилетнему мальчику, было очень непросто осмысливать новую ситуацию, но со временем все образовалось. Отец домой больше не приходил. Это и впрямь мало что меняло, а мама, особенно поначалу, была по вечерам не такой тихой, как прежде.

Без отца можно было обойтись. Он и раньше-то дома бывал крайне редко, а когда являлся, от него исходила нервозность, страх и угроза. На поверку не так уж и плохо, что родители развелись.

Йоген ночевал теперь в родительской спальне. Иногда, когда выключались ночники, они с мамой тихо разговаривали, и в темноте было гораздо проще рассказать о том, что днем не очень-то рвалось наружу. После развода все стало намного лучше.

Во всяком случае, в первый год.

Потом все постепенно изменилось.

Наверное, мама просто переработала. Утром она уходила из дома вместе с Йогеном, а возвращаясь вечером, еще готовила ужин и хлопотала по хозяйству. Видно было, что она почти всегда переутомлена. Даже Йоген не мог не замечать этого. Он очень хотел и старался помочь ей, что поначалу встречалось одобрительной улыбкой, но вскоре и это кончилось. Маме стало не возможно ничем угодить. Малейший промах вызывал приступ гнева. От помощи не было никакой радости, и, если предоставлялась возможность отвертеться, Йоген не упускал случая.

Разговоры в темноте стали редкими, а потом и вовсе прекратились, так как однажды вечером мама сказала, чтобы Йоген снова перебирался к себе в комнату. Йоген тогда первый раз обиделся. По-видимому, мама не хотела, чтобы он был рядом.

Прошло время, и ему даже нравилось, что он мог оставаться один в своей комнате. К тому же, когда становишься старше, хочется, чтоб тебя изредка оставляли в покое, чтоб ты мог побыть наедине с самим собой; и потом, есть вещи, которые никого не касаются, даже мамы, и о которых с ней не хочется говорить в темноте.

Для разговора теперь не находилось ни времени, ни удобного повода.

Потом мама как-то пришла не одна — с гостем. Он был широк в плечах, расположен к полноте и часто разражался самодовольным смехом. Поначалу он всякий раз приносил что-нибудь Йогену: плитку шоколада, кулек конфет, пакетик жвачки. «Маленькие подарки укрепляют дружбу», — говорил он при этом. А для него, хозяина продуктового магазина, не имевшего ни жены, ни детей, это и впрямь были маленькие подарки.

Иногда он заходил ненадолго и вскоре откланивался. Но иной раз оставался и после того, как Йоген отправлялся спать.

Вскоре мама ушла со своей прежней работы и поступила продавщицей в заведение господина Мёллера. Своего нового шефа она называла Альберт, и он все чаще засиживался у них по вечерам.

Ужины стали теперь не в пример обильнее, но Йоген по-прежнему недолюбливал этого Альберта Мёллера. Он как был, так и остался нежеланным гостем, но свои скупые улыбки мама теперь приберегала для него. Для Йогена же ничего не оставалось. Легко окоченеть, если тебя ни разу не согреет улыбка.


Зато Аксель улыбался. И время у него было. И поговорить с ним можно. О чем угодно. Он был очень уверен в себе, на все знал ответ. Хотя ему не исполнилось еще шестнадцати, он производил впечатление совсем взрослого человека.

И с Йогеном он держался абсолютно на равных, как мужчина с мужчиной. У него частенько водились деньги, и тогда он не скупился. Приятно было иметь такого друга, как Аксель.

Первую неделю в школе Йоген каждое утро думал о предстоящей после уроков встрече. Внизу у эскалатора.

Однажды Аксель сказал:

— Знаешь, я сегодня на мели. Ты бы не мог купить сигареты?

Йоген покраснел.

— Я ж без гроша. Думаешь, мать дает мне на карманные расходы? Она всегда одно твердит: «У тебя есть все, в чем ты нуждаешься, а карманные деньги лишь наводят на всякие дурацкие мысли». Как с сосунком обращается!

Аксель понимающе кивнул:

— У меня наоборот. Карманных денег дают сколько хочешь. Получается, что я обеспечен и никаких им забот. Но тут, как на грех, не хватило, понимаешь? И потом, все это время я за тебя платил. Что ни говори, теперь твоя очередь!

Йоген чувствовал себя ужасно неловко. Аксель был прав. Он всегда за все платил.

— У тебя это лихо получается, я же видел, как ты тогда с конфетами… Пошли, провернем в лучшем виде!

У сигаретного ларька Аксель попросил продавщицу показать ему зажигалку, долго крутил ее так и этак, выспрашивал, как она устроена, разглядывал следующую, потом еще одну, делая вид, что не знает, на какой из них сделать выбор. И все подстроил так, что продавщица вынуждена была держать в поле зрения сразу целую выставку зажигалок, разложенных перед Акселем. Когда же тот, пожимая плечами, и с извиняющейся улыбкой, отошел от ларька, у Йогена в кармане было уже две пачки сигарет.

— Ай да Йоген, настоящий ас!

— Я такого страху натерпелся, — с трудом переводя дух, прошептал Йоген, — если б меня кто засек…

Аксель с ходу отмел любые сомнения:

— Если бы да кабы! Во-первых, тебе еще нет четырнадцати, и никто тебе ничего не сделает. А во-вторых, мой предок — адвокат. Если что-то случится, он все уладит. Он не может себе позволить, чтобы его родной сын попал в переплет.

Угрызения совести растворились в табачном дыму. И Аксель был явно доволен; да ради одного этого можно было подрожать немного.

А ночью Йоген увидел сон. Будто он спускался на эскалаторе и вдруг заметил внизу у решетки служащего с пачкой бумаг в руках. Тот выжидающе смотрел поверх своих листков прямо на Йогена. Йоген повернулся на сто восемьдесят градусов и хотел побежать вверх по эскалатору, но ступеньки летели ему навстречу, а люди загородили проход; он не мог сдвинуться с места, его ноги переступали по одним и тем же ступенькам, а внизу поджидал мужчина с бумагами; Йоген повернулся к нему спиной и все-таки увидел во сне его самодовольную ухмылку: дескать, никуда не денешься, голубчик, от нас не уйдешь; потом он засмеялся раскатисто и сыто, как Альберт Мёллер.

Внизу у эскалатора собралась целая группа любопытных. Все с нескрываемым удивлением наблюдали за тем, как он пытался взбежать по движущейся вниз лестнице, а она после каждого очередного шага возвращала его на исходную позицию.

Аксель тоже стоял в группе зевак. Он держал в крупных зубах сигарету, щелкал серебряной зажигалкой и говорил: «А это что еще за тип?»

3

— А это что еще за тип?

Йоген заморгал спросонья. Лицо, которое он увидел над собой, определенно принадлежало не Акселю. Оно было старше, хоть еще и вполне молодое, а рыжеватая бородка и стеклышки очков без оправы были ему вовсе незнакомы.

Тут рядом с рыжеватой бородой замаячила белобрысая голова Таксы.

— Это наш новенький. Юрген-Йоахим Йегер — так его зовут. Господин Шаумель называет его Боксер, а для нас он Йойо.

— Это уже не имя, а целая адресная книга, — сказал рыжебородый. — Вставай, Йойо! Время! Разве ты не слышал побудки?

Йоген еще не совсем пришел в себя. Он потряс головой.

— Меня зовут Фред Винкельман, я практикант. Имя можешь сразу забыть, здесь меня называют Кайзер Рыжая Борода. А сейчас ты и вправду должен поспешить, не то другие твой завтрак стрескают. Свен, возьмешь его на себя?

Такса кивнул. Значит, его зовут Свен. Странно. Нет, вовсе не странно, а очень даже естественно. У других «собак» тоже должны быть какие-то настоящие имена. Такса, выходит, был Свеном.

— Айда вниз, мыться! Зубную щетку не забудь. Чистка зубов — это бзик Рыжей Бороды. А в остальном он мужик что надо. Если б он у нас всегда был… Никакого сравнения со Шмелем. Но практиканты задерживаются лишь на неделю-другую, потом продолжают свою учебу. С ними тут не считаются. Им даже характеристику написать не доверяют. Да шевелись ты, вылезай, наконец, из люльки!

Свен ухватил одеяло Йогена и сдернул его.

В умывальне царила шумная суматоха. Кайзер Рыжая Борода стоял в углу и наблюдал, как ребята, фыркая и прыская, обливаясь холодной водой, устраивали небольшие водные сражения, используя для этого краны, гоготали, пихались, в шутку совали друг дружку головой в раковину. Все выглядело совсем не так, как вчера вечером в душе.

— А кто зубы чистить будет? — громыхнул Рыжая Борода.

Свен начал, за ним вступили остальные. Хором они горланили «Гансика-малышку». Йоген тоже стал подтягивать, не выдержал — рассмеялся, поперхнулся, выплюнул пахнущую мятой воду в раковину и снова затянул про «посох и шляпу». Кайзер Рыжая Борода насвистывал мелодию.

И за завтраком было куда оживленнее, чем вчера за ужином. Разговоры перекидывались от стола к столу. То и дело звучал смех. Все это напоминало Йогену последний поход вместе с классом. А учитель Кремер, хоть и намного старше Рыжей Бороды, но там, на турбазе, словно бы сбросил десяток лет.

Но сейчас думать об учителе Кремере совсем не хотелось. Лучше не сейчас.

После завтрака все, кроме Йогена, взяли сумки с учебниками и отправились в школу. Йоген остался в полном одиночестве. Была суббота, и господин Катц решил, что объявляться в школе в последний учебный день на неделе смысла не имеет, это лучше сделать в понедельник, когда начнется полноценная трудовая неделя.

Господин Катц решил так, наверно, из самых лучших побуждений, однако сама идея была не из лучших. Когда кругом вертелись новые приятели, времени для грустных мыслей почти не оставалось. Сейчас же все опустело. Кровати в спальне, приведенные в идеальное состояние, производили какое-то мертвенное впечатление. И представить было невозможно, что каких-нибудь два часа назад в них спали ребята. Сам Йоген в жизни бы не соорудил такие уголки на подушке. Такса помог. Вообще-то господин Шаумель определил ему в няньки Пуделя, но тот, судя по всему, был страшно доволен, что Такса взял на себя его хлопоты.

Йоген подошел к аквариуму. Красивые рыбки. Они жадно хватали прикорм, который им насыпал Коккер. Они плавали кругами, тыкались в стеклянные стенки, посверкивали в электрическом свете. Ничего не скажешь, дивные созданья. Только вот в неволе. Знают ли они это? Наверное, они ничего другого и не видели. Язык не повернется сказать, что им в этом аквариуме живется хорошо.

А хорошо ли тут живется ребятам?

Надо бы их как-нибудь спросить.

Кайзер Рыжая Борода вошел в тот момент, когда Йоген разглядывал собачьи фото на шкафчиках.

— Господин Шаумель сегодня выходной, — сказал он, — но оставил записку. Напоминаю, что ты должен написать сочинение на тему «Почему я здесь».

— Но ведь я ему все вчера сказал, зачем это еще раз записывать?

Рыжая Борода потер переносицу, словно вопрос Йогена заставил его как следует задуматься.

— Хм, вопрос вовсе не такой уж нелогичный. Но послушай-ка… как тебя там зовут? У меня на имена память, знаешь ли, очень худая.

— Не знаю.

— Чего ты не знаешь?

— Кто я для вас. Настоящее мое имя Юрген-Йоахим Йегер, по-домашнему Йоген, здесь Йойо, для господина Шаумеля — Боксер.

— Для меня Боксера просто не существует, Йоген. Ну так вот, я считаю, тебе лучше написать сочинение. Во-первых, иногда полезно поразмышлять, во-вторых, не слишком полезно с самого начала конфликтовать с воспитателем, и, в-третьих, как мне кажется, другого более интересного занятия у тебя сейчас все равно нет.

— Я не буду писать сочинение.

— Хм… — Рыжая Борода задумался. — Я действительно не знаю, каким образом заставить тебя написать его. Но у меня обязательно будут неприятности, ведь господин Шаумель уверен, что я тебе об этом напомнил. Подумай хорошенько. Если все-таки решишь написать сочинение, приходи в кабинет воспитателей, и я дам тебе бумагу и ручку, ладно?

Йоген посмотрел вслед практиканту. Он чувствовал себя неуверенно. Когда другой так быстро отступает, трудно упрямо стоять на своем. Да и потом, с какой стати Рыжая Борода должен получать нахлобучку от господина Шаумеля? Ну, хорошо, он напишет это проклятое сочинение.

Йоген сидел за столом, перед ним два листа бумаги и авторучка. На первом листе красовалось название, выведенное его самым прилежным почерком. А дальше — пустота. Да и что ему писать?

На несколько строчек он ухлопал два часа, и в них, видимо, оказалось совсем не то, чего от него ожидали. Рыжая Борода, прочитав все, только покачал головой, прочитал еще раз, про себя, и затем снова — вслух:

— «Потому что этого хотела моя мама. Она говорит, что больше не справляется со мной, что я лентяй, и она не хочет, чтобы соседи говорили, будто это ее вина, а здесь, может быть, еще удастся сделать из меня порядочного человека. Я моей маме больше не нужен. Ей нужен сейчас господин Мёллер, ее шеф, а от меня она решила избавиться». Не маловато ли, Йоген?

— Это все.

— Хм. — Каждое «хм» Кайзера Рыжая Борода предваряло некоторую паузу для раздумий. Потом он заговорил, то и дело прерываясь, будто разговор не доставлял ему удовольствия: — Видишь ли, я посмотрел твое личное дело, и там написано несколько больше. А тебе не кажется, что в чем-то виноват ты сам?

Йоген покрутил в руках авторучку.

— Аксель вон тоже почти всегда был со мной, когда я что-нибудь… Но его ведь здесь нет.

— Кто это Аксель? О нем в твоем личном деле ничего не сказано.

— Может, мне его продать надо было?

— Хм. — Задумчивое покачивание головой. — Но если забыть о том, был этот Аксель с тобой или нет, ты же сам натворил дел, и то, что ты здесь, — закономерный итог, не так ли? Если Аксель вышел сухим из воды, а ты нет, то сказать, что тебе не повезло, нельзя, просто Акселю повезло, так ведь? Вот повезло ли ему на самом деле, об этом мы с тобой сейчас спорить не будем, на этот счет у меня свои соображения. А с тем, что одна мама виновата в твоем пребывании здесь, я согласиться не могу. Не кажется ли тебе, что за свои поступки надо отвечать?

Тогда Йоген взял у Рыжей Бороды лист бумаги и приписал к тексту одну строчку: «И еще я воровал». Почерк стремительный, неразборчивый.

Но Рыжая Борода, кажется, все разобрал. Он прочитал эту фразу, ничего не сказал и, поколебавшись, положил лист на стол воспитателя.

— А при чем тут Аксель? — спросил он. — Не хочешь ли рассказать мне о нем?

Йоген упрямо мотнул головой.


С какой стати он будет теперь закладывать Акселя, ведь даже в полиции он держал язык за зубами? То, что связано с Акселем, абсолютно никого не касается.

После той истории с сигаретами Йоген поначалу растерялся, но уже назавтра это ощущение исчезло.

С Акселем встретились, как обычно, у эскалатора, денег у него опять был полон карман, а о вчерашнем — ни звука. Всю следующую неделю об этом не вспоминалось, и в тот день, когда они познакомились с Эльвирой, тоже.

Сначала они засекли ее на эскалаторе. Аксель толкнул Йогена и указал на розовые, в обтяжку, брючки под небесно-голубым свитером.

— Клевая фигурка вон у той, что скажешь?

Йоген кивнул, а на втором этаже они ее обогнали, чтобы рассмотреть спереди.

Так ли уж она хороша, Йоген точно сказать не мог. Пожалуй, слишком раскрашенная, на его вкус. Бьющая в глаза бледно-розовая губная помада и темные тени на веках, узкое лицо, прямые светлые волосы. Наверное, она выглядела очень даже ничего. Так, по крайней мере, считал Аксель и дал это достаточно ясно понять; а уж если девушка нравилась Акселю, значит, что-то такое в ней было.

Девушка была примерно на год моложе Акселя и на год старше Йогена. Она вскоре заметила, что два парня следуют за ней по пятам. Несколько раз она оборачивалась и улыбалась куда-то в сторону. Потом и Аксель улыбался ей, иногда подмигивая.

Наконец девушка подрулила к знакомой стойке с проигрывателями и села на среднее из трех высоких кресел.

Аксель пальцем показал Йогену на одно из кресел, и они уселись, так что девушка оказалась посредине.

Звали ее Эльвира, ей было четырнадцать лет. Теперь уже и Йогену она казалась очень симпатичной, и голос у нее был приятный. Полчаса спустя они сидели у Макса и пили кока-колу. От пива Эльвира отказалась. Она ничуть не возражала, когда Аксель положил ей руку на плечи. Йоген этому слегка удивился, равно как и уверенности Акселя. Сам бы он на это никогда не решился.

Он заметил, что сидевшая напротив Эльвира то и дело поглядывает в его сторону. При этом уголки ее губ подрагивали, как будто всё происходящее она находила весьма забавным или же хотела установить между собой и Йогеном нечто вроде тайного взаимопонимания. Йоген тоже улыбался в ответ — Аксель вел себя совсем не так, как всегда, и производил несколько потешное впечатление.

Позже, когда Йоген отлучился в туалет, за ним последовал и Аксель.

— Слушай, Йоген, не сделаешь мне одолжение?

— Какое?

— Попрощайся! Ты же можешь сказать, что у тебя срочное дело. — Он улыбнулся. — Мне бы очень хотелось побыть с ней немного вдвоем. Такой кадр не каждый день попадается, а при тебе мне вряд ли удастся приручить милейшую Эльвиру.

— Как хочешь… — Это прозвучало отрывисто и обиженно.

— Ну чего ты сразу надулся, Йоген! Завтра ведь опять увидимся. Я, кстати, хочу спросить, не приведет ли Эльвира с собой приятельницу, тогда у каждого из нас будет по девчонке. Сечешь?

— Больно надо. Я и так уйти хотел. — Йоген даже не старался скрыть, что он обижен, но Аксель словно и не замечал этого.

Эльвира сделала разочарованную мину, когда Йоген попрощался; в дверях он еще раз обернулся и заметил, что она смотрит ему вслед. Однако настроение от этого не улучшилось. Вечером, умываясь перед сном, Йоген внимательно рассматривал себя в зеркало, и то, что он видел, ему вполне нравилось. Выглядел он наверняка не хуже, чем Аксель; возможно, даже и лучше. К черной кудрявой голове явно шла смугловатая кожа. А когда он улыбался, на щеках появлялись две ямочки. Йоген специально улыбнулся пару раз во весь рот, поигрывая ямочками. Потом слегка отвернул голову, пытаясь разглядеть себя в профиль, но это не удалось. Однако ему вполне хватило увиденного. И завтра он не позволит Акселю просто взять и выставить себя, если, конечно, Эльвира вообще появится. Она появилась и выглядела куда веселее, чем Аксель.

Ему льстило, что его совершенно открыто предпочитают Акселю. Хоть она и на год старше. Но самое удивительное, Аксель, судя по всему, ничуть не обижался. Он даже подмигнул Йогену без всякой зависти.

Они прогулялись по магазину. У прилавка с дамскими украшениями Эльвира задержалась, порылась в них, приложила к небесно-голубому свитеру яркие бусы и повздыхала:

— Неплохо бы смотрелось.

Когда они пошли дальше, Йоген чуть поотстал и позже — они опять сидели у Макса и пили кока-колу — выложил на стол и пододвинул к ней те самые яркие бусы:

— Вот. Это тебе!

Она удивленно распахнула глаза:

— Откуда они у тебя?

— У них этого добра столько, что его даже продают!

— А у тебя-то они как оказались?

— Ну, раз они тебе нравятся!..

Аксель бросил всепонимающий взгляд. Йоген отвернулся и покраснел, но причина смущения могла быть и в том, что для него дарить что-то девушке было еще не совсем обычным делом.

Эльвира, сияя, нацепила бусы, и они ей действительно очень шли. Потом она положила руку на стол, совсем рядом с рукой Йогена, и во время разговора отставила свой мизинец чуть в сторону, так, чтобы он касался его руки. Несколько раз она поводила пальчиком туда-сюда, что можно было принять и за ласку и за крохотный ответный подарок.

В последующие дни Аксель без всякой обиды примирился с тем, что Йогену Эльвира симпатизировала больше, чем ему. Он воспринимал это с улыбкой, даже немного строил из себя их покровителя, отлично понимая, что вряд ли лишится расположения Йогена и Эльвиры, пока оплачивает счета у Макса.

Все это внесло в жизнь Йогена многообразные перемены. Вторая половина дня была у него теперь всегда заполнена. Домой он возвращался в последнюю минуту, перед самым приходом мамы. Вечера не казались больше бесконечно длинными. Домашние задания, на которые раньше уходила изрядная часть послеобеденного времени, оставались еще не сделанными. В связи с чем они иногда основательно сокращались. Господин Кремер заметил это. Но Йоген считался вполне приличным учеником, поэтому никто не стал поднимать шума из-за того, что в последнее время он работал не столь добросовестно, как обычно.

Для Йогена важнее всего было то, что он больше не чувствовал себя одиноким. Пусть он в классе ни с кем не сошелся, зато у него были настоящие друзья — Аксель и Эльвира. Большинство ребят из его класса ничем подобным похвастаться не могли.

Йоген был доволен.

Эльвира тоже. Лишь однажды, когда они гуляли по улицам и навстречу им попалась другая пара, она дала понять, что им все-таки чего-то не хватает: парень нес в руках небольшой транзисторный приемник.

— Нам бы это тоже не помешало, — вздохнула Эльвира, — с музыкой гораздо приятнее.

Йогену показалось, будто она посмотрела на него с ожиданием и просьбой.

Уже на следующее утро он решил устранить этот пробел. Раньше чем обычно отправился он в универмаг, повертелся несколько минут в отделе, где продавались телевизоры, радиоприемники и пластинки и вскоре выискал приемник, который ему приглянулся.

Теперь оставалось выждать благоприятный момент. В этом отделе народу было не густо. Продавцы могли спокойно приглядывать за всеми любопытствующими. Йоген уселся за стойку, надел наушники и сделал вид, будто внимательно прослушивает новые диски. А сам внимательно следил за продавцами. Один из них подошел к своему коллеге, что-то сказал и поехал на эскалаторе вниз. Вскоре к продавцу обратилась пожилая дама и попросила продемонстрировать ей телевизор. При этом она выказывала редкостную несообразительность. Продавец с ней наверняка провозится. Ситуация благоприятная.

Йоген сполз с кресла и хотел уже было вразвалочку подойти к прилавку с портативными приемниками, как вдруг сзади кто-то положил ему на плечо руку. Вздрогнув, Йоген резко обернулся.

Это был Аксель.

— Что случилось? С каких это пор ты такой пугливый? — ухмыльнулся он.

Йоген облегченно вздохнул и, подмигнув, сказал:

— Слушай, Аксель, прикроешь меня, а? Я нам кое-что достану. Покрутись тут рядом, чтоб продавец меня не засек, если обернется. Хочу нас музыкой обеспечить. Для прогулок.

— Ну и ну! Ты уже по-крупному выступаешь, — с сомнением отозвался Аксель, но все-таки подошел к контейнеру, который был доверху завален пластинками, и стал в нем рыться.

Скосив глаза, Йоген убедился, что Аксель занял позицию как раз между ним и продавцом.

Еще один быстрый взгляд вокруг, ловкое движение рукой. Приемничек небольшой. Под курткой никто и не заметит.

А теперь — резко к эскалатору! До первого этажа у сердца все основания так бешено колотиться.

— Минуточку, приятель!

На сей раз это был не Аксель. Йоген хотел вырваться, но мужчина, который ничем не походил на магазинных служащих, крепко ухватил его за воротник куртки.

— Давай-ка без приключений, парень. Лучше сразу пойти со мной — тогда никто ничего не заметит.

Йоген растерянно оглянулся. Около Акселя тоже стоял мужчина и так же решительно приглашал его пройти. Никаких объяснений он и слушать не желал.

Несколько метров, пока они шли к небольшой боковой двери, Йоген лихорадочно размышлял.

Как объяснить? Что сочинить? Как оправдаться?

В последний момент, когда мужчина одной рукой открывал дверь, а другой подталкивал вперед Йогена, внезапно появилась Эльвира. Она увидела его и сразу все сообразила. Йоген успел заметить, как она испуганно засеменила прочь.


По эскалатору вниз

Далее было так: транзистор лежал на письменном столе. Перед ним сидели Йоген и Аксель, напротив занял место один из мужчин, второй встал в дверях.

— Я вообще не понимаю, чего вы от меня хотите, — возмущался Аксель, но голос его звучал довольно неуверенно. — Я-то тут при чем?

— Ты стоял на стреме, дружочек. Мы оба прекрасно видели, как вы сговаривались.

Йоген покачал головой:

— Я его совершенно не знаю.

У мужчины за письменным столом это замечание вызвало веселую улыбку. Такие истории случались каждый день. Они его не трогали. Ему платили за то, чтобы он предотвращал как можно больше магазинных краж, но его жалованье не повышалось ни на пфенниг из-за перерасхода эмоций.

— Мы все эти сказки наперечет знаем, приятель. Думаешь, вы первые, кого мы засекли?

— Да, мы разговаривали, — нашелся Аксель, — тут вы абсолютно правы. Он спросил меня, который час, только и всего.

— Точно, — подтвердил Йоген. — Я его правда не знаю. Я же не отрицаю, что взял эту штуковину, но этот парень здесь совершенно ни при чем. Я бы и сам вам сказал!

Человек в дверях спросил Акселя:

— Как тебя зовут?

— Аксель Гернау. Мой отец адвокат доктор Гернау.

— Хм… — Мужчины обменялись вопросительными взглядами. — И ты утверждаешь, что этого парня видишь впервые и к краже отношения не имеешь?

— Да, утверждаю.

— И ты это подтверждаешь?

Йоген кивнул.

Небольшая заминка, затем:

— Ну, хорошо, ты можешь идти. Допустим, вы и впрямь говорите правду, кражу, во всяком случае, совершил не ты. Однако учти: еще раз здесь появишься, мы с тебя глаз не спустим.

Аксель улыбнулся, к нему снова вернулась его привычная уверенность.

— В конце концов, от ошибок никто не застрахован, — сказал он. — Так что с этим парнем не стоит обращаться сурово. Ему, видать, очень хотелось иметь такую вещицу, а у родителей, возможно, денег на покупку не хватает. — Он кивнул Йогену: — Ни пуха тебе, ни пера, малыш!

И он исчез за дверью. Йоген вздохнул с облегчением и сдержанной радостью, как после удачи, на которую уже и не рассчитывал.

— А тебя как зовут?

— Юрген Майер.

— Майер? Знаешь, парень, может, тебя и в самом деле зовут Майер. Имя не такое уж редкое. Только вот что мы заметили: большинство задержанных нами ребят поначалу называют себя Майер, или Мюллер, или Шульц. Но через пару минут у них, глядишь, уже другая фамилия объявляется. Это они свою настоящую вдруг припомнили. Расстегни-ка куртку.

Йоген расстегнулся, и мужчина с первого же захода вытащил из внутреннего кармана маленькую записную книжку, куда Йоген записывал домашние задания.

— А тут стоит Юрген-Йоахим Йегер.

— Это мой друг.

— Неужели? В таком случае бедняга не знает, что вам на завтра задали. Послушай, приятель. Я забуду все, что ты мне тут наговорил, а ты еще разок крепко подумаешь и назовешь мне — ясно и четко — твою настоящую фамилию, договорились?

— Йоген Йегер.

— Вот видишь, теперь я даже верю тебе. А отец у тебя кто?

— Торговый служащий. Но мои родители в разводе. Отец живет в Штутгарте. А я с мамой.

— Так-так… — Сказано это было таким тоном, будто речь шла о крайне отягчающем факте. — А лет тебе сколько?

— Тринадцать.

— Для твоего возраста ты вполне прилично вымахал. А может, все-таки уже четырнадцать?

— Нет, тринадцать с половиной.

— Как нам связаться с твоей матерью?

Йоген понимал, что увиливать бесполезно. Он назвал адрес и телефон мёллеровского магазина. Мужчина, сидевший за письменным столом, все записал, а другой спросил:

— Эх, парень, и о чем ты только думал? Ты ведь уже не маленький и отлично знаешь, что воровать нельзя. А если бы каждый за такое взялся? Твое счастье, если тебе на самом деле нет четырнадцати. По крайней мере, без суда обойдется. Но мы это еще выясним. Уж твоя мать нам все точно скажет.

Он взялся за телефонную трубку, Йоген посмотрел на него с ужасом.

— Пожалуйста, не звоните моей маме! Пожалуйста! Я такого больше никогда не повторю! Честное слово!

Мужчина снял руку с аппарата.

— Теперь вот дрожишь, как бобик, да? Раньше надо было думать. У нас инструкции, и нарушать их мы не можем. Сейчас позвоним твоей маме и, если окажется, что тебе уже четырнадцать, оповестим полицию. В противном случае нам же меньше хлопот. Тогда уж пусть твоя мать сама решает, что ей с тобой делать. — Он пролистал картотеку. — У нас ты, во всяком случае, не числишься.

— Но ведь транзистор — у вас. Убытка вы не понесли.

Мужчина утвердительно кивнул:

— Твоя правда, парень, мы не в убытке. Пострадал во всей этой истории ты сам. Но и отпустить тебя на все четыре стороны мы не можем. И нечего глядеть волком. Я против тебя ничего не имею. Ты совершил ошибку — ну, что ж, не ты первый, и поумнее тебя люди глупости совершали. Но. если мы сейчас отпустим тебя, ты, выйдя отсюда, прыснешь в кулак и скажешь: «Пронесло». И вполне вероятно, снова решишься на это. Ведь не каждый же раз попадаешься, верно? Видишь ли, наша фирма как-нибудь пережила бы пропажу такого маленького приемничка. Но если твоя мать ничего не узнает и не возьмет тебя в ежовые рукавицы, то мы окажем тебе дурную услугу. Речь сейчас не о наших убытках, речь о тебе, о том, что из тебя выйдет, парень. Мы, во всяком случае, так на это смотрим, и ты рано или поздно еще поймешь это.

Йоген ничего не ответил. Мужчина снова потянулся к трубке, набрал номер, подождал.

— Не мог бы я поговорить с госпожой Йегер? Я подожду…

Йоген потер костяшками пальцев покрасневшие глаза. Он не стал слушать, что там говорил по телефону мужчина.

— Через десять минут твоя мать приедет и заберет тебя.

Для обоих мужчин инцидент, судя по всему, был исчерпан. Они держались с ним вполне приветливо. Просто выполняли свою работу, которая им самим, возможно, и не очень-то нравилась. Они не возмущались, не произносили обвинительных речей. Кража была предотвращена, а это самое главное. Мужчина за письменным столом мог теперь с чистой совестью перекусить — съесть бутерброд, который он не спеша доставал из пергаментного свертка.

И после маминого прихода мужчины были не слишком многословны. Через несколько минут все было кончено. Сначала Йоген посмотрел маме в глаза и прочитал в них «не может быть». Потом он глядел в пол, а когда она встала, последовал за ней к выходу.

Один из мужчин вежливо открыл дверь. Затем положил руку Йогену на плечо и сказал:

— Здесь мы больше никогда не встретимся, верно, приятель? Не для тебя все это. Сразу видно, что ты не из таких. — Сказано было вполне по-доброму…

Мама не произнесла ни слова. Ни потом на эскалаторе, ни по дороге к выходу — ни одного-единственного слова.

На улице, неподалеку от входа в магазин, стоял Аксель. Он слегка кивнул Йогену, когда тот проходил — мимо него со своей мамой. Кто-нибудь другой, возможно, и не заметил бы ничего. Но Йоген увидел, скорее, даже ощутил этот кивок и знал, что Аксель таким образом благодарит его.

— Мне надо вернуться в магазин к господину Мёллеру, дождешься меня дома, — только и сказала мама. Ни слова больше. Она осуждала его молча, но совершенно явно. В ее взгляде не было упрека. Лишь сдержанность и холод; ни печали, ни озабоченности — голая деловитость. Она даже не обернулась, когда уходила от него по улице.

Потом Йоген сидел у себя в комнате. Он соорудил из книг и тетрадей нечто вроде защитного вала для своих мыслей, но мысли тем не менее перескакивали через книжные баррикады.

В последнее время между Йогеном и мамой порой случались размолвки, особенно с тех пор, как к ним в дом зачастил Альберт Мёллер. При том, что сколько-нибудь значительного повода никогда не было. В основном сущие пустяки. Но маме ничего не стоило вспылить по ерунде. Правда, гнев ее вскоре угасал. Он напоминал внезапное и быстро затухающее извержение вулкана. Лишь несколько недель назад, когда Йоген потерял ключи, дело приняло более серьезный оборот. Но Йоген не придал этому значения. Да он и не вслушивался. Какой смысл! Мамины вспышки были не опасны. Тогда его особенно пилили за то, что он не пришел к ней на работу и не взял ее ключи. Этот довод потряс Йогена. Он просто опешил. Тут мама, как ни крути, была абсолютно права. Он об этом просто не подумал, к тому же маме не очень нравилось, когда он приходил туда во время ее смены.

Но на сей раз вспышки гнева не последовало, хотя именно сегодня он бы ее прекрасно понял.

Сегодня мама не могла сказать ничего такого, чего бы он не заслужил. Все верно: он украл! Это была самая настоящая кража. И тут речь шла уже не о горстке конфет, которые он стянул, потому что в животе урчало… А началось это с бус для Эльвиры, нет, раньше, с сигарет для Акселя — вот когда это началось. А теперь…

Как бы она ни упрекала его, она была бы права, но она не сказала ни слова.

Это, однако, не означало, что все рассосется и позабудется. В таких случаях мама прекрасно владела собой. Никто, в том числе и Йоген, ни малейшего понятия не имел обо всех их скандалах с отцом перед разводом. Теперь она не хотела привлекать чьего-либо внимания к словесной перепалке с сыном, который стал вором.

Что же ожидает его вечером?

И вдруг Йоген открыл в себе новое чувство, которое прежде никогда не было связано с мыслью о маме: страх.

Еще три часа сидеть и ждать невыносимо. Когда мама придет, ему лучше не быть дома. Что она предпримет? Она себя из последних сил сдерживала. А вечером ей не надо будет этого делать…

Йоген вырвал из тетрадки лист и написал на нем: «Я ушел и больше не вернусь. Й.».

Сперва он положил записку на стопку учебников, но, дойдя до дверей, все же вернулся. Там мама ее не сразу увидит. Поэтому он переложил записку на плиту. Почти всегда первым делом мама направлялась в кухню. На черной конфорке она тотчас ее заметит, и тогда… Йоген ушел, и ей не надо больше переживать из-за того, что он совершил. Его ведь тут уже не будет.

Смягчит ли это ее гнев? А вдруг она будет волноваться за него? Или вовсе обрадуется, что избавилась от этого мальчишки, который вечно путался под ногами и вдобавок еще оказался вором?

На улице было уже темно. И холодно.

Куда податься?

Легко сказать — уйти из дома.

Аксель должен помочь. Аксель ведь друг. А разве Йоген не доказал сегодня, что и он Акселю верный друг? Аксель наверняка поможет. Он такой умный и уверенный, наверняка что-нибудь придумает.

Дверь открыла мать Акселя. Она провела Йогена в последнюю комнату слева.

Завидев Йогена, который у него ни разу не бывал, Аксель заметно вздрогнул. Когда дверь за матерью закрылась, он спросил подозрительно:

— Уж не хочешь ли ты мне что-то новенькое преподнести?

Йоген обиженно фыркнул:

— С чего ты взял? Ты тут совершенно ни при чем. Зачем же еще тебя в эту историю впутывать?

Тогда Аксель встал и, шагнув навстречу Йогену, протянул ему руку:

— Молодец, что зашел. Ты очень порядочно вел себя в магазине. Другие на сто процентов попытались бы спихнуть часть вины на меня.

Йоген огляделся. Все здесь выглядело не так, как в его маленькой тесной комнатке. Наверно, иногда неплохо иметь родителей при деньгах.

— Знаешь, Аксель, мне исчезнуть надо отсюда!

— Исчезнуть? Они что, решили тебя засадить?

— Не в этом дело. — Йоген закусил губу. — Но моя мама…

— Она, наверно, из себя вышла, да? Вообще-то ее и понять можно. Страшно представить, что мои родители со мной сделали бы, если б я…

— Нет, из себя она как раз не вышла. Ни словечка не сказала. В этом-то вся и штука. Велено было сидеть дома и ждать, пока она не придет. А уж что вечером будет… Там просто духу моего быть не должно к ее приходу, понимаешь? Но куда мне деться? Может, ты поможешь?

— По-твоему, я должен оставить тебя ночевать. Но что на это скажут родители? И как я им все объясню?

— Мне только совет нужен, больше ничего.

Аксель внимательно посмотрел на Йогена, лицо его просветлело. Он опять обрел уверенность, которой ненадолго лишился при внезапном появлении Йогена. Так, значит, Йоген хочет скрыться. Милое дело! Если его мать в порыве гнева припрет сына к стенке, то он, чего доброго, расколется, тогда и его, Акселя, легко пристегнут к этому делу. Пожалуй, лучше помочь ему смыться. Запропасть он вряд ли сможет, значит, когда вернется, мать ему на радостях половину греха скостит.

— И куда же ты хочешь рвануть?

— Вот этого-то как раз я и не знаю. Может быть, к отцу. Он в Штутгарте.

— А деньги на билет есть?

Йоген покачал головой.

— Ни пфеннига.

— У меня, знаешь ли, сейчас тоже нет. Но до Штутгарта можно добраться и автостопом, это мы организуем.

Аксель продумал буквально каждую мелочь. Он купил особо питательный хлеб в целлофане, колбасы, сыра, две бутылки кока-колы. Чтоб Йоген не голодал в дороге.

Когда Йоген упомянул о записке, оставленной на плите, Аксель поморщился.

— Ну разумно ли это? Сам посуди: как только она прочтет записку, ей тут же станет ясно, что ты не просто где-то там болтаешься, боясь схлопотать по шее, а решил смыться всерьез. Что она сделает в первую очередь. Позвонит в полицию. И когда ты будешь стоять на автобане и махать руками, тут-то они тебя и сцапают.

Йоген удрученно кивнул. Это и ежу ясно. Аксель, как всегда, видел на ход вперед. Мог сразу же все верно оценить.

— Так что лучше, если ты не ударишься в бега, а останешься на день, а то и на два в городе. Полиция решит, что ты уже за тридевять земель, и здесь тебя никто искать не будет.

— А куда же я пока денусь?

Аксель знал и это…

Вокруг не было живой души, когда они перелезали через ограду стадиона. Гаревая дорожка затвердела, как камень. Впервые по-настоящему подморозило.

Двери раздевалок были закрыты, выдавить оконные рамы не удалось, а разбивать окна не хотелось. Они пошли вдоль трибун.

Над сектором со стоячими местами торчал похожий на мухомор буфетный ларек. Аксель толкнул дверь. Она была не заперта.

— Вот, пожалуйста, персональная комната для тебя! До следующей игры сюда железно никто не сунется. Она еще не скоро. Да тебе здесь и нечего особенно засиживаться.

Вдоль стен рядами громоздились ящики с пустыми бутылками из-под пива. Йоген огляделся. Места на полу для ночлега предостаточно, но лежать, безусловно, очень жестко и холодно. Аксель тоже успел это заметить.

— Оставайся пока здесь, Йоген. А я еще разок домой сгоняю. Через час или около того — жди. Притащу одеяло и, может, еще старое пальто.

Сквозь дверную щель в двери Йоген смотрел вслед своему другу, который перебегал футбольное поле. Вскоре он скрылся из глаз. Теперь очень рано темнело. Вернется ли он вообще? Какие разговоры! Аксель ведь друг.

Время тянулось еле-еле, в помещение просачивался холод. Прошло уже намного больше часа, Аксель все еще не объявился.

На стадионе, наверно, есть ночной сторож? Может, даже с собакой?

Мама, скорее всего, уже дома. Интересно, что она подумала, прочитав записку? И что после этого сделала?

А что Эльвира скажет, когда узнает все от Акселя? Должна же она догадаться, что Йоген решился украсть приемник только ради нее. Будет ли он теперь что-нибудь значить для нее?

— Йоген?

Это был Аксель. Он вошел, бросил на пол свернутый рулон и снял с себя пальто, надетое прямо поверх лыжной куртки.

— Гляди! По идее, со всем этим ты не должен замерзнуть.

Они уселись на свернутую в рулон подстилку, а длиннополое пальто накинули на плечи.

— А ты на все сто уверен, что отец тебя примет?

— На все сто — нет. Но ведь не сможет же он меня просто так выставить. Этого он наверняка не сделает — я ему расскажу, как все взаправду было.

— Про меня тоже?

— Нет, даже не упомяну! Ни в коем случае!

Аксель встал.

— Ну, мне пора, Йоген. На сегодняшнюю ночь ты худо-бедно пристроен. А завтра действуй по обстоятельствам. После школы забегу, проверю, как ты тут.

И он снова скрылся в чернильной тьме.

Йоген завернулся в пальто и улегся на подстилку; все равно было жестко.

До Штутгарта он как-нибудь доберется. Затем надо будет узнать, где, собственно, его отец проживает. Есть же там справочная, или адресный стол, или что-то в этом роде. Даже если отец не захочет его принять и оставить у себя, то и тогда еще не все потеряно: можно, например, стать бродягой. Они иногда годами странствуют по белу свету, и никто из них от голода не умирает. Кроме того, они друг дружке помогают. Он сам читал об этом в толстом иллюстрированном журнале.

Холод усиливался.

В хорошеньком положении он оказался! По крайней мере, хоть Аксель не предал. А мама пусть себе немного из-за него поволнуется. Она ведь последнее время почти совершенно его забросила, все этого противного Альберта Мёллера обхаживала.

В какой-то момент он заснул, а когда очнулся, почувствовал, что вконец окоченел. Нет, здесь ему переночевать не удастся. Это невыносимо.

Он встал, сделал несколько наклонов до пола, затем маховые движения руками, попрыгал на месте, чтобы согреться. После чего открыл дверь и увидел, что выпал первый снег. Газон был устлан тончайшим белым покрывалом.

От каждого его шага оставался четкий след. В пальто, с рулоном под мышкой и сумкой в руке он пересекал футбольное поле. Надо было двигаться. Но как можно незаметнее, чтобы не привлечь к себе внимания. Было еще совсем не поздно.

Несколько раз Йоген прижимался к стенам домов, когда его обгоняла машина. Однажды это и в самом деле был полицейский патрульный фургон, но его не увидели или не обратили внимания. К центру города Йоген идти не решился — слишком многолюдно. Еще ходили автобусы. Не так уж долго он проспал.

Хотя он и не собирался этого делать, ноги сами принесли его на улицу, где жил Аксель. Вот он уже перед домом друга. Освещено лишь одно окно, и Йоген вычислил, что комната Акселя именно там.

— Аксель! — позвал он. И еще раз: — Аксель!

Никакого движения за окном. Йоген подобрал с земли несколько мелких камешков и стал бросать их в окно. Сначала промахнулся, затем все-таки попал. За стеклами возникло лицо, и окно открылось. Аксель высунулся наружу. Он был в ночной пижаме.

— В чем дело?

— Это я, Йоген!

— Подожди, я выйду!

Через несколько секунд Аксель появился на пороге. Поверх пижамы он натянул купальный халат.

— Давай, заходи! Родителей дома нет. Они были в театре, а потом, наверное, пошли в ресторан поужинать.

Ребята сидели рядышком, на краю постели.

— Ну так в чем же дело?

— Я там при всем желании остаться не могу, Аксель. Я там дуба дам.

— Что ж тогда делать?

— Сам не знаю.

— Тогда надо идти домой.

— Нет.

Аксель задумался.

— Вот что, Йоген. Сегодня можешь у меня переночевать. Родители больше ко мне не заглянут. Но утром ты должен исчезнуть не позднее чем в полседьмого. Тогда никто ничего не заметит. Разоблачайся в темпе! Надо скорее свет потушить, а то они уже скоро придут.

Под одеялом было тепло, и Йоген чувствовал, как холод постепенно выходит из него. Они перешептывались.

— Знаешь, Йоген, мне кажется, ты с перепугу все слишком трагично воспринимаешь. Может, все-таки лучше не уходить из дома. Если завтра вернешься, мама только обрадуется, что ты жив-здоров, и даже не пикнет. Представь, как она сейчас за тебя трясется.

— Вот уж не уверен.

— А я так уверен. Да и что тебе, собственно, угрожает? Я еще раз все как следует обмозговал. Тебе нет четырнадцати. Значит, суд и все такое прочее сразу отпадает. Да и потом — ты раньше хоть раз попадался?

— Нет. Ты что, думаешь, я все время ворую?

— Я не об этом. Но если это было в первый раз… Оступиться однажды может кто угодно. То, что твоя мама выдаст тебе по первое число, — это ясно. Знал бы ты, как меня мама жучила, когда три месяца назад мне пришлось сменить школу.

— Из-за чего?

— Ах, это я тебе лучше в другой раз расскажу. Теперь-то все давно утряслось.

Перед домом остановился автомобиль.

— Тихо! Родители!

Они замолчали. Вдвоем не так страшно и одиноко, как там, на стадионе. Можно все спокойно обдумать. А что, если Аксель прав и это была бредовая идея — взять и удрать из дома. Ну да ладно, утро вечера мудренее.

А утром решение было принято без долгих размышлений. Когда Йоген крадучись выбрался из дома Акселя, он уже знал, что отправится к маме. Особенного скандала она теперь устроить не должна. Ей на работу пора, а Йоген может взять школьные манатки и пойти на занятия.

Он открыл дверь и увидел маму, которая стояла в такой позе, будто всю ночь прождала его здесь, не сходя с места.

— Откуда тебя только принесло? Ты даже не подумал о том, что я буду с ума сходить? — В мамином голосе не было злости, скорее, облегчение.

Но из гостиной раздался мужской голос, и Йоген вздрогнул: он никак не ожидал, что господин Мёллер тоже окажется дома.

— Только не надо говорить с ним, как с блудным сыном! Сперва этот шалопай крадет, потом удирает из дома, а мы тут всю ночь треплем себе нервы с полицией! — Господин Мёллер вышел в холл. — А ты тот еще фрукт! До сих пор я рассчитывал, что после школы ты сможешь поступить ко мне, учеником. Но из этого ничего не получится, милок! В моем предприятии ворам не место! Не хватало еще, чтоб я пустил к себе в дом такого специалиста, который мне всю кассу — обчистит!

Что это господину Мёллеру в голову взбрело! Йоген не обязан с ним разговаривать. Он с мамой должен поговорить, а не с этим господином Мёллером! Йоген набычился:

— А я к вам и не собирался идти!

— Ты еще и нахальничаешь! — И господин Мёллер неожиданно хлестнул его.

Йоген почувствовал, как обожгло щеку. Он бросился в свою комнату, схватил школьную сумку и мигом выскочил за дверь.

— Йоген! — крикнула вдогонку мать, выбежав на лестничную клетку.

Но он не слышал ее, не оглядывался, бежал со всех ног, пока не выскочил, хлопнув дверью, на улицу.

4

Противный чавкающе-скрежещущий звук, насмешливое стрекотание ножниц и убаюкивающий голос парикмахера, который, срезая прядь за прядью, увещевает Йогена так, будто имеет дело с норовистым псом.

— Все понимаю, мальчик мой. Жаль чудесных кудрей. Меня бы это тоже расстроило, вполне допускаю. Но я тут сбоку припека, сам видишь. Я лишь исполняю свои обязанности, а это каждому надлежит. Господин Катц вот не считает, что длинные волосы — это здорово, а господин Шаумель тем более. Впрочем, особенно длинными они и не были. Но из-за того, что волос вьется, впечатление сразу такое, будто их слишком много. Лучше не порть себе кровь, мой мальчик. Волосы отрастут снова. А я все сделаю исключительно нежно. Если мы снимем самую малость сверху и с боков, да еще сзади чуть-чуть уберем, будет казаться, что снято много, и в то же время я тебя не оболваню. Останется вполне достаточно.

У Йогена было прочное ощущение, что скоро уже ничего не останется, исподлобья он следил за тем, как темные пряди одна за другой падали на сероватую салфетку.

— Все равно ты какое-то время пробудешь у нас, а прическа тут роли не играет. На люди тебе выходить не придется.

Какая чушь! Что Йогену до людей и до их мнения по поводу его прически? Но ему-то самому придется несколько раз на дню смотреться в зеркало!

— Ну вот, готово. Думаю, теперь господин Катц ничего не будет иметь против твоей головы. А если все-таки господин Шаумель выразит некоторое недовольство, сошлись на меня: я, мол, утверждал, короче не получается. Иначе ты будешь смахивать на плохо выбритый кактус. Ну-ка, юноша, взгляни на себя в зеркало. Совсем недурно смотрится, а?

Парикмахер действительно постарался на славу, но Йоген растерянно глядел на свое отражение, он хотел было ответить, но закусил губу. Что толку? Здесь все совершалось не по его хотению. Может, волосы и должны быть коротко подстрижены, раз из него решили сделать порядочного человека. Специально, чтоб уж никаких желаний не возникало. Или чтоб ты их, по крайней мере, не проявлял. Перечить — себе дороже. Он сглотнул слюну, дождался, пока снимут салфетку, и под сочувственно-благожелательный взгляд старого мастера соскользнул с кресла.

— Ты тут, наверное, недавно? У меня, во всяком случае, не бывал.

— Со вчерашнего дня.

Старик понимающе кивнул:

— Тогда тебе все должно в мрачном свете видеться, а? Ничего, мой мальчик, привыкнешь. Обязательно. Я-то знаю. Сколько тут на моих глазах разных ребят перебывало… Сперва все они немного упрямятся. Их ведь и понять можно. Но скоро это проходит. Тут упрямство до добра не доведет, и, если ты это с самого начала поймешь, тебе же легче будет. Самое правильное — во всем чуточку уступать. В следующий раз я тебе сделаю стрижку на три миллиметра длиннее, а через раз — еще прибавим. Так что они там даже и не заметят, как твои волосы станут точно такими, какими были. Можешь мне поверить.

Он выдул волоски из машинки.

— Только не вздумай удирать отсюда. Ни в коем случае. Иначе опять ко мне попадешь, и тогда уж от всех твоих роскошных локонов ничего не останется. Но ты такого наверняка не выкинешь. Ты же вполне разумный малый, а?

— До свидания, — сказал Йоген и вышел: надо было немедленно доложиться господину Шаумелю.

— Вот теперь ты почти похож на приличного человека, — сказал воспитатель, внимательно осмотрев Йогена. — И все же старый Вольтер опять проявил излишнюю щедрость. Хотя прекрасно знает, что я требую максимально короткую стрижку. Ладно, это не твоя вина. Но это вот, — он ткнул указательным пальцем в листок бумаги, лежащий перед ним на столе, и Йоген узнал свое сочинение, — это целиком и полностью на твоей совести. Я называю это твердолобостью, Боксер. Элементарной твердолобостью. Но если мы хотим чего-либо сообща добиться, то все будет зависеть от твоей сознательности. Мы из тебя ничего не сможем сделать, пока ты сам не осознаешь свои ошибки. — Он улыбнулся. — В следующие выходные напишешь мне еще одно сочинение. Тема — та же. И если я опять не буду вполне удовлетворен, то через неделю тебе придется еще одно написать. И так далее — до тех пор, пока я не замечу по твоему сочинению, что ты все же осознал, в чем истинная причина твоего пребывания здесь. Я понятно говорю?

Йоген кивнул.

Если б еще не такая скука в школе!

Восьмой и девятый классы занимались вместе. Тем не менее набралось всего девятнадцать подростков; у Йогена сложилось впечатление, что все, что объясняет учитель, он знал уже с седьмого или даже с шестого класса.

Большинство ребят раньше учились в специальных школах для неблагополучных детей, и им, судя по всему, было безразлично, что их зачислили в основную школу и перетаскивали из класса в класс.

Единственной отрадой во всей школе был Свен, сосед по парте, который наплевательски относился к занятиям, потому что они не требовали от него ровным счетом никаких усилий; к тому же он давно изобрел собственный способ, как с пользой проводить время.

После того как Йоген минут пятнадцать свободно порешал в уме задачки, над которыми безрезультатно потели другие, он оставил это занятие и с жаром принялся играть со Свеном в морской бой; они столь увлеченно топили свои корабли на разлинованных в клеточку листках, что напрочь отключились от унылой игры остального класса — в вопросы-ответы.

— Йегер!

Йоген вздрогнул.

— Ну-с?

— Да?..

— Прошу, я слушаю!

— Я не знаю, господин Лёффлер.

Учитель, уже перешагнувший пенсионный рубеж, считал, однако, гуманным и полезным давать здесь хоть несколько часов в неделю. Слова Йогена, очевидно, удивили его.

— То есть как не знаешь? — Он полистал свою записную книжку. — У меня записано, что ты к нам попал из девятого класса. Верно?

— Да.

— Из основной школы, не из какой-нибудь специальной?

— Из основной.

— И при этом ты не знаешь, чему равняется одна треть в процентах? У тебя, видно, были чересчур добренькие учителя. Наверное, следовало бы тебя для начала отправить в восьмой класс.

— Тридцать три и три десятых, господин Лёффлер.

— Свен, нечего все время подсказывать. То, что ты это знаешь, я не сомневаюсь.

— Йойо это и сам знает, господин Лёффлер, — сказал Свен, привстав. — Я не подсказывал.

— Что ж, в ближайшее время мы его как следует прощупаем, тогда и увидим, что он знает, а чего нет.

Пришлось Йогену вполуха, маясь от тоски, следить за уроком. Еще не хватало, чтоб в такой школе его перевели в младший класс!


— Эй! Пошли-ка с нами к ограде!

Убедившись, что господин Шаумель у себя в кабинете и видеть их не может, Йоген вместе с Пуделем и Таксой выскочили после ужина из здания. Они обогнули кухонную пристройку, перемахнули через ряд мусорных баков, пробрались сквозь тисовые кусты, наводившие на мысль о кладбище, и очутились перед высокой живой изгородью, плотной, как стена, и ограничивающей территорию интерната с тыла.

Пудель выудил откуда-то из штанов мятую пачку сигарет, разгладил ее, достал три штуки, дал по одной Свену и Йогену, а третью сигарету зажал в губах и чиркнул спичкой.

Они курили торопливо, поглядывая в просветы между кустами и прикрывая огоньки ладонями.

— Где взял? — спросил Свен.

Пудель ухмыльнулся:

— Разве по марке не видно? У Рыжей Бороды.

— Он тебе что, подарил их?

— Не сказать чтобы подарил. На столе оставил. Но он столько курит, что наверняка решит, будто продымил все подчистую.

Они помолчали, потом Пудель спросил:

— А ты из-за чего сюда попал, Йойо?

Вопрос был неприятен. Мало того, что Йоген должен сочинение переписать, тут еще Пудель с тем же привязался.

— С матерью поскандалил и тэ дэ. А ты?

Пудель присел на корточки, остальные последовали его примеру.

— Ну, во всяком случае, не из-за таких детских шалостей, — ответил он с видимой гордостью. — У большинства здесь всего-то делов, что школу прогуляли или в магазинах шуровали — по мелочи. На моем счету малость побольше будет.

— Что именно?

— Двадцать два налета.

— Как это?

— Кража со взломом, салага. У нас банда была. Парни мировецкие, уж будьте любезны. Трое из нас киоски потрошили. Сигареты, шоколад, а то и кассу брали, если там что оставалось. Жратвы всякой у нас не переводилось, плюс еще куча товара. На продажу. Главное, всегда иметь полные карманы. А мы все по-умному делали, доложу тебе! Никто нас сцапать не мог.

— Как же ты тогда сюда попал

— Потому что один из нас скотиной оказался. Он нам однажды говорит, дельце, мол, есть, совершенно неопасное и как минимум шесть сотен чистыми. Ну, мы загорелись, сам понимаешь: шесть колов на троих — не кот наплакал. Да и кражи никакой по-серьезному не было. Просто вошли в дом, отперли входную дверь, прямиком к кухонному буфету, а там в чашке с золотой каемочкой и лежали бумажки. «Дорогим юбилярам» — на чашке написано. Говорю же, ничего серьезного. Это была квартира его бабки. И когда мы уже по лестнице спускались, встретилась нам одна тетка, и этот, который всех там знал, говорит: «Здравствуйте, госпожа Майер». Через полчаса бабка домой вернулась, с ходу заметила, что ее деньжата тю-тю, и как принялась блажить — весь дом на ноги подняла. А Майерша и говорит: «Внучка своего спроси, может, он знает». Ну, они его и взяли за жабры, а этот олух раскололся. И не только про шесть сотен рассказал, а про все двадцать два случая. Да потом еще разнюнился, как сосунок, и все на меня свалил — что я его, мол, совратил и прочая мура. Покаяться захотелось. А бабка его просто-таки растрогалась из-за несчастного малыша, как белуга ревела. А потом прямиком в полицию, и в тот же вечер легавые к нам нагрянули. Все бы еще, глядишь, обошлось. Я ведь ни разу не попадался. У них имя мое ни в одной бумаге не значилось. Но когда легавые пришли, мой папаша как раз под градусом был. И как начал с полицией базарить! То-то была потеха! Он им говорит: «Ну и что такого? Пацану деньжат на карманные расходы не хватало. Он ведь не состоит в полиции, где можно целыми днями баклуши бить, да еще за это деньги лопатой грести». Тут они, сам понимаешь, взбеленились. Надо было ему правду-матку потоньше нарезать. Если б он им сказал: «Знаете, господа хорошие, давайте все миром кончим, я сам своего огольца взгрею по первое число», — вот тогда еще, может, и обошлось бы. А так… Чего уж теперь, не век же мне здесь коптеть.

— А твой отец?

— Он-то? У нас с ним давно все в ажуре. Когда он меня тут первый раз навещал, мы с ним по саду гуляли, и он мне признался: «Знаешь, сынок, я теперь кучу денег экономлю! Месяцами сигареты покупать не нужно!» Это он наш тайничок раскопал. Такой довольный был! Он вообще-то мужик что надо, хоть и пьет. Без балды.

— А ты, Свен, почему тут? — спросил Йоген.

— Лучше я тебе как-нибудь потом расскажу, — ответил Свен, помедлив. — Слишком длинная история. А нам закругляться пора.

Пудель рассмеялся дребезжащим смешком:

— Он просто ломается. Не любит про это рассказывать. Я, впрочем, тоже постеснялся бы все выкладывать. Но раз он не хочет, и я ничего не скажу. Сперва он нам пел, будто мопеды угонял. А сам, наверно, и понятия не имеет, с какой стороны они заводятся. Но я раз у Шмеля в кабинете убирался, а на столе личное дело Таксы лежало. Ну, я, конечно, в него заглянул. Про угон мопедов и тому подобное там ни слова. Но я молчу как рыба. Захочет — сам тебе все расскажет. — Он еще раз хохотнул.

— Пошли, — сказал Свен смущенно.

— Зайдешь первым, Йойо, посмотришь, нет ли шухера, — распорядился Пудель. — Шмелю нам незачем попадаться.

Йоген пошел первым, но только он переступил порог, как перед ним возник Шмель.

— Откуда, Боксер?

— Немного подышал свежим воздухом. — Йоген стрельнул глазами через плечо — успели ребята скрыться? Видно их не было.

Воспитатель подошел вплотную к Йогену и стал принюхиваться, точно собака у фонарного столба.

— Ты курил.

Йоген молчал.

— Давай сюда сигареты.

— У меня их нет.

— По запаху совершенно ясно, что ты сейчас курил, значит, у тебя должны быть сигареты.

— Была, и то одна-единственная.

— Кто дал?

— Осталась в костюме, в котором сюда пришел.

— За мной.

Потом Йоген стоял перед воспитателем в его кабинете.

— Я полагаю, ты прочитал и усвоил наши правила поведения. Значит, ты должен знать, что курить тут запрещено. Я не люблю, когда вы нарушаете правила. Здесь положено подчиняться, ясно тебе это? Так оно ведь всегда и начинается. Вы не научились повиноваться, нарушаете все существующие запреты и установления. А что из этого получается, лучше всего проследить на твоем собственном примере. Но я этого так не оставлю, ясно тебе? Мы еще сделаем из тебя приличного человека, уж будь спокоен. А чтобы ты не слишком скоро забыл, что правила эти надлежит исполнять, следующие три вечера будешь отвечать за порядок внизу — в умывальне, в туалете и в душевых. Ступай!


У тех, кто дежурил внизу, было по крайней мере одно преимущество: не надо сразу после душа идти со всеми спать.

Йоген вымыл пол, протер зеркала, надраил краны, прошелся тряпкой по всем плиткам в душевых кабинах, помучился с дверной ручкой, удаляя с ее хромированной поверхности неподдающееся мыльное пятно. Наблюдать, как все кругом начинало блестеть, было даже приятно. Йоген так погрузился в работу, что вздрогнул от неожиданности, когда за его спиной вырос Свен:

— Эй, Йойо…

— Разве сюда можно после отбоя?

— А если мне приспичило? Как только услышим, что Шмель спускается, я быстренько шмыгну в туалет. Знаешь, я решил… В общем, ты меня тогда спросил, почему я тут. Не хотелось об этом при Пуделе распространяться. Ты ему не верь, он ведь все равно протреплется. От него все уже это знают. Но тебе я лучше сам скажу.

— Если не хочешь, Свен… И я о таких вещах не люблю распространяться.

Свен прислонился к большому умывальнику и уставился себе под ноги, будто изучая узор на плитках.

— Нет, нет, тебе я все расскажу. У нас в детском доме, там у меня с одной девчонкой история была. Ну, ты понимаешь… А потом она все сестре рассказала — у нас там воспитательниц сестрами называли. Ну, и наша сестра сказала, что я чудовище и моральная угроза для всего детского дома и держать меня там они больше не могут. Потому я здесь и оказался.

Он замолчал. Наконец поднял голову и посмотрел на Йогена испытующе, будто ему было страшно важно, осудит его тот или нет. Йогену стало не по себе.

— А при чем тут детский дом? — спросил он, пытаясь переменить тему.

— Потому что у меня родителей нет. Я, видишь ли, внебрачный ребенок, мать моя повесилась, когда мне было пять лет. Сестра в детском доме сказала, что я в мать пошел, она тоже такого же сорта была. Ну, это уже гнидство.


По эскалатору вниз

— Так, теперь вроде все в порядке, — сказал Йоген, еще раз внимательно оглядевшись и не заметив ни единого изьяна.

— Слышь, Йойо, — сказал Свен, глядя опять куда-то в сторону. — А у тебя когда-нибудь девчонка была? Чтоб ты ей нравился и все такое?..

— Отвяжись ты от меня с этими бабами, — проворчал Йоген и в сердцах швырнул половую тряпку и швабру в шкаф.

Тогда, несколько дней спустя после истории с транзистором, Йоген встретил Эльвиру на улице. С ней был другой парень, Йоген его знал — он учился с ним в одной школе, только в параллельном классе.

На Эльвире были бусы, которые он для нее украл.

Он подошел к ней и хотел поздороваться, но она запрокинула голову, отвернулась и прошествовала мимо, будто его в упор не видела. Йоген стоял как вкопанный, глядя вслед удаляющейся парочке. Он видел, как Эльвира что-то рассказывала своему спутнику, а тот повернулся и так нагло ощерился, что Йоген сразу догадался, о чем могла ему рассказать Эльвира.

Он пришел в ярость. Ну, ладно, то, что она не хочет с ним знаться, — это ее дело. Но так изголяться… Ведь ей отлично известно, что он все сделал только ради нее.

Следующим утром на большой перемене Йоген прогуливался по школьному двору и пил молоко. Тот парень из параллельного класса, проходя мимо, ухмыльнулся и довольно-таки громко, чтоб всем было слышно, сказал:

— Магазинный вор!

Йоген сделал вид, что ничего не слышал. Но на обратном пути как раз посреди двора снова повстречался с тем парнем. Его сопровождали еще двое одноклассников. Теперь уже они вместе проскандировали с издевкой:

— Бабник! Магазинный вор!

— Я тебя прибью, свинья! — крикнул Йоген и рванулся на парня, который был намного крупнее и мощнее его. Понимая, что в обычной потасовке шансов у него мало, он ударил противника по голове молочной бутылкой. Тот стал оседать на землю, прикрывая лицо руками. Сквозь пальцы струилась кровь.

На другой же день к ним явилась полиция. «Тяжелые телесные повреждения» — так называл это чиновник, который составлял протокол.

Мама и на этот раз ничего не сказала. Но она плакала. А через неделю пришла повестка в комиссию по делам несовершеннолетних. У инспекторши на столе лежало заключение из полиции, она говорила об акте насилия, держалась с безучастной приветливостью и советовала маме больше внимания уделять своему сыну, который, видимо, не подарок.

— С чего вообще началась эта драка? — спросила инспекторша Йогена.

— Он меня магазинным вором обозвал!

— Магазинным вором? Откуда ему такое в голову могло прийти?

В комиссии по делам несовершеннолетних о факте воровства ничего известно не было. Теперь Йоген, запинаясь, давал объяснения, а мама лишь изредка вставляла слово.

Инспекторша очень тщательно все записала, и отныне в его личном деле значились два правонарушения: кража, тяжелое телесное повреждение.

Йогену было все равно. Но когда в школе пошли слухи о происшедшем, он уже не мог относиться к этому безразлично. Он сразу недвусмысленно почувствовал: некоторые ребята, с которыми он был в прекрасных отношениях, стали избегать его. Зато другие, вовсе не те, с кем хотелось бы дружить, старались завоевать его расположение.

Но самое ужасное, что обо всем успел узнать господин Кремер. Как-то на перемене он отвел Йогена в сторону и сказал:

— То, что мне пришлось услышать, огорчило меня, Йоген. Ты же знаешь, я всегда был о тебе наилучшего мнения. И как тебя только угораздило влипнуть в эту историю? Это на тебя абсолютно не похоже! Однако сделанного не вернешь. Придется смириться с тем, что какое-то время твое имя будут склонять на каждом углу. В конце концов, сам виноват. А те, кто больше других языками чешет, чаще всего сами далеко не ангелы. Известное дело. И еще одно, Йоген. Между нами все остается по-старому, ясно? Я думаю, это был какой-то случайный срыв, и ничего больше. Глупость, конечно, первостатейная, ну, да с каждым случиться может. Есть старая поговорка: упасть не зазорно, стыдно не встать. Теперь ты должен взять себя в руки, чтобы никогда ничего подобного не повторилось. Могу я быть в этом уверен?

Йоген смущенно кивнул: он и вправду так думал.

Да только вскоре после этого разговора он опять столкнулся на улице с Эльвирой. На ней был небесно-голубой свитер, как в первую их встречу, и бусы смотрелись на нем просто великолепно.

— Эльвира, — сказал Йоген, загораживая ей путь, — ну зачем тебе понадобилось рассказывать кому-то про меня?

В ответе Эльвиры прозвучали вызов и самоуверенность:

— А пусть каждый знает, что ты за субчик. И нечего мне указывать, что я могу рассказывать своим друзьям, а что нет. Ну-ка пропусти!

В тот момент, когда она собиралась пройти мимо, Йоген попытался схватить бусы и сорвать их, но промахнулся и порвал небесно-голубой свитер. Он сделал еще одну попытку добраться до бус, но Эльвира сопротивлялась, и между ними завязалась настоящая борьба. Нитка у бус лопнула, и деревянные горошины зацокали по булыжнику.

Внезапно Эльвира закричала:

— На помощь! Помогите!

Из дома выскочил мужчина, подлетел к Йогену, крепко схватил его:

— Придется тебя, красавец, задержаться! И тебе, девушка, тоже. Интересненько, что этот парень расскажет полиции!

В полицейском участке за дребезжащей пишущей машинкой сидел молодой вахмистр.

— Чего же он от тебя добивался? — спросил он Эльвиру. Она зарделась:

— Сама толком не знаю. Думаю, хотел изнасиловать.

— Дура ты набитая! — крикнул Йоген. — Посреди улицы, так, что ли? Мне бусы нужны были, и тебе это отлично известно.

— Тяжелый случай, — сказал вахмистр и широко улыбнулся. — Так что же это — попытка изнасилования или преднамеренная кража?

Постепенно все прояснилось, а в изнасилование он с самого начала не очень-то верил. Рассказывая о том, как она с Йогеном познакомилась, Эльвира упомянула и Акселя.

— Выходит, тут замешан еще один? — заинтересовался вахмистр.

— Я его почти не знал, — поспешно вставил Йоген, — мы тогда только познакомились. Он тут совершенно ни при чем. Бусы украл я один. Аксель об этом и знать не знал, абсолютно. И при чем тут преднамеренная кража? Просто я хотел вернуть себе свои же бусы, и только. А эта вот — трепло известное!

— Ну уж, юноша, это не аргументы. — Вахмистру вся история, по-видимому, казалась весьма забавной. Составляя протокол, он то и дело расплывался в улыбке, и Йоген даже подумал, что, может, все еще обойдется.

Но вечером к ним заявилась Эльвира со своей матерью — по поводу порванного свитера. Мать у нее была очень полная, очень дерганая и страдала сильной одышкой.

— Мою дочь на улицу уже выпускать страшно: в любой момент на нее может напасть такая шпана, как ваш сынок, — заявила она. — А свитер стоил двенадцать марок восемьдесят, а по вашему паршивцу давно тюрьма плачет!

Мама отдала двенадцать марок восемьдесят, не проронив ни слова, и потом, когда Эльвира со своей матерью ушли, она хранила молчание.

На следующей неделе снова пришла повестка из комиссии по делам несовершеннолетних, и на сей раз инспекторша держалась заметно холоднее.

— Магазинная кража, нанесение тяжелого увечья, преднамеренная кража; если отвести указанные потерпевшей сексуальные мотивы, вполне солидный багаж для вашего мальчика, госпожа Йегер. Мне кажется, он действительно трудноуправляем.

— Когда парень в таком возрасте, а ты одна, да еще работать приходится, чтоб его прокормить…

— Да, да, это видно из документов. Могу себе представить, для вас это действительно непосильная нагрузка. В таком случае надо подумать, а не лучше ли в интересах вашего сына, пока до большой беды не дошло, воспользоваться добровольной отдачей на перевоспитание. Там и дисциплина, и надзор…

— Но не могу же я его просто так отдать куда-то! Я ведь его мать.

— Именно потому, что вы его мать, вам надо крепко подумать. Не хочу оказывать на вас какой-то нажим, госпожа Йегер, но мы теперь, разумеется, будем за вашим Юргеном-Йоахимом следить с особым пристрастием, и уж если еще что-то случится, не исключено, сами будете вынуждены ходатайствовать о направлении его в исправительное учреждение.

— Тогда уж, по крайности, не я его от себя отпихну.

— Это верно, но тут палка о двух концах. Если судья удовлетворит наше ходатайство, вопрос о том, когда его выпустят, будет решать соответствующее учреждение совместно с судом. Если же вы сами напишете заявление, то сможете в любой момент, как только будете уверены, что он взялся за ум, забрать его обратно. Еще раз повторяю: не хочу оказывать на вас какой-то нажим, но…

Часто говорят, что вот, мол, исполнительные инстанции любят работать не спеша. Но бывает и наоборот. Уже через две недели мама и господин Мёллер сдали Йогена в специнтернат.

Йоген все хотел поговорить с мамой, хотел поклясться, что больше наверняка уже ничего не случится. Но не сделал этого.

В последние дни мать вела себя так, будто его вовсе не существовало. Она подолгу разговаривала с господином Мёллером, и Йоген догадывался, что речь шла о нем. Какой же смысл говорить с матерью, которая не чает, как от него избавиться, поскольку это внушил ей господин Мёллер! Не мог же он убеждать ее в обратном!

В приемной господина Катца, директора специнтерната, господин Мёллер сказал:

— Теперь вы попробуйте из этого шалопая что-нибудь путное сделать.

Он вообще вел себя так, будто был его отцом. На что господин Катц реагировал недоумевающим выражением лица и всякий раз подчеркнуто адресовал свои вопросы матери. Но господин Мёллер, казалось, вовсе этого не замечал.

Если Йогену не изменяет память, мама вообще один лишь раз открыла рот — уже под конец, когда они прощались и Йогену поздно было что-либо говорить.

— Будь умником, мой мальчик, — так сказала мама.

А потом она ушла.

5

В выходные Йоген написал два письма и сочинение. Первое письмо такого содержания:

Дорогая мама,

уже неделя, как я здесь, и у меня все в порядке. Чувствую себя в этом доме среди таких разных ребят просто здорово. Мне уже отсюда никуда не хочется. Нашел несколько друзей, с которыми провожу время. Один налетчик, а что сделал другой — этого я лучше писать не буду. Не волнуйся из-за меня. Мне тут нравится, тут столькому можно научиться!

Йоген.

Второе письмо было таким:

Дорогой Аксель,

я этого больше не вынесу. Кругом недоверие и сплошная грызня. Меня оболванили, а Шмель, наш воспитатель, вечно ко мне придирается. Если меня скоро не выпустят, я сбегу или покончу с собой. Знать бы только, что надо сделать, чтобы поскорее выйти отсюда. Может, ты посоветуешь?

Твой друг Йоген.

Первое письмо он, как полагалось, сдал в незапечатанном виде господину Шаумелю и получил его обратно, так как сведения о проступках других сообщать запрещалось, но в принципе письмо хорошее: видно, что он уже освоился и чувствует себя вполне нормально.

Второе письмо он отдал парикмахеру, который даже на марку расщедрился и бросил письмо в городе. Он это иногда делал, хотя и не для всех. Йоген должен был благодарить Свена за ценный совет.

Сочинение называлось по-прежнему «Почему я здесь», но он просто переписал содержание предыдущего варианта. Йоген стиснул зубы, когда клал сочинение на стол господина Шаумеля.

Тот лишь пробежал глазами по строчкам и сказал:

— Стало быть, к следующим выходным — еще раз, Боксер!

…Воспитатели должны были через определенные промежутки писать характеристики на своих подопечных — это входило в круг их профессиональных обязанностей; в свою очередь, и они сами получали характеристики от ребят. Изложенные в письменном виде оценки воспитателей аккуратно подшивались к аналогичным листкам с грифом «Служеб. А-4» в личные дела. Их можно было в любую минуту взять, открыть и в случае надобности составить представление о том или ином парне. Ребячьи оценки, напротив, передавались изустно; они могли меняться — тут все зависело от того, кто сообщал их новоприбывшему. Но в основных чертах они были сформулированы окончательно и бесповоротно.

Впрочем, такие устные легенды создавались далеко не о всех, а лишь о тех, кто того заслуживал, ибо являлся неотъемлемой частью дома, постоянно в нем находился и имел право голоса во всех делах. Практиканты, например, такого не удостаивались. Они были фигурами временными, не успевавшими за несколько недель своего пребывания в интернате что-то кардинально изменить. Они так слабо разбирались в механике здешней жизни, что обвести их вокруг пальца не составляло особого труда, более того, они были заинтересованы в поддержке ребят, если не хотели завершить свою практику явным провалом и последующими неприятностями. Ребята воспринимали их чуть ли не как товарищей по несчастью, чей каждый шаг также подлежал аттестации. Разница заключалась лишь в том, что получаемые ими характеристики решали их судьбу в смысле приема в исправительные заведения, а не освобождения из них. О практикантах отзывались скупо: в порядке, симпатяга, тупарь, индюк, мямля. И все было ясно. Тогда как воспитатели представляли собой существенные, определяющие моменты жизни, поэтому заслуживали повышенного внимания и всесторонней оценки.

У воспитателей под рукой были личные дела. В них содержались исходные данные и одновременно тот фундамент, на котором постепенно возводилось многоэтажное оценочное сооружение. В личных же делах, что передавались ребятам из уст в уста, технологический принцип монтажа разрозненной информации существовал как бы изначально. Не имея доступа к таким же исходным данным, ребята основывали свои суждения на не менее достоверных сведениях. Они выуживали их из обрывков подслушанных разговоров, из случайных откровений воспитателей, из мимоходом брошенных реплик и несдержанно-язвительных замечаний коллег-соперников, из того, что болтали на кухне и в пошивочной мастерской, из наблюдений и рассказов других поколений воспитанников.

Если бы кто-то взял на себя труд сопоставить, какова доля правды в оценках, данных друг другу двумя заинтересованными сторонами, то он, скорее всего, с удивлением констатировал бы, что она в обоих случаях почти одинаково велика. В разномастной, собранной из самых неожиданных источников и сведенной в одно целое информации о воспитателях содержалось примерно столько же точных фактов, сколько и в личных делах ребят. Некоторые искажения и ошибки имелись с обеих сторон, но разница, если судить непредвзято, была незначительна.

Вот как выглядело устное личное дело господина Шаумеля, по прозвищу Шмель: родился в 1918 году, в 1937-м окончил школу, затем — военизированная трудовая повинность, вермахт, война, плен, возвращение.

Это произошло в 1947 году, Шмелю к тому времени было двадцать девять лет, и он все еще не имел твердой профессии в руках. Ничего он не имел. Ни жены, ни ребенка, ни профессии, ни жилья. А честолюбие, которое некогда, возможно, и обуревало выпускника школы, в течение войны или же плена постепенно сошло на нет. В свои двадцать девять лет он был не таким уж молодым человеком, и перспектива ухлопать еще несколько лет на освоение какой-то профессии мало привлекала его. К тому же и крыши над головой не было. Вот как случилось, что фельдфебель в отставке, своими глазами повидавший Польшу, Францию, Россию и несколько лазаретов, откликнулся на объявление и предложил свои услуги в качестве воспитателя в специнтернате, был принят и с тех пор стал обладателем отапливаемой комнаты, регулярного харча и твердого, хоть и скромного жалованья.

О воспитании он знал столько же, сколько любой, кого когда-нибудь кто-то воспитывал: строгий, но справедливый отец, шарфюрер в гитлерюгенде, шеф в период военно-трудовой повинности, унтер-офицер в вермахте, командир роты на фронте. В начале своей воспитательной карьеры он вдобавок ко всему приобрел несколько книжек: самоучитель «Сделай сам» для мальчиков, справочник по играм, «Психологию подросткового возраста», томик скетчей и пьесок, два сборника песен. Все книги он проштудировал на совесть — за одним лишь исключением. Исключением был труд по психологии подростков: его не так-то просто было понять, это требовало душевных усилий, а откуда их было взять после целого дня, проведенного в предельно укомплектованной группе ребят.

Настоящего профессионального образования тогда не требовалось. Руководители исправительных домов были счастливы, если им удавалось залучить любого воспитателя. А когда впоследствии все сильнее и сильнее ощущалась нужда в капитальном обучении воспитателей — еще до их непосредственной практической работы, Шмель уже считался опытным специалистом, от которого грех было требовать дополнительной переподготовки. С другой стороны, именно отсутствие необходимых документов тормозило его продвижение по службе.

В сущности, Шмель был убежден, что каким бы основательным образование ни было, оно не способно заменить драгоценного опыта, приобретенного им в течение всех этих лет. То, что он случайно узнавал от практикантов или молодых коллег — о тестовых методах, социограммах, психологии, групповой динамике и подобной белиберде, — на его взгляд, лишь неоправданно усложняло работу. Он уже давно состряпал законы воспитания по собственному рецепту — они были ясны, лаконичны, доходчивы и не нуждались ни в какой ученой обертке. Эти тезисы он вдалбливал и практикантам, которых ему навязывали последние несколько лет. Практиканты внимательно их выслушивали, а после лишь улыбались про себя.

— Воспитывать, — вещал он, — означает развивать все хорошее, что есть в этих негодниках, и подавлять все дурное. В тех, кто попадает к нам в руки, мало что можно развивать, зато многое приходится подавлять. В этом вы сами убедитесь, когда поработаете с мое. Никаких особых вспомогательных средств нам не требуется. Достаточно и двух-трех заповедей из десяти: не воровать, не лгать, не предаваться блуду. Чтить отца с матерью — этого во многих случаях и требовать нельзя. Прибавьте сюда еще несколько правил, которых открытием не назовешь. Им в обед сто лет. Важно лишь суметь их как следует закрепить. Большинство этих правил можно почерпнуть в старинных мудрых изречениях. Их-то и следует вбивать парням в голову. Не текст, конечно, — он до них не дойдет, а смысл.

После чего он оглашал те немногие изречения, по которым воспитывал сам:

«Хочешь, кирпичик, быть встроенным в дом — тогда потерпи, пока тебя бьем».

«Годы ученья — годы почтенья».

«Послушание — высшая добродетель».

«Когда каждая вещь на месте, меньше работы и больше чести».

«Не делай другому того, чего не желал для себя самого».

Этим багажом он обходился уже двадцать с лишним лет своей деятельности, и в целом совсем неплохо, как он полагал.

И все подростки знали назубок: от Шмеля можно освободиться, только если держишь язык за зубами, слушаешься, содержишь свой шкафчик в порядке, стелешь постель по линеечке, никогда не опаздываешь, чистишь до блеска обувь, моешься под душем голышом, носишь короткую прическу с аккуратным пробором, содержишь ногти в чистоте, ставишь на место стулья в общей комнате, а когда дежуришь по столу, никогда не говоришь «хм», зато всегда — «ясно», никогда не противоречишь и прежде всего не даешь и в малейшей степени почувствовать, что имеешь хоть какое-то представление о разнице между девочкой и мальчиком.

Так все просто. Надо было лишь знать это и соответственно всегда принимать в расчет.


Около чашки Йогена стояла горящая свеча, у всех на тарелках лежало по два куска кекса. Ребята стояли позади стульев и пели: «Много счастья в день рожденья, много счастья в день рожденья…» Получалось очень слаженно, только в одном месте все сбились, потому что одни пели «дорогой Йойо», другие «дорогой Йоген», а кое-кто вместе с господином Шаумелем затянул «дорогой Боксер».

Потом господин Шаумель произнес свою поздравительную речь, которую один Йоген слушал внимательно. Все остальные давным-давно выучили ее наизусть, ведь дни рождения в группе праздновали по пятнадцать раз в году, а то и чаще: ребята постоянно приходили и уходили.

А напоследок, после всех весьма теплых и сердечных слов, господин Шаумель сказал:

— Отныне, Боксер, не забывай одного: начиная с четырнадцати лет ты лицо уголовно наказуемое и, если теперь что-нибудь натворишь, ты уже не отделаешься так легко, а предстанешь перед судом.

Странное поздравление.

Вообще-то маме сегодня было разрешено впервые навестить его. В день рождения это дозволялось. Но от нее еще вчера пришла открытка с красивым букетом: «Дорогой мой мальчик, в твой день рождения желаю тебе всего хорошего. Я так хотела бы навестить тебя, но у нас очень напряженное время, и мне крайне сложно именно сейчас вырваться на целый день. Пока же я посылаю тебе чудесную посылку, а в следующий родительский день приеду обязательно. С любовью, твоя мама». Поперек открытки, с краю, было приписано: «Сердечные приветы от господина Мёллера». Но в них Йоген не верил.

Посылки он еще не получил, и от Акселя не пришло ни строчки, хотя Йоген писал ему за это время трижды. Но Аксель не отвечал.

Когда все расселись и начали завтракать, Свен достал из нагрудного кармана маленький плоский сверток, завернутый в папиросную бумагу, и положил его Йогену на тарелку:

— Тебе, Йоген, на день рождения!

Шесть фломастеров в пластмассовом футлярчике: красный, синий, зеленый, желтый, коричневый и черный.

— Большое спасибо, Свен. Не стоило этого делать. Ведь последние две недели ты почти не получал карманных денег. Но я ужасно рад, правда!

Лицо Свена озарилось улыбкой.

В последние недели ему, так же как и Йогену, очень не везло с карманными деньгами. Воспитанники получали по марке в неделю, если все было хорошо. Это значит, что у тебя не должно быть ни одного минуса в журнале у Шмеля, а ставили их по любому поводу: плохо начищенные туфли, опоздание к столу, громкий разговор во время еды, грязные ногти на руках… Полностью карманные деньги выдавались редко. Каждый минус означал десять пфеннигов долой — вот почему Йогену за целый месяц удалось наскрести всего девяносто пфеннигов. У Свена дела обстояли не лучше. Он действительно экономил каждый грош, не мог себе позволить даже самую маленькую пластиночку жвачки. И все равно ему не хватало сорока пфеннигов. Вчера он из-за этого продал точилку для карандашей и ластик. Их взял Пудель. У этого всегда было денег чуть больше, чем у остальных, и никто не знал откуда.

После обеда господин Шаумель позвал Йогена к себе в кабинет: пришла посылка от матери и Йоген должен был распаковать ее в присутствии воспитателя.

Очевидно, мама обошла весь продуктовый магазин господина Мёллера. Гора сладостей, кексов, колбас, ветчины, рыбных консервов и прочих деликатесов производила и впрямь внушительное впечатление.

Лишь однажды господин Шаумель поднял брови, взял в руки коробочку заспиртованной вишни в шоколаде и с сомнением произнес:

— Так ли уж это хорошо для вас? Знаешь, я не уважаю алкоголь. Вам это не на пользу.

— Но, господин Шаумель, там ведь в самом деле чуть-чуть!

— Любой дурман начинается с первого глотка, и незачем вам знать вкус этой отравы. — Но потом он все же положил коробку обратно и лишь предупредил: — Только не съешь все сразу!

Предупреждение было излишним уже потому, что стоило Йогену выйти из кабинета воспитателя, прижимая к груди гастрономические сокровища, как на него со всех сторон устремились жадные взгляды. В этот день во время занятий все жевали, чавкали, сосали, а у Кайзера Рыжая Борода, видимо, не было никаких предубеждений против заспиртованной вишни: когда Йоген его угостил, он взял сразу две штуки. А вот господин Шаумель предпочел шоколадки с нугой. И то поколебавшись несколько секунд: принимать что-либо от ребят противоречило его принципам. Они тогда слишком легко уверялись, будто своим угощением покупают расположение воспитателя на будущее.

На урок зашел даже директор, господин Катц, он тоже поздравил Йогена. Показывался он не часто, был до того загружен работой, что успевал лишь просматривать дела ребят. Но в дни рождения он появлялся самолично, торжественно поздравлял именинника и, как правило, дарил книгу.

Йоген к чтению относился равнодушно, поэтому он довольно вяло поблагодарил Кайзера Рыжая Борода, когда тот положил ему на парту книжку карманного формата. Хотя мама и говорила всегда: в доме должны быть книги.

Она считала, что от чтения еще никто глупее не стал, а кое-что шло на пользу. Она говорила это с интонацией рыболова, который за целый день ничего не поймал, но все же надеялся на последнюю попытку. Кто потратил слишком много прикорма, больше не верил в то, что клюнет.

Иногда она приносила Йогену книги, напечатанные на толстой бумаге, с яркими обложками. На суперобложке обычно сообщалось, что читателя ожидает необычайно увлекательная история. Бывало, Йоген ловился на эту удочку — начинал читать, но вскоре ставил книгу на полку к остальным, точь-в-точь таким же.

В них ватаги ребят занимались поисками древнего клада, который, разумеется, был зарыт именно в том месте, где их свели летние каникулы. Судя по этим книжицам, весь мир был буквально нашпигован кладами.

Порой в них ребята преследовали преступника. Он хоть и был немыслимо коварен, но в то же время настолько глуп, что так и норовил угодить в какую-нибудь примитивнейшую ловушку, — куриные мозги, упакованные в приплюснутый череп.

Или там вовсе и не пахло приключениями. В классе появлялся новичок, с виду невзрачный, и весь класс отворачивался от него. Но потом этот новенький совершал что-нибудь из ряда вон выходящее: спасал жизнь бедняжке Хайни, или делал свиную отбивную из первого в школе силача, который мучил маленькую собачку, или совершал еще нечто благородное. После чего всем становилось немножко стыдно и новичок переставал быть новичком, а остальные от избытка чувств готовы были нести до дома его портфель.

Большинство книг Йоген быстренько откладывал на полку, потому что терпеть не мог ребят, которые в этих историях действовали. Все они были такие образцово-показательные и за письменные работы получали сплошные пятерки. А уж когда начинали говорить, казалось, что сперва они все это написали, а потом заучили наизусть. Родители стоили своих чад. Отцы были строги, но справедливы, а матери с улыбкой поправляли деткам воротнички, когда те возвращались домой, переполненные впечатлениями. И никогда родители там не разводились.

Полка была плотно заставлена и благодаря разноцветью корешков воспринималась в комнате как предмет украшения. Небольшой книжный шкаф в гостиной отличался от нее тем, что стоявшие там книги в толстых благородных переплетах производили более солидное впечатление. А если случалось, что кто-то из гостей брал в руки книгу — из маминого шкафа или же с Йогеновой полки, — ему, перелистывая, приходилось разнимать страницы.

Мать считала, что тот, кто не читает, остается дураком; духовная пища нужна не меньше, чем витамины. У нее, к величайшему сожалению, слишком мало времени, чтобы читать книги, но вот Йоген в свои тринадцать лет буквально умирает от безделья. Ему бы следовало набираться ума-разума, пока еще не поздно.

Но Йоген не верил ни книжной жизни, ни маминым словам. Если книги и в самом деле так важны, почему же мама сама хотя бы время от времени не брала их в руки?

А жизнь — это гвалт в школьном дворе, ликование от забитого гола на футбольной площадке, ярость на беговой дорожке, тиканье секундомера. Жизнь — это игра с собакой, плаванье в речке, пощипывающий в носу дымок костра, пробежки босиком по горячему песку. Жизнь — это пыль, пристававшая вместе с потом к лицу и рукам, но не та пыль, что покрывала книжные страницы.

Вечером своего четырнадцатого дня рождения Йоген лег в кровать, сжевал еще два кекса, посмотрел на подаренную господином Катцем книгу, потом взял небольшую книжку, которую получил от Кайзера Рыжая Борода. Шнурре — значилось на ней. Имя показалось Йогену очень подходящим для человека, пишущего книги. Он прочитал несколько первых попавшихся строк: «…Он не признался им, что был тайным королем и правил между Медным Рудником и Шпрее — самым молчаливым, замечательным и покорным народом: Империей Ночная Свеча, провинцией Лопух, страной Крысиная Серость…»

Йоген пролистнул назад и прочитал название: «Штеппенкоп». Необычное название. Посмотрим!

«Было начало первого; школьный двор примыкал к учебному плацу одной из казарм. Несмотря на то что окна были закрыты, сквозь унылое поскрипывание стальных пружин отчетливо доносились команды…»

Йоген начал читать в нерешительности, потом увлекся. Он понимал тайного короля империи, который оставался для всех других недоступным. Он понимал даже человека, который не мог любить Штеппенкопа, но со временем привязался к нему.

Мама как-то сказала, что порой в книжке сам себя находишь. Йоген хоть и не нашел себя, зато обнаружил там человека, ставшего неожиданно в его глазах самым важным человеком на свете. Ужасно волновало, будут ли повиноваться ему крысы, подчинятся ли ему соколы.

Йоген читал и ни разу не почувствовал, будто его свысока похлопывают по плечу. Тот, кто это все написал, и не подумал изображать все с той прозрачной ясностью, когда происходящее можно понимать лишь однозначно. Он как будто и не собирался рассказывать читателям какую-то историю. Он рассказывал ее себе самому, в душе надеясь, что читающий все же воспримет ее. Видимо, он очень доверял читателям.

Слова выстроились чередой, как и в его красочных книжках на полке. Но они были написаны человеком, который умело стер с них пыль, так что они казались новорожденными.

«Хайни дрожал; он уперся кончиками пальцев в землю и весь сосредоточился на прыжке. Теперь он не был королем; он был детенышем грифа, с туловищем леопарда и головой хищной птицы. И вот он прыгнул».

— Так, а теперь свет выключается, — громко сказал господин Шаумель.

Йоген поднял голову от книги.

— Еще одну минуточку! — попросил он и опять уткнулся в книгу.

Почти невероятно, но Шмель и впрямь оставил свет на пятнадцать минут. Только пробурчал:

— Ладно уж, раз день рождения…

Жизнь — это, оказывается, еще и вопрос: что случится с соколиным птенцом? Это предательство солнцем своего властителя Штеппенкопа. Жизнь — это тишина после заключительных фраз: «Весь обратившись в слух и зрение, он поднял голову — не появятся ли откуда-нибудь соколы? Небо было чистым».

— Книжный червь? — спросил господин Шаумель, зайдя через пятнадцать минут.

— Да нет, — признался Йоген. Господин Шаумель повертел в руках книгу.

— Вообще это совсем не для детей, — сказал он. — Но может, именно поэтому…

Впервые за последние дни Йоген засыпал с радостным чувством. Завтра можно будет снова открыть книгу: в ней еще много рассказов.

Жизнь — это жадный интерес к неведомой действительности, сотворенной человеком, который прекрасно разбирался в жизни.

А день рождения? В принципе он прошел очень хорошо.

6

Уже на следующий вечер все ребята с первого взгляда заметили, что Шмель взбешен. В такие минуты лицо его становилось белым, губы сжимались в тонкую ниточку, уголки губ начинали подрагивать, будто гнев так и рвался наружу, и сдержанность его стоила больших усилий. Обычно воспитатель ждал, пока все поужинают, а потом давал выход своему гневу. Но на сей раз сразу же после молитвы он резко выкрикнул:

— Боксер!

— Я. — Йоген оторвался от бутерброда с сыром, который он как раз вынимал из фольги.

— Разве я тебе не сказал в первый же день, что не потерплю в моей группе скотства?

— Сказали, — ответил Йоген невозмутимо, но с чуть заметным удивлением.

— Будь добр, встань, когда я с тобой разговариваю!

Йоген встал и вопросительно посмотрел на воспитателя.

— Как ты посмел расписывать туалетную дверь гнусными выражениями?

— Туалетную дверь? Я?

— Да, ты! Только не вздумай выкручиваться. Насколько мне известно, ни у кого, кроме тебя, зеленого фломастера нет.

— Но я ничего не писал на туалетной двери. Я в такие игры не играю.

Взгляд Шмеля оставался ледяным.

— Я знаком с твоим личным делом, равно как и со всевозможными играми, в которые ты уже успел поиграть. Или ты думаешь, что я тут за вами не наблюдаю? Твое личное дело, потом твоя тесная дружба с Таксой, который тоже далеко не херувим, плюс ко всему зеленый фломастер. Надо быть глупцом, чтобы не сделать верные выводы из всего этого. Будешь неделю дежурить в подвале, твой первый выход в город на выходной отменяется, карманные деньги за две недели высчитываются. Я все могу понять, только не такое свинство. Вы же как-никак люди, а не животные. И я не допущу, чтобы один свинтус испортил мне всю группу. Садись!

Йоген запротестовал:

— Это не я, и я не хочу, чтоб меня наказывали за то, в чем я не виноват.

— Тебе сказано — садись. Если будешь продолжать препирательства, я увеличу наказание.

Йоген сел, отставил тарелку в сторону и не притронулся к еде. Пудель одобрительно кивнул и придвинул порцию Йогена к себе. Он редко наедался досыта.

Сразу же после ужина Йоген отправился к господину Шаумелю.

— Ну, чего тебе еще? Хотелось бы в ближайшее время как можно реже видеть твою физиономию!

— Господин Шаумель, я ничего на туалетной двери не писал, и я этого так не оставлю. Я буду жаловаться господину Катцу!

Господин Шаумель подскочил как ошпаренный. На лице — выражение глубочайшей обиды.

— Хочешь жаловаться! На меня? На такое еще никто не решался, голубчик, я бы и тебе не советовал. Не то увидишь, у кого тут самая длинная рука! Характеристики пишу я, и от этого зависит, когда ты отсюда выйдешь!

— Но это несправедливо, господин Шаумель!

— Час от часу не легче! Теперь ты меня еще и в несправедливости обвиняешь. Именно ты! Когда подумаешь, что там в твоем деле написано и как ты здесь уже успел отличиться, то просто диву даешься! И он еще осмеливается говорить о справедливости! Каким бы агнцем ты тут ни глядел, меня это мало трогает. Я вас насквозь вижу! Уж если вам грозит расплата, вы никогда не сознаетесь в том, что натворили!

— Я ничего такого не натворил и не хочу, чтобы вы меня перед всеми позорили. Даром не надо!

Господину Шаумелю стоило усилий взять себя в руки.

— Вот как? Тебе это даром не надо! В таком разе я тебе просто-напросто докажу, что этим пачкуном был ты. Да и ни у кого другого зеленого фломастера нет. Я ведь видел, как твой друг Свен подарил их тебе на день рождения. А теперь пошли со мной в подвал, посмотрим! Нет, стой! Сперва ты мне напишешь несколько слов на этой бумажке — печатными буквами. Пиши: «Ищу друга». Теперь пиши: «Полночь». Хватит. А теперь — пошли.

Йоген все спокойно написал и не менее уверенно последовал за воспитателем в подвал. На лестнице они встретили Кайзера Рыжая Борода, который присоединился к ним.

В туалете Шмель рывком открыл одну из дверей и прокурорским тоном отчеканил:

— Вот, смотри… — И осекся. Никакой надписи на двери не было. — Но ведь здесь только что… — Он открыл — и с тем же результатом — соседнюю дверь, несколько растерялся.

— То, что тут было написано, я недавно стер, господин Шаумель! — сказал практикант. — С лакированной поверхности фломастер легко отходит.

Шаумеля всего перекорежило.

— Какое вы имели право просто-напросто уничтожить улику, господин Винкельман? За моей спиной! Не спросив меня! Вам, очевидно, не ясно, что вы здесь исполняете роль воспитателя — по крайней мере, еще два дня, пока ваша практика не кончится, — а не пособника этих паразитов?

Рыжая Борода мягко возразил:

— Не следует ли вам, господин Шаумель, в присутствии мальчика взять иной тон.

Со стороны могло показаться, будто воспитатель хочет броситься на него.

— Что это вам взбрело? Вы мне еще будете указывать?! У меня несколько больше опыта, чем у вас, уж поверьте. И я запрещаю вам вмешиваться в мои методы воспитания!

— Я полагаю, что наилучший метод в данном случае — это просто взять и стереть надпись, а не устраивать сцену на тему «Преступление и наказание». Да и какой во всей этой истории криминал? Кто-то из ребят накорябал что-то на туалетной двери. Этого быть не должно, нет слов. Но поджог был бы в тысячу раз хуже. Не вижу повода для волнений. Считаю просто недостойным устраивать целое представление из-за такой чисто детской выходки.

— Об этом нам лучше потолковать с глазу на глаз. Можешь идти, Боксер!

— А наказание как же?

— Оно остается в силе. Второго зеленого фломастера в группе нет.

Рыжая Борода вмешался еще раз:

— Не могу представить, чтобы это сделал Йоген. Он бы не написал «полдень» с дефисом и через «и».

— Я сказал, ты можешь идти, Боксер!

Йоген пошел в спальню, где никого, кроме Свена, не было. Свен сразу усадил его на край кровати и зашептал, с опаской поглядывая на дверь:

— Йоген, сдается мне, я знаю, кто это сделал. Пудель сказал, что Терьер брал из твоего шкафа футляр с фломастерами. Я посмотрел: там его и вправду нет.

— Где ж этот гад?

— Пошел со всеми к ограде. Пудель и тебя хотел одной угостить.

— Ну, я ему устрою! Будет помнить! Но сначала пойду к Шмелю.

Свен с трудом удержал Йогена за рукав и горячо зашептал:

— Не советую тебе, Йоген. Мы в группе чего только не вытворяем — пусть. Но продавать кого-то Шмелю — на это никто не пойдет. Если ты это сделаешь, тебя за человека считать не будут.

— Думаешь, я должен неделю корячиться в подвале, не выходить в город, не получать карманных денег — и все из-за Терьера?

— Невезуха. — Свен криво улыбнулся. — Но я голову даю на отсечение, что завтра утром Терьер сам к тебе подкатится. И деньги свои отдаст, и вкалывать за тебя предложит. Свободный день, конечно, накрылся. Но и Терьер никуда не пойдет, посмотришь. И я, между прочим, тоже, раз тебе нельзя.

Йогена все это не переубедило, но спорить он не стал, так как появились ребята. Они проходили мимо кабинета воспитателя, вытягивая шею и прислушиваясь к доносившимся оттуда громким голосам, после чего, успокоенные, направлялись в спальню.

Йоген схватил проходившего мимо Терьера за рубашку.

— Мои фломастеры еще у тебя? Говори!

— У меня? Твои фломастеры? Спятил, что ли? На фига они мне?

— Подержи-ка его, — сказал Пудель. Он подскочил к шкафчику Терьера, опытными движениями прошелся по всем вещам и с победным видом выудил откуда-то пластиковый футляр с фломастерами. — Держи свое добро, — он кинул Йогену футляр. — Сам, поди, знаешь, Терьер, что тебя теперь ожидает.

Когда после душа Йоген взялся за уборку, к нему пристроился Терьер и молча стал помогать. Вид у него был очень смущенный; и после того, как все было закончено, он робко сказал:

— Слышь, Боксер, может, поговоришь с ними? Я эти штуки и не думал воровать. Честно! Почиркал малость, а потом забыл… С кем не бывает.

— И на двери в уборной тоже ты почиркал, и ни слова не сказал, когда Шмель меня за это взгрел.

— Не мог я, Боксер. Никак не мог. Эх, если б ты знал, чего только в моем деле не написано! Мне тогда вообще гроб с музыкой — характеристики для освобождения в жизни не получить. А ты тут новенький, и для тебя это совсем не смертельно. Так скоро они тебя все равно не выпустят. Успеешь еще получить вагон хороших характеристик. А я здесь уже. четыре года. И если, наконец, теперь отсюда не выйду, меня переведут учеником в спецучилище…

— Нечего плакаться! Обо всем этом раньше надо было думать!

— Ты говоришь, как Шмель. Сам-то всегда заранее думал обо всем, что делал?

Йоген замялся:

— Нет, не всегда. Но и такой подлянки никому не сделал. — Он повернулся и пошел в спальню.

Терьер промолчал, но, когда он вслед за Йогеном пришел в спальню, на нем лица не было. Лишь после того, как свет потушили, он чуть слышно произнес:

— Если вы так хотите, я пойду к Шмелю и сознаюсь.

Никто ему не ответил.

Заснуть он не мог. К тому же он слишком хорошо знал, что означает это молчание, и ему было страшно. Он не мог забыть, как выглядел Пудель около года тому назад. Ночью вся группа напала на него за то, что он украл у одного из ребят печенье, присланное ко дню рождения. Почти две недели Пудель провалялся в изоляторе, и Шмель не очень-то старался найти виновных. «В конце концов, вас сюда взяли на исправление, — сказал он, — и я не вижу причин вмешиваться, если в подобных случаях вы прибегаете к своим методам воспитания». Но, помедлив, все же добавил: «Тем не менее телесное повреждение также действие наказуемое, запомните это на будущее». Терьер ничуть не сомневался, что о последнем замечании Шмеля никто больше не вспоминал.

И никуда не денешься. Они наверняка набросятся. Но когда? Возможно, и не этой ночью. Оттянут месть, чтоб заставить жертву ждать и мучиться. Рассчитывать на их забывчивость не приходилось.


Исчез Терьер. За завтраком его место осталось пустым.

— Струхнул — и в кусты, — спокойно заметил Свен. — Они его скоро найдут. Возможно, что и сегодня. Только свою характеристику опять подпортил; все равно ведь вломим, да еще перед этим дома схлопочет.

Господин Шаумель тоже воспринял факт пропажи Терьера без волнения. Он снял трубку и позвонил господину Катцу, доложив, что его воспитанник в очередной раз исчез и забрать его следует, скорее всего, по известному адресу.

В этом отношении Терьер, не создавал никаких проблем. Он удирал чаще всех, но всякий раз достаточно было позвонить в полицию — и его тут же ловили. На настоящий побег у него даже фантазии не хватало.

Естественно, время от времени кто-то из ребят исчезал. Их разыскивали по всей стране и даже в значительной части Европы. Так, в прошлом году один беглец добрался на поезде, без билета, до Генуи, другого обратно до границы препроводили сотрудники западногерманского посольства в Париже. Порой их странствия продолжались две-три недели, но ловили их всех до единого.

Терьер не испытывал тяги к дальним странствиям. С ним происходило то же, что с собакой, которую неодолимо тянет лишь к своему хозяину. Когда он чувствовал опасность, когда ему угрожало наказание, когда он страдал от несправедливого обращения или просто не мог больше выносить пресного однообразия и изматывающей принудиловки, тогда он пускался в бега, и бежать ему до цели было совсем недалеко. Он сбегал домой, каждый раз ища защиты именно там, где для него никакой защиты не было. Среди своих семи братьев и сестер он с давних пор считался мальчиком для битья. Родителей вполне устраивало, что одним едоком в семье стало меньше, и когда Терьер появлялся дома, то нарывался лишь на побои. Били его за то, что своими вечными побегами он позорил семью и только усложнял всем жизнь: каждый раз за ним являлась полиция. Иногда и полиции не требовалось, просто отец брал своего парня за шиворот и на трамвае лично доставлял в учреждение господина Катца. При этом он обычно громогласно выговаривал господину Катцу: они тут, видать, даже за ребячьей оравой как следует приглядеть не в состоянии; и за что только людям деньги платят; и не думают ли они, что ему больше делать нечего, как бегать за собственным оглоедом, которому и воспитание в закрытом заведении — словно мертвому припарки; и кто ему возместит расходы на трамвайные билеты; и уж в другой раз он этого так не оставит — министру жаловаться будет. После чего Терьер опять появлялся, его стригли наголо, отправляли на три дня в карцер. Затем он возвращался в группу. Днями напролет сидел в стороне, ни с кем не разговаривал, только скулил да поносил своих родителей, к которым снова сбегал, как только чувствовал, что над его головой сгущались тучи.

— В этот раз мы ему тоже вломим, — заверил Свен.

Йоген возразил:

— Ну зачем так! Сам посуди, Свен, у него, бедняги, еще более собачья жизнь, чем у нас. Меня сюда отдала мама, факт, но если б я слинял, просто не выдержал бы, то не думаю, чтобы она меня отволокла в полицию. И потом: Терьер — лопух. Тут он не виноват. Он же из-за этого ничего для себя толком сделать не может, иначе он бы не сбегал, как заведенный, все домой да домой, зная наперед, что его поджидает. Зачем же еще нам его лупить, его уже и так достаточно отлупили, Свен.

Свен не успел ничего ответить, так как к друзьям подошел Шмель.

— Я слышал, — сказал он, — что на сей раз у Терьера была вполне определенная причина для побега. Такие вещи трудно утаить. Почему же ты мне не сказал, Боксер, что знал, кто испоганил туалетную дверь?

— Да я только вчера узнал это, и потом, мы хотели уладить все сами.

— Так-так.

— Но раз вам это известно, значит, наказания отменяются?

Господин Шаумель только развел руками:

— Отменяются? С чего ты взял?

— Но вы же теперь знаете, что это был не я!

— Верно. Но я также знаю, что ты не соизволил поставить меня об этом в известность. Я требую от своих воспитанников посильного сотрудничества. Ты меня обманул… Нет, не возражай. Ты ничего мне не сказал, это так, но и умолчание может быть ложью, в этом мы, полагаю, солидарны. И я не вижу никаких причин отменять наказания. Ты ведь уже десять раз сдавал одно и то же сочинение, которое иначе как вопиющим хамством не назовешь. Ты продолжаешь утверждать, будто попал сюда по вине матери. Признайся, это не говорит о том, что ты хоть что-нибудь осознал. И я на все это должен смотреть сквозь пальцы?

Он повернулся и пошел. Свен, следивший за Йогеном, видел, как у друга резко выступили на лице желваки, как он сжал кулаки и готов был броситься на воспитателя.

— Не дури, — сказал Свен, — он ведь может сделать с нами все, что захочет.

…Терьер явился в тот же день, истерзанный и зареванный. Ребята видели его лишь мельком — он сразу же отправился в карцер.

После того как Йоген поговорил с ребятами, темную Терьеру решили отменить. Только Пудель поначалу противился:

— А меня вы в прошлом году разве не отдубасили? А то, что я сделал, во сто раз безобиднее. Из-за меня тогда никого не наказали. И я молчал в тряпочку. А Терьера вам жалко. Мне этого не понять.

Йоген улыбнулся и хлопнул его по плечу:

— Так и меня тогда тут не было, Пудель, не то я и тебя бы защитил. Нам, Пудель, тут заодно держаться надо, а не доканывать друг друга. К чему все это приведет? Шмель хочет из нас веревки вить — это ясно. И он добьется этого тем скорее, чем больше мы сами будем ему помогать.

Кое-кто кивнул и пробормотал нечто одобрительное.

— Терьер по-свински поступил, чего уж там. Но ведь пострадал один — я. И мы, бывало, вели себя по-свински. Да если б нас за это всякий раз лупили, мы б сегодня еще в гипсе лежали. Скажешь, нет, Пудель? Или ты, Свен? Мы же все успели дров наломать, и, поди, не всегда нарочно или со зла. Вот и с Терьером такая же история. За это мы тут и торчим. А такой дядечка, как Шмель, считает нас поэтому последним отродьем. Если нам и надо от кого-то защищаться, так от Шмеля. Сами, что ли, не видите?

Все согласились, и, когда Йоген набросал им первоначальный план действий, ребята единодушно признали: им уже давно следовало предпринять что-то в этом духе. И они в любом случае его поддержат — на это Йоген может положиться.

— Это будет боксерское восстание, — возгласил, улыбаясь, Свен, но остальные не уловили, в чем соль этой шутки.

7

Молча застыли они позади своих стульев, как и каждое утро. После побудки встали, строем спустились в умывальню, обмотав шеи полотенцем, вымылись под бдительным оком воспитателя, вытерлись, почистили зубы, сполоснули зубные щетки и поставили их обратно в цветные пластмассовые стаканчики так, чтобы все чистящие поверхности смотрели строго в одну сторону; они застелили постели — чтобы у подушек был вид, будто в них вставлены доски; осмотрели шкафчики — чтобы удостовериться, все ли там соответствует инструкции, железному, неизменному распорядку: крупные вещи внизу, нательное белье сверху, все аккуратно сложено стопкой; в нижнем отделении обувь, носками наружу, почищена накануне вечером, выходной костюм под целлофановой накидкой; они стояли перед своими кроватями, пока господин Шаумель совершал обход; по его знаку — кивок головы — вытянули перед собой руки на уровне пояса, чтобы воспитатель мог осмотреть ногти на пальцах; дежурные принесли из кухни кофе, хлеб, маргарин, джем, приборы; окинув взглядом стол, господин Шаумель убедился, что все шло, как и каждый день, по заведенному порядку. Дежурный по цветам полил кактусы, ответственный за рыбок насыпал в аквариум прикорм. И вот они стояли молча, позади своих стульев, положив руки на спинки, и смотрели на воспитателя.

— Боксер — молитву!

Молчание.

Удивленный взгляд, затем еще раз:

— Боксер — молитву! — Голос звучал резче, с едва уловимой угрозой.

Йоген молчал, лица остальных напряглись. Казалось, что ребята втянули головы в плечи, как при внезапном ураганном порыве или при грозящем ударе.

— Ты меня не понял, Боксер? Ты должен прочитать застольную молитву! — Голос уже звучал на пределе, что было испытанным оружием, которое пускалось в ход в тех случаях, когда следовало сломить сопротивление.

Еще какое-то мгновение Йоген колебался, но чувствовал, что остальные, не решаясь повернуть к нему голову, наблюдают за ним уголками глаз, что они с волнением ждут, сделает ли он в действительности то, о чем говорил накануне, или же это было простым бахвальством. Если сделает, то порвет отношения со Шмелем окончательно, это как дважды два. Если не сделает, то прослывет трепачом и трусом, в этом тоже не было ни малейшего сомнения. И вот Йоген, облизав пересохшие губы, сказал ясно и четко:

— Гав, гав!

Несколько секунд стояла гробовая тишина. Потом кто-то прыснул, но тут же, испугавшись, осекся.

— Я, наверное, плохо расслышал? — вопросил господин Шаумель. — Что это было?

— Гав, гав, гав! — повторил Йоген, но уже враждебно, вызывающе, агрессивно — сигнал, который подхлестнул остальных.

Раньше всех яростным лаем к нему присоединился Свен. Пудель тявкал, Коккер скулил, Пинчер визжал, Дог гавкал, Такса выл, а остальные поддерживали как умели. Стоял чудовищный гвалт, будто на псарне заходилась от ярости свора осатаневших собак. При этом подростки не трогались с места, все так же держа руки на спинках стульев. В первую минуту на некоторых лицах блуждала кривая усмешка, но потом она пропала — лица исказились ненавистью и злобой. Ребята скалили зубы, они рычали и лаяли, чуть наклонив головы вперед, впившись глазами в воспитателя. А тот побледнел, на какое-то время растерялся, не зная, как себя вести, но потом взял себя в руки и крикнул:

— Тихо! Немедленно прекратить! Уймитесь вы, в конце концов! Сказано — прекратить!

Свора не дала себя заглушить, хотя кое-кто и пригнулся, как собака под ударом плетки. Лаем они выражали воспитателю свой гнев, свое презрение, ненависть, протест против постоянного унижения.

Шмель заорал, перекрывая чудовищную вакханалию:

— Всем разойтись по комнатам! Живо! Завтрака сегодня не будет!

Лай притих, совсем умолк. Ребята смотрели на Йогена. Он заварил кашу, он теперь и должен подсказать, что делать дальше.

Йоген подсказал. Он не чувствовал ни малейшей растерянности. Ребята не бросили его! Все поддержали, как один! Что теперь Шмель им сделает?

— Завтрака не будет? — спросил Йоген, растягивая слова. — Кто это сказал? — Он сел и начал намазывать хлеб джемом, другие последовали его примеру.

Господин Шаумель схватил первых двух ближе всех к нему сидящих парней, сдернул их со стульев и завопил:

— Вы что — не слышали? По комнатам, я сказал!


По эскалатору вниз

Оба подчинились. Господин Шаумель подскочил к следующим. Но тут встал Йоген, держа в руке бутерброд. Он откусил как следует и сказал с полным ртом:

— Сделаем ему одолжение. Дозавтракать можно и там. — После чего вышел, за ним последовали другие.

Господин Шаумель за ними не пошел, и когда ребята собрались в палате — их боевой пыл улетучился.

— Что ж теперь будет, Йойо? — спросил Пудель, и все выжидающе, посмотрели на Йогена.

— А что может случиться? Пусть он сперва придет сюда, а там уж разберемся.

Они сидели на кроватях в напряженном ожидании. Господин Шаумель заставлял себя ждать. Он появился лишь через пять минут, и с ним был господин Катц.

— Что все это значит? — спросил господин Катц строго.

— Это значит, что мы не собаки, — ответил Йоген — и сам удивился своей смелости. — Мы не хотим этого больше терпеть. Мы никакие не Боксеры, Пудели, Терьеры, Таксы, Пинчеры и кто еще там. У нас настоящие имена есть. Хотя бы их господин Шаумель мог нам оставить.

Договаривая последнюю фразу, он подошел к своему шкафчику и содрал с него фото из календаря. Затем принялся за соседнюю фотографию. Рядом с ним был уже Свен, и они мгновенно очистили дверцы шкафчиков от собачьих физиономий.

— Во всем виноват один Йегер, господин Катц, — с нажимом произнес господин Шаумель. — Лучше всего, если мы сначала побеседуем с ним. Остальные просто поддались на его провокацию. Боксер, пройдите в мой кабинет!

— Пока вы зовете меня Боксером, вам придется долго ждать! У меня имя есть.

— Довольно, — сказал господин Катц спокойным и трезвым голосом. — После обеда мы вернемся к этому делу. А сейчас — на занятия. Господин Шаумель, прошу вас до поры до времени ничего не предпринимать по данному вопросу. Йегер, сразу после обеда зайдешь ко мне, ясно?

— Ясно, господин Катц.

Они взяли из шкафчиков — вторая полка снизу — свои школьные сумки, сбились в кучу, внезапно оробев, бочком протиснулись мимо стоявших в дверях господина Катца и господина Шаумеля и по переходу направились в здание школы.

…Господин Шаумель сидел у себя в кабинете и перечитывал черновик очередной характеристики. «И. трудно приспосабливается, упрям. Неоднократно задававшиеся ему сочинения свидетельствуют о слабом осознании причин, повлекших за собой наказание. Оказывает негативное воздействие на группу. Отзывы из школы говорят о недостаточном усердии. Тесная дружба со Свеном К., в свете предыстории последнего, в моральном отношении сомнительна. Так как Й. умнее, чем большинство в его группе, он чувствует свое превосходство. Один воспитанник сообщает, что Й. время от времени отправляет тайком неконтролируемую почту. (На эти действия парикмахера я неоднократно начальству указывал.) Поскольку педагогическому влиянию Й. не поддается, стоит подумать о его переводе в другую группу, учитывая и опасность, которую он собой являет, для внутреннего и внешнего порядка в интернате. Родителям Й. в любом случае необходимо посоветовать не отказываться в ближайшее время от ДНН».

Да, тут все правда, ни прибавить, ни убавить. Господин Шаумель был столь добросовестен, что лишний раз перепроверил: не водило ли его пером сиюминутное раздражение? Нет, характеристика была справедливой, в ней ничего нельзя истолковать превратно. Каждая фраза подкреплялась в случае нужды обилием деталей. Йегеру не должно казаться, что с ним поступают несправедливо, а справедливость — это, безусловно, качество, которым воспитатель должен обладать в первую очередь.

И все же господин Шаумель не испытывал удовлетворения. Эта вспышка бунта за завтраком была не рядовым взбрыкиванием — с этим человеку его профессии приходилось мириться как с данностью, ибо такие взбрыки случались неизбежно, время от времени, но вскоре гасли без следа, так как в принципе каждый сознавал, что умение приспосабливаться облегчало жизнь и повышало шансы на освобождение. В лае ребят слышна была не только непокорность — в нем звучала ненависть. Господин Шаумель спрашивал себя озадаченно, чем он мог заслужить такую ненависть. Но вот ведь что еще: ненависть эта была далеко не бессильной, как можно было допустить, принимая во внимание обстоятельства, ее вызвавшие. Она была предвестником настоящего мятежа, который уже игнорировал все заповеди и запреты. Он противопоставлял контролирующей силе свою собственную, и господин Шаумель не знал, как обуздать ее. Вопреки его категорическому приказу, подростки завтракали. Они открыто нарушали запрет, пропускали мимо ушей приказ, будто он их вовсе не касался; воспитатель растерянно заметил, что никаких средств против этого он не знал.

На стук в дверь он не ответил, и, когда в кабинет вошел практикант, который считался со вчерашнего дня выбывшим и явился, видимо, чтобы забрать оставшиеся вещи, воспитатель лишь кивнул ему с отсутствующим видом.

Молодой человек собрал несколько книг и тетрадей и, пока просматривал их, произнес, не поворачивая головы, как бы сам себе:

— Я слышал, у вас сегодня утром были некоторые осложнения?

Господин Шаумель попытался изобразить снисходительную усмешку:

— Осложнения? Ах, знаете ли, когда тянешь эту лямку столько, сколько я, то прекрасно понимаешь, что такие трудности — неизбежная часть работы. Они, так сказать, входят в программу. Как, скажем, заработная плата. Никуда от них не денешься. Надо всегда помнить, с каким контингентом имеешь дело.

На этих словах господин Винкельман обернулся и увидел, что вид у господина Шаумеля был отнюдь не такой безмятежный, как его речь.

— Между прочим, зачинщиком был, конечно же, этот Йегер. С первого дня я знал, что он будет источником беспокойства. Умные всегда опасны. Но он у меня еще попляшет! Я его укрощу, можете не сомневаться!

Молодой практикант сел напротив своего старшего коллеги — впечатление было такое, будто они поменялись ролями.

— Не знаю, господин Шаумель, моего ли это ума дело. Вы старый практик, а я по-настоящему и не начинал, и мне еще учиться да учиться. Что, разумеется, дает вам право тыкать меня носом, я на это не обижусь. Но считаю: все, связанное с Йогеном Йегером, вы оцениваете неверно. Вам не следует столь уж трагически воспринимать утренний инцидент.

— Не столь трагически? Тогда, может, вы мне объясните, коли вы так умны, о каком таком воспитании может идти речь, если я просто закрою глаза на то, что группе наплевать на любой авторитет?

— Вы перед этим сказали, господин Шаумель, что укротите Йогена Йегера. Я думаю, именно тут и кроется ошибка. Эти парни здесь не для того, чтобы мы их укрощали. Они как раз должны раскрепощаться. Они же растут, и если их укрощать, то как они научатся утверждать себя в жизни? Ведь укрощать — значит унижать! И сегодня утром Йегер не захотел быть униженным. Он выразил свой протест. Что ж в том плохого?

Господин Шаумель движением руки решительно отмел сказанное.

— Не унижать? Выразил протест? Да этот Йегер просто отомстить хотел, только и всего. А причина вам так же хорошо известна, как и мне. Я всыпал ему по первое число из-за этой истории с туалетной дверью…

— …в которой его вины нет.

— Но он скрыл от меня, что знал обо всем, а это тоже наказуемо. Он упрям, как осел, и его упрямство надо сломить. Иначе к чему это все приведет? Лишь к тому, что эти шельмецы возомнят, будто все в их руках и, как они пожелают, так оно и будет; заповеди, запреты, установления, законы — это все бумажная ширма, которую можно легко пропороть с разбега. Строго говоря, многие именно поэтому сюда и попали!

— Хм, — только и сказал Рыжая Борода и сделал одну из своих самых длинных пауз. — Давайте предположим, что вы правы. Тогда передо мной встает вопрос: почему Йоген выбрал именно такую форму бунта? Почему именно этот лай? Ведь это была не какая-то случайная непроизвольная выходка! Это был протест против того, чтобы с ним, с этим самым Йегером, которого вы кличете Боксером, обращались, как с собакой. Он считает, что вы видите в нем собаку, и соответственно повел себя по-собачьи, желая сказать этим лишь одно: он человек и хочет, чтобы с ним обращались по-людски. Допустим, остальные действовали по его наущению. Но в принципе они поддержали его лишь потому, что испытывали те же чувства и были рады, что один из них смог это выразить. Ну, сами скажите, господин Шаумель, к чему эти собачьи имена? Почему — Боксер и Такса, Пудель и Терьер с Пинчером?

— Стоит ли из-за такой ерунды на стенку лезть? — отмахнулся господин Шаумель. — Подумаешь, безобидные прозвища, как и всякие другие. Зайдите-ка ради интереса в соседнюю группу. Думаете, там у ребят прозвищ нет? Одного зовут Джанго, другого Цорро, третьего Бэби. И фотографии на шкафчиках висят — преимущественно звезды эстрады, в основном женского пола, или какие-нибудь сцены из фильмов ужасов. И уж там прозвища такие, каких я терпеть не могу; вот они и впрямь оскорбительны. У одного кличка Коршун, потому что у него нос кривой. Маленького толстяка обзывают Жировиком. То есть просто-напросто подчеркивают какие-то обидные физические свойства. Это, на мой взгляд, пагубно, вот почему у себя я ввел иной принцип. Уж не полагаете ли вы, что я сделал это, не подумав? Ну, понятно: большинство практикантов убеждено, будто они снабжены рецептами на все случаи жизни, только… на практике все выглядит несколько по-другому, нежели записано в учебнике или заучено на семинаре.

— Согласен. Но вы ведь сегодня утром не могли не почувствовать, что в ваших действиях была какая-то ошибка. А ошибку, раз уж она замечена, надо исправлять.

Господин Шаумель, перекладывая бумаги на столе и не поднимая головы, сказал:

— Я бы в самом деле хотел знать, где тут собака зарыта, Винкельман! У меня, слава богу, глаза есть. И я видел — ребята общались с вами совершенно не так, как со мной. Ладно, отчасти это объяснимо тем, что вы тут человек временный и не успели приесться, контактируя с ними круглые сутки. Наверняка свою роль играет и то, что вы значительно моложе меня. В вас они видят еще своего рода взрослого брата. Но и я ведь стараюсь не за страх, а за совесть. В принципе они мне даже дороги, эти парни. А иногда, знаете ли, среди них встретится и такой, что невольно подумаешь: он мог бы быть твоим сыном, и уж тогда б его тут не было. Мне всегда хотелось иметь сына, Винкельман. Но я никогда не был женат. К концу войны был я не так уж молод. Жениться-то еще мог, это верно, да на ногах крепко не стоял, чтоб семью создать. И потом скудное жалованье… Какое-то время сам себе внушал, что зато у меня тут много сыновей. За все годы их несколько сотен набралось. Но им вовсе не нужно, чтобы я заменял им отца, потому они никогда и не стремятся ко мне в сыновья. Возьмите, к примеру, Терьера. Я очень к нему расположен. Он, правда, не блещет интеллектом, но и заведи я собственных детей — нет никакой гарантии, что у них непременно будет светлая голова. Нутром чую: парень в основе своей не испорчен. И мне бы действительно хотелось относиться к нему по-отцовски. А как этот сорванец ведет себя? Если его тут что-нибудь травмирует, он даже и не подумает обратиться ко мне. Я б и рад ему помочь, чем могу. Но я ему не нужен. Он сбегает к своему отцу-алкоголику, который как раз и виноват в том, что сын тут оказался. Он бежит к этому пропойце, к этому скандалисту, хотя прекрасно знает, что его там ждет. Вы видели, каким он сейчас вернулся? До полусмерти избитый. Но ко мне Терьер все равно не пойдет, а как собачка побежит к этому жестокому буяну. Почему? Можете это объяснить, раз вы такой ученый?

Господин Винкельман долго молчал, словно и не очень хотел отвечать, но потом все-таки произнес:

— Мой отец не многим отличается от отца Клауса, которого вы называете Терьером. Ну просто-таки никакой разницы. И меня тоже бивали неоднократно, уж поверьте; частенько я и понятия не имел — за что. А я все равно шел к своему отцу, если что-то было не так. Я и сегодня хожу к нему. Сейчас он меня, разумеется, кулаками не бьет, но вот словами — случается… Почему я иду к нему? По-настоящему, всерьез я об этом никогда не задумывался. Но вы задали вопрос… Я думаю, штука в том, что во мне живет такое чувство, будто я вправе что-то спросить с моего отца. Мы же одно целое, пусть он и не желает этого признавать. И еще… Может, тут примешиваются воспоминания — и у Клауса, и у меня. Ведь не всегда же были побои. Ведь были же когда-то и порывы нежности, ласковые слова, которые грели душу. Вот и не расстаешься с надеждой, что однажды ты их услышишь снова.

— Ласковые слова, нежность… Красиво звучит! Вполне возможно, тут есть какая-то сермяга. Но у меня на шее шестнадцать гавриков, а не один или два. Я не ухожу на работу и не возвращаюсь домой по вечерам, они целыми днями, за вычетом школьных занятий, вращаются вокруг меня. Они не выходят в один прекрасный день из переходного возраста, становясь, быть может, лучше, чем мы о них думали, нет, они просто выбывают, освобождая место для следующих. Переходный возраст становится хроническим состоянием. Нежность, ласковые слова? Поверьте, Винкельман, когда я только начинал тут работать, я иной раз испытывал сострадание к этим мальчикам, которые напоминали брошенных кутят. И я был готов просто обнять кого-то из них, дать выплакаться на моем плече. Советую вам: если в дальнейшем вы решите идти по этой линии — выкиньте подобные сантименты из головы. Не делайте этого! В нашей профессии приходится на каждом шагу ставить границы — себе и ребятам. Изматывающее занятие. А мне, как ни крути, пятьдесят три набежало. Силы уже не те, как у всякого, кто трубит на таком месте. Все время поступают новые ребята, и с каждым возникают все новые проблемы, которые я могу решать лишь в том случае, если установлю твердый порядок и буду его неукоснительно поддерживать. Таково реальное положение. Тут бесполезно распинаться, заливаться соловьем. Тут никакие ласковые слова, как вы говорите, не помогут.

Практикант согласно кивнул:

— Думается, я могу это понять. И все же попробую найти какой-то иной подход. Поступают все новые ребята. И с каждым у вас новые проблемы. Я бы. предпочел говорить так: у каждого из них свои проблемы. Здесь пролегает главное различие. Почему все это называется «социальное обеспечение»? Да, мы обеспечиваем ребят. У них есть питание, и даже неплохое. Они обуты, одеты и могут выходить на люди; им дается образование, хотя далеко не всегда такое, какое следовало бы. Но это все обеспечение. А опека? Как мы печемся о них? Вот попадает к нам парень, всегда считавший своего отца самым главным и лучшим, а теперь этот отец сидит в тюрьме за мошенничество.

У другого какие-то личные проблемы, связанные с переходным возрастом. Третий же вовсе стоял на стреме, пока отец и старший брат занимались грабежом. А еще кого-то все время дразнили, потому что он заикался и уступал другим в умственном развитии, пока вдруг не обнаруживал, что на кулаках ему равных нет. Не нуждается ли каждый из них в качественно иной опеке? В сугубо индивидуальном подходе? А что делаем мы? Стрижем всех под одну гребенку, устанавливаем границы, решаем за них все до последних мелочей, полностью лишая их самостоятельности, сбиваем в безликую массу. Да, мы стараемся не за страх, а за совесть и добиваемся своего. Но что же это за парень, который боится иметь собственное лицо? Вот каково реальное положение вещей, господин Шаумель. Вот что нам надо изменить, иначе вся наша система перевоспитания — одно лицемерие и обман, иначе в ней нет того смысла, о котором мы любим разглагольствовать. Она ни одному из ребят не помогает расти и мужать, а только лишь защищает остальных граждан от поступков тех, кого мы изъяли из общественной жизни и кого вернем обратно лишь при условии, что они перестанут быть свободно развивающимися существами, а превратятся в лучшем случае в односортные парниковые плоды. Это положение пора менять. — И после небольшой паузы он добавил: — Но такое впечатление, что тешить себя надеждами на этот счет пока не приходится.


За обедом господин Шаумель сказал:

— Йоген, не забудь, что сразу после еды ты должен отправиться к господину Катцу!

Все навострили уши. Шмель сказал «Йоген».

8

Вызов к господину Катцу чаще всего не сулил ничего приятного: Кот накладывал самые строгие взыскания, играл роль палочки-выручалочки, если воспитатель не мог справиться с каким-нибудь подростком. О переводе в другую группу также сообщал только господин Катц. С другой стороны, к нему вызывали и в тех случаях, когда должны были объявить о предстоящем освобождении.

Для Йогена ситуация была яснее ясного. Направляясь к зданию администрации, он ничего хорошего не ожидал. Страх и упрямство боролись в нем, когда он входил в приемную.

Практикант заполнял статистические карточки; он взглянул на Йогена чуть ли не сочувственно, ткнул большим пальцем на дверь за своей спиной и сказал:

— Давай загребай! Шеф тебя уже ждет. Ни пуха!

Господин Катц, полупривстав со своего кресла, протянул Йогену через стол руку и указал на свободный стул. Потом порылся в кипе бумаг и писем, вытащил из нее несколько сшитых скрепками листков, неспешно проглядел их и только после этого взглянул на Йогена, который мысленно подготовил длинную оправдательную речь в связи с утренним боксерским восстанием, а теперь сидел совершенно обезоруженный. Но господин Катц начал разговор с неожиданности:

— У меня тут письмо, полученное от адвоката доктора Гернау. Самое главное я тебе сейчас прочитаю, чтобы ты понял, о чем идет речь. Доктор Гернау пишет: «За последние недели мой сын неоднократно получал письма от вашего воспитанника Юргена-Йоахима Йегера. Ваш воспитанник подбивает моего сына Акселя на то, чтобы тот содействовал его вызволению из специнтерната, который он характеризует в выражениях отчасти шокирующих, отчасти компрометирующих. Из некоторых формулировок, употребляемых в том или ином месте Йегером, можно вынести впечатление, что он ожидает от моего сына помощи в организации побега. Я потребовал от сына объяснений, призвав его говорить только правду, и в результате выяснил следующее: Аксель хоть и знаком — шапочно — с этим Йегером, однако же не находит объяснений тому факту, что ваш воспитанник адресуется именно к нему и, очевидно, еще рассчитывает на помощь указанного рода. Мой сын сказал мне, что не ответил ни на одно из этих писем и не собирается делать этого впредь. По моему настоянию он передал мне все до сих пор полученные им письма. Прилагаю их, дабы вы могли ознакомиться с ними, и хочу надеяться, что тем самым оказываю вам услугу. Был бы весьма признателен, если бы вы строго-настрого запретили вашему воспитаннику предпринимать любые попытки переписки с моим сыном. Вы не можете не понимать, что подобные личные или письменные контакты моего сына не могут быть мне безразличны, и я уверен, вы позаботитесь о пресечении оных в доступных вам пределах. С почтением…»

Господин Катц несколько секунд смотрел поверх письма, не выпуская его из рук, и смог убедиться, что Йоген потрясен и подавлен.

— Прочитал я и твои письма к этому Акселю и должен сказать: впечатление, которое сложилось у доктора Гернау, подтверждается полностью. При этом меня не особенно волнует в каких выражениях ты отзываешься о нашем доме: «собачий питомник» и «тюрьма» — далеко не самые крепкие из них. Но я не могу поверить, что ты и в самом деле едва знаком с этим Акселем. Случайному знакомому таких писем не пишут, не правда ли? Тут кроется нечто большее, лично я в этом абсолютно уверен, тем более господин Шаумель сказал мне, что в регулярных письмах к своей матери ты постоянно утверждаешь, будто тебе тут очень нравится и ты хотел бы остаться. Не хочешь ли ты мне толком рассказать, откуда ты знаешь этого Акселя Гернау и в каких вы были отношениях до того, как ты попал к нам?

— Нет.

— Не пойми меня превратно, Йегер. Мне важен не Аксель и тем более не улики против него. Я тебе хотел бы помочь, но сделать это могу лишь в том случае, если буду хорошо знать тебя и твои мысли. Ты сам себе только поможешь, если будешь предельно откровенен со мной. Разве это трудно понять?

Йоген упрямо мотнул головой, и господину Катцу достаточно было видеть на лице подростка застывшую маску, чтобы уяснить явную бесперспективность дальнейших расспросов.

— Ладно, как знаешь. — Он отложил письмо и снял с полки папку, на которой аккуратными черными буквами было выведено от руки: «Юрген-Йоахим Йегер». — Все собранное на сегодняшний день в твоем личном деле поистине не свидетельствует в пользу того, что с тобой можно говорить как с человеком разумным. «Упрям», стоит здесь, «недостаточно осознал», «не поддается педагогическому влиянию», «опасен для внутреннего и внешнего порядка в группе». Все это звучит не очень-то приятно, мне кажется. А ты что скажешь?

Он встал, обошел письменный стол и сел на стул, стоявший неподалеку от Йогена, у небольшого круглого столика.

— Кажется мне, — произнес он, — ты не совсем верно оцениваешь свое положение. Это впечатление еще более усугубляется твоими сочинениями, которые ты писал по заданию господина Шаумеля и где ни в одной строке нет ни малейшего намека на то, чтобы ты хоть что-нибудь осознал. Ты попал к нам по добровольному ходатайству о назначении надзора, иными словами — по просьбе твоей матери. Следовательно, она имеет право в любой момент прервать твое пребывание здесь, стоит ей только этого захотеть. Но если она женщина благоразумная, в чем я не сомневаюсь, то она, не посоветовавшись с нами, этого делать, разумеется, не станет. По некоторым выдержкам из личного дела, которые я только что зачитал, ты можешь и сам предположить, как мы к этому отнесемся, если она нас спросит. Или ты, чего доброго, полагаешь, что я со спокойной совестью мог бы рекомендовать твоей матери забрать тебя домой?

Господин Катц замолчал, словно ожидая ответа, а поскольку его не последовало, он продолжал:

— Вот видишь, дело обстоит именно так, а не иначе. Не в моей власти тут что-либо изменить. Все целиком и полностью зависит от тебя. Если ты приложишь усилия к тому, чтобы твоя характеристика в ближайшем будущем выглядела поприятнее, то твое пребывание у нас может существенно сократиться. В противном случае оно станет гораздо длиннее, чем ты это представлял себе до сих пор. Что наверняка не в твоих интересах. Я тебе могу посоветовать лишь одно: приноровись, войди в общую колею. Постарайся, чтобы у тебя сложились лучшие отношения с твоим воспитателем. — Он снова вернулся на свое место за письменным столом. — Представление, которое ты устроил сегодня утром, вряд ли, как мне кажется, продвинет тебя на этом пути. Я сейчас вовсе не собираюсь дознаваться, как ты пришел к такой вздорной, детсадовской идее. Со своей стороны, я весьма невысокого мнения о подобных вещах. Да и потом, как это скажется на твоей характеристике и тем самым на твоем освобождении… На сегодня все. Можешь идти.

Йоген встал, обозначил головой намек на поклон и шагнул к двери.

— Кстати, Йоген… — окликнул его господин Катц, и когда Йоген обернулся, то увидел первую за время этого одностороннего разговора улыбку. — Хотел тебе еще сказать: господин Шаумель очень любит собак. Больше того — он просто помешан на собаках, но тут он, к сожалению, держать собак не может. Правилами внутреннего распорядка это запрещено. Но вполне могу допустить, что Боксер, Терьер или Такса — для него скорее ласкательные имена, а не обидные клички. Тем не менее я попросил его в будущем не употреблять их. Теперь все, ступай.

Дорогой Аксель,

я сейчас был у нашего директора, и он мне прочитал, что ему написал твой отец. Не бойся: больше я тебе писать не буду. И вообще не бойся. Абсолютно. Мы лишь шапочно знакомы, как ты сказал своему отцу. А шапочные знакомые меня нисколько не интересуют. Я их даже не продаю.

Й.

В тот же день после обеда во дворе разгорелась жестокая драка — из тех, что случались здесь время от времени, без каких-либо видимых и объяснимых причин. Слово за слово, обмен любезностями перешел в рукоприкладство, добровольные помощники присоединились к непосредственным участникам, и вскоре уже целая орава ребят сбилась в один дерущийся, горланящий, кусающийся, пинающийся, царапающийся клубок, в который через некоторое время с трудом вклинились воспитатели, хватая и разнимая дерущихся. А те стряхивали пыль со штанов и рубашек, бросали друг на друга злобные взгляды, но очень скоро переключались — вполне миролюбиво — на какое-то постороннее занятие.

На сей раз было очевидно, что зачинщик, этой стычки — Йоген. Без видимого повода он бросился на парня из другой группы, сбил его на землю и принялся колошматить обеими руками, а все остальное разыгралось по уже известному в таких случаях сценарию.

Пока шумно пыхтящие и отдувающиеся драчуны расходились в разные стороны, Йоген осматривал свое колено, на котором появилась глубокая, сильно кровоточащая ранка.

— Лучше сразу к сестре пойти, — сказал Свен. — Иногда туда грязь попадает, еще гноиться начнет.

Медсестра была миловидной, полноватой женщиной, уже пятнадцать лет проработавшей здесь и очень всеми любимой. Ей это место нравилось, и, когда ее знакомые спрашивали, как ей не надоело возиться с такого сорта публикой, при том, что умелые медсестры везде нарасхват, она искренне не понимала этих вопросов.

— Да какие такие особые сложности с нашими ребятами? — недоумевала она. — Это все кривотолки. За пятнадцать лет у меня с ними практически не было осложнений. Однажды какой-то сорванец попытался украсть из аптечки мензурку со спиртом, но я его поймала с поличным, и потом он был тише воды, ниже травы. А в остальном? Ко мне они приходят со своими болячками. И тогда они вовсе не дикие, грубые, отчаянные сорвиголовы, а вполне кроткие, даже похныкивающие дети. Они морщатся и преувеличенно стискивают зубы, когда приходится снимать с ранки пластырь, и в точности знают, какие из таблеток против бронхита самые вкусные. Они буквально светятся от счастья, если я их укладываю на пару дней в изолятор в тот момент, когда в школе или в группе их ждет что-нибудь неприятное.


По эскалатору вниз

Колено Йогена она осмотрела со сдержанным интересом, продезинфицировала рану и ласково улыбнулась Йогену, когда тот поморщился от сильного жжения в колене. Потом она задумалась, что в данном случае лучше — пластырь или повязка, предпочла все-таки сделать повязку, которая затрудняла ходьбу и служила свидетельством того, что ее владелец во время крупной потасовки никоим образом не остался в стороне.

Заполняя медицинскую карту, она внимательно посмотрела на Йогена и сказала:

Такое впечатление, что у тебя богатырское здоровье. Ты один из немногих, кто еще ни разу не был здесь.

— У меня никогда ничего не болит, — не без гордости ответив Йоген.

— Даже немного жаль, — улыбнулась сестра. — Я всегда рада приятным пациентам. — Она провела растопыренными пальцами по его черным локонам, которые уже так сильно отросли, что Йоген каждое утро обильно смачивал их водой и прилизывал, чтобы не привлекать лишний раз внимание Шмеля. Лучше уж оттянуть приказ идти стричься до последнего.

Йоген вернулся от медсестры в тот момент, когда Шмель разыскивал его. Он ни словом не обмолвился о случившемся во дворе, только сказал с каменным лицом:

— Почиститься, причесаться, вымыть руки. И немедленно к господину Катцу.

К господину Катцу? Йогену стало не по себе: его опять вызывали к директору! Такого происшествия, как драка во дворе, было явно недостаточно для вызова в административный корпус. Эти вещи улаживали сами воспитатели, щедро раздавая какие-нибудь не слишком суровые наказания. И лишь тогда, когда кто-то считался совершенно безнадежным, когда малейшие его поползновения следовало решительно пресекать в зародыше, — лишь тогда подключался господин Катц. Неужели его дела настолько плохи? Даже если не кривить душой перед самим собой, Йоген не считал, что его поведение такое уж безнадежное.

Практикант по-прежнему занимался статистикой, он поднял голову, широко улыбнулся и сказал:

— Загребай! Шеф ждет!

Когда Йоген вошел в кабинет, господин Катц встал ему навстречу и сказал:

— Вот он, ваш мальчик, госпожа Йегер. Что ты сделал с коленом?

— Да так, царапина, — небрежно обронил Йоген и только после этого сообразил, что тут сидит его мама.

Она глядела на него с таким выражением, будто не знала толком, уместно, — позволительно ли ей сейчас улыбаться или нет.

— Мамочка! — В первый момент он вспыхнул от радости, но потом быстро переменился в лице и не бросился к маме, как хотел. С места не тронулся.

— Йоген ведет себя вполне прилично, — сказал господин Катц. Йоген просто ушам своим не поверил. — Поначалу всегда бывают неизбежные сложности, нам это известно, но в целом у меня совсем неплохое впечатление от вашего мальчика. Я думаю, мы его выправим, если позволительно так сказать. Еще пара месяцев, ну, полгода, а там, судя по обстоятельствам, можно и подумать, не пора ли нам ставить вопрос о его возвращении домой.

Полгода! Йогену стало не по себе. А Кот представлял все так, будто это ерундовый срок!

— Ну, а теперь я лучше оставлю вас наедине с сыном, госпожа Йегер. Нельзя ли попросить вас перейти в соседнюю комнату для посетителей? Разумеется, Йоген может показать вам наш дом, если захотите. А я похлопочу, чтобы вы имели возможность побеседовать с господином Шаумелем, его воспитателем. Господин Шаумель один из самых опытных наших работников, он расскажет вам о Йогене гораздо больше меня, ведь он все время с ребятами.

Господин Катц встал, открыл дверь в соседнюю комнату, кивком подсказал Йогену, что надо проводить маму, и закрыл за ними дверь.

Они стояли друг против друга, не зная, как себя вести, с чего начать разговор. Наконец мать села, поставила хозяйственную сумку на стол и принялась ее распаковывать.

— Я тут тебе кое-что принесла, Йоген.

Йоген с интересом наблюдал, как на столе росла гора из отборных деликатесов, но боялся хоть намеком выдать свою радость или благодарность.

— Ага, спасибо. Вообще-то у нас тут есть все, что нужно.

Мама подвинула ему второй стул.

— Я рада, что ты всем обеспечен.

«И как у нее только язык повернулся! Чем я тут могу быть обеспечен?»

— Значит, тебе здесь нравится?

— Даже очень. В нашей группе ребята — один другого лучше. Взять хотя бы Свена, моего друга. И Шмель, то есть господин Шаумель, он для нас просто как отец родной. И медсестра меня любит, и я ее тоже.

Мать видела по сыну, что он врал. Выражение его лица противоречило сказанному.

— Значит, по дому ты совсем не скучаешь?

— Скучаю по дому? — Йоген скривил рот. — С какой стати? Тут гораздо лучше. Всегда в большом коллективе, это все равно что у тебя вагон братьев. Ну, а дома-то у меня никого.

По тому, как это говорилось, было совершенно ясно: каждое слово направлено на то, чтобы причинить ей боль, и она правильно все истолковала, но для себя решила доверять не выражению глаз, а словам. Это облегчало ей задачу — сказать сыну то, с чем она сюда приехала.

— А воспитатели довольны тобой?

— Ты же слышала, что сказал Кот. Они мной очень довольны. Здесь ко мне никто не придирается. А в школе я первый ученик.

— Вот видишь, — сказала мама, — выходит, я правильно сделала, что отдала тебя сюда. Ты катился вниз, дальше так продолжаться не могло. Что бы тогда из тебя вышло? А здесь ты как бы начнешь новую жизнь и станешь человеком. Мне бы очень хотелось гордиться тобой, Йоген. Ведь ты у меня один. Знаю, ты это не сразу понял. На это и нельзя рассчитывать. Но придет день, когда ты, наконец, поймешь, что я была права, и еще скажешь мне спасибо. Я в этом уверена.

— Даже большое спасибо, — сказал Йоген, кивая головой. — Лучше и быть не могло.

Мать чувствовала, что теряет уверенность.

— Вообще-то сегодня не родительский день, но у меня все никак не получалось отпроситься, а господин Катц не возражал, чтобы я пришла сегодня. Мне надо с тобой кое-что обсудить, Йоген.

— Правда?

— Видишь ли, Йоген, ты ведь знаком с Альбертом… то есть с господином Мёллером. Он славный и добросовестный человек, и у него надежное дело, в котором я теперь тоже не чужая. А я так долго была одна. И мы подумали… Словом, мы пришли к мысли, что нам надо пожениться.

Ни один мускул не дрогнул на его лице, он только сказал:

— Сердечно поздравляю.

Мама заговорила торопливо и запальчиво:

— Я знаю, ты не очень симпатизируешь господину Мёллеру. Но это все потому, что ты его по-настоящему не знаешь. На самом деле он прекрасный человек, Йоген, и совсем не такой, как твой отец. Со временем вы лучше узнаете друг друга и сумеете поладить, в этом я абсолютно уверена. Ты не должен думать, будто господин Мёллер что-то против тебя имеет. Ровным счетом ничего. Его волнует твое будущее, Йоген. Признаться, он тебя даже любит. Он сам мне это сказал. Но всему свое время, и вот когда он станет твоим отчимом…

— Когда же вы хотите пожениться?

— Через две недели.

— Так быстро?

— Раз уж мы решили… Через две недели устроим девичник, а на другой день, в субботу, свадьба. Довольно пышная — у деловых людей так принято. Я и пришла, чтобы передать тебе привет от господина Мёллера, он очень рад, что ты будешь с нами. Я уже с господином Катцем все обговорила. Через две недели, день в день, ты сможешь приехать домой и праздновать вместе со всеми.

— А остаться? — На мгновение Йоген раскрылся. В его глазах вспыхнула внезапная надежда.

Мать смотрела мимо него.

— Нет, остаться пока нельзя. Еще рано, Йоген. Ты же слышал, что сейчас сказал господин Катц. Еще несколько месяцев, от силы полгодика, потом можно будет подумать. И тогда… — Она помолчала, будто собираясь с духом, и продолжила уже решительнее и тверже: — Господин Мёллер считает, что нам не следует сразу же забирать тебя домой. Ради твоей же пользы. Собственно, он очень хотел бы взять тебя в ученики. Тем более, мы поженимся и рано или поздно нужен будет наследник… Но как он считает — еще не время. Слишком многие в нашем кругу знают, что с тобой произошло. И он не рискнет сейчас взять тебя в свой магазин. Начнутся разговоры, сам понимаешь. И потому он считает, что, как только ты отсюда выйдешь, он сразу устроит тебя к своему знакомому на место ученика. Там ты будешь в хороших руках. Это в нашем же городе, и ты сможешь жить либо у этого знакомого, либо, если захочешь, в общежитии. На выходные будешь приезжать к нам, а к тому времени, когда ты выучишься, вся эта история уже быльем порастет и мы спокойно заживем вместе. Сначала я была против. «Посуди, Альберт, — сказала я, — если мы его сейчас заберем домой, он уже будет не тот, что прежде, мы вместе сможем уделять ему куда больше внимания, чем я одна. Йоген ведь в принципе хороший мальчик, — сказала я. — С добрыми задатками, я это знаю». Но у Альберта свои соображения. Он должен подумать еще и о магазине, ничего тут не поделаешь. И когда он мне потом все спокойно разложил по полочкам, то знаешь, Йоген, я убедилась, что он прав, и согласилась с ним. Тебе, наверное, трудно так много сразу переварить, но придет время, и, я уверена, ты уразумеешь, что мы оба желали тебе лишь добра. В конце концов, я ведь твоя мать, а господин Мёллер тоже тебя любит.

— Да, да, пусть все так и будет, — сказал Йоген, перебрасывая с руки на руку взятую со стола пачку печенья.

— Я рада, что ты такой умница. А если ты в чем-нибудь будешь нуждаться, только сядь и напиши нам. Это и господин Мёллер просил тебе передать. Он же сразу предложил купить тебе к свадьбе новый костюм, чтобы ты выглядел как подобает, когда гости придут. Я уже договорилась с господином Катцем. Они возьмут это на себя. Тебя оденут с иголочки, а счета господин Катц потом пришлет нам.

— Очень мило.

Разговор, судя по всему, был исчерпан. Мать посмотрела на часы.

— Хочешь, чтобы я показал тебе наш дом? — спросил Йоген и похолодел при мысли, что мама вот-вот начнет прощаться.

— Мне очень жаль, Йоген, но сегодня, правда, не получится. Времени в обрез, потом надо еще кое-что купить по дороге и срочно ехать домой. Мы все в другой раз посмотрим. В следующий родительский день и отчим твой будет, и уж мы запасемся временем, идет?

— Можно и так, — согласился Йоген.

Мама полностью разгрузила свою хозяйственную сумку. Она предусмотрительно принесла пластиковый мешочек, куда Йоген постепенно переложил все гостинцы, — словом, сделано было все, чтобы оттянуть миг прощания.

— Ну, вот мне и пора, — сказала мама. — Ты не проводишь меня до ворот?

Рядом шли они весь длинный путь от административного корпуса мимо игровой и спортивной площадки, между двумя блоками, принадлежащими разным группам. Они больше не разговаривали, и Йоген в какой-то момент удивился, что мама не попросила о встрече со Шмелем, хотя это ей присоветовал господин Катц. Видимо, ей было не столь важно знать еще и мнение воспитателя, оно и к лучшему.

Ребята, игравшие в футбол, остановились и не спускали глаз с Йогена и его матери, оценивающими, жадными взглядами ощупывали пластиковую сумку, которую нес Йоген, вспоминали последний визит своих родителей или же думали о том, что их никогда никто не навещает.

— Привет, Йоген! — крикнул Свен и отпасовал мяч своим партнерам, выходя из игры.

— Это мой друг Свен, — сказал Йоген. — А это моя мама. Свен, ты не отнесешь эту сумку в комнату?

Свен взял протянутую сумку и ушел.

— Твой друг производит приятное впечатление, — заметила мама.

— Очень приятный парень, — заверил Йоген. — За ним, правда, несколько изнасилований, а вообще-то он тут один из самых приятных.

Вот они уже у ворот, мама остановилась в нерешительности, не зная, что бы еще сказать в эту минуту, но ничего в голову не приходило. Она протянула сыну руку:

— До свидания, мой мальчик. Будь умницей!

Йоген схватился за ее руку так, будто собирался сделать книксен, как маленький ребенок. Но потом вдруг приник к маме, обхватил ее, уткнулся головой в пальто и горячо зашептал:

— Мамочка, возьми меня с собой! Забери меня отсюда! Я тут долго не вынесу, мамочка! Пожалуйста! — Он не думал о том, что его могут видеть ребята из его группы, он не успел даже подумать, что стыдно вести себя так не по-мужски. Он только повторял: — Возьми меня с собой! Забери меня отсюда! Слова давались ему с большим трудом — приходилось пересиливать рыдания, потому что уже невозможно было сдерживать слезы и еще потому, что он заметил, как застыло мамино лицо после невольного сочувственного жеста, и понял: просить бессмысленно.

Она погладила его по голове, на секунду прижала к себе еще крепче и ответила:

— Ты же знаешь, Йоген, что этого нельзя. Осталось немного потерпеть. Совсем немножко. И потом, ты ведь сам сказал, что здесь очень хорошо, гораздо лучше, чем дома!

— Возьми меня! — повторил он уже без всякой надежды, и ему стало обидно, что она сделала вид, будто и впрямь поверила в его ложь.

— Выше голову, Йоген! Я скоро опять приду. А до этого ты к нам приедешь на девичник, а потом и на свадьбу. Это наверняка будет прекрасно, тебе так не кажется?

— Да, — подтвердил он, потом отстранился и добавил холодно: — Это наверняка будет прекрасно.

— Ну, вот видишь! Передать от тебя привет господину Мёллеру?

— Как хочешь.

Мама пошла, оглянулась на прощание и помахала. Йоген тоже поднял руку, но это выглядело так, будто он тянулся к маме, которая переходила улицу к трамвайной остановке, будто пытался удержать ее, но никак не мог ухватить.

Потом он стоял у забора, видел, как подошел трамвай, мама влезла, трамвай тронулся. Йоген смотрел ему вслед, и в том, как он потер ладонями глаза, сквозила плохо скрываемая злость.

Он простоял еще несколько минут, озирая улицу. Трамвай уже давно исчез из виду.

Мимо шла женщина, держа за руку маленького мальчика лет пяти-шести. И Йоген услышал, как она объясняла малышу:

— Сюда попадают непослушные мальчишки, понял?

На что малыш чуть ли не с мольбой в голосе ответил:

— Но ведь я послушный, мамочка, правда?

Йоген не стал ждать, согласится ли мать с этим или что-то возразит.

— Корова тупая! — бросил он ей вдогонку, а потом сказал громко, словно хотел сообщить это всем, кто бы ни шел мимо: — А теперь я пойду в футбол играть — с другими непослушными мальчишками. А после можете стрескать хоть все, что этот деловой господин Мёллер наприсылал. Я крошки от него не возьму! Отчим… Сейчас умру от смеха!

Но прозвучало это совсем не весело.

Вечером Йоген написал сочинение, которое Шмель без всяких яких потребует от него завтра. «Почему я здесь», — вывел он аккуратно заголовок. Все остальное не потребовало ни малейших умственных затрат. Содержание не менялось ни разу. Господин Шаумель и не читал эти сочинения, он их просто складывал, неделя за неделей копил все новые свидетельства его несознательности. Что порождало в видавшем виды воспитателе серьезные сомнения относительно того, возможно ли из этого Юргена-Йоахима Йегера сделать когда-нибудь благоразумного человека.

9

Господин Катц самолично отправился с Йогеном за крупными покупками. Он уже потому не хотел остаться в стороне, что чрезвычайно редко можно было позволить себе одеть кого-нибудь из воспитанников, не задумываясь о скудных средствах, которые всегда выделялись на эту статью расходов. Госпожа Йегер просила ни на чем не экономить. Он радовался, видя, с каким рвением Йоген прочесывал костюмные ряды, то и дело скрываясь в примерочной кабине, как он вертелся перед зеркалом, кривил нос или одобрительно кивал. Господин Катц дал ему полную свободу, лишь изредка вставлял словечко, если ему казалось, что на Йогене чересчур пестрая вещь; он пробовал на ощупь материал, — проверял цену, высказывал свое мнение о том, какая рубашка и какой галстук больше всего подходят к костюму, выбранному Йогеном, напоминал, что и носки должны соответствовать и что новый костюм теряет сразу половину своей привлекательности без новых туфель.

До сих пор к таким покупкам Йоген относился с неприязнью, сегодня же он просто наслаждался. Он чувствовал необычайную свободу, стоя среди многочисленных покупателей, получая серьезную и профессиональную консультацию от молодого продавца. И еще он любовался своим отражением в зеркале. Даже Аксель не выглядел так элегантно, как он сейчас, — это уж точно.

Радость омрачалась лишь тогда, когда он вспоминал, в связи с каким событием его тут наряжали с ног до головы. От мысли о девичнике и свадьбе становилось не по себе, как бы там товарищи ни завидовали, что он проведет дома три праздничных дня.

Господин Катц удивлялся разговорчивости и доверительности, которые он неожиданно открыл в этом Йогене. Может, все-таки стоило подумать о переводе мальчика в другую группу, где ему, не исключено, будет лучше? Характеристики, которые регулярно собирал господин Катц, рисовали ему совершенно другой образ. Пока очевидно, что между воспитателем и воспитанником контакта нет, а чем дальше, тем труднее заставить воспитателя изменить свое мнение. Ведь оно сложилось и устоялось без всякого злого умысла и как бы вполне объективно. Перевод же иногда совершал чудеса, особенно если материалы от предыдущего воспитателя препровождались с некоторой задержкой, дабы дать новому наставнику возможность сначала составить собственное суждение о новичке. Господин Катц решил при первом удобном случае подумать о таком переводе, но сразу же перенес его мысленно на несколько недель. Сложившаяся ситуация не очень подходила для этого: именно в последнее время произошли некоторые недоразумения между господином Шаумелем и Йогеном, а потому скорый перевод в новую группу мог быть расценен парнем как своего рода триумф, что было бы непедагогично.

Йоген спросил:

— А можно мне пока во всем новом остаться?

Господин Катц разрешил и теперь, идя с Йогеном по оживленным улицам, невольно подумал, что любому отцу на его месте впору было бы гордиться таким сыном.

— А как насчет чашечки кофе с пирожным? — спросил господин Катц, уже сворачивая к небольшому кафе, которое в этот послеобеденный час служило излюбленным местом встречи многих домохозяек, своеобразным островком отдохновения среди транспортной сумятицы города.

Трое музыкантов развлекали гостей. Нежная мелодия скрипки витала над звяканьем чашек и вилочек для тортов. Господин Катц пил кофе и исподтишка наблюдал, с каким усердием налегал Йоген на двойную порцию выбранного им сливочного торта.

Вообще-то жаль, думал господин Катц, надо было воспитателем в группе остаться. По крайней мере, можно хоть поговорить с парнем по душам, какой бы раздутой ни была группа. А когда ты директор… Бумажная канитель поглощает тебя с головой, за горами личных дел, документов, счетов и статистических отчетов ребят почти не видно. Действительно, жаль.

Когда-то господин Катц с увлечением работал воспитателем, но слишком добросовестно, чтобы задержаться на этом посту. Некоторые из молодых людей, недавно вступивших на педагогическую стезю или проведших в специнтернате несколько недель в качестве практикантов, посмеивались над ним. Им казалось, что его стиль отдавал некоторой патриархальностью, а педагогические воззрения и методы с позиций современной теоретической мысли выглядели несколько наивными. Иронически улыбаясь, практиканты называли его за глаза «наш Песталоцци». Хотя в душе очень симпатизировали господину Катцу.

— Не довольствуйтесь лишь поверхностным слоем, который вы вычитываете из личных дел, — не уставал призывать он. — О родителях там почти ничего не сказано, а я достаточно часто убеждался в том, что, в сущности, им следовало бы находиться тут вместо своих детей. Сапожник должен три года учиться, прежде чем ему доверят шить обувь для других. А отцом и матерью может стать каждый, и тогда он автоматически получает право что-то решать, влиять на людские судьбы, хотя сплошь да рядом никто по-настоящему не пытался овладеть этой сложнейшей профессией — родитель. Если сапожник запорол туфлю, извел кожу впустую, он просто выкинет испорченный образец и начнет кроить заново. Если у него строгий шеф, то ему, глядишь, придется возместить убытки. Но если у родителей с их детьми что-то не ладится, то виноваты всегда ребята, и тогда они попадают к нам, а уж мы должны доводить их до ума.

Особое недоверие вызывали у господина Катца родители, которые сдавали детей по добровольному ходатайству. Их он отказывался понимать и порой говорил своей жене:

— И что это только за родители, скажи на милость? Ну что за беда, если б наш мальчик доставлял нам определенные трудности! Даже если бы он разок и выкинул что-нибудь! Пусть бы он нам действительно стоил больших усилий и мы иногда сердились на него, чего не бывает. Но от себя бы никуда не отпустили. Ведь заботиться о нем — наш долг.

Госпожа Катц ничего не отвечала мужу. У них был единственный сын, но он родился тяжело больным и почти не жил с родителями: его передавали от врача к врачу. В шесть лет он умер. Сейчас бы ему двадцать восемь исполнилось, и он бы вполне мог осчастливить дом внуками…

— Йоген, — сказал господин Катц, и мальчик вопросительно посмотрел на него поверх поднесенного ко рту торта. — А как тебе на самом деле у нас живется?

— Отвратительно, — ответил Йоген и тут же расплылся в извиняющейся улыбке.

— Дома лучше было?

— В тысячу раз!

Господин Катц помешал ложечкой в чашке и больше ничего спрашивать не стал. После продолжительной паузы он сказал:

— Такого заведения, которое могло бы заменить дом, еще не изобретено, Йоген. Но вполне допускаю, что нам действительно надо прикладывать больше усилий. Только… некоторая часть этих усилий должна исходить и от вас. Кое-кто не приучен как следует думать. Таким сложно вписаться в нашу жизнь. И мы из-за этого не можем им как следует помочь. Но у тебя-то светлая голова. Не хочешь ли попробовать вести себя так, чтобы больше ничего не случалось? Не давать повода для огорчений. Я это вовсе не затем говорю, чтобы облегчить работы твоему воспитателю. Я абсолютно не это имею в виду. Но для тебя же самого лучше, если мы сможем в скором времени рекомендовать твоей матери забрать тебя домой, не так ли? Не хочешь попробовать взять себя, наконец, в руки?

Йоген потер переносицу и сказал, глядя в сторону:

— Ну почему, попробовать можно.

— Обещаешь?

— Обещаю!


— Я вам кое-что принес, вы так обо мне заботитесь, — сказал Йоген, протягивая медсестре искусно составленный букетик полевых цветов, собранных на территории интерната.

— Очень мило, — улыбнулась сестра и снова потрепала Йогена по вихрам.

Если бы такое позволил себе кто-нибудь из его товарищей по комнате, пусть даже в шутку, все могло вылиться в крупную потасовку. А здесь Йоген готов был сколько угодно подставлять голову. Он сел на стул и поднял перебинтованное колено.

— Мы только вчера меняли повязку, Йоген, — сказала сестра. — И кроме того, все уже практически зажило. На свадьбу можешь отправляться, не прихрамывая.

— Еще вопрос, поеду ли я, — сказал Йоген и опустил голову.

— Да что ты! Это же наверняка будет очень интересно!

— А мне вот ни капельки не хочется.

— Хочется или нет, но ехать-то, видимо, придется. Раз мама тебя так просит, нельзя ее обижать. Это было бы совсем некрасиво с твоей стороны. И господин Катц обещал ей, что ты приедешь.

— Но я этого господина Мёллера, моего будущего отчима, терпеть не могу. И он меня не переваривает. Он не хочет, чтоб я домой вернулся. Хочет запихнуть меня в общежитие для учеников торгового дела либо к своему знакомому, только не домой. А если меня торговля не интересует, не хочу я этим заниматься.

— Тогда чем же?

— Не знаю. Да нет, в принципе я б и в торговлю пошел, но тогда мне придется рано или поздно торговать в магазине господина Мёллера, а я думать об этом не могу. Никогда к нему не пойду!

Сестра улыбнулась его словам, как безотчетной шутке маленького ребенка.

— Но если твоя мама все-таки выйдет за него? К своей маме ты же, наверное, захочешь вернуться?

— Нет, — процедил сквозь зубы Йоген. — Она просто избавиться от меня решила, потому что у нее теперь этот Мёллер есть. А то бы она меня сюда ни за что не отправила.

Почему он рассказывал об этом сестре? Какое ей до этого дело? Обычно Йоген был совсем не расположен к разговорам. Он не мог объяснить, почему каждый день заходил в медпункт с просьбой обработать колено, хотя сам себе при этом казался чуточку смешным: ни о какой ране говорить не приходилось. От нее осталась узенькая, покрытая корочкой полоска, и медсестра, несомненно, догадывалась, что колено лишь предлог для визита.

Она была так приветлива! Всегда и со всеми приветлива. Но она могла действовать и очень решительно, зная, что парню больно. Однако все чувствовали: что бы она ни делала, это на пользу, хоть и приходится терпеть. И если порой ей приходилось кому-то сделать больно, она неизменно находила доброе слово. Может, вся штука в этом. С любой болью у сестры сразу становилось легче. Не только с разбитым коленом.


Часть воспитателей с сомнением покачивали головой, приводили те или иные возражения, доказывали, что, если сейчас вдруг свести ребят с девочками, это будет чревато ненужными осложнениями. К тому же многие воспитанники годами жили здесь, среди себе подобных, не зная ни сестер, ни одноклассниц. И это, безусловно, чревато новыми треволнениями и даже, не дай бог, серьезными последствиями, и взвалить на себя за здорово живешь такую ответственность радости мало.

Но господин Катц уже бесповоротно принял решение, велел подготовить все необходимое, был глух к любым аргументам, давая понять, кто тут главный, и настоял на своем.

— Жизненную среду, в которой пребывают наши ребята, можно назвать какой угодно, только не нормальной. Мы должны попытаться, хотя бы в мало-мальски доступных пределах создать для них условия, приближающиеся к условиям воспитания в семье. Придет день, и ребят выпустят. И не думаете ли вы, господа, что поводов для треволнений и серьезных опасений, о которых вы говорите, тогда может быть куда больше! Особенно если держать их изолированными от всего света. Мне представляется, что мы, по крайней мере, должны сделать попытку.

— А если она окажется неудачной? — спросил господин Шаумель.

— Что ж, не беда — попытаемся еще раз. Риск входит в нашу профессию, коллега Шаумель. Или, может, вы знаете врача, который бы отказался лечить больного по той причине, что у того кашель и температура?

Словом, дело было решенное, и ребята из старших групп с восторгом восприняли это известие, хотя по мере приближения долгожданного дня восторга поубавилось. Их поведут на урок танцев!

Господин Катц договорился с руководительницей группы юношеского досуга из соседнего предместья о том, что двадцать интернатских ребят будут посещать танцевальную школу. Госпожа Геертс обещала выделить для занятий двадцать девочек и еще несколько парней, роль учителя танцев возложила на молодого дьякона из местной церковной общины, а ненавязчивый контроль должен был гарантировать, чтобы все шло по правилам и без глупостей.

В назначенный день после обеда развернулись лихорадочные приготовления. Ребята чистили свои лучшие костюмы, наглаживали брюки, наводили немыслимый глянец на туфли, орудовали одежными щетками и пилочками для ногтей, старались сотворить на голове неотразимейшую прическу, чистили зубы, мыли с мылом шею, разучивали танцевальные па, чтобы не выглядеть вовсе неуклюжими медведями, были приветливы и обходительны, вели себя примерно, дабы не попасть ненароком в штрафники и не остаться в стороне от предстоящего события.

— Только не вздумайте валять дурака! — пригрозил Йоген. — Если хоть один из нас выступит не по делу, сразу начнутся разговоры: «Не надо было разрешать танцы, это же отпетая шпана!»

— Скажи это лучше своему другу Свену, — отпарировал Райнгард, бывший Пудель, скаля в улыбке все свои тридцать два зуба. И громко заржал, увидев, как Свен и в самом деле покраснел.

Некоторое время Свен раздумывал, не затеять ли драку, но потом пожалел хороший костюм и предпочел отмолчаться.

Господин Шаумель даже выдал всем заранее карманные деньги, и кое-кому показалось, что он стер несколько минусов в своем журнальчике.

— Только бы девчонки были что надо, — сказал кто-то.

— Я себе черненькую выберу, — объявил Йоген. — Немного пониже меня и такую тоненькую.

— Скажешь тоже, тоненькую! Чего хорошего, если руки как палки!

— Тебя все равно никто не выберет: уши как у слона!

— Вот именно! Гасят скорость во время танца!

Они буквально светились от счастья, и когда после ужина Шаумель еще раз обошел шеренгу выстроившихся перед шкафчиками ребят, он убедился, что с такой группой не стыдно показаться где угодно. Парней словно подменили.

А юные девушки оказались все сплошь симпатичные.

Но времени выбирать не было совершенно. Когда Шаумель привел их в молодежный клуб, туда сразу хлынули гурьбой местные ребята. Дьякон, молодой мужчина, которому, видимо, нравилась доставшаяся ему роль учителя танцев, повелительными жестами в два счета сформировал пары. Рядом с Йогеном стояла рыжеватая девочка, чуть ниже ростом и не менее его оробевшая в первые минуты. В мини-юбке и ярко-красном пуловере она выглядела очень привлекательно. Йоген удовлетворенно заметил, что она давит косяка, — скорее всего, он ей тоже понравился.

Ничего удивительного! Ведь он был в новом костюме и уже почти месяц не ходил к парикмахеру.

Карманных денег хватило на две кока-колы, и Биргит охотно приняла бокал с напитком.

— Я здесь никого не знаю, — сказала она. — Мы только на прошлой неделе сюда переехали. Здесь как будто вполне мило. А тут всегда так интересно?

— Не знаю, — ответил Йоген. — Я сам здесь первый раз.

Дьякон пытался разучить с ними несколько танцевальных движений, но, быстро убедившись, что охотнее всего ребята выходят в круг, когда каждый может танцевать как умеет, поставил пластинки с бит-музыкой — тут уж не надо было строго следить за тем, что ноги выделывали.

Господин Шаумель сидел в углу за маленьким столиком с руководительницей группы юношеского досуга и, довольный, наблюдал за происходящим. Он даже сам дерзнул выйти на один танец и был рад, что ребята одобрительно похлопали ему.

Свену досталась в партнерши девочка с такими же, как у него, светлыми волосами; когда они сидели за столом, Свен положил было ей на плечи руку, но тут же отдернул ее, поймав на себе взгляд господина Шаумеля. Смутился и уже до конца вечера держался скованно.

— Ты в следующий раз придешь? — спросил Йоген, и Биргит кивнула.

— А ты?

— Обязательно.

И тут все кончилось. Кое-кто из местных вызвался проводить девочек до дома, а господин Шаумель стал сзывать своих питомцев. Они нехотя подходили к нему. Господин Шаумель требовательно посмотрел в сторону Йогена, который все еще стоял с Биргит у стола.

— Ты меня немного не проводишь? — спросила Биргит.

— Я бы рад, да не могу. Мне со всеми надо. Видишь, наш Шмель уже напрягся.

Хотя Биргит и осталась на прежнем месте, но между ними выросла стена.

— Ах, так ты, значит, с этими? Я и не знала. По тебе не скажешь.

— Чего не скажешь?

— Что ты с этими, ну, один из них то есть.

— Жаль, что пришлось тебя разочаровать, но я один из них. Не повезло, да? Испортил тебе весь вечер? В другой раз найди кого-нибудь поприличней, кто смог бы проводить тебя домой.


По эскалатору вниз

Не простившись, он пошел к группе. Господин Шаумель пересчитал всех. У ребят было такое чувство, будто их выгоняют, как стадо.


Три дня осталось до отъезда.

Йоген долго не решался, а потом набрался храбрости и пошел к господину Катцу. После совместного похода за покупками и разговора в кафе он считал, что с Котом можно говорить по душам.

Но на господина Катца его возражения не подействовали. И речи не могло быть о том, чтобы отменить поездку домой. Вне всякого сомнения, ехать он обязан. В конце концов, самое важное — постепенно наладить с матерью, а также с будущим отчимом хорошие отношения. Свадебная атмосфера вполне благоприятствовала этому. Поэтому отказ Йогена можно расценить либо как вздорность, либо как малодушие. И то и другое не украшает его.

Зря только таскался.

— Сестра Мария, вы не могли бы на несколько дней записать меня больным? Ну пожалуйста!

— Садись-ка, Йоген, и расскажи все толком. Больным записать? С какой же стати? Что у тебя болит?

— Чувствую себя отвратно. Все время голова трещит и кружится. И потом, с желудком что-то не в порядке. Никакого аппетита, а иногда кажется — вот-вот вырвет.

— Когда свадьба?

— Послезавтра. Но это абсолютно ни при чем, сестра! Просто мне нехорошо.

— Я дам тебе сейчас несколько таблеток, примешь их — и сразу полегчает. А в понедельник, после свадьбы, если самочувствие не улучшится, снова зайдешь ко мне. Тогда и решим, как быть дальше, договорились?

И она не захотела понять!..

— Йегер, а ты не собираешься наводить порядок в своем шкафу?

— Нет.

— Почему ты до сих пор не застелил постель?

— Потому что мне неохота.

— Разве не ты сегодня дежурный по столу?

— Это любой другой сделать может. У вас у самого времени навалом!

Господин Шаумель сузил глаза, казалось, он сейчас взорвется. Но он пересилил себя, сдержался и сказал:

— Свен, будь так добр, сделай это за своего друга. Йоген еще отработает свое, когда вернется со свадьбы.

Все как сговорились! Шмель и не думал его наказывать или, того лучше, лишать права на поездку домой. Что тут можно еще придумать?

Сразу после завтрака явился господин Катц.

— Йоген, я все обдумал, лучше тебе одному не ездить.

Йоген просиял:

— Можно остаться?

— Ты меня не так понял, — спокойно возразил господин Катц, — я сказал: не ездить одному. Мы выделим в провожатые практиканта, который доставит тебя до места. Вполне допускаю, что ты по рассеянности можешь сесть не на тот номер, а я, видишь ли, хотел бы избежать всяких осложнений.

Тюремщики!

В пятницу надо было отправляться, и Йоген уже на завтрак пришел в новом костюме. Все ему не нравилось. Он выпил лишь стакан молока. Остальные завидовали: домой едет! Вот бы и ехали сами вместо него. Он бы не возражал. «Налетай! Кто хочет на свадьбу моей мамы? Я не против. Передайте от меня большой привет». Может, она и вовсе не заметит, что явился кто-то другой! Ну, это уже глупость.

С ним должен был ехать практикант из приемной господина Катца. Молодой и спортивный. Удирать от такого на вокзале гиблое дело.

«Да не поеду я на эту свадьбу! Как вообще можно меня заставить? Не желаю! И никто меня не заставит!»

И вдруг Йогена осенило — он понял, что нужно сделать, чтобы сорвать поездку. Он расстегнул под столом пуговицу на левом рукаве рубашки, закатал его вместе с рукавом пиджака почти до локтя, схватил правой рукой вилку и, не раздумывая, чтобы хватило духу, воткнул изо всех сил четыре зубца в незащищенную часть левой руки. Вскрикнул от боли, увидел, как брызнула кровь, упал головой на стол, опрокинув стакан, и уже не мог видеть, какой поднялся вокруг него переполох.

— Что это ты снова учудил, мальчик мой! — услышал Йоген, все еще не открывая глаз, а лишь судорожно пытаясь установить, где он сейчас.

Он лежал в кровати, это точно. Кто-то его раздел. А левая рука была тяжелая, очень тяжелая и опухшая. Бесформенно опухшая. Чьи-то пальцы погладили его тихонько, самыми кончиками, потеребили прилипший ко лбу вихор.

— Бедный малыш!

Он с трудом разлепил глаза, увидел над собой лицо. Сестра Мария.

— Я должен к ней ехать? — спросил он шепотом и весь превратился в слух, ожидая ответа. А его все не было. Но сестра покачала головой — это он успел заметить.

— Как хорошо, — сказал он и опять погрузился в сон или же потерял сознание. Позже он этого в точности не мог вспомнить.

Но когда он снова очнулся, у изголовья сидел господин Катц.

— Твоя мама шлет тебе привет, Йоген, — сказал он. — Я позвонил и передал ей, что ты приехать не сможешь.

— Вы ей рассказали… то есть она знает, что я сделал?

— Нет. Ты слегка поранился, должен несколько дней вылежаться и сегодня приехать не можешь. Ничего больше я ей не сказал.

— А она, то есть мама моя, что сказала?

— Ей очень жаль. Она так ждала и крайне расстроена, что тебя на свадьбе не будет.

Господин Катц врать ненавидел, но и сказать мальчику, как протекал телефонный разговор, он не мог. «Вот как! — удивилась мать Йогена. — Он, значит, не приедет? Жаль! А возможно, это и к лучшему. В такой кутерьме будет трудно уделить ему достаточно внимания. Что ж, мы заберем его как-нибудь в другой раз, на выходные, если вы не будете против, господин Катц. Огромный ему привет от меня и от его отчима, само собой, тоже, и скажите ему, что за нами посылка, должен ведь он получить свою долю от свадебного пирога. Пусть поправляется. А теперь прошу извинить, господин Катц, сегодня еще дел невпроворот».

Только положив трубку, господин Катц подумал, что мать даже не поинтересовалась, какая же болезнь сорвала поездку сына.

«А чего ей, собственно, расстраиваться? Что ей с того, если б я даже приехал? Она же хотела от меня избавиться». Йоген слышал собственные слова, но одновременно казалось, будто говорил их кто-то другой. И господина Катца он различал с трудом. Все было зыбким и неясным, кроме сильной боли в руке.

— А я никакой не трус, — тихо сказал Йоген. — Боль, между прочим, адская!

Господин Катц мог бы возразить. Мог привести убедительные доводы, что, дескать, и от трусости можно себя покалечить. Он оставил их при себе.

— А помнишь, всего несколько дней назад ты мне обещал, что никаких происшествий не будет. Действительно, всего каких-то три-четыре дня назад! Насколько огорчена твоя мать, мне судить трудно, Йоген. Но меня ты, прямо скажу, огорчил.

Йоген закрыл глаза и притворился, будто не расслышал этих слов или не понял. Что тут возразишь? По-своему господин Катц был абсолютно прав. Но что еще Йогену оставалось делать? Он все перепробовал! А они не понимали. Нет, они не могли не понимать! Он же сказал, что не хочет домой, — куда уж яснее! Они просто не желали понять его или думали, что им лучше известно, что хорошо и правильно. Они всегда так думали. И больше знать ничего не хотели.

Рука болела нестерпимо, хоть врач и зашил рану. Может, все-таки глупо калечить себя? Не лучше ли было поехать на свадьбу? Поесть и попить вволю, выкурить незаметно сигаретку-другую или попытаться сюда их пронести; на косые взгляды за столом просто не стоило обращать внимания: чего еще от них ждать!

Наверное, умнее иногда уступать, раз уж понимаешь, что ты слабее. Это и проще и безболезненнее.

А вообще даже хорошо, что рука так болит. Этому все верят: ни в чьих глазах не читалось и тени сомнения. Каждый стон был оправдан, и сестра почти всегда подходила к постели. Ее волновала не только рука. Кажется, хоть она действительно что-то понимала.

Ее ждала работа, но она всегда находила для него время. Даже на разговоры, которые в интернате были редкостью. Как правило, разговоры с участием взрослых состояли из предостережений, выволочек, угроз. Да еще из вопросов, которые спрашивающий тут же сопровождал ответами.

Сестра тоже задавала вопросы, но она вслушивалась в ответ и даже понимала, когда ответ находился не сразу или когда не очень-то тянуло на откровенность, так как хотелось пожалеть — мать, Акселя, самого себя.

— Значит, торговля тебя не увлекает?

— По идее, можно, только не у господина Мёллера.

— Твоя мама и отчим хотели, чтобы ты обучался здесь, в городе?

— Да, но жить при этом надо у знакомых или в общежитии. А я не хочу к этим знакомым. Они же у себя дома каждую мелочь знают. Не обязательно я там чего-нибудь выкину, но ведь всякое бывает, разве все предусмотришь!

— Не поговорить ли мне с моим братом? У него есть магазин. И тоже продуктовый. Я у брата в доме живу. А вдруг ему как раз ученик нужен? Ты бы и жить у него тогда смог.

— Вот было бы здорово…

Сестра Мария не думала шутить. Надо иногда делать для этих ребят немного больше, чем только обрабатывать ссадины на коленках, смазывать горло, вскрывать гнойнички, мерить температуру. А Йоген этого наверняка заслуживал. Кому бы еще пришла в голову мысль явиться на перевязку с букетом полевых цветов?

Она поговорила с братом, и тот сразу согласился. Больше того: он был рад, что у него появится ученик. И жить парень сможет у них в доме, и присматривать за ним постараются как следует, и выучат на совесть, да и сестра, на худой конец, рядом — поможет, если что. Одним словом, он «за»!..

— Но согласится ли мама? — Йоген все еще не решался в это поверить.

— Я могла бы ей написать.

На следующий день сам будущий наставник, брат Марии, заглянул на пару минут, присел на краешек кровати и сказал:

— Слушай, что я скажу, парень, попробуем с тобой вместе кашу сварить. Я в таких вещах полностью на сестру полагаюсь. Раз она говорит, что ты в полном порядке, мне других рекомендаций не требуется. — У него было доброе лицо, он мог и не приносить конфеты, чтобы понравиться. — Кое-кто из моих коллег скажет: из таких домов учеников не берут. Плевать я на это хотел. Ты, похоже, набедокурил, иначе не оказался бы тут. Меня это не интересует. Знаю одно: если бы наружу вышло все, что я в свое время вытворял, особенно когда был в твоем возрасте, мне бы тоже не поздоровилось. Собственно, это я и хотел тебе сказать, и больше мы к этой теме возвращаться не будем. Постарайся получить хорошие отметки в году. Если тебя сразу же после этого освободят, можешь приступать. Я жду.

Мама написала, что не возражает.

Все складывалось изумительно! Хотя до сих пор Йоген еще не задумывался всерьез, хотелось ли ему торговать в магазине розничных товаров, — теперь всякие сомнения отпадали. Мог ли он желать чего-нибудь лучшего? Он не станет плясать под дудку господина Мёллера, будущий шеф ему нравился, а жить он сможет с ним и сестрой Марией в одном доме!

— Господин Катц, — сказал он директору, когда тот в очередной раз заглянул в медчасть. — Теперь точно ничего не случится! Голову даю на отсечение!

10

Даже если и удавалось ребятам выйти группой в город, то расходиться все равно разрешали редко. Обычно в качестве сопровождающего выделялся кто-то из практикантов, и все дальнейшее зависело от него. Большинство практикантов считало, что довольно глупо бродить по улицам с ватагой вышагивающих сомкнутым строем здоровых лбов. Поэтому они сразу же устремлялись к ближайшему кинотеатру. Были среди них и сторонники прогулок на свежем воздухе. Тогда подыскивалась какая-нибудь игровая площадка, а уж если приходилось идти по оживленным улицам, то иные практиканты, будь их воля, велели бы ходить только парами и взявшись за руки.

Вылазки на свободу были большой редкостью, и когда ребятам сказали, что их отпускают, они восприняли это как неожиданный подарок: в последние дни Шмель сильно придирался и ничто не сулило такого поощрения.

Как только Свен и Йоген очутились за воротами, они сразу же постарались оторваться от остальных. Никакого конкретного плана у них не было. Они немного погуляли по городу, съели мороженое, прошлись по магазину, но Йогену не захотелось там долго оставаться. Затем они набрели на обсаженную деревьями небольшую площадку прямо посреди транспортных артерий, где компания молодых ребят распевала песенки под гитару и так была поглощена своим пением, что, казалось, вовсе не замечала неодобрительных взглядов, которые прохожие бросали на их длинные гривы и излишне пеструю одежду.

Послеобеденные часы пролетели незаметно. Возможно, другим ребятам они показались бы скучными. Но Свен и Йоген так наслаждались свободой, что забыли про время.

— Мы не опоздаем? — заволновался Йоген.

— У нас еще двадцать минут, — бросил Свен.

— Но мы и за полчаса с трудом успеем, даже если бежать сломя голову. Или, может, у тебя деньги на трамвай остались?

— Ни единого пфеннига.

— Говорю тебе, опоздаем, Шмель нам тогда выдаст. — Йоген остановился в нерешительности, будто соображая, каким образом нагнать растраченное время. — Самое малое на пятнадцать минут опоздаем!

— А хоть бы и так, — сплюнул Свен. — Лично я Шмеля видал.

— А если он донесет Коту?

— Кота я тоже видал!

Йоген сделал несколько вялых шагов, а потом почти перешел на бег. «Свену действительно наплевать, — думал он. — У него толстая шкура. Вообще-то он даже прав. Что тут особенного? Каждый может разок задержаться. Только вот если Шмель Коту стукнет… Я ж ему пообещал… Чушь! Не ему, а себе пообещал!»

— Уф, — отдувался Свен. — Если ты так торопишься, то чеши один. Я не намерен костьми ложиться из-за пяти минут…

Йоген снова перешел на шаг. Свен с любопытством посмотрел на друга.

— Для тебя это так важно?

— Что важно?

— Чтобы Шмель про тебя не настучал?

— Честно говоря, да… Пойми, я ведь Коту слово дал,

— Тогда надо что-то сочинить.

— Что именно? Попробуй-ка отбрехаться за пятнадцать минут!

— Когда ты так много говоришь, у меня голова плохо работает!

Они молча зашагали дальше. Свен глядел себе под ноги, как будто надеялся найти решение прямо на дороге. Йоген посматривал на него со смешанным чувством надежды и сомнения. Ничего существенного сделать все равно не удастся. Пятнадцать минут — это пятнадцать минут, а точность была коньком господина Шаумеля. С другой стороны, Свен был неистощимый выдумщик. Он хватал с потолка правдоподобные отговорки, словно фокусник горящие сигареты. Жаль, времени оставалось мало. Они уже проходили мимо больших садовых участков на окраине города.

Из беседки доносились пронзительные звуки транзистора.

— Вот оно! — внезапно сказал Свен. — Вот решение наших проблем! Шмель и не пикнет! Наоборот! С сегодняшнего дня мы для него — первые люди!

— С какой стати?

— У тебя что, со зрением плохо?

Но даже с широко открытыми глазами Йоген видел лишь дорогу, тянущуюся меж оград из колючей проволоки, да выкрашенные в зеленый цвет беседки среди образцовых грядок. Еще он видел девочку лет пяти-шести. Она сидела на корточках и играла со щенком-недотепой, скорее всего, таксой. Решения, о котором говорил Свен, нигде видно не было.

— Я сам все устрою, — шепнул Свен. — И если скажу: «Жми», — значит, жми на всю железку! Не исключено, ее отец где-то рядом!

— Но что…

Свен нетерпеливо отмахнулся. Он подошел к девочке, которая сидела спиной к ребятам и была до того поглощена игрой, что ничего вокруг себя не видела и не слышала.

Когда незнакомый большой парень неожиданно схватил собаку, прижал ее к груди и крикнул: «Жми!», девочка так испугалась, что даже закричать сразу не смогла. Лишь когда оба парня добежали до угла, где длинная дорога между участками сворачивала к их улице, малышке удалось набрать воздух в легкие. «Пукки!» — крикнула она, и больше ничего уже нельзя было разобрать: напуганная до полусмерти, она только ревела во все горло.


По эскалатору вниз

Йоген бросился вслед за Свеном, толком не сообразив, что, собственно, произошло, и, даже когда метров через триста Свен остановился, Йоген все еще не понимал, к чему эта собачья кража.

— Ты что — спятил? — выдохнул он, жадно хватая ртом воздух. — Что ты собираешься делать со щенком?

— До тебя всегда так медленно доходит? Собака — это гениальный ход, если мы хотим, чтоб Шмель не возникал!

— По-твоему, Шмель придет в восторг, когда узнает, что ты украл собаку?

Свен снисходительно улыбнулся, всем своим видом показывая, что удивлен подобным тупоумием.

— Да почему же украл, Йойо? Мы спасли эту несчастную тварь. Спасли, когда она уже захлебывалась. Понял, детка? Мы просто вовремя подоспели! — Он почесал маленькую собачку за ухом — ей это явно понравилось, и она уже больше не пыталась вырваться.

— Из воды вытащили? Но она же вся в пыли! Сухая, как не знаю что.

— Пока, — согласился Свен. — Пока сухая. Но это дело поправимое. Айда за мной! Надо пошевеливаться, а то еще больше опоздаем.

В ста метрах от специнтерната они свернули в тупик, упиравшийся в рощицу, которую пересекал невзрачный ручей.

— Извини, — сказал Свен, — но чему быть, того не миновать! — С этими словами он взял щенка за шкирку, окунул его в ручей и, глядя, как со щенка струями стекает вода, удовлетворенно констатировал: — Ну, малыш, теперь ты в полном порядке!

Йогену было не по себе от всей этой истории — уж очень все белыми нитками шито. Шмель вряд ли на это клюнет.

Однако Свен был непоколебимо уверен в своей правоте.

— Я сам все Шмелю объясню, — требовательно сказал он. — А ты помалкивай, иначе только напутаешь. Радуйся лучше, что я тебя от крупных неприятностей спас.

Господин Шаумель стоял в дверях. Увидев двух своих воспитанников, он уже приготовился высказать им нечто малоприятное. Но не успел он открыть рот, как Свен протянул ему щенка, который бешено сучил всеми четырьмя лапами, протестуя против того, что его искупали, да еще столь бесцеремонно держали за шкирку.

— Смотрите, господин Шаумель! Из ручья вытащили! Мы прогуливались в рощице и вдруг его увидели. Он из последних сил лапами по воде колотил и скулил. А я сразу не мог к нему броситься: надо было сперва разуться. Да, к счастью, успел. И как его угораздило туда свалиться?

Господин Шаумель бережно взял собаку.

— Надо его поскорее высушить! Для щенков пребывание в воде смертельно опасно. Может начаться воспаление легких, в таком возрасте они очень восприимчивы.

— Что же нам теперь с ним делать? — спросил Йоген.

— Перво-наперво возьму-ка я его к себе в комнату и позабочусь о нем. А завтра утром заявлю в бюро находок, хозяин уж наверняка откликнется. Это вам не какая-нибудь помесь, от таких по своей воле не избавляются. Это длинношерстная такса или, по крайней мере, обещает таковой стать. Думаю, произошел какой-то несчастный случай. — Он погладил маленькую головку и позволил облизать себе пальцы. — Хотя нам тут и не разрешается держать собак, но в данном случае, я надеюсь, мы не нарушим правила внутреннего распорядка. Не можем же мы взять да и выгнать нашего найденыша.

Свен и Йоген смотрели вслед воспитателю, который бережно нес щенка к себе в комнату. Свен подмигнул, но Йоген отвернулся. Дело было сделано нечисто. Уж лучше бы Свен сочинил другое алиби.

За ужином господин Шаумель сообщил:

— Он теперь спит. Надеюсь, вода ему не повредила. Свен и Йоген, как хорошо, что вы спасли собачку. Хозяин обрадуется, когда снова увидит своего маленького проказника.

Йоген не поднимал глаз от тарелки. Хозяин! Если он и впрямь найдется, то все выплывет наружу! Хорош Свен со своими фантазиями!

Свена вызвали к господину Катцу, а Йогена раздирали сомнения: не связано ли это с собачкой, которая сейчас неуверенно ковыляла по комнате отдыха? Несмотря на все предостережения, ее беспрерывно гладили и тискали, и всем по очереди приходилось подтирать за ней мокрые следы. Потом господин Катц наверняка и его вызовет. А может, нет. Вдруг он захочет допросить их по отдельности, чтобы проще было поймать их на противоречиях?

Перед Йогеном на столе лежала книга. В последнее время его часто видели за этим занятием, и ребята уже несколько раз подкалывали его или называли профессором, когда им приходилось окликать Йогена по два-три раза, прежде чем он отрывался от чтения. Но сейчас он сидел, уставившись в одну и ту же страницу, и напряженно ждал Свена.

Наконец в комнату метеором влетел Свен, и сразу стало ясно, что вызов к директору с собакой не связан.

Свен устремился к своему шкафчику, распахнул его и начал выкидывать оттуда все, что там лежало аккуратной стопкой. Вещи он швырял на кровать, где раскладывал их заново. Заметив, что все смотрят на него непонимающими глазами, он громко объявил:

— Все! Ухожу, через час за мной заедут! Представляете, меня выпускают!

С одной стороны, Йоген мог вздохнуть с облегчением: его опасения не подтвердились, но с другой стороны, эта новость — едва ли не хуже. Свен уходил! Единственный, с кем он дружил. Что же ему делать, когда Свена не будет? Неужели все, кто ему так или иначе дорог, всегда должны уходить? Мама, Аксель, Эльвира, девочка в танцшколе, Свен, Кайзер Рыжая Борода…

- Куда ж ты? У тебя вроде родителей нет? Обратно в детдом? Я бы тогда на твоем месте так не веселился. — В голосе Йогена и вправду не чувствовалось радости за товарища.

— Я не в детдом, меня берут на воспитание, в семью. И знаешь, в какую? К одному моему дяде. Кот его для меня откопал. Я, конечно, знал, что у меня есть дядя. Однажды я его даже видел мельком, но не запомнил. Я тогда еще под стол пешком ходил. А теперь он хочет взять меня к себе! Кот сказал, что у него в руках садоводческое хозяйство и я у него даже на садовника выучиться могу. Разве это не чудо?

— Да, блеск, — сказал Йоген пасмурно.

Еще полчаса ушло у Свена на ликование и сборы. Потом ему оставалось лишь поджидать дядю. Да еще господин Катц обронил мимоходом:

— Воскресное жаркое будешь есть уже у дяди.

Йоген все еще делал вид, будто читает. Свен подсел к нему.

— Это не от меня зависело, — сказал Свен. — Пойми, Йоген. Такова жизнь. Вдруг тебе говорят: «Собирайся». И ты уходишь. Тут тебе выбирать не приходится.

— Ну так и радуйся себе на здоровье, — сказал Йоген.

— Я и радуюсь. А вот что тебе, тут оставаться… Я напишу тебе. Слово даю. А ты мне ответишь, да? И потом я у дяди спрошу, нельзя ли тебе к нам как-нибудь на выходные приехать. Это ведь совсем недалеко отсюда. Или сам прикачу.

— Не успеешь отсюда выйти, как всех нас тут же забудешь. На радостях, что все позади. Это понять не трудно. Я бы, наверное, не меньше тебя радовался.

— Ерунда. Мы же, в конце концов, друзья, Йойо. И ты скоро отсюда выберешься. И вот когда ты уже будешь продавать селедку, а я окучивать редиску, то по выходным мы сможем видеться. По очереди — у меня и у тебя. Вот уж тогда покуролесим! И никакой Шмель не будет по часам проверять, вовремя ли мы домой пришли!

К нему опять вернулось прекрасное настроение, но, как он ни старался, Йогену оно так и не передалось.

А час спустя Свена уже не было. Он пожал всем руки, Йогену — самому последнему, и ушел.

Сначала Йоген неподвижно сидел над своей книгой, но потом встал и вышел во двор. Он еще успел увидеть, как пикап с надписью «Цветы — Вебер» на задней дверце вырулил за ворота и дал газ.

Свен вряд ли заметил Йогена, стоящего во дворе. Он увлеченно болтал с мужчиной, который сидел за рулем.

Йоген зашел в медчасть, но сестра Мария была в этот день выходная.

В понедельник Йогена вызвали с занятий к господину Шаумелю.

Воспитатель сидел за письменным столом. Он посмотрел на Йогена без всякого выражения и, как только тот приблизился к столу, с ходу сунул ему под нос газету, ткнул пальцем в определенное место и тихо произнес:

— Прочти-ка мне вот здесь! — Голос его был очень спокоен.

Йоген взял газету, почувствовал, как пальцы его задрожали, долго искал нужную строку.

— Читай же! — повторил господин Шаумель.

Йоген беспомощно взглянул на него.

— Читай, тебе сказано!

Йоген сглотнул слюну:

— «Злая шутка подростков. В субботу вечером около 19.00 двое подростков примерно четырнадцати лет учинили подлую выходку. Пятилетняя Элька К. играла в садово-огородном товариществе «Солнечный луч» с двухмесячным щенком, когда двое неизвестных парней набросились на нее, отняли собаку и скрылись. По описаниям маленькой девочки и одной женщины, которая наблюдала инцидент со своего участка, подозреваются двое подростков, один из которых блондин, а другой брюнет. Более точные описания внешности отсутствуют. Отец маленькой Эльки подал заявление на неизвестных. Не видел ли кто-нибудь двух подростков с таксой в указанное время? Не найден ли бездомный щенок? Тому, кто может дать ценные сведения, содействующие нахождению и возврату собаки, ее владельцем обещано вознаграждение».

— Довольно.

Господин Шаумель встал, подошел вплотную к Йогену, который, отложив газету, уставился в пол, не смея поднять глаз.

— Ах вы негодяи! — сказал господин Шаумель тихо. — Мерзкие негодяи!

И потом он ударил Йогена, он бил его обеими руками — ни слова не говорил, только бил. Но вдруг остановился, словно испугавшись. Рука, уже занесенная для удара, замерла, он опустился и снова тихим голосом сказал:

— Переодевайся, я звонил в редакцию и узнал адрес хозяина. Мы отвезем ему собаку обратно. Прямо сейчас.

В пути господин Шаумель не проронил ни слова. Только поглаживал собачку, прикорнувшую у него на руках, и, казалось, вовсе не замечал Йогена, который шел рядом.

Был момент, когда Йоген хотел что-то сказать, но не решился.

Они вошли в подъезд многоквартирного дома, поднялись на второй этаж, и господин Шаумель позвонил. Открыла женщина, и в тот же миг мимо нее с радостным криком «Пукки!» протиснулась маленькая девочка. Она схватила щенка, прижала его к себе так, что он даже слегка пискнул, и быстро скрылась в глубине квартиры, ни разу не оглянувшись на мужчину с подростком.

— Рад, что могу возвратить вам собаку, — сказал господин Шаумель. — Сожалею о случившемся. Мы разрешили нашим воспитанникам выход в город. Понимаете, ребятам рано или поздно придется привыкать жить среди людей самостоятельно. Но, очевидно, мы переоценили наших молодчиков. А вот этот конкретно вообще больше не получит разрешения на выход ни под каким видом.

— Может, зайдете? — спросила женщина. Йоген видел лишь оборку на ее платье и тапочки.

— Нет, нам надо сразу же вернуться, — ответил господин Шаумель. — Просто я жду, не соблаговолит ли этот молодой человек что-нибудь вам сказать.

— Мне… мне жаль, — сказал Йоген еле слышно. — Простите.

— И как это тебе только в голову пришло? — спросила женщина. — Никогда бы не подумала, что ты на подобные вещи способен. С виду такой симпатичный — и вдруг…

— Мне жаль, — повторил Йоген.

— Увы, большего от него ожидать не приходится, — вставил господин Шаумель. — Ваш муж заявил в полицию на неизвестное лицо. Безусловно, я не вправе вмешиваться, но, может, вашему мужу стоить взять это заявление назад. Какой в нем теперь смысл? Сами понимаете, парень и так находится на воспитании под общественным контролем. Ну что еще можно для него придумать?

— Пукки нашелся — это для нас главное, — сказала женщина. — Все остальное, знаете ли, нас совершенно не интересует. Мы, конечно, очень рассердились. Такая низость… И потом… Но когда парень перед тобой стоит вот так… Давайте забудем эту историю. Не поступай так больше, мальчик. Посмотри, разве это красиво? Такая маленькая собачка. Да еще такая кроха, как наша Элька. Надеюсь, ты и сам все понимаешь.

— Понимание — это не самая сильная его сторона, — сказал господин Шаумель. — Но, повторяю, я рад, что смог вернуть вам собаку. Славный щен. Пусть он вас только радует. До свидания.

Йоген потоптался в нерешительности после того, как господин Шаумель уже начал спускаться по лестнице, а затем выдавил:

— Передайте девочке, что мне действительно очень жаль. — Он говорил, не глядя на женщину, потом резко повернулся и почти побежал по лестнице вниз.

На полпути к интернату молчавший до этого господин Шаумель сказал:

— Я тебя сегодня побил. Это нарушение инструкции. Нам это строго запрещено. Вы в каком-то смысле находитесь под охраной государства. Я никогда не прибегаю к физическому воздействию. Не возражаю, если ты пожалуешься, — имеешь полное право. Я никого никогда не бил, даже если иногда и чесались руки, но этот случай… Я не очень высокого мнения о тебе, Йоген. Однако такого паскудства я от тебя не ожидал.

— Не буду я жаловаться, — отозвался Йоген, но господин Шаумель, если и расслышал, не счел необходимым отвечать.

Йоген колебался. Может, рассказать все, как оно было? Свена нет. Ему он повредить не мог. Из-за этого, конечно же, обратно не вернут. Сам же Йоген здесь остается, и если в личное дело еще этот случай попадет, то ему уже ничего хорошего ждать не приходится. С другой стороны — друзей не предают.

— Господин Шаумель, вообще-то я совсем ни при чем.

— Не надо! Кому ты это говоришь! Я каждую неделю читаю твои сочинения. Может, и в этой истории с собакой твоя мать виновата? Она ведь виновата в том, что ты к нам попал. Не ты сам, боже упаси! Твоя мать! Ты пишешь это каждую неделю! И здесь ты, ясное дело, ни при чем. Как мог Юрген-Йоахим Йегер сотворить нечто подобное? Все кругом виноваты, кроме тебя. Так я это знал, даже если б ты мне ничего не говорил.


Господин Катц и бровью не повел, когда встретил во дворе Йогена с воспитателем: именно по этому Йоген определил, что директор был в курсе.

— Переодевайся и на занятия!

Не успел он еще дойти до здания школы, как из окна медчасти выглянула сестра Мария и поманила к себе.

— Хорошеньких историй можно тут наслушаться! — выпалила она вместо приветствия. — Господин Катц сразу рассказал мне обо всем, и очень правильно сделал. Если бы он еще дня два выжидал, то договор на твое обучение, возможно, был бы уже подписан. Но теперь выкинь это из головы. Надеюсь, ты не считаешь, что я с чистой совестью могу ввести тебя в дом к брату? Нет, мой мальчик, этого я сделать не могу.

Она села на кровать и как-то беспомощно посмотрела на Йогена.

— Стоило только найти кого-то, кто вроде бы вызывает доверие, кому хочется что-нибудь сделать, — и вот пожалуйста! Слава богу, еще не слишком поздно. Одно тебе скажу: этим ты не только себе все испортил, но и остальным. Я теперь ученая! Кто бы ни выглядел без вины виноватым, как ты, меня уже не разжалобить. Может, это и не справедливо. Может, один из них и окажется порядочным. Как знать. Но на нем этого не написано! Отныне меня будут интересовать лишь разбитые колени, бронхиты и насморки. Хватит!.. А я-то так на тебя надеялась, так радовалась! А теперь лучше уходи!

Хорошо, что Йоген сразу же ушел. Ему незачем было видеть, как она судорожно искала носовой платок.

11

Все оказалось намного проще, чем опасался Йоген. Напряженно прислушиваясь, он лежал в кровати, пока господин Шаумель совершал свой очередной обход. После обхода воспитатель обычно отправлялся к себе в комнату, проводил там полчаса, затем выходил подышать перед сном, еще через полчаса опять возвращался, заглядывал напоследок в спальню и, убедившись, что все в порядке, окончательно уходил к себе.

Для задуманного лучше всего годился тот промежуток времени, когда Шмель отлучался на прогулку. Йоген оделся совершенно бесшумно. Новый костюм подходил тут как нельзя лучше. То и дело он настороженно озирался по сторонам, но никто из ребят не шелохнулся. Казалось, все спали. А если кто-то и следил за ним, тоже не беда. До утра все равно никто рта не откроет, а там — попробуй догони. Йоген выскользнул из спальни, миновал комнату отдыха, прокрался по лестнице к входной двери. Шмель ее не запер. Следующий момент был самый опасный. Если он сейчас нарвется на Шмеля, тогда всё — ему крышка. Бежать следовало не к главным воротам, а к изгороди, которая опоясывала их территорию с тыла. За изгородью начиналась рощица, и в этот час там вряд ли кто-то прогуливается. А если добраться до улиц, которые находились за рощицей, считай, большая половина дела сделана.

Незамеченный, пересек Йоген двор, пробежал мимо кухонной пристройки, обогнул баки для мусора, застыл как вкопанный — в лунном свете тисовые кусты показались замершими в ожидании людьми, — подкрался к изгороди и через минуту был уже на другой стороне.

В наихудшем варианте у него в запасе пятнадцать минут, а если повезет, то десять часов. Возможно, Шмель, вернувшись с вечерней прогулки, ограничится лишь тем, что заглянет на секунду в спальню. Тогда он отсутствия Йогена не обнаружит. Книги и одежда, запиханные под одеяло, вполне могли ввести в заблуждение. Правда, если Шмель пойдет от кровати к кровати… Но и пятнадцать минут — это уйма времени. Ведь никто же не знал, где его искать. И потом, надо было первым делом разбудить господина Катца, а уж тот позвонит в полицию, оденется и с кем-нибудь из воспитателей поедет на главный вокзал. Это был надежный рецепт. Если побег обнаруживался на ранней стадии, то беглецов в большинстве случаев подбирали на главном вокзале.

«Меня они там обыщутся», — пробормотал Йоген себе под нос.

Он пересек рощицу и выбрался на тихую, состоящую из сплошных вилл улицу, поблизости проходила дорога, ведущая к автобану. Движение на ней было еще вполне оживленным. Киносеансы кончались примерно в это время. Народу кругом много, но никто не приглядывался к Йогену чересчур внимательно — так, один из случайных прохожих.

Однажды мимо промчалась машина с включенным сигнальным устройством. Йоген поборол искушение нырнуть в ближайший подъезд. Осторожность могла лишь вызвать подозрение. Быстро, но без видимой спешки он двинулся дальше. Через полчаса достиг автобана, еще через пятнадцать минут стоял около автозаправочной станции с закусочной самообслуживания и рассматривал номера машин, подъезжавших к бензоколонкам.

— Простите, вы не могли бы подвести меня до Штутгарта?


По эскалатору вниз

— Жаль, парень, но мест нет.

— Нет. Мне до дома всего двадцать километров, они тебе ничего не дадут. Поищи кого-нибудь другого.

— В Штутгарт? Одного? Ночью? Нет, милок, этого только не хватало! Посадишь незнамо кого, а потом неприятностей не оберешься.

— До Штутгарта? Так далеко я не поеду. Но до Касселя, если хочешь, подброшу. Высажу у мотеля, там мигом найдешь кого-нибудь, кто тебя до места доставит.

Машина неслась с приличной скоростью. Йоген следил за стрелкой спидометра и высчитывал, на сколько метров он с каждой минутой удалялся от специнтерната. На целых две тысячи двести метров в минуту! Если его разыскивали, то наверняка в городе. А завтра утром — ищи-свищи…

Мужчина, сидевший за рулем, лишь однажды посмотрел в его сторону, улыбнулся, но никаких вопросов не задавал и был явно не склонен к разговорам, что вполне устраивало Йогена.

Пошел дождь. Встречные автомобили заливали светом фар лобовое стекло, на котором сверкали россыпи капель, но «дворники» проворно слизывали это сверкание.

В машине была включена печка, было даже слишком тепло. Йогена клонило ко сну, но засыпать он не хотел.

«Идем в ралли. Большой приз автобана! Йегер и его напарник находятся пока на тридцать шестом месте, но они еще все наверстают. Так, одного конкурента обошли, еще одного». Теперь огни надвигались сзади, пронеслись мимо. Из-под колес взлетели мириады брызг, и водителю пришлось подкачать воду на «дворники», чтобы вернуть нормальную видимость. Встречные машины смущенно опускали глаза-фары.

Они были в пути уже двадцать минут. Промчали около сорока пяти километров. Пускай теперь Шмель рыскает сколько угодно. Сорок пять километров — это надежный задел. Бояться больше нечего. Йоген мог расслабиться, закрыть глаза, прислушиваясь к ровному урчанию мотора.

— Эй, парень! Кассель! Приехали! Как спалось?

— Хм… Большое спасибо, что подвезли.

Дождь кончился, но воздух был сырой. Йогена знобило. Вот и штутгартский номер!

— Вы не будете так добры подвезти меня?

Мужчина в роговых очках смерил взглядом стоящего перед ним подростка, не скрывая удивления.

— Сколько же тебе лет?

— Четырнадцать.

— И несмотря на это ночью один едешь автостопом от Касселя до Штутгарта? Ох, брат, тут что-то нечисто.

— А если даже и нечисто! — Йоген чувствовал себя вполне уверенно и даже улыбнулся мужчине. — Мы с классом путешествуем. Здесь остановку делали, понимаете? А я в туалете задержался. Когда вышел, автобус уже тю-тю. Представляете, без меня укатили. Учитель, наверное, просто не пересчитал всех. Битый час тут торчу, а наш автобус уже километров сто отмотал.

— И что, никто этого не заметил?

— Как видите. Ничего странного: все уже носом клевали.

Еще один оценивающий взгляд. Одет парень вполне прилично, держится вежливо и уверенно. Видно, из хорошей семьи. Во всяком случае, ничего общего с бродягой он не имел.

— Ну, ладно, садись! Может, еще догоним твой автобус. Хотя час — фора солидная.

Этот водитель тоже оказался малоразговорчивым. Только раз он проворчал что-то про учителей, которым не хватает чувства ответственности и которых надо бы под суд отдавать за дисциплинарные нарушения. После чего уже не отрывался от дорожного полотна, к этому времени почти пустынного.

Должно быть, прошло несколько часов, когда Йоген проснулся. Светящиеся стрелки на приборном щитке показывали половину третьего.

— Ненадолго остановимся — пить хочется. А ты как?

— Не могу. У меня в карманах ни пфеннига. Мой кошелек в пальто, а оно в автобусе осталось.

— За твою кока-колу я уж как-нибудь смогу расплатиться, и за сосиску тоже, если ты успел проголодаться.

В кафе у кассы стояли двое полицейских и разговаривали с буфетчицей. Когда мужчина и Йоген вошли, они сказали им: «Доброе утро».

Йоген сам себя отругал — сердце его несколько секунд билось сильнее обычного. Между тем для волнений никакого повода не было. Все выглядело так, будто отец с сыном совершали путешествие. Это не могло вызвать подозрений.

Йоген с жадностью выпил две колы, проглотил пару сосисок и сказал:

— Не дадите ли мне ваш адрес? Я вам сразу же деньги вышлю, как до дома доберусь.

Мужчина улыбнулся:

— Вот еще! Я без них по миру не пойду.

На это и в самом деле не было похоже — судя по машине. Уже светало, когда водитель потряс плечо своего попутчика и сказал:

— Я дальше поеду, к Леонбергу. Где мне тебя высадить?

— Лучше всего у Штутгартского треугольника. Там мне рукой подать.

— Хорошо.

Добрый час ходьбы по утренним улицам, и вот Йоген в чужом городе, где живет его отец. Опасаться особенно было нечего. Вокзал уже кишел людьми. Но как в таком большом городе найти отца, если не знаешь, где он живет!

Может, по телефонной книге?

Йегеров было много, Куртов Йегеров только двое. Какой из них его отец? Один был зубной врач — это не тот. У другого после фамилии профессия не указана. Йоген записал адрес, сориентировался по плану города, выяснил, что искомая улица расположена совсем неподалеку от вокзала, и направился туда. «Курт Йегер» — значилось на дверной табличке. Йоген позвонил. Дверь открыл пожилой мужчина.

— Мне очень нужен господин Йегер.

— Это я. Какие у тебя ко мне дела?

— Нет, это не вы. То есть вы не тот господин Йегер, которого я ищу.

— Ты что — адреса не знаешь?

— То-то и оно. Только фамилию. И еще день рождения.

— На твоем месте я бы попробовал обратиться в стол прописки.

— Да, это мысль. Простите за беспокойство.

Сотрудник стола прописки хоть и выказал недовольство, все же порылся в картотеке и назвал Йогену нужный адрес. Время шло к обеду. Двух сосисок хватило не надолго. Хотелось есть. Судя по плану города, улица, названная чиновником, находилась почти на окраине. Неблизкий путь.

Да еще никто не открывал, сколько Йоген ни звонил, стоя перед закрытой дверью. Все верно: отец на работе, но когда-то он должен вернуться.

Йоген пошатался по улицам, стянул несколько яблок с лотка, который был выставлен перед овощной лавкой. Они помогли заморить червячка.

В четыре отца дома не было, и в пять тоже. Но когда в шесть часов Йоген решил попытать счастья еще раз, он увидел отца как раз в тот момент, когда он заходил в дом, и бросился за ним.

— Папа!

Мужчина не отнес этот крик на свой счет и не оглянулся. На лестнице Йоген догнал его.

— Здравствуй, папа!

На лице искреннее недоумение.

— Йоген! Как ты тут оказался? Совсем уж большой! Ну, давай сначала зайдем в дом.

В холодильнике у отца было много всякой еды, и Йоген жадно уминал все подряд, рассказывая при этом свою историю, которая складывалась из ответов на множество наводящих вопросов.

— И ты вот так, с бухты-барахты, взял и примчался ко мне?

— Но я не знал, куда мне еще деваться.

Отец нервно расхаживал по кухне.

— Но так ведь ничего не выйдет, хороший мой. Право родительской опеки у твоей матери, а не у меня. И я угожу в дьявольскую мясорубку, если возьму тебя к себе. Кроме того, я этого сейчас просто не могу себе позволить. Сам посуди, Йоген, в скором времени я опять женюсь. Моя невеста совсем молода, ей всего девятнадцать. Не могу же я ей с ходу подсунуть четырнадцатилетнего сына, пойми меня. Эту ночь ты сможешь переночевать тут, на тахте, а завтра решим, что делать дальше, ладно?

Йоген очень устал, но ему не спалось. Все выглядело малоутешительно. Не скажешь, что отец был неприветлив, но он явно сдерживал себя. Старался избегать чрезмерной близости, казавшейся ему опасной. «Завтра решим, что делать дальше» — так он сказал. Что он при этом имел в виду? Разве все не было предельно ясно? Йоген его сын. Он попал в тупик. И пустился в путь, чтобы разыскать своего отца, жившего за сотни километров, и нашел его. Разве этого мало? Что ж тут еще решать? Когда тебе четырнадцать, надо иметь право и на мать и на отца. Не может мать просто взять да сказать: «Отправляйся в исправительный дом!» И отцу нечего откладывать какое-то там решение на завтра. Это неправильно. А что правильно? Все. до того запуталось, что теперь вряд ли опять распутается. Утром отец был очень ласков и немного смущен.

— Я все как следует продумал, Йоген. Ты не прав, что просто удрал и прибежал ко мне. Только не пойми меня превратно. Я твой отец, хотя мы с мамой и развелись. И мне не все равно, что из тебя выйдет, поверь. И если я тебе буду нужен, ты сможешь прийти ко мне в любой момент за помощью, это я тебе обещаю. Но…

— Но ты мне сейчас нужен.

— Это все твои фантазии, Йоген. Ты ни в чем не нуждаешься. О тебе заботятся. Тебе не нравится в этом заведении? Вполне допускаю. Но ты же там не навек поселился. Тебя освободят, обязательно. Пока же надо держаться. В жизни всегда так. Не все идет по твоему желанию. Сначала наделаешь ошибок — кто их не делает! — а потом приходится расхлебывать кашу, которую сам заварил. Этого никто не минует. Одни понимают это раньше, другие позже. Вот повзрослеешь немного и тоже поймешь.

«Опять эта муть зеленая!» — думал Йоген. Хоть бы он не говорил всего того, что постоянно долдонит им Шмель. Да еще теми же словами!

— Поэтому-то я и считаю: ты совершил ошибку, что удрал. Но с ошибками дело обстоит так: на некоторых можно поставить крест и забыть, а иных уже не исправишь никогда. То, что сделал ты, поправимо. Тебе надо вернуться, Йоген. И это единственный выход из положения. Если будешь хорошо вести себя, если чуточку постараешься, то все очень скоро кончится. Ты должен выдержать! Ты же хочешь стать мужчиной?!

— Но я больше там не могу.

— Ты просто вбил это себе в голову. Вот увидишь, все обойдется. Мы сходим с тобой в комиссию по делам несовершеннолетних, и они доставят тебя обратно. Может, ты на меня сейчас обижаешься, Йоген. Я даже готов это понять. Но потом ты убедишься, что я был прав.

Он достал бумажник.

— Держи, это тебе от меня. Вдруг какая-нибудь вещица приглянется?

Купюра в пятьдесят марок!

— Я хочу лишь одного: не возвращаться!

— Бывают желания, которые человек не может осуществить. И это тоже никого из нас не минует. Очень даже неплохо уяснить это, пока молод.

Продолжать разговор с отцом было бесполезно. После того как они отправились в комиссию по делам несовершеннолетних, все помыслы Йогена были направлены на одно: улучить момент. Случай представился на остановке трамвая. Когда вагон уже подходил, Йоген шмыгнул прямо перед ним на другую сторону улицы — отец не успел и пошевелиться, — помчался дальше, свернул за угол, влетел в ближайший магазин, увидел, что ему повезло: в магазине был запасный выход. Отец, наверное, бросился за ним, проискал какое-то время, а потом махнул рукой. А может, и искать не стал, обрадовался, что избавился от дальнейших хлопот. Йогену это было все равно. Только бы поскорее выбраться из Штутгарта. И постараться избежать неприятных сюрпризов. Пятьдесят марок — таких сумм у него сроду не было. На этом можно продержаться не один день.

В первый день стояла чудесная погода. Автобус привез Йогена в соседний городишко. Там он посмотрел кино, побродил по улицам, ближе к вечеру купил себе книжку, чтоб было чем занять себя, стал подумывать о ночлеге. Деньги у него были. Номер в гостинице стоил наверняка очень дорого, да еще вопрос — пустили бы в нее четырнадцатилетнего парня без документов? На молодежных турбазах тоже удостоверение личности спрашивают, а то, что он без всякого багажа, лишь вызовет подозрение. На городской окраине Йоген набрел на сарай, в котором очень неплохо спалось.

На второй день он потратил целый час, чтобы очистить шевелюру и пиджак от соломы, после чего ему пришлось купить расческу и кусок мыла. Стрелки на брюках исчезли, костюм выглядел слегка помятым. Наверное, лучше в следующий раз снять его перед сном; однако ночи были холодными.

Когда не знаешь, куда тебе надо, то и вперед двигаешься не слишком быстро.

На третий день Йоген украл велосипед, проехал тридцать километров и бросил его на каком-то переезде. На другом велосипеде одолел еще двадцать километров.

Четвертый день накрыл его ливнем, когда Йоген находился на шоссе и укрыться было негде. В витринах следующего городка он увидел, что в костюме больше щеголять не стоило. Иначе оглядываться начнут. Лучше держаться от людей подальше. Ночью передвигаться гораздо проще — не ловишь на себе любопытных взглядов.

На пятый день у него оставалось всего пять марок.

На шестой день Йоген впервые подумал, что лучше сдаться.

На седьмое утро он проснулся опять в каком-то сарае. Все тело у него ныло. Солнце не появлялось. Деньги кончились, и он толком не знал, где он и в каком направлении шел и ехал все предыдущие дни. Это, собственно, было уже неважно. Но куда ему двигаться дальше? Без денег все еще больше усложнялось. Надо было что-то есть и пить, а просить милостыню тяжелее, чем воровать. Но воровать Йоген больше не хотел. Что же оставалось?

Он просидел в сарае, пока, судя по солнцу, не настал полдень. Потом поднялся, вышел на шоссе и решительно зашагал в ближайшее селенье.

Недалеко от указателя с названием местечка играли дети. Они увидели Йогена и так и застыли с раскрытыми ртами.

«Видик у меня как у бродяги, — подумал Йоген. — Я и есть бродяга».

Под вывеской «Полиция» он постоял с минуту в нерешительности, потом толкнул дверь и с порога выпалил:

— Я Юрген-Йоахим Йегер. Я убежал из специнтерната. Отвезите меня, пожалуйста, назад.

12

То, что у господина Катца не осталось и намека на доброжелательность, которую он излучал последнее время, Йогена не удивило. Он не сдержал данного слова, а своим побегом доставил еще дополнительные хлопоты. Господину Катцу от всего этого, естественно, было мало радости.

Спокойно отнесся он и к тому, что первые три дня ему пришлось провести в карцере. В общем-то, это даже к лучшему: он боялся момента, когда придется снова увидеть ребят из группы и терпеливо сносить их участливость, за которой — плохо маскируемое злорадство. Да и мысль о господине Шаумеле не особенно грела его.


По эскалатору вниз

Поначалу в карцере было вполне сносно. Никто не трогал, еда, как и у всех остальных, целый день наедине с самим собой. Одно плохо: книг не давали. Это в первый же день подпортило удовольствие от одиночества. На другое утро тишина в каморке уже действовала угнетающе. Заняться было нечем. Его оставили один на один со своими мыслями, которые надвигались нескончаемой чередой и вскоре стали непереносимы. Что же будет дальше?

Сдаваться непросто, и тем не менее Йоген сдался. Он добровольно прервал побег, потому что тот не привел его ни к какой цели, да ее и не было. Специнтернат, в этом Йоген больше не сомневался, все-таки лучше, чем одинокие скитания по поселкам, игра в прятки с полицией, ночевки на сеновалах, чувство неприкаянности. Свобода бродяжничества оказалась мнимой. Но, сдавшись, он получил взамен другую несвободу. Он снова попал в плен однообразия этой жизни, опять должен был подстраиваться под ритм, ему не подвластный, вынужден был с утра до вечера каждое свое действие согласовывать с чужой волей. В чем еще ему надо будет уступать, чтобы наконец освободиться? Подчиниться планам господина Мёллера, уповая на то, что через месяц-другой он сможет выйти отсюда, получить место ученика у знакомого, поселиться в общежитии и ждать, пока мать и отчим сочтут возможным взять его обратно в дом? Но это все произойдет не раньше чем через три года, когда он кончит обучение. А там, глядишь, опять загребут. Уже в армию. А потом… Но это было такой дикой бессмыслицей — рисовать себе картины какого-то мифического будущего. Кто не может распоряжаться своей жизнью даже в ничтожных мелочах, тому незачем строить какие бы то ни было планы, тот не имеет права по-настоящему надеяться.

Однажды заглянула сестра Мария — чтобы осмотреть Йогена. Но и по ее поведению и по выражению лица было видно, что она лишь исполняла свой долг: проверяла, не занес ли беглец по возвращении каких-либо вредных насекомых. Она все проделала быстро, деловито и снова исчезла, как и появилась, в полном молчании.

На третий день господин Катц сам принес карандаш с бумагой и велел Йогену написать полный рассказ о своем побеге. В мельчайших подробностях описать все, что с ним произошло за время отсутствия. Йоген выполнил это, опустив только факты кражи велосипедов, которые он всякий раз бросал на дороге.

Спал он плохо. Кровать, конечно, лучше, чем солома в насквозь продуваемых сараях, но поскольку целыми днями он не двигался, то и усталости не чувствовал. А когда темнело, он не мог отделаться от неотступных мыслей.

Хорошо все-таки, что через три дня его выпустили. В спальне все было по-прежнему. Шкафчик не освобождали, белье на кровати не сменили. Опыт показывал, что беглые воспитанники вскоре появлялись. Большинство задерживала полиция, кого-то приводили обратно родители, некоторые, пусть и немногие, возвращались по своей воле.

Господин Шаумель вручил Йогену письмо — от Свена. Ему все очень нравилось, работать в садоводстве одно удовольствие. Он часто вспоминает Йогена, и было бы здорово как-нибудь вскорости повидаться. Приветы ребятам, им он желал скорейшего освобождения.

Письмо зачитал господин Шаумель.

— «Скорейшего освобождения», — повторил он, — в твоем случае об этом до поры, до времени речи быть не может. Из-за побега ты заработал у меня кучу минусов, и тебе придется изрядно попотеть, чтобы когда-нибудь ликвидировать их.

Этот побег особенно разозлил господина Шаумеля еще и потому, что он получил строгий нагоняй от господина Катца. Он не должен был оставлять входную дверь незапертой. Господину Катцу легко говорить. В принципе ему отлично известно, что и запертая на ключ дверь не способна остановить парня, который решил дать деру. И в течение дня имелась масса возможностей претворить свой план в действие. Но, став директором и оторвавшись от живой повседневной практики, он, очевидно, забыл все, чему должен был научить его опыт.

— Тут еще для тебя посылка была. Большая, с пирогом. Нам все равно пришлось звонить твоей матери, чтобы узнать, не там ли ты. Заодно спросили: отослать ее обратно или же разделить содержимое посылки на всех? Ребята были весьма рады — они лишь выиграли от твоего побега.

Йоген в душе простил им это.

Больше господину Шаумелю сказать было нечего, и для него неприятное происшествие на этом закончилось. Он даже не поинтересовался, что пришлось пережить Йогену за истекшую неделю.


Товарищи по группе заметили, что после возвращения Йоген изменился. Раньше он большую часть времени проводил со Свеном, но и других ребят не чурался: принимал участие в их занятиях, гонял со всеми мяч, был страстным участником споров и потасовок, выступая порой в роли миротворца, обо всем высказывал свое мнение. И к нему прислушивались. Ребята признавали, что он умнее многих, и относились к нему с симпатией.

Теперь он держался особняком. И не говорил ни с кем. Не то чтобы он стал нелюдим, или искал повода для ссоры, или грубо отшивал всякого, кто обращался к нему.

Но он от всего отстранился. Как правило, он старался уединиться, валялся на кровати, перестал читать, что обычно делал охотно, неотрывно глядел на обивку матраса над головой час, другой… и молчал.

Во дворе тоже больше не играл. Теперь его постоянным местом стал мусорный контейнер. Подчас казалось, что, восседая на нем, он изредка посматривал в сторону ребят, но и это нельзя было утверждать с точностью.

В школе он раньше просто блистал, шутя доказывая свое превосходство над другими. Ныне же он и на уроках отмалчивался, руку не тянул, не знал, что отвечать, когда его вызывали.

— Скоро оклемается, — сказал Клаус. — Когда я сбегаю, а потом снова возвращаюсь, меня каждый раз всего выворачивает, как с похмелья. Это пройдет.

Парикмахер постриг Йогена очень коротко. Несколько торчащих волосков не давали и отдаленного представления о том, какие роскошные черные кудри красовались у него на голове прежде. Подтрунивания и насмешки на сей счет Йоген пропускал мимо ушей.

— Йоген, старина, — сказал однажды Клаус, — ты так просто свихнешься. Подумаешь, какая трагедия, что ты опять тут оказался! Как-никак пару деньков проветрился.

— Хм, — буркнул Йоген. Слез с мусорного бака и отправился в дом на кровать.

— Дошел здесь до ручки, — сказал Юрген. — Пройдет.

Потом неожиданно Йоген решил написать письмо матери, что обычно делал только после понукания воспитателя. Письмо вышло очень коротким. Полный текст письма был таким: «Дорогая мамочка, возьми меня отсюда! Я буду стараться! Твой Йоген».

На третий день пришла открытка от мамы. Она писала, что через три недели собирается приехать к нему и тогда можно будет еще раз обо всем поговорить, но Йоген должен уяснить себе, что самое лучшее — придерживаться плана отчима. Они думают о его будущем день и ночь, и не стоит все усложнять, когда и так все сложно. В четырнадцать лет от человека можно ожидать достаточного благоразумия и понимания того, что все не может делаться лишь по его воле. «С любовью, твоя мама».

Йоген прочитал открытку за обедом, хотя господин Шаумель требовал от ребят, чтобы они читали почту лишь после еды. Он наблюдал, как Йоген читал открытку, и удивился, зная содержание, что оно вдруг заставило парня впервые за многие дни рассмеяться. Потом он увидел, как Йоген тщательно порвал открытку, будто ее измельчание представляло собой невероятно важный процесс, и сунул обрывки в карман.

— Не забудь, что ты должен сдать мне сочинение, — сказал господин Шаумель. — Название ты, очевидно, уже запомнил. Буду рад, если смогу прочитать что-то новое, а не прежний упрямый вздор.

Час спустя Йоген постучал к господину Шаумелю, зашел в кабинет и, не меняясь в лице, положил на стол лист бумаги. Затем, прежде чем воспитатель смог что-то сказать или заглянуть в сочинение, быстро вышел.

«Почему я здесь!

Я здесь, потому что воровал, потому что избил до полусмерти другого мальчика, потому что сорвал с девочки бусы. Я здесь, потому что я ни на что не гожусь и потому что я негодяй, из которого никогда ничего путного не получится. Я должен быть благодарным, что меня взяли сюда. Тут стараются, чтоб из меня все-таки вышел человек, но это не имеет смысла, из меня все равно ничего не получится, и это совсем не так плохо: никто со мной больше не захочет знаться».

И еще Йоген, сверх заданного, поставил под сочинением свое полное имя и фамилию, как будто хотел тем самым удостоверить написанное и возвести в ранг признания.

Господин Шаумель долго и очень внимательно изучал каждую строчку, перечитывая по нескольку раз, словно хотел запомнить все дословно, затем быстро взял дырокол, личное дело Йогена и подшил листок к остальным.

«Теперь он у меня в руках, — подумал воспитатель. — Наконец-то он покончил со своей строптивостью. Глядишь, из него что-то и выйдет».

Впервые он был доволен Йогеном.

— Йойо смылся!

У проведших в этих стенах довольно много времени на памяти было немало побегов, и тот факт, что кто-то из них сбежал, считался в порядке вещей, в лучшем случае давал пищу для споров о предположительных сроках поимки и возвращения беглеца.

Хотя исчезновение Йогена ничем не отличалось от всех прочих, ребятам оно показалось не совсем обычным. Йоген только что вернулся из предыдущего побега и вел себя в последние дни как-то странно.

Господин Шаумель тоже был обеспокоен, ибо после вчерашнего сочинения он ожидал внутреннего преображения Йогена, а этот новый побег перечеркивал прогноз опытного воспитателя.

Господин Катц привел в действие обычный в таких случаях механизм. Звонки к матери, которые повторялись и в последующие дни, результата не дали — он там не появлялся. Центральное ведомство по делам несовершеннолетних в Штутгарте установило, что и у отца парень повторно не объявлялся. Полиция была уведомлена и разыскивала пропавшего.

Сестра Мария остановила господина Шаумеля посреди двора и призналась ему:

— А я как раз сегодня хотела сказать Йогену, что мой брат все-таки решил взять его к себе. Я пыталась отсоветовать, но брат считает, что Йоген не такой уж плохой парень. Из этого загона он бы, мол, и сам удрал, а история с собакой всего лишь глупая шутка, с перепугу. И вот он опять исчез!

Она казалась искренне огорченной. Господин Шаумель выслушал ее и, глубоко вздохнув, сказал:

— На один миг и у меня зародилась надежда, но жизнь снова подтвердила, что от этих орлов ничего не следует ждать, если не хочешь вечно оставаться в дураках.


Добраться до своего города Йогену удалось легко. Автостоп — штука безотказная.

Ночь он провел в ларьке на стадионе. Было уже не так холодно. Наутро он стоял в подъезде дома, напротив магазина господина Мёллера, зная, что его оттуда не увидят. В восемь часов господин Мёллер открыл магазин. Сразу же за ним вышла мама, выставила перед витриной несколько коробов с товарами, снова ушла. Появились первые покупатели.

— Все ясно, — буркнул себе под нос Йоген, выскочил из укрытия, побежал вниз по улице и почти сразу нырнул в боковой переулок.

Универмаг тоже был открыт. В этот ранний час покупатели в основном домохозяйки. На эскалаторе почти никого не было.

Йоген прокатился пару раз вверх-вниз, встретил служащего, который тогда задержал его, и приветливо кивнул ему. Тот кивнул в ответ, но, похоже, не вспомнил Йогена. Ребятам, которые попадались на магазинных кражах, несть числа — всех не упомнишь.

У стойки с проигрывателями никого, кроме Йогена, не было. Прослушав несколько пластинок, он встал и не спеша двинулся дальше. Без всякой цели. К маме он идти не хотел. Она бы его тут же сдала в интернат. Но там его больше не дождутся!

Строить иллюзии — бессмысленно. Вечно ночевать на стадионах невозможно, так же как и жить ворованными яблоками. А являться каждый день в полицию и канючить: «Отправьте меня обратно!» — невыносимо.

Надо что-то придумать — не в смысле выхода: его все равно не было, — но нечто такое, что обратило бы на себя внимание. И чтоб мама об этом прознала. Она — прежде всего, ведь она первая его от себя отстранила.

И господин Мёллер пусть об этом услышит. Если бы он не отнял у него маму, все наверняка пошло бы иначе. И Аксель, да, он тоже, он со своим вопросом: «А мне одна перепадет?» И Эльвира. И его отец. И господин Катц, и господин Шаумель, и сестра Мария. Пусть все узнают, что Йоген не сдается.

Но что сделать? Неважно что, главное — поэффектнее. Чем бессмысленнее, тем лучше. Только бы освободиться — от мамы и от интерната.


— Да, говорит Катц!

— Уголовная полиция. Господин Катц, сразу хотим вам сказать, чтобы вы больше не беспокоились по поводу вашего воспитанника Юргена-Йоахима Йегера. Мы его сегодня задержали. Парень, видать, совсем сбрендил. Представьте только: четыре магазинных кражи средь бела дня — и ни разу не попадался. Украденное роздал, как он говорит, маленьким детям на улице. Потом, уже ближе к вечеру, обчистил киоск на одной из оживленных улиц. Никто ничего не заметил. Мы б и не узнали, если б он сам не рассказал. Это вчера было. Потом, если верить его словам, он разбил стекла в одной квартире, но говорить, где именно, не хочет, а жалоб не поступало. Во всяком случае, пока. В киоске он взял немного денег. И напился. А потом уселся на ступеньках у входа в магазин своего отчима и заснул, пока наш наряд его не разбудил.

— Но все это звучит как полнейший бред! Он в своем уме?

— Не знаю. Вроде не похоже, но установить это сможет только психиатр.

— Что он сказал, когда его задержали?

— Немного. «Наконец-то!» — сказал он. Только и всего.

— В любом случае благодарю вас за информацию. Где он сейчас?

— Пока под стражей. Возможно, его потом и отпустят. Он сознался в целой куче преступлений, даже в тех, которые были совершены им в неподсудном возрасте. Собственно, особых причин для задержания у нас нет. Но представьте себе: он не хочет уходить! Следователю он сказал: «Оставьте меня лучше тут!» И еще спросил: «А книжки читать в камере разрешают?» Странный парень. Ну так всего наилучшего, господин Катц!


Господин Шаумель освободил шкафчик Йогена и тщательно составил перечень предметов, которые надо было переслать родителям. Потом велел одному из подростков поменять белье на кровати Йогена и пошел к себе в кабинет.

«Я это с первого дня знал, — думал он. — Как только увидел его. Этот Йегер из тех, от кого неприятностей не оберешься. Когда столько лет на такой работе, людей насквозь видишь».

И еще он подумал: интересно, что за новенький придет на его место?


По эскалатору вниз

Note1

1

Note2

1


home | my bookshelf | | По эскалатору вниз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу