Book: Огненная буря



Огненная буря

Патриция Уилсон

Огненная буря

Глава 1

Алисса взглянула на часы и выразительно вздохнула. Она появилась слишком рано, а поскольку Кэнди всегда опаздывала, ей явно предстояло долгое и унылое ожидание. Алисса не любила сидеть и разглядывать незнакомых людей. Она была не из тех, кто может расслабленно потягивать аперитив в обществе тех, кого она не знает и никогда больше не увидит. Она предпочла бы чем-нибудь заняться.

Она повернула руль вправо и вскоре выехала туда, где еще не бывала. Ее взгляду открылась тихая улица, находившаяся в нескольких минутах езды от оживленной магистрали города. Пораженная тем, что в центре города могут быть такие уголки, Алисса с любопытством огляделась. Настоящая тихая гавань посреди лондонского хаоса. Просто удивительно, как она не видела этого местечка раньше, и нашла его лишь потому, что захотела как-то убить время. Запел мобильный телефон. Он находился на дне сумочки, поэтому ответить сразу не было никакой возможности. Она свернула в сторону с небольшой зеленой аллеи и припарковала машину. Она могла поспорить на что угодно, что это звонит сестра. Хочет удостовериться, что она не забыла о предстоящем обеде.

– Ты едешь? – Как обычно, в голосе Кэнди звучали материнские интонации, тревожные и суетливые.

– Я как раз собираюсь пробиться на главную улицу.

– Мне бы не хотелось, чтобы ты употребляла такие выражения. Будь осторожна, у тебя еще много времени, совершенно нет никакой необходимости глупо рисковать.

Алисса подавила смех, когда он уже был готов сорваться с губ. Глупо? В ней нет ничего, что свидетельствовало бы о глупости. Она назвала бы себя человеком, действующим хладнокровно и эффективно. А Кэнди она назвала бы забывчивой. Ее сестра – замечательная жена и мать. Она годами мечтала лишь о том, чтобы выйти замуж за Боба и завести детей. Она занималась тем, чем занимаются счастливые замужние женщины: готовила вкусную еду, ездила по школьным делам, когда была ее очередь. Ходила на родительские собрания и была хороша как картинка, когда Боб приходил вечером домой.

Алисса считала все это очень милым, очень скучным и несколько пугающим. Золотая клетка, в которой нет места приключениям. Она не испытывала никакого желания попасть в подобную тюрьму, устланную бархатом. Насколько ей было известно, мужчины – закоренелые трусливые эгоисты, постоянно ищущие кого-то, кто бы стирал их рубашки и готовил обед из трех блюд.

Она прекратила слушать, когда Кэнди пустилась в долгий рассказ о ком-то из соседей. Сестра явно забыла, что они собирались, встретиться за обедом. Как обычно, ей просто не терпелось что-то рассказать Алиссе.

Кэнди могла говорить, не требуя ответа. Алисса научилась отвлекаться в такие моменты еще тогда, когда они были детьми. Достаточно было притвориться, что она слушает. С тех пор как Кэнди приобрела гордый статус домовладелицы, Алисса уже выслушала несколько похожих рассказов, отличавшихся друг от друга неправдоподобными деталями. Кажется, это были именно те волнующие события, которые происходили за стенами бархатной тюрьмы. Алисса заставила себя прислушаться к тому, что рассказывала ей сестра.

Мимо ее машины медленно проехал черный «форд». Он остановился почти напротив, но Алисса едва взглянула на него. Кроме ее машины и машины напротив, дорога была пустынна. Большие дома, такие тихие, что они вполне могли оказаться и нежилыми, располагались далеко за воротами, охранявшимися с помощью видеокамер. Деревья в громадных садах, прилегавших к этим домам, составляли изящную цветовую гамму. Внизу располагались цветы и хорошо выстриженные газоны. На некоторых газонах виднелись длинные мачты. Во всем чувствовалось старательно оберегаемое уединение.

Никакое иное место Лондона не могло бы сохранять такое спокойствие солнечным утром, в то время как в остальной части города кипела работа. В этом тихом месте, от которого так и веяло большими деньгами, невозможно было себе представить шум, суету и движение. Алисса сделала гримасу. Эти дома принадлежали очень богатым людям, наверное, щепетильным и скучным. Она представляла себе, как миллионеры обедают в одиночестве, подозрительно рассматривая суп холодными глазами.

Она представила себе слуг, ждущих момента, когда они понадобятся, и надеющихся, что повар ничего не перепутал. Нет, тут должен быть шеф-повар. Она внесла коррективы в картину: заменила простого повара на шеф-повара в высоком колпаке. Она представила себе, что у него французские усы, и тотчас же прониклась к нему сочувствием.

Как же тяжело им приходится, когда на улице светит солнце, а на деревьях поют птицы!

Из калитки маленького парка вышли двое детей. Явно это был частный парк, предназначенный исключительно для жителей этой изящной улицы, – после того как дети вышли, показалась молодая женщина в серой форме и закрыла калитку.

Алисса наблюдала за ними, а Кэнди все говорила и говорила. Периодически Алисса издавала звуки удивления или соболезнования, когда это требовалось, но все ее внимание было приковано к детям.

Они были довольно-таки симпатичными. Маленькой девочке было лет пять, ее золотистые локоны переливались на солнце. Мальчик был старше, ему было лет восемь, и его внешность резко контрастировала с внешностью девочки. Волосы у него были черными, а вид – несколько важным.

Алисса наблюдала за тем, как они шли вверх по улице, с профессиональным интересом учительницы. Девочку вела за руку молодая женщина. Алисса подумала, что это няня. Наверное, дети живут в одном из больших домов на этой улице. Скорее всего самоуверенность мальчика объясняется именно этим. Кэнди почти выговорилась и уже заканчивала свой рассказ, а Алисса никак не могла оторвать взгляда от детей. Девочки, которых она учила, были гораздо старше обоих, тем не менее она сравнивала их, удивляясь тому, как девочка может быть такой веселой и прыгать рядом с няней, в то время как мальчик чопорно вышагивал рядом, не издавая ни звука.

Она увидела, как перед ними открылась дверь черного «форда». Оттуда вышел какой-то мужчина и тут же наклонился обратно к машине. Алисса не обратила на это внимания: кажется, он слишком широко открыл дверь и мешал движению. Она видела, как люди проделывали подобные глупости сотни раз.

Дети двинулись, чтобы обойти препятствие, разбившись по одному. Все было естественно, и Алисса наблюдала за происходящим с улыбкой. Они были хорошо одеты и хорошо воспитаны – просто дети с картинки. Мужчина неожиданно подпрыгнул и схватил мальчика. Водитель запихнул отчаянно отбивавшегося ребенка на заднее сиденье. Схватить девочку оказалось не так просто, да и няня была настороже. Она начала кричать и крепко вцепилась в малышку, тоже кричавшую высоким голосом. Заставить няню отпустить ее было совершенно невозможно, да и мальчик присоединился к их крикам.

– Бей ногами, Салли! Кусайся!

Его крики разносились по улице, пока он пытался высунуть голову из машины. Его втянули внутрь, а когда девочке попытались зажать рот рукой, она укусила эту руку. Мелкие острые зубы впились в руку, схватившую ее. Мужчина отпустил девочку, увидев кровь, выступившую на руке.

– Ах, ты, маленькая!..

– Брось ее!

Услышав приказ, мужчина хлопнул задней дверью и прыгнул на сиденье. Машина отъехала, мальчик остался внутри, а водитель смотрел только на дорогу. Малышка все еще кричала. По ее лицу катились слезы. Мальчика увезли.

Алисса была настолько шокирована, что не могла пошевелиться. Все случилось так быстро, что она едва верила своим глазам. Потом она крикнула в трубку, что ей нужно ехать, выключила телефон и завела двигатель.

Она только что видела похищение. Она была ошеломлена и не верила в то, что произошло, но инстинкт подсказал ей, что надо делать. Она проехала мимо няни и плачущего ребенка и последовала за похитителями.

«Форд» свернул на оживленную улицу, шофер набрал скорость, и машина затерялась в суматохе полуденного Лондона.

Шофер был доволен. Одного ребенка было вполне достаточно. Он не обращал внимания на мальчика – на такой большой скорости не убежишь. Во всяком случае, для этого ребенок слишком напуган.

– Эта нянька меня видела. Никто не видел, что ты сидел в машине. – Шофер раздраженно взглянул на соседа.

– Ты нервничаешь из-за того, что я видел, как ты разбил окно и выставил себя напоказ? И меня запомнили, но мне все равно. Темпест не будет звонить в полицию. Он заплатит. Мы вернем ребенка, и все закончится. Возьми себя в руки.

– Ты мог бы все сделать, а я вел бы машину. Там была женщина в машине. Она тоже сможет меня опознать.

– Она говорила по телефону. Когда женщина болтает по телефону, она ничего не видит. – Он раздраженно взглянул на собеседника. – А теперь закрой рот, черт тебя побери. За это тебе заплатят больше, чем за полгода работы. Десять минут – и все кончено.

* * *

Алисса следовала за ними среди множества машин, моля Бога, чтобы ее не заметили. Ей следовало позвонить в полицию, но она боялась, что похитители ускользнут от нее и просто скроются из виду. К тому моменту как они добрались до светофоров, она рискованно увернулась от такси. Она сумела объехать еще одну машину и теперь находилась точно за похитителями. Зажегся красный свет, они остановились. Снова повинуясь собственной интуиции, Алисса выскочила из машины и бросилась вперед. Она распахнула заднюю дверь «форда» и потянулась за мальчиком.

– Быстро. Ты в безопасности, я тебя держу. Скорее, – крикнула она.

К ее великому облегчению, он тут же вылез из машины, увернувшись от пораженных мужчин, пытавшихся схватить его. До того как успел переключиться свет, она успела посадить мальчика в машину и закрыть все двери. Все случилось в течение нескольких мгновений, Алисса почувствовала головокружение, ее сердце стучало как молот. Она не понимала, почему никто не кричит на нее и не старается вмешаться в происходящее.

Мужчины в «форде» выскочили было на мостовую, но, кажется, придумали нечто получше. Когда свет переключился, они пропали за углом. Алиссу трясло, ее ноги были словно ватные, но она развернула машину и направилась туда, откуда приехала. Насколько ей было видно, никакая черная машина их не преследовала.

– Спасибо, – произнес мальчик с поразительным хладнокровием.

Алисса взглянула на него. Он совсем не плакал. Его хорошенькое личико было совершенно спокойным, даже слишком спокойным. Она подумала, что он может находиться в состоянии шока, и постаралась, чтобы ее голос звучал естественно.

– Не стоит благодарности. Такое происходит каждый день. Драконов убивают, чтобы навести порядок, мальчиков с легкостью спасают. Это входит в список услуг.

– Полагаю, вы меня сейчас похищаете?

Он говорил тихо и безропотно. Казалось, он даже не напуган. Алисса снова взглянула на него.

– Нет. Сегодня я детей не похищаю, – успокаивающе произнесла она. – Я везу тебя обратно. Как тебя зовут?

– Джеймс. Мою сестру зовут Салли.

– Знаю. Я слышала, как ты к ней обращался. Она здорово кричит!

– Она очень маленькая. Крик – ее единственное оружие против взрослых.

То, как он говорил, указывало на то, что он повторяет слова взрослых, и Алисса промолчала. Интересно, это из-за того, что он живет в богатом доме? Она учила девочек из достаточно состоятельных семей, но ни у одной из них не было в лице того выражения отчужденности, какое было у этого ребенка. Если бы кого-то из них попытались похитить, ни одна не осталась бы столь спокойной.

– Покажи, где ты живешь, – сказала Алисса, когда они снова оказались на безлюдной улице.

Здесь было так же тихо, как и раньше. Она ожидала увидеть полицейские машины, каких-то людей, но все произошло так быстро. Все было таким невероятным и спокойным, как будто она погрузилась в какой-то сон.

– Здесь.

Когда она остановилась у больших железных ворот, он повернулся к ней:

– Вы зайдете? Мой отец захочет отблагодарить вас.

Алисса почувствовала сильное раздражение. Почему кто-то должен хотеть отблагодарить ее просто за то, что она исполнила свой долг, когда возникла такая необходимость? Она даже не испытывала потребности в благодарности. Ребенок не продемонстрировал ни одной подлинной эмоции. Она вспомнила, с каким самообладанием он вел себя до этого, и подумала, что он вовсе не перепуган, а просто всегда ведет себя таким образом.

– Нет, спасибо. Я была рада тебе помочь. Ты совершенно уверен, что живешь именно здесь? Мне бы не хотелось, чтобы тебя снова схватили.

– Я живу здесь. – Джеймс взглянул на нее с большой решимостью. – И меня больше не украдут. Мой отец этого не допустит. Эти люди понесут наказание.

Алисса взглянула на него с ужасом. Ему не могло быть больше восьми лет, но его хладнокровие было поразительным. Она не понимала, почему он так относится к случившемуся. Наверное, он, все-таки в шоке.

– Я подожду здесь, пока ты не будешь в безопасности.

Он кивнул, вылез из машины, остановился у дверцы и оглянулся на нее:

– Думаю, вам стоит назвать мне ваше имя. Мой отец спросит меня. И пошлет по почте бриллиантовое ожерелье, не так ли?

– Зови меня просто Алисса. Сейчас у меня нет с собой визитной карточки, но можешь сказать отцу, что я убиваю драконов, и других опасных тварей. В телефонном справочнике меня можно найти под рубрикой «Если Вам требуется помощь».

Мальчик взглянул на нее без всяких признаков веселья:

– Я ему передам.

Он еще раз с любопытством взглянул на нее, величаво кивнул и направился к воротам. Он набрал код и вошел в калитку.

Алисса посмотрела, как ребенок пошел по аллее, затененной деревьями, и как снова закрылась калитка. Он выглядел маленьким и до такой степени одиноким, что вызывал жалость. Что-то в нем тронуло ее сердце. Даже в том, как он прямо держал спину, было нечто одинокое и оборонительное.

Она развернула машину и отправилась встречаться с Кэнди. Она не расскажет сестре о своем неожиданном приключении. Алисса не могла бы сказать, что напугало ее больше – похищение или странное поведение маленького мальчика. Даже если ей когда-то и хотелось разбогатеть, это заставило ее передумать.


Немногим ранее Киран Темпест услышал, как распахнулась входная дверь, вскочил и обошел вокруг стола с явным ощущением опасности еще до того, как услышал крики отчаяния.

Девчушка ворвалась в кабинет и бросилась к нему.

– Они схватили Джеймса! Кто-то украл Джеймса, папа! Его увезла машина, Бесси не смогла его вернуть.

Он подхватил плачущего ребенка, положив руку на головку с шелковыми кудряшками, и повернулся к молодой женщине, которая тоже вошла в комнату вся в слезах.

– Я не смогла ничего сделать, мистер Темпест. Все произошло так быстро. Они просто схватили Джеймса посреди дороги. – У женщины был такой испуганный вид, как будто она боялась, что он сейчас ее ударит.

– Расскажите мне все как можно подробнее.

– Это была черная машина, не новая. По-моему, «форд». У меня в кармане талон к зубному врачу, я на нем все записала.

Киран вытянул вперед руку, не говоря ни слова. Женщина потянулась, не сдвинувшись с места, вложила бумагу ему в руку и отступила назад так быстро, как только смогла.

– Продолжайте, – произнес он. – Что еще?

– Они пытались украсть их обоих. Я держала Джеймса, но когда они попытались захватить Салли, мне пришлось отпустить одного из детей.

– Они схватили меня за руку, – всхлипнула Салли. – Мне все еще больно.

– Ш-ш-ш, – пробормотал Киран, крепче прижимая ее к себе. – Мы скоро все исправим.

Он снова взглянул на молодую няню. Она нервно закусила губу.

– Они уехали, когда не смогли справиться с обоими. Я кричала, но ничего не могла сделать. Машина просто повернула за угол и выехала на ближайшую улицу. Там была еще одна машина, но я не знаю, была ли она с ними. Она проехала мимо очень быстро, и я не заметила ее номер. Я подумала, что лучшее, что я смогу сделать, это вернуться и рассказать вам о случившемся. Салли кричала и плакала и…

– Успокойте ее. Я скоро к ней приду. Я позвоню в полицию.

Киран передал ребенка няне и взглянул на листок бумаги. К этому моменту они, наверное, бросили машину и взяли другую. Шансы невелики. Он чувствовал одновременно боль, горе и ярость.

– Мы вернем Джеймса, папа?

– Да, – выдавил он из себя и добавил уже быстрее: – Да, дорогая, вернем. Иди с Бесси и умойся. Попей чего-нибудь, а я позвоню в полицию. Бояться нечего. Теперь тебя никто не тронет, а я верну Джеймса.

Он вернет Джеймса. В этом он нисколько не сомневался, но сколько это продлится и какой вред могут причинить его сыну к этому моменту? Многие согласились бы отдать все, что у них есть, ради того, чтобы обрести на него такое влияние. Если у них Джеймс, они получают всю власть, которая им нужна, потому что его интересовали только собственные дети. Каждый, кто знал о нем хоть что-нибудь, хорошо понимал это.

Но кто действовал так быстро и решительно? Надо это выяснить и жестоко их покарать. Его сердце похолодело, когда он поднял телефонную трубку, чтобы позвонить в полицию.



Киран говорил по телефону, когда услышал, как дверь открывается еще раз. В этот раз не было слышно ни криков, ни плача, но он узнал звук шагов, упрямую точность и спокойное приближение, слишком спокойное для ребенка. Но ведь это был ребенок – его ребенок.

– Я вам перезвоню.

Он положил трубку и повернулся в тот момент, когда дверь кабинета открылась.

– Я вырвался.

Принимая во внимание шок и психологическую травму от пережитого, эти спокойные слова прозвучали пугающе. Но Киран Темпест совершенно не испугался. Он знал, о чем думает его сын. Он знал, что нельзя бросаться вперед и прижимать ребенка к себе, хотя именно это и было его первым порывом.

– Я думал, что так может случиться.

Он подошел к небольшому кожаному дивану и сел на него.

– Иди сюда и расскажи мне об этом.

Джеймс подошел.

– С Салли все хорошо?

– Все нормально. Она много плакала, но сейчас успокоилась. Когда ты мне расскажешь, что произошло, мы поднимемся к ней. Она волнуется за тебя.

– Бесси не виновата. Она пыталась что-то сделать, но все было тщательно продумано. Думаю, они наблюдали за нами.

Киран Темпест изо всех сил контролировал выражение своего лица. Ему хотелось обнять мальчика, крепко прижать к себе, но он знал, что не может сделать этого. Джеймс давно решил, как именно он будет себя вести, и с тех пор ни разу не менял своего поведения. Сегодняшние события только осложнят дело.

– Как тебе удалось сбежать от них?

Ребенок удивленно взглянул на него.

– Это было очень странно. Подъехала незнакомая женщина. Она красивая, но мне показалась немного странной.

– Почему странной?

Новая информация постоянно систематизировалась в мозгу Кирана.

– Она действовала быстро и очень смело, но не рассказала мне о себе ничего, кроме того, что ее зовут Алисса. Она вела себя несколько странно. Она сказала, что зарабатывает тем, что убивает драконов и других опасных тварей. Думаю, это была отговорка, потому что драконов не существует. Я спросил ее, не зайдет ли она к нам, чтобы встретиться с тобой, но она не захотела. Она сказала, что, если ты захочешь с ней связаться, ее номер можно найти в телефонном справочнике под рубрикой «Если Вам требуется помощь». Как ты думаешь, кто она такая?

Киран был озадачен. В любой другой ситуации он повеселился бы, но сейчас задумался и скоро составил в уме план действий. Как обычно, он не доверил этот план никому.

– Она сделала доброе дело. Может быть, она просто делает добрые дела повсюду, куда попадет.

– Именно так я и подумал. Я запомнил номер ее машины. У нее синяя машина. Тебе это как-то поможет?

– Конечно. Запиши, пока не забыл. Ты очень умный, Джеймс.

Мальчик стоял у стола Кирана и записывал номер, но вдруг остановился и взглянул на отца:

– А большинство людей очень глупые, а самый глупый – дядя Карл.

– Полностью согласен с тобой, – признал Киран, стараясь спрятать легкий изгиб, появившийся в уголке его неподвижного рта. – А почему ты заговорил о нем именно сейчас?

– Он приказывал другому мужчине. Он сказал, что нечего волноваться из-за Салли, ведь у них есть я. Дядя Карл вел машину.

– Правда? – На лице Кирана не отразилось никаких эмоций, но в его глазах светилось ледяное удовлетворение. – Очень интересно. – Он откинулся на спинку кресла. – А теперь расскажи мне о той странной леди и о том, как она тебя спасла. Не пропускай ничего, мне очень интересны все подробности.


Позднее, когда дети успокоились, он позвонил в полицию и сказал, что погоню устраивать незачем. Его сын вернулся. Он разработал собственный план действий и не нуждается в помощи полиции. Но ему необходимо найти ту милую молодую женщину, которая спасла Джеймса. Он просит найти ее.


Две недели спустя Алисса опять обедала с сестрой. Присмотревшись к Кэнди, она начала подозревать о причине их встречи. Она ждала подробных объяснений.

– Ты можешь пожить полгода у нас.

Алисса подавила улыбку, появившуюся, как только сестра произнесла эти слова. Она ждала этого весь день. Причина похода по магазинам и достаточно дорогого обеда стала ясна, как только они с Кэнди встретились.

– В этом нет никакой необходимости. У меня есть деньги, здоровье и силы, у меня есть крыша над головой. Безрассудных поступков мне совершать не из-за чего, а если я буду жить с тобой и Бобом, то это уж точно будет безрассудством.

– Но ты можешь вернуться к своей работе только через полгода. – Кэнди наклонилась вперед, чтобы подчеркнуть свою мысль, не повышая голоса. – А что ты собираешься делать эти полгода? Тебе нужны деньги, чтобы содержать дом, не говоря уже о самом скромном питании. Никакой работы, никакого заработка, никаких денег.

– Я подумала об этом до того, как устроить себе отпуск для работы за границей. Не такая уж я дура. – Алисса недовольно прищурила темные глаза. – Естественно, я ожидала, что получу прежнюю работу, когда вернусь. То, что они могут предложить более длительный контракт тому, кто должен был сменить меня, даже и не приходило мне в голову. Губернатор явно решил, что я захочу поселиться у них и откажусь возвращаться в Англию. И все же через полгода я опять встречусь с моими девочками.

– Боб думает, что тебе нужно обратиться в суд, – пробормотала Кэнди, с удовольствием расправившись с сырным пирогом.

– Какая чушь!

Алисса знала, что Боб готов подать в суд на каждого, кто три раза косо взглянул на него. Конечно, это в некоторой степени весело, но ему не удастся увлечь ее этой игрой.

– Ну, так мы никуда не продвинемся, – заметила Кэнди, махнув официанту, чтобы тот принес кофе. – Мы считаем, что тебе надо отказаться от дома и переехать к нам на полгода, а там будь что будет.

– Да я знаю, что будет. Ты постараешься заставить меня много есть. Ты будешь хлопотать вокруг меня, пока я не раскричусь, а Боб будет настаивать на том, чтобы отвозить меня, куда бы я ни направлялась, чтобы на меня не напал какой-нибудь сумасшедший. Мне двадцать пять! Я год прожила за границей, и, как видишь, со мной ничего не случилось. А что касается того, чтобы отказаться от дома, то я потратила на поиски и наем дома, который находится в паре миль от школы, несколько месяцев. Уж лучше отказаться от машины и ходить всюду пешком!

– Алисса! – Кэнди испуганно взглянула на нее. – Это такое уединенное место. Ты живешь так далеко. Ходить в школу будет просто опасно.

– Ладно, Кэнди. Я не отступлю от моих планов. Если тебе так уж нужно нянчить кого-то, заведи еще одного ребенка.

– Боб говорит, троих детей достаточно для кого угодно.

В лице Кэнди отразились такие сомнения, что Алисса улыбнулась. Кэнди вновь ощущала себя матерью-наседкой, которая заботится о детях и подавляет их своей чрезмерной опекой. По крайней мере ее собственные высказывания несколько сбили сестру с накатанной колеи. В глазах Кэнди появилось выражение рассеянности.

– Какой потрясающий мужчина! – вдруг прошептала Кэнди. – Не оглядывайся сразу же. Он сидит за столиком у окна. Готова поспорить, что он – кинозвезда.

– Ты замужняя дама!

Алисса не оглянулась. Кэнди вечно казалось, что она видит кинозвезд, кого-то похожего на кинозвезд или какую-нибудь кинозвезду, которая маскируется, чтобы не быть узнанной.

– Да я же просто смотрю! «Замужем» не значит «ослепла».

Она снова сосредоточила свое внимание на Алиссе.

– Ну хорошо, а деньги? Если ты уж так хочешь жить одна, нам придется помогать тебе.

– Я знала, что мне не стоит соглашаться на встречу с тобой, – вздохнула Алисса. – Прекрати волноваться обо мне. Я все предусмотрела. Если повезет, у меня будет работа на полгода еще до того, как я доберусь сегодня домой.

– Ты могла бы сказать мне об этом сразу! – Кэнди выпрямилась и возмущенно взглянула на нее. – Ты заставляешь меня напрасно волноваться. Что это за работа такая? – Она не потрудилась скрыть свои подозрения.

– Я обратилась в агентство, и там нашлось какое-то место.

– Но ты же не собираешься идти в уборщицы? – испуганно выдохнула Кэнди.

Алисса взглянула на нее с покорным сожалением:

– Ну разумеется, нет. Я собираюсь давать частные уроки до тех пор, пока не освободится мое старое место работы. Это же очевидное решение. Большинство таких работ включает в себя проживание, питание и неплохую оплату. Сегодня во второй половине дня у меня встреча с нанимателем. – Она взглянула на часы: – Точнее сказать, в час. Это на соседней улице.

– Я поеду с тобой. Кто бы ни был тот, кто хочет нанять тебя, его нужно проверить. К тебе могут начать приставать. Ты даже и не думай о том, чтобы жить в чужом доме. Это может быть уловкой для того, чтобы завлечь тебя в их сети.

– Ради Бога! Я не собираюсь связываться с торговцами белыми рабынями, и никто не собирается завлекать меня в свои сети. Я не откликалась на какое-то непонятное объявление в газете. Это хорошее агентство. Они проверяют клиентов и разговаривают с соискателями. Я знаю, о чем говорю, они проверили меня очень тщательно. Мое школьное начальство даже испугалось, что я не собираюсь к ним возвращаться.

– Так с ними и следовало бы поступить. Твое рабочее место должно было ожидать твоего возвращения. Если ты уйдешь и не вернешься, это будет целиком их вина.

– О нет, я вернусь. Я не люблю, когда расстраиваются мои продуманные планы. Это всего лишь временное отступление.

– Не важно, – продолжала настаивать Кэнди. – Я пойду на эту встречу вместе с тобой. Они увидят, что за тебя есть кому заступиться.

Алисса взглянула на свою миниатюрную сестру и помотала головой. На неизвестных, кого та называла «они», это не произведет никакого впечатления.

– Тебе не надо идти со мной. Мне не нужно, чтобы ты держала меня за руку, Кэнди, и дело с концом. А теперь допивай кофе, потом я смогу провести с тобой четверть часа в магазине. Ты ведь, кажется, хотела купить новый свитер?

Кажется, Кэнди успела выпустить пар, потому что подчинилась сестре и еще раз взглянула в окно.

– Теперь можешь оглянуться, – прошептала она. – Он ест. Он тебя не увидит.

– Кто? – озадаченно взглянула на нее Алисса.

Кэнди мотнула головой в противоположный угол.

– Мужчина, о котором я тебе говорила. Тот самый.

Алисса покорно оглянулась и удивленно подняла брови. Боб Моррис был очаровательным, улыбчивым человеком, Кэнди его просто обожала. А этот мужчина явно вызывал тревогу. Его лицо было слишком суровым, волосы были цвета воронова крыла, а когда он поднял на Алиссу пронзительные серые глаза, она вздрогнула. Дорогой костюм ничуть не скрывал угрозу, исходившую от него. У него был опасный, свирепый и чрезвычайно отталкивающий вид. Наверное, даже один взгляд на него мог оказаться смертельным.

– Ты что, с ума сошла?

Она вцепилась в свою чашку с кофе и говорила, склонившись над ней – вдруг он все еще смотрит на нее и сможет прочесть по губам то, что она говорит.

– Он темная и опасная личность! Мне не хотелось бы повстречаться с ним в тихом уголке безлунной ночью.

– По-моему, он красив. Как странно.

– Странно смотреть на него. Оставайся с Бобом.

– Ну разумеется, я останусь с Бобом! Я просто смотрела.

– Ну, так больше не смотри. Пойдем, пока ты не нажила себе неприятности, и не пытайся заботиться обо мне, пока не научилась заботиться о себе. Надо Бобу держать тебя взаперти. Смотреть на мужчин таким взглядом равносильно тому, что обманывать кого-то.

– Я просто подумала, что у него необычный вид. Я не много встречала таких мужчин.

– И мы должны быть ему вечно благодарны за это. Хищники с ледяными глазами всегда необычны, и мы их избегаем. Знание этого позволяет мне оставаться в безопасности. Это ты нарываешься на неприятности. Идем!

Они вышли на улицу. Кэнди семенила рядом с Алиссой, пав духом. Это вызвало у Алиссы улыбку. Она никогда не нуждалась в том, чтобы ей помогали. Если честно, то именно она всегда оберегала старшую сестру. Даже когда они были детьми, Алисса дралась вместо Кэнди. Она была выше ростом, более бдительной и гораздо более скептичной. Кэнди совершенно не обладала житейской мудростью. Она была хорошенькой, приятной в общении и считала хорошими людьми всех, кто не представлял собой угрозу для ее семьи. Алиссе приходилось бороться, чтобы не увязнуть в этом теплом, уютном болоте. Кэнди страдала комплексом матери-наседки. Наверное, она так и родилась с ним.

Они вышли на улицу. Алисса не стала оглядываться, хотя у нее и остались неприятные ощущения от человека, оставшегося сидеть за стеклом. Джунгли полны свирепых животных, не стоит разглядывать их слишком пристально.

То, что этот зверь выглядел привлекательным, дорогим и важным, ни на секунду не ввело ее в заблуждение. Совершенно не похожий на кинозвезду, он выглядел как охотник, готовый отправиться за добычей. Она взяла Кэнди под руку и двинулась торопливым шагом по улице, облегченно вздохнув только тогда, когда ресторан скрылся из виду.

Глава 2

Позднее, ожидая в богато обставленной приемной, Алисса старалась не рассматривать себя слишком долго в большом зеркале в позолоченной раме. Зеркало было огромным. Алисса надеялась, что оно не двустороннее и что с другой стороны не сидит возможный работодатель и не смотрит, как соискатели на предложенную должность с надеждой осматривают себя, стараясь устранить возможные погрешности. Алисса впервые ощущала беспокойство и пыталась понять, почему ей так не по себе.

Как и сестра, она была блондинкой, но ее волосы не вились крупными кудрями. Ее тяжелые длинные волосы, откинутые от лица, спадали на плечи сияющим золотым водопадом. Ее большие карие глаза обрамляли густые черные ресницы, а на тонком лице лежал легкий загар начала лета. Она была высокой и стройной, а сегодня постаралась одеться по моде. Шелковый брючный костюм темно-синего цвета хорошо дополнял лиф в сине-белую полоску, надетый под костюм. Высокие каблуки придавали ей еще больше изящества. Она села в ожидании разговора, удовлетворенная своим внешним видом, и вдруг разволновалась. Это было странно: если она не получит эту работу, ничего страшного не случится. Она неплохо заработала за год работы во французской школе и не будет голодать ближайшие полгода, что бы там ни думали Кэнди с Бобом.

Она улыбнулась. Полгода под крылом Кэнди – вот ужас-то! Она уже как-то жила у них, это было чистое мучение. Они пытались обращаться с ней как с ребенком, даже делали ей подарки вместе с детьми. Сестра и ее муж заботились о ней изо всех сил, но самое большее, на что ее хватит, это на то, чтобы провести с ними выходные. Получив статус жены и матери, Кэнди всегда искала случая совершить доброе дело. Обычно она заботилась об Алиссе.

– Мисс Брент?

Алисса подняла голову и увидела миссис Добсон, владелицу агентства, ожидающую ее у открытой двери. Наверное, клиент был важной птицей, если владелица занималась им сама. Неделю назад она вела себя достаточно высокомерно во время собеседования и едва ли заметила некоторый сарказм в речи Алиссы.

Алисса медленно встала, поправила пиджак и пошла по направлению к двери, ощущая обычную уверенность. Небольшое нервное напряжение, которое она ощущала до этого, улетучилось. Не так уж и важно, ответят ей «да» или «нет», ее это не пугает. Она не умоляла найти ей хоть какую-нибудь работу. Наверное, для клиента все было гораздо важнее, чем для нее.

Они миновали короткий коридор. Алисса чувствовала, что ее рассматривают исподтишка. Она ничего не имела против, потому что знала, что выглядит просто отлично. Единственной сложностью было не ухмыльнуться в ответ. Алисса была выше женщины, рядом с которой шла, и ощущала сильное желание взглянуть на начальницу сверху вниз. И вдруг она вспомнила мужчину, которого видела в ресторане.

Желание ухмыльнуться быстро улетучилось. Алисса надеялась, что Кэнди отправилась прямо домой, как и обещала, а не задержалась, чтобы еще раз взглянуть на великолепного мужчину.

– Прошу, мисс Брент.

Перед ней распахнулась дверь. Первой вошла Алисса со спокойным выражением лица. Это явно обычная встреча с клиентом и предоставление ему возможности составить окончательное мнение о соискателе. На все вопросы уже давно даны ответы, так что сказать ей в общем-то почти нечего.

Она знала, что это мужчина, у которого есть сын и дочь. Единственное, чего она не знала, почему он просто не отправил их учиться в школу. Это гораздо менее хлопотно, чем селить в своем доме незнакомого человека. Она надеялась, что он не решил, будто она собирается переквалифицироваться в высококлассные няньки.

– Мистер Темпест, позвольте представить вам мисс Брент.

В голосе миссис Добсон послышалось благоговение. Повернувшись, Алисса поняла причину такой перемены. Она поняла, почему миссис Добсон занимается этим клиентом сама. Казалось, от мужчины, стоявшего и смотревшего на нее, так и исходят флюиды благосостояния.

Стоя, он вызвал в ней еще большую тревогу, чем до этого в ресторане. Его лицо все так же было лишено какого-либо выражения – он просто смотрел на нее. Его пронзительные серые глаза скользнули по ней, а затем пригвоздили к месту, словно букашку. Ей не стоило беспокоиться о Кэнди. Великолепный мужчина не представлял для сестры никакой опасности, потому что находился перед ней. В первый раз в жизни Алисса ощутила нечто похожее на испуг. Жить в доме этого человека? Невероятно! Пребывание в одном переполненном ресторане вызвало у нее волнение. Пребывание в одном офисе пугало ее гораздо больше, ее так и подмывало сказать: «Нет, благодарю вас», – и ошеломленно выбежать вон.



– Мисс Брент, садитесь, пожалуйста. – Он произнес это таким тоном, словно был владельцем здания.

Алисса опустилась в ближайшее кресло, старательно отводя глаза. Она знала, что он и вправду может быть владельцем этого здания. Ему может принадлежать все, что угодно. По его внешнему виду совершенно нельзя было сказать, что ему нужна какая-то помощь и, уж конечно, не учитель для его детей. Он мог бы спокойно купить целую школу и просто избавиться от других учеников.

Он не сделал никакой попытки пожать ей руку, лишь продолжал стоять и неподвижно рассматривать ее. Миссис Добсон устремилась к столу, стараясь выглядеть так, будто она здесь главная, но Алисса инстинктивно почувствовала, что все будет решать этот человек.

– Я прочитал вашу анкету и ваше письмо.

Он подошел к окну и встал к нему спиной. Он сделал это с легкостью, говорившей о большом опыте, и с явным намерением оставить преимущество за собой. Теперь она могла видеть только его силуэт на фоне окна. Алиссу заставили почувствовать себя маленькой, и это чувство ей не понравилось. Она ощутила непреодолимое желание встать и шагнуть к нему.

– У вас есть ко мне какие-нибудь вопросы?

– Да. Я хотела бы знать, зачем вы хотите нанять детям учителя. Не проще ли было бы поместить их в какую-нибудь школу?

Миссис Добсон пробормотала нечто вроде испуганного протеста. Так можно потерять и работу, и клиента. Алисса видела, что та испугана и рассержена, но для нее это не имело никакого значения. Ей хотелось знать, почему эти дети не будут ходить в школу. Тот факт, что теперь он мог наблюдать за ней, когда она не могла видеть его, был неприятным, но не таким уж важным. Он не сможет простоять все время у окна. Рано или поздно ему придется сдвинуться, да и она уже дважды видела его за сегодняшний день – в ресторане и здесь. Посмотреть на него однажды было более чем достаточно. Короткое собеседование – скорее вежливый способ побыстрее покинуть это место, потому что ей точно не нужна такая работа. В этот момент работорговцы показались ей очень даже неплохими. Ей казалось, что в присутствии этого человека волосы у нее просто стоят дыбом.

– То, что дети останутся со мной, – обязательное условие. – Он повернулся, подошел ближе, облокотился о стол и взглянул на нее сверху вниз: – У меня сын восьми лет и младшая дочь, как вы уже знаете из моей переписки с агентством. Мне необходимо уехать, а о том, чтобы оставить их здесь, и речи не идет. Они едут со мной. Через два дня я вылетаю на Антарру. Пока я буду там, детям понадобится учитель. Они не могут пропустить полгода занятий в школе.

Алисса с подозрением уставилась прямо ему в лицо и замерла. Антарра? Да она о таком и не слышала никогда. Она знала только, что Антарра находится далеко от Англии, а этого было достаточно, чтобы отказаться от места, даже не принимая во внимание то, что ей не нравится его внешний вид. Будь он кинозвездой, другие актеры непременно потребовали бы страховку из-за того, что будут работать с ним. Она не шла в ловушку – этим обычно занималась Кэнди. В незнакомом месте он сможет делать все, что ему заблагорассудится, и дети ее не защитят. Нет уж! Такое предложение она рассматривать не будет.

– По возможности я не хотела бы уезжать из Англии, мистер Темпест, – ответила она, позволив себе снова задержать на нем взгляд.

Он раздраженно посмотрел на нее и нахмурил черные брови.

– Вы свободны ближайшие полгода. Согласно вашему письму, вы уже провели год за границей. Почему для вас не представляется возможным снова уехать из страны, на этот раз ненадолго?

– Вероятно, я неправильно выразилась. Это не представляется мне невозможным. – Она заставила себя смотреть на него с поднятой головой, устремив темные глаза навстречу его прозрачному, холодному, пристальному взгляду. – Я не собираюсь покидать Англию. Через полгода я вернусь к прежней работе, и я просто хочу чем-то заняться в течение этого времени.

– Вам не нужны деньги, мисс Брент?

– Вообще-то нет.

Она слегка улыбнулась. Он свирепо нахмурился, отошел от стола и прошелся взад и вперед. Миссис Добсон уже собиралась схватиться за голову, но Алисса хотела только одного – уйти как можно скорее.

– Я удваиваю жалованье. – Он обернулся, резко произнеся эти слова.

Миссис Добсон воспряла духом. Удвоение жалованья означало двойные комиссионные. Но Алисса почувствовала, как холодок недоверия пробежал по всему ее позвоночнику.

– Сожалею. – Она встала и взяла сумку. – Ваше драгоценное время было явно потрачено зря. Я уверена, что найдется другой учитель, с которым вы договоритесь.

– Я выбрал вас. Вы были лучшим кандидатом на эту должность, а у меня нет времени начинать поиски сначала.

– Тогда вам придется отложить отъезд.

Алисса была в высшей степени раздражена тем, как он пытался запугать ее. Она вежливо кивнула миссис Добсон, которая лишь ошеломленно взглянула на нее в ответ, и повернулась к двери.

– Подождите!

Он произнес это повелительным тоном, но Алисса лишь бегло взглянула на него.

– Это не имеет смысла, мистер Темпест. Я уже и так отняла у вас достаточно времени. До свидания.

Она вышла из комнаты и закрыла дверь, подавляя в себе желание пробежать короткий коридор и оказаться по меньшей мере на расстоянии двух домов от этого пугающего человека. Может быть, он и великолепен, а вблизи красив, как дьявол, но именно он мобилизовал в ней все чувство самосохранения, на какое она была способна. Расстояния в два дома недостаточно. Наверное, больше подойдут две страны.

Она вышла на тротуар с ощущением, как будто только что избежала крупных неприятностей. Слава Богу, с ней не было Кэнди. В это мгновение Алисса чувствовала себя так, словно совершила смелый побег, и у нее совсем не было сил беспокоиться еще и о Кэнди. Она покинула здание с чувством облегчения, но облегчение сменилось испугом, как только до ее руки кто-то дотронулся.

– Минутку, мисс Брент!

Страшный человек схватил ее, и Алисса повернулась к нему со спокойным выражением лица, хотя чувствовала себя не лучшим образом. Она подняла надменный взгляд. В его глазах было бешенство.

– Мне нужна ваша помощь, – выдохнул он, – и вы поедете со мной на Антарру, даже если мне придется схватить вас за длинные волосы и потащить туда силой.

Она не могла отодвинуться, но, почувствовав возмущение, взглянула в его недовольное лицо.

– Я умею очень громко кричать. Если вы не выпустите меня, я закричу прямо сейчас.

Секунду он продолжал смотреть на нее, потом его рука опустилась. Его глаза с прищуром смотрели ей в лицо, и она заметила невольное восхищение в их потрясающей глубине.

– Выпейте со мной кофе. Я не опасный маньяк. Мне и вправду нужна ваша помощь. Вы так подходите для этой работы, а я нахожусь в таком положении, что согласен умолять.

– В это трудно поверить.

Ей пришлось выдержать долгий взгляд его неотразимых глаз и ощутить нечто совершенно неизвестное. Это раздражало.

– У меня неприятности.

Он говорил серьезно, но Алисса посмотрела на него с сомнением.

– Откупитесь, мистер Темпест, я уверена, что вам это по силам.

– Обычно да. Но не всякую ситуацию можно изменить с помощью денег. В настоящий момент мне нужно уехать отсюда. Мне нужен преданный человек. Мне нужен некто, обладающий ясной головой и смелостью. Другими словами, мне нужны вы.

– Но вы меня совершенно не знаете. Я могу оказаться трусливой, как мышь, и совершенно неискренней.

– Я умею составлять о людях правильное мнение. В моей работе это необходимое качество. Вы спокойная и смелая. В вас нуждаются двое детей. И я тоже.

– Вы ставите меня в затруднительное положение, мистер Темпест.

Алисса одарила его суровым взглядом. Она несколько раз намекнула жестом, что не изменит своего решения и что позовет полицейского. Это немного поколебало его высокомерное отношение к ней.

– Черт побери, я только осложняю ситуацию! – Он уставился на нее с нескрываемым раздражением. – Выпейте со мной кофе, или я осложню дело еще больше.

Алисса невольно улыбнулась и кивнула:

– Хорошо, но не стоит ничего принимать как должное. Меня непросто одурачить.

– О, в этом я абсолютно уверен. – Он раздраженно взглянул на нее, вежливо взял под руку, избегая прежних стальных объятий. – Сюда, пожалуйста, мисс Брент. У меня есть около получаса, чтобы убедить вас, после этого я должен буду вернуться к детям.

– Вы можете не суметь меня убедить.

– Это останется на вашей совести. Я понимаю, что не могу выполнить свою угрозу и утащить вас с нами, а потом с удовлетворением заявить: «Ну я же вас предупреждал». Мне нужно узнать ваше мнение.

Он собирался использовать всю силу своего красноречия, чтобы убедить ее. Алисса отлично понимала это и подумала, что он и впрямь обладает большой силой убеждения. Ей совсем не хотелось идти с ним куда-либо, но пить кофе – гораздо лучшее занятие, чем стоять посреди улицы и кричать друг на друга, ей совсем не хотелось освобождаться силой и удирать со всех ног. Еще никогда в жизни она не спасалась бегством ни от кого и ни от чего.

Интересно, почему он пустился на такие хлопоты, чтобы нанять именно ее? Разрешение одной этой загадки стоило того, чтобы подвергнуться риску и выпить с ним чашечку кофе. Она пошла тихо, не обращая на него никакого внимания, в то время как он с явным раздражением поглядывал на нее сбоку. К ее великому удивлению, он указал ей на достаточно убогую кофейню. Алиссе и в голову не пришло бы идти туда самой, да и он выглядел слишком респектабельно для такого места. Если он хотел спокойно поговорить, его ожидает разочарование: в кофейне воцарится ужасающая тишина.

– Я не хожу в подобные заведения. – Она взглянула на него, когда он открыл перед ней дверь.

– Рад это слышать. Но это самое близкое из всех, что здесь есть. У меня мало времени, а вы не хотите соглашаться. При таких обстоятельствах надо работать с тем, что есть. У нас есть это заведение. После вас, мисс Брент.

Алисса одарила его колким взглядом и вошла. Она могла войти сюда или сказать «нет», упрямо остановившись у двери. Третьего варианта не было.

Внутри стояли пластмассовые столы, протертые впопыхах, наверное, из-за того, что внутри увидели, как он приближается. К счастью, посетителей не было. Изумленного взгляда девушки за стойкой было достаточно, чтобы Алисса вскипела. Он вежливо пододвинул ей стул. Стул был тоже пластмассовый, красный и не очень-то чистый.

– Это частная кофейня.

– Это убогая кофейня! – поправила она его тихим голосом, полным возмущения. – Наверное, девушка за стойкой пододвинет стул и присоединится к нам? Наверное, вы будете записывать свои комментарии и передавать их мне, мистер Темпест?

– К нам никто не присоединится. – Он повернулся и смерил девушку достаточно пугающим взглядом. – Пожалуйста, два кофе, мы спешим.

Официантка исчезла. Алисса точно знала, что та, спрячется где-нибудь и не выйдет, пока они не уйдут. При подобных обстоятельствах она поступила бы точно так же, хотя она и не одобряла, когда мужчина как-либо показывал свое превосходство.

Алисса взглянула на него исподтишка, напоминая себе, что ничего не знает об этом человеке. Она чувствовала, как внутри ее все так и кипит от любопытства. Все было не как всегда. Это было не похоже на школу, ничего банального, и, несмотря на всю свою осторожность, она чувствовала, что с его присутствием уже связано нечто необычное. В воздухе запахло приключениями.

Когда он поднял глаза и встретился с ее оценивающим взглядом, Алисса быстро отвернулась. Он не должен заметить, что она заинтригована. Она уже знала, что с ним нужно вести себя осторожно даже за чашкой кофе. При разговоре нельзя терять бдительность, иначе он воспользуется этим. Мысль об этом заинтриговала Алиссу еще больше. Она всю жизнь искала приключений, а сейчас приблизилась к ним вплотную.

Кофе был быстро подан, девушка пропала, как того и ожидала Алисса. Мужчина тут же перешел в наступление, а она приготовилась к битве. Теперь, когда они вплотную подошли к делу, она не была уверена в том, что правильно поступила, придя с ним сюда. Наверное, лучше было бы кричать друг на друга на улице. Каким-то непостижимым образом ему удалось продвинуться на шаг вперед. Было бы гораздо проще повернуться и уйти.

– Почему вы отказались от этой работы?

Он спросил прямо, без всяких ухищрений, поэтому Алисса решила покончить со всем раз и навсегда. Не важно, насколько захватывающа была мысль о сражении, она не будет его вести. То, как отрывисто он говорил, явно свидетельствовало о его отношении к ней. Она вежливо и твердо отказалась от места еще в конторе. Теперь, судя по тому, как он себя вел, он считал, что она играла в какую-то глупую женскую игру. Он как будто бы хотел покончить со всей этой чепухой и уладить дело, поучив от этого удовлетворение.

– Мне не нравитесь вы.

Она объявила об этом и спокойно взглянула в его неподвижные глаза.

Его губы сложились в нечто граничащее с настоящим весельем.

– Вы не станете бросать маленький камень, когда рядом есть большой, мисс Брент! Подозреваю, что меня не любят многие, но тем не менее они работают на меня.

– Наверное, у них нет другого выхода, мистер Темпест, а у меня есть.

– Вы должны. Вы именно та, кто мне нужен – проворная, горячая, независимая и вызывающая раздражение.

– Предполагается, что это комплимент?.. – Алисса зарумянилась, когда с вызовом произнесла это.

Он насмешливо взглянул на нее:

– Я не растрачиваюсь на комплименты, мисс Брент, а если бы я и сделал вам комплимент, вы отнеслись бы ко мне с еще большим подозрением. Кажется, вы себе представляете, что у меня есть некий план, который приведет к вашему временному или даже постоянному отсутствию.

– Я ясно выразилась, что не собираюсь покидать Англию.

– Не щадите мои чувства, мисс Брент, как вы не щадили их до сих пор. Я понимаю, что вы пересчитаете пальцы, если я попытаюсь пожать вам руку.

– Послушайте! Давайте рассматривать только факты. Вы предложили работу. Я отказалась от нее. У вас удивительная манера вести дела. Если бы я попросила место в супермаркете, а потом отказалась бы от предложения, управляющий не побежал бы за мной, не затащил бы меня в кафе и не стал бы допытываться о причинах отказа.

– Ваши причины мне известны, мисс Брент. Я вам не нравлюсь и вызываю подозрение и, что достаточно странно, в глубине души вы боитесь меня.

– В этом нет ничего странного. Надо следовать тому, что подсказывает инстинкт. Мой инстинкт подсказывает мне, что таких, как вы, нужно сторониться. Я даже предупреждала сестру, чтобы та не смотрела на вас в ресторане.

Она резко замолчала, осознав, что сболтнула лишнего, но он только рассмеялся, в его ясных глазах снова появилось веселье.

– Я заметил. И здесь вы постарались. Она быстро бежала, пока не оказалась в безопасности на улице. Это внушило мне ощущение бодрости и сверхъестественной силы. Еще никто не воспринимал меня как Дракулу.

– Время истекло, мистер Темпест. – Алисса холодно взглянула на него. – Даже если вы потратите целую неделю, вы не сможете убедить меня отправиться с вами в то загадочное место, в которое вы собираетесь.

Она начала вставать, но его ладонь накрыла ее ладонь с такой силой, что она опустилась обратно на сиденье и недовольно уставилась на него.

– Две недели назад, – начал он до того, как она смогла издать хоть один протестующий звук, – когда мои дети шли с няней из парка, по дороге ехала машина. Машина остановилась, и, прежде чем няня успела что-либо предпринять, моего сына втянули в машину, а человек, сидевший рядом с водителем, потянулся за моей дочерью. Няня закричала и так крепко вцепилась в мою дочурку, что машине пришлось уехать без нее. Потом произошла странная вещь. Неизвестная женщина поехала за этой машиной, отважно спасла моего сына и отказалась назвать свое полное имя. Эта женщина вы, мисс Брент.

– Джеймс ваш сын? – Алисса была настолько поражена, что смогла лишь удивленно уставиться на него. – Как вы меня нашли?

– К моим услугам много разных людей. Они вас искали. Немалую роль сыграло и то, что мой сын записал номер вашей машины.

Алисса была поражена. Вот и делай добрые дела. Она ожидала, что ей предложат бриллиантовое ожерелье, но совершенно не предполагала, что будет вынуждена войти в его жизнь.

– Вы и понятия не имели о том, что я собираюсь начать подыскивать себе новую работу.

– Агентство получило рекомендательное письмо от ваших прежних нанимателей, так что все было довольно просто. В любом случае я попытался бы убедить вас поехать со мной. Сейчас появилась такая необходимость, и мне нужно как можно скорее избежать удара судьбы.

Они сидели, уставившись друг на друга. Алисса и поверить не могла, что ее так просто выследить. Не верила она и тому, что кто-то будет действовать столь быстро.

– Полиция арестовала тех, кто пытался похитить Джеймса?

Все в поведении Алиссы говорило в пользу того, что она остается, поэтому он убрал свою руку.

– Нет. Поначалу я позвонил им и разговаривал о похищении, когда Джеймс вернулся домой. Я сказал им, что все в порядке. Я не очень-то стремлюсь к общению с полицией. Я собираюсь сам найти этих людей, но все гораздо сложнее. Один из тех, кто пытался украсть моих детей, – мой шурин.

Алисса смотрела на него, пытаясь разобраться. Его детей пытался украсть родственник? Именно это он и сказал – «мой шурин». А где же тогда его жена? Именно этим она и поинтересовалась.

– А что же ваша супруга, мистер Темпест? Что она говорит обо всем этом?

– Если быть точным, моя бывшая жена. Вероятно, она имеет к этому какое-то отношение, но в данный момент у меня нет никаких доказательств. Единственное, что у меня есть, – рассказ сына о том, что его пытался украсть его дядя. У детей новая няня, она не узнала бы Карла. Но как бы то ни было, для меня вполне достаточно слов моего сына.

– Они пытались отвезти детей к матери, – медленно предположила Алисса.

Горький смех заставил, ее поднять голову.

– Вероятнее всего. Теперь она замужем за подлецом, который может понемногу приводить в действие ее планы. Джеймс покинул бы страну в течение нескольких часов, да и Салли тоже, если бы им удалось добраться до нее.

– Но если их хочет видеть мать…

– Она хочет видеть деньги, мисс Брент. Она вышла замуж ради денег и лишилась их в результате обмана. Теперь она хочет вернуть деньги. Ей не нужны собственные дети. Она хочет иметь их в качестве залога, потому что знает, что я сделаю все, чтобы они не узнали о совершенных ею ошибках и уберечь их от того человека, за которого она вышла замуж.

– Их мать? Точно?.. – начала Алисса.

Он нетерпеливо шевельнулся.

– Не все женщины добры, мисс Брент, так же как и не все мужчины негодяи. Синтия хочет получить деньги. Это все, чего она хочет и когда-либо хотела. За исчезновением детей последовало бы получение письма, в котором были бы указаны подробности того, как я смогу выкупить их обратно.

– Вам следовало бы предоставить все разбирательство полиции, – настойчиво ответила Алисса, видя, что он уже доведен до отчаяния.

– Моя бывшая жена и эта свинья, ее муж, живут в Европе. Мне не хотелось, чтобы расследование затянулось на несколько месяцев, пока их будет искать полиция нескольких государств. К тому времени Джеймс слишком долго находился бы под влиянием своей матери и ее мужа. Я сам занимаюсь своими делами. У моей жены не будет возможности совершить еще одну попытку похищения. Но прежде всего я хочу, чтобы мои дети были в безопасности, а единственное место, где я могу им это гарантировать, – Антарра.

Алисса внимательно смотрела на него, покусывая нижнюю губу и делая выводы из услышанного. Было видно, что человек и вправду нуждается в помощи. Он явно выяснил про нее все, что мог, она могла поспорить, что он не ограничился информацией агентства. Мистер Темпест слишком умен, чтобы допускать случайности.

Обратившись в агентство, она просто сыграла ему на руку. У него очень хорошие осведомители, а вид такой, будто он может окружить себя целой армией таких людей. Кэнди предположила бы, что он мошенник, гангстер и зловещая фигура из преступного мира. Сама она не была уверена в том, что это не так.

– Откуда мне знать, что вы рассказали мне правду? Откуда мне знать, что Джеймс – ваш сын?

Он посмотрел на нее гораздо спокойнее, чем она ожидала. Он достал из внутреннего кармана пиджака листок бумаги и протянул ей. Это была вырезка из газеты, вышедшей несколько дней назад. Статья называлась: «Попытка похищения детей финансиста». В статье была фотография Кирана Темпеста и его сына. Судя по фотографии, Джеймс был не кем иным, как только сыном мужчины, сидевшего напротив нее, настолько велико было их сходство. Там же была фотография красивой девчушки, которую Алисса видела прежде. Подпись под снимками послужила ей доказательством правдивости услышанного: «В пятницу утром была предпринята попытка похищения детей финансиста Кирана Темпеста недалеко от его лондонского дома».

Алисса взглянула на него и молча вернула газету. Он взял вырезку и немного помолчал.

– Мне нужен кто-то, кому я могу доверять. Мне нужна хорошая учительница для Джеймса, но гораздо более мне нужна женщина, которая будет использовать свои глаза и инстинкты для того, чтобы все время помогать моим детям. Вы говорите то, что думаете. Вы уже действовали, поддавшись порыву. Я могу вам не нравиться, но мы с вами люди одного сорта. Вы поедете с нами, мисс Брент? – тихо проговорил он.

– Как об этом узнали газетчики?

Киран нетерпеливо пожал плечами:

– Как они вообще о чем-то узнают? Всегда находится кто-то желающий немного заработать на продаже информации в газету. Я позвонил, кто-то меня подслушал. Это все, что им было нужно. Теперь-то вы понимаете, почему я хочу увезти отсюда детей?

Алисса продолжала покусывать губу, глядя ему в глаза. Ей показалось, что она видит в глубине его прозрачных глаз отчаяние, которое этот сильный человек явно ощутил впервые. Он собирался где-то затаиться ради спасения детей. Для него это тоже будет в новинку, потому что люди, подобные Кирану Темпесту, действуют молниеносно в любой ситуации, не обращая внимания на то, что сами подвергаются опасности.

– Пожалуйста, – произнес он, и Алисса приняла решение.

– Хорошо. Я поеду с вами. Мне надо разобраться с домом, вещами и…

– Когда все закончится, я куплю вам дом. Я куплю вам все, что вы захотите. Сейчас мне необходимо идти, буду с нетерпением ждать, пока вы все упакуете, откажетесь от доставки молока и газет и поместите кошку в подходящую гостиницу.

– Не изводите меня, мистер Темпест! Никакого молока, никаких газет, никакой кошки. Я позвоню в вашу дверь через сутки.

– Прекрасно, двадцать четыре часа, и ни секунды больше.

Он внимательно смотрел на нее. Алиссе пришлось подавлять очередной порыв недовольства. С этим человеком у нее точно будут проблемы, она не допустит с собой надменного обращения.

– Малейший признак деспотизма – и я вас покидаю, где бы мы в тот момент ни находились. – Она смотрела ему прямо в глаза.

– Я попытаюсь обуздывать появляющееся у меня время от времени непреодолимое желание стукнуть вас, мисс Брент. Мне хотелось бы, чтобы вы оставались именно такой, какая вы сейчас, – неистовой и вызывающей раздражение. Если вы будете запуганной и подавленной, это будет противоречить моим целям.

– Рада слышать, потому что это было бы просто невозможно. Наверное, мы могли бы прийти к полюбовному соглашению.

– Полюбовному? А стоит ли на это надеяться? Думаю, жесткостью можно добиться большего.

– Я не жесткий человек. Я преподаю у очень спокойных девочек.

– Могу себе представить. Хотя с моими детьми проблем с дисциплиной не будет. Просто учите и присматривайте.

Алисса взяла сумку и быстро встала, сурово нахмурившись. Она успела встать раньше его.

– Должна вас предупредить, мистер Темпест, что я не жажду стать вашей сотрудницей.

– Но вы обещали. Такие женщины, как вы, держат слово.

– Вы слишком полагаетесь на свои суждения.

– И на вас, мисс Брент. Именно поэтому я и выбрал вас. – Он поднялся. – Двадцать четыре часа с точностью до секунды.

Алисса быстро вышла на улицу, а когда оглянулась, увидела, что он стоит у дверей кафе и смотрит ей вслед. Он же не думал, что на нее нападет некто столь же неистовый, как и она сама? Он явно ожидал, что она будет важничать перед каждым встречным и доберется до главной дороги без приключений. А может быть, он просто стоял там, чтобы оправиться от смущения. Она задала себе вопрос, правильно ли она поступила, согласившись поехать с ним. Наверное, нет, но отступать уже некуда. Конечно, он был прав, она дала ему слово и сдержит его. Кроме того, от всех этих событий исходил аромат приключений. Даже сейчас она чувствовала их водоворот вокруг себя. Она воспринимала работу в Евpone как некое приключение, хотя там не было ничего и похожего на приключения. Это было совсем другим и напоминало сюжет из книги. И конечно, здесь речь шла о детях, которые явно нуждались в ком-то. Она была вполне способна справиться с любой ситуацией. Она была совершенно не похожа на Кэнди. Последняя мысль заставила ее поморщиться. Надо обо всем рассказать сестре.


– Да ты просто с ума сошла! – разбушевалась Кэнди, когда сестра ей все объяснила. – Я и так переволновалась, когда ты ездила в Европу, но, Алисса, это уже чересчур.

– Кто-то должен помочь этим детям, и не говори, что ты все еще считаешь это уловкой с его стороны. Я спасла Джеймса. Я действительно там была. Я видела газетную вырезку с его фотографией и фотографию Кирана Темпеста рядом с ним.

– И как странно с его стороны носить везде газетную вырезку, – возразила Кэнди. – Ты это, разумеется, понимаешь, Алисса? Он хорошо подготовился к разговору с тобой.

– Я нисколько не сомневаюсь в том, кто он такой, – произнес Боб Моррис, входя в комнату и обнимая жену за плечи. – В Сити его зовут мистер Деньги.

– В Сити есть негодяи точно так же, как и в других местах, – ответила Кэнди, зло пожимая плечами, чтобы освободиться. – Все дело в том, что Алиссе жаль его.

– Да мне он даже и не нравится!

– Инстинкт! – сказала Кэнди с видом триумфатора. – А кто это недавно говорил о своем инстинкте, который никогда не подводит? Ну-ка, скажи.

– Тут другое. Я думаю о детях.

– Ты такая чувствительная.

– Я тверда и крайне уравновешенна. Это хорошо оплачиваемая работа, которая продлится до того момента, когда я вернусь к моим девочкам.

– Которые могут больше не увидеть тебя, если ты уплывешь на этот самый Антарра с этим пиратом.

– Кэнди! Хватит. Я еду и больше ничего не хочу об этом слышать. – Алисса свирепо взглянула на сестру.

– Пусть будет так, Алисса, – вмешался Боб. – Это все из-за того, что тебя волнуют приключения.

– Не вмешивайся, Боб, – огрызнулась жена. – Алисса – моя сестра.

– И моя свояченица, но я даже и не мечтаю встревать между вами, когда вы деретесь.

– Мы не деремся, – произнесла Алисса со спокойствием, которое уже давно утратила. – Во всяком случае, я сейчас ухожу. Мне еще надо многое упаковать.

Она поцеловала Кэнди, которая теперь плакала, прибегнув к своему последнему средству, которое Алисса предпочитала игнорировать. Боб улыбнулся ей и обнял. Алисса поцеловала детей.

– Я скоро вернусь, – пообещала она.

– Ты и вправду чувствительная, тетя Алисса? – раздался взволнованный голос старшей дочери Кэнди.

– Ну конечно, нет, Джинни. Я злая и навожу на всех ужас. У меня под волосами спрятаны острые рога.

Алисса покинула дом, оставив за собой хихикающую Джинни и Боба, утешающего Кэнди, которая вытрет слезы, как только машина Алиссы скроется из виду. Все как обычно. Именно так все и было, когда Алисса отправлялась в Европу.

И все-таки это было не совсем так. В этот раз она может легко оказаться в чьей-то власти и не иметь возможности отступить.

– Чепуха! – громко произнесла Алисса и почувствовала себя намного лучше.

Киран Темпест – известный, уважаемый финансист. Она видела детей и даже спасла Джеймса. Так что же могло быть не так? Она шла навстречу приключениям. Она будет жить в роскоши, если судить по его внешнему виду. Он предложил ей двойную оплату. Чего еще ей желать?

Алисса не обратила внимания на предостерегающий голос подсознания. Она громко запела, чтобы заглушить этот внутренний голос, и поехала укладывать свои пожитки.

Глава 3

Сорок восемь часов спустя Алисса уже сидела в частном самолете, летевшем на Антарру. Все произошло настолько быстро, что она до сих пор не верила в случившееся. Один вид красивого мужчины, сидевшего через проход от нее с надменным лицом, говорил в пользу того, что это правда. Да еще рядом с отцом сидел маленький мальчик с зажмуренными глазами и пытался заснуть. У Джеймса были точно такие же черные волосы и резкие черты лица, как и у отца. Алисса перевела взгляд на светлую головку, лежавшую у нее на коленях. Салли была совершенно другой, это был ребенок, похожий на ангелочка, каких обычно изображают в книгах. Веселая и яркая, она полюбила Алиссу с первого взгляда. Она сама захотела сесть рядом с Алиссой и использовать ее колени в качестве подушки. Алисса откинула голову назад и попыталась уснуть. Заснуть было не так просто. С того момента, когда она появилась в шикарном лондонском особняке Кирана Темпеста, она влилась в его хорошо организованную жизнь достаточно естественно и быстро. Ее машина была отогнана и заперта в большой гараж, а ее саму проводили в комнату, роскошная обстановка которой ее просто потрясла.

Не считая того момента, когда хозяин встретил ее в сверкающей передней, пристально взглянул на нее и одобрительно кивнул в ответ на ее пунктуальное появление, она не видела его вовсе. Алисса пообедала без него.

Она ела одна, окруженная роскошью, и ощущала сильное раздражение, потому что он мог войти в любую секунду.

Но он так и не появился, а последнее, что он ей сказал (да и то достаточно кратко), было то, что они отправятся в дорогу на рассвете. Так и случилось. Теперь она сидела в самолете и не имела никакого представления о том, куда они, собственно, направляются. Все, что ей было известно, это название – Антарра.

У нее в голове роилось слишком много мыслей, чтобы спокойно заснуть. У нее осталось слишком много вопросов, и нельзя было сказать, что все ее подозрения по отношению к Кирану Темпесту окончательно рассеялись.

Самым острым вопросом была его жена. Что за женщина будет пытаться использовать собственных детей в качестве средства получения денег с человека, за которого она когда-то вышла замуж? Единственная женщина с детьми, которую она хорошо знала, была Кэнди, а Кэнди будет драться зубами, чтобы защитить своих детей от любой опасности. Кэнди пыталась защищать даже ее, хотя была совершенно неспособна на подвиг. В каком же мире живут эти люди? Неужели их поведение продиктовано миром денег?

Алисса открыла глаза и осторожно взглянула на человека, который полностью занимал все ее мысли. Это все его деньги, тут уж нет никаких сомнений. Она сама предприняла кое-какие изыскания после того, как согласилась поехать с ним. Боб сказал чистую правду. Киран Темпест – просто воплощение денег, финансист, чье благосостояние превышало самые смелые предположения большинства людей. Физически у него не было ничего, кроме дома в Лондоне и еще одного в Италии. У него не было ни фабрики, ни собственного магазина. Он владел деньгами, с явной проницательностью перемещал их на рынках, все время увеличивая их количество. В статье, которую она прочитала, было много интересного. Очевидно, люди, владеющие большими деньгами, наблюдали, куда Киран Темпест направит свои капиталы в следующий раз, зная, что, если они последуют за ходом его блестящих размышлений, это принесет им миллионы. К сожалению, чаще всего они опаздывали. Он обладал гораздо лучшими способностями ощущать ситуацию, чем другие.

Ее заинтересовало, насколько он безжалостен. Ей захотелось узнать, отдыхает ли его мозг. Даже сейчас он был погружен в работу: на жестком портфеле, лежавшем у него на коленях, возвышалась целая стопка бумаг. Алисса пыталась наблюдать за ним, не вытягивая шеи. Едва ли это были какие-то документы – на бумагах было лишь множество цифр. Чудо, что он не изъясняется с помощью какого-нибудь математического кода. Опять-таки он с неумолимой математической точностью рассчитал, кого хочет видеть подле себя. Ему нужна она, и она обязана быть рядом.

Даже его руки соответствовали его образу. Она уже успела ощутить силу его прикосновений. Он похож на настоящего тигра. Оба в равной степени опасны. Нельзя забывать об этом. И Алисса не забудет. Она растаяла от вида детей и от той очевидной искренности, с которой он с ними говорил. Его родительская любовь не оставляла никаких сомнений, казалось, у него были очень хорошие отношения с детьми.

– Постарайтесь заснуть, мисс Брент. Лететь еще долго.

Алисса оторвала пристальный взгляд от его рук и обнаружила, что он наблюдает за ней.

– А когда мы приземлимся?

Он взглянул на изящные золотые часы, украшавшие его запястье.

– Через пять часов. Потом мы совершим еще одно путешествие. Отдохните, пока есть возможность. Кажется, Салли решила остаться подле вас. Точно так же она может решить, что вы понесете ее.

Он взглянул на девочку, которая спала, положив голову на колени Алиссы, а когда снова посмотрел на Алиссу, его глаза были прищуренными и бдительными.

– Я очень надеюсь на вас, мисс Брент. Я вынужден поспешно судить почти обо всем, чем занимаюсь, но это решение очень важно для меня.

Алисса снова почувствовала дрожь. Она смело кинулась в водоворот событий единственно лишь из-за детей и сочувствия к этому сильному человеку. Если что-нибудь будет не так, он, наверное, убьет ее не долго думая.

– Мне тоже надо было принимать решение в спешке, мистер Темпест. Я просто могла подождать, пока освободится мое старое рабочее место, или пожить у сестры и ее мужа.

– А почему же вы не остались с ними?

– Я с ними просто задыхаюсь. Кэнди захотела бы кормить меня с ложечки, а Бобу везде видятся потенциальные насильники. – Она пожала изящными плечами. – Мне показалось, что быть втянутой в самую середину заговора гораздо безопаснее.

Неожиданно на губах Кирана показалась искренняя улыбка. Произошло чудо – его лицо и глаза стали на минуту теплыми и менее пугающими.

– Я постараюсь, чтобы этот заговор вас никак не коснулся. Вы – мой сюрприз, мой козырь в рукаве, но, если уж до этого дойдет, у нас будут трудности.

– Я об этом подумала. Если уж до этого дойдет, у меня ужасный характер. – Она подняла голову. – Я люблю побеждать, мистер Темпест, что бы я ни делала. Я не буду просто зажмуриваться и надеяться умереть.

– Я знаю, именно поэтому вы и здесь. Еще я полагаюсь на ваш пытливый и подозрительный ум.

Его губы приняли скептическое выражение, когда она взглянула на него с притворным недовольством, полным простодушия.

– Я хорошо понимаю, что вы сейчас наблюдали за мной из-за недоверия ко мне. Не останавливайтесь. Это может быть полезно нам обоим. Но не ищите щели в моих доспехах. Я уже давно закрыл их.

Он вернулся к своим документам, его лицо показалось Алиссе гораздо более твердым, чем обычно. Она могла предположить, почему он заделал все щели в доспехах. Наверное, его жена – ужасная женщина. Сейчас Алисса не могла больше ничего выяснить и постаралась заснуть, положив руку на светлую головку. Что бы ни произошло, никто не сможет обидеть детей. Ее губы приняли такое же твердое выражение, какое было у него. Она находится здесь, чтобы помочь детям, и она поможет им любой ценой.

Когда Алисса проснулась, они как раз начали снижаться. Взглянув на Кирана Темпеста, она убедилась, что он был бодр и выглядел так же настороженно, как и всегда. На его лице не было ни малейших признаков усталости. Бегло взглянув на детей, Алисса выглянула из маленького иллюминатора.

Самолет летел над морем, быстро снижая скорость. Солнце вставало, его яркий свет разгонял перед собой ночные облака, окрашивая небо красным, бирюзовым и золотым цветом, отражавшимся в темном море. Она почувствовала тропические ароматы. Киран Темпест предупредил, что ей понадобятся вещи для теплой погоды. Перед отъездом Алисса предприняла спешное расследование, но так и не выяснила, где именно находится Антарра.

Антарра – загадочное место. Его не было ни на одной из карт, которые оказались в ее распоряжении. Учитель географии в ее старой школе тоже ничего не слышал про него. Дети будут в полной безопасности в этом затерянном месте, если только враги уже не узнали о нем и если Киран Темпест не приезжал сюда раньше с женой.

Алисса нахмурилась и откинулась в кресле. Она должна разобраться в своих предпочтениях. Она уже отнесла бывшую жену и дядю детей к врагам. Это подтверждает то, что ее неразговорчивый наниматель рассказал ей правду. Больше всего ее беспокоила бывшая жена Темпеста. После того что он рассказал в кафе, Алисса представляла себе ее безнравственной ведьмой в черной одежде, но все еще не могла заставить себя поверить в то, что существует женщина, не испытывающая никаких чувств по отношению к собственным детям. Она чувствовала, что что-то не так, но ей придется смириться с этим, пока она не выяснит все до конца.

Салли заерзала, Алисса отвела ее в маленькую, аккуратную туалетную комнату. Они вернулись в тот момент, когда сервировались кофе и сок для детей. Салли радостно уселась подле Алиссы, совершенно не капризничая после сна в неудобном положении. В противоположность ей Джеймс выглядел таким же высокомерным, как и отец, и спокойно пил сок. Он даже не взглянул ни на Алиссу, ни на сестренку.

– Значит, мы на месте? – осмелилась спросить Алисса, когда самолет коснулся земли в маленьком, еще темном аэропорту.

Солнце еще только начинало освещать взлетно-посадочную полосу, его яркий свет здесь еще не был виден.

– Ни в коей мере, – произнес Киран. – Завтра мы продолжим поездку на Антарру. В течение дня я позабочусь о вещах, которые нам могут понадобиться, потому что, добравшись до цели, мы не сможем предпринимать частые вылазки в места, тронутые цивилизацией. Еще нам нужно известить кое-кого, что мы почти на месте.

Алисса кивнула и ничего не ответила, но собирала свои вещи и помогала Салли вылезти из кресла с крепко сжатыми губами. Наверное, это самая большая ошибка в ее жизни. Единственное, что ей теперь было известно, так это то, что они не будут общаться с другими людьми или по крайней мере теми, кого он считал частью цивилизации. Маленькая ручка, вцепившаяся в ее руку, когда они покидали самолет, послужила ей большим успокоением. Джеймс оглядывался по сторонам так же спокойно, как и отец. Он взглянул на нее темными глазами, в которых невозможно было что-либо прочесть, и отвернулся. С того момента как они встретились, он был только чрезвычайно вежлив, все попытки Алиссы сблизиться с ним встречались твердым «нет, спасибо», что бы она ни предлагала.

Киран спустился на гудронированную полосу, остановился и вытянул руки, чтобы спустить Салли. Не успела Алисса сообразить, в чем дело, он предложил ей точно такую же помощь. Нужно было только прыгнуть вниз с небольшой высоты, Джеймс легко с этим справился. Алисса собиралась сделать то же самое, но почувствовала, как ее талию обняли сильные руки.

Киран поднял голову и взглянул ей в глаза, потом очень осторожно опустил ее вниз. Секунду Алисса чувствовала себя так, будто парит в воздухе, а в следующее мгновение она, слегка запыхавшись, стояла рядом с детьми, а прохладный ветерок с моря обдувал ее разгоряченное лицо. Алисса почувствовала волнение, но он отвернулся, подхватил Салли на руки и пошел к низким белым зданиям, которые едва освещало солнце. Алисса поторопилась за ним. Она не хотела отстать, хотя и ощущала некую внутреннюю дрожь после физического соприкосновения с Кираном.

Он пугал ее, и Алисса признавала это. В тот первый раз, когда она увидела его, инстинкт ее не подвел. Она позволила поставить себя в такое положение, что уже ничего нельзя сделать. Алисса нервно закусила губу. Как долго это будет продолжаться? Может быть, Киран не будет нуждаться в ее услугах все полгода? Он жил в мире, не похожем на ее мир. Мире власти, богатства и, по-видимому, опасности. Как Киран отреагирует, если она вдруг объявит, что хочет уехать? Наверное, ужасно. Гораздо ужаснее, чем Алисса могла надеяться, несмотря на его странную веру в ее буйный нрав. Может быть, на Антарре все будет несколько спокойнее, потому что Киран был спокоен, как большая дикая кошка, да и Джеймс от него недалеко ушел. Сблизиться с Джеймсом будет проблемой. Она могла себе представить, насколько спокойно и хорошо он будет заниматься. Наверное, он говорит только тогда, когда к нему обращаются. Похоже, сейчас эта маленькая семья будет использовать все ее способности. Она надеялась, что высокий человек, идущий впереди нее, все еще собирается удвоить ее жалованье.

– Я заказал здесь места, – сказал Киран, открывая Алиссе дверь, когда они шли по коридору небольшой гостиницы рядом с аэропортом. – Возьмите с собой Салли. Я возьму Джеймса.

Все явно было хорошо продумано. В комнате стояла двуспальная кровать, а когда принесли их багаж, Алисса долго рассматривала постель, на которой она собиралась спать и которая показалась ей очень мягкой. Она клялась, что не будет нянькой, но Салли, кажется, решила по-другому.

– Можно мне теперь лечь спать, Лиза?

Алиссе пришлось отбросить всю свою усталость, чтобы не потерять контроль над собой.

– Сейчас мы тебя быстренько вымоем, а потом можно будет долго-долго спать. – Она скинула туфли и двинулась на помощь усталой маленькой девочке.

Когда она подняла голову, то увидела, что Киран все еще стоит в дверях, сжав челюсти. Его глаза таили в себе угрозу для каждого, кто попытается причинить вред его ребенку, и Алисса почувствовала к нему неожиданную симпатию.

– Я буду чутко спать, – пообещала она.

Он сделал явную попытку расслабиться, кивнул и вышел.

Алисса умылась и почти что рухнула на кровать. Салли уже крепко спала и, насколько Алисса могла заметить, сейчас они были в безопасности. Необходимости спать чутко не было, поскольку она была совершенно уверена, что именно этим сейчас и занимается Киран, находящийся в смежной комнате. Она устало подумала, что он, наверное, не нуждается в сне. Может быть, он лишен всех человеческих эмоций? На этой любопытной мысли ее глаза закрылись.

Сочувствовать такому человеку, как Киран Темпест было просто сумасшествием. Сочувствие делает уязвимым, что неплохо, если тебе тоже сочувствуют. К сожалению, Киран Темпест не был таким человеком. Он будет пробивать себе дорогу, несмотря ни на что, и носить детей под мышкой.

А она? У нее было такое чувство, будто ее будут угнетать, если всей этой власти дать волю. Наверное, ей потребуется все сочувствие, на какое она способна, чтобы использовать его в своих интересах.

Алисса раздраженно забормотала и решительно повернулась на бок. Пустые теории, реакция на панику. Бессмысленно. Она будет воспринимать все таким, каким оно будет, а в конце концов, возможно, ничего и не случится. Они едут в убежище, но убежище бесполезно, если о нем знают те, от кого они скрываются. Каким бы человеком ни был Киран Темпест, он не дурак. Все будет хорошо, да и жалованье двойное.

Она заснула, когда раздумывала над тем, сколько ей придется сделать за три месяца. Дольше она ему не потребуется. Вообще-то, наверное, она будет нужна ему еще меньшее время. Как только его дети будут в безопасности, он предпримет любые безжалостные шаги, какие сочтет необходимыми. Если его бывшая супруга обладает хоть каким-то здравым смыслом, она тоже будет скрываться. Его ничто не остановит. Кто бы ни была и где бы ни была эта Синтия, она совершила огромную ошибку. Раз уж она была замужем за Кираном Темпестом, ей бы следовало знать его получше.


На следующий день она проснулась и увидела, что Киран стоит в комнате и смотрит на нее. Алиссу тут же охватило чувство вины за то, что она безрассудно позволила себе спать, но это чувство быстро сменило возмущение – он нарушил ее уединение.

– Что вы хотите?! – Она села на кровати, натягивая на себя простыню и возмущенно рассматривая его.

– Я пришел, чтобы сказать вам, что мы отправляемся ровно через час. Завтрак будет накрыт в вашей комнате. Дети поедят с вами. Мне нужно кое о чем позаботиться до отъезда.

Это было явно все, Алисса покинула его мысли, разжалованная до положения няньки. Понятно, почему он распорядился, чтобы завтрак накрыли здесь – она не должна общаться ни с кем, кто бы это ни был.

– Минутку! – Взглянув на другую кровать, она убедилась, что Салли все еще крепко спит и дипломатия тут совершенно ни к чему. – С этого мгновения мне нужно больше информации.

– Зачем? – Он повернулся и взглянул на нее с подозрением. – Мы знаем, что это всего лишь остановка по дороге на Антарру. Мы прибудем туда сегодня. У вас есть вся необходимая информация.

– Я понятия не имею, где мы находимся. Все, что мне известно, Антарра – мифическое место, изобретенное вами. А что касается этого места, я видела лишь темный аэропорт и одну спальню в неясно освещенном коридоре.

– Тогда я предлагаю вам встать и раздвинуть занавески, мисс Брент. А что же касается Антарры, вы увидите его, когда мы приедем.

– Если приедем! – свирепо уставилась на него Алисса.

Его темные брови поднялись с высокомерным удивлением.

– Я пытаюсь предотвратить дальнейшие попытки похищения детей. У меня совершенно нет ни времени, ни склонности совершать преступления самому. Существует теория, согласно которой похитители влюбляются в своих заложников. Я выбрал вас из-за вашего характера. Вы умная, горячая, раздражительная и подозрительная. Я же предпочитаю нежных женщин.

Алисса расхохоталась, зажав рукой рот, чтобы успокоиться. Нежных? Да он сотрет любую нежную женщину в порошок!

Он свирепо взглянул на нее:

– У нас есть час, мисс Брент. Предлагаю вам разбудить Салли и собраться самой. Джеймс будет здесь через несколько минут.

Он ушел, а Алисса поторопилась в ванную, внутри ее бурлили веселье и негодование. Она нахмурилась собственному отражению в зеркале и подумала, как это она сумела дать ему превосходный повод оскорбить себя. Наверное, теперь он ожидал, что она почувствует себя совершенно несерьезной и далекой от собственного жизненного кредо. И кто может понравиться такому человеку? Нежные существа сразу отпадают. Он презирал бы любого, кто был бы нежен и скорее подавлял бы такую женщину. Она даже не могла начать представлять себе женщину, которая показалась бы ему подходящей. То обстоятельство, что он когда-то вообще был женат, потрясало. Он хладнокровный счетный механизм, вполне возможно, бессмертный, как ей представилось прошлой ночью. Он может быть просто механическим сооружением, красиво собранным и прекрасно отрегулированным. Разумеется, он не спал и выглядел сегодня утром таким же бдительным, как и вчера.


Час спустя она торопливо шла по коридору за Кираном. Ее раздражение нисколько не уменьшилось. Джеймс решительно шагал рядом с отцом, а Салли сжимала руку Алиссы и радостно подпрыгивала на ходу. Шествие замыкал носильщик, который ранее принес их вещи из самолета. Остальной багаж, несомненно, должен был прибыть позже. Алисса чувствовала себя совершенно измученной. Ей было жарко, и Салли, судя по виду, тоже. У нее будут проблемы с Джеймсом. Его окружала та же аура высокомерия, которую его отец носил словно одежду подходящего размера. Он явно неодобрительно воспринимал то, что она женщина. То есть был настоящим сыном своего отца. Она мягко сжала руку Салли и была вознаграждена веселой улыбкой. Это ее маленький союзник. Киран начал внушать ей неуверенность в себе, это было для нее новым и отнюдь не радостным ощущением.

Их ждала машина, за рулем которой сидел здоровенный детина, тут же вызвавший у Алиссы подозрения. Должно быть, Киран вызвал его откуда-то с помощью заклинаний. Пока Алисса размещалась с детьми на заднем сиденье, Киран сел рядом с водителем. Они тихонько переговаривались. Это был односложный разговор, происходивший гораздо ниже того тона, который воспринимало ее ухо. Но они разговаривали о чем-то очень серьезном, да и ее сердце несколько затрепетало, когда она поняла, что они направляются совсем не в сторону аэропорта. Они направлялись к морю. Алисса видела, что впереди сверкает вода. Яркий солнечный свет на ее поверхности, покрытой рябью, ошеломил ее. Она разозлилась, подумав, что даже не знает, какое это море, а багаж все еще находится в самолете!

– Мой багаж!

Киран повернулся очень медленно и кинул на нее насмешливый взгляд:

– Обо всем уже позаботились, мисс Брент. Багаж был перенесен в лодку сегодня утром еще до того, как вы проснулись. Мы не забыли вашу одежду. Детям тоже нужна более уместная одежда.

Он отвернулся. В его голосе был намек на выговор, и она снова почувствовала себя глупой нянькой. Она не привыкла думать о том, какую одежду ребенок наденет завтра. Об этом должен позаботиться Киран. Это из-за него Салли теперь жарко. Она быстро взяла себя в руки. Киран Темпест явно обожает своих детей. Наверное, он решил, что она обладает большим здравым смыслом, чем нужно. Это она должна была позаботиться о потребностях детей, потому что, хочет она того или нет, ей придется быть в роли учительницы, няньки и телохранителя. Не стоило с самого начала затевать сражение с несговорчивым боссом. Она сняла пиджак, расстегнула Салли на шее платье и откинулась назад с покорным вздохом.

– Когда мы будем на лодке, ты сможешь одеть шорты, – с улыбкой пообещал Киран дочери. – Тогда тебе будет попрохладнее. Мисс Брент тоже сможет переодеться.

К удивлению Алиссы, его глаза лучились смехом. Ее разгоряченное лицо раскраснелось еще больше и, она была в этом уверена, стало еще краснее, когда послышался голос Салли:

– Лизе пойдет купальный костюм. Она такая красивая.

– Конечно, – согласился Киран, подняв черную бровь и оглядывая Алиссу. – Именно поэтому мы взяли ее с собой.

Он отвернулся, предоставив Алиссе потихоньку кипеть от злости. У нее было неприятное ощущение, что водитель втайне ухмыляется, и думала, куда ее завели здравый смысл и житейская мудрость. Встреча с Кираном Темпестом каким-то образом указала ей, кто она такая в действительности, а общение с ним тогда еще только началось.

У пристани покачивался большой катер, явно обладавший мощным мотором. Такие дорогие, начищенные до блеска суда Алисса видела на юге Франции. Но тогда она и не мечтала о том, что сама когда-нибудь отправится в плавание на таком судне. Было совершенно понятно, что следующую часть пути они проплывут на катере. Человек, который их ожидал, был полной противоположностью шоферу. Он был высоким и изящным, во всяком случае, скорее мыслитель, чем груда мышц, а когда Алисса подошла вместе с остальными, он смерил ее взглядом умных глаз.

– Мне отвезти вас туда? – Он взглянул на Кирана, но тот твердо отверг это предложение.

– Нет, управлять буду я. Мы не хотим быть отрезанными от цивилизации, ты мне нужен в другом месте. Ты возьмешь машину и отправишься прямо сейчас. Я хочу, чтобы все было улажено как можно скорее. Держи меня в курсе дела, давай о себе знать каждый час, если это будет необходимо.

Он не стал утруждать себя представлениями, и, не успев поразмыслить как следует об услышанном, Алисса почувствовала, что ей помогают сесть в катер, слегка покачивавшийся на волнах. Киран даже и не взглянул больше на этого человека.

– Вы найдете все необходимое на нижней палубе, – сказал ей Киран, когда она повела Салли в каюту.

С хриплым рокотанием катер отошел от берега и вышел из маленькой гавани в открытое море. Где бы ни располагался этот самый Антарра, она ехала туда. Алисса почувствовала внезапный порыв любопытства, сменивший раздражение.

В конце концов, это и есть приключение. Этого она никогда не забудет. Киран может быть холодным и раздражающим, но в обычной жизни она вряд ли встретилась бы с таким человеком. Перспектива недолгого пребывания в мире власти просто завораживала, и, выйдя на палубу, она смотрела на море, простирающееся перед ними, с таким же любопытством, как и Салли. Скоро стало совершенно понятно, что дети давно привыкли к катеру. За ними совсем не нужно следить. Салли вполне была довольна возможностью сидеть рядом с Алиссой и смотреть на постоянно меняющееся море. Джеймс, теперь одетый в шорты и футболку, стоял рядом с отцом, время от времени получая возможность взяться за штурвал. Умненький, самоуверенный ребенок.

Казалось, что с Кирана спало напряжение, а когда он позднее подозвал Алиссу жестом, та подчинилась не раздумывая. Осторожно двигаясь вместе с Салли, которая вцепилась ей в руку, Алисса добралась до штурвала и взглянула туда, куда указывал Киран.

– Перед вами цель нашего путешествия, – спокойно объявил он, – Антарра.

Из моря поднимался остров, приближающийся с каждой секундой. Пока он находился слишком далеко, чтобы можно было рассмотреть его получше. Ей удалось увидеть лишь неровные очертания, а с такого расстояния она даже не смогла представить себе размеры острова. Чуть в стороне от центра находилось что-то вроде горы, и это была необычная гора.

– Это вулкан.

Алисса произнесла это почти про себя, и, должно быть, в ее голосе послышалось благоговение, потому что Киран повернул голову и взглянул на нее:

– Именно.

Голос его весело зазвенел, и Алисса постаралась принять совершенно спокойный вид.

– Потухший, разумеется, – пробормотала она.

Он пожал плечами, опровергая эту мысль.

– Дремлющий. Последнее извержение произошло в семнадцатом веке. Время от времени он шевелится, но волноваться не из-за чего. Антарра – густо заселенное процветающее место. Его жители не были бы столь благодушными, если бы им угрожала опасность.

– Я не боюсь. Я просто смущена. Я не знала, что здесь… – Алисса замолчала и с досадой закусила губу. – Конечно, я точно не знаю, где именно мы находимся, поэтому тут не о чем рассуждать.

К ее немалому удивлению, он неожиданно рассмеялся и обнял ее за плечи:

– Взгляните туда, за Антарру. Видите темную кромку у горизонта? Это не облако. Это Южная Америка. Антарра – остров на побережье. Прошлой ночью вы спали на другом острове. На Антарре нет аэродрома. Люди рассказывают, что, когда мир был совсем новым, один из вулканов убежал с материка и поселился на Антарре, принеся с собой удачу. Они очень любят свой вулкан. Не волнуйтесь об этом.

– Вы могли бы рассказать мне, где мы были, – тихо проворчала Алисса, немного беспокоясь из-за твердой теплой руки на своем плече.

– Я решил, что вам нечего бояться, мисс Брент. – Его рука переместилась на штурвал, а голос стал таким же твердым, как обычно. – Во всяком случае, я не расположен доверять людям, особенно сейчас.

– Тогда зачем было настаивать на моем присутствии? – прошипела Алисса, не повышая голоса.

Это была стычка между ними, и при обычных обстоятельствах она не стала бы ввязываться в это при детях.

– Я считал, что вы бесстрашный человек.

Это было произнесено тихо, но раздраженно, и Алисса с большим трудом удержалась от того, чтобы не поднять голос до крика.

– Я не боюсь ни вас, ни кого другого. Но тем не менее я не считаю себя способной к восхождению на вулкан. Наверное, когда я стану старше и опытней, то смогу этим заняться. – Она отвернулась и взяла Салли на руки. – Давайте собирать вещи. Мне бы не хотелось остаться без них, когда мы покинем катер.

Когда она оглянулась, чтобы бросить на него свирепый взгляд, Киран внимательно смотрел на приближающийся остров, хотя и ухмылялся при этом, предупреждая ее, что не стоит раздражать его сверх меры. Она подошла к каюте в довольно-таки раздраженном состоянии и собирала багаж, пока не успокоилась.


Алисса развлекала Салли в каюте и вышла на палубу только тогда, когда прекратился шум двигателей. Казалось, прошло совсем немного времени, но то, что она увидела, заставило ее открыть рот от изумления.

Антарра возвышался над ними, словно некий реликт, внушавший первобытный страх. Он выглядел почти как нечто дошедшее к нам из юрского периода, место, в котором обитают гигантские хищники. Он поднимался прямо из моря, зеленый и кажущийся очень спокойным, но Алисса почувствовала трепет. Они причаливали в маленькую, явно частную бухту. Все вокруг было пышным, зеленым, местами деревья росли почти у самой кромки воды. Белый песок простирался, насколько хватало глаз, изящно изгибались пальмы. Это было похоже на райский остров, но Алиссу что-то тревожило. Теперь вулкан казался ближе и выше. Алисса взглянула на него с восхищением. Он со всех сторон порос буйной растительностью. Это было красивое зрелище.

– Дом! Дом! – возбужденно воскликнула Салли, и даже Джеймс широко улыбнулся.

Алисса могла понять почему. Когда она высадились на пристань, она смогла рассмотреть особняк, расположенный недалеко от моря. От него к пляжу вело несколько тропинок.

Дом был каменным, с первого взгляда казался солидным и обладал роскошью домов Старого Света. Изогнутые железные балконы и множество окон с запертыми изнутри ставнями дополняли картину.

– Его построили испанцы.

Киран взглянул на нее, когда она остановилась, разглядывая дом, перед которым простирался широкий газон.

– Точно так же, в старом испанском стиле, построен и город. Они принесли с собой свою культуру.

– В доме живут привидения, – произнес Джеймс, лукаво взглянув на нее. – Мужчины в стальных шлемах с мечами.

– Замечательно! Я пишу книгу о привидениях. Ты можешь не спать несколько ночей и заняться наблюдениями вместе со мной. У меня есть фотоаппарат. Можешь делать снимки.

Он высокомерно усмехнулся. Салли хихикнула:

– А мне можно?

Алисса улыбнулась ей:

– Нет, тебе нужно немного вырасти. Привидения – занятие для людей постарше, таких, как Джеймс и я. Ты можешь подождать в постели. Но, честно говоря, по-моему, Джеймс меня просто дразнит.

В обычной ситуации Алисса не стала бы использовать слово «дразнить». Она снова подумала о том, будут ли у нее серьезные проблемы с симпатичным ребенком, стоявшим навытяжку рядом с отцом, а потом решительно отошедшим в противоположный конец катера. Джеймс не хотел быть неловким ни в чем. Киран взглянул на неподвижную спину сына.

– Тут у вас могут возникнуть трудности.

– Ненадолго. Предоставьте его мне.

– У него есть причины для такого поведения. Извините. Честно говоря, я думал, что он привыкнет к вам, особенно потому, что вы спасли его. Вы так не похожи на…

– Я справлюсь, – произнесла Алисса.

Ей не хотелось слышать, на кого именно она не похожа, и совершенно ничего не хотелось знать о бывшей супруге Кирана. Что бы эта Синтия ни натворила, это не имело к ней никакого отношения. Все, что она должна делать, – это защищать детей, а Джеймс совершенно не раздосадовал ее, напротив, тронул, попытавшись напугать. Если он внутренне раним, ей придется справиться и с этим. Алисса согласилась на эту работу, зная, что все будет непросто, зная, что это может быть даже опасно. Она до сих пор не могла понять, как позволила себя уговорить.

Но она уже здесь, и, кроме как приступить к работе, ничего другого не остается. Маленькая ручонка, схватившая ее за юбку, заставила Алиссу примириться с ситуацией. Кроме того, ей обещана двойная оплата. А на Кирана она не будет обращать никакого внимания. Дом выглядел достаточно большим, чтобы не встречаться с ним. Не обращать внимания на нанимателя – не самая здравая мысль. Но у нее было такое чувство, что, если они будут проводить в обществе друг друга слишком много времени, все кончится тем, что они прибьют друг друга первыми попавшимися тяжелыми предметами. Слабовольная, послушная учительница подошла бы его детям гораздо больше. Кто-то с угнетенным характером, неспособный обидеть и муху. Кажется, он ошибся в выборе единственный раз за всю свою жизнь.

Глава 4

Когда они подходили к дому, дети побежали вперед, а у Алиссы появилось такое чувство, что ей надо бежать с ними, высматривая по дороге грозящую им опасность. Благодаря Кирану она стала такой раздражительной, нервной и постоянно ожидающей появления угрозы, что почти ощутила необходимость пробежки с поднятым оружием. Она ощущала себя неподготовленным работником разведки, получившим приказ охранять семью президента.

Алисса не была готова к такой работе. Она напомнила себе, что является просто учительницей, и никем больше, но тем не менее оставалась настороже, потому что не могла поступать по-другому. Алисса осматривала каждое возможное убежище незваных гостей и медлила перед каждой тенью. За каждым кустом ей мерещилась опасность.

Киран успокаивающе схватил ее за локоть, но это не помогло. И тогда он окинул ее таким свирепым взглядом, каким взглянул бы на сумасшедшего.

– За багажом придут из дома. Хозяйством занимаются два человека, которые прилетели из Лондона до нас.

Он сказал это, сбивая ее с мысли об обязанностях телохранителя и стараясь не рассмеяться, но Алисса была слишком подозрительна, чтобы ее можно было так просто сбить с толку.

– Но если они приехали из Лондона, откуда вы знаете…

– Они работают у меня много лет. Никто не знает, где мы находимся, а Синтия даже не знает о существовании Антарры.

– Вы в этом уверены?

– Совершенно уверен.

Он еще раз взглянул на нее так, будто сомневался в ее нормальности, и направился дальше к дому. Несмотря на все это, Алисса осталась настороже. Киран был хорошо известной личностью, за которой внимательно наблюдали, и ей казалось, что, куда бы он ни направился, люди будут отслеживать его путь. Все, что ей было известно, так это то, что их путь на Антарру можно проследить с той же легкостью, с какой можно проследить тропу, которую стадо бешеных слонов протоптало на кукурузном поле. Остров вовсе не был пустынным. На нем жили люди. А кроме того, о нем знала женщина из агентства, потому что он упомянул Антарру в ее присутствии. Кстати, об этом месте знают Кэнди и Боб. Кто еще? Алиссе показалось, что он оставил за собой слишком много следов, когда составлял план побега. А как насчет тех людей, которые работают на него? Они могут назвать это место, сами того не желая.

Ее внимание привлекли два человека, которые встречали их у дверей.

– Мистер и миссис Грегсон, – представил Киран пару средних лет, приветствовавшую их улыбками. – Они приехали до нас, чтобы все подготовить. Мисс Брент будет присматривать за Салли и давать уроки Джеймсу. Марта, наверное, вы сможете ее разместить, пока Джордж сходит за багажом?

Дети побежали обратно в сад. Алисса не обратила внимания на Марту Грегсон и повернулась, чтобы отправиться за ними, но Киран остановил ее, схватив за руку.

– Я присмотрю за детьми. Вы прибыли сюда не в качестве няньки. – Вдруг он слабо улыбнулся: – Просто несчастье, что Салли решила присвоить вас. Не думаю, что вы привыкли иметь дело с маленькими липнущими девочками.

– Она очаровательный ребенок, – сказала Алисса, проследив глазами за детьми. – Любая женщина обрадуется, если рядом с ней будет Салли. По-моему, это естественно.

– Материнский инстинкт? Далеко не каждая, мисс Брент. В Синтии я этого не обнаружил. Может быть, вы более теплая и ранимая, чем полагаете?

– Только при общении с детьми.

– Дети не единственные, кому нужно ваше тепло. – Он пристально взглянул на нее, перед тем как отвернуться. – Устраивайтесь и осмотрите дом. Вам нужно решить, где будут проходить ваши занятия. До завтра у вас не будет никакой работы. Дети захотят осмотреть окрестности, к тому же они слишком устали, чтобы вести себя благоразумно.

Он восстановил дистанцию, но Алисса не обратила на это внимания.

– На это время я найду подходящее занятие для Салли. Если она будет расхаживать вокруг, пока я буду заниматься с Джеймсом, я буду волноваться. Будет лучше, если она будет со мной.

Он взглянул на нее и кивнул:

– Спасибо. Если вам что-то понадобится, дайте мне знать.

Он вышел в сад, а Алисса в волнении остановилась. Киран настороже, и кто попытается сюда заявиться? Наверное, он предусмотрел все неожиданности. Если не брать в расчет то, что кто-то выманит информацию у миссис Добсон из агентства, единственную реальную опасность представляет его жена, которая может знать о существовании этого места. Но она не знает.

При мысли об этом Алисса почувствовала угрызения совести. Эта женщина – их мать, а она лишь со слов Кирана знала о том, что именно Синтия несет ответственность за попытку похищения. Может быть, это был кто-то другой? У него должны быть враги. Каждый, кто обладает такими большими деньгами, имеет врагов. Какие мудрые действия с ее стороны могут быть предприняты, если она знает только некоторые факты? Алисса сделала нечто, чего никогда до этого не делала, – встретила мужчину и поверила ему на слово. Его темная красота и стальные глаза пугали ее, и все же она здесь, несмотря ни на что. Даже Кэнди не стала бы вести себя столь опрометчиво.

Марта провела ее в спальню. Толстый и мягкий ковер бледно-розового цвета был предназначен как бы специально для женщины. Комната была частично отделана светлыми деревянными панелями, создававшими впечатление того, что в этом большом помещении еще больше света и воздуха, чем было в действительности. Покрывала на постели были светло-розовыми, гармонировавшими с ковром, а с балкона комнаты было видно море. К спальне примыкала отдельная ванная комната.

Все было просто роскошно. Распаковав вещи и расставив туалетные принадлежности на полках ванной, Алисса осмотрела дом, пытаясь сориентироваться в нем и решить, где ей устроить классную комнату для Джеймса. С ними прибыли его книги и множество других вещей, и Алисса была уверена, что сможет выдумать массу игр, чтобы занять такую малышку, как Салли, и научить ее чему-то. Осматривая дом, Алисса ощущала нечто вроде благоговейного страха, когда сталкивалась со староиспанским великолепием. Киран оставил все в таком виде, в каком впервые увидел, за исключением небольшой модернизации спален и кухни. Алисса одобряла его вкус. Позднее, выглядывая из окна спальни, она увидела Кирана и детей в саду. Он разговаривал с садовником, но этот человек, как и тот, что довез их до лодки, имел скорее вид телохранителя, чем садовника. Нигде не было и следов каких-нибудь помощников, кроме тех, кого он привез с собой из Лондона, и она была уверена, что этот большой и сильный садовник приехал вместе с Грегсонами.

Когда к ним подошел еще один человек и присоединился к разговору, Алисса поняла, что все они находятся под охраной. Киран явно не рисковал и никому не доверял. Она начала задумываться, в каких пределах простирается его доверие к ней. Она знала о нем не больше, чем узнала до этого, и не понимала, почему время от времени ощущает к нему странное сочувствие.

Он сильно любит детей – это не оставляет никакого сомнения. Это доказывало то, что под твердым панцирем скрывается настоящий человек. Конечно, было несколько моментов, когда он улыбался, но обычно он был слишком разумен и самоуверен, чтобы быть каким-то иным, кроме как холодным и высокомерным. Ленч был сервирован в саду. Алисса очень обрадовалась этому. Со времени их первой встречи у нее не было необходимости сидеть напротив Кирана и ощущать на себе его пристальное внимание. Она могла прекрасно обойтись и без этого, а в саду она может спокойно оглядываться по сторонам. А от окружающего пейзажа просто дух захватывало.

Казалось, бирюзовое море простирается до бесконечности. Сад, зеленый и ухоженный, спускался к белому песку, где мягко шептало море. Ярко светило солнце, дул мягкий ветерок. Антарра являл собой райское место, подобное драгоценному камню на поверхности спокойного моря.

Только когда пришло время обеда, у нее не осталось иного выбора, кроме как смотреть прямо на Кирана. Дети спали, Алисса помогла Марте их разместить. Теперь, одетая в шелковый топ кремового цвета и длинную плиссированную юбку того же тона, Алисса спустилась в старинную столовую со сводчатым потолком.

Когда она вошла в столовую, глаза Кирана быстро скользнули по ней, но не изменили своего выражения. Он просто смотрел на нее, заставляя испытывать стеснение. В столовой был огромный обеденный стол, пугающий своими размерами, и, хотя их было всего двое, Марта расставила приборы максимально официально: на одном конце стола – для Алиссы, а на другом – для Кирана.

Мебель была из тяжелого резного дуба. Под потолком висели огромные люстры, у стены стоял массивный буфет с серебряной посудой, а стулья напоминали троны. Алисса оглядывала поразительную комнату, в то время как Киран хранил молчание. Несмотря на обычное бунтарское состояние духа, для Алиссы оказалось трудным спокойно смотреть на него. С этим человеком надо либо сражаться, либо прятаться от него. Прятаться она не умела.

Он вдруг встал и передвинул ее прибор поближе к себе.

– Вы очень необычная учительница.

Она продолжила осматривать комнату, потом быстро взглянула на него и отвернулась.

– Учителя бывают разные.

– Да, конечно, но вы немного нервная, а детям нужна твердая рука.

Она внимательно взглянула на него.

– Тогда зачем было настаивать на моем приезде сюда? Я не на прогулку сюда приехала.

– Я надеюсь. Мне нужен здесь некто свирепый, обладающий острым зрением.

– Но я не свирепая!

Он воспринял ответ с легкой улыбкой, а когда Алисса расстроенно взглянула на него, улыбнулся еще шире.

– Не обижайтесь, мисс Брент. Вся моя жизнь основывается на том, чтобы суметь увидеть истинную сущность людей.

– Но с вашей женой вы явно допустили ошибку, – резко заметила Алисса и была уверена, что только появление Марты остановило его от того, чтобы не подскочить и не уволить ее мгновенно.

Киран явно не привык к тому, чтобы его слова подвергались сомнению. Когда Марта ушла, он взглянул на Алиссу с прищуром.

– Значит, вы отвечаете ударом на удар. Я уже начинал волноваться из-за ваших неподвижных женских взглядов и из-за того, что вы скромненько сторонитесь меня. Теперь вы стали именно тем человеком, каким я себе вас представлял: бросающим валуны вместо камней. Продолжайте бросать валуны, мисс Брент, я умею уворачиваться.

«Или отвечать тем же самым», – подумала она, глядя на него. Нет, ей совсем не нравится этот человек. Он все время все взвешивал и никогда не действовал по велению сердца, если только речь не шла о его детях. Наверное, он обанкротил кучу фирм, пока делал карьеру, и ненавидит свою бывшую супругу.

И все-таки попытка похищения действительно была. Алисса была там и видела все собственными глазами.

– Я недостаточно осведомлена, – вдруг выпалила она, уставившись прямо на него. – Это смешно!

– Я рассказал вам все, что вам нужно знать.

– Это не все, что мне нужно знать. Это похоже на действия с завязанными глазами. Я должна знать врага, если мне нужно быть настороже.

Он прищурился.

– Я не собираюсь позволять вам совать нос в мою личную жизнь!

Алисса уставилась на него с раздражением.

– У автомата не бывает личной жизни, мистер Темпест. Он просто функционирует. Мне не нужны рассказы о вашей свадьбе или склоках с вашими родственниками со стороны жены. Мне нужны фотографии, описания и возможные способы нападения. В силу причин, которые я не совсем понимаю, ваши враги, кажется, стали и моими врагами, и я не хочу быть застигнутой врасплох даже за двойное жалованье!

Он насмешливо рассматривал ее, подняв брови.

– Разве я предлагал вам двойное жалованье? Наверное, в моей «автоматической» натуре случилась какая-то ошибка. Я исправлю ее, когда буду перепрограммироваться.

Алисса не отрывала от него глаз, а он неожиданно расслабился и откинулся назад, задумчиво уставившись на нее.

– Ну, хорошо. Фотографии где-то лежат, хотя я и сомневаюсь, что они здесь есть. Но я их поищу. Я решил, что необходимо оставить несколько снимков для детей. Однажды они могут захотеть узнать, как выглядит Синтия. Она их мать, хотя и не отвечает этому званию. Что же касается родственников, я видел их не часто и сомневаюсь, что у меня есть их фотографии. Когда Синтия ушла, она взяла с собой все, что смогла. – Он уныло взглянул на нее. – Существование в виде автомата имеет свои положительные стороны, мисс Брент. Как оказалось, переживал именно Джеймс. Салли была слишком мала, чтобы понять происходившее.

Алисса снова ощутила странное сочувствие.

– Я не могу не ударить в ответ, такой уж у меня характер. Но это кажется таким неправдоподобным. Для меня любая мать похожа на мою собственную мать или на мою сестру Кэнди. В глубине моего сознания всегда присутствует мысль о том, что ваша супруга хочет вернуть детей, чтобы просто быть с ними.

– Моя бывшая жена, – поправил он. – Не тратьте сочувствие понапрасну. Оставьте его для Джеймса. Если бы я был в состоянии отправить Синтию на другую планету, я отправил бы ее туда вместе с ее новым мужем.

Алиссе вдруг пришло в голову, что он ревнив, и она решила внимательнее следить за своей речью в дальнейшем. Если бы Киран по какой-то случайности все еще любил Синтию, это осложнило бы дело. В конечном счете когда-то он ее любил. У них было двое детей. Разве мать смогла бы добровольно оставить их? Или он использовал всю свою власть, чтобы вычеркнуть ее из их жизни?

Чуть позже она легла спать, все еще пребывая в замешательстве. Перед ее мысленным взором проплывало красивое лицо Кирана, а рядом с ним – силуэт маленького мальчика. Однажды он станет точно таким же, как и его отец, но Салли на них не похожа.


На следующий день начались занятия. Для них Алисса выбрала комнату на втором этаже, где им не мешал бы никакой шум. Как она и ожидала, Джеймс был очень умным, гораздо умнее своих лет. Он ни разу не спросил ее совета, но все, что он делал, было превосходно и правильно. Алисса чувствовала себя совершенно ненужной, и, если бы не Салли, занимавшая много времени, у нее было бы такое чувство, будто она занимается обманом.

Джеймс захлопнул книги, когда урок подошел к концу.

– А теперь я хочу пойти на пляж.

Алиссе послышались в его голосе нахальные нотки. Она постаралась не смотреть на него.

– Пойдешь чуть позже, когда кончатся занятия. Думаю, твой отец согласится пройтись по пляжу, если мы его попросим.

– Предполагается, что за нами будете присматривать вы. Вы находитесь здесь, чтобы мы не мешали папе.

– Я здесь для того, чтобы учить тебя, а если тебе скучно, мне придется усложнить задания. Я привыкла иметь дело с детьми постарше.

– Мужчина принял бы решение сам и отвел бы нас на пляж, не спрашивая чьего-либо разрешения, – зло взглянул на нее Джеймс, упрямо сложив губы. – Я хотел, чтобы с нами поехал учитель.

– Мне нравится Лиза.

Салли выглядела расстроенной, и Алисса обняла девочку, чтобы ее успокоить. Это еще больше разозлило Джеймса.

– Женщины – бесполезные существа! Ненавижу женщин!

Он выбежал из комнаты. Салли тревожно подняла глаза:

– Ты его отшлепаешь, Лиза?

Алисса быстро обняла ее.

– Конечно, нет. Думаю, его что-то расстроило. Если ты сможешь сама закончить собирать эту уточку, я пойду его искать.

Алисса быстро вышла в коридор верхнего этажа, но Джеймса не было ни там, ни в саду. Она решила, что он пошел со своей обидой и гневом к себе в комнату. Когда она внимательно прислушалась, за закрытой дверью его комнаты она услышала именно то, что ожидала услышать, – злые удары. Она оставила его изливать свой гнев. Надо было сделать еще кое-что. Кто-то преподнес ему искаженные факты, внушил, что женщины – бесполезные существа, и она прекрасно понимала, кто именно это был. Она спустилась по лестнице, кипя от злости.

Алисса уже знала, где находится комната, которую Киран использовал в качестве кабинета, и направилась прямо туда, злясь все больше и больше. Значит, так он объяснял отсутствие Синтии? Женщины – бесполезные, никуда не годные существа, а мужчины – лучшие представители рода человеческого?! Неудивительно, что Джеймс смотрел на нее с таким возмущением.

Когда Алисса добралась до кабинета, она уже созрела для битвы, а поэтому постучала и вошла, не став даже дожидаться приглашения войти. Она не удивилась, увидев, что Киран занят приумножением капитала. Он сидел в окружении электронной аппаратуры, а когда она вошла, как раз положил телефонную трубку. Это место было явно устроено так, что он мог управлять рынком отовсюду, где бы ни находился. Но в это мгновение он думал не о рынке. Он выглядел сильно удивленным, а выражение его лица доставило Алиссе мрачную радость.

– Что случилось?

Он сделал движение, чтобы подняться, но она пересекла комнату, перегнулась через стол и гневно взглянула на него прежде, чем он успел встать.

– Ничего, если не считать того, что вы провели очень основательную подготовку! Полагаю, уверенность Джеймса в том, что женщины – бесполезные существа, а мужчины – единственные, кому можно доверять, исходит от вас? Думаю, что когда он говорит, что ненавидит женщин, он просто подражает своему отцу.

Было несколько тревожно наблюдать за тем, как он медленно встает. Ее вызывающая поза оказалась в тени его роста и угрожающего присутствия. Удивление сменилось не обычным безразличием, а настоящей злостью, и это тоже пугало.

– Вы думаете, я научил Джеймса тому, чему сам научился на горьком опыте? Вы думаете, я собираюсь испортить его будущее, делая фальшивые замечания о представительницах вашего пола? Я специально приглашаю на работу женщин, чтобы как-то смягчить его жизнь, а не для того, чтобы предоставить ему пример того, чего надо избегать. – Он обошел вокруг стола и заговорил с большей горячностью: – Все, что Джеймс говорит о женщинах, придумал он сам. Самая важная в его жизни женщина бросила его, но до этого она сделала еще много чего. Самое лучшее, что она сделала для моего сына, это ушла!

– Он выбежал из комнаты без всяких на то оснований, – начала Алисса, несколько успокоенная его речью и его злостью.

– Ну, так бегите за ним и возьмите ситуацию под контроль. Если вы не можете справиться с одним мальчишкой, вы плохой учитель.

– Я могу быть лучше, чем кто-либо, – вспыхнула Алисса. – Но здесь необычная обстановка. Я не знаю, каким правилам следовать, раз вы не установили никаких правил.

– Принимайте решения сами и сами устанавливайте правила, – прорычал он и отвернулся к зазвонившему телефону.

– Прекрасно! Тогда мы идем на пляж сразу же после ленча. Именно из-за этого и возникли небольшие осложнения. По крайней мере именно это послужило для него предлогом выражения своей нелюбви к женщинам.

– Вы собираетесь подчиняться каждый раз, когда он будет раздражаться?

Он держал руку на телефоне, но не поднимал трубку, а смотрел на Алиссу с презрением.

– Мне не придется подчиняться. Я скоро приручу его. Я умею действовать исподтишка.

Алисса повернулась, собираясь идти, но он неожиданно тихо рассмеялся. Когда она разозленно повернулась, то невольно заметила на его лице откровенное веселье.

– Могу себе представить, как вы действуете исподтишка, мисс Брент. Скорее всего вы прибегнете к оружию, пусть даже это ваш острый язык. – Он снова потянулся к телефону, отпуская ее. – На пляже безопасно. Просто предупредите меня, если соберетесь отправиться далеко.

Алисса двинулась к двери, зная, что он все еще смотрит на нее, наверное, с самодовольным выражением лица. Он все еще не поднимал трубку. Она оглянулась с прищуренными от раздражения глазами.

– Лучше ответьте на звонок, – предложила она веселым непокорным голосом. – Вы можете потерять миллион, пока тратите на меня время.

– Они перезвонят. Я слишком важная фигура, чтобы не обращать на меня внимания.

Его самонадеянность привела ее в еще большее бешенство, она совершенно не стыдилась того, что у нее сложилось о нем неверное представление в связи с поведением Джеймса.

– Вы мне не нравитесь, мистер Темпест!

– Я помню, – заверил он ее мягким, вкрадчивым голосом. – Тем не менее вы работаете на меня, поскольку я, кажется, плачу двойное жалованье, поэтому предлагаю вам продолжать работать. Приберегите ваши силы для обеда, когда у меня будет на вас больше времени.

Последние слова были сказаны с обычной ясностью. Алисса прекрасно знала, что находится на грани неистовства каждый раз, когда говорит с ним. Неожиданные вспышки ярости были частью ее характера. Она ушла, не оглядываясь и испытывая отвращение от понимания того, что телефон все еще терпеливо звонит. Какая-то несчастная секретарша сидит где-то с сильно бьющимся сердцем, потому что, если он не подойдет, ее могут уволить за плохую работу. Притворившись, что ей безразлично, что бы там ни думал Киран, Алисса мгновенно повела детей на пляж, прихватив с собой упакованный ленч. Марта с удовольствием помогла ей. Выходя из дома, Алисса все еще чувствовала раздражение. Она не привыкла работать в таких условиях. Школа была спокойным местом, пребывание во Франции – прекрасным, несмотря на полное отсутствие всяких приключений. В это утро она несколько раз жалела, что не приняла предложение Кэнди и не переехала к ней на время бездействия. Здесь она не могла даже думать самостоятельно: каким-то загадочным образом ее воображение постоянно занимал Киран Темпест. Приезд сюда – не самая лучшая из затей.

Дети бежали впереди. Джеймс был в плохом настроении, и Алисса испытывала к нему жалость. Несмотря на всю свою сообразительность, он все еще оставался маленьким мальчиком, а его боль была почти осязаемой. Если кто и должен почувствовать остроту ее языка, так это Киран Темпест, а не этот ребенок, который уже достаточно настрадался.

– Стойте! – крикнула она детям, которые, судя по их виду, собирались пройти несколько миль. – Давайте расположимся здесь и перекусим, а потом вы сможете мне показать все укрытия на пляже. Я здесь совершенно не ориентируюсь.

Оба остановились и смотрели на нее, пока Алисса добиралась до них. В хлопковом платье поверх бикини она чувствовала себя относительно защищенной от нежелательных любопытных взглядов, поэтому не обратила внимания на то, что Джеймс смотрит на нее с непроницаемым выражением.

– Вы высокая для девушки, – вдруг сказал он, когда она догнала их.

– Это верно, – согласилась Алисса, исследуя содержимое корзины с ленчем. – Но я уже прекратила расти. Больше я уже не вырасту.

– Он выбрал вас, потому что вы высокая? – Джеймс смотрел на нее так же пристально, как и отец. – Я знаю, вы здесь, чтобы охранять нас. Думаю, вы из полиции.

– Неплохо, но ты ошибаешься, – заверила его Алисса, не в состоянии сдержать улыбку. – Я учительница. Не думаю, что мой высокий рост послужил вашему отцу главным критерием при выборе.

– Он выбрал тебя, потому что ты красивая, – преданно заметила Салли, от чего Алисса улыбнулась еще шире.

– Спасибо, но он выбрал меня и не из-за этого. Он выбрал меня, потому что у меня буйный нрав, – сообщила она по секрету, обращаясь с последней репликой к Джеймсу. – У меня бешеный нрав. Ваш отец считает, что при таких обстоятельствах это хорошо.

– Няня так верещала, – произнес Джеймс презрительно скривив губы.

– Хм-м… – задумалась Алисса, протягивая детям еду. – Наверное, окажись я в той ситуации, я стала бы кричать и драться. Не люблю проигрывать сражения.

– Не думаю, что здесь состоится какое-нибудь сражение. Об этом месте никому не известно. – Джеймс оглядел пляж и вулкан в отдалении. – Об Антарре не знает никто.

– Я знаю об Антарре, – возмущенно пропела Салли.

Джеймс взглянул на нее с жалостью:

– Ну разумеется, знаешь, глупая. Ты же одна из нас. Об этом месте не знает никто, кроме нас. О нем не знает дядя Карл, поэтому он будет тратить время, разыскивая нас дома. Если кто-то подойдет к особняку, мы об этом узнаем.

Алисса ела молча, все еще находясь под впечатлением этого короткого разговора. Джеймс болтал всякую чепуху. Она знала, что ее потихоньку оценивают. Он сравнивал ее полезность и степень неудобств, которые она доставляет. То, что столь профессиональную проверку проводил восьмилетний ребенок, пугало. Он станет точно таким же, как и его отец, если она ничего не сделает.

– Я думала, на вулканических островах темный песок, – сказала Алисса, когда они закончили ленч и сидели, глядя на море.

– На другой стороне острова он темный, – ответил Джеймс. – Местами он почти черный и не такой красивый, как здесь. Папа говорит, что это из-за того, что все прошлые извержения происходили на другой стороне острова. Если поток лавы повернет сюда, этого белого песка не останется.

Мысль об этом была не слишком приятной. Алисса кинула быстрый взгляд на Салли, которая тихонько копалась в песке, совершенно не обращая внимания на их разговор.

– Твой отец говорит, что вулкан находится в состоянии бездействия.

– «В состоянии бездействия» не значит «потух», – поправил Джеймс, не отрывая взгляда от моря. – По-моему, «в состоянии бездействия» означает, что он спит.

– Да. Будем надеяться, что ему всегда хорошо спится. Мне совершенно не нравится мысль о том, что он может проснуться.

– Я думал, вы любите сражения, – безжалостно придрался он к ее словам совершенно по-взрослому.

– Мне не нравится сражаться, но если сражение все-таки состоится, я не убегу. Как бы там ни было, – добавила Алисса, – мне совсем не нравится мысль о том, что придется сражаться с извергающимся вулканом. Будем надеяться, что он будет спать и дальше.

Неожиданно Джеймс весело улыбнулся, она поняла, что он над чем-то размышляет. Он был совершенно спокоен, и ей было неприятно осознавать, что в этой маленькой умной голове творилось что-то, чего она не знала.

Положительный результат этого похода – он с ней разговаривал. Это была осторожная попытка, кое-что он говорил для того, чтобы подловить ее на чем-нибудь, но тем не менее он говорил.

Киран наблюдал за началом похода на пляж. Не отрываясь, он смотрел через открытое окно на своих детей и красивую, немного раздражавшую его женщину, которая шла мерным шагом, неся корзинку для пикника, а Салли бежала за ней вприпрыжку, словно довольный щенок. Его дети не привыкли испытывать удовольствие. Он не мог им этого доставить, несмотря на всю свою любовь к ним.

Джеймс шел молча, сама его осанка указывала на его тщательно продуманную позицию по отношению к происходящему. Алисса Брент не сможет перебороть Джеймса, и Киран подумал, существует ли вообще женщина, которая в силах перебороть его? Мягкий и добрый человек почувствовал бы на себе его презрение. Джеймс будет конфликтовать с каждым, кто станет им командовать. Что нового привнесет в его жизнь эта новая деталь? Киран нахмурился, наблюдая за ее грациозной походкой, и был крайне раздражен, когда обнаружил, что пристально рассматривает стройную фигуру. Он вспомнил ее слова, рассекшие воздух резко и ясно, словно удар ножа: «Вы мне не нравитесь, мистер Темпест».

Он почувствовал себя уязвленным. Его недолюбливало множество народу, но Алисса Брент находилась слишком близко от него, чтобы относиться к этому спокойно. И все-таки Киран нанял ее не из-за ее красоты. Ее пребывание здесь означает еще одну пару зорких глаз. Наверное, женщина-полицейский справилась бы с этой работой гораздо лучше, но ему нужна была учительница для детей, а он не сомневался, что Алисса Брент очень хорошая учительница. Во всяком случае, уже ничего нельзя изменить. Они пробудут здесь, пока он не выяснит, где находится Карл, и не найдет по его следам Синтию. Теперь все пришло в движение. Еще несколько дней – и он будет знать все. Задействованы были все, кто был у него в запасе, и даже те, кто не был. А пока ему придется общаться с Алиссой Брент, да и Джеймсу тоже, хочет он того или нет.

Киран отвернулся от окна и нахмурился, когда понял, насколько она действует ему на нервы. Вдруг ему захотелось, чтобы она была безобразной и аляповато одетой, а не обладала длинными ногами, бархатистой кожей и стройной фигурой. Ему придется не обращать на нее внимания, но это так же опасно, как пытаться не замечать грозный вулкан.

Лишь когда они вернулись в дом, Алисса поняла, что они постоянно находились под наблюдением. Было очевидно, что садовник работал так, чтобы постоянно видеть их. Мгновенное недовольство Алиссы стихло, когда она поняла, что они прибыли сюда ради безопасности и что Киран был вынужден предпринять все меры, которые показались ему необходимыми, чтобы им ничто не угрожало.

Это была удачная прогулка. Джеймс говорил мало, но его лицо уже не было таким непроницаемым, как раньше, а время от времени он с интересом смотрел на нее, вместо того чтобы выказывать откровенную враждебность, как это было в самом начале.

Укладывая Салли, она поцеловала ее, но двинувшись с таким же намерением к Джеймсу, Алисса встретилась со взглядом его темных глаз, предупреждавших, что ничего хорошего из этого не получится. Алисса улыбнулась и взъерошила его волосы. Она была готова ждать более удобного случая. Оглянувшись у двери, она заметила на лице Джеймса улыбку, хотя тот и закрыл глаза, явно нарочно.

Подготовившись к обеду, Алисса поняла, что загорела. Ее лицо покрывал румянец, делавший глаза более яркими, а кожа приобрела здоровый оттенок. Еще несколько дней на пляже – и у нее будет такой вид, будто она была в отпуске на дорогом курорте. Но дела обстояли так, что это было скорее укрытие до тех пор, пока Киран не уладит проблему. Алисса понятия не имела, когда это может случиться. Она не знала, какие шаги он потихоньку предпринимал, но могла себе представить, что он не просто сидит на острове и прячет голову в песок. Такое поведение не в его характере.

Алисса до сих пор не могла понять, что у него за характер. Единственное, что она знала, так это то, что он не робот, как она думала раньше. Иногда в его взгляде появлялось нечто напоминавшее печаль. Это всегда трогало ее и заставляло сожалеть о своих поспешных высказываниях.

Иногда он неожиданно смеялся, как будто находил смешным то, что она делала. В такие моменты он не выглядел бесчувственным, и она всегда ловила себя на том, что судила о нем неправильно. Иногда он ее просто бесил. Алисса не понимала Кирана.

Глава 5

Алисса решила, что во время обеда попробует вести себя весело. Это было лучше, чем весь день бояться предстоящего вечера, когда дети улягутся спать. Она понимала, что у нее есть только два выхода из создавшейся ситуации: поесть и удрать к себе в комнату или разговаривать с работодателем. Алисса совершенно не собиралась пытаться смягчить его, сделать чуть более разговорчивым, она прекрасно осознавала, что это невозможно. Но ради собственного спокойствия будет лучше немного подчиниться ему и не продолжать вести себя агрессивно и вызывающе. Легкое синее платье было чрезвычайно женственным, но каким-то скучным. Обычно она надевала это платье вместе с туфлями на высоких каблуках, пестрым летним пиджаком и огромными серьгами. Сегодня же надела изящные сандалии и не стала надевать серьги.

Рассматривая себя в зеркале, она вздохнула. Слишком скромно и совершенно не в ее стиле. Ей придется говорить мягче и вообще вести себя в соответствии со своим внешним видом. У нее были кое-какие опасения на этот счет, но попробовать стоило.

Киран заметил ее более женственный наряд и, что немаловажно, изменение в ее поведении, как только она вошла в комнату. Он окинул ее подозрительным взглядом, и Алисса тут же поняла, что совершила большую ошибку. Этого человека нельзя перехитрить, и она поступила глупо, подумав, что может быть иначе.

И все-таки она одевалась, чтобы сыграть роль, и не откажется от этой идеи без попытки. Он ел молча и не обращал на нее никакого внимания.

– Сегодня мы прекрасно провели время на пляже, – весело объявила она, когда тишина стала действовать ей на нервы.

– Хорошо.

– Джеймс разговаривал со мной, – упорно продолжила она, не выказывая признаков недовольства.

– Я и не ожидал, что он продолжит проявлять агрессию. Для восьмилетнего мальчика он ведет себя достаточно холодно, но обычно он исключительно вежлив.

– Я совсем не имела в виду, что он вел себя агрессивно, – сказала Алисса, возвращаясь к своей обычной резкой манере высказывания. – Я просто говорю о прогрессе, выражающемся в том, что он стал говорить со мной более или менее нормально.

– Я не сомневался, что ситуация изменится в лучшую сторону, мисс Брент. У вас безупречная репутация. Хороший учитель всегда найдет общий язык с воспитанниками. Именно поэтому я выбрал лучшее из того, что было.

– Я думала, вы выбрали меня из-за моего горячего нрава, – напомнила ему Алисса, еще более удивленная его манерой поведения и достаточно покровительственным отношением.

Он взглянул на нее так, словно рассматривал новую мебель.

– Наверное, я ошибся. Сегодня вы выглядите как угодно, только не горячо. Вы выглядите явно женственно.

– Наверное, это как-то связано с тем, что я женщина, – огрызнулась Алисса, не в силах вести себя мирно.

– Кажется, вы это искусно подчеркиваете, мисс Брент. Никаких украшений, короткое легкое платье, скромная прическа. – Он изобразил нечто, что она восприняла как отвратительную улыбку. – Вы, случайно, не собирались меня задобрить?

– Я всего лишь пытаюсь соблюдать приличия. С вами это невозможно. Да я и не буду больше пытаться. Спокойной ночи, мистер Темпест!

Алисса встала и вышла из комнаты, оставив блюдо недоеденным. Либо есть и давиться, либо бросить все это в его высокомерное лицо. Его прекрасно характеризовало слово «отвратительный». Она в жизни не встречала никого, столь отвратительного. Насколько она могла заметить, он нисколько не покраснел. Он мог быть красивым, как черт, но совершенно отвратительным по характеру.

Алисса влетела к себе в комнату и скинула сандалии. Ей пришлось сдерживаться, чтобы не швырнуть ими в стену. Она чувствовала себя разъяренной и глупой: как ни пытайся быть дружелюбной, в его глазах это будет выглядеть как слабость или, что еще хуже, какая-то уловка. Наверное, он влачит совершенно жалкое существование, если рассматривает всякое дружелюбное приближение как уловку.

Алисса недовольно поморщилась. Разумеется, он не влачит жалкое существование. Он богат, как Крез, все склоняются перед ним и потворствуют каждой его прихоти. Алисса вышла на балкон и стояла, вглядываясь в ночь. Ночь была бархатно-темной, ароматной и горячей. Море двигалось у берега мерцающим ковром, волны с серебристыми краями светились в неярком свете луны. Все было красиво и мирно. По крайней мере было бы мирно, если бы ей не пришлось иметь дело с этим хитро устроенным человекообразным роботом. Слева от нее небо окрасил красный отсвет, в ночном воздухе разнесся легкий запах дыма. Вулкан шевелился во сне, а она знала о вулканах слишком мало, чтобы понять, нужно опасаться или просто проявлять интерес. Алисса не понимала, значит ли что-нибудь этот огонь.

Она успокоила себя тем, что на склонах вулкана находятся деревни, а там никто не проявлял признаков беспокойства. Наверное, так происходит все время.

Огонь показался снова. Трепещущий красный отсвет сопровождался белым дымом, хорошо видным на темном небе. Алисса почувствовала настоящую тревогу. Вулкан внушил ей беспокойство с первого взгляда. Что бы она ни делала, он, казалось, присутствовал в глубине ее сознания как некое предостережение, и она не могла рассматривать его как часть пейзажа.

Стук в дверь заставил Алиссу почувствовать себя виноватой. Она искренне надеялась, что это не Марта Грегсон, которая пришла спросить, не заболела ли она, увидев, что ужин оставлен почти не тронутым.

– Войдите, – осторожно произнесла она, торопливо пытаясь найти объяснение своему стремительному уходу из столовой.

Она не успела сказать ни слова, как Киран вошел к ней в комнату, захлопнув за собой дверь.

– Если вам угодно поговорить со мной, я с удовольствием прошла бы в ваш кабинет, – твердым голосом объявила Алисса, вытянувшись, как охрана при исполнении долга. – Любое замечание значило бы больше в деловой обстановке.

– Если вы так считаете, мы можем пойти в мой кабинет и вы отчитаете меня там. Но я надеялся, что вы уже не сердитесь на меня. Я пришел извиниться за свои слова.

– Ваши оскорбительные слова, – поправила Алисса, сурово уставившись на него.

– Мои оскорбительные слова, – признал он. – Единственное извинение, которое я могу представить, это то, что я отношусь к женщинам с крайним подозрением.

– Тогда почему вы не наняли вместо меня мужчину?

– Салли нужна женщина. Женщина, которая будет любить ее и привнесет в ее жизнь тепло. Джеймс в этом тоже нуждается, но он пока не готов признать это.

Алисса опять ощутила, что ее сердце предательски смягчилось по отношению к этому человеку. Кто принесет тепло в его жизнь? Кто принесет любовь? Интересно, он с подозрением встречает каждого, кто выказывает хоть малейшую симпатию?

– Простите, мисс Брент. Я совершенно не хотел доставлять вам неудобства во время вашего пребывания здесь.

– Вы не доставляете мне неудобств, – заверила его Алисса. – Вы просто раздражаете меня. Сегодня я очень старалась вести себя с вами нормально, но пришла к выводу, что вы совершенно не признаете спокойствия. Полагаю, тут все дело в вашей работе.

– И моем прошлом? Можете говорить, мисс Брент. Я не оторву вам голову.

– Если вы так сделаете, я только поступлю так же, как и всегда, – напомнила Алисса. Она отвернулась к окну и вздохнула: – Когда вы решили нанять кого-то темпераментного, вы не приняли в расчет, что я буду отвечать ударом на удар. Вы допустили ошибку, и, если вы согласны ее признать, я готова вернуться домой и обо всем забыть.

– Вы не можете. Теперь вы знаете, где мы находимся.

– Ну вот, опять, – фыркнула Алисса и стремительно повернулась к нему: – Вы думаете, я попытаюсь найти вашего шурина и привезти его сюда? Какая же у вас жизнь, если вы никому не доверяете?

– Безопасная.

– Жалкая.

Киран стоял и молча смотрел на нее.

– Вы хотите уехать? – наконец спросил он.

Она снова отвернулась, еще раз глубоко и смиренно вздохнула.

– Будь я поумнее, я произнесла бы «да» очень быстро. Но раз уж все так, как есть, мой ответ «нет». Я не хочу уезжать. Я хочу помочь детям. По-моему, их уже достаточно бросали в жизни. Я не хочу усугублять ситуацию. Я не сбегу.

– Спасибо. Вы необычная личность.

– Думаю, довольно глупая, – пробормотала Алисса.

Вулкан снова полыхнул огнем. Только небольшое пламя и никаких звуков, она стояла и пристально наблюдала за этим зрелищем.

– Меня это немного беспокоит.

– Эль-Буэно? Он совершенно безопасен. – Он подошел и встал рядом с ней, глядя на силуэт, вырисовывавшийся на фоне неба. – Время от времени он выпускает пар.

– Он называется Эль-Буэно?

– Так его называют в деревне. Не знаю, есть ли у него другое название, но Эль-Буэно означает…

– Хороший, – закончила Алисса. – Откуда такое название?

– Вулканическая грязь очень плодородна. На склонах вырастает богатый урожай. Последнее извержение произошло много столетий назад, и местные жители не боятся вулкана.

– Откуда они знают, что он не станет плохим в один прекрасный момент?

– Они полагаются на мнение специалистов. – Киран взглянул на нее. – Сейчас здесь находится такой специалист. Джордж Грегсон сказал мне утром, что в деревне сейчас находится человек, который прилетел за несколько дней до нас.

– Вы можете быть уверены, что он тот, за кого себя выдает? – Алисса быстро повернулась к нему. – Откуда мы знаем, что он не заодно с врагами?

– Потому что он бывал тут раньше, – ответил Киран, пораженный ее мгновенной подозрительностью.

– Хм-м… – Алисса отвернулась. – Я становлюсь почти такой же ужасной, как и вы.

– Другим человеком, очевидно, не имеющим чувств? Сомневаюсь. Вы так же полны огня, как и вулкан. Такая температура была бы опасной, будь вы механическим автоматом. Но если вы уж так интересуетесь вулканом, я могу пригласить этого специалиста, чтобы он вам все рассказал.

Алисса повернулась к нему с большим интересом:

– Правда? Дети получили бы прекрасную возможность узнать об этом от того, кто в этом действительно разбирается.

– Вы имеете в виду, привести специалиста? Я предполагал не детям давать урок, а успокоить вас.

– Да, но что плохого в том, чтобы убить двух зайцев одним выстрелом? Не стоит говорить им, что я боюсь. Пусть дети получат полезную информацию.

– Я это организую, – пообещал он, поворачиваясь, чтобы уйти. – Но поздно скрывать это от Джеймса. Когда мы с ним виделись сегодня вечером, он попросил меня сказать вам, что не стоит волноваться из-за вулкана. И сказал, что вы казались испуганной.

– Полагаю, он думает, что это типично для женщины. Еще один камень в мой огород.

– Вообще-то, – сказал Киран, снова поворачиваясь к ней, – Джеймс был немного обеспокоен. Кажется, он думал, что вы можете уехать. По-видимому, вы ему сказали, что не настолько сильны, чтобы бороться с вулканом. Что ж, придется мне взять вулкан на себя, а вы справитесь со всем остальным.

– Вы хотите сказать, он не хочет, чтобы я уезжала?

– По-моему, нет. Во всяком случае, он чувствует, что должен защищать вас. Подозреваю, что вы разбудили в нем мужчину. Он сказал, что для девушки вы довольно высоки ростом.

– Я знаю, – призналась Алисса с унылой улыбкой. – Он думал, что я служу в полиции.

Киран рассмеялся совершенно обычным смехом.

– Вы не хотели, чтобы он так думал и дальше?

– Нет. Правда для ребенка священна, а маленькая ложь ведет к большой лжи. Если бы я позволила ему так думать, он почувствовал бы себя преданным и одураченным, когда узнал бы правду. Дети легко испытывают смущение. Во всяком случае, – добавила она, – я не лгу. Это осложняет жизнь и заставляет чувствовать себя преступником.

– Вы удивительная, – пробормотал Киран, глядя на нее. – Большинство женщин лгут.

– Нет. У вас не может быть оснований для таких суждений. Это предубеждение, а Джеймс может обойтись и без предубеждений. Скольких обманщиц вы знали?

– Мою жену.

– Она вам лгала?

Алисса снова почувствовала, как внутри ее просыпается жалость.

– Все время. Но не начинайте меня жалеть, мисс Брент. Она заплатила за это, поверьте мне.

Киран пожелал ей спокойной ночи, закрыл дверь и ушел. Алисса вернулась к созерцанию вулкана, горы с огненными волосами. Какая, у него пустая жизнь, несмотря на весь его ум и все его деньги. Она подумала, как именно могла заплатить Синтия. С одной стороны, Синтия потеряла детей, с другой – этот образ жизни. Вдруг Алиссе захотелось побольше узнать о бывшей супруге Кирана. Ей было интересно, что об этом знает Марта Грегсон и будет ли та разговаривать на эту тему.


Несколько дней спустя у Алиссы появилась возможность поговорить с Мартой наедине. Вместо того чтобы прямо задавать вопросы, она решила попытаться действовать более тактично и отказалась признать, что это еще и немного подло. Следующие два дня она провела в обществе Марты, выдумывая для этого всевозможные предлоги. В этом доме она училась вести себя дипломатично и успокаивала свою совесть тем, что ей и вправду необходимо знать о матери своих воспитанников.

– Да, я ее знала, – призналась Марта, слегка поджав губы. – Это эффектная женщина с чрезвычайно низкими моральными устоями.

– Она когда-нибудь приезжала сюда?

– Нет, никогда. Мистер Темпест купил это место после развода. Всегда находится кто-то, кто хочет вторгнуться в его жизнь и попытаться узнать, как он зарабатывает все эти деньги. – Она недовольно фыркнула. – Он их зарабатывает своим умом, но всегда находятся люди, которые пытаются что-то делать, обкрадывая других. Во всяком случае, мистеру Темпесту было необходимо укрытие, место, где ему не нужно было бы опасаться за собственную спину, поэтому-то он и купил этот дом. Конечно, мы бываем в деревне, но все, что нам нужно, в основном доставляется на катере.

– А мистер Темпест бывает в деревне? – Алисса решила, что не стоит расспрашивать только о Синтии.

– Я не видела, чтобы он ходил туда, но думаю, что иногда бывает.

– Он всегда один? Как жаль.

– Ну, есть еще некая миссис Фокс, – задумчиво произнесла Марта Грегсон. – Мы с Джорджем часто это обсуждаем. Наверное, он увлечен ею, потому что она посещает дом, а сюда мало кто приходит. У нее дом на другой стороне острова.

Алисса сделала себе кофе и пошла заниматься вечерними уроками. В итоге она не узнала почти ничего, кроме немногого о миссис Фокс. Но одно стало ясно – она зря растрачивает сочувствие на Кирана. Скорее всего он вовсе не одинок, если у него есть миссис Фокс.

– Век живи, век учись, – пробормотала Алисса.

Она была несколько раздражена и почти жалела о том, что старалась что-то выяснить у Марты.

Насколько, можно доверять этой миссис Фокс, особенно если сама ее фамилия означает «лиса»? И почему она не предложила приглядеть за детьми? Она вполне смогла бы справиться с этим в течение недолгого времени. Он встречается с замужней женщиной или она разведена, так же как и он? Конечно, она может быть и вдовой. Алиссу это совершенно не касается. В любом случае она с этой женщиной не встретится, так что и думать об этом нечего.


Карл Хендерсон откинулся на спинку кресла и окинул взглядом клуб. Кожаные кресла, столы красного дерева и приглушенное освещение свидетельствовали в пользу того, что он находится в уютном цивилизованном месте. Здесь он чувствовал себя как дома. Он мог привыкнуть к подобным вещам. Он сомневался, предложат ли ему ленч, но помечтать об этом можно было безо всякого труда – белая одежда, великолепные серебро и хрусталь, фазан, вино. Желания были разнообразными, но всегда оканчивались одинаково: он выходит из клуба сытый и довольный и возвращается в свою процветающую контору в Сити.

Это было бы вполне возможно, если бы Синтия не обманывала Темпеста. И с каким ничтожеством! Эмиль, второе имя которого он был не в состоянии произнести, якобы был графом некоего государства в Центральной Европе. Бывает, что и коровы летают. Эмиль выглядел скорее так, будто он сбежал из какой-то тюрьмы в той же Центральной Европе.

Темпеста Карл Хендерсон никогда не любил. Честно говоря, каждый раз, когда он думал об этом человеке, его охватывала смутная тревога, но теперешний муж Синтии просто скользкая гадина. Зубастая, с длинными черными лоснящимися волосами. Если бы его сестра осталась с Темпестом, он мог бы ходить в этот клуб. Контора в Сити тоже могла бы стать реальностью.

Единственное, что Карл знал о деньгах, это то, что деньги – хороший, надежный предмет потребления, особенно для того, чтобы окружать себя роскошью. И все-таки Темпест мог смягчиться и предложить ему какую-нибудь должность в своей громадной денежной империи. Но Синтия положила этому конец. Впрочем, существовали и другие возможности, а это была лишь одна из них.

Осанистый привратник проводил к месту его ожидания человека, который может привести его к началу благосостояния. Хендерсон закрыл на мгновение глаза, чтобы окунуться в тихую атмосферу дорогого клуба для бизнесменов.

– Хендерсон! – окликнули Карла, прервав его размышления о способах обогащения.

Карл Хендерсон сел прямо, мгновенно придя в раздражение от того покровительственного тона, которым к нему обратился человек, поместившийся напротив него. Это был еще один богач, которого Карл не любил. Не такой богатый, как раньше, благодаря Темпесту. Этим было все сказано. Синтия и ее бывший супруг совсем устранили Блумдейла от дел.

Рассматривая его, Хендерсон думал, доведен ли всем этим Сирил Блумдейл до отчаяния. Он выглядел так, будто не обладал всей своей обычной властью. Карл Хендерсон знал о нем все – богатый наследник, потерявший большую часть наследства на глупых проектах и на еще более глупой игре на бирже. Киран Темпест набросился на него, словно голодная акула, и почти что уничтожил его. Ходили слухи, что это было сведение старых счетов. Карлу было бы интересно узнать, считает ли Темпест это дело завершенным. В конце концов, Темпест совершенно уничтожил Блумдейла. Карл подумал, что и сам уничтожил бы Блумдейла, будь он акулой бизнеса. Акула – лучше и не скажешь про Темпеста.

– Ну, так что вы выяснили? – спросил Блумдейл.

– Существует некий остров. Он называется Антарра. Это в паре миль от побережья Мексики, там очень мало европейцев. В основном жители острова – потомки испанцев, породнившиеся с местным населением, фермеры.

– Фермеры. Хм… Ну, тут никаких проблем.

Блумдейл уставился на него роковым взглядом бледно-голубых глаз, находившихся за толстыми стеклами очков. Из-за полного отсутствия какого бы то ни было выражения, они выглядели так, будто находились за двойными стеклами. При взгляде на этого человека ощущалась неловкость – у него были неуклюжее тело и пухлые, жирные белые руки, а стеклянные глаза видели насквозь. Хендерсон решился. Блумдейл сумасшедший, но это не имело большого значения – деньги нужны ему всегда. А кроме того, он не любит Темпеста.

– Позволив провести себя мальчишке и кричащей няньке, которая чуть старше девчонки, теперь вы выяснили, где находится жертва! Будем в этот раз надеяться на большую эффективность действий.

Карл Хендерсон сжался в кресле. Придется стерпеть нападки этой жирной свиньи. В конце концов, деньги есть деньги.

– Не приглашаю вас на ленч, – произнес Блумдейл. – Нельзя, чтобы нас видели вместе. Впрочем, в этом клубе я в безопасности. Теперь, когда вы их разыскали, можно снова привести план в действие. Проследите за этим. Деньги роли не играют. Сейчас, когда мы говорим, деньги уже на месте. Доброго вам утра, мистер Хендерсон.

Он встал и вышел из комнаты, предоставив Хендерсону самому решать, что делать дальше. Карл знает, как поступить с этим типом, когда все кончится. У него есть парочка знакомых, которые с легкостью расправятся с Блумдейлом. Но сначала самое главное. Мальчик и Темпест. Почти смешно, как он сумел выудить нужную информацию из миссис Добсон из агентства. В тот день ему не составило никакого труда проследить за Темпестом, а она отнеслась с большим сочувствием, когда Карл выразил сожаление по поводу того, что не смог нанять мисс Брент для собственных детей.

Да, ему очень удалась роль переутомленного бизнесмена. Но, учитывая даже это, он больше не ощущал себя столь уютно в клубе для избранных. В этом был виноват Блумдейл. Но он может позволить себе подождать. Карл полностью расплатится за оскорбления. Но сначала Темпест.


На следующий день Киран пригласил Алиссу в свой кабинет и рассказал ей, что договорился о встрече с вулканологом.

– Я пригласил его сегодня вечером на обед. Если вы используете всю силу вашего красноречия, то сможете уговорить его взять вас в полет над вулканом. Тогда вы сможете хорошенько его осмотреть.

– Что, самый центр? – У Алиссы был ошеломленный вид. – Я бы не отважилась. Вдруг мы снизимся и…

К ее удивлению и досаде, Киран рассмеялся:

– Я думал, вы смелая.

– Я не люблю рисковать. Я готова встретиться с трудностями, если придется, но я не готова ходить и выискивать их по собственному желанию. Никакой разумный человек не бросит вызов вулкану.

– Давайте подождем и узнаем, что он скажет, – посоветовал Киран.

Ей показалось, что она почувствовала легкую успокаивающую нотку в его тоне.

– Ну что ж, в том, чтобы поговорить с ним, нет ничего опасного. Он всего лишь человек.

– Именно. Совсем не страшно.

Киран весело посмотрел на нее. Алисса кинула на него уничтожающий взгляд и удалилась.

Когда Алисса спустилась вечером к обеду, какой-то человек пил с Кираном аперитив. Он казался довольно коренастым, хотя был гораздо выше Алиссы. Его лицо покрывал загар, а яркие синие глаза смотрели пронзительно и заинтересованно.

– Эндрю Доддс, – представил его Киран. – Это наш вулканолог, мисс Брент. Он готов подробно ответить на все вопросы.

– Я слышал, вам немного не по себе от соседства с Эль-Буэно, мисс Брент, – произнес Эндрю Доддс, улыбаясь ей. – Посмотрим, смогу ли я успокоить вас.

– Я надеялась, что вы расскажете об этом детям, но, к сожалению, они сейчас спят. Как вы полагаете, у вас будет возможность зайти как-нибудь днем? – Алисса широко улыбнулась ему, испытывая довольно-таки слабую надежду на то, что это сможет досадить Кирану, который выглядел сегодня особенно самодовольным.

– Конечно, назовите день. Я мог бы разговаривать о вулканах бесконечно, – весело ответил Эндрю. Доддс.

– А как насчет завтрашнего дня? Сегодня просветите меня, а завтра поговорите с детьми.

– Нет никаких оснований для тревоги, – вмешался Киран, пронизывая Алиссу взглядом.

– В данный момент нет, – согласился Эндрю. – Мы очень хорошо все контролируем. Ну конечно, время от времени случается что-нибудь неожиданное.

– Что неожиданное? – с тревогой спросила Алисса, когда они шли к столу.

– Все, что угодно. Именно это и делает вулканы такими завораживающими. – Он сидел рядом с Алиссой и с увлечением повернулся к ней. – Не забудьте о силе, о которой мы говорим, и о давлении. В недрах земной коры происходит постоянное движение. Удобная мысль о том, что мы находимся на твердом вращающемся шаре, совершенно ошибочна. Магма, расплавленная горная порода, движется глубоко внизу, внутри планеты. Там происходят землетрясения, сейсмометры фиксируют их на расстоянии пяти миль от земной поверхности. Такие землетрясения важны и, наверное, не несут в себе прямой опасности. В год по всему миру происходит примерно пятьдесят извержений вулканов.

Алисса взглянула на Кирана – у того был не слишком довольный вид.

– Вы и вправду занимаетесь этим, чтобы заработать на жизнь?

– Я не смог бы заниматься ничем другим. Даже и думать ни о чем другом не могу.

– На вашем месте я бы потеряла покой и сон, – пробормотала Алисса, возвращаясь к еде. – А как вы себя называете?

– Эндрю, – тут же ответил он.

Алисса сдержалась, чтобы не расхохотаться.

– Я имею в виду название профессии.

– А… Я вулканолог. – В его голосе прозвучала гордость.

Алисса взглянула на него с уважением:

– Правда? Это звучит так необычно.

– Думаю, так и есть, – согласился он, пожав плечами. – Обычно я летаю над вулканами, совершаю восхождения или произвожу воздушные съемки.

Алисса кинула на него быстрый взгляд.

– А что будет, если они, предположим, неожиданно взорвутся?

– К счастью, катастрофические извержения без предупреждения – большая редкость. Хотя извержение Колумбийского вулкана произошло на следующий день после того, как ученые объявили об отсутствии опасности. Под потоками горячей грязи погибло двадцать две тысячи человек.

Алисса уже начала подумывать о том, что ей больше не хочется ничего узнавать, а у Кирана был вид дикаря, который пытается вспомнить, как надо себя вести, и испытывает при этом большие трудности.

– Вулканы, извергающиеся редко, имеют тенденцию к интенсивным извержениям, – продолжал Эндрю с чрезвычайно довольным видом. – Конечно, – добавил он, – пирокластический поток опасен так же, как и спуск грязи, даже более.

– Что?

Ошеломление отразилось в ее голосе. Разве этот человек пришел не для того, чтобы уменьшить ее страхи? А он возбуждал их!

– Пирокластический поток. Это плотная лавина камней, золы и газа. Она движется со скоростью порядка ста миль в час и сжигает все на своем пути.

– Помпеи, – хмуро заметила Алисса, сожалея, что вообще задавала вопросы.

– Именно!

– Наверное, нам стоит поговорить о чем-нибудь другом, – тихо и настоятельно предложил Киран, проницательно взглянув в лицо Алиссы. – Не думаю, что все это успокаивает мисс Брент.

– Извините. Я вас пугаю? – Эндрю Доддс выглядел крайне изумленным. – Но со старым Эль-Буэно совершенно не о чем беспокоиться. Если вы хотите, я могу прокатить вас над ним, и вы сможете посмотреть поближе.

– Э-э… у меня редко бывает свободное время, – быстро ответила Алисса. – Дети есть дети, знаете ли. Мистер Темпест – очень занятой человек. Я здесь для того, чтобы учить их и заботиться о них. Я не могу просто так взять и улететь.

– Вы можете получить выходной, когда захотите, – заверил ее Киран, сопровождая свои слова очень веселым взглядом, свидетельствовавшим о желании посмеяться над ней. – Но не забудьте, что вы плохо переносите полет, – добавил он более мягко, заметив, что она смотрит на него с ужасом.

– Да, это верно, – быстро солгала Алисса, – я могу быть большой помехой.

– Да, в самом деле, – важно согласился Киран, изобразив кривую улыбку, когда она взглянула на него с большим раздражением.

– Ну, так когда мне прийти поговорить с детьми? – поинтересовался Эндрю Доддс перед уходом.

– Я составлю расписание, – пообещала Алисса. – Они оба очень малы, а послушав вас, я сомневаюсь, что вы сможете рассказывать понятно для их уровня. Мы и понятия не имели, что вы такой эксперт, не так ли? – Она обратилась к Кирану. – Дети будут напуганы до смерти.

– Да, это верно, – решительно согласился Киран. – Алиссе придется работать с ними с помощью рисунков и предметов.

– Э-э… огненных птиц и подобных историй, – импровизировала Алисса, страшно раскаиваясь в том, что проявила такой интерес к решению Кирана пригласить на обед специалиста.

Эндрю выглядел несколько пораженным тем, что она предложила в качестве примера сказку об огненных птицах. Он был в высшей степени увлечен вулканами и казалось, что сама идея того, чтобы снизить их статус до легенд и сказок, отказывалась помещаться в его голове.

– Ну что ж, дайте мне знать, – сказал он на прощание.

– Разумеется, – заверил его Киран с улыбкой, которую Алисса назвала бы мрачной.

Она вернулась в столовую. Киран последовал за ней, предварительно сказав Марте, что та может быть свободна после того, как уберет со стола.

– Это была не лучшая из моих идей, – пробормотал он, заходя в комнату и наливая себе выпить.

Не спрашивая согласия Алиссы, он налил немного бренди и подал ей. Она взяла бокал, почти не задумываясь, и отпила с совершенно необычной для себя поспешностью.

– Он знал, о чем говорил, – пробормотала она, с большим подозрением поглядывая в окно и наблюдая за пульсирующим красным светом там, где Эль-Буэно возвышался темной громадой на фоне ночного неба.

– Предполагалось, что он успокоит вас, а не напугает до потери чувств. Нельзя ему приходить и рассказывать что-то детям.

– Согласна, – ответила Алисса. – Во всяком случае, он слишком увлечен предметом разговора. Он не смог бы рассказать им это так, чтобы они поняли.

– Он страдает от собственной учености, – проворчал Киран и быстро взглянул на нее, когда она хихикнула, а потом быстро сжала губы. – Но он ведь чуть не довел вас до истерики, правда? – поинтересовался Киран, с беспокойством вглядываясь в ее веселое лицо.

– Пока что нет. Может быть, в следующий раз?

– Следующего раза не будет. И первого не должно было быть. Простите, Алисса. Мне не стоило впутывать вас в это дело.

В этот вечер он назвал ее по имени. Она решила, что это для того, чтобы успокоить ее. Он погасил все лампы, повернулся к ней и пригласил к окну.

– Идите сюда. Взгляните хорошенько, а потом постарайтесь выкинуть это из головы.

– Могу вам сказать, что сейчас это вполне возможно, – сказала Алисса, подходя к окну, чтобы взглянуть на черный бархат неба и часто вспыхивающий вулкан. – Хотелось бы мне, чтобы мы решили укрыться в горах Шотландии или еще где-нибудь. Почему у вас там нет острова? Вы могли бы стать неплохим помещиком, а ваши люди рассредоточились бы по побережью, укрытые старинными плащами на случай вторжения врагов.

– Неплохая мысль, – сказал он с улыбкой. – Но нам нужно было быстро уехать, а у меня просто не было времени купить остров в Шотландии и избавиться от всех тамошних обитателей. В будущем я буду подготовлен лучше.

– Думаете, они попытаются еще раз? – Алисса взглянула на его лицо, освещенное мягким светом.

– Может быть. – Он посмотрел на нее, и его глаза задержались на ее красивом лице. – Хотите дезертировать с судна?

– Нет, просто хочу спастись от вулкана, – заверила его Алисса, снова с опаской взглянув на Эль-Буэно. – Пока Эндрю говорил, я поняла, что не смогу бежать со скоростью сто миль в час с Джеймсом в одной руке и Салли в другой.

– Спокойной ночи, мисс Брент, – холодно произнес Киран, поворачиваясь к двери. – Оставляю вас с вашими ночными кошмарами.

– Проклятый бесчувственный андроид! – зло пробормотала Алисса себе под нос, когда за ним закрылась дверь. – И не думайте, что вы меня напугали, мистер Темпест. Меня не пугают нелюбезные мужчины. Я сосредоточиваю все внимание на возможности извержения.

Алисса вернулась к созерцанию Эль-Буэно, а потом решила, что ей лучше всего пойти в постель. Там она сможет закрыть глаза, а если ей немного повезет, то заснет и забудет про все волнения. Она пошла в свою комнату, держа туфли в руках и пребывая в ужасном состоянии духа. Сегодня вечером Киран был почти человеком, хотя и не совсем. Он спас ее от вулканолога, был готов успокоить ее в отношении вулкана, но потом ему обязательно понадобилось все испортить, вернувшись к своему прежнему облику. Всего лишь одно слово, только одно, и он вернулся к своему высокомерному стилю поведения. Все, что она сделала, – это намекнула на его родственников – совершенно безобидное высказывание. Но он тут же обдал ее холодом и ускользнул, сделав напоследок неприятное замечание.

Киран был отвратителен. Он ей не нравился. Сейчас он нравился ей еще меньше, чем тогда, когда она увидела его в первый раз. Холодный, красивый и в высшей степени надменный человек, который получал наслаждение, когда двигал людьми, как шахматными фигурами, с помощью своего механического мозга. И что там было любить?

В этот момент Киран как раз пересекал верхний коридор и, как обычно, скользнул по ней взглядом. Он присмотрелся повнимательнее и заметил, что она идет босиком, размахивая туфлями.

– Ноги болят? – поинтересовался он. – Или вы готовитесь к спринту?

Алисса поджала губы и шумно фыркнула. Ей хотелось броситься на него головой вперед и опрокинуть. Она промолчала с большим самообладанием и направилась к себе в комнату с отчужденным достоинством. Когда она быстро взглянула на него, то увидела, что его самодовольное лицо цветет улыбкой.

Только мысль о том, что дети спят, не позволила Алиссе с грохотом захлопнуть дверь и сильно пнуть ее ногой.

Глава 6

Позади дома находился красивый бассейн. Он был под стать окружающему его саду. Вплотную к бассейну росли кусты, а красивые ярко-красные цветы низко висели над водой. Голубой кафель придавал воде синее сияние.

Алисса была отличной пловчихой с самого детства. Ее мать все еще хранила все медали и кубки, которые она выиграла, будучи подростком. Они гордо красовались на полке, сделанной отцом специально для них. Для нее слово «бассейн» – означало плавание, ныряние и спортивные развлечения, а не место для демонстрации бронзового тела и крошечных бикини. Алисса проводила там каждый день вместе, с детьми. Джеймс плавал очень хорошо, а Салли она учила держаться на воде, одновременно приглядывая за ее братом и побуждая его тренироваться больше.

– Я устала, – пожаловалась однажды вечером Салли после трудного урока.

Алисса вытащила ее из бассейна и высушила ее волосы.

– Обещай посидеть здесь и никуда не уходить несколько минут, – попросила Алисса. – Я хочу немного поплавать сама.

– Хорошо. Обещаю.

Салли улыбнулась обычной милой улыбкой. Алисса просияла. Она стала привязываться к детям, а если бы Джеймс был с ней чуть более открытым, она бы просто наслаждалась тем, что находится здесь, если только не брать в расчет Кирана и вулкан!

Алисса подошла к глубокому месту бассейна и ловко нырнула. Она сделала это очень изящно, а когда вынырнула, увидела, что Джеймс вылез из воды и смотрит на нее с большим интересом.

– Вы можете мне показать, как вы это делаете?

Он спросил это таким неуверенным голосом, каким спрашивает ребенок, который никогда не задает вопросов, опасаясь показаться глупым.

– Я, конечно, могу научить тебя, но для этого нужно время.

Алисса тщательно проконтролировала свою интонацию. До этого он ее ни о чем не просил, ни о чем не спрашивал. Честно говоря, Джеймса мало интересовало ее мнение. Как он к ней относится, она узнала только от Кирана.

– Я хочу попробовать, – заявил он, взглянув на нее несколько настороженно. На его лице было упрямое выражение.

– Хорошо. – Алисса вылезла из воды, потянулась за полотенцем и быстро промокнула волосы. – Вернемся опять в воду. – Когда они проходили мимо Салли, она снова наклонилась к ней: – Не забудь, никуда не уходи, тюльпанчик.

Салли хихикнула и кивнула, ее локоны подпрыгнули.

– Тюльпан – это такой цветок с большой толстой головой, – презрительно проговорил Джеймс.

Салли нахмурилась.

– Тюльпан – цветок с красивой головкой, – сердито поправила Алисса и повернулась к нему: – Ты только что попросил тебя научить чему-то, что никак не связано с обычными занятиями. С моей стороны это услуга. Я не очень люблю злых людей, особенно когда они плохо ведут себя по отношению к тем, кто младше и слабее их.

Джеймс сильно покраснел и уставился на свои ноги.

– Простите, – пробормотал, он.

Но для Алиссы этого было недостаточно.

– Ты не оскорблял меня, Джеймс. Ты плохо поступил по отношению к Салли.

Он поднял голову и взглянул на сестренку. Алисса была очень довольна, когда увидела на его лице сочувствие.

– Прости, Салли, – сказал он четким голосом.

– Теперь ты должна сказать Джеймсу: «Ничего страшного», – напомнила Салли Алисса. – Никто не может сделать больше, чем извиниться.

– Ничего страшного, Джеймс, – прозвенел голосок, Салли. – Я не против того, чтобы иметь большую толстую голову, если это красиво.

Джеймс замер, а Алисса толкнула его в шутку локтем и улыбнулась ему.

– Идем, – посоветовала она. – С девочками может быть трудно. Ты научишься с ними управляться.

– А вы девочка? – спросил Джеймс с тем же сухим видом, с которым говорил Киран.

– Только в собственном воображении, – сказала Алисса. – Но я все еще владею всеми их приемами. Ну, а теперь давай начнем. Во-первых, правила. Ты не должен пробовать нырять, если меня нет рядом, пока я не скажу тебе, что ты делаешь это замечательно. И второе, ты не должен нырять в мелкой части бассейна, потому что это опасно.

– А в глубокой части это будет для меня опасно?

Теперь Джеймс казался немного обеспокоенным и смотрел на воду с сомнением.

– Конечно, нет, – заверила его Алисса очень спокойным голосом. – Ты прекрасно плаваешь. Мне и в голову бы не пришло разрешить Салли попробовать прыгнуть до тех пор, пока она не будет плавать так же хорошо, как ты и я.

Казалось, Джеймс вырос на целый фут, а Алисса ощутила себя необыкновенно довольной. Она потихоньку завоевывала доверие мальчика, а ему нужен был кто-то близкий, кто-то нежный и любящий. Киран любил его, но это не одно и то же. Ему нужна мать, и, пока она у него не появится, ей придется стараться изо всех сил.

– Встань у края, – скомандовала она, – в первый раз мы сделаем это вместе. Мы просто упадем в воду.

– Но вы не падали, – несколько возмущенно произнес Джеймс. – Вы вошли в воду почти без брызг. Это было гладко… как… как…

– Как нож в масло? Наверное, но я делаю это много лет. Это твой первый прыжок. Все требует тренировки. От простого к сложному.

После второго прыжка Джеймс вылез из бассейна с улыбкой.

– Я достал до самого дна, – важно заявил он.

– Я знаю, я уже собиралась вызывать спасателей.

Джеймс взглянул на нее очень серьезно, улыбка сошла с его лица.

– Вы говорите мне неправду.

– Я пошутила, – поправилась Алисса. – Между шуткой и ложью существует большая разница. Без шуток, жизнь была бы очень скучной. Подумай, как смешно бы это выглядело, если бы за тобой нырнули два здоровых спасателя, а ты на самом деле цел и невредим.

На его губах появилась легкая улыбка, становившаяся все шире по мере того, как он думал о той картинке, которую она перед ним нарисовала. Они вернулись на исходную позицию.

– А тогда что такое ложь? – вдруг спросил Джеймс.

– Ложь – это когда ты избегаешь говорить правду. Когда ты поворачиваешь ситуацию себе на пользу. Когда ты сделал что-то плохое и тебе приходится это скрывать. Все дело в том, что ты никогда не должен делать или говорить того, чего стыдишься, а если ты делаешь это случайно, тогда надо тут же признать это и извиниться.

Джеймс кивнул и приготовился упасть в воду еще раз.

– Мама обычно лгала, – сказал он, аккуратно прыгая в бассейн.

Алисса была настолько поражена, что даже не двинулась с места, чтобы последовать за ним. Когда она подняла голову, то увидела Кирана, наблюдавшего за ними с балкона своей комнаты. Она понятия не имела, сколько именно он там находится, но выражение его лица было таким, будто он там уже давно.

Алисса пристально взглянула на него. Если он рассказывает Джеймсу, что его мать лгунья, то какой реакции он ожидал от маленького ребенка? Она почувствовала такое раздражение, что ей захотелось столкнуть его в бассейн. Ее чувства, как обычно, отразились на лице, Киран насмешливо взглянул на нее, поднял темные брови, повернулся и скрылся в комнате.

Попытку объясниться с ним Алисса предприняла уже за обедом. Эта мысль бродила в ее голове весь остаток вечера, и в этот раз она не сделала никаких попыток переодеться, чтобы внести смягчающие ноты. На ней были облегающие брюки и гладкий шелковистый топ. Алисса спустилась к ужину в серебристых босоножках на высоких каблуках и взглянула на него с большей суровостью, чем та, которую она проявляла, когда работала в школе.

– Полагаю, вы слышали наш разговор с Джеймсом? – В ее голосе было резкое обвинение.

– Я слышал больше, чем разговор, – пробормотал он, оглядывая ее ощетинившуюся красоту. – Я наблюдал за вами с того момента, как Салли вылезла из воды. Я наблюдал, как Джеймс отбросил холодность настолько, что попросил вас об услуге. Я слышал урок хороших манер и любезного поведения. Я прослушал ваши правила безопасности, вашу шутку и ее последствия. А, да, – добавил он со своей обычной насмешливостью, – я рукоплескал тому, как изящно вы нырнули, но рукоплескал молча, чтобы не смутить вас.

– Меня не особенно интересует ваша оценка моих прыжков, – раздраженно ответила Алисса. Ее лицо раскраснелось от того, что она видела в его глазах издевку. – Меня занимают последствия шутки.

– Не понимаю, с чего бы это. Конечно, вы стали Джеймсу ближе, чем были в начале. Но не надейтесь стать слишком близким ему человеком. Джеймс слишком хорошо помнит свою мать и вряд ли позволит другой женщине ее заменить. Особенно такой, которая считает себя девочкой.

– Только в собственном воображении и лишь когда чувствую себя совсем бешеной. – Алисса подняла на него тяжелый, как камень, взгляд. – То, что вы говорите, просто ужасно. Вы знали эту женщину. Я отказываюсь поверить в то, что вы не можете рассказать о ней ничего хорошего, ничего, что свидетельствовало бы о том, что она не такая уж плохая.

Из его глаз исчезла насмешка, она увидела яркий блеск стали.

– Я пытался поговорить со своим сыном. Но что касается его матери, его воспоминания о прошлом оказались настоящим препятствием. В Синтии не было ничего приятного, все в ней было плохо. Прочитав Джеймсу лекцию о правде, вы хотите, чтобы я начал ему лгать?

– Она не могла быть совсем плохой, – расстроенно выпалила Алисса и встала из-за стола. – Никто не может быть совершенно плохим.

– Поверьте мне, я ее знаю. На самом деле я очень скоро обнаружил, что, в ней нет ни капли тепла и доброты.

– Как вы можете быть настолько уверены, что им будет лучше без нее? – спросила Алисса, направляясь к двери.

Он встал и схватил ее за руку прежде, чем ей удалось сделать несколько шагов.

– Поверьте мне, я сделаю все возможное для того, чтобы дети чувствовали мою заботу и защиту, – грозно проговорил Киран. – Дайте мне повод предположить, что вы сочувствуете Синтии, и…

– И что?..

Алисса заставила себя смотреть ему прямо в глаза и постаралась не обращать внимания на страх, охвативший ее.

Казалось, что, несмотря на ее вызов, его ярость улеглась так же быстро, как и вспыхнула. Его сильная рука, державшая ее руку, расслабилась, но не настолько, чтобы дать ей улизнуть.

– О, я знаю, что с вами могут произойти события, не выходящие за рамки закона, – язвительно заверил он. – Плоть может очень быстро стать податливой.

Алисса задохнулась от оскорбления, ощущая одновременно страх и возбуждение.

Он увидел это в ее глазах так же быстро, как ей это пришло на ум.

– Но с другой стороны, – закончил Киран, отпуская ее и возвращаясь к столу, – я чувствую, что за свою жизнь пожертвовал уже слишком многим. Мне не хотелось бы связываться с вами ни в каком качестве, даже в качестве временной любовницы.

– Подойдите – и вы увидите, что я скорее временная террористка, – с трудом произнесла Алисса.

Он весело рассмеялся и сел, чтобы приняться за еду.

– Мне поднести вам обед на подносе?

Его голос прозвучал вкрадчиво и вместе с тем зловеще. Алисса не ответила. Она вышла из комнаты и специально хлопнула дверью.

Гораздо позднее Алисса сожалела о том, что вела себя столь импульсивно. Она сожалела о словах, о своем вмешательстве в его жизнь и о том, как ушла и снова оставила еду нетронутой.

Ей пришлось признать, что главной причиной раскаяния был голод. Ей потребовалось много времени, чтобы успокоиться, потому что она устроила Кирану забастовку со смешанными, чувствами. Ее ярость смягчилась под воздействием эмоций более коварного свойства – шока, волнения и страшной тоски.

У нее был только один выход – лечь в постель. Но для этого Алисса была слишком взволнованна. Чем больше она выжидала, расхаживая по комнате и оглядывая вулкан с балкона, тем сильнее чувствовала голод.

К двенадцати часам она была согласна отдать что угодно за бутерброд с ветчиной и чашку чаю. Один раз представившись ее мысленному взору, аппетитная картинка никак не желала пропадать. Подумав о том, что ей предстоит бессонная ночь, сопровождающаяся приступами голода, Алисса надела шелковый халат и осмелилась покинуть комнату. Остальные обитатели погруженного в тишину дома явно крепко спали. Алисса облегченно вздохнула и потихоньку спустилась по большой лестнице, выходившей в коридор. Оттуда было легко добраться до кухни, из которой не доносилось ни звука. Она тихо устремилась туда, думая только о еде.

Там не было свинины, чтобы сделать бутерброд, но там был сыр и буханка восхитительного хлеба местного производства. Алисса поставила чайник на огонь, сделала себе огромный бутерброд и вонзила в него зубы. Божественно!

Она тихонько замурлыкала и протанцевала до буфета, размахивая бутербродом. Сменив мелодию, Алисса несколько раз провальсировала вокруг огромного стола, ожидая, пока закипит вода. На обратном пути к чайнику она сделала грациозный поворот, наблюдая за тем, как кружится подол ее халата. Алисса воображала, что присутствует на большом балу с красивым черноволосым мужчиной, который по неизвестной случайности имел лицо Кирана. Она улыбалась, уплетая бутерброд. Что-то привлекло ее внимание, и она подняла голову. Киран стоял, опершись на открытую дверь, и изумленно взирал на нее. Было видно, что он тоже еще не ложился. Радость Алиссы мигом улетучилась.

Если бы она была с ним в хороших отношениях, все было бы гораздо проще. Но сейчас, когда их последняя встреча была преисполнена вражды, когда ее последние действия по отношению к нему были высокомерными и угрожающими, она чуть не задохнулась от смущения. Бутерброд, который она положила в рот, чтобы иметь возможность размахивать руками с еще большей грацией, был все еще зажат зубами. Алисса чувствовала себя словно собака, пойманная в тот момент, когда пытается стащить мясную кость. Она почувствовала нелепость происходящего. Ее щеки вспыхнули, прежде чем она пришла в себя и взяла бутерброд в руку.

– Я… э-э-э… делала бутерброд, – неловко объяснила она, проглатывая то, что находилось во рту. – Чайник еще не закипел.

Он медленно и вежливо кивнул, но ничего не сказал.

– Теперь он вскипел, – нервно заметила Алисса. – Я сделаю себе чаю, прежде… прежде чем вернуться обратно в постель.

Киран лишь кивнул еще раз, и она подумала, не принял ли он ее за сумасшедшую. Ее лицо горело, она отвернулась от него и с отчаянием взглянула на чайник. А что еще оставалось делать? Алисса слишком сосредоточилась на том, какой странный у нее был вид, когда она дирижировала мелодией, слышной только ей. Когда она подняла чайник, руки задрожали, и она вынуждена была поставить его обратно.

Сверху легла еще одна рука. Руки Кирана были уверенными и надежными, когда он наливал воду в чайник для заварки. Алисса не знала, что ей предпринять, чтобы выйти из затруднительного положения.

– Спасибо.

Она собиралась произнести это твердым голосом, но в итоге получилось нечто чуть более громкое, чем шепот. Киран усугубил ситуацию, ничего не ответив, и Алисса налила себе чаю немного трясущимися руками. Взяв чашку с блюдцем, она понесла ее к столу, разбрызгивая чай. Покосившись на Кирана, Алисса заметила, что он с интересом за ней наблюдает. Она знала, что сейчас скажет какую-нибудь глупость, если откроет рот, поэтому сделала все, что смогла, – нервно прикусила нижнюю губу.

Вдруг он громко засмеялся теплым веселым смехом. Алисса глазам своим не верила. Она беспомощно смотрела на него.

– Несите чашку обратно, вылейте ее и начните снова, – предложил он, широко улыбаясь, – если только вы не собираетесь пить чай из блюдца. Впрочем, как хотите – можете пить и из блюдца. Я не прочь на это посмотреть. Вы заставили меня понять, чего мне недоставало много лет. Я явно нуждаюсь в хорошем развлечении.

Алисса повернулась к раковине. Она держала голову опущенной, когда выливала чай. Киран пересек кухню и повернул к свету ее лицо. Он выглядел в высшей степени веселым, его глаза были прикованы к ее упрямым губам.

– Вспомните об этом в следующий раз, когда вы захотите убежать и предоставить мне обедать в одиночестве, – сказал он с издевательской улыбкой. – Потому что в следующий раз я буду ждать полуночного кордебалета!

Киран быстро наклонился, и его рот накрыл ее губы с большей нежностью, чем она могла ожидать от такого холодного, безжалостного мужчины. Его губы задержались, потом он поднял голову и облизнулся.

– Мм… сыр, – оценивающе пробормотал Киран. – Мы должны сделать это еще раз. Я чувствую, что и сам хочу есть.

Алисса испугалась. Намек был слишком очевидным, и пока что она не сделала ничего, чтобы освободиться от его объятий. Она отпрыгнула, как испуганная кошка, и быстро направилась к двери.

– А как же чай? – крикнул он ей вдогонку все тем же голосом, содержавшим издевку.

Но Алисса уже взлетала по лестнице, чтобы как можно скорее оказаться в своей комнате. Уже давно она не ощущала такой слабости в ногах из-за кого-то. Да и, честно говоря, проведя некоторые подсчеты, она не смогла даже вспомнить, чувствовала ли она себя когда-нибудь таким образом. Она вбежала в комнату и с размаху села на кровать, прижав руки к горячим щекам и стараясь понять, что именно произошло. Не успела она привести свои мысли в порядок, как открылась дверь и вошел Киран с чашкой чаю.

– С молоком, без сахара, – объявил он, показывая, что за его обычным безразличием кроется большая наблюдательность.

– Вы… вы не постучали, – с дрожью произнесла Алисса.

– Это значит, что я могу приходить регулярно, если сначала постучу? – Он смотрел с притворной надеждой.

Алисса уставилась на него с ужасом, а он слегка улыбнулся, ставя чай на маленький столик, стоявший в центре.

– Пейте чай, маленькая алебарда, – мягко посоветовал он.

Алисса поднялась на трясущихся ногах и распрямилась, запоздало стараясь установить контроль над создавшейся ситуацией.

– Я не маленькая алебарда!

– Нет?

Киран окинул взглядом стройную фигурку в шелковом халате.

– Тогда я сменю выражение. Пейте чай, красивая алебарда… и ложитесь спать. Завтра вам понадобится весь ваш ум, потому что вы остаетесь на страже. Я уезжаю.

– Ой! – Алисса утратила всю свою надменность. – Почему? Куда? Вы мне не говорили.

– Я говорю вам сейчас. Я собирался объявить вам об этом за обедом, но вы, если помните, убежали.

– Как… как долго…

Она смотрела на него с возрастающим испугом, и Киран с удивлением поднял брови.

– Я совершенно не представляю. Столько, сколько надо будет, я думаю. Вы собираетесь сказать мне, что не справитесь?

– Я справлюсь с чем угодно, – заявила Алисса и заслужила еще один насмешливый взгляд. – За небольшим количеством исключений.

С его лица сошла усмешка, он смотрел на нее вполне серьезно.

– Я не ожидаю никаких неприятностей, но все равно будьте настороже и не отходите слишком далеко от дома. Если вы захотите сходить в соседнюю деревню, возьмите с собой кого-нибудь из мужчин.

– Кого? Садовника? Или вы имеете в виду того, который все время торчит около лодки? Я их не знаю. Но я знаю, что садовник не совсем понимает, чем он занимается, а человек у лодки в основном кидает камни в воду.

– Они работают на меня. Я высоко ценю то, что вы смотрите на них с подозрением, но из-за них не стоит волноваться. Я знаю, что они делают.

– Они ваши телохранители, – предположила Алисса голосом, полным драматизма.

Киран снова улыбнулся:

– Я могу позаботиться о себе сам, поверьте мне. Они охраняют дом, детей и вас.

– Меня? – Алисса не смогла скрыть своего изумления.

– Конечно. Вы очень важная фигура в этом деле. Я знаю, что мне придется время от времени покидать вас. Я не могу оставаться здесь и лично охранять вас.

– Мы смотрим в будущее?

Он криво улыбнулся, на его лице опять появилась ухмылка.

– Не хотите ли разработать план?

Она поспешно отвернулась от пронзительного взгляда серебристых глаз.

– Вы знаете, что я имею в виду, – запротестовала она, а ее щеки снова запылали. – Я говорю об опасности похищения детей.

– Мы этим занимаемся. Деньги решают все. Они могут развязывать языки. – Киран повернулся к двери и бросил последнее замечание через плечо: – Не волнуйтесь, Алисса. Все хорошо, я очень доволен вами.

– Я начинаю узнавать Джеймса, – достаточно гордо, заявила она.

Он остановился и бросил на нее молниеносный взгляд.

– Я это вижу. Я думал о вашем… потенциале.

Киран вышел и тихо закрыл дверь, оставив ее гадать над его словами. Что он хотел этим сказать? Она торопливо глотала чай. Он почти остыл, но она выпила его и почти бросилась в постель. Алисса не стала смотреть на вулкан за окном. Эта ночь и так была достаточно бурной.

Она провела языком по губам в поисках его вкуса и быстро спрятала голову под одеяло. Сумасшедшая. Киран Темпест ей не нравился, сейчас она позволила ему уйти после такого позорного поведения. Завтра она все обдумает. Она будет планировать свои действия и больше не будет делать себя столь уязвимой.

Но утром Киран уехал. Должно быть, он уехал очень рано, потому что во время завтрака Алисса услышала шум мотора, а несколько секунд спустя увидела, как катер плывет обратно к причалу. Вероятно, он вернулся в Лондон. Она пыталась подсчитать, сколько времени займет перелет и когда он вернется, но решила, что увидит его не скоро, и просто забыла об этом. Ей не понравилось ощущение того, что без него дом казался пустым.

Теперь она была предоставлена самой себе. Снаружи находятся двое мужчин, но ей придется быть настороже даже сейчас, когда она не была уверена в том, за чем именно она должка наблюдать. Алисса вздохнула и решила, что ей придется стараться изо всех сил, хотя ей и хотелось бы, чтобы Киран был на острове. Когда он был здесь, по крайней мере им ничего не грозило извне.


Карл Хендерсон лениво прогуливался по Риджент-стрит. Он был на седьмом небе от счастья, потому что его бумажник приятно увеличился в размерах. В его квартире было спрятано еще больше денег. Он не верил банкам. Деньги, положенные в банк, оставляют за собой след, который привлекает желающих совать нос в чужие дела. Например, налоговое ведомство. Еще большее опасение вызывало то, что это привлекло бы внимание Кирана Темпеста.

Карл не знал, насколько большой властью обладал Темпест, но понимал, что доверять нельзя никому. Кто-то вроде Темпеста мог проникнуть в банк и проверить бухгалтерию. Ведь Темпесту известно о делах Блумдейла все, правда?

Нет, чулок под матрасом куда безопаснее, но не этот чулок будет хранить его солидный аванс. Честно говоря, Карл думал о том, чтобы похвастаться деньгами. Он решил заказать новый костюм, в котором будет появляться в местах, подобных клубу, где он встречался с Блумдейлом. Изысканная одежда для богатых людей. Карл станет таким человеком, и сейчас уже на пути к этому. Он больше не будет прятаться за чужую спину, станет хозяином и будет нанимать людей, чтобы они делали за него грязную работу. Карл прекрасно чувствовал себя под утренним солнцем. Примерно в тридцати шагах за ним следовали двое хорошо одетых мужчин спортивного вида. Они выглядели как полицейские, но не были ими. По крайней мере в этот момент.

– Следить за ним?

Тот, что был постарше, покачал головой и вынул мобильный телефон.

– Нет, так не пойдет. Смотри и учись, сынок. – Он заговорил в трубку: – Мы его нашли. Риджент-стрит. Минутку, он направляется в итальянский ресторан. Хорошо. Встретимся там.

Когда Карл входил в ресторан, они вошли следом за ним и сели за стол в другом конце зала.

Карл оглянулся с довольным видом. Розовые скатерти, горящие свечи. Много со вкусом подобранных растений. Давно он не мог позволить себе ленч в подобном месте: с тех пор, как Синтия бросила Темпеста, подачки кончились. Он еще злился из-за этого. Карл заказал напиток, отпустил официанта и принялся изучать меню. Ощущение, что он находится на вершине успеха, ускользнуло, когда в его памяти всплыло воспоминание о том, что он потерял. Он мог бы обращаться с Темпестом как с зятем. Тот тоже давал бы ему деньги, и никто не знал бы, что он работает на два фронта.

Двое мужчин скользнули на свободные места за его столом, он поднял голову:

– Какого черта вам тут надо? Ресторан почти пуст. Найдите себе другой стол.

Кто-то скользнул на последнее незанятое место, заставив его почувствовать себя в ловушке.

– Нам нравится этот стол, Карл. Мы решили заплатить за твой ленч.

Взглянув в красивое лицо напротив себя, Хендерсон похолодел. Серебристо-серые глаза пригвоздили его к месту.

– Чего вы хотите, Темпест?! – воскликнул он.

– Сказать пару слов, Карл. Я оплачу твой ленч, а ты будешь говорить. Если будешь вести себя хорошо, я отпущу тебя. Но мой тебе совет: не ври, главное мне уже известно. Я хочу услышать всего лишь твою версию.

Киран подозвал официанта и заказал на всех. Когда официант ушел, он взглянул на Хендерсона ледяным взглядом.

– А теперь рассказывай, – сказал он, – и рассказывай хорошенько.


Алисса строго придерживалась графика – уроки, а потом либо плавание и продолжение обучения Джеймса прыжкам в воду, либо пикник для детей на пляже. Человек в лодке был более внимательным, чем раньше, и хотя она с пониманием относилась к этому, чувствовала себя словно в ловушке. Алисса спросила детей, бывали ли они когда-нибудь в соседней деревне, но Салли не помнила, бывала ли она там. Джеймс сказал, что был там недолгое время.

– Я не возражал бы вернуться туда и осмотреться, – с надеждой заявил он.

Что касается Алиссы, тут вопросов не возникло. Они решили пойти туда на следующий день после обеда. Алисса пошла с детьми на пляж позднее, чтобы договориться с человеком у лодки. Тот был весьма удивлен, когда понял, что она собирается с ним заговорить.

– Сегодня после обеда я иду с детьми в деревню, – живо проговорила она. – Мистер Темпест хочет, чтобы со мной был мужчина – либо вы, либо садовник. Я подумала и решила, что тот работает больше, чем вы, поэтому я прошу вас составить нам компанию.

– Благодарю вас, мисс Брент. Мистер Темпест упоминал об этом. Он сказал, что вы, наверное, пригласите меня с собой.

– Не понимаю, почему он… – надменно начала Алисса, но ответом ей послужила только широкая улыбка и ни малейших признаков раздражения.

– Он сказал мне, что вы понаблюдали за нами двумя и решили, что я совершенно ничего не делаю. Кстати, меня зовут Грег Сноу.

– Вы хотите сказать, что он с вами действительно разговаривает? Я имею в виду, когда не дает распоряжения.

– Мы давно знакомы, – весело заметил Грег Сноу.

Судя по его произношению, он был американцем. У него был вид сильного и находчивого человека.

– А кто вы? – Алисса смотрела на него очень серьезно, ожидая признаний. – Я думаю, вы его телохранитель, но он отрицает это.

– Он и сам неплохо охраняет свое тело, – заверил ее Грег, улыбнувшись еще шире. – Я бы подумал, прежде чем схватиться с ним, не имея преимущества. Например, кирпичной стены, за которой можно было бы спрятаться.

– Тогда мне непонятно, зачем вы здесь.

– Я следователь.

– Что вы расследуете?

– Все, что кажется мистеру Темпесту подозрительным, или то, что его особенно заинтересовало. Например, – добавил он, – я собирал информацию о вас.

– Во мне нет ничего подозрительного! – Алисса взглянула на него с негодованием.

– Мистер Темпест уже знал об этом. Он просто хотел убедиться, что вы не станете для него помехой.

Например, я изучил ваше пребывание во Франции. Я знаю о вас все, вплоть до размера вашей одежды. Думаю, и мистер Темпест это знает.

– На что это вы намекаете? – Алисса холодно взглянула на него, ее щеки покраснели от возмущения.

– Ни на что, мэм. Совершенно никаких намеков. Просто мистер Темпест знает большинство вещей настолько хорошо, будто у него прямая связь с небесами.

– Не важно, – огрызнулась Алисса, совершенно не успокоившись и зная, что выглядит в высшей степени чопорно. – Не думаю, что мне хотелось бы, чтобы вы шли с нами в деревню.

– Сомневаюсь, что Гарри понравится вам больше. – Он кивнул в направлении так называемого садовника. – Он британец, бывший десантник и упрямый человек.

– А вы кем были?

Алисса кинула на Гарри беспокойный взгляд. Гарри не обращал на происходящее никакого внимания, но ей все же казалось, что он наблюдает за ними краем глаза.

– Я бывший полицейский. Я умею ладить с людьми, – заверил он.

– Люди по вам ужасно скучают, – с сарказмом пробормотала Алисса. Она нетерпеливо вздохнула: – Ну, хорошо. Приходите к дому в час и заберите нас.

– Да, мэм.

Алисса окинула его испепеляющим взглядом и предоставила ему возможность выполнять свою работу – просто слоняться вокруг. Она не была уверена, смеялся ли над ней Грег Сноу, но думала, что да. Еще она испытывала чувство неловкости по поводу того, что Киран посмеялся над ней, отряжая своего любимца в сопровождающие. Она не забыла паническое бегство из кухни. Она не забыла, каково чувствовать на себе его руки и губы.

– Грег – классный стрелок, – совершенно обыденно рассказал ей Джеймс, когда они позднее шли к дому.

– Он кто?

Алисса остановилась и с ужасом посмотрела на Джеймса. Дети были слишком далеко, чтобы услышать ее разговор с этим человеком. Знания подобного рода очень необычны для детей.

– Он классный стрелок, – терпеливо повторил Джеймс, загребая ногами сухой песок. – Он может снять выстрелом корку с рисового пудинга так же, как и Гарри.

Салли захихикала, а Алисса почувствовала себя так, будто вошла в некую таинственную страну. Одно то, с каким увлечением Джеймс говорил о таких вещах, было неправдоподобным. Она строго посмотрела на него:

– Откуда тебе известны такие невероятные факты?

Он самодовольно ухмыльнулся:

– Папа сказал. Они часто у нас бывают. Они работают на папу.

– Не думаю, чтобы у твоего папы было столько рисовых пудингов, чтобы они могли так натренироваться, – чопорно произнесла Алисса и почти перестала чувствовать себя оскорбленной, когда Джеймс захихикал.

– Ну и смешная же вы, Алисса, – рассмеялся он, и весь день приобрел смысл.

Фактически смысл приобрела вся поездка. Джеймс явно становился приветливее.

Алисса глубоко вздохнула и оглянулась. Она вдруг ощутила глубокое удовлетворение. Это место было настоящим раем. Дом сиял на солнце, старую каменную кладку опутывали ползучие растения, усыпанные цветами. Занавески ее комнаты развевались от легкого ветерка, она уже привыкла к жаре.

– Давайте быстро окунемся перед ленчем, – импульсивно предложила она; дети тут же согласились.

Совершенство мира портило только одно – она искренне скучала по Кирану.

Мысль об этом стерла с ее лица улыбку. Так сходят с ума. Он умен, тверд, жесток и бесконечно не доверяет женщинам. Но теперь, когда его не было, казалось, что в доме зияет большая брешь.

Мозг предательски напоминал ей то, как он поцеловал ее. Мягко, похоже на нежное приветствие, как будто он проявлял о ней заботу. Алисса знала, что ему нет никакого дела до ее чувств, но мысль об этом все время крутилась у нее в мозгу. Он был раздражен, когда Эндрю Доддс напугал ее леденящими душу рассказами о вулканах. Казалось, она ему небезразлична, если даже она об этом и не знала. И она очень скучала по нему, несмотря на то что здравый смысл подсказывал ей действовать с обычной осторожностью. Но ее здравый смысл не мог ничего поделать с ее мечтами.


На следующее утро Марта заглянула к ним в комнату для занятий.

– Там пришла гостья, мисс Брент. Поскольку мистера Темпеста нет, я подумала, может быть, вам спуститься и поговорить с ней?

– С кем «с ней»? – У Алиссы был удивленный вид.

Марта взглянула на детей и вошла в комнату.

– Миссис Фокс, – прошептала она. – Та самая, о которой я вам рассказывала..

– А, верно. – Алисса взглянула на детей. – Я схожу вниз на несколько минут. Я не задержусь.

Салли лишь качнула кудрявой головкой, но не подняла глаз. Джеймс тоже кивнул, но задержал ее тем особенным, пронзительным взглядом, который обычно ассоциировался в ее сознании с его отцом.

– Что-то не так, Джеймс?

– Нет. Я пригляжу за Салли, пока вас не будет.

Он снова стал непреклонным, отчужденным и снова укрылся за своим обычным неприступным видом. Но Алисса решила не обращать на это внимания.

Ей было интересно увидеть отношение Марты к происходящему: ни она, ни Джеймс не были в восторге от гостьи. По всей вероятности, Джеймс что-то знал или слышал о ней. Теперь она получила возможность самой взглянуть на миссис Фокс и сформировать собственное мнение.

С первого взгляда она решила, что Ларе Фокс лет тридцать пять, что она чрезвычайно блестящая, обладающая хрупкой привлекательностью женщина. Это говорило в пользу стереотипов, насаждаемых журналами мод, но никак не в пользу естественной привлекательности. У нее были голубые глаза и темно-рыжие волосы. Цвет волос не был натуральным. Заметив это, Алисса почувствовала злобную радость, которую она даже не попыталась смягчить. Женщина улыбнулась сияющей улыбкой, которая, однако, не затронула ее глаз. Выражение ее лица свидетельствовало о расчетливой подозрительности. Она не терпела конкуренции, и этот очевидный факт почти заставил Алиссу улыбнуться про себя. Если бы Лара Фокс только знала, что стоит не перед конкуренткой, а, скорее, перед замаскированной сторожевой собакой.

– Я так понимаю, Кирана нет? – быстро резюмировала миссис Фокс появление Алиссы. – Если бы он дал мне знать, я не стала бы терять время и приходить сюда.

Алисса одарила ее ослепительной улыбкой:

– К сожалению, это так. Думаю, Марта решила, что вы пришли по какому-то делу, а я замещаю Кирана в его отсутствие.

Это смелое высказывание граничило с правдой. Он знал, что она заменяет его, но он имел в виду только заботу о детях. Кроме того, называть его Кираном было наглостью, и, хотя это было глупо, Алисса не смогла удержаться от небольшой насмешки. Ей было интересно, как на это отреагирует Лара Фокс.

Реакция была быстрой и раздраженной.

– Замещаете? Я думала, что вы няня или что-то в этом роде.

– О Боже, нет! Я учительница и телохранитель.

Алиссе удалось сохранить искреннее выражение лица.

Ее никогда раньше не вынуждали заниматься подобными вещами. Это было немного похоже на фехтование. Она начала получать удовольствие от того, что можно обозначить как мстительное удовольствие.

– Телохранитель? – Резкие голубые глаза осмотрели Алиссу таким взглядом, будто рассчитывали выискать железную мускулатуру. – А кого же вы охраняете?

– Любого, кто находится в опасности, – важно произнесла Алисса. – Хотя, – добавила она с застенчивой улыбкой, – Киран более чем в состоянии охранять себя и всех нас. Я работаю, только когда его нет.

На щеках Лары Фокс вспыхнули красные пятна. Она нетерпеливо встала.

– Что ж, поскольку его явно здесь нет, я, пожалуй, пойду.

Алисса постаралась выглядеть гостеприимной.

– Не желаете кофе?

– Нет, спасибо. Я пришла не кофе пить. Я пришла, чтобы увидеться с Кираном.

– Я передам ему, что вы приходили, – мило пообещала Алисса. – Я удивлена, что он уехал и не известил вас об этом.

– Думаю, это выскользнуло у него из головы. Он сможет связаться со мной, когда вернется.

Она явно не собиралась спрашивать, когда именно это произойдет, и Алисса спрятала сияющую улыбку. Это была победа, хотя она и сама не могла понять, почему ей так хотелось победить. Она твердо внушила себе, что это случилось из-за того, что у этой женщины слишком суровое лицо, чтобы находиться с детьми. Если Лара Фокс была согласна слоняться по округе в любом качестве, особенно плохо от этого будет Джеймсу. Она выглядела так, будто единственной личностью, которая ее интересует, была она сама. Алисса подумала: откуда эта женщина вообще могла узнать о том, что они находятся здесь? Единственное, что можно было принять в расчет, – это то, что ей позвонил Киран, а если он так сделал, значит, скучал по этому суровому созданию. Эта мысль рассердила Алиссу еще больше. Лишь выпроводив гостью, Алисса поняла, что оставила дверь в комнату открытой. Когда они выходили в коридор, она увидела Марту, притаившуюся в тени и явно подглядывающую за ними.

Алисса пристыдила Марту, когда машина Лары Фокс отъехала.

– Марта, вы, конечно, не подслушивали?

– Ну, честно говоря, подслушивала, – призналась Марта, стараясь подавить радость, осветившую ее лицо. – И должна вам сказать, – закончила она (было видно, что она сейчас рассмеется), – я никогда не слышала такого искусного и полного подавления противника. Я не прочь признать, что не люблю эту женщину, и да поможет детям Бог, если она когда-нибудь выйдет замуж за мистера Темпеста.

– Он любит своих детей больше всего на свете, – спокойно произнесла Алисса. – На ком бы он ни женился, он учтет это.

– Он мужчина, – мрачно напомнила Марта. – Должно быть, ему иногда одиноко. Ему нужен кто-то, кто любит детей так же сильно, как и он. И если он соберется опять жениться, этой женщиной будет явно не миссис Фокс. Но она приходит сюда с таким выражением лица, будто она вот-вот станет здесь, хозяйкой.

– Как же она узнала, что мы здесь? – пробормотала Алисса, опять ощущая прилив подозрительности.

– Она звонила вчера. Я сама поднимала трубку.

Марта ушла в кухню, горестно покачивая головой, а Алисса стала подниматься по лестнице с задумчивым выражением лица. Если Лара Фокс говорила с Кираном, значит, он не сказал ей, что его не будет. С другой стороны, она могла знать, что его не будет, и пришла, чтобы оценить сложившуюся ситуацию. Если Киран и вправду одинок – настолько одинок, чтобы еще раз жениться, – тогда Лара Фокс для этого самая неподходящая кандидатура. Это отбросит Джеймса обратно к ночным кошмарам. Но Алисса ничего не могла с этим поделать – Киран совершенно не производил впечатление человека, который любезно примет совет, данный из лучших побуждений.

Алисса подняла голову и увидела над собой Джеймса, просунувшего голову между балясинами темного дерева, находившимися на самом верху лестницы. Марта была не единственным человеком, который подслушивал.

– Если твоя голова застрянет, освободить тебя будет сложновато, – сказала Алисса. – Мне было бы очень жаль отпиливать кусок старинной деревянной резьбы. Ты можешь остаться там насовсем как старинное украшение.

Джеймс улыбнулся и быстро освободился. Он стоял и ждал, пока Алисса добралась до верха.

– Я подслушивал, – признался он, глядя на нее так, будто ожидал немедленного наказания.

– Знаешь, я и сама догадалась. – Она положила руку ему на плечо и повела обратно в класс. – Я была совершенно спокойна, потому что знала, что ты присматриваешь за Салли. В конце концов, она осталась совершенно одна.

– С ней все в порядке. Я был на лестнице недолго.

– Достаточно долго, чтобы успеть пошпионить за взрослыми, – напомнила ему Алисса.

– Вы на меня сердитесь, Алисса?

Она взглянула в его маленькое бледное лицо и ободряюще сжала его плечо:

– Нет, я совершенно не сержусь. Но это не то, чем бы я советовала тебе заниматься в будущем. Слежка за людьми обычно ведет к неприятностям, и очень часто ты не совсем понимаешь то, что слышишь в таких достаточно сложных условиях. Так очень просто понять все неправильно.

– Она хочет выйти замуж за папу, – мрачно заявил Джеймс.

– Ну, это только выдумки Марты.

– Нет, не выдумки. Я давно это знаю. Она часто приходит, а когда мы уезжаем, тоже едет в Лондон. Папа встречается с ней. Она хочет выйти за него замуж. Я знаю, что он в конце концов согласится, потому что она очень напористая.

Алисса совершенно не знала, что ей ответить, и обрадовалась, когда они добрались до класса и разговор можно было замять. Она прекрасно понимала, что Джеймсу необходимо собирать информацию любым доступным способом, но она была уверена, что Киран слишком любит своих детей, чтобы позволить им иметь дело с безразличной особой. Со стороны Кирана было бы добрым делом успокоить их, хотя бы ради одного Джеймса.

– Цыплят по осени считают, – сказала Алисса.

– Она скорее большая рыжая курица, – пробормотал Джеймс.

Салли подняла голову от книги:

– Я видела, как уходила миссис Фокс. Она выглядела очень сердитой. Я видела из окна.

– Спасибо мне, – воскликнула Алисса, – нам нужно многое нагнать. Я буду отбивать охоту здесь появляться у всех посетителей, если только здесь не будет вашего отца.

– Она ушла гораздо быстрее, когда вы ее принимали, – подчеркнул Джеймс с выражением удовлетворения на лице, и Алиссе пришлось молча признать, что и она ушла довольная своей способностью быстро спроваживать нежелательных людей.

– Давайте продолжим, – предложила она. – Не забудьте, что мы идем после обеда гулять. Мы хотим пойти с чистой совестью, зная, что выполнили много работы.

Алисса была не совсем уверена насчет чистоты собственной совести. Кажется, она попыталась вмешаться в жизнь Кирана неким тайным образом. Он будет не в восторге, если выяснит это, а она была уверена, что Лара Фокс расскажет ему об этом при первой же возможности.


Деревня находилась настолько далеко от дома, что им понадобился транспорт. Странный транспорт, управляемый Грегом Сноу, оказался четырехколесным экипажем. Он был открыт с боков, а крыша очень походила на навес от солнца. Дети и глазом не моргнули, а в ответ на то, что Алисса открыла рот от изумления, Джеймс объявил, что Грег приехал за ними в «копуше». Алисса не стала задавать никаких вопросов. Во всяком случае, навес защищал их от жаркого солнца, да и ехать в этом транспорте было довольно-таки приятно. Они подкатили к селению с шиком, и Алисса смогла рассмотреть деревню задолго до того, как они до нее добрались. К этому моменту она уже привыкла к роскошной архитектуре дома, его тяжелой каменной кладке, резьбе и балконам, к ощущению пышности испанского стиля. Деревня была тоже построена в этом стиле, но там не было совершенно ничего пышного, за исключением старой церкви, выглядевшей так, будто ее привезли из Севильи.

Остальная часть деревни смотрелась настолько бедно, что Алисса почувствовала себя неудобно, потому что приехала с деньгами для покупок. Волнения оказались излишними. Вокруг было полно счастливых людей, улыбавшихся ей и рассматривавших их необычный транспорт. Они-то и указали ей на несколько магазинчиков.

Алисса потихоньку поведала о своих волнениях Грегу, который взглянул на нее довольно удивленно.

– Они не бедные. Эти люди фермеры, владеющие хорошей плодородной землей. Они каждый день поставляют свою продукцию на материк. – Он указал на порт, в котором кипела работа, – он был полон груженых катеров. – У большинства семей есть лодка – своя или на двоих с соседом. Могу поспорить, что тут нет ни одного человека, которого действительно можно было бы назвать бедным. Пусть вас не обманывает внешний вид домов. В этом климате здания быстро разрушаются и требуют достаточно большого ухода. Люди слишком заняты тем, что получают деньги, работая на земле. Они занимаются домами зимой.

– Здесь когда-нибудь бывает зима?

– Она длится пару недель. Тогда они уходят с полей, красят стены и ругаются друг с другом. Они счастливые люди. Они еще не поняли, что существование без телевизора и стиральной машины просто невозможно.

Дети направились прямо к магазинчикам, а потом спустились к порту, чтобы посмотреть на суда. Алисса шла с ними, рядом неотступно следовал Грег. Она посматривала на него исподтишка, надеясь увидеть его оружие, но, насколько она могла судить, его не было или по крайней мере не было видно.

– Джеймс сказал мне, что вы классный стрелок, – небрежно произнесла, она.

Грег Сноу не был тем человеком, которого можно застать врасплох. Он весело посмотрел на нее.

– Это моя работа.

– Что-то я не вижу вашего оружия, – заметила Алисса с возмущением, содержавшим примесь разочарования.

Он расплылся в улыбке:

– Оно привязано ремнем к моей лодыжке и находится в пределах досягаемости, но не стоит это афишировать.

– Вы могли бы им воспользоваться?

Алисса не смогла скрыть благоговейного уважения.

– Если будет такая необходимость. Пока что такой необходимости не было, но, в конце концов, я телохранитель.

– Вы сказали мне, что вы следователь, – торжествующе напомнила ему Алисса.

– И это тоже. Я же вам говорил, что Киран Темпест более чем способен позаботиться о себе сам. Я здесь, чтобы охранять их, – закончил он, кивком указав в сторону детей. – Еще мне приказали охранять вас, мисс Брент.

Алисса задумчиво нахмурилась. Выяснить, в чем точно состоят ее обязанности, оказалось довольно-таки сложным. Все началось с преподавания, но Киран с самого начала объявил ей, что она нужна ему из-за своего взрывного темперамента.

Насколько она могла судить, ей совершенно не требуется использовать свой темперамент. Дух борьбы был необходим Грегу Сноу и тихоне Гарри. Может быть, Киран думал, что она неплохо замечает опасность? Алисса могла бы держать пари, что Грег и Гарри и с этим справятся лучше ее.

И все же Алисса наслаждалась послеполуденным временем, а когда они возвращались к дому, чувствовала себя сонной и счастливой. Даже пульсирующее зарево Эль-Буэно ничуть ее не обеспокоило. Она начинала к этому привыкать так же, как привыкала к дому, детям и Кирану. Как только они вошли, к ним устремилась Марта и улыбнулась.

– Он вернулся. – У нее был такой вид, будто они обе предвидели его возвращение. – Он сейчас в кабинете, но попросил вам сказать, как только вы появитесь, что хочет видеть детей.

Марта сложила руки под грудью, как экономка времен королевы Виктории.

– Сейчас, – пообещала Алисса приглушенным голосом.

Может быть, Марта просто так выразилась, но все это прозвучало несколько странно.

«Приведите детей ко мне, как только они вернутся». Алисса почувствовала себя гувернанткой из старого фильма: ей следует расправить юбки и отвести детей к отцу. Когда она услышала о его возвращении, ее сердце подпрыгнуло, и ей пришлось очень постараться, чтобы на лице ничего не отразилось.

– Хозяин хочет меня видеть?

Марта лишь потрясение взглянула на нее.

– Разумеется, мисс Брент, – заверил ее Киран из открытой двери своего кабинета.

Он весело разглядывал ее, и она почувствовала облегчение, когда Салли бросилась навстречу отцу.

Алисса посмотрела на Джеймса, который метнул на нее понимающий взгляд. Его губы подергивались от смеха точно так же, как губы его отца.

– Уж слишком ты умен, – пробормотала она.

Джеймс ухмыльнулся в ответ.

– Теперь я вас знаю, – прошептал он. – Я знаю, когда вы становитесь саркастичной. Это всегда так смешно.

– Будем надеяться, что твой отец тоже так думает, – сказала Алисса, подталкивая его вперед.

– Он думает, – заявил Джеймс, не повышая голоса. – Я часто вижу, как он смеется над вами, когда вы не видите.

Алисса снова не нашлась что ответить, и вошла в кабинет Кирана с несколько порозовевшим лицом. Джеймс шел рядом и все еще ухмылялся.

– Вы что-нибудь купили в деревне? – поинтересовался Киран у детей.

Алисса получила небольшую передышку, пока они рассказывали отцу о прогулке, и показывали ему бесполезную мелочь, собранную ими по дороге.

Алисса наблюдала за ними молча, переводя взгляд с одного на другую. Дети были счастливы, их поведение перестало быть столь покорным, каким было вначале. Джеймс явно расцвел. Она удовлетворенно улыбнулась, а когда подняла голову, то заметила, что за ней наблюдает Киран. Его пронизывающие серые глаза потеплели.

– Я привез тебе снаряжение для подводного плавания, – сказал он Джеймсу, протягивая маску и очки. – Разумеется, для использования только в присутствии Алиссы. Я наблюдал за тем, как ты учишься нырять. Это награда за успехи.

Джеймс был явно взволнован, а во взгляде Салли было ожидание, когда Киран открывал другой сверток. Там был маленький купальный костюм: юбка с оборками и большая шляпа от солнца, Салли пришла в восторг, но ее лицо замерло в ожидании еще одного свертка.

– А как же Лиза? Ты ее забыл?

– Конечно, нет, – сказал Киран. – Я привез ей такой же купальник, как тебе.

Салли просияла, а Алисса почувствовала, как у нее загорелось лицо.

– Мы сможем надеть их завтра, – возбужденно объявила Салли, а Киран с веселым интересом наблюдал, как щеки Алиссы заливает краска.

– Я уверена, что твой папа шутит, – спокойно сказала Алисса. – Когда кто-то уезжает, он привозит детям подарки. А, теперь не хотите ли вы оба пойти и подготовиться к приему пищи?

Она знала, что сейчас ведет себя и впрямь как старомодная гувернантка, и надеялась, что Джеймс этого не замечает. Он был слишком занят осмотром нового снаряжения, и Алисса торопливо повела их в коридор и вверх по лестнице, как только смогла оторвать Салли от Кирана, густо покрываемого поцелуями и с каждой секундой выглядевшего все более веселым.

Алиссе удалось избегать его вплоть до самого обеда, но, когда дети благополучно улеглись спать, ей пришлось спуститься вниз и предстать перед взглядом холодных серых глаз. Она этого боялась, потому что неожиданно осознала, насколько она довольна и взволнована возвращением Кирана. Алисса чувствовала себя так, будто рассеялась растущая печаль, и это чувство было для нее совершенно неожиданным.

Она была рада тому, что он вернулся, но показать это было бы с ее стороны неправильным. Алисса совершенно не собиралась сближаться с ним больше, чем теперь, а кроме того, Киран может знать о приходе Лары Фокс. Она понятия не имела, сколько времени он проговорил с Мартой. Если он недоволен ее кратким разговором с миссис Фокс, ей придется постараться не подать виду, что ее это задело. Алисса совершенно не хотела ссориться с ним в первый же вечер после его возвращения.

Он ожидал ее прихода в маленькой гостиной, а как только она вошла, налил ей выпить, не спрашивая ее пожеланий. Даже это повергло Алиссу в изумление. Значит, он уже изучил ее вкусы. Такое она и предположить не могла.

– Были ли какие-нибудь трудности, пока меня не было? – спросил Киран, вручая ей напиток.

Естественно, она тут же вспомнила о миссис Фокс.

– Нет, все прошло нормально, – спокойно сказала Алисса. – Мы только побывали в деревне, сегодня во второй половине дня. Нас сопровождал Грег Сноу.

– Я знаю, – сказал Киран, глядя ей прямо в лицо. – Я перекинулся парой слов с Грегом, когда вы ходили к детям. Еще я немного поговорил с Джеймсом перед сном. Грег рассказал мне о прогулке. Он сказал, что вы заставляли его быть внимательным и несколько скептически отнеслись к тому, что он сможет защитить вас в случае необходимости.

– Если он мне понадобится, я его позову, – пробормотала Алисса, не отрывая глаз от напитка, чтобы избежать взгляда, который, казалось, в состоянии видеть насквозь.

– Вы можете позвать меня, если вам понадобится помощь. А потом, здесь есть Джеймс. Кажется, вы покорили его сердце. Мой сын говорит, что вы самая забавная женщина в мире.

Алиссу снова охватил жар. Единственное, что ей удалось вспомнить, – это высказывание Джеймса по поводу того, как она выпроводила Лару Фокс. Она решила поскорее рассказать о случившемся, пока это не переросло в большую проблему, и постаралась говорить небрежно.

– Ой, я чуть не забыла вам рассказать, что приезжала миссис Фокс. Она пробыла здесь всего несколько минут. Она даже отказалась от кофе.

– Какое это было для вас разочарование, – пробормотал Киран. – Здесь не бывает посетителей, а Лара стала бы для вас доброй знакомой, с которой вы могли бы провести время в минуты, когда у вас возникает чувство одиночества.

– Я никогда не чувствую себя одинокой, – решительно заверила его Алисса, глядя прямо в пронизывающие глаза. В ее голосе появилось раздражение. – Мне здесь нравится и… во всяком случае, большую часть времени я провожу с детьми.

Она скорее согласилась бы завести гремучую змею в качестве домашнего животного, чем дружить с Ларой Фокс.

– Очень хорошо… – протянул Киран. – Это меня успокаивает. Я несколько волновался, что в мое отсутствие вам будет скучно.

– Я… у меня было много дел, – неловко заверила его Алисса, думая о том, насколько хорошо он умеет читать мысли и выискивать среди них тайные.

Они пошли обедать, и Алисса обрадовалась возможности заняться едой и покончить с этим разговором, вселявшим в нее беспокойство. Киран тоже ел совершенно молча. Он был слишком занят мыслями об Алиссе.

Господи, как же он по ней скучал! Было почти невозможно осознать, насколько сильно он хотел, чтобы она была с ним рядом. На этот раз его ум не был сосредоточен лишь на преследовании собственных целей.

Киран провел несколько ночей, думая о ней. Он вспоминал, как она дрожала, когда он целовал ее, как она загорелась в его объятиях и как забыла отодвинуться от него. Он отметил каждый изгиб ее тела и с тех пор хранил это у себя в памяти.

Алисса была высокой, стройной и горячей, словно дракон, но тогда она вовсе не была драконом. Она была мягкой и послушной, податливой и уступчивой. В ней находился бездонный колодец любви и огня, который она прятала за резким и агрессивным отношением к жизни. И еще он ей безгранично доверял.

Алисса почувствовала себя слишком возбужденной, чтобы сидеть в полной тишине.

– Вы смогли сделать то, что хотели?

– Я не хотел ничего делать. Мне нужно было уехать. Если бы я действовал по своей воле, то остался бы здесь.

– Наверное, дело было слишком важным, – пробормотала Алисса.

– Меня позвал долг. Моим людям удалось выследить моего бывшего шурина.

Алисса резко подняла голову:

– Того, который пытался украсть детей?

– Того самого. Думаю, вас стоит уберечь от встречи с ним, вот почему вы здесь.

– Вы сдали его в полицию? – Алисса взглянула на него.

– Нет. Мне выгоднее, чтобы он был свободен.

Он оглядел ее лицо, задержавшись несколько секунд на раскрытых губах.

– Сейчас я держу его на длинном поводке. Разыскав его один раз, мы больше его не упустим. С этого момента мне известен каждый его шаг. Меня известят о каждом его вздохе. Кроме того, я знаю его друзей и знакомых. Мы можем взять его в любое удобное время, но я хочу, чтобы с этого момента дети были в безопасности. Постоянно в безопасности.

– Разве это возможно с такими деньгами, как у вас? Мне кажется, что за вами все шпионят. Они делают это постоянно. Может быть, со временем кому-нибудь еще придет в голову мысль о похищении детей.

– Я всего лишь коммерсант.

– Вы финансовый гений, – поправила его Алисса. – Это делает вас уязвимым.

– Дети делают меня уязвимым, а мы не можем все время оставаться здесь.

– Тогда нужно разработать некую схему, согласно которой они будут в безопасности везде, где бы они ни находились. Вы не единственный состоятельный человек в мире, а вокруг вас, кажется, полно охраны. Детям понадобится ходить в школу и жить нормальной жизнью.

– Насколько мне известно, до этого покушения никаких проблем не было, – неохотно произнес Киран. – Когда я их всех запру, наверное, и в дальнейшем ничего не случится. Только Джеймс видел своего дядю Карла.

– Если Джеймс сказал, что это был его дядя, значит, так оно и было, – заявила Алисса. – Джеймс очень умен. Он мыслит серьезно.

– Очевидно, – пробормотал Киран, неожиданно возвращаясь к своему противоречивому юмору. – Кажется, сейчас он думает о вас больше, чем о ком бы то ни было. Он явно восхищается тем, как вы ныряете, вашим острым языком и вашей способностью выпроваживать незваных гостей с огромной скоростью..

– Если вы имеете в виду миссис Фокс, – бросилась отрицать Алисса, – она отказалась оставаться дольше.

– Я знаю. Кажется, Джеймс пропустил совсем немного.

– Я разговаривала с ним по поводу подслушивания.

– А как же иначе прикажете ему что-то узнавать? – язвительно заметил Киран. – Когда вы находитесь поблизости, испытываешь прямо-таки сокрушительное желание подслушивать ваши разговоры. Мне часто и самому этого хочется.

– Если вы хотите затеять ссору, я лучше уйду, – огрызнулась Алисса.

– Хорошо. Я приду к вашей спальне, чтобы вручить вам подарок.

Киран снова пристально смотрел на нее, его губы тронула улыбка. Он восхищался ею. Он пытался угадать, что она сделает, если он пересечет комнату и поцелует ее?

Прежде чем она успела что-нибудь сказать, он достал из кармана длинный кожаный футляр и положил его перед ней на стол. Алисса просто посмотрела на футляр и издала протяжный вздох, когда он открыл его. Ее почти ослепил ряд сияющих камней.

Это был браслет. И он был прекрасен.

– Я… я не могу это принять.

Он встал, подошел к ней, вынул браслет из футляра и надел ей на запястье, пока она сидела, объятая трепетом.

– А почему нет? Вы заслуживаете вознаграждения. Я очень вас ценю, иначе я не стал бы платить двойное жалованье. А еще вы очень интересная личность, а здесь так скучно.

– Не знаю, что и сказать.

– Спасибо, – предложил он, весело взглянув на нее. – Я и вправду подумывал, не подарить ли вам купальник, но браслет, наверное, лучше. В конце концов, я получил возможность надеть на вас этот браслет…

Он не договорил, и у Алиссы внезапно перехватило дыхание.

– Кстати, о жалованье, – промолвил он, когда она все еще не могла произнести ни слова. – Пока что я вам ничего не заплатил. С моей стороны это большое упущение. Завтра я выпишу вам чек, чтобы загладить это.

– Н-ничего, – запинаясь произнесла Алисса, – Я вам доверяю.

– Не слишком сильно, надеюсь, – заметил он.

Очень вовремя вошла Марта и объявила, что кофе сервирован в гостиной.

Алисса дрожала, и ей не хотелось пребывать там в его обществе.

– Думаю, я не буду пить кофе, – сказала она, когда Марта ушла.

– Хорошая мысль, – язвительно заметил Киран. – Встретимся в полночь, когда вы спуститесь за чаем с бутербродом. Пожалуйста, не начинайте представления без меня, ладно? Кажется, с того времени, как мы развлекались ночью, прошла целая вечность. Будучи в отъезде, я очень страдал от желания вернуться.

– Пожалуйста, не надо, – с тревогой прошептала Алисса.

От его слов она чувствовала себя плохо, неуверенно и даже немного задыхалась.

– Не раньше чем вы прекратите меня бояться, – пообещал он.

Киран встал и подошел, чтобы проводить ее до двери. Он все время смотрел ей прямо в глаза, но она не могла позволить ему приблизиться.

– Спокойной ночи, – быстро произнесла она, отступая назад.

Киран остановился и улыбнулся, глядя в ее обезумевшие глаза.

– Как пожелаете, Алисса, – согласился он.

Алисса просто летела. Невозможно по-другому описать то, как она торопливо отступала в свою комнату. Киран не покидал коридор, пока она не скрылась из виду. Она не слышала его смеха, но для этого у нее было хорошее воображение. Еще она вспомнила, как он поцеловал ее тогда на кухне, хотя это и была насмешка. Алисса закрыла дверь и села, чтобы рассмотреть браслет. Он был и вправду очень красив. Браслет состоял из изящных синих и белых камней, оправленных в золото. Алисса могла лишь ошеломленно взирать на него и надеяться, что это не драгоценные камни. Настоящие сапфиры и бриллианты стоили бы небольшое состояние, гораздо большее, чем она могла бы заработать педагогической деятельностью.

Именно тогда она вспомнила про длинный футляр, в котором находился браслет. Она оставила его на столе. Ей надо спуститься за ним, иначе Киран подумает, что она неблагодарная негодяйка.

Алисса бесшумно прокралась вниз, надеясь, что не встретится с Кираном. Марта все еще убирала посуду, и, когда Алисса вошла в комнату, несколько удивилась.

– Я оставила здесь длинный кожаный футляр, – сказала Алисса.

Марта улыбнулась и кивнула.

– Я отдала его мистеру Темпесту с минуту назад. Я думала, может быть, это его футляр. Я отдала ему это в маленькой гостиной. Он все еще пьет там кофе.

Выбора не было. Алиссе снова придется с ним общаться, а из-за Марты она даже не может отложить это до утра. Она подошла к двери гостиной, глубоко вдохнула и вошла. Ей был необходим этот глубокий вдох, потому что она была тут же пригвождена к месту взглядом его серых глаз.

– Либо вы передумали насчет кофе, либо вспомнили о футляре.

– Я вспомнила о футляре. Я оставила его на столе в столовой, а когда поднялась наверх, я… – Алисса замолчала, а потом взглянула на него немного беспомощно. – Пожалуйста, скажите, ведь этот браслет с искусственными камнями? – с тревогой спросила она.

Серые глаза сощурились и окинули взглядом ее лицо.

– Он настоящий. А почему это вас волнует?

– Потому что я не привыкла к подобным вещам. Это для меня слишком дорого. Я и вправду не могу принять его.

Она начала расстегивать застежку. Заметив ее абсолютно подлинное волнение, Киран встал и подошел к ней:

– Я хотел купить его для вас, Алисса. Могу вас заверить, что он не слишком дорогой.

– Для меня дорогой, – возразила она, все еще пытаясь выяснить, как же ей справиться с застежкой.

К тому моменту он уже положил руку поверх браслета, преграждая все дальнейшие попытки его снять.

– Алисса, я очень богат. Это всего лишь маленький подарок.

– Но мне не нужен подарок.

Она неуверенно взглянула на него, и его глаза тут же впились в ее глаза.

– Мне нужно было купить его для вас, – произнес Киран все тем же мягким голосом. – Когда я был в отъезде, то, к моему большому удивлению, почувствовал, что мне вас не хватает. – Он поднял руку и провел теплыми пальцами по ее покрасневшим щекам. – Просто скажите, что и вам меня не хватало, и мы назовем это справедливым.

Алисса не знала, что ей ответить. Она прекрасно знала, что ей его не хватало, но говорить об этом было бы чересчур. Он постоянно воевал с ней, постоянно язвил и смеялся над ней. Она просто продолжала смотреть ему в глаза, а он тем временем издал короткий, явно искусственный вздох.

– Тогда мне придется выяснить это самому.

Он погладил ладонью ее лицо, Алисса почувствовала, как его губы нежно коснулись ее губ, и сделала попытку отодвинуться, Честно говоря, ей вовсе не хотелось отодвигаться. Это было чудесное ощущение, – сказочное и теплое. Она ощутила немедленное желание придвинуться к нему поближе и обвить руками его шею. Лишь благодаря большому усилию она осталась на месте. Когда Киран поднял голову и взглянул на нее, он улыбался.

– Ты собираешься сражаться со мной до последнего дыхания? – тихо спросил он. – Ты не поддашься своему чувству, если только это не чувство сопротивления?

Она просто смотрела на него так, как смотрела все это время, и он улыбнулся еще шире. Он провел рукой по ее волосам. Внезапно Алисса отпрянула от него.

– Это… это поэтому вы купили мне браслет? – заикаясь, спросила она. – Это чтобы…

– Чтобы ты спала со мной? Я уже сказал тебе, почему я его купил. Я тебя балую. Разве с тобой никогда такого не происходило? Разве тебя хотят баловать только твоя сестра и твой свояк? Я уверен, что какой-нибудь мужчина уже смотрел в твои красивые темные глаза, раздумывая, зачем тебе все время сопротивляться.

– Я сама о себе забочусь.

– В этом нет необходимости, пока я здесь, Я хочу тебя защитить, я решил, что буду к тебе очень снисходителен…

– Я не желаю… Если вы хоть на минуту вообразите, что я…

– Я вас не спрашивал, Алисса, – напомнил Киран веселым голосом. – Может быть, в следующий раз, когда мы встретимся в полночь, чтобы выпить чаю и потанцевать, я соберусь это сделать.

– Я не возьму браслет, – заявила Алисса, ее лицо вспыхнуло от смущения и волнения.

Киран только рассмеялся и продолжил пить кофе, как будто совершенно ничего не произошло, а Алисса снова убежала. Она не могла снять браслет, несмотря на решительные и еще более упорные попытки это сделать.


На следующее утро она проснулась с глубоким отпечатком на руке в том месте, где браслет впился в ее руку во время сна. Браслет все еще был на ней, когда она спустилась к завтраку, а как только вошла в столовую, глаза Кирана тут же устремились на него.

Он нахмурился и тут же подошел к ней, ловко снял украшение и кинул его рядом с ее тарелкой, как будто это была дешевая имитация.

– Потайная застежка, – сказал он. – Извините. Наверное, было неудобно.

Салли рассматривала браслет горящими глазами, но Алиссу волновали только взгляды Джеймса и Кирана.

Джеймс явно размышлял, посматривая то на Алиссу, то на отца, и ей пришлось очень сильно постараться, чтобы выглядеть беззаботно и естественно.

Киран тоже наблюдал за ней, но в это утро в его глазах не было обычной насмешки.

– Как вы думаете, они могут взять сегодня выходной?

Неожиданный вопрос, заданный Кираном, заставил ее удивленно уставиться на него.

– Как пожелаете, – согласилась она. – Пока вас не было, дети старались изо всех сил.

– Тогда не провести ли нам день вместе? Я попросил Доддса покатать нас над вулканом, а после обеда мы можем посидеть у бассейна, пока Джеймс будет испытывать новое снаряжение. – Он взглянул на Джеймса и Салли.

Его предложение было встречено с одобрением, и некоторое время спустя дети побежали готовиться к неожиданным удовольствиям этого дня. Алисса осталась на месте, взяла себя в руки и взглянула на Кирана.

– Я хочу вернуть вам браслет, – сказала она.

– Нет, – мягко возразил он. – Вы действительно заслужили его, сейчас я не шучу. Алисса, вы сделали для детей гораздо больше, чем просто их учили. За несколько недель пребывания здесь вы достигли в общении с Джеймсом большего, чем я смог достичь за последние три года. Я искренне верю, что Джеймс приходит в себя. Он счастлив и говорит о вас без остановки. Вы его друг. Он находит вас теплой и надежной.

– Я не очень-то теплый человек, – начала Алисса, и Киран улыбнулся своей обычной загадочной улыбкой.

– Тогда вы плохо себя знаете. Вы принесли в нашу жизнь много женского тепла. Даже Марта ощущает потребность постоянно указывать на ваши положительные качества.

– Мне не нужно наград. Мне хорошо платят.

– Двойное жалованье, я знаю. – Он ухмыльнулся. – Давайте просто решим, что браслет – плата за дополнительные услуги. И я совершенно не пытаюсь соблазнить вас, – добавил он, когда ее глаза широко раскрылись и в них показалось подозрение. – Так что вы думаете насчет путешествия к Эль-Буэно? – живо поинтересовался Киран голосом, свидетельствовавшим о том, что обсуждение предыдущего вопроса окончено. – Как думаете, рискнете?

– А дети и правда туда собираются?

– Да. Через полчаса сюда прилетит на вертолете наш вулканолог и возьмет нас с собой на облет.

– Надеюсь, он знает, что делает, – пробормотала Алисса.

– Вам не обязательно лететь с нами, – заверил ее Киран, но она быстро подняла голову, упрямо сжав губы.

– Обязательно. Если дети летят, то и я тоже. Я бы не простила себе, если бы с ними что-нибудь случилось. Если что-то случится, то пусть случится и со мной.

Глаза Кирана сощурились и засияли, как хрусталь, утреннее солнце отразилось в них. Он рассматривал ее долго и внимательно.

– Они так много значат для вас?

Она взглянула на него с вызовом:

– Да, значат.

– Тогда мы полетим все вместе, – объявил Киран.

– Надеюсь, это не мрачное предзнаменование, – пробормотала Алисса, покидая стол и отправляясь собираться.

В этот раз она услышала его смех, когда поднималась наверх. Это вызвало в памяти те мысли, которые пришли ей в голову, когда она увидела его впервые. Тогда она и представить себе не могла, что он будет в состоянии смеяться. Наверное, она все-таки заслужила браслет, раз добилась этого.

Во всяком случае, заставить его принять браслет обратно ей оказалось не под силу. Ее щеки стали горячими. Она подходила к своей комнате, когда увидела Джеймса, идущего по коридору с тем несколько задумчивым взглядом, который чуть раньше заставил ее почувствовать себя неловко за столом. Несомненно, его очень взрослое отношение к жизни произрастало из того периода, который он провел с отцом.

Она была совершенно не уверена в том, кем именно является Джеймс, – ее защитником или часовым, стоявшим на страже их привычного образа жизни.

Глава 8

Алисса едва успела собраться, когда услышала над головой звук вертолета. Выглянув из окна, она увидела, что он аккуратно приземлился на газоне перед домом. Из вертолета вылез Эндрю Доддс и улыбнулся Алиссе, которая помахала ему с балкона.

– Вы все-таки решили рискнуть? – крикнул он.

Она неловко кивнула и вернулась в комнату. Она решила надеть шорты и посоветовала Салли сделать то же самое. В вертолете может быть холодно, но Эндрю явно не будет держать двери открытыми. Когда она спустилась в коридор, ее уже ждали, а мысль надеть шорты показалась ей просто ужасной, потому что Киран осмотрел ее ноги по всей длине. Эндрю Доддс сделал то же самое, но он ее совершенно не волновал. Когда же Киран взглянул на нее, она почувствовала, что готова упасть в обморок, удары сердца отдавались у нее в ушах. Волнений ей уже было достаточно.

– Можно мне сесть впереди рядом с пилотом? – Джеймс потянул отца за руку.

Киран удивленно взглянул на него:

– Конечно. Почему нет? Мне надо охранять женщин. Ты же можешь задавать вопросы.

Джеймс принял очень важный вид, а Салли расплылась в улыбке.

Алиссе стало страшно.

– Вы можете сейчас вернуться, если хотите, – сказал Киран, когда дети побежали вперед с Эндрю Доддсом.

– Нет, спасибо. Я полечу. Я хочу быть с детьми.

– Ладно, я сяду с вами назад, просто вдруг вы хотите быть и со мной тоже.

Она быстро взглянула на него, на лице отразилось страдание.

– Пожалуйста, не начинайте драку, пока мы не вернемся. Мне надо было бы надеть специальное снаряжение, и мне понадобится вся моя смелость до последней капли. Я никогда не была в вертолете, а полет над вулканом кажется мне очень ненадежной вещью. И потом, сам вулкан. Я продолжаю думать, что он втянет нас в жерло, а там, должно быть, горячо. Я не забыла о расплавленной лаве и о том, как легко может начаться извержение.

– Ох, Алисса, – пробормотал Киран, – вы совершенно не обязаны смотреть на это. Честно говоря, я думал, что вы откажетесь от полета. Мы легко обойдемся без вас.

– Нет, – упрямо произнесла она.

Киран покорно вздохнул и пошел рядом, не говоря, ни слова.

– Только одна просьба, – обратился он к Эндрю, когда они подошли к вертолету. – Полетайте рядом и вокруг вулкана, но не прямо над его вершиной. Мы посмотрим сбоку.

– Да, конечно, – согласился Доддс, с пониманием взглянув на детей.

Алисса знала, что распоряжение дано не ради детей, и с благодарностью взглянула на Кирана. Он просто качнул головой и спокойно помог ей залезть в вертолет. Она предположила, что он показывает ей пример, но это не помогло. Ей хотелось вцепиться в его руку, крепко зажмурить глаза и захныкать. Она была рада тому, что Киран сидит рядом с ней, а не рядом с пилотом. Он и вправду был ей необходим.

У Эндрю была только одна запасная пара наушников, и когда он вопросительно оглянулся, Киран указал на Джеймса, на голове которого они вскоре и были закреплены. У него стал такой важный вид, что Киран улыбнулся.

– Вы хотели их взять? – тихонько проговорил Киран, наклонившись к Алиссе.

– Ни за что! Он уже рассказал мне больше, чем я хотела узнать, когда приходил тогда на обед.

– Я посоветовал ему быть посдержаннее.

– Хорошо. Будем надеяться, он знает, что это значит, – пробормотала Алисса.

Двигатель заработал, и шум мотора положил конец разговору. Было небольшим успокоением знать, что никто не обратит особого внимания, если она закричит.

Честно говоря, она получила бы удовольствие от полета, если бы не знала, что пунктом назначения является Эль-Буэно. Они пронеслись над морем и подлетели к вулкану с другой стороны. Алисса немного расслабилась, потому что полет над водой был захватывающим, а вид – красивым.

Море было спокойным. Небольшие волны с белой каймой вставали над темно-бирюзовой водой и двигались в направлении берега. Недалеко от их пристани на якоре вздымался сверкающий катер, в нем находились Гарри и Грег, махавшие детям. За короткое время это место стало для нее родным домом, словно это был ее собственный замок. С места, доставшегося Алиссе, были видны дом, песчаный пляж, на котором она играла с детьми, и изящные пальмы, росшие у кромки воды. Ей было видно собственную комнату, шелковые занавески, развевающиеся на ветру. Вулкан был прекрасен, внизу его склоны покрывало множество зеленых полей. Весь пейзаж окутывало спокойствие. Когда они развернулись, она увидела деревню, а потом вертолет стал набирать высоту, и Алисса заставила себя успокоиться перед предстоящим тяжким испытанием.

Там был черный вулканический песок. Она увидела, реку, о существовании которой и не подозревала. Река извивалась, сияя на солнце. На заднем плане по холмам росли деревья, а потом… потом она снова, увидела вулкан! Нижние склоны вулкана покрывала субтропическая растительность. Солнце было за вершиной, его огненный свет обрисовывал громадные, очертания горы. Это было красиво, но со стороны острова смотрелось странно и почти чуждо. Она еще раз подумала, что это похоже на спрятанную страну, о которой забыли с течением времени.

Алисса закусила губу, когда, земля осталась далеко внизу и они летели уже над суровыми, скалами и валунами, выглядевшими как лунный пейзаж. Она почти ожидала появления динозавров, поднимающих головы и старающихся схватить челюстями крошечный вертолетик. Алисса столкнулась с чем-то, показавшимся ей враждебным с того первого мгновения, когда она это увидела. Вертолет пролетел сбоку над кромкой кратера. Она знала, что Киран отдал строгие распоряжения насчет того, что они не будут летать над самим кратером. Если Эндрю об этом забудет, его ожидает резкий выговор.

Но, несмотря на все это, Алисса ощутила ужасный приступ страха и, хотя дети смотрели вниз с благоговейным волнением, сжала руки в два крепких кулака и уставилась вниз, не отваживаясь отвернуться.

Киран наклонился и взял ее за руку. Алисса прерывисто вздохнула, пытаясь расслабиться, но руку не отняла.

– Вы можете убедиться, что там все тихо. – Эндрю повернулся к ней и перекричал шум двигателей. – Горячая лава находится в обычном состоянии, и ее сейчас немного.

Алисса заставила себя взглянуть. Это верно, там было совсем немного лавы. Красный центр пульсировал, словно гигантское дыхание, но при дневном свете он выглядел почти скучным, совсем не похожим на адское пламя. Маленькие белые струйки пара выглядели скорее симпатичными, чем пугающими. Она начала медленно расслабляться и верить, что останется в живых и будет смеяться над тем, что пережила.

Вдруг вертолет как будто подпрыгнул вверх и бросился почти прямо в самое пекло. Алисса крепко вцепилась в Кирана. Она совершенно не подумала о том, что делает. С ним она была в безопасности и совершенно не собиралась его отпускать.

Разумеется, Эндрю тут же вернул их на место, и они снова полетели над краем вулкана.

– Тепло! – крикнул он. – Просто внезапный выброс.

Алисса подняла лицо, спрятанное у Кирана на груди, ища безопасность там, где ей подсказывал инстинкт.

– Извините.

Она ошеломленно взглянула на него, надеясь, что он сможет прочесть сказанное по ее губам. Он просто улыбнулся и сжал ее руку, а она глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. С ней ничего не случилось, и теперь они неслись прочь, к подножию вулкана с той стороны, что вела к дому, пролетая мимо еще большего количества деревьев и полей, мимо моря, и – наконец-то – добрались до дома.

– Дома, – задыхаясь, произнесла Алисса, а когда подняла голову, то увидела Кирана, внимательно смотревшего на нее.

Он поднял руку и нежно дотронулся до ее щеки. Будучи не совсем уверенной в том, что именно он хотел сказать этим жестом, она не стала задавать вопросы, потому что была все еще слишком напугана. Просто улыбнулась ему в ответ и была очень благодарна, когда вертолет начал снижаться. Ее рука была зажата в его руке, и она не пыталась ее убрать. Алисса была так благодарна ему за поддержку и доброту. Не будь этого, она, наверное, закричала бы не один раз. Вся компания вылезла из вертолета, и дети тут же окружили Эндрю и, к его огромному восхищению, забросали его вопросами. Особенно много их было у Джеймса.

Киран помог Алиссе выйти из вертолета и поддержал, когда у нее подкосились ноги.

– Вы встретились со своим ночным кошмаром. Стоило ли с ним встречаться?

– Не знаю, но давайте не будем этого больше делать.

Это прозвучало как мольба. Он взглянул на нее с тревогой.

– Наверное, мне надо было заставить вас остаться, – пробормотал он.

Алисса энергично замотала головой и встретилась с его напряженным взглядом.

– Я бы нервничала все то время, которое вы отсутствовали. Для меня было лучше быть там.

– Тогда мы, разумеется, больше не будем этого делать.

– Ну разве это не здорово, Алисса! – Джеймс подошел и, к ее огромному удивлению и радости, взял ее за руку. – Это ведь не так страшно, если внимательно взглянуть, правда?

– Э… наверное, нет, – неловко согласилась она.

Джеймс поднял на нее серьезные глаза и крепко сжал ее руку.

– Вам не придется сражаться с ним, – немного тревожно произнес он.

Она знала, что он имеет в виду, и это знание мгновенно согрело ее сердце. Он действительно боялся, что она уедет. Ей удалось сблизиться с Джеймсом, и он хотел, чтобы она была рядом с ним.

– Нет, думаю, нет. При ближайшем рассмотрении он не выглядел так страшно, как мы его представляли, правда? Это было похоже на огонь, выходящий на поверхность, – тлеющая зола и теплый воздух.

Он улыбнулся ей, а потом они с Салли побежали к дому, собираясь рассказать Марте о своем захватывающем приключении. Киран пригласил Эндрю в дом на ленч. Алисса извинилась и поторопилась к себе в комнату, чтобы переодеться. Уходя, она чувствовала взгляд Кирана и знала, что у него сейчас задумчивые и теплые глаза. Он тоже заметил, как к ней относится Джеймс. В конце концов, для этого стоило полететь к этому чудищу.

Эндрю улетел после ленча, а когда его проводили, дети побежали в дом, чтобы переодеться для бассейна. Алисса пошла за ними, успев уклониться от разговора с Кираном. После утренних событий она чувствовала себя не в своей тарелке. Алисса не могла забыть, как Киран обнял ее, когда она в испуге спрятала лицо у него на груди. Она чувствовала себя так спокойно. И хотя она и говорила себе, что он был не чем иным, кроме как олицетворением безопасности, она до сих пор ощущала тепло его объятий. Когда она наконец добралась до бассейна, все уже были там. Киран в черных плавках помогал Джеймсу подогнать новое снаряжение. Алисса быстро подошла и села рядом с Салли, восхищаясь ее новым нарядом.

– Ну разве не красиво, Лиза? – Салли с надеждой взглянула на нее.

Алисса помогла ей закрепить широкие поля шляпы и заверила девочку, что у нее просто замечательный костюм.

Салли внимательно взглянула на нее:

– А почему вы не надели новый купальник, который вам привез папа?

– Он не привозил мне купальника. Я же сказала тебе, что он пошутил.

– Вместо этого он привез вам тот восхитительный браслет? – предположила Салли.

– Да, это было очень мило с его стороны, но я не стала надевать его. Я не надеваю украшения, когда иду в бассейн.

И в самом деле, на ней был закрытый черный купальник, такой же, как у спортсменов, участвующих в соревнованиях по плаванию. Салли рассмотрела его задумчиво и очень внимательно.

– Я лучше не полезу в воду в новом купальнике… – задумчиво протянула она.

– Ты можешь надеть другой, а этот наденешь позже, когда будешь сидеть у воды, – предложила Алисса.

Салли просияла, когда нашелся выход из затруднительного положения.

– Я сейчас за ним схожу, – сказала она.

– Еще одна проблема решена, – пробормотал Киран, подходя и садясь рядом с Алиссой.

Он окинул восхищенным взглядом ее стройную фигуру в черном купальном костюме.

– Вы выглядите как профессиональная спортсменка.

– С этого места мы опять начнем сражаться? – Алисса взглянула на него поверх солнечных очков.

– Нет, если только вы сами этого не захотите. – Он усмехнулся и отвернулся. – Полагаю, я снова виноват в том, что сказал вам колкость? С вами трудно остановиться. Кажется, для меня стало необходимостью вас дразнить. Это отвлекает меня от настойчивого желания поцеловать вас.

Алисса растерялась, потому что вдруг тоже почувствовала потребность в его ласках. Она не знала, что ей сделать или сказать. Она просто смотрела на него. Он потянулся и взял ее руку.

– Скажи, Алисса, ты хочешь, чтобы я держал тебя за руку?

– Я… я не могу.

Она тут же вскочила, увидев, что Джеймс идет к глубокому месту бассейна. Он двигался медленно – просто шел с ластами на ногах.

Алисса нырнула, надеясь, что выглядела при этом как профессиональная пловчиха, а не испуганный кит. Вода охладила ее и немного восстановила равновесие. Когда она вынырнула, то увидела, что Джеймс стоит на краю и смотрит на нее с беспокойством. Он явно робел и не решался снова залезть в воду.

– Просто падай как всегда, – распорядилась она, отодвигаясь в сторону и наблюдая за ним с уверенным выражением лица.

– Со мной ничего не случится, Алисса?

Она улыбнулась ему:

– Никаких проблем, ты замечательно плаваешь. Опусти маску и ныряй. Волноваться не о чем. Да и я здесь.

Джеймс кивнул и последовал ее указаниям, а когда он упал в воду, Алисса нырнула за ним, оставаясь видимой для него. Он запаниковал, когда вода заполнила маску, но Алисса вынесла его на поверхность и дала ему дополнительные советы.

Вскоре он заскользил под водой, держа на поверхности дыхательную трубку и опустив лицо вниз. Ей повезло, что Джеймс занял все ее время. Это послужило оправданием того, что она не смотрит на Кирана, Лишь когда они оба вылезли из воды, Алисса поняла, что кто-то пришел. У бассейна сидела Лара Фокс в эффектном сарафане, уставившись на Кирана и расплывшись в улыбке.

– Вот черт! – сердито воскликнул Джеймс.

Алисса была вынуждена признать, что и ее настроение упало до нуля, когда она увидела женщину, полностью овладевшую вниманием Кирана.

– Прогоните ее, Алисса, – шепотом взмолился Джеймс.

– Тсс! Мы должны быть вежливыми с гостями.

– Как бы мне хотелось ей нагрубить, – проворчал он. – Теперь она отсюда не уйдет. Вы единственная, кто может избавить нас от нее. Вы тоже обязаны быть вежливой?

– О, разумеется, – ответила Алисса, совсем не чувствуя себя таковой в эту минуту.

Киран выглядел слишком довольным тем, что рядом с ним находится Лара Фокс. Он был совсем не похож на того мужчину, который хотел поцеловать ее всего лишь несколько минут назад, и Алиссе пришлось очень постараться, чтобы изобразить на лице гостеприимную улыбку.

Лара сдвинула солнечные очки на лоб и уставилась на Алиссу, разглядывая ее фигуру в черном купальнике, длинные волосы, потемневшие от воды, и отмечая полное отсутствие косметики.

– О, Джеймс, – покровительственно произнесла она, – я слышала, ты учишься нырять.

– Я знаю, как нырять, – холодно возразил Джеймс. – Меня научила Алисса. Она специалист в этом вопросе, и еще она мой телохранитель, – добавил он с угрозой в голосе.

– Правда? Она и борьбой занимается? – рассмеялась Лара.

– Она занимается карате, – огрызнулся Джеймс. – Правда, Алисса?

– У меня черный пояс, – весело согласилась Алисса, держа за спиной скрещенные пальцы.

– Как страшно, – выдохнула Лара, содрогнувшись. – Надеюсь, ты меня защитишь, Киран?

– Она на редкость сильна, – заверил Киран Лару, кинув на Алиссу быстрый взгляд.

Его губы подергивались от веселья, и Алисса почувствовала, что готова его убить. Она мрачно подумала, что его это развлекает. Но если он думает, что будет развлекаться, глядя, как из-за него перебраниваются две женщины, он очень ошибается.

– Давайте вернемся в воду. – Джеймс сжал ее руку, и она с готовностью согласилась.

– Возьмите меня, – попросила Салли, осторожно отходя от гостьи.

– Переодевай купальник и иди к нам, – ответила ей Алисса.

– О, дорогая, это такой красивый купальник, – пропела Лара. – Зачем, утруждать себя и переодеваться во что-то менее красивое?

Она снова окинула Алиссу беглым взглядом. В этот момент Салли поднялась на ноги.

– Мы с Лизой плаваем только в настоящих купальниках, – гордо объявил ребенок. – Этот купальник для красоты. Мы носим для плавания черные купальники. Так делают настоящие пловцы, такие, как Лиза.

Она удалилась, а Алисса не отважилась взглянуть на Джеймса. Она предполагала, что он оценил презрительное поведение своей сестренки на высший балл. Ей было интересно, что по этому поводу думает Киран. Если это небольшое расхождение с детьми во взглядах не послужило ему наглядным примером того, что они думают о его подруге, то тут уж ничего не поделаешь.

– Давайте как следует нырнем, вдруг она смотрит, – прошептал Джеймс. – Я хочу показать, что она не такая уж важная персона.

– Как ты думаешь, у тебя получится?

– Если задержу дыхание и хорошенько постараюсь, – пообещал он.

Алисса подумала, что именно этим она занималась сегодня утром в вертолете, и кивнула.

– Ладно, – сказала она. – Ты первый.

Он прыгнул очень хорошо, и Алисса заметила, что за ними наблюдает Киран, явно не интересуясь болтовней Лары. Он слишком интересовался успехами сына. Она не могла не почувствовать, что у нее поднялось настроение, когда она аккуратно нырнула вслед за Джеймсом.

– Ты солгал, – прошептала она, когда они снова оказались на поверхности и достаточно далеко, чтобы их не было слышно.

– Я знаю, я виноват, – признался Джеймс. – Вы просто защищали меня. Вы владеете карате?

– К сожалению, нет. Не думаю, чтобы Лара им владела, так что мы находимся в полной безопасности. Но постарайся больше не подставлять меня подобным образом.

– Я не буду. Я буду держаться от нее подальше.

Идя за Салли, успевшей переодеться для плавания, Алисса закусила губу. Теперь на Салли был купальник, который был ей тесен, но зато он был черного цвета. Она перерыла все свои вещи, чтобы найти его, и Алисса ненадолго обняла ее, когда поддерживала в воде.

К сожалению, наступило время вылезать из бассейна, а Лара Фокс не выказывала ни малейшего намерения покинуть их. Марта принесла освежительные напитки, и Алисса села от гостьи как можно дальше, весело разговаривая с детьми и пытаясь не подслушивать разговоры «взрослых».

Это было бы затруднительно в любом случае, потому что она мрачно говорила себе, что, наверное, Лара шепчет Кирану соблазнительно-сладкую чушь. Дети хмуро наблюдали за ними. Послеобеденное время, которое они собирались провести с отцом, было для них совершенно потеряно.

Позже из дома снова пришла Марта и сказала Кирану, что ему звонят. Он тут же встал и пошел в дом, Алисса должна была развлекать гостью, но было совершенно очевидно, что Лара не нуждалась в развлечении. Она снова закрыла глаза солнечными очками и сделала вид, что собирается поспать.

– Мы можем окунуться последний раз, а потом, я думаю, нам пора идти принимать душ и переодеваться, – сказала Алисса детям.

Они оба были с ней полностью согласны. Их развлечения прекратились, как только появилась Лара Фокс, и они пошли с Алиссой к бассейну. Выражение лица Джеймса было особенно мрачным.

В отличие от Алиссы Лара не знала детей как следует. Если Киран женится на этой женщине, Джеймс превратит ее жизнь в ад. Знает ли об этом Киран? Она будет пытаться услать их подальше, в какой-нибудь пансион. При мысли об этом у Алиссы сжимались кулаки. Это будет удар для Джеймса.

Когда Алисса проходила мимо стула Лары, незваная гостья устроила целое представление из перекладывания стройных ног. Одна нога задела Алиссу, подставив ей подножку. У Алиссы совершенно не было возможности сделать шаг в сторону или как-то обезопасить себя от падения, потому что все произошло слишком неожиданно. Она упала назад и ударилась головой о кафель у бортика бассейна. И тут же потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, вокруг царила ужасная суматоха. Салли истерически плакала, а Джеймс кричал не своим голосом. Алисса лежала неподвижно, а Лара вскочила, совершив свое гаденькое дельце.

Алисса видела, как из-за угла к ней устремился Киран. Джеймс бросился на Лару Фокс и пытался столкнуть ее в воду.

– Джеймс!

Она услышала крик Кирана, но мальчик не обратил на него внимания.

– Она подставила Алиссе подножку, – крикнул он, борясь с Ларой Фокс, совершенно не собираясь ее отпускать. – Алисса ранена.

Салли дико кричала, пытаясь поднять Алиссу, и Кирану явно было чем заняться. Из дома выбежала Марта. Порядок был восстановлен, когда, она увела детей внутрь, предоставив Кирану свободу действий.

– Где болит? – настойчиво поинтересовался он, встав рядом с Алиссой на колени.

– Точно не знаю.

Она могла говорить только шепотом. Киран быстро ощупал Алиссу, тревожно вглядываясь в ее лицо.

– Мне придется рискнуть и поднять вас. Если у вас что-нибудь заболит, когда я буду поднимать, тут же кричите.

– Киран… – заговорила с ним Лара.

Но он даже не взглянул на нее.

– Думаю, тебе лучше уйти, – проговорил он ледяным тоном. – Я поговорю с тобой позже. Сейчас у меня достаточно проблем.

– Но я могу помочь… – начала она.

Киран бросил на нее холодный взгляд:

– По-моему, ты уже сделала более чем достаточно. Предоставь нам разбираться с этим самим.

Лара Фокс ничего больше не сказала, а Алисса не заметила, когда та ушла. То, что она смогла увидеть лишь мельком, было довольно-таки удивительно. Очарование Лары было несколько разрушено. Джеймс был явно полон решимости содрать с нее сарафан, когда пытался столкнуть в воду. Насколько Алисса смогла разглядеть, сарафан был точно в таком же состоянии, как искривленные и поломанные солнечные очки.

Поблизости процокали каблуки Лары. Дети явно ускользнули от Марты, потому что оба вернулись к бассейну.

– С ней все хорошо? – навис над ними Джеймс. – С ней все хорошо? – взволнованно повторил он.

– Она ударилась головой, – сухо объяснил Киран. – Сейчас иди к Марте и предоставь все мне.

– Миссис Фокс пыталась навредить Алиссе.

– Это сказал мне ты, и я тебе верю, – ответил Киран. – А теперь дай мне посмотреть, что нужно Алиссе, чтобы ей стало лучше. Идите оба к Марте.

– Алисса умрет? – захныкала Салли, наблюдая за происходящим со слезами на глазах.

– Она не осмелится, – заверил ее Киран, глядя на бледное лицо Алиссы. – Я категорически запрещаю ей это. Она просто ошеломлена. Завтра она поправится.

– Если миссис Фокс придет снова, я до нее доберусь, – зло пробормотал Джеймс сквозь зубы. – Она вела себя подло, но в следующий раз я буду настороже.

– Джеймс, – предостерег Киран, – иди к Марте. Если вы хотите, чтобы Алисса вернулась к вам, дайте мне позаботиться о ней.

Это был решающий довод, и они оба быстро убежали. Он сосредоточил внимание на Алиссе.

– А теперь говорите, что у вас болит. Спина болит?

– Не сильно. Что у меня болит больше всего, так это голова. Я помню, как ударилась о кафель.

– Можете пошевелить пальцами ног?

– Конечно могу, только зачем мне это? Я могу двигать всеми частями тела, только не просите меня кивать.

– Кажется, ваш непокорный дух не пострадал!

Киран осторожно поднял Алиссу и отнес в комнату. Ее голова покоилась на его плече, и хотя боль была очень сильной, она была слишком слаба, чтобы издавать какие-нибудь звуки. Алисса снова была в безопасности и чувствовала себя почти уютно от того, что Киран держит ее на руках. Она не ожидала, что все кончится таким образом.

– Может быть, это был несчастный случай? – с трудом прошептала Алисса.

– Джеймс сказал, что это было подстроено, следовательно, так оно и было, – ответил Киран.

– Я даже не видела, чтобы она пошевелилась.

– Тогда прекратите придумывать оправдания тому, кто вам даже не нравится, – утомленно проговорил Киран. – Думайте о том, чтобы вам стало лучше. Дети будут убиты горем, если вам придется лечь в больницу.

– Я не поеду! – Алисса тут же вцепилась ему в руку.

– На этот раз вы будете в точности исполнять то, что вам говорят. – Он осторожно положил ее на постель и накрыл покрывалом. – Пока я не приведу сюда доктора, вам придется оставаться в этом мокром купальнике. Мы вас переоденем и отвезем в больницу после того, как он вас осмотрит.

– На Антарре есть больница? Она хорошая?

– Если это не так, мне бы очень хотелось узнать почему, поскольку я вложил в нее большие деньги.

Она надеялась, что больница стала хорошей, но ей не хотелось уезжать.

– Я не хочу уезжать, Киран, – произнесла она нетвердым голосом.

Он сел рядом с ней.

– Рад слышать. – Он окинул взглядом ее бледное лицо. – Меня бы точно не обрадовал ваш отъезд.

Алисса закрыла глаза, чтобы отделаться от боли, и тут же почувствовала, как его ладонь нежно касается ее щеки.

– Не спать, – предупредил он. – Сначала вас должен осмотреть врач. Дайте мне пойти и позвонить в больницу и постарайтесь изо всех сил не заснуть. Мы должны выяснить, насколько серьезно повреждена голова.

– Это всего лишь шишка, – пробормотала Алисса, стараясь не заснуть.

– Разве я не сказал вам в точности исполнять то, что вам говорят? Не спать, Алисса. Откройте глаза и осматривайте комнату. Я вернусь через две минуты.

Киран вышел из комнаты, а Алисса попыталась следовать указаниям. Она предполагала, что спать после удара головой слишком опасно, но было так больно и ее так манил сон. Она боролась со сном изо всех сил, но глаза все равно закрылись, и она почувствовала, что проваливается в темноту независимо от собственного желания.

Вернулся Киран, сел рядом и приподнял ее.

– Нет, не спи, – резко произнес он. – Доктор уже едет, и ты будешь бодрствовать, пока он тебя не осмотрит.

– Не могу!

Она уронила голову ему на плечо и снова попыталась заснуть.

– Нет, можешь. Расскажи мне о Ларе. Это должно вызвать в тебе такое раздражение, что ты не заснешь.

– Думаю, она специально подставила мне подножку, – рассеянно пробормотала Алисса.

– Я в этом уверен, – согласился Киран. – Я этого не видел, но могу очень хорошо себе все представить. Во всяком случае, Джеймс сказал, что она так сделала, значит, она точно поставила тебе подножку. Он не стал бы лгать.

– Мы оба сегодня солгали.

– Насчет карате? Я знаю. – Он улыбнулся ей. – Но думаю, мы можем это простить. Джеймс пытался поставить взрослую женщину на место, вооруженный очень небольшим арсеналом средств, и вы были обязаны его поддержать. Давайте забудем об этом?

– Дети нервничают из-за нее, – с трудом произнесла Алисса.

– Тут не из-за чего волноваться. – Он мягко откинул ее волосы. – С Ларой мы больше не встретимся.

– Ну, а что будет, когда я уеду? – Алисса начала волноваться.

– Ш-ш-ш. Мы уедем все вместе, так же как мы это сделали сегодня утром. А теперь успокойся. Я слышу, как подъезжает врач. Еще пара минут. Потом мы тебя переоденем и отвезем в больницу на рентген.

– Я не хочу, чтобы ты… – с трудом зашептала она.

Он положил ее на подушки и взглянул на нее сверкающими глазами.

– Ты не хочешь, чтобы я тебе помогал? – Его нежный голос вызвал в ней дрожь. – А как ты думаешь, почему я тут так нетерпеливо топчусь? Вы та, кто портит все удовольствие, Алисса Брент.

Несмотря на головную боль, он все еще мог заставить ее ощутить, как жар охватил щеки, но возможности для дальнейших протестов у нее не было – вошел врач в сопровождении Марты, поэтому Киран был вынужден отступить и вести себя тихо. Врач считал, что с Алиссой все будет хорошо, но Киран настоял на том, чтобы ей сделали рентген. Алисса обнаружила, что ее везут в место, оказавшееся клиникой с поразительно современным оборудованием. Она смогла увидеть совсем немного, потому что к моменту приезда в больницу ей стало так плохо, что она не могла думать ни о чем другом, кроме боли.

Никакого перелома не было, но Киран все равно прихватил с собой кучу болеутоляющих. Марта переодела Алиссу для того, чтобы та смогла лечь, а к тому времени, когда к ней пришли Киран и дети, она почти спала.

Алисса услышала шепот Салли:

– Завтра ей будет лучше?

– Несколько дней нет, – ответил Киран. – Всем придется вести себя очень тихо, пока Алисса не поправится.

– А миссис Фокс вернется? – поинтересовался Джеймс.

В ответ он услышал от отца решительное «Нет!». Алисса не могла сказать, был Джеймс разочарован или нет. Кажется, у него скопился большой запас злобы по отношению к Ларе Фокс. Алисса могла только надеяться, что, если эта женщина когда-нибудь вообще вернется, Киран будет рядом.

Но в этот момент она чувствовала себя слишком плохо, чтобы попытаться послушать еще. Она поняла, что дети покинули комнату, и предположила, что с ними ушел и Киран.

Ей было очень приятно, что о ней так заботятся. Когда Алисса бралась за эту работу, то не думала о том, что так привяжется к своим питомцам. Она чувствовала, что они почти что стали ее семьей.

Но совсем скоро эта работа закончится, и Алисса их больше не увидит. Ей было больно даже думать об этом. Она не увидит и Кирана с его потрясающими глазами и его властным характером. Он принадлежит к другому миру.

Между ее закрытыми веками проскользнули две слезы и застыли на бледных щеках. Алисса чувствовала слишком сильную боль, чтобы поднять руку и вытереть их. Было ужасно думать, что, когда все это кончится, она больше не увидит никого из них, что она не сможет увидеть Кирана. Алисса сможет прочитать о нем в газетах или увидеть его по телевизору, но тогда он уже не будет реальностью. Она просто не хотела расставаться с ним.

Слезы медленно стекали по щекам, и Алисса почувствовала, как до ее лица мягко дотронулась рука Кирана, вытиравшая их. Он ничего не сказал, но она знала, что он рядом. Лекарства, которые она приняла в больнице, подействовали, и Алисса погрузилась в успокаивающую темноту глубокого сна. В этот раз Киран не пытался остановить ее.

Ночью она проснулась от боли и тихонько застонала, пытаясь повернуться. Алисса сильно удивилась, увидев темную фигуру. Еще больше она была поражена, когда поняла, что это Киран.

– Что такое? – прошептала Алисса.

– По-моему, пора принимать следующую дозу лекарств. – Он включил лампу и взглянул на часы. – Как раз пора.

Он протянул руку за стаканом, стоявшим у кровати, и вынул из упаковки несколько таблеток. Алисса лежала и наблюдала за ним. Он подошел и аккуратно поднял ее.

– Просто прими их и сможешь спать дальше.

Алисса подчинилась ему не задумываясь.

– Который час?

– Около двух ночи.

Казалось, что он избегает смотреть ей в глаза, и она почувствовала себя виноватой в том, что он вынужден сидеть здесь и заботиться о ней.

– Прости, – прошептала она.

– За что? Ты не специально упала.

Он все еще обнимал ее, и Алисса уронила голову на его руку. Рядом с ним было так уютно.

– Но ты не должен здесь находиться и ухаживать за мной. Ты так занят и…

– Ты предпочитаешь, чтобы здесь была Марта?

Она попыталась мотнуть головой, но всхлипнула от боли и не сумела скрыть этот звук.

– Нет. Она тоже занята.

– Понятно. – Он осторожно положил ее на подушки и сел на край кровати, глядя ей в глаза. – Ты думаешь, тебя надо покинуть? Джеймс не позволит этого. Мне чуть было не пришлось драться с ним из-за права находиться здесь.

Алиссе было не до шуток. Она застонала и закрыла глаза, но снова испуганно открыла их, когда его рука аккуратно откинула назад волосы и он наклонился, чтобы поцеловать ее.

– Спи, Алисса. Никто не предоставит тебе заботиться о себе самой. Во всяком случае, – добавил он, – я несу за тебя ответственность, и ты слишком важная персона, чтобы тобой пренебрегать.

Она подняла на него глаза, вгляделась в его лицо – такое знакомое, почти родное. Он тоже смотрел на нее, пока сон не смежил ей веки.


Прежде чем состояние Алиссы стало удовлетворительным, прошло несколько дней, но Киран не сидел с ней больше после той ночи. Она знала, что в этом не было необходимости, но все равно, просыпаясь, испытывала разочарование, когда понимала, что его нет. Когда он был рядом, она чувствовала себя уютно и безопасно. Алисса подолгу лежала без сна и пыталась понять, как случилось, что мужчина, который ей не нравился, вдруг стал значить для нее так много.

Детям разрешили навещать ее, но Марта всегда наблюдала за ними и следила за тем, чтобы они не оставались с Алиссой слишком долго.

– Мы любим вас, Алисса, – сказала Салли со своей обычной прямолинейностью. – Вы останетесь с нами навсегда.

– Я здесь совсем ненадолго, – мягко ответила Алисса, ероша золотые локоны. – У меня есть другая работа, на которую я должна вернуться.

– Вы можете ее бросить, – объявил Джеймс настойчивым взрослым голосом. – Мы говорили об этом с папой, и он обещал очень скоро с этим разобраться.

Алисса была слишком ошеломлена, чтобы ответить. Прежде чем она смогла что-то сказать, вернулась Марта с подносом, на котором был ленч, и объявила, что детям пора уходить. От удивления у Алиссы пропал аппетит. Забирая поднос, Марта взглянула на Алиссу с тревогой:

– Вы едва притронулись к еде.

– Я знаю. Простите, Марта.

– Ну, если вы проголодаетесь, я принесу вам легкую закуску.

Взволнованно ворча, она ушла.

Глава 9

Несколько минут спустя в комнату вошел Киран. У него был почти такой же обеспокоенный вид, как у Марты. Алисса села на постели. На ее лице было выражение беспокойства, которое только осложнило дело.

– Марта говорит, ты сегодня едва притронулась к ленчу.

– Я… мне не очень хотелось есть, – уклончиво выдавила из себя Алисса.

– Тебе хуже?

Он сел на кровать и обеспокоенно взглянул на нее. Алисса почувствовала себя крайне удрученной. Все, ей некуда деваться.

– Нет, я совершенно уверена, что могу уже встать с постели.

– Этот вопрос будет решать доктор, когда придет, – непримиримо заявил Киран. – До этого момента ты останешься именно там, где сейчас находишься.

Алисса отвернулась и закусила губу. Киран внимательно посмотрел на нее.

– В чем дело, Алисса? – сурово спросил он.

– Дети сказали… Вы знаете, что я не могу остаться, а они, кажется, решили, что я буду…

– Заменять им мать? Они тебя любят. Разве ты их не любишь?

– Вы прекрасно знаете, что люблю! – Алисса посмотрела на него с раздражением.

Он самонадеянно взглянул на нее:

– Так в чем же дело?

– Дело в том, что я могу остаться здесь максимум на полгода, а потом вернусь к собственной работе, моей настоящей работе.

– Это настоящая работа. Они любят тебя по-настоящему.

– Таковы дети.

– Но не мои дети, а особенно не Джеймс. До этого никто даже не смог и приблизиться к нему. Он тебя обожает.

– Рано или поздно он привыкнет к кому-нибудь другому, – сказала Алисса, почти умоляя его.

– Я в этом сильно сомневаюсь. Ты вошла в его жизнь, а теперь ты собираешься из нее уйти. Опять все пойдет по-старому.

– Вы ведете себя нечестно, – запротестовала Алисса, готовая расплакаться.

Он вскинул темные брови:

– С чего бы это? Насколько я знаю, не существует ничего честного. Почему я должен быть единственным, кто обладает этим достоинством?

– Я не была нечестной по отношению к вам. Вы делаете все, чтобы я чувствовала вину, когда уеду.

– Прекрасно!

Киран выглядел совершенно удовлетворенным.

– У тебя есть все, что пожелаешь. Ты можешь получить все, что захочешь. О тебе все время заботятся, и ты зарабатываешь в два раза больше, чем в школе. Насколько я понимаю, для тебя это предел мечтаний.

– Плохо же вы меня знаете! – Алисса расстроилась. – У меня своя жизнь. Я не частный учитель. Я здесь только потому, что вы не приняли мой отказ.

– Хорошо, – с нарочитым спокойствием произнес Киран. – Давай будем рассуждать логически: ты больше не хочешь быть частным учителем, ты очень любишь детей, дети любят тебя и ты далеко продвинулась в исцелении Джеймса. Если не хочешь быть учителем, останься как мать.

Алисса почувствовала себя так, будто ледяная рука взяла ее за горло. От этого у нее снова заболела голова, а он смотрел на нее, стоя неподвижно, словно скала.

– О чем вы говорите? – Она подалась вперед и уставилась на него горящим взглядом.

– Выходи за меня замуж, – предложил он все тем же рассудительным тоном.

Алисса смотрела на него, ожидая вспышки его странного юмора, но не смогла ничего разглядеть.

– Вы сумасшедший? – прошептала она, почти лишившись дара речи.

– Определенно нет. Согласно мнению большинства людей, я чрезвычайно умен. Я всю жизнь занимаюсь делами, требующими большой проницательности. Сейчас я занимаюсь одним из них. Выходи за меня.

– Никогда, – задохнулась Алисса. – То есть после дождичка в четверг.

Ее сердце билось так неистово, что она была уверена: с ним что-нибудь случится. Ей следовало внутренне соответствовать своему рассерженному голосу, но она не осознавала, была ли это настоящая злость и ощущала ли она ее вообще.

Киран просто пожал плечами с совершенно равнодушным видом.

– Подумай. Ты привыкнешь к этой мысли.

– То, как вы поставили вопрос, просто возмутительно! – Алисса произнесла это настолько убедительно, насколько смогла. Она чувствовала, что тает. Она была напугана, и это было правдой. Но еще она понимала, что почувствовала волнение, когда он сделал это странное предложение. – Просто забудьте об этом. Вы не можете затащить меня в свою жизнь на аркане.

– А почему нет? – Его веселье было очевидным. – У меня всегда возникают блестящие идеи. Этим я широко известен. Пока это одна из лучших идей, посетивших мою голову. Дело верное. Выигрываем мы все.

Алисса откинулась обратно на подушки и в упор посмотрела на него.

– На тот случай, если вы говорили серьезно, а не в порыве неожиданного помешательства, я решительно отказываюсь от вашего предложения. Пожалуйста, уходите!

– Конечно, – вкрадчиво произнес он. – В конце концов, это твоя комната. Мне не хотелось бы злоупотреблять гостеприимством, но сейчас мы в середине процесса заключения важного соглашения.

– Никакого соглашения нет, – почти что выкрикнула Алисса. – Забудьте об этом.

– Скорее всего нет, – ответил Киран, направляясь к двери. – Не так давно ты рассказала мне, что я не принял отказа при нашей первой встрече. Очевидно, что и в этот раз я не приму отказа. Я хочу, чтобы ты осталась со мной. Дети хотят, чтобы ты осталась, и если бы ты не была такой упрямой, то согласилась бы, что была бы счастлива со всеми нами.

Киран ушел, а Алисса поняла, что ее колотит. Это было просто невозможно, нелепо. Она закрыла глаза, но почти тут же открыла, их. Алисса не знала, что это было – сон или ночной кошмар. Больше всего ее пугало то, что предложение было соблазнительным. И от этого она становилась такой же сумасшедшей, как и он!

Алисса любила детей, вне всякого сомнения, и боялась их покинуть. Не приходилось сомневаться и в том, что теперь она большую часть времени с волнением следила за Кираном. Он ей очень нравился. Но просто выйти за него замуж таким хладнокровным образом? Почему она уже рассматривает такую возможность?

Алисса застонала и накрылась с головой. Ее очень волновало то, что он предпримет. Киран совершенно не терпит поражений. Он – властный завоеватель. Ей не хотелось думать дальше. Должно быть, все это из-за удара головой. Когда ей и впрямь станет лучше, все пройдет.

* * *

Поправившись настолько, чтобы встать и вернуться к своим обязанностям, Алисса обнаружила, что Киран вернулся в свое обычное состояние. Он почти все время был занят, и ей казалось, что каждый раз, когда она проходит мимо его кабинета, там звонит телефон. Она начала думать, что он лишь посмеялся над ней, и не более того.

Даже по вечерам, во время их совместных обедов, он ничего не говорил о своем предложении, так поразившем ее. День проходил за днем, и Алисса начала подозревать, что все произошло лишь в ее воображении. Она взволнованно смотрелась в зеркало. Неужели на нее так повлияло падение у бассейна? Если так, то это было ее единственным видением, потому что у нее не возникало никаких проблем – Алисса очень ясно могла вспомнить все остальное.

Дети встретили ее с восторгом, она возобновила уроки плавания для Салли и прыжков в воду с Джеймсом. Алисса была тронута, когда Джеймс спросил ее, поправилась ли она, чтобы продолжать занятия. Дети сопровождали ее у бассейна с забавной осторожностью, явно боясь того, что она может упасть и снова удариться головой.

Марта ей улыбалась. Алиссе показалось, что несчастный случай, произошедший с ней, принес в дом большие изменения, как будто таким образом ускорились все процессы. Даже супруг Марты Джордж, которого она редко видела, теперь встречал ее приветливой улыбкой. Такое впечатление, что все это было решено в высших сферах.

Это тревожило ее, потому что она была совершенно уверена, что Киран не объявлял всему дому о своем необычном желании жениться на ней. По правде говоря, насколько она видела, он совершенно забыл об этом.

Но три дня спустя он снова заговорил на эту тему.

– Ты думала о моем предложении?

– Каком предложении?

Алисса говорила спокойно, надеясь, что он не знает, как бьется ее сердце.

– Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, Алисса. Чего хочешь ты?

– Я хочу прекратить говорить об этом, – выдавила она из себя тревожным шепотом. – Вы прекрасно знаете, что это смешно.

– Я не знаю ничего подобного. – Он говорил с явным удивлением. – Ты любишь моих детей, они любят тебя. Ты станешь для них совершенной матерью. Не могу придумать ничего лучше.

Алисса сердито посмотрела на него:

– Вы так хладнокровны! Люди не женятся из-за подобных вещей. Кроме того, я не старая дева, жаждущая ухватиться за возможность присматривать за вашими детьми.

Киран насмешливо взглянул на нее:

– Ради чего же ты предпочитаешь заключить этот брак? Согласен, у тебя будет уже готовая семья, но вы с детьми так привязаны друг к другу. А что же касается старой девы… – Киран наклонил голову и окинул ее внимательным взглядом. – Нет, не думаю. Даже не могу представить себе тебя в этом качестве, Алисса.

– Пожалуйста, не говорите так! – воскликнула Алисса, вскакивая от волнения, готовая выбежать из комнаты. – Знаете, я не буду даже рассматривать это заявление.

– Это не заявление. Это предложение. И как любой другой мужчина, я делаю предложение женщине, на которой хочу жениться.

– Прекратите, – в отчаянии приказала Алисса. – Вы не хотите на мне жениться. Я не могу воспринимать это всерьез. Никто не стал бы вести себя подобным образом. Это пережиток прошлого: предлагать брак ради детей. Вы встретите какую-нибудь другую женщину, которая будет обладать всеми необходимыми вам качествами.

– У тебя есть все необходимые качества, – мягко заверил ее Киран. – У тебя были все необходимые качества, и поэтому дети приняли тебя. Я делаю это не только для них, если это тревожит твою совесть. У меня должна быть личная жизнь.

– Каким образом? – Она откинулась в кресле и взглянула на него с сомнением.

– С тобой, конечно. Я хочу тебя. Я хотел тебя со дня нашей первой встречи.

Казалось, будто от лица Алиссы отхлынула вся кровь, ее щеки стали почти белыми, словно бумага, когда она силилась понять то, что он говорит. Это не могло быть правдой! Неужели он именно это имел в виду?

– Ты… ты никогда не говорил…

– Конечно, нет. – Он широко и искренне улыбнулся. – Когда я охочусь за кем-то, я себя не обнаруживаю, а тебя было явно нелегко поймать. Мне надо было ждать. Теперь мне не надо больше ждать. Мы можем пожениться здесь. И чем скорее, тем лучше!

Алисса выбежала из комнаты, и он не стал ее задерживать. Она не могла унять дрожь, потому что уже не сомневалась в его решимости жениться на ней. Ее мысль начала бешено перебегать с одного предмета на другой, не отваживаясь задерживаться ни на одном конкретном аспекте их отношений.

Киран был с ней очень нежен, когда она болела, но так, наверное, повел бы себя каждый. Он был добр к ней, когда они летели в вертолете, и был рядом, когда она в нем нуждалась. Киран рассердился, когда Эндрю Доддс напугал ее своими россказнями про вулканы, но это была всего лишь попытка сильного мужчины защитить женщину. То же самое сделал бы каждый приличный мужчина.

Но он не стал бы целовать ее, ведь так? Он не стал бы все время наблюдать за ней, как это, кажется, делал Киран. Но кто-то, объятый такой страстью, рано или поздно, заговорил бы об этом. Как-нибудь обнаружил бы свои чувства. Проблема состояла в том, что Киран не такой, как другие люди. Он мыслит совершенно по-другому. Она не знала, как ей выйти из этого затруднительного положения. Алисса даже не была уверена, что хочет что-то предпринять. Конечно, она могла потребовать возвращения домой, но даже и думать не могла об отъезде. Алисса не хотела покидать детей и вынуждена была признать, что в глубине души никогда не хотела покидать Кирана. Но это ее слишком пугало. Где будет ее место в его занятой властной жизни?

Алисса страшно удивилась тому, что так тщательно обдумывает это предложение. Она никогда даже и не мечтала ни о чем подобном, а теперь перебирала возможные варианты так, как будто они были реальностью.

После полуночи она сошла вниз и была немало раздосадована, когда поняла, что, пока она нервно ходила взад и вперед, Киран скорее всего спокойно спал, а его ум отдыхал после ошеломляющего выступления.

Она действовала очень осторожно и даже не подумала о том, чтобы сделать бутерброд с сыром. Сегодня Киран не сможет зайти и повеселиться. Быстро согреть чай и тут же отступить. Ей было трудно сосредоточиться даже на том, ради чего она сошла вниз. Алисса знала, что завтра будет совершенно измучена. Киран проснется рано и будет работать, как всегда, – хорошо запрограммированный. Она стояла и с жалостью взирала на чайник, желая, чтобы он быстрее закипел. Вдруг к нему потянулась рука и выключила, и кто-то обнял ее сзади безо всякого предупреждения.

– Жажда, головная боль или нервная реакция? – тихо поинтересовался Киран, когда она вздрогнула от неожиданности.

Алисса хотела разозлиться и потребовать, чтобы ее немедленно отпустили, но почему-то не могла произнести ни слова. Казалось, что ей стало трудно дышать, и она просто продолжала смотреть на него через плечо с беспомощным выражением лица. Он наклонился и поймал ее губы. Поцелуй был таким пронзительно-сладким и нежным, что она даже не попыталась отодвинуться.

Алисса была покорной и охваченной переживаниями, поэтому ему не составило никакого труда развернуть ее в своих объятиях, осторожно притягивая к себе. Киран положил руку под шелковый водопад волос и поцеловал ее еще медленнее, и настойчивее, сжимая в объятиях, пока она не оказалась притиснутой к его телу.

– Все хорошо, Алисса, – пробормотал он, когда она издала короткий тревожный стон. – Я не допустил бы, чтобы что-то причинило тебе боль.

– Ты мог причинить мне боль, – прошептала она.

– Разве? – Киран откинул голову и заглянул ей в глаза. – Чтобы это стало возможным, тебе придется полюбить меня. Ты меня любишь, Алисса? Осталось ли у тебя немного привязанности, кроме той, которую ты питаешь к моим детям? – Он заглянул ей в глаза. – Осталось ли что-то для меня от того тепла, которым ты одариваешь Салли и Джеймса?

Она хотела сказать «нет» и отодвинуться, но чувства, возникшие с момента их знакомства снова охватили ее, и в этот раз она была совершенно не уверена, что это лишь сочувствие.

– Ты меня любишь, правда?

Киран не стал дожидаться ответа. Твердые губы снова накрыли ее губы до того, как она смогла даже подумать об отступлении. Но она не хотела убегать. Жар, который расплавлял ее, был совершенно необъясним, он охватывал ее всю. Встав на цыпочки, совершенно не думая о том, что делает, Алисса обвила руками его шею.

Она почти чувствовала, как он торжествует. Его губы покрывали поцелуями ее лицо, и Алисса поняла, что издает короткие стоны удовольствия, потому что никогда не ощущала до этого ничего подобного.

Когда его теплая рука скользнула под ее халат и проникла под кружево ночной рубашки, она издала крик возбуждения. Его пальцы коснулись ее груди, дразня и успокаивая ее до тех пор, пока она от удовольствия не раскрыла губы навстречу его губам.

– Тебе это нравится, Алисса? Тебе нравится, как я к тебе прикасаюсь? Я хочу прикасаться к тебе. Я хочу чувствовать тебя под собой. – Его голос понизился до волнующего шепота. – Я хочу быть внутри тебя, обладать твоим прекрасным телом, чувствовать, как ты прижимаешься ко мне в ночи.

Она плакала без слез. Киран подхватил ее на руки, вышел из кухни и пошел вверх по лестнице, дразня губами. Когда он вошел в ее комнату и положил Алиссу на постель, ее руки все еще крепко обнимали его. Киран медленно разжал их, держа ее руки в своих и не отрывая от нее взгляда.

– Ты позволишь мне овладеть тобой сейчас, правда? Ты пойдешь в мою постель и останешься там, позволишь мне любить тебя всю ночь? Я хочу этого, Алисса. Я хочу этого так же сильно, как и ты. Выходи за меня замуж, и у тебя будет все, что пожелаешь, все, что я смогу тебе дать. Мы все можем быть счастливы. Я буду обращаться с тобой как с королевой, – мягко проговорил он ей на ухо.

– Я… я не хочу, чтобы со мной обращались как с королевой.

По ее лицу текли слезы. Это было реакцией на чувственную бурю, которую он вызвал в ней.

– Но с тобой будут обращаться именно так, я никогда не устану заниматься с тобой любовью.

– Ты меня не любишь, – всхлипнула она. – Это – не любовь.

– Это самое близкое, чего достигает большинство людей.

– Ты думал, что любишь жену, – с отчаянием напомнила Алисса.

– Синтия очень быстро разрушила мои иллюзии на этот счет. Как только родилась Салли, она дала ясно понять, что больше я ее не интересую, разве что как источник благосостояния, – с гримасой добавил Киран. – Она жаждала денег и видела во мне счастливый лотерейный билет. Я очень люблю детей, но мне пришлось дорого заплатить за них.

Спокойная речь, лишенная эмоций, остановила слезы Алиссы.

– И теперь тебе нужен кто-то для присмотра за ними? – тихо спросила она.

– Мне нужна ты, и нужна мне для меня самого, – неожиданно жестко произнес Киран, садясь рядом и обнимая ее. – То, что дети обожают тебя, просто плюс. Я хочу, чтобы ты была со мной каждые день и ночь, каждую ночь, Алисса!

– А как насчет того, чего хочу я? – Алисса испугалась, когда почувствовала, что ее тело снова начинает таять от соприкосновения с его телом. – Мне нужно нечто большее, чем автомат, вселяющий ужас.

– Вселяющий ужас? – Он неожиданно ухмыльнулся. – Если бы я поцеловал тебя еще раз, то ты позволила бы заняться с тобой любовью прямо сейчас. Я собираюсь жениться на тебе, Алисса. Так или иначе, это случится, – мягко добавил Киран. – Потому что я хочу тебя, хочу так сильно, что не готов позволить чему-то встать у меня на пути. Не забывай об этом. Я хотел тебя с того самого момента, как увидел тебя с твоей сестрой. Мне не было точно известно, кто ты, но мне очень хотелось это выяснить. Теперь и Лондон, и твоя сестра находятся очень далеко отсюда.

– Ты… ты грозишься… просто соблазнить меня?

– Да.

Когда она уставилась на него с испугом и удивлением, Киран снова опустил ее на постель и быстро поднялся на ноги, старясь не рассмеяться.

– Спи, моя прекрасная алебарда, – с усмешкой приказал он. – Завтра мы назначим дату свадьбы.

– Нет, – резко сказала Алисса, снова дрожа всем телом.

– Да, – поправил Киран, взглянув на нее так, что ей показалось, что она сгорит. – Тебе следует уже знать, что я всегда все делаю по-своему. Значит, «да» – единственное слово, которое я готов принять. Можешь даже забыть остальные слова, которые существуют в английском языке. Все, что тебе следует сделать, – это признать, что ты тоже меня хочешь. И знать, что я позабочусь о тебе, потому что ты будешь моей.

Киран вышел из комнаты, улыбнувшись ей у двери, будто она уже дала согласие. Он оставил ее в покое. Но она знала, что не будет никакого покоя. Единственное, в чем она была уверена, так это в том, что вообще не заснет.

Она была совершенно права. Ей едва ли удалось закрыть глаза в течение целой ночи. Утром, когда она спустилась к завтраку, Киран взглянул в ее бледное лицо и вышел. Он избегал ее весь день, и Алисса решила, что он предоставляет ей возможность прийти к соглашению. Она была в состоянии мыслить здраво, пока не видела его, но стоило ей взглянуть на него, ее просто переполняли воспоминания о прошлой ночи. Притворяться было бессмысленно. То, что она чувствовала прошлой ночью, первый раз в жизни наполнило ее трепетными, подавляющими эмоциями. Алисса никогда не чувствовала такого внутреннего смятения. Она была слишком сосредоточена на том, чтобы быть всегда занятой делом, слишком стремилась достичь чего-либо в жизни. Все, что ей было известно о мужчинах, девушка прочитала в книгах. Современная девственница! Алисса поморщилась.

Весь день дети были странно покорными, Алисса никак не могла понять, в чем кроется причина этого. Везде царила атмосфера неловкости. Наверное, если бы не поведение детей, она не обратила бы на это почти никакого внимания, потому что и сама чувствовала себя не в своей тарелке. Но дети были тут ни при чем. Когда она спросила их, что случилось, они просто не знали, что ответить.

Во время обеда она рассказала об этом Кирану.

– Сегодня дети вели себя странно, – сказала она, когда он сел, не говоря ни слова. – Ты что-то им говорил?

– Про нас? Конечно, нет, Я скажу им, когда будет что сообщить.

– Боюсь, рассказывать будет нечего, – предупредила Алисса, краснея под его пристальным взглядом. – И это не может иметь ничего общего с нашей… нашей проблемой. Они оба ведут себя немного странно.

– У нас нет никакой проблемы, – заявил Киран. – Мы точно знаем, что будем делать. Я жду только, когда ты назовешь дату и время церемонии. Это целиком зависит от тебя.

– Я не могу продолжать подобный разговор. Ты решил, как тебе хочется, не учитывая при этом моих чувств. Просто сексуальное желание – недостаточная основа для брака, – возбужденно произнесла Алисса, вскакивая на ноги.

– Ну, по крайней мере тут у нас кое-какой прогресс, – колко заметил Киран, когда она направилась к двери. – Обычно ты просто вылетаешь из комнаты.

– Я сейчас боюсь так делать, – огрызнулась Алисса. – Особенно когда выясняется, что ты сошел с ума.

Он просто улыбнулся ей настолько собственнически, что она была рада спастись бегством. По правде говоря, ей не хотелось идти к себе в комнату. Об этом она тоскливо подумала, когда смотрела из окна. Ей хотелось сидеть и спокойно говорить с ним, узнать его получше, но было совершенно очевидно, что это невозможно. Киран совершенно ясно изложил свое дело. Она хорошо ладила с детьми, и он хотел ее. Это все.

Жар, который она постоянно ощущала на лице, тут же спал, когда она заметила внезапную активность Эль-Буэно. В темное небо взлетело большое облако белого пара, дым поднялся выше, чем раньше. Мерцающий красный цвет, отражавшийся в бархатной черноте ночи, тоже был гораздо ярче. В первый раз она услышала низкий звук, такой тихий, что она могла бы его и не заметить, если бы постоянно не прислушивалась, не исходит ли от горы опасность. Алисса перешла на балкон и принялась наблюдать, ожидая повторения звука, а когда он повторился, она так испугалась, что отправилась на поиски Кирана, думая лишь о том, что сможет успокоиться только в его присутствии.

Проходя по темному коридору, она увидела свет, пробивавшийся из-под двери его спальни, и постучала. Она нуждалась в нем. Когда Киран открыл дверь, она не обратила внимания на его удивление.

– Что случилось? – тут же спросил он, увидев выражение ее лица.

– Вулкан. Что-то происходит. Не знаю, что именно, но я боюсь и, наверное, ошибаюсь. Но мне все же не нравится то, как он себя ведет.

Секунду он смотрел на нее, потом пригласил к себе в комнату, закрыл дверь и направился с ней на балкон. Занавески были закрыты, он отдернул их и выключил люстру.

– Нормальный вид, – сказал он. – Точно такой же, как и всегда.

– Подожди, – взмолилась Алисса, – через минуту ты все увидишь.

Они ждали. Киран был очень терпелив, потому что явно ничего не ожидал. Когда же появился большой выброс белого дыма, а мерцание стало ярче, он тут же встревожился. Когда это повторилось через несколько минут, Киран молча подошел к телефону и набрал номер.

– Что ты делаешь? – беспокойно поинтересовалась Алисса.

– Я собираюсь как-нибудь успокоить тебя. Ты слишком долго боишься этой штуковины. Либо мы убеждаем тебя, что это безопасно, либо мы покидаем это место.

– Мы не можем, – быстро сказала Алисса, – мы все еще скрываемся.

– Нет, не скрываемся, – поправил он. – Я сказал тебе, что мы выследили брата моей бывшей жены. К завтрашнему дню у нас должны появиться другие новости. Теперь я почти уверен в том, кто за этим стоит, поэтому мы можем уехать, когда захотим.

Он снова повернулся к телефону, когда там взяли трубку. Это был явно Эндрю Доддс, потому что Киран тут же начал что-то резко говорить, внимательно слушать ответы и задавать новые вопросы. Он положил трубку и повернулся к Алиссе со взглядом, полным решимости.

– Доддс говорит, что наблюдается явное повышение активности. Он говорит, что в этом, возможно, нет ничего страшного, но мы не можем полагаться на его слова. Доддс настолько очарован этим вулканом, что, наверное, получил бы удовольствие, наблюдая за его извержением и делая снимки пылающего острова. – Он подошел к ней и крепко обнял за плечи. – Завтра мы уедем отсюда.

– Ты уверен? Не поддавайся моим волнениям.

– Я был бы негодным мужем, если бы на меня не влияло твое волнение, – спокойно произнес Киран.

– Ты… ты мне не муж, – заикаясь, произнесла Алисса.

Он улыбнулся и взглянул на нее чувственным взглядом.

– Я им буду, Алисса. Мы оба это знаем. Я тебя нашел и слишком хочу тебя, чтобы когда-нибудь отпустить.

Она продолжала смотреть на него. Киран придвинул ее к себе и крепко обнял.

– А теперь, – мягко произнес он, – обдумаем наши планы. Завтра мы уедем, и все будем на безопасном расстоянии от вулкана. До этого, если что-то произойдет, нас всегда ждет готовый катер. Я могу вывезти вас всех отсюда далеко в море всего за несколько минут.

– А если это произойдет неожиданно?

Алисса волновалась и нервно покусывала губу, не пытаясь освободиться от его объятий. Он не посмеялся над ней. Он просто протянул руку и поднял рацию, находившуюся рядом с его кроватью.

– Грег, – сказал он, – вы на катере?

– Да. Что происходит?

– Сейчас ничего. Позовите Гарри и ночью следите с ним по очереди за вулканом. Там наблюдается повышенная активность. Наблюдайте за ним по очереди, пусть один из вас всегда бодрствует.

– Хорошо.

Наступило молчание, Киран положил рацию в ящик у своей кровати.

– Он не задал никаких вопросов, свидетельствовавших об испуге, – пробормотала Алисса, когда руки Кирана снова крепко обняли ее.

– Они испугаются, когда взорвется вулкан. До этого момента они с Гарри будут наблюдать. Во всяком случае, если бы грозила непосредственная опасность, Доддс обзвонил бы всех на острове. Можешь спать спокойно.

Алисса кивнула с большим сомнением, все еще покусывая губу. Он сжал руки еще плотнее.

– Спи со мной, Алисса. – Он поднял руку и нежно погладил ее лицо.

Она взглянула на него и тут же смутилась. У нее никогда не было любовной связи. Она даже не думала об этом, потому что не встречала человека, который возбуждал бы ее хотя бы немного. Но теперь ей хотелось остаться с Кираном. И не потому, что она боялась вулкана.

Атмосфера напряжения, которая так мешала детям, охватила и ее. Но то, что она чувствовала внутри, не имело к этому никакого отношения, и она знала это. У нее в памяти начали всплывать соблазнительные слова, которые он говорил ей раньше. Эти слова ошеломили ее, и она качнулась к нему. Киран притянул ее ближе.

– Останься, Алисса, – прошептал он. – Позволь мне любить тебя всю ночь. Я хочу тебя. Мне нужно, чтобы ты была рядом со мной. Я хочу, чтобы ты была в постели в моих объятиях. Я хочу спать с тобой и просыпаться рядом с тобой.

Она продолжала молчать и лишь прижималась к нему еще сильнее, выпятив губы для поцелуя. Он подхватил ее на руки и накрыл ее рот глубоким пьянящим поцелуем, сделавшим ее еще более податливой.

Киран поставил ее на ноги, поддержав, когда она покачнулась. Алисса чувствовала головокружение и была совершенно растеряна. Он прекрасно знал это.

– Останься не потому, что боишься вулкана, – хрипло проговорил он. – Не потому, что тебе просто не хочется быть одной. Если это так, я могу просидеть с тобой внизу и проговорить всю ночь. А потому, что ты хочешь меня.

Алисса издала короткий горловой звук, пробежала языком по губам, вдруг ставшим сухими. Киран наклонился и повторил это движение уже собственным языком, медленно и соблазнительно.

– Потому, что ты меня хочешь, Алисса, – выдохнул он у ее губ.

Она обвила руками его шею, поддавшись порыву страсти.

– Да, – прошептала она, – я хочу тебя. Я хочу остаться с тобой.

– Тогда ты скоро выйдешь за меня замуж, – пообещал он, скользя по ее телу руками, – потому что, взяв тебя, я не отпущу уже никогда. Ты нужна мне, Алисса. Ты так нужна мне. Завтра ты будешь моей навсегда.

Навсегда. Это волновало и пугало. Ей не придется снова покидать Кирана. Всегда можно будет поднять голову и увидеть его. Алисса не отваживалась думать дальше, не отваживалась представлять, как можно остаться на всю жизнь в его мире, полном силы.

Сейчас она могла думать только о том, что происходило в данный момент. Алисса тихонько застонала, когда он раздевал ее и соблазнительно прикасался к ее обнаженному телу. Киран накрыл ладонями ее грудь, и она прильнула к нему, а его язык пробудил розовые соски к жизни.

– Киран!

Она выдохнула его имя, и он обнял ее крепче, глядя в ее большие темные глаза.

– Я не причиню тебе боли, дорогая, – пообещал он. – Со мной ты в безопасности, моя прекрасная Алисса. Я знаю, что ты никогда этого не делала. Доверься мне.

Алисса послушалась его. Она знала, что всегда верила ему, а теперь отдавала всю свою жизнь в его сильные умелые руки.

Киран положил ее на кровать и взглянул на нее. Потом стянул через голову рубашку и начал раздеваться. Она крепко закрыла глаза, слишком потрясенная, чтобы наблюдать за ним, а когда он опять обнял ее, она с волнением повернулась к нему.

– Ш-ш-ш, – прошептал он у ее губ. – Все будет настолько медленно или быстро, насколько ты захочешь. Я ждал тебя неделями и могу подождать еще.

Эти слова снова возбудили ее. Он ждал неделями? Неужели он хотел ее так долго? Неужели, когда он целовал ее до этого, он хотел, чтобы все закончилось в этой комнате, в его постели?

Алисса потянулась, чтобы поцеловать его в щеку, но он не хотел, чтобы его целовали столь целомудренно.

Киран обхватил ладонями ее лицо, его рот поглотил ее, а тело медленно двинулось навстречу ее телу.

Ее захватили чувственные требовательные движения, и она крепко прижалась к нему. Когда его рука принялась ласкать ее и его пальцы нежно коснулись ее разгоряченного естества, она выдохнула у его губ, и его язык горячо скользнул в ее рот, а его пальцы разжигали влажный жар самого сокровенного ее места.

Казалось, от каждой части ее тела исходят волны жара, Алисса двинулась навстречу ему, умоляя о новых ощущениях. Он медленно придвинул ее к себе, но ей казалось, что она находится недостаточно близко от него. Ее руки изучали упругие мускулы его спины.

Эта мощь повергла ее в трепет, его руки заставляли трепетать ее еще сильнее.

– Киран, пожалуйста! – требовательно воскликнула она.

– Еще рано, – выдохнул он. – Подожди, любимая. Я не хочу, чтобы тебе было больно. В первый раз это будет волшебно.

Для Алиссы это уже было волшебством. Она совершенно не контролировала себя, ее тело требовало от Кирана большего, ее дыхание превратилось в яростные всхлипывания. Когда он навис над ней, она раздвинула ноги, чтобы он пододвинулся ближе, повторяя его движения, что было признаком полного безрассудства. А он поднимал ее, приближая к себе, пока они не стали одним целым.

Она запрокинула голову, и его губы запечатлели поцелуи на ее изящной шее, а его руки провели по ее телу с жаркой настойчивостью.

– Сейчас, Алисса, – потребовал он. – Ты нужна мне сейчас.

Когда он медленно и сильно вошел в нее, она напряглась, но боль была мгновением, ее резкий крик выразил скорее восторг, а его губы накрыли ее губы жгучим поцелуем, когда его тело требовало ее тела.

– Навсегда, – выдохнул он. – Навсегда, Алисса. Обещай мне.

– Обещаю, – согласилась она. – Пожалуйста, не останавливайся, Киран.

– Теперь меня не остановит ничто в этом мире. Ты принадлежишь мне.

– Я этого хочу.

– Я знаю, любимая.

Он начал двигаться внутри ее, возбуждаясь все больше и больше, Алисса чувствовала, будто вокруг нее крутятся яркие огни, а ее безумные крики пропадали у его губ. Ее охватила радость, она чувствовала, что умрет прямо здесь. Все ее заботы будут забыты, когда она покинет мир в его объятиях, перемещаясь в пространство, где нет времени, но зная, что он находится там рядом с ней. Она любила его. Если у нее и были когда-то сомнения, то теперь она была убеждена в этом. Это было только частичное удовольствие, возбуждение. Это был Киран. Сквозь нее текла любовь, делая ее нежной и страстной, ее тело окружило его теплом, она услышала стон удовлетворения, когда его напряженные мускулы расслабились.

Алисса крепко обнимала его. Мир прекратил темное неистовое вращение, а когда он поднял голову, чтобы взглянуть на нее, она нежно провела рукой по его лбу, глазам и сверкающей пряди черных волос, упавшей на его лицо. Она не могла улыбаться. Ее чувства были слишком сильны.

– Алисса? – В его голосе была тревога по поводу ее молчания.

– Пожалуйста, не двигайся, – прошептала она. – Просто останемся в таком положении до самой смерти.

Напряжение исчезло с его лица как по волшебству.

Он откинул назад прядь ее светлых волос, оглядывая ее раскрасневшееся лицо.

– Лучше каждый раз начинать все сначала, – прохрипел он. – Я не думал об этом раньше, но с тобой лучше каждый раз наслаждаться всем с самого начала. – Киран взглянул на нее потемневшими серыми глазами. – До этого никто не давал мне столько. Я хотел взять тебя, но ты просто отдала мне все.

– Я не могла ничего поделать.

Она застенчиво улыбнулась, и он отодвинулся от нее. Но снова заключил в объятия, когда она вскрикнула в знак протеста.

– Почему ты все время говоришь, что ты горячая? – Киран тихонько рассмеялся. – Ты теплая, Алисса. В тебе есть тепло для всех нас, и теперь ты стала теплее даже со мной.

– Здесь не с кем драться, – сонно пробормотала она. – Я чувствую себя в безопасности.

– Тебе здесь ничто не угрожает, – заверил Киран, обнимая ее крепче. Его губы скользнули по ее шее. Она вздохнула от удовольствия. – До тех пор, пока я не захочу тебя снова.

– Мне было хорошо, – пробормотала Алисса. – И хотелось остаться с тобой навсегда.

– О Алисса! – Киран быстро нагнулся над ней и принялся целовать все требовательнее и требовательнее. – Ты даже не знаешь, как защититься от меня.

– Я не хочу. Это плохо?

– Нет, Алисса, – прошептал он. – Это хорошо. Ты все время приносишь радость, а теперь ты моя, да? Никогда не покидай меня, Алисса.

Она взглянула на него и заметила беспокойство. Киран был таким мужественным, таким сильным и красивым, а теперь у него был взгляд Джеймса. Он смотрел на нее так, будто ему можно было причинить боль.

Алисса обняла руками его лицо и заглянула в глубину глаз.

– Я не покину тебя, Киран. Я не сделала бы этого, даже если бы во мне была внутренняя потребность ухода от тебя. Я полностью доверяю тебе. Доверься и ты мне.

Киран промолчал, взглянул в ее глаза и притянул ближе, осыпая поцелуями ее лицо и шею.

– Я хочу чувствовать, что ночью ты рядом, – хрипло произнес Киран. – Я хочу слышать твое дыхание. Я хочу знать, что ты здесь, рядом со мной, что ты моя. Я никогда никого не хотел так сильно, как тебя. Сделай меня нежным, Алисса. Верни мне мою жизнь.

Она таяла от соприкосновения с ним, желая вернуться в ошеломивший ее мир чуда и страсти, но в этот раз его поцелуи были мягкими и теплыми. Его любовь вызвала у нее слезы. Киран все время смотрел на нее с нежностью и больше не был тем жестким, сильным человеком, с которым она недавно познакомилась.

Он стирал поцелуями слезы и притягивал ее к себе.

– Теперь мы будем спать, – прошептал он. – Я хотел наблюдать за тобой, когда ты спишь, но в этот раз я, наверное, буду спать вместе с тобой. Я получил удовольствие, Алисса. Скажи, что ты тоже.

Она улыбнулась его глазам и провела рукой по лицу.

– Я довольна, – пробормотала она. – Мы оба можем спать.

– Будь здесь утром, – прошептал он.

– А куда мне идти? Я уже нахожусь именно там, где хочу быть.

Глава 10

Ранним утром следующего дня Алиссу разбудил телефонный звонок. Она открыла глаза и увидела Кирана. Он как раз надевал мягкую синюю рубашку спортивного фасона, когда подошел к телефону. Он сел на край кровати и потянулся к ней, притягивая ее к себе и одновременно поднимая трубку.

Алисса прислонилась к нему, расслабленная и счастливая, закрыла глаза и принялась вспоминать, как он тянулся к ней ночью, шептал ее имя, гладил ее тело и снова хотел ее. Она чувствовала в нем ту же самую потребность, пульсирующую в нем сейчас, когда он целовал ее уши и глаза.

Киран провел губами по ее лицу, но вдруг замер и заговорил резким тоном:

– Тут же. Не беспокойтесь о нас. Вы нам не потребуетесь. – Он положил трубку и повернул к себе Алиссу: – Одевайся. Не выбирай одежду. Просто набрось что-нибудь.

– Это вулкан? – У нее испугано скакнуло сердце.

Киран кивнул.

– Это звонил Доддс. Состояние «более-менее» сразу сменилось четвертым уровнем тревоги. Он сказал, что это явный признак нестабильности. По-видимому, при четвертом уровне у нас есть в запасе двадцать четыре часа, но Доддс волнуется. Он летит сейчас, объявляет об эвакуации с острова, призывает жителей уплывать на лодках и всех предостерегает. Сюда летят еще специалисты, но мы не будем ждать.

Говоря все это, он собирал разбросанные вещи Алиссы. Он кинул их на кровать, и она натянула их без всякого смущения. Во-первых, ситуация была слишком опасной, чтобы проявлять глупую скромность, во-вторых, они всю ночь провели рядом, занимаясь любовью.

– Дети!

Она встревоженно подняла голову, но Киран был уже у двери.

– Я начну с ними заниматься, а ты продолжишь. Хватай все, что у тебя есть ценного, но не теряй времени на сборы. У нас может вообще не оказаться времени.

Он открыл дверь, потом пробормотал что-то и вернулся к радиотелефону.

– Грег, катер заправлен?

– До максимума.

– Тогда запускайте двигатели и будьте рядом. Скажите Гарри, чтобы мчался сюда. Я хочу отчалить через пятнадцать минут или чуть меньше. Возможно, начнется извержение вулкана.

– О Господи!

Грег отключился, и Алисса знала, что он уже взялся за дело. У людей Кирана не было привычки обсуждать приказы. Она знала, что транспорт, который отвезет их к катеру, будет здесь почти мгновенно. Киран вышел из комнаты, и она тут же последовала за ним.

Она нырнула к себе в комнату и быстро оделась. Дети уже проснулись, но были еще в постелях, и Алисса поторопила их.

– Встань и свети, – весело распорядилась она. – Времени на умывание нет. Через десять минут мы уезжаем с острова.

– Куда мы едем? – Салли протерла сонные глаза.

Алиссе пришлось быстро принимать решение. Как обычно, она решила сказать правду.

– Вулкан ведет себя несколько странно, – сказала она, поднимая Салли и быстро одевая ее. – Может быть, мы поедем домой, но по крайней мере мы точно поплывем в море. – Она взглянула на Джеймса, который пристально наблюдал за ней. – Ты можешь сам позаботиться о себе, Джеймс? Сегодня утром мы немного торопимся.

Он кивнул и выпрыгнул из постели, одеваясь перед ней и не выказывая обычного смущения.

– Мы берем только то, что не хотим потерять, – объявила Алисса.

– Мой новый купальник и шляпу, – тут же решила Салли.

Джеймс собрался с необычной для себя скоростью и уже держал под мышкой свое снаряжение для прыжков в воду.

Когда Алисса подняла голову, в дверях стоял Киран и смотрел на нее. Кажется, он слышал ее слова и одобрительно кивнул.

– Готовы?

Алисса улыбнулась, отдала ему Салли и взяла Джеймса за руку.

– Все готово. Начинаем веселиться, – весело распорядилась она.

Джеймс усмехнулся, а Киран улыбнулся ей в глаза.

– Молодец, девочка, – пробормотал он, и от этого Алисса даже перестала бояться вулкана.

Она быстро забежала к себе в комнату. Киран тут же окликнул ее, в его голосе было явное волнение, но она вернулась обратно через секунду, держа в руке футляр с браслетом.

– Я не оставлю это здесь. Если я не смогу переодеться до того, как мы прибудем в Лондон, то по крайней мере я буду хорошо выглядеть в браслете. Салли сможет надеть купальник, а Джеймс – ласты с маской.

Они сбежали по лестнице. Марта и Джордж ждали их на пороге.

– Все ваши красивые вещи остались, – посочувствовала Марта, когда они подошли к ожидавшему их экипажу.

– Она сможет провести в магазинах целую неделю, когда мы вернемся в Лондон, – пробормотал Киран, пытаясь посадить всех одновременно. – Поехали.

Алисса взглянула на часы, несколько удивленная тем, что не забыла их надеть.

– Чуть меньше пятнадцати минут, – живо объявила она. – Нам нужно это иногда повторять и стараться улучшить собственный рекорд.

– Замолчи, Алисса, – приказал Киран, но все равно засмеялся, а Джеймс привалился к ней с широкой улыбкой, все еще держа ее за руку.

К этому моменту они все были в безопасности, и Алисса украдкой взглянула на Эль-Буэно. Он совсем не выглядел как-то необычно, но она была рада тому, что оставляет его. Насколько она знала, Эндрю Доддс разбирается в вулканах. Если он сказал «уезжать», значит, именно это и надо делать. Он любит огненную гору. Он не отдал бы распоряжений об эвакуации неизвестно из-за чего.

Интересно, останется ли он тут, чтобы наблюдать? Вертолет показался ей очень непрочным сооружением. Но люди, которых она любила, были сейчас, насколько она могла судить, в безопасности. Они скоро покинут Антарру.

Грег Сноу ожидал их у катера с включенным двигателем, Киран быстро посадил всех на борт. Он даже не взглянул ни на вулкан, ни на дом.

Грег отчалил от пристани и направил катер в открытое море.

– А как же твои вещи? – поинтересовалась Алисса.

– Я отключил все и закончил все операции сегодня утром еще до того, как ты проснулась. Осталось электронное оборудование. Оно установлено везде, где я бываю.

Алисса слушала невнимательно. Она смотрела на него с неким немым разочарованием.

– Ты сделал все это, пока я спала? – прошептала она. – И ты знал про вулкан?

Киран повернулся к ней, его лицо потемнело, когда он увидел ее укоризненный взгляд.

– Ты слышала, когда меня известили. Ты была рядом со мной, если помнишь. Я отключил все, потому что хотел сегодня увезти тебя и детей с Антарры. Это не стоило всего того беспокойства, которое вулкан тебе доставлял, да и не было причин оставаться дольше, поскольку брата Синтии нашли. Конечно, я собирался сказать тебе это и дать время на сборы. Я совершенно не планировал это спешное отступление.

Его серые глаза смотрели ей прямо в лицо, не обращая внимания на ее извиняющийся взгляд.

– Ты все еще не совсем доверяешь мне, Алисса? Ты даришь мне себя, но лишь только мир начинает вертеться, ты уже готова кидаться камнями.

– Нет, правда нет, – пролепетала она. – Я не знаю, почему спросила тебя об этом. Я слышала, как тебе сообщили. Это… просто… думаю, я не могу поверить в это.

– Поверь. Когда мы вернемся домой, то поженимся через пару дней. Или ты передумала насчет этого?

– Нет, – прошептала она, и Киран улыбнулся.

– Очень мудро, потому что я точно не передумал. Мы расскажем об этом детям, как только они успокоятся.

– Хорошо, – покорно согласилась Алисса.

– Никаких едких комментариев или спорных замечаний?

Он снова стал иронизировать, и Алисса почувствовала прилив раздражения. Она ничего не сказала, но он все понял.

– Возвращение в нормальное состояние, как видно? Значит, ты нежна только в постели? Хорошо. С этим мы справимся.

Он смотрел на нее, соблазняя взглядом, и Алисса подумала, не делает ли он это, чтобы просто наказать ее. Во всяком случае, ее чувства сменились с обиды на злость.

Она повернулась и пошла к детям, оставив Кирана стоять с Гарри на корме катера. Взглянув на них, можно было понять, что они все еще волнуются.

Несмотря на то что они были уже на приличном расстоянии от острова, Алисса испытывала то же самое волнение. Она немного позанималась с детьми, но Марта и Джордж превосходно справлялись с ними, поэтому она вернулась на палубу, глядя на быстро удаляющийся остров.

Киран смотрел на остров в бинокль, а когда заметил, что Алисса стоит с несчастным видом, позвал ее. Когда она подошла, он потянулся к ней, обнял ее и дал бинокль.

– Теперь мы в безопасности? – тихо спросила она.

– Думаю, да, но точно не знаю. Я не интересовался вулканами и не знаю, что они делают, когда извергаются. Наверное, ничего и не случится.

В его голосе слышалась неуверенность, и Алисса закусила губу, стараясь вспомнить, как далеко находится ближайший остров, на который они летали.

Какое расстояние безопасно? Этого не знал никто из них. Даже Эндрю Доддс не знал, потому что это застало его врасплох. Извержение могло быть очень мощным.

– Смотри.

Киран взглянул на нее, потому что она стояла, не поднимая бинокль к глазам. Его голос смягчился, и она знала, что это из-за того, что он чувствует ее страх.

Когда она взглянула в бинокль, ей показалось, что Антарра совсем близко. Эль-Буэно был очень активен. Там больше не было тонких белых струек. Небо над островом было темным, почти как ночью, из вулкана поднималось клубящееся облако пара.

– Он выглядит… сердитым, – прошептала Алисса, и Киран снова привлек ее к себе.

– Мы быстро удаляемся, – тихо заверил он ее. – Наверное, мы даже не увидим извержения, если оно будет. Доддс сказал, что активность вулкана может прекратиться так же внезапно, как и началась.

Она знала, что Киран пытается успокоить ее. Если бы он был уверен насчет вулкана, то дал бы ей время упаковать вещи. Алисса смотрела в бинокль, завороженная видом красивой горы, пугавшей ее с того самого момента, когда она впервые увидела ее.

– По крайней мере мы все вместе, – прошептала она.

– Не бойся, – мягко сказал Киран, крепче обнимая ее за плечи. – Извержения может и не произойти, Алисса.

Она надеялась, что так оно и будет, но вдруг белое облако поднялось вверх, словно взрывающаяся бомба, и за этим почти сразу же последовал мощный взрыв, разнесшийся по воде и качнувший катер. Алисса опустила бинокль, ее рука стала совершенно безвольной. В небо вырвался столб пламени, а клубящиеся облака наводили страх. Они выглядели как атомный взрыв, и уже без помощи бинокля Алисса видела огонь и темную золу, фонтаном вырывавшиеся из Эль-Буэно.

Произошло еще несколько взрывов, а когда дети выбежали на палубу вместе с Мартой и Джорджем, все увидели первый выброс пламенной лавы, потекшей по склону вулкана. Огненная буря страшной силы была похожа на гнев какого-то рассерженного бога, чья ярость повелевала ему уничтожить все.

Потоки горящей раскаленной лавы, шире и быстрее, чем предыдущие, устремились к морю. Облака клубились в яростном безумии и пропускали через рваные края лучи света.

Алисса подавила страх и еще раз посмотрела в бинокль. С неба шел дождь из золы и грязи, реки огня продвигались с ужасающей скоростью. Первое клубящееся облако разрослось до размера в несколько миль, и хотя катер быстро летел прочь, она еще не чувствовала, что они смогут быть недосягаемы для газов, золы и камней.

Она видела, что и дети загипнотизированы страхом.

– Джеймс, иди взгляни, – предложила она, придавая своему голосу спокойную интонацию. – Такое ты не увидишь вблизи.

Он осторожно вышел вперед, к ним присоединилась и Салли. Отец тут же подхватил ее на руки.

– Вы были правы, когда боялись этого, Алисса, – сказал Джеймс испуганным голоском, смотря в бинокль.

– Да, я очень умная, – весело ответила Алисса. – Теперь мы в безопасности. Расстояние до острова большое, он не сможет догнать нас. Но это эффектное зрелище, не правда ли? Такое не забывается. Жаль, что у нас нет камеры, моя осталась в доме. – Она начала объяснять ему происходящее, вспоминая то, что Эндрю Доддс рассказал ей тогда за обедом.

Дом, такой величественный и красивый, сокрушит и сожжет лава. От ее недавно, обретенного счастья не останется ничего. Вулкан разрушит остров. Их спокойный пляж перестанет существовать.

Киран взял ее руку.

– Мы все вместе, – мягко сказал он, читая ее мысли. – Будет другое место и другое время.

Алисса крепко сжала его руку. Они все были вместе, все остальное было не важно.

– Лара Фокс! – вдруг вспомнила она вслух.

– Она покинула остров, когда ты болела. Я говорил с ней той ночью. Насколько я знаю, она вернулась в Англию. Во всяком случае, она не на Антарре.

Джеймс внимательно смотрел на Эль-Буэно, уже более заинтересованно, чем испуганно.

– Алисса, это просто фантастика. Интересно, Эндрю делает снимки с воздуха? Я все еще вижу вертолет, летящий над морем. – Он повернул бинокль и замер. – Я вижу другие катера. Они направляются не в ту сторону.

– Они направляются на материк, – объяснил Киран.

– Там не так спокойно, как здесь, – задумчиво произнес Джеймс.

Киран взял у него бинокль и присмотрелся. Он тут же повернулся к Гарри.

– Громадные волны, – тихо сказал он. – Скажите Грегу.

Гарри взглянул на него и быстро направился на другой конец катера. Киран отослал детей обратно к Марте и Джорджу.

– В чем дело? – спросила Алисса, когда те были достаточно далеко, чтобы ничего не услышать.

– Я точно не знаю, – пробормотал Киран. – Эти воды обычно спокойны, но сейчас вблизи Антарры большое движение.

– Цунами? – предположила Алисса шепотом, полным страха.

– Возможно, нет, но мы все-таки прибавим скорость.

Несмотря на то что его могли увидеть дети, он притянул ее ближе, снова обняв рукой за плечи.

– Ты чудесная девушка, Алисса. Я знаю, как ты напугана, но ты все же обратилась к Джеймсу и даже рассказала ему нечто интересное. Жаль, что Бог не сделал так, чтобы я не привозил тебя сюда.

– Тогда я не познакомилась бы с тобой, – мягко возразила Алисса. – Во всяком случае, ты не принимаешь отказов. Все было неизбежно.

– Я разрушил твою жизнь?

Секунду она смотрела в его серебристо-серые глаза.

– Как бы там ни было, я рада этому и я счастлива. Если бы не этот проклятый вулкан, – проворчала она. – Я никогда ему не доверяла, ты только взгляни, что он творит!

Вдруг Киран рассмеялся, рассматривая ее недоумевающее лицо.

– Нужно поскорее объявить об этом детям. Мне хочется крепко поцеловать тебя, но, по-моему, они уже достаточно пережили для одного дня.

– И Марта тоже, – пробормотала Алисса, заметив, с каким вниманием Марта смотрит на то, как Киран крепко обнимает ее за плечи. – Думаю, она делает собственные выводы.

– Несомненно, – отозвался Киран. – Марта знает меня достаточно хорошо. Она знает, что я обычно не выказываю своей привязанности, за исключением привязанности к детям. Пойдем и скажем Грегу, чтобы он прибавил скорость.

Алисса бросила последний озабоченный взгляд на остров и море. Пока воды были спокойны, но она не будет чувствовать себя в безопасности до тех пор, пока они снова не будут в самолете, направляющемся домой. Она издала глубокий вздох.

– А теперь в чем дело? – тут же поинтересовался Киран, поворачиваясь к ней. – Твои вздохи внушают мне беспокойство. Они внушают мне чувство вины.

– Я просто подумала, что мне все-таки придется пожить у Кэнди с Бобом.

– До свадьбы? Ни за что! Дети поднимут бунт, да и я тоже. Ты не покинешь мой дом, пока не будешь носить мою фамилию, и даже тогда будешь покидать его не часто.

На мрачном лице Алиссы показалась улыбка. Несмотря ни на что, к ней вернулось ощущение безопасности. Киран не собирался отпускать ее, да она и не хотела этого.

Может быть, он не любит ее, но она ему нужна. И детям тоже.

С этого момента существовало только желание мчаться быстрее. Ей не было ничего известно о цунами, которые возникают после извержения вулкана, кроме самого факта их существования. В своем воображении она нарисовала пугающую картину извержения вулкана, а теперь это произошло на самом деле. Она начала рисовать другие картины. Ее мысленному взору представились гигантские волны, быстро набегающие и затопляющие катер. Хотя все это, наверное, было полной чушью, Алисса молилась, чтобы увидеть другой остров, большего размера, когда услышала, как двигатели ровно прибавили обороты.

Когда наконец-то стала видна цель их путешествия, все издали вздох облегчения, но Кирана интересовало совсем другое, и это было именно то, чем они занялись, как только причалили. Его самолет уже находился на взлетной полосе, машина ждала у причала, и Алисса знала, что он подготовил все это еще до того, как она встала.

Они так торопились, что она почувствовала, что задыхается. Вся команда Кирана благополучно добралась до самолета, и пилот был готов к взлету.

– Взлетайте! – резко приказал Киран.

Алиссе было понятно, почему здесь тоже возникла неожиданная сейсмическая активность. Они должны немедленно покинуть это место.

Самолет развернулся, набрал скорость, двигаясь по взлетной полосе подобно спринтеру, и взмыл в воздух. Алисса расправила напряженные плечи. Они были в безопасности. Когда они делали вираж вокруг аэропорта и набирали высоту, она увидела, что к острову стремительно приближаются первые волны, не слишком высокие и, наверное, не слишком опасные. Но насколько ей было видно, полоса скоро окажется залита таким слоем воды, что взлет станет невозможен. Самолет Кирана быстро набирал высоту, и все они взглянули на Эль-Буэно в последний раз. Он находился далеко, полыхая на фоне потемневшего неба отблесками горячей лавы, разбрасывая множество горящих глыб на сотни футов вокруг. От такой огненной бури захватывало дух. Лава светилась оранжевым и красным, из глубины вулкана вытекали неистовые горящие реки. Темное облако закрыло остров, находившийся под ними, оно продвигалось с ужасающей скоростью, но они были в безопасности и летели прочь от огненных фонтанов.

Алисса сжала руку Кирана, сидевшего рядом с ней.

– У нас получилось, – задыхаясь, выдохнула она. – Мы в безопасности!

Джеймс протиснулся из ряда напротив и умудрился усесться между ними. Салли залезла отцу на колени.

– Это было совсем близко, – сказал Джеймс, обращаясь к Алиссе. – Я рад, что успел собрать снаряжение.

– Это было жутко, – произнесла Салли испуганным голоском.

Киран обнял ее крепче.

– Теперь все позади, – мягко сказал он. – Мы все направляемся домой.

Они смотрели на Антарру, пока остров не скрылся из вида. Алиссе хотелось знать, о чем в этот момент думает Киран.

– Дом сгорит? – спросил Джеймс через некоторое время.

Так же, как и Алисса, он думал об острове.

– Наверное, – спокойно ответил Киран. – Жаль, это был красивый дом, но мы можем купить другой дом на другом острове, если хочешь.

– В этот раз я был там счастлив, – задумчиво сказал Джеймс. – Было бы неплохо иметь возможность уезжать в какое-нибудь теплое место.

– Не такое теплое, как это, – сухо пробормотала Алисса. – В следующий раз мы будем избегать вулканов.

– Вы остаетесь с нами, Алисса? – с надеждой спросил Джеймс.

По его глазам было видно, что он очень на это надеется, но ему ответил Киран.

– Навсегда, – произнес он, глядя на Алиссу. – Когда мы вернемся домой, Алисса выйдет за меня замуж. – Он поднес ее руку к своим губам, чтобы удостовериться, что дети поняли то, что он имеет в виду. – Мы больше не сможем без нее обходиться.

Алисса с беспокойством взглянула на детей, но беспокоиться ей было не из-за чего. То, что они неожиданно замолчали, не было знаком неодобрения. Они смотрели на нее горящими глазами.

– Вот здорово! – вдруг воскликнул Джеймс, обвил ее шею руками и поцеловал в щеку.

– Пойду расскажу об этом Марте, – важно объявила Салли, сползая с колен Кирана и направляясь туда, где сидели остальные.

– Я тоже, – заявил Джеймс. – Грег и Гарри захотят об этом узнать.

– И вся вселенная тоже, – сухо заметил Киран, когда дети поторопились разнести новость. Он взял руку Алиссы. – Сожалеешь о чем-нибудь?

Она помотала головой, слишком переполненная счастьем, чтобы говорить.

– Джеймс поцеловал меня, – прошептала она, когда почувствовала, что способна выразить свои чувства словами. – Я очень волновалась.

– Он любит тебя, Алисса, – тихо произнес Киран.

Она яростно протерла глаза, не настроенная ловиться на этот обман. Киран не добавил, что сам любит ее и, наверное, никогда не полюбит, но всегда будет рядом с ней, вместе с детьми.

Ей не скоро удалось успокоиться. Их спутники подошли, чтобы поздравить их, а через несколько минут все опять сидели на своих местах, а Джеймс и Салли увлеченно болтали.

– Ну что ж, это оттеснило вулкан на второй план, – проговорил Киран. – Жаль, что у нас нет шампанского. Ну, не важно, выпьем его дома.

И опять это слово – «дом». Настоящего дома у нее не было с тех пор, как она превратилась в подростка. Пока они жили на Антарре, ей было спокойно, но остров был лишь временным пристанищем.

Алисса взглянула тайком на Кирана. Прошлой ночью она находилась в его объятиях, он стал частью ее жизни благодаря характерной способности оказывать мощное влияние. Она все еще не знала, что она для него значила. Он хотел ее, она была ему нужна и подходила ему, потому что ее любили дети, что же еще? Насколько ей было известно, больше не было ничего, и ей придется жить, зная об этом.

– Тебя никто не обидит, – произнес Киран, будто вновь прочитав ее мысли. – Я обещал тебе это. Я сдерживаю свои обещания.

Алисса не ответила – что тут скажешь? Секунду спустя он взял ее руку и переплел ее пальцы со своими.

– Попытайся заснуть, – предложил он. – Сегодня было много драматических событий, а прошлой ночью ты очень мало спала.

Этого было более чем достаточно, чтобы ее глаза крепко закрылись в надежде, что он не заметит, как вспыхнули ее щеки. Некоторое время спустя она спала, положив голову ему на плечо.

Киран не спал. Он думал не о деньгах и умных сделках, он думал о другой женщине, чья голова когда-то покоилась на его плече. Киран думал о Синтии. Он перевел взгляд на детей, которые тоже спали, и наконец сам закрыл глаза, продумывая план действий.

Жаль, что вулкан проснулся так скоро, но это уже не имело значения. Киран прижался щекой к голове, лежавшей у него на плече. Эта женщина никогда не предаст его. Она всегда будет поддерживать его. Сердитая или нежная, она будет всегда рядом. Киран полностью доверял ей, так же как и дети. Он сможет дотрагиваться до нее ночью, видеть ее лицо каждое утро. Она изгнала из его сердца одиночество.


До этого Алисса пробыла в лондонском доме Кирана совсем недолго. Теперь она собиралась жить в нем постоянно, и ей казалось, что даже дети смотрят на нее с тревогой.

– Заходи, – пригласил Киран.

Марта увела Джеймса и Салли, чтобы те сменили легкую одежду, предназначенную для теплого климата, на что-нибудь более подходящее для английской прохлады. Еще Марта объявила, что собирается проводить детей в ванную, а потом уложить их, чтобы они хорошенько выспались.

Алисса смущенно последовала за Кираном в его кабинет, чувствуя себя совершенно изнуренной и безобразно одетой. Здесь у нее не было никаких вещей, и она очень стеснялась своего внешнего вида. А в аэропорту это было не так уж и важно. Киран делал все конфиденциальным образом, их ждала одна из его машин. Репортеров, которые пожелали бы задать им пару вопросов об их бегстве от извержения вулкана, не было.

Алисса стояла и ждала, когда Киран что-нибудь скажет, с таким покорным выражением лица, что он вздохнул и с раздражением покачал головой.

– Идем, Алисса.

Он облокотился на огромный письменный стол, который, казалось, довлел над всей комнатой, а когда она медленно пошла вперед, то потянулся к ней и притянул к себе. Он медленно оглядывал ее, обдумывая ее странное поведение.

– Ты чувствуешь себя как в ловушке? Я силой втянул тебя в это, оказал на тебя давление, а теперь чувствую себя так, будто захватил рабыню против ее желания. Дикарку, которая будет изнемогать в неволе.

– Нет, не чувствую, – запротестовала Алисса, удивленная тем, насколько проницательно он сумел оценить ее настроение.

Он приподнял ее подбородок и пристально вгляделся в ее лицо.

– Ты уверена? Я взял тебя на Антарру, зная, что мне предстоят ежедневные сражения. Ты была похожа на прекрасное неприрученное создание, готовое защищаться от меня и защищать детей от чего угодно. Сейчас я смотрю на тебя и вижу застенчивое существо, скорее девушку, чем женщину. Это сделал я? Я знаю, какой я.

В его голосе слышалось раскаяние, будто он хотел, чтобы все произошло как-то иначе, чем произошло. Алисса со страхом взглянула на него:

– Теперь я не нужна тебе, Киран?

Он притянул ее к себе быстрым сильным движением.

– Каждую минуту, каждую секунду. Даже если ты решила, что не хочешь быть со мной, я все-таки хочу, чтобы ты была здесь.

– Я хочу быть здесь, – заверила его Алисса, изнуренно улыбаясь. – Думаю, я устала, а дети смотрели на меня так, будто мое место не здесь, особенно Джеймс.

– Он боится, что ты уйдешь, – проговорил Киран тем же хриплым голосом, что и раньше. – Я тоже.

– Ты так хочешь, чтобы я осталась? – Алисса взглянула на него, и на ее лице появились признаки оживления.

Он взял ее лицо в ладони, крепко поцеловал и притянул к себе.

– Ты – сумасшедшая девчонка, тебя не поймешь. Ты прекрасная, безумная, – произнес он, сжимая объятия. – Конечно же, я хочу, чтобы ты была здесь, но я не хочу, чтобы ты была подавленной и безжизненной.

– Я не позволила бы себе пребывать в таком состоянии, – пробормотала Алисса, зевая. – Но я чувствую себя усталой, измотанной и немного запыленной.

Киран рассмеялся и отодвинул ее от себя, с его лица исчезло выражение тревоги.

– Я покажу, где ты будешь спать, – сказал он. – Пока мы не поженились, – добавил Киран, когда она с удивлением подняла на него глаза.

Он усмехнулся, увидев удрученное выражение ее лица, и вывел ее из комнаты, крепко обнимая за талию.

– У меня нет с собой никакой одежды, – напомнила Алисса, осмотрев роскошную спальню, предназначенную для нее. – Большинство моих вещей находится у Кэнди. В доме я оставила совсем немного.

– Дай мне номер ее телефона, я позвоню, пока ты будешь спать, – предложил Киран. – Я пошлю одного из моих людей за твоими вещами.

– Кэнди на него нападет, – пробормотала Алисса, снова зевая, входя в ванную комнату и включая воду. – Она всегда стремится защитить меня. Она не хотела, чтобы я ехала с тобой, а если она узнает о вулкане, то тут же перейдет к действиям.

– Я знаю. Придется, мне рискнуть.

– А еще мне не в чем спать, – пожаловалась Алисса.

– Еще одно слово на эту тему – и я останусь здесь. Иди спать. У меня есть другие дела, они ждать не будут. Ты поживешь здесь, пока мы не поженимся на следующей неделе, но я не обещаю, что буду оставаться в своей комнате.

Алисса сонно улыбнулась ему, он испустил тяжкий вздох, но все-таки покинул комнату. Она приняла душ и почти что рухнула в постель, слишком усталая для того, чтобы строить планы на будущее. Киран будет любить ее и заботиться о ней, насколько сможет, а дети любят ее. Это будет счастьем, а большинство людей даже и не приближаются к настоящему счастью. Она погрузилась в сон с воспоминаниями о вулкане, клубящихся облаках дыма, освещенных снизу красным, реках огня и фонтанах горящих камней и пепла, взлетающих вверх с невообразимой силой.

В Киране тоже есть скрытый огонь, огонь, о котором она и не подозревала, когда встретилась с ним в первый раз. Жизнь с Кираном будет блаженством или страданием. Она пока не знала, что из этого станет ее уделом. Она любила его, и этого было достаточно.


Как Алисса и подозревала, Кэнди устроила шум, но Киран действовал очень вкрадчиво. Он пригласил Кэнди с Бобом на ужин этим вечером и позволил детям не ложиться, потому что они проспали большую часть дня.

Сам он, очевидно, не спал: когда Алисса проснулась, то увидела, что ее чемоданы, находившиеся на хранении у Кэнди, стоят у нее в комнате. Когда она закончила одеваться, Киран постучал и вошел, чтобы переговорить с ней.

Он с одобрением осмотрел винно-красное платье, туго обтягивающее ее бедра и грудь. Ее чистые волосы блестели на свету. Секунду посмотрев на нее своим обычным взглядом, лишавшим собеседника силы духа, он шагнул вперед и почти грубо заключил ее в объятия.

– Ты такая красивая, – пробормотал Киран. – Не уверен, что позволю тебе покинуть дом.

– Я не сбегу, – прошептала Алисса.

Он посмотрел в ее большие темные глаза.

– На тот случай, если для тебя это важно, я хочу, чтобы на тебе был некий отличительный знак.

Не успела она ничего спросить, как он взял ее руку и надел на палец кольцо с огромным бриллиантом. Алисса подняла голову с некоторым удивлением.

– Если на тебе будет это, тебя можно будет легко найти, – заверил он. – Я его купил, пока ты спала. Оно свидетельствует о том, что ты – моя.

– Мне не нужно никаких отличительных знаков, Киран. Я не убегу и не потеряюсь. Я не хочу быть нигде больше, кроме как здесь с тобой. – Она собрала всю свою смелость. – Я люблю тебя.

– Алисса… – неясно произнес он, но возможности сказать что-то еще уже не было.

На дверь обрушился град ударов, и в комнату вбежали дети.

– К нам пришли, – с беспокойством объявил Джеймс. – Там женщина, которая говорит, что она сестра Алиссы. Она пришла, чтобы забрать Алиссу?

– Нет, – ответил Киран. – Прекрати бояться, что Алисса от нас уйдет. Она останется здесь навсегда.

Джеймс все еще выглядел встревоженным, и Алисса встала перед ним на колени и обняла его.

– Я никогда не уйду, Джеймс, – твердо сказала она, обнимая и Салли.

– Приглашаю вас на свадьбу на следующей неделе. А тем временем можете посмотреть на мое кольцо.

Она вытянула руку, чтобы продемонстрировать им сверкающий бриллиант. Салли прониклась благоговением и забыла все волнения.

– Это мое обручальное кольцо, – объявила им Алисса. – Это значит, что я обещала не покидать никого из вас. Вы знаете, что я не нарушаю своих обещаний.

Когда они ушли, Алисса повернулась к Кирану с печальной улыбкой.

– Чтобы Джеймс успокоился, понадобится много времени, – тихо сказала она.

– У тебя это выйдет быстро. – Он обнимал ее с минуту, а потом вздохнул: – Идем. От твоей сестры не скроешься. Мне придется сойти вниз и подвергнуться осмотру. Я и думать боюсь, как она отреагирует, когда узнает, что ты собираешься выйти за меня замуж. Ты уже убедила ее, что меня надо избегать.

– Это было давно, – мягко сказала Алисса.

Казалось, это было в другой жизни. Теперь она была предана сильному мужчине, который шел с ней рядом. Она чувствовала вес кольца на пальце, и это придавало ей уверенность, в которой она так нуждалась.

Алиссе не стоило волноваться. Дети уже очаровали ее сестру и свояка. Киран пустил в ход все свое очарование, отчего Алисса заулыбалась про себя. Дом и экономка тоже произвели на гостей благоприятное впечатление, а после роскошного обеда, состоявшегося в пышной обстановке, Кэнди выразила свое одобрение. Похоже, сомнений не было и у Боба. Они с Кираном прекрасно поладили, а Кэнди проследовала за Алиссой в ее спальню, когда дети наконец ушли спать.

– Ну, что я тебе говорила? – У Кэнди был вид триумфатора. – Я хорошо помню, как сказала, что он потрясающий мужчина.

– Ты была права, – признала Алисса, пряча улыбку.

– Мне не хочется думать об опасности, которой ты подвергалась, когда произошло извержение вулкана, – тихо проговорила Кэнди, решив найти повод для волнения. – Я содрогаюсь при одной мысли о том, что могло бы произойти, если бы там не было Кирана.

– Если бы Кирана там не было, там не было бы и меня, – подчеркнула Алисса.

– Полагаю, что нет, – задумчиво произнесла Кэнди. – Просто радуешься, как подумаешь о том, что у тебя уже готовая семья, – добавила она, просияв. – Испытываешь облегчение, когда видишь, что Киран любит тебя до безумия.

Алисса улыбнулась, но промолчала. Она полагала, что он в некотором отношении любит ее. Сомневаться в том, что он хочет ее, не приходится, но хотелось бы ей знать, сколько это будет продолжаться? Она уверена, что Киран никогда ее не бросит. Но что она будет чувствовать, если он больше не будет смотреть на нее так, как смотрит сейчас? Она скрыла свое беспокойство.

Позже, когда Кэнди и Боб ушли, Киран издал преувеличенный вздох облегчения.

– По-моему, я выдержал экзамен. По крайней мере она не учинила мне допрос с пристрастием, хотя, конечно, и рассматривала меня очень внимательно.

Алисса усмехнулась. Для Кирана, который пользовался правилами, которые сам же и устанавливал, все это было в новинку. Весь вечер он думал, не будет ли Кэнди против их свадьбы, и это явно имело для него большое значение.

– Ты принят в семью, – заверила его Алисса. – Теперь Кэнди будет поддерживать тебя во всех спорах. Такие вот дела.

– А мы с тобой будем, как обычно, сражаться один на один, – пробормотал Киран. Он притянул ее к себе. – Дети спят. Марты нет, а я не обнимал тебя целую вечность. – Он подхватил ее на руки. – У тебя или у меня?

Алисса обвила руками его шею и прижалась к его плечу, когда он выносил ее из комнаты.

– Там, куда мы доберемся раньше, – прошептала она.

Глава 11

Киран начал раздевать, ее в своей спальне. Он ничего не говорил, лишь неотрывно смотрел ей в глаза, хотя и хотел рассмотреть каждую частичку ее тела, которую освобождал от одежды. Он чувствовал ее напряжение и, несмотря на всю свою силу и власть, все еще не понимал эту женщину. Она могла быть горячей и нежной, сердитой и хрупкой. От ее красоты перехватывало дыхание, его смиряла ее преданность. Она поехала с ним на Антарру и пережила все, потому что чувствовала, что в ней нуждаются. Интересно, знает ли она, насколько он в ней нуждается?

Алисса затрепетала, когда он придвинул ее поближе к себе. Он запустил пальцы ей в волосы, а его рот накрыл ее рот. Было приятно стоять, прижавшись к нему, и ощущать на себе его руки, исследовавшие и возбуждавшие ее, руками обвивать его шею. Она чувствовала себя словно во сне. К тому моменту когда он положил ее на кровать, Алисса пребывала в состоянии экстаза и не могла оторваться от его глаз. Не было произнесено ни слова, но слова были не нужны. Он возбуждал ее кончиками пальцев, соблазнял глазами, а когда он наклонился к ней, у нее не нашлось сил, чтобы обнять его.

Он хотел услышать слова, которые она произнесла до этого. Он хотел услышать, что она любит его, хотел этого настолько сильно, что дрожал от волнения. Но она не сказала ничего, и они занимались любовью до тех пор, пока обоих не объял сон. Киран с удовольствием слушал ее тихое дыхание в ночной тишине.

Каким-то непонятным образом ночь изменила все, будто открылся некий замок потайной двери. Киран прекратил ее поддразнивать. Он смотрел на нее совсем другими глазами. Он совершенно по-другому прикасался к ней, когда они сталкивались. Алисса чувствовала, что ему что-то нужно от нее, но она не знала, что именно, а Киран не собирался ей это говорить.


Несколько дней спустя Алисса сидела в гостиной, когда туда вошел Джеймс. Она учила детей, пока Киран не решил, что они могут спокойно вернуться в школу.

Она просматривала утренние газеты, пила кофе и улыбнулась при появлении Джеймса. Подобно своему отцу, Джеймс стоял, глядя на нее, и молчал.

В конце концов Алисса опустила газету, когда стало очевидно, что он не расскажет ей, что его так волнует в последнее время.

– Ты хотел поговорить со мной, Джеймс?

– Нет. – Он покраснел и передумал. – Да.

– Я слушаю, – мягко ответила она, зная, что его беспокоит что-то важное.

– Вы подумаете, что я глупый.

– Сомневаюсь. Ты не глупый. Я гораздо глупее тебя. Почему бы нам не постараться разобраться во всем?

Джеймс кивнул в своей обычной взрослой манере, но в его глазах была осторожность.

– Я хотел у вас кое-что спросить, – быстро произнес он. – Как вы думаете, сколько я стою?

Алисса была захвачена врасплох, но постаралась не выдать своего удивления.

– Ты имеешь в виду свою стоимость как сына твоего отца или ты говоришь о различных сокровищах, которые есть у тебя или спрятаны в коробках в твоей комнате для игр?

Она говорила очень оживленно, видя, что это почему-то для него очень важно.

– Нет, я имею в виду не это, – ответил Джеймс, немного подумав. – Если бы вы меня продавали, сколько бы вы за меня запросили? Вот что я имею в виду.

Алиссе удалось скрыть веселье и порассуждать с серьезным видом.

– Понятно. Ты имеешь в виду по весу, общую ценность, как при продаже поросенка или чего-то подобного. Надо подумать… – Она наклонила голову набок и тщательно осмотрела его. – Фунт сахара, по-моему.

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

– Нет, если подумать, это слишком мало. Фунт сахара, фунт масла и банку клубничного джема.

Джеймс продолжал смотреть на нее.

– Начнем все сначала, – спокойно произнесла Алисса. – Я бы и думать не стала о том, чтобы продать тебя даже за такую цену. Я могу обойтись без сахара и масла, и я терпеть не могу клубничный джем. Я не смогла бы обходиться без тебя, Джеймс. Если бы кто-то попросил меня продать тебя, я бы раскричалась на него, даже если бы ты был ему действительно необходим. Я раздобыла бы самую большую палку, какую ты когда-либо видел. Я выгнала бы этих людей на улицу, осыпая ударами по дороге. У Грега и Гарри не было бы времени, чтобы прийти на помощь, потому что я разозлилась бы слишком сильно, чтобы ждать помощи.

У него навернулись на глаза слезы, он вскочил и бросился к ней, обвив руками ее шею.

– О Алисса! Ты самая смешная в мире.

– Что ж, тогда и моя мама смешная.

Алисса прижала его к себе, покачивая, прижавшись лбом к его лбу.

– Она любила говорить, что я стою фунт масла, так что, как видишь, ты стоишь больше меня.

– А сколько стоит твоя сестра?

Джеймс поднял голову, его лицо было мокрым от слез.

– Сыр, но только полфунта.

Она сделала вид, что не видит его слез. Теперь он смеялся, и на некоторое время то, что его беспокоило, забылось, но слезы все еще текли по его лицу.

– Но не говори об этом Кэнди. После свадьбы она станет твоей тетушкой. Еще у тебя будет дядя Боб и несколько двоюродных сестер.

– А какие это дети?

Джеймс вытер слезы тыльной стороной руки и сел рядом с ней.

– Довольно милые маленькие приставучки. Наверное, они тебе понравятся.

Алисса быстро поцеловала его, когда он выходил из комнаты, и только тогда заметила, что их все время слушал Киран.

Он стоял у двери, ведущей в его кабинет, и смотрел на нее с таким выражением на лице…

– Что такое?

– Ты… – Он подошел к ней и крепко обнял. Он зарылся лицом в ее волосы и не отпускал ее. – Ты не просто самая смешная в мире, Алисса. Ты самая чудесная, самая необыкновенная в мире.

– А что я такого сделала?

Она откинулась назад, чтобы взглянуть на него, а он нежно провел рукой по ее лицу.

– Ты, как всегда, сказала то, что нужно было сказать. У Джеймса хорошая память. В ночь своего ухода Синтия заключила со мной сделку. Она предложила отдать мне детей без скандала. Она их не любила, но она была их матерью и знала свои права. Она сказала, что будет молчать и не предъявит претензий по поводу опеки или посещения детей. В обмен на это я должен был дать ей денег. Она даже знала, сколько именно.

Алисса смотрела на него изумленным взглядом. Теперь она знала, почему Джеймс задал ей такой странный вопрос, даже если Киран больше ничего не прибавит к своему рассказу.

– Я спросил ее, сколько стоят дети, – с горечью продолжил Киран. – Она сказала, что по два миллиона каждый. Потом она подумала и сказала, что, наверное, Джеймс стоит больше, потому что он старше и он мальчик. Она захотела три миллиона, чтобы отказаться от своих прав на Джеймса.

– Она продала их тебе? – с ужасом прошептала Алисса.

– Да. Вот как все вышло. Я принял эти условия, потому что не хотел вовлекать в это детей. Я страшно боялся, что потеряю их из-за нее. Мы стояли в коридоре, и Синтия собиралась уйти насовсем. Она ушла с моим чеком в руке и улыбкой на лице. Когда я поднял голову, наверху лестницы стоял Джеймс и слушал. Ему было только пять, но он был очень смышленым. С тех пор он никогда не говорил об этом. В разговоре с тобой он вообще в первый раз коснулся этой темы.

По лицу Алиссы текли слезы, он прижимал ее к себе, успокаивая.

– Жаль, что ты не рассказал мне об этом раньше, – тихо всхлипнула она.

– О нет, Алисса. Ты ничего не знала, когда Джеймс задавал тебе этот вопрос. Он не глуп. Ты ответила то, что думаешь, и он тут же это понял. Он знает, что ты никогда не откажешься от него, он знает, что ты будешь драться за него с помощью дубины и огненного темперамента. Он знает, что ты любишь его, и я тоже.

Он притянул ее ближе, все еще пряча лицо в ее волосах, и ей захотелось горячо прильнуть к нему и защитить его, насколько хватит сил. Теперь она знала, сколько вынес Киран, сколько вынес Джеймс. Алисса никогда не покинет ни одного из них.

– Никогда не пытайся избавиться от меня, Киран Темпест, – пылко произнесла она со слезами на глазах. – Если попытаешься, то и тебе придется отведать моей дубины.

– Я не смог бы пресытиться тобой, дорогая. – Он сжал ее в объятиях почти до боли. – Ты нужна нам всем. Во всяком случае, – добавил Киран, искоса взглянув на нее, – я подозреваю, что, если ты уйдешь, дети уйдут с тобой.

– И ты тоже. Мы свяжем тебя и утащим с собой. Джеймс мне поможет.

– А еще Грег, Гарри и Марта, – рассмеялся Киран. – Значит, я не имею никакой возможности отделаться от тебя?

– Точно, – согласилась Алисса. – Не забывай этого.

– Не забуду. – Он улыбнулся ей. – Мой пылкий ангел, – пробормотал он, разглядывая ее лицо. – Что бы ни случилось, у меня есть ты, ты есть у всех нас. В тебе достаточно огня, чтобы согреть всех нас до само-то сердца. Я буду защищать тебя всю мою жизнь. Я знаю, что ты будешь здесь, подле меня, крича и размахивая палкой!

– Уж поверь мне, – пробормотала Алисса дрожащими губами.

– Я верю, – сказал он, закрывая ей рот поцелуем.


Свадьба была тихой, скрытой от любопытных глаз, – ни он, ни она не хотели внимания, которое вечно привлекал Киран. Они выбрали церквушку, находившуюся далеко от Сити, а гостями были только самые близкие люди – Марта с мужем, Грег, Гарри и Кэнди с семьей. Боб был посаженым отцом. Салли гордилась тем, что она самая маленькая подружка невесты. Джеймс тоже был счастлив – он стоял у двери в церковь и провожал гостей к их местам. Все было захватывающе, а после венчания в доме Кирана состоялся свадебный ленч.

У детей появилась возможность познакомиться с новыми родственниками, а когда день закончился, Салли и Джеймс выразили свое восхищение всем произошедшим.

– С ними все в порядке, – чопорно сообщил Джеймс, имея в виду новых двоюродных сестер, когда Алисса укрывала его одеялом.

– Рада, что они тебе понравились. Они немного шумные, как ты считаешь?

– Это из-за того, что они маленькие, – снисходительно напомнил он, поворачиваясь, чтобы уснуть. – Могу поспорить, что они еще даже не умеют плавать.

– Наверное, нет, – согласилась Алисса, желая, чтобы Джеймс сохранил свое превосходство.

Когда она выходила из комнаты, он улыбался. За дверью ее ждал Киран. Он поднял ее на руки и зашагал по длинному коридору к себе в комнату.

– Твои вещи перенесли. Ты со мной.

– А кто спорит? – Алисса потянулась, чтобы поцеловать его. – Но если ты так уж ищешь ссоры…

– Думаю, есть гораздо лучшие занятия. – Он поставил ее на ноги. – Это наша брачная ночь. Я боялся, что этого не произойдет никогда. Я хотел усыпать постель лепестками роз, но ты стала бы смеяться над этим.

– Не стала бы, – прошептала Алисса, подняв на него глаза. – Это было бы старомодно и чудесно, но Марте пришлось бы убирать их утром. Я просто представлю их себе, – мечтательно проговорила она, когда он начал ее раздевать.

Позже, когда они, довольные, лежали обнявшись, она заговорила о детях и об их образовании.

– Безопасно ли для них ходить в школу? Мне нетрудно продолжить давать им уроки, но они должны общаться с другими ребятами. Ты видел, как они радовались общению с детьми Кэнди.

– Я заметил. – Киран нежно погладил ее. – Но они пока не могут ходить в школу. – Он приподнял голову. – Синтия в Лондоне.

– Давно? – Она тут же встревожилась и поднялась.

– Со вчерашнего дня. Я не сказал тебе перед свадьбой, потому что не хотел, чтобы ее что-нибудь омрачило. Мои люди узнали о ее прибытии, как только приземлился самолет. Пока что я не знаю, что она собирается сделать, но могу предположить.

– Она прилетела за детьми.

– И она их не получит. Прекрати волноваться, дорогая. Она не может даже притронуться к ним, потому что в этот раз я не стану от нее откупаться. Я буду сражаться с ней открыто. Теперь у меня есть ты, и дети знают, что они любимы. Она не видела их три года. У нее не будет такой возможности.

– Ну, а если она попытается похитить их?

– Тогда я отправлю ее в тюрьму. За то, что она сделала с Джеймсом, я отправил бы ее в ад. Салли даже не узнает ее. Она сыграла нам на руку, потому что теперь ее местонахождение известно, а когда она уедет отсюда, ее отследят, где бы она ни жила. За ней будут следить всю жизнь, если в этом будет необходимость. Можешь забыть о ней.

Алисса откинулась обратно на подушки и постаралась опять успокоиться. Как бы ей хотелось забыть Синтию! Эта женщина находилась у нее в подсознании, как некое черное облако. Она лежала неподвижная и взволнованная, напряженно размышляя, но Киран повернул ее к себе, накрыв рукой ее грудь и ища губами ее губы.

– Продолжай пока учить детей. Когда мы разберемся с Синтией, они смогут вернуться в школу. В конце концов, мне не нужна учительница. Мне нужна жена, и у тебя будут собственные дети.

– Будут, – пообещала Алисса. – И мы будем любить их всех. Но Салли и Джеймс уже наши дети. Они никогда не будут для меня чем-то меньшим.


Несколько недель спустя без предупреждения появилась Синтия. Киран был в Сити, а дети занимались. Была середина дня, и Алисса спустилась вниз, чтобы сделать небольшой перерыв. Марта разговаривала у выхода. На пороге стояла Синтия, такая же красивая, какой Алисса видела ее на фотографиях, и достаточно уверенная в себе.

– Мистера Темпеста нет дома, – отрезала Марта, не двигаясь и не приглашая женщину внутрь.

– Я пришла только для того, чтобы увидеться со своими детьми. Отойди, Марта. Я ориентируюсь в доме.

– Вы не можете войти в отсутствие мистера Темпеста, – утверждала Марта. – Я не позволю вам причинить ему горе именно тогда, когда он счастлив.

Алисса стояла совсем тихо, подслушивая почти так же, как это когда-то делал Джеймс, но потом спустилась по лестнице и подошла к ним.

– Впустите ее, Марта. Если ей что-то надо, я с ней поговорю.

– Да, миссис Темпест. – Марта отступила в сторону. – Если вы хотите, чтобы я…

– Хочу, Марта. Поднимитесь к детям и проследите, чтобы они оставались именно там, где сейчас находятся, даже если вам придется запереть их на ключ. Они ни в коем случае не увидят эту женщину.

Марта устремилась наверх, на ее лице были злость и удовлетворение. Алисса вошла в коридор, чтобы встретиться с женщиной, которая опустошила жизнь Кирана и своих собственных детей.

– У вас есть две минуты, чтобы изложить причину вашего прихода. После этого вы уйдете. Уясните это себе. Детей вы не увидите.

– Может, вы теперь и жена Кирана, – огрызнулась Синтия, – но дети мои.

– Нет, не ваши. Вы продали их. Так в чем проблема? Что, деньги кончились? Сейчас они не продаются. Вы ничего не можете купить дважды.

– Я хочу их видеть!

Синтия покраснела от злости. Алисса спокойно взглянула на нее.

– Только через мой труп, – объявила она сквозь зубы.

– Это можно устроить.

Синтия сделала шаг вперед и впустила двух мужчин. Они были высокими, сильными и грубыми на вид. Алисса не знала, был ли кто-то из них пресловутым дядей Карлом, да это ее и не волновало. Похоже, ей требовалась дубина, но сейчас у нее под рукой ничего не было.

Если она закричит, ее услышат дети и захотят прийти. Джеймс не должен видеть эту женщину, когда он находится в таком ранимом состоянии. Алисса знала, что, даже если они нападут на нее, она будет драться до последнего вздоха. Теперь ее единственным оружием был гнев.

– Уходите! Вы нарушаете границы собственности!

– Не нарушаю, – ответила Синтия с удовлетворенной улыбкой. – Вы пригласили меня.

– Вы просто жадное существо.

– Я мать своих детей, а это мои друзья.

– Охотно верю. Они соответствуют вашему вкусу.

– Найдите моих детей, – приказала Синтия, в бешенстве поворачиваясь к мужчинам.

Они сделали шаг вперед, но Алисса преградила им дорогу, бросаясь в битву, выиграть которую у нее не было ни малейшего шанса.

– Оставайтесь на месте.

Из кухни вышел Грег, за ним шел Гарри. Они выглядели именно теми, кем были на самом деле, – опасными людьми, и Алисса вздохнула с облегчением.

Грег приложил к уху мобильный телефон.

– Мистер Темпест, – сказал он коротко, – у вас явно незваные посетители.

У мужчин и Синтии был такой вид, как будто они думали скрыться.

– Только попробуйте, – предостерег их Грег. – Далеко вы не уйдете, да и в доме удобнее. Мы же не хотим переломать все эти прекрасные вещи, не правда ли?

Несколько минут они стояли не шевелясь. Послышался шум машины Кирана и его шаги на лестнице. Оказавшись в коридоре, он тут же взглянул на Алиссу.

– Все в порядке? – с беспокойством спросил он.

– Все замечательно.

Ей хотелось одновременно броситься к нему в объятия и ударить его, потому что он должен был об этом знать.

– Дети сейчас с Мартой и ничего не знают. Наверное, было бы неплохо пройти в более уютное место.

Она пошла в гостиную с решительным и сердитым видом.

Киран смотрел на нее секунду, а потом указал на дверь остальным.

– Сюда, – распорядился он, презрительно посмотрев на бывшую жену. – Ты пришла сюда без приглашения. Ты уйдешь отсюда, когда я ознакомлю тебя с моими условиями.


Позже Алисса подумала, что никогда раньше не слышала, чтобы угрозы произносились таким тихим голосом. Несмотря на то что все это не относилось к ней, она чувствовала, как у нее похолодела кровь. Мужчины и Синтия, конечно, не сомневались в том, что их ждет, если они когда-нибудь попытаются приблизиться к родственникам Кирана.

Грег и Гарри проводили их до двери. Киран повернулся к женщине, когда-то бывшей его женой.

– С этого момента, – беспощадно пообещал он, – за тобой будут следить, куда бы ты ни отправилась. У меня достаточно денег и решимости следить за тобой до конца твоих дней. Дети не знают тебя и никогда не будут знать. Алисса – моя жена, и она их любит. Они тоже любят ее, и им никогда не придется бояться опустошенности и боли. Я отпускаю тебя, но если ты вернешься в Англию, я тут же узнаю об этом. Придя сюда, ты подверглась риску оказаться в тюрьме, и единственная причина, по которой ты этого избежала, – это дети. В следующий раз ты туда попадешь.

– Я всего лишь хотела увидеться с ними.

– Вранье, – презрительно ответил Киран. – Ты хочешь того, чего тебе всегда хотелось. Единственное, что ты когда-либо хотела, – деньги. В конце концов твой братец сознался во всем. У меня есть его письменное признание в том, что ты и один мой знакомый планировали украсть детей. Вернись в Англию, и я посажу тебя в тюрьму. Похищение детей – серьезное преступление. Не думаю, что тебе очень понравится в тюрьме, Синтия. А теперь убирайся из моего дома, и чтобы я больше тебя не видел.

После ухода Синтии Алисса помолчала, потом повернулась к Кирану, который рассерженно смотрел в окно.

– Ты знал, – спокойно упрекнула она его, – ты знал, что они собираются прийти.

– Я не знал, – произнес, он, не поворачиваясь. – Я знал, что она в Англии, я тебе уже говорил. Еще я знал, что она в Лондоне. Я отправился на ее поиски сегодня утром, но мы не смогли ее найти.

– Мы? – Алисса не стала скрывать раздражения.

– Кроме. Грега и Гарри, у меня есть и другие люди, – произнес Киран тоном, который она сочла бесцеремонным.

– Ты мог бы сказать мне, куда направляешься, – сказала она тем же раздраженным голосом.

– Тебе не нужно было об этом знать.

Он говорил так, будто хотел отделаться от нее, и Алисса начала закипать с большой скоростью.

– Грег Сноу знал, Гарри знал, почему я не должна была знать? Мне пришлось встретиться с этой женщиной лицом к лицу, выступить в роли приманки, а я не должна была ничего знать?

– Ты не была приманкой, – сказал Киран, поворачиваясь к ней. Его недовольство стало наконец очевидным. – Я не хотел, чтобы ты беспокоилась. Она могла вообще не прийти сюда. Я не хотел, чтобы ты все время находилась в напряжении.

– Ты идиот, – выкрикнула Алисса, бросаясь к нему. – Дети могли спуститься сюда со мной, они могли все услышать. – Она заколотила кулаками в его грудь. Она раскраснелась, а волосы растрепались. – Предполагалось, что я буду действовать без предупреждения? Столкнусь с этой ведьмой, ничего не зная, и приготовлюсь драться с двумя огромными мужиками, у которых такой вид, будто они могут сломать мне шею?

– На всякий случай дежурили Грег и Гарри, – поспешно произнес Киран, увертываясь от ее ударов и пытаясь сдержать ее. – Они самые лучшие, и я знал, что ты будешь в безопасности. Я ехал домой, когда позвонил Грег.

– Спасибо, что сказал, – выкрикнула она, все еще пытаясь ударить его.

Киран схватил ее сильнее и прижал руки к бокам, со смехом глядя в ее рассерженное лицо.

– Согласен, для детей это было немного рискованно, – произнес он, все еще с осторожностью наблюдая за ней, – Но сегодня утром я сказал им не сходить вниз до тех пор, пока я не приеду и не поднимусь к ним.

– Так, значит, они знали, а я нет? – Алисса взбесилась, все еще пытаясь дотянуться до него. – Знали все, кроме меня!

– Они не знали. Я обещал им сюрприз, если они останутся в своих комнатах. Я не думал, что она осмелится явиться сюда, просто появиться в доме, – сказал он, пытаясь успокоить ее. – Настоящей опасности ни для тебя, ни для детей не было, а я не хотел причинять беспокойство никому из вас. Мне жаль, если ты испугалась, но я рад, что Синтия видела, как действует моя жена, моя красивая смелая жена с длинными светлыми волосами и свирепостью, способной покорить тысячу драконов. Я так горжусь тобой, дорогая! Я положился бы на тебя во всем. Я доверил бы тебе свою жизнь.

Алисса медленно успокоилась.

– Ты хотел… продемонстрировать меня… этой женщине?

Злость сменилась удивлением.

– Я не планировал этого, но, – сознался он, – я хотел, чтобы она увидела, что такое настоящая женщина. Мне пришлось предоставить тебе возможность действовать самой, я знал, что ты справишься.

– Я могла все испортить, – проворчала Алисса. – Я могла не сдержаться и наброситься на нее.

– Для этого, ты слишком умна, – с улыбкой проговорил Киран. – Ты не сдерживаешься только со мной. На меня безопасно набрасываться, потому что ты знаешь, что я люблю тебя.

Ее сердце замерло.

– Это правда, Киран?

– Я полюбил тебя с того самого момента, когда впервые увидел. Тогда было необходимо увлечь тебя, сейчас – удержать.

– Я никогда не уйду, – прошептала она.

– Я знаю, любовь моя, знаю.

Он нежно обнимал ее и смотрел в зачарованное лицо, рассматривая ее красоту. С ее щек исчез румянец, говоривший о раздражении, глаза сияли от счастья.

– По-моему, ты меня простила, – отважно предположил он.

– Думаю, я всегда так буду делать после сражения. А кто этот твой знакомый, который связан с попыткой похищения?

– Человек по имени Блумдейл. Он мошенник и лгун. Я уже сталкивался с ним раньше, но в этот раз я буду действовать очень серьезно. Заговор был составлен на его деньги, и мне придется позаботиться о том, чтобы в будущем у него совсем не было денег. Там, куда он отправится, ему они не понадобятся.

Он говорил безжалостно.

– Ты жестокий человек, да? – спросила Алисса.

– Только с врагами, а не с друзьями и не с теми, кого люблю. А люблю я тебя, Алисса.

Он медленно поцеловал ее, а потом подвел к двери, обнимая за талию.

– Давай скажем детям, что они уже могут выходить. Мне придется придумать объяснение, почему я продержал их там.

– Неплохо бы выполнить обещание насчет сюрприза, – напомнила Алисса. – Можешь сказать им, что теперь можно начать снова ходить в школу, или можешь сказать им о ребенке.

Киран удивился.

– О каком ребенке?

– Об этом. – Алисса положила его руку на свой плоский живот. – Время было правильным, вообще все было подходящим.

– О Алисса!

Он снова заключил ее в объятия.

– Сейчас я сохраню этот секрет. Я не хочу, чтобы об этом знал кто-то еще. Я просто хочу радоваться этому вместе с тобой.

– Вижу, ты становишься жадным, – поддразнила его Алисса.

– Я собираюсь быть жадным во всем, что касается тебя. Привыкни к этому. Дети могут поехать и купить новые игрушки. Я позабочусь о тебе сам.

– Эгоистичный, – предположила Алисса.

– Счастливый, – поправил он. – Я счастлив первый раз в жизни. Может быть, я буду так счастлив, что потеряю свое преимущество в бизнесе.

– Автоматы, – проговорила Алисса, обвивая руками его шею, – не теряют своих преимуществ. Они просто перепрограммируются.

– Именно сейчас я думаю, что так оно и было. Я запрограммирован заниматься с тобой любовью так часто, как только возможно.

Она откинула голову и взглянула на него.

– Посмотрю, смогу ли я найти для тебя время в моем плотном графике. Мне придется разработать план, но, похоже, его обдумывание не займет много времени.

На лестнице раздались шаги, в комнату ворвался Джеймс. Он выглядел нетерпеливым и возбужденным.

– Ты вернулся, я услышал твой голос. Ты обещал сюрприз.

Киран улыбнулся ему.

– Вот он, сюрприз, – сказал он. – Кого бы ты хотел, брата или сестру? Скоро родится ребенок.

Джеймс взглянул на Алиссу, его глаза засверкали.

– У тебя будет ребенок?

– Да, мой собственный, – смеясь, ответила она.

Он подбежал, и обнял ее.

– Я буду старшим, – сказал он. – Этого нового ребенка надо будет многому научить. Я позову Салли.

Он выбежал из комнаты, а Алисса взглянула на Кирана с насмешливым удивлением.

– Господи, ты похвастался?! Я думала, что это наш секрет, который ты эгоистично хранишь в груди.

– Я не смог, – рассмеялся он, хватая ее и пускаясь в пляс. – Я не мог думать ни о чем другом, кроме этой замечательной новости.

– Ты счастлив? – спросила Алисса, дотрагиваясь до его лица.

– Я вне себя от радости, а ты?

– У меня кружится голова. Ты не мог бы перестать кружить меня?

Он плюхнулся в кресло и посадил ее к себе на колени, прижавшись лицом к ее шее.

– Я тут подумал кое о чем моим механическим умом, – прошептал он. – Мне нужно снабдить все двери специальными замками, чтобы никто не мог войти и помешать, когда я обнимаю тебя. Они должны защелкиваться бесшумно, когда мы закрываем дверь, и открываться только позднее, изнутри. Разумеется, после того, как время будет употреблено с толком.

– Очень хорошая мысль, – ответила Алисса, придвигаясь ближе. – У тебя явно первоклассный мозг.

– Хм-м… Обычно я этим не хвастаюсь.

Они услышали, как дети спускаются по лестнице. Он быстро поцеловал ее.

– Придется тебя удерживать этим, пока я не заполучу тебя в постель. А теперь сядь и веди себя хорошо.

– Да, сэр, – проговорила Алисса, когда дверь распахнулась и дети бросились к ним через всю комнату.

– Ну, так как тебе моя мысль насчет замков? – прошептал Киран.

– Я помогу тебе их установить, – согласилась Алисса, заключая детей в объятия.


home | my bookshelf | | Огненная буря |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу