Book: Как исправить прошлое



Как исправить прошлое

Сара Вуд

Как исправить прошлое 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Нет, нужно спуститься. Даже роскошная «ламборджини» ломается иногда – иначе с чего бы тому парню валяться под ней? Тина захлопнула входную дверь, не отрывая глаз от восхитительно плавных линий темно-зеленого автомобиля, объявившегося вдруг на захламленном соседнем дворе. Из-под могучего переднего бампера торчали ноги в кожаных ботинках, а чуть сбоку собралась небольшая лужица машинного масла.

Мужчина при деле, хмыкнула она про себя, а вокруг, разумеется, толпа зевак – с десяток школьников! И зачем его понесло вверх по извилистому переулку? А уж зачем он остановился у развалин амбара – совсем непонятно. Гараж ее деда так близко, что машину можно и подкатить.

Небрежно откинув непокорные черные прядки, упавшие на глаза от стремительного спуска по лестнице, Тина подумала, не предоставить ли владельцу «ламборджини» самому выпутываться из этой истории. Красные, как мак, губы лукаво изогнулись при мысли о том, каким дураком он, наверно, себя сейчас чувствует!

Тина вполне была вправе бросить незнакомца на произвол судьбы, потому что в кои-то веки дед велел ей отдохнуть в свое удовольствие и ни о чем не заботиться. Он увез Адриану в путешествие по случаю ее дня рождения, и выходные целиком принадлежали Тине. Конечно, она любит возиться с Адрианой – от веселых приготовлений к завтраку до чтения на ночь, но для себя самой у нее нет никогда и минутки.

Сегодня же она свободна, как птица, и с непривычки уже с утра чувствует себя немножко виноватой и потерянной. Натянув, как обычно, шорты и майку, она поняла вдруг, что торопиться некуда. Никто ее не ждет. Никто от нее не зависит. Никто не попросит ее разобраться со своими проблемами. Свобода!

Четверть восьмого. Через полчаса в гараж явятся механики-почасовики. Бизнес есть бизнес! Перескочив через заборчик, она направилась к школьникам.

– Общий привет!

– Здрасьте, мисс Мерфи! – с энтузиазмом ответили ей.

Она улыбнулась и привстала на цыпочки, вытянув шею, чтобы разглядеть за головами ребят низко посаженную машину.

– Что, ребята, изучаете хироподию /То же, что и хиромантия, только для ступней ног. – Здесь и далее прим. пер./ или это клиент для моего деда? – осведомилась она, кивая на подметки торчащих из-под машины ботинок. К ее удивлению, ноги в ботинках дернулись, словно оценили шутку.

– Куда там, мисс Мерфи! Лучше поглядите-ка! – закричал Джош Дэвис, добросовестно распихивая соседей, чтобы очистить для нее местечко.

– Мда, – одобрительно пробормотала Тина, знающим взглядом окидывая красавец автомобиль. – Дед расстроится, когда узнает, что он пропустил.

– Умереть не встать! – выдохнул Джош. – Полировка-то, а?

– Шик! – с готовностью согласилась она, любовно погладив изящно выгнутое крыло. Ей всегда нравилось трогать приятные на ощупь предметы. Наклонившись, она втянула в себя аромат кожаной обивки. Прелесть какая! И тут же недоуменно вскинула бровь. Кремовые полотняные брюки – не самая подходящая одежка, чтобы лезть под днище. Странно, очень странно!..

Что он делает под машиной, да еще в таком месте, этот мистер Горе-Богач? Она скептически глянула на лужицу масла. И лужа-то какая-то... декоративная.

– Такая очаровашка! – отвлекла ее от размышлений над загадкой Лиза Пауэлл. – Двигается – что твоя кошка!

– Машина? – сухо уточнила Тина.

– Нет! Он! – вздохнула Лиза, так жадно глядя на торчащие из-под машины ноги, словно хотела добраться до всего остального. – Сексапильный, ну просто жуть! А глаза! Асфальт тает!..

– Тогда понятно, как он угробил свой лимузин, – мрачно сказала Тина. Школьники засмеялись. Ноги тоже смешливо дернулись. – Помнится мне, в твоем школьном деле нет ни слова о том, что ты умеешь просвечивать рентгеном насквозь. Значит, ты видела его до того, как он забрался под машину.

– Да, и вот погодите, когда он вылезет! – закатила глаза Лиза. – Он такой экзотичный! Или я хотела сказать – эротичный? И волосы у него – ну необыкновенно светлые, почти белые!

Джованни! – тут же подумала Тина и сама ужаснулась тому, с какой легкостью это имя пришло ей на ум. Это Джованни двигался с непередаваемо эротической грацией, это у него были не волосы, а взбитые сливки над смуглым латинским лбом...

Сразу вспомнился тот момент, когда она – будто головой в омут – влюбилась. Он вошел в класс, ей тогда было четырнадцать, а он на год старше – высокий, стройный сицилиец из палермских трущоб с примесью польской крови, с гордым, умным, настороженным – все сразу! – выражением прекрасного лица.

– Ну, что до меня, я предпочитаю брюнетов, – подчеркнуто твердо заявила она.

– Как вы там, а, сэр? – почтительно справился Джош у ботинок.

– Отлично!

Приглушенный ответ означал, что Тине нет нужды болтаться поблизости. Но брезжила смутная надежда: а вдруг – о, чудо! – этот тип надумает купить их гараж? Тогда бы дед мог уйти на покой. Сейчас, даже имея помощников-почасовиков и школьников на посылках, он к вечеру устает так, что еле ноги волочит. А сколько сил уходит на Адриану – несмотря на то счастье, которое она им дарит!

Тина с нежностью поглядела на гараж Мерфи с надписью: «Продается», над которым располагалась их скромная квартирка. Потом взгляд ее упал на обугленные руины дома Олденов. Брент Пауэлл – теперь отчим Джоша, напомнила она себе, – тогда, пару лет назад, едва не погиб в огне. Ужасная была история!

Просто позор, что старинное, в колониальном стиле, здание с пристройками все еще в развалинах, а у города нет средств, чтобы убрать завалы. Глаз так и цепляется за черные обгорелые балки, и хорошую цену за дедов гараж из-за этого уже не запросишь.

Тут она невольно улыбнулась. Ведь сама дала деду слово, что сегодня будет думать только и исключительно о себе, а сама вклинилась в толпу школьников вокруг «ламборджини» и беспокоится, как бы продать гараж!

– Ну, если все в порядке, я отправляюсь на пляж! – весело объявила она. – А вы продолжайте наблюдение. Зевакам иногда перепадает монетка.

– Вы бы тоже остались, будь вам шестнадцать! – хихикнула Лиза.

– Сущая правда! – чинно кивнула Тина. – Но поскольку мне на добрый десяток лет больше, – она усмехнулась, представив, какой древностью кажется Лизе, – то разве что какой-нибудь старичок с приличной пенсией изредка бросит на меня взгляд.

Что-то стукнуло ее по ноге. Серебряная монетка.

– Что такое?..

Все так и покатились со смеху.

– Монетка зеваке, мисс Мерфи!

– Это его пенсия – вы выиграли джекпот! – хохотал Джош.

– Ну… значит, с мозгами у него все в порядке! От удовольствия глаза ее сделались еще синей.

Она очень ценила эти моменты веселья, и видно было, что школьники относятся к ней, как к другу. Сложившиеся с годами отношения были удобны, как старый диван. Порой, вздохнула она про себя, пожалуй, даже слишком удобны: они привыкли, что к Тине можно прийти в любое время дня и даже ночи. И все потому, что знали: она встанет за них горой, пойдет и в огонь, и в воду. Но, впрочем, при необходимости Тина могла и круто поговорить, и разобраться почти с любой жизненной драмой.

Вторая монетка шлепнулась на ярко-красный ноготь ноги. Недоумевая, Тина сунула руки в карманы шорт. Однако метко! Ведь под машиной особенно не развернешься.

– Похоже, он взял меня на прицел. Эй, там, я школьный психолог, а не телефон-автомат!

– Классно кидает, – авторитетно сказал Бред Фистер.

– Возможно, баскетболист? – предположила Тина.

Она нагнулась, наклонив голову набок, чтобы разглядеть водителя под машиной. Ну, что? Виднелся мужчина в брюках и рубашке кремовых тонов, широкая грудная клетка, вздымаясь, не давала увидеть лицо. Мелькнула обнаженная рука, блеснули золотые часы, и в ее направлении полетела еще одна серебряная монетка.

– Слушайте, вы что, любитель пускать камешки по воде? – (Молчание.) – Хорошо, я сдаюсь. Что же вы в таком случае делаете? Попробуйте лучше долларовые бумажки! Я принимаю и кредитные карточки! Даже золото! – восклицала она, задыхаясь от смеха. Какое-то сумасшествие! Из-под машины по-прежнему не отвечали, и, признав свое поражение, Тина выпрямилась.

Кожаные ботинки поползли вперед, и девчонки задержали дыхание, когда из-под днища показались ноги и бедра молодого человека атлетического сложения. И вправду богач, заинтригованно подумала Тина. Безупречные брюки явно не из дешевого магазина. Кто? Почему? Зачем? – замирала она от любопытства.

Ноги согнулись в коленях и, упершись каблуками в землю, подали тело еще немного вперед. Теперь всем было видно, что мужчина лежал на настоящей, как у профессиональных автомехаников, роликовой тележке. Стало еще интересней. Не всякий богач таскает за собой такую тележку.

– Знаете, похоже, он итальянец, – сказала Лиза. – Даром что блондин.

Тина, отступив на шаг, невольно прикрыла ладошкой ярко накрашенный рот. Светловолосый итальянец. Итальянская машина. Итальянские башмаки.

О Господи!

Несмотря на загар, она побледнела; огромные, с темными ресницами глаза стали двумя синими омутами на помертвевшем вдруг лице. Страшно захотелось оказаться как можно дальше от швыряющегося десятицентовиками незнакомца. Ну, на всякий случай!

Сердце остановилось. Земля поплыла из-под ног.

Это мог бы быть и Джованни...

Она попыталась сфокусироваться на ступнях, на ногах, на стройных, как у танцора, бедрах. Нет, не может быть! И с чего ей пришел в голову Джованни? Определенно, ее хваленая интуиция дала сбой. Не то что купить, ему и напрокат-то «ламборджини» не дали бы... Она сглотнула. Ни один человек не решился бы вернуться сюда после такой истории. Позор, осуждающие взгляды, ледяное молчание... Нет, он бы не смог!

И все-таки сердце забилось так, как билось, когда Джованни был рядом, и огонь охватил тело, как охватывал, когда Джованни прикасался к ней, говорил с ней, смотрел на нее своими мрачными, полуприкрытыми тяжелыми веками глазами.

Уж сколько лет прошло с тех пор, как он уехал, а в ее душе ничего не изменилось. За ней многие ухаживали, с некоторыми воздыхателями она даже целовалась. Тина поморщилась, отбрасывая предательскую мысль, что никто из них не приводил ее к вратам рая так, как это делал Джованни.

Может, оно и к лучшему. Ни за что на свете ей не хотелось бы еще раз пережить это мертвящее чувство, когда ты узнаешь, что тебя отринули, предали, что у человека, которого ты любила, нет ни чести, ни достоинства! Неудивительно, что даже родители Джованни от него отказались!

Она глубоко вздохнула, освобождаясь от боли десятилетней давности. Вот так ты и поступаешь, когда беда: если она слишком, непомерно огромна так что не совладать, выбрасываешь ее из головы и окунаешься с головой в работу, пытаясь выстроить для себя какое-то подобие жизни.

Губы ее задрожали. Время от времени чье-то слово, жест, поворот головы жестоко напоминали ей, что любовь к Джованни не умерла; любовь просто подавлена. Ну и кто она после этого? Безмозглая дура! Только дура может хранить в своем сердце образ лжеца и предателя!

Такие люди, как Джо, буквально запрограммированы на обман: вызвать у женщины надежду, наговорить с три короба, а потом раз – и исчезнуть. Он был трус. Нет, хуже, куда хуже! Так плох, что не найти слова.

Тина положила руку на сердце. Оно билось пугающе неровно.

– Мисс Мерфи? Вы как, в порядке?

– Я... нет, наверное, съела слишком много вафель на завтрак, – попыталась отшутиться она. – Пойду, пожалуй. Я как-то уже насмотрелась. Привет красавцу итальянцу и мои лучшие... лучшие пожелания. Пусть купит себе что-нибудь понарядней для авторемонтных работ, – она пыталась говорить непринужденно, но путалась в словах. Вслед за ногами из-под машины медленно-медленно выползал мощный торс. Джованни! – зазвенело в мозгу – Развлекайтесь, ребятки! Пока! – Она рывком развернулась и как ошпаренная кинулась к улице.

До обостренного слуха донесся резкий визг роликов по крупному песку. Тина рванула на себя покосившуюся калитку и выскочила на тротуар.

– Нечего мне там делать! – бормотала она себе под нос. – Абсолютно ничего интересного!

– Тиии-наааа!

– Ох!

Она ускорила шаг, притворяясь, что не узнала звучных, перекатывающихся, намеренно затянутых гласных своего имени. Но никто на свете не умел так ласкать голосом каждое слово, как Джованни. Эти певучие интонации и особый, «итальянский» подход к дамам давали ему фору перед другими мужчинами, а легко получаемое обожание избаловало – и непоправимо! Женщины к нему так и липли...

– Тиии-нааа!

С непроницаемым лицом она с успехом симулировала глухоту, пока до боли знакомый мелодичный свист не остановил ее так, будто она уткнулась лицом в стену. Их свист!

Их тайный код, которым они пользовались, когда нуждались друг в друге. Как он мог? Как посмел?! Ее захлестнула целая волна чувств. Любовь. Сожаление. Стыд. Гнев. И вдобавок – презрение. Нет, это слишком! Ей с этим не справиться. На ватных ногах Тина заставила себя пойти дальше. Джованни! А она думала, что больше никогда его не увидит. Мало того, даже не хотела увидеть!

Зачем он приехал? Зачем взял напрокат эту вызывающую машину, ясно же, что она ему не по карману? В колледж он так и не поступил, а кроме того, было в его жизни время, когда... Тина закусила губу, стараясь держать себя в руках. Тюрьма. Вот она и сказала. Тюрьма отняла у него два года жизни. Не слишком много возможностей разбогатеть с таким послужным списком.

Но тут ей пришлось признаться, что она не договаривает всей правды. Да, Джованни поклялся, что вернется – и заставит всех это заметить!

Перед глазами стояло видение. Тина зажмурилась, но видение стало только ясней, и когда она открыла глаза, он был тут как тут – в суде, сразу после приговора, с глазами, злобно мечущимися между ней и ее бывшей подружкой Бет, потому что это они дали показания, на основе которых его осудили.

– Я вернусь! – закричал он через весь зал, и сердце ее защемило – так он сопротивлялся тюремному служащему. И сейчас было больно так же, как тогда; Джо защищался до последнего и так и не признал себя виновным. – Помяните мое слово, весь город узнает, когда я вернусь!

Тина на ватных ногах медленно побрела к ближайшему кафе, находившемуся в двухстах ярдах от нее вниз по улице. Жаль, что сегодня суббота, прохожих совсем мало – только школьники да такие, как она, привыкшие вставать в половине восьмого. Ей хотелось, чтобы народ валил толпами. Чем больше доброжелательных лиц, тем безопасней! Следует навсегда забыть тот день в суде! Но Джо стоит перед ней как наяву, и это просто невыносимо...

Свист прозвучал опять, на этот раз громче, требовательней, словно она, как покорный пес, повернется и прибежит к своему хозяину. На мгновение сердце остановилось.

Да, он назвал ее тогда перворазрядной дрянью – глаза его сверкали ненавистью, кровь кипела жаждой возмездия.

Сицилийская месть. Холодная, расчетливая, неумолимая.

И вот он здесь! Джованни, полжизни проживший на Сицилии, до конца дней своих будет мечтать о расплате. Прошлое жестоко врывается в настоящее – все, что она видела и слышала в тот день в суде: злые черные глаза Джованни, неотрывно преследующие ее и проклинающие, глоток тепловатой воды, которую ей поднесли, когда она не смогла говорить, внезапное недомогание...

К горлу подкатила тошнота. Тина пошатнулась. Жаркая, потная, она с трудом подавила приступ. Провела рукой по волосам и, почти ничего не видя перед собой, пошла дальше. Вот уже банк. Впереди мост, потом кафе, в кафе – спасение.

Но, дойдя до середины моста, Тина почувствовала, что задыхается, а парень, как злой дух, уже маячил за спиной. Внезапно силы оставили ее, ноги отказали, и она оперлась на парапет, только что не повисла на нем, недоуменно глядя на свои непокорные конечности.

– Чао, Тина, – проговорил за спиной Джованни, тихо, медлительно – так, что вполне мог разбить женщине сердце. – Чао.

Она затрепетала вся – с головы до пальчиков ног, зашлась от непостижимого восторга, и мозг ее выключился, предоставив чувствам блаженствовать без надзора. Но, все еще сопротивляясь, сжала кулачки плотно-плотно, потому что прежнее волшебство никуда не делось, несмотря на все, что он натворил, и весь мир ее переживаний всколыхнулся. Стиснула зубы, чтобы противостоять, казалось бы, давно забытой способности тела отзываться на чувственную ласку мужского голоса. Но ведь это всего лишь трюк, который сотворила с ней ее память. Безжалостный рефлекс.

– Ариведерчи! – неверным голосом бросила она за плечо.

– Повернись ко мне, Тина. Послушай же, повернись ко мне.

От теплого, бархатного голоса по шее пробежал холодок. И хлынули воспоминания, смывая ее оборону, оставляя ее как на юру, только с одним на уме: Джованни!

Безвольно она подняла лицо навстречу теплу утреннего солнца, почти что чувствуя на губах неторопливые поцелуи Джо, когда тот учил ее целоваться и бесстыдно наслаждаться своим телом. Темные от нахлынувшего гнева, ее глаза сузились. Конечно, он ее научил! И посмотрите-ка, что ему досталось взамен!



– Я не хочу ни видеть тебя, ни разговаривать с тобой, – севшим голосом сказала она. – Мне нужно в кафе. – Она боялась даже посмотреть ему в глаза. Этого человека она когда-то любила, желала. А он ее предал.

– Ну почему бы тебе не взглянуть на меня? – неторопливо, низким голосом произнес он. – Нельзя же вечно бежать от своих ошибок!

Тину охватил гнев – ирландский темперамент дал о себе знать. Вне себя от несправедливости этих слов, она обернулась – как же горько она обманулась, полюбив негодяя!

– Ты был моей ошибкой, Джо! Да, ты! – выкрикнула она. – Само твое рождение было ошибкой! – И тут рука ее взметнулась и влепила по его насмешливой физиономии пощечину, да такую звонкую, что эхом отозвалась во всем ее теле. Сама в ужасе от того, что сотворила, Тина сдавленно, невразумительно извинилась и повернулась было, чтобы убежать, унося с собой страшное зрелище: злой рот Джованни, его недобро сощуренные глаза, – и жуткое ощущение: электрическое жжение в самых кончиках пальцев руки, коснувшейся шелковой кожи, под которой таилась каменной твердости челюсть.

Но не успела она сделать и шага, как огромная ладонь сжала ее предплечье.

– И вдобавок ко всему пощечина, Тина! – с зловещей мягкостью сказал он. – Зря ты так!

– Убери руку! – еле выговорила она. Прикосновение подействовало на нее как разряд тока. Теперь, когда они были соединены, возникшее между ними напряжение возрастало с каждой секундой и создавало ощущение неконтролируемой энергии вулкана. Тина попыталась вывернуться, но хватка его лишь окрепла, а расстояние между ними уменьшилось. С упавшим сердцем она поняла, что никуда не деться, придется взглянуть в эти обвиняющие глаза, придется принять очевидное.

Ну, с этим она справится. Она уже далеко не подросток. Ей не раз приходилось оказываться в самых непростых ситуациях. Справлялась же она с нежеланными беременностями своих воспитанниц, драками и обезумевшими от беспокойства родителями, как-нибудь справится и с этим! Возьмет себя в руки и покажет, на что она способна.

Правда, конфликт в школе и то, с чем она столкнулась сейчас, – совсем не одно и то же. Тут она не психолог, не консультант, она – участница...

– Я не отпущу тебя, Тина. Во-первых, у меня кое-что для тебя есть, – чуть ли не промурлыкал Джованни, разворачивая ее лицом к себе.

И тут она увидела иссиня-черные глаза и белый отпечаток своей ладони на смуглом золоте его кожи, на который уставилась, как завороженная.

– Ничего у тебя для меня нет, – тихо ответила Тина.

Он изменился. Возмужал, стал шире в плечах, крепче, но в холодных глазах по-прежнему таилась ненависть. И все-таки, в каких бы переделках он ни побывал, его завораживающая привлекательность осталась при нем. Светлые волосы и смуглая кожа сицилийца, как она помнила, безотказно действовали на женщин любого возраста и социального положения, да и у самой Тины к этому никогда не было иммунитета. Губы ее задрожали.

– Есть, – проговорил он. – И гораздо больше, чем ты думаешь.

– Нет, только воспоминания, Джованни, – сдержанно возразила она.

Песни на берегу, путешествия в плоскодонке вниз по реке Сассекс, ленивые дни, когда они строили песчаные замки на пляже в Нек-Бич. Смех. Нежность. Как они облизывали друг у друга липкие пальцы, и сахарную пудру от пончика на губах у Джованни...

Коротко вздохнув, Тина с острым чувством вины поймала на себе его взгляд. Глаза мерцали, как воды озера в лунную ночь – черные, тихие, бездонные. Она заметила, что след от пощечины на его щеке заалел. Джованни глядел на нее так, что Тину пробрало холодом.

– Ну, и каковы результаты осмотра? – иронически поинтересовался он. – Сильно я изменился?

Она пожала плечами. Что можно ответить? Эти уверенные манеры и элегантная одежда... Но в глубине глаз чувствовалась возбуждающая грубоватая сила, а в слегка опущенных уголках рта таился порок, отчего в голову тотчас лезли грешные мысли.

– Нет, почти не изменился, – негромко отозвалась она. – Все та же наглая уверенность, что любая женщина прибежит по первому твоему зову. – И гордо вскинула голову: – Отпусти, не то закричу!

Джованни прищурился. Мало-помалу он притянул ее к себе так, что жаркое дыхание обожгло ее и без того воспаленную кожу. Осторожно, кончиком пальца, снял со лба Тины капельку пота и слизнул ее. Эффект этого небрежного жеста оказался прямо-таки разрушительным: девушка обессилела под гнетом чувственных воспоминаний.

– Мне нужно всего пять минут, – безучастно проговорил Джованни. – Не больше.

Пять минут? Ладно, она их как-нибудь перетерпит, а потом снова выметет его из своей жизни!

– Я слушаю тебя!

Губы его растянулись в циничной улыбке.

– Возьми-ка, ты кое-что забыла. Это тебе. Умножь на три, и получишь как раз тридцать сребреников.

И прежде чем Тина поняла, что он собирается сделать, Джованни брезгливо, двумя пальцами, оттянул ворот ее майки и демонстративно, один за другим, бросил туда три десятицентовика. Они тяжело упали на ее потную грудь, грязные, облепленные песком.

– Подонок! – ахнула Тина, а он спокойно отряхнул руки и вытер их наглаженным синим шелковым носовым платком. – Как ты посмел! Мне теперь кажется, будто я выпачкана с ног до головы!

– Но, Тина, – презрительно поджав рот, он спрятал платок в нагрудный карман, – я полагал, что грязи в тебе и без того хватает!

– Ничего подобного! – выдавила она, вытянула майку из шорт и скинула монеты на землю. Потом принялась сосредоточенно стряхивать песок с тела – до тех пор, пока по напряженному молчанию Джованни не сообразила, что грудь ее почти ничем не прикрыта.

– Да, на вид ты в порядке, – пожал он плечами. – Но там, – указательный палец обвиняюще уставился ей в сердце, – там нет ни чести, ни верности! Перестань корчить из себя невинность, и мы получим настоящую Тину. Женщину плотскую, всегда готовую к сексу, неистощимую выдумщицу в кровати.

Тина остолбенела. Ее широко распахнутые глаза, поначалу бледно-голубые, все темнели и наконец стали темно-синими, по мере того как ее бросало от шока через стыд – к гневу.

– Лицемер! – горько воскликнула она. – Я думала, что мы нужны друг другу, что занятия любовью – естественное следствие нашего чувства. Мне не было стыдно делить с тобой мое тело – тогда. Сейчас же я сгораю со стыда при мысли об этом! Я доверяла тебе свои самые личные тайны... и ты обманул меня! Я презираю тебя за то, что ты забрал мою невинность и предал меня!

– Так ты считаешь, ответственность за твое обольщение лежит на мне одном? – лениво протянул он.

Тина склонила голову.

– Я... я была невинна, а так как я ничего об этом не знала...

– ...то довела меня до точки, откуда возврата нет? – продолжил он. – Значит, либо я виноват, что нашел тебя неотразимой, либо ты виновата, что по наивности не понимала, как провокационно вела себя с подростком, в котором текла сицилийская кровь?

– Мы виноваты оба, – спокойно признала она.

– Наконец-то прогресс! – усмехнулся Джованни. – Ответственность всегда обоюдна, Тина. Подумай об этом своей хорошенькой головкой. И вспомни, что мы любили друг друга, – тихо сказал он, словно погружаясь в приятные воспоминания.

Ее тело обдало жаром – так, что даже мурашки побежали. Теплый голос Джованни безжалостно напомнил ей о бессонных ночах, когда лунный свет скользил по их обнаженным телам. Чтобы скрыть отчаяние, Тина опустила ресницы. Почему все так плохо закончилось! Волшебные слова «Я тебя люблю» стали жестокой, непоправимой ошибкой! Он любил только себя. И секс. Она прикусила нижнюю губу в надежде унять дрожь.

– Подними монетки, – как-то легко сказал он. – Они олицетворяют твое предательство.

Тина встрепенулась. Из каждого его слова, казалось, торчало стальное лезвие.

– А что, по-твоему, я должна была делать в суде? Молчать? Нарушить присягу? – спросила она низким от волнения голосом. Она тогда обдумывала эту возможность, но решила все-таки внять зову совести.

– Я хотел, чтобы ты мне верила, – просто сказал он.

– Но это было невозможно! Я знаю, я видела! Пожалуйста, Джо! Давай не начинать все сначала. Разве не достаточно выпало страданий на нашу долю? Какой смысл сейчас перебирать прошлое и обмениваться взаимными обвинениями? Прошлое умерло и пусть покоится с миром!

– Я так не могу! – Казалось, Джованни не сознавал, что ласково поглаживает ей руки. Взгляд его был прикован к ее глазам, но что он пытался ей сказать, она понять не могла. – Хотел бы я сейчас просто взять и уйти прочь. Но воспоминания тянут меня назад, и я не в силах противиться им больше...

С Тиной происходило то же самое. Как было бы здорово снова оказаться в его объятиях! Внутри ее тлел огонь, и она замерла, стиснув в кулаки непокорные пальцы, чтобы не унизить себя случайным ответным прикосновением. Нет, он должен уехать! Немедленно, чтобы она не успела сказать или сделать что-то такое, о чем потом будет жалеть всю оставшуюся жизнь. Довольно с нее переживаний!

– Ты должен уехать, – тусклым голосом произнесла она. – Или...

– Или что? Позовешь полицию и скажешь, что я тебя домогался?

– Мне бы не хотелось, Джо. Но не искушай судьбу.

– Меня арестуют.

– Нет, если ты уедешь! – Она вскинула голову.

– И ты снова устроишь мне неприятности только потому, что не можешь справиться со своим сексуальным влечением? – резко спросил он. – Как в прошлый раз?

В его поведении не ощущалось ни стыда, ни признания своей вины. Это было хуже всего. Тина почувствовала, что бледнеет; кровь стучала в висках, как часовой механизм бомбы.

– Доказательства были исчерпывающими и очевидными, – изо всех сил удерживаясь от крика, проговорила она. – Ты вел машину в ночь происшествия. Ты отрицал это и продолжаешь упрямо отрицать до сих пор, но я тебя видела так же, как видели десятки других людей. Я лично совершенно убеждена, что именно ты вел ту машину, которая... которая... – Она задохнулась, но принудила себя договорить: – Которая убила мою сестру и ее ребенка!

Сердце сжалось от нестерпимой боли при воспоминании о том дне, когда она в последний раз видела свою сестру Сью и ее маленького Майкла. Они кормили его бананово-яблочным пюре и хохотали: ребенок промахивался, но упрямо пытался попасть ложкой в рот. Горькие слезы уже подступали, и Тина стиснула зубы, сдерживая рыдание. У Джованни губы побелели от гнева.

– Как ты могла этому поверить?! Никогда не укладывалось в голове...

– Бет сказала...

– А разве не следовало прежде всего выслушать меня? – грубо перебил он. – Разве у меня не было права на слово? Я был твоим возлюбленным. Ты же любила меня и даже не дала мне возможности высказаться! Как, по-твоему, я себя чувствовал, когда ты меня бросила?..

– В последний раз прошу: оставь меня в покое! – простонала Тина.

– В покое? И quieto vivere? / Спокойная жизнь (итал.)./ Спроси лучше, был ли покой в моей жизни? Если б ты мне верила, я бы перенес что угодно! Но нет, ты отбросила все, что нас связывало, все, что ты знала о моих принципах, о моих представлениях о чести, о жизни, о женщинах, и стала вести себя как ревнивая сука, у которой увели приглянувшегося ей кобеля!

Она как-то еще умудрялась дышать, страдая от боли. Джованни и Бет! Ее возлюбленный и ее лучшая подруга. И без того было трудно смириться с тем, что она увидела их вместе той ночью. Еще страшней было увидеть две сплющенные машины, зная, что в каждой из них сидели те, кого она любила.

Тина зажала уши руками, чтобы заглушить голос Бет. Как же та визжала в ночь катастрофы! А рядом с ней пепельно-серый Джованни изо всей силы тряс ее и кричал, чтобы Бет замолчала, а потом дал задний ход и отъехал от машины Сью.

Да, он изменился. В нем больше нет ничего мягкого. И Тина поежилась, представив, что два года тюрьмы могут сделать с восемнадцатилетним парнем, который любил семью и вообще жизнь с удивительным пылом и оптимизмом. И затем – на Рождество, на Новый год, на День Благодарения, – справляя праздник с дедом и Адрианой, она думала, каково там Джованни, как ему, должно быть, одиноко, ведь никто не навещает его!

Слез в глазах набралось так много, что Тина отвернулась, чтобы их скрыть.

– Тюрьма... ожесточила тебя...

И тут жесткие пальцы взяли ее за подбородок, повернув голову так, чтобы она встретилась с его непроницаемым взглядом. Кажется, похожие чувства захватили и его – кто знает, возможно, это были воспоминания о беспросветных тюремных днях. Сердце ее уже согревалось сочувствием, но совершенно напрасно!

– Ты ожесточила меня, – хрипло заявил он и большим пальцем, без всякой нежности, стер с ее щек слезы. Тошнота подступила к горлу. Она быстро поднесла руку ко рту и заставила себя сглотнуть удушающий ком. Дыхание Джованни со свистом вырывалось сквозь зубы, безжалостные глаза сверкали. – Значит, думаешь, это ты страдалица? – с издевкой сказал он. – Ты даже не знаешь, что такое страдать! Но скоро узнаешь!

Сколько же гнева в нем! Того гнева на несправедливость, что обрушилась на него, как Джованни считал, из-за нее. Так, значит, все эти годы он мечтал о мести и планировал, как ее осуществить! Испуганная, Тина огляделась по сторонам, но улица была пустынна. В любом случае ее единственный шанс – заставить его уехать. Задержись он хоть ненадолго, узнает про Адриану...

От одной мысли об этом ее бросило в жар. Необходимо укрыть Адриану от Джованни. Ведь он будет землю рыть, но отнимет ее! И ничего не понимающая Адриана будет кричать и плакать, а этому человеку будет все равно...

Нет, Адриану надо спасти! Надо, чтобы Джованни уехал. Немедленно!

Она вскинула голову, решительно сжав рот.

– Надо было просто рехнуться, чтобы явиться сюда! – холодно сказала она. – Тебя в любой момент могут узнать. И дай людям волю, вымажут дегтем и вываляют в перьях!

– А ты? – мрачно осведомился он.

– А я буду подавать для этого кисти, – отрубила она. – Ты даже не представляешь, как к тебе здесь относятся! У людей долгая память.

– У меня тоже, – спокойно сказал он, охватывая взглядом ее тело. У Тины перехватило дыхание, и она быстро втянула в себя воздух. – Воспоминания заставляют... действовать.

– Например? – глупо спросила она и, прежде чем поняла, что делает, провела языком по вдруг пересохшим губам, но тут же скривилась, тщась замаскировать свою оплошность гримасой.

Скупо улыбнувшись, Джованни на вопрос не ответил.

– Ты правда думаешь, что здесь, в Этернити, обо мне плохая память? После всех этих лет?

– Я не думаю, – тихо сказала она. – Я знаю. – А сама молила глазами: «Уезжай! Уезжай и оставь нас в покое!»

Пожав плечами, он облокотился на низкие перила моста и равнодушно скрестил руки.

– Да, – проговорил раздумчиво. – Не слишком удачно...

– Что ты имеешь в виду? – устало спросила она.

– Видишь ли, я приехал сюда жить, – ответствовал он с любезной улыбкой и направился к ее дому, оставив Тину в ужасе смотреть на его удаляющуюся спину.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Наверное, это сон. Кошмар. Но тут решительно шагающий высокий человек в кремовом костюме оглянулся на нее с насмешливой улыбкой, и горячий ток хлынувших в кровь гормонов дал понять, что это вовсе не наваждение, а жестокая реальность.

Вообще-то она может проигнорировать его приезд, уйти прочь, начать свои дела, что плакировала на этот день. Но тут ее палец коснулся верхней губы, как бы напоминая: Адриана! Ни за что на свете нельзя допустить, чтобы Джованни обнаружил, что они с дедом живут не одни. Сердце ее учащенно забилось. Если он такой толстокожий и ему все равно, что о нем подумают, он будет шагаться по округе и скоро узнает все как есть.

Адриане прежде всего нужно надежное, стабильное существование. И Тина делала все, чтобы обеспечить ей эту стабильность. Любовь и внимание, смех и забота наполняли маленькую квартирку, и они с дедом были преданы Адриане. Без нее жизнь станет бедней. Они все – одна семья. А Джованни – чужак, как бы ни связывала его кровь с Адрианой.

Если он будет настаивать на своих правах и потребует возможности видеться – или даже опекунства! – это будет катастрофа... Жизнь потеряет всякий смысл. А как они любят с Адрианой, свернувшись калачиком на диване, смотреть по телевизору слезливые сериалы и с каким увлечением вместе готовят!

Что Джованни подумает о, казалось бы, самых простых вещах, которыми гордится Адриана? Новый, собственноручно сшитый передник, помпон на вязаной шапочке, выученный наизусть стих... Она, Тина, знает, какие это огромные достижения. Джо – не знает. Адриане будет недоставать похвалы, недоставать знакомого окружения, привычных занятий...

Тина подумала о родителях. Они учительствуют в Пуэрто-Рико, и по матери она отчаянно скучает. Именно Адриана помогла заполнить пустоту в доме, где не хватало родного женского голоса, стала тем, на кого можно было излить невостребованную любовь и ласку.

Но как же она, глупая, забыла о правах Джованни? Всецело посвятив себя заботам об Адриане, и в мыслях не допускала, что он вздумает вернуться в Этернити.



Вот он вышагивает, изобретательный врун! Может, наврал и про то, что собирается здесь поселиться? Ради Адрианы, ради ее душевного покоя она, Тина, должна убедиться, что он уедет из города, ни с кем не переговорив.

И она побежала, спотыкаясь на непослушных ногах, пока наконец, запыхавшись, его не догнала.

– Джованни! – выдохнула Тина, семеня рядом, потому что он так и не замедлил шаг, шел как ни в чем не бывало. – Ты блефуешь, верно? Ты ведь сейчас уедешь, да?

– Нет, – коротко, победно глянул он на нее. – Не уеду!

– Но что тебе здесь делать?

– Только одно, – четко проговорил он. – Я приехал убедить людей, что совсем не так плох, как ты и твоя дорогая подружка Бет пытаетесь меня изобразить.

– Бет? – Как удачно, что Бет уже ничего не грозит. Бет живет теперь в Бостоне. Но они раздружились. Их многолетнюю дружбу разрушили двойная игра Джованни и судебный процесс. – И как ты собираешься это сделать?

– Есть один план. В тюрьме время тянется медленно. Надо же чем-то заниматься, чтобы не скучать.

Тина вспыхнула.

– Джо, но в это трудно поверить! Ты не можешь здесь жить! Ты ведешь себя как герой какого-то... комикса!

– Что ж, пусть это моя фантазия, но я сделаю все, чтобы она сбылась.

– И тебя совсем не волнует, как я буду себя чувствовать, то и дело видя тебя на улице? Или что будет чувствовать дед?

– Чем-то придется жертвовать, – невозмутимо ответил он.

Тина поникла головой и отстала шага на два. Если он хотел причинить ей боль, то его можно поздравить. Деду тоже будет тяжело: человек, который убил его внучку и правнука, примется как ни в чем не бывало разъезжать по Этернити. А тут еще Адриана...

Тина рванулась вперед, чтобы поравняться с Джованни.

– Но если ты останешься, оскорбишь всех – и нас, и родителей Бет, и людей, которые помнят Сью! – воскликнула она.

– Возможно.

– Ты что, до такой степени лишен уважения к чувствам других? Разве случившееся ничему тебя не научило?

– Почему ж, научило. Никогда не доверять женщинам. – Его прекрасные, цвета темного шоколада, глаза были полны презрения. – Если хочешь узнать, чему еще я научился в тюрьме, понадобится не одна пара часов, к тому же у тебя должен быть крепкий желудок.

– О, Джо! – прошептала она. Все на свете отдала бы она, чтобы не надо было его сейчас прогонять. Вернись он другим – покаянным, изменившимся к лучшему, готовым прощать, – она с радостью увидела бы его рядом с Адрианой, подготовила бы их встречу. Раны бы затянулись. Но таким, как сейчас, он не годится в опекуны ее дорогой Адриане. А если еще не все потеряно? – Если бы ты приехал попросить прощения... Это бы все исправило...

– Мне не за что извиняться, – сухо отрезал он. – Знаешь, если ты и дальше будешь бежать рядом, люди решат, что ты меня преследуешь. Поразительно, как можно сделать неверный вывод из одного отдельного факта, верно?

Оценив намек, Тина вспыхнула. Одернула майку, вытерла липкие руки о шорты, поправила волосы, огляделась. Увы, школьники все еще толпились вокруг машины, не могли никак наглядеться.

– Я видела тебя на месте водителя в ночь катастрофы, – обвинительно сказала она. – Ты врезался в машину моей сестры, когда ссорился с Бет, и все, чего я хочу, это чтобы ты убрался прочь, не причинив еще больше зла людям, которых я люблю!

– Умерь свой пыл, Тина! Тебе меня не переубедить.

Тут Джо остановился и оглядел ее с головы до ног. Да, Лиза была права. Каждой своей клеточкой он источал сексуальность. Парней с красивой мускулатурой полно вокруг, но при виде их сердце не билось... А Джованни довольно было просто стоять рядом, и любая женщина чувствовала себя женственной, желанной, жаждущей. Чувственность его была земной и открытой, потому что он обожал женщин и все, что от них исходит.

Очень хорош, как во сне подумала Тина. Абсолютно неотразим и до мозга костей порочен. И к удивлению своему, поймала себя на мысли, жаль, что она сама выглядит такой затурканной и...

– Неужто ты и раньше была такая красавица? – словно бы про себя произнес Джованни. Его обольстительная улыбка была ответом на реакцию Тины – она не смогла скрыть вспыхнувшее в глазах удивление. – Соблазнительница. Мучительница. Воплощенная тайна.

– Т-тайна? – запинаясь, переспросила она.

– Дело, видимо, еще и во временном искажении...

– Искажении? – кляня себя, вновь попалась она на удочку. Крючок на этой удочке был прост – «скажи что-нибудь загадочное, и женщина заинтересуется». – Послушай...

– Время всех нас делает дураками, – тихо произнес он. – Именно поэтому я забыл, что твои глаза такого синего цвета. Поклялся бы, что они светлые, как вода в лагуне. Знаешь, как она сверкает и манит нырнуть с головой? – И Джованни обезоруживающе улыбнулся.

Тина попробовала придумать какой-нибудь ответ, может быть, резкую отповедь, но взгляд его переместился на ее рот, и она помедлила, предчувствуя ласковые речи, забыв о своем плане подманить его к машине.

– Я помню этот мягкий рот, проговорил он. – Знаешь, что он всегда мне напоминал? – (Она помотала головой.) – Шелковую ткань лепестка. Макового лепестка из долины. Боюсь, если тебя поцеловать, забудешь о времени, потеряешь голову...

Сознавая, чем грозит ей эта упоительная, эта безбожная лесть, Тина заставила себя вспомнить: если и выслушивать комплименты, то только не от Джованни – человека, совершившего убийство. Бывшего заключенного. Бывшего возлюбленного. Бывшего! – подчеркнула она про себя.

– Я и говорю, тебе опасно здесь находиться, – согласилась она.

– Ошибаешься. Я остаюсь. Я через слишком многое прошел, чтобы пугаться местных. У меня есть способ предохранить себя и от дегтя, и от пера. Потерпи немного – и узнаешь, какой.

Оставив ее с приоткрытым в недоумении ртом, он напрямик двинулся к боковой стене гаража, где была дверь в их квартиру, нажал на звонок и так и застыл, не отнимая палец от кнопки.

– Что ты делаешь? – кинулась к нему Тина. – Жду.

Она прикрыла глаза, с облегчением думая, что дед и Адриана на пути в Рокпорт и жуткой сцены, слава Богу, не будет.

– Никого же нет, – сказала она.

– Ничего, я подожду! – Он отнял руку от звонка.

Господи, да что он собирается делать? Судя по решительно сжатому рту, у Джованни есть цель, и он не успокоится, пока свое не получит. Да, надо же починить машину! Впрочем, он сам механик, как же она раньше об этом не подумала!..

– Если не можешь исправить машину сам и не хочешь дожидаться механиков, – сообразила она, – есть гараж в Ипсвиче! Вон там – телефон-автомат, можешь позвонить. Он усмехнулся.

– Машина в порядке. Я специально остановился у гаража.

– Да? – Ей припомнились декоративная лужица масла, тележка на роликах и чистенький, несмотря ни на что, костюм. Инсценировка! – Но зачем? – упавшим голосом спросила она.

– И машина, и я сам – мы были, – Джованни снова нетерпеливо нажал на звонок, – приманкой.

– Для меня?

– Избави Боже, – пробормотал он, красноречиво поднимая глаза к небу. – Все, что ты скажешь, было понятно с первого взгляда. Я хотел выманить твоего деда.

– Его нет, и гараж закрыт, пока не придут рабочие, – объясняла она, все еще не понимая, зачем ему понадобился дед. – Может, у тебя кончился бензин?

– Нет. Терпение. Где Дэн? Он всегда открывался в семь.

– Теперь уже нет. Ему под восемьдесят.

– Ясно. А я думал, может, он еще завтракает. Вот и залез под машину, чтобы он вышел спросить, в чем дело. – Джованни улыбнулся, словно припоминая более счастливые времена. – Мы с ним с сотни шагов могли нюхом распознать классную тачку! Я был уверен, он вылетит пулей.

– Целый сценарий. Стоило ли рисковать взятой напрокат машиной?

Он словно очнулся.

– Больно велики ставки. Стоило! Поиграть немного, подождать, вываляться в доброй честной пыли.

– Ну так я тебе повторяю – его нет!

Он поднял голову, глядя на окна, нахмурился, заметив одно – маленькое, зарешеченное. Тина затаила дыхание.

– Я тебе не верю, Тина. Впусти меня. Он еще осмеливается требовать!

– Да ни за что в жизни!

Джованни прислонился к косяку – элегантный, невозмутимый и совершенно тут неуместный. И Тина поняла: этот мужчина своего добьется. Она прислонилась к другому косяку, но не напоказ, как он, – ей нужна была поддержка.

Медленно подняв руку, он потянулся к ней, и, будто завороженная, не в силах отвести глаза, Тина следила, как пальцы Джо приближаются к ее шее. Вот они коснулись ее разгоряченной кожи и скользнули к ключице.

– Что, нервничаешь из-за чего-то? – Он поднял свои повлажневшие пальцы к ее глазам.

– Нет. Просто жарко. От бега. Быстро ходишь!

– Так у меня длинный список. Надо всюду поспеть.

– То есть?

– Я приехал поговорить с твоим дедом, – сверкнул он глазами. – Раз его нет, придется заняться тобой. Или же мне придется наводить справки в городе.

– Что за справки? – стараясь не выдать испуга, выпалила она.

– Для начала – как можно больше узнать о тебе. Поскольку ты школьный психолог, думаю, твоим школьникам известно немало, и они не преминут поделиться со мной информацией.

– Не вздумай их вмешивать! – ненавидя себя за просительный тон, воскликнула она.

– Тогда впусти меня, и мне не придется этого делать!

Она помолчала. В висках гулко пульсировала кровь, и она сжала их ладонями, чтобы хоть что-то сообразить. Самое страшное – именно неопределенность. Есть три вероятности: либо он знает про Адриану, либо что-то подозревает, либо не знает совсем ничего. Но если впустить его в дом, Джованни столько всего увидит, что всякое отпирательство потеряет смысл.

– Нет, в дом я тебя не пущу, – твердо подытожила она. – Пойдут сплетни.

– Значит, план В, – пожав плечами, Джованни направился к своей машине. Тина следила за ним, затаив дыхание.

Это блеф. Сейчас он сядет за руль и укатит...

Он начал с Лизы. Они стали смеяться, и светлая, горящая на солнце шевелюра Джованни низко клонилась к головке девочки. От восхищенного лица Лизы Тина поморщилась, как от боли. Если не поторопиться, он покончит с подходами и приступит к допросу.

Вся кипя негодованием, она вышла на стоянку, где царил Джованни.

– Да, конечно, мы сто лет как знакомы, – говорил он. Тина подошла ближе, встреченная уважительными взглядами ребятни и пугающе значительной улыбкой Джованни. – Как раз сейчас беседовали о добрых старых временах. Ну, вы знаете, как это бывает. Экзамены, танцульки, киношки, пикники.

– Не пора ли тебе домой, Джо? – сурово оборвала его Тина.

– И однажды на пикнике, – беззаботно сообщил он раскрывшей рты аудитории, – Тина вылила полгаллона растаявшего шоколадного мороженого...

– Джо! – воскликнула Тина.

– ...в бак машины своей школьной подружки, – закончил он.

Изумленные детские глаза воззрились на Тину.

– Подкидываешь им идеи? – пробормотала она.

– О, я бы мог! – живо подхватил Джованни. – Может, продолжим наш разговор дома, а, Тин? Я готов, если ты согласна! – И вопросительно вскинул бровь.

– Я собираюсь на пляж, – заявила она, с трудом, ради ребят, улыбаясь. – Может, и вы тоже? – с надеждой предложила она.

– Или, если хотите, – подхватил Джованни, дружелюбно подмигивая школьникам, – разрешаю посидеть в машине, посмотреть, как там внутри. Не стесняйтесь, давайте!

Раздался хор восторженных восклицаний, и Джованни гостеприимно распахнул дверцу «ламборджини». Эти возбужденные лица детей, его ответы на их вопросы – да, он умело купил расположение школьников. Оказал им любезность; теперь их очередь сделать кое-что для него. Например, ответить на несколько вопросов.

Они встретились взглядами, в его глазах светился триумф. Тина почувствовала себя в ловушке. Хотелось, но не было сил убежать. Казалось, что бы она ни сделала, что бы ни предприняла, он вызнает все ее накопившиеся за эти годы секреты. Особенно один, самый важный, – уж его-то она просто обязана раскрыть Джованни.

– Я ненадолго, милая, – нежно сказал он Тине. И услышав, как она ахнула, театрально развел руками и лукаво усмехнулся, так что вокруг глаз собрались смешливые морщинки. – Ох, я, кажется, выпустил кота из мешка! Но ведь они все равно узнают, что мы старые, близкие друзья...

– Прекрати, Джо!

– Да, нельзя дразнить свою лучшую подружку, верно? – хохотнул он, хватая ее за талию, притягивая к себе и глядя сверху вниз так, словно их любовь была в полном разгаре.

Хотелось треснуть его изо всех сил. Как же, лучшая подружка! Его глаза смеялись – он резвился вовсю и был донельзя доволен, что заставил Тину защищаться. Нет, пора увести его куда-нибудь, где он не сможет порочить ее имя! Между тем Джованни так притиснул ее к себе, что уж это видеть школьникам было совершенно ни к чему.

– Верно, если хочешь дожить до тридцати, – легко согласилась Тина, пока еще не представляя себе, как с достоинством выйти из ситуации. Но по крайней мере можно избавиться от зрителей. Поэтому она проглотила свою гордость, свой страх, одарила Джованни широкой улыбкой и взяла его под руку. – Ладно, увидимся, ребятки, на пляже, и если я буду с мороженым, значит, хочу кое с кем сквитаться.

– Надеюсь, не с моим бензобаком, – с низким смехом отозвался Джованни, стискивая ей талию так, что перехватило дыхание.

– Нет, – мило сказала она, – скорей, с твоим кремовым костюмом.

– Ах, игрунья, – он снисходительно ущипнул ее за подбородок. – Ты же знаешь, я заставлю тебя слизать мороженое.

Все вокруг только что не ахнули. Манера, с которой он обволакивал сексуальностью каждое слово, превратила их перепалку в эротический фарс. Багрово-красная, Тина чувствовала его пальцы, скользящие по бедру, и по выражениям лиц школьников поняла, что, если сейчас не отыграть реплику, в будущем она потеряет всякое право на роль блюстительницы моральных норм.

– Дурачок, – любовно отозвалась она. И, стараясь утихомирить его блуждающую руку, небрежно прибавила: – Не обращайте на него внимания, ребята. Он у нас шут по призванию. Сколько лет на школьной сцене! И что вышло? Никакого толку, одна болтовня. Ну, пойдем, – бросила она косой взгляд на явно довольного Джованни. – Пойдем, расскажешь своей тетушке Тин, что ты поделывал все эти годы, как поживает твоя милая жена и все ваши – сколько их, восемь? – детки. Любит детей, – пояснила она, от напряжения уже еле выговаривая слова. – Ну, пока, ребята. Счастливо!

Ухмыляясь, подростки разбрелись, и Тина перевела дух. Счет один – ноль в ее пользу. Но передышка окончилась. Она обнаружила, что ее твердой рукой ведут к двери.

– Я знал, что у тебя хватит здравого смысла, – пробормотал Джованни.

– Теперь твоя очередь, – начала было Тина и вдруг почувствовала, что его руки обвивают ее. – Джо!

– Мм? – лениво улыбнулся он.

Его длинные пальцы медленно сползали вниз. Она напряглась, готовая резко согнуть колено и... Не успела. – Обе руки Джованни оказались в карманах ее шорт, и несколько секунд ее бедра подвергались упоительному массажу. Она застыла как статуя. Чудный жар распространился по телу, спина выгнулась, голова запрокинулась, подставляя поцелуям лицо.

Он что-то пробормотал и тихо рассмеялся. Услышав металлический звон, Тина увидела, как он помахивает перед ее носом ключом.

– Нет! – выкрикнула она, злясь на себя: опять не догадалась, что ему нужно. Вечно он заманивает ее в ловушки! Вечно она туда попадает! Она попыталась выхватить у него ключ, но Джованни поднял его выше. Что ж, он высокий, но она может прыгать, да еще как! И пусть прекратит ухмыляться! Спружинив, она взлетела в воздух – но в этот самый момент он приблизился вплотную. И если на них смотрели со стороны, вполне могло показаться, что с неприличной готовностью Тина прыгнула прямо в его объятья.

Джованни отозвался на это с присущим ему энтузиазмом.

– Тина! – воскликнул он и с быстротой молнии сомкнул вокруг нее руки.

Беспомощно извиваясь, она болтала ногами в воздухе, болезненно ощущая, что прижата к нему всем телом и что рот ее совсем рядом с его щекой.

– Провокатор! – еле выдохнула она. И расширила в ужасе глаза: со стороны дома Одденов кто-то шел! – Отпусти, говорю!

Джованни оглянулся и тоже увидел Лизу, которая вернулась за чем-то, забытым возле машины. Он спокойно повернулся к Лизе спиной, при этом как бы нечаянно с грохотом опрокинув канистру, стоявшую на крыльце, и сипло проговорил:

– Мне кажется, тебе лучше не извиваться. Уж слишком мне это приятно. Чувствуешь бедром?

Тина тут же обмякла. Еще бы она не чувствовала! Что бы она не дала, только бы не чувствовать!

– Отпусти, – прошептала она. – Лиза может услышать...

– Думаешь? – невинно удивился он. – Надо полагать, она сейчас озирается, верно? Боюсь, – мрачно прибавил он, – мы с тобой выглядим как два боксера в клинче на ринге. Считаю, что матч – дружеский.

– Манипулятор! Немедленно отпусти! – прошипела она прямо в его смеющийся рот.

– Ладно.

Он спокойно держал ее одной рукой. Она услышала звук ключа, вставляемого в скважину, и не успела запротестовать, как ее внесли внутрь, а дверь захлопнули. Почти сразу Джованни отпустил ее, и Тина обессиленно шлепнулась на пол у самой лестницы. Джованни последовал за ней.

– Да, это было здорово, – пробормотал он. – Как Чип и Дейл, когда те грохнулись на лед.

Тина поглядела на него с ненавистью, но он обхватил ладонью ее подбородок, криво усмехнулся и прикоснулся губами к ее губам.

– Они-то были друзьями, – сказала она прямо в поцелуй, к своему ужасу наслаждаясь им.

– Мне нравится вкус твоих губ. А язычок, такой ядовитый, когда ты со мной разговариваешь, – просто деликатес! – принялся рассуждать Джованни. – Наверно, это от сладких пончиков. Обожаю сладости. Шоколадное мороженое прямо на теле, груди с медовыми сосками, губы как мак. Иди ко мне!

– Джо! – возмутилась она.

Но его смеющийся рот снова принялся за дело, и этот смех пополам, с поцелуями наполнил ее восхитительной теплотой. Слабея, Тина попыталась сопротивляться. Что она делает?! Но какое это блаженство – снова утонуть в его руках, какое наслаждение – смешанный вкус их губ, чистый запах его тела и прикосновение кожи, рта…

Его губы теплые, как ласковый луч солнца, сонно подумала она, отталкивая плечи Джованни, потому что знала: их следует оттолкнуть. Ох, не доведут они до добра, эти поцелуи! Рука Джованни перебралась ей за спину, и она вся изогнулась в сторону, в то же время инстинктивно позволив этой ладони гладить каждый изгиб ее жаркого тела.

С резким усилием она наконец разорвала поцелуй. Как же ее тянет к этому мужчине! Ненавидя себя, Тина глубоко вздохнула и выговорила:

– Уходи!

– Непременно уйду. Когда получу все, что нужно.

Вот влипла! Она здесь одна. С типом, который не может себя контролировать.

– Джованни! – прошептала она. – Ты не посмеешь... – Голос от страха сел. А он нежно поглаживал блестящую кожу над ключицами и смотрел на нее взглядом, полным опасной страсти.

– Я сделаю все, что сочту нужным, – тихо сказал он и придвинулся ближе. Тина чувствовала на коже его дыхание. Светловолосая голова наклонилась, позволяя во всей красе разглядеть густые, выбеленные солнцем, прелестно спутанные волнистые пряди, ниспадающие влажными кольцами на загорелый лоб. Его темные глаза внимательно изучали ее.

Какое-то совершенно неописуемое чувство вызвало дрожь во всем теле, с головы до ног. В глазах померкло. И именно сейчас, когда нужна вся ее сила...

Тина подавила испуганный вскрик, когда его сильные руки обхватили ее словно клещами. Если попытаться приподняться, она снова неизбежно окажется прижатой к нему. От этой мысли стало душно. Сильное мужское тело. Крепкие, мускулистые бедра...

Взрыв вожделения потряс ее, от чресл к желудку, к груди, к шее, ко рту; губы невольно источали страсть. На редкость неуместное возбуждение плоти охватило ее и не желало отступать.

Моя сестра погибла, напомнила она себе. Ее дитя мертво. Джо убил их!

И губительное желание слегка ослабло. Но ослабевало оно, увы, куда медленней, чем возникло.

Джованни насмешливо улыбался, словно знал наизусть, что с ней сейчас происходит.

– Значит, все осталось по-прежнему. Ты заводишься от одного взгляда, от жеста, от дыхания, скользнувшего по твоей сверхчувствительной коже. – Он прищурил глаза в обрамлении темных ресниц. – Мне нравится это сочетание мадонны и блудницы.

– Как ты смеешь! Меня просто тошнит от тебя!

– Ты уверена?..

Он опытным взором осмотрел трепещущее тело. Неторопливая, безжалостная прелюдия перед захватом, и, к стыду своему, Тина почувствовала, что каждая ее клеточка, болезненно сжавшись, загорелась желанием, которое проникало все глубже и глубже в поры. Джованни ласкал ее только взглядом, но это было так, словно он легонько проводил пальцами по всему ее телу, рассылая чувственные позывы. Ей и правда было тошно – от пустоты, от несбывшегося.

Пронзила боль, боль желания. Язык еле ворочался во рту, но Тина заставила себя выговорить:

– Уверена!..

– Нет, я так не думаю. Тебя выдают глаза. В них тревога и, вообрази себе, мольба...

– Нет! – выкрикнула Тина и, как могла, сузила предательские глаза.

Джованни усмехнулся.

– И твой прекрасный рот так мило просит о поцелуях, – он коснулся припухшей нижней губы, и Тине только и осталось, что плотно сжать рот, призвать всю волю, чтобы не застонать от желания. – И еще твое дыхание, – пробормотал он.

– Мое... что? – переспросила она. Голос прозвучал как взвизг, настоящий взвизг! Джованни победно улыбнулся.

– Твое дыхание – тяжелое, неровное, сиплое, – основательно перечислил он. – Что, есть проблемы со здоровьем или виной всему – я?

– Виной всему – злость! – хрипло выкрикнула Тина.

– Ая-яй, – недоверчиво выгнул он бровь.

– Представь себе, – подтвердила она, злясь, что в примитивное «ая-яй» он вложил столько смысла.

– В таком случае я бы посоветовал тебе злиться пореже, – сказал он. – Злость, видишь ли, оказывает удивительное воздействие на твою грудь. И лишь святому по силам удержаться. И если ты еще не заметила, – без всякой необходимости прибавил он, – я – не святой.

– Держался бы ты от меня подальше, – пробормотала она, скрестив на груди руки. – Сел бы в свою машину и убрался бы в голубую даль!

– Так бы я и поступил, если б мог, поверь мне, – Джованни беспомощно развел руками. – Но не пускают воспоминания о твоей жадной отзывчивости. Как тогда, помнишь, я встречался с Бет и подвез ее к тетке, а мы с тобой попали в метель в моей машине, помнишь?

– Мне было холодно! – вскинулась Тина. – Ты сказал, что согреешь меня! Это ты все начал!

Улыбка скривила ему губы, и Тина невольно вспомнила их первый, нежный, даже почтительный поцелуй.

– Я думаю, ты шла со мной в ногу, – спокойно сказал Джованни.

– Мне было страшно, – возразила она, беспринципно забывая о том, каким восхитительным показался ей тот поцелуй и как наивно-восторженно она требовала повторить его еще и еще. Джованни тогда, конечно, не возражал, пока она не опьянела, не потеряла голову от любви. – Хотелось, чтобы меня утешили, защитили. Я боялась, что мы застрянем в пути.

– Нет, ты не боялась. Ты на это надеялась. Она упрямо вскинула подбородок.

– Только потому, что хотелось скорей пройти этап ученичества!

Джованни засмеялся, сверкнув зубами. У Тины ухнуло сердце – совсем как в те дни, когда она бесстыдно и очертя голову влюбилась в парня своей лучшей подружки. Целоваться в его машине! Это был сон, сбывшийся наяву. Если не считать Брента Пауэлла, вечного соперника Джо, Джо был самым завидным парнем в школе.

Брент был мечтой любой мамаши с дочкой на выданье. Джованни – игроком, балансирующим на лезвии ножа, воплощенной опасностью. Это-то и делало его соблазнительным. Мамаши не хотели его для своих дочек; они хотели его для себя.

– Обманываешь сама себя, – усмехнулся он. – Ты была влюблена в меня до безумия.

– Да, до безумия, – согласилась она. – Ты задурил мне голову. Ты задурил нас всех!

– Но это прошло, да? – мягко спросил он, нежно коснулся ее щеки и вздохнул: – Господи, ты выглядишь такой соблазнительной, когда лежишь, раскинувшись, как сейчас!

Страх заставил ее отодвинуться, наткнувшись спиной на острый край ступеньки. Джованни не шевельнулся, но она видела, что его мускулы напряжены, а глаза бесцеремонно разглядывают ее, как манекен, выставленный в витрине.

Сердце билось как сумасшедшее, и не было никакой возможности скрыть все разгорающийся страх.

– Не прикасайся ко мне! – прошептала она. Конечно, он не послушался. Схватил, прижал к себе, смело запустил руку в вырез майки. Тина замерла.

– Но я должен, – тихо сказал он. – Есть вещи, которых жаждут мое тело, моя душа. Вещи, без которых мне не будет покоя. Разве ты этого не видишь? – И впился в нее поцелуем.

Сопротивляться было бессмысленно. Тина сжала зубы в бессильном гневе. Медленно, ритмично лаская ей грудь, он терзал ее истосковавшееся по любви тело. Доводил до грани безумия. Заставлял приникать к нему в жадной мольбе. Достаточно одного поцелуя, чтобы отвлечь ее внимание, чтобы напомнить...

Она застонала.

Джованни медленно оторвался от ее рта и внимательно посмотрел ей прямо в глаза:

– Это капитуляция?

– Я... – Тина пыталась отдышаться, собраться с мыслями, выиграть время.

– Ну же! – тихо скомандовал он. – Ты же знаешь, как это происходит между нами. Признайся, лучше меня никого не было, верно?

Чуть заметная неуверенность тона насторожила ее. Вскинув глаза, чтобы разобраться, в чем дело, Тина со вспышкой злорадного удовлетворения поняла, что ему совсем не так все безразлично, как он пытается изобразить. Тяжелое, неровное дыхание, грудь вздымается, этот напряженный взгляд... Он в самом деле, без притворства, хочет ее. И теперь ему нужно подтверждение, что он лучший любовник на свете. А из этого следует, что у нее есть оружие!

Джованни Ковальски волновали только чувственные удовольствия, и его желание – не более чем животная потребность! Он – мужчина. Она – женщина. Тюрьма изменила его, сделав более плотским. И, следовательно, у нее есть нечто, чем можно поторговаться. Раз он ее хочет, может, удастся остановить его у подножия этой лестницы, не допустить в квартиру, не дать увидеть свидетельств присутствия там Адрианы. Тина нахмурилась. Конечно, придется притвориться, что он таки соблазнил ее. Да, что ни сделай – все равно она оказывается между Сциллой и Харибдой.

Но если выбирать, что важнее? Важно защитить Адриану, скрыть от нее приезд Джованни. Очень важно – держать его на расстоянии вытянутой руки. И еще важнее – бросить все раздумья и кинуться к нему в объятия. О Боже, она, кажется, совсем запуталась!

– Ты слишком меня торопишь, – хрипло сказала она, стараясь выиграть время. Может, попросить покатать ее в «ламборджини»? А если он согласится, что дальше? Борьба на заднем сиденье? – Мне нужно подумать...

– Забудь о приличиях! – осадил он. – Ухаживания позади. Ты хочешь меня, я – тебя. Вот доказательство.

Джованни лениво поднял над головой ее вялые, безвольные руки. Время бежало быстро, и было уже поздно. Всем своим излучающим тепло телом он приник к ней, балансируя так, чтобы Тине не было тяжело. Слабые ее возражения заглушил поцелуй.

– А сейчас самое время подняться наверх и осмотреться, – разнежено пробормотал он ей в ухо.

– Нет! – вскрикнула она. – Ни за что на свете! Только не наверху! Здесь! Нет, я не то говорю... – Она отвернула красное, сконфуженное лицо. – Джо! Только не здесь!

– Ну так выбери же что-нибудь наконец, – лениво протянул он. – Или боишься, что кто-нибудь придет и увидит, как мы резвимся тут на коврике?

– Да! – выдохнула она, чувствуя, как разгорается огонь в его чреслах, как желание его становится все более явным.

– Значит, твой дед скоро вернется?

– Нет! Да! Нет! Его не будет еще две недели! – (Джованни вздохнул и положил тяжелые ладони ей на грудь.) – Послушай... Пожалуйста! – Тина выгнула тело ему навстречу.

– Да все будет, ты только реши, где, – пробормотал он, лаская ее шелковую теплоту.

– На... на пляже, – не дыша, вымолвила она. – Я устрою... пикник. Мы... поплаваем и...

Она почувствовала, что глаза ее смыкаются, тело, отдаваясь наслаждению, расслабляется. Джованни очень сосредоточенно целовал ее голую грудь, и красивей она никого никогда не видела и никогда не испытывала ничего приятней. И все это означает одно – она обезумела.

– Джо... Не надо...

Тело ее как будто парило над полом, мыслей уже не было. Единственное, что она осознавала, – это что самые тайные места ее тела жадно хотели прикосновений Джованни, его поцелуев – и чтобы это длилось до темноты, а там и еще дольше...

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Итак, Тина, – хрипло произнес он, легонько гладя ей грудь, – как мы поступим? Выбирай: стог сена, дюны... А где моя мать?

– Твоя... мать? – замерев, глупо переспросила она.

– Мм... Я... приехал к ней, – медленно проговорил он. – Дома ее нет. – Резко вскинул глаза и заметил тревогу на лице Тины.

– Да, она уехала, – не узнавая собственного голоса, сказала Тина.

– Так я и понял из слов старушки, которая там живет. Мама уехала несколько лет назад. Очень было приятно узнать!

Встретив его холодный взгляд, Тина подумала, как это печально, что он потерял связь с матерью. И причина тому – еще печальней.

– Ты же знаешь, она от тебя отказалась. В мертвых глазах что-то блеснуло.

– Да. Однако я все-таки вправе надеяться, что мне сообщат ее адрес. У старушки адреса нет, а у твоего деда есть наверняка. Они с отцом были друзьями. Потому-то я и явился поговорить с ним. Раз деда нет – ты скажешь мне адрес или как-нибудь быстренько его отыщешь.

В блеске его глаз было что-то металлическое, пугающее. Крепко держа Тину за предплечья, Джованни медленно усадил ее безвольное тело. Его высокие славянские скулы выпирали сильней обычного. Мрачная настойчивость, унаследованная от отца-поляка, никогда ёще не была так заметна. У него был вспыльчивый нрав отца, а обостренное чувство справедливости досталось от матери-сицилийки. Не миновать неприятностей, подумала Тина, хорошо зная взрывную натуру Джованни.

Когда-то он разозлился на Бет, отказавшуюся разрешить ему вольности и попросить своего отца помочь финансировать его обучение в Гарварде. В слепом гневе Джованни так дал по акселератору, что врезался в машину Сью. Он клялся, что за рулем была Бет, хотя его показания опровергли столько свидетелей, что впору было назвать его лжецом. Да и сама Тина тоже все видела своими глазами. Его яростное сопротивление на суде всех тогда изумило.

Встретившись с ним глазами, Тина вздрогнула. Время, похоже, не сгладило его обиду, лишь усугубило: он по-прежнему думает, что его предали. Под холодным взглядом Джованни Тина, собравшись с силами, произнесла:

– Не смей мне угрожать! Так, значит, в этом все; дело? Ты ищешь мать?

– А зачем бы иначе я приехал сюда с Сицилии? – низким печальным голосом произнес он.

Сицилия! Значит, вот куда он отправился после тюрьмы зализывать свои раны – в семью матери, туда, где родился! Молясь, чтобы он снова туда убрался, Тина сказала:

– Мне очень жаль. Ты зря ехал в такую даль. Твоей матери здесь нет.

– Где она? – жадно спросил он.

Стараясь не выдать жалости, она вскинула подбородок.

– Откуда мне знать?

– Действительно, откуда, – тусклым от разочарования голосом отозвался Джованни.

– Джо, – сочувственно вырвалось у нее.

Он поднял ее на ноги и отступил, открывая дверь на улицу.

– Ты, кажется, собиралась в кафе?

Полуслепая от слез, она кивнула и вышла на горячее солнце. Джованни направился к своей машине, и с каждым его шагом Тина чувствовала, как ее сердце рвется на части.

Она добилась своего – он уезжает и... О Господи! Нет, ей надо побыть одной, погулять, поплавать... Любое физическое усилие заставит ее позабыть о нем и о черных днях, вернувшихся терзать ее память.

Опустошенная, она вошла в кафе, но, стоя у стойки, глядя на мелом написанное на доске меню, поняла, что уже не хочет есть.

– Тин! Ты в порядке? – обеспокоено глянула на нее Тереза Сильва.

– Конечно. Так, задумалась... Школьные проблемы! – И выразительно закатила глаза.

– Ты слишком много работаешь, вот что! Отдохни сегодня: день будет жаркий. Мануэль с ног сбился, стараясь, чтобы к сегодняшним свадьбам все было свежим. – Тереза улыбнулась, как всегда, когда говорила о сыне, и Тина улыбнулась в ответ.

– Я так и думала, что ему придется заняться заготовкой продуктов. И дедушка оставил длиннющий список для наших рабочих, чтобы все лимузины сверкали как солнышко.

– От свадеб всем прибыль, – усмехнулась Тереза. – Что ты будешь? Сэндвич с тунцом или...

– Сэндвич и булочку с ананасом. И немного фруктов, – ответила Тина, стараясь, чтобы голос звучал оживленно.

И все-таки, выйдя из кафе, она почувствовала, как на руку капают слезы, и сердито вытерла глаза кулаком. Дверь за спиной отворилась, кто-то вышел.

– Тин, что-то неладно, я же вижу, – раздался мягкий голос Терезы. – Это из-за Адрианы? Ты устала? Конечно, нагрузка огромная, и работа, и прочее...

– Нет, – шмыгнула она носом. – Я справляюсь. Ты же знаешь, как я люблю ее.

– И все-таки это нелегко. Думаю, помощь бы тебе не помешала.

– Нет, – покачала головой Тина. Скоро даже помощь приходящей сиделки Лал будет им не по средствам. – Мы справимся. Я могу взять работу на лето. Пойду, например, в жонглеры! – Она усмехнулась. – Это я умею!

– Ты святая, – обняла ее Тереза.

– Святые не раскисают по пустякам, а распространяют вокруг солнечное сияние, – улыбнулась сквозь слезы Тина и вскинула голову. Вот что ей нужно – солнце! Побыть одной, подумать, восстановить силы. Адриана, слава Богу, не здесь, Джованни уехал. Нужно на море, на простор, не то спятишь. – Поеду сейчас на пляж, буду нежиться на солнышке, плавать, дышать, гулять, – решительно сказала она, вытерев слезы.

– Вот и умница, – обрадовалась Тереза. – Счастливо тебе!

С этими напутственными словами Тина и отправилась восвояси. Река Сассекс от Этернити к морю разветвлялась на несколько рукавов. Здесь дремали над удочками рыбаки и влюбленные могли побыть наедине, нежась в лодке на солнышке, разговаривая, мечтая. Мечтая о любви. О Джованни.

Тина грустно вернулась домой, собрала все, что нужно, чтобы провести день на пляже, и поехала. Город остался позади, уступив место покатым холмам и поросшим черникой низинам. Свежий соленый воздух действовал успокаивающе.

Устав от уборки квартиры или от тяжелых проблем, с которыми приходилось разбираться по долгу службы, она нередко приезжала сюда, порой с Адрианой, но чаще – одна. И от души радовалась, наблюдая за болотными птицами – утками, чомгами и редкими хохлатыми цаплями.

Ветер с Атлантики трепал ей волосы, доносил запах выброшенных на берег водорослей. Небо устремлялось в бесконечность, привнося в жизнь надежду, и так ярко полыхало на закате, что домой она всегда возвращалась отдохнувшей и обновленной. Улыбаясь при мысли, что именно так и проведет сегодняшний день, при повороте к пляжу Тина поглядела в зеркало заднего обзора.

– О Господи!

Следом за ней шла вкрадчиво-приземистая, порочно блестящая машина. «Ламборджини» Джованни! Другой такой нет во всем Массачусетсе, не говоря уж об Этернити.

Она резко нажала на акселератор и через минуту-другую была у стоянки у Нек-Бич. Джованни припарковался рядом и, привлекая к себе общее внимание, неторопливо выбрался из машины – ни дать ни взять звезда Голливуда.

– Ну, это уж слишком! – Вне себя от негодования, Тина схватила сумку и бросилась к деревянной лестнице, ведущей в дюны. Значит, он не сдался! Будет продолжать расспросы, пока кто-нибудь не брякнет ему про Адриану.

Взбегая по лестнице, она оглянулась. Джованни, совершенно не торопясь, длинными шагами преодолевал пространство, светлые волосы были взлохмачены ветром, глаза скрыты темными стеклами очков.

В нормальных условиях она нашлась бы, как отбрить приставалу, но у входа в женскую раздевалку стояла на рабочем посту ученица ее школы, и впервые в жизни Тина усомнилась, мудро ли это – в одном и том же месте жить и работать.

– Здрасьте, мисс Мерфи! – улыбнулась Кэти, отрываясь от учебника химии. – Чудный сегодня день!

– Да, день что надо, – задыхаясь от спешного подъема, сказала Тина. – Сплошной кайф, – мрачновато прибавила она.

Но Кэти уже округлила от восхищения карие глаза – значит, заметила Джованни. Пошла химическая реакция, со знанием дела подумала Тина, проскользнула в прохладную полутьму, нашла пустую кабинку.

Ну не наглость – так ее преследовать! На что он, собственно, надеется? Сказано ведь, что мать уехала. Шатание вокруг гаража не даст ему ничего. Ей, впрочем, может от этого не поздоровиться. Адриане – тоже. Черт бы его взял!

Она скинула майку и шорты. Предстоит еще одно столкновение, а ведь это день, когда она собиралась заниматься только собой! Один-единственный день в ее суматошной жизни, когда не нужно заботиться ни о ком, не думать ни о каких проблемах!

И надо было ему явиться и все испортить!

Хотелось рычать от ярости. Но она не стала рычать, а принялась натягивать на распаренное тело ярко-синий купальник. Поправила лямки, нахмурилась. Тело пронизала дрожь – она тоже была в купальнике, когда они впервые занимались любовью, или, вернее, только первые минуты, а потом уже без него.

В ту ночь, в ту черную, беззвездную ночь он научил ее, что такое быть женщиной. Ослабев от воспоминаний, Тина устало присела на скамью, прислонилась к прохладной стене. Какой холодный был тогда песок! После долгого, неторопливого заплыва они, обнявшись, лежали в прибое и клялись друг другу в вечной любви.

Вечной! Глаза ее потемнели от разочарования. Эта любовь продлилась всего несколько месяцев, и теперь Тина искренне жалела, что она вообще началась.

Но невозможно забыть, как пенистая волна омывала их блестящие тела, как песок забивался в волосы, как светились любовью глаза Джованни.

Ох, болит сердце! Осталось только жалеть, что когда-то влюбилась в парня своей лучшей подружки. Жалеть, что оба обнаружили, как много у них общего. Жалеть, что никогда она так и не призналась Джованни в том, что обожает его.

Он встречался с ней, одновременно назначал свидания Бет и лгал им обеим, клянясь в любви и той, и другой. Бет, с детских лет ее подружка и защитница, богатая, ослепительно красивая Бет жила в поместье Тамблинов, где были слуги, сады, цветники, лодочный домик-эллинг и гараж на четыре машины.

Как ни странно, Бет любила бывать в бедном жилище Тины, утверждая, что в нем весело и уютно, в отличие от ее дома, где пустынно, и слишком просторно, и вечно гуляют сквозняки. Тина никак не могла этого понять. Дом Тамблинов, самый красивый в Этернити, был построен корнуэльцем Азарией Тамблином еще в прошлом веке, и она, Тина, просто мечтала бы жить в поместье просоленного всеми ветрами морского волка, сделавшего состояние на торговле с Китаем. Впрочем, нельзя было не почувствовать, что в доме этом недоставало любви.

Любовь, в которой нуждалась Бет, она нашла в семье Мерфи. Она щедро дарила Тине одежду, учила ее женским хитростям – как, например, скрывать слишком пышную фигуру. Взамен Тина помогала Бет с уроками, в школе пресекала разговоры о мстительности подруги, выслушивала ее истории о парнях, сгорающих от любви к ней...

Особенно это касалось новенького, Джованни, которого так и тянуло к знающей себе цену, сдержанной и недостижимой Бет. Тина, раскрыв рот, слушала, как подруга в лицах изображает каждое свое свидание и показывает, где и как Джованни пытался ее обнять.

– Самец, – пожимала плечами Бет. Она всегда говорила о сексе как о чем-то грязном, и Тина старалась не выдать своего интереса к этой стороне дела, потому что хорошим девочкам получать удовольствие от физической близости не полагалось. – Жадный, нетерпеливый, он просто в отчаянии, – делилась Бет. – И, знаешь, он довольно-таки груб.

И Тина продолжала узнавать все новые и новые подробности о неприятно настойчивом Джованни и скрывать свои собственные к нему чувства, потому что он был без ума от ледяной красавицы Бет и ни разу даже не посмотрел в сторону Тины, американки с ирландской, отнюдь не голубой, кровью. Он был умен и честолюбив. Брак с девушкой из богатой семьи помог бы ему добиться своих целей.

Но когда – после той метели – он пригласил Тину на свидание, сказав, что с Бет у него все кончено, она с радостью поверила в эту ложь. С бездумным восторгом отдала годы дружбы за шанс оказаться в объятиях Джованни.

Ложь, разумеется, раскрылась, Бет выдала ему по первое число, Джованни разгорячился, и они поругались. Увидев, как рушатся его планы – а он надеялся уговорить отца Бет дать ему денег на получение высшего образования, – Джованни рассвирепел.

Вот и вся история. Тина не могла отрицать, что и на ней лежит ответственность за ход событий, которые привели в результате к катастрофе, и сгорала со стыда. Ведь она совершила такую ужасную ошибку в своей в остальном вполне безупречной жизни.

Ее дед, впрочем, считал, что лучше внучки нет никого на свете. Родители ею гордились. В школе, где она работала, и среди преподавателей, и среди учащихся ее репутация была выше всяких похвал. В общем, мисс Совершенство. Но Тина Мерфи предала доверие своей лучшей подруги, и долгая дружба разорвалась в клочья, уничтоженная показаниями Бет и ее родителей, которые были главными свидетелями обвинения на суде и видели все происшедшее из окна своего дома.

Резко хлопнула дверь – кто-то вышел из раздевалки, и Тина подскочила от неожиданности и при этом, быстро оглядев себя, замерла от неловкости. Да, вот это вырядилась! Боже, как он сейчас будет разглядывать ее провокационный, не оставляющий никакого места воображению купальник! Тем более воображению Джо... Впору схватиться за голову! Слишком мало ткани, слишком много тела; бедра до талии голые, дорогая лайкра нежно, гордо облегает каждую грудь, словно предлагая их на съедение...

Но что теперь с этим сделать? Не сидеть же в раздевалке до вечера! Она вздохнула. Не хватало еще из-за сексуального агрессора Джо потерять солнечный день на пляже!

Тина запихнула одежду в шкафчик и, стараясь не глядеться в высокое зеркало, целомудренно .прижала к груди пляжное полотенце, потом искоса бросила взгляд на свое отражение и рассмеялась. Смех эхом раскатился по. всему помещению. Она выглядела как персонаж фильма про нудистов, прячущий свою наготу.

– К черту! – пробормотала она. Сложила полотенце, гордо вышла из раздевалки и буквально наткнулась на Джованни, который ждал у дверей.

– Санта Мария! В жизни своей не видел такого школьного психолога-консультанта! – воскликнул он, а Тина, нос кверху, прошествовала мимо, взмахом пальчиков попрощавшись с Кэти.

– Мисс Мерфи – прелесть, – любовно сказала та.

– Ну! Мне ли не знать! – с большой готовностью согласился Джо.

Тина одеревенела, услышав за спиной тихий смех, но все равно повернула к мосткам, которые вели к пляжу, от души надеясь, что предстоящий Кэти экзамен по химии окажется для нее важней, чем расспросы Джованни.

Рисковать, впрочем, она не решилась. Поэтому на вершине дюны остановилась и через плечо посмотрела на Джованни долгим взглядом. И тут же торжественно себе пообещала: «Я буду радоваться сегодняшнему дню. Это – мой день. Джо не сможет его испортить!»

И, чувствуя себя значительно лучше, прытко сбежала по ступенькам на сверкающий белый пляж, скинула босоножки и с наслаждением ощутила ступнями мягкий, нестерпимо горячий песок. Шагая, она скользила, как в танце, стараясь, чтобы между пальцев проникли песчинки, щурилась от удовольствия и тянулась лицом к солнцу.

– Красота!

Не повернувшись на голос, Тина стояла, смотрела на море, притворяясь, что прозвучавшее слово не произвело на нее никакого воздействия. И, словно Джованни не существовало, снова пошла вперед, пока не достигла гладкого, укатанного морем песка. Солнце палило вовсю, отражаясь в слепящем море. Кожу начало припекать. Тина оставила сумку и полотенце неподалеку от женщины с маленьким ребенком.

Джованни между тем все еще был в костюме. Значит, есть только одно место, куда от него можно скрыться, подумала она и бегом кинулась к морю.

Ледяная вода обожгла поначалу кожу, но Тина смело бросилась в волны, и тело скоро привыкло.

Вода сделалась приятно-прохладной и шелковой, как прикосновения возлюбленного.

Что за неуместное сравнение пришло ей в голову! Она искоса поглядела на берег. Там, далеко, некто в кремовом сидел у ее сумки. А в сумке, между прочим, ее обед. И как хочется есть! Но она плавала еще довольно долго, увы, все чаще думая о еде. Ничего не поделаешь. Придется выходить.

По крайней мере худшее сказано, затронуты все неприятные темы. Клянусь, подумала она про себя, больше Джованни моего равновесия не смутить.

К тому времени, когда Тина достигла кромки прибоя, он уже ждал ее там – брюки закатаны до колен, в руках наготове полотенце – словно заботливый прислужник, радеющий о хозяйке. Любой другой выглядел бы смехотворно, а он – нет. Напротив, он выглядел любящим и заботливым. А как хочется, чтобы он закутал ее в полотенце и прижал к себе, согревая.

– Мерси, Дживз \Слуга из рассказов Вудхауса «Дживз и Вустер»\, – сухо сказала она, выхватив полотенце из его чрезмерно старательных рук, когда он принялся растирать ей тело. – Если не возражаешь, я и сама справлюсь.

– Что, далековато заплыла? – с иронией усмехнулся он.

– Это здесь-то? – фыркнула Тина, взмахнула рукой так, чтобы окатить их обоих, и с удовольствием отметила, как невольно Джо вздрогнул от холодных брызг. – Плавали и поглубже.

– Ну, так далеко ты еще никогда не заплывала, – с приглушенной страстью пробормотал он, и Тину пронзила холодная дрожь. Тут он протянул ей руки, она споткнулась, и оба с шумом рухнули в прибой – причем тело Джованни нависло над ней, и Тина, упав на спину, никак не могла восстановить дыхание, а Атлантический океан швырял ей в лицо волну за волной.

– Помоги мне встать! – прокричала она, захлебываясь.

– Ну, море тебе ничем не грозит, – блестя мокрым лицом, рассмеялся он, поправил очки и, подхватив под мышки, поставил ее на ноги, но не отпустил. Вода каскадом струилась с тел, волосы, облепили головы, брызги, летящие с Джованни, падали на нее ледяным дождем. – Чего не скажешь про меня.

Все еще не отдышавшись, Тина отстранилась от его блестящего бронзового лица.

– А ты сгубил свой прокатный костюм, – с некоторым злорадством отметила она.

– И Бог с ним! Удовольствие того стоит, – усмехнулся он и притянул к себе ее обессиленное тело.

И тут, когда она совсем уж решила, что наказание завершит поцелуй, Джованни легко подхватил ее на руки и пошел по сверкающей золотистой воде, преодолевая катящиеся волны, словно их не было, а Тина, обессиленная, безвольная, лежала в его руках, жалея, что не вспомнила вовремя, что только безумец, не страшащийся смерти, рискнет выставить сицилийца дураком.

– Как ты себя чувствуешь? – Это было сказано с такой глубокой заботой, с таким встревоженным выражением лица, что Тина невольно ободряюще улыбнулась. Джованни погладил ее по лицу, и она тут же почувствовала прилив энергии, словно он замкнул электрическую сеть. – На солнце скоро согреешься, – проворковал он.

– Вообще-то я могу и идти. От ходьбы и согреюсь, – заявила Тина.

Он позволил ей соскользнуть на землю и предложил:

– А еще лучше – побегай.

– Нет, я слишком устала.

– Похоже, работа отнимает у тебя много сил, – спокойно констатировал он.

Покосившись на него с подозрением, после недолгого раздумья Тина приняла протянутую ей руку. Какой смысл изображать независимость, если именно из-за него она столько всего натерпелась? При ходьбе их пятки вминались в мягкий мокрый песок у кромки воды – это ощущение Тина всегда любила.

– Пожалуй. Она изматывает. Но я люблю ее. Она – вся моя жизнь.

– Неужели вся? – осторожно поинтересовался он.

– Ну, видишь ли, это такая работа. Ты должен отдаться ей всем сердцем. Это ведь не только административные вопросы и рационально составленный учебный план. Это проблемы эмоциональные и учебные. Мне нужно знать каждого ребенка, о каждом заботиться, и я, как могу, защищаю их от напастей и всяческих нарушителей спокойствия – поэтому, будь любезен, не отвлекай детей от дела, – предупредила она.

– Да, я могу... – согласился Джованни.

Так вот к чему он клонит, поняла Тина. Его ничуть не интересует ее работа. Она рассерженно остановилась и резко повернулась к нему, разбрызгивая вокруг себя воду, как отряхивающийся спаниель.

– Сунься хоть к одному из них, и я за себя не отвечаю!

– У тебя такие хорошенькие мокрые кудряшки, – любуясь, произнес Джованни.

– А твои я тебе повыдеру, если ты вздумаешь разыгрывать тут Казанову!

– Как раз подумываю, не сыграть ли мне в Казанову с одной дамой, – невозмутимо ответил он.

– С какой еще дамой? – устало спросила Тина.

– С тобой, естественно. – Джованни улыбнулся, и Тина увидела свое отражение в стеклах его очков: мокрая, растрепанная, надутая, с распахнутыми глазами и, увы, неприлично фигуристая. – Видишь ли, – продолжил он, стряхивая ладонью воду со лба, – больше всего на свете я хочу помириться с матерью, и я уже нашел хороший способ.

– Ох, Джо...

– Очень верный способ, – пробормотал он, взял ее за локоток и повел к пляжу. – Потому что ты мне наверняка поможешь. И когда ты будешь хорошей девочкой и расхвалишь меня до небес, мама непременно вернется, чтобы жить со мной.

– Нет, не вернется. Она... Джо, ты должен понять... Она не хочет с тобой жить.

– Она передумает, – уверенно сказал он.

– Боюсь, что нет.

Он не слушал, неторопливо снимая с себя пиджак и рубашку и аккуратно раскладывая их на горячем песке просохнуть. Злясь, что он расположился рядом с ней, Тина сидела чуть поодаль и косилась на его мускулы. Затем, к ее возмущению, он снял и брюки, под ними оказались кремовые боксерские шорты.

Загорелый, рассеянно подумала Тина. И загар такого красивого тона – что-то среднее между сливочной тянучкой и карамелью. Солнце согревало, и она распрямила ноги, думая: тоже мне, устраивается, точно на весь день.

– Как здорово вернуться назад! – пробормотал Джованни, разнежено вытягиваясь на песке. – Сколько я об этом мечтал! Хочешь? – Он протянул ей ее собственный сэндвич с тунцом.

– Очень! – воскликнула она, со значением глядя на его руку.

– Нет, не меня – сэндвич, – усмехнулся Джованни, наклонился и дразняще коснулся хлебом самого ее рта.

– Мое! – выхватила она сэндвич и тут же вонзила в него зубы.

– Люблю девушек со здоровым аппетитом, – протянул Джованни, и Тина, с набитым ртом, даже ничего не смогла ответить.

Было очевидно, что думает он об аппетите совсем другого рода. Он уже однажды сказал ей, после того, как, здороваясь, она радостно кинулась в его объятия, что с ней чудесно встречаться после свиданий со скучными, чопорными девочками из высшего общества.

Оба они никогда не упоминали Бет, но именно она была сдержанной и корректной. Тина всегда восторгалась подругой – держит себя как истинная леди. Как хотелось быть на нее похожей! Ей и в голову не могло прийти, что мужчины предпочитают как раз теплых, отзывчивых на ласку. Джованни все-таки как-то намекнул, что, на его вкус, Бет слишком строга, и это замечание вызвало тайный восторг у Тины. Она отбросила страхи, обрела уверенность в себе, стала доверять своим ощущениям.

Теперь, набравшись опыта, она понимала, что Джованни, возможно, каждой женщине говорил то, что той хотелось услышать. Ей он твердил, что предпочитает страстных, и, когда они оставались наедине, она отбрасывала все требования приличий и просто им наслаждалась – его прикосновениями, умением возбудить в ней страсть, силой его чувств и прекрасным молодым телом.

А сейчас, жуя сэндвич, Тина безжалостно подавила в себе голодное чувство к человеку, который знал, как надо любить, знал, как доставить ей, Тине, наслаждение, и находил ее совершенно неотразимой. Таких на Земле больше просто нет, горько подумала она.

И все-таки... как приятно слушать ласковые слова из медоточивых уст Джованни. Даже кожу пощипывало от его близости. Тина уселась поудобней и в смятении уставилась на блистающее пространство воды, защищенное от ярости Атлантического океана длинной полоской земли, протянувшейся от лежащих севернее болот.

В плеске холодных волн смеялись и визжали дети, подростки играли в мяч, влюбленные бродили вдоль линии прибоя, не замечая решительно никого вокруг. Блаженное зрелище! Ей бы сейчас наслаждаться им мирно, так нет – она вся просто как на иголках. А Джованни возится в ее сумке, а там, в кармашке, ключи от квартиры. Хоть вешай их себе на шею!

– Твои вещи уже почти высохли, – пробурчала она. – Ты уже позабавился. Уходи.

– Думаешь, мне достаточно того, что ты вертишься, как русалка, вытащенная на песок? – нагло ответил он. – Нет, этого мне мало. – И он чувственно, что у девушки перехватило желание, пробежался пальцами по ее руке.

– Прекрати! Русалки не для смертных! – выговорила Тина и хотела отодвинуться, но он поймал ее руками за талию. Его дыхание защекотало ей шею.

– Нет, на этот раз ты от меня не уйдешь. Только попробуй, и я превращу твою жизнь в ад. Что было бы справедливо...

– Помогать тебе я не стану!

– Станешь, когда мы во всем разберемся, – тихо сказал он и прижался ртом к ее спине – теплый к горячему, атлас к шелку. Бормоча, он бродил губами по коже, и Тине становилось все трудней сдержать крик наслаждения. – Да, – уверенно прошептал он прямо в ухо. – Станешь.

Наконец освобожденная и втайне жалеющая об этом, Тина глянула на него через плечо и попробовала изобразить презрение:

– И почему ты так уверен?

Медленная улыбка приподняла уголки его губ, и она резко отвернулась, чтобы совладать с желанием поцеловать своего мучителя.

– Потому что меня мучит неутоленная жажда. Это – побудительная причина. Посмотри, Тина. Посмотри вон на ту мать с ребенком.

Тина озадаченно обернулась. Женщина нежно улыбалась, глядя, как малыш стучит лопаткой по дну ведерка, а потом торжественно поднимает его, открывая куличик. Мать с сыном так искренне радовались, что Тина растаяла. Даже Джованни смотрел на эту сцену с обезоруживающей нежностью, словно любил детей отчаянно, безнадежно.

– И что? – спросила она.

– Вот что я вижу всюду, куда ни пойду. Материнскую любовь к сыну. Общая жизнь. Я ставлю свою мать выше всех в мире. Они с отцом всем для меня пожертвовали, и я всегда старался всего себя отдать им взамен.

– Я это знаю, – неловко пробормотала она. По отношению к женщинам Джованни, может быть, и негодяй, но с родителями всегда держался очень сердечно: помогал во всем, даже в ущерб своему свободному времени. Все трое были очень близки между собою, обнимались на людях, держались за руки. Никто не сдерживал чувств. Жизнь их была полна любовью, которую они выражали открыто. Тина вздохнула, осознавая величину искалечившей их семью трагедии.

– Я хочу, чтобы она вернулась, – просто сказал Джованни. – Я готов на все, только чтобы это произошло. – Он коснулся плеча Тины, и она вздрогнула, встретившись с его многозначительным взглядом. – Если в тебе течет сицилийская кровь, ты ничего не делаешь наполовину.

Она поежилась, догадываясь, что он имеет в виду. Чувство уважения, внушенное страхом. Его пальцы забрались ей в волосы, и она почти что откинула назад голову, чтобы прильнуть к ним, но встрепенулась и встряхнула головой, рассылая во все стороны брызги. И почувствовала, как его язык слизывает капельки, попавшие ей на шею... плечо... руку...

Замерев, она безвольно сидела под этой сладкой пыткой, поражаясь сама себе, почему не остановит его, и не желая признавать, что знает ответ.

– Когда она меня снова увидит, ей будет трудно меня оттолкнуть, – севшим голосом сказал он. – У меня есть дом. Он почти готов, и я хочу, чтобы мама там поселилась.

Тина качнула головой. У него есть дом для матери, но Джованни никак не желает смириться с тем, что сам он никому тут не нужен.

– Нет, – грустно сказала она.

– Ты должна, должна понять, как это для меня важно, – бормотал он, гладя ее затылок. Каким-то образом он очутился теперь ближе к ней – медовая, золотистая кожа лица совсем рядом, они коснутся друг друга щеками, если она нагнется совсем чуть-чуть... И она нагнулась. – Я хотел вернуться уже давно, Тина, – внятно сказал он, овевая ей губы своим дыханием. – Можно ненадолго забыть отчий дом, но потом ты начинаешь страдать от синдрома отторгнутости. Я вырос в Палермо и, выйдя из тюрьмы, отправился туда, но мой дом – это Этернита, потому что тут началась моя жизнь. Жизнь в полном смысле слова. Вот почему я поручил агенту купить для меня дом именно здесь.

Тина коснулась губами его шелковой кожи. Желание прильнуть к нему было таким сильным, а голос совести – не делай этого! – таким резким, что она замерла на мгновенье. В ее огромных синих глазах, обрамленных густыми черными ресницами, на которых посверкивали капельки морской воды, читалась нерешительность. И тут он стал целовать ее, нежно, сладко, как тот, навсегда исчезнувший милый Джо...

Нет, никакой он не милый и никогда им не был! Она вывернулась с выражением загнанного зверя в глазах, вспомнив, что он сказал про дом.

– Дом?! Но твоя мать никогда не станет жить в твоем доме! Хотя и никогда не покинет Этернити!

– Ага. Значит, она все-таки в Этернити. Уже хорошо. И покидать его ей не придется. Мой дом – здесь.

Тина закашлялась.

– Джованни, я думала, мы это уже обговорили. Ты не можешь здесь жить! Ты у...

– Замолчи! И не смей произносить этого вслух! – предостерег он. Рука его лежала на ее шее, тяжелая, неподвижная. Почти... почти угрожающая. – Глубоко внутри себя ты знаешь, что это неправда, – спокойно продолжил он. – У меня много всего на совести, кое за что мне стыдно, другие недостатки делают меня тем, что я есть. Но я не лгал никогда в жизни и никогда не поступил бесчестно по отношению к женщине, как бы низко она себя ни вела, как бы меня ни провоцировала.

– Ты лжец! – выдохнула Тина, отчаянно желая, чтобы он по крайней мере сознался в содеянном. – Ты не можешь отрицать...

– Я буду отрицать это до моего смертного дня, – тихо сказал он. – И даже дольше.

– Нет, ты был виноват!

Крепко схватив ее за плечи и держа на расстоянии вытянутой руки, он посмотрел ей прямо в лицо пронзительным взглядом черных глаз.

– Это ложь, – тихо произнес он, – и я не позволю тебе ее повторять.

Слова эти, сказанные сквозь зубы, были лишены своей обычной певучести, и Тина поняла, что он твердо решил осуществить свой безумный план, решил жить в Этернита, не обращая внимания ни на кого.

– И где этот дом? – неохотно поинтересовалась она.

– У городской пристани. Там, где жила Бет с родителями. Дом Азарии Тамблина, – с мрачной улыбкой ответил Джованни.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Она расхохоталась. – Ну, вот ты и прокололся! Наверное, видел в витрине торговца недвижимостью, что дом продается, и решил, что сблефуешь! Родители Бет действительно продали дом Тамблинов, – уже поспокойней продолжила она, не уточнив, что в последние годы семья разорилась и перебралась в жилище поменьше, – чтобы Джованни не слишком радовался. – Не повезло тебе, друг! Я знаю, кто купил этот дом.

Пейшенс Пауэлл мне сказала. Его купил торговец автомобилями. Почти за миллион баксов.

– Умоляю! Мой бумажник до сих пор в трауре! Три века истории задешево не купить, – скорбно сказал Джованни.

– Ох, дай мне передохнуть, – отмахнулась Тина. – Я поймала тебя на лжи, Джо. Не притворяйся, что ты из этой торговой компании.

– Ну, – он лениво улегся на песок, опершись головой на руку, – я как раз и есть из этой торговой компании. Когда тебя лишают – заметь, безвинно! – всего, что ты любишь, включая и любимую женщину, это позволяет сосредоточиться на делах.

Тина поморщилась. Любимую женщину! Сердце кольнуло. Значит, он и правда любил Бет, на самом деле любил ее. Значит, Бет не лгала. С Тиной у него была просто интрижка. Забава. Да, вот это новость! Будто перед ее носом захлопнули дверь. А она-то всегда тешила себя, что Джованни любил только ее, иначе зачем бы ему было говорить ей все эти слова! Они звучали так искренне, когда он рассуждал о том, как они поженятся после школы! Но, оказывается, сердце его принадлежало Бет, а чувство к ней, Тине, объяснялось сексуальным влечением, не больше.

Теперь Тина точно знает, как все было на самом деле. Этого урока она не забудет. Гнев ее приобрел точку приложения. Это чувство вины влечет его к матери, а не любовь. Что такое любовь, он и представления не имеет, ядовито думала она. И Адриане, милой, обожаемой Адриане без него будет лучше.

– Я не верю в эту историю, – произнесла она ледяным тоном. – Ты не мог купить дом Тамблинов. Пейшенс описала мне покупателя и...

– Высокий, стройный, около сорока пяти лет, седой, манеры изысканные, хорошо одет, говорит тихо и с итальянским акцентом. Мой агент Антонио Брускатти.

– Твой агент?! – У нее отвалилась челюсть. Описание – в яблочко! – Но... этого просто не может быть! Миллион долларов!

– И торговец машинами по совместительству. Он заведует моим новым бостонским филиалом. Когда я въеду в дом, ты поверишь...

Нет, это какой-то кошмар! Шутка судьбы – вполне в его садистском духе. Покупка дома, где царила Бет, не может не доставить ему, как он однажды цинично выразился, внутреннего удовлетворения. Покупка дома у родителей Бет – жест еще более эффектный, потому что Джованни вкатится туда со своей шикарной машиной и итальянскими костюмами, а они униженно переберутся в квартирку под боком у пиццерии. Достойная месть людям, которые помогли упрятать его в тюрьму. Что же тогда говорить о том, какое наказание он приготовил ей, Тине? Поневоле поежишься!..

На лице Джованни между тем сияла безмятежная улыбка. Несомненно, он богат! Непостижимо богат! Деньги и власть дали ему это чувство уверенности в себе. Придется признать, что, даже не поступив в Гарвард, даже имея за плечами тюрьму, он оказался достаточно толковым, чтобы проторить дорогу наверх и удовлетворить свое честолюбие. Разбогатеть, получить в руки власть, стать личностью. Следовательно, «ламборджини» – его. И дорогой костюм, и часы «Ролекс».

– Ну и ну... – протянула она. Джованни широко ухмыльнулся.

– Честно говоря, я и сам еще не привык, – признался он. – Я мечтал об этом доме с того самого дня, как впервые его увидел почти пятнадцать лет назад. – И прибавил вполголоса: – Тогда же я увидел и кое-что другое, о чем мечтал...

– О, Господи! – в отчаянии воскликнула Тина с полным ощущением того, что земля разверзается у нее под ногами. Жить рядом с Джованни – сущий ад! Если, конечно, этого не предотвратить.

– Я вижу, тебе это не по вкусу, – сдержанно сказал он. – Но на этот раз я не уйду. Я хочу заново выстроить свою жизнь. Это лишь часть моего плана. Я буду жить в этом доме, со мной будет жить моя мать, и все будут уважать меня.

– Несбыточные мечты!

Он улыбнулся так, словно не сомневался в своей победе, и Тина, к стыду своему, почувствовала укол зависти.

– Нет. С мечтами покончено, – сказал он. – Теперь я их воплощаю. Возвращаюсь – с помпой. Когда-то я был беден, теперь – богат, и мне по карману купить себе положение в Этернити. Могу купить все, что понравится моей матери, и даже если она не уверена в своих чувствах ко мне, все-таки сумею уговорить ее прийти в сад Тамблинов. Сядем там под магнолией, и я расскажу ей, как мечтаю жить с ней под одной крышей. Сад и ее любовь ко мне преодолеют все препятствия.

План выглядел безупречно. Согласно ему мать Джованни получала две вещи, которые любила больше всего на свете: обожаемого когда-то сына и чудесный сад. Будь все иначе, план бы непременно сработал...

Тина вздохнула. Когда однажды с, матерью Джованни они были в саду Тамблинов на благотворительном вечере, то пренебрегли речами и угощением и несколько часов бродили по тайным его уголкам. Счастливые были времена! А еще они вместе выращивали цветы в крошечном садике на задах дома Ковальски...

– Ты не можешь купить мать. Счастье не продается.

– Я покупаю время, – лениво возразил он. – А кроме того, возможно, мои деньги окажут услугу и тебе. Я сейчас в настроении тратить. Я так понял, продается гараж твоего деда...

– Забудь об этом! Тебе он его не продаст! – воскликнула Тина. Сколько же у него, в самом деле, денег? Судя по его внешности – много. Даже полуобнаженный, он выглядит так, словно за ним ухаживает тысяча слуг. Или это безмерное тщеславие заставляет его часами сидеть у зеркала и в каких-нибудь мужских парикмахерских Милана?

– Да, думаю, ты сделаешь все, чтобы твой дед лишился своего шанса продать мне гараж, – усмехнулся Джованни. – Но сдается мне, ему не понравится, купи я соседний участок.

– Можешь не сомневаться – иметь тебя в соседях не принесет ему радости. А на что ты, собственно, намекаешь еще? – Тина насторожилась: тон Джованни не сулил ничего хорошего.

– На то, что я выстрою на этом месте автомобильный салон, – спокойно ответил он. – Я продаю автомобили, покупаю, сдаю напрокат, ремонтирую их и оказываю прочие услуги. Сицилия, Рим, Милан, Нью-Йорк и, только что, – Бостон. Насколько я понимаю, весь Этернити в основном занят свадебным бизнесом и...

– Да. «Свадьбы, Инкорпорейтед» успешно работает уже больше года, – сказала она.

– Ну, вот мне и пришло в голову, что я мог бы – в той же струе – давать напрокат классные автомобили. «Роллс-ройсы», «бентли», «феррари».

Куда элегантней, чем длинные скучные лимузины. Как думаешь?

– Ты это серьезно?! – В панике Тина представила себе, как и школьники – в восторге от классных машин – берут напрокат его автомобили для школьных мероприятий. Похоже, он правда купил поместье Тамблинов. Почему бы и не поместье Олденов тоже?

Прижав руку к сердцу, он ответил ей торжественным взглядом.

– Более чем.

– Но если ты его купишь, вряд ли городской совет позволит тебе его застроить, – кинулась она в бой. – Твоя репутация здесь, знаешь ли...

– Ну и дураки будут, если не прижмут меня к сердцу. Я – предприниматель высокого класса. Но не это главное. Сам факт того, что один из крупнейших в Европе специалистов по гаражному строительству владеет этим участком, отговорит кого угодно от покупки гаража Дэна Мерфи. – Джованни улыбнулся с деланным сожалением. У Тины все перевернулось внутри. – Во всех моих филиалах производится и ремонт. Понимаешь? Бензоколонка, автомобильный ресторан и полное обслуживание. Как ты думаешь, есть нужда в двух гаражах рядом, а?

– Какой же ты негодяй! Чем тебе не угодил дедушка?

– Он – ничем. Ты не угодила! Тина побелела.

– Понятно...

– Ты поможешь мне уговорить мать. Если же нет, твой дед останется с убыточным предприятием на руках. А время идет, он не делается моложе и крепче, и скоро ваше имущество просто рухнет вам на голову, и ни одного покупателя в перспективе, ясно?

Тина потеряла дар речи. Он думает, все так просто. Разбрасывайся деньгами направо-налево, покупай или уничтожай противников, и жизнь сложится как картинка. Ничего, она ему выдаст!

– План действительно безупречный, – холодно признала она. – К несчастью, есть один фактор, не принятый тобой во внимание.

Он уселся, стряхивая с себя песок.

– Что ж, мне уже доводилось передвигать гору-другую. Выкладывай этот свой фактор, посмотришь, как я с ним справлюсь. – Он усмехнулся, и Тине страстно захотелось стереть с его физиономии эту усмешку, чтобы он не думал, что можно ходить по головам, добиваясь желаемого.

Короткий, резкий удар, подумала она. Это должно сработать – и по крайней мере здесь нет деда и Адрианы, они этого не увидят. Планы у него такие далеко идущие, что, видимо, про Адриану ему придется сказать. Узнав все, Джованни откажется от мысли здесь поселиться, потому что поймет: мать никогда, никогда его не простит! И тогда Адриана окажется в безопасности. Джо не захочет ни ее, ни связанной с ней ответственности, и никакой суд не даст ему опекунства – никогда в жизни!

– Поехали к нам, – велела она. – Я тебе кое-что покажу.

Возвращаясь в город в сопровождении «ламборджини», Тина старалась сосредоточиться на дороге, а не на том, что ей предстоит рассказать Джованни, к чему привели его прошлые прегрешения. И ломала голову, простит ли он ее за то, что не рассказала тогда ничего.

Теперь же она должна уверить Джованни, что они с Адрианой любят друг друга, что она, Тина, способна как никто обеспечить необходимую Адриане заботу, что он и его деньги тут вообще ни при чем! Конечно, для него это будет ужасный удар! На его долю выпало и так слишком много страданий, но она должна быть сильной. Она докажет, что нельзя вмешиваться в налаженную чужую жизнь, иначе можешь получить на орехи.

Ей не на кого надеяться, поддержки ждать неоткуда, но эту битву она выиграет.

– В последний раз прошу тебя, – спокойно сказала Тина, когда они стояли у двери, – от всего сердца прошу и ради твоего же блага: немедленно уезжай, Джо, и не возвращайся!

– С какой стати! Это противоречит моему плану. А почему ты так хочешь, Тина, чтоб я от тебя отстал?

В бессильном отчаянии она открыла дверь и пошла вверх по лестнице, цепляясь за перила.

– Потому что тебе не понравится то, что ты увидишь...

Джо грозно посмотрел на нее.

– Ну так покажи. – Он нахмурился и вдруг резко втянул в себя воздух: – А! Ты замужем! – Схватил ее за руку, не нашел кольца, рявкнул: – Что, любовник?!

– Пойдем...

Вот он, с пересохшим ртом подумала Тина, вот он, момент истины! Конечно, Джованни был вправе знать. Но... Она медленно поднималась, желая, чтобы грянула молния и испепелила их обоих. Страх лишил ее разума. Не совершила ли она ошибку? А если бы Адриану отняли? Адриана не вынесла бы переезда! Не вынесет его и сейчас!

Нет. Вздор! Она об этом подумала. У нее очень сильная, выигрышная позиция. Десятки людей подтвердят, как она заботится об Адриане. Она правильно все решила и правильно сделала.

Страх не проходил, и, Тина поднималась по ступенькам, словно на эшафот. Джованни теперь крепко держал ее руку. А может, единственный человек, которому грозят неприятности, – это она сама. Ох, как он сейчас взорвется! Съест ее заживо...

На верхней площадке Джованни остановился и озадаченно глянул на гроздь воздушных шаров, украсивших дверь по поводу дня рождения Адрианы всего несколько дней назад. Сколько тогда было смеха! Сердце Тины при встрече с его недоуменно потемневшим взглядом затрепетало, но присутствие шаров он не прокомментировал, а только выкрикнул:

– Дэн!

– Говорят тебе, деда нет дома.

– Да это я так, на всякий случай.

Широким шагом Джованни вошел в их маленькую гостиную, служившую также столовой, волоча Тину за собой, как капризного ребенка, – и остановился как вкопанный, чего она, собственно, и ожидала. В изумлении уставился на лист, прилепленный к двери в кухню. На листе крупными черными буквами так и значилось: «КУХНЯ». Повернув голову, зацепился взглядом за большую черную стрелу, указывающую на путь, которым они вошли. «НА УЛИЦУ, СПАЛЬНЯ, ВАННАЯ»указывала оконечность стрелы. Также были указатели на полках с аудио – и видеопленками, и краткий перечень содержимого украшал буфет.

– Тин... Твой дед что, впал в детство?

– Нет!

Наконец-то пальцы, охватившие ее запястье, стали мягкими, невнимательными. Даже убери она руку, он бы и не заметил. Тина оглянулась, продумывая путь отступления. Скатится по лестнице, если придется спасаться бегством...

– Что тут, черт возьми, происходит?

Она молчала. Джованни бросил взгляд на ее несчастную бледную физиономию и принялся рыскать вокруг, как дикий кот. Следя за его движениями и еле ворочая языком, она сказала:

– Я приготовлю тебе кофе.

– Издания для начинающих? – резко спросил он, хватая со стопки любовных романов, купленных на распродаже, две тоненькие, ярко раскрашенные книжки.

– Да, Джо, – нервозно ответила Тина. Ну, вот, он уже нашел блокнот Адрианы!

– «Съешь завтрак», – читал он, расшифровывая детские каракули. – «Почисть зубы. Идешь на улицу? Не забудь про одежду! Посмотрись в зеркало/ Причешись! Щетка...» – Он поднял глаза. – Да что это такое, Тина? – Но она лишь беспомощно смотрела на него, блестя полными слез глазами. Он снова взглянул в блокнот и дочитал до конца: – «...на твоем туалетном столике в спальне. Пальто, уличные туфли, кошелек? Не идет ли дождь? Возьми зонтик.» – Он снова глянул на Тину: – Чье это? Что здесь, черт возьми, происходит?

– Я за кофе! – выкрикнула она и сбежала.

В недоумении он последовал за ней по пятам, у кухонной стойки замер, протянул руку и стал рассматривать привязанный к ручке чайника ярлык, и, не приблизившись к разгадке тайны, пробормотал что-то про себя.

– «Надеюсь, ты помнишь, что нужно налить воду?» – прочитал вслух. – «Поставь меня на огонь!» – Тина неверной рукой просыпала кофе на стойку. Джованни принялся читать второй блокнот Адрианы, тот, который она хранила у кровати и каждый день приносила с собой на завтрак: – «Доброе утро! Встань. Умойся. Вытрись полотенцем! Почисть зубы.Оденься (сегодня холодно? или тепло?).

Иди в кухню и возьми там красный блокнот». – Джованни зарычал: – Конца этому нет! У тебя что, живет чей-то ребенок? Очень, надо сказать, все четко организовано!

– Нет, Джо, это не чей-то ребенок. – Осторожно, изо всех сил сдерживая дрожь в руках, она разложила кофе по чашкам. – Черт! Я забыла включить чайник!

– «Включен ли газ? Ты готовишь? Посмотри вокруг, все ли в порядке...» – в изумлении читал Джованни плакатик, свисавший с лампы, потом твердо взял ее за руки и повернул к себе: – Тина...

– Погоди, сейчас будет кофе, и я тебе все объясню, – понуро пробормотала она. По его лицу было видно, что он перерабатывает информацию. Еще минута – и все...

– Ты не хотела, чтобы я остался тут жить. Ты не хотела, чтобы я поднялся в квартиру, – размеренно говорил он. – Ты боялась, что я это увижу. Детские книжки. Распорядок дня. Надписи для идиота... – Тина поморщилась. Он мыслил логически, шаг за шагом. – Или для ребенка. Ты присматриваешь за...

Он зыстыл на месте. Хватка его сделалась еще крепче. Чайник за спиной у Тины вовсю свистел, но она и пальцем не могла шевельнуть, не то, что его выключить. Наконец в глазах Джо вспыхнуло понимание.

– Джо, – выговорила она упавшим голосом. – Джо? – прошептала неуверенно, чувствуя, как он расслабился и с огромным облегчением перевел дух.

– Ох, Тина! – прорычал он, дрожа от переполняющих его чувств. – Какая же ты дурочка! Тебе следовало искать меня, найти, сказать мне! У мамы есть мой адрес. – Она смотрела на него, глупо открыв рот, а он укоряюще качал головой. – Ты должна была мне сказать! У меня есть право на это! Я знаю, чего ты боялась, но бояться тебе нечего! Это моя ответственность, не только твоя!

– А-а... – Так вот как! На мгновение она почувствовала себя опустошенной, даже разочарованной. Она так боялась его реакции, но все, кажется, обошлось! Ни драмы, ни взрыва слепого гнева. Она перевела дух. – Слава Богу, что ты так это воспринимаешь!

К полному ее удивлению, он крепко, по-медвежьи, обнял ее, а потом приподнял ей подбородок и стал целовать – неторопливо, нежно, чувственно и очень, очень многозначительно. И, как всегда в моменты острого наслаждения, забормотал что-то на медлительном, певучем итальянском, аккомпанируя поцелуям словами и ласковым движением рук по спине. Любовные поцелуи, рассеянно подумала Тина. Невыносимо сладостные.

Может, он целует ее и так хорошо все воспринял потому, что ощутил благодарность? Он понял, сколь многим она пожертвовала? Бедный... Волна сочувствия охватила ее. Все это время он ничего не знал. Конечно же, это для него потрясение.

– Джо, – нервничая, начала она, заметив, что поцелуи участились и что руки его спускаются ниже и ниже. Она слишком приникла к нему – это была ошибка, и сейчас, когда желание его передалось и ей, ее обдало жаром. Тина стала вырываться из объятий, Джованни же, расценив это как проявление страсти, глухо застонал. – Перестань! Перестань сейчас же!

– Нет, не надо, не останавливай меня, Тина, – бормотал он между поцелуями. – Я хочу этого, о, Боже, я так хочу этого!

– Я знаю, что ты расстроен, – прошептала она ему в щеку, тогда как губы его бродили по ее шее.

Он что-то глухо пробормотал и слегка отодвинул ее назад, прижав к плите. – Но ты не можешь так поступить! Прошу тебя! Мне жаль, очень жаль, что тебе пришлось пройти через все это, но... О, Джо! – выдохнула она.

Пламенные поцелуи заставили Тину умолкнуть, жар его тела перекинулся на нее. Он целовал ее, не в силах остановиться, и его стоны заставляли ее раскрыться навстречу этой земной страсти. Рука сама потянулась к его волосам, и мягкие шелковые завитки прильнули к пальцам так, словно хотели удержать ее, не отпустить.

– Ты восхитительна, – хрипло прошептал Джованни, тесней притягивая ее к себе, упиваясь вкусом ее губ, трогая языком острый краешек белых зубов. И она застонала от наслаждения, всем своим телом вливаясь в него, как река в море, словно ничего естественней и быть не могло.

Да, она делает это, сказала она своему недремлющему цензору-мозгу, потому что Джованни исстрадался. Его нужно утешить.

Ну кого ты обманываешь? – возмутился цензор. Ты хочешь его, а он – лжец, двойная душа. Сердце пропустило удар. Нужно немедля, немедля его остановить. И что тогда будет? Страх парализовал ее. Он и не подумает остановиться. Он хочет больше, чем она готова ему дать.

– Перестань! – яростно прошептала она. – Пока не поздно, остановись!

Джованни медленно отстранился, но глаза его не были ни злыми, ни слепыми от желания. Они были добрыми, понимающими. Тина облегченно перевела дух.

– Еще ничего не поздно, – тяжко дыша, сказал он.

– Джованни... Я не уверена, что ты понял...

– Не бойся, – он нежно погладил ей щеку. – Я не стану делать того, чего ты не хочешь. – И усмехнулся: – Во всяком случае, пока. Господи, я никак не могу в это поверить!

– И тем не менее это так, – признала она.

– Придется мне перед тобой извиниться...

– Извиниться? – с надеждой переспросила она. – Джо, это так все меняет!

– Я все понимаю. Тебе, конечно, досталось!..

– Да, досталось, – кивнула она, – но раскаяние такое благодарное дело!

Он пробормотал что-то, целуя ее влажные глаза, и Тина зажмурилась от удовольствия, боясь поверить, что Джованни наконец-то обрел душевный покой. Ее решение принесло результат, на который нельзя было и надеяться! Самоуверенный красавец преображался на глазах, и теперь она верила, что он сможет быть с Адрианой нежным, любящим. Скоро, очень скоро, думала она, они с Адрианой встретятся, начнут привыкать друг к другу. Это всегда было ее заветным желанием. А потом, может статься... Она вспыхнула, не смея надеяться на далекое будущее, когда сердца всех участников этой истории смягчит время...

– Тина, милая Тина, – сказал Джованни, врываясь в ее мечты. – Я тебя подвел. Я думал, я позаботился о вещах, которые... Видно, – он пожал плечами, – нет ничего стопроцентно безопасного.

– Безопасного? О чем ты? – спросила она недоуменно.

Джованни поцеловал ее в кончик носа.

– Глупышка! Ты прекрасно знаешь, о чем я. Я плохо о тебе заботился, хотя совсем не хотел тебе неприятностей, – мягко сказал он. – Ну, хватит меня дразнить! Ну, скажи! Кто это? Мне не терпится знать. Девочка или мальчик?

– Что?! – онемело уставилась на него Тина, а он продолжал улыбаться, вопросительно вскинув брови. – Девочка... или мальчик?.. – тупо повторила она.

– Ты будто удивлена не меньше меня! Очнись! Я говорю о нашем ребенке. Какого он пола? – со странной робостью говорил он. – Мне в общем-то все равно. Но все-таки, кто у меня? Сын или дочь?

Улыбку как смело с лица Тины. Так вот в чем дело! Она сдавленно охнула от ужаса.

– Как?! Ты решил, что надписи и детские книжки – для ребенка?

– Я всегда был круглым отличником, и с логикой у меня все в порядке, – усмехнулся Джованни.

О, Боже! Она прикрыла глаза, чтобы не видеть этой усмешки. Он решил, что у нее есть ребенок – их общий ребенок! И, как любой итальянец, для которых самое дорогое в жизни – дети, вне себя от счастья и простит ей все на свете, потому что она выносила его дитя.

Значит, он ничего не понял. Все эти поцелуи – только из-за того, что он думает – нашелся наконец человек, который будет любить его безо всяких условий, не ведая о его преступлении, его позоре. Вот почему его так захлестнули чувства... Есть кто-то, кого можно любить, кто-то, принадлежащий ему по праву. И все его сладкие речи – только маскарад, за которым лежит желание отхватить львиную долю любви ребенка, а без ее помощи этого не добиться...

– О, Джо, – понуро проговорила она.

– Ну же? – И за ослепительной, вынимающей душу улыбкой последовал еще поток итальянских, звучавших как чистая ласка, слов.

– Пожалуйста... – Тине перехватило горло. Да, она мечтала бы иметь от него ребенка, поняла она вдруг. И этому никогда, никогда не бывать...

– Да что такое? – тихо спросил он.

– Нет... никакого... ребенка, – жалким голосом выдавила она из себя.

Он недоуменно нахмурился.

– Но послушай же, Тина! Нельзя скрыть очевидное.

– Нет у меня ребенка, – повторила она. – Нет и никогда не было. – И никогда не будет, горестно прибавила про себя.

У него заходили желваки.

– Понятно, – сквозь зубы проговорил он. – Значит, ты так? Но я же не дурак! Доказать, что здесь живет ребенок, не составит никакого труда! – Не церемонясь, он потащил ее за собой из кухни на лестничную площадку. Подергал ручку одной из дверей. – Здесь заперто. Ключ!

– Все ключи у тебя, – пробормотала она, морщась от его железной хватки.

Найдя наконец нужный ключ, он резко толкнул дверь. Та распахнулась. Было сразу видно, что это комната деда. В следующей, поменьше, жила она...

– Зачем вы запираете двери? – с подозрением спросил Джованни, отворачиваясь от аккуратно застеленной кровати и туалетного столика, на котором стояли фотографии родителей Тины, присланные из Пуэрто-Рико.

– На всякий случай.

Джованни, хмыкнув, направился к последней двери.

– Успокойся! Ради Бога, успокойся, Джованни! – пролепетала она.

– Мне нужны доказательства. И ты могла бы сказать мне, где мой ребенок! – рычал он, возясь с ключом.

Тина помнила, что дверь не заперта, но промолчала, надеясь выиграть время.

– Надписи, книжки, указания – это не для ребенка, Джо!

– Где мой ребенок? – не слушая, твердил он.

– Да нет здесь никакого ребенка!

– Черт возьми, Тина! – Он бросил возиться с замком, взялся трясти ее за плечи. – Ну-ка открой! Я хочу сам все видеть! А потом ты мне скажешь, где он... или она!

– Да как ты не понимаешь? Нет у меня ребенка! – в отчаянии закричала она.

– Говори! Я вытрясу из тебя душу, если не скажешь! Где мой ребенок?

– Да нет его! Нет! Перестань, Джо! Мне больно!

– Извини, – Джованни взял себя в руки. – Но не мучай меня! Я имею право знать, где он!

– О, Господи, Джо! Разве до тебя еще не дошло?..

– Что не дошло? – огрызнулся он. – Что ты прячешь от меня моего ребенка?

– В последний раз, – истерически закричала она, – в последний раз говорю тебе – нет здесь детей! Это... это твоя мать!

Он отпустил ее так внезапно, что пришлось ухватиться за перила, и, не удержавшись на ослабевших ногах, она почти села на пол.

– Моя мать? – хрипло выкрикнул он. – Мадонна, что ты такое сказала?

Тина с трудом, перехватывая руками балясину, выпрямилась.

– Там открыто.

Развернувшись на каблуках, Джованни вошел в комнату Адрианы. Огляделся, явно рассчитывая увидеть игрушки, бейсбольную биту, плакаты с поп-звездами, роликовые коньки... Ничего этого не увидел и вдруг замер, принюхиваясь. Запах лаванды! Запах, который у Тины всегда ассоциировался с Адрианой – с тех самых пор, как Ковальски приехали в Этернити и красавец Джованни перевернул всю ее жизнь.

– Теперь ты мне веришь? – безжизненно спросила она.

– На окне решетка, – еле разжимая губы, сказал он.

– Да, решетка.

Она ждала, Джованни медленно осмотрел всю комнату, кое-какие вещи – видно, признал, потому что брал их с места, разглядывал.

– Мадонна... Не может быть...

Еще как может, с невыразимой печалью думала Тина, следя, как он перебирает платья в шкафу, как прижимает к лицу легкую ткань, пахнущую лавандой.

– Мне очень жаль, Джо, – тихо сказала она.

– Я думал, – начал он, застыв посреди комнаты, – я думал, мы... – Спазм сдавил ему горло. – Господи! Так ребенка нет?

Не в силах говорить, Тина покачала головой и скользнула глазами туда, где на столике стояла фотография Сью и Майкла, которых убил Джо.

– Ребенка нет, – прошептала она, и в глазах его отразилось такое страдание, что сердце ее содрогнулось.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джованни явно пытался взять себя в руки, хотя щеки его покраснели.

– Не понимаю!..

– Пойдем в гостиную. Я принесу кофе.

Руки ее дрожали, когда она ставила чашки на резной поднос, доставшийся Адриане от ее польской родни. Джованни с окаменевшим лицом сидел в кресле, глядя перед собой.

– Я был бы рад ребенку, – невыразительно, словно констатируя факт, сказал он. Его самообладание поражало и... страшило. Конечно, сейчас он сердится сам на себя, и потому только, что выставил себя таким дураком.

– Я знаю, – пробормотала она. Это было бы чудно – и в то же время чудовищно – желать ребенка от человека, погубившего ее сестру и племянника.

– Где моя мать? – спросил он, не глядя на нее.

– Путешествует с дедом. – Тина переминалась с ноги на ногу, не зная, что сказать. Конечно, у нее были наготове слова утешения на любой случай жизни. С какими бы трудностями ни являлись к ней ее подопечные, уходили они всегда с легким сердцем. Но тут она растерялась. Что скажешь человеку, на которого свалилось известие, что его мать совсем не та, что была раньше? Но он ждал объяснений, и она сделала над собой усилие. – Адриана – то есть твоя мать – чувствует себя хорошо. Она крепкая и веселая.

– Почему вы держите ее взаперти?

– Ничего подоб...

– На окнах решетки! Маме всего семьдесят! Не думаю, чтобы она разгуливала по ночам! Если, конечно, ее не держат здесь силой. Она что, пыталась сбежать?

Да, и довольно часто, подумала Тина. Разве он не понял? Ей-то самой все так очевидно! Джованни между тем сыпал вопросами:

– Что, черт возьми, вы с ней делаете? Почему она вообще здесь?

– Она сама пришла к нам два года назад. Ей было одиноко, – спокойно сказала Тина. – Ты же знаешь, они с дедушкой всегда дружили. Вот, выпей, – она добавила в обе чашки немного бренди, – полегчает. – И сама с удовольствием сделала глоток, почувствовав, что внутренняя дрожь немного утихла. – Решетки на окнах – для ее безопасности. Она может выпасть. Со стариками это бывает. – Джованни, мрачно обдумывая услышанное, провел рукой по волосам. – А потом, она бродит во сне.

– Раньше такого не было!

– Ну, это... шоковая реакция, – осторожно пояснила она.

Джованни сверкнул глазами.

– А надписи-указания? Для нее? Тина кивнула.

– Ваша родня в Палермо ничего об этом не знает.

– Конечно, поэтому я и приехал. – Было видно, что он еще не отошел от потрясения. Сначала эта морока с ребенком, потом ужасное откровение про мать. Неудивительно, что Джованни соображает хуже обычного. – Мой дядя звонил ей домой, и незнакомый женский голос ответил, что о ней ничего не известно.

– Это бабушка Джима Фальконера.

– Фальконера? – Он нахмурился.

– Дальние родственники Катерины.

– А... В общем, мы решили, что маме стыдно из-за того, что произошло, и она не отвечает на письма.

– Все письма здесь. Их пересылают сюда. – Тина подтянула скамеечку к высокому шкафу и, потянувшись, достала сверху коробку и подала ему. – Твои – тоже. Я их спрятала, чтобы Адриана не порвала. Может, когда-нибудь ей захочется прочитать их...

С каменным лицом он перебрал надписанные его каллиграфическим почерком, которому Тина всегда завидовала, конверты. Их, нераспечатанных, была целая стопка.

– Каждую неделю писал. Не то чтобы ждал ответа, но все-таки думал, что она знает все мои новости. Господи, Тина, что же ты сделала, что она так меня ненавидит? Все время твердила ей об этих смертях?

– Я?! Нет, клянусь...

– А я не верю тебе! Я был ее поздним, желанным, единственным сыном! Она любила меня так, как только итальянки любят своих детей, и, отбывая незаслуженное наказание, я думал, она простит меня...

Есть ли на земле мать, которая простит сына, убившего женщину с ребенком и отказавшегося признать свою вину? – растерянно подумала Тина. Что ни говори, а Джованни сгубил все надежды, которые возлагала на него Адриана. Нарушил сицилийский кодекс чести. Этого не прощают. Ничего удивительного в том, что разум ее не выдержал потрясения...

– Я пыталась вызвать у нее интерес к письмам, и дедушка тоже, но она плакала и отталкивала их! – Тина перевела дыхание, набираясь сил, чтобы сказать все до конца. – Джо, это трудно объяснить, но боюсь, что твоя мать не выносит даже мысли о тебе. Мне жаль, но она так и не простила... – И оборвала фразу, втайне надеясь, что он поймет. Напрасно.

– Я не сделал ничего плохого! – строго сказал он. – Она все поймет, когда мы поговорим. Я докажу, что не виноват!

– Но ты виноват! – возразила Тина.

– Нет! И докажу это! Верну себе уважение матери! Отца нет, он уже не узнает, как несправедливо обошлась со мной жизнь. Но мать моя не умрет несчастной!

– Но она не...

– Она лишена своего сына! Ты хоть понимаешь, что это значит для итальянки? У нее нет сына, потому что она сама от него отказалась. Не знаю, чего это ей стоило, но, как бы она ни вела себя на людях, она несчастна! – Он повернулся к ней с горящими глазами. – И все потому, что две маленькие сучки вздумали проучить парня, решив, что он их обеих обманывает!

– Нет! – вскрикнула Тина.

– Все еще запираешься? Никаких угрызений? Никакого сочувствия тому, что со мной случилось? – внимательно всматривался Джованни в ее лицо.

– Я верю в правосудие, – тихо сказала она.

– Я – тоже.

– Она не простит тебя! – не выдержала напряжения Тина, заметив, как побледнел Джованни, но решилась договорить до конца: – Ты должен привыкнуть к этому. Достаточно произнести твое имя, и она начинает плакать, и плачет часами. Ты не представляешь, что это такое, Джованни!

– Ах ты, злобная маленькая дрянь!

– Нет, это правда! Ты ведь не слышал, как она плачет! – почти в истерике выкрикнула Тина. – И потом, выплакав свое горе, чувствует себя больной – и мы с ней тоже. Это невыносимо!

– Все, можешь не продолжать! Картина ясна.

– Прошу тебя, оставь эту затею исправить прошлое! – умоляющим тоном попросила она. – Ты не можешь упрекнуть меня в том, что ее интересы в этом деле я принимаю к сердцу ближе твоих! Ведь она ни в чем не повинна...

– Да, – сверкнул он глазами. – Она невинна, она страдала, и причиной тому...

На мгновенье ей показалось, что в блеске глаз Джованни мелькнуло обещание мести, но взмахом ресниц он помешал ей убедиться в этом наверняка. И Тина решила, что он не может винить ее за несчастья, постигшие его мать. Что бы он ни говорил в запальчивости, в уме ему не откажешь. Он знает – даже если не признается в этом, – что всеми своими бедами обязан только себе. Но, конечно, ему ужасно больно...

– Я все понимаю, – дрожащим голосом попыталась она объяснить, – ты надеялся, что мама тебя простила, что вы сможете помириться. Я понимаю, как ты разочарован, но поверь мне, тебе лучше уехать. – И прибавила: – Если хочешь, я изредка буду тебе писать о ее самочувствии.

– Я не верю ни тебе, ни твоим благим намерениям, – мрачно процедил Джованни. – Дом матери, судя по всему, продан. Не думаю, что задорого, он неудачно стоит, но отец изо всех сил старался сделать из него дворец для нас с мамой. И теперь я хочу знать, как тебе удалось уломать ее переехать, ведь она так любила свой садик, а здесь ничего этого нет, даже цветочного ящика под окном! – И наклонился, вглядываясь в ее лицо: – До какой степени ты держишь ее под контролем, Тина?

Сердце девушки упало.

– Мы с дедушкой – с согласия твоей матери – юридически оформлены как опекуны.

– Так, уже лучше! – с презрением подхватил он. – Что, воспользовалась? Добралась до денег одинокой, беспомощной женщины, хоть их и мало, и держишь ее в этом застенке?

– Никакой это не застенок! – возмутилась Тина. – Здесь уютно! И деньги идут на лечение!

Вскочив с кресла, он грубо схватил ее, поднял на ноги.

– Чем больна моя мать?

– Разве ты не знаешь, как отозвалась на ней эта история? – как можно мягче спросила Тина.

– О да, – горько сказал он. – Отец очень подробно мне все расписал.

– А я думала, он отказался тебя видеть. – Тине вспомнилось белое лицо Леха Ковальски, его сжатый от боли рот, его гнев.

– Он послал записку моему адвокату, – сухо сказал Джованни. – Написал, что я могу не возвращаться домой, что больше не считает меня своим сыном. – Нагнувшись, Джованни поправил складку на брюках, словно важнее сейчас ничего не было. Тина знала, как он любил отца. – Никогда не смирюсь с мыслью, что он умер, думая, что хуже меня никого нет...

– Он был хороший человек, гордый – все его уважали.

– А меня – нет!

– Да, после того, как... в общем, после того дня. Джованни стукнул кулаком по столу. Чашки зазвенели, подпрыгнув.

– Господи, Тина! В этой истории пострадало слишком много ни в чем не повинных людей!

– Хорошо, что ты это понял, – еле сдерживая слезы, сказала она.

– И огромная часть вины за это – твоя.

– Как? Ты винишь меня?!

– Когда ты не захотела поверить мне, все решили, что виноват именно я. До того нескольким свидетелям казалось, что они слышали звук хлопающей дверцы, а это подтверждало мои показания. Я говорил, что вышел из машины, оставив Бет за рулем. Ты же сказала, что видела меня...

– Но я видела!

– Ты видела что-то, что растолковала неправильно, – твердо сказал Джованни. – Ты, только ты могла остановить этот ком истерии и ненависти – если б только согласилась меня послушать, если б пришла поговорить, когда меня выпустили под залог. Но ты спелась с Бет, и все стали вам поддакивать. Те, кто слышал стук дверцы, решили, что им почудилось. Нужен был лишь один человек, чтобы все стало на свои места, и этим человеком оказалась ты, Тина. Я невиновен, и, Богом клянусь, я это докажу! Да, ты во всем виновата! – почти кричал он.

Тина задохнулась от гнева. Дала себя знать смесь ирландской и горячей испанской крови ее предков.

– А ты чистенький, да? – закричала она в ответ. – Бет была слишком фригидной, я – слишком доступной, Бет должна была достать для тебя деньги, а я – не увидеть то, что видела, так?

– Примерно, – огрызнулся он. – Если б ничего этого не случилось, я бы не потерял отца, мать, дом, стипендию в Гарварде и все, что обещала мне жизнь.

– А-а-а... – вздохнула она. Это правда! Он потерял все, что имел. Все жертвы Ковальски, принесенные во имя их способного сына, пошли прахом, и вместо того, чтобы вывести родителей из нищеты, он вверг их в долги и горе.

– Вот тебе и «а-а-а», – передразнил он.

– Я знаю, тебе было тяжело...

– Тяжело?! – Он вскинул горящие адским огнем глаза. – Да меня только и держала на плаву мысль о мести!

– Мести? – в ужасе переспросила она. – Только не Бет!

– Почему ж нет?

– Ты не можешь ее обидеть! Ты не должен даже видеть ее! Она потом еле-еле пришла в себя!

– Но в итоге устроилась неплохо, верно? Миленькая картинная галерея в Бостоне и удобная квартирка на набережной Чарльзривер.

– Откуда... откуда ты знаешь?

– Навел справки. Правда, говорят, пьет много.

– Не знаю. Мы распрощались друг с другом. Бет после суда перестала со мной разговаривать. – Да, Бет и Джо были близки. Интересно, что он чувствует теперь, зная, что женщина, которую он любил, спивается? По лицу его ничего не понять. – Что ты собираешься с ней сделать? – требовательно спросила Тина.

– Ничего, пока что... Я думаю, она варится в собственном аду.

– Ты чудовище!

– Она заслуживает, чтобы ее выпороли, но мне сейчас не до этого. Главное – забрать маму. Когда она вернется?

Тина застонала. Ну ничего не доходит! Что ж, придется выразиться еще резче. Набравшись духу, она заявила:

– Если ты свалишься ей на голову, она этого не переживет, – и посмотрела ему прямо в глаза. Это ее последний шанс перед тем, как сказать ему последнюю правду. – Твоя мать так тебя ненавидит, что уничтожила все напоминания о тебе. Все до единого. Даже твои детские фотографии. Она жалеет, что выносила тебя...

– Боже!..

– Извини, – прошептала Тина. – Но я вынуждена это сказать. Я люблю Адриану и не допущу, чтобы ты убил ее своими экспериментами по сладостному воссоединению! Они не сработают! Ты разрушил ее жизнь. Никогда она тебя не простит. Никогда!

– Тина... – прохрипел он, и она заплакала. – Я все-таки должен попробовать...

– В таком случае... есть кое-что еще... – Она подняла к нему залитое слезами лицо. – Я не хотела говорить тебе этого.

– Да ты уж и так... наговорила...

– И все-таки, – мягко сказала она. – Физически твоя мать здорова, но она страдает ретроградной амнезией.

– Это еще что такое? – прищурился он с пугающим спокойствием.

– Вот почему нам нужны деньги. Для Лал, сиделки. Твоя мама забыла многое из своего прошлого, но помнит, что ты сделал что-то ужасное, и упоминание о тебе всякий раз вызывает неконтролируемую истерическую реакцию. Именно поэтому ты не можешь жить с ней в одном городе – тогда ей придется сидеть здесь, взаперти. Но это еще не все, – продолжила Тина, не глядя ему в глаза, – за ней круглые сутки нужен присмотр. Она не помнит, что и когда ела, где ее комната. Она беспомощна, Джованни, и разум ее так хрупок, что весь распорядок дня состоит из привычных ритуалов, а люди, которые живут с ней, должны понимать, любить и прощать ее за то, что за вечер помногу раз повторяются одни и те же вопросы, одни и те же истории. Ей нужны любовь и забота. Ты ей не нужен.

Несколько секунд он тупо смотрел на Тину.

Молчание между ними сгущалось. Наконец он хрипло воскликнул:

– Боже! Ты вонзаешь нож, поворачиваешь его в ране и даже не смотришь, течет ли кровь!

– Мне пришлось тебе это сказать. Ты меня вынудил! – закричала она. – Я, как могла, старалась скрыть это, потому что да, это было подобно ножу в ране, а ты и без того настрадался. Но ты уперся, убежденный, что можно топтать людей, не особенно об этом беспокоясь! Так нельзя, Джованни! На мой взгляд, сначала твоя мать, потом все остальное. – Тина замолчала. Боже, как он страдает! Почти так же, как и она сама. – Когда для меня кончится этот кошмар?

– А для меня?.. – простонал Джованни.

Она насупилась – нельзя поддаваться жалости: в конце концов, пусть свое получит!

– Адриана по крайней мере своей жизнью довольна! Дед ее обожает, они играют, смотрят телевизор. Она помогает мне на кухне, чистит овощи, учит меня готовить сицилийские блюда – те, что припоминает. Врач сказал, так работает ее мозг – что-то помнит, что-то нет.

– А он сказал, в чем причина этой амнезии?

– Ты, – не сразу, но признала Тина. Какое-то время они оба молчали.

– Ты взяла на себя тяжкий груз, – наконец проговорил Джованни, протянул руку и погладил ее по лицу. – Можно было бы сдать ее в дом престарелых.

– Никогда! – просто сказала Тина. – Я люблю ее. Нам хорошо вместе.

– Вот почему ты теперь не та хохотушка, которую я помнил.

Почувствовав сильную дрожь, Тина поджала губы, но это не помогло. Все было бы не так, не обмани он ее с Бет, не предай их большую любовь. Но этого она говорить не стала, ограничилась банальностью:

– Стареем потихоньку. Заботы, ответственность...

– Какие прогнозы? Мама когда-нибудь выздоровеет? – уже спокойно спросил Джованни.

– Врач сказал, надежда не умирает. Не знаю. На мой взгляд, в последнее время ей стало лучше. Одно ясно: нельзя ее волновать. Джо, если ты действительно ее любишь, тебе надо сделать самое трудное – уйти. Она в самом деле немного оправилась, кое-что вспоминает. Но твое внезапное появление может все погубить, особенно учитывая... учитывая...

– Что это из-за меня она потеряла разум, – тихо подхватил он. – Я последний, с кем она стала бы жить, да?

– О, Джо! Согласись, это была ошибка! Забудь об Этернити! Чем тебе плохо на Сицилии? Уезжай! – со слезами проговорила она. – Уезжай, ради Бога!

Он встал, словно подчиняясь команде.

– Я не знал. Не имел представления. Думал, поговорим, поплачем, а потом поужинаем в знак примирения.

– Теперь ты видишь, как все на самом деле?

– С чрезвычайной ясностью, – твердо проговорил Джованни. – Я пересмотрю свои планы. Не провожай меня. Я найду выход. Передавай привет деду.

Голос был немного хриплый, и Тине осталось только подивиться его самообладанию. Вздохнув с облегчением, она тут же ощутила ужасную пустоту, потому что втайне знала: жизнь без Джованни, если он и ничтожество, всегда будет пустой.

– Может, пообедаешь со мной? – щедро предложила она.

– Спасибо, нет, – слабо улыбнулся Джованни. – На мой взгляд, обед бывает с часу до четырех, а не в полдень, и это должна быть нормальная еда, не сэндвич. Обед – это трапеза.

Да, в его семье обед всегда был священнодействием, ритуалом, все собирались за столом, обменивались новостями, смеялись. Это было чудесно, не то что у нее дома, где ели всегда на ходу или перед телевизором.

Семья, грустно подумала она.

– Да, семья.

Тина вздрогнула, виновата на него посмотрела.

– Извини. Мысли вслух. Я думала...

– Да, я – тоже. Но этого не вернуть. Спасибо тебе, что присматриваешь за моей матерью, – учтиво сказал он. – Прощай, Тина. Чао.

Теперь Джованни выглядел холодным и далеким, не протянул ей руку, а только кивнул, и Тина тоже осталась сидеть. Видно было, что ему уже не нужны ни тепло, ни сочувствие. Как улитка, он забился в раковину. Как он одинок!

– Прощай, – выговорила она. – Вернешься на Сицилию?

– Нет, – коротко отозвался он. – В Калифорнию.

Озадаченно смотрела она, как он уходит. Калифорния! О, Господи! Может, это и совпадение, но... Именно в Калифорнии жили владельцы поместья Олденов.

Ее бил озноб. Она побрела к окну – вот он распахнул дверцу своей экзотической машины, вот, не оглянувшись, сел за руль, вот водрузил темные очки на свой аристократический нос. И хотя внешне он был воплощением элегантного и утонченного джентльмена, по некоторым приметам – по осанке, напряженности жестов – Тина видела, что он сдерживает страшный гнев, которому необходим выход.

Мотор взревел, и машина с присвистом скрылась, оставив за собой клубы пыли. Да, он расстроен...

Тина задумалась. В общем, он сам виноват. Действует как эгоистичный и тщеславный человек. Купил поместье Тамблинов. Мало ему! Хочет купить и руины Олденов, уничтожив их последний шанс продать гараж деда.

Это и будет его месть! Он своего не упустит, не такой человек. Ничего! Калифорния – большой штат. Он мог поехать туда по тысяче разных причин. Но Тина сердцем чуяла, что упрямец Джованни не откажется от своего плана.

Она смотрела на опустевшую улицу, уверенная, что он вернется.

Несколько дней после этого Тина чувствовала себя не в своей тарелке, пугливо выглядывала в окно перед тем, как отправиться на работу, озиралась, как беглянка или преступница, все больше злясь, что она, человек ни в чем не повинный и законопослушный, не может спокойно жить в своем собственном городе.

Деду, когда он позвонил, она ничего не сказала. Он и без того расстроился, услышав, что у гаража нет ни одного потенциального покупателя. Впрочем, оставалась надежда, что они все-таки успеют продать гараж до того, как Джованни купит соседние развалины. Надежда слабая, но Тина за нее ухватилась и принялась с удвоенной энергией тормошить агента по продаже недвижимости.

В деньгах они нуждались отчаянно. Джованни разъезжает по миру, зарабатывая с легкостью необыкновенной, а порядочные люди, дед например, бьются как рыба об лед, чтобы свести концы с концами, и могут позволить себе отпуск потому только, что выпал выигрыш в лотерею.

Гордость не позволяла Дэну Мерфи рассказать родителям Тины, как обстоят дела.

– Ни за что! – рассердился он, когда с месяц назад она робко предложила написать им об этом. – Наша задача – продать гараж, купить домик с садом и подготовить его к приезду твоих отца и матери! Они трудятся на износ в этом своем Пуэрто-Рико, и я хочу, чтобы они вернулись насовсем, – только надо, чтоб им было куда возвращаться. – Он замолчал и погладил внучку по голове. – Я слишком горд, милая, чтобы просить помощи у своего сына. Дети, которые учатся в его школе, нуждаются в помощи больше, чем мы с тобой!

Тина обняла его нежно.

– Ты прав, дедушка. Мы справимся сами.

К пятнице у нее затеплилась надежда, что Джованни решил не рисковать встречей с матерью и, может, даже отменил свою сделку по покупке дома Тамблинов. Наводить справки она не решалась. Не дай Бог, скажут, что он въезжает на следующей неделе.

Нарядившись в свое самое солнечное, ярко-желтое платье, Тина вышла из дому, привычно огляделась, не болтается ли поблизости некий блондин, и села в машину. Прожит еще один день, нажита еще одна морщинка, грустно подумала она, но тут же повеселела, вспомнив, что ей удалось уговорить Этана Бертелли, члена грозной банды «терминаторов», взять почитать несколько книг из тех, что она купила на библиотечной распродаже. Этан – шпана, ничего удивительного – с такой-то семейкой! Брат бездельник, отец тоже, мать пьет. Шансов стать хорошим человеком у Этана немного, но он, кажется, все-таки что-то понял. Может, еще выправится, размышляла Тина, напевая.

Слева показалось невысокое школьное здание. Тина припарковалась и, перебрасываясь приветствиями, бодро пошла к школе.

– Доброе утро! – весело поздоровалась она, входя в офис.

– Боже, какая ты ослепительная! – неодобрительно глянул на ярко-желтое платье новый секретарь Тины, человек суровый, застегнутый на все пуговицы.

– Сейчас лето, – сообщила она. – Правила не такие строгие. Все школьники в шортах и майках. Я не учитель, я должна быть открытой для общения. Пожалуйста, пропускай ко мне всех, ладно?

Жизнерадостно распахнула дверь к себе в кабинет, довольная тем, что он у нее есть. Она долго боролась за то, чтобы в школе было место, где можно поговорить со школьниками, место домашнее, приветливое. Теперь, оглядев свой уютный хаос, она отодвинула в сторону несколько папок на столе и занялась розами и лилиями, купленными вчера после работы.

Дверь за спиной отворилась. Она оглянулась с улыбкой, надеясь увидеть кого-то из школьников.

– Тут написано «Войдите», – лениво произнес Джованни. – Я и вошел.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Тина взяла себя в руки и спокойно взглянула в насмешливое лицо Джованни.

– Ну, раз ты в настроении подчиняться приказам, сделай одолжение, подчинись моему: выйди вон! Препираться мне недосуг.

– Вот опять – в который раз! – ты делаешь поспешные выводы! – театрально вздохнул он. Тина между тем изумленно взирала на его одеяние: серебристо-серый костюм в тоненькую розовую полоску, розовая рубашка, светло-серый галстук. Никто в мире, вырядившись так нелепо, не выглядел бы так соблазнительно! – Я поговорил с директором вашей школы. Он направил меня к тебе на консультацию.

– Мне лестно его доверие. Но сладить с тобой даже мне не под силу, – иронически подняла она бровь.

– Возможно. Во всяком случае, хотелось бы так думать, – улыбнулся Джованни. – Между прочим, хоть и забавно, что твоя дверь обклеена кошками и котами, но как-то, я бы сказал, непрофессионально...

– Напротив, это говорит о том, как я дружелюбна. Впрочем, только к тем, кто этого заслуживает, – оговорилась Тина, чтобы он чего не подумал, и, уязвленная упреком в непрофессионализме, сочла нужным пояснить: – Кошки – это потому, что мой кот умер, и, чтобы меня утешить, кто-то из детей вырезал и приклеил первую картинку. А потом это покатилось, как снежный ком.

– Бывает, – со значением, недобро кивнул он. – Снежный ком растет и растет, и люди уже не помнят, кто первый и почему начал, а ком катится, и правды за ним уже не видать...

– Тебе нужна какая-нибудь консультация? – прекрасно понимая, о чем он говорит, перебила Тина. – А то мне некогда.

– Директор хорошо о тебе отзывается, – произнес Джованни, изучая стену, сплошь закрытую фотографиями выпускников, присланными Тине из всех концов света. Снял одну, прочитал надпись, снова прикнопил. – Однако сколько поклонников!

– Я люблю детей, Джо, – вскинула она подбородок. – Дети любят меня.

– Похоже на то. У тебя хорошая репутация. У людей глаза светятся, когда они слышат твое имя, – как бы вскользь заметил он.

– Да ну? – отозвалась Тина, недоумевая, с кем и почему он вздумал упоминать ее имя.

– Представь себе. Так что я на тебя очень рассчитываю.

– В каком отношении? – заволновалась она.

– У меня несколько родственников-подростков живут в разных штатах. Кое-кто учится, кое-кто стажируется в бизнесе, – сказал он, боком усаживаясь на край стола.

– Ну и что? – втайне умирая от любопытства, принялась перебирать папки Тина.

– Я хочу помочь им вникнуть в автомобильный бизнес, начиная с самых азов. Открою еще филиалы, они станут там управляющими.

– Разводишь семейственность?

– Называй как хочешь, – пожал плечами Джованни. – На Сицилии принято держаться вместе. Каждый заинтересован в успехе других. Зачем брать человека со стороны, когда в семье есть специалист той же квалификации?

– Такой взгляд для меня – новость, – сказала она, не вполне уверенная, что по этому поводу думать. – Но, наверно, это против закона?

– Бизнес у меня семейный, вот я и вовлекаю семью. Теперь к делу. Эти родственники школьного возраста, они из бедных семей...

– Да? Значит, ты им не помог? – холодно перебила Тина.

Он пригвоздил ее взглядом.

– Не вздумай еще когда-нибудь подвергнуть сомнению мою преданность семье! И запомни: на Сицилии благотворительностью не занимаются. Там живут люди чести. – Тина удержалась от комментариев – уж больно грозно он это сказал, – но понадеялась, что глаза ее выскажутся достаточно красноречиво. – Родственникам, которые ко мне обращаются, я предлагаю работу или средства на получение образования. Удовлетворена?

– Не понимаю, зачем ты мне это рассказываешь, – нахмурилась Тина, заметив, что рассеянно листает папки, которые уже просмотрела.

– Затем, что меня интересует их благополучие. Я приехал посмотреть, в какой школе им предстоит учиться, встретиться с их психологом-консультантом.

– Здесь?! В Этернита?! – Гневный взмах руки, ваза с цветами покачнулась и упала бы, не подхвати ее Джованни.

– Ближе никакой нет. Мой дом рядом, я должен за мальчиками приглядывать, – наигранно спокойно сказал Джованни, глядя между тем в край ее декольте. – Я обещал их мамашам.

– Твой дом? – запнувшись, повторила она. Значит, он собирается здесь остаться! И Тина невольно застонала.

– Что, забилось сердечко? – пробормотал он. – Нервничаешь? Я намерен добиться всего, что задумал. На то, чтобы в должной степени разбогатеть, ушло много времени, и теперь я вихрем ворвусь в этот город. Добьюсь разрешения на гараж, на заправку, на все!

Она оказалась права!

– Так ты виделся с владельцами поместья Олденов! – У Тины оборвалось сердце, ведь разом улетучились все надежды, связанные с продажей гаража.

– Конечно! Как ты могла сомневаться!

Да, что ни говори, а члены городского управления могут и пренебречь судимостью Джованни. Это был несчастный случай, он за него уже отсидел...

– Деда знают здесь долгие годы, любят и уважают! – гордо заявила она. – Если будет городское собрание, выберут его, не тебя!

– Я уже переговорил со всеми и с каждым в отдельности. Все без исключения, услышав мою идею, сначала хмурились и трясли головами. Потом я сообщал им, что являюсь жителем города, излагал свой план, объяснял, какие преимущества открываются перед городом в результате его внедрения...

– И? – угрюмо спросила Тина.

– Некоторые из них не устояли перед моим красноречием, – скромно сказал он.

Ну, это ей знакомо, она тоже борется с искушением...

– А другие?

– других оставались сомнения. Поэтому я кое-что предложил.

– Взятку?! Не может быть! Да хоть миллион...

– Миллион и есть. Я предложил им выстроить молодежный центр. Это было встречено с огромным энтузиазмом. Уверен, точно так же его встретит собрание. А уж когда я все это пробью, дорога для моего автомобильного бизнеса будет открыта. Кстати, твой директор, услышав про центр, впал в такой раж, что послал секретаршу за шоколадным печеньем, отпраздновать. И сказал, что ты будешь в восторге, потому что учащимся будет где выпустить пар и по вечерам они будут при деле. Ты в восторге? – мило осведомился он.

– Ах ты, негодяй! – выпалила Тина. – Мерзавец! Скользкий тип!

– Поаккуратней, – предостерег он. – Не обижай мистера Щедрого Парня! Разве не твой долг заботиться о будущем молодого поколения? Дети будут поражены, узнав, что ты лишила их целого молодежного центра. Твое имя будет замарано, разве нет?

Тина зажмурилась, чтобы не заплакать. Он здесь останется! Он превратит их жизни – деда, Адрианы и ее собственную – в ад!

– Будь ты проклят!

Соскользнув со стола, на который было уселся, Джованни наклонился вперед, и Тина обнаружила, что вместе с креслом стремительно откидывается назад от толчка руки твердой и неодолимой, как несущийся с горы камень. Схватив кресло за подлокотники, он остановил его за секунду до того, как Тине пришлось бы стукнуться головой о тонкую перегородку.

Отчетливо сознавая, что оказалась в его полной власти, Тина глянула в грозное, мрачное лицо и подумала, не позвать ли на помощь.

– Даже не пытайся, – сквозь зубы процедил он. – Послушай сначала, что будет, если ты хоть в чем-то будешь мне противостоять. Или ты поступаешь, как я велю, или – если я только обнаружу, что ты ставишь мне палки в колеса в застройке поместья Олденов, – я тут же продам его своему конкуренту, и дед твой так и так разорится. Это мой способ правосудия. Моя незначительная потеря обернется крахом для вас – тебя и твоего деда. И это будет мой первый удар.

Ее дед разорится! Она заскрипела зубами.

– Так... А второй? – каким-то чудом удалось спокойно выговорить Тине. Примерно так же она реагировала, когда Глен Бертелли угрожал ей ножом, если она не перестанет вмешиваться в жизнь его брата Этана.

Что-то похожее на восхищение мелькнуло в глазах Джованни.

– Второй рассчитан на записных сплетниц Этернити. Можно порассказать кое-что о нашем с тобой прошлом. В свое время слухов ходило немало, а у людей долгая память...

– Ты не сделаешь этого! – вспыхнула Тина. Слухи ходили и после процесса, когда все жадно обсуждали страстную натуру Джованни, приукрашивая правду сплетнями. Она поежилась, вспомнив, как шушукались собиравшиеся вокруг Бет группки, обсуждая ее, Тины, предполагаемые свидания с Джованни Ковальски в школьном душе, совместные купания голышом при луне и... И побагровела, видя, как влажно приоткрыт рот Джованни, как хищно сверкают белизной его зубы, словно он думает о том же, о чем и она. – И слухи эти были – Вранье!

– И исходили они от Бет, – спокойно сказал он. – Она еще та лгунья, я надеюсь, у тебя будет случай это узнать. И еще я очень надеюсь, что самые пикантные из историй не выберутся наружу. Тебе с твоей работой это было бы ох как некстати!

– Ты же знаешь, мы не делали ничего такого! Конечно, мы были молоды, страсти кипели, но... – Она замолчала. Слишком много видений роилось перед глазами. И Джованни лениво блеснул глазами, словно припоминая все то же. Силу их чувства, властность влечения, шутки, которые обоим казались смешными. Тина тихонько застонала. От стыда.

– Так. Значит, тебе хотелось бы все забыть, – тускло сказал Джованни.

– Да! – яростно выкрикнула она. – Это был эпизод, повторить который я бы ни за что не хотела! У каждого есть что-то, чего он мог бы стыдиться. Например... – она закусила губу, – когда…

– Мы так нуждались друг в друге... – напомнил он.

Да! – хотелось повторить ей, но она лишь сглотнула горько-сладкий комок, постаралась дышать спокойней и выговорила:

– Когда тебя поощряет к экспериментам сексуальный атлет с моралью хорька!

– Пожалуй, – тихонько рассмеялся Джованни, – мне тоже надо будет многое забыть, для душевного равновесия. Однако не сомневайся, Тина. Если что, я не стану отрицать слухи. Это было бы вопреки моим целям.

– Это было бы слишком жестоко! Я всегда думала, что ты порядочно ведешь себя с женщинами!

– Сицилийская месть сложна для понимания посторонних. И я еще не закончил.

– В таком случае посвяти меня и в третью часть твоего шантажа.

Джованни поморщился, лицо его стало жестче.

– ~ Это касается моей матери. Что бы со мной ни случилось, куда бы я ни уехал, я должен с ней видеться. Ты не можешь держать ее взаперти до конца ее дней. И я выжду подходящий момент, даже если на это уйдут годы, выкраду ее и буду жить с ней, потому что если я решил, что чего-то хочу, то это окончательно и безусловно!

– Свинья! Ты убьешь ее!.. – начала Тина.

– И это произойдет из-за тебя, – прорычал Джованни. – Потому что похищение и правда крайняя мера и в твоих силах не доводить дело до этого.

– Что дальше? – потребовала она.

– Я хочу, чтобы мать любила меня, я хочу жить здесь. Ты – ключевой элемент всех моих действий. Ты умеешь разговаривать с людьми. Ты можешь внушить им объективный взгляд на вещи. Люди тебя уважают. Ценят твои суждения. Я хочу, чтобы ты употребила свои таланты на пользу мне. Я хочу, чтобы ты сделала все, чтобы убедить сограждан, что я человек приличный, достойный и преисполненный самых добрых намерений. – Джованни выпрямился, но Тина, пригвожденная его взглядом, не шевельнулась.

– Ты хочешь чуда! – презрительно сказала она. – Если ты думаешь, что я стану лгать...

– Медленно, но верно, рано или поздно я верну уважение людей. Ты будешь способствовать этому тем, что доступно только тебе, тем более что все это соответствует моему представлению о романтической справедливости.

– Что ты имеешь в виду?

Джованни рассмеялся, тихо, пугающе – так, что пробрало до костей.

– А ты в меня влюбишься!

Тина ахнула прямо в его напряженное лицо, горько рассмеявшись про себя. Она и не переставала его любить. И сейчас любит, но скрывает это и будет скрывать – ради себя самой.

Набрав в грудь воздуху и собираясь уже выразить Джованни все свое презрение, она вдруг услышала скрип двери, увидела, как сузились его глаза – он тоже распознал звук, и вот уже нагнулся и страстно ее поцеловал. Все случилось так внезапно, что она и не трепыхнулась.

– Простите! – послышался кислый голос секретаря. Дверь захлопнулась.

Тина отпихнула Джованни, но тот и сам уже отстранился, причем с весьма удовлетворенным видом.

– Ты – паршивый предатель! – крикнула она, швырнув в него какой-то детской поделкой, попавшейся под руку.

Джованни поймал ее на лету, аккуратно поставил на стол и торжественно заявил:

– Началось! Сплетни уже пошли!

Она смотрела на него в ужасе. Ее с таким тщанием выстроенная жизнь уничтожится этим злопамятным, мстительным, вредным типом, поставившим себе целью разбить ей сердце!

– Джованни, – сказала она, и это было ложью во спасение. – Я не могу влюбиться в тебя ни при каких условиях!

– Ну и не надо! – успокоил он. – Притворись, этого вполне хватит. Мы уже посеяли семена.

– То есть?

– Для начала вспомни нашу перепалку у гаража, – довольно сказал он. —Особенно про мороженое. – И улыбнулся голодной улыбкой. – Когда-нибудь я напомню тебе, что ты собиралась облить им мое обнаженное тело.

– Никогда я не говорила подобного!

– Тем не менее попробовать бы хотелось. Впрочем, можно и не с тобой.

– Не со мной – это точно! – фыркнула Тина, боясь, что Джованни учует ревность.

– Что ж, наша задача – сохранить в обществе иллюзию, что ты об этом мечтаешь, – вкрадчиво сказал он. – Когда-то мы были любовниками. Нет ничего естественней, чем снова стать ими! Люди в любом случае будут приглядываться, ожидая от нас искр и фейерверков.

– Я разочарую сплетников! Я прекращу с тобой всякие отношения!

– Не думаю. Сомневаюсь, что ты захочешь.

– Что ты имеешь в виду? – испугалась Тина. Что он про нее знает? Неужели догадался? Нет, она его ненавидит! Потому что любит и знает: только безумная позволит себе любить Джованни.

Он дотронулся до нее, не отрывая взгляда, и в этом прикосновении, в его глазах был ее приговор. Тина попыталась притвориться, как он просил.

Представилась возможность выразить свои вечно подавляемые чувства и тем самым, может быть, и освободиться от них... Ее огромные синие глаза, полные желания, распахнулись, и он усмехнулся.

– В моих силах разорить твоего деда. В моих силах уничтожить тебя несколькими способами сразу. В частности, надо оправдать недавнее объятие, или пойдут слухи, что ты часто целуешься с мужчинами, даже не отходя от письменного стола.

– Но, Джо, ты...

– Если повести себя умно, поцелуй, во время которого нас застукал твой секретарь, можно превратить в объятие между людьми, связавшими себя неким обетом.

– Я не допущу, чтобы люди думали, будто я – твоя любовница!

– Я этого и не предлагаю, – лениво протянул Джованни. – Мы должны быть выше всех подозрений. Это будет любовь чистейшей воды.

Если бы! – подумала Тина, но вслух сказала:

– С чего это вдруг? Как-то на тебя не похоже.

– Ты все еще не поняла? Наши близкие с тобой отношения сметут все барьеры. Если ты, сестра женщины, погибшей по моей вине, можешь простить меня до такой степени, что согласишься быть моей женой, почему бы им тоже не забыть о моих грехах и не относиться ко мне как к нормальному, приличному человеку?

Тина уставилась на него, окаменев.

– Твоей... женой?

– Формально. В пределах необходимого, – утешил ее Джованни.

– Да ни за что в жизни! – взвилась она.

– На людях я буду вежливым, галантным, искренне жаждущим восстановить свое имя. А ты будешь помогать мне в этом...

– Нет! Никогда!

– Но куда же ты денешься, – пожал он плечами. – Понемногу, со временем, приучишь мою мать к мысли, что я здесь, рядом, что она насчет меня ошибалась. Это по силам тебе, и только тебе, потому что она тебе верит, любит тебя, – сказал он с удивившей ее нежностью. – Понемногу ты убедишь маму, что любишь меня, что будешь несказанно счастлива, увидев нас с ней помирившимися.

– Нет, нет! – в ужасе прошептала Тина. – Я не могу ей лгать!

– Лгать? – переспросил' Джованни и принялся гладить бедро девушки, но та, поблаженствовав недолго, скинула его руку. – Вот обручимся, и мне будет позволено так делать.

– Я не могу!..

– Убеди мою мать, – внушал он. – Рассказывай ей, что мы делаем вместе, как держимся за руки, что у нас на обед...

– Джо, прошу тебя!

– Рассказывай, что нам здорово вместе, что мы весело смеемся, занимаемся делами, что ты считаешь меня самым замечательным... Что-то не так, Тина? – оборвал он себя.

Чуть не плача, она возразила:

– Ты же знаешь, это неправда! Раньше так было, но этого не вернешь...

– У тебя нет выбора. Именно в твоих интересах переубедить мою мать как можно скорее. Помолвку придется блюсти, пока мама ко мне не переедет, но потом мы можем все аннулировать и остаться – внешне – добрыми друзьями. Как тебе это?

– Кошмар, – пробормотала она и вспыхнула, когда он рассмеялся. – В результате, если я соглашаюсь, ты получаешь все. Любовь твоей матери, поместье Тамблинов, участок Олденов, уважение города. Я же не получаю ничего.

– Ты удивишься, узнав, как много получишь в итоге!

– Не думай, что я лягу с тобой в постель!

– Решать, как далеко ты зайдешь, исполняя свою роль, тебе, – серьезно сказал Джованни, но глаза его говорили: он не сомневается в том, что Тина не устоит. Да она и сама так думала – во всяком случае, она сдастся, если все время будет находиться в его компании. – Ты получишь хорошую цену за гараж – я позабочусь об этом. Вырученные деньги позволят твоему деду уйти на покой, и вы найдете жилье получше нынешнего. Ты сможешь видеться с моей матерью, которая будет предельно счастлива, обещаю тебе. Твои школьники получат молодежный центр. Неплохая сделка, учитывая альтернативу.

Шантажист! Это ж как он повернул: помоги ему, не то плохо будет... Но жизнь так и так скоро станет невыносимой.

– Не могу!

– Твой дедушка уже стар. Я разговаривал с вашими рабочими, – спокойно сказал Джованни. – Он уморит себя волнениями и непосильной работой, стараясь обеспечить вас с Адрианой, тогда как счета за лечение все растут. Он на пределе сил, Тина. Ты можешь продлить ему жизнь, если дорожишь им.

– Еще бы я им не дорожила! – прошептала она. – Не знаю, не представляю себе, как мы сможем притвориться влюбленными... – В самом деле, как притворяться, если это правда? И как избежать проявлений любви, если она только и мечтает, что о его сильных руках!

– Встань! – скомандовал Джованни, и Тина обнаружила, что уже стоит, прижатая к нему всем телом, и что он целует ее, и она не может дышать, у нее кружится голова, она пьяна от поцелуев... Внезапно Джованни резко отстранился и изучающе посмотрел на девушку.

Тина медленно открыла глаза, поняла, что ее приоткрытые губы еще жаждали поцелуя, осознала ситуацию, пришла в ужас и прижала руку ко рту:

– Я тебя ненавижу!

– Но, согласись, демонстрировать желание тебе вовсе не трудно, – безжалостно заметил Джованни. – Тина, дурачить людей на этом уровне мы можем вполне. Мы оба хотим, чтобы все скорей разрешилось. Так что давай – и постарайся рассматривать это как забаву.

– Забаву! – возмутилась она, но тут в дверь постучали. – Войдите!

Дверь медленно приоткрылась, и в щель неуверенно заглянул Этан Бертелли. Милый Этан, как вовремя! Он разрушил чары, которыми заворожил ее Джованни.

– Заходи, Этан, – защебетала Тина. – Я принесла тебе книги. Сейчас мы их вместе найдем. Тут такой хаос! Познакомься, это Джованни...

– Да, это у вас «ламборджини»! – вспыхнул Этан.. – Доброе утро, сэр!

Тина искала книги, а Этан и Джо обсуждали чудо-машину и скорость, которую Этан выжимал из своей. Джованни держался отлично, разговор шел на равных, и Этан расслабился и вел себя как нормальный парень. Да он и есть хороший парень! Этан, конечно.

– Классно устроились! – раздался вдруг грубый голос Глена Бертелли.

– Здравствуй, Глен! – приветливо сказала Тина. За плечом Глена стоял Джим Фальконер – двадцать один год, безработный, пропащий тип. – Этан сейчас...

– Я велел тебе держаться подальше от этой... перевоспитательницы! – рявкнул на брата Глен, употребив непечатное слово. Тина ахнула. И тут Глен ахнул сам, потому что его поднял за шкирку Джованни.

– Извинись перед леди, а потом вон отсюда, пока я не вытряхнул из тебя душу!

– Не надо! – вскрикнул Этан.

– Простите! – заныл Глен.

Тут попытался вмешаться Джим, но Джованни, ухватив за загривок и его, выволок обоих из офиса, и Тина только и услышала, что стук дверей, невнятные голоса и скрип шин по гравию.

Этан выскочил вон. Боже, подумала Тина, теперь он никогда сюда не придет! Отряхивая руки, вошел Джованни. Он вел себя как ни в чем не бывало, чего обычно не скажешь о других людях, что имели стычки с Гленом и Джимом.

– Кто тебя просил! – упрекнула она.

– Разве тебе не нравится, когда тебя защищают?

– Я бы и сама справилась!

– Не сомневаюсь, но не могу же я стоять и смотреть, как тебя оскорбляют!

Чувствуя себя странно польщенной, женственной, защищенной, Тина опустила глаза.

– Не можешь? – неуверенно переспросила она.

– Конечно. Как бы это выглядело, если б твой возлюбленный не встал за тебя стеной? Ты должна думать о таких вещах, Тина.

– Ах ты, свинья! – вспыхнула Тина, но, прижав ей руку ко рту, он приглушил последнее слово. Она попыталась вывернуться. Тщетно.

– Тихо! Нельзя, чтобы они поняли, что мы ссоримся. Ты благодарна мне. Я защитил твою честь, понятно? – Он ухмыльнулся. – Ты ведь не думаешь, что я сделал это из одного уважения к тебе, верно? Иначе можно было бы подумать, что я и правда влюблен, а?

– Ммм! – промычала она под его рукой.

– Отпущу, когда успокоишься! – сказал Джованни, очень довольный собой. – И когда согласишься на мои условия. Мне необходимо твое добровольное содействие. Мы ведем себя как влюбленные. Некоторые проявления страсти вполне позволительны. Но учти, ничего чрезмерного! Мне нужна приличная репутация. Таким образом, весь мир нам улыбнется, и кое-какие блестки с образа мисс Совершенство перепадут и мне. Если согласна, кивни.

Она сверкнула глазами. Джованни расхохотался, и смех его пронзил ее тело, как горячий нож масло, растапливая все по пути. При этом Джованни все наклонял ее назад, пока Тина почти не утратила равновесие.

– Откажись только, и я уговорю тебя поцелуями – сюда, – он коснулся губами шеи, – сюда, – ключицы, – сюда, – сдвинул вниз вырез, – и сюда. – Под его рукой Тина прикусила себе губу; чтобы не застонать от наслаждения. – Сюда, сюда и сюда, – все приговаривал он. – Ну, готова?

В кабинет могут войти, в полусне думала Тина. В это время дня здесь вечно кишит народ. И рот Джованни уже черт знает где, и рука...

Придется кивнуть. Нет выхода. Не то он соблазнит ее, не сходя с места. Как она его любит! И как ненавидит! Согласись, приказал ей разум. Согласись, мы потом что-нибудь придумаем!

– Тина, – низким от страсти голосом прошептал он.

Она кивнула, запаниковав, что-то отчаянно промычала. Ладонь его была теплая, ее хотелось поцеловать, но вот она уже отстранилась, и Джованни отошел в сторону, так что вся эта демонстрация страсти – не больше чем средство достижения цели.

Трясущимися руками Тина принялась приводить в порядок платье и волосы. Джованни молча, невозмутимо за ней наблюдал. Думает, все ему по плечу!

– Проводи меня до машины.

– Чего ради? – вскинулась она.

– Ради эффекта, конечно. А ты что подумала?

Она посмотрела на него изучающе. Глаза циничные, безразличное лицо. Любой другой умер бы за ее поцелуй! Только не Джованни! Ничего, она еще покажет ему...

– Хорошо. Сейчас сделаю лицо. – И сделала, обнаружив то, что скрывала внутри, – глубокое плотское желание.

– Нет, это перебор, – Джованни даже закашлялся. – Сбавь обороты.

Поощренная неприкрытым желанием, прозвучавшим в его голосе, Тина внесла поправки в выражение лица и приняла его руку:

– Мы их всех одурачим! – А я одурачу тебя, подумала она мрачно, выходя навстречу сотрудникам, на лицах которых отражалось ожидание. Он у меня получит – с лихвой!

– Значит, я потом заеду за тобой, да, милая? – нежно говорил ей Джованни. – Поедем выбирать... – спохватился, конспираторски посмотрел на нее и прошептал, но так, что услышал бы целый стадион: – ...кольцо!

Тина сделала вид, что не слышит охов и шепотков удивления, и изо всех сил сосредоточилась на том, чтобы глядеть в глаза Джованни со страстью героини какой-нибудь мыльной оперы.

– Как чудесно! – пролепетала она, сжав ему руку.

– Милая! – выдохнул Джованни и налетел на стол. – Ох! Прошу прощенья! Это от счастья!

Блеск, подумала Тина. Ослеп от счастья! Гибкий и пластичный, как кошка, Джованни сроду ни обо что не спотыкался. Высший класс актерской игры!

– Не хочет носить очки! Тщеславен, как все мужчины! – обращаясь ко всем сразу, с улыбкой произнесла Тина. Под перекрестным огнем удивленных взглядов они с Джованни преодолели все остальные препятствия в виде столов и стульев и вышли на улицу.

– Теперь попрощаемся как положено, – пробормотал он, опасно сверкнув глазами, и блестящей актерской игрой загубил все ее заготовки. Ведомая твердой рукой, она изогнула спину, как в танго из фильма тридцатых годов, и ощутила на губах страстный поцелуй, на который послушно ответствовала, пока не взыграл здравый смысл.

– Джо! Это не...

– Неприлично, я знаю, – с обезоруживающей легкостью извинился он ради, Тина поняла это, прилипших к окнам сотрудников. – Это тебе за реплику про очки. Я вообще-то планировал чинно поцеловать ручку. Не вздумай играть со мной в эти игры, Тина. Пожалеешь. Что касается поцелуя, то всем ясно как день, что ты только что сделала меня, – он облизнулся, – счастливейшим из смертных, и оправданием ему – моя средиземноморская кровь...

– Которую ты увидишь разбрызганной по всей стоянке, если сделаешь это еще раз! – сладко проговорила она, надеясь, что улыбается той самой счастливой улыбкой, которая подобает всякому только что обрученному школьному психологу-консультанту. – И еще одна вещь, милый, – хлопая ресницами, прибавила Тина. – Ты не находишь, что наша помолвка несколько... поспешна?

– Так мы же когда-то любили друг друга, разве нет?

– Нет.

Он усмехнулся на горечь этого отрицания и нежно взъерошил ей волосы.

– Понимаешь, не могу ждать!

– Дед и Адриана будут в шоке.

– Значит, ты должна найти самый лучший способ сообщить им об этом, – ответил он. – Я полагаю, это – с сияющими глазами сказать, что бешено влюбилась в лучшего парня на свете. Они тебя любят. Они обрадуются.

– Импровизируешь на ходу? – кисло откомментировала Тина.

– Приходится! Надо наверстывать. Ну, пока! Помаши ручкой и улыбнись, как ты умеешь. Вот умница!

Тина подавила вздох. Ничего, она что-нибудь придумает. Он у нее попляшет, думала она, с нежнейшей улыбкой помахивая рукой ему вслед.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Но придумать что-либо было непросто. Мало того, что офис, когда она вернулась, от возбуждения гудел, как улей. От докучных расспросов Тину спасли посетители, которые чередой шли до самого вечера, – все с проблемами, запросами, всяческими претензиями. Одинокая мать пришла жаловаться, что перестали приходить чеки из отдела соцобеспечения, школьник – сообщить, что хочет уехать из дому, школьница – что разводятся родители, как ей быть...

Самый обычный день, со всеми его тревогами и маленькими победами. Контрплан придется сочинять на ходу, устало думала Тина. И уж конечно, она совсем не обрадовалась, когда, выйдя с работы, увидела Джованни – и опять в толпе школьников.

В джинсах и зеленой рубашке, он стоял, опираясь на дверцу своей машины, и она невольно позавидовала интересу, с которым тот разговаривал с детьми. А ведь к ней, Тине, Джованни относится безо всякого уважения...

– Джо!

– Тина! – Он кинулся к ней, ослепительно улыбаясь, и, усаживая в машину, прошептал: – Я соскучился!

– Правда? Должна признаться, я – нет. Не было времени, – небрежно откликнулась она.

Он нагнулся пристегнуть ее ремнем безопасности, лицо к лицу, глаза потемнели от гнева, и прошипел:

– Без шпилек мне! – Выпрямился и как ни в чем не бывало спросил: – Готова к атаке на ювелира? Следующим этапом будет отдел белья...

– Джо! – вспыхнула Тина. Подростки, те, что поближе, навострили уши. Что будет с ее репутацией! – Поедем скорей!

– Это тебе за то, что ты по мне не скучала, – тихо сказал Джованни, хлопая за собой дверцей. – Говорил же, я играю в эти игры лучше тебя. Не искушай судьбу. – Сделав всем ручкой, он включил зажигание. – Надо, чтобы все видели, что мы дружески болтаем. – И широко ей улыбнулся.

– Какая великолепная машина! – находчиво отозвалась Тина, просияв в ответ, в то время как он маневрировал с тем расчетом, чтоб их увидело как можно больше людей. – И мотор, наверное, мощный. Полагаю, она не ползает, а летает?

– Сто восемьдесят миль в час! Наслаждение, а не автомобиль. Прелесть! Немножко капризный, непростой в управлении и потенциально опасный. Но я до мелочей знаю, как с ним ладить, когда пришпорить, когда дать волю. Здесь дело в чутье и точном расчете. И еще – в твердой руке.

Глядя, как он ведет машину, Тина думала, что таков он и с женщинами – с ней, например. За ним – уверенность, рожденная большим опытом. Слишком большая уверенность. И, тем не менее, трудно было оторвать глаза от того, как бережно, чувственно он держит руль, как небрежным, но уверенным движением переключает скорости, и понемногу атмосфера в салоне накалилась.

Так что она была, понятное дело, слегка не в себе, когда Джованни остановился у ювелирного магазина. Видя это, он помог молодой женщине выйти из машины, всячески оказывая знаки любви. Во всяком случае, иллюзия была полная, и Тина чувствовала, что притворяться перед людьми, которых она давно знает, будет трудно.

– Но зачем же здесь! Разве нельзя поехать в Бостон?

– Наша цель – рекламировать наши отношения, а не скрывать их. Ты должна быть нежной и ласковой. Слегка очумевшей. Поняла? Решение, видишь ли, пришло к нам внезапно, и мы еще от него не опомнились.

– Очень красноречиво, – мрачно пробормотала она, и Джованни с энтузиазмом повел ее в магазин.

На звон дверного колокольчика, улыбаясь, вышла медовая блондинка с высокой прической.

– Тина! – с восторгом воскликнула она.

Исхитрившись улыбнуться в ответ, Тина удивилась тому, что видит за стойкой Мэрион Кент вместо ее родителей.

– Мэрион! – начала она и запнулась, заметив, что хозяйка переменилась в лице. Она смотрела на Джо.

– Здравствуй, Мэрион, – сказал Джованни, протягивая руку. – Ты меня помнишь? Я Джо Ковальски. Как поживаешь?

– Я... – Мэрион в недоумении перевела взгляд на Тину.

– Все в порядке, – мягко продолжил Джованни, обнимая Тину за талию. – Прошлое сгинуло и забыто. Мы с Тиной обо всем переговорили, да, милая?

Он нежно прижал ее к себе, и она с застывшей улыбкой произнесла:

– Да, Мэрион. То, что Джо вернулся, было довольно неожиданно. Я была так же удивлена, как ты сейчас, – откровенно призналась она. – Так что будем осваиваться понемногу, ладно?

– Д-да, – в полном смятении отозвалась та, и Тине стало неловко, что она подвергла приятельницу такому испытанию. Мэрион и Джефф, тогда только что поженившиеся, были среди тех, кто сочувствовал ей во время процесса, не оставляя ее вниманием, поддержкой и утешением.

– А где детки? – спросила Тина, переходя к теме, которая наверняка сгладит тревогу в глазах Мэрион.

И правда, та тут же улыбнулась:

– С дедушкой и бабушкой. Пусть немного поиграют в хоккей.

– У тебя дети? – включился в разговор Джованни. – Сколько? Девочки? Мальчики? – Несмотря на его показной энтузиазм, Тина почувствовала напряжение – он не забыл своих собственных, развеянных в прах надежд.

– Близнецы! – гордо сказала Мэрион и не только сообщила сгорающему от любопытства Джованни все относящиеся к делу подробности, но и показала фотографии трехмесячных малышей.

Тина с беспокойством наблюдала, как дружелюбно они болтают, как доверительна обычно сдержанная Мэрион, с каким знанием дела обсуждаются одноразовые подгузники, детские хвори и различия в подходах к воспитанию.

Ну хоть плачь! Вот уже и Мэрион поддалась его шарму, обезоруживающей улыбке и интересу к детям, которых она так долго ждала. Мистер Прекрасный Парень! Ничего, рано или поздно Тине придется разбить этот образ – при этом надо еще будет ухитриться не нанести урон собственной репутации.

– В воскресенье приходите оба к нам на обед. Посмотрите на малышей, – к ужасу Тины, сказала Мэрион.

– С удовольствием! – воскликнул Джованни. – Спасибо!

– Ты... ты приехал повидаться с матерью, Джованни? – мягко спросила Мэрион.

– Да, – сказал он, любовно глянув на насторожившуюся Тину, и как бы невзначай приобнял ее за плечи. – И... Черт возьми, Тина, я не могу молчать! Не то я лопну! Это, знаешь ли, Мэрион, секрет. Только тебе скажу: я вернулся в Этернити ради Тины! Вот почему мы здесь! Мы... – Тина в изумлении смотрела на его все более восторженную ухмылку. – Мы собираемся пожениться!

– Как чудесно! – вскричала Мэрион, бросаясь обнимать Тину. – После всего, что случилось... Сердце радуется, что между вами все хорошо. Тина так сильно тебя любила! – Ну вот! Опять она попала в ловушку! Снова придется выкручиваться! – Но как-то это все... неожиданно?..

– Неожиданно? Разве у нас нет почты и телеграфа? – спросил Джованни. Мэрион кивнула, бросив понимающий взгляд на Тину, которая знала, что любовь Мэрион тоже начиналась издалека. – Она молчала об этом, потому что... ну, понятно, положение деликатное! – пояснил Джованни. – Мы ищем кольцо. Самое лучшее!

– Я в восторге! Когда свадьба?

– Скоро, – сказал Джованни.

– Не скоро, – одновременно с ним произнесла Тина. Наступило неловкое молчание. – Он не имеет представления, сколько всего надо сделать.

– Как?! У меня есть руководство! – с энтузиазмом почти вскричал Джованни, вытаскивая из кармана книжку в розовой бумажной обложке.

Тина в изумлении уставилась на нее. «Шаг за шагом к семейному счастью. Руководство для новобрачных».

– Я взял буклет в компании «Свадьбы, Инкорпорейтед», и мне там посоветовали также и эту книжку, – объяснял он, и Тине пришлось напрячь лицевые мускулы, чтобы не перестать улыбаться. Все, теперь новость разлетится повсюду! Уже не остановишь! – «Свадьбы, Инкорпорейтед» без труда все организует! – заходился Джованни. – И в книге все сказано – и про официантов, и про списки гостей, и про меню. Смотри, милая. Я, кстати, уже был у Мануэля, он в курсе. И блокнот купил записывать подарки – так здесь рекомендуется. Но, думаю, мы внесем данные в компьютер. Тебе некогда, я все сделаю сам.

– Похоже, ты хорошо поработал, – еле выговорила Тина.

– Не беспокойся, дорогая! – нежно проворковал он. – Я сделаю все, что надо!

Именно это и внушало ужас. Коротко кивнув, она отвернулась, притворившись, что разглядывает браслеты.

– В жизни не видела человека, который так радовался бы собственной свадьбе! – подивилась Мэрион. – Посмотри, Тина. Нравится?

И, сияя от счастья за них, она протянула коробочку с самым дорогим из имеющихся в магазине, самым красивым кольцом, а Джованни трепетно надел его Тине на палец.

Тина завороженно уставилась на огромный, окруженный сапфирами бриллиант и не удержалась:

– Какое красивое!

– Бриллиант означает вечность, а сапфиры подходят к твоим глазам, – тихо сказал Джованни, и она потеряла дар речи под его долгим, значительным взглядом.

– О, Джо! – наконец прошептала она, безмолвно моля его избавить ее от этой муки.

– Тина! – выдохнул он, будто бы задыхаясь от чувств.

Она опустила мокрые от слез ресницы, раздавленная невыносимой жестокостью происходящего, а Джованни поцеловал один глаз, потом другой, и поцелуй, видно, был на вкус соленый, потому что он вдруг ободряюще сжал ей руку.

Зная, что Мэрион на них смотрит, Тина стала разглядывать кольцо. Палец скользнул по гладким, блестящим граням бриллианта, прошелся по платиновым листикам и цветам, в середине которых сидели сапфиры. Королевское кольцо. И все это – ложь. Еще сильнее захотелось заплакать.

Одолеваемая этими чувствами, Тина только и сумела, что хрипло сказать:

– Я не могу.

– Не беспокойся о цене, дорогая. Кольцо – чудо! Мне все равно, какова его цена. – И прибавил: – Оно того стоит, поверь.

Стоит ее унижения! Стоит поставленных Джованни целей! Мэрион извинилась и ушла за дверь ответить на телефонный звонок. Тина подняла голову и храбро начала:

– Но...

Джованни твердо приложил ей палец к губам:

– Никаких «но». Я хочу дать тебе то, что ты заслуживаешь. Я мечтал об этом, – и, притянув к себе, обнял ее. – Мечтал долгие годы... – Он помолчал. Она искоса на него взглянула. Глаза Джованни блестели так, будто он чувствовал то же, что и она, Тина. Может быть, в них сквозила печаль по утраченной ими когда-то чистоте. Губы ее задрожали. Он снова, словно дивясь себе, потрогал их. – Я никогда не переставал любить тебя. Никогда. – Наступило молчание. И, глядя в глаза, Тина поверила ему. Помоги ей Господь, поверила. – Тина!

– Нет! – шепотом выкрикнула она. Ей нужно уйти. Убежать и не останавливаться никогда. Кажется, что она брошена в глубокий колодец, и чувства ее путаются, рвутся на грани крика, смеха и слез...

– Милая! – прошептал Джованни и поцеловал ее так мягко, бережно и нежно, что оттолкнуть его было немыслимо. Ее сердце, ее чувства устремились навстречу. Печаль, пустые надежды, сомнительность происходящего. Вся ее любовь.

– О, Джо! – беспомощно вымолвила она, положила руки ему на плечи и ответила на поцелуй.

В тесном объятии нельзя было не почувствовать мощи его желания. У него явственно перехватило дух. Инстинкт подсказывал, что следует его оттолкнуть, не то будет поздно, но Джованни в который раз удивил Тину, бережно ее отстранив. А, это он дает ей понять: у него нет намерения поддаваться ее чарам.

– Вот это было «спасибо»! – покачал он головой.

– Да? – прошептала Тина, не понимая, кто там жарко и прерывисто дышит – Джо или она. А может быть, они оба?..

– Оно заслуживает соответствующего приема – попозже, когда мы будем одни.

Тина, вскинув в тревоге глаза, обнаружила, что он смотрит на нее как-то странно. Нет, одни они не останутся, ни за что на свете! Чем больше вокруг народу, тем лучше. Она окружит себя людьми и погубит его планы прибавить ее имя к списку своих побед.

Но в сердце гнездилось совсем другое желание. Остаться наедине с Джованни! Нежиться в его руках, целовать его до опьянения! Сердце – внутренний враг.

Вконец сбитая с толку, она отошла к окну, сделав вид, что снова рассматривает кольцо, а на деле пытаясь разобраться в себе. Все перемешалось – желание, гнев, страх. О, Господи, взмолилась Тина. Неизвестно, что хуже – продолжать маскарад или признаться в том, что она наслаждается этими насильственными объятиями!

Между тем вернулась Мэрион, и Джо снова распелся:

– Но смотри, Мэрион, – это секрет! Нам нужно еще два дня, прежде чем о новости узнают все! – говорил он конспиративно, и Тина про себя улыбнулась. Если Джованни надеется, что Мэрион пренебрежет его просьбой и примется судачить о предстоящей свадьбе, то он ошибся адресом. Впрочем, неизвестно, скольким еще он сообщил эту страшную тайну, мелькая тут и там и покупая книжки по свадебному этикету! – Сегодня мы позвоним Дэну.

Тина прикрыла глаза. Камешек брошен, круги расходятся по воде, и она угодила в самый водоворот. Деда надо будет как-то убедить, что это всерьез, но обмануть его ей не удастся – он видит внучку насквозь.

– А как насчет?.. – Тактичная Мэрион покраснела.

– Да, мама Джо, – поняла Тина. – Мы ей скажем об этом очень осторожно. Двух потрясений подряд она не вынесет. – Тина повертела кольцо на пальце. С ним было как-то еще... непривычно. – Сначала сообщим, что Джо вернулся, а потом, погодя, – что обручились.

– Понимаю, – Мэрион взяла руки Тины в свои. – Я так за тебя счастлива! Ты все время жила ради других. Пора устраивать и свою жизнь. – Она оглянулась на Джованни. – Тина – замечательный человек. Ты, наверно, особенный, раз она тебя полюбила. Она заслуживает только самого лучшего.

Улыбка на губах Джованни сделалась несколько напряженной. Он сверкнул глазами и выжидающе поднял бровь.

– Он и есть... лучший, – покорно произнесла Тина.

Был когда-то, мелькнуло в ее голове. Что-то ужасное испортило ему кровь. Приехав с родителями с Сицилии, он был полон жизненных сил и яростного чувства чести и справедливости. Кто бы подумал, что он так дурно воспользуется своими талантами!

Может, увидев дом Бет, Джованни стал завистливым и сверх всякой меры честолюбивым? Может, поэтому, как рассказывала ей Бет, он отчаянно пытался убедить ее семью вложить в него деньги, добавив к стипендии, которую он выиграл? Как раз этих денег и недоставало, чтобы оплатить обучение в Гарварде. Отсюда и ссора с Бет, когда она отказалась просить за него, отсюда и синяки на ее костлявых плечах, которые Бет показывала всем и каждому, чтобы доказать, какой хам этот Джованни. Теперь Тина знала, что так оно все и было. Он и впрямь человек жестокий, безжалостный, не принимающий во внимание риск и чужую боль.

Но на этот раз он встретил достойного соперника. Если от Тины зависит хоть что-нибудь, ему своего не добиться!

Поджав губы, она смотрела, как Джованни выписывает чек, как и гордо, и робко принимает поздравления Мэрион. Скромняга! Прямо-таки идеальный парень, которого не стыдно привести в дом.

Вот так оно теперь и покатится, подумала она. Он будет очаровывать всех встречных-поперечных, быстренько выясняя, что у них главного в жизни, и выказывая к этому живой интерес, и понемногу разрушит все стоящие перед ним препоны, потому что она, женщина, которой он так навредил в жизни, «любит» его. И сделать с этим решительно ничего нельзя. А потом, когда они расстанутся, он женится на другой...

От этой мысли Тина впилась ногтями себе в ладонь. Кольцо сверкнуло ей в глаза солнечным бликом. Тина нахмурилась в ответ. Нельзя так играть с любовью. Это бессовестно.

– Ну, пошли? – обнял ее Джованни за плечи. Тину передернуло, но она постаралась это скрыть.

– Пока, Мэрион! Привет Джеффу и деткам. Джованни властно вел ее к машине. Кольцо жгло ей руку. Всю дорогу до школы они молчали. Там Тина должна была пересесть в свою машину.

– Я заеду за тобой в семь. Поедем ужинать. Чтобы к этому времени твой дед был в курсе, – приказал Джованни.

– Спасибо, у меня есть чем перекусить, – капризно ответила она. – Не обязательно кормить меня только потому, что...

– К сожалению, обязательно, – без всякого великодушия перебил он. – Мы с тобой «втайне» обручены. Я хочу, чтобы об этом знал весь город. Что бы ты сделала, если б мы обручились всерьез?

Плясала бы и вопила от счастья, неожиданно для себя подумала Тина, но вслух съязвила:

– Объявила бы себя сумасшедшей.

– Есть еще варианты? – невозмутимо справился Джованни.

– Нашла бы хорошего психоаналитика.

– Ничего подобного! Пошла бы ужинать со своим любимым. Так мы и поступим. И если не хочешь, чтобы у деда были неприятности, то снова сыграешь роль счастливой невесты. Найдешь что надеть, соответствующее такому праздничному поводу?

– Черное? – предложила она.

– В обычном случае я бы сказал – да. Но мне нужно, чтобы мы бросались в глаза. Я заказал столик в центре зала. Есть что-нибудь, от чего все ахнут?

Тина опустила глаза, вспомнив о своем ярко-алом платье доступной женщины. Она купила его на распродаже, соблазнившись порочностью, и ни разу не посмела его надеть.

Хочет, чтобы все ахнули? Все и ахнут!

– Пожалуй, найду что-то вроде, – скромно сказала она и изобразила невинную улыбку.

Тина глубоко вздохнула. Она уже выспросила деда, как он, как Адриана, как погода, как путешествие. Теперь пора приступать к главному.

– Дедушка, у меня для тебя сюрприз. Не хотелось говорить об этом по телефону, но нужно, чтобы ты это услышал именно от меня.

– Ты не заболела, Тина? – забеспокоился он.

– Нет-нет! – вскричала она, чувствуя глубокую ненависть к Джованни. Никогда в жизни она никого не обманывала! – Я... я, дедушка, обручилась...

– Что? Обручилась? С кем? – всполошился он. – Да ты даже ни с кем не встречалась, когда мы уехали!

– Я знаю, – сказала она, теребя пояс банного халата. Не станет она говорить деду, что это Джованни. Не дай Бог, бросит все и приедет до того, как она успеет разделаться с «женихом».

Тина закусила губу. Зеленые цифры на часах подсказывали, что этот разговор следовало начать еще час назад. Через двадцать пять минут приедет Джованни, а она еще полуголая. И полунакрашенная. Неизвестно, что важней, потому что к такому платью полагается основательный макияж.

– Не хотела говорить тебе по телефону, – похоронным тоном сказала она, – лучше бы, конечно, по-человечески, но так случилось, у меня уже есть кольцо – кольцо, кстати, умопомрачительное. И Мэрион все знает, и наверно, другие заметят тоже, потому что мне не хочется его снимать, – прибавила она правдиво, – и меньше всего мне хочется, чтобы ты узнал это не от меня. Так что вот, я тебе сказала.

– Но, голубка моя, кто же завоевал так вдруг твое сердце? Ты его любишь? Понастоящему? До смерти?

Она помедлила секунду и решила, что тут уж можно сказать то, что чувствуешь в самом деле.

– Да! Люблю! Безумно, страстно, до неприличия! Не знаю, почему, это как бы против моей воли, но он не выходит у меня из головы, и когда я вижу его, меня так заносит от чувств, что даже страшно, потому что скажи он мне прыгнуть с ним со скалы – прыгну с радостью!

– С ума сошла! – ласково изумился дед. – Но кто же?.. – Тут он отстранил трубку, и Тина слабо услышала возбужденный голос Адрианы. – Что?.. Да... Черт, Тина! Позвони мне попозже! Мне надо идти, Лал сейчас нет, а Адриана упала. Пока, девочка моя! Позвони обязательно!

Трубка умолкла. Тина тупо смотрела на нее, все еще пораженная тем, как сама описала свои чувства к Джованни. Слова так и лились! Но это ведь для того только, чтобы дед не подумал, что она приняла необдуманное решение, верно?

Как он сказал – «С ума сошла»? Ох, да вот же он, выход! Как же она раньше не поняла! Дед наверняка решил, что она спятила, – пусть и остальные думают так же... Ну, не вполне спятила, но – почти. Раз Джованни хочет, чтобы на него пал отблеск ее безупречной репутации, значит, все, что ей надо сделать, – это... Тина ухмыльнулась. Вот ключ к успеху! Ключи ведь могут и открывать, и закрывать!

Успех плана Джованни зиждется на ее репутации, на ее известных всем здравом смысле, опыте, добропорядочности. Следовательно, если она начнет вести себя странно, непривычно, нехарактерно, всякий решит, что у нее поехала крыша. Платье – повод номер один для таких выводов. Все, что она делает отныне, должно быть слегка не в масть...

Конечно, грубя таким образом, план Джованни, можно запросто погубить и свою репутацию. Впрочем... Потом, когда он уедет, она сошлется на стресс, на усталость, на потрясение. Скрестим пальцы и будем надеяться, что за прошлые заслуги и старательную работу ей простят все, что бы она ни выкинула.

Если повезет, обручение с Джованни тоже будет воспринято как одно из ее безумств. Может быть, люди поймут все правильно, как есть: Джованни – манипулятор, использовавший ее, чтобы восстановить свое имя.

Нет, она не позволит себя использовать! Черт возьми, не у него одного есть воля!

Цифры на часах тревожно мигнули. Быстро! Лицо. Волосы. Платье. Вихрем пронесясь по спальне, через двадцать минут Тина была готова – и сама не своя от того, какую личину на себя надела.

Вертихвостка! Ну, подумала она виновато, косясь на себя в зеркало, по крайней мере все ахнут – уж это наверняка.

Блестящая черная масса волос подобрана высоко на затылке, но несколько непослушных прядей оставлены на свободе. Очень сексуально. Оттого, что волосы зачесаны вверх, челка спустилась ниже, и ярко-синие глаза с тщательно наложенными тенями кажутся просто огромными. Специально подобранный тон скрыл все миленькие веснушки, лицо теперь покрыто ровным загаром. Вообще не лицо, а сплошные глаза и рот, усмехнулась Тина, прибавила губам чуточку блеска и погримасничала немного, смеясь над собой.

Сделав полуоборот, проверила, как сидит юбка. Вырез на спине такой глубокий! И вообще верх обнажен по максимуму, хмыкнула она, покачивая гигантскими серьгами. Наглое алое платье из категории «вывернись наизнанку, чтобы заполучить его» – глубокий вырез, тесный лиф, многослойная оборчатая юбка из восхитительно шуршащей тафты и спина, обнаженная ниже талии. Единственный способ выжить в этом наряде – это вести себя соответствующим образом, вызывающе.

Раздался звонок в дверь. Тина схватила сумочку, закрыв глаза, взмолилась: Господи, дай мне сил выпутаться из этого! – и сбежала по лестнице.

Глубоко вздохнула. Провела рукой по прическе – непокорные прядки там, где нужно. Собралась с силами. Открыла дверь.

– Привет! Я уже готова! Ты удивлен? – И, даже не взглянув на Джованни, широким шагом прошла мимо него. – Поехали! Я умираю с голоду!

Поглядела через плечо и несколько потеряла самообладание – отчасти потому, что сам Джованни выглядел упоительно, и сердце ее заколотилось, отчасти же потому, что он, казалось, был невероятно доволен тем, как выглядела сама Тина.

Даже на расстоянии в дюжину шагов было слышно, как он тяжело дышит, видно, как вздымалась под черным смокингом его грудь. Он провел языком по губам и послал Тине тяжелый от страсти взгляд, отчего ее губы сами собой раскрылись.

– Что-то не так? Ты же сам сказал, чтобы все ахнули!

– Сказал-сказал, – дернул Джованни уголком рта, по-прежнему не сходя с места, и продолжил неторопливо изучать ее с головы до пят. Взгляд этот ласкал, как нежное прикосновение, и длился так долго, что Тина почувствовала, как становится красной в тон платью. – Ты сообщила деду, что мы обручились? – вскользь спросил он.

– Сообщила.

– И что?

– Он думает, что я спятила!

И, наверное, прав, размышляла Тина, чувствуя, что словно парит в воздухе. Сама не своя, пьяная от возбуждения и странной, победной радости, и все потому, что Джованни находит ее такой желанной. Только глаза его блестят по-охотничьи жестоковато. Наконец, ни слова не говоря, Джованни взял ее за локоть и усадил в машину.

Ни единого слова! Ни комплимента или всплеска гнева по поводу того, что она вырядилась, как не позволит себе ни одна приличная женщина. Напряжение в тесном пространстве салона становилось физически ощутимым; воздух сгустился, нагретый жаром их тел, магнетическими посылами, которые они отправляли друг другу.

– Это платье ты носишь в последний раз, – спокойно, но непререкаемо произнес он. – Это не тот образ, с которым ты должна ассоциироваться.

Отлично! Он, кажется, недоволен!

– Ты бы предпочел маленькую мисс Совершенство в скромненьком платье? А я выбрала – соблазн!

– Спасибо, что сообщила, – фыркнул он, въезжая на стоянку у ресторана и останавливаясь под кустом цветущего кизила. – А то я не догадался! Вся твоя игра как на ладони.

Невозмутимо, небрежно положил руку ей на колено и, грубо лаская, забрался глубоко под юбку.

– Джо! – ахнула Тина, удерживая его за запястье. – Перестань! Какая игра? О чем ты?

– Такая, называется «Кто главнее?», – прорычал он.

В панике она попробовала оторвать его руку палец за пальцем. Не удалось. Хватка была железная, и пальцы неумолимо подбирались к оборочкам красных атласных трусиков. Она попробовала отстегнуть ремень безопасности и выскочить из машины, но проиграла.

– Не понимаю, о чем ты! Не дури, – трясущимися губами выговорила она. – Какой тебе толк в том, что я разозлюсь? Я нужна тебе...

– А я нужен тебе, – пугающе тихо напомнил он.

– Отпусти! Ради Бога, Джо!

– Я хочу, чтобы ты меня выслушала, – твердо сказал Джованни. – Наш договор действует по определенным правилам. Я намерен добиться того, чтобы ты их соблюдала. Твердо уясни себе, кто у кого под каблуком. Не надейся, что, используя тело, сможешь обвести меня вокруг пальца. Эта игра не для меня! Я ради поцелуя никогда не пресмыкался и впредь не буду! Я скорей плюну и уйду прочь!

– Да не использую я никакое тело! – вскричала она.

Джованни скривил рот в гримасе крайнего возмущения.

– Начисто лишена всякого представления, где ложь, а где правда, да? Начнем с того, что сегодня после работы ты ясно и во всеуслышание дала понять, что весь день обо мне не думала и что, следовательно, вся инициатива исходит от меня!

– Но мне некогда было о тебе думать!

– Влюбленные, как правило, думают друг о друге. Окружающие должны считать, что так оно и есть между нами, даже если это неправда. А сейчас ты обрядилась в это платье, выставляя себя напоказ, чтобы я завелся и весь ресторан видел, что я не могу оторвать от тебя глаз!

– Платье совсем не для того, чтобы ты «завелся», – оскорбилась Тина. – Платье – для роли. – А про себя подумала: чтобы все решили, что я ненормальная. – Надо было надеть старый кардиган, джинсы и кроссовки, как я и собиралась. Господи, как мне осточертело, что ты меня дергаешь и шпыняешь!

– Не думаю, что больше, чем мне десять лет назад, когда я был отдан на милость двух мстительных сучек! – огрызнулся он, убирая наконец руку. – Теперь мы поменялись ролями. Ты в моих руках, и если мне вздумается дернуть за ниточку, чтобы ты поплясала, так оно и будет!

– Понятно. Тебе нужно, чтобы я валялась в ногах, осыпала розами тебе путь...

– Вздор! Это было бы гнусно. Я всего лишь хочу, чтобы ты вела себя так, будто мы влюблены. Будто наши отношения основаны на равенстве. Будто ты любишь меня так же, как люблю тебя я. Будто мы дороги друг другу. Будто нам и в голову не может прийти друг друга ранить. Нужно, чтобы все думали, что нам хорошо вместе, что мы друзья. Что отношения у нас добрые, нежные, уважительные. Доходит? – На щеках Джованни горели два алых пятна.

Тина сидела молчаливая, несчастная. Он точно описал сейчас то, о чем она всем сердцем мечтает, но в жизни это будет не мечта, а притворство.

– Я тебя ненавижу! Я презираю тебя за то, что ты со мной вытворяешь! – Голос ее сорвался. – Только последний негодяй так обращается с женщиной!

– Только последняя дрянь этого заслуживает, – парировал он. – И усвой: если хочешь, чтобы я прилично обращался с тобой наедине, ты должна вести себя на людях как леди!

Угроза прозвучала очень серьезно. Теперь она знает, кто босс.

– Если ты сделаешь мне больно... – предупредила Тина.

– Есть способы получше, чем демонстрация грубой силы. Думаю, ты и сама забавлялась, когда дразнила меня в ювелирном, зная, что я не могу ответить, потому что Мэрион рядом.

– Что?! – изумилась она.

– Ты включилась, как неоновая вывеска, объявляющая, что товар выставлен на продажу. И приготовилась выключиться, когда до меня, к счастью, дошло, что ты затеяла. Полагаю, раз ты меня провоцировала, значит, надеялась, что будет какой-то результат. Что ж, – он помолчал. – Результат у тебя был, и как-нибудь, когда сочту нужным, я заставлю тебя закончить твое представление.

– Никакое это было не... – оскорбилась Тина, но смолкла, вспомнив, что не может сказать ему правды. Правда ведь состояла в том, что тогда, в магазине, она в самом деле потеряла в его объятиях всякое представление о реальности. Сейчас ей только и остается согласиться – да, это она сознательно завела Джованни. Но тогда она будет выглядеть... динамисткой, а что может быть омерзительней! – Я считала, что так и поступают невесты... влюбленные, – прошептала она.

– Выметайся отсюда! – рявкнул Джованни. – И не забудь улыбнуться!

– Я не могу.

– А ты постарайся. – Он включил музыку, ритмичную попсу. – Может, это тебя оживит? Сделай счастливое лицо. Это важно. И помни: там будут люди, которые меня знают, может быть, даже помнят старые времена. Приготовься выдержать неприятные взгляды.

– Я понимаю, – угрюмо сказала Тина и потянулась открыть дверцу. – К этому я готова.

– Нет! Рано! – рявкнул он. – Соберись!

– Столик займут.

– Не займут.

– Я знаю, тут ребята из нашей школы работают. Здесь все впритык, кто не успел, тот опоздал...

– Не волнуйся. Тут знают, кто я такой, – твердо сказал Джованни. – Знают, какой бизнес я затеваю, знают, что я буду назначать тут деловые встречи. Им и в голову не придет меня проигнорировать. Это власть, Тина. Все они у меня в кулаке, и я свой кулак не разожму.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Власть, подумала она. Это когда все пляшут под твою дудку. Власть меняет людей. Обычно Тина презирала тех, кто вертит другими. А сейчас – как бы ей хотелось хоть чуточку власти! Однако в ее распоряжении только план, согласно которому следует вести себя так, будто у нее слегка поехала крыша. Значит, надо приложить все старания, чтобы этот план удался. Как славно будет переиграть Джованни на его собственном поле! И Тина улыбнулась:

– Я готова!

– Да, в этом тебе не откажешь, – цинично признал он. – Включаешься по запросу.

Но и сам включился с ходу. Они чудно сыграли свою роль и вошли в ресторан, держась за руки, глядя друг другу в глаза и даже не моргнув на «охи» и «ахи», раздавшиеся из разных углов, когда их узнали. Через весь переполненный зал – а, к неодобрению Джованни, население Этернита, подобно всему Массачусетсу, предпочитало ужинать рано – Джованни гордо препроводил ее к месту. Тина тяжело опиралась на его руку – ноги плохо держали.

Их столик был на террасе, с видом на реку. Стоял летний, бархатный вечер. Они уселись и улыбнулись друг другу. Официант, склонившись, ждал, когда они наконец разомкнут руки и просмотрят меню, а потом Тина, забавляясь, наблюдала, как уверенно ведет себя Джованни, не позволяя официанту себя торопить.

Он заказал шампанское и, когда вино принесли и разлили, коснулся своим бокалом ее бокала.

– Я должен рассказать тебе о своем прошлом.

Тина жадно сверкнула глазами. Он никогда раньше не рассказывал, как их семья жила до того, как переехать в Этернита, сколько бы она его ни расспрашивала. «Нелегко», и все тут.

– Должен?

– Это тебе понадобится, когда будешь, захлебываясь, повествовать деду, кто твой избранник.

Она опустила ресницы и принялась ковырять вилкой в салате. Ох и непросто будет рассказать это деду! Так же, как Адриане. Впрочем, сейчас не время думать об этом. У нее есть план, надо разыграть представление. Слава Богу, поблизости нет Линкольна, хозяина ресторана, а то потом сгоришь со стыда, глядя ему в глаза.

– Ну, рассказывай, а я буду есть. Как это называется? Очень вкусно!

– Granzeola, moleche е cape sante in saor, – пропел он.

– Ax, Джо, – защебетала она, чувствуя, что рядом стоит официант. – Только ты один можешь так сексуально произнести простое: «Крабы и креветки под соусом»! Ну, рассказывай про Сицилию!

Судя по виду, Джованни с трудом удерживался от смеха. Тина расхохоталась. Он тоже.

– Послушай, нам тяжко дались последние дни. Почему бы сегодня не расслабиться? – Обезоруженная его добродушием, Тина кивнула. – Сицилия... – начал он с восхитительным итальянским акцентом. В этом слове слышалось столько любви и преданности... Полюбив женщину, он будет относиться к ней так же. Лелеять, как принцессу. Тина торопливо потянулась к бокалу – убрать ком в горле и слегка подбодриться. – ...Сицилия каменистая, пустынная и прекрасная, – любовно продолжил он. – Люди там подозрительны. Жизнь каждого подчиняется кодексу фамильной чести. У отца в Палермо была небольшая мастерская по ремонту автомобилей, несколько десятков людей, которые все жили в одном доме. У нас с двоюродным братом были одни башмаки на двоих. В таких условиях, знаешь ли, очень сближаешься.

Вот оно, окошко в мир, из которого вышел Джованни со всей его подозрительностью и страстями.

– Представляю, – кивнула Тина.

– Сомневаюсь, что представляешь, – сухо сказал он. – Это совсем другой мир. Дети в Палермо взрослеют быстро. К двенадцати годам я был уже неплохим механиком и работал в отцовской мастерской.

– А школа?

– Никакой школы. Надо было выжить. Это означало, что все должны зарабатывать деньги. Я занимался поздними вечерами, выполнив дневную норму и отстояв с ведрами очередь к колонке за водой.

– Нелегкая жизнь, – покачала головой Тина. Именно такая жизнь вылепила крепкого, целеустремленного парня, и теперь ясно, откуда его амбиции и желание во что бы то ни стало подняться по социальной лестнице, подальше от бедности.

– Это была хорошая выучка. Вот почему я не боялся никакой работы, когда мы переехали в Штаты и я, к ужасу своему, обнаружил, что придется сидеть за партой с ребятами моложе меня или сделать рывок и догнать ровесников.

– Ты вечно сидел в библиотеке, – вспомнила Тина.

– Дома заниматься было негде, – бесстрастно подтвердил он. – Без воли к победе такие трудности не побороть.

– Я даже не догадывалась, как трудно тебе пришлось, – с сочувствием произнесла Тина.

Джованни взял ее руку, поцеловал – каждый пальчик в отдельности, потом ладонь. У Тины упало сердце.

– Нельзя показывать людям, что ты честолюбив, – произнес он со слабой улыбкой, целуя ей подушечку у основания большого пальца. – Это их, знаешь ли, пугает. Я был голодней, чем кто-либо мог себе вообразить.

– Хотел богатства?

– Власти. Признания, – он поднял на Тину холодные глаза. – Знаний.

Чувствуя неловкость, Тина опустила ресницы.

– Гарвард, – пробормотала она. Он пахал как проклятый, работал на трех работах, чтобы покупать книги и одежду, не висеть камнем на шее у родителей.

– Это была моя мечта, – кивнул он. – Когда мы узнали, что меня примут и, что я выиграл стипендию от «Ротари» \Американский клуб деловых людей \, мы с родителями съездили в Гарвард. – Глянув украдкой ему в лицо, Тина поразилась, какое оно печальное. – Устроили пикник, а потом через Чарльзривер въехали в Кембридж. Гуляли по студенческому городку, мечтали – Гарвард-сквер, Уинтроп-сквер, библиотека... В мечтах я уже был там. Я бродил по всем этим местам, и мое будущее расстилалось предо мной, как и благополучная старость моих родителей.

– О, Джо! – сдавленно воскликнула Тина.

– Пойдем потанцуем.

В танце Джованни нежно держал ее в руках, словно сокровище, а Тина подняла лицо и прижалась щекой к его щеке, думая о мальчике, который выстаивал очередь к колонке и повзрослел раньше времени, об отчаянно честолюбивом школьнике, сидевшем за книгами до рассвета, и о мужчине, , , которым он мог стать, если бы... если бы не убил ее сестру.

– Тиинаа, – выдохнул Джованни.

Ее пронзила дрожь. Осторожно он взял ее пальцами за подбородок и повернул так, чтобы они смотрели глаза в глаза.

– Мм? – не доверяя своему голосу, только и смогла откликнуться она.

Он проник в нее взглядом, в котором теплилась неподдельная нежность.

– Я люблю тебя, – тихо сказал он.

Тина ахнула в голос. Глаза ее наполнились слезами. Джованни тут же прижал ее к себе.

– Ты что, спятила? Ты должна сказать мне, что любишь меня, а не шарахаться, будто я сообщил, что покидаю тебя навеки!

Она с силой отвела голову:

– Очень жаль, что это не так!

– Скажи! – потребовал он. – Немедленно!

– Я... – Тина сглотнула. – Я не могу. Не выходит.

– Тогда сделай что-нибудь. Обними меня. Изобрази губами что-нибудь нежное, чтобы люди увидели, если они смотрят, – а я думаю, что смотрят, потому что при каждом твоем движении у мужчин кровь кипит в жилах.

Да, только не у тебя, подумала Тина, как загипнотизированная, глядя ему в глаза. Но ведь ей самой хочется прикасаться к нему, почему бы не воспользоваться преимуществами этой игры! И она послушно вскинула руки ему на шею, нежно погладила шелковые волосы на затылке. Джованни весьма убедительно вздрогнул, втянул в себя воздух, и Тина, запрокинув голову, не помня себя, выдохнула:

– Я люблю тебя, Джо!

Он спрятал лицо в ее волосах и крепко прижал к себе. И пока они танцевали, она чувствовала во всем теле мучительную сладость и спрашивала себя: может быть, все это – нежные взгляды, любовь, светящаяся в его глазах, трепет его возбужденного тела – все-таки всерьез? Может быть, он не просто находит ее желанной и соблазнительной? Может быть, разгорается искра их прежней любви?

Но ведь любил он не ее, а Бет! Она, Тина, была всего лишь отдушиной. Бет отказала ему в ласках, и Джо пришлось искать, с кем утолить свое отчаянное желание. Но любил он Бет. Это следует помнить! В голове у него только одно – месть! Ах, нет! Еще плотский голод.

А Джованни тем временем нашептывал ей на ухо эротические итальянские словечки, и, слабея от наслаждения, она силилась напомнить себе, что в действительности им движет. Голод и гнев. Надо разрушить его планы остаться в Этернита, вернуть любовь матери и уважение горожан. Надо! Не то доживешь до того, что увидишь, как он выходит из церкви под руку с новобрачной...

Но пожалуйста, взмолилась она про себя, можно еще немного побыть в его объятиях? И, плывя в такт музыке, отдалась грешному удовольствию, блаженно чувствуя теплую ладонь на спине, нежное давление, которое заставляло соприкасаться тела, огонь его тела, упоительный шепот любовных слов...

– Десерт? – предложил он.

Вырванная из фантазий, она скрыла свое разочарование, оперлась на его руку и кинула на него кокетливый взгляд.

– Думала, ты никогда не вспомнишь!

Когда они уселись, Тину трясло от возбуждения, потому что она знала уже, что собирается сделать.

– Ромовые пирожные с сыром и взбитыми сливками? – возбужденно спросила она и потянулась к бокалу. Официант кинулся наполнить его. – Как ты считаешь? – Тина передала меню Джованни и, пока тот читал, мигом опрокинула бокал в цветочную вазу и опять кивнула официанту.

– Да, тебе понравится... А ты не находишь, что несколько налегаешь на алкоголь? – Он нахмурился.

– Он на меня не действует, – отмахнулась Тина и отпила глоточек, глядя на него большими невинными глазами и думая про себя, что, в сущности, никого не обманывает. Она любит его, и пусть весь мир знает об этом, весь мир! Только не он. Тогда, десять лет назад, он провел с ней несколько недель, любя, обманывая, доводя до безумия. А потом он ее бросил. Больше такому не бывать...

– Tiramisu и Fugazza, – сделал заказ Джованни. Тина под шумок снова вылила шампанское в цветы, а остаток – в вазу с фруктами и сияющей улыбкой встретила Джо, когда он к ней повернулся.

– Я чувствую себя... ну, просто чудесно!

– Ты чудесно выглядишь, – Джованни потянулся к букету и вытащил из него гардению. Стебель ее сверкал пузырьками, и Тина затаила дыхание, но Джо осторожно вытер его салфеткой, наклонился и вложил цветок в вырез ее платья.

Он не торопился отнимать руку, и от шелковистого прикосновения пальцев Тина совсем потеряла голову. Безумно захотелось податься всем телом к его руке, соблазнительно изогнуться, попросить пойти куда-нибудь в безлюдное место. Она прикрыла глаза, чтобы утаить это сумасшедшее желание, и тут, к ее сожалению и радости, ласка кончилась – он убрал руку, откинулся и, поедая ее взглядом, промокнул рот салфеткой.

– Поосторожней с шампанским. Может быть, уже хватит? – И сделал жест, чтобы унесли ведерко с бутылкой.

Соберись, велела себе Тина, пора! Надо сделать это сейчас, не то она скажет ему, что ей все равно, любит он ее или нет. Брякнет, что хочет его, и все тут, – пусть даже на несколько недель.

Она должна это сделать! Пусть ему будет стыдно и неудобно. Люди потом простят ее, потому что она только что обручилась, а невестам позволительно легкомыслие, особенно после шампанского. Оркестр остановился передохнуть, более удобного случая не сыскать. Взяв, себя в руки, надеясь, что за спиной столько плюсов за беспорочную жизнь, что потерять пару-другую не грех, Тина оттолкнула стул и дико взмахнула руками в попытке обнять террасу и весь ресторан.

– Я выхожу замуж! – восторженно объявила она.

– Тина! – остерегающе пробормотал Джованни, и кое-кто захихикал.

Это была неправильная реакция! Слегка покачиваясь, она подтащила к себе стул и взобралась на него. Отлично! Мужчины в зале пооткрывали рты, когда красные оборки и длиннющие глянцевые ноги оказались на уровне их глаз.

– Это секрет, но я больше не могу сдерживаться, потому что хочу, чтобы вы все знали, как я счастлива! – прокричала она. – У меня будет свадьба в доме Тамбр... Тамблинов, и вы все, все приглашены! Да! – прибавила она под аплодисменты, смех и крики «ура!».

– Иди ко мне, радость моя, – нежно позвал Джованни, протягивая ей руки.

Ни дать ни взять смущенный, любящий жених! Тина ухмыльнулась. Если бы взгляд убивал...

– Я еще не кончила! – запротестовала она и нетвердо поставила ногу на полированную поверхность стола, спихнув каблуком цветы и фрукты и оценив то, как ловко Джованни поймал их, а также спас свечи в подсвечниках. – Я хочу еще сказать, – медлительно, торжественно, как говорят пьяные, заявила она, бросив победный взгляд на Джованни, который спокойно, штука за штукой, укладывал блестящие фрукты обратно в вазу.

– Может, потом скажешь? – мягко предложил он. Комната накренилась. Стул пополз из-под ног. Не выдержав напряжения, она наклонилась и положила руки на его широкие, надежные плечи. Джованни взял ее за талию, почти сомкнув пальцы, осторожно опустил на пол и нежно поцеловал в нос.

Блаженство, подумала она с закрытыми глазами, чувствуя, как обнимает ей плечи согретая его телом атласная ткань смокинга. Поежилась, наслаждаясь ощущением одежды, которую носил он, тихонько вздохнула от мимолетности этого счастья...

– Домой, – мягко сказал Джованни, поразив ее в самое сердце добродушно-насмешливой улыбкой.

– А десерт?

– Домой! – повторил он, ведя ее к выходу.

Помня, что на ходу нужно покачиваться, она хихикнула.

– Но машина – там! – запротестовала Тина, когда он направил ее к дороге.

– Прогуляемся. Тебе на пользу пойдет. И у меня есть правило, – спокойно сказал он. – Правило, которого я придерживаюсь с тех пор, как моего дядю переехала машина. Прямо на моих глазах. Мне было десять.

Тину передернуло.

– Кошмар! – невнятно пробормотала она, думая о том столкновении, когда – он врезался в Сью и Майкла. Как это, должно быть, было для него ужасно. Она и не знала. – А что за правило?

– Я дал себе клятву никогда не садиться за руль, когда пьян или расстроен. И никогда этого не делал. И то, и другое влияет на здравость суждения.

Тина горько молчала. Он хотел выглядеть благородным в ее глазах, но она знала, что он бессовестно лжет. В ту ночь он не пил, но был очень расстроен – и, вне всяких сомнений, сидел за рулем.

Они приближались к ее дому. Тина все ждала, когда же он скажет что-нибудь про ее экзальтированное поведение в ресторане. Не дождалась. Джованни поблагодарил за вечер и попрощался. Она растерянно смотрела на него. Где же недостойные приставания? В конце концов, он убежден, что она пьяна, и на ней вызывающее платье!

– Спокойной ночи, – проговорила она, неуверенно моргнула и заметила, что глаза его леденеют.

– Откроешь дверь, включи свет, чтобы я знал, что все в порядке.

– Хватит притворяться заботливым, – огрызнулась Тина. – Никто не смотрит.

– Знаю. Делай, как сказано. Ты как, ничего?

– А что такое? – пожала она плечами, отпирая дверь.

– Ну, ты же пьяна, разве нет? – сухо осведомился он.

– А, да! Но не беспокойся.

– В таком случае спокойной ночи.

Он развернулся и торопливо зашагал прочь. Тина недоуменно сдвинула брови. Если он думает, что она пьяна, почему не пристал к ней? Загадка. Поднимаясь по лестнице, она раздумывала над этим. Настроение было полуприподнятое, полуподавленное: вечер прошел неплохо, но тело томила сладкая боль. Впрочем, утешало то, что голос Джованни при расставании был тяжел от страсти. Может быть, это и опасно, но все-таки очень лестно.

Дома было пусто и тихо. Тина почувствовала вдруг, что страшно устала, и, кое-как ополоснувшись, рухнула на кровать.

Утром, не глянув на брошенное на пол платье, Тина отправилась на работу, где весь день безуспешно пыталась сосредоточиться на делах.

Не давала покоя фраза Джованни об обете не садиться за руль в состоянии опьянения или душевного расстройства. Адриана рассказывала ей, что значит обет для сицилийцев. Нарушить его просто невообразимо. Следовательно, Джованни еще более бесчестен, чем она думала, – или же он говорит правду, из чего вытекает, что он не был за рулем в ту ночь, когда погибла ее сестра. Но ведь она сама его видела...

Ее размышления были прерваны приходом учительницы, обеспокоенной отметками Этана Бертелли. Тина тактично предложила, что, может быть, неплохо было бы какое-то время не давить на мальчика, поскольку вне школы ему просто негде заниматься, и сделала в уме пометку подсказать Джованни идею насчет учебного класса при затеянном им молодежном центре.

– Тина?

– Да? – Учительница смотрела на нее вопросительно, и Тина поймала себя на том, что невидящими глазами смотрит в пространство. – Ох, прости. Я...

– Да, я слышала о помолвке, – улыбнулась учительница, глядя, как Тина вертит в пальцах кольцо, которое ей велели носить на ленточке вокруг шеи. – Ясно, что ты слегка не в себе. А, звонят на урок! Поговорим завтра, ладно?

– Конечно, – в восторге, что хоть один человек думает, что она не в себе, Тина покачала головой. Надо быть безмозглой дурой, чтобы всерьез обдумывать идею молодежного центра. Ее цель – выдворить Джованни из города до того, как вернется его мать. И все-таки нельзя не признать, что идея сделать так, чтобы социально неблагополучные подростки могли готовиться к занятиям, и хороша, и плодотворна.

Тина мучительно прикрыла глаза. Он достал ее, вконец достал! Ей хочется, чтобы он остался, хотя она знает, «что в этом случае Адриана расстроится и заболеет. Эгоистка!

Тина еле высидела до конца рабочего дня. И тут ей пришла в голову отличная мысль. Вместо того чтобы ехать за покупками в Ипсвич, она потратила час на мойку старого мотоцикла, который стоял в дальнем углу гаража с тех самых пор, как дед собрал ей ее первую машину. Выглядел он вполне прилично. Можно сказать, почти гоночный! Люди уже забыли те полгода, когда она каталась на нем, и у них челюсти поотваливаются, когда они увидят Тину в ее кожаном тогдашнем облачении – если, конечно, оно еще на нее налезет. Налезло! Впритык, но вполне!

В восторге от того, как изменился ее облик, Тина объехала город, выглядывая Джованни, и наконец нашла – тот болтал с каким-то мальчишкой. Она с ревом притормозила у бровки, как раз когда они распрощались и Джованни собрался перейти улицу.

Он отступил назад, нахмурился. Тина медленно отстегнула ремешок под подбородком, стащив шлем, встряхнула волосами, безо всякой необходимости объявила:

– Это я! – и хихикнула. Джованни потерял дар речи. Еще бы! Она не в благопристойной машине, а на блистающем боевом коне! – Меня зовут Тина. Мы вчера обручились, помнишь?

– И ты напилась на глазах у всего города. Еще бы не помнить! – сухо заметил он, очень, надо сказать, быстро оправившись. – Твой?

– Да. Уже много лет.

– Припоминаю, – мрачно кивнул он. – Довольно отчетливо. – И в глазах его отразились времена, когда они для разнообразия гоняли на этом мотоцикле к морю.

Улыбка Тины исчезла. Усилием воли она вернула ее на место и с наигранным энтузиазмом воскликнула:

– Разве он не прелесть?

– Прелесть! Почти антиквариат. И кожанка на тебе – класс!

– Только жарковато, когда не едешь. – Она расстегнула молнию на куртке, под которой оказался тесноватый коротенький жилет. Реакция Джованни портила ей все удовольствие. По идее, ему следовало прийти в ужас. – Не находишь, что я разрушаю свой имидж?

– Сама дорога ляжет тебе под колеса, не говоря уже о людях. А школьники отдадут за тебя душу, – хмыкнул он. – Но тебе и впрямь жарко. У меня есть идея. – У него загорелись глаза. – Покатай меня. Мы сейчас заедем к тебе, возьмешь купальник и что-нибудь переодеться, а потом поедем ко мне. Искупнемся, поужинаем. Тебе, кстати, надо освоиться с домом. Скоро свадьба, нужно, чтобы ты знала, где там что.

Отказаться от такого предложения было немыслимо. Безумно хотелось поплавать, пройтись по парку.

– Идет, – сказала она, довольная тем, что может показать мотоцикл – и себя. Весь город должен решить, что она помешалась!

Однако ездить по городу с Джованни, плотно прижатым к ее спине, Тина больше бы не рискнула. Особенно учитывая то, что ее план шокировать горожан полностью провалился. К большому ее удивлению, все, казалось, были просто в восторге, что она сбросила с себя скорлупу чрезмерной благопристойности и наслаждалась, наконец, жизнью. Общий приговор гласил, что приезд Джованни пошел ей на пользу, что до того она была слишком зажата и серьезна, что он «раскрепостил» ее!

Нет, это было непостижимо! Джованни раздувался от самодовольства и почти к каждой встречной приставал с расспросами, как лучше организовать свадьбу. Силой удерживая норовящую ускользнуть улыбку, Тина выслушивала рассуждения про подружек невесты и музыкантов, шутки насчет того, что лимузины достанутся им задешево, советы присматривать за поливальными вертушками на лужайке, чтобы шпильки дам не проваливались в грязь.

И школьники были не лучше. Тина мрачно жала на стартер, когда из-за угла появился Джош Дэвис с приятелями. Размахивая руками, они остановили ее и полчаса ходили вокруг мотоцикла и пели дифирамбы ему и заодно ей – какая она клевая! Так что, увы, этот эксперимент ничуть не сгубил ее образ, а, напротив, пошел в плюс!

– Да, это полный успех, – прокомментировал Джованни, когда они остановились у ее дома. – Отличная была идея. Молодчина!

– Кристина Бертран договорилась с мужем, что в газете будет статья! – пробурчала Тина. – Весь город уже знает! Ты слишком торопишься! Не оставляешь мне времени .подготовить твою мать!

– Надо еще заехать в цветочный, – пробормотал Джованни. – Ты уже наметила, кто будет нести цветы? – И расхохотался, увидев, как капризно она выпятила нижнюю губку. – Знала бы ты, как сексуально роскошно сейчас выглядишь, как обтягивает твое тело эта смехотворная кожа!

Вскинув на него взгляд, Тина кисло поджала губы, но смех его был так заразителен, что она не выдержала и рассмеялась сама.

– «Репетиция ужина»! – передразнила она давешние разговоры. – «Что вы думаете о митенках?» Вот уж действительно! А рассуждения о постельном белье!.. Слов нет!

– И у меня не было, раз или два. Когда я думал, как ты раскинешься на моих шелковых простынях...

– Не раскинусь, – отрезала она и побежала в дом за купальником и одеждой на смену, а Джованни отправился за своей машиной.

Когда они подъехали к дому Тамблинов, он повернулся к ней со словами:

– А скажи, уже и не разберешь, когда мы всерьез, когда нет, верно?

– Только для тебя верно. Лучше скажи, где бассейн.

– Ты прелесть! – захохотал Джованни. – Знаешь, весь город гудит от сплетен, все поют, как это романтично, что мы с тобой соединились после долгих лет разлуки! Общее мнение: любовь всесильна, а мы с тобой – ну, прямо Ромео и Джульетта!

– Бред, – отмахнулась Тина.

– Итак, по расписанию у нас сначала плаванье... Пойдем.

Он показал ей просторный дом и полную тропических растений оранжерею. Там Тина приостановилась, вдыхая густые и пьянящие ароматы. Адриане бы понравилось, вздохнула она и торопливо прошла под арку из тщательно подстриженного тиса.

– Господи, как красиво! Я уже забыла, как это красиво на самом деле!

Лужайка перед домом – зеленый ковер – была окружена ярким цветочным бордюром, нарядными кустами и деревьями. Джованни указал на огромный рододендрон:

– Он из Гималаев. Мне сказали, жена Азарии, Эммелина Фокс, дружила – это были викторианские времена – с неким Уилсоном, охотником за тропическими растениями. Он поставлял образцы в парки Лондона и Бостона, а также засадил всякой экзотикой сад Фоксов в Корнуэлле.

– Я, между прочим, тоже связана с этим домом, – заметила Тина. – Мой предок, Тирнан Мерфи, работал у Тамблинов.

– Да? Я, кстати, должен показать тебе еще кое-что, пока ты здесь, – вкрадчиво сказал он.

– Ты, кажется, забыл! – вскинулась Тина. – Мы с тобой только изображаем привязанность. Мы только симулируем влечение. И все мои сладкие взгляды, как ты, надеюсь, понимаешь, – липа. На самом деле моя реакция на тебя не горячее, чем у этих мраморных дам.

– Да ну?

Одарив Джованни яростным взглядом, она последовала за ним в сад. Ветви ломились от плодов. Ниже лежали залитые солнцем поляны с конюшнями, откуда слышалось громкое ржание лошадей.

– Твои?

– Мои. – (У Тины вытянулось лицо. Значит, он устраивается всерьез и надолго.) – Сюда, – откровенно забавляясь, сказал Джованни. – Переодеться можно в комнате рядом с оранжереей. Оттуда видно бассейн. Я буду через минуту.

Они плавали и грелись на солнышке, попивая сок со льдом, принесенный добродушным сицилийцем, и день был такой идиллический, что Тина расслабилась и принялась болтать с Джованни, как в старые времена, а сама косилась на дом с его темно-зелеными ставнями, хрупкими печными трубами и смотровой площадкой на крыше, откуда, наверное, жена Азарии прежде высматривала, не возвращается ли супруг из долгого морского вояжа. Интересно, любила она его? Знала ли, что такое любить человека, которому нельзя доверять?

– Помнишь, как мы завидовали Бет, что она здесь живет? – ворвался в ее мысли Джованни.

Тина скривила губы. Мог бы и не говорить! Он сейчас богаче, чем родители Бет.

– Зато здесь не было любви. Она предпочитала нашу квартирку, нашу веселую дружескую атмосферу, наши теплые отношения.

– Я намерен наполнить любовью этот дом, – тихо сказал Джованни, пробегая пальцами по ее руке, а когда она руку отдернула, переключился на бедро. Тина раздраженно вскочила. Его глаза последовали за ней. – Мы всю свою жизнь ищем место, где можем быть счастливы, можем чувствовать себя дома, можем пустить корни, понять, для чего нам жить дальше. Я всегда знал, где будет мой дом. Здесь! С обожаемой женой, друзьями, семьей, детьми.

– Детьми! – задохнувшись, повторила она.

– И когда-нибудь, Бог даст, так и будет! Острая боль надвое, как ножом, рассекла Тину, и она поникла от слабости. Какое страшное будущее – у него и у нее...

– Ну, мне пора, – глотая слезы, проговорила она. Джованни, встав на ноги, поднял ей подбородок, и она не смогла скрыть от него, что плачет. Он молча поцеловал один мокрый, глаз, потом другой, и Тина зарыдала, в голос зарыдала по любви, которую не сможет высказать никогда.

Он нежно целовал ее лицо, и, невыразимо несчастная, она не противилась и гладила его согретую солнцем щеку с такой любовью, словно он был ее ребенком.

Поток чудесных, щекочущих итальянских слов сорвался с его языка.

– Тина...

И вот она в сильных руках, почти голая, прижата к его груди, и Джованни несет ее в дом. От переполнявших ее душу чувств Тина не в силах вымолвить ни слова. Испуганный взгляд случайно схватывает то парчовую штору, то лепнину потолка, то хрустальную жирандоль. Она пытается что-то сказать, но поцелуй останавливает ее. Она знает, что должна собраться с силами, побороть себя, – и не может...

Высокий потолок. Коридор. Красного дерева лестница спиралью. Картины, цветы, драпировки, статуи, кровать под балдахином...

Кровать!

– Джо! Нет! – Она забилась в руках. Не слушая, он опустил ее на прохладный атлас стеганого покрывала, укрыл своим горячим телом. Глаза его черным огнем горели над ее головой, сообщая ей жизнь, и мощь, и дикую, животную радость. Она глубоко, судорожно вздохнула.

– Ты красавица, Тина, – тихо сказал он. – И непомерно соблазнительна для любого нормального мужчины.

Прошелся осторожно по ее голым плечам, откинув, как лишние, лямки купальника. В ушах зашумело – вот сейчас он приникнет ртом к ее голой груди...

– Нежная, теплая, – бормотал Джованни словно про себя и задохнулся, не сдержав короткого, хриплого стона. Тина почувствовала щекочущее прикосновение пальцев к соскам. – Ты хочешь меня? – Легонько коснулся каждого по очереди губами. Не услышав ответа, поднял голову и вскинул бровь. – Хочешь? – снова спросил, не выпуская твердого соска из мягкого кольца губ.

Тина стиснула зубы, чтобы не закричать «да», но со стоном не справилась, потому что рот и язык его принялись за работу, и никаких сил не было бороться с пламенем, вспыхнувшим в ней и пожирающим самое ее существо.

– Да! – прошептала она, презирая себя за испорченность, и, приподнявшись, прильнула к нему всем телом. Последовал долгий, ненасытный поцелуй.

И тут внезапно все кончилось. Тина с усилием раскрыла глаза. Джованни стоял у окна, глядя в сад. Потом обернулся, и, Изумленная, горящая от стыда и унижения, она съежилась от холода, которым была пропитана каждая черточка его лица.

– Разве я не говорил, что твое поведение в ювелирном заслуживает соответствующего ответа?

Значит, это было наказание! Ничего больше – только наказание! Он хотел ее – отрицать это было бессмысленно, он и сейчас хотел ее самым откровенным образом. Но месть для него важней, чем собственное удовольствие. Тину пробрала дрожь. Он откажется от сексуального удовлетворения, лишь бы потешить свою мстительность. Господи, да у него нет сердца!

Ни слова не говоря, она поправила лямки, скатилась с кровати и завернулась в стеганое покрывало. В два прыжка он оказался у двери.

– Выпусти меня!

– Непременно, – твердо сказал он. – Но сначала поговорим о твоем поведении. Ты не смеешь ставить под угрозу мои решения. Думаешь, я не знаю, что ты затеяла, думаешь, я дурак? Я настроился на тебя, Тина. Я знаю, как работает твой мозг, как ты мыслишь. В любой момент мне по силам перехитрить, переиграть, пересоблазнить тебя! Ты не нарушишь своего слова. Пообещай мне еще раз, что сделаешь все, чтобы наше временное соглашение сработало, не то, клянусь Богом, я сорву с тебя все и так отделаю, что ты больше ни на одного мужика никогда не взглянешь! – И грубо рванул ее к себе.

Ноги Тины подкосились от страха, и, упав на колени, она на мгновение приникла к его ногам, ненавидя его всем сердцем. Джованни тут же оказался на полу, рядом, и стал целовать ее грубо, принуждая открыть рот. Эти поцелуи были как клейма, удостоверяющие, что она – его собственность. Безжалостно сорвав покрывало, он принялся за купальник...

– Нет! – выкрикнула она, не в силах оторваться от его глаз. Но сопротивление ее, медлительное и неловкое от страха, выглядело приглашающе.

– Хочешь меня! – прорычал он.

– Нет!

Однако чресла ее уже зажглись, и, полная томительного огня, она замерла под прикосновениями Джованни. Тело таяло, растворялось, и сладость безжалостно-мягких ласк снова стала наполнять ее любовью, которой было не сдержать никакими барьерами.

– Я хочу тебя, – жестко сказал он. – Я хочу тебя, ты будешь моей! Я могу уйти сейчас...

Тина стиснула зубы, чтобы не попросить его не делать этого. Словно прочитав ее мысли, он усмехнулся.

– Но на сей раз предпочту этого не делать. Так что я поцелую тебя в сердце... в губы... наслажусь твоим прекрасным, чувственным телом... попробую твою плоть...

Тина содрогнулась. Легко вскочив на ноги, он поднял и ее тоже, и, покачиваясь – комната завертелась вокруг, – она оказалась в кольце рук Джованни.

– Потанцуй со мной.

– Что?!

– Танцуй!

Тут уж она совсем потеряла голову. Он не позволял ей отвести взгляд, и, не отрываясь, она завороженно смотрела в кипящую черноту его глаз, не в силах прижаться к нему тесней, не в силах поцеловать, потрогать. Руки его бродили по ее телу, и Тина только чувствовала, что сгорает и плавится в этом невыносимо чувственном танце...

Ее окатило волной злости. Что она делает? Ведь он отторгает ее! Он сознательно, жестоко ее отвергает! С силой пригнув ему голову, она впилась в него и целовала, покуда не задохнулась.

– Я тебя ненавижу! Ненавижу! Но люби же меня, Джованни, черт тебя побери, люби меня!

Его лицо засветилось нежностью.

– Да с радостью, – сказал он. – С превеликим моим удовольствием!

Тина бессильно сомкнула глаза. Пусть это будет один раз, только один раз, пообещала она себе, а Джованни тем временем нес ее на кровать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Раз, и два, и три. Каждый раз нежней, мягче, страстнее, пока ее сердце не наполнилось ощущением чуда. Голова кружилась от невысказанных чувств. Джованни помедлил над ней, блестя не знающими устали глазами, и Тина вскрикнула в нетерпении.

– Скажи, что любишь меня! – хрипло потребовал он.

– Это секс, – прошептала она. – Всего лишь секс. Ты прав, я порочная, гадкая...

– Скажи, что любишь!

Тина прикрыла глаза, соблазнительно изогнувшись, но Джованни стиснул зубы и жег ее взглядом, отказывая молчаливой мольбе, терзая языком дрожащие груди.

– Люблю, – беспомощно призналась она. – Я тебя люблю.

Было поздно. Луна освещала их нагие тела, превращая Джованни в серебряного бога.

– Мне пора, – еле выговорила Тина, жалея, что не может остаться и уснуть в его руках. Все тело ее было полно покоя и довольства, словно любовь потоком унесла прочь и годы сердечной пустоты, и боль от разбитой в черепки жизни.

Его профиль радовал глаз, хотелось обвести его пальцем. Джованни повернулся к ней и улыбнулся такой нежной, такой мягкой улыбкой, что нельзя было не вздохнуть. Про себя она снова и снова, как тайную молитву, твердила слова любви, но снова и снова возвращала себя к горькой действительности, вспоминая о том, что этот человек использует ее так же, как использовал и раньше, – чтобы избавиться от сексуального голода.

А у нее, Тины, неутоленный голод души, что прикажете с ним делать?

– Давай я тебя одену.

– Я сама!

– Нет, ты не сможешь. Ты выдохлась.

И, злясь на то, что он прав, она поплелась под его взглядом в ванную и там, в прохладном одиночестве, сдобренном ароматом фрезий, в изнеможении рухнула на пол.

Что она сделала! В зеркальной стене отражалось в полном цвету женское тело, отполированное ласками Джованни. Закрыв глаза, можно было вспомнить его тихий вскрик, когда взорвался мир вокруг них. Тина подползла к душу и, заставив себя подняться, включила холодную воду.

Джованни вытер ее тело согретым пушистым полотенцем, молча, тщательно, осторожно, стараясь не встречаться с ней взглядом. А затем одел ее – сама Тина была не в силах пошевелить и рукой. Как приятно было чувствовать его прохладные прикосновения! В последний раз, сказала она себе, в последний раз!

– Я тебя отвезу.

Соглашаясь кивком, она подняла тяжелую голову и с ужасом заметила язвительное выражение его лица. Теряясь в догадках, отказалась что-либо понимать. Дорогой они молчали, и мало того – когда Тина, выходя из машины, оперлась на его руку, невольно коснувшись тела, он отпрянул.

Джованни уже вставлял ключ, когда дверь вдруг распахнулась, и Тина оказалась в объятиях удивленного Дэна Мерфи.

– Адриана! – испугалась она.

– Ее здесь нет. Какого черта? Тина, кто это?

Тина буквально кожей почувствовала, как потрясен ее дед, с отвращением осознав, что попала в руки своего старика прямо из постели любовника...

– Да, это Джо, – несчастным голосом подтвердила она. – Я обручена с ним. Я его люблю. – И с отчаянной мольбой взглянула в глаза обожаемого деда: – Я люблю его, дедушка!

Дэн Мерфи пожевал губами, сощурился.

– Входите, – кратко приказал он.

– Она устала! – возразил Джованни, глядя ему прямо в глаза.

– Значит, говорить будешь ты, – отрезал дед.

– Хорошо, сэр, – с привычным почтением к старшим согласился Джованни.

– Почему ты вернулся? – неверным голосом спросила Тина, прижимая руку к раскалывающемуся лбу. – Адриана...

– Она в Рокпорте с Лал. Я беспокоился, как ты, приехал и вот уже сколько времени жду не дождусь твоего возвращения!

– Очень сожалею, что вы скучали, сэр, – произнес Джованни так, словно ждал опровержения.

– А я не скучал! Я продавал гараж! – победно ухмыльнулся дед.

– Дедушка! – обрадовалась Тина. Глаза ее на белом как мел лице засияли морской синевой. Вот так удача! Джованни больше не сможет ее шантажировать. Они могут уехать, спрятать от него Адриану... – Скажи, кто? Кто купил? Это точно? А как с рабочими? Им оставят работу?

– Вот, вся ты в этом, думаешь о ком угодно, только не о себе! – проворчал дед, усаживая ее в гостиной в удобное кресло. Тина прикрыла глаза и провела дрожащей рукой по лицу.

– Тебе что, плохо? – забеспокоился Джованни. Она встретилась с ним взглядом. Пролетело несколько долгих секунд.

– Нормально! – И опустила ресницы. Наверно, она видит его в последний раз. По щеке скользнула слеза.

– Не плачь, радость моя! – Дедушка, не спускавший с нее чутких глаз, вдруг улыбнулся и потрепан ее по щеке. – Все будет хорошо! Рабочие останутся на своих местах, и я подписал, запечатал и отправил контракт, вернуть его не по силам даже Гудини \ известный фокусник и иллюзионист \. А какую цену мне дали! Мы теперь богачи! Купим себе домик с садом. – Дед посмотрел на Джованни. – Ты ведь не доставишь нам хлопот с твоей матерью, верно? Она не хочет тебя видеть, и тут ничего не попишешь.

– Я знаю, – просто сказал Джованни.

Тине послышалась перемена в его тоне. Тыльной стороной руки она смахнула слезу. Склонившись над ней, Джованни протянул чистый носовой платок. Она промокнула глаза, озабоченно глядя на жесткую линию его рта, и подавила в себе желание с утешениями броситься к нему в руки, напротив, браво вскинула подбородок. Все! Она освободилась от него. Навсегда.

– Отличная новость, – бодро сказала Тина, выдавливая из себя энтузиазм. Все ее надежды сбылись, почему ж она не скачет от радости? – А кто купил?

Дед нахмурился, припоминая.

– Агент, действующий по поручению какого-то предпринимателя...

– По моему поручению, – спокойно сказал Джованни. – Предприниматель – я.

– Ты?! – Тину как ужалило.

– Я. Гараж мой.

– Джованни! – пробормотал ошеломленно Дэн Мерфи. – Да как же...

– Я объясню, сэр. Тина, ты выглядишь ужасно. Отправляйся в постель. Я хочу поговорить с твоим дедушкой и думаю, у него есть что сказать мне.

– Мне тоже есть что сказать! – вскричала она. Хочет ее отослать! А у нее масса вопросов! К примеру, зачем он купил гараж, утратив одно из орудий шантажа? – Зачем ты это сделал?

– Милая, – взглядом остерег ее Джованни, – мы же обручены. – Не забывай об этом, звучало в подтексте. – Я бизнесмен, моя обязанность – заботиться о семье. Разве это не очевидно? Твой дедушка хотел продать. Я дал ему такую возможность! – Он улыбнулся. – Это и есть моя задача – чтобы все были счастливы.

– Ты сделал это, чтобы купить расположение деда!

– Тина, не надо, – вмешался Дэн, сделавшийся вдруг маленьким, щуплым. – Я думаю, будет лучше, если мы с Джованни поговорим одни. Он прав – ты выглядишь усталой, а завтра – на работу. Я достаточно стар и мудр, чтобы выдержать несколько ударов и дать, если понадобится, сдачи. Иди, отдохни, милая.

Она воинственно глянула на мужчин, но хватило ее ненадолго. В обычных обстоятельствах она бы, конечно, настояла на своем. Сегодня же просто не было сил.

– Только сначала я скажу ему пару слов, – сухо отрезала Тина и уже на лестничной площадке, ненавидя его за то, что обольстил, и себя за то, что проявила слабость, ледяным тоном произнесла: – О том, что было сегодня, забудь. Я тебя презираю! Раз нет выхода, я перетерплю этот фарс. Но если у меня будет хоть какой-то шанс вырваться, я им воспользуюсь! И будь уверен: как только я освобожусь от необходимости терпеть твои пинки и твою грубую животную похоть, я наконец смогу танцевать и веселиться, потому что ты лишил меня всякой радости в жизни!

Джованни выслушал все это совершенно невозмутимо. Гордая и немного удивленная – откуда у нее вдруг взялось такое присутствие духа, – Тина повернулась к нему спиной, ушла к себе в комнату и устало рухнула на кровать.

Наутро, помешивая кофе, она с открытым ртом выслушала поздравления деда:

– Так ты рад, что мы обручились?

– Очень! Отличный парень, Тина. С прошлым покончено. Ему и так досталось. – Дед нахмурился. – Пожалуй, даже слишком. Я хочу показать всем в Этернити, что я за него горой, так что я теперь буду с ним вроде как за партнера.

– Что?! – чувствуя себя преданной, вскричала она. – Зачем?

– Говорю же, у меня есть мечта...

– Да, мечты – это как раз по его части!

– Тина, да что ты злишься? Это на тебя так не похоже! Но я тебя прощаю, ты сама не своя. Он хочет превратить все это место – и наш гараж, и поместье Одденов – в прекрасный автосалон с выставочным залом, где будут собраны все самые элегантные машины. «Роллс-ройсы», «бентли»...

– Перечень я уже слышала, – кисло промямлила она. Что ж, значит, Джо купил и дедушку со всем его добродушием в придачу. Тонкий ход – предложить Дэну Мерфи все, о чем тот мечтал! Умник, ничего не скажешь...

– Ты же знаешь, я всю жизнь страдал по классным машинам, – мечтательно сказал дед. – И свадьбы теперь станут еще нарядней. Представляешь, пары будут и в церковь, и из церкви катить в роскошных авто! Разве ты не видишь, как это будет здорово для всего города!

– Да, – безразлично согласилась Тина. – Вижу.

– Порадуюсь я на старости лет, – продолжал дедушка. – Джо – отличный парень. Тебе повезло, что вы оба побороли прошлое, не дали ему помешать вашему счастью.

– Сдаюсь! – вздохнула она. Джо завоевал деда. Невероятно, но факт. – А как насчет его матери? Разве ты не знаешь, чем это для нее чревато? Одно его имя – и беги вызывать врача!

– После того звонка, – Дэн сурово глянул на внучку, – я сказал ей, что ты влюбилась. Она в восторге. Она тебя любит, Тина, и хочет, чтобы ты была счастлива. Подготовишь ее и сама все ей скажешь, потому что это правильно и по-христиански. Ты умеешь с ней обращаться. Постараешься – сможешь. Думаю, это твой долг.

– А если не сработает? – зная, что дед прав, беспомощно спросила Тина.

– Придумаем что-нибудь еще. В худшем случае мы с ней будем жить в другой части города, подальше от вас, когда вы с Джованни поженитесь.

– Поженимся! – выдохнула она.

– Я помню, как вы были влюблены когда-то, – улыбнулся Дэн. – Одна радость была смотреть на вас. То, что случилось, кошмарный сон... Я никому не говорил об этом, но сдается мне, Джованни говорил правду: за рулем была Бет. Он работал со мной, мы, можно сказать, пуд соли вместе съели. Редко встречались мне такие честные, такие достойные ребята.

Тина подняла на деда укоризненный взгляд:

– Но свидетели обвинения...

– Да-да, – вздохнул он. – И, знаешь, в эту поездку я говорил с Адрианой о семье и детях, надеясь расшевелить ее память. Мне кажется, она начинает кое-что вспоминать про Джо. Обещай мне, что сделаешь все возможное! Я, со своей стороны, тоже. Она жаждет видеть твоего избранника. Если сама не вспомнит, что ты обручена, мы подстегнем ее память, заговорив о свадьбах. А потом ты скажешь, что приехал Джо, и посмотрим, что будет.

– Я попробую, – неохотно сказала Тина. – Но только учти, рисковать ее здоровьем я не стану!

– И не надо рисковать, зачем же! Ты у меня хорошая девочка. Я устрою для тебя такую свадьбу, какой ты еще не видела! Произнесете с Джованни в церкви слова обета и будете жить вместе всю жизнь! Я знаю, что так, потому что вы смотрите друг на друга с такой любовью, просто сердце радуется, благослови вас Бог!

– Мне... мне пора идти, – несчастным голосом сказала Тина, вскочила и убежала к себе.

Ну почему все покупаются на его чертов шарм? Почему самые здравомыслящие люди не видят правды за легкой улыбкой, за подсахаренными речами? Он льстит людям. Он говорит им то, что они хотят слышать, и в ответ все считают Джованни отличным парнем! Негодяй! Манипулятор!

В гневе она слетела по лестнице, прокричав «Пока!» деду, выскочила во двор и застыла на месте. Там во всей красе ждал ее Джованни, раскованный и элегантный в бежевом полотняном костюме. Она бросила на него уничижительный взгляд и кинулась к своему мотоциклу.

– Нет, дорогая, – твердо заявил он, перехватывая ее и поворачивая к себе. – Я отвезу тебя на работу. Так, знаешь ли, полагается. Влюбленные не могут вынести столь долгой разлуки.

– Я не на работу. Я к Джиму Фальконеру. Он один из тех двоих, которых ты выкинул из школы, такой же шалопай, как ты. Наверно, это инфекция, потому что он живет в твоем бывшем доме.

Темная бровь взлетела.

– Я помню, где это. Я тебя отвезу. Не забывай – я твой любящий жених!

– С Джимом не договориться, если ты будешь поблизости. Я пытаюсь помочь ему... – Тина запнулась. Может, Джованни предложит ему работу? Увидит свой старый дом, услышит, как тяжко Джиму ладить со старой бабушкой, посочувствует и, для разнообразия, проявит щедрость... И махнула рукой: – Ну, ладно! Сдаюсь.

Ехать было недалеко. Джованни остановился под старым дубом, откинулся на спинку сиденья и включил музыку, пожелав удачи, а когда она вернулась через полчаса, осведомился:

– Ну, как прошло?

– Да неважно, – вздохнула Тина. – Просто не знаю, что и делать. Надо бы отвадить Джима от Этана. У того есть способности, он втайне хочет стать доктором, но Джим... – Она пожала плечами. – Посидим здесь немного, а? Мне надо отдышаться перед работой.

Она мрачно смотрела на улицу. Старый дом Ковальски, где жил сейчас Джим, один на всей улице не нуждался в ремонте. Родители Джованни хорошо следили за ним, до сих пор держится. Она покосилась на Джо. Тот смотрел на свое бывшее жилище так, словно в нем водились привидения.

– Что, нелегко?

– Много воды утекло. Все так изменилось, что даже не верится, что я когда-то здесь жил. – Он помолчал. – Это что, его бабушка?

Тина повернула голову.

– Да. И Джим... Да он с метлой! – К изумлению Тины, Джим, обхватив бабушку, поднял ее в воздух, потом, словно подчиняясь приказу, шутливо откозырял и принялся подметать крылечко.

Скрытые в тени дуба, они наблюдали, как Джим одну за другой выполнял различные домашние работы. Он поправлял забор палисадника, а старушка сидела на крыльце в кресле-качалке и развлекала его беседой. Порой хохотал Джим, порой тихо смеялась бабушка. В общем, подумала Тина, картинка семейного благополучия. У Джима Фальконера обнаружилась оборотная сторона. В плюс шло и то, что это видел Джованни.

– Хорошо бы найти ему работу, – сказала она. – По правде говоря, мне бы хотелось устроить и Глена с Этаном. Джо... Может, взять их дедушке в помощь?

– Ни в коем случае.

– Но почему? Возможно, от этого зависит их жизнь! Этану нужен практический опыт – он специализируется в технике и в школе не успевает. А дед научит и полного неумеху...

– Нет.

– Ты ведь предоставишь школьникам рабочие места в гараже, да? Дедушка всегда...

– Нет. Я с этим покончу.

– Но почему? Так всегда делалось! Это как бы практика, часть учебного курса! Им отметки ставят по результатам работы! Или это тоже часть твоей мести?

– Нет! – Джованни окатил ее ледяным взглядом. – Просто я не хочу иметь с тобой ничего общего. В будущем – никаких контактов. Если принимать в гараж школьников, значит, придется общаться с тобой, и тогда, честно тебе скажу, лучше уж сразу прикрыть всю лавочку.

– Не может быть! – ахнула Тина. – У деда работали парни, которым не найти другой работы! Все они помешаны на машинах, и гаражу прямая выгода иметь в автомеханиках школьников! Дедушка – прирожденный педагог...

– Нет! – отрезал Джованни. – Ты что, не слышишь, что я сказал. Я не хочу иметь с тобой никаких дел!

У нее опустились руки. Вся сложившаяся годами практика летела к черту.

– Но если... если я попрошу тебя об одолжении? О личном одолжении?

– Я тебе ничем не обязан!

– Но водители на свадьбах... Уж это-то, наверно, можно...

– Только если они обратятся напрямую ко мне, – холодно сказал он. – Сюда переедут мои племянники. Мне не нужны ни ваши школьники, ни выпускники.

Тина вспыхнула.

– Вряд ли это кому-нибудь в городе понравится!

– Ничего, справлюсь. Интересы семьи дороже.

– А твоя реабилитация? Не пострадает? – ядовито осведомилась Тина.

– Проблема возникнет только после того, как я выстрою комплекс, а к тому времени, – лениво протянул он, – моя репутация уже укрепится.

– Но если ты примешь Джима и Глена сейчас, это сразу же, немедленно вызовет общее одобрение! И ребятам совсем не помешали бы деньги! Разве тебе не хочется, чтобы и другие выбрались из бедности?

– Знаешь, как зацепить человека за живое, а? – недобро усмехнулся Джованни. – К сожалению, ты права. Это в моих интересах. Ладно, если твой дед согласен, не возражаю. Можешь сказать им, что они приняты на испытательный срок.

– И Этан?

– Знай меру! И запомни: тебе в гараже делать нечего! Наши отношения вызваны только суровой необходимостью. Это понятно?

– Понятно, – отозвалась Тина и гордо вскинула подбородок. Да, теперь, когда он всего от нее добился, она ему больше не интересна. А она... она снова, как и в прошлом, отдалась с недостойной поспешностью. Ею овладело горькое, невыносимое презрение к себе самой. – Но и я не хочу ничего общего с бессердечным Казановой!

– Очень точная характеристика, – грозно прорычал он, – и ты смотри, сама ее помни!

Тина испуганно откинулась на сиденье. Джованни, тяжко дыша, некоторое время сидел, любуясь идиллическими отношениями представителей двух поколений Фальконеров. Но настроения ему эта сцена не улучшила. Наверно, он думал о матери.

– Я опоздаю, – пробормотала она.

– Я вожу машину только в уравновешенном состоянии.

Тина в изнеможении вздохнула и принялась ждать, думая свои невеселые думы. Что теперь будет? Как рассказать Адриане, что Джо вернулся? И, Господи, как потом жить без Джо?

Работа в этот день не ладилась, но от нее никто и не ждал работы: все ей улыбались, все шепотом сообщали, что слух разлетелся, и даже ее секретарь, кажется, был искренне за нее рад. Я ненавижу Джо, как я его ненавижу! – думала она. Специально, чтобы выпустить пар, Тина занялась чисткой стола и с чувством рвала ненужные бумаги, воображая себе, что это сердце Джованни.

В мучениях прошла вся неделя. И на работу, и с работы ее возил Джованни. Ужины в компании с ним и с дедом были сущей пыткой. Мужчины превосходно поладили между собой, а Тина металась – то ненавидела Джованни, то желала его. Не удивительно, что она буквально на глазах худела.

– Мне нужно кое-что тебе показать, – холодно произнес как-то Джованни, когда она в обеденный перерыв проскользнула в уже привычный и комфортный салон его машины.

– Надеюсь, это не свадебный торт? – осведомилась Тина, помня, что он пригрозил как-то, что заставит ее выбирать этот непременный свадебный атрибут. – И я положительно отказываюсь опять примерять белые платья. Меня уже просто тошнит...

– Это – разбитая машина.

– Что? Джо, если ты стараешься поддеть меня...

– Тебя?! – неприязненно поджал губы Джованни. – Ты хоть представляешь себе, что это для меня такое – увидеть аварию? К тому же на сей раз это особенно неприятно.

– Я не поеду! – заявила она, борясь с дверным замком.

– И сильно этим Джиму поможешь!

– Джиму?..

– Да! Он, видишь ли, отправился покататься. В одном из моих новеньких «бентли». И вот что от машины осталось, – показал он.

Тина только открыла рот. Прекрасный серебристый автомобиль проломил низкую стенку ограждения шоссе и наполовину висел над пятиметровым обрывом к пляжу, вся передняя часть была разбита всмятку.

– А Джим? – побелела она.

– Смылся, – тяжко проговорил Джованни. – Его видели. Никаких повреждений, выскочил, слава Богу, еще до удара и дал деру. Но я бы его убил! Я дал ему шанс, и вот как он им воспользовался! Все впустую!

– Мне так жаль машину...

– Машину?! – в гневе повернулся к ней Джованни. – Плевать я хотел на машину! Это... Я поверил ему! Я разговаривал с ним, с его бабушкой, я рассказал ему про свою жизнь. Я его убеждал, что свой шанс есть у каждого! Я дал ему возможность! И что же? Он подвел меня.

– И меня, – уныло добавила Тина, удивляясь тому, что Джованни столько сил отдал Джиму. Вспомнил, наверно, себя...

– Все! Больше никаких экспериментов. Никаких школьников!

– Пожалуйста, Джованни, еще один шанс...

– Больше никаких шансов!

– Но для себя ты от всех нас потребовал именно этого! – воскликнула она. – И мы тебе шанс дали, верно? Кроме того, прогнав школьников, ты вызовешь в городе неприязнь!

– Тогда я закрою к черту гараж, и плевать мне на ваш свадебный бизнес!

– Но этим занят весь город! Только на этой неделе запланировано шесть свадеб. Этернита не справится без машин. За такой срок в нужном числе их нигде не нанять!

– Значит, ты расскажешь всем, что меня подвели. Ты расстроена из-за этого, и ты поддерживаешь меня в решении отныне иметь дело только с моей семьей.

– Этого... этого я не смогу!

– Сможешь. Или я отменю все заказы. Что, хочешь в день свадьбы расстроить счастливых невест?

– Ты чудовище!

– Я все сделаю по-своему, Тина. – Он притянул ее к себе за затылок и накрыл ей рот кратким, безжалостным поцелуем. – Я добьюсь своего. Неважно, какими средствами, но добьюсь. Поддержи меня. Я пользуюсь услугами членов своей семьи, потому что им могу доверять. Ты это понимаешь. Ты разочарована, но знаешь, что выбора у меня нет. Ясно?

– Ясно, – прошептала она, чувствуя себя совершенно подавленной. И усталой, невыносимо усталой. Как это ему удается всегда ее подавить... Если Джованни не уедет из Этернита, уехать придется ей. – Я пойду домой. Пешком.

– Делай что хочешь. И давай скорей покончим со всем этим фарсом. Уговори мою мать, а остальное уже почти на мази, – сказал он с холодным безразличием, перегнулся через колени Тины и распахнул дверцу, даже не потрудившись выйти из машины, как полагается и как он обычно и поступал.

Да, у него и правда все уже «на мази», думала она по дороге, все, на что он нацеливался. И кусала губы, чтобы не разрыдаться. Не в силах дойти до дома, она свернула в школу и с особой страстью принялась уничтожать ненужные бумаги.

Зазвонил телефон. Тина сняла трубку.

– Да?

– Где тебя, черт возьми, носит? Немедленно давай сюда! – раздраженно приказал Джованни.

– Обойдешься! – И почти что бросила трубку, когда услышала его крик:

– Адриана!

– Что?!

– Она здесь! У меня дома! Приезжай!

И, прежде чем связь оборвалась, Тина услышала истерический женский голос. О, Господи! Дрожа всем телом, она вызвала по телефону такси, сказала в офисе, что вынуждена уйти, и всю дорогу проговаривала про себя, что и как надо сообщить Адриане.

Тина выскочила из машины, сунула деньги таксисту и побежала к Джованни. Тот был белее мела.

– Где она?

– В летнем домике. Дальше они побежали вместе.

– Как это произошло? – прокричала она на бегу.

– Бродила по саду! Увидела меня и... – Джованни споткнулся, устоял на ногах и рванулся вперед, таща ее за собой на звуки рыданий. – Я позвонил врачу. Она зовет тебя. Помоги ей! Ради Бога, я не могу вынести ее плача. Помоги ей, Тина!

– О, Джо, – скорбно сказала Тина. Они были уже у цели. – Иди в дом. Сядь. Постарайся дышать поглубже. Сделай себе крепкий кофе. Я скоро приду. – Оглянулась на него – взволнованное лицо, горящие черные глаза, трясущиеся руки – и, собравшись с силами, вошла в маленький домик.

– Gio? – рыдала Адриана.

Тина крепко обняла ее и стала укачивать в объятиях, как маленькую, гладить по голове, говорить какие-то любовные пустяки. Показалось, в боковом окне мелькнуло лицо Джованни, но когда она посмотрела снова, его уже не было.

– Gio, Gio, – рыдала Адриана. – Sono molto contenta... Andiarno, Tina. Vieni con me?

– Я не понимаю по-итальянски, милая, – тихо сказала Тина. – Не вставай. Побудь здесь. Сейчас доктор придет.

Адриана вновь затряслась в рыданиях. К счастью, скоро явился доктор, дал успокоительного, усадил Адриану в свою машину и повез в больницу. Заливаясь слезами, Тина вошла в дом и из холла позвонила деду.

– Слава Богу, с ней ничего не случилось! Лал здесь – прямо с ума сходит, – закричал тот. – Адриана захотела домой, чтобы скорее увидеть твоего жениха, поэтому Лал привезла ее домой, а тут Адриана сказала, что нужно достать цветов, и исчезла. Мы сейчас поедем в больницу, а ты побудь с Джо, ладно? Он не сможет один.

– Но я... я должна быть с Адрианой, – пробормотала Тина, со стыдом чувствуя, что сейчас больше беспокоится о Джованни.

– Нет, – твердо сказал дед. – Нечего устраивать толкучку в палате. Она уснет, ей ты не нужна. Ты нужна Джо. Он наверняка расстроен. Поговорим позже.

Конечно, Джо больно. Джо нужно утешить. Она знала это наверняка, потому что сердце ее разрывалось от любви к нему и сочувствия. Он пережил такое потрясение! Мать впала в истерику, увидев его. Сердце его, наверное, разбито.

Но что она может предложить? Свою любовь, а также надежду, что со временем Адриана привыкнет к нему. Надо быть терпеливым и ждать. Еле передвигая ноги, Тина дошла до ближайшей двери и увидела, что Джованни с бессильно повисшими руками стоит в центре комнаты и смотрит в пространство перед собой.

Всем своим существом потянулась она к нему. Поникшие плечи, напряженная спина, неподвижность – как ему плохо! И все-таки, подойдя к Джованни, столкнувшись с застывшим взглядом его печальных глаз, Тина поняла, что ее самое искреннее сочувствие не встретит доброжелательного приема. Он словно отгородился стальной стеной, и, как бы ему ни было больно, каждый мускул кричал: «Не тронь меня!!»

– Что тебе принести? – спросила Тина. – Чаю? Кофе? Виски?

– Нет, – хрипло прошептал он, не разжимая зубов. – Я не могу здесь. Я немедленно уезжаю.

Это прозвучало как удар, и она опустилась в ближайшее кресло, всем существом, плотью и кровью желая одного – чтобы он остался, Чтобы был рядом, чтобы она могла хоть изредка его видеть и потом жить воспоминаниями о встрече. Она любила его так, что глубже, сильней, преданней – невозможно. Она будет любить его всю свою жизнь.

– Все, кого я люблю, ненавидят меня, – мучительно проговорил Джованни, и Тина вздрогнула. – Они несправедливы ко мне. Это пытка! Я поеду, когда смогу взять себя в руки. Сейчас мне за руль нельзя.

Его боль волной захлестнула и ее, Тину. Именно в этот момент она поняла, что, испытывая такие муки, Джованни говорит все, что у него на уме. Он говорит правду. Он не садится за руль, когда расстроен.

Внезапно, в ослепительной вспышке надежды, все встало на свои места. Он не вел машину в тот вечер! Сестра и племянник погибли не из-за него! Он честью поклялся, что не сидел за рулем. Кто-то лгал – и это был не Джованни. Она верит ему. Он не лжец! Что ж, пусть им и не бывать вместе, но по крайней мере она докажет, что он был не виноват.

Любящая женщина проницательна – она увидела его раны. С ним обошлись несправедливо. И в первую очередь – она! Значит, ей и следует все исправить, даже если на это уйдут годы. Той истории есть объяснение. Она докопается до правды. Тина выпрямилась.

– Ты мог бы остаться...

– Чего ради? – дернул он головой. – Что мне здесь делать?

Ради меня!

– Разве этот дом ничего для тебя не значит? Разве это не приз, который ты заслужил?

– Что он мне без... – И оборвал фразу, прикрыв глаза.

– Ты хотел мести и отомстил, – как можно спокойней стала доказывать Тина. – Разве ты теперь не хочешь остаться и насладиться ею?

– Второй шанс нужен был мне для того, чтобы найти любовь, которой я жаждал всем моим сердцем. Как в сказке, – горько прибавил он.

– Я могу все исправить, – сказала она, думая об Адриане. – Дай мне лишь две недели.

– А две минуты – не хочешь?! – Он шагнул к двери, но Тина опередила его, заслонив собой путь. В гневе, который еще недавно испугал бы ее до дрожи, Джованни схватил ее за плечи. – Пусти! Пусти меня, Тина!

– Джо, я тебе верю, – твердо сказала она, прямо глядя в его враждебные глаза. – Я знаю, что не ты вел машину в тот вечер, когда погибла моя сестра.

Он отпрянул.

– Нет, поздно. Слишком поздно. На десять лет позднее, чем нужно.

– Возможно. Но, пожалуйста, останься здесь. В этом доме. Разве твоя мать не стоит двух недель ожидания?

– Ах ты, дрянь! – вспыхнул он, но тут же, переведя дыхание, прибавил: – Конечно, стоит. Что ж. Тогда – две недели. Но при одном условии. Я не могу... Вот что! Ты сюда близко не подойдешь! Мне плевать, что будут говорить о наших отношениях. Я просто больше не могу выносить твое постоянное присутствие.

– Я тоже, – сказала она, не показывая, как несчастна. Если он так ее ненавидит, придется с этим смириться. Она – часть той его жизни, о которой ему не хочется вспоминать, а от постоянного голода можно избавиться, женившись. – Я не собираюсь докучать тебе. Но я почти уверена, что смогу помирить тебя с твоей мамой, а потом вы оба сможете жить, где захотите.

Она вышла, не в силах смотреть ему в лицо. Что бы она увидела? Любовь, нежность, радость, гнев и отчаяние – все, что обычно бывает на лице порядочного человека, когда тот до крайности изумлен.

Его жизнь только начинается. Ее – уже кончена.

Не в силах сидеть дома, она оседлала мотоцикл и медленно поехала к морю. Туда, где волны и беспредельное небо, что слегка ее успокоили и придали сил бороться за доброе имя человека, которого она любит.

Идя берегом, Тина дошла до пустынного уголка пляжа, где они с Джованни часто сидели в молчании, любуясь морем, слушая крики чаек.

Она поговорит с родителями Бет, которые были свидетелями на суде, с самой Бет и со всеми другими свидетелями тоже. Где-то в этой цепи есть слабое звено – лжец.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Через три дня, драгоценных три дня, выпрошенных у удивленного директора школы, Тина устало села в седло мотоцикла и вяло нажала на стартер. Но про себя она пела, и сердце ее ликовало, потому что все необходимые доказательства были у нее на руках.

Мотор завелся, и она умчалась от дома Бет, женщины, погубившей Джованни жизнь. Разговорить родителей Бет оказалось несложно: они чувствовали себя так, будто пали ниже некуда. С Бет было по-другому.

Бедная Бет! Тина сдержала слезы. Плакать нельзя. Надо быть начеку, а она устала как собака. По правилам Джо, ей вообще не следовало садиться за руль. О, Боже, как же ему Досталось! Но и ей последние несколько часов тоже пришлось несладко. Разговоры, увещевания, утешения, утирание слез...

Но оно того стоило! Тина пустила в ход весь свой многолетний опыт работы с расстроенными, запирающимися, изворачивающимися людьми. Наконец, после долгих уговоров, измученная и совершенно трезвая Бет призналась во всем. Обе они рыдали, обнявшись. Вся история вылилась из Бет, как вода из прорвавшейся плотины.

Сначала она заедет к деду, сказать, чтобы он не ждал. Потом – к Джо. Тормозя у гаража, Тина улыбнулась тихонько, представив себе, как счастлив будет Джо узнать наконец, что она и правда может все уладить между ним и Адрианой.

Полседьмого. Дед как раз ужинает. Перескакивая через ступеньки, она замерла, увидев на двери записку.

«Адриана пропала. Не волнуйся. Немного тревожно, вот и все. Ищу в окрестностях старого дома. Лал прочесывает берег реки. Обычное дело.

Дед».

Тина застонала, кинулась вниз и почти тут же врезалась в кого-то на бегу.

– Джо! – вскрикнула она, в ту же секунду поняв, что ошиблась.

– Нет, это я... – Джим! Я...

– Я пришел извиниться, – неловко пробормотал он. – Джованни был очень добр, но... там остался ключ зажигания, и я не смог...

– Джим, я очень рада, что ты пришел, но поговорим позже об этом, ладно? У нас проблема. – Парень, обиженный, что оказался не вовремя со своими извинениями, раздул ноздри, и Тина мягко положила ладонь ему на руку. – Адриана пропала. Я волнуюсь. Она не может одна. Надо идти искать...

– Старая дама? – нахмурился Джим. – Если нужна помощь, я могу собрать несколько человек. Куда она, к примеру, могла пойти?

– К дому Тамблинов... да куда угодно... на пляж...

– Хорошо. Все понял. Мы везде посмотрим. Да не волнуйтесь вы так!

– Джим! Спасибо! – Он был сама сердечность. Джо должен взять его на работу! Мотоцикл с ревом завелся. К Тамблинам или на пляж? На пляж. Если Адриана дома или в саду, Джо сам рано или поздно ее отыщет. Она закусила губу. И опять будет плач...

Болотные пустоши выглядели неприветливо, и глинистые трясины так и лезли, пугая, в глаза. Тянулась и тянулась река, коварно блестя под все еще высоким солнцем. Но инстинкт вел Тину на пляж.

Зигзагами бороздя белый песок, кидаясь ко всем, кого ни встречала, с вопросом, не видели ли они красивую седую даму, «такую, знаете, рассеянную, витающую в облаках», Тина заметила, что солнце уже садится. Еще немного, и наступят сумерки.

Может, позвонить в полицию? С каждым шагом все больше холодея от беспокойства, Тина брела уже по дикому, безлюдному берегу. Простор казался бескрайним. Господи, позволь мне ее найти!

– Какого черта ты тут делаешь, Тина?

Резко обернувшись, она увидела Джованни у поваленной штормом сосны и закричала:

– Твоя мама! Она потерялась! Он тут же оказался рядом:

– Я с тобой!

– Нет. У нас целая поисковая партия. Тебе лучше не надо!

– Потому что она расстроится? – хрипло воскликнул он.– Потому что я разбил ей сердце? Да, Тина? И она кинется бежать от меня, ее собственного сына? О, Боже!

Тина закусила губу, чтобы не заплакать. Ничего, она все исправит – попозже.

– Да, это возможно, Джо. Лучше не рисковать. Скоро зайдет солнце, – рваными фразами объясняла она, – Адриане станет одиноко. Она испугается! – А сама думала: обними меня. Прижми к себе. Мне тоже страшно!

– Все равно, я должен помочь, – пробормотал Джованни. – Не могу же я ничего не делать! Ты должна понять, Тина. Если мы найдем ее, я отойду. Она меня не заметит. Пойдем же! Скоро стемнеет!

Они побежали по самой кромке воды, спугивая острохвостых воробьев и качающихся на волнах чаек. Бежать по укатанному прибоем песку было легче, чем по сухому, но скоро Тина все равно обессилела.

– Я больше не могу, – задыхаясь, взмолилась она.

– Отдышись немного. – И Джованни заставил ее опереться на решетку, ограждающую территорию заказника. Тина прикрыла глаза, чувствуя на веках тепло заходящего солнца. Легкий ветерок ласкал щеку почти как пальцы Джованни. Когда она снова открыла глаза, то поймала его взгляд – пугающий, загадочный.

– Скоро ночь, – проговорила она, глядя на красно-золотые блики в его волосах. В бессильном отчаянии они обернулись лицом к розовеющему морю. Далеко впереди двое, по пояс в воде, брели к берегу. Тина застыла. Одной из фигур была...

– Адриана!

– И Джим! – застонал Джованни. – Мадонна! Он тащит ее из моря! – И с силой оттолкнулся от изгороди, изготовившись бежать.

– Нет! Ты не можешь туда!

– Я должен знать, как она!

– Да, конечно. Если в порядке, я тебе помашу. Если что-то не так, ты первым узнаешь. Посмотри, все вроде бы ничего. Подожди здесь. О, Джо! – вздохнула Тина, борясь с желанием его обнять.

– Иди, иди к ней, – хрипло сказал он. – Если Джим спас ее, поблагодари и скажи, я верну его на работу! Я позабочусь о его будущем. И скажи, что благодаря ему школьники, кто захочет, могут работать в гараже.

– Спасибо! – расцвела Тина. – Джо...

– Уходи! Мне невыносимо твое присутствие! Она помедлила. Быстрый взгляд в сторону моря подсказал ей, что Джиму нелегко бороться с холодным течением: оба – и Адриана, и он – были в верхней одежде.

– Нам надо поговорить, – нервно сказала она.

– Нет. Это – конец. Я на пределе. Деньги на сиделку вышлю. Я покидаю Этернити – навсегда. Все, Тина! Оставь меня! Иди к той, кому ты нужна!

Поникнув, она пошла от него, услышала тихое «Прощай!» и, ахнув, обернулась, стремясь выразить всю свою разрывающую сердце любовь, но ничего, кроме стона, не сорвалось со скованных агонией губ. А Джованни уже шагал прочь по розовому песку.

– Джованни! – закричала она. Он застыл на ходу. Обернулся:

– Нет! Дай мне уйти, Тина! Оставь меня в покое!

И тон его, и ярость его движений говорили о том, что приговор окончателен. Тина прикусила губу. Сейчас она нужна Адриане. С трудом переступая свинцовыми ногами, без единой мысли в голове, вошла в воду. Набежала волна и окутала ее брызгами пены. Все еще далеко, преодолевая подводные потоки, тяжко продвигались к ней Джим и Адриана.

Джо оставляет ее... Но у нее есть доказательства! Она должна рассказать ему!

– О, Джо! – рыдала она.

Он уедет, и Адриана никогда его не увидит!

– Тина! – Наконец в нее вцепилась мокрая рука Адрианы, и она оказалась в ее объятиях.

– Адриана! Я так волновалась!

– Не плачь, родная! Прости меня. Я просто хотела уйти куда-нибудь одна, чтобы подумать, собраться с мыслями! У меня в голове такой хаос! Этот милый молодой человек, – она улыбнулась Джиму, – нашел меня на песчаной косе. То есть на том, что от нее осталось после прилива.

– Что ты там делала? – шмыгнула носом Тина.

– Стояла, смотрела на море, думала. И вдруг оглянулась – вокруг вода! Я бы поплыла, но холодно и жалко часики, которые вы с Дэном подарили на день рожденья!

Тина с благодарностью улыбнулась Джиму.

– Джим, ты просто чудо!

Обнявшись, помогая друг другу преодолевать сопротивление воды, они побрели к берегу.

– Адриана, так ты вспомнила про часики? – прошептала Тина.

– Да, ты знаешь, как-то вдруг я вспомнила столько всего! – Она счастливо вздохнула.

– Ох, это чудесно! Но скажи, зачем тебе понадобилось думать именно на песчаной косе?

– Я думала о Джо, о том, что он сделал...

– Ты вспомнила и это?!

– Да, Тина. Я старалась понять, что я сейчас об этом думаю. Я как-то совсем запуталась. Твой дедушка сказал, ты выходишь замуж. За Джо, да?

Взгляд Тины сразу метнулся к удаляющейся одинокой фигуре на берегу.

– Нет, – чувствуя себя невыразимо несчастной, понуро проговорила она.

– Ну и напрасно. Он должен уговорить тебя, – заявила Адриана. – Он любил тебя так... Я в жизни не видела, чтобы кого-нибудь так любили!

– Это ошибка, – пробормотала Тина, поражаясь тому, как изменилась Адриана. Дедушка был прав. Испытав потрясение при встрече с Джо, она с каждым днем все больше приходила в себя.

– Но ты же любишь Джо, да, родная моя? – Адриана ласково погладила ее по спине.

– Да, люблю. Но он не любит меня.

– Неужели? А кто это там в дюнах? – невинно спросила Адриана. По ее лукавому взгляду Тина поняла, что та знает, и неохотно призналась:

– Джо.

– Ты не находишь, что ему надо сообщить, что я в порядке? Может быть, он волнуется!

– Н-не знаю... – пробормотала Тина, загораясь мыслью воспользоваться шансом. Надо нагнать его и сказать, что она докажет: тогда, в ту страшную ночь, он был не виноват... И все об этом узнают.

– Ступайте, – предложил Джим. – Я отвезу миссис Ковальски к себе домой и пригляжу за ней. Я умею обращаться со старыми дамами.

– Как мило! – засияла Адриана. – Но, надеюсь, не такими уж старыми!

– Я все передам Джо, – со слезами отозвалась Тина. – Значит, Адриана, ты больше не будешь из-за него расстраиваться? Так, как раньше?

– Тина, милая, я как раз только что объяснила все это Джиму. Когда я увидела Джо в парке, это был такой удар, что моя память вдруг заработала. Я плакала от счастья, Тина! Я хотела пойти к нему...

– Но ты говорила по-итальянски! Я тебя не поняла!

– Знаю, милая. Доктор тоже не понял. Однако в тот момент я не могла высказаться иначе! А потом я очень много разговаривала с твоим дедом. Я знаю, как вы все эти годы хлопотали вокруг меня. Ты была так самоотверженна, Тина, спасибо тебе за это! А теперь иди к Джо. Ради меня. Скажи, я люблю его.

– Но... Давай я приведу его. Ты ведь хочешь обнять его, поговорить с ним?

– Нет. Я насквозь мокрая. Еще немного, и будет воспаление легких. Передай ему, Джим отвезет меня к себе, чтобы я обсушилась, – пусть приедет за мной туда, но торопиться нечего. Мне нужно время, чтобы почистить перышки. Беги, дитя мое!

И Тина побежала. Адриана хочет быть красивой для Джо! Как будто ему не все равно! От страха, что может не догнать, она почувствовала прилив сил, и усталые ноги побежали быстрей. Джованни шел медленно, и Тина сделала энергичный рывок, еще немного и... Вот он уже почти у машины, вот он уже садится... В панике оглядевшись, она подхватила с земли камень и из последних сил швырнула его. Он звонко ударился о багажник в тот самый миг, как машина тронулась.

– Джо! – закричала Тина, когда он, резко затормозив, в бешеной ярости выскочил из машины, и снова кинулась вперед: – Судьба на моей стороне!

– Ты посмотри только! – вопил Джованни, указывая на вмятину на багажнике. – Соображаешь, что делаешь? И почему бросила мою мать?

– Это она мне велела, – еле дыша, счастливо улыбнулась Тина.

Ледяные глаза на миг потеплели. В них мелькнула надежда.

– Ты насквозь мокрая!

– Твоя мама – тоже. Поэтому Джим отведет ее сейчас к своей машине, она стоит ближе к пляжу, – мягко сказала Тина. – Она обсушится у него дома, прежде чем... прежде чем ты ее увидишь! Джо, ей лучше! Она признала тебя...

– О, Боже!

– И говорит, что любит тебя, что будет ждать! – В его глазах ясно отразился всплеск недоверия, потом он стал пристально, тревожно всматриваться в глаза Тины, ища правды, и наконец добрался до нее, до этой правды, поверил, и счастливая, широкая улыбка осветила его лицо. – Ты был прав, Джо! Я ошибалась. Именно твоего появления недоставало, чтобы Адриана выздоровела. Она любит тебя. Я очень, очень счастлива за вас обоих! Теперь ты можешь остаться...

– Нет, не могу! – болезненно простонал Джо.

– Можешь! Ты сгладишь для нее разлуку со мной, когда я уеду.

– Что это еще значит – ты уедешь?!

Тина улыбнулась печально, коснулась рукой его груди. Он, как от огня, отшатнулся.

– Я люблю тебя, – сказала она, открывая ему свое сердце. – Поэтому мне надо уехать. Иначе всем будет слишком плохо. Мы с дедушкой найдем, где нам жить. Может, в Рокпорте.

– Но почему?! – севшим голосом выдавил Джованни.

– Когда-нибудь ты женишься. Я и думать не могу, что ты будешь с другой, а уж видеть вас вместе... Я знаю, это нехорошо, но тут уж ничего не поделаешь, хоть умри! Я всегда, всю жизнь любила только тебя. Даже когда думала, что ты трус, все равно я тебя люби па. И мысль о том, что ты лжешь, чтобы спасти свою шкуру, была такой нестерпимой!..

– Ты думала, что я трус? – сузил глаза Джованни.

– Я съездила к родителям Бет, – волнуясь, объясняла Тина. – Они почти разорились. Это ведь не твоих рук дело, да?

– Нет, – кратко сказал он. – У ее отца, похоже, был нервный срыв, и он просто неразумно вкладывал деньги.

Тина до боли закусила губу и подняла к нему встревоженные глаза. Каменное лицо Джованни было непроницаемым.

– Они ужасно несчастливы и, думаю, жалеют о том, что десять лет назад не рассказали всей правды.

– Правды? – Он посмотрел ей в лицо.

– Да. Я объяснила, зачем приехала, и они все мне рассказали. Твоя версия подтвердилась. Они говорят, что видели, как ты очень медленно вел машину, потому что Бет, сидя рядом, в истерике размахивала руками и била тебя куда ни попадя. Они видели, что ты стараешься быть спокойным. Но потом она дернула тебя так, что ты едва не сбил человека, который на суде был свидетелем. Тогда ты остановил машину, бросил ключи Бет и ушел. Она села за руль и погналась за тобой на машине...

Говорить дальше Тина не смогла. Могучие руки притянули ее, и она замерла на груди Джованни, слыша, как стучит его сердце.

– Я отскочил. Бет вывернула руль и врезалась в машину твоей сестры, – мрачно продолжил, он. – Господи! Это было так, словно повторилась та авария, в которой погиб дядя! Моя рука была на ручке дверцы Сью, когда я увидел, что бак моей машины пробит и из него льется бензин.

– Бет сказала, что ты вскочил в машину и отпихнул ее от руля...

– Но ее было не сдвинуть! Она была мертвая от шока. Чтобы успеть, пришлось действовать силой. Я распахнул дверцу, вытолкнул Бет наружу и отогнал машину назад, чтобы она, взорвавшись, не подожгла ту, в которой были Сью и маленький Майкл. Это был кошмар! До смерти не забуду...

– И тут толпа окружила тебя, – закончила Тина. – И начались крики и обвинения. Но теперь родители Бет дадут правдивые показания, и она тоже. Все встанет на свои места.

– Бет? Но...

– И она, и ее родители просто в аду с тех пор, как по их вине тебя посадили, – мягко сказала Тина. – Их гложет раскаяние. Ты был прав, Бет пьет. Я постаралась убедить их, что никакие психоаналитики не помогут, пока они не взглянут правде в глаза, не возьмут ответственность на себя, Бет я сказала, что она обязана сообщить полиции все как было. Я люблю тебя и хочу, чтобы все знали: ты не убивал Сью и Майкла. Я позвонила Джеффу Кенту, адвокату, спросила, что грозит Бет. По его мнению, суд будет снисходительным. Но мне кажется, Бет все равно. Ей хочется одного: заплатить по счетам. Она так еще молода. Начнет жить снова, с чистой страницы.

– Тина, – сквозь ком в горле выговорил Джовании, – и ты сделала это для меня? Несмотря на то, что...

– В общем, – она улыбнулась, счастливая за него, – я не буду тебе мешать. Ты тоже начнешь новую жизнь. А я... я уеду.

– Тина! Да это смеху подобно! Моя новая жизнь – ты! Мы обручены, ты не забыла? Скоро свадьба. Ты носишь мое кольцо. – Он крепко сжал ей руки. – Я не допущу, чтобы моя невеста сбежала!

– Нет, Джо. Замуж за тебя я не пойду. Не стану я соблюдать какое-то сицилийское соглашение только для того, чтобы не пострадала твоя гордость.

– Гордость? – он усмехнулся. – Но, может быть, вместо гордости ты примешь мою вечную любовь? Тина! Чудная, яростная, бескомпромиссная, храбрая моя дурочка! Весь Этернита знает, что я молюсь на землю, по которой ты ходишь! Разве ты этого не видишь? Что же мне сделать, чтобы ты меня поняла?

– Ты любил Бет, – сухо сказала она, не глядя ему в глаза. – Это и еще ее рассказы про то, как ты валяешься у нее в ногах, домогаясь любви, и доконали меня тогда, после аварии. Я стояла за тебя, хотя все вокруг толковали, какой ты негодяй, потому что так со мной обошелся, и что же? В конце концов я начала им верить! И знаешь, я думаю, ты все еще ее любишь...

– Никогда не любил. Клянусь честью, – тихо сказал он. Тина вскинула слипшиеся от слез ресницы. Джованни улыбался ей. – Разве она ничего не сказала тебе о нашей ссоре?

– Ну, ты попросил ее уговорить отца заплатить недостающую сумму за твое обучение в Гарварде...

– Нет. Это ложь! Мы поссорились, потому что я отверг Бет. Ей не верилось, что такое возможно. Она могла разбрасываться парнями, но чтобы ее бросили!.. Из себя вышла, когда узнала, что причина – ты. И все слухи, что я с ума по ней сходил, – просто вранье.

– Что же случилось? – тихо спросила Тина.

– В ту ночь она подошла ко мне в кафе и сказала, что нам надо поговорить. Мы сели в машину. Она стала заигрывать. Я сказал, что люблю тебя, и ее заело. – Он презрительно поджал губы. Красный закат играл на его светлых, взлохмаченных ветром волосах. – Мне предложили и женитьбу, и деньги. Я сказал, что не продаюсь. Она начала кричать что-то, я бросил ей ключи и вышел из машины.

– Так ты не вел двойной игры? – ожидая ответа, затаила дыхание Тина.

– Конечно, нет! Сначала я с ней встречался, потому что она была первая красавица в школе, недоступная снежная королева. – Он крепче обнял Тину. – И я понял, откуда ее недоступность. Она ненавидит секс. Больше того, она командирша. Она командовала и тобой, Тина, но ты была слишком добра и доверчива, чтобы это понять. Бедной маленькой богачке, ей недоставало любви, и она не умела любить, женщина с лицом ангела, с сердцем из льда. Ты же, напротив, была такая теплая, любящая, сердечная. Я так влюбился в тебя, что чувствовал себя на седьмом небе, когда ты согласилась прийти ко мне на свидание.

– Но теперь, когда ты вернулся и швырялся в меня монетами, ты вел себя так, будто я... ну, не знаю кто...

– Так было по сценарию. Однако, увидев тебя, я понял, что меня все еще неодолимо к тебе влечет, и страшно на себя разозлился, – признался Джованни. – Я ведь вернулся дня того, чтобы забрать назад мать и выказать тебе мое полное презрение. И что же? Ты оказалась еще краше, еще соблазнительней, чем я предполагал. Я не мог отвести от тебя глаз, не мог не прикасаться к тебе. Ненавидел тебя за то, что разрушились все мои планы. Я хотел ранить тебя, хотел любить, хотел обладать тобой... О, Господи! Нестерпимо хотел!..

– Ты даже сказал мне, что любишь меня, – тихонько улыбнулась она.

– В магазине Мэрион? Да. И сказал это искренне.

– Джо! – потрясенно прошептала Тина, посмотрела ему в глаза и увидела там любовь.

– Разве не забавно, что пришлось покупать тебе обручальное кольцо и клясться в вечной любви, в самом деле чувствуя обожание? – иронически усмехнулся он. – Ты меня запутала совсем! Я был уверен, что у тебя ко мне какое-то чувство, и робко надеялся, что сумею соединить нас вновь. Но ты упрямо отказывалась признать, что любишь меня, – или признавалась совсем не так, как мне хотелось!

– Почему ж ты сказал, что не хочешь иметь со мной ничего общего, а потом – что уезжаешь? – вспомнила она пережитый ужас.

– Потому что находиться рядом и при этом не быть любимым тобой было выше моих сил. Выше моих сил было и видеть тебя и не прикасаться к тебе, не любить тебя, не выказывать своих чувств. Выше моих сил, поверь мне!

– Верю, – прошептала Тина, прижимаясь. – Я сама чувствовала то же. Потому и решилась уехать.

– И все эти годы, – продолжал Джованни, – вы с дедом заботились о моей матери!

– Я люблю ее. Она прелесть!

– Мы оба любим ее, – блаженно вздохнул он. – Если захотят, все – твой дед, моя мама и Лал – все могут жить у нас. И твои родители тоже, когда вернутся. По крайней мере пусть приезжают в гости. На свадьбу.

– Свадьба! У нас будет свадьба! В церкви!

– Конечно! Все уже заказано. Я даже блокнот купил – подарки записывать...

– Дурачок!

– Ох, Тина, – пробормотал он, – теперь можно заняться и свадьбой, и молодежным центром...

– Да, знаешь, надо устроить там класс для таких, как Этан, – для ребят, которым негде заниматься...

– Да-да, – погладив ее по голове, любовно хмыкнул Джованни. – А теперь, для разнообразия, ты должна перестать беспокоиться о других и эгоистично заняться собственными делами. Подумай-ка о подружках невесты, о списке гостей, о дне свадьбы...

– Да? А могу я эгоистично сказать, что страшно проголодалась? – невинно поинтересовалась Тина. Джованни несколько растерялся, и она довольно улыбнулась. – Как, например, насчет пяти пачек мороженого?

– А не много?

– А это смотря что с ними делать! Джованни пробрала дрожь, и, кажется, в черных глазах даже блеснули слезы.

– Хорошо. Какой сорт?

– Фисташковое, кофейное, тутти-фрутти... Джо! Что ты?! – Но не смогла закончить – подхватив на руки, он принялся страстно ее целовать.

– Не могу удержаться, – задыхаясь, объяснил он. – Я тебя ужасно люблю!

Крепко обнявшись, они стояли, отдавшись чувствам. Море и небо горели в последних красках заката, и любовь Джованни и Тины украшала собой гармонию мира.


home | my bookshelf | | Как исправить прошлое |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу