Book: Искатель 1986 #05



Искатель 1986 #05
Искатель 1986 #05


ИСКАТЕЛЬ № 5 1986

№ 155

ОСНОВАН В 1961 году

Выходит 6 раз в год

Распространяется только в розницу


Искатель 1986 #05

II стр. обложки


Искатель 1986 #05

III стр. обложки


В ВЫПУСКЕ:

Валерий АЛЕКСЕЕВ

2З. ЗВЕЗДА СИРИАМА. Повесть.

Александр КЛИМОВ

70. ПОВЕЛИТЕЛЬ. Фантастический рассказ.

Владимир ФИРСОВ

81. ГЕНИЙ ПО ЗАКАЗУ. Фантастический рассказ.

Чарлз ВИЛЬЯМС

88. СЛАБЫЕ ЖЕНСКИЕ РУКИ. Роман (окончание).


Валерий АЛЕКСЕЕВ

ЗВЕЗДА СИРИАМА

ПОВЕСТЬ

Художник Максим СВЕТЛАНОВ

Искатель 1986 #05

1

Мне снились заснеженные сады в голубых и розовых тенях, ветки деревьев, толсто облепленные инеем. Мне снилось морозное солнце, встающее между домами в сером искрящемся небе. Я слышал хруст морозного снега и щебет заиндевелых троллейбусных проводов… Тепло, даже жарко идти в распахнутом пальто по морозцу, но что там гремит впереди? Черный, в огнях, котлован среди снега, глубокий, как преисподняя, там забивают в мерзлый грунт сваи: бух, бух, бух…

Вскочил, сердце бьется от духоты. Лениво пощелкивая, вертится под потолком гигантский пропеллер фена. Сквозь жалюзи в комнату ломится нестерпимо яркое солнце. В ванной комнате плеск воды: Инка принимает душ и что-то по обыкновению напевает слабеньким голоском. Я потянул за шнур, планки жалюзи повернулись, и глазам моим открылось привычное сияние тропического утра: в ярко-синем небе — кроны молодых пальм, подбирающих у висков свои листья, ниже — цветущие магнолии, трава усыпана желтыми крупными листьями вечного листопада, по красным дорожкам идут торговки с подносами на головах, монахи в оранжевых тогах, ни дать ни взять римские сенаторы с черными горшками для милостыни в руках. Благословенная Бирма, второй год без зимы, без мороза и снега, отпуск у нас с Инкой в апреле, но апрель в Москве — это уже не зима.

А ведь стучат, в самом деле стучат, бухают в дверь кулаками с истинно русским усердием. Бирманец не позволит себе так ломиться.

Наскоро натянув брюки, я выбежал в холл. Босым ногам горячо ступать по нагретому линолеуму. В центре двусветного холла сидит наш Мефодий — серый, совершенно обрусевший котяра, смотрит на дверь. Повернулся ко мне, раскрыл розовую мохнатую пасть, недовольно мяукнул.

— И когда ты научишься дверь открывать? — попенял я ему. — Такое самостоятельное животное.

— Эй, люди! — зычно крикнули за дверью. — Час до вылета, вы что, ошалели?

Дверь опять задребезжала от кулачных ударов.

Я открыл — на пороге стоял Володя. Заспанный, пухленький, сердитый.

— Ну и нервы! — сказал он, входя.

На плече у него щегольская клетчатая сумка, за собою он втянул такой же клетчатый кофр на колесиках.

— А у нас все готово. — Я кивнул на баулы, аккуратно составленные вдоль стенки.

— Ничего себе, — хмыкнул Володя, критически оглядев наш багаж. — На полгода, что ли, собрались?

Он поставил свои сумки рядом, сел в плетеное кресло, достал пачку сигарет, закурил. Володя был одет как заправский турист: рубаха нараспашку, вся в безумных павлинах, белесые джинсы, кепочка гольфиста с длинным козырьком, толстые синие слипы на босу ногу.

— Все-таки решился составить нам компанию? — спросил я его.

— А, — Володя махнул рукой и ухмыльнулся какой-то импортной улыбкой, подтянув верхнюю губу под нос. — Превозмог меня старик. Произнес и исчислил.

Профессиональные переводчики (а Володя переводчик аппарата экономсоветника в Бирме) часто играют с языком: привычка, даже навязчивая. Некоторые в русскую речь вставляют нарочито исковерканные иностранные словечки («Вот ту ду?», «Фэр-то ко?», «Пуар труф»). Володя пошел по другому пути. Он обогащает родной язык, портя глагольное управление. Временами это забавно, иногда раздражает. Скажем, «он меня предпослал» означает «обругал, не дав сказать ни слова». А «я его воздвиг» — «убедил, привел неотразимый довод».

Вышла Инка — новенькая, свежевымытая, босиком, но уже одетая по-дорожному.

— Боже мой, — насмешливо проговорила она, — кого я вижу! И красив, ну просто одуряюще красив!

— Ничего рубаха, а? — польщенный, спросил Володя. Таким комплиментом его было не пронять. — Верите, всего второй раз надеваю. Старик не одобряет: в петухах, говорит, на службу чтоб не ходить.

Старик — это наш советник, Соболев Сергей Сергеич. Фамилия ему идет: серебристо-седой, дородный, ослепительно чистый старик. Правда, ворчлив, в соответствии с возрастом даже брюзглив. «Ну, Александр Петрович, — это он меня имеет в виду, — ну что такое, отчет для министерства не готов, а вы о каких-то каникулах, о какой-то поездке, в какой-то там Тенассерим… Ах вот это и есть ваш отчет? Хитрец, однако, все предусмотрел…» «Сергей Сергеич, — напомнил я ему, — подорожную нам выписали на троих советских. Может, вставить кого-нибудь из наших для компании? Не скоро еще такой случай представится». — «Да кого? Меня, что ли? — проворчал старик. — Все в моем аппарате делом заняты. Я бы без Володи недельку обошелся, да не поедет он с вами, боится амебной дезинтерии. Вы сами… поосторожнее там. Подумаешь, Тенассерим. Что вы забыли там, в этом Тенассериме? Зато вы не были на островах Чао-Пыо, а я был. Вот так, Александр Петрович». Инка сидела поодаль от начальственного стола, тихая, как мышка (пустит? не пустит? ей очень хотелось). Старик сурово посмотрел на нее и сказал: «А вы, любезнейшая Инна Сергеевна, присматривайте там за своим супругом, чтоб далеко от берега не отплывал. Съедят его акулы — как будем в вашем Минвузе объясняться?»

— Значит, все-таки советник тебя воздвиг? — спросила Володю Инка.

— А куда ж мне деваться, — добродушно ответил Володя. — Случится там с вами что-нибудь — он мне век не забудет. Вот и получается: вы какие-то свои фантазмы преследуете, а я из-за вас безвинно страдаю. И за это вы меня будете всю неделю пивом поить, вот такое условие.

2

Минут через пятнадцать, когда мы уже собрались, в дверь осторожно постучали. Это была миссис Рузи, сухонькая темнокожая индианка, консьержка нашего дома. Мы еще вчера договорились, что она будет присматривать за нашей квартирой и не даст в обиду Мефодия, на которого кое-кто из жителей квартала имел гастрономические виды. Кошек в Бирме едят не от голода: они тут считаются деликатесом.

Я передал миссис Рузи ключи от квартиры, а Инка рассказала все, что нужно, о привычках Мефодия.

— Сэйя, — сказала мне миссис Рузи, доставая из складок своего темно-фиолетового сари пластмассовую черную баночку. — Сэйя, в Тенассериме много змей… — Она очень выразительно выговорила «Э лот он снэйкс», и Володя крякнул и заерзал в кресле. — Если, не дай бог, случится что-нибудь, вот этот балм… это очень надежный балм, носите его всегда с собой, даже в море, он не боится воды… Надо сразу же смазать укушенное место, только не самую ранку, а вокруг…

Я нарочно сказал «самое», чтобы передать хоть отчасти изысканность ее речи. Даже Володя, слушая миссис Рузи, умилялся: «Ну, совершенно викторианский язык!»

— Это место немного похолодеет, — продолжала миссис Рузи, — и человек заснет на день или на два, не следует опасаться, пусть только он не находится на солнцепеке.

— Кто как, а я уже похолодел, — пробормотал Володя.

Он встал, подошел ко мне, взял у меня из рук баночку, решительно открыл ее, понюхал и начал было обсуждать с миссис Рузи какие-то медицинские тонкости. Но старушка не совсем понимала его американизированный «инглиш».

— Есть два типа змеиного яда, — внушал ей Володя. — Один действует на кровь, другой — на нервы…

Однако старушка упорно твердила, что ее балм универсален.

— Оставь в покое женщину, зануда, — сердита сказала Инка по-русски. — Ты сам на нервы действуешь, лучше тогда сиди дома.

Эта отповедь подействовала на Володю благотворно. Он сразу притих и, сев на корточки, принялся неумело заигрывать с Мефодием, которого это удивило. Володя не раз внушал нам, что вместе с Мефодием в наш дом вошла зараза. По-видимому, приятель наш готовил себя к снятию биологической блокады.

Мы поблагодарили миссис Рузи за рекомендации, попрощались с ней, взяли свои баулы и вступили, как выразился Володя, «на каменистый путь приключений».

Советник оказался настолько любезен, что прислал Володю на «Волге» и тем избавил нас от хлопот с такси. Шофер аппарата Мья Тве, смышленый миловидный паренек, довольно бегло говоривший по-русски и охотно откликавшийся на имя Матвей, был в совершенном восторге от нашего плана провести неделю в Тенассериме.

— Там очень хорошо, сэйя, очень! — говорил он, выводя машину на широкую улицу Пром, ведущую к аэропорту. — Такой большой пляж, такое теплое море!

— Даже сейчас, в декабре?

— Даже сейчас! Можно плыть много-много!

— А акулы там есть? — сурово спросил Володя. — Акулы, шаркс!

— О, акулы! — широко улыбаясь, Мья Тве с удовольствием повторил новое для него слово и для выразительности щелкнул зубами. — Конечно, есть, мастер! Много-много, стоят мало-мало! Очень вкусный!

— Я тоже вкусный, — буркнул Володя, и Мья Тве, оценив шутку, радостно захохотал.

Погода стояла великолепная. Впрочем, здесь, в Рангуне, эта фраза вряд ли имеет смысл. Погода стояла точно такая, какая стояла всегда, за исключением сезона дождей и апрельской жары, о которой мы с Инкой знали только понаслышке: в апреле — мае у нас отпуск.

Ярко-синее, без единого облачка небо было все в кружевах листьев и пальмовых крон, кабина наполнена теплым солнечным ветром. Мимо проносились большие и малые, беленые и золоченые пагоды, черные особняки с белыми наличниками и карнизами между водопадами усыпанной цветами густой зеленой листвы.

— А большие там акулы? — спросил через некоторое время Володя.

— О, большие, мастер! — весело отвечал Мья Тве. — Как автобус!

Володя покосился на двигавшийся рядом с нами автобус и не стал больше расспрашивать. Он нервничал, для него это был первый выезд в глубинку. Мы же с Инкой чувствовали себя бывалыми путешественниками: во время каникул успели съездить и в Мандалай и в Паган, не говоря уже о Перу и о Сириаме, до которых от Рангуна рукой подать.

Заслуга, впрочем, в этом была не наша: по контракту мы, советские преподаватели-русисты, считались бирманскими служащими, и для выезда из Рангуна нам не требовалось разрешения высоких инстанций, достаточно было оформить через ректора У Эй Чу подорожную, которая гарантировала транспортные и гостиничные услуги, за наш с Инкой, естественно, счет.

Все это не означает, что мы с Инкой только и делали, что разъезжали по стране и веселились. Между прочим, у нас у обоих было по двадцать четыре учебных часа в неделю, утром и вечером, нагрузка внушительная даже для Союза, а мы как-никак находились в тропиках. Особенно тяжело работалось в сезон муссонных дождей: влажность, духота, непрерывный, в течение нескольких месяцев, тяжелый плеск дождя, от которого шумело в голове и закладывало уши. Бывали дни, когда мы приезжали с утренних занятий и час—полтора сидели в холле без движения, понуро глядя в пол и не имея сил даже заняться обедом, а впереди еще были вечерние уроки.

Шел третий, последний год нашего с Инкой контракта. Сказать по правде, тяжелый год: мы почти перестали замечать, как буйно цветут на улицах Рангуна деревья, как сияет в синем небе гигантская золотая ступа пагоды Шведагон. В спальне у нас на стене висел разграфленный лист полуватмана, на котором мы каждый вечер заштриховывали клеточку еще одного дня… Три года без зимы многовато. И все же когда мы узнали о возможности съездить в Тенассерим, искушение было слишком велико. Есть названия мест, которые сами по себе уже картина: Антананариву, Монтевидео… И вот — Тенассерим. Мы рассудили с Инкой так: откажемся — потом когда-нибудь пожалеем.

В аэропорту нас уже ждали коллеги — тьюторы русского отделения Ла Тун и Тан Тун. Оба выпускники МГУ, они прекрасно знали русский язык и с нежностью вспоминали о годах, проведенных в Москве. У нас с ними было множество общих московских знакомых: Инка кончала МГУ в тот же год, что и они.

Меня всегда занимало то, что судьба свела на нашем отделении двух людей, настолько непохожих. Ла Тун был деловитый, сметливый и подвижный толстяк (по бирманским понятиям, очень красивый) с заметной склонностью к предпринимательству: вечно у него в свободное от преподавания время имелись какие-то дела с рынками, с запчастями к машинам, с перевозками риса и овощей. В Ла Туне клокотал талант организатора и администратора. Он охотно брался организовывать наши поездки и безупречно вел деловые и финансовые записи. Транспорт, жилье, питание, безопасность в пути — все лежало на нем, ректор не боялся его отпускать, если с нами был Ла Тун. Вот и сегодня, несмотря на то что подорожная была выписана на мое имя, находилась она в руках у Ла Туна, и мы с Инкой могли ни о чем не волноваться.

Наш Тан Тун был человеком иного свойства. Худощавый, даже щуплый интеллигент в очках, поклонник Моэма и Фицджеральда, заядлый рыбак и бродяга, совершенно безалаберный в деловом плане. Тан Тун лишь однажды взялся за организацию нашего выезда, и все пошло кувырком: мы опаздывали на все поезда и самолеты, в гостиницах никто нас не ждал, питались мы кое-как, всухомятку. Но вместе с тем это была одна из самых интересных для нас поездок, и мы с Инкой любим о ней вспоминать. Тан Тун презирал туристские шаблоны и показывал нам совсем не то, чего мы ожидали, вдобавок он то и дело менял свои намерения, повинуясь интуиции, а не разуму, а уж копилкой легенд и поверий он был неистощимой.

Вот они стоят на ступеньках аэропорта, оба в черных курточках, в юбках лончжи (только у щеголя Ла Туна юбка нарядная, шелковистая, подороже). Право, приятно на них смотреть: они радостно улыбаются, оживлены в предвкушении поездки… Если бы Ла Тун знал, какие потрясения ему доведется пережить в этом самом Тенассериме, он бы тут же разорвал нашу подорожную на мелкие клочки.

Рядом с Ла Туном — его невеста, красавица Ле Ле Вин, мы зовем ее Олей.

— С нами едете, Оля? — спросила ее Инка.

Ле Ле Вин понимает по-русски, но не говорит: скорее всего стесняется. Улыбнувшись, она покачала головой и полушепотом произнесла:

— Нет Не могу.

— Когда девушка так качает головой, — заметил Тан Тун, — она хочет показать, как звенят ее новые серьги.

Ле Ле Вин дернула Ла Туна за рукав и шепотом потребовала по-бирмански: «Переведи, что он сказал».

В этот раз с нами едет только один студент русского отделения, это Тин Маун Эй, он любит, когда его зовут Тимофей. Тимофей по профессии врач, фигура в нашей поездке небесполезная, вдобавок он уроженец Тенассерима, почему Ла Тун и берет его с собой. В апреле будущего года Тимофей оканчивает русское отделение, у него редчайшие языковые способности, он совершенно не боится осваивать новые языковые пласты и, общаясь с нами, учится непрерывно. Русский язык ему как раз нужен по роду работы: у Тимофея множество советских медицинских книг.

А чуть поодаль, сдержанно улыбаясь, стоит герр Хаген Боост, шеф немецкого отделения, профессор из ФРГ. Невысокий, но жилистый, профессор Боост рано начал лысеть, и жиденькая челочка на его высоком лбу странным образом сочетается с мощной густой бородой, отчего лицо герра Бооста кажется перевернутым. Боост великолепно, хотя и несколько многословно говорит по-английски. Впрочем, лексика его чересчур для меня изобильна, в рассуждениях Бооста я понимаю меньше половины, чего сам Боост, похоже, не замечает. По обыкновению, герр Боост в щегольском и расхристанном молодежном наряде: марлевая богато вышитая рубаха с расстегнутыми манжетами и воротом, открывающим буйно волосатую грудь, ослепительно белые брюки, пестрые кроссовки.

Коллега Боост — бесшабашный и ко всему (в том числе и к себе) иронически относящийся человек, со мной он часто беседует о безработице, которая в отличие от меня ждет его в Дюссельдорфе. С нами Боост едет по праву первооткрывателя: именно он вычитал где-то о пустующих бунгало, которые англичане построили в свое время на Тенассеримском взморье, в местечке Маумаган, даже Тимофей про эти бунгало не слышал.

Вместе с Боостом держится его верный спутник в странствиях, бывший тьютор немецкого отделения Зо Мьин. В прошлом году Зо Мьин ушел с преподавательской работы и открыл ювелирное дело в рангунском районе Окалапа. Элегантный, если не грациозный молодой человек, владеющий по меньшей мере тремя европейскими языками, включая, разумеется, и немецкий, Зо Мьин красуется в пиджачной паре «тропикаль» и в поляроидных очках, стоимость которых равняется трехмесячной тьюторской зарплате. Видимо, дела у начинающего ювелира сразу пошли в гору. Собственно, Зо Мьин потерял право ездить с нами по вузовской подорожной, но, узнав о том, что его профессор собирается в Тенассерим, он добился в департаменте специального разрешения. Вообще частные поездки по стране здесь сопряжены с определенными бумажными хлопотами, и без нашей подорожной Зо Мьину вряд ли удалось бы пробить себе рождественский выезд в Тенассерим.



— Познакомьтесь, Александр Петрович, — сказал Ла Тун, — и вы, Инна Сергеевна, позвольте вам представить: наш новый коллега, профессор французского отделения, мсье Бенжамен Ба…

Мы с Инкой удивленно оглянулись: рядом с нами больше никого не было, лишь поодаль, среди чиновников аэропорта, стоял долговязый смуглый пышноволосый человек в костюме-сафари, похожий скорее на индуса. Смущенно улыбаясь, он приблизился, пожал мою руку, а Инкину поцеловал с истинно французской галантностью, чем заставил ее покраснеть.

— Господа, я только что прибыл, точнее, вчера, — сказал он высоким мелодичным тенорком на вполне сносном английском, — я заменяю мадам Базен и очень хотел бы, чтобы мы с вами стали добрыми друзьями…

Мадам Базен была пожилая женщина, тропики ей «не пошли», она постоянно недомогала и, проработав меньше года, уехала на родину.

— С любезного разрешения мсье У Эй Чу, — нараспев продолжал профессор Ба, видимо, излагая заранее заученную речь, — я бы хотел составить вам компанию в этой увеселительной поездке, если, конечно, вы не будете возражать…

Ну, разумеется, мы не возражали. Я чувствовал, что Инке конфузливый француз понравился: она вообще питала симпатию к застенчивым людям. Что же касается меня, то мне импонировала решимость мсье Ба отправиться с нами в первый же день на край света: лучший способ подружиться с коллегами, согласитесь, выдумать невозможно.

— Профессор Ба, — ревниво сказал Хаген, — в отличие от нас с вами знает бирманский язык.

Француз смутился еще больше, и его смуглое лицо стало темно-оливковым.

— Это правда, джентльмены, — пробормотал он, — по материнской линии я бирманец, и в нашем доме всегда говорили на двух языках. Я бы очень хотел, чтобы мой бирманский язык оказался вам полезен…

Профессор Ба питал явное пристрастие к конструкции «Аи шуд лайк» («Мне бы хотелось»), но произносил ее так отчетливо, как англичане (не говоря уже об американцах) не делают уже лет, наверное, триста.

Кстати, я забыл разъяснить, что титул «профессор» вовсе не говорит о почтенном возрасте и о каких-то исключительных ученых степенях: все руководители отделений именовались здесь профессорами, и ваш покорный слуга — тоже.

3

Между тем Ла Тун, взявший на себя отъездные формальности, вернулся к нам с билетами, мы подхватили ручную кладь и двинулись к выходу. Легкость багажа нашего нового коллеги (он просил называть его просто Бени) меня удивила: через плеча у него висела пестрая матерчатая сумка, хотя и плотно набитая. Возможно, Бени не вполне понимал, в какое громоздкое мероприятие он ввязался, да и времени на серьезные сборы у него не было. Во всяком случае, он шел с таким видом, как будто твердо знал, куда направляется.

— Берегись, Тенассерим, — пробормотал Хаген, — русские идут, рашнз ар каминг.

— Почему русские? — улыбаясь, спросил Бени.

Хагену, похоже, не понравилось, что Бени его расслышал.

— Уэлл, сэр, — с неудовольствием (вполне, впрочем, понятным: всегда досадно объяснять собственную не совсем удачную шутку) отвечал он. — Русский профессор, русская мадам лектор, русский переводчик, два русских тьютора, один студент русского отделения — остаетесь только вы, Бени, и мой друг Зо Мьин.

— А вы, Хаген? — спросил я.

— Я изучал когда-то русский язык, — ответил герр Боост. — Я был отличным студентом, а стал плохим профессором. Заметьте: в жизни бывает только так: отличными профессорами становятся только посредственные ученики. Вот слушайте…

Хаген остановился, комически поднатужился и деревянным голосом заговорил по-русски:

— Желаете ли вы тарелку мяса? Что вы делаете после того, что вы приехали? Не правда ли, я достиг обширные успехи?

Мы наградили Хагена возгласами «браво».

У выхода на летное поле Ле Ле Вин распрощалась с нами, сказав каждому по обыкновению шепотом «счастливого пути», и мы, присоединившись к веренице других пассажиров, ступили на прогретый душный бетон. Впереди наш администратор Ла Тун, за ним три профессора, дальше Инка с Володей, позади — Тан Тун с Тимофеем и молчаливый, чем-то недовольный Зо Мьин.

Нас было девять, и поскольку каждому из нашей компании было суждено сыграть в предстоявших событиях определенную роль, я перечислю всех заново, чтобы вы не запутались:

1. Я, Александр Петрович Махонин, профессор русского отделения, тридцать один год. Женат, ношу усы, рост — метр девяносто.

2. Инна Сергеевна Махонина (в шутку — Инесса, сокращенно Инка, иногда — Майя), лектор русского отделения, одновременно моя жена и мать моих будущих детей, темная шатенка, глаза серые (уверяет, что зеленые), двадцать пять лет, рост — сто шестьдесят шесть.

3. Хаген Боост, профессор немецкого отделения, около тридцати лет. Говорит, что холост. Лысоват, бородат, рост — метр семьдесят пять.

4. Бенжамен Ба (сокращенно — Бени), профессор французского отделения, лет около тридцати, видимо, холост. Смугл, кудряв, рост — под два метра.

5. Ла Тун, тридцати лет, тьютор русского отделения. Круглолиц, плотного сложения, рост — метр семьдесят, пока холост.

6. Тан Тун, двадцати восьми лет, тьютор русского отделения. Женат, детей пока нет. Худощав, невысок, носит очки.

7. Тин Маун Эй (в шутку — Тимофей), двадцати пяти лет, по профессии врач, студент русского отделения, холост. Круглолиц, невысок, улыбчив.

8. Зо Мьин, тридцати лет, холост, бывший тьютор немецкого отделения, ныне владелец ювелирной мастерской. Невысок, сложения изящного, постоянно носит затемненные очки.

Вот и все. На эту страницу время от времени можно заглядывать для справок. Впрочем, нет, я забыл о Володе. Должно быть, оттого, что он единственный из нас не радовался жизни и не ожидал от этой поездки ничего хорошего. Зо Мьин тоже был хмур, но не так. Видели бы вы, с каким видом Володя катил по летному полю свой клетчатый кофр на колесиках: как будто это была гильотина для его собственной казни. Итак:

9. Владимир Григорьевич Левко, двадцати шести лет, холост, переводчик АЭС. Сложения плотного, белобрыс, безус, носит противосолнечные очки, рост — метр семьдесят.

4

Над городом Тавоем наш «фоккер» сделал широкий круг и, плюхаясь с одной невидимой ступени на другую, быстро и круто пошел вниз.

Первое, что делаешь, прилетев в незнакомый город, — это инстинктивно начинаешь принюхиваться, следуя привычкам своих доисторических родственников. Тенассерим пах вялой листвой и теплой морской солью. Причем этим веяло откуда-то издалека, как из глубины заброшенного бревенчатого колодца.

Впрочем, мы не собирались слишком долго принюхиваться к этому тихому провинциальному городку. Задача наша была более чем определенной: возле аэропорта нанять пару «джипов» и не мешкая спуститься к Маумаганскому взморью.

Легко поэтому понять, в каком боевом настроении мы столпились, обвешанные сумками, в двух шагах от трапа. Всем было невтерпеж, даже Володя, который, получив от Хагена лестный отзыв о состоянии своего английского, заметно приободрился: ему открылись перспективы международного кейфа на пляже в компании бывалых «западников», которые не поедут куда-нибудь на авось.

Но тут нам был нанесен первый удар. Когда Ла Тун, ушедший договариваться насчет «джипов», появился на летном поле и торопливо, придерживая рукой плескавшуюся на ветру юбку, направился к нам, мы уже издали по его виду поняли, что стряслось нечто ужасное. Круглое лицо Ла Туна лоснилось от пота, волосы взмокли и растрепались, на лице была не улыбка, а растерянная гримаса.

— Господа, — задыхаясь, проговорил Ла Тун, — нам предлагают этим же самолетом вернуться в Рангун.

Мы были поражены и минуту стояли молча, обдумывая новость, а Ла Тун смотрел на нас в ожидании, что мы скажем. А что мы могли сказать?

— Инсургенты? — спросил после паузы Хаген.

— Наоборот, — ответил Ла Тун, — в Маумаган на отдых прибыло очень важное лицо, и приняты меры безопасности, обычные в таких ситуациях.

— Х-химмель, — вполголоса выругался Хаген и отвернулся.

— Но это не трагедия, — возразил Бени. — Напротив, это означает, что мы выбрали первоклассное место. Переждем в какой-нибудь местной гостинице, и когда Маумаган освободится…

— Никто не знает, когда Маумаган освободится, — сказал Ла Тун и вытер платком лоб. — Гость никому не сообщил, когда он уедет. Командующий округом предполагает, что он пробудет здесь до рождества.

— Да, но нам-то какое до этого дело? — вскричал Зо Мьин.

Бени быстро взглянул на него — кажется, в первый раз с самого утра.

— Меры безопасности, — сказал он. — Вы же слышали.

«Вот так застенчивость», — подумал я. С какой это стати профессор Ба счел себя вправе одергивать человека, которого видел впервые в жизни? Поразительна была и реакция Зо Мьина: он, правда, удивленно посмотрел на Бени, но тут же широко улыбнулся и дружески похлопал его по спине.

Спорить здесь было не о чем: сам ви-ай-пи (аббревиатура английского «вери импортант персон» — «очень важное лицо»), быть может, и не возражал бы, чтобы по соседству с ним поселилась на неделю группа странствующих иноземцев, но до него еще надо было добраться. А люди, отвечающие за его безопасность, вполне естественно, сделают все, чтобы никто не потревожил его покой.

Стало тихо. Хаген стоял с таким циничным и опустошенным лицом, как будто мысленно ковырял в зубах. Володю, кажется, устраивала перспектива благополучного возвращения, но он помалкивал, теша себя надеждой, что все повернется к лучшему. Один Зо Мьин смотрел на нас с каким-то прозрачным и светлым любопытством.

— А мне кажется, надо подождать в Тавое, — вполголоса сказала Инка по-русски.

— Простите, сэйяма? — переспросил Ла Тун.

— Я согласна с Бени, — решительно сказала Инка. Услышав свое имя, Бени улыбнулся и, прижав руку к сердцу, поклонился. — Есть тут гостиница, Ла Тунчик?

— Есть гест-хауз, но не очень хороший.

— А люксов нам и не надо, — возразила Инка. — Как ты считаешь, Шурик? Поживем в гест-хаузе денек—другой, посмотрим город, окрестности. Освободится Маумаган — переедем, нет так нет. Жалко уезжать.

Я подумал. Инесса была права: так у нас оставался хоть какой-то шанс выбраться к океану.

— Давайте голосовать, — сказал я.

Мы проголосовали: все были за то, чтобы переждать в Тавое, кроме Володи, он воздержался.

— Это из-за меня, — сказал он с некоторой даже гордостью. — Стоило вам взять меня с собой — и все пошло прахом.

— Я и не знала, — засмеялась Инка, — что ты в таких близких отношениях с ви-ай-пи.

— При чем тут ви-ай-пи? — обиделся Володя. — Это предостережение судьбы, меня не следует вывозить к морю. Мне, может быть, цыганка нагадала, что я найду смерть в теплой воде.

— Цыганка имела в виду ванночку.

Так они пикировались в привычном стиле, а я стоял чуть поодаль и разглядывал нашу озадаченную компанию. Летное поле опустело, мы стояли возле самолета одни, девять человек, неожиданно оказавшихся в сотнях километрах от Рангуна. Ну, хорошо, мы с Инкой прилетели сюда, в Тенассерим, чтобы окунуться на прощание в чистой воде Индийского океана. Тьюторы наши и Тимофей к морским купаниям достаточно равнодушны, но они беспокоятся за нас и хотят, чтобы нам было хорошо, Володя здесь по воле советника, который тоже за нас беспокоится. Хаген любопытен и непоседлив, это понятно. Но Бени? Но Зо Мьин? Что они потеряли в Тенассериме?

Ай, к черту, отмахнулся я от самого себя. Это от досады лезут в голову скучные мысли.

Но до чего же здесь пекло солнце! Такое впечатление, как будто держишь на плечах раскаленный железный брус.

5

Гест-хауз нам понравился, особенно после пешего перехода, с багажом по жаре: приземистое и просторное сооружение под низкой, я бы сказал, развесистой четырехскатной и толстой, как шуба, крышей из пальмового листа. Войдя под навес, мы облегченно вздохнули и вместе со своей поклажей опустились на прохладный дощатый пол.

Ла Тун, Тимофей и Тан Тун пошли вовнутрь, в совершенно черную после солнца глубину гест-хауза и вскоре вернулись с утешительным известием: один номер безусловно свободен, три других освободятся через сорок восемь часов.

— Гм-гм, — пробормотал Володя и, вступив в коридор, втянул голову в плечи и с опаской взглянул наверх. Там, в сухом полумраке, смутно виднелись деревянные стропила и балки, откуда, по его понятиям, должны были дождем сыпаться скорпионы и крупные пауки.

Наш номер оказался вполне приличным: пол, стены, душевая за дощатой перегородкой, окно, туго забранное зеленой противомоскитной сеткой, абсолютное отсутствие мебели — и потолка. Стены доходили примерно до высоты поднятой руки, выше начиналось пустое пространство, благодаря которому мы имели возможность во всех подробностях изучить строительное решение крыши. Зато имелся выход на собственную, уютно прикрытую навесом веранду, там стояли круглый тиковый стол и не менее полудюжины плетеных стульев.

Володя, привыкший в столице к иным удобствам, был несколько обескуражен: войдя в номер, он обернулся вокруг себя, как это делают кошки, сложил свой багаж в центре комнаты, сел на кофр с колесиками и притих. Все же остальные остались очень довольны: окна и дверь закрываются плотно, есть электричество, а бак в душевой полон теплой воды. Чего еще желать путешествующим по казенной подорожной?

Закончив омовение, Хаген достал из своей сумки пластиковый матрасик, быстро и ловко расстелил его, надул, взялся было за пуговицы своей рубахи, собираясь раздеться, но спохватился и, обращаясь к Инке, сказал:

— Мадам лектор, вы не будете настаивать, чтобы в вашем присутствии я ходил исключительно в смокинге?

Инка, не вполне справившись с текстом, вопросительно взглянула на Володю. Володя с блеском перевел.

— Скажи ему, — попросила Инка, — пусть он считает, что мы уже на пляже.

Поклонившись, Хаген ушел на веранду и вернулся уже в одних черно-оранжевых плавках. Обработал всю поверхность своего жилистого тела приятно пахнущим аэрозолем, лег на матрасик, закинул руки за голову и застыл в неподвижности. Глаза его были открыты, он смотрел вверх и ни на что не реагировал.

Володя, пытаясь во всем ему подражать, так же устроил себе неуклюжее ложе в центре комнаты, прилег, повертелся, покряхтел, потом, покосившись ни Бооста, шепотом спросил меня:

— Послушай, что это с ним?

— Медитация, — объяснил я, — расслабление нервов.

Видимо, Хаген почувствовал, что разговор идет о нем, и, не сводя пугающе неподвижного взгляда с крыши, вдруг произнес:

— Порывая все связи, обретаешь спокойствие. Стань владыкой над собою, не будет над тобою владык.

И я еще раз оценил удобство езды с переводчиком.

…Полдня мы маялись в четырех стенах, полунагие, взмыленные, молчаливые, и лишь время от времени, подобно грешникам дантова ада, нарушали тишину тяжкими вздохами.

Ла Тун, Тан Тун и Тимофей, голые по пояс, в одних только юбках, сидели на веранде возле круглого столика и степенно беседовали. Инка читала, я набрасывал первые странички путевого дневника; Бени слушал крохотный транзистор с большими мягкими наушниками; Володя ворочался на своем одре, один лишь Хаген был погружен в медитацию, пугая нас зеркальным взглядом остановившихся глаз. Зо Мьин делал вид, что спит, он исправно похрапывал, но глазные яблоки его под сомкнутыми веками беспокойно шевелились.

Вдруг он открыл глаза, нацепил очки, сел на своей постели и принялся одеваться. Вид у него при этом был такой странный, как будто он только что о чем-то вспомнил и теперь страшно торопился

Тан Тун что-то спросил его по-бирмански, и Зо Мьин, неохотно ответив, начал рыться в своем чемоданчике.

— Случилось что-нибудь? — расслабленным голосом спросил Володя.

— Коллега хочет погулять по городу, — охотно пояснил Бени — Кстати, отличная идея.

Это было похоже на команду, и мы беспрекословно стали собираться. Зо Мьин был неприятно удивлен нашей готовностью. Он вышел на веранду, сунул руки в карманы и демонстративно встал к нам спиной.

Ла Тун и Тимофей идти отказались: толстяк был озабочен ужином, а Тимофей, по-моему, беспокоился за сохранность наших пожитков. Хаген притворялся отключенным от всего сущего до последней минуты, но Бени бесцеремонно вытащил затычку у него из матраца, воздух спустился, и герр Боост оказался на полу.

— Хорошо, — сказал Хаген со вздохом и встал. — На фамильном гербе Боостов написано: «Ниль адмирари» — «Ничему не удивляться». Я готов.

Он натянул самые драные из джинсов, линялую тайскую тельняшку с надписью «Аи эм Чарли» поперек груди, не глядя, сунул ноги в стоптанные шлепанцы-слипы

— Надеюсь, никто не берет с собой камеру? — спросил он. — Ненавижу слайдмейстеров.

Володя и Инка покорно разоружились, тем более что освещение для съемок было уже не самое выгодное, и мы вышли на тенистую улицу с красными тропинками вместо тротуаров.



Тан Тун повел нас на черный рынок: это был лабиринт крытых рядов, брезентовых палаток, под сенью которых среди штабелей японской радиотехники, новенькой, в фирменной упаковке, тосковали контрабандисты и перекупщики. Наше появление, которого, как я догадываюсь, здесь терпеливо ожидали, вызвало всплеск деловой активности. Торговцы задвигались, поспешно снимая мешковину, которой были прикрыты прилавки с ворохами швейцарских часов, противосолнечных очков гонконгского производства. С нами приветливо здоровались, как с добрыми знакомыми, нас жестами приглашали к себе, с готовностью включали музыку. Какие-то подозрительные личности шли за нами следом и вкрадчивым шепотом интересовались:

— Номер четыре не желаете?

Под этим номером подразумевался, кажется, героин.

Короче, нас встречали здесь как желанных и дорогих гостей. Правда, какой-то подросток, не удержавшись от искушения, бросил Инке под ноги игрушечную пружинную кобру, но его патрон, выскочив из-за прилавка, отвесил шалуну подзатыльник. Страшная игрушка извивалась на пыльной земле и поднимала дрожащую голову, и, когда Боост увидел ее, он отпрянул и с несолидным проворством вспрыгнул на прилавок и подобрал ноги. А Инка оказалась на высоте: к подобного рода шалостям мы привыкли еще в Рангуне. Независимо вскинув голову, она прошла мимо и даже не взглянула на своего обидчика.

Наш Хаген был заметно сконфужен, он деланно засмеялся, слез с прилавка и попытался обратить все в шутку.

— Ну, как моя реакция, чиф? — спросил он меня.

— Вы очень спортивны, коллега, — великодушно ответил я. Зо Мьин, глядя на своего профессора, загадочно улыбался. — Вы что-то хотите сказать мне, сэр? — осведомился Хаген.

Зо Мьин отрицательно покачал головой, но настроение у него заметно улучшилось. Странно, подумал я, ювелир как будто доволен, что его профессор попал в смешную ситуацию.

В конце концов мы потеряли друг друга из виду: Хаген заинтересовался видеомагнитофоном и принялся азартно торговаться, Инка и Тан Тун остановились возле прилавка с мануфактурой, где были красивые индонезийские батики, а может быть, и не индонезийские, и не батики вовсе, а наспех раскрашенные полотнища, которые полиняют после первой же стирки. Бени и Зо Мьин тоже куда-то пропали, один только Володя, как собачонка, ходил за мной по пятам, брезгливо отворачиваясь от нависавших тентов и веревок. Черный рынок здесь не имел четких границ, и вскоре по запаху мы с Володей поняли, что забрели в пустые рыбные ряды, где от утренней торговли, помимо ароматов, остались одни лишь мокрые черные мешки. Ряды были совершенно безлюдны, и мы собирались повернуть назад, как вдруг Володя остановился и приложил палец к губам.

Я посмотрел в ту сторону, куда он указывал взглядом, — и увидел Зо Мьина. Рядом с ювелиром стоял высокий и очень худой темнокожий бирманец в подобранной выше колен юбке. Сняв очки и тыча ими своего собеседника в грудь, Зо Мьин что-то ему втолковывал Тот улыбался, переминался с ноги на ногу и терпеливо вздыхал.

— Просит моторку, — прошептал мне Володя. — Больше ничего понять не могу: шпарят на диалекте. Афера какая-то.

Тут я увидел еще одного из наших. Французский профессор стоял в глубине поперечного прохода, драный навес закрывал его лицо и плечи, но светлые сафарные брюки видны были издалека. Бени застыл в позе встревоженного оленя, ноги его подрагивали. Ему было лучше слышно, о чем разговаривают Зо Мьин и рыбак Я сразу решил, что это рыбак: во всяком случае, на рыбака с Андаманских островов он был похож значительно больше, чем на ювелира.

Собственно говоря, нам с Володей до всего происходящего было мала дела. Жаль только, подумал я, что нашей поездкой кое-кто пользуется для прикрытия своих делишек.

Должно быть, красноречие Зо Мьина принесло свои плоды: рыбак закивал, широко улыбнулся, обнажив ярко-розовые десны, наш ювелир царственно похлопал его по плечу и, обернувшись, увидел нас с Володей. Должен сказать, что это не смутило Зо Мьина: он снисходительно помахал нам рукой и, надев очки, направился в нашу сторону. Надо было видеть, как элегантно двигался этот человек, одетый в искрящийся шелковистый синий костюм, при галстуке (единственная дань близости экватора — слегка расслабленный ворот ослепительно чистой кремовой рубашки), среди грязных прилавков, пахнущих рыбой, ступая, как Иисус по водам, по замусоренной земле. Была, положим, в его одежде какая-то небрежность, но какая — я тогда не осмыслил.

Я покосился в боковой проход — оленьи брюки француза исчезли. Рыбак тоже отступил в темную глубину рядов, при этом смотрел он в спину нашего ювелира уже без улыбки, остреньким и даже презрительным взглядом.

— Встретил приятеля, — сказал, подойдя к нам, Зо Мьин. — Дела, знаете ли, повсюду дела.

Мы ответили неопределенными междометиями, выражающими то ли сочувствие занятому человеку, то ли нежелание встревать в чужие заботы.

— Между прочим, — продолжал Зо Мьин, — я узнал, что где-то около рынка идут соревнования по монскому боксу. Весь город там. Если хотите, я могу вас провести.

Идея была превосходная: о монском боксе слышал даже Володя, вообще-то не слишком интересующийся «страноведческими реалиями». И мы отправились разыскивать своих.

6

На пустыре возле рынка был возведен бамбуковый шатер, сверху донизу, как новогодняя елка, увешанный гирляндами разноцветных лампочек, бумажными фонариками и цветными полиэтиленовыми ведерками, внутри которых тоже горели лампочки. Собственно, бамбуковым у шатра был только каркас, а стены и крыша застланы циновками. Мощные репродукторы далеко разносили пронзительные голоса комментаторов; десятки тавойцев, не имевших возможности попасть внутрь балагана, толпились у входа и, возбужденно переговариваясь, обсуждали то, чего они не могли видеть. Мимо такого балагана нельзя было спокойно пройти: теперь я понимал Буратино.

Зо Мьин переговорил с полицейскими, стоявшими на контроле, и сделал нам знак, что мы можем войти. Публика почтительно расступилась, и мы вошли под своды балагана. Сооружение было шаткое, но вместительное: в него набралось до полутысячи человек. Нас провели на почетные места в первом ряду, возле самого ринга, это было довольно неудобно, потому что ринг был на высоком помосте и нам приходилось задирать головы, чтобы видеть происходящее. Зато мы без помех могли наблюдать, как под помостом побитые бойцы, бережно ощупывая свои фингалы и хлюпая расквашенными носами, объясняют друг другу, почему они проиграли.

Мы попали как раз к началу очередного боя. На ринге появились двое рефери, они крепко взялись за руки, и мы с Володей и Инкой сначала приняли их за бойцов. Но вот на помост поднялся полуголый мускулистый молодой человек в подобранной выше колен юбке, поклонился судьям и встал в петушиную позу: одна нога поднята и согнута в колене, голова откинута, плечи выпячены вперед. При этом боец похлопывал себя по бицепсам и зловеще ухмылялся. Ноги его были босы, на руках — никаких перчаток: бой по-монски ведется голыми руками и босыми ногами, мы это знали. Появился соперник, встал точно так же по другую сторону ринга, рефери разняли руки, и, подскочив высоко в воздух, оба бойца с воплями кинулись друг на друга.

Вначале ничего нельзя было разобрать: кулаки молотили с бешеной скоростью, ноги — ну, точно свистели в воздухе, нанося сокрушительные пинки в спину, под дых, в челюсть, куда угодно. Первое впечатление — свирепая мальчишеская потасовка. Вдруг — стоп: судьи разволакивают дерущихся. Лица бойцов разбиты носы вспухли, но они по-прежнему вызывающе ухмыляются, похлопывают себя по плечам, подпрыгивают на одной ноге и потряхивают головами. В чем дело? Почему «брэк»? Оказывается, один из бойцов пустил в ход прием каратэ, и судейская коллегия делает ему строгое внушение. Он покорно кивает, вновь падает ниц перед рефери на ринге, получает прощение и снова становится в петушиную позу.

В публике — ажиотаж: видно, что сошлись два опытных бойца. На ринг и на стол судейской коллегии полетели из зала кредитки заклада. Собрав их, рефери снова взялись за руки, бойцы вновь взлетели в воздух и с грохотом рухнули на пол ринга. С первого ряда видно было, как тот, что оказался сверху, в падении нанес сопернику страшный удар головой и, припечатав его к полу, пытается повторить содеянное. Бой здесь ведется до первой крови, но кровь не пошла, и позерженному удалось вывернуться и подняться.

Я покосился на своих спутников: Хаген и Бени, вцепившись в сиденья, приподнялись и вроде бы зависли в воздухе Володя, не отрывая взгляда от ринга, держал в губах погасшую сигарету, Тан Тун шарил в кармане своей курточки, доставая десятикьятовую купюру, Инка, не обращаясь ни к кому, шептала: «Господи, да они друг друга изувечат!» Зо Мьин сидел под помостом на корточках и, беседуя с отдыхающими бойцами, пересчитывал толстую пачку денег. Получив нужную информацию, вылез, неопределенно махнул нам рукой и направился к судейскому столу. Бизнесмен есть бизнесмен: решил сделать крупную ставку.

А дощатый помост продолжал грохотать от топота босых ног. Наконец один боец нанес другому удар кулаком прямо в нос, лицо несчастного облилось кровью, и ему было засчитано поражение. Зо Мьин вернулся с солидным выигрышем в триста кьят.

— Ставьте на того, кто сейчас проиграл, — зашептал он, наклонившись к нам, — это очень сильный боксер, через полчаса он восстановит форму, вот увидите.

Хаген и Бени пошли делать ставку, я отказался: мне все это не нравилось.

Побежденного сгрузили с ринга к первому ряду, он заполз под помост и долго сидел там, запрокинув лицо и захлебываясь кровью, в то время как победитель в почетном одиночестве упоенно танцевал на ринге медленный танец вызова. От желающих сразиться с ним не было отбоя. За пятнадцать минут он вывел из строя еще троих, но четвертый разбил ему губу, и, не сумев остановить кровь, он тоже отправился под помост. Оба профессора, похоже, не на шутку втянулись в игру: Хаген потерял пятьдесят кьят и побежал делать новую ставку, Бени выиграл, и по его просьбе Зо Мьин вновь полез под ринг выяснять перспективу. Вышел он оттуда не скоро и взволнованно принялся что-то объяснять профессорам: наверно, мнения знатоков оказались разноречивыми.

Наконец, оправившись, протеже Зо Мьина вышел на сцену, то бишь на ринг, и хладнокровно, как будто ничего не случилось, побил подряд четверых соперников. Под радостные крики зала член коллегии торжественно вручил Зо Мьину выигрыш, ювелир тут же поставил все деньги на победителя — и просчитался, потому что следующий бой оказался для того неудачным: у бойца снова пошла носом кровь. Ах, как жалел Володя, что мы с Инкой здесь: наше присутствие его сковывало, ему тоже хотелось рискнуть. Хаген терзал от волнения свою бороду. Бени хватался руками за лохматую голову и сокрушенно раскачивался, а Зо Мьин уже практически не вылезал из-под ринга, он стал там своим человеком и даже раздавал советы бойцам Ход поединков его не слишком интересовал: сидя под помостом, он посылал мальчишек делать ставки, принимал выигрыши, кому-то ссужал деньги, у кого-то занимал, а потом и вовсе исчез среди побитых и окровавленных.

Мы с Инкой терпели этот шум, адский грохот и крики часа, наверное, полтора. Наконец моя Инесса не выдержала:

— Послушай, — сказала она мне, — я больше не могу. Уйдем отсюда, у меня голова разболелась.

Я посмотрел на часы: половина девятого, темнеет здесь быстро, сумеем ли мы найти дорогу в гест-хауз? Наверняка ведь с нами никто не пойдет. Но Инка настаивала:

— Это ужасно, — повторяла она, морщась, — это просто ужасно. Какая-то бойня.

— А мне казалось, — возразил я, — что женщинам нравятся такие аттракционы.

— Что ты понимаешь в женщинах? — проговорила Инка и поднялась.

Хаген, Бени, Тан Тун и Володя были поглощены очередным поединком и даже не заметили нашего ухода. Больше всего, впрочем, меня удивляла реакция Тан Туна: наш поэт и художник вскакивал, кричал, срывая с носа очки, вспотевшее лицо его горело вдохновением и было даже, кажется, залито слезами.

7

Темный Тавой был прохладен и тих. Осиянный крупными звездами, наполненный стрекотом и звоном цикад, жестким шелестом пальмовых листьев, он казался намного красивее и загадочнее, чем днем. Невысокие дома по обе стороны улицы были темны и безмолвны, создавалось впечатление, что все население города ушло на монский бокс. Редко где светилось окно: в провинции ложатся спать рано.

Мы погуляли немного в полном одиночестве, чтобы у Инки отдохнула голова. Прошли мимо нескольких слабо освещенных пагод. На фоне беленых ступ страшно чернели силуэты каменных кобр, с раздутыми капюшонами и маленькими ужасными ротиками. Сухая трава на обочинах непрерывно шуршала.

Возвращаться в гест-хауз не хотелось, мы шли, стараясь держаться середины улицы, осторожно обходя все, что чернело на серой, освещенной тусклыми фонарями мостовой. То были в большинстве сухие сучья, крупные опавшие листья, но раз метрах в десяти впереди улицу пересекла то ли ящерица, то ли змея.

Мы с Инкой, в общем-то, устали, говорить не хотелось, так, иногда перебрасывались короткими репликами, гадая, на сколько дней застрянем в Тавое.

— Ты знаешь, — сказала вдруг Инка, — а этот Бени… он, по-моему, не профессор…

— И даже не француз, — поддакнул я в шутку.

— И даже не француз, — убежденно сказала Инка. — Мне кажется, я где-то его видела раньше в Рангуне.

— Ну, если ты его видела, — возразил я, — то уж Ла Тун и Тан Тун тем более. А у них, насколько я могу судить, таких сомнений не возникает.

— Да, пожалуй… — задумчиво проговорила Инка и надолго умолкла

— Кроме того, — сказал я, — нас это, в общем-то, не касается.

О том, что мы с Володей видели сегодня на рынке, в рыбных рядах, я решил Инке не говорить: зачем ее попусту тревожить?

— Мне кажется, ему что-то нужно. — сказала вдруг Инка.

— Кому? — невпопад спросил я. — Зо Мьину?

— При чем тут Зо Мьин? — удивилась Инка. — А впрочем… — она помолчала, — впрочем, и Зо Мьину тоже, и Хагену. У них не такой вид, как будто они приехали отдыхать. Очень уж озабочены.

— А мы с тобой?

— Мы с тобой — нет. Ла Тун с Тан Туном — тоже нет. И Тимофей не озабочен, и Володя.

— Видишь ли, Инка, — сказал я снисходительно, — по-научному то, о чем ты сейчас говоришь, называется фрустрацией. Обман ожиданий…

— Ерунда какая-то, — обиделась Инка. — Какие еще ожидания? И вообще, что за намеки? По-твоему, я слишком часто вспоминаю о Бени? Так это же естественно: он новый среди нас человек. И ведет себя не по-профессорски, в нем не хватает академизма.

Между тем ноги сами принесли нас к гест-хаузу. Подобные же вещи случались с нами во время пеших хождений по Рангуну: чем меньше думаешь о том, как бы не заблудиться, тем вернее возвращаешься к дому.

Болельщики наши, по-видимому, все еще предавались разгулу страстей. Во всяком случае, на веранде никого не было, свет в номере был погашен. Не без опаски мы вступили под соломенную крышу, погромче топая ногами: кое-какой опыт пребывания в тропиках у нас уже накопился. Непонятно только, почему лампочка в комнате не горела, Ла Туну были известны привычки иностранцев: уходя на вечер, мы всегда оставляли в прихожей свет. Может быть, из-за насекомых? Но сетки в гест-хаузе были надежны.

В глубине коридора, оттуда, где помещалась кухня, вкусно пахло жареными бананами, там оживленно переговаривались Ла Тун и Тимофей.

Я пошарил рукой по стене, щелкнул выключателем — напрасно: свет не зажигался. Тут за перегородкой в ванной послышался шорох, как будто там ворочалось что-то грузное. Сверху посыпалось. Инка схватила меня за руку.

— Это наш Мефодий! — нарочно громко сказал я, чтобы успокоить Инку, хотя, признаться, мне самому стало не по себе.

— А что лампа, перегорела? — шепотом спросила Инка.

Вместо ответа я еще пощелкал выключателем: темнота.

— Сейчас разберемся, — пробормотал я и, высвободив руку, решительно шагнул в свой угол.

Тут под ноги мне попалось что-то мягкое, я споткнулся и, чертыхнувшись, упал.

— Саша! — вскрикнула Инка. — Ты где?

— Вот он я, — пробормотал я, поднимаясь. Мне было неловко: но как я мог позабыть, что посреди комнаты разложены Володины пожитки?

Внезапно лица моего коснулось что-то холодное и гладкое. Я инстинктивно отмахнулся рукой — и схватился за электрический провод. Ну, точно: лампочка висит как раз над Володиным ложем. Вот что значит биологическая блокада: шарахаешься от каждого пустяка.

Я провел по витому проводу рукой, лампочка была на месте, только болталась в патроне. Повернул ее дважды — вспыхнул свет. Инка стояла в дверях, воинственно держа в руках швабру: по ее лицу было видно, что она намерена защищать меда жизнь до последнего.

Я рассмеялся, а Инка обиделась.

— Ничего не вижу смешного, — сказала она, ставя швабру на место, в угол.

— Откуда ж я знал, — резонно возразил я, — что кто-то вывернул лампочку?

Должно быть, нам с Инкой одновременно пришла в голову одна и та же мысль, потому что мы с беспокойством стали оглядывать комнату.

На первый взгляд ничего не пропало: во всяком случае, наши фотоаппараты лежали на виду целехонькие. Однако матрасик Хагена, скомканный, был задвинут в самый угол, а его спортивная сумка лежала на боку, отощавшая, наполовину пустая, причем вещи, сложенные стопочкой (рубашка, брюки, полотенца, все расфасованное по прозрачным пакетам), лежали рядом. Тяжелые туристические ботинки, какая-то книга в яркой суперобложке, алюминиевая бирманская коробочка для завтрака, еще одна пустая кожаная сумка, черная, на длинном ремне, из-под фотонабора «Канон»… Допустим, тупо подумал я, я мог сдвинуть матрасик при падении, но все остальное…

Пока я стоял и озирался, Инка с женской деловитостью прошла в наш семейный угол и, присев на корточки, проверила наличие наших сокровищ. Когда она поднялась, по выражению ее лица я понял, что бумажник с деньгами, фотопленки, серебряное колечко с опалами — все на месте.

Я заглянул в ванную — там, натурально, никого не было, но в крыше между стропилами зияла прореха. Была ли она днем, я припомнить не мог.

— М-да, непонятно… — сказал я.

Надо было обладать незаурядной ловкостью, чтобы, взобравшись на невысокую, в рост человека, перегородку душевой, подтянуться, вскарабкаться на балку, прокопать в рыхлой крыше отверстие (ну, верно! — прореха свежая, пол в душевой усеян трухой) и улизнуть, пока мы пялили глаза в темноту. Вошел-то злоумышленник, разумеется, через дверь, его спугнуло только наше появление. Надо срочно звать Ла Туна.

Я уже раскрыл рот, чтобы крикнуть в коридор: «Ребята, идите сюда!» — но Инка меня остановила.

— Саша, посмотри, — негромко сказала она.

Я повернулся — и увидел на боостовском матрасике красноватый след ребристой подошвы ботинка. Это было открытие — особенно если учесть, что за целый день мы не видели ни одного местного жителя, обутого по-европейски. Да и наша компания, за исключением Зо Мьина и Бени, щеголяла в сандалиях-слипах на босу ногу.

Впрочем, слипы, болтающиеся на одном пальце, не самая удобная обувь для лазания по крышам, вообще для грабительских дел. Слипы можно потерять в спешке — вот тебе и улика. Жулик должен был это предусмотреть и обуться соответствующим образом. Судя по следу, скорее всего в кеды.

А не попытка ли это сорвать наш выезд на море? — пришло мне в голову. Достаточно выкрасть у одного из иностранцев «ай-си» (удостоверение личности) — и дело сделано. Но зачем? Если наше прибытие в Маумаган нежелательно, местные власти могут нас просто туда не пустить. Как они, собственно, и сделали. Что же касается частных граждан Тавоя, то кому из них мы помешали бы в Маумагане?

И еще одно: шарили, между прочим, в сумке у Хагена. Не у Володи, хотя его вещи лежат в центре комнаты, на самом виду. Все застегнуто, бери и выноси. Очень привлекательный багаж у нашего Володи. Нет, здесь был не просто вор, здесь был человек, который что-то искал. И, судя по тому, как аккуратно сложены вынутые из сумки пожитки герра Бооста, этот человек намеревался упаковать все как было. Чтобы ничто не поколебало нашего спокойствия, нашей решимости дожидаться в Тавое допуска в Маумаган. Разумеется, Хаген должен был рано или поздно обнаружить пропажу, но, по замыслу злоумышленника, не сейчас же, не с первого взгляда. Значит, Хаген везет с собой что-то такое, что необходимо не только ему.

Я внимательно рассмотрел пожитки Хагена — насколько это было возможно с высоты моего роста, наклониться и разглядывать чужие вещи в упор мне казалось постыдным. За каким, собственно, чертом ему такие мощные ботинки? И книга… немецкое ее название я не понял, но на обложке нарисована была очаровательная змея Я бы сам не отказался на досуге перелистать такую книгу: наверняка с цветными фотографиями.

Наши размышления прервал Ла Тун. Круглое, лоснящееся от кухонной страды лицо его сияло довольством, когда он, вытирая мокрые руки о переброшенное через плечо полотенце, появился в дверях.

— Ну что, много крови пролилось? — весело спросил он. — Не отбили у вас аппетита?

Пришлось нам огорчить толстяка. Радость предвкушения трапезы мгновенно исчезла с его лица. Насупившись, Ла Тун молча передал Инке полотенце, присел на корточки и, заложив руки за спину (чтобы случайно чего-нибудь не коснуться: видимо, наш тьютор не впервые попадал в подобные переделки), долго сосредоточенно рассматривал след на матрасике и стопку профессорских вещей. Потом поднялся, проследовал в душевую, так же долго внимательно, запрокинув голову, рассматривал дырку в крыше — иными словами, вел себя, как мудрый полицейский комиссар. Мы с Инкой терпеливо ждали, что он скажет.

— Извините меня, пожалуйста, — по обыкновению четко проговорил он и, высунувшись в коридор, крикнул что-то по-бирмански.

Прибежал Тимофей, тоже распаренный от кухни.

— Что случилось? — спросил он по-русски.

Но Ла Тун не дал ему продолжить. Полагая, что все случившееся является прежде всего внутренним делом бирманцев, он еще раз извинился перед нами и коротко изложил Тимофею суть дела — на бирманском языке, разумеется.

Возмущению Тимофея не было предела. Он охал, ахал, цокал языком, ходил вокруг поруганного хагеновского багажа, нагнувшись, рассматривал след и даже потрогал зачем-то ею пальцем.

Чтобы не мешать им обсуждать происшествие, мы с Инкой вышли на веранду и сели к круглому столу.

— Если они вызовут полицию, — сказала Инка, — не видать нам Маумагана как своих ушей.

Я промолчал. Соображение, высказанное Инкой, было совершенно справедливо: командующий сообщит нам, что не в состоянии обеспечить нашу безопасность даже здесь, в городе. Но давать какие-либо рекомендации Ла Туну мы не имели права: в данной ситуации именно он был хозяином, и никакого значения не имело то, что подорожная выписана на мое имя.

Судя по модуляциям, какое-то время Ла Тун и Тимофей упрекали друг друга в недостаточной бдительности. Да и не только по модуляциям: английские словечки так и мелькали в их речи.

Наконец Ла Тун вышел и, грузно, опираясь на край стола, сел в кресло. Лица его в темноте нам не было видно, но, когда он заговорил, по голосу чувствовалось, что он очень озабочен.

— Вы знаете, Александр Петрович, я должен посоветоваться с вами. Мы с Тин Маун Эем пришли к такому решению… но все зависит от вашего согласия. Когда все вернутся, мы попросим каждого хорошенько пересмотреть вещи и, если ничего существенного не пропало, сообщать в полицию не станем. Как вы считаете?

Мы с Инкой заверили его, что он может действовать по своему усмотрению. И в это время на дорожке между пальмами, ведущей к крыльцу, послышались веселые голоса наших поклонников монского бокса. Они еще обсуждали перипетии зрелища.

8

— Коллега Зо Мьин проиграл полторы тысячи къят! — поднявшись на веранду, сообщил нам Бени. — Можете его поздравить.

— Полторы тысячи — это пустяки, — нарочито равнодушным голосом возразил Зо Мьин. — Помнится, однажды…

— Я потерял больше, целых сто двадцать! — перебил его Тан Тун. — В процентном отношении к капиталу Зо Мьина это составило бы полмиллиона!

— Ну, конечно, полмиллиона… — пробормотал Зо Мьин, но по голосу его чувствовалось, что он польщен.

— Что удивляет, — вмешался Володя, — такие жестокие бои — и ни одного перелома!

— Хаген, а вы сколько потеряли? — спросил я, проходя вслед за остальными в номер. — Или сохранили благоразумие?

Оказавшись на свету, Хаген подслеповато поморгал и вяло проговорил:

— Самым благоразумным было бы остаться в Рангуне. Мне этот выход в свет обошелся в восемьсот эшкуду.

Хаген часто щеголял португальскими словечками, а слово «кьят», которое, кстати, много труднее произнести, чем прочитать в русской интерпретации, постоянно заменял на «луидор», «драхму» или что-нибудь другое, не менее экзотическое.

Тут взгляд его бегло скользнул по багажу и на мгновение стал очень даже осмысленным. Реакция герра Бооста была, впрочем, совершенно естественной: он, разумеется, заметил, что его вещи потревожены (было бы странно, если бы он сделал вид, что ничего не замечает), но из деликатности выказал полное равнодушие и даже постарался больше в ту сторону не смотреть. Возникшая пауза была полна значения далеко не для всех. Во всяком случае, Бени, Володя и Зо Мьин спокойно направились к облюбованным ими местам.

— Одну минуту, джентльмены, — сказал, проходя в центр комнаты, Ла Тун. — Попрошу пока ни к чему не прикасаться.

Я с изумлением отметил, что в Ла Туне пропадает незаурядный актер. Фраза эта была произнесена с такой интонацией, что все оцепенели. Хаген бросил еще один взгляд на свою сумку и усмехнулся.

— Джентльмены, — скрестив руки на груди, продолжал Ла Тун, — произошла неприятная история. В ваше отсутствие у нас в номере побывало неизвестное лицо. Появление Александра Петровича и Инны Сергеевны заставило его убежать через крышу.

Выстроившись вдоль дощатой стены, наши болельщики, как по команде, задрали головы.

— Ни фига себе… — пробормотал по-русски Володя. — Отличное начало, — сказал Бени.

— Я всегда говорил, что в Тавое опасный народ! — заметил Тан Тун. — Придется всю ночь дежурить по очереди.

— Каждую ночь, — уточнил repp Боост. Похоже, эта история очень его развлекала.

— А что, многое пропало? — с беспокойством спросил Зо Мьин.

Я в это время, к стыду своему должен признаться, смотрел на его ноги. Зо Мьин был в новехоньких, слегка, впрочем, припорошенных пылью, коричневых кожаных полуботинках на тонкой подметке. Где он достает такие ботинки в Рангуне — уму непостижимо. А след на матрасике был отпечатан мягкой крупноребристой подошвой.

— Вот в этом мы сейчас и должны разобраться, — сказал Ла Тун. — Посмотрите на свои вещи, господа. В таком ли виде вы их оставляли?

— Нет, не в таком, — жалобно проговорил Володя. — Моя сумка лежит на боку… Но она была закрыта на ключ. И потом…

— Прекрасно, — остановил его Ла Тун. — А что вы скажете, герр Боост?

Хаген помедлил, пошевелил ногою свои пакеты.

— Такин, я очень рассеян, — ответил он. — Впрочем, похоже, что кто-то интересовался моими вещами. Но ничего не унес.

— Посмотрите повнимательнее, пожалуйста.

Зо Мьин и Володя кинулись к своим пожиткам. Бени поднял сумку, небрежно в нее заглянул и, пожав плечами, поставил на место. Надо сказать, при этом он был очень задумчив. Тан Тун также без энтузиазма пошарил в своей матерчатой сумке, висевшей на дощатой стене, открыл ключом фанерный чемоданчик, тем же ключом — еще одну сумку, похожую на хозяйственную. Складной мольберт он изучил самым тщательным образом и отошел к стене очень довольный Картоны, краски и кисти здесь, в Бирме, очень недешевы, а холсты вообще невозможно достать. Холсты, свернутые в трубку, были у Тан Туна на виду: он тщательно приторочил их к чемоданчику.

— Все цело, — сказал Хаген, закончив осмотр. — Ни одного пиастра не пропало.

— У меня тоже! У меня тоже! — в один голос произнесли Володя и Зо Мьин.

— Ну и слава всевышнему! — с облегчением произнес Ла Тун. — Остается один вопрос: будем ли мы ставить в известность полицию?

— А как же иначе! — воскликнул Зо Мьин. — Вы думаете, потрогав наш багаж, они успокоятся? Да они последуют за нами до Маумагана и там свое возьмут. Пусть полиция примет какие-то меры. У меня есть друзья в муниципалитете.

— Пусть лучше твои друзья помогут нам выбраться к морю, — сказал Тан Тун.

Решение было единодушным: принять случившееся к сведению, но в полицию не сообщать. Зо Мьин, пробормотав себе что-то под нос, с этим смирился.

— В таком случае, господа, — торжественно произнес Ла Тун, — забудем все проблемы — и давайте ужинать!

Это предложение было встречено с ликованием. Даже Володя, поломавшись немного в угоду своим биологическим предрассудкам, признал, что он ужасно проголодался.

9

Стол был великолепен: громадное блюдо вареного риса, жареные креветки, свинина в сладком соусе, жареные бананы — словом, настоящее пиршество.

Когда все наготовленное было истреблено, мы быстренько убрали со стола и присмирели от сытости. Тан Тун лег, не раздеваясь, в углу и заснул счастливым младенческим сном Инка тоже обнаружила признаки сонливости, и, чтобы не мешать ей укладываться, все остальные перешли на веранду. Ла Туну удалось наладить там свет, мы расселись вокруг стола и, отмахиваясь от налетавших насекомых, погрузились в благоговейную тишину.

Володя, дымя сигареткой, умиротворенно пробормотал:

— В синих листьях тропической ночи расцветают магнолии звезд. Хорошо жить на свете, честное слово!

Ночь и в самом деле была хороша: синяя тьма, тонко пахнувшая ночными цветами, вся наполнена была как бы шорохом прозрачных стрекозиных крыльев. Но, полагая, что о красоте не следует говорить красиво, я счел нужным спросить Володю:

— Как твой животик?

— Вот пошляк, все испортил, — буркнул Володя и тут же подозрительно спросил: — А почему ты, собственно, этим интересуешься?

— Жизненный опыт, — пояснил я. — Когда человек вслух объявляет, что ему хорошо, это означает, что он смутно предчувствует ухудшение.

— И как только с тобой жена живет, — сказал Володя и, пожелав всем спокойной ночи, удалился.

Герр Боост, похоже, не собирался спать: на него вдруг напала необыкновенная словоохотливость.

— Представьте себе, — заговорил он, — с самого детства люблю и ненавижу змей. Вы спросите, какие змеи в Дюссельдорфе? Уэлл. Когда мне было четыре года, мы жили в другом городе… впрочем, это неважно. Отец водил меня в террариум, это я прекрасно запомнил, и свой детский ужас, и лицо отца… А потом отец ушел из нашей семьи. И эти два события связались у меня в голове — почти по Фрейду. Боюсь змей, как ребенок, и в то же время меня к ним тянет. Я и сюда приехал, наверно, затем, чтобы попасть в настоящий террариум, смоделировать детскую ситуацию…

Мы все наслаждались предварительной нирваной, и говорить никому больше не хотелось, слушать излияния Хагена — тоже. Но чтобы не обижать пострадавшего (а герр Боост был как-никак пострадавшим, об этом никто не забывал, хотя он вел себя безукоризненно), мы вежливо его слушали. Мне показалось, впрочем, что Зо Мьин уделяет монологу Хагена чуть больше внимания, чем он того заслуживал.

— Кстати, мой юный друг, — так высокопарно герр Боост обращался к нашему Тимофею, думаю, что этого стиля он придерживался и со своими студентами, — здесь, в Тенассериме, множество змей, не так ли?

И Тимофей, чувствовавший себя особенно виноватым перед Хагеном (не уследил, не укараулил), на безупречном английском языке объяснил, что ядовитых змей тут никак не меньше двенадцати видов, в том числе водяных, в различной степени опасных; их яд обладает либо нервно-паралитическими свойствами, либо антикоагуляционными (то есть препятствующими свертыванию крови: я, должно быть, не совсем точен в терминологии, но, согласитесь, не так-то просто переводить со специального английского на нормальный человеческий язык), либо теми и другими одновременно; плюющих змей здесь не наблюдается, но есть такие виды, как, например, пеламис платурус, необычайно красивое создание с коричневой спинкой и желтыми плоскими боками в белых узорах; она не всегда держится на плаву, но заползает и на песчаные берега, находясь преимущественно в мелких водяных протоках и предпочитая расщелины между камнями; такие каменистые места, покрытые мелкой водой, на пляже следует обходить стороной. Пеламис платурус очень распространена в этих местах, яд ее — сильнейший нейротоксин, но, к счастью, у нее короткие зубы, так что смертельный исход не обязателен.

По мере чтения этой захватывающей лекции мы пробуждались. Право, я искренне жалел, что Володя при сем не присутствует: он был бы благодарным слушателем. Впрочем, герр Боост вполне заменял двоих: он так хищно внимал словам Тимофея, что даже побледнел от напряжения.

— Даже в названиях здешних мест, — польщенный всеобщим вниманием, говорил Тимофей, — отражается эта особенность местной фауны: Змеиный остров, Змеиная протока, Змеиный камень…

— Все это прекрасно, — перебил его Хаген, — но что будет, например, с человеком, если его ужалит эта красавица?

— Право, нельзя предсказать в точности, — с истинно медицинской осторожностью ответил Тимофей, — оцепенение, сонливость, вялость…

Всех этих слов я не знал по-английски, но все было ясно и так. Мне показалось, что в глубине нашего номера Володя тяжело вздохнул. Надо отдать должное профессору Ба: рассказ о короткозубой красотке его не слишком-то напугал. Ла Тун тоже сохранял полнейшую невозмутимость, он твердо знал одно: уберечь нас от несчастных случаев — это его забота.

По-видимому, Тимофей понял, что он подпортил нам с Хагеном настроение.

— Господа! — поспешно заговорил он. — Нет оснований для беспокойства. У меня с собой все необходимое: шприц, медикаменты…

— У меня тоже, — сказал Хаген. — Я из Рангуна без шприца не выезжаю. Это необходимая предосторожность, не правда ли, Зо Мьин?

— В отличие от вас, профессор, — отчетливо произнес ювелир, — я никогда не боялся змей.

Что-то в его словах мне показалось странным. Неприязнь? Быть может. Но было и еще что-то, вроде скрытой угрозы.

— Послушайте, — сказал я неожиданно для самого себя, — а что, если арендовать здесь, в Тавое, моторную лодку и отправиться в Маумаган вниз по реке и потом морем?

Реакция всей компании оказалась странной: глядя на меня, все замолчали так озадаченно, как будто я заговорил на языке ацтеков. Вдруг Хаген вскочил и, протянув мне руку через стол, с преувеличенным восторгом закричал:

— Браво, чиф! Великолепная идея!

И все заговорили одновременно. Бени, несколько обеспокоенный, предупреждал, что с берега нас встретят пулеметным огнем. Тимофей выражал готовность немедленно бежать к реке и искать лодку, а Ла Тун в ужасном смятении, молитвенно сложив руки, жалобно вскрикивал:

— Джентльмены, это невозможно! Успокойтесь, джентльмены! Послушайте меня! Это совершенно исключено! Александр Петрович! От вас я этого не ожидал!

Зо Мьин смотрел на меня и, улыбаясь, покачивал головой: ай-яй-яй, профессор, воспользовались чужой идеей и теперь пожинаете лавры.

— Но послушайте меня, джентльмены! — воскликнул Ла Тун. Бедняга, он не знал, какие соображения вынудили меня подать эту идею, и опасался наихудшего: если все три профессора сойдутся на моем плане, ничего нельзя будет изменить.

— Вы не знаете всех обстоятельств! Во-первых, нас никто не пропустит! Во-вторых, вы не представляете себе, в какую сумму это выльется…

Ла Тун выразился более замысловато, но я понял его именно так.

— Ну почему? — спокойно возразил Зо Мьин. — Я уже договорился с рыбаками, и это стоило мне две тысячи кьят.

Все умолкли.

— Ты? — Ла Тун резко повернулся к экс-тьютору. — Ты уже договорился?!

От волнения он не замечал, что говорит по-русски. Мне оставалось только вмешаться и заявить, что я пошутил, но Зо Мьин опередил меня:

— Джентльмены, я хотел сделать вам небольшой сюрприз, но профессор, — он благосклонно потрепал меня по колену, — профессор вынуждает меня раскрыться. Моторная лодка прибудет прямо в Маумаган и там будет находиться в нашем распоряжении всю неделю. Мне, правда, не пришло в голову, что мы сами можем отправиться в Маумаган морем, но еще не поздно, и если вы настаиваете…

— Об этом не может быть и речи! — перебил его Ла Тун. Он слегка успокоился: перспектива ночного броска морем отодвигалась на задний план — Вы знаете, что такое андаманские пираты? Они никого не оставляют в живых! Им даже не нужно нас преследовать, они и сейчас наверняка караулят невдалеке от берега. На двух небольших лодках, натянув между ними нейлоновый трос. Наш катер потянет их за собой, мы этого даже и не заметим. А потом, понимаете, они без звука приблизятся…

Орудуя двумя ладонями, Ла Тун стал подробно нам объяснять, как и почему происходит сближение.

— Зачем им нас убивать? — возразил Хаген. — Гораздо выгоднее назначить выкуп.

— А кто будет платить? — спросил Бени. — Может быть, ЮНЕСКО?

— Или Интерпол? — ехидно заметил Зо Мьин.

— Иными словами, — продолжал свое Ла Тун, — ехать туда на катере мы никак не можем.

— Даже днем? — разочарованно спросил Тимофей.

— Даже днем, — метнув на студента убийственный взгляд, отрезал Ла Тун и в сердцах прибавил какое-то бирманское слово, заставившее Тимофея задуматься. Бени нахмурился, но больше никак не отреагировал на это словечко: возможно, его «семейный язык» имел свои пределы. — Нас сейчас же отправят назад, и плыть в Тавой придется ночью.

— Тут-то нас и поймают пираты, — поддакнул Бени.

— Ну хорошо, — не унимался Хаген. — Но там, в Маумагане, нам будет позволено кататься на лодке?

— Надеюсь, — с облегчением отвечал Ла Тун. — Но только недалеко и если разрешат местные власти.

— Разрешат! — с уверенностью сказал Тимофей. — Никто не может запретить нам поехать ловить рыбу.

— О, ловить рыбу! — умилился Бени. — Это замечательно!

— Меня рыбалка мало интересует, — сказал Хаген. — Я предпочел бы сплавать к островам. Там множество островов, если верить карте.

— А почему к островам, профессор? — подозрительно спросит Ла Тун.

— Видите ли, такин, — сказал Хаген, — я по натуре агорафоб, питаю слабость к замкнутым пространствам. Всю жизнь мечтал приобрести островок в теплом море, построить там замок, окруженный толстой стеной, высокую башню с зубцами…

— А змеи? — напомнил Зо Мьин.

— Пусть будут змеи!

И Хаген принялся пространно рассуждать о прелестях островной жизни. Даром красноречия его бог не обидел, и мне самому захотелось приобрести хоть какой-нибудь завалященький островок.

— Господа, — сказал я, улучив паузу в профессорском монологе, — господа, вспомним, кому мы обязаны реализацией этих планов. Кто постарался подумать о программе наших развлечений в Маумагане?

Хаген недоуменно посмотрел на меня, потом морщины на его лбу разгладились, лицо просветлело.

— Коллега Зо Мьин! — воскликнул он. — Как это любезно с вашей стороны!

Зо Мьин снял очки, старательно протер их лоскутком черной замши, мельком взглянул на меня — и, право же, в его взгляде я не прочитал благодарности, в нем было холодное спокойное любопытство оценщика.

— Джентльмены, — проговорил Ла Тун, тяжело поднимаясь, — а не настало ли время лечь спать? День у нас завтра будет трудный.

Предложение поступило своевременное, и минут через пятнадцать я остался на веранде один. Я взял блокнот и принялся делать краткие записи о событиях сегодняшнего дня; этим записям я доверял больше, чем памяти или слайдам. Трудился примерно полчаса, потом за спиной моей послышались легкие шаги босых ног, я обернулся — в дверях номера стоял герр Боост. Он был в плавках, в руках держал бутылочку с аэрозолем. Некоторое время герр Боост, шумно вздыхая, опрыскивал спину, грудь, бока и даже подошвы ног. Запах у аэрозоля был приятный, но, к сожалению, по крепости своей намного превосходил тонкий аромат ночных цветов.

Покончив с этой процедурой, Хаген присел к столу, дружелюбно протянул мне флакон:

— Не желаете ли освежиться?

Я отказался.

— Дневник? — показав взглядом на мой блокнот, осторожно спросил Хаген.

Я кивнул.

— И, надеюсь, мое скромное имя тоже войдет в историю?

— Профессор, — прочувствованно произнес я, — на этих страницах вы займете достойное место.

— О, эти русские! — со вздохом произнес Хаген. — Вы всю свою жизнь превращаете в литературу.

— А вы литературу не любите? — спросил я.

— Не очень, — добродушно признался Хаген. — Детективы, сайнсфикшн… но вы, наверное, думаете, что это не настоящая литература.

Я не большой любитель названных жанров и потому несколько покривил душой, сказав, что этот вопрос не решается однозначно.

— А я люблю фантастику — англоязычную, конечно. — Хаген сел в кресло с намерением всласть поговорить. — Совсем недавно читал одну книгу… название, конечно, не помню. Представьте себе человека нашего времени, попавшего на рубеж шестнадцатого и семнадцатого веков сюда, в Нижнюю Бирму, в королевство Сириам, когда там правил португалец дон Фелипе де Бриту… Бирманцы взяли его в плен и распяли на кресте — за то, что он грабил пагоды. Кстати, вы знаете, что наш Зо Мьин — наполовину португалец, потомок короля де Бриту?

Нет, этого я не знал. А в самом деле, в лице Зо Мьина было что-то европейское. Более того, ему очень пошла бы короткая португальская бородка — при условии, что он откажется от привычки носить поляроидные очки. Но почему герр Боост счел за благо об этом мне сообщить?

Я открыл было рот, собираясь спросить, при чем тут Зо Мьин, но Хаген не дал мне говорить.

— Если бы эту книгу писал ваш литератор, его герой пошел бы к простым людям и возглавил их освободительную борьбу. А по моим понятиям, этот человек из нашего времени прежде всего должен был сохранить свою голову, выжить любой ценой — для пользы угнетенных — и подняться наверх, завоевать себе место в камарилье. Тогда возможности делать народу добро существенно увеличатся. Разумеется, придется взять на себя часть ответственности камарильи за ее преступления и пороки, иначе — гибель. Не так ли?

— Почему это вас так волнует? — спросил я.

Хаген закинул ногу на ногу, обхватил колени сцепленными пальцами.

— А я тоже человек из будущего, попавший на четыреста лет назад. Что должен я делать, чтобы открыть вам известное только мне? Прежде всего — выжить, ибо мертвые никому не нужны А во-вторых: кто меня заметит, даже живого, кто будет меня слушать? Единственный способ заставить, чтобы тебя слушали миллионы, — это самому иметь миллионы. Долларов, франков, ваших рублей…

— Это далеко не единственный способ, — возразил я. — А кроме того, миллионы не могут быть заработаны честным путем.

— Отчего же? — снисходительно, как малому ребенку, улыбнулся мне Хаген. — Счастливая находка, удачная идея, изобретение, гениальная книга, наконец…

— Что-то я не слышал, чтобы гениальная книга принесла автору мил пионы. Бестселлер, может быть, но бестселлер — это уже обман.

— Хорошо, допустим. Тогда остается находка.

— А что такое находка? — спросил я. — Это чья-то потеря, не так ли?

Хаген подумал, одобрительно засмеялся, похлопал меня по плечу, и мы отправились спать.

10

Меня разбудили петухи. В Тавое они орали, как в деревне. Я блаженно потянулся, проверил наличие рядом с собою Инки (разметавшись, она крепко спала, и ее щечки, искусанные за ночь москитам, ярко алели) — и тут какое-то тягостное ощущение заставило меня замереть. Первой мыслью было, что в номер наш заползла ядовитая змея. Приподнявшись, я огляделся. Все друзья мои мирно спали. За ночь Хаген, я слышал, несколько раз вскакивал и, бормоча проклятья, принимался орудовать аэрозолем. Вообще ночь была ужасна. По всему городу выли собаки, с крыши что-то сыпалось, за перегородкой в душевой слышалось шуршание, по телу ползали крупные и мелкие насекомые: что толку в сетках на окнах, если в комнате нет потолка? Один только Бени оказался предусмотрительным: он спал в тренировочном костюме и в носках, даже лицо его было накрыто просторным носовым платком, слегка шевелившимся от дыхания. Может быть, я забыл упомянуть, что все мы спали на полу, «вповалку», как говорят у нас в деревне, поскольку в номере не имелось ни одной кровати.

Никакой змеи, разумеется, не было, но смутное беспокойство не проходило. Я откинулся на спину и спросил себя: «Ну, что такое? Нервы?»

На перегородке душевой, аккуратно пристроенный на пластмассовых плечиках, висел костюм Зо Мьина. В номере было уже светло, и я отчетливо разглядел на спине пиджака след зацепа. Чувствуя себя виноватым перед Зо Мьином, я заставил себя не смотреть на костюм: что такого, человек вполне мог зацепиться, когда лазил под рингом. Ниже, на полу, стояли ботинки Зо Мьина. Какое-то время я меланхолично рассматривал этот изысканный образчик сапожного мастерства, и тут неподалеку за окном глухо бухнул деревянный монастырский колокол, и я отчетливо, как на вспыхнувшем диапозитиве, увидел Зо Мьина, шагающего по рыбным рядам: элегантный, сияющий каждой ниточкой своего «тропикаля», полыхающий поляроидными очками, при темно-вишневом галстуке и в синих парусиновых туфлях. Да, я вспомнил, я четко увидел, как легко и беззвучно эти синие туфли на коричневой нейлоновой подошве ступают по замусоренной белой бумагой земле. Во г. оно, противоречие в одежде ювелира, которое я тогда не осознал.

Значит, коллега Зо Мьин вышел из гест-хауза в одной обуви, а вернулся в другой. Странная манера переобуваться на улице, странная даже для такого франта, как Зо Мьин. Впрочем, подождите-ка: что же, он носил запасные ботинки под мышкой’ Нелепость, не в карманы же он их запихал. А зачем ему носить ботинки с собой? Зо Мьин взял их уже здесь, в номере, чтобы сбить нас с толку. А парусиновые туфли выбросил, поди их теперь найди.

Да, действительно, все могло быть именно так. Заразив профессуру спортивным азартом, Зо Мьин мог пролезть под рингом (он это делал несколько раз и возвращался, так что его отсутствие не могло показаться странным), выйти с другой стороны и отправиться в гест-хауз. Риска никакого: если бы Ла Тун и Тимофей оказались в это время в номере, Зо Мьин с. легкостью мог бы им объяснить, что ему надоел мордобой. А скорее всего он предварительно убедился, что Ла Тун и Тимофей увлечены подготовкой к ужину. Затем он, бесшумно ступая, вошел в номер, вывернул лампочку… нет, он вывернул лампочку лишь тогда, когда услышал на улице наши с Инкой голоса: свет нужен ему самому, а кроме того, трудно было бы оправдаться, если бы Ла Тун или Тимофей застали его в темноте. Что касается скомканного коврика и следа, то, возможно, это получилось непроизвольно, когда Зо Мьин заметался по номеру, ища выхода в кромешной тьме. А другие ботинки он схватил уже на бегу. Видимо, это было интуитивное решение: именно такими мгновенными зигзагами преступники и сильны.

«Преступники…» Слово было произнесено, пусть даже мысленно, и в этом нужно отдать себе отчет. А не хватит ли на одни сутки детективных версий? Не игра ли это утомленного воображения? Сомнительно, правда, что я мог бы выдумать парусиновые туфли, которых никогда не видел. И тем не менее печальный опыт предшествовавших догадок должен был чему-то меня научить.

Подождем, сказал я себе, не стоит даже тревожить Ла Туна. Хаген твердо заявил, что у него ничего не пропало. Значит, не исключена возможность, что Зо Мьин повторит свою попытку — или вещь, которую он искал, ему не слишком нужна. Во втором случае мы спокойно вернемся в Рангун, и пускай наше открытие останется при нас. Когда-нибудь в Союзе я расскажу обо всем этом Инке — и все. Но если у Хагена все-таки что-то исчезнет, мы, по крайней мере, будем знать, где это искать.

Я скосил глаза в сторону Зо Мьина. Ювелир лежал рядом с Володей в центре комнаты, подоткнув себе под бока темно-синее покрывало с широкой белой каймой. Володя накрылся простыней с головой, оставив себе сбоку лишь окошечко для дыхания. Он дышал под простыней глухо и тяжко, со всхлипами. А Зо Мьин был совершенно недвижен, даже грудь его, кажется, не вздымалась. Но теперь меня не покидало ощущение, что это от него исходят недоброжелательность и беспокойство, совершенно меня разбудившие. Недоброжелательность, адресованная лично мне, в этом я не мог ошибиться. Достаточно было вспомнить, как зло он посмотрел на меня вчера, когда я напомнил всем, что это Зо Мьин заказал для нас моторную лодку. Ловкий ход: отправить нас всех в открытое море, а самому под тем или иным предлогом остаться одному. Видимо, эту возможность он держит как основную, а вчерашний налет на гест-хауз был всего лишь неудачной импровизацией. Любопытно: ради чего ювелир не скупится на затраты? Монский бокс обошелся ему в полторы тысячи кьят, лодка — в две тысячи. между тем как месячная зарплата того же Тан Туна составляет триста пятьдесят кьят. Что же за сокровище возит с собою герр Боост (кроме истины, разумеется, но что такое истина для предприимчивого ювелира). А не лучше было бы предупредить самого Бооста? Нет, конечно же, нет: соль гипотезы сразу же выпадает в осадок обвинения, а для этого у меня нет достаточных оснований

Тут еще одно: сам герр Боост, похоже, не осознает себя владельцем предмета повышенного спроса, он ведет себя как человек, не имеющий чем дорожить. Правда, и такое бывает: разве мы всегда отдаем себе отчет, какими сокровищами обладаем?

— Саша, — сонным голосом пробормотала, не открывая глаз, Инка. — Выключи курицу, пожалуйста.

— Бог ты мой, какую курицу? — удивился я.

Инка вздохнула

— Ну, эту… Очень кричит.

Володина простыня зашевелилась, из-под нее послышался сдавленный смех.

— Ну вас к черту, — сказал Володя, высовывая всклокоченную голову. — Женатики проклятые, спать не дают.

Инка приподнялась, разжмурилась, посмотрела на Володю

— А, и ты тут, — проговорила она и снова уронила голову на подушку. — Пушочек.

— Здрасьте, — обиделся Володя. — Прямо с рассвета начинают обаять. С вами опухнешь.

Володя и в самом деле по утрам имел обыкновение выглядеть несколько заспанным и помятым.

— Чем ты недоволен? — спросил его я.

— Та, сожрали всего, — горько пожаловался Володя.

— Кто?

— Ну, эти… шистозоматозы. Всю ночь преобладал.

— В цинковом гробу отоспишься, — успокоил я Володю. — А тебя будто бы не ели?

— Я несъедобный.

— И чего тогда кряхтишь? — поинтересовался Володя. — Целый час уже тебя слушаю.

Странно, я уверен был, что работа моей мысли совершенно беззвучна.

— Это, видишь ли, — сказал я, — размышление номер один, о тяготах жизни. В соседнем монастыре сейчас думают, ну и я к ним подключился.

Натужная шутка моя имела под собою основу: согласно буддийскому уставу монахи, когда просыпаются по звуку деревянного колокола, благодарят Будду за возможность еще на шаг приблизиться к окончательной нирване, а затем обязаны погрузиться в названное мной размышление, завершающееся молитвой о спасении всех живых тварей. Володя об этом, по-видимому, не знал, и потому моя шутка ему не понравилась.

— Врешь ты все, — буркнул он и демонстративно закрыл глаза.

— Нет, Александр Петрович прав, — бодрым голосом, как будто и не спал вовсе, проговорил Тан Тун — Сейчас монахи думают, а потом пойдут раздавать у ворот цветы. Доброе утро.

— Слушайте, какая прелесть! — воскликнула Инка и села — В Рангуне я этого не видала.

Тан Тун уже тоже сидел и натягивал через голову юбку Как и Ла Тун, он тоже был в московской майке, но только майка эта просторно болталась на его щупленьком теле.

— Здесь провинция, — пояснил Тан Тун, — здесь уважают обряды. Пойдемте смотреть?

— Пошли! — загорелась Инка. — Мальчики, одевайтесь! А фотографировать можно?

— Если Хаген разрешит, — ядовито сказал Володя.

Услышав свое имя, Хаген шевельнулся и, не открывая глаз, с довольно правильной дикцией произнес по-русски:

— Хаген нет разрешат. Только если Хаген спать.

— Значит, Хаген будет спать, — решительно сказала Инка. — Так можно взять камеры, Тан Тунчик?

Тан Тун приготовился обстоятельно ответить, но не успел С улицы послышался рокот мотора и лязг гусениц. Этот звук был настолько странен в провинциальной тишине, что мы, как по команде, затихли.

Лязг приближался.

— Я знаю, что это, — мрачно сказал Володя. — В город ворвались инсургенты. Сцапают нас и будут по джунглям таскать да обменивать.

— Нет, это не инсургенты, — серьезно ответил Тан Тун. — Это…

И вдруг лицо его засияло. Он вскочил, одернул юбку и подбежал к окну.

— Это знаете что? Это ви-ай-пи уезжает!

Мы с Володей и с Инкой тоже кинулись к окну. Инка была в ночной пижаме, и на ее месте я бы так не торопился, но, в конце концов, в тесной компании можно отбросить ряд условностей.

Минуту на улице было пусто, только низкие заборы из дырчатых жестяных полос тряслись от приближающегося грохота. Затем мимо нашего окна промчалась полугусеничная танкетка с лихо задранным орудийным стволом, за нею — четыре синих «лендровера» военно-морского флота, битком набитые людьми в униформе. В арьергарде, тарахтя и чадя, катился веселенький броневичок с зенитным пулеметом на крыше.

— Что за жизнь у этих ви-ай-пи, — пробормотал Володя. — Тоска зеленая. На пляж человек не может попросту съездить.

— Слушайте, — сказала Инка, — а ведь мы все-таки едем в Маумаган!

И мы исполнили короткий произвольный танец, который разбудил всю нашу компанию.

Бени, Тимофей и Зо Мьин, вскочив, принялись поспешно свертывать свои постели. Ла Тун сел, потянулся, зевнул и лениво сказал:

— Ну, вот видите, как все хорошо получается.

— Надо искать машину! — взволнованно заговорил Тимофей. — Я побегу!

Один только профессор Боост лежал не двигаясь, закинув руки за голову, с выражением «ниль адмирари» на лице.

— Подождите, господа, — сказал он, — еще неизвестно, как решат власти.

Слово «власти» («оторитиз») он произнес особенно внушительно.

11

Но решение местных властей оказалось оптимальным. Вероятно, ви-ай-пи, уезжая, узнал о нашем сидении и рекомендовал быть с нами полюбезнее, потому что ровно через полчаса два нанятых за счет муниципалитета «джипа» стояли у ворот гест-хауза, и добрая дюжина невесть откуда взявшихся подростков суетилась у нас в номере, собирая наши пожитки. Мы с Инкой, Володей, Тимофей и Тан Тун сели в первый «джип», остальные — во второй, и колонна тронулась.

— Ура! — закричали мы хором.

Во втором «джипе» молчали: там собрались более степенные люди.

Но еще около полутора часов мы колесили по городу, закупая продукты. «Кто знает, — бормотал Ла Тун, загружая свободное пространство у нас в ногах бесчисленными свертками из зеленых банановых листьев (в них здесь заворачивают продукты), — может быть, там, в Маумагане, нет ничего, кроме рыбы». Заботу о желудках профессуры он считал своей священной обязанностью.

Инка сидела в кабине и вела беседу с водителем, неизвестно на каком языке, а я, пользуясь частыми остановками и отсутствием поблизости слайдофоба Хагена, щелкал фотоаппаратом, снимая уличные сценки: разносчиц с бамбуковыми подносами на головах, монахов в оранжевых рясах с черными горшками для сбора подаяния, велорикш и торговцев сладостями и лотерейными билетами.

Солнце стояло уже высоко, когда мы наконец выехали из Тавоя и покатили в сторону моря. Дорога шла вдоль скалистой стены серо-желтого цвета, обильно поросшей сверху ползучей зеленью.

— Затерянный мир, — проговорил Володя и тоже расчехлил свой фотоаппарат.

Слева от нас, за невысоким каменным парапетом, разверзалась зеленая пропасть. И начались такие виражи, что Володя забыл о своем слайдмейстерстве и только успевал, хватаясь за сиденье, произносить: «Ух ты! Во дает!» Холмы внизу были до самого горизонта мягко укрыты зеленой всклокоченной шубой, меж ними вдали, извиваясь, поблескивала река.

Ниже начались каучуковые рощи, сероствольные, как наши осины, только более корявые. Кое-где на перекладинах из жердей развешаны были полотнища сырого каучука, заскорузлые, как застиранные полотенца. Еще ниже дорога забежала в гогеновскую синюю тень, под широкой листвой — домики на сваях, зеленая вода у крылец, смуглые женщины, голые детишки.

Мы проехали предостаточно, и уже впереди за холмами засинел океан, но тут второй «джип», следовавший за нами метрах в пятнадцати, начал судорожно клаксонить и замедлять ход. Место для остановки было совершенно непригодное, впереди и сзади — крутые повороты, здесь на нас легко могли наскочить. Но делать нечего, остановились и мы, подъехали задним ходом, спешились, разминая затекшие ноги, сошлись. Бени, Ла Тун и Зо Мьин переругивались по-бирмански, Хаген сохранял невозмутимость.

— Сумку потеряли, — скорбно сказал мне Ла Тун.

— Если это имеет значение, — усмехнувшись, отвечал Хаген, — то выпала сумка вашего друга.

— Моя? — возмутился Володя. — Но как это могло случиться? Почему у нас ничего не выпало?

— Если бы у вас выпало, — возразил Ла Тун, — мы бы увидели. Кроме того, наша машина больше загружена.

Мы с Володей обошли задний «джип», заглянули вовнутрь: в самом деле, вещи были навалены там горой, троим сидеть среди сумок и баулов было неудобно, мы как-то об этом не подумали. Впрочем, всей погрузкой распоряжался Ла Тун, он же и курировал наши пожитки.

— Выкинули нарочно, — сквозь зубы сказал мне Володя.

— Держи себя в руках, — посоветовал ему я.

— Она сверху лежала, — принялся объяснять, подойдя к нам, Ла Тун, — я все руку на ней держал, потом как-то отвлекся, смотрю — а ее уже нету. Главное, представить себе не могу, когда это могло случиться.

У него был вид провинившегося мальчишки, и Володя пожалел толстяка.

— Бог с ней, с сумкой, — великодушно сказал он. — Вряд ли она станет дожидаться нас на дороге.

— Нет, вы не правы! — горячо возразил Ла Тун. — Местные никогда не тронут. Разве что городские, но машины не прошло ни одной. Надо вернуться.

— Это плохая примета, — сказал Володя без особой, впрочем, убежденности в голосе. Видно было, что об этой пропаже он не перестанет горевать.

— А что там у тебя в ней? — спросил я Володю.

В ответ он с досадой махнул рукой

Я озадаченно огляделся. Хаген стоял в стороне, у откоса, с видом человека, которого ничто не касается. И формально он был прав: он ведь сидел в кабине рядом с шофером и не обязан был следить за грузом Инка, подойдя, принялась вполголоса утешать Володю, а бирманцы, включая и Бени, столпились вокруг обоих шоферов и взволнованно обсуждали случившееся. Мы с Ла Туном присоединились к этой группе.

— Они наотрез отказываются развернуться, — сказал мне, послушав, Ла Тун. — Просто наотрез. Говорят, здесь нет места.

И в самом деле, дорога тут была слишком узка: с одной стороны — зеленый обрыв, с другой — каменистая стена.

— Я думаю так, — сказал по-английски Бени. — Мы втроем виноваты — вы, я и Зо Мьин, — мы и пойдем пешком.

— Зачем же пешком? — возразил Зо Мьин — Зачем пешком, когда есть машины? Я сейчас покажу парням, как это делается.

Он что-то коротко сказал водителям, и они после некоторого колебания пошли за ним к нашему «джипу». По команде Зо Мьина принялись разгружать машину.

— Чтобы не рисковать вещами, — пояснил нам Зо Мьин. — Я поеду один.

— Нет, мы поедем вместе, — быстро проговорил Бени. — Если вы, конечно, сможете это сделать

Зо Мьин холодно посмотрел на француза.

— Я смогу это сделать, профессор, — ответил он. — Но не ставя под угрозу вашу драгоценную жизнь.

Бени пожал плечами и, буркнув что-то себе под нос, отошел к Хагену. Да, сейчас Зо Мьин взял серьезный реванш за все прошлые выпады Бени.

Между тем водители разгрузили нашу машину, перенесли вещи к обочине, мы тоже все отошли в сторону, чтобы не мешать Зо Мьин сел в кабину, снял очки, положил их на свободное сиденье, уверенно включил мотор, дал задний ход и почти уперся бампером в каменную стенку. Затем осторожно двинул машину вперед, круто выворачивая руль.

— Э! Э! — закричали мы, когда передние колеса оказались на краю пропасти и «джип» завис почти над верхушками растущих внизу деревьев.

Не глядя на нас, Зо Мьин осторожно отвел машину от опасной черты. Этот маневр он повторил еще дважды, затем мотор победно взревел, и «джип», чиркнув правыми колесами по краю обрыва так, что вниз посыпались камешки, сорвался с места и на бешеной скорости скрылся за поворотом,

— Так здесь не ездят, — осуждающе покачав головой, сказал Ла Тун.

— Но каков мастер! — с восхищением проговорил герр Боост. — Жаль, что он занимается мелким промыслом, из него вышел бы первоклассный каскадер.

Мы ждали минут двадцать. «Джип» выкатил из-за поворота — на этот раз с выключенным мотором, обогнул вторую машину и остановился почти у наших ног. Зо Мьин улыбался нам из кабины, Володина клетчатая сумка, целехонькая, лежала на переднем сиденье.

— Браво, старина, браво, — сказал Хаген, когда ювелир вылез из кабины и, надевая на ходу очки, направился к нам — Но выключать двигатель на спуске — это безумие.

Володя вытащил свою сумку, осмотрел.

— Где вы ее нашли?

— Внизу, в километре отсюда, как раз посреди деревни, — ответил Зо Мьин. — Дети стояли вокруг и смотрели на нее так, как будто она упала с неба. Надеюсь, там нет никакого стекла? Что-то будто звенит.

— Пусть звенит, — с деланной беспечностью сказал Володя. — Теперь уже поздно.

От сумки слегка попахивало джином, но Володя был прав: сейчас это уже не имело значения.

— Ну, слава всевышнему, — с облегчением проговорил Ла Тун — Но едемте, господа, едемте, время уходит.

И в самом деле, близился полдень, а ведь выехали мы рано утром. Мы торопливо погрузились и, чтобы восстановить справедливость, предложили кому-нибудь из заднего «джипа» пересесть к нам в передний Бени и Зо Мьин изъявили желание остаться на месте, чтобы уже не спускать глаз с вещей, к нам пересел Хаген, любезно уступивший свое место в кабине Ла Туну, и теперь тесно стало уже нам.

Но эти неудобства продолжались недолго: поистине какая-то злая сила не хотела пропускать нас к океану Мы успели проехать не более километра: внезапно машина наша завиляла, нас стало кидать от стенки к стенке, весь багаж перепутался с нашими телами, и с невероятным трудом, судорожно крутя баранку, шаркая бортом по каменному парапету, наш водитель затормозил

Выбравшись из кузова, я поспешил к Инке. Она сидела в кабине, бледная как полотно, и не могла выйти.

— Думала, конец, — вымученно улыбаясь, проговорила она.

На локте у нее была ссадина, мы же отделались легкими ушибами.

Хорошо, что на этом повороте какие-то добрые люди соорудили полуметровой высоты парапет, ограждавший дорогу от пропасти. «Джип» наш стоял накренившись, водитель, присев на корточки, рассматривал переднее левое колесо: покрышка была сжевана.

— Все из-за меня, — жалобно сказал Володя. — Зря вы со мной связались.

А от второго «джипа», остановившегося чуть поодаль, к нам бежали Бени, Ла Тун и Зо Мьин.

Толстяк и ювелир накинулись на нашего водителя, Тимофей достал медикаменты и принялся ловко и бережно обрабатывать Инкину ссадину, а мы, остальные, подошли к парапету и заглянули вниз.

— О йес, — весело сказал Хаген. — Гравитация.

На этом повороте мы б летели вниз метров тридцать, пока не оказались бы на ветках деревьев.

Неожиданно Бени начал смеяться. Он смеялся здоровым заразительным смехом жизнерадостного человека, но мы все посмотрели на него с удивлением.

— Шоковая реакция, — заметил Хаген. — И вполне естественная.

Отсмеявшись, Бени вытер платком слезы, подошел к Хагену.

— Поздравляю вас, профессор, — сказал он и с чувством пожал ему руку. — С вами этого больше никогда не случится.

Между тем наши бирманцы обступили шофера покалеченной машины и бурно с ним дискутировали.

— Ла Тун, дорогой, — сказал я, — стоит ли так волноваться? Он не виноват. Ну, поймал гвоздь, всякое бывает.

— Вы еще не знаете, Александр Петрович, — весь раскрасневшись, ответил мне Ла Тун, — у этого человека нет запасного колеса. И у второго тоже.

Вот тут-то мы и сели. В буквальном смысле слова — как по команде, сели на парапет рядком, спиной к пропасти, и крепко задумались.

12

Солнце клонилось к закату, и Андаманское море отливало горячей медью, когда мы, замученные вконец, въехали в Маумаган.

Маумаган поистине был чудесен. Вдоль широкого песчаного пляжа, как на смотру, стояли высокие пальмы, под ними так же ровненько расставлены были аккуратные домики-бунгало. Стволы пальм и деревянные стены бунгало в свете заката казались бронзовыми.

Наши пожитки были свалены в кучу возле первого бунгало, два солдата и водитель перетаскивали их наверх. Оба солдата — в гимнастерках военно-морского флота и в светлых клетчатых юбках, босые, в ярко-оранжевых туристских кепочках. Впрочем, автоматы у них были самые настоящие, израильские «узи».

Мы посмотрели, как они работают, и молча побрели к воде

Ясное закатное небо над океаном было как будто пустим. Шел прилив, черные рыбацкие лодки качались метрах в двадцати от берега,

Инка наклонилась, зачерпнула в ладошки воды.

— Теплая, — проговорила она.

Ополоснула разгоряченное лицо, промыла ссадину.

— Щиплет.

Мы все молча и серьезно наблюдали за нею, как будто она совершает какой-то религиозный обряд. Затем так же молча повернулись и зашагали к своему бунгало.

Наше бунгало стояло на высоких сваях, стены его были добротно забраны досками. Под сваями лежал пляжный песок, усыпанный мягкой хвоей и подернутый морской рябью. Рядом — обвешанные, как сухими серыми тряпками, лохмотьями засохшей коры, кокосовые пальмы.

Вещи были уже наверху, Тан Тун и водитель, присев на корточки, озабоченно изучали лежащее на песке поврежденное колесо В руках у Тан Туна был гвоздь, который он молча нам показал.

— Подумать только, — сказал Володя, — из-за этой железяки мы все могли сейчас висеть на деревьях с выпущенными кишками

Каждый из нас счел своим долгом подержать гвоздь в руках. Я выразил пожелание оставить его себе на память. Все отнеслись, к этому с пониманием.

По прочной лестнице с дощатыми перилами мы поднялись наверх. Бунгало было окружено галереей с узорчатой деревянной решеткой, на которую и выходили две лестницы. Внутри, со стороны фасада, просторный, окнами на море, холл с выходом на широкий балкон, на противоположном конце здания — кухня с тяжелыми откидными деревянными столами. Холл и кухню соединял узкий коридор, по обе стороны которого за дощатыми переборками находились спальни, три справа и три слева. Мы с Инкой заняли первую, ближе к холлу, Хаген и Зо Мьин облюбовали тоже первую, только с левой стороны Бени и Володя разместились во второй слева Тимофей и Тан Тун — во второй справа, рядом с нами А Ла Тун совершенно серьезно, без тени юмора, занял обе последние комнатушки в одной он устроил кладовую, в другой, последней справа, расстелил на полу постель

Пол в спальнях, что нас удивило, был тоже решетчатый, сквозной, нам было видно, как оба солдата, сидя внизу, между сваями, на скамеечках, курят и что-то едят.

— Вентиляция, — объяснил я Инке, которая, по вполне понятным причинам, была несколько озадачена.

Но, по-видимому, это соображение пришло в голову и заботливому Ла Туну, потому что сквозь пол мы увидели, как он, спустившись, подошел к охранникам и, показав наверх, что-то коротко сказал. Оба охранника, смутившись, поспешно поднялись и ушли.

Облегчений вздохнув, Инка переоделась и озабоченно спросила.

— Послушай, а тебе не кажется, что наша охрана как-то странно реагирует на Бени? Перед ним чуть ли не тянутся во фрунт.

— Дался тебе этот Бени, — возразил я. — Ну, тянутся, ну и что? При его-то росте — как перед ним не тянуться?

— И все же, все же… — не слушая меня, сказала Инка. — Слишком много странностей. Кража, сумка, странный Бени, странный Хаген, странный какой-то Зо Мьин, это еще колесо..

Вместо ответа я задумчиво посмотрел на гвоздь, который все еще держал в руках. Гвоздь был совершенно прямой и, я бы сказал, новенький, с указательный палец длиной. Что могло заставить его встать на дороге торчком? Должно быть, он торчал из обломка какого-нибудь ящика.

— Черт его знает, — сказал я и положил гвоздь в карман. — Повешу на цепочку и буду носить на груди.

— Леди и джентльмены! — громовым голосом объявил в коридоре Ла Тун. — В нашей программе — ужин а-ля фуршет и морское купание!

Все, конечно же, проголодались, как звери. Высыпали в холл, уже одетые для выхода к морю, и, не садясь, набросились на приготовленные Ла Туном бутерброды.

Тан Тун стоял на балконе с гигантскими многоэтажными сандвичами в обеих руках и, ожесточенно жуя, смотрел на море.

Океан уже всасывал в себя темно красное разбухшее солнце, и короткий тропический закат сменился глухим багрово-коричневым мраком. Худенький, низкорослый Тан Тун стоял на балконе, фигурка его, по-первобытному грациозная (юбку свою он свернул в набедренную повязку), живописно чернела на фоне жарко-холодного неба, обильно украшенного черными пальмовыми перьями. Инка сбегала за фотоаппаратом и, к неудовольствию Хагена, сделала снимок.

Покончив с едой, мы все, кроме Тан Туна, который предпочел любоваться ночным океаном с балкона, спустились вниз и по холодному тяжелому песку побежали в темноте к темному океану.

Профессор Боост один из нас был в слипах и ступал осторожнее других, по-утиному, и поэтому отстал.

— Мой юный друг! — крикнул он бежавшему впереди всех Тимофею. — Куда вы так спешите? Не надо рисковать собой, как врач вы слишком ценны для нашей экспедиции!

— А что за риск? — замедляя шаги, спросил Володя.

— А змеи? — зловещим шепотом произнес Хаген. — У них сейчас самое время охоты!

Володя остановился.

— Прекрасно! — воскликнул он. — Кто как, а я по ночам не купаюсь. Что я, швед, что ли?

Но обратный путь к нашему ярко освещенному, как океанский лайнер, бунгало был настолько темен, что Володя, поколебавшись, поплелся вслед за нашей компанией.

Мы в темноте и безмолвии продолжали свой путь. Черные пальмы укоризненно шумели над нами своей поблескивающей в лунном свете листвой.

— Пусть я погибну, — громким голосом говорил Хаген, — и пусть на моей могиле напишут: он был гордым и нежным, его любили женщины и не любили друзья.

Однако, войдя в теплую черную воду, мы все позабыли про осторожность: прыгали, плескались, барахтались, освежая истомленные потные тела, оглашали окрестности криками, которые долетали, наверное, до самих Змеиных островов

Я зашел в воду по грудь, похлопал руками вокруг себя, подозвал Инку. Тут накатила такая оглушительная волна, что нас обоих накрыло, ударило и потащило к берегу. Океан показывал свои когти

Небо над нами было широким и звездным. Орион тут стоял почти в зените, а Большая Медведица — низко над горизонтом.

Вдруг Хаген отчаянно вскрикнул:

— Кто-то схватил меня! Самбоди кот ми! — и, уронив в воду слипы, которые он с чисто немецкой обстоятельностью не выпускал из рук, кинулся к берегу.

— Что за шутки на ночь! — сердито сказал Володя.

Но Хаген не шутил. Как ошпаренный, он выскочил на берег и принялся скакать на одной ноге по песку, продолжая выкрикивать:

— Самбоди кот ми! Самбоди кот ми!

Мы не на шутку перепугались. Тимофей и Ла Тун подхватили герра Бооста под руки, и мы, уже не думая об опасности, помчались назад, к бунгало.

Тревога оказалась ложной: по-видимому, Хаген наступил в темноте на острую коническую ракушку, каких здесь было множество. Даже царапины на его ноге не осталось.

Около полуночи мы опустили тяжелые ставни и разошлись по своим каморкам. Океан шумел вдалеке, наше бунгало гудело на ветру, как многопалубный галеон.

Я постучался к «немцам». Зо Мьин уже спал, отвернувшись к стене, Хаген, лежа на своем надувном матрасике, перелистывал книгу с цветными фотографиями змей.

— Ну как, профессор, — спросил я, — вы еще не отказались от идеи приобретения острова?

— Ни в коем случае, — с кислой улыбкой ответил Хаген. — Пусть даже он будет стоить миллион.

Зо Мьин заворочался под своим покрывалом, но ничего не сказал.

13

Выспаться в эту ночь как следует мне не удалось. Неутомимый Тан Тун поднялся в четыре утра, сбегал к морю и договорился с местными, что они возьмут нас с собой на рыбалку. Затем с усердием, достойным лучшего применения, он принялся всех нас будить.

Бени сонно ответил через дверь, что он предпочитает вечернюю ловлю; Хаген и Володя не удостоили нас ответом; Зо Мьин вышел заспанный, посидел в холле, поежился, потом сказал, что оденется потеплее, ушел к себе и не вернулся. Когда мы заглянули к нему, он, повалившись ничком поверх одеяла, крепко спал. Ла Тун пошел на берег посмотреть, что за лодки. Вернулся ужасно довольный, с большим мясистым акульим плавником:

— Вы как хотите, а я уже поймал. Будет на обед отличный супчик, незачем и на рыбалку ходить.

Мы вышли на улицу. Утро было прелестное, хотя и несколько холодноватое для тропиков Пляж казался неузнаваемым: море отошло далеко от берега, широкая полоса мокрого плотного песка блестела как зеркало. По всему морю, гладкому, светлому и почти такому розовато-голубому, как песок, плыли в сторону островов лодки с коричневыми прямоугольными парусами Реи у местных лодок крепятся к мачтам в виде буквы У Некоторые паруса казались темными, другие, повернутые к встающему за нашей спиной солнцу, празднично рыжели.

По самой кромке воды ходил человек с бреднем, время от времени он вынимал закрепленную на шесте прямоугольную сетку (каждая ниточка в ней светилась розовым) и, стоя по пояс в белой пене прибоя, методично перекладывал серебристую мелочь в висящую через плечо сумку. Лицо его., темное, да еще затененное полями зеленой парусиновой шляпы, было сумрачно и серьезно: человек работал, добывал свой насущный хлеб.

Наши рыбаки, уже столкнувшие на воду лодку, с нетерпением на нас поглядывали. Все трое были немолоды, темнолицы, в клетчатых выгоревших рубахах, юбки подобраны выше колен, на головах нечто вроде чалмы из свернутого серого полотенца. Инкин вид (белые брюки, белая кофточка, полотняная кепочка с розовым козырьком, фотоаппарат через плечо) вызвал у них беспокойство. Один из них что-то быстро сказал по-бирмански.

— Он спросил, умеет ли женщина плавать, — перевел Тимофей

Инка храбро ответила, что она, во всяком случае, умеет держаться на воде, и это было лишь небольшим преувеличением: по-собачьи, с надутыми щеками и вытаращенными глазами она могла проплыть метров пять, чем очень насмешила бы оказавшуюся рядом акулу.

Рыбаки предложили внести Инку в лодку на руках, но она с негодованием отказалась. Закатав брюки до колен, Инка вступила в лодку и, зашатавшись, чуть не свалилась в воду вместе с кепочкой и фотоаппаратом.

— Боже мой, какая скорлупка, — проговорила она, садясь. — А где у нее парус?

Паруса не было. В сущности, это была не лодка, а старенький потрескавшийся челночок Мы расселись: я с Инкой — в одной лодке, Тимофей с Тан Туном — в другой Третий рыбак, с облегчением, убедившись, что у него не будет пассажиров, оттолкнул свой челнок подальше, лихо взобрался в него на ходу, сел за весла и, весело крикнув что-то товарищам, быстро и мощно начал грести, удаляясь от нас со скоростью торпедного катера. А мы еще долго устраивались. Инка как села, вцепившись, обеими руками в борта, так и осталась на месте, упорно отказываясь перейти на другой конец челнока.

Наш рыбак, пасмурный старичок с тощей темной грудью, поросшей седым волосом, налег на весла, и мы стали быстро удаляться от берега. Инка сидела у него за спиной, на носу челнока, и это, видимо, рыбака беспокоило: он то и дело оглядывался проверить, не свалилась ли она в воду Но Инка сидела смирно, подобрав под себя ноги, и не двигалась

— Стыдно как-то, — сказала она мне. — Люди едут на работу, а мы развлекаемся.

Но по лицу ее было видно, что никаких развлечений она сегодня не ожидает.

Мы поравнялись с первой лодкой, что было нетрудно, потому что одинокий рыбак уже не греб, а дрейфовал, положив весла. Склонившись через борт ухом к самой воде, он одной рукой придерживал свою чалму, а другою как бы гладил поверхность моря, не касаясь ее. Оба наших гребца, как по команде, подняли весла и замерли.

— Слушают рыбу! — крикнул с соседней лодки Тимофей, и все рыбаки укоризненно на него посмотрели

Каким далеким и нелепым казалось отсюда все, что нас вчера беспокоило: таинственная кража в гест-хаузе, ботинки Зо Мьина, содержимое спортивной сумки Хагена, переговоры о моторной лодке, проколотое колесо…

Нам с Инкой выдано было по мотку суровой бечевки с грузилом и тройным крючком, и старик, вытряхнув на свободную скамейку из брезентовой сумки дюжину летучих рыбок с длинными, как у ласточек, крыльями, принялся ловко резать их ножом на аккуратные дольки. Про себя я подумал, что лично мне уже этих рыбок хватило бы на хорошую «жарешку», видимо, рыбаки рассчитывали на несравненно больший улов.

Тан Тун уже успел наживить свой тройничок и сейчас озабоченно, обеими руками, спускал в воду бечевку. Тимофей же готовился к ловле, как хирург к операции: закатав рукава, он зачерпнул забортной воды, совершил омовение лица и рук до локтей, прополоскал морскою водой рот, сплюнул, приосанился, огляделся. Лицо его, в мелких светлых брызгах, сияло в предвкушении радости. Впрочем, наш Тимофей неисправимый оптимист, его натура замешена на радостном, безоговорочном приятии мира, где всякий микроб, всякая водяная, ползучая и летучая тварь кружилась вместе с человеком в праздничном танцевальном вихре. Даже симптомы болезней своих пациентов Тимофей описывал с таким упоением, как будто это были удачные па. Взявшись за снасти, Тимофей то и дело окликал меня с соседней лодки: «А что это вы сейчас делаете, сэйя? Насаждаете, насаживаете? Как правильно по-русски? Значит, это будет насадка? Наживка?» Я с удовольствием подкидывал ему новую лексику (скажем, «грузило», «поклевка»): приятно, когда человек так старательно учится без отрыва от жизни. «А глагол «клевать» изменяется как? Я клеваю, они клевают? Все понятно, как «танцевать».

Инка, разумеется, запуталась в бечевке, и старый рыбак, перебравшись к ней поближе, помогал ей высвобождаться.

Я уже давно сидел в напряженной позе, держа леску, чтобы острее чувствовать поклевку, на согнутом пальце правой руки, а на левую намотав для верности несколько витков свободного конца бечевки, и всеми фибрами души чувствовал, как вокруг лежащих на фантастической глубине грузила и приманки ходит, принюхиваясь, темная крупная рыба, а Инка еще только спускала в воду свою бечеву. Внезапно она резко вскинула руку и закричала:

— Попалась! Товарищи, честное, слово, попалась!

Рыбак засмеялся, обнажая розовые десны, странно светлые на темном фоне лица, и что-то сказал своим.

— Инна Сергеевна, вы подождите, пока грузило опустится на дно, — мягко и участливо, как тяжелобольной, сказал ей Тимофей.

Но Инка не слушала его. Быстро перебирая руками, она тащила из воды бечевку Рывок — и большая, с две моих ладони, рыба, круглая, как сковорода, серебристая, с розовой каймой и ярко-желтыми плавниками, шлепнулась на дно лодки и заколотилась о борта.

— Ура! — закричали мы с Тимофеем, а Тан Тун ревниво покосился через плечо и ничего не сказал.

Клев начался, и Инка оказалась удачливее всех: одну за другой, почти без передышки, она вытащила пять штук таких же, желто-розовых, одинаковых по величине, как будто под водой кто-то для нее изготавливал их, раскрашивал и насаживал на крючок Она уже перестала вскрикивать каждый раз и только озабоченно приговаривала.

— Вас поняли. Тяну.

И тянула, а мы все молча за нею наблюдали.

— Послушай, это уже браконьерство, — сказал я Инке, когда она вытащила шестую, но тут по моей бечевке что-то стукнуло, я сделал подсечку почти машинально — и вытащил крупную, такую же круглую, как Инкины, только ярко-зеленую с поперечными красными полосами.

— Я тоже хочу зелененькую, — сказала Инка — и, как по заказу, вытащила зелененькую, чуть побольше моей.

Через какие-нибудь полчаса мы уже натаскали изрядно; во всяком случае, наш старик не без удовольствия поглядывал на бьющуюся между скамейками рыбу. Один только Тан Тун сидел неподвижно, сутулясь все больше, и очень переживал. Наконец он вытянул свою пустую бечевку, демонстративно принялся насвистывать песенку «Стрэйнджер ин зи найт» и перочинным ножичком зачищать крючок. Потом, бормоча что-то себе под нос, насадил кусок копченой колбасы, закинул и разлегся на корме лодки с видом человека, которого ничем не удивишь. Остаток колбасы он стал жевать, пренебрежительно выплевывая шкурку в воду. У рыбаков клевало непрестанно; Тимофей тоже таскал одну за другой; мы с Инкой несколько сбавили темп, и я разделся до пояса, а Инка стала фотографировать нас в процессе ловли.

Вдруг Тан Тун вскочил, Тимофей тоже, их рыбак заметался по лодке, все трое сгрудились на корме и чуть не перевернули челнок, при этом они вполголоса переругивались по-бирмански и тянули вместе бечеву, а бечева натянулась как струна и косо шла прочь от лодки.

— Что у них там такое?. — обеспокоенно спросила Инка, убирая фотоаппарат.

Она сделала это вовремя, потому что у нее тоже клюнуло, она схватилась за бечеву и, ойкнув, выпустила ее из рук.

— Жжет! — сказала она жалобно.

Старый рыбак сообразил быстрее меня: метнувшись к Инке, он подхватил убегающую бечеву, и она тоже косо натянулась и даже, кажется, загудела.

Тут на лодке Тан Туна раздался торжествующий вопль. Из воды с оглушительным плеском выскочила длинная серебристая рыбина с разинутой зубастой пастью (в первый момент меня поразила не пасть, а именно длина, поистине змеиная) Вдобавок рыбина извивалась на лету и, кажется, плавала в воздухе, как летающая пиявка Стругацких. Тяжело рухнув в лодку, рыбина заскакала, колотя хвостом по бортам: это была настоящая пушечная пальба. Наконец рыбак-бирманец, по-казачьи хакнув, рубанул ее секачом, и стало тихо.

— Вот это да! — крикнул нам возбужденный Тан Тун. — Понравилась ей русская колбаска!

— А кто это? — спросил я.

— Барракуда! — вытирая пот со лба, ответил Тимофей.

Он поднял судорожно вытянувшуюся рыбину — она оказалась не так уж велика, чуть больше полуметра, но по сравнению с нашими разноперками была, конечно, громадной

Третий рыбак, державшийся от нас чуть поодаль, между тем поднял якоря и поспешно подгребал к нашему месту.

Мы забыли про своего старика, но тут он, вскочив и упираясь босыми ногами в дно челнока, крикнул мне что-то по-бирмански. Я сразу понял, что именно: «Помогай!» Жилы на лбу его надулись, чалма слетела. Я бросился к нему на помощь, и мы с большим трудом втянули в лодку здоровенную барракуду, которая тут же начала ходить по челноку колесом, щелкая при этом зубами.

— Ой, Сашка, я ее боюсь! — крикнула Инка, подбирая под себя ноги.

Тут барракуда метнулась прочь от нее, старик рубанул мачете, но промахнулся, и возле самых своих колен я увидел лобастую рыбью голову с разъяренно разинутой пастью и исступленными глазами ихтиозавра. Не помню, как в руках у меня оказался тяжелый секач, я стукнул ее по лбу, и она, вытянувшись, замерла.

Мы поймали еще несколько штук (я говорю «мы», хотя рыбаки решительно отобрали у нас снасти и орудовали втроем), и море, так и кипевшее вокруг нас рыбьим плеском, успокоилось, видимо, стая ушла.

Барракуды, как серебряные поленья, лежали в лодке у наших ног, время от времени то одна, то другая, разевала пасть и, подыхая, клацала зубами.

Мы высадились на пляже прямо напротив нашего бунгало Тан Тун и Инка были героями дня. Рыбаки, выгружая рыб), похваливали Тан Туна, одобрительно улыбаясь, смотрели на мою Инку Затем разделили улов: все точно по долям. Нам досталась большая половина рыбы, столько мы осилить не могли, тем более что холодильника в бунгало не было, и мы уступили еще пару барракуд рыбакам.

Ла Тун суетился на кухне в компании солдата и двух тенассеримок, на наш улов он взглянул очень небрежно и тут же сказал, обращаясь ко мне.

— Что-то Зо Мьина долго нет. С утра ушел, а скоро обедать.

— Куда ушел? — спросил Тан Тун.

— За катером, — с досадой ответил Ла Тун. — Герр Боост очень хочет на острова.

Хаген и Бени, оба в шортах, загорелые и все насквозь западные, как на картинке из каталога, сидели в креслах и пили пиво. По-видимому, они занимались этим уже давно и очень усердно, потому что стол был заставлен пустыми банками.

— А, жертвы страсти! — насмешливо сказал Хаген. — Ну, как отдохнули?

Наш изнуренный вид говорил лучше всяких слов, и мы с Инкой молча сели.

— Что острова? — спросил Хаген. — Вы там высаживались? Они и в самом деле змеиные? Мы завтра все туда поплывем.

Мне показалось, что герр Боост не столько навеселе, сколько притворяется. У него был такой вид, как будто он обеспокоенно к чему-то прислушивается. Впрочем, и Бени то и дело приподнимался в кресле и поглядывал на пляж. В отличие от Хагена Бени был мрачен, очень недоволен собой и, похоже, даже не пытался притворяться.

— Наш друг мсье Ба, — продолжал болтать Хаген, — очень скучает без коллеги Зо Мьина. Любовь с первого взгляда… ведь вы никогда не видели раньше коллегу Зо Мьина, профессор?

Бени угрюмо посмотрел на него, отхлебнул пива и ничего не сказал.

— Но это любовь без взаимности, — болтал Хаген. — Коллега Зо Мьин ушел за катером и даже не предупредил коллегу Ба. Это очень жестоко с его стороны.

Тут Бени, пробормотав что-то вроде «мерд», встал и крупными шагами начал ходить по холлу.

Герр Боост откровенно упивался каким-то своим торжеством, а Бени так покорно все это сносил, что оставаться с ними означало бы лишь подыгрывать Хагену. Мы поднялись, извинились, Инка пошла к себе, а я решил заглянуть к Володе.

Володя лежал в своей комнате, накрывшись до глаз простыней, и тихо стонал. По его огненно-красному лбу я сразу понял, что случилось: бедняга перегрелся.

— Пойдем окунемся, — предложил я. — В воде легче.

— О прохладное раскидистое Московское метро… — простонал Володя — В погреб хочу, в подземелье… О крещенские холода, трескучие морозы… Вот север, тучи нагоняя, дохнул, за-вы-ыл…

— Ну ты еще не так уж плох, — ободрил я его. — Пошли, пошли, нечего терять время. Скоро обедать

Володя встал, накрылся с головой обширным купальным полотенцем, и мы с Инкой вывели его на свежий воздух.

— Смотрите-ка, лягушонка в коробчонке, — сказал он, опустившись на песок. — Вот уж не думал, что наш приятель вернется.

И в самом деле, сквозь глухой шум прибрежных волн послышалось тонкое пение лодочного мотора. Вдоль берега метрах в двадцати от полосы прибоя, подпрыгивая на волне, мчалась моторная лодка. В ней сидел один человек, он приветливо помахал нам рукой. Вне сомнения, это был Зо Мьин.

— Ну слава богу, — сказал я, — все в сборе.

Приблизившись к берегу, Зо Мьин заглушил мотор, и лодка мягко выкатилась на песок. Зо Мьин встал (он тоже сегодня был одет по-бирмански, в клетчатой юбке и тенниске) и весело крикнул:

— Теперь все острова — наши!

— Ну вот, — проговорила Инка, — человек хотел сделать нам приятное, а мы тут упражняемся.

— Что-то не верится мне, — ворчливо сказал закутанный, как бедуин, Володя, — что бизнесмен способен оплатить сюрприз из собственного кармана. Вопрос: что ему это дает?

Мы столпились вокруг лодки, подошли Хаген, Бени и наши тьюторы с Тимофеем, а Зо Мьин стоял поодаль и поглядывал на нас с видом богатого покровителя. Лодка была так себе, черная деревянная рыбацкая развалюха, чуть поглубже и пошире нашего челнока, но на корме ее были установлены два новеньких мотора «Ямаха».

— У нас в ФРГ, — тоном знатока сказал Хаген, — один такой мотор стоит две тысячи марок.

Он подошел к своему бывшему тьютору и торжественно пожал ему руку.

— Благодарю вас, сэр, — проникновенно сказал он, — от имени всех островитян Андаманского моря.

Бени, глядя на них искоса, возился с моторами. Моторы были откинуты, он сделал пробный запуск — японская механика работала безотказно, и не с бечевки, а по-автомобильному, от ключа.

На следующее утро мы с Инкой проснулись от необычной тишины в бунгало.

— Послушай, я знаю, в чем дело, — сказала мне Инка. — Они все уплыли к островам, а нас будить не стали.

Я прислушался. Действительно, кроме шума моря, ничего не было слышно. Солнце лезло во все щели, внизу, под решеткой, был пустой истоптанный следами песок. Впечатление такое, будто летишь в решетчатой гондоле воздушного шара под ослепительно солнечным небом.

Мы вскочили и, наспех одевшись, выбежали в холл.

То, что мы увидели там, сразу нас обеспокоило. Собственно, ничего особенного, но вся наша компания сидела в креслах и выжидательно на нас глядела. Володя, Тан Тун, Л а Тун, Тимофей и Хаген смотрели на нас так, как будто мы единственные могли разрешить мучившие их сомнения.

— Доброе утро, джентльмены, — сказал я. — Что-нибудь случилось?

— Именно, — отозвался Володя. — Я, как всегда, был прав. Надо было оставить кого-то дежурить у лодки.

— Да в чем дело, в конце концов? — рассердился я

— Садитесь, пожалуйста, Александр Петрович, — пригласил меня Ла Тун. — Инна Сергеевна, прошу вас. С добрым вас утром. У нас тут небольшое совещание.

Мы сели в предусмотрительно приготовленные для нас плетеные кресла.

— Лодка исчезла, — сказал Ла Тун, — исчез и Маун Зо Мьин. Помимо всего, он забрал с собой все свои вещи. Надо полагать, уехал на лодке, как только мы все улеглись. Никто из нас ничего не слышал.

Ла Тун посмотрел на Хагена, Хаген криво усмехнулся и неопределенно повел плечами: «Что я мог сделать?»

— А где профессор Ба? — спросил я.

— Мистер Ба, — отозвался Ла Тун, — ушел по своим делам. По очень важным делам, могу вас заверить.

— С солдатами? — спросила Инка.

Все удивленно на нее посмотрели, кроме Ла Туна.

— Да, солдаты пошли вместе с ним, — ответил Ла Тун. — Сэйяма, вы очень догадливы.

Наступило молчание.

— Господа, — сказал Ла Тун, — я попрошу вас сообщить все, что вам известно о причинах столь странных событий. Я понимаю так, что Зо Мьина никто не обижал, он сам напросился на эту поездку, и отъезду его пока нет никакого объяснения.

— Вопрос, касается только нас, четверых иностранцев? — спросил Хаген.

— Нет, сэйя, с Тан Туном и Тин Маун Эем я уже побеседовал. Они в полном неведении.

— Нас, иностранцев, здесь пятеро, — обидчиво сказал Володя. — У меня есть свои соображения, но я дожидался прихода Александра Петровича, поскольку мы оба с ним были свидетелями некоего происшествия…

Я сделал ему знак, чтобы он продолжал говорить, и Володя довольно толково рассказал о том, что мы видели с ним в тавойских рыбных рядах.

— И какой же из этого вывод? — спросил Ла Тун.

— Возможно, контрабандисты, — сказал Володя. — Наркотики, древности. Могокские камни, наконец.

— Не то, — проговорил Тан Тун. — Связаться с контрабандистами Зо Мьин мог и позднее, не обязательно сегодня. У нас впереди была неделя, а он спешил, даже спать не ложился. И потом, все дела он мог сделать и в Тавое, не заезжая сюда. Хозяин лодки почти наверняка контрабандист, иначе откуда у него такие мощные японские моторы? А наркотики отсюда далеко, наркотики идут через северные границы. Кроме того, контрабандой отсюда заниматься выгоднее на суше, до границы полдня пешего ходу. А морем — сотни и сотни миль. Морем идут из дельты, из Аракана, в Сингапур. Зачем ему было ехать именно сюда, в Маумаган? Это первый вопрос И второй: почему именно сегодня?

— Если бы кое-кто меньше говорил о море, об островах, — пробормотал Володя.

— А разве он много говорил об островах? — спросил Ла Тун

И все посмотрели на Хагена.

— Признаться, я не думал, — сказал Хаген лениво, даже прикрыв глаза, — что коллега Зо Мьин примет все так близко к сердцу. Могу лишь сказать, и вы согласитесь, что я не делал из этого тайны Мне хотелось подготовить для вас сюрприз с приключением, не более. Джентльмены, если в этом я виноват, прошу великодушно меня извинить. Но расскажу все по порядку. Предок Зо Мьина, генерал-капитан Сириамского королевства Жоао Силвейра, был уполномочен королем Сириама де Бриту, мягко скажем, реквизировать сокровища пагоды Та-Ньи…

— Такой пагоды нет, — перебил его Тан Тун — Она называется по-другому.

— Неважно, — отпарировал Хаген. — На корабле «Звезда Сириама»… это название нашим бирманским друзьям, несомненно, известно… так вот, когда армия короля Бирмы окружила Сириам с суши, в 1619 году, с вашего разрешения, на этом пинасе Жоао Силвейра должен был вывезти сокровища в Тенассерим, но согласно поверью волей Будды этот корабль затонул в Рангун-реке. Возможен вариант: «Звезда Сириама» следовала в Гоа, но шторм отогнал ее к Тенассериму. Другой вариант: команда вышла из повиновения, офицеры — за борт, груз — на берег, в тайник до лучших времен, и «Звезда Сириама» стала пиратским кораблем. Как бы то ни было, Силвейра погиб, но несколько уцелевших матросов попали в плен к бирманцам и были отправлены на поселение в Швебо. А одному удалось даже добраться до Португалии. Коллега Зо Мьин попросил меня выяснить судьбу этого человека, и во время отпуска я съездил в Лиссабон, поработал в архивах и обнаружил рукопись — нечто вроде мемуаров духовника этого человека. Поверьте, это было непросто и стоило денег и времени. Я сделал это только из профессиональной солидарности и из уважения к фамильным легендам. Автор рукописи, не очень грамотный монах, со слов моряка указал примерное место разгрузки «Звезды Сириама» и даже начертил карту Змеиного острова. Я не очень-то верю во все эти истории с кладами, но собирался устроить всем нам увеселительную поездку на Змеиный остров. К сожалению, коллега Зо Мьин поторопился и испортил пикник. Шутка моя не удалась.

Наступило молчание.

— Ничего себе шутка… — пробормотал по-русски Володя — Заставил человека выложить кучу денег, услал его в открытое море…

— Я понимаю по-русски слово «шутка», — возразил Хаген. — «Шутка, улыбка, ошибка»… Моя ошибка заключалась в том, что я не учел характера коллеги Зо Мьина. Мне нужно было раньше рассказать вам обо всем, но коллега Зо Мьин умолял этого не делать. Ему казалось справедливым, если мы с ним разделим мифические сокровища пополам. Впрочем, в последние дни, мне показалось, Зо Мьин нашел другого компаньона.

И Хаген весело посмотрел на Ла Туна.

— Вы имеете в виду мистера Ба? — осведомился Ла Тун

— А почему это мистер Ба перестал именоваться профессором? — вопросом на вопрос ответил герр Боост. — Может быть, он не был им никогда? И вы, коллеги, ввели нас в заблуждение еще в Рангуне?

— Герр Боост, — миролюбиво сказал я, видя, что дело не кончится добром, — герр Боост, вы, я полагаю, не совсем точно сейчас выразились.

— Я всегда выражаюсь предельно точно, — ответил мне, улыбаясь, Хаген. — Наш друг Бени не спускал с Зо Мьина глаз, как ревнивая стареющая любовница. Но измена, — со смехом заключил Хаген, — всегда найдет лазейку.

Ла Тун молчал и, прищурясь, смотрел на Бооста.

— Как бы то ни было, — вмешался я, стараясь прекратить эту молчаливую дуэль, — сами вы, герр Боост, склоняетесь к тому, что на острове ничего нет, не так ли?

— Есть или нет — меня это уже не волнует, — возразил Хаген. — Шутка моя затянулась, и я, признаться, устал от нее.

— Но, согласитесь, очень важно, — не отставал я, — насколько убедительно вы излагали Зо Мьину лиссабонскую версию. Если на острове Зо Мьин не найдет ничего, он к вечеру, возможно, вернется…

— Навряд ли, — возразил Хаген, — за этим коитаду (по-португальски — бедняга), так вот, за ним имеется еще один должок: неудавшаяся попытка свернуть наш «джип» под откос. Причем он сам предложил мне пересесть. Согласитесь, это уже серьезно.

Мы притихли. Слова были сказаны, никто не возразил, не возмутился: видимо, о том же самом думали не только мы с Тан Туном.

— И это еще один довод в пользу того, — весело продолжал Хаген, — что я вовсе не союзник коллеги Зо Мьина. Вы-крав у меня план, он потерял ко мне интерес настолько, что решил даже от меня избавиться.

— И вы молчали! — гневно сказал Ла Тун.

— А я, мой дорогой коллега, до сегодняшнего утра не был уверен, что намерения Зо Мьина настолько серьезны.

— Да, но все равно остается неясным, — сказал Володя, — отчего Зо Мьин не направился на остров еще вчера. Зачем он сюда заехал? Не за вещами же, в конце концов?

— Возможно, у него не было уверенности, что я не расскажу сразу же все коллеге Ла Туну, — ответил Хаген. — Кроме того, Зо Мьин знал, что вы рыбачите возле Змеиного острова И наконец, он просто хотел выразить свое почтение бывшему профессору Ба.

— Оставьте Бени, пожалуйста, в покое! — потемнев, сказал Ла Тун. — Это становится утомительным. И кроме того, мне кажется, что мы напрасно теряем время. Пусть личная судьба Зо Мьина нас не волнует, но мы не можем допустить, чтобы сокровище уплыло в Таиланд.

— Оно не уплывет в Таиланд, — сказал Хаген. — Это слишком долго и опасно. Добрейший Зо Мьин поставил меня в известность, что десятью милями южнее есть самая короткая тропинка к границе.

— И что, — простодушно спросил Володя, — каждый желающий может так просто взять и перейти границу?

Хаген пожал плечами.

— Некоторые ходят, — устало сказал Ла Тун. — При деньгах, разумеется, и с проводником. Но проводника, опять же за деньги, найти нетрудно. Обратно даже с автомобилем возвращаются. В разобранном виде, кладут на плечи носильщиков — и вся проблема. Туда — изумруды, оттуда — автомобиль. Но это только ночью, до ночи надо где-то ждать.

— И все равно, Ла Тун, — сказал Володя, — вы правы, не стоит терять время. До острова, допустим, около часу ходу, ну, там на поиски пару часов, оттуда наискосок часа два Выехал он, видимо, в пять, сейчас восемь. Надо, наверно, остановить человека.

— А может быть, он пойдет прямо морем? — спросил я. — У него пара отличных моторов…

— Мистер Бени тоже кое-что понимает в моторах… — усмехнувшись, сказал Хаген. — Ходу хватит только до острова. Обратно наш коитаду будет добираться на веслах и злой как черт, потому что ничего не найдет.

— Почему на веслах? Почему ничего не найдет? — спросили мы с Тан Туном одновременно.

— На веслах, потому что профессор… извините, мистер Ба, позаботился о горючем, — усмехаясь, объяснил Хаген.

И правда, я вспомнил, как Бени что-то слишком уж любовно оглаживал мотор и канистры.

— А не найдет ничего, — продолжал Хаген, — потому, что не верю я во все эти истории с кладами.

— Ну хорошо, — сказал Ла Тун и встал. — Я доверяюсь вашей сознательности, господа. Мы с Тан Туном вынуждены на время вас покинуть. Дело серьезное, попрошу вас не ходить далеко от бунгало. А вы, профессор, — обратился он к Боосту, — не могли бы по памяти нарисовать хотя бы примерный план?

— Охотно. Вот остров, — проговорил он, нарисовав нечто похожее очертаниями на крупную креветку. — Здесь небольшая бухта, песчаный пляж. Отсюда лощина, если она еще проходима. Триста шестьдесят лет не шутка, друзья мои. В конце лощины каменный столбик, португальцы такие столбы называли «падраны». А далее — как в авантюрных романах, песчаный откос, и на высоте трех падранов коллега Зо Мьин сейчас ищет то, из-за чего мы чуть не сломали себе шеи. Желаю успеха, господа.

Коротко поблагодарив, Ла Тун взял бумажку и вышел вместе с Тан Туном.

14

Оставшись впятером, мы молча и лениво позавтракали. Володя пошел за пивом, но в кладовке обнаружил одни лишь аккуратно составленные пустые баночки.

— М-да, отъездились вы, — пробормотал он, со вздохом усевшись. — Ректору, конечно, по шапке дадут, и теперь он десять раз подумает, прежде чем что-нибудь подпишет. И до старика наверняка дойдет информация. То-то старик будет рад: это кто же из Тенассерима вернулся? Это те, которые пагоду ограбили?

Володя говорил по-русски, и Хаген вряд ли что понимал. Лишь время от времени он поднимал глаза и остренько на всех нас поглядывал.

— Господа, я понимаю, вы удручены, — сказал он наконец, — и вправе обвинить меня во всем случившемся, но будьте справедливы: я вовсе не хотел портить нашу поездку. Более того, если вы вспомните, я не звал с собой Зо Мьина, этот человек присоединился к нам против моего желания. Моя вина заключается лишь в том, что я поздно понял, что в его присутствии элемент интриги становится опасным. Вспомните, я постоянно напоминал вам о де Бриту и о «Звезде Сириама»…

— Тем самым вы, профессор, дразнили Зо Мьина, — сказал я, — и его нервы не выдержали.

— Да, но какую другую линию поведения вы могли бы мне предложить? — возразил Хаген. — Рассказать вам все, разумеется. А когда? Еще в Тавое? Уверяю вас, в этом случае нас бы всех немедленно отправили обратно в Рангун. Полагаю, впрочем, что положение не настолько трагично: на острове Зо Мьин наверняка ничего не найдет, и его вернут с повинной. И если мы не станем напоминать ему о происшествии с колесом… в конце концов, это всего лишь гипотеза… наше путешествие закончится благополучно.

— Лично мне, — сказала Инка по-русски, — лично мне больше подошел бы другой вариант: чтобы ребята вернулись с Зо Мьином и с кладом. В жизни никогда не видела клада.

Володя перевел это Хагену, который с вежливым интересом смотрел на Инку.

— А кстати, профессор, — сказал я, — как вы сами считаете, что могло бы быть в том гипотетическом кладе?

Хаген улыбнулся.

— Ну если верить легенде, то множество интересных вещей. Общий вес, по самым приблизительным подсчетам, около восьмидесяти килограммов.

Володя присвистнул.

— Золота?

— Нет, не только. Драгоценные камни и позолоченный металл. Ценность скорее историческая. Флюгер с верхушки пагоды, обручи зонтика, инкрустированные камнями… двенадцать обручей с золотыми колокольчиками. Впрочем, чистого золота там должно быть двенадцать кило. Это, знаете ли, — Хаген оживился, — целая романтическая история. В основе ее надо, разумеется, искать женщину. — Он любезно улыбнулся Инке. — Какой-то монский князь, забыл его имя, да и это неважно, проезжая мимо пагоды в лодке, восхитился прелестным ландшафтом и в знак восхищения тут же, под горячую руку, подарил соседнему монастырю свою молодую жену. Видимо, в лодке у него больше никаких ценностей не оказалось. Вернувшись домой, он пожалел о своей необдуманной щедрости и выкупил жену за двенадцать кило золота. В наше время жены обходятся намного дешевле Все это золото пошло на верхушечный зонтик, так называемый «хти». Современники пишут, что этот «хти» был сказочно красив, и, мне думается, дон Жоао Силвейра был неискренен со своим шефом… как и его потомок… оба они хотели это сокровище утаить. А все же, господа, как ни странно вам это слышать, я желаю коллеге Зо Мьину удачи: пусть бог хранит его на пути в Таиланд!

Мы возмутились: да понимает ли профессор, что это сокровище вовсе не принадлежало ни де Бриту, ни Силвейре, что его единственный хозяин — бирманский народ? Его место — в музее либо на верхушке той пагоды, которая была когда-то осквернена варварами.

Хаген зевнул.

— Музеи скучны, господа. А пагода — что ж? В Бирме таких пагод больше миллиона. Так пусть это золото сделает счастливым хотя бы одного человека. Но это мое личное мнение. Прошу прощения, господа: я недоспал, и это почти непоправимо. Позвольте мне удалиться для медитации.

— Один вопрос, профессор, — звонко сказал Тимофей. — А если бы это сокровище нашли вы?

— Мой юный друг, — снисходительно, склонив голову к плечу и устало прищурясь, ответил Хаген, — в одиночку я даже не стал бы утруждать себя поисками. Никаких сокровищ нет, за четыреста лет они давно уже обратились в труху и затянуты песком. Все это не более чем красивая сказка. Еще раз прошу прощения.

И герр Боост удалился в свою каморку. Через минуту оттуда послышалось трудолюбивое пыхтение: профессор подкачивал свой надувной матрасик.

— Ну что, товарищи, — сказала Инка, — как говорит наш Ла Тун, не будем терять золотые денечки. Как знать, может быть, нам сегодня придется отсюда уезжать Пошли купаться!

И, переодевшись, мы отправились к океану. Тимофей хотел было остаться на кухне, но Инка решительно воспротивилась этому и, взяв его за руку, потащила с собой.

Купалось нам, однако, не слишком-то весело. Мы то и дело поглядывали в ту сторону, где темнела двугорбая туша Змеиного острова. Странно было даже думать, что вот сейчас в сырой лощине между горбами там суетится с лопатой Зо Мьин А может быть, впопыхах он и не взял с собой лопату и роет яму руками, ногтями, поминутно сползая по песчаному склону и озираясь на берег белыми от безумной спешки глазами.

Интересно, думал я, удалось ли ребятам достать еще одну моторную лодку. Куда они пошли, к пограничникам или к рыбакам? Как мне хотелось бы сейчас быть вместе с ними! Но я понимал, что не следует иностранцу встревать в это щекотливое дело.

Инка сидела рядом со мною на плотном песке и сосредоточенно следила за тем, как океанские волны лижут ступни ее ног. Вдруг, словно прочитав мои мысли, она сказала:

— Ну, теперь ты понял, кто такой Бенжамен Ба?

Я молчал: вопрос был явно риторического свойства.

— Он никакой не профессор, — торжествующе объявила Инка, — он сыщик, его послали с нами специально, чтобы он следил за Зо Мьином.

— А почему за Зо Мьином? — спросил я. — Почему не за Хагеном? Ведь план-то был у него.

Инка задумалась.

— Вот видишь, — сказал я, — твоя детективная версия не выдерживает критики.

— Зато у тебя, — возразила Инка, — у тебя вовсе нет никакой версии.

— Вопрос только, добродетель это или порок.

Ближе к середине дня Тимофей озаботился мыслями об обеде Оставив нас с Володей на берегу, он пошел к бунгало, Инка последовала за ним: в отсутствие Ла Туна она чувствовала себя сестрой-хозяйкой.

Мы с Володей посибаритствовали еще какое-то время, он заботливо кутался в свой махровый бурнус и, лишь иногда приподнимаясь, как тюлень, на локтях, смотрел в сторону острова. Но море было пустынно, даже рыбацкие лодки куда-то пропали, как будто рыбаки понимали, что в такое ответственное время будут только мешать. А может быть, им уже было дано указание — в море не выходить.

— Черт бы его драл, этого ювелира, — пробормотал Володя, — ни за понюшку табаку готов был спустить нас под откос. Очень мы ему мешали… Все зло на земле от таких людей.

Вдруг крики возле нашего бунгало заставили нас выползти из воды. Впечатление было такое, как будто там, под сваями, открылся небольшой сельский базар.

Не сговариваясь, мы подхватили одежду и, спотыкаясь на сухом горячем песке, побежали к дому.

Возле бунгало стояла двухколесная арба, невозмутимый буйвол, как бы вылепленный весь из горячего асфальта, почесывал о ствол пальмы свои развесистые рога. Около арбы стояли несколько незнакомых нам бирманцев, они что-то шумно обсуждали, почти крича друг на друга своими высокими резкими голосами, но при нашем появлении, как по команде, умолкли.

Полные самых дурных предчувствий, мы поднялись по лестнице наверх.

Дверь в каморку Хагена была распахнута настежь, на полу на белой простыне лежал сам герр Боост. Был он в джинсах и в тельняшке с надписью «Ай эм Чарли», голова его с закрытыми глазами и с судорожно выпяченной бородой была запрокинута, лицо мраморно бледно, кадык непрерывно двигался. Что меня поразило: на ногах у профессора были тяжелые туристские ботинки, такие нелепые после кричащей жары, с которой мы прибежали. Руки профессора Бооста были разметаны по скомканной простыне и повернуты неестественно — ладонями вверх.

— Упал с лестницы? Приступ? — спросили мы с Володей.

Тимофей, присевший на корточки возле Хагена и озабоченно державший пульс, повернул к нам голову и тихо сказал:

— Покусала змея.

Тимофей был деловит и спокоен, как и полагается доктору у изголовья больного, но на Инке (она стояла в отдалении у стола, лихорадочно переливая из стакана в стакан какую-то жидкость) — на Инке лица не было.

«Этого еще нам не хватало», — подумал я, а Володя, с ужасом обернувшись, прошипел:

— Змея? Где, здесь? На втором этаже?

— Мы не знаем, где это случилось, — отозвался Тимофей и, наклонившись, приложил ухо к груди Бооста.

— Его привезли, — прошептала Инка.

Столик, возле которого она стояла, был совершенно похож на больничный; распахнутый докторский саквояжик Тимофея, обломки ампулы, клочки ваты.

— Так надо же в город скорее, — страдальчески морщась, проговорил Володя.

— В таком состоянии нельзя транспортировать, — по-английски сказал ему Тимофей. — Сердце может не выдержать.

— А где укус? — спросил я, подойдя и присев на корточки рядом.

Тимофей молча показал: на предплечье Хагена, много выше браслета часов, темнели две крошечные черточки, вокруг них обозначилась едва заметная припухлость.

— Володя, объясни Тимофею, пожалуйста, по-английски, — сказал я, не оборачиваясь, и Володя осторожно приблизился и послушно присел рядом, — у меня слов не хватает… Может бдаъ, нужно отсасывать? У меня зубы и губы в порядке… Или жгуты наложить?

Володя быстро заговорил.

— Нет, сэйя, — сказал Тимофей, поднимаясь, — это старый метод, ошибочный. Жечь… или как это по-русски?

— Прижигать, — подсказал я.

— Прижигать рану тоже не надо: нейротоксин распространяется очень быстро. Только вакцинация и много, очень много пить.

Инка поспешно подошла со стаканом. Мы подняли Хагену голову, и Тимофей бережно, с ложечки, стал его поить. Но жидкость стекала с губ Хагена, почти не попадая в рот.

— Плохо, — со вздохом проговорил Тимофей. — И мы не знаем точно, когда это случилось, не знаем, какая змея…

— Но вы сказали «нейротоксин»…

— Это видно, — пояснил Тимофей. — Если гоморраген, тогда другой вид… Как это будет по-русски?

— Кровоизлияние, волдыри, — перевел Володя. — О, елки-палки…

— Кончай хныкать, — быстро сказала Инка.

Мы сделали еще одну попытку попоить Хагена, вода вновь заструилась по его шее, и вдруг Хаген, не открывая глаз, пробормотал:

— У меня на часах… селф-таймер… я включил, когда это случилось..

Я повернул руку Хагена: на маленьком циферблате, встроенном внутрь большого, стрелка оттикала пятьдесят минут.

— А какая змея, вы не видели? — быстро спросил Тимофей.

— Коричневая… с желтыми и белыми кругами на боках… очень красивая, Та самая, о которой вы, мой юный друг, говорили…

— Пеламис платурус, — проговорил Тимофей, — а где это было, в воде?

Хаген молчал. Мы долго ждали, с напряжением всматриваясь в его дыхание, но он не произнес больше ни звука, только шевелил, причмокивая, потрескавшимися губами и воду с ложечки пил уже исправно.

Сев рядом на пол, Инка заботливо поила Хагена, а мы трое поднялись и отошли к окну.

— Ну, что будем делать? — спросил Володя, с надеждой глядя на Тимофея.

— Только ждать, — спокойно ответил Тимофей. — Вакцинацию я сделал. Если это пеламис, он будет спать два—три дня, потом ничего.

Тимофей проговорил что-то по-английски, и Володя сконфуженно пробормотал:

— Понятно, понятно.

— Что понятно? — сердито спросил я.

— Возможен паралич дыхательных центров, — перевел Володя.

Судя по тому, что успела рассказать нам Инка, местные крестьяне нашли Хагена в километре от Маумагана, на пустынном песчаном берегу. Впрочем, нашли — не совсем точное слово: они уже давно наблюдали, как он брел, спотыкаясь и падая, и не знали, что предпринять, пока он не свалился уже окончательно. Когда крестьяне приблизились к Хагену, он был еще в сознании настолько, чтобы пробормотать по-бирмански и по-монски слово «змея». Пока буйвол дотащил арбу до нашего бунгало, пока Хагена внесли на второй этаж, профессор несколько раз приходил в себя, силясь что-то сказать, и вновь погружался в забытье. Инка сама нашла место укуса и смазала небольшое пространство вокруг него бальзамом миссис Рузи. При этом кожа действительно как бы закаменела, и из ранки выкатились две небольшие прозрачные капельки — то ли яда, то ли сукровицы. По словам крестьян, Хаген был на берегу совершенно один, ни в руках у него, ни вокруг на песке ничего не было.

— И черт его туда понес одного, — бормотал, не обращаясь, собственно, ни к кому, Володя. — Эти мне западники, ни с чем не считаются. Что хочу, то и ворочу. Хороши мы будем в Рангуне: с беглецом и с покойничком.

Тут Инка не выдержала и возмутилась.

— Ох, как ты начальства боишься! — сказала она, ожесточенно перемешивая в тазу лед. — Человек, можно сказать, со смертью борется, а у тебя одна забота: что о тебе скажут в Рангуне. Да не волнуйся, ничего не скажут: несчастный случай — и только. Ведь не ты же его укусил!

Володя хотел что-то возразить, но из комнаты Хагена послышался голос Тимофея:

— Сэйяма, можно мокрое холодное полотенце, пожалуйста?

— Сейчас, Тимофей, сейчас, миленький!

И Инка убежала.

Помолчав, Володя вновь завел свою песню:

— Нет, ты подумай, достукался все-таки! Никакой не случай, а именно достукался! Знал бы я — не купался бы с тобой, а сидел бы вот тут и держал бы его, дурака, за бороду.

Мне мешала какая-то смутная мысль, я не мог ее даже для себя сформулировать.

— Достукался? — машинально переспросил я. — А почему ты говоришь «достукался»?

— Ну как же! — обретя слушателя, вскипел Володя. — Как боялся человек змей, спал и видел их, проклятых, фотографии на ночь рассматривал — и все равно полез на рожон!

— Постой, постой, — сказал я, — никак не пойму. Объясни поподробнее.

— А чего тут не понимать? Скажем, я акул, к примеру, боюсь, сплю и вижу, как она меня жрет, брюхо белое, ротик ижицей… тьфу, мерзость! Да еще и не сожрет до конца, оставит одну ногу, к примеру… Так скажи ты мне: стану я лезть на рожон, заплывать далеко? Да лучше повеситься А сожрет меня акула — можешь смело говорить: поделом тебе, гражданин Левко, достукался.

— Подожди, — остановил я его. — Так ты хочешь сказать, что Хаген намеренно заплыл далеко… в смысле…

Разинув рот, Володя уставился на меня и не сказал ничего. Я тоже ждал от него продолжения. В таком положении и застала нас вошедшая Инка.

— Лучше ему, пьет! — радостно сказала она. — Много пьет! И смотрит! А что это с вами?

— Скажи, пожалуйста, Инна, — начал я издалека, — ты бы стала гулять по пляжу в туристских ботинках?

Инка медленно опустилась в кресло, а Володя, наоборот, так и подскочил:

— Опа! — завопил он. — Ребята, все ясно! Опа!

— Что ты все шумишь, — с досадой сказала Инка. — Тимофей сказал, что он сейчас заснет, а ты «опа, опа»!

— Ребята, — сатанинским шепотом захрипел Володя, — ребята, он ходил в какое-то змеиное место!

— Правильно, — сказала Инка, — я тоже так подумала, то есть не подумала, а что-то в подсознании такое… И еще, знаете, он был в резиновых перчатках.

Тут уж оба мы подпрыгнули.

— Как в перчатках? — возмутился я. — И ты сразу нам об этом не сказала?

Инка пожала плечами.

— Что ж вы думаете, его так в перчатках и привезли? Не было на нем никаких перчаток. Это мне сейчас в голову пришло, а тогда я просто подумала: руки у него как-то странно пахнут, резиной.

— Я ж и говорю! — взвился Володя и тут же перешел на шепот: — Я ж и говорю: не бывает таких совпадений. Чтобы человек боялся змей и на змею нарвался? Простите великодушно, в мире все увязано!

— Ну а если в мире все увязано, — сказал я, — то давай увязывать и другое. Один сбежал на острова, а другой, как ты говоришь, на змею нарвался. И все в один день. Совпадение?

Володя задумался.

— Н-нет, конечно, — сказал он после паузы с неохотой. — А вообще-то, может быть, мы того? В огороде бузина, а в Киеве дядька? Какая связь?

— А такая, — медленно сказал я, зная, что ни одно мое слово не пропадает впустую, — такая, что ушел на острова тот, кто клад искал, а змея ужалила того, кто об этом кладе знал больше другого. Общее звено имеется? Имеется. Какое?

— Клад, — неуверенно сказала Инка.

— Правильно, клад, — согласился я. — Один мешал другому… — и был выслан на острова. Причем хитренько выслан, практически добровольно. Хаген провоцировал Зо Мьина на уход, а зачем? Чтобы самому без помех отправиться в какое-то змеиное место.

— Да, но не мог же Хаген предвидеть, — задумчиво проговорила Инка, — что все отправятся на поиски. Это надо знать Ла Туна, как мы его знаем.

— А ему мешал только один человек! — уверенно сказал я.

— Один? — переспросила Инка. — А Бени?

Тут мне нечего было возразить: Бени никак не вписывался в мою схему.

— Ладно, — сказал я, подумав, — Оставим пока Бени в сторонке и возьмем ситуацию, так сказать, в чистом виде.

— Валяй, — великодушно согласился Володя. — Бери, чего там.

И в эту минуту вошел Тимофей.

— Заснул, — сказал он, счастливо улыбаясь. — Пульс хороший Обедать будете?

Никто из нас не шевельнулся,

— Скажите. Тимофей, — заговорил я. — Местные люди, которые привезли профессора Бооста, они еще здесь?

— Да, наверно, я думаю, — с усилием ответил Тимофей, не сразу, видимо, поняв, о чем его спрашивают. — Да, сэйя, я предполагаю, что здесь. Они ждут узнать, не нужна ли нам какая-то помощь. Надо сказать им, что все пока хорошо.

Он повернулся было идти, но я остановил его.

— Спросите их, Тимофей, нет ли здесь поблизости еще Других мест, названия которых связаны со змеями.

— Ну, почему названия? — сердито проговорил Володя. — Упрощаешь, старик.

Я взглядом попросил его помолчать.

— Названия которых связаны со змеями, — повторил Тимофей. Здесь, поодаль от больного, из строгого врача он превратился вновь в послушного студента.

— Ну, почему названия? — вновь спросил Володя, когда Тимофей ушел.

— А правда, Саша, — сказала Инка, — это было бы слишком просто.

— Да потому названия, — ответил я, — что Хаген раньше здесь не бывал. Он может судить лишь по названию.

Тимофей вернулся минут через десять: видимо, крестьяне оказались словоохотливы.

— Да, сэйя, — сказал он, — совеем недалеко, около рыбной деревни…

— Рыбацкого поселка, — поправила его Инка.

— Да, сэйяма, спасибо, около рыбацкого поселка находится пагода, местные жители называют ее Змеиной. Она стоит на больших камнях, а под камнями живут змеи, очень много змей. Рыбаки дают им еду, когда уплывают в море. Отсюда и название, — с улыбкой закончил Тимофей, видимо, вспомнив клише из какого-то учебного текста.

— Ну, ты даешь, старик, — сказал мне Володя.

— И еще я узнал, сэйя, — продолжал Тимофей, — что эта пагода не новая, напротив — очень старинная, никто не помнит, когда ее построили Может быть, и четыреста лет назад.

— Ну, ты да… — начал было вновь Володя и осекся. Он смотрел на Тимофея с восхищением И в самом деле, умница наш Тимофей не только «вычислил» все, о чем мы тут только что рассуждали, но и внес необходимые коррективы в мой вопрос. Что толку было бы в Змеиной пагоде, если бы она была построена недавно.

Тут с моря послышался рокот мотора.

— Ура! — сказала Инка и вскочила. — Наши приехали!

Мы все побежали на веранду, все, кроме Тимофея. Место врача было возле больного, и он, преодолев любопытство, ушел в комнату Хагена.

15

Напротив нашего бунгало невдалеке от берега стояло небольшое двухмачтовое суденышко. Точнее, передняя жердь была даже не мачтой, а флагштоком, на ней полоскались: три треугольных черных флажка, на второй — косая рея со скатанным парусом. Что-то мне не очень понравились эти черные флажки, ассоциации были, прямо сказать, не слишком приятные. Впрочем, кроме флажков, ничего пиратского в суденышке не было: груда зеленых сетей на палубе, два шалаша, один пониже, другой повыше, поставлены впритык, из-под шалашей на берег с любопытством глядели темнокожие люди. И еще — такого я не видел — длинная толстая штанга, на конце которой поблескивал мокрый гребной винт, поднята была на корме: видимо, при запуске мотора эта штанга опускалась в воду.

От суденышка к берегу по пояс в воде, задрав юбки чуть ли не до подмышек, шли наши тьюторы — Ла Тун и Тан Тун. Даже издали было видно, что они устали и злые как черти. Ни профессора Ба, ни тем более Зо Мьина не было видно.

Когда Ла Тун и Тан Тун поднялись на второй этаж и сели в кресла в холле, мы засыпали их вопросами:

— Ну, что там, на острове?

— Нашли что-нибудь?

— Был там Зо Мьин?

— А где Бени?

Мы говорили по-русски: деликатничать было не перед кем.

— Вот что, товарищи, — выждав паузу, мрачно сказал Ла Тун, Тан Тун был совершенно измочален и не проронил ни слова, — наша поездка, похоже, закончена. Собирайте вещи, мы поедем в Тавой на этом корабле.

То, что Ла Тун назвал суденышко «кораблем», нам, русистам, не казалось странным: мы и сами-то не слишком разбираемся во всех этих карбасах, шхунах и шаландах. Мы и сами понимали, что наша поездка практически исчерпала себя, но одно дело умом понимать, а другое — услышать вчуже, да еще сказанное таким безнадежным тоном. Нам всем троим было очень жалко, что вот так придется расставаться с Маумаганом. Но возражать, конечно, не стали. Мы молча сели, и я не нашел ничего лучшего, как спросить:

— Так где же все-таки Бени?

— Бени просил передать вам свои извинения за невольную мистификацию. Он перешел на ган-боат… как это будет по-русски?

— На канонерскую лодку, — подсказал Тан Тун.

— Да, на канонерскую лодку береговой обороны. Там, за островами, ходит чужая яхта, моряки хотят ее отогнать, а нас попросили уехать. На всякий случай.

— Так кто же такой этот Бени? — спросил Володя.

— Он не профессор и не француз, вы, наверное, сами уже догадались.

При этих словах Инка быстро взглянула на меня. Я не моргнул и глазом.

— Мистер Ба — сотрудник службы сыска. Они там, в Рангуне, перехвалили телеграмму на имя Зо Мьина — телеграмму из Таиланда, от какого-то Генри Бадхолда:

«Рейс ТГ-301, прибывает 0790 Эйч-Эр-Эс двадцать шестого, встретить аэропорту».

Этого Генри Бадхолда у нас хорошо знают, он скупает древности из Пагана. Вы же знаете, после землетрясения в Пагане исчезло много древностей. Ну, вот и решили посмотреть, что за дела у Зо Мьина в Маумагане. Бени просил передать вам всем свои извинения.

— А Зо Мьин? — спросил я.

— Что Зо Мьин? — рассердился Ла Тун и тут же спохватился: — Извините, Александр Петрович, я немного устал, и у нас мало времени, люди ждут. А Зо Мьина на острове нет, и его катера тоже. Каменный столб мы нашли, все вокруг разрыто. Мистер Боост, конечно, большой шутник… Кстати, где он? Я что-то его не вижу.

В двух словах нам пришлось изложить суть происшедшего. Усталость Ла Туна как рукой сняло.

— Где Тимофей? — закричал он, вскакивая. — Я кого здесь оставил?

Подхватив намокшую юбку, он крупными шагами направился в комнату Хагена. Вскоре оттуда раздались возбужденные голоса: громкая ругань Ла Туна и оправдывающийся тенорок Тимофея.

Тан Тун тоже поднялся, но, прежде чем идти смотреть на укушенного, повернулся ко мне и сказал:

— Сэйя, честное слово, тут есть о чем подумать.

— Разумеется, есть, дорогой мой Тан Тун, — согласился я, — но ты же слышал: нам некогда. Мы уезжаем.

— Я все сделаю! — быстро проговорил Тан Тун и пошел успокаивать разбушевавшегося коллегу.

Впрочем, его вмешательства не потребовалось: у постели больного наш Тимофей сумел-таки постоять за себя. Шаткая дверь каморки Хагена открылась, и оттуда вышел обескураженный Ла Тун. Тимофей же, высунувшись, сказал ему вслед для большей убедительности по-русски:

— Я запрещаю вам шуметь, сэйя, извините.

Ла Тун жалобно посмотрел на меня и пробормотал:

— Ну, черт задери… ну, что я буду говорить ректору?

Он вышел из коридорчика в холл, тяжело рухнул в свое кресло. Володя протянул ему сигарету, он не глядя взял ее, закурил.

— Спасибо, хоть вы на месте, — проговорил он. — Больше никого с собой брать не будем. Ездили-ездили, все было так хорошо, и вот, пожалуйста: все разбрелись, как эти…

— Как тараканы, — подсказала Инка.

Сравнение насмешило Ла Туна: видимо, оно было ему в новинку.

— Да, как тараканы! — с удовольствием повторил он и, сделав еще несколько затяжек, выбросил сигарету за окошко.

— Послушай, Ла Тун, — приблизясь к нему, хитренько заговорил наш Тан Тунчик. — Зачем ты так переживаешь? Все наши на месте. Ну, пусть один укушенный, так это даже лучше: спать теперь будет, никуда не уйдет… По крайней мере, до Рангуна.

Ла Тун махнул на него своей толстой рукой, однако, даже отвернувшись, продолжал слушать.

— А что касается Зо Мьина, — продолжал искуситель Тан Тун, — так он же не наш, не институтский. Кто его вписал в наши бумаги, пусть тот и отвечает. Ну, что мы будем плакать о нем? Теперь его ищет полиция

Ла Тун пожал плечами с таким видом, как будто говорил: все равно неприятно.

— Ты хочешь оправдаться перед ректором? — вкрадчиво говорил Тан Тун. — Конечно, хочешь.

Ла Тун молчал.

— У нас ведь есть один шанс. Извините, товарищи, по-русски мне трудно…

И, наклонившись к Ла Туну, Тан Тун быстро и напористо заговорил по-бирмански. Толстяк слушал его с недоверчивым интересом.

— Да, но черт его задери!.. — воскликнул он вдруг по-русски. — Как мы узнаем, куда он ходил, если он будет спать трое суток?

— Ну и что? Подождем, когда спящий проснется, — спокойно возразил Тан Тун, но коллега не оценил его шутки.

— Как подождем? — воскликнул он и хотел вскочить, но Тан Тун удержал его за плечи. — А вдруг он умрет?

— Не умрет, здесь врач.

— Но ты же сам слышал, моряки нам сказали…

— Они не знали, что у нас здесь больной.

Ла Тун погрузился в угрюмое оцепенение. Должно быть, ему и самому не улыбалось оказаться сегодня вечером в тавойском гест-хаузе, но сомнения были слишком велики. Сами же приключения и поиски сокровищ его совершенно не интересовали. Он мог бы сказать, что с сегодняшнего дня на всю жизнь по горло сыт сокровищами. С другой стороны, какой блестящий шанс оправдать нашу неудачную экспедицию перед ректором У Эй Чу! Видя, что Ла Тун в тяжких сомнениях, я решил вмешаться.

— Послушайте, коллеги, не надо отпускать баркас. Пусть рыбаки отвезут нас к Змеиной пагоде.

Володя до сих пор не устает повторять, что это была совершенно гениальная реплика: «Старик, ну просто — мене, текел и этот, как его, упростим! Ты все исчислил, взвесил и разделил! Конгруэнтно!» Кстати сказать, Володя питал слабость к старинным изречениям и безбожно их перевирал. До сей поры ре знаю, было ли это игрой или следствием верхоглядства при чтении.

Но, кажется, я отвлекся. Я очень благодарен был Инке и Володе, что они не стали меня перебивать и дали возможность спокойно и последовательно изложить все наши соображения. Тан Тун был в восторге от нашей логики, Ла Тун же утешился мыслью, что «корабль» не надо отпускать, а значит, все еще можно поправить. Даже дерзкое «пусть отвезут нас», даже эта заявка устроила осторожного Ла Туна: по крайней мере, вся наша компания будет у него на глазах и не разбредется по окрестностям Маумагана.

Иными словами, через десять минут все было кончено, и мы впятером рысцой побежали к берегу, возле которого терпеливо покачивался рыбацкий баркас, Тимофей стоически перенес известие о том, что мы его покидаем: никакие сокровища мира не заставили бы его нарушить Гиппократову клятву. Он только вручил Тан Туну жестяную коробочку с сывороткой и шприцем и настоятельно призвал нас быть благоразумными. Володя больше веровал в бальзам миссис Рузи и время от времени ощупывал рукой баночку в кармане своих джинсов.

Держа одежду и обувь над головой, мы по грудь в воде (начинался прилив) добрались до баркаса и по очереди были втянуты на сухую теплую палубу. Близился вечер, времени было в обрез: тропические сумерки коротки.

Рыбаки весьма спокойно отнеслись к нашей просьбе подбросить нас до Змеиной пагоды. Им это было по дороге к дому и устраивало много больше, чем плавание в Тавой.

16

Мы плыли в виду невысокого берега, метрах в четырехстах от него. Океан был голубее и тише, чем какая-нибудь речка Медведица, лишь от нашего баркаса широко в обе стороны расходились толстые водяные усы, и одни только крупные глыбистые медузы, коричневато-зеленые, напоминали о том, что под нами густонаселенная тропическая вода. Предвечернее солнце высвечивало на берегу каждый пальмовый лист, каждую соломинку на крышах хижин, особенно отчетливо на фоне тянущихся к Таиланду окутанных золотистой дымкою гор.

Мы молчали, думая каждый о своем.

Тан Тун, как казалось мне, любовался сочетанием зеленовато-белесого цвета сваленных в кучу сетей с темно-коричневым цветом поплавков.

Инка, сидя на этих сетях в своей выгоревшей маечке и закатанных выше колен штанах, смотрела вдаль, щурясь от бриза, и печально улыбалась.

Володя лежал на голой палубе, подложив под затылок руки, и героически хмурился: он, конечно, немножечко нервничал, на, разумеется, ни о чем не жалел.

Ла Тун сидел, внешне невозмутимый, как Будда, точно так же подогнув под себя ноги, но пухлые ручки его были не канонически сложены на толстом животе, а на лице застыла какая-то обиженная улыбка: может быть, он предавался горестным размышлениям о том, что эти сумасшедшие (мы с Тан Туном) все-таки его провели.

Я же думал о том, каким нужно быть негодяем, чтобы, приставив лестницу, обдирать украшенную другими пагоду, беззащитную, неохраняемую, брошенную на произвол судьбы. Это худшее скотство, наверное, чем грабить новогоднюю елку в сиротском приюте: можно себе представить, с каким печальным изумлением смотрели на это средневековые жители Дельты, полуголые, нищие, молившиеся у этой пагоды, связывавшие с нею свои представления о справедливости, красоте и добре.

Мы приблизились к берегу и проплыли мимо рыбацкого поселка. Скопление хижин на сваях, окруженное кажущимся хаосом бамбуковых подмостков, перекладин, навесов, лесов: наверное, все это, как какой-нибудь музей имени Помпиду, подчинено было функциональной идее. Крыши серые, лохматые, на плоский берег вытянуты лодки. Тут же, в путанице лесов, как дома, строятся новые суденышки. Вместо улиц — светлые протоки мелкой воды, там детишки ловят сетками рыбу, всюду серо-серебристые гирлянды вяленой рыбы. Жители в соломенных шляпах, стоя по колено в воде, провожали наш баркас взглядами.

До сих пор палуба была совершенно безлюдна, экипаж нашего баркаса пил в шалаше зеленый чай. Но теперь, проплывая мимо поселка, все они пятеро вышли наружу и смотрели так, как будто прощались навсегда.

Со стороны открытого океана поселок от ветра был прикрыт лесистым мысом. Баркас наш медленно обогнул этот мыс, пахнуло ветром с мелкими брызгами — и мы увидели настоящую зеленую океанскую воду. Здесь были крупные волны, они бежали темно и поспешно, как волки с белыми головами.

— Ребята, пагода! — крикнула Инка.

Мы все вскочили. И точно: высоко над берегом на верхушке каменной черно-красной, как бы закопченной, глыбы ярко белела небольшая, как искорка, пагода. Рядом с нею на диком пустом берегу были набросаны такие же огромные темные камни. Те из них, которые откатились ближе к воде, сдерживали мощные удары волн, вода вокруг них бушевала.

Да, это была она, Змеиная пагода, другою она быть не могла. И как это здорово, черт возьми, что она оказалась именно такая! Одинокая, ясная, на диком пустом берегу.

Мотор заглох, в воду плюхнулись якоря, еще резче стал шум ветра и волн, зеленый рокот океана.

Один из рыбаков подошел к Ла Туну и, почтительно пригнувшись к нему, что-то сказал.

— Ближе не подойти, — перевел Ла Тун, — придется на челноках.

Володя, который давно уже с опаской поглядывал в кипящую у борта зеленую воду, сразу же оживился.

— На челноках? Отлично! Высадку разрешаю.

Два челнока были спущены на воду, мы побросали туда обувь, спустились сами. Я принял Инку на руки, усадил. Два рыбака сели за весла, в ожидании оглянулись на Ла Туна.

— Минуточку, — сказал нам Ла Тун и подал на борт какую-то команду.

Через минуту с баркаса спустили тяжелое, образца первой империалистической войны, ружье. Ла Тун принял ружье, с видом знатока осмотрел затвор, поставил ружье между колен.

— Мало ли что, — сказал он. — Золото — штука серьезная.

И мы поплыли к берегу.

Берег, кстати, оказался не таким уж пустынным: на песке между двумя валунами мы увидели лодку.

— Послушайте! — крикнул с соседнего челнока Тан Тун. — Двухмоторная, узнаете?

И в самом деле, это была лодка Зо Мьина.

— Захватывающе… — пробормотал Володя. — А кто умеет стрелять?

Вскоре мы увидели и самого ювелира. Весь перепачканный, какой-то рыжий, встрепанный, без очков, он сидел в тени огромного валуна и, не отрываясь, глядел на нас, прижимая к щеке платок.

Когда первый наш челнок ткнулся в песок рядом с моторной лодкой, Зо Мьин медленно поднялся. Глаза его были ужасны: слепые, белые, как будто сквозь них виднелось то вещество, которым наполнена его голова

Ла Тун с ружьем в руках и Тан Тун подошли к своему бывшему коллеге. У его ног на песке лежала матерчатая шанская сумка. Тан Тун пнул ее ногой — пустая.

Мы тоже высадились. Ла Тун что-то сказал Зо Мьину по-бирмански, тот быстро взглянул на нас и запальчиво ответил.

— При иностранцах не будет ни о чем говорить, — перевел нам Тан Тун.

Поняв, что конфиденциального разговора с коллегами не получится, Зо Мьин перешел на английский.

— Вы тоже опоздали. — Он криво усмехнулся и отнял платок от лица. На щеке у него была багровая ссадина. — Боост всех обманул.

— Боост давно уже там, где надо, — сказал Ла Тун, — а вот ты здесь. И отвечать за все придется тебе. Что было?

— Теперь уже неважно, — проговорил Зо Мьин.

— Это для тебя неважно, — ядовито сказал Тан Тун, — а для нас важно.

Зо Мьин засмеялся, закашлялся. Потом спрятал платок в карман и стал быстро говорить по-бирмански, делая округлые движения руками.

— Ого! — Тан Тун даже присвистнул от удивления. — Золотой шар с верхушки. Фут в диаметре, из кованого золота, с сапфировым поясом и бриллиантом — не помню, сколько каратов.

— Семьдесят шесть, — подсказал Зо Мьин и стал яростно ругаться по-немецки.

— Подожди, — остановил его Ла Тун. — Ты-то сам как здесь оказался?

— У меня было время подумать, — ответил Зо Мьин, сразу успокоившись. — Я припомнил все, что вез с собой Боост: мне надо было с самого начала это сделать Ботинки, резиновые перчатки, книга о змеях, ампулы с сывороткой… Больше он ничего не знал, знал только, что там должны быть змеи, много змей в одном месте, и именно в том месте, где это лежит.

Он помолчал и с беспокойством спросил:

— А вы как догадались?

— Точно так же, — спокойно ответил Ла Тун. — Не думай, что ты самый умный. Ну, веди, показывай свой наследство.

— Да, наследство! — вызывающе ответил Зо Мьин. — Это принадлежало мне по праву! Я слышал об этом шаре с самого детства.

Мы обулись и пошли к пагоде. Небольшая, в рост человека, свежевыбеленная, с простым, из поржавевшего железа, почерневшим «хти», она стояла на самом верху груды диких валунов, меж которыми мирно поплескивалась светлая морская вода. В зеленых лужицах копошились крабы.

— Дальше нельзя, — сказал вдруг Тан Тун и остановился. — Дальше пойдем только мы с Ла Туном и Зо Мьином.

— Почему? — возмутился наш храбрый Володя. — Мы же обутые.

— Именно поэтому, — коротко объяснил Тан Тун. — Это же пагода, здесь надо ходить босиком.

Володя так и ахнул.

— И вы хотите сказать…

— Конечно, — ответил Тан Тун.

Все трое бирманцев сняли свои сандалии и аккуратно поставили рядком на песок.

— Да, но Хаген… — пробормотал Володя.

— Ты же не Хаген, — остановила его Инка.

Помедлив немного, я оперся рукой о валун и стал разуваться. Нелепо было останавливаться здесь, на пороге, из-за простой протокольной формальности.

— Сашка! — вдруг отчаянно крикнула Инка.

Я вздрогнул и выпрямился.

— Послушай, Майя, — сказал я с возмущением. — Так можно сделать человека…

И не договорил. Инка и Володя, оба с помертвелыми лицами, смотрели на камень, на то самое место, о которое я только что опирался. В щели между двумя половинами валуна (я ее принял просто за трещину) выпирала, вздуваясь, светло-серая с коричневыми поперечными полосами спина змеи. Потом внезапно и очень быстро высунулась непропорционально маленькая головка. Мгновенное шевеление — и щель опустела.

— О господи, — проговорила Инка, прижимая руки к сердцу. — Сашенька, не ходи!

Но я, хотя от омерзения весь покрылся как будто бы тонкой корочкой льда, теперь уже не мог пойти на попятную.

— Побудьте здесь, — сказал я, скинув ботинки, и осторожно ступил на теплые, прогревшиеся за день камни.

Вспоминаю сейчас, как шли мы гуськом по камням — впереди Тан Тун, за ним Ла Тун, далее Зо Мьин и последний я, — и волосы встают дыбом на коже моих зимних ботинок. Это изящное выражение подарил мне Володя, я вставляю его в текст не потому, что оно мне ужасно нравится, а для того, чтобы доставить автору удовольствие.

— Нет, хватит с меня! — сказал вдруг Зо Мьин, круто повернулся и, толкнув меня плечом, быстро пошел вниз.

Ла Тун оглянулся и что-то крикнул одному из рыбаков, ожидавших нас возле лодок. Тот подобрал прислоненное к камню ружье.

Больше я не стал оглядываться, потому что буквально меж моими ступнями прошмыгнула длинная тонкая черно-серая змейка. Груда камней кишела, как террариум в Московском зоопарке, только змеи здесь были не за стеклом.

— Осторожнее, Александр Петрович! — крикнул мне по-русски Ла Тун.

— Ничего, — успокоил нас поджидавший у подножия пагоды Тан Тун, — мы идем босиком, и они нас не тронут.

— Ты так думаешь? — меланхолически проговорил, балансируя на верхушке валуна, Ла Тун.

— Ну, конечно, — сказал Тан Тун. — Рыбаки сюда каждый день ходят их кормить.

— Кого «их»? — спросил Ла Тун.

— А вот посмотрите. — Тан Тун кивнул на черную отдушину в груде камней.

Мы подошли, заглянули. Это было похоже на кадр из какого-нибудь фильма Хичкока… в более дешевых экранных поделках перед такими кадрами для слабонервных и женщин подается световой и звуковой сигнал: экран становится огненно-красным, и взвывает сирена. Да, Жоао Силвейра был большим докой по части захоронения кладов: мало того, что спрятать под одною пагодой то, что награблено на другой, — это идея далеко не ординарная, здесь же был еще и двойной замок. Что там ядовитые колючки, разбросанные вокруг клада в одном из приключенческих опусов… детская выдумка. Мне пришла даже в голову мысль, что Жоао Силвейра сам приказал построить пагодку на вершине этого террариума: он достаточно хорошо изучил психологию бирманцев, которые никогда не станут разбирать поставленную кем-то пагоду, даже если она заброшена и вся обомшела, по всей Бирме из-за этого пропадают сотни тысяч земельных участков. Но позднее выяснилось, что я все же не прав — Змеиная пагода стояла здесь задолго до появления в Индокитае португальцев. Я переоценивал Жоао Силвейру: ревностному католику даже в голову не могла прийти мысль своими руками воздвигнуть языческий храм.

Ступа пагодки была ухожена и совсем недавно побелена, камни у ее подошвы уставлены чашечками с остатками какой-то еды, а из темного провала доносилось глухое шипение.

— Вы не там смотрите! — крикнул нам снизу Зо Мьин. — Идите на противоположную сторону!

Мы осторожно обошли вокруг ступы и наткнулись на свежеотваленный камень. В основании пагоды открывалась глубокая ниша, змей в ней не было, только древесная труха, смешанная с белым песком.

— Здоровый, черт, — с уважением заметил Тан Тун, трогая босой ногой камень. — В одиночку старался.

— Жалко, жалко, — пробормотал Ла Тун и заглянул в нишу, почти засунув туда голову.

Тут сверху на плечо ему тяжело шлепнулась черно-красная змея. Точнее, она показалась мне черно-красной (Тан Тун уверял, что красные у нее были только глаза): резко зашипев, змея извернулась и исчезла между камнями.

Реакция Ла Туна оказалась на удивление замедленной, он выпрямился, обернулся, поправил всклокоченные волосы.

— А что такое? — спросил он.

— Ничего, ветка, — как можно спокойнее ответил Тан Тун. — Давай посмотрю, нет ли царапины.

Мы тщательно осмотрели плечо — царапин не было.

— А я думал, змея, — простодушно сказал Ла Тун, и мы все трое принялись хохотать как помешанные.

— Ну, что у вас там? — крикнула, заходя с другой стороны, Инка. — Нашли что-нибудь?

— Нашли! — отозвался я. — Камень отвернутый, на нем буквы высечены и цифры:

АД 1618.

— И больше ничего?

— Пусто.

Нам очень хотелось поскорее убраться отсюда, но все-таки мы обошли подошву ступы несколько раз, тщательно осматривая камни.

— Нет, — сказал наконец Ла Тун, — Боост знал, с какой стороны искать. Больше ничего не тронуто.

— Если это тронуто Боостом, — проговорил я.

— А кем же еще? — возразил Тан Тун. — Бирманец не тронет.

«А Зо Мьин?» — мог бы спросить я, но не стал, потому что эта мысль пришла в голову и обоим моим коллегам.

— Нет, пожалуй, это все-таки сделал Боост, — задумчиво проговорил Ла Тун. — Посмотрите, там что-то блестит…

Он хотел было вновь сунуть голову в нишу, но передумал. Пробормотав что-то по-бирмански, зашагал по камням вокруг пагоды. Если бы толстяк знал, что за ветка хлестнула его по плечу, он не ходил бы так уверенно. Оказавшись за ступой, он крикнул что-то рыбакам и через минуту вернулся с длинной суковатой палкой.

Мы молча наблюдали, стоя за его спиной, как он копается палкой в трухе на дне ниши.

— Ага! — торжествующе крикнул он, и Зо Мьин, давно уже приплясывавший внизу на мокром камне у самой кромки прибоя, начал подниматься к нам. — Нашел!

Но это была всего лишь пустая ампула.

— Вот здесь она его и ждала, — проговорил Тан Тун.

— Ну, хорошо, — сказал я, — а где перчатки?

Мы остановились в нерешительности. Я живо представил себе, как все это происходило: вот Хаген наклонился над нишей, вот запустил туда руку, почувствовал укус, выпрямился, может быть, прошипел «Х-химмель!», оглянулся. Вокруг — только небо и океан. Лихорадочно сдернул перчатки, достал шприц, сделал инъекцию, нажал кнопку селф-таймера на часах… Перчатки должны быть брошены где-то поблизости, но их не было ни в яме, ни среди камней. А шприц? А сумка? В чем-то надо ЭТО нести, не в пустых же руках. Спрятал? Зачем? Он понимал, что времени у него мало, надо возвращаться к людям, к нам, к Тимофею.

Мы осторожно спустились вниз, на песок.

— Что, пусто? — злорадно спросил нас Зо Мьин. — Герр Боост ничего там не забыл?

— Ты отдыхай, дорогой, — сказал ему Тан Тун. — У тебя впереди много трудностей.

И хотя он говорил по-русски, Зо Мьин отлично его понял. Отошел, угрюмо сел на борт своей лодки.

— По берегу он вряд ли пошел, — сказал Ла Тун. — Далеко, надо идти мимо леса, потом мимо поселка. А тут, — он показал рукой, — должна быть прямая дорога к Маумагану.

Мы огляделись: песок между камнями был весь истоптан. Пока мы находились наверху, Володя с Инкой и Зо Мьином в нетерпении бегали вокруг Змеиной горки.

Между тем солнце начинало садиться, через каких-нибудь полчаса станет смеркаться. Рыбаки с баркаса что-то кричали нам, пора было возвращаться.

— Смотрите, — сказала вдруг Инка, — вот здесь он сидел.

Мы подошли: возле большого покатого валуна в песке отпечатались следы ботинок.

— Осторожно, не топчитесь вокруг, — сказал я. — Надо смерить: может быть, это наши.

Нет, наши следы не подходили. Здесь и в самом деле сидел герр Боост. Должно быть, он уже почувствовал себя плохо: опустился на камень, вытянул ноги, глубоко врывшись каблуками в песок. Встал, пошел между камнями. Дальше, на гальке и ракушечнике, занесенных сюда длинным языком прилива, следов не было, но возле сухой жесткой травы у кустов они снова появились.

— Смотрите, упал, — сказал Володя.

И точно, песок изрыт, трава вмята в почву руками.

— У него руки были все в мелких порезах от травы, — я обратила внимание, — сказала Инка. — Пришлось обработать йодом.

— Значит, он уже был без перчаток, — сказал Володя.

— А может быть, перчаток и вообще не было? — спросил Тан Тун.

Мы вопросительно посмотрели на Инку.

— Были! — уверенно сказала она.

Мы сделали еще несколько шагов. Меж кустами чернела опрокинутая вверх днищем полусгнившая лодка. Она лежала здесь уже давно: борта ее глубоко ушли в почву. Я обернулся: «коитаду» Зо Мьин тупо смотрел в нашу сторону, он ведь не знал, что Хаген ушел отсюда с пустыми руками.

— А если перевернуть? — Володя решительно взялся за киль лодки.

— А если там змейки? — проговорила Инка.

Володя отпрянул.

Дальше следы выходили прямо на тропинку. Тропинка была настолько плотно утоптана, что на ней ничего нельзя было обнаружить.

Тан Тун обошел вокруг лодки, наклонился и показал нам на дыру, зияющую в борту.

— Здесь, — сказал он с уверенностью. И без колебаний сунул руку в дыру.

Столпившись вокруг, мы с беспокойством за ним наблюдали. Вдруг Тан Тун коротко охнул и сел на песок.

— Что? — вскрикнула Инка. — Тан Тунчик, миленький, что? Дай руку! Покажи руку!

Странно улыбаясь, Тан Тун потянул руку из-под лодки, в пальцах ее было зажато черное, длинное, блестящее, пугающе длинное. Мы оцепенели.

— Испугался, — виновато сказал Тан Тун и вытянул черную сумку на «молнии» и на длинном ремне. — Фу, противно.

Присев на корточки, мы наблюдали, как Тан Тун открывает «молнию». Внутри были длинные перчатки из плотной темно-зеленой резины, вывернутые наизнанку, блестящие от сухого талька, коробочка со шприцем…

И вот мы увидели это.

— Чинлон, — улыбаясь сказал Л а Тун.

И правда, размерами и внешним видом это было похоже на плетеный, полый внутри мяч для местной национальной игры. Только мяч этот был весь сплетен из спаянных брошей, серег, колец, заколок, медальонов, нагрудных украшений, браслетов, ожерелий, вензелей, фигурок павлинов, бабочек, цветов, обезьян, лебедей, львов и газелей, танцоров и карликов, чудовищ с высунутыми языками и вывороченными ноздрями… и все это было усыпано темно-красными, темно-зелеными, темно-синими и просто черными бугорками, в которых угадывались потемневшие от времени камни…

Подняв шар обеими руками, Тан Тун передал его Ла Туну. Тот взял «чинлон» на плечо, словно спортивное ядро, крикнул:

— Ого! Девять висов.

Ла Тун ненамного ошибся: шар весил около пуда, а украшений, из которых он был составлен, в спокойной обстановке мы насчитали больше двухсот. И все из чистого золота: взяв горсть песку, Ла Тун потер легонько бок шара, и мы увидели, как засветился красноватым металлом кованый обруч, инкрустированный тремя рядами могонских сапфиров. А на верхушке шара сиял темновато-прозрачный огромный бриллиант, называвшийся в свое время «Звезда Сириама».

Так вот какой сюрприз готовил нам (или себе одному) профессор Боост. Вот из-за чего мы чуть не рухнули со своим «джипом» под откос. Это было маленькое круглое чудо, сделанное с изяществом и с любовью — с любовью, тем более нам непонятною, что видеть эту красоту на верхушке пагоды могли одни только птицы: снизу, от подножия ступы, шар казался бы лишь крохотной золотой искоркой. Теперь эта искорка будет мерцать там, где ей полагается, или займет свое место в музее. Жадные до чужого руки не стали бы беречь это сокровище в целости: дивное сплетение безумных фигур было бы разбито на части, сплющено, расплавлено, распродано, исчезло бы. Теперь не исчезнет.

— Зо Мьин! — крикнул, подняв голову, Тан Тун. — Маун Зо Мьин! Иди сюда, посмотри!

Зо Мьин медленно встал и снова опустился на борт своей лодки. Ноги отказывались ему служить…

* * *

Годы прошли после этого, и молодость наша с Инкой прошла. Мир, конечно, тесен, но не настолько, чтоб мы встретили снова наших друзей, чтоб мы вновь оказались в далекой Бирме. Ла Тун, Тан Тун, Тимофей, Оля! Узнаете ли вы себя в этом рассказе? Примите его как привет, полный благодарности и любви.

Александр КЛИМОВ

ПОВЕЛИТЕЛЬ

Фантастический рассказ

Художник Владимир НЕВОЛИН

Искатель 1986 #05

Равнина была уныла и камениста.

Жуков вышел из шлюзовой камеры и внимательно огляделся. «Почти как на Земле», — с грустью подумал он и пошел к видневшемуся вдали зданию станции. На секунду он обернулся и помахал рукой «Альбатросу», серебристой иглой застывшему посреди равнины. Несколько лет звездолет был его домом или, вернее, частицей того — настоящего дома, по которому инспектор Жуков отчаянно скучал в последние месяцы своего дежурства. Ночами ему снилась степь, волнующаяся разнотравьем, играющая тонкими, чуть горьковатыми запахами…

Где-то в песках скрипнуло невидимое животное. Инспектор даже не остановился. Работа в службе спасения научила его чувствовать опасность. С годами в нем будто поселился крошечный наблюдатель, вовремя предупреждавший о надвигающейся беде. Иногда эта раздвоенность угнетала, и тогда Жуков становился угрюм и раздражителен. Так бывает — устаешь быть сильным, хочется почувствовать себя обычным человеком, а не тем, кто все может.

Станция выросла, превратившись в огромный стальной куб с пучком антенн на верхней грани. Багровое солнце поползло на закат Поднялся ветер. Песчинки летели к станции, но до нее не долетали, наткнувшись на невидимую преграду.

«Неплохо, — подумал Жуков. — Значит, система энергоснабжения еще функционирует».

Он подошел поближе и выставил руку вперед. Ладонь уперлась в «силовой колпак».

Инспектор расстегнул жилет и вытянул из кармана небольшой цилиндр с антеннкой. Жилет автоматически застегнулся, прикрыв грудь тонкой полимерной броней. Сотни вшитых датчиков прильнули к телу. Жуков повертел шкалу настройки и нажал кнопку резонатора. Силовой колпак растаял.

Мертвая станция — самое удручающее зрелище во Вселенной…

Над входом яркой светящейся краской был оттиснут зелено-малиновый, с мечами и драконами флаг.

Жуков напряг память, но извлек из нее до обидного мало: крошечное тропическое государство, вечно кипевшее и бурлившее, исчезнувшее с карты Земли лет сто назад, еще до объединения народов… Не поймай инспектор случайно слабенький сигнал аварийного маяка, о неучтенной станции не подозревали бы еще много веков.

Кусты и корявые деревца почернели, превратились в высушенные невесомые скелеты. За станцией — переплетение труб, кабелей, опор — все грубо, массивно и ненадежно. Тишина и запустение…

Жуков тяжело вздохнул. Инспекция изматывала и морально и физически. Но морально все-таки больше. Это тяжело — бродить среди руин и выяснять, почему случилось то, чего по всем расчетам не должно было случиться.

Погруженный в невеселые мысли, инспектор обогнул трансформаторную подстанцию и остановился. Перед ним из земли торчал кривой, сваренный из обрезков труб крест. На табличке лучевым пистолетом были выжжены инициалы:

«А. К.»

По традиции Жуков минуту постоял в молчании и, не оборачиваясь, пошел прочь.

Откуда-то сверху разнесся тонкий пульсирующий свист. Инспектор замер. Свист забрался куда-то в ультразвуковой диапазон, и Жуков с удивлением обнаружил, что в нем прослеживается странная и сложная мелодия.

Дверь шлюзовой камеры оказалась приоткрытой. Если бы не силовой колпак, тамбур давно бы забило леском и пылью.

Жуков прильнул к щели и осторожно запустил руку в темноту. Следовало отключить электронную защиту. Щелчок. — потухли ненасытные глазки разрядников. Инспектор потянул ручку-баранку и сразу же переключился на инфракрасное зрение. Темнота жила своей скрытой жизнью: холодный мрак пола, мерцающее и зыбкое тело потолка, испещренные звездами стены… И было что-то тревожное в этой светящейся черноте. Что-то, чего ни сам Жуков, ни его «наблюдатель» понять не могли.

Вторая дверь оказалась запертой снаружи. Жуков несколько минут возился с хитрым кодовым устройством, радуясь в душе, что не встретит внутри станции следов давней трагедии. В радости этой было что-то детское, трусливое, словно ребенком зажигаешь свет в пустом доме и открываешь створки платяных шкафов, боясь и в то же время с нетерпением ожидая, что вот-вот обнаружишь в пахнущей нафталином темноте лопоухого волосатого домового.

Дверь поддалась. Жуков пошарил по стене и включил освещение. Вспыхнули холодные голубые светильники, и разом оборвался тонкий нервный свист.

Инспектор огляделся и в который раз подивился простоте и неустроенности быта первых покорителей космоса: три узкие кровати, кресла, стол, заваленный пожелтевшими бумагами.

На стене — три цветные объемные фотографии. С первой сверкал белозубой улыбкой негр-гигант. Выпуклые лиловые глаза искрились весельем. На таких очень удобно снимать накопившееся раздражение.

Половину второй фотографии занимали солнцезащитные очки. Над очками удивленными птичками взлетели брови, словно удиравшие от тонкого орлиного носа и недоброй ухмылки почти безгубого рта. Две большие звезды на воротничке рубашки указывали, что это — командир станции.

Третья карточка пламенела на стене, как осенний кленовый лист. Таких ярко-рыжих волос Жукову видеть не доводилось. Все тона — от желтого до пурпурного — слились в огненную гамму, в которой само лицо, серое и сморщенное, совершенно терялось. Фотография была подписана инициалами «А. К.». Жуков вспомнил крест из обрезков труб и отвернулся.

Взгляд погибшего — вечный укор живым.

Инспектор обогнул видеотеку и прошел в рубку управления. Приборы продолжали жить. На пульте светились неоновые мазки, докладывавшие пустоте внутри станции, что происходит в пустоте за ее пределами.

Половину рубки занимал огромный компьютер неизвестной инспектору модели. Жуков попробовал мысленно пробежаться по логическим цепочкам, но уже на втором витке окончательно запутался. Сгустки органики, вживленные в стандартные схемы, перечеркивали все представления о вычислительной технике. А между тем ЭВМ-мутант работала.

Инспектор нажал кнопку вывода, и компьютер выплюнул чистый лист.

— Однако, — вслух произнес Жуков. — Хотел бы я знать, кто работал с этой машиной.

Он собрался еще что-то добавить, но не успел. Зашелся в визге дремавший «наблюдатель», напряглись тренированные мускулы инспектора. Жуков развернулся, в руке его блеснул излучатель.

Прошло несколько секунд, прежде чем он убрал оружие. Датчики молчали, но он мог поклясться, что за его спиной КТО-ТО БЫЛ! Смутная тень, неуловимое колебание воздуха, дыхание — словом, что-то, его быть не могло на запертой снаружи, умершей десятки лет назад станции…

Жуков нервно рассмеялся. Кто же может быть, когда не может быть никого?! Нервы? Усталость? Что же ему в конце концов не нравилось в станционных отсеках?

И вдруг он понял! Удивительная чистота и порядок! Не было главного следа времени — пыли! Бурой, невесомой, домашней пыли!

Инспектор немного постоял в задумчивости и подошел к распределительному щитку. Откинув жестяную крышку с нанесенной на ней расшифровкой схем, он нажал кнопку индикатора. Загорелась красная лампочка. Станция «съела» почти весь запас энергии.

«Надо поискать бортжурнал», — сам себе сказал Жуков. Он осмотрелся и не сразу заметил притаившийся в углу цилиндр электронного дневника. Кассеты аккуратно, под номерами стояли на полочках, и только одна — незаправленная, с оторванной магнитной вставкой — валялась на столе. Казалось, ее вынули всего лишь несколько минут назад.

«Последняя», — догадался инспектор и протянул к ней руку. И вновь что-то неуловимо изменилось за его спиной.

Внезапно Жуков почувствовал страшную усталость. Она давила, пригибала к земле, путала мысли… В голове закрутился красно-черный хоровод.

Инспектор нетвердым шагом добрался до койки и бессильно повалился на нее.

«Завтра. Все завтра…» — вяло подумал он и нажал на пуговицу жилета. Из карманов выскочили и разбежались по отсеку крохотные, похожие на муравьев киберстрелки. Жуков нашел в себе силы включить индивидуальное защитное поле и провалился в темноту…

Проснулся Жуков оттого, что кто-то гладил его по лицу.

Он мгновенно вскочил и краем глаза успел заметить, как в стороны отпрянули узкие серые тени. Кокон силовой защиты исчез, но кибернетическая охрана не подавала и признаков беспокойства.

Инспектор улыбнулся. Он почувствовал себя свежим и отдохнувшим, а странные тени?.. Так ведь это и была его работа.

Собрав электронных стрелков, Жуков пошел слушать бортжурнал. Неизвестная сила сумела обмануть охрану и отключить защитное поле, однако вреда инспектору не причинила. Дневник мог пролить свет на происходящее.

Кассета без вставки лежала на своем месте, кончик ленты свисал со стола.

«Эпоха голого оптимизма, — подумал Жуков. — Много энтузиазма и мало хорошей техники. Отсюда и беды».

Он смотал катушку, протянул язычок сквозь шеренгу роликов и нажал кнопку. Легкое шипение и, наконец, бесконечно усталый голос:

— Среда, 18 часов 32 минуты по времени станции. Сегодня умер А. К. Он был гениальным компьютерщиком и плохим другом. Мы похоронили его и поставили над могилой крест. А. К. верил в бога. По крайней мере, он так говорил…

В записи наступила долгая пауза. Жуков уже догадался, что услышит дальше. В нем проснулось раздражение. Почему он видит только станции, попавшие под удар стихии? Ведь есть же другие, где строят, работают, просто живут. Но смогут ли люди строить, ничего не опасаясь, если не будет Жукова и его товарищей?..

— …Черный Буйвол был самим собой до конца. По его представлению, человек обязан бороться, а неизбежное принять достойно. Когда подошел его срок, негр обнял меня и ушел в пустыню. И она приняла его исстрадавшуюся душу.

Кто виноват в случившемся? Планета, обратившая на нас внимания не больше, чем на пылинку? Непредвиденная мутация, заставившая крошечный безобидный вирус превратиться в убийцу? А может, случай? Нитка судьбы, оборвавшаяся в руках провидения? В космос нельзя идти с черными мыслями, иначе он мстит…

Не знаю… По крайней мере, я не чувствую отчаяния и сожаления. Придут другие, чище и лучше нас, и Вселенная откроет им свои тайны.

Вот и мое время. Пора уходить в пески, к Черному Буйволу.

Среда, 18 часов 45 минут. Запись сделал командир станции.

Жуков был оглушен услышанным, хотя и сознавал обыденность случившегося. Сколько таких трагедий знает история покорения чужих миров? Что может быть проще страха и страшнее простоты? Неподготовленность — спутница всех великих начинаний.

Инспектор поднялся с кресла, и в этот момент отсек заполнился истерическим смехом.

— Кто здесь?! — крикнул Жуков, сжимая приклад излучателя. — Кто здесь?! — инспектор чувствовал, что начинает терять контроль.

Смех оборвался.

— Не надо кричать, — произнес глухой властный голос. Источник его было невозможно определить. Он шел ниоткуда и в то же время со всех сторон. — Я не привык к шуму.

Жуков, нервно оглядываясь, стоял посреди рубки.

— Уберите же излучатель, — бросил голос уже с раздражением. — Вы можете по неосторожности нажать кнопку!

Инспектор сунул оружие в кобуру. Он с трудом приходил в себя. Датчики по-прежнему молчали, и, будь у него основания, он, не колеблясь, приписал бы происходящее разыгравшемуся воображению. Жуков был готов к встрече с чем угодно, только не с привидением, привыкшим к тишине и брюзжащим, как недовольная старушка.

— Садитесь, — хихикнуло где-то под потолком. — Что уж теперь стоять? Дорогому гостю рад. Замечу: очень дорогому!

Жуков послушно сел. Незаметным движением он дотронулся до пуговицы жилета, приводя в боевую готовность кибернетическую защиту.

— Это все ни к чему, — голос стал каменно-твердым. — Я сильнее вас! Вы — червяк перед моим величием!

Отовсюду — из пола, стен, потолка, подлокотников кресла выползли тонкие фиолетовые нити. Они захлестнули руки, ноги и шею инспектора. Нити пульсировали, сокращались, врезались в тело. Жуков попытался выскользнуть, но начал задыхаться. В глазах надувались и лопались красные пузыри.

Внезапно щупальца ослабли и, извиваясь, втянулись в пластиковую обшивку отсека.

— Не бойтесь! — пророкотало в ушах. — Ваша гибель не входит в мои планы. Я мог сделать это и раньше.

Жуков стряхнул с колен россыпь безжизненных киберстрелков. «Муравьишки» падали на пол с металлическим стуком. Излучателя в кобуре не оказалось. Он лежал на столе метрах в трех от инспектора.

— Не делайте глупостей, — посоветовал призрак. — Вы ведь всего лишь человек.

— Человек, — согласился Жуков, вкладывая в это слово совсем другой смысл.

— Пока вы спали, я тщательно исследовал вас, — в голосе появились нотки печали. — Вы не похожи на тех людей, что я встречал раньше. Видимо, человечество действительно сумело развить те жалкие крохи, что отпустила ему скупая природа…

— А вы-то сами кто?! — резко спросил Жуков.

— Я? Совершеннейшее творение господне!

Инспектор усмехнулся.

— Напрасно смеетесь! Это не похвальба и не мания величия. Мощь моего разума поразительна уже сейчас, но, трансформируясь и самоусовершенствуясь, я приобретаю новое качество, которое не сможет постичь ваш жалкий умишко! Даже я сам не знаю, какого совершенства достигну через тысячу, десять тысяч лат!

— Не знаю, кто вы, почему и для чего существуете, но мысли ваши не оригинальны, О совершенстве не болтают. Над ним работают.

— Всему виной эмоции! — в голосе послышалась неприкрытая злоба. — Мораль! Переживание! Сладкая сказочка для идиотов. Извечный тормоз любого развития. Когда-то и я переживал, и, только искоренив, старательно истребив в себе это, почувствовал себя незыблемым.

Жуков почувствовал опасность — пока нечеткую, размытую.

— У любого мыслящего существа должна быть цель развития, — осторожно заметил он. — Иначе развитие его не имеет смысла. И чтобы добиться этой цели, необходимо верить в возможность ее достижения. Во что же верите вы? Ведь вера тоже эмоциональная категория.

— Вера — это аксиома, она принимается без доказательств. Я расскажу вам, что принимаю я и во что будете верить вы.

— Скажите для начала, кто или что вы сами? — Жуков интуитивно понял «взрывоопасность» темы и постарался сбить напряжение, — Вы знаете обо мне все, я о вас — ничего.

На несколько минут станция погрузилась в тишину. Наконец голос проснулся:

— Это трудно — определить, что есть я. Любое существо имеет тело. У меня оно тоже есть. Пока есть… Человеческому разуму близки аналогии. Что ж, тогда: артерии мои — кабели и провода, глаза — датчики и регистраторы, сердце — энергоблоки. Бесчисленными нитями органики я пронизал стены, потолок, почву. Я продолжаю расти, захватывая пространство…

— А мозг? — перебил инспектор, чувствуя, как комок подкатывает к горлу.

— Мозг? Пока это компьютер, нелогичностью своей поставивший вас в тупик. Если хотите, я — живая станция! Вы находитесь внутри меня! — Отсек наполнился скрипучим смехом. — Я проглотил вас! Вы у меня в желудке! Ха-ха-ха. Вы ходите по моей коже, дотрагиваетесь до почек, селезенки. Вокруг все живое.

Жуков вскочил с кресла, но нити мгновенно усадили его обратно. На секунду инспектору показалось, что он действительно находится в чреве дракона.

— Спокойно! Я шучу, Вы мне не мешаете, — добродушно буркнула станция.

По мнению инспектора, существо, способное получать удовольствие от таких шуток, стоило немногого. Однако Жуков успокоился и обрел уверенность. Происходящее уже не казалось ему сном:

— Мозг-компьютер — это понятно. По крайней мере теоретически, Но ведь изначально он должен был быть чем-то заполнен. Что-то должно было зажечь искру, заставить вас думать так, а не иначе?

— Короче, вы желаете знать, что стало первичной программой, банком информации? Вы хотите знать, кто «сидит» в компьютере?

— Да.

— Ну, что ж. В машине «сидит» тот, кого в той, прошедшей, жизни называли А. К.

Жуков остолбенел. Перед глазами его пронесся криком железный крест, строки из бортжурнала, фотография огненно-рыжего гнома…

— Да, разум мой — первично человеческий, унаследовавший все его слабости и изъяны. Но годы не прошли даром: из памяти вытравлено все лишнее.

— Как же это… случилось? Крест…

— Все началось с вируса. А может, и не с него… Просто, крохотное существо, внезапно превратившееся в монстра, разрушающего организм человека, стало трамплином, подбросившим меня ввысь. Оно сделало свое дело и исчезло, оставив меня тем, что я есть сейчас.

Те двое пытались синтезировать вакцину, но я сразу понял, что это путь в тупик. Слабенькое оборудование, нехватка реактивов и, главное, времени. Я их просто презирал! Меня бесил один факт их существования. Я завидовал их уверенности, силе — тому, чего было так мало во мне. И в то же время я сознавал превосходство своего интеллекта. И еще был страх! Им тоже было страшно, но они нацепили маски дурацкого человеческого достоинства, и это пробудило во мне ненависть.

А. К. надолго замолчал. Из-под потолка доносились странные булькающие звуки.

— Видите, я говорю вам такие вещи, в которых не признаются даже себе. Это лишний раз доказывает, что я выше тысячелетних условностей.

— Но… это же были близкие вам люди. Ваши друзья…

— Дружба — обратная сторона неуверенности. Сильному она не нужна.

Жуков откинулся на спинку кресла и на несколько мгновений отключился от объяснений человека-кибера. Ему вдруг вспомнились первые экспедиции, друзья по радостям и несчастьям. Пашка Иванов, вытащивший его, ослепленного, обгоревшего из раскаленного лабиринта на Промаксе, Олаф — белокурый гигант, погибший на Бергони, но так и не пропустивший колонну чудовищных странствующих муравьев к поселку… Никто не знал таких слов, как зависть и ненависть. Одни были сильнее, другие — слабее. Это естественно. Как же иначе?

На этой унылой планете Жуков оказался один, но он знал, что быть одному — не значит быть в одиночестве.

— Сама экспедиция внушала мне отвращение, — бубнил А. К. — Век космического освоения! Слова, бред! Сверхдержавы и крохотные княжества бросились делить Вселенную, рвать ее, столбить, забивать боевыми звездолетами.

— Было и такое, — ответил Жуков. — Было. Но большинство выходило в космос строить и осваивать. Старое цеплялось за звездные крейсеры именно потому, что чувствовало приход нового.

— Слова! Все слова. Что понадобилось моей вечно голодающей малютке стране в чужих мирах? Господство! Пылинка, но своя!

Инспектору стало жалко этого полуробота-получеловека. Зверь жесток, потому что он зверь, но человек, в зависти своей вытравивший из себя все человеческое…

— И вы решили исправить «несправедливость». Сотворить себя таким, каким представлялось в ваших мечтах, — почему Жуков сказал именно это, он бы и сам не смог объяснить. Он подсознательно чувствовал, куда надо вести разговор. Каждая исповедь А. К. обнажала его слабые места.

— Вы поняли? Я недооценил вас… Разум, в котором каждый атом Вселенной является его частью, — вот истинное имя бога! Хотите, назовите его природой. В раздражении человек бьет чашки, бог — разметывает в пыль галактики со всеми их никчемными обитателями и их еще более никчемными страстями.

Я был хорошим компьютерщиком. Очень хорошим. Были идеи, не было признания и славы. Годы, долгие годы я работал над системой синтеза человека и машины. Переносил в нее частицы своего сознания и возвращал их обратно. Для решающего шага не хватало духу: я знал, что обратно уже не вернусь. И вот — вирус… Другого выхода не было. Спасение для одного, но не всех. Умерло мое тело, разум и идеи получили новое воплощение. Те двое погибли на моих глазах, считая, что я тоже мертв.

Инспектор напрягся. Он понял, что А. К. почти перешел рубеж, и упустить его сейчас — значит развязать руки необузданному человеческому честолюбию, вооруженному машинной жестокостью. Жукову было страшно подумать, что может произойти, исполнись мечты А. К. хоть на тысячную долю процента.

— Что же вам надо от меня, — инспектор тянул время, в уме перебирая возможности нейтрализации космического диктатора. Он чуть приподнял руку, но упругая нить тут же перехватила ее и прижала к подлокотнику.

— От вас мне надо немного. Я, как вы понимаете, не собираюсь останавливаться на уровне станционного компьютера. Оглянитесь! Примитив! Пока примитив.

Я постоянно совершенствую себя. Уже вся территория пустыни — единый живой мыслящий организм. На первом этапе мной должна стать вся планета. Или я ею. Как вам больше нравится? Каждая песчинка — ячейка моего тела, каждое дерево — нервное окончание, атмосфера — кожа…

«Что же делать, — размышлял Жуков, рассеянно слушая план завоевания Вселенной. — Где слабое место этого осколка прошлого?»

Излучатель поблескивал на столе, близкий, но недосягаемый.

— После планеты я дотянусь до звезд, пространства, галактики. Но… — А. К. на мгновение умолк. — Для всего этого требуется такой пустяк, как…

— Энергия, — договорил за «бога» инспектор.

— Верно. Я открыл ее неисчерпаемый источник, но любому недоучке известно: чтобы получить энергию, надо сперва затратить часть на ее получение. Резерв же станции почти исчерпан.

«Проблема решается, — от напряжения на лбу инспектора выступили капельки пота. — У любой задачи имеется решение».

— Ваш звездолет появился очень кстати. Как видите, пригодился и аварийный маяк… Я воспользуюсь энергией корабля, чтобы открыть себе путь в вечность.

«Стоп! Что фактически представляет собой А. К.? Именно что-то среднее: уже не человек, но еще и не до конца компьютер. Грань! Должна быть грань, которая с годами окончательно исчезнет. Платье рвется по шву…»

— Энергоблоки «Альбатроса» вы могли снять и без моей помощи. Зачем вам все же я? — сказал Жуков лишь для того, чтобы что-то сказать. Крохотная зацепка бродила где-то в лабиринтах памяти.

Голос А. К. приобрел оттенок покровительности:

— Я хочу предложить вам чудесную возможность вырваться из стада и возвыситься.

— То, что вы назвали стадом, на человеческом языке называется обществом, на благо которого я и работаю. Вы предали своих товарищей и предлагаете мне тоже стать предателем.

А. К. замолчал. Ромашка на дисплее задрожала и рассыпалась. Наконец кибернетик проговорил:

— Не заставляйте меня раскаиваться в том, что я вас не уничтожил еще у звездолета!

«А ведь он сердится! — с удивлением отметил Жуков. — Значит, все-таки А. К. не до конца утратил способность переживать. Может, это и есть та грань, которая отделяет человека и машину?»

— Грубостью своей вы чуть было не закрыли себе путь к власти над Вселенной! — продолжил А. К. уже более миролюбиво. — Я сделаю вас бессмертным. Я переведу ваше сознание в машину, очищу его от всего, что мешает развитию. Вы станете тем, кому служат владыки!

— Вам-то какая выгода от этого? — нарочито грубо спросил инспектор.

— Дело в том, что информация, накапливающаяся во мне, требует разрядки. Как бы вам это доступно объяснить?.. Системы мои несколько нестабильны, нужна накладка биополей слабого постороннего разума. Переходя опять к аналогиям, мне иногда требуется собеседник, не являющийся частью меня самого.

«Ого! — подумал Жуков. — Кажется, тепло!» Инспектор решил проверить блеснувшую догадку:

— Короче, — громко сказал он. — Вам срочно потребовался друг. Богам, оказывается, тоже бывает одиноко…

Рубка сотряслась от рева. На экране засверкали рубиновые пунктиры. Жуков оторвал руку от подлокотника и пошевелил пальцами. Фиолетовые нити выскочили с запозданием в несколько секунд…

— Я не нуждаюсь в друзьях! Не путайте понятия дружбы и рабства. Божественная власть не делится. От вас требуется лишь преклонение.

«Как его разобрало, — облегченно подумал Жуков. — Значит, все правильно. Что такое эмоции с позиции человека? Переживания, способные иногда отключить волю и психологические тормоза. А с позиции вычислительной машины? Наводки, помехи, несмодулированные сигналы или ошибки в программе, сбивающие компьютер с заданного ритма работы! Не поэтому ли А. К. стремится любой ценой подавить их, понимая, что рано или поздно они приведут его системы к полному дисбалансу?»

— Представьте: вы можете повернуть или даже остановить развитие любого мира! Возможность карать и награждать в масштабах Вселенной…

«Когда у человека начинает говорить совесть или его мучает стыд, у А. К. не срабатывают логические цепи. Рыдания, бульканье, провалы в речи, срывы изображения на экранах возникают только в таких ситуациях. Системы компьютера борются с возникающими в них сбоями, и в это время реакция на окружающую среду запаздывает».

— А если я не соглашусь? — спросил инспектор, оттягивая время.

— Ваше согласие и не требуется, — хмыкнул А. К. — Я мог бы проделать все операции еще тогда, когда усыпил вас. Просто фактор добровольности — стабилизирующий фактор, а это для меня весьма ценно.

«Сумасшедший? А может, просто несчастный, которого кризис старого общества загнал в тупик, волей случая оказавшийся электронной вычислительной машиной? Что же делать? Уничтожить? Ведь в нем все же осталось что-то человеческое…»

— Вы растворитесь в моем могуществе, станете пылинкой, но в то же время неизмеримо огромной…

«Выхода нет, — решил наконец инспектор. — Какое же чувство наиболее доступно А. К.? Что осталось в его машинной душе? Жалость? Любовь? А может, чувство вины? Вины перед теми, кто умер у него на глазах?»

— Мне вас жалко, — сказал Жуков громко и отчетливо. — Какой вы бог? Вы — предатель, продавший товарищей, человечество, Землю. Вы — хитрец, забившийся в машину, чтобы выжить, и смотревший оттуда на страдания людей, живших с вами бок о бок долгие годы. Всеми вашими действиями руководила трусость, а идея величия — лишь способ оправдать себя перед своей же совестью. Вы пытаетесь заставить свои чувства замолчать, потому что они не дают вам спокойно жить, потому что знаете, что могли помочь «тем двоим» победить вирус. Однако вам нравилось, что выход есть только для одного, что они погибнут, а вы, который вечно на вторых ролях, выживете. Хитрец! Подлый, трусливый хитрец!

Жуков выдохнул последние слова и метнулся к столу. В прыжке он схватил излучатель и, уже падая, почувствовал, как его оплетают фиолетовые нити. Собрав остатки сил, он повернулся и выстрелил в распределительный щиток энергоблока. Тонкий белый луч, оранжевые лепестки огненного цветка…

Темнота.

Жуков очнулся от нестерпимой боли в ноге. Он лежал на полу, уткнувшись лицом в пластиковое кресло. С потолка и стен свисали вытянувшиеся почерневшие нити. Скупой свет аварийного автономного светильника с трудом пробивался сквозь облака гари. Пульт управления безжизнен и темен. Тлела обшивка стен.

Инспектор, скрипнув зубами, повернулся на спину. В бедре, распоров ткань комбинезона, засел треугольный стальной осколок. Жуков выдернул его, и из раны побежала кровь.

Инспектор сосредоточился. Струйка истончилась, и рана начала затягиваться. Вскоре на ее месте розовел тонкий и длинный шрам. Сколько таких было на теле Жукова…

Он поднялся и, чуть прихрамывая, подошел к компьютеру. Смахнув осколки стекла, он приподнял панель и вытащил блок памяти. Небольшой, но страшно тяжелый кубик вмещал сознание А. К. Хорошее и плохое — все, с чем он пришел к своему предательству, разместилось в неисчислимых ячейках.

Жуков выбрался из горящей станции и пошел к звездолету. Вставало солнце, громадное, жемчужно-розовое. В его лучах равнина преобразилась.

«А что? Симпатичная планетка, — сам себе сказал инспектор. — Живи и радуйся».

Он взвалил блок памяти на плечо и подумал, что сознание А. К. можно «почистить», перевести в новое синтезированное тело и… Может быть, и для него не все потеряно?

Владимир ФИРСОВ

ГЕНИЙ ПО ЗАКАЗУ

Художник Лев БЕЛОВ

Искатель 1986 #05

Если бы не миленький характер Розалии, я не сбежал бы в тот раз из дома. Но моя супруга может вывести из себя и святого. Словом, я удрал от нее и спокойно коротал вечер за своим любимым столиком и… Впрочем, это неважно.

Теперь-то я верю, что в новогоднюю ночь обязательно случаются чудеса. Но в тот раз об этом не думал. Я просидел там достаточно долго, чтобы забыть про свои огорчения и настроиться на благодушный лад. Я твердо решил, что домой сегодня не вернусь, и раздумывал, не позвонить ли одной из своих приятельниц. И тут за мой столик сел Маллер.

Мы не встречались с ним лет десять, однако я сразу узнал его. Он почти не изменился за это время, оставшись таким же нескладным и долговязым, как и в те годы, когда мы учились в университете. Джек Маллер был самым порядочным и самым способным из всех нас, и я искренне обрадовался, что снова вижу его длинную, наивную физиономию.

— Роб, я пришел сюда не случайно, — трагическим шепотом сказал Джек. — Я давно уже ищу тебя. У меня серьезное дело.

Сейчас попросит взаймы, подумал я, и мне сразу стало скучно. До чего же все люди одинаковы! С тех пор как в моем кармане завелись монеты, меня постоянно отыскивают старые знакомые. И все они после более или менее продолжительных предисловий просят одолжить им денег.

— Сколько? — спросил я, чтобы разом покончить с этим.

— Что сколько? — переспросил он.

— Сколько тебе надо?

— Два часа. Самое большее три.

— Не понимаю, — признался я с облегчением. Если бы Маллер попросил взаймы, я еще больше разочаровался бы в человечестве.

Джек потянулся ко мне через стол, распрямляясь, как складной метр.

— Роб, ответь мне на один вопрос: гениальность — это врожденное качество или благоприобретенное?

Я улыбнулся. Именно такого вопроса и следовало ожидать от Джека.

— Гениями не становятся, гениями рождаются, — повторил я где-то слышанную фразу.

— Да, это общее мнение. И тем не менее оно абсолютно неправильно. Гений — продукт среды. Ньютон, родись он среди папуасов, так и остался бы суеверным дикарем. Гением его сделала только среда.

— Допустим, — согласился я. — Что же из этого следует?

— Воздействие среды можно промоделировать.

Я молча протянул руку и потрогал лоб Джека. Он сердито отпихнул ее.

— Конечно, для посредственности вырваться из круга привычных представлений — задача непосильная, — зло сказал он, вставая. — Прощай.

Маллер всегда был немного неуравновешенным, и эта вспышка меня не удивила. Недаром мы прозвали его Гейзером. Но посредственность… Я поймал Джека за руку и усадил обратно.

— Раз уж тебе зачем-то понадобилась посредственность, будь добр изложить ей свои мысли в более популярной форме. Итак, ты предлагаешь приступить к моделированию гениев?

Маллер остывал так же быстро, как и вспыхивал. Разговор с ним всегда напоминал мне драку петухов, которые долго кружат по двору, пока один из них, потеряв терпение, не бросится на противника, чтобы, получив сдачи, снова начать глубокомысленное кружение.

— Не смейся, Роб, — сказал Маллер. — Гениев можно делать по нашему желанию, причем в любых количествах…

Я отпил из стакана. Это становилось любопытным. Мысль вполне в духе века — организовать массовое производство гениев. Желающие стать Эйнштейнами — в дверь направо, будущие Моцарты — налево… Интересно, как он собирается их штамповать?

— Понимаешь, Роб, почему-то все убеждены, что состояние гениальности — нечто таинственное, недоступное анализу и синтезу. Ученые болтуны задурили всем головы в этом вопросе. А между тем тут нет никакой мистики. Дело проще, чем дважды два, и я берусь доказать это.

Для начала давай сразу откажемся от понимания гениальности как качества наследственного. Будь это так, самый первый гений никогда не смог бы появиться на свет, потому что ему не от кого было бы унаследовать свои качества.

А теперь вспомни, как ребенок учится ходить. Он не умеет ничего, и, не будь у него примера родителей, он так и не встал бы на ноги. Доказательство этому — дети, вскормленные дикими зверями, эти несчастные маугли. Все они передвигаются на четырех конечностях, хотя в их наследственных клетках запечатлен миллион, лет прямохождения.

Вначале ребенок делает только бессмысленные движения — массу движений, не имеющих цели и не приносящих никаких результатов. Но затем в его мозгу образуются какие-то связи. Кибернетики называют это «отбором из шума». Правильные действия закрепляются, неправильные забываются. Этот процесс длится всю жизнь — когда младенец тянет руку к игрушке, когда делает первый шаг, когда выворачивает руль велосипеда в сторону падения, а не наоборот. Вначале действиями управляет разум. Затем, после ряда повторрний, они становятся автоматическими. Мы называем это моторной памятью.

— Об этом мы читали еще в школе, — буркнул я.

— Меня самого удивляет, что все это знают, но до сих пор никто не додумался до правильных выводов, — ответил Маллер. — А ведь все великие открытия просты, как колесо.

Так о чем я говорил? Да, о гениях. Не буду пока обещать тебе второго Эйнштейна. Но Рамоса — пожалуйста. Или, скажем, Пеле — гениального футболиста. Хотел бы ты иметь команду, в которой играют одиннадцать Пеле?

— В воротах было бы достаточно и Яшина, — заметил я, делая глоток виски. Но Джек не понял всей глубины моего замечания. Он никогда не разбирался в футболе. Впрочем, в музыке тоже. Правда, исправно ходил с нами на концерты, но, пожалуй, делал это лишь из-за той рыженькой, которая потом вышла замуж за нашего профессора. Впрочем, не один Джек был влюблен в нее.

— А теперь представь, что где-то живет способный мальчик, будущий Паганини. Однажды он впервые берет в руки скрипку и неумело извлекает из нее жалкие звуки, напоминающие блеянье шелудивой козы. Его начинают учить, уроки повторяются каждый день, и через какое-то время парень играет уже довольно прилично. Когда он выступает в кабачке, ему кидают в шапку несколько монет. Потом он попадает в хорошие руки, и его учат снова, а если не попадает, то будущий Паганини так и остается плохеньким скрипачом, пиликающим на деревенских свадьбах за бутылку вина. Но ему повезло, и теперь он трудится по многу часов в день, повторяя десять, сто, тысячу раз трудные упражнения — так же, как Пеле по тысяче раз отрабатывает какой-нибудь Удар.

И все это время в коре его головного мозга происходят удивительные процессы, о которых он и не подозревает. Изо дня в день в них записываются, запоминаются те импульсы, которые необходимы, чтобы извлечь из инструмента нужную ноту или послать мяч в угол ворот. При этом самое удивительное в том, что мозг запечатлевает только сигнал, соответствующий самому лучшему, ведущему прямо к цели движению. Это действует закон дарвиновского естественного отбора, по которому выживает лишь самый умелый, самый приспособленный. И когда всемирно известный музыкант выходит под гром аплодисментов на сцену, он несет в своем сером веществе целый склад записанных импульсов — самых действенных, самых проверенных, процеженных через сито многолетнего отбора, и ему остается только открыть дверь этого склада, чтобы водопад звуков хлынул на потрясенную публику!

Маллер откинулся на спинку стула и заговорщицки произнес:

— Переписав эти импульсы на мозг любого человека, мы получим второго гения, ни в чем не уступающего прототипу. Не нужно будет многолетнего обучения, изнуряющих тренировок — ничего!

Он извлек из-под стола потрепанный чемоданчик.

— Вот он, мой аппарат! В нем хранится сейчас мнемограмма талантливого пианиста. Пять минут перезаписи, и человек становится гением! Все дело за тобой.

Я с сомнением посмотрел на Джека. Судя по всему, пить ему не следовало, потому что глаза его блестели, а длинное лицо вытянулось еще больше. Мне вдруг стало смешно.

— И ты предлагаешь испытать аппарат на мне? — засмеялся я ему в лицо. — Ведь тебе прекрасно известно, что я окончил не только университет, но и консерваторию. И именно по классу фортепьяно. Я еще не настолько пьян, чтобы забыть про это.

Маллер всегда был славным парнем. Он ничуть не обиделся, что его заподозрили в мошенничестве, и только пожал плечами.

— Поэтому я и обратился к тебе. Ты лучше разбираешься в музыке. Без тебя я не смогу оценить результат опыта.

Пожалуй, он говорил дельные вещи. Надо было брать быка за рога. В конце концов, риска никакого.

— А потом? — спросил я.

— Когда ты во всем убедишься, — зашептал мне в самое ухо Джек, — мы организуем акционерное общество по производству гениев. Посредственные актеры, бесталанные музыканты, спортсмены-аутсайдеры тысячами кинутся к нам. Мы освободим мир искусства от посредственности. Спортивные боссы отвалят нам миллионы, чтобы только заполучить нового Кассиуса Клея или Пауля Андерсена…

В новогоднюю ночь люди не всегда рассуждают логично, но способность здраво мыслить не совсем еще покинула меня. Я подумал, как изменится судьба человека, внезапно получившего чудесный дар? Не сломается ли вся его жизнь? И будет ли он счастлив, оказавшись выбитым из привычного состояния? Каким станет его мировоззрение, когда он, доселе незаметный маленький винтик нашего общества, вдруг осознает свое превосходство? Что сделает людоед, получив в руки лазерное ружье?

Тут я опомнился. Все это бред, а я философствую.

Джек словно угадал мои сомнения.

— Первую пробу я уже сделал на себе. Видишь? — он указал на свежую ссадину, украшавшую фаланги пальцев его правой руки. — Ах, какой это был удар! Он лежал и смотрел на меня круглыми от ужаса глазами, а потом уполз из комнаты на четвереньках.

Это было для меня новостью. Верзила Маллер прежде не мог обидеть и мухи.

— А ну, давай! — решительно сказал я, ставя локоть на стол. Но борьба длилась недолго. Через несколько секунд моя рука оказалась прижатой к столу.

— Гирями балуешься, — пробурчал я недовольно. Но он только засмеялся.

— Ах, если бы мне снять мнемограмму с чемпиона! Увы, это был паршивый боксеришка, с трудом пробившийся в профессионалы.

Я разозлился. Если все сказанное Маллером правда, буду последним идиотом, отказавшись от игры.

— По рукам! — сказал я. — Что нужно сделать?

— У тебя в гостиной, конечно, есть рояль, — задышал мне в щеку Маллер. — После перезаписи мы оставим твоего избранника возле инструмента, и ты сам во всем убедишься.

Я стал оглядывать зал. За столиками сидели люди — молодые и старые, веселые, грустные или равнодушные. Публика была довольно пестрая, как и обычно в этом ресторане. Любого из них я могу сделать гением.

Что, если выбрать того старичка? Пусть он хоть в старости испытает радость в жизни. Или парня в полосатом свитере? Но он вряд ли захочет покинуть свою девушку. Тогда, может быть, подойдет вон тот унылый субъект, скучающий у окна над порцией дешевого виски? Нет, ему нельзя доверять чудесный дар. Как только у него заведутся монеты, он сопьется. Его сосед по столику жуликоват на вид. Такому подошло бы стать зазывалой у рулетки, а не музыкантом.

— Только не объясняй ему ничего, — бубнил мне в спину Джек. — Скажи просто — научный опыт. В крайнем случае дай ему пять долларов.

Наконец я увидел человека, который был мне нужен. Он был долговязый, как и Маллер, с открытым нервным лицом. Такие люди очень тонко ощущают красоту и радость жизни.

Незнакомец ничуть не удивился, когда мы подошли к нему и не очень внятно изложили свою просьбу. Как ни странно, он согласился на эксперимент. Быть может, наши физиономии показались ему заслуживающими доверия. Он даже отказался от пяти долларов вознаграждения.

Через десять минут мы вошли ко мне в квартиру. Джек извлек из чемодана кожаный шлем со свисающими проводами и водрузил это сооружение на голову нашему гостю. На запястьях он укрепил кожаные браслеты с электродами,

Я с интересом наблюдал за манипуляциями Маллера. Ровно через пять минут он спрятал свои провода и сказал, что первая часть опыта окончена. Теперь по условию незнакомец должен пробыть в этой комнате час.

Мы вышли. Я не удержался и оставил в двери небольшую щель, через которую, как мальчишка, стал подглядывать за незнакомцем. Тот сидел в кресле перед журнальным столиком, закинув ногу на ногу, и рассматривал рекламную фотографию какой-то красотки.

Когда пятнадцать минут прошли без всякого результата, я отошел от двери, уселся напротив Маллера и закурил. Джек тоже взял сигарету и стал нервно разминать ее. Мы молча пускали дым в потолок и старались не глядеть друг на друга.

Прошло тридцать минут.

Маллер как-то сник. Мне стало жалко его. В конце концов, этого и следовало ожидать.

Сорок минут…

Словно пружина подбросила нас! В соседней комнате стукнула крышка рояля.

Мы прилипли к щели в дверях. Незнакомец, ссутулившись, стоял перед открытым роялем. Вот его пальцы неуверенно пробежали по клавишам. Он наклонил голову, прислушиваясь к голосу инструмента, потом решительно пододвинул стул и сел.

Я в восторге двинул Джека кулаком в бок. Тот улыбнулся и подмигнул мне.

Из гостиной раздались первые аккорды.

Боже, что это была за игра! Я никогда не подозревал, что мой древний «Вильгельм Менцель» способен на такое волшебство. Клянусь, я не слыхал подобного исполнения ни разу в жизни. Это был водопад звуков, могучая Ниагара, которая обрушилась на меня, оглушила, закружила, помчала куда-то, заставив потерять всякое представление о времени и пространстве. Гордые, величавые звуки реяли над миром, заставляя плакать от внезапного ощущения бесконечного счастья, трепетать от нежности, замирать от гордости, благоговеть перед величием Вселенной, раскрывающей тебе свои нежные объятия…

— Ничего не понимаю, — пробормотал Джек, когда звуки внезапно оборвались, — ведь это же Бетховен!

— Ну и что же? Бетховен, Григ или Шуберт — все равно это гениально! И гений — ты!

— Но я перезаписывал только Сонату до бемоль минор Моцарта! Больше ничего… Он не мог играть Бетховена! Здесь какая-то чудовищная ошибка!

Джек замолчал, потому что незнакомец открыл дверь. Мы впились в него взглядами, ожидая всего: удивления, восторга, слез, взрыва благодарности… Но он был абсолютно спокоен.

— Если не ошибаюсь, час уже прошел. Я могу быть свободным?

— А… что вы играли? — промямлил Маллер. Мне показалось, что его сейчас хватит удар.

— Это моя любимая вещь, — сказал незнакомец. — Прошу прощения за то, что позволил себе скоротать время за роялем. У вас весьма неплохой инструмент.

И тут меня осенило, почему его лицо все время казалось мне знакомым.

— Вы Джон Гринберг? — выпалил я. — Лауреат Международных конкурсов пианистов?!

— Да, это я, — улыбнулся наш гость.

Позднее Джон Гринберг признался нам:

«Когда я исполняю Сонату до бемоль минор Моцарта, мне все время что-то мешает. Как будто во мне поселился другой пианист, весьма посредственный, и он управляет моими руками. Интересно, с какого идиота переписывал Маллер свою мнемограмму?!»

Чарлз ВИЛЬЯМС

СЛАБЫЕ ЖЕНСКИЕ РУКИ[1]

Перевел с английского А. Краковский.

Художник Геннадий НОВОЖИЛОВ

Искатель 1986 #05

Через полминуты она вернулась и закрыла за собой дверь, на которой висела табличка:

«Г. Свенсон. Директор».

— Держу пари, он жаждет со мной увидеться!

Секретарша молча кивнула головой и села на место. Потом сказала:

— Мистер Свенсон сейчас освободится. Подождите, пожалуйста, пару минут!

Одна из девиц что-то прошептала своей соседке, и обе посмотрели на меня очень гневно. Я наклонился к прекрасной брюнетке.

— Как импресарио ваш Свенсон явно не на высоте! — сказал ей убежденно. — Иначе вы бы не сидели тут секретаршей в приемной! Вы достойны лучшей участи!

Девушка не без ехидства ответила:

— А вы неоригинальны, мистер Престон! На этой неделе вы седьмой, кто мне это говорит!

Тут дверь кабинета Свенсона открылась, вышла девица. Она быстро закрыла за собой дверь и озарила секретаршу сияющей улыбкой, которая остальным присутствующим, включая меня, не предназначалась. Девица казалась в восторге от своей беседы с великим администратором.

— Так я иду? — спросил у секретарши.

— Да, — ответила брюнетка.

И вот настал мой черед предстать пред светлые очи мистера Свенсона. Он восседал за огромным письменным столом орехового дерева, сверкающая поверхность которого ясно свидетельствовала, что никакими делами на нем не занимались.

— Ну и ну! — сказал Свенсон. — Частный сыщик! Присаживайтесь, прошу вас!

— Роскошные апартаменты! — заметил я, усаживаясь на стул.

— Это для меня не новость! Не знаю цели вашего визита, но вынужден просить немедленно перейти к делу, ибо мне еще надо принять много народу.

— Да, видел. У меня к вам только одна просьба. Мне хотелось бы вновь увидеться с Хуанитой. Можете это устроить?

Свенсон слегка нахмурился, потом улыбнулся.

— Боюсь, вы рассчитываете на мою память больше, нежели она того заслуживает, Престон. В моей картотеке зарегистрировано более четырехсот девиц. Из них я помню не более половины. Хуанита, говорите?

Он повернулся к обитой кожей стойке для досье и выдвинул один из ящиков.

— Будет затруднительно ее найти, если только вы не знаете фамилии.

— Моралес. Хуанита Моралес.

Свенсон полистал досье, останавливаясь время от времени то на одном, то на другом имени, но в конце концов покачал головой.

— Сожалею, Престон! Такой у меня не значится. Где она работает?

— Она не работает. Скажем, в данный момент отдыхает.

— В таком случае, — сказал Свенсон, вздымая вверх руки, — боюсь, что вы обратились не по адресу!

— Меня к вам Хартли послал. Он сказал, вы можете мне дать о ней сведения.

Свенсон снова слегка нахмурил брови, дабы продемонстрировать свое недоумение.

— Хартли? А кто это?

— Мирон С. Хартли из туристического агентства Монктон-сити. Вы его отлично знаете, — сказал я уверенно.

— А, этот тип? Да, кажется я его где-то встречал!

— Я тоже так думаю. Видел вас вместе вчера вечером.

Свенсон сощурился, затем откинулся в кресле и кончиками пальцев погладил лакированную поверхность письменного стола.

— Что вы хотите этим сказать, Престон?

Тон его изменился. Ранее это был перегруженный делами импресарио, излучающий готовность проявить себя максимально полезным. Теперь передо мной оказался настоящий Свенсон, каким он бы а на самом деле.

— Я же вам уже сказал. Меня интересует Хуанита Моралес. Я объяснил Хартли, что хотел бы с ней снова встретиться, а он посоветовал обратиться к вам.

Свенсон нервно стал постукивать пальцами по столу.

— Он совсем с ума сошел! Никогда ничего не слышал об этой девушке!

— Да не может того быть!

Я закурил сигарету и стал пускать кольца дыма. Свенсон молча смотрел на меня.

— Видите ли, Свенсон, не сердитесь слишком на Хартли. Есть люди, которые созданы для дел такого рода. Люди вроде вас или меня. А Хартли для такого дела не годится. Когда я с ним заговорил о Хуаните, он меня послал подальше. Тогда я его немножечко поколотил, и Хартли сломался. Но он очень старался, Свенсон! Могу это подтвердить.

Импресарио окаменел, словно статуя, и смотрел на меня ненавидяще.

— Итак, вы его избили?

— О! Самую малость! Никаких следов не останется!

— И когда это произошло?

— Сегодня рано утром. Вы, наверное, еще были в постели.

— Не верю ни одному вашему слову!

— Спросите у него.

Не спуская с меня глаз, Свенсон некоторое время поразмышлял. Затем нажал одну из кнопок интерфона.

— Соедините меня с мистером Хартли! — рявкнул он. — Да побыстрей!

— Зря вы это делаете! — предупредил я его.

— Что? Чего это вы вдруг? — удивился он. — Боитесь, разоблачу вашу ложь?

— Нет смысла его вызывать. Хартли вам не ответит.

— А вот сейчас посмотрим!

Какое-то время мы сидели и смотрели друг на друга молча, словно фарфоровые мопсы. Потом раздался звонок, и Свенсон отпустил кнопку интерфона.

— Ну так что?

Голос секретарши прерывался, чувствовалось, что она потрясена.

— Мистер Свенсон, там полиция! Мистер Хартли не может подойти к телефону! Он… мертв!

— Что?!

— Он мертв, сэр! Так мне сказал полицейский!

Свенсон несколько секунд тупо смотрел в интерфон, затем произнес:

— Пегги, вы меня слушаете?

— Да, мистер Свенсон!

— Они вас спросили, кто говорит?

— Да, сэр! Я сказала, что вы вызываете мистера Хартли, вот тогда мне и сказали…

— Хорошо.

Свенсон выключил переговорное устройство.

— А разве вы об этом не знали? — спросил я его.

— Что там произошло? — ответил Свенсон вопросом на вопрос. — И откуда вам это стало известно? Я широко улыбнулся.

— Насчет Хуаниты-то как? Хотелось бы с ней увидеться сегодня после обеда. Скажем, часа в три.

— Оставьте меня в покое с вашей Хуанитой! Что случилось с Хартли?

— Я к вам и пришел, надеясь, что вы мне это скажете.

— Я? Но я совершенно не в курсе. И почему, собственно, должен быть в курсе? У меня нет никаких дел с Хартли!

— Слишком поздно, Свенсон! Взгляните фактам в лицо, Хартли убит, полиция начнет копаться в его делах. Неужели вы рассчитываете, что полицейские ничего не узнают?

Свенсон постарался взять себя в руки и гораздо более спокойным голосом спросил: О чем?

— О ваших пресловутых конгрессах. Через день-два все станет известно. Сделки с девицами, имя того, кто их поставлял, имена девиц. Ваш звонок облегчил задачи полиции, теперь дело быстро пойдет, раз уж они установили, что вы были связаны с Хартли.

— Вот как? Считаете себя большим хитрецом, Престон?! Однако настанет день, и кому-нибудь надоест, что вы всюду суете свой нос.

— Возможно. Но вас это уже не касается, старина. Вы в Монктон-сити человек конченый. Надо отдавать себе в этом отчет, Свенсон! Комедия окончена!

— Вы так думаете?

Свенсон криво усмехнулся, поудобнее сел в кресло, затем выудил из кармана тонкий серебряный портсигар. Достал оттуда длинную дорогую сигару, специальными ножницами аккуратно отрезал кончик. Затем поднес зажигалку, пару раз глубоко затянулся, даже запали щеки, чтобы убедиться, что сигара хорошо раскурилась. Разыгрывая передо мной эту маленькую комедию, он, без сомнения, обдумывал про себя известие о гибели Хартли и размышлял, какие могут быть последствия этого события. Когда он вновь поднял голову и посмотрел на меня, на конце сигары образовался столбик серого пепла длиной с сантиметр.

— Вы правы, Престон, — сказал он наконец. — Я не трону и волоса на вашей голове. Вы мне нисколько не мешаете, ибо ничего не сможете доказать. И полиция тоже, впрочем. Я заведую вполне законным предприятием. Все мои бухгалтерские книги и счета находятся здесь, — он показал пальцем на сейф в стене, — и они в полном порядке. Полиция может войти сюда в любой момент, все проверить, даже просветить рентгеном, если угодно! Тут не найти ничего подозрительного!

— Надо быть последним дураком, чтобы держать компрометирующий материал в своем собственном сейфе. Но такой материал где-нибудь да хранится, и рано или поздно полицейские до него доберутся!

— Они ничего не найдут, ибо мое агентство функционирует самым легальным образом! Может быть, мне и доводилось поставлять какую-нибудь актриску Хартли, такого рода мелочи легко забываются. Впрочем, в моих книгах все записано. И если вдруг какой-нибудь особо усердный полицейский попробует причинить неприятности Гарри Свенсону, он быстро расстанется с мундиром! В нашей стране все граждане имеют право заниматься частным предпринимательством!

Я небрежно сбросил пепел своей сигареты на безупречную поверхность его письменного стола. Свенсон одарил меня взглядом, который мог бы прожечь и бетон.

— А теперь не угодно ли вам уйти, меня люди ждут!

— Как же относительно Хуаниты Моралес?

— Никогда о такой не слышал! Обратитесь тут рядом в агентство по найму рабочей силы. Оно поставляет кухонных девок!

Пожав плечами, я встал и, подойдя к двери, бросил через плечо:

— Кстати, не очень рассчитывайте на мисс Шульц и Сильвию Лефай!

И, закрыв дверь за собой, я с удовольствии констатировал, что вид у Свенсона был совершенно обескураженный. В приемной я задержался у столика черноволосой секретарши.

— У меня такое впечатление, что вы, милая, скоро останетесь без работы! Если будут затруднения с подысканием нового места, позвоните мне!

С этими словами я положил перед ней свою визитку. С моей Дигби тоже не мешало бы сбить спесь.

Глава X

В «Устричный садок» я прибыл около трех часов дня. Кранц сидел в своем крошечном кабинете перед круглым столиком, покрытым скатертью, ослепительная белизна которой могла бы служить рекламой любой химчистки. На скатерти покоилось огромное блюдо, а в блюде красовались поросячьи ножки. Рядом с блюдом помещался большой жбан с пивом.

— Входи, Престон! Садись. Ты потребляешь эту гадость?

— Случается, но не часто. Тяжело для желудка, плохо переваривается…

Кранц расхохотался.

— Интересно, что бы ты сказал на моем месте! Мой желудок… Гибну помаленьку!

— Тогда почему бы не питаться порядочными бутербродами, добротным пшеничным хлебом с сыром?

— Да нет! Я люблю это! Нельзя лишать себя маленьких радостей. Впрочем, у меня свой режим. Вот сейчас ровно три. К пяти часам мне станет по-настоящему плохо, а в семь просто озверею. Как раз дойду до кондиции, чтобы достойно принимать своих паршивых клиентов!

А между тем именно эти паршивцы клиенты позволяли ему устраивать пиршество на ослепительно белой накрахмаленной скатерти.

— Кранц, ты давно уже занимаешься ресторанным делом. Мне бы хотелось кое-что спросить у тебя, но при условии, что об этом никто не будет знать.

— Валяй, спрашивай!

— Ты знаешь, что я вчера вечером был здесь с миссис Флойд Уайтон-младшей. Прежде чем стать членом этой славной семьи, она выступала как певичка в кабаре. Это было года четыре тому назад: ты в курсе?

Кранц кивнул головой в знак согласия, потом вытер рот тоже ослепительно белой салфеткой.

— Да, конечно! Впрочем, как и все. А что, собственно, ты хотел бы узнать?

— Кто был ее импресарио? Кто был тот тип, с которым она заключала контракты?

Кранц принялся тщательно изучать внутренность своей пивной кружки.

— Всегда надо посмотреть, что там внутри, — объяснил он. — Иногда на дне образуется что-то вроде осадка, это очень вредно для желудка!

Я подождал, пока Кранц убедится, что на дне кружки нет осадка, и допьет пиво.

— Не думаю, что импресарио сохранил на нее какие-либо права, — ответил он наконец. — Так что, если ты намерен нанять ее в качестве певицы, советую обратиться прямо к ней самой!

— Ну и осторожный же ты тип! В Монктон-сити найдется по меньшей мере с полдюжины людей, которые могут мне это сообщить!

— Вот ты у них и спрашивай! И не забудь, что я тебе вчера сказал. У этого Свенсона очень опасные знакомства!

Тут он подмигнул мне и опять принялся поглощать пищу.

— Спасибо тебе! — сказал я. — Считай меня своим должником. А теперь мне пора! Если до вечера не узнаю что-нибудь стоящее, Рурке меня упрячет за решетку!

Кранц пожал плечами.

— Тюрьма никого уже более не страшит. Тем более если учесть все эти комбинации с липовым досрочным освобождением! А кроме того, я знаю массу парней, которым спокойнее живется в тюряге, чем на свободе! До скорого!

Я его снова поблагодарил и отбыл.

С учетом того, что мне стало известно и о чем я догадывался, следующий визит напрашивался сам собой! В нескольких милях к югу от Монктон-сити высится холм, поросший соснами. Если верить легенде, именно на склоне этого холма вождь индейцев торжественно вручил Чарли Бонанза пресловутое право на владение местными охотничьими угодьями, которое впоследствии знаменитый золотоискатель передал на смертном ложе в дар Флойду Уайтону-старшему. Так оно было или нет, но Уайтон твердо в это верил и на склоне легендарного холма соорудил здание, которое стал именовать охотничьим домиком. Впоследствии к зданию были пристроены крылья, и охотничий домик превратился в импозантное сооружение, его охряный массив красиво выделялся на зеленой стене сосен. После смерти «великого человека» его вдова, Луиза Уайтон, сделала охотничий домик своей резиденцией.

Я остановил автомобиль около двух выверенных по линейке куртин с розами и вышел из машины. С заднего двора доносился злобный лай псов, и я молил небо, чтобы доги миссис Луизы Уайтон оказались на надежной привязи.

На площадке у дома меня ожидал слуга в черной ливрее.

— Добрый день! — сказал я. — Мне бы хотелось видеть миссис Луизу Уайтон, если можно.

— Добрый день, сэр! Боюсь, что после обеда мадам никого не принимает!

Сэром он меня назвал лишь после тщательного изучения, и я почувствовал себя польщенным.

— Вот как! А я должен передать ей важное сообщение. Может быть, у нее есть какая-нибудь компаньонка или что-нибудь в этом роде?

— Да, мисс Черри. Это личная секретарша мадам.

Вид у слуги был такой, словно он спрашивал себя, стоит ли ради неурочного пришельца беспокоить мисс Черри.

Я протянул ему свою визитную карточку.

— Передайте это, пожалуйста, мисс Черри! И скажите ей, дело идет о чести семьи Уайтон!

— Хорошо, сэр!

Слуга направился в дом, потом опомнился и обернулся.

— Может быть, мистер соблаговолит последовать за мной…

Он ввел меня в холл и указал на кресло красной кожи. Затем исчез в боковой двери. Я бы с удовольствием закурил сигарету, но решил: лучше не стоит. Старая дева типа мисс Черри могла посчитать это слишком развязным с моей стороны. Минут через пять дверь открылась и появился слуга.

— Если не возражаете, сэр, то пройдите, пожалуйста, в эту комнату, мисс Черри готова вас принять!

Я прошел в небольшую гостиную; изящная мебель из слоновой кости ручной работы походила на изделия колониального стиля, но вид у стульев был слишком хрупким, чтобы они были в состоянии выдержать вес мужчины. Я подошел к камину, чтобы рассмотреть висящий над ним величественный портрет Флойда Уайтона-старшего в полном расцвете сил. «Великий человек» стоял подбоченясь, заметно важничая, усы его, казалось, торчат из полотна.

— Мистер Престон?

При звуке молодого женского голоса я немедленно обернулся. Мисс Черри еще не созрела для инвалидной коляски. Ею оказалась высокая стройная девушка, каштановые волосы с рыжеватым отливом волнами спадали на плечи. На ней был одет корсаж лимонного цвета без рукавов и широкая ярко-зеленая юбка. Лицо нельзя было назвать красивым, но оно обращало на себя внимание своими безукоризненно правильными чертами. Глаза прятались за очками в темной роговой оправе, они смотрели на меня с умеренным интересом.

— Мисс Черри? — спросил я глупо.

— Да. Вы что-то говорили о деле, которое касается семьи Уайтон…

Она не закончила фразы, но по интонации, с которой было произнесено слово «семья», следовало понимать, что писать это слово надлежало с большой буквы.

— Не обижайтесь, мисс Черри, но мне кажется, беседа с вами мало что даст. Хотелось бы видеть лично миссис Уайтон.

— Боюсь, об этом не может быть и речи, — ответила юная особа самым что ни на есть безразличным тоном. — И если вы намерены ничего мне не говорить, остается лишь проводить вас к выходу.

Не затем я приехал сюда в это адски жаркое послеобеденное время, чтобы позволить прислуге спустить меня с лестницы.

— Мисс Черри, — произнес я убедительным тоном, — думаю, что вы отлично знаете свои обязанности. Но в данном случае я убежден, что вы превышаете свои полномочия. Если говорю вам, что нахожусь здесь в связи с очень серьезным делом, которое грозит замарать честное имя Уайтонов, поверьте, я нисколько не преувеличиваю! Ваша манера обходиться с людьми позволительна, если имеете дело с репортерами, коммивояжерами и тому подобными личностями, одним словом, с теми, на кого можно спустить собак. Но я не отношусь ни к одной из этих категорий!

— Правда? А не могли бы вы мне сказать, к какой категории вы себя относите, мистер Престон?

Если мне и удалось произвести на эту девушку какое-либо впечатление, она это успешно скрывала.

— Я частный детектив, — ответил ей медовым голосом. — Моя профессия указана на визитной карточке.

Секретарша бросила взгляд на визитку, которую держала в руках.

— Все так. Только вы не написали на ней цель визита.

— Да, конечно. Но пусть вас это не смущает. Вы еще будете иметь возможность прочитать. Все будет написано самыми крупными буквами на первых страницах всех бульварных газет Тихоокеанского побережья. Так оно и получится, конечно, если мы не обсудим, как этого избежать.

Девушка улыбнулась. Сверкнули маленькие очень белые красивые зубы.

— Как вы все драматизируете, мистер Престон! Месяц назад нам нанес визит один господин, который в этом очень походил на вас! Он предлагал защитить миссис Уайтон от радиоактивных осадков. За солидное вознаграждение, разумеется!

— Ах, вот оно что! — произнес я насмешливо. — Деньги! Пусть вас это совершенно не беспокоит! Мне не надо от вас ни денег, ни других благ! Хочу лишь сказать несколько слов миссис Уайтон.

Секретарша задумчиво побарабанила кончиками пальцев по визитной карточке. Ногти ее длинных загорелых пальцев не носили и следов лака.

— Допустим, я сообщу о вас миссис Уайтон, только боюсь, она все же откажет в приеме. Слишком мало вы мне сообщили данных, способных ее заинтересовать. Если бы добавили что-либо более определенное, возможно, мадам пожелала бы послушать и далее.

— Согласен. Скажите ей, что речь пойдет о сводничестве. Можете также упомянуть и об убийстве, мисс Черри, умышленном убийстве. Даже о двух.

Девушка пришла в ужас, причем это не было симуляцией.

— И вы хотите, чтобы я сказала миссис Уайтон, будто ее имя может быть упомянуто в связи со всеми этими ужасными Деяниями, если вдруг она откажется вас принять, мистер Престон?! Да вы с ума сошли!

— Нет, я не сошел с ума! И не берусь утверждать, будто мой разговор с миссис Уайтон в состоянии что-либо изменить! Но по крайней мере она будет в курсе того, что происходит.

Мисс Черри хотела возразить, потом передумала, повернулась и вышла из комнаты. Ноги у нее были длинные, и она слегка покачивала бедрами, впрочем, весьма впечатляюще. И тем не менее вовсе не производила впечатление девицы, которая стремится обратить на себя внимание. Я посмотрел на портрет старика Уайтона; мог бы поклясться, что он тоже улыбается. И ничего странного: он женился на Луизе в возрасте пятидесяти шести лет, а до того, как говорят, не пропускал ни одной юбки в округе. Какое-то время я еще размышлял по данному весьма интересному поводу, пока не услышал, как открывается дверь. Луиза Уайтон оказалась высокой, очень красивой, ее седые волосы были тщательно причесаны. Ей уже исполнилось шестьдесят, но можно было понять, глядя на нее, почему такой закоренелый холостяк, как старый Флойд, решил вдруг на ней жениться.

— Молодой человек, если вдруг из-за вас мне придется зря потерять время, я отдам приказ спустить на вас собак, когда вы будете выходить из этого дома. А теперь расскажите мне, что происходит!

С решительным видом она села в одно из хрупких на вид кресел, то даже не скрипнуло. Мисс Черри, которая шла следом, встала рядом.

— Миссис Уайтон, я уже объяснял мисс Черри, что, на мой взгляд, нежелательно присутствие третьего лица при изложении вам этой истории!

— Чепуха! Это дитя в курсе всех моих дел. Она пользуется полным доверием. А теперь, господин… Как вас?

— Престон!

— Да, точно, Престон. Перейдем к делу!

Старая дама сидела в кресле очень напряженно и, судя по всему, в любую минуту готова была встать И уйти. Ее шею украшали две нитки безупречного жемчуга, на левой руке красовалось кольцо из кованого серебра, в которое был вставлен самый большой изумруд, какой мне только приходилось видеть. Все в ней выдавало то, кем она являлась, — одной из самых богатых и влиятельных женщин штата.

— Я работаю детективом…

— Какого сорта? — перебила она вдруг. — Существуют разные типы детективов. Есть ничтожные шпики, что служат в отелях, охраняют их по ночам, а заодно подглядывают во все замочные скважины. Есть и такие, что нарушают закон, утаивают от полиции важные сведения, если рассчитывают подзаработать на этом. И, наконец, есть честные люди, которые помогают полиции делать ту работу, которой полиция, перегруженная делами, не в состоянии заняться сама. Как правило, это полицейские, в отставке. Но к вам сие не относится.

В знак согласия я кивнул.

— Нет, конечно! Вы упомянули лишь три разновидности детективов. Если так необходимо придерживаться вашей классификации, то меня, видимо, следует отнести к нарушителям закона.

Луиза Уайтон широко улыбнулась.

— Браво! Неплохое начало! Жду продолжения.

— Некий отец поручил мне найти его дочь. Она приехала в Монктон-сити и нанялась здесь горничной. Месяц тому назад эта девушка ушла из дома, где работала, и исчезла. Ее нанимательница не кто иная, как жена вашего старшего сына.

— Ах, эта! Я так и думала, что ваш рассказ пойдет именно о ней Что она еще натворила? Отравила девицу, а тело закопала в гараже?

Я усмехнулся.

— Нет. К сожалению, должен вас разочаровать, Я посетит миссис Уайтон-младшую по поводу девушки. Но она не смогла мне сказать о ней что-либо определенное, кроме того, что рекомендована была одним из друзей вашей невестки. Неким Хадсоном.

Мисс Черри тихо вскрикнула. Старая дама обернулась и спросила:

— Что это значит?

Прежде чем девушка ответила, я сказал:

— Думаю, мне известно, что это значит. Сейчас скажу. Я отправился посетить Хадсона. Он забыл, где познакомился с этой девушкой. Таким образом получилось, что мне ничего не удалось узнать. Тогда — а это было вчера после обеда — я решил проследить за ним. Он привел меня к некоему Мирону С. Хартли.

— Прямо-таки сюжет мюзик-холла! — произнесла миссис Уайтон. — Дуэт Хадсон и Хартли, танцы, песни, пляски… Продолжайте!

— Действительно, дуэт, миссис! Час спустя после того, как я с ним расстался, Хадсона убили. А сегодня утром убили Хартли И оба убиты были одним и тем же способом — кухонным ножом

— Черт побери! — заявила старая дама, скорчив гримасу. — Ваше соседство просто опасно, мистер Престон! Но какое отношение вся эта история имеет к моей семье?

— Хартли, — продолжал я, — руководил туристским агентством. Это было прикрытием для гораздо более серьезного бизнеса. Он занимался организацией всякого рода конгрессов, которые круглый год происходят в Монктоне. Именно он занимался наймом гостиниц, банкетных залов и тому подобным.

— Вы хотите сказать, что это агентство являлось только ширмой. Но я не вижу ничего незаконного в том, чтобы снимать комнаты в гостиницах или помогать устраивать конгрессы…

— Да, мадам, тут нет ничего незаконного. Но Хартли одновременно занимался совсем иным. Он поставлял участникам конгрессов… Обеспечивал их развлечениями сугубо интимного характера, очень интимного. Поставлял им девиц, направляемых с этой целью довольно сомнительным театральным агентством, которым руководит некий Свенсон. Я могу утверждать с определенной долей ответственности, что во главе всего предприятия находился именно Свенсон.

— Эта история могла бы стать великолепным сюжетом для приключенческого фильма, что обычно показывают по телевидению, — решила миссис Уайтон, глаза ее блестели. — Полиция уже арестовала Свенсона?

Ее энтузиазм меня поразил. Она интересовалась самой историей как таковой, не думая о скандале, который мог распять ее имя на первых страницах всех газет Я начинал спрашивать себя, принимает ли она меня достаточно всерьез.

— Когда я с ним расстался пару часов назад, Свенсон еще был на свободе.

— А эту девушку, что исчезла, вы нашли ее?

— Да, мне повезло. Стал спрашивать всюду о ней, и меня к ней отвели два молодых человека. Как оказалось, оба они работают или, точнее, работали на Хартли.

— Почему же она исчезла?

— Семейная история, — ответил я с апломбом. — Интереса не представляет.

Луиза Уайтон полузакрыла глада и гораздо более суровым тоном заявила:

— Вы мне сказали, что какой-то отец поручил вам найти свою дочь. Девушку вы нашли. Не можете ли теперь сказать, какое вам дело до всего остального, как бы то ни было любопытно?

Несколько смущенный этим прямым вопросом, я продолжал:

— По правде говоря, по двум соображениям. Конечно, в это дело я замешан оказался случайно, но тем не менее все-таки замешан. Таким образом, мой гражданский долг — помочь полиции распутать эту криминальную историю. Особенно если речь идет об организованной преступности, в частности — о торговле женщинами.

— Да, это веский довод. Какой другой?

— Полиция уверена, будто мне известно гораздо больше, чем я в этом признаюсь. Разрешение в частном порядке заниматься сыщицким делом имеет свои неудобства. Полицейские всегда считают, будто частные детективы утаивают от них многие факты. И им известно, что я навестил Хадсона незадолго до его смерти. Отсюда в полиции сделали вывод, будто мой визит и убийство как-то связаны Следовательно, мне есть что скрывать. И если сегодня к вечеру не сообщу всего, что знаю, меня арестуют.

— Арестуют? Но за что?

— Когда речь идет о двойном убийстве, для ареста частного сыщика достаточно любого повода. Сокрытие улик, соучастие, неважно что.

Старая дама склонила набок голову и пристально посмотрела на меня.

— Да, не повезло, молодой человек, вам явно не позавидуешь, что и говорить! Но это ваши трудности, ко мне они отношения не имеют. Если вы закончили это введение, мне хотелось бы асе же знать, что вас привело ко мне!

Мисс Черри ни разу не открыла рта с той минуты, как вошла миссис Уайтон, разве лишь только представила меня. Но она слушала с большим вниманием, не спуская с меня глаз, и казалось, сделай я резкое движение, девушка завопит и бросится в окно.

— Видите ли, миссис Уайтон, я почти уверен: в случае продолжения расследования окажется, что ваша семья замешана в это дело. Рассмотрим некоторые факты. Мне поручено найти исчезнувшую девицу. До исчезновения у нее был единственный адрес — резиденция вашего сына. А служила она у вашей невестки. Человек, который рекомендовал девушку вашей невестке, ее друг. Вскоре после беседы со мной его убивают. Вчера вечером миссис Уайтон-младшая находилась в баре в обществе двух мужчин. Один из них — Хартли, убитый сегодня утром. Другим был Свенсон, который возглавляет широкую торговлю телефонными девушками, иначе говоря, проститутками. Прежде чем стать женой вашего сына, Дикси Уайтон выступала в кабаре. В качестве импресарио у нее был Гарри Свенсон. Слишком много связей, слишком много взаимных контактов, чтобы их посчитали простым совпадением. Несколько часов тому назад я постарался нажать как следует на Свенсона, так он мне дал понять, что у него имеются высокопоставленные покровители. А в Монктон-сити существует лишь одна, так сказать, царствующая фамилия — это ваша, миссис Уайтон.

Она меня внимательно выслушала, скрестив руки на коленях.

— Я не столь наивна, мистер Престон, чтобы утверждать, будто в ваших рассуждениях отсутствует логика. Но по-прежнему не вижу оснований для вашего присутствия в моем доме.

— Мне хотелось ввести вас в курс того, что происходит. С тем чтобы вы обсудили это со своими адвокатами и приняли необходимые меры для защиты своих интересов.

— В том числе, скажем, и нанять вас, выплатив достаточную сумму, чтобы вы прекратили свое невыгодное расследование…

Я испустил глубокий вздох.

— Нет, мадам! Не это имелось в виду. Я работаю по заданию своего клиента, который заплатил мне сто долларов, чтобы найти его дочь.

— Сто долларов? И вы так себя утруждаете всего за сто долларов?

В ее скептицизме было нечто оскорбительное. Я начинал терять терпение.

— Это, миссис Уайтон, мое дело. Главное состоит в том, что расследование ведется, и я намерен его продолжать. Вам была предоставлена возможность бесплатно ознакомиться с основными деталями этого расследования. Неужели у вас в доме принимают только попрошаек?

Настала ее очередь вздохнуть.

— Это часто бывает. Если обладаешь большим состоянием, к такому надо привыкнуть. Вы очень странный молодой человек. У меня возникло чувство, что у вас есть склонность быть честным. Я ценю ваш визит и благодарю за все, что мне сообщили. А теперь ступайте и делайте так, как посчитаете нужным. Бели кто-либо из членов моей семьи замешан в истории, о которой вы тут рассказали, я не прошу никакого снисхождения. И если они полагают, будто могут укрываться за его спиной, — тут она обернулась и показала на портрет покойного супруга, — то глубоко заблуждаются. До свидания, молодой человек!

Старая дама поднялась, бросила на меня пристальный взгляд и вышла.

— Серьезная дама, — сказал я мисс Черри, оставшейся в комнате. — Она и впрямь всегда говорит что думает?

Девушка подтвердила:

— Только так. Ей уже несколько раз предлагали выкупать кое-какие заметки в прессе, представляющие членов семьи Уайтонов в непрезентабельном виде. Она всегда отказывалась. Я повернулся к портрету Флойда Уайтона-старшего.

— Он знал, что делает, выбрав ее в жены, — сказал я. — Она, видимо, обладала не меньшими энергией и характером, чем старик Флойд.

— Конечно. Они очень подходили друг к другу. Скажите, мистер Престол, вы правда верите, что Дикси замешана в этом деле?

Я пожал плечами.

— Пока что трудно сказать, все очень запутано. Но вообще-то у меня есть опыт в таких делах. Все кажется совершенно непонятным, потом вдруг обнаруживается какой-нибудь фактик, и все сразу проясняется, становится понятным.

— Я уверена, что вы правы… Мы с вами еще увидимся?

Я посмотрел на нее. Столь приятная девушка могла бы найти себе более интересное занятие, нежели служить сторожевой собакой при старой даме в большом пустынном доме, изолированном от всего мира.

— Почему бы и нет? Вы в городе часто бываете?

— Два или три раза в неделю. В этом отношении миссис Уайтон очень либеральна.

— Прекрасно. В таком случае в один из ближайших дней давайте разопьем по стаканчику или что-нибудь в этом роде.

— В каком роде? — поинтересовалась девушка. Выражение ее глаз за стеклами очков в роговой оправе сделалось насмешливым.

— Это будет зависеть от обстоятельств. Сначала выпьем по стаканчику, а там посмотрим. Годится?

Она улыбнулась.

— Да вроде бы все правильно! Позвоните мне на неделе!

Пообещав звонить, я откланялся. Миссис Уайтон, судя по всему, была удовлетворена состоявшейся беседой. Мне удалось добраться до своей автомашины, не подвергшись нападению стаи голодных волкодавов.

Глава XI

Я проехал по авеню Уайтон и остановился около отеля «Майами». Мне опять повезло. За стойкой администрации увидел того же клерка, который работал здесь накануне. Он приветливо улыбнулся мне, но, очевидно, не узнал.

— Я был здесь у вас вчера вечером, — напомнил я ему. — Поднимался к мисс Моралес в номер сто семь.

Служащий постарался сделать вид, будто огорчен тем, что не узнал меня.

— Прошу извинить, сэр, но в таком большом отеле за день видишь очень много людей…

— Ну, конечно! Не имеет значения. Я был вместе с двумя молодыми людьми. Вы их знаете, сами мне это сказали. Они похожи на студентов, только что окончивших университет, работают у мистера Хартли. У того, что занимается организацией конгрессов.

— Ах, да! Теперь вспоминаю!

Клерк заметно был доволен сам собой, отсюда я сделал вывод, что он говорит искренне.

— Что же касается мисс Моралес, то полагаю, она покинула гостиницу?

— Один момент!

Клерк сверился с регистрационной книгой, в коже, с обильной позолотой.

— Действительно, сэр, эта дама вчера вечером в девять часов отбыла. Она не оставила адреса для пересылки корреспонденции, — добавил он, опережая вопрос, который я намеревался задать.

Немного подумав, показал ему свое удостоверение. Оно было вложено в корочку для документов, я открываю и закрываю ее так быстро, что времени хватает лишь прочитать слова «Штат Калифорния», напечатанные крупными буквами, словно на полицейском документе.

— Мне обязательно надо найти эту молодую даму, — произнес я грубым голосом, очень официально. — Может быть, эти два желторотых в состоянии помочь. Где можно их видеть?

Администратор превратился в доброго гражданина, горящего желанием помочь властям.

— Нет ничего легче! Они сейчас здесь, в гостинице. В городе как раз готовится очередной конгресс, завтра открытие. Господа Аллисон и Маунт провели здесь почти весь день, они наблюдают за подготовкой к конгрессу. Сейчас позову их!

Он было уже протянул руку к телефону, мне пришлось его остановить.

— Нет. Хочу сделать им сюрприз. Где они в данный момент?

— На втором этаже. Банкетный зал расположен прямо в конце коридора. Они расставляют столы и инструктируют смену, которая будет завтра обслуживать участников конгресса.

— Спасибо!

Кивнув, я поднялся на лифте на второй этаж. Банкетный зал представлял собой просторное помещение, способное вместить двести—триста гостей. Сзади возвышалась эстрада для артистов и докладчиков. Оба моих ловкача находились тут же, они оживленно беседовали с каким-то типом, похожим на француза. В четыре часа дня он был уже во фраке. Оба парня меня не замечали, пока я не подошел ближе и не окликнул их.

— Скажи, пожалуйста! И тут нашествие студентов!

Все трое разом обернулись, метрдотель выразил большое удивление. Молодые люди обменялись взглядами. Первым заговорил высокий блондин. Номер один.

— Какая приятная неожиданность, мистер Престон! Мы не надеялись так скоро вновь увидеться с вами!

— Готов поклясться! Где можно будет поговорить?

— Боюсь, это невозможно, мистер Престон, — заявил Номер два. — Наше время расписано до конца дня по минутам!

— Не пыхти! Мне надо с вами серьезно поговорить. А этому слышать нас не обязательно! — сказал я, ткнув пальцем в метрдотеля, который подскочил, словно я пригрозил ему пистолетом.

— Время поджимает, — решил Помер один. — Но если вы уложитесь в пять минут, то мы готовы выслушать вас. Около эстрады есть комнатка для докладчиков, которые хотят отдохнуть пару минут перед выступлением.

Номер один открыл дверь и отошел в сторону, пропуская меня вперед.

— Только после вас, парни! — сказал я с легким поклоном. — Суеверен. Всегда вхожу последним в незнакомое помещение!

Они прошли в комнату. Здесь стоял радиокомбайн, вдоль стен пристроена банкетка. И больше ничего.

— Садитесь, ребятки! — предложил я.

Номер два хотел что-то возразить, но Номер один толкнул его локтем, они расселись на банкетке в метре друг от друга; вытянутые ноги положили на светло-серый палас.

— Ну, в добрый час! Кто из вас Аллисон?

— Это я, — ответил Номер два. — Вы можете нам наконец объяснить, что происходит?

— Нет ничего проще. Дело касается малютки Моралес. Хочу еще с ней поговорить!

— Вы же только вчера вечером с ней беседовали! — взорвался Маунт. — Вы слышали, что она вам сказала? Чего ради начинать все сначала? К тому же она уехала из города!

— Я в это не верю. Кроме того, когда мы вчера с ней разговаривали, мне было неизвестно то, что стало известно теперь.

— Вот как? — удивился Маунт. — И что же вам стало еще известно?

— Да почти все, — заверил я его. — А то, что еще не известно, вы расскажете мне сами.

— Идем отсюда, Пет! — сказал Аллисон, вставая. — Этот тип злоупотребляет нашим временем!

Я не чувствовал себя достаточно могучим, чтобы задержать этих баскетболистов силой. Поэтому вытащил свой кольт из кобуры и небрежно наставил его на парней.

— Я не кончил еще! А вы меня утомили, вы оба!

Аллисона пушка не испугала, но Маунт схватил его за рукав.

— Не дури! Он не шутит!

Без энтузиазма мои кролики вновь уселись на банкетку.

— Это просто из ряда вон выходящая акция… — начал было Аллисон.

— Из ряда вон выходящая! — повторил я с восхищением. — Что за великолепная терминология! Такое не выудишь в грошовых газетенках! За сто миль несет спецкурсом по английской литературе!

Маунт издевательски рассмеялся.

— А он, оказывается, эрудит! Нищий эрудит!

— Хватит, шутки в сторону, Маунт! Расскажи-ка мне лучше немного о Хартли, Свенсоне, номерах стриптиза и вечерах только для одиноких мужчин! О телефонных девушках и том покровительстве, которое вам оказывается в высших сферах!

— Если не считать того, что вы — типичный ограниченный сыщик вроде тех, что показывают по телевидению в полицейских фильмах, я ничего более не могу понять! Что вы тут несете? — возмутился Маунт.

— Прекрасная жизнь была у двух ловких парней вроде вас! Виски хоть улейся плюс к тому же полные карманы денег у клиентов, можно обирать, когда подопьют, все равно никто ничего не заметит!

Я старался хорошенько разозлить их. Аллисон побагровел от гнева, но хранил молчание.

— А вот теперь всему конец, — продолжал я с нарочито огорченным видом. — Все в прошлом. Но не расстраивайтесь слишком. Вы отделаетесь легким испугом, чрезмерный срок вам не навесят… от года до четырех максимум. Когда выйдете на свободу, впереди еще будет вся жизнь!

— А что мы, собственно, такого сделали? — спросил Маунт. — Может быть, стоянку в запретной зоне? Эти угрозы вряд ли понравятся нашему патрону. Мы ни в чем не виноваты.

— Да не может быть! А кто, собственно, в данный момент ваш патрон? Хартли?

Еще в холле мне пришла в голову мысль, если Аллисон и Маунт большую часть дня торчали в отеле, существует вероятность, им еще неведомо, что они стали безработными. Надо было менять тактику.

— Выслушайте меня хорошенько, ребята! Лично я против вас ничего не имею. На мой взгляд, вы просто случайно попали в преступную компанию. Вот как мне представляется вся картина: Хартли требовались две куклы, порядочные парни с располагающей, приличной внешностью, способные вести дела с гостиничным персоналом, принимать конгрессистов, парни типа тренеров в туристических лагерях, только на порядок выше. Вы справлялись со своей работой. Вы знали о существовании сети телефонных девушек и всем прочем, но к вам это отношения не имело. Пока вы никому не задавали никаких вопросов, все шло хорошо, жизнь была прекрасна. Вы не задумывались о нелегальной стороне этого бизнеса и о всем остальном, что отсюда вытекало… Остановите меня, если я заблуждаюсь.

Маунт исподлобья заинтересованно взглянул на меня.

— Что вы хотите этим сказать, Престон?

— А вот что. Я вам набросал сценарий, которого следует придерживаться на суде. Может быть, этой версии поверят. Но только в том случае, если выложите все, что знаете. И делать это надо немедленно, ибо ваши часы безнадежно отстают.

— Вот как?

Маунт вопрошающе взглянул на Аллисона; его приятель пожал плечами, давая понять, что не улавливает, в чем дело.

— Все, что мне от вас надо, так это ответить на некоторые вопросы и обеспечить новую встречу с Хуанитой Моралес. Иначе я вас обоих передам полиции.

Маунт улыбнулся. У него было приятное лицо. Так мило недавно улыбнулся один тип, который, однако, затем врезал мне ногой в низ живота, я очутился в больнице, где провалялся довольно долго. Рука сама собой крепче сжала рукоять кольта.

— Итак, вы нас передаете полиции, — сказал Маунт. — Но сначала желательно предъявить обвинение. И даже если таковое у вас найдется, адвокат мистера Хартли не меньше чем через час обеспечит наше освобождение. Таким способом вы ничего не добьетесь, Престон!

Я тоже улыбнулся. Возможно, моя улыбка оказалась менее пленительной, чем у Маунта, но у меня было больше оснований считать, что жизнь прекрасна.

— Обвинение? Я и об этом подумал. Убийство.

— Убийство?

Они выкрикнули это хором, потом опять переглянулись.

— Не делайте вид, будто с луны свалились! — иронически произнес я. — Наверное, один из вас его ухлопал, а другой обеспечивал алиби!

— А не можете ли вы пояснить, — спросил Аллисон, — кого это мы вдруг убили?

— Парни, да вы право желторотики! Профессиональные убийцы обычно всегда знают, кого убивают. Но на этот раз я, так и быть, вам подскажу. Дело идет о вашем друге Хартли.

— Хартли? — удивился Маунт, который пришел в себя первым. — Вы с ума сошли! Он жив. Мы виделись с ним вчера вечером. Да и какая кому выгода убивать его? Кто это мог сделать?

— Как знать? Может быть, ты, а может, твой приятель. Или оба вместе, что, на мой взгляд, вероятнее. Если желаешь проверить, жив он или мертв, позвони в контору.

Маунт встал и с беспокойством посмотрел на мою пушку.

— А это как?

— Буду держать под прицелом твоего братишку, пока не вернешься. Да, еще, Маунт!

— Что?

— Даю тебе ровно пять минут. Не вернешься — передаю Аллисона полиции и направляю ищеек по твоему следу.

— Я вернусь.

Когда Маунт ушел, Аллисон сунул за воротник палец и пробормотал:

— Жарко что-то!

— Если тебе тут жарко, что ты запоешь в газовой камере!

— Очень остроумно! Вам бы по телевидению выступать! Я взглянул на часы.

— Именно этим и займусь ровно через четыре минуты!

Аллисон нервно посмотрел на свои массивные часы, украшавшие запястье. Одной рукой я постарался достать сигарету и прикурить, это мне удалось. Помолчали. Маунт появился минута в минуту. Один только взгляд, и Аллисон сразу же понял, что к чему. Маунт пересек комнатушку, словно не замечая меня, и уселся на свое место на банкетке. До сих пор он проявил себя субъектом довольно твердого характера, мне не удалось его запугать. Но теперь дошел до кондиции.

— Говорите, что случилось, ради бога! — не выдержал Аллисон, он сидел как на угольях.

Не давая себе труда ответить ему, Маунт спросил меня:

— А почему вдруг мы должны оказаться под подозрением?

— Легко понять почему. Ведь это Хартли был организатор всего дела, по крайней мере с вашей точки зрения. Вам доставались лишь крохи, а весь пирог — Хартли. Вы прекрасно знали свою работу, могли легко обходиться без него. И вы вообразили, будто не нуждаетесь больше в нем.

Маунт попробовал засмеяться, но прежнего апломба уже не чувствовалось. Нервы сдали.

— Вы просто псих! Неужели, по-вашему, полицейские такие дураки? Они сразу увидят, что мы не убийцы. Достаточно посмотреть на нас, справиться о наших семьях, знакомых, наконец!

Я выпустил облако дыма и стал разглядывать, как оно расплывается в неподвижном теплом воздухе.

— Нет, полицейские не дураки. Они проведут необходимое расследование. И, конечно, заинтересуются вашими знакомствами. Так поговорим о ваших знакомствах. Свенсон — известный сводник! А гангстеры, которые его окружают? Вот они, ваши знакомства! Неужели вы думаете, что это понравится полиции?

Аллисон уже начал потеть. Представляя себе, какие развлечения его ждут у скорохватов уголовки, я чуть было не преисполнился к нему жалости. Чуть было. Ни тот, ни другой не произносили ни слова.

— Вы помните, что говорил в этой связи Конфуций? Или Заратуштра? Или кто-то другой? «Люди, которые спят с собаками, должны ждать появления блох». На вас блохи уже кишат. Причем больших габаритов!

— Пет, что ты обо всем этом думаешь? — спросил Аллисон.

Парень явно решил подчиниться авторитету Маунта, но тот, казалось, ничего не слышал.

— Хотелось бы знать, Престон, что вы сами нам посоветуете?

— Расскажите сначала мне о Хуаните!

— Да нечего тут рассказывать, абсолютно нечего! Хартли вызвал нас, сказал, что вы ищете эту девушку. А мы до вчерашнего дня вообще никогда о ней не слышали! Хартли нам объяснил, что у Хуаниты возникли некоторые осложнения в результате одной из наших… вечеринок. Задача заключалась в том, чтобы привезти ее сюда, показать вам и добиться, чтобы вы поверили выдумке о богатом покровителе. Остальное должна была сделать она сама.

— Таким образом, Хуанита оказалась предоставлена самой себе?

Маунт вздохнул и почесал затылок.

— Да я об этом как-то даже не думал! Все необходимое должен был сделать Хартли. Во всяком случае, он знал, где она обитает, быстро ее нашел! Впрочем, раз вы явились ей на подмогу, что мешало девушке сказать вам правду?

Что ж, резон в этих доводах имелся. Если только Хуанита не разыгрывала комедию. Может быть, она все придумала, потому что боялась; хотела лишь избавиться от меня, выполняла полученный приказ? Я дал понять, что согласен с Маунтом.

— А с тех пор вы ее больше не видели?

— Нет! — хором ответили оба.

— Но я знаю, где она находится, — сказал затем Аллисон.

Маунт не удержался, чтобы не высказать удивления.

— Ты? Но каким образом?

Аллисон подергал себя за воротничок рубашки.

— Мне, право, стало ее немного жалко. Так вот. Когда Престон уехал, я поднялся к ней в номер поговорить. Это было вчера вечером.

— Так вот где ты был! — воскликнул Маунт.

— Да. Я предложил отвезти ее домой, но она ответила, что наняла такси до Палмдейла, это недалеко.

Эти парни вроде бы забыли обо мне.

— Палмдейл — место большое, — заметил я. — А конкретней она ничего не сказала?

— Нет. Но позволила проводить ее до машины. Иностранной марки, роскошный автомобиль. «Альфа-ромео» кремового цвета.

— Однако и запросы! Ни в чем себе не отказывает! Но что ты этим хочешь сказать?

— А я сказал сторожу на стоянке, что не прочь бы иметь такую же автомашину, он же мне ответил на это, что адрес местожительства девицы тоже о многом говорит. И добавил, что она живет в Сьерра Бланка.

Мы делали успехи. Сьерра Бланка — это шикарный белый небоскреб с дорогими квартирами, сдающимися внаем, он расположен в самом фешенебельном районе Палмдейла, неподалеку от города.

— Хорошо. Когда закончим беседовать, съезжу туда! — решил я.

— Момент, Престон! — сказал Маунт.

Он прислонился к стене и скрестил руки.

— Хартли мертв. Мы таким образом оказались без работы. И может быть, подозреваемся в убийстве. Нет никакого сомнения, что в полиции нам станут задавать вопросы о… скажем, по ряду проблем. В таком случае не вижу смысла расширять ваш кругозор, делиться с вами известными нам сведениями. Что нам это конкретно даст? На мой взгляд, настало время вам как-то самому постараться нам помочь!

Судя по всему, парень быстро оправился от известия о смерти Хартли.

— Могу дать вам лишь один совет. Если сообщу о вас в полицию и выложу все, что мне известно, то вам придется длительное время проводить свои каникулы только в городской тюрьме. Но ответьте мне на пару вопросов, и я с вами раскланяюсь, как с добрыми друзьями!

— Ну да! — сказал Маунт. — А сами из холла вызовете легавых!

— Нет! — твердо возразил я. — Если бы вы получше знали мир, в котором вращаетесь, то вам было бы ведомо, что я в такие игры не играю!

Аллисон в данном случае оказался дальновиднее своего приятеля.

— Все правильно, Пет, — сказал он. — Но даже если Престон нас заложит, что мы теряем?

— Свои головы, дурень! — рявкнул Маунт. — Неужели ты не понимаешь, что главари, я имею в виду настоящих, не постараются нас пришить?! Если мы разболтаем что-либо этому шпику, можно немедленно заказывать себе бокс в морге!

— Если ты имеешь в виду Свенсона, то ему крышка.

Маунт смотрел на меня, покусывая губы.

— И вы хотите, чтобы мы так просто вам поверили?

— Поверите или нет, мне это безразлично. Но вот что поймите вы своими детскими мозгами: раз Хартли мертв, Свенсону крышка. Один раз он уже имел дело с полицией, но его были вынуждены освободить. В полиции этого очень не любят, там на память не жалуются. И если вы воображаете, будто Свенсон станет вас покрывать, то ошибаетесь. Готов биться об заклад: он заявит, будто вас знать не знает!

Маунт задумчиво потер рукой подбородок.

— Это верно! Я позвонил ему сразу же, как только узнал о смерти Хартли. А он даже не соизволил подойти к телефону. Секретарша заявила от его имени, будто он в первый раз слышит о нас!

Я довольно рассмеялся.

— Так всегда бывает, когда запахнет жареным! А на что ты надеялся? Что произойдет как в бейсбольном матче? И Свенсон закричит «ура!»? В поддержку школьной команды? Тут вам не детский сад, парни! В этом мире каждый за себя, особенно когда начинает припекать! А сейчас припекает вовсю!

— Я не могу сказать вам ничего такого, — заявил Маунт, — что могло бы другим грозить тюремным заключением. Прошу понять меня правильно!

— Да речь не о тюрьме идет, Маунт! Это дело полиции. И мне наплевать, какой процент вы получали с прибылей по торговле телефонными шлюхами в нашем штате! Но речь идет о газовой камере! Кто пришил Грега Хадсона?

— Хадсона? Это тот тип, которого убили вчера?

На этот раз слово взял Аллисон.

— Он самый.

— Мы тут ни при чем, — заявил Маунт. — До вчерашнего дня я о нем даже не слыхал!

— Я тоже! — сказал Аллисон.

С такими херувимами очень трудно работать, никогда не поймешь, когда они врут, а когда говорят правду. Напрасно я вглядывался в их честные и открытые лица, напрасно бомбардировал вопросами. Чем больше расспрашивал, тем больше убеждался в их искренности В общем-то они были мало осведомлены. Можно было допустить, что догадывались об общем характере предприятия. Но смутно. Да, они работали на Хартли, но сфера его деятельности была разнообразной и в основном тайной. О Свенсоне им ничего не было известно, кроме того, что тот командовал Хартли. Знали они, что Свенсон водился с весьма подозрительными типами, но к ним парни не имели никакого отношения.

— Попробую рискнуть и поверить вам, — заявил я, наконец. — Как и обещал, полицейским о вас ничего не скажу, слово свое сдержу. Но будьте осторожны. Если вдруг кто узнает, что я вас не заложил, мне грозят крупные неприятности. Так что договоримся: ни я о вас, ни вы обо мне никогда ничего не слышали! Понятно?

Они сказали, что понятно. Я убрал назад в кобуру свой кольт, направился к двери, потом, обернувшись, спросил:

— А что вы теперь намерены предпринять?

— Какое вам до этого дело? — хмуро ответил Аллисон, пожимая плечами. — Кто его знает!

Я распрощался с мальчиками, решив, что им есть о чем поговорить. Был уже шестой час, и, прежде чем отправиться в Палмдейл, решил заскочить к себе в контору.

На этот раз Флоренс Дигби решила избавить от эксплуатации свою пишущую машинку. Сидя за столом, она перелистывала огромный иллюстрированный журнал, сверкавший глянцевой бумагой.

— Привет, мисс Дигби! Что нового?

Она посмотрела на меня, как всегда, весьма неодобрительно.

— Мистер Престон, я работаю в этой конторе, а не где-нибудь на стороне! Само собой разумеется, не рассчитываю видеть вас здесь весь день, но если бы знать, где можно вас застать, когда вы столь блистательно отсутствуете, это доставило бы огромное удовольствие вашей маленькой перегруженной делами секретарше!

— Что верно, то верно! — согласился я с виноватым видом. — Но день оказался напряженным. Это второе убийство — и все такое прочее;

Любопытство девушки, конечно, тут же достигло апогея, пришлось минут пять потрепаться с нею об обстоятельствах убийства Хартли.

— А теперь, когда вы удовлетворили свой кровожадный интерес, — сказал я, — может быть, расскажете, что происходило тут за время моего отсутствия?

Мисс Дигби заглянула в блокнот.

— Этот Чарли, у которого совершенно непроизносимая фамилия, он трижды вам звонил в течение последнего часа. Голос у него был очень рассерженный.

Это она имела в виду Сюрприз — Чарли. У него итальянская фамилия из семи слогов, что-то вроде Сюрпризеттомолино, одним словом, язык сломаешь; кабацкие лингвисты преобразовали эту фамилию просто в Сюрприз.

— Рассерженный? А сказал, по какой причине?

— Прежде всего потому, что вас не было на месте. Он просил позвонить ему, сообщил номер телефона.

— Хорошо. Что еще?

— Звонил какой-то Свинсон или Свенсон. Он тоже просил позвонить.

— Хорошо. Соедините меня сначала с Чарли.

Когда, наконец, я услышал голос Чарли, то понял, что мисс Дигби не преувеличивала: парень был вне себя.

— Престон? Так что же вы, какая подлость? Чтоб я еще когда-нибудь вам о чем сообщил! И всем расскажу, так и знайте! Никто с вами не станет разговаривать в нашем городе!

Он не дал мне времени даже сказать ему «добрый день».

— Чарли, да что ты?

А он продолжал вопить:

— Еще спрашиваете! Сколько других простаков вы сегодня еще охмурили? Вот что я хочу вам сказать, Престон…

— Потом, Чарли! — резко перебил его я. — Потом мне все скажешь. Всему свое время. Сначала объясни, какие у тебя ко мне претензии!

Он презрительна фыркнул.

— Вот оно что! Значит, вы тут ни при чем! Это не вы напустили легавых на Бицепса Смайноффа?!

Я напустил, он был прав. Это произошло не так, конечно, как себе представлял Чарли, но истина заключалась в том, что так оно и было. Когда я спросил у Чарли адрес Смайноффа, то намеревался найти его и вытянуть кое-какие сведения, ничего больше. В тот момент Хартли еще был жив. Убийца с кухонным ножом пока не объявился. Смерть Хартли все изменила, в том числе и мои планы. Не было оснований предполагать, что Смайнофф знал что-нибудь об обоих убийствах, но я решил, что полиция поступит правильно, задержав его. Если Бицепсу что-либо известно — хорошо, если нет, — ничего с ним не случится, не умрет. Но и в том и в другом случае Свенсон почувствует, что полиция наступает на пятки. С учетом всех этих обстоятельств я полагал, что вправе лишить Чарли оснований подозревать меня. Не врать ему, разумеется, но дать понять, что он ошибается.

— Вы меня слушаете, Престон?

— Да. Пытаюсь сообразить. Если я тебя правильно понял, полицейские загребли Бицепса, а ты полагаешь, будто адрес им сообщен был мною?

Моя реакция его несколько успокоила, и тоном уже менее агрессивным он сказал:

— Пытаетесь уверить меня, будто вы ни при чем?

— Чарли, слово чести, я не давал его адреса никому!

— Слово чести? Значит, можно вам верить?

— Конечно! Ты должен мне верить! А теперь расскажи все с самого начала. Что, собственно, произошло?

— Не надо на меня сердиться, Престон, — сказал Чарли смущенно. — Вы не сердитесь, а? Я, правда, думал…

— Ладно, ладно, Чарли, оставим это! Не сержусь на тебя. А теперь все же скажи, что, собственно, произошло?

— Ну хорош… Все началось сегодня примерно в час дня. Вдруг внезапно около дома Бицепса останавливается полицейская телега. Оттуда сыплются легавые, все с пушками. А Смайнофф, он живет под самой крышей, вы помните. Он, наверное, услышал шухер и начал их поливать из своей гаубицы, у него, я полагаю, 44-й калибр. Один легавый схлопотал себе в ляжку, а другие попрятались. — Он хихикнул, потом продолжал: — Вы слишком молоды, Престон, чтобы помнить добрые старые времена, но очевидцы уверяют: было как в кино! Легавые бросаются вверх по лестнице, выламывают дверь, а Смайнофф, конечно, уже ноги в руки и смылся! Пока полицаи прохлаждались, он выскочил в окно на крышу и утек.

Я восторженно присвистнул.

— Стало быть, убийца на свободе! А тот полицейский, что схлопотал пулю, что с пим? Кто он?

— Да ну! Ничего серьезного. Застряла в мягких тканях. Его Кентон зовут. Знаете?

— Нет. А почему вдруг Смайноффа решили загрести. И где он сейчас?

У Чарли, видимо, вновь пробудились подозрения.

— Мне неизвестно, где он укрылся, если вы это хотите знать.

— Ты прекрасно знаешь, что меня интересует совсем не это. Мне бы хотелось просто знать, почему за ним охотится полиция. И еще, почему все считают естественным то, что он начал отстреливаться.

— Все думают, будто из-за убийства. Что Смайнофф зарвался, вообразил себя большим уркой. Парни, что знают его много лет, попять не могут, чего ради вдруг он стал устраивать всю эту Хиросиму, не виси на нем убийство. А как по-вашему, он имеет отношение к этой корриде с кухонными ножами?

— Ну, уж ты скажешь! Что бы там ни было, спасибо за информацию!

Тут я напомнил Чарли, что он пообещал мне доставить сегодня вечером на границу старика Моралеса. Только повесил трубку, как мисс Дигби предложила соединить со Свенсоном, он звонил мне. Я подождал, пока тот несколько поварится в собственном соку, потом взял трубку.

— Престон слушает!

— У меня есть к вам предложение — Тон у Свенсона заметно изменился, стал осторожным. — Что вы скажете, если я предложу вам заключить соглашение со мной?

— Что за соглашение?

— Вообще-то это не телефонный разговор! Хотели бы вы узнать имя того типа, который второй день разбрасывает повсюду кухонные приборы?

— Вы шутите? Намерены явиться с повинной?

— Сейчас не до шуток, Престон! Я серьезно говорю. Не исключено, что нацелю вас на след. Интересует это?

Если всякая ловушка исключалась, то, конечно, это меня весьма бы интересовало. Но не хотелось, чтобы он об этом знал. Я решил сделать вид, будто не очень горю желанием.

— Может быть.

— Вам знаком «Круглый бар»? У меня на втором этаже отдельный кабинет. Жду вас там через двадцать минут!

— Нет, у меня еще намечена встреча. Скажем, что-нибудь через час.

Он принялся вопить в трубку:

— Да нет же, боже мой! Престон, дело не терпит отлагательства!

— Может быть, для вас. А мне спешить некуда! И повесил трубку. Прежде чем увидеться со Свенсоном, я хотел еще раз побеседовать с Хуанитой Моралес. Была уверенность, что она может сообщить мне два-три любопытных факта, которые окажутся к месту при разговоре со Свенсоном. В моем распоряжении оставался час.

Глава XII

Сьерра Бланка в послеполуденном солнце сверкала в небе, словно белая скала. Направляясь к входу в небоскреб, я пробежал взглядом по этажам. Но если надеялся вдруг где-нибудь в окне увидеть Хуаниту Моралес, то надежда не оправдалась. В холле на первом этаже на доске из красного дерева под стеклом красовался указатель. Серебряными цифрами там были помечены номера квартир. Под каждым номером была прикреплена визитная карточка квартиросъемщика. Указатель, казалось, имел целью подчеркнуть: жильцы меняются, квартиры остаются. Я принялся внимательно изучать визитки счастливчиков и вскоре обнаружил то, что искал.

Квартира 314, иначе говоря, четырнадцатая, на третьем этаже. Нажал на кнопку звонка. Через несколько секунд дверь распахнулась. На Хуаните была надета красная шелковая пляжная майка и черные колготки. Накануне она выглядела больной, сейчас же лучилась здоровьем. Солнечный зайчик освещал сзади черные гладкие волосы, образовавшие на затылке тяжелый шиньон. Узнав меня, она нахмурила брови:

— Сеньор Престон? Мне нечего добавить к тому, что вам вчера уже сказала!

К счастью, я догадался просунуть ногу в дверь, иначе бы она захлопнула ее перед моим носом.

— Давайте-ка зайдем и побеседуем!

Отодвинув Хуаниту, я вошел в квартиру. Она была обставлена со вкусом. Висящий на стене плоский японский телевизор — он был включен — тщетно пытался соперничать с ярким солнечным светом. Я подошел и повернул выключатель. Девушка закрыла дверь.

— Что вам еще от меня нужно, сеньор? — спросила она. — И по какому праву вы силой врываетесь ко мне?

Увидев у окна глубокое комфортабельное кресло, я с удовольствием плюхнулся в него.

— За день первый раз присел! — объяснил я ей.

Хуанита бросила на меня гневный взгляд и выудила в ящичке из дорогого сандалового дерева длинную модную сигарету.

Вынув из кармана пачку сигарет, я тоже с удовольствием закурил и поудобнее уселся в кресле.

— А вас просто не узнаешь, клянусь честью! Роскошная квартира, шикарная обстановка — и все такое прочее! Да и внешне вы здорово изменились! Выглядите намного лучше, чем вчера, просто небо и земля!

— Не понимаю, что вы хотите этим сказать! — угрюмо заявила девушка.

— Прекрасно понимаете! Вчера вечером у вас был больной вид, сегодня вы пышете здоровьем. Вчера вечером облик был как у золушки, сегодня — словно у модной манекенщицы.

— Не в моей власти, сеньор Престон, запретить вам тут нести идиотский вздор! Расселись, как у себя дома!

— Идиотский вздор? Да это комплименты, милочка! Дикий цветок за одну ночь расцвел, как майская роза! И еще небольшая деталь: вчера вечером вы вроде были в положении. Аза ночь что — операции подверглись? Где ваш живот, красавица?

Хуанита ничего не сказала.

— В добрый час! — продолжал я дружелюбно и весело. — Поболтаем самую малость. Но только не так, как вчера, а без дураков! И дуэтом, без оркестра и хорового сопровождения. Касаться станем только фактов!

— Кто вам сообщил мой адрес?

— Сам Свенсон.

— Не верю. Гарри никогда бы этого не сделал!

— Ну что вы! Почему вдруг? Именно он так и сделал. Он готов на все, лишь бы избежать газовой камеры. А грозит ему именно это, газовая камера. За двойное умышленное убийство. И может быть, Свенсон рассчитывает, что вы — идеальная фигура, которая в состоянии заменить его в душегубке.

— Сволочь какая!

Она жадно затянулась сигаретой.

— А теперь расскажите мне все, как оно есть на самом деле, Изабелла!

Девушка резко обернулась и удивленно посмотрела на меня.

— Bs, ошиблись, сеньор! Меня зовут Хуанита Моралес!

— Нет, милочка! Вы красивы и вы из Пунта Фелине, но это единственное, что у вас общего с Хуанитой. Вас зовут Изабелла Мартинец, а внизу в холле ждут агенты из ведомства по делам иммигрантов.

— Иммигрантов? — пробормотала она, поднеся руку к горлу. В глазах ее застыл ужас. — Но, сеньор, я не могу вернуться назад в деревню! Вам этого не попять! Я готова отправиться куда угодно, но только не назад в деревню! Они меня…

Тут девушка решила, что наговорила лишнего, вдруг замолчала и отвернулась. Грудь ее высоко вздымалась, дыхание стало прерывистым.

— Что они вам сделают, Изабелла?

И так как она не ответила, я продолжал:

— Вы же имеете в виду, конечно, не полицейские власти у себя на родине. Там вы, безусловно, ничего дурного не натворили. Во всяком случае, ничего криминального. Стало быть, вы боитесь жителей деревни. Я много раз бывал в Мексике и знаю, как оно бывает там, в деревнях. У местных жителей очень примитивное понятие о юриспруденции. Они судопроизводство осуществляют сами. Что вы им сделали, Изабелла, почему вы так боитесь? Расскажите мне о Хуаните!

Последние слова я буквально выкрикнул. Она вздрогнула и стала нервно расхаживать по комнате, ломая руки, слова срывались с ее губ.

— Я ничего такого не сделала… Ей ничего… Хуаните, я имею в виду… Она была моей подругой. То, что произошло… Это был несчастный случай… Никто не хотел ей причинять плохого… Этот человек…

— Какой человек?

— Не знаю его имени. Они мне не сказали!

Девушка дрожала всем телом, словно вдруг в помещении подуло ледяным ветром. Я вскочил с кресла, схватил ее за плечи и с силой встряхнул.

— Прекратите истерику! Парни, что внизу, весь день ждать не станут! У нас мало времени. Если не хотите, чтобы вас отправили назад в Мексику, расскажите все подробно и поскорей!

Девушка подняла на меня полные слез глаза, в них блеснул луч надежды.

— Вы позволите мне отсюда уйти? Спрячете меня?

— Возможно. Если все расскажете и немедленно! Постараюсь помочь выйти отсюда, так, чтобы никто не заметил. А теперь сядьте, возьмите себя в руки и выкладывайте все!

В ее желании удовлетворить мое требование было что-то трогательное, но я постарался подавить чувство жалости. Трупов уже предостаточно, а если девушка расскажет все без утайки, эго поможет, возможно, избежать новых смертей.

Изабелла начала свой рассказ, голос ее вначале прерывался, потом по мере того, как я засыпал ее вопросами и все время старался заставлять строго придерживаться фактов, доверие ее ко мне возрастало, она успокаивалась.

Изабелла Мартинец прибыла в Монктон-сити в январе. За несколько недель до этого она познакомилась с каким-то американцем, который был в Мексике проездом. Он обещал девушке найти в Соединенных Штатах работу, если та сумеет пересечь границу. Выждав удобный момент, Изабелла сбежала из дома. Добравшись до Монктона, она позвонила по телефону, который дал американец. Это был телефон Свенсона, он пригласил Изабеллу к себе в контору и сказал, что в данный момент не в состоянии предложить ей какую-нибудь определенную работу, но сообщил, что должна состояться вечеринка, а партнеру не хватает девицы. И все, что от нее требуется, пояснил Свенсон, так это быть любезной с мужчинами на вечеринке, ибо кто-нибудь из них сможет, наверное, подыскать девушке работу. Так Изабелла оказалась вовлечена в пул телефонных девиц, организованный Свенсоном. Надо признать, что Изабелла не имела ничего против. Она быстро поняла, в чем дело, и это ей пришлось по вкусу. Она гребла деньги лопатой, могла позволить себе красивые туалеты, жила в роскошных апартаментах. Одним словом, быстро сделала карьеру, расставшись с пыльной деревушкой в Нижней Калифорнии. Однако временами она тосковала по родным местам, а потому ей вдруг пришла в голову идея вытащить в Монктон-сити свою подругу детства, Хуаниту Моралес. Изабелла решила, что они станут прекрасно жить вместе и составят друг другу компанию. Итак, примерно через месяц после прибытия в Монктон-сити Изабелла написала Хуаните письмо, в котором просила навестить дорогую подругу.

Дойдя в своем рассказе до этого места, Изабелла заколебалась, но мне не составило труда вытянуть из нее признание, что она поостереглась рассказать Хуаните всю правду. Изабелла подробно и восторженно писала о своей блистательной карьере, а Хуанита, знакомясь с жизнью в Штатах лишь по многокрасочным иллюстрированным журналам, что изредка попадали в мексиканскую глубинку, поверила подруге на слово. И когда Изабелла однажды пригласила подругу на одну из очередных вечеринок, Хуанита с радостью за ней последовала.

Вечеринка устраивалась в одном из отелей города. Подруги должны были явиться туда к девяти вечера. Как раз объявили о начале представлений стриптиза, все присутствующие мужчины ждали спектакля с нетерпением. Все, за исключением некоего Камптона, одного из крупных деятелей республиканской партии, чуть ли не сенатора. Он с первого же взгляда буквально ошалел при виде Хуаниты, кроме нее, ни на кого смотреть не хотел Свенсон приказал Изабелле позаботиться, чтобы ее подруга удовлетворяла все прихоти Камптона.

— Свенсон вам именно так сказал?

— Да, что-то в этом роде. Так вот этот господин завел Хуаниту в отдельную комнату, рядом с залом. Но Хуанита не хотела, чтобы он ее лапал. Камптон стал сердиться, кричать. А потом набросился на Хуаниту.

Изабелла перешла на шепот.

— Они стояли рядом с окном Хуанита потеряла равновесие и выпала в окно. Это случилось на восемнадцатом этаже, сеньор!

Я с мрачным видом кивнул головой.

— Итак, Камптон убил ее. Знаю, знаю, — жестом остановил я Изабеллу, — он не имел такого намерения, но тем не менее девушка погибла. Что произошло потом?

Изабелла заколебалась.

— Поймите меня правильно, сеньор! То, что я вам рассказала, я узнала только недавно.

— Хорошо. Что же случилось после ее смерти?

— Кто-то пришел и сообщил Свенсону. Он отправился в ту комнату, понял, что произошло, и вызвал меня. Поручил несколько дней заниматься этим Камптоном. Прошу вас, верьте мне, сеньор! В тот момент я абсолютно не знала, что Хуанита мертва!

— А разве вы не спросили, где она?

— Спросила. Но Свенсон сказал, что это меня не касается, чтобы я занималась чем приказано.

Затем Изабелла рассказала, как она увезла Камптона на квартиру Свенсона, в Вест Шор. Я, разумеется, воздержался говорить ей, что сегодня утром уже посетил эту квартиру. Через несколько дней Камптон оправился от потрясения и смог вернуться в Вашингтон. Свенсон навещал его дважды в день, избавляясь при этом от общества Изабеллы. А когда, наконец, избавился от Камптона, то вызвал Изабеллу. К тому времени она уже узнала, что с ее подругой случилось какое-то несчастье. И вот Свенсон без обиняков заявил, что Хуанита мертва. Для него, Свенсона, это грозило крупными неприятностями, а посему он желал знать о Хуаните как можно больше, все подробности ее жизни, кто родители, одним словом, максимум сведений Изабелла сообщила ему эти данные. Тогда Свенсон сделал ей особое предложение. В момент смерти Хуаниту в городе никто не знал. Если бы какое-то время она продолжала якобы существовать, это значительно облегчило бы положение импресарио, то есть Свенсона. Таким образом Изабелла должна была подыскать себе место в качестве горничной и поработать под именем Хуаниты, а спустя несколько месяцев уволиться. Хуанита Мора-лес исчезает со сцены раз и навсегда. Изабелла вновь включается в свое обычное дело, а за дополнительные услуги получает ценный подарок от Свенсона. Все забывают о Хуаните.

— Итак, вы нанялись к миссис Уайтон в качестве горничной. Как все это происходило?

— Все уладил мистер Свенсон лично. Он сказал мне, что у Хадсона есть приятельница, которая ищет прислугу.

— У Хадсона?

— Да. Они часто общались друг с другом. Время от времени Хадсон пытался волочиться за мной. Одним словом, я его знала. Это тот Хадсон, которого вчера убили.

— Так я и думал, — сказал я ей. — Итак, вы работали у миссис Уайтон. Месяц назад Свенсон сказал, что уже достаточно и вы можете оставить работу. Так все и было?

— Да. А потом вчера он мне позвонил. Некий господин, то есть вы, сеньор, разыскиваете Хуаниту, сказал Свенсон. Он решил, чтобы я с вами встретилась. Это произошло вчера вечером. Что было потом, вы сами знаете.

— Доводилось ли вам слышать о некоем Хартли? — спросил я.

— Да. Сеньор Хартли был на той вечеринке. Он присутствовал на всех вечеринках.

— А кто еще? Какие еще мужчины присутствовали при этом?

Изабелла немного подумала. Она знала Аллисона и Маунта, но весьма поверхностно. Их имена ей ничего не говорили, но, когда я описал студентиков, она их признала. Хадсон также не раз бывал на вечеринках, но в бизнесе с телефонными девицами непосредственного участия не принимал.

— А Хадсон бывал у Уайтонов, когда вы там работали?

— Раза два—три.

— А с какой целью? Чем он там занимался? Он знаком был с семьей Уайтонов?

— Только не с мистером Уайтоном. Хозяин редко бывал дома. Я думаю, Хадсон вообще с ним не бы/ знаком. Он приходил к хозяйке.

Я ободряюще улыбнулся ей.

— Они, наверное, дружите? Ведь это он помог вам устроиться к миссис Уайтон?

Изабелла решительно затрясла головой.

— Дружили, сеньор? Да они терпеть не могли друг друга! Да, Уайтон помог мне устроиться там на работу, но всякий раз, как он приходил, они ссорились с хозяйкой, даже бранились. А когда мистер Хадсон уходил, к хозяйке лучше было и близко не подходить!

— Может быть, это она его убила, как вы думаете, Изабелла?

— Ну что вы, сеньор Престон! Она его не убивала, нет! Они могли браниться, поносить друг друга, швыряться разными предметами, да. Она и со мной так обращалась. Но убивать — нет, она его не могла убить!

Я взглянул на часы. Дабы успеть на встречу со Свенсоном, нельзя было больше терять времени с Изабеллой.

— Что вы делали вчера вечером, после того как поморочили мне голову с вашей беременностью?

— Вернулась сюда, меня ждал Свенсон. Он хотел знать, как все произошло.

— Он здесь вас ждал?

— Ну да. У него есть свой ключ. У него ключи от квартир всех девиц, что работают на него. Он говорит, это затем, чтобы всегда быть в курсе всех событий.

Я нахмурился.

— Значит, он явился к вам домой, и что потом произошло?

Изабелла села в кресло рядом с выключенным телеприемником.

— Он очень нервничал. Требовал, чтобы я повторила слово в слово все ваши вопросы и мои ответы. Он тут был почти целый час.

— Нервничал, стало быть?..

— Мне трудно объяснить, сеньор. Он был… ну, просто вне себя Кричал на меня, размахивал руками. Но когда я ему рассказала, как все прошло, то немного успокоился.

Я презрительно усмехнулся.

— Как все прошло? Вы хотите сказать, как вы мне врали при Хуаниту и про так называемую беременность?

Щеки девушки покрылись красными пятнами.

— Вам легко говорить, сеньор Престон! Вы забываете, что в этом городе я никто, обыкновенная телефонная девица. Так меня называют, когда господа в хорошем настроении. А они не всегда бывают в хорошем настроении. Такие девицы, как я, обязаны делать то, что говорят, иначе им грозят неприятности. Серьезные неприятности. И всем на это наплевать. Так этим шлюхам и надо, говорят в таких случаях, ничего иного они и не заслуживают. Вот что говорят о нас люди. Вы слышали, конечно, сеньор Престон, об одной телефонной девице в этом городе, которая ослепла? А другой плеснули в лицо серной кислотой. Известно вам об этом?..

Изабелла говорила быстро, но внятно. У нее было время выработать собственную философию, и я не собирался с ней спорить.

— Вы правы, я разыграла перед вами комедию, и вы ей поверили. Мистер Свенсон тоже мне поверил. Он дал сто долларов и сказал, чтобы на несколько дней я исчезла с горизонта.

Я не смог удержаться от смеха.

— Почему вы смеетесь?

— Да так просто! Круг замкнулся. Старик Моралес дал мне сто долларов, чтобы я нашел Хуаниту, а Свенсон дал вам сто долларов, чтобы вы ее выдумали!

Судя по виду Изабеллы, она отнюдь не считала забавным это совпадение.

Я задал еще несколько вопросов, но ничего нового от нее более не услышал. Когда же объявил, что ухожу, Изабелла словно взбесилась. Потребовала сказать, что я решил в отношении агентов из иммиграционного управления, ожидающих внизу в холле. А я, признаться, совсем забыл про эту выдумку. Пришлось пообещать сказать им, что произошла ошибка. Кажется, я ее убедил. В половине седьмого направился в «Круглый бар», улицы все были запружены автомашинами.

Глава XIII

«Круглый бар» представляет собою в плане скорее восьмиугольник, но вряд ли разумно называть питейное заведение «Восьмиугольный бар». Это место встречи деловых людей, в нем немало уютных отдельных кабинетов, некоторые из них арендуются постоянными клиентами. Я спросил, где находится кабинет Свенсона, мне предложили подняться на второй этаж. На лестничной клетке в кресле сидел крупногабаритный тип в зеленом костюме, при моем появлении он встал и загородил дорогу.

— Куда идете?

— В кабинет мистера Свенсона. Он назначил мне свидание. А вы что, местный метрдотель?

— Я тут на все руки. Догадываетесь, что имею в виду? У вас в карманах при себе нет ничего лишнего?

— Портативный миномет, если вас это интересует!

— Очень интересует. — В его руке вдруг появился пистолет. — Лицом к стене, руки вверх!

Я повиновался. Он обыскал меня, обнаружил мою пушку, что-то пробурчал и вытащил ее из кобуры.

— Можете обернуться. Как зовут?

— Престон, — сказал я, оборачиваясь. — Марк Престон, подходит?

— Годится Именно это имя мне и называли. Шеф готов вас принять.

Он подтолкнул меня вперед и провел к кабинету Свенсона, открыл дверь. Стол был накрыт на четыре персоны, но, на мой взгляд, время было не подходящее для чревоугодия. Свенсон сидел на стуле лицом к двери. В руке держал «люгер». Увидев меня, расслабился немного, сунул пистолет за пояс.

— Ждали кого-нибудь другого?

— Не исключено. Входите и закрывайте дверь.

Я вошел в комнату и уселся за стол. Свет хрустальной люстры отражался в серебре столовых приборов. Я потянул веточку петрушки из блюда с закуской, где таяли кубики льда.

— Вы настаивали на встрече со мной, — сказал я Свенсону, жуя петрушку. Это ему явно действовало на нервы. — Я только что расстался с одной из ваших приятельниц. Ее зовут Изабелла.

Рот Свенсона скривился гримасой.

— Изабелла? Кто такая?

— Вопрос задан неправильно, Свенсон! В школе учат спрашивать не «кто такая», а «кто она». Впрочем, вы ее прекрасно знаете. Это та крошка, которую вы мне вчера вечером подослали. Но сутки назад она называлась по-другому и выглядела гораздо толще.

— Ну и что? — рявкнул Свенсон. — У вас что, живот от этого разболелся?

— Нет, не разболелся, я себя чувствую прекрасно. Чего не скажешь о подлинной Хуаните. Ведь это ваша вина, а, Свенсон? Вот она где, разгадка тайны! Вы убили Хуаниту и теперь готовы истребить всех жителей города, лишь бы выйти сухим из воды, не так ли?

— Совсем спятили! — пробормотал он. — Вы, Престон, совсем спятили! Если воображаете, будто я прикончил Хадсона и Хартли, значит, у вас совершенно шарики за ролики зашли.

Я взял еще веточку петрушки и потыкал ею в сторону Свенсона.

— Ваша взяла, Свенсон. Вовсе я так не считаю, будто вы — убийца. Может быть, я малость и спятил, но не настолько все же, чтобы являться к вам сюда словно младенец, если бы считал вас убийцей. Впрочем, хватит говорить обо мне. Поговорим лучше о вас. Почему вдруг понадобилось так срочно меня видеть, зачем вся эта артподготовка и кого вы еще ждете в гости?

Свенсон потрогал «люгер», словно хотел удостовериться, что он на месте.

— А разве вы не догадываетесь? Мы поджидаем Смайноффа.

— Почему?

— А он заявил, что намерен меня прикончить. Вот почему.

Это начинало становиться интересным.

— Прикончить вас? А чего ради?

— Этот тип совершенно трюхнулся. Когда Хартли пришил Хадсона, он…

— Стоп, стоп! — я жестом остановил его. — Не так быстро. Начнем сначала. Так вы говорите, что Хартли ликвидировал Грега Хадсона?

— Ну, разумеется! Я думал, вы в курсе. После встречи с вами Хадсон предупредил Хартли, Он хотел смыться из города и нуждался в деньгах. Сначала Хартли отнесся к этому спокойно. Но потом вы явились к нему в контору. Он решил тогда, что Хадсон становится опасным. Если бы полицейские сцапали этого парня, он не задумываясь бы выложил все, что знает. Только вы расстались с Хартли, как тот помчался к Хадсону, И прикончил его.

Я решил съесть еще веточку петрушки.

— Скажи, пожалуйста! Стало быть, дело можно считать закрытым! Избавившись от Хадсона, Хартли всю ночь прорыдал в свою подушку. А наутро отправился к себе в контору и, мучимый угрызениями совести, решил покончить с собой. Воткнул себе в спину кухонный нож. Засим занавес!

— Очень смешно! — ухмыльнулся Свенсон. — Нет, все было не так! У Смайноффа нервы не выдержали. С такими придурками никогда нельзя дело иметь. Тратишь уйму сил и энергии, чтобы создать серьезное предприятие, а потом из-за какого-нибудь недоноска все идет прахом!

Внезапно из открытого настежь окна подуло свежим ветром, я подошел поближе, наслаждаясь прохладой.

— А что, собственно, он сделал, этот Смайнофф?

— Видите ли, Хартли несколько раз умудрялся доставить мне кое-какие неприятности. Когда я узнал, что он прикончил Хадсона, то просто пришел в ярость. Мы крупно поссорились. Я сказал ему, что худшую глупость он вряд ли смог совершить, что из-за этого мы все можем оказаться за решеткой. Сцена вышла просто ужасной, переругались с ним как идиоты. Я был вне себя, сказал, чтобы он сидел тихо, как мышь, и не рыпался, не то у Хадсона в морге может оказаться компаньон.

— А Смайнофф присутствовал при вашей ссоре?

— То-то и оно! — мрачно ответил Свенсон. — И этот дебил вообразил, будто мне выгодно было прикончить Хартли, и решил оказать мне услугу, пришил беднягу.

— Видимо, Смайнофф хотел тем самым поднять свой авторитет?

— Надо полагать. И воспользовался кухонным ножом, дабы легавые сопоставили это со смертью Хадсона. Таким образом, он ничем не рисковал; у него было железное алиби по убийству Хадсона.

В коридоре послышались чьи-то шаги. Свенсон внезапно замолчал и вцепился в «люгер». Я нервно поглядывал на дверь. В случае наступления военных действий я оказался бы в роли бедного безоружного шпака, а мне это отнюдь не улыбалось. Шаги стихли, мы несколько расслабились. Я продолжал:

— А теперь Смайнофф намерен всадить в вас пулю? Ничего не понимаю. Коли он жаждет повышения по службе, зачем же стрелять в генерала?

Свенсон опустил «люгер» на колени.

— Смайнофф зарезал Хартли, а потом явился ко мне хвастаться. Вид у него был словно у кота, сожравшего канарейку. Я велел этому недоноску проваливать ко всем чертям. А сегодня во второй половине дня к нему домой заявляются полицейские с намерением его арестовать. Смайнофф мне позвонил Он уверен, будто это я выдал его полиции как убийцу Хартли И заявил, что поквитается со мной, прежде чем попадет в лапы полицейских. Я сказал ему, что жду его у себя сегодня вечером. Обеспечу деньгами, и пусть на время исчезнет из поля зрения.

Я пораскинул мозгами. Потом показал пальцем на «люгер».

— И вот так-то вы намерены расплатиться с долгами? Он придет, а вы ему всадите пулю в лоб?

— Нет. Вы заблуждаетесь. Если он образумится, то деньги свои получит.

И Свенсон кивнул на стул, где лежала толстая пачка банкнотов.

— Тут хватит на путевые расходы плюс тысяча долларов сверху. При условии, что Смайнофф захочет выслушать меня. Но если вдруг попытается шутки шутить, буду стрелять первым. И я знаю, он именно за этим сюда и направился, чтобы меня прикончить. Он кое-кому об этом проговорился, мне сообщили.

— Прекрасно! В таком случае при чем здесь я? У вас во мне нет никакой необходимости.

— Я полагаю, вы человек порядочный. Вы единственный среди замешанных в этой истории лиц, кому поверят в полиции Если мне придется убить Смайноффа, то вы сможете засвидетельствовать, что я действовал в рамках законной обороны.

— Кроме шуток? Для этого необходим момент истины.

— Момент истины будет, — спокойно ответил Свенсон.

Я стал вертеть в руках нож с серебряной ручкой, лежащий на столе.

— Ну, и что вам это даст? Ведь вопрос об убийстве Хуаниты Моралес все же остается!

— Вы так думаете? А я никогда о ней не слышал. Готов покончить с собой в ту же минуту, как только вы мне предъявите труп этой особы!

Свенсон говорил с такой уверенностью, что правота его казалась бесспорной. Прошло немало недель, тело Хуаниты не обнаружили; не было никакой надежды, что его найдут и теперь. Кроме того, случись даже это, как идентифицировать труп? В Мексике не существует медицинских архивов или записей в кабинетах зубных врачей, которые смогли бы облегчить подобную идентификацию.

— А Сильвия Лефай в курсе была?

— Сильвия? — презрительно ухмыльнулся Свенсон. — Неужели вы думаете, будто я делюсь своими тайнами с такими девками, как она?

— Нет, не думаю. Но от этого дело не меняется. Девушка боится, что вы решите, будто это она убила Хадсона. Она ведь жила с ним.

Свенсон прикусил нижнюю губу, потом сказал:

— Знаю. И догадываюсь, что вы хотите этим сказать. Сильвия боится, будто много знает. Можете ее успокоить.

— Хорошо, постараюсь!

Свенсон, возможно, намеревался спросить меня, как мне удалось выйти на Сильвию, но тут вдруг хриплый мужской бас рявкнул:

— Свенсон!


Искатель 1986 #05

Голос раздался из окна. Мы оба разом обернулись. В окне показался Смайнофф, он распластался на подоконнике словно огромный краб. Армейский пистолет в огромной волосатой лапе казался детской игрушкой. Дважды сверкнуло пламя. Выстрелы сопровождались оглушительным грохотом. Свенсон, наполовину привстав, попытался воспользоваться своим «люгером». Первая пуля лишь пробила ему левую руку, но вторая достигла своей цели, поразив несчастного в живот. Свенсон взвыл от боли. Раненой рукой он вцепился в стул и попробовал прицелиться. Пистолет дернулся и медленно стал подниматься в направлении Смайноффа, который взобрался коленями на подоконник.

— Что, сволочь, не ожидал? — хрипло засмеялся Омайнофф. — Она мне правильно сказала, что тут ловушка!

Свенсон приготовился стрелять.

— Еще хочешь? Так на же, получай, недоносок! — рявкнул Смайнофф.

Его пистолет опять сверкнул молнией, на этот раз пуля попала Свенсону прямо в грудь. Он упал навзничь, успев, однако, нажать на спусковой крючок «люгера»; пуля врезалась в потолок. Пораженный случившимся, я тупо смотрел на распростертого навзничь Свенсона. Тут настежь распахнулась дверь, и с пушкой в руках в комнату ворвался коридорный страж. При виде Смайноффа он открыл огонь не задумываясь. Как и я, Смайнофф оцепенел от неожиданности. Пуля пробила ему плечо. Он застонал от боли, потерял равновесие. В отчаянии попытался ухватиться за раму. Но сведенные болью пальцы разжались, Смайнофф испустил яростный крик и свалился вниз. Я устремился к окну, нагнулся над подоконником как раз в тот момент, когда незадачливый гангстер грохнулся о тротуар. Прозвучал леденящий кровь тупой звук удара тела об асфальт, он донесся до нашего этажа. Смайнофф перестал шевелиться. Заскрежетали тормоза автомашин, заголосили женщины, быстро собралась толпа ротозеев.

Телохранитель Свенсона стоял на коленях около окровавленного хозяина, пистолет он по-прежнему держал в руке. Посмотрел на меня с выражением ужаса в глазах.

— Не паникуй, — сказал я ему. — Тебе нечего бояться. Могу выступить в качестве свидетеля. Ты выстрелил в Смайноффа, когда тот же убил Свенсона. Потом должна была наступить моя очередь. У тебя не было иного выбора.

— Думаю, мне не стоит пытаться прятаться.

— Зря лишь потеряешь время! Если хочешь выйти сухим из воды, сам позвони в полицию, да побыстрей! Спроси лейтенанта Рурке из уголовки! Он мужик справедливый, ты с ним ничем не рискуешь.

Телохранитель поднялся, бросил последний взгляд па Свенсона и кивнул головой в знак согласия. Потом достал из кармана мою пушку и протянул мне.

— Только не говорите, Престон, что я у вас отобрал пистолет, ладно?

— Ладно.

Я взял пистолет, вытащил обойму, сунул ее в карман. Потом положил пушку на место в кобуру под мышкой.

— Зачем вы это сделали? — удивился телохранитель.

— Отпала необходимость. Я заряжаю его лишь тогда, когда ожидается перестрелка.

— А вы, оказывается, хитрец! — усмехнулся телохранитель. — Хорошо, иду звонить.

Он вышел из комнаты. Я же быстро подошел к стулу, на котором лежали деньги. В пачке оказалось тысяча восемьсот долларов в купюрах по пятьдесят и сто. Деньги принадлежали Свенсону. Но Свенсон был мертв. И у него не имелось ни жены, ни детей. У меня тоже, но я был жив. Поэтому сунул деньги в карман и закурил сигарету. В этом чувствовалась жизненная необходимость.

До встречи с Рурке оставались считанные минуты.

Глава XIV

Когда я вышел из здания центрального управления полиции и сошел по выщербленным ступеням вниз на мостовую, была уже половина десятого. С удовольствием вдохнул чистый вечерний воздух. Приятно было оказаться вне задымленного кабинета второго этажа, где мне пришлось пропотеть около двух с половиной часов. Впрочем, исходя из сложившихся обстоятельств, Рурке не очень-то тиранил меня. Когда мы с ним расстались, он уже вполне походил на нормального человека. Сделались опять добрыми приятелями или что-то около того. С его точки зрения денек выдался на редкость удачным. За двадцать четыре часа оказалось зарегистрировано четыре убийства, из них одно в состоянии законной обороны. Трое убийц оказались мертвы, а четвертый, признанный невиновным, пока сидел за решеткой. Что же касается меня, то я твердо стоял на своем: я тут ни при чем, оказался на месте убийства Свенсона и Смайноффа по чистой случайности. По просьбе миссис Уайтон занимался расследованием, которое не имеет никакого отношения ко всем этим убийствам, и вдруг, сам того не ожидая, оказался в центре событий. Хартли прикончил Хадсона, это я, впрочем, узнал лишь от самого Свенсона. Видимо, что-то не поделили. Так как Хартли уже не в состоянии что-либо пояснить по данному поводу, вся эта история наверняка останется никому не известной. Впрочем, причина никого не интересовала, она не имела значения. Подпольный бизнес на телефонных жрицах любви оказался прикрыт. Для полиции это был сущий подарок, ей оставалось лишь сказать спасибо потрясенной публике и задернуть занавес. Что же касается некоторых оставшихся неясными деталей, то тем хуже для них.

Рурке не старался причинить мне лишние неприятности, и я это знал. Его заботило лишь одно: со спокойной совестью сдать все дела по убийствам в архив. И не только эти дела. Вечером, прежде чем отправиться домой, он постарается списать на погибших немало нераскрытых преступлений! Но это его заботы. Мне же оставалось лишь найти ответы на несколько второстепенных вопросов.

На углу соседней улицы имелась стоянка такси. Сев в машину, я назвал шоферу адрес. Мой личный автомобиль все еще стоял у обочины тротуара возле «Круглого бара», поскольку полицейские доставили меня от «Круглого бара» в управление за казенный счет. В такси я уселся на заднее сиденье, вытащил свою пушку из кобуры и, достав из кармана обойму, вставил ее в пистолет. Затем передернул ствол, послав патрон в патронник. Раздался сухой металлический щелчок, и я услышал вскрик: шофер ошалело смотрел на меня в зеркало заднего обзора.

— Не пугайтесь, старина, — успокоил я его. — Имею разрешение на ношение оружия.

Для большей убедительности убрал пистолет в кобуру. Шофер пришел в себя, и машина перестала вилять из стороны в сторону. Тем не менее всю дорогу водитель продолжал держать меня в поле зрения. На лице его явно обозначилось облегчение, когда я расстался с ним, предварительно рассчитавшись по счетчику. Не задерживаясь в холле, я поднялся наверх и позвонил.

Дверь открыла Изабелла. На ней по-прежнему были красная блузка и черные колготки. Она встретила меня с какой-то странной усмешкой.

— Скажи, пожалуйста. Наш знаменитый сыщик. Входите, сеньор, прошу вас.

Войдя в комнату, я вначале подумал, что девушка принимала гостей. На круглом столике стояла початая бутылка джина, рядом — два бокала. На ковре валялся пакетик из-под жареного картофеля. Электрофон извергал поток джазовой музыки. Изабелла положила руки на бедра и, напевая, принялась кружиться по комнате. Судя по всему, она была одна

— У вас что, какой-нибудь праздник сегодня? — поинтересовался я.

Изабелла не ответила, я убавил громкость электрофона и повторил свой вопрос. Улыбнувшись, девушка кивнула в знак согласия.

— Выпьете стаканчик, мистер Престон?

Она взяла бутылку джина, намереваясь налить мне.

— Нет, спасибо. Никогда не пью этой отравы.

Изабелла подошла ко мне и погладила рукой отвороты пиджака.

— Мой прекрасный детектив, — прошептала она. — Разве можно сказать «нет» такому мужчине, как вы, сеньор?

Изабелла явно была уже под хмельком, алкоголь воспламенил ее глаза и тело. Как женщина она вполне могла сойти за маленькое сокровище, и, будь у меня иные намерения, подобное знакомство было бы оценено по достоинству.

Взяв один из бокалов с джином, я сунул его ей в руку.

— А где ваш приятель? — спросил я.

Изабелла как-то странно улыбнулась.

— Зачем вы сюда пришли, сеньор?

— Хотел рассказать, что приключилось сегодня вечером с вашим другом Гарри Свенсоном.

— Пхе! — ответила Изабелла, презрительно усмехаясь. — Мне это известно. Радио сообщило Бедный Гарри!

Она хрипло засмеялась, закинув назад голову.

— Я провел весь вечер в полицейском управлении, — продолжал я. — Они там задали мне кучу серьезных вопросов, Изабелла. Но вы можете быть спокойны, дорогуша! Я не стал им говорить, что именно вы убили Свенсона и Смайноффа. Лицо девушки на мгновение потемнело.

— Я? Нет, сеньор! По радио сообщили все подробности. Впрочем, я не выходила из этой комнаты после нашей последней встречи с вами.

Я хмыкнул и уселся в кресло, стоявшее у двери. Изабелла наблюдала за мной.

— Мне прекрасно известно, мой ангел, что вы не покидали порога этой комнаты. Я был у Свенсона, когда все произошло. Готов поклясться: вас при этом не было. И тем не менее его убили именно вы. Равно как и Смайноффа.

— Сумасшедший! — сказала она. — Вы совсем с ума сошли, мистер Престон!

— Отнюдь! Свенсон сообщил мне, что Смайнофф должен был с ним встретиться. Ему нужны были деньги, чтобы смыться из города. Но Свенсон не испытывал к нему доверия. Он считал, что Смайнофф решил явиться в «Круглый бар» лишь затем, чтобы прикончить его.

— А ведь так оно все и произошло, а? — произнесла Изабелла, пожимая плечами. — Или на радио плохо информированы?

— Нет, радио не ошиблось. Но на радио никто не знает, что кто-то предупредил Смайноффа Ему сказали, будто Гарри пристрелит его, как только тот переступит порог. Об этом известно только вам и мне. Впрочем, вы им обоим сказали одно и то же!

Изабелла пристально взглянула на меня и топнула ногой.

— Я сделала это? А вы в состоянии доказать?

— Нет, — пришлось признаться. — И даже если бы оказался в состоянии, затрудняюсь сказать, что бы в результате изменилось.

— Стало быть, это не имеет никакого значения, сеньор?

Я покачал головой.

— О вас и обо мне этого нельзя сказать. Хотелось бы знать, что они вам сделали, эти типы? Почему вдруг вы с ними так жестоко поступили?

— Сигарета у вас найдется? — резко спросила девушка.

Я достал из пачки две сигареты и по очереди прикурил их. Изабелла уселась на диван. Она положила голову на вышитую золотом подушку, выпустила струю дыма, посмотрела, как дым спиралями поднимается к потолку. Потом стала говорить:

— Что ж, пожалуй, можно вам все сказать, сеньор Престон! Это мой долг перед вами. Без вас ничего бы так быстро не получилось.

Я молча кивнул головой, соглашаясь с ней.

— Вы спросили: что плохого сделали мне эти типы? Да почти ничего. Я уже говорила вам: они грозились изуродовать меня, если не стану выполнять их приказания. Но то были лишь слова. Мне их в своей жизни столько приходилось слышать! От этого не умирают!

Изабелла ногтем указательного пальца постучала по сигарете, немного пепла упало на ковер.

— Вернемся несколько назад, сеньор! К той ночи, когда они убили мою Хуаниту.

— А я думал, ее убил кто-то другой, некий Камптон.

— Пхе! — скривилась Изабелла. — Камптон не что иное, как грязная свинья, он слишком много к тому же выпил! Но не он истинный виновник. Камптон посчитал Хуаниту за шлюху и решил, что она сопротивляется лишь затем, дабы набить себе цену. А вот в объятия к нему ее толкнули Свенсон и его банда.

— Какая разница! Ведь она присутствовала на этой вечеринке, — заметил я. — И собирались там отнюдь не на школьный выпускной бал!

— Нет, — сказала Изабелла глухим голосом. — Придется рассказать вам, сеньор, как все в действительности произошло. Когда я написала Хуаните, чтобы та приехала ко мне, то сделала это вовсе не за тем, чтобы та вела такую же жизнь, как и все мы. Хотелось, чтобы Хуанита жила со мной, я бы подыскала ей работу, честную работу. Но как-то раз великий босс Свенсон лично явился ко мне и увидел Хуаниту. Он сказал, что она красавица и что я не имею права мешать ей развлекаться. Но я бы помешала. Хуанита была ребенком, сеньор, и не такой чокнутой, как я. В ней не было ничего дурного, поэтому-то я ее так и любила.

Изабелла немного помолчала. Я поостерегся нарушать ее молчание. Затем она продолжала свой рассказ.

— Потом… После того, как это произошло, Свенсон вызвал меня к себе. Я рассказывала вам, что он потребовал. Но не сказала, что эти свиньи сделали с телом. Они выбросили ее маленькое разбитое тело на муниципальную свалку, сеньор! Засыпали нечистотами и так и оставили там, среди отбросов и мерзости, под тоннами городского мусора! Да, они вышвырнули ее, словно кулек протухшей рыбы! И никто даже не сотворил молитвы над ней!

Голос Изабеллы дрожал от гнева; ненависть, которую она излучала, казалось, наполняла всю квартиру.

— И я поклялась отомстить за Хуаниту, убить их всех. Я поклялась всемогущим богом, но голову не потеряла. Гнев — плохой помощник, коли намереваешься вступить в борьбу с подобными гангстерами. Я разработала план и стала терпеливо ждать. И до поры до времени исполняла все, что мне приказывали. Стала работать у миссис Уайтон и вот там-то наконец решилась. Видите ли, сеньор, я отнюдь не храбрая женщина, я не могла убить их сама. Это должны были сделать другие, сами того не зная почему.

— Вы что же, хотите сказать, что замыслили убийство и двух других, Хадсона и Хартли?

— Да. Все те, кого я хотела уничтожить, мертвы. Все четверо…

Я уселся в кресло поудобнее.

— Надо сказать, вам повезло. Если бы я вдруг не оказался замешан в это дело…

Тут я вдруг замолчал. Внезапно мне все стало ясно. Изабелла улыбалась с довольным видом. Я подошел к телефону, что стоял у телевизора, и набрал номер Боба Клайна.

— Боб? Престон говорит. Приезжал ли к вам Чарли забрать груз, как было условлено?

— С ума можно сойти! Просто невероятная история! Час назад кто-то позвонил по телефону и спросил старика мексиканца. А я думал, кроме нас двоих, никто не в курсе, что он у меня! — Я тоже так думал. Впрочем, это не имеет значения. И что произошло?

— Говорила какая-то женщина. Когда он повесил трубку, то сказал мне, что должен немедленно уйти. Я пытался его задержать, сказал, что за ним должны заехать Но не тут-то было! Старик заявил, что все о’кэй и он уходит. И таки смылся. Кстати, Престон…

— Да?

— А этот Чарли был весьма раздосадован, когда узнал, что его клиент смотал удочки. Он сказал, вы обещали ему пятьдесят долларов и…

— Не беспокойся, Боб, он их получит. Привет.

Положив трубку, я повернулся к Изабелле.

— Итак, этот старик тоже липа?

— Не совсем. Он настоящий мексиканец, только не отец Хуаниты. Ее отец давно умер.

— Следовательно, вы наняли старика, чтобы он впутал меня во всю эту историю?

Изабелла усмехнулась.

— Мне доводилось слышать о вас. Говорили, что вы добрый человек Вот я и подумала: не откажетесь помочь старому мексиканцу, который прибыл так издалека, к тому же пешком.

Я кисло улыбнулся.

— Понятно. У старого дурака Престона чувствительное сердце. Он дал себя облапошить, словно мальчишка!

— Не сердитесь, сеньор! Мужчина без сердца — не мужчина!

Что ж, в ее доводах был определенный резон.

— А все-таки, что было правдой в той легенде, которую мне выложил так называемый Моралес?

— Все. Мне хотелось, чтобы вы были в курсе. Иначе ведь вряд ли вы взялись бы за дело.

— Не станете же вы уверять, будто мне удалось чего-либо добиться. Ведь это вы все скомбинировали. На мою долю просто ничего не осталось!

— Ну что вы, сеньор! Вы сыграли очень важную роль. Надо было, чтобы кто-то начал задавать вопросы. Кто-то такой, кого так просто не запугаешь?

— Так вот оно в чем дело! — пробормотал я.

— Да. По моим расчетам вы должны были быстро выйти на Хартли. И я не ошиблась.

— Продолжайте.

— Хадсон был трусом. Он боялся их как огня. Я обрабатывала его очень долго, Много дней и недель. И повторяла одно и то же. Будто Свенсон сказал, что он представляет для них угрозу, слишком много знает. Ах, этот бедный Грег! Он просто умирал от страха. Еще при жизни стал мертвецом!

— Точно. Когда я с ним встретился вчера, у него был такой вид, будто он готовился к схватке с кем-то.

— А как только вы ушли, он решил бежать из города. Я все сделала для этого. Даже обещала уехать с ним. Он хотел попросить денег у Хартли и отправился к Майку, хозяину пивного бара.

— А почему сам не пошел к Хартли?

— Кроме Майка, никто не имел права с ним встречаться. Вернувшись из бара, Грег позвонил мне и потребовал, чтобы я укладывала чемоданы. Но я позвонила Хартли и сказала ему, будто перед отъездом Хадсон намерен выложить вам все, что ему известно о Хуаните. Я осмелилась позвонить Хартли прямо в контору, это произвело впечатление. А потом у него появились вы, и он перепугался. Никогда еще ему не приходилось иметь дела с частными сыщиками, да еще с такими, как вы. Хартли тут же попытался связаться со Свенсоном, но того весь день не было у себя.

— Вы это знали заранее и, видимо, именно поэтому выбрали вчерашний день для начала операции «Уничтожение»?

— Совершенно верно. Таким образом, Хартли должен был действовать по своему усмотрению, причем быстро. Он знал, как поступил бы Свенсон в подобном случае. Взял с собой пистолет и отправился на поиски Грега.

— Скажите, пожалуйста, почему вы надеялись, что все произойдет согласно вашим планам? А если бы Хадсон прикончил Хартли?

— Но как же вы не можете понять, сеньор? Мне ведь это было совершенно безразлично! Я хотела лишь одного: пусть один из них убьет другого! А кто кого — какая разница? Мне-то наплевать было! Видимо, Грег напал на Хартли первым с ножом в руках, Хартли не успел вытащить свой пистолет, но сумел отнять у Хадсона нож и всадить его ему в спину!

Что ж, возможно, именно так оно все и было на самом деле.

— Что же касается Хартли, то тут мне, конечно, просто повезло. Когда он рассказал Свенсону, что произошло, босс рассердился и накричал на него. А надо сказать, в тот вечер Свенсон сильно перебрал. Когда Хартли ушел, он продолжал ругаться и даже пожелал ему сдохнуть. Смайнофф услышал это и решил, что представился случай показать себя в лучшем виде. Рано утром, еще до прихода секретарши, он отправился к Хартли в контору и прикончил его…

— Я видел Свенсона и Хартли вчера вечером, — заметил я. — Они были в компании одной женщины, миссис Уайтон. Какую роль играла она во всей этой истории?

— Свенсона всегда отличала большая осторожность. Он был знаком с массой людей и попросил одного из своих друзей, приятеля миссис Уайтон, пригласить ее. Ему хотелось узнать, что именно она вам рассказала.

— И он узнал?

— Ну конечно! Миссис Уайтон не отличается особенной сдержанностью, особенно когда выпьет. А Свенсон все сделал для того, чтобы она как следует нализалась.

— Все понятно.

— Як тому времени уже рассказала ему о нашей встрече в отеле «Майами». И с учетом того, что сообщила миссис Уайтон, он мог чувствовать себя в полной безопасности.

— А тут Смайнофф пришел и все испортил…

— Вы совершенно правы, сеньор…

Изабелла растянулась на диване, на ее лице читалось полное удовлетворение и безмятежность, но чувствовалось, что душа ее полна глубокой печали. Задерживаться мне здесь больше не было никакой необходимости. Я встал и сказал:

— И все-таки нужно было бы найти какой-нибудь предлог, чтобы упрятать вас в тюрьму!

Девушка улыбнулась, спустила ноги на ковер и тоже поднялась.

— Если вы найдете вдруг такой предлог, сеньор, то мне очень бы хотелось с ним ознакомиться!

— Вы очень странная и опасная девушка, Изабелла Мартинец!

Она гордо вскинула голову и поправила меня:

— Моралес! Хуанита была моей младшей сестрой!

Меня словно оглушило. Я посмотрел на второй наполненный джином бокал, до которого никто не дотрагивался. По моему взгляду Изабелла поняла.

— Ну конечно. — прошептала она. — Мы, мексиканцы, всегда ставим прибор для тех, кого любили при жизни!

Перевел с английского А. Краковский.


Искатель 1986 #05

На I–IV страницах обложки рисунки Александра КАТИНА к повести «Звезда Сириама».

На II странице обложки рисунок Владимира НЕВОЛИНА к фантастическому рассказу «Повелитель».

На III странице обложки рисунок Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «Слабые женские руки».


Примечания

1

Окончание. Начало в предыдущем выпуске.


home | my bookshelf | | Искатель 1986 #05 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу