Book: Военачальник хочет вечности



Военачальник хочет вечности

Кресли Коул

Военачальник хочет вечности

Глоссарий, пролог

Из Книги Ллор

Ллор

«…а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну страту, тайно сосуществуя с человеческой расой».

Валькирии

«Когда дева воительница, умирая в сражении, издает бесстрашный крик, полный отваги, Один и Фрейя внимают ее призыву. Эти два бога поражают ее молнией и переносят в свои залы, тем самым, навсегда сохраняя ее храбрость в образе Валькирии — бессмертной дочери девы».

— Валькирии живут за счет электрической энергии земли, которую, направив в один поток, возвращают назад со своими эмоциями в виде молнии.

— Обладают сверхъестественной силой и скоростью.

— Также именуются Девами Лебедями, Девами Защитницами.

— Являются врагами Орды.

Вампирская Орда

Во времена первой смуты в Ллоре доминировало братство вампиров. Они полагались лишь на свою холодную натуру и логику, славясь полным отсутствием милосердия. Они пришли из суровых степей Дакии и поселились в России. Хотя поговаривают, что до сих пор существует тайная группа вампиров, живущая в Дакии. Каждый вампир должен найти свою Невесту, свою вечную жену, единственную женщину, которая оживит его, наполнит тело жизнью и заставит сердце снова биться.

— Обладают способностью телепортироваться, также известной, как перемещение.

— Известны, как Дакийцы.

— Являются врагами большинства кланов Ллора.

Клан Ликанов

«И случилось однажды одному сильному, но гордому Кельтскому воину еще в отрочестве быть растерзанным бешеным волком. Воин восстал из мертвых, будучи уже бессмертным, но дух животного навсегда стал его неотъемлемой частью. Ему стали присущи такие характерные черты животного, как: потребность в общении, сильное чувство верности своему виду, тяга к удовольствиям плоти. Но иногда глубоко дремлющее животное просыпается…»

— Также известные как оборотни.

— Являются врагами Орды.

Те, что обуздали жажду

«…Кристофф — законный владыка Орды, чья корона была украдена, покидал одно за другим поля сражения в поисках наиболее доблестных воинов среди людей, которые умирая, смогли заслужить имя Восставшего из мертвых. Он предлагал вечную жизнь, а в обмен требовал вечную верность ему и его растущей армии».

— Армия вампиров, состоящая из обращенных людей, которые не пьют кровь напрямую из источника.

— Являются врагами Орды.

Фурии

«Если Вы несете зло, бойтесь наказания — ибо они придут за вами…»

— Безжалостные воительницы, призванные вершить правосудие над преступниками, которым ранее удалось его избежать.

— Возглавляются Электой Непреклонной.

— Также именуются Эринниями.

Призраки

«…их происхождение неведомо, их присутствие леденит кровь».

— Призрачные, завывающие существа. Непобедимые и, в основном, не поддающиеся контролю.

— Также известны, как Бедствие прошлого.

Демонархия

«Демоны столь же различны как расы людей…»

— Существует несколько династий демонов.

— Некоторые царства союзничают с Ордой.

Дом Ведьм

«…бессмертные обладатели магических сил, несущие, как добро, так и зло».

— Мистические наемники, продающие свои заклинания.

Упыри

«Даже бессмертные страшатся его укуса…»

— Человек, превращенный в обезумевшего монстра, со светящейся зеленой кожей, желтыми глазами, чей укус или царапина чрезвычайно заразны.

— Их цель — увеличить собственную численность посредством заражения.

— Считается, что они путешествуют группами.

Вступление

«И придет время, когда все бессмертные существа Ллора, от самых сильных фракций Валькирий, вампиров и Ликанов до призраков, перевертышей, фей, сирен… будут сражаться и уничтожать друг друга».

Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас…

Рождение Валькирий

В забрызганный кровью снег упала на колено одинокая воительница, дрожа от слабости. Однако, ее рука с поднятым мечом по-прежнему была выставлена вперед против приближающегося легиона.

Ее выгнутый нагрудный щит, словно, поглотил хрупкую женскую фигуру.

В завывающем ветре, растрепавшем ее волосы, она все же услышала протяжный звук выпущенной тетивы. Она в ярости закричала, когда стрела пронзила самый центр ее щита, силой удара отбросив воительницу назад.

Стрела пробила металл и пронзила грудь, ровно на столько, чтобы сердце воительницы с каждым биением встречало самый ее кончик. Биение ее собственного отважного сердца убивало деву.

Но ее крик разбудил двух богов, которые спали вместе неподалеку, пережидая это жестокое, безрадостное десятилетие. Взглянув на деву, они увидели храбрость, ярко полыхающую в ее глазах. Храбрость и сила воли всегда выделяли ее среди остальных, но по мере приближения смерти этот огонь угасал, на что они не могли смотреть не скорбя.

Богиня Фрейя сказала, что они должны увековечить ее храбрость, ведь она была так прекрасна.

Óдин согласился с ней, и вместе они кинули молнию, расколовшую небеса, и ударившую в умирающую деву.

Вспышка света была столь яркой и не угасала так долго, что заставила дрогнуть вражескую армию.

Когда снова воцарилась темнота, исцеленная дева проснулась в незнакомом месте. Она была цела и невредима и все еще смертна. Но вскоре у нее родилась бессмертная дочь — дочь, обладающая ее храбростью, хитростью Óдина, жизнерадостностью и неземной красотой Фрейи. Хотя эта дочь и жила благодаря энергии молнии, но, она также унаследовала высокомерие Óдина и жадность Фрейи, чем внушала еще большую любовь к себе с их стороны.

Боги были довольны, а дева души не чаяла в своем чаде. Однако пролетело столетие, и до богов снова донесся бесстрашный крик девы, умирающей в сражении против неизвестного врага. Она не была человеком, она была Фурией, одной из Ллора — той страты разумных существ, которые смогли убедить людей, что существуют лишь в их воображении. Ее дыхание становилось все реже, и едва ли было заметно в морозном ночном воздухе. Жизнь покидала это создание.

— Наш дом огромен, однако наша семья так мала, — сказала Фрейя, и ее глаза засверкали так ярко, что моряк на севере на короткое мгновение был ослеплен сиянием звезд, и чуть не сбился с пути.

Суровый Óдин взял руку Фрейи, не в силах ей отказать. Те, кто находился рядом с умирающей Фурией, увидели, как молния еще раз расколола небо.

В последующие годы она будет ударять снова и снова, отвечая на зов воительниц — будь они людьми, демонами, сиренами, оборотнями или любым другим смелым созданием из Ллора — которые, перед смертью обратятся с молитвой к богам.

Так появились Валькирии.

Глава 1

Пять лет назад

Замок «Горное Облако», Россия

Если этот вампир-переросток не перестанет пялиться на ее лицо, то даже такое прекрасное владение мечом не удержит голову на его плечах.

При мысли об этом, Мист — бессмертная, известная, как «Та, Которую Желают», усмехнулась, уютно устроившись на подоконнике своей камеры. Она прислонилась к армированной стенке окна, как с трибуны, наблюдая за сражающимися внизу армиями вампиров.

Этот бедняга военачальник, с широкими плечами и черными, как смоль волосами, вскоре присоединится к легиону прочих мужчин, для которых, ее улыбающееся лицо — последнее, что они видят перед смертью…

Когда военачальник увернулся и заколол своего противника, Мист нахмурилась. Он был высоким мужчиной, ростом, как минимум, шесть с половиной футов[1], но, в то же время, поразительно быстрым. Склонив голову, она стала пристально рассматривать его. Он был хорош. Она разбиралась в искусстве боя, и ей нравился стиль военачальника. Он играл грязно. Молниеносный выпад мечом, тут же, удар кулаком, нырнуть, парировать, врезать локтем. Мист нравилось наблюдать за ним, однако, она бы многое отдала, чтобы оказаться там, вниз, в самой гуще битвы. Против обеих сторон. Против него.

И она играла бы еще грязнее.

Его пристальный взгляд снова и снова возвращаться к ней, даже убивая, он не отрывал от нее глаз. В ответ на один такой взгляд, она однажды вполне искренне послала ему воздушный поцелуй, посчитав это лучшей наградой.

Даже громогласно выкрикивая приказы, и раздавая команды армии вампиров, при этом, не раз демонстрируя, надо сказать, блестящую стратегию, он находил время смотреть в ее сторону. Мист внимательно следила за ходом битвы, словно смотрела телепередачу «Решающие Сражения»[2] на канале A&E[3], с ним, в главной роли, и неохотно отмечала про себя эффективность использования его армией кислотных гранат и другого оружия.

Существа Ллора презирали такое человеческое оружие. Ведь единственными, кого оно могло убить, были люди, а нападать на слабых существ — это более чем неспортивно… А вот с пулями дело обстояло иначе. Мало того, что они изрядно портили дорогую, дизайнерскую одежду, так еще и причиняли боль. К тому же они могли обездвижить бессмертного на несколько бесценных секунд, которых было вполне достаточно, для того, чтобы противник мог воспользоваться преимуществом, и отрубить вам голову в нечестном бою. С таким раскладом, они могли бы легко захватить такой «Неприступный» замок, как, например, у Иво Жестокого.

Мист едва заботило то, что Иво, ее тюремщик и мучитель, собирался вручить свою задницу на серебряном блюде этому военачальнику с его запрещенным и современным оружием. Хотя в ее ситуации, это абсолютно ничего не меняло, ведь эти повстанцы — обращенные люди, известные, как «Те, что обуздали жажду», все равно были вампирами. А кровный враг — это кровный враг.

Внезапно замок дрогнул от взрыва, и с потолка камеры Мист полетела каменная крошка и посыпались обломки. В других сырых тюремных камерах, расположенных ниже по коридору, послышались беспомощные рёвы никчемных созданий. С каждым удачным взрывом, сотрясающим замок, завывания становились все нетерпеливее, пока… внезапно не стихли и все не закончилось. На замок обрушилась тишина. Еще кое-где отдавалось эхо взрывов, слышались приглушенные стоны…

Замок больше не держал оборону. Его обитатели исчезли, переместившись, оставив после себя лишь пустые помещения и сожженные записи, хранившие сведения об Орде.

Она слышала, как повстанцы обыскивали недра замка, но знала, что они не найдут здесь своих врагов. Здешние обитатели были не тем типом существ, которые боролись бы до смерти, до самого победного конца. Они скорее принадлежали к тем, кто считал, «отступить — не значит признать себя побеждённым».

Внезапно Мист услышала удары тяжелых ботинок о каменный пол темницы и уже знала, что это был он. Военачальник подошел к решетке ее камеры и остановился прямо перед ней.

Со своего места на окне, она изучила вампира уже с более близкого расстояния. У него были густые, прямые черные волосы, с прядями разной длины, закрывающими лицо. Он, наверняка, срезал их ножом несколько месяцев назад, с тех пор даже не думая их поравнять. Несколько прядей остались вне поля его зрения, а потому, сохранились в первозданном виде, равно, как и несколько мелких, спутанных косичек, таких, которые раньше носили берсеркеры. Его руки украшали шрамы, а огромное сильное тело, казалось, сплошь состояло из мускулов. Ей хотелось замурлыкать. Очевидно, отдел по подбору киноактеров, только что прислал сюда непревзойденный образец мужского начала в лице этого военачальника.

— Спускайся оттуда и подойди ближе, — скомандовал он. Его голос был низким, с русским акцентом. Аристократичный. Так говорили люди, занимавшие положение в обществе.

— А если не спущусь, что тогда? Кинешь меня в темницу или запрешь в камере?

— Я могу освободить тебя.

Она оказалась у решеток камеры раньше, чем он успел отвести взгляд от окна. Отвисла ли его квадратная челюсть, хотя бы на самую малость? Мист пыталась услышать его учащенное сердцебиение, но так ничего и не последовало, лишь тишина, и, ни единого звука, ни одного удара. Так, значит, вампир еще одинок? Его глаза не были окрашены кроваво-красным, что, обычно, говорило о необузданной жажде крови. А, значит, он никогда не пил никого досуха, не лишал жизни, поддавшись голоду, а, следовательно, он совсем отказывается пить кровь из кого-либо?

Обычно, при виде Мист, ключ сразу оказался бы в замке, но когда вампир увидел ее лицо вблизи, то замешкался. Его губы слегка приоткрылись, и Мист увидела клыки. Ничего удивительного, что они выглядели сексуально — не сильно заметные, но все же намного длиннее, чем клыки у людей.

Когда она заметила небольшой, но восхитительный шрам, проходящий вдоль его рта, где-то снаружи ударила молния. Вампир не дрогнул от грохота и даже взгляда не бросил в ту сторону, он был слишком занят, разглядывая ее.

Мист привлекали шрамы, как и любые другие доказательства боли. Она считала, что боль ковала силу, а сила, в свою очередь, порождала электричество. И все это воплотилось для нее в этом вампире.

Возможно, под густыми прядями волос, у него даже не было глаза.

Она с трудом сдержала гортанный рык, когда протянула руку, чтобы зачесать его волосы назад. Но он оказался быстрее, успев перехватить ее движение. Существо зазывающе поманило его пальчиком, и спустя мгновение, он отпустил ее руку, тем самым, позволяя коснуться его. Когда она провела рукой по его волосам, откинув их назад, ее взору открылось суровое, мужественное лицо с резкими чертами, покрытое песком и пеплом сражения.

У него все же были оба глаза, и они полыхали как расплавленное серебро с бронзовым отливом.

Когда она, наконец, убрала руку, он нахмурился, сбитый с толку. Возможно, его смутил ее явный интерес, а может и вид ее пальчиков, маняще постукивающих о прутья решетки, в то время, как ее взгляд ни на миг не отрывался от его рта. Она была удивлена тем, насколько чувственно это оказалось, тем более, что вампир мог воспользоваться ситуацией, чтобы навредить ей.

Вот уже тысячелетие она носила эту золотую цепочку на талии, и она никогда не казалось такой непомерно тяжелой, как сейчас.

— Кто ты? — спросил он невероятно приятным низким голосом. И в этот момент, она поняла, что его акцент был не русским, а скорее имел эстонские корни.

Ее смутил его вопрос, но вместо ответа, она убрала назад волосы и показала ему остроконечные ушки. — Будут предположения? — Слегка приоткрыв рот, она постучала языком по небольшим скрытым клыкам. Безрезультатно.

Очевидно, дошедшие до нее слухи оказались правдой. Он был предводителем этой армии, вероятнее всего генералом, но понятия не имел, что она была его заклятым врагом. Наверняка, он решит, что она фея или нимфа. По правде, она предпочла бы быть феей, ибо при мысли быть принятой за одну из этих маленьких шлюшек, ее прямо передергивало…

Покачав головой, она подумала, что до тех пор, пока он не знает, что она Валькирия, ее вполне устраивает такое положение дел.

Для Мист и ее сестер, убить ничего неподозревающих Вампиров, Обуздавших жажду, было бы намного проще. Даже слишком просто. Словно быть своим собственным тайным Сантой на Рождество.

Мист только что, на собственном опыте, убедилась в правдивости сплетен, витающих в Ллоре. Эта Орда, действительно, не могла отличить голову от задницы.

* * *

— Кто ты? — Николай Рос еще раз потребовал ответа, удивляясь тому, что его голос звучал на удивление спокойно.

Когда он увидел ее на свету, то мог поклясться, что с его уст слетел ошеломленный вздох, вот только, такое могло произойти лишь в том случае, если бы его раса вообще могла дышать. Ибо то, насколько красивой она казалась с расстояния, было лишь бледным очертанием того, какой невероятно прекрасной она предстала сейчас. И, что хуже всего, его влекло к ней.

Она ожидала, что он узнает ее расу, но он мог сказать наверняка лишь две вещи: она — не человек, и он не имел ни малейшего понятия, кем она могла быть. Ее уши говорили о том, что она — фея, но ее маленькие клыки не вписывались в картину.

— Освободи меня, — сказало Существо. Ее кожа казалась безупречной, губы нежно-розового цвета, а волосы, словно огонь. Когда она метнула в него взгляд, он увидел, что ее глаза были невозможно зеленого цвета.

Что-то в том, как она держала брусья решетки, было очень соблазнительным и непристойным. Все в ней казалось таковым, каждая мелочь…

— Присягни на верность моему королю, и я освобожу тебя.

— Я не могу этого сделать. К тому же, ты не имеешь никакого права держать меня здесь.

Его брат Мёрдок появился у входа. Увидев находку Николая, он приподнял брови, но, пробормотав на эстонском «Милостивый Боже», пошел дальше. Так почему же Рос не может сделать тоже самое?

— Как тебя зовут? — Обычно его вопросы не оставались без ответов.

Существо снова плавно провело рукой по брусьям решетки. — А как ты хочешь, чтобы меня звали?

В ответ он бросил сердитый взгляд. — Ты вампир?

— Вроде нет, насколько мне известно. — Ее голос звучал чувственно. Он не мог определить акцент, но он был протяжным, сладким, как мед.



— Невиновна ли ты в преступлениях против нашей расы?

— О, Боже ты мой, — она отмахнулась рукой, — конечно, нет, я просто обожаю истреблять кровопийц.

— Тогда гнить тебе в этой камере. — Но ее слова заставили его задуматься, как она могла вообще могла убить вампира? По росту она едва ли доходит до 5 футов[4], и на вид она очень хрупкого телосложения — за исключением ее роскошных грудей, выглядывающих из тесной рубашки.

Развернувшись к выходу, он заметил, как она прищурила глаза. — Я чувствую дым. — Кинула она ему в след. — Иво Жестокий сжег свои записи и скрылся, не так ли? — Рос замер, сжав кулаки, зная, что ему придется вернуться к ней.

— Да, — ответил он с раздражением в голосе, поднимая глаза.

— Скажи, ведь армия этого нового короля состоит лишь из так называемых «Обуздавших жажду» — обращенных людей? Хотя, это не так и важно. Уверена, что король весьма осведомлен о внушительном списке врагов Орды вампиров в Ллоре. Он бы не заявился сюда лишь за тысячелетним архивом замка. На самом деле, я больше чем уверена, что вы, совсем не по этой причине, выбрали именно эту крепость, проигнорировав остальные четыре, и даже сам королевский замок.

Откуда она столько знала об их планах?

Рос умел отлично планировать нападения и сражения. Он заслужил свое звание одной только этой победой. Но он практически ничего не знал об этом новом мире и не мог улучшить своей армии. К несчастью, в этом он был не одинок.

Слепой поведет слепого. Именно это пробормотал Кристоф, когда они обнаружили горстку тлеющего пепла вместо архива.

— Ты думаешь, что сможешь выторговать себе свободу? Если у тебя действительно есть информация, мне не составит большого труда, заставить тебя говорить.

— Пытки? — спросила она, рассмеявшись. — Я выдам тебе первую порцию информации. Пытать меня крайне не рекомендуется. Терпеть этого не могу и под давлением, становлюсь чрезвычайно сердитой. Такой вот маленький недостаток.

В ответ на ее тираду, завыли и захрипели существа в других камерах. О существовании многих из этих созданий, Рос никогда не слышал, и даже представить себе не мог.

— Так что, давай не будем спорить, вампир. Освободи меня, и мы отправимся в твою комнату, чтобы поговорить. — С этими словами она протянула ему свою, хрупкую на вид, ладонь. Ее белоснежную кожу покрывал тонкий слой пепла.

— Ничего не выйдет.

— Но ты все-таки позовешь меня. Тебе станет одиноко в твоих новых покоях, ты будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Но если я буду рядом, то позволю тебе гладить меня по волосам, пока ты не заснешь.

Он придвинулся ближе, и, понизив голос, спросил со всей серьезностью. — Ты безумна, верно?

— Абсолютно тронутая, — заговорчески прошептала она в ответ.

Рос почувствовал долю симпатии к этому созданию. — Как давно ты здесь?

— Четыре долгих…бесконечных…дня.

Ее слова вырвали рык из его горла.

— Поэтому, я хочу, чтобы ты взял меня с собой. Я мало ем.

В камере опять разразился громкий смех.

— Сбавь энтузиазм и вдохни поглубже.

— О, как раз то, чего вы, Обуздавшие жажду, и не можете.

— Откуда ты знаешь, кто я?

— Мне многое известно.

Значит, она действительно может располагать информацией о том, что они ищут.

— Оставь ее, и пойдем, — раздался голос Мёрдока у входа. На его лице читалось явное удивление. Его, определенно, озадачивал интерес брата этим существом. Рос никогда не бегал за женщинами. Когда он был еще человеком, они сами приходили к нему, если же нет, он просто обходился без них. А во время войны, ему было не до того. Теперь же, став вампиром, у него больше не было такой потребности, или желания. По крайней мере до тех пор, пока он не найдет свою Невесту.

На секунду он усомнился в этом безумном создании, но все же, заставил себя развернуться и уйти. В тот момент, ему показалось, что он слышал, ее шепот, — Ты позовешь меня, Генерал. — От этих слов, у него волосы на затылке стали дыбом.

Рос последовал за братом в новый кабинет Кристофа. Их король всматривался в чистое ночное небо, стоя у огромного окна, которое вскоре, за несколько часов до рассвета, будет плотно закрыто. Когда Кристоф повернулся к ним, на его суровом лице читалась усталость.

Рос предполагал, что для Кристофа было не легко убивать других рожденных вампиров, свой собственный род. Не важно, какими одичавшими они стали, не важно, что они присоединились к его дяде Деместриу, который несколько столетий назад украл у Кристофа корону. Рос же не испытывал подобных угрызений совести. Он чувствовал себя измотанным и уставшим, но лишь из-за ранения. К тому же его правая рука побаливала, так как ему пришлось, почти что, прорубывать себе дорогу во время сражения.

— Можно ли восстановить архив? — Спросил Рос, с небольшой надеждой в сердце. Если бы вампиры в этом замки тратили столько же энергии на военную подготовку, сколько на жжение документов, они, быть может, смогли бы сохранить свой замок. Но они, к его великому недовольству, скрылись. Это было вне понимания Роса. Защищая свой дом, сражаешься до последнего вздоха.

Что он и сделал.

— Нет, — ответил Кристоф.

Без архива, им останется лишь их невежество, а оно способно их погубить. Кристоф, их законный король, воспитывался людьми, скрываемый как можно дальше от Деместриу. Столетиями, он жил среди людей, утаивая свою истинную сущность, и так ничего и не узнав о Ллоре. Его армия состояла из людей-воинов, которых он обратил, после их смерти на поле боя. Поэтому, они пребывали в таком же неведении. Рос всегда считал вампиров лишь вымыслом, пока однажды не увидел, стоящего над собой, словно ангел смерти, Кристофа, который в обмен на вечную жизнь, просил вечной преданности.

У этого нового мира были сложные и зачастую противоречащие здравому смыслу законы. А они знали лишь чуть больше, чем просто предположения, а также то, что было изучено собственным горьким опытом за многие столетия. Они оказались словно в ловушке, на каком-то сумеречном перепутье — уже не люди, но и другие фракции Лорра сторонились их. Эти существа прячутся в тени, убегают отовсюду, какую бы землю не завоевал Кристоф, союзничают против них, чтобы всегда быть на шаг впереди. Весь опыт Роса, приобретенный за то время, что он был человеком, говорил ему, что они, к этому времени, должны были бы уже получить информацию. Но реальность оказалось совсем иной. Те усилия, что на протяжении многих столетий прилагались, чтобы сокрыть от людей правду о существовании Ллора, теперь были брошены на то, чтобы продолжать держать армию Кристофа в неведении.

— Есть какие-нибудь новости о Конраде и Себастьяне? — спросил Кристоф.

Рос покачал голов. Он не видел своих братьев почти с самого момента их обращения. Но слышал о том, что они ввязывались в схватки с рожденными вампирами. И хотя он и Мёрдок прекрасно знали, что не найдут их здесь, все же надеялись, что их братья могли оказаться в темницах замка, который им стратегически необходимо было захватить.

— Возможно, мы найдем их в следующей крепости Орды.

Рос кивнул, но в глубине души, не верил в удачу. Он чувствовал, что его младший брат Бастиан был мертв, а рассудок старшего, Конрада, был уже безвозвратно потерян, даже если бы он сам все-таки нашелся. Ни Бастиан, ни Конрад не были рады вечной жизни, которую старшие братья силой заставили их принять.

Мердок отрешенно смотрел на свою руку, словно его вообще не сильно волновала эта ситуация. Но, с другой стороны, его мало, что волновало. Внешне, братья были очень похожи, но на этом их сходство заканчивалось. Рос разделял взгляды Кристофа, видя много параллелей со своим собственным прошлым, а также желая продолжать сражение. Мёрдоку же было вообще наплевать на все. Рос догадывался, что его брат сражался только за тем, что видел в этом выгоду для себя, а может и потому, что у них больше ничего не осталось.

— Рос нашел в темнице создание, — сказал Мёрдок. — Она, похоже, неплохо осведомлена о мире Ллора.

— Что за создание?

— Понятия не имею, — ответил Рос. — Похожа на фею, такая же хрупкая, с остроконечными ушами. Но у нее есть небольшие клыки, а ее ногти больше похожи на…когти. Она определенно не вампир.

Услышав это, Кристоф нахмурился. — Возможно, она принадлежит больше, чем к одной расе?

— Возможно. — Снова домыслы и догадки. Как же Росу это все насточертело. Он хотел, наконец-то, знать правила игры, чтобы одержать победу.

— Узнай от нее как можно больше.

— Она ничего не скажет. Я допросил ее, и теперь могу сказать, что она много намекает, но всей правды не открывает. К тому же, она ненавидит вампиров.

Проведя рукой по своему лбу, Кристоф ответил, — Тогда, если к завтрашней ночи, мы не получим информацию от остальных заключенных, поступим с ней так, как поступила бы Орда, которую она так ненавидит. Можешь применить пытки, если не можешь получить у нее информацию другим способом.

Рос кивнул, хотя пытки никогда не были его излюбленным методом добычи информации. Будучи еще человеком, он был безжалостен к своим врагам, но никогда не пытал женщину. Он напомнил себе, что фактически она была не женщиной, а существом из Ллора, и выживание их армии могло зависеть от тех знаний, которыми она обладала.

Хотя может, он никогда не пытал женщину, потому что в том просто не было никакой необходимости.

Существо все-таки оказалось право, размышлял Рос, когда охрана проводила его в его новые покои. Он все-таки ее позовет.

Но понятия не имеет, что будет с ней делать.

Глава 2

— Скучал по мне? А вот мне тебя так недоставало, — сказала Мист, когда стражник провел ее в его спальню. Когда леди вошла, Рос по привычке встал, за что получил в ответ сверкающую улыбку.

— Воин-джентльмен, да еще и замечательно умеющий прибираться. Мист обмахнула себя рукой. — О, кажется, я влюбилась.

Он не ответил, а она, казалось, ничего против этого не имела, небрежно рассматривая комнату.

— Все в стиле Ретро[5], в духе Дракулы. Не скажу, что сделала бы так же. Но, в конце концов, это же не я не дружу с солнечным светом.

Пожав плечами, Мист направилась к ванной. — Приму душ, если ты не возражаешь, — беззаботно кинула она через плечо, заставив его приподнять брови.

Остановившись в дверном проеме, она расстегнула свою плотно прилегающую блузку и легким движением плеч скинула ее на пол, оставшись только в прозрачном черном лифчике. Затем повернулась к нему, выставив на обозрение свою едва прикрытую грудь. Рос знал, что она сделала это только для того, чтобы он смог увидеть мягкую плоть, едва удерживаемую кружевами, когда она наклонилась, чтобы снять ботинки. Единственное, чего он не знал — почему она это делает.

Неужели это существо было действительно безумно? Ведь большинство по-настоящему безумных людей, не считали себя таковыми, а она, казалось, даже гордилась своим сумасшествием. Обычно Рос очень быстро определял человеческие мотивы. Да, она хотела свободы, но по каким-то причинам он знал, что спать с ним ради этого она не станет.

Если бы ему пришлось предположить, он бы сказал, что она просто не видела ничего необычного в том, чтобы раздеться перед ним и чувствовать себя совершенно, как дома, в спальне абсолютно незнакомого человека. Более того, Рос подозревал, что она вообще не считала их незнакомцами.

Пока он стоял, стараясь скрыть свое удивление, Мист расстегнула на бедре молнию своей шелковой юбки, которая тут же упала к ее ногам.

Внимание Роса привлекла изящная золотая цепочка, обвитая вокруг ее тонкой талии. Она была весьма необычной — с виду выглядела очень старой, но сверкала, как новая, когда Мист двигалась. Как только он смог оторвать глаза от украшения, то обнаружил, что это существо одето всего лишь в прозрачный лифчик и едва прикрывающие наготу, черные трусики, настолько замысловатые, что он снова был потрясен. Они были похожи на произведение искусства и напоминали декорированную ленточку.

Мист послала ему дразнящую улыбку.

— Нравится? — Промурлыкала она, расстегивая впереди лифчик, чтобы бросить его к остальной одежде. Рос нахмурился, потому что ему действительно нравилось то, что он видел. Очень. Он провел рукой по своему рту, задаваясь вопросом, могла ли ее высокая, полная грудь быть еще красивее. У нее были кораллово-розовые соски, которые он мог бы облизывать языком часами и алебастровая грудь, которую он хотел обхватить ладонями и гладить. Начав говорить, ему пришлось откашляться в кулак, чтобы продолжить. — Разденешься перед вампиром, даже не зная его имени?»

Она ахнула в притворном ужасе и прикрыла руками грудь.

— Ты прав! Так как тебя зовут?

— Мой ответ будет таким же искренним, как и твой. Как бы ты хотела, чтобы меня звали?

В ответ Мист улыбнулась, а затем ответила на вопрос: — Таким именем, которое подойдет отмеченному шрамами здоровенному вампиру.

Отмеченному шрамами? Здоровенному? Он задавался вопросом, какого черта его вообще беспокоит, что она о нем думает. Она, конечно, была божественно прекрасна, но определенно безумна. Его шрамы не должны задевать его.

— Николай Рос — сказал он раздраженно.

На долю секунды Росу показалось, что это существо узнало его имя. Она окинула его взглядом, приподняв одну бровь, а затем выдохнула:

— О, а в тебе что-то есть. Рос, на старом языке, означает — яростный? Потрясная задумка с именем. — Мист опустила руки. — Теперь так и буду тебя называть, — сказала она, затем, покачав головой, печально улыбнулась и одарила его еще одним взглядом, как будто не могла поверить, что он был настолько умен.

… так же, как и безумен.

Мист прислонилась спиной к дверной коробке и, подняв над головой согнутые руки, ухватила себя за локти. Демонстрируя свою дразнящую грудь и сверкая кокетливой улыбкой, которая заставила бы большинство мужчин опуститься на колени, она спросила своим пьянящим, как виски голосом:

— Хочешь ко мне присоединиться, Рос?

Произнеся его имя, она подмигнула и соблазнительно вильнула бедрами.

— Нет, — с трудом отрезал он. Рос не хотел, чтобы она знала, что его тело совершенно не откликалось на нее. Реагировали только его разум да смутные воспоминания о том, как это — быть человеком. Но не его тело. Он был ходячим мертвецом. Ни дыхания, ни сердцебиения, ни сексуального желания… или способности, как таковой. Так будет до тех пор, пока он не найдет свою Невесту, женщину, предназначенную ему судьбой, и она не вернет его к жизни. С биением сердца, что-то внутри него, некоторая сущность, возможно даже его душа, узнает ее. Для него она стала бы той, с которой ему суждено разделить вечность, женщиной, которую он мог бы безгранично любить, если такое вообще возможно, и желать только ее.

В прошлом Рос жаждал найти свою Невесту из-за того, что она могла ему дать — он, наконец, стал бы столь же сильным, как и рожденные вампиры, его чувства стали бы столь же острыми, как и у них, — но он никогда прежде не чувствовал, что ему не хватает секса. Но, после увиденного представления, Рос знал, что она не была той единственной. Ибо, при взгляде на это существо, его реакция была такой же, как и у любого другого вампира.

Мист пожала плечами, простое движение, чтобы привлечь внимание, а затем скрылась в ванной. Появившись пятнадцать минут спустя лишь в одном полотенце, она прошла к его стенному шкафу. Рос был почти уверен, что она пользовалась его зубной щеткой.

Что… почему-то очаровало его…

Полотенце упало, оставив ее только в одной цепочке и предоставив ему возможность любоваться ее идеально вылепленным задом.

Он сглотнул. — У тебя что, нет никакой скромности?

Ни разу в своей жизни он не сталкивался с женщиной, которая бы так охотно обнажалась. Хотя, с другой стороны, Рос никогда не встречал женщину, которую было бы просто грешно держать одетой.

— Не в моем возрасте, — сказала она, исследуя его недавно распакованную одежду. Как странно, слышать от нее такое, когда она так молодо выглядела. Рос осознал, что, наклонив голову, не спускает с нее пристального взгляда, наблюдая, как она двигается. На талии существа поблескивала цепочка, а ее длинные, влажные волосы ниспадали каскадом, прикрывая грудь. Он подавил стон, чуть не вырвавшийся в ответ на ее невероятно откровенный взгляд. Настоящая рыжая. Рос закрыл глаза. А он не мог обладать ею.

— Сколько тебе лет? — спросил он с раздражением в голосе, открыв глаза.

— Физиологически, мне двадцать пять. Хронологически… нет.

— Выходит, ты — бессмертна?

На ее губах заиграла довольная улыбка.

— Да.

Она одела одну из его рубашек, но та оказалась чересчур велика, так, что доходила почти до колен и сползала, обнажая плечо.

— Почему ты прекратила стареть в двадцать пять?

— Тогда я была в своей наилучшей форме. С тобой произошло то же, но совершенно не по этой причине в… — Мист умолкла, уставившись на него — Тридцать четыре?

— Тридцать пять. А почему ты решила, что я прекратил стареть именно тогда?



Она проигнорировала его, продолжив копаться в шкафу. Через какое-то время, Мист вытянула из его сумки старое, усыпанное драгоценностями, распятие. Она сжала реликвию в руке, держа ее, как можно дальше от себя, и не сводила с нее пристального взгляда.

— Ты — католик?

— Да. Это подарок моего отца. Чтобы помочь сыну остаться живым в военное время. — Рос покачал головой, осознав всю иронию того, как все обернулось. — А я думал, что это меня он должен отпугивать.

— Ха, такое мог сказать только обращенный человек. К тому же, меня он совсем не отпугивает. При виде таких-то драгоценных камней. Если я вижу такие украшения, я не могу устоять. Стало быть, если он тебе не нужен потому, что ты — католик, я возьму его? Моя семья была очень ортодоксальными язычниками. Можно?

Она держала распятие перед собой, по-прежнему не глядя на него.

— Можно, можно, Рос?

— Положи его на место, — сказал он, борясь с непривычным желанием усмехнуться.

С обиженным выражением лица, она вернула распятие на место, что-то бормоча о скупых вампирах, а затем засунула ноги в его ботинки. Когда она повернулась к нему, держа свои руки на бедрах, Рос еле сдержался, чтобы не улыбнуться при виде безумной бессмертной язычницы, которая почти утопала в его обуви.

— Чем это, интересно, твоя мать тебя кормила? — поддразнила она. — Анаболическими стероидами эпохи Возрождения?

Его желание улыбаться пропало. — Моя мать умерла молодой.

— Как и моя.

Ему показалось, что он услышал, как она пробормотала: — В первый раз…

— И я родился позже эпохи Возрождения.

Мист сняла его ботинки и неторопливо прошла мимо него. — Но не намного.

— Это правда. А почему ты думаешь, что я прекратил стареть в тридцать пять? — снова спросил Рос.

Она нахмурилась, словно не понимала, откуда взялся его вопрос, затем ответила, — Потому, что негодник Кристоф нашел тебя умирающим на поле сражения и решил, что из тебя получится прекрасный новобранец, а потом заставил выпить его кровь. Из запястья, верно? А когда его гадкая вампирская кровь попала в твои вены, он позволил тебе умереть. Это, если только он не спешил, в противном случае он убил тебя. Прошло одна — три ночи и voilà[6], ты поднимаешься из мертвых — скорее всего, с хмурым выражением лица, и мыслью: «Черт побери, это сработало!»

Рос проигнорировал последнюю реплику и спросил:

— Откуда ты знаешь ритуал крови? — Он думал, что только вампиры знали истинный способ обратить человека. В кинофильмах и книгах, обращение всегда происходило, как следствие укуса вампира, хотя, на самом деле человек имел больше шансов на обращение, если это он кусал вампира.

— Как я уже сказала, я знаю все.

Да, а ему приходилось узнавать правду из различных обрывков информации. Она была бессмертной, которой физиологически всегда будет двадцать пять. Если она была язычницей, ей было, как минимум, несколько сотен лет. Она знала о ритуале крови и то, что Кристоф «вербовал» своих солдат прямо на поле боя.

Когда она, подобрав свою одежду, открыла дверь и щелчком пальцев подозвала стоящего дальше по коридору охранника, Росу оставалось просто стоять и наблюдать.

— Пссст. Красавчик! Мне нужно, чтобы это выстирали. Только не переусердствуй с крахмалом. И не стой там, вытаращив глаза, или навлечешь на себя гнев моего хорошего друга, а по совместительству, и врага — генерала Роса. Мы с ним на короткой ноге.

Рос не мог ее видеть, но знал, что она скрестила пальцы.

Всучив свои вещи, Мист закрыла дверь, театрально прислонившись к ней — словно хотела сказать, что теперь он от нее никуда не денется, — затем плавно двинулась в его сторону. Как правило, Рос наблюдал, выжидал, просчитывал, хотя, на самом деле, ему никогда не нравилось бездействовать, наблюдая за стремительным развитием событий. Так было, пока он не встретил ее, с ней все было иначе. Абсолютно непредсказуемо…

Ухватившись за его плечи, Мист оседлала его.

Теперь их разделяли только его штаны и несколько ничтожных дюймов. Рос даже мог чувствовать жар ее тела, когда она стала над ним на колени. Она определенно не была его Невестой, иначе такая мелочь, как молния брюк, не смогла бы удержать его от неистового обладания ею. Если бы она была его, он бы услышал долгожданное биение сердца, и сделал бы первый вдох за последние триста лет, а после оказался бы глубоко в ней, овладевая ею еще и еще… Но, увы, не произошло ничего, хоть отдаленно напоминающее это.

— А теперь, Рос, мы должны кое-что решить. Если уж меня держат в качестве домашнего любимца, то и заботиться обо мне нужно как следует.

Он насупил брови. — У меня никакого желания держать тебя в качестве домашнего питомца.

— Ты удерживаешь меня, как пленницу и считаешь, что можешь мне приказывать. Так в чем же разница?

— Ты не домашний питомец, — настойчиво сказал Рос. Он был не в состоянии думать — ее глаза зачаровывали, ее плоть была всего в нескольких дюймах от него, а приятный тембр голоса успокаивал.

Мист наклонилась к его уху и пробормотала: — А что, если я совсем не против, быть твоим домашним питомцем? Разве тебе бы этого не хотелось, вампир? — Ее пальцы прочертили дорожку вдоль его груди, расстегивая рубашку. Она по одной подняла его руки и положила на подлокотники, давая понять легким пожатием, что хочет, чтобы он не шевелился.

Подняв брови, Рос подчинился. Он не собирался двигаться, и терялся в догадках по поводу ее дальнейших действий.

— Если бы я была твоим домашним питомцем, ты мог бы держать меня для своего удовольствия, а я удовлетворяла бы тебя любым способом, которым бы ты пожелал. — Она распахнула его рубашку, явно восхищаясь его грудью.

— Мускулы. — Ее голос сделался хриплым. — Шрамы.

Мист увлажнила свои губы языком. — Я бы приложила все усилия, чтобы оживить тебя, чтобы ты смог пробудиться на закате, ощущая на себе мой жаждущий рот, в то время как ты, сжимая мои бедра, пил бы из них. Ты засыпал бы c восходом солнца все еще находясь глубоко во мне.

Ее рука двинулась вниз, а взгляд восхищенно скользил вдоль неровного шрама, образовавшегося на месте его смертельной раны. — Я здесь для того, чтобы быть твоей и просто умираю от желания ощутить на себе твои прикосновения.

Ее рука достигла паха и обхватила его между ног прежде, чем Рос смог перехватить ее запястье. Ее соблазняющий взгляд вмиг исчез, однако, она не выказала никакого удивления тем, что он совершенно не был возбужден. Неторопливо исследовав пальцами его плоть, Мист выгнула бровь и заметила, — Ну и ну, Рос, подумать только! Если бы ты был возбужден, то я, пожалуй, даже не знала бы — то ли быть очарованной, то ли напуганной.

Затем, со скоростью звука, она переместилась на кровать, улегшись на живот и подперев руками подбородок. Она осталась совершенно безучастной к тому, что только что произошло, в то время как он был раздражен и… пристыжен тем, что она прикасалась к нему, когда он был в таком состоянии. Рос хотел, чтобы она увидела его возбужденным…

— И как же ты собираешься удерживать меня здесь в течение дня? Без твоей невесты, тебя не так уж и сложно победить.

Быть побежденным ею? Забавно.

— Я кину тебя назад в камеру. Не терпится стать моим домашним питомцем? Я буду выпускать тебя, а затем снова запирать обратно, когда мне заблагорассудится.

Мист взглянула на него. — Ты ведь на самом деле не хочешь отсылать меня обратно. Кто же будет тебя развлекать? Я могу играть в покер и показывать теневые фигурки.

Встряхнув головой, Рос решил, что это был еще один пример издевательства Ллора над ними, только на этот раз, в ее лице. Она была совершенно ненормальной. К тому же, Рос понял еще одну вещь. Все, что он узнал о женщинах, полностью опровергалось при общении с ней.

Если бы только она могла быть искренней, то он тоже мог бы притвориться таким.

— Мне нужно, чтобы ты ответила на некоторые вопросы. Хотелось бы знать, кто ты и как тебя зовут.

— Я отвечу на твои вопросы, если ты ответишь на мои.

— Договорились, — сказал он быстро. — Спрашивай.

— Ты испугался, когда увидел стоящего над тобой Кристофа?

— Я был… слишком утомленным. Странный вопрос.

— Большинство смертных были бы напуганы, увидев Восставшего из мертвых.

— Это то, как его называют? Кристофу это показалось бы забавным.

После ее утвердительного кивка, он сказал, — Ну, к тому времени я уже столько всего повидал.

— Какова его цель? Он хочет занять место Деместриу?

Рос помедлил, затем ответил честно, надеясь, что она сделает то же самое. — Он хочет свою корону назад, но при этом не хочет управлять никакой фракцией, кроме нашей.

— Угу. — Мист подняла бровь, словно не верила ему, затем спросила:

— Тогда, в камере, это был твой брат?

— Да, Мёрдок.

— У обращенных вампиров обычно нет семьи в пределах Орды.

— Мёрдок умер в том же самом сражении, что и я. У меня есть еще два брата, также обращенных, но гораздо позже.

— Ты молод. И все же ты — генерал. Как тебе это удалось?

Ему было более чем триста лет. Молод… по сравнению с ней?

— Я бы не принял этого темного подарка, если бы не были выполнены определенные условия.

Ее глаза заблестели с новым интересом, и она похлопала по кровати, подзывая его присесть рядом. Рос чувствовал, будто был на грани познания чего-то нового, поэтому и подчинился, прислонившись к спинке кровати, лицом к ней и вытянув ноги. Он чуть не рассмеялся. Впервые за несколько столетий, он был в кровати с женщиной, которую бесспорно можно было назвать самой прекрасной из всех встречавшихся ему прежде — а он был неспособен ничего с нею сделать. Рос не мог даже выпить ее, хотя его клыки просто ныли от желания впиться в белизну ее шеи. Слава Богу, он покормился прежде, чем ее привели.

— Рос, ты торговался с Кристофом, находясь при смерти?

Когда она перевернула ситуацию подобным образом, его тогдашнее поведение показалось более безрассудным, чем было на самом деле. Лежа в своей собственной остывающей крови, почти освободившись от постоянных сражений, непрекращающейся войны, голода и чумы, он сказал Кристофу: — Ты нуждаешься во мне больше, чем я нуждаюсь в жизни. Кристоф видел его во многих битвах и согласился.

— Я действительно торговался. Я привык отдавать приказы и ни от кого их не получать, даже от могущественного короля. Я хотел, чтобы Кристоф обратил моего брата, только если тот умирал, а также доверил ему судьбы своих соотечественников.

Но это было еще не все. Рос потребовал, чтобы в течение шестидесяти лет у них с Мёрдоком была возможность присматривать за оставшимися живыми членами их семьи — их отцом, четырьмя сестрами и еще двумя братьями.

Однако оказалось, что им понадобилось только три месяца.

— Знаешь, а я слышала о тебе, когда ты был человеком. Ведь это тебя называли Владыкой?

Это застало Роса врасплох. — Я слышал и куда менее приятные имена. Как ты могла слышать обо мне? Твой акцент явно не из северных стран.

Мист вздохнула. — Уже нет. Я слышала о тебе, потому что интересуюсь всем, что касается войны. Ты был весьма жестоким командиром.

Выражение лица Роса сделалось холодным. — Мы защищались. Я делал то, что должен был, чтобы победить.

По ее реакции он мог бы сказать, что ей понравился его ответ. Ее губы слегка приоткрылись, когда она, наклонив голову, взглянула на него, а затем пододвинулась поближе, как будто ничего не могла с собой поделать.

Еще более нежным голосом, она сказала, — Но, в конце, вы проиграли.

Рос посмотрел мимо нее. — Абсолютно все.

Это сражение главным образом походило на завершающий удар по умирающему человеку. А до этого, враг выжег их земли и обесплодил. Возник голод, и не было никакого спасения, когда разразилась чума.

— Рос, — сказала она нежно. Он перевел свой взгляд на нее. В этот момент ее глаза были такими пленительными на ее лице, так напоминавшем эльфийское, такими чистыми и ясными… — Давай заключим договор, между тобой и мной.

Не встречая сопротивления, она развела его ноги, чтобы встать между ними на колени. — Давай поклянемся, что не станем причинять друг другу боль в этой комнате. — Она оттесняла его назад до тех пор, пока он полностью не лег на валик. Что она задумала?

После того, как Рос быстро кивнул в знак согласия, она одарила его теплой улыбкой, заставившей его почувствовать себя так, будто его каким-то образом похвалили. Ее влажные волосы струились по его ногам, тыльной стороной руки, она перекинула их на одну сторону, обнажив свою соблазнительную шею. Порыв присущего только ее волосам аромата одурманил его, как наркотик. Сладкий и утонченный, точно такой же, как и у ее кожи. Если она так пахла, то он не мог себе даже вообразить, какой она была бы на вкус. Он мечтал, чтобы она обнажилась, предлагая ему себя.

— Рос, какой стыд, — прошептала Мист чувственным голосом, — Но, кажется, я поймала тебя уставившимся на мою шею.

— Ты права, — признал он, почему-то не чувствуя никакого стыда, от того, что обдумывал наиболее тяжкое преступление в своей фракции.

Она легонько провела кончиками пальцев по своей коже.

— Испытываешь искушение испробовать меня?

Ужасно.

Он задался вопросом, сколько раз Иво обладал ею и внезапно, всем своим нутром ощутил какое-то, ранее не испытываемое, чувство.

— Мы не пьем от живых существ. Именно так мы и получили свое имя. — Такова была клятва, договор между ними. Ранее, Рос никогда не пробовал плоти, когда пил. Но, с другой стороны, пока не встретил ее, он также не испытывал ни малейшего желания испытать это.

— Почему?

— Чтобы не чувствовать соблазна убивать, — сказал он, выдавая ей официальную версию, которая несомненно была правдива, но вся правда — куда сложнее, и они старались сохранить в тайне те детали, которые им удалось узнать. Живая кровь, кровь, не отделенная от ее источника, приносила с собой побочные эффекты. Испив ее, вампир испытывал муки, погрузившись в воспоминания своей жертвы. Кристоф полагал, что именно эти воспоминания и сводили рожденных вампиров с ума и навсегда окрашивали их глаза в красный цвет. Они пришли к выводу, что единственный путь избежать этого состоял в том, чтобы пить уже мертвую кровь, избегая греха… и всего того, что он за собой несет.

— Что, если бы ты выпил от бессмертного, которого невозможно убить таким образом? — спросила она, ее слова снова звучали успокаивающе. Казалось, Рос был не в состоянии оторвать от нее глаз.

Коварный вопрос, на который невозможно ответить, скрыв, что у бессмертного было бы слишком много мучительных воспоминаний, во много раз больше, чем у смертного. Он ответил на ее вопрос своим.

— Ты хочешь, чтобы я отведал твою плоть, существо? — Даже сама мысль об этом заставила его слова звучать резко, а клыки болеть.

Когда на ее лице появился игривый взгляд, он испугался, что она ответит да, и раскусит его блеф. Что ему тогда делать?

— Как-нибудь в другой раз, — ответила она, улыбнувшись. Затем, к его потрясению, устроившись между его ногами, она прижалась лицом к его обнаженному торсу, обвив своими бледными, изящными руками его бедро.

— Я так и не задал своих вопросов, — сказал он, уставившись в потолок и стараясь казаться равнодушным к тому, что происходило. Он уже многое повидал в своей жизни, но эта женщина приводила его в замешательство.

— У нас ведь есть уйма времени для этого, разве нет?

Рос представил себе, как она прижалась своими губами к шраму внизу его живота… и медленно лизнула. Он моментально напрягся, процедив — По крайней мере, скажи мне свое имя, существо.

— Мист, — прошептала она и сразу же заснула.

Мист. Как подходяще, что ее назвали в честь чего-то непостижимого и таинственного.

Уже прошло много времени, а он все еще никак не мог прийти в себя. Во сне, его маленькая язычница вцепилась в его ногу своими розовыми коготками. А они действительно были коготками, острыми и загнутыми, однако в то же время изящными. Он не обращал внимания на боль, так как это было мелочью по сравнению со странным удовлетворением от мысли, что она вцепилась в него, потому что так ей было удобнее.

Рос наслаждался, просто лежа с ней и ничего не делая, наблюдая, как ее волосы, высыхая, превращались в крупные, блестящие красные локоны, рассыпавшиеся по его груди. Столетиями их армия была постоянно на марше[7], скрываясь в полумраке северных стран, обычно в изнурительных условиях и держа в секрете свою растущую численность. Все их существование после обращения сводилось к войне, к одному этому сражению, с одной единственной целью… победить.

Поднеся к своему лицу ее локон, он провел им по губам. Такой же мягкий, как и ее безупречная кожа. Если до завтрашней ночи она не сообщит ему никакой информации (а он почему-то знал, что добровольно она этого не сделает), хватит ли у него духу — поранить хлыстом ее нежную кожу, чтобы выведать нужные сведения? После того, как Мист так доверчиво к нему прижалась? Сможет ли он сломать хоть одну из ее хрупких косточек и выдержать наполненный болью взгляд ее зеленых глаз? Если бы она действительно была его Невестой, ему бы не пришлось причинять ей вреда. Сама мысль об этом была бы недопустима. Целью всей его жизни была бы ее защита.

Рос провел тыльной стороной пальцев вдоль ее шелковистой щеки, ощущая, как ее легкое, частое дыхание согревает его живот. Он действительно никогда в своей жизни не чувствовал укола зависти, никогда не завидовал другим мужчинам кроме тех, которые наслаждались мирной жизнью на своей земле. Он был рожден в богатой аристократической семье, и удача сопутствовала ему почти до самого конца его смертной жизни. Завидовать — означало испытывать в чем-то недостаток.

Так почему же ему хотелось уничтожить любого вампира, которого она могла бы пробудить к жизни?

Глава 3

Куда же, черт возьми, мог запропаститься мой ненаглядный военачальник?

Мист резко выпрямилась на кровати, окончательно проснувшись. Это был ее первый полноценный сон, которым она смогла насладиться с тех пор, как Орда захватила ее четыре ночи назад. Она была одна в постели. В ногах кровати аккуратно лежала ее выстиранная одежда. Мысль о Росе, и то, что он укрыл ее одеялом, заставила ее улыбнуться.

Все что ей сейчас было нужно, так это прилипнуть к нему, как банный лист, пока ее сестры не вытащат ее из этой тюряги. Она поклялась, что это был последний раз, когда они делают из нее приманку. И хотя это — не первая клятва, в этот раз Мист была решительно настроена, сдержать ее. Да, Ллор всегда полнился слухами, но россказни о том, что Иво Жестокий заключает темные союзы, все-таки сильно обеспокоили их. Результатом чего стала ее «разведка» или так называемая Операция — «Мист в Логове Врага». Что в итоге? Практически никакой информации об Иво. И это вопреки всем ее хлопотам: разработке плана, воплощение его в жизнь, а после, ее блестящая поимка, и т. д. — все это для того, чтобы, в конце-концов, узнать, что Иво замыслил действительно что-то крупное.

Она усмехнулась. Ну, по крайней мере, так было до тех пор, пока Генерал Рос не спугнул его горячо любимую задницу из замка.

Да, она мало что разузнала об Иво, но этот Кристоф и его генерал тоже были весьма неплохим уловчиком. Что если этот король действительно хочет убить Деместриу, и тем самым намерен остановить террор вампиров над остальными расами? Возможно ли, что не все вампиры могут быть склонны к социопатии и имеют врожденную предрасположенность к злу? Что если Валькириям нет нужды сражаться с Обуздавшими жажду? Хотя все это, было все-таки маловероятным. Ее сестры все равно не станут делить вампиров на две различные фракции. Их девиз — сначала убей, а потом уж спрашивай, — Господи боже, неужели ты не был злым? Ай-ай-ай! — Вампиры, как вид, были слишком могущественны, чтобы дать им свободу действий.

Деместриу и его вампирская Орда всегда с особой жестокостью относились к существам Ллора, но особенно безжалостными они были по отношению к Валькириям. Пятьдесят лет назад, их королева, Фурия, самая сильная и безжалостная среди них, попыталась уничтожить Деместриу. Но так и не вернулась. Поговаривали, что он приковал Фурию ко дну моря, чтобы она день ото дня тонула и снова возвращалась к жизни. Ее собственное бессмертие не давало ей умереть, обрекая на нескончаемые пытки. Когда союзу ковенов, наконец, удалось найти и освободить ее, земля не ведала никого столь охваченного яростью, как Фурия. Она не стала проверять, на чьей стороне сражаются вампиры, перед тем, как начать безжалостно истреблять их. И ожидала, что все Ковены последуют ее примеру.

Так что, до тех пор, пока ковен Мист не определится со своим планом действий относительно этой новообразовавшейся силы, ей придется действовать как обычно, а это значит, что ей нужно найти Роса. Пока в игру не вступил Военачальник, Мист была бессильна что-либо предпринять. И хотя она владела оружием на уровне любого члена Ковена, она мастерски управлялась отнюдь не мечом и стрелами.

Она специализировалась на мужчинах. Они были ее самым сильным оружием. И теперь, в ее цепких коготках находился превосходный экземпляр — большой, отмеченный шрамами, с невероятными глазами и кожей, которую ей хотелось лизать, пока язык не устанет.

И он был весь в ее руках.

Она обожала манипулировать, дурачить мужчин, заставлять их верить, что она живет лишь ними, и все это только для того, чтобы выполнялись все ее прихоти и желания. Это было ее modus operandi[8]. Однажды Фурия спросила ее, — Зачем ты посылаешь мужчин делать женскую работу?

Мист смутилась, но все же ответила, — Потому что могу.

А проблема с вампирами этого замка заключалась в том, что они даже не оценили Мист. По крайней мере, Росу нравилось смотреть на нее.

Для вампиров, кровь была всем, их источником существования. Но в данном случае, Мист не могла ни перекрыть им «кислород», ни выйти из положения с пользой для себя. В Ллоре глаза любого существа, в зависимости от расы, при сильном всплеске эмоций, приобретали определенный цвет. Но глаза вампиров навсегда оставались красными, из-за высушенных ими жертв. Не просто от глотка или двух, как со страхом полагали эти Обуздавшие жажду. Всего один глоток мог с легкостью затянуть их в порочный круг. А следующая за убийством жажда крови будет заставлять их убивать снова и снова. А затем, с годами, когда больше не смогут выносить воспоминаний убитых жертв, они окончательно сойдут с ума.

Как ни странно, за эти четыре ночи, ни Иво, ни его люди так и не укусили ее. Похоже, просто не решившись. Вместо этого, они наблюдали за ней, исследовали, пока Мист не начала зевать от скуки и ее терпению не пришел конец. — Черт возьми, да примите вы уже, хоть какое-то решение. — Выкрикнула она Иво. В ответ его глаза угрожающе сузились. Взгляд алых глаз создавал резкий контраст с бледным цветом лица и выбритой головой. Но он все-таки сдержался, так и не пролив ее крови, считая, наверно, ее предполагаемое безумие довольно увлекательным зрелищем. Такой расклад ее устраивал. Ведь, еще ни разу в жизни, она не испытала на себе, каково это быть укушенной.

Мист задумалась, чтобы бы она почувствовала, если бы прошлой ночью, когда зрачки Роса были черны от желания, она позволила ему укусить себя. Да, да, она знала, что была отвратительной личностью. Слишком развратной, уже просто допуская подобные мысли. Пожалуй, она была единственной Валькирией, которая когда-либо вообще фантазировала о вампире. Эта мысль заставила ее нахмуриться. Нет. Все-таки, была когда-то еще одна…

Постучав пальчиком по подбородку, Мист призадумалась, стоит ли ей рассказать Обуздавшим жажду, о том, что они зря мучают себя, отказываясь от крови.

Не-е.

Вот если бы симпатяга генерал продолжал вести себя должным образом и был бы с ней мил, она, возможно, смогла бы чуток намекнуть. В те былые дни, она не раз слышала о нем. Конечно, у них был корреспондент на поле боя в годы войны и судя по докладам, Рос был крупным и смелым воином, чрезвычайно безжалостным к своим врагам. И хотя Владыка проиграл ту войну, уступив перед силой, намного превосходящей его армию, но в течение практически десятка лет, ему удавалось защищать своих людей.

Когда-то Мист и ее сестры усаживались у камина, и вздыхали над историями о его подвигах. Они походили на влюбленных дурочек, охающих над новым изданием Тайга Бит[9]. Мист хорошо запомнила, какую потерю она ощутила, узнав о его поражении. В тот момент она поняла, что пришел конец великому человеку. Но он все же смог вернуться, и при встрече ни капли ее не разочаровал. За одним мелким, досадным, исключением, — теперь он был ее смертельным врагом, или, точнее, бессмертным смертельным врагом. Эх, да к тому же кровопийцей.

Решив проверить, не заперта ли дверь его комнаты, на тот случай, если он все-таки поверил ей, Мист слегка огорчилась, обнаружив, что та заперта. Хотя в этот раз дверь не заколдовывали, как в случае с ее камерой. Она легко могла выломать ее, но у нее еще было время до восхода солнца, когда ей нужно было вернуться в темницу. До тех пор, Мист решила не торопиться, и привести себя в порядок. Она заколола волосы сверху так, как надеялась, ему могло бы понравиться. И так как это не заняло у нее много времени, еще успела обшарить все его вещи, стараясь при этом, не смотреть на сверкающий крест, украшенный драгоценными камнями, чтобы поди, не дай бог, к рукам не прилипло.

Копаясь в его одежде, она поняла, что ей нравится то, как он одевался, современно, но все же аристократично. Обожала его запах, его беспорядочные, но сексуальные волосы. Взяв один из его свитеров крупной вязки, она перекатилась на кровати, зарывшись в него лицом, и не беспокоясь о том, что он мог вернуться и застать ее за этим занятием. Но он так и не появился, зато вместо него появились два охранника, чтобы по его приказу, сопроводить ее обратно в камеру.

Они старались не смотреть ей в глаза.

Черт возьми, они знали что-то, чего не знала она. К тому же, Рос не оставил ее у себя, как она на то надеялась. Что ж, у нее возникли трудности, и она подозревала, в чем была причина. «Если у тебя действительно есть информация, мне не составит большого труда, заставить тебя говорить», — ведь так он сказал.

Когда за ней закрылась дверь камеры, и она поняла, что оказалась совсем одна в темнице, все ее опасения подтвердились. Тех низших созданий, населявших соседние камеры — кого в Ллоре считали гвоздями Вечернего шоу уродцев — уже забрали отсюда, и наверняка для того, чтобы пытать, а затем убить.

Так что теперь в джазе только девочки, а точнее, одна она. Но и это ненадолго. Она прекрасно знала, что никто из допрашиваемых не заговорит. Ну, конечно же. Она ведь сама угрожала содрать с них кожу живьем, а также и с их семей, если кто-либо из них выдаст хоть какую-то информацию. Не даром же в Ллоре, провозглашая тост, говорят — «Да не почувствовать тебе дыхание Валькирии за своей спиной?». Вампиры чаще нападают и захватывают чью-то деревню, Валькирия же тайком прокрадется в дом, и спрячется под кроватью, чтобы потом забрать чью-то голову. Их слово — это закон.

Ей остается… И тут она услышала удары ботинок о каменный пол.

— Слушай внимательно, Мист, — произнес Рос, прежде чем стража открыла дверь камеры и оставила их одних. — Я задам тебе несколько вопросов о твоей расе и различных фракциях Ллора. Ты должна ответить на них, или же я получу ответы силой, на что у меня есть соответствующий приказ.

— Пытки? Приказ? Неужели ты не можешь ослушаться Кристофа ради меня?

— Мист, ты знаешь, что если бы не он, я был бы мертв. Моих братьев и друзей постигла бы та же участь. С той ночи, моя жизнь больше не принадлежит мне.

Он что, действительно говорил на полном серьезе. Хотя и Мист ведь тоже не врала, когда говорила, что пытки выводят ее из себя. Рос удостоился особого отношения лишь потому, что был кем-то вроде знаменитости в военных кругах, но теперь, он стал вампиром — и ей не следовало забывать об этом. Она будет и дальше давить на него, продолжать льстить, и так до самого конца, но потом… Посмотрим, на что способен этот Кровопийца. Но вслух она ответила все также игриво и дружелюбно. — Рос, ты мог бы помочь мне сбежать…

— Я присягнул на верность и дождусь того часа, когда мой род победит. Отвечай, или столкнешься с последствиями. — Сказал он. — Я начну, с самого простого. Кто ты?

— Pussy Cat Doll (Киска-куколка?)[10]? — спросила она, но сразу же медленно покачала головой, в ответ на его взгляд. — Judge, jury and executioner (Судья, присяжные, и палач)[11]. — Он нахмурился. В ответ ее глаза загорелись. — Transient (Временный житель)[12]! Что? Ну, правда. Не пойдет? А если из Babe in Toyland (Малышка в стране Игрушек)[13]??

— Черт тебя дери, Мист, просто ответь на вопросы. И тогда ты сможешь вернуться ко мне в комнату. — Он понизил голос, взяв ее за подбородок. — Мы снова сможем спать вместе, как это было этой ночью…

— Ты не понимаешь одного, если я вернусь в Ллор, став информатором, то мне твои пытки покажутся медом. — Она уже не будет возглавлять список «Врагов номер один» и потеряет свой статус существа, с которым лучше не нарываться.

— Мой брат пробовал получить информацию от других существ…

— Но они тоже не заговорили, верно? — Похоже, ей не удалось скрыть самодовольства в голосе.

Казалось, он встряхнул головой, все больше убеждаясь в своем решении. — Ты не оставляешь мне выбора.

Что ж. Похоже, она собиралась познать на собственном опыте бессердечность Владыки, ту самую, которой она так восхищалась. По-видимому, когда она решила, что они только успели подружиться, он стал считать ее своим врагом.

«Рос, ты просто разбиваешь мне сердце» — подумала она и хлюпнула носом. «Теперь мне действительно придется тебя убить».

* * *

На протяжении всей ночи, его мысли были заняты только ей. Несколько часов он терпеливо ждал рассвета, сдерживая себя, насколько это было в его силах, надеясь, что его мучение, наконец, закончится.

— И ты действительно так поступишь? — Спросила она, повернувшись к нему спиной, и отойдя в дальний угол.

Ее плечи подрагивали, и он, естественно, предположил, что она смеялась. Рос подошел к ней, и взяв ее за руку, развернул к себе. Увидев настоящие слезы, ручейками бегущие по ее щекам, он был просто шокирован. — Рос, я думала, мы заключили соглашение. — Бросила она, хмуро взглянув на него глазами, в которых читались обида или боль его предательства.

Она не притворялась. Неужели в ее безумном, запутавшемся сознании, она считала их…друзьями?

Стены камеры задрожали, Рос насторожился. Заметив, что ее, похоже, это даже не побеспокоило, он нахмурился. Скорей всего это были отголоски прошлой ночи.

Он не хотел делать ей больно. Но в ее глазах горела обида, от чего она выглядела так ранимо, искренне и незащищено. Сейчас он видел действительно настоящую Мист — с ее фальшивым самодовольством и напускной бравадой. До этого, то была всего лишь ее маска, которая, наконец, спала. И, к своему удивлению, он осознал, что ему просто не выносимо видеть ее слезы. Он вздрогнул, когда еще одна слеза соскользнула по ее щеке, вздрогнул так, словно его ударили. И снова ощутил, как вокруг него все затряслось и стихло.

Она отвернулась от него, вероятно за тем, чтобы вытереть слезы. А когда она снова развернулась, то стала выглядеть еще более сексуально, словно опять вернулась к прежней роли.

— Мист, я не хочу причинять тебе боль, но ты должна ответить на мои вопросы. Это не игра.

Она посмотрела на него так, словно не могла поверить собственным ушам. — Нет, это как раз игра. Ты хочешь узнать о Ллоре? Так хорошенько усвой этот урок, мы все — пешки.

Все вокруг снова задрожало. И пока он оглядывался по сторонам, она, казалось, не замечала ни дрожи, ни грохота. Нет, это громыхание доносилось не снаружи…

Звук, стучащий в его ушах словно грохот землетрясения, шел от него. — Кто ты? — Снова потребовал он ответа.

На ее лице отразилось смутное чувство отвращения, которое так и не исчезло, когда она слегка прижала ладонь к его груди и ощутила, как забилось сердце вампира, возвращая его к жизни. Наконец-то он узнал ее, и признал в ней ту, кем она для него являлась. А она была…

— По-видимому, я твоя Невеста.

* * *

— Мне было даже любопытно, смогу ли я вдохнуть в тебя жизнь. — Промурлыкала она ему. Рос, из-за всех сил, старался скрыть свой шок.

Мист знала, что Рос был невозмутимым и рациональным мужчиной. Но вновь обретенный слух был оглушителен для этих еще не вернувшихся к жизни вампиров. Внезапно ощутимое сексуальное желание казалось всепоглощающим, а дыхание — неровным и грубым поначалу, как что-то давно забытое и ненужное. Мист легонько подтолкнула его к стене. Его веки были полуопущены, пока она медленно поглаживала его грудь, совершая плавные движения вверх и вниз. — Каково это, ощущать воздух в своих легких?

Он глубоко вздохнул. — Холодно. Что-то давит в груди, но ощущения приятные. — Когда он взглянул на нее, в его глазах читалась огромная благодарность за то, что она оживила его.

Впрочем, такая же, как и у остальных.

— А каково это — чувствовать горячую кровь, бегущую по венам?

— Я ощущаю силу…обжигающую изнутри.

Ладонью, она накрыла его эрекцию через ткань брюк. И от этого прикосновения все его тело дернулось. Запрокинув назад голову, Рос закричал. Она была почти также шокирована происходящим, как и он. Она знала, что природа не обделила его размером, но в возбужденном состоянии, его член казался просто огромным.

Почти таким же, как у Демона или Ликана.

Она не убирала ладонь с его плоти, обхватив его своими пальчиками, чувствуя его медленные толчки навстречу ее руке. Ее собственное тело обмякло при мысли о его стремительно растущем желании, и она томно прошептала, — Каково это чувствовать, как твой член твердеет и увеличивается?

— Приятно. — Прохрипел он, вздрагивая. — Так чертовски приятно.

— Прошло уже три столетия? Этого и следовало ожидать. — Она расстегнула молнию его брюк ровно настолько, чтобы просунуть внутрь большой палец и потереть головку его пениса. Она увлажнилась. Рос закатил глаза в явном удовольствии. — Могу лишь представить, каким тяжелым и тугим он кажется. Как он пульсирует от нарастающего неудовлетворенного желания, готовый взорваться.

— Зачем ты делаешь это со мной?

Потому что могу.

Совсем скоро, в нем не останется ничего, кроме животного инстинкта. Его глаза почернели уже сейчас. Она еще раз слегка провела пальцем по головке сквозь брюки, чувствуя облегчение, что ее телу никогда не придется принимать его невероятных размеров плоть. Пять, четыре, три, два…

Рос со стоном набросился на нее, прижав ее руки у нее над головой. Он оказался на удивление сильным. А его поцелуй — глубоким и собственническим. Ее словно заклеймили. Она с трудом глотала воздух, когда он добрался до ее сосков, лизнув один, потом другой, затем также по очереди втянув их в рот через блузку. Его вторая рука пробралась к ее промежности.

Издав низкий рык, он отскочил от нее и схватил за локоть. — Пойдем со мной.

Черт возьми, рассвет был совсем близко. Где же ее сестры? Ей необходимо задержать его здесь. — Нет, Рос. — Сказала она.

— Не хочу брать свою Невесту в темнице.

— Но я не могу ждать! — Выкрикнула она. — Прикажи охране уйти.

— Нет…

— Рос, — сильно сжав его плоть, она прошептала ему в ухо, — мое тело жаждет ощутить глубоко внутри твои толчки.

Выкрикнув приказ охране, он с силой разорвал ее блузку и лифчик, грубо всасывая вершины в рот, лаская языком соски. Непроизвольно, она выгнулась навстречу жадному рту, подставляя свою грудь его восхитительным губам. Сама того не осознавая, она стала совершать волнообразные движения бедрами, стараясь еще сильнее прижаться к его плоти.

— Я ждал тебя, — выдавил он. — Как же долго я тебя ждал.

Одной рукой, он сжал ее запястья у нее над головой, а другой, задрал юбку, и резко сорвал с нее трусики. Его пальцы дразнили ее плоть, жарко, медленно, неторопливо исследуя ее. Он знал наверняка, как заставить ее пылать. Мучительно медленно скользя большим пальцем по ее увлажненному клитору и совершая умопомрачительные круговые движения, он доводил ее до исступления, заставляя изнемогать от страсти.

— Такая влажная, — выдохнул он, не отрываясь от ее груди. — Как только я тебя увидел, я хотел, чтобы это была ты. — Его губы захватили затвердевший сосок, не прекращая сосать его, пока он не запульсировал. А затем, продолжил, уделяя такое же внимание и второй вершине.

В тот момент Мист приняла решение, что ни за что на свете не пропустит этого.

Она застонала, не в силах сдержать искренний порыв. Не смогла больше контролировать себя. И, наконец, снаружи, молния рассекла небо, высвобождая ее эмоции. Когда он погрузил в нее один палец, затем вытащил, чтобы ввести уже два, она была готова кончить. Он погружал их в нее неторопливо, но с достаточной силой, чтобы каждый раз она была на самом краю бездны, на шаг от оргазма.

Мист еще сильнее выгнулась ему навстречу, испытывая необузданное желание еще раз ощутить его губы на своей груди. Она сильнее расставила ноги, принимая его свирепое вторжение. — Не останавливайся. — Выдохнула она, не в силах справится со своим дыханием. Находясь почти на грани, она извивалась, пытаясь коснуться его члена. Но он перехватил ее руки и зажал их у нее над головой.

— Никогда. — Толчки его пальцев стали еще неистовее. Она уже не могла сказать, касались ли пальцы ее ног пола. Но тут, он расставил пальцы внутри нее, словно подготавливая к его размеру, и ее голова откинулась назад. Мист громко застонала, испытывая всепоглощающе чувство наполненности.

Она подняла ногу, чтобы положить ее на его колено, упершееся о стену, словно как раз для этой цели. Открывая себя ему, она раздвинула ноги, неистово потирая бедрами.

Его слова, словно гром, прогремели у ее уха, — Кончи для меня, Милая.

— Ах, да… Рос. — Простонала она, почти уступая движению его руки. И, наконец, издав приглушенный крик, взорвалась. Сила и неистовство, с которой она испытала оргазм, потрясла ее, а его заставила застонать, словно он сам испытывал те же чувства.

— Я чувствую, как ты кончаешь, — выдавил он сквозь сжатые зубы. Она не отпускала его, вцепившись когтями. Продолжала вращать бедрами навстречу его умелым пальцам до тех пор, пока ее плоть не стала слишком чувствительной, чтобы продолжать пытку. Но он не остановился и не выпустил ее из своих рук, пока ее стон не превратился в неосознанное повторение его имени.

Когда она уже не могла ничего чувствовать, то осела в его руках, все еще ощущая отголоски желания. Ее соски были влажными и побаливали от его языка.

Схватив ее за затылок, он притянул ее к своему лицу. В его глазах полыхала похоть, но еще большей страстью были наполнены его слова. — Я буду добр к тебе, Мист. Защищу тебя. С этих пор, ты принадлежишь мне.

Он говорил эти слова, собираясь, наконец, ввести свою огромную плоть в ее тело, сделать своей. Невестой вампира. Подхватив ее ногу, он положил ее на свое бедро, готовясь войти в нее.

Ее слега приоткрытые глаза расширились в настоящей панике. И тут она услышала отдаленный шепот у самого входа в темницу.

* * *

Прежде, чем Рос успел отреагировать, Мист отскочила от него. Зачем она это сделала? Он, было, потянулся к ней, чтобы притянуть ее обратно, но она отпрянула от него. Почему в эту секунду он был не в ней? Он все сделал для того, чтобы она была влажной и готовой для него…

Услышал какое-то движение позади себя, он повернул голову, в ярости обнажив клыки.

— Посмотрите-ка на этих голубков. — У входа в камеру стояло существо, очень похожее на Мист, направив на него лук.

Сразу за ней появилось еще одно, с яркой, сияющей кожей. Улыбаясь, она жевала жвачку, подбрасывая кинжал в руке. — Не заставляйте меня смотреть на это, иначе меня стошнит. Мист, ты, кувыркающаяся с вампиром, это новый уровень «низости» даже для тебя.

— Что происходит? — потребовал Рос, шагая к ним навстречу.

Лучница натянула тетиву с невероятной скоростью и без колебания выпустила стрелу. Он сделал стремительное движение, чтобы уклониться от нее, но она именно на это и рассчитывала. В итоге, Рос оказался пригвожденным к стене. Спустя секунду, вторая стрела проткнула его другое плечо так, что половина наконечника стрелы вошла в стену. Он бросил убийственный взгляд в ее сторону и рванулся вперед, надеясь, что стрелы пройдут сквозь тело, но наконечники крепко вошли в каменную стену и застряли, словно гвозди.

Когда он понял, что не может сдвинуться с места, его охватила ярость.

Он посмотрел на Мист, и увидел, как она, поправив одежду, развернулась, и направилась к выходу. — Не смей уходить от меня.

— Жаль, что расстроила твои планы на вечер. — На ее лице появился тот ранимый взгляд. — Ты, почти что, заставил меня забыть, что спустился сюда лишь с одной целью — пытать меня. Ты хотел узнать о нас? Так знай, что мы ненавидим пытки. С годами их накапливается слишком много…

— Так было до того, как я узнал, что ты моя Невеста.

Выражение ее лица вмиг изменилось, будто ей нанесли оскорбление. — Ты хочешь сказать, до того, как ты понял, что наконец-то можешь меня трахнуть? Теперь, когда твое тело отлично функционирует, я, как-то, не в настроении для экзекуций.

— Ты моя Невеста. Ты принадлежишь мне.

С этими словами она набросилась на него, кипя от ярости. Существо с сияющей кожей кинуло ей кинжал, и Мист поймала его, даже не взглянув в ее сторону. Его все сильнее терзал вопрос, кем же она могла быть.

Мист прижала лезвие к его яремной вене и подняла на него свой взгляд. Ее зрачки отливали серебром, а за стенами замка сверкали молнии. — Если бы я принадлежала каждому мужчине, которому бы этого захотелось, или вампиру, которого я оживила, то от меня бы ничего уже не осталось. Но это мало кого волнует, верно?

— Ты не оживляла других вампиров. Иначе, они оказались бы здесь, защищая тебя, сражаясь за тебя.

— Не оказались бы, — Ответила она, приблизившись вплотную, и склонив голову, словно дикое животное на охоте.

— Если бы я их всех убила.

Она схватила его за затылок, и, притянув к себе, прижала его губы к своим в грубом поцелуе. Он мгновенно ощутил…вкус крови? Когда Рос издал стон, полный наслаждения, она отодвинулась и посмотрела на него с загадочным выражением лица.

Ее кровь на вкус оказалась неописуемо теплой и пряной. Такой же изысканной, как и все в Мист. Этот вкус заставил его содрогнуться от удовольствия, до того ароматной и сладкой она оказалась. — Ты же понимаешь, что теперь я не захочу ничего другого. — Выдавил он сквозь стиснутые зубы.

В ответ она лишь клацнула зубами, скомандовав. — Оставьте его, — и вышла из камеры.

Лучница и существо с сияющей кожей обменялись озадаченными взглядами. — Конечно, под фразой «оставьте его», ты имела в виду, оставить его обезглавленным, выпотрошенным, битком набитым перьями, как подушечка для иголок, мы тебя правильно поняли?

— Вы слышали его — я его Невеста.

— Ооо, — сказало существо с сияющей кожей, надув шар из жвачки. — Ты имеешь в виду, что он не, э-э, ну ты знаешь, не кончил впервые, с того момента, как ожил? Бросив быстрый взгляд на его пах, затем спросила, — И без тебя он останется в таком состоянии, верно? — Она тихо рассмеялась и продолжила, — Меня устраивает такой расклад.

Но лучницу не убедили подобные доводы. — Ты не пойми меня не правильно, я, конечно, без ума от мысли обречь вампира на бесконечное сексуальное мучение, как и любая невероятно талантливая охотница… — Рос внезапно услышал, как приблизилась стража. Но лучница спокойно и неторопливо выпустила стрелу в том направлении. Склонив голову набок, она полюбовалась результатом, и со вздохом продолжила. — Но, Мист, Невеста Вампира звучит так второсортно, словно реплика из паршивого фильма. Да он затащил тебя в мир кинематографа категории В.

Существо с сияющей кожей, слегка переусердствовав, с драматической ноткой, произнесла, — Уже за это… смерти он достоин. А если серьезно, Мист… Твой «муженек» окончательно и бесповоротно подпортил твой имидж. Но это поправимо, если ты прикончишь его так же, как и остальных.

Они все оказались безумны.

Но он все равно испытывал нестерпимое желание, жаждал оказаться глубоко в ее теле, еще раз испить ее крови, которую она дала ему испробовать только лишь за тем, чтобы помучить. — Ты злобная, безжалостная сучка. Лучше убей меня.

Всего на какую-то долю секунды ему показалось, что он увидел каплю сочувствия в ее глазах. Но она лишь пожала плечами. И тогда, своим помутневшим рассудком, он, наконец, осознал, что она все-таки собиралась бросить его здесь. Тогда как его тело сводило судорогой от желания обладать ею, а вкус ее крови, мог заставить его стать на колени, лишь бы еще хоть раз испробовать ее. — Ты самая злобная стерва, которую мне только доводилось встречать.

— Не нужно лести. — Напевно произнесла она.

Находясь в другом конце коридора, она легко запрыгнула на окно, расположеное на высоте 40 футов[14], и открыла ставни. С легкостью, она вырвала незащищенные решетки, словно сорвала шторы и по очереди подала руку остальным.

— Я найду тебя, — выкрикнул он. — Найду и заставлю заплатить за все стократ.

Существо с сияющей кожей запрыгнуло на окно, и, пожав указательным пальцем палец Мист, сказала, — Похоже, тебе только что назначили свиданку.

— Ммм, — промурлыкала Мист, пробежав по нему взглядом, — Форма одежды обычная…

Глава 4

Наши дни

Нескончаемое сексуальное желание, которое просто невозможно утолить.

Она намеренно, с наслаждением, обрекла его на это мучение. Его Невеста, пробудившая его к жизни, подарившая ему первый глоток жажды истинного вампира, оставила его изнывать в бездне агонии. И теперь лишь ей под силу унять боль, позволив ему испытать первую разрядку. Если бы у них только было немного времени, если бы он успел взять ее, всего лишь раз, или сам смог довести себя до желаемого пика, всего лишь прикасаясь к ее коже. Ведь она могла бы позволить ему хотя бы это. Но она ясно дала понять, что все это было частью их плана.

И эти последние пять лет, Рос был не просто проклят, а обречен на существование с воспоминаниями о ее жизни.

Мельчайшая капля ее крови, сделала больше, чем вкус любой другой крови, подобной опиуму для него. То, чего так боялись все Обуздавшие жажду, свершилось именно с ним. Кровь Мист — ароматная, пряная, живая — принесла с собой и ее воспоминания, теперь непрерывно преследующие его сновидения. Они казались такими реальными, словно он сам присутствовал там, ощущая те запахи, что она вдыхала, чувствовал все, к чему прикасалась. Иногда он даже мог чувствовать, как сжимаются в гневе ее ладони. Но он никогда и никому не рассказывал об этом, скрывая правду, не желая терять свою власть в армии, или быть убитым.

Каждый день, с наступлением заката, он просыпался и проверял, не стали ли его глаза кроваво-алого цвета, тем самым способного выдать его. Каждый день, если ему все же удавалось уснуть, его преследовали повторяющиеся воспоминания, с каждым разом, едва ли уловимо, становясь все более подробными.

В первом воспоминании, она стояла на вершине холма. Ярко светило солнце, отражаясь на укрывающем землю снегу. — Я проклинаю тебя, и обрекаю на твой собственный ад. — Мист прошипела эти слова, стоя у грубо вытесанного могильного камня. В ее голосе было столько враждебности, что Рос сразу понял, кто бы не лежал в этой могиле, именно она убила его. Она говорила на древнем языке, которого Рос не мог знать, но все же отчего-то понимал. Каждое ощущение, пережитое ею, отдавалось в нем — постоянное движение цепочки на ее талии, запах океана у подножия холма, свежий морской бриз того холодного зимнего дня.

В другом схожем сне, пьяный римский сенатор стоял на коленях у ее ног. — Наконец, близится тот час, когда я заполучу Мист Желанную. Ты больше не будешь той, которую жаждут, ты станешь той, которой обладают. — Рассмеялся он. — И больше не сможешь заставлять меня извиваться на своем маленьком коготке.

Рос, наконец, узнал имя своей мучительницы. Мист Желанная.

Он с отвращением наблюдал, как Римлянин припал губами к изящной ступне Мист, став жадно облизывать и посасывать ее, при этом, удовлетворяя себя. А она медленно приподняла юбку, обнажая свои нежные бедра для него. Каждый раз Рос заставлял себя не смотреть, старался пробудиться от кошмара, но все тщетно. Со временем, его острое отвращение так и не уменьшилось.

Впервые увидев этот сон, он ощутил невероятное облегчение, когда эту отвратительную картину внезапно сменило другое воспоминание, оборвав своего рода финал мерзкого акта.

В другом сне, Мист пробегала мимо поисковой группы Викингов, расположившейся на побережье какой-то северной земли. Она преследовала определенную цель. Хотела, чтобы они поохотились на нее, а, поймав, бросили бы ее на землю в оледеневший снег. Что же за больная и извращенная потребность жила в ней, если ей безумно нравилось все происходящее? В ее венах играла кровь, кожа словно горела и одновременно искрила электричеством, а недалеко поблизости ударила молния, порожденная ее возбуждением. Мист подавила ухмылку, когда с криками и восклицаниями, мужчины кинулись вдогонку…

Опять Рос пытался заставить свое сознание отстраниться, чтобы не видеть, как дюжина Викингов набрасываются на его Невесту, словно свора собак во время течки. Да еще и к ее огромному удовольствию.

Этой ночью он видел новый сон. Наконец-то. На улице лежал снег, и его было так много, что половина окна почти скрылась под его покровами. У огромного камина собрались женщины, или другие подобные Мист существа. Они были сестрами. Рос видел их лица перед собой, и они были также хорошо ему знакомы, как и имена женщин. Он знал, кем они были, так же хорошо, как и сама Мист. Он узнал в лучнице Люсию, а существо с сияющей кожей оказалось Региной Лучезарной. Рядом с ними сидела еще одна женщина, чьи глаза в данный момент казались пустыми. Ее звали Никс, самая старшая из сестер, которая, как полагали, могла предсказывать будущее. Судя по их одежде, это было начало двадцатого века.

Они собрались здесь обговорить судьбу ребенка, которого их предводительница, печальное создание по имени Анника, пожелала оставить у себя. Мист хмуро посмотрела на малютку, которую Анника не выпускала из рук, и смутилась. Этот ребенок, вызывал в ней что-то, напоминающее чувства.

— И как мы будем заботиться о ней, Анника? — тихо спросила Люсия.

Но Регина выпалила в ответ, — Как ты могла принести сюда вампиреныша, в то время как ее раса истребляет мой народ?

Та, которую звали Даниелой, Ледяной Девой, опустилась перед Анникой на колени, и, не сводя с нее взгляда, легонько прикоснулась к ней своей бледной рукой. Мист вздрогнула, подумав о той боли, которую Дани только что испытала, позволив кому-то ощутить свое леденящее прикосновение. Народ, к которому принадлежала мать Даниелы, был известен, как ледяные феи. Никто, кроме ее же расы, не мог прикоснуться к Дани, не причинив ей при этом невыносимой боли. — Ей нужно быть с ней подобными. Поверь, я знаю, о чем говорю.

Анника решительно покачала головой. — Ее уши. Ее глаза. В ней столько же от Валькирии, сколько и от вампира.

Валькирия? Это же невозможно.

— Она вырастет и станет сеять зло, — настаивала Регина — Это их природа. Она уже скалит свои крохотные клычечки в мою сторону. Пресвятая Фрея, она же пьет кровь!

— Ерунда, — будничным тоном вставила Мист, — Мы питаемся электричеством.

Никс, существо с пустым взглядом, рассмеялась.

Вампиреныш? Питающийся электричеством? Сердце, которого бьется…

Анника стояла на своем, — Я спрячу Эммалин от Орды, и сделаю все возможное, чтобы научить ее добру и чести, всему тому, что было первостепенным для Валькирий, пока время не ударило по нам. — В ее словах слышалась грусть, которая разбередила раны прошлого, заставив всплыть ненавистное Мист воспоминание.

Рос хотел увидеть его, но не смог.

Анника потерлась носиком с малышкой и тихо произнесла, — Так, где же это идеальное место, чтобы спрятать самого прекрасного маленького вампирчика в мире?

Никс звонко рассмеялась. — Laissez les bon temps roulez…[15]

В Новом Орлеане.

Рос встрепенулся и резко выпрямился на кровати. Он просто обливался потом.

«Моя Невеста-Валькирия?» — подумал он, сдерживая удушливый кашель. Его сознание никак не могло переварить подобную информацию.

Он не мог себе представить, что они вообще существуют. Создание из легенд, которые обычно рассказывают сидя у костра, было связано с ним на веки вечные. Из своих снов он узнал, что она была тысячелетнем мифическим существом, рожденным от свирепой Пиктской принцессы, — которая лучше вонзит кинжал себе в сердце, чем будет захвачена врагами живой — и богов.

Ей не нужна была пища, так как она питалась электрической энергией земли, которая высвобождалась вместе с ее эмоциями в виде молнии. Она была убийцей и шлюхой Римского сенатора. Мист презирала мужчин, и получала удовольствие, причиняя им боль, мучая их, именно так, как она сделала это с ним.

Он взглянул на свою болезненно пульсирующую эрекцию. Даже его ненависть и отвращение к Мист, не могли побороть его неумолимую жажду по ней. Он с трудом поборол желание обхватить свою плоть ладонью. Рос знал, что самому ему никогда не испытать наслаждения, любые попытки облегчить снедающую боль, лишь усилят его мучительное желание.

Она приговорила его на целых пять лет неумолимых страданий, обрекла на существование с постоянной изнурительной болью. Если бы он не знал, что без нее ему не видать разрядки, он бы тщетно пытался достичь пика, снова и снова вонзаясь в простыни кровати, представляя под собой Мист, вцепившуюся в него когтями. Но так и не приблизился бы к нему.

Другие женщины вызывали у него отвращение — потому что не были ею. И даже, если бы он поверил, что смог бы кончить с другой женщиной, он бы никогда не унизился до любой другой. Он все еще помнил невероятную мягкость и нежность Мист, ощущал влажность ее желания, предназначенную только для него, чувствовал ее тело, сжимающее его пальцы, когда она, наконец, взорвалась от его прикосновения.

По его телу пробежала волна дрожи, а плоть жадно запульсировала. Теперь он связан навеки. С Мист Желанной, с мифическим существом, которое презирало его. Но он согласится на вечность рядом с ней только в том случае, если все это время, он сможет, не переставая, мучить ее, подвергая таким же нескончаемым пыткам.

Одну вещь Рос знал наверняка, он желал ее так, как никто и никогда до него. И теперь он знал, где ее искать.

Глава 5

В то время как Мист и ее сестры уютненько расположились на крыше здания, возвышающегося над Бурбон Стрит, внизу вовсю кипела жизнь. Влажные пары города, запахи гари, горячих хот-догов и прокисшего пива достигали даже верхушек зданий, окутывая тройку Валькирий.

Прошел слушок, что в Новом Орлеане объявились вампиры.

Вампиры в Луизиане? Неслыханно просто.

Если бы случай упоминания о кровососах был единичным, тогда она, Регина и Никс все еще были бы дома в Валгалле, их маленькой гавани, играя в видеоигры. Но их друг демон божился, что тоже видел одного, а фантом сообщил по секрету, что здесь обосновалась не одна фракция вампиров, а целых две.

Мист окинула взглядом местность, стараясь, при этом, оставаться сосредоточенной и не замечать неистово трущихся друг о друга парочек, облюбовавших темные переулки. Если бы Даниела сейчас была с ними, она бы послала этим голубкам воздушный поцелуй, слегка охладив их пыл, и, скорей всего, приморозив их руки к задницам в самый пикантненький момент. Что заставило бы ее сестер сдавленно смеяться и кататься по крыше от хохота.

Валькирий было довольно легко развеселить.

Но, с недавних пор, Мист потеряла свою бдительность. Все потому, что каждый раз, при мысли о вампирах, находящихся в непосредственной близости, ее сердце начинало учащенно биться. И если, по какой-то причине, они и правда решили объявиться в Новом Мире, — который Орда, так уж сложилось исторически, считала плебейским, и не достойным их персон, — это еще не значило, что и он был здесь.

Рос. Одна из немногих вещей в ее жизни, о которых Мист действительно сожалела.

Каждый день она думала о том, что ей не стоило оставлять этого вампира мучиться.

Она должна была убить его.

Пару раз подбросив нож в воздухе, Регина словила его своими когтями за кончик лезвия, и сказала. — Знаете, не то чтобы я не верила, что здесь действительно объявились вампиры — хотя, как по мне, так это чушь несусветная — но если бы они здесь все-таки оказались, то должны были бы знать, что орудуют на нашей «поляне».

— Может, попросим их пошуметь? Или потопать, тем самым, облегчив нам задачу. — Спросила Никс, поспешно заплетая свои черные до талии волосы в косу. — Я слышала, если они уж очень постараются, то их монстро-тусовка может набрать нехилый размах.

При всей своей слабости к вышедшем из моды прическам и, порой, сбивающем с толку взглядом, — который видел будущее куда яснее настоящего — Никс все же выглядела, как супермодель.

— Я серьезно, — ответила Регина. — Возможно, Новый Орлеан когда-то и был огромным мистическим котлом, в котором плавилась вся нечисть Мира, но сейчас мы контролируем город.

— К тому же, мы всегда можем послать против них Мист — Совратительницу Вампиров[16]. — Задумчиво продолжила Никс. — Ой, подождите, она же ведь не убивает нечисть, а кувыркается с ней.

Регина подхватила инициативу, — А зачастую, она использует свой коронный приём «штурм языком», чтобы изувечить их тела, в то время как они, каким-то необъяснимым образом, выстраиваются штабелями, чтобы принести себя ей в жертву.

— Хо-Хо-Хо… — пробурчала Мист, не особо вникая в суть разговора. В последнее время, она слышала подобные насмешки постоянно. И знала, что заслужила каждую из них. Ведь, с таким же успехом, ее бы могли застукать за выкуриванием кокаина с призраком насильника и маньяка Банди[17], Конечно, в ковене прослышали эти шуточки, и молва разлетелась в миг. Даже другие фракции Ллора — такие как Нимфы, эти маленькие шлюшки, — шептались о ее отвратительном пристрастии к вампирам. Но ее не волновали вампиры в целом, ее интересовал только один.

Рос. По ее телу пробежала дрожь, когда она вспомнила медленные, жаркие движения его пальцев…

Поздно ночью, когда она лежала в постели, лаская себя, она всегда фантазировала о нем. Вспоминала его твердую грудь и еще более твердую плоть, представляя с какой дикостью и мощью он овладеет ею, когда, наконец, найдет.

По правде, она думала, что к этому времени, он мог бы уже и отыскать ее. Ведь она — случайно? — дала ему попробовать своей крови, что вероятно даровало ему часть ее воспоминаний, а значит, и могло привести его напрямую сюда. Мист часто размышляла о том опрометчивом поцелуе. У нее не было намерения давать ему пробовать своей крови. Но разве где-то в глубине своего сознания, она не знала, что с появлением ее сестер, его клыки станут остры, как лезвия? Разве не хотела, чтобы он нашел ее?

Она встряхнула головой, стараясь соблюдать бдительность. Где-то там внизу сейчас были Анника, Даниела и Люсия.

— Вы только гляньте, — сказала Регина, показывая куда-то вниз. — Кто поверит, что такие громилы, могут так опьянеть — это же нонсенс.

Мист переключила свое внимание на высокого мужчину, который со спины напомнил ей Роса, хотя и выглядел худощавее в телосложении. Да что же это с ней такое, почему она не может выкинуть этого вампира из головы? Мужчина облокотился на своего крупного спутника, цепляясь за него, чтобы удержаться на ногах. Она ощутила, как удлиняются и закручиваются ее когти.

— Боже, Мист, ты что, не можешь это контролировать? — Спросила Регина, метнув взгляд на ее руки. — Это унизительно.

— Слушай, я не в силах совладать с собой. Ничего не могу поделать, так уж вышло, что я люблю крупных мужчин с широкими плечами. И прямо сейчас могу поспорить, что под этим плащом скрыт зад, в который просто грешно не запустить коготки.

Никс продолжила, — Да, и лейкопластыри, в данном случае, не помогут…

— Матерь Божья, — выкрикнула Регина. — Я вижу свечение. След упырей вниз по Урсьюлайнс Авеню.

— Черт возьми, — Пробормотала Мист. — Снова на людях? Видимо, они и правда, сильно нуждаются в новобранцах. — Упыри были просто маниакальными бойцами. Отчаянно желая увеличить свою численность, они обращали людей посредством укусов или царапин. По структуре их кровь напоминала зеленую гелеобразную массу.

Каждый раз, когда ковен истреблял эту нечисть, Церковный приход Орлеана растекался в благодарностях.

— Опять. — Вздохнула Никс. — Сколько еще нам придется убеждать пьяных туристов, что они совершенно случайно стали частью массовки при съемках научно-фантастического фильма.

Регина засунула кинжал в ножны на предплечье и приподнялась. — Ну что ж, сегодня мы официально попали на натурные съемки Звездных врат[18], сезон двенадцать. Так, мы пойдем понежничаем с упырями, а ты будь начеку с вампирами, если таковые объявятся. — С этими словами она издала протяжное Вууу-Хууу, напоминающее завывание призраков и продолжила, — И постарайся не раздвигать ноги ни перед кем из них, лады?

Мист, в ответ, закатила глаза. Ее сестры, взявшись за руки, спрыгнули с крыши здания, двигаясь так быстро, что, спустя секунду, почти скрылись из виду. Обычно, их никто не мог увидеть. А даже если бы подобное и случилось, то в таком богатом на ллоровский колорит городе, на это бы просто не обратили внимания.

Мист посмотрела на отдаленное свечение. Его масштабы были не велики, и она знала, что сестры легко справятся. Ведь они были самыми старшими в семье. Никс обладала огромной силой, а Регина, в свою очередь, небывалым умом. К тому же, на Мист были совсем новые туфли. И провалиться ей прямо на этом месте, если еще хоть одна пара, мягкой, словно шелк, Итальянской кожи, канет в Лету в извечной борьбе против упырей. Уже и так было слишком много жертв. Что весьма огорчало. Правда.

Еще раз взглянув на мужчину внизу, она приподняла бровь. Если вид со спины окажется под стать его «фасаду», то она может и не удержаться. С тех пор, как ей в последний раз перепадало «немного сладкого», прошли, в буквальном смысле, столетия, и она определенно заслужила…

Она глубоко вдохнула, и молнией отскочила от мансардного окна. Мужчина не был пьяным, как ей вначале показалось. И когда он повернулся, Мист смогла рассмотреть его профиль. Тело, которое она буквально пожирала глазами, принадлежало ее «блудному муженьку», как любили подразнивать ее в ковене.

Он передвигался с трудом не из-за огромного количества выпитого алкоголя, а потому что ослаб. Те перемены в его телосложении, что так смутили Мист, были результатом голода. А другим мужчиной, который служил сейчас Росу опорой, был Мёрдок. Он помогал брату найти ее.

Мист всю трясло, пока она кралась по крыше, пригибаясь и перебегая от окна к окну, в надежде скрыться незамеченной. Остановившись, Рос приподнял голову и взглянул поверх беспорядочно двигающейся толпы. Но вдруг развернулся и посмотрел в ее сторону.

Его взгляд упал прямо на нее. И в глубине его устремленных глаз, даже с такого расстояния, она увидела зловещую тьму. Вся его сущность кричала о полном обладании. Когда Мёрдок проследил за взглядом Роса, он посмотрел на Мист практически с жалостью в глазах. Затем одобрительно похлопал брата по спине, и переместился.

У Мист вся кровь отхлынула от лица. Она перепрыгнула на крышу примыкающего здания, и побежала, разгоняясь для следующего прыжка…

Как вдруг прямо перед ней предстало изможденное лицо Роса, заставив ее вскрикнуть. Ему удалось переместиться. Мист было рванулась в другую сторону, но он обхватил ее за талию, придавив к себе так, что она ощутила его мощную эрекцию, упирающуюся в нее сзади. Она ударила Роса локтем по шее, выскользнув из его рук, и перепорхнула через край крыши, упав во внутренний дворик, огражденный стенами. Приземлившись на четвереньки, она выровнялась, готовясь, бросится прочь с этого места. Но ее скорость не шла ни в какое сравнение с быстротой его перемещения.

Он снова поймал ее. И хотя она вырывалась, сражалась с ним, он, каким-то образом, даже в своем состоянии — или благодаря ему — все же, казался сильнее. Его ладонь пробралась под ее коротенькую юбочку.

— Рос! Не делай этого!

— Пять лет ада, — он презрительно усмехнулся, схватив ее за зад, и став грубо мять. — Да ты не просто заслуживаешь быть трахнутой, а затраханной так, что ходить не сможешь.

Она с трудом могла дышать, ощущая дрожь во всем теле. — Что ж, Военачальник пришел потребовать награду? Значит, ты возьмешь свою Невесту силой, желает она того или нет? Хочешь, чтобы я навсегда запомнила это насилие?

Спустя мгновение, он вымолвил, — Нет, боже, нет. — Она услышала, как он расстегнул молнию и освободил себя. — Мист, — раздался его стон, — просто прикоснись ко мне. — Он взял ее ладонь и заставил пощупать его тяжелую мошонку, а затем обхватить член. Еще никогда ей не приходилось чувствовать такой твердости. — Потри головку, — выдохнул он ее в ухо. Когда она ощутила там влагу, ее тело сотрясла дрожь. — Это самое большее, что я могу испытать, без тебя. Мне просто необходимо трахнуть тебя. И больше я не вынесу.

— Рос, не…

Но он лишь выругался, и в его голосе прозвучала мука. Нагнув голову, он коснулся лбом ее затылка, но не вошел в нее, а лишь стал совершать резкие толчки в ее зад.

— Не могу остановиться, — прохрипел он, и она поняла, что он не станет брать ее тела, а лишь использует его, прикасаясь к нему.

Но зачем ему сдерживать себя ради нее…?

Его пальцы сдавили ее сосок. И внезапно ударила молния. Нет, она не могла желать этого.

Его горячее дыхание опаляло ее кожу, а тело заставляло таять в его руках. Кого она обманывает?! Конечно, она могла желать этого, как жаждала каждую ночь в своей одинокой постели. Воздух был наполнен страстью, пьянящим ароматом жасмина и еще большей влажностью от шумящего фонтана в углу. Им никто не помешал бы, и он не собирался брать ее силой. Так почему бы ей не насладиться этим каких-то пару секунд.

Обмякнув в его руках, Мист приподняла руки и сплела их у него за головой. Рос зарычал и слегка толкнул своими ступнями ее ноги, заставляя расставить их. Дрожа всем телом, он сделал последний свирепый толчок в ее плоть, и, откинув голову назад, закричал и кончил. В последний момент он отстранился, и слегка отвернувшись от нее, стал изливать семя на землю.

Она застыла, не имея возможности видеть его. И, по какой-то причине, то, что она могла лишь слышать его реакцию и те гортанные стоны, исторгающиеся глубоко из его груди, возбуждало ее еще сильнее. Она чувствовала, как неистово сотрясалось его тело, ощущала на себе силу этого изможденного вампира. И все это время, он не выпускал ее из рук, удерживая рядом, ожидая пока утихнул волны наслаждения.

Но они не стихали. Каждая секунда напоминала ей о том, как отчаянно она жаждала испытать это снова. Когда он коснулся губами ее шеи, сильно стиснул ее зад, она поняла, что он снова собирается излить семя. Она подумала о том, сколькими ночами он, должно быть, представлял этот момент, и эта мысль заставила ее откинуть голову назад, облокачиваясь на его плечо.

Второй раз оказался, если такое было возможно, еще неистовее. Он отчаянно целовал и лизал ее кожу, сжимая то одну, то другую грудь, заставляя Мист снова и снова прокручивать в голове ту ночь в темнице, когда он довел ее до оргазма. И сейчас она жаждала слиться с ним, хотела снова ощутить неистовое вторжение его пальцев.

Когда Рос закончил, он сдвинул ее волосы, коснувшись губами ее шеи. Его тело все еще сотрясала дрожь, он с трудом переводил дыхание. Мист закрыла глаза, с ее губ почти была готова сорваться фраза «Моя очередь», как вдруг он сделал невероятно странную вещь.

Он поправил свою одежду, затем опустил ее юбку, и, развернув Мист лицом к себе, посмотрел ей в глаза. Сильно сжав ее затылок, Рос притянул ее лицо к своему. Мист ожидала, что он укусит ее, станет пить кровь, или ударит, но он лишь сжал ее в объятиях, придавив к своей широкой груди. Его рука легла на ее затылок, прижимая ее голову к себе. Что оказалось, несомненно, приятным ощущением.

Чуднó, она просто позволила ему обнять себя, расслабив каждую частичку тела, а он в ответ, наклонил голову и поцеловал ее волосы. Когда он, наконец, разжал объятия, слегка отстранив ее, она смогла посмотреть ему в лицо. Как ни странно, он был скорее непреклонен, чем зол. — Я искал тебя, Невеста.

— А я вот, туточки была.

— Ты плохо обошлась со мной, бросив мучиться.

— Мои сестры собирались убить тебя. Я спасла тебе жизнь. И это при том, что ты, между прочим, собирался поступить со мной куда хуже.

— А как на счет облизывания моих клыков?

А вот это уже была случайность! Но она все же гордо подняла подбородок и ответила, — Это меньшее, чем я могла тебе отплатить, учитывая, что ты намеревался пытать меня. Считай это небольшим сувениром на память.

Черты его лица посуровели, но он, казалось, обуздал свой гнев. — Пять долгих лет я представлял в деталях, как я заставлю тебя заплатить за все. Не переставая, прокручивал в голове варианты истязаний за то, что ты со мной сделала. — Он выдохнул. — Но я устал от этого, Мист, устал от этой ноши. Я хочу смотреть в будущее, и обустраивать нашу жизнь.

Нашу жизнь?

— С этого момента, я хочу начать с чистого листа. Мы квиты за все наши проступки по отношению друг к другу. Забудем прошлое и… ошибки, которые могли иметь место, до нашей встречи.

— Ошибки? — О, как великодушно, со стороны вампира простить ей все прегрешения. Позволить ей начать с нуля.

— Твоя кровь дала мне больше, чем просто чистейший вкус. Как ты думаешь, я смог найти тебя?

— Так ты сгреб мои воспоминания в кучку? — Чудненько. Знает ли он теперь, что я была буквально ослеплена им? Получил ли он все ее знания о Ллоре? — Скажи-ка, тебе понравилось выбалтывать своим братцам и дружкам все о моей жизни — мои тайные мысли и…поступки?

— Я никогда и никому не рассказывал о том, что видел. Поверь мне. — Последнее, он добавил со странной интонацией. — И клянусь тебе, что никогда не расскажу. Это останется между нами.

— Можешь ли ты поклясться, что никогда не используешь эту информацию против моей семьи, желая навредить им.

Рос нахмурился.

— Проехали. Уже не важно, — сказала она, вырываясь из его объятий. — Ни о какой совместной жизни не может быть и речи — даже если бы той ночью ты не намеревался… что именно сделать? Сломать мне пальцы, ноги?

Он не стал отрицать ее слов. — Это все в прошлом, и ты отплатила мне той же монетой. Если ты ждешь утешения, так знай, что мои страдания были куда сильнее, чем все мучения, что мне хотелось обрушить на тебя. Все эти годы, я не мог ни спать, ни пить. Единственное что я действительно мог делать — это фантазировать о том, как буду трахать тебя, до полного изнеможения.

Она ощутила, как в животе у нее разлилось тепло, но она все-таки нахмурилась. — Что-то меня это не сильно утешает. Я хочу, чтобы ты отпустил мои руки и дал мне уйти. Мой вид презирает тебе подобных. И даже если бы ты мне нравился, и был мил со мной, мои сестры не оставят тебя в живых, а каждое существо Ллора возненавидит меня всеми фибрами души. Я стану изгоем. И я уж точно ни за что не променяю мою теперешнюю жизнь — которой, кстати, чертовски наслаждаюсь — на Пария-виль с тобой. Так что, отвали. Не заставляй меня опять делать тебе больно.

Рос снисходительно приподнял бровь, что заставило Мист рассвирепеть. — Я не могу отпустить тебя. — Сказал он. — И никогда не сделаю этого. Пока я жив, этому не бывать.

— Я тебя предупредила. В последний раз повторяю — отпусти меня.

— Этого никогда не случиться. Лучше скажи, что заставит тебя принять этот факт? Клятва? Отлично. Я клянусь тебе, что никогда не использую то, что узнал, чтобы навредить твоей семье. Как твой муж, я все равно никогда не смог бы причинить им вред, потому как результатом будет твоя боль.

Когда она увидела всю серьезность его намерений, она поняла, что шутки кончились. Рос не отступит, и будет пытаться заставить ее жить вместе с ним, считая это своим правом.

Он был таким же, как и все остальные, считавшие ее вещью. Ее следовало именовать, как Мист Собственность.

Она подумала, а не упадет ли она замертво от шока, если кто-нибудь, наконец-таки соизволит спросить ее согласия.

— Рос, — прошептала она, скользнув руками по его груди, и сплетя пальчики у него на затылке. Он наклонился ниже, чтобы расслышать ее слова. — Хочешь знать, что тебе действительно потребуется, чтобы я по-настоящему стала твоей невестой?

— Скажи мне, — быстро ответил он.

— Жизнь, покидающая мое остывающее, мертвое тело. — С этими словами она ударила его коленом в пах. Хотя она могла сломать ему копчик, всего лишь одним ударом, но, в последнюю минуту, все же решила этого не делать. Когда он упал на колени, она врезала ему наотмашь, заставив отлететь на 20 футов[19], и впечататься в стену внутреннего дворика.

Рос завопил в гневе. И пока он пытался подняться на ноги, она бросилась в переулок между зданиями, прямо к железным вратам, ведущим на улицу. Снова переместившись, он попытался схватить ее, но успел лишь дотянуться до ее спины. И скользнув по ней ладонью, сорвал цепочку. Когда та разорвалась у нее на талии, Мист закричала от боли.

Великая Фрея, только не цепочка. Если он поймет, какую власть этот предмет имеет над ней, то то, насколько сильной Валькирией она является, или как умело умеет драться, уже не будет иметь никакого значения. Мист бросилась прочь, спасая свою жизнь, прямо сквозь закрытые врата, снося их с петель, так что они с грохотом и искрами отлетели в сторону. Две тысячи лет эта цепочка оставалась неразрываемой.

Не слушать, не слушать, бежать, спасаться от его голоса…

* * *

— Мист, остановись! — прорычал он, обнаружив в руке лишь тонкую золотую нить с ее талии. Безысходность, словно тисками сжала его сердце.

И все же она замерла на месте, едва не упав от столь резкой остановки.

Она повернулась, и не спеша, направилась по проходу в его сторону. Облизав губы, она провела рукой по волосам и сказала, — Это принадлежит мне, и я хочу получить это обратно.

Мист было потянулась за цепочкой, но он держал украшение слишком высоко. Рос не имел предрасположенности к магии — даже не верил в существование Ллора, пока его не обратили — но даже он чувствовал силу, исходящую из золотой нити в его руках. Но какую силу?

— И как сильно она тебе нужна?

Позади нее молния рассекла небо. Так значит, она ей просто жизненно необходима.

— Ты станешь красть у меня?

— Ну, ты же обокрала меня. Годы… Ты украла у меня годы жизни.

— Ты вроде бы сказал, что мы квиты.

— Это было до того, как ты чуть не сделала из меня евнуха.

— Я постараюсь быть нежнее, если ты вернешь мне цепочку.

Ее глаза гипнотизировали, и ему пришлось встряхнуть головой, чтобы вернуть ясность мысли. — Теперь это в прошлом. Все чего я хотел — связать свою жизнь с твоей. А ты бросила меня изнывать от боли. — Ранее этим днем, когда он, наконец, освободился от ночей, полных нескончаемых мук, он ощутил к Мист всепоглощающую благодарность — что было совершенно лишено логики, ведь она же и обрекла его на этот ад. Но это был первый раз за последние несколько лет, когда он испытал бездну удовольствия. А затем она ударила его. — В виду недавних событий, я теперь понимаю, что не смогу заставить тебя повиноваться мне. — Он сжал цепочку в ладони, припоминая, как неожиданно она остановилась. — Если только… — Он замер, не отрывая взгляда от ее глаз, устремленных на него. — На колени!

Ее ноги подогнулись, и коленки с силой ударились о землю.

Он нахмурился, не веря своим глазам. Дыхание рывками вырывалось из его груди. — Дрожи! — приказал он, все еще до конца не веря.

И она задрожала. Ее тело, словно от холода, покрылось гусиной кожей. Соски затвердели, и она обхватила себя руками.

Он знал, какой жестокой сейчас выглядела его ухмылка. Но в течение бесконечно долгих пяти лет он представлял, что все-таки сделает с ней, когда найдет — но даже надеяться не мог на что-то подобное. — Ухватись за мой ремень!

Она с ужасом посмотрела на него, умоляя взглядом остановиться, как вдруг он сказал: — Кончи…

Глава 6

В ту самую секунду, когда ее мозг воспринял приказ, тело Мист мгновенно откликнулось. Ее плоть пронзило неистовое наслаждение, заставив осесть Росу в ноги. Единственное, что удержало ее от полного падения — это сила, с которой она держалась за ремень его брюк. На что он, очевидно, и рассчитывал.

Когда волны блаженства стали стихать, и она, наконец, смогла перевести дыхание, Мист приподняла голову. Ее рот слегка приоткрылся, с губ готова уже была слететь мольба, как вдруг, Рос сказал…

— Еще раз.

И она истомно застонала, стоя перед ним на коленях. Не в силах отпустить его ремень, Мист извивалась от наслаждения, не прекращая тереться грудями о его ноги. — Пожалуйста, прекрати… — Вымолвила она, прижав лицо к его огромному члену, скрываемому брюками. Она жаждала ощутить его плоть глубоко в себе, заполняющую ее изнывающую пустоту. Умоляла прекратить пытку, но не могла не ласкать его ртом. Мист помнила, как ранее причинила ему боль, но чувствовала, как с каждым касанием ее губ, к нему возвращаются силы.

— Кончи еще сильнее. — Вновь приказал он.

К ее огромному стыду, оргазм оказался еще неистовее. Выгнув спину, она закричала, шире раздвигая колени, испытывая невыносимую потребность ощутить его пальцы, погружающиеся глубоко в нее.

Когда волны экстаза стали немного утихать, она все еще была как в тумане. И лишь какая-то отдаленная часть ее сознания, почувствовала, как руки Роса оторвали ее от земли. Полностью обессиленная, не в состоянии до конца поверить в то, что только что произошло, она ощущала, как каждый нерв в ее теле, словно, горит огнем от пережитого наслаждения.

Как вдруг, все изменилось, и ее окутала тьма. Почувствовав внезапное головокружение, Мист, спустя какое-то мгновение, уже была в другом месте. В темном кабинете, отделанном панелями.

Рос отпустил ее, поставив на ноги. Но от его приказов и перемещения, она ощущала слабость во всем теле.

— Где я? — спросила она дрожащим голосом.

Рос держал Мист в кольце своих рук еще какое-то время, а затем, убедившись, что она уже может стоять и сама, отпустил ее и пересек комнату, подойдя к маленькому встроенному в стену сейфу. Открыв его, он забросил туда цепочку, закрыв следом дверцу. — Это Блэкмаунт, мой замок в Эстонии. И твой новый дом, Мист. — Сказал он.

Его слова повергли ее в шок. — Ты не можешь так просто удерживать меня здесь…

— Как выяснилось, я могу делать с тобой все, что захочу. Отныне ты будешь жить здесь. И я обещаю оказать тебе все то милосердие, которым ты удостоила меня.

Ее глаза округлились еще больше.

— Слушай меня внимательно. Это прочнейший сейф. И ты никогда. Слышишь? Никогда не прикоснешься к замку. Не попытаешься угадать комбинацию, или выудить ее у меня. Ты поняла? Отвечай!

— Д-да.

Он шагнул к Мист, и, схватив за руку, переместился вместе с ней в комнату, похожую на спальню — настоящее логово вампира — с кроватью, расположенной, как и предпочитали кровососы, в углу на полу. По ее телу пробежала дрожь, когда она поняла, что на этот раз, ее основательно поимели во всех известных смыслах.

* * *

— Раздевайся, — приказал Николай из душевой.

Ее шок быстро сменился злобой. И прежде чем подчиниться, она свирепо посмотрела в его сторону. Он продолжал мыться, оставаясь абсолютным равнодушным. А ведь для любого, наблюдать за тем, как она раздевается в ванной, окутанной паром, было подобно лицезрению чуда. А ему, похоже, все равно.

Рос продолжал стоять под потоком воды, ощущая, как исцеляется его тело. И скорость, с которой к нему возвращались силы, просто поражала. В прошлом, после такого удара, процесс залечивания ран занял бы несколько дней. Но вот он был уже почти в норме, и снова испытывал невыносимое желание взять Мист. На самом деле, боль — единственное, что удержало его от полного овладения ею в том дворике. Он представлял, с какой дикостью накинулся бы на нее, глубоко вонзаясь в ее плоть. Смотрел бы в ее глаза, горящие серебром от наслаждения, в то время как она извивалась бы в очередном оргазме. И теперь ничто не мешало ему осуществить желаемое.

Когда она, наконец, разделась, представ пред ним во всей своей ослепительной наготе, Рос не смог оторвать взгляда от ее полных грудей, образ которых непрерывно преследовал его все эти годы. А от треугольника золотисто-каштановых завитков у нее между ног у него потекли слюнки. Так что же заставить ее сделать? Перед ним было море возможностей. Приказать ей взять его в рот, и затем наблюдать сколько раз его член сможет подняться под ее язычком? Или заставить ее просить об этом, молить его о неистовом вторжении.

После стольких лет агонии, и вот, к нему в руки попадает эта цепочка. Ну, не подарок ли судьбы…

Если бы Рос имел чувство юмора, он бы даже посмеялся над этим.

И хотя он не понимал силы, заключенной в золотой нити, но точно знал, что она была абсолютна над Мист. И тратить время, размусоливая над ее происхождением, он точно не собирался. За последние столетия в его жизни произошло столько всего, что если бы он стал ломать голову над каждым новым открытием, у него бы попросту поехала крыша. Все просто. Это был лишь инструмент, в котором он нуждался. Ничего более.

Подумать только, а ведь он действительно хотел похоронить прошлое. Но сегодня он понял, что Валькирия была слишком дика и коварна, чтобы принять его в качестве своего мужа. Она лишь доказала, что настоящей была та Мист, которую он видел в своих снах. Но теперь, когда у него была эта цепочка, сможет ли он заставить ее быть послушной женой, как в жизни — так и в постели?

Ранее, когда она испытывала оргазм, он следил за ее малейшей реакцией. Помнил, как она терлась лицом о его плоть, изнывая от желания. Но там, в дворике, будучи скованным одеждой, и едва не лишившись жизненно важного органа, он не смог полностью воспользоваться ее слабостью. Но вот в душе…?

— Иди ко мне, Невеста.

Хотя ее лицо исказила маска отвращения, она подчинилась. — Ты продолжаешь называть меня так, но попросту не имеешь такого права. Я не давала своего согласия, поэтому считаю, что термин, который больше всего сюда подходит это, — «раба».

Он прищурил глаза, а затем, лишь схватив за тонкую талию, привлек ее к себе, подставив их тела потокам воды. — Это лишь семантика. Результат тот же. Ты забываешь, что я родом из того времени, когда мужчинам не требовалось согласия, чтобы взять то, что они хотели.

— Ты тоже кое-что забываешь. Я, как и ты, жила в то время и была рада оставить его позади. Знаешь, я даже позабыла, каково это, ощущать, как благодаря мне, начинают биться мерзкие маленькие сердца кровопийц, подобных тебе, а потом лишать их вновь обретенной жизни. — Мист посмотрела на Роса глазами полными яда. — Но с каждой минутой это чувство возрождается с новой силой.

Когда она нагнулась, чтобы обмыть колени, Рос отошел в другой конец душевой и, прислонившись к мраморному выступу, стал наблюдать за ее движениями. — Если бы я не был вампиром и нас не объединяла печальная история прошлого, тебя бы возбудило мое тело?

Она выпрямилась, подставив лицо потоку. Его вопрос заставил ее сжать челюсти.

— Отвечай.

— Да, — выдавила она, сквозь стиснутые зубы.

— Хорошо. Подойди. Ближе. — Когда она наконец-то приблизилась к нему, он снова приказал, — На колени.

— Ты не заставишь меня, — прошипела она, все же подчиняясь.

— Я не собираюсь принуждать тебя к чему-либо. И не стану заставлять касаться меня, как и не буду брать тебя силой. — Сказал он. Но на лице Мист читалось явное недоверие. — Не важно, как жестоко ты со мной обошлась. Более того, чтобы сделать ситуацию для тебя еще невыносимее, я обещаю, что не коснусь и не поцелую тебя, пока ты не попросишь меня об этом. Ведь куда слаще будет наблюдать, как ты сама, не в силах сдержать своего желания, коснешься моего члена, умоляя трахнуть тебя.

— Никогда.

Рос сделал вид, что не услышал ее протеста. — Если вдруг ты, неважно, где и при каких обстоятельствах, все же передумаешь и решишь немного разнообразить свой опыт, например, оседлав меня — я верну тебе свободу.

— Ты с головой вообще в ладах? — выкрикнула она. Но даже сквозь ее браваду, Рос видел, как она нервничала.

Нежно обхватив ладонями ее лицо, он стал водить большими пальцами по влажной нижней губе. — Коснись себя.

Мист ахнула, и ее рука, против воли, взметнулась вверх, став плавно водить по ложбинке между грудями.

— Ниже, — приказал он, наблюдая, как ее пальцы спускаются к плоскому животу, хотя она еще пыталась противиться его воле. — Еще ниже.

Она резко дернулась, борясь из последних сил, но в итоге, проиграла. Ее пальцы коснулись промежности.

— Ласкай себя так, словно меня здесь нет.

— Не делай этого, — прошептала она, раздвигая шире колени и потирая изящным пальчиком свою плоть. От этого зрелища его член запульсировал, а головка увлажнилась. Ее тело начала сотрясать дрожь, глаза вмиг окрасились серебром. Какое-то время он просто с вожделением следил за ее ласками, не в силах оторвать глаз, а затем спросил, — Ты уже влажная?

— Да, — простонала она.

Он кожей ощутил легкое покалывание электричества, волнами исходящее от нее. Сама мысль о том наслаждении, которое она испытывала сейчас, доставляла ему несказанное удовольствие, и делала его собственную жажду невыносимой. — Внутрь. Введи палец внутрь, — выдавил он.

Ощутив медленное скольжение пальца, она запрокинула голову и закричала.

— Теперь два пальца. И на этот раз глубже. — Он с такой силой ухватился за край выступа мраморной скамьи, что тот треснул от его хватки. — Жестче.

Она подчинилась. На этот раз, наклонив голову вперед. Ее волосы каскадом накрыли его торс, и она застонала, ощущая его плоть под своими губами. Задыхаясь от переполняющего ее желания, она высунула язычок.

— Ах, еще глубже. Быстрее…

На этот раз она застонала, уже обхватив головку губами. Одной рукой продолжая ласкать свою плоть, скользя пальцами глубоко внутрь и наружу. Другой, тщательно исследуя его, неустанно водя своими влажными, умелыми губами по его члену, именно так, как он и надеялся, это будет…

Его Невеста стояла на коленях, лаская себя по его команде, жадно беря в рот его плоть. — Ты хочешь, чтобы я коснулся твоих грудей? — с трудом выговорил он.

Когда она закивала, выдавая свое нетерпение, он сказал сквозь стиснутые зубы, — Тебе придется попросить меня об этом.

Движения ее пальцев замедлились, и она выпустила член изо рта, но головы не подняла. Он не хотел, чтобы она останавливалась, знал, что зашел слишком далеко.

— Я умираю от желания, Мист. Жажду коснуться твоих прекрасных грудей. Я так долго мечтал об этом. — Признался он.

Она мешкала, ее тело слегка подрагивало. — Так ты коснешься их? — выдохнула она, возобновив ласки. Он сдавленно застонал, когда она поцеловала головку, вобрав ее в себя, и жадно прошлась по ней языком, как могла бы ласкать его рот. Она с такой неистовостью стала заглатывать его плоть, что он понял, она снова была близка к оргазму. Немного нагнувшись, он накрыл ее груди ладонями, закрыв глаза от удовольствия, и став неустанно мять и сжимать их, останавливаясь лишь за тем, чтобы ущипнуть соски, следом водя по ним большими пальцами.

Он чувствовал, что в нем все сильнее нарастало напряжение, готовясь вырваться наружу. Его тело было натянуто словно тетива, колени раздвинуты, а пятки с силой вдавлены в пол. Он ощущал, что близок к оргазму. И не знал, как мог так долго жить без этого неописуемого наслаждения.

— Смотри, как я кончаю, — прорычал он.

Она приподняла свое лицо, откуда-то зная, он хотел, чтобы она смотрела ему в глаза, а не на сам акт. Не отрывая своих окрашенных серебром глаз от его, она продолжала водить ладонью верх и вниз по его члену, в такт движениям своих пальцев, погружающихся в плоть. Словно хотела, чтобы он ощутил то же, что и она.

Именно эта мысль и заставила Роса потерять голову. Он кончил, ощутив, как это нестерпимое давление вырвалось наружу. И он уже не мог остановиться, продолжая бессознательно толкаться в ее ладонь. Внезапно он протянул руки и обхватил ее лицо. Когда она увидела, как он изливает семя, ее глаза округлились еще больше, прежде чем закрыться совсем. Она закричала, продолжая глубоко вводить и выводить пальцы, пока, наконец, не кончила, без всякого приказа с его стороны.

Она упала на колени, все еще слегка подрагивая, сжимая его ногу когтями, как той ночью в замке Облако, до того, как бросила его, истекающего кровью, изнывать от боли. Желание притупилось, вновь вспыхнула знакомая обида.

Он отодвинул Мист в сторону и встал, чтобы смыть с себя семя, при этом не сводя взгляда с изумительного и порочного существа. Мист все еще сидела, разведя колени, положив руки на бедра, с трудом глотая воздух. Вид ее идеального, аппетитного зада и мокрых волос, укрывающих ее изящную спину, снова рождал в нем невыносимое желание.

Она тяжело дышала, и Рос знал, что сегодня, в их первую ночь, она и так была без сил, по его милости. — Поднимись и подойди ко мне.

Когда она приблизилась к нему, ее глаза казались стеклянными, переливаясь всеми цветами, выдавая, настолько шокированной и непонимающей она была, подчинившись его команде. Он вдруг почувствовал вину, но заставил себя вспомнить все те полные страдания дни, которые он проводил, изнывая от боли. Ночи, когда он трахал простыни, обливался потом от бессмысленных усилий довести себя до пика. Именно она была тому причиной.

Мист медленно и настороженно приближалась к нему, а когда оказалась на расстояние вытянутой руки… — Спи. — Сказал Рос, подхватив ее безвольно упавшее тело. Он вымыл и обсушил ее, затем себя, и отнес Мист на кровать.

Сейчас он должен был бы чувствовать удовлетворение — Ради всего святого, в его постели лежала настоящая, живая Валькирия, которая ко всему прочему была его Невестой. Но что-то не давало ему ликовать. Да, она была в его абсолютной власти, но как бы ему хотелось не прибегать к ней.

Как истинный вампир, он обнял Мист, словно закутав в кокон, забирая эту красоту с собой во тьму.

* * *

Проснись.


Мист смутно расслышала приказ, но решила, что ей скорей всего лишь снится сон, и она на самом деле не чувствует под собой этого горячего тела. Как это возможно, если она уже невесть сколько времени не проводила с любовником всей ночи напролет? Эти мысли заставили ее нахмуриться, но еще больше ее смутило то, каким ватным и полным истомы казалось ее тело. Каждый мускул был расслаблен, словно, свободен от того напряжения, которое она обычно чувствовала во всем теле. Но почему тогда ее лицо прижато к голой, широкой мужской груди? А она вся окутана бесподобным ароматом, который согревал и расслаблял одновременно? Прижавшись ближе, Мист заскользила своей ногой вверх по его бедру.

А когда она услышала урчащий звук удовольствия, ее глаза округлились. Резко подскочив, она натянула простынь до самой шеи. И как только события прошлой ночи стали всплывать в ее памяти, ею овладел ужас. Она находилась в постели вампира — в его распоряжении, словно рабыня, выполняя его малейшие прихоти — или попросту в аду, что было вероятнее.

— Тебе снилась эта ночь?

— Нет, — честно ответила она. Все ее мысли занимало лишь одно — желание пройтись языком по каждому дюйму лежащего под ней твердого тела.

— Что ты чувствуешь после того, что мы сделали?

— Мы? Что ты сделал, имеешь в виду?

— Я лишь приказал тебе получать удовольствие. А то, что ты делала своим ротиком, ты делала по собственной воле. — Он приподнял бровь. — И должен заметить, весьма охотно.

Она резко отвернулась. — Тогда я чувствую стыд.

— И? — Когда она лишь нахмурилась в ответ, он сказал низким голосом. — Редко когда чувства, одолевающие нас, не противоречат друг другу. Так что еще ты чувствуешь, когда думаешь о прошлой ночи?

Она сразу вспомнила то дикое желание, охватившее ее, безумный голод по его плоти. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Все чего она хотела — это оседлать его, вобрав в себя, и медленно двигаться, позволяя его члену скользить глубоко в ней. От сладостных образов ее тело пронзила дрожь, но она попыталась совладать с собой, не желая признавать собственное желание. — В-возбуждение, — выдавила она.

— Ты и сейчас возбуждена?

Мист ощутила, как ее лицо заливает краска. А она никогда, за всю свою долгую жизнь, еще не краснела. — Да.

— Ты хотела бы снова кончить?

О, Господи, нет, ну, зачем он спрашивает об этом, когда воспоминания о прошлой ночи все еще столь ярки. — Д-да. — Отвернувшись от него, она подогнула колени к груди. — Но я не стану умолять тебя.

— Даже зная, что я могу дать то, чего ты так отчаянно жаждешь?

— Единственное, о чем я могу тебя попросить, это вернуть мне цепочку.

— Ты получишь ее обратно только тогда, когда я буду уверен, что ты останешься со мной. — Сказал он. — А пока, объясни мне, в чем ее сила. — Когда она не ответила, он процедил сквозь зубы. — Отвечай.

— Она зовется Брисингамен[20].

— Почему ты ее носишь?

— Это мое наказание. И таким образом, она может находиться под моей защитой.

— Наказание за что?

Она вытянула руку из-под простыни и повернулась к нему. Взгляд ее изумрудных глаз завораживал. — Когда мне было всего семнадцать, меня застукали в компрометирующей ситуации с одним, ничего не представляющим собой полубожком, единственным талантом которого было умение умопомрачительно целоваться. Моей семье это не показалось забавным.

Рос сцепил зубы. Полубог? А он был всего лишь воином, отмеченным шрамами сражений, вампиром, который никогда не сможет выйти вместе с ней на солнце.

Она не сводила взгляда с его лица, изучая его выражение. — Ревнуешь, вампир? Или ты, наконец, понял, что высоко замахнулся?

Он попросту проигнорировал ее слова. — Значит, твоя семья наказала тебя уязвимостью, дающей мужчинам контроль над твоим телом? И скольким же это удалось, сколькие приказывали тебе трахать их, дабы спасти твою жизнь? — Когда она метнула свирепый взгляд в его сторону, он спокойно продолжил. — Отвечай мне, искренне.

— Не было никакой уязвимости. До этого времени, еще никому не удавалось разорвать ее. Меня швыряли, ловили, даже держали за нее над ямой с кипящей смолой. В старые времена, я даже пыталась расплавить ее, а не так давно даже разрезать лазером. Но ничто не могло даже повредить ее целостность, пока…

— Пока я с такой легкостью не разорвал ее? Так значит, я первый, кому это удалось? — Эта мысль доставила ему небывалое удовольствие, и он с облегчением вздохнул. Но сразу нахмурился.

— А ты не находишь, что это может быть чем-то большим, нежели простым совпадением? Сквозь столькие столетия и среди стольких стран, меж прочих женщин, именно ты была выбрана мне в Невесты. И это притом, что я смог освободить тебя от наказания, которое, до меня, не удавалось снять никому другому.

Она сжала челюсти.

— Как ты относишься к этим фактам? Отвечай честно. Сейчас же.

— Я нахожу их… Они могут быть… Это может быть предначертано. — Выдавила она через силу.

— Возможно, нам суждено быть вместе. — Теперь Рос знал это без толики сомнения. Он бы никогда не поверил, что его сердце смогло ожить из-за женщины, не способной полюбить его в ответ. Хотя, все же, остаются и другие, которых она оживила — а потом убила.

— Да, но то, что нас свела судьба с недоразвитым чувством юмора, еще не значит, что мое отношение к тебе когда-нибудь изменится. Или ты собираешься вечность держать меня здесь?

— Отпустить тебя, чтобы ты пошла волочиться за твоими полубогами? Ни за что.

Ее изящные плечи мгновенно напряглись, и она встала с кровати.

Рос остался лежать в постели, закинув руки за голову, не сводя голодного взгляда с зада своей Невесты, неторопливо разгуливающей по комнате и изучающей новую обстановку. Наблюдая за Мист, он понял, что она не могла просто ходить, как любая другая. Каждое ее движение или жест казались сказочными. А ведь прошлой ночью ему даже не представился шанс заклеймить ее, все потому, что он был так поглощен ее ласками. Но он снова был тверд, и надеялся, что вскоре сможет утолить свой голод.

— Так какие же достижения в сфере инженерии позволили тебе обзавестись водопроводом в такой-то конуре?

Конуре? Ее вопрос заставил его нахмуриться, наблюдая, как она проводит рукой по стене, обклеенной старыми обоями. Открыв заржавевшие ставни, Мист выглянула в окно, всматриваясь в ночь. И он точно знал, что она там видела — заброшенные сады, окутанные годами небрежного отношения. Внезапно, ему захотелось оправдаться, объяснить, почему его дом был в таком убогом состоянии.

— Ты что, действительно, собираешься держать меня в этом месте? Твои пытки не просто жестоки, они не знают границ, Рос.

Он сжал челюсти, — Как я тебе уже говорил, это место зовется Блэкмаунт. И когда-то оно внушало трепетный страх. Совсем скоро оно станет прежним. Просто замок многие годы был заброшен. Пока я искал тебя, я жил в Новом Орлеане, а до этого в Облаке. Я приезжаю сюда лишь изредка. — Когда начинает скучать по своей семье.

Мист вздохнула, и побрела к горке порванной и испачканной грязью одежды, валяющейся на полу. Какое-то время она просто смотрела на нее, а затем, моргнув, подняла глаза и взглянула на него. В ее взгляде читалось озадаченность, словно она пыталась угадать, каким будет его следующий шаг. Неожиданно он осознал — неважно, какие чувства он к ней испытывал, с этого момента его обязанностью стала забота о Мист. Его ослепительная жена, со своими рыжими волосами, и такой нежной, бледной кожей — которая, казалось, выглядела такой чужой в этом месте, — все же будет жить с ним под этой крышей. И ему нужно как следует постараться, чтобы вернуть этой античной развалюхе былое величье и подарить Мист дом, в котором и подобает жить такой как она.

Он знал, что ей могут понадобиться ее вещи. А он, к сожалению, не имел о них ни малейшего представления, так как практически ничего не знал о женских потребностях. Неужели он решил выйти вместе с ней за ее вещами?

Как только Рос обнаружил ее местонахождение, он покинул замок Облако и попросил Мердока найти какой-то дом недалеко от центра Нового Орлеана, где бы они могли жить, пока он разыскивал ее. Конечно, Рос мог бы перемещаться в замок и обратно, но разница во времени вынуждала бы его каждую ночь встречать рассвет в Облаке. К тому же, он был слаб, а перемещение на более короткие расстояния, например, на отстроенный завод, расположенный на окраинах города, не требовало бы больших усилий.

И теперь ему придется вернуться обратно на этот завод за большим запасом крови, который он там оставил. Ему становилось все труднее контролировать жажду. А брать свою невесту в таком состоянии было бы весьма неразумно. Он убеждал себя, что причина столь невыносимой жажды была в его пробуждении, а совсем не в том, что целый день он мечтал лишь о том, как станет пить из ее белоснежных бедер.

Ко всему прочему, вернувшись с Мист в Новый Орлеан, он мог связаться с Мердоком, отправить послание Кристофу, сообщив новость, что он нашел свою Невесту, а также утолить свою жажду, прежде чем действительно заклеймить ее. К тому же, у него появится возможность посетить убежище Валькирий.

— Сегодня ночью мы отправляемся за твоими вещами.

Глава 7

— Ну, и как мы планируем это сделать? — Спросила она. — Ты же можешь перемещаться только в те места, где был хотя бы раз.

— Вести машину я могу куда угодно. — Бросил Рос небрежно. Современный военачальник до мозга костей.

Что ж, похоже, ей предстояло вернуться домой в порванной одежде, и это когда ее кожа все еще горела после прошлой ночи, а тело все еще жаждало ощутить прикосновения вампира.

Прелестно.

Ей и за вечность не искупить содеянного. А для бессмертной, вечность — скажем так, расклад прискорбнее некуда.

Да, возвращение в Валгаллу означало бы возможность побега. Но какой ценой? А вдруг при попытке освободить Мист, одна из ее сестер погибнет от руки Роса.

Когда он встал и направился к своему стенному шкафу, она стала рассматривать его тело, отмечая про себя, каким все же невероятно сильным он был.

Повернувшись, он бросил Мист рубашку на пуговицах и успел заметить ее прикованный к его возбужденной плоти взгляд. Она так залюбовалась, что рубашка едва не выскользнула у нее из рук. Ее реакция вызвала у него самодовольную ухмылку, и Мист резко отвернулась.

— Подойди, — приказал он, и она повиновалась. Его руки коснулись ее волос и приподняли пряди. Наклонившись, Рос вдохнул аромат ее кожи, провел носом вдоль изящной шеи и прошептал у самого уха, — Невеста, какой стыд. Кажется, я поймал тебя за разглядыванием моего члена. — От этих слов по ее телу пробежала мелкая дрожь. Много лет назад она точно также подразнивала Роса, заметив его взгляд, прикованный к ее шее. — Он тебе нравится, так ведь? — Спросил он невероятно сексуальным тембром.

Когда вопрос достиг ее сознания, Мист округлила глаза от удивления, не в силах поверить в случившееся. Заклятие было разорвано. Как смел он, спрашивать ее о таком, зная, что она не сможет соврать? Нежно лаская губами ее плечо, он сказал, — Отвечай мне честно.

Я хочу свернуться клубком между твоих ног, положить голову тебе на бедро и, вобрав тебя в рот, ласкать без устали часами. — Едва не выболтнула она. Но, после недолгих мысленных дебатов, пришла к не менее честному ответу, — Он слишком большой.

Рос опустил ее волосы, снова расплывшись в самодовольной ухмылке. — Значит, он тебя больше пугает, нежели соблазняет? — Спросил он, используя слова, которые она отчетливо помнила.

Мист прекрасно понимала, что таким образом он по-своему мстил ей, платил понемногу той же монетой. Стиснув зубы, она попыталась воспротивиться и не отвечать, но тщетно. — И то, и другое.

Пощекотав ее под подбородком, он сказал. — Обещаю укрощать тебя медленно, неторопливо объезжая первые несколько раз.

От остроумного подшучивания и сексуальных намеков, Мист буквально потеряла дар речи. Укрощать ее? Наглец! Когда он повернулся и направился в душевую, она действительно пыталась не пялиться на его широкую спину, постепенно переходящую в узкие бедра и мускулистый зад с впадинками по бокам, но эту битву с собой проиграла. Она была права, в этот зад, действительно, было просто грешно не запустить коготки.

Черт бы побрал ее предательски закручивающиеся когти…

— Думаю, тебе во мне нравится абсолютно все. — Прокричал он из ванной.

Мист посмотрела на потолок, чувствуя невероятное смущение. Ни разу за свою долгую жизнь, она не ощущала ничего подобного. Конечно же, Рос знал, что она пялилась на него, и скорей всего, причиной тому стали дыры на его коже, прожженные ее взглядами. Наконец одевшись, она подумала о словах Роса. А ведь он оказался прав — она была зачарована, и ей действительно нравилось в нем абсолютно все в физическом плане. Те чувства, что она испытала прошлой ночью, не оставили в ее сознании ни единого сомнения — он мог не просто заставить ее просить, а умолять о том, чтобы вновь ощутить его плоть глубоко внутри себя.

И пока этого еще не случилось, ей нужно бежать, спасаться, не дать ему «заклеймить» себя. Слава богу, он не пил ее крови, и они не занимались сексом. А пока два этих пункта остаются нерушимыми, существует надежда оставить позади этот ужасный этап ее жизни.

Когда он вернулся в комнату, от одного взгляда на него Мист почувствовала жуткую неловкость. Рос был одет как мужчина-«мечта любой женщины», в то время как она выглядела нелепее некуда, в одной из его рубашек, доходящей ей до колен.

Еще ни разу в жизни она не чувствовала себя неуверенно. Но углубиться в самоанализ ей так и не удалось, так как его руки легли ей на талию. — Готова? — Спросил он, не сводя с нее глаз. Готова? Поцеловать его, обнять, стать на колени? К чему именно?

Рос притянул ее к своему телу и обнял. — Закрой глаза, — приказал он. Она послушалась. — А теперь открывай.

Через мгновение они оказались уже в гараже. Это было ее первым осознанным перемещением. И теперь она могла с уверенностью сказать, за свою долгую жизнь ей случалось использовать одно или два заклинания Интоксикации, так вот, по степени «приятных» ощущений, это перемещение стояло как раз на одной ступени с тем опытом. Чувствуя поначалу слабость и головокружение, Мист, спустя пару минут, позабыла о них, ощутив влажность в воздухе и узнав запах стоячей воды, который так любила. Новый Орлеан, но где именно? — Что это за место? — Спросила она, вырываясь из его объятий, чтобы осмотреться вокруг.

— Старый отстроенный завод к северу от города. — Ответил Рос. — Здесь я останавливался, когда прочесывал улицы города в поисках тебя. Я разыскивал тебя каждую ночь, пока боль не становилось невыносимой, и я был вынужден возвращаться, чтобы не свалиться от слабости.

Она резко отвернулась, пытаясь побороть внезапно охватившее ее чувство вины — как вдруг увидела его машины. Мист старалась оставаться спокойной, но Рос, конечно же, заметил взгляды, которые она бросала — особенно на Maserati Spyder[21] — и понял, она оценила его вкус. Валькирии разбирались в красивых вещах. А точнее, были чрезвычайно склонны к стяжательству — ну не могли ничего с собой поделать — и всё тут. Ее родная мать рассказывала ей, что первым словом Мист, грубо говоря, было «Дай!».

Рос открыл ей дверцу машины. И, оказавшись внутри, она свернулась клубочком на мягкой коже, млея от удовольствия. Сев за руль, он взглянул на нее с непроницаемым выражением лица. — Мист, нам повезло, мы богаты. И как моя жена, ты ни в чем не будешь нуждаться.

Но она уже была богата. И ни в чем не нуждалась. Ковен разделял их общий доход от денежных вложений, и доля каждого всегда была невероятно щедра. Так что у нее всегда было достаточно денег, чтобы иметь все, что душе угодно. Как, например, огромное множество расписанного вручную белья за две тысячи долларов. Чего только не сделаешь ради того, чтобы унять зуд — Теперь я богата. Радость-то какая. — Пробормотала она безрадостным голосом.

Рос приказал показывать ему дорогу к их дому, раскрытие местонахождения которого, само по себе, не являлось таким уж непростительным преступлением. Их дом не был каким-нибудь тайным укрытием Бэтмена, так что адрес они не скрывали. Но, как ни странно, правонарушители в Валгалле были прямо-таки редкостью. А когда они приблизились к ее дому, и Рос при виде их особняка зашипел, резко втянув воздух, она вспомнила почему именно.

— Это здесь ты живешь? — спросил он, облокотившись на руль. В его тоне явно слышалось недоверие.

Мист попыталась посмотреть на дом его глазами. Огромный особняк, полностью окутанный туманом, единственным освещением которого были беспорядочные удары молний. По всей территории торчали громоотводы, которые, к сожалению, не всегда оказывались действенными, о чем свидетельствовали еще слегка дымящиеся массивные дубы во дворе. А лечить деревья было некому, так как лесные нимфы — эти маленькие шлюшки — были слишком заняты, чтобы выполнять свою работу. Ей богу, если Мист услышит их хныканье, вроде «Нуу, Мист-и, детка, там такая оргия намечалась» в качестве оправдания еще хоть раз…

— Зловеще, — сказал он.

Она склонила голову. В былые дни, на могиле павшего воина в землю втыкали меч. И Мист отчего-то всегда казалось, что все эти прутья делали их дом похожим на одно из таких мест захоронений. Изнутри дома доносились пронзительные крики, которые были слышны даже с такого расстояния. Валькирии довольно часто кричали. К примеру, когда Анника выходила из себя, то начинали вопить все автосигнализации в пределах трех округов.

Ладно, возможно, он и выглядел слегка зловеще.

— Настало время кому-то забрать тебя из этого места, — выдавил он, подъезжая ближе.

Эти слова заставили ее нахмуриться. — Ты кое-что забываешь. Мое место здесь. Сколько бы темноты не таили в себе стены этого дома, во мне ее не меньше.

— В тебе много всего скрыто, Невеста. Но ты не монстр.

— А знаешь, ты прав. Я та, кого такие монстры как ты боятся, прячась под кроватью.

— Но теперь ты в моей постели, где тебе и самое место.

— Так, поясни-ка мне. В этой нашей жизни, которую вообразило твое обезумевшее сознание, я больше не смогу сражаться?

Рос покачал головой, припарковавшись на дорожке, выложенной гравием. — Нет. Я прекрасно знаю, как ты обманчиво сильна. И что другие существа лучше предпочтут смерть, нежели рискнут заслужить твой гнев. Но никогда больше я не позволю тебе подвергнуть себя опасности.

Она заморгала, глядя на него, и слащавым голоском произнесла, — Потому что я так чертовски ценна для тебя?

— Да. — Спокойно ответил Рос, что заставило ее закатить глаза. Он выбрался из машины, и она собиралась сделать тоже самое, как вдруг Рос быстро переместился, чтобы открыть ей дверцу. При этом он посмотрел на нее, как на сумасшедшую, за попытку сделать это самой, не подождав, пока он проявит галантность.

Отлично. Воин-джентльмен. К которым, как выяснилось по ходу, у нее к тому же слабость.

Когда они шли по подъездной аллее, он сказал, — Возьми меня за руку.

— Что такое? Здоровенный вампир боится, как бы махонькая валькирия не сбежала?

Он повернулся, хмуро взглянув на нее, — Я просто хочу держать тебя за руку.

Так, что это еще за трепет в ее животе, неужели бабочки? И почему она совсем не возражала против того, чтобы его большая и грубая рука сжимала ее ладонь. Откуда это чувство покоя и защищенности? Держась за руки, они подошли к пещероподобному особняку с тридцатью комнатами.

Мист чувствовала его напряжение, готовность за долю секунды переместить их из этого места. И ей практически стало жаль его, ибо она поняла, что еще никогда ему не приходилось видеть ничего похожего на ее дом. Хотя он и принадлежал миру Ллора, но все же в каком смысле оставался человеком, каким и был когда-то.

Когда он заставил Мист показать ему окно ее комнаты, указывая место назначения, Рос снова переместил их, и они оказались внутри. Своими проницательными глазами он осмотрел пространство, заполненное шелком и кружевами, изучил каждую деталь обстановки. Оказалось, что Мист была самым женственным созданием во всем ковене. В своей любви к свечкам и шелковым простыням, в деталях ее комнаты, в образе жизни было больше человечного, нежели в любом из известных ему существ.

Ее спальня находилась рядом с комнатой Кары, вся обстановка которой состояла из спартанского спального коврика, висящих на стенах древних шлемов с крыльями, и связки вампирских клыков, которые она хранила в качестве трофеев. Дальше по коридору находилась комната Эммалин — хрупкого и робкого создания. Хотя она и была наполовину Валькирией, но все же оставалась вампиром до мозга костей, поэтому свое маленькое гнездышко она соорудила на полу под кроватью, которой так и не пользовалась.

Конечно, можно было привести Эмму в качестве примера. Как доказательство того, что не все вампиры злы, и ковен все-таки может сосуществовать с этой расой. Хотя, тут следовало добавить, что Эмма была дочерью любимой Валькирии, и та половина, что досталась ей от матери, укрощала в ней ее вторую сущность. По крайней мере, все так считали. Для нее сделали исключение. Но Мист часто задумывалась, было ли еще кому-то заметно, как вздрагивала Эмма, и какой страх отражался в ее больших голубых глазах, каждый раз, как они кричали и поносили убийства кровососов. — «Присутствующие не в счет» — если подумать, было довольно таки нелепой отговоркой.

— Так что ты хочешь, чтобы я собрала? — спросила Мист.

Он приподнял бровь. — Тебе же не привыкать. Выбери те вещи, которые ты взяла бы, уезжая с любовником.

Она сжала ладони в кулаки, шагнув в сторону ящиков, где хранились коллекции Agent Provocateur[22], Strumpet&Pink[23] и Jillian Sherry[24]. И все это — результаты закупок всего лишь прошлой недели.

— Зависит еще и с каким именно. — Мист достала черный кожаный бюстгальтер с чашечкой на три четверти и миниатюрную ночную сорочку, которая оказалась еще и абсолютно прозрачной, выставив ему на выбор.

— Оба. — Резко выпалил он, не в силах скрыть выражение боли на лице. Она видела, что Рос снова возбуждался. Когда он заметил ее понимающий взгляд, его глаза вмиг потемнели.

Стараясь казаться, как ни в чем не бывало, она подошла к шкафу и стала собирать вещи с расчетом на пару дней. Но Рос приподнял ее за талию и отставил в сторону. Схватив чемодан на колесиках длиной 4 фута[25], он уронил его ей под ноги. — Собери его, потому что ты больше никогда не вернешься в это место.

* * *

Она лишь кивнула на его слова, но этот жест выглядел каким-то насмешливым. Рос знал, что она размышляла над тем, как он ошибался на этот счет. Он устало вздохнул. Если ему придется сражаться с ней до конца их дней, он пойдет и на это.

Подойдя ближе, чтобы помочь ей собраться, он заметил, что каждый ящик был просто забит трусиками танга, чулками, кружевами и шелковыми ночными рубашечками, при виде которых он воспламенялся от желания. У нее также был ящик, в котором не было ничего, кроме подвязок. Да у него уйдут месяцы, чтобы зубами стянуть их одну за другой с ее тела.

Но вдруг он нахмурился. Женщины носили такое белье для любовников. Так сколько же у нее их сейчас? Когда он представил, как они наслаждаются ее телом, как золотая цепочка двигается у нее на талии, в то время как она извивается на ком-то из них, то от ярости смял железный выступ кровати.

На этот раз уже она самодовольно ухмыльнулась, отчетливо читая его эмоции. — Николай, если ты не сможешь контролировать свою ревность, то мы движемся прямо в сторону развода. — Постучав пальчиком по подбородку, она добавила, — И запомни, в этом случае я получаю дом, детей и маленького Цербера. Хотя, ту конуру все же можешь оставить себе.

Он нахмурился, затем повернулся и стал рассматривать ее личные вещи. Коллекция ее фильмов была огромна. Но они не были ему знакомы, как и большинство вещей, имеющих отношение к досугу. — Какие из них тебе нравятся больше всего?

Ей, конечно же, было ненавистно отвечать на его вопросы против собственной воли, и каждый раз он встречал ее яростное сопротивление.

— Я люблю мелодрамы и ужасы.

— В корне различные жанры, не считаешь?

Она взглянула на него, — Забавно, я раньше думала также.

Он проигнорировал ее слова и забросил в сумку несколько ДВД.

Одним махом руки захватив дюжину бутылочек лака для ногтей, она столкнула их с комода прямо в сумку. Взгляд, которым она наградила его, просто требовал ответа. Но лак для ногтей находился вне пределов его понимания, поэтому он лишь пожал плечами.

Зайдя в ее ванную, он осмотрел шкафчики и ящики туалетного столика. — Здесь нет лекарств. Никаких средств…женской гигиены.

— Я не болею. И у моего организма отсутствуют подобные функции. Так же, как и у тебя, вампир.

— Все? — Он вдруг подумал, может ли она забеременеть. Возможно, теперь ему не нужно быть таким уж осторожным, как он рассчитывал.

— Все. Удобно, верно? Теперь ты сможешь заставить меня заниматься с тобой сексом целый месяц без устали.

— Зачем мне тебя заставлять, когда ты и так не в силах оторвать своих рук — или рта — от моего тела?

— Рос, милый, — нежно улыбаясь, промурлыкала она, — С нетерпением жду тот момент, когда смогу пустить в ход свой ротик. — Но в мгновение ока улыбка исчезла с ее губ. Клацнув зубами, она резко дернула голову назад, словно откусывая что-то.

Но у него даже не было времени как-то среагировать, так как в следующую минуту она выскользнула из его рубашки. При виде ее голого тела, его плоть вмиг отвердела. Мист стала чувственно надевать белье, позволяя кружевам медленно скользить по ее ногам, а затем в одних лишь трусиках, нагнулась, чтобы переступить через юбку. И в момент, когда он едва сдерживал всепоглощающее желание схватить ее бедра и погрузиться глубоко в ее тело, снизу стали доноситься крики.

Итак находясь на взводе в этом месте, он устремился к лестничному проему, чтобы взглянуть вниз. В холле расположились около десяти Валькирий, а может и больше. Некоторые из них бездельничали, валяясь на диване перед телевизором, с мисками попкорна — которого они не ели. Одна их них стояла в стороне, споря с кем-то, очень похожим на призрака или фантома. Когда они пересекли комнату, закрывая обзор телевизора, другие валькирии стали кричать и бросать в них попкорн.

Неожиданно в дверях показалась вся покрытая кровью Валькирия, довольно небольшого роста.

— Кара! — закричали все в приветствии, абсолютно не удивленные ее появлением.

— Ну и во что ты сегодня вляпалась? — спросила та, что устроилась на каминной полке.

Кара сняла ножны со спины. — Мой человек по глупости зашел в бар для демонов. А одна демонесса посчитала, что с помощью моего подопечного сможет заставить своего любовника ревновать. — Она покачала головой. — Это был единственный способ не дать тому демону зубами вырвать глотку Майкла.

— И что ты сделала?

Не моргнув и глазом, она ответила. — Я сама вырвала глотку демона зубами.

Когда они все разразились хохотом, Рос приподнял бровь, про себя поклявшись, что Мист больше никогда не увидит этих злобных существ. Никогда больше. Без их пагубного влияния Мист станет добрее и нежнее.

А хуже, черт возьми, ей определенно быть нельзя.

— Мист или Даниела вернулись? — спросила Кара.

— Нет, хотя я ожидала подобного от Мист…

Потому что она часто убегала с другими мужчинами?

— …но уж точно не от Даниелы. Она так и не вернулась из Квартала.

— Что ж, случаев становится все больше. — Я недавно видела Иво Жестокого в Квартале.

Когда они снова расхохотались, она сказала, — Вы же знаете, я не насмехаюсь над вампирами, если только они не покоятся с миром.

Эти слова привели Валькирий в чувство, и одна спросила, — Он вернулся за Мист? Тогда кто-то должен ее предупредить.

Рос быстро повернулся, но Мист в комнате уже не было.

Он переместился к открытому окну, затем к границе поля, лежащего у замка, как вдруг заметил ее, несущуюся прочь. Он крикнул, чтобы она остановилась, но она каким-то образом продолжала убегать.

Мист была очень быстрой, и возможно даже смогла бы обогнать его, преодолевая мили с невероятной скоростью. Но он снова переместился и, сделав рывок, схватил ее за щиколотку, потянув на себя. В ушах у нее были наушники от MP3-плеера. В ярости он вырвал их у нее, услышав грохот музыки, и затем выкинул хитроумное устройство в лес.

Ей почти удалось сбежать от него. А он даже не успел заклеймить ее. Мысли становились все более несвязными, а глаза будто заволокло пеленой. Пригвоздив ее к земле, он задрал ей юбку и сорвал с нее шелковые трусики, упиваясь ощущениями.

Наконец-то он возьмет свою Невесту.

Смутно, он осознал, что она все еще боролась с ним. Но ее слова, как эхо, звучали в его голове. — Что ж, Рос, хочешь этого? Тогда придется попотеть, я так просто не дамся.

За нее он будет сражаться всегда. Всегда! Но будет ли он сражаться с ней за право обладать ее телом?

— Тогда, ты уже моя.


И на самом интересном…

Глава 8

Какой-то миг — и она оказалась в настоящем ночном кошмаре.

Его пальцы впились в ее кожу, притянув ее к себе еще ближе, но Мист изо всех сил ударила его лбом по голове. Рос в ярости зарычал, и она смогла извернуться и заехать ему локтем по шее. Пока он хватал ртом воздух, ей удалось вырваться из его хватки ровно на столько, чтобы лягнуть его ногой в грудь, отчего Рос, пошатнувшись, упал на спину.

В ее голове одна мысль сменяла другую — почему она не сломала ему шею, когда у нее была такая возможность? Ведь ей всего лишь нужно было ударить посильнее, что она не раз проделывала с другими вампирами. Отчего же она мешкает каждый раз, когда дело касается него? «Но больше этого не повторится», успела промелькнуть мысль в ее голове. Мист накинулась на Роса, став наносить мощные удары кулаком по лицу. Каждое ее движение было невероятно быстрым и практически незаметным невооруженному глазу. Вот еще один молниеносный удар — и у него треснула губа. Еще два — и она, кажется, сломала ему челюсть.

— Ну, вот теперь ты доигралась, — внезапно прогремевший низкий голос Роса показался ей неузнаваемым, его глаза вмиг стали чернее ночи. Когда она снова замахнулась, Рос схватил ее кулак, сжав в своей ладони. Шипя от ярости, Мист свободной рукой провела когтями по его рубашке и далее вокруг шеи. И вдруг, словно град пуль, в землю вокруг них стали ударять молнии. Рос схватил и второе ее запястье, развернув Мист лицом к себе и прижав ладони у нее над головой.

И в тот самый момент, когда она уже собиралась заехать ему коленом прямо промеж ног, отшвыривая вампира от себя, Рос издал стон, полный отчаяния, и вонзил клыки в ее шею. Мист закричала, содрогнувшись всем телом, и сразу обмякла под его тяжестью. Ее глаза округлились от шока, когда небо рассекла молния. То, что она испытывала, не было болью.

Его укус дарил неземное наслаждение.

И он снова и снова заставлял ее испытывать это блаженство, прокладывая дорожку из укусов вдоль ее шеи. Каждый раз, как его клыки пронзали ее кожу, Мист казалось, что это в нее врезался мужчина, а когда вытаскивал их — будто медленно и неторопливо скользил из ее плоти. Это было невообразимое удовольствие. Сладчайшая пытка.

Еще никто и никогда не побеждал ее в бою один на один. Попросту не было мужчины, способного превзойти ее по силе. И глубоко внутри Мист всегда жила животная потребность в ком-то сильном, способном превзойти ее. Таком как Рос, который доставлял ей удовольствие, завораживал, пленял. Но ее разум все еще сопротивлялся, не давая ей забыть о том, кем он был. Она убила последних трех кровопийц, которых вернула к жизни. Так почему не его? Ведь он планировал пытать ее в той ужасной темнице, хотел управлять ею с помощью цепочки.

Но его укус… Воспламенял Мист, заставлял ее плоть увлажняться и ощущать пустоту, которую мог заполнить только он.

Пожалуйста, пусть он окажется достаточно сильным… Пожалуйста…Хоть раз в жизни, пусть мужчина одержит вверх.

Чтобы она, наконец, могла ощутить всю силу обладания.

Пригвоздив ее руки над головой, он — сильно — сжал запястья, от чего Мист выгнулась всем телом от удовольствия. Разорвав блузку и сорвав бюстгальтер, Рос обнажил ее грудь. Проведя ладонью по ее нежной плоти, он расстегнул ширинку на джинсах и освободил себя. Его выступающая эрекция была просто огромной.

И Мист вновь начала с ним бороться. Стараясь вырваться из хватки, она вонзила в землю каблуки, пытаясь помешать ему, не дать овладеть ею. Потому что он был огромен. «Обещаю укрощать тебя медленно» — так он сказал?

Его ладони с тихим шлепком легли ей на бедра, приподнимая таз — тем самым, освободив ей руки. Привстав, Мист стала царапаться, кусаться, наносить удары, но все было тщетно. Крепко сжимая ее бедра, он большими пальцами раскрыл ее плоть и насадил на свой член, издав звериный рык, который заглушил ее крик боли. Он продолжал входить в нее, пока его пульсирующая плоть не заполнила ее до самого конца.

Он все-таки сделал это. «Мист захочет первого мужчину, которому удастся ее победить». Вот, что они всегда шептали у нее за спиной.

И оказались правы. Она кинула ему вызов, и он превзошел ее. А для Мист это означало, что он заслужил награду, какой бы не была ее цена.

Находясь глубоко внутри нее, Рос оставался неподвижным. Вместо того чтобы снова вонзиться в нее, он наклонил голову и провел языком по ее соску, словно желая унять боль от вторжения. Будто где-то глубоко в его обезумевшем сознании, он желал, чтобы она получила удовольствие.

Рос неустанно ласкал второй сосок, пока вдруг снова не впился в горло, пронзив кожу клыками. И каким-то неведомым образом этот укус превратил боль в удовольствие. Ее тело расслабилось и было готово принять его. Сорвав то, что осталось от его рубашки, Мист провела ладонями по его великолепной груди, чувствуя, как это прикосновение помогает ей расслабиться.

— Такая влажная, — Простонал он, немного выйдя и затем снова вонзаясь в ее плоть. Мист зашипела, втянув воздух. На ее глазах выступили слезы.

— Рос, мне действительно больно, — прошептала она.

— Не могу остановиться, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. Его шею и грудь укрывал пот. Она могла видеть как, от и так предпринимаемых попыток сдержаться, напряглись почти до предела его мышцы.

— П-прикажи мне не чувствовать боли.

— Ах, Мист, не чувствуй боли. — Его слова звучали обрывисто. — Я не хочу, чтобы тебе было больно. — Боль мгновенно притупилась, осталось только чувство абсолютной наполненности.

Когда он снова припал к ее горлу и стал пить, слегка отведя бедра — чтобы затем снова нерешительно погрузиться в нее — она закричала. И он замер. — Нет, Рос… все хорошо. Только не останавливайся.

Что он и сделал, сопровождая каждый глоток движениями своих бедер. Мист поняла, что пропала. Полностью отдавшись во власть ощущений, она выгнула спину, закинув руки над головой. Рядом ударила молния, и поднявшийся ветер стал ласкать ее разгоряченное тело, дразня тугие соски.

Приподнявшись, Рос сел на колени. Мист застонала, решив, что он сейчас выйдет из нее. Но Рос только приподнял ее, усаживая так, чтобы она могла оседлать его, обхватив ногами. Его член становился слишком большим, почти полностью заполняя ее. Он с трудом мог продолжать двигаться внутри нее, поэтому шире развел колени Мист, чтобы иметь возможность вонзаться в плоть снизу.

Его тело было просто огромным, заставляя Мист чувствовать себя по-настоящему уязвимой. И словно прочитав ее мысли, он еще крепче сжал Мист в своих объятиях, прижав ее руки к бокам. Он полностью пленил ее, и, удерживая в таком положении, продолжал глубоко погружаться.

Мист расслабила каждый мускул в теле — а почему бы нет? Это была поза, которой она никогда раньше себе не позволяла. Ведь так, она попросту не могла бороться, даже если бы хотела. Но сейчас она знала, что Рос не разомкнет рук и не даст ей упасть. Поэтому обмякла в его крепких, все сильнее сжимающихся вокруг нее объятиях, прижимаясь обнаженной кожей к его покрытой шрамами груди.

Удерживая Мист в таком положении, он продолжал вонзаться в нее снова и снова. Ее голова откинулась назад, и затуманенный от наслаждения взгляд устремился в небо, наблюдая, как ее молнии сотрясают землю.

Блаженство все нарастало в ней, приближая к развязке.

— Мист, — прорычал он, отпуская ее шею.

Она предполагала, что он опять прикажет ей кончить, думала, что он еще крепче сожмет свои руки, словно угрожая, решись она вдруг ослушаться. Но вместо этого, он произнес, — Milaya, я так хочу тебя.

Именно это ласкательное Milaya, которым он называл ее много лет назад, и сказанное им сейчас с акцентом в голосе, довело ее до оргазма. Мист закричала он пронзившего ее наслаждения, которое начало всё нарастать, когда Рос стал резко насаживать ее на свой член, приближаясь к своему пику. Казалось, ее удовольствию не будет конца.

Застонав, он с рыком впился в ее горло, и тело Мист сотряс второй сокрушительный оргазм. Интенсивность его собственной разрядки заставила Роса запрокинуть назад голову и зареветь. Каждый мускул его груди и шеи был напряжен до предела. Она чувствовала внутри себя это неистовое, опаляющее извержение, которое все длилось и длилось. Она не видела конца удовольствию, кончая снова и снова, пока ее тело сжимало его пульсирующую плоть.

После, легкая дрожь, от испытанного наслаждения, охватила ее тело. Рос слегка ослабил свои объятия, но Мист не хотела этого, не желала, чтобы это заканчивалось.

Когда его дыхание все же как-то смогло прийти в норму, он немного отстранил Мист и взглянул ей в лицо. Его глаза стали прежними. — Я не хотел причинять тебе боль. — Сказал он хриплым голосом. — Я не… Твоя шея, — произнес он шокировано.

Она провела кончиками пальцев по следам от укусов. — Это было не больно. Даже до того, как…мы…хм, уладили ситуацию. Ничего страшного, к завтрашнему дню от них не останется и следа. Ты, правда, никогда раньше не видел таких отметин?

— Правда.

— Так я первая, кого ты укусил? — Мист почувствовала радость, которой не могла найти объяснения. И что совсем уж обескураживало — она не отстранилась от него с ледяным презрением, переполненная отвращением к содеянному. Наоборот, ее захлестывали эмоции. Она чувствовала к Росу…нежность. Да уж, Мист, конечно, всегда была девчонкой до мозга костей, но ни разу за свою долгую-предолгую жизнь, она не ощущала себя такой по-настоящему женственной. И вот, наконец, она встретила мужчину, который сокрушил ее своими объятиями, взял контроль в свои руки. Никогда, за все те жизни, прожитые ею, она не испытывала такого блаженства.

— Я никогда никого не кусал, и не пил кровь напрямую из источника. Знал, что за этим последует. — Он нагнул голову, касаясь ее лба своим. — Мист, теперь мои глаза окрасятся кровью. Я обращусь, и потеряю рассудок.

Он выглядел таким напуганным, что слова вырвались сами собой, — Твоя глаза окрасятся кровью только в том случае, если ты убьешь кого-то, выпив живой источник до капли. Те, в чьих глазах поселилось безумие, иссушили жертв до мозга костей, испив до дна их души — все плохое, безумное и грешное, они забрали себе с последним глотком.

Он разжал челюсти, — Поэтому чистокровные вампиры сходят с ума?

Она покачала головой. — Дело не только в этом. Они становятся зависимыми от убийств. А значит, уже не могут пить дважды из одного источника. Спустя годы и стольких иссушенных жертв, воспоминаний становится слишком много.

Он положил ладонь ей на затылок. — Каждый день на закате я проверял, окрасились ли мои глаза кроваво-красным. Каждую ночь мне приходилось гадать, обезумею ли я, испробовав твоей крови? Я не знал чего ждать. Спрашивал себя, придется ли моим братьям убить меня?

В его тоне не было упрека, но, черт возьми, можно ли испытывать еще больше угрызений совести? Этот мужчина был все еще в ней, глубоко внутри ее тела, которое до сих пор трепетало так, как она и представить себе не могла, оно способно…а она заставила его мучиться. — Рос, ты вампир. Быть может кто-то не согласится, но я считаю, что ты должен пить кровь. Чтобы создавать связь, чтобы жить. Но только не убивать. А чтобы накопить воспоминания в таком объеме, нужны десятилетия ежедневных убийств.

Ее слова поразили его. — Значит, я не обернусь. И пить кровь — для меня совершенно естественно. — Его губы изогнулись в улыбке. Все еще крепко держа Мист одной рукой, он провел второй по ее волосам. Он никогда не отпустит ее. «И он превзошел меня». — Подумала она с трепетом.

— Когда я пил из тебя, ты испытывала удовольствие.

Это был не вопрос, но она все же ответила, — Твой укус единственное, что спасло тебя от серьезного удара коленкой в пах. — Когда он ухмыльнулся в ответ, она тихо добавила, — Это было неописуемое наслаждение.

С этими словами он застонал, словно соглашаясь с Мист, и снова вонзился в нее. Его плоть все еще оставалась полутвердой. К ее удивлению, она застонала в ответ, ощущая, как желание вспыхивает в ней с новой силой. — Я не выпил слишком много? — Спросил он. Все еще сидя на коленях, он наклонил ее назад, почти положив на спину, но так и не разомкнув объятий. Держа Мист одной рукой за голову, другой, он сжал ее в районе лопатки, сильным выпадом насаживая ее на свой член.

Ее глаза с трепетом закрылись, и она машинально ответила, — Бессмертная здесь, не забыл?

Но внезапно он остановился и приподнял Мист, прижав к своей груди. Рос крепко обнял ее за талию, не прекращая защищать ни на минуту даже сейчас. — Я что-то слышал.

— Показалось. — Разочарованная его бездействием, она лягнула Роса по заду пятками, раскачиваясь на его бедрах. Он сдержал стон, и не ответил на ее движение. Мист открыла глаза и заметила его свирепый взгляд, сосредоточенный на… Как раз у него под подбородком было прижато острие меча.

Регина нажимала довольно сильно, вызывая струйку крови, стекающую вниз. Рядом стояла Люсия. Натягивая тетиву, она направляла стрелу прямо в Роса.

— Нет, — выпалила Мист. От продолжительного крика ее голос прозвучал хрипло. — Не надо.

Регина, чья целая раса была истреблена вампирами… и которая, втайне научилась считать по шрамам от укусов на теле матери, взглянула на свою сестру, не в силах поверить глазам. — Эта тварь только что над тобой надругалась…

— Регина, мы нашли их, следуя за ее молнией. — Перебила ее Люсия. — Что бы он с ней не делал, она позволила ему это.

Мист даже представить себе не могла, как они выглядели сейчас со стороны, лежа здесь на земле. Они свирепо сражались и, должно быть, были все в синяках, ссадинах и крови, в одежде, разорванной на части.

Почему он сразу же не переместил их прочь отсюда? Почему, отбросив ее в сторону, не атаковал Регину? Но Мист и так знала ответ. Он хотел, чтобы они увидели ее вместе с ним. Суть их отношений не могла быть еще более ясной. Мист попыталась отодвинуться от него, но он еще сильнее прижал ее к своей груди, не давая отстраниться. — Рос, пожалуйста, — прошептала она ему на ухо, — позволь мне взглянуть им в глаза. — И лишь после ее просьбы он разомкнул руки.

Но ревнивая Мист не хотела, чтобы сестры увидели его такого огромного, прекрасного и все еще возбужденного. Поэтому когда его плоть выскользнула из нее, она натянула на их тела свою юбку и, встав, опустила ниже подол его рубашки. «Все это моё!», в ее сознании возникла абсурдная мысль. Всю свою жизнь она была стяжательной по отношению ко многим вещам, но это никогда не касалось мужчинам. И вот сейчас она хотела, чтобы Рос принадлежал только ей.

* * *

Когда Мист отступила в сторону, Рос потянулся за ней, но Регина подняла меч, проколов его грудную клетку на несколько дюймов[26]. Он не сделал попытки атаковать, так как поклялся не причинять вреда ее семье — да и едва ли он сейчас что-то почувствовал.

Рос ликовал, наблюдая за Мист. Вот она, его Невеста, стоит с приподнятой головой, прикрывая груди полами блузки. «Заклейменная. При свидетелях». Он едва подавил злую ухмылку. Теперь она не сможет вернуться. Она принадлежала ему.

Его сердце неистово билось в груди, кровь кипела в венах — в том числе ароматная и сладкая кровь его валькирии — и все благодаря ей. Мист наслаждалась его укусом. Он видел, какое блаженство она испытывала. Доказательством тому были молнии, рассекающие небо каждый раз, как она кончала. И так могло бы быть бесконечно число раз, когда он пил бы из нее — без страха обернуться монстром, без опасения навредить ей. Больше не было нужды проверять каждый закат, окрасились ли его глаза кровью.

Они могли поддерживать друг друга — эта мысль принесла ему небывалое удовлетворения.

Теперь осталось только как-то заставить ее сестру мегеру прекратить колоть его.

— Ты только что занималась сексом с вампиром, — сказала Люсия. — Мист, где твои мозги? Ты знаешь, какие это повлечет последствия. Весь Ллор отречется от тебя, никто больше не будет доверять валькирии Мист.

Регина добавила убитым голосом. — Когда Фурия восстанет…

Чтобы эта фраза не значила, она заставила Мист нахмуриться. Ее внезапно будто повергло в шок все происшедшее. Она выглядела так, словно на нее вылили ведро холодной воды, пробудив ото сна. Ему нужно было забрать ее домой, подальше от сестер.

Вдруг Регина ахнула и уставилась на Мист с ужасом. — О, Милая, — прошептала она, — где твоя цепочка?

— Скорее, — выкрикнул Рос, кинувшись к Мист. — Возьми меня за руку. — Она послушалась, сделав шаг ему навстречу. В ту же секунду — как Регина прыгнула вперед, пытаясь схватить Мист за ногу, а выпущенная и попавшая в его плечо стрела, упала на землю, так и не оставшись в его теле — они исчезли, переместившись прочь из замка.

Уже в Блэкмаунте, Рос усадил Мист на край кровати. — Побудь здесь, — приказал он, и сразу переместился обратно, чтобы забрать тот чертов чемодан, за которым они вообще сунулись в то место. Едва оказавшись в ее комнате, Рос услышал, как Регина и Люсия кинулись вверх по лестнице. — Верни ей цепочку, кровопийца!

— Я заклеймил ее! Теперь она моя жена. — Просто ответил он, и сразу же переместился с невероятной легкостью, преодолевая расстояние по велению мысли.

Вернувшись в свой замок, он отбросил ее чемодан в сторону, подошел к Мист и взял ее за плечи. — Отдохни, milaya. Прими горячую ванну и расслабься, я ненадолго отлучусь. — Она ничего не ответила. На самом деле Рос не хотел оставлять ее одну, ослабленную перемещением и измотанную недавними событиями. Но ему нужно было рассказать Кристофу о том, что Иво сейчас был в Новом Мире. Они были просто обязаны выследить и уничтожить колдуна.

Взглянув на свою Невесту, Рос подумал, как такое было возможно, чтобы Иво не разыскивал ее.

Вампир убрал ей волосы с лица, желая встретиться с ней взглядом. — Устраивайся здесь, как тебе будет удобно. Твои вещи уже тут. Теперь это твой дом.

Она рассеянно кивнула. Ее зрачки были расширенны, взгляд — пуст. Рос осознал, что просто не в силах оставить ее в таком состоянии. Сначала он приготовит ей ванну, чтобы она могла согреться, а затем уложит в кровать.

Он открыл воду, раздел ее и посадил в ванну. Мист не проронила ни слова, пока Рос оттирал грязь и смывал остатки травы с ее белоснежной кожи, бережно проводя полотенцем по месту укусов, которые изуродовали ее идеальную шею.

Внезапно она повернулась к Росу, приложив свои ладони к его лицу. — Рос, ты клялся мне никогда не причинять вред моей семье?

— Да, и могу повторить клятву.

— Я верю тебе. Сегодня ты мог использовать свое умение перемещаться и атаковать Регину с Люсией, но не сделал этого. Прошу тебя еще об одном, если после сегодняшней ночи, ты увидишь еще какие-то из моих воспоминаний, не выдавай другим наших слабостей. И не позволяй никому навредить моей семье.

Кому теперь принадлежала его верность — Королю или Мист? Она была его Невестой, и каждый раз заглядывая ей в глаза, Рос понимал, что теперь она его семья. А семья для Роса всегда была на первом месте. И ничто не изменилось с тех пор, разве только, теперь его семейство стало больше.

— Если я узнаю что-либо о других фракциях, я не стану молчать, но ничего не выдам о твоей расе.

Притянув его ближе, она поцеловала Роса дрожащими губами. — Спасибо, — Прошептала Мист, подарив ему улыбку, от которой его ожившее сердце стало вытворять такое, чего не делало, даже когда он еще был человеком.

Внезапно Рос услышал доносящиеся снизу голоса, Мист вмиг напряглась.

В его доме находились посторонние. Эта новость заставила его клыки удлиниться. Кто-то посмел переступить порог его дома, когда здесь находилась его Невеста… — Мист, заканчивай сама, а когда домоешься, возвращайся в спальню и жди меня там. Если кто-то, кроме меня, войдет в ту дверь, беги быстрее ветра и не оглядывайся.

Он переместился на первый этаж. Его мускулы были натянуты до предела, а кулаки сводило от желания убить нарушителя. Благодаря бессмертной крови Мист, выпитой прямо из источника, Рос был сильнее, чем когда-либо. Он чувствовал мощь, которой даже представить себе не мог. И он использует ее, чтобы защитить свою Невесту. Его клыки стали остры как лезвия…

— Рос, должен признать, что сочувствую тому существу, которое решит навредить твоей Невесте. — Провозгласил Кристоф, заседая во главе длинного стола, стоящего в зале. Мёрдок и пара Старейших сидели рядом. Как только Рос переступил порог комнаты, их брови взлетели вверх.

Борясь за последние остатки самоконтроля, он думал том, как выглядел сейчас в их глазах. Весь в грязи, в проколотой и разорванной рубашке — и да поможет ему Бог — в восхитительной крови Мист, укрывавшей его кожу и то, что осталось от одежды. Он был почти уверен, что на его лице также красовались следы тех ударов, нанесенных Мист, что таки застали его врасплох.

— Я в неподобающем виде. Мне следует помыться и переодеться…

— Не стоит, мы знаем, что ты жаждешь вернуться к своей Невесте и остаться с ней на всю ночь. — В голосе Кристофа слышалась гордость. — Прими мои поздравления, Рос. Ты нашел и заклеймил свою Невесту, а значит, тебе вернули жизнь. — Он пристально посмотрел на него. — И, по-видимому, случилось это не так давно. Хотя, не похоже, чтобы она признала тебя.

Рос молча стоял, чувствуя неловкость, и вспоминая, как она лягала его ногами — словно пришпоривала лошадь — когда он прекращал двигаться в ней.

— Я бы хотел познакомиться с ней.

— Она отдыхает.

— Естественно. Мы бы удивились, если бы она была полна сил. — Послышалось несколько сдавленных смешков, и когда Рос бросил взгляд в сторону гостей, они стихли. — И сегодня ты пил ее кровь?

Он прищурил глаза. Неужели он и правда надеялся, что этот факт останется незамеченным Кристофом?

— Ты ведь пил напрямую из источника, не так ли?

Все что ему оставалось, так это признаться в самом омерзительном преступлении среди их народа. Но, все же, гордо расправив плечи, он ответил. — Да.

— Снимай рубашку.

Мёрдок встретился с братом взглядом, готовый кинуться в бой, но Кристоф жестом усадил его на место. — Успокойся Мёрдок, сегодня никто не умрет.

Возможно, Кристоф всего лишь нанесет пару ударов по спине. Рос снял рубашку, надеясь на лучший исход. Потому что теперь у него была жена, которая ждала его возвращения, и впервые за всю свою жизнь ему было не все равно, умрет он или будет жить.

— Брось ее на стол.

Рос нахмурился, но все же выполнил приказ. Глаза Старейших округлились, а руки побледнели от предпринимаемых попыток сдержаться. Кристоф с первой минуты чувствовал аромат крови Мист, а теперь его ощутили и остальные.

— И на что это было похоже, Рос? — спросил Мёрдок хриплым голосом.

Рос не ответил. Но Кристоф приподнял бровь, словно в немом приказе, и спустя мгновение, Рос выдавил, — Нет слов, способных описать это.

— И что она испытала, ощутив твой укус? — спросил Кристоф.

Рос не хотел, чтобы они знали, какой была реакция Мист, как она кончала, испытывая оргазмы такой силы, что поразили даже его.

Но взгляд Кристофа был непоколебим. — Ты отказываешься отвечать своему королю? И это после того, как признался нам в самом гнусном преступлении среди нашего народа?

Да ведь это о Его Невесте они сейчас говорили. Рос хотел солгать, сказать, что он не уверен, не знал, но все же не мог. Ответ на вопрос Кристофа не был бы нарушением данной Мист клятвы, а вот отказ мог привести к тому, что Кристоф приказал бы убить его, и тогда Рос уже не смог бы защитить Мист от Иво. И хотя ему было противно, он все же выдавил, — Она испытала невероятное наслаждение.

Казалось, Кристофа обрадовал такой ответ, и может, даже принес облегчение. — Как вы думаете, стоит ли мне простить Росу его прегрешение? Кто из нас смог бы устоять перед соблазном, если бы она была Невестой кого-то из нас, и именно ее ароматная кровь взывала бы к нам?

Рос скрыл свое удивление. В подобной ситуации Кристоф скорее позвал бы его лишь для того, чтоб сковать цепями и бросить умирать в поле, ожидая того часа, пока солнце, не испепелит его тело.

— Ты можешь жить, как жил, но знай, если ты обернешься, и твои глаза выдадут твое безумие, мы уничтожим тебя. — Говоря это, Кристоф не сводил взгляда с остатков одежды, пропитанной кровью Валькирии.

Рос взял себя в руки, и смог выговорить. — Сегодня я собирался в замок Облак, чтобы сообщить, что Иво был замечен в Новом Орлеане. Судя по всему, он разыскивал кого-то — и я подозреваю, что это может быть Мист. Поэтому мне необходимо…

— Мы позаботимся об этом. — Мёрдок внезапно прервал его. — Черт возьми, а ты, оставайся здесь…и наслаждайся…всем.

— Узнай у нее как можно больше, — Кристоф проницательно посмотрел на него, когда Рос встал и направился к выходу. — И если тебя начнут преследовать воспоминания, ты будешь обязан рассказать нам.

Рос быстро кивнул и поспешил выйти, шокированный всем произошедшим. Но уже на пороге он успел услышать слова Кристофа, — Так кто из вас готов отправиться вместе с Мёрдоком в Новый Орлеан, где находится этот ковен Валькирий? — Рос услышал скрежет стульев по полу, когда, по-видимому, все присутствующие вскочили на ноги.

* * *

Мист сидела в огромной ванной и зализывала свои раны, словно кошка после драки. Она снова и снова проигрывала в голове их бой.

Так как она била вполсилы, Мист все гадала, а выиграла бы она, если бы не поддавалась? Была бы действительно побеждена? Сжав в кулак ладонь, которую он перехватил во время их сражения, она почувствовала боль. Но пальцы не были сломаны. Он тоже сдерживал свою силу.

Она вздохнула, не в силах заставить себя испытывать гнев, который должен был бы бушевать в ней. Ее даже не волновала возможная угроза внизу. Она была уверена, что Рос все уладит, ведь он был таким сильным. Ее мысли опять вернулись к сегодняшним ошеломляющим событиям. Теперь ее сестры знали, что цепочка была порвана, и что ее заклеймил вампир.

Но чего они не знали, так это — как ей понравилась каждая минута их близости. Его укус буквально перевернул все в ней, заставил пальцы ног загибаться от удовольствия. Даже сейчас, вспоминая об этом, по ее телу пробегала дрожь. Она знала, в том, что она жаждала повторения, было что-то чертовски порочное. Может, это и было извращением, но она страстно желала, чтобы он делал это с ней снова и снова.

В придачу ко всему, Рос овладел ею так, как никому и никогда не удавалось. Хотя она всегда вела себя так, словно за ней волочились целые легионы любовников, в действительности же, у нее было только несколько постоянных партнеров. Она несколько столетий встречалась с одним неотразимым колдуном, но отношения не выдержали испытания расстоянием — в то время нужно было около полугода, чтобы добраться друг к другу — и они расстались хорошими друзьями. С двумя другими был только секс. Хотя отношения длились довольно долго, и были весьма забавными и приятными. Но она многое повидала за свою жизнь, и многое испытала, поэтому знала, что то, как Рос двигался в ней, как скользил своим телом по ней — в ней — было просто божественно. И знала наверняка, что удовольствие будет лишь возрастать.

Ее тело снова охватила дрожь. Мист представить себе не могла, как вынесет еще больше наслаждения, не потеряв рассудок. Но существовал еще один неоспоримый факт…

Росу удалось разорвать цепочку, тогда как никто не смог сделать этого до него.

Значило ли это, что ему было суждено заполучить вещицу? Заполучить Мист? Обладать ею, повелевать словно джину? Она всегда сочувствовала их участи, пока однажды не освободила одного от молодого берсеркера. Вместо благодарности, коротышка набросился на нее с руганью, — Каждому своё, шлюха, пускающая молнии!

Обсохнув, Мист оделась в изумрудно-зеленую, сдержанную ночную рубашку, которая не кричала «трахни меня», но и не говорила «не трахай меня». Она легла в его кровать, ощущая какую-то невероятную расслабленность по отношению ко всему. Странно, но она чувствовала себя как дома в этом холодном, убогом особняке.

Менее чем через полчаса, он вернулся и принял душ. Неужели она ошиблась насчет угрозы внизу? Вероятно, это был его брат, который вернулся и застал Роса в таком побитом виде, словно тот боролся за свою жизнь. Посмотрел бы он на него, если бы она не сражалась вполсилы.

Когда Рос лег рядом, Мист подумала о том, будет ли он снова заниматься с ней любовью. Их прелюдия в поле, только раздразнила ее, так сказать, пробудила в ней голод, которого она никогда еще не испытывала. Она ощущала небольшую саднящую боль, но если бы Рос снова приказал ей не чувствовать ничего, кроме удовольствия… Но он лишь сжал ее в своих объятиях, притянув к своей широкой груди. Она ощущала его возбуждение, но Рос не предпринял никаких попыток заняться с ней любовью.

Наконец, она взял ее за подбородок и приподнял лицо, встречаясь с ней взглядом. Затем убрав ее волосы назад, он посмотрел на следы от своих клыков, но быстро отстранил руку, позволив волосам опять укрыть ее плечи. Рос посмотрел на потолок, громко вымолвив, — Я сожалею, что причинил тебе боль. Столько укусов, никакой нежности и заботы…

Она знала, что он хотел этим сказать. Рос сожалел, что не смог как следует подготовить ее тело к вторжению, не смог облегчить боль. Вдруг Мист подумала о том, как он научился этому, или о том первом разе, когда понял, что ему вообще придется подготавливать своих партнерш, и почувствовала, как в ней рождается… ревность — такая сильная, что это даже ошеломило ее. Ревность? Значит ли это, что она хочет, чтобы Рос до конца их дней желал только ее?

— Не могу поверить, что я настолько потерял контроль. Я еще не привык быть живым. И не привык быть мужем. Но я клянусь тебе, что все измениться — я буду нежнее.

Именно эти слова и вывели ее из того апатичного состояния, в котором Мист находилась с тех пор, как они вернулись в его замок. Она не хотела, чтобы их секс как-то менялся. Их секс. Великая Фрея, неужели она думала о том, чтобы оставить его? Она бы смогла привыкнуть к его размеру, и после требовала бы всего, что он мог бы ей дать, но уж точно не нежности. Она и представить себе не могла лучшего любовника, и будь она проклята, если позволит ему сдерживать хоть каплю той невероятной силы.

Он был всем, о чем она могла только мечтать в плане секса. Да одни его шрамы…она подавила стон, но ее когти все же стали закручиваться. Он был воином, со стратегическим складом ума, который она весьма ценила. Никто из ее бывших любовников не был воином. Нет, это были — колдун, бессмертный султан и архитектор. Должно быть, в этом и крылась причина того, почему ее так влекло к нему.

Она и Рос были близки по духу.

— Поговори со мной, — приказал он, но сразу поспешил смягчить тон. — Ты не поговоришь со мной?

— Верни мне цепочку. Я хочу иметь право выбора. — Если он отдаст ей цепочку, она возможно и останется, но ненадолго. Ее сестры уже и так видели, как она трахалась с вампиром, так почему бы не позволить себе немного удовольствия.

Он передвинулся на свою сторону кровати, развернув и ее на бок. Так они и лежали, не отрывая друг от друга глаз. Приближался рассвет, но Мист отчего-то не хотела, чтобы все это заканчивалось. Он положил руку на ее плечо и нежно погладил. Его ладонь казалась грубой от всех пережитых тягот и постоянного владения мечом. Но Мист наслаждалась этим прикосновением. — Я не могу потерять тебя. Сама мысль об этом доводит меня до безумия. Я даже представить себе не могу, что ты вдруг покинешь меня. — Он сжал ее плечо.

— Ты уверен, что именно так я и поступлю?

— Да. Уверен, — выдавил он. — В его тоне не было упрека. Скорее он пытался объяснить какой-то досадный, но неизбежный факт.

Мист не стала отрицать этого, так как скорей всего, он был прав. Он называл себя ее мужем, но она не признала в нем такового. Не признала в нем того, в чьи объятия она бы побежала, чтобы навсегда остаться в них. Она может задержаться на какое-то время, но, в конце концов, все равно уйдет.

Глава 9

Резкий дневной свет. Или ночной — подумала Мист. Как бы там ни было, этот свет заставил ее окончательно проснуться.

Вместо того чтобы испытывать стыд и отвращение, она с удовольствием отдавалась большим, теплым рукам, массажирующим ее спину, пока, в конце концов, не превратилась в безвольную блаженную массу. Она стонала, смутно отмечая про себя, что любовников-вампиров, похоже, чрезвычайно недооценивали. А ей, вероятно, посчастливилось испытать их страсть на себе, и теперь Мист наслаждалась «процессом адаптации».

— Мне нужно уйти на пару часов, чтобы встретиться с братом. Тебе здесь комфортно?

— Угу, — промямлила она.

— Не уходи.

Ха? Да она никуда и не собиралась. Слишком уютно и расслабленно она себя чувствовала.

Наклонившись, Рос прошептал ей на ухо. — Я оставил тебе кое-какие вещи. Ты ведь оденешь их для меня, milaya? — И исчез.

Испытывая странную лень, она, спустя час, все же встала и изумилась, увидев, что он для нее оставил. Это было облегающее шелковое бюстье, в обрамлении прозрачных кружев, которое едва прикрывало ее соски, замысловатые подвязки, сетчатые чулки и трусики «танга», — всё черное как смоль. По ее телу пробежала дрожь. Оказывается, у генерала Роса имелась безнравственная жилка.

Он хотел, чтобы она оделась для него, что ж с этим у нее не было никаких проблем. Мист испытывала радость от того, что кто-то, наконец, сможет оценить ее сказочное шелковое белье и кружева. И то, что он попросил, когда мог приказать, составляло огромную разницу. Но, отмокая в ванне, она размышляла о своем всё еще зависимом положении от того, будет ли он продолжать так же относиться к ней. Что было просто невыносимо для такого создания как она.

Она как бы ожидала, что к этому времени ее сестры должны были появиться здесь, — Никс частенько удавалось отыскать ее, — но знала, что если к этому времени они еще не объявились, то ей придется выиграть свою свободу своими собственными методами и талантами. Рос сказал, что вернет ей цепочку, когда будет уверен, что она никогда от него не уйдет.

Так ли уж сложно будет сыграть, будто она хочет остаться с ним навсегда?

Высохнув, она подошла к кровати и склонила голову над разложенным бельем. Почему бы не воспользоваться соблазнением, позволив ему думать, что она всегда желала его сильнее всех других? Поиграть в любовь и изобразить капитуляцию. Разгладив чулки по всей длине ног, она задумалась, казался когда-либо обман настолько восхитительным.

Надев, наконец, бюстье и почувствовав, как верхний край материи приятно скользнул по ее затвердевшим соскам, Мист задрожала. Она была уже влажной от одного только предвкушения.

Одевшись, она легла на кровать, став фантазировать о нем внутри нее, в то время как его большие руки касались бы ее тела.

Будет ли он пить ее кровь? Она представила, как он, войдя в нее сзади, накрыл бы ее всем своим телом, чтобы вонзиться и в ее шею.

Ее пальцы заскользили вниз по коже, спускаясь к животу, а потом еще ниже, проникнув в трусики. Он должен был скоро вернуться, но волновало ли ее, на самом деле, что он мог застать ее за самоудовлетворением? Она уже делала это для его удовольствия. Да и что он сделает, если застукает ее в таком положении, и ему это не понравится, — порвет с ней?

Прикоснувшись к клитору, Мист выгнула спину дугой. Была ли она когда-либо настолько влажной? Никогда, пока не оказалась в вампирском логове, одетая в облегающий черный шелк, нетерпеливо ожидая возможности соблазнить военачальника.

Ее глаза закрылись, а ноги раздвинулись шире, как только она скользнула пальцем еще ниже. Когда она открыла глаза, немного приподняв веки, то увидела Роса, стоящего у края кровати и наблюдающего за ней.

— Не смогла подождать? — спросил он хриплым голосом, не отрывая от нее темных глаз и уже срывая с себя одежду. Его плоть выдавалась из-под материи штанов.

Мист покачала головой.

* * *

Рос знал, что его валькирия была язычницей, но она совсем не выглядела таковой до того момента, как он обнаружил ее в его кровати, одетую в черные чулки, подвязки и шелк, доставляющую себе удовольствие, развязно расставив ноги. Ее великолепные рыжие волосы, рассыпались по подушке, укрывая ее, словно ореол, а рука находилась в трусиках, нежно лаская собственную плоть.

И даже с его появлением она не остановилась.

— Я не смел и мечтать, что ты будешь такой. Мне и сейчас кажется, что я сплю.

Она выгнула спину.

— Ты фантазировала обо мне? Скажи да…Он не думал, что когда-нибудь будет так отчаянно жаждать услышать что-либо.

Ее пьянящий голос был таким же сексуальным, как и ее тело. — Да, Рос.

Он застонал. — И о чем ты думала?

— О тебе, пьющем мою кровь, пока ты глубоко внутри меня, — ответила она, застонав на последних словах.

Она также жаждала и его укуса? — Это несомненно сон.

Она облизала губы. — А в своем сне ты так же долго заставляешь меня ждать тебя?

— Ты желаешь этого добровольно? — Он потянулся, чтобы расстегнуть пряжку ремня, с изумлением осознав, насколько это оказалось сложно сделать. В конце концов, он просто разорвал его. Ее бедра приподнялись в ответной реакции.

— Да.

— И никаких игр?

— Никаких, — задыхаясь, ответила она, — ты нужен мне внутри.

— Твое тело жаждет, чтобы его трахнули?

Она тяжело задышала, ее пальцы стали двигаться быстрее. — Да.

— Трахнул я?

— Да, — простонала она.

Он предполагал, что потребуются месяцы планирования, прежде чем ему удастся ее покорить, прежде чем она по-настоящему его захочет. И им больше не придется играть в приказы и подчинение.

И, тем не менее, вот она лежит на его кровати, лаская себя, в ожидании его возвращения. В его кровати, ожидая. Это было слишком невероятным, чтобы быть правдой, и у него возникли подозрения. — Убеди меня.

Взгляд Мист скользнул по его лицу, ее веки опустились, когда она медленно, чувственно вынула пальцы. Поднявшись, она подошла к стене и оттянула в сторону тонкую веревочку своего крохотного белья.

Не сказав ни слова, она просто развела ноги и наклонилась вперед так, что ее предплечья прижались к стене. Такая поза приподняла ее зад и обнажила сочную плоть, при виде которой, Рос задохнулся. — Весьма веский аргумент.

Он был ошеломлен видом ее плоти, жаждущей наполнения, как и тем фактом, что она сама начала это, став мастурбировать, думая о том, как он будет ее трахать…

Рос сбросил сапоги, сорвав последнюю одежду, и встал позади нее. Большим пальцем он скользнул в ее тугую влажность, на мгновение, закрыв глаза, обнаружив какой скользкой и ароматной она была. Мист подрагивала всем телом, что еще сильнее возбуждало его. Со стоном он заменил большой палец сначала одним, а потом двумя пальцами.

— В моем сне, я действительно трахаю тебя. Но начинаю медленно, вводя свой член в тебя дюйм за дюймом. А когда ты начинаешь истекать влагой, и я вижу, что ты готова, я начинаю трахать тебя со всей мощью.

С легким всхлипом, она еще сильнее выгнулась, приподняв попку выше.

— А что делаю я? — выдохнула она.

— Ты кончаешь снова и снова просто от удовольствия. Без всяких приказов.

Он раскрыл ее, крепко сжав свою плоть. Но когда его головка коснулась ее влажного жара, он собрал всю выдержку, чтобы не вонзиться в нее со всей силы. От борьбы с самим с собой он весь дрожал, но не собирался вознаградить ее за тот дар, что она ему преподнесла, причинив такую боль и врезавшись в ее тугое маленькое влагалище.

Но головка только едва вошла в нее, как снаружи ударила молния, — она уже кончала, впившись когтями в стену и с трудом хватая ртом воздух. — Рос, сейчас… прошу!

— Я… — простонал он, схватив ее за бедра, напрягши каждый мускул, чтобы войти в нее медленно, чтобы доставить ей удовольствие…

Но вдруг глаза Роса округлились, когда он почувствовал, как ее когти вонзились в его зад, заставив его войти в нее рывком.

— Жестче, — прорычала она гортанно.

— Не чувствуй боли, — выдавил он из себя, и с ответным рыком вонзился в ее плоть, прорываясь через сжимающие спазмы ее оргазма, словно сквозь сжатый кулак. Даже когда он был уже глубоко, она продолжала кончать. Он мог бы просто замереть и позволить ее телу выдоить его до капли.

Но хотел взять ее, трахнуть так неистово, чтобы она забыла про других мужчин. Оставить на ней свое клеймо. Рос сжал ее бедра, вышел, и снова врезался в нее, достав до самого конца.

— Да! — закричала она.

— Ты хоть знаешь, что это со мной делает? — выдавил он, продолжая тереться об нее своими бедрами, заставляя двигаться. Мист застонала, опершись на стену. — Видеть, как ты доставляешь себе удовольствие, думая обо мне? — Он полностью вышел, затем мощным толчком снова погрузился в нее.

— Ах, Рос… да, о, Боже… — Внезапно она снова кончила, заставляя поместье содрогнуться от ее молнии. — Пей, — Прорыдала она. Рос решил, что ослышался.

— О, Боже, прошу, испей из меня.

Разорвал кружево, он обнажил ее груди и накрыл их руками. Притянул ее к своей груди, он стал пощипывать и потягивая ее соски.

— Ты жаждешь моего укуса?

— Да, — простонала она.

— Так же сильно, как желаешь мой член?

— Да! Рос, вонзи все в меня, да, да, да, — повторяла она, прерывисто вздыхая между словами, вращая бедрами и насаживая себя на него. Как только он врезался в нее, его клыки пронзили ее кожу.

Она сильно прижала его голову к своей шее, чтобы он не смог отстраниться, — и затем снова кончила, так простонав его имя, что он буквально ощутил ее слова, впившись в горло. Он не остановился, лишь прорычал в кожу, извергаясь в нее. Рос продолжал неосознанно вонзаться, руками сжимая ее пышные груди. Ее кровь обжигала его изнутри, пока он изливался в нее волна за волной.

После, когда способность мыслить вернулась к нему, он поднял ее и прижал к своей груди, чувствуя, какой обессиленной она была, собственно, как и он сам. Он медленно вышел из нее, и, подняв ее на руки, подошел к кровати.

Когда вампир посмотрел на нее, то увидел, что ее глаза были цвета серебра, а на губах играла улыбка.

Он не мог оторвать от нее глаз, всё еще не в силах поверить. — Тебе ведь понравилось, верно?

Мист кивнула.

— Хочешь еще? — спросил он, бросив ее на кровать.

Вместо ответа она встала на колени, убрала волосы и предложила ему нетронутую сторону шеи.

От желания его голос прозвучал яростно. — Не совсем это имел в виду, но мы что-нибудь придумаем…

Чем ближе был рассвет, в ожидании которого, они, не прекращая, трахались, ласкали и кусали друг друга, тем всепоглощающе становилось невероятное наслаждение, — и все меньше он верил в то, что это его Невеста охотно — нет, активно — принимала участие.

И когда ночь почти подошла к концу, Рос озадаченно посмотрел на Мист. Он не знал, какая сторона ее натуры нравилась ему больше всего. Была ли это сирена в черном шелке, которая заставляла его член и клыки побаливать от предвкушения или тот ангел с ярко рыжими волосами, рассыпавшимися по подушке, — который рождал боль в его груди.

Она провела тыльной стороной пальцев по его лицу. — Рос, я хочу, чтобы у нас с тобой всё развивалось естественно, без власти цепочки, — прошептала она ему. — Поклянись, что через две недели ты вернешь ее мне. Просто дай нам шанс. Дай мне шанс самой захотеть этого.

Он хотел верить в нее, верить в себя, верить в то, что сможет убедить ее остаться. Рос уже представлял, как прикажет ей закрыть глаза и открыть ладони, а потом, как посмотрит на ее лицо, когда положит цепочку ей в руки.

У него было две недели, чтобы завоевать ее. — Да, milaya, клянусь.

* * *

Ничего из его человеческой жизни или вампирского существования не подготовило его к жизни с валькирией.

Мист обладала безграничной энергией, была очень сильной и источала почти сверхъестественную чувственность, заставлявшую его кровь закипать. Каждую ночь он перемещал ее в разные места, чтобы заниматься с ней любовью снова и снова. Он овладевал ею у подножия пирамиды, смотрел с благоговением, как она скакала на нем на освещенном лунным светом пляже Греции, ласкал ее плоть под мамонтовым деревом, пока она не начинала молить о пощаде…

И в эти ночи, когда он и Мист, наконец, утоляли свою жажду, то говорили часами, и Рос узнавал больше о ней и о ее виде. Много лет назад, еще в Облаке, Рос подарил Мист крест, которым она так восхищалась, но когда в свете газовой горелки, зажженной в их комнате, засверкали драгоценные камни, она словно впала в транс. Наконец, он прикрыл их, и как только она пришла в себя, то призналась ему.

— Мы все унаследовали жадность Фрейи. Блестящие вещи, украшения и драгоценные камни… Мы не можем оторвать от них взгляда, если в многолетних тренировках не научились перебарывать себя, а внезапное сверкание порой просто неотразимо.

Рос выругался про себя, проклиная эту ее уязвимость. А ведь он считал, что Валькирии были почти совершенными созданиями, — у них отсутствовала потребность в еде, бессмертные, а с годами становятся только сильнее, — но он также узнал, что они были одним из нескольких видов Ллора, что могли умереть от горя. И если одна была слаба, остальные тоже страдали, так как они все были связаны «общей» силой.

К несчастью, он не мог всё время находиться рядом, чтобы защищать ее. И хотя он старался использовать цепочку как можно реже, но однажды, когда она спала, он прошептал ей, что у нее больше нет подобных слабостей.

Рос бы с удовольствием слушал только о ней, но она проявляла удивительное любопытство в отношении его прошлого. Он понял, что рассказывает ей такое, чего не открывал никогда и никому, и, как ни странно, с Мист чувствовал своего рода облегчение, делясь с ней.

Он рассказал ей о той боли, которую испытали он и Мёрдок, однажды вернувшись домой и обнаружив, что их шестеро братьев и сестер вместе с отцом умирают от чумы. Глаза Мист наполнились слезами, когда он поведал о душераздирающем решении заставить их всех выпить, и о наступившем потом полном агонии ожидании, когда они не знали, возродиться ли их семья, хоть кто-то из них. В конце, они потеряли их отца и сестер, но обрели двух братьев.

Ночь, когда он сам «умер», казалось, приводила ее в восхищение. Она неоднократно просила Роса рассказать ей истории о том, как он предъявил требования Кристофу. Его Невеста не переставала повторять, как она гордилась им. Эти замечания заставляли его испытывать сильную неловкость. За эти дни произошло мало такого, чем Рос мог бы гордиться. Он избегал Кристофа, а когда они все же встречались, говорил как можно меньше. Он силой заставлял свою Невесту оставаться с ним, и подозревал, что если, по истечении этих двух недель, она захочет уйти от него, он в мгновение ока нарушит данную ей клятву.

Он ловил любой намек, который мог помочь ему понять, что она чувствовала, и каким может быть ее решение. Иногда он был настроен оптимистично. Порой, когда они шутливо сражались в игре, основанной на военной стратегии, она, казалось, наслаждалась каждой минутой, — как и тем фактом, что он всегда выигрывал у нее. Она пояснила ему, что не была стратегом, а всегда лишь «задирой на передовой», но ценила его талант. Однажды Мист подошла к нему, села сверху, широко расставив ноги, и положила его руки себе на груди. Скользнув по его члену, она прошептала ему на ухо — Мой мудрый военачальник. Ты так хорош, что у меня пальцы загибаются на ногах. — Его тело охватила такая сильная дрожь, что ему пришлось бороться с собой, чтобы тут же не кончить.

На самом деле, казалось, она радовалась любому напоминанию, что он сражался и участвовал в войнах. Она восхищалась его мечом. Не раз ее глаза округлялись от одного только значительного веса оружия, и, глядя потом на Роса, ее глаза прищуривались и становились серебряными от желания. А стоило ее глазам засверкать серебром, как он становился твердым, как железо.

И в их последнюю совместную ночь, когда они уставшие, лежали в постели, он, наконец, спросил ее.

— Что тебя привлекает во мне? — Что могло выдержать сравнение с полубогом, который умел умопомрачительно целоваться.

Не колеблясь, она ответила. — Твои шрамы.

Он в удивлении свел брови. — Что? Почему?

— Они — это свидетельство той боли, которую ты вынес. А пережитая боль рождает силу, — она провела рукой вниз по его животу. — Это тот шрам, что убил тебя?

— Да.

— Тогда именно этим шрамом я восхищаюсь больше всего, — она очень нежно коснулась его губами. — Так как он привел тебя ко мне.

Но его удовольствие никогда не было полным. Рос никогда не был влюблен, даже сомневался, что когда-либо спал дважды с одной и той же женщиной, но, тем не менее, сейчас он жаждал всего от этой бессмертной язычницы, был болен желанием к ней. Он хотел обнажить ее душу и заставить отдать всю себя, всё, чем она была еще в самом начале, пока время не испортило ее.

Сны Роса напоминали ему о ее прошлом, не давая окончательно и бесповоротно влюбиться в нее. Хотя, к счастью, он никогда не видел, как Мист занималась любовью с другим, и откуда-то знал, что никогда не увидит. Но при одной только мысли о любовниках, которых она принимала в свое тело, он сходил с ума. Рос доводил себя до безумия, думая, хорош ли он по сравнению с ними. Каждый раз, когда она проделывала с ним что-то порочное, он смотрел в потолок в агонии удовольствия, размышляя в шоке о том, где она могла научиться всему этому.

Сколько их у нее было? Ведь ей было две тысячи лет. Один любовник в год? Два в год? Или один возлюбленный в месяц…

И как он мог сравниться с Богами? Она была настолько страстным и прекрасным созданием, что было ясно, что она создана для любви только с богами.

Сны не давали ему поверить и окунуться в ту жизнь, которую они могли бы разделить, — ту самую жизнь, которую он так отчаянно жаждал, что почти мог почувствовать ее.

Он боялся спать, а если все же пытался отдохнуть, то не получал никакой подпитки от сна, с каждым днем становясь все слабее. Хотя ее кровь и увеличила его мышечную массу, сделав физически даже сильнее, чем он мог себе вообразить. Каждый закат он относился к ней холодно, поэтому однажды она спросила его о его снах. Но он солгал.

Мист принимала его заверения, улыбаясь ему со своего места у окна. Ее улыбка могла поставить целую армию на колени. И, вероятно, делала такое не раз.

Как он мог подумать, что он был ей парой?

* * *

Прости — подумала Мист, посмотрев на Роса, и став раскачиваться на нем. Но она уж слишком наслаждалась своим вампиром.

Его глаза горели лютым пламенем, а его роскошно вылепленные мускулы, могли сейчас выдержать даже ее когти, когда она наклонилась, чтобы поднести груди к его рту. Он всосал и застонал вокруг одного соска, чувствуя приближение собственного оргазма, и когда Мист кончила, он жарко выстрелил внутри нее. После, она безвольно упала на него. Валькирия обожала, когда Рос заключал ее в объятия, прижимая к своей груди, пока по его телу еще несколько мгновений спустя пробегала дрожь.

Когда он, наконец, отпустил ее, поцеловав напоследок, чтобы одеться и отправиться в Облако, она сказала. — Ладно, я смирюсь с тем, что я — твой грязный маленький секрет — пока что. Но я не могу торчать часами в этой комнате, пока тебя нет.

— А что тебе нужно, любимая? — спросил он, собирая ее кудри вверх. Казалось, он был очарован ее волосами, никогда не упуская возможности коснуться их.

Стоп, он только что назвал ее любимой? Круто. — Знаешь ли ты, что такое Xbox[27]? Нет? Ну, так вот, твоя Невеста страдает такой небольшой зависимостью от нее…

Пока он сходил в душ и оделся, она записала модель приставки и название игр, которые хотела. И прежде чем он переместился, она взяла его руки и торжественно на него посмотрела. — Вернись с этим домой, и я буду считать, что ты убил ради меня дракона.

Пока Мист ждала Роса, она разрисовала ногти на ногах. Валькирии обожали это занятие, так как это был единственный способ хотя бы ненадолго изменить свою внешность. Она подумала о том, как легко она здесь устроилась.

Вообще-то в этой ситуации существовало только три момента, которые не давали ей почувствовать себя здесь по-настоящему комфортно. Во-первых? Хотя они большую часть ночей путешествовали, он не познакомил ее со своими друзьями и семьей, и не позволял ей видеться с ее родными. Он пояснил это тем, что на эти две недели желал быть центром ее внимания.

Она подозревала, что он специально ждал, пока их отношения не окрепнут, что, как он полагал, должно произойти через три дня, — в конце того, что она называла двухнедельным вампирским тест-драйвом. Закончится ли все, в конечном счете, продажей? Она знала, что для нее это будет означать статус отверженной в Ллоре и прощание с семьей. Она уже прям представляла, как приводит Роса в ковен. Ее сестры поблагодарят ее за сюрприз, а потом с радостью и ликованием порвут его когтями и порубят мечами на куски.

Будучи близнецом Фурии, Кара в одиночку могла бороться с ним до смертельного исхода просто из-за того, кем он был. И хотя Рос был невероятно сильным, Кара была очень быстрой, неся за плечами несколько тысяч лет опыта, и кипящую ненависть разлученной близняшки. Эти двое были бы словно Годзилла против Мотры[28] или как какое-нибудь другое серьезное эпическое дерьмо.

Ее второй проблемой было беспокойство за него. Он часто перемещался в замок, и каждый раз она боялась, что он может столкнуться с какой-нибудь фракцией Ллора, которая захочет убить его просто за то, что он был вампиром. Она поверила ему, когда он рассказал ей о намерениях Кристофа, и не заметила никакого конфликта интересов со своим ковеном, так что зовите ее ужасной личностью, но она превратилась в информатора, став обучать его, как защитить себя.

А третья жалоба касалась того, что каждый закат, когда они просыпались, он был нестерпимо сердитым и резким с ней. Она опасалась, что в своих снах он мог видеть, как она флиртовала или даже занималась любовью с другим, — хотя Никс однажды сказала ей, что те, кто получают чужие воспоминания никогда не видят такого, отчего не смогут оправиться. Чаще это только важные, судьбоносные события.

Рос снова и снова заверял ее, что ничего не случилось, но у Мист были свои подозрения. Хотя, по правде, она легко выносила его плохое настроение, потому что остаток ночи он обращался с ней как с королевой.

И когда ее ногти высохли, Рос вернулся с убитым драконом, и сопутствующими играми, положив их у ее ног. Он хмуро посмотрел на Мист, словно скучал по ней, и ее сердце вдруг выкинуло какую-то забавную, идиотскую штуку. Ей захотелось запрыгнуть на него, что она и сделала.

И как только Мист оказалась в его сильных руках, она поняла, что была готова бежать ему навстречу, только чтобы оказаться именно здесь — в его объятиях.

Глава 10

Рос вскочил на кровати, почувствовав подступающую к горлу тошноту. Преследовавшие его с постоянством кошмары причиняли почти физическую боль.

Все те же сны: сначала торжествующая у могильного камня Мист, а затем мерзкая картина, удовлетворяющего себя Римского сенатора. Тот самый кошмар, когда она, стоя перед ним, медленно скользила тканью по ногам, приподнимая свою юбку. — Мне будет принадлежать Мист Желанная…

С каждым разом этот сон становился все четче и яснее, добавляя в деталях. Сегодня Рос смог услышать насмешливые мысли Мист в ответ на слова Сенатора. — Никому не обладать мной, разве только в своих фантазиях… Тебя убить так же легко, как и поцеловать…

Но вслух она нежно проворковала. — И я стану твоей, только твоей. — Хотя Рос чувствовал то отвращение, которое она испытывала к римлянину.

А затем он увидел кое-что новое. Совсем свежее воспоминание. Мист, стоя у кровати и поставив изящно на нее ногу, надевала чулки, решая… провести его? Притвориться, будто легко сдалась, чтобы заполучить цепочку обратно.

Поиграть в любовь и изобразить капитуляцию.

Рос обхватил лоб ладонью. Глупо, но он хотел ощутить нежное прикосновение ее руки на своей спине.

Она была его Невестой, его женой. Но он не чувствовал поддержки с ее стороны.

И даже предположи он, что она хотела бы утешить его сейчас, это было бы невозможно. Он все еще тайно приказывал ей спать в течение дня, страшась ее нового побега, не желая снова остаться в муках снедавшей его агонии.

«Тебя убить также легко, как и поцеловать…»

А он думал, что они могут начать заново, с чистого листа. Глупец. Воспользовавшись своей красотой и сыграв перед ним полную капитуляцию, Мист ловко провела его вокруг пальца. Соблазнила, подстроив все так, чтобы он застукал ее той ночью, ласкающей себя. Прекрасно зная, что он потеряет голову при одном только взгляде на нее.

Он оказался таким же идиотом, как и Римлянин. Они оба были одержимы фантазией, которой не существовало и в помине. Но тот, давно уже покойник Сенатор, по крайней мере, не страдал иллюзиями, что она могла испытывать к нему какие-то чувства. Он знал, что она не способна на нечто подобное, и жаждал лишь обладать ею.

А Рос влюбился в фантазию, которая к тому же легко манипулировала им.

Она хотела обрести свободу, и чтобы заполучить ее, была готова использовать любые доступные ей средства. Намереваясь оставить его, как только получит желаемое.

Какой же он дурак.

* * *

Проснувшись, Мист глубже зарылась в одеяла. Сейчас она чувствовала себя расслабленной и удовлетворенной до самых кончиков волос.

Сегодня был день-В — день возврата цепочки. Вампирский тест-драйв подошел к концу, и, похоже, завершился-таки покупкой с ее стороны. Мист вжалась в подушку Роса, млея от его запаха и размышляя о новых для себя чувствах. Она боялась, что ее прежней жизни, той, которую она знала до Роса — пришел конец, в ту самую минуту, когда он поклялся вернуть ей цепочку? Его клятва была поистине прыжком веры, и это действительно тронуло Мист, отозвавшись в самом сердце. И не ирония ли это? Ведь она самоуверенно планировала облапошить вампира, а в итоге попала в собственные сети. Притворство Мист продлилось каких-то пару дней, пока одолевавшие ее чувства все-таки не взяли верх, а все грандиозные планы играть «femme fatale» в конечном счете, не привели к тому позорному прыжку в его объятия.

Валькирия ухмыльнулась, зарываясь в подушку. Она вернет себе цепочку, но только лишь потому, что та так чертовски дерзко смотрится на ней.

Встав с кровати, Мист потянулась и вдруг заметила наблюдавшего за ней Роса. Ее ухмылка стала еще шире, но он не ответил ей тем же. Бросив взгляд на ее голые груди, он резко выпалил. — Одень что-нибудь на себя.

Слегка наклонив голову назад, Мист нахмурилась. — Ты злишься на меня? — Когда они просыпались, Рос зачастую был груб. Но в этот раз все было куда серьезнее. Она и представить себе не могла, что могло случиться за то время сна, что она провела, уткнувшись в широкую грудь вампира, чувствуя себя в полной безопасности в его крепких объятиях. Но, тем не менее, заглянув сейчас ему в глаза, она увидела в одночасье холодность и безумие. Его лицо укрывала маска усталости. И внутри Мист что-то ёкнуло, зарождая нехорошее предчувствие.

— Сегодня нам нужно многое обсудить, — он бросил ей халат. — Надень это и сядь здесь.

Ей ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Но вдруг Рос исчез, переместившись, и несколькими секундами спустя, вновь появился в комнате с цепочкой в руке. Он с такой силой сжимал металл в ладони, что та побелела. — Сегодня произойдут кое-какие изменения в наших с тобой отношениях, а если быть точнее, в тебе.

Ее глаза округлились. — Рос, что ты делаешь? — Медленно спросила она. — Ты же клялся вернуть мне цепочку.

— Такая женщина как ты, наверняка, знает немало о нарушенных обещаниях.

— О чем ты? Как ты можешь так поступать со мной сейчас? — И это именно в тот вечер, когда она решила остаться с ним.

На его лице читалась такая жестокость, какой она еще не видела. — Ты о последних двух неделях? — Спросил он. — Ну, так ты хотела, чтобы тебя трахнули, я удовлетворил твое желание. Или ты полагала, что после этого я перестану обращаться с тобой так, как ты того заслуживаешь?

Мист, словно от удара, прикрыла рот внешней стороной ладони. Он не сказал «обращаться, как со шлюхой», не назвал таковой, но каким-то образом дал почувствовать себя ею. — Как я того заслуживаю, — безмолвно повторила она.

Схватив ее за руку, он сильно сжал. — Я не могу так жить, Мист. С этим. — Заметив ее озадаченность, он продолжил. — Я видел твое прошлое. Знаю, кем ты была и кем все еще являешься.

— Знаешь, кем я была? — Мист нахмурилась еще сильнее. Да, возможно, святой ее назвать трудновато — были в ее жизни и ошибки, и неверно принятые решения — но и поступков, за которые она искренне испытывала стыд, было не так уж и много. Или для Роса совершенные ею убийства — уже перебор? Да ведь он сам был гребаным военачальником!

— Если ты видишь во мне недостатки, то скажу тебе, что за свою долгую жизнь я сделала мало такого, о чем сейчас поистине сожалею.

Казалось, это привело его в ярость. — Правда? А как на счет поиграть в любовь и изобразить капитуляцию?

— Рос, это…

— Замолчи. — Это был внезапный, грубый поцелуй. Но все же прежде чем он отстранился, она пыталась вырваться. — Я понял, что ты бессердечна. — В глазах Роса читалась мука. Мист чувствовала, как напрягся до предела каждый мускул в его теле. — Но что если я просто прикажу тебе быть добрее, заставлю забыть всех мужчин, которые были до меня? Позабыть все это так же, как и твоих не знающих жалости сестер?

Мист ахнула, в глазах заблестели слезы, но после его приказа она не могла вымолвить ни слова. Сжав руки в кулаки, она почувствовала такое безумное желание закричать, какого еще не испытывала никогда в своей жизни. Но лишь безмолвно приоткрыла рот, когда он произнес. — Хотя нет, пожалуй, я прикажу тебе желать меня так сильно, что ты будешь не в силах думать ни о чем и ни о ком другом…

Его слова прервал голос снизу. — Генерал Рос, вам нужно немедленно явиться в Замок.

— Что? — заревел он.

Едва держась на ногах, Мист стала медленно пятиться к окну, ощущая на себе его взгляд, чувствуя, как слезы стекают по щекам. А, оказавшись у него, она свернулась калачиком на подоконнике, прислонившись лбом к стеклу.

— Ваш брат быт тяжело ранен.

— Сиди здесь, — выдавил он, ткнув в нее пальцем, и сразу же исчез. Мист слышала шаги Роса внизу, слышала, как у нее снова отбирали свободу, запирая здесь, словно в клетке. Но спустя секунды наступила тишина. Он переместился. Он велел ей оставаться здесь? Но где именно? В комнате, в доме? Рос был так ошарашен новостью, что не конкретизировал приказ.

Чувствуя, как ее все сильнее одолевает слабость, Мист, спотыкаясь и цепляясь за стену, все-таки смогла дойти до его кабинета. Отодвинув в сторону шкафчик, она обнаружила за ним сейф. Но когда она потянулась к замку, ее рука, будто отодвигаемая невидимой силой, отстранилась в сторону. Прикусив губу, Мист попыталась снова, надеясь хотя бы коснуться металла.

Он приказал ей не прикасаться к сейфу. Точно также как приказал бы забыть, кем она была, и о том, что у нее вообще была семья. Снаружи ударила молния, совпав с ее всхлипом. Рос действительно собирался это сделать.

А значит, это было правдой — вампирам нельзя верить. Казалось, он был вне себя от ярости. Так зачем же она пошла против всего, чему научила ее жизнь, чтобы быть с ним?

Да потому, что она несла на сердце груз тысячелетий, и была одержима желанием хотя бы просто положиться на кого-то, пусть даже какое-то время, но быть с кем-то, кто прикрывал бы ее спину в бою и обнимал, когда ей это было необходимо. Но она просто убедила себя принять Роса, потому что он был таким сильным, а она совсем ослабла. Но с нее хватит.

Мист должна была обойти его приказы. Все, что ей требовалось это сообразительность и творческий подход. Слезы все также непрерывно текли по щекам, за окном с яростным постоянством ударяли молнии, но, собрав все силы, она потянулась к стене, к тому камню, что прятал в себе сейф.

Значит, он хотел использовать ее? Словно игрушку. Безмозглую рабыню. Собирался внести изменения?

Игрушка, наживка, шлюха… «Потому что ты хотела, чтобы тебя трахнули» — насмехался он.

Целых два тысячелетия другие полагали, что могут использовать ее. Всегда только использовать.

Так вот, если потребуется, она выдерет этот сейф зубами…

* * *

Когда Рос переместился в комнату Мёрдока, тот лежал на кровати. — Видел бы ты другого парня, — выдавил Мёрдок сквозь стиснутые зубы.

Увидев брата со сломанными конечностями и израненным лицом, Рос содрогнулся, хотя и знал прекрасно, что для вампиров смертельны лишь солнечный свет и отсечение головы. Но, взяв себя в руки, он спросил скрипучим голосом. — Что с тобой произошло?

— Как раз хотел о том же поинтересоваться у тебя. Мой Бог, Николай, ты выглядишь хуже, чем я.

Он подумал о Мист, которую оставил сидящей на окне, всю в слезах, и всматривающуюся в грозу, источником которой была она сама. Сама мысль о ее страданиях и полном одиночестве была просто невыносима… — О моих проблемах поговорим позже. Кто тебя так?

— Демоны Иво. Которых, к тому же, еще и обратили в вампиров. Они оказались сильны — даже не представляешь насколько. Колдун разыскивает кого-то, но не думаю, что это твоя Невеста. Они упоминали что-то о «полукровке».

— Сколько их?

— В этой группе было трое. Остальные все вампиры. Мы завалили двоих демонов, но одному удалось выжить. — Мёрдок взглянул брату за спину.

— Где твоя Невеста?

Помедлив, Рос, все же, рассказал обо всем Мёрдоку. Он надеялся почувствовать такое же облегчение, какое испытывал, когда делился чем-то с Мист. Но, по завершении его рассказа, выражение лица брата застыло.

Спустя какое-то время, он недоверчиво сказал. — Рос, ты отнял волю и свободу у существа, которому две тысячи лет. Не удивительно, что она хочет вернуть ее назад.

— Нет. Ты не понимаешь. Она бездушна. Неспособна любить. Ее обман съедает меня живьем. Я просто не вижу другой причины. — Но уже про себя добавил. — «С чего бы еще ей хотеть меня?»

Собрав силы, Мёрдок схватил запястье брата. — Все эти годы я видел, как ты принимал самое разумное решение, выбирал наилучший путь, даже если он оказывался и самым тяжелым. Я был горд следовать за тобой, потому что ты действовал смело и всегда, всегда рассудительно. Но я никогда не думал, что мне придется сообщать тебе о том, что твои мотивы и суждения подвели тебя, Николай. Если она такая плохая, как ты говоришь, то ты должен…не знаю, помочь ей измениться. Но ты не можешь приказывать. Возвращайся к ней и расскажи о своих страхах.

— Не думаю, что смогу. Ты видел ее, Мёрдок. С чего бы ей тогда так быстро уступать?

— А почему бы тебе не спросить ее об этом?

«Потому что я не хочу снова показывать в какого слабака превратился от желания к ней»

— А что касается других мужчин, так сейчас не семнадцатый век, — сказал Мёрдок. — Это даже совершенно другой мир. Она бессмертная, а не восемнадцатилетняя краснеющая девица, вышедшая прямо из монастыря. Она не может изменить прошлого. Так что если ты ее хочешь, придется привыкать.

Рос провел рукой по лицу, выпалив. — Когда это ты стал таким чертовски все понимающим?!

— Мёрдок пожал плечами. — Просто мне объяснили несколько правил этого мира. И я понял, что мы не можем соотносить наши ожидания с существами Ллора.

— Кто тебе это сказал? — Когда брат не ответил, Рос не стал напирать, помня и о своих секретах. — Ты будешь в порядке? — Спросил он.

— Вот в этом и есть прелесть бессмертия. Все всегда выглядит хуже, чем есть на самом деле.

Рос попытался выдавить ухмылку, но не вышло.

— Удачи, Николай.

Выйдя из комнаты, Рос переговорил со следящими за состоянием Мердока, и сделал особое ударение на том, что с ними может случиться, если его брату не дай бог станет хуже. И уже подумывал переместиться обратно к Мист, как вдруг объявили о собрании, которое созвал Кристоф по поводу возникшей угрозы. Рос был практически рад и даже благодарен Кристофу, так как теперь у него было время, чтобы немного остыть и отойти, прежде чем вернуться к Мист.

Кристоф, не мешкая, поинтересовался. — Почему твоя жена не рассказала тебе об обращенных демонах?

— Не знаю. Но спрошу ее об этом, как только вернусь домой. — Роса мучил этот вопрос не меньше. Знала ли она о них? Нет. Она учила его всему, что знала сама, обучала непрерывно.

Но зачем же тогда она это делала, если, в конечном счете, планировала покинуть его?

Когда он вышел из раздумий, то понял, Кристоф все еще изучал его.

— Хочешь что-то добавить?

Он был обязан Кристофу жизнью. И не только своей, но и братьев. Был в долгу перед королем за жизни трех братьев и самой Мист. Он обещал сохранить в тайне информацию о ее виде, и обещание выполнит, но всем остальным он обязан поделиться. — Я немало выяснил от нее о Ллоре и, конечно, хотел бы обсудить все с вами. Но я оставил жену не совсем здоровой и хотел бы вернуться обратно к ней.

— Безусловно. — Сказал Кристоф с непроницаемым выражением лица. — Но завтра мы вернемся к этому разговору.

Рос кивнул и вмиг переместился обратно к Мист. В суматохе его мыслей вдруг всплыла смутная догадка. Показалось ли ему, или сердце брата действительно ожило и билось в груди Мёрдока? Но прежде чем он смог обдумать это, внимание Роса привлек силуэт спящей Мист. Посмотрев на нее, он почувствовал уже знакомую боль в груди. Порой он даже проклинал свое бьющееся сердце за ту муку, которую оно несло в каждом ударе.

Мёрдок был прав. Он не мог изменить то, кем она была. Он повел себя с ней ужасно. Да если б он только мог мыслить более ясно там, где дело касалось нее, и не реагировать так агрессивно, словно какой-то дикарь. Раньше он никогда не мог понять, почему мужчины говорили о любви и безумии, как о чем-то неразрывном. Теперь он понял.

И лишь надеялся, что когда он попросит ее простить ему его слабость, она сможет это сделать.

Раздевшись, он лег рядом с ней в кровать. Притянув Мист ближе, Рос провел ладонью вдоль ее руки и зарылся лицом в ее волосы, вдыхая нежный, сладкий аромат Мист. И, наконец, на рассвете, изнуренный, он провалился в сон. И уже во сне, он открыл свое сознание ее воспоминаниям, тем самым, что стали его кошмарами. Они вытеснили все остальные видения битв и голода, так как причиняли ему еще большую боль.

Видеть ее в омерзительном свете, и тем самым, наказывая себя, было поистине невыносимо.

Но Рос увидел их все, до единого.

Глава 11

Первым возник сон о римском сенаторе. Рос с нетерпением ждал, когда же закончится уже знакомая сцена, стремясь увидеть больше. Но действительно ли он хотел этого? Да и смог бы заставить себя не смотреть?

Как бы там ни было, уже слишком поздно, дело сделано. Он знал, что отпер все шлюзы и теперь увидит эти кошмары — каждую деталь их отвратительной, извращенной развязки — до самого конца. Вот Мист медленно приподняла юбку. Но в этот раз Рос ощутил нечто новое — мурашки, пробежавшие вдоль позвоночника Мист, когда она взглянула вниз на неистово-ублажающего себя римлянина с влажными губами.

Она чувствовала стыд за свое отвращение, поэтому просто мысленно отгородилась от всего. Она была наживкой. И чтобы освободить свою сестру, стала бы кем угодно.

— Мне будет принадлежать Мист Желанная…

«Никому не обладать мной, разве только в своих фантазиях… Тебя убить так же легко, как и поцеловать…» Сенатор хотел сделать из нее такую же игрушку, какой на протяжении последних шести месяцев была для него Даниела.

Внезапно Мист подняла голову, и Рос смог увидеть все ее глазами. Даниела безвольно лежала на руках у Люсии, ледяную кожу девушки почти полностью покрывали ожоги. Мист поняла, что Даниела была истерзана этим животным, валяющимся в ее ногах, измучена лишь одними его прикосновениями. Валькирию охватил уже хорошо знакомый гнев. «Контролируй его…» — Приказала она себе. «Еще лишь мгновение…»

— Я буду твоей, только твоей, — как-то смогла воркующее произнести она.

Когда Люсия подала сигнал, Мист кивнула, отняв свою ногу. При этом губы римлянина издали громкий всасывающий звук, заставивший ее поежиться от отвращения. Большим пальчиком ноги она прикоснулась к напоминающему картошку носу мужчины. И сочащимся чувственностью тоном, произнесла.

— Ты наверняка не переживешь то, что я собираюсь сделать, — ее голос перешел на едва слышный шепот, противореча еще недавним ее словам и сбивая мужчину с толку, — но, если ты все же каким-то чудом останешься в живых, запомни и расскажи всем остальным. Чтобы никогда, — снова прикосновение пальцем ноги, — никогда, — еще одно, — не вздумали причинять вред Валькирии.

А затем ударом ноги она заставила его отлететь в другой конец комнаты…

На смену первому, пришел следующий сон — о поисковой группе Викингов, тот самый кошмар, который Рос всегда страшился увидеть больше остальных. Мужчины приближались. Он мог слышать наигранное тяжелое дыхание и спотыкавшиеся шаги Мист. Все это было частью игры.

Рос увидел, как один из них внезапно со всей силы толкнул Мист, повалив в снег, а остальные схватили ее руки, прижимая их к земле. Она притворилась, что ей страшно, пытаясь при этом изобразить легкое сопротивление. В это время поощряемый одобрительными возгласами своих товарищей огромный Викинг встал на колени между ее ног и сказал:

— Надеюсь, что ты проживешь дольше, чем те последние.

И вдруг прямо за его головой ударила молния, поднимая сильный ветер. Викинги стали тревожно оглядываться по сторонам, нервно посмеиваясь.

— Тех последних звали Энгритт и ее дочь Карин, — сообщила ему Мист. Карин была такой юной и наивной, но ей каким-то образом удалось сразу распознать в Мист ту, кем она была в действительности. — Дева Лебедь, — прошептала тогда девочка, произнеся одно из более красивых имен Валькирий.

Обе, легкомысленная мать и ее простодушная дочь, оказались убитыми, задушены тяжестью тел этих мужчин, пока они их насиловали.

— Я проживу дольше них… и вас.

И вдруг все изменилось. Сознанием Мист словно завладела безумная жажда крови, рождая мысли, полные дикой, безудержной ярости…

Хмурое выражение было последним, что отразилось на лице напавшего на нее Викинга. Поднявшись на ноги, Мист без всяких усилий стряхнула с себя казавшихся сильными мужчин. Эти животные лишили ее тех вещей, за которые она так любила Карин — абсолютной невинности и жизнерадостности. Ублюдки обокрали не только ее, но и весь мир, сделав его еще беднее, чем он был до этого…

Небо снова окрасила молния, а Мист слепо двигалась вперед, прорубывая себе дорогу сквозь мужчин. Когда, наконец, все, кроме одного, были убиты, она сказала тому, которому позволила жить.

— Каждый раз, когда тебе придет в голову преследовать женщину или взять ее силой, задай себе вопрос, не является ли она такой же, как я. Я пощадила твою жизнь, но мои сестры кастрировали бы тебя одним взмахом своих когтей. Вот их-то гнев не знает границ. — Проведя рукой по своему лицу, Мист обнаружила, что оно было покрыто влагой.

Присев на корточки, Мист увидела свое отражение в глазах мужчины.

— Нас здесь тысячи. Мы заполонили эти земли и лишь ждем своего часа. — Ее глаза блестели серебром, а на одной стороне лица четко выделялся кровавый отпечаток. Викинг застыл от ужаса. — Так вот по сравнению с ними я сама Нежность.

Отвернувшись от него, она отряхнула свои руки и проговорила, обращаясь уже сама к себе:

— Вот так и рождаются слухи.

Но стоило лишь ей подойти к грубым камням, возвышающимся на самой вершине холма прямо над морем и лежащими над могилами Карин и ее матери, все самодовольство Мист тут же испарилось.

— Глупая смертная, — прошипела она в сторону матери. — Я обрекла тебя на твой собственный ад.

— Ну почему ты ослушалась меня тогда? Ведь я говорила тебе, что весной, когда они приходят сюда, нужно увезти Карин вглубь страны. Предупреждала, чтобы вы держались как можно дальше от побережья, — сказала Мист, срывающимся от рыданий голосом, бросившись к надгробному камню девочки. Обхватив его руками, она прижалась лицом к грубой надписи. А затем ударила по нему с такой силой, что вдоль образовавшейся неровной трещины потекла тонкая струйка крови.

Она несколько дней лежала совершенно неподвижно у их могил, в то время, как горожане, наблюдая за ней у подножия холма, преподносили дань, достойную богини, надеясь взамен обрести ее защиту и благосклонность. Рос вздрогнул от физической боли, которую, казалось, не чувствовала Мист. Ее выпачканная в кровь рука примерзла к камню, мышцы закоченели, а кожа потрескалась от холода. На третий день, сестра Никс нашла Мист. Подняв ее из снега на руки, легкую словно пушинка, она увидела, что на лице Мист маленькими льдинками блестели слезы.

— Шшш…, Мист, — пробормотала Никс. — До нас уже долетели слухи о твоей мести. Они больше никогда не причинят вред ни одной девушке. Более того, я сомневаюсь, что мужчины вообще когда-либо снова побеспокоят это побережье.

— Но… девочка, — прошептала Мист в полном замешательстве, почувствовав, как из глаз снова хлынули слезы, — умерла. — Последнее слово она произнесла уже сквозь рыдания.

— Да, дорогая, — сказал Никс. — Ее не вернуть.

Мист продолжала горько рыдать.

— Но…, но так больно, когда они умирают.

Никс прижалась губами ко лбу Мист, пробормотав:

— Это всегда рано или поздно случается.

Горе Мист заставило Роса ощутить в груди такую боль, подобной которой он не испытывал даже в годы сражений. Она убегала тогда от мужчин, потому что те, что преследовали «беззащитную» девушку заслуживали смерти. Рос не хотел чтобы сон заканчивался, желал удостовериться, что она оправилась от этой адской боли, но вдруг началось следующее, уже хорошо знакомое воспоминание. Кругом лежал снег, сугробы были настолько высокими, что доходили до половины окна. Вокруг камина сидели женщины.

— …научить ее добру и чести, всему тому, что было первостепенным для Валькирий…

Мист закрыла глаза, прерывая как раз то воспоминание, что он так хотел увидеть, а она никак не могла стереть из своей памяти. Она никогда не забывала этих слов и сейчас вновь поклялась, что будет достойной их.

Мист находилась в самом центре своего первого сражения, терзаясь выбором, кому же сегодня пасть в бою. Ее послали туда совсем юной, в какие-то пятнадцать, а все потому, что она была дочерью храброй Пиктки, вонзившей кинжал себе в сердце. Предполагалось, что Мист должна была быть такой же.

Но она не была. Пока еще нет. В этот момент она была охвачена ужасом.

Сто тысяч мужчин сражались, рубя друг друга на части, отчего всю землю вокруг укрывала кровь, достигая ее щиколоток.

— Они все были храбры, — сказала Мист, оглядываясь вокруг и чувствуя головокружение от электричества, исходящего от нее волнами. — Как же мне выбрать? — Прошептала она растерянным голосом. — И есть ли он у меня, выбор? Или я как нищий, что раздает монеты?

От страха ее охватила неконтролируемая дрожь.

Росу хотелось быть там, с Мист, чтобы защитить ее и успокоить.

Но вот начался еще один сон. Теперь уже о нем. Сможет ли он выдержать и досмотреть его до конца?

В этом воспоминании Рос только что вернулся обратно в Блэкмаунт, выполнив ее поручение. Мист прыгнула ему в объятия, и когда он сжал ее в своих руках и поцеловал, она подумала, — Я только что бросилась ему в объятия. Я только что… Воу-воу…Да уж.

Рос вспомнил как, спрыгнув с него, она покраснела и разволновалась, став бормотать что-то о X-box и о том, что она чувствовала себя «немного Бобби Брауном»[29], познакомив его с этой вызывающей зависимость игрой.

Теперь он знал причину ее паники. Мист, так же, как и всех ее сестер, учили, что она узнает своего истинного спутника жизни, когда он откроет для нее свои объятия, а она поймет, что готова бежать всю жизнь, только бы оказаться в кольце его рук.

Рос проснулся от собственного крика, мечась по кровати, желая стиснуть ее в объятиях, но хватая лишь воздух. До чего же он ошибался на ее счет. Его грудь нестерпимо болела от тех потерь и мучений, что ей пришлось пережить.

— Ты свободна. Мист… — Произнес Рос.

Но кровать оказалась пуста.

Он вскочил на ноги и, внимательно осмотрев комнату, обнаружил лишь чертову записку на прикроватном столике, под распятием. Он ранил ее, и она отплатила той же монетой…

Роса охватил страх, приведя рассудок в полное оцепенение и вызвав приступ острой паники, пронзивший его тело, словно кинжал. Едва держась на ногах, он с трудом смог переместиться в гостиную, его взгляд тут же упал на стену, в которой должен был находиться сейф. К своему ужасу, он увидел, что стена была пуста. А когда он подошел ближе, все сильнее ощущая слабость и подступающую тошноту, то обнаружил кровь на камне, в котором находился сейф. Мист выцарапала его своими когтями в порыве безумия, выдрав оттуда, чтобы заполучить свою цепочку обратно и обрести желанную свободу.

Упав на колени, Рос склонил голову, и из его груди вырвался гортанный звук полный боли. При первой же возможности, он подверг ее пыткам и лишил свободы.

А затем…

Он ранил ее, и она вернула «услугу». Она заставила биться его сердце. Но не разбил ли он ее?

Он потерял Мист. И он это заслужил.

Глава 12

Весь ковен собрался вокруг сейфа, ожидая, пока Регина взмахнет мечом Одина и прорежет им вампирский, защищенный заговором металл. Меч Одина резал всё. Ну, почти всё, не считая цепочки, что могли с легкостью подтвердить Мист и Регина после одного ужасного эксперимента, который едва не укоротил Мист вполовину.

Сестры всё еще обсуждали, кто возьмет на себя ответственность за цепочку, так как Мист исключалась на то время, пока Рос был жив. Но никто не хотел брать эту вещицу. Зато убийство Роса им казалось прекрасным решением проблемы.

Когда Регина подняла меч над головой, даже летающие снаружи призраки, которых они наняли, чтобы охранять Валгаллу от незваных гостей, — таких, как Рос, — казалось, замедлили свое кружение, чтобы заглянуть в окно. С драматичным вздохом, Регина разрезала сейф также легко, как воск, хотя искры, высекаемые мечом, все же летели во все стороны. Когда металлическая пыль осела, Мист осторожно потянулась вперед, чтобы взять орудие своей пытки.

Но, найдя внутри еще и маленькую, украшенную, деревянную коробочку, она нахмурилась. Все ее сестры казалось, осознали в одно и то же время, что она была такого же размера, что и те бархатные коробочки с ювелирными украшениями, — потому что в комнате наступила гробовая тишина. Они все потянулись за ней, словно за свадебным букетом. — Сияние, в коробочке. Сияние, — вскрикнула одна из младших сестер. Мист оказалась ближе всех и схватила деревянную вещицу. Но даже не успей валькирия сделать этого, она попросту избила бы до полусмерти любую, кто попробовал бы убежать с коробочкой.

— Открывай ее, ну же, — порывисто вскричала Регина.

Мист повиновалась.

Изнутри, казалось, разлился свет.

— Великая Фрея, — выдохнул кто-то. — Бриллиант. Большой. Блестящий.

Еще одна сказала. — Да это не камень, это целый особняк. С каких это пор вампиры стали интересоваться брюликами? Не, ну без шуток.

Мист сжала пальцы над тем, что являлось идеальным бриллиантом в четыре карата, чтобы теперь посмотреть на само кольцо. И увидела на нем свое выгравированное имя.

Внезапно почувствовав сильнейшую усталость, она поднялась и потащилась в свою комнату подальше от всеобщего волнения, слыша, как сестры возмущенно освистывают и шутливо фукают на нее за то, что она забрала камень. — Моя Прелесть.

Цепочка в другой руке казалась невероятно тяжелой и холодной. Следом за ней наверх последовала Никс. Несмотря на то, что ее ясность мысли была непостоянной, как приливы, она была отличным слушателем.

Мист посмотрела на свою сестру и подняла кольцо. — Ты не удивилась этому, — зрачки Никс расширились при виде драгоценности, прежде чем Мист засунула кольцо и цепочку в коробочку для драгоценностей. — Ты знала, что находилось в сейфе?

— Не зря же меня называют способной предопределять, — сказала она, выуживая из кармана две бутылочки лака для ногтей и хлопковый платок. Прыгнув на кровать, она устроилась так, чтобы они могли покрыть лаком ногти на ногах друг у друга, и похлопала по кровати, чтобы Мист села рядом. Мист очень не хватало этого маленького ритуала, но сейчас она попросту не заинтересовалась им. Вместо этого, валькирия подошла к окну и спросила. — Никс, почему ты не пришла за мной? Ты же знала, как меня найти.

— Тебе было суждено провести это время с Росом.

Рос. Который разглядел в ней столько недостатков, что счел нужным изменить.

Что он такого увидел в ее прошлом, что вызвало в нем такое сильное отвращение? Она ломала над этим голову последние три дня, но так и не нашла ничего, чего могла бы действительно стыдиться, и определенно ничего, что могло заставить вампира потерять свой грёбаный рассудок. — Он где-то там сейчас, — Мист посмотрела на укутанный туманом двор. — Смотрит на этот дом и ждет возможности снова забрать меня. Но если я спрячусь за привидениями, то всего лишь сменю одну клетку на другую.

— Но без слабости, вызванной цепочкой, ты могла бы сразиться с ним, верно? — поинтересовалась Никс. — Я даже предполагаю, что для тебя сейчас будет весьма полезно надрать зад какому-нибудь вампиру.

Несколько минут спустя в комнату заглянула Регина. — Я и Кара пойдем приласкаем Упырей. Ты с нами?

Мист нахмурилась, но потом повернулась к Никс. — Есть доводы против?

Закусив губу, Никс уставилась в потолок, как будто пытаясь вспомнить, когда это вообще такое было. — Нет, думаю, что идейка в самый раз.

Мист медленно кивнула. — Отлично. Думаю, мне не помешает развлечься.

Регина просияла и бросилась через лестничную площадку, чтобы крикнуть вниз. — Мист снова в игре!

Готовая сражаться, нуждаясь в этом, она быстро оделась, пока Никс полировала ее запущенный меч. Мист не сомневалась в том, что Рос будет наблюдать за ней снаружи, и все это время она будет чувствовать его присутствие. Как долго он будет преследовать свою «испорченную» Невесту? — думала она, хотя знала ответ на этот вопрос, так как чувствовала те дикие эмоции, что бурлили в нем. Он будет преследовать ее вечно.

* * *

Крадучись в тени, Рос увидел, как Мист отделилась от Регины и Кары, оставшись на растянувшейся территории кладбища. Валькирия с легкостью прыгнула на крышу мавзолея, чтобы осмотреть простирающееся перед ней поле, где упыри или сходились друг с другом в схватках, или бездельничали в ночной сырости.

Он заворожено смотрел, как она отдыхала на краю крыши, устроившись на высоте, словно горгулья. Ее глаза сияли серебром, а когти впились в керамическую черепицу. Очевидно, она жаждала кого-нибудь убить, но выжидала, изучая их. Впервые за несколько дней он смог увидеть ее.

Когда Рос понял, что она сбежала из Блэкмаунта, то сразу переместился к ее жуткому дому, обнаружив, что тот стал еще более ужасающим. Призрачные завывающие создания в оборванных красных одеяниях кружились вокруг поместья, как торнадо.

Пожав плечами, Рос переместился в ее комнату, но эти создания тут же поймали его. Он и представить себе не мог подобной хватки, и когда, наконец, приземлился, то выучил свой урок. Вампир выкрутил руку, радуясь тому, что смог, наконец, вправить ее на место.

Эти существа окружали дом, с целью защитить его от нарушителей, и выполняли свой долг непрестанно и неукоснительно, что он мог засвидетельствовать. Но стража, защищающая Мист от угрозы, вроде Иво, также не допускала к ней и самого Роса. Ночь за ночью она оставалась под их защитой, и вот теперь он, наконец, увидел ее снаружи и без охраны, по-видимому, ожидающей появления сестер, чтобы напасть.

Но близился рассвет, и ему необходимо было…

Вдруг она спрыгнула с крыши, и, вытащив свой меч из ножен на спине, приземлилась в середину группы упырей. Их было, по меньшей мере, пятьдесят.

— Что, черт побери, ты вытворяешь? — заревел он, переместившись к ней и вытащив свой меч.

— Скажи, что мне это снится, — сказала она себе. — Рос, ты не разрушишь мне стремительный карьерный рост, как разрушил личную жизнь.

— Но не в самой же гуще?

— Я в таком бешенстве, что в состоянии это сделать. Ты и представить себе не можешь… — он нанесла удар, разрезав упыря от промежности до шеи, — как мне это необходимо.

— Представляю. — И еще как. Он с самого начала чувствовал в себе ее ярость и потребность сражаться. Но всё же сказал, что, будучи его женой, она никогда не будет этого делать.

— Лучше уходи, потому что когда я закончу с этими, то на них не остановлюсь.

— Я заслужил твой гнев. Я поступил с тобой несправедливо и желаю исправить свои ошибки, — Хотя в душе Рос не верил, что у него были какие-то шансы. Она не могла быть всем тем, чем уже была для него, и к тому же еще и всепрощающей.

— Правда что ли? — Когда когти упыря оказались совсем близко от его шеи, он отпрыгнул назад, и она рявкнула. — Не дай им оцарапать себя!

— Беспокоишься обо мне, Мист? — он не смел даже надеяться.

— Разумеется, я не хочу, чтобы тебя оцарапали, — она посмотрела на него. — Вампиров легче убить.

— Если я тебе помогу, ты поговоришь со мной?

— Не нуждаюсь в твоей помощи. — И это было правдой. Мист просто рубила их одного за другим с таким мастерством, которое лишь вызвало его восхищение. Ее меч летал так быстро, что едва был заметен.

— Значит, тебе придется выслушать меня здесь, — прохрипел он, ввязываясь в драку вместе с ней. — Я претерпел пять лет мучений. Я так чертовски сильно желал тебя, что боялся, ты оставишь меня при первой же возможности. А потом я стал видеть те сны — твои воспоминания… — Эти упыри начинали его безумно раздражать, особенно когда лезли между ним и Мист, в то время как он пытался убедить ее в чем-то настолько важном. Поэтому, не тратя времени даром, он стал убивать их еще быстрее. — В каждом из них ты была злой… соблазнительницей.

— Я всё такая же, Рос, — он ударила упыря в живот, высвободив свой меч.

— Нет, не такая…

— Пригнись! — ее меч просвистел над его головой, обезглавив упыря позади него. — Ах, да, насколько мне помнится, каждый день на закате я спрашивала тебя об этих снах, а ты развеивал мои тревоги.

Он убил еще двух одним ударом меча. — Знаю. Мне следовало спросить тебя, потому что все эти чудовищные видения с твоим участием… они были вырваны из контекста. — Когда самый крупный упырь завыл и напал на него, Рос вмазал существу по морде, сбив его с ног. Ее брови взметнулись вверх, словно она оказалась под впечатлением от его сноровки, а после вновь нахмурилась, придя в себя.

— Мист, но даже так я всё равно влюбился в тебя.

Эта фраза, по крайней мере, заставила ее остановиться. Подув, она убрала с глаз прядку волос, и как раз в то самое мгновение, когда Рос хотел было переместиться позади нее, валькирия, держа меч двумя руками, вонзила его сбоку, уничтожив упыря за своей спиной. Теперь настала его очередь изумляться. Вместе с тем, он продолжил. — Я разозлился, когда узнал о твоем намерении обмануть меня, но, потом понял, что ты справедливо хотела получить свою свободу назад. Я знаю, что и кто ты есть сейчас. Я увидел, наконец, все воспоминания. Полностью. — Черт возьми, еще упыри? Мист, не могли бы мы хотя бы просто поговорить об этом? Подальше отсюда? Близится рассвет, а всё, о чем я прошу — это шанс…

— Я давала тебе этот шанс. Добровольно. И ты наплевал на это, решив промыть мне мозги.

Одной рукой он разрезал упыря. — И не смогу себе никогда этого простить. Я во многом был неправ. Я забрал твою свободу, когда ты в ней так нуждалась, и причинил тебе боль именно тогда, когда ты отдала мне всю себя. — Еще никогда ему не приходилось настолько сожалеть о своих поступках.

Он мог завоевать ее. Отдать свое сердце взамен на ее.

— Я так сильно хотел тебя, что делал все, что только было в моих силах, чтобы удержать тебя рядом. В итоге, я плохо с тобой обращался, когда ты этого совсем не заслуживала, — он осмотрелся вокруг. Вампир был настолько сосредоточен на Мист, что не заметил, что они вырубили целую просеку, а все остальные упыри попросту убежали. — Если ты дашь мне еще один шанс, я заглажу свою вину.

— О, конечно же, Рос. Ты все понял. Сейчас, вот только пойду и заверну цепочку в подарочную упаковку.

* * *

Глаза Роса окрасились черным, и он чуть слышно сказал. — Если я снова увижу эту вещь, то уничтожу ее.

Его реакция удивила ее. — Да ты не окажешься с ней рядом даже на расстоянии вытянутой руки.

— Мист, я чувствовал твои чувства ко мне, чувствовал, как ты боролась с ними. Я знаю, что небезразличен тебе. — Некоторое время они просто смотрели друг другу в глаза.

Она знала, что была слабачкой, недостойной своей семьи и в особенности потому, что каждый раз при виде него ее сердце выпрыгивало из груди. Но валькирия все же покачала головой. — Не могу. Уже слишком поздно. Мне есть, что терять. Я не причиню боль своей семье, приняв тебя.

— Кристоф ищет мира. Он будет сражаться с вами против Орды. С ними не будет никаких стычек. И я… постараюсь поладить с твоими сестрами, Мист. Теперь я знаю, как они для тебя важны. Поверь мне, я знаю.

Она постучала пальчиком по подбородку. — Так ты теперь понимаешь, почему сама мысль о том, чтобы забыть их, сводила меня с ума? А? А что, если ты увидишь другие обрывки воспоминаний, вырванные из контекста? И все это будет повторяться опять и опять.

— Я не буду пить из тебя.

Она закатила глаза. — Ну да, а я, конечно же, избавлюсь от своей зависимости к Xbox.

— Рад, что наши чувства в этом сходятся. Я уже поклялся никогда не использовать информацию во вред Валькириям. И я готов рассказывать тебе все, о чем думаю, словно ты также можешь читать мои мысли. Мы женаты. И должны знать тайны друг друга. Мист, мы — одна семья.

Эти слова заставили ее заколебаться. Мист тоже чувствовала это. Связь, узы.

О чем, черт побери, она вообще думала? Он же собирался промыть ей мозги.

Стараясь, чтобы ее голос звучал решительно, она ответила. — Рос, мне жаль, но я никогда не смогу доверять тебе… — ее слова оборвались, когда огромная рука, сжав ее горло, перекрыла ей доступ кислорода. Это был не упырь. Демон? — лихорадочно думала она. — Обращенный демон?

Рос занес меч над головой, в его глаза читался безумный, дикий, убийственный взгляд. Но, сжав рукоять меча, он все же застыл.

— На твоем месте я не стал бы этого делать, — сказал Иво, медленно выступив вперед группки вампиров.

— Он может легко оторвать ей голову, — Взгляд алых глаз Колдуна пробежался по ней. — Мист, мне казалось, я приказал тебе ждать в моей темнице. — И уже переключив внимание на демона, сказал тому. — Это не та.

Прищурившись, он взглянул на Роса. — Так это ты, тот обращенный человек, отвоевавший у меня замок. Значит гранаты? Огнестрельное оружие? Да я убью тебя уже за то, что ты привнес эту грязь в нашу войну, — переведя взгляд с Роса на Мист, и обратно, он улыбнулся, заметив, что тело Роса буквально дрожало от напряжения. — Полагаю, что у меня есть кое-что, чем он безумно жаждет обладать. Что ж, я отдам ему это, взамен на его жизнь.

Демон продолжал крепко сжимал ее шею. И пока могла дышать, Мист боролась с ним, но он оказался невероятно сильным. Это был обращенный демон, чье существование, предположительно считалось лишь мифом. Похоже, Орда все-таки продула эту игру. Она так и знала, что Иво что-то задумал…

Рос мог бы переместиться в мгновение ока. Они бы не смогли до него добраться. Но теперь, все было иначе, у них была Мист. Взгляд Роса стал оценивающим, она видела, как он изучал ситуацию, взвешивая их шансы.

— Ты выйдешь на солнце, и тогда, клянусь Ллором, я освобожу ее. Конечно же, после я возобновлю на нее охоту, но клянусь, что пока будет всходить солнце, она будет жить. Если же ты вместо этого переместишься, я заберу ее назад в Хельвиту, и буду пировать на ее идеальной плоти каждую ночь на протяжении вечности.

— Сразись со мной, трус, — выдавил Рос. От ярости его глаза стали чернее ночи, а мышцы напряглись до предела.

— А зачем мне это делать? — Казалось, Иво озадачен. — Сражаться за то, что и так уже принадлежит мне?

Рос был невероятно крупным и сильным, и вся эта сила сейчас оказалась попросту бесполезной, так как колдун отказывался драться. Она чувствовала отчаяние, волнами исходящее от Роса.

— Ты же видишь, сила на нашей стороне. И прекрасно знаешь, что моя клятва заставит меня отпустить ее.

Она видела, что Рос обдумывал ситуацию, и четко уловила ту минуту, когда он сделал выбор. Казалось, его накрыло волной спокойствия.

— Ее жизнь или твоя.

Резкий кивок. — Идет, — без колебаний. — Я согласен.

— Поймать и отпустить? — презрительно сказала Мист Иво, когда он и его воины переместились с ней в тень, став дожидаться рассвета. Послышалось пение птиц. — Да ну, это что, шутка? — и уже Росу она сказала. — Тебе так не терпеться стать прахом?

Первые лучи солнца коснулись верхушек деревьев, мучительно медленно спускаясь, дюйм за дюймом к их подножию. Стоя там, Рос выглядел таким уверенным и смелым, как будто был горд отдать за нее свою жизнь.

Подувший утренний бриз отбросил волосы с его лица, открыв ее взору пристальный взгляд вампира. Он не сводил с нее глаз.

Солнечные лучи уже были в каких-то нескольких дюймах от него, почти достигнув мха величественных дубов, согнувшихся у подножия склепов. И тут ее захлестнуло разочарование, какого она не испытывала никогда прежде. — Рос, не будь глупцом.

Ровным, тихим голосом он ответил. — Я люблю тебя, Мист.

В ответ на его слова, она испытала бурю чувств. Да, он неверно судил о ней, и да, он был вампиром, но…

Свет охватил его. Он не закрывал глаз перед лучами солнца, хотя они были такими яркими, что причинили бы боль даже ей.

И Мист знала, что он поступил так потому, что хотел видеть ее как можно дольше.

И когда жар солнца стал невыносимым, Рос упал на колени, скрючивши руки в мучительной агонии. Он открыл веки и посмотрел на нее пылающими, пустыми глазами. Последний взгляд.

Он умрет.

Они всегда умирают.

Просто… исчезнет.

— Нет, — Прозвучавшее вслух слово было подобно взрыву, потянувшему за собой лавину. Такой бессмертный как он не должен был умирать. Он мог бы остаться с ней, — Нет, нет, нет.

— Milaya, не борись, — сумел выдавить он. — Всё кончено.

Демон, держащий ее, невыносимо вонял гниющей плотью. Эта трусливая шайка вампиров самодовольно усмехалась, глядя на смерть Роса, тогда как он был намного значительнее их всех. Да как они смели?

Она тысячелетиями ждала любви, — ждала его, — и они осмелились забрать его у нее. У Мист Желанной. Она издала долгий, пронзительный крик. Вопль, которым так славились валькирии. Тот самый крик, что предшествовал смерти. Демон выругался и попытался сломать ей шею, но ее мышцы, напрягшись, пришли к единому согласию, предотвратив его попытку.

Рос попытался рвануть к ней, стремясь добраться к Мист даже чувствуя, будто весь горит изнутри. Хотел спасти ее, даже находясь при смерти.

Он принадлежал ей.

Освободив руки, она подняла их над головой. И вдруг небо рассекла молния, пронзив ее тело и наполнив силой. Да, как они осмелились…

Двое, удерживающих ее, отлетели прочь, взорвавшись изнутри от удара молнии. Она потянулась вниз и схватила чей-то меч, как раз в тот момент, когда Роса полностью поглотил свет.

Мист стала наносить удары мечом, резать и царапать других когтями, и все это с редкостным, полученным от Спящих даром направляемой молнии, и перешедшей от них силой, что наполняла ее сейчас до краев.

Она смогла прорваться через полчище врагов, едва лишь поморщившись, когда ей сломали руку, а рукоятка меча раздробила ей скулу. Взяв меч другой рукой и смотря лишь неповрежденным глазом, Мист прорубила дорогу из тел, пробравшись, наконец, к Иво, единственному оставшемуся в живых.

— А я то считал, что единственное твое оружие это красота, — насмешливо поклонившись, трус переместился.

Со сломанной рукой, лицом, избитым в кашу, она кинулась к Росу, тщетно пытаясь прикрыть его тело своим. Оттащив его в прохладную тень, она даже прокусила собственное запястье, чтобы он мог попить ее кровь. Он так и оставался без сознания, но его тело извивалось от боли, а кожа выглядела так, словно внутри него текла раскаленная лава.

— Кажется, мы пропустили отличную тусовку, — сказала Регина, когда она и Кара подошли к Мист. — Почему это именно Мист всегда удается замочить всех вампиров? Не. Я на полном серьезе. Это вообще-то должна была быть разминка с упырями.

— Мист, чем ты занимаешься? Мы услышали твой крик и подумали, что это что-то серьезное, — сказала Кара, пренебрежительно махнув рукой в сторону извивающегося тела Роса, явно не понимая, почему Мист панически тащила его куда-то одной рукой, а запястье другой прижимала к его губам. — Существо умирает. Оставь его.

Регина добавила. — О, ради Фреи, Мист. Да, он же вампир. Пусть себе поджарится.

Мист закричала, щелкнув зубами на сестер. А потом выкрикнула два слова, которых не произносила никогда в жизни…

— Помогите мне.

Глава 13

Рос очнулся, ощутив влажность на своей груди.

Его руку укрывали шелковистые волосы Мист. И когда он открыл глаза, то понял, что она оплакивала его. Невозможно.

— Мист? — прохрипел Рос.

Она резко подняла голову и одарила его жалкой улыбкой, которая тут же исчезла, когда Мист со всей силы ударила Роса наотмашь ладонью. А затем, запрыгнув на него, начала так целовать и сжимать в объятиях, будто ей было недостаточно этой близости, словно она хотела слиться с ним в единое целое.

— Никогда больше не вздумай поступать так глупо. — Сказала она, ударив Роса ладонью по груди, на которой, к его удивлению, не осталось и следа от ожогов.

Сократив мышцы, он попытался оценить свое состояние. В некоторых местах он был забинтован, но, к счастью, все его конечности были на месте. Это радовало. Теперь, оставалось только как-то заставить свою жену прекратить его бить.

— Milaya, если ты не перестанешь меня колотить, то рискуешь нарваться на неприятности.

И Мист снова стала целовать его, шепча при этом ему на ухо:

— Ты был без сознания пять ночей. И, черт возьми, никак не мог очнуться. — Рос почувствовал, ее слезы на своем лице. Каждая слезинка была для него словно драгоценный дар.

— Где мы?

— В Валгалле.

Он напрягся.

— Нет, ты в безопасности.

Мист откинулась назад и приподняла бровь.

— Думаешь, я позволила бы сестрам напасть на тебя, когда ты напоминал труп?

Рос поморщился, представив себе эту картину.

— С нетерпением жду встречи с ними. Как тебе удалось сбежать?

— Иво переместился, но Кара и Регина идут по его следу.

— Я рад, что оказался там и смог тебя спасти, — торжественно сказал Рос, заставив ее усмехнуться. — Ты убила обращенного демона?

— Молния и я сделали это.

И тут он вспомнил. Молния попала прямо в нее. С развевающимися на ветру волосами и глазами, отливающими серебром, Мист представляла собой наиболее внушающее страх зрелище, которое ему когда-либо приходилось видеть.

— Я видел, как в тебя ударила молния. — Его голос стал тихим. — Но ты улыбалась.

— Это необычайно приятно. Так как прямой удар случается получить очень редко…

Снаружи, что-то или кто-то — мужчина — взвыло от ярости. Рос весь напрягся, готовый в любую секунду переместить ее отсюда.

— О, не волнуйся. Всего лишь еще один сумасшедший день в особняке. — После этих слов напряжение покинуло его тело. — Какой-то Ликан захватил малышку Эммалин и увез ее в Шотландию, решив, что она его королева оборотней или что-то типа того.

— Королева оборотней?

— Угу. Поэтому Люсия заманила в ловушку брата этого ликана, чтобы иметь рычаги давления, но, похоже, он демонстрирует полное нежелание сотрудничать. В общем, если бы ты познакомился с Эм, то понял бы, насколько смехотворно выглядит одна только эта мысль. Ее приводит в ужас даже собственная тень, что уж говорить о своеобразных… потребностях буйного ликана.

Рос решил расспросить ее об этом позже.

— Она полукровка, к тому же наполовину вампир.

Когда Мист нахмурилась, Рос поспешил заверить ее, — Я никогда не расскажу Кристофу об Эммалин, но полагаю, что ее ищет Иво.

— Мои сестры знают об этом и уже послали за ней поисковую группу. Как только они вернут Эммалин домой, она будет здесь в безопасности. Призраки предотвратят любую угрозу.

Один из них, подлетев к окну как раз в этот момент, что-то крякнул, словно подтверждая ее слова.

Рос приподнял свои брови и, когда она широко улыбнулась, приложил забинтованную руку к ее щеке.

— Я люблю тебя.

— Я знаю.

— Могла бы ты… смогла бы ты ответить взаимностью? И прежде, чем ты ответишь, хочу, чтобы ты знала, что я говорил совершенно серьезно. Я действительно сожалею о том, что заставлял тебя оставаться рядом со мной, равно как и о том, что потерял голову. Мне всегда будет стыдно за свои поступки.

— Рос, я решила остаться с тобой уже через, ох — приблизительно через день! Правда сначала я собиралась разыграть тебя, но очень скоро поняла, что влюбилась.

Он решил, что не расслышал Мист. Да, она была расстроена из-за его ран, но это совершенно не означало, что она его любила.

— Ты говоришь, что тоже любишь меня?

Прикусив свою губу, Мист кивнула.

— Я как бы всегда была от тебя без ума.

Когда Рос насупился, она сказала, — Я просто обожала слушать рассказы о тебе. И очень расстроилась, когда до нас дошли слухи, что ты умер. А потом познакомиться с тобой лично? — Она слегка покраснела. — Я обнаружила, что ты превзошел все мои фантазии.

Он был совершенно ошеломлен, услышав такое от своей безжалостной, неимоверно прекрасной жены.

— Что ж, это немного льстит моему эго, — сказал Рос осипшим голосом, не выразив и части того, что чувствовал на самом деле.

На губах Мист появилась легкая улыбка. — Среди всего прочего, редкий дар в виде прямого удара молнии и тот факт, что ты оказался единственным мужчиной, способным разорвать цепочку, а также твоя готовность отдать за меня свою жизнь — но имей ввиду, что я убью тебя, если ты снова попытаешься выкинуть нечто подобное — в общем, все это убедило меня, что мы должны быть вместе.

— Навсегда, Mист. Я пойду на это с легкостью, — она собралась было возразить, но он спросил. — А как насчет твоей семьи? Тут потребуются усилия двух сторон.

— Учитывая все те причины, что я только что перечислила, некоторые из моих сестер решили попробовать преодолеть свое отвращение к тебе.

В ответ Рос нахмурился. — Весьма разумно с их стороны.

— Но с Кристофом или кем-либо еще из твоего вида они не хотят иметь ничего общего. Ты вроде исключения, потому что им кажется, что они знали тебя еще человеком и также из-за того, что случилось между нами. Но если бы, скажем, тут показался твой брат, они бы… это было бы… плохо.

— Я понимаю.

— Если ты действительно и от всего сердца постараешься, я уверена, они все со временем примут тебя.

Рос хотел полной ясности в этом вопросе.

— Примут тебя, как мою жену и меня, как твоего мужа?

Он хотел от нее всего. Не каких-то несколько десятилетий. А вечности. Раз уж она была в уступчивом настроении…

Мист кивнула, на ее нежных, розовых губах играла улыбка.

— Имей в виду, нам еще многое нужно решить — проблемы наших семей и фракций, а также то, у кого будет пульт, я уж не говорю о жилищном вопросе — потому что твоему поместью точно нужен капитальный ремонт и нехилое количество громоотводов… Но думаю, что все же, должна взять тебя в оборот, раз уж я присвоила твое обручальное кольцо.

Рос усмехнулся.

— Оно ведь тебе понравилось, верно?

— Я не могла оторвать от него глаз, — сказала она с дерзкой улыбкой.

Он обнял ее, притянув к себе, как можно ближе, зная, что Мист жаждет оказаться в его крепких и надежных объятиях так же сильно, как и он заключить ее, такую нежную и доверчивую, в них.

— Я не могу поверить в это. Даже после всего, что случилось?

Рос был уверен, что, если бы Мист могла дать ему еще один шанс, то вместе, они смогли бы преодолеть все, что угодно.

— Да. Но… — она ласково провела гладкой стороной своих когтей вдоль его руки. — Тебе придется провести целую вечность, заглаживая свою вину.

Отпустив Мист, Рос приподнялся над ней, обхватив сзади за шею. Его взгляд заскользил вдоль ее лица. И когда их глаза встретились, на ее губах играла улыбка. Его любовь к ней была настолько сильной, что даже причиняла боль. Голосом, срывающимся от нахлынувшего чувства, Рос прохрипел.

— Договорились, milaya.

Конец

Примечания

1

1 фут (=30,48 см). Тут приблизительно 2 метра.

2

«Решающие сражения» — «Decisive Battles» когда-то телевизионное шоу на канале История, которое изображало и описывало исторические битвы. Всего шоу насчитывает 13 эпизодов, которые шли в середине 2004. Ведущим был Мэтью Сеттл, который зачастую путешествовал в места сражений.

3

A&E — кабельное и спутниковое телевиденье с главным офисом в Манхеттене A&E означает «Arts and Entertainment» — «Искусство и развлечения», что многие годы являлось полным названием канала.

4

5 футов = 152,4 см.

5

Ретро — стиль ретро (возрождение старой моды на одежду, музыку и т. д.).

6

voilà — вот (фр.).

7

Марш — это перемещение воинского подразделения или части из одного местоположения в другое на достаточно больше расстояние. В понятие «марш» вкладывается и сам процесс перемещения подразделения (части), и все мероприятия, связанные с ним. Совершено неважно, совершается марш в боевых условиях или в мирных.

8

Modus operandi — план; способ действия; образ действия.

9

Тайгэ Бит (Tiger Beat) — американский молодежный журнал о звездах музыки и кино.

10

Pussy Cat Dolls — американский женский поп/R&B — квинтет.

11

Judge, jury and executioner — название песни английской рок группы Radiohead.

12

Transient — канадская группа, играющая прогрессивный тяжелый рок.

13

Babes in Toyland — американская панковая группа. Основана в 1987 году, распалась 1997.

14

12,19 м.

15

(Фр.) — французская фраза, эквивалент английской «Let the good times roll», что в переводе означает «А давайте-ка оттянемся». Первоначально, имеет отношение к Каджунам, чьи французские корни уходят в Луизиану, до колониальных времен. Фраза является символом Нового Орлеана, радостным напоминанием, почему именно новый Орлеан зовется городом Большого Кайфа. Эту фразу можно часто услышать во время сезона Марди Гра (Вторник Покаяния или дословно «Жирный Вторник»), по местному радио и телевиденью.

16

Намек на сериал Баффи — Истребительницу Вампиров.

17

Теодор Роберт Банди, урожденный Теодор Роберт Кауэлл (24.11.1946 — 24.01.1989), также известный как Тед Банди — американский серийный убийца. Ему дважды удалось сбежать из тюрем, пока в Феврале 1978 его, наконец, не задержали, поле чего он признался в более 30 убийствах, хотя реальное число его жертв, все еще, остается неизвестно. Банди был казнен в 1989, приговор был приведен в исполнение штатом Флорида.

18

Stargate «Звёздные врата SG-1» — научно-фантастический телевизионный сериал, снятый при участии США и Канады и номинированный на премию Emmy. Сериал создан по мотивам фильма 1994 года «Звёздные врата». Сериал насчитывает 10 сезонов (214 серий).

19

6,10 метров.

20

(Др.-исл. Brísingamen) — предмет из германо-скандинавской (иначе нордической) мифологии. Его имя в переводе означает «сверкающее», «искра». Это золотое ожерелье, (по другой версии — пояс), сделанное четырьмя братьями-гномами Брисингами (Brisings), которых звали Альфригг, Берлинг, Двалин и Грер (Alfrigg, Berling, Dvalin, Grer). Согласно мифам принадлежало богине Фрейе.

21

Maserati S.p.A. (кратко: Maserati — русск. «Мазерати») — итальянская компания, производитель спортивных автомобилей, основанный в 1914 году в Болонье, Италия. Эмблемой компании является трезубец. Maserati Spyder — одна из моделей автомобилей — двухдверников. Тип кузова — кабриолет. Развивает скорость до 283 км/ч.

22

Британский бренд сексуального белья от-кутюр.

23

Белье от-кутюр британской марки — Женские трусики, декорированные цветами, пуговицами, шелком, шифоном и т. д.

24

Марка белья от-кутюр Нью-Йоркского дизайнера Marci Jillian Sherry. Особенность этой марки, шелковые модели, расписанные вручную цветами.

25

1,22 метра.

26

1 дюйм — 2,54 см.

27

Игровая приставка от Microsoft.

28

Фильм 1964 года «Годзилла против Мотры». Жанр — Фантастика, Ужасы. Мотра — постоянный персонаж, учавствовавший во многих фильмах про Годзиллу. Кроме того, про Мотру снято четыре отдельных фильма. Мотру постоянно сопровождают две феи — маленькие девушки, которые предостерегают людей о различных опасностях.

29

Бобби Браун — экс-супруг известной r&b певицы Уитни Хьюстон. Здесь подразумевается тот много обсуждавшийся в прессе факт, что Бобби Браун подсадил супругу на наркотики.


home | my bookshelf | | Военачальник хочет вечности |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 57
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу