Book: Мистер Данбартоншир



Борисов Олег Николаевич


Мистер Данбартоншир

Купить книгу "Мистер Данбартоншир" Борисов Олег

Это небольшая серия рассказов, посвященных дипломированному колдуну, истинному потомку Шотландии, мистер Данбартонширу. Первоначально рассказы выкладываются в ЖЖ, но после многочисленных рекомендаций я начал их дублировать и на Самиздате.


01. Огородное недоразумение мистера Данбартоншира


Мистер Данбартоншир скучал (Mr. Dunbartonshire, 1302 года рождения от Р.Х., по ошибке причисленный к землям Шотландии). Нет, он не зевал, не стучал спросонья лбом о прутья решетки. И тем более не вставлял соломинки в глаза, чтобы поддержать отяжелевшие веки. Но происходящее на заляпанной грязью площади навевало на него безмерную скуку… Полсотни крестьян, перепуганный попик в замызганной рясе, судья в скособоченном парике и пара исполнителей по бокам. Все так знакомо и привычно, что поневоле сводит скулы…

Судья обличал. Спасая черный парадный плащ от разбросанного по улице навоза, он заправил его в штаны и окончательно превратился в раздутый дирижабль на ножках. И теперь воздушный ужас правосудия стучался криками в уши селян:

- Доколе! Доколе мы будем терпеть нечисть на нашей земле!

Крестьяне топтались и с уважением косились на дюжих исполнителей с аршинными дубинами на плечах.

- А чего, ваша честь?

- Как это, чего?! Он же колдун! Проходимец!

- Папрашу! - возмутился мистер Данбарторшир, оскорбленный до глубины души. - У меня и патент имеется! Лично Вельзевульфом копыто приложено!

- О чем и говорю, колдун проклятый! - рубанул воздух судья.

Крестьяне пожали плечами. Ну, колдун. Ну, нехристь иноземная. Но в деревне живет уж лет сто пятьдесят, если не больше. И ничего, свыклись.

- Ну что вы молчите! - круглое лицо под париком взмокло и подбиралось по цветовой гамме ближе к томатному соку. - Вы что, не знаете, кто у него в огороде работает? А?!

- Дык, братья Махновские. Михалыч. И Степаныч до дождей работал, пока не раскис совсем, - отозвались крестьяне.

- Как раскис? - подавился воздухом судья.

- Ну, дождик пошел, и все, товой. Кончился Степаныч. А до этого совсем неплохо работал, да. И в рот ни капли не брал. Не то, что раньше, эхма…

- Вот! Вот о чем я и говорю! Зомби, зомби работают на огороде этого богомерзского создания!

- Так ведь должны были, - удивились крестьяне. - А как иначе, заняли на бутылку, потом с белой горячки представились и три рубля не отдали. Непорядок, значит. Не родственникам же платить за усопших. У них и без того забот полон рот: хату поделить, участок перекроить и забор по новой поставить. Так что все честь по чести. А что в сарае живут, так не домой же мертвяков отправлять. Там родственники давно все свободные места заняли.

Стража осторожно отодвинулась от ржавой клетки на пару шагов. После вчерашней поимки недруга хорошо отмечали. С утра и не упомнишь, на свои гуляли, или в долг.

- Но как же можно! Мертвецов и работать заставлять! Это же вопреки церковных устоев, сограждане! - осип голосом судья, тщетно пытаясь достучаться до правосознания сельского населения.

Батюшка икнул и попытался сказать что-либо в свое оправдание:

- Да ведь мы каждый день, можно сказать, порицали. И на проповедях господин колдун на первом ряду сидел, в качестве живого примера, так сказать. И всегда подтверждал, что в аду совсем плохо, и лучше туда не попадаться. И вообще, как он к нам переехал, так покрестились все, и ни одного воскресенья не пропускают, церковь завсегда посещают. Вот…

Правосудие не выдержало и махнуло рукой на бессознательный электорат. Шагнув к задремавшему было колдуну, судья тихо спросил:

- Не научишь, как мертвяков поднимать? Сам понимаешь, не за себя прошу. Глава района очень за выборы беспокоится. А мы бы ему верных людей пригнали. Одеколоном побрызгали, чтобы не воняло. Ну, и крытый грузовик я бы выделил. А то, неровен час, дождик пройдет и, размокнув, галку поставить не смогут… Так как?

Мистер Данбартоншир расправил украшенный черепами балахон и покачал головой:

- Извините, ваша честь, не могу. Если только вам позволят патент подписать. Я уж просил за вас несколько раз. Но отказали. Сказали, что брезгуют. Так что не обессудьте.

- Ну, тогда извини. Сам напросился.

Зашелестела бумага и над площадью сипло разнеслось:

- За невыплаченную работникам зарплату, за нарушение трудового законодательства и использование рабского труда…

Крестьяне с интересом вслушивались в мудреные слова. Ишь ты, "рабского". Как загибает, крючкотвор.

- … А так же! - судья мстительно ткнул жаркое небо пальцем-сосиской и припечатал: - За неуплату налогов в особо крупных размерах!.. Батрачили на тебя? Батрачили. Значит, индивидуальное предприятие со штатом наемных работников. И где, спрашивается, уплаченные налоги?

Теперь колдун в свою очередь подавился воздухом и замер, пытаясь осознать тяжесть содеянного.

- По совокупности, суд приговаривает господина Данбартоншира к сожжению на костре. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!

Селяне зароптали. Самый смелый спрятался за спины и крикнул оттуда:

- Сколько можно! Дед мой рассказывал, что жгли его уже, так завонял всю деревню, пришлось из-за реки сюда переезжать! Не надо нам этого! Другой приговор давай!

- Другой! - дружно поддержали смельчака соседи.

Представитель власти задумался, поскреб парик пятерней и достал из кармана золотой паркер. Почеркав, огласил новый вердикт:

- Ну, тогда похороним. Осиновый кол в грудь и на два метра в землю… А кто кричал, тому могилу и копать! - мстительно добавил судья.


***


Через неделю староста деревни пришел на кладбище и сел на травку рядом со свежим могильным холмиком.

- Данбартоншир Карлович, а Карлович. Ты до каких пор прохлаждаться надумал?

- А что такое? - глухо донеслось из-под земли.

- Так покос на носу, а эти вредители из райцентра дожди обещают. Без тебя тучи не разогнать.

- Дожди через две недели, успеем еще.

- Ну, с сенокосом можно и не торопиться. А кто колорадского жука повыведет? И спину супруге моей кто вылечит? Она с твоих похорон разогнуться никак не может!

- Ничего. На коленках пускай грядки полет, - злопамятно съехидничал колдун.

- Ну, знаешь! - староста лишь всплеснул расстроенно руками. - Не ожидал от тебя. От соседа, так сказать… И вообще, остатки твоей заговоренной браги как раз на поминках и закончили. Завтра у Семена сын из армии возвращается, а встретить нечем.

Помолчав, дипломированный представитель темных сил вздохнул и сменил гнев на милость:

- Ладно. Повод хороший. Значит, завтра с утра и вернусь. Посплю сегодня еще и вернусь. Брага, это дело такое, на самотек пускать нельзя.

- Вот и чудненько! - обрадовался староста. - И это, как вылезешь, полено осиновое не забудь. А то всю поленницу растаскали с этими городскими. Скоро без дров останусь…


***


Вернувшись домой, мистер Данбартоншир отпер сарай и выгнал застоявшихся зомби в огород, работать. Потом повесил обратно сорванную во время ареста калитку, переставил под навес железную клетку и прошел в избу. Для разгона облаков давно все было готово, а вот с брагой следовало поторопиться. Благоразумно спрятанной в погребе бочки могло и не хватить, надо было срочно готовить новую порцию. Нехорошо подводить соседей.

Праздник, все же. А на праздники так хочется делать подарки…


02. Сенокос мистера Данбартоншира


Солнце беспощадно вгрызлось в дотошно прожаренную землю. Каждый кустик, каждая травинка были исследованы, попробованы на солнечный зуб и высушены до состояния хрустящего звона. Лишь у самого края березовой рощи царила прохлада: миниатюрное облачко висело рядом с деревьями, накрыв покрывалом милосердной тени мистера Данбартоншира. Дипломированный колдун (и головная боль для районных властей) соизволил отдыхать.

- Где этот ирод окаянный! - громко разнеслось в раскаленном мареве.

Старик почесал пятку и попытался задуматься о чем-нибудь приятном. Например, о трудовых подвигах зомби, которые в порыве энтузиазма вчера трижды выкопали и заново посадили картошку. Огород после этого больше подходил для съемок фильмов о лунных катастрофах, но настрой стахановцев хозяину понравился. Возникли мысли о строительстве личной пирамиды или карманного Стоунхенджа.

Картину персонального монумента имени Хеопса разогнал недовольный голос старосты деревни:

- Данбартоншир Карлович, мы как договаривались, а?

Колдун открыл один глаз и миролюбиво ответил:

- Так и договаривались. На сенокос без капли дождей. Чтобы селяне могли трудиться спокойно, без лишней спешки. Скосить, скирдовать и вывезти отличное сено домой.

- Так-то оно так, но все же немного перебор.

Колдун открыл второй глаз.

- А что такое? Тучка моя не нравится? Так ведь она только надо мной. Никого не мочит, не поливает, - истинный потомок шотландских джентльменов попытался аккуратно перевести разговор в безопасное русло.

- При чем тут тучка! - возмутился староста, обессилено падая в тень. - Я про солнце говорю, про солнце! Которое печет немилосердно, как в Африке. И не уходит с небосвода уже неделю! Бесконечный день, как же это можно!.. С такой жарой не только речка обмелеет, но и мы сами в вяленую воблу превратимся.

- В воблу не годится, - не одобрил колдун. - Вобла с брагой плохо сочетается.

- Значит, так! - авторитарно прекратил дискуссию глава деревни. - Не знаю, что ты там удумал, но возвращай все взад. Чтобы ночи, как положено. И чтобы дождик прошел, хотя бы раз. А потом тихохонько-тихохонько поколдуешь и хорошую погоду. На пару недель. И все…

Мистер Данбартоншир засопел. К сожалению, в нарушение данного в древности обещания, магистр черной и бурой магии наложил заклятье во время тяжелейшего похмелья. И если в Шотландии это закончилось разгромом английской армии под Бэннокберном и объявлением независимости, то в деревне пляски под луной и запуск чугунка с магическим зельем закончились рухнувшим за рекой спутником и установлением жаркой погоды. Даже слишком жаркой.

Откашлявшись, мистер Данбартоншир начал разговор издалека:

- Сейчас лето, однако. Я бы сказал, не сезон ягоды и корешки на болотах собирать.

- Это ты к чему? - не поддался староста.

- Я все припасы на колдовство потратил. Если все вернуть обратно, на повторную хорошую погоду можно не рассчитывать.

- А по сусекам поскрести? - перешел в наступление похожий на вареного рака глава. Но, увидев, как собеседник печально разводит руками, нанес запретный удар: - Играть в подкидного перестану приглашать. Слышишь? Совсем перестану! Возвращай все взад! У нас в колодцах вместо воды одна грязь осталась, в баню даже сходить не можем! А мы не твои работяги, нам и помыться надо!

В сердцах разогнав облачко, колдун отряхнул балахон и отрезал:

- Не могу. Пока сенокос не закончим, заклинание не снять.


***


Через полчаса обладатель диплома с отличием сидел на березе, а внизу сгрудились добродушные соседи, живо обсуждающие вопрос: сгинет ли проклятое наваждение, если спалить нечестивца, или останется? Нечестивец тем временем с высоты пытался договориться по-хорошему:

- Ну что вы взбеленились? Ну, добуду я для вас воду, сходите в баню. И постираться сможете… Наверное… Чего зря глотки драть, лучше бы за дело взялись. Денек, другой и сенокос закончим. За вечер сено просохнет и можно копны класть. А там и конец всей работе…

- Да, умник, а ты знаешь, сколько Михайловне одной надо на зиму? Она, посчитай, семьдесят коров держит. Молокозавод на нее нарадоваться не может! А остальным? Да мы за год столько не накосим! Работников в поле два десятка и все…

- Так ведь в том году за неделю управились! - испуганно заголосил колдун.

- В том году в часть ездили, млеко, яйки, бабки полковнику возили. Он солдатиков построил, те все в момент и закончили. А весной часть распустили, студенты все по Турциям разбежались пузо греть… Некому твое проклятое сено собирать!

- Чтоб вас, саботажники от сохи, ничего спланировать не можете! - возмутился мистер Данбартоншир и задумался. Думать пришлось быстро, так как народ начал стаскивать под березу хворост.

- Эй, сельчане! Будут вам солдаты. Дождь не обещаю, а солдаты будут. И сенокос за два дня закончим.

- Для меня только, или для всех? - настороженно уточнила Михайловна.

- Для всех, зуб даю, - отчаянно пообещал колдун и стал спускаться.


***


Через три часа на дороге заклубилось облако пыли, и глазам изумленной деревни предстал важный господин верхом на лошади и грязный магических дел мастер верхом на осле. За всадниками ровными рядами выстроились шесть тысяч человек, одетые по форме: сверкающие золотом штандарты, красные квадратные щиты и остро наточенные гладиусы в ножнах.

- Батюшки, светы! И правда, солдаты! - радостно заволновались крестьяне.

Командир настороженно покосился на высыпавших навстречу мужиков с бабами и повернулся к колдуну:

- Готы?

- Не, селяне, - отмахнулся тот. - Но как обещал! Неделю отдыха. Никаких дождей. Никаких варваров из леса. Никто стрелять не будет. И кормежка от пуза. Отпуск, легат, все по честному. Ты же меня знаешь.

- Знаю, - согласился одетый в позолоченные доспехи командир. - Потому и предупреждаю сразу, что крест с собой принесли. Чтобы не как в прошлый раз…

Засуетившийся колдун тут же хлопнулся с осла и кривобоко засеменил к представительно выпятившему брюхо старосте.

- Я договорился. Поэтому тащите млеко, яйки… Чтоб тебя! Значит, еду тащите, как в том году. И побыстрее. А ребята все сделают в лучшем виде. Они обещали…


***


Первые капли дождя упали на закаменевшую землю, как только солнце скрылось за лесом.

Уже давно исчезли в пыльном облаке последние шеренги Шестого легиона, вернувшиеся под хмельком домой, громить дерзких варваров [говорят, германцы были чрезвычайно недовольны укрепившимся воинским духом проклятых римлян]. Уже давно последняя телега с душистым сеном въехала в деревню. И уже давно безмерно довольный староста попрощался с задумчивым колдуном за ручку, напомнив о ближайших выходных и партии в подкидного дурака.

А мистер Данбартоншир все стоял, сосредоточенно разглядывая грубо сколоченный крест, оставленный в подарок легионерами. Наконец, решившись, заволок тяжелое бревно в избу, пристроил рядом с кроватью. Отдышавшись, оценил обновку и довольно хмыкнул:

- А что? И ничего. Готично. Куплю фотоаппарат с автоспуском, свечей побольше у батюшки займу. И первую же фотосессию в районный журнал отправлю. Не одной молодежи глупости с вечеринок печатать. Пусть подлинного самородка оценят.

Устроившись с кружкой горячего травяного настоя на крылечке под навесом, старик смотрел на ливень и мечтал. О славе, почете и уважении. И толпах поклонниц, стоящих за забором в ожидании автографа…


***


На утро из воды торчали только деревенские крыши. И с первыми лучами солнца, в легком утреннем тумане громко разнеслось:

- Где этот ирод окаянный! Утоплю мерзавца!


03. Мирная политика мистера Данбартоншира


Мистер Данбартоншир медитировал. С полгода тому назад заезжий лидер какой-то звериной партии забыл после банкета чемодан с прокламациями. Среди кучи глупых бумаг великий колдун нашел действительно стоящие вещи: пару журналов с непонятным названием "Делец" и брошюру про древние индийские верования.

После внимательного изучения мужская часть населения признала, что с журналами ошиблась. Это были каталоги порно-торговца со странными вкусами (мистер Данбартоншир в свои годы не увлекался ни зоофилией, ни педофилией, поэтому "Хастлер" был отдан на растерзание молодежи). А вот индийские сказки дипломированный чернокнижник потихоньку приватизировал и изучил от корки до корки. Очень уж забавные вещи там рассказывали. В своих путешествиях по Индии, колдун не встречался и с сотой долей описанных чудес. Видимо, автор книжки постигал древние легенды вместе с великими гуру, сидя на берегах Ганга и беспощадно истребляя пахучие травы и веселящие напитки.

Сегодня утром мистер Данбартоншир решил навести порядок в доме. Он поставил перед оставшимися на ходу зомби боевую задачу, строго-настрого запретил трогать любимый крест для распятия и удалился в ржавую клетку, заботливо установленную во дворе под навесом. Там, отгородившись от суетного мира, колдун воскресил из памяти одну из сложных поз для самопознания (описанную как Камасутра-69) и воспарил к ментальным высотам…


***


Процесс самосовершенствования был грубо прерван вопросом, заданным бесконечно трагичным голосом:

- Карлович, а Карлович, у тебя от головной боли ничего нет?

Открыв глаза, потомок шотландцев неодобрительно посмотрел на старосту деревни, мужика телом округлого, в целом положительного, и в меру сил добродушного. Осмотрев гостя сверху вниз, колдун забеспокоился и распахнул дверь клетки:

- Заходи, сосед. Ты это что, съел что-то нехорошее?

Бледный и несчастный глава деревни рухнул на крепкую скамейку и вздохнул:

- Если бы. С благоверной поспорил. Прочел в газете, что крызис закончился, и сдуру вслух обрадовался этому моменту.

- Крызис? - удивился новому ругательству колдун.

- Крызис, - обреченно подтвердил сосед. - Это когда денег нет и выпить не на что.



- Не может такого быть, - поразился мистер Данбартоншир. - Это же катастрофа! Конец света!

- Вот и я том. А моя ответила… Кстати, ты и сам сейчас услышишь, что она ответила…

В распахнутую калитку ворвалась целая делегация. Во главе нарядной колонны выступала супруга старосты, крепка и шустрая Агафья Просковна, пыля яркой зеленой юбкой и махая руками почище вертолета. Не отставая от нее ни на шаг, вслед мчалась хозяйка крошечного стада в семьдесят голов, всеми уважаемая Михайловна. Остальная масса женщин на фоне главной артиллерии выступала в роли статистов.

- Слышь, сосед, я своему сказала, что егойный крызис, это вовсе не выдумка! И вообще, я по радиоточке слышала, городские на пятьдесят лет все разворовали и теперь последнюю лавку делят!

- Окстись, Агафья! Чего там воровать-то! Сама подумай, в районо еще прошлой весной вывеску в ломбард снесли. А парик судья выкупает лишь по большим праздникам, когда надо показательно нашу нехристь засудить и отчетность повысить!

- Не гневи меня, Михайловна! Ты же знаешь, я в гневе…

Оглохнув, мистер Данбартоншир лишь распахнул рот, пытаясь хоть как-то снизить мощь акустического удара. Разглядев, что гости обосновались во дворе надолго, он вздохнул, аккуратно сотворил несколько заклинаний и отгородился волшебной прозрачной стеной от бушевавшей снаружи бури. Сквозь магических полог изредка прорывались наиболее громкие звуки и слова, но в целом в клетку вернулась благоприятная обстановка.

- Я тебе дам, крызис!.. А вот… Да… тить… - доносилось из-за звенящих прутьев.

- Давай, садись ровненько, дыши глубоко, - колдун осторожно поправил старосту на скамейке и начал массировать ему виски, возвращая соседа к жизни…


***


- Запомни, друг мой. У женщин всегда есть мнение. По любому вопросу. И древние земли Шотландии, моей любимой родины, ничем не отличаются от утонувших в грязи местных просторов.

- И что мне теперь, и перебивать больше нельзя?

- Конечно. Если ты не дашь высказаться, то твоя любимая супруга не сумеет безболезненно сформировать следующее мнение. Оно так и останется в глубинах ее пышногрудого организма. А если внутри застрянет не одно мнение, а целая группа по всем мировым проблемам, ее просто разорвет на части.

- Но я больше не могу! Моя голова лопнет до того, как взорвется моя благоверная!

- А для этого древние охотники на мамонта придумали проверенный веками способ! Настоянная на кедровых орехах брага, с добавлением болотных корней и мхов для крепости. По сто грамм, кивнуть любимой женщине, и мы готовы оценить ее следующую часовую речь!

- Мамонтов?! - староста ошарашено уставился на колдуна. - Что, и уже тогда?!

- А ты как думал. С чего бы наши предки уходили на охоту на неделю, или даже на месяц? Мамонты в огородах паслись, а закутанные в шкуры смелые воины брали свои копья и исчезали за горизонтом. Зато когда освоили магический процесс брожения, перестали пропадать из дому. Тут-то мамонтам и наступил конец. Копченый окорок из мамонта - отличная закуска, я тебе скажу…

Воровато достав из-под полы берестяную флягу и две крошечные рюмки, мистер Данбартоншир разлил живительную влагу и чокнулся с главой деревни:

- За плюрализм!

Занюхав рукавом, мужики повернулись к раскричавшимся бабам.

- А представляешь, если хоть на миг ее заткнуть? Хотя бы на минуту? Ее же… Это же пострашнее Хиросимы будет!

- Тост. За мир во всем мире и разоружение… Сам подумай, мы же не враги нашему району. Нельзя столько народу губить зазря!

- Точно. Пусть живут, - согласился староста и поднял рюмку.

Так в деревне наступил мир…


04. Доброе дело мистер Данбартоншира


Мистер Данбартоншир стоял рядом с лужей и раздумывал. С раннего утра деревенский колдун собрался наведаться на почту, и по этому поводу начистил парадные штиблеты. И теперь мерзкая лужа, оккупировавшая середину улицы, превратилась в непреодолимое препятствие. Можно было протоптать дорожку в росшей сбоку крапиве, но дипломированный спецалист черной магии считал ниже своего достоинства пользоваться столь низкопробными уловками. Можно было так же вызвать торнадо для осушения лужи, создать каменный мост через водную преграду или перенести почту поближе к родному дому. К сожалению, богатство вариантов тихо таяло под жарким солнцем, а колдун так и не мог принять окончательного решения.

- Данбартоншир Карлович! - радостно заорал Митрич, до выхода на пенсию работавший бессменным пастухом. Где-то в полях он и провел всю жизнь, не обзаведясь ни семьей, ни потомством. - Сосед, посмотри, что я на почте нашел!

- На почте? - заинтересовался колдун. - А на меня там ничего не видел? Газету, или телеграмму какую?

- Не, тебе нет ничего, - отмахнулся старик, размахивая листком бумаги с другого берега лужи, - сегодня лишь мне письмо от внука пришло. Ты только послушай!

И бережно расправив бумажку, Митрич громким голосом, с расстановкой начал разбирать букву за буквой:

- "Дорогой ты мой дедушка, Лексей Леонидович! И пишу тебе письмо, поздравляю с наступающими праздниками и желаю тебе всего-всего от чистого сердца."

- Чего?! - поразился до глубины мистер Данбартоншир. - Какой Леонидович? Или ты успел отчество поменять?! И имя заодно?

- Скажешь тоже! - возмутился потомственный пастух. - Просто замотался внук, свету белого не видит, вот и ошибся маленько. Смотри, вот штемпель наш, письмо правильно дошло. И на обороте вон, написано: дедушке… Никто не признается, говорят, не им письмо. А я как умом пораскинул, так и понял, что это внук мой! Вон, не забыл, написал!

- Внук?! - от неожиданности колдун оступился и заляпал лакированные штиблеты по самые колени. - Шоб тебя, путанник, откуда у тебя внук!

- Ну, всякое в поле бывало, - потупился Митрич, но спохватился и вновь замахал бумажкой.

- Ты не мешай, ты главное слушай!

Устроившись сбоку на травке, чтец продолжил:

- Так, дедушка, Леонидович… А! Вот! "А вчерась была мне страшная выволочка. Хозяин мой приказал посчитать, сколько будет стоить дорогу построить от сарая воеводского до окраины. Получилось как у соседей, в пятнадцать раз дешевле, чем мы обычно строим. Как хозяин мою писанину увидел, так осерчал, все в кучу сгреб и в харю тыкал"…

Старик промокнул набежавшие слезы и трубно высморкался:

- Ишь ты, в харю тычут! Ты подумай!

- "И работы с тех пор хлебной нет никакой! Все лишь на подхвате, бегом, впроголодь! А еще прихвостни хозяйские ходят, деньги за конуру на Тверской требуют, да самоходную тележку отобрать грозятся… Сил моих больше нет, хоть последний Роллекс закладывай…"

Колдун выбрался на берег, критически осмотрел бурую раскраску нижней части туловища и решил вернуться домой. Тем более, что на почту идти смысла уже не было. Единственную весточку от неизвестного внука перехватил Митрич.

- Ладно, что он жалобится, я понял. Внуки, они завсегда так, все денег просят и побольше.

- А вот и нет! - запальчиво возразил старик, - мой не таков! Ты конец послушай! "Милый дедушка! Финансовым планом заклинаю, забери меня отседова! А то пропаду ни за грош…"

- Забрать? Это что-то новое, - удивился мистер Данбартоншир. - Обычно наоборот, назад ехать не хотят.

- А ты как думал. Жизнь-то у него чисто собачья. В конуре обитает, да на телеге по городу мотается… Бедолага…

- Так чего ждешь?

- Да глупый он, молодой совсем еще! Письмо отправил, а обратный адрес написать забыл! Может, на почте и сумеют сказать, откуда именно письмо пришло…

- Может быть, - осторожно согласился колдун, состоящий в сложных отношениях с любыми государственными структурами. - Я вот тоже письмо королеве писал, давно еще… Разное писал, по большей части нехорошее… Тоже молод был… Так что ты думаешь, через неделю примчались. И как нашли только!

- Через неделю? А что, может и найду! - обрадовался пастух, шустро вскочил и заковылял обратно к почте, махнув на прощание рукой.

- Вот и я говорю, и не знаешь, как судьба-злодейка повернется, - закончил разговор колдун и отправился домой, оставляя после себя мокрые следы.


***


Ночью мистера Данбартоншира мучали кошмары. Снились ему толпы лохматых и немытых молодых людей, бегающих по собачьи за летающими по воздуху телегами, и надрывно воющих на тусклую луну, застрявшую на небосводе. В туманной доли бродил призрак, махая во все стороны погасшим фонарем и тоскливо кричал:

- Внучек! Внучек! Где же ты?!

С трудом проснувшись, колдун долго мутными глазами разглядывал набирающий силу рассвет. Покрутив головой, знаток черной магии натянул потрепанные домашние штаны и торопливо проскакал в сарай, где на верстаке пылились разные полезные инструменты. Выпроводив на солнышко сонных зомби, старик прикрыл за собой дверь и начал творить.


***


- Ну как, Митрич, нашел внука? - поинтересовался мистер Данбартоншир, оперевшись о кособокий, но крепкий еще забор.

- Нет пока, - вздохнул бывший пастух, опустив тяжелый колун. - Обещали переслать письмо в город, может кто и отзовется.

- А, - понятливо протянул колдун и шагнул во двор. - Я просто подумал, что тебе помощник не помешает. Ну, пока внук не приедет. Мало ли что, может где по дому помощь нужна, или еще чего…

- Помощник? - обрадовался Митрич, выгибая шею и пытясь разглядеть второго гостя, спрятавшегося за широким балахоном соседа.

- Это хорошо, коль помощник. А кто таков?

- Вот! - мистер Данбартоншир гордо поставил перед собой результат тяжких трудов. - Правда, с носом я пока не до конца доработал. В зарубежных справочниках сказано, что он должен становиться больше или меньше в зависимости от самочувствия. Однако, наши переводчики пишут, что нос должен быть длинным и острым. Не знаю, не пойму я этих итальянцев, вечно у них все не как у людей. Я решил, пусть будет короткий, хоть не проткнет кого ненароком!

- Т-т-т-ты это что за чудо-юдо привел?! - Митрич испуганно отшатнулся, зацепился за упавший колун и кувыркнулся в поленницу.

- Почему чудо-юдо? - оскорбился чернокнижник. - Это помощник, трудолюбивый и заботливый.

- Убирай с глаз моих этого чурбана! - раздалось из-под обвалившихся дров. - Бродячих деревяшек мне только дома не хватает!

- Сам ты чурбан! - возмутился мистер Данбартоншир, шагнув вперед и грозя кулаком. - Я для тебя старался, а ты, кочерыжка старая!

- Не обижай деда! - прогудел деревянный человек и от души приложил колдуна по затылку кулаком. - Сам говорил, я ему помощь и опора!

Осторожно высунув голову, Митрич сначала посмотрел на торчащие из поленницы ноги в старых драных штанах, потом на кривую сучковатую фигуру рядом:

- Вот оно как! Ну-ка, внучек, помоги старику!

Чурбан легко выдернул пастуха из груды поленьев и поставил рядом с собой.

- А что ты еще умеешь? Дрова колоть умеешь?

- Не знаю. Но научусь! - пообещал деревянный внук.

- Та-а-ак! Бери-ка вот эту штуку в руки, вот так. Потом полено ставим вот сюда. Затем делаешь так…


***


Сидя на крыльце, мистер Данбартоншир смазывал зеленкой ссадины и шипел:

- Чтобы я еще кому доброе дело сделал! Чтобы я!..

У калитки деликатно покашляли. Колдун злобно покосился на Митрича, предусмотрительно остановившегося за забором на улице.

- Я это, спасибо сказать хотел! Ты уж прости, что так получилось!

- Все? До свидания!

- Нет, Карлович, не обижайся! Я серьезно! Всеж соседи, как-никак!

Старик топтался, не желая уходить.

- Ладно, забыли. Считай, что внук тебе в подарок достался.

- Да, о внуке… Я это, попросить хотел… Ну, чисто по соседски!.. Ты не мог бы его во внучку переделать? А? Я вот даже картинку из журнала принес! Будет старику радость и утешение…

- Внучку? - в глазах мистера Данбартоншира зажглись нехорошие мстительные огоньки. - Ну что же, будет тебе внучка. Из журнала. На радость и утешение. Тащи свою картинку…


05. Светлая грусть мистера Данбартоншира


Мистер Данбартоншир сидел у себя в избе и бережно раскладывал на столе пачки древних бумаг. Скрюченные пальцы бережно разглаживали каждый листок, и колдун с умилением шептал:

- Податель сего закончил с отличием… За моровую язву, распространение и искоренение… За лучшее приворотное заклятье со смертельным исходом… Предан анафеме в 1351… в 1365… в 1371, за оскорбление его величества Роберта Второго и всей династии Стюартов…

Старик печально вздохнул: золотое было время. Напакостил попу: на костер. Подловил зазевавшегося епископа: четвертование и прочие кровавые радости. А уж после проделки с его величеством пришлось бегать по всей Шотландии от разъяренных пикинеров. Весело было, не то что сейчас. Анафеме предадут, если только монастырский водочный завод спалишь, или саранчу на табачные плантации напустишь. Нет у местных людей легкости мысли и выдумки на разные неприятности. Деревенщина, одним словом…

Мистер Данбартоншир аккуратно убрал свою коллекцию и вздохнул. Каждую осень, с приходом холодных дождей, он осознавал, что жизнь идет мимо, а новой гербовой бумаги с печатями в заветном сундуке так и не добавилось. Так можно и квалификацию растерять. Убедившись, что никто не собирается штурмовать ночью его тихую обитель, старик садился на крылечко и начинал грустить. В такие минуты у чернокнижника легко было выпросить исполнение любого желания. Меланхолия делала его необычайно покладистым и доброжелательным.

На улице вязко прошлепали шаги, и в распахнувшуюся калитку вошел орк, размерами чуть меньше ‹Кировца›. Внимательно обнюхав удивленного мистера Данбартоншира, гость ткнул его грязным пальцем:

- Шаман?

- Сам ты шаман! - возмутился хозяин, - я колдун, потомственный и дипломированный, чурка лохматая!

- Шаман! - радостно ухнул орк и забросил старика на плечо…


***


Великий вождь грелся рядом с гигантским костром и неодобрительно разглядывал человека в черных одеждах с бездарно намалеванными белыми черепами. Человек оказался на редкость глуп и не желал разделить с вождем всю тяжесть проблемы.

- Ой-вэй, шаман. Ты меня не слушал. Совсем.

- Да слушал я, уже раз пятьдесят выслушал и еще столько же в другом изложении. Не могу я тебе помочь. Никак.

- Можешь. Но не хочешь… Сам подумай, кто еще может моим ребятам развлечение найти?

- Ты вождь, ты и найди.

- Мне не положено. Я должен города сжигать, врагов топить, соседей изводить. Но я не должен придумывать, где моим парням отдохнуть, пока новый поход не начнем.

- Начни сейчас, - устало ответил мистер Данбартоншир, пытаясь урезонить наглого собеседника. - Зачем месяц ждать?

- Не положено! - важно ответил вождь, грея пятки на углях. - У меня приказ Безглазого, самого великого хана в наших степях, чтобы его печенью демоны подавились. И я должен его выполнить… Все равно, новые враги появятся лишь через месяц.

- Ну, найдите старых! - взмолился колдун. - С кем вы там не уживаетесь? С эльфами?

- Уже разбили.

- На королей каких-нибудь нападите!

- Только что закончили.

- Ну я не знаю, в пещеры к гномам загляните, им накостыляйте!

Над костром повисла недобрая тишина. Осторожно оглянувшись, колдун понял, что сказал что-то неправильное.

- С какой стати нам старых друзей обижать? - оскалился вождь, потянув из ножен кривой меч. - Мы с ними в мире уже две тысячи лет. И лохматы они не меньше нас. И ноги такие же кривые… А если их обидеть, кто нам брагу варить станет?!

- Но я тогда вам зачем?! - заверещал старик, всерьез озабоченный сохранностью головы на плечах.

- Вы, шаманы, великие выдумщики. Мой все на бочке с огненной дрянью летать хотел. Все пробовал, как это, в небеса подобно птице взлететь… Добился своего. Взлетел. Высоко и громко. Амулеты по всей степи собрать не можем.

- Я летать не хочу! - колдун мертвой хваткой вцепился в нагретый тощим задом валун.

- И не надо… Если помнишь, мы тогда хорошо повеселились у Бэннокберна. Ты нас позвал на подмогу вашему королю. Мы помогли. Хорошо было. Англов гнали через всю страну, от души… Теперь ты помоги нам.

- Так ведь семьсот лет прошло, - ошарашенно выдохнул чернокнижник.

- И что? Мы живем долго. Что десять лет, что тысяча, нам все едино…

Вождь встал и придирчиво проверил остроту лезвия.

- Все просто. Если ты моих ребят не займешь чем-нибудь, я сильно рассержусь. Бездельничающий орк страшнее пьяного гнома. Они или меня свергнут, или тебя полетать отправят. Поэтому предлагай, как твою дряхлую шкуру спасать будем.

- На месяц, значит? - с тоской в глазах простонал колдун.

- Да. С новой луны нас дела ждут.

- И чтобы поить и кормить?

- Где ты голодного орка видел? - в свою очередь удивился великий вождь.

- И потом вы меня больше не побеспокоите?

- Никогда! - с лязгом вогнал меч в ножны орк. - Разве что через тысячу лет враги закончатся, и мы снова заскучаем.

Старик обреченно кивнул, достал потрепанную записную книжку и стал искать нужный адрес…


***


- Девушка, где я могу увидеть господина Иванова?

Похожая на перевернутую вверх ногами амфору, высокая блондинка вцепилась своими наклеенными орлиными когтями в столешницу и визжала, перекрыв по громкости взлетающий ‹Боинг›. Не добившись от секретарши осмысленного ответа, мистер Данбартоншир взял с подноса крупное яблоко и аккуратно закрыл распахнутый рот. Добившись полной тишины, он покосился на сгрудившихся позади лохматых тысячников и снова задал свой вопрос:



- Я спрашиваю, где господин Иванов, глава района?

Замолчавшая против своей воли девушка взглядом указала на дверь.

Постучавшись, колдун засунул голову в кабинет.

- Добрый день. А я к вам по делам…


***


- Значит, не зомби? - глава района с интересом разглядывал в окно Орду, разложившую костры прямо на площади.

- Что вы, как можно залежалый товар предлагать! - немного театрально возмутился мистер Данбартоншир. - Настоящие шотландцы. Древние, правда, но исполнительные. Вы только скажите, где им там крестик поставить, и они как один… На пользу обществу, я бы сказал.

- Десять тысяч? - попытался посчитать упитанный мужчина в костюме от ‹Бриони›.

- Если надо, можно и двадцать найти.

- Нет, - строго погрозил пальцем мужчина, - у нас столько обезлюдевших деревень нет. Нам еще их оформить надо будет, чтобы все по честному… И сколько хотят?

- Только пропитание и музыку вечерами… Я уже проверил, колбасу вашего завода едят с удовольствием. Нос не воротят, как жители района… А на вечер можно и театр пригласить, с балалаешниками. Пляски, песни, юбки поярче… Им понравится.

- Это хорошо. И на целый месяц… Мы не только районые выборы закроем, мы ведь и с областными справимся… И главное, каждый поставит крестик, где надо! - воодушевился глава района и радостно потер руки…


***


Услышав о невиданных гостях, к райцентру подтянулись разного рода торговцы, развернув в обозе веселую ярмарку. Вечерами, отведав забористой гномьей браги, разухарившиеся артисты театра устраивали пляски на площади с неизменными прыжками через пылающие костры. Мясной завод перевыполнил планы на десять лет вперед, скормив мохнатым гурманам всю тухлятину со складов. А еще через девять месяцев в некоторых семьях появились очень волосатые младенцы, крепко вставшие на ножки уже через неделю.

Само собой разумеется, выборы прошли при полноценной явке избирателей, решивших ради такого важного политического события лично стопроцентным составом приехать из своих деревень, вымерших под корень уже лет пятьдесят тому назад.


***


С чувством заслуженной гордости, мистер Данбартоншир полюбовался глянцевой почетной грамотой, на которой красовалась ажурная сургучная печать и сияли золотом слова: ‹лучшему активисту на выборах… года›. Аккуратно спрятав трофей в сундук, колдун вышел на крыльцо и проводил взглядом последний птичий клин, летящий подальше от подбирающейся зимы.

На ближайшие сто лет предстояло найти себе новую причину для светлой грусти. Гордый сын шотландского народа считал ниже своего достоинства поднимать стопочку с домашней брагой без действительно стоящего повода. Учитывая наступающие длинные холодные вечера, такой повод срочно требовалось найти. Убедившись, что калитка надежно заперта, дипломированный специалист в черной магии удобно устроился на крыльце и задумался…


***


Не мешая ему, в чужом мире, рядом с жарко горящим костром, огромные мохнатые орки взяли в лапы полюбившиеся балалайки и затянули, вдыхая полынные запахи:

- Ой, ты, степь широкая, степь раздольная…


06. Дирижабль мистера Данбартоншира


Мудрый мистер Данбартоншир играл в карты. В подкидного дурака, игру интеллектуальную и сложную, все тонкости которой были доступны лишь истинным уроженцам Шотландии. По большим праздникам в этот список можно было еще включить старосту деревни [который, собственно, и научил магистра черной магии данной игре]. Но такие тонкости хозяин старой избы не стал излагать мелкому демону, что сидел напротив и с грустью пучил глаза в собранную в лапах половину колоды.

Надо признаться, что сегодня вечером глубокоуважаемый чернокнижник жульничал. Даже два раза.

Во-первых, он успел выхлебать уже три литра своей любимой браги. Демон посчитал, что пьяный человек не сможет играть хорошо, и жестоко ошибся. В таком состоянии мистер Данбартоншир обыгрывал кого угодно. Даже старосту, бравшего в юности призы на районных слетах юных дарований. Но слово ‹допинг› ничего не говорило гостю, чем старик беззастенчиво и воспользовался.

А во-вторых, картежники на кон поставили душу. Что по отношению к чародею было не совсем честно, так как свою он давно заложил лично Люциферу. И теперь, пьяно икая, мечтал посмотреть, как именно жалкое хвостатое ничтожество будет требовать от босса боссов свой выигрыш.

Но чуда не случилось, и несчастный представитель рогатого племени проиграл. Шепотом ругаясь, он долго рылся в безразмерной сумке, вздыхал и поминал недобрыми словами всех архангелов вместе взятых и какого-то жулика из Назарета в частности. Положив на стол сияющую голубыми огнями сферу, демон хлюпнул носом и испарился, не прощаясь, оставив после себя серный выхлоп.

- О как, - восхитился мистер Данбартоншир, потрогал пальцем новинку и решил отложить детальное изучение на трезвую голову. Закрыв портал в чужие жаркие миры, колдун проветрил комнату и лег спать. Душа-душой, а заслуженному пенсионеру магических наук надо было отдохнуть…


***


- Es ist unglaublich! - прогремело над ухом сладко сопящего мистера Данбартоншира. От неожиданности колдун взлетел под низкий потолок, где и завис, хлопая глазами. [1]

Рядом с кроватью стоял маленький мужичок в кожаном шлеме, огромных очках-консервах и туго обтягивающей круглое брюхо кожаной куртке. Под носом-картошкой торчали густые рыжие усы. Незнакомец ошалело пучил глаза, подобно вчерашнему демону, и разглядывал висящего в воздухе старика.

- Es kann nicht sein! [2]

- Чего-чего? - не понял еще раз колдун и вернулся на кровать.

Коротышка презрительно махнул рукой и изрек следующую абракадабру:

- Das Arbeitsvieh! [3]

- Какой Альберт, - попытался спросонья собрать в кучу растрепанные мысли хозяин дома.

- Der Bauer, - пренебрежительно махнул рукой толстяк и надменно надул губы. [4]

- А в ухо? - насупился чернокнижник и начал закатывать рукав.

Гость подозрительно покосился на маленький, но жилистый кулак, и с трудом отвесил поклон:

- Ich tue Abbitte… [5]

- То-то же, - смилостивился мистер Данбартоншир и почесал затылок. - Так ведь утро уже, а у меня выигрыш голодным по избе бродит! Непорядок, надо бы его накормить. Да и самому подкрепиться не помешает…


***


Через час, за гостеприимно накрытым столом, новый житель деревни с грехом пополам рассказал свою историю, помогая при случае руками и всем, что попадало под руку.

- Я есть великий пилот! Меня звать Ганс Штрауф! Самый велик во всей Дойчланд, мой любимый фаттерланд! Я летать в облаках, любить женщина…

Подкорректировав кривизну глаз очередной порцией браги, отважный герр Ганс добавил:

- Много женщина. Одна - нихт, много - ja, ja!

Колдун поморщился:

- Я понял, понял про женщин. Ты мне лучше про твой аэроплан расскажи. И по человечески, без твоих зарубежных словечек, я кроме полузабытого шотландского другими языками не владею.

Воздухоплаватель гордо выпрямился и ткнул пальцем в нависший над головой потолок:

- Никакой эроплан! Никаких глупых крылья и прочий шайзе! Только достойный истинных арийцев цеппелин! Только так!

Поправив шлем, герр Ганс вскочил на скамейку и заорал, выпятив пузо вперед:

- Es lebe der Kaiser! [6]

После чего рухнул как подкошенный.

Аккуратно закатив бесчувственное тело под скамейку [а то еще споткнешься об него, горемычного], мистер Данбартоншир убрал со стола и вздохнул:

- Похоже, обманул все же демон. Какой-то он бракованный, этот хер. Ни пить толком не умеет, ни по земле ходить. Все об облаках грезит. А чего там хорошего? Сырость одна…


***


Через неделю колдун проклял глупого демона сто крат. Герр Ганс ходил за магистром черной магии, как привязанный, и действовал ему на нервы. Почитатель кайзера беспрестанно нудил и жаловался на судьбу, забросившую его в ‹грязный, вонюч и противен дыра›. Даже копаясь на огороде с единственным оставшимся на ходу зомби, истинный ариец умудрялся ругаться по своему и кричал что-то про неведомую Женевскую конвенцию и правила обращения с пленными. Убедившись, что от помешанного на полетах просто так не избавиться, мистер Данбартоншир сдался.

- Цеппелин, говоришь? Будет тебе цеппелин. Как надуем, так и лети в свой фаттерланд, чтобы духу твоего…

Покопавшись в библиотечной подшивке газет за начало века, старик аккуратно перерисовал изображение неведомого агрегата и сел колдовать. На утро вся деревня сбежалась смотреть на фантастический аппарат, привязанный к покосившемуся забору.

Бесконечно довольный воздухоплаватель, высунув от усердия язык, рисовал черной краской на сером надутом боку имя:. Закончив, герр Ганс проворным колобком забрался в подвешенную под пузом дирижабля корзину и требовательно поманил за собой колдуна:

- На борт, за мной!

- С какой стати? - перепугался осторожный чернокнижник. - И вообще, как бабушка меня с метлы уронила, так я летать и боюсь.

- Инженер проверять аппарат, это есть истинный закон любой цивилизованный страна! - уперся на своем усатый ворчун.

- Проверять? А он не рванет, часом? - продолжал сомневаться колдун. - Вон, орки недавно рассказывали, как на огненной бочке своего шамана запускали. До сих пор кости собрать не могут…

- Kann sein, - пожал плечами пилот и задумался. [7]

Но трудные и неприятные мысли не могли надолго задерживаться в голове доблестного тевтонского рыцаря, и герр Ганс решительно рубанул кулаком:

- Курить найн, остальное - ja, ja! На борт! Мы лететь испытательный полет! Немедленно!

Вздохнув, мистер Данбартоншир уступил. Похоже, только испытав неведомый механизм, можно было спровадить настырного гостя домой. Шагнув в хлипкую корзину, старик покрепче ухватил первую попавшуюся веревку и с угрозой пообещал:

- Только ты смотри, а то… Если чего не так, я тебе эту штуку знаешь куда засуну?

- Все есть хорошо! Мы лететь! - отмахнулся толстяк и дернул какой-то рычаг.

Рванувший подобно удалой тройке, дирижабль лихо набрал высоту и начал кружить над деревней. Вывалившийся от неожиданности за борт колдун висел на длинной веревке и орал что-то идейное, судя по непрерывности и громкости. От неожиданности он забыл все заклинания и теперь болтался над лихо мелькающими под ногами домами, заборами и разбегающимися в разные стороны крестьянами.

Тем временем герр Ганс, довольный тренировочным полетом, бодро крутил штурвал и распевал во все горло:

- Дойчланд зольдатен, герр унтерофицирен!…

К вечеру бензин в тарахтящих двигателях закончился, и сигара второго ‹Гинденбурга› опустилась за околицей…


***


На следующее утро осунувшийся мистер Данбартоншир убеждал главу района, тыча пальцем в окно:

- Вы же знаете, я человек старый, мне эти новинки ни к чему. А тут прислали, лиходеи, и не знаю, как быть. Выбросить жалко, и в сарае сгниет…

- Китайский, небось? - с интересом разглядывал тушу дирижабля круглый господин в костюме от ‹Бриони›.

- Вот еще! - искренне возмутился колдун. - Из самой Германии! Немецкое качество, лучше любого ‹мерседеса›! И главное, можно оформить, что с него поля опыляют. И статья расходов хорошая, и никакая проверка не подкопается.

- А чего у него морда усатая нарисована?

- Авангардисты украшали, - покраснел старик, и зачастил: - А главное, там ведь и кожаный салон, два совершенно новых двигателя и совсем без пробега. Подарок, чтоб его…


***


Мистер Данбартоншир со слезами радости смотрел, как пара квадратных помощников главы районной администрации старательно привязывает канат к буксировочному крюку джипа. Похлопав по кожаному боку цеппелина, колдун еле слышно прошептал:

- Испытательный полет, говоришь? Будет тебе полет. Испытательный… Наше руководство, оно всегда на праздники испытания устраивает, с водкой и чем покрепче… А как выпьет, так сигару изо рта и не выпускает… Так что будет тебе и курение на борту, и стрельба из ракетниц под пузом… И никакой кайзер нам не указ…

Медленно бороздя небеса вслед за неторопливо покатившим джипом, дирижабль слабо вращал винтами, и ветер доносил обрывки слов:

- Солдатен… Официрен…

Закутавшись в свой балахон, старик стоял и махал на прощанье платочком. Потом промокнул глаза и задумчиво спросил сам себя:

- Может на фейерверк остаться?

Но потом покачал головой и направился к стоящей на парковке подводе:

- Ну его, к лешему. Карму сначала почищу. А то после вчерашнего даже все матерные слова закончились. Надо отдохнуть. Хватит. Налетался…

PS. То, как мистер Данбартоншир понял своего гостя:


1. Это невероятно

2. Этого не может быть

3. Быдло

4. Крестьянин.

5. Прошу прощения

6. Да здравствует кайзер

7. Может быть


07. Инопланетяне мистера Данбартоншира


Мистер Данбартоншир открыл калитку и шагнул во двор, с радостью вдыхая забытые за две недели запахи. Впервые за десять лет удалось вырваться по делам на Шварцвальд, на юбилейный шабаш. И хоть молодежь почти не говорила на классической латыни, да и истинные навыки чернокнижия порастеряли по большей части, но в целом колдун отдохнул от души. Выпито и съедено было изрядно, многих старых друзей удалось повидать. Кое-кто даже не поленился подняться из могил ради такого гостя. И тряхнувший стариной верный потомок шотландских земель вернулся в отличном расположении духа домой, в свою крохотную деревню, затерявшуюся среди бескрайних сибирских просторов.

Скрипуче хлопнула за спиной закрывшаяся калитка, глухо звякнул баварским стеклом заплечный мешок, упав на густую траву, и мистер Данбартоншир ошалело спросил у мужиков, лихо допивающих остатки браги из заветного боченка:

- И как это понимать?

Односельчане с трудом признали в незнакомце в черном балахоне хозяина дома и радостно загомонили:

- О, Карлович вернулся! А мы тут это, сторожим! А то ведь они, проклятые, в доме не сидят, все по двору бродят…

- Кто?! - завопил дипломированный мастер черных дел, стремительно теряя остатки хорошего настроения. - Кто бродит, где бродит?!

- Твои родственники, - уверенно ответили мужики, тыкая заплетающимися руками в сторону железной клетки в человеческий рост.

[Честно говоря, лет шестьсот тому назад эту клетка стояла в маленьком немецком городишке, где мистеру Данбартонширу довелось весело проводить время, гоняясь за инквизиторами. Доходило до того, что утром на казнь из клетки волокли уважаемого шотландца, а вечером туда же запирали его палачей. Когда реформация покончила с истребителями ереси, старик забрал полюбившееся стальное жилище с собой, на добрую память. На старости лет за полированными прутьями отлично медитировалось, или просто спалось на свежем воздухе.]

Подойдя поближе, колдун заглянул внутрь, потом слепо нашарил конец скамьи и без сил опустился на твердое дерево.

- Это кто?

- Туристы, - наперебой стали рассказывать упившиеся до зеленых чертей соседи. - Они неделю как здесь болтаются. Все чего-то спрашивали, долгожителей искали. А из долгожителей у нас только ты, остальные больше ста и не живут…

На мистера Данбартоншира смотрели печальные огромные глаза на плоских зеленых лицах.

- Но почему тут? Ведь гостиницу еще осенью достроили! - возмутился старик, вылив остатки браги в пустой стакан.

- Это батюшка настоял. Сказал, что нехристям лучше вместе быть, чтобы потом не пришлось заново хотель освещать. Выходит, вы одной крови, вот к тебе и определили.

Занюхав рукавом брагу, колдун нашарил на столе миску с квашеной капустой и захрустел закуской. Крестьяне одобрительно оценили литровую величину опустевшей кружки и заулыбались: соседа любили и за умение изготовить отличный забористый продукт, и за умение его выпить в хорошей компании.

- Спрашиваешь, чего не в доме поселили? - мужики перевели выразительные жесты старика и засуетились. На стол вывалили кучу малопонятных железок, коробок с кнопками и разрисованных записных книжек. - Мы попробовали их дома держать, так ведь они по всему двору разбредаются! Весь дом истыкали палками, дырок как в решете! В огороде всю зелень повывели, в банки к себе попрятали. А зомби твоего последнего на части разобрали! Еле отбились, хотели кого-нибудь из нас изловить и сравнить! Вот в клетку и запихали, отсюда они вылезти не могут, одно спасение…

- И что мне теперь с ними делать? - продышался чернокнижник.

- А кто же знает? - удивились соседи, осторожно собираясь домой. - Мы их тут уж почти неделю сторожим, утомились… Так что сам решай, куда ты их денешь… Но если твои сородичи чего учудят на деревне, ты извини, мы тебе порицание объявим. Сам понимаешь, дружба-дружбой, но никто не хочет, чтобы и его на куски растащили…

Попрощавшись, мужики осторожно поднялись и двинулись со двора. Через полчаса самый утомленный сумел попасть в шатающийся проем и вывалился на улицу. Проводив его ошалелым взглядом, мистер Данбартоншир повернулся к клетке и недобро уставился на незванных зеленых гостей. Первое и последнее порицание селяне выносили ему по приезду в деревню, заставив считаться с собой, и изрядно попортив задубевшую в путешествиях шкуру. После тех событий колдун обещал, что не будет больше сжигать все вокруг до тла. Раз о том давнем инциденте напомнили, значит, лупоглазые туристы разозлили своими экспериментами всю округу не на шутку. А с мужиков станется: нехрить зеленая, нехристь шотландская - какая разница. Вилы в бок и в котельную. Чтобы легким дымком и золой на поля, в качестве удобрений. Пока обратно себя соберешь, сто потов сойдет…

- И зачем пожаловали? - перешел к сути дела хозяин дома.

- Мы в ответе за тех, кого приручили, - непонятно ответил самый худой инопланетянин, с морщинистым лбом и прозрачными на просвет руками. - Мы должны проконтролировать популяцию и уровень дрессированности.

- Что-что? - поперхнулся колдун. - Я вам что, собака? Или хомяк какой?

Над столом материализовалось крошечное облако, звонко хлопнуло, и сваленные в кучу железки с кнопками испарились, оставив после себя лишь жирные пятна. Гости сменили цвет с зеленого на бурый в крапинку и поспешно сбились в угол, оставив остолбеневшего командира экспедиции договариваться с ужасным аборигеном в гордом одиночестве.

Добыв из клетки перепуганного дистрофика, мистер Данбартоншир усадил его перед собой, влил в него для стимуляции обменных процессов остатки браги и стал методично распрашивать о причинах приезда. Поначалу чужак лишь пучил глаза и сипло икал, но залив брагу пятью литрами застоявшейся воды из бочки для полива, пришел в себя и начал рассказывать:

- Наши предки строили здесь курорт. Но дорога дальняя, начали все больше пятисот тысяч лет назад, надзор слабый, поэтому деньги освоили, на диких пляжах погрелись, ни одного здания не закончили и вернулись назад.

- У нас так же строят, - согласился колдун.

- Наши гены, - вздохнул инопланетянин, и продолжил: - А для помощи в строительстве дорог и коммуникаций мы вербовали местное население. Питеканторопов всяких с неандертальцами…

- Это кто, горцы? - удивился шотландский маг, - я у нас на рынке и не встречал таких.

- Не знаю, откуда они брались, может и с гор. Ребята исполнительные, но недалекие. Мезатронными микроскопами колья забивали. Пока дубины им не выточили, сколько под это добра списали… - зеленый задохлик мечтательно закрыл глаза, вспоминая добрые старые времена.

- Ладно, со стройкой разобрались. Так строили, что даже следов не оставили потомкам… А зачем снова пожаловали?

- Из-за дубин, - вздохнул гость. - Капитан корабля был страшным бюроктатом и все орудия труда записал в ведомости. Недавно, тысяч сто лет тому назад, очередная камеральная проверка наткнулась на эти бумаги и подняла шум. Местную живность работать заставляли? Заставляли… Орудия производства предоставили? Предоставили… Значит надо отчитаться. Приехать, найти кого из долгожителей и узнать, куда дубины подевали. Может, сломали уже. А может, их и не было и под видом ‹автоматизированный комплекс для забивания свай› что другое списали…

- Ну и летели бы куда в город, где музеи, и такие же яйцеголовые сидят! - возмутился колдун. - Там и рылись бы в запасниках, искали свои инструменты.

Инопланетянин почесал гибкой рукой спину и насупился:

- Пробовали. Трудно с этим. Прописки нет, регистрацию не дают. Деньги наши не принимают. Норовят резиновым ломом по спине огреть и ‹чуркой зеленомордой› обзывают… Не получилось в городе остановиться.

- А у нас, значит, получилось?

- А у вас хорошо. Природа. Люди душевные. И лицами уж больно на наших работников походят. Если не они сами, то их потомки, не иначе.

Мистер Данбартоншир не поленился и сходил домой, за детской энциклопедией. Книга досталась в подарок после районого новогоднего утренника, где он изображал помощника Деда Мороза. Дети тогда настолько впечатлились, что ‹дедушке лесовику› щедро насыпали мешок конфет и вручили ‹Историю древних народов мира›.

Найдя рисунки дорожных строителей инопланетян, колдун долго рассматривал иллюстрации, потом лишь развел руками и признал очевидное:

- И в самом деле. Вот это вылитый наш староста, а второй на Митрича похож. Если не он сам, то дед его или прадед…

Захлопнув толстую книгу, чернокнижник поинтересовался:

- А дом мой зачем просверлили? Огород попортили и последнего зомби зачем лишили?

- Положено, для отчетности, - пьяно всхлипнул тощий до безобразия инопланетянин, ловя длинным языком последнюю хмельную каплю из бочонка. - Образцы для исследования взять, бирки навесить, флору и фауну собрать… Нам еще надо чучела изготовить, шкуры для исследования предоставить и штук сто аборигенов для зоопарка наловить. Можно с тебя начать. Все по инструкции…

Оценив перспективы, колдун вздрогнул и пожалел, что так рано вернулся домой. Но потом взял себя в руки и постучал по столу пальцем:

- Показывай. Инструкцию. Бюрократ чертов… И чтобы с переводом, как положено!

Внимательно изучив переливающуюся всеми цветами радуги бумагу, мистер Данбартоншир повеселел и подчеркнул острым ногтем одну из строк:

- Так, недоразумение зеленое, а где у тебя разрешение на отлов ‹местной флоры и фауны›? Вот, номер триста четвертый, согласно списка?

Лупоглазый собеседник икнул от возмущения и заверещал:

- Так ведь оно здесь лежало, на столе! Вместе с сачками для ловли бабочек и безонным корректором! Ты же сам это все спалил! Вот, гляди, даже пятно осталось!..

Но колдун был непреклонен:

- Это ты в городе будешь рассказывать, где и что у тебя лежало. Как сдам туда для проверки, так и расскажешь. А после лома резинового еще и вспомнишь, откуда вы свое блюдце угнали. Не удивлюсь, если в районе у кого уволокли. У нас ребята прогрессивные в управлении работают, у них машины все современные, новые. Я что-то похожее на днях видел…

Сменив зеленый цвет на бледно-серый, гость совсем стушевался и залопотал, просительно заглядывая в глаза суровому хозяину дома:

- А может, мы без города договоримся? На тарелку у нас все документы целые, все генокоды записаны и налоги заплачены. А?

Сменив гнев на милость, мистер Данбартоншир согласился помочь попавшим в беду туристам:

- Можно и договориться. Посадите все в огороде обратно, что выдрали. Вместо зомби мне какого-нибудь робота оставите. На болота слетаем, мхов и ягод наберем, надо будет мужикам браги сварить, чтобы зла не держали. И можете возвращаться домой, за своим разрешением. Как оформите, так и побеседуем предметно…

- Мы обязательно, мы сразу же! - обрадовался инопланетятин. - Оглянуться не успеете! Сто тысяч лет туда, сто тысяч обратно, и мы уже тут, со всеми документами!

- Вот и хорошо! - подвел черту плодотворной беседе колдун. - Пошли, выпустим твоих лоботрясов, пусть дом конопатят. И на болото… Если все по уму сделаем, я вам даже с собой пару боченков дам…


***


На выходных деревня провожала гостей. Громко играла гармошка, столы ломились от разносолов, а староста деревни красовался в подаренном шлеме звездонафта, лихо заломив его набекрень. Зеленые короткорослики под мудрым руководством общественности осознали, насколько были неправы, и успели ударно потрудиться на благо общества. Митричу заготовили впрок дров, и его дом теперь сиротливо приткнулся рядом с трехсотметровой поленницей. Михайловне помогли украсить коров, и те после мудреной процедуры трансмутации щеголяли золотыми рогами и мычали подобно гудку теплохода. Напоследок гости обновили забор на околице, лихо вколотив столбы универсальными мезатронными микроскопами.

Закончив погрузку зеленых тел в тарелку, мужики добавили на посошок и просили не забывать. С трудом собирая в кучу разбежавшиеся глаза, командир экспедиции громко кричал, вцепившись в крышку люка:

- И вы навещайте! Как только третьего красного карлика пролетите, так сразу налево! Не заблудитесь! Ждем, всех ждем!

Наконец силы его оставили, и он рухнул в глубины иноземного аппарата. Люк закрылся, загудел двигатель, и серебристый диск наискось умчался в ночные небеса, оставив после себя легкий сивушный запах.


***


Поздним вечером колдун нашел в сундуке свою записную книжку и аккуратно вывел:

- 202009 от Р.Х. Срочно уехать на шабаш. Вернуться не раньше 202010.

Еще раз прикинув на пальцах дату, мистер Данбартоншир удовлетворенно кивнул и погладил потрепанную обложку:

- Пусть теперь кто другой с ними разбирается. А я лучше в сторонке посмотрю. Зоопарка мне только не хватало, на старости лет…


08. Отпуск мистера Данбартоншира


[Отпуск - вещь хорошая. Но дюже короткая. Промелькнувшему отпуску посвящается…]

Отпуск - это хорошо. Это заряд бодрости на пару недель, обгоревшие до волдырей плечи и потерянные в дороге сумки с провизией и полезными мелочами. Это стоптанные до костей ноги и смешавшиеся в кучу образы соборов, мечетей, пирамид и дешевых забегаловок с прогорклыми запахами. А еще полгода вдумчивого изучения груд каталогов и описания отелей, чтобы потом вселиться в первый попавшийся клоповник, польстившись на пошарпанную вывеску ‹все возможное барахло включено›. Что и говорить, отпуск - это очень хорошо.

Потомственный колдун, сын зеленых шотландских долин, мистер Данбартоншир сидел на крыльце любимой избушки и горячо перечислял зашедшему в гости деревенскому старосте преимущества отдыха вдали от родных пенатов.

- Подумай только: утром, в обед и вечером ты совершенно свободен! Не надо думать о хлебе насущном, можешь зайти в любой ресторан и отведать экзотические блюда. А если оплатить питание в гостинице, то даже искать ничего не придется, все рядом!

- Меня жена так же кормит. Три раза в день. А если проголодаюсь, то и все шесть.

- Экзотическими блюдами?

- Лягушками, что ли? - подозрительно покосился начитанный староста.

- Ну, почему обязательно лягушками! - смутился колдун и перевел разговор: - Но главное, любой напиток из неизвестных плодов! На выбор!

- А у меня брага, любая! И шесть раз в день могу перекусить. Забесплатно! - сразил собеседника крестьянин и почесал безразмерное брюхо.

Мистер Данбартоншир попытался зайти с другой стороны:

- Но дома ты не увидишь ни одно из чудес света, которыми так богат мир!

- А зачем они мне? Я что, спать лучше стану, если каких папуасов увижу? Да мне и так хватает, у тебя что ни месяц, кто-нибудь объявится! То зеленые, то бурые, то лохматые, то вообще не пойми какие. Батюшка уж устал в церкви прятаться, как к тебе новых гостей занесет.

- Он-то при чем! - возмутился колдун.

- А кто с демонами на прошлые праздники дракона с крыши запускал? А потом бегал по всей деревне и кричал, что святой воды надо, другой не потушить горящий сарай? Священника чуть заикой не сделали. Он после вчерашнего в великой жажде спустился к алтарю, а там с полсотни морд рогатых ведрами воду черпают.

- Ну, переборщили мы тогда с драконом, - неохотно согласился чернокнижник и вздохнул. Не хотелось вспоминать о том, как поп гонял старика по всей деревне с кадилом в руках.

- Во! - староста важно поднял палец и усмехнулся. - Так что я лучше без твоих чудес поживу, здоровее буду.

Потянувшись, старый друг хлопнул колдуна по плечу и рассмеялся:

- Ты, похоже, себя уговариваешь! Что, ехать не хочешь?

- Почему?! Хочу! Очень хочу! - засуетился мистер Данбартоншир. - Я хочу, вот только…

- Только - что?

Старик вздохнул и признался:

- Я не знаю, куда. За столько лет повидал уж все, что можно было.

Староста удивился:

- Что, уж и придумать ничего нельзя? Вот беда-то… Тебе без отпуска нельзя. Ты ж у нас за погоду отвечаешь и вообще. Говорят, от бесконечной работы стресс вырабатывается, и болеть начинаешь. Нельзя нам с больным магом. Ты же с тоски и расстройства такого учудить можешь!

- Могу, - грустно согласился шотландец. - Но придумать ничего не получается…

Загоревшись, обладатель пуза начал предлагать варианты:

- На рыбалку надо, рыбалка тебя спасет! Подумай, на толстую леску крюк побольше и акулу ловить! Такую, зубастую…

Колдун побледнел. Перед его внутренним взором возникла картина, где две гигантские черные тени сцепились в схватке под утлой лодкой. Память скрыла во мгле имя безумца, подсунувшего старику картинку из энциклопедии с описанием мегалодона. Как и количество выпитого перед рыбалкой, что сподвигло лицензированного магистра черной магии призвать якобы вымершее чудовище попробовать привязанную на крючок приманку. Счастье еще, что всплывшая акула заинтересовалась проплывавшей мимо подводной лодкой и сцепилась с доблестными US Navy.

- Нет. Рыбачить я больше не хочу! - отрезал мистер Данбартоншир. - Уже порыбачил.

- Тогда охота, - тут же переключился староста. И с восхищением причмокнул: - На что-то большое. Чтобы интересно было!

- Большое? - с подозрением переспросил собеседник, не успев вернуть естественный цвет лица.

- Большое. Лучше - больше медведя. Чтобы запомнилось.

Старческие руки непроизвольно нащупали ряд заплат на любимом черном балахоне. И ведь на трезвую голову тогда с индейцами трубку курили. Кто же знал, что захочется чем-то удивить гостеприимных хозяев. И вместо медведя доблестные охотники отправились сквозь дым ритуального костра в прошлое. За тираннозавром. От которого шустрые индейцы успели удрать домой, а колдуну пришлось пережить немало неприятных минут, выбираясь из пасти прожорливой твари.

Кадык дернулся, и чернокнижник сипло прервал друга:

- Я не люблю слишком активный отпуск. Он меня утомляет. Сам говоришь, я должен отдохнуть, чтобы с новыми силами и на благо общества…

- Ну, можно тогда пирамиды посмотреть. Не египетские, эти ты наверняка видел. А эти… Как их… Там еще людям сердца рвали… В Америке… Я по телевизору…

Обладатель сотни идей будущего отдыха посмотрел на остекленевшие от ужаса глаза колдуна и подавился воздухом.

- Кхе… Похоже, пирамиды ты уже видел…


***


Через два часа староста сдался и устало признал, что идеи у него закончились. Совсем. Оказалось, что за свою длительную и бурную жизнь сосед успел побывать в самых невероятных местах крошечной планеты. Где в силу особой злопамятности богов испытал неведомые обычным туристам приключения. Приключения, начисто отбившие охоту появляться еще раз среди достопримечательностей Африки, Америки, Европы и других континентов.

- Знаешь, - опустошенный толстяк поднялся и пожал плечами: - я не представляю, куда тебе еще съездить и развеяться. Но скажу одно: тебе обязательно надо взять отпуск и отдохнуть. От нас, от деревни. От всяких волнений и прочего… Иначе тебя на сенокос не хватит…

- Я отдохну. Обязательно. Придумаю, куда бы податься. Вот утром придешь, а у меня табличка на двери висит: ‹Уехал в отпуск›. И только так! - обреченно выдохнул колдун и помахал на прощание.

Солнце уже село, и первые звезды пробуравили темнеющий небосвод, а сутулая худая фигура продолжала маячить на крыльце, издавая печальные вздохи…


***


Забегавшийся по делам староста лишь к обеду успел дойти до соседа, где его взору предстала кривая табличка, небрежно прибитая к калитке:

‹Уехал в отпуск. Не беспокоить!›

Подивившись странной надписи и одновременно порадовавшись за колдуна, староста уже собирался было бежать дальше, как услышал пугающие звуки. Протяжное мычание доносилось из избы через приоткрытую дверь и непроизвольно вздымало волосы на загривке.

- Он там что, в обмороке лежит, что ли? - присел староста и задумался.

Ночью можно вызвать участкового. Того не то что мелкая нечисть, того сами демоны боятся больше всех святых, вместе взятых. Но днем, в полдень? Скажут еще, что солнцем голову напекло, примерещилось что-то. Кроме того, любопытно же одним глазком глянуть, чего там происходит, у этой нехристи колченогой…


***


Люк в подпол распахнулся, и в его проеме показалась удивленная голова.

- Эй, Карлович, а ты что тут делаешь?

Колдун сидел на широкой лавке в обнимку с бражным бочонком и распевал во все горло что-то древне-шотландское. Может, любимую колыбельную бабушки. А может какой-то гимн шотландских баронов, поджаривающих пятки неудачливым пленникам.

- Я? Я, ик, я тут в отпуске! Я же говорил, что, ик, придумаю… И придумал! Нет меня, понял?! Нет! Я все, я уехал! - мистер Данбартоншир махнул рукой и щедро расплескал брагу из ведерного ковша. - Вот недельки две погуляю, отдохну, и вернусь! Имею я право на отпуск?!

- Имеешь! - староста радостно закивал, потом задумчиво смерил взглядом батарею бочонков у дальней стены погреба и осторожно спросил: - А меня с собой в отпуск не захватишь? Ты ведь почти каждый год отдыхаешь, а я все бегом, все на общество здоровье трачу… Не поверишь, ни разу за последние двадцать лет отдохнуть не довелось!


***


В мутных сумерках редкие путники шарахались от мрачной избы, чернеющей слепыми окнами на улицу. И не понятно было, что пугает крестьян больше: двухголосое завывание неизвестных чудовищ, идущее из-под земли, или криво начертанное красной краской заклинание на заборе:

‹Мы уехали в отпуск. Не беспокоить!›


09. Армия мистера Данбартоншира


Потомственный чернокнижник, колдун с официальным дипломом, гордый потомок шотландских свободолюбивых повстанцев и прочая, прочая, мистер Данбартоншир страдал. Духовно, морально и материально в придачу…

Его любимый огород погиб под нахрапистыми сорняками, и старик с болью в глазах рассматривал зеленые колючие джунгли, пожравшие чахлые грядки помидор и кабачков. До той поры, пока на ходу оставались старые верные зомби, на куцых плантациях мистера Данбартоншира всегда кто-то копался. Пусть не тоннами, но свежая зелень и дары природы все же присутствовали на столе. Но безмозглые инопланетные братья разобрали на запчасти последнего из мертвецов, и отавшийся без рабсилы колдун пал духом. Не к лицу было великому и страшному магу ковыряться в земле. Так и лицо можно перед крестьянами потерять. А наученные горьким опытом, соседи больше не занимали у хитромудрого чернокнижника, спасая свои проспиртованные тела от несостоявшегося феодала. Жители деревни не занимали, зомби клепать было не с кого, колдун мрачнел с каждым днем. Ситуацию требовалось разрешить как можно быстрее. И судный день настал…

Закрывшись дома, мистер Данбартоншир привычно создал портал в жаркий загробный мир и плеснул туда пару ковшиков холодной воды. Довольно прислушавшись к рассерженым воплям, колдун устроился поудобнее и стал ждать.

Первым на борьбу с напастью отправили мелкое недоразумение размером с неуродившуюся тыкву. Этого демона старик сбил плевком и продолжил скучать.

Вторым сунулся демон чуть побольше, но этот рогатый пакостник успел удрать до того, как мистер Данбартоншир успел протянуть руку к ковшу.

Подождав для порядка еще пару минут, колдун рассердился на проявленное неуважение к его персоне и не постеснялся вылить всю кадку с холодной водой в дырку. Подождав, пока развеется пар, великий шотландец сунул голову вниз и проорал:

- Я не понял, мне что, потоп устроить?

Наконец, из подмоченного багрового тумана высунулась рогатая голова и с тоской в голосе спросила:

- Ну, чего расшумелся? Позвонить не мог?

- Я?! - возмутился мистер Данбартоншир. - Чтобы до тебя дозвониться, надо с десяток амулетов потратить! Пока через твою полусотню секретарей продерешься, сто раз душу Люциферу отдашь!

- Ну, я могу им отметку сделать, чтобы тебя без очереди пускали… - начал было высокопоставленный демон, но колдун лишь саркастически ухмыльнулся в ответ.

- Ничего. У меня другие способы. Более действенные.

- Это да, - печально вздохнуло порождение Тьмы и выбило из уха пару ведер воды. - Как не заявишься, так после тебя и документы потом сушить и лужи убирать. Одно раззорение…

- А я ведь только начал, - недобро пообещал старик.

Демон покосился и решил не обострять. Проклятого колдуна он знал уже больше тысячи лет лично и помнил, насколько у чернокнижника пакостный характер. Поэтому зубасто-клыкастая рожа вздохнула и спросила:

- За чем пожаловал?

Мистер Данбартоншир сложил руки на груди и повеселел: муторную процедуру препирательств и криков "а ты кто такой" миновали без задержки, можно было начинать торговаться. А торговаться старик любил.

- У меня огород пропадает. Я бы даже сказал - совсем пропал. Весь урожай под корень…

- Мы помидоры не жрем, - испуганно отпрянул демон. - Это не мои ребята!

- Если бы жрали, я бы вам хвосты оборвал тут же, - грозно пообещал колдун и продолжил: - Мне работники нужны. На постоянной основе. Дешевые и работящие. И чтобы без профсоюзов и прочих ваших подлых штучек.

Клыкастый гость задумчиво почесал рога и попытался отмазаться:

- А я при чем? У меня самого штаты не укомплектованы. Пока вас, грешников, дождешься, успеешь от тоски усохнуть…

- А кто мне в Париже проспорил желание? Кто сидел на башне и орал, что Квазимодо выберут красавцем года?

Демон насупился:

- Я не виноват. Это у вас, людей, эстетические вкусы неправильные. Парня с меня лепили. Должен он был выиграть.

- Ну, должен, не должен - это уже дела прошлые. А желание ты мне проспорил.

Мистер Данбартоншир пошарил в кармане и вытащил длинный листок. Аккуратно расправив мятую бумагу, стал водить пальцем по кривым строчкам:

- Я тут посчитал… Вот, на строительство водокачки мне надо будет с десяток ребятишек. И на парники с полсотни. И еще с сотню забор поправить и колорадского жука собрать… Так что…

Глаза демона загорелись нехорошим огнем, но он быстро соорудил на роже радостную улыбку и затараторил, не дав колдуну закончить:

- Ребятишек? Работящих и чтобы надолго? Есть, есть такие!

- Точно? - удивился старик. Умудренного опытом чернокнижника насторожила покладистость демона, но тот уже перешел в атаку:

- Есть! От сердца отрываю! Но зато, целая рабочая армия! И все, как один, без вредных привычек!

- И поделишься? - еще больше удивился мистер Данбартоншир.

- Совсем отдам. Желание - это закон! Раз проиграл, надо исполнять! А то с тебя станется, побежишь Самому жаловаться.

- Никогда, - гордо выпрямился в кресле знаток темной магии. - Потомок шотландских колдунов никогда не жаловался! Никому!

- Ну, или зальешь, - согласился демон.

- Это - могу. Но чтобы жаловаться…

- Тогда - по рукам? Я их тебе до скончания века отдам. А то они такие старательные, всю работу уже переделали, от безделья маются. Ходят тут, со своими тарахтелками, молодняк смущают.

- И бесплатно? - засомневался было старик.

Демон замахал лапами, как ветрянная мельница:

- На сто лет, не больше! Считай, что из резерва выделил!

- Сто лет? Подходит. Если что, я их потом у тебя выкуплю, - решился мистер Данбартоншир. - Когда пришлешь?

- А хоть сейчас. Как раз во двор тебе и доставлю.

Демон нырнул в дыру, но через мгновение высунулся обратно:

- Только, это… Как бы сказать… У тебя в роду юденов не было?

- Кого? - удивился колдун.

- Юдены… Не знаю, кто это, то сильно парней разобидели. Как кого не увидят, все спрашивают: "Юден? Юден?"

- Нет. Данбартонширские мы. От начала веков.

- И ладушки, тогда жди… - обрадовалось порождение Мрака и сгинуло окончательно.

- Водокачку поставлю, - размечтался старик. - Грядки новые размечу, забором пустырь выгорожу и там теплицы построю. Чем я старосты хуже? Буду зимой маринованные огурчики кушать. С брагой…

Довольный мистер Данбартоншир шагнул на крыльцо и полетел вверх тормашками от сильного удара по загривку. Сипло грохнувшись на утоптанную землю, хозяин с ужасом услышал стройный лязг автоматных затворов. Рабочая армия демона прибыла на место…


***


На удивление сильные руки скелетов подняли потомственного чернокнижника над землей, и череп в рогатой каске оскалился ему в лицо:

- Кто ты есть? Партизанен?

- Чего?! - с перепугу колдуна переклинило и он заорал что-то на помеси древнеславянского и шведского: - Я лицо неприкосновенное, требую консула! Jag ar en helig person, efterfragan konsul!

- Юден? - с сомнением переспросил командир в каске, но мистера Данбартоншира уже несло:

- Я тебе сейчас ребра пересчитаю, кочерыжка усохшая! Чтобы меня и на моем дворе жизни учили!

- Нихт юден, - донеслось из задних рядов.

Главнокомандующий скелет почесал ржавые рожки на каске, поколупал пальцем вышитые белой нитью черепушки на черном балахоне колдуна и с еще большим сомнением переспросил:

- Хер оберст?

Нащупав ногами землю, мистер Данбартоншир стряхнул с себя охранников, набрал в грудь побольше воздуха и заорал. Надо признаться, что если бы сейчас во дворе оказался подлый демон, старик бы разодрал его просто на мелкие клочки. Что-что, а за свой личный надел земли чернокнижник был готов биться с любым исчадием ада. Что ему какие-то жалкие скелеты, обвешанные глупыми железками.

- Молчать, недоносок! Я тебе такой хер покажу, ты у меня до Камчатки добежать не успеешь! Я вам тут что, для мебели поставлен?! Молчать!!! Вам что, боевая задача не понятна?! Вам не сказали, чем вы заниматься будете?! Я тебе таких юденов покажу, ты у меня в фундамент пойдешь и там все сто лет кувыркаться будешь! Молчать!!!

- Майн фюрер! - в экстазе выдохнула трудовая армия, замерла на секунду и громыхнула в ответ: - Хайль Карлович! Хайль!

С трудом перводя дух, мистер Данбартоншир недобро покосился на вытянувшегося во фрунт командира и молодцевато держащих строй бойцов. Похоже, требовалось немедленно закрепить первоначальный успех.

- Бойцы! Солдаты и офицеры! - колдун взглянул на вымахавшую над забором зелень и ткнул туда костлявым пальцем: - Там, там наш общий враг! Проклятый всеми богами враг, пожравший наше жизненное пространство! Только сплотившись вместе, мы сможем победить его!.. И мы победим! Тотальная война до последнего солдата! Отечество или смерть!.. Хотя, смерть вам уже не грозит. Что и к лучшему…

Мистер Данбартоншир взобрался обратно на крыльцо и скомандовал:

- Слышишь, ты, в каске… Как там тебя?

- Хер лейтенант, майн фюрер!

- Будешь оберстом. Веди парней. Пора… В атаку!

Трудовая армия на удивление быстро перестроила свои ряды, достала из походных мешков гранаты с длинными ручками и под лающие команды рванула вперед…


***


На следующее утро умиротворенный колдун сидел на крыльце и осторожно пил горячий чай. Изредка старик морщил нос от налетающего запаха гари, косился на пепелище и бормотал про себя:

- А что, и ничего. Хорошие ребята. Бодрые. Эк они половину деревни разметали. Я и оглянуться не успел… Ну и ладно, зато без жертв. Сегодня все восстановим, починим, а завтра моим огородом займемся. Золу на прикормку, воронки на пустыре надо будет черноземом присыпать… И хорошо… Оберст у меня толковый, справится. И водокачку поставят. И забор. И парники, с витражами. Чтобы зашел внутрь, а там - красота…

Отхлебнув, мистер Данбартоншир потянулся и хитро улыбнулся:

- А лет через сто я их верну. На пару дней. И подскажу, где им этих юденов искать. Я одного такого знаю. Большого. С рогами. Пусть развлекутся…

Над деревней разносился стук топоров. Трудовая армия мистера Данбартоншира отстраивала заново разрушенное. В том числе и недостроенную водокачку. Цветное стекло для витражей из района пообещали подвезти чуть позже…


10. Стоматология мистера Данбартоншира


Кузнец Лексеич нашел глазами сияющую маковку церкви, истового перекрестился и тяжело вздохнул. 364 дня в году кузнец был счастлив. Богатырское здоровье, дом - полная чаша, любимая высокооплачиваемая работа. Живи и радуйся.

Но один, 365 день в году, мстил за все разом. В начале осени, в произвольный день, у Лексеича начинал болеть зуб. Каждый новый год - разный. Чем кузнец провинился перед ангелом хранителем, кому успел насолить в прошлых инкарнациях - то история умалчивает. Но зато односельчане могли подробно в красках рассказать, какой забор или сарай порушил разбушевавшийся богатырь, мучаясь от зубной боли.

Раньше Лексеич ходил к местному акушеру-гинекологу, по совместительству занимавшему все вакантные должности в сельской поликлинике. Эскулап вливал в кузнеца полведра браги и начинал ковыряться бормашиной в безразмерной пасти. Как ни странно, после его манипуляций становилось намного легче. Но владелец белого халата еще в прошлом году перебрался в город: заниматься пластической хирургией. И теперь односельчане либо мотались в райцентр, либо шли на поклон к мистеру Данбартонширу.

Для дипломированного колдуна лечение зубов было делом новым и интересным. Он с радостью экспериментировал на пациентах, изобретая все новые способы молниеносного излечения. Пару раз его по результатам процедуры били смертным боем, заставляя 'возвертать все взад', но старик так и не утратил юношеского задора исследователя. И предстоящий визит к чернокнижнику сильно пугал кузнеца.

[Надо признаться, вражды как таковой между Лексеичем и Карловичем не было. Так, легкая неприязнь. То кузнец бревна для бани перетаскивает и очередное неудачно метнет прицельно на другой край деревни, снеся крышу сараюшки. То колдун саранчу аккуратно приземлит на картошку обидчику, и твари прожорливые оставят после себя лишь выскобленную до суглинка яму. Но в остальном: не обижали друг друга, нет. Недолюбливали чуть-чуть, не более того… Может, здоровью и магическим талантам друг друга завидовали, может еще что…]

Вздохнув еще раз, кузнец помялся с полчасика у калитки, потом плюнул через левое плечо и вошел во двор. Мистер Данбартоншир в этот момент принимал солнечные ванны в своей любимой клетке. Увидев Лексеича колдун протер от удивления глаза, затем разглядел раздувшуюся щеку недруга и широко заулыбался. От этой улыбки гений молота и наковальни посерел и попытался рвануть обрано. Но столпившиеся за калиткой соседи заблокировали хлипкую дверь и загалдели:

- Лексеич, ты это чаво?! Ты это, не дури! Мы тебя до райцентру не довезем! А ты же к вечеру очумеешь окончательно! И что потом? Куда тебя девать? Ты же посшибаешь все, как тысяча быков! До весны с ремонтом не управимся! Поэтому давай, не безобразничай! Вон, Карлович тебя подшаманит, он уже и руку набил! Старосте в прошлый раз за пять минут все зубы вылечил, тот так и ходит, с золотыми…

Пока перепуганный кузнец ломился в закрытую калитку, колдун быстро выволок из дома огромный крест для распятия и воткнул посреди двора. Полюбовавшись на древнеримский подарок, потер сухонькие ладошки и повернулся к зрителям:

- Вот. Дело сложное. Больного иммобилизировать потребуется. То есть: привязать. Для его же пользы.

Ошалелый Лексеич не успел как следует возмутиться, как соседи вздернули его на бревна и откатились к забору, подобно морской волне, почесываясь после полученных оплеух. Мистер Данбартоншир придирчиво осмотрел распятого кузнеца и начал выкладывать на широкий стол инструменты, громко бормоча себе под нос.

- Лечение, оно ведь такой процесс, хитрый процесс. Обоюдных усилий требует. И доктора и больного. А если больной не хочет, так черти что выйти может. Вот например…

Колдун ласково погладил щипцы, размером чуть меньше его самого:

- Это мы золовку пасечника лечили. Дурная баба, одним словом. Как ругалась, как зубами щелкала. Я же не виноват, что после этого у нее зубов в пасти, как у акулы. Пришлось лишние две тысячи зубов выдергивать.

С распятия донесся сдавленный стон. Чернокнижник тем временем высыпал на стол груду напильников.

- А это мы свата нашего батюшки лечили. Ох и вредный мужик попался, ох и вредный. Сколько нервов помотал, сколько крови попил… Клыки спилили только к утру. Батюшка помогал, всю святую воду извел. Но ничего, справились.

У калитки тем временем остались лишь самые стойкие. Более впечатлительные предпочли бежать без оглядки, не дожидаясь начала процедуры.

Тем временем гора пыточных приспособлений на столе росла. Коловороты, щипцы, точильные круги, кувалды и стамески. Напоследок колдун одобрительно взвесил в руках гнутый лом.

- А когда уж ничего не помогает, то приходится больной зуб удалять… Нет, конечно, я из чувства профессиональной гордости стараюсь спасти несчастного. Но когда процесс запущен, приходится действовать радикально. Вот, лучшее средство. Главное, не замахиваться слишком сильно, а то придется всю челюсть восстанавливать…

Всхлипнув, кузнец обмяк на кресте и провалился в спасительный обморок. Удивленный мистер Данбартоншир повернулся сначала к нему, затем к опустевшей улице и обиженно проворчал:

- Ну вот, а как же публика? Ведь какой замечательный экземпляр пропадает! Как бы я его лечил, до самых выходных! Каждую, каждую бы железку опробовал… Эх, не ценят таланты в нашей глуши. Не ценят…

Заглянув в рот больному, колдун почесал затылок и отправился домой. Вернувшись с охапкой трав, устроился на крыльце и стал готовить в крошечном горшке будущий целебный настой…


***


Через час кузнец пришел в сознание. Резко сев, с ужасом стал ощупывать себя, выискивая ущерб для здоровья. Затем схватился за раздутую щеку и скривился от боли.

Мистер Данбартоншир покосился на гостя, отхлебнул горячего чаю из безразмерной кружки и постучал по краю стола, установленного на веранде:

- Лексеич, подь сюды… Не бойся, я сегодня мирный, благостный… Садись, говорю…

Здоровяк осторожно примостился на край скамьи, с подозрением разглядывая старика в черном балахоне.

- Вот тебе настой. Прополощи и выплюнь. Прямо сейчас… Давай, не трясись.

Кузнец осторожно хлебнул отвар из горшочка и старательно забулькал. Выплюнув дымящуюся бурую жидкость, глотнул следующую порцию. Через пару минут отек пропал и боль ушла. Удовлетворенно кивнув, мистер Данбартоншир важно поднял вверх палец:

- Вот так. Целебные травы и никакой химии… Я так понимаю, у тебя в кузнеце экология плохая. Может, вентиляции не хватает, или еще что… Вот зубы и болят. Я тебе настой отдам. Как раз в год прихватит, так и полощи. Пять минут и здоров. И зубы в отличном состоянии, можно гвозди перекусывать. И никаких побочных эффектов. Никаких… Мда…


***


С огромным трудом выпроводив безмерно благодарного кузница со двора, колдун уволок обратно в дом распятие и вернулся к чаепитию. Похрустывая сушками, чернокнижник почесывал живот и размышлял в слух:

- Жаль, конечно, что без показухи обошлось. Я то по началу обрадовался, а зрители подкачали. И кому надо железками греметь, если зал пуст?.. Боюсь, совсем авторитет ужасного и могущественного растеряю… Мда… А мимо кузни в полнолуние теперь лучше не ходить… А то ведь в самом деле, он ведь не только гвозди теперь перекусывать может…


11. Дача мистера Данбартоншира


Молодой человек упорно пытался прорваться за запертую калитку и брызгал слюной из-за невысокого забора:

- Вы обязательно должны рассмотреть это предложение, обязательно! Послушайте, вы же просто отказываетесь от своего счастья! Все, все серьезные люди в нашем районе имеют дачи в этом поселке. И вы, как уважаемый и состоятельный человек, просто обязаны хотя бы посмотреть на наше предложение!

Старик, одетый в черный мятый балахон, хмурил брови и держал оборону, подпирая калитку жилистым плечом. От настырного гостя отбивался не абы кто, а великий и ужасный мистер Данбартоншир, потомственный шотландский чернокнижник, дипломированный специалист черной магии и оккультных наук, и просто старый колдун из забытой в глухих сибирских лесах деревни.

Неизвестно, каким ветром занесло в деревню этого наглого молодчика, но субъект уже успел пробежаться по всем домам, получил оглоблей от старосты, с трудом сбежал от разъяренных быков Михайловны и в итоге оказался здесь, у последней избы в конце улицы. Покопавшись в тощем дерматиновом портфельчике от Гуччи, молодой человек прочел мятую бумажку, просветлел лицом и рванул навстречу задумчиво стоящему у калитки хозяину. И старику приходилось уже больше часа отбиваться от назойливого визитера.

- И сам глава района, слышите?!, сам глава района купил там уже третий участок и строит новый особняк! - верещал молодой человек.

- Ну, ты меня с такой величиной не ровняй, придумал тоже, - пыхтел в ответ мистер Данбартоншир.

- Зато он мне вас лично рекомендовал и говорил, что будет счастлив увидеть вас по соседству! - в сотый раз махал мятым листком настойчивый представитель молодого поколения.

- И хорошо, что говорил, я разве возражаю? - настороженно косил безумным взглядом колдун и вздыхал. Если бы не магические слова "глава района", так давно бы от наглеца остался один пепел. Но с представителем власти ссориться не хотелось, а кто его знает, кем хозяину района приходится этот странный гость.

- Ну, раз вы не цените такое дельное предложение "Самого", то я ему так и передам, - пошел в последнюю решительную атаку молодой человек и сделал вид, что уходит.

Чернокнижник ругнулся и высунул голову за калитку.

- Участок, говоришь?

- Именно так, - тут же наклонился к нему гость. Жестом фокусника он достал из портфельчика ворох бумаг и ручку. - Подписать надо вот здесь. Отличный участок, чернозем, почти гектар по площади, рядом река и лес, коммуникации подведены и за все про все от пятидесяти тысяч.

- За гектар? - поразился колдун.

- Метр, - неохотно ответил продавец.

- Рублей? - с ужасом узнавания решился уточнить мистер Данбартоншир.

Молодой человек обиженно надул губы, все видом показывая, как неуместен подобный глупый вопрос. Ну, кто же из настоящих уважаемых людей говорит о презренных рублях…

- Подпишите и я вас отвезу в банк, там оформим платеж, - начал было гость, но колдун не дал ему закончить.

- Оберст! - громко разнеслось по двору.

- Яволь, майн фюрер Карлович! - отозвался высокий скелет с арийской выправкой в надраенной до зеркального блеска каске.

- Парней позови. Присмотрят за нашим другом. А ты со мной поедешь. Посмотрим на лучшее место в районе. Может, оно и в правду, того стоит.

Молодой человек заволновался, лихорадочно тыча бумагами в живот колдуну:

- Я не могу оставаться! У меня еще клиенты, за сегодня надо по плану еще две деревни объехать! Да и вообще, так дела не делают, надо сначала подписать…

- Позже, - отрезал чернокнижник. - Я уже подписал разок бумаги, до сих пор расхлебываю. Так что, у меня погостишь. А если мне понравится предложение, я не один, я три участка куплю.

- Ну, я так не согласен! Я тогда пойду!

Колдун криво улыбнулся и щелкнул пальцами. Толстый канат, которым обычно связывали буянившего по деревне кузнеца, ласково обвился вокруг ног начинающего бизнесмена и вздернул его в воздух.

Наклонив голову к красному лицу висящего вверх ногами гостя, мистер Данбартоншир добавил:

- Ты не волнуйся, я быстро вернусь. И если все, как ты сказал, то будет тебе почет и уважение. И костюм тебе справим не хуже, чем у нашего главы района. И чемоданчик из крокодиловой кожи подарю. И вообще… Ты только дождись. И языком не мели. У меня работники хорошие, но дюже обидчивые. Если что ляпнешь, я тебя живым и не застану…

Застывший на страже взвод скелетов дружно передернул затворы "шмайсеров" и синхронно кивнул головами. Молодой человек булькнул застрявшими в горле словами и с перепугу выронил портфель.

- Вот и ладно. Я мигом. Пошли, оберст. Долго ли нам, умеючи. Разок плюнуть, портал слепить и уже на месте…


***


Скелет с арийской выправкой заботливо держал на руках колдуна, сам провалившись при этом в непролазную грязь по пояс. Мистер Данбартоншир задумчиво рассматривал перерытый оврагами кусок земли, превратившийся после дождя в безразмерных размеров болото. Ни обещанной реки, или леса на горизонте видно не было. Где-то вдали жалобно вспыхивали мигалки "мерседесов" районного руководства, утонувшие в жидком месиве по крышу.

Неутомимо разрезая жижу широкой грудью, к колдуну добрались четверо крепких молодых мужчин, с квадратными челюстями и глазами акул.

- И вам здравствуйте, - поприветствовал молчаливых охранников чернокнижник. - Какими ветрами вас сюда занесло?

- Боссу участок продали. С речкой, озером, лесом и своей нефтяной скважиной. Какой-то залетный, из области. Шеф был после вчерашнего и подмахнул не читая. А как проспался, поехали вышку смотреть. Вот, смотрим.

Мистер Данбартоншир участливо покивал головой, наблюдая, как крупногабаритные телохранители медленно погружаются в болото:

- Может, помощь какая нужна? Машины вытащить, боссу поправиться после праздников? У меня и травки с собой есть.

- Можно, - согласилась могучая четверка, пытаясь удержаться на поверхности. - И нам бы еще человечка того найти.

- Я в смертоубийствах не участвую, - недовольно нахмурился колдун. - Хотя, я с господином начальником района поговорю, есть у меня другой вариант. Думаю, ему понравится…


***


Поздним вечером довольный жизнью мистер Данбартоншир сидел на любимой веранде и пил горячий чай. Руководство района было спасено и доставлено домой, где теперь в полном составе отдыхало в бане после грязевых ванн. Маслатый оберст заставил подчиненных проявить усердие, и после чистки блестел в лунном свете полированными костями. Рядом с пузатым заварным чайником матово отсвечивал магический шар, в котором было видно, как сгорбленная фигурка ворочает суглинок на краю безразмерного болота. Проштрафившемуся гостю предстояло за год воплотить обещанное в жизнь: превратить мутную жижу в чернозем, выкопать озеро, провести реку, посадить лес и найти нефть на вверенном участке. Новый замок глава района милостиво согласился построить сам.

- А как только закончит, так и может домой возвращаться. Думаю, этот урок он не забудет уже никогда. Смотреть надо, где подписи ставишь, смотреть… А то ведь документы страшную силу имеют. Могут как в одну сторону действовать, так и в другую… Зато теперь мне никакого телевизора не надо, вон, живое шоу в прямом эфире…

И колдун рассмеялся, наливая себе очередную чашку.


12. Машина мистера Данбартоншира


Иногда даже на здравомыслящего человека что-то находит, и он начинает совершать поступки, о которых на утро хочется спрятаться подальше и не видеть ошарашенные лица соседей. Но как бы вы не пытались избежать такой ситуации - все бесполезно. Судьба-злодейка махнет хвостом, и вы с залихватской удалью вляпаетесь в историю. Со всего размаха, от души…

Мистер Данбартоншир сидел за кухонным столом, заваленным глянцевыми проспектами, и задумчиво жевал кончик карандаша. Изделию деревообрабатывающей промышленности предстояло выполнить ключевую роль в будущем фантастическом действе: заполнении формы на получение новой машины. Автомобиля. Агрегата для перемещения из точки "А" в точку "Б". Великий потомок шотландских колдунов решил приобрести "железного коня", дабы ударить пробегом по бездорожью и разгильдяйству. И теперь выбирал из того обилия, что предлагали дилеры в районном центре. А предлагали они множество вариантов: "жигули", "жигули" и еще раз "жигули". За остальным надо было ехать в область, где недавно открыли салон, торгующий подержанными японскими машинами.

Но слово "подержанный" вызывало у мистера Данбартоншира аллергию, и поэтому он пытался найти плюсы в том, чтобы купить новую машину.

За правым плечом "фюрера Карловича" укоряющей фигурой застыл старательный оберст, блестя в свете керосиновой лампы полированными костями и начищенной каской времен Второй мировой. Оберст пытался донести до любимого босса свою точку зрения, но босс напоминал чем-то старого короткоусого командира и решительно не желал слушать доводы покойника.

- Представляешь, если не брать литые диски, дубовые коврики для ног и ведро с гудроном для обработки днища, то я смогу купить машину этого года выпуска! И мне даже не придется объяснять налоговой инспекции, откуда у старого пенсионера нашлись такие деньги… Не буду же я показывать им, как из обычного навоза можно сделать слиток золота… Не поймут…

- Карлович, зачем литой диск? На правильной машине он есть всегда… И без ведра, да… Карлович…

- Хватит, оберст! Хватит! Я про твою "правильную" машину слышу уже неделю. Как только я задумался о покупке личного авто, ты мне стал проедать плешь своими сказками про "самую правильную машину".

- Да, мой Карлович! Потому что истинный фюрер должен ездить на… - скелет постарался подобрать нематерное слово из выросшего за несколько месяцев словарного запаса, запнулся на секунду, но нашелся: - Фюрер должен ездить всегда! В любой погода, в любой дорога, в любой враждебный оркужений!

- То-то тебе эти машины помогли из окружения выбраться, - не удержался от подколки колдун.

Оберст обиделся и замолчал. Свое поражение в войне он воспринимал крайне болезненно.

Поняв, что зря обидел верного работника, чернокнижник постарался сгладить ситуацию:

- Ну, хорошо, хорошо. Давай обсудим… Заметь, я говорю - обсудим! Сам знаешь, к аргументам я прислушиваюсь. К весомым и разумным аргументам. Наподобие вышибал у нашего районного главы, вот уж у кого "аргументы" весомые. Хотя и неразумные.

Оберст поправил каску и приготовился к беседе.

- Итак. Скажи мне, вот зачем литые диски в деревне? По колдобинам их мять? Или в грязи потерять вовсе? Вместе с колесом?

- Правильный сталь не мнется! - отрезал командир хоз-команды и выпятил подбородок. - На правильный колесо ты доехать до Москва!

- Сдалась тебе эта Москва, - раздосадовано сплюнул колдун. - Видеть не могу этот огромный муравейник!

- До Владивосток! - тут же исправился оберст. - И не ломаться.

- Ладно, почти убедил… Тогда - коврики. Я смотрел, смотрел! - и мистер Данбартоншир довольно поднял палец вверх: - Вот, вот описание вашего агрегата. Тут и коврики, и подстилка на сиденье, и ковер в багажнике с тонким ворсом, чтобы… Так, где это… А! "Чтобы загруженные вещи не скользили во время поездки и не нанесли повреждение машине, либо себе…". Это же надо! Повреждения… До первого забора, и твой агрегат рассыплет содержимое по всей дороге.

- Твой - да. Мой - нихт! - гордо ответил скелет и важно расправил плечи. - Мой машина будет ехать. И пассажир, и водитель, и вещи будет доволен. И не будет ломаться.

- Ну ведь сгниет за месяц твоя машина, сгниет! Вон, у Михалыча антикоррозийской дно не обработали, так "шестерка" за день пожелтела, а на другой только крыша осталась. Да и то лишь потому, что Михалыч ее на счастье самогонкой облил… А твой "Мерседес"? Ась? Сколько он по нашим просоленным дорогам проживет? Час?

- Сто лет, - уперся на своем оберст. - Мой машина не ржаветь, не скрипеть, не разваливаться. И не ломаться.

- Достал ты своим "ломаться"! - озверел колдун. - Ты посчитай, сколько твой агрегат стоит, и сколько новые "жигули"! Я на такие деньги могу купить и "жигули", и коврики дубовые для ног и еще на полведра гудрона останется! А твой "мерседес" придется гнать из области, и потом каждый будет в глаза тыкать, что я ограбил или убил кого. Потому что мужики наши на таких безумно дорогих машинах не ездят!

Мистер Данбартоншир вскочил и стал бегать мимо стола. Полы его черного балахона развевались, и вышитые белые черепа ехидно подмигивали замершему во фрунт скелету.

- Даже глава района, сам глава района не может себе позволить "мерседес". Слышишь? По статусу не положено! Так на задрипанном "Майбахе" и ковыляет. А ты мне… Эх, пошел прочь, костяшка, только расстроил…

Оберст молодцевато развернулся через левое плечо и вышел на крыльцо, чеканя шаг. Напоследок он все же сунул голову в дверь и мстительно добавил:

- На твоем мусоре, Карлович, ты доехать до забора. Потом у тебя даже крыша не останется, ведь самогон ты не пьешь. А на "мерседес" ты ездить до конца жизни. Тысяча лет. И он не сломается… А ведро тебе дилер подарит, чтобы туда остатки "жигулей" ты сметать, когда надумаешь…

Хлопнула дверь, и брошенный колдуном огненный шар оставил на полированном дереве закопченное пятно.

- Чтоб тебя, черепушка безмозглая! - взъярился чернокнижник, но строптивый скелет уже командовал во дворе, строя команду для уборки корнеплодов. Помянув недобрыми словами всю родную покойника, мистер Данбартоншир снова сел за стол и раздраженно стал перебирать бумаги. Но легкое и радостное утреннее настроение пропало и не желало возвращаться…


***


Старик вышел на крыльцо мрачнее штормовой тучи и поманил к себе пальцем оберста.

- Значит так. Есть у меня нужный человек, он все организует. Я его на ноги ставил после неудачной охоты на медведя. Завтра с утра здесь будет стоять "мерседес". Самый последний. Модный и навороченный… Ты хотел повидать сослуживцев на кладбище под Берлином? Вот и скатаешься. Две недели на путешествие туда, две недели - обратно. А я по результатам посмотрю, что и где не ломается на наших дорогах… Отберешь трех головастых с собой, чтобы тебя сдуру по Тулой на супнабор не разобрали, и вперед. Понятно?

- Яволь, гер Карлович! - радостно отсалютовал оберст.

- Исполняй, - отмахнулся колдун.


***


Через месяц четверку потрепанных скелетов доставили обратно в сопровождении того самого нужного человека. Нужный человек смахнул капли дождя с генеральских погон и укоризненно покачал головой:

- Карлович, как же можно. Ты бы хоть предупредил… Мало того, что твои орлы область на уши поставили этой поездкой, так ведь до самого верха докатилось. Еле мы это на фольклорную самодеятельность и народные промыслы списали. Ты уж в следующий раз скажи, что надумал, я хоть в отпуск или на больничный успею уйти…

Расплатившись со знакомым и его сопровождающими парой бочек фирменной браги, колдун осмотрел пострадавших, подлатал потрепанных скелетов и усадил ошалевшего оберста перед собой для доклада. К вечеру картина тотального разгрома была представлена в полном объеме.

- Гер Карлович, ты не поверишь! - шептал опустошенный путешественник. - Он - ломается! "Мерседес" - и ломается! Мы даже до Тулы не доехали… Я помню, до Москвы у вас были подобия дорог. А здесь, за Уралом - одни направления! Тут нельзя ехать! Тут даже жить нельзя!

- Ладно, не волнуйся, - успокаивал мистер Данбартоншир покойника и заботливо поливал его запылившиеся кости бражкой из ковшика. - Ну, пошутил я так зло, извини. Я же сразу тебе сказал, что в наших краях только те телеги на ходу, которые ты при помощи кувалды и определенной матери починить в любой канаве можешь. На ходу. Без подручных материалов. А твой "мерседес", он такого отношения не выносит, сам понимаешь.

- Да! Не выносит! - плакал скелет.

- Вот видишь… Машина хоть осталась, или сгинула совсем?

- Совсем, - оберст убито уронил голову на грудь. - И не только машина.

- Не понял… - удивился колдун. - Вы там что, успели что-то экспроприировать по дороге?

- Мы взять только свое. Мы найти родственник, из местных, на старом кладбище. И на соседнем военный склад взять только свое.

- Свое? Это что?

- "Тигр". И чуть-чуть "Пантер"…

- Танки что-ли? - сипло переспросил мистер Данбартоншир.

- Да, гер Карлович. Чуть-чуть. Они после войны стоять. Военный их про запас поставить, и для кино иногда снимать.

- И сколько это - "чуть-чуть"?

- Дивизия. Маленький дивизия. Новый "Мертвый голова".

Зачерпнув полный ковшик, чернокнижник опустошил его одним глотком, продышался и мрачно уставился на присмиревшего оберста:

- И где? Эта ваша "маленький дивизия"?

- Сломался, - безжизненным голосом ответил скелет. - Вся. До последний "Тигр" и "Пантера"! Вся дивизия сломалась!.. Гер Карлович, не покупай машину, не надо. В этой стране никакой механизм работать не может! Совсем! Лучше уж пешком…

- Пешком Наполеон пробовал. И тоже сломался. По дороге обратно, - развеселился мистер Данбартоншир и протер потускневший череп оберста мягкой салфеткой. - Ладно, иди отдыхать. Завтра водокачку будем запускать. Убедишься, что кое-что у нас все же работает. Если руки правильно приложить. При помощи кувалды и той самой матери… А шлем я тебе новый подарю, вместо утраченного. Чтобы носил с гордостью… Это же надо, второй раз дивизия гибнет на наших бескрайних просторах, а ты умудряешься уцелеть… Это надо будет отметить, обязательно.


***


Яркое солнце освещало свежепобеленную водокачку, добротно выстроенную на краю огорода. Пыхтящий двигатель исправно гнал воду для поливки разросшегося хозяйства. На краю картофельного поля стоял великий и ужасный колдун, благодушно наблюдая за работящими скелетами. За правым плечом герра Карловича занял свое привычное место оберст, с гордостью водрузивший на заново отполированный череп новую каску с крошечными торчащими рогами. На костлявой груди сияла трехлучевая звезда - все, что осталось от несчастного "мерседеса", сгинувшего вместе с неудачно возрожденной танковой дивизией. Руки скелета тем временем крепко сжимали длинную рукоятку кувалды. Оберст усвоил преподанный урок и теперь держал самый необходимый в жизни инструмент мертвой хваткой.

Ведь, как известно, в этой стране все делается при помощи кувалды и с благословения той самой матери…


13. Рыбалка мистера Данбартоншира


Усталый старик с изборожденным морщинами лицом грустно смотрел на огромную чешуйчатую рожу, нависшую над ним.

- Ну, долго на меня будешь пялиться? - грустно поинтересовался мистер Данбартоншир у длинношеей рептилии.

- Еще не известно, кто на кого пялится! - обиделась тварь.

- Если учитывать, что я рыбачу и до тебя мне нет никакого дела, то пялишься - ты, - попытался аргументировать свою позицию шотландский колдун, но зубастое чудовище лишь хмыкнуло и аккуратно покачало ластами крошечную лодку.

- Утлая?

- Кто? - не понял старик.

- Лодка - утлая? Разок рядом проплыть и все, буль-буль.

Чернокнижник насупился и решил расставить все точки над "й":

- А если молнией? Разок? Или огненным заклятьем? От тебя даже хвоста не останется…

- Напугал, - фыркнула животина и почесала светло-зеленое брюхо. - Не будет молнии. И другого не будет… У тебя глаза добрые.

- Да ну?! - поразился колдун и свесился за борт лодки, разглядывая свое мятое отражение.

- Ага… И мне подруга говорила, что ты лишь с виду грозный… Кстати, твоя землячка. Приветы передавала.

- Это такая с крошечной головой на длиной шее? - уточнил мистер Данбартоншир.

- Она, - согласилась неизвестное науке создание и ухмыльнулось. - Так и сказала - добрый и безотказный.

- Помню, - старик оторвался от созерцания своего отражения и достал не тронутый рыбами крючок. - Твоя подруга тогда японскими туристами обожралась. Туристы переварились без проблем, а вот фотоаппараты вызвали запор. Я бочку касторки извел, чтобы помочь бедняге…

Обновив червяка, колдун забросил удочку и недобро покосился на зверя, что торчал из воды рядом с лодкой.

- Излагай просьбу и плыви отсюда. Всю рыбу распугал…

- Не распугал. Я ее просто съел, - обиделся зубастый монстр, но потом решил не терять зря время и приступил к сути дела. - Тебе как, с самого рождения и тяжелого детства, полного лишений, или тезисно?

- Про лишения не надо, - отмахнулся старик, косо разглядывая отожравшуюся на местной рыбе морду. - Кратко давай, я свое время отдыха на тебя трачу, не казенное.

- Если кратко, то я хочу - славы. Можно хотя бы областного масштаба.

- Славы? - не понял сначала обладатель магических талантов. - Какой такой - славы?

- Областной, - уточнил монстр. - Про подругу последний папуас на планете знает. Каждый год к ней толпы туристов наезжают, фотографируют, пытаются за хвост поймать. А я здесь, на болотах - всеми заброшен и не окультурен. Меня даже местные рыбаки не фотографируют, а норовят веслом огреть: за порванные сети и урон рыбному поголовью… Обидно… Я ведь ничем не хуже и по размерам даже крупнее.

- Славы, говоришь… - колдун снова достал крючок, полюбовался на целого червя и раздосадовано вздохнул. - Действительно, всю рыбу пожрал… А чем платить будешь? Сам понимаешь, я за пустой интерес давно уже не работаю.

- Оплачу, - беспечно махнула ластами толстомордая тварь и добавила: - Здесь золото Колчака притопили не так давно, в прошлую гражданскую. На любую раскрутку хватит.

Старик убрал удочку на дно лодки, подпер руками голову и задумался. Через несколько минут он просветлел лицом и уточнил:

- А тебе обязательно здесь сидеть? Мокро, холодно, на болота туристов заманить трудно будет. Или тебя устроит в светлом зале, чтобы по телевизору каждую неделю и почет с уважением?

- Каждую неделю? - забеспокоился монстр. - А моих Колчаковских запасов на это хватит? Дорого, небось…

- С моей помощью - хватит, - заверил колдун. - Есть у меня одна вакансия. Очень серьезный человек себе зама подыскивает. Чтобы не вороватый был, чтобы за остальными приглядывал. Ну и чтобы авторитетно выглядел… Я так понимаю, ты вполне подходишь… Заодно переедешь на новое место. Дом тебе отстроят, с бассейном. Речи тебе будут писать. На грузовике возить на работу и обратно… Думаю, не только на область прогремишь…

Настал черед задуматься чешуйчатому собеседнику. Мозгов в многометровой башке было существенно меньше, чем у старика, поэтому раздумья длились больше часа…

- Согласен. Чтобы с бассейном и по телевизору каждую неделю.

- Вот и хорошо. Может, хоть после твоего переезда порыбачить получится спокойно…


***


- А теперь, уважаемые господа депутаты, разрешите представить вам нового заместителя нашего главы района. Господин Монстров выдвинут на эту должность от Болотного района, и получил самые лестные рекомендации. В рамках своей работы господин Монстров будет курировать вопросы рыбного хозяйства области. Думаю, что мы будем часто встречаться с нашим новым коллегой в рамках пленарных еженедельных заседаний…

Мистер Данбартоншир выключил крохотный переносной телевизор и устроился поудобнее в своей крошечной лодке.

- Ну вот, а говорил, что галстук завязывать не умеет… Научился, и недели не прошло. И подобрал со вкусом: желтый с красным горошком. Вполне в тон к зеленой шкуре… Пооботрется, и начнет лопать болтунов из конкурирующих фракций. Заодно и за вороватыми помощниками своего босса присмотрит… Отличный кандидат на эту позицию: зубастый, нахрапистый и с золотишком в кармане… Главное, чтобы в родные болота не тянуло, а то всю мне рыбалку испоганит…


***


Колдун не ошибся. Через год господин Монстров удачно баллотировался на должность сенатора от области и перебрался поближе к общегосударственной известности. Но это уже совсем другая история…


14. Новый год мистера Данбартоншира


Холодный свет одинокого свечного огарка с трудом разгонял чернильную тьму в покосившейся избе. Мистер Данбартоншир понуро сидел у кривоногого стола и с тоской смотрел, как в крошечное окно заглядывают первые отблески приближающегося студеного рассвета. Промерзший рассвет нового года.

- И ведь не обижал я их, - вздохнул колдун и смахнул видимые только ему пылинки с многократно протертой столешницы. - Не обижал, даже не чудил с осени… Разве только со старостой поругался разок, да амбар без спроса на пустыре построил… И все… А они?

Чернокнижник встал, высунул нос на крыльцо, вдохнул звенящий от мороза воздух и спрятался обратно в избу.

- Ведь на общее благо старался, лечил бессердечных, заботился о них. И что? Даже у бездомных собак больше уважения и привязанности…

Одинокий старик раздраженно щелкнул пальцами и начал аккуратно укладывать вещи в подскочивший безразмерный сундук, окованный по бокам широкими стальными полосами.

- А как пели, как пели?! Мол, мы к тебе со всей душой, мы тебя не забудем никогда… И вообще… И даже… Тьфу! А на деле? На деле - ни одна сволочь даже в пьяном виде не зашла, не поздравила! Новый, целый Новый год прошел, а я не то, что подарков, я даже доброго слова не услышал! Только и помню за год: "дай, поделись, бражка где"…

В бешенстве захлопнув крышку сундука, колдун решительно подтянул веревку, заменяющую пояс и пошел на двор. Заглянул в крытый новой черепицей сарай, проверил укутанных в солому скелетов. Мертвое воинство дремало в ожидании весны, честно выполнив все поставленные хозяйственные задачи за долгое лето и плодородную осень.

Вернувшись на двор, мистер Данбартоншир придирчиво осмотрел аккуратно замощенный двор, очищенный от снега, покосился на выкрашенную серебристой краской клетку для медитации и вздохнул:

- Не бросать же, нажитое тяжким трудом… Да и привык я здесь… Эх, придется снова на новом месте обживаться. А в Шотландии для моих работников климат будет сыроват, не продюжат долго… Жалко их… Но все лучше, чем "этим" оставлять… А я еще хотел ученика здесь брать… Эх…

Присев на крылечко, старик стал вспоминать заклинание переноса крупных объектов на дальние расстояния. Он уже почти закончил, когда скрипнула калитка, и во двор ввалился запыхавшийся и разгоряченный от бега староста деревни, в распахнутой фуфайке и сбившейся на затылок меховой шапке.

- Карлович, а ты чего здесь сидишь, а? Ты же обещал, что подможешь!

Пожевав сухими губами, мистер Данбартоншир недобро покосился на гостя, но решил не пачкать руки смертоубийством перед отъездом.

- Я говорю, чего ты здесь сидишь, киснешь? Мы же договаривались!

- И о чем это мы договаривались? - желчно ответил старик.

- Как о чем? - опешил староста. - В прошлый раз, как ты заходил, пообещал елку в правлении украсить. Даже сказал, что не нужно нам всякие шары у барыг закупать, у тебя придумки какие-то хорошие есть… И чего? Елка стоит голая, а ты тут, на крыльце, простатит зарабатываешь! Ты что, кто же так праздник встречает?

- Спасибо, я уже встретил, - насупился колдун и решительно встал, отряхивая нападавшие на черный балахон снежинки. - Я уже отметил, спасибо…

- Как это - встретил?! - окончательно растерялся распаренный мужичок.

- А вот - так, - раздельно припечатал потомок шотландских магов. - Новый год. Один. Совсем. Без гостей, подарков и поздравлений.

- Не может быть! - ошарашено закрутил головой староста. - Новый год отмечаем сегодня! Сегодня же тридцать первое декабря!

Колдун молча зашел домой, потом так же молча вышел на крыльцо и ткнул под нос гостю отрывной календарь, на котором кроваво-красным пятном светилась цифра "1".

Староста деревни озадаченно поколупал пальцем остатки календаря, потом сдвинул на лоб шапку, почесал затылок и просветлел лицом:

- А! Так мы же с тобой в ноябре бумагу не могли найти! И ты мне листок отсюда выдрал, чтобы рецепт медовухи записать! Как сейчас помню! Потом пробу снимали, дегустировали и от кузнеца бегали! Что-то мы такое сотворили у него в кузнице, что он в нас молотом и наковальней кидался! Ты еще потом бок заращивал, ну?!

Колдун настороженно посмотрел на машущего руками гостя, потом на последний листок календаря и задумался. Где-то на задворках сознания стала пробивать себе дорогу светлая мысль.

- Так это что, я с датой ошибся? Так, что ли?

- А то! Говорю тебе, хватит сидеть, нам пора елку украшать! Люди собираться скоро будут! И еще, у нас же утренники второго и четвертого! Со всей округи дети будут, ты хотел вместо Деда Мороза выступать! Пошли, некогда нам, обед уже скоро, а работы непочатый край еще!

- Надо же, тридцать первое, - колдун задумчиво смотрел на злополучный календарь. - А я в Шотландию собрался, к родственникам…

- Какая Шотландия? - не понял староста. - Это что, наш депутат себе подругу просит привезти на праздники?

- Никакая, - отрезал мистер Данбартоншир. - Пошли. Елка и дети - это серьезно. Действительно, времени совсем мало осталось… Пошевеливайся, вечно тебя ждать приходится…

И чернокнижник решительно шагнул в засиявший в морозном воздухе телепортационный портал.


***


В сияющем морозными звездами воздухе гулко хлопнул разноцветный разрыв очередного салюта, и колдун с удовольствием прислушался к радостным крикам вокруг. Новогодняя ночь была в самом разгаре. Уже было вдосталь и выпито, и съедено. И наплясались от души, трижды латая порванный баян. А сейчас все односельчане высыпали на улицу, с восторгом разглядывая, какие чудесные салюты запускает их необычный сосед.

Мистер Данбартоншир задумался на секунду, затем сотворил несколько пассов и высь метнулся фиолетовый дымный клубок, ощетинившийся яркими молниями. Поднявшись в зенит, магический шар громыхнул во всю мощь и осветил небо россыпью блистающих огней, оставив после себя расписанные золотом парусники и утыканные пальмами острова.

Колдун довольно улыбнулся и пробормотал себе под нос:

- Вот так-то лучше. Чем армии жечь и города с лица земли стирать, я лучше салюты пускать буду. Куда как лучше… А ученика я себе подберу, на утренниках и найду… Или с батюшкой договорюсь и буду в его воскресной школе преподавать. Основы врачевания и взаимопомощи… А то ведь так и сгину до весны, пень старый… И никто не подскажет, дураку одинокому, какой день недели на дворе… Так-то…

Мистер Данбартоншир покосился на груду полученных подарков, сваленную в сугроб у забора, улыбнулся и запустил в небо очередной фейерверк. Время давно перевалило за полночь, но праздник только набирал полную силу. Еще предстояли гонки на тракторах, прыжки с овина в сугроб на дальность и многое другое. Но главное было другое. Главное, что в деревне, затерянной в заснеженных сибирских лесах, не было ни одного брошенного человека. Ни одного, кого бы оставили в одиночестве встречать наступающий праздник. Потому что Новый год - это семейный праздник. А селяне - одна большая семья: дружная, веселая и не помнящая зла. Так было и пусть так и будет…

С праздником!


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

21.01.2010


Купить книгу "Мистер Данбартоншир" Борисов Олег

home | my bookshelf | | Мистер Данбартоншир |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу