Book: О чем поет ночная птица



Райдо Витич

О чем поет ночная птица

До конца, до смертного креста

пусть душа останется чиста.

Георгий Жженов

Пролог


Она падала в траву, как в воду с обрыва: широко раскинув руки и глядя в небо, бескрайнее и бездонное, как всегда далекое и все же, как никогда близкое. Только раз дано человеку познать его глубину и достичь высоты поднебесья — в тот миг, когда уставшая душа вырывается из оков тела и летит словно птица, поднимаясь все выше и уходя все дальше от земли…


Глава 1


Понедельник


Он сам не знал, отчего снова и снова смотрит на эту девушку. Каждый раз, останавливаясь на светофоре на перекрестке Большой Цветочной улицы с Северной, он поворачивал голову налево и смотрел на девушку, что стояла на другой стороне улицы, подпирала красное кирпичное здание музея минералов спиной, держа в руках какие-то картинки: то ли плакатики — воззвания в пользу какой-нибудь из множества партий, то ли рекламные проспекты, а может панно или вовсе детские мини-книжечки. Он не видел издалека, не мог сказать точно, как не мог понять, отчего его как магнитом разворачивает к этой девчонке каждый раз, стоит только остановиться на этом чертовом светофоре. Что его тянет?

Девушка как девушка: может шестнадцать лет, может двадцать пять. Фигурка стандартная: не полненькая — не худая, без особых выдающихся достоинств из серии тех, что замечаются в первую очередь. Лицо блеклое — не разглядеть. Картинки-то в руках девушки поярче ее внешности будут. Одета вовсе неприметно, стандартно и без изысков.

Любой день недели, любой месяц — она стоит и держит свои картинки в руке выставляя то ли на обозрение, то ли на продажу. Чудиться ему постоянно что-то зашибленное, несчастное в этом образе, раздражающее как совесть. И портит настроение, накатывая тоской. А с чего, почему?

Руслан сжал зубы и дал по газам, обогнал серый «шевроле», спеша избавиться от навязчивой паранойи, уехать как можно скорее с треклятого перекрестка.

Каждый раз, когда он видел девушку, настроение падало, душевное состояние становилось отвратительным. Он было даже подумал, что девчонка ведьма и глазит его.

Несколько раз он пытался изменить маршрут передвижения и рвался к центру города в офис через кольцо по Блюхера или Врангеля, даже через Коммунаров, старую разбитую еще во времена последней революции и тогда же забытую дорогу. Но в первом варианте его ждали пробки где он терял время и терпение и прибывал на работу в жутком, растрепанном состоянии нервов, во втором — блок посты доблестных патрульных, которым словно выдали предписание останавливать синий «лендровер», а в-третьем, прифронтовая полоса, на которой и танки бы траки сорвали, не то что вседорожник. Раз колесо поменял, два в рытвине с грязью застрял, на третий вернулся к исходному маршруту: по Захаренко через Северную. Десять минут пути — благодать, но плата — эта чертова девчонка.

Наваждение. Знать бы еще, откуда у него ноги растут.

Руслан включил радио, чтобы отвлечься. Он терпеть не мог слушать радио из-за тупых реклам, что то и дело вклиниваются, портя впечатление от музыки, и предпочитал диски, но как назло выгреб вчера всю подборку по просьбе Лени, своего друга.

Реклама натяжных потолков и туров в Египет между "Владимирским централом" и "Солнышком лесным" не порадовала, другая волна вовсе убила отделочными материалами и средствами гигиены, а Юмор-FM был неуместен и вызвал оскомину. Зеленин выключил радио и хмуро глянув на охранника на въезде, вырулил на служебную стоянку во дворик высотки — коммерческого центра «Сотников».

Вылез из машины, достал сигареты, закурил и подумал: нужно заканчивать эпопею с неизвестной. Хватит бегать от проблемы, как пацану: нужно пойти и посмотреть в глаза своей паранойе, купить чертову картинку или взять рекламку и забыть, вычеркнуть, послать к чертям вместе с дурной привычкой глазеть на девушку.

"Так и сделаю", — выплюнул окурок прямо под ноги уборщика и попер в офис, не обратив внимания на укоризненный взгляд парня.


Стандартный рабочий день стандартного начальника службы охраны уже стандартного для России коммерческого центра, коих по матушке за последние годы как грибов после дождя в лесу наросло, наделил рутиной и тишиной, суетой и авралом. И закончился как всегда — когда закончился.

Рус возвращался домой по пустым и горящим неоном улицам усталый и оттого спокойный как объевшийся удав. Лишь бы его не трогали, а он не тронет — сил нет.

Не тронули. От казино доблестные служители дорожно-патрульной службы оттаскивали сверкающий порше за неправильную парковку, стая байкеров пролетела мимо пока он стол на светофоре, а дома лезть к нему было некому.

Зеленин разогрел ужин холостяка, съел просто потому что привык есть перед сном и выпил чашку кофе, от которого в отличие от всех своих знакомых быстрее засыпал, чем просыпался.

Принял душ, проходя по коридору в комнату, оторвал лист календаря под именем понедельник и лег спать.


Глава 2


Вторник


День не заладился с утра.

Сначала выяснилось, что Зеленин забыл купить бритвенные станки, хотя вспоминал об этом каждое утро уже вторую неделю. Пришлось снова бриться тупым лезвием, а пока он чертыхаясь боролся с щетиной, на плиту убежало кофе. Посудомоечная машина не вынесла попытку хозяина отмыть турку и, взвыв, отказалась служить.

Руслан с минуту бодал ее взглядом, решая дальнейшую судьбу машины и заметив время на таймере плиты, плюнул на все разом и пошел одеваться.

В ящике с носками оказалась последняя пара новых носков, в ящике с рубашками — последний пакет с рубашкой, а в пачке сигарет одна сигаретка.

"Мне светит супермаркет", — понял и распечатал целлофан упаковки. Застегивая пуговицы, заскочил на кухню и написал в блокноте на холодильнике: бритва, носки, рубашка. Заглянул внутрь агрегата и щедро подписал: продукты.

"Нормальные люди в выходные магазинами занимаются", — попенял сам себе, втискивая стопы в ботинки: "а кто виноват, что ты с Ленькой на рыбалке завис? Сдалась она тебе, рыбак, нашелся"!

И плечами передернул: комары, пейзаж камышей и палящее солнце. А ты как дурак держишь в руке палку и думаешь, какого ляда ты в нее вцепился? Лучше бы искупались без всяких затей. Но как же: уха!

Итог: обгоревшая физиономия, сыпь из трассирующих укусов комаров, пустота в доме и воспоминание о супе из трех пескарей и ерша, в прикуску с литром водки. Водка Руслану понравилась, остальное приятных ощущений не вызвало. Особенно финальная часть — храп Леньки, от которого палатка подпрыгивала.

Мальчишник, мать вашу!

Нет, больше Леня Руслана прелестями воспоминаний о босоногом детстве и романтической юности не приманит. Староват он для подобной экзотики.

Зеленин взял ключи с тумбочки прихожей и вышел из дома.

— Здравствуйте, — милостиво кивнула мужчине молодая эффектная женщина — соседка по таунхаусу, загородив ему выезд своей «ауди». Улыбка гюрзы видно служила смягчающим обстоятельством и Рус не стал заморачиваться — выдавил в ответ дежурную улыбку старого, забившего на все удава и чуть сдал назад: "молодым везде у нас дорога". А то ведь затопчут.

Женщина махнула ему ручкой из приоткрытого окна и помчалась вперед, будто сбежавшего жениха догоняла.

"Н-да, обошлись без ДТП и то спасибо", — глянул на себя в зеркало обзора Руслан: везет тебе сегодня.

И улыбнулся: не смотря ни на что настроение было безоблачным, как небо. Даже радио не раздражало рекламой: на волне "ретро — fm" выдали прогноз синоптиков и котировку валюты, ненавязчиво напомнив, что рабочий день уже начался. Зеленин опаздывал на десять минут, чего делать терпеть не мог. Но "На дальней станции сойду — трава по пояс" скрасило неуютное чувство от опоздания и немного примирило с собой, с неправильно начавшимся днем, толпой машин, что решили устроить собрание уже и на Северной, сползлись всем городским автопарком на одну дорогу. "Попал в пробку" — такие объяснительные Руслан Игоревич пачками порой получает от своих подчиненных, не грех раз и самому написать. Тем более по радио уже зажигала Сандра и обещался спеть Демис Руссос — под таких исполнителей можно два часа в заторе стоять ничуть не печалясь.

На перекрестке Северной и Большой Цветочной Зеленин автоматически повернул голову налево и опять увидел девушку. Настроение тут же уехало в минор и очарование голоса греческого певца его не спасло. К тому же светофоры сломались и «обнадеживающе» подмигивали бедолагам, спешащим на работу, красным «глазом», обещая длительную стоянку, чего Руслану хотелось меньше всего. Он был готов выпрыгнуть из машины и бегом на своих двоих добраться до офиса, не столько быстрее на работу, сколько поскорее от девушки.

Какого черта?!

Рус убрал стекло дверцы и в упор, назло себе, уставился на девушку: чем она его смущает, пусть хоть раз он ее смутит.

Но тут некстати автомобили двинулись и в бампер «лендровера» Зеленина загудел «Мерседес», намекая, что время и место для решения личных проблем выбрано неверно. Рус с прищуром, как с намеком на посыл в заоблачную даль, глянул в зеркало на торопыгу и нажал на газ. Машины плавно тронулись в путь, как нитка за иголкой следуя друг за другом. И Руслан вдруг понял, что если не сейчас, то никогда он не поймет, отчего эта девушка маячит перед ним как призрак отца перед Гамлетом, если не сейчас, то никогда он не остановится, не подойдет, а так и будет двигаться в одном направлении изо дня в день, зажатый в тиски спешки и обстоятельств, как машина в пробке. И каждый раз откладывать, как покупку станка и носков.

"Я все равно опоздал. К тому же, нужно купить сигареты", — напомнил сам себе и резко ушел влево, перестраиваясь в другой ряд под «носом» маршрутки, перекрывая тем дорогу ей вперед, а себе назад. Теперь только один путь — свернуть на Цветочную, остановиться и подойти к девушке, глянуть в глаза, купить треклятую картинку и успокоиться. Где десять минут опоздания там и двадцать — сути не меняет. Зато завтра он сможет спокойно проезжать мимо, не обращая внимания на загадочную продавщицу загадочных проспектов и больше никогда и ничего не будет нервировать его на перекрестке Северной и Большой Цветочной, не нужно будет бегать от него, как черт от ладана, не придется устраивать себе экстрим по объездной и настроение не будет ухать вниз, напоминая ему об отложенном деле.

Пора понять, что она или он к ней пристал, пора, в конце концов, поставить точку на внимании к этой девчонке. Оно и, правда, не мальчик уже, ерундой заниматься.

Рус припарковался за углом музея у пиццерии, купил сигареты, закурил, поглядывая по сторонам и только тогда медленно двинулся намеченным маршрутом. На углу он остановился. Девушку еще невидно, но стоит сделать один шаг и…

"Оно тебе надо?" — пожевал сигаретку в раздумьях и выплюнул в сторону: "нет, мне хочется продолжения эпопеи!"

"Может просто наплевать?"

"Пытался".

Руслан подкурил другую сигаретку, решаясь на последний шаг и заставил себя сделать его.

С новой точки обзора девушку было видно очень хорошо, но не зря он тянул год, не зря откладывал знакомство.

Он застыл, сигаретка прилипла к губе, а взгляд сверлил незнакомку беспардонно нагло, но мужчина этого не замечал. Он словно в вакуум попал, где нет времени и пространство сжато, и никого, ничего кроме этой девчонки.

Она нерешительно улыбнулась ему: что с вами, дяденька?

Зеленин развернулся, шагнул обратно за угол и прислонился к стене, осел по ней вниз, на кирпичный выступ, не заметив, что делает.

Так бывает. Долго, долго ты бежишь от чего-то и, кажется уже убежал, а оно возьми и возникни вновь, но не позади, а впереди. И не обойти, не уйти теперь.

— Вам плохо? — спросила девушка, склоняясь над ним. Перед его носом замаячили картины формата почтовых открыток. На одной бригантина распустила паруса, на другой яркой зеленью расцветало лето в лесу, на третьей по рассветному небу плыл ангел.

Мужчина смотрел на эти открытки не желая видеть ее, что как укор, как мина с часовым механизмом замедленного действия настигла его. Уйти бы. Еще лучше не приходить. Ехал бы себе в офис, как ездил вчера, неделю назад, месяц. Что его дернуло, что притащило?

Совесть, — понял и поднял взгляд с картинок на девушку, заставил себя посмотреть ей в глаза. В безбрежной синеве не было ни намека на знакомство, ни грамма понимания, воспоминания, укора или отчуждения — в ней плескалась озабоченность, легкая как бриз тревога.

— Вы хорошо себя чувствуете?

А как я должен себя чувствовать? — чуть не спросил Руслан, но язык не повернулся и губы будто свело, сплавило вместе. Только взгляд выдал мольбу: уйди, а?

Так отмахиваются от назойливых воспоминаний, неприятных сцен, что всплывают в памяти, так бегут от приведения и… от себя.

— Вызвать "скорую помощь"?

Уйди, просто уйди, — смотрел ей в глаза и понимал: даже если она уйдет, ему уже не уйти. И ждал, смирившись: отшатнись, вспомни, закричи, ударь, убей! Но ничего, она будто не узнала его, будто впервые видела, а такого быть не могло. Он не мог ошибиться, невозможно. Эти глаза он не смог забыть, как не пытался, и этот взгляд, что не укорял, а сопереживал и благодарил в тот момент, когда должен был минимум осудить.

Впрочем, если бы осуждал, если бы карал, ненавидел или убивал — Рус забыл бы его легко. Таких он видел много, таких как почтовых открыток на почтамте. А этот один и столь же эксклюзивен, как открытки его хозяйки — ни с чем, ни с кем не спутать.

Зеленин поднялся и, опираясь о стену, пошел прочь.

— Вам нужен врач, — преградила ему путь девушка.

Исчезни, а? — попросил ее взглядом: Уйди-иии!!!

Как она не понимает — ему плохо от нее, плохо настолько, что воздуха не хватает, сердце не бьется, в голове гудит, перед глазами туман.

Уйди, уйди!! — попытался оттолкнуть ее, но пошатнулся и, девушка подхватила его:

— Я помогу. Здесь пиццерия в двух шагах, а там телефоны у каждого и аптечка наверняка есть. Вы главное успокойтесь, довертись мне, обопритесь на плечо.

Она заботится о нем?

Издевается?!

Зеленин не сдержался, схватил ее за ворот футболки, встряхнул, притягивая к себе: глумишься? Притворяешься, что не помнишь меня?! Не лги, не лги!! Такое не забывают!!

И закричал бы на нее, высказал… только что и кому. В синеве глаз не было и проблеска воспоминания, толики осуждения, издевки — сочувствие, тревога, огромная как глаза и все.

Руслану вовсе стало дурно, он оттолкнул девушку и рванул к машине, как поп за распятием. С места дал по газам и помчался по улице, не соображая, куда едет. Заехал в какой-то тупик и остановился, уставился на железобетонную ограду с надписью нецензурной, но точно определяющей кто он есть. Мужчина хмуро пялился на высказывание, чувствуя отупение, тяжесть в теле, на душе. Будто эта плита забора придавила его.

Лучше бы убила.


Из транса его вывел звонок. Сотников деликатно покашлял в трубку и мягко спросил:

— Руслан Игоревич, как на счет приступить к своим прямым обязанностям?

— Пробка, Лев Евгеньевич, — бросил глухо в ответ.

— Надеюсь, в течение часа она рассосется, — с намеком, что ему известно, что начальник службы охраны затерялся где угодно только не на трассе таунхаус — коммерческий центр. И Зеленин не стал спорить, уверять в обратном.

— Рассосется, — повторил как попугай.

— Буду рад видеть вас на рабочем месте, — заверил Сотников и отключил связь, а Зеленин так и остался сидеть с трубкой у уха, думая совсем о другом, не соображая, что только что говорил с боссом. И абсолютно четко осознал, что не идет вперед, а возвращается, и ничуть он не изменился за прошедшие годы, как не пытался измениться, чтобы не то что исправить, а хотя бы загладить и вновь бежит, молчит, трусит.

Рус открыл дверцу и закурил.

Неприятно, ой, как неприятно осознавать, что в сорок лет ты как в двадцать все тот же слабак. Банальная сволочь.

Взрослый дядька, успешный, неподкупный и принципиальный начальник, которого уважают все поголовно от мелкой шушеры до козырных тузов — на деле конченная сволочь.

Как же он зарывал это позорное пятно в своей биографии, как старательно обходил то лето даже в воспоминаниях, сколько трудов положил, чтобы доказать самому себе: ты не такой, это обстоятельства склонили, заставили, выбора не было, но больше этого не повториться. Минутная слабость, минутное помутнение рассудка, с кем не бывает? Но я другой, я понимаю, что сделал и исправлюсь. Больше никогда, никто не сломает, не заставит, не подавит.

И доказал: двенадцать лет непорочной жизни. А что в итоге?

Эта девочка все же пришла за ним.

А ведь знал, что рано или поздно это случиться — не знал, что воочию придется столкнуться с той, кого зарыл как в памяти, так и в земле.

И что он сделал? Сбежал от нее, как тогда от себя. Опять как черепаха в панцирь с головой и ни звука, ни намека, ни мысли, что это было и было с ним. Не он…



Откинул сигаретку и уставился на свою руку:

— Я.

Пора признаться и откопать скелет из шкафа. Пора, ведь в глаза совести он уже заглянул, а это значит, что убегая, он ничего не изменит, потому что точно знает — от этих глаз не сбежать.

Выбор не было? Вранье! Выбор всегда есть, другое, что выбираешь путь наименьшего сопротивления, идешь наповоду страха, что в тот момент начинает глумиться над тобой, корежа личность на свое усмотрение, как пластилин, как воск, мнет, лепя кривые подобия.

Тогда у него был выбор и сейчас есть.

Руслан захлопнул дверцу и заставил себя завести мотор, поехать обратно, подойти к девушке и бросить:

— Привет.

Она вскинула удивленный взгляд и улыбнулась:

— Здравствуйте. Вам лучше?

Точно издевается, — скрипнул зубами Зеленин. Нахмурился: может, он ошибся? Не может же она его не помнить?… Ну, отчего? Может. Проведение, рок или судьба — как хочешь, назови, и не такие фортеля выкидывает, играет с людьми как юный натуралист с насекомыми.

— Вы что-то хотите? Нужна помощь?

Вот она, судьба. Стоит, ресничками хлопает и задает тупые вопросы, на которые знаешь ответ, но не знаешь, стоит ли отвечать. Четкий вопрос предопределяет четкий ответ, а сказать хочется совсем другое: прости… Я не виноват, я не мог иначе, я солдат, понимаешь, я командир и отвечаю за ребят, я не мог ничего изменить, меня заставили…

Бред. Блеф. Ложь!

Мог.

Сколько раз он думал, возвращаясь туда: чтобы он сделал, повернись время вспять, и находил массу вариантов выхода вполне удобоваримых для совести. Простых и вполне исполнимых. Да, он бы не ушел, погиб, как тысячи других, но после случившегося, ему это уже было неважно. Когда смотришь в глаза смерти, она кажется страшной, но стоит ей отойти и страшнее, оказывается, остаться в живых.

— Ты меня не помнишь? — разжал губы.

Девушка брови на переносице свела, пальчик зубами прикусила от напряженного раздумья и отрицательно мотнула головой.

Может, он ошибся? Может его призрак той мучает, заставляя вернуться назад, оплатить счет?

— Тебя как зовут?

— Вита.

— Как?

— Виталия. Сокращенно — Вита. А вас?

Страшный вопрос. Руслан вздрогнул и будто наяву услышал:

"Лилия. А вас"?

"Рус".

И увидел протянутую руку, тонкую, грязную, испятнанную ссадинами и синяками…

И тряхнул волосами: прочь! Уставился на девушку:

— Руслан Игоревич. Что продаешь?

— А?… Картинки.

— Почем?

— Сколько дадите, — неуверенно пожала плечами.

Руслан не глядя вытащил купюру из кармана брюк, сунул девушке в руки, как откупился от призрака прошлого. Выхватил открытку и пошел к машине: хватит с него сегодня. Хватит вообще!

Кинул картинку на переднее сиденье, завел мотор и поехал в офис.

Пора поставить точку, пора забыть. Мертвые не возвращаются.

Говорят…


Зеленин явился в кабинет шефа и хлопнул объяснительную на стол.

— Зачем? — с ленцой протянул Сотников, вальяжно покачиваясь на стуле.

— Затем, что порядок такой. Закон, один для всех.

Лев усмехнулся:

— Порой ты меня сильно забавляешь, Руслан Игоревич.

Скинул лист в ящик стола и повернулся к монитору:

— Иди. Меня тут из-за твоей принципиальности монстры убили.

— Прими соболезнования.

Сотников хохотнул и махнул рукой: выметайся, давай, шутник.

Руслан вышел из кабинета и прошел к своему заму. Валентин отчитывал нерадивых охранников, грозя жуткой карой в виде лишения премиальных. Тупой вариант. У этих двоих уже два выговора, а премию они левыми в обход начальства получают.

— Заявление мне на стол, — бросил Зеленин парням. У тех лица вытянулись, потеряв равнодушное выражение.

— Руслан Игоревич…

— Десять минут на сборы, — отрезал. Набрал номер дежурного на выходе и бросил в трубку. — Костыльков и Гребин уволены. Проследите, чтобы они не задержались в здании. Проводить лично с вещами.

И грохнул трубку на аппарат. Парни поняли, что перечить бесполезно и выползли из кабинета с понурым видом.

— Крут, — заметил Валентин. — Можно было…

— Миндальничать дальше? В их смену со склада пропал ящик марочного коньяка. Кто ему ноги приделал для тебя тайна?

Легковесов развел руками:

— Сдаюсь.

— Нет, Валя, ты так просто не отделаешься. Объяснительную мне: с чего вдруг ты воров покрывать решил.

— Я?! — оскорбился мужчина. — Да ты что, Рус?!

— А что? С чего вдруг такая милость к ворам: премию лишу. В шею гнать! И с волчьим билетом! А принимал их, между прочим, ты! — ткнул в его сторону пальцем.

— Так людей не хватало!

— Потому что текучка образовалась! А если есть текучка, значит, есть проблемы в коллективе! Какие, Валя? Ты мой зам и должен знать о каждой мелочи, а ты как дитя, глаза округлил и лепечешь: "премии лишу". Это тебя надо премии лишать! Воздух пинаешь да пальчиком грозишь, все занятия на службе!

— Ну-у… я положим не в армии.

"И этот туда же", — отвернулся Руслан к окну. Сунул руки в карман брюк:

— Все? Что еще скажешь?

— Извини. Не прав. Но пойми, Руслан, не могу я как ты, резать. Людям нужно шанс давать… А если честно, не гожусь я на роль зама. Я тебе сразу говорил, не надо меня на место Резакина назначать.

— Некого было.

— Но сейчас-то есть. Пашков вон, молодой, резвый, как конь. Копытом землю роет. Только свистни всех здесь в трусах и касках на подоконниках выстроит.

— Да? — хмыкнул Руслан. — Ладно, подумаю о резвом. Хотя не конь он — пес сторожевой. С одной стороны хорошо, с другой… — и рукой махнул. — Разберемся. Ты-то чего скис?

— Мне оперативная работа больше нравиться, а это рутина… матов на нее не хватает. Верни меня на старое место, Руслан. Нет, правда, на фига тебе такой зам? Ну, не справляюсь я, видишь же.

— Ты мне второй месяц эту песню поешь и ничего, работаешь.

— Скрепя зубами.

— Ладно, — решился Зеленин. — Пиши заявление с просьбой выделить неделю от отпуска. Просьба у меня к тебе будет, личного характера. Недели на решение хватит. Пока для всех отдыхаешь, я на твое место Пашкова поставлю. Справится — останется, нет, ты вернешься. Другую замену искать буду.

— Согласен, — кивнул. — Что за просьба?

Мужчина вытащил картинку из кармана пиджака и кинул на стол перед Валентином.

— На углу Большой Цветочной и Северной улиц стоит девушка и торгует этими пустяками. Мне нужно знать о ней все: сколько лет, где живет, с кем, чем дышит. Все, Валя.

Легковесов взял картонку, внимательно изучил незамысловатый рисунок и уставился на босса:

— Вопросы возникают. Ответы будут или?

— Пока: или.

— Ясно, — вздохнул. — Когда приступать?

— Она сейчас на своем рабочем месте.

— Ценно. Пашков тоже тасуется неподалеку.

— Намек?

— Обмен любезностями, — улыбнулся. Руслан не сдержавшись, фыркнул:

— Уговорил.

— Ну, я пошел? — потянулся за своим кейсом Легковесов.

— Ну, иди. Заявление-то напиши, не забудь.

— Не забуду.

— Вот-вот.

— Ага, ага, — поплыл из кабинета, предвкушая свободу от нудных разборок с контингентом служащих.

Через час место Легковесова занял довольный и готовый к трудовым подвигам Пашков, а Зеленин закрылся в своем кабинете. Рука тянулась к коньяку, но после неслабых возлияний в выходные, вид и запах спиртного вызывал изжогу и отторжение. Как и работа. Мысли Руслана были направлены совсем в другую область…


Чечня. 95 год.


Жаркое, удушливое лето. Кипящий котел Чечено-Ингушской республики, в который как в суп кидались жизни, варились амбиции, где каждый готовил свое «блюдо» и каждый желал выйти победителем. Наверху это варево готовили, а внизу его ели, не подозревая, что в него вложено, из чего на самом деле заварена каша. И он, молодой старлей, вскормленный еще лозунгами "мир, дружба, жвачка". Но оказалось, что мир нужно отстаивать оружием, а дружба — понятие растяжимое, и то и другое настолько зыбко, что трудно понять, что вообще прячется под этими определениями. Здесь волки смотрели как люди, а люди, как волки. Здесь бились те, кто еще вчера вместе хлебали из одного котелка под Джелалобадом, глотали пыль Афганских степей, парился в Абхазии, те, кто еще вчера жил по одним законам, в одной стране.

Жизнь Зеленина баловала. Совдепия оставила на память узкие улочки Риги, неспешность эстонских ребят, с которыми вместе в стойотряде перед десятым классом собирали виноград в Молдавии, а сегодня они же так же неспешно палят по ним, убирая уже другой урожай — жизней.

Душанбе, Алма-Ата, Таллин, Кишинев, Килининград, Киев, Волгоград, Ставрополь, Нальчик, Тбилиси. Где Рус только не бывал заботами родителей и собственной неуемностью? Никаких запретов, никаких границ, а десять рублей в кармане — целое состояние, на которое ты можешь уехать в любую точку на карте своей необъятной Родины. Он не знал понятия национализм, расизм, терроризм — это еще не пришло в Великий Советский Союз, не засело в умах, не отложило отпечаток на психику.

В школе он сидел за одной партой с Арсланом Дагаевым, вся родня которого жила в Буйнакске. Жил на одной площадке с грузином и калмыком, дрался с девчонкой — украинкой, которую потом полюбил. С молдаванином воровал вишню в саду, щекоча нервы. Бегал от татарина, что с криком «шайтан», гонял пацанов по двору с пьяных глаз. Мать Руслана была русской, отец белорусом, родная тетка вышла замуж за литовца, а второй муж бабушки был таджиком. Зеленин не видел разницы меж теми и этими, как многие другие не делил народ на народности, а смотрел на качества человеческие.

Но в Чечне все понятия смешались: вчерашние друзья стали врагами, враги в любой момент могли стать друзьями, а друзья врагами или трупами. Свой палил по чужим, чужой по своим, свой по своим, чужой по чужим. Каша, месиво в голове от всей этой крови, грязи, непоняток, а под ногами тоже каша из человеческих останков, кишок, мозгов, сгустков крови, лоскутов кожи.

И не было веры, не было понимания что за херь происходит. Даже гипотетические свои делились на три эшелона, а «славяне» не обозначало — «свои». Они били бандитов, чеченцев, а убивали арзейбаджанцев, грузин, афганцев, литовцев. Те били их из их же оружия, которое даже не поступило на вооружение в российскую армию, а прямиком доставалось боевикам. Они спасали мирное население от боевиков, но то же мирное население сдавало их духам. Они старались не попасть в женщин и детей, а те убивали их, их женщин и детей.

Они с боями брали населенные пункты, а потом сдавали по приказу начальства.

Их отправляли на задание и забывали вытащить из — под обстрела.

Один отдавал приказ взять высоту, другой отзывал с нее.

Руслан смотрел на весь этот бардак и ни черта не понимал. И меньше всего себя, придурка, что с детства грезил карьерой военного, лаврами разведчика и лычками минимум полковника.

Все так красиво в книжках, фильмах. Доблесть, честь, долг. На деле неясно кому и какой долг платит восемнадцатилетний пацан, который и с бабой — то не был, какая честь у «своего», что сдает боевикам оружие оптом и в розницу по сходной цене, какая доблесть в том, чтобы тупо полечь взводом на высотке, о которой начальство вспомнило один раз, когда выслало туда бойцов.

Радиосвязь — как Бог на душу пошлет, карт нет, где кто дислоцируется — неясно. Снайперы — бабы, "белые колготки", а то и вовсе «свои» — русские, лупят по ногам и командирам, за деньги продавая свои пули и чужие жизни.

Грязь, кровь, смерть, как норма жизни, как единственный закон. И можно было бы смириться, свыкнуться, если бы знать зачем.

Выбить боевиков? Ура!

Но сегодня выбивают, а завтра выпускают, откровенно пропускают. Приказ. Мораторий. А им по фигу на него. Им плевать на юбилейную дату — пятьдесят лет со дня победы в Великой Отечественной войне, плевать на собственных жителей родных поселков, селений, городов, плевать на то дерьмо, что топит и своих и чужих.

Здесь война совсем обезумела и довела до абсурда полигон военных действий. Война среди начальства, война среди подчиненных, война среди местного населения, война между политиками и олигархами. И не найти правых, не найти виноватых, а вокруг посмотришь, и очень хочется найти хоть кого-то, кто б ответил за убитых, что куда не глянь — горами. Свои, чужие, чужие, свои — смерть всех уровняла, всех примирила. А как быть живым? Как им примириться?

— Нефть, — бросил Улан, оттирая губы от жирной тушенки. — Все она. На кой ляд она, а лейтенант?

Зеленин сплюнул в сторону и крепче обнял автомат: к черту политику, к черту ресурсы и деньги. Если б хоть один баррель, хоть один доллар мог вернуть погибших товарищей и друзей.

Улан, Носик, Кобра и он, Рус, их командир — все, что осталось от группы армейской разведки после этой самой разведки. И ее черт дери!

Всему его учили в военном училище, всему. Вот только терять друзей и смиряться с потерями — нет.

— Топливо, — буркнул Кобра, выковыривая армейским ножом кусок мяса из банки.

— И что?

— Темный ты человек, Улан. Нефть, это стратегический запас топлива, это будущее, это бизнес.

— На крови, — вставил свое слово Носик.

— Я слышал, что вся эта херь началась при Горбаче, — удобнее устраиваясь на ящиках, сказал Кобра. — Когда Ингушетия и Чечня разделились и от нас отделиться решили. Ну, понятно, волну погнали на нас, воззвания там всякие, захват оружия начался. Свобода, равенство, самостоятельность… Тьфу, а то их, блин, ущемляли! Короче, Горбач решил Дудаева припугнуть, кинул десант сюда. Только чего хотел? Ребят в одном аэропорту посадили, а самолет с оружием в другом. Прикиньте? Наши сидят и кумекают: кой ляд они сюда прибыли, если из средств защиты и нападения только кулаки? Короче, пока сидели, думали, Горбач передумал и обратно их отозвал. А Дудаев под это дело постановление: вооружайтесь и всем составом на защиту прав и свобод, пока Москва нас не придавила.

— Блеск, — криво усмехнулся Носик.

— Сдалось вам в этом копаться. Проблем мало? — лениво спросил Рус.

— До "х", — согласился Улан.

— Ребята вчера зачистку проводили, — протянул Кобра. — Так в одном дворе, в яме, троих наших нашли. В цепях. Рабами хозяину были. Со ставрополья мужики… Доходяги…

— А я девчонок — студенток забыть не могу. Приехали погостить и… два года их! Вот только за это этих упырей давить надо, — процедил Носик.

— Хватит вам, — отрезал Рус. Помнил он тех девушек. Когда из зиндана вытащили те и говорить-то не могли, а одна и захотела бы — не смогла, язык ей отрезали. Трясло и их и ребят, что их увидели. Узники Бухенвальда — одно на ум шло. На вид под пятьдесят, а потом выяснилось — двадцать. — Твари, — зубами скрипнул.

Мужчины притихли. Глаза у лейтенанта стеклянные стали — плохой признак.

Комбат вломился, рявкнул с порога:

— Зеленин, что с гарнитурой? Я что бегаю за тобой?! Ответить в лом?!

Руслан молча кинул ему гарнитуру, в которой кроме скрежета, только мат и ни одного слова по делу, ни одного позывного.

— Хм! — вздохнул комбат и рукой махнул. — Подъем! Вас в Буйнакск отправляют. По дороге молодых прихвати, укомплектуйся, Рус. Там тоже жопа, говорят. Ну, что встали, славяне?! Вперед! «Коробочки» отходят! Бегом!…


В кармане нудно заверещал телефон. Руслан чертыхнулся и глянул на дисплей — Леня.

— Привет.

— И тебе. Я тут мимо твоего офиса проезжал. Может, спустишься? Диски заберешь.

— Приспичило тебя?

— Занят?

— Да нет.

— Ну, тады ой? — засмеялся в трубку мужчина. — Время, кстати, обеденное.

Зеленин глянул на часы: действительно. И почему бы не посидеть с другом в кафе, не поболтать о пустяках, что отвлекают от мрачных мыслей?

— Идет. Сейчас спущусь.


Они расположились в кафе на третьем этаже «Сотникова». Удобно. Чуть что — Зеленин рабочее место не покидал. И заведение тихое, фактически без посетителей, плюс скидка на обслуживание. Мелочь, а мило.

Леня как обычно заказал всего и побольше, плюхнул сумочку с дисками на соседний стул:

— Возвращаю пока мой охламон до твоей подборки не дотянулся.

— Ну и дал бы…

— А потом искал! Не-е, старичок. Я взял, я отдал. Слушай, что узнал: парень с моей бригады в выходные на Карповое озеро ездил. Пока мы пескарей таскали, он линей да карпов. Вот такие говорит! — щедро раздвинув руки, выказал объем рыбин.

— Это акулы, — хмыкнул Рус.

— Да? Ну, чуть поменьше. Пятнадцать кг говорит, взял. Я тут подумал, чего бы нам не рвануть в субботу на Карповое? Здесь сорок километров по трассе.

— Желания нет, — качнул головой мужчина.

— Это от разочарования, а вот поймаешь красавца кг на три…

— Я его в рыбном отделе поймаю.

— Значит, не поедешь? — приуныл Леонид.

— Не поеду.

— Другие планы?

— Планы мне Сотников в две минуты обломит.

— Командировка?

— Пока нет, но к выходным может нарасти.

— Зама пошли.

— Послал. В отпуск.

— Поэтому смурной?

— Лень, не лезь в душу, — посоветовал, хмуро глянув на друга. — Ешь и…

— Вали, да? Гостеприимный ты, а как другу рад?!

Зеленин даже не улыбнулся на шутку и Иванов понял, что тот расстроен, проблема какая-то организовалась.



— Помочь? — посерьезнел.

— Нечем.

— Так не бывает. Где есть вход, обязательно есть выход. Есть проблема, есть ее решение. По работе что? Сотников наехал? Хотя, пардон, из-за этого бы ты злой был, а ты нервный и потерянный. Личное?

— Почти угадал.

— Родня? Мать, брат?

— Мимо. Перестань пальцем в небо тыкать. Кушай.

— И заткнись? — прищурился на друга. — Что-то серьезное? Совсем говорить не хочешь?

— Совсем! — отрезал. И смягчился, заметив недовольство друга: что он, правда, с ним, как с подчиненным. — Извини.

— Замяли, — согласился. — Но если что, свистни. Вечером как? Может ко мне, посидим?

Заманчиво. Тепло у Лени дома, спокойно. Самое место душой оттаивать. Только не по карману это Зеленину. Не сейчас.

— Как счет оплачу, — бросил тихо.

Иванов замер над тарелкой, уставился на мужчину исподлобья:

— Большой счет?

— Жизни не хватит выплатить. Да не пытай ты меня!

— Молчу. Н-да, настроение было ничтяк, а теперь к чертям уехало. Заехать за тобой вечером?

— Я на колесах.

— У тебя же стучало что-то. В сервис везти хотел.

— Съездил. Ерунда.

— Угу?

— Не майся, Лень, я в норме. Не навязывайся в сопровождение, ничего со мной не будет, не пацан.

— Давно я тебя таким не видел. И взгляд стеклянный.

— Это судьба в глаза посмотрела, вот они и остекленели.

— Ой, Рус-с… Ну, захочешь, сам расскажешь.

— Не расскажу.

А хочется. Так бы и скинул глыбу с души, покаялся. Да разве этим что-то исправишь? И захотелось вдруг рвануть на перекресток, встать рядом с девушкой и…

И что? Что он может ей сказать, что она ему?

"Извини, я, кажется, тебя убил".

"Извини, я, кажется, выжила".

Бред.


Но в пять он поехал на перекресток, забыв о запланированном походе в магазин, наплевав на образовавшиеся на работе дела. Его как преступника тянуло на место преступления, тащило сюда.

Рус сидел в машине и смотрел на красную кирпичную стену, у которой утром стояла девушка и торговала своими картинками. Ее не было сейчас, но чуть присмотрись — и будто стоит.

А сколько лет она стоит перед его глазами?

Он пытался найти оправдания своему преступлению, но за давностью лет, все, что могло тогда его обелить, исчезло. Долг, обязанности, война, что все спишет — уже не спасали. И как никогда остро он ощущал себя подонком, равным тем, которых убивал на той войне.

А ведь немало положил, но хоть бы один встал перед ним, замаячил хоть во сне. Только погибшие братья-славяне приходили иногда: "ничего командир, прорвемся". И эта девушка как заноза, как пуля в виске, сидел и сидела внутри, смотрела на него своими синими, как незабудки глазами, вскидывала руки и падала в траву.

Хоть в петлю, хоть как она — с обрыва в траву.

А ведь знал, что это она, подозревал. Как увидел первый раз на перекрестке, так сердце екнуло. Но отогнал, задавил подозрение — не бывает так, мертвые не возвращаются. И бегал как заяц от себя, от нее, от вины своей, от воспоминаний по Блюхера и Коммунаров, придумывал, выдумывал только чтобы не думать, не знать.

Сколько лет забывал, хоть бы миг забыл.

И вроде наоборот, успокойся — жива, а ему вовсе плохо, как рецидив болезни, вина обострилась — давит, жжет, крутит, все нутро выела. Столько лет с ним жила, то глуше то острее о себе знать давала, но придавленная делами, суетными мыслями, худо-бедно сносилась, а тут вылезла и поедом ест. Хоть в омут головой, хоть в щель от нее, как таракан — все равно покоя нет и не будет.

Сволочь он. Хоть обеляй, хоть какие оправдания придумывай — сволочь.

Вернуть бы все.

Сколько раз он мысленно прокручивал пленку воспоминаний назад и менял сценарий: посылал пулю в Арслана, кубарем катился вниз с обрыва вместе с девушкой и бежал с ней же к своим. Она жила, он жил.

А просыпался и понимал — не живет. Та пуля двоих убила.

Мобильный затарахтел, выдергивая Зеленина из глухого мрака тоски.

"Номер не определен", — увидел на дисплее и рука дрогнула: не она ли звонит? С того света. А на этом — призрак, что только для него является.

И головой покачал: ерундой не майся, с ума не сходи.

— Да, — бросил сухо, открыв крышку.

Тихо в трубке как в гробу.

Рус помолчал, слушая тишину и пытаясь угадать, кто на том конце связи с ним в дурацкие игры играет, сложил «раскладушку» и уставился перед собой: не первый такой звонок. Третий за последний месяц.

Раньше внимания не обращал, а сейчас четко понял — по его душу и неспроста, как бы не с ней связно.

Шантажировать решили? Мосты налаживают, почву прощупывают? Мало вероятно. Однако после встречи с «призраком» воочию он этот вариант не стал отметать. И самый бредовый, что это она звонит — тоже.

И дал по газам.

Завтра он приедет сюда пораньше и поговорит с ней по душам, выяснит, кого ляда происходит и что ей от него надо.


Он заехал в супермаркет, купил все по списку и новую сим-карту.

"А теперь посмотрим, кто такой умный", — выкинул старую в окно автомобиля. Набрал номер Лени:

— Я номер сменил.

— У?… Проблема круче, чем казалась?

— Еще не знаю.

— Прятки, командир?

Руслан молча сложил «раскладушку» и убрал ее в карман: посмотрим. Заодно выясним, что и откуда тянется.

Мысль мелькнула — уехать. На Север к оленеводам. Поселиться в чуме и долгой северной ночью смотреть на северное сияние… видеть синие глаза.

Зеленин дал по газам: больше он не побежит.


Глава 3


Среда


Он не спал — маялся. К утру к синеве от щетины прибавилась синева под глазами.

Видок тот еще, — оценил, глядя на себя в зеркало. Хороший повод проехать мимо перекрестка, но завтра появиться еще один, послезавтра еще. Бегать всегда легко и повод найти не проблема.

Зеленин вышел из ванной, оделся. Прошел на кухню, покосился на забытую в раковине турку и сыпнул кофе в кофеварку. Выпил чашку, в «прикуску» с сигаретой и глянул на часы: пора.

Оглянулся у дверей, словно не надеялся вернуться или забыл что-то, и вышел.


Проезд по Северной был свободный и уже в восемь Руслан припарковался напротив здания музея. Но вылезти из машины не решился. Сидел и смотрел на девушку, что заняла свою позицию до его приезда.

Во сколько же она встает?

А это важно?

На душе Руслана тихо было и тревожно, как перед началом боя, когда не знаешь — жив будешь, умрешь, кто из твоих погибнет, как оно все повернется. И не угадать.

Сейчас он и не пытался: сидел, смотрел на девушку тупо, без всяких эмоций, пытался отстраниться и понять про нее хоть что-то.

"Снайпер"…

Какой к черту снайпер? Руки как прутики. При первом же выстреле от отдачи отвалятся.

А ведь тогда поверил, потому что хотел поверить. Знал Арслан на что давить — снайперов до жути ненавидели. Духа бы еще могли по-простому, без изысков в расход пустить, а снайпера нет, рвали бы гниду на лоскуты. Особенно, если «свой», русский. Сколько таких за деньги души продавали? А бабы? А тут еще и женщина, не какая-то местная, свихнувшаяся от страха или взлелеянной ненависти, убогая личной жизнью и лицом, не литовка, что рожей ей под стать, а своя, русская, молодая, красивая. Такой детей рожать, мужа радовать, а она…

Зеленин вылез из машины и решительно двинулся через дорогу, к ней.

— Здравствуй, — встал, руки в карманы сунув, чтобы не увидела сжавшиеся от волнения пальцы в кулаки, чтобы не дрожали.

— Здравствуйте.

И смотрит, будто первый раз видит.

— Я вчера открытку у тебя взял. Понравилась.

— Правда?!

Она не расцвела, она засияла. Улыбка до ушей расползлась, взгляд восторженный, чистый и наивный как у дитя.

Мать вашу!! — хрустнули пальцы в кармане. Перевернуло Зеленина, в небо уставился еле крик сдерживая: мать вашу! Вашу мать!!

— Вам еще надо?

— Да. Мечтаю, — скрипнул сквозь зубы.

— А вам какие надо? У меня есть на восьмое марта, на Новый год, — начала с гордостью перечислять, показывая то одну, то другую.

"Точно. И ту и другую. В июле самое то на Новый год открытку брать, а уж на Восьмое марта, сам Бог велел!" — зубы сжал.

Дурацкое положение. И в горле ком как встал, так и стоит не туда, ни сюда.

— Ко дню Защитников Отечества, — процедил, не скрыв сарказма. А на кого злился: на нее, на себя?

— У меня нет, — сникла тут же. И столько разочарования и огорчения в голосе, будто самое важное в жизни пропустила.

Зеленина как в грудь толкнули — чуть не прижал ее к себе, успокаивая.

Издевается. Нет, она точно над ним издевается!

"Так тебе и надо, сволочь", — подумал, тараня взглядом красный кирпич стены за спиной девушки. На нее смотреть не мог, смелости не хватало. И до жути хотелось схватить девчонку, затрясти как грушу и заорать в лицо: " Не узнала?! Я, Рус, тот самый, что тебе в лоб пулю всадил!! Что ты мне мазилки в нос суешь?! Что в дурочку играешь?!! Ну, посмотри на меня, посмотри! Скажи все что думаешь, раскричись, ударь!! Скажи, как выжила? Я не промахиваюсь, никогда не промахивался. "

— А у меня есть ночная птица, — уставилась на него.

— Кто? — мужчину перекосило в попытке понять, о чем она, к чему, что за птица.

— Птица, — голос до шепота упал. Взгляд то в сторону, то на него — что она за его спиной искала? Птицу свою? — Она не простая, она спасает, песни поет.

У Руслана сердце оборвалось, мурашки по телу побежали — смотрел на нее и слов не было.

Вита полезла в задний карман брюк и выставила на обозрение Руслана картонку с серыми разводами, за которыми с трудом угадывался силуэт то ли смерча, то ли водоворота.

— Вот. Берите, — шепчет.

Зеленин слов так и не нашел, открытку взял и развернулся, пару шагов к дороге сделал, обернулся. На картинку глянул — ничего на ней нет, пятна серые, каля-маляка.

Что сделать хотел, что сказать — забыл. Девушка на него смотрит довольно, улыбкой цветет. Руслана вовсе перевернуло, рванул как скаженный через дорогу. В салон залез, картинку на соседнее сиденье кинул. Сигареты достал, а прикурить не может — руки ходуном ходят.

Смял в сердцах сигарету, выкинул. Посидел, новую достал. Подкурил, наконец, и замер: а она ведь, сумасшедшая — дошло. Не удивило — раздавило. И как спасательный круг — мысль: лицо чистое, нет отметин на лбу от пули. Нет.

Значит, не она?

А какого черта, так похожа? Какого рожна всю душу ему вынула?!

Судьба с ним в догонялки играет? " Ночная птица"!…

У Руслана горло сдавило, закашлялся: "ночная птица" — так назвали снайпера, что лупил по ночам. Бил, гад, в цель точно, ни одного промаха. Или куражился иногда: ранит так, что не выжить, но сразу не умереть — мучиться приходиться. Одного в горло — крутило парня, все в кровище, ребята шею зажимали ему, а он хрипит, все сказать что-то хочет, а не может. Другого по коленным чашечкам, а тот зеленый, мальчишка еще совсем. Выл, уши закладывало…

Руса миловало, но четверых из своей группы он так потерял.

Поймать эту «птицу» никак не могли, каждую ночь облаву устраивали, а она так и не далась. А попалась бы — на части порвали.

Руслан зажмурился: не иначе как по его душу теперь птица прилетела. Судьба? От нее не уйти.

Но откуда эта девушка о ночной птице знает? Прав был Арслан — она и есть та тварь? Значит, нет на Руслане вины? Или есть, но другая, что не убил? Она это или не она? Жива, она или ему мерещиться? Может, это он с ума сошел?

Зеленин подкурил от окурка другую сигаретку и вылез из машины, встал, поглядывая на ту сторону дороги, на девчонку.

"Снайпер".

"Она — снайпер".

А что тогда, что сейчас веры нет. Подумать — легко. Те же латышки. Те же чеченки. Сколько баб, с виду и не подумать, ложили «федералов». Одни за деньги, другие мстя, третьи за идею свою гребанную. Сколько сук с той войны целыми уползло и за грамм своих преступлений не ответив?

Зеленин выплюнул сигаретку на асфальт и потопал обратно к девушке. Теперь им друг от друга не уйти, пока они к одному концу не придут, пока он не поймет, не выяснит кто она. Дурочка — пусть живет. Он даже поможет ей чем сможет, не вину свою заглаживая, просто так. Снайпер, та птица — убьет суку. А если та и не снайпер… Если та…

И вздохнул — что в этом случае он делать будет, Рус понятия не имел.

— Сколько твои картинки стоят? — вырос перед девушкой. Та вздрогнула, сжалась испуганно:

— А… А что?

— Оптом куплю. Если прогуляешься со мной.

— Куда? — голос от страха подсел.

— Да вон, в кафе. Посидим, поговорим. Просто пообщаемся.

Не очень хорошая формула знакомства. Неудачный тон. Хотел мягко сказать, а получилось жестко, почти приказом.

— Я… никуда не пойду, — замотала головой отступая.

Молодец, Рус! Напугал девчонку, «ухажер».

— "Свияга" в двух шагах, никуда идти и не придется, — пересилил себя и ласково почти сказал. Вита смягчилась, плечи потерла в раздумьях, помялась и кивнула:

— Ну, если… а зачем?

— Скучно мне, — буркнул и поморщился: а ты полный придурок, Рус. Совсем с девушками знакомиться разучился. Еще "налево, ша-агом ма-арш" — рявкни.

Девушка неуверенно плечами пожала и картинки ему протянула.

— Просто так, чтобы не скучали.

На фига они ему? Но спорить не стал, молча взял, в карман пиджака сунул и пошел к кафе, поглядывая на девушку. Как же ее зовут? Что-то затейливое, а вспомнить не может.

— Вика?

— Вита. Виталия…

"Точно".

— … А вас?

"Да-а, не только у меня склероз оказывается".

— Руслан. Вчера знакомились.

— Правда? — зрачки огромными от удивления стали. Такое не сыграть.

— Не помнишь? Много покупателей?

— Когда как. В основном вовсе нет.

"А это правда — аналитиков вызывать не надо. Плевать гражданам на открытки, что почтовые, что самописные".

— Сама рисуешь?

— Да.

И молчит. «Разговорчивая».

— Другим заняться не пыталась? Доход-то чахлый.

— Я же не для прибыли, для души.

— Угу? И муж не против?

— Я не замужем.

— Дети?

— Нет. Я хотела из детского дома взять, а Андрей сказал, что мне рано детей заводить.

— Андрей у нас кто? Жених?

— Брат.

— Старший?

— Да.

— Строгий?

— Славный.

— Мама, папа в комплекте?

— Нет.

— Извини.

— Ничего. Я их совсем не помню.

— Тебе лет-то сколько? Ты извини, что на «ты», но…

— Ничего, нормально.

— Так лет-то сколько? Совершеннолетняя? — улыбку выдавил.

— Наверное.

"Интересный ответ. Зайдем с другой стороны".

— Паспорт уже получила? — улыбнулся шире.

— Кажется. Надо у Андрея спросить, он все знает. А вам, зачем мой паспорт?

— Не за чем. Просто так спросил, — открыл двери заведения перед Витой.

— Мне придется Андрею про вас сказать. Он мне наказал, чтобы я обязательно ему про тех, кто моими документами интересуется говорила.

"Любопытно. Не прост этот Андрей".

— Тогда познакомь меня с братом. Какие проблемы?

— А вы согласны?

— Конечно. Адрес дашь, я вечером с конфетами подъеду, познакомимся, посидим все вместе. И давай на ты?

— Давайте.

— Сладкое любишь?

— Наверное.

— "Наверное", — буркнул, подвигая ей стул, сел напротив. — Что точно любишь? А то приеду с конфетами, как дурак, а ты их в мусоропровод отправишь за ненадобностью. Может фрукты? Ананасы там, маракуйя?

— Чего? — носик наморщила.

— Фрукт такой, тропический.

— А! Нет, не люблю.

— Не понравился?

— Не пробовала.

— Как же не любишь?

— Просто.

"Действительно "просто"".

— Что будешь? — получив от официантки меню, открыл Вите книжечку. Та даже не взглянула в нее — стены рассматривала, роспись хохломы.

— Вита?

— А?… А что вы, то и я, — очнулась.

— Выпьешь? Вино, коньяк?

— Нет, — даже испугалась.

— Коктейль?

— Ага.

— Чай, кофе, сок?

— Ага.

— Ага?

Зеленин растерялся. То, что девушка не в себе сомнений уже не было, но какого черта он ее в кафе притащил? Что хотел? Что можно у ненормальной узнать? Какого призрака он в этих наивных и доверчивых глазах ищет? А может себя, того, что еще не выстрелил?

"Она снайпер", — утверждал Арслан…


Чечня. 95 год.


Облава на "Ночную птицу" удалась. Удод взял кого-то и методично пинал.

Группа Зеленина рванула к нему, оттащила от мужика, что валялся на камнях, прикрывая лицо руками.

Руслану сразу не понравилась рубашка: белая, отглаженная. В такой только вместо семафора можно бродить, а уж на дело идти, ну, никак.

Рывком поднял с земли мужчину, толкнул к камням и замер, направив дуло автомата в живот пленника.

— Елки!…

На него смотрел Арслан, его одноклассник. Все то же интеллигентное личико, чуть припачканное кровью, что текла из разбитой губы. Длинные реснички, телячий взгляд и пальцы пианиста.

— Рус, — растянулись в улыбке разбитые губы.

Мужчины рванули друг к другу наплевав на то, что вроде стоят на разных сторонах баррикады. Обнялись:

— Вот чертяка!!

— Рус!!

— Дага! Вот уж не ожидал! Ты откуда нарос?

— У меня дядя здесь. Я же после школы сразу в Грозный, на экономический поступил. Отучился. А тут… А ты? Военный смотрю. Лейтенант. Сбылась мечта?

— Как видишь, — буркнул, поправляя амуницию. Неудобно вдруг стало, что грязный как черт, что вот так по-тупому встретились, что помяли Арслана ребята Руслана.

— Рус, он за камнями сидел, — тихо, но с явно проступающим намеком бросил Кобра. Плевать ему было как и остальным, окружившим друзей, кто кому этот чеченец. На лицах одно желание — в расход.

— Ты на рубашку его глянь, — отрезал мужчина. Кобра помялся, сложил белизну рубашки и возможность в ней не запачкавшись на камнях неприметную позицию держать. Не вышло. Лямку автомата поправил и отошел, прикурить у Улана попросил.

— Вы продолжайте прочесывать, а я сейчас. Две минуты, — выставил два пальца.

Носик и Жека плечами пожали: болтай, коль охота, и вниз поперли.

Рус на камни сел, Арслан рядом — улыбается так что зубы сверкают:

— Представить не можешь, как я рад тебя видеть.

— Могу, — хмыкнул, сигареты достал, предложил другу. — Минутой позже и пустили бы тебя в расход.

Тот головой качнул, от сигарет отказываясь, присказку будто не услышал.

— Не курю, как не курил.

— А здесь чего делаешь?

— К девушке шел, — признался.

— Война вроде, какие девушки к ляду?

— Здесь давно не спокойно. Только меня все это не касается, я поэтому в Буйнакск переехал, подальше от грязи.

— Но не далеко, — хмыкнул Рус, затягиваясь. — Дядька у нас кто?

— Тейп держит, — помрачнел Арслан. — Сдурел на старости лет.

— Угу, — посерьезнел и Руслан. Дошло, что Дагаев, глава крупной группировки и есть дядя Арслана. — Хреново.

Мужчина кивнул, голову свесив.

— Мир с ума сошел.

— Точно. Валить тебе из Чечни надо, сам-то понимаешь?

— Куда? — улыбнулся смущенно. — У меня девушка здесь. Жениться хочу.

— Калым есть? Дядя пособил? — недобро блеснул глазами Зеленин. Щупал однокашника. Самому противно было, а привычка. Нет на этой войне своих. Нет чужих. Дурная она и все здесь сдуревшие. И тошно оттого.

На кого он думает, в чем подозревает?

Арслан снайпер? Арслан член тейпа, член группировки, боевик?

Бред полнейший.

Десять лет Руслан с Арсланом в одном классе учился, пять за одной партой сидел. Тот по точным наукам ас был, а по физ подготовке в конце плелся. Бегать — дыхалки не хватало, подтянуться — мечта заоблачная, отжаться — тем более. НВП — двойка на тройке. Из десяти выстрелов один в мишень с краю ложил, остальные постоянно в «молоко». Подраться? Ну, что вы! Это ж моветон по фейсам стучать! По клавишам — пожалуйста. Во, воспитание!

Но что это значит сейчас?

А ни черта!

За те, почти восемь лет, что они не виделись, каждый из них изменился. И кто как жил, чем дышал — вопрос.

Но с другой стороны, если старым друзьям не верить, кому вообще тогда верить в этом дерьме?

И потом, признался же сам, никто за язык его не тянул, что дядя тот самый Дагаев, что в горле «федералов», как кость сидит. Мог промолчать, отнекаться. Мало ли Дагаевых?

Нет, честно сказал, как раньше.

— Не изменился ты, — улыбнулся Рус примиряющее.

— Не правда, Руслан, мы все изменились. А эта война? Смотрю и душу выворачивает. Ведь мы вместе были, всегда вместе. А тут… Свобода! Всем глаза и разум застила. Еще деньги. Деньги. Власть. Скажи, как это получилось? Когда крен в головах пошел?

— Меня спрашиваешь? — затушил окурок о камень. Поднялся. — Меня каждый день об этом спрашивали, а потом устали. Ладно, пошел я, может, еще встретимся. И не дай Бог, как враги, — предостерегающе прищурился на мужчину.

— Я всегда другом тебе был, ты мне, как брат. В этом ничего не изменилось и не изменится. Кольку Васнецова помнишь?

— "Ваську"? Чего вдруг вспомнил?

— Он меня тогда чуть насмерть не забил, а ты спас. И сейчас спас. Я такое не забываю.

Хорошие слова, а взгляд — нет. Не Арслана, не щенка — интеллигента — матерого хищника.

Но следующие слова неприятное впечатление размыли, настороженность стерли.

— Я знаю, что вы снайпера ищете. Я найду его тебе, брат.

Рус плечо ему сжал и на подбитую бровь кивнул:

— Фейс береги, а то пока ловишь, тебя поймают.

— Я серьезно, Рус. Вашим слова не скажут, а своим сболтнуть могут. Я услышу.

Мужчина прищурился: помощь не помешает. Больше тридцати ребят уже легло. Куда годно?

— Если по дружбе шепнешь, не откажусь.

— Как тебя найти?

— Лейтенант Зеленин. Адрес точный, — и потопал вниз, к своим бойцам.

И не выдержал, как не хотел казаться сильным, гордым, сдержанным — обернулся и улыбнулся старому товарищу. И тот в ответ:

— Береги себя.

— И ты. Девки нынче жизни стоить могут.

— Эта стоит, — улыбнулся смущенно.

Мелочь, а тепло на душе. Если кто-то в этом дерьме еще любить способен, значит не зря ребята здесь ложатся, значит, есть еще за что воевать, кроме гребанной нефти…


Руслан волосами тряхнул, откидывая воспоминание, воззрился на девушку. А та меню изучает, пальчиком вензеля по краям обводит.

— Красиво, — пояснила, заметив его взгляд.

Кто ж спорит, девочка? — затосковал.

Двенадцать лет прошло, двенадцать! Есть же такие, что все через себя кидают. Почему он не такой, что ему та история покоя не дает? И не в такую задницу попадал, не из такого дерьма выгребал. Но все забылось, затерлось, а это помниться, будто вчера было, миг назад, а не двенадцать лет.

В ней все дело, в русоволосой девчонке- незабудке с синими как небо над Уралом глазами… которые он погасил. А вот за каким? — зубами скрипнул. Враги, боевики — одно, а женщина — другое. В упор выстрелить в безоружную, доверчиво смотрящую на тебя девчонку, на которую просто указали рукой и выкупить ее жизнью свою. Такое не забыть, потому что той самой выкупленной жизни этот счет оплатить не хватит.

— Вам плохо? — заметив, как изменилось лицо Руслана, спросила Вита.

— Нет, — солгал. А на душе черти дерутся и никак не успокоятся.

Вот если бы она была снайпером, если б она точно была той "ночной птицей"!

— Вы чай закажите, зеленый. Он полезен.

— Тебе? — не понял о чем она.

— Вам.

— Мы же на «ты» договорились, — растянул губы в улыбки, а она сползает, не держится.

— Мне привыкнуть надо, — улыбнулась смущенно.

— Хорошо, — согласился: мне тоже. Подозвал официантку, сделал заказ, опять на девушку уставился. Вита — Лилия — Виталия. Даже имя созвучно. И сама… Коса по груди вьется. А у той волосы растрепаны были — таскали твари за них.

— Расскажи что-нибудь, — попросил, чтобы только не думать о том.

— Что?

— Например, чем вчера занималась?

— В кино ходила.

— В кино? — как по-домашнему, с горчинкой ностальгии по пролетевшим десятилетиям.

— Ага. В «Кировец».

Где же такой кинозал? Был один, помнит Руслан, недалеко от завода. Он туда пацаном с друзьями на "Укрощение строптивого" бегал, грудь Орнеллы Мути рассматривал. Двадцать лет назад. Да, почти двадцать.

Только нет этого кинотеатра давным — давно.

— Что же смотрела?

— "Не могу сказать прощай".

— В «Кировце»?

— В «Кировце».

Приплыли. Нет кинотеатра, фильм двести лет как с проката снят, а она смотрела.

— Одна ходила?

— С подругами.

— Какие они?

— Хорошие.

— Андрей был не против?

— Андрея еще не было.

— С работы не пришел?

— Совсем не было.

— Не родился.

— Наверное.

Зеленин за сигаретами полез. Разговор с ненормальной удовольствие для гурманов. Только видно и он нормальным не был, потому как не смешно было, а грустно до одури, и жалко девчонку, жалко так, что готов был что угодно сделать. Ему хотелось сбежать от нее и от своей щемящей жалости, и остаться, выпить эту чашу до дна, одновременно.

— Закурю? — спросил.

— Пожалуйста.

— Андрей курит?

— Да… Нет. Он бросил. Вчера… Нет, три дня назад или… Ну, где-то так, — жестами попыталась подтвердить свои слова и чуть салфетницу не сбила. Сникла, сжалась и добавила виновато. — Я вообще-то даты путаю.

"Заметил. А еще видимо дни и года".

— Ничего. У каждого свои странности. Я, например, постоянно забываю, что мне надо купить в дом. Утром оказывается, что кончились сигареты, кофе или совсем нет хлеба.

— Вы один живете.

"Догадливая".

— Холостяк, — улыбнулся.

— Андрей тоже холостяк. Я ему все говорю, говорю, чтобы женился, а он ни в какую. Упрется, как козерожка. А он и есть козерог. Упряя-ааа-мый.

— Трудно с ним?

— Нет, — отмахнулась, развернулась боком к Зеленину и давай болтать, лепнину на потолке кафе разглядывая. — Он хороший, чуткий, добрый. Но тоже все всегда забывает. Рубашку с плеч не стащишь, так и будет в грязной ходить. Интересно, это из гипса сделано? Вручную или штамповка? — спросила без перехода.

Руслан моргнул, на секунду потерявшись и кивнул, сообразив, о чем она:

— Стандартные натяжные потолки.

Девушка тут же потеряла интерес к потолку и занялась изучением столового набора из солонки, перечницы и уже знакомой ей салфетницы.

"Как же ее брат одну на улицу отпускает? Не запрещает открытками торговать?" — подумал мужчина.

— Андрей против твоей торговли открытками?

— Наверное… А? Нет. Дома хуже. Я дома все изучила. А на перекрестке стоишь, смотришь, как люди живут. Интересно, — протянула мечтательно, взгляд опять в сторону потолка ушел. — Машины едут, прохожие бегут — все по каким-то очень важным делам. Детей мамы за ручки ведут… Я, когда в школу ходила, у меня был белый, белый бант, вот такой! — растопырила пальцы, словно огромный мяч в руки взяла. И тут же сникла не понятно отчего. — Пить хочу, — прошептала.

— Сейчас, — обернулся на официанта за стойкой, поторапливая взглядом. Минута и им сервировали стол. — Коктейль и твой зеленый чай. Только осторожно, он горячий, — предупредил, видя, что девушка засуетилась и может нервным движение просто смахнуть чайник со стола себе на ноги, обжечься, чего доброго.

И подивился: Вита послушно притихла и выжидательно уставилась на мужчину.

— Я сам, — понял тот, налил ей чай в чашку, сахарницу пододвинул. Сахар Вита проигнорировала, а чашку к себе пододвинула и принялась ложечкой чай черпать, дуть на воду.

У Зеленина возникло ощущение, что он в детский сад попал и готовиться занять место нянечки. Но и это его не напрягло, даже любопытно стало — как это о ком-то заботится? Как он жил без этого?

Неполноценно, безответственно, вот как. В свое удовольствие, как лопух у дороги.

Любопытное открытие.

— Пирожное бери, — предложил. Вита взглядом по нему мазнула и головой мотнула:

— Не хочу.

И опять в чашку уткнулась, дуть на воду принялась да чаинки гонять ложкой. Увлеклась настолько, что видно о Руслане забыла.

— Вита? Виталия?

Ноль. «Пыф» в чашку и все.

— Девушка?! — позвал громче. Вита вздрогнула, так что стол качнулся, ложку выронила и с ужасом на Зеленина уставилась. Губы затряслись, в глазах слезы появились.

Руслан потерялся, не понимая, что такого сделал и что теперь делать.

А та носом шмыгнула, сообразила, кто перед ней и вздохнула тяжело, головой закачала:

— Ты что? Нельзя на людей кричать, — зашептала, будто страшную тайну открывала. — У нас же уши есть. У нас знаешь, какой слух? Острый. Его криком испортить можно. А еще у нас есть аура. Когда кричат, она резонирует и бьется о тело: бум-бум, как шарик о бортик. От этого потом болеешь.

Бред! — еле сдержал фырканье Рус.

— Извини, — бросил сухо. — Больше не буду.

Девушка словно не услышала. Ладонями чашку обхватила и заулыбалась в чай:

— Когда кричат — ничего не слышно, а тишина, она знаешь, как звучит? А паутинка в углу, а этот вот чай? Их только в тишине можно услышать. Каждая вещь шепчется, а когда вместе — такая музыка, что равной не найти. Так небеса звучат. Особенно ночью, когда тихо — тихо, можно услышать, как звезды звенят, шепчутся, а лучики, как струны.

Вита жмурилась, выдавая бред с очаровательным вдохновением. Руслан уже не слушал ее — просто смотрел.


Чечня. 95 год


Жека, новенький, совсем еще зеленый, два месяца как призванный, сидел у костерка и портил зрения, пытаясь что-то рассмотреть в книге.

— Что читаешь? — спросил Зеленин.

Парень вздрогнул. Совсем «хорошо». Это как же надо увлечься и чем, чтобы забыть об осторожности? Лейтенант вырвал книгу, глянул на обложку, отклоняя в сторону огня. Жека вытянулся, готовый ринуться за томиком, если его бросят в огонь.

Вот, придурок! — качнул головой Руслан и бросил книгу на землю.

— Нашел место и время стихи читать. Лучше б отдыхал, пока возможность есть.

— Я и так отдыхаю, товарищ старший лейтенант, — протянул дичливо, поднимая том.

— Жека у нас филолог, — хохотнул выступающий из темноты Кобра.

— Ничего смешного, — обиделся парень, на командира покосился, крепко прижав к груди книгу. Ну, просто запасная обойма! Фу, ты, молодь желторотая! — Товарищ лейтенант, хотите я вам прочту одно стихотворение?

— Поэт, блин, романтик, — хмыкнул Кобра, сплюнув в костерок и присел на камень. — Газеты лучше почитай.

— "Барт", да? — недобро сверкнул глазами Зеленин. — Читайте рядовой Белянин, что вы там хотели, — разрешил милостиво.

Парень покашлял и тихо начал декламировать, отрешенно поглядывая в огонь:

— "Разве бывает любовь без огня? Борьба без самозабвенья?

Огонь в тревогах каждого дня, в сердечных моих откровеньях.

Мы по-солдатски строго живем у волшебства на грани и

Очищаем себя огнем раскаяний и признаний.

Вот огненной лавы следы во льду,

Вот драма на форуме веры: то сердце было с умом не в ладу,

То чувства не знали меры"…

— Классно, — оценил Кобра.

К костерку подошли еще двое салаг и лейтенант Буслаев:

— Чего это у вас? Вечер чтения? Ну-ка, давай чего там дальше?! — уселся на кирпичи, выжидательно поглядывая снизу вверх на рядового. Жека помялся, косясь на своего командира и не узрев осуждения, прочел еще.

— "Пристрастья прежние истребя, мы вечным огнем согреты

И зорко вглядываемся в себя — в смешенье теней и света.

Тревожны и радостны в вышине огни костров легендарных.

Мы сами огонь, рождены в огне и веку за то благодарны.

Что в бесконечности новых лет всегда будет реять над нами

Бушующее как пламя, как высшей правды, как совести свет

Великое наше знамя."

— В точку, рядовой. Наше знамя и… короче… доблесть, огонь там… — сжал кулак, пытаясь жестом высказать то, что в слова не складывалось. — Мы победим! — закончил спитч Буслаев.

Рус насмешливо глянул на него и подкурил сигарету от уголька: стихи ему понравились и были действительно "в точку". Не поспоришь.

— Много стихов знаешь?

— Ну-у… достаточно. А что?

— Читай почаще. Вот такие. Важно это, Женя.

Парень кивнул, обрадованный пониманием.

— А я «Овода» читал, — к какому-то месту выдал Кобра.

— Про любовь что-нибудь знаешь? — несмело спросил салага. Лейтенанты дружно покосились на него, переглянулись и промолчали. Хотят славяне про любовь — пусть их. Все лучше, чем про убитых слушать, про зверства духоов и засады, подлянки местных, боевой «славе» "ночной птицы".

— Знаю, — неуверенно пожал плечами Белянин.

— Ну, так читай, — поторопил Буслаев.

— А… какие? Лирические…

— Любые! Сказано же — про любовь.

Парень крякнул, но спорить не стал.

— И сядь ты, чего как на трибуне! — дернул солдата за край робы.

Жека плюхнулся, поерзал и, вздохнул:

— Федерик Гарсия Лорка… Но оно длинное…

— Да давай ты уже! — рассердился Буслаев.

— Ага. Хм.

" В полночь, на край долины увел я жену чужую

Я думал она невинна…

То было ночью в Сант-Яго и, словно сговору ради

в округе огни погасли и замерцали цикады"…

— Это чего? — спросил кто-то в темноте. На него тут же зашикали.

— Не обращай внимания, не останавливайся, рядовой, — поторопил навостривший уши Буслаев. Кобра сигаретку достал, приготовившись внимательно прослушать историю про чужую жену.

— " Я… сонных грудей коснулся…

— Фига ссе!

— Так, еще кто-нибудь вякнет, низом до палатки полетит! — приподнялся лейтенант, грозно оповестив округу о репрессиях. И кивнул Белянину: продолжай, больше ремарок не будет.

— Ну… "Я сонных грудей коснулся последний проулок минув

И жарко они раскрылись кистями ночных жасминов.

А юбка, шурша крахмалом, в ушах звенела, дрожала

Как полог тугого шелка под сталью пяти кинжалов.

Врастая в безлунный сумрак ворчали деревья глухо

И дальним собачьим лаем за нами гналась округа…

За ежевикою сонной у тростникового плес

Я в белый песок впечатал ее смоляные косы"…

То ли Евгений умел читать стихи, то ли настроение у Руслана было в лузу — картинка живо рисовалась в воображении до запаха и звука. И до тоски захотелось оказаться на берегу песчаного плеса с девчонкой. И до отчаянья жалко, что не любил он еще так безумно, не встретил той, что сердце тронула так, чтобы брызги из глаз, чтобы до одури, до самозабвения вляпаться в нее и… забыть то дерьмо, через которое они проходят.

Он готов был поспорить — почти каждый пришедший на огонек послушать стихи забытого поэта, подумал тоже самое.

— "Об остальном как мужчине мне говорить не пристало

И я повторять не стану слова, что она мне шептала

В песчинках и поцелуях она ушла на рассвете…

Я вел себя как должно цыгану до смертного часа

Я дал ей кольцо на память и больше не стал встречаться

Помня обман той ночи у края речной долины.

Она ведь была замужней, а мне клялась, что невинна".

Тихо стало, так тихо, что показалось, уши заложило.

Минута, другая и Буслаев шумно выдохнул:

— Не понял, все что ли? — протянул разочарованно.

— Все, — пожал плечами Женя.

— Ну, блин! — фыркнул Кобра. — Я-то думал, а оно-то оказалось. Не-е, какая разница, не пойму: невинна, замужняя. Эх, мне бы любую, зажег бы как этот цыган!…

Зеленин встал и пошел к себе, в палатку. Знал, что разговоры о бабах будут длинными и перейдут на хавчик и ублюдков — боевиков. Дай солдату пять минут передышки и он обязательно начнет разговор о женщинах и пище, а потом уже о превратностях службы.

Руслан же не хотел слышать ни о том, ни о другом, ни о третьем. Смысл травить себя?

И очень пожалел потом, что оставил своих у костерка.

Разговор затянулся, как он и предполагал, а в три ночи "ночная птица" сняла Белянина.

Буслаев пережил его ровно на сутки.

Такой ненависти как к ночному снайперу, Зеленин не испытывал ни к кому. Добрался бы — зубами горло перегрыз, порвал бы как ротвейлер подстилку — в лоскутья.

А стихи Лорки запомнили и цитировали, приписывая строки погибшему Белянину…


— Ты очень красивая, — тихо сказал Руслан. Не может такая убивать, тогда еще подумал — не может. Потому что не должна, не правильно это.

А что в этой гребанной жизни вообще правильно?

— Я? — искренне удивилась Вита, оглянулась, чтобы убедиться, что он ей сказал, а не той, которая за спиной. И пятнами от смущения пошла. Тишина за столом повисла. Мужчина понял, что зря обмолвился, на часы глянул, выкручиваясь из положения:

— Мне пора. Как на счет вечера? Куда подъезжать?

— Зачем? — глаза округлила.

— Чтобы конфеты твоему брату вручить.

Девушка удивилась тону и растерялась:

— Он вас совсем не знает.

— Будет повод узнать.

— Наверное, Андрею это не понравится.

— Узнаем.

— Вы навязываетесь? — в лоб спросила Вита. Руслан отвернулся: нет, я настаиваю.

— Хочу продолжить знакомство с тобой.

— Зачем?

— Понравилась, — прозвучало это далеко не как признание, а скорее как просьба: отстань, а? Зеленин поморщился: сроду он с женщинами не знал, как обходиться. Понимал — мягче надо быть, улыбчивее, а не получалось — пер начальственный тон и все тут.

— Как? — качнулась к нему девушка, во все глаза изучая его физиономию.

Ну, и что ответить на подобную прямоту?

— Сильно! — процедил. И разозлился на себя — вот олух! Еще бы рявкнул как на подчиненную в попытке очаровать!

Девушка же на тон внимания не обратила — в думы погрузилась, решая ребус из слов «понравилась», "сильно". Что-то явно не складывалось в ее голове.

— Вита?

"Ее не Виталия назвать надо было — Витающая в облаках", — подумал раздраженно. Отчего-то ему жутко не нравилась ее отстраненность. Мерещилось, что ускользнет она от него, как призрак. Но, по сути, она и есть — призрак.

— Виталия?

— Я у Андрея спрошу, — нашла гениальный ответ. И Зеленин чуть не повторил бессмертную фразу героя Фарады: "Зачем нам кузнец, не надо нам никакого кузнеца!"

Но сдержался, подумав, что брат Виты молодец. Хорошо сестру вымуштровал, правильно. Мало ли ублюдков по городу шатается? Обидят ненароком или специально. Люди, что животные: ни понятий, ни совести, ни чести.

— Согласен. Как мне узнать ответ?

— А как?

Значит и в этом она полагается на кого-то? Что ж, он не против подставить свои плечи.

— Ты сейчас домой?

— За рисунками, — кивнула.

— А потом?

— На перекресток.

— Вот там и встретимся. В… — глянул на часы: опоздал. И не просто опоздал, чертовски опоздал. Ну, и плевать. — В три. Устроит?

— Ага.

Ее все устраивало.

Зеленин поспешил взгляд отвести — от уступчивости девушки у него мурашки по коже поползли и мысли возникли далеко не целомудренные. Только их ему и не хватало, чтобы окончательно запутаться и утонуть.

— Пойдем? — спросил глухо.

— Куда?

Он бы сказал и отвел, послав к служащим ада работу. И точно сгорел бы сам.

— Ты домой, я в офис, — поднялся, старательно обошел стол, чтобы не задеть Виту. А то может не сдержаться, сгребет девушку, обнимет и узнает вкус ее губ.

"Дурак ты, Рус," — одернул сам себя: "О чем думаешь? Что в голову пришло?"

— Я провожу тебя.

— Спасибо.


В офис он явился в одиннадцать и даже не вспомнив об объяснительной, прошел к себе. У кабинета уже мерил шагами пространство приемной Пашков.

— Здравствуйте, Руслан Игоревич! — нарисовал любезность и энтузиазм на лице. — Я к вам, с докладом о проделанной работе.

— Н-да?

"Только тебя мне не хватало".

Прошел в кабинет, кивком приглашая за собой зама.

— Докладывай.

— Все в порядке, Руслан Игоревич. Происшествий нет. Работа идет слаженно. Кантимиров по моей просьбе провел разъяснительную работу с коллективом и выявил зачинщиков дрязг. Это менеджер торгового зала Сухарев. Амбициозен. Метит на место зав производственного отдела, находиться в близких отношениях с бухгалтером склада оптовых поставок Андреевой. Сплетни, нездоровые настроения — все дело рук этой пары.

— В докладной осветил?

— Конечно, — заверил, подвигая папку к шефу.

— Прекрасно. Позже Сотникову отнесу, — уставился пытливо на мужчину. — Отмечу твое рвение.

Пашков осмелился улыбнуться и почти по-дамски закокетничал:

— Это моя работа…

— Свободен.

— Понял, — вскочил тут же и пошел вон из кабинета.

Зеленин посмотрел ему в спину и решился:

— Александр Дмитриевич?

— Да? — тут же притормозил и обернулся тот, вытянулся как солдат на плацу, с готовностью во взгляде исполнить любой приказ.

— Сегодня я рано уйду из офиса. Могу на вас положиться?

— Совершенно спокойно, Руслан Игоревич. Я прослежу, присмотрю. Если надо, останусь ночевать.

— Не стоит, — поморщился. — Просто держите меня в курсе дел, но звоните только в случае экстренной необходимости.

— Понял, — почти поклонился Пашков и гордо удалился из кабинета.

"Павлин", — вздохнул Зеленин. Достал из ящика стола служебный телефон, понимая, что без него теперь не обойтись. Просмотрел звонки и с головой погрузился в работу. До трех он должен разгрести то, что накопилось за два дня.


Он немного опоздал, всего на десять минут, но Виты уже не было. Руслан прошелся до «Свияги», заглянул за угол музея, в подворотню, еще надеясь застать девушку, но ее будто вообще не было, будто пригрезилась она ему.

С час в расстроенных чувствах он бродил по улице мимо здания музея туда — сюда, прекрасно понимая, что ждать нечего и все же — ожидая. И с трудом, со скрипом заставил себя уйти.

Уже садясь в машину, ему показалось, что на него кто-то пристально смотрит. Но осторожно глянув в зеркало обзора не нашел ничего подозрительного и успокоился. Подумал и поехал в ближайший книжный магазин.

Вита не любит сладкое, но в восторге от живописи. Альбом с репродукциями какого-нибудь художника, будет кстати, как презент. А брат наверняка не откажется от бутылочки хорошего коньяка. Заодно и выпьет его с ним. Удобно — пьяные все болтливы. Почти все. Это у Руслана выучка — хоть ящик влей — только о погоде говорить будет. Леонид даже тест придумал: как Рус о погоде заговорил, больше ему не наливать — готов.


Глава 4


Четверг


Альбом Ван Дрейка и армянский коньяк в цивильной упаковке были кинуты на заднее сиденье.

Руслан обошел машину, придирчиво оглядывая ее — достаточно чистая или все же на мойку загнать? Успеет? Нет.

Поправил галстук, заметив неровность узла в зеркало и, покосился на звук клаксона — соседка поздоровалась. Опять пролетела как Баба — Яга на метле. Ветер ей попутный в спину, — сел в салон и повернул ключ.

В восемь десять Зеленин стоял перед Витой как караульный у мавзолея.

— Привет. Сколько же у тебя открыток? — кивнул на новообразованную стопку в руках девушки. Вчера же пачку выгреб!

— Много. Хотите посмотреть?

— Хочешь, — поправил. — Мы на «ты» договорились.

— Когда? — опешила девушка, да так натурально удивилась, что мужчина себя недалеким олигофреном почувствовал.

— Вчера, — каркнул.

— Разыгрываете?

— Я?!… - и вздохнул, набираясь терпения. — Мы вчера в «Свияге» сидели…

— С вами? В «Свияге»? Вчера? Нет, вы что-то путаете.

Зеленин с минуту изучал ее лицо, в синеве глаз купался, пытаясь уловить причину странного поведения. И сник — она действительно ненормальна и это не шутка, не маска для удачной «рыбалки» на кавалеров, ни стратегия поведения. Это болезнь, настолько же излечимая, как раковая опухоль. Нет, он понял это еще вчера, но вот принял лишь сегодня. С этим нужно было свыкнуться, принять, переварить и понять, что делать дальше. И вина, что и так хватило бы на роту, увеличилась до полка.

— Мы вчера завтракали в кафе, — голос Руслана стал мягким, вкрадчивым сам по себе. Сколько он не прилагал усилий смягчая его специально — не выходило, а тут само собой не заметно для мужчины получилось.

— Я не могла с вами завтракать, — тепло улыбнулась девушка, посматривая на мужчину как на милого, но заблуждающегося ребенка.

— Почему?

— Во-первых я не хожу в кафе. Во-вторых — не хожу с незнакомыми мужчинами. В — третьих, вчера я была в кино.

— В «Кировце». Смотрела фильм "Не могу сказать прощай", — тихо подсказал Рус.

— Откуда вы знаете?

— Я маг.

— Серьезно? — сколько восторга в голосе. А веры в глазах? А скажи ей: "Я Юрий Гагарин" — тоже поверит?

Больно-то как!

— Меня зовут Руслан, — произнес почти по слогам, медленно ласково, но настойчиво вдалбливая девушке свое имя. Должна же она его когда-нибудь запомнить. Свое имя помнит, брата, значит и его заучит, в конце концов, только нужно набраться терпения.

— А меня Вита, Виталия, — неизвестно чему обрадовалась девушка.

— Красивое имя.

— Правда? Наверное.

— Прогуляемся?

Девушка задумалась и потерялась. Руслан ждал пять минут и понял — ответа не дождется. Легонько взял девушку за локоток:

— Вита?

Та, наконец, обратила на него внимание и заулыбалась:

— Вам открытки?

— Нет. Я приглашаю тебя в кино.

— В кино? — протянула мечтательно. Взгляд ушел в небо и замер на ближайшем облаке.

— Идем?

— С тобой?

Нет, с ротой самураев! — чуть не рявкнул. На душе до того тошно стало, что хоть под поезд, как Анна Каренина.

А кто виноват, кто?! И хуже нет понимать, что ты ее такой сделал.

Но ведь нет шрама от пули, нет, — провел ладонью по волосам, убираю прядку челки со лба. Чисто. Значит не она.

Вита замерла, пугливо косясь на него, но не отстранилась, не откинула руку.

"Не она это, не она", — и сожаление и радость проскользнули в сердце. Первое потому что хочет он ее до спазмов, но даже думать о том боялся, признаться себе. А теперь можно, теперь ничего его не удержит. А первое, потому что ясно — не исправить прошлого. Призрак так и будет являться к нему, а вина жечь сердце.

Может успокоится, если рядом будет Вита. Если он заплатит ей, то что должен другой. Малодушно?

Как есть.

Приходит момент, когда человек начинает понимать, кто он на самом деле. Не в глазах коллег и друзей, не в зеркале прихожей, а в зеркале собственной совести. Неприглядном, но реально отражающим суть.

В этом зеркале Рус видел себя — далеко не героя, а банального труса, которому было бы страшно посмотреть в глаза той девушки вновь. Страшно до колик в животе, до спазма в горле. Ведь в ее глазах жил его реальный автопортрет, обличающий больше чем слова — он трус, хронический и абсолютный. И страх все больше затягивает петлю совести на его шее. А совесть — самое страшное. Вина и совесть, как вирус и грипп. Вроде мелочь, вроде, ерунда, но каждый год от этой мелочи сгорает немалый процент населения. Но тело можно вылечить, а как вылечить совесть, что уже заразила душу, вывернула ее и высушила?

Не виноват я!! — сколько раз кричал во сне?

Ни одна женщина не выдерживала его криков. Ночь, максимум три и исчезали. Он не возвращал, прекрасно понимая, что мало приятного общаться с его кошмарами и мало кому захочется бороться с его призраком. Его война продолжается и в роли пленного, побежденного и победителя — он сам. А трофей один — покой. Но получит ли он его?

Возможно эта девочка его последний шанс, единственный, что выдала судьба. А могла не выдать вовсе — не за что.

Вита…

Вита — это жизнь. Его ли?

Он очень надеялся, что его.

— Пойдем, — потянул за талию и девушка послушно зашагала рядом, не выказав и тени сопротивления. Руслан же успокоился. Пусть минута, две, но долгожданная, благодатная тишина на душе наступила и была полностью заслугой Виты. Пока он обнимал ее, пока чувствовал живое тело под рукой, теплую кожу, можно было верить во что угодно: и в то, что ничего не было, никого он не убивал, и в то, что все исправимо, даже смерть, и в то, что ее нет вовсе, и в то, что больше никогда мертвые синие глаза не будут преследовать его, потому что рядом будут живые.

Руслан усадил Виталию в салон, сел за руль и взял девушку за руку:

— В кино?

Она неуверенно пожала плечами, доверчиво и робко поглядывая на него. И настолько показалась трогательной, маленькой, нежной, что Зеленин с трудом сдержался, чтобы не стиснуть ее в объятьях, не впиться в губы

— Виталия…

Что Вита, что Лилия — видно рок его. В одной смерть, в другой жизнь. Не убежать от этого, да и не будет. Устал, надоело.

— Я трус, — признался ей. Она не поняла, огляделась и тихо переспросила:

— Рус?

Зеленин улыбнулся — легко вдруг стало. Может, потому что все на свои места встало? Или оттого, что признался, наконец, вслух сказал, что долго скрывал? И словно прежним стал, тем, что прямо смотрел в глаза, тем, что был еще открыт и не прятал ни леденцы под подушку, ни позорной тайны в сердце, не носил камень вины в душе.

И признал уже легко в главном:

— А знаешь, я же влюбился в тебя. Как увидел тогда, так и пропал, — провел по щеке, погладил пальцем губы. — Нет, не тебя… вернее…

"Какая разница?" — смолк.

Вита удивленно распахнула глаза, переваривая услышанное, складывая с чем-то, только ей понятным.

Зеленин улыбнулся и не стал мешать ей — коснулся губ и понял — конец, пропал.

Девушка задумчиво косилась в сторону и не мешала ему, не отталкивала. Впустила язык в рот, позволила прижать к себе. У Руслана голова кругом пошла, кровь в висках застучала, гулом оглашая желание.

И как обухом по голове мысль: "Что же ты делаешь, сволочь? Ты еще изнасилуй ее в машине!"

Мужчина отодвинулся, с трудом сдавая свою власть.

"Не напугал?" — с тревогой заглянул в глаза. Вита сосредоточенно изучала его физиономию, не выказывая и доли недовольства, страха или беспокойства.

— Рус очень красивое имя, — выдала.

Руслан лишь улыбнулся. Ему было все равно, пусть она хоть дважды помешанная и трижды буйная. Пусть лепечет любой вздор, витает в облаках, часами разгадывает тайну лепнины на потолке, но живет. А он будет рядом и спасет эту, раз не смог спасти ту.

Некстати заверещал рабочий мобильник, завыл с подрывом в бардачке, намекая что Зеленин должен работать.

Руслан нехотя достал его и посмотрел на дисплей: Сотников. Не отвечать?

И включил связь.

— Достопочтенный Руслан Игоревич, вы поработать не желаете? — взял с места в карьер. Зеленин не отстал — окатил с той же любезностью:

— Дорогой Лев Евгеньевич, я, как вы помните, пять лет на благо ваше без отпусков пашу и уж маленький загул заработал. Вы как думаете?

— Хм. Думаю, вы заработали большой отгул, — то ли согласился, то ли на увольнение намекнул. Но Зеленину на это ровно было, как не странно. — Три дня хватит? — уточнил.

"Щедро".

— Не знаю, — сухо отрезал Рус и улыбнулся не спускающей с него глаз девушке, чтобы смягчить впечатление от его казенного тона.

— Да? А когда узнаете?

— Сообщу.

— Многообещающе. Надеюсь, вы не собираетесь нас покинуть совсем?

— Это не входило в мои планы.

— Рад. Тогда до понедельника? Удачно отдохнуть.

— До свидания, — сложил телефон и кинул в бардачок, сомневаясь — не отключить ли его вовсе.

— У тебя планы? — заглянула в лицо мужчины Вита.

— Да.

— Какие?

— Сходить с тобой в кино.

— Со мной? — чуть не всплеснула ладонями умиляясь. — Я ходила на "Не могу сказать прощай".

— А теперь посмотришь другой фильм.

— Какой?

— Интересный, — заверил и завел мотор.


Фильмы его совсем не интересовали. Никакие. Кинотеатры вызвали оскомину. Стар он для увеселений подобного рода. Но Виталия позволяла обнимать себя и примиряла с толпой тинэйджеров со стандартным набором поп-корна и кока-колы.

Он обнимал девушку, так, чтобы не мешать осматривать рекламные проспекты фильмов, интерьер холла, дизайн кафе, а сам смотрел на нее, вдыхал ее запах, легонько касался губами щеки. И казалось ему, что не было той истории, не было выстрела. Сон все, дурной сюжет какой-нибудь книги. Не стрелял он, не убивал, не выбирал между двух жизней одну в пользу себя. И снайпера не было, и Арслана не встретил, и в Чечне никогда не воевал. Не он. Не с ней, не с ним.

Иллюзия, но хоть на минуту хочется верить, что правда.

Пока толпа ждала начала сеанса, все было хорошо, но как только открыли двери в зал и пригласили зрителей занять свои места, с Витой что-то случилось. Она напряглась, сжалась, всматриваясь в темноту зала, где пропадет люди и начала натурально скулить. Стояла, смотрела в дверной проем стеклянными глазами и скулила. Звук нарастал, грозя перерасти в вой и, кто знает, возможно, истерический припадок, взрыв бешенства.

Зеленин испугался: загородил собой вид на вход в темноту залы и обхватив лицо Виты ладонями, заставил смотреть на себя.

— Я придумал: мы не пойдем в кино, мы пойдем в парк, смотреть на белых лебедей.

Девушка с минуту продолжала скулить и смолкла, моргнула — дошло:

— В парк? Лебеди?

— Да. Купим огромный батон и весь скормим птицам, согласна?

— Лебеди… — протянула. Взгляд стал безмятежным и мечтательным, ушел в сторону, видно искал прорекламированных Русланом птиц. — Я видела фламинго.

— Хорошо, — заверил и, обняв за плечи, вывел ее из холла кинотеатра.

"Она боится темноты", — подумал. Это было смешно, трогательно и страшно.

Ирония судьбы — трусишка в объятьях труса.

Знала бы она, кому доверилась.

Но ведь он не подведет ее, на этот раз он выдержит и не струсит, не испугается. Чтобы не случилось, какие бы проблемы не окружали Виту, все это ерунда по сравнению с теми трудностями, что он преодолевал последние двенадцать лет. Главные барьеры не вне себя — внутри.

И подумалось: помогая ей, он поможет и себе.


День пролетел, как миг. Ни дел, ни забот, которые обычно превращали безумно длинные дни, в короткие, как выстрел, все же день пробежал, промчался незаметно, оставляя сожаление о мгновенности хорошего.

Зеленин провожал девушку домой и пытался придумать причину, по которой можно оттянуть расставание. На ум шла масса банальностей, но ничего дельного в голову не приходило. У девушки, словно будильник внутри был — ровно в пять она вспомнила о том, кого будто и не было все это время — о брате. И рванула домой, упорно и настойчиво повторяя, как попугай выучивший одну фразу:

— Должна быть дома. Домой. Домой. Андрей ждет. Домой.

Привычка, выработанная годами? А иначе никак, Зеленин это четко понял.

— Давай зайдем в кафе, покушаешь, а потом я провожу тебя, — приостановился в сотый раз возле очередного заведения, придерживая Виту за руку

— Домой, Андрей ждет, — упираясь потянул та руку и начала оглядываться с безумным видом, вгоняя Руслана в уныние — сейчас взвоет.

— Хорошо, зайдем в книжный…

— Домой. Меня ждет Андрей. Нужно быть дома, — монотонно, на волне пикирующего бомбардировщика процедила девушка.

— Там есть книги с репродукциями художников!

Вита смолкла и перестала вырывать руку. Зеленин почувствовал себя иллюзионистом, которому удался лучший в мире фокус. Вздохнул облегченно и осторожно потянул девушку к себе, не переставая отвлекать от мыслей о брате и доме, сулить "райские кущи" залежей макулатуры.

— Календари с пейзажами…

Вита послушно подошла.

— … Открытки…

Оказалась в кругу его рук.

— Наборы фотографий, книги с картинками.

Вита прижалась к его груди и сунула палец в рот, начала кусать ноготь, раздумывая над прорекламированным «богатством». Бровки сошлись на переносице, а взгляд мечтал и надеялся.

Руслан ликовал: он понял, как ее приручить, понял, как общаться, не давая сползать настроению девушки в ненужное ему русло.

— Доверься мне, я покажу тебе целый мир, — прошептал, крепче прижав ее к себе.

Он не обманывал. Он был искренен в своем желании стать ее защитником, надеждой, опорой, руководителем. Его горячим желанием было занять главное место в ее вселенной, дать ей все, чего она была лишена и обрести самому покой и прощение. Но понимал, что может дать ей мизер, в то время как сам нацелился получить весь мир.

Эгоист?

Зеленин скрипнул зубами: а не пойти бы святошам со всеми их определениями к чертям?!

На миг всего замешкался, но Вите хватило — отодвинулась и потянула опять в сторону музея:

— Домой. Андрей ждет, — на этот раз вышло тихо, неуверенно и просительно, а руку хоть и вырывала, но робко.

— Ладно, — согласился. Что поделаешь, с братом ему пока рано соревноваться. Но и в минусе можно найти плюс: он отведет Виту домой и узнает, где она живет.

На Валеру надейся, а сам не плошай.

— Одно условие: я провожу тебя до дверей квартиры.

— До подъезда, — кивнула, утягивая его в подворотню возле музея.

— До квартиры.

— Зачем?

— Познакомлюсь с братом и извинюсь, что ты задержалась из-за меня.

— Зачем?

Понимала ли она, что повторяет один и тот же вопрос? Руслан не был уверен — отрешенность Виты и взгляд только вперед, на пятиэтажный дом, стоящий буквой «п», говорил о том, что она уже дома в мыслях, общается с братом, но никак не с новым знакомым.

— Ты переживаешь из-за брата. Будет ругать?

— Не будет. Он не умеет ругать. Он добрый.

— Тем более. Мне будет приятно с ним познакомиться.

— Он не любит знакомиться.

— Почему?

— Не любит.

— Замкнут?

— Он работает.

— Я имел ввиду характер.

— У Андрея замечательный характер.

— Но познакомить меня с братом ты не хочешь. Считаешь: у меня плохой характер?

— Домой надо, к Андрею.

— Мы идем. В пять ты всегда дома, правильно? Потому что Андрей приходит с работы.

— Не приходит.

— Не понял?

— Не всегда: вчера почти ночью пришел, аврал был. Что за «аврал»? А позавчера целый день дома был, шкаф делал. Дерево неправильное, дверца крен дала. Он шкаф поставил, а он некрасивый и я его разукрасила. Стало красиво, но дверца изогнулась и не закрывается.

— Чем красила?

— Акварелью.

Зеленин понял, что девушка намочила дерево и, улыбнулся: понятно, отчего дверцу повело.

— Ругал?

— Дерево не ругает, оно поет.

— Андрей.

— Андрей не умеет ругать. Он добрый.

"Это я уже слышал".

— А еще он терпеливый.

— Откуда знаешь? — развернулась к мужчине, остановилась. В глазах интерес зажегся. — Ты знаешь Андрея, а он тебя. Ты свой, — расцвела улыбкой и восторгом.

— Свой, — улыбнулся в ответ, подтягивая ее к себе. Обнял, прижав голову к груди. Странное дело, ему как воздух нужно было ощущение ее близости. Теплая, живая, рядом — и ничего больше не надо, и можно жить дальше, дышать, бежать, к чему-то стремиться, на что-то надеяться. Чувствовать себя человеком.

— Значит, тебе можно проводить меня до квартиры, — выдохнула в грудь Вита.

"Виват!"

Нет, в системе "свои — чужие" есть определенная мудрость. Девушка слишком ранима и доверчива, слишком красива и беззащитна, чтобы не ограждать ее для ее же сохранности от влияния и внимания со стороны.

И все же Андрей не предусмотрел внимания к ней настырных и хитрых типов, как Руслан. Если ему не стоит труда «перевербовать» ее, то и другим, серьезно заинтересовавшимися ею. Или уже было такое?

Зеленин нахмурился, прогоняя прочь льдинки ревности. Не его дело, не ему судить, тоже нашелся прокурор.

— Странно, что я тебя не помню. Я знаю всех своих: Андрей и Миша. Андрей брат, Миша друг.

У мужчины взгляд стылым стал, глаза будто инеем покрылись. Хорошо, что Вита этого не увидела.

— Его, твой? — процедил.

— Наш.

Лед растаял. Руслан усмехнулся над собой: "как много нового я о себе узнаю. Открытие за открытием".

— Давно дружите?

— Наверное, — ответила, подтверждая лишний раз, что совершенно не ориентируется во времени. Осталось удивляться, что какой-то волшебник все же смог настроить ее внутренние часы на семнадцать ноль, ноль, и выработать рефлекс прибытия домой к этому сроку.

А вот взять и солгать, что время всего три часа — поверит?

Но как легко обманывать готового обмануться, и недостойно лгать доверившемуся тебе искренне, без всяких задних мыслей.

Лиля тоже доверилась ему. Сразу. А он пустил ей пулю в лоб….

Нет, больше он не обманет. Тяжело быть честным перед собой, еще тяжелее с другими. Но когда-нибудь нужно начинать, ведь честность составная желанного покоя в душе.

— Знаешь который час?

— Минут десять шестого.

— У тебя часы?

— Июль. Солнце стало блекнуть, а лучи лениво путаются в траве. Устали. Значит, время пять вечера…

"В чем логика?"

— Нужно идти домой.

"О, ну, понятно — Андрей. С чего бы не стартовали — на финише только он".

— Идем, — согласился, скрипя сердце.

Он понятия не имел, сможет ли отпустить ее, расстаться. Сама мысль, что Вита исчезнет, казалась невозможной. Еще вчера он боялся подойти к девушке, а сегодня до паники боялся оставить ее и на минуту. Что-то заклинило его на ней настолько, что он себя забыл.

Уже у подъезда зазвонил телефон, вспугивая Виту. Она рванул прочь от Руслана, юркнула в открывшуюся за бабулькой железную дверь, а мужчина не успел — замешкался всего на секунду, пытаясь и догнать ее и отключить треклятый аппарат. Телефон выскользнул из руки, бухнулся на ступени. Дверь захлопнулась. Мужчина поднял его, и грохнул в сердцах кулаком по двери: что дальше? Позвонить в любую квартиру и с криком: «Почта»! Отворяй ворота!" вломиться в подъезд… и сделать обход по двадцати квартирам? Где гарантия, что откроет Вита, а не ее брат, которого он в глаза не видел? Где гарантия, что ему вообще откроют?

— Черт! — рявкнул на железное чудовище, что разделило его с девушкой, пнул в сердцах и отвернулся. Прислонился спиной к железу, глянул на дисплей телефона: какого ж ляда ты звонил, Леонид?!

Достал сигареты, закурил, и немного успокоив себя мыслью, что завтра он вновь встретит Виту у музея и уже не отпустит, добьется, войдет в ее дом, познакомится с братом и станет своим, чтобы больше ничто и никто не вставал меж ними, набрал номер Лени.

— Что ты хотел?!

— У, старик, да я кажется, тебе помешал.

— Не то слово! Что хотел?

— Ах, какой приятный начальственный тон! — хмыкнул друг. — Надеюсь, ты не девушку им очаровываешь?

— Что ты хотел? — процедил: "ясновидец, блин!"

— Я? Ничего, — заверил тот. — Это твой зам, что-то хотел.

— Пашков? — нахмурился Руслан: "как этот павлин мог узнать мой личный номер телефона?"

— Это кто? — озадачился Леня. — У тебя сколько замов, старичок? Я о Легковесове, вообще-то.

— А ему что? — отлегло от сердца. Заботой меньше: не нужно крутить Пашкова.

— Тебя. Сказал, что как дятел последний долбит два телефона, а ты ни на один звонок не отвечаешь. Ну, с этим понятно, а рабочий? Два.

— Мобильник в бардачке.

— А бардачок в Ираке, — хохотнул мужчина.

— Догадлив. Примерно там.

— Ага. А городскому рабочему вороги кабель перегрызли?

— Не в курсе.

— В смысле, ты не на работе? Смотрю нешуточная карусель у тебя, Рус. Помощь нужна?

— Если только психиатра, — буркнул и замер: инсайт!

Двинулся прочь от дома, слушая подколки друга и соображая, где же записан телефон Радыгина? В записной? Она в столе кабинета. В рабочей мобилке? Точно, есть. Должен быть! Номерок нужный, по работе раз пять уже пробит, потому стереть его Руслан не мог.

— … Так что Валере передать? Что ты к Робинзону на раут умчался, к понедельнику быть обещался?

— Я позвоню Легковесову сам, минут через тридцать.

— Супер. Я твой должник, а то достал он меня, боевая оперативная лошадь.

— Он умница…

— Не спорю, но нудный…

— Как твоя рыбалка.

— Моя рыбалка праздник души!! — тут же возмутился Леня. Как же, на святое посягнули! Руки прочь от удочки, а язык от мормыша!

— Ладно, не ругайся. Готовь лучше свой спиннинг.

— Поедешь?! — обрадовался.

— Нет. Но ты можешь надеяться, — хмыкнул и отключил связь. И дал марафон до машины, что к несчастью оставил за пять кварталов от музея — очень Вите хотелось пионы на газоне у Индустриального техникума изучить. А Руслан был не против: что не сделаешь для счастья женщины? Вот теперь и платил за него, вспоминая дни златые туманной юности своей — кроссы в военном училище, марш-броски на службе Отечеству.

Да ерунда — не такие дистанции сдавал.

"То же мне, печаль", — улыбнулся, легко входя в темп и лавируя между прохожими: "А ничего еще, в форме", — порадовался.

Подумать только, он, отставной офицер прошедший горячую точку, начальник службы охраны крупнейшего коммерческого центра города, тридцатисемилетний мужчина вполне респектабельной наружности, в костюме английского дома моды, бежал по улице как мальчишка, сбивая туфли штучной работы, и радовался! Радовался так, как не радовался получению долгожданных лычек лейтенанта, как не радовался потом выходу в запас и свободе от армии, как не ликовал при покупке первого автомобиля, назначению на должность, приобретению таунхауса.

Счастье. Миг всего, сколько к нему идешь, как долго его помнишь?

Но счастье это не просто радость, окрыляющая и дурманящая тебя легкостью ощущений, это что-то еще, чего он еще не знал, но очень надеялся узнать.

Хотя нет, однажды он был счастлив, очень, очень счастлив — когда он вывел свою группу из окружения, не потеряв ни одного бойца. Да, тогда он был счастлив почти как дитя, и целых пять минут смотрел в небо, не тревожа себя мыслями. В гарнитуре надрывал связки комбат, а ему было плевать — он смотрел на облака и понимал, что сегодня смерть умылась не получив завтрака. И мертвые глаза его пацанов не будут смотреть в небо с немым укором своему командиру — будут смотреть живые. Шесть матерей, всего лишь шесть, но все же целых шесть матерей не получат похоронки.

Тогда им улыбнулась удача, а после долго не навещала Зеленина. Может, забыла, а может, обиделась за что? Какая теперь разница? Теперь она вернулась, с ней и прощение — Вита. Он оборвал одну жизнь, но возродит другую и в этом получит сатисфакцию и индульгенцию одновременно.

Руслан снял машину с сигнализации и залез в салон, принялся рыться в бардачке, потом в телефонной книжке и вот, хвала всем святым — телефон заведующего коммерческим медицинским центром, расположенным на последних этажах «Сотникова». Рабочий он знал наизусть, вот мобильный забыл. Но он был вбит в записную, оказался на месте: ура! — нажал кнопку вызова Руслан:

— Геннадий Алексеевич? Приветствую вас — Зеленин.

— А-а! — тактично порадовался мужчина. — Руслан Игоревич? Слушаю вас, слушаю.

— Мне бы консультацию по одному вопросу.

— Ну-у, в чем дело? Поднимайтесь к нам.

— Нет, я далеко от центра.

— А вопрос архиважный и архисложный?

— Можно и так сказать.

— Тогда не стоит тянуть — говорите.

— Э-э… Даже не знаю как и с чего начать. В общем, суть такая: девушка, примерно двадцать пять лет, имеет проблемы следующего характера: память — то помнит, то нет, слабая ориентация во времени, своеобразная логика, если не полное ее отсутствие, страхи… эээ…. Вопрос: отчего это может быть?

Доктор весело хрюкнул в трубку.

— Не понял?

— Я тоже, дорогой мой Руслан Игоревич. То что вы мне описали относиться к клиническим проявлением патологии лобной и левой височной доли. Мозговая патология, следствие которой вы мне так ярко и точно пересказали. Но вот тут и появляется сложность — вариации этиологии данной патологии. Причиной может послужить что угодно: от родовой травмы до опухоли.

Руслан задумчиво потер висок:

— А как узнать?

— Анамнез, голубчик. Есть такой термин в медицине — а-нам-нез. Или по-вашему — сбор оперативной информации.

— То есть, выяснение причин отклонений?

— Именно.

— Хорошо, если я выясню, вы сможете помочь с лечением? Направить, проконсультировать. Все что угодно.

— Н-да, — протянул Радыгин, помолчал и вздохнул. — Руслан Игоревич, кажется, вы не понимаете, о чем говорите. Не стану вас обманывать, уж простите старика, прямо скажу: процент стабилизации в данном варианте более чем виртуален. Поэтому лечить, конечно можно, но вылечить сложно, если вообще, возможно. Ведь речь может идти о чем угодно, например, о проблеме наследственного характера. А это уже к генетикам. Хотя и к ним — зря, лучше сразу к Господу Богу, он как заведовал этим вопросом, так и заведует. Так что, надежду отбирать не стану, но и питать ее тщетно — увольте.

Руслан молчал. В голове билось: "лобная и височная доли". Он стрелял в лоб. Но у Виты нет признаков травмы, нет намека на шрам. И потом, никто еще не выжил после контроля в голову — в лоб. А у нее, у Виты повреждение лобной доли… и височной. Случайность? Как их встреча, как ее схожесть с Лилей? Судьба…

— Простите, Геннадий Алексеевич, можно подробности: отчего вы решили, что повреждены именно лобная и левая височная доля мозга?

— Да потому что за память отвечает лобная доля, а за логику левая височная, правая височная — за творчество.

Руслан поерзал на сиденье:

— А если творчества хоть отбавляй?

— Процесс декомпенсации.

— Хм?

— Когда атрофируется одно, начинает усиленно развиваться другое, — терпеливо пояснил Радыгин. — Например, при резекции одной почки, вторая, живая, здоровая, берет на себя функции, так сказать, удаленной сестры. Увеличивает объем вывода жидкости и фильтрации вдвое. Внятно?

— Да, спасибо, — загрустил мужчина.

— Эта проблем касается вас лично? Родственники? — осторожно спросил доктор.

— Лично. Почти.

— Н-да-а… Ну-уу, что ж, могу лишь пригласить вас на прием и обследование. Кстати здесь и соберем анамнез, там уж решим и чем сможем, поможем. Мы, как вам известно, диагносты, но связи в клиниках есть и для вас можно будет что-нибудь сделать.

— Спасибо. Обязательно воспользуюсь вашей помощью. До свидания, Геннадий Алексеевич.

— До свидания, Руслан Игоревич. Всегда рад вам помочь.

Трубка смолкла, унося хорошее настроение. Зеленин подкинул ее в руке, задумчиво посматривая в окно и, набрал номер Легковесова:

— Валентин? Что скажешь?

— Во-первых: здравствуй! — Валя был недоволен, если не сказать — зол. — Во-вторых: я не могу до тебя дозвониться — на работе тебя нет, мобильник словно в сортире смыл! А в-третьих: ты сам понял, что мне поручил? И за каким… сдалась тебе эта полоумная? За каким я хлопочу, если ты вокруг нее хоровод устроил в личном исполнении?! Я себя идиотом чувствую!

— Не ты один, — признался честно Руслан. — Истерить заканчивай. Что накопал?

— Ни черта!! — рявкнул тот в трубку. — Ноль полный! Да и как?! Ты же с ней тусуешься, подойти не даешь! В музее знают только что эта девчонка год как им пейзаж портит, но особо не против видеть ее интерфейс! Безобидная, говорят — стоит и пусть себе стоит, кому мешает! Как звать, чья, откуда — ровно им, потому не знают!

— Ее зовут Виталия. Живет с братом в доме за музеем, брежневка. Подъезд четвертый. Пробей.

— Ну, хоть что-то, — протянул мужчина. — И за каким она лешим сдалась, просветишь или перетопчусь?

— Перетопчешься.

— Спасибо! Так и знал! — не скрыл сарказма. — Добрый ты человек! Бегай, значит, Легковесов, геморрой наживай…

— Геморрой от долгого сиденья на одном месте возникает. Не веришь — проконсультируйся у Радыгина. Пока.

Отключил связь и кинул телефон в бардачок — остальные звонки обойдутся без ответов. Пусть Пашков крутиться. Назвался груздем? Нечего под белую поганку косить — работай.

Лендровер плавно выехал со стоянки и пошел по дороге в сторону гипермаркета. Руслан точно помнил что в «Петровском» есть цветочный отдел. Самое время купить цветы, чтобы в семь утра шины по напрасну не околачивать.

Цветы всем женщинам нравятся — стереотип.

Не получилось альбом и коньяк отдать — получиться с цветами. И брату — нравится, не нравится, а на букет внимание обратить придется, значит, ответный ход сделать. Вот тогда коньяк в самый раз будет. Андрей у Виты скорей всего плотник, не факт, но возможно, а что работяга — точно. Значит, прост в общении. Значит, общий язык найти будет несложно. А что умен и осторожен — респект. С дураками только в карты хорошо играть — они прикуп показывают.


Глава 5


Пятница


Восемь десять. Руслан уже на перекрестке, как на дежурстве. И как дурак, с огромным букетом роз. Специально выбрал такой, что с трудом обхватишь и удержишь. И как следствие, не понесешь с собой. А куда его? Домой, вот именно — домой. А Руслан поможет донести, заодно номер квартиры узнает, местность осмотрит. Интерьер квартиры порой больше хозяев за них говорит.

Но Виты не было.

В восемь сорок Руслан начал терять терпение, а букет мечтал выкинуть в урну. Но стоял как памятник Ленину, упорно ожидая явления девушки.

В девять лицо Зеленина напоминало маску особо злобного монстра. Взгляд неласково провожал любопытных прохожих, что видно приняли мужчину с букетом изумительных роз за промоутера цветочного магазина.

А Виталия не появлялась.

В девять тридцать Зеленин устав мерить шагами тротуарную плитку и колоть прохожих шипами цветов, направился во двор дома девушки.

Остановился у дверей подъезда и начал ее таранить взглядом, мечтая снести к чертям. Она откликнулась и со скрипом выпустила молодую женщину. Слишком юркую, чтобы успеть ее обогнуть и впихнуться в щель проема вместе с дурацким букетом.

Дверь схлопала, Зеленин мысленно сказал ей пару нецензурных слов и выдавил улыбку женщине, встав на ее пути:

— Простите. Подскажите, пожалуйста, в какой квартире живет очаровательная девушка по имени Виталия.

Женщина выгнул бровь, окинув мужчину оценивающим взглядом и, пожала плечами.

— Она странная, картинки продает на углу музея.

Женщина иронично прищурилась: мужик, да ты и сам на нормального не похож.

"Мать вашу!" — разозлился Зеленин, но сдержался, почти ласково сказал:

— Она живет с братом, Андреем. Вы знаете Андрея?

Женщина кивнула и ухмыльнулась, выставив пятерню: пятерых Андреев знаю.

— Прекрасно, — процедил. — А того, что живет в вашем подъезде?

"В этом?" — ткнула пальцем в сторону двери женщина и широко улыбнувшись, покачала головой. "Я вообще не здесь живу" — возвестила жестами немой и гордо вскинув подбородок, обошла мужчину.

"Здорово!" — поздравил себя Руслан. Приперся с букетом как последний идиот… чтобы поговорить с немой! Бис! Браво, начальнику службы охраны! А то сразу понять нельзя было, что она говорить не может!

Потоптался и пошел к машине. Кинул цветы на заднее сиденье, заметив с недовольством, что количество недошедших по назначению презентов растет, а толку нет. Плюхнулся за руль и закурил, периодически косясь в сторону музея.

Виты не было.

Ни в десять, ни в двенадцать, ни в час дня.

Ботинки Зеленина сроднились с асфальтом, протоптав в нем овраг, машина стала родным домом, а девушка так и не появлялась.

Рус закурил последнюю сигарету, выкинул смятую в сердцах пачку куда Бог послал, и облокотился на крышу машины, упорно разглядывая красный кирпич здания музея, где должна была находиться Виталия.

— Привет, — скрипнуло за спиной. Руслан обернулся — перед ним стоял невысокий загорелый крепыш с голым торсом и цепким взглядом серых глаз шлифовал физиономию мужчины, сунув руки в карманы старых спортивных брюк.

— Ну? — склонил на бок голову Зеленин: ты-то к чему нарос, ребенок?

— Я смотрю, ты здесь полдня тусуешься. Потерял что? — прищурился.

— А я тебе доложить должен? — уж не нарывается ли местная поросль на неприятности? Или халява лендровером помахала? Шалишь.

— Не. Я так, — скривился крепыш, изобразив ленивое наплевательство. — Подумал, может помочь чем?

"Угу. Скажи номер квартиры Виталии!"

— Не чем.

— А чего стоишь?

— Жду.

— Телку?

— Девушку!

— Кинула?

— Не факт.

Парень с щедростью пофигиста выказал стоматологический набор своих челюстей и качнулся на пятках разбитых сланцев.

— Да фа-акт. Снял бы другую и пейзаж освободил.

— Я с ним сроднился. Не возражаешь? — прищурился: может драку затеем? Давай! Как раз настроение кулаки почесать, и физиономия твоя очень для них подходящая.

Парень вовсе до ушей губы растянул:

— Не возражаю. Мне-то что — стой.

— Спасибо! — чуть поклон не отвесил.

— Нервный ты, — хохотнул и вальяжно двинулся прочь.

Зеленин проводил его взглядом, откинул сигаретку и присмотрелся к зданию за зарослями кустов, что как раз напротив его машине располагалось. Не поймешь что это.

Поставил машину на сигнализацию и попер через кусты на разведку. На открытое пространство вышел и вздохнул: можно было ноги не напрягать — умом дойти. Шараш — контора хоть и отделанная сйдингом, называлась: Мастер на все руки. И пялилась на Северную улицу двумя десятком окон в два этажа.

Зеленин двинул к ней прямо по лужайке. Вошел внутрь и уставился на дородную женщину в очках, что утруждала свой мозг изучением журнала заказов.

— Здрасссте! — выдала вместе с Русланом.

— Что вы хотели?

— Андрея, — бросил безапелляционно.

Бровки женщины уползли к перманентной челке и замерли:

— Какого?

"Седьмого слева!"

— Их у вас много?

— Достаточно.

"Понятно. Тетенька решила, что она Мата Хари", — поискал терпения по убогому кабинету взглядом мужчина и выдал:

— У того Андрея, что нужен мне, есть сестра — Виталия.

— Прекрасно, — порадовалась женщина. — А фамилия у него есть?

— Наверняка, — поджал губы, чувствуя, что еще немного и сорвется. Тупые вопросы он терпеть не мог, а тупое пятичасовое ожидание вовсе сделало его не способным к адекватному восприятию недалекого интеллекта.

Женщина хлопнула ресницами, изобразив работу мысли и, заверила:

— Нет, такого у нас нет. Звучная фамилия, я бы запомнила.

Зеленин понял, что Бог или Дьявол решили его сегодня прикончить и, вздохнул, с трудом сдерживая злость:

— Можно я поговорю с кем- нибудь из ваших работников.

— Зачем?

— Крыша потекла!

— А?… Замечательно! То есть, мы с радостью устраним вашу проблему, — засуетилась мадам, начала журнал листать, ручку искать. — Скажите свой адрес, телефон и в течение дня к вам подъедет…

Руслан сдался и поспешил покинуть женщину. Вывалился на улицу, постоял, смиряя злость и, пошел на задний двор. Двое мужчин курили у подсобки. Руслан протянул руку одному, потому другому и попросил:

— Сигаретой угостите.

— Да не вопрос, — протянул пачку «Явы» тот, что постарше, пододвинулся, освобождая место Руслану на импровизированной лавке — деревянному брусу на двух кирпичах.

— Благодарствую, — уселся, наплевав на чистоту костюма, подкурил и спросил. — Здесь работаете?

— Ну.

— И как?

— Нормально.

— Слышал неплохая конторка.

— Нормальная.

— Что платят?

— Деньги, — хмыкнул второй, затушил сигарету о край бордюра асфальтированной площадки.

— Чего интересуешься? — покосился сосед по скамейке. — Работа есть? — окинул взглядом костюмчик Руса.

— Есть.

— Чего надо? — деловито спросил второй, подошел ближе и сел напротив на корточки.

— Специалисты нужны.

— Ну, — тут же согласился, записав себя с товарищем в оные.

— Плотники.

— Ну. Чего сделать нужно?

— Вообще-то мне порекомендовали Андрея.

— Ну! — вовсе подкинуло от радости мужчину. — Я Андрей! Чего хочешь сляпаем! Рекомендации там, хренации, тоже без проблем.

— Ляпать не надо, — качнул головой Зеленин, изучая мужчину: невысокий, худой, лет на пять младше него. Глаза карие, взгляд пройдохи. Волосы нестриженные с полгода, черные. В общем, похож он был на Виту, как маршал Жуков на Еву Браун.

— Да нет, не тебя. Ты, поди, семейный, а мне на месяц надо и далеко от города. У того Андрея только сестра, поэтому проблем не будет.

— Коттедж что ли строить? Ха, проблема! Надо — два месяца на стройке проживу, моя жинка слова не скажет. Все от оплаты зависит.

— Нет, извини, не хочу напрягать. Ты молодой…

— Так и Андрюха!…

Сосед Зеленина по лавке резко встал и толкнул мужчину, делая вид, что пошел в цех. Секунда на обмен взглядами и говорливость у Андрея куда-то подевалась. Встал и не прощаясь пошел в цех, а второй остановился, уставился на Руслана:

— Ты это, парень, не туда видать пришел. Нету у нас здесь холостых, все семейные. И коттеджным строительством мы не занимаемся.

— А шкаф починить?

— Вон с той стороны обойди и запишись у Аделаиды Ивановны. Сделаем в порядке очереди.

И ушел.

"Интересно", — потер подбородок Руслан. Лениво побрел к машине, то и дело, косясь на окна здания и сверяя угол видимости из них с углом музея. Выходило, что со второго этажа он виден как на ладони.

Мужчина купил сигареты, сел в машину, откинул кресло и задымил в потолок, пытаясь разложить по полочкам что узнал: выходил чуть ли не детектив.

То, что брат пасет сестру — это понятно и приятно. Правда, Руслан бы не стал рисковать и отпускать Виту одну вообще, пусть и под присмотром, пусть и недалеко. Но на миг отвернись, отойди от окна и что будет? Что угодно. Но с другой стороны, неизвестно отчего Андрей все же разрешает ей стоять у музея. Наверняка есть веская причина. Он не дурак, расчетлив, предусмотрителен. Даже слишком. Одна конспирация среди его товарищей по работе и муштра сестры чего стоит.

Бывший военный?

Интересно.

Чечня — Руслан — Арслан — Лиля — Ночная птица — пуля в лоб.

Андрей — скорей всего военный и судя по замашкам, служивший далеко не в штабе полка Талды-Курганских Внутренних Войск. Вита — Ночная птица — проблемы с памятью из-за проблем в лобной доли.

Зеленин подкурил вторую сигарету от первой, смиряясь с тем, что видно сегодня ему суждено отравиться никотином.

Он чувствовал связь между первым и вторым, не мог ее нащупать, но нутром чуял — неспроста столько аналогий всплывает. И понимал, что брат Виты, что-то скрывает, что-то, из-за чего ему, а Вите в первую очередь, как родственнице, значит слабому звену, что-то или кто-то может угрожать. Вопрос: что, кто? Из-за чего?

Тревога росла с каждой затяжкой.

Может, парень грабанул банк?

Может, тяпнул пару золотых слитков у Дудаева?

Трахнул жену министра?

Убил старушку Процентщицу?

Да все нелитературные выражения на него разом, и с ним.

Плевать! Вита-то тут причем?

Что с девушкой? Где она? Почему не пришла? В нем дело, в Андрее, в ней? Стечение обстоятельств, выходной? Моет окна или плюет в потолок, вытянув ноги в телевизор? Сидит под замком — под домашним арестом? Заболела? Попала под машину, убили, похитили? Брат с ней что-то сделал?

"Не умеет ругаться" — брехня. При жестком характере, остром уме он наверняка умеет контролировать свои эмоции, не показывать их сестре, но это не значит, что он "добрый, не умеет ругаться". Наоборот, так все состроить может лишь волевой, жесткий и очень опытный человек. А еще пуганный.

Ничего портретик. Противоположный нарисованному Витой.

Коньячек-то с простецкой физиономией здесь не в лузу.

Зеленин сел от пришедшей в голову мысли: а если Андрей ловит на сестру какого-нибудь живца? Если она заложница его грязных игр?

При таком раскладе все сходилось, но требовало быстрых и решительных действий.

Руслан схватил рабочий телефон и набрал номер Валентина:

— Порадуй меня!

— Большая Цветочная сорок семь «б», сто тридцать шесть…

Больше ничего не надо.

Зеленин кинул телефон на соседние сиденье и вылетел из машины.

Подумать только, еще вчера его не волновала, чья бы то не было судьба, а сегодня он как пацан сходит с ума из-за ненормальной и готов не то что, карьерой — жизнью ради нее рисковать.

Мужчина пробежал через двор и остановился у подъезда. Только кнопку домофона хотел нажать, как дверь распахнулась и на пороге появилась Вита, живая, здоровая, и как всегда отрешенная… с мусорным ведром наперевес.

— Здравствуйте, — кивнула приветливо и прошла мимо него, как мимо скамейки или ясеня в палисаднике.

У Зеленина слов не хватило и терпение лопнуло.

"Сдулся, бродяга", — подколол сам себя, опускаясь на скамейку. Проводил взглядом неспешно удаляющуюся девушку и перевел дыхание. Сердце еще выскакивало из груди, но тревога улеглась и одарила мужчину шикарной апатией.

За шесть часов ожидания он чего только не передумал. Какие только фантастические картины в воображении не нарисовал, в итоге даже брата девушки в упыри записал, а Вита… Вита даже не вспомнила о нем!

Он как привязанный к этому углу музея! Как дурак с букетом! Как Штирлиц в стане Бормана в конторке ее брата! Чуть умом не тронулся, подумав, что с ней случилось что!

А она мусор выносит!

Зеленин мысленно выдал нагора весь свой нецензурный запас, но на чью голову помои выливал, сам не понял. Достал сигареты, подкурил дрожащей рукой: черти что! Это как же подкосить человека надо, что он сам себя забывает? Ну, и зачем «Град», "Оса", полки, подразделения? «Вита» — и любая война закончится не начавшись, ввиду полной деморализации армии.

Да-а, женщины-то порой пострашнее атомных бомб в действии. Сносят наглухо, зачищают под ноль.

Сигаретка кончилась, Виты все не было.

"Изучает эксклюзивный мусорный бочек с элитными росписями местного молодняка? Или фиалка на помойке расцвела?" — спрятал за раздражение беспокойство Зеленин. А сам уже двор оглядывает, инстинктивно выискивая девушку.

Так и есть.

Нет, не на помойке — в песочнице. Ведро рядом валяется, а она малышне песочный замок строить помогает.

"Супер, детка!"

Сунул руки в карманы, сжав кулаки и пошел к ней:

— Здравствуй Виталия? — уставился сверху вниз, выдавая взглядом обиду. — А я тебя с утра жду. Песня такая есть, знаешь? "Я пришел — тебя нема, пидманула, пидвела!" Четко по ее сценарию.

Девушка открыв рот смотрела на него через плечо и хмурила бровки силясь угадать кто он такой. В глазах не проблеска воспоминаний.

— Я Рус, — склонился к ней, смягчаясь. Как не пытался, разозлиться на нее не мог. Посмотрит глазами своими синими и, словно, душу Руслану вытряхивает. Жалко ее до одури, до невольных слез. А ведь забыл как плакать, тем более от жалости. Да и плакал ли когда? Не было такого. А тут щиплет глаза и все.

Присел на корточки перед ней, прядку с лица убрал и вздохнул: может дуэтом с Витой в песочнице поковыряться? Вот ребят бы поприкалывались, узнав, что их начальник костюмом в три тысячи баксов песочницу радует.

— Да пошли они все, — прошептал не заметив.

— Кто? — так же шепотом спросил Вита.

Зеленин головой качнул: неважно, все неважно.

Под пальцами ее кожа, нежная, теплая, глаза ярче синевы небес, губы — только качнись — и ничего не надо, никого.

— Пойдем со мной.

Вита моргнула. Поднялась, подобрала ведро и косясь изумленно на Руслана, старательно обошла его, домой двинулась.

— Ну, уж нет, девушка, — зубами скрипнул. Выпрямился и за Витой пошел, нагнал у подъезда, не дав захлопнуть дверь перед носом.

Девушка медленно начала подниматься вверх, прижимаясь к стене и пугливо поглядывая на Руслана. А тот шел рядом, молчал и смотрел. Что говорить, зачем? Ему все ясно, а ей… наверное никогда ясно не станет, как не объясняй, сколько не жди.

Девушка бледнеть начала, зрачки все больше от страха. Остановилась, ведро из рук выпустила. Оно покатилось вниз с глухим стуком и словно закричало вместо хозяйки. Мужчина понял, что сейчас что-то будет, но не хотел ни знать, что, ни видеть, не представлять. Слишком больно, слишком тяжело. И сделал ход, как в кинотеатре, предотвращая в последнюю секунду неизвестно что:

— Я тебе цветы привез. Розы. Двадцать пять роз чайного и бордового цвета.

Но видно поздно. Вита начала сползать по стене вниз, глядя на Руслана. Однако взгляд изменился — не страх, а удивление появилось. Мужчина успел ее подхватить и прижал к себе и стене, крепко стиснув талию.

— Двадцать пять роз, украшенных лентами и всякими ерундовинами, — сообщил глухо, еще надеясь спасти положение, вытащить Виту, заставить очнуться, переключиться. Страшно ему стало за нее до паники. Она будто умирала, как та — молча, без укора в глазах, а лишь с немым желанием что-то понять, и падала, падала… а с ней он.

Но сейчас как и тогда он сдержал крик, рвущийся из горла, протест сердца и души, выхлоп ненависти к себе, ко всему миру, рев отчаянья. Все это утонуло в глухом безмолвии, как тонуло сейчас.

Зеленин дрогнул: второй раз он этого не переживет, второй раз этого не будет, только не с Витой!

И зашептал, как заведенный робот, держа ее чуть дыша и вслушиваясь в ее дыхание, биение крови под руками. Но даже голосом свое состояние не выдал.

— Цветы. Розы. Огромные бутоны разных цветов. Красивые ленточки, красивый узор обертки. И цветы красивые. Тебе.

Вита вздохнула, словно из воды вынырнула, уставилась на Руслана глазами с блюдца:

— Мне? — спросила шепотом, не веря.

— Тебе. Огромный букет роз. Тебе.

Перевел дух Руслан, видя как она оживает, сглотнул комок в горле, и ткнулся лбом в стену, прижимаясь к щеке девушки:

— Только тебе. Только для тебя, — шепнул на ухо. Ноздри защекотал ее запах, тонкий, нежный, сладковатый и вынес все мысли из головы. Мужчина коснулся губами ее шеи, осторожно прошел вверх, добрался до губ, не встречая сопротивления. Руки прошлись по талии, очерчивая силуэт и не смогли удержаться: одна скользнула к бедрам, другая к груди.

Вита смешно пискнула, но не отстранилась, не возмутилась — смотрела в глаза Руса удивленно и выжидательно. Руслан совсем потерялся и чуть не сорвался, не взял ее прямо здесь, в подъезде на лестнице. А что удержало?

Страх, все тот же страх.

Страх потерять ее, обидеть, страх потревожить ее хрупкую психику, сломать в ней что-то. Да и не шлюха она, не девочка по вызову, а он хоть и сволочь, но не до такой степени, чтобы малышку доверчивую в свое удовольствие пользовать.

— Ты кто? — прошептала.

— Рус, я — Рус. Поехали ко мне, — прохрипел, понимая, что сейчас слабо себя контролирует, а еще минута, две ее близости — и не сдержаться, наплюет на все метания, выкинет зыбкие барьеры как ведро с лестницы.

— Ааа-андрей…

— Мы позвоним ему. У него есть телефон? — а руки предатели гладят доверчивое тело, и разуму ровно на все телефоны разом. — Поехали.

— Ааа… уу… те-телефон?

— У меня есть. Позвоним.

— Я… нет… Ааандре-ей будет бе-беееспокоится…

— Речь о тебе. Обо мне. О нас. Причем тут Андрей?… Я люблю тебя, — прошептал не веря что сподобился такое сказать, глядя прямо в глаза. И понял: смог, потому что правду сказал. Это ложь с откровением взглядов никак не сходится, а правде скрываться не зачем, легко она с губ срывается, легко от сердца к сердцу дорогу находит. — Люблю, — накрыл ее губы. Вита дрогнула, задрожала под его натиском, безумным как он сам в эти секунды.

Ее дрожь последней каплей в чаше его терпения стала.

Подхватил на руки и решительно вниз потащил. Через дорогу до машины — с рук не спуская. В салон усадил, сел за руль и дал по газам — молча.


Может, растерялась Виталия, может, сопротивляться в принципе не умела, а может и влюбилась как он, только не перечила ни взглядом, ни делом, даже когда он на светофоре целовал ее, не отталкивала его жадные руки, не противилась жарким губам.

Сладко ему с ней было, так сладко, что не помнил, как домой приехал, машину в гараж загнал.

С порога в губы девушки впился, на руки подхватил и в спальню.

Рубашка с пиджаком в одну сторону, брюки в другую, а Виту осторожно раздел, ласково. Она дичилась, вздрагивала, краснела, как девочка, но слушалась. Позволила кофту снять, а маечку — ни в какую, да еще и грудь ладонями прикрыла, колени поджала. Столько трогательности в этом милом жесте было, что у Руслана в горле пересохло. Нежным стал, таял как вата сахарная касаясь губами ее кожи и все насытиться не мог теплом ее, ароматом.

Словно юность вернулась, то далекое и стершееся на жизненной дороге ощущение чего-то возвышенного и прекрасного, что только раз дано испытать человеку.

А вот ему два. За что же счастье такое?

Да, счастье — такое оно. Когда не больше и не меньше и все устраивает, радует, грань гармонии и свободы, отрешенности от забот, суеты, лишних мыслей, когда ничего и никого больше не надо.

Обнял ее, руки прикрывшие грудь, своими ладонями накрывая, прижался щекой к ее виску:

— Я люблю тебя…

Давно он не говорил этих слов и лишь раз они были сказаны искренне, той первой женщине, что была в его жизнь, кажется тьму лет назад. Ее он помнил смутно, но помнил как это было, и сейчас ощущение вернулось, такое же робкое и пугливое, но жаждущее познать запрет и овладеть первым в жизни бастионом.

Но сейчас он не спешил, ничего не боялся. Он не хотел покорять, он хотел любить и дарить. Чувствовать каждой клеткой своего организма, своей души — ее клетки, ее душу.

— Ты ослепительно красива, — прошептал, осторожно убирая руки с ее груди, погладил холмики через атлас майки, не настаивая, чтобы она рассталась с ней. Зажмурился, впитывая губами нежность кожи на шее. Вита вздохнула, послушно склоняя голову на бок и подставляя шею, плечо под власть его губ. Этого было достаточно, чтобы он понял, в чем еще имел сомнения — он желанен.

И словно полог упал между миром и двумя влюбленными.

Девочка мягкая и послушная в его руках как воск, неопытная, робкая как школьница и он, кому она доверилась так же просто и без остатка, как дитя матери и отцу.

Он был нежен с ней и бережен, расплавил, растопил осторожно, боясь вспугнуть, лишить ее красоты этого вечера.

Только раз она попыталась робко оттолкнуть его, но лишь вскрикнула и сдалась, дрожала в его объятьях — когда он вошел в нее.

Всю ночь он не отпускал ее от себя, всю ночь ненасытно ласкал и любовался Витой, ее глазами, в которых появилась поволока в момент, когда он брал ее; влажными, припухшими губами, что раскрывались сами навстречу его губам.

И заснул, крепко прижимая ее к себе, одурманенный запахом счастья, что исходил от ее волос.

А майку она так и не позволила снять.


Глава 6


Суббота


Он думал — это блажь, невинная прихоть — не больше.

Но вид характерных шрамов от автоматной очереди через спину, открывшихся ему — приморозил Руслана к постели. Рука так и зависла в желании бережно укрыть девушку одеялом, а остекленевшие глаза смотрели на задравшуюся маечку, по верхней линии которой и проходили старые рубцы.

Он видел такое и без всяких экспертов мог определить — пули прошли навылет. В грудь стреляли, в грудь…

Лиля!


Чечня. 95 год


Очередное задание, плевое. А их взяли как куропаток в силки!

Навел кто-то, не иначе.

— Эй, русс, хады сюда. Рэзать не буду, буду домой мама отпускать!! — гортанно прокричали из-за камней.

— Черт!! — завыл молодой, только прикомандированный к группе Зеленина пацан — Володя. Сжался на камнях, заплакал. — Не хочу умирать. Не хочу!!

Кобра искоса глянул на него и сплюнул в расщелину меж валунами, передернул затвор:

— Хрен им сукам!

— Положат, — отстраненно заметил Носик.

— Всех положат, — равнодушно кинул Улан, вытаскивая запасной рожок у убитого Шалима.

— Э! Русс!! Мамой кланус!…

Кобра дал очередь на звук голоса:

— Пошел на х…!!

— Не трать зря патроны, — посоветовал Руслан.

— Думаете, придут за нами, товарищ старший лейтенант? — с такой мольбой, такой надеждой уставился на него Володя, что у Зеленина мороз по коже пошел. Отвернулся — нечего ему пацану сказать.

— Прибегут! — сплюнул опять в расщелину Кобра, лицо тыльной стороной перчатки оттер. А толку? Жара, а они в полном боевом, как при параде на каменном пяточке, как на сковороде в преисподней, а вокруг только камни да кусты где — нигде внизу. Пара минут, пот снова глаза заливать начнет.

— Сейчас опять пойдут, — прошептал Носик, напряженно вглядываясь в движение за камнями.

— Приготовились, — бросил Зеленин, занимая позицию. Пять минут передышки — считай ничего и целое царство. По камням шалая пуля вжикнула, срезала кожу над бровью.

Твою!!… Только крови в глаза и не хватало! — отер наспех и дал очередь в ответ.

Заклацало так, что головы не поднять. Шквал. Стволов семьдесят их пасут, не меньше. Куда шестерым против такой кодлы?

— Ааааа…. Суки!!….

С матом начал палить Улан, выковыривая пулями из камней жизни духов.

Володя выл, но стрелял, Кобра методично и точно укладывал цели, Носик бубнил что-то под нос и отбрехивался короткими очередями. И вдруг смол, сник, ткнулся в камни и сполз. Рус к нему — поздно, мертв. Глаза открыты, будто видит еще что-то, а во лбу аккуратная дырочка и тонкая полоска крови к брови ползет.

— Твари!! — выдал очередь Зеленин. Последнюю свою гранату достал и за камни. Грохнуло. С минуту еще поогрызались в ответ и опять тихо стало.

— Э, рус, злой такой, да?! Хады сюда, гаварю! — послышалось.

— Чего они тянут? — прошептал Рус, не понимая маневры боевиков. Чего проще убить шестерых? Гранатами закидал и привет. Но нет, тянут, тянут. Загнали их как крыс в угол, в кольцо взяли и давай на «волынке» играть: то бой, то тишина, то «сдавайтесь», то шквальным огнем утюжат.

Улан аккуратно переложил тело убитого товарища на камни рядом с Шалимом, посидел над ним и на Кобру покосился:

— Курить есть?

Тот головой мотнул — час назад последнюю папироску по кругу пустили. Все, теперь хоть уши пухни.

— Нас же не могут бросить, не могут! — запричитал Володя.

— Рот закрой! — цикнул на него Руслан, сел рядом с парнями. Рожу оттер от крови и пота и бросил. — Уходите. Старой тропкой вниз. Там их немного, пятерка от силы.

— Командир…

— Рот закрыли!… Я приказываю уходить! Шансов мало, но здесь их совсем нет.

— Тогда уходим вместе.

Зеленин головой мотнул:

— Тогда смысла уходить нет. Кто-то должен остаться и прикрыть вас, вызвать огонь на себя. Это буду я. И все! Не рассуждаем! — прикрикнул, видя, что Кобра рот открыл для возражения. — Это приказ!… Кобра — первый, Володя — второй, Улан — третий.

Бойцы обменялись тяжелыми взглядами и, Улан достал запасную обойму:

— Пригодится вам, товарищ лейтенант.

— Вам тоже, — сглотнул. Страшно было, так страшно, что внутри инеем все покрылось. — Гранату лучше дай.

И дернул жетон с личным номером с горла, в ладонь Кобры вложил:

— Теперь ты старший в группе.

Тот зубы сжал, так что скулы побелели. Жетон в кулаке зажал и бросил уверенно:

— Встретимся, браток.

Зеленин на камни залег, а ребята ужами вправо по расщелине скользнули.

И началось.

Ушли, не ушли его бойцы — не знал, не думал — некогда было. Лупил по камням, только искры сыпались. Одно понимал: лучше умереть, чем в плен, лучше погибнуть самому, чем своих бойцов терять.

— Выйдут, обязательно выйдут! — цедил, пристреливая высотку.

А потом взрыв и тишина.


Глаза открыл и понял — плен.

Перед носом армейский ботинок, только не схватишь его, не повалишь — руки связаны. Голову поднял и застонал, в траву жухлую лбом ткнулся, зубами скрипя — Арслан.

Никто группу Зеленина не сдавал — сам Рус ее продал…


За два часа до выхода на точку


— Руслан, — заглянул в палатку лейтенант Попов. — Там тебя хачик какой-то спрашивает.

— Что за хачик?

— А я знаю? Спасибо скажи, что не помяли, а то ребята хотели. Пер же прямо на блок пост. Придурок!

И скрылся.

Зеленин свернул недописанное письмо матери, в карман сунул. Автомат прихватил и двинул к посту.

— Тьфу, ты, — сплюнул, узрев белую рубаху Арслана. Опять как на сдачу экзамена вырядился! Ну, что неймется? Точно смерти ищет, ж-жених! Не свои, так чужие снимут, грех по такой цели не пальнуть. — Пропусти его, — приказал караульному.

— Не положено, товарищ старший лейтенант.

— Сюда пропусти, елы! За заграждение, а не в расположение! Ну? — поторопил, пнув по щиту с колючкой.

Караульные пропустили Дагаева, умыв офицера недовольными и осуждающими взглядами. Но Руслан их не заметил — на Арслана смотрел. Бел тот был, как его рубашка.

— Здорово, — ладонь пожал и на ящики кивнул: садись. Сигареты достал, протянул Арслану. — Случилось что?

Мужчина папироску взял, размял в руке и вздохнул:

— Хреново просто.

— А! — хмыкнул Зеленин. — Не тебе одному. А чего хреново-то? — прищурился затягиваясь. — Колись, не мудри. По лицу вижу, случилось что-то.

Арслан вяло улыбнулся и неумело подкурил папиросу, закашлялся.

— Эх, Дага, — хмыкнул Рус, хлопнул друга по спине. — Как не научился курить в школе, так и не умеешь до сих пор. На фига полез?

— Тошно, — признался, поморщившись от дыма.

— Колись, — посерьезнел мужчина.

— Снайпер. Я знаю, кто он. Сдать могу тихо, без боя. Но только тебе.

— Вот уж честь, — проворчал Руслан, обдумывая услышанное, и кивнул. — Пошли.

— Нет. Сейчас без крови не взять. Зачистку устроите. Вечером приду, отведу — тихо возьмете.

— Вечером меня не будет, дай Бог к утру вернуться.

— Уходишь?

— Высотку одну проверить надо, — сплюнул в сторону прилипшую к языку табачную соринку.

— Около ущелья?

— Все-то ты знаешь, — прищурился Рус.

— Но молчу, — успокоил его Арслан. — Худо, что уходишь.

— Приказ, — что здесь пояснять? — Снайпера брать надо, я или другой — фигня.

— Нет. Только ты.

— Упрямый ты Дага. Не могу я, а ждать тоже нельзя — положит ведь сегодня ночью еще кого-нибудь.

— Вчера положил? — покосился на него Арслан.

— Нет, — признался. Пятый день о Ночной птице ни слуху. Перекрестится бы, да кабы не сглазить. Вопрос, к чему Дагаев спрашивает?

— И сегодня не выйдет. Почему не спрашивай, не могу я сказать.

— "Как ныне взбирается Вещий Олег отмстить неразумным хазарам"?

Арслан взгляд отвел.

— С ними ты уже, да?

— Нет, — бросил с яростью и Рус облегченно вздохнул, сразу поверив. — Но это мой тейп, пойми. Ты мать не предашь, как мне свою можно?

— Твоя, насколько помню, на Север с твоим отцом рванула за длинным рублем. В Нижневартовск, по-моему.

— Там и осели, а меня сюда послали. Не знали, получиться ли устроиться, да и поступать мне надо было. А здесь родня. Обязан я им, пойми. Кровь родную не продают.

— А если на крови этой, чужой океан? Если дядька твой — людоед? — процедил Рус.

— Обидеть хочешь? Не обидишь. Знаю, о чем говоришь. Защищать не стану — прав ты. Глаза ему власть и деньги застят. Князем себя считает… Только родню не выбирают. И не лезь в душу, я в твоей не копаюсь, я к тебе как к другу, брату.

— Ладно, — папиросу откинул, плечо ему сжал. — Не горячись. Извиняться не буду, но тему продолжать тоже. Сейчас о более важном речь — снайпер.

— Вернешься — лично тебе его приведу, — поднялся.

— И у тебя к нему счет?

— Я — человек, а не зверь.

Только печально это вышло, неуверенно.

— А все же, утаиваешь ты что-то, — заметил Руслан. — Фигня какая-то приключилась.

— Приключилась, — голову свесил. — Только не спрашивая какая.

— Помощь нужна?

— Помощь? — Арслан развернулся к нему, оглядел задумчиво. — Взрослые мы, Рус, не дети. И проблемы у нас не детские, только как играли, так и играем: один в футбол жизнями, другой в войну настоящим оружием. А песочница наша теперь весь мир. Только законы те же. Кто-то у кого-то замки далеко не из песка рушит, кто-то на чужую машинку зарится, кто-то норовит прочь непонравившегося вытолкать.

— Это ты к чему? — насторожился.

— А к тому, что как был ты мальчишкой, так и остался. И хорошо. И не дай тебе Бог повзрослеть и взрослую проблему на плечи взвалить. Ею, Рус, как детской, не поделишься. Один потащишь.

Руслан и обиделся и разозлился: философ, блин! Стоит, рассуждает, а у его родни руки по локоть в крови!

— У меня нет взрослых или детских проблем, потому что у меня одна проблема на всех нас, — обвел рукой простор и ткнул пальцем в сторону Арслана. — Вы!

Тот головой качнул:

— Ничего ты не понял, — шагнул в сторону выхода и остановился, повернулся к другу. — И не поймешь, пока не коснется.

— А и коснется, ныть не стану, — процедил.

— Уверен?

Не понравился Зеленину взгляд друга — чужой он был и старый как мир.

— Уверен, — бросил тише, спокойнее.

Арслан подумал и кивнул, глаза пряча:

— Может быть. Может. Только говоришь ты так, потому что думаешь — знаешь себя. Ты же у нас сильный, волевой. Всегда таким был — правильным. Только не ты это, а шаблон что тебе привили. Нам всем. А вот какой ты на самом деле — вопрос.

— Вопросы у следователя, а у меня автомат.

— Вся сила в оружии? А что ты без него? Кто?! — завелся, к Руслану подошел в лицо заглядывая. — Представь, нет оружия у тебя, и поддержки нет, ничего, никого — и что ты один? Ты — один! Все! Пыф! Пузырь мыльный! Думаешь сильный, думаешь монумент непробиваемый?! А ты человек. И у тебя есть слабости, не может не быть, именно потому что ты человек. И главная война не здесь, — махнул рукой в сторону и ткнул пальцем в грудь Руслана. — В тебе. Самая затяжная, самая дурная война! С собой.

— Если совесть чиста, воевать не с кем и не зачем.

— Совесть? Совесть только у святых чиста, а мы все грешники.

— Вот тебе твои грехи покоя и не дают. В философию, смотрю, ударился, — прищурился недобро.

Арслан долго смотрел ему в глаза, словно разговаривал. Руслану неуютно стало, отвернуться бы, да не привык он позиции сдавать. Вот и пялились друг на друга минут пять, пока Дагаев не спросил:

— Значит ты без греха и с чистой совестью? И мне грешному да бессовестному помочь хочешь? Что ж, ты сам сказал, сам помощь предложил. Я ее принял, — и развернулся, пошел к выходу.

— Эй, Дага?… — окликнул. В глазах вопрос: снайпер?

— Я же сказал — тебе сдам. Завтра. Может, забыл? Мое слово крепкое, — и пошел не спеша прочь от поста.

Руслан не остановил, потому что знал — как сказал Арслан так и будет. Он слов на ветер и мальчишкой не кидал.

Только что ж его взвело? Что у него случилось?…


— Ну и сволочь же ты, — прохрипел Зеленин с ненависть глядя на друга. Не узнать того — не в белой рубашке — в камуфляже стоит, автомат умело держит.

Тварь хитрая!

Руслана подняли и поставили на ноги перед Дагаевым.

Командир мать его! — ощерился Рус.

— Ругаться не надо, — спокойно предупредил мужчина

— Ты мне руки развяжи, я тебе ими пару баек расскажу. Не про совесть, но по совести.

— Ты о своей подумай. Тебе сдаться предложили? Зачем отказался? Зачем за своих бойцов решил жить им или умереть? Была бы у тебя совесть, ты бы матерям их сыновей вернул, а не земле подарил.

Больно, падла, бьет, по самому тонкому метит.

Руслан зубы сжал и взглядом все ему высказал. Только толк? Мрак на душе у Зеленина: Арслан мразь, но и он сволочь. Размяк, поверил. Как дурак попался! Да ладно б сам — ребята…

— Троих ты этим скалам подарил, а сколько другим? — и кивнул в сторону. Зеленин взглядом проследил и стон еле сдержал — Кобру и Улана вели, связанных, грязных, в крови. Кобра зол, видно, контужен, лицо посечено, но не ранен. А Улан еле на ногах стоит — плечо разворочено.

— Чего ты хочешь? — пересилив злобу, спросил Зеленин Дагаева.

— Сыновей матерям вернуть. Ты не хотел — я сделаю.

Руслан моргнул: не верил он ему, хоть и помнил — слово с делом у Арслана не расходится. Но собственная вина оглушающей показалась и разум затмила. Рванул на бывшего друга и получил прикладом в лицо от рядом стоящего с Дагаевым боевика.


Очнулся он уже в яме. Кобра ему кровь с лица краем тельника оттереть пытался.

— Ничего, лейтенант, заживет, — сказал, с его взглядом встретившись. — А дружок твой гад редкостный.

Рус застонал, сел, голову руками накрыл:

— Бутырин?

— Погиб. Сам напоролся — вылез по не хочу.

— Улан как?

— Не знаю. Утащили куда-то.

— Мы где вообще?

Кобра хмыкнул, к стене затылком прислонился:

— "Знал бы прикуп, жил бы в Сочи"… Голова гудит, сил нет.

— Контузили. У тебя кровь в ухе. Слышишь как?

— Нормально, — вздохнул. — В голове только звенит. Мозг, наверное, — хрюкнул.

Зеленин вымучил в ответ улыбку. Кривая получилась, скорбная.

— Это я виноват, — сказал тихо.

Кобрин помолчал и вздохнул:

— Ни фига, лейтенант. Ну, оказался дружок твой сукой — ты причем? Что теперь грехи всех ублюдков на себя взвешивать, только потому что суку за человека принимал?

Зеленин лег на землю и глаза рукой прикрыл: не понял его Кобра, не мог понять. Не знал он, что Рус проговорился, куда и когда группа выходит. А рассказать — язык не повернулся.

В тот момент Зеленин думал, что совершил самое тяжкое преступление, что взял самый жуткий грех на душу и нет ему прощения. Чувствовал себя не просто раздавленным — убитым. Тварью равной Арслану.

И не знал, что это «цветочки», а самое худшее еще впереди.

Дагаев действительно не бросал слов на ветер….


Рука дрогнула. Руслан осторожно начал щупать кожу под волосами на виске Виты и замер — шероховатость.

Больше ничего не надо было, ничего. Прострация, ступор. Но очнулся, встал с постели, не соображая, где он, кто. Вышел из спальни, осторожно, чтобы не разбудить девушку, прикрыл двери и прошел на кухню. Достал блок сигарет из навесного шкафа и закурил, рассматривая рисунок обоев на стене, но не видел его.


Чечня. 95 год.


По глазам ударил свет — в проем на потолке опустили лестницу. Бородатый дух заглянул внутрь и замахал Руслану:

— Эй, иди. Ты, да?

Зеленин нехотя поднялся. Кобра ему ладонь сжал: держись.

— Давай, давай, — замахал боевик уже дулом автомата.

Руслан вверх полез, уверенный — убьют сейчас.

Его за шиворот выволокли, толкнули из сарая на улицу, а на встречу два боевик и девушка. Зеленин как споткнулся, остановился, девушка напротив. Волосы русые, глаза синь бездонная, и молодая совсем девчонка, лет семнадцать от силы… а лицо, руки в синяках, крови, губы разбиты, платье изодрано.

И вдруг улыбнулась ему, руку протянула:

— Лилия. А вас?

— Рус, — выдохнул и смотрит. Не хочет смотреть, не хочет видеть следы побоев и насилия, а не может отвернуться, не может уйти, как к земле прирос. И боевики, как назло их не разводят.

Сказать бы ей что, а слов нет — ком в горле, в сердце жгутом отчаянье.

Ее-то за что? Ее-то зачем?

Девчонка ведь совсем!…

Откуда она здесь? Как попалась?

Звери!

Руслана в спину толкнули на выход, Лилию в соседний сарай потащили.

Минута и за спиной дикий крик раздался, больной, жалобный, молящий. Перевернуло Зеленина, мурашки по коже пошли. Рванул туда, хоть и знал: бесполезно, глупо.

Скрутили, попинали и нож к горлу приставили, голову за волосы выворачивая:

— Понравилась дэвка, да? Хочешь?

Руслан зажмурился, зубы до хруста сжав, а в ушах крик ее стоит, дикий от ужаса.

— Э, сладко ей, слышишь, да?

Лейтенант не дышал. Он жалел, что жив, жалел о том, что родился, о том, что нет у него автомата, пистолета хоть с одним патроном.

— Как жили падалью, так падалью и подохните, — процедил. Он надеялся, что горячая кровь взыграет в жилах чеченца и тот убьет его, лишит возможности слышать, как уже не кричит, а хрипит девчонка. Но тот лишь прицокнул, поморщившись:

— Злой ты, а?

Поднял и толкнул вперед. Зеленин поплелся, не понимая, зачем вообще идет, зачем жив, зачем дышит. И все равно было, куда ведут.


В дом привели, в двери комнаты втолкнули, богатой, коврами устланной, а там Арслан за столом сидит с бутылкой наедине.

Меньше всего Руслану бывшего одноклассника видеть хотелось. Но кто спросил?

Дагаев на стул кивнул и Зеленина на него пихнули. Руки развязали и вышли.

Арслан мрачным хмельным взглядом оглядел его и молча разлил водку по двум стаканам. Один ему пододвинул, другой залпом в рот отправил. Зажмурился, лицо судорогой свело. Открыл глаза, взгляд осмысленный, тяжелый, как плита надгробия.

— Пей, — сказал тихо.

— Я с такой сукой как ты, — начал Зеленин, но язык не слушался, колом стоял. И ни злости настоящей, ни ярости не было — упадок. Раздавила его та девочка сильнее предательства Арслана, убила не выстрелив.

Дагаев видно и сам не в лучшем состоянии был. Поморщился и попросил:

— Не надо, Руслан, не сейчас.

— Хреново? Как той девочке, что твои козлы сейчас трахают?! — закипело внутри все, вздернулось. Вскочил и… осел, получив по пояснице от влетевших псов.

— Не трогать!! — заорал мужчина. — Вон!!

Тихо стало. Зеленин сжался, со всех сил стон боли сдерживая, уставился на Арслана. Тот глянул и отвернулся, сигареты достал. Закурил, пачку однокласснику кинул. В аккурат у стакана легла.

— Выпей и покури. Полегчает, — посоветовал глухо.

Лейтенант послал бы его, да знал слишком хорошо. Если б речь о нем только шла — плевать бы тогда, все равно бы до горла добрался, загрыз. Но перед Русланом Лилия стояла, крик ее в ушах, и как смысл жизни — одно желание — хоть ее выторговать, отвоевать у Дагаева.

Водку пить не стал, как не хотелось всю бутылку в себя влить и хоть на миг забыться, боль в теле и на душе заглушить — сигареты взял. Закурил:

— Отпусти девчонку. Не зверей.

У Арслана лицо закаменело и посерело. Смотрит на Руслана глазами огромными, пустыми и молчит.

— Ты же не совсем сука, Дага. Ну, мы с тобой — ладно. Война гребанная… тоже. Девчонка причем? Ленку Сидоренко помнишь? Ты же любил ее, стихи вон писал. Эта на нее похожа. Считай Ленку сейчас твои козлы…

И дымом от неожиданности подавился — Арслан стол перевернул одним взмахом. Полетел тот вместе с сигаретами, водкой к окну, а мужчина к однокласснику, заорал в лицо:

— Молчи!! Молчи сказал!!

Руслан притих в надежде, что беснуется Арслан не спроста — задело его все-таки, царапнуло, совесть проснулась. Смешно думать, а все же нельзя иначе. Должна быть у человека надежда, ничто он без нее. Никчемный.

Дагаев выпрямился:

— Красивая, да? Не в глаза смотрит — в душу, — сказал тихо и смолк. Губы ниткой, лицо серое, закаменевшее, а в глазах старость, та, что уже смерть зовет.

Руслан взгляд опустил — прошило его догадкой: не эта ли Лилия невеста Арслана? И даже волосы дыбом на затылке встали: это же какой падалью быть надо, чтобы невесту на потеху своей своре отдать?

С кем же учился Зеленин? С кем футбол гонял, с уроков сбегал, у кого списывал, кому помогал? С кем одним завтраком делился, яблоком, мечтами, мыслями?

— Что же она тебе сделала? — севшим голосом спросил.

— Мне? — покосился на него Арслан, отвернулся. — Ошибаешься.

Отошел к окну, сигареты поднял и закурил, стоя спиной к Руслану:

— Жалко ее тебе? — голос не дребезжит уже, как пустая тара на столике в купе — тягучий стал, вязкий. — А тех, кого она положила, нет?

Зеленин сморщился, щуря глаз на Дагаева: что еще за чушь ты мне втираешь?

— Сколько ваших "Ночная птица" забрала? Тридцать? Сорок человек?…

Руслан молчал, ничего не соображая. Отупел как-то в миг.

— … Сколько селений вы зачистили за это?… Одна ее пуля двоих убирала.

"Ее?"

— Не веришь мне? — повернулся к мужчине. — А я тебе, как на исповеди. Ведь это я привел ее сюда, я. Как ты своих в западню, ничего не подозревая. Последний разговор помнишь? Ты не понял тогда, как мне. Чужую боль не понять пока тебя она не коснется. Есть вещи, которые ты бы рад забыть, а не можешь. Тайны, о которых и сказал бы, а язык не поворачивается. Они сидят внутри тебя неразглашенные и убивают.

Арслан подошел к Руслану:

— Ты правильно понял, я эту невестой назвал, а хотел «женой». Подумай, каково это мне?… К чему мне на нее наговаривать? Я пальцем ее не тронул, дышать в ее сторону боялся, думал другая она, святая… Я в Грозном вместе с ее сестрой на одном факультете учился, когда началось все от ее семьи никого не осталось. Анна в 93 пропала, следом отец… Ваших здесь давно не любят. Сюда ее привез, к тетке, это как знак — своя.

— В смысле — твоя.

Мужчина головой покачал:

— Я ее обнять не смел… А сейчас поздно. Она как змея в сердце вползла… в селение, всех подставила: своих, чужих. Знать не хочу зачем.

— Война…

— Не надо, Рус! — вскинулся. — Не о политике речь! О женщине, что должна детей рожать, а она их убивала. Своих же била, лишая матерей сыновей, и тем убивала тех, кто ее приютил. За отца мстила, сестру? Знать не хочу. Она нарушила все законы, всех предала. Я бы понял ее, если бы она не такой страшный способ выбрала. Она жила в доме моей тетки, хлеб ее ела, кров делила, к ней, как к дочери относились!… Она всех подставила. Приди ваши, найди винтовку — конец. А ее бы вы не тронули — своя. Тетка бы расплачивалась, село, что змею эту пригрело. И я. Мне теперь платить, как тебе. Из-за нее, из-за меня всех бы зачистили — она ведь, змея, винтовку под кроватью держала, не пряталась.

Зеленин молчал — сумбур в голове, а веры нет. Не может он Лилию с винтовкой снайперской представить, не может принять, что она ребят по ночам отстреливала. Вдуматься — бред, а если за правду принять — мурашки от жути по коже. Потому что прав Арслан — не подумали бы на нее, не тронули, а селенье бы под корень. Автомата для зачистки достаточно, а снайперская винтовка, это вообще, конец.

Но зачем своих?…

"Лилия. А вас?" и улыбается разбитыми губами.

Не в себе?

Да здесь все ненормальны от и до.

— У нее первый разряд по стрельбе, золотая медаль об окончании школы. Она очень умная девочка: винтовку на виду держала. Что на виду — не найти. А если найдут — повод к зачистке, — словно мысли друга прочитав, сказал Арслан.

— Мало среди ваших снайперов? — прищурился.

— Таких? Что одних бьют, других подставляют, в две души разом плюют, и ни законов, ни принципов — твари!

— Зачем козлам своим отдал?

Дагаев долго смотрел на него и кивнул: пошли.

Толкнул плечом дверь, закричал боевикам. Те по машинам, в одну Зеленина запихнули, в другие кого — не видел. К полу его придавили ботинками.

Ехали недолго, минут пятнадцать от силы.

Зеленин ни о чем не думал, все ровно было, но в сердце сидел холодок — что еще Дага придумал?…

Его выволокли на площадке перед обрывом. Внизу трава, кусты и пустота вокруг.

Арслан рядом встал:

— Ты помочь мне хотел?…

Из другой машины девчонку выволокли, к краю поставили. Руслана парализовало, глаза стеклянные стали. Стоит, смотрит на нее, она на него и молчат оба. Ему бы отвернуться, не видеть синих глаз в которых нет мольбы или страха, только непонимание, как у ребенка, которого не за что отшлепали, но не мог, как будто силой его ее глаза удерживали. Или вид? Избита, изпятнана, платье изорвано, в крови.

"Она ведь была замужней, а мне клялась, что невинна", — возникло в голове. Не потому ли Арслан ее бандюганам своим отдал?

— …. Помоги. Но не только мне — себе и своим бойцам. Они в той машине. Одному медицинская помощь нужна, срочно.

Зеленин искоса уставился на Дагаева: что ты хочешь, падаль?! Закипало внутри, как водоворот, смерч, нарастала дикая ярость, готовилась вскрыть корку льда — отчаянья, отупения от боли.

Арслан пистолет достал, обойму проверил и подал его Руслану:

— Здесь один патрон. Тебе больше и не надо. Три варианта: можешь убить себя — глупо. Этим ты распишешься в собственной трусости, сбежишь, оставив нам твоих бойцов, снимешь ответственность за них со своих плеч. Предашь. Второй: убить меня. Можно, но тоже глупо. Следом убьют тебя, а ребята твои сдохнут ни за хрен. Им такую жизнь устроят, что смерть наградой будет. Не мне тебе рассказывать, ты не вчера сюда явился. Третий вариант. Тот что я тебе предлагаю. Честно скажу, рука у меня не поднимается ее убить, своим не дам — они свое взяли, теперь вам ее судить. Один патрон. Он может нанести мучительную рану, может сразу убить — выбор твой.

— Нет, — одними губами сказал Руслан.

— Как только ты ее убьешь, я буду считать, что мы квиты. Ты и твои бойцы будут свободны. Подумай, Рус: на весах жизнь этой змеи, что твоих и моих ложила, и твоя, ребят твоей группы. Их всего двое осталось, остальных ты уже не спасешь. Этих можешь. Убей ее и уходи, — вложил пистолет в руку.

Зеленин в прострации смотрел в синие глаза и делал мучительный выбор. Он никому не верил, ни чему, даже себе, и все же понимал, что должен спасти ребят, спастись сам, чтобы спросить потом с Арслана, с каждого из боевиков. Но убить девочку?… Снайпер? Какой к чертям снайпер?… Почему эта синеглазка платит отступное двум противоборствующим сторонам?

— Знаешь, что ждет твоего раненного бойца? — спросил Арслан тихо.

Зеленин знал и потому скрипнул зубами.

— Его будут резать и слушать, как он кричит. Второй молодой, сильный — пахать будет, пока не превратится в доходягу. За него потребуют выкуп, но не отдадут. Ты. Тебя ждет тоже самое. Я ничего не смогу сделать. Я сказал — ты мой друг, брат, но это нужно доказать. Тебе. Докажешь — уйдешь, нет — ад раем покажется. О себе не думаешь, подумай о тех, кто тебе доверился. Что они тебе и что она? Ты хотел найти снайпера — я тебе его нашел. Ты хотел его порвать — порвали. А где ты? Что ты сделал для тех, кого она убила? Сорок человек только твоих. И эти двое, которых ты отдаешь ей же.

Арслан говорил, Зеленин слушал, но слабо понимал, о чем речь — он видел синие глаза, сжимал пистолет и не мог пошевелиться. Со скрипом, сопротивлением приходило решение — он должен убить. Даже если она не снайпер — выхода у него нет.

Она и трое бойцов.

Женщина и трое мужчин.

Одна жизнь против трех, что смогут забрать минимум десять, за тех, кто уже не с ними.

— Какой мне смысл лгать? Я мог ничего тебе не рассказывать, но рассказал, поделился. Потому что ты делился со мной, потому что ты должен был понять, каково мне. Ты сам этого хотел.

В это Зеленин поверил. Поднял руку, прицеливаясь, но не смог спустить курок, замер.

— Она или ты и двое твоих ребят. Час и одного уже не спасти. Их жизнь в твоих руках.

Как в забытье, в тумане, Рус нажал на спусковой крючок. Пуля вошла в лоб девушке.

Она падала, не спуская с него своих синих глаз, а он все стоял, держа пистолет на вытянутой руке.

Арслан забрал его, но и этого Руслан не почувствовал. Он смотрел перед собой, на край обрыва, на котором уже никого не было.

К краю подошел боевик и дал очередь вниз. Поправил лямку автомата и пошел к машине, заверяя в чем-то Дагаева. Тот машинально кивнул и уставился в глаза Руса. Долго смотрели друг на друга.

— Прощай, — сказал Арслан и, кинув к ногам жетон с личным номером Зеленина, потопал к машине.

"Нет, до свидания", — проводил его взглядом Руслан. Его толкнули к другой машине, запихнули в кабину и надели на голову мешок. Куда ехали, сколько — не знал, не помнил. Он ничего не чувствовал, помертвел, потерялся.

Его выпихнули из машины у холмов, следом вытолкали Кобру и вынесли Улана. Развернулись и уехали.

Кобра проводил машину растерянным взглядом и уставился на командира:

— За что ж такая милость? Дружок снизошел?

Рус сел в траву и обхватил колено. Только сейчас он начал понимать, какой страшный выбор сделал, но не мог понять, как сделал. Оправданий было масса, но они не спасали.

— Лейтенант, что случилось-то? — нахмурился Кобра, забеспокоился — вид у Зеленина был, как у смертельно раненного.

— Не лезь ты к нему, — прохрипел Улан. Его голос немного привел Руса в себя — цель появилась — раненный товарищ, которого нужно доставить в госпиталь.


Они выбрались. Часа не прошло — на своих вышли. Ребята радовались, а Руслан не мог ни говорить, ни улыбаться. Он один знал цену их спасения, он один был ответственен и за спасенных и за убитых его группы, и за убийство. Никому о том не говорил — и не мог и боялся.

За связь с боевиком, племянником Дагаева по голове не погладят, за убийство гражданского лица тоже. И как не крути, куда не смотри — везде он повязан. Ребятам в глаза смотреть не мог, на себя в зеркало, духов люто возненавидел и по краю пошел, за который шагни и нет своих и чужих — пелена и трупы. От Арслана подлянки ждал — шантажа, по ночам спать не мог — вслушивался в звуки, ждал вестей о Ночной птице.

Но снайпер больше не появился, как не давал о себе знать Дагаев.

Кобра благополучно дембельнулся, Улан выжил, был комиссован.

Возможно это служило Руслану оправданием, но таким слабым, что оно исчезало, как только всплывали в памяти синие глаза.

И вроде радуйся, а Зеленин мучился. Угрюмым стал, замкнутым, слова лишнего из него не вытянуть. Смерти искал, но она от него отвернулась.

В 96 получил осколочное ранение и под это дело расстался с армией, хоть и мог остаться…


Он не заметил, как выкурил почти пачку сигарет.

Оглядел прокуренное помещение — дым стоит, даже воздухоочиститель не спасает. Только что Русу до того? Встал с пола, лицо умыл и замер над раковиной: это что получается? Вчера убил, сегодня любил? Снайпера? Невинную жертву? Игрушку боевиков? Невесту Арслана? И хоть ту, хоть другую — не легче ему, тяжело на душе.

"Ты-то кто? Кто?! Чем и кого лучше?"

Сделал его Дага, одним жестом сделал. Виртуоз.

Мразь!

Душно стало, стены давили, хоть из дома беги.

Оделся, наверх за ботинками поднялся, открыл дверь спальни и замер на пороге. Вита сидела на постели и улыбалась ему. И понял Рус — не уйти ему от нее, не уйти от себя.

— Доброе утро.

Ноги сами к ней понесли. Сел на край постели, ладонью от щеки до плеча провел, вглядываясь в наивность синих глаз. Что он искал в них, что ожидал увидеть?

— У тебя пуговки перламутровые, — сообщила, трогая пуговку на груди рубашки Руслана. — А ты мне снился. Ты летал. Цветы яркие красивые внизу, а вверху облака и ты летал.

Ну и как уйти от нее? — скрипнул зубами: Как оставить? Это равно снова убить.

Никуда ему от нее не деться, никогда. Повязала их та пуля накрепко.

— Я… в магазин, к завтраку что-нибудь купить, — сообщил глухо — голос не слушался, предавал.

— Угу, — прильнула к его груди, принялась ткань рубашки изучать, трогать, гладить. Рус слушал ее дыхание, ощущал прикосновения и терял в них боль и отчаянье, только горечь никак не уходила — усиливалась, смешиваясь с печалью.

Как он мог промахнуться? Лучше бы убил.

Нет, — рука сжала ее плечо, Руслан зарылся лицом в ее волосах:

— Прости.

Она как будто не поняла — обняла неумело:

— Ты мне часто снишься, тебя Русом зовут, — сообщила. — Только ты в темноте всегда, а там страшно. Летать не страшно, а в темноте — страшно. Там что-то бродит, ворчит, рыщет, злое, черное. Я его рисовала, а у него только один глаз, больше не показывается.

Руслану комом ее лепет в горле встал. Больно, как будто душу из живого выдирают.

— Я… пожалуй никуда не пойду, на завтрак там что-то есть, сообразим.

— Поцелуй меня, — попросила вдруг, обвив его шею руками. — Мне так нравится, как целуешь.

— Правда? — дрогнул, волосы ей с лица убрал.

— Правда. У тебя губы ласковые. Мне всегда казалось — ты сон, а ты на самом деле. Рус, — сладко из ее уст его имя прозвучало, протяжно.

— Запомнила?

— Помнила, — неумело коснулась его губ губами.

"Правильно. Руса знала, Руса и помнила — не Руслана", — поморщился. Зажмурился, прижал ее к себе и губы поцелуем накрыл.

Зацеловал бы, наверное, то ли себя, то ли ее утоляя, спасаясь от мыслей, от маяты и боли, но кто-то в дом ломиться начал, звонок затрещал.

— Звонок, — сообщила Вита, отодвигаясь от Руслана.

— Точно, — вздохнул: кого черт принес? — Пойду открою, пока не оглохли. Здесь побудь, хорошо?

— Угу.

Вниз спустился, дверь открыл и получил связку удочек и подсак в лицо:

— Я узнал, где Карповое озеро! — возвестил сияющий как фара Леня, бесцеремонно вваливаясь в дом. Отодвинул Руслана с прохода, поставил удочки в угол и скинул рюкзак, сапоги на пол посреди коридора поставил.

— Ветровку забыл, — напомнил Зеленин, поджав губы.

— А, — отмахнулся мужчина. — Давай по кофею и двинулись! Хавчиком я затарился.

Рус руки в карманы сунул, к стене прислонился:

— В смысле, ящик водки уже в рюкзаке.

— Обижаешь — пиво, старичок, только пиво.

— На завтрак?

— На весь день. Остальное возьмем у природы. Ну, что встал-то? Шевелимся, Рус, шевелимся!

Двинулся на кухню и остановился, смолк, увидев выглядывающую из-за угла кухни симпатичную незнакомую мордочку с улыбкой до ушей.

— Здрассте! — мурлыкнула Вита и натянула до подбородка ворот рубашки Зеленина, пытаясь скрыть радужную улыбку. Выглядела она в ней сущим дитем.

До Леонида стало доходить, что с рыбалкой он погорячился. Поздновато он с этим к другу — русалка у него уже поселилась.

— Э-э-э, — протянул, чтобы занять паузу.

Вита засмеялась — Леня явно ей нравился и вызывал ассоциации с клоуном. Зеленин молчал, стоял и смотрел на пантомиму друга и Виты. Она радовалась, она была счастлива и тем словно оправдывала его, немного, но успокаивала, снимая грамм тяжести с души.

Она как котенок, пугающийся собственной тени, играющий с собственным хвостом — была столь же наивна, беззащитна и себе на уме. Какие процессы происходили в ее голосе, было загадкой для Руслана. Отчего одного принимала, другого сторонилась, над чем смеялась и что ее огорчало — невозможно было понять. Но это было творением его рук, результатом его поступка. Он убил человека и породил дитя, за которого теперь нес ответственность не только как за ребенка, больного, но и любимую женщину. Одного пункта хватит, чтобы его груз раздавил. Выдержит ли Рус все пункты, в добавок к тем, что уже имел? Он не знал, но четко понял, что имея возможность выбрать с чем и каким путем идти — выбирать не станет.

Вита засмеялась, обходя растерянного Леонида — ее веселила ветровка, колорит цветовой гаммы: широкая желтая полоса на спине и тонкая по плечам на фиолетовом фоне и красный треугольник на груди из которого, выпучив глаза от такой радости, пыталась выбраться белка.

Девушка засмеялась, узрев тисненную морду.

— Старик? — выгнул бровь мужчина, взглядом ища спасение у друга.

Зеленин молчал — его заботило одно, Иванова другое и их интересы не могли пересечься.

Девушка запихнула края рубашки, укутавшись в нее и, с лучистой улыбкой сообщила в лицо мужчины, будто страшную тайну ему доверила:

— Мы ходили в кино!

— Ага? — моргнул. В глазах чертенок мелькнул, зыркнул в сторону Руслана: и только? Или ЗАГС следующим пунктом? Трамваи еще туда не ходят, да, старичок?

— На "Не могу сказать прощай!"

— Новый блокбастер, что ли? — озадачился. — Где идет?

— В «Кировце»!

— Где?! — мужчину малость перекосило в попытке отыскать кинотеатр, который три года, как снесли.

— В парке!

— В каком? — Леня даже отпрянул — парк вовсе не складывался с почившим кинотеатром и неизвестным ему фильмом.

— Не знаю. Мы там лебедей кормили.

До мужчины начало доходить. Нахохлился и уставился на друга: ты в своем уме? Понял хоть с какой телочкой связался?

— Один белый, белый, другой черный — они пара. Изумительно, правда? Такое удивительно гармоничное сочетание.

— Ага, — бросил мужчина, проявляя вежливость.

Зеленин отлип от стены и пошел на кухню:

— Пошли кофе пить, — бросил, между прочим, проходя мимо друга. Тот перехватил его и требовательно заглянул в глаза. В ответ Руслан отвел взгляд и скинул руку.

— Эта не та история, из-за которой ты симку поменял? — спросил Иванов тихо в спину. — Неприятность неслабая, согласен…

Руслан ожег его взглядом, упреждая дальнейшие словоизлияния в подобном контексте и, Иванов прикусил язык, задумался, сообразив, что опять что-то пропустил и не туда полез. Молча расположился за столом, сложив руки и с некоторым испугом пытливо поглядывая на парочку. Рус хотел накрыть на стол, Вита активно ему мешала, бродя за ним как хвостик.

Он к холодильнику — она за ним. Он пытается масленку взять, она ему пельмени подает. Он нарезку салями — она пакет вишни. Минут пять по кругу с удивительным для Руса терпением. Ни взглядом, ни жестом, ни словом не выказывая раздражение — не глядя, забирал из ее рук поданное и убирал обратно.

Когда на столе все же появилась упаковка нарезки и масленка, девушка схватилась за нож, желая нарезать хлеб, но был настолько мягко и ненавязчиво отстранена, что Иванов вовсе растерялся, не зная, что думать. Он не узнавал своего друга, не мог придумать причину, по которой он терпит ненормальную. Симпатичная? Да, Бог мой, и не такие водились и точно так же — выводились, без всяких реверансов: тебе налево и прямо, милая.

Может эта, как ее там, чья-то родственница, а Русу присмотреть за ней поручили?

Так себе версия, но другая в голову не идет.

Он за чашками, девушка за ними же тянется и до суетилась, «помощница» всю стойку с посудой на пол вывалила. Руслан успел оттолкнуть ее в сторону и собой прикрыл, прижав к груди.

У Леонида рот открылся: чудеса. Прямо картина маслом: жертва спасена грудью от осколков фарфоровой очереди!

Дальше ни мыслей, ни слов не было — девушка заплакала над невинноубиенным сервизом и Зеленину спешно пришлось ее эвакуировать в гостиную. Она так плакала, что даже Леониду нехорошо стало, приколки да шуточки сами испарились.

Руслан слышать не мог, как она плачет, от слез ее душа дрожала. Усадил в кресло девушку и торопливо сунул в руки первый попавшийся журнал.

— Смотри! — ткнул пальцем в разворот «Автомира». — Красивая машина, — глянул, соображая какая марка. — Тайота — авенсис.

Вита всхлипнула, жалобно уставившись на него:

— А..А-а…

— Авенсис.

— Авенсис, — слезы начали высыхать. — Машина такая?

— Марка машины.

— А у тебя?

— Лендровер.

И вспомнил: тьфу, ты — на заднем сиденье розы и альбом, что сейчас был бы кстати. Журналы по оружию и автомобилям вряд ли надолго отвлекут Виту.

А что у него еще есть? — пробежался взглядом по периметру комнаты. Блин, а?…

Пока он мучился, выискивая, чем бы занять девушка, та уже листала журнал:

— Знаешь, Рус, я пожалуй не стану вам мешать. Я что-то не так делаю. Обычно у меня накрыть стол хорошо и быстро получается, а тут неуклюже как-то вышло. Извини? — оторвалась от картинки.

Рус моргнул: проблеск сознания? Приступ логического мышления?

— Ничего, — заверил. — Все нормально.

— Тогда ты иди, а я… — и прижала к груди журнал. — А можно я еще посплю?

— К-конечно.

— С Авенсис.

— Хорошо.

— Спасибо, — улыбнулась и обняла его за шею. — Ты красивый как авенсис.

"И такой же паршивый", — поморщился.

Отнес Виту в спальню и вернулся на кухню. Застыл у дверей, поглядывая на друга, что высыпал последние осколки посуды из совка в мешок для мусора.

— С кофе облом, да? — прищурился. Зеленин состряпал рожицу: вроде как, извини. — Так и подумал. Тогда раскулачивайся: вытаскивай tuborg из холодильника.

Рус вытащил две бутылки забытого им пива, поставил на стол и достал сигаретку из выжившей пачки. Закурил.

Иванов открыл бутылки, подал одну другу, глотнул из своей и спросил:

— Объяснения будут?

— Они тебе нужны?

— Желательны, — кивнул, подумав. Обменял пиво на сигареты, пристраиваясь рядом с мужчиной. — Она ненормальная, — заметил.

Руслан согласно кивнул, но лицо ничего не выражало.

— Совсем ненормальная.

Зеленин хлебнул пива и бросил:

— Спорно.

— Это как? — качнул челюстью, хмуро воззрившись на него. — Допустим. Но то что девочка — крези, тебе ясно. Но она находиться в твоем доме. А что она делает у тебя?

— Спит.

— Ага?

— Угу. На данный момент Вита спит, с трепетом прижимая к груди далеко не меня, а журнал «Автомир».

— А ты бы хотел оказаться на его месте?

— Это не понятно?

— Понятно. Другое не ясно: ты соображаешь, что после не отделаешься от нее?

Рус с такой тоской глянул на него и Леонид подумал, что опять не то, что-то сказал и соответственно, ничего не понял, а выводы сделал неправильные. Глотнул пива и задумался:

— Я небольшой любитель ребусов и кроссвордов, но этот, старичок, больно любопытен. Я же теперь не успокоюсь, пока не разгадаю.

— Она ни черта не помнит. Ни чер-та! Спроси, что делала вчера — не скажет.

— Вывод: вытолкав ее завтра в шею, ты больше не увидишь ее у своего порога? Извини, не верю.

— А я знаю. Не знаю только какой отрезок времени способна удерживать ее память. Есть какие-то приоритеты, как маячки, но они больше рефлекторны, наработаны кем-то, как Павлов слюну у своих собачек вырабатывал.

— Тебе это интересно? — озадачился мужчина.

— Представь — да.

— Не представляю, — признался честно, пива хлебнул. — Я вообще не понимаю на кой она тебе сдалась. Нормальных не хватает?

У Руслана не было ответ на этот вопрос, потому что чтобы он не сказал — друг его бы не понял. Пришлось бы разжевывать, к «а» добавлять «б». Только подумать об этом и язык сам к нёбу прилипает.

Он затушил сигарету и отошел к окну, облокотился на стену, в задумчивости потирая подбородок. Ему виделся дух, дающий контрольную очередь с края обрыва, и трасса из шрамов на спине Виты, страшная гравировка на любом теле, а уж на ее нежной, чуть смуглой коже и хрупком теле, вовсе непереносимая.

Как она выжила? Какой кудесник спас?

Может Арслан передумал?… Как можно убить, потом передумать? Как можно отдать ту, к которой и прикоснуться не смел на потеху подонкам? Да одного этого хватит, чтобы в аду всю жизнь гореть!…

Вот и горят вместе и он и Руслан. Впрочем, не факт. Не тот человек, Дага. Как он изящно выкрутился, поделив одну вину на двоих, как легко купил дурака Зеленина.

Снайпер!

Неужели он действительно верил в это? А ведь верил, не просто верил — знал как родословную своего гребанного тейпа! Четко. Значит, неопровержимые улики были? Винтовка? Ни хрена это не улика! А вот винтовка с первым разрядом по стрельбе — это что-то, но все равно не повод. Если только…

Если только к этому не прибавить самое веское: гнев, алчность, тщеславие, самолюбие и чувство собственности — ревность.

У Виты появился другой воздыхатель и она отнеслась к нему более благосклонно, чем к своему интеллигентному упырю — благодетелю? А винтовку подкинуть любой прохожий может. Зато, имея разряд и оружие можно сплести сеть и "отомстить за поруганную честь" с горячим кавказским размахом — жестоко и коварно.

Значит, не любил, значит, просто хотел.

Но подумать только — в свои грязные игры вплетать наивную доверчивую девочку?!

Тяжело одному было, да, с грузом-то таким? Надо было и одноклассника, дурака в расклад взять.

— Ох, и сука ты Арслан, — прошептал.

Леня бутылку на стол хлопнул, давая понять, что он еще здесь.

Руслан очнулся, повернулся к нему:

— Пожалуй, стоит съездить в магазин за чашками.

— Угу? Я тебя, о чем спрашивал?

— А ты не спрашивай, — посоветовал.

— Да? А сам сложить не смогу: шарики за ролики заходят.

— Забей.

— Не получится. Друг ты мне, и со зрением проблем у меня нет — вижу, что ты сам не свой. Вляпался куда-то по самую макушку и в партизана играешь, хоть пытай тебя, ей Богу.

— Ты на рыбалку собирался.

— В смысле: иди на рыбалку и все пройдет? Не-а! Я у тебя останусь, — сел за стол. — Идти мне все равно некуда — Маринка в лагерь к сыну укатила, завтра только явится, а я ключи не взял.

— Лжешь.

— Ну и лгу. Погонишь? Рука поднимется, язык повернется? Не-е. Дохлый номер теперь, старик. Ты меня в дверь, я в окно влезу. Так что, не трудись. Двигай лучше за посудой, а я чего-нибудь на перекус соображу, а то через час в желудке гамадрил плясать начнет, а от милки твоей путной пищи для успокоения, не дождешься.

Рус подумал, пытливо изучая физиономию друга и кивнул:

— Бог с тобой, оставайся, упертый. За Витой присмотри и будь с ней очень ласков.

— Чего?! — не поверил ушам Леня.

— Осторожен, бережен и нежен!

— Ага? — опешил. Вот те раз!

— Пойдем, я тебе альбом Ван Дрейка отдам, — двинулся в прихожую.

— Кого отдашь? — поморщился Иванов, заподозрив у себя проблемы со слухом, а у Зеленина с головой.

— Альбом с репродукциями художника!

— Ёео!… Это еще откуда и зачем? — спустился за ним в гараж мужчина.

— Вите отдашь, займешь лицезрением полотен, — открыл дверцу Зеленин.

— Ага? В смысле вместо сосок теперь Ван Дрейка выдают?

И смолк, узрев в руках друга повядший букет роз.

На это слов уже не было, а версии напоминали фантастику.

Рус молча выкинул веник в урну и сунул в руки мужчины увесистый том. Сел в машину и выехал во двор. Гаражная дверь опустилась, оставив Иванова наедине в Ван Дрейком в тяжких раздумьях о судьбе героев далеко не его полотен.


У калитки на корточках сидел молодой вихрастый мужчина и нервно грыз семечки.

Странный, не местный, — отметил Руслан, глянув на него через окно. Протянул руку, нажал кнопку, открывая калитку и лишь начал выезжать, мужчина встал перед авто, широко расставив ноги и сунув руки в брюки, преграждая дорогу.

Поза была примечательно, взгляд того красноречивее. Гранаты не хватало для полноты картины.

"Уже интересно", — прищурился Рус, высунулся из бокового окна, окидывая взглядом обветренную физиономию мужчины, линялые джинсы, полосатую тельняшку, висящую на руках «мастерку».

— Андрей?

Тот сплюнул застрявшую на зубах шелуху в сторону и попер к мужчине. Открыл дверцу, дернув как ручку от старого холодильного агрегата. Сунул фейс в салон, в упор уставившись на Руслана глазами в которых паранойи было пополам с пофигизмом.

— Где она? — он не спросил — он приказал ответить.

Взгляд Зеленина стал холоднее Арктических ночей:

— Кто? — выказал не менее «ласковый» тон.

Мужчина оправдал предположения Зеленина — не стал повторять вопрос, уточнять, тратить время на словесную перепалку — рванул его за ворот рубахи из машины и прижал к закрытой дверце, взглядом давая понять, что явился по душу мужчины с вполне определенными планами и в его интересах не будить в нем зверя.

Слабо. Старо.

Рус легонько въехал ему прямыми пальцами под ребра и, придержав за плечи, чуток ударил коленом в живот. Прижал к забору, помогая опуститься на землю, сел рядом:

— А теперь поговорим, — достал сигареты. Одну себе губами вытащил — пачку Андрею протянул. Тот с туманом во взгляде покосился на него и сплюнул в сторону.

— Понятно. Ладно, — убрал пачку и подкурил сигарету. — Ты Андрей, правильно? — покосился. Никакой реакции — лицо замкнутое, взгляд почти пустой. — Я Руслан. Драться не будем, будем дружить.

Мужчина опять сплюнул в сторону.

Рус хмыкнул: "разговорчивый. Почти как я".

Андрей поднялся, размяв мышцы широких плеч, под пристальным взглядом мужчины пошел к дверям таунхауса. Встал и искоса глянул на Зеленина: открывай.

Нет, — еле заметно качнул тот головой, с прищуром разглядывая брата Виты: на что ты способен? Что будешь делать?

Любопытно было. Он готов был поставить юбилейный дублон на то, что Андрей выкажет сейчас свой «спокойный» характер. То, что он горяч и так же "не умеет ругаться", как Зеленин, Руслан не сомневался. Но мужчина удивил — он не стал бить стекла, ломать двери, изображать крутого скалолаза, беря штурмом второй этаж, где было приоткрыто окно — он достал из кармана пакет с семечками, сел на крыльцо спиной к двери и начал грызть плоды, безжалостно расклевывая шелуху по всему периметру чистого дворика.

"И как шахтеры возлегли на рельс!" — хмыкнул мужчина. Брат Виты нравился ему все больше, другое настораживало — похожи они были примерно как муха на пчелу. В общем, что-то общее есть, а в частности — ничего.

Зеленин встал и лениво подошел к мужчине, завис над ним:

— За чашками сгонять надо, — сказал между прочим.

Андрей глянул на него, не поднимая головы: "что предлагаешь"?

"Догадайся", — ответил взглядом Руслан.

Мужчина смял пакет с семечками, сунул его в карман и встал, почти проехав грудью по груди оппонента. И замер, выказывая свой рост.

Ну, да, преимущество — на полголовы разница. А что в самой голове?

Руслан не стал тянуть, надело как-то сразу:

— Вита будет жить со мной. Здесь.

Мужчина бровь выгнул, скривив рожицу:

— Это кто сказал?

— Я.

— А ты кто?

— А ты?

— Брат.

— Такой же как и я?

И сердце ревностью сжало — в точку.

В темных глазах Андрея вспыхнуло пламя.

Они схватились.

Андрей ударить хотел, Руслан зажать драчуна. В итоге оба в грудки друг друга вцепились и застыли, глядя в глаза.

— Слушай ты, ублюдок!… Рядом увижу, убью, понял?

Мужчина выказал себя побежденным, опустил руки, вводя забияку в заблуждение. Тот чуть расслабился и… оказался прижатым лицом к двери, с заломленной за спиной рукой:

— А теперь меня послушай, — спокойно начал вещать на ухо. — Повторяю второй и последний раз, специально для глухонемых: Вита будет жить со мной, здесь. И ублюдок не я, а ты, потому что в отличие от тебя, я ее за сестру выдавать не собираюсь.

— Сказочник, — так же спокойно бросил Андрей.

— Обмен любезностями закончен?

В этот момент дверь распахнулась — Леня узрел теплоту объятий мужчин в окно и рванул на помощь другу. С ходу попытался вломить в челюсть незнакомцу, но тот легко отклонился, а Зеленин выпустил его. Они синхронно разошлись, уступая место Леониду. Иванов пролетел мимо них и врезался в капот лендровера.

— Ёееооо!… - сполз на траву зажимая живот.

— Проблемы с реакцией, — бросил Андрей, сунув руки в карман.

— Форму потерял, — согласился Руслан, не заметив, как сделал тоже самое.

Мужчины уставились друг на друга — злости в глазах не было, но настороженность осталась.

— За намек на сожительство можно по зубам получить, — заметил Андрей.

— Тогда чего под брата маскируешься?

— Дядя, — недобро прищурился. — Я тебя вижу первый и последний раз и очень советую: не лезь в чужую акваторию.

— Не заметил, что она уже и моя?

Мужчина посмотрел на него со снисходительной усмешкой, но почудилась за ней Руслану печаль, сродная той, что бередила его душу:

— Это ты, дядя, чего-то не заметил.

Рядом с лошадиным фырканьем встал Леонид и осуждающе уставился на друга:

— Может ну их, чашки?

— Ну отчего ж? — уже открыто усмехнулся Андрей. — Дядя сейчас в одну сторону двинет, а мы с сестренкой в другую, — и качнулся к Руслану, грянул в лицо с нажимом и презрением. — С сестренкой, которая роднее родных. Знаешь, как это?

И шагнул в дом.

Иванов понял, что ему лучше помолчать, но внимательно послушать — ситуация становилась все любопытнее.

Зеленин же понял, что зря гадости думал про брата Виты. Свой он, и действительно брат, как все они, побывшие там навеки сроднившись душой, стали братьями. Сплавили их в том горниле всех, как одного без различий.

Он шагнул за мужчиной, встал у стены, глядя, как тот оглядывает местность в поисках сестры. За спиной не отсвечивая, застыл Леонид.

— Чечня?

— Дядя, мой совет относится ко всем сферам жизнедеятельности, — и развернулся к Руслану, не получив желаемого результата осмотра. — Где Виталька?

Рус смотрел на него и молчал — не разведчик он, махра.

— Дядя? — голос стал угрожающим. — Не раздражай меня, а?

Рус молчал не спуская с него пустого взгляда. Он вынуждал, он хотел разговорить мужчину и дождался. Андрей шагнул к нему и устало, как отец неразумному сыну, сказал:

— Что она тебе, девочка-дурочка? Что ты лезешь к убогой? Забавляйся-ка ты с кем-нибудь из своего круга, оно проще. А у нее режим, ей таблетки пить надо. Не для постели она, не для жизни, ничего она тебе не даст, как и ты ей.

— Спорно, — разжал губы Зеленин.

— О-о-о! — глянул тот в потолок. — Понравилась, да? Но это на сейчас, а что через час будет?

— Тоже самое.

Андрей головой качнул:

— С тобой. Только плевать мне на тебя.

— И с ней все будет хорошо.

— А в этом даже я не уверен. Видишь ли, дурочка она больная, понимаешь? Нет? Нет, не понимаешь. В общем так: я найду ее и уведу, а потом вернусь и объясню все что не понятно более популярно. Если и после твоя рожа замаячит рядом с Виталькой, объясню еще раз, но уже так, что после у тебя в принципе ни вопросов, ни желаний не возникнет. А если ты мне хоть слово еще скажешь, хоть жестом помешаешь, я плюну на первые два пункта и приступлю сразу к исполнению третьего.

Руслан промолчал.

Мужчина перевел дух после длительной, и как ему показалось, внушительной речи, и начал опять по первому этажу шнырять. Руслан же понял, что чего-то еще не знает о Вите и почувствовал тревогу.

Андрей, наконец, заглянул в закуток и увидел лестницу наверх. Она, конечно, была хитро расположена — Зеленин постарался, когда проект дома согласовывал, но все же не настолько чтобы потратить на ее поиск десять минут.

Мужчина влетел наверх, Зеленин за ним, желая стащить вниз и выкинуть вон, если тот напугает Виту своим темпераментом или попытается утащить ее силой. Иванов тенью скользнул за обоими: все интереснее и интереснее, но непонятнее.

Минутный обход комнат и Андрей достиг спальни, вошел и притормозил.

Вита, уже одетая, заправляла постель. Увидев, брат мило улыбнулась ему:

— Привет. Рабочий день закончился?

— Угу. Прогуляемся? — голос — бархат. Какие разительные перемены.

— Мы уже гуляли сегодня. В парке были, в кино.

— Теперь со мной прогуляешься, — взял ее под локоть и начал легонько тянуть к выходу. А у дверей Руслан встал, перегородил дорогу.

— Рус, — показала на него девушка.

— Угу, — и с этим согласился Андрей.

— Я его люблю, — сообщила столь просто и естественно, что у Руслана улыбка невольная на губы наползла, а сердце защемило. Андрей же шумно вздохнул, но и только.

— Он с нами гулять будет.

— Нет, он здесь останется, а мы домой поедем.

— Я дома.

— Нет.

— Дома, — уперлась. Остановилась и сжалась.

Андрей занервничал, уставился на мужчину:

— Уйди, — попросил сквозь зубы, чтобы ровную интонацию голоса сдержать.

Нет, — качнул головой Зеленин.

— Хочешь посмотреть, что будет? После я убью тебя за это, — тон, взгляд — был бы кто послабее нервами — испугался.

Руслан же лишь отметил, что Андрей чего-то боится и старательно не повышает голос, хотя видно — кипит от негодования.

— Достал ты меня, дядя. Если хоть грамм совести еще остался, уйди.

Он готов был молить. Почему? Клокотала ярость в глазах, но лицо еще держало маску спокойствия, голос уже дребезжал, но все же и на тон не повысился.

Вита, — понял, покосился на девушку, а та… Подняла голову и уставилась на него синими глазами с точно тем выражением, что смотрела тогда… и начала падать.

Зеленина парализовало от ее взгляда, время, словно вспять убежало и оглушило его своим возвращением.

Андрей подхватил ее, встряхнул, легонько шлепнув по щеке:

— Дыши, ну? Дыши!

А ту гнуло, руки хватали тельняшку брата, царапали грудь, рот беззвучно открывался, лицо белело на глазах, заострялся нос. Вита не вдыхала — она не могла выдохнуть и молила взглядом Андрея: помоги. А тот не мог — только тряс ее, приказывая дышать.

Руслана качнуло. Как озарение пришло понимание что делать. Шагнул к ней и прижал к груди, заставляя смотреть ему в глаза:

— Я купил тебе альбом Ван Дрейка. Знаешь кто это? Великий художник. Смотреть его картины будешь?

Как ему удалось сохранить спокойный тон? Внутри оглушающая тишина от тревоги, страха, вины, а голос ровный, даже отстраненный.

Пара секунд и пальцы Виты замерли, намертво зажав ворот его рубашки, в глазах появилось внимание и она задышала, прерывисто, хрипло, но задышала.

— А-а… аль…

— Альбом.

— Ммм…

— Тебе.

— Ссс картинками? — уткнулась ему в плечо.

— С картинками, — прошептал обессилено. Прижал ее голову к себе и посмотрел на Андрея: что дальше? Того тоже, словно выжали. Потер лицо и встал с пола.

— Где ваш художник?

Леня уже подсуетился, успел сгонять вниз за книгой — протянул мужчине. Тот Витале сунул, саму на руки и на постель усадил. Девушка вряд ли это заметила — картинки рассматривала.

И словно ничего не было.

Мужчины вышли из комнаты и без сил опустились на ступени лестницы. Рус достал сигареты и протянул Андрею и тот взял.

— И часто такое? — спросил Зеленин, подкуривая. Мужчина пожал плечами, затянулся.

— Врачам не пытался показывать? — раздалось над их головами. Мужчины дружно развернулись и одарили Леню удивленными взглядами, переглянулись.

— Его зовут Леонид. Мой друг: непоседа и заядлый рыбак.

Андрей отвернулся.

— А эта угрюмая и очень разговорчивая личность брат Виталии — Андрей, — не смог удержаться от подколки Зеленин. Иванов фыркнул:

— Не дурак. Так что с врачами? — облокотился на перила. Мужчина вопрос мимо ушей пропустил — у Руса спросил:

— Тачку как от тебя вызвать?

— Лендровер внизу.

— Ни фига.

— Фига. Вита остается.

— Мало? — уставился на него.

— Вопрос — что это было?

— Сказать? — желчно усмехнулся мужчина. — Она забыла, как дышать.

— Как это? Разыгрываешь? — озадачился Леня. — Ну, юморок у тебя, парень.

— Таким не шутят, — тихо ответил за него Руслан. Он ничуть не удивился, даже подозревал нечто подобное. — Забывает, когда волноваться начинает? А волнуется когда речь о доме идет? Эпилепсия?

Андрей нехотя кивнул.

Зеленин все понял. Встал и, спустившись вниз, выкинул окурок в окно, воззрился на друга:

— Лень, сгоняй за посудой, а мы с Андреем пока посидим, поговорим.

— Если пойду, куплю что-нибудь поесть, причем сладкое, — предупредил Иванов — должна же быть хоть какая-то компенсация его пробегу и неведению?

— Идет.

Мужчина рванул вниз, желая быстро обернуться и застать еще две стороны за столом переговоров, уловить хоть часть их разговора. Судя по физиономии брата дурочки, разговориться он не скоро — можно успеть на другой конец города пешком сходить и вернуться.

Дверь схлопала.

Андрей посмотрел на Руслана:

— Посуда-то куда делась? Сестренка грохнула?

Зеленин равнодушно пожал плечами и заработал бонус: вполне дружескую улыбку.


— Чего ты боишься? — спросил Рус в лоб, видя, как Андрей неуверенно располагается за кухонным столом.

— Я? — делано удивился.

— Ты. Вопрос: за себя или за Виту.

Мужчина поерзал и скривился:

— Слушай, дядя, если я согласился с тобой посидеть, пока Виталька альбомчик разглядывает, это не значит, что нужно мне в душу с ногами лезть.

— В твою не залезешь, если сам не пустишь. Как и в мою. Чечня?

— Ну? — протянул через паузу. Зеленин достал последние две бутылки пива, открыл, поставил одну перед Андреем и протянул ладонь:

— Старший лейтенант Зеленин. Армейская разведка. Девяносто пятый — девяносто шестой год. Назрань, Грозный, Ханкала, Буйнакск.

Взгляд Андрея изменился, мужчина с некоторым сомнением посмотрел на Руса и пожал ладонь:

— Сержант Шустриков. Восемьдесят первый мотострелковый батальон.

— Я думал — пехота.

— Что так?

— Лестницу не сразу нашел.

— Не сильно и пытался, — буркнул недовольно. — Не на войне.

— Тогда почему шифруешься?

— Ты про ребят? — усмехнулся. — А зачем лишним знать, где мы живем?

— Давно меня срисовал?

— Да почти сразу.

— Что сразу не подошел?

— Не думал, что ты далеко зайдешь. А блажь она сегодня есть, а завтра след простыл. Но ты настырный оказался.

— Адрес по номеру машины пробил?

— Угу, — пиво взял. — Допрос окончен? Тебе не кажется, что это я допрашивать должен? Какого рожна ты к Витальке прилип? Девок мало?

— Она не девка.

Андрей оценил, кивнул согласно и глотнул пива.

— Раз так — расстанемся миром: ты налево, мы направо.

— Нет, ты не понял Андрей. Не я выбираю — ты.

— Ты чё, всерьез? — заинтересовался. Облокотился о стол, прищурился: не верил.

— Абсолютно.

— Блажишь.

— Думай что хочешь.

— А Виталя?

— Ты же слышал: любит.

Андрей голову склонил, засмеявшись:

— Да, да. Правда она и старого маразматика с первого этажа любит. Книг у него много по живописи. Надолго любви хватает. А у тебя одна книжка. Что делать будешь?

— Еще куплю, — заверил.

— Угу, — головой закачал, лицо пряча. — Ой, блин! Ну, откуда ж вы такие беретесь?

— А откуда Вита взялась?

Андрей помолчал и исподлобья уставился на Руслана:

— Пробил уже, что мы не в кровном родстве?

— Зачем. Глаза есть. Похожи вы с ней, как кролик с белкой.

— Н-да? — прищурился. — У других сомнений не вызывает.

— Значит со зрением плохо.

— Да, нет, интереса копаться нет. У тебя он откуда?

— Жениться хочу, — хмыкнул. — Тридцать семь, не женат.

— А! Ну, да, ну, да. Виталька самая подходящая партия, лучше не придумать. Угу. Кончай ты мне бульдозером уши гладить. Что тебе надо?

Руслан помолчал: риторический вопрос, потому что ответа на него не будет.

— Не спрашивай — не знаю.

— Так может, узнаешь сперва, потом наезды с букетами будешь делать?

— Ей кто-то угрожает?

— Витале? Ага. Она сама, — а взгляд в сторону и голос слишком безмятежный.

— Ты понимаешь, что ей лучше остаться здесь?

— С какой радости?

— Здесь охрана, и сам я, начальник службы охраны коммерческого центра.

— Поздравляю.

— Я могу помочь.

— Без тебя справлялись.

Мужчина играл с ним, водил за нос, это Руслан четко ощутил и так же ясно понял — есть какая-то тайна, что-то, что действительно может иметь опасность для обоих. Или только для него?

— Надеюсь, твои неприятности не коснуться Виты.

— Какие у меня неприятности? Разве что капризный клиент попадется. Или дотошный, как ты. В пинкертонов все играешь, разведка? Бог в помощь, только мы причем?

— Время Андрей. В таких вещах всегда время важно, потому что надо успеть вывести своих из-под удара.

— Удачи.

Глаза чистые и бесхитростные.

Зеленин прекрасно понимал его: только идиот может сходу открываться незнакомому и в общем-то странному мужчине. И готов был пожать руку вторично, если бы речь не шла о Вите, если бы он нутром не чуял холодок тревоги за нее — верный признак опасности.

— Леонид вернется, присмотрит за Витой, а мы съездим к вам, возьмем ее вещи, и твои. Здесь поживете.

— Нет, дядя, у нас своя жилплощадь имеется.

— В ней пока мои люди поживут.

— Это те, что с утра блиц — опрос по соседям устроили? — хмыкнул. Глаза блеснули: шалил бы ты на другой территории. И поморщился. — Мутный ты. Чего ходишь, чего хочешь? Да и плевать мне на это. Только Витальку не тронь, забудь, понял? Жил и дальше живи: броди, крути, выдумывай. На здоровье. Нас не трогай, а то ведь и я ребят найду.

— Зачем? Они у тебя уже есть.

— Ну, — пожал плечами: а чего прешь напролом тогда? Оно тебе надо? — Из-за дурочки в неприятности лезть? Зачем? — поморщился, изображая искренне непонимание.

Зеленину неприятно стало: «дурочка» — резануло. Как обвинение, как лишнее напоминание, плюха.

— Она давно такая?

— Всегда.

— Давно ее знаешь?

"Отвянь", — предложил взглядом.

Руслан бы рад был, да не может, как никогда и никому не смог бы объяснить — почему.

И скорее почувствовал, чем понял, что еще один вопрос и Андрей встанет, попрощается и уведет Виту. И не тот, ни другой не станут устраивать бои при ней, не станут травмировать лишний раз, просто один надавит на изученные «кнопочки», а второй вынужден будет отступить. Она уйдет с «братом», а тот приложит все усилия, чтобы «сестра» больше никогда не встретилась с Русом.

Выбора не оставалось.

— Цветы Вите подарить хочу. Ты не против? Прихватишь?

Мужчина немного растерялся и неопределенно повел плечами: да мне-то?

Зеленин достал телефон и набрал номер Легковесова:

— Здравствуй Валентин. Прими заказ: семь тюльпанов, можно без обертки, но быстро. Экзотики не надо: просто и со вкусом.

И отключил связь.

— Десять — пятнадцать минут подождешь? — спросил Андрея. Тот нехотя кивнул и поднялся. — За Витой? Давай, а я на стол накрою, как раз Леня проявится. Завтрака не обещаю — время уже обедать пора.

— Сыт, — буркнул Шустриков. Зеленин глянул на него, как рублем одарил.

— Ты. А Вита до сих пор не кушала.

Андрей ушел, ничего не ответив, а Руслан спешно покидал из холодильника на стол, что рука взяла и двинулся за ним, осторожно, стараясь не шуметь, прокрался на второй этаж и замер у входа, прислушиваясь.

Ревновал ли он — сказать не мог. Было что-то неприятное, царапающее душу, как кожу заросли шиповника, но знать наверняка, было ли что у Андрея с Витой, Руслан не хотел, потому что был уверен — больше ничего не будет. И все же не хотел оставлять их вместе, все же понимал, что перед ним соперник. Как и Андрей. Об том не говорят — не та ситуация, не те люди, и все же взгляды, неуловимые жесты, интонации дают понять: ни один не собирается уступать, отходить, и до последнего будет «щупать» и «крутить» оппонента. Все плюсы, могут стать минусами, все минусы — плюсами — идет единоборство.

Свои позиции Зеленин оценивал как довольно шаткие. Он не только встретил призрака, он сам был для нее призраком. Андрей же занял в ее жизни и сознании четкое и ясное положение, пользовался непререкаемым авторитетом.

Что Рус? Исчезни из поля зрения Виты на ночь, день — не заметит, а, встретив — не вспомнит, а брат, как бы не путалась, не отстранялась, не забывалась — оставался братом, помнился.

Рус боялся. Рус был неуверен в том, что вообще имеет право находиться рядом, претендовать на что-то, но сам решить свои сомнения не мог, как не желал и не мог основываться на слова и чувства девушки, принимать во внимание желания и эмоции Андрея. Тут каждый был за себя и за Виту. И каждого были свои причины, свои тайные и явные чаянья, свои секреты и средства. Они не стали равны, не стали не то что друзьями — товарищами, до этого было слишком далеко. Лояльность была мимолетна и ничего не значила, как сводились к нулю сходства и общности, связи. Здесь пересекся мужской интерес и игра за Виту может стать очень грязной, без правил, хотя внешне каждый будет придерживаться определенных законов поведения, не в дань былой службе в горячей точке — для спокойствия девушки.

Они поняли друг друга, они взвесили свои возможности и начали отталкиваться от них. Первый ход был за Андреем, как имеющим преимущество, и он не преминул им воспользоваться.

— … Где ты с ним познакомилась?

— В кино.

— Виталя, почему ты пошла с ним? — ни укоризны в голосе, ни попытки надавить и возбудить вину — вкрадчивая пытливость. Он не давил — стелил.

— Он свой.

— Виталя, свой тот, что я сказал. Уговор помнишь?

Зеленин сменил позицию и теперь видел девушку и мужчину в приоткрытую дверь. Она усиленно прибиралась, переставляя вещи с места на место неторопливо, методично. Он сидел на постели, сцепив пальцы замком на коленях и не отрываясь смотрел на нее.

Она молчала, поглаживая ладонью свернутый плед, в попытке осмыслить вопрос. Не получилось:

— В парке живут два лебедя: один белый, другой черный. Мы кормили их хлебом. Они не ленились подбирать его, просто им было все равно на него. Их шеи переплетались, черное по белому, белое по черному, — произнесла, как стихи прочитала.

— Здорово. Руслан с тобой был?

— Нет. Со мной был Рус.

— Рус и есть Руслан.

— Нет, Рус — свой, а Руслана я не знаю.

— Рус — сокращенное от Руслана, как Вита, Виталя от Виталии. Руслан не свой, он чужой.

А вот и давление. Не надолго Андрея хватило.

Он не удивил — Вита изумила и порадовала. Открылась с неожиданной для Зеленина стороны: кивнула согласно и упрямо повторила:

— Руслан чужой, Рус свой.

— Они оба чужие, — зашел с другой стороны мужчина.

— Рус — свой, — тише и упорнее повторила девушку. Голова начала вниз клониться. Зеленин чуть не ворвался в спальню, испугавшись, что она сейчас опять "забудет как дышать" от волнения, но Андрей и сам понял, что ведет себя недопустимо, травмирует ее и резко сменил тему, отвлекая девушку:

— Миша нас на дачу пригласил. Ждет. Ягода поспела.

— Красная на зеленом? — вскинулась, обрадовано Вита.

— Да.

— Поедем. Кате помочь надо, ягоду собрать, прополоть грядки.

— Точно.

— А купаться будем?

— Будем.

— Когда едем?

— Хоть сейчас.

— Поехали.

Вроде невинная тема, а Руслана вздернула. Шагнул к комнате, дверь шире распахнул и встал в проеме:

— Пошлите кушать.

Вита уставилась на него, не понимая кто он, что здесь делает. В ее глазах появился даже испуг. Как быстро она его забыла — какая-то минута.

Зеленин расстроился, но еще больше уперся: барьеры не для него. Не в этом случае.

— Вита? Пойдем кушать?

Девушка растеряно моргнула, покосилась на брата и чуть отодвинулась к нему:

— Мы на дачу едем.

"Понял?" — говорил взгляд Андрея.

"Рано ликуешь" — ответил холодный Руслана: " я старше, я опытнее и со мной тебе не тягаться".

— Хорошо, едем. Но после того как, наконец, позавтракаем, хоть и в обед. Поможешь мне стол накрыть?

— Конечно, — вскочил с готовностью.

— Виталя? — позвал мужчина. Она обернулась. — На даче позавтракаем.

— Но надо помочь стол накрыть, — и юркнула в дверь, старательно огибая Руслана, так чтоб даже краем одежды его одежду не задеть. Он смотрел на Андрея, удерживая его взглядом от дальнейших ремарок, сам краем зрения отметил этот неприятный для него факт — его уже не только не помнили, его чурались. И очень надеялся, что Андрей этого не заметил.

Но зря.

Мужчина пошел за сестрой, остановился возле Руслана и тихо, так что и Вита, стой она за дверью, не услышала бы, сказал:

— Если узнаю, что у вас что-то было, перемирие закончится.

И только шаг за дверь, как Зеленина будто черт толкнул:

— Было и будет.

Рука мужчины замерла на дверном косяке. Андрей качнулся в комнату, навис над мужчиной, уставился на него как гаубица на воробья. Пару секунд и усмехнулся:

— Сказочник.

И вышел.

"Интересное замечание", — отметил Зеленин, но проанализировать не успел — внизу заныл дверной звонок — Леня явился.


— Вот. Всего, всего набрал, — довольный своей хозяйственностью суетился Иванов, выкладывай на стол из пакета продукты и упаковки с чашками, чайными парами.

— Какие красивые! — обрадовалась Вита. Чмокнула Леню в щеку. — Вы просто художник!

"Девушка попуталась", — понял тот, зыркнув на нее, но все равно покраснел от комплимента и внимания.

— Я их не рисовал и не лепил — купил.

— Но выбрали самые чудесные!

— Н-да? — это замечание было уже выше его понимания, хоть взгляд и прошелся по рисункам и надписям оценивая и мужчина хмыкнул. — Вообще-то можно было более красивые выбрать, но я чашки брал, а не рисунок на них.

— Ну, что вы! Это важно: приятно же пить чай вот из такой, — выставила на показ матовый бок фарфора с желтым, жутким на вид мишкой.

— Хм! — выдал Леонид.

Руслан жестом пригласил за стол Андрея, что явно тушуясь топтался в коридоре, а сам подошел к Вите, обнял за талию и… остался с пустотой.

"Новость".

Девушка опалила его неприязненным взглядом и отошла на «километр».

— Я Руслан, — напомнил. Она подумала, смягчилась и кивнула:

— Вита. Виталия.

— Познакомились? — хохотнул Леня.

— Не смешно, — процедил, осаживая его Зеленин. Грустно было до мрака.

Всей толпой они быстро разгребли завал на столе и устроили, наконец, сносный завтрак. Девушка больше не отстранялась от Руслана, но села рядом с братом.

"Один — один", — глянул тот.

"Ничего подобного — разминка", — ответил мужчина.

Вита делал на всех бутерброды с ветчиной и семгой и, с абсолютным спокойствием и логикой рассказывала о кулинарных изысках, которые легко исполнить даже ребенку. Аппетит от этого усиливался и челюсти двигались быстрее, чем девушка успевала намазывать хлеб маслом.

— Но когда голоден все вкусно, — закончила спитч по кулинарии, махнув рукой.

Зеленин на секунду жевать перестал, а вторая ее ремарка вскользь, между чаем и бутербродом вовсе лишила аппетита.

— Хуже когда пить хочется. Все бы за глоток отдала, а воды нет. Ха!

Рус с трудом проглотил хлеб и тяжело посмотрел на Андрея. Тот взгляд отвел и, стало ясно, что он знает, о чем говорит Вита.

Зеленину тем более. Представить что было, когда он сам там был — не трудно, но больно. И хоть понимал: не вернуть, после драки кулаками не машут, виноват, все равно невольно свернуть шею хоть одному из тех хотелось. И себе заодно.

Сколько она была в руках Арслана, сколько натерпелась до встречи с Русланом, до того рокового выстрела?

"Снайпер?

Лжешь ты все Арслан!"

— Руслан, вам нехорошо? — легла ее рука на его.

— Хорошо, — заверил.

— Задумались?

— Задумался. Мы на «ты» Вита.

— Хорошо, — согласилась с улыбкой. Глаза ласковые, лучистые, яркие. — Вам нужно пить зеленый чай. Он помогает от меланхолии, а так же от массы болезней. Очищает и оздоравливает организм.

"Наверное, ей в память запали слова рекламной акции".

— Тебе нравится зеленый чай?

— Наверное.

— Не нравится, — буркнул Андрей. — Терпеть его не может.

— Зато Кате нравится.

— Катя промоутер зеленого чая?

— Катя моя подруга. Она своя.

— Познакомишь?

— Да.

— Нет, — в унисон ответили сестра и брат. Леня подавился кофе и, получив кулаком по спине, откашлялся, затих, с нескрываемой иронией поглядывая на парочку и друга. Чувствовалось, что у него «чешется» язык, но Иванов героически преодолевает тягу пройтись им по местным достопримечательностям.

"Молодец", — похвалил его взглядом Зеленин и выдал приз, беспардонно использовав друга — зато сделал ход, поставив Андрея в тупик, фактически объявив ему шах и мат.

— Виталия любезно пригласила нас с тобой на дачу к Катерине и Михаилу. Там есть водоем и твоя мечта о рыбалке может легко сбыться буквально через час, — блефанул без зазрения совести.

Андрей чуть не убил Руслана взглядом и открыл рот, что бы сделать это словами, но понял — поздно. Если девушку еще можно попытаться отвлечь, заставить забыть, то Иванова нет. У того глаза загорелись:

— Едем!

Вита даже подпрыгнула от радости:

— Да! У них замечательное озеро прямо за домом! И дом большой, всем места хватит!

Зеленин улыбнулся и спрятал взгляд в чашке с чаем. Лицо Андрея стало равнодушным, не выражающим его истинных чувств.

Леня же и Вита подвинулись друг к другу и словно забыли о существовании еще двух человек в компании:

— У меня три спиннинга, если не хватит, можно…

— Хватит. У Миши тоже удочки есть. Червей в огороде накопаем.

— Вчерашний день, у меня приманка. Своя технология: манка и мед. Мням! Слету ловит! Что за озеро?

— Не знаю.

— А что водится?

— Пиявки, — отрезал Андрей.

— Ага, потому население с удочками тусуется? — не поверил ему Леня и подобрался. — Значится так: таримся продуктами — шашлык вечером святое, а под водочку с ушицей вовсе неповторимое, и ломимся на дачу! Время на сборы…

— Все в машину не войдем, — снова попытался осадить мужчину Андрей.

— Сейчас! Четверо? В лендровер Руса и слон уместиться вместе с родней! Время на сборы, — глянул на наручные часы. — Двадцать минут.

— Много, — бросил Рус. — Мне переодеться — три минуты, вам собраться — пять, две — загрузиться в машину. Итого — десять.

И двинулся переодеваться: спортивный костюм себе и Вите ветровку, на всякий случай, нож к лодыжке — тоже на всякий случай, телефон, ну и обаяние на фейс для скорых знакомцев. Леня на рыбалку едет, а Руслан в разведку идет. Катя и Маша вряд ли будут столь же «разговорчивы», как Андрей. При умелом подходе можно узнать много.

Зашнуровал ботинки и набрал номер Легковесова:

— Тюльпанам отбой, но троих в коробке за мной. Охрана, сбор информации. Сам что узнал?

— Что «Майский» чай — дерьмо, — прошипел в трубку. — У тещи сижу!

— Так и понял. Героического тебе дня. Перезвони, коль выживешь, — хмыкнул и отключил связь.

И спустился вниз.

Андрей пытался отобрать у Виты удочки, Леня с полными пакетами в руках, открыть дверь ногой. У того и другого ничего не выходило. Руслан молча прошел мимо, сгребая одной рукой девушку вместе с удочками, другой открыл дверь. На этот раз Вита его не отпихнула и к явному неудовольствию Андрея уселась на переднее сиденье с подачи Руса. «Добрый» взгляд брата в затылок он переживет.

— Куда едем? — завел мотор, после того как Леня скидал вещи в багажник и с пыхтением устроился на заднем сидении.

— Сомово, — с чуть заметным злорадством бросил Андрей: восемьдесят километров пилить. Руслан хмыкнул: напугал!

Лендровер тронулся в путь.


Как она жила?

Как они жили?

Он понимал, что лучше не знать, не ковырять в ране, не усугублять свое и без того паршивое состояние, но его терзало мучительное любопытство, третировало желание восстановить всю полноту картины, тот отрезок времени и пути, что прошел каждый.

Зачем? Ответов много, причин не меньше, но главная — одна: до дна испить ту чашу, что сам себе приготовил и либо утонуть, либо всплыть. Он больше не мог и не хотел стоять на нейтральной стороне, спасаясь от самого себя, старательно избегая того, что неприятно, что отравляет его жизнь.

Признать себя сволочью не легко, но, не признав — не исправить, не исправив, он так и останется в тени, на той границе, где нет места живым, но и фантомы мертвых не имеют достаточной власти, чтобы окончательно забрать к себе. Где бродят призраки отживших дней, пустых забот и фальшивых целей, где ты один на один с собой и прошлым, а будущее не просто иллюзия — его нет вовсе.

— Расскажи, что-нибудь? — попросил Виту, взяв ее ладонь в свою.

— Что?

— Например, как ты училась, где?

— Я училась в школе в… — покосилась на Андрея.

— В Краснодаре, — буркнул тот.

— В нем, — кивнула. Видно версия была новой и девушка не успела ее выучить.

Леня хмыкнул, но подколку сдержал.

— Тяжело учиться вблизи курорта?

— Наверное.

— Не помнишь?

— Отстань от нее, — довольно грубо предложил Андрей. Его приказ совпал с ответом девушки:

— Не знаю.

"Не сомневался".

— В Москве бывала?

— Нет.

— В Новосибирске? В Питере? — где еще можно найти кудесника, что убрал с лица приметы ранения? Впрочем, найти такого не сложно. Могли сделать пластику сразу, пожалеть девчонку. Все от специалиста зависит, от отношения к пациенту. Не стоит в эту сторону копать. Дохло.

— Нет.

— А ты бывал? — влез Андрей. Не нравился ему допрос, нервировал.

— Рус везде бывал, — вклинился Леня. — А мне довелось в Омск попасть. Скажу вам: город — мечта. Стоит на берегу Тобола и рыбы в ней косяками ходит, хоть черпай…

— Я ее отпускать люблю, — тихо сказала Вита.

— Кого? — не сразу понял Рус.

— Рыбу. Мы с Мишей ловили, вернее, он ловил, я отпускала. Они радовались.

— Рыбы?

— Ага.

Леня услышал и недовольно уставился в зеркало обзора на Руслана: кощунство! И с этой ты меня на рыбалку отправляешь?!

— На рыбалку я иду с Мишей, больше не примазывайтесь, — проворчал.

— Ничего, что ты Михаила не знаешь, он тебя? — покосился на него Андрей. Леня упаковку с коньяком, что Зеленин третий день возил, выставил:

— Это сближает, — заверил. Мужчина отвернулся: не поспоришь. — Ты сам как к этому делу?

— Была бы нормальная компания.

— А мы что? Или фейсом не вышли, брезгуешь? Странный ты парень: прибегаешь тут, ураган Катрин изображаешь, потом за одним столом сидишь, к своим друзьям везешь, а не нравимся. Нет, ты объясни: чего не так? Мой друг хороший человек, порядочный, взрослый, сестра у тебя, пардон мадам, совершеннолетняя. Ты вроде на няньку не смахиваешь. Ну и в чем проблемы, чего напрягаться? Они сами разберутся, твое дело какое? Ты в людях разберись сначала, потом горячку пори.

Андрей кипел, но молчал. Вита, слава Богу, разговора не слышала — в окно смотрела, пейзажем увлеклась и как всегда, с головой в него нырнула. А Руслан лезть не стал: на руку ему и отрешенность девушки и беседа Лени. Тот свое любимое кредо заарканил — балагура, мужичка симпатиш-шного, но недалекого, на которого вроде и обижаться грех, но и мимо не пройдешь. «Бил» тот легонько, прощупывая и Русу слабые места показывая. Тот весь во внимании был.

— Я вас не приглашал, — процедил Шустриков.

— Зря, — качнул головой Иванов. — Нормальное дело познакомиться, правильное. Вот наезды зряшное дело. Ты извини меня конечно, — голос снизил, физиономию простой и бесхитростной сделал. — Но сестра у тебя девица хоть и видная, но хлопотная, а года-то идут. У тебя и у нее, между прочим. У тебя личная жизнь как? А? А никак, ежику и то ясно. А без семьи тяжко. Вот и думай: чего лучше сестру пристроить, счастье, так сказать ее устроить, ну, и самому пожить. Скажи, не прав? А! Прав.

— Не пошел бы ты, дядя, вместе с советами? — тихо, но внятно предложил Андрей.

— Зачем? — изобразил растерянность мужчина.

— Там тебе скажут.

По логике его характера, он должен был что-то предпринять, тем более повод дали, но стерпел и не заставил остановить машину, не вытащил сестру из салона, не стал ее уговаривать вернуться, не устроил разборки, не усугубил ситуацию.

Почему? — насторожился Руслан, и предположил, что не он разведку проводит, его разведают, не он спрашивать будет — его. «Многообещающе».

Не нужно семи пядей во лбу быть, чтобы не понять — Андрей потому фактически без боя сдался и согласился к своим друзьям незнакомых и, в общем, напрягающих его людей привезти, что обозначенные Катя и Михаил столь же болтливы и глупы, как и он. Значит бояться ему нечего, переживать не из-за чего. Может и еще какой козырь припрятал, из серии ответных пасов или на руку ему эта поездка. В принципе поездка обоим сторонам на руку: Руслану Виту больше к себе привязать, а Андрею наоборот, отодвинуть. Одному ему против Руса и Лени тяжело, учитывая что нужно лавировать так, чтобы Виту не травмировать, а с друзьями перевес на его стороне будет.

"Ну, это посмотрим", — подумал Зеленин. Не сдаваться, не отходить он не собирался — он уже увяз в происходящем и прекрасно понимал: ни обратно, ни в сторону — не получится. Не сможет. Без Виты ему только в ад, еще глубже, чем он находился.

Оставалось ждать развития событий, склоняя по мере возможности их в свою сторону.

История принимала все более любопытный характер и обещала интересную партию на выходные.


Остальную часть дороги они провели в молчании и сонной тишине, которую разбавляло лишь щебетание Виты, малоинформативное, но успокаивающе. Девушка была весела и разговорчива, этого было достаточно, чтобы радоваться самому.

Через час машина миновала Сомово и по указанной Андреем дороге, пробралась к заветной цели, въехала в ворота довольно запущенного с виду садового кооператива.

На пригорке, у спуска к озеру, стоял добротная рубленная изба, обнесенная заборчиком. Беременная женщина копалась на грядках, а молодой мужчина поливал огород. Увидев подъехавшую машину оба забросили свои занятия и вытянулись в ожидании и сомнении. Первой из машины выскочила Вита и с упреками кинулась к женщине.

— Ну, что это такое?! Катя?! Как ты можешь в своем состоянии заниматься какой-то морковкой?! Миша! Куда ты смотришь?!

— На тебя, Виталя, на тебя, — засмеялся тот, перехватывая девушку. Чмокнул в щеку и отпустил к жене, что с широкой улыбкой уже шла ей навстречу, переваливаясь, как уточка:

— Все, все! Никакой моркови, никаких баклажан!

Андрей вальяжно прошел мимо Зеленина и Иванова, застывших с изучающим видом у машины, и подал руку другу:

— Здорово! — с хлопком ладоней поздоровались мужчины, потрепали друг друга по плечу.

Взгляд Михаила просканировал гостей и выжидательно остановился на физиономии Андрея. Тот не сделал попытки их познакомить, что видно послужило знаком супругам.

Женщина чуть заметно кивнул своим и зашепталась с Витой, а Михаил улыбнулся широко и непринужденно.

"Рубаха — парень", — переглянулись друзья.

" Мой вариант", — заверил Леня.

"Дерзай", — одобрил Руслан. Они синхронно шагнули к мужчине, нарисовав однотипные улыбки на лицах:

— Леонид, — пожал ладонь Иванов.

— Михаил.

— Руслан. Можно просто Рус.

— Михаил. Можно Миша.

Вита услышала «Рус» и тут же потащила Катю к нему:

— Это Рус. Я его люблю, — заявила, обескураживая пару. К чудачествам девушки здесь явно были привычны, но с подобными, так же явно, не сталкивались. Руслану это понравилось — о многом говорило.

Он обнял Виту за талию и широко улыбнулся супругам:

— И я ее.

— Жених значит? — пытаясь справиться с растерянностью, выдавил Миша, покосился на фыркнувшего Андрея.

— Жених, — заверил Зеленин, ничуть не печалясь отведенным званием.

— Что ж… а это моя половина: Екатерина, — вспомнил о жене мужчина.

— Здравствуйте, — окинула цепким взглядом и стянула с головы платок, расправила его, сложила, косясь на мужа, то на его друга. Тот бродил вокруг, попинывая никому не видимые камешки в траве и косил на собравшихся с преимуществом внимания сестре и новоявленному жениху. И забавлялся неизвестно чему.

"Один один", — выдал взглядом Зеленин.

"Ни фига — разминка", — ответил Андрей.

Они поменялись местами?

— Кать, чего у нас там есть? Давай стол, что ли сообразим? — дал команду жене Миша.

— Сейчас. Проходите, — кивнула на столик под яблоней.

— Говорят ты рыбак, — сказал Леня.

— Ну, так, балуюсь.

— И как?

— Ну-у, последний раз пять лещей на десять килограмм взял.

— Ого! — восхитился мужчина. — Здесь?!

— А где еще? Прямо с берега вон.

— Да ты что?!

— Смотрю тоже рыбак? — улыбнулся в ответ на восхищение и недоверие. — И друг? — кивнул на Руса.

Ох, тактик, — хмыкнул тот мысленно, и повел Виту к берегу:

— Покажешь достопримечательности?

Как Леня Мишу «побреет» ему было не интересно.

— Как Андрей, — донеслось в спину. — Я с удочками. На вечерней зорьке пойдем?

— Можно…


Руслан стоял на берегу, прижав Виту к себе и смотрел на гладь озера. Умиротворение было минутным и не спасало от раздумий:

— У тебя странный брат, — заметил тихо.

— Чем? Он хороший.

— Вы не похожи.

— Однажды он принес мне ежика. Миша в огороде поймал. А потом мы его выпустили, здесь же. Наверное, где-то в лесу гуляет, забыл нас.

— Ты давно знаешь Андрея?

— Он мой брат.

— Мишу?

— Почти брат. Они друг другу как братья.

— Они и есть твоя семья?

— Да, а теперь и ты, Рус. Жизнь такая маленькая, мир такой крохотный. И хорошо, что крохотный, зато в нем все понятно и все свои.

Зеленин задумался, поглядывая на профиль девушки. Она вдаль смотрела тихая, милая и будто здоровая, нормальная. И он нормален и мир не сходил с ума, деля себя на части войною. Не было ничего — дурной сон. Проспали двенадцать лет, как ночь и проснулись. А дальше с чистого листа, без груза ошибок и грехов, без оглядки, не битыми и не ломанными.

— Выходи за меня, — выдохнул, зарываясь в ее волосы лицом.

— Зачем? — задумалась.

— Я хочу быть рядом с тобой.

— Будь.

— Как Андрей?

— Ревнуешь?

Зеленин посмотрел в небо: как бы тебе сказать, девочка, на каком языке объяснить?

— А он?

— Он боится, он ранимый.

— Он мужчина.

— Брат.

— А я?

— Ты мужчина.

— Твой?

— Нет. Мужчина принадлежит только себе, это женщина может быть чьей-то.

Как рассудительно и спокойно.

— Философ ты мой, — поцеловал ее в макушку. — Все бы так рассуждали.

— Кто?

— Женщины.

— У тебя есть женщина?

— Угу. Маленькая колдунья. Приворожила меня своими синими глазами и всю жизнь под откос пустила.

Повернул ее к себе и, обхватив голову ладонями, нежно коснулся губ:

— А я не против, — заверил шепотом.

Вита не поняла, не поспевала за мыслью — моргнула растеряно. И покосилась на шорох шагов по траве — Миша к ним шел.

— За стол пошлите. Виталя, Катерине-то поможешь или нет?

Девушка тут же попыталась выскользнуть из рук Руслана, и можно было удержать, заменив долг к подруге долгом к нему, но он не стал — взгляд Михаила заметил — тот что-то сказать хотел, не при девушке.

Вита убежала вверх по склону к дому, а мужчины встретившись, пошли медленно, то и дело останавливаясь.

— Ты серьезно? — спросил Миша. Можно было сделать вид, что Рус не понял о чем речь, но резон в притворстве?

— Вполне.

— Ты понимаешь, что с ней?

— А что с ней?

Миша встал, преградив ему дорогу, затылок почесал:

— Как бы тебе сказать?…

Роль дипломата ему не давалась, и Зеленин не стал мучить мужчину:

— Андрей послал?

— Зачем? Сам.

— Тогда тебе повторю, что сказал ему: я был, есть и буду — с ней. И вообще, что за нездоровая суета вокруг вполне обычного дела? Встретились двое, понравились друг другу, решили быть вместе. В чем раздражающий фактор?

— В душевном спокойствии одного из этих двоих.

— Вита, — побрел дальше, Миша рядом.

— Виталия.

— Нравится?

— Естественно.

— И мне. А что не нравится Андрею — трудности Андрея.

— У него достаточно трудностей.

— Воевали вместе, теперь вместе работаете?

Миша помолчал и спросил:

— Ты сам-то кто?

— Начальник службы охраны коммерческого центра «Сотников».

— Большая птица.

— Маленький кулик.

— Сейчас в отпуске?

— Отгул.

— Он закончится, что делать будешь?

— Придумаю.

— Трудности любишь?

— Обожаю.

— Несерьезный разговор.

— Точно. Но я готов говорить по делу, когда созреешь. Или Андрей. Что маловероятно. Ревность не лучший советчик разуму.

— Он переживает за сестру.

Зеленин развернулся к мужчине:

— Она ему не сестра.

Михаил не удивился, значит знал. В глазах появился холод и спрятал эмоции:

— Пойдем за стол. Твой друг очень хочет, чтобы я сходил с ним на рыбалку, но до этого не мешает перекусить.

— Можешь послать его к чертям.

Мужчина загадочно усмехнулся:

— Нет уж, я схожу.

Зеленин кивнул: не сомневаюсь. Как и в том, что турнир по взаимному выведыванию пройдет безуспешно. Каждая из сторон строго сохраняла свои тайны.

— У каждого человека есть свой "скелет в шкафу". Он может забыть его, может помнить, но никому его не показывать и прятать даже от себя, но приходит момент, когда любой из вариантов заканчивается одним — «скелет» сам покидает «шкаф».

— Это ты к чему? — посерьезнел.

— Вам есть что скрывать, как и мне, но настал момент, когда наши «скелеты» прямо или косвенно пересеклись. Можно бегать от этого, можно делать вид, что ничего подобного не произошло, а можно сесть и спокойно поговорить. Первые два варианта были бы вполне удобны для каждой из сторон, если бы не Вита. Из-за нее разумнее будет пойти по третьему пути. Подумай сам и передай это Андрею.

— Ты из конртразведки, — он не спросил — констатировал. Лицо стало мрачным и немного злым.

Зеленина пот прошиб: черт возьми!! Что происходит в этом маленьком сообществе?!

Почему они ждут таких гостей? Что скрывают?

Дело друзей или замешана девушка?

Прошлое или настоящее?

— Быков убери с периметра, всю викторию у соседей вытоптали, придурки, — процедил Миша и двинулся к столу. — Да, остаться не предлагаю, домик маленький, спать негде.

— Места много — расположимся, — кивнул на берег.

Мужчина задумчиво оглядел Руслана и понял, что поперек идти бесполезно:

— Ладно, базируйтесь хоть всем полком. «Комарексом» запастись не забудьте.

— У меня "москитол", — заверил уже в спину.


За столом болтал только Леня, а слушала его только Вита, остальные обменивались тяжелыми и изучающими взглядами, но не забывали выдавливать милые улыбки, когда удостаивались внимания женщин.

Потом Руслан беззастенчиво забрал Виту, освободив ее от работы в огороде и общества брата, которому, невольно помогая Русу, нашла работу Катя, а Леня столь же виртуозно утащил Михаила на рыбалку.

— Искупаемся? — предложил девушке стоя на песчаном, до странности пустом в этот довольно знойный день, берегу.

— Купальник не взяла, — протянула разочарованно, а сама уже мочила ножки в воде.

— Кто увидит? Нас только двое.

— Все равно, — неуверенно пожала плечами и присела на песок, начала что-то сооружать. Очередной замок?

Сколько их строится с момента рождения? И столько остается к зрелым годам? Хорошо — один, а то и его разрушает опыт.

Зеленин сидел на траве, смотрел на Виту и испытывал двойственное чувство: он хотел ее, хотел до сухости во рту и дрожи в теле. Он любовался ею и одновременно ощущал глубокую тоску, столь же яростную, как желание. Он не мог взять ее, повалив на траву, даже если бы сгорел от страсти, не мог утащить как нимфу в поле или увезти домой, не мог утолить свою жажду, потому что она была слишком хрупка для напора, потому что он не знал, как ни один человек не мог бы предугадать, какие процессы происходят в ее голове и что к чему выведет: обидится, замкнется, испугается, забудет как дышать? Он не мог вести себя с ней, как с любой другой женщиной и не мог уйти, и тем был обречен мучиться, гореть и уходить в тоску, понимая что он сам выкопал себе яму, он, а не кто-то другой устроил сам себе западню, пустив ту пулю.

Судьба посмеялась над ним, вернув то, что не мог бы вынести и святой — привязанность к живому мертвецу, к тому, кого убил не осознавая что полюбил, и любил, прекрасно понимая, что убил.

Подумать только, какие незначительные события ложатся в основу значительных перемен? Мелочь, пустяк. Всего лишь взгляд синих глаз.

"Лилия. А вас?"

"Рус"

И все, как кандалы накинули.

Не уйти теперь, не сбежать.

И вся жизнь, как с обрыва вместе с телом девушки.

Он думал, что мучился, преследуемый виной, призраком убитой девчонки, но не знал, что тот ад был всего лишь преддверием настоящего ада. Сейчас, когда смотришь в доверчивые синие глаза и понимаешь, что выжили они не благодаря тебе, а страдают только из-за тебя.

И не уйти от судьбы, не замолить грех, не избавиться от вины.

Он осторожно обнял девушку со спины, поцеловал жмурясь шею, щеку.

— Сломаешь дом, — предупредила Вита, намекая, что он ей мешает. С замком на песке он еще не соревновался, и смел надеяться, что имеет большую ценность чем он.

— Иди ко мне, — попросил тихо.

Вита вздохнула, минуту думала и повернулась к мужчине, послушно подставляя ему губы. Руса как током пронзило: кто откажется от такого счастья, пусть горького, но его, какого заслужил.

Он целовал ее, пил сладость забвения с ее губ. Миг полного покоя и счастья, разве это много?

Зеленина оттолкнули в сторону. Он увидел злые темные глаза и кулак, что обещал встречу с его лицом… но не встретился. Вита обняла Руса, образовав заслон меж ним и братом, и с удивлением и долей испуга рассматривала кулак Андрея. Тот опустил руку и выпрямился, в глазах мелькнула растерянность.

— Что ты делаешь? — вздохнул Руслан, качнув головой. Андрей молчал, сообразив, что сорвался, чуть не перепугал сестру.

— Он не умеет ругаться, — напомнила Вита.

— Не сомневаюсь, — поджал губы Зеленин, взглядом давя ретивого соперника: пацан, что ты знаешь, что понимаешь? Куда лезешь?

Он бы ответил — сестра мешала, смотрела безоблачно наивными глазами и обнимала за шею Руслана, прижавшись щекой к его плечу.

Невыносимо. Андрея перекосило от боли, словно зуб здоровый без обезболивания выдернули.

— Виталя, принеси мне попить, — попросил хрипло, но мирно. Она соображала секунд тридцать и выдала:

— Минералки нет.

— Обычной воды принеси.

— В стакане?

— В чем угодно, — голос ровный, спокойный, но чуток дребезжит выдавая нетерпение, раздражение.

Вита наконец сложила, что-то в своей голове и пошла к домику, а Рус поднялся и встал почти вплотную к Андрею:

— Драться не будем, не мальчики. Да и смысла нет. Я не отойду.

— Я тоже.

— Ты брат.

— А ты никто.

— Жених.

— Сегодня. Завтра она имени твоего не вспомнит.

— Напомню.

— Слушай, что тебе надо от нее?! — зашипел в лицо и Зеленин заподозрил, что руки сжал в кулаки в карманах, чтобы от мордобоя воздержаться. Хотелось ему душу отвести на Руслане, но тот не поддавался на провокации и так себя поставил, что дернись и ты же дурак. Кипел Андрей, но имиджу не мальчика, но мужа соответствовать пытался.

— Трудно?

— Что?!

— Смириться. Сколько ты ей за брата?

— С рождения!

— Лжешь.

— Нет. Но ты не поймешь.

— Это почему?

— Потому что мразь!

Это не зло вышло — брезгливо. Руслан отвернулся: он бы сказал целую речь против, четко и планомерно разбил эмоции Шустрикова аргументами.

Но Андрей был прав. Как бы не бегал Руслан от правды, как бы не обелял себя, чтобы не говорил — все было бы ложью.

Он — мразь и с этим ничего не поделать.

— Ты прав, — сказал глухо. Скулы побелели от напряжения, и взгляд стал стеклянным, в сторону. — Но ей я больше не причиню вреда.

Андрей нахмурился:

— "Больше"?… Ты знал ее? — протянул пораженный догадкой. — Конечно знал, поэтому ты здесь, поэтому она считает тебя своим и допускает… Да ты не мразь, ты хуже. Чечня? В Буйнакске служил? — мужчину перевернуло. Схватил Зеленина за грудки, к себе подтянул. — Ты ее туда притащил? К тебе она приезжала?

— Нет.

Это сбивало. Стройная версия мужчины треснула и разлетелась, но была столь понятной, столь ясно объясняющей происходящее, что он не хотел ее терять:

— Значит к какому-нибудь твоему дружку, рыбаку вон, клоуну!

— Нет.

Андрей засопел и выпустил Руслана.

— Первая любовь?

— Нет.

— Сестра друга?

— Нет.

— В одном дворе с ней жил?

— Нет.

"Я просто ее убил". Но попробуй, скажи это вслух.

Зеленин замкнулся, Шустриков рядом затоптался, пытаясь найти еще какую-нибудь удобную версию. Но при всей его фантазии, Рус мог на что угодно смело спорить — мужчина никогда бы не догадался, даже близко бы не подошел к разгадке, к той самой правде, которую скрывал Зеленин.

— Госпиталь?

Руслан отрицательно качнул головой. Сел в траву и закурил:

— Не надо переживать из-за меня, Андрей, нервничать. Я не враг ей, я враг себе.

— Тогда уйди.

— Не могу.

— Задание?

Руслан прищурился на него:

— Конспирации, намек твоего друга на внутреннюю разведку, теперь «задание». Во что ты втянул Виту? Не тяни: сейчас самое время сказать. Я на ее стороне, поэтому на твоей. Помогу, чем смогу.

— Уйди. Исчезни.

— Или исчезните вы? Глупо. Бегство не решает проблемы, поверь, я знаю, о чем говорю.

— Я похож на идиота?

— Нет, — признал. — Но иногда нужно рисковать и чем-то поступаться, чтобы достичь цели. А цель у нас с тобой одна — спокойствие и жизнь Виты. Рано или поздно я все равно узнаю, что ты скрываешь, пойму, почему ты сторонишься чужих и девушку от них закрываешь. Лучше рано. Если будет поздно, я заставлю тебя за это ответить.

Андрей хмыкнул. Постоял и сел рядом с Зелениным, заглянул ему в лицо:

— Кто ты такой? Понять не могу: крученный, верченный, мутный, а послушаешь — душа-парень.

Появилась Вита со стаканом в руке и подала Андрею, села рядом с ним к неудовольствию Руслана с застенчивым видом косясь на него, будто видит первый раз. А ведь не видела пять минут.

Мужчина выпил воду, с насмешкой глядя на него: понял?

— Это Руслан, — кивнул на него, хлопнув стакан на траву.

— Рус, — поправил Зеленин помня «магию» воздействия имен на Виту.

— Руслан, — упрямо повторил Андрей.

Невозможно так быстро забыть, — подумал Руслан.

Можно, — заверила девушка:

— Я принесла пить.

И все сошлось. Вита заняла ум только одним, остальное вылетело из головы, не удержалось и сейчас требовало восстановления.

Зеленин даже на секунду позавидовал — ему бы хоть на миг забыть что было.

Скольких он убил на той войне? Сколько видел смертей? Разве помнил?

А Вита как засела занозой в совести, в душе, памяти, так и сидела.

Говорят, с годами все забывается.

Ни черта!

Говорят, самое простое, что нужно сделать, чтобы избавиться от угрызений совести, от чувства вины — переложить ее на другого, найти любую удобоваримую причину своему поступку.

Легко. Но ни одна причина, ни одни плечи не подошли, как он не примерял.

— У Руслана ававенсис, — сказала девушка, настороженно поглядывая на него из-за брата.

— У меня лендровер, — пошел стопами ее логики Зеленин. Вита моргнула, сложила что-то в голове и заулыбалась.

— Это Рус, — показала в его сторону рукой, заверяя брата.

— Ты ему веришь или мне? — уставился тот на нее.

Не честно, даже подленько, но видно других способов сохранить свой единоличный авторитет Шустриков не нашел.

Девушка расстроено сжалась: выбор был неосуществим для нее, невозможен.

Ее жалкий вид рассердил Руслана, а Андрея заставил чувствовать себя виноватым. Он попытался ее обнять, но его опередил мужчина — подошел, подхватил Виту за талию, заглянул ей в глаза:

— Слушай себя, только себя.

Она секунду думала и кивнула:

— Ты Рус.

Успокоилась и прижалась к нему, а он обнял ее, по голове погладил, глядя на Андрея: кто же из нас мразь?

Мужчина не выдержал то ли обвиняющего взгляда, то ли того что сделал, но вину поспешил переложить на Руслана. Встал, одарил взглядом непримиримым и злым: еще посмотрим, чья взяла! И пошел к дому, бросив через плечо:

— Между прочим, Катерина одна там пашет!

Против помощи беременным Зеленин ничего не имел, тем более Вита просительно уставилась на него. Пришлось встать на борьбу с сорняками, выказывая трудовой порыв и жуткую любовь к сельхозкультурам. Но не долго — звонок вывел мужчину из строя борцов за урожай.

В трубку молчали.

Руслан помолчал в ответ, поглядывая на Виту, беспечно разглядывающую листья салата на грядке и тихо сказал:

— Как решишь сказать, что тебе надо — позвони, а в молчанку с девочками играй, — и отключил связь, уставился на надпись на дисплее: номер абонента не определен. Можно конечно пробить, но отчего-то кажется, что бесполезно.

Он позвонил Иванову:

— Леня, кому ты давал мой телефон?

— Глупый вопрос, — буркнул тот и взвился. — Из-за тебя подлещик ушел!

Зеленин дал отбой и посмотрел на девушку: через оператора узнали. Не проблема, если знать данные человека, номера машины. А скорей всего знают — в прятки он не играл: не с кем, не за чем. Вопрос, зачем в молчанку играть, если так стараются его найти?

Не нравилось ему это, ой, не нравилось. Угрозу чуял не себе. И даже стал подумывать как ловчее и незаметнее вывезти отсюда Виту, как не травмируя спрятать на время. Но тут опять позвонили. Тот же не определившийся номер, с той же настырностью.

Рус оттянул насколько возможно и соединился:

— Надумал?

— Здравствуйте, Руслан Игоревич, — вяло поприветствовал его молодой мужской голос. — С вами хотят встретиться по важному для вас вопросу. В восемь, в парке Чкалова у кафе.

— Кто?

— Придете, узнаете.

— Не приду. Не настолько меня любопытство мучает, чтобы выходной из-за него вам дарить.

— Руслан Игоревич, в ваших же интересах…

— Ты меня пугаешь? Мне удивиться или к черту послать?

— У вас будут неприятности.

— Угу. Давай.

И отключил связь: было, проходили. Конкуренты Сотникова порой более изощренные методы воздействия выдумывали. Но Зеленин не попадал на их наживки — взять его не на что: компромата нет, родных близко тоже. А что с одиночки возьмешь? Чем зацепишь? Угрозой жизни разве что, так это вариант дохлый. Тоже было. Но смерть Руслана не берет — не нужен он ей.

Во дворе Иванов появился, удочки поставил у дома, на крыльцо сел, поглядывая на друга выжидающе.

— Новый номер просекли? — спросил, когда Зеленин рядом сел, закурил.

— Угу.

— Чего хотят?

— Жду, когда родят.

— Старое развитие событий или новая история?

— Вопрос. Хотя звонят уже месяц. В молчанку играют.

— Значит, новоявленные знакомцы не при делах.

— Вроде бы.

Вновь зазвонил телефон.

— Здравствуй, брат.

Все сразу встало на свои места и одарило Руса тремором. Он подкурил вторую сигарету от первой и только тогда выдал:

— Козлы горные тебе братья.

Руки ходуном ходили.

— Ругаешься? У меня дело к тебе. Встретимся…

— Если мы встретимся, один из нас не уйдет.

— Руслан, к чему такие страсти? Оставь эмоции — я не враг тебе. Что было, было между нами и как у вас говорят, "быльем поросло"… Или нет? Ты оказываешь мне услугу и расходимся.

— Услугу тебе смерть окажет.

— Ну, что за траурное настроение? Короче, Рус: в восемь, парк Чкалова. Не придешь…

— Не приду.

— Тогда я приеду.

Зеленин покосился на Виту и бросил:

— Завтра. Десять. Парк. «Прага».

На той стороне связи подумали и согласились:

— Хорошо. Завтра в десять. Не опаздывай и да, к слову, чтобы лишним свой ум не занимал — я легальный бизнесмен, никакого криминала за мной не числиться и интереса для структур я не представляю.

И отключился. Зеленин убрал трубку и потер лицо, посмотрел на Виту и Андрея, что втирал ей что-то.

Чему удивляться: появился один «призрак», проявился и второй. Но не дай Бог им встретиться.

— Кто это? — спросил Леня.

— Ты его не знаешь.

— Доставать «винчестер» из схрона?

Зеленин встал, потоптался и опять сел: убить просто, но для начала нужно узнать, зачем он всплыл. Да и не мог он убить. Не сейчас. Как представил, так сразу этот вариант отмел — не решал он проблему. Знал уже по опыту — мертвые возвращаются, становясь худшим укором жизни.

Но к чему, отчего, зачем, почему, с чем, кем связано явление «Мефистофеля»?

Взгляд на Виту упал и ответ сам пришел. Зеленин не мог точно сказать, от чего так решил, но как "отче наш" знал — подобных совпадений не бывает.

— Телефон, — требовательно протянул руку к Лене. Тот подал свой мобильник слова не сказав. — Займись Витой. Глаз с нее не спускай. Далеко не уходи.

А сам рванул к Андрею, без слов схватил его за плечо и потащил в дом. Мужчина брыкнуться думал, но лицо Зеленина увидел и притих. Тот его в комнату втолкнул, к стене, дверь ногой хлопнул и палку от сломанной удочки вместо засова в ручку двери сунул. Уставился на Андрея:

— Быстро и четко: кому вы перебежали дорогу и по какому поводу. Резвее, сержант, шутки закончились.

Андрей нахохлился, руки на груди сложил, ноги широко расставил и взгляд буром на оппонента — хоть стреляй, ничего не скажу.

— Дурак, — процедил Рус. — Последний шанс, две минуты на раздумья. Либо рассказываешь, вместе складываем, что знаю я, соображаем, как выйти из ситуации. Нет — забираю Виту и решаю проблему один. Ты гребешь отдельно и, как придется.

— Пошел ты, — огрызнулся вяло, взгляд уверенность потерял, но веры Зеленину в нем не прибавилось. А тому некогда ее завоевывать. Набрал номер телефона Легковесова на мобилке Иванова, не спуская взгляда с мужчины:

— Когда Шустриковы на Цветочной поселились?

— Договор о купле продаже заключен в мае прошлого года.

— У них есть друзья…

— Варлеевы. Катерина Юрьевна, Михаил Анатольевич. Последний, как Шустриков, сержант запаса. Уволен по ранению в мае девяносто шестого. Место службы Чечня. Они в одном взводе служили. Махра. Демобилизованы с интервалом в месяц. Шустриков раньше ушел. Родился в Петрозаводске, но после службы пробыл на Родине только полгода. Куда уплыл, пока не выяснил. Откуда сюда явился — пока тоже. Темная лошадка, этот Шустриков. А сестра вовсе привидение. Нет ее по документам. В квартире не прописана, на учете нигде не стоит, даже карты медицинской нет. По гражданству пытаюсь пробить, время надо.

— Приведение. Это точно… Мне нужна гавань. Быстро и тихо. И пробей Арслана Дагаева. Возможно, он на днях прибыл в наш город. Возможно не Арслан или не Дагаев. Бизнесмен.

— На гавань дай двадцать минут, остальное позже.

— Сделай параллель.

— И так. Но выходной, жара…

— Плевать.

— Сделаю. Тюльпаны нужны?

— Нормальные. И никаких рекламных акций, — убрал телефон и сказал Андрею. — Ты бегаешь по городам и весям двенадцать лет, таскаешь за собой больную девчонку, у которой нет даже медицинской карты. Скажи, что ты непоседа по натуре и я дам тебе в зубы.

Андрей молчал — думал и никак не мог прийти к одному знаменателю в своих мыслительных изысканиях.

Послышался еле различимый шорох слева и Зеленин понял — гости. И даже догадался кто, поэтому вида не подал, что что-то услышал, суетиться не стал. Стоял и усиленно мерялся взглядом с Шустриковым. К виску приставили ствол:

— Мне нужно, чтобы ты быстро и тихо убрался отсюда в неизвестном нам направлении.

— Что иначе? — даже не пошевелился. — Завалите? Идиоты? Тогда к чему демонстрация арсенала?

Михаил вздохнул и нехотя опустил ствол:

— Уходи, просто уходи, — посоветовал.

Руслан подождал, что скажет Андрей, но тот молчал и Зеленин согласился:

— Хорошо, я ухожу. Вместе с Витой.

— Нет, — выдал Михаил.

— Посмотрим?

— Вита вместе с Катериной посиделки под яблоней затеяли. Не будешь же ты брать грех на душу и пугать двух ранимых женщин.

— Не поверишь, на мне столько грехов, что еще один ничего не изменит.

— Тогда мне придется стрелять, — предупредил.

Мальчик, ты хоть понимаешь, о чем говоришь? — уставился ему в глаза Рус, заметив, как тот профессионально и не навязчиво взял его на мушку.

— Это не так легко, как кажется, выстрелить в человека, который смотрит на тебя. В человека к которому ты не испытываешь ненависти, человека, который не соперник тебе, не враг, ни чем тебя не задел, ничего плохого не сделал, человека с которым ты познакомился и точно знаешь, он — свой. Это не война, сержант Варлеев, я — не Дух.

Речь казалось, не произвела впечатления на мужчину. Но Андрей вздохнул:

— Он прав. Опусти ствол, Миха, — и осел прямо на пол, взъерошил волосы на голове. — Полсуток тебя знаю, а ты мне уже все нервы вытянул!… Рус, да? Армейская разведка? — и сплюнул в сторону. — У тебя в группе поэт был, стихи классные читал. Лорка. Я его хорошо запомнил.

— Его звали Женя. Евгений Белянин. Он читал стихи Гарсия Лорки. Потом парня "Ночная птица" сняла.

— Было. Эту суку сколько не ловили, никак взять не могли, а потом само рассосалось. Видно левый кто-то постарался. А ты с группой в плен попал, но счастливо отделался.

— Было.

— Говорили: покрутили да в чисто поле выкинули. Чудеса просто. Ребята не верили.

— Факт.

— Кто у вас за Чапая был? — прищурил глаз Варлеев.

— Чапай и был. Вася Шесторенко.

— Слышал я про тебя. Ладно, поговорим, везунчик, — убрал пистолет за пояс брюк Михаил, ногой табурет пододвинул и хлопнулся на него. — Чего тебе от нас надо?

— От вас — ничего.

— Ну, от Витальки.

— Где вы ее нашли?

— В детском доме! — буркнул Андрей.

— Какая разница? — спросил Миша.

— Большая. Кто с вами был?

— Нас много было. Четыре взвода на прочес кинули. Штабные навернулись с вертушкой. А район поганый, духов в каждой щели, как тараканов в общепите.

— Нашли?

— Двоих. Трое в хлам.

— Без боя забрали?

— Абсолютно. Духи, как вымерли, чудно даже было.

— Виту по дороге туда или обратно нашли?

— Ну, обратно.

— Понятно, — вздохнул. Знал Арслан об акции «федералов», потому рисковать не стал, шуметь, зажимать штабных. Свои дела решил быстро: Виту в расход, Руса с ребятами — на фиг. И чисто в селении. Мирные жители и только. Не нужна была ему заваруха.

Почему?

"Чистым" хотел остаться? Зачем? Почему это было так важно для него?

— Про Дагаева слышали?

— Тот, что группировкой местной руководил, козел старый?

— Тот, кого ты прощупать через дружка хочешь? — спросил Андрей. — Был такой, Дагаев — "Белая рубашка". Интеллигент хренов. Так по этой рубашечке шмальнуть хотелось, что палец о курок чесался. Грязь, кровь, бардак, а он в белой рубашке, как с какой-нибудь конференции на симпозиум. Бред! Кто-нибудь его бы точно снял, не те, так эти, я уверен был, хоть и все знали, лоялен он, даже помогает нашим. Но раздражал сука, до спазма печени.

— Жив.

— Значит, ты его щупаешь? Не перекрасили его рубашечку в красный цвет? Повезло. И что?

— А то, что он учился в Грозном с сестрой Виты. Потом ее семья погибла, а он в благодетели для девчонки записался, в свой тейп привел, у тетки устроил. Любовь к русским, тем более женщинам, ты знаешь. Шансов у нее выжить было, один на миллион. А когда сам Дагаев, племянник, кстати, того князька, к своим приводит русскую, за невесту выдает, совсем другой коленкор. Другое — зачем он это сделал? Простую девчонку — иноверку дядя бы не потерпел, и плевать, что там племянник хочет. Понимал то Арслан или нет, не знаю, но чувствую, что есть что-то за всем этим. Кто были родители Виты? Чем она была выгодна Дагаевым даже после смерти родителей? Вряд ли она сама представляла интерес. С женщинами у козлов один разговор был, и какой, не мне вам рассказывать. Никто бы с ней не миндальничал, а ее берегли.

— Угу. Так берегли что… — сверкнул глазами Андрей и отвернулся.

— Ее изнасиловали, очередью прошили и контрольный в голову сделали, — хмуро поведал за друга Миша. Оба помолчали и обоим одно и тоже привиделось…


Чечня. 95 год


Ворон кружил над травой. Вокруг ни души, а он кружит.

— Чего-то там не так, товарищ старший лейтенант, — кивнул на заросли травы под обрывом рядовой Свирский.

— Вижу, — процедил тот.

Хайрулин огляделся: вроде никого. И ткнув пальцем в сторону Варлеева и Хомягина, жестом указал на заросли: сходите и посмотрите. Парни рысцой и перебежками туда и выпрямились во весь рост, застыли, как изваяния.

В первый момент Мише показалось, что глюк у него, «фазу» в голове замкнуло, как бывало здесь нередко и с повидавшими, с теми, у кого крепкие нервы. Он же, первогодок этим похвастаться не мог. С марта он в Чечне, а все мутит от вида крови, колотит мелкой противной дрожью в пиковых ситуациях и орать хочется, уши зажав.

Вот и сейчас стоял и морщился, сглатывая ком дурноты, вставший в горле, дрожал как осина на ветру, а глазам все равно не верил. Лежала перед ним красивая русская девчонка и синими глазами в небо смотрела. И так хотелось заорать на нее: какого рожна ты тут делаешь?! И в шею, пинками к маме, папе, к кому сам бы побежал… но эта уже не добежит. Во лбу дырочка, висок в крови и платье, а ткань на груди, как прострочена.

И вдруг всхрип, протяжный как у старухи вздох, губы судорогой подернуло и опять мертвая, опять тишина.

— Мать моя!… Она жива, — пролепетал Хомяк и закричал забывшись. — Товарищ лейтенант!!

Миха его в бок автоматом: заткнись ты! Хорош духов радовать!

Тот не заметил, ребята уже к ним ломились, окружили. Хайрулин подлетел и по голове костяшками пальцев:

— Ты баран!!…

И смолк — девчонку увидел.

— П… — протянул кто-то.

— Она… это, дышала, — растерянно прошептал Хомяк. Лейтенант над девушкой склонился.

— Сдурел, рядовой? Какой к хрену дышать? Легкие простреляны, контрольный как звезда горит, — тьфу, сплюнул с досады. Не место жали на войне, да и жалелки на всех не хватает, а тут… Маты одни!

— Наша, — прошептал кто-то. — С такой бы на танцы…

— Потанцевали с ней уже боевики, — буркнул мужчина, подол платья поправляя. И дернулся в сторону, услышав хриплый, клокочущий вдох.

— Жива! — Андрей в потрясении соседа оттолкнул, на колени рядом с ней встал. Ладонь на сонную положил — бьется пульс. Чуть, а жизнь в девчонке теплится. — Жива! Точно говорю!

Бред! Подумать так только то, что русская молодая девочка в этом аду — уже бред, что с контролем в голову и жива — вовсе в голове не укладывается. Но только один хлипкий шанс дай пацанам и не остановить — засуетились, кто, за чем полез, аптечки, фляжки со спиртом все в круг:

— Перевязать…

— До наших дотащим…

— Хирург классный…

— Отставить!! — рявкнул лейтенант, сам пульс проверил под пристальным взглядом бойцов и тяжелого — Шустрикова. Заподозрил тот, что кинуть девушку Хайрулин решил, оставить. И только бы он слово сказал — в горло бы ему вцепился.

Нельзя надежду отнимать у осатаневших от смерти, нельзя! Она же, как знамя, как стяг, пока жива они живы, как эта девушка — выживи и им в смерть больше не верить.

Хайрулин смерил парня хмурым взглядом, фляжку свою открыл, капнул на губы раненой — спиртом запахло, губы скривило и хрип послышался.

Жива. Хоть как крути — жива. Живых не бросают! — кричал взглядом на него Андрей.

Кто-то уверенно заявил:

— Дотащим.

— Кто-то в офицеры записался?!…

И выругался грязно, протяжно, всю злость что в душе накопилась вкладывая.

Не довезут, не выживет — это ясно, но так же понятно, что оставить нельзя. Даже если бой, даже если духи сейчас набегут — нельзя. Против естества и души это, против всего святого, что еще в сердцах теплится.

— Взяли, — приказал глухо. — Нежно взяли, как мать родную. Остальные рассредоточились и прикрыли. И перебежками до «коробочек»!

С молитвой всем святым, — чуть не добавил да только сплюнул в сторону: какие святые здесь? Здесь Дьявол лютует, его это война, его территория, раздолье. Гребет падла, души лопатой.

Бойцы как взять девушку не знали, затоптались — Андрей решился. Заклинило, что-то в его голове и очень важно было вытащить синеглазку, пусть самому лечь, ее вытащить. То что от него это не зависело — не понимал, знать не хотел.

Как на руки ее взял, так словно повенчался. Но понял это позже, когда глаза ее все так же бессмысленно таращились на него, но уже были живыми. Тогда же о другом думал, как остальные — уйти бы на духов не напоровшись.

Но словно выходной у тех — тишина. Может, удача девушку прикрыла и бойцов с ней?…


— Мы ее в больницу доставили, хирург там молоток, маг и чародей просто. Хотя как выжила, по-моему, и он не понял.

Руслан подавлено молчал: выходила Виту в тот же день ребята его же части спасли. Разговоры наверняка шли, а он не слышал. Как?… К своим через пять дней попал. Пил, зубами на койке скрипел и никого знать не хотел, слышать, видеть. Потом Грозный. Августовское взятие его было более кровавым, чем новогоднее, в которое Бог миловал попасть Руслану. В том кошмаре было не до баек, слухов, историй — куда не глянь сплошная история, в которую одни входили мертвыми, другие вписывали свои имена чужой кровью.

Хотя было, Саблаев — двухгадюшник, как — то в философию ударился: живучее, мол, животное — человек. И пойди, объясни с научной точки зрения, какие процессы им управляют в пиковый момент. Организм один вроде, а реакция у всех разная. Один от царапины умирает, другой после контроля в голову живехонек, один в обморок от вида крови, другой с прострелянными ногами бегает, палит.

Но из Зеленина тогда что слушатель, что собеседник неблагодарный был — послал он Саблаева грубо, но доходчиво, потом их в штурмовую группу кинули и понеслась. Короче закрутилось, словно не было ничего или было, но не с ним.

Омертвел он будто, ничего не доходило.

Дагаев только маячил, достать его хотел, а тот как в воду канул.

Всплыл.

— Дагаев в городе. Завтра ждет меня на встречу. Чую, разговор Виты коснется.

Лица мужчин вытянулись:

— Ты завязан с ним?

— Учились когда-то вместе, потом я пулю для него берег. Долго, — признался честно.

— А сейчас?

— Мертвые молчат, а я знать хочу. Много знать.

Андрей шею потер, обдумывая, и бросил:

— Не стоит женщин одних оставлять.

— Они с Леонидом и моими людьми. Рассказывай.

— Нечего.

— Тогда почему по стране бегаешь? Сколько городов сменил?

— Теплое место искал.

— Вита нигде не числится по той же причине?

Шустриков упрямо молчал.

— Ладно, молчи, а я пошел. С Витой, — развернулся, уже выйти хотел, как услышал в спину:

— Она что-то знает: то ли шифр, то ли код, — сказал Михаил. Рус повернулся к нему, потом к Андрею. Тот вздохнул:

— Набор слов, цифр. По бессознанке еще в больнице что-то на эту тему говорила и потом несколько раз. Я смекнул, что есть, что-то за этим, только когда в Петрозаводск за нами приехали. Внушительные ребята, чуть помешкай — раскатали бы так что и ушей бы не осталось. Ушли. В Калининграде та же ерунда — пасти начали. Только в Омске нас потеряли. Потом Миша сюда перетянул. Я надеялся, что все закончилось.

— Но не верил?… Что за шифр, код? Отчего, откуда?

— Не знаю. Спрашивать бесполезно — не помнит она ничего, не понимает, а если начинает вспоминать или понимать, тут же в себя уходит, сутками сидит, в одну точку смотрит или… как она "дышать забывает", ты видел.

— Ты этот код знаешь?

— Нет. Может, спросил бы — сказала, только меня мама учила: меньше знаешь, лучше спишь. Тебе зачем?

— Скинуть его, как карту.

— А если он ключ к важному замку?

— Скорее всего.

— А если за этим замком черти что?

— Надо выяснить. Если за ним нет стратегического запаса и доступа к «красной» кнопке, то скинуть и зажить нормально.

— Как бы еще узнать.

— Это я беру на себя. Если Арслан из-за Виты проявился, значит, знает о коде, значит, буду знать я. Пока придется пожить у меня. Здесь не надежно, как и у вас дома.

— Поможешь, значит?

— Помогу.

— Почему?

— Тупой вопрос. Ответь на него сам.

Убрал палку из ручки двери и вышел. Следом мужчины на крыльцо вывалились, сели на ступени с озабоченно-задумчивым видом.


Зеленин нашел Леню на берегу. Он сидел и смотрел как женщины смеясь, хлюпают по воде и обрызгивают друг друга, дурачатся как дети непосредственно и беззаботно.

— Сматывай удочки, Леня, уезжаем, — сказал ему Рус, с тоской глядя на веселье Виты. Девочка, девочка, чьей пешкой ты стала, в игру чьих амбиций влезла? Специально, невольно, впутали? Зачем?

— Уже смотал, — глухо сообщил мужчина и добавил. — Чует мое сердце, эта девчонка не принесет тебе добра.

Зеленин помолчал, вглядываясь в беззаботное, радостное лицо Виты и заметил:

— Я не жду от нее добра, я жду прощения.

— А я думал, любви, — хмыкнул, но невесело, вяло и устало.

— Не подкалывай, не до шуток.

— Не поверишь, мне тоже. Минут двадцать на нее смотрю и думаю: какой черт тебя с ней свел? Чем же ты перед ней провинился, раз прощения ждешь? — глянул на него с недоверием мужчина. Рус промолчал: возможно, когда-нибудь он все же сможет рассказать другу ту историю, спокойно, не размениваясь на эмоции передать, что чувствовал тогда, как жил потом… Возможно когда-нибудь, но не сейчас.

— Страшно мне за тебя, — тихо сказал Иванов, поднимаясь с травы, кивнул в сторону Виты. — Она прямая дорога в ад.

"Я уже в аду, она же — дорога из него", — подумал мужчина и пошел к Вите, вытянул из воды за руку, обнял:

— Нужно ехать.

Она доверчиво прижалась к нему и притихла, кивнув.

— Куда же вы? Оставайтесь, шашлык позже сделаем, посидим, — предложила Катерина.

— Спасибо. Не следует злоупотреблять вашим гостеприимством да и дела.

— Андрей с вами уезжает?

— Да. В каком составе приехали в таком и уезжаем. Спасибо за чудесный выходной, мне было приятно познакомится с вами, — протянул руку Руслан и неожиданно для женщины, поцеловал ее, а не пожал. — Желаю вам здоровую, красивую и умную дочку.

— У нас будет сын, — улыбнулась Катерина и положила ладонь на живот.

— Тогда… пусть он будет воином, но никогда не станет солдатом.


Люди умирают, погибают и тем навсегда перечеркивают обратную дорогу живым. Им не испросить прощения у мертвых, а потому не обрести покоя. Но Рус надеялся, судьба дала ему шанс и он его использует. Пусть это будет стоить ему жизни, но лучше умереть за жизнь, чем жить за мертвых.

Ему легко было это сделать — он любил.

Как это случается? Что притягивает, в какой момент? Профиль, глаза, фигура, голос или манеры привлекают внимание, заставляют задержать дыхание, впитывая образ? Он не знал, не думал. Смотрел на дорогу, а голова сама поворачивалась к Вите, взгляд устремлялся к ней, а не к ленте шоссе, ведущей вдаль вереницу машин. Пальцы сами липли к ее рукам, нежной коже, дающей уверенность, что она не мираж, не призрак, что ходил за ним столько лет. Он гладил ее и слушал щебетание о великих пейзажистах, природе, временах года, а слышал лишь ее голос и млел, невольно тая от его мягкой нежности, ноток восхищения простыми, незаметными в суете жизненного бега вещами.

Тяжело было на душе, больно от мыслей, что это создание прошло огонь войны и чуть не сгорело в нем, как бездушная засохшая веточка, подкинутая в костер.

Не место на войне мальчикам, тем более не место девочкам. В прочем, войне вообще не место в жизни. И забыть бы все, перечеркнуть, припасть к губам Виталии, напиться тишины и покоя, да впереди «бой». Арслан.

Зеленин пытался понять, почему не испытывает к нему ненависти. Перегорел? Было, он ненавидел его так, что покажи Дагу на холме за полком, он бы этот полк в одиночку положил, пролагая дорогу к горлу врага. Но сейчас он то ли жалел его, считая более убогим и покалеченным чем те, кого он калечил, то ли все чувства и желания без остатка ушли в сторону Виты, не оставив и толику на раздувание ненависти, былой неприязни к былому другу.

Намеренно ли он ввел тогда в заблуждение Зеленина, сам заблуждался, специально лгал, был обманут — Русу было все равно. Его даже не заботило, как тот прожил двенадцать лет, что разделили их с того выстрела у обрыва. Грабил, убивал, насиловал, давил, помыкал? Едино. Потому что Арслан просто мертв для него, хоть еще и жив. Мараться об него Руслан не собирался, но придушить «цивилизовано» считал делом чести. Лояльность Дагаева там, тогда вызывала у Руслана недоумение сродное уважению, как всегда нечто неопознанное, неопределенное и недоступное пониманию вызывает осторожность и желание понять. Невольное уважение к силе, что несмотря на естественное давление, сдерживает человека, не давая сломаться, стать как все. Даже его белую рубашку он тогда воспринимал не как вызов, а как заявление о непоколебимости своих принципов, о стойкости характера и презрение к тем, кто навязал войну народу.

Но сейчас, глядя с финиша двенадцатилетнего отрезка жизни после смерти, Руслан испытывал лишь брезгливость, воспринимая ту лояльность не как проявление цельности и личностной силы, в как равнодушие, эгоизм. Просчитанность и корысть.

В чем-то они сравнялись в тот миг, когда Рус нажал на спуск, но даже это развело директории их взглядов. Зеленин не понимал Дагаева тогда и не понимал сейчас, но догадывался, что тот хочет. Деньги или что-то эквивалентное им. Все просто и пошло. Ничего нового ни в мире, ни в человеческом сообществе нет, не было и не будет. Деньги, став Богом человеку единожды, останутся им на веке и только им он будет кланяться, им молиться, ими защищаться и оправдываться, им приносить жертву. И какого бы достоинства, номинала, названия, типа не были бумажки — цвет у них всегда один — цвет крови. Его не выявляют детекторы, но он всегда на них. Жизнь базируется на "трех китах": женщине, деньгах, власти. Чтобы не происходило имеет перечисленные причины, когда одну, когда две, а когда сразу три. И ничего нового. Правда, есть еще месть, но та имеет причину, отправляя к пункту первому: женщина, деньги, власть.

В этом уже Рус ничего нового не изобретал. Смотрел на Виту и понимал — на ней сошлось все от лиха до радости, от вздоха до выдоха ее и его. Поэтому он сделает возможное и невозможное, но его девочку больше никто ничем и никогда не потревожит, как не вытащит из того мирка, в который ее отправила пуля Руслана. Но это уже его крест, его вина и только его ответ за нее.

Сколько таких пешек было расставлено на карте Чечни, сколько на карте Афганистана, Абхазии, Югославии, других стран, городов, селений — жизней? Сколько их пало в бою, не заметив ни жизни, ни смерти, не осознав кем и чем они были, зачем и для кого?

И пусть он станет одной из пешек, но только не Вита, только не она. Больше он не даст поставить ее на «доску» и защищать чужие позиции.

— Слушай, — подвинулся к нему Андрей и тихо сказал, стараясь не обращать внимания на Леонида и Виту. — Ты в благородство поиграть решил, твое право, твое дело, только я роль бедного родственника играть не согласен.

— Никто не заставляет.

— Тогда рули к нашему дому.

— О сестре подумал?

— Столько лет думал, что еще столько же без помощи обойдусь.

— Позже обсудим, — отрезал Рус, заметив, что девушка навострила ушки, побледнела.

— У нас неприятности? — спросила у Андрея. Тот выдал белозубую улыбку клоуна:

— Только одна — я пропустил свой любимый сериал.

Вита фыркнула и засмеялась, теряя бледность лица и испуганный вид:

— Ты никогда их не смотришь.

— А что он смотрит? — поинтересовался Зеленин, чтобы отвлечь ее и еще дальше увести от пугающей ее темы.

— Футбол и теннис.

— Теннис? Ого! А ты?

— Футбол и теннис. С Андреем.

— Не скучно?

— Засыпает на первом тайме, — с улыбкой поведал мужчина и убрался обратно, к Леониду. Тот как в воду воды набрал: смурной до необычности. Но трогать его не входило в планы Руслана, понимал он, что Лене переварить надо явление Виталии, свыкнутся с мыслью, что она не подружка на одни выходные. К тому же он подозревал, что Иванов молчит, чтобы в раздражении не сползти в ядовитый сарказм, что водилось за ним. А что раздражен, по взглядам уловить легко можно было. Нервировали его новые знакомцы, без которых он еще столько же лет прожил не печалясь и Русу тоже самое завещая. Но впервые, пожалуй, их взгляды разошлись. Одного усиленно тянуло на кривую наклонную, как слепого юнца, а второй чувствовал себя мудрым, но косноязычным стариком, который слов оптимальных для вразумления подобрать никак не мог.

— Лихая ситуация, — буркнул.

— Не бойся, пройдут выходные, пройдет блажь твоего друга, — тихо, но уверено бросил Андрей.

— Думаешь?

— Мечтает, — ответил за него Зеленин.

— А я мечтаю, что мы найдем город, который понравится насовсем. Тогда Андрей приведет мне сестренку, женится и у него появятся деточки, — сказала девушка.

— Хочешь нянчиться с малышами?

— Очень.

— Своих надо завести.

— Мне нельзя, — девушка резко, буквально за секунду огорченно помрачнела. Рус глянул на нее и подумал, что ей действительно будет тяжело выносить ребенка, но с другой стороны есть масса всяких клиник и невозможное вполне может стать возможным.

— Под присмотром специалистов….

— Мне нельзя! Я… как это? — наморщила лоб, вспоминая, к Шустрикову развернулась вопрошая. Тот отвернулся к окну:

— Погода хорошая.

Зеленин понял: какой-то доброхот видно сказал Вите, что она ненормальная, значит, дети у нее будут ненормальные, значит нельзя ей детей иметь.

Дать бы в зубы этому умнику!

— У тебя будут здоровые и красивые дети, — бросил, подбадривая.

— У меня не будет!… - в голосе появились нотки истерики. Видно эта тема была столь же болезненной, как тема дома. Не даром Андрей подвинулся к сиденью сестры и повторил ей в лицо спокойно, но с нажимом:

— Погода, говорю, хорошая.

— А?… Да-а…

Рус чертыхнулся: "знать бы все «больные» темы, чтобы не задевать их и впредь не травмировать Виту. Нужно будет спросить Андрея".

А тот продолжал отвлекать:

— Выходной классно провели, да?

— Ага. Катерине помогли. Морковку всю пропололи, — и повернула голову к Русу. — Вообще, я люблю салат. Он пушистый.

— А я кинзу люблю, — включился в разговор Леня тоном прокурора.

— Она злая, — заметила Вита.

— Нормальная. Если всю грядку не есть.

— На вид.

— А-а, — протянул, заподозрив, что опять что-то не так понял. — Салат тоже не на вкус, а на вид любишь?

— Ага.

— Ага? — и губы поджал, глянув на друга с немым осуждением: ну, вот о чем с ней говорить? Ей про «а», она про «б» и пойми, что из чего вытекает! Я пас! Отвернулся к окну.

Но дома у Руслана, в гараже, когда брат с сестрой ушли наверх, он перехватил друга за локоть и сказал:

— Ты о чем думаешь, старичок? Она же совершенно ненормальная.

— Она была нормальной, пока пулю в лоб не получила.

— Не понял, — нахмурился мужчина.

— Была такая война, друг мой, Чеченская. Две. Вита в ту мясорубку попала. В первую.

— Как ты?

Рус кивнул и хотел уйти, но Леня не дал, придержал за рукав:

— И что? Отдаешь дань всем покалеченным? Ты-то причем? Ты еще женись, ярмо такое на шею…

— Женюсь, — согласился, и мужчина смолк, растерявшись.

— Тупо, Рус, — заметил тихо.

— Может быть. Но женюсь. Буду помогать, нянчиться, если надо.

— Почему?! — не мог взять в толк.

— Потому что каждый должен отвечать за то, что сделал. Закон такой есть, этический. Каждый бы ему следовал — бардака бы не было и криминал завял! — отрезал.

— Ладно, — развел руками Леонид. — Хочешь быть в ответе за тех, кого приручил? Дерзай. Только сам не свихнись. Есть такой закон — подобия. Тоже его мало кто знает, а он, зараза, все равно действует. Я тебя по дружески предупреждаю: хочешь пожалеть, по голове погладить — вперед, только нафига глубоко влезать? Выдай пособие деззнаками, успокой свою совесть и гони в шею убогую.

— Не получится.

— Угу?… Хорошо, делай что хочешь — ты большой мальчик, с развитыми извилинами, через чур даже, — взял удочки и к выходу попер. — Когда взвоешь от милосердия своего, звони, а я с дуриками общаться, пас. Стар я для жалости и сантиментов, на психику мою они плохо влияют. Спасибо за томный выходной! Теперь отдохнуть бы от него, — проворчал, вываливаясь на улицу. — Ребятки, кстати, тоже чеченской приглажены. Нашли вы друг друга, жалостливые.

— Пока, — бросил Рус и закрыл ворота гаража.

Леню он знал, потому печалиться нарочитой обиде друга не стал — посопит тот, поворчит, попеняет и отойдет, опять все хорошо будет.

И усмехнулся невесело: в чем-то прав Леонид. Со стороны Рус, наверное, полным кретином выглядит.

Н-да, не объяснишь, что такое честь, долг, совесть даже другу. Эти понятия у каждого сугубо индивидуальны, и питаются, пачкаются, болят и лечатся они тоже, индивидуально, соответственно личным качествам, взглядам на жизнь. Так кому что и зачем объяснять? Понял — молодец, а нет, и не надо.


Вита ушла в ванную, занырнула в нее как русалка и будто провалилась.

— Это надолго, — отмахнулся Андрей беспокойству Руслана. — Она по два часа с водой разговаривает.

— Ладно, — ему он верил. Шустриков больше про привычки девушки знал, Зеленину же только еще предстояло их узнать. — Тогда пошли, постельное выдам. Спать в гостиной будешь, не возражаешь?

Мужчина тяжело уставился на него:

— А ты с ней?

Опять тупой вопрос. К чему он спрашивает, если ответ сам знает? Может, пока Вита медитацию на воду с пенкой устроила, решил поговорить с соперником и расставить точки над «и»? Все равно, глупо.

— С ней. Как вчера, так сегодня, а еще завтра, через месяц, и через год, думаю, тоже. Есть претензии на эту тему — давай их сейчас.

— Бросишь ведь ты ее, — головой качнул.

— Ты не бросил.

— Я другое. Я не мог. Не могу.

— Вот и я — не могу.

— Ты-то с чего?

— А ты?

— Ну, пошло препирательство! Давай начистоту? Болтать я не умелец, потому как смогу скажу: если ты к ней как к женщине что-то имеешь, то бесполезно…

Рус не сдержался, фыркнул:

— Извини, но ты что-то не понял, может не в курсе, конечно, — невольно съязвил. — Только когда мужчина с женщиной в одной постели спят, она хоть как виды друг на друга имеют, и хоть как к общему знаменателю придут.

— Только не с Виталькой.

— Да ты что? — к чему он все это? О чем? Не с тонким ли намеком, что пытался да обломался? — Не люблю я на эти темы говорить, но раз зашла речь, поведаю: сестрой мне Вита никогда не будет — она мне уже женой стала.

Лицо Андрея вытянулось, взгляд больной, с горчинкой обвинения:

— Ты ее?!…

— Стоп! Вот за это точно в зубы получишь.

Мужчина сник, головой замотал и встал. Что-то еще не сходилось у него. А что-то уже сошлось и одарило растерянностью:

— Если так, если миром…. В смысле она не против…. Не знаю, как тебе это удалось, не подпускала она ведь никого к себе. Я поэтому и спокоен был…. Ну…. В общем… Но если обидишь!…

Рус вздохнул: совсем мальчишка.

— Вляпался в нее?

— Она… необычная.

"Точно", — улыбнулся невесело.

— Закрыли тему. Показывай, давай, где мне расположиться можно, — буркнул, пряча взгляд. Тяжело ему было, может больно, может обидно — Рус не знал, да и все равно ему было. Одно понял — Вита с Андреем не была, а остальное частности. Конечно, понимал, что тот еще устроит ему бои без правил, крутить да вертеть начнет, проверяя, ревность выказывая, но перемелется, если не дурак.


Шустриков оказался умным. Он мучился один и не взглядом ни словом не дал понять Вите, что обижен или ревнует, не устраивал обычные в таких случаях прения на тему кто "выше и больше", не заморачивался сам и не морочил голову сестре и Руслану. Ему было больно, но с этой болью он справлялся сам, оставаясь с ней наедине.

В ту ночь никто не мог уснуть: ни он, ни они. Андрей мерил шагами гостиную и курил, то и дело распахивая окно, Вита и Руслан болтали почти до утра ни о чем и обо всем.

Об Арслане же Зеленин не думал, специально отодвигая мысли о нем: ни сейчас, ни сегодня. Его время — завтра.

Но все же осторожно, ненавязчиво стал расспрашивать девушку о «ключе».

Та не таилась и к удивлению мужчины, прямо выдала замысловатый набор, который действительно сложно запомнить и с первого и с десятого раза. И добавила:

— Это шифр в банке.

— В какой банке? — выдавил улыбку Рус, обескураженный открытостью и доверчивостью Виты. Как она еще жива с ней, не понятно, как ее раньше не нашли, не взяли что надо? Или она лишь ему доверила, потому что «свой»? Но как легко стать ей «своим»!

— Я не знаю в какой. Это отец бронировал ячейку или… Я не знаю, что он там делал и в каком банке.

— Но шифр знаешь.

— Он сказал, чтобы я запомнила, потому что записывать нельзя. У меня память очень хорошая….

"Угу. Не поспорить".

— … А потом с ней что-то случилось, — нахмурилась, пытаясь понять: что? Руслан вздохнул, провел по ее щеке, пальцами лаская кожу:

— С тобой все хорошо.

— Нет. С отцом что-то случилось и меня не стало. Что-то страшное и нехорошее произошло, но я не помню, что.

— Значит, не надо было помнить, — попытался вывести ее из задумчивости Зеленин, тревожась, что она может занервничать. Но девушка не слышала его, не чувствовала его пальцы на своей коже — она смотрела в оконный проем за его спиной и говорила сама с собой:

— Он ушел и меня тоже не стало. Я была, но меня не было. Так бывает: вроде ты, а вроде, нет. Было со мной, но не со мной. Что-то черное, как облако, я в нем утонула, я думала, что найду в нем отца, а его там не было. Я звала, я ждала, отправляла посыльных, а он так и не вернулся. Это не правильно. Все обман, только ночь — правда. Ночью никого и ничего нет, ни тебя, ни отца, ни людей. Есть тени и крылья. И песня, что их соединяет и тогда всем хорошо. Но все равно, темно, плохо. Ночь сначала помогает, а потом пробирается в тебя, но не забирает, как не умоляй, а только живет в тебе и давит, давит. Птица клацает. Они всегда вместе….

— Вита? Посмотри на меня!

— … Мне больно от нее. С ней нельзя жить. Она рвет когтями, рвет…

— Вита! — Зеленину пришлось легонько хлопнуть девушку по щеке, чтобы она очнулась. — Я с тобой и ночь нам не страшна.

Виталия долго смотрела на него и вот прижала ладонь к щеке, словно испытывая живая ли, теплая?

— Ты живой, ты не знаешь, как жить мертвой, во власти ночи. Что-то перепуталось, что-то очень плохое сидит внутри меня. Оно мучает, оно стонет, оно жжет. Оно внутри меня. Обещай, что спасешь меня, выгонишь его.

— Обещаю, — поцеловал ее легонько в губы. — Успокойся: есть только ты и я.

— Оно погубит и тебя…

— Нет, нет…

— Оно всех губит, — прижалась к нему, всхлипнув. — Я ненавижу его, но ничего не могу сделать. Ты поможешь? Избавь меня от него, даже если оно уйдет вместе со мной — так лучше…

— Все хорошо, Вита, все хорошо…

— Все будет хорошо, когда ночь уйдет.

— Это неважно, теперь неважно. Тебе ничего не грозит — я с тобой, я помогу, избавлю. Никто не тронет тебя, ничего не бойся, никого. Ты со мной, со мной, — обнял крепко, прижался щекой к ее щеке: как больно, как безумно больно осознавать, что причина ее тревог и боли — он. Он посеял смятение и страх, перевернул все директории нормальной жизни, покалечил. Нет, не зря он не имеет больше ненависти к Арслану. Он сам как Арслан, ничем не лучше его. Сравнялся тем выстрелом, породнился пулей. — Забудь, все забудь — есть только ты и я, остальное сон и больше ничего. Кошмарный, но сон. Ты проснулась и все что было — забудь. Я рядом, я помогу.

Что он шептал ей — не помнил, не понимал. Гладил ее успокаивая не только ее — себя, и говорил не только ей — себе. Он мечтал, он пытался поверить, что все можно изменить, а что-то исправить. И эта дикая, изматывающая боль внутри от осознания своих поступков, от знания к чему они привели, когда-нибудь утихнет, сгладится под ласковой рукой любви.

Если что-то и спасет их души, то только она, другого «бальзама» еще не придумали.

— Верь мне, я все исправлю.

И очень хотел верить сам.


Глава 7


Воскресенье


Ровно в девять он пил кофе на кухне и смотрел на гору окурков в пепельнице. Андрей затушил еще один и посмотрел на Руслана:

— Инструкции будут?

— Только одна — до моего возвращения из дома ни шагу. Здесь вы под охраной и в полной безопасности. Но если придут от моего имени и скажут уходить — уходите. Вас вывезут на другую квартиру, чистую, там вас точно никто не найдет. Она готова на экстренный случай. Надеюсь, его не будет.

Чем-то мужчины были похожи сейчас друг на друга: оба с синими кругами под глазами от бессонной ночи и с апатией во взглядах.

— Ты уверен, что этот Арслан охотится на Виталю?

— Нет. Подозреваю.

— Если не он?

— Найдем того, кто охотился и поставим точку. Рано или поздно он опять нарисуется. Смысл ждать, бегать? Вите нужен врач, хороший специалист. Не верю, что ей нельзя помочь.

— Ей мозг пулей вынесло, какая помощь, к чертям?!… Шрам на лбу убрали, а она так и не может в зеркало на себя смотреть. Даже смотреть на себя не может!… Понять не могу, зачем тебе все это? Я не мог ее бросить, как на руки поднял, как прирос, теперь только с кожей отдирать. А ты-то, тебе- то зачем в это лезть?

— Ты убивал?

— Я воевал.

— Жалеешь хоть об одном тобой убитом?

— Нет.

— А я — да, — поднялся, чашку в раковину поставил. Прикурил сигарету. — Вита не только твой крест, но и мой. Так получилось. Как ты не сможешь и себе объяснить, кого уж другим, зачем тебе с калекой было связываться, в няньки наниматься, так и мне не объяснить, почему я не могу отойти и не отойду. Есть такие вещи, что не имеют определения. Ты только знаешь — так надо, а если нет, то гореть тебе в аду. И делаешь. И считаешь правильным, хотя другие считают, что ты дурак. А тебе плевать.

— Размыто.

— Определи четче. С себя начни. Ты любишь ее, очень сильно любишь, поэтому даже мысль в голову не приходила бросить, поэтому и меня стерпел…

— Я не стерпел!… Я… — и голову опустил, сжав кулаки.

— Стерпишь. Что угодно, стерпишь. Лишь бы ей хорошо было. Почему? Масса причин, а той, что точно и в полном объеме определит — нет. Слишком много разом намешано, а слова к этому «опту» подходящего нет. Почему я с ней? Да потому же. У каждого из нас своя причина, и все же — одна. Ничего с этим не сделать. Запала Вита на душу, как рок, как наваждение стала.

— Жалость, — заметил Андрей.

— У тебя?

— У тебя.

— Нет, — качнул головой Зеленин. — Жалость мимолетна, сострадание — длительно. Не ломай ты себе голову, Андрей. Придет время, возможно, я смогу тебе рассказать, что связывает меня с Витой, но пока я не готов исповедоваться. Твоя же исповедь мне не нужна, как не нужна в принципе тебе. Так получилось, что я занял то место, что хотел занять ты. Но поверь, завидовать мне не стоит, потому что не дай тебе Бог, оказаться на моем месте, а я как бы не мечтал, не смогу оказаться на твоем. Ты, по сути, совершил подвиг, а я всего лишь пытаюсь замолить свои грехи.

Зеленин затушил сигаретку и пошел к выходу:

— Загадочный ты больно, — заметил Шустриков ему в спину. Рус промолчал. Блаженный никогда не поймет грешника, как грешнику никогда не испытать блаженства.


По дороге к парку Зеленин выслушал сжатый доклад Легковесова об Арслане и понял, что тот либо не чувствует за собой вины, либо действительно ни в чем не виноват. Второе — абсурдно по самой сути. Из первого же вытекало, что волчонок Дага, превратился в матерого хищника, которому давно ровно кого, как и за что рвать.

Ничего иного Рус и не ожидал.

В десять он сидел в машине у главного входа в парк и курил, смиряя свои эмоции, поглядывая на бардачок, в котором спрятал пистолет. В десять ноль пять, он решил все же идти на встречу без оружия. Во-первых, уверен был — обыщут и изымут. Во-вторых — убийство Даги ничего бы не решило, как не удовлетворило бы его желание отомстить. В-третьих, он не знал наверняка, что будет испытывать, увидев старого «дружка», как не был уверен, что тот своими иезуитскими приемами и введением в философию, дикую, учитывая последнюю встречу, не спровоцирует его на выпад. Увы, не всегда возможно управлять эмоциями, иногда они начинают управлять человеком. И здесь лучше подстраховаться, чем бить себя в грудь, уверяя что: " моя сила воли сильнее любой неожиданности".

В десять десять Зеленин вышел из машины и столкнулся нос к носу с одетым как на встречу в высших слоях общества, азиатом.

— Руслан Игоревич? Доброе утро, — чуть повел подбородком, то ли желая поклониться, как это принято у японцев, но передумав в последний момент, то ли выказав светский лоск российского производства.

— Каблуками щелкнуть забыл, — буркнул Руслан: "гусар, блин!"

Мужчина растянул губы в улыбке, которую приветливой можно было назвать лишь сослепу. Зеленин его переплюнул, выдав на редкость мерзкую ухмылку:

— Ну, и? — не спросил — потребовал.

— Господин Дагаев вас ждет.

Ишь ты, «господин»!

— Для кого господин, для кого раб.

Вытащил сигареты, нарочно желая потянуть время и испытать терпение слуги.

— Господин Дагаев не курит, я бы не хотел чтобы…

— Да пошел ты, — отмахнулся Рус, затянулся с фальшивым удовольствием. Азиат поджал губы, а глаза и без того узкие, превратились в две щелочки. — "Мечи самурая", — бросил уничижительно. — Японец?

— Сонато Хаяма, — отвесил поклон.

"Надо же, какие слуги в тандеме Даги. Силен… сука!" — разозлился от чего-то и понял — поплыл, сдался на волю эмоций, забытых чаяний, что лелеял в себе много лет, а потом убивал.

— Где твой господин, Соната?

— Прошу, — картинно взмахнул ладонью в сторону противоположную входа в парк.

— Общепит отменяется? — "так и думал" И покосился на высотное здание напротив парка — новую гостиницу «Янтарь», что была выбрана Арсланом, по словам Валентина и пристройку к ней — ресторан «Прага».

— Господин Дагаев примет вас в своем номере.

— Тысяча двести первом, — кивнул — не новость.

— Да, — с нулевой мимикой лица подтвердил мужчина.

"Что ж"…

— Пошли.


По дороге он думал — мог ли он не приходить? И понимал — мог. Но все равно пошел, и дело тут не в Вите — в нем. Если убрать любопытство к теме, с которой проявился Арслан, избавиться от нагромождения фальшивых вынуждений к этому шагу, которые он себе придумал, выходило, что Руслана тянет на встречу с Арсланом по одной причине — желанию поставить точку в той истории. Явление Даги было логичным и закономерным, и с той же логичностью и закономерностью нужно было завершить дистанцию в двенадцать лет Зеленину. Судьба сама подкинула ему потерянные «карты» и было бы глупо не воспользоваться ее благосклонностью.

У люкса никого не было, но дальше по коридору маячила пара здоровяков, ненавязчиво и почти неприметно ощупывая взглядами появившихся на этаже.

"Незримая охрана?"

Азиат распахнул перед гостем двери номера:

— Прошу, Руслан Игоревич.

Зеленин смело шагнул внутрь и попал в лапы охраны, что за секунду просканировала его от макушки до трусов и лихо экспроприировала именной нож, сняв его с лодыжки.

— У нас побудет, — буркнул угрюмого вида охранник.

— Прокат — тысяча баксов, — решил поупрямиться Руслан, испытывая его.

Раздался смешок — по лестнице со второго этажа номера спускался Дага и улыбался радушно и радостно, будто расстался с Зелениным на выпускном и больше не видел, не слышал:

— Ты ничуть не изменился, — заметил, подходя, руку для приветствия подал.

"Дурак! Неужели ты думаешь, что я пожму твою поганую лапу?" — уставился на него мужчина. Улыбка Арслана чуть поблекла и приобрела оттенок легкой печали, ладонь сжалась в кулак и ушли вниз:

— Нет, не изменился.

— А ты — да. Холеный. Хорошо спишь по ночам? Кошмары не мучают?

— Представь, нет.

— Представляю.

— Будем у порога дискутировать или пройдем в зал?

— Без оружия не пойду, я с ним сроднился.

— Зачем тебе армейский тесак, Рус? Резать меня? Вижу по глазам, зол.

— Странно? Боишься?

Мужчина усмехнулся:

— Нет, не хочу неприятностей.

— А что хочешь?

— Поговорим об этом в комнате, за столом. А нож тебе вернут на выходе, не беспокойся. Удивляюсь, как ты подствольник не прихватил? С тебя бы сталось.

"Много чести тебе. Как и за стол твой сесть!"

Зеленин нехотя и лениво прошел в зал, сел без приглашения в кресло поближе к выходу, подальше от заваленного яствами стола. Сердце дрожало как струна от нахлынувших чувств. Ему нужно было пару минут, чтобы смириться, смирить нервный зуд.

Арслан постоял хмуро разглядывая Руслана и сел напротив:

— Значит, не выпьешь со мной вина за встречу?

"Ответ скажи сам", — смотрел на него мужчина, прямо, давяще и изучающе.

На что способна эта гадина? До какой степени дойдет в своей извращенности, как низко опустится в грязной игре в "ничего не видел, ничего не знаю"?

Не стоит испытывать, а то не сдержится, действительно убьет — свернет шею и вся недолга.

— Что тебе надо? — спросил глухо. Голос от неприязни сел.

Арслан окинул его недовольным взглядом, помолчал и вытащил из кармана легкой рубашки, ненавистного Руслану, белого цвета, фото. Кинул на колени мужчины. Рус глянул и растянул губы в улыбке, но взгляд стал настолько холодным, что можно было воду в лед превращать.

— Я эксгумации не провожу.

— Она жива.

Рус выгнул бровь, для приличия изобразив удивление и недоверие. Пока все шло как он и предполагал — Даге понадобилась Вита.

— Я тоже был удивлен, тоже не поверил. Знаю, ты не промахиваешься, и точно знал — не промахнулся. Но она живуча, как кошка.

— Хочешь, чтобы я исправил? Я не киллер.

Арслан поморщился:

— Мне нет дела будет жить эта тварь или подохнет, своей смертью или поможет кто.

— Помнится, она была твоей невестой, — напомнил, чувствуя как перехватывает горло от желания врезать ублюдку.

— Женщины приходят и уходят. Ты заметил, как быстро они отцветают?

— Зато деньги не вянут, а то, что они имеют цвет крови, ерунда.

— Ты не знаешь, о чем говоришь.

— Просвети.

— Долго. Да и к чему?

— Я любопытный.

— Рус, я хочу, чтобы ты нашел ее, нашел быстро и тихо. Взял кое что и… делай с ней что хочешь. Она твоя.

— Благодарю. Не люблю привидений, тем более с дыркой во лбу. Так что этот приз отдай кому-нибудь другому. Как уже сделал в свое время, — намекнул на то, что Арслан отдал девушку своим псам.

— Как же долг? Как же уважение к памяти павшим? На ее душе сорок душ, они взывают, Рус.

— Я оглох, как только демобилизовался.

Взгляд мужчины стал жестким:

— Не правда. Мы всегда были разными, но одно всегда было общим — долг. Ты не мог его выкинуть как ветошь.

— Он потерялся сам.

— Не правда. Не правда! — грохнул кулаком по подлокотнику Дагаев и смолк, сообразив, что сорвался. — Извини, — добавил тише, спокойнее. "Выдержка-то, прежняя", — отметил Зеленин. — Ты разочаровываешь меня, а я не люблю разочаровываться. Я специально обратился именно к тебе, зная, что ты поймешь, поможешь, примешь верное решение в итоге и не станешь болтать.

— О, да, об этом не больно поговоришь!

— Это дело твое и мое, и оно осталось не завершенным.

— Считай это жестом доброй воли провидения, что избавило твою жертву от «милосердия» палача. Я же не собираюсь больше забирать чьи-либо жизни ни за принципы, ни за деньги, ни за собственную жизнь.

— Но ты пришел, — улыбнулся Арслан, прищурился, изучая мужчину. — Значит, я был прав.

— Любопытство. С годами худшие качества усиливаются. Грешен, хотел посмотреть в твои глаза и понять, зачем ты это сделал, — качнул фотографией. — Тебя не мучил ее призрак? Мой фантом? Совесть тебе известна лишь по определению или по сути?… Впрочем, о чем я? С кем? — усмехнулся презрительно. Встал и двинулся к выходу. — Ладно, пора мне…

— Фамилия Талманов, тебе что-нибудь говорит?

Был такой чиновник в Ичкерии, не малый вес имел, экономист хренов! По его дорожкам боеприпасы и техника Дудаеву досталась, по его каналам прикрытие "Свободе Чечни" обеспечивалось, говорят даже, самой Москвой. И с прибалтийским тандемом Дудаев крепко сошелся — тоже бонус Талманова. Как пострел — везде успел, и как проститутка, всем дал и всех подставил. Рождаются же такие.

Арслан заметил, как застыло лицо Руслана и отвернулся, сказал тише, спокойнее:

— Он исчез в декабре девяносто четвертого. Никто не знал — куда. Был и нет, как тысячи других бесследно канувших на моей Родине.

— Нормальное дело: проститутки всегда плохо кончают.

Дага кивнул и покосился на «друга».

— Кому-то очень нужна была война в Чечне и он ее организовал, а дальше стал не нужен.

— Меня меньше всего интересуют судьбы продажных политиков.

— А судьбы тех, кто до сих пор не ответил за содеянное? Кто, сколько, когда, кому и за что, вся документация, включая стенографию тайных разговоров и закулисных игр — все и на всех — лежит в ячейке одного западного банка и как бомба, ждет своего часа. Я не хочу третье чеченской, не хочу войны в принципе по любому поводу в любой стране. У нас земля кровью пропитана — вашей, нашей. Не дело, Рус. А эти документы помогут предотвратить любой конфликт, любую эскалацию притормозить и развеять. Это ключ ко многим замкам. И он находится у Лилии. Она младшая дочь Талманова и обладала феноменальной памятью. Природа всегда смеется над людьми, отбирая одно и давая взамен другое, то что не просили. Лилия была странной, ранимой и… странной. Видно поэтому Талманов доверил ей шифр от ячейки. Он знал — с ее памятью легко запомнить страницу с логарифмами, а что там двадцатизначный код? К тому же никто не подумает, что он мог довериться наивной дурочке, ребенку.

— Но он доверился, — развернулся обратно Рус, не скрывая интереса. Тема была слишком животрепещущей, слишком близкой ему, чтобы уйти не узнав подробности.

— Они были близки, как никто в семье. Она была его подобием, почти полным отображением в некоторых аспектах. Сама себе на уме, расчетлива, умна, а внешне — дурочка, наивное дитя, откровенное, улыбчивое, милое. Я попался, я был сражен ее трогательной беззащитностью, искренностью. Я не знал, что ее отец уже находится у дяди. Он первый понял, что Талманов играет уже против всех, только за себя и на себя. Я не касался политики, боясь ее грязи и, многого не знал, слишком многого. Потом пришлось.

— Что? — присел на края кресла Руслан.

— Хочешь исповеди? Я знал, что ты захочешь ее и, был готов откровенно рассказать тебе все. Я молчал много лет, Рус, не мог говорить на эту тему и понял как-то резко, в один день — молчание жжет меня, оно отравляет жизнь. Стоит открыть накопившееся и оно канет, развеется. Как пыль в саду оседает в землю после дождя и обновляет деревья, словно вновь рождает их, так и с людьми. Стоит рассказать кому-нибудь о сокровенном, скрытом даже от себя — становится легче, ты словно вновь рождаешься, скидываешь довлеющий над тобой груз. Но кому сказать? Кто поймет?… Ты, — посмотрел ему в глаза. Рус чуть растерялся, неожиданно для себя в эту минуту он чувствовал сродство с Арсланом и даже нечто близкое к прощению его.

"Хитер!" — подстегнул себя, чтобы избавиться от наваждения. Нет Арслану прошения, нет и быть не может.

— Я любил ее, — прошептал тот.

Червячок сомнения и возмущения Зеленина исчез. Он поверил сразу и безоговорочно, потому что не слова слушал — глаза его видел. Сыграть и сказать что угодно можно, но боль и тоску, напополам с обидой и ненавистью не сыграешь, и нужно очень сильно «ударить» человека, чтобы он испытал подобное, чтобы несмотря на канувшую бездну времени продолжать чувствовать столь же остро, как будто было все вчера.

— Ты ненавидишь меня и прав. Я достоин ненависти за свою слабость. Я не смог убить ее, пытался и не смог. Ты оказался сильнее меня, — признал нехотя.

— Я не любил.

— Не в том суть, Рус — она была «своей» для тебя и ты многое перешагнул и сломал, чтобы сделать тот выстрел. Я же даже руку поднять на нее не мог. В какой-то миг четко осознал, что вовсе могу простить ее, и понял — это конец, если так случится — меня не будет. Кончится Арслан. И отрезал путь назад всем — отдал ее своим. А там была одна дорога — оправданная, как шприц с ядом для больного раком — смерть.

— "Всем" — это кому?

— Себе и дяде.

Руслан моргнул и достал сигареты: дядя. Дагаев-старший, князек гребанный, зверь. Вот уж кто по уши в крови, так это он. Вот бы кого Зеленин застрелил не дрогнув, не раздумывая — его. Но того уже упокоили без него, во вторую чеченскую.

"Яблоко от яблоньки", — напомнил себе, затягиваясь горьковатым дымом.

— Что ж, жалоби меня дальше, авось получится, — протянул равнодушно. А что внутри волки воют — ерунда. Переживет он их «ассамблею».

— Зря ты ершишься, Рус. Я мог бы обратиться к любому специалисту, но вышел на тебя, именно на тебя. Почему? Потому что уверен, тебе, как и мне важно к кому попадут документы.

— Хочешь сказать — кто и сколько за них заплатит? Огорчу, компромат такого рода чреват не зеленью, а кровью.

— Вот видишь, ты это понимаешь, а другие… Люди слишком алчны, чтобы доверять им серьезное.

— Ну, да, могут пожадничать и откусить у тебя половину, когда поймут, что нашли для тебя. Ты встанешь в позу, они начнут шантажировать, ты пустишь в ход пехоту, они быков, начнется заварушка и третья чеченская или «абхазская», "афганская", за "мир и дружбу" или право креститься тремя перстами, а не двумя, замаячит на горизонте спокойной жизни ничего не подозревающего обывателя. Все, как всегда. Только я тут не причем? Я давно гражданский человек, тихий, неприметный сторож коньяка в супермаркете. И в грязь ваших разборок я не полезу. Это война ваших амбиций…

— Война внешняя лишь отражение войны внутренней, Рус, той, что идет в человеке от рождения до погребения.

— На этой ноте можно и расстаться.

— Ты не понял, эти документы взорвут стабильность.

— Если я их вам найду. Но я не найду, — качнул головой: Пусть они сгниют в своей ячейке, так будет лучше для всех.

— Найдут другие.

— Кто-то кроме тебя рыщет в поле по их душу?

— О них знают уже трое.

— Меня можешь не брать в расчет. Себя — по желанию. Кто еще?

— Она.

Зеленин вздохнул:

— С пулей в голове не сильно разговоришься.

— Она жива!

— Слышал. "Байки в склепе", — развернулся к выходу.

— Она в этом городе или области!

"Похоже, мне не уйти отсюда", — понял мужчина и смирился, сел обратно в кресло:

— У меня такое чувство, что документы для тебя лишь повод найти бывшую невесту, — прищурил глаз. — Разуверь меня?

Арслан взял бокал с вином, постоял, разглядывая красную жидкость на дне, и тихо сказал:

— Она должна исчезнуть для всех.

— Как ненужный свидетель? Или чтобы обеспечить тебе душевный покой? Закопанные не так беспокоят?

— Язвишь? Тебе все равно, что она убила сорок пацанов? — он не верил, не хотел верить.

— Сказка стара, придумай новую.

Арслан долго смотрел на него. В глазах смешивались печаль и жалость. Губы раздвинула понимающая, но мрачная улыбка, больше похожая на нервное искривление:

— Ты не поверил. Вот в чем дело. Эти годы ты помнил лишь одно — ты убил под давлением обстоятельств молодую и невинную, как сама любовь, женщину. И винил меня, ненавидел. Прав? А ты еще более наивен, чем я думал. Очнись, Руслан, сложи два и два и прими, наконец, действительность, какова она есть. Война лишает иллюзий, но тебя ее сборы благополучно минули. Даже странно.

Дагаев сел в кресло и брякнув на журнальный столик бокал, качнулся к Зеленину:

— Она отстреливала ваших, чтобы вытащить отца. Она специально выбрала ночь, чтобы та скрыла от нее людей и ее от них, чтобы не помнить лиц жертв, не думать, что палит по живым, а представлять, что убивает тени.

— Угу, — не заметил, как достал сигареты и нервно затянулся Рус. — Поэтому же стреляла в ноги и ждала, когда к раненному подойдут.

— Это делала Танзима, моя тетя. Лилия свихнулась на третьем трупе, выходила из строя, а Танзима стреляла за нее, а потом показывала, что якобы, та сделала. Мне было очень сложно поверить, что это возможно…

"А мне не возможно", — подумал Руслан, затягиваясь. Взгляд стал стеклянным и голос Арслана доходил как будто сквозь туман.

— Я узнал все много позже, когда ничего нельзя было исправить. Дядя рассказал. Женить меня хотел, вот и рассказал. Очень, оказывается, я ему на руку сыграл, привезя Лилию к тетке…


Чечня. 95 год


В дом зашел грузный мужчина с очень неприятным взглядом черных глаз. Он оглядел Лилию, как ослицу на рынке животных и чуть кинул Танзиме в знак приветствия. Та захлопотала, принимая дорогого гостя, а девушка так и стояла у стены, как примороженная. Пугал ее Сейфула Дагаев, до паники и спазма в животе пугали его люди, что расхаживались с автоматами по двору, пересмеивались, зыркали на нее липко, противно.

— Отец твой, привет тебе передает, — засунув кусок лепешки в рот, сказал мужчина. Лиля вздрогнула, уставилась на него расширенными зрачками. — Увидеться хочешь?

Девушка даже от стены отлипла, шаг в сторону Сейфулы сделала, во взгляде крик — да! А голос сел.

Она думала, отец погиб, сгинул, а он жив. Жив! — забилось сердце и волнение до тошноты обуяло. Затрясло — не стена бы — рухнула, ноги не сдержали.

— Аланбек?! — позвал кого-то Дагаев. В дом шагнул худой высокий мужчина с хмурым взглядом. Пронес мимо девушки запах пороха и пота, замер в дверном проеме. — Отведи ее, я сейчас, — бросил ему хозяин.

Лилия сообразить не успела, как лапища мужчины схватила ее за плечо и вытолкала во двор. Пара дворов вниз по улочке, которую девушка не заметила, не поняла, как прошла и ее развернули в закуток для коз, только там не было животных. Четверо вооруженных мужчин охраняли одного, связанного, оборванного, с залепленным скотчем ртом.

— Папка!… - не взвыла, не вскрикнула — просипела. А то вскинулся и получил прикладом по спине:

— Сидеть!

Лиля к нему, ее за волосы и в сторону:

— Стоять, сучка!

Лиля вскрикнула, слезы из глаз брызнули, но не от боли — от страха за отца.

— Ай, ай, Аланбек, — протянул подходящий Дагаев. — Зачем красавицу обижаешь?

Но даже отпустить ее не посоветовал. В лицо заглянул:

— Сколько жизнь твоего папки стоит? А?

— У нас ничего… у нас ничего нет… нет…

Как жаль, как безумно жаль!!

— Э? А ты? — провел по лицу грубой шершавой ладонью. Девушка содрогнулась, Талманов замычал, рванув к ней, но куда ему одному, ослабленному против четверых сытых здоровяков?

— Какая радость мне с того? Сестры хватило. Да не бойсь, не укушу, — схватил за подбородок и шею. — Ты Арслану приглянулась, что нашел, ума не приложу. Да по-молодости все равно кого драть, да? Эй, Валентин, и вторая дочка у тебя хороша!

Лилю трясло, отец ее лишь хрипел да взглядом молил: остановитесь же!

— А хочешь себя сохранить и отца выкупить, а? — шепнул ей на ухо Дагаев, обдав табаком. — Ты хорошим стрелком была, видел я, как охотилась. Помнишь меня? Нет? А, память девичья! — кивнул кому-то, ему винтовку вручили, он девушке впихнул. — На! Денег нет, жизни моих врагов принесешь. Одна зарубка, одна жизнь. Сорок наберешь, выпущу отца, забирай, «невестка»! Ха-ха! И смотри, племяннику не говори, наш уговор, да?

Лилия ничего не соображала, то мотала головой, то кивала, а рука отваливалась, придерживая хорошую снайперскую винтовку.

Отец замычал, мотая головой: нет, нет!

Но не увидела она его — оттеснили, обратно в дом потащили:

— Смотри, Танзима проверит. Схитришь, солжешь мне — отцу конец, резать буду. Один промах — одна часть его тела. Что тебе особенно дорого? Ухо, палец, нога?

Ее втолкнули в дом, так что она влетела в него, проехала по полу вместе с оружием:

— Сорок жизней, сорок зарубок — потом обмен. Ты мне винтовку, я тебе отца. Сбежать вздумаешь или кому шепнешь — своим людям отдам, послушаю как ты визжать под ними будешь…


— Удобно. Убирать врагов их же руками, при этом держать под контролем отца и дочь, развязать язык отцу, имея компромат на дочь. Дядя был уверен, что у того сработает родительский инстинкт, он пожалеет если не «федералов» которых дочка стреляет, то родную дочь, что попала в такую ситуацию. Выдаст код. А у того сработало сердце. Инфаркт. Взял и умер. То ли пытки, то ли содержание, то ли тревога за дочь, осознание того, что она проходит, сказались. Кто знает? Может все вместе. Только дядя ни с чем остался. Он не подумал, что чокнувшаяся девчонка может знать то, чего он безуспешно добивался от взрослого мужчины. Он забыл про нее, а она продолжала, надеется, что отца отпустят, ждала и выходила на «охоту». Я не связывал ее и "Ночную птицу". Не мог поверить. Да, видел, что Лиля меняется, становится замкнутой, порой несет чушь, но я думал, что это хрупкая психика ребенка не выдерживает напряжения, того кошмара, в котором приходилось жить… У нее был выбор, Рус, как у нас всех, но каждый выбрал, что выбрал. Может, она испугалась, может, посчитала, что сорок жизней за одну — немного — я не узнавал. Мерзко было на душе. Подозреваю, и ей не лучше. Она не пряталась, она, словно хотела, чтобы ее нашли и расстреляли, и не понимала, что подставляет и «своих» и «чужих». А может и понимала, специально оставляла винтовку открыто, под своей кроватью, как флаг выкидывала — заметьте хоть кто-то!… Брезгливость до ярости, вот что я испытал, узнав о том. Потом появилась жалость и оправдания сами собой полезли. Но нужно быть законченным уродом, чтобы простить такое, закрыть глаза на предательство и ложь, убийства хладнокровные и целенаправленные. Им нет оправдания.

Ты думаешь, война закончилась? Нет, Руслан, она продолжается в каждом из нас. Мы не ростки будущего, мы осколки прошлого. Мы до последнего будем цепляться за прах минувшего, не понимая, что никому кроме нас нет до него дела. Память человеческая коротка, и что вчера было ложью — сегодня воспринимается, как правда. Поэтому мне нужны те документы, нужна Лилия.

— Ты уговариваешь себя. Ищешь повод пристать к одному из двух берегов: простить или вычеркнуть совсем. Плохо, что она выжила, умерла — тебе было бы легче. Но суть в том, что она жива и ты уже «пристал» к берегу. Тебе жалко, ты простил, ты «передумал», и очень хочется понять: почему, — тихо заметил Рус, чувствуя себя раздавленным, разбитым и искореженным как БМП после боя на Северном в Грозном. — Ты хочешь все вернуть, остановить ту пулю. Но она уже выпущена.

Зеленин поднялся и пошел к выходу: на этот раз он уйдет.

— Ты поможешь?

Руслан остановился. Постоял и качнул головой:

— Нет. Это не моя «война» — твоя. Ты сам сказал — война внешняя, отражение внутренней. На этот раз каждый из нас будет сидеть в своем окопе и решит свои проблемы сам, своей головой, своими руками и своими «боеприпасами». Прощай. Еще раз проявишься, я тебя убью, — предупредил спокойно и уверенно. И был уверен — иначе не поступит. Им больше не о чем говорить, не зачем видеться. У каждого свой груз на совести и каждый понесет его сам. Больше не получиться переложить его на чужие плечи. Никому. Никогда.

Руслан вышел.


В душе как в склепе было: сыро от слез, тихо от горя и холодно от осознания капкана, в который загнали сразу сотни тысяч жизней, как на бойню, перекалечили, перемололи и выплюнули — живите, как можете, как хотите. А не можется, не хочется.

Руслан сидел в машине и курил одну сигарету за другой, словно решил умереть от отравления никотином. Но не помогало, не спасало.

"Бутылку бы водки литров на двадцать", — подумал, глядя на малолеток, что, потягивая пиво из горла бутылок со смехом и прибаутками устроили показательные выступления на скейтах.

"Арслан был прав — Вита — Ночная птица", — билось тупо в голове.

Почему он поверил ему сейчас? Да потому что все встало на свои места, слало ясно, понятно. Слишком понятно. Слишком ясно. Слишком близко знакомо. Обычная схема "ловли блох". Слова разные — мотив один. Именно так в плену ломали, брали за живое и раскатывали, а потом то, что оставалось от человека пользовали в свое удовольствие. Страх смерти на удивление превалирует в человеке над всеми другими качествами, он диктует, он руководит, он превращает его в раба, нелюдя. Зверя. А ведь зверю это качество незнакомо. Отчего же человек ставит свою жизнь превыше жизни других и трясется за нее, словно она только и есть у него, и ни души, ни сердца, ни чести, ни долга, ни любви, в конце концов. И подумать: лучше умереть, чем так жить, ведь живешь дни, недели, месяцы, года, а умираешь раз, порой за миг.

Впрочем, что он хочет от девчонки, одинокой запуганной, не сумевшей нести ответственность за себя, а уже получившей на плечи ответственность за отца, если он, Рус, здоровый, считающий себя достаточно сильным, не выдержал и пошел наповоду Арслана?

Судить так обоих.

Судить, так всех.

Каждый выбрал тогда по себе, своему вкусу и своей силе. Одна предпочла смерть, другой жизнь. Один выкупил их, другая — собирала, как дань. А прокурор один — пуля.

Тогда, а сейчас?

Нет, с документами понятно — лежать им век, где лежат. От греха, от алчных рук и глаз подальше. Но Вита. Вот он ключ, что рано или поздно достанется этим рукам, попав в поле зрение этих глаз. Не Арслан так другой протянет к ней лапу и получит шифр, а с ним документы.

Путаница в голове, путаница из обрывков мыслей, воспоминаний, попыток логически рассудить и найти выход, и эмоций, чувств, что некстати зашкаливают Зеленина.

Больно, до безумия больно осознавать, что его любимая женщина — снайпер, банальный убийца положивший Белянина, Пашу, лейтенанта Буслаева и множество других.

И можно найти оправдание, как всегда. На все случаи жизни они находятся без заминок в успокоение себя, но тут испарились разом и само естество претит и вопит против кощунства — найти их. Да и нет оправданий, нет. Как нет возможности спокойно вернуться домой, обнять девушку и с трепетом слушать ее болтовню, вглядываться в синие глаза, любуясь их чистотой и глубиной. Повяли они, и он с ними. Никогда уже не будет, как было. Возможно, он сможет обнимать Виту, сможет смотреть в ее глаза, пить чай за одним столом и даже улыбаться на ее высказывания, вот только лепет больше «милым» он не назовет, в глазах же вольно или невольно будет искать тени погибших, не свою пулю — ее, не свое раскаянье — ее. А его нет, не будет. Она не помнит, потому будто и не знает. Судьба сама укрыла ее сознание и поместила в маленький мирок, где, как и в снайперском прицеле, есть только тени.

Бросить он ее не сможет, но жить с ней — выше его сил. Те тени встали меж ними и не уйдут, пока жив Руслан, жива Виталия.

А повернись судьба — ее возьмут люди Арслана, другие? А повернись — она вспомнит что было? Ему одной ее хватило…

Теперь их сорок и одна и все как будто смотрят на него: "что, товарищ старший лейтенант? Как живется тебе, можется"?

Зеленин выкинул окурок в окно, завел машину и поехал. Купил литровую бутылку водки и молча вломился к Лене. Так же молча взял стаканы, открыл бутылку и наполнил их до краев. Взял один и хотел махом закинуть в горло, но сдавило его, сжало так, что даже зубы свело. И понял — даже выпить не судьба. Грохнул стакан на стол, расплескивая спиртное и, осел на табурет. Вымотан, высушен — убит.

— Н-да-а, — протянул Леонид. А больше и слов нет ни у того, ни у другого. Так и сидели в тишине в попытке то ли день скоротать, то ли как-то напиться.

— "Я убит подо Ржевом", — прошептал тихо Руслан, вспомнив вдруг стихи, что учил еще в школе. — "В безымянном болоте, в пятой роте

на левом при жестоком налете.

Я не слышал разрыва, я не видел той вспышки

Точно в пропасть с обрыва и ни дна, ни покрышки

И во всем этом мире до конца его дней

Ни петлички, ни лычки с гимнастерки моей

…………………………………………………

Летом в сорок втором я зарыт без могилы

Всем что было потом, смерть меня обделила

Всем, что может давно вам привычно и ясно…

Но да будет оно с нашей верой согласно…

………………………………………………

Я вам жизнь завещаю, что я больше могу?"

— Мертвым ничего не надо, правда? — спросил у друга.

— Но есть живые. И им нужно за себя и за мертвых.

Рус прикрыл глаза ладонью, сжал переносицу пальцами:

— Ты прав.

— Друга боевого встретил?

— Прах потревожил. Думал — пепел, а он живой.

— Неладно с тобой, старичок. Сам на себя не похож — маешься. Оставайся-ка ты у меня, поспи. Мои до среды не явятся. В тишине и покое глядишь, в себя придешь.

— Это вряд ли. Поеду, — оглянулся на выход — а что приезжал?

— Останься. Не надо тебе за руль в таком состоянии.

— Я не пил.

— Это и тревожит. Выпил бы — слова не сказал, а ты только стакан ладонью греешь. Самая плохая примета, если выпить хочешь, а не можешь.

— Муторно мне Леня, так худо, что хоть живым в гроб.

— Из-за Виты своей, что ли?

Рус поднял на него взгляд тяжелый, тоскливый:

— Жалостливая она, красивая, только… мертвая.

— Не понял? — насторожился и испугался Иванов. — Ты с ума не сходи!

— Да успокойся, — отмахнулся, поморщившись и осознал четко, бесповоротно: нельзя все так оставлять, нельзя просто уйти — кому-то нужно поставить точку. И некому кроме него. — Поеду, — поднялся.

— Рус?…

— Все нормально Леня, я в порядке, правда.

— Ты что приезжал-то? — спросил его мужчина уже у порога. Зеленин повернулся к нему и долго смотрел, словно пытался на лице ответ прочитать:

— Поговорить хотел, напиться, да язык тяжелый, не поворачивается, а водка не пошла.

— Может коньяк или вино?

— Это уже без меня, — улыбнулся вяло, потрепал друга по плечу и вышел из квартиры.


Страшная штука — совесть. То молчит, то кусает, то поедом ест, и не скрыться от нее, не сбежать. И как каторжник влачишь ее кандалы приговоренный никому невидимым то ли другом, то ли врагом.

Страшная вещь. Страшнее только время. Оно пожирает все, от первого твоего вздоха, от чистоты материнского поцелую до первой неумелой лжи, от целого сонма цивилизаций до единичной жизни. Оно поглощает и себя, глотая века как косточки от вишни, не замечая и стирая память других. Век, тысячелетия, наполненные миллиардами жизней, миллионами чаяний, надежд, мечтаний, иллюзий, побед и огорчения, сотнями мировоззрений, философий, стремлений в заоблачную высь, десятками принципов. Все стирается, все умирает. Остается не дань прошлому, огромному миру, что что-то строил и ломал, дань уважения тем, кто жил до тебя — только твой мирок, маленький и хрупкий, ничтожный по сравнению с тем, что уже исчез вместе со своими жителями. И он исчезнет точно так же, незамеченный, ненужный никому, как только ты уйдешь.

И в чем ценность маленького мирка, если не каждый понимает что он был частью большого, не каждый задумывается, сколько этих маленьких мирков составляло тот огромный мир что изучают по историческим дисциплинам?

История как зеркало отражает в глазах цивилизации маленькую ее ячейку — человека. С начала времен идут войны, ведутся бои и колоссальные сражения. С начала времен, с рождения человек ведет войну с собой и миром, в который пришел.

Взятие Трои, как взятие первого рубеж — первого достижения, пусть маленького, всего лишь встать на ноги и шагнуть.

Междоусобицы, как постоянные метания между двумя полюсами внутри личности, бег от «нет» к «да», от «плохо» к «хорошо».

Великая Отечественная, как выбор между добром и злом, как проверки на прочность что устраивает жизнь и сам человек.

Вопросы, что он задает с рождения, и ответы что ищет до самой смерти, как спортивное состязание, таймами — периодами жизни от первого шага, до последнего вздоха.

Сколько таких? Весь шар земной. Но хоть один задумался, что было до него, с тем, кого уже нет? Сколько из миллиардов живущих помнит умершего, безвестно канувшего в горниле времени и точно такой же битвы то ли с собой, то ли с самой жизнью? Кто задумался, как он жил, чем? Кто хоть раз подумал, что идет уже проторенной дорогой, решает уже кем-то решенное, мечтает о том, что кто-то уже получал, набивает «синяки» и «шишки» на тех же местах и точно так же как тот, кого уже нет?

Один и тот же путь от Спарты до Пиночета, от мещанина до бизнесмена, от короля до президента. Дорога в пять — десять тысяч лет и что?

Что опыт человеческий, если ничто и опыт человечества?

Кому есть дело до него, кому до мира, кому до соседа?

И разве правильно это, разве так и надо?

Руслан сам не понял, как оказался в храме, как приехал сюда и зачем?

Стоял и смотрел на лики святых, пытаясь угадать, по ком скорбят их лица и глаза.

Смотрел на них, а видел мальчишек. Дым, огонь, кровь, трупы. Обстрелянное здание с изъеденными пулями и осколками стенами и мальчишку, что крался прижимаясь к ней и прижимая к груди оружие. Так велено, так приказали, а дома мамка, сестренка и девчонка. Друзья курят сигареты, усевшись на подоконник в подъезде, пьют вино и играют на гитаре, ломким голосом выдают трепетные рулады о дружбе, мужестве, о верности девчонки и стойкости пацана. Смеются, шутят и обсуждают последний тайм, последний поцелуй, последние новости и будущее — планы. Он был средь них еще три месяца назад и так же лихо врал о первых победах на личном фронте, и так же в затяг, «по-взрослому» курил, и щурился, смеялся, надеялся, мечтал. Он и сейчас мечтал, но о другом, он и сейчас — был, но уже ими был забыт. И миг, тихий «вжик» — он стерт из памяти не только друзей — отцов командиров, земли.

Его будто и не было. Вдуматься: жил ли?

Пуле все равно, она берет свое и только, как тот солдат, которого приговорила на безвестный прах и тлен в сердцах, умах и жизни большого мира, всего лишь выполняет приказ. Приказ руки, хозяин которой такой же, как и тот, кого он убил.

Так в чем же разница и в чем справедливость?

В чем суть войны, какой бы не была она?

И кто напомнит о погибшем мальчишке, кто за него ответит, кто за него дойдет? Кто дань ему отдаст?

Молчат святые.

— Свечечку-то надь? — заботливо поинтересовалась богообразная старушка.

Руслан с минуту думал, прежде чем кивнуть и получил в руку свечу.

— За здравие али за упокой? — полюбопытствовала вновь пожилая женщина.

Зеленин посмотрел в глаза Христа и тихо молвил:

— За упокой.

Не отпустить ему Виту и не оставить, не простить и не обвинить, как не забыть ни ее, ни того что она сделала.

Арслан не в счет, Арслан еще оплатит счет. Судьба мудра и мешкая не забывает, а лишь увеличивает наказанье. Оно будет. Каждый получает по заслугам, каждый платит за все от лжи до алчности, от скверны до предательства, от маленькой нелепой обиды, до большого преступленья. Один сумой, другой здоровьем…

"Теперь мой черед?"…

— Кому ставишь-то: родственнику али знакомому?

— Всем, — бросил глухо. — Тем кто не дожил и не долюбил.

"Их нет, но я остался. Не помнят их — не знали, но я-то помню, знал".

Не велика ценность — свечу за упокой затеплить. Не долг отдать — совесть свою успокоить. А та, зараза, скребет душу, царапает сердце напополам с тоской.

Кануло, но разве что-нибудь забыто? Погибли и давно истлели пацаны, палач их оплатил за смерти двенадцать лет бредя через туман в голове, трясясь в эпиприпадке и забывая что было пять минут назад.

И все? Забыть и вычеркнуть? Возможно тот, кто не слышал, с каким самозабвеньем и трепетом читал стихи Белянин — смог бы, тот, кто не являлся командиром «Тимура», не хлебал из одного котелка с Буслаевым и не пил с ним за рожденье его сына под свист пуль, тот, кто не читал писем тому, кто уже погиб. Тот, кто не пытался обмануть судьбу — оплатить счет на миллиард грошом — пулей.

А он не сможет.

Уйти? Не по нему. Остаться и сглотнув горечь и припорошенную пеплом прожитых лет ярость от подлых снайперских вылазок, остаться с Витой? Смотреть, как она мучается, мучаться самому, чувствуя себя в двойне предателем и трусом и бегать от Арслана, спасая девушку, вернее то, что хранит ее зыбкая память? Спасать предателя от подлеца, спасать слабого от более слабого, плача от палача?

Зеленина передернуло.

Не стоит.

Отдать Дгаеву, устроив Вите второй круг ада, и вновь под прицел поставить пацанов. А так и будет рано или поздно — документы. Арслан не оставит свою попытку завладеть ими. Власть малой крови не боится, большой же укрепляется, жиреет на чужих жизнях, как младенец на мучном.

Есть еще один выход. Он оплатит все счета один. За всех. Душа иное отвергает и совесть меньшей платой не прельстится.

Больно, но правильно. Выхода иного нет.

Зеленин поставил свечку и вышел из храма.


"Черно. Птица клацает", — вспомнились слова девушки. Зеленин волосами тряхнул и уставился на свет в окнах своего дома.

Там Вита. Там птица, что унесла жизни сорока парней. И кто он ей теперь, она — ему? Как зайти в дом, как посмотреть на девушку? Что сказать? Слов нет — пусты они, желания идти на свет окна — нет.

Мужчина вылез из машины и открыл калитку.

Андрей маялся на крыльце, курил.

— Ты долго, — заметил.

— Так получилось, — отвел взгляд.

— Как встреча?

— Нормально.

— И что?

— Ничего. Все хорошо, — оттер мужчину плечом от двери и прошел в дом. Руслан не хотел видеть Виту и все же невольно искал ее. Она сидела на кухне, слушала радио, пила чай и рассматривала журнал «Автолюбитель». Милая, домашняя девочка, трогательная и беззащитная. Такая же жертва, что и те мальчики, которыми она платила дань своему палачу — себе самой, своему страху и жажде жизни. Слабости, что сотни у людей, но платят как всегда за них другие. Любви к отцу — слепой, щенячьей, в которой ни себя и ни его не видно.

А стоило ли?

В этот момент он простил ей все и понял, что действительно сильно любит ее. Слишком сильно, чтобы заставлять дальше платить за содеянное.

— Привет, — бросил тихо.

— Здравствуйте, — улыбнулась.

— Опять не помнишь меня?

— Должна? — нахмурила лоб, в попытке вспомнить и обрадовалась. — Рус! Тебя так долго не было! Где ты пропадал?

— Дела, — отвернулся: невыносимо было смотреть в ее глаза, видеть бесхитростное лицо, на котором лишь детская чистота и ни грамма порока. "Пусть она такой и останется. Пусть такой и останется. Она уже заплатила и заслужила забвение и покой". А в горле ком.

— Хочешь чай?

— Нет.

— Устал? — заботливо заглянула в его глаза, ладонью накрыл его руку. Он сжал ее, желая сохранить тепло девушки еще на миг или век.

— Не устал.

— Выглядишь усталым.

— Скорее разбитым, — вымучил улыбку.

Девушка скользнула к нему на колени и обняла за шею, доверчиво прижавшись:

— Я заберу твою усталость. Я очень люблю тебя, Рус, очень, очень.

Руслан зажмурился и невольно до боли сжал Виту, крепче прижимая к себе.

Как больно, как безумно больно.

И понял в миг — та встреча стала роковой и для нее. Случись иначе чем пуля и полет с обрыва, возможно, одна любовь бы перебила другую и… Поздно было б даже и тогда. Груз слишком тяжек, слишком жуток.

— Первая любовь, она как выстрел…

Девушка вздохнула:

— Я помню твои глаза, всегда помнила, — прошептала, добавляя мук Руслану.

— Почему? Почему?! — простонал и будто взывал к самим небесам.

— Ты пытался спасти меня, освободить…

"Я стрелял в тебя".

И понял — она приняла смерть за свободу, а его за освободителя.

А дальше лучше не думать, главное — не думать!

— … Я увидела твои глаза и поняла — только ты можешь, только ты… Не страшно. Нет темноты, нет печали, только небо как зал ожидания, в котором собираются те, кто дорог, но далек был. Там так спокойно, так тихо, что кругом голова. Я знала, там мы встретимся, там знала. Я оказалась права — ты здесь. Наверное, мы и встретились лишь затем, чтобы я сказала тебе это.

У Зеленина душу выворачивало. Он осторожно отодвинул девушку, заглянул в ее глаза, убирая непослушную прядку, что упала на них. Скорбь, мучительная как пытка и мольба об освобождении были в них и доверие полное, безграничное.

"Что же ты чувствовала, Вита? До какого пика боли дошла? Одинокая "Ночная птица"… А не жалко — тоскливо только. Сорок человек, сорок пацанов!… И какие-то гребанные документы, что взывают к продолжению кровавой дни…

— "О чем поет ночная птица"…

— "Одна в осенней тишине. О том, с чем скоро разлучится и будет видеть лишь во сне, о том что завтра в путь неблизкий, расправив крылья полетит, о том что жизнь глупа без риска, и правда все же победит. Ночные песни птицы вещей мне стали пищей для ума. Я понял вдруг простую вещь, мне будет трудно с ней проститься. Холодным утром крик последний лишь бросит в сторону мою. Ночной певец, я твой наследник — лети я песню допою", — пропела тихо девушка и коснулась его губ своими губами.

— Наизусть песню знаешь?

— Моя любимая, — сникла и расстроилась отчего-то.

— Тебе плохо?

— С тобой? Нет. Я знаю, ты спасешь меня от темноты, точно знаю, ты затем и пришел.

Сердце Руслана сжалось: он понял чего она хочет. Всего на миг на душе стало неуютно и холодно, а потом как оттепель — осознание: она права. И он знал, что иного финала быть не может. К нему он и готовился.

И прощался с ней.

Минута тишины, чтобы собраться, чтобы принять, оплакать и сказать последнее: «прости». А большего не надо, иначе он вновь станет подобием Арслана, предаст себя, ребят, которые верили ему.

— Прогуляемся?

Вита с готовностью закивала и ушла с колен.


— Куда вы на ночь глядя? — удивился Андрей, увидев как они выныривают в ночь из дома.

— Посмотрим огни ночного города.

Вита опять кивнула расцветя улыбкой. Мужчина насупился, но спорить не стал, проводил пару до машины и долго смотрел вслед удаляющимся огонькам фар.


Рус вел машину по городу, куда глаза глядят, но как-то так вышло, срослось, что выехал он на набережную и остановился у моста. Долго смотрел через лобовое стекло на обелиски с фонарями у парапетов.

— Этот мост называют "мост Павших", — сказал тихо и распахнул дверцу. — А почему — никто не знает.

— Потому что здесь ночь падает с обрыва в воду, — выдала Вита и улыбнулась ему тепло и понимающе. Она словно догадывалась зачем он ее сюда привез, но не боялась, а ждала приговора с готовностью принять от «судьи» любой вердикт.

Тошно от того, но он и она знали, что по-другому не будет.

В душе Руслана было тихо, безветренно, как на улице и так же темно, если заглянуть вдаль — в глубину. Он помог Вите выйти из машины, и пошел с ней вверх, по мостовой мимо запоздавших прохожих, целующихся парочек. Вита остановилась у перил, подставляя ветру лицо и зажмурилась от приятного прикосновения, еле слышного дуновения.

— Красиво, — прошептала, глядя вдаль, в темноту разбавленную цепью ночных фонарей, огней вывесок и витрин, их отблеск в темной глади воды.

— Красиво, — согласился Зеленин и повернул девушку к себе, заглянул в ее глаза — темные, в цвет ночи. — Кто такая "ночная птица" — ты помнишь?

Девушка задумалась, хмуря брови:

— Она поет.

— О чем?

— О ком. О чем — она плачет. Плачет о том, что правды нет, она иллюзия, а ложь — реальность. А смерть, что жизнь, а жизнь, что смерть. Ночная птица знает об этом. Она клацает, спасая душу от темноты и унося ее в небо, где светло и спокойно.

Рус провел рукой по лицу девушки — а ведь оно живое. Оно чувствует, кожа теплая, нежная. Дитя да и только.

— Что же ты наделала девочка? — прошептал.

Пусть она не понимает, не помнит, пусть имеет любое веское оправдание — он помнит, он знает и понимает. И ему не найти покоя ни с ней, ни без нее, но и ей тоже, как не найти оправдания ни для себя, ни для нее перед теми, кто погиб… Двенадцать лет так или иначе каждый из них платит за содеянное. Он меньше — она больше. Справедливо. Вот только больно.

Сейчас, в этот момент в его душе схлестнулись долг и любовь, и последняя победила. Пальцы еще ласкали лицо Виты, глаза вглядывались в ее глаза, запоминая, а вторая рука уже достала нож из-за пояса брюк на спине.

"Я люблю тебя, я слишком сильно люблю тебя, чтобы оставить в живых".

Он не думал, не решался, не жалел, не сомневался, он четко знал — иного пути нет. Для него. Для нее. А значит нельзя думать, нельзя сомневаться. Долг солдата никто у него не отнимал. И все что он может дать погибшим братьям — справедливость и заверенье, что та «мясорубка» в которой они сложили головы, не повторится. А ей дать долгожданный покой. Пусть ему он не сниться, но с нее достаточно.

— Я люблю тебя. Я хочу быть только с тобой, — призналась, обливая своим шепотом его душу тоской.

"Я буду с тобой, любовь моя, только с тобой. Но не в этой жизни. Здесь война и нет места чистоте."

— Прощай, "Ночная птица", — прошептал. — "Лети, я песню допою"…

Нож вошел точно в сердце, не вырвав даже вскрика. Глаза девушки еще не погасли — хранили чуть удивленное и радостное выражение, а тело уже скользнуло вниз, на мостовую.

Зеленин смотрел на мертвую девушку и ничего не чувствовал, кроме отупения, отголоска тоски, ноющей боли в душе и сердце. Он был прав, он не мог поступить иначе и, этим было все сказано, вот только этого и было безумно жаль. Нож с именной гравировкой и его отпечатками пальцев лег ей на грудь, как цветы к памятнику погибшим.

"Прости, как я тебя прощаю. Ты ответила, теперь отвечать мне".

Посмотрел на замершую в шоке парочку невдалеке и спокойно сказал:

— Вызывайте милицию.

Парень рванул прочь с моста, утаскивая за собой икающую от страха девушку, а Зеленин достал сигарету и закурил, чувствуя, как холодок ночи прокрадывается под пиджак и рубашку. А может сожаление, боль утраты и самой жизни, промелькнувшей как миг.

Синие глаза, теперь точно мертвые, обрели покой, а значит и он вместе с ними. Впрочем, были ли они живы? В том мире, в котором они жили им не было места, и видно потому, они мстили живым за свою омертвелость. И слабость, которой в каждом, если рассудить, предостаточно. Вита не смогла решить, не смогла быть сильной, как и он тогда, но теперь ему пришлось. За себя, за нее.

"Ну, вот ты и встретилась с отцом, девочка. И с мальчишками, что тенями проходили через твой прицел".

Он подкурил вторую сигаретку и услышал вой сирены, скрип тормозов, топот ног по мостовой.

Парни в серой милицейской форме нацелили на него стволы:

— Руки!

Рус показал сигарету: дай докурю.

Его спокойствие обескураживало и нервировало. Молодые переглянулись не решаясь палить, брать его на абордаж, было в нем что-то такое, что заставляло пойти на уступки. Один нерешительно протянул наручники, другой затоптался, чуть отпуская дуло короткоствольного автомата, третий вовсе убрал его за плечо.

Мужчина в штатском присел на корточки у трупа, оглядел его и хмуро уставился на Зеленина:

— Ты ее?

— Я.

— За что? — прищурился, окинув взглядом крепкую фигуру мужчины, дорогой костюм, невозмутимость физиономии.

Зеленин щелчком отправил сигаретку через перила моста в воду и ответил:

— Была такая война, чеченская, она на ней снайперские песни пела по ночам. Сорок душ забрала ее песня.

Мужчина протяжно вздохнул, закаменев лицом, и выпрямился, раздумывая с хмурым видом над словами Руса. А тот протянул руки сержанту, отдавая их наручникам. Щелчок раздался нехотя и вяло.

— Ты хоть понял, что натворил? — тихо спросил его мужчина, шагнув навстречу.

— Да.

— Не жалеешь?

— Я сделал, что должен был сделать. А чтобы ты сделал на моем месте?

Мужчина молчал, глядя в даль — у него не было ответа на этот вопрос. Он тихо бросил:

— Уведите, — и отвернулся к парапету моста, туда, где в ночной воде купались огни города. Сонного, но живого, чего-то ожидающего, о чем-то мечтающего, кого-то зовущего, кого-то отвергающего.

Он не ведал того, что произошло, как не ведал того, что происходило когда-то далеко далеко от него. Слышал, но не знал.

А он, капитан Семенов — знал. А еще тысячи, сотни тысяч живых и мертвых, что прошли кровавую бойню Чечни. И остались там навеки вместе, хоть одни и живут, а другие «спят».

— Чего он там сказал? — поинтересовался молоденький сержант.

Семенов глянул на него через плечо:

— Тебе не понять, сынок. Бог миловал, — и вздохнул, искренне пожелав. — И не дай Бог понять.


Зеленин шел легко и уверенно, спокойно сел в машину — на душе не было тяжести. Рус чувствовал благословенный покой, о котором мечтал все последние годы. Он выполнил свой долг. Он точно знал, что сделал все правильно, поступил, как должен был поступить. Его война, наконец, закончилась. Но победил он или проиграл — не думал. Это было уже неважно.


Мертвые не возвращаются и ничего не просят, но живым нельзя о них забывать, иначе они сами станут мертвыми.

А срока давности у войны нет.


9 июля — 21 июля 2007 г


Первый «эшелон» бьет боевиков и делиться с мирными жителями продуктами, если у самих есть. Второй — ничем не делиться, а в дом входит только после того, как кинет внутрь гранату. Третий — приходит в село с сумками и забирает у жителей все более менее ценное (в основном милиция).

У командиров, начиная с комбата и ниже не имелось карт в частности Грозного. Радиосвязь была парализована из-за неразберихи в эфире, что в свою очередь сказывалось на взаимодействии войск. Так бронетехника оставалась без поддержки пехоты, а пехота без поддержки бронетехники.

Специальная тактика. Били по ногам выбранной цели, а когда за раненным пробирались другие, опять били по ногам, чтобы затем уничтожить всех разом. Порой до пяти человек попадало на такую «уловку».

На начало 95 года фактически все офицеры в звене взвод — рота были выбиты снайперами.

Таким образом, потери были огромными, не смотря на то, что войска были экипированы бронежилетами, а больший процент смертности раненых приходился на ранения от снайперского огня и осколков.

Реальный факт. Ноябрь 1991 г. А уже 26 ноября того же года Дудаев издает указ как можно быстрее вооружаться и вводит запрет на перемещение техники и вооружения за пределы Чечни.

Барт — Единство. Первое политическое течение Чечни, что стало базой для будущего формирования Вайнахкской демократической партии. Оно выпускало газету с аналогичным названием с целью " политического просвещения масс", носившего националистический и пропагандистский характер. Первые газеты были выпущены в Риге в мае 1991 г. И уже в июне дудаевцы определили свое отношение к СССР: только выход из него по образцу прибалтийских республик.

Павел Матев. Болгария. 1924 год.

Клан

Строчка из песни из репертуара Трофима.

Пехота

Так "за глаза" называли тех, кто призывался в армию в офицерском звании после институтов.


А.Твардовский.


home | my bookshelf | | О чем поет ночная птица |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу